КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474838 томов
Объем библиотеки - 700 Гб.
Всего авторов - 221209
Пользователей - 102862

Последние комментарии


Впечатления

a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Ставки сделаны [Дмитрий Цыбин] (fb2) читать онлайн

- Ставки сделаны (а.с. Ларентийское пари -1) 0.98 Мб, 297с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Дмитрий Цыбин - Лика Ясинская

Настройки текста:



Ларентийское пари-1. Ставки сделаны Dmitry Tsybin, Лика Ясинская


Пролог


- Уже уходишь? – совсем юная девушка робко куталась в шелковое покрывало. Голос дрожал, предательски срываясь на всхлип. Она все еще пыталась вернуть его внимание, удерживаясь на самой грани отчаяния. – Мы увидимся снова?

- Как пожелаешь, моя красавица, - неприятная ухмылка скользнула по тонким губам мужчины. Он привычным движением поправил изысканный шейный платок, скривившись от его слегка примятого вида. – Ты неплохо справилась для первого раза. Мне понравилось. Надумаешь повторить - зови.

- Ларентийское пари? – она отвела наполненные слезами глаза. Тонкие пальчики не выпускали вышитый край в попытке скрыть яркие отметины, оставшиеся на груди и шее после бессонной ночи. - Сколько ты выиграл, поставив на меня? Я хотя бы на пятьдесят золотых потянула?

- На целых три сотни, - ее любовник самодовольно усмехнулся своему отражению в зеркале и накинул на плечи взятый со стула богато отделанный серебром камзол. Ее назойливость уже начала потихоньку раздражать его. Он окинул ее жалкую фигурку равнодушным взглядом. - Кстати, девочка, если ты знала про пари, то зачем согласилась на встречу?

- Потому что…, - казалось, вся ее выдержка уже закончилась, но девушка, пересилив слабость, продолжила. – Потому что мы все девушки - поголовно дуры! – она попыталась резко встать с постели. Растрепанная, с влажными дорожками слез на щеках, с искусанными припухшими губами, она все еще была удивительно красива. Но мужчина так и не обернулся, продолжая приводить свой костюм в порядок перед зеркалом. – Наивные дурочки, верящие в добрые сказки! Мне почему-то казалось, что это все, - она прижала маленькую ладошку к груди. Сердце билось, как птица в клетке, разрываясь от боли. - …может произойти с кем-то другим. Не со мной. Я думала, это – любовь…

- Любовь? Любовь, девочка, в квартале красных фонарей. – он наконец-то повернулся, удовлетворившись своим видом в отражении. - А сказки - у бабушек.

И после недолгой паузы нехотя добавил: - Я каждый вечер бываю в клубе «Золотой дракон». Можешь меня там спросить. И я, возможно, не откажусь повторить эту ночку, – похабный смешок резанул по нервам девушки, и она попятилась.

- Я сегодня же уеду, – она набралась смелости взглянуть ему прямо в глаза. - А любовь ищи себе в том самом квартале! Надеюсь, тебе денег, полученных за меня, хватит надолго. Могу еще добавить. Сколько тебе? Еще пятьсот золотых?! – девчонка почти кричала, теряя последние остатки гордости. - Больше у меня с собой денег нет, уж, извини! Но могу свое жемчужное ожерелье отдать. Если тебе так денег не хватает, мерзавец.

- Ну-ну, остынь, милая! – он откровенно забавлялся ее унижением. Будет что рассказать приятелям по пари. - Еще не хватало, чтобы мне за удовольствие платили, - мужчина нагло ухмыльнулся, а девушка захлебнулась очередной фразой. - Оставь себе свои гроши.

Он протянул руку в попытке потрепать ее по щеке.

- Не надо! – девушка отшатнулась. – Не трогай меня! Убирайся! Искренне желаю тебе удачи, – она цедила слова сквозь стиснутые зубы, боясь разреветься совсем уж по-детски, отчаянно и горько. - Она тебе понадобится. Это не угроза. Просто за любую подлость рано или поздно придется заплатить. Проваливай к своим приятелям! А мне надо собраться, – ее взгляд скользнул по раскиданной по комнате одежде, остаткам богатого ужина, истаявшим за ночь огаркам свечей. Волшебная сказка рассыпалась и раскатилась по ковру разорванной ниткой жемчужного ожерелья, которое ей накануне преподнес стоявший напротив мужчина.


- Я сегодня уеду, – тихо повторила она. – Тебе не стоит беспокоиться, что кому-нибудь расскажу о нас. Не хочу, чтобы моё имя трепали в вашем клубе элитных сволочей. И тебя я больше никогда не потревожу. В этой жизни - уже наверняка.



1.

- Что произошло с Лаурой? – хозяин кабинета, Адмирал Стил, только на днях вернувшийся из долгого морского похода, с едва скрываемым раздражением смотрел на своего помощника, мнущегося на краешке неудобного кресла для посетителей. - Почему она отравилась? Кто допустил? Вам вообще можно что-нибудь доверить!? Стоило мне отплыть из Герии, и начались сюрпризы.

- Господин адмирал, по нашим сведениям…, - барон Охти поморщился, но под пристальным взглядом своего господина тут же принял самый серьезный вид и начал бодро рапортовать. -  Девушку соблазнили, и она забеременела. Неприятная история, - он постарался не запнуться от все больше мрачнеющего выражения лица собеседника. - В Ларентии «платиновые мальчики» развлекаются заключением пари на соблазнение невинных девушек. Вы же знаете, какой Лаура была красавицей. Вот на нее и поставили. А она молодая, неопытная, вовремя не поняла, что произошло.

- Список участвовавших в пари, - Адмирал прервал доклад и требовательно протянул руку. – Всех. И найди мне Джену, Холрика, Игрока, Халси и Реарни.

- А список, вот он, милорд, - барон, как будто только этого и ждал, резво запустил руку в лежащую на коленях объемную папку и протянул лист бумаги. - В пари участвовало пятеро. Один мертв - несчастный случай, – барон отвел на секунду глаза. - А выиграл пари племянник герцога Норги, – не увидев на лице хозяина удивления, он посмел задать интересующий вопрос. – Господин адмирал, могу я уточнить, зачем Вам понадобилась «золотая пятерка»? В нашем распоряжении достаточно опытных агентов. Тем более, что Игроку и Халси в Ларентию въезд запрещен. За азартные игры. Давайте, я лучше Роста отправлю, он этим мальчикам быстро похороны организует. И без шума.

- Рост мне пока здесь нужен, - милорд надолго задумался. - А убить... Это слишком легкая смерть для них. Досье на каждого составили?

- Разумеется, милорд, - барон со скорбным вздохом вытащил из той же папки очередную стопку листов. - Будем разорять? – И внезапно гаденько ухмыльнувшись, добавил, не скрывая злорадства. - Но имейте в виду, Джена с Холриком опять поругалась. Как бы они друг друга не поубивали. Случайно.

- Я их скоро сам поубиваю, – буркнул себе под нос Адмирал, раскладывая на столе полученные от помощника досье на участников пари. - Все никак не успокоятся. И где эту парочку носит, когда они мне оба нужны? И лучше бы живыми. Хотя бы временно.

- О, наша воинственная Джена сейчас в городе, развлекается мелкими гадостями, - барон закатил глаза, демонстрируя уровень непосредственной угрозы. - Холрик вроде засел у себя в имении Ван Хонн. Он туда каждый раз сбегает, когда с этой ведьмой поругается, – помощник даже не потрудился скрыть от Адмирала свое мнение по поводу скандальной парочки. -  Остальные тоже страну не покидали. Были в Сокраментии. Игрок бегает от проигравших ему деньги и жаждущих попортить его шкуру. Халси в очередной раз решил податься в преподаватели и организовал школу для игроков в биллиард. Реарни, тот не предает своих принципов и систематически начищает кому-то морду. Но вроде пока обходится без смертоубийства.

- Собери их всех вместе, - Адмирал Стил как-то очень не по-доброму усмехнулся, из-за чего барон Охти заметно поежился. - Так, насколько память меня не подводит, племянничек герцога Норги занимается торговлей? Очень интересно. Что у нас в досье… шесть кораблей, склады в трех городах… Проверь их страховку. Что-то мне подсказывает, что склады эти скоро сгорят, а корабли потонут. И еще, - он резко прихлопнул ладонью по столу. - Титула он тоже должен лишиться, – и в ответ на вопросительный взгляд помощника добавил. - Но не убивать! И привлеките к операции Кори, пусть его соблазнит.

- И сколько, Ваше Сиятельство, выделяете денег на операцию? - барон смирился со своей незавидной участью организатора герцогского мщения. - Кому и сколько пообещать?

- Денег не жалеть, – милорд снова припечатал ладонью столешницу. – Откройте от моего имени счета на всех из «пятерки» в Ларентийском банке. В пределах пяти тысяч на человека. На личные расходы.

- И да, насчет Кори…, - помощник переплел пальцы рук и сложил их на животе, всем своим видом изображая доброго дядюшку, от чего Адмирала откровенно передернуло. - Кори вышла замуж и больше, хм, по специальности не работает. Милорд, может Вы разрешите, и мы еще и Джену замуж сплавим, в знак, так сказать, женской солидарности? И кандидата в мужья не нужно подыскивать, глядишь, и Холрик остепенится, – и он с надеждой на скорое избавление от шефства над опостылевшими своими проделками агентами взглянул на своего господина. - Надоели они до смерти в живом виде. При своем последнем выяснении отношений с Холриком Джена разнесла таверну. Конечно, ущерб Холрик оплатил, но все равно...

- Это вряд ли, - - герцог со вздохом откинулся на спинку кресла и мрачно потер висок. - А Джену Холрику давно пора выпороть, животом по заднице. – у барона Охри от таких слов Адмирала натурально задергался глаз. - И заделать ей ребенка. Может, дури в голове поубавится. У обоих. Хотя это очень оптимистический прогноз. Но помечтать-то можно?

+*+*+*+*+

- Я с этим придурком никуда не поеду! - Джена презрительно сморщила хорошенький носик, - И даже не уговаривайте! Мне и в Сокраментии неплохо. Что я в Ларентии не видела?

- Что бы я с этой дурой куда-нибудь поехал?! - Холрик нахально забросил ноги на стол. - Да эта стерва меня уже три раза прирезать пыталась! И отберите у неё все колюще-режущее.

- И у неё, как обычно, ничего не вышло? - барон Охти тяжело вздохнул о несбывшемся. - Что говорит о твоей хорошей боевой подготовке и о плохой её. Или она недостаточно старалась? – и потом как рявкнет. - А вы, мои голубки, все же поедете! Как миленькие! –и чтобы не сомневались в его словах веско припечатал. - Приказ господина Адмирала! Так что прекращайте пререкаться и займитесь сборами!

- Эти ругаться не прекратят никогда, - Игрок засмеялся и лениво перебросил в пальцах монетку. - Это у них хобби такое.  И да, Охри, мне в Ларентию въезд запрещен, – и он с удовольствием отметил, как тот поморщился на его фамильярное обращение. - Я там как-то за ночь снял в их клубе почти двести тысяч монет. Если бы не один слишком глазастый фраерок, который засек у меня две колоды... Хотя их было четыре... Но выставили меня оттуда с большим треском...,– и тут он внезапно сменил тему, на интересующую всех. – Барон, кто наша цель?

- Ваша цель - барон Викрай, - помощник адмирала кинул на стол папку с документами. - И еще трое его приятелей. Убивать запрещено категорически. Реарни, это особенно тебя касается, – он хмуро глянул на мужчину, который тщетно пытался скрыть блеск охотничьего азарта в глазах. Барон Охри ругнулся про себя, поминая всеми карами безбашенных идиотов и их родственников до третьего колена. - Хватит кулаками махать! Твоя задача - прикрывать этих... двоих... Счета в банке на ваши имена уже открыты.

- Этих двоих - Джену и Холрика, что ли? - Реарни на показ сжал огромные кулаки. - А может мне сразу в отставку уйти? Холрика Дженка может и не зарежет, а вот мне как-то страшно..., - и он нахально подмигнул девушке. - Она хотя и маленькая, но получить в спину сантиметров двадцать хорошо заточенного металла как-то не хочется. А она может. И согласен с предыдущим оратором, - небрежный кивок в сторону набычившегося Холрика. - Ножики у Дженки надо отобрать. Все. И кто её обыскивать будет? – и он задумчиво поскреб заросший жесткой щетиной подбородок.

- Сейчас ты сам себя обыщешь! - Джена злобно улыбнулась, подхватывая игру на публику. - И заодно получишь глубочайшее удовольствие. От самоудовлетворения. Реарни, не наглей!

- Реарни и так за последнюю драку в кабаке светит пять лет рудников, - деловым тоном заметил барон Охри. - Так что не выпендривайся, боец фигов! – он театрально взялся пальцами за виски и покачал головой. - Как вы мне все надоели! Ну, купите себе на рынке по рыбине и морочьте ей голову... А не мне! – и снова перевел тоскливый взгляд на ухмыляющегося бойца. -  Реарни, запоминай, ты охраняешь Джену и Холрика. Игрок втягивает в игру племянника герцога Норги барона Викрая. И обыгрыват его подчистую. Приглашение в Ларентию тебе уже сделано, приедешь на день рождения мэра. Приглашение, кстати, официальное, – он повернулся к другому агенту. - Для Халси тоже приглашение есть. Халси, на тебе - сын герцога Маришки. Он тоже должен проиграться. Любитель он в биллиард шары покатать. Но тебя прикрывать некому. Сам справишься?

- В первый раз, что ли, - невысокий, белобрысый бильярдист усмехнулся. - А кто потом долги будет выбивать? Я как-то драться не очень приучен. Хотя…, - он сузил и без того маленькие глазки, и растягивая слова продолжил. - Если на этого барона да нашу Дженку натравить... Правда, Холрик может приревновать, и развлечение может совсем и совсем не состояться.

- Халси! А если я на тебя своего маленького пёсика натравлю, ты перестанешь из себя остряка-самоучку изображать? - Джена злобно зыркнула на подельника, тем самым напоминая пресловутого собакена. - Что бы он тебе что-нибудь отгрыз? Ценного для жизни и размножения?

- У Дженки сейчас собачка - помесь дога и бульдога, - пояснил для барона Охти Холрик. - Причем, от обеих пород он взял самое худшее. Такой ходячий крокодил-переросток получился. Черный, здоровый и очень дурно воспитанный. Весь в Дженку. Наглючий... Хотя по сравнению с хозяйкой его характер просто идеален. Он хотя бы просто так не кусается.

- Сейчас ты у меня договоришься, Холрик! - Джена стрельнула в сидящего на подоконнике мужчину колючим взглядом. - Давно из окна не вылетал, разговорчивый ты наш? Могу напомнить, как это делается.

- А у барона Охри под окном цветы, - Холрик с издевательским смешком потянулся. - И если я ему клумбу испорчу... Давно цветы не сажала? Могу напомнить, как это делается. Значит так, берешь саженец, рыхлишь землю, копаешь ямку, нагибаешься и ...

- Да я вам сам сейчас всем и всё напомню! - угрожающе прорычал вконец вышедший из себя владелец клумбы. - Совсем разболтались?! Так это можно и исправить! Думаете, управу на вас не найду?! Будете у меня строем ходить! Всем молчать! Как вас только Его Сиятельство терпит? Давно пора было вас по тюрьмам развести. В одиночные камеры! Что бы вы там с крысами в остроумии упражнялись!

+*+*+*+

- В городе неделю назад объявилась Орти Дер Анир, милорд, - неприметный с виду человечек, барон Хорини, угодливо посмотрел на своего властного хозяина, Его Сиятельство герцога Норги, и, дождавшись благосклонного кивка, продолжил свой доклад. - И не одна. Нас определенно ждут неприятности.

- Джена Аль Джариет Корни, - его господин медленно проговорил имя девушки, как бы пробуя его на вкус, затем предвкушающе потер узкие сухие ладони. Звук получился на редкость омерзительным, как и сам издающий его. - Называй её правильным именем. Что эта девка здесь забыла? Она одна или со своим ручным уродом Холриком?

- И с Игроком, и с Халси, и с Реарни. Вся «золотая пятерка» собралась вместе. И это мне не нравится... Очень не нравится, милорд, - прислужник согнулся еще ниже, вытягивая шею и становясь похожим на общипанную старую цаплю. - Если они здесь в полном составе - то что-то наверняка замышляют. Или им кто-то заплатил. Знать бы еще, за что.

- Мне тоже эта свора не нравится, - милорд брезгливо поморщился. - Джена просто так в город не приезжает. Она до сих пор служит Императору? Или сменила хозяина?

- На адмирала Стила она сейчас работает, - приспешник гаденько усмехнулся. - Он вернулся из кругосветного похода и решил навести порядок в своих владениях. Только вот причем здесь Ларентия? Это вне сферы его интересов.

- Скоро узнаем, - его господин скривился от несдерживаемой злобы. - Этот гад морской ничего просто так не делает. И если «золотые» здесь... Чем они сейчас заняты?

- Девица Орти мелко пакостит местным аристократам, - серый человечек подробно перечислял сведения. - Холрик на неё за это рычит. Но близко к ней никого не подпускает. Халси играет в биллиард, Реарни бьет лица в кабаках, Игрок пока ведет себя прилично.

- С кем Халси играет в биллиард? - насторожился милорд. - Он проиграл в последний раз лет так пять назад. Да и то есть подозрение, что ему за проигрыш заплатили. Причем раза так в три больше, чем было поставлено на игру.

- С баронетом Костеем, - прислужник милорда закатил глаза. - И баронет уже в долгах, как в шелках. Еще пара дней игры - и его можно будет в долговую яму определять.

- Сам дурак, нашел с кем связываться, - господин сообщенным не впечатлился и небрежно отмахнулся от чужих проблем. А потом еле слышно прошипел, отпуская слугу. - Но если здесь Джена - то одним баронетом они не ограничатся. Не спускай с них глаз!

+*+*+*+*+

- Козырная дама. Козырной король. Козырной туз. Джокер, - Игрок сбросил карты на стол. - И четыре шестерки Вам на погоны. Удвоим ставки?

- Ставки приняты, - крупье незаметно вздохнул, что-то ему подсказывало, что Игрок мухлюет, но понять что и как он не мог. - Барон Викрай, Вы участвуете?

- Разумеется, - молодой аристократ с ненавистью посмотрел на сидящего с каменным выражением лица Игрока. - Только у меня нет с собой денег.

- О, не беспокойтесь, милорд! Я за Вас поручусь, - к столу неторопливой кошачьей походкой подошла роскошная женщина в облегающем платье из струящегося красного шелка. На шее и пальцах красотки сверкали бриллианты. Проигравший мужчина не смог даже слова возразить, не отрывая восхищенных глаз от точеной фигурки. - Чековая книжка Ларентии устроит? Чека на двести тысяч хватит? – он смог только судорожно сглотнуть и кивнуть в ответ.

- А я поручусь за белобрысого, - высокий темноволосый мужчина со шрамом на левой щеке, до этого участвующий в вялотекущей игре за соседним столом, помахал своей чековой книжкой перед лицом крупье. - Здесь пятьсот. Тысяч, – остолбеневший от такого нахального вмешательства в игру раздающий лишь отступил в сторону, пропуская к столу наглеца. Тот в свою очередь смерил женщину раздевающим взглядом. - Леди, смогу я получить поцелуй в случае выигрыша?

- В лоб ты от меня сможешь получить, - прошептала сквозь зубы Джен, грациозно наклонившись к самому уху мужчины.  - Холрик, у тебя не может быть столько денег. Где ты, шельма, взял книжку?

- Я же не спрашиваю, где ты взяла свою, - Холрик довольно потянулся и собственнически притянул женщину к себе. – Улыбайся шире, крошка Джен, на нас смотрят. А книжку... шел, шел - и нашел...

- Холрик, люди, у которых есть столько денег, по улицам пешком не ходят, - малость взбешенная Джена томно улыбнулась окружающим обворожительно фальшивой улыбкой. - И без охраны. И чековые книжки не теряют. Откуда у тебя, голодранца, чековая книжка на такую сумму?

- А у тебя, вредина? - Холрик внимательно следил, не подслушивает ли их кто-нибудь, не забывая самодовольно улыбаться залу. - Двести тысяч - не менее приличная сумма.

- Вообще-то изначально там было две тысячи, - Джена притворно ласково провела ярко-красным ноготком по шраму на лице мужчины, от чего его улыбка чуточку померкла, а плечи напряглись. - В чековой книжке хозяина соседнего постоялого двора. Но если добавить несколько ноликов... Что, у меня пера и чернил нет? Подумаешь, чуть-чуть подрисовала. Ноль же ничего не значит? Правда? Проверять все равно никто не будет.

- Следи за игрой, милая, - хмыкнув от такой наглости, громко произнес Холрик, заметив внимательный взгляд крупье. Пока они пререкались, игра в очередной раз завершилась. - Барон Викрай, Вы снова проиграли? Ваше имение в обеспечение ставки - и я одолжу Вам денег.

- Ставка принята, - Викрай ожесточенно ударил рукой по картам, разметав их по столу. Его одержимость игрой не позволила включиться голосу разума. - Оформляйте закладную. Заплачу в течение трех дней. Верну все и даже больше!

- Заплатите завтра до полуночи, - Холрик сделал задумчивый вид. - Я послезавтра собираюсь уехать. А Вам, барон, банк даст кредит по первому Вашему слову. Вот и расплатитесь со мной. Чеком я не возьму. Векселем - с удовольствием. Но это если Вы проиграете, разумеется. Леди Орти, Вы составите мне компанию?

- Холрик, я тебе сейчас как составлю компанию, наглая ты рожа, - Джена уже с трудом удерживала мину светской львицы на своем хорошеньком личике. - До ближайшего темного переулка. Ты мне нож не одолжишь? Который у тебя под камзолом прилажен. И как тебя сюда с оружием пустили? Дай нож. А то ты такой здоровый, что ногами я тебя до утра забивать буду. И то без гарантированного результата.

- А что, до утра нам больше нечем будет заняться? - Холрик в свою очередь улыбнулся окружающим. - И ножки у тебя красивые. Мне бы их на плечи... Так что, пойдем?

- Не пойдем, а очень быстро пойдем, - Джена с надменной улыбкой аристократки взяла из рук крупье закладную на родовое имение барона. - И даже еще быстрее! А ты уверен, что Викрай до завтрашнего вечера не найдет денег?

- Думаю, такую сумму ему банк без одобрения Управляющего не даст, - Холрик одним ловким движением подхватил улыбающуюся женщину на руки. - А управляющий сейчас валяется где-то в лесу. В одном дне пути от города. И пытается развязаться. Надеюсь, его бродячие собаки не сожрут. Или волки. Или кто там у них ещё по лесам шарахается. Иначе я в талантах Реарни разочаруюсь.

- И вот почему вы все мужики такие сволочи? - Джена обессиленно положила Холрику голову на плечо. - Только учти, ночевать будешь у себя в номере!

- Я на другое даже не рассчитывал, - Холрик ногой открыл дверь из ночного клуба. - А где-то тут нас ждет карета. И соглядатай герцога Норги. Прибить его, что ли, чтоб не под ногами не путался? Хоть развлекусь. Раз уж ты со мной целоваться не хочешь. Или хочешь? – он задумчиво окинул ее губы взглядом. – Джен, готовься к разговору с Его Сиятельством Норги, завтра мы сбежать не успеем, а послезавтра нас просто так не выпустят.

+*+*+*+*+

- Ваш племянник, барон Викрай, заложил свое имение, - Барон Хорини был готов плеваться ядом, всем своим видом выражая негодование перед герцогом. – Ваше Сиятельство, это все Джена, которая Орти. Выкупить имение не получится, срок закладной закончился в полночь. Она со своей сворой сделали вашего племянника, как сопливого мальчишку! – голос прислужника дрогнул, выдавая еще одну порцию плохих новостей. - И еще... Сгорел ваш склад в Складских Низинах. Хорошо так сгорел, что даже пепла почти не осталось!

- А вот это уже не Джена, - герцог в бешенстве потирал сухие ладони, доводя и без того полуобморочного Хорини, до зубовного скрежета. - Она в силовых акциях сама никогда не участвует. Где Холрик и Реарни? Такие выкидоны в их стиле.

- Холрик благополучно спит в комнате Джены, - барон судорожно сжал в руке рукоять кинжала. - Реарни мы упустили. Скорее всего, он уже у себя в Сокраментии.

- Даже не мечтай, - хозяин заметил его хватательное движение, отрицательно мотнул головой и внезапно мерзко осклабился. - Если Джена и Холрик в Ларентии, то он тоже где-то рядом. Это их физическая охрана. Реарни их не оставит. Притащи ко мне эту сучку Джену, надо с ней потолковать.

- А Вы как себе это представляете, милорд? – барон даже опешил от такой перспективы. - Вломиться в снятые ими комнаты? Так Холрик там такое устроит... У меня вчера ночью пропало трое людей. Трое обученных головорезов!  Холрик только Джене позволяет над собой издеваться. С остальными у него разговор короткий - кинжалом по шее  и в выгребную яму. Или сточную канаву.

- Холрик никогда не пользуется кинжалом, - герцог Норли торжествующе ухмыльнулся. - Его оружие - стилет. И в горло он никогда не бьет. Своих противников надо знать, барон. А своих людей можете не искать. Если Холрик опять поругался с Дженой, то их больше никто не найдет. Джена нервы умеет трепать. После чего Холрик непременно срывается, – он пристально взглянул на побледневшего помощника. - Пригласи их ко мне. Вежливо. Вежливо - это без попытки к ним ворваться. И моего племянника Викрая. Кому-то он очень сильно на хвост наступил. Если имперские шавки здесь - то это неспроста. Хотя … мог и адмирал постараться. Интересно, Хорини, откуда у него столько денег, чтобы оплатить услуги «золотых»...

+*+*+*+*+

- Харли, ты какого хрена делаешь в моей комнате? - Джена с трудом приоткрыла глаза и подумала, что пить ночью с Холриком после возвращения из клуба было очень, очень плохой идеей. - Я же тебе вчера ясно сказала, что видеть твою наглую морду не желаю. Если только в гробу, - она мечтательно улыбнулась, но потом скривилась от приступа головокружения.

- Вообще-то я спал, - Холрик, едва заметно пошатываясь, встал с пола. - Пока ты орать не начала. У тебя попить нечего? А то сушняк мучает. И что за огненную воду мы вчера употребляли? – он взлохматил растрепанную шевелюру. – Вот, вернется Реарни - и я уйду. Но не раньше.

- И ты таки спал на полу? - Джена скептически посмотрела на мужчину. - И даже не попробовал залезть ко мне под одеяло? Странно. Стареешь...

- В прошлый раз за попытку залезть к тебе под бок ты меня выбросила в окно, - Холрик одернул помятую одежду в попытке придать ей хоть какой-то приличный вид. - А в позапрошлый угнала всех лошадей. А еще перед этим....

- Ладно, не напоминай, была не права, - Джена с трудом встала, держась за голову. - Ха, ты меня даже раздеть не попытался. Точно, стареешь.

- Жить хочется, - ее приятель непроизвольно потер шрам на щеке. - Желательно долго и счастливо. Можно даже с тобой,  – он окинул ее полунагую фигуру взглядом и с сожалением буркнул. - Приводи себя в порядок. Герцог Норги нам наши шалости не простит. Захочет побеседовать. Скоро гонец нарисуется. Надо бы его встретить.

- Опять стилетом в печень? – не удержавшись, фыркнула молодая женщина, растрясая на голове остатки вечерней прически. - Харли, а ты не пробовал себя прилично вести? И обходиться без помощи клинков?

- Пробовал, - Холрик на секунду задумался, а затем уверенно кивнул. - Пока с тобой не связался, все было хорошо. И с приличиями, и с проведением. А сейчас - уже не получается. Дженка, иди переодевайся, а? Мне бы тоже надо. И побриться. У тебя хорошего ножа нет случайно?

- К себе иди, - Джена словно случайно задела мужчину бедром. - Только не говори, что у тебя с собой только стилеты и ни одного ножа. Слабо верится.

- Правильно, что не верится, - Холрик с мученическим видом уселся под дверью. - Джен, а давай потом поругаемся? Дай ножик, я хотя бы побреюсь. А тебя я одну не оставлю.

- Вот так всё и начинается, - женщина усмехнулась. - Сначала дай ножик, потом попить, потом поесть, потом поспать... Дальше по программе. А потом я буду счастливой матерью-одиночкой с ребенком. С незаконнорожденным.

- С одним только? - Холрик расплылся в довольной ухмылке и попытался ухватить подельницу за соблазнительное коленко. - Я рассчитывал хотя бы на пару. На одного сыночка и лапочку-дочку. Зачем мелочиться?

- Или ты сейчас выйдешь через дверь, - Джена ловко увильнула от загребущей конечности и с удовольствием покрутилась перед зеркалом, демонстрируя себя во всей красе. - Или через пару минут откроется выход через окно. Ты все понял или еще что-то объяснить? А дочек тебе пусть другие рожают.

- То есть на сына ты согласна? - Холрик предвкущающе подался вперед, откровенно любуясь Дженой. Чертовка осознавала всю свою власть над ним и бессовестно пользовалась ею. - Сейчас делать начнем? Мы за полчаса успеем?

- Дверь – там, - притворно кроткий вздох и взмах рукой в сторону выхода. Полуоборот и кивок головой. - Окно за твоей спиной. Ты как комнату хочешь покинуть? Сам уйдешь или тебе помочь? Надеюсь, тут под окном клумб нет. Не люблю садоводством заниматься. А теперь, быстро встал и ушел. Пока я тебе на голову что-нибудь тяжелое и несовместимое с жизнью не пристроила.

+*+*+*+

- Ты где это, недоумок,  успел дорогу адмиралу Стилу перейти? - герцог Норги тяжелым взглядом смотрел на племянника. - Викрай, а ты знаешь, что уже стал не наследным бароном? Твой титул перешел в разряд безземельных дворян. Так что твоим детям наследовать уже нечего. Ты зачем с Дженой Орти связался? И сел за стол с Игроком?

- Ваша Светлость, милорд… Ну, это, кто же знал, - барон Викрай потел в прохладной комнате и боялся даже глаза поднять на взбешенного аристократа. - Кто знал, что в «Золотом драконе» появится шулер мирового масштаба? Но закладная не на него была! Её можно оспорить!

- Ага, а на леди Орти Дер Анир. Или на Джену Аль Джариет Корни, - герцог брезгливо смотрел на переступающего с ноги на ноги родственника. - Нельзя оспорить. Викрай, тупое ты животное, эта компания уже лет так десять нервы мотает всем спецслужбам нашего континента. Не только Герии! И их ни разу не удалось посадить. А работают они сейчас на Стила Дери Оруга. Ты где ему дорогу перебежал, сосунок?! Опять ваши идиотские выходки с пари на любовь?

- Дядь, да мы в ларентийское пари уже год не играем! - Викрай поежился, а герцог в тихой ярости мимо ушей пропустил попытку племянника надавить на родственную жалось. - Когда Мирина зарезали, мы сразу завязали. Страшно как-то стало.

- Кого из девок вы разыграли в последний раз? – герцог Норги нервно потер ладони. - Я же предупреждал вас, щенков, не трогать аристократок!

- Да не было среди них аристократок! – племянник герцога испуганно взвился, голос его сорвался на весьма неаристократичный взвизг. - Мы же не совсем отмороженные! Последняя девка была из горожанок. Как там ее… Дорея Линси. Я выиграл пари.

- Мы в полной заднице, - хмуро уточнил барон Хорини, до этого безмолвно наблюдавший из темного угла за семейными разборками. – Вообще-то её настоящее имя - Лаура Аль Геворг. Внебрачная дочь Адмирала Стила. Теперь становится понятно, Ваше Сиятельство, с чего адмирал так напрягся. И не успокоится, пока не отомстит. А мстить он умеет.

- Викрай, найди эту девку немедленно и уговори выйти за тебя замуж, - герцог Норги яростно зашипел на отпрянувшего племянника. - Пока Стил тебя в гроб не загнал! Хотя это вряд ли, хотел бы убить, тебя бы уже не было. Он тебе что-то более извращенное придумал. Понял меня? Ты её хотя бы помнишь?

- Не получится, - барон Хорини мрачно посмотрел на своего работодателя. - Умерла она. Отравилась. Вроде как залетела и не вынесла позора. Я отслеживал судьбы нашей знати, поэтому знаю. Так что если и договариваться, то только с адмиралом напрямую, если он вообще разговаривать захочет. В чем лично я сомневаюсь.

- Приплыли, - герцог схватился за голову. - Не будет он с нами разговаривать! Ну, что, племянничек, стоила свеженькая девочка проблем? Таких проблем?! – Норги тыкнул скрюченным пальцем в застывшего в ужасе барона. - Ты кстати проверь, как твое торговое дело поживает. У тебя корабли еще остались? Или уже все потонули? Один склад уже сгорел, остальные два наверняка сгорят в ближайшую неделю. Вывези все ценное, если осталось.

+*+*+*+*+

- Вы как там, еще ругаетесь или уже можно войти? - Реарни робко постучал в комнату Джен, от чего дверь заходила ходуном. - Ау! Новости несу. Так можно войти?

- Входи, - Джена, завернувшись в одеяло, лично открыла ему дверь. - Но входной билет - дать Харли в морду. А то он совсем обнаглел. Представь себе, дрыхнет на моей кровати, паразит! А у меня спихнуть его сил не хватает. Пинать пыталась. Безрезультатно, - она удрученно пожала плечиками.

- Если я ему в морду дам - у него синяк будет, - Реарни, привыкший к перепалкам компаньонов, засомневался. - А вот если он ответит... Джен, он же кулаками не дерется. И где вы меня потом хоронить будете?

- В ближайший овраг выбросим, - Джена притворно тяжело вздохнула. - За ненадобностью. На похоронах сэкономим. Реарни, ты зачем вместо одного склада спалил шесть? Сила есть, ума не надо?

- А меня в это время вообще здесь не было, - он попытался изобразил из себя совершенно невинную жертву обстоятельств. - Я с управляющим банка разговаривал. Могу результатом разговора поделиться. – он навис над кроватью. - Холрик, а может ты все-таки встанешь?

- Если я встану, то ты ляжешь, - разбуженный Холрик соизволил приоткрыть один глаз. – Ее злобное Величество в настроении? Или нам пора бежать? И прятаться?

- Не хами, убогий, - Джена сообразно обращению приняла величественный вид и села в кресло, умудрившись и в одеяле выглядеть по-королевски. - Как вы все мне надоели! Что там еще нового? Нас из города выпустят? Или опять прорываться с боем придется?

- Не выпустят, - Реарни резко развел руками, что при его росте и ширине плеч грозило немалым ущербом обстановке комнаты. - Игрок и Халси после вас еще немного поиграли в клубе. На весьма неприличные суммы. Дорвались, засранцы. В общем, нас в этом городе уже не любят. И теперь они отдыхают в тюрьме. Адвокатов, кстати, я им уже нанял.

- Вот, а Дженка жалуется, что я себя плохо веду! - Холрик спустил с кровати ноги. - А я самый мирный из вас всех!

- А самого мирного разыскивают за убийство двоих стражников, - приятель с укором покачал головой. - Или опять все вокруг нагло врут?

- Врут, разумеется, их было шесть, - Джена решила вступиться за сонного мужчину. - Остальных пока не нашли? А вот не надо было этим наглым харям ко мне приставать. Я на дороге не сидела, я обещанный экипаж ждала, - она лукаво улыбнулась. - Харли, а я, пожалуй, в следующей жизни за тебя замуж выйду. За меня до сих пор столько не убивали. За один раз.

- Джен, ты бы лучше за него замуж в этой жизни вышла, - Реарни хохотнул, оценив обалдевший вид приятеля. - Может и успокоитесь. Оба. Холрик, дружище, тебя ищут. Не надо было свидетелей оставлять. А твоя морда приметная. Могут и найти.

- Свидетели еще живы? - Холрик подошел к сидящей в кресле Джене и легко выдернул ее на себя. Женщина, запутавшись в одеяле, смогла лишь беспомощно прижаться к его широкой груди. - Реарни, а можно, я еще посплю? С Дженкой, например, - он крепко держал возмущенно трепыхающуюся добычу.

- Она тебе сейчас горло перережет, доостришься, - Реарни направился к выходу. - Хотя лезть в ваши разборки себе дороже. И еще, Холрик, в твоей комнате три трупа. Агенты герцога Норги. Сам уберешь или помочь? И не давай Джене ножики... Вам вообще оружие давать нельзя. Дикие вы какие-то. Всё, я тоже спать пошел. Наш этаж весь? Тогда я залягу. Подальше от вас. Моя комната – угловая, - он оглянулся напоследок и подмигнул. - Джен, милая, когда будешь его убивать, сильно не ори. Мне тоже спать хоть иногда надо.



2.

- Где эти отродья Темного взяли стряпчего для заверения закладной на имущество Викрая?! - милорд Норги был мрачен и донельзя раздражен, что спозаранку сказалось на двоих слугах, вернее на их спинах, по которым сейчас проходился кнут управляющего. Но даже вопли несчастных, оглашающие двор и долетающие сквозь приоткрытое окно до слуха Его Сиятельства не могли, как обычно, смягчить его ярость. – И это глухой ночью! И нате вам, к заутрене тут у нас восходит солнышко - сам господин Баншир, да еще и со всеми причитающими для заверения документа атрибутами! Главный стряпчий Ларентии! – продолжал сиреной реветь герцог, в крайнем негодовании то сжимая, то разжимая кулаки и готовясь придушить расторопного стряпчего своими же руками. - Да с бланками, и с печатями! И даже с утра все зарегистрировано в Торговой палате! Он всегда так оперативно работает, а? Хорини, я тебе вопрос задал!

- Господин Баншир, Главный стряпчий, иногда играет в этом клубе в карты, милорд, - барон Хорини отвел взгляд, мечтая заткнуть еще и уши, и вообще провалиться сквозь дорогущий паркет прямиком в царство Темного бога. Но при этом на его застывшем в раболепном почтении лице не дрогнул и мускул.  - И в этот день он там просиживал. Поскольку сначала его пригласили удостоверить какую-то сделку прямо там в зале, все необходимые причиндалы, то есть, я хотел сказать, атрибуты были с ним. И бланки, и печати. А заверить все совершенные сделки в Палате – так это его прямая обязанность. Что он и сделал.

- Что за сделка?! - герцог от досады так крепко приложил кулаком по столу, что помощник, не ожидая подвоха, нервно подскочил на месте. - Вот чую, без этой рыжей мерзавки Джены не обошлось! Её работа! И как этого пройдоху-стряпчего заманили в «Золотого Дракона»?

- Да никто его не заманивал, милорд, - барон мысленно вздохнул, прощаясь с надеждой спустить это дело на тормозах. Его господин вряд ли успокоится, а посему надо как-то дипломатично разрулить ситуацию. И он продолжил, тщательно подбирая слова. - Ему официально заплатили за заверение сделки. Но место заключение сделки - именно клуб «Золотой Дракон», время - около одиннадцати часов пополудни. Заплачено официально, через его контору. По расценкам весьма приличным, надо сказать. И налоги уплачены. Не подкопаешься. А потом он немного задержался. Сел по своему обычаю перекинуться в картишки. Ставки минимальные, да и с Игроком он за один стол играть не садился.

- Понятно, - процедил сквозь зубы милорд Норги и с тем же напором продолжил. - Еще бы не хватало, чтобы этот старый пень с Игроком играть сел. А теперь, Хорини, что это была за сделка, которую он заверил, и с кем он перебрасывался в картишки до момента, пока мой безмозглый племянник отдал в залог родовое поместье? Хорини, ты меня слышишь? Я задал вопрос!

- Эээ, милорд, если в кратце, господин Холрик Ван Хонн отказался от всех своих прав на Гремма Ван Хонна, одиннадцати месяцев, мужского пола, темной масти, и передал все права на его воспитание в пользу госпожи Орти Дер Анир, читаем – Джены, - барон начал ерзать на стуле, предвкушая размах хозяйского гнева, который последует за подробностями сделки. - Все справки, подтверждающие его отказ, в наличии. Оснований отказаться от заверения сделки у господина Баншира не было. А после ее совершения они с Холриком сели играть в карты. И Холрик у него даже выиграл! Две медные монетки.

- У Холрика и Джены есть… сын?! - герцог недоуменно нахмурился, такая новость его изрядно озадачила. - Которому нет даже года? И они из своей Сокраментии притащились в Ларентию без него? Но Холрик и Джена не женаты! – он продолжил рассуждать вслух, изредка потирая ладони. - Хотя на рождение детей брачные браслеты никак не влияют. И их отсутствие тоже. И что же, для игры с Викраем они поехали сюда, оставив малолетнего ублюдка дома? А почему Холрик от ребенка отказывается? Сколько же им Стил заплатил, чтобы они младенца дома оставили?... Не сходится что-то! Бааарон?!

- М-милорд… так это не ребенок, - помощник прикрыл глаза и съежился в ожидании кары от своего патрона. - Гремм Ван Хонн - это щенок очень редкой породы «svoloch vulgaris», которого господин Холрик Ван Хонн госпоже Джене Аль Джариет Корни на день рождения подарил...

+*+*+*+*+


- Дженка, а у кого ты своего собакевича поселила на время вашего отсутствия? - Игрок разминал пальцы, не глядя перекидывая карты из руки в руку в съемном номере самой лучшей гостиницы Ларентии. - Такой красивый песик. Джен, а скажи, у него крокодилы в родне со стороны мамочки или папочки не затесались? А с другой стороны песчаные ящеры не отметились?

- Учи зоологию, придурок, - ласково посоветовала Джена своему компаньону и встряхнула рыжей копной волос, которые отросли уже почти до пояса. - Собаки не спариваются с хладнокровными. Они и среди теплокровных не со всеми видами могут... Хотя может быть и могут, но вот потомства у таких пар точно не будет. А вот умникам, решившим поострить на эту тему про меня с Холриком, могу посоветовать убиться самим... А то прикажу Гремму, чтоб вас в зоологии видов поднатаскал. Он у меня песик старательный, вот догонит и поучит кто и с кем. На третьем круге пробежки по пересеченной местности дурных мыслей в головах поубавится...

- Ну, все же, что касается происхождения женщин, я бы с тобой поспорил, - Халси с удовольствием встрял в очередную словесную перепалку между друзьями. - У моей так и несостоявшейся жены точно в родне змеи были. Причем в каждом поколении как минимум по одной кобре. Еще вроде как земляные жабы и еще кто-то из … бревноподобных. Это же хладнокровные? Дженка, ты же в этом разбираешься? – и ловко увернулся от прилетевшей в голову расчески с резной костяной ручкой.

- Это в каком из городов происходило, напомни-ка? - Игрок наконец сложил карты в одну колоду и ехидно прищурился. - У тебя вроде в каждом селении Герии по несостоявшейся жене проживает. Да не по одной. Бревна, жабы... А ты с обычными женщинами пробовал общаться? Не надо лезть на всех, что в юбке ходит. Воздержание - наше все!

- На себя посмотри, монашек ты наш доморощенный, - Халси закинул ногу на ногу и приготовился философствовать. – Возьмем все тех же женщин. Они такие..., - он закатил глаза и замахал руками в воздухе, пытаясь, по-видимому, ухватить всю суть женщин зараз в охапку.

- Сейчас я ка-а-ак встану, так всё вам про женщин очень доходчиво объясню, - Джена закончила возиться с прической и очаровательно улыбнулась своему отражению.  - Совсем разболтались, охламоны. Хватит расслабляться! У властей к нам претензии есть?

- Неа, - Реарни, до этого мирно дремавший в кресле, лениво зевнул. - Этих двух оболтусов я из тюрьмы выкупил официально. Обвинения сняты. Твоего Холрика вроде тоже искать перестали - убитые стражники были не на службе, вусмерть пьяные, плюс в компании с весьма криминальными элементами, – он склонил голову набок, устраиваясь поудобнее в заскрипевшем от его попыток кресле. - Кстати, деточка, ты говорила, что там шестеро возле вас крутилось, а стража только пять трупов нашла. Куда последний делся, не подскажешь?

- Продала мяснику, - язвительно отрезала Джена, переходя к выбору украшений. - Тебя вырезкой из него сейчас кормят. Что еще по делу можешь сказать, дядюшка?

- Да вроде бы и всё, - Реарни пожал широкими плечами, никак не реагируя на гастрономические шутки девушки. - Так что сидим, ждем. Еще пару недель. Нервируем своим присутствием герцога Норги. Предполагаю, он обязательно захочет оттяпать у Джены закладную. Но об этом я позаботился, и документа уже сутки нет в Ларентии – отбыл вчера с капитаном на военном фрегате «Ласточка» в расположение адмирала Стила, – он подался вперед и обиженно проворчал. - Не, они тут что же, совсем все непуганые? Меня даже остановить не попытались! Джен, а ты видела сумму, которую стряпчий в закладной поставил?

- Двести тысяч, - мстительная улыбка скользнула по ее губам, когда Джена окинула взглядом ошарашенных друзей. - Пока он пытался заглянуть в мое декольте, я его немножко под руку подтолкнула, - ее зеленые глаза лучились превосходством. - И поместье в цене выросло сразу раза в четыре. Точнее, не поместье, а сумма долгов Викрая. Так что баронишка Адмиралу в моем лице должен как минимум графство, которого у него не было и нет.

- И все-таки, Джен, так на какого везунчика ты свое собакоподобное чудовище оставила? - Холрик, сидя на подоконнике, контролировал происходящее на улице и краем уха прислушивался к дружеской перебранке в комнате. - С Викраем мы еще разберемся. Есть у меня какое-то смутное томление в сердце по его поводу. Так вот этот кобель великовозрастный меня совсем не интересует. Не то, что миляга Гремм. Джена, солнышко мое игривое, ты куда свою черномазую скотину припрятала?

- Куда, куда... Что ты ко мне пристал?! - Джена неожиданно покраснела и от этого разозлилась чуть больше обычного. - И не смотри на меня так! Маме твоей отдала. Для тренировки по воспитанию детей.

- Врешь, точно врешь! - убежденно сказал Холрик, покрываясь холодным потом от мысли, что подруга говорит правду. - Мама после того, как он перекопал ей все клумбы с её любимыми цветами, Гремма бы и близко к усадьбе не подпустила! Куда дела? Дженка, убью ведь, ведьма рыжая! Действительно моей маме отдала? И как ты ее убедила-то?

- Ну..., - Джена закатила глаза к потолку и лихорадочно облизала губы, понимая, что врать уже бесполезно, а говорить правду, ой как страшно. - Я ей сказала, что ты его вечером заберешь, и привезешь ко мне домой на Иргайку. И она согласилась, чтобы он с ней пару часиков побыл в усадьбе Ван Хоннов... А ты вечерком заедешь и отвезешь его ко мне. А там у нас с тобой будет ужин при свечах. И потом нам с тобой будет хорошо... А Гремму для удовольствия посватаем болонку нашей соседки... Которую твоя мама так не любит... А то я вроде как еду к модистке и мне собачку не с кем оставить.

- Так, господа, все дружно встали и ушли нас ждать в соседний номер, - у Холрика задергался глаз и непроизвольно сжались кулаки, в то время как присутствующие не поленились высказать недовольство в ответ на его приказ. - Не стесняйтесь там. Поесть себе закажите. А мы тут пока с миледи Дженой кое-что обсудим... – и он грозно надвинулся на девушку, преграждая тем самым путь к ее поспешному бегству. – И так, напомни мне, милая, когда это я за твоей тварью теплокровной должен был к маме заехать? Три недели назад? – он резко обернулся. – Вы еще здесь?! Быстро все вон! Джена, а ты стой, кому говорю! К тебе это не относится! Ты остаешься! И мы с тобой сейчас поговорим!

+*+*+*+*+

- Эй, Викрай,  давай, не раскисай, - маркиз Ринер, высокий красавчик в сшитом по последней моде голубом камзоле прислонил пьяного приятеля к спинке дивана в отдельном кабинете для привилегированных посетителей клуба «Золотого Дракона» и похлопал того по щеке, приводя в сознание. - Предполагаешь, это все из-за того злосчастного пари?

- Я не предполагаю, я точно знаю, - барон мотнул головой и неловко потянулся за бутылкой. - Помнишь эту девку, ну, такую белобрысую, на которую в предпоследний раз поставили? И я её выиграл. В ларентийское пари. Я же везучий был в нем? А вот в картах не очень. И вы мне еще тогда триста золотых дали? Или обещали, но не дали? Я честно выиграл! Так это от нее привет. Баааальшой такой привет! А давай, споем?

- Викрай, глупости не говори, какие приветы от горожанки? - маркиз несколько нервно хохотнул. – Ну, поимел ты девку, а причем здесь эта творящаяся вокруг нас хня? Сколько этих девиц было? Только я три десятка помню! На выигрыше в пари. Они для того и созданы, что бы их пользовали. Для нас, любимых! Не раскисай, дружище! Все у нас хорошо!

- Она не того, не горожанка оказалась, - Викрай пьяно икнул, откидываясь на спинку дивана и силясь не впасть в бессознательное состояние. - Она арииисриристократка была. А сейчас за нее это, месть объявили. И моё поместье уже не совсем мое, - он хрипло заплакал, попытавшись уткнуться другу в грудь. - Но ты же меня пустишь к себе пожить, если что? Не выгонишь? Ты же мне друг?

- Не выгоню, конечно, друг я тебе, - от его слов маркиз начал стремительно трезветь. - Викрай, быстро приходи в себя! Что там за проблема с этой девкой? Давай порешаем? У меня среди «ночных» друзья есть. Быстро всё уладим. К взаимному удовольствию.

- А нет с ней проблем, - всхлипывающий приятель вытер глаза рукавом. - Она это, умерла. Проблемы теперь с её, это, с родственниками. Им наша игра не понравилась. Ни хрена они в этой жизни не понимают. Тебе это, еще не приходила карточка? Вот такая, - и барон дрожащей рукой вытащил из нагрудного кармана замызганный клочок картона, на котором красивыми готическими буквами черного цвета было отпечатано «Выигравший проиграет. Ларентийское пари». - Ринер, это от нее привет. Эти девки сейчас стали сами играть. Они теперь на нас ставят. Только вместо любви - на смерть. Хотя на любовь мы никогда не ставили, только на тело, вот. Мирин уже пари выиграл. Пойдем завтра к нему на кладбище? А сейчас - споем!

+*+*+*+*+

- Где этот придурок? - герцог Норги откровенно бесился. - Я ему голову оторву! Где Викрай? Я приказал явиться утром! Утром!

- А для него утро наступит часа через два, Ваше Сиятельство, - помощник милорда невозмутимо посмотрел на настенные часы. - У нас сейчас только восемь часов. И это у нас уже утро. А у него еще ночь.

- Я ему устрою ночь и утро, - зловеще пообещал герцог. - Где Джена с её командой? Или их до сих пор найти не могут?

- В «Ларентии», сняли весь третий этаж, - бодро отчитался барон Хорини, радуясь смене темы. - На свои имена. Они не прячутся. Но со вчерашнего дня не выходили из гостиницы. Еду заказывают на этаж. Вчера была драка, разнесли один номер в клочья. Но сразу все разрушения оплатили. Платил Холрик, чеком «Ларентийского городского банка». Чек банк принял. Подробности пока не установили.

- Ночью покончил жизнь самоубийством сын герцога Маришки, - угрюмо пояснил причину своего плохого настроения милорд Норги. - А вчера он должен был встретиться с Викраем. Ну и где носит моего беспутного племянника? Что там у них произошло? Уже двое из пяти. Это много. Как ты считаешь? И еще Джена с дружками здесь болтаются. А ведь им нужна голова Викрая.

- Второй из пяти участвовавших в том пари, - барон Хорини обреченно вздохнул, хорошими новостями он пока похвастаться не мог. - Но это точно не «золотая пятерка». По крайней мере, в этом никто из них однозначно не участвовал. У «золотых» два боевика - Холрик и Реарни. Остальные весьма и весьма посредственные бойцы. А эти оба вчерашнюю ночь провели в гостинице.

- Силовой акции не было, - герцог поморщился. - Это уже установлено. Маришка-младший вернулся домой около полуночи. Пьяный. Забрал из бара еще пару бутылок. Закрылся у себя в кабинете на последнем этаже, где продолжил еще пару часов пить. А потом отравился. Яд у него был. В фамильном кольце. Кабинет при его обнаружении был закрыт изнутри, посторонние войти не могли. Дверь слуги ломали.

- Милорд, а почему Вы полагаете, что это связано с Лаурой? - барон с недоверием покосился на своего хозяина.  - Мало ли у кого могли возникнуть какие-либо личные проблемы? В карты проигрался, например.

- Он записку оставил, - Норги ухмыльнулся, делясь подробностями.  - «Ларентийское пари. А теперь проиграл я». Ну и какие у меня могут быть предположения?

- А если это не то пари? - осторожно поинтересовался Хорини. - Не на девушек? Викрай же сказал, что игра закончена. Если мальчишки решили еще и в пари на свою жизнь поиграть? Мало ли у нас любителей нервы пощекотать? Решили поиграть на свою жизнь и доигрались.

- А вот это ты мне и расскажешь, - герцог скрестил руки на груди и воинственно выпятил подбородок. - Копай, Хорини, копай! Мне нужна полная информация. Я тебе за что деньги плачу?

+*+*+*+*+

- Холрик Ван Хомм. Или Ван Хонн, - наемник рассмеялся в лицо заказчику. - Сорок лет. Римериец, но подданный нашей Герии. Бывший командир разведроты «Призраков». «Ночная смерть». «Ночной Призрак». Неа, сами его убивайте. Его уже раз десять заказывали. Кому-то даже лицо удалось ему попортить. Шрам такой у него на левой щеке, от глаза до подбородка. Хочешь, я тебе, малахольному, о нём еще расскажу?

- Я не про него спрашиваю, а о заказе, - посредник нервничал, реакция наемника выбивала из колеи. Не на такой разговор он рассчитывал. - Убить можно всякого! Деньги берешь?

- Неа, не возьму, - наемник демонстративно сплюнул на грязный пол таверны. - Ты не понимаешь... От его роты осталось человек десять. Из двух сотен. Она у него усиленная была. Так вот, если убивать Холрика, то убивать надо всех, кто из них еще жив остался после Шантогири. Иначе за своего командира они придут мстить. А я еще пожить хочу. Так что засунь себе свои деньги в анус и успокойся. Шантогири – ты вообще слыхал о таком месте? Из последней войны?

- Меня там не было, - посредник презрительно посмотрел на представителя «ночной гильдии». - Такие, как я, в войнушках не участвуют. Класть мне на ваши Шантогири. И на все последние войны.

- А вот это ты зря сказал, - наемник неприятно прищурился. - Я тоже был под Шантогири. Когда мы туда пришли, холм был усыпан трупами, которых там уложили «ночные призраки» Холрика. Пшел бы ты вон отсюда, гнида! И запомни, ущербный, на него никто из прошедших ТУ войну заказ не возьмет. А вот тебя я бы и бесплатно пришиб, крыса.

- Ты чего разошелся-то? - опешил от такого наезда посредник. - Не хочешь брать заказ, ну и не надо. Других поищу. То же мне, сокровище нации нашли.

- Слушай сюда, посредник, - боец неожиданно схватил того за грудки. – И запомни мои слова. Если Холрика в Ларентии убьют,  я тебя из-под земли достану и туда же зарою. И твоего заказчика тоже. Лично. Холрик собой и своими ребятами Шантогири прикрыл так, что его ринтийцы взять не смогли. А у меня там семья живет. А проклятые ринтийские твари никого в живых не оставляли. НИКОГО. Все понял? Сделай так, чтобы я тебя больше не видел.

+*+*+*+*+

- Трикси, Джена в Ларентии, - Миркус плюхнулся в кресло напротив лежащей на диване обнаженной женщины. - Я её видел. Вместе с её уродливой псиной.

- Сам рискнешь Холрику это в лицо сказать? - красотка нахмурилась и накинула на себя простынь. - Или Джене. И что наша милая девочка здесь забыла? Она вроде Ларентию не любит. Еще с юности, когда стараниями герцога Норги её в тюрьму упрятали. Сколько она там просидела? С полгода?

- Понятия не имею, никогда Дженой не интересовался, - ее кавалер алчным взглядом скользил по соблазнительным очертаниям красивого тела под легкой простынёй. - Но здесь еще и вся их веселая компания. Они в «Ларентии» остановились. Сняли весь этаж. Похоже, не бедствуют. Мне выяснить, что ей и её друзьям надо?

- И близко не подходи, - она потянулась и грациозно поднялась, больше не обращая на взгляды мужчины никакого внимания. - Я сама с Дженой пообщаюсь. А то еще Холрик тебя к ней приревнует, где я нового любовника искать буду?

- Ты такого плохого мнения обо мне как о бойце? – он не на шутку обиделся на ее слова. - Между прочим, у меня звание Второго меча Герии.

- Нет, просто я слишком хорошего мнения о Холрике, - Трикси задумалась, чтобы ей надеть. - И он никогда на турнирах не дрался. Предпочитает стилет. Которым владеет виртуозно. А вот трупов за ним, прости меня, Господи, тебе до смерти столько не уложить. Даже если будешь убивать по паре идиотов каждый день. Не вздумай к нему даже приближаться! Реарни с ними?

- Да, вся пятерка в сборе, - ее любовник заметно скривился от нелестной оценки своих бойцовских качеств. - И Игрок, и бильярдист. Все пятеро.

- Это плохо, - Трикси наконец выбрала себе платье. - Если они опять собрались все вместе, значит работают по чьему-то приказу. И если их интересы будут противоречить нашим, придется отказаться от заказа и валить отсюда.

- Ты их что, боишься? - мужчина опешил от такой перспективы. - У меня с собой десяток бойцов. Да мы их по стенкам размажем!

- Миркус, я предпочитаю жить трусихой, чем умереть героиней, - Трикси сняла платье с плечиков и положила на кресло. - И мне совершенно не хочется уснуть и не проснуться, потому что мне ночью или Холрик стилетом в печень ткнет, или Реарни голову свернет. Причем они оба могут войти ко мне в спальню так, что сторожевой пес около кровати не проснется. Переоденься, поедем в «Ларентию».

+*+*+*+*+

- Игрок в Ларентии, отец, - неуклюжий, веснушчатый подросток с подобострастием склонился перед развалившимся в кресле седым мужчиной. - И он уже играл. В «Золотом Драконе».

- Ну и что? - пожилой наставник посмотрел на юношу с насмешкой - Игрок взял у меня лицензию на неделю игры. Нашу долю он отдаст. Проблем не будет.

- Отец, но «Золотой Дракон» - это наша вотчина! - тот с отчаянием возразил в ответ. - А Игрок правил не соблюдает!

- Игрок правила как-раз-то и соблюдает, - мужчине было весело, и он этого откровенно не скрывал, потешаясь над своим учеником. - Юрис, что-то мне подсказывает, что и ты с ним сыграть решил. Или уже? На сколько он тебя обставил?

- На сто золотых, - юноша силился не краснеть, но это плохо ему удавалось. Веснушки так и вспыхивали на его юном лице. Но он мужественно продолжил признаваться. - Причем так, что я не понял, как он это сделал. Сдавал я, а выиграл он. И колода была моей.

- Иди потренируйся, - седой не удержал смех и громко расхохотался. - Первый трюк Игрока. Он тебе колоду перед сдачей подменил. На свою. Да, учиться тебе еще и учиться. Ты сдавал ЕГО колодой. То есть вы играли ЕГО раскладом. Но это тебе пока рано осваивать.

- И что, пусть теперь играет? – молодой человек окончательно скис. - А как же мы? Нам теперь в «Золотой Дракон» ходить не стоит пока Игрок здесь?

- Наоборот, - ответил хозяин игрового бизнеса Ларентии, с удовольствием наблюдая за изумленно распахнутыми глазами ученика. - Каждый вечер ходите! Хоть посмотрите, как профессионалы играют. Если Игрок еще продолжит. В чем я сомневаюсь. Кажется, он уже выиграл все, что ему нужно было.

+*+*+*+*+

- Халси в городе, - биллиардный шар с глухим стуком ударился о борт стола, откатился в сторону, столкнулся с другим шаром, и оба скатились в лузы. - Бир, а я бы с ним сыграл.

- Достойный противник, - абсолютно лысый мужчина лет пятидесяти взял в руки мел. - Что ж, я не против. Но ставки будут большими. Мэл, сколько хочешь поставить?

- Тысяч двадцать, на меньшее нет смысла играть, - Мэл, коренастый здоровяк лет тридцати с непропорционально длинными руками, легким ударом отправил в лузы еще два шара. - Ты мне сможешь устроить игру?

- Где он остановился? - лысый пристально изучал шары, раскиданные на зеленом сукне стола. - Он один или с группой поддержки? С кем договариваться?

- В «Ларентии», - Мэл в очередной раз лениво разогнал по лузам еще три шара. - Вроде не один. С ним этаж снимает девка, с ней мужик. И еще пара человек. Один из них вроде Игрок.

- Девка – это такая миниатюрная, рыжая, с зелеными глазами и зашкаливающим борзометром? - моментально напрягся лысый бильярдист. - А у её мужика шрам на левой стороне лица? На всю щеку?

- Ну да, а что? - недоуменно посмотрел на своего партнера Мэл. – Эти-то тут причем? Я с ними играть не собираюсь. Хотя девке я бы пару раз засадил. Во все лузы, – и он довольно заржал над собственной шуткой.

- Пасть закрой, - мрачно посоветовал Бир. - Город посетила «золотая пятерка» во главе с Джен Великолепной. И с ней Холрик. Это тот, который со шрамом. Вот услышит твои изыски про Джен, он тебе сам во все лузы твой же любимый кий засадит. На всю длину. Интересно, что за игра в городе началась?... Если здесь Джен и Холрик... Жизнь становится интересной.

+*+*+*+*+

- А вот и римерийская падаль! - от столика отделился огромный мужик и, радостно щерясь, направился в сторону Реарни. - Ты еще не сдох, урод?

- А, геронтийское отродье! - Реарни не менее счастливо оскалился. - Хорошо, что тебя еще черви на кладбище не сожрали! Что сначала - мордобой или выпивка?

- Давай с выпивки начнем, а то на трезвую кулаками махать как-то лень, - изборожденный шрамами мужчина громогласно заржал, демонстрируя неровный частокол зубов, и хлопнул лапищей по плечу наемника. Реарни устоял. - Хозяин, нам бы выпить. Самого крепкого. По одной!

- Бутылке. По одной бутылке, если ты не понял, - с ходу уточнил Реарни, возвращая дружескую оплеуху, от которой здоровяк аж присел. - И где у вас, любезный, подраться можно? А то если мы здесь начнем, то твоему хозяину придется капитальный ремонт делать. Брауни, чем закусывать будем?

- Закуска градус крадет, - тот наставительно поднял указательный палец к небу. - Закусывать не будем. Мы же не дети, после первой закусывать. Значит, будем запивать. И по паре кружек пива, бармен! Не вздумай разбавить. Почувствую - на закуску тебя пущу! Реарни, ты какого здесь забыл?

- Да вот так как-то получилось, пришлось, - неопределенно пожал плечами Реарни. - Племянницу с её хахалем выгуливаю.

- Рыжая здесь? – раненым звероящером взревел Брауни. - Где эта хабалка? Я жажду её обнять! А кто ейный хахаль? Давай я ему голову отверну?

- Её хахаль - «Шантогирийский Призрак», - вкрадчиво уточнил Реарни, наблюдая за враз призадумавшимся товарищем. - Тебе его позвать? А то он с утра опять с Дженкой поругался и просто жаждет приключений.

- Холрик здесь? - Брауни в момент стал серьезным, только что озираться не начал. - Достойный мужик. Слушай, забираем выпивку и пошли на задний двор. А если вам помощь будет нужна - дык я завсегда помогу. И ребятки есть на подхвате. Ты не кривись, мы денег не возьмем. Холрику и Рыжей здесь всегда рады.



3.

- Привет, Повидло, - Трикси с молчаливого разрешения Холрика проскользнула в номер Джены и суетливо оглянулась, оценивая обстановку. - ДжеМка... Давно не виделись! А я почти соскучилась по тебе.

- Еще одно хамское высказывание в её адрес, и видеть тебе будет нечем, - Холрик стоял у двери и лениво жевал какие-то орехи, которые выбирал из удерживаемого левой рукой блюдца. - А вот у твоего сопровождающего фора в пять ударов сердца, чтобы исчезнуть. Иначе я ему помогу сам. Время пошло!

- Ты что себе позволяешь?! - Миркус повел плечами, набычившись, и сделал шаг к стоящему в расслабленной позе мужчине. - Да я тебя сейчас... ас..ас..ас… ять! – эхо донесло несвязные ругательства с нижней площадки лестницы.

- О! Так все-таки одиннадцать ступенек. Ты мне должна золотой, Дженка, считать ты так и не научилась. А ты, Трикси, вали отсюда, по-хорошему прошу. А то ведь я и по-плохому могу, - Холрик почти не изменил положения своего тела, но гостья сполна оценила угрозу в его голосе, и все же рискнула остаться на месте. - Ты тогда не только видеть разучишься. Как вариант - ещё и дышать...

- И как ты с этим хамом общаешься? - Трикси натянуто улыбнулась и сделала вид, что не слышит непрекращающуюся ругань упавшего вниз любовника. - Не могла подцепить себе ничего получше?

- Твоё «получше» валяется этажом ниже, а мой хам сейчас нальет мне сок, - Джена взмахнула ресницами и состроила умилительное личико. - Харли, я могу попросить сок?

- Попросить - можешь, а вот получить - пока нет, - мужчина не сдвинулся со своего места ни на миллиметр. - Пока. Нет. Чуть позже. Трикси, пока ты еще не сбежала, скажи, а сколько твой придурок с собой людей взял? Шестеро? Передай этому куску вопящего дерьма, что у него освободились вакансии охранников. Шесть калек... Или все же четыре... Трикси, тебе чего надо?

- Холрик, а раньше ты не был таким кровожадным, - Трикси побледнела, она знала цену его нарочито расслабленной позе. - Я просто хотела поговорить с Дженкой. По-дружески.

- Говори, не возражаю, - Холрик усмехнулся одними уголками губ. - Только Дженка она для меня. Для тебя же - госпожа Джена Аль Джариет Корни. Услышу иное обращение - отправишься следом за своим самцом. С лестницы, минуя ступеньки и перила. Поняла или еще что-нибудь объяснить?

- Я просто хотела с вами обсудить дела, - Трикси затравлено посмотрела на Джену, ища у той поддержки. - Джемми, мы же можем…, - и тут же с воплем полетела на пол, сбитая с ног подсечкой Холрика.

- Не учишь ты уроки, Трикси, - Холрик неуловимым движением вернулся на свое место, продолжая выбирать орехи по одному и закидывать в рот с абсолютно бесстрастным выражением лица. - Так как зовут мою леди? Осталась одна попытка... Всего одна. Выходов здесь много. Окно устроит? Мне продолжить?

- Госпожа Джена, я хотела бы с Вами поговорить, - гостья судорожно сглотнула и добавила шепотом. - Если Вы позволите...

- Все вопросы - к Холрику, - Джена сочувствующе вздохнула, исподтишка поглядывая на Холрика. Таким она его и сама боялась. Спокойный Холрик намного хуже, чем раздраженный. И злить его не стоило. - Я недавно малость провинилась, признаюсь, и поэтому Харли сегодня у нас за главного.

- Хоть это она признала, - он скептически поджал губы. - Джен, иди в соседнюю комнату, пожалуйста. Сок тебе сейчас принесут. А мы пока тут с Трикси потолкуем, по-дружески, - Харли не сводил внимательных глаз с обеих девушек. - Только не ревнуй, моя хорошая... Мы быстро. Очень быстро... Трикси, у тебя пять минут, после чего я начну нервничать... А нервный я самому себе не нравлюсь.

+*+*+*+*+

- Какого хрена лысого ты в разговор влез, баран!? - после пережитого унижения Трикси надо было хоть на ком-то сорвать гнев, и она орала на своего спутника как оглашенная. - Харли тебе не по зубам! Да и мне тоже!

- Он совсем отмороженный, да? - Миркус баюкал сломанную левую руку, а языком пытался незаметно пересчитать шатающиеся зубы. - Мы же даже переговорить не успели! Я даже ничего понять не смог.

- Не успел он, не смог! Считай Холрика милордом Адекватность, а вот Реарни, - Трикси со злости сломала веер, которым до этого то суматошно обмахивалась, то периодически лупила своего незадачливого любовника, добавляя дополнительных ссадин его потрепанному виду. - Меня как нашкодившую кошку да лицом по полу! Миркус, идиотская твоя рожа, не вздумай к ним даже приближаться! Эти отморозки убивают так же легко, как дышат! А ты мне живой нужен и со всеми частями тела.

- Ушшшше поняфф, - Миркус прикусил губу от боли, стрельнувшей в руке, когда его в карете подбросило на ухабе. - Его прикрывают бывшие легионеры. А у нас осталось всего четыре человека. Шестерых моих людей они сегодня покалечили. Шестерых! За пару минут.

- Холрика прикрывают не бывшие легионеры, - женщина досадливо поежилась. - Все намного хуже. Его защищают «Шантогирийские мертвецы». Их так прозвали, когда битва закончилась. Три дня ребята продержались... И за тот бой Холрика вышвырнули из армии. Неисполнение приказа. А потом и чина лишили. Он тому полковнику, который дал команду солдатам отходить и открыть путь на незащищенный город, кадык вырвал. Миркус, не лезь к ним. Они в душе уже мертвые. Все.

- Я уже не скоро куда-нибудь полезу, - пробурчал притихший попутчик, еле сдерживаясь от болезненных стонов. - Ты была права. Ну их к Темному в пекло. Мы уезжаем? Кто пошлет Заказчику извещение о разрыве контракта?

- Никто, - Трикси наконец пришла в себя и пригладила растрепавшиеся волосы. Она снова излучала уверенность и деловитость. - Работаем дальше. Единственная корректива, барона Викрая отдаем «золотым». Мы слегка перешли им дорогу с сыном герцога Маришки, но это дело уже улажено.

- Там тоже «ларентийское пари»? - Миркус заинтересовано подался вперед, почти достав подбородком ее декольте. - Кого нам отдают? Кайзика не хотелось бы «золотым» дарить.

- Граф Кайзик – наш, - его спутница расплылась в нехорошей улыбке и откинулась на спинку сиденья.  - Из всего списка «золотые» претендуют только на Викрая и Ресринка. Еще в сфере их интересов барон Сонрик-младший. Его в нашем списке нет. Завтра Холрик приедет, вот и попробуем договориться. У них в команде Игрок и Халси, у нас - Харнена. Совместим полезное с приятным. Физическая защита - на них. Не обижайся, Миркус, но по сравнению с ними, ты - забежавшая в чужой двор болонка, которую вот-вот сожрут бульдоги.

+*+*+*+*+

- Трикси и её группу прислали за головами детишек аристократов, заигравшихся в «ларентийское пари», - Холрик по старой привычке занимал наблюдательный пост на подоконнике. - У неё в списке девять имен. С нами пересекаются два, третьего они уже упокоили. И надо отдать должное, чисто. Под сына герцога Маришки подсунули девочку, с которой он переспал. А после пробуждения ему её показали. Кто тот виртуоз, что рисовал на ней язвы - вопрос второй. Но Маришка был уверен, что это болезнь «хонь». Мерзкая зараза передается половым путем, с первого раза. Не лечится. Заразившийся гниет заживо. Мальчик впечатлился настолько, что в этот же вечер принял убойную дозу яда.

- Кто Заказчик у Трикси? - хмуро уточнил Реарни. - Прикрытие у неё так себе в физическом плане. Хлипкие они там какие-то все.

- Мальчики разыграли на пари дочь Главы купеческой гильдии Оленты, - Игрок привычно тасовал карты, незаметно выдергивая по одной из рукава и докладывая в колоду в определенном порядке.  Вихрь разноцветных карточек мелькал на немыслимой скорости. Но это не мешало шулеру увлеченно следить за беседой. - Заказчик у Ягодки - Гильдия. Денег много - ума мало. Реарни, сколько ты с них возьмешь за прикрытие? Не мелочись, там денег куры не клюют.

- Кто еще в игре? - Джена закусила нижнюю губу и стала похожа на маленькую восторженную девочку. Зеленые глаза распахнулись, ресницы подрагивали, ей нравилось наблюдать за фокусами Игрока. - Из-за одной девицы Гильдия бы не напряглась. Кого еще эти юные дарования успели обрюхатить?

- Полного списка нет, - Игрок усмехнулся и на мгновенье перед любопытным носиком рыжеволосой красавицы застыла дама треф, но через миг снова исчезла среди карт. - Но там примерно полтора десятка имен. Мальчики не чурались пользоваться настойкой «Джереми». Подливая девочкам в вино. А эта дрянь, кроме сексуального влечения, еще и зачатию способствует.

- Твари, - девушка брезгливо скривилась. - Ладно, мы с Ягодкой на этот раз сыграем на одной стороне. Рер, прикрой её. Будут нужны деньги на людей - возьми с моего счета. С сокраментийского, ларентийский пока не трогай. Игрок, откуда информация?

- Ну, пока кто-то бил морды, кто-то лазил по чужим карманам, - он состроил максимально честное выражение лица, что с его хитрой физиономией никак не вязалось. - Джен, не морозься, я карманником начинал. Это уже потом я играть стал. Когда у одного шулера ухитрился спереть его любимую колоду. Он проникся и взял меня в ученики.

- А почему Трикси - это Ягодка? – как бы между прочим поинтересовался Халси, которому было дело до всего необычного. - Это кличка такая? Или что-то еще? Нам знать надо? Или не надо?

- Трикси - это такая кислая ягода на Северной гряде, - Холрик отозвался с подоконника. - Она этой клички не любит, но мне нравится ее злить.

- По поводу, какая ягода тебе нравится, Холрик, мы еще обсудим, - Джена выразительно прищурилась в сторону любителя кислятины. – Госпожа Джена всенепременно найдет в своем расписании время для этого.

- Так, все дружно встали и разошлись по своим номерам, - фыркнул Реарни в рукав. Предчувствие очередной стычки ревнивой парочки уже свербело у него под ложечкой. – Всем отдыхать, пока эти неугомонные разбираться будут в своих вкусовых пристрастиях. Утром сбор в этой комнате. Если она до утра переживет.

+*+*+*+*+

- Холрик, а почему это я сплю с тобой? - Джена в возмущении приоткрыла один глаз. - Ты совсем охамел, сволочь меченная? Мы же договаривались, что больше не спим вместе.

- Не со мной, а на мне, - Холрик глаза открывать не рискнул - И не договаривались, а ты сама с собой договорилась. Тебя отпустить? Только в комнате холодно. Замерзнешь, - и он поплотнее обхватил рукой гибкую фигурку за талию.

- Не отпускай, так и быть, - женщина нарочито медленно поерзала на Холрике, с затаенным самодовольством отмечая его слегка участившееся сердцебиение. - А то и правда замерзну. Ну и что я здесь делаю, хотелось бы спросить?

- До этого – тихо-мирно спала, - Холрик обреченно вздохнул, с нежностью откидывая золотую прядь волос с лица Джены и любуясь тонкой линией скул. - Джен, будем ругаться или спать? Спи на мне, я такой вес не чувствую. У нас еще пара часов есть.

- А потом ты поедешь к Трикси, - женщина чуть приподнялась над ним и обвиняюще заглянула в глаза. - Я не ревную, но если что - ты бы завещание оставил, что ли?

- Джен, мне особо и завещать нечего, - мужчина в ответ негромко засмеялся, от чего вдоль позвоночника у нее прокатилась волна дрожи. - К моим банковским счетам у тебя и так доступ есть. А все остальное мама тебе и без меня отдаст. Кстати, по поводу мамы. Тебе совсем не стыдно за Гремма? Ты представляешь, что в усадьбе творится?

- Так это же ты его забыл у мамы, - Джена, хихикая, спрятала лицо на груди у Холрика. - Ты и есть тот безответственный тип, который перед нашим отъездом не забрал у мамы щеночка. А я хорошая.

- Я так и понял, что во всем виноват, - Холрик поцеловал женщину в макушку, от чего та заерзала с новой силой. - А в своем рождении я не виноват?

- Нет, эти претензии надо твоим родителям предъявлять, - рыжуля прыснула от смеха, от чего ему захотелось незамедлительно перевернуться вместе с ней и продолжить выяснять отношения в более удобном положении.  - Но мы с леди Ван Хонн это по возвращении обсудим. Пока ты будешь устранять последствия пребывания там миляги Гремма.

- Джен, а по попе? - Холрик шутливо шлепнул женщину, а после перешел к лечебному поглаживанию места наказания. - Какая-то ты говорливая с утра. Я тебя даже и не узнаю.

- Поистерить что ли для узнаваемости? - Джена по кошачьи потерлась о мужчину, принимая ласку. С ним ей никогда не было скучно. И провокационно промурчала на ухо. - Холрррик, мне холодно. Я замерзла. Согрей меня. Эй, ну не так же! Выпусти меня из-под себя, скотина! Я просила согреть, а не.... Не.... Не.... ДА!

+*+*+*+*+

- Милорд, в городе, кроме «золотых», еще и Трикси, - под глазами у барона Хорини от недосыпа залегли круги, но держался он стоически. И даже ни разу не пошатнулся под прицелом герцогских очей. - Под прикрытием наемников Миркуса.

- А эта дрянь что в Ларентии забыла? - герцог Норги устало вздохнул. В последнее время плохих новостей становилось все больше, что приводило его в неконтролируемое бешенство, а его челядь – в тихую истерику от страха. - Вышвырни их из города! Не до нее сейчас. Совсем не до неё. Корабли вернулись?

- Нет, милорд, - барон недовольно скривился, сведения были неутешительные. - Просрочка уже три дня. Еще пара дней - и ягоды они не довезут. Штормов не было. Что могло задержать суда? У них груз - ягоды и фрукты. При такой погоде груз сгниет еще в трюмах.

- Это я у тебя спрашивать должен, - Его Сиятельство в изнеможении прикрыли глаза. Сегодня он лично выпорол с пяток слуг, и теперь не мог даже перо в руки взять без дрожи. - Если груз не довезут, страховка покроет убытки?

- Страховки нет, - помощник цедил слова, словно они давались ему с превеликим трудом. На самом деле он лихорадочно просчитывал вероятность своего собственного наказания.  - Ваш племянник не озаботился продлением полиса. Его управляющий - тоже. Так что, если груз погибнет - это будут прямые убытки. И что-то мне подсказывает, милорд, что груз мы потеряем. По нормальному графику все три корабля должны были вернуться еще семь дней назад, но не вернулись. А корабли по возвращении заберут за неустойку.

- То есть мой племянничек еще и банкрот?! – скрип герцогских зубов вызвал паническое желание бежать до ближайшего порта, без остановки, чтобы уплыть без оглядки вслед за кораблями Викрая. - А эта стерва Джена не мелочится. Чувствуется её рука. Что с двумя оставшимися складами и еще тремя кораблями?

- Один из складов арестован властями за несоблюдение санитарных норм, - барон вдруг ощутил невероятное спокойствие, как перед прыжком в безну. Кажется, он достиг предела своего страха.  - Плесень и какая-то растительная дрянь. Типа мха. Это снова будут прямые убытки, хранившиеся в нем товары в продажу не выпустят. Второй склад стоит пустым, что тоже равняется убыткам. Последние три корабля были загружены и ушли в море.

- Уточни порты их назначения, - герцог застонал, схватившись за голову. - Если это Сокраментия, то с кораблями можно прощаться. Пригласи ко мне Джену, надо бы поговорить.

- Приглашал, Ваше Сиятельство, - Хорини переминался с ноги на ногу, не зная, как подипломатичнее передать отказ Джены от встречи. - На словах передала, что пока не может приехать. Очень занята. Как освободится, так сразу посетит Вас.

- Ну и чем она так занята? - язвительно поинтересовался герцог Норги, закипая. - Что не может покинуть номер, снятый Холриком в гостинице?

- С её слов, они с ним сейчас готовят извинения перед леди Ван Хонн, - барон словно стыдливая монашка отвел глаза. - В виде наследника Ван Хоннов. А это, опять же с её слов, процесс длительный и не позволяющий постороннего вмешательства.

+*+*+*+*+

- Так, Трикси, сверяем списки еще раз, - Холрик, до этого задумчиво изучающий пейзаж за окном, ткнул пальцем в бумаги. - Смотри, из твоего списка мы разорили троих. И еще одного Халси выставил в биллиард на такие суммы, что он уже не оклемается по финансам. Можем тронуть еще двоих. Даже, скорее всего, тронем. Тебе нужны их головы, или хватит банкротства?

- Мне за головы платят, - Трикси соблазнительно повела плечами. - А что, ты против? Мы с тобой можем и поторговаться...

- Торговаться на базаре будешь, Ягодка, - Холрик рассмеялся, не ведясь на ее незамысловатые уловки. - А не со мной. Значит, договариваемся так - вы не трогаете Викрая, а я не трогаю ТЕБЯ. И хватит жеманничать, Ягодка, на меня это не действует уже лет так двадцать. И плечиками можешь водить перед своим самцом. На меня это тоже не действует. И из этой помойки переезжайте к нам, я снял второй этаж.

- Харли, ну почему ты такой грубый? – Трикси по-настоящему огорчилась. Она всегда была уверена, что стоит ей поманить пальчиком, и любой станет прыгать возле нее на задних лапках.  - С тобой даже нормально поговорить нельзя! Ты бы хотя бы в отсутствии Джемки расслабился.

- Ягодка, тебе первого урока вежливости недостаточно было? - тон Холрика стал преувеличено ласковым. - А теперь слушай меня внимательно, лахудра. Джемка, Варенье, Повидло - это она для меня. Это я так могу её называть. Для тебя она - госпожа Джена Аль Джариет Корни. Будущая госпожа Джена Аль Ван Хонн. Еще хоть раз позволишь себе вольности в её имени - и я подумаю, а не проще ли попросить Реарни прикопать вас всех где-нибудь в скверике, чем тратить силы на твоё перевоспитание. Повторить, или ты с первого раза поняла?

- Я поняла, поняла, - женщина лихорадочно закивала головой. Она выставила вперед узкие ладошки в попытки приглушить его гнев. - Не психуй, Харли. Ладно, ладно, она - госпожа Джена Аль Джариет Корни. А кто тогда я?

- А ты – никчемная дешевка, не способная усвоить правила, - Холрик поднялся из кресла. - Повторяю по слогам - Харли - это я для Джены. Для тебя - Холрик. Или Хищник. Или Призрак Ночи. Хотя можешь звать меня просто - Хозяин. Я откликнусь. У вас десять минут собрать манатки. Вы переезжаете в «Ларентию». Время пошло.

+*+*+*+*+

- Эээээ... Ну и что здесь творится? - Холрик потрясенно смотрел на привязанную к креслу Джену, рядом с которой стояли довольные подельники. - Вы зачем Дженку к креслу примотали?

- Выполняем твое указание по кормлению вверенного нам объекта, командир, - Реарни по-армейски лихо отсалютовал и с нескрываемым удовлетворением взял со столика очередную чашку. - Ты же что сказал перед отъездом? Покормить её. Без обсуждения! Чтобы к твоему возвращению была сытая и довольная. А она есть отказывается. Вот, кормим. Кашу она уже съела. Остался десерт. Сейчас доест. Харли, кстати о птичках, а зачем она требует художника позвать?

- Ваши портреты нарисовать, мои покойные коллеги, - Холрик подошел к пыточному креслу и, еле удерживаясь от улыбки, с делано серьезным видом опустился на колени, доставая стилет. - Чтобы потом на надгробиях было чего воспроизвести. Брысь все отсюда, я её сейчас освобожу. Нотариальная контора - через квартал. Завещания можете в мою пользу написать - я не обижусь. Вы еще здесь? Смелые вы ребята. Я бы на вашем месте уже к границе подбегал.

- Харли, развяжи меня, - Джена жалобно посмотрела на Холрика - Я этих идиотов даже убивать не буду, без меня сдохнут. И я сама подставилась. Да съем я этот десерт! Только отпусти. Мне нужно вон в ту комнату...

- Дойдешь или донести? - Холрик мужественно давился смехом, разрезая веревку. - Как они тебя подловить ухитрились? Ты же спала, когда я уехал.

- Лежу, сплю, никого не трогаю, - вернувшаяся через пару минут к Холрику повеселевшая Джена, забралась к нему на колени и начала самозабвенно жаловаться. - Тут появляется эта образина Реарни. Заворачивает меня в одеяло и закидывает в купальню. Я слегка возмутилась таким произволом и потребовала вернуть меня на место. А эта сволочь загребущая привязал меня к креслу и заявил, что я завтракать должна. Вроде ты команду дал. И меня начали кормить. И Халси с Игроком присоединились. Холрик, а можно я кого-нибудь из них убью?

- Не надо, Дженка, - Холрик поцеловал женщину, уютно устроившуюся в его руках. - Всё, отдых кончился. Начинаем работать. Джен, есть идеи, как разорить Ларентийский банк? Надоели они мне. Откровенная афера не нужна. А, впрочем, как получится. Но на денежки их надо пощипать. Тебе адмирал бумаги на Первого заместителя управляющего отдал? И еще...Ты десерт сама доешь или мне тебя с ложечки покормить? Мне приятно будет!

+*+*+*+*+

- Нам нужно отчаливать, - капитан небольшого торгового судна с безнадёжностью побитого пса смотрел на портового чиновника, пытаясь словить его взгляд и достучаться до совести. Но маленькие глазки опытного таможенника не отражали ничего, кроме полнейшего безразличия.  - У меня груз гниет! Вы понимаете? Груз через неделю погибнет! Наша компания понесет убытки! Огромные! Нам необходимо отправится в порт приписки.

- Введен карантин, вы не можете покинуть причал, - чиновнику до убытков капитана не было никакого дела. Гораздо больше его волновали оборзевшие донельзя контрабандисты, как тараканы расплодившиеся в порту и платившие в казну вожделенную пошлину. - Вы не можете выйти в море. А все остальное - ваши проблемы.

- А почему другие могут? - капитан мрачно сплюнул на потертые доски пола. - Другие корабли отплывают, а карантин только на наших кораблях?

- Понятия не имею, - чиновник широко зевнул, демонстрируя отсутствие желания хоть как-то впрягаться в тяжбу с капитаном. - И даже не пытайся дать мне взятку - не возьму. КАРАНТИН! Конкретно на грузы ягод. На сорт «Мирабелла». Так что возвращайся обратно, разрешение на отплытие я не дам. А если не понятно - смотри, вон на выходе из бухты два военных фрегата стоят? Так вот, они карантин обеспечивают. Еще не хватало, что бы вас при выходе утопили. Чисти потом за вами русло.

- А чьи это фрегаты? - капитан поник плечами, осознавая, насколько глубоко он увяз. - На них нет флагов государства. И... Это же не фрегаты Острова Лайен?

- Разумеется, у нас вообще никаких фрегатов нет, - насмешливо уточнил чиновник. - За ненадобностью. Мы - нейтральный остров. И ни с кем не воюем! Зачем нам военные корабли?

- Почти понятно, - капитан с тоской посмотрел на море. - Фрегаты герийские. Ну и какого грыха они здесь делают? Два боевых фрегата при выходе из бухты.

- Три, - служащий вытащил из стола плетеную корзинку с пирожками и взял один, подтолкнув оставшееся к незадачливому морскому волку. - Угощайся. Третий фрегат на свободной воде. Хочешь совет, кэп? Совершенно бесплатно? Ну или проставишь мне выпивку.

- Давай, проставлюсь без вопросов, - капитан обреченно вздохнул и взял пирожок, не задумываясь откусил половину. - Они же нас ждут? Три боевых фрегата из флотилии адмирала Стила... Против трех «торговцев». Что мы натворили?

- Вы? – его собеседник громогласно расхохотался, отчего на форме, обтянувшей его объемное пузо, затрещали форменные пуговицы. А потом слуга народа резко посерьезнел и негромко продолжил. - Маленькие вы еще для творений такого размаха. Посылай за выпивкой, а я пока расскажу, что делать надо, чтобы уплыть.

- Эй, пацан, принеси три бутылки вина, - воспрявший от слабой надежды капитан сунул деньги топчущемуся у порога взъерошенному босоногому мальчишке. - И имей в виду - выпивка для уважаемого чиновника! Принесешь бурду - сам понимаешь...

- Выбрасывай груз, - пресловутый господин чиновник довольно погладил себя по животу. - И с двух остальных кораблей- тоже. За некое пожертвование я выдам справку, что он испортился.

- Вариантов нет? - капитан с досадой хлопнул ладонью по столу. - Груз через несколько дней и так испортится! Нас же с ним не выпустят?

- Я тебе больше скажу, вам даже попутная загрузка не светит, - сытый таможенник довольно осклабился. - Так что выкидывай ягоды за борт. С чистыми трюмами у тебя есть шанс пройти мимо фрегатов. С полными - вообще никак. С тебя, кстати, сто золотых, и справка о гибели груза будет у тебя через час.

+*+*+*+*+

- Это произвол, господин капитан, - старший помощник «Морской касатки» исподлобья смотрел на возвышающего над ним капитана военного фрегата. - На борту нашего судна нет контрабанды. Вы не имеете права так поступать. Есть же Морской устав. У нас же безобидное торговое судно! Мы ничего не нарушали! Это превышение полномочий!

- А вот это мы сейчас и выясним, на что я имею право, а на что не имею, - военный холодно посмотрел на мужчину. - По моим данным, где-то на этом судне находится пакет с запрещенной травой. И мы её найдем. А если нет - тогда я принесу извинения. Лично.

- То есть неустойку за просрочку нашего рейса Вы платить не собираетесь?! - старпом «Касатки» истерично засмеялся. - Вы понимаете, что делаете? Вы же разоряете моего хозяина!

- Я выполняю свои обязанности и ищу контрабанду, - военный с презрением обвел взглядом гражданских моряков. - Начнем завтра. Или послезавтра. По настроению. Предупреждаю, попробуете выйти из дрейфа - судно утоплю. Вместе с командой. Спасать никого не буду. Все понятно? Увижу хоть попытку поднять паруса... Это будет последнее, что вы сделаете. В этой жизни. Не рыпайтесь. Судно пусть лежит в дрейфе. Пришвартовываться мы к вам не будем. Пока. Не испытывайте мои нервы - у меня на борту полная абордажная команда.

+*+*+*+*+*+


Робкий стук в массивную дверь кабинета, и на порог Управляющего Ларентийского банка шагнул невысокий сутулый клерк, судорожно протирающий большим клетчатым платком перекошенное от волнения лицо.


- Господин управляющий, у нас проблемы, - человечек торопливо смахнул пот со лба и продолжил скороговоркой. - Мы провели шесть платежей. Они прошли. Туда. А вот подтверждений проводок нет. То есть деньги ушли, а вот куда они делись... Их принял на свой счет банк «ZADNITSA», перевел в банк «Сокраментийский городской». Но сокраментийцы получение денег не подтверждают.

- И не подтвердят, - управляющий досадливо скривился. - Сколько денег перевели?! С каких счетов?! Наших фондов хватит убытки покрыть?

- Почти три ми-ми-миллиона, - служащий побледнел до синевы. - А счета... Два городских. Мэрии. Один таможенной службы. И три частных. Фондов хватит... Наверное.

- Личные счета герцога Норги и барона Викрая? – банкир вдруг  визгливо расхохотался, брызгая слюной и всхлипывая, от чего несчастный сотрудник банка окончательно перепугался и попятился к выходу. - Что-то меня это уже не удивляет. И что прикупил мой друг герцог?

- Компанию «SAM&SAM,UDVoletvoril», - клерк схватился за сердце и начал хватать перекошенным ртом воздух. - Но распоряжения на перевод денег привезли проверенные люди! Герцог за компанию заплатил почти миллион золотых! И наши служащие сделали перевод...

- Я им не завидую, - отсмеявшись и смахнув выступившие слезы, управляющий банка поднялся из-за заваленного документами стола, скинул с себя рабочий камзол и жизнерадостно оповестил в конец ошарашенного служащего. - А я в отпуске. Дня так три уже. Хочешь, и тебе отпуск устрою? Семья есть? Бегите из Ларентии, пока милорд не понял, как над ним поиздевались. А то потом нас всех закопают. Переведи латиницу на наш язык. И всё сам поймешь. А я домой поехал. Жаль.... Хороший был у нас банк.



4.

Герцог Норги в крайней степени задумчивости мерял шагами свой рабочий кабинет, в то время как его личный помощник, барон Хорини, пытался мимикрировать под окружающую обстановку. По цвету лица он практически сравнялся с бледно-зелеными шелковыми обоями. Жаль, что он не мог просочиться сквозь них, ведь дальше, по коридору была такая важная для него дверь в тайный ход, на свободу. Только это знание придавало стойкости его нижним конечностям и перебивало ощущение занесенной над головой личной герцогской плети. Он даже дышал через раз, чтобы, не дай грых, не нарушить хрупкую тишину в комнате. А все потому, что с личного счета его патрона в «Ларентийском городском банке» исчезли все средства.

- Барон, - хриплый голос Его Сиятельства разорванной струной стегнул по оголенным нервам Хорини. – Девчонка в конец заигралась. Найди по ее душу убийцу.

- Смею напомнить, милорд, Холрик в городе, а при нем заказ никто не возьмет, - герцогский прислужник склонил голову еще ниже, пряча глаза. – При всем почтении, Ваше Сиятельство, но он по сути - национальный герой. Убийц для них надо искать не здесь. И трогать Джену одну не имеет смысла. Только вместе с Холриком. Иначе он за свою женщину устроит в Ларентии вторую битву при Шантогири. Город захлебнется кровью.

- Ищи, где хочешь, - милорд утомленно опустился в кресло. – Я заплачу за убийство обоих. Эхх, нужно было эту дрянь десять лет назад убрать вместе с её родителями. А не в тюрьму засаживать. Но мне тогда это показалось забавным, такое бесчестье – единственная дочь убила своих родителей. И надо ж было случиться такому, чтоб из камеры её вытащил сам королевский дознаватель! Ублюдок дотошный! Интересно, чем она тогда с ним расплатилась? Собой?

- Джена телом никогда не расплачивалась, - Хорини угрюмо посмотрел на своего начальника, невольно защищая ту, что принесла столько неприятностей его господину. - Насколько я располагаю сведениями, милорд, у неё в жизни был только один мужчина, и это Холрик. Он же первый, и, скорее всего, единственный. А вот за их головы попросят много, очень много золота. И еще, - он сделал паузу, привлекая внимание герцога. - Их сейчас охраняют «шантогирийские псы». И это не считая Реарни. Семь волкодавов. Все с большим боевым опытом. Их тоже прикажете устранить?

- Мне уже без разницы, барон, - герцог принял решение идти ва-банк. - Убирайте всех. Весь этот мусор, который путается под моими ногами! И что такого Холрик нашел в этой рыжей девке!? Он же за неё на самом деле город в крови утопит. Какая у них разница в возрасте? Ему - сорок, ей - двадцать шесть. Четырнадцать лет? Мог бы себе и помоложе найти. И как же я это солнце рыжее просмотрел?!... Её не в тюрьму надо было, нееет!... К себе в постель, в наручниках да под плеть! Какую герцогиню бы воспитал для себя...

- Если Джена узнает, кто отдал приказ ликвидировать её родителей, то все её шалости с Вашими счетами покажутся мелким ребячеством, - Хорини медленно отлип от стены, чувствуя себя мелким зверьком, попавшим в клетку с дикими хищниками. И не важно, в какую сторону он побежит, конец для барона видится один – печальный и кровавый.  - А если она пожалуется своему на всю голову больному любовнику, тогда нам всем не позавидуешь.

+*+*+*+


Холрик неторопливо обошел кучу окровавленного тряпья, которое совсем недавно еще представляло достаточно крепкого наемника, не гнушающегося брать заказы, от которых отказывались более здравомыслящие, а от того более здоровые коллеги по нелегкому ремеслу.

- Ты меня убьешь? - наемник с трудом поднял разбитое в кровь лицо, сплюнул на пол осколки зубов и кровавую пену и уставился мутными глазами на Холрика. - Оправдаться не дашь? Хочешь знать, Призрак, кто мне заплатил за твою шкуру?

- Я это и так узнаю. Но ты поднял руку на мою женщину, - Холрик хищно оскалился, отчего стал напоминать матерого волчару. - А это чревато. Могу тебе предложить выбор: быстрая смерть, или я тебя сейчас на кусочки резать начну. И, пожалуй, второе мне интересней.

- Командир, иди лучше к Дженке, - Реарни неслышно нарисовался за спиной, поигрывая в широкой ладони кинжалом, но Харли даже бровью не повел и не повернулся, продолжая изучать пленного недобрым взглядом. - Без тебя разберемся. Сейчас нам эта падаль все расскажет. И даже чего не знает. Холрик, давай же, иди к Дженке, она без тебя скучает. А мы тут пока побеседуем...

- Смерть его не должна быть легкой, - Холрик выпрямился, вынося решение, которое никто не стал оспаривать. - Я лично проверю. Реарни, охрану Джен надо усилить. Если не хватает денег, я раскрою счет в сокраментийском банке. Там тысяч триста. Бери сколько надо. Для Джен надо еще хотя бы пару надежных охранников.

- Не обижай нас, Призрак, - боец, охраняющий вход в комнату, позволил себе вмешаться в разговор. - Твою женщину никто не тронет. Ребята не за деньги впряглись в охрану. Хотя... деньги все же пригодятся. Пару сотен золотых для вдовы Яна. Она бедствует после его смерти. Мы с ребятами скинулись, но этого мало.

- Ян? - Холрик порылся в памяти. - Десятник. Из моих. Так умер, говоришь? Реарни, женщину надо переправить ко мне в усадьбу. Дети остались? О них тоже надо позаботится. Своих не бросаем, - и, повернувшись в сторону недобитого наемника, жестко повторил. - А эту тварь – в расход.

- Все, все, иди уже к себе, - Реарни, единственный кто мог себе это сейчас позволить, похлопал друга по плечу и подтолкнул к выходу. - Не напрягай. А то уж и Дженку что-то подозрительно тошнит по утрам. Допрыгались в кроватке?

Холрик, почти дошагавший до дверей, как будто врезался в невидимую преграду.

- Ты что сейчас сказал? - он очумело посмотрел на ухмыляющегося товарища. - Ну и до чего мы допрыгались? Постой… Это то, про что я подумал?

- Эээ, а у тебя вообще есть чем думать? – ответом послужил довольно-таки издевательский смех. – Иди уже, герой постельный, утешай свою девочку. А допрыгались вы не до чего, а до кого. До маленького Ван Хонна или до маленькой Ван Хонны. Мы тут с этим трупом без тебя разберемся. Джен уж точно это видеть не стоит. Кровищи будет море...

+*+*+*+*+


Барон Хорини уже потихоньку переставал дергаться от каждой сводки дурных новостей, которые ему ежеутренне приходилось докладывать герцогу.

- Счета Вашего племянника обнулены полностью, - монотонно бормотал он под нос. Впрочем, надеяться на то, что Его Сиятельство не расслышит, было бессмысленно. Герцог Норги, несмотря на свой возраст, поистине обладал слухом летучей мыши. - На Джену и ее любовника заказ приняли, и тут же поделились деньгами с ним. До девки добраться не получится. Её сейчас кроме семерых «шантогирийских псов» охраняют еще и шестеро «олентийских кошаков». Чертова дюжина бойцов на одну рыжую ведьму. Ах, как же глупо, что барон Викрай в свое время поставил в пари на Лауру! Милорд, необходимо пойти на перемирие с Адмиралом Стилом.

- Да понял я уже, - милорд Норги поморщился от такой нерадужной перспективы. - Только вся наша беда в том, что этот грыхов адмиралишка в диалог вступать не хочет! От слова «совсем». Моего посланника даже на порог его дома не пустили. Так что еще может предпринять наша хитроумная Джена, а? Вот ведь, талантливая девочка! Как же я её упустил...

- Наша «талантливая» Джена сейчас копается в архивах, - барон передал герцогу последние сведения, которыми его снабжали агенты, приставленные следить за зарвавшейся парочкой. – Пытается выискать, кто отдал приказ об убийстве её родителей. И найдет, милорд, незачем сомневаться. Она действительно способная во всем, думать и сопоставлять умеет, несмотря что женщина. А когда правда вскроется, то на Ваше Сиятельство объявят настоящую охоту. И Холрик кинется впереди своей своры. За Джену он и Вас порвет.

- Убить их! – отчеканил Норги, замерев неподвижным изваянием в кресле. Только глаза выдавали лютую ненависть к своим врагам. - Деньги уже значения не имеют. Призови убийц из Геронтии или Римерии. Пусть группы независимо друг от друга работают. Избавиться от её родителей... Да, жену графа можно было бы и не трогать. Но она мне отказала! Мне! А я такие вещи не прощаю...

«Пора отсюда валить, - подумал барон Хорини, кланяясь своему хозяину на прощанье. - И как можно дальше. Если Джен раскопает ту давнюю историю и припряжет Холрика, то он от города камня на камне не оставит. А она раскопает... Не хотелось бы в это время оказаться у них на пути. Решено, забираю семью, и мы сваливаем. Куда бы ещё намылится... Хотя можно у Холрика покровительства попросить. Он защиту даст. В отличие от семейства Норги, Призрак мужик конкретный. Девочку свою закрыл так, что к ней даже подойти нельзя.... Без риска остаться без головы».

+*+*+*+*+


Император Герии с неприкрытым недовольством смотрел на командующего флотом, Адмирала Стила. Наглый вояка и не скрывал своих намерений перед сюзереном, что заводило Императора еще больше.

- Адмирал, что творится в Ларентии? – в голосе монарха слышалось «ты совсем обнаглел?». - Отзови своих людей, Стил. Твои «золотые» спустили активы двух крупнейших банков до нуля. Красавцы! Я даже спрашивать не буду, куда они их вывели, пусть им останется в качестве приза. Изящно и со вкусом сработали. Это Джена?

- Да, Джена Великолепная, - Стил, в свою очередь недовольством монарха не впечатлился, и продолжал испытывать его терпение на прочность. - Она у меня умница и красавица. А отозвать «золотых», увы, не могу. Джена уже начала свою игру. Помните, десять лет назад я просил не трогать графа Корни? Вы меня тогда не послушали.

Адмирал чуть склонил голову набок, погрузившись на пару мгновений в неприятные воспоминания о прошлом. Затем продолжил четким, сухим языком, которым привык разговаривать с зарвавшимися подчиненными, но никак не с Императором.

- Ваше Императорское Величество, полное имя Джены - Джен Аль Джариет Корни. Вы тогда приказали не трогать герцога Норги, а сейчас Джена решила добыть его голову, чтобы прибить над входом в парадной зале поместья Ван Хонн.

- Что, этот верный пес Холрик до сих за ней тягается? - Император недоверчиво покачал головой. На фоне развращенных нравов его Двора, верность наемника своей даме сердца вызывало зависть и недоумение. - Упорный мужик. Десять лет бабу охаживает. Стил, но все же, советую отзови людей. Хватит. А если так уж им нужна голова Норги, пусть забирают. Он, в конечном счете, уже всех окончательно достал. И да, напомни-ка мне, что такое «ларентийское пари»?

- Мальчишки из элиты ставили деньги на девочек, - Стил поморщился. – Ставки от пятидесяти золотых. Выигрывает тот, кто первый переспит с определенной девушкой. Под пари попала и моя Лаура, а потом она покончила с собой. Поэтому я не отзову людей, Ваше Величество.

Император пристально изучал стоявшего напротив него Адмирала, за которым, как он небезосновательно полагал, крылась неслабая поддержка флота, а это был довольно-таки весомый аргумент в нынешнее неспокойное время. Взвесив перспективу вызвать бунт со стороны подконтрольных Стилу военных или позволить его «золотым» самостоятельно устранить зарвавшихся аристократов, он махнул рукой и продолжил беседу.

- Ладно, ты в своем праве, - Император подчеркнуто тяжело вздохнул. - Лаура Блестящая. Сверкающая Лера. Твоя дочь была очень красивой девушкой, жаль, что так вышло. Даю добро, голова герцога - ваша добыча. И кстати, Джене титул вернули? Если нет, это надо исправить. Она же у нас сейчас простолюдинка? Вызови мне помощника, надо подготовить бумаги.

- Нет, она - графиня Орти, а скорее всего, сейчас уже госпожа Джен Аль Ван Хонн, - командующий засмеялся, глядя на вытянувшееся лицо монарха. - Холрик свое не упустит. К слову сказать, он и не мелочится, кольцо и браслеты для неё заказаны у Трёси. Это же Ваш придворный ювелир, государь?

- Хонны всегда отличались исключительной наглостью, - возмутился Император.

- Но и особой преданностью тоже, Ваше Величество, - заключил Адмирал с поклоном.

+*+*+*+*+

- Арбалет на землю! Руки за голову! – основания шеи коснулась ледяная сталь клинка, недвусмысленно заставляя пленника опуститься на колени. – Живо! Я шутить не умею. Давно разучился.

- Ленни? - мужчина аккуратно положил арбалет к своим ногам и медленно разогнулся. - Вы что здесь делаете? Мать вашу, две тройки матерых котяр! Мы сдаемся! Не убивайте!

- Я подумаю, - кинжал убрали от шеи заказного убийцы, но встать или пошевелиться ему не разрешили. - Мы охраняем кошку Холрика. А вот что ты здесь делаешь... Имя заказчика?

- Не разглашается, Ленни, - наемник затравленно посмотрел по сторонам, прикидывая свои шансы. - Сам знаешь, имена мы не называем.

- Но ты мне все равно скажешь, - Ленни снисходительно посмотрел на стоящего на коленях мужчину. - По-хорошему или по-плохому. Шутки кончились. Кто заказал устранение кошки Холрика? У нее скоро будет котенок. Или называешь имя и сваливаешь отсюда, или мы вас сейчас на запчасти раздраконим. Знаешь, что в Олентии делают за нападение на беременную кошку?

Долго раздумывать убийца не стал, и как жестоко в Олентии разбираются с обидчиками будущих матерей, мужчина знал не понаслышке.

- Барон Хорини, - начал он делится информацией. - Но заказчик не он. Думаю, что без герцога Норги не обошлось. Хорини только заплатил. Много. Очень. Деньги верну. Нам не сказали, что это кошка Холрика. Решили, просто посторонняя девка. А у Холрика будет котенок?

- Бегом отсюда! - Ленни на вопросы отвечать не собирался, а вот ускорение пинком обеспечить не поленился. - И передай своим недоделкам: кошка Призрака под защитой моего клана. Рискнете тронуть, иметь дело будете со мной. Все усвоил? Ты еще здесь? Нет, ну ты бессмертный! Исчезни с моих глаз. Пока я не передумал вас живыми оставлять.

+*+*+*+

- Миледи, привезли заказ Вашего сына, - управляющий усадьбы Ван Хоннов светился от счастья, семеня короткими ножками навстречу своей госпоже. Он с поклоном передал ей в руки отделанную золотистым бархатом коробку самого известного ювелирного дома. - Кольцо и брачные браслеты работы самого императорского мастера!

- Оплати счет, - леди Хонн лучезарно улыбнулась. - Холрик Джену десять лет уговаривал выйти за него замуж, и наконец-то добился своего. Прекрасная девушка! У меня будет самая лучшая невестка, достойная носить имя Ван Хоннов, как никто другой.

- Счет уже оплачен, моя госпожа, - управляющий взял на себя смелось распорядиться на сей счет заблаговременно. - Ваш сын, миледи, на невесте не экономит. Сто шестьдесят две тысячи золотом!

- Всего-то? Выпороть бы Его Светлость за такое, - женщина театрально нахмурилась. - Моя девочка достойна самых дорогих подарков. И где они сейчас, спрашиваю!? Вели Холрику немедленно возвращаться с невестой домой. А для девочки приготовь комплект из моих украшений. Тот, фамильный с изумрудами. С ее золотистыми волосами будет смотреться потрясающе, а еще и от злых взглядов защищать. Скоро у нас появится еще одна леди Хонн.

- Миледи, так они оба в Ларентии, - толстячок с опаской посмотрел на хозяйку, ожидая реакции на такую новость. - Уже почти месяц. Уехали в тот день, когда госпожа Джена оставила Вам собачку.

- Мой Бог, Гремма надо бы покормить! Иначе мы не досчитаемся слуг! Распорядись скорее! – смех леди Хонн рассыпался колокольчиками, давненько она не была в таком великолепном настроении. - Я эту девочку обожаю! Так элегантно пристроить мне своего монстра. Постой, любезный! А что это дети делают в Ларентии?

- Похоже, мстят за Блестящую Леру, моя госпожа. Лера покинула этот мир, - управляющий съежился, прижав пухлые ручки к груди, и, кажется, стал еще ниже ростом. - Их туда отправил адмирал Стил. И мне уже искренне жаль Ларентию.

- Этому кракену-интригану я все оставшиеся волосы на голове вырву при встрече! - леди Хонн нахмурила тонкие брови. – И кто охраняет девочку? Холрик не в счет, за него я не так сильно беспокоюсь, а вот Джен может и заиграться. Отправь к ней моих «сияющих». Всех. Джена еще моего внука должна выносить. Выполняй!

+*+*+*+*+

- В Ларентии «сияющие» леди Хонн, - Хорини с безутешной тоской смотрел на герцога Норги. - Полное крыло. Дюжина человек. Милорд, сделайте все, чтобы договориться со Стилом. Пока город еще цел!

- Ты смеешь меня учить, как поступать?! – герцог в ярости навис над бароном. Его рука судорожно сжималась в кулак в поисках любимой плети. Не обнаружив искомое, Норги зашипел, как будто ему зашиворот плеснули кипятка. – Ш-што с-с-с заказом на головы Дш-шены и Холрика? Пош-шему они еш-ше ш-шивы?

- Холрика убить попытались многие, - Хорини даже не поморщился, не отстранился от беснующегося патрона, похоже, выработал иммунитет. - Только он живучим оказался. В отличие от попытавшихся. А Джену так прикрыли, что в её сторону даже смотреть бесполезно. Реарни, шантогирийцы, две тройки олентийцев, еще и «сияющие» добавились. Императора так не охраняют. Заказ на неё никто брать не хочет.

- Меня это не волнует! - отрезал герцог, беря себя в руки. - Они должны сдохнуть! Что, совсем смелых не нашлось? Один выстрел из арбалета - и проблема будет решена.

- А потом стрелка аккуратно порежут на мелкие дольки и скормят бродячим собакам, - барон просто констатировал факт. - Милорд, Холрик за свою женщину тут все разнесет. Нужны переговоры.

- Стил мне Лауру не простит – Норги пробрал нервный смех. - И я бы не простил на его месте. Уууу, оторвать бы этому кобелине-племянничку всё выступающее! Нашел на кого ставить... Как там её звали? Лера Блестящая? Сверкающая Лара? Как-то так. Как же я их всех ненавижу!

+*+*+*+*

- Джен, тут тебе мама подарочек прислала, - Холрик ухахатывался, пока его любимая, подпрыгивая от любопытства, пыталась заглянуть ему за плечо. - Двенадцать мужиков. И хочет, чтобы мы вернулись.

- Я никуда не поеду, - Джена надулась, прикрывая страх перед будущей свекровью напускной обидой на подколки Ван Хонна. - Меня твоя мама убьёт при встрече. И Гремма мы так и не забрали...

- Тебя вряд ли, а вот меня запросто, - мужчина обнял женщину, зарываясь носом в золотисто-рыжую макушку. Ради возможности вот так спокойно держать ее крепко прижатой к груди Холрик был готов на все моральные и физические пытки от родительницы. - Причем, умирать я буду долго и в мучениях. Дженка, мы как с тобой свадьбу будем справлять?

- С тобой? - Джена еще ближе прижалась к Холрику, но не перестала строить из себя недовольного жизнью сопящего ежика. - В твоих мечтах, если только. Я передумала за тебя замуж выходить. И вообще - постель не повод для знакомства! И для замужества - тоже.

- Ооо, вы опять за свое? - Реарни по-стариковски прокряхтел из своего угла. - Джен, деточка, хватит громить гостиницы. Приличных и так в городе раз-два и обчелся. Давайте я вам лучше дом прикуплю? Где-нибудь на окраине Ларентии. И разносите его в клочья. Хотя одного дома вам будет мало. Давайте сразу два? Или три? Или лучше пещеру, а, Холрик?

- Сейчас доумничаешься, дядюшка, - недовольно фыркнула Джена на Реарни, выглядывая из своего надежного укрытия. - Леди Хонн «сияющих» прислала? Холрик, а мы попали. Крепко так влипли.

- Ты еще не поняла, насколько, - Холрик не удержался и поцеловал женщину в уголок губ, и только чтобы увидеть, как загораются зеленые глазищи.  - Смотри, это тоже тебе передали.

- Мать моя женщина! - Джена смотрела в открытый бархатный футляр, в котором переливалось золотое колье и серьги с изумрудами.  – Это же фамильные драгоценности твоей семьи, Ван Хонн? Все так серьёзно, Харли?... От свадьбы я уже не откручусь? – она приложила одну из сережек к своему маленькому ушку. Изящное украшение идеально подчеркнуло женственный изгиб шеи и плеча, а золото мягко полыхнуло в ярких волосах. - Жаль, милый, я бы еще лет так десять холостой побегала… Холрик, а спрятаться не получится?

- Если только в нашем фамильном склепе, - Холрик взял колье в руки, про себя удивляясь насыщенному зеленому оттенку крупных камней, в совершенстве сочетающемуся с цветом глаз любимой. – Придержи волосы. Сейчас примерим на твою шейку. А спрятаться... Там, в склепе, у моего деда роскошный саркофаг. Мы уместимся. Только вот мамочка нас и там достанет.

- Говоришь, без шансов? И если леди Хонн захочет нас достать, нам даже в могилу зарываться будет бесполезно? - Джена сделала несколько шагов к настенному зеркалу, чтобы полюбоваться на украсившее её декольте украшение. Несколько раз завороженно провела по нему пальчиками. Однозначно, она влюбилась в это фамильное колье Ван Хоннов с первого раза. Как символично! – Ага, сначала откопает, а потом туда же и зароет. Ладно, свадьба так свадьба. Переживу. И не такое переживала, – она с воодушевлением развернулась. - И вообще, Харли, я лимонов хочу. Так, стоп, Я? Хочу? Лимонов?! Я же их ненавижу с детства! Нууу, Холрик, ты труп! Без вариантов!

+*+*+*+*+*+

- Что там опять происходит? - Трикси с опаской смотрела на потолок, на котором раскачивалась тяжелая люстра и осыпалась мелкая крошка побелки. - Холрик опять разошелся? Этому психу давно надо принимать успокоительное.

- Нет, это до нашей Джен дошло, почему её с утра тошнит, - Реарни снизошел до ответа, выныривая из своих размышлений. – Эх, хорошая была гостиница! Сейчас Дженка её разнесет, а Холрик и глазом не моргнет.

- Дженка совсем с катушек съехала от своей безнаказанности, - Трикси лишь завистливо стрельнула глазами на расшалившуюся люстру. - Холрик ей совсем ничего не запрещает? Зря он так. К порядку надо бы призвать.

- Дженка она для господина Холрика, для нас же - госпожа Джен Аль Ван Хонн, - командир «сияющих», до этого планомерно занимавшийся чисткой оружия, подкинул на руке кинжал, проверяя балансировку, и удовлетворенно кивнул. - И не иначе. И если госпожа Джен решила разнести здесь все, то она имеет на это право. А если попросит помощи, мы поможем.

- Да что она себе позволяет?! - взорвался Миркус, не выдержав тотального преклонения перед рыжей стервой. - Тоже мне, цаца нашлась! И не таких объезжали! Шмара безродная!

- Давно зубы пересчитывал? – «сияющий» плотоядно ухмыльнулся, от чего разошедшемуся любовнику Трикси поплохело. - Госпожа Джен может себе много чего позволить. Она - признанная Леди Ван Хонн. Дальше объяснять?

- Миркус, заглохни, пока тебя не пришибли! - Трикси от тихого бешенства закусила губу до крови. Мало ей этой выскочки с ее волкодавами и кашаками, так еще и любовник подливает масло в огонь. – Она в положении?! Ну все, северный зверек подкрался незаметно... городу нужна эвакуация!

- Что правда, то правда, госпожа Джен в тягости, - «сияющий» развлекался, читая эмоции на лицах присутствующих: плохо срываемый шок у Трикси и Маркуса, тщательно подавляемую гордость за рыжую кошку у Реарни, радость за командира у бойцов. Он и сам был в азартном предвкушении перемен, так как даже в страшном сне не мог представить всего масштаба катастрофы, нависшей над городом в случае, если у Джены продлится плохое настроение. - И попросите своего охранника, если он хочет жить, вести себя прилично.

- Приношу за него извинения, - поспешно выдавила из себя Трикси, пока Маркус в ответ не наговорил лишнего. Но потом взяла более игривый тон и даже присела на ручку кресла, в котором устроился собеседник. – А, правда, «сияющие» - самые дорогие наёмники в Гирее? Сколько Леди Хонн вам заплатила?

- А Леди Хонн нам не платит, - мужчина с улыбкой ответил на ее вопрос, принимая игру. Маркус, просекший переглядывания своей подруги с командиром «сияющих» попытался было вклиниться между ними, но Трикси так злобно цыкнула на него, что ему пришлось обиженно ретироваться к ухмыляющимся бойцам, несущим дежурство в коридоре этажа. - Мы на род Хоннов изначально работаем бесплатно.



5.

Привычная обстановка рабочего кабинета герцога Норги привычно переживала очередной доклад его помощника. Результаты привычно не радовали Его Сиятельства, с утра пребывающего в преотвратнейшем настроении.

- Как же Джена ухитрилась разорить «Ларентийский городской банк»? - милорд Норги перенес хмурый взгляд на своего слугу. - Такие платежи без ведома Управляющего не невозможно провести! И кто привез в банк распоряжения на выплаты? Мой бухгалтер точно ничего не привозил!

- Управляющего в этот день не было, - барон изменил позу с подобострастной на более удобную, но предательское колено щелкнуло, и Хорини перекосило на один бок. Продолжил он, чудом сдерживая болезненные постанывания. – Вместо него в банке находился Первый заместитель. Он с утра передал операционистам платежные распоряжения. Сами понимаете, ни у кого и сомнений не возникло. А после обеда Первый забрал все документы и поехал домой обедать. С обеда не вернулся. Вместе с документами. Так что доподлинно выяснить, кто выписывал распоряжения возможности не представляется. Тревогу забили на следующий день, когда на работу вышел сам Управляющий, а подтверждений на получение денег от банков не пришло.

- Шедеврально, мать их раз так! – хозяин кабинета скрипнул зубами. - И где сейчас этот Первый заместитель? Его Реарни под каким кустом прикопал?

- Скорее всего, в Олентии, в безымянном лесочке, милорд, - барон Хорини смотрел на своего господина жалобным взглядом обделавшегося пуделя, но разрешения присесть так и не дождался. - Вместе с семьей. Холрик с Реарни ребята дикие, но бессмысленных убийств не допускают. А Заместителя в тот же вечер вывезли из Ларентии на курьерском бриге. Сами знаете, это же военные суда. Они на отбытие разрешения у начальника порта не спрашивают, просто в известность ставят.

- Стил, разтакая гадина подводная, да чтоб о его голову стальное ядро приземлилось!... - Норги еще пару минут самозабвенно материл Адмирала, склоняя его род и профессию на все лады, пока окончательно не выдохся, а запас матерщины не иссяк. И в этом он против командующего был значительно слабее. - Точно без него не обошлось! Джен - сучка изобретательная, но для покупки заместителя управляющего «Ларентийским городским банком» у нее просто времени не было!

- А покупала ли? - барон приставными шажочками доковылял до графина с вином и, пользуясь тем, что патрону сейчас не было дело до его вольностей, налил до краев бокал и отхлебнул добрую половину. - Скорее, шантаж. А вот материалы для нее собирали люди Стила. Выходит, в Ларентию она прибыла уже с пачкой компромата, весьма весомого. Ну и в качестве бонуса предложили банкиру свое покровительство и долю в выведенных деньгах, чтобы на оставшуюся жизнь хватило. Деньги-то в олентийские банки ушли.

- Без разницы, операцию всё равно Джен планировала, - милорд расхохотался, а его помощник поскорее прикончил остатки вина и придвинулся ближе к выходу. - Её рука! Девочка с десяти лет делала огромные успехи в изучении математики и финансов. Нестандартное мышление. Вот поэтому её королевские дознаватели из ларентийской тюрьмы и вытащили. Еще бы выяснить, откуда они про неё узнали. Сложилась веселая и очень сыгранная команда. Джен - стратег, она идею выдвигает. Холрик - тактик, прорабатывает все детали. Реарни - прикрывает, убивает, ворует, договаривается с исполнителями, Стил все оплачивает, Игрок и Халси - на подхвате. И почему у меня такой команды нет?

«Потому что не надо было её семью трогать, скотина бессердечная, - подумал про себя барон Хорини, мысленно желая герцогу поскорее издохнуть и освободить его от тягомотных обязанностей. - И это была бы тогда твоя команда. А сейчас, извини, они против тебя играют. И я готов поставить всё на «золотую пятерку». Они в игре не просчитываются совсем. Ни одной стандартной комбинации, в отличие от тебя, милорд. Если Джен решила устроить свое «ларентийское пари», то ставлю золотой против медяшки, что это не последний их фортель».

+*+*+*+*+*+

- Чем там заняты Джен и Холрик? - посланник леди Ван Хонн с интересом смотрел на Реарни, чье лицо выражало непрошибаемую безмятежность. - Я кое-что привез. С Холриком не опасно для жизни общаться?

- Сегодня? – наемник изобразил глубокую задумчивость. – Так с утра они уже выясняли, кто из них главный. Впрочем, ерунда, они уже десять лет каждый день это выясняют с переменным успехом. Но лучше подожди, Джен нервная в последние дни, может и кинуть чем-нибудь тяжелым.

- Понятно, я могу чрез тебя бумаги передать? - прибывший покачал головой, об отношениях этой страстной парочки ходили легенды, и протянул шкатулку с документами. - А то они своими разборками могут долго заниматься, а меня корабль ждать не будет. Сегодня отплываю обратно. И хотелось бы сохранить целый вид.

- Давай уже сюда! Это леди Ван Хонн прислала? – Реарни нехотя выбрался из облюбованного кресла. - Так и быть, поработаю передастом на побегушках. Миледи сильно гневается?

- Да не особо, вызвала к себе устроителя королевских свадеб, - посланник закатил глаза, показывая размах и статус будущих торжеств. - Как понимаешь, по их возвращению будет скромная свадьба, гостей этак на двести - триста. На меньшее Ван Хонны не согласны - неприлично. А документы держи. Тут бумаги королевства Олентии на Холрика. Все – подлинники, с печатями и подписями.

- А не плохие у Леди Ван Хонн связи, - одобрительно кивнул Реарни, пробежав глазами по бумагам. - Герцога Норги ждет очученный сюрприз, а его терпение и так кончается. Завтра он узнает, что все корабли Викрая арестованы за долги, и его это должно порадовать. Олентийское консульство в курсе?

- Олентийцы в курсе, - гость злорадно ухмыльнулся. - Так что проблем не будет. Только сильно не рискуйте. Если Джен и Хорлик не вернутся в самое ближайшее время, леди Ван Хонн серьезно обидится. По секрету, она уже настроилась детскую обновить.

- Можешь сам им об этом сказать, - подмигнул Реарни замахавшему на него руками посланнику, убирая бумаги обратно в шкатулку. - Ладно, сам попробую с ними поговорить. Если не вернусь, я могу рассчитывать на орден?

- Посмертно? - мужчина пожал плечами. - Разумеется. А также на пенсию твоей семье. И пару медалей впридачу. Удачи тебе, Реарни! И если Игрок и Халси вам больше не нужны, я их заберу с собой.

+*+*+*+*+

- Если не можете убить, так арестуйте их! - герцог Норги потряс кулаками. - Меня эта пара уже достала! Они совсем охамели? Со счета Викрая в «Деловом банке Ларентии» переведен «затроенный» платеж поставщикам! Тройной платеж за так и не поставленные ягоды! Он уже не просто банкрот, он нищий. Ему пора уже милостыню на паперти просить!

- Основания для ареста, милорд? - барон Хорини в очередной раз задумался, куда бы сбежать. Может, еще один бокальчик вина из герцогских запасов придаст его мыслям нужное направление. Но, увы, красться в дальний угол, куда переставили напитки, было чревато наказанием похуже хозяйского нагоняя. - Что можно предъявить Джене? Аферу с ларентийским банком? Так официально она от нее тоже пострадала. У нее на счете в банке зависла огромная сумма - пятьдесят пять золотых. Которые ей банк не выдал в связи с кризисом наличности. А ей денег не хватает за гостиницу расплатиться. О чем она на каждом углу громко распинается.

- Кошка драная! - с ненавистью выдохнул Норги и зашелестел ладонями. - А я-то думал, почему паника среди вкладчиков началась. А она не припоминает, что перед этим она вывела из банка четыре тысячи наличными? И это остаток счета? И что за аренду «Ларентии» платят сорок пять золотых в сутки? И платит Холрик, а не она? Который тоже все свои остатки денег из банка снял?

- Милорд, если я пойду их арестовывать, то как это будет выглядеть? - Хорини начал настойчиво взывать к разуму милорда. - В «Ларентию» прибывает десяток стражников во главе с начальником стражи и парой дознавателей. И их в гостиницу просто не пускают. Там шесть «олентийских котов» в телохранителях Джены. Все с официальными лицензиями охранников, подтвержденными властями Герии и с контрактом на охрану леди Орти. А они подданные другого королевства. Дружественного. То есть для разбирательства с ними нужно вызвать их посла из Столицы, который прибудет, как минимум, через пару месяцев! Стражники попытаются войти, олентийцы устраивают бойню. Вмешиваются «сияющие». А гостиница в центре города. Вам нужен штурм гостиницы под окнами Вашей резиденции? Как думаете, зачем они сняли именно ЭТУ гостиницу?

- Их совсем зацепить не за что? - Норги схватился за голову. - Холрик же убил пятерых граждан Ларентии. Из них двух стражников. Это ли не основание? Арестуйте его за убийство!

- Холрик никого не убивал, - барон отмахнулся от аргументов герцога, как от детского лепета. - Единственный свидетель официально отказался от своих показаний. Перепутал, а вот сейчас уточнить показания хочет. Было пятеро пьяных бродяг, которые пристали к девушке. Хотя их было шесть, шестой труп позже нашли на крыше сарая. Он туда умирать заполз. Её спутник начал её защищать. Бескровно. Увел девушку, а оставшиеся подрались. И все они поубивали друг друга, передрались за девку. По его показаниям, они друг друга сами поубивали. А мужчина со шрамом, у которого, как он вспомнил, шрам не на левой щеке, а на лбу, вообще-то в стороне стоял. И про стражников лучше вообще не упоминать. Там трое убитых Холриком из «ночной» гильдии. Всему городу известные. Почему они пили вместе со стражей ... Не хочется объясняться.

+*+*+*+*+

- Отец, что мне делать?! - герцог Норги поправил сползший с одного края плед на сидящем в кресле старике. - В городе Джен Корни. И она хочет мою голову в качестве трофея.

- Думать надо было этой самой головой десять лет назад, - растянул в язвительной улыбке сухие губы герцог Норги-старший. Нарочитая забота сына его ничуть не тронула. - Я же говорил тебе, не трогай графа Корни. Не такая же он был и угроза для тебя. Или устроил бы ему одному несчастный случай. Нет, тебе захотелось взять его жену и малолетнюю дочь. Максвел Норги, сначала ты отказываешься меня слушать, а потом просишь помощи.

- Корни тогда начал набирать силу, - сын смотрел на дряхлого отца с еле сдерживаемым отвращением. Как он смеет его, действующего главу рода Норги, не поддержать! Совсем спятил от старости. – Ты не забыл, отец, в Герии двенадцать крупных городов, которые подчиняются лордам-управителям. И я один из них. Я – лорд-управитель Ларентии! Это мой город! Мой! А Корни стал слишком сильным, и заимел доступ к королю. Меня могли сместить королевским указом и назначить лордом-управителем графа Корни!

- Ну и убил бы графа, - старик безразлично пожал плечами. - Зачем тронул леди Корни? И их дочь? Тебе тогда это показалось забавным? Представил дело так, что Джен убила своих родителей? Отправил малолетку в тюрьму, из которой её вытащили королевские дознаватели? А ты себя спросил, как они так быстро здесь оказались?

- Не знаю, - от слов отца, сказанных еле слышным шелестящим голосом, ему стало не по себе, и он без сил рухнул в кресло. - Их здесь не должно было быть! Вообще не должно! Никогда и ни разу! Это мое дело! Личное! Лорда-управителя Ларентии! Зачем они сюда прибыли? За ней?

- Идиот тщеславный, - старший герцог зашёлся в приступе надсадного кашля. - Не за ней. За Холриком. Он - Ван Хонн. Сын леди Ван Хонн. Ты его зачем за решетку кинул? Ему и домашнего ареста хватило бы. Холрик, военный до мозга костей, сидел бы дома, если бы слово чести дал. А ты его - в тюрьму, к отбросам! А там один этаж для аристократов. И камеры разделены решетками, а не стенами. Разговаривать не мешают. Джене поставили ширмочку для переодевания. А её соседом по камере был.... Сам догадаешься, кто?

- Холрик Ван Хонн, - Максвел Норги застонал, закрывая руками перекошенное лицо. - Как же я просмотрел! И в обмен на молчание о том, кто приказал отвести войска от Шантогири, Холрик потребовал освободить Джен. А убить его было себе дороже, так можно было и до народных волнений допрыгаться. Спаситель Шантогири убит в тюрьме! Вот Его Императорское Величество и обменял жизнь Холрика и Джен на спокойствие провинции.

- Ооо, наконец-то ты начал думать этой своей головой, - рот старика ехидно искривился.

Его сын представлял сейчас гораздо более жалкое зрелище, чем он сам, будучи полупарализованным калекой. Голова у него и сейчас соображала лучше, чем у наследника. Может, пора подкинуть еще пару подсказок, глядишь, и выпутается из этой передряги самостоятельно. А ему, старику, хоть какое развлечение.

- А теперь еще подумай, почему официально Джен Аль Джариет Корни умерла, а родилась Орти Дер Анир? Реальная Орти существовала в действительности. Только вот незадача, родившаяся в их семье девушка была не рыжей, а шатенкой, на полголовы выше и намного пышнее. Род нищий, но там все подтвердят, что Джена и есть настоящая дочь графа Орти.

- Денег им дали, - сын не отводил горящих глаз от отца. - Много денег. Очень много. Но это же можно проверить! Слуги, портреты в картинной галерее. Сам граф...

- Сам граф давно в маразме, в глубоком и беспросветном, лет так с пятнадцать, - клекочущий смех вызвал желание схватить старшего герцога за тощую шею и не отпускать, пока он не прекратит издеваться. Но Максвел железным усилием взял себя под контроль. - Слуг заменили. Их там и было всего пяток. Куда слуг дели? Скорее всего, они сейчас где-то в землях Ван Хоннов. Искать не советую. И даже портреты младшей леди Орти перерисовали. Можешь послать соглядатая, пусть убедится. Поверь, рисовавший портреты художник дилетантом не был.

- А куда дели настоящую Орти? - Норги кровожадно усмехнулся. - В лучших традициях семейства Корни верный пёс Реарни её прирезал и труп спрятал? Или «сияющие» Хоннов постарались?

- Просто так они не убивают, - старик утомленно прикрыл глаза, сказывалась его болезнь, отбирающая силы и сводящая с ума невозможностью самому взять в руки управление герцогством. - Сама сбежала с каким-то капитаном контрабандистов. Обменяла нищий титул на обеспеченную жизнь. Правда, говорят, что она этому капитану быстро надоела, и он её продал в портовый бордель. Но это дело прошлое. Просто предупреждаю, не копай в ту сторону, ничего не отыщешь, кроме неприятностей. А вот Джене делали документы в канцелярии «тайной службы». А вот почему тогда ты сухим из воды вышел… то мой тебе отеческий совет, подними всю светскую хронику королевского двора того времени. Особенно некрологи. А теперь, иди, я устал.

+*+*+*+*+


Барон Хорини чувствовал себя наинесчастнейшим существом в королевстве, а все потому что не спал уже двое суток. Мысли заскакивали одна за другую, его постоянно клонило к горизонту, а настроение позорно скатывалось до состояния «напиться, и катись оно все к грыху под хвост».

- Милорд Хорини, докладываю, - офицер стражи Ларентии вытянулся перед бароном во фронт и до омерзения бодро отрапортовал. - Холрик и Джена выехали из гостиницы вместе с эскортом из телохранителей, парочкой адвокатов и пятком журналистов. Мои дальнейшие действия?

- Пусть едут, сопровождайте, но не приближайтесь, - Хорини вымучил связный ответ. - Куда они направились?

- В сторону консульства Олентии, - продолжил сотрясать воздух офицер, разрывая луженой глоткой барабанные перепонки замученного службой у герцога Норги барона. Барону хотелось выть, улечься на ковер и подвывать в голос. - И еще сегодня в «Ларентию» привезли два десятка корзин с самыми дорогими сортами роз. И вызвали трех дополнительных поваров. Как прикажете на это реагировать?

«Ага, заткнись для начала, спрячься получше и не отсвечивай», - простонал про себя Хорини, но вслух спросил. - Где сейчас герцог? Мне надо с ним посоветоваться.

- Его Сиятельство отбыли к своему отцу, - служивый был сама любезность. - Вернется завтра утром. Послать к нему нарочного?

- Не надо никого никуда посылать, - дураком барон не был и понимал, что принимать решение придется ему самому. – Хотя… направь-ка ко мне тройку офицеров. И пусть захватят с собой все подшивки газет десятилетней давности. Будем газетки читать, светскую и полусветскую хронику. Если Холрик - почетный гражданин Олентии, то все меняется. В хрониках должно быть упоминание, ведь такие награждения газетчики не пропускают.

- Господин Холрик и в самом деле является почетным гражданином Олентии, - офицер недоуменно пожал плечами. - За ту войну, когда его солдаты вывели из города Лагери посольство олентийцев. Это не для кого не секрет. А что это меняет?

- Меняет все! - Хорини устало потер осоловевшие глазки. - И сейчас они получат свидетельство о браке. Олентийское, а мы вместо двух аферистов получим почетного гражданина Олентии, прибывшего в Ларентию с молодой супругой для проведения медового месяца. И самое бесящее, они неприкосновенны! Их можно арестовать только за убийство. И то, если Холрика или Джену застанут над трупом с кинжалами в руках. При этом знаешь, что им будет за это грозить? Мы их в Олентию вышлем с почетным экскортом, что бы их там судили. И их осудят. На пару золотых штрафа. С требованием не покидать город в течении десяти дней. А вместо тюрьмы их поселят в лучший номер лучшей гостиницы на эти десять дней. И что-то мне подсказывает, что они будут совсем не против.

+*+*+*+*+


Трикси до одури надоело торчать в гостинице. Все ее действия контролировались командой Холрика. Миркус был не в почете у бойцов, и поэтому крутился где-то на задворках, злобно поглядывая в ее сторону. Он так и не смог простить ее заигрываний с командиром «сияющих». А ей хотелось внимания, еще большего, чем все эти мужланы уделяли Дженке. Поэтому она и увязалась хвостом за наемниками, направившимися отобедать в ресторацию гостиницы.

- А почему вас называют «сияющие»? – женщина учла свои предыдущие ошибки: метод откровенного соблазнения не прокатил, поэтому она сменила тактику. Может, сработает образ этакой глупышки. Мужчины ведь не любят слишком умных. - Я что-то от вас никакого света не вижу.

- А очень хочешь увидеть? - старший над наемниками преувеличено ласково посмотрел на хлопающую глазками напротив него Трикси. - А оно тебе надо? Любопытство не порок.

- …а большой грех, ага, слышала я про вашу высокую репутацию в свете, - она выставила губки уточкой и продолжила с видом малолетней дурочки, что ей откровенно не шло. - Так чем вы там сияете, а? Или это секрет?

- Да вроде нет, - мужчина от души рассмеялся. - Просто легенда такая была, что когда человек умирает, то перед своей смертью видит сияние. Или нас. Так и повелось с тех пор, «сияющие» приносят сияние - смерть.

- Щас ты у меня сам засияешь, - Миркус ревниво рыкнул в сторону боевика, переводя взгляд на распушившую хвост Трикси. - Считаешь, ты намного меня сильней?

- Хочешь убедиться? - наемник лениво потянулся, разминая нехилые плечи. - Ручка заживет - приходи, силой померяемся. И всем, чем только захочешь тоже. Тебе Холрик руку одним ударом сломал? Так он даже не «сияющий». Гуманист. А вот я нисколько не он. Я руки ломать не буду, сразу шею сверну.

- Миркус, затихни! - Трикси боязливо оглянулась по сторонам. Не хватало еще чтобы ее озабоченный собственническими замашками компаньон сорвал все ее планы по самоутверждению в мужском коллективе. - Просила же молчать и не вмешиваться. А куда Холрик с Джен отправились?

- Поиздеваться над герцогом Норги, - старший не пропустил скрытую борьбу эмоций на личике красавицы и сейчас ожидал ее дальнейших действий, которые все больше разбавляли его скучное дежурство перспективой легкой интрижки. И для этого совсем не требовалось прилагать большие усилия, девчонка сама успешно подводила свои шашни к закономерному финалу. - Они сегодня женятся. Думаешь, зачем всю гостиницу цветами заставили?

- Сперли деньги и теперь шикуют, - Миркус успокаиваться не хотел. - Подумаешь, герои. А вот на свои бы пошиковали...

- Как ты? – «сияющий» сделал подавальщице знак рукой подойти к нему. - Ты своей Трикси хотя бы парочку букетов подарил? Хочешь, покажу клумбу, где нарвать можно бесплатно осенних астрочек. А как она обрадуется, - он кивнул в сторону побелевшей от негодования соблазнительницы. - А у Холрика денег... много. Ему и на эту гостиницу хватит. Он же Ван Хонн. Да и Джен уже леди Ван Хонн. У Ван Хоннов в роду принято на женщинах не экономить.

- Да что ты прицепился! - Трикси не выдержала и вступила в перебранку. - Миркус мне цветы дарил. Много цветов таких, какие я люблю! Вся спальня была заставлена!

- Одуванчиками, что ли? – мужчина напротив издевательски хмыкнул. - Подавальщица, мне много мяса и немного овощей. А ты, Трикси, не пытайся с ними сравниться, всё равно не получится. И отошли своего любовника в комнату, нарывается. Нам его Холрик убивать запретил, если не будет угрозы лично для Джен. Тогда угрозу надо... устранить.

- А если угрожать станут самому Холрику? - огрызнулся Миркус, совершенно недовольный таким ходом разговора. - Тоже не вмешаетесь? Или его мамочка не настолько сына любит?

- Холрик и сам справится, большой уже, - «сияющий» демонстрировал поистине бездново терпение, наставники могли бы им гордиться. - Нам поставлена задача не допускать, чтобы он сильно зверствовал. Этот мальчик сбежал из-под маменькиного крыла в армию еще в шестнадцать лет. А к тридцати он уже командовал ротой диверсантов-головорезов. Усиленной. По армейским меркам, он дослужился до чина полковника. Без протекции, в то время как его мама как раз-таки пыталась его домой вернуть. А потом его вышибли из армии с позором.

- Это когда ваш подопечный сорвался и на глазах у подчиненных убил другого полковника, отдавшего приказ открыть дорогу чужой армии … к беззащитному городу, а его пустили в расход, - Трикси вспоминала вслух те давние события, что были на устах людей еще долгие годы, обрастая подробностями и становясь одной из легенд-страшилок про Хищника. - «Сияющий», а где его учили убивать?

- Не твоего ума это, женщина, - и он с удовольствием закинул в рот кусок принесенного огромного стейка с кровью, прерывая лекцию о Хищнике. - Вас там точно учить не будут. Последний раз повторяю, - наемник повертел в руке острый клинок, которым разрезал сочное мясо. – Место твоему кобелю в твоей спальне, пусть туда и убирается. Надоел уже в живом виде, слишком много гавкает, есть спокойно мешает. Уммм... Какая вкуснятина! Надо будет у них поварих сманить в наши земли...

+*+*+*+*+


Атмосферу в кабинете герцога-управителя Ларентии можно было сравнить с эпицентром тайфуна. Вокруг, за его пределами творилось грых знает что, но в этом «оке урагана» царило мрачное спокойствие, нарушаемое лишь щелканем стрелок больших старинных напольных часов, отмеряющих уже не первый век жизней правителей города. Неожиданно для герцога двери в кабинет разлетелись в стороны, и его помощник Хорини, истерически завывая от смеха, влетел без стука и начал прямо с порога срывающимся голосом делится последними новостями со своим опешившим господином.

- Холрик… официально женился… на Джене, милорд! - барон икнул, слезы полились из глаз. - Их брак… ыкх… зарегистрирован в консульстве … ыкх… Олентии. И теперь к ним … даже на выстрел арбалета лучше не приближаться. Он у нас теперь … ыкх… олентиец. А его жена - уже олентийка. Если кто-нибудь из них умрет в Ларентии... ыкх… Нам мало не покажется.

- Да мне уже все равно будет, - герцог Норги кинул на стол газеты и кивнул барону на заветный графинчик, к которому тот устремился со скоростью пустынного верблюда. - Ты это читал? Центральная пресса. И где ошивается мой племянник?

- Должен быть здесь, в Вашем доме, милорд, - Хорини недоуменно посмотрел на своего патрона. Вино придало его раскрасневшейся физиономии бурый оттенок, но, кажется, с истерикой было покончено. Хотя барон не планировал далеко удаляться от запасов герцога, рассчитывая на щедрость своего патрона в награду за его донесения. - Его к Вам домой еще пять дней назад привезли. Сгрузили на пороге. А что?

- Его нет, - герцог забарабанил пальцами по столу. - Кто смог забрать его из моего дома? Этот гаденыш вдруг начал раздавать интервью газетчикам. Ты почитай... «Ларентийское пари. Как мы играли». Нравится? «Как мой дядя нас прикрывал». Еще лучше... барон, где этот хорек может затаиться!?

- Скорее всего потянулся ближе к столице, - Хорини прикинул возможности Викрая и связи его приятелей. - А ведь Джен не за Викраем приехала, а за Вами, Ваше Сиятельство. Центральная пресса - не её уровень. И даже не Адмирала Стила. Тот бы просто так не стал играть. Его Император поддерживает. Что же дальше будет?

- Королевские аудиторы дальше будут, - со злости Норги внезапно запустил в стену тяжеленной малахитовой подставкой для карандашей, которая позорно не долетела до цели и с глухим стуком приземлилась на ковер. Герцог досадливо сплюнул.  - Ван Хоннов не трогать! Только их сейчас не хватало. Если еще миледи в эту игру влезет, будет совсем тоскливо. Вызови всех моих бухгалтеров. Надо следы подчистить. Десять процентов недоплаты королевских налогов нам еще простят. Больше - вряд ли. Кому Ларентия понадобилась? Её же под конкретного человека зачищают.

- Миледи Ван Хонн влезет, как пить дать, - барон облизнулся на поблескивающий алым содержимым графин. - Джен - её официально признанная невестка. Во всех газетах объявлено в разделе светской хроники. А Сиятельная за своих... Откупиться не получится, денег у Хоннов больше, чем у нас навоза.

+*+*+*+*


Темноту комнаты разгонял только ярко полыхающий огонь в камине, жар от которого обволакивал привязанного к столу барона Викрая. Он лежал на спине нагишом, руки и ноги накрепко примотаны к резным ножкам. Вывернутые в плечах суставы жгло, а затекшие от веревок ноги опухли и невыносимо болели.

- Я больше говорить не буду, ублюдки конченные! - Викрай попытался сплюнуть, но от жары и жажды во рту пересохло, и тугая нить слюны некрасиво повисла на заросшей короткой неухоженной бородой щеке. Больше всего его пугало ожидание. Ожидание и неизвестность. И этими бесполезными криками он всего лишь подбадривал себя. - Хоть пытайте! Норги просто так не сдаются! Развяжите меня! Имейте совесть!

Тихие шаги. От неожиданности племянник герцога замолчал, вертя головой. К нему подошла незнакомая невысокая женщина, одетая в темную одежду без украшений. Лицо ее скрывала черная полумаска.

- Что за хренов маскарад! Кто ты?! – барон задергался в своей паутине. Ему стало очень страшно, так страшно, что он стал опасаться за свой переполненный мочевой пузырь.

- Какой смелый мальчик, - гостья иронически улыбнулась и провела рукой, затянутой в тонкую кожу перчатки, по растрепанным, отросшим волосам на голове у мужчины. - Реарни, оставь нас ненадолго. Пожалуй, я воспользуюсь каминными щипцами, угли как раз достаточно раскалились. Сейчас мы побеседуем, сколько же по факту стоит правда. Барон Викрай, а давайте сыграем в «ларентийское пари» по моим правилам?

- Ненормальная! Отвали от меня! Не смей, сука, ко мне приближаться! – заорал Викрай, не сводя завороженного взгляда от раскаленных щипцов для угля в руке незнакомки. - Я - вторая линия наследования! Я - герцог во втором поколении!

- На том свете Лауре расскажешь, - женщина медленно приблизилась, остановившись у самого края стола и занеся руку над его пахом. Барона разрывало от страха и негодования, унижения и желания убить свою мучительницу голыми руками. Только эти руки сейчас невозможно использовать. А эта ведьма все подмечает и останавливаться не собирается. - Сколько ты за мою девочку получил, подонок?

- Т-т-т-триста золотых, - язык перестал его слушаться, а сердце готово было выпрыгнуть через пересохшее горло. Под ним расплылось мокрое вонючее пятно. - Я тебе больше отдам!

- Не тебе, а Вам. Денег у тебя не хватит на мою благосклонность. Думала, что у Лауры хватит ума с такими слизняками не связываться. Но нет, не хватило. Жаль, - незнакомка разочаровано посмотрела на распятого на столе мужчину. А полуобморочный Викрай с невообразимым облегчением услышал стук металла о доски пола. Пытка откладывалась. - Реарни, он мне больше не нужен. Отвези меня домой.

- Нам тут прибраться? – Реарни бесшумно соткался из тени. - Оркис, проводи нашу гостью в карету. В сопровождение выдели пятерку шантогирийцев. А домик должен сгореть дотла. Я сам до «Ларентии» доберусь. Оставьте мне Берни. Мы тут еще прогуляемся по окрестностям.

- Только весь квартал не спалите, прогульщики, и весь город вместе с ним, - устало произнесла женщина. - Меня в гостиницу пустят?

- Возьмите мой браслет, - Реарни стянул с запястья бронзовую полоску. - Предъявите старшему по охране, это - Ленни, из «олентийских кошаков», ребята серьезные. На третий этаж не поднимайтесь, там Холрик с Дженой. Их охраняют шантогорийцы с «сияющими». Убьют и спрашивать, кто Вы, не станут. Так что даже не пытайтесь.

- Он так свою девочку охраняет? - она горько улыбнулась, сглотнув нежданные слезы. - Мою бы так кто-нибудь охранял, может и живой бы осталась. Ладно, я всё поняла. Предъявить браслет начальнику охраны. Меня проведут в гостевую комнату. Можно будет горячей воды попросить?

- Все, что пожелаете, леди. Уезжайте, ни о чем не беспокойтесь. Гостиница снята полностью, горячую воду Вам нагреют, еду подадут в номер. Только еще раз прошу, на третий этаж - ни ногой. А этот... Пока в живых оставим. На него у Джен есть свои планы, - Реарни резко хлестнул затаившего дыхание барона по щеке. - Да, Викрай? Не делай вид, что помер, а то ведь я проверю. Ножиком в ногу ткну, например... Раз так десять. Да и щипцы нетрудно разогреть снова…

6.

В гостиной сдвоенного номера Джены и Холрика царил образцовый порядок. После того, как служащие гостиницы в очередной раз вынесли разбитую мебель, вымели осколки дорогих ваз, лепестки роз, клочья одежды и даже успели переклеить обои. И все это было сделано с неизменными вежливыми улыбочками, молча и, по возможности, незаметно. Недаром «Ларентия» имела репутацию лучшей гостиницы города.

Сегодня Джена проснулась в отличном настроении, полная сил и энергии поскорее заняться неотложными делами. Мотание на нежный, но крепкий кулачок стальных нервов Холрика откладывалось до вечера. Но новоявленный муж не расслаблялся ни на минуту: женщина всегда привлекала его своей непосредственностью, а беременная еще и немалой толикой непредсказуемости.

- А на повестке дня у нас сегодня, господа и дамы, барон Кесринк, - красивая рыжая кошка по имени Джена довольно покрутилась перед зеркалом, любуясь новым платьем, и стрельнула глазками в Халси. - Собачьи бои. Холрик, твою собачку привезли?

- Еще вчера, - мужчина ухмыльнулся, ловко перехватил жену за руку и усадил себе на колени, ничуть не смущаясь ее возмущенным пыхтением, что платье помнет и прическу испортит. - Даже троих. Кесринка ждет тройной сюрприз. Но мы играть с тобой не поедем, а отправим Трикси. Мы и так слишком сильно засветились.

- Что надо сделать? - Трикси с затаенной ненавистью смотрела на Холрика, высказывать недовольство в открытую она благоразумно опасалась. - Что за собаки? Прикажете МНЕ с ними возиться!? Я вообще собак не люблю!

- Думаю, они отвечают тебе полной взаимностью, собаки в принципе облезлых крыс не любят, - Халси насмешливо посмотрел на надувшуюся от обиды Ягодку, и зарылся пальцами в распущенные волосы Джены, которая только что не замурлыкала от этой ласки. Ну, точно кошка по натуре! Своевольная, хищная, местами ласковая и пушистая. - Твоя задача, крыска Трикси, приехать сегодня в клуб «Бешеный пес», заявить на бои трех кобелей, которые в данный момент содержатся в приюте «Лакри». Тебе их доставят. Затем начинаешь делать ставки на их победу. Начнешь со ста золотых и доведешь до десяти тысяч за бой. Денег тебе выделю.

- Твоих денег не надо, мы тебе за гостеприимство еще должны, - Трикси скривилась, перспектива возни с животными выводила ее из себя. Пожалуй, более неприятного поручения она и не представляла. Но деваться ей было некуда, поэтому стоило уточнить некоторые детали задания. - И с чего ты решил, что Кесринк пойдет на такое повышение ставок? Да еще чтобы и клуб в заклад поставить?

- А это уже твоя непосредственная задача. Не справишься, пеняй на себя, - Холрик бросил холодный взгляд на женщину, от чего она захотела враз испариться из комнаты. Вот же мерзавец меченный, совсем до ручки довел со своими угрозами! - Двоих собак пустишь в расход - Мага и Борна. Они уже не жильцы, взбесятся через пару недель. Так сказать, издержки искусственно выведенной породы. Сначала выставишь Мага, он послабее, и его порвут бое на третьем-четвертом. Потом выставишь Борна. И сразу начнешь повышать ставки. Кесринк не сможет не клюнуть, для него это - дело чести. Потом выставишь Конта. И вот он положит всех претендентов на победу.

- Ты так уверен в своих псинах? - настороженно спросила Трикси, чувствуя пятой точкой какой-то подвох. - Что за порода? И почему псы должны взбеситься?

- Потому что это – результаты экспериментов доктора Ронти, - Джена вступила в разговор. - Бешеные псы Ван Хоннов. Такой пес в одиночку стаю волков рвет. А вот с психикой у них плохо: они действительно бешеные. Живут не больше трех лет. Потом становятся опасными для окружающих, в том числе и для хозяев. И их приходится ликвидировать.

- Псы Ронти? - напарница изумленно открыла рот. - Да такая собака стоит не меньше тысячи золотых за щенка! А за взрослую собаку - пятерка! И то не купишь.

- А мне для дела не жалко, - Холрик снисходительно улыбнулся, забавляясь реакцией Ягодки. - Их привезет мой человек, зовут Рензи. И подумай, как поднять ставки до заоблачных высот. Что собаки ронтийцы, сообщать никому не надо. По окрасу они похожи на волков. Выставишь их как диких зверей. Народ в Ларентии ронтийцев никогда не видел, они не поймут, кто бьется.

- Я поняла, - глаза у Трикси загорелись азартом. - Холрик, а можно будет у тебя потом щеночка выкупить? Я по полной цене заплачу!

- Зачем тебе такая тварь? – от удивления Джена заерзала на коленях у мужа, за что была тут же наказана поцелуем в шейку. - Они же действительно после трех лет с ума сходят. У них остается только один инстинкт – убивать, все равно кого. И, как правило, начинают с хозяев.

- Подарок хочу одному родственничку сделать, - улыбка женщины можно было бы посчитать милой, если бы не сжатые добела кулачки и подозрительный блеск в глазах. – Подзадержался он на белом свете, а самой руки убийством марать лень. Собачек он любит. Вот и подарю.

- Конта после боев можешь себе забрать, - после некоторых раздумий принял решение Халси. - Ему до сумасшествия еще с полгода примерно осталось. А других щенков больше не будет. Порода закрыта. Слишком они кровожадные и неуправляемые. Не собаки, а исчадия грыховы.

+*+*+*+*+


«Ну, почему я не родился в семье лекарей, пошел бы по стопам отца… мог бы сейчас безнаказанно заниматься кровопусканием или ставить клизму, литров на пять…», мысли безумными воробьями впархивали и сталкивались в сознании барона Хорини, подкрепленные диким желанием то стать целителем и залечить герцога до предсмертных конвульсий, то кустиком роз, расти себе в герцогском розарии и радоваться солнышку. Но реальность была такова, что приходилось не спать по несколько суток, решая нарастающие снежным комом проблемы семейства Норги.

- Вчера барон Кесринк проиграл свой клуб для бойцовых собак, - барон не знал, куда деть руки, нервничая и потея от волнения. - А потом сдуру полез в собачий вольер, где его насмерть загрыз выигравший бои пес.

- И какое отношение это имеет к нам? - милорд удивленно поднял бровь и отложил невскрытый конверт в сторону. - Я на собачьих боях не играю. И на скачках тоже.

- Кесринк – это четвертый из поставивших на Лауру. Представьте, Ваше Сиятельство, мое замешательство, когда мне донесли мои агенты, что в боях делала ставки небезызвестная Вам Ягодка Трикси. Не верю я в такие совпадения. Попал волку на зубок..., - Хорини скривился, как будто самому на зуб попал самый кислый северный плод.

- Похожий на волка пес? – от неожиданной догадки герцог присвистнул. - Ронтийцы Холрика. Как этот паршивец ухитрился эту тварь в Ларентию протащить? Эта порода у нас под запретом!

- Плевать Холрику на все запреты, - помощник судорожно вздохнул, жалея, что у него самого под рукой нет такой милой собаченции. Такая убойная единица – мечта любого беззащитного барона. - А привезли скорее всего на военном корабле. Сами знаете, милорд, их не досматривают. Сейчас в порту Ларентии каждый день стоит минимум один военный корабль. Наш общий «друг» Адмирал Стил до крайности обнаглел.

- А кто с него спросит?! Флот в его распоряжении. Этот удачливый мерзавец найдет обоснование, куда и зачем он свои суда отправляет, – при упоминании имени ненавистного «друга» Норги моментально закипел и пошел красными пятнами, что на его тощем бледном лице выглядело отталкивающе. Барон поежился, тайком за спиной скрестив пальцы в отворотном знаке против нечистой силы. - Викрая не нашли?

- Нет, Ваше Сиятельство, его куда-то спрятали, - Хорини глубоко вдохнул, как перед прыжком в воду. - В Ларентии появилась мать Лауры. Вчера заметили похожую на нее женщину в гостинице, где засел Холрик сотоварищи. А там посторонние не появляются в последнее время.

- Адмирал выпустил из ссылки Женеву..., - милорд прикусил губу. - Это плохо. Ставки повышаются. А что, пресса молчит?

- Сегодняшнюю пока не приносили, - Хорини флегматично пожал плечами. В последнее время его штормило: то накатывала паника, то накрывал полнейший фатализм. - Но на причину для королевского аудита эти бумагомаратели уже понаписали своих домыслов. Замучаемся отбрехиваться.

- Джену мы сейчас не достанем, - длинные пальцы герцога безостановочно отбивали дробь по крышке стола, пока он лихорадочно о чем-то думал. - Но и она до меня тоже не доберется. А вот если меня сместят из лордов-управителей, то всю оставшуюся жизнь я буду ходить под охраной и постоянно оглядываться. И хорошо, если оставшаяся жизнь будет долгой. Хотя я в этом начинаю сомневаться...

+*+*+*+*+


Двое мужчин вольготно расположились в широких креслах по сторонам от низкого столика, уставленного закусками во главе с бутылкой красного роннийского.

- Зачем Норги приказал убить графа Корни? –один мужчин обратился к своему визави, неторопливо потягивающему пурпурный напиток из высокого бокала. - И что там с графской дочерью произошло на самом деле?

- Норги решил, что он в Ларентии и царь, и Бог, и отец всем живущим, - пожилой мужчина, с полностью седой, но все еще густой шевелюрой, одетый в коричневый сюртук, пожал плечами. Сделав еще один глоток, он отставил бокал и перешел к дегустации блюд, в то время, как его собеседник не притронулся ни к закускам, ни к вину. - Корни начал быстро набирать силу, и Норги решил, что граф станет ему конкурентом. А еще у Корни была жена-красавица, на которую герцог положил глаз. И которая этого герцога не очень вежливо послала. А тот взял и обиделся...

- …и подстроил семейную драму, во время которой графская дочь убила родителей, - второй мужчина, непримечательной наружности и неопределяемого на вскидку возраста, подхватил нить рассказа. По его лицу не было никакой возможности прочитать его настоящие эмоции, а голос казался монотонным, как у сельского пастора. - Бред какой-то. Или она действительно совершила двойное убийство?

- Никого эта девочка не убивала, - седовласый тяжко вздохнул, придирчиво осмотрел кусочек ветчины, подцепленный на вилку, и начал разъяснять то, что знал наверняка. - Просто герцог решил на ней отыграться. За отказавшую ему мать. Ну и засадил девчонку в тюрьму, где ее начали прессовать: кормить хлебом и водой, крыс в камеру подкидывать. Думали, сломается. И тут по приказу Норги и, видимо, от большого ума или старания выслужиться в соседнюю камеру прописывают Холрика.

- А Холрика за что? – собеседник пожилого лишь слегка нахмурил белесые брови, выражая, судя по всему, удивление. - Он же боевой офицер. Какая еще тюремная камера?

- Ооо! Там еще более грязная история, - хозяин дома покрутил бокал за тонкую ножку, шумно принюхался и с удовольствием приложился к вину. Видел бы его домашний лекарь, прописал бы очистительные процедуры без вазелина. Но докладывать о маленьком прегрешении было некому, слуг он заранее перед встречей отослал. - Холрик командовал нашими диверсантами. И отошел к Шантогири передохнуть и перегруппироваться. Перед ними стоял пехотный полк, прикрывал подходы к городу. И внезапно, без всякой на то военной необходимости, на следующий день полк снимается и уходит в сторону Ларентии. Хотя Ларентию по всем фронтам прикрывала Северная армия генерала Мирта. И полковник Симер отдает Холрику приказ сворачиваться и тоже двигаться к Ларентии…

- …и оставить город вообще без прикрытия, - второй мужчина закончил предложение за седого. - А на том направлении против нас воевали, если мне изменяет память, наемники. Город бы они взяли на раз. А «право трех дней», когда победитель творит в городе, что пожелает, никто не отменял. И за три дня наемники с мирным городом такого бы натворили... Куда Холрик полковника послал?

- Он ему горло вырвал, - хозяин посмотрел сквозь бокал на огонь свечи. Пламя показалось ему багрово-алым. – Наш герой к тому времени в армии уже четырнадцать лет отслужил в диверсантах. В общем, полк ушел, а Холрик с бойцами принял решение остаться. Генерал Мирт, когда ему об этом донесли, кинул ему на помощь свою конницу. Через три дня, после ухода полка. Думали, от города уже руины остались. Но ребята Холрика выстояли и к городу наемников не пропустили. Правда, их из двух сотен осталось едва ли полтора десятка. Начали разбираться, кто и за какие деньги решил противнику Шантогири сдать. А Холрик, баран упертый, всех послал. Ну его за неподчинение приказу лишили звания и определили в камеру ожидать трибунала.

- Холрика Ван Хонна? – второй переплел пальцы на груди, и сходство с пастором усилилось в разы. Только этому пастору не всякий здравомыслящий человек доверил бы свои чаяния. – Что за недоумки служат в армии? Его родительница к Императору входит без стука. Она же за сына потом бы всем генералам показательную кастрацию устроила, тупым и ржавым ножом.

- А он в армии числился как Холрик Харлисей, - седой снова вздохнул, присматривая на столе аппетитный кусочек копченой рыбы. - Сиятельная была категорически против его службы, ведь после смерти отца он должен был бы принять управление герцогством в наследство. А этот шалопай в армию слинял. Пока разобрались, кто он и чей... Я тогда еще только старшим королевским дознавателем был. Меня и послали его из тюрьмы забрать. Приезжаю в Ларентию, а там картина маслом. Холрик сидит в камере, а в соседней прохлаждается дочь графа Корни. За занавесочкой. Обедает едой из ресторана. Охранники чуть ли не строем ходят. Оказывается, за Джену Холрик начальнику тюрьмы успел морду начистить. Я этому строптивцу протягиваю соглашение о том, что он отказывается от дальнейшего разбирательства и может быть совершенно свободен. На что он советует мне его свернуть трубочкой и засунуть себе в задницу. И предлагает другие условия - он про все забывает, но забирает с собой девчонку. И ей делают документы на другое имя…

- …и ты, конечно-же, согласился, - «пастор» беззвучно рассмеялся одними губами. Что примечательно, улыбка совершенно не коснулась его глаз. И выглядело это жутковато. Но пожилому дознавателю не было дело до повадок своего гостя. И он, как и прежде, продолжил предаваться греху чревоугодия. – Хотя, кто же в здравом уме откажет Холрику. Как Норги на это среагировал? Его игрушку забрали...

- Герцога никто и не спрашивал, - мужчина самодовольно хмыкнул в ответ. - Я же королевский чиновник, что мне какие-то там лорды-управители. Я эту парочку забрал и уехал. Правда, до столицы не довез. Холрик дал мне в зубы и сбежал вместе с Дженой. И устроил показательное турне по городам Герии. Два города попали на финансовые пирамиды. Еще три - на липовые заказы для муниципалитетов. Потом они где-то подобрали карточного шулера и бильярдиста. И начали шорох уже с их участием наводить. Я за ними замучился бегать по всей стране, документы на Джену отдавать. А после их Адмирал Стил к своим рукам прибрал. Думали, успокоятся. Хрен там, они под его эгидой всех конкурентов Стила за пару лет разорили. Талантливая команда. Никогда не повторяются.

- Занятные ребятки, - гость одобрительно кивнул. - А что сейчас от меня требуется? Они в Ларентии, как я понял, опять чудесят?

- Возглавишь королевский аудит, - бывший старший королевский дознаватель перестал улыбаться и даже отставил недопитый бокал на столик. - Короне нужна Ларентия. Людей возьмешь по своему усмотрению, сколько надо. Начните с неуплаты налогов. Или наройте еще что-нибудь подобное. И если Холрик со своей женщиной захочет получить голову герцога... Не помогать, но и не препятствовать. Просто делай вид, что ничего не замечаешь.

+*+*+*+*+


В трактире было темно и немноголюдно. Эти два обстоятельства позволили мужчинам беспрепятственно занять самый удаленный от входа столик и не бояться, что их подслушают. Унылая неопрятная подавальщица, беспрестанно шморгающая носом, зато сверкающая наисвежайшим бланшем под левым глазом, приняла заказ на выпивку, и утащила свой тощий зад в направлении стойки. Подождав, пока она получит от хозяина все заказанное и доволочет обратно, они начали совещаться.

- Наша цель - женщина с короткой стрижкой. Шатенка, - старший наемник пододвинул к себе кружку с забористым элем. Неизвестно, какие тайные ингредиенты добавлял в него хозяин, но забирал он конкретно даже самых тренированных на выпивке головорезов. Поэтому перед началом дела они договорились не сильно налегать на выпивку. - Может быть с телохранителями. Кладем всех. Всем понятно, что мы сейчас делаем?

- Сейчас мы допиваем это пойло и сваливаем отсюда, - его напарник сдул крепкую шапку пены прямо на стол и приготовился отхлебнуть из кружки. - Стерх, правый дальний столик. Женщина и два телохранителя. Они тебе никого не напоминают?

- Монашку мне через колено! - старшой кинул взгляд на указанный столик. – Да это ж Джен Великолепная и два «олентийских кота»! И если они ждут нашу цель, нам, по ходу, пора сваливать.

- Четыре «кота», - его помощник одним глотком допил эль. - Еще два за соседним столиком. И с ними пара «сияющих». Это как минимум.

- «Сияющих» шестеро, - старшой исподлобья изучил зал. - И еще четыре шантогирийца. Так, «котов» тоже шесть. Еще двое за столиком у стойки. Интересно, давно ли Джен стала с телохранителями ходить? Раньше непуганая была. А где её Меченный? Со своим громилой?

- За стойкой, делают вид, что эль пьют, - помощник кинул на стол серебряную монету. - Уходим, командир. Нам эта команда не по зубам. И советую от заказа отказаться. Если наш объект играет с Великолепной в одну игру, то они её сейчас прикроют. А с «олентийскими котами» я связываться не хочу, себе дороже выйдет.

- Согласен, уходим, - командир встал из-за стола. - Все быстро собрались - и на выход. Для новичков: ребята с выбритыми висками - это «олентийские коты». Специализируются на охране женщин. У них там на одном острове матриархат, «котов» специально для охраны женщин дрессируют. Стоят их услуги очень дорого. Подготовка - на высшем уровне. Метательным ножом муху в полете сбивают. Увидите - смывайтесь сразу. Живо на выход, пока они на нас внимание не обратили.

+*+*+*+*+


Один из охранников Джены негромко хмыкнул, привлекая внимание к пробирающейся в полумраке женщине. Та целенаправленно шла к их столику, не обращая внимание на похабные фразочки и взгляды присутствующих в таверне мужчин.

- Привет, Мари, - Джен первая поприветствовала ее и коротко кивнула на место рядом с собой. - Присаживайся. Что тебе заказать? Не стесняйся, Холрик платит.

- Здравствуй, Джен, - подошедшая присела на освобожденный для нее стул, спрятав руки под скатерть. - Опять Холрика достаешь? Как у него на твои выходки только терпения хватает... Закажи мне горячего вина со специями. Я смотрю, «Олентийские коты» в телохранителях? Тоже куда-то влипла? При них говорить можно?

- Разумеется можно, - Джен взглядом показала телохранителям, чтобы они отсели. - Говори, что случилось? Мы же вроде как пять лет не виделись...

- И еще столько же бы не видится, - еле слышно пробормотала Мари и обхватила принесенный бокал с вином заледеневшими пальцами. - Не будем рассусоливать. Ты за головой баронета Сонрика? Оставьте его мне. Заплатить мне тебе нечем. На откуп могу отдать сережки с рубинами.

- Плату никто и не требует, - рыжая задумчиво рассматривала просительницу, отмечая ее нездоровый, измученный вид и подрагивающие руки. - «Ларентийское пари», не так ли? Какая ставка?

- И это ты знаешь? – Мари еще больше ссутулилась и сразу внешне постарела. - Двести. Выиграл баронет Сонрик. Оставь его мне, прошу! Хочешь, на колени перед тобой встану?!

- Уймись, Мари! И возьми себя в руки, - Джена сделала знак командиру олентийцев подойти. - Её - под охрану. Отдай ей одну тройку. Меня не тронут, Ленни, а её могут.

- Уже пытались, - Ленни невозмутимо подтвердил ее догадки. - Шестеро ларентийских наемников. У них сейчас возникли некоторые проблемы со здоровьем. Но мы никого не убили. Так, немножко помяли. Леди будет жить в «Ларентии»?

- Да, Мари, мы тебя забираем, - Джена кинула Холрику в спину косточку от сливы, тарелка с которыми стояла перед ней. Мужчина, не глядя, отбил снаряд левой рукой. – Эй, разведка, подъем! Труба зовет! У нас очередные конкуренты нарисовались. А по поводу баронета Сонрика… Эта девушка будет жить с нами.

- И спать в одной кровати с нами?! - Холрик картинно округлил глаза, прикрыв ладонью рот. - Джен, а мы там все уместимся? И ты не против? Один я с вами двумя?

- Сейчас довеселишься, двоеженец-мечтатель, - строго огрызнулась Джена на мужа, а сама не смогла сдержать предвкушающей улыбки. Вот и время вечернего скандала подоспело, и повод подвернулся. - И спать будешь на коврике перед дверью в гордом одиночестве. Поехали в «Ларентию»! Надо скорректировать планы. И еще обсудить тот момент, почему все жертвы «ларентийского пари» проснулись только сейчас?

- Мне это и самому интересно, - Холрик положил на стойку золотой. - Хозяин, сдачи не надо. Реарни, кареты к выходу. Думать будем в «Ларентии». Там хоть не подслушивают. Хотя я в этом уже не так уверен.

+*+*+*+*+*+


Императорский дворец – тот еще тотализатор для желающих устроить свою карьеру. Многие рассчитывают на свою Удачу, а стоило бы делать ставку на Императора.

- Ларентия вот-вот взорвется, мой Император, - советник Фабиус, импозантный вельможа, преисполненный собственной значимости, склонил голову перед первым лицом. Речь его неторопливо изливалась в уши монарха, голос был бархатист и заряжен уверенностью. - Люди Адмирала Стила... границ не знают. Герцог Норги пребывает в бешенстве.

- Так поди и сделай ему прививку, - монарх, наслушавшийся за день всякого разного люду, сцедил зевок в кулак. - Что там еще Орти сотворила? Вывесила его грязное белье на всеобщее обозрение?

- Вывесила флаги графов Корни над гостиницей «Ларентия»! – лицо советника скукожилось от такого вопиющего непотребства. – Вместе с флагами Ван Хоннов. Демонстративно. В центре города!

- На флаги и гербы Ван Хоннов девочка имеет все права, как законная жена Холрика Ван Хонна, - Император внезапно почувствовал прилив бодрости и даже повеселел. - Тем более, что Холрик и сам с ней. Как думаешь, а может ей еще и права на Джен Аль Джариет Корни вернуть? То-то веселье начнется!

- Ваше Величество, как можно! – советник покрылся ледяным потом. – Девица Джена умерла. В живых сейчас леди Орти. Не стоит накалять ситуацию до абсурда! И без неё проблем хватает.

- А я все же так не считаю, - Величество в задумчивости провел рукой по подбородку. – Подготовьте-ка мне указ о присвоении Орти Дер Анир имени Джен Аль Джариет Корни. Со всеми предлагающимися ей привилегиями. Я подпишу. Указ должен быть у меня на столе завтра утром. И опубликован послезавтра во всех печатных источниках. Я что-то не ясное сказал?

- Мой господин, но это же открытая война с герцогом Норги! - советник окончательно взмок. - А он – лорд-управитель Ларентии, одного из самых богатых городов. Почему бы не повременить?

- А я так желаю, - Император, не скрывая насмешки в проницательных глазах, наблюдал за ужимками придворного. – Тебе, Фабиус, кроме меня еще и герцог Норги жалование платит? Что-то ты так рьяно за его интересы радеешь. Настораживает, знаешь ли. Секретную службу на тебя натравить, что ли? Рамзири, да выходи ж ты уже из шкафа! Что скажешь по поводу моего бывшего советника? Где ему самое место?

- Ваше Величество, сейчас организуем ему теплую камерку в тюрьме, - начальник секретной службы вышел из сопряженной с кабинетом Императора потайной комнаты, в которой обычно нес свою службу во время приемов. - И он нам подробнейше расскажет, чем ему так герцог Норги нравится, и отчего он своему сюзерену противоречить пытается.

+*+*+*+*+


Взлетев на третий этаж по широкой гостиничной лестнице, Реарни по привычке проверил охрану, перебросился парой фраз с ребятами и неслышно приблизился к номеру молодоженов. Подозрительно тихо было за дверями, что наводило на разные нехорошие мысли. Но бойцы хранили спокойствие, никто завернутых тел из номера днем не вытаскивал, даже подозрительных криков и стонов не было слышно.

- Ячейка общества, вы ругаться прекратили или мне еще погулять? - Реарни рискнул деликатно постучать в дверь номера Джен. – Джен, все живы?

- А ты подходи к номеру Холрика, - донеслось из-за соседней двери. - Не ругаемся. Этот сурок пока не проснулся. Я сегодня у него сплю. Моя постель оказалась слишком жесткой.

- Опять, кошка-малышка, на Холрике спишь? - поинтересовался входящий. - А что, правильно, и тепло, и локтем пнуть можно, если жесткость не понравится. Так, Джен, к делу: наша последняя жертва свалила к себе в родовой замок и высовываться оттуда не хочет. Что делать будем?

- Выкуривать, - на пороге появился заспанный и слегка помятый Холрик с мрачнейшим выражением на лице. Голосом, полным вселенской тоски, он протянул. - Реарни, дружище, мне нужна клубника. Где взять? Хотя бы корзинку?

- Тебе или Джен? - товарищ заржал аки конь генерала кавалерии, громко и протяжно. - Если для Джен, то прикупи ей пару ящиков лимонов, и пусть себе ни в чем не отказывает. Нет сейчас клубники в Ларентии.

- А я всё слышу, - за спиной мужчины показалась рыжая растрепанная, но необыкновенно деловитая, особа, которой намечающийся мужской заговор крайне не понравился. - А в лоб обоим? Реарни, ты на этом свете не зажился часом? Сейчас исправлю!

- Джен, ну и где я тебе сейчас клубнику найду?! - Реарни в притворном ужасе взвыл и попытался увернуть от летящего ему в глаз лимона. Но, видимо, с наступлением беременности у Джен отладилась и координация движений, потому желтый снаряд прилетел бы точнехенько в лоб, если бы не отменная реакция Харли, перехватившего плод раздора в полете. – Дженка! Да ты же сама корабли Викрая на простой поставила!

- Меня это не волнует, - Джена развернулась и, волоча за собой полы не по размеру большого мужского халата, в который завернулась перед приходом Реарни, величественно уплыла вглубь номера. - Я хочу ягод. А где вы их возьмете - ваши трудности.

- Попали? - Холрик тяжело вздохнул. Ему на войне приходилось не сложнее, чем сейчас с капризами женушки. - Пошли клубнику искать. Только переоденусь. Есть ли надежда на контрабандистов? Неужели хотя бы корзинку не найдем?

- Охрану не забудь взять, супруг недоделанный, - его спутник заметно погрустнел, взвесив шансы на удачные поиски экзотического продукта. - И денег. Если Джен сейчас хочет клубнику, это совершенно не значит, что к нашему приходу она не захочет слив. Или груш. Или яблок. Или березового сока с мякотью. Будем все скупать, что под руку не попадется. Тащить придется самим...

- И мел раздобудьте, - из номера выглянула леди Женева. - И соленые огурцы. И еще кольца кальмаров копченые или в горчичном соусе. Мужчины... вас еще учить и учить!

- Это что было? - Холрик на ходу застегивал пуговицы на камзоле, резво сбегая по лестнице вниз. - Мне послышалось или это руководство к действию?

- Тебе послышалось, - не отстающий от него товарищ незаметно подмигнул и приложил палец к губам. Не хватало еще служить на побегушках у двух баб. - Ну ладно, кальмаров мы еще найдем. В любом соусе. В крайнем случае свежевыловленных возьмем, на кухню отдадим, там приготовят. А вот где взять мел? Тут каменоломни есть? Или ограбим школяров? Харли, бери с собой мешок денег побольше, нам может не хватить. Надеюсь, Джен следующим номером не попросит птичьего молока. Голубей сам доить будешь.

+*+*+*+


Сегодня ради разнообразия герцог Норги прихватил из спальни в рабочий кабинет свою любимую плеть. И вот, сидя за столом, он любовно оглаживал округлую рукоять, проводил пальцами вдоль мягких плетенных кожаных шнурков с «коготками» на концах. Это девятихвостую «кошку» он обожал. Обожал использовать на спинах слуг.

- Джен вернули титул отца, - Хорини почти рыдал. - И теперь она не Орти Дер Анир, а уже Джен Аль Джариет Корни.

- Она - Джен Аль Ван Хонн! - милорд Норги щелкнул в воздухе плетью, заставляя трясущегося прислужника трусливо отскочить назад. - Ты серьезно думаешь, что Сиятельную интересуют титулы своей невестки? Она её признала и без них. Так что она уже Ван Хонн. А титулы... Леди бы захотела, Джен и титул герцогини нарисовали бы. Со всеми причитающимися к титулу бумагами.

- Какая нелепость! Ну и что с ними теперь делать, милорд? – на приличном расстоянии от опасной игрушки герцога барон Хорини мог позволить себе некую язвительность в тоне. - Кланяться при встрече? Только вряд ли мы встретимся. Нас к «Ларентии» и близко не подпустят.

- А ты при встрече реверанс изобрази, - милорда накрыл истерический смех. - Хорини, а нас, похоже, делают крайними. Ты со мной или против меня?

«Я сам за себя, твое голимое сиятельство, но признаваться в этом себе дороже», подумал барон и тут же вежливо улыбнулся, маскируя подобострастным почтением крамольные мысли. – Как поступим, господин?

- Сиятельной стерве было наплевать на происхождение Джены, - Норги закусил рукоятку плети с такой силой, что заболели челюсти. Но злость потихоньку затухала, ее место заняла холодная ненависть. - Что графиня Джен Аль Джариет Корни, что Орти Дер Анир -  без разницы. А Холрику тем более. Он на этой девке повернут. Ищи куда ударить. Не может быть такой безупречной защиты.

- Однако пока мы ее наблюдаем во всей мощи, - барон Хорини согласно кивнул. Сколько еще его людей упокоит охрана Меченого, пока отыщется хотя бы малюсенькая брешь. - Я поищу. И если есть - найду.



7.

У герцога Норги стало входить в привычку встречать утро с плохих новостей. Он уже и богатые подношения в святилищах оставлял на радость храмовникам, и нещадную порку слуг заменил на каторжные работы по благоустройству садового лабиринта, пруда и конюшен, а сейчас пристально присматривался к своему помощнику Хорини, оценивая его в качестве откупной жертвы Темному, если удача так и не повернется к нему противоположной пышному заду стороной.

- Сгорел замок баронов Сонриков, вместе с хозяевами, - не подозревающая о мыслях герцога будущая жертва кровавому Богу монотонно бубнила сводку донесений. - А вот все слуги выжили. Это несомненно Джена, милорд.

- Ошибаешься, Хорини, это не ее стиль, - милорд за последние дни осунулся и постарел, да и спать он практически перестал из-за чудившихся повсюду убийц. - Джен развлекается более изящными комбинациями. Сонрик был последний из списка?

- Из её – да, - барон, ощутивший неясное беспокойство, тоскливо посмотрел на герцога. - Пятый. Но сейчас вместе с Ван Хоннами в «Ларентии» живут Трикси, Женева, Мари... И на кого они нацелились, я не знаю. Но прикрывают их люди Холрика.

- А вот люди Холрика и поместье сжечь могут вместе с бароном и его домочадцами, - Максвел Норги недобро ухмыльнулся, проведя языком по сухим губам, а его помощник ощутил себя заложником очень злой и опасной змеи, которая даже полудохлая может нанести смертельный укус. - Хотя челядь они вряд ли стали бы выводить.

- Если это шантогирийцы, они не только горничных с прачками, они и кошек с котятами на руках вынесли бы, - буркнул барон себе под нос и решился на опрометчивый вопрос, прежде, чем чувство самосохранения заклинило его челюсть в закрытом положении. - Господин, а кто в тот раз дал приказ отвести войска от прохода к Шантогири?

- Допустим, я, - хозяин медленно выдавил признание сквозь зубы, поражаясь наглости слуги. Но продолжил в порыве внезапной откровенности. Да и, чего скрывать, зарвавшегося барона можно будет в любое время упокоить, хотя бы в том же садовом лабиринте. - Мне до Шантогири дела никогда не было, а вот на Ларентию денег не хватало. И мне их предложили. Да столько, что хватило бы на все нужды города. Моего города. Всего за один приказ отвести войска с подступов к чужому поселению. А что наемники сделали бы с Шантогири, меня совершенно не заботило. Зато в Ларентии появилась канализация и отремонтировали театр… Что, барон, ты меня осуждаешь?

- Я?! – пресловутый барон ненатурально оглянулся, видимо, ища у себя за спиной того придурка, кто в здравом уме согласится со смертным приговором, читающемся в предвкушающей улыбке Норги. - Я в большую политику не лезу, милорд, упаси меня святые Хранители. А вот если Холрик об этом узнает... Будет плохо. Он там почти всех своих людей потерял, за которых отвечал. Он не простит.

- Меня и его рыжая девка… хотел сказать, законная жена, не простит, - герцог причмокнул губами и заозирался в поисках столика с напитками. Проклятые горничные! Он их учит, учит, но каждая новая норовит переставить выпивку в другой угол. Замучаешься от жажды с этими бабами! – Скорее всего наша умненькая девочка давно догадалась обо всем, не так ли? Какую герцогиню я все же упустил...

- Джена бы никогда не согласилась с Вашим решением сдать Шантогири наемникам, - Хорини, предвосхищая приказ герцога, рванул в противоположной от него угол, где в полумраке портьер прятался источник живительной алкогольной влаги. Заодно и себе плеснул элитного герцогского красного, на которое явно подсела его печень. - Она наглая, но не жестокая. Скорее ограбила бы пару банков, если денег на город не хватало. Но резню мирного населения не допустила бы. Даже в чужом городе. А Холрик... Он убивает, за ним такой шлейф из крови... Но и он никогда не трогает обывателей, только наемников. Тут ему и повод не особо нужен.

- Значит, осуждаешь, – сделал свой вывод герцог Норги, принял бокал вина из рук побледневшего помощника, отхлебнул внушительный, совсем неаристократичный глоток, и почти расслабленно продолжил делиться откровениями. - А то, что с подачи Джен несколько сотен людей остались без сбережений в Ларентийском банке? Джена же их обрекла на нищенское существование.

- Но она же их не убила, - барон тишком прошлепал в дружелюбный уголок с портьерами и тоже присоединился к утреннему чае… винопитию. Все равно режим труда и отдыха на службе у герцога не соблюдался, а пожаловаться кроме как самому себе на нечеловеческие условия было не кому. - Деньги можно и заработать, а вот вернуть жизнь невозможно. Нет, я не стремлюсь оправдать Джен, она не белая и пушистая, скорее – рыжая и нахальная, и отлично понимает, что делает. Но если бы Ваш племянник и его друзья не стали устраивать пари на непроверенных девушек, возможно, ничего бы не произошло. Смертельного...

- Не тебе судить наш род! - герцог резко встал из кресла, прерывая рассуждения Хорини. - Кстати, а где Викрай? Где этот гадёныш подколодный? Кому и что он еще успел наговорить? Очень хочу с ним пообщаться по-родственному.

+*+*+*+*+


Миледи с ослепительной улыбкой предвкушения встречала запыхавшегося от бешеной скачки гонца на ступенях лестницы, ведущей в просторный холл поместья Ван Хонн. Лишь только все приветственные ритуалы были исполнены, хозяйка пригласила посланника пройти в гостиную, где расторопные слуги уже накрыли столик и принесли исходящий паром кофейник и несколько тарелок с выпечкой и бутербродами.



- Дерек, не тяни кота за хвост, рассказывай, чем развлекаются мои дети в Ларентии? - леди Ван Хонн насмешливо смотрела на своего Посланника, который переминался с ноги на ногу и старательно отводил глаза от Сияющей, не решаясь присесть на изящный «дамский» стульчик. Она кивнула лакею, и тот заменил хлипкий предмет обстановки на более солидное кресло. - Давай угадаю. Дженка дерзит всем напропалую, а Холрик убивает несогласных с ней?

- Примерно так, госпожа, – наконец-то взгляд гостя вернулся из кругового осмотра обстановки поместья Ван Хонн и застыл на переносице миледи в искреннем восхищении от ее прозорливости. Он умостился в кресле, вытягивая со всей предосторожностью под столом уставшие от скачки ноги в высоких запыленных ботфортах. - Леди Джен разорила банк и сейчас этим очень гордится. Холрик же ведет с ней партизанскую войну, но безуспешно.

- Как они еще друг друга не поубивали, вредители малолетние, - леди Ван Хонн искренне расхохоталась, что не подобало Ее Сиятельству по этикету, но совершенно наплевательски ею игнорировалось. Отсмеявшись и картинно промокнув уголки прекрасных серо-голубых глаз тончайшим батистовым платочком, хозяйка поместья продолжила расспросы. - Джен действительно беременна? Хотя, о чем это я, это для неё была единственная причина согласиться на свадьбу. Иначе бы она от моего сына еще лет десять бегала, задрав юбки по горло.

- Миледи, - посланник укоризненно улыбнулся, не одобряя откровенную иронию своей госпожи. - По крайней мере громить гостиницы Джен перестала. И она и впрямь носит под сердцем наследника рода Ван Хонн.

- Долгожданная радость! – ее собеседник замер, очарованный светлой улыбкой женщины. - А дети свою свадьбу не пропустят? Я уже список гостей начала составлять.

- Только им не показывайте, а то они найдут пару сотен дел на континенте, - посланник позволил себе ещё одну улыбку и отпил из небольшой чашечки обжигающе горячий, восхитительно крепкий кофе. - И сбегут подальше от дома. Лови их потом по всем странам.

- Да пусть бегут! – миледи легко отмахнулась от предупреждения, ловко подхватила тарелку с бутербродами и придвинула ближе к благодарному Дереку. - Только пусть ребенка мне оставят. Хотя вот в этом я даже не сомневаюсь. Подбросят и сделают вид, что вышли подышать свежим воздухом на веранду на пять минут. Ты их собачку видел? Сейчас, она забор догрызет и прискачет. Очаровательный песик! Мне его Джен оставила на пару часов. Месяца два назад.

- Это такое черное чудище, в холке достающее мне по пояс? – посланник переменился в лице и быстренько отодвинул закуски, посчитав, что пора бы уже и откланиваться. - Могу Вас разочаровать, госпожа, забор он уже догрыз, а сейчас гоняет огромного быка по соседскому пастбищу.

- И когда успел?! Управляющий же обещал укрепить периметр… и вообще! – миледи строго посмотрела на гостя, который попытался прикрыться чашечкой и беспомощно таращился поверх нее на женщину. - Он еще совсем ребенок! Пусть гоняет, лишь бы не загрыз. Ничего страшного, в крайнем случае нового быка купим. Чем бы дитя не тешилось... У моих проблем с деньгами нет? Или им перекинуть еще?

- После того, как они вывели из ларентийского банка почти три миллиона? - фыркнул посланник, мысленно переводя дыхание и радуясь отсрочке встречи с Джениной псиной. - Сомневаюсь, миледи, что у них есть хоть какие проблемы с деньгами. У них, скорее, с наличием совести есть проблемы. Но они это компенсируют времяпрепровождением.

- Надеюсь, в кровати, как настоящие молодожены, - леди мечтательно вздохнула и очаровательно покраснела под взглядом обалдевшего собеседника. - Я в их годы оттуда вообще сутками не выбиралась. Нам с супругом еду слуги регулярно в спальню приносили.

+*+*+*+


Трикси, притопывая ножкой от нетерпения, стояла перед начальником олентийской стражи, оккупировавшем низенький диванчик при входе в спальню Джен.

- Да чего там наша звездная парочка застряла-то?! – она постепенно переходила на противное повизгивание, от которого командир «кошаков» морщился и потихоньку начинал закипать. - Я хочу с ними поговорить!

- Хоти, - Ленни демонстративно зевнул и отодвинул Ягодку подальше от себя и своих чувствительных ушей. Не дай грых эта взбалмошная дурища повредит ему барабанные перепонки своим визгом. - Я не возражаю, хоть обхотись. Еще хотелки остались? Если нет, иди к себе. Проснутся, я им передам.

- Не хами, котяра! - за спиной поникшей Трикси нарисовалась Мари. - Нам и вправду необходимо с Дженой перекинуться парой слов. Прямо сейчас.

- Женщина, если я начну хамить, то с леди Джен разговаривать будет некому, - «олентийский кот» поднялся с диванчика и навис над ней. – Сию минуту сделайте так, чтобы я вас не видел. Бегом! Это у нас типа «пожалуйста». На счет пять я вам устрою быстрый спуск с лестницы на второй этаж. Три уже было!

- Сволочь беспардонная! - Трикси поспешила первой ступить на лестницу, вторая переговорщица последовала за ней. - Мари, пойдем, еще не хватало с няньками Джены пререкаться.

- Ага, вот своих заведем и сразу перестанем, - Мари печально вздохнула и продолжила слезливым голосом. - Завидую Джен, Холрик её бережет. Две тройки «олентийских котов» пригнал. Сколько же Ван Хонн за их услуги платит?

- Не больше денег, - перед носом перепуганной женщины возник еще один «кот». - Меня зовут ... Называйте меня просто Кот. С сегодняшнего дня Вы, Мари, под моей охраной. Я Вас сейчас провожу до вашей комнаты. И давайте сразу договоримся, нам тоже спать надо. Если решите ночью подышать несвежим городским воздухом, скажите заранее. Днем Вас будет охранять два котика. Ночью - один. Но постоянно.

- Вот как, а мне?! Почему мне котов не выдали?! - Трикси взвыла разобиженной мартовской кошкой, оставшейся без хвостатого приятеля. - Ну и почему так? Кому-то три «кошака» из Олентии в качестве эскорта, а кому-то...

- Закрытый гроб устроит? - по лестнице с недовольным выражением лица спустился Холрик. Заполошные крики Ягодки были слышны даже сквозь плотно закрытые двери. - Сейчас обеспечу, если рот не закроешь. Мари, объясни, что случилось? Номер не устраивает? Извини, в этой гостинице других уже нет. Третий этаж - наш. Ваш - второй.

- На, смотри, - женщина протянула Холрику кусок картона с надписью «Ларентийское пари. Выигравший проиграет». - Чья работа?

- Не наша, это точно, мы никогда и никого не предупреждаем, - мужчина еще раз повертел записку в руках, изучая витиеватые строчки. - Откуда у тебя это взялось? Постой, одну такую карточку я уже недавно видел. Ягодка, ваша работа?

- Да, иди ты, - Трикси попыталась резво обойти его и сбежать в свою комнату. - Отчитываться я еще перед всяким отродьем буду! Обойдешься!

- Взять её, - Холрик выдохнул сквозь стиснутые зубы, стравливая злость на выходку Ягодки, и щелкнул пальцами. Тут же пара «сияющих» резко схватила женщину под локти, выкручивая их за спину, и кинула ее под ноги Харли. – Ты окончательно спятила?! Совсем мозги не работают? Тебя же наша охрана пришлепнет и не заметит, а твои телохранители не спасут.

- Убрать? – «сияющий» смерил лежащую на полу женщину безразличным взглядом. - Их шестеро. Ты только кивни, Призрак, и они тебя больше не побеспокоят.

- Отставить, - Холрик мотнул головой. - Пусть пока поживут. Ягодка, я вроде как вопрос задал, а ответа не услышал. Мне долго ждать?

- Это не мы, - Трикси затравлено оглянулась. - Мы тоже никого не предупреждаем. Это еще кто-то. Может, еще одна группа? Дай мне с Дженкой перемолвиться?

- Да что ж ты никак не запомнишь, дура безмозглая, как к моей жене обращаться велено?!- он нагнулся над сжавшейся в комок женщиной с таким зверским выражением лица, что та зажмурилась и тихо пискнула от ужаса. - Не испытывай моё терпение. Эхх, чувствую, что прикопать тебя проще, чем научить...

- Это приказ, милорд Ван Хонн? – «сияющий» наступил женщине на горло, отчего она натужно захрипела и попыталась безуспешно сбросить его ногу. - Сейчас сделаем, никто и не найдет.

- Не трогать, - Холрик тяжело вздохнул и отвернулся. - Пока она ещё под моей защитой. Пусть убирается к себе и не высовывается до утра. Мари, к тебе тоже это относится. Завтра поговорим.

+*+*+*+*+*+


На первом этаже «Ларентии», в роскошно обставленной ресторации, среди белоснежных накрахмаленных скатертей, покрывающих столики, и изящных стульев с высокими вычурными спинками, заметным и не очень уместным пятном выделялась группа разношерстных наемников – псов, кошаков и прочих охранителей здоровья и жизни четы Ван Хонн.

- Ты вот мне объясни, Реарни, почему же наш командир постоянно гоняет Трикси? - Ленни вольготно растянулся на стуле, перебросив ноги на соседний. - Обычно он с женщинами себя так не ведет.

- Дело было, она его и Джен хорошенько подставила два года назад, - Реарни сыто отвалился от стола. Когда еще удастся так великолепно пообедать с его-то образом жизни. Поэтому наемник ценил вкусную кухню и расторопных официантов «Ларентии». - Странно, что он её вообще не убил тогда. Трикси сдала их городской страже Игеры, когда Джена развлекалась очередной финансовой пирамидкой - продавала акции мэрии. Правда, мэрия была не в курсе, что она вообще акции выпускает. Холрик тогда еле успел Джену вытащить.

- Трикси совсем ненормальная? – «олентийский кот» в изумлении смешно вытаращил свои круглые желтые глаза и стал по-настоящему походить на тотемное животное. - Нашла с кем связываться. А я думал, это - показательное выступление, демонстрация силы.

- Показательное выступление? Как же! После такого трупы уже бы штабелями в городском морге лежали, - миролюбиво после сытного обеда ухмыльнулся Реарни. - А Трикси доиграется, надоела уже. Ещё пара выходок, я её и сам где-нибудь под кустом зарою. И еще эта ее женская зависть. Ее Миркус по сравнению с Холриком... Тьфу, ты! Какое, к лешему, сравнение?! Ягодка хотя бы за то должна быть Холрику благодарна, что он её любовничка с лестницы скинул, а не сразу ему шею свернул. Вот Трикси и бесится.

- Точно доиграется. Надо им втихую головы открутить, чтобы чего не натворили, - Ленни потер кончик носа и принюхался. - Кстати, почему сегодня кормят морепродуктами?

- А-а, это вчера Джен клубники захотелось, - хохотнул Реарни. - В томатном соусе с добавлением креветок. Вот мы с Холриком и сходили к контрабандистам, поискать что-нибудь вкусненького. А там один идиот увидел у Холрика кошель с золотом и решил, что мы легкая добыча. Немного просчитался, но вот Главе их гильдии пришлось потом немного проставиться. Так что питаться рыбой и всяким гадами морскими мы еще пару дней, как пить дать, будем. Или пару недель.

- А если Джене захочется рыбы, то дальше есть мы будем тушеное мясо кроликов с зелеными оливками, - понимающе покивал Ленни, его устраивало любое меню, лишь бы не одними овощами да травами питаться. Котики, они такие котики! Плотоядные. - Нас этому учили на острове. Отправь на рынок человека, пусть купит всех фруктов понемногу. Или лучше двоих. Пусть еще овощей притащат.

- Сплетничаете, мальчики? – в дверях, любезно приоткрытых администратором по случаю ее появления в обеденном зале, появилась Джен в сопровождении двух невозмутимых котов. – М-м-м, а чем сегодня кормят? Кальмары? Гадость какая... Клубника? Та же дрянь. Хочу картошку в мундире. И не вздумайте её почистить! Хотя ... Я шкурку хочу... От картошки. И обваляйте её в сахарной пудре. И не забудьте посолить и посыпать толченым мелом.

+*+*+*+*+


На этот раз герцог Норги запасся успокоительным заранее. И не прогадал.

- У меня практически не осталось людей, милорд! – приглушенно стенал барон Хорини, отлученный от милости герцога и его винных запасов. - Кто-то начал целенаправленную зачистку. И зачищают очень нагло и грубо. Это не «золотые», те более изящно работают.

- Плохо, всё очень плохо! – милорд не пытался скрывать нервную дрожь в пальцах, расплескивая вино на подбородок и белоснежную рубашку. - Храмовники Императора? Сколько их здесь? Натрави их на Джен. Пусть между собой передерутся.

- На них проще стаю диких собак натравить, - Хорини передернуло от этой картины. - Охранники Джен вообще ни на что не реагируют. Но убивают не они и не императорские служивые. Охрана Великолепной из «Лерентии» не выходит, но и туда никого не пускает. Я пытался пристроить туда своего шпика на кухню. Ему сломали два ребра и выкинули. В живом виде.

- Только побили? – Максвел Норги нетрезво расхохотался до звона стекол в окнах. - Ему повезло. Очень и очень. Что Холрику понадобилось в порту?

- Клубника для Джен, - барон изучал носки своих туфель. - Девочка захотела ягод, а Холрик не смог ей отказать и пошел искать клубнику. Ночью. В порту.

- Два сожженных корабля, шесть разбитых в хлам складов - это Холрик пошел искать для своей девочки клубнику?! – взревел герцог, сметая со стола бокал вперемешку с документами. Дорогой ковер покрылся осколками и кроваво-красными пятнами, вызывая в Хорини безотчетный страх. - А если Джена захочет посмотреть на летающего дракона?

- Тогда Холрик сделает из кого-то из нас летающую ящерицу, - барон неуверенно взглянул на своего хозяина. - Надеюсь, что не из меня. Ваша Светлость, как бы их из города выставить?... Я их уже до колик боюсь.

- И правильно делаешь, - Норги встал, не замечая мусора под ногами, и решительным шагом направился в спальню. Ему требовалась разрядка, а алкоголь едва ли притупил злость надолго. - Но сейчас они не главная наша проблема. На днях из Столицы прибудет комиссия проверяющих. И начнут рыть. Куда бы их поселить?... Как понимаю, Ван Хонны с компанией из гостиницы съезжать не пожелают. Приготовь мой гостевой дом…

+*+*+*+*+


После решения гастрономических заморочек жены Харли готов был не только ящериц в небо стаями запускать, но и любых других тварей под землю пачками закапывать на глубину своего раздражения. Кто ж знал, что будущий наследник окажется настоящим гурманом, а от вкусовых сочетаний блюд, которые составляли для Джен несколько измученных шеф-поваров «Ларентии», Холрику придется посещать ресторацию отдельно от супруги. Только «олентийские кошаки» с их матриархальной дрессировкой могли без содрогания обедать вместе с Джен.

- Какие у нас гости, - голодный, а оттого очень нелюбезный Холрик рассматривал мужчину, стоящего перед ним на коленях со связанными за спиной руками. Умудрились же товарищи притащить его в ресторацию, так и пообедать не дадут спокойно. - Наемничек. Геронтиец. Шпион! Люблю я вас. Убивать. Ленни, где отловили?

- На конюшне, - «олентийский кот» присел рядом с пленником, проверяя крепость веревок. - Пытался подойти к моим лошадям. Пока еще не допросили. Сам будешь, или мы поговорим?

- Работайте сами, - Холрик устало сел на стул. - А я есть хочу. Что у нас сегодня? Опять кальмары? У меня эти морские деликатесы уже поперек горла, если честно...

- Сегодня говядина, - Ленни выпрямился и сочувственно покивал головой. - С утра мясо завезли. Мы здесь еще надолго? А то надо бы с поставщиками еды поговорить.

- А кто его знает, насколько задержимся, - командир задумался, в то время как его голодный желудок оголтело переваривал сам себя, выдавая страдальческие рулады на все тона. - А где Реарни? И уберите эту падаль отсюда, он меня раздражает. Так и хочется прибить.

- Ну, и прибей, что мешает? - в обеденный зал вошел мрачный Реарни, на ходу стягивая перчатки. - Холрик, я нашел авторов карточек. В Ларентии группа Каренсия. Девять человек. У них заказ на участников «ларентийского пари». Что делать будем?

- С одной стороны, этих ублюдков надо бы устранить, - Холрик хищно усмехнулся. - Но не прямо сейчас. Пусть делают нашу работу за нас. Позже с ними разберемся. Но из группы Каренсия живым из Ларентии уйти никто не должен. У меня с ним личные счеты.

- Этот му.. чудак как то сделал Джене неприличное предложение, - Реарни тихо пояснил на ухо Ленни. - Уже три года как кровная месть. Но никак поймать не можем. Холрик, что Джен делает?

- Спала, как младенец, когда я уходил, - Харли мечтательно улыбнулся, отчего с его лица мигом ушло зверское выражение. Он слегка потер щеку со шрамом и продолжил негромко. - Как она мне спящей нравится. Не ругается, не дерется и даже не пытается меня зарезать. Просто прелесть!

- Если я сейчас не получу причитающийся мне кусок мяса, то прелестью будешь ты, - внезапное появление Джены в сопровождении бессменных «котов» враз стряхнула с ее супруга глуповатую ухмылочку. - Я проснулась, я голодная и злая. Уберите отсюда этого связанного придурка, его я есть не буду. Могу я рассчитывать на скромный заказ? Мне бы кусочек мяска, тарелочку куриного супа и яблоко.

- Сейчас всё приготовят, радость наша прожорливая, - Реарни насмешливо взглянул на Джену, с видом законной хозяйки и рабовладелицы усаживающуюся на колени к Холрику. - Вы сегодня не воюете?

- С ним, что ли? Было бы с кем. Недостоин он такой чести. Я его потом придушу, на десерт, - рыжая деловито поерзала, пока не получила законный поцелуй, и с видом голодающего котенка уставилась на Холрика. - Ну и где моя еда? Сейчас всех покусаю!

+*+*+*+*+


Через час после того, как официанты, запуганные стонами Джены и подбадриваемые бодрым рычанием Реарни, внесли подносы с едой, в ресторации наступила благословенная тишина.

- Холрик, отнеси жену в номер, она объелась и спит, - Реарни снисходительно кивнул в сторону уютно устроившейся в объятьях мужа Джены. И, понизив голос, добавил. - А сам возвращайся, надо кое-что обсудить.

- Сам дурак, - Джена приоткрыла один глаз. - А если Холрик ко мне прикоснется, я его убью. Особо изощренным способом.

- Девочка, вообще-то ты сидишь у него на коленях, - Реарни попытался проглотить смех. - А ещё обнимаешь его за шею. Абсолютно добровольно. Иди спать, а?

- Этот гад обманом затащил меня к себе на колени? - Джена уже более осмысленным взглядом посмотрела на присутствующих. – Негодяй коварный! Тем более прихлопну.

- В принципе, ты мнение Холрика не спрашивала, когда садилась к нему на колени, - Реарни вступился за друга.

- Вот ещё, его мнение спрашивать, нас теперь двое против него, - Джена закрыла глаза и сладко засопела мужу в шею. - Обойдется. Ладно, Харли, отнеси меня в кроватку. Что-то я сонная. И не вздумай ко мне приставать! Я спать хочу!

- Они всегда так общаются? - Ленни проводил изучающим взглядом командира, осторожно несущего свою женщину на руках. Она доверчиво прижималась к нему, обхватив за крепкую шею, а он несколько раз останавливался, чтобы поцеловать ее. - Необычные отношения.

- А, нет, это они сейчас еще мирные, - наемник потянулся за виноградом. - Обычно Дженка драться лезет. Начинает его бить. Или крушить мебель.

- И как Холрик к этому относится? - заинтересовался «олентийский кот». - Ударить Холрика без последствий для здоровья...Это надо умудриться.

- Он ей всё простит, - Реарни закинул ягоды в рот и расплылся в блаженной улыбке. - У него проблемы во время драки с Джен, как бы не ответить ударом на удар. Так что она его бьет, Холрик улыбается, Дженка злится... Потом ей надоедает сбивать об него руки и ноги, и она начинает крушить мебель. А Холрик с утра оплачивает ущерб. Ему не привыкать.

- Понятно, - Ленни хмыкнул. - Ну и насколько Джен наистерила за последнее время? Примерно так?

- На пару миллионов, не меньше, - Реарни встал, вытирая руки салфеткой и кидая ее на стул. – Пойдем, котяра, поспрашиваем нашего убогого пленника, что он в конюшне забыл. А Холрик с Джен сами разберутся. Или убьются... Или еще чего сотворят. Лишь бы город не спалили во время выяснения отношений, а то за ними не заржавеет.

+*+*+*+*+

- Здесь Джен Великолепная со своей стаей, - старший боец дерзко посмотрел на Каренсия. - И её Меченный. Я за сутки потерял двоих своих людей. Мы уходим. Я с Холриком не воюю.

- Испугался? – Каренсий понимающе ухмыльнулся. - А зря. Ты действительно не знаешь, кого бояться надо? Меня боятся надо, а не их.

- Великолепную Джен прикрывают семь шантогирийцев, шесть «олентийских котов» и полное крыло «сияющих», - наемник подробно перечислял охрану Ван Хоннов. – Дюжина «сияющих». Каренсий, мы сваливаем. У меня осталось всего шесть человек, и они их завтра сожрут даже без соли и специй.

- Что здесь делают «сияющие» леди Ван Хонн? – мужчина, до этого хранящий надменную улыбку на холеном лице, заметно напрягся. - Мы в её дела никогда не лезли. Элитные убийцы Сиятельной в Ларентии...

- Охраняют её невестку, - старшой тяжело вздохнул. - Джен уже не просто Джен Великолепная. Она - Джен Аль Ван Хонн. С полной защитой клана Ван Хоннов. А они не просто мстительные, они очень мстительные. Я с ними не воюю. Они же достанут из гроба и выкинут на помойку, чтобы не перезахоранивать.

- Эта девка вышла замуж?! - Каренсий сжал кулаки в приступе злобы. - За Холрика? И теперь она леди Ван Хонн. Занятно. Мне нужны еще наемники. Десятка два или три. Холриков надо подловить в Ларентии. Если они сбегут к себе домой, там их точно не достанешь. Нанимай людей, сколько сможешь. Деньги не проблема, открою тебе кредит...

- Заказ на Холрика и его жену не возьмут, - второй мужчина поморщился, услышав предложение. - Такие задания себе дороже обходятся. Мертвым деньги не нужны. Мне такие деньги тоже. Если в игре Сиятельная леди, то я пасую. Даже при всех козырях при раздаче. Последнего игравшего против неё скормили свиньям заживо. Моя команда сливается с игры.

- Так боишься Сиятельную? - Каренсий попытался взять старшого на слабо. - А ты уверен, что она в игре? И это не развлечение её мальчика?

- За смерть своего мужа Сиятельная утопила в крови пять городов, - отчеканил в ответ боец, вытянув вперед растопыренную пятерню. - Тогда погибли почти все «ночные» и наёмники всех гильдий. Она разбираться не будет в правых и виноватых. Просто натравит своих «сияющих». Не хочу испытывать судьбу. А если Сиятельная обидится за жену своего мальчика, то цвет воды в реках поменяется на багровый. Она может себе позволить и не такие «шалости».

- Сестра Императора, однако, и она действительно может позволить себе и не такое…, - в крайней задумчивости от сделанных выводов мужчина почесал затылок. - Ладно, командуй отход. С Холриком я найду время разобраться, когда до него все равно доберусь.... Не сейчас, так позже. Но достану! И до его сучки....

++*+*+*+


Вытянувшееся пламя свечи бросало искаженные тени на стены. Но какое дело у Джены с Холриком до этой замысловатой, вечной игры света и тьмы. Когда маленькая рыжеволосая женщина, сбросившая всю напускную браваду и дерзость, приникла к своему единственному настоящему защитнику, своему верному мужчине, ища в его надежных и таких родных объятьях решение всех своих затаенных страхов и проблем. Именно в эту минуту рождался их брак, сцепляясь мыслями, свиваясь телами, сращиваясь душами и надеждами на будущее. Доверчиво отдавая себя под защиту и власть Харли, Джена получала не меньшую власть над его сердцем.

- Харли, может, уедем? – она обхватила его лицо ладонями, в темноте находя его губы своими. - Мне страшно, понимаешь? Я же теперь не одна... У нас будет маленький. Или маленькая. Не знаю, кто у нас родиться, но я за ребенка уже боюсь. Мы доигрались, Харли.

- Завтра, - он вернул ей упоительно долгий и нежный поцелуй. - Я распоряжусь. В порту должен находиться боевой корабль Адмирала Стила. Если нет, наймем торговца или контрабандиста. Денег хватит, я тут слегка подогрел один банк. Поплывем домой? К моей маме?

- А вот у меня мамы нет, - Джена всхлипнула и дернулась, пытаясь скрыть негаданные слезы. В последнее время ей с трудом приходилось сдерживать их. Она совсем не готова была оказаться настолько эмоционально ранимой. - Её убили. Совсем... Норги мне за все это ответит. Но не сейчас...

- Норги я сам отомщу за тебя, - Холрик осторожно поцеловал жену в висок, убирая губами соленую влагу. - Спи, моя маленькая. А голову герцога я для тебя добуду, зря он думает, что его охрана со мной справится. И не таких уделывал. Не забыла, солнышко, моя рота диверсантов как раз специализировалась на устранении командующих противника. И весьма успешно.

- А потом тебя списали, - Джена забралась сверху на лежащего на спине мужчину и вытянулась на груди. – Крысы армейские! Ты в чине майора же был, когда мы познакомились?

- Меня тогда уже разжаловали, - Холрик поправил одеяло на Джен. - К нашему знакомству в ларентийской тюрьме я снова стал рядовым.

- А зачем ты тогда начальнику тюрьмы лицо разбил? - она поерзала, поуютнее устраиваясь и не замечая в темноте его донельзя довольную улыбку. - Меня до этого кормили только корочкой хлеба с кружкой воды. А тут неожиданно обеды из «Ларентии». И охранники... То проходу не давали и лапали взглядами, то внезапно начали глаза отводить.

- Я всего лишь подправил начальнику тюрьмы господину Ренну неправильный прикус, - Холрик фыркнул ей в макушку. - Ногой с разворота. Как ты знаешь, мои связанные руки мне драться не мешают. Этому меня «сияющие» мамы лет так с трех обучили. Вот я и пообещал этой гниде тюремной грохнуть всю охрану, которая к тебе приблизится. Для демонстрации серьезности намерений пришиб одного придурка. Шибко уж он наглый был и плохо на тебя смотрел. А я уже тогда решил, что ты – только моя. Любимая...

- Ах, так, понятно, ты «выбрал»! - Джена от возмущения не удержалась и скатилась под бок мужа. - Ты решил! А меня спросил? Удавлю!

- Горло подставить, ручонок хватит? – Холрик, смеясь, стянул одеяло, обнажая шею. – Дерзай, кровожадная малышка! Кстати, стилет под подушкой, им сподручнее будет. Сопротивляться не буду, так и быть. Действуй!

- Сволочь ты, всю удовольствие мне убил своей покорностью! – Джена, хихикая и забыв про недавние слезы, завозилась под подушкой. - Не буду я тебя убивать. Все же, отец моего ребенка. А вот твой стилет... Пожалуй, заберу себе.

- Тебе какой отдать? – Холрик, побоявшись, что она поранится, ловко перехватил руку Джены, и ласково провел губами по запястью. - Под твою руку... Маленькую такую... Бери тот, что справа. Для тебя тяжеловат будет, но что имеем. Другого нет. Домой вернемся, подберу тебе подходящий. Или мама найдет... У неё такого добра - несколько комнат. И два подвала...

8.

Утренние лучи солнца заливали ресторацию гостиницы «Ларентия» слабым золотистым светом, поигрывая бликами на гранях хрустальных бокалов, надраенных столовых приборах и до хруста чистых и пустых тарелках. Но стоило им добраться до фигур мужчин, собравшихся на ранний завтрак, как свет сначала забился в складки и отвороты темных камзолов, потускнел в хмурых глазах и осыпался дрожащими блеклыми тенями под подошвы походных сапог.

- Мы уезжаем, - Холрик с размаху сел на жалобно скрипнувший стул. - Реарни, что с наличием кораблей милорда Стила в порту? Если нет, нужно нанять «торговца». Плачу золотом. С нами уплывают Женева и Мари.

- Заказ принят, господин полковник! - Реарни шутливо козырнул и тут же под мрачным взглядом друга почесал затылок. - Военных фрегатов сейчас в порту нет. Поищем «торгаша». Пункт назначения - Сокраментия? Мы домой?

- Так точно, - рявкнул в ответ Холрик и тоскливо осмотрел пустой стол. - А поесть вообще нечего? Я бы зажевал чего-нибудь посолиднее. А то сейчас Джена проснется с кровожадным настроением, могу не успеть...

- Завтрак будет через полчаса, - его напарник развеселился, понимая, как нелегко дается Холрику семейная жизнь. - Вас с Джен уж точно накормят. Трикси оставляем здесь?

- Мне только этой шлендры в Сокраментии не хватало, - Холрик переместил алчный взгляд на застывших возле окна официантов, затем попытался рассмотреть, что делается за дверями кухни. Никто из выдрессированной обслуги не решился подойти к нему на близкое расстояние, оценив его недокормленный вид. - Есть хочу. Мяса бы...

- Сейчас всё принесут, я придал ускорение шеф-повару, - подошедший Ленни присел рядом с Холриком. – Наш контракт расторгнут? Мы Джен и Мари больше не охраняем?

- Размечтался, усатый, - Харли лишь ухмыльнулся, но вскоре из кухни потянулись такие вкусные запахи, что он невольно громко сглотнул.  - Мне еще три тройки «котов» нужно. Одну для Женевы, одну для Мари и еще одну для Джен. Нас скоро убивать начнут. Как быстро подберешь?

- Три тройки? - Ленни прищурил хитрющие желтые глаза, просчитывая в уме свои возможности. - Голубя с сообщением сегодня отправлю. Куда им прибыть? В Сокраментию? Расценки помнишь?

- Ты его не обижай, Ленни, наш любитель экспроприировать банковские активы не обеднеет, - Реарни не упустил момент бросить шпильку в голодающего Хищника. - Холрик, только чем тебя «сияющие» не устраивают, а? С нами же целое крыло.

- А вот они здесь и останутся, - мужчина усмехнулся, продолжая гипнотизировать взглядом вход на кухню. - Меня прикрывать. Пока мы с Дженкой будем тактически отступать. И еще, за голову герцога Норги объявляю «белый лист». Цена вопроса начнется со ста тысяч золотых. Хотя, и чего я мелочусь? С двухсот тысяч. И в качестве бонуса добывшему заявленный трофей, моё личное покровительство и титул наследственного барона с выделением земель.

- Попал герцог, - Ленни озвучил приговор. - Жаль, что мы в такие игры не играем, наше дело - охрана. Реарни, я сейчас отправлю пару своих «котов» в гавань кораблик подыскать. Прикроешь пока Джен и Мари? На пару часов. Потом мои люди вернутся. Разберемся, что тебе должен буду.

- Прикрою, - Реарни хлопнул рукой по плечу олентийца. Мужчины пожали друг другу руки, закрепляя уговор. – «Сияющие», на вас охрана Мари и Жевену. На Трикси это не распространяется. Пусть сама бултыхается. А с Джен сейчас остается Холрик. Ещё непонятно, охранять её или его от неё....

+*+*+*+*


Пришествие подавальщиц с блюдами в руках Холрик воспринял как явление Единого его пастве. Те же восторженные мысли в пустой от голода голове, полный рот слюны и нечленораздельное мычание.

- Арендовали торговый бриг, - прожевав, выдал информацию Реарни. - Наши три каюты на верхней палубе. Еще две каюты для охраны на нижней. Снять всю верхнюю палубу не получилось.

- Терпимо, - Холрик вжикнул ножом по вилке, примериваясь к куску вожделенного мяса. - Наверху каюта для Женевы и Мари, вторая для нас с Дженой, третья для тебя. Вещи собрали? Когда отплываем?

- На закате, - наемник поморщился, прикидывая, сколько у них времени на организованный отход и прикрытие. - Кареты берем или верхом в порт поедем? Ленни не доволен, лошадей придется оставить в Ларентии. «Торговец» их не возьмет, его корабль для перевозки животных не приспособлен.

- Лошадей потом переправят, - счастливый Харли наслаждался завтраком. Совсем как в недавние холостяцкие времена. Без клубники с селедкой. Суровый мужской антрекот под острым соусом. - Закажи одну карету для женщин. «Сияющие» пусть сопровождают нас до причала и возвращаются назад. Заплати за аренду третьего этажа гостиницы еще на месяц.

- Какая команда для «сияющих»? – улыбка Реарни не предвещала ничего хорошего. - Приказать зачистить город? Тут еще много разной швали ошивается.

- Не возражаю, но начать надо с людей Каренсия, и, если удастся, пусть мне его живым притащат. Есть у меня к нему пара вопросов. А не получится, так я ему потом в Храме ба-а-альшую свечку за упокой поставлю.

- Ладно, с зачисткой определились. Чем еще им заняться? – планы на «сияющих у него имелись и свои, но нужно было уточнить распоряжения Холрика. – Может, просто помотают Норги нервы свои присутствием?

- Им стоит заняться оставшимися из списка Трикси, - Холрик расстегнул камзол и позволил себе пару минут сыто порелаксировать с закрытыми глазами. - Но сами их не трогают, пусть Трикси по своим заказам самостоятельно отдувается. И еще остается один большой вопрос, почему все зашевелились только сейчас. В «ларентийское пари» играли несколько десятков лет. И прекратили только год назад. И вот именно сейчас все оживились: наша команда, Трикси, Мари, Женева и хрен знает еще кто... Что-то мне кажется, что дело совсем не в пари. Тут какая-то другая, скрытая игра идет.

- И мы в ней участвовать не собираемся, - Реарни согласно покивал головой. - Не люблю игры с непонятными козырями и неизвестными правилами. Берем тайм-аут и отсиживаемся в твоей усадьбе. Заодно может и прояснится что... А то как бы нам в этой непонятной партии головы не поотрывали. Харли, а ставочки в ней очень высокие. И играют лорды-управители рангом не ниже Адмирала Стила. У других на такие вещи просто финансов не хватит и возможностей.

+*+*+*+


Ни одна доска не скрипнула под ногами, когда Призрак возник за спиной неизвестного, застигнутого им возле их с Дженой сундуков с вещами.

- Ну и что такой как ты забыл в нашей каюте? - Холрик резко ударил ладонями по ушам незваного гостя, подсечкой выбивая у него почву из-под ног. Потом он наклонился и с размаху хлестнул того ладонями по щекам, приводя в сознание. - Мне поработать над возвращением к тебе памяти? Я могу. Только больно будет. Очень больно. Я же бывший диверсант, как устраивать экспресс-допросы знаю. Хочешь, покажу на деле?

- Холрик, проблема, - на пороге каюты возник взмыленный Реарни, прерывая экзекуцию. - Пираты. Два судна идут наперерез. Перехватят нас часа через два. «Торговец» слишком медлительный, не уйдем.

- Веди, посмотрим, - Харли вытер руки о платок, убирая кровь. - Этого - допросить. Реарни, просвети-ка меня, кто там у нас такой умный, за нами гоняться.

- Этот - за головой Мари, мелкая шавка, - Реарни брезгливо скривился и мотнул головой в сторону оглушенного пленника. - Ленни, избавься от тела, можешь не допрашивать. Командир, если нас возьмут на абордаж, что делаем? Нас слишком мало, долго не продержимся. Команда «торговца» вообще сопротивляться не будет. Слева по курсу - остров. Попытаемся доплыть?

- Погоди, - он следом за Реарни выбрался на палубу. - Пираты – это те два корабля сзади и слева? Идут на перехват? У них проблемы, им сейчас не до нас будет. Смотри на остров, два пальца правее солнца.

- Три боевых фрегата, - товарищ довольно присвистнул. - Эти из армады Стила. Где-то в пути подзадержались. Они за нами?

- Думаю, что да, - Холрик с удовлетворением наблюдал, как пиратские суда при виде нехилой угрозы пытаются дать деру. - Эти джентльмены удачи отплавались. Сейчас военные Стила их разделают. У них в кильватере еще один фрегат. Отойти им не дадут. А теперь вопрос, на нас случайно решили напасть или это направленная охота? Как-то очень быстро все раскручивается...

- Если парни Адмирала возьмут в плен парочку каперов, можно и поспрашивать, - Реарни с немалым увлечением следил, как военный фрегат перекрыл курс стремящемуся провернуть обходной маневр пиратской посудине. - Хотя на это можно особо не рассчитывать. Их просто утопят, как котят в ведре. Военные моряки пиратов недолюбливают, мягко скажем. Примерно, как ты наемников.

- Мой муж наемников просто обожает… под чесночным соусом, - к мужчинам подошла слегка бледноватая на вид, но решительно настроенная Джен. Плаванье переносилось ею с большим трудом, приходилось проводить почти все время на верхней палубе, т.к. в душной и тесной каюте ее немилосердно укачивало. - Мальчики, а что здесь, собственно, происходит? Нам надо бы кое-что обсудить. Покушение на Мари... не вяжется как-то. Не та она фигура, чтобы за ней «вольных братьев» посылать. Причем, среагировали сразу, как только мы корабль заказали. Что-то мы упустили в наших выводах...

- Трикси мы упустили, - Холрик недовольно поморщился. - А кроме нее про наше отбытие никто не знал. Я этой потаскухе продажной ноги вырву при следующей встрече. Сдается мне, у нее с Мари старые счеты, что-то они не поделили по-крупному.

- Согласен, её почерк, - Реарни подтвердил подозрения друга. – Месть Мари - это её пакостная натура постаралась. А вот пираты, не уверен. Это кто-то другой, у Трикси бы на такое ресурсов не хватило. Это или Норги, или неизвестная сторона, которая пытается свою партию разыграть. Ладно, пересаживаемся на военный фрегат и плывем объясняться с твоей мамой. Хотя я бы предпочел еще лет так двадцать в ссылке пробыть... Для здоровья безопаснее будет...

9.

Со своими красными от постоянного недосыпа, встревоженными, круглыми глазами, встопорщенными редкими волосенками на голове и неяркой расцветкой одежды барон Хорини напоминал герцогу Норги филина, вытащенного жестокими обстоятельствами на свет белый. А его несмелый, прерывистый клекот и недовольное уханье лишь подчеркивали схожесть с этим невзрачным ночным хищником. Но, несмотря на неказистый вид, барон был отнюдь не глуп, а потому своего помощника Максвел Норги если и не приближал к себе, то весьма ценил и сильно не наказывал. Пока.

- Милорд! Ваше Сиятельство! Джена и Холрик покинули Ларентию, - филин…, т.е. барон потер набрякшие веки и несколько раз моргнул, отчаянно силясь прийти в себя. - Отплыли в спешном порядке на торговом судне три дня назад. Вас не было в городе. Поэтому я позволил себе сообщить об этом примечательном событии нашему другу из портакапитану Крилу. Намекнул старому пройдохе, что на «торговце» у пассажиров с собой в наличии двести тысяч золотом. Выигрыш в карты. Его это сообщение чрезвычайно заинтересовало.

- Капитана Крила, как и его дружка, капитана Бочку, уже больше ничего не заинтересует, - милорд Норги тяжело посмотрел на свое доверенное лицо. Пожалуй, барону стоит отоспаться, иначе он рискует завалить всю операцию. - Ко мне час назад доставили голубиной почтой сообщение, что обоих пиратов сегодня утром перехватили боевые фрегаты Стила. Четыре военных фрегата. Вот скажи мне, Хорини, какого грыха ты, как институтка, краснеешь и мнешься передо мной, пытаясь что-то жалобно промычать? Докладывай четко, что они делали около Змеиного Острова? Им что, остального моря мало?

- Скорее всего, милорд, корабли приплывали за нашей парочкой, - совиные глазки Хорини выпучились уж совсем как-то ненатурально, грозя вывалиться от усердия на герцогский ковер. - А вот почему они их не дождались и сбежали из Ларентии, мне неизвестно. Причем спешно сбежали. Хотя, вот еще одна загадка, «сияющих»-то оставили... И весь третий этаж «Ларентии» в аренду еще на месяц оплатили. Кстати, Трикси со своими кобельками осталась в городе, правда, переехали они в гостиницу попроще.

- Не знает он! Барон, если у тебя дырка в полголовы от недосыпа, и ты не способен анализировать ситуацию, то найми себе на полставки секретаршу, чтобы она за тебя все записывала. Но только - страшную и без ног, чтобы не отвлекаться от исполнения обязанностей герцогской службы, предаваясь сексуальным грезам. Они не сбежали, они временно отступили, - Максвел Норги самолично преодолел расстояние до столика с напитками, заранее определив его местонахождение в кабинете, взял на этот раз бутылку темного стекла без этикетки и два бокала. - Потому что в Ларентии скоро будет жарко. Завтра приезжают императорские аудиторы. Двенадцать человек! Со своей охраной. И ты выделишь им еще моих людей. Каждому! Ты меня понял?

- А зачем им в охране наши люди? - думалось ему сегодня с большим трудом. - Их же явно будут прикрывать императорские гвардейцы.

- Потому что, если в Ларентии кого-нибудь из аудиторов «случано» пришибут, то им дальше и копать будет не надо, Императору хватит и наличия трупа, - злобно окрысился герцог, впихивая в руки подчиненного хрустальную посудину, на дне которой подрагивал тягучий, янтарного колера алкоголь. - И с постом лорда-управляющего я могу смело попрощаться. На фоне газетных заметок, что в Ларентии царит бардак, убийство еще и императорского аудитора... Понимаешь, барон, герцогом быть хорошо, а вот лордом-управляющим намного выгодней.

- Это я понимаю, - барон Хорини взял у милорда наполненный темно-коричневой жидкостью бокал и непроизвольно сглотнул, вспоминая, выпил ли он с утра универсальное противоядие. Он уныло поплескал в бокале жидкость. Крепкая выпивка для него несла угрозу: утомленный ежечасными кознями мозг мог его подвести, а язык предать. Поэтому он не торопился в этот раз хлебать халявный бренди. - Налоги, заказы... Милорд, могу я поинтересоваться? Как Вы думаете, что Джена искала в архивах за последние пять лет? Явно же не про своих родителей. Её интересовали две рубрики в местных газетах: «Светская хроника» и «Деловая жизнь».

- Сучка мелкая! Вот же поганка! - герцог потемнел лицом и резко отставил недопитый бренди. По кабинету пронесся шелест потираемых ладоней, а барон все же решился и одним мощным залпом на выдохе опрокинул в себя содержимое. Он до судорог ненавидел звуки, издаваемые герцогом в порыве крайнего раздражения. Из-за этого мерзкого шуршания Хорини все время казалось, что к нему за ворот камзола заползает ядовитая гадина. - Додумалась все-таки! Сопоставить светскую жизнь и коммерческие заказы. Хорини, эта тварь срисовала схему деловых отношений между элитой нашего города. Знаешь, когда сначала идет заметка в «Светской хронике» о свадьбе барона Визеля с моей двоюродной племянницей, а через месяц сообщение в «Деловой хронике» о получении фирмой Визеля городского заказа на озеленение города, а через полгода - на строительство дороги, то и дураку все становится ясно. Интересно, для кого она данные собирала? Для Стила или сразу для Императора?

- То есть императорские ищейки уже знают, где искать, - помощник герцога потеребил плотно застегнутый ворот, ему стало немного жарко - ароматный огонь разбежался по венам, слегка кружа голову и прогоняя неприятные ассоциации. - А сбежала парочка, чтобы иметь железное алиби на период аудита. Как доказательство, что они в эту игру не играли. Их в это время здесь вообще не было. Интересно, что Джена могла еще накопать?

- Да что угодно, хорошо еще если не компромат на мои подконтрольные компании, - милорд тоже последовал примеру барона и начал цедить алкоголь, наслаждаясь его выдержанным терпким вкусом. – Эх, Хорини, погубит нас тотальная грамотность! Ну, какого грыха Император дозволил обучать наукам женщин?! И почему она не в моей команде? Почему... Кажется, я уже задавал тебе этот вопрос?

- Трижды, милорд, - барон все же решил перевести стрелки с Джены на интересующие его вопросы. - Что прикажете делать с Трикси и Каренсием? Если они при аудиторах будут продолжать охоту за участниками «ларентийского пари», может получиться некрасиво. Как я понимаю, нам излишнее внимание совершенно ни к чему.

- Выброси эту шваль из города, - хозяин тяжело поднялся из-за стола. Некоторые мероприятия требовали непосредственного участия лорда-управителя, чем он и собирался сейчас заняться. - Под любым предлогом. Сначала предупреди по-хорошему, чтоб выметались. Не поймут, засунь их в тюрьму. Под любым предлогом. Это не Джена с Холриком, за этих никто не вступится. На время работы аудиторов в городе должен быть идеальный порядок и спокойствие, как на кладбище! Ты все понял?

+*+*+*+*+


В открытую настежь дверь капитанской каюты фрегата «Литерена» врывался соленый морской ветер, нахально дергал присутствующих за волосы, дерзко теребил полы одежды, норовил сдуть документы и свитки карт со стола, а, не добившись своего, громко потрясал стеклами закрепленной в потолке лампы. Джена упивалась каждым глотком этого чистого стихийного потока. На большом военном судне ей значительно полегчало, корабль шел более плавно, судно не кренилось от каждой встречной волны, как маленькая посудина торговцев. А блюда ей подавались какие! Холрику и в страшном сне не приснятся.

- Позвольте узнать, молодые люди, и почему вы нас не дождались? - барон Охти сидел напротив Холрика и Джены, изучая их внимательным взглядом, и ворчал слегка копирующим Адмирала Стила в интонациях хрипловатым, простуженным голосом. - А если бы вас пираты перехватили? Кстати, они вообще-то по ваши души прибыли. Один небезызвестный вам барон Хорини напел им весьма занимательную песенку о том, что у вас в сундуках двести тысяч золотых выигрыша в карты. Что «вольных братьев» и привлекло. Хм, притянуло до такой степени, что они не поленились за вами вдогонку кинуться.

- Поймаю я птичку, которая Хорини напела, когда и на чем мы уплываем, лично перышки ей повыщипываю, - мрачно пообещала Джена, переглядываясь с Холриком. - А потом суп для Гремма сварю. Из Ларентии мы уехали по той причине, что там слишком напряженно стало. Наша пятерка, Трикси, Каренсий, еще одна неопознанная группа. И все за головами «платиновых» мальчиков, игравших в «ларентийское пари». Барон, не просветите нас, откуда такой ажиотаж? И почему все сразу? С интервалом в пару недель?

- Понятия не имею, - их собеседник безразлично пожал плечами. - Вас отправили сразу же, как только Адмирал вернулся и узнал про Лауру.

- Врете, причем нагло, и даже не краснеете, - весело произнесла Джена, неторопливо потягивая сок из высокого бокала и бросая хитрый взгляд на помощника адмирала. - Как только вернулся Адмирал... Холрик, ты думаешь про тоже, что и я?

- Что барон Охти врет, как дышит? Это даже ежику понятно, Рыжик, - Харли легонько дернул жену за золотистую прядку. - Когда вернулся Адмирал Стил... И дал отмашку?

- Очень похоже, Харли, - Джена поставила недопитый бокал на столик и потянулась к тарелке с фруктами. Подбросила на руке сочное зеленое яблоки и смачно вгрызлась белыми острыми зубками в плотный, глянцевый бок. И даже зажмурилась от удовольствия, облизывая губы, на которых блестели капельки сока. Холрик замер, не отводя потемневших глаз от ее лица. А рыжая плутовка как ни в чем не бывало продолжила рассуждать, похрустывая яблочком. - И началась большая игра. В которой кроме Адмирала играет еще несколько знатных фигур. Полагаю, Каренсий точно на Стила не работает. По определению он - человек лорда-управителя Тортореи.

- Так, мои разумные, а я вам тут не мешаю загадки отгадывать? - барон Охти, на которого супруги Ван Хонн перестали обращать хотя бы малейшее внимание, начал багроветь. - Это неприлично, вам не кажется? Вообще-то я тут сижу!

- Ну, и сидите, ваша милость, вам по возрасту положено, - Джена досадливо отмахнулась от доверенного лица герцога Стила, ловко запуская огрызком в корзину для мусора. - Вы нам нисколечко не мешаете. А ведь сходится, Харли. Копили поводы пощекотать герцога Норги. Потому что каждую из групп по отдельности Норги бы по стене размазал. Прибыл милорд Стил и дал команду «фас». И когда нас в Ларентии собралось сразу несколько компашек, то сил на всех у милорда банально не хватило, и он начал делать ошибки. Логично.

- Ага, и компромат на банкира из Ларентийского банка для нас явно не пару недель собирали, - Холрик положил ладонь на руку любимой, потом притянул ее к своей щеке. Приятный аромат свежего яблока и нежной кожи. Не удержавшись, поцеловал тонкое запястье. - Значит, готовились. Так, солнышко, мы в отпуске. Барон, мы тут поженились, между делом, и у нас медовый месяц. Мы отправляемся в поместье моей мамы его проводить. Поместье Ван Хонн, если кто забыл.

- Имейте совесть! - барон всплеснул руками и обессиленно откинулся на спинку стула. - У вас медовый месяц уже десять лет длится!

- Наглый поклеп! - Джена потянулась к тарелке и утащила веточку винограда. Определенно сервис на этом фрегате выше всяческих похвал! От кислого вкуса у нее приятно защипало язык.  - Всего восемь. Я девушка порядочная, меня Харли в постель два года затащить не мог! И не затащил бы, если бы мы в честь успешной распродажи имущества мэрии славного города Иртуги не перебрали молодого вина. Даже само здание успели продать. А эта сволочь со шрамом не воспользовалась моим беспомощным состоянием.

- Это еще кто чьим состоянием воспользовался! - проворчал себе под нос не такой уж и недовольный Холрик. - Это ты у меня в кровати проснулась, а не я у тебя. Хотя с вечера я тебя самолично в твою кроватку укладывал.

- Помню, я ночью ужасно замерзла, - зеленые глазищи прищурились, а на личике расплылась озорная улыбочка. - Потому что ты снял мне самый неотапливаемый номер! Я к тебе просто погреться пришла, а ты, гад коварный, этим воспользовался. Это был твой хитрый план № 69 по моему обольщению!

- Помилуйте, голубки, избавьте меня от подробностей вашей личной жизни! – не выдержав обмена любезностями, взорвался возмущением барон Охти. - Никаких медовых месяцев! Сразу по приезду - к Адмиралу Стилу!

- Еще чего, - Холрик ловко отобрал у Джены одну виноградинку и закинул себе в рот. Сморщился и почувствовал, как от кислятины заслезились глаза. - Адмиралу передавайте наш пламенный привет. И пусть посмотрит, когда у нас с ним договор закончился. Если не ошибаюсь, то три дня назад, а новый мы не подписывали. И не подпишем, поскольку нам очень не нравится, когда нас играют «втемную». Так что, барон, все вопросы Адмирал может задать нам лично. Мы остановимся в моей усадьбе. Да и моя мама со Стилом тоже поговорить хотела, в каких выражениях, которые я при даме повторять не буду. Хотя, думаю, что Сиятельная Ван Хонн ему приглашение на нашу с Джен свадьбу пришлет.

+*+*+*+*+*+


К назначенной встрече герцог Норги подготовился заранее. Его карета приехала ровно за пять минут до начала. Но все равно он был не первым, его уже ожидали за столиком отдельного кабинета в одном из лучших ресторанов Ларентии.

- У меня к Вам вопрос, - начал Норги, как только устроился на удобном диванчике напротив седовласого мужчины, одетого в непритязательный темно-синий камзол. - Холрик Ван Хонн нанес мне сильное оскорбление. Мне хотелось бы ему отомстить, не вызывая на дуэль. Что бы вы посоветовали?

- Сиятельная в игре? - собеседник пристально изучал герцога из-под тяжелых век. Его не по-стариковски живые, пронзительно-серые глаза, казалось бы, проникают прямо в мысли. От этого Его Сиятельству было наредкость неуютно, но он стойко терпел. - Или её сыночек опять мамочку не слушается и играет в свои игрушки?

- Леди Ван Хонн традиционно поддерживает видимость нейтралитета, - Максвел Норги отрешенно покрутил в пальцах десертную ложечку, отводя взгляд. - Но есть одна загвоздка: Холрик женился на Джен Аль Джариет Корни. И это может заставить Сиятельную изменить своим принципам.

- «Шантогирийский призрак» женился на Джен Великолепной?! - пожилой мужчина неожиданно весело и искренне рассмеялся, заставив герцога выронить ложечку из пальцев. - Интересная парочка получилась. И Ван Хонн её признала?

- Как родную, - с нескрываемой досадой ответил Норги. - И даже официально. Поэтому если тронуть Джену, она вмешается. Тут силовыми путями особо не побалуешься. Мне любопытно, мой друг, напомните-ка, чем таким в финансовом плане живет семейство Ван Хоннов? Что не бедствуют, это заметно.

- Золотые прииски, - седой, не задумываясь, выложил общеизвестные сведения. - Самые богатые в Герии. При чем, кроме уже разработанных, есть еще перспективные участки. Очень перспективные.

- А если по ним экономически ударить? - с надеждой в голосе протянул герцог. - По приискам? Пусть Сиятельная с сыном лучше своими семейными делами занимаются.

- Плохая идея, - собеседник Норги явно забавлялся. - Половина дохода от каждого прииска принадлежит Короне. Это еще их дед себя обезопасил от покушений на свою собственность, заключив договор с самим Императором. Так что первое же телодвижение в этом направлении, и Вы - враг Короны №1. Государственная измена, подрыв экономических основ Империи, сами понимаете… мой друг.

- То есть в их землях Джену и Холрика не достать, - милорд Норги раздраженно смял салфетку, окончательно теряя аппетит и настроение. - И по финансам их не тронешь. Ну и что мне прикажете делать?! Сидеть и ждать, когда эта парочка доберется до моего горла? Вы в курсе, что Холрик открыл на меня «Белый лист»?

- Герцог Норги, «Белый лист» - это пугалка для нервных, - мужчина напротив жестко ухмыльнулся. - Предупреждение. По «Белому листу» ни один серьезный убийца не работает. Видите ли, там очень трудно доказать, что Вас убил именно он. Только если отрезать Вам голову и отвезти её Холрику. А это хлопотно, знаете ли. А иначе денег не заплатят. Вдруг вы чужие лавры себе присваиваете. Так что этого как раз можно не бояться. Если за Вашей жизнью придет наемник, то у него будет конкретный заказ на Вас.

- Вы меня утешили, - саркастично промолвил Норги в ответ. - Меня это должно обрадовать? Правильно я Вас понимаю, что Вы мне ничего посоветовать не можете?

- Абсолютно верно, - седовласый лучезарно улыбнулся, отчего Его Сиятельство окончательно скис. - Я и с Холриком-то связываться не хочу, а уж с его Сиятельной мамой тем более. А совет... Продавайте все и бегите из Герии. Если правда то, что именно Вы отдали приказ на убийство родителей Джены, и она про это знает, то Ван Хонны Вас достанут. Не прямо сейчас, сейчас в Ларентии слишком шумно. Они выждут. И еще - никогда не оставляйте незавершенных дел. Решили уничтожить семью графа Корни, не надо было девочку оставлять в живых. Иногда жертвы и палачи меняются местами. Спасибо за ужин, милорд, было приятно с Вами побеседовать.

+*+*+*+*+

- Ленни, успокойся, - Реарни лежал в гамаке малого кубрика военного фрегата, отведенного для Реарни и телохранителей женщин. - Это даже не покушение было. Комедия какая-то. Эта дура Трикси не нашла ничего получше, как сунуть матросу из палубной команды «торговца» пятьдесят золотых, что бы он подстерег Мари при выходе из гальюна и скинул за борт. А этот придурок поперся к ней в каюту убивать. Да еще и каюты перепутал.

- Все равно, - угрюмо огрызнулся «олентийский кот», не признавая за собой право на ошибку. - Мы не предотвратили покушение. Это удар по нашей репутации. А Трикси я при встрече сам ноги вырву. А её любовнику оторву что-нибудь лишнее и сожрать заставлю. В сыром виде и без соли.

- Послушай, Ленни, ну и как вы могли предотвратить покушение, если Холрик вас в ваши каюты отослал и выходить запретил? - товарища душевные терзания командира «олентийских котов» лишь забавляли. - Расслабься, к вам никаких претензий нет. Вот сойдем на берег, и охраняйте себе на здоровье. Хоть наохраняйтесь и обохраняйтесь. А сейчас давай спать ложиться. Все равно делать нечего.

- Реарни, дашь мне потом посмотреть, что у тебя есть на Трикси? - Ленни никак не хотел успокаиваться. Его просто распирало жаждой мести. Смог бы, отправился бы вплавь обратно, чтобы совершить возмездие и выправить подмоченную репутацию профессионалов. - Я эту сучку неблагодарную достану! А я её ещё защищал, когда Холрик ее строил. Вот я дурак! Надо было её придушить втихую и прикопать в скверике.

- Как только, так сразу, - наемник широко зевнул и заворочался в своем коконе, принимая позу для сна поудобнее. - Приедем в усадьбу, все материалы на неё покажу. Только там ничего интересного. Наемница среднего уровня. Шаблонщица. Сама ничего нового ни разу не изобрела, пользуется чужими наработками. Да успокойся ты, усатый, пересекутся еще наши дорожки. Хотя я на её месте уже драпал бы из Герии, задрав юбки. Холрик её один раз простил, а больше ей не обломится.

- От меня не сбежит, - Ленни рывком запрыгнул в свой гамак, отчего веревки заскрипели, но выдержали. А «кот», закинув руки за голову, мечтательно зажмурился. - Закончится контракт на охрану Джены, я Трикси поймаю, не поленюсь. А вот после меня её никто не найдет! Так спрячу, ни один сыщик не отыщет!

+*+*+*+*+

- Привет, самоубийца, - за столик к вздрогнувшей от внезапного испуга Трикси подсел хорошо одетый господин лет сорока пяти. Нагло осмотрел занервничавшую наемницу сверху до низу и приказал сквозь зубы. - Отошли своего мужчину, надо поговорить.

- И тебе не болеть, Хорст, - Трикси, пришедшая в себя, скривилась от злости, но все же послушалась. - Миркус, отсядь. Это мой… друг, так что не кривись. Миркус, ты стал плохо слышать? И почему это я - самоубийца, а, Хорст?

- А кто же еще? – «друг» картинно поднял одну бровь. - Ты зачем Холрика барону Хорини слила? Думала, никто не узнает? Трикси, Трикси... Он же тебя за подставу в Игере простил. А мог ведь и голову оторвать, и его бы никто из наших за это не осудил. Нет, не делаешь ты выводов из прошлых уроков. А если и делаешь, то совершенно неправильные.

- Кто меня Холрику заложил? – женщина нервно закусила губу. - Я с Хорини беседовала тет-а-тет. Причем в таком месте, где нас никто видеть не мог!

- Хорини и заложил, - равнодушно пожал плечами мужчина. - Правда, не самому Холрику, а пиратам. А те - дядюшке Янгу. А дядюшка Янг работает на осведомителей Джен Великолепной. Трикси, знаешь почему Джен и Холрику за десять лет ни разу даже обвинений не предъявили? А потому что они, в отличие от тебя, прежде чем что-то делать, обычно собирают всю подробную информацию и ее анализируют.

- И что мне сейчас делать, Хорст? - Трикси затравлено оглянулась по сторонам. - Холрика в Ларентии нет. Но его «сияющие» здесь. И он может скоро вернуться.

- Рви когти отсюда, Ягодка, - приятель больно стиснул ее пальцы в своей руке, приводя Ягодку в сознание. – «Сияющие» тебя без его команды не тронут. А он такую команду не даст. Подозреваю, что оторвать тебе голову он захочет лично.

- У меня контракт, - женщина бессильно свесила голову. - Как я могу уехать до его исполнения? Тем более, что часть я уже выполнила.

- Ну, если жить надоело, исполняй контракт, - Хорст взглянул на Трикси с неподдельным удивлением. - Трикси, ты меня не поняла? Холрик знает, что ты его в очередной раз сдала. И следующая ваша встреча станет для тебя последней. Или ты и правда настолько безмозглая? Передай контракт другим наемникам и сваливай! Быстрее своего визга беги!

- Я подумаю, Хорст, - она упрямо сжала губы. – Как же надоело это все! Холрик то, Холрик сё. Джен «Великолепная»! Им уже короны жмут! Подумаешь, такие же наемники, как и я. Просто более удачливые, везет им. Но везение когда-нибудь кончится!

- Ты неисправима, детка, - мужчина поднялся со своего места. - Понимаешь, если бы твой покойный отец не был моим другом, я бы тебя сам прикопал где-нибудь в лесочке. А Холрик и Джен... Для начала - они не наемники. Они работают на конкретного человека. И уже много лет. Понимаешь разницу? К ним нельзя подойти и предложить денег за заказ. Они на такое предложение просто посмеются. Они работают или на адмирала Стила, или лично на себя. И да, на сегодняшний день в Герии - они лучшие. Смирись с этим, ты их вершин не достигнешь. Никогда. Так что мой тебе совет - передавай контракт и растворись. Прощай, Трикси. Мне надоело с тобой возиться.

+*+*+*+*+


Сегодня в поместье Ван Хонн царило небывалое доселе оживление. Миледи принимала у себя распорядителя свадеб, выписанного по случаю из самой столицы. Привыкшая окружать себя множеством разных и необычных личностей, она все же не была готова увидеть на пороге новомоднейшее чудо – милорда Фуэфля. Весь эпатажный облик, куртуазность манер и даже невыразимо пронзительный голосок свадебного устроителя напоминали ей павлина, у которого, по сути, под пышным хвостом находится обыкновенная куриная жо… Но отказываться от приглашенного Фуэфля было уже поздно, поэтому Сияющая, с присущей ей решительностью, принялась выжимать из него пользу.

- Итак, милейший…, - миледи Ван Хонн в очередной раз запнулась на имени гостя. – В самое ближайшее время в поместье вернется мой сын с невестой. Хотя, если честно, они уже успели пожениться в олентийском посольстве, расположенном в Ларентии. Но это все мелочи, меня на этом бракосочетании не было, так что будем считать, что то мероприятие не считается. Мне нужна свадьба по полной программе с венчанием в храме.

- Простите, миледи, которому из Богов поклоняются будущие супруги? – распорядитель похлопал подкрашенными ресничками. От таких подробностей ему стало жарко, поэтому пришлось обмахиваться веером. Вот уж будет, о чем рассказать при Дворе. - У нас в Империи три официальных религии. Смею надеяться, Ваша Светлость, они единоверцы?

- Кому они поклоняются, не Ваше дело! - отрезала Сиятельная, тут же смягчив резкость слов обаятельнейшей улыбкой из своего обширного арсенала. - Темный в Герии официально не в почете, поэтому храм выбирайте самый популярный у аристократии и с самой красивой церемонией. И еще, она не должна быть очень короткой, но и затягивать её не надо. Все должно быть в меру. И поменьше благовоний, у меня от них голова кружится.

- Миледи, но процедура венчания прописана в канонах Единой церкви, - человечек округлил рот в притворном ужасе от услышанного. - Её нельзя менять!

- Милейший Фуэфля, вы до сих пор не поняли главного? – на этот раз миледи оскалилась своей знаменитой улыбкой, от которой у многих пропадало желание жить. Она проследила за полыхнувшими красным цветом ушами незадачливого распорядителя с ласковым видом голодной анаконды. - Это все - герцогство Ван Хонн. Сейчас мы с Вами находимся в поместье Ван Хонн. А разговариваете Вы с герцогиней Ван Хонн. Поэтому если я только глазом моргну, то монахи у меня будут кордебалет танцевать во время процедуры венчания. В противном случае я этот храм просто-напросто прикажу по утру переделать в бордель. И там будет публичный дом для малоимущих. С монашками в качестве девок. Которые по праздникам клиентов будут обслуживать бесплатно. Вам все понятно? Сценарий процедуры бракосочетания принесете мне, я сама сначала посмотрю. Так, с этим разобрались. После храма молодожены должны вернуться домой. В каретах или пусть в паланкинах несут?

- В-в-ваша Св-ветлость, - заикающийся распорядитель не мог поверить в происходящее с ним. Конечно, его еще в столице предупреждали, что Сиятельная несколько эксцентрична, но он вовсе не ожидал, что до такой степени! Однако, дворцовая выучка дала о себе знать, он откашлялся в кружевной платочек, сложил губки бантиком и уже более уверенно ответил. - До ближайшего города два часа езды в карете, а на паланкинах их будут до вечера нести.

- Резонно, соображаешь, - миледи похлопала сложенным веером по его тощей груди, прикрытой пышной пеной кружевных оборок и бантов, и с сожалением согласилась. - Да, паланкины отменяются. А жаль, было бы экзотично. И очень оригинально. Остановимся на каретах. Но вот почетный караул от храма до поместья надо поставить. Вам двух полков солдат хватит? Рассчитайте их количество, пожалуйста. Ну скажем, по солдату через каждые два метра. Пехотинцев или лучше кавалеристов?

- Я п-п-подумаю, - распорядитель снова начал заикаться. Эта страшная женщина будет сниться ему в кошмарах! - И все Вам доложу, миледи. А на скольких гостей рассчитывать праздничный обед?

- Гостей будет немного, - герцогиня Ван Хонн задумалась. - Дети не хотят пышной свадьбы. Рассчитывайте человек на триста. Нет, на четыреста, вдруг еще кто случайно заедет, не оставлять же гостей голодными. И не забудьте фуршет! В перерывах между танцами. Надеюсь, Вы знаете лучших музыкантов столицы? Два состава, а то вдруг уставать начнут. Еще певцов на всякий случай, пусть что-нибудь попоют в перерывах.

«Церковный хор тебе, змеюка, с репертуаром из кабацких частушек», - уныло подумал про себя распорядитель, но нашел-таки силы изобразить вежливый поклон, соглашаясь с требованиями. – «А хозяйка-то, похоже, самодурка. Хотя с её доходами хорошо еще не приказала храм из города на соседнюю лужайку перенести, с нее станется».

- Так, с этим тоже разобрались, - герцогиня хлопнула в ладоши, возвращая на грешную землю приунывшего «павлина». - Да, чуть про фейерверк не забыла. Надо сделать так, чтобы его и жители соседнего города увидели. Пусть горожане порадуются красочному зрелищу. Да, и не забудьте мою собачку принарядить. Это вообще-то псинка Дженки, но поскольку она, в основном, живет у меня, то и позаботиться о животинке придется мне самой.

- Оу, моя госпожа! Могу я взглянуть на нее? – недавно при Дворе была заведена мода на комнатных собачек. Каждая дама стремилась выделиться и выбирала породу поэкзотичнее. Распорядитель ожидал, что ему сейчас вынесут на атласной подушечке визгливую болонку или еще какую-нибудь домашнюю сявку. Надо же, и у такой ужасной бабы есть милое сердцу существо. - Надо будет подобрать ошейник и бантик.

- Разумеется, - женщина лукаво повела плечиком. Не зная ее выходок, можно было подумать, какая прелестница стоит напротив него! Герцогиня подозвала жестом слугу. - Пирко, а где Гремм? Где этот негодник? Его покормить не забыли?

- Гремм хорошо покушал и сейчас гуляет, Ваша Светлость, - слуга в форменной ливрее моментально материализовался рядом, склоняясь в глубоком поклоне. - Простите, миледи, но поводок он опять перекусил. А на цепи Вы его водить запретили. И я полностью с Вами согласен - все равно перегрызет, а вот зубки может и попортить. Сейчас Гремм гоняет очередного быка на соседнем лугу. Не стоит ли, миледи, разрешить нарастить забор? А то два метра он уже берет практически без разбега. Боюсь, что позвать его не получится, Гремм натура увлеченная. Но если милорд посмотрит в окно, то через несколько секунд они пробегут мимо. Вон на тот лужок смотрите.

- Это ваша собачка?! - распорядитель побледнел как полотно и, пошатнувшись, схватился за сердце, когда по лугу промчался бык, за которым неслось нечто огромное, черное, пытающееся на ходу откусить у быка копыто. - Боюсь, миледи, в этом случае бантики не подойдут.

- Я же сказала, что это - собачка моей невестки, - герцогиня поджала губы, борясь со смехом. - Вы меня плохо слушаете! И да, бантик этому монстру будет лишним. Придумайте что-нибудь необычное. Еще вопросы?

- Только один, миледи, - свадебный устроитель проклял тот миг, когда позарился на очень щедрый гонорар и согласился на предложение Ван Хоннов.  - А Ваш сын и его невеста вообще знают, что их ожидает?

- Безусловно, - миледи так выразительно посмотрела на него, словно говорила с несмышленым ребенком. - Я им написала письмо и два раза посылала курьера. Все, милейший, хватит пустых разговоров, принимайтесь за сценарий. Потом мне покажете. Ну что Вы на меня так смотрите? Вас я больше не держу, а Ваши комнаты Вам покажут. Ужин ровно в восемь. Постарайтесь не опаздывать.



10.

Отпустив взмахом руки своего секретаря, Адмирал Стил Дер Оруга мрачно воззрился на входную дверь своего кабинета. «И где, демоны его раздери на герийский флаг, носит Охти!». Барон опаздывал с докладом, чем вызывал у своего начальства жуткое желание порукоприкладствовать. И когда, наконец, приснопамятный барон Охри взмыленной лошадью проскакал по приемной и ввалился, пыхтя и отдуваясь, в комнату, Адмирал лишь свел брови в одну недовольную линию и кивнул на кресло для посетителей.

- Господин адмирал, мы только час, как прибыли в порт! И у нас проблема! - барон Охти поспешил сразу обозначить вектор предстоящего разговора. - Точнее, две проблемы. Первая - контракты с Дженой и Холриком закончились две недели назад, и подписывать новые они отказываются.

- И что эту сладкую парочку не устраивает? - милорд Стил недоуменно посмотрел на своего помощника. – Условия работы? Так они просто идеальные: работой сильно не загружены, в свободное время занимались, чем хотели, деньгами я их вроде не обижал. Да и мое прикрытие дорогого стоит.

- Они догадались, что месть за «ларентийское пари» - это прикрытие другой операции, - барон Охти нервно пожевал губами, подбирая объяснения поблагонадёжнее. - И обиделись, что их сыграли «втемную». А обиженная Джен...

- Ну почему же «втемную», - Адмирал хищно улыбнулся. - Им была поставлена задача разобраться с бароном Викраем. Они и разобрались. А что эта задача - только часть более крупной операции, так это не их ума дело. Мало ли для чего мне это надо. Ты им это объяснил?

- Объясните им сами, милорд, - помощник, давно изучивший характер начальника, рискнул огрызнуться. - Что степень риска лишиться головы при разборках с бароном Викраем такая же, как и при попытке свергнуть лорда-управителя Ларентии. Кроме того, мы их забыли поставить в известность, что кроме них в Ларентии на «платиновых» мальчиков будут охотиться и другие группы.

- И когда это Призрака смущали конкуренты? - милорд Стил неподдельно удивился. - Мне всегда казалось, что он только будет рад возможности сократить количество столь любимых им наемников. Или я что-то упустил? Что изменилось?

- Ну, изменения есть, милорд, - Охти лукаво прищурился. - Во-первых, Джен все-таки вышла замуж за Холрика официально. Причем очень хитро. Не за подданного Герии маркиза Холрика Ван Хонна (*маркиз - титул наследника герцога, герцог может быть только один), а за почетного гражданина Олентии Холрика Ван Хонна. Очень изящный ход, не позволивший герцогу Норги применить к ним открытые силовые методы.

- Красавцы, ловко вывернулись, - хозяин одобрительно хлопнул в ладоши. - Действительно, тронуть иностранных подданных, приехавших на бракосочетание и медовый месяц в герийскую Ларентию, - это уже скандал континентального масштаба. А такие скандалы Норги не нужны совершенно. А что это меняет в наших с ними взаимоотношениях?

- Джена беременна, - барон развел руками, демонстрируя на своем довольной объемном пузе будущий масштаб последствий. - А вот это, милорд, очень сильно влияет на наши взаимоотношения. В плане оценки ими степени риска потерять головы в ходе Ваших заданий. Поэтому Холрик и взвился. Одно дело вытаскивать из передряг любовницу-аферистку Джену, а совсем другое - мать своего еще не родившегося ребенка. Так что я с ними объясняться отказываюсь.

- Я тебя услышал, Охти, - милорд Стил прикрыл глаза, переваривая услышанное, и через пару минут напряженных раздумий продолжил. - Да, это многое меняет. И тебе действительно с ними разговаривать не стоит. Хотя мы с ними можем и договориться. Если Джена будет по-прежнему изобретать нетривиальные ходы, а Холрик прорабатывать детали, то найти хороших исполнителей не так сложно. Им совершенно не придется рисковать самим. Так, и где сейчас эти молодожены?

- Полагаю, что уже в фамильном имении Холрика, их на пристани встречала карета с гербами Ван Хоннов, - выражение лица барона сделалось наигранно невинным. - Под мудрым руководством Сияющей готовятся к свадьбе. Леди Ван Хонн, как истинная патриотка Герии, пожелала, чтобы они поженились еще и по имперским законам. Мне связаться с её управляющим, пусть договорится с леди Ван Хонн о встрече с Вами? Она давно жаждет этого, сам я уже замучился сочинять отписки, почему Вы не можете свидеться.

+*+*+*+*+


Вечернее солнце ослепительно яркой кляксой растеклось вдоль линии горизонта, окрашивая зеленые поля и лесные угодья Ван Хонн закатными красками в золотисто-багровых тонах. После морского путешествия твердая земля под ногами дарила удовольствие от долгих конных прогулок. Холрик недавно вернувшийся из одной такой был в приподнятом настроении. Удалось хоть ненадолго удрать от семейных разборок в стиле Сиятельной.

- Эй, Харли, прибыло еще три тройки «олентийских котов», - Реарни стоял рядом с другом на балконе второго этажа поместья Ван Хоннов. Он остался в доме, приняв на себя руководство по расселению охранников, а также получил огромнейшее удовольствие от запугивания управляющего поместья. Но некоторые вопросы необходимо было обсудить с Холриком. - Как их распределить? Насколько я понял, Женева упорхнула под крылышко Стила, и ей охрана не нужна. Три тройки, как и договаривались, охраняют Джену, одна - Мари. Куда деть еще одну? Или платим неустойку, и пусть возвращаются домой?

- Не гони… котов, - Холрик задумчиво обозревал расстилающиеся вокруг усадьбы красоты. - Личная охрана моей мамочки осталась в Ларентии. И я, как любящий сын, просто обязан о ней позаботится! Пусть Сиятельную «котики» поохраняют.

- Харли, а твоя мама тебе за такую заботу голову не оторвет? - вкрадчиво поинтересовался Реарни, представляя, как миледи Сиятельная отреагирует на присутствие рядом с ней посторонних мужиков. - Нет, позлить её - это святое, разумеется... Но вот последствия...

- Расслабься, я её тоже не просил присылать «сияющих» в Ларентию, - Харли предвкушающе ухмыльнулся. - Так что мамочке придется потерпеть сыновью заботу, по крайней мере, пока «сияющие» не вернутся. Отправь им мое распоряжение продлить аренду номеров в «Ларентии» еще на три месяца. Пусть сидят и ждут меня. Я за ними приеду самолично.

- Как знаешь, дружище, - Реарни коротко кивнул в ответ. Его отношения с миледи Ван Хонн тоже были далеки от идеала. - Только с мамой будешь сам объясняться. Тебя она только покалечит, а вот меня может и прибить сгоряча. Когда ей скажешь? Сегодня?

- Я что, самоубийца? – Холрик изобразил пальцами оберегающий знак, отчего его собеседник зашелся негромким смехом. - Завтра, во время званого обеда. При полном скоплении гостей выскажу сыновью почтительность. Мама - истинная леди, при посторонних скандал закатывать не будет. А потом уже поздно будет. Сам понимаешь, сын заботится о маме, и если она меня при всех пошлет, то у меня будет полное право расстроиться этим обстоятельством, забрать Джену и поехать куда-нибудь погрустить. На полгодика так. А вот этого мама точно не допустит. Так что завтра я последнюю тройку «котят» и пристрою.

- А что, сработает! - Реарни уже открыто смеялся, живо представляя, как Призрак за шиворот натаскивает олентийских «котят», не разрешая им драть мебель в гостиной и метить хозяйские шторы. - Ей действительно деваться некуда будет. А где Дженка болтается?

- Моя ненаглядная играет в прятки со свекровью, - Холрик легкомысленно отмахнулся. – Благо, дом большой. Да, только для нее - без шансов. Мама эти хоромы, как свои пять пальцев знает, а вот Дженка только в моем крыле хорошо ориентируется. Так что будет поймана, и ждет её увлекательная беседа на тему подготовки к свадьбе. Но хоть за Гремма ей не влетит, мамочка от этой наглой псины просто в восторге.

- Харли, а тебе Дженку совсем не жалко? – от хохота Реарни уже еле стоял на ногах. - Сиятельная её же вусмерть уболтает.

- Дженку я ночью пожалею, - глаза Холрика зажглись азартом, как всегда бывало, когда он думал о своем рыжем беспокойном счастье. - Пойдем поедим, что ли? Только проберемся на кухню, а то мне что-то совсем не улыбается терять пару часов на семейный ужин. Быстренько пожуем и сбежим... Так, лошадей проведать надо, хорошо ли их после прогулки вычистили. И охотничьих собак я еще после приезда не видел. Так и до ночи продержимся…

+*+*+*+*+


Если бы взглядом можно было разрезать человеческую плоть, то Максвел Норги непременно бы воспользовался этой возможностью и укоротил бы входящего на голову, не испачкав при этом свои руки. Личность гостя была настолько неприятна герцогу, что ему пришлось крайним усилием воли превратить свое лицо в подобие гипсовой маски с приклеенной намертво доброжелательной улыбкой. Но гостя это лицедейство не впечатлило, и он целенаправленно протопал в глубь покоев, поближе к напрягшемуся хозяину.

- Ну, здравствуй, Максвел, - лорд-управитель города Бренир, герцог Ленкис, поздоровался с герцогом Норги, замершим возле своего стола, и, не торопясь, осмотрелся. Ростом прибывший не мог похвастаться, зато с лихвой компенсировал свой недостаток высокими каблуками и непрошибаемым высокомерием. На Норги, который был его выше на полторы головы, милорд Ленкис умудрялся смотреть вызывающе свысока. - Давненько не виделись.

- Доброго дня, Скали, - герцог Норги спрятал настороженность за показной вежливостью. - Что привело тебя в мой город? Вот так, даже без предварительного уведомления?

- Вот так сразу? - герцог Ленкис пронзительно рассмеялся, отчего Норги вцепился пальцами в спинку кресла. - Ты не меняешься, Максвел. Если я скажу, что соскучился, ты не поверишь. И будешь прав. Вина налей, что ли. Поговорить надо, а то, кажется, у нас общие проблемы наметились.

- У меня нет проблем, Скали, - маска радушия на лице Норги грозила дать трещину, поэтому он поторопился отдать распоряжение слугам сервировать столик и принести вина. - У меня в городе все спокойно.

- И поэтому у тебя в городе торчат императорские аудиторы, - ехидство в голосе Бренира можно было черпать ложкой. - Только не говори, что ты их вызвал сам.

- А вот это не твое дело! - милорд Норги еще больше напрягся, направление разговора ему откровенно не нравилось. Похоже, напыщенный коротышка решил окончательно вывести его из себя. - Это исключительное право Императора проводить аудит. Тем более, что последняя проверка была пятнадцать лет назад. Если мне не изменяет память, Скали.

- Ладно, не кипятись ты, я здесь не по этому поводу, - герцог Ленкис примирительно поднял холеные ручки вверх. - Может быть, следующий на очереди буду я. И вот что я хотел выяснить, тебе такая карточка ни о чем не говорит?

- «Бренирское пари. Выигравший проиграет», - Максвел Норги покрутил в руках кусочек картона, переданный ему лордом-управителем Бренира. - Скали, а что мне это должно сказать? Я в Бренире пари не заключаю. На что хоть ставят?

- Максвел, а может перестанешь валять дурака? - взгляд герцога Ленкиса вмиг стал жестким, и все показушное дружелюбие слетело с него, как шелуха. - Ты отлично знаешь, о каком пари идет речь. У тебя оно называется «ларентийским». В Игере – «игерийским». А вообще-то оно в Герию пришло из Римерии. Лет так сто назад. И тогда имело общее название – «римерийское пари на любовь». Правда, тогда ставили не на умение затащить девку в постель, а на женитьбу на подходящей девице. Но в Герии к этому подошли творчески, и условия пари несколько поменялись. Так что не делай такие удивленные глазки, сам, наверняка, по молодости заключал такие пари.

- Допустим, - осторожно согласился герцог Норги, не отрывая холодного взгляда от гостя. - Но я все равно не понимаю, что тебе от меня надо. Я уже давно вышел из возраста, подходящего для таких игр.

- Ладно, уговорил, буду с тобой откровенен, - Ленкис пригубил принесенное слугой вино и лично разлитое хозяином кабинета по бокалам. - За последние два месяца в Бренире убито четверо молодых аристократов. Двоим достались арбалетные болты, один получил кинжал в сердце, еще один - метательный нож в глаз. И у каждого нашлась такая карточка. Как понимаешь, я не мог оставить такое безобразие без внимания. Начали разбираться. Наш молодняк до сих пор играет в это пари. И эти четверо - тоже. Но вот незадача, у всех у них были ставки на разных девиц. Абсолютно на разных. И эти девицы никогда между собой не пересекались. Никогда! Да, все пари окончились для девиц... не совсем удачно. Двое покончили жизнь самоубийством, одна в монастыре, одна сошла с ума. Среди них не было ни одной аристократки.

- И зачем ты мне все это рассказываешь? - милорд Норги лихорадочно просчитывал цели приезда герцога Ленкиса, совершенно не различая вкуса вина. – Ну, заигрались юноши, и кто-то решил им отомстить. Дело житейское. Пусть семьи разбираются.

- До тебя совсем не доходит? - лорд-управитель Бренира закатил глаза и скривился. - Максвел, пошевели мозгами, будь любезен! Работали наемники. Две группы профессионалов. Я же не зря уточнил, что аристократок среди девиц не было. А от простолюдинов наемники заказ на аристократа не возьмут. Ни от горожан, ни от купцов. Никогда! То есть нанимал убийц аристократ. По-прежнему ничего не хочешь мне сказать?

- Пока я внимательно слушаю тебя, - Норги пытался сопоставить происходящее в Бренире с происходящим в Ларентии. Ему не хватало Хорини с его способностями к интригам. - И какие я должен сделать выводы?

- Ты разочаровал меня, Максвел, - с досадой вздохнул Ленкис и отставил бокал. - Ладно, продолжу. Одну группу мы повязали. Точнее, пятерых убили при их попытке грохнуть очередного мальчишку, одного раненого взяли в плен. Только ничего внятного он не сказал. Да и не мог сказать, он - простой стрелок. Но суть такова, что их группу нанял кто-то очень родовитый, выдал список из шести имен, заплатил хорошо. И вот что самое интересное, заказчик - не бренириец. Заказчик из Тортореи. Начали рыть дальше. Выяснилось, что второй группой руководит Каренсий. А Каренсий - один из ручных псов лорда-управителя Тортореи герцога Митила. Как сам понимаешь, самого герцога я спросить не могу, я с ним в плохих отношениях. Попытались взять Каренсия, но он что-то почувствовал и вместе с группой из Бренира ушел в Ларентию. Не в Торторею. И последнее, у убитого старшего группы наемников была еще одна карточка.

- «Ларентийское пари. Выигравший проиграет», - герцог Норги брезгливо взял за уголок протянутую Ленкисом вторую карточку, испачканную с одной стороны чем-то бурым, похожим на засохшую кровь. - Понятно. Прежде чем продолжим беседу, скажи, ты не узнавал, у остальных лордов-управителей нет таких проблем с пари?

- Нет, только у нас с тобой, - герцог Ленкис отрицательно покачал головой. - Как сам понимаешь, в лоб такие вопросы не задашь. Но мои люди просмотрели все некрологи всех двенадцати городов за последние три месяца. Так вот, мор на молодых аристократов только у нас с тобой. Еще в семи городах все живы и здоровы. В остальных трех: в одном баронет на охоте упал с лошади и сломал себе шею, во втором какой-то аристократик отравился из-за несчастной любви, в третьем - такой же «счастливчик» пал жертвой грабителей. И только в Бренире и Ларентии умерло больше трех высокородных. Тебя это не наводит ни на какие мысли?

- Наводит, - хозяин кабинета решил все же поделиться информацией. - У меня шесть трупов. Восемь разоренных до нищеты. Один банк умер полностью, еще один испытывает очень большие финансовые трудности. Из наемников в Ларентии - Каренсий, Трикси, Лонрак и ... Джен Великолепная.

- Джен здесь?! - герцог Ленкис удивился так, что аж подпрыгнул на месте. Маленькие глазки оживленно блеснули. - Она же кровью никогда не пачкалась! Хотя если банки и банкротства - её работа, а трупы - других групп, то все может быть. Хотя никогда не слышал, чтобы Джена с кем-нибудь кооперировалась. Джен - человек Стила, это Сокраментия. Каренсий - Митила, это Торторея. На кого работают Трикси и Лонрак?

- Трикси - вроде бы на олентийскую купеческую гильдию, - милорд Норги в задумчивости теребил салфетку. - Но это сомнительно. Олентийцы бы своими силами справились, если бы действительно хотели с кем-нибудь разобраться. Прислали бы тройку «котов» и придушили обидчика где-нибудь в темном переулке. Скорее всего, этой глупой курице просто скормили очередную сказку. А вот Лонрак - человек герцога Сенрая, это Лагери. И мне все это не нравится. И что-то мне кажется, что пари на любовь - это только верхушка, которую нам хотят показать.

- Мне тоже так кажется, мне тоже…, - герцог Ленкис поболтал остатками вина в хрустале. - Но это практически открытое объявление войны. А месть за жертв пари только для того, чтобы придать войне видимость законности. И самое в этом поганое, без ведома лично Императора такие вещи не делаются. Ну и что мы имеем в остатке, Максвел, как минимум три лорда-управителя объявили нам войну. Император в лучшем случае будет держать нейтралитет. В худшем... Даже думать не хочется.

- Четыре лорда-управителя, - Норги потер переносицу, решая, как будет договариваться о поддержке с наглым коротышкой и с остальной сворой стервятников-управителей. - Джена Великолепная сейчас носит имя Джена Аль Ван Хонн. Вышла замуж за Холрика Ван Хонна. И у них обоих ко мне личные счеты. Очень большие счеты. И если мы с тобой в одной упряжке, то при большой игре и тебя зацепят.

- Значит, в игре еще и Сиятельная, - помрачнел милорд Ленкис, такой расклад ему никак не подходил, но выбора не оставалось. - Плохо, очень плохо. И еще не факт, что нет еще кого-нибудь, про кого мы пока не знаем. Осталось шесть лордов-управителей. Ты с ними общаешься?

- Нет, и не имею желания, - отрезал лорд Норги. - Иногда встречаемся по делам, не более того. Поэтому даже предположить не могу, кто еще к ним может присоединиться. Но ветер дует из столицы. Ты в столице давно не был? Не на пару дней с отчетами перед Императором, а так, среди высокородных пообщаться?

- Лет пять уже не был, - вздохнул лорд-управитель Бренира и щелчком поправил выбившийся из рукава манжет, отделанный дорогим кружевом. Такое продавалось только в столичных лавках и стоило баснословных денег. Норги похолодел от догадки. - Не нравится мне вся эта столичная суета, Максвел. Хотя начинаю понимать, в свете надо хоть иногда показываться. А то вот так заговор можно и проспать. Или хотя бы держать там доверенных лиц. Ближе к делу, твое сиятельство, что предпримем? Неужели у тебя во дворце совсем никого из соглядатаев нет? Надо как-то прояснять ситуацию!

+*+*+*+*+


Мелкий дождик сыпал бесконечной холодной моросью, норовя забраться за шиворот форменных сюртуков, грубая ткань которых неприятно намокла и отдавала мокрой псиной. Длинный нос барона Хорини, привыкший по долгу службы герцогу к таким низменным ароматам казенной формы и немытых тел, лишь слегка морщился и подрагивал. Сам барон напоминал недовольного, потасканного жизнью лиса, в своем камзоле цвета темной охры с некогда белой кружевной манишкой, с редкими, натопорщенными светло-каштановыми прядями, гладко зачесанными назад и открывающими острые хрящеватые уши, жилистыми ладонями в узких черных перчатках.

- Господин Хорини, там в палисаднике еще один труп, - агент виновато смотрел на доверенное лицо герцога Норги, прячущегося от дождя на пороге заброшенного дома в предместьях города. - Итого семь, вашмилость.

- Мать твою разтак! – со злостью выругался барон, которому с утра герцог уже устроил головомойку по поводу порядка в городе на время присутствия императорских аудиторов. - Это не мои агенты, а сиротский приют! И что ты смотришь на меня, как пугливая монашка, которая в первый раз увидела …? Почему я должен вытягивать из тебя сведения клещами?! Докладывай живо, кто здесь бойню устроил? Кто такие, установили?

- Вашмилость, сами не разобрались! Вроде как, двое из наемников Каренсия, еще двое – люди Трикси, а трое вообще от Лонрака, - в помощь первому агенту, замершему истуканом от испуга, подоспел более сообразительный второй. - Они что, между собой передрались? И вообще, как они все в одной развалюхе оказались?

- Домик на отшибе, подходы просматриваются, - в разговор вступил старший группы, который до этого на корточках скрупулёзно осматривал трупы по одному. Он поспешил к своему начальнику, едва лишь заслышав зарождающуюся взбучку подчиненных. – В нем чья-то лежка была. Или людей Каренсия, или Лонрака. Трикси со своими мордоворотами в гостинице живет, практически в открытую. А что здесь произошло... Если предположить, что это была лежка Каренсия, то на них напали люди Лонрака. Каренсий потерял двоих и ушел. Лонрак потерял одного. Это я по характеру ран и оружию смотрю. И в это время на них напали люди Трикси. Убили еще двоих людей Лонрака. А потом появилась четвертая сила и прихлопнула людей Трикси.

- Честное слово, господа агенты! Мне иногда стыдно становится за ваши способности! Кто прихлопнул людей Трикси, я тебе и сам скажу, - барон Хорини соскочил с крыльца, торопливо ринулся в сад и с победным видом выдернул неприметную метательную стрелку из дерева. – «Сияющие». В Герии кроме них никто такими вещицами не балуется. Еще раз перерыть весь участок. Если «сияющие» решили зачистить людей Трикси, то должны быть еще жертвы. А вот почему сцепились Каренсий и Лонрак, это мне и самому интересно.

- Ваша милость, «сияющие» вчера из гостиницы не выходили, - у первого агента наконец-то прорезался голос. - Они весь вечер шумели у себя на этаже. И бегали туда-обратно на кухню то за едой, то за выпивкой. И свет в окнах горел.

- «Сияющих» в Ларентии полное крыло, - барон Хорини, страдавший от кадрового голода и вынужденный отдать своих самых опытных людей для охраны аудиторов, тяжело вздохнул и обвел погрустневшим взглядом «филек». Зрелище не впечатляло от слова «совсем». Но он продолжил наставлять свой отряд. - Двенадцать специально обученных воинов. Так что половина могла остаться в «Ларентии» и создавать суматоху, а вот вторая отправиться на охоту. А как они выскользнули из гостиницы и вернулись обратно, это надо у наружных наблюдателей спрашивать.

- Вы были правы, господин барон, - к мужчинам подошел еще одна ищейка. - Нашли заброшенный колодец, а там еще четыре жмура. Все - наемники Трикси. Тел самой Трикси и Миркуса среди них нет.

- И не могло быть, - барон принял к сведению новую информацию, мысленно собирая головоломку по частям. - Этих Холрик себе оставил. Характер ран? Похоже, что вот такими штуками?

- Сложно сказать, но, вроде, такими, - подчиненный внимательно рассматривал вытащенный из ствола дерева дротик. - Так не определишь. От стилета такие же раны. Узкий и тонкий клинок, у дротика наконечник такой же. Только у нас такими практически никто не пользуется.

- Дротиками их расстреляли, - мрачно подтвердил старший группы. - Колотые раны под прямым углом. Стилетом так не ударишь. От удара рукой раны всегда под углом, слева или справа, зависит от того, праворукий или леворукий напавший. А тут - прямой угол. Значит, метали. Это люди Холрика?

- Скорее, его сиятельной мамаши, - машинально ответил барон Хорини, продолжая анализировать ситуацию. - Здесь они охраняли Джен. Но вот Джен команду на зачистку бы не отдала. Она, в некотором роде, гуманистка. А сам Холрик вполне мог. Эх, Трикси, Трикси, плохая была идея Холрика и Джену в очередной раз подставить. А вот откуда он об этом узнал... Ведь, судя по всему, он узнал же.

- Что с трупами делать, вашмилость? - первый агент с тревогой посматривал по сторонам, мечтая поскорее убраться из этого места к теплу и припрятанной выпивке. – Вот и толпа зевак собираться начала, а нам приказали внимания не привлекать.

- Что, мне и этому вас, остолопов, надо учить?! Подгоните карету, загрузите тела и втихую захороните на Старом кладбище, - Хорини направился обратно к укрытому среди деревьев домику, который в настоящее время обыскивали остальные ищейки. Войдя под своды ветхого жилища, он обратился к ним. - Что-нибудь нашли? Это все?!

На столе были разложены разнообразные кинжалы, стилеты, кастеты и прочие орудия смертоубийства, кошели, какие-то медальоны, платки, кресала, извлеченные из карманов убитых наемников. И посредине всего этого великолепия выделялись несколько листов. Списки имен, частью уже зачеркнутых. Пробежав их глазами, барон Хорини еще раз грязно выругался. Картинка сложилась. Трикси решила передать контракт и сбежать. Видимо, наемницу предупредили, что Холрик в курсе её предательства. Сначала не поделили, кого из списка Трикси возьмет на себя Каренсий, а кого Лонрак. А потом появились «сияющие», которых этот дележ совершенно не интересовал, а интересовали люди Трикси. Их и приговорили. Впрочем, судьба самой Трикси барона уже не интересовала. В Ларентии она больше не появится.

+*+*+*+*+


Застыв на пороге своего рабочего кабинета, Холрик покосился на замок, который не был вскрыт. Хмыкнув от посетившей его догадки, он уже без опаски зашел в комнату.

- Джен, а ты что здесь делаешь? - жена по-хозяйски восседала в его кресле, в его кабинете, с закинутыми на его рабочий стол стройными ножками, которым он уделил особо пристальное внимание. - Ты не заблудилась часом, девочка?

- Ты еще спроси, дяденька, откуда у меня ключи от твоего кабинета, - Джена сделала попытку соблазнительно потянуться, но не рассчитала коварство кресла и чуть не опрокинулась на спину. Спасла ее молниеносная реакция Холрика, вернувшего благоверную в исходную позицию. И даже целомудренно прикрывшего оголившиеся коленки. После поцелуя каждой, разумеется. На что красавица притворно-раздраженно отреагировала недовольным голоском. - А ты чего приперся? Иди лошадей погоняй, спать мешаешь.

- Откуда у тебя мои ключи от кабинета и так понятно, - Холрик рассмеялся и легонько щелкнул супругу по кончику вздернутого носа. - Из тумбочки в моей спальне. А вход в мою спальню из твоей спальни на ключ не закрывается. От мамы прячешься, трусишка?

- Догадливый какой! - Джена неспеша убрала ноги со стола и свернулась в огромном кресле клубочком. – Будь паинькой, сходи лучше и принеси мне попить и еще чего-нибудь... даже и не знаю, чего. Принеси хоть чего-нибудь, Холрик, спаси голодающего котенка!

- Селедка с тортом сгодится? - невинным тоном поинтересовался Харли у несчастной мурлыки, которая от голода совсем ослабла и даже не попыталась приласкать его тяжеленным пресс-папье, которое он на всякий случай незаметно переместил на ковер. - Или тебе что-нибудь посущественней? Соленые огурцы в меду?

- Холрик, пойди сам ударься об стену, что ли? - Джена обвела несчастным взглядом опустевший стол. - Даже кинуть в тебя нечем, а вставать лень. И вообще, топай давай. Я сок хочу… тыквенный. Только неси аккуратнее, чтобы твоя мама не заметила. А то она все равно не поверит, что это ты себе. Хотя если налить его в бутылку из-под вина, может и прокатит.

- Дженка, Дженка, радость ты моя наивная, - мужчина пристроился на подлокотник кресла, игнорируя возмущенный взгляд зеленоглазки. - Не дерзи, а то я нашел способ с тобой бороться. Вот пойду и заложу маме, где ты от нее прячешься.

- Неа, Харли, ты это не сделаешь, - Джена мстительно улыбнулась, грозя пальчиком.  - Ты меня любишь, поэтому не станешь так надо мной издеваться. А все же, ты чего притащился? Неужели поработать решил?

- Вот еще! - фыркнул Холрик, притягивая Джену к себе поближе. - Письмо одно надо написать. Адмирал хочет с нами поговорить. Вот думаю, куда его послать. Или все же поговорим с ним?

- Можно и поговорить, - немного подумав, ответила Джена. - Но контракт подписывать не будем, хватит с нас романтики с непонятным финалом. Что-то я попой чувствую, что вовремя мы из Ларентии слиняли. Там намечается нечто весьма веселое. Но мы лучше в это время здесь поскучаем. А то можно и довеселиться.

- Полностью с тобой согласен, моя сговорчивая, - Холрик поцеловал жену в висок и встал. - Ладно, на встречу с адмиралом соглашаемся. Послушаем, что он нам захочет предложить. Но только встречаемся на нашей территории. Тем более, мамочка с ним пообщаться хочет. Только не знаю зачем, то ли поговорить, то ли убить. Я пошел. Так, какой тебе какой сок, кабачковый?



11.

Узкие проулки сменялись калейдоскопом тускло подсвеченных вечерними фонарями витрин, разлетались брызгами перламутра лужи, набрякшее сизыми тучами небо грозило обрушить на головы беглецам потоки стылой водицы. Эти двое уже давно сбились со счета, сколько раз им приходилось петлять по темным улочкам враждебного города. Стоило сбавить темп, как на грани отравленного погоней восприятия мелькали смазанные тени настигающих убийц, в настороженные уши настойчиво вбивался торопливый топот армейских сапог, а душа так и рвалась из груди вместе с отчаянием. И когда сил на беспрерывный, рваный бег не осталось, преследователи отступили.

- Мы вырвались, Трикси, ты слышишь! - Миркус, прислонившись к шаткому заборчику, окружавшему такой же нищей масти домишко на окраине трущоб, дрожал от переизбытка чувств и перенапряжения мышц. - Мы вырвались, детка! Им не удалось нас убить!

- Заткнись, Миркус-детка, - злобно прохрипела Трикси в ответ и упала на колени, упираясь руками в мокрую землю. Ее лицо посерело, голова закружилась, а к горлу подкатился тугой комок. Судорожно сглатывая и тяжело дыша, она кое-как выровняла дыхание. Постепенно пелена, расстилавшаяся перед глазами, рассеялась. - Ты совсем идиот?! Мы не выр-ва-лись. Нас от-пус-ти-ли. Та хоть заметил, дурья башка, что за несколько ударов сердца были убиты все твои люди. «Хваленые» телохранители Миркуса... Всё, кончилась твоя десятка? Считай, что тем четверым, которых покалечили при первой встрече с Холриком, еще повезло. Живы остались, по крайней мере.

- Они неожиданно напали! - обиженно прогундосил ее напарник, вытирая потное лицо грязным рукавом. На щеках остались разводы, но Трикси из вредности промолчала. И дернул ее Темный связаться с этаким болваном! - Мы даже среагировать не успели! Если бы мы ожидали этого нападения... Точнее ждали, конечно, но от людей Каренсия или Лонрака.

- Нет, Миркус, ты все-таки идиот! - Трикси с трудом поднялась на ноги, проигнорировав протянутую ей руку Маркуса. Поспешно привела себя в порядок, мысленно посетовав на отсутствие зеркала и расчески. Ее темные волосы растрепались от бега, намокли и теперь свисали некрасивыми липкими прядями, которые она постаралась скрутить в неопрятный пучок. - Они тебе что, должны были официальное уведомление прислать? Такого-то числа, в такое-то время, в таком-то месте мы, уважаемый, на вас нападем. Нас будет шестеро. Схему нашего расположения при нападении прилагаем. Смешно, ха, ха, ха! А то, что вы «своевременно среагировать» не успели, это как раз и говорит об уровне вашей подготовки. Нулевой! Шестерых тренированных бойцов положили за несколько секунд... Миркус, подумай наконец своей тупой кочерыжкой, в которую ешь, что им помешало прибить и нас заодно? Так нет же, дорогой, нас отпустили. А вот почему и зачем... И догадки меня почему-то совсем не радуют. Все, хорош трепаться, за мной!

- Куда это «за мной»? - угрюмо протянул Миркус, нехотя признавая справедливость слов любовницы про уровень их подготовки. - Денег нет, вещей нет, все осталось в гостинице.

- В гостиницу и пойдем, - Трикси махнула рукой, задавая направление. В последнее время любовник её невероятно бесил уже одним своим присутствием рядом. И ей надо было что-то решать по этому поводу. Наемница всегда выбирала сторону удовольствия, а всё, что этому препятствовало, могло катиться к грыху в мохнатый зад. - Ванну приму, поем, подумаю...

- Как в гостиницу?! - мужчина опешил настолько, что даже остановился от изумления. - Нас же там ждать будут! Мы же сами в мышеловку лезем!

- О, Повелитель демонов! И как меня угораздило связаться с этим безнадежным ушлепком!? - недовольная его крайней несообразительностью Трикси зашипела не хуже разъяренной кошки, которой прищемили хвост. Еще пару таких вопросов, и она проделает с ним то, что не довели до ума загонщики миледи Ван Хонн. - Миркус, это же были «сияющие» Холрика. И если бы они так решили, мы бы валялись сейчас на вонючем полу в той развалюхе. Совсем-совсем мертвые. А если мы там не валяемся, то это значит, что в отношении нас были отданы определенные распоряжения. И я даже думать не хочу, кем и какие именно. Так что в гостиницу можно смело возвращаться. Нас не тронут. Пока не тронут. А вот то, что нам дадут уехать из города, вызывает большие сомнения, даже если мы уйдем прямо сейчас и без захода в гостиницу. В гостинице хотя бы деньги заберем.

- Это все из-за Холрика? - насупленный Миркус торопливо шел рядом с Трикси, пытаясь на ходу уловить основной смысл гневной отповеди подруги. - А чего этот жлоб так озлобился? Мы ему же ничего плохого не сделали!

- Ты не сделал, а вот я…, - она обхватила себя руками, пытаясь побороть внезапно охвативший все ее уставшее тело холодный озноб. Раздражение на напарника возрастало. - Слушай, помолчи, а? Если такой любопытный, скажу… я Холрика подставила, вместе с его обожаемой Дженкой. И он об этом пронюхал. А поскольку я накосячила уже второй раз, то на пощаду можно не рассчитывать. Но ты можешь попытаться уйти в одиночку, тебя могут и отпустить. Хотя я бы на это особо не надеялась.

- Э-э-э, детка, а зачем ты это сделала? - гением аналитики Миркус явно не был, а вот другие его качества весьма и весьма ценили состоятельные озабоченные дамочки. И несмотря на сильную привязанность к Трикси, свою жизнь охранник ценил куда повыше. - Сама же мне говорила, что с Холриком лучше не связываться.

- Миркус, захлопни свою гребанную варежку! – его пассия страдальчески поморщилась. Неудобства добавляли еще стертые в кровь ноги, ноющие мышцы и просто-таки зверское чувство голода. Чтобы отвлечься от насущных проблем, она нехотя выдавила из себя. - Тогда мне это казалось хорошей идеей. Всё, с этого момента идем молча, мне подумать надо, а ты отвлекаешь. По-ду-мать. Хотя ты вряд ли знаешь, что это такое. Я тебе потом как-нибудь расскажу, как это делается… Если только будет, это «потом».

+*+*+*+*+


Нарушая рабочую тишину кабина своим надсадным пыхтением, барон Охти протиснулся в приоткрытую дверь и деликатно, как ему показалось, кашлянул, привлекая внимание своего господина.

- Что там у тебя, Охти? - Адмирал Стил нехотя оторвался от прочтения письма из канцелярии Императора, все равно настойчивый барон не даст ему сосредоточиться на главном. – Какие-то новости из Ларентии? Это срочно?

- О, да, милорд, еще какие! «Сияющие» уничтожили группу Трикси, - барон Охти грузно уселся в кресло, подчиняясь жесту адмирала, и благодарно кивнул. Мимолетную мысль, что пора завязывать с чревоугодием, он отбросил за ненадобностью. Хорошего человека должно быть много и видно издалека. – Всех подчистую, Ваша Светлость, кроме самой Трикси и её любовника. Этих двоих пока не тронули, и, как я понимаю, оставили Холрику на закуску. Или на десерт.

- То есть, как я понимаю, одна наша группа уничтожила вторую нашу группу, - письмо улетело на край стола, а герцог Стил сцепил ладони в замок перед собой. – Плохо, барон. Что они не поделили?

- Милорд, насколько мне удалось разузнать, Трикси люто ненавидит Джену, - помощник пожал плечами, рискуя целостностью швов камзола. Но придавать значения подозрительному треску он не собирался, герцог хорошо оплачивал его услуги, и его гардероб, как и его разъевшийся хозяин, мог похвастать отменным аппетитом. - Завидует ей, изяществу ее операций. Ну и из-за Холрика тоже. Ягодка была в него влюблена, как кошка, а Холрик последние десять лет обращает внимание только на одну женщину - на Джен. Трикси попыталась найти кого-то схожего с ним, сменила с десяток любовников, но желающих ее много, а неприступный Холрик один такой. Вот Трикси им из глупой ревности и пакостит. В этот раз перешла границу дозволенного. Пираты на корабль, где плыли наши молодожены, напали по её наводке, а Ван Хонн об этом догадался. Так что на Трикси можно ставить крест.

- Трикси знала, что работает на меня? – барон Охти оценил всю степень начальственного раздражения, когда Адмирал Стил, не глядя, откинул в сторону вспрыгнувшего на подлокотник его кресла здоровенного рыжего кота, своего любимца. Бедная, непонятая животинка взвыла аки скорбный призрак и демонстративно выпустила длиннющие когти, нацеливаясь на голенище баронского сапога. Но прилетевший грозный рык Его Светлости окончательно перебил хвостатому мстителю все планы по устрашению обуви подчиненного, и тот, не солоно хлебавши, но затаивши нешуточную обиду, удалился восвояси на подоконник. - Или ты её в известность не поставил, барон?

- Её нанимали якобы от олентийской гильдии купцов, - быстро затараторил тот, пытаясь выгородить себя. - Сами знаете, милорд, Джен и Холрик никогда не работают с кем-то еще. Да и Трикси могла проболтаться. Увы, в ее голове мозгов недостаточно для сдерживания языка, но для наших целей она вполне годилась.

- Вот поэтому Холрик и взбеленился, - Адмирал буравил помощника пристальным взглядом, от которого тот взмок и начал ерзать на месте, предвкушая неизбежную расправу. - Холрик не знал о Трикси, Трикси не знала о Холрике. И как результат, вместо того, чтобы воевать против Норги, они устроили войнушку между собой. Браво, Охти! Ты превзошел сам себя со своими играми в секретность. И что мы в итоге поимели? Холрик уничтожил группу Трикси и, обидевшись за недоверие, тоже вышел из игры. А в Ларентии у нас остались только «сияющие», которые подчиняются… уже догадался, любезный, …только Ван Хоннам. То есть, по сути, никого не осталось. Из двух групп - ни одной. И что делать будем дальше? Еще группы забрасывать? А они у нас есть?

- Ваша Светлость! Милорд! Я перестарался…,- несчастный интриган шумно дышал и отчаянно искал выходы из сложившейся ситуации. – Вы правы, даже уровня Трикси нет людей. Набрать тупое мясо легко, да вот нужен руководитель хотя бы с зачатками разума. Умные ребята у меня есть, не сомневайтесь…, но совершенно без опыта полевой работы и не пользующиеся авторитетом у наемников. Поэтому для наших целей совершенно не пригодные. Хотя бы потому, что в экстренной ситуации они не смогут заставить наемников подчиняться.

- Приятная перспектива, не находишь, Охти? - Адмирал нервно прикусил нижнюю губу, но тут же взял эмоции под жесткий контроль. Хватит! Он и так продемонстрировал свою несдержанность перед подчиненным. Отныне и во веки – только холодный расчет. Правда, придется еще немного поиграть в неуверенного начальника. – Выходит, барон, надо идти на поклон к Холрику и Джене, чтобы поруководили своими силовиками хотя бы удаленно? И придется раскрывать перед ними все карты… «Втемную» они играть больше не собираются, не так ли? Вижу-вижу, на это можно даже не надеяться. И вот, понимаешь, барон, какая загвоздка, рассказывать-то совершенно и не хочется. Как представлю реакцию Джены, когда она решит, что я её за дуру держал…

- Милорд, позвольте напомнить, я с самого начала предлагал привлечь Джену к планированию всей операции, - барон Охти встрепенулся, хватаясь за протянутую Адмиралом ниточку спасения. Тоненькую такую, но дающую хотя бы эфемерную надежду выкарабкаться. - Толку было бы больше, голова-то у неё, не в пример другим бабам, светлая.

- Охти, а ты не хочешь вспомнить то, что на тот памятный момент нашей беседы она была простой аферисткой и липовой графиней Орти Дер Анир, - милорд криво улыбнулся, читая на лице барона откровенный облом. - И на привлечение её к работе такого уровня мои деловые партнеры никогда бы не согласились… но ты расслабься, мой забывчивый, раскрыть некоторые секреты Императорского двора маркизе Джен Аль Ван Хонн - это совершенно другое дело. А если еще и Холрик перестанет валять дурака и наконец примет титул, то и герцогине Джен Аль Ван Хонн, супруге будущего лорда-управителя Ван Хонна… Чувствуешь разницу?

- Чувствую, как есть, всеми фибрами моей трепетной души, милорд, - истово закивал головой барон, поражаясь тому уровню манипулирования мнением окружающих, который только что продемонстрировал ему Стил. И все же он озадачился некоторыми важными нюансами. – Ваша Светлость, а как Сиятельная на все это посмотрит? Она, как лорд-управитель Ван Хонна, всегда демонстративно придерживалась нейтралитета и ни к каким коалициям не примыкала. Боюсь, ей наша идея может не понравится. Кстати, милорд, не приоткроете ли секрет, как эта … милая женщина, почтенная вдова, смогла стать лордом-управителем? Это вроде бы нарушение всех традиций.

- Официальным лордом-управителем городского землевладения Ван Хонн является её муж - барон Диан Дер Миар, - Стил с еле сдерживаемым смешком смотрел на вытянувшееся лицо барона. - Ты все правильно сказал, в нашем мужском мире женщина не может быть лордом-управителем.

- Сиятельная Ван Хонн замужем?! – вскрикнул помощник, еле справившись с потрясением. Кот на подоконнике злобно зашипел. Визжать в кабинете любимого хозяина позволялось только ему. - Не может быть! Но как? И почему об этом никто не знает?

- Кому надо, те знают, – припечатал Адмирал, которому надоело любоваться на зависшего подчиненного. - После смерти герцога Элири Ван Хонна Сиятельная должна была принять опеку над Холриком и спокойно править на правах регента. Ибо самому Холрику в тот момент только-только исполнилось шестнадцать, и принять титул он не мог в силу возраста. Но этот гадёныш своенравный вместо того, чтобы сидеть в имении, готовиться к принятию титула и бразд правления землевладением, сбежал из-под опеки мамочки в армию. И успешно бегает от титула до настоящего времени. В чем-то, Охти, я его понимаю, Сиятельная в общении несколько…хм… специфична и деспотична. Поэтому миледи быстренько нашла в своих владениях престарелого нищего барона, предложила ему содержание… да-да, не смей ухмыляться… и на следующий день снова стала замужней женщиной. Брак, как ты понимаешь, договорной, сроком на один год. Перезаключается ежегодно, именно в этот момент они и видятся. Все остальное время барон благополучно живет в одной из удаленных летних домиков Ван Хоннов и великолепно себя чувствует. Ему даже бумажки подписывать не надо, у Сиятельной от него доверенности на все случаи жизни. А вот как миледи отнесется к тому, что Джена поучаствует в некоторых делах Императора... Если наша рыжая малышка уговорит Холрика принять титул, то в обмен на это Сиятельная согласится на все, что мы ей предложим.

- Я Вас понял, милорд герцог, - барон благоговейно сложил на груди ручки и поклонился. – Если позволите, я свяжусь с управляющим поместья Ван Хонн и договорюсь о Вашей встрече с Сиятельной? Все же это её территория, и явиться без предварительного уведомления даже к Холрику будет крайне невежливо. А зная Сиятельную, ее люди могут просто-напросто на порог нас не пустить.

+*+*+*+


Почти в то же самое время, в другом герцогском доме и с другими действующими лицами состоялся подобный доклад.

- Милорд, у меня есть свежая информация по нашим врагам, - барон Хорини, застывший напротив письменного стола своего начальника, весь полыхал от распирающих его сведений. - Сегодня ночью «сияющие» Ван Хонна зачистили людей Каренсия. Полностью всю группу.

- Так группу Каренсия или Трикси? - Норги в замешательстве склонил голову набок. - Ты же вроде докладывал, что это были люди Трикси?

- Наемников Трикси убрали вчера, - терпеливо пояснил приспешник герцога. - А сегодня в номере затрапезного постоялого двора, недалеко от ремесленного квартала были обнаружены трупы бойцов Каренсия. Все оставшиеся четверо наемников, старший группы и сам Каренсий. Его, в отличии от Трикси, не пощадили. Нехорошая смерть. Ножевое ранение в живот, и бросили умирать. Остальные убиты дротиками. Так что это точно «сияющие» постарались.

- Засунув в рот кляп, связав ноги и стянув руки сзади в локтях? – дождавшись кивка Хорини, герцог побагровел от досады и нарастающего гнева. – Так-так… выходит, применялась «Римерийская казнь» для оскорбивших честь Рода. И если учесть, что Ван Хонны изначально выходцы из Римерии… они, если верить геральдическим хроникам, герийцы только в пятом поколении, и, вроде, их пра-пра-прадед переселился в Герию из Римерии после Войны Знамен... Так это, значит, был «привет» от Холрика. Ну что ж, надо ему сказать спасибо, от одной головной боли он нас избавил. Только интересно, барон, что Холрик с Каренсием не поделили? А он, часом, еще и Лонрака прибить не хочет?

- С Лонраком они вполне мирно сосуществуют, - барон Хорини пожал плечами, допуская такой союз между убийцей наемников и самими же головорезами. - Старшего из «сияющих» видели в одном из ресторанов Ларентии вместе командиром боевиков Лонрака. Они вполне по-дружески обедали и пили вино. С врагами «сияющие» вместе пить бы не стали. Так что стравить этих двоих не получится. А жаль… Мои люди не могут найти лежку Лонрака. Знаем только, что они где-то в районе рыбного порта залегли.

- Откуда догадки, что именно там? - герцог заинтересованно посмотрел на свое доверенное лицо. Слишком многое скрывал тот от него в последнее время. И не пора ли приставить к самому Хорини соглядатаев. - Они могут быть, где угодно. Ларентия большая. Мест, где можно спрятаться, хоть завались. Например, квартал «красных фонарей». Сняли пару комнат в домике какой-нибудь мадам, и искать их можно до бесконечности.

- Так у меня в порту еще двое агентов пропало, - неохотно признал Хорини свои потери. - Лонрак за ними охотится. С последними потерями уже одиннадцать будет. Вообще-то, это наглость с его стороны, остальные себе такого не позволяют. Никто агентов просто так не трогает, если нет угрозы для собственной жизни.

- И на этом основании ты сделал выводы об их укрытии? Холрик у тебя тоже троих зарезал, - возразил милорд, отмахиваясь от выводов помощника. - Чуть ли не в день своего прибытия в Ларентию, если мне память не изменяет.

- Это не Холрик их зарезал, это Реарни им шеи свернул, - злобно зыркнув из-под насупленных бровей, уточнил барон Хорини. - Холрик в эту ночь у Джен в номере спал. А моих агентов в его номере застал Реарни, «золотые» весь этаж в то время снимали, вот и бродили из номера в номер. Реарни решил переночевать в покоях, условно числящихся за Холриком. Входит, а там мои мордовороты по шкафам шарят. Реарни - мужик простой, взял и пришиб их на месте. И, если честно, был в своем праве. Эти недоумки вломились в номер самого Призрака, ночью и в обычной для налетчиков из «ночной гильдии» одежде. Кстати, после этого Холрик вполне мог вызвать стражу, и ему слова бы никто не сказал. Это мне на ушко горничная нашептала, тогда слуг еще на этаж пускали.

- А она тебе не нашептала, за каким, собственно, хером собачьим, они в шкафы полезли?! – взбесился тупостью подчиненных Норги. - И что они хотели у Холрика найти, кретины?! Мемуары с описанием его похождений?! Подробный план действий «золотой пятерки» в Ларентии?! Расчеты Джен, «как разорить банк и куда вывести деньги»? Джен вообще в тот период себя еще прилично вела. Чудить они дня через два начали.

- М-м-милорд, спросить уже не получится, мертвые не разговаривают, - Хорини развел руками. Не говорить же герцогу, что горничную также пришлось придушить втихаря, чтобы не разболтала подробности кому не следует. – На самом деле, мои ребята должны были за «золотой пятеркой» только приглядывать, а не лезть к этим отмороженным в номера. Проявили инициативу на свою голову. А потом появились шантогирийцы, «олентийские коты», «сияющие», Трикси и её подручные, мать Лауры и Мари. Холрик снял вообще всю гостиницу, и к ним войти-то стало просто-напросто невозможно. Мне вот интересно, господин, как это «сияющие» умудряются из «Ларентии» выходить и обратно возвращаться так, что мои люди этого не видят?

- Хорини, пойди лучше проспись, раз не в состоянии соображать, - герцог без сочувствия глянул на замученную тушку барона, которую тот держал в вертикальном состоянии только благодаря силе воли и страху перед бешенным характером лорда. - Может, думалка опять заработает. «Сияющих» в «Ларентии» официально числится полное крыло из дюжины бойцов, которая для себя занимает весь третий этаж и никого к себе не пускает. Даже еду заказывают наверх на двенадцать персон. Только, поверь моему опыту, на самом деле их там три или четыре человека, которые и создают видимость присутствия всех жильцов на месте. А вот где остальные в это время обитают - это главный вопрос. Хотя, если они уже убили всех, кого им было поручено прикончить, то не сегодня, так завтра вернутся.

- О, Боги, я об этом как-то не подумал, - барон виновато опустил глаза. – Простите своего верного слугу, Ваше Сиятельство, мне, наверное, действительно надо выспаться. Совсем я с ними забегался. Еще и аудиторы эти. Около них крутилось несколько подозрительных типов, но уяснив, что там тройная охрана из гвардейцев Императора, нашей городской стражи и моих агентов, отступили и исчезли. Аудиторы еще долго в Ларентии пробудут, милорд?

- Мне они, знаешь ли, Хорини, не докладывают. Ждут чего-то или кого то, - лорд помрачнел еще больше. - Мою бухгалтерию, как лорда-управителя, можно было проверить за неделю, максимум - за десять дней. Их все-таки двенадцать человек. А они сидят уже третью неделю, и все это время вяло перекладывают бумажки с места на место. Запрашивают какие-то ни на что не влияющие и ни о чем не говорящие отчеты, получают их и опять погружаются в спячку.

- И ожидают явно не возращения Холрика и Джен, - включился в размышления барон. - Эти уже сделали все, что могли. Чего они еще могут ждать? Как я понимаю, им нужны доказательства, которые позволят поставить под сомнение Ваши возможности управлять городским землевладением Ларентии в качестве лорда-управителя. В наше землевладение, кроме Ларентии, входит еще три маленьких города - Лари, Ренти и Тия, около двадцати поселков и полторы сотни деревушек. Но там все спокойно.

- А если там пока все спокойно? - герцог задумчиво постучал пальцами по крышке стола. - Хорини, что там у тебя с твоими кадрами?

- Неважно, милорд, - барон не удержался от горестного вздоха. - В обычное время людей хватало, а вот к войне я готов не был. Сейчас часть людей на период работы аудиторов забрал сюда, в Ларентию. Оставшихся на местах хватает только присматривать за текущей обстановкой. Если начнутся какие-то незапланированные заварушки на местах, то вся надежда остается только на городскую стражу. А что такое городская стража... Сами понимаете, кто там служит. Максимум, на что они способны, это по воробьям стрелять и взятки вымогать. И усилить мне их будет некем.

- А в это время Лонрак целенаправленно истребляет твоих агентов, - намек герцога на промашку подчиненного прозвучал недвусмысленно. - Барон, а сколько у тебя всего ищеек? По всему землевладению Ларентия, включая поселки и деревни?

- Чуть меньше трех сотен, милорд, - мысли у барона лихорадочно забегали. - И если Лонрак убьет еще человек пять-шесть, то среди них начнется тихая паника. Поскольку одно дело быть уважаемым и почти всемогущим агентом службы безопасности Ларентии, и совершенно другое - дичью в чужой охоте. И останется у нас с полсотни действительно надежных людей. А это очень мало даже для одного города Ларентия.

+*+*+*+*+


Поместье Ван Хоннов в этот поздний час напоминало растревоженный муравейник, в который щедро плеснули кипятком. Верховодила спланированным хаосом миледи Ван Хонн, как и полагалось властной управительнице, вмешиваясь в слаженную работу слуг, донимая управляющего и недвусмысленно поглядывая в сторону сопровождающей ее повсеместно охраны. И только трое в этом безумии сохраняли спокойствие.

- И чем сегодня Сиятельная была так занята, что мы проводим этот ужин без нее? - Джена ловко выхватила у Холрика надкусанный бутерброд, и моментально впилась в него остренькими зубками. - Отшай едшу голошному ребенку! Шебе другой шделаешь!

- Это ты-то ребенок? - Реарни поставив бокал на ограждение балкона, чтобы от смеха не пролить вино на себя. – А миледи Будущая свекровь изволит издеваться над очередным претендентом на должность устроителя вашей свадьбы. После того, как Холрик нагло подсунул ей тройку «котов» в телохранители, она... ммммм… слегка не в духе. Вот и отыгрывается на невиновных.

- Ребенок не я, а у меня, - Джена положила маленькую ладошку на едва округлившийся живот и вполглаза проследила, как Холрик накладывает на тоненький кусочек хлеба прозрачный ломтик ветчины и украшает это объедение веточками зелени. Она прикидывала, успеет ли прожевать свой нынешний бутерброд прежде, чем Холрик доделает новый. С целью экспроприировать и тот. - Только его пока не видно, но он точно очень и очень голодный. Я мама, я знаю. Любезный супруг, не соблаговолите отдать мне второй бутерброд? Холрик, не смей зажимать еду для ребенка!.. Вкушнотишша!.. А что Сиятельная хочет от свадебной жертвы на этот раз? Прошлый претендент сбежал, когда она переписала ему службу в Храме на языческий обряд. Позапрошлый - когда твоя мама решила, что молодые из Храма в усадьбу должны на слонах верхом вернуться. В этот раз будут речку вспять поворачивать? И мы с тобой из Храма поедем не в карете или на слонах, а поплывем на ладье? Холрик, ты же должен все знать, зачем твоя мама так над устроителями издевается?

- Все просто, ненасытная моя, ей скучно, - Харли с притворным вздохом сожаления, отдавший жене очередной, собственноручно слепленный бутерброд, проводил его остатки печальным взором. – В общем и целом, свадебная церемония уже спланирована и подготовлена господином Вартом. Он единственный, кто осмелился на мамины домогательства ответить: «Миледи, с Вашими запросами я могу посоветовать только одно - хорошего лекаря душ. После лечения продолжим». Но поскольку весь наш бомонд и мамины заклятые подруги наперебой подсовывают ей столичных знаменитостей, то почему бы ей и не поразвлекаться?

- Нам-то что, пусть лучше им кишки достает, чем нашу Дженку воспитывает, - Реарни отобрал у упомянутой «Дженки» бокал с вином, который она успела хапнуть своими загребущими ручонками. - А вот пить маленьким детям противопоказано. Даже пару глотков. Так что могу налить водички или сока на выбор. Ладно, коллеги, пора возвращаться к нашим ларентийским баранам. Адмирал Стил просит встречи. Сиятельная его недельку промаринует, потом согласится. Итак, какие мысли, что в реальности происходит в Ларентии?

- В реальности кто-то решил примерить на себя золотую цепь с бляхой лорда-управителя Ларентии, - Джена с разочарованием осмотрела горку заготовленных слугами бутербродов, поскольку есть честно сворованное у Холрика было намного вкуснее, чем изящно выложенное на тарелках. - Но это не сам Стил, Его Светлость - лорд-управитель Сокраментии, а два землевладения под одной рукой не объединяются. Их в Герии поэтому и создавали в количестве двенадцати округов, как противовес друг другу. Во-избежание неконтролируемого усиления власти одного из лордов.

- Значит, Стил действует в чьих-то интересах, - Харли подсунул под руку Джене тарелочку с маринованными грибочками, за что получил такой откровенно благодарный поцелуй, что почти потерял нить рассуждений. – Погоди, солнышко, так мы и до конца ужина не успеем все обсудить… кхм… о чем это я… Точно, вспомнил! Причем, и самому Адмиралу это крайне выгодно, иначе бы он не стал задействовать нас, особенно с таким размахом. И что-то мне подсказывает, что тут не обошлось без императорской воли. Без его ведома тронуть другого лорда-управителя, разумеется, можно, и нервишки потрепать, и по финансам пощипать. Но не с таким размахом. Были задействованы корабли, причем, как минимум, две эскадры из военно-морского флота. Понятно, что Стил как Главнокомандующий может творить с флотом всё, что хочет. Но не до такой же степени! Сразу десять боевых фрегатов носятся по морям в личных интересах Адмирала, не считая вспомогательных судов типа курьерских бригов. Нет, на это даже собственного влияния герцога Стила не хватит. У Императора на этот счет и…хехе… Счетная палата есть, могут и заложить за нецелевое использование.

- И еще в игре лорд-управитель Тортореи, - Джена блаженно откинулась в кресле, подставляя лицо заходящему солнцу. - Иначе бы Каренсий в Ларентии не появился. И у него был список игроков в «ларентийское пари». Выходит, Торторея тоже в игре. Уже как минимум два лорда-управителя против герцога Норги. И Трикси со своими людьми. Кто-нибудь верит, что её наняла олентийская гильдия купцов?

- Если только сама Ягодка, - Реарни встал и прошелся по балкончику, разминая ноги. С этой сытой жизнью у Ван Хоннов скоро прибавишь лишних килограммов, не то, что в старые голодные, но такие веселые времена! - Я тут пообщался с Ленни и еще парой «котяток». Не стали бы олентийцы никого постороннего нанимать для таких дел, отправили бы своих. Незачем олентийским купцам сор из избы выносить. Заплатили бы «усатым», и те удавили бы обидчика без шума и огласки. А вот тут возникает вопрос, почему в качестве предлога для вмешательства в дела герцога Норги, как лорда-управителя, выбрали именно месть за девушек, пострадавших от пари? Не слишком ли сложно и пафосно? Проще было сразу по деловым интересам ударить.

- А вот это-то как раз и понятно, - рыжая довольно прикрыла глаза, пребывая в состоянии равновесия с миром и собой. Ее устраивало все: безопасность и забота, что дарил ей Холрик, вкусная еда, которой обеспечивали ее слуги Сиятельной по первому требованию, и возможность неспеша пораскинуть мозгами в компании соратников. - Аристократы ставили на девушек из более низких социальных слоев. С точки зрения закона - абсолютно беззащитных, с позиции высокородных - тем более. Наемники не берут от простолюдинов заказы на головы аристократов. Трикси заказ взяла только потому, что богатейшие олентийские купцы по нашей градации равны по статусу дворянскому сословию. А тут красивая такая история: честные аристократы защищают своих подданных от зарвавшихся собратьев и вершат праведный суд, хоть и не всегда праведными методами. Горожане будут в восторге, если это подать под правильным соусом. Две цели одним ударом: и ряды неугодных можно проредить, и народную любовь завоевать. Что для нового лорда-управителя в плане народного признания сразу пойдет в большой плюс.

- А нам с Дженой в качестве поощрительной косточки кинули герцога с клеймом личного врага и разрешили его убить, - Холрик накинул жене на колени легкий плед. - Укутайся, котенок, становится прохладно… В принципе, родителей Джен убили по распоряжению герцога, и приказ на отвод войск от Шантогири был отдан с его прямой подачи. Но вот тут Стил просчитался в одном, я Норги прикончу только тогда, когда сочту необходимым, а не когда это будет нужно Стилу. Сначала я этого гнуса заставлю в туалет с телохранителями ходить, спать в окружении десятка сторожевых псов и при свечах, и от каждого шороха вздрагивать. Иначе будет слишком просто. Не заслужил он легкой смерти.

- По поводу проредить ряды неугодных дворян, тут наше золотце в очередной раз угадала, - Реарни потянулся за бокалом, который сам отставил подальше от Джены, долил вина и продолжил. - Смотрите, в Ларентии четыре деловых клана. Два - это герцог Норги и его ближайшее окружение. Причем, если собственный клан Норги - это абсолютно преданные люди, то свора его приятеля, графа Инора, может хозяина и предать. Еще один - клан мэра города, нейтральный по составу, подбирает крошки, упавшие со стола власть имущих. Крошек много, им хватает. Последний - условно оппозиционный, возглавляет граф Вискори, но там драка с людьми герцога исключительно из-за заказов. То есть два последних сообщества можно легко прибрать к рукам, а еще одно с некоторым трудом. А теперь смотрим по персоналиям из наших списков и сопоставляем с их принадлежностью к деловым кланам.

- А что там сопоставлять? - Джена накинула на себя плед и завернулась в него полностью, оставив на поверхности только сонную мордашку. В последнее время ее часто клонило в сон. Но она упорно сопротивлялась желанию Холрика унести ее в спальню. - Почти все в нашем и в списке Трикси - из клана самого герцога Норги, и еще несколько человек из клана графа Инори. И ни одного игрока в пари из остальных кланов. А, между прочим, молодых аристократов в каждой стае примерно поровну. Ну, за исключением клана мэра, там поменьше будет. И уж поверьте, в «ларентийское пари» играли вовсе не из принципа принадлежности к какому-то ни будь деловому сообществу. Играли молодые лордики независимо от коммерческих пристрастий их родителей.

- Тогда остается понять, что в Ларентии делает Каренсий со своими людьми и еще одна неопознанная нами группа, - Холрик хищно усмехнулся, сграбастал извивающийся кокон и усадил себе на колени. Спеленутая и крепко прижатая к его груди Джена могла только смешно фыркать из своего плена и строить страшные глаза. Но перебивать мужа она не стала, и, посопротивлявшись для пущей видимости и поерзав от души по его коленям, притихла. - Хотя что они там делают, это, как раз-таки, понятно: Каренсий охотится за игроками из числа участников «ларентийского пари», а непонятная группа за агентами барона Хорини. Значит, будут дестабилизировать обстановку, раз избавляются от силовиков герцога Норги.

- И группа «охотников» на агентов Норги - это не подручные адмирала Стила, - добавила Джена, окончательно согреваясь и успокаиваясь. - При всех его недостатках, он не сторонник бессмысленного кровопролития. Стил бы нашел решение поизящнее, чем гробить несчастных исполнителей. Он скорее бы приказал убрать барона Хорини. Так что есть еще игроки, однозначно есть. И все играют в чью-то пользу.

- И заставить лордов-управителей играть в чью-то пользу может только Император, - подвел итоги совещания Реарни, разглядывая что-то, привлекшее его внимание на поле. – И, если Стил доверит нам продолжить игру, надо будет очень хорошо подумать, стоит ли она свеч. А если мы согласимся, то какова цена вопроса. Нам милости Императора не нужны, мы за спиной Сиятельной в случае чего укроемся. Да, Джена? Смотрю, очередной претендент на устройство вашей свадьбы улепетывает в своем экипаже. Наверное, реку вспять поворачивать отказался. Эх, бедолага, не ту дорогу ты выбрал, там Гремм со своим приятелем рогатым опять гонки по полям устраивает. Сейчас они его заприметят, и в соседний городок экипаж примчится быстрее ветра. Ооо, Дженка, а вот и сама миледи ЯжСвекровь освободилась. Так ты прятаться собираешься?



12.

Зал совещаний, обустроенный в резиденции Адмирала, обычно радовал взор приглашенных строгой, но величавой роскошью: стены были декорированы деревом грецкого ореха и украшены алебастровыми барельефами, изображающими исторические и мифологические сюжеты. Огромные витражные окна давали достаточно света, и, вместе с тем, поражали сложностью своей мозаики. Тяжелые портьеры насыщенно винного цвета, бархатная обивка мебели и стен, а также великолепный ковер с густым, мягким ворсом в тон к ним, глушили не только шаги, но и голоса присутствующих, создавая дополнительную защиту от подслушивания. Камин был оборудован хитрым приспособлением, не позволяющим любопытным уловить хотя бы звук, уносящий через дымоход. Поэтому собравшиеся могли свободно переговариваться на повышенных тонах, порой практически переходя на личности.

- А я против, подручные Холрика уничтожили моих людей! - герцог Митил в запальчивости вскочил со стула и навис над столом, неприлично тыкая пальцем в лицо Адмиралу. Сейчас в разъяренном мужчине с перекошенным лицом с трудом можно было узнать лощеного владетеля Тортореи, славящегося своей безграничной любовью к произведениям искусства и красивым женщинам. - Он непредсказуем! И неуправляем!

- Речь не о Холрике, а о его жене, - герцог Стил в ответ лишь коротко пожал плечами. Неумение оппонента себя сдерживать его позабавило. Он сделал незаметный знак глухонемому слуге, который незамедлительно поднес Митилу травяной взвар и с поклоном исчез из поля зрения. Вино за столом переговоров предусмотрительно не подавалось во избежание потасовки и членовредительства. - К тому же Холрик был не в курсе, что ваша группа играет на равных с нами. Мы же его в известность не поставили. Нет, Каренсия он бы все равно убил, но уже по окончанию операции.

- Милорды, Стил, Митил, прошу Вас успокоиться, господа. Холрик избавился бы от Каренсия в любом случае, не будь он «Шантогирийским призраком», - пожилой незнакомец в подчеркнуто простом, темном камзоле позволил себе примирительную улыбку. Не дождавшись от Митила, жадно прихлебывающего успокоительное, реакции на свое вмешательство, он развил тему дальше. - Каренсий как-то раз попытался затащить Джену на балу в Игерии в отдельную комнату и даже успел порвал на ней платье. Это стало для него смертным приговором. Холрику же плевать на все игры. Для него самое важное - его женщина и ее честь. И не играет роли, что тогда они еще не были официально женаты. Ван Хонны такие вещи никому не прощают.

- Тем более! - герцог Митил зашипел от возмущения и боли, умудрившись обжечь язык. Что категорически не прибавило ему настроения. - Я не буду с ними работать! Один психопат и кучка убийц, его подельников. Их же невозможно контролировать!

- Но мы говорим не о Призраке, а о Джене, - Адмирал Стил попытался вернуть разговор в конструктивное русло, едва сдерживая порыв врезать кулаком по столу. Побоялся повредить дорогущий стол из наборного дерева с инкрустацией полудрагоценными камнями, личный подарок Императора. - И нам необходим координатор наших действий. А то мы дуем каждый в свою дудку. И то - вразнобой! По итогу имеем то…, что имеем. Получается, наши силы вместо того, чтобы выполнять поставленные задачи совместно, устраивают войнушку в песочнице.

- Аферистка Орти в качестве координатора?! - Митил презрительно ухмыльнулся, и не думая успокаиваться. - Еще чего не хватало! Чтобы какая-то липовая графиня нашими людьми командовала.

- Маркиза Джен Аль Ван Хонн, - тихо, но веско проронил пожилой гость. - Всё изменилось. И я выступаю за предложение герцога Стила. Позволим Джен Великолепной спланировать дальнейшие действия, а Холрик их скоординирует. Это довольно сыгранная команда. Милорд Митил, Вы всё никак им простить не можете мелкую шалость по продаже открыток с поздравлениями в Торторее? Поверьте, это Джен просто развлекалась.

- Мне это её развлечение обошлось в двести тысяч золотых, - упомянутый милорд злобно прищурился на собеседников. - А моим партнерам еще в четыреста!

- Это вы еще легко отделались, - меланхолично отозвался герцог Сенрай, до сего момента не вмешивавшийся в перепалку и со скучающим видом изучавший витражи. Тайной страстью сего почтенного лорда было все необычное, а обычные дела и люди его совершенно не интересовали. Это не относилось к молодой чете Ван Хоннов, которых он мечтал прибрать в свою коллекцию. Если не в живом виде, так хотя бы в форме нескольких заспиртованных частей тел. Он мечтательно провел пальцем по губам. - Мою Лагери они разули на два миллиона, не напрягаясь. Джена от моего имени объявила аукцион на все заказы городского землевладения Лагери, со всеми городами и деревнями, в течении года. С внесением залога в сто тысяч золотых первоначального взноса, в качестве гарантии серьезности намерений. Самые уважаемые деловые люди Лагери первоначальный взнос внесли, и, как потом выяснилось, на её личный счет. После чего Джен благополучно перебралась в Игерию. А я долго потом объяснял своей деловой элите, что у меня и в мыслях не было устраивать аукционы. Тем более годовые.

- А в Игерии эта чертовка продала акции мэрии на три миллиона золотых, которые были обеспечены всем имуществом городского управления, - дополнил от себя пожилой господин, будучи явно в курсе всех махинаций рыжей бестии. - Всё бы ничего, но мэрия акции не выпускала и даже не собиралась. И если бы Трикси её не заложила, то Джен распродала бы весь город по кирпичику. Хотя надо отдать ей должное, здание мэрии она спихнуть успела.

- Я же говорю, талантливая малышка, - милорд Стил улыбнулся, словно это были заслуги его собственной дочери, и он присутствовал на ярмарке невест. - Нам для наших планов именно такая и нужна. И еще раз повторяю, она уже не аферистка Орти Дер Анир. И даже не графиня Джен Аль Джариет Корни, хотя родовое имя ей Император вернул. Она отныне Джен Аль Ван Хонн, маркиза одного из высших аристократических родов Герии.

- Это несомненно всех нас безумно радует, - лорд Сенрай продолжал сидеть с постной миной на лице. В данный момент его заинтриговала ниша в боковой стенке камина, в которой незаметно появлялся и исчезал слуга Адмирала. - По крайней мере, по окончанию операции не окажется, что новый лорд-управитель Ларентии - её муженек-убийца. А то с Джен станется перетасовать нам все карты во время игры. Лично я - за предложение милорда Стила. Пусть эта проныра заканчивает операцию. К слову, а как на это отреагирует Сиятельная?

- Я послезавтра с ней встречаюсь, - Стил спокойно встретил взгляды, направленные на него с разных концов стола. Не все прочитанные в них эмоции порадовали Адмирала. - Если вы все не против, милорды, то кое-что про Ларентию я ей расскажу. Но уверен, миледи непременно что-нибудь попросит взамен своей лояльности. Чем мы можем пожертвовать в интересах Ван Хоннов? Что может настолько заинтересовать Сиятельную?

- Кроме того, что они сами себе могут урвать? - ехидно уточнил герцог Митил. Чаёк он дохлебал и теперь лучился спокойствием. - Ладно, я отменю все пошлины для Ван Хонн в торговле с Тортореей.

- До чего ж огромная жертва! – ядовито в тон ему усмехнулся лорд-управитель Лагери. – Особенно, если учесть, что Ван Хонны с Тортореей вообще не торгуют. Ничем. Они, по большому счету, мало с кем торгуют, имея в своих закромах все необходимое. Еще предложения? Ну же, милорды, не стесняемся позориться!

- Нет! - Митил скептически заглянул в свою пустую чашку, где на донышке прилипло несколько листочков. Но стоило ему отставить ее на край стола, то чашка, как по мановению волшебного посоха, исчезла. Он даже заозирался в надежде уловить перемещение лакея. Лишь надменная ухмылка герцога Сенрая прекратила его переглядки. Откашлявшись, Митил продолжил мысль. - Нам нечего предложить Сиятельной. У неё и так все есть. Самый богатый городской округ в Герийской империи. А вот Джен мы можем что-то да подкинуть. Личный, так сказать, вызов для ее талантов.

- Например? – безымянный господин, будучи посланником самого Августейшего Величества, натурально напрягся. Серые глаза из-под густых седых бровей блеснули неподдельным интересом. – Что же такого соблазнительного мы можем предложить Джен Великолепной?

- Голову герцога Норги! – выдохнул милорд Митил и снова завертелся на месте. - Точнее, её добудет Холрик. А Джене вручим индульгенцию за убийство ларентийского управителя.

- Наивные мечты! Её это предложение не заинтересует, - Его Светлость, герцог Стил по-мальчишечьи задорно рассмеялся. – Да, Ван Хонн его все равно прикончит, и даже не за Джен и ее родителей. Девочка хорошо с архивами поработала и выяснила, что Норги во время последней войны решил сдать Шантогири наемникам, а ее Холрик не позволил и закрыл город своими ребятами. И потерял на подходах к городу практически всех своих солдат. Так что Норги в сухом остатке жить осталось года полтора самое большее. Холрик не простит.

- Это все чудесно, но давайте ближе к теме разговора! - посланник Императора призвал разгоряченных обсуждением лордов к порядку. - Что мы можем предложить Джен и Холрику? Титулы их не интересуют, Холрику достаточно поставить подпись под прошением, и он из маркиза становится герцогом, а Джен герцогиней. Деньги? Весьма сомнительно, если посчитать, сколько Джен и её команда получили за последние пять лет. Да, этого им на десять жизней хватит. Даже если не считать официальных доходов с землевладения Ван Хонн.

- Они уже не могут жить без риска, - медленно и отчетливо, чтобы до каждого в зале дошло, произнес адмирал Стил. - Спокойная жизнь уже не для них, но действовать они сейчас будут очень осторожно. Джен в положении, а Холрик ею и ещё не родившимся ребенком рисковать не станет. Предлагаю дать Холрику полномочия Главного императорского аудитора, аудитора-судьи.

- И он перевешает половину Герии, - упрямо набычился герцог Митил. - Я - против. Холрик и без полномочий вытворяет, что ему заблагорассудится, а если он еще и императорский знак получит, как бы мы все не зарыдали горючими слезами.

- Ограничить его полномочия землевладением Ван Хонн? – быстренько внес предложение герцог Сенрай. – Хотя, о чем это я, у себя в землях он и так может делать все, что захочет. Надо подумать, хорошенько подумать, милорды, ибо я не представляю, что эту парочку может по-настоящему заинтриговать…

+*+*+*+*+


И снова трое друзей оккупировали одну из дальних комнат в гостевом крыле особняка Ван Хонн, предварительно оговорив с охраной порядок действий по отвлечению миледи герцогини от обнаглевших влюбленных, смеющих скрываться с глаз долой настолько успешно, что она никак не могла их выследить и привлечь к свадебному переполоху.

- Моя Сиятельная мама дала добро на встречу с Адмиралом Стилом, - Холрик ссадил Джену с рук в кресло, выслушав при этот гневную тираду по поводу его бессердечности. Она даже попыталась выдавить из себя пару слезинок, но Харли уже давно научился определять правдивость ее эмоций. - Через неделю будем иметь честь с ним беседовать. Что мы можем ему предложить и что попросить взамен?

- Если речь идет о Ларентии, то порекомендовать мы можем многое, - Джена по привычке устроилась в кресле с ногами, свернувшись калачиком. Без мужа ей было неуютно, холодно и голодно. Хотелось покапризничать, но дела требовали ее анализа, а команда, как и всегда, полагалась на ее расчеты. - А вот что вытребовать взамен... Ума не приложу.

- Джен, а какие у тебя еще есть идеи по поводу Ларентии? - поинтересовался Реарни, раскладывая на столике свои клинки. Возня с оружием его успокаивала и настраивала на деловой разговор. Он даже бесконечные свои шуточки перестал отпускать, любовно полируя сталь. - Что с ними еще можно сотворить такого, глобального?

- Хм, для начала панику посеять, - зеленые глаза зажглись азартом. – Представьте, что начнется, если пустить слух, что в Ларентийском округе вдруг началась эпидемия чумы.

- Джен, фантазия у тебя какая-то… очумелая! В Герии этой заразы не было уже лет так сто, тьфу-тьфу, - Холрик налил жене стакан кислющего ягодного морса, тайно прихваченного вместе с остальной провизией на кухне. - Не пойдет. А попроще ничего не придумаешь?

- Зачем нам чума, я спрашиваю? – его ненаглядная в нетерпении протянула ручку за вожделенным напитком, не переставая рассуждать. - Нам не зараза нужна, а паника! И с десяток лекарей, которые в сопровождении имперских охранников проедутся по всей территории Ларентийского округа в поисках больных. Представляешь, как на это отреагируют простые обыватели? Поверят, что чумы нет?

- Не поверят, - Реарни задумался, вертя в одной руке здоровенный тесак, а другой сжав в руке яблоко так сильно, что брызнул сок. Смутившись, он быстренько вытер руку салфеткой. Опять не рассчитал силушку. - Ни за что не поверят. Решат, что власть скрывает эпидемию и закроются у себя в домах. Паника среди населения гарантирована. А если еще дать в газетах пару статей, что это всё чьи-то коварные происки, и никакой опасности нет и не было... Считай, осенний торговый сезон будет сорван.

- Дальше продолжим наращивать панику среди банков, - Джена с удовольствием отпила большой глоток, даже не скривившись. - Делаем срочные вклады на шесть месяцев и рвем депозиты через неделю, с потерей процентов и по причине «а я вам не доверяю, господа банкиры, вы через неделю финансово умрете». С громкими воплями и в присутствии парочки заранее нанятых газетчиков. Реакция обывателей?

- Дыма без огня не бывает, - продолжил ряд умозаключений жены Холрик и оскалился фирменной «волчьей» улыбочкой. - Но дополню, деньги мы снимем и тут же переложим в Императорский банк Герии. Пусть проценты меньше, зато надежнее. И банк этот кредитовать торговлю неугодных персон категорически откажется. А вот остальные банки из-за этого потеряют своих вкладчиков. И, как следствие, финансовую устойчивость. Принято. Ещё?

- Озвучить в паре людных мест, что появились мстители участникам «ларентийского пари», - будущая мама тихонько зевнула, прикрыв ладошкой рот. Мужчины сделали вид, что ничего не заметили. - И никто не останется безнаказанным. Весь молодняк сразу по норам попрячется, что и послужит доказательством. Начнется паника уже среди аристократов.

- А в порту ввести карантин на основании появившихся слухов об эпидемии, - не прекращал делится идеями Холрик. - Опять же выборочный, для недружественных купцов. А что, в комплексе может и сработать. И будет герцогу Норги счастья … полные штаны. А если еще и неопознанная нами группа продолжит убивать агентов барона Хорини, то станет совсем весело, просто обхохочешься.

- Да, это, как пить дать, люди Лонрака, - Реарни перешел к следующему ножику. - Лонрак - человек герцога Сенрая, владетеля земель Лагери. А вот почему они устроили террор, я не понимаю. Хотя есть у меня подозрение, что у коалиции против Норги левая рука не знает, что делает правая. Но я все равно никак не догоняю, зачем убивать агентов? Ну, нет тут никакого особого смысла!

- Ладно, всё это хорошо, но мы еще не решили, что за этот беспредел, если мы его устроим, потребуем у Стила, - Джена прижалась к сидящему на подлокотнике её кресла Холрику. Они, как две противоположно заряженные частицы притягивались друг к другу, где бы ни находились. – Моя работа дорого стоит.

- Хороший вопрос, малышка Джена, - Харли в задумчивости запустил пальцы в мягкие волосы жены, поглаживая ее по голове и постепенно приводя в состоянии неги. - Надо что-то такое вкусное, чего у нас еще нет.

- Послабление в налогах на землевладение? - расслабленно промурлыкала Джен. - Я тоже Ван Хонн! И должна заботится об интересах своей семьи.

- Было бы хорошо, если бы мама их платила, солнышко, - Холрик усмехнулся, обвел нежное ушко любимой кончиком указательного пальца, легонько качнул сережку, потом медленно спустился вниз по щеке. - Налоги взимаются с доли в золотодобыче. Причем с доходов Императора. Дед очень умело долю императорской семье в приисках продал. Как вариант, можно попросить выделить кусок земли в порту Сокраментии, а Стил, со своей стороны, компенсирует потери долей в порту Ларентии. Нам свой причал не помешает. Кораблик собственный заведем. Как тебе моя мысль, маркиза Ван Хонн?

- Имеет право на жизнь, милорд Ван Хонн, - и она ласково потерлась щекой об руку Холрика, намекая на то, чтобы взял ее на ручки и отнес в спальню. - А нам точно причал нужен? Может что-то более нужное стребуем? Чего у нас еще нет?

- Совести у вас нет и стыда! - Реарни завернул свой арсенал в ткань и засунул за пазуху камзола. - Идите спать, детишки. У нас еще неделя впереди, придумаем что-нибудь.

+*+*+*+*+


После того, как Холрик вышвырнул ее с Миркусом из «Ларентии», этот номер в бюджетной гостинице торгового квартала, пропахший чужими запахами, обставленный дешевой мебелью и ванной, похожей на большое медное корыто, невероятно бесил Трикси. Но сейчас она была готова на любую еду и постель, лишь бы удалось восстановить силы.



- Вот видишь, как я и говорила, в гостинице все спокойно, - Трикси упала на кровать, широко раскинув руки. - И никто нас здесь не ждет. Совсем. Тишина и покой.

- Если не считать двух наблюдателей на углах дома, - Миркус заметно нервничал, озирая окрестности за окном и прячась за пыльной портьерой. - И это не «сияющие», и не люди Норги. Кто же это были?

- А какая теперь разница? – женщина с трудом заставила себя подняться с постели. - Я в ванную. Закажи нам поесть, я жутко голодная. Будем сидеть в номере и ждать...

- Чего ждать-то, детка?! - Миркусу все происходящее очень не нравилось. - Давай заберем деньги и вещи, и сделаем ноги! Как можно быстрее и как можно дальше отсюда.

- Холрика ждать будем, - обреченно прошептала наемница. - В надежде, что он нас все-таки помилует. Правда, из Герии даже и в этом случае придется уехать, мы с ним в одной Империи не уживемся. Ставлю золотой против медяшки, что жить нам осталось до его приезда. И про побег забудь, не выпустят, но могут ноги переломать, чтобы особо не гоношились.

- Ты так спокойно об этом говоришь! - Миркус вдруг с ненавистью посмотрел на любовницу. - А ведь это только по твоей вине мы попали в такую задницу! Это ты с Холриком воюешь! А не я! Я его не трогал! И не сдавал! Я с ним до этого вообще по делам не пересекался! Никогда!

- Вот как ты запел, дружочек? - женщина с интересом посмотрела на разъяренного громилу. - Дорогой мой, а тебя вообще-то наняли меня охранять. В том числе и от разных «холриков», «реарнов» и «сияющих». И что я вижу? Где моя охрана? В какой канаве валяется? Миркус, я тебя не держу, уматывай отсюда. Только контракт не выполнен и разорван по твоей инициативе, так что денег тебе не причитается. Всё понял? И не вздумай на меня кинуться, придурок! Видишь кинжал? Я хорошо ножи метаю. Взял свою сумку и ушел. Быстро!

- Надеюсь, что Холрик тебя медленно удавит, - Миркус подхватил свою сумку и попятился к двери, не поворачиваясь к бывшей хозяйке спиной. - И ты сдохнешь в муках, тварь!

- А вот ты умрешь быстро, - Трикси закрыла дверь на щеколду и обессиленно опустилась на пол. - Ну, и почему кому-то везет, а мне нет? Почему Холрик достался Дженке? Чем она лучше меня? Почему Холрик - рыжей, а мне - тупой болван? За что такая несправедливость?!

Труп Миркуса городская стража нашла под вечер в сточной канаве. Кто-то ударил его стилетом сзади в почку. Судя по вывернутым карманам, это были грабители. Именно это стражники и записали в рапорте. Про то, что у убитого в карманах были обнаружены двенадцать золотых монет и на шее золотой медальон на серебряной цепочке, стражники написать забыли. Это же была их заслуженная премия. И на троих легко делимая.

+*+*+*+*+


Споткнувшись на пороге, барон Хорини потерял равновесие, просеменил пару шагов, неловко завалился на колени и в финале этого па-де-де уткнулся лицом под зад своему хозяину.

- Хорини, ты желаешь выпросить повышение таким… хм… нестандартным способом? - герцог, опустошающий свои винные запасы, замер в замешательстве над столиком с графинами, потом резко крутанулся на каблуках и недоуменно выгнул бровь.

- Никак нет, милорд, простите, Ваше Сиятельство! Спешил сообщить, что в город прибыл Второй советник Императора, - барон Хорини мужественно смотрел на своего патрона, не меняя позы и продолжая свой доклад. - Герцог Родгери со своей свитой. Охрана - императорские гвардейцы. Официально - проездом в Сокраментию.

- Спешка, барон, нужна только при ловле блох. Так и быть, прощаю. А насчет Родгери, так охрана из гвардейцев этому шакалу по статусу положена, - Норги скрипнул зубами. - А вот пункт его назначения выбран явно провокационно. В Сокраментию из Столицы и по суше можно попасть, причем быстрее, чем по морю из Ларентии. Не его ли аудиторы ждали? Где он остановился?

- В «Ларентии», сняли весь второй этаж, - барон, кряхтя и скрипя коленками, поднялся. - Я наблюдение за гостиницей усилил, но толку от этого будет мало. И еще, милорд, «сияющие» в гостиницу вернулись, причем нагло так, среди белого дня, совершенно не скрываясь. Девять человек. Вы были правы, милорд, в номерах действительно оставалось всего три человека.

- Вернулись, это и хорошо, и плохо, - герцог задумался, позванивая фамильным перстнем по бокалу. – Хорошо, значит, целей у них уже не осталось. А плохо… я все же надеялся, что они еще и с людьми Лонрака разберутся. Но, видимо, не судьба. Кстати, их не нашли?

- Нашли их лежку в рыбном порту, - Хорини замялся и, припадая на отбитые колени, поплелся к столу герцога. Там под милостивый кивок милорда он опустился на краешек кресла. - Пустую. Они оттуда ушли незадолго до нас, часа за два или за три до начала операции по их нейтрализации. Или у Лонрака феноменальное чутье на опасность, или...

- Или кто-то из твоих людей – двойной агент и работает на него, - подозрительно спокойно закончил фразу за барона его хозяин. - Что меня совсем не удивляет. Судя по произошедшему с помощником «Ларентийского городского банка», всё происходящее тщательно готовилось. И нашим «друзьям» ничего не мешало найти подходы еще и к твоим подчиненным. Кто был в курсе готовящейся операции?

- Почти все, - помощник попытался вспомнить подробности операции. - Я стягивал людей со всего города. У меня их мало, я не могу себе позволить держать в резерве группу захвата. Большую группу, человек тридцать. И я до сих пор не знаю, сколько у Лонрака боевиков. Судя по всему, от десяти до пятнадцати.

- Этого вполне достаточно, чтобы устроить полный бардак на улицах, - милорд с тоской рассматривал гобелен на стене, изображающий сцену охоты. - Представь себе, если они одновременно нападут на три-четыре патруля городской стражи, а заодно и на аудиторов. Причем, убивать последних совсем не обязательно, достаточно подстрелить пару их охранников не из гвардейцев, а из городской стражи. И начнется...

- А мы, ко всему прочему, не сможем доказать, что это люди Лонрака, - угрюмо дополнил барон Хорини со своего места. - Поскольку даже не знаем, чьи наемники сейчас у него. Это совсем не необязательно лагерийцы, Лонрак мог нанять кого угодно, даже ларентийцев.

- Ларентийцев вряд ли, Лонрак светиться бы не стал, - герцог потер покрасневшие от усталости глаза. - Но в Герии наемников хватает. Есть еще одиннадцать городских землевладений, выбор богатый. А, судя по всему, денег у того, кто это все затеял, хватает. Так что нанимали не самых худших.

- Полностью с Вами согласен, милорд, - Хорини кивком головы подтвердил слова герцога. - Джене и её команде только на мелкие расходы адмирал Стил в ларентийские банки перевел двадцать пять тысяч золотых. По пять тысяч на каждого из «золотой пятерки». И это явно не гонорар, это - командировочные.

- Что не гонорар, это понятно, - Его Сиятельство оторвал затуманенный взгляд от рисунка на гобелене и перевел его на своего подчиненного. - Гонорар Джена себе сама выписала, из двух банков сразу. Но Лонрака нанимал не Стил, и Каренсия – тоже, и Трикси вряд ли он. Иначе бы «сияющие» головорезов Трикси и Каренсия не уничтожили.

- А вот за это я бы не поручился, - барон Хорини пожал плечами. - Что между Холриком и Каренсием война идет уже года два или три - это ни для кого не секрет. И сразу было понятно, что эти двое сцепятся сразу после встречи, это вполне прогнозируемо. Так что Каренсий - это точно не Стил. А вот Трикси... Если бы эта дура Холрика не предала, то они вполне могли вместе работать. И даже сначала так и было. Не зря же Холрик их притащил к себе в «Ларентию». И если бы не дурацкая ревность Трикси к Джене, то, уезжая, Холрик оставил бы «сияющих» её прикрывать.

- А что, Трикси ревнует Холрика к Джене? – милорд навострил уши не хуже гончей с гобелена. - Насколько мне известно, Холрик с Дженой вместе уже десять лет, и в интрижках с другими женщинами он замечен не был. Он на редкость верен ей одной.

- Старая история, милорд, - барон облизал пересохшие губы, но герцог намека не понял и вина не предложил. Поэтому он продолжил насухую. – Ягодка Трикси когда-то была любовницей Холрика, давно, еще до Джены, но никак успокоиться не может.

- Ну да, Темный с ними, меня их личная жизнь не волнует! - Норги демонстративно передвинул бумаги на столе поближе к себе, сворачивая разговор. - Объявляй городской страже состояние повышенной боевой готовности. Если что-то пойдет не так, то, явно, в ближайшее время.

+*+*+*+*+


Внешность Игрока в очередной претерпела значительные изменения, но Реарни его бы отличил по одной лишь ему свойственной вкрадчивой манере двигаться. Ловкий аферист менял личины одну за другой, но некоторые еле приметные, но знакомые друзьям жесты он оставлял в качестве опознавательных знаков.

- Ну что, Игрок, как идет подготовка подрастающего поколения? - Реарни поудобнее устроился в кресле с бокалом вина. На этот раз предмет мебели ответил его массивной фигуре согласием и даже не прогнулся. - А ты неплохо расположился. Красивый особнячок. И кабинет у тебя хороший. Давно дом купил?

- На последний гонорар Стил не поскупился, - Игрок насмешливо посмотрел на товарища. - Да и Джен выделила долю из абсолютно добровольных пожертвований «Ларентийского городского банка» на благотворительность. А дом мы купили с Халси на двоих. Первый этаж, левая сторона - биллиардная, правая - мой карточный клуб. На втором живут наши подопечные. Третий этаж - наши с апартаменты Халси. Ты по делу али как?

- Угу, именно по нему, - наемник добродушно усмехнулся. - А ты так и не ответил на вопрос, сколько у тебя сейчас подготовленных картежников? Как сам понимаешь, тебя в Герию выпускать уже бесполезно, дураки, готовые с тобой играть, в Империи уже закончились, а обувать в карты купчишек и бестолковых аристократов тебе по чину уже не положено.

- Допустим, у меня сейчас девять учеников, - его собеседник отпил глоток вина и хитро скосил глаза на гостя. - Четверо готовы выйти на игровые площадки, остальным еще рано. Этих четверых в среде игроков никто не знает, я их нашел среди карманников. Сам понимаешь, наши профессии где-то смежные. Все зависит от степени владения пальчиками.

- А как у них с манерами, их к аристократам можно подпускать? - Реарни заинтересовался кадровой политикой Игрока. - Или о внешнем лоске ты не позаботился?

- Обижаешь, Реарни, у них занятия по этикету по три часа в день, не у каждой девицы на выданье такая подготовка, - Игрок подмигнул товарищу. - И лучшие учителя благородных манер, каких я только смог найти. Так что на сыновей небогатых провинциальных баронов они вполне тянут. До столичных щеголей еще не доросли, но я над этим работаю. В том числе, прививаю хороший вкус в одежде. А теперь поведай старому шулеру, зачем тебе новички-каталы, Реарни? Или не тебе?

- Пока еще толком не знаю, - тот поставил на стол свой бокал рядом с пустым бокалом хозяина дома. - Видишь ли, скоро начнется вторая часть игры, куда мы так неосторожно влезли в Ларентии. Я тут почитал газетки, которые мне Дженка подсунула. Похоже, что кроме Ларентии в жертвы назначен еще и Бренир.

- Из чего такие выводы? – насторожился Игрок, хотя возможность опробовать своих учеников под защитой Джены и Реарни казалась ему очень заманчивой. – Даром что Джена почти никогда не ошибается.

- В Бренире такой же мор на аристократов, - аккуратно подбирая слова, пояснил Реарни. - На молодых аристократов. Как и в Ларентии. По остальным городским землевладениям - тишина и покой. А мы с Дженой в такие совпадения не верим. Адмирал Стил рвется с нами повидаться. Думаю, что он нам предложит поучаствовать.

- А поскольку появление «золотой пятерки» в Бренире заведомо вызовет панику, и после Ларентии развернуться нам не дадут, ты предлагаешь для начала запустить туда моих ребят, - сразу уловил основную суть задачи Игрок. - А что, сработает! Сначала появляются никому неизвестные молодые люди, распределяются по клубам и начинают играть. Думаю, ночи три, не больше, пока никто ничего не понял.

- Правильно мыслишь, - поощрительно кивнул головой напарник. - И еще людей Халси. У него есть смышлёные ребята с хорошим уровнем подготовки?

- Пара-тройка точно есть, - директор школы для «одаренных мальчиков» подтверждающе кивнул головой. - Не уровня самого Халси, конечно, но с его слов - вполне достойны игр в турнире на приз Императора. Думаешь, и их задействовать?

- Разумеется, почему бы и нет? - Реарни смотрел, как Игрок разливает остатки красного. - И тоже на три ночи. Как раз успеют разуть и раздеть самых ретивых. Я только не знаю, есть ли в Бренире сильные бильярдисты. Но это можно у самого Халси спросить. Его ученики тоже в плане манер подготовлены?

- Разумеется, уроки этикета у наших «питомцев» общие, - Игрок протянул бокал Реарни. - Кто готовит легенды и осуществляет прикрытие наших детишек?

- Легенды - Джена, прикрытие мое и Холрика, - тихий звон соприкоснувшихся сосудов, пара глотков живительного нектара, и беседа продолжилась. - Но это предварительный разговор. Нам пока еще ничего не предложили.

- Эх, чуют мои косточки, предложение не за горами, - Игрок, выглядевший из-за новой личины на десять лет старше, покряхтел по-стариковски, вызывая негромкий смех у товарища. - А что, действительно может красиво получиться. Сначала прибывают наши «детки». В первую ночь обыгрывают всех, кто под руку попадется. Наутро об этом узнают все, кому положено об этом знать. Значит, на следующую ночь соберутся уже профи городского масштаба. Если наши протеже их делают - на третью ночь будут игры-реванши. По поводу четвертой ночи, посмотрим, как сложится обстановка. Вполне возможно, что рискнем еще поиграть, их же никто не знает, значит будут подозревать, что столкнулись с шулерами, но доказать ничего не смогут. Но играем не больше пяти ночей, потом ребят надо будет оттуда выдергивать.

- А к тому времени мы будем уже в Бренире и опять снимем целую гостиницу, - подтвердил предположения Игрока Реарни. - А туда никто не сунется. Гражданин Олентии Холрик Ван Хонн с супругой проводит медовый месяц. Лорд-управитель Бренира все поймет, разумеется, но на штурм гостиницы своих бойцов не бросит. В конце концов, Холрик еще и маркиз Ван Хонн, а Джена - маркиза.

- Ага, и среди деловых кругов Бренира начнется паника только от нашего присутствия, - Игрок в предвкушении прикрыл глаза. - А когда выяснится, что часть состояний бренирских аристократов уже перекочевало в наши карманы... Если Джена с Холриком еще и пару раз просто зайдут в их городской банк снять пару сотен монет на карманные расходы, то банк получит нехилые трудности на ровном месте. Никто не поверит, что Джен ничего не замышляет, и народ побежит снимать вклады просто со страху. А если в том же клубе играть по мелочи и отказываться принимать даже мелкие выигрыши чеками бренирского городского банка, мотивируя это интересом Джены к этому банку... То все посвященные намек поймут... Я все уяснил, ждем предложение от Стила. Как я догадываюсь, о распределении полученного дохода мне надо с Джен договариваться? Впрочем, я думаю, с рыжулей мы поладим, она не жадная. Она такими вещами не из-за денег занимается, а из любви к искусству. Ну что, выпьем за искусство и за великого художника, рисующего легкими мазками проблемы своим противникам? За Джен Великолепную!



13.

Малая «золотая» гостиная поместья Ван Хонн славилась на все герцогство не столько своим изысканным оформлением, мебелью с ажурной резьбой, восхитительными гобеленами, вытканными вручную с использованием золотой и серебряной нитей. Отнюдь! Гостиная имела весьма специфическую репутацию среди местного дворянства – многие представители славных аристократических родов были внесены из этих покоев вперед ногами. Среди знати даже ходила поговорка «Лучше десять лет у Ван Хоннов на золотых рудниках повкалывать, чем один раз в «золотой» гостиной с миледи чайком побаловаться». Поэтому стоило только накосячившему лордику получить приглашение на «чаек» от Сиятельной, так этого бедолагу потом приходилось разыскивать или на местном кладбище, или, если он был не лишен благоразумия, за тридевять земель.

Молодоженов мрачная слава гостиной ни капельки не смущала, хотя Джен нет-нет, да и поглядывала на Адмирала Стила, вспоминая симптомы самых известных «чайных» напитков миледи и пытаясь определить состояние гостя на глазок. После обмена приветствиями и чинного рассаживания по местам, она взяла разговор в свои нежные руки. Когда надо было, хитрая лисичка могла вести себя, как урожденная графиня Джен Аль Джариет Корни, ныне – маркиза Ван Хонн, т.е. безупречно.

- Милорд Стил, чем обязаны Вашему визиту? – маркиза Ван Хонн чуть насмешливо посмотрела на насупившегося Адмирала, расположившегося в кресле напротив и совсем недавно выдержавшего почти часовую беседу с Сиятельной свекровью. Грозный морской волчара успел подрастерять всю свою уверенность и в данный момент пребывал в крайней степени досады. - Мы с супругом вроде ясно дали понять Вашему поверенному, что подписывать новый контракт не собираемся. Нас обоих не устроило то, что пришлось оказаться в эпицентре событий, о которых нас, по некой странной забывчивости, не смогли предупредить.

- Джен, не начинай, - Адмирал, с каменным лицом выслушавший свою бывшую подчиненную, недовольно поморщился. - Ничего вам не угрожало. У вас в Ларентии такая охрана была, что меня так не охраняют!

- Это была наша охрана, милорд, - ледяным тоном уточнил со своей стороны Холрик. - К которой Вы не имеете никакого отношения. Ко всему прочему, Вы забыли нас предупредить, что игра идет на таком уровне, что наличие повышенной охраны жизненно необходимо. И что-то мне подсказывает, если бы я не озаботился ею, то герцог Норги нас бы по стенке размазал. Мы с Реарни бойцы неплохие, но против пары десятков подручных барона Хорини не выстояли бы.

- Норги не рискнул бы отдать приказ атаковать олентийских подданных, - нехотя огрызнулся Стил, осознавая справедливость слов Холрика. – Он противник международных скандалов. Да, и не в том он положении!

- Господин Адмирал, могу я поинтересоваться, какое Вы имеете отношение к нашему олентийскому подданству? - вкрадчиво проворковала Джена. В этот момент она решала, оставаться ли в образе благопристойной аристократки или пора показывать зубки. - Насколько я припоминаю, Холрик получил почетное гражданство Олентии за военную операцию после того, как вывел посольство олентийцев из осажденной Лагери. А вот получением подтверждающих сей факт королевскими грамотами Олентии озаботилась миледи Ван Хонн, впрочем, как и организацией нашего скоропалительного бракосочетания в олентийском консульстве в Ларентии. Не ошибусь ли, милорд, предположив, что, если бы не Сиятельная, нас в этом консульстве послали бы далеко... за документами. Которые нам так своевременно привез посланник миледи. Так поясните нам, какое к этому отношение имеете лично Вы?

- У нас в Ларентии действовало еще несколько групп наемников, но Вас бы не тронули! - возразил Его Светлость, при этом нисколько не сомневаясь, что его аргументы звучат неубедительно. - Еще три группы.

- Это даже звучит смешно, - ухмыльнулся Холрик, не скрывая издевки. - Миркус с десятком придурков, четверых из которых мои сослуживцы из бывших защитников Шантогири, покалечили за пару минут. Десятка Каренсия, с которым мы на ножах уже три года и который бы даже пальцем не шевельнул, чтобы нам в случае угрозы для жизни помочь. Он скорее бы присоединился к шавкам Хорини, а потом станцевал на наших могилках. Третья группа - это люди Лонрака? Так я Вас уверяю, Адмирал, они бы тоже остались в стороне, поскольку максимум на что способны - отлавливать баронских прихлебателей по одному или по двое, и убивать их со спины.

- Не прибедняйся, Холрик! - милорд Стил начал закипать. Аргументы маркиза Ван Хонн имели большее основание под собой, чем он мог представить. - Вас охраняла семерка бывших диверсантов и шестерка «олентийских котов»! Это весомая сила. А уж когда к ним присоединились «сияющие» миледи Ван Хонн, против вас можно было войсковую операцию проводить!

- А Вы-то здесь причем, милорд!? - фыркнула Джена, с которой моментально спала маска нарочитой любезности. А еще она снова проголодалась и постоянно ловила себя на мыслях о безумно вкусных булочках с яблоками, маленьких пирожных с шапочкой из взбитых сливок с персиками, куске мясного пирога. - Шантогирийцы нас охраняли по своей инициативе, исключительно из уважения к Холрику. Я их с трудом заставила деньги взять за работу. «Олентийских котов» для моей охраны нанял опять же Харли, а «сияющих» прислала леди Ван Хонн. Так что о своей безопасности мы позаботились сами и за свой счет, между прочим! Не Вам ли знать, что привлечение «олентийских котов» к личной охране - удовольствие не из дешевых!

- Как ты запела, моя храбрая птичка! А давай, девочка, не будем касаться денежных вопросов, - Стил уже не сдерживал накопившейся злости, и беседа грозила повернуть совсем уж в нежелательное для него русло. - Я же не претендую на те суммы, которые вы вывели из «Ларентийского городского банка». А там почти три миллиона гериек нарисовалось, между нами говоря! Это годовой бюджет среднего по размерам городского землевладения! А кто, как не мои люди, приготовили для вас материалы для шантажа заместителя управляющего банка! И вы ими так удачно воспользовались!

- Вот и шантажировали бы его сами! – и маркиза Ван Хонн гордо задрав голову, продефилировала к чайному столику, накрытому на три персоны. Ухватив по паре булочек в руки, она с невозмутимым видом вернулась на место, где тут же приступила к уничтожению сладкой сдобы. – Коли у Ваших агентов на грамотный шантаж ума не хватило, значит такие они у Вас недо… неубедительные! Вот! А что касается тех несчастных трех миллионов, то нам из них достался только один. Треть денег ушла как раз-таки помощнику управляющему в качестве подкрепления доводов о серьезности наших намерений в его отношении. Другими словами, убедили беднягу, что мы его не прикопаем где-нибудь по дороге на новое место жительства. И заодно за доступ к некоторой информации о «Деловом банке Ларентии». Еще миллион остался у олентийских банкиров, которые «отмыли» переведенные деньги. Так что эти золотые мы честно заработали, тем более, по истекшему контракту, все добытое в результате проведенных по Вашему указанию финансовых операций является нашим гонораром.

- Джена, а я и не спорю. И даже не докапываюсь, каким образом и сколько денег вы ухитрились вывести из «Делового банка», - Стил не преминул продемонстрировать свою осведомленность во всех ее аферах. – Это, несомненно, ваш гонорар. Ладно, признаю, я должен был вас предупредить, что основная цель - не барон Викрай, а его дядя. Только чтобы это изменило? Можно подумать, вы бы отказались работать!

- Разумеется,… нет! - Джена мстительно посмотрела на бывшего начальника. - Только мы бы подошли к этому творчески, и уж точно не стали связываться с недоумками типа Каренсия или Трикси, или с живодерами Лонрака. У Вас, милорд, совсем с подчиненными все плохо? Или вы с милордами Мителом и Сенраем никак не решите, кто из вас троих самый первый главнюк в Империи? Поведайте нам, Ваша Светлость, кто еще из лордов-управителей в заговоре против Норги участвует?

- Джен, милая моя девочка, мне иногда кажется, что самое милосердное для нас всех -это убить тебя, - Адмирал оценивающе посмотрел на женщину, доевшую обе булочки и присматривающую, чем еще поживиться. - Ты слишком умна и делаешь слишком правильные выводы, а это иногда опасно для жизни.

- Милорд, Вы угрожаете моей жене? - Холрик не смог усидеть и навис над Стилом, загораживая спиной Джену. А та, не придавая значения угрозам Адмирала, попыталась перетянуть свое креслице поближе к еде, решив, что так она никогда не набегается. Харли выхватил у нее злополучный предмет мебели и под чутким руководством переставил, куда было указано. Удостоверившись, что любимая жена пристроена, он процедил. - А не боитесь, Адмирал, что с Вами внезапно произойдет несчастный случай? Я даже нарушу традиции «золотой» гостиной с ее «чаечками» и обойдусь простой грубой силой. К примеру, свернутая шея или падение с лестницы. Или эксклюзив – полет из окна...

- Хватит, Холрик, остынь, - рубанул ладонью воздух милорд Стил. Он сейчас решал, до какой степени откровенности может позволить себе дойти в разговоре с излишне проницательной Дженой и излишне возмущенным Холриком. – Да, не мог я вам ничего рассказать! Как вы уже догадались, это не мои тайны. И пока Джен была в нелегальном статусе графини Орти, никто не согласился бы приравнять вас обоих к полноправным участникам.

- А что изменилось с тех пор? - Джена наконец определилась с выбором блюд – всего и помногу. - Я стала маркизой Ван Хонн? Так я могу упросить Харли принять титул, и вообще герцогиней стану. Можно подумать, что это как-то скажется на моих умственных способностях. Милорд, и все же, с какой целью Вы приехали? Уговаривать нас подписать контракт? Не подпишем, и именно потому, что все изменилось, и я уже не липовая графиня, а маркиза Джен Аль Ван Хонн. Мне по контракту работать статус не позволяет. Где это Вы видели маркизу на побегушках?

- Контракт вам уже никто не подсовывает, - раздраженно рявкнул Адмирал, которого Джена в очередной раз ненавязчиво ткнула лицом в кучу д… догадок. - Вам предлагается завершить начатое в Ларентии, раз уж вы так хорошо владеете ситуацией.

- Исключительно в Ларентии? – поинтересовалась Джена с видом донельзя наивным, что ее собеседник поневоле скрипнул зубами. - А вы в это время напортачите с Брениром и потом предложите нам всё исправить? Нет, милорд, не заинтересовало. Со-вер-шен-но! Кстати, напомните, кто у Вас третий лорд-управитель, предназначенный в жертву? Милорд Норги из Ларентии, милорд Ленкис из Бренира... А кто третий из этой компании?

- Ну, Джен, ты доигралась! Тебя действительно пора …, - Стил рассмеялся и провел ладонью по горлу, чем вызвал яростный взгляд Холрика и веселый смех рыжей занозы. - Как ты вычислила милорда Ленкиса?! Вас же к операциям в Бренире вообще не привлекали!

- Газетки на досуге читаю, - Джен потупила глазки и поковыряла пальчиком скатерть. – В частности, некрологами увлекаюсь. Раскрываю «Городские хроники», а там пишут, что мор на аристократов начался в Ларентии и Бренире. Согласитесь, милорд, соответствующие выводы сделать нетрудно. И мой Вам непрозрачный намек - грубо работаете. Думаю, что герцог Ленкис просчитал ситуацию, поэтому с ним «ларентийский» сценарий не прокатит. Да, и к банкам уже никого не подпустят в части крупных переводов, а с мелкими возиться долго и нудно. Имя третьего, милорд?

- Лорд-управитель Рисоры, герцог Стисорт, - после долгой паузы, во время которой Джена продегустировала оставшиеся виды пироженок и перешла к фруктам, Стил окончательно сдался. - Но раз вы такие уж сообразительные, то должны понимать уровень смертельной опасности от обладания ключа к подобным секретам. И от этой угрозы Сиятельная вас уже не спасет. Догадываетесь, на каком уровне это все одобрено?

- Да, ладно! Загадка для малышей, - Джена презрительно наморщила носик и примерилась к боку аппетитной спелой груши. - Уровне Императора. Три лорда-управителя из двенадцати, четверть всех городских землевладений. Интересно, кому готовят теплые креслица? Его Августейшество усиливает свое влияние в Герии? Кто-то из лордов-управителей обнаглел настолько, что сколачивает собственную коалицию, облизываясь на императорский трон? А что, очень даже похоже... Как считаешь, Харли? Самого претендента на трон лорда-управителя нельзя тронуть по политическим мотивам, а эти три землевладетеля всегда были сами по себе. Поменяй их на лояльных людей, и никакие заговоры не страшны. Три голоса из одиннадцати - это весомо.

- Девочка, ты своей смертью точно не умрешь, - милорд Стил застонал от отчаяния и одновременно восхищения. - И не вздумай хоть где-нибудь с кем-то поделиться своими умозаключениями! Для здоровья будет лучше, если ты будешь побольше молчать. Да, ты права. Сейчас сложился паритет: четыре лорда-управителя за Императора, четыре - не против прервать императорскую династию. Сиятельная традиционно в нейтралитете. Остаются еще три городских землевладения. Именно от позиции этих трех лордов-управителей зависит стабильность в Герии, а вот договориться с ними не получается. У нас не получается. Что совсем не значит, что с ними не найдут общих интересов наши противники.

- А мы-то в этом гадюшнике с Холриком с какого боку? – женщина задумчиво пощипывала веточку винограда. - У Императора есть своя разветвленная служба безопасности и имперские войска, вот, пусть и натравит на мятежных лордов своего палача, Черного герцога. И не надо ничего лишнего придумывать. Или в этом и есть проблема?

- Есть, и серьезная, - согласился милорд с выводами Джен. - Все дело в том, что как таковой заговор еще в самом зародыше, всё на стадии подготовки и невнятных консультаций. И если Император вмешается сейчас, то на него ополчатся восемь лордов-управителей из двенадцати, поскольку это будет прямым вмешательством в дела городских землевладений. А это, сами понимаете, недопустимо в нашей ситуации, так как подрывает все основы политической системы Империи. Это грозит нам всем бунтом, который если и удастся подавить силами Империи, то большая часть не только простых граждан, но и землевладельцев сильно пострадает. Чем не преминут воспользоваться наши противники. И мы получим еще и внешние войны на границах. Вот и приходится действовать такими методами. Потихоньку подменить трех лордов-управителей на верных Императору людей, которые в заговорах точно участвовать не будут!

- Все это понятно, интересно и познавательно, - Холрику надоело сидеть статистом во время беседы, и он не преминул высказаться. - Но вот какой нюанс, Адмирал, зачем нам встревать в эту заваруху? Землевладение Ван Хонн традиционно ни в какие заговоры не вмешивается. И, по большому счету, нам, Ван Хоннам, абсолютно наплевать, кто сидит на троне. Нас все равно не тронет ни одна власть, по многим причинам. И так?

- Я вас услышал, Холрики, - Адмирал Стил хлопнул ладонями по подлокотникам кресла, ставя точку в этой части разговора. – Ну, что, начинаем торговаться? Что вы хотите за участие в нашей коалиции? Деньги? Власть? Карт-бланш на месть? Говорите, не стесняйтесь.

- Всего и побольше, - высказала свою позицию Джен, откладывая ощипанную виноградную веточку на тарелку. Больше в нее, к сожалению, ничего не помещалось, и по ощущениям в ней подрастал мелкий обжора, похуже миляги Гремма. А на столе оставалось еще столько вкусного! - Месть нам точно не нужна, Норги найдет свою смерть независимо от того, примем ли мы участие в этой авантюре или нет. И нам для этого ваше разрешение абсолютно не важно. Причем, герцог умрет, даже если против будет сам Император. Если мы согласимся, господин Адмирал, то мне нужна будет вся собранная вашими людьми информация по землевладениям и герцогам. Никаких наемников в этих городах без согласования с нами. Мы отчитываемся только по результатам. Что собираемся делать, сообщать будем, но без подробностей и деталей. Не уверена, что среди ваших людей нет никого, кто бы не промышлял шпионажем в пользу наших врагов. Команды мы подбираем сами. Ваше мнение по персоналиям не учитывается. А вот что мы будем за это иметь, предлагайте сами, а мы подумаем. И еще момент, мы к работе сможем приступить не раньше, чем через две недели. У нас на следующие выходные запланирована свадьба по традициям Герии. Сиятельная нам не простит, если мы до венчания сбежим. Остальные подробности обсудим, если договоримся о цене. Если не договоримся, мы с Холриком, пожалуй, поедем на медовый месяц в Олентию, а вы тут побарахтайтесь, с кем хотите.

+*+*+*+*+


Сплоченная троица умудрилась прошмыгнуть под носом у Сиятельной буквально за пару мгновений, как та вернулась с проверки гостевого крыла. Холрику пришлось приплатить из собственного кармана двум расторопным и неболтливым лакеям, которые зачищали следы их «совещаний», вовремя приносили еду и вино, но сами оставались незаметными.

- И как прошла беседа? - Реарни стоял у перил полюбившегося всем балкончика на втором этаже усадьбы Ван Хоннов. Две огромные раскидистые липы скрывали их тайное логово со двора, но при этом предоставляли возможность любоваться окрестностями поместья. Наемник умудрился проверить также прочность крепких ветвей, по которым в случае необходимости можно было бы быстро покинуть этаж. Запасной выход никогда не повредит. - Что нам хорошего поведал Его Светлость? Судя по его озабоченной физиономии, с которой он вышел из имения, Дженка его чем-то сильно загрузила.

- Да ничем особенным, предложила ему подумать, как он с нами расплачиваться будет за участие в этой афере, - Джена позволила мужу закутать ее в плед и усадить в любимое кресло. - Реарни, мы были правы, это заговор на уровне Императора. Убирают трех лордов-управителей, меняют на лояльных Императору ставленников. Что-то неладное творится в высших эшелонах власти Герии. Император решил усилить свои позиции.

- Кстати, Джен, а как ты догадалась, что есть еще и третья жертва? - Холрик налил жене сок и потянулся за бутылкой вина для себя и товарища. - Реарни, оцени перспективу, третьим в компании Норги и Ленкиса добавился лорд-управитель Рисоры, герцог Стисорт. Но с ним еще работать не начали, как я понял, у наших герцогов сил сразу на всех не хватает.

-Да, никак не догадалась, - отмахнулась недовольно Джена. – И мне вина налейте! Полбокала красного в неделю мне даже личный лекарь Сияющей разрешил! И не смотри на меня так Холрик, я не собираюсь пить каждый день, это может быть опасно для ребенка. Так вот, про третьего я просто так ляпнула. Подумала, что вполне может еще быть кто-то неучтенный, а Стил повелся и все выложил. Хотя после того, что нам рассказали, выйти из игры нам уже не дадут, так что остается только торговаться до последнего.

- Думаю, не обидят, - Реарни хмуро проследил за тем, как Харли разливает напитки по бокалам. - Джен, имей в виду - полбокала! На весь вечер. Попросить у кукловодов можно много чего. Хотя это для меня, Халси и Игрока много, а вот чем вас с Холриком охмурить, пусть у наших анти-заговорщиков головы болят. Я вчера вечером встречался с Игроком и Халси. Они себе особнячок в Рен-Хонне купили. Хороший такой, трехэтажный. Там теперь биллиардная и игорный клуб, где наши шулеры себе смену готовят.

- Хорошая смена? – притихшая в своем кресле маркиза, встрепенулась. - А то Игрок и Халси уже настолько в Герии засветились, что заявлять их на игру бесполезно. Хотя в Ларентии и получилось, но их там просто не ждали, и Игроку удалось сыграть без помех только один раз, но с нужным человеком. Просто повезло, что в «Золотом Драконе» не оказалось ни одного профессионального картежника его уровня мастерства.

- У Игрока сейчас четыре хорошо подготовленных каталы, а у Халси три шарогона, - Реарни медленно цедил вино, вспоминая недавний разговор с приятелем. - Все прикинуты под бедных сыновей мелкопоместных дворян, с соответствующим воспитанием и манерами. На сцену их мастера еще не выводили, то есть в личико их никто не знает.

- А вот это очень интересно, - Холрик внимательно слушал Реарни и поспешил поделиться выводами. - Целый табун «темных лошадок», и если их выпустить перед нашим появлением, то почву для нашего выхода на сцену они подготовят. Только кого им дать в прикрытие? «Сияющие» не подойдут, слишком приметные фигуры, а «коты» только женщин охраняют.

- Вызовешь своих шантогирийцев, - его жена пожала плечами, смакуя вино по маленькому глоточку. - Хотя их всего семь человек, этого мало, и нужно еще два раза по столько же. Хотя бы по три бойца на каждого игрока. Их же нет смысла запускать всех в один клуб. Можно вводить парами: один катала, один шарагон. Тогда четыре охранника на пару. И два на каталу, который останется без пары. Итого четырнадцать охранников. Думаю, шантогирийцы еще семь надежных бойцов подыщут?

- Найдут, тоже из бывших военных, - Холрик уже прикидывал, кого можно привлечь. - Нам останутся «сияющие» и «коты». Этого вполне достаточно. Еще нужно пару подручных на административные нужды - гостиницы снимать, с властями разные формальности улаживать, вклады в банки делать. Есть кто на примете?

- Мари с «котятами» отправим, пусть отрабатывает наше гостеприимство, - хохотнул Реарни. - Она должна справиться, а то зря хлеб ест.

- Мари я сделаю своей камеристкой, - тут же отозвалась Джена. - А то неприлично маркизе без свиты путешествовать. На побегушки надо у Сиятельной пару толковых помощников выпросить, которые поопытней в таких делах будут и подозрений не вызовут. Мы же под своими именами поедем, так что большое количество слуг из усадьбы Ван Хонн вполне обосновано.

- А еще нужны боевики для грязной работы, - добавил Реарни, опускаясь в свое кресло и вытягивая ноги. - Но точно не из землевладения Ван Хонна. О, есть идея! Давайте для работы в Бренире наймем бойцов из Рисоры. Пусть у лорда-управителя Бренира голова поболит, с чего бы милорд Стисор своих боевиков прислал в его земли. Заодно лишняя гарантия, что они не договорятся выступить против нас единым фронтом.

- А для работы в Рисоре наймем боевиков из Бренира? - Холрик злорадно потер руки. - А почему бы и нет? Нам же обычное пушечное мясо будет нужно. Реарни, у тебя есть выходы на гильдии наёмников Бренира и Рисоры? Надо все же в старшие групп подобрать ребят с зачатками интеллекта, а то попадется такое чучело типа Миркуса, замучаемся потом за ним огрехи исправлять.

- Выходы поищем, не сомневайся, - напарник подмигнул загрустившей Джене. – Эй, маркиза, так мы уже согласились вляпаться по самое не могу?

- А куда мы денемся, Реарни? – женщина отставила недопитый бокал, приняв решение в пользу Холрика-младшего. Хватит ей и каждодневного предсвадебного стресса. - После того, что узнали от Адмирала, самое безопасное для нас, согласиться и возглавить игру. Глупо сидеть и ждать милости от Императора, который может и несчастным случаем для каждого из нас ограничиться.

+*+*+*+*+


Максвел Норги ощутимо нервничал, что категорически его не устраивало. Не пристало это лорду-управителю и землевладельцу! Ему было невдомек, почему за неделю своего пребывания в Ларентии Второй советник Императора не сделал ни одной попытки встретиться с ним. И чтобы найти ответ, он призвал своего помощника, барона Хорини, понадеявшись на его таланты в подковерных играх.

- Хорини, я желаю знать, чем сейчас занят Второй советник Императора? – герцог поманил барона поближе к себе. - Он не присылал записку о встрече?

- Нет, Ваше Сиятельство, - Хорини отрицательно покачал головой. - Герцог Родгери из гостиницы почти не выходит. Он лишь пару раз выезжал на загородные прогулки, катался по окрестностям города, но остановок в пути почти не делал. Только несколько раз с сопровождающими останавливался на постоялых дворах, перекусывал и ехал дальше. В контакт с местными жителями не вступал.

- Это совсем не обязательно, ему и в гостиницу все принесут, - огрызнулся Норги. - Что слышно по поводу людей Лонрака? Ты их когда найдешь? Или ждешь, когда они на Советника нападут?

- Эти твари затаились, - барон Хорини сжал кулаки. - За последнюю неделю не было ни одного нападения на моих агентов. Так что я даже приблизительно не предполагаю, где они могут быть! И я не думаю, что они рискнут напасть на Советника Императора. Это уже слишком, им и аудиторов бы хватило.

- Язык прикуси, не то накаркаешь! - милорд зашелестел ладонями. Проклятые нервы! - А что делает Трикси? Тоже затаилась? И кто прикончил Миркуса? Насколько я понимаю, «сияющие» в это время были уже у себя в гостинице. Значит был еще кто-то, кто так свободно гуляет по моей Ларентии? Прихвостни Лонрака? Он мог с «сияющими» вступить в сговор?

- Наемница из номера не выходит, - Хорини исподлобья сверлил своего начальника хмурым взглядом. – Ее любовника убили наши местные, из «ночной гильдии». У них заказ, не дать Трикси уйти. Она должна остаться живой. По поводу Миркуса, все еще проще, не дать ему покинуть городские стены. Ему и не дали. Заказ оплатил один из «сияющих».

- Точно! Они ждут Холрика, - лорд со злости стукнул ладонями по столу, выплескивая ярость. - А вот кого ждут аудиторы? Что не Холрика или Джену, это понятно. И не Второго советника, этот хлыщ уже неделю здесь круги нарезает. И, похоже, тоже кого-то поджидает! Чертов этикет, по которому я сам не могу к нему приехать без приглашения! Что же они задумали?... Ясно же, что копают под меня. Но как они собираются отобрать мою должность? Или они ждут, когда Холрик меня убьет?

- А может все не так уж и страшно, милорд? - барон Хорини попытался неуклюже успокоить герцога, но нарвался на такой бешенный взгляд, что разом побелел. Тем не менее, он мужественно продолжил. - Все это длится уже полтора месяца, а до сих пор никаких особо глобальных неприятностей не произошло. И охота за участниками «ларентийского пари» прекратилась. За последние две недели ни одного инцидента!

- Просто они уже убили или разорили всех, кого хотели, - Норги в запальчивости еще раз врезал рукой по столу. - Остальные лордики попрятались по своим родовым имениям. Почему ничего не происходит, я тебе сейчас скажу! Они просто заставляют меня нервничать. И ждут, когда начну делать глупости! Когда сорвусь! Так вот, выкусят! Не дождутся! Я уже двадцать с лишним лет правлю Ларентией. И еще столько же буду! Напиши письмо герцогу Ленкису с просьбой принять меня. Отправь гонца и пусть дождется ответа. Надо посетить Бренир и выяснить, что там у творится у соседей. И согласовать наши действия. Пошел, пошел исполнять!



14.

Джена, надежно узурпировавшая кресло Холрика за его письменным столом в кабинете, полировала пилочкой ногти, доводя их до состояния остро отточенных коготков. Сверху она собиралась нанести особое покрытие, превращающее их в хоть и слабое, но все-таки оружие: раны, нанесенные ими, долго не заживали, а состав, попадающий в глубокие царапины, мог вызывать кратковременный паралич или потерю сознания. Это Реарни с его неисчерпаемой коллекцией разнообразных орудий убийства или Холрику, владеющему несколькими видами рукопашного боя, фехтования и опытом диверсионной работы, можно было не опасаться за свою шкуру, а вот ей, нежной и ранимой маркизе Ван Хонн, приходилось пользоваться совершенно иными инструментами – торторейскими серебряными шпильками для волос, игерийским веером, бренирскими метательными стрелками, да, хотя б обычными бальными туфельками с усиленным каблучком-стилетом в качестве метательного снаряда.

- Холрик, я тут решила напомнить тебе про нашу свадьбу, так, она уже завтра. Ты не забыл? - Джена еще раз оглядела свои коготки и сталась довольна. Никогда не знаешь, кто из прибывших на церемонию может повести себя неадекватно. - Мы к ней готовы?

- По большему счету, да, - отозвался с подоконника Холрик, любуясь женой, которой готов был простить любое посягательство на свое имущество. - Остались мелкие штрихи. Платье для Мари привезли?

- Угу, еще утром, - Джене надоело изучать маникюр, и она оглянулась по сторонам. - Харли, мне становится скучно в поместье. Чем бы заняться таким? Кстати, супруг, ты оценил, что сегодня я решила тебя совсем не доставать?

- Это ты просто устала от общения с мамой, - мужчина легко спрыгнул с высокого подоконника, крадучись подобрался к жене сзади и легонько подул на пушистую рыжую прядку, свившуюся колечком у виска. Джена ахнула и развернулась к нему, и тут же оказалась зацелованной нахальным диверсантом. – Спасибо, солнышко, что не выносишь сегодня мой бедный мозг. Давай-ка наведаемся к Реарни, что ли?

- Пойдем! Заодно проверим, как там продвигаются приготовления к нашей свадьбе, - она изящно выпорхнула из кресла, держась за протянутую Холриком руку. - Только давай через черный ход. Гости начали съезжаться, а я не в настроении сейчас из себя великосветскую леди изображать. «Ах, барон Соримар, вы так галантны! А Ваша супруга настолько очаровательна!». Тьфу! Бесит! Скорее бы венчание пережить и смыться в Ларентию.

- Мы еще от Стила не услышали, что нам за это будет причитаться, - Холрик приоткрыл дверь и внимательно прислушался к происходящему в коридоре. - Никого. Ключи из стола я взял, а то вдруг мама распорядилась лестницу закрыть во избежание, так сказать, несанкционированного вторжения. Ты, часом, не догадываешься, чем может быть занята Мари?

- Привыкает к платью и туфли разнашивает в своей комнате, - Джена рассмеялась, представив ковыляющую от стены до стены приятельницу, поминающую всех и вся не совсем теми выражениями, которые пристали светской даме. - Ей завтра в этом наряде почти весь день ходить придется!

- Ничего, за сто золотых можно и потерпеть, - Харли повозился с замком, подбирая ключ, и посторонился, пропуская любимую вперед. – Все тихо, и нас не должны поймать! Сейчас я тебя с женихом познакомлю.

- А я его уже видела! - она стала аккуратно на цыпочках спускаться по лестнице, стараясь не задевать подолом длинного платья ступени, дабы их передвижения не рассекретил кто-нибудь слишком наблюдательный. Сияющая, к примеру, или преданные ей слуги. - Это же он играл в спектакле «Ринейро в Столице»? Шикарный актер, к слову. Много он с тебя запросил?

- Не поверишь! Тоже сто монет вытряс, - Холрик открыл дверь в коридор третьего этажа. – Ты смотри! Слуги совсем обленились! Хоть бы пыль вытерли. Надо им втык дать. Ладно, будем считать, что с нашими актерами мы дешево отделались. Двести монет за удовольствие не видеть эти напыщенные столичные морды, это совсем недорого. Кстати, мама, кажется, что-то заподозрила.

- Ну и пусть! - Джена безразлично пожала плечами. - В Храм-то мы поедем лично, а вот на свадебном обеде пусть сами сидят, мы будем пить вино в покоях у Реарни! А пыль – это неспроста, если ты не догадался. По следам на ней нас легче вычислить. Мне постоянно приходится теперь с собой мешочек с тальком носить, чтобы прикрывать наши перемещения.

- Ты смотри, настоящая жена разведчика! И все же, пить вино будем мы с Реарни, Игроком и Халси, - Холрик развернул насупившуюся супругу к себе лицом и погладил по напрягшейся спине. Затем решил, что такого аргумента будем мало, прошептал на ушко. - А некоторые будут пить виноградный сок. Мы тебе его много заготовили!

- Изверги и садисты, - притворно тяжело вздохнула молодая женщина, радуясь в душе такой искренней заботе о себе и малыше. Но не преминула сделать заявку на будущее, чтобы не мнили о себе всякое! - Ладно-ладно, деспоты, вот рожу наследника, выполню свой долг перед Ван Хоннами, а потом я вам такое устрою! Что, страшно тебе?! Пользуясь случаем, дражайший супруг, поведай-ка мне семейную тайну, как тебе удалось уговорить Сиятельную на римерийскую брачную церемонию? Я думала, она не согласиться. Невеста в непрозрачной фате, жених в маске...

- Пришлось соврать, что у тебя на свадьбы аллергия, и ты непременно покроешься пятнами и начнешь дико чесаться, - с серьезным выражением лица сообщил Холрик опешившей жене. - И ты станешь жутко страшная, а это позор для Ван Хоннов. У меня же шрам на пол-лица, поэтому я стесняюсь людям показываться. Ну, как тебе?

- За мою рожу в пятнах и чесотку я тебе еще отомщу, презренный! – пообещала Джена, прищурившись и сжав кулачки от злости. - А в твою стеснительность поверить может только, ну, очень наивная дурища из самой глухой деревеньки. Нет, я лично не верю! Серьезно, как ты маму уговорил?

- Да всё просто, - ее несерьезный муж, еле сдерживающий смех, тихонько постучал в дверь покоев, отведенных Реарни. - Пообещал в противном случае сразу после церемонии сбежать вместе с тобой прямо из церкви в Ларентию. Мама прониклась и согласилась с моими доводами. Так что завтра мы едем в храм, сочетаемся браком, садимся в карету и возвращаемся домой. У парадного входа высаживаем из кареты заранее спрятанных в ней, переодетых и загримированных под нас актера и Мари, и быстренько отправляемся на задний двор к конюшне. Переодеваемся и по лестнице для слуг пробираемся к Реарни. Там нас уже будут ждать Халси с Игроком. И пока мнимые жених с невестой будут за нас на свадьбе отдуваться, мы неплохо проведем время.

- Харли, но мама ведь поймет, что мы совершили подмену, - Джена прошмыгнула следом за ним в комнату к другу. - Она нас потом не прикопает в фамильной оранжерее?

- Нет, не бойся! И даже сделает вид, что ничего не заметила, - он притянул нахмурившуюся Джену к себе и поцеловал в висок. - Я тебе даже больше скажу, в душе она даже будет рада. Потому что от ряженных сюрпризов не будет, и свадьба пройдет в лучших традициях Римерии. Чинно, спокойно и крайне благопристойно. А вот если там будем мы, то от нас можно ждать любого фортеля! Вот возьмешь ты, и выльешь, якобы случайно, бокал дорогущего шампанского на голову троюродной тетушки по папиной линии, поскольку достать своими поучениями она может даже фонарный столб. А это нехилый урон репутации. Маминой, при том. А от подменышей ничего подобного можно не ждать.

- О, брачные аферисты заявились! - Реарни вышел из ванной комнаты, на ходу потрясая влажной шевелюрой и пытаясь вытряхнуть воду из уха. - Вы по делу или опять от Сиятельной прячетесь? Она вроде занята, там наплыв гостей наметился неслабый. Миледи их встречает и любезничает с особо избранными.

- Да, Дженка заскучала, вот, решили к тебе зайти, - Холрик резво развалился в кресле у окна, вытягивая ноги, и приглашающе поманил к себе жену. - У нас все к завтрашнему готово?

- Обижаешь, командир, - приятель с довольным видом нашкодившего котяры уселся на диване напротив. - Наши «новобрачные» проинструктированы, и мы даже немного порепетировали. Если Сиятельная не решится их разоблачить прямо при гостях, никто подмены не заметит. Тем более, что вы не баловали имение своими визитами. Вас в лицо никто, кроме слуг-то, и не знает. А самое приятное, что Мари будет под плотной вуалью, а артист - в маске. Поэтому отличить их от вас сможет только миледи. И я вас понимаю, друзья, высидеть несколько часов в этом благоприятойном гадюшнике - то еще испытание для нервов. Только не забудьте в карете драгоценности переодеть с Джен на Мари. Извините, но дубликатов фамильных драгоценностей Ван Хоннов не существует. И ни один уважающий себя ювелир не согласится их подделать.

- Дубликаты существуют, ты не прав, и практически неотличимые от оригиналов, но они, увы, хранятся у мамы, - Холрик по традиции усадил жену к себе на колени и расслабленно улыбнулся, вдыхая лёгкий цветочный аромат ее духов. - Мама их надевает на балы и прочие светские мероприятия. Не таскаться же в карете с побрякушками стоимостью в пол императорского дворца. Но, как сам понимаешь, просить их у нее я поостерегусь.

- Логично, к тому же, насколько мне известно, этим многие аристократки балуются, - Реарни взял в руку колокольчик для вызова слуг. - А в подлинники наряжаются только на мероприятия с участием лиц императорских кровей. Вы что будете? Джен, ты ужинать будешь или тебе фрукты заказать? Могу компот предложить, вкусный, вишневый. Ки-и-и-слый, аж зубы сводит! Специально для тебя кувшинчик с кухни захватил. Как знал, что вы в гости нагрянете.

- Чтоб вам этот компот самим поперек горла встал, предатели! - тоскливо протянула Джен, с наигранной злостью глядя на переглядывающихся, хохочущих мужчин. – Обломитесь, вино я с вами, дураками, пить не собиралась, и не упрашивайте! Сначала ребенка накормить надо!

+*+*+*+*+*


На подъездной дорожке царила непроглядная темень, разбавляемая лишь тусклым отсветом фонарей, закрепленных на приземистой карете. Хорини, который несколько часов безуспешно колесил по городу, пытаясь решить неотложные дела, показалось, что лорд-управитель Ларентии затаился в своей огромной мрачной резиденции подобно ядовитому пауку. Сглотнув набежавшую горькую слюну, он сплюнул себе под ноги, и медленно потащил свою усталую, пропыленную тушку на ежевечерний доклад к Его Сиятельству.

- Вернулся гонец от милорда Ленкиса, - барон бочком протиснулся в ненавистный кабинет. - Лорд-управитель Бренира готов принять Вас в любое удобное время, милорд. Когда прикажете закладывать экипаж?

- Завтра на рассвете, не будем затягивать, - Его Сиятельство выглядел неважно, с темными кругами под глазами и потухшим взглядом. - И обеспечь мне охрану. С десяток городских стражников и столько же твоих агентов в дополнение к моим телохранителям. Холрик не вернулся?

- Нет, мой господин, - ответил Хорини и про себя подумал. - «А ведь ты, Сиятельство, боишься Холрика, до смерти боишься. И этот страх тебя уже начал жрать изнутри».

- Что еще слышно в Ларентии? - Норги поднял на Хорини свои выцветшие от недосыпа глаза. - Где Лонрак с его наемниками?

- Этот подонок засел в Купеческой слободе, - обреченно доложил барон. - Сегодня утром там обнаружено еще два трупа моих агентов. Судя по всему, они наткнулись на его логово. Поскольку охотиться за агентами Лонрак прекратил сразу после приезда Второго советника, погибшие вышли прямо на него. Я отправил городских стражников прочесывать район... Но, сами понимаете, эти олухи пройдут мимо Лонрака и заметят только в том случае, если на него наступят.

- Так отправь с патрулями своих людей! - раздраженно бросил милорд Норги. - Тебя всему учить надо? По одному агенту в каждый патруль!

- «Раскомандовался! И где я тебе столько людей возьму?» - мысленно огрызнулся барон, находившийся и сам на грани нервного истощения. – «Ты еще и завтра десять человек заберешь задницу свою охранять. Можно подумать, что эти недоумки в качестве охранников спасут ее от расправы Холрика. Скорее, наоборот, чем больше будет суматохи, тем меньше у тебя шансов спастись.»

- Милорд, какие еще будут распоряжения на время Вашего отсутствия? - Хорини все же нашел силы взять себя в руки. - Мне продолжать наблюдение за Вторым советником и «сияющими»? Сейчас они все в гостинице «Ларентия», но на завтра герцог Родгери приказал приготовить карету. Куда-то намылился.

- Проследите за ним, но глаза не мозольте, - лорд тяжело выбрался из кресла и уставился в окно. - Кого же они все ожидают-то? Или чего... Хорини, как ты думаешь, что может понадобиться в Ларентии Второму советнику Императора? И императорским аудиторам? «Сияющие», с ними понятно, ждут хозяина своего, Холрика, чтоб он сдох в муках! Но Советник и аудиторы не могут его караулить! Не могут, и точка!

- Зато они могут ожидать маркизу Ван Хонн, - озвучил свои мысли помощник. - И если Второго советника Императора липовая графиня Орти Дер Анир заинтересовать не могла, то маркиза Джен Аль Ван Хонн - вполне. Джен прошла из пешек в дамки, милорд, и её теперь просто так со счетов не спишешь. Она после свадьбы стала по статусу весьма значимой фигурой. А если и Холрик все же примет титул герцога, то, извините меня за дерзость, милорд, но она станет равной Вам фигурой. Холрик - будущий лорд-управитель землевладения Ван Хонн, и его от этой должности отделяет лишь одна его подпись на прошении Императору признать его права. И, как понимаете, это - простая формальность. Он - законный и единственный сын покойного герцога Элири Ван Хонна, поэтому прошение будет подписано в тот же день, когда оно попадет в столицу.

+*+*+*+*+


И снова Зал совещаний герцога Стила принимает в своих стенах высокопоставленных гостей, по решению которых вершатся дела, выносятся приговоры и творятся судьбы Империи.

- Так что же ответила на предложение наша новоявленная маркиза? - герцог Митил нервно крутил в руках богато украшенную инкрустацией трость, служившую не только опорой Его Светлости, но и, в случае нападения, легко превращающуюся в оружие. - Что желает ее наглая душонка?

- Ее Светлость, маркиза Ван Хонн, предложила нам самим потренировать свою фантазию, - вздохнув, ответил Адмирал Стил. - И я даже не представляю, что мы можем ей подсунуть в качестве откупного! Я впервые попадаю в такую ситуацию! Не срабатывает ничего из стандартных приманок!

- Согласен, - герцог Сенрай выпал из глубокой задумчивости, в которой пребывал с начала встречи. - В деньгах она не нуждается, причем совершенно. Не удивлюсь, если на её личных счетах их больше, чем у нас троих вместе взятых. Титул? С ее мужем ей светит стать герцогиней. А выше герцогов в Герии только Император. Власть? В землевладении Ван Хонн ей достаточно намекнуть Сиятельной, что ей надо, и все будет немедленно исполнено. А когда Сиятельная передаст бразды правления сыну, ей и говорить ничего и никому не надо будет.

- Предоставить Ван Хоннам налоговые льготы? - неуверенно предложил милорд Митил. - Думаю, Император на это пойдет, а Джен продемонстрирует Сиятельной себя, как полезного члена семьи Ван Хоннов. Это может её заинтересовать.

- Не может, - отмахнулся хозяин встречи. - Землевладение Ван Хонн налоги не платит вообще. Еще дед Ван Хоннов получил освобождение от налогов взамен на долю в приисках. В тот момент старому Императору это казалось выгодной сделкой. А когда через несколько лет министр финансов ему объяснил, что еще два года, и Ван Хонны за счет освобождения от налогов получат полную стоимость приисков, а потом фактически начнут получать с этого прибыль, было уже поздно. Сделка не имела обратной силы.

- А я, кажется, знаю, что её может заинтересовать, - лорд Сенрай окончательно очнулся от прострации и обозрел притихшую компанию. - Адмирал Стил, а где было расположено графство Корни? В землевладении Ларентия, это понятно. Где конкретно территориально? У графа Корни же был родовой замок? Не мог не быть. И кому он перешел после его смерти?

- Думаешь, вернуть Джене вдобавок к имени родовые поместья и наследуемый титул? - Адмирал задумался, прикидывая возможность такого исхода событий. - Теоретически можно попробовать, но зачем ей графский титул, если она уже сейчас маркиза? А графство Корни, скорее всего, состоит из самого замка и пары деревушек при нем. Но и это надо уточнить. И кому его передали тоже. Необходимо в столице запрашивать, в тамошних архивах. И я все равно сомневаюсь, что ей нужен этот титул.

- Ей - однозначно нет, - герцог Сенрай усмехнулся и нравоучительным голосом продолжил. - Как и графские земли с замком. Вряд ли там есть что-то интересное для Джен. А вот графство с титулом для её второго ребенка. Вряд ли они с супругом остановятся на одном наследнике. Первый сын унаследует герцогский титул. А что достанется второму? Графство в Ван Хонн? Под полным контролем брата? Не очень радостная перспектива.

- А если родится девочка, то наследуемый титул, подкрепленный землями, это очень хорошее приданое, - Адмирал понимающе кивнул. - Вот это Джен на самом деле может заинтересовать, да, и Холрика тоже. Все же об отпрысках в семье Ван Хоннов принято заботится. А если Джен вернет себе графский титул, то в её графстве вполне можно организовать три баронства. Для Реарни, Халси и Игрока. Эти проходимцы точно от титулов не откажутся. Особенно, если их сделать наследуемыми и подкрепленными клочками земель.

- Осталось только для надежности проговорить этот вариант с Первым советником Императора, - герцог Сенрай снова прикрыл глаза, утомившись возней с титулами Джен. - Я завтра выезжаю в Столицу по своим делам. Так и быть, с вашего позволения, милорды, озвучу это предложение на соответствующем уровне. Если Император согласится, я пошлю голубиной почтой весточку управляющему своего поместья, он свяжется с вами. Думаю, что ничего лучшего мы все равно не придумаем.

+*+*+*+*+


В небольшом номере гостиницы находились двое их десятка «сияющих», которым Холрик приказал остаться в Ларентии.

- Витол, а чегой-то соглядатаи Норги по норам попрятались? – «сияющий» незаметно отвел край занавески и разглядывал угол здания, за которым обычно маячил агент герцога. - Или они наблюдение сняли?

- Ты, вон, приглядись получше, в подворотне прячется, – его напарник Витол подошел к нему и показал в направлении темнеющей в стене арки. - Я сегодня ходил на рынок за сметаной. Люблю я ее, что поделаешь. Ну, и попросил этого топтуна никуда с поста надолго не уходить. Сказал, что мы сегодня будем играть в карты на их головы. И пообещал выиграть его башку,чтобы повесить её у себя в комнате.

- Похоже, он тебе поверил, - «сияющий» хмыкнул. - А может, и вправду, на агентов поиграть? Скучно же, даже поохотится не на кого! Неизвестно же, когда Холрик вернется. Совсем мы тут плесенью покроемся. А давай, людей Лонрака отловим?

- Команды не было, - Витол с ногами завалился на кровать. - Подраться можно и с охранниками герцога со второго этажа. Только без оружия! Там имперские гвардейцы, давно я их холеные морды не начищал.

- Старший запретил их задирать, - с сожалением ответил «сияющий». - Так что не судьба. Вот, если они сами в драку полезут, тогда это же не мы первые начали…

- Не полезут, - разочарованно развел руками Витол. - Им тоже их командир запретили с нами драться. А ему - Советник Императора, которого они сопровождают. Так что, точно - не судьба. Будем сидеть и подыхать от скуки. Хотя можно сходить во дворик, потренироваться, а заодно нервишки агентам попортим. Возьмем мишень, ножиками покидаемся.

- А пойдем, чего тут высиживать, - приятель легко вскочил на ноги. - Только старшого предупредить надо, а то, вдруг, у него на нас какие планы на сегодня. Да, я слышал, завтра на рассвете герцог Норги куда-то ехать вздумал. Старшой посылает за ним пятерку Хилака «нервы мотать». Ты Норги давно видел? Паршиво выглядит, скажу тебе.

- Это нормальное состояние, - хохотнул Витол, накидывая перевязь с метательными ножами. - Это он еще до кондиции не дошел. Надо ему как-нибудь на досуге с крыши арбалетный болт над головой всадить, чтобы задергался. Или у кареты ось подпилить. Хотя нет, еще действительно шею свернет, Холрик будет недоволен.

- А это мысль, - «сияющий» поддержал напарника. - Надо ему завтра с утра болт из арбалета в карету влепить, не прицельно. Чтобы у него на весь день настроение было заряжено. Ты с трехсот метров по движущей цели попадешь?

- Даже с трехсот пятидесяти, - Витол самодовольно выпятил грудь. - Карета не человек, она большая. Правда, это уже за пределами убойной силы арбалета метров так на сто, но надо же не убить, а попугать. Пошли к старшому, предложим для Норги веселый день завтра устроить. Ты арбалет сможешь из гостиницы вынести?

- А зачем? – «сияющий» пожал плечами. - Возьмем у гильдийцев взаймы. Чтобы туда-сюда-обратно с ним не бегать. Двигаем к командиру, если завтра работаем, из гостиницы надо сегодня слинять, пока шпики попрятались.

+*+*+*+*+


После того, как внезапно среди дня раздалось еле слышное постукивание в дверь, Трикси так переполошилась, что затряслись руки. Хоть она и готовилась к предстоящей встрече со смертью, но не смогла даже шага по началу сделать.

- Кто там? - голос у нее, когда она все-таки справилась с оторопью и подошла к двери номера, заметно сбивался. - Что нужно? Я ничего не заказывала! И никого не жду!

- Это я, Трикси, - к ее невероятному облегчению снаружи послышался знакомый голос Хорста. - Открывай, не бойся. Я один. И даже с миром. Ты же не будешь меня держать за порогом?

- Все шутишь? - она пропустила мужчину в комнату, радуясь, что он не видел ее позорной дрожи. - Как ты меня нашел? Я уже третью гостиницу меняю. И зачем искал?

- Поговорить захотел, - Хорст без приглашения уселся на кровать. - Незавидно выглядишь, детка. Исхудала. Бессонница? Не ешь, не спишь? На вид, как не очень свежий труп. По крайней мере, по цвету - точное сходство.

- Хватит надо мной издеваться, Хорст, - Трикси опустилась на пол в углу комнаты и обхватила руками колени. - Ты зачем заявился? Холрик вернулся? Это он тебя послал? И почему тебя?

- Холрик пока у себя в поместье, - гость оценивающе посмотрел на съежившуюся женщину. - Но скоро вернется. Как я понял, передать контракт и сбежать ты не успела. И уже не сбежишь. Не повезло тебе, около гостиницы пара ребятишек из «ночной гильдии» засели. Похоже, тебя ждут. Про Миркуса знаешь?

- Он психанул и ушел в тот же день, когда «сияющие» его группу положили, - безжизненным голосом сообщила Трикси, поднимая голову. - Забрал свои вещи и ушел. Обвинил меня в гибели своей группы, сказал, что все из-за меня. Я удерживать не стала, сам понимаешь, не хватало еще от него нож в спину получить. Но предупредила, что далеко ему уйти не дадут.

- И он действительно недалеко ушел, - жизнерадостно заявил Хорст, поудобнее устраиваясь на кровати. - Через три квартала от гостиницы ему кто-то стилетом в печень потыкал. Так что бегать не советую, тебя пасут не «сияющие», а гильдия. А эти, в отличии от первых, могут Холрика и не дождаться. Ладно, что думаешь дальше делать?

- Ждать Харли, - она снова уткнулась лицом в колени. - А что мне еще остается делать? Сам сказал, что из города меня не выпустят. Только и остается, что его ждать. Только он меня все равно не простит. Если бы я его лично подставила, может быть и миловал бы. Но я подставила еще и его обожаемую Дженку. Так что мне уже все равно, Хорст. Жить мне осталось до его приезда.

- Хорошо, что ты это понимаешь, Трикси, - голос Хорста стал отдавать металлом. - А теперь слушай меня внимательно. Помогаю я тебе в последний раз. Хорошо запомни, этот раз - последний. Я тебя вытащу сейчас, но после этого ты сразу уедешь из Империи, навсегда. Поверь, гоняться за тобой по сопредельным государствам Холрик точно не станет. Ты меня поняла?

- Что я должна буду сделать? - в голосе у Трикси появилась почти безумная надежда. - Хорст, ты меня действительно можешь вытащить? Я всё... Абсолютно всё для тебя сделаю!

- Я уже сказал, что ты должна будешь сделать, - собеседник брезгливо посмотрел на нее. - Уехать по окончании нашего общего дела из Империи и никогда больше не возвращаться. Никогда! Повторяю, еще раз, мне надоело с тобой возиться. И если бы я не обещал твоему отцу за тобой присматривать, я бы первый вогнал тебе кинжал под ребра.

- Это я уже поняла, не повторяйся, - Трикси встала с пола и подошла к мужчине. - Но так все же, чем я должна буду отплатить? Надеюсь, на панель ты меня не отправишь?

- Посмотри на себя в зеркало, милашка, - Хорст обидно расхохотался. - На тебя сейчас только некрофил может позарится. А делать бы будешь то же, что и делала с Миркусом. А именно, охотиться на «платиновых» мальчиков. Сначала в Ларентии, потом в паре других городов. Но на этот раз под моим чутким руководством. Я буду старшим группы, ты - простым боевиком.

- От кого заказ, и почему ты думаешь, что Холрик меня на время исполнения заказа не тронет? - она недоверчиво посмотрела на говорившего. - Группу Каренсия он уничтожил полностью. Не сам, конечно, «сияющие», но команду отдавал точно Холрик. Кроме него они в Ларентии никому не подчиняются. А Каренсий - человек лорда-управителя Тортореи, на что Холрику было глубоко наплевать. С чего ты решил, что Харли не станет связываться с твоим заказчиком?

- Не станет, поверь, - снисходительно пообещал Хорст. - Хотя бы потому, что мой заказчик и есть сам маркиз Холрик Ван Хонн. И у меня от него задание набрать себе группу из десяти человек на моё усмотрение. И гарантии, что набранные мною люди на время работы получают его защиту. Все поняла? И не вздумай взбрыкивать! Это твой единственный шанс выжить.



15.

Джена, уже переодевшаяся в домашнее платье и удобные мягкие туфли, попыталась распутать сложную церемониальную прическу, которую ей с утра умудрились изваять на голове две ловкие горничные. Что стоило ей вытерпеть эту нескончаемую пытку, история умалчивает, но парочку увесистых булыжников в огород свекрови она припасла.

- Уф, какой ужас эти свадьбы! Холрик, я сегодня - маленькая обиженная девочка. Давай, жалей меня срочно! И помоги, наконец, распутать эту демонову башню! – она, обиженно сопя и дергая застрявшую в прядях расческу, забралась к сидящему в кресле Холрику на колени. Тот, аккуратно отвел ее руки от копны волос, и приступил к освобождению своей жены от последнего налета светскости – обязательной для замужних дам прически. - Аааа, как же хорошо! Чтоб я без тебя делала?

- А на что ты сегодня обижена, деточка? Ты же теперь замужняя женщина даже по имперским меркам, - Реарни внимательно посмотрел на Джен и все-таки плеснул ей немного шампанского в бокал в качестве успокоительного. А сам, передразнивая ее писклявым голоском, продолжил. - Кстати, малышка, говорить святому отцу «Я на эти вопросы уже отвечала в олентийском консульстве, но, так и быть, лично для Вас повторю: да, согласна я выйти за этого мужчину замуж, согласна! Тем более, что вон стоит миледи Сиятельная, и если я откажусь, то наша свадебная церемония плавно перетечет в похоронную. Не подскажите, святой отец, а моё отпевание, часом, не входит в цену брачной церемонии?» было совсем необязательно!

- Как это на что я обиделась?! - возмутилась Джен, отбирая у Реарни предназначенный для неё бокал и оглядывая свысока хохочущих напарников. - Вы представляете, второй раз замуж выхожу! За одного и того же мужчину! А он, негодяй, мало того, что мой любовник уже восемь лет, да еще и отец моего ребенка! Я, можно сказать, этой жизни еще толком не видела, не распробовала всех удовольствий, а он меня раз - и замуж! И конец моей девичьей свободе! Ну, не подлец ли?

- Дженка, вот ты сейчас довыступаешься, - засмеялся Игрок, захвативший со столика вина для себя и Халси. - Холрик обидится и отправит тебя в зал приемов. Будешь там весь день сидеть в качестве невесты, а Мари мы сюда притянем и будем праздновать, пока ты будешь выслушивать всю ту многословную ахинею, которую будут нести пьяные гости.

- Игрок, предупреждаю, еще одна подобная ценная идея по моему поводу, и я тебе лично твой каждый пальчик в другую сторону отогну, - преувеличенно ласково пообещала новобрачная, имеющая вид, хотя и малость растрепанный, но весьма боевой. Да и в руках мужа она чувствовала себя отчаянно храброй и всесильной. - И зарабатывать на жизнь тебе будет больше нечем. А Харли произвола в отношении меня не допустит, потому что любит. Так что весь этот долгий вечер мы проведем у Реарни и будем пить. Вы, гады ползучие, вино, а я, бедненькая, сок. Да, Реарни?

- Совершено верно, наша лишенная свободы красавица, - он тут же отсалютовал бокалом всем друзьям, сбежавшим с официального банкета. - Ладно, пока мы все еще трезвые, давайте быстренько обсудим предложение адмирала Стила. Джен, тебе слово. Ты с ним вчера разговаривала.

- Значит так, Стил предлагает следующее, - она прекратила наиграно дуться и заговорила серьезным тоном. – Мне, в придачу к восстановленному родовому имени Джен Аль Джериет Корни, возвращается наследуемый титул графини вместе с землями графства. Правда, там всего один замок размером с флигель для слуг в этой усадьбе и три деревушки по десятку домов. Но все равно, титул подкреплен землями, а значит - наследуемый и подлежащий передаче потомкам. Обременение в пользовании: он не может быть присоединен к городскому землевладению Ван Хонн и юридически должен оставаться в Ларентии. То есть мне он интересен либо как приданое для дочери, либо как титул для второго сына. Это, что касается меня любимой. Холрику ничего не предлагают. Адмирал считает, что Харли и меня в качестве награды хватит за глаза. Но нарисовалось предложение для вас, мальчики. По три погоста на лицо. Да, не смейся ты, Халси, балбес этакий, не личное кладбище для упокоения врагов, а три поселения. Им придают статус баронств в составе графства Джариет Корни. Так вот, эти баронские титулы даруются вам и будут подкреплены указанными наделами. Да, не ржите вы, как кони! И это – будущие дворяне! Срамота! Решайте прямо сейчас, хотите стать наследуемыми баронами? С возможностью передачи титула своим потомкам?

- Заманчиво, ничего не скажешь, - отсмеявшись над подколками товарищей, Халси задумчиво посмотрел на свет свечи через содержимое своего бокала, видимо, пытаясь с его помощью заглянуть в ближайшее будущее. – Мы с этими бродягами становимся оседлыми баронами под рукой графини Корни, и все разборки с новым лордом-управителем Ларентии лягут на хрупкие плечики нашего Рыжика? Пожалуй, наша «маркиза аль графиня» - не худший сюзерен, как считаешь Игрок? Во-о-от! И я так думаю! Джен, а Стил не проговорился, под кого они место лорда-управителя Ларентии готовят?

- Нет, и скорее всего, он и сам не все детали знает, - упомянутая владычица трех будущих баронств внезапно извернулась и попыталась цапнуть гроздь винограда у мужа из рук, вызвав закономерный снисходительный смешок Холрика. Ему гораздо интереснее было скармливать ей по одной ягодке, чем он и занялся под возмущенным взглядом Джены. Главное, вовремя пальцы убирать! - Их задача - расчистить место под солнцем, а выбор сделает сам Император. И, скорее всего, не из ларентийской знати, иначе бы этого кандидата привлекли бы к подготовке условий по смене власти. Или хотя бы нас предупредили, чтобы мы его случайно ... не того, не отправили на метр под землю.

- Впрочем, нам это без особой разницы. Как я понимаю, в Ларентии никто из нас жить не собирается, - Игрок хрустнул сплетенными в замок пальцами, а когда развел их в стороны, то в каждой руке у него оказалось по карточному вееру. Постоянная тренировка ничуть не мешала его мыслительному процессу, а еще ему нравился огонек в глазах Джены, стоило ему начать свои фокусы. Да и какой праздник без развлечения! - Оставим управляющих и будем пару раз в год приезжать с ревизиями. Джен, а что с деньгами? Условия прежние? Все, полученное нами в процессе... хммм... работы, по-прежнему наше?

- Да, на деньги адмирал Стил и его приспешники не претендуют, - Джен согласно кивнула головой, неотрывно следя, как порхают масти, складываясь то в узоры, то в последовательности. - Но много мы не заработаем, сразу предупреждаю. Банки настороже, вывести крупные суммы уже не получится. Так что вся надежда на ваших питомцев. Надо попробовать раздеть наиболее заядлых игроков в карты и биллиард в Бренире и Рисоре. Это и будет вам на поддержание штанов. Возьмите Реарни в долю, он будет вас прикрывать. Нам же с Харли хватит графского титула и земель. Свое мы потом доберем, когда все успокоится. В конце концов, прилично себя вести я никому не обещала. Соберем информацию по торговым кланам Бренина и Рисоры, а Ларентию больше не разоряем, все же скоро она станет и нашим городским землевладением.

- Щедрое предложение, - согласился Халси, принимаясь за закуски - Я в деле. Титул, да еще и подкрепленный землями, пусть даже и номинально - это куш, который выпадает в жизни раз. На содержание деревушки мы с моими питомцами как-нибудь наскребем. А уж с титулом... Тут можно и о семье подумать. Все же барон Халси Дер Джариет звучит лучше, чем просто Халси Безродный. Джен, сокровище ты наше графское, мы, как твои верные вассалы, получим же приставку к имени Дер Джариет?

- Можешь не сомневаться, ваша нахальная милость! И документы на новое имя вам сделают, это я с Адмиралом оговорила, - она на секунду отвлеклась от разговора и нацелилась на персик, который Харли вроде как случайно вертел у нее перед носом. А потянувшись за приманкой угодила на коварный поцелуй, который слегка затянулся, пока гости не начали громко подшучивать над ненасытными молодоженами, которым бы отправляться проводить брачную ночь, а не устраивать посиделки с раздачей «плюшек» от Адмирала. Поэтому она, слегка смущенная и шумно восстанавливающая дыхание, вернулась к сути разговора. – Однако, вы будете баронами в первом поколении. Извините, но родословную, если будет такое желание, придумывайте себе сами. Можете купить недорого какие-нибудь древние развалины, скажем, на севере Римерии. Вместе с их историей, когда они еще замком были.

- Это мы потом подумаем, - Игрок блеснул хитрющей улыбкой. - Или купим, или выиграем. В Римерии мы еще не наследили, нас там не знают. Заодно и познакомимся с предками Холрика. Джен, я тоже за. Барон Ример Дер Джариет - звучит неплохо. Что уставились? Или думаете, что меня родители при рождении Игроком назвали? Вообще-то до семи лет я на имя Ример откликался.

- Ну, уж раз пошла такая пьянка, то я тоже в доле, - Реарни широко улыбнулся друзьям. - Буду бароном Реарни Дер Джариет. А что, неплохо звучит. Закажу себе баронский перстень-печатку. Герб нарисую. Джен, а что у нас обязательным элементом в баронском гербе должно быть? Потом покажешь герб графов Корни. И перестань обирать Холрика, еды полный стол! Или у него вкусней? Так просто попроси, он тебе выберет, что получше. Хотя, как мне кажется, персики на столе все одинаковые! Или тебе еду у Холрика надо обязательно отнять, без этого не переварится?

+*+*+*+*+


Официанты бесшумными тенями проносились по залам самой дорогой ресторации Сокрантии. Понаблюдав за ними пару секунд, Адмирал Стил крепко призадумался, а не нанять ли парочку этих расторопных призраков себе на службу. Они тебе и клиентов на раз просчитают, и незаметно скатерть, залитую вином, сменят, даже стоящих на ней блюд не потревожив, и с ножами так лихо управляются при нарезке окороков и ветчин, что любой наемник из «ночной» гильдии удавится от зависти. Читай книги на Книгочей.нет. Поддержи сайт - подпишись на страничку в VK. Отогнав стайку случайных мыслей, герцог, ведомый любезным метрдотелем, направился в отдельный кабинет, где его ждал посланник Императора.

- Они согласились, Ваша Светлость, - милорд Стил сел за стол напротив прибывшего инкогнито мужчины. - Наша плата за их услуги – это возвращение Джене отцовского титула и земли графов Джариет Корни. В этом плане мы почти ничего не теряем, там все графство за день пешком можно вдоль и поперек обойти. И оно не подлежит отчуждению в пользу другого землевладения, то есть остается в Ларентии. Графство дробится на три баронства по деревушке в каждом. Три подельника Джен получают баронские титулы. Что тоже не проблема, пусть радуются. Все, что они смогут получить деньгами в опальных городских землевладениях, составит их гонорар. Но мы оплачиваем их накладные расходы и привлеченных наемников. Так что обойдемся малой кровью.

- Вы так уверены, что они справятся? - посланник Императора скептически поджал губы, тем не менее, не скрывая жадного блеска при виде богатой сервировки стола. - А Вы их не переоцениваете? Все же против Джены выступают три лорда - управителя. И все далеко не мальчики. Скорее уж, битые не раз, матерые волки. А уж когда они поймут, что война идет не на жизнь, а на смерть...

- Скорее, недооцениваю, - Адмирал позволил себе небрежную полуулыбку. - Они и без нашего прикрытия такие фортеля откидывали, что от них почти все землевладельцы Герии рыдали как юные девы. А сейчас... Поверьте мне, милорд, они справятся, как никто другой. К тому же мы уже видели, чем кончаются наши попытки играть каждый сам за себя.

- Да уж, тут не поспоришь, чуть между собой не передрались, - проворчал его визави, с трепетом накладывая прозрачные ломтики белой рыбы, припущенной на пару с душистыми травами, в соусе из луковой карамели. - В этом плане я полностью согласен, при едином руководстве хотя бы грызни между своими поменьше будет. Где они собираются брать наемников? Или вы выделите своих людей?

- Нет, Холрик будет нанимать сам, - Адмирал облегченно перевел дыхание, похоже, его план получил одобрение. - К тому же, это одно из его условий, что людей он подбирает на свое усмотрение, своих, проверенных. Скорее всего, костяк будет из его бывших сослуживцев. Они ему преданы еще со времен последней войны. Но нам же лучше, в случае чего, никакие их действия с нами нельзя будет связать.

- И тут я вынужден с Вами согласиться, - столичный сановник наконец перестал хмуриться и усиленно задвигал челюстями. Следующим блюдом, которому вельможа отдал предпочтение, стал сырный гратен с креветками, острым игерийским перчиком и соком лайма. - Когда они приступят к работе? Как я слышал, у Джены и Холрика сегодня проходит свадебная церемония? Как такое возможно!? Насколько мне известно, они же уже месяца полтора как женаты?

- Они расписались, как олентийские подданные, - пояснил Стил высокопоставленному гостю, собственноручно подливая ему вино под одобрительный кивок. - Холрик - почетный гражданин Олентии за заслуги по спасению их посольства в осажденной Лагери. Но Сиятельная настояла, чтобы они обвенчались еще и по законам Герии.

- К чему такие сложности? - посланник Императора недоуменно пожал плечами. - Мы же признаем заключенные в Олентии браки. Или Сиятельной захотелось праздника? Скромненько, на полтысячи гостей и с фейерверком? Чтобы все было не хуже, чем у подруг? Ох, уж, эти женщины, одна перед другой... Значит, у них будет двойное подданство...

- Если не тройное, - Адмирал поморщился и принялся за свою порцию еды, которая ему показалась какой-то чересчур изысканной. Он порой сильно тосковал по простой флотской кухне с горьковатым привкусом морской соли. А эти выверты кулинарного сознания шеф-повара вызывали в его душе лишь глухую тоску и желание скорее отправиться в очередную кругосветку. - Есть подозрение, что у Холрика еще и документы подданного Римерии наличествуют, по праву землевладения. Правда, судя по тому, что он там не был лет уж двадцать точно, то, скорее всего, это руины родового замка предков Ван Хонн где-нибудь посреди болот.

- А какое это имеет значение? - имперский вельможа призадумался, ковыряясь вилкой в листиках салата. – Впрочем, это к лучшему, ведь, если, не дай Боги, что-то пойдет не так, спишем все происходящее на происки злобных римерийцев. Попробуйте уточнить, милорд Стил, в самом ли деле он имеет еще и подданство Римерии, поскольку ссориться с Олентией нам не с руки. Так, когда же они примутся за дело?

- Послезавтра почтовый бриг из подкомандных мне заберет их в порту Сокрантии и доставит в ларентийский городок Рени, - деловито отчитался Стил, предвкушая скорый конец утомившего его разговора. - Оттуда они уже по суше прибудут в Ларентию. В порт Ларентии сразу они решили не заходить, не хотят ставить в известность Норги о своем прибытии, поскольку уверены, что он-то их ждет с нетерпением.

- Они собираются скрывать свое прибытие? – засомневался посланник Августейшего. - И как они это себе мыслят? У них с собой приличная свита набирается. Их все равно засекут, когда они будут снимать номера в гостинице. Не на окраине же они не будут ютиться, а все центральные гостиницы однозначно под надзором людей Норги.

- А гостиница у них уже есть, - Адмирал победно усмехнулся и примерился ложечкой к вычурному десерту. - Милорд, поверьте, Джен не зря все кримина... то есть не совсем добропорядочные граждане Герии называют Великолепной. У них с Холриком все ходы заранее просчитаны. И сейчас у них арендован весь третий этаж «Ларентии», на котором в их отсутствие проживают «сияющие» миледи Ван Хонн. Второй этаж занимает Второй советник Императора герцог Родгери. Так что Джен и её спутники спокойно войдут в гостиницу по одному, по двое, якобы с визитом к советнику. А в гостинице понять, на какой этаж они поднялись, уже не получится.

- Вошли и не вышли, - недоверчиво усмехнулся гость. - Вы агентов Норги совсем за идиотов держите? Думаете, они не поймут, что если в гостиницу протопало с десяток мужчин и одна женщина, а обратно никто не появился, то это значит, что у кого-то гости? И это не у советника? Как я понимаю, свободных номеров в «Ларентии» сейчас нет.

- Ну, почему не вышли, - в свою очередь возразил герцог Стил. - Зашли люди Холрика, вышли «сияющие» в их одежде. А у «сияющих» в городе где-то обязательно найдется еще одно место для игры в прятки с ищейками герцога. Женщин же будет две, Джена еще и Мари с собой захватит. Поверьте, с даром перевоплощения у этих двоих, их без труда примут за девиц облегченного поведения, оставшихся на ночь с клиентами. А потом наблюдатели сменятся, и еще раз, и снова. Они по восемь часов дежурят. И уже никто через сутки и не вспомнит, что за две девицы в гостинице прохлаждались.

+*+*+*+*+


Полузадушенний вскрик приглушила мягкая бархатная обивка салона кареты, которая по утру должна была отвезти герцога Норги на запланированную встречу.

- Меня хотели убить! - белый, как простыня, герцог Норги забился в угол, закрывая лицо руками. - Хорини, это «сияющие»!? Это Холрик вернулся!?

- Это не «сияющие», мой господин, - барон Хорини мрачно крутил в руках арбалетный болт, совсем недавно пробивший дверь экипажа насквозь, но не причинивший абсолютно никакого вреда его хозяину. – Эти вообще редко пользуются арбалетами. К тому же, болт явно местного изготовления. Видите, наконечник листовидной формы? А у «сияющих» наконечники на болтах в виде стрелки с зазубринами, чтобы вырвать из раны было нельзя!

- Они могли использовать местное оружие, чтобы запутать следы! - герцог чуть снова не взвизгнул, выдавая свой испуг и отмахиваясь от орудия убийства. - Специально! Что бы на них никто не подумал! Чтобы все решили, что это на меня местные напали! А они тут не причем!

- Успокойтесь, милорд, - Хорини с трудом скрывал свое раздражение. - Если бы «сияющие» вышли на охоту за Вами, они бы захватили свое оружие! И плевать им на то, кто и что подумает. И еще, они бы не промахнулись и тем более не стали бы стрелять почти с четырехсот метров! Все было бы намного проще, в метрах в пятидесяти напротив Вас остановилась бы карета, и из ее окошка был бы произведен единственный выстрел Вам в голову. После чего карета скрылась бы вон в той улочке. За ними бы кинулась Ваша охрана и попала бы под залп арбалетчиков, прикрывающих отход стрелка, после чего потеряла бы с десяток людей и разбежалась. И перестаньте истерить, Ваше Сиятельство, Вас слышно даже за пределами кареты! Какой пример Вы подаете охране?

- Ты прав, Хорини, просто нервы сдают, - не в правилах герцога было спускать подчиненным такой покровительственный тон, но в этот раз он даже не подумал отчитывать барона за наглость. Придет еще время. - Кто это мог быть? Кто из головорезов знает про «белый лист», открытый на мою голову Холриком? Да, за мной сейчас начнут бегать все наемники со всей округи!

- Не начнут, Ваша Светлость, - помощник осмотрел след от болта на двери кареты. - И вообще, это не покушение. Вас решили попугать.

- С чего ты взял? - герцог Норги обессиленно откинулся на подушки, и несмотря на то, что карета сразу же остановилась по его приказу, выходить из нее он категорически отказывался. - Болт воткнулся в дверь через несколько секунд после того, как я её закрыл за собой, и мы тронулись!

- Милорд, стреляли почти на пределе дальности полета, - Хорини не хотелось объяснять герцогу подробности, но он понимал, что герцога Норги надо успокоить. - И далеко за пределами убойной силы. Убойность сохраняется где-то метров за двести пятьдесят. Это известно любому арбалетчику. А прицельная дальность выстрела - вообще метров семьдесят. Поэтому выстрел в Вас с расстояния почти четырехсот метров с точки зрения покушения - полная бессмыслица. Если бы болт, каким-то чудом, в Вас и попал, то уж кольчугу, поддетую у Вас под камзолом, он бы точно не пробил.

- То есть просто попугать решили?! - Максвел Норги окончательно обуздал свой страх. – Ну, и кто это мог быть? Наемники? Но они бы так рисковать не стали. Со мной же почти три десятка охраны! А если бы их поймали? Я бы объяснения про «пошутили» слушать бы не стал!

- А может быть, и «сияющие», - неохотно пошел на попятную барон. - Но убивать они Вас точно не собирались. Как они бы действовали, если бы действительно хотели убить, я уже объяснил. А арбалет и болты они взяли у местных наемников, чтобы свое оружие не тащить из гостиницы на глазах у моих людей. Я попробую выяснить, с кем эти асы сейчас общаются из гильдии. Ну, что, милорд, вы все-таки поедете к герцогу Ленкису или дать команду поворачивать оглобли?

- К Ленкису! – Норги махнул рукой, выпрямляя спину и разворачивая тощие плечи. - Я никому не позволю меня запугать! Я - лорд-управитель Ларентии! Был, есть и буду им! Командуй отправление, барон. И помни, в мое отсутствие ты - мой заместитель! И найди мне этих «шутников», Хорини. Тогда мы посмотрим, кому будет смешно!

- «А мне к «почетной» должности заместителя прибавка к жалованию не полагается?» - с досадой подумал про себя барон, спрыгивая на землю с подножки кареты. – «Или хотя бы премию выписал, что ли. А то - найди шутников... И где я их найду? И с кем искать буду? Да мои люди ходят по улицам и трясутся! Проклятый Лонрак, он-таки своего добился, сволочь. Мои агенты запуганы и больше думают, куда бы заныкаться, чем о работе. Будь оно все трижды все проклято!»

+*+*+*+*+


Начальник службы безопасности городского землевладения Бренира, господин Хьюнго, мечтал об уютном кресле на террасе своего небольшого домика, толике выдержанного бренди в пузатом бокале и новом охотничьем альманахе с еще не выветрившимся запахом типографской краски и такой недосягаемой сейчас статьей про разведение породистых гончих.

- Ваша Светлость, сегодня ночью убили баронета Югори, - вместо этого он мялся в приемной герцога Ленкиса и глазами верного пса смотрел на своего господина. - Убит в своей квартире ударом тяжелого предмета в висок. Карточки про пари при нем не обнаружено. И вообще, похоже на бытовуху. Но я решил сразу доложить, Вы же просили сообщать о всех происшествиях с молодыми аристократами Бренира.

- Спасибо, Хьюнго, - рассеянно поблагодарил герцог Ленкис своего преданного помощника. Он приблизился к камину, жарко горевшему почти целые сутки напролет, и протянул руки к огню. Его постоянно знобило от холода в это время года, не спасала ни теплая, подбитая мехом одежда, ни толстые шерстяные носки, ни злость на преступников, царящая в душе. Только бушующее на поленьях пламя давало ему вожделенное тепло и разгоняло по венам застоявшуюся кровь. - Но это действительно не наш случай. Гильдейские не стали бы бить свою цель чем-то тяжелым по голове. Не их стиль, они бы его просто прирезали и карточку оставили бы обязательно. Но все же держи этот случай на контроле, а если что-то прояснится - доложишь. Что дальше? Чужие наемники в городе не появлялись?

- Наемников нет, но прибыла подозрительная пара, - Хьюнго осторожно подбирал слова. - Мужчина, лет шестидесяти, со спутницей на два десятка лет его моложе. Или аристократы, или очень богатые купцы. Не из нашего городского землевладения. Приехали без слуг и налегке. Остановились в гостинице «Бренир».

- И что в этом подозрительного, Хьюнго? – зябко пожал плечами герцог Ленкис и повернулся спиной к огню. - Некто очень богатый решил выгулять свою любовницу. Мужчина, скорее всего, женатый, вот и уехали в другой город. Недельку-другую в номере покувыркаются и вернутся обратно. Обычная история, можно подумать, мало тут таких пар перебывало.

- Милорд, но они сняли не номер, - начальник безопасности вытер пот со лба. В комнате становилось все жарче. - Они сняли всю гостиницу. Все двадцать четыре номера. Начиная с люксов на третьем этаже и заканчивая четырехместными «экономками» на первом. Шесть свободных номеров им уже приготовили, остальные постояльцы разъедутся в течение недели, и по мере их выбытия номера бронируются за этой парой. Аванс в размере тысячи золотых гериек внесен чеком «Бренирского земельного банка». Банк чек принял, деньги на счет владельца гостиницы переведены.

- Вот как! Очень интересно! - герцог Ленкис замер, обдумывая услышанное. - А это мне уже совершенно не нравится. В Ларентии тоже все началось с аренды центральной гостиницы. Выясни, откуда все же прибыла эта парочка. И если из Сокрантии или из Ван Хонн, срочно извести меня! Ты знаешь в лицо Джен Великолепную и её псов из «золотой пятерки»?

- Разумеется, Ваша Светлость, - Хьюнго недовольно скривился, пряча эмоции за кивком. - И Джену, и Холрика, и Реарни, и Игрока с Халси. Встречались несколько раз. Аферисты высочайшего полета. И кровь пускать некоторые из них не боятся, хотя без нужды стараются не убивать. Только если уж совсем прижмут. Полагаете, милорд, для них плацдарм готовят? И что они у нас забыли?

- В Ларентии они полностью разорили один банк и поставили на грань краха второй, - милорд нехотя поделился полученной от герцога Норги информацией. - А заодно опустили еще с десяток знатных родов, включая племянника самого Норги, барона Викрая. Причем у последнего ухитрились изъять родовую усадьбу так, что Викрай у нас теперь безземельный барон без права передачи титула детям. И охотились они за участниками «Ларентийского пари».

- Я Вас услышал, милорд, - Хьюнго почтительно склонил голову, пряча на этот раз довольную ухмылочку, больше похожую на оскал. Он ненавидел зарвавшихся сынков богатых вельмож, которые ни во что ни ставили человеческие жизни людей не своего круга. И ничуточки не сочувствовал потери какого-то баронишки. - Я попробую пересечься с залетной парочкой. И переговорю с хозяином гостиницы, он может от них ненароком узнать, откуда те нарисовались в Бренире. И еще, Ваша Светлость, прикажете мне предупредить управляющих банков, чтобы они соблюдали максимум осторожности на примере ларентийских банков?

- Давай, там дело было то ли в фальшивых, то ли в задвоенных платежах-переводах, - его наниматель о чем-то крепко задумался, вышагивая вперед-назад по комнате и нервно потирая подбородок. - Но в нашем случае этого можно не опасаться. Насколько я знаю Джену, она никогда не повторяется. Значит, в этот раз изобретут что-то еще. Если, конечно, это «пятерка» к нам собралась. А что может эта рыжая ведьма придумать, никто в здравом уме не угадает! Но банкиров предупреди, чтобы никаких крупных переводов без подписи минимум двоих первых лиц не проводили. В Ларентии, к слову, в одном банке эти деятели купили с потрохами Первого заместителя управляющего, и через него вывели почти все активы.

- Я предупрежу, милорд, - безопаснику даже стало себя немного жаль, ведь до пенсии оставалось совсем ничего, и провести оставшиеся три неполных года в беготне за «золотой пятеркой» в его планы совсем не входило. – Разрешите связаться с бароном Хорини? Хочу уточнить у него подробности. И, насколько я помню, у них тоже выкосило порядком высокородных юнцов? И Каренсий со своей группой от нас ушел именно в Ларентию.

- Прощупывай все про наших гостей из гостиницы «Бренир» и, так и быть, поезжай к Хорини, - принял решение герцог Ленкис. - Вы с ним напрямую лучше договоритесь. Выясни все, что у них происходит на самом деле. Норги против не будет, тем более, что он вчера присылал гонца, просит встречи со мной, похоже, что по такой же проблеме. Постарайся сегодня всё выведать и завтра отправляйся в Ларентию. Если это начало партии Джен Великолепной, то скоро она появится в Бренире. Когда, говоришь, выезжает последний постоялец из центральной гостиницы? Через неделю? Вот через неделю их и надо ждать.



16.

Джена в своем длинном, бархатном платье глубокого изумрудного оттенка, мягко облегающем пока еще безупречную фигуру, и с весьма нескромным вырезом, украшенным драгоценностями, выглядела прирожденной маркизой Ван Хонн. В дом Игрока и Халси – «Школу для одаренных мальчиков» - она прибыла в сопровождении своей камеристки Мари, которая на правах хорошей знакомой сразу же направилась инспектировать владения двух прохиндеев. Джена попросила Игрока оставить ее с его подопечными один на один, что тот и выполнил, напоследок пожелав ей не сильно смущать «мальчишек».

- Меня зовут Том, Ваша Светлость, - при появлении в гостиной рыжеволосой красавицы из кресла взметнулся невысокий, худощавый юноша, весь какой-то нескладной, с совсем детским выражением лица. Он отчаянно покраснел до кончиков лопоухих ушей, представляясь и целуя кончики пальцев протянутой для него руки. - Я - катала.

- Тебя зовут Энвери Дер Ларинг, - Джена обвела внимательным взглядом всех присутствующих «питомцев» Игрока и улыбнулась Тому, заставив парня судорожно сглотнуть и вытянуться по стойке «смирно». Женщина лишь покачала в ответ головой. – Запомни, ты - шестой сын барона Ридерика Дер Ларинга. Остальным представляться не надо. Сейчас я раздам всем конверты с вашими новыми именами и биографиями подлинных молодых людей. Но, есть одно «но», проверить эти сведения практически невозможно, по крайней мере, за то время, пока вы будете в Бренире. Легенды желательно заучить наизусть. Всё оставшееся до игры время обращаться друг к другу только по новым именам и титулам. За нарушение – наказание в виде денежного штрафа, размер которого установит Игрок. Все понятно? Вопросы есть?

- Вопросов есть, миледи Ван Хонн, - осмелевший Том поклонился по всем правилам светского этикета. – Требуется пару важных уточнений. Какова, по-Вашему, вероятность встретить знакомых настоящего Энвери Дер Ларинга? И что делать при такой встрече?

- Вероятность минимальная, - женщина снова одобрительно улыбнулась понравившемуся ей молодому человеку, чьи вопросы были весьма к месту. - Сам Энвери родом из кантона Рирг с севера Ригеры, из родового замка никогда не выезжал и лет десять назад ушел в секту служителей одного из малопочитаемых Богов. С тех пор сведений о нем нет. Если не считать, что раз в год он присылает домой весточку с сообщением, что жив. У остальных биографии примерно такого же плана. При чисто гипотетической встрече со знакомыми, рекомендую делать удивленный вид и утверждать, что никогда этого человека не видели.

- Ваша Светлость, прошу разъяснить, будем ли мы работать все вместе или поодиночке? - еще один молодец осмелился задать вопрос своей нанимательнице. Этот юноша интеллигентного вида, больше похожий на студента, чем на карточного игрока, вызывал у окружающих несомненное расположение своим открытым «честным» взглядом, легкой, тщательно продуманной небрежностью в одежде и отрепетированными до автоматизма аристократическими манерами. Сразу видно, что парень из «обедневшего знатного» рода. - Будет ли у нас прикрытие?

- Трое из вас будут работать в паре с «шарогонами», - золотоволосой красавице все больше по душе приходились воспитанники школы. Парни демонстрировали развитый ум, но их рабочие навыки стоило бы оценить на практике. - На одного пары не хватило, он будет играть самостоятельно. Прикрытие - по два телохранителя на каждого из вас. Как сами понимаете, изображать они будут случайных гостей. Вам же отводятся роли младших, необеспеченных наследством сыновей, которым личные телохранители не по карману.

- Миледи маркиза, где мы поселимся? - спросил третий молодой человек, до этого внимательно следящий за ходом разговора. Он обладал внешностью мелкого клерка из канцелярии какого-нибудь захудалого ведомства, носил мешковатую неприметную одежду и держался особняком ото всех. Но при этом взгляд его живых карих глаз не упускал ни одной важной детали. - Все вместе или по парам?

- На первые четыре дня для вас снимут номера в бюджетных гостиницах на окраине, - Джена про себя одобрила заданные вопросы и решила потратить еще немного времени на необходимые разъяснения. - Жить будете в одноместных номерах, а ваши телохранители - в соседних. Ребята из прикрытия все с боевым опытом, так что бояться вам нечего. На четвертый или пятый день после начала игрового сезона, посмотрим по обстановке, вы все переезжаете в гостиницу «Бренир» в центре города. Она для нас зарезервирована полностью. В ней кроме вас заселится «золотая пятерка» и еще несколько нужных нам людей. Там охрана будет посерьезней: еще дюжина «сияющих» и столько же «олентийских котов».

- Мы должны будем играть с кем-то определенным, или это будет «свободная охота»? - снова взял слово Том, не сводящий восхищенных глаз с женщины. - И если играем по списку, то кто нам покажет объекты?

- Этот вопрос пока не решен, инструкции вы получите по прибытии, - Джена сделала себе зарубку в памяти. - При этом имейте в виду, мы в Бренире появимся позже вас как раз на эти четыре дня. По клубам разбредетесь в первый же день. В первый вечер не играйте, просто изучайте обстановку. Потом можете начинать по мелочи, ставки - не выше серебрушки. Играете пятьдесят на пятьдесят. То есть проигрываете столько же, сколько и выигрываете. И заодно присматривайтесь к игрокам. И ждите нашего сигнала.

- Миледи Ван Хонн, если заметим коллег по ремеслу, что делать? - Том не унимался, но вопросы были продуманными, поэтому Джена решила присесть на краешек дивана. Расправив юбки, она чинно сложила руки и продолжила слушать с видом учительницы младших классов. - Они могут нас засечь, а это нежелательно. Понимаете, есть вещи, по которым катала всегда определит своего собрата по ремеслу. И наличие других ...эээ... везунчиков в карточные игры может сильно осложнить нам жизнь, вплоть до того, что нас сдадут страже. Мы же влезем на чужую территорию. И, как я понимаю, брать лицензию на игру у Главы игорной гильдии мы не будем.

- Покажете этих людей своим телохранителям, они решат проблему, – миледи Великолепная ненадолго задумалась. - После нашего разговора с вами пообщается господин Реарни, все вопросы, касающиеся прикрытия и силовых акций - к нему. Он же вас познакомит с вашими телохранителями. Охрана будет нас ждать в порту Рени. Там же мы временно и расстанемся. «Золотая пятерка» отправится в Ларентию, а вы в Бренир. Деньги на дело получите уже в Бренире. Вам выдадут по пятнадцать золотых. По идее, большей суммы у людей вашего социального положения быть не может. Деньги будут уже разменяны на серебро и медь. Золотых монет будет всего две или три. Незачем привлекать к себе внимание.

- Ваша Светлость, распределять по парам с «шарогонами» будете Вы? – рядом с ней встал «студент», незаметно оттеснив Тома. - Или нам будет позволено высказать свои пожелания? Понимаете, миледи, мы живем в одном доме, и у нас с ними сложились свои отношения. И не всегда и не со всеми дружеские. Не подскажете, когда мы узнаем, кто из «шарогонов» едет с нами?

- Узнаете у Игрока, это его компетенция, - Джена довольно улыбнулась, мальчишки оказались даже лучше, чем она ожидала. - И по парам он распределит вас вместе с их наставником. Я еще не знаю, кого именно выбрал господин Халси. Известно только, что их будет трое. Знакомство со своим партнером можете не скрывать. По всем легендам вы следуете из одного города в другой и вполне могли познакомиться по пути. Так даже проще будет. Не будем все излишне усложнять. Есть еще вопросы? Если нет, отправляйтесь к себе и учите легенды. Помните, господа, с завтрашнего утра вы обращаетесь друг к другу только по новым именам! Это важно, вы должны к ним привыкнуть. У нас есть еще полторы недели в запасе, пока мы будем плыть на корабле. Постарайтесь использовать это время с максимальной пользой для себя. И да, пока не забыла. С корабля вы выгрузитесь первыми. Мы спустимся на берег только на следующий день. Сразу объясняю причину, мы в Ларентийском городском землевладении пользуемся весьма сомнительной для вашей предстоящей работы славой. И если мы сойдем на берег вместе с вами, то вы сразу привлечете к себе ненужное внимание. А вот к моменту, когда мы появимся, вы уже будете подъезжать к Брениру. И если даже кто-то чересчур наблюдательный вспомнит, что с этого корабля уже спускались люди, то ваши лица уже благополучно позабудутся. У меня на сегодня все. Встречаемся завтра ближе к вечеру на борту почтового брига. Все новые вопросы зададите там. Вы свободны, господа. А я пойду с «шарогонами» знакомиться.

+*+*+*+*+


Волосы Джен трепал налетевший с моря ветерок, обещающий сделать это путешествие тем еще испытанием, но она решительно заправила за ушко выбившуюся из аккуратной прически прядь и подняла на Адмирала взгляд, обещающий справиться с любыми помехами ради намечающейся игры.

- Это и есть твоя новая команда? – в ответ герцог Стил насмешливо указал кивком на стоящих семерых молодых людей в скромных костюмах, приличествующих небогатым дворянам. - Джен, и ты с этими детишками собираешься выступить против лордов - управителей?

- Именно, с ними, - жизнерадостно подтвердила Джен, отмахнувшись от нелепых придирок Адмирала. - Милорд, пользуясь случаем, прошу отозвать из Ларентии Лонрака и его людей, они нам будут мешать.

- Это не мой человек, и я не уверен, что смогу отдавать ему приказы, - Стил нахмурился и пристально взглянул в глубокие зеленые омуты глаз. На секунду ему померещилось, что вокруг черных зрачков женщины плещутся такие же волны, что шумят за его спиной. Удивительная малышка! - Чем Лонрак может вам помешать? У него свои задачи, к вам он не полезет, вы же с ним до этого вполне мирно уживались.

- Лонрак убивает агентов Норги, - Джена без труда выдержала изучающий взгляд герцога. - А это основание к введению военного положения в городе. Вот только этого нам точно не хватало! Это же человек милорда Сенрая? Передайте ему, если Лонрак через неделю не уберется из Ларентии или не прекратит убивать ищеек барона Хорини, мы его группу зачистим.

- Я передам, - милорд Стил прищурился. - Что еще от меня надо? Джен, мы же договорились, что в детали вашей аферы мы не суемся, но ты хотя бы в общих чертах сообщаешь, что собираешься затевать. И зачем тебе десяток королевских лекарей? Они прибудут в Рени через два дня. Им надо будет подождать вас?

- Нет, нас ждать не надо, - она лукаво улыбнулась Адмиралу, отчего он тотчас же напрягся. - Обеспечьте им охрану силами императорского военного гарнизона в Тие. И пусть они проедутся по всему городскому землевладению Ларентии… Поищут заболевших чумой. Но в самой Ларентии им показываться не стоит, я для герцога Норги другие «пугалки» приготовила.

- Постой! В Герии же нет чумы уже больше сотни лет! – ее собеседник опешил настолько, что не удержался от громкого возгласа. – Ты, случаем, не решила ли панику среди населения устроить?

- Вот видите, Вы же совершенно правильно все понимаете, - сияющая улыбка Джены могла обмануть кого угодно, но Стилу стало откровенно не по себе. – Именно - панику! Но, в отличие от Лонрака, без лишней крови. Так что пусть лекари прокатятся. Заодно посмотрят, как люди в городских землевладениях живут. И предупредите их, что им не надо скрывать от населения, что именно они ищут. Наоборот, пусть на каждом углу спрашивают, не заметил ли кто больных с симптомами чумы.

- Джен, а ты не перебарщиваешь со своими… шуточками? - Адмирал с заворожено уставился на Джен, восторгаясь ее выдумками. - Ты представляешь, девочка, что в деревнях начнется? Они же все забьются в свои хатки и изнутри двери гвоздями заколотят! А на носу осенние сельскохозяйственные ярмарки! Ты же их сорвешь, крестьяне будут очень недовольны.

- Для этого все и делается, - Джена слегка наклонила голову, наблюдая, как «питомцы» Халси и Игрока начинают взбираться по трапу на борт брига. - Крестьяне будут недовольны лордом-управителем Норги, правда же? А новый наместник все тут же исправит, чем завоюет еще капельку народной любви. Но это лирика, милорд. Ещё через пару недель, когда паника среди населения деревень выйдет на пик, надо будет ввести на пару недель карантин в порту на морские перевозки. Но выборочно. Вам сегодня передадут списки купцов и компаний из деловых кланов самого Норги и его соратника, графа Инори. Запрет на перевозки должен касаться только принадлежащих им судов или грузов. Остальные пусть продолжают плавать.

- Скандалить начнут, - милорд Стил задумался. - Джен, видишь ли, одно дело заблокировать шесть суденышек барона Викрая, причем три в открытом море, а три - в порту чужого государства, и совершенно другое - несколько десятков судов в порту Ларентии. Это многим не понравится. Начнут кляузничать Императору.

- Ну, и пусть! - равнодушно отмахнулась Джена. - Вместе со списками Вам передадут около сотни обращений от граждан Ларентийского округа с сообщениями о якобы заболевших чумой. Все имена и подписи - подлинные. Правда, не все осознавали, что именно подписывают. Так что все основания для проверки округа императорскими лекарями и установления временного карантина до окончания проверки у нас есть.

- Ладно, мы это устроим, что дальше? – Адмирал расправил широкие плечи и приготовился к очередным сюрпризам от предприимчивой маркизы. - Как я понимаю, на этом твои фантазии не закончились? И эти милые ребятишки предназначены совсем не для Ларентии?

- Ребятишки, как Вы изволили выразиться, милорд, плывут в Бренир, - Ее Светлость проводила взглядом последнего из ребят. - Надо чем-то занять лорда-управителя Ленкиса, а то, по слухам, у него слишком много свободного времени. Не хватало еще, что бы он с герцогом Норги объединился. Я предпочитаю с ними по одиночке разбираться. Но, кажется, на сегодня вроде все. И Вы обещали надежных людей для связи с Вами в Ларентии.

- В порту Рени вас встретит мой доверенный человек, ты его знаешь, - герцог отвернулся в сторону открытого моря, ловя упоительные запахи соли, едкой смолы от корабельной оснастки, жареных сардин из небольшой таверны поблизости. Кто-то, возможно, брезгливо скривил бы нос, а он чувствовал себя здесь на своем месте, в родной ему и знакомой стихии. - Это помощник барона Охти - баронет Пикни. Он введет тебя в курс дела и назовет имена, с кем в Ларентии можно передавать мне сообщения. Их всего несколько человек, но я им доверяю.

- Значит, они надежны, и я им тоже доверюсь, - Джен мыслями была совсем далеко. - А как дела продвигаются с тем заявлением в Императорский деловой суд, которое я Вам передала? Мне примерно через месяц будет нужно постановление на принятие обеспечительных мер.

- Джен, ну не все сразу, ты только вчера передала документы! - милорд Стил с наигранной укоризной покачал головой. - К тому же, это - Императорский суд, а не какой-то захудалый арбитраж городского округа. Но я все сделаю, не волнуйся, на следующей неделе я буду в Столице и лично займусь этим вопросом. Милорда Стисорта ждет большой сюрприз. Вы когда планируете городом Рисорой заняться?

- Как только закончим с Брениром, - женщина ответила, не задумываясь. Она поправила теплую шаль на плечах, погода начинала портится, ветер крепчал. Пора выходить в море. - Примерно через месяц - полтора. Только ради вех Богов, ничего без нас не предпринимайте! Пусть лорд-управитель Рисоры пребывает в счастливом неведении относительно своей будущей судьбы. К слову, милорд, деньги на карманные расходы переведены?

- Разумеется, Ваша Светлость! - Адмирал негромко рассмеялся. - Джен, а ты раньше не была такой меркантильной! Деньги на ваших счетах в Ларентийском отделении Императорского Банка. Чековые книжки вам передаст баронет Пикни. Пять именных и одна на предъявителя. На безымянном счете пятьдесят тысяч золотых. Это - ваш резервный фонд. За снятые с него деньги отчитаетесь. Лично тебе я доверяю, но это не только мои деньги.

- Милорд Адмирал, Вам отчет на всю сумму сейчас нарисовать или до нашего прибытия в Ларентию подождете? - издевательски пропела Джена слащавым голоском. - Передайте своим именитым компаньонам, что меня такие ничтожные суммы не интересуют. И уж тем более я не стану тратить силы и время, чтобы их присвоить. Мелковато для меня, не находите? Но если милордам хочется, я после окончания нашего дела могу посетить их городские землевладения с дружеским визитом. Пусть подкопят деньжат.

+*+*+*+*+


Карета медленно тряслась по ухабам, заставляя герцога Норги морщиться, как от зубной боли. Верхом было бы удобнее, но престиж, мать его так! Приходилось отбивать тощей задницей милю за милей и считать минуты до конца поездки, лишь изредка выглядывая из окошка.

- Милорд, не высовывайтесь из кареты, прошу Вас! - начальник личных телохранителей герцога Норги наклонился к окну экипажа, в котором в очередной раз показался острый нос хозяина. - За нами следуют три всадника, уже больше часа подряд. Раньше держались на расстоянии десяти арбалетных выстрелов, а сейчас начали сокращать дистанцию. А впереди лес.

- Герник, их трое, а вас три десятка, - милорд почувствовал, как внутри него снова начал закручиваться колючий комок страха. - Что могут сделать трое против тридцати?

- Милорд, если это наемные убийцы, то, во-первых, их не интересуют охранники, а только Ваша персона, - мрачно ответил главный охранник. - А для Вас и одного выстрела из арбалета будет достаточно. Во-вторых, впереди - лесная дорога, и там могут спрятаться сообщники. Поэтому я Вас умоляю, не выглядывайте из окна. А лучше и вовсе занавесьте его, чтобы Вас не было видно.

- Ладно, как скажешь, - герцог скрипнул зубами и задвинул шторки, чувствуя, что страх начинает перерастать в панику. Сидеть в закрытой карете, не видя, что происходит за её пределами, было еще мучительней. Попытки успокоиться не удавались. - Герник, посади ко мне в карету пару людей, на всякий случай. Пусть сядут по бокам от меня.

- Сейчас сделаем, милорд, - глава охраны сделал знак остановить карету и подозвал к себе двух подчиненных, которые заняли места с двух сторон от трясущегося лорда. - Трогаемся! Пятерка Гота - вперед, вы в авангарде, дистанция до нас - два полета стрелы.

- Ну, и кто нас преследует? - голос милорда на удивление перестал дрожать. Норги перед лицом подчиненных взял себя в руки и снова превратился в безукоризненно владеющего собой аристократа в ...дцатом поколении. - Вы их рассмотрели?

- Нет, милорд, они не приближаются к нам, - нехотя выдавил из себя один из телохранителей, явно не испытывающий восторга от столь близкого нахождения рядом с Его Сиятельством. - А если мы оставляли за собой арьергард, то они тоже притормаживают. Но потом все равно догоняют. Их всего-то три всадника, милорд, они не опасны.

- Это на виду их трое, а сколько их в лесу? - проворчал лорд-управитель Ларентии, почти привычно давя очередной зарождающийся приступ нервной дрожи. - Нам долго ехать по лесу? А другой дороги в Бример нет?

- По лесу, примерно, часа четыре, - отозвался второй, молчаливый охранник. - Другая дорога есть, через Бриниер, но это на шесть часов дольше. Милорд, эти леса тихие, тут даже разбойников нет и сроду не было. По этой дороге и в одиночку путешествовать не опасно. Так что не волнуйтеськ закату будем в Бренире.

И словно в опровержение его слов снаружи послышался сначала волчий вой, несшийся, казалось, со всех сторон, ржание лошадей, ругань кучеров и охранников, пытающихся успокоить напуганных животных. Карета дернулась, притормозила, снова дернулась и внезапно понеслась с огромной скоростью, подпрыгивая на всех кочках. Сидящие рядом с Норги охранники схватились за сидение, пытаясь удержаться в трясущемся салоне. К счастью для них, гонка продолжалась недолго, и через пару минут карета, совершившая немыслимый кульбит, влетела в какую-то особо глубокую яму и остановилась, опасно накренившись на левую сторону. Охранники быстро выскочили из кареты и помогли выбраться потрепанному милорду.

Представшая его взгляду картина не радовала. Запряженные в карету взмыленные лошади во время гонки сошли с дороги и надежно запутались в придорожном кустарнике. Попавшая двумя колесами в яму повозка грозилась в любой момент опрокинуться на бок. Рядом с экипажем, окружив милорда живой стеной, толпились охранники, причем, скорее мешая друг-другу, чем реально охраняя герцога.

Как логическое завершение картины поперек дороги лежало огромное, срубленное дерево, надежно перекрывая проезд. А на обращенной к карете части ствола безвольной тряпкой висел прибитый изогнутым кинжалом с роговой рукоятью трупик рыжей белки. Рыжей белки, изображенной на гербе герцогов Норги! Убитой национальным римерийским кинжалом! Оружием с родины предков ненавистного Холрика Ван Хонна.

Милорд намек понял правильно и обессиленно опустился на землю. И, сидя на сырой земле, под недоуменными взглядами охраны, обреченно подумал, что Холрик его все равно достанет. И жив он до сих пор не из-за повышенной охраны и не из-за своей везучести. А просто потому что тот решил, что герцогу еще рано умирать.

- Ваше Сиятельство, через полчаса мы расчистим дорогу, - встревоженный начальник охраны присел рядом с милордом на корточки. - Карету уже вытащили и поставили на колеса. Скоро поедем. Ничего страшного не случилось, только свалили дерево. Засады не было. Они испугались нападать на такое количество вооруженных людей.

- Они не испугались, Герник, - Норги затравлено посмотрел на своего главного телохранителя. - Они и не собирались этого делать. Это - не нападение. Как и утром никто не собирался убивать меня из арбалета. Это мне Холрик приветы передает. Всё, разворачиваемся и возвращаемся домой! В Бренир мы не поедем. Ты меня не услышал?! Повторяю еще раз, мы возвращаемся в Ларентию! Командуй походное построение. И оставьте в покое дерево, кому надо, тот пусть его и убирает, а мы не лесники, упавшие деревья с дорог растаскивать.

+*+*+*+*+


Из покоев тянуло теплом и запахом горящих поленьев. Опять хозяин мерзнет, а он, Хьюнго, не успел сменить теплую одежду и теперь придется потеть в этом пекле.

- Милорд Ленкис, разрешите? - Хьюнго заглянул через приоткрытую дверь в кабинет лорда - управителя Бренира. Так и есть, жара несусветная! - Или я не вовремя? Может, позже зайти?

- Заходи, садись, - герцог Ленкис оторвался от созерцания унылого пейзажа за окном. - Какие новости в Бренире? Никого еще не убили? Чужие наемники не появились?

- Нет, все живы, - начальник бренирской службы безопасности помолчал, подбирая слова. - Я поговорил с хозяином гостиницы «Бренир». С его слов, гостиницу арендовал купец из ... Лагери. Все бы ничего, но в Лагери нет купца по имени Солти Санс. А также горожанки Милины, которая сейчас активно изображает его любовницу.

- Ну и что? – Его Светлость безразлично пожал плечами. - Если это действительно купец со своей любовницей, то он кем угодно мог назваться, а мог вообще не называться. Как я понимаю, хозяину же все равно, кому номера сдавать. А тут заплатили авансом за две недели. Этот купец не говорил хозяину гостиницы, зачем ему понадобилась вся гостиница?

- Он, вроде как, друзей ждет, - Хьюнго скептически ухмыльнулся. - На празднование тридцатилетия Милины, которое состоится то ли на следующей неделе, то ли через две недели, эта девка все еще не определилась с датой своего рождения. А гости соберутся то ли вот –вот, то ли через пару дней, то ли вообще через неделю.

- Понятно, что ничего не понятно! - Ленкис снова вернулся к созерцанию заоконной жизни. - Но тебя что-то смущает, Хьюнго. Выкладывай, чего уж там, вместе будем думать. Хотя я уже согласен с тобой заранее, купцы обычно умеют считать деньги, и ему было бы гораздо дешевле арендовать особняк какого-нибудь обнищавшего дворянчика на месяц, чем центральную гостиницу. Но особняк был бы в предместьях Бренира, а гостиница стоит в центре, а значит её новым постояльцам желательно быть вблизи… от чего?

- От всех учреждений власти, банков, контор, клубов, салонов, - со скорбным вздохом уточнил начальник службы безопасности размах неприятностей. - И еще, милорд. Этот, якобы купец, без сомнений, не лагериец, но вот подорожная у него выписана в Лагери и на его имя. И это совершенно точно. С начальником службы безопасности Лагери я это обсудить не могу, у нас весьма напряженные отношения. Но без его ведома этому Солти Сансу документы бы не выдали. Причем выездные документы, позволяющие отбыть вообще за пределы Герии.

- Не вижу смысла гадать, - сухо отчеканил герцог Ленкис, прерывая поток измышлений подчиненного. - Наблюдение за гостиницей установили? Куда этот Солти ходит или ездит?

- Наблюдение круглосуточное, - Хьюнго от тона милорда подтянулся и заговорил совсем по-иному, четко и сжато. - Смены по четыре наблюдателя. За все время господин Солти покидал гостиницу шесть раз: три раза в одиночестве ездил в «Бренирский земельный банк», а еще три раза вместе со спутницей по вечерам ходили по игорным клубам. Сам Солти не играл, его спутница пару раз садилась за карточный стол. Ставила мало, и почти все время проигрывала. Но судя по всему, её это совершенно не огорчало.

- Обычный досуг обычных любовников в чужом городе: прошлись по злачным местам, потратили деньги, зашли в банк, взяли еще, - герцог пытливо взглянул на своего безопасника. - Но ведь что-то тебя все же в этой паре смущает, Хьюнго? Кроме арендованной гостиницы. Давай, любезный, выкладывай, не томи.

- Видите ли, мне кажется, что мужчина – римериец, - неуверенно начал Хьюнго. - Не чистокровный, точнее, живущий в Герии или с рождения, или вообще родившийся в семье эмигрантов. По крайней мере, говорит без малейшего акцента. А вот его спутница, похоже, из Шантогири. И особо этого не скрывает. По крайней мере, одета она в наряды по моде тех мест. Да и внешне похожа - черноволосая, темноглазая, смуглая.

- Занятно, - герцог Ленкис помрачнел. - А Холрик со стороны предков по мужской линии – тоже римериец и, в придачу, национальный герой Шантогири. Та-так, и гостиница арендована полностью. Значит, все же ждут Джену и «золотую пятерку», что мы и предполагали. Но вот что меня смущает, Хьюнго, такое ощущение, что Джена специально это делает. Дает нам понять, что собирается нас посетить. Зачем?

- Или хочет заставить нас нервничать, или от чего-то отвлекает, - старый служака потер лицо ладонями, избавляясь от испарины. - Или все сразу. Милорд, так я завтра съезжу к барону Хорини? Может быть, хоть он что-нибудь интересное подскажет. Как я понимаю, Ларентия была последним городом, где работала «золотая пятерка». И если это одна и та же игра, то информацию можно добыть только там.



17.

- Герник, Его Сиятельство здоров? - барон Хорини стоял перед начальником личной охраны герцога Норги, еле доставая тому макушкой до подбородка. Он даже слегка приподнимался на цыпочках, чтобы казаться повыше и посолиднее. - Я третий день не могу с ним переговорить! Или пусти меня к нему, или передай ему о моем визите! У нас проблемы. Второй советник Императора наконец изъявил желание пообщаться с лордом-управителем Ларентии.

- А не получится у вас с ним пообщаться, ваш милость, - недовольно отозвался главный охранник тела герцога. - Милорд изволит пьянствовать уже как раз третьи сутки к ряду. Начал сразу после возвращения из неудачной поездки в Бренир. И судя по количеству принесенных слугами бутылок в его кабинет, показывать его императорскому вельможе будет еще долго нельзя, как минимум неделю.

- Только этого не хватало! - барон схватился за голову, поминая про себя всех предков герцога по мужской линии и их порочные связи с представительницами безмозглых домашних птиц. Вслух же он шепотом поинтересовался. - Это на него так подействовала история с арбалетным болтом в дверце кареты?

- Не только она, - таким же тихим шепотом уточнил телохранитель, тревожно оглядываясь на ведущую в кабинет хозяина дверь. - Мы до Бренира не доехали. Недалеко от Бринки, деревушки почти на границе с нами, нас окружила волчья стая. Завыли эти отродья так, что наши лошади взбесились, карету понесло, в лесу, куда и вела дорога, поперек пути лежало дерево. Лошади свернули в кусты, чуть карету не опрокинули. Вытащили мы герцога, и тут он увидел белку, приколотую кинжалом к стволу.

- И белка естественно была рыжая, - безнадежно протянул барон Хорини, комкая несвежий платок в руках. - А кинжал с изогнутым лезвием и рукоятью из кости горного барана. А волки у нас не водятся, их еще с полсотни лет назад во время герцогских охот всех выбили. И если бы какой волк по дурости сюда забрел из соседних землевладений, то он бы был один. И уж точно не целая стая!

- А еще рыжая белка изображена на гербе герцогов Норги, - подкинул догадок Герник - А костяные рукояти на кинжалах с загнутыми лезвиями в ходу на севере Римерии, исторической родине Холрика. Думаю, что хозяин всё понял и поэтому приказал вернуться обратно. Так что с герцогом Леслинком он не пообщался. А по возвращении милорд Норги заметил, что над городским домом вместо его личного штандарта висит штандарт графов Джариет Корни, с забавной такой черно-бурой лисой, бегущей вокруг дерева и пытающейся догнать свой хвост.

- И поэтому Его Сиятельство сбежал в свое загородное имение..., - Хорини скрипнул зубами и так дернул злосчастный клочок батиста, что разорвал его. - Не самый разумный выход. Сколько охраны не нагоняй, а здесь его достать намного проще, чем в городе. Выпиши служебных псов у господина Яйна, людьми вы парк не проконтролируете. Выяснили, кто штандарты поменял?

- Даже не пытались, - Герник тяжело вздохнул и привалился плечом к стене. Ему еще несколько часов предстояло охранять покои ушедшего в запой лорда. - А кому выяснять-то? Милорд же всех нас, охранников, сразу в усадьбе собрал. А поменять штандарты кто угодно мог. Охраны из телохранителей в доме после нашего отъезда не осталось. А слуги... Сами понимаете, им или пару монет дали за временную слепоту и глухоту, или просто кулаком погрозили.

- Понял, не дурак! И вот что ты мне советнику Императора прикажешь доложить? - барон в растерянности смотрел на зажатые в скрюченных пальцах клочки ткани, затем, спохватившись, запихнул их в карманы пропыленного темного плаща. - Сказать, что он уехал в Бренир по делам землевладения? А если в Ларентию приедет Леслинк? Как я понимаю, они с нашим герцогом хотели что-то обсудить. Это будет очень нехорошо выглядеть.

- А если ему сказать, что хозяин наш болен? - неуверенно предложил Герник доверенному лицу милорда Норги. - Чем-то заразным, что не позволяет ему принимать посетителей?

- И это на фоне слухов о начавшейся в Ларентии эпидемии чумы?! - Хорини отрицательно покачал головой. - Нельзя ни в коем случае! Тут же такое начнется! Впору будет у Императора просить войска ввести для успокоения населения, что он с удовольствием и сделает, а потом снимет милорда с должности лорда-управляющего, как не справившегося с ситуацией. Чего, как мне кажется, кто-то целенаправленно добивается.

- Ну и что теперь делать? - Герник затравлено посмотрел на подручного хозяина. - Что-то же Императорскому советнику надо ответить, а милорд разговаривать, мягко говоря, не совсем в состоянии. Сидит в полусне. Просыпается, опрокидывает в себя очередной бокал своего пойла и опять засыпает.

- Значит так, вина герцогу больше не давать, - Хорини, не видя иного выхода, принялся отдавать распоряжения. - Ни под каким видом! Врите ему что хотите, что вино кончилось, а все деньги у его управляющего. А управляющий уехал в их родовой замок и вернется через неделю, не раньше. Подлейте ему в последний бокал снотворного, что ли. Пусть проспится. Как только очнется, сразу посылайте за мной. А я пока скажу советнику, что милорд отправился как раз-таки в родовой замок герцогов Норги проведать отца. Да, это выход, старому герцогу уже почти девяносто лет, может же он себя плохо почувствовать? В усадьбу никого не пускать и никого не выпускать, особенно служанок. Эти болтушки по всем окрестностям сплетни смогут разнести, не успеешь и глазом моргнуть. Личный штандарт герцога, обозначающий факт его нахождения в имении, приспустить. Вместо него вывесить штандарт Ларентии. Дерзайте. А я поехал к советнику.

+*+*+*+*+

Барон Хорини чувствовал себя, как уж на сковородке, напросившись на личную встречу с советником Императора под предлогом передачи тому срочных сведений.

- Барон, то есть Вы хотите сказать, что для милорда Норги личные дела важнее, чем встреча со мной? - герцог Родгери сделал нарочито непонимающее выражение лица, при чем глаза его выражали нехилое недовольство. – Ну, что ж, это очень прискорбно. Нет, как герцог он, конечно, совершенно свободен поступать, как вздумается, но вот как лорд-управитель Ларентии он должен был со мной встретиться, прежде чем покинуть доверенное ему Императором городское землевладение. Как-то такое поведение... несколько безрассудно для такой должности.

- «И поэтому ты две недели мотал ему нервы, не назначая встречу,» - выругался про себя Хорини, но вслух произнес. – Ваша Светлость, сообщение о болезненном состоянии отца герцога пришло неожиданно для самого милорда Норги поздно вечером, и он не посмел Вас побеспокоить, отправившись в родовой замок той же ночью.

- «Так себе оправдание», - читалось во взгляде советника Императора. – «И мне вообще плевать на его проблемы, пока я здесь, лорд-управитель должен сидеть у меня под дверью и ждать, когда я его позову. И не иначе! Даже спать там же на коврике».

- Я Вас услышал, барон, - сановник насмешливо посмотрел на поникшего подчиненного Норги. - На обратном пути я непременно заеду к старшему герцогу Ларентию Норги. Хоть он и передал управление сыну тридцать лет назад, но стоит проявить к нему уважение от имени Императора. Все же он – Его Светлость старший герцог Норги, а Максвел всего лишь Его Сиятельство. Заодно поинтересуюсь его драгоценным здоровьем. И кстати, раз уж Вы здесь… Вы же, Хорини, фактически возглавляете службу безопасности Ларентийского округа?

- Вы хорошо осведомлены, милорд Родгери, - барон насторожился, так не нравившаяся с самого начала беседа становилась и вовсе опасной для него. - В некотором роде, так оно и есть. Вы что-то хотите узнать?

- Да нет, просто спросить, - Родгери неожиданно весело улыбнулся. - Скажите, барон, на гостинице среди личных штандартов гостей, обозначающих личное присутствие, два полуспущенных штандарта. Один, графский, Джариет Корни, второй - герцогов Ван Хонн. Я правильно понимаю, что в гостинице останавливались миледи Джен и милорд Холрик? Сейчас отъехали, но скоро вернутся? Иначе бы штандарты сняли, а не приспустили.

- Приношу глубочайшие извинения, Ваша Светлость, но я не в курсе планов четы Ван Хонн, - Хорини с трудом сохранял невозмутимый вид. - Они не стали наносить официальный визит лорду управителю Ларентии герцогу Норги, поэтому я не ведаю их дальнейших планов. Единственное, что я могу сказать, процедура бракосочетания на самом деле проходила в Ларентии, правда, в олентийском консульстве. И они останавливались в этой гостинице. Третий этаж до сих пор арендован для Ван Хоннов.

- Благодарю за информацию, барон, - герцог Родгери окончательно перестал скрывать насмешку в голосе. - А неофициальных визитов лорду-управляющему они случайно не наносили? Хотя, о чем это я... Господин Хорини, я Вас попрошу о небольшой любезности, как только Ван Хонны вернутся в Ларентию, сообщите мне. Хочу лично их поздравить со свадьбой.

- «И все-таки ждут Джен», - мысли в голове барона Хорини хаотично заметались. – «И сейчас Родгери ясно дал мне понять, что недоволен Норги и благоволит Ван Хоннам. Что он этим хотел сказать? Или намекнуть? Очень похоже на... предложение быстренько собрать свои вещички и сбежать отсюда, как можно дальше, предав Норги. Хотя почему предать? Я же не собираюсь помогать Холрику с герцогом разделаться. А судьба Норги, кажется, уже решена. И стоит ли идти вместе с ним на дно? В конце-то концов, за преданность мне хозяин не доплачивает. С кем же посоветоваться? Если я сейчас сбегу, то обратной дороги к Норги не будет. Если его уберут, то мне будет все равно. А если он устоит? Пожертвует чем-то в пользу короны, и его оставят в покое? Хотя, есть еще Холрик. Этот точно не успокоится, пока герцога не порешит. А если даже герцог раньше расправится с Холриком, то его мама отомстит. Нет, выбирать не из чего. Надо уезжать. Еще бы решить, куда. Где меня не достанет Норги? Хотя ему, судя по всему, сейчас будет совсем не до меня.

+*+*+*+*+


В это время на третьем этаже гостиницы «Ларентия» бойцы из дюжины «сияющих» оживленно обсуждали новости, которые до их сведения доводил их командир.

- Холрик и Джен вчера сели на корабль, - старший «сияющий» лениво поигрывал дротиком, своим излюбленным видом оружия, которым владел в совершенстве и никогда не расставался. - Через пять дней высадятся в Рени. Мы их встречать не будем, с ними двенадцать «усатых», сам Холрик и Реарни. Еще Игрок, Халси и Мари. Из Рени они в наемных экипажах прибудут в Ларентию. где мы их и поприветствуем. В гостиницу они проберутся инкогнито. Им зачем-то надо несколько дней побыть здесь без афиширования этого факта. Витол, что с заказанными Реарни телохранителями?

- Семеро «шантогирийских призраков», которые охраняли Ван Хоннов в прошлый раз, и еще семь наемников из Шантогири, - отчитался боец, дежуривший на входе в номер. - Готовы приступить к работе по первому знаку. Как я понимаю, они будут охранять еще кого-то? Не Ван Хоннов?

- Да, их подопечные сейчас плывут вместе с Холриком, - командир утвердительно кивнул головой. - Их семеро. Молодые люди, будут играть в карты и биллиард в Бренире. «Питомцы» Игрока и Халси. Старшим у шантогирийцев по-прежнему Брауни? Позови потом его ко мне, я подробно разъясню, что и как надо делать.

- Старший, а что с лисой делать? - один из «сияющих» выразительно помахал перебинтованной рукой. – Эта зараза кусается, между прочим.

- Как и собирались, подкинь её Норги, - старший брезгливо поморщился. - Правда, сам герцог подарок может не оценить. По моим сведениям, он еще от прошлого нашего «привета» с прибитой белкой в себя не пришел. Поэтому сутками напролет не просыхает и, кажись, выпил уже почти все запасы вина в поместье. К слову, лиса в гостинице уже порядком надоела, воняет от нее и тявкает громко. Жаль, живую белку достать не удалось, а то совсем было бы здорово, когда по родовому имению Норги символ графов Корни, помахивая черно-бурым хвостом, начнет гонять рыжую белку, символ герцогов Норги.

- Белку еще отыщем! - самодовольно сообщил Витол. - Я вчера за сметаной ходил. Ну, и чего ржете, люблю я её! Так вот, на рынке с мальчишками поговорил. Они обещали мне парочку поймать в городском парке. Сегодня к обеду принесут. Сторговались на серебрушке за белку. Так что вечерком можно и к Норги прогуляться.

- У него в резиденции сейчас наемники с собаками патрулируют, - предупредил командир особо ретивых умников. - Имейте это в виду. Два патруля с натасканными псами.

- Да хоть десять, - лениво откликнулся еще один «умник», за что заработал предупреждающий рык командира. -Типичная ошибка городских, в качестве сторожевых собак использовать кобелей. Они, конечно, крупнее и злее, только вот от запаха течной суки у них крышу сносит. А я тут одну по соседству присмотрел. Так что сегодня вечером патрулям не до нас будет. Выпустим к ним собачью «невесту», а сами в это время закинем лису и белок в окно. Пусть Норги порадуется. А если сам веселье пропустит, так слуги перескажут. Он все поймет.

- Ладно, не возражаю, делайте, - старший махнул рукой на обоих прохвотов, скрывая довольную усмешку. - Думаю, к прибытию Холрика он до кондиции дойдет. Главное, чтобы сам не повесился, а то Джена огорчится. Она до сих пор мечтает герцогу Норги собственноручно шею свернуть.

- У нее сил не хватит, - Витол добродушно усмехнулся. - Но мы поможем, в случае чего. Подержим герцога, пока маркиза стараться изо всех сил будет.

- Хватит зубоскалить, - прикрикнул главный на распустившего язык «сияющего». - Витол, готовьтесь к вечерней вылазке. Дитор, приведи ко мне Брауни. И еще, выясните, где сейчас базируются люди Лонрака. Поступило предложение убрать их из Ларентии. Для начала просто вежливо попросить. Имейте в виду, если не согласятся по-хорошему, то придется... Сами понимаете, не дети уже.

+*+*+*+*+


На этот раз путешествие для Джен проходило достаточно комфортно. Организм перестал выказывать признаки недовольства неизменной качкой и отсутствием земной тверди под ногами. А запас вкусностей, которыми Холрик забил камбуз, и личный кок Адмирала делали плаванье незабываемым.

- Энвери, как ваши дела? - маркиза вышла на палубу к стоящим на мостике молодым людям. - К именам хоть немного привыкли? Не путаетесь?

- Нет, миледи Ван Хонн, - приветственно поклонился «Энвери», урожденный Том. - Видите ли, с нашим происхождением мы своими именами, данными родителями, почти никогда не пользовались. Да мы их и не всегда знаем. Мы же подкидыши, росли в трущобах. В основном, общались по кличкам, которые тоже достаточно часто менялись. Так что для нас поменять имя, это не такое уж и неудобство.

- Как я посмотрю, от трущобных замашек Игрок вас все же отучил, - Джена позволила себе хищную улыбку. Мальчикам пора узнавать ее и такой, жесткой. - А к этим именам привыкайте, на следующие полгода они уж точно будут вашими, а там посмотрим. Сейчас отработаете два города в моих интересах, потом Игрок устроит вам турне по Герии. Можете объехать все городские землевладения, кроме Ван Хонн и Ларентии. Еще не советую соваться в Сокраментию, вас тамошний лорд-управляющий в лицо видел на причале, при посадке на бриг. И в Лагери и Торторее землевладельцы про вас знают. Так что не рискуйте понапрасну.

- А мы лицензию на игру у местных катал возьмем, - засмеялся молодой шулер, еще не битый жизнью, и оттого на редкость жизнерадостный. - Будем отчислять пятнадцать процентов от выигрыша в их гильдию, и никаких конфликтов не будет. Все в соответствии с нашими неписанными законами. Но про Ван Хонн могли бы и не предупреждать, кто же пакостит у себя дома?

- Хорошо, что мы друг друга понимаем, - соглашаясь, кивнула головой женщина. - Теперь требую вашего полного внимания, юноши. Через несколько часов бриг пристанет к берегу. На борт поднимутся четверо мужчин. Это старшие ваших телохранителей. Реарни вас с ними познакомит. Спускаться будете по парам с тем, с кем будете играть в Бренире, и в сопровождении телохранителя, с интервалом где-то в полчаса. На пристани каждую пару будет ждать карета. С этого момента будете слушаться представленных вам старших.

- Мы все поняли, Ваша Светлость, - «Энвери»-Том отвесил вежливый поклон, искоса любуясь своей госпожой. - Не беспокойтесь, мы Вас не подведем. Из Рени мы уедем сразу или заночуем в городе?

- Уедете сразу, не надо, что бы вас в городе видели и запомнили, - Джена еще раз оглядела молодых людей. - Это в ваших же интересах. Мы не знаем, где на вас наткнутся шпики лорда-управителя Бренира. Вы - крепкие ребята, ничего с вами от одной ночи в карете не случится. Приедете в город, заселитесь в гостиницы, там и отоспитесь.

- Как скажете, миледи, - он по-мальчишески светло улыбнулся и откинул густую челку со лба. – Разрешите идти и свои вещички собирать?

- Идите, собирайте, - величественно разрешила Джена, и, не удержавшись, насмешливо фыркнула. - Их у вас по десятку сундуков на каждого? Готовьтесь к высадке, господа каталы. И на палубу подчас швартовки брига не выходите, а засядьте по каютам. Нечего себя на показ выставлять. Это нам с Игроком уже терять нечего, нас и так каждая собака в Герии в лицо знает. Но и то, мы из своих кают тоже носа не покажем.

- Питомцы, готовы? – на палубе нарисовался Халси и быстро оказался рядом с Джен и учениками. - Кии не забудьте, они у меня в каюте. И помните, в первую ночь играете стандартными киями из клубов, не надо светить изготовленные по специальному заказу под руку каждого. Вы - простые игроки, а не профи. А свои инструменты вынимаете только тогда, когда уже будете играть в полную силу и на хорошие ставки. Эх, жаль, что я вами поехать сейчас не могу! Если меня увидят рядом с вами, вся легенда полетит псу под хвост!

- Не беспокойтесь, Мастер, - серьезно ответил невзрачный парнишка из «шарогонов». - Мы все запомнили. В первые ночи осматриваемся, играем вполсилы, намечаем потенциальные жертвы. На вторую ночь, после получения сигнала, их обыгрываем, но стараемся ваши коронные удары не светить. На третью ночь соберутся самые сильные игроки Бренира. Не могут не собраться, им же интересно будет, что за залетные птенцы прибыли. С ними уже играем по-настоящему, но опять же без ваших «коронок». А вот четвертая ночь будет посвящена играм-реваншам, где мы раскрываемся по полной. А вот пятую ночь я бы поспал уже под охраной «сияющих».

- Все правильно, господин Тогаро Дер Тиани, - Халси довольно покосился на Джен, «смотри, мол, детка, какая смена подрастает», и продолжил наставления. - И всегда придерживайтесь правила, что самая лучшая игра - это вовремя закончившаяся. В нашем деле дешевый выпендреж и излишний героизм очень вредны для здоровья. Господа, напоследок совет, берегите руки, они вас еще долго кормить будут.

+*+*+*+*+

- Что это за нелепые шутки с эпидемией чумы в Ларентии? - недовольно поинтересовался герцог Родгери у неприметного с виду мужчины, непонятно как просочившегося в номер Второго советника Императора, не потревожив его охраны. - В Герии чумы уже полтора века не было! Среди крестьян началась настоящая паника. Так и до волнений недалеко.

- Волнений не будет, Ваша Светлость, - «неприметный» безучастно смотрел на герцога блеклыми глазками, как будто нарисованными простым карандашом на таком же невыразительном бледном лице. Кинешь взгляд на такого в толпе, а через минуту и не вспомнишь. - Через пару недель все успокоится. Чуму не обнаружат. А вот герцогу Норги придется объясняться, почему начало сельскохозяйственных ярмарок задержали на целый месяц. Еще две недели - это время крестьянам собрать весь не снятый за это время урожай.

- Коварный план, однако! – милорд Родгери поразился задумке. - Работа Джен Великолепной? Чувствуется опытная рука мастера афер. Надо было её сразу привлекать к работе, а то только массу времени потеряли с этими склоками.

- Вы же сами знаете, почему это было невозможно, - бесцветным голосом произнес «неприметный». - Зато сейчас она развернется, тем более, у неё с мужем к Норги свои личные счеты. К Вам еще делегации купцов не зачастили с жалобами на действия адмирала Стила?

- А Адмирал еще что-то провернул за моей спиной? - насторожился вельможа. - Может и приходили, я же никого не принимаю. И вообще, я здесь проездом и вмешиваться в дела лорда-управителя Ларентии не собираюсь. Пусть к Норги жаловаться идут.

- В порту установили противочумный карантин, - «неприметный» позволил себе едва заметный намек на улыбку. - На основании заявлений от местных жителей о подозрении на эту пакость. Причем, самое интересное, что все заявления подлинные, от реально существующих людей и с настоящими подписями. Так что Адмирал Стил действует абсолютно на законных основаниях.

- И таким образом срывает осенние поставки продовольствия для городских землевладений в предгорьях? - герцог нахмурился. - Это уже слишком! Я понимаю, что это еще один гвоздь в крышку гроба лорда-управителя Ларентии, но если горцы останутся на зиму без продовольствия, то Император будет очень недоволен.

- Не останутся. Графиню Джену Аль Джариет Корни «великолепной» не зря прозвали, - на лице мужчины улыбка сверкнула и пропала так молниеносно, что советник решил, ему показалось. - Карантин выборочный. Из порта не выпускают только суда купцов, связанных с деловым кланом самого Норги и его прихлебателя, графа Инори. Остальные как плавали, так и плавают.

- Эта авантюристка-маркиза совсем обнаглела?! - герцог потрясенно смотрел на представителя внутренней разведки Императора. - Она же врезала по экономической составляющей всего его клана! А это колоссальные для них убытки. Карантин в самый разгар сезона. Когда она успела собрать такую информацию?

- Джен в Ларентии почти месяц пробыла, - «неприметный» равнодушно смотрел перед собой. - И этот месяц она не только в постели с супругом кувыркалась. Холрик добыл для Джен у мэра разрешение поработать с архивами и поднять историю ее семьи. Но, судя по всему, она заодно поинтересовалась всеми новостями делового мира за последние пять лет. Так что у нашей маркизы сейчас полное досье по всем деловым кланам Ларентии. И удары будут точечными, по конкретным людям и конкретным торговым компаниям.

- А потом она ненавязчиво им объяснит, из-за кого они пострадали, - лорд смотрел на императорского соглядатая с восхищением. - И часть купцов, не желая разоряться из-за Норги, быстренько переметнутся от герцога к его конкурентам. К графу Вискори, например. И среди поддерживающих Норги людей начнется раскол, разброд и шатания.

- А еще часть его сторонников отойдет в сторонку и будет ждать, чем все это закончится, - согласно кивнул головой «неприметный». - Так что милорд Норги сейчас останется с небольшой кучкой действительно преданных ему людей, коих надо будет переписать на будущее для нового лорда-управителя, как неблагонадежных.

- Да, не хотел бы я Джену и её команду иметь во врагах, - герцог задумчиво провел рукой по своему лицу, отгоняя неприятную мысль. - На пощаду Норги может не рассчитывать. Правда, меня успокаивает только одно, без поддержки Стила и его последователей она столь масштабно действовать бы не смогла. А без одобрения Императора лорды-управители бы Джен такую поддержку не оказали.

- Ну, гадостей она и без поддержки лордов наделать может, - не согласился с милордом «тень». - Не таких масштабных, разумеется, но весьма ощутимых. Особенно в финансовой сфере. Лорд-управитель Игеры при упоминании о ней до сих пор покрывается красными пятнами и переходит на ненормативную лексику. Джен распродала всё имущество мэрии Игерии вместе со зданием самой управы. Это, не считая выпущенных за подписью мэра акций с доходностью в пятьдесят процентов годовых при средней доходности по Империи в шесть процентов. Которые у нее раскупили всего за три дня почти на три миллиона гериек.

- Её участие в этой афере так и не смогли доказать, – припомнил подробности Второй советник Императора - Там была цепочка из пяти компаний, три из которых исчезли в неизвестном направлении вместе с хозяевами и основателями, зачистив все следы. Так что предъявлять обвинения некому.

- Вам сказать, куда они исчезли? – издевательски протянул «неприметный». - Учредителя и хозяина одной компании Реарни прикопал где-то в лесочке за попытку украсть украденное у других участников этой аферы. Остальные живут себе припеваючи в Олентии, и даже числятся среди преуспевающих купцов. Судя по всему, их доли им хватило на организацию своего нового дела.

- Ладно, оставим Джену и её проделки в прошлом, - Второй советник махнул рукой. - А чем таким важным сейчас занят герцог Норги? Он же не может спокойно смотреть, как рушится его такой ранее уютный мирок. Герцог, по идее, сейчас должен оббивать мой порог с требованием вмешаться и прекратить этот произвол, а вместо этого лорд-управитель Ларентии даже не пожелал со мной встретиться. Барон Хорини сегодня блеял что-то невнятное про болезнь его отца, причем явно врал, мерзавец. У вас есть сведения о нем?

- Его Сиятельство Норги сейчас глушит страх перед местью Холрика вином, - «тень» позволил толике отвращения отразиться в уголках его бледных губ. - И еще ничего не знает. «Сияющие» Холрика его хорошенько припугнули, чуть ли не до мокрых панталон. Две имитации покушения на жизнь и еще что-то из их коллекции «страшилок». Поэтому, когда герцог все же соизволит выйти из запоя, его ждет немало неприятных открытий и очень много злых соратников, что за это время понесут существенные убытки, которые лорд-управитель Ларентии им возместить не сможет.



18.

Копыта лошадей звонко отбивали дробь по мощеным мостовым города, приближая экипаж к заветной цели путешествия.

- Ну, здравствуй, Ларентия! - жизнерадостно возвестила Джен, осторожно отодвигая занавеску на окошке кареты и выглядывая на проносящуюся улицу. - Надеюсь, ты по нам успела соскучиться.

- Ага, особенно герцог Норги, - дремавшая на сидении напротив Мари, приоткрыла один глаз. - Ау, лорд-управитель, не спать! Мы вернулись. Где ковровая дорожка? Где оркестр? Где почетный караул? Джен, тебе не кажется, что нам здесь не рады?

- Это они зря, мы их скоро развеселим, - маркиза Ван Хонн вернула занавеску на место и довольно потянулась. - Почти приехали. Минут через десять будем в «Пивной кружке» и можно будет ножки размять. Ванну примем там или до «Ларентии» потерпим?

- Ванну - в «Кружке». Думаю, что в нашей гостинице нам лучше ближе к вечеру появиться, - компаньонка открыла второй глаз и, не стесняясь, широко зевнула. - Наши прообразы на работу на закате выползают. А можем служанками из каких-нибудь лавок прикинуться, какую-нибудь мелочь типа зелени с собой в корзинках принесем?

- Не получится, - с сожалением вздохнула ее напарница по афере. - В «Ларентии» женщин на нашу замену нет. Служанка же выйти должна, а не только войти. Это девушки нетяжелого поведения в номерах могут и на сутки задержаться. В проработке мелочей я Холрику вполне доверяю.

- Вот я и говорю, ванну будем на постоялом дворе принимать, - Мари полезла в походный саквояж и начала в нем с остервенением рыться. - Кстати, не знаешь, а кормят там хорошо? А то я что-то проголодалась. Ай, в крайнем случае в ресторации закажем. Для нас номер будет или придется «сияющих» из их него выгонять?

- Номер однозначно будет, «сияющие» сняли весь последний этаж, все четыре апартамента, - Джена прислушалась к происходящему на улице - Это не «Ларентия», это маленькая гостиничка. Ооо, подъезжаем! А ты что в саквояже потеряла? Может нужное у меня где поближе найдется.

- Да гребень куда-то засунула, - женщина задумалась, смешно наморщив курносый нос. - И куда я его запихнула? Вроде вчера здесь был. Или не был? Нет, ну я же причесывалась на ночь! И куда я его сунуть могла?

- Мари, расслабься! – ее рыжеволосая спутница пересела поближе к двери. - Шляпку надень, и так сойдет. Карета заедет во двор, и высаживаться будем практически на крыльцо, так что глазеть на нас будет некому. Что лично меня вполне устраивает, а красоту в номере наведем.

- Тоже верно, - соседка оставила свои бесплодные поиски и захлопнула саквояж, потуже перетягивая его ремешком. - А как мужчины будут размещаться? У нас двенадцать «котов», и это не считая Холрика, Реарни, Игрока и Халси. И пара «сияющих» явно здесь нас ждут. Они в оставшихся трех номерах уместятся?

- Мари, это их проблемы. А Реарни и вовсе не будет, он отправился следом за нашими карточными жуликами в Бренир, я там еще кое-что в правилах игры решила поменять, - Джена безмятежно улыбнулась. - Лично я им наш номер уступать не собираюсь. К тому же Холрик, Игрок и Халси скоро уйдут в «Ларентию», только переоденутся и замаскируются. А вот на это надо будет посмотреть. Хоть посмеемся над мужчинами. Интересно, кого они изображать собираются?

- Найдут кого, они у тебя очень изобретательные, - Мари вздохнула и в свою очередь тоже пересела ближе к выходу. - Только они уйдут, а вместо них «сияющие» придут.

- Мари, не забивай себе голову мелочами, - маркиза легкомысленно отмахнулась от своей компаньонки. - Найдут, куда подселиться. Меня больше интересует, как Холрик наших «котят» собирается в «Ларентию» протаскивать. Одних «сияющих» ему на замену не хватит.

- Очень просто, - проворчала Мари, надевая шляпку и опуская вуаль на глаза. - Я слышала, как Холрик с Реарни этот вопрос обсуждали. Сегодня ночью неизвестные лица затеют драку с соглядатаями барона Хорини. И пока им будут морды бить, «котят» запустят через кухню. С мужчинами проще, чем с нами. А вот как Холрик собирается объяснять на кухне повышенный аппетит постояльцев, это мне и самой интересно. Потому что двенадцать постояльцев неожиданно размножились почкованием, и аппетит у них сразу стал за тридцать едоков.

- Ай, нашла чем париться! - Джен такая ерунда не волновала. - Наши телохранители не избалованные, на сухом пайке посидят. Сходят на рынок, накупят копченостей, сыра, хлеба, вроде на выезд собрались. Ничего, с голоду не умрут. Да и мы долго прятаться не собираемся. Несколько дней, максимум неделю. Проясним обстановку, планы подкорректируем и устроим торжественный выход.

- Бал в честь нашего приезда устраивать будем? - насмешливо поинтересовалась Мари. - В мэрии? Пригласим самого герцога Норги, управляющего «Ларентийским городским банком», председателя правления «Делового банка Ларентии», графа Инори, барона Хорини. Есть еще кандидатуры?

- Угу, еще нотариуса, хозяина похоронной конторы, гробовщика, святых отцов всех трех конфессий и симфонический оркестр! - Джена повернулась на звук открывающейся двери. - Приехали. Идем, осмотрим клоповник, куда нас собираются заселять. Холрик, ау! Лови меня, я падаю! Эй, супруг! Я сказала «лови», а не устраивай обнимашки! И распорядись по поводу нашего багажа! Да, поставь ты меня на землю! Хотя, отбой! Мне и на ручках хорошо. Повелеваю, мой рыцарь, отнести меня в номер.

+*+*+*+*+

Унылое дождливое утро только-только начало сменяться таким же неуютным, пасмурным днем, не прибавив барону Хорини ни бодрости, ни сил, ни терпения. Он уже полчаса околачивался на ступенях резиденции Норги, поджидая его главного телохранителя Герника с вестями о состоянии хозяина.

- Доброе утро… день, Герник, - махнув рукой на окружающий блеклый пейзаж вокруг, раздражённо поздоровался барон и сразу перешел к наболевшему. - А где собаки? Я же сказал, возьмите сторожевых псов для патрулирования парка! В нем среди деревьев и кустов не только «сияющие», но и полусотня пехотинцев спрятаться может! Где герцог? Он, наконец-то, проспался?

- Собаки у нас были, аж, две штуки, - Герник устало прикрыл глаза, терзаясь не меньшим приступом озлобленности и нежелания отчитываться перед Хорини. - Но вчера кто-то очень хитрый и очень умный закинул в приусадебный парк течную сучку. Так что Айни теперь своих псов пусть сам по Ларентии разыскивает. Ну, или, на крайний случай, нагуляются, сами вернутся. А герцог опять в дупель пьян. Пошел на второй круг.

- Что опять случилось?! – взвизгнул барон и с тоской посмотрел на телохранителя, ожидая подробностей очередной паршивой новости. – Его Сиятельство, вроде, ко вчерашнему вечеру должен был уже проспаться! Ты ему передал, что Второй советник Императора жаждет с ним пообщаться? Я бы на месте герцога не стал его злить.

- Он-то проспался и даже почти пришел в себя, - начальник охраны исподлобья угрюмо смотрел на нервничающего барона. - Но вчера вечером на сбежавших псах дело не закончилось. Неизвестный закинул в открытое окно второго этажа двух белок и лисицу. Рыжих белок и черно-бурую ручную лисицу. По крайней мере, людей она не шибко боялась. И эта зверюга начала гонять белок по всему дому. И не преминула загнать одну в кабинет к герцогу. Прямо под его светлые и почти трезвые очи. Правда, порвать её не успела, сиятельство швырнул в лисицу пепельницей, промахнулся и попал в окно. Сначала вылетели стекла, следом в проем выскочили белка и лиса, а хозяин умчался в винный погреб, выбил дверь и теперь сидит там в обнимку с бочкой выдержанного вина.

- Приехали, - Хорини обессиленно стек на ступеньки крыльца, обхватив голову руками. - И что я теперь скажу герцогу Родгери? Он и так мне не поверил в прошлый мой приезд, что наш милорд уехал к заболевшему отцу. А с советника станется послать людей проверить мои слова. И тогда нас накроет неприятностями. Интересно, милорд Норги вообще соображает, что делает?

- Его Сиятельство очень занят, он вино пьет, и это занимает все его свободное ото сна время, - Герник скривился, как от зубной боли, представляя степень отключки хозяина от мира. - А вина у него в погребе много, бочек так с десяток, разной крепости и выдержки.

- Он не вино пьет, он себе могилу очень активно роет, - барон тяжело поднялся со ступенек и облокотился на перила, справляясь с головокружением. - Холрик его пока не убил только потому, что не хочет связываться с Императором, который явно не одобрит убийство лорда-управителя Ларентии. А вот на убийство просто герцога Норги Император может и глаза закрыть. И когда Норги за его выходки лишат управляющей должности, то за жизнь герцога я и ломаной медяшки не дам. И ты его не защитишь. Просто не сможешь.

- За это не должны лишить, - неуверенно пробормотал его побледневший собеседник. - Имеет же он право навестить заболевшего родителя. Что он, не человек, что ли? А советник сам до этого не изъявлял желания его видеть. Он его две недели игнорировал! В остальном же в землевладении все в порядке, аудиторы так ничего и не накопали!

- Накопали аудиторы или не накопали - это только сами аудиторы знают, - Хорини машинально настукивал какой-то ритм пальцами правой руки по балясине перил. - И то, что они в своем отчете напишут, тоже. А вот что в Ларентийском порту введен противочумный карантин, это уже серьезно. Особенно, если учесть, что сам герцог об этом ни сном, ни духом.

- Оп-пачки, а это-то с какого перепугу?! - потрясенно спросил телохранитель герцога у его помощника. - Чумы в Герии с прошлого века не было! Бред какой-то. Откуда чума в Ларентии?

- Вот именно, что с перепугу, - барон лихорадочно раздумывал, что еще можно предпринять в данной ситуации. – Злоумышленники посеяли панику среди населения Ларентии, вроде видели чумных больных. Прислали даже несколько императорских лекарей для достоверности. Проведение осенних сельскохозяйственных ярмарок на грани срыва. Представляешь последствия?

- А вот за это хозяина действительно могут с должности сковырнуть, - Герник чуть не застонал, оставаться один на один с «сияющими» Холрика без прикрытия статуса лорда-управителя телохранителю категорически не хотелось. - За отсутствие или ненадлежащий контроль опасных эпидемий. И что тогда будет с нами со всеми? Если вдруг герцог перестанет быть управляющим?

- Тебя прикончат при попытке защитить герцога от убийц, посланных Холриком, - абсолютно серьезно предположил барон Хорини. - Хотя маркиз Ван Хонн, скорее всего, захочет это сделать сам. Что, впрочем, для тебя без разницы. Холрик - бывший разведчик-диверсант. Он тебя по стене размажет мимоходом и даже не заметит. А я... Для начала мне предложат какую-нибудь должность в службе безопасности нового лорда-управителя. А потом, когда новый начальник службы осмотрится, войдет в курс дела, заведет необходимые связи, мне дадут пинка под зад. Что вполне закономерно: на таких постах личная преданность ценится намного выше профессионализма. Герцог Норги совсем разговаривать не может? Он хоть чуть-чуть соображает? Идем, попробуем его в чувство привести. Ситуация вышла из-под контроля. И если он в течение суток не придет в более-менее вменяемое состояние, то нам с тобой лучше всего подумать о трудоустройстве где-нибудь в другом месте. И, желательно, как можно дальше от Ларентии.

+*+*+*+*+


Из окна верхнего этажа второсортной гостиницы, распахнувшей свои гостеприимные облезлые двери «пятерке» и их сопровождающим где-то на периферии делового квартала Бренира, открывался неплохой вид на город.

- А ничего себе так городок, чистенький, - Реарни расслабленно стоял у раскрытой створки, вдыхая терпкий осенний воздух. В каждом новом городе ему чудился свой особый аромат или запашок, по которому он определял свою симпатию к месту. - Энвери, вы игорные клубы между собой распределили? Заведений подобного толка в городе семь, а вас только четыре группы.

- Ничего страшного, господин Реарни, - отозвался молодой человек, проделывавший замысловатые пассы с картами. - У нас еще есть время, мы во всех успеем побывать и выберем самые перспективные для нашей задачи. Но у меня возник вопрос, если нашей паре придется разделиться, это создаст для вас неудобства?

- А почему ты думаешь, вам придется разбивать группы? - насторожился наемник. - Если честно, четыре телохранителя на двоих в одном месте, разумеется, лучше, чем два на одно, но это не критично.

- Просто в одном игорном клубе могут быть очень хорошие условия для катал, но плохие для «шарогонов», - улыбнулся Энвери главному телохранителю маркизы. - И это будет нерациональное распределение сил. Допустим, я буду играть в полную силу, а Стиму крупных денежных партнеров не достанется. Тогда нам лучше разделиться. Я буду работать в одном клубе, а Стим в другом. И есть еще один вариант: в каком-то клубе будет лучше играть тройкой. Например, два каталы и один шарогон.

- Мы решим этот вопрос, - Реарни признал, что в словах молодого человека есть резон. - Сколько вам нужно времени, чтобы определиться?

- Думаю, недели вполне хватит, - парень задумался, неуловимым жестом превращая пикового валета в бубнового туза. - Как раз каждый пройдет по всем клубам. Но нам нужно место, где мы сможем собираться незаметно для всех для обмена информацией. В нашем деле много тонкостей, например, мне в каком-то клубе может быть просто неуютно, чисто интуитивно. Тогда мне там лучше не играть и отдать этот клуб другому.

- Сложно у вас все, - мужчина весело расхохотался. - Хотя да, вы же люди творческие, вам вдохновение нужно. Слушай, Энвери, а в биллиард можно жульничать?

- Можно, но не так как у нас в карты, - Энвери мечтательно улыбнулся. - Там, как правило, мошенничают на уровне владельцев клубов: зауженные лузы у столов, неровная поверхность, едва заметный уклон стола. На таких столах тоже можно играть, но нему надо прииграться. Зато, эффект потрясающий! У «шарогона» удар поставлен на определенные условия, а если стол имеет крен, то у шаров будет немного другая траектория движения. И вместо трех шаров сразу в лузах окажется только один или ни одного. А это - переход хода. Зато, если ты на этом столе уже играл, то все преимущества у тебя. А вообще-то, знаете, если разбивает пирамиду Мастер Халси на нормальном столе, и он играет по-настоящему, то его противник вообще ни разу по шарам не ударит. Ему Халси этого просто не позволит. Все шары окажутся в лузах без перехода удара.

- А ребята смогут определить наличие таких столов? - заинтересовался Реарни, чему-то пакостно ухмыляясь про себя. - И сколько нужно времени им, чтобы прииграться к такому неправильному столу? Чисто теоретически?

- Давайте Стима позовем, он лучше знает, - и Том, который сейчас откликался только на имя Энвери, побарабанил кулаком по стене условным стуком. - Мы же от поверхности стола не зависим, мы больше от колоды. Да, господин Реарни, вы сможете нам купить новые колоды? Мы покажем, какие. Если в Бренире все тоже самое, что и в Ван Хонне, то каждый клуб играет картами со своей «рубашкой». Образцы мы вам принесем. При больших ставках на каждую игру распечатывается новая колода. Наберем что-нибудь на помойках. Ну, или банально сопрем во время игры.

- Чего хотели? - в дверь просунулась голова партнера Энвери, биллиардиста Стима. - Рано еще выдвигаться, часика через два пойдем. Мы сегодня в «Имперский»?

- Тебя господин Реарни хочет кое о чем спросить, заходи, - юный картежник, рассмотрев пять козырных тузов в своей раздаче, досадливо цыкнул зубом и легким движением пальцев поменял одного туза на короля. - Стим, ты можешь определить «заряженный» стол? И сколько тебе на это надо времени?

- Разумеется, смогу, - вошедший недоуменно пожал плечами. - Одной игры достаточно. Правда, если есть подозрения, то лучше днем прийти, вроде, как потренироваться. А там с нескольких ударов будет понятно, что со столом что-то не так. У нас у каждого есть несколько таких приемов.

- Стим, а сколько вам надо времени, чтобы привыкнуть к такому столу? - Реарни внимательно наблюдал за молодым мужчиной, не пропуская ни одного слова. - Допустим, ты понял, что стол, как вы говорите, «заряжен». Ты же все равно сможешь на нем играть, если потренируешься?

- Да, смогу, - Стим что-то прикидывал в уме. - Но мне для этого нужно сыграть на нем не меньше десяти партий. Желательно, одному. В смысле, в тренировочном режиме, чтобы понять, что не так. Правда, он и сам мог покоситься, но это редко бывает. А что?

- Подожди, я еще не все спросил, - старший пригладил свои коротко стриженые волосы и продолжил задавать волнующие его вопросы. - А если вы, допустим, играете весь вечер, то вы играете за одним столом или за разными?

- Если я начинаю и выигрываю партию, то следующий соперник подходит к моему столу, - юноша заинтересовано посмотрел на представителя легендарной «Золотой пятерки». - Если продую партию, господин Реарни, то перехожу за стол к следующему. Это в том случае, если хочу еще проиграть. А если сразу договариваемся на определенное количество партий или на матчи-реванши, то за одним. Еще вопросы?

- Угадал, приятель, ставлю вопрос ребром, - боец «пятерки» коварно усмехнулся. - Стим, допустим ранним утром, в одном клубе внезапно один из столов «самозарядится», то сколько тебе надо времени, чтобы этот стол освоить?

- Смотря, как он «самозарядится», - понимающе покивал головой биллиардист. - Если просто создать маленький уклон, игры три-четыре. Если со скосом на один угол, наверное, столько же. Но это только чтобы понять, что с ним не так. А в принципе, часа два-три шары погонять, и я к нему привыкну.

- Остальные игроки смогут понять, что стол испорчен? - довольный Реарни продолжал задавать вопросы в лоб. - И как быстро это произойдет?

- Обыватели вообще не поймут, - «шарогон» уверенно кивнул своим мыслям. - А профи, скорее всего, на второй партии. Если готовили как меня, то может и на первой.

- А к вам в случае чего претензий не будет, - собеседник победно сжал кулак. – Поскольку, если я правильно понял Энвери, столы - ответственность владельцев клуба. Не так ли? И если так мошенничают, то только с их ведома?

- Разумеется, у игроков нет возможности испортить столы, - Стим хитро прищурился. - И если выяснится, что один из игровых столов «заряжен», а на нем играл только один игрок, то неприятности будут у хозяина клуба. Особенно, если это не местный игрок. Решат, что хозяин специально испортил стол и выставил своего игрока. А если к тому времени этот игрок еще и куда-нибудь исчезнет... Хозяин клуба будет долго отмываться.

- Умный мальчик, - одобрительно хлопнул «питомца» по плечу Реарни. - Джен в вас не ошиблась. Значит так, Энвери, Стим, количество ваших игровых клубов для «шарогонов» сокращается до четырех. Это «Имперский», «Золотая корона», «Удача» и «Расикорн». Каталы играют во всех клубах, у вас будет выбор.

- Почему такой список клубов? - в глазах у Энвери запрыгали смешинки. - Я правильно понял, что эти четыре клуба принадлежат друзьям местного лорда-управителя? И по окончании нашей миссии их ждет немало неприятных минут?

- Я же сказал, умные вы не по годам, - Реарни чуть ли не мурлыкал от удовольствия. - Так оно и будет. Стим, если я испорчу стол перед играми-реваншами, а днем ты сможешь на нем потренироваться, то какие шансы у остальных на выигрыш?

- Никаких, - просто ответил «шарогон». - Вообще никаких. Если я буду играть на знакомом мне «заряженном» столе, а мои соперники будут играть на нем в первый раз. Только меня после этого надо будет не в гостиницу «Бренир» вывозить, а желательно сразу в другой город и под хорошей охраной, телохранителей так из десяти-пятнадцати.

- Ну, это-то как раз не проблема, к тому времени здесь в сборе вся «золотая пятерка» будет вместе с охраной. А это к вашим четырнадцати шантогирийцам еще по дюжине «сияющих» и «олентийских котов». С такими силами мы весь этот город можем по камушку раскатать. Ладно, отдыхайте, а я пока пойду по остальным группам прогуляюсь. Утром все «шарогоны» встречаются здесь. Обменяемся информацией и еще раз обсудим наш план. Джен - гениальна! Это вообще-то её мысль была, со столами поработать, и вы её подтвердили. Энвери, в каком номере ваши телохранители? Пойду их предупрежу, чтобы сразу пути несанкционированного прохода в клубы взяли под контроль.

+*+*+*+*+


Джена рыжей, яркой юлой крутилась около зеркала, пытаясь понять, какие еще штрихи нужно наложить для создания полного образа не очень дорогой девицы легкого поведения. Ее попытки вжиться в образ вызывали неподдельный интерес и просто шквал мужского участия со стороны напарников.

- Холрик, быстренько поцелуй меня, пока я губы не накрасила, и принеси мне мою награду, - Джена вытянула губы, не подпуская мужа ближе, чтобы не стер густой макияж, изменивший ее до неузнаваемости. - Я сегодня подвиг совершила, а каждый подвиг должен быть вознагражден!

- Ты в очередной раз спасла мир, красавица? - ехидно поинтересовался Игрок со своего места и достал из рукава ярко-красный цветок, который Джена тут же приспособила к прическе. Чем больше ярких деталей, тем меньше запомнят лицо. - И от чего или кого на это раз, если это не секрет?

- Не попал! Я сегодня спасла жизнь Харли, - маркиза нанесла ярко-красную помаду на губы, превращая их в бросающуюся в глаза кляксу. - А он не ценит и отказывается меня за это вознаграждать. Всё, больше никогда не буду его выручать!

- Солнышко, а когда это ты успела спасти мне жизнь? - Холрик насмешливо посмотрел на жену, забавляясь ее боевой раскраской и апломбом. - Не припомню, чтобы мне сегодня что-то угрожало.

- Как не угрожало? А я? - Джена так забавно похлопала огромными, подведенными тушью ресницами, что напомнила ему ожившую куклу. – Как ты мог забыть? Ты стоял ко мне спиной, у меня в руке был твой стилет! Я же могла тебя зарезать! И не стала этого делать и тем самым спасла тебе жизнь. Хватит пререкаться, зануда, и неси мой приз! Пирожное с заварным кремом. Эээ… Пять штук! И еще для Мари… тоже пять. Она меня морально поддерживала во время совершения подвига.

- Дешево же Дженка твою жизнь ценит, - хохоча, Халси чуть не свалился с подоконника, но вовремя схватился за портьеру. - Всего пять пирожных за голову легендарного Холрика. Эй, Рыжик, накинь еще хотя бы тортик!

- Тортик я тебе потом на голову накину, если ржать не перестанешь, хохмач, - пообещала Джена голосом уличной девки. Она примеривалась надеть туфли на огромном каблуке и выбирала себе подходящую пару. - И учти, противный, твою жизнь я спасать не буду. Когда ты совершенно случайно наконец свалишься с подоконника на улицу. Причем то, что окна закрыты, вылететь тебе не помешает. Это же будет всего лишь случайность. Тщательно спланированная.

- Дженка, хватит злобствовать, отправлю я кого-нибудь сейчас за твоими пирожными, - Холрик поднялся с диванчика, желая поскорее выполнить просьбу благоверной, пока она не передумала и не заказала что-нибудь несъедобное.  - Может и правда тебе тортик принести? Будешь сытая и добрая.

- Это ты кого злыдней назвал, бессмертный? - Джена хищно сощурилась, похлопывая туфлей со стальным каблучком-шпилькой по своей ладони. - Нет, Холрик, не был бы ты отцом моих детей, я бы тебя точно пришпилила вот этим. Или подушкой придушила во сне. Или скинула с кровати, что бы ты себе шею сломал!

- Уже детей, а не одного ребенка? - Халси давился смехом, впрочем, не рискуя покидать насиженное место. - А вы когда успели? Вчера еще вроде речь только об одном шла.

- Дурак ты, Халси, а еще будущий барон, - женщина, обиженно пыхтя, натянула на ноги туфли и постучала каблучками, проверяя устойчивость колодки. - На перспективу надо думать, а не жить сегодняшним днем! Вот получу я еще и графский титул, и что мне с ним делать? Не пропадать же добру. Придется второго ребенка рожать. А еще не дай Боги девочки получатся. От этого гада неблагодарного, которого маркизом все кличут, любой подлости можно ждать. Так и придется рожать и рожать, пока хотя бы один сын не получится - наследник Ван Хоннов. Холрик, а давай ты сам этим займешься? Наследник твоей маме нужен, почему я страдать должна?

- Нет, Джен, я думаю ограничить свое участие в этом процессе только стадией зачатия, - мужчина предусмотрительно отошел к двери, держа в поле зрения разошедшуюся «ночную фею». - А все остальное, ты уж как-нибудь и сама справишься. Я в тебя верю, родная! И окажу всяческую поддержку в нелегком деле увеличения поголовья Ван Хоннов. Моральную и аморальную заодно.

- Сейчас доумничаешься, производитель этакий, и я на тебя твоей маме нажалуюсь, вот! – Джен привела последнюю угрозу и попыталась пройтись на высоченных каблуках. - Господи, и как на таких ходят? Тут же сантиметров пятнадцать будет! Так вот, Холрик, я нажалуюсь на тебя твоей маман, и она с тобой что-нибудь сделает. Хотя нет, Сиятельная пусть не отвлекается, ей еще внуков воспитывать.

- А ты принимать участие в воспитании своих детей не собираешься? - Игрок с широкой улыбкой смотрел на женщину, с трудом ковыляющую по комнате и отчаянно пытающуюся удержать равновесие. - Ладно Холрик, он мужчина, а ты-то? Подкинешь своих кровинушек свекрови?

- Не подкину, а со всей аккуратностью передам, - «жрице любви» наконец удалось понять принцип передвижения с использованием этих ужасных женских орудий пыток. - Разбрасываться детьми неприлично, непедагогично и не эстетично. К тому же, можно уронить. Вот ударится ребенок головой и вырастет что-то типа Холрика, такое же очень большое, очень сильное и очень бестолковое. Поэтому наших детей мы с ним воспитывать точно не будем. Мы не настолько ненавидим человечество. Вы-то, прохиндеи, хоть сами представляете, что после нашего воспитания может вырасти? Получится какой-нибудь монстр-убийца с замашками финансового афериста.

- Это ты портрет Первого советника Императора нарисовала? - Халси увернулся от летящей в него подушечки с пуфика. - А что, Джен, ныне действующий к тому времени будет совсем дряхлым, вот и вырастите ему замену. Императорская служба не самое плохое занятие. Будет престарелых родителей из тюрем вытаскивать, когда им в голову взбредет молодость вспомнить. Все, Дженка, хватит кидаться, окно разобьешь! Ты готова на подвиги во имя любви? Дорого выглядишь, красава! На целых три серебрушки. За ночь. Или пять медяков. В час. Уймись, Рыжая! Ох! Я же предупреждал! И где я теперь стекольщика искать буду?



19.

Герцог Стил умиротворенно осматривал модель нового брига, который должен быть скоро спущен с его верфи. Название корабля все никак не давалось ему – в голову настойчиво проникал образ юной рыжеволосой аферистки-маркизы, вызывая слегка грустную полуулыбку. Эта светлая грусть смягчала резкие черты лица Адмирала, обветренного солеными морскими ветрами, делая его моложе и привлекательнее. «А назову-ка я свой новый парусник «Дерзкая Д… Да, чтоб тебя, Охти, морской кракен за задницу в пучину уволок! Вечно ты мне весь настрой сбиваешь!» - подумал Стил, слыша за дверью натужное пыхтение своего порученца.

- Барон, проходи, есть известия из Ларентии? - Адмирал пригласил Охти войти и жестом предложил присесть. Модель парусника пришлось со вздохом разочарования отставить на дальний край стола. - Джен уже прибыла в Ларентию?

- Официально на людях пока не появлялась, но по времени уже должна быть там, - барон сел и выдохнул так шумно, что зашевелились бумаги, которыми был устлан рабочий стол Адмирала. - Но её присутствие или отсутствие для герцога Норги совершенно без разницы. «Сияющие» Холрика так запугали бедолагу, что он уже неделю беспробудно пьет и даже не в состоянии встретиться с герцогом Родгери.

- А вот это он зря, - Стил расплылся в довольной улыбке. - Второй советник Императора весьма злопамятен и очень не любит, когда его персоной пренебрегают. А с учетом того, что подписывать отчет аудиторов будет именно он, то Норги успешно подпиливает сук, на котором сидит. И Родгери с удовольствием его обломает! А что в Бренире?

- В Бренире все тихо, - помощник развел руками. - Там движение начнется после появления маркизы и её веселой копании. Интересно, что она для герцога Ленкиса придумала? Личных счетов к нему ни у Джены, ни у Холрика нет, так что герцог, скорее всего, останется жив. Но вот будет ли его жизнь счастливой...

- Думаю, что для начала, как обычно, врежет по финансам, - Стил поиграл канцелярским ножом, остро заточенным и готовым к использованию и не по прямому назначению.  - Это у нее хорошо получается, не отнять. Потом по репутации. Поищет злоупотребления. В принципе, ей будет достаточно заставить его всего лишь слегка оступиться, что станет поводом для императорского аудита. А там уж его герцог Родгери и сам дожмет.

- Джена не любит неоконченных дел, как и делиться добычей, - барон Охти недобро усмехнулся. - Если она вцепится в милорда Ленкиса, то Второму советнику останется только прикрыть герцогу глаза и поцеловать в холодный лоб. Это фигурально. Убивать лорда-управителя Бренира «холрики» не будут, если только Ленкис не попытается сам их убить.

- Я бы на его месте не стал даже пытаться, - Адмирал проверил заточку карандашей. Настроение поднималось и грозило подчиненным новыми занимательнейшими распоряжениями. - Во-первых, доказать, что за всеми его будущими неприятностями стоит именно наша малышка, никогда не удастся. Как не удавалось никому за последние десять лет. Хотя крови они с Холриком много кому попортить успели. Во-вторых, Джена сейчас невестка миледи Сиятельной, а она сама по себе страшный враг. В-третьих, Джен Аль Ван Хонн - маркиза. А чтобы убить кого-либо из высшей знати Герии, надо быть уверенным, что Император закроет на это глаза. Вот у Холрика и Джен есть основания для такой уверенности, поскольку если всплывет, что Норги хотел отдать на растерзание наемникам мирный город, да еще и не из своего землевладения, поднимется страшный гвалт. А если ко всему этому добавится еще и история с убийством родителей Джены... Поэтому Императору проще разрешить Ван Хоннам втихую свести личные счеты с Норги, чем раздувать этот скандал. Хотя огласки вполне бы хватило для лишения Максвела поста лорда-управителя Ларентии.

- В целом, не могу не согласиться с Вами, милорд, - Охти покивал для солидарности. - Скандал такого плана бросит тень и на Его Императорское Величество. В конце то концов, именно Августейший назначает лордов-управителей, а значит фактически несет ответственность за кандидатуру хозяина земель. Так что действительно проще отдать Ван Хоннам герцога Норги, чем что-то устраивать. Тем более, Холрик ведь не успокоится. Так что, в конце концов, умрет или Норги, или Холрик. Милорд, а правда, что Сиятельная приходится сестрой Императору?

- Достоверно никто не знает, - герцог Стил скривился как от зубной боли, как всегда при упоминании этой милейшей женщины. - Но ходят упорные слухи, лет так уже шестьдесят… с момента её рождения. Не родная, сводная. Вроде как её матушка согрешила с отцом нынешнего Императора. Но эти слухи невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Как понимаешь, очевидцев тех событий уже нет в силу возраста, а самого Императора, даже если он и знает истину, не спросишь. Только вот то, что Император позволяет ей намного больше, чем любому другому лорду-управителю, это - общеизвестный факт. Но в эти тайны лучше не лезть, для здоровья полезней будет. Охти, забудь про все, что по этому поводу когда-либо слышал.

+*+*+*+*+


Тесный номер малобюджетной гостиницы как ни одно другое место в городе подходил для обтяпывания всякого рода темных делишек: никому из персонала и дела не было до набившихся в комнатушку постояльцев.

- Ну, что скажете, рыцари легкой наживы? - Рерни величественно возвышался во главе небольшого круглого стола, за которым кроме него сидело еще четверо молодых игроков в биллиард. - Как обстановка в Бренире?

- В клубе «Расикорн» есть «заряженный» стол, господин Реарни, - Стим взял на себя обязанности старшего. - И на нем играют только два человека. Судя по всему, его держат для «залетных» типа нас - «заряжен» со знанием дела. Не просто наклон, еще и скос на одну ножку. Отклонение шара минимальное, но в лузу шар уже не попадает, разница в несколько миллиметров. Если не знаешь, как и куда смотреть, ни за что не увидишь. В остальных клубах со столами все честно.

- Так, уже интересно, - мужчина довольно потер руки. - Очень интересно. Владелец клуба - барон Куртим. А его сыночек есть у нас в списке по «Бренирскому пари». Стим, кто из вас играл на этом столе?

- Я, господин Реарни, меня зовут Жиро Дер Лини, - со своего места встал длинноволосый паренек с мечтательным взглядом непризнанного поэта. - Стол, без сомнения, «заряжен». Я сыграл две партии и обе, разумеется, проиграл. Всего в клубе четыре стола. Я поиграл на каждом. «Заряжен» только дальний, справа от входа.

- Если представится возможность на нем поиграть, справишься? – Реарни, прищурившись, глянул на паренька. -Надо бы игрокам Бренира кое-что объяснить.

- Да, но мне нужно два или три часа набить руку, - Жиро мотнул головой. - И после этого я не должен играть на другом столе, иначе собьются мышечные настройки.

- Я тебя услышал, будем думать, - командир замурлыкал веселенький мотивчик себе под нос. - Стим, как публика в биллиардных?

- Молодые аристократы, богатые купцы, зажиточные горожане, - молодой человек перебирал категории гостей. – Всё, как и в обычных клубах. Особого ажиотажа нет, но и пустыми столы не остаются. Профессиональных игроков мало. Где-то два-три на каждый клуб. Эти играют редко, как я понял, ждут богатых приезжих. Местные их знают и не связываются.

- А что по ставкам? - Реарни внимательно слушал «шарогона». - Есть возможность устроить игры на большие ставки?

- Имеется, - уверенно ответил Стим. - Нас никто не знает, поэтому если изображать из себя провинциальных недотеп, народ клюнет. Начинаем играть в паритет. Потом немного выигрывать, чтобы поднимать ставки якобы за счет выигрыша. А потом уже все как обычно - желание сорвать куш, сносит голову. Азартные игроки в клубах есть всегда.

- И еще одно предложение, господин Реарни, - на этот раз из-за стола поднялся юноша в небрежно накинутом на плечи камзоле. - Я - Зирк Дер Ейрини. Надо выманить всех профессиональных игроков в один клуб, чтобы остальным не мешали. Для этого один из нас завтра начнет хорошо играть. Лучше всего в «Удаче», где я сегодня был. Поясняю: там почти нет посторонних, поэтому много выиграть не получится. А вот то, что какой-то молодой новичок очень хорошо играет, это известие не сможет не вызвать интереса у профессионалов, и они начнут собираться в «Удаче», чтобы проверить новичка на прочность.

- Хорошо, принято, - главный телохранитель оценил задумку. - Но окончательно решим только когда вы все сыграете в каждом из клубов. Как минимум неделя до прибытия остальных из «пятерки» у нас есть. Кстати, что говорят завсегдатаи, есть разница по количеству игроков по дням недели?

- Есть, в пятницу народу намного больше, - вернул себе слово Стим. - Но это происходит за счет клерков всех рангов. Заходят отметить окончание рабочей недели, пропустить пару стаканчиков спиртного, и заодно шары погонять или в картишки перекинуться. Но эти на большие суммы играть не будут, за неимением таких сумм.

- Клерки нас практически не интересуют, на них много не заработаешь, - задумчиво протянул Реарни. - А в другие дни? Или нет такой закономерности?

- Трудно сказать, господин Реарни, мы ведь пока только первую ночь играли, - Стим неопределенно пожал плечами. - Вроде как по субботам аристократов побольше собирается. Сегодня - четверг. Посмотрим, что будет завтра и послезавтра. А там уже и определимся приблизительно, долго изучать обстановку нам некогда. И еще вопрос, мы можем начать заводить знакомых среди персонала клубов? На будущее, в качестве источников информации.

- Пока - нет, ни в коем случае! - резко ответил главный. - Сказано же вам, внимание к себе не привлекать. Еще не хватало, чтобы до хозяев дошли слухи об излишне любопытных игроках. И в Рисоре тоже. Закончите с наши делами и делайте, что хотите. Пусть у Халси за вас голова болит. На сегодня - все. Идите спать, уже светает. Завтра - встречаемся здесь же. Может и еще что интересное увидите.

+*+*+*+*+

- Все, я в ванную! - Джена с наслаждением стянула с себя неудобные туфли и растянулась на кровати в своем номере гостиницы «Ларентия». - И как на таких ходулях вообще ходят? Я пока от кареты до номера дошла, уже все прокляла. Холрик, а что нового рассказали «сияющие»? Как себя чувствует наш лучший друг Норги?

- Ты в ванную отмокать от тяжелого дня собралась или новости слушать? - Холрик насмешливо посмотрел на жену. И ведь не отстанет, пока все не вызнает, лиса эта рыжая. - Ты бы уж определилась. Я начну рассказывать, ты убежишь. А когда вернешься, придется начинать сначала, поскольку ты уже все забудешь.

- Харли, я тебе давненько не напоминала, что ты - сволочь? - почти ласково пропела женщина, даже не предпринимая попыток встать. - Так вот, напоминаю. Можешь себе на лбу написать крупными буквами, что бы все знали. Пойди включи мне в ванной горячую воду и начинай рассказывать. Кратко. А я пока еще чуть-чуть отдохну. Ножки отваливаются. А ты мог бы меня и пожалеть, между прочим, супруг безжалостный!

- Если я тебя начну жалеть, то мы зальем два этажа под нами, - Холрик с улыбкой присел на кровать рядом с пострадавшей от обувного насилия Дженой и начал аккуратно массировать ей ступни. - А если коротко про Норги, он уже почти дошел до ручки. Пьет вторую неделю, причем беспробудно. «Сияющие» его немного попугали, и он сломался. Между прочим, этаж под нами снял Второй советник Императора, и он жаждет с Норги пообщаться. Уже несколько дней как безуспешно.

- Герцог Родгери собственной персоной в Ларентии, - пробормотала Джена, расслабляясь под ласковыми поглаживаниями мужских ладоней. - Харли, а мне почему-то кажется, что должность лорда-управителя Ларентии готовят как раз для него.

- Вполне возможно, - массаж перешел на лодыжки. - Он достаточно молод, старше меня на пять лет, герцог, тут даже с титулами ничего придумывать не надо. Предан Императору, иначе бы никогда не стал Вторым советником. Управленческого опыта у него достаточно для Ларентии. В целом, вполне подходящая кандидатура.

- Советник Императора - лицо подневольное, а лорд-управитель в своих землях абсолютно свободен в своих действиях, - маркиза от наслаждения закрыла глаза. - Если, конечно, не переходить границы и не злить Императора. Но герцог Родгери слишком искушен в придворных интригах, чтобы понять, когда не надо нарываться.

- Вот именно, моя умница! - подтвердил Холрик мысли жены. - И у него, в отличие от Норги, хорошие связи при дворе. То есть, если над ним начнут сгущаться тучи, свои его предупредят, и герцог Родгери успеет принять меры и подготовиться к любому развитию событий.

- Плюс к этому, он достаточно хорошо знаком с Императором, - Джена, потянувшись всем телом, села на кровати. - Что позволит ему в любой момент, в случае необходимости, получить у Его Величества личную аудиенцию. А это при дворе Императора достаточно высоко оценивается. Как считаешь, мы с ним сможем встретиться?

- Джен, а нас вообще-то еще здесь нет, - молодая женщина была подхвачена на руки и аккуратно внесена в ванную комнату. - Мы еще не приехали. Так что по поводу аудиенции рассуждать преждевременно. Но то, что он знает о нашем скором прибытии, это однозначно. Наш штандарт висит среди гостевых на «Ларентии». Поведай-ка мне, любимая, ты с ним лично знакома?

- Откуда? - Джена позволила Холрику снять с себя платье. - Я вообще-то еще три недели назад была липовой графиней Орти Дер Анир. Так что, где я, а где герцог Родгери, Второй советник Императора! И вообще, Хорлик, выходи уже отсюда! До конца я и сама разденусь. А то пока ты меня будешь стягивать с меня эти тряпки, вода остыть успеет. Потом поговорим!

+*+*+*+*+


Встреча помощника герцога Норги и его главного телохранителя традиционно началась на крыльце его резиденции с привычного обмена сведениями о текущей малоприятной обстановке.

- Хорошие новости есть? - барон Хорини с надеждой смотрел на начальника личной охраны герцога Норги. - Милорд хоть чуть-чуть оклемался?

- Герцог ловит призрачную лисицу, которая, по его мнению, бегает по винному погребу и пытается его укусить, - охранник выглядел очень плохо, с трехдневной щетиной и красными от недосыпа глазами. - Причем, эту лису кроме него никто больше не видит.

- Допился вконец, - барон сплюнул прямо мраморную ступеньку крыльца. - Вызывай лекаря, пока он в погоне за мифической лисицей шею себе где-нибудь не свернул. Второй советник Императора в ярости. Я от его посланцев, которые стерегут меня у входа в мой дом, прячусь. И они меня поймают, у меня же смена одежды дома, и деньги. А ходить по нескольку дней в одной и той же рубашке, простите, но это уже перебор!

- И что дальше? - потухшим голосом спросил Герник, опустив глаза в землю. - Если герцог Родгери узнает, в каком состоянии находится милорд, боюсь ему и отчет аудиторов не понадобится...

- Ему уже скоро и личная беседа с герцогом Норги не понадобится, - зло огрызнулся Хорини. - В землевладении – чумная паника, порт на карантине, банки отказываются кредитовать купцов из-за отсутствия оборотных средств, крестьяне, вместо того что бы собирать урожай, сидят по своим домам и трясутся от страха, а лорд-управитель пьянствовать изволит!

- Господин барон, я-то что могу сделать? - Герник взвыл дурным голосом. - Я вообще-то просто телохранитель! Те-ло-хра-ни-тель! Мое дело его от лихих людей оберегать, а не из запоев вытаскивать! И не прятать от него бутылки или гоняться за привидевшимися ему зверюшками. Ой, а вот и лиса... Я что, тоже сошел с ума?!

- Нет, это действительно она, - барон вытаращился на сидящую под кустом черно-бурую зверушку, настороженно косившую на мужчин черными бусинами глаз. - Ты говорил, что она людей не боится? Похоже на то, совсем не дикая. Видимо, взяли из пушного питомника, и теперь она решила, что будет жить у герцога в парке.

- Так у герцога не алкогольный бред? – теперь уже Герник с надеждой спросил у барона. - И лиса действительно есть?

- Герник, эта пушистая тварь действительно здесь, - Хорини с нескрываемым сожалением посмотрел на охранника герцога Норги. - Только она живет в парке и в дом вряд ли заходит, а тем более, в винный погреб. Так что герцог Норги гоняет в подвале какую-то другую лису, которая существует только в его одурманенном алкоголем мозге. И послушай моего совета, вызови поскорее целителя.

- Сейчас пошлю кого-нибудь из слуг, - Герник как будто сдулся и стал даже ниже ростом. - Вызывать его личного лекаря? Господина Торенси?

- Разумеется, личного! - сквозь зубы прошипел барон. - Иначе о запое герцога завтра будет знать весь город! И Второй советник Императора, в том числе! Потому что к нему побегут в первую очередь с требованием принять меры! В Ларентии грых знает, что творится, а лорд-управитель возжелал свое пойло хлебать до лисичек в глазах! Да его завтра же поста лишат, не дожидаясь, пока он из этого состояния выйдет!

- Я все понял, - и Герник шаркающей походкой поплелся наверх по ступеням. - Сейчас найду лакея и отправлю с запиской к господину Торенси. А что он должен лекарю сказать? Чем герцог болен?

- Да что угодно! - Хорини почувствовал, что еще несколько тупых вопросов, и он сорвется. - Простудился! Ногу сломал! Сильная головная боль! Ты что думаешь, что лекарь, посмотрев на милорда, решит ему желудочные пилюли прописать? Герник, хоть ты меня не зли! Да, и предупреди господина Торенси, что забирать герцога из дома нельзя! Пусть сюда сиделок, и кто там еще нужен, притащит. А также молчит обо всем, что он увидит или услышит! Поскольку я подозреваю, что сейчас герцог ловит не просто лису, а убиенного графа Корни. Если что, я буду у себя дома. Безвылазно! Я тоже болею! Как только герцог придет в себя, сразу пришли за мной слугу. Сразу!

+*+*+*+*+


Холрик принимал визитеров, сидя в излюбленной позе на подоконнике. Олентийцы завалили к нему на доклад дружной, но тихой гурьбой. И неспроста.

- Вы чего творите, усатые?! - Холрик не знал, смеяться ему или плакать. - Вы зачем ограбили агента барона Хорини? Ленни, я сказал дать ему пару раз по лицу для отвлечения внимания, пока «коты» будут пробираться в гостиницу через черный ход! А вы что сделали? Скажи, зачем тебе его камзол понадобился? Вы бы еще и штаны с него сняли. Конни, и ты туда же! Вас двоих вообще никуда вместе выпускать нельзя?

- Угадал, командир, штаны мы с него тоже сняли, - Ленни кинул отнятый у агента сюртук второму «олентийскому коту». - Конни, брось потом в камин, ничего интересного. А еще сняли ботинки и рубашку. Подштаники, правда, оставили. Кстати, плохо Хорини своим агентам платит. Всего одиннадцать серебрушек, шесть медяшек и паршивенькая серебряная цепочка. Даже часов не оказалось.

- Ленни, а вы давно стали уличным разбоем промышлять? - Холрик обескураженно уставился на довольных «котяток» - мужиков с косой саженью в плечах и повадками прирожденных убийц. - Я вам что, мало плачу? Ленни, морда твоя наглая, поимей совесть! Вы получаете золотой в день! Вам денег не хватает?

- Холрик, ну чего ты разоряешься? – «котяра» недоуменно пожал плечами. - Нам что, надо было к нему подойти и без разговора врезать по лицу? Это невежливо. А поговорить? Вот я и спросил у него, сколько сейчас времени. А у него даже часов при себе не оказалось! И этот наглец посоветовал мне дойти до площади и посмотреть на городские часы на ратуше.

- А я так вообще не поверил, что у агента нет часиков, - Конни с невинным видом почесал затылок. - Нет, Холрик, ну сам рассуди, как может агент и быть без них? А если бы вы из гостиницы куда- то направились? Что бы он в рапорте потом писал? Объекты вышли из «Ларентии» в момент, когда луна была над левым флюгером крыши?

- И ты для проверки, а точнее, в поисках часов решил вывернуть у него карманы? - ехидно поинтересовался Холрик. - А поскольку на улице было темно, и рассматривать содержимое карманов было неудобно, то вы решили карманы забрать с собой вместе со всей его одеждой. А подштаники ему оставили, потому что на них не было карманов.

- А ты откуда знаешь? - подозрительно протянул Ленни, прищурив желтые глаза, как настоящий дикий кот. - Так все и было! Ты что, Холрик, подсматривал? Правда, он сюртук отдавать не хотел, и пару раз по морде Конни ему все же за это съездил. А он хлипкий оказался и вырубился. Но мы его на улице не бросили! Мы его отнесли в сквер и на лавочку положили, и даже брошенной кем-то газеткой накрыли.

- Ребята, а вы в цирке выступать не пробовали? - командир застонал от отчаяния. Порой выходки подопечных его здорово доставали. - Вместо клоунов? У вас бы получилось. Он вас точно не мог запомнить?

- Неа, - синхронно ответили «коты» и отрицательно помотали головами. - Мы же платочки повязали, чтобы он бритые виски не увидел, а, чтобы на него перегаром не дышать – замотали пол-лица. Мы же сегодня пивка попили, а дышать перегаром на собеседника невежливо!

- Угу, набить агенту морду и раздеть до исподнего – это, по-вашему, вежливо! - Холрик со смешком спрыгнул с облюбованного подоконника. - Все, идите к своим. Ленни, ваш номер тот же, что и был раньше, рядом с номером Джен, в котором мы теперь живем совместно. Остальные разместились в моем бывшем номере и номере Реарни. Покажи Конни, где они. Или забери Конни к себе, у вас в номере лишняя кровать есть, четвертым будет. А я пошел спать. Надеюсь, вы не заблудитесь?

+*+*+*+*+


В спальне герцога творился форменный бардак. Слуги, неслышными тенями выволакивали поломанную мебель, ступая по осколкам дорогих ваз и зеркал и обрывкам тряпок и до обморока боясь попасться спелёнатому и привязанному к кровати, но от этого не менее жуткому, господину.

- И как давно милорд пьет? - господин Торенси, морщась, приложил к роскошному синяку, наливающемуся под левым глазом, принесенный служанкой из погреба кусок льда. - У него сильное истощение на фоне алкогольного отравления. Хотя драться это ему не мешает. Еле заломали. Он пьет без закуски?

- Так восьмой день, поди, не просыхает, - мрачно процедил Герник, оглядываясь на слабо трепыхающегося Норги, постепенно впадающего в лечебный сон. - Разумеется, без закуски. Господин Торенси, а сколько он проспит? Что вы в него влили? Это снотворное?

- Надеюсь, проспит хотя бы часов двенадцать, - лекарь снова с досадой ощупал вздувшийся на полщеки фингал. - Проснется - посылайте за мной. И не вздумайте его развязывать! Сам покалечится и вас изуродует. Ну-с, и что, позвольте узнать, его сподвигло на такие алкогольные подвиги? Он же никогда раньше спиртным не злоупотреблял!

- На Его сиятельство свалилось сразу много проблем, - начальник охраны лихорадочно пытался сообразить, можно ли рассказывать лекарю про покушения. – Тут, это... Аудиторы приехали. Потом еще эта эпидемия чумы в Ларентии.

- А врать ты не умеешь, Герник, - Торенси бросил кусок подтаявшего льда на стоящее на столе блюдце, когда понял, что лучше его лицо выглядеть уже не будет. - Аудиторы в Ларентии сидят уже месяц, а слухи про заразу поползли пять дней назад, когда милорд был уже в запое. Кстати, абсолютно бредовые слухи. Нет в Ларентии чумы. И лет сто пятьдесят уже не было. Я бы точно знал. Так что случилось у герцога?

- Что-что… покушались на него, - Герник решил, что врать такому проныре бесполезно. - Дважды в один день. А потом еще проникли в его хорошо охраняемый парк и подарок оставили. Точнее, прошли через парк и в окно закинули.

- Уже не врешь, но и всей правды не говоришь, - лекарь начал складывать в саквояж склянки и пузырьки со снадобьями, искоса поглядывая на растерянную физиономию телохранителя. - Герник, на герцога Норги за последние пять лет покушались неоднократно. И никогда герцог после этого в запои не уходил. Наоборот, собирался с мыслями и вылавливал заказчиков. Следующая попытка сказать мне правду, кто охотится за милордом Норги, и кого он так боится? Говори прямо, я его личный лекарь и умею хранить тайны. И мне необходимо знать, от кого у милорда крышу снесло, потому что от этого зависит его лечение. Я боюсь, что выведу его из запоя, а как только я выйду за порог этого дома, он сразу побежит в винный погреб. Так кто?

- Холрик Ван Хонн и Джен Аль Джариет Корни, - сделав глубокий вдох, как перед прыжком в воду, признался Герник. - И «сияющие» миледи Ван Хонн.

- Значит, докопались все-таки до правды про смерть графа Корни! И узнали, кто приказал сдать наемникам Шонтогири, - пожилой лекарь побледнел и стал еще поспешнее собираться на выход. - Да, у милорда есть все основания опасаться за свою жизнь. Холрик и Джена в Ларентии?

- Нет, но судя по приспущенным личным штандартам над арендованной ими гостиницей, скоро вернутся, - охранник отвел глаза от пристального взгляда Торенси. - Но «сияющие» из Ларентии не уезжали. И еще, они не пытались его убить, просто показывали, что они могут это сделать в любое время. И, поверьте, это намного хуже, если бы они реально хотели его убить. Ожидание смерти, оно ведь даже хуже, чем сама смерть.

- Я все понял, - господин «доверенный лекарь» посмотрел на спящего герцога с жалостью. - Мои указания прежние. Как только он проснется, сразу посылайте за мной. Не развязывайте. Попытайтесь напоить куриным бульоном. Убьет милорда Холрик или не убьет, все в руках Богов, а лечить я его все равно обязан. Я клятву исцелять страждущих давал.



20.

- Доброго тебе дня, Хорини, - начальник службы безопасности лорда-управителя Бренира, господин Хьюнго, неторопливой походкой вошел в холл особняка следом за молчаливым управляющим баронского поместья. - Рад тебя видеть. Хотя не сказал бы, что ты выглядишь по-прежнему хорошо. Вид у тебя очень усталый. Совсем тебя милорд Норги загонял?

- Милорд Норги в настоящий момент сам себя в полную задницу загоняет, - барон устало выполз навстречу старому знакомому. - А я вынужден наблюдать этот увлекательный процесс в подробностях. Ну, здравствуй, Хьюнго! Какими судьбами в наших краях? Сканл, прикажи принести нам выпить, мы будем в кабинете. И после этого, нам не мешать! Меня ни для кого нет. Садись, Хьюго, как понимаю, разговор у нас будет непростой. Чует сердце, у вас тоже возникли проблемы с «римерийским пари по герийски»?

- Ты угадал, дружище, - Хьюнго сел в предложенное хозяином дома кресло и, не откладывая в долгий ящик, приступил к рассказу. - У нас четыре трупа молодых любителей невинных девушек. И у моего хозяина есть подозрение, что на этих телах еще ничего не закончилось, а все только началось. У нас промышляли две группы наемников. Одна группа «охотников» нами полностью уничтожена, а вот вторая, под командованием Каренсия, ушла к тебе, в Ларентию. Знаешь такого? Человек лорда-управителя Тортореи, герцога Митела.

- Про него можешь забыть, - Хорини подхватил с подноса с напитками и легкой закуской, поставленного слугой на небольшой столик, бокал вина и протянул его приятелю. - Я лично присутствовал на его похоронах. Правда, торжественными их назвать можно только с большой натяжкой, мои агенты без особых церемоний закопали труп на Старом кладбище вместе с останками его группы.

- Даже так? - собеседник сделал маленький глоток вина и одобрительно кивнул головой. - А как вам удалось его поймать? У меня не получилось, осторожный гад, почувствовал, что мы сели ему на хвост, и сразу сбежал. Причем так умело, что мы смогли его отследить только до границы с вашим землевладением, и то через два дня после того, как он Бренир покинул.

- А это не мы, мы Каренсия тоже найти не смогли, - хозяин дома скривился и со злостью сжал ножку бокала. - Нам достались только свеженькие трупы. Каренсия отловили «сияющие» Холрика, они же и приговорили. И не только его, еще и наемников Трикси пустили в расход.

- Так, а вот сейчас я вообще хоть что-то перестал понимать, - Хьюнго недоумевающе посмотрел на своего ларентийского коллегу. - Я думал, что Холрик с Дженой охотятся на милорда Норги, а получается, что на самом деле они его защищают? Ты мне можешь это объяснить? А если они на стороне милорда Норги, то зачем тогда Джена разорила «Ларентийский городской банк»?

- Эта парочка играет на самих себя, - барон Хорини угрюмо отсалютовал своим бокалом. - И они действительно охотятся на милорда Норги. Но я уже сам запутался во всех этих хитросплетениях происходящего. Каренсия по приказу Холрика совершенно точно уничтожили «сияющие», это - факт. Но к «ларентийскому пари», которое у вас называется «бренирийским», это никакого отношения не имеет. У Холрика к Каренсию были личные претензии. Убитый как-то, года три назад, ухитрился оскорбить Джену, а Холрик - скотина мстительная, и при первой же возможности его устранил. Трикси же, дура ревнивая, Холрика пиратам сдала через моих ребят. За что тут же и поплатилась. Хотя я сам Трикси не сливал, но Холрик откуда-то о предательстве узнал. Эта шкура еще жива только потому, что Холрик решил её лично придушить. Так что чета Ван Хонн не защищает милорда Норги. Более того, у Холрика и Джен к моему хозяину личные претензии. И боюсь, скоро мы будем читать в газетах некролог про его безвременную кончину.

- А какого плана у Холрика и Джен претензии к герцогу Норги? - бренирец задумался, ведь что-то действительно было неправильным в сложившейся ситуации, что-то не давало ему покоя. - Милорд Норги тоже ухитрился Джен Великолепную оскорбить?

- Нет, он всего лишь отдал приказ убить её родителей, графа и графиню Джариет Корни, - с изрядной долей ехидства ответил барон Хорини. - А саму Джен засунул в тюрьму якобы за их убийство. Это было десять лет назад, но, как сам понимаешь, в таких вопросах сроков давности не бывает. Джен об этом узнала и расстроилась. А когда она расстраивается, то её обожаемый Холрик начинает женушку утешать, и, как правило, вплоть до скоропостижной смерти обидчиков. Так что жить Норги осталось недолго. Тем более, что к милорду у Ван Хонна еще и свой личный счет есть.

- Ты сказал, «чета Ван Хонн», - задумчиво протянул бренирский безопасник. - Они что, поженились-таки? Ну, и дела! А ведь Холрик мстит милорду Норги за Шантогири.

- Поженились, и даже дважды, - барон неожиданно расхохотался, чуть не расплескав содержимое бокала. - Это же «Шантогирийский призрак» и Джен Великолепная! Они ничего по-людски сделать не могут. Почти два месяца назад Джен вышла замуж за Холрика в олентийском консульстве у нас в Ларентии. У Холрика есть второе подданство, олентийское. А три недели назад отпраздновали свадьбу уже в Герии, в землевладении Ван Хонн.

- Так что, получается, в Ларентии молодожены творят личную месть? - Хьюнго совсем запутался в полученной информации. - Но у вас тоже убивают молодых аристократов, игравший в аналог «римерийского пари». А это уже к личным делам Ван Хоннов не имеет никакого отношения. Или Ван Хонны совмещают полезное с приятным?

- Скорее всего, именно так и происходит, - неохотно подтвердил слова приятеля Хорини. - Но сама Джен, как ты сам догадываешься, в крови наших молодых идиотов мараться бы не стала, не её стиль. Максимум, кого она действительно хочет убить - это мой хозяин. Но в двух случаях убийств остались их следы. Сгоревшая усадьба баронов Сонриков. Этих, похоже, подпалили «шантогирийские мертвецы» из свиты самого Холрика. Но там тоже мутная история, у шантогирийцев к старшему барону были какие-то собственные предъявы. Сами бы они барона тронуть не решились, но вот под прикрытием Холрика вполне могли.

- К баронам Сонрикам много у кого были счета, - бренирец поставил опустевший бокал на подлокотник своего кресла. - Мерзопакостная была семейка, во всех отношениях. А что со вторым случаем?

- На собачьих боях, в клубе барона Кесринка, наша милая Трикси выставила на бои трех псов, - барон забрал у Хьюнго пустой бокал и собственноручно налил еще вина из стоящей на столе бутылки. - Это при том, что собачьими боями она никогда не интересовалась, а уж тем более своих псов у нее не могло быть по определению. А тут сразу три пёсика. Двое в предварительных схватках порвали почти всех претендентов на победу, после чего благополучно погибли во время очередных боев. А третий добил оставшихся претендентов на «золотой ошейник», а потом, не мудрствуя лукаво, загрыз и самого барона Кесринга, непонятно за каким хреном полезшим к нему в вольеру. Пса пристрелили, но барона спасти не удалось.

- А причем тут Холрик? - вопросительно посмотрел на Хорини начальник безопасности Бренира, забирая предложенный ему бокал. - Играла же Трикси.

- Бывшие у Трикси собаки - ронтийские бойцовые псы, - барон ухмыльнулся. - Специально выведенная для боев, где-то в землях Ван Хоннов, печально известным доктором Ронти собака. Злобная, очень сильная и абсолютно безмозглая машина для убийства. Запрещена указами лордов-управителей практически во всех землевладениях Герии. Что не мешает некоторым таким же безмозглым аристократам их втайне заводить. Покупают щенков в Хонне за безумные деньги, а потом щекочут себе нервы - кинется на них щеночек или нет. Точнее, обязательно кинется, только вопрос - когда. Так что притащить в Ларентию этих монстров мог только Холрик на военном корабле милорда Стила.

- Да, весело тут у вас, - Хьюнго залпом допил вино и протянул хозяину дома привезенную с собой толстую папку. - Ну что, раз уж мы с тобой сейчас в одной упряжке, предлагаю обменяться всей имеющейся информацией, пока мы без хозяев не остались. На, держи, здесь все, что у меня есть по «пари». Включая рапорты моих осведомителей. Я могу рассчитывать на ответную любезность?

+*+*+*+*+


Утро нового дня начиналось с мирного позвякивания приборов по тарелкам и неспешной беседы в приглушенных тонах.

- Все, наше инкогнито можно раскрывать, - Холрик, не торопясь и со вкусом, доедал завтрак, поданный в их с Дженой номер. - Ленни, прикажи поднять наши с Джен штандарты. Не от кого прятаться, наш любимый милорд по-прежнему в глубокой отключке. Так, хоть нервы его окружению попортим, пусть подергаются немножко, а то расслабились тут без нас.

- Как скажешь, командир, - Ленни откинулся в кресле, осоловело щурясь. Ларентийские каникулы ему станут прибавкой в весе, если Холрик с Дженой не придумают новый замес. - Сейчас распоряжусь. Так что, завтрак можно заказывать уже на всех?

- Лучше отправь половину «котов» позавтракать в общий зал, - Холрик пакостно улыбнулся. - Надо обозначить свое присутствие и порадовать добропорядочных ларентийцев радостной вестью, что мы вернулись. И шестерых «сияющих» пусть с собой возьмут, чтобы радость эта была полной и искренней.

- Как бы ещё и барон Хорини от такого счастья пить не начал, - лениво поддакнул «котяра». - На пару с милордом. А то нам совсем скучно будет. Пойду, скажу ребятам. Вы с Дженой, часом, к мэру города с визитом вежливости съездить не хотите? Думаю, он тоже будет в искреннем восторге от вас, а с учетом того, что Адмирал Стил все же ввел карантин в морском порту, восторга будет полные штаны.

- Дженка проснется, и наведаемся, - Харли довольно потер руки, предвкушая планы на день. - Мы же тоже вежливые. Почти как вы, да, Ленни? Правда, бить лицо мэру мы не будем и раздевать до трусов тоже, пусть живет. Послушай, раз уж Реарни нет, придется тебе за него пока организационные вопросы порешать. Закажи нам карету сразу после обеда, часика на три пополудни. Ваши лошади в конюшне, да, найди еще лошадей для твоих шестерых «котов». Животных не арендуйте, покупайте, денег я дам. Нам еще изрядно по Герии помотаться придется, так что присматривайте повыносливее, а не доходяг. Передай ребятам, что лошадей я им потом оставлю в качестве премии.

- А мне премию? - из спальни вышла заспанная Джена, завернувшаяся в домашний халат Холрика, полы от которого забавно волочились за ней по полу. - Я тоже премию хочу! Или тортик. Привет, Ленни. Кстати, вы чего с утра разорались? Разбудили меня, маленькую, бедненькую, беззащитную будущую мать. По головам вам, что ли, за раннюю побудку настучать?

- Садись завтракать, беззащитная ты наша, - Холрик поднялся с места и помог любимой с комфортом устроиться в кресле, которое придвинул к столику. - Мы после обеда собираемся навестить мэра. Ты свои драгоценности у мамочки не забыла? Ты же у нас теперь маркиза, надо бы всех поразить твоим внешним видом.

- Хочешь, вчерашнее платье и туфли надену? - Джена рассматривала содержимое выставленных на стол судков и блюд. – Тотальное поражение всем будет гарантировано, особенно с учетом платьица дешевой шлюхи в сочетании с фамильными драгоценностями Ван Хоннов.

- Джен, это будет незабываемо! - Ленни расхохотался, представив это невообразимое зрелище. – Наша маркиза в платьице немыслимой, ярко-красной расцветки, которое больше напоминает ночную сорочку, с заплетающимися ногами на высоченных каблуках, размалеванная под боевой окрас дикаря и в бриллиантовом колье, стоимостью вполовину этого города… Рыжуля, а ты что, притащила с собой фамильные украшения Ван Хоннов? Так это придется дополнительную охрану нанимать!

- Эй, усатый, хватит моей жене ценные идеи подавать! - Холрик давился смехом, также представив себе деморализующий эффект от такого сногсшибательного появления жены в мэрии. - А то она действительно решит над Ларентией поиздеваться. И дополнительной охраны не надо, это - копии, подлинники остались в домашнем сейфе миледи Сияющей.

- Харли, положи мне фруктового салатика, чуть-чуть овсянки, всё равно не отстанешь пока я её не съем, и..., - Джена еще раз по-генеральски осмотрела диспозицию заказанных Холриком блюд. - Вон тот аппетитный кусочек мяса. Нет, два кусочка мяса! И побольше грибной подливки. Чего уставились? Я, между прочим, за двоих должна есть! Нас же двое во мне одной маленькой. Так что клади три куска. И морса мне налейте… пока я вас всех с голодухи не покусала. Ленни, пойдешь распоряжения отдавать, позови ко мне Мари, пусть поможет мне к парадному выезду подготовиться.

+*+*+*+*+

- Трикси, ты можешь начинать собираться, - Хорст без стука вошел в гостиничный номер женщины, открыв дверь своим ключом. - Мы завтра перебираемся в Рисору. С остальными бойцами моей десятки я тебя познакомлю на месте. Ты их не знаешь, все из бывших военных, ерундой типа той, какой ты обычно занимаешься, они брезгуют.

- Вернулся Холрик? – в темных глазах женщины промелькнул животный страх. - А он знает, что ты взял меня в свою десятку?

- Боишься, что он тебе при встрече голову открутит? – ее подельник недобро усмехнулся - И правильно делаешь... Да, не трясись так, успокойся, Холрик про тебя знает и обещал во время операции не трогать. И даже после её окончания еще две недели. Так что у тебя будет время покинуть пределы Герии, если ты только еще чего-нибудь не выкинешь.

- Не выкину, я же не совсем дура, так нарываться, - Ягодка вздохнула с явным облегчением. Искаженные страхом черты лица расправились. - Чем мы будем заниматься в Рисоре?

- Собирать информацию, Трикси, - Хорст развел руками. - Всего лишь собирать информацию. Ты в прошлый раз спрашивала, почему ты никогда не встанешь в один ряд с Джен Великолепной, так вот это - и есть ответ. Джен никогда и никуда не суется без предварительно разведки и без анализа полученных сведений. Поэтому они с Холриком уже десять лет практически безнаказанно творят произвол по всей Герии. Все знают, чьих это шаловливых ручонок дело, но доказать ничего не могут.

- Я всё отлично поняла, - Трикси злобно зыркнула на довольного мужчину. - Какого рода нужна будет информация? И как мы её будем собирать?

- Любая, - Хорст по-хозяйски развалился на кровати, заложив руки за голову, но Трикси даже не поморщилась. Качать права в ее положении было бы весьма неосмотрительно. - Вплоть до сплетен. А так, всё как обычно: родственники, деловые партнеры, кто друзья, кто враги. Привычки, пристрастия в еде. Интересы, увлечения. Вплоть до любимых поз в постели. Какой тип женщин нравится. Или мужчин. В общем, абсолютно все, что удастся узнать. Отчеты предоставлять мне каждый вечер. Свои выводы - на отдельном листе. Анализировать все равно будет сама Джен, как и обобщать. И никакой самодеятельности, детка! Запомни, как своё имя, руководитель группы - Я! А ты - простой наемник. И будешь делать только то, что я тебе скажу!

- Мог бы и не напоминать каждую минуту, - обиженно произнесла женщина, присаживаясь на стул подальше от «руководителя». - Я же сказала, что мне все понятно, и что мне в случае моего неповиновения Холрик голову оторвет, тоже.

- Почти верно, да не совсем, - у устроившего на постели наемника нехорошо сузились глаза. - В случае чего, голову тебе оторву лично я, поскольку это я за тебя поручился и не собираюсь гробить свою репутацию из-за твоих идиотских выходок. Уяснила?

- Да! Ты все очень доходчиво объясняешь, - она от досады прикусила губу и отвернулась к окну. - Хорст, а может ты тогда ещё мне расскажешь, почему Холрик позволяет Джене так с собой обращаться? Она с ним постоянно пререкается, оскорбляет его, унижает, может отправить в кофейню за булочкой, как какого-то мальчишку. Холрика! И «Шантогирийский призрак», только от упоминания имени которого у половины наемников начинают дрожать поджилки, поджав хвост, бежит исполнять ее пожелание! Чуть ли не повизгивая от восторга!

- Ну, ты и бестолочь! – вполне искренне расхохотался ее патрон. - Какая же ты недалекая, Трикси! Ладно, попробую объяснить. Холрик так себя ведет с Джен исключительно потому, что он может себе позволить так себя вести. И это ЕГО решение, что его женщине разрешено почти все. Его решение, Трикси, а не Джены! И если бы ты была повнимательней, то заметила бы, что Джен НИКОГДА его по-настоящему не оскорбляет. Всё в пределах дружеских пикировок. Не поняла? Ладно, попробую объяснить еще раз. Холрик - мужчина. Настоящий. Для которого важно мнение его любимой женщины. А вот на мнение остальных ему, мягко говоря, абсолютно наплевать. Потому что в его приоритетах Джена стоит намного выше, чем мнение окружающих. И, как настоящий мужчина, он себе может позволить так расставить свои приоритеты, то есть разрешить Джене с собой обращаться и вести себя так, как ей нравится. Опять не поняла? Обдумай на досуге, что я тебе сказал. Может и дойдет.

+*+*+*+*+


На этот раз сходку шулеров решили все-таки провести в ресторации, сняв ее на пару часов. Узкое помещение тонуло в полутьме, что абсолютно не смущало молодых людей, привыкших к душной, накуренной обстановке ночных клубов.

- Энвери, что там с карточными играми? – Реарни, как обычно занявший место во главе стола, обратился к молодому катале. - Что в клубах интересного произошло?

- За две ночи прошлись по всем игорным заведениям, - Энвери небрежным жестом поправил растрепавшуюся прическу. В его новом образе появился некий щеголеватый лоск, присущий молодым дворянам, ставший на скользкую игорную дорожку. - Два клуба - «Удача» и «Киксилорн» - абсолютно бесперспективны в плане клиентов. Публика - клерки из окрестных контор и небогатые купцы для наших целей совершенно не подходят. Еще в одном клубе - в «Лесной Фее» публика получше, но там три своих штатных каталы с группой поддержки из подставных игроков, которые разогревают участников на увеличение ставок. Туда мы тоже не полезем, слишком хлопотно.

- Осталось четыре игровых клуба, - главный телохранитель сверился со своим списком. - «Имперский», «Золотая корона», «Расикорн» и «Прекрасная Ларина». И вас как раз четверо. Когда определитесь, кто в каком месте будете играть? И еще, сразу предупреждаю, еще две пары «катала-шарогон» будут разбиты. «Удача» подходит нам как площадка для биллиарда, но не подходит вам. А «Прекрасная Ларина» подходит вам, но не подойдет «шарогонам».

- Я - Рингос Дэр Валери, господин Реарни, - заговорил со своего места длинноволосый юноша, постоянно ходивший с сонным видом. На самом деле такой образ был тщательно продуман Игроком, и доведен парнем до идеала. Никто ведь этакого увальня не воспримет всерьез. - В «Имперском» есть еще один катала, очень серьезный. В его команде трое «заправляют арапа барашку», ой, простите, вовлекают в игру подходящую жертву. Двое – «смотрящих с маяка», то есть двое подсматривающих карты у партнеров по игре и условными знаками передающих их расклад шулеру. И два телохранителя. Но это самый перспективный клуб в плане клиентов.

- Почему самый перспективный? - командир внимательно посмотрел на «сонного». - Что там за публика? И забудьте вы всю вашу специфическую терминологию! Вы - честные жулики, а не «зафаршмаченные лохи»! Не вздумайте что-либо из такого в клубе произнести, чтобы вас слишком умные люди не раскусили.

- В основном аристократы и немного наиболее богатых местных торгашей, - Рингос задумался, подбирая подходящие слова. - Элитный клуб с весьма приличными ставками. Начинают с одного золотого на куш, то есть на кон. Всего шесть игровых столов. Я бы вообще послал туда двоих. Можно немного сдвинуть наш график. Один какой-нибудь клуб выставить на один день раньше графика, а освободившегося каталу добавить в «Имперский».

- Я подумаю, хотя идея хорошая, - Реарни уже прикидывал, что можно выкрутить в сложившейся ситуации. - Так, уважаемые картежники, вопрос на засыпку. А если за одним столом окажется этот знаменитый катала и трое вас? Причем подсматривать ваши карты мы не дадим, а телохранителей его уберем.

- Надо мозгами пораскинуть, - Энвери задумался, машинально теребя кончик носа и лукаво поглядывая на начальство. - По идее, должны его «сделать». Триан, сегодня в «Имперском» ты же играешь? Осторожненько посмотри, на чем он «масть рубит»… господин Реарни, для Вас все переведу, эээ…какие приемы жульничества использует. Если он в основном рассчитывает на «маяки», то есть на сигналы подсматривающих в карты соперников по игре, то мы его легко сделаем. Если «чешет баки», то бишь, подтасовывает колоду или «пасется на ломаной колоде с краплеными листиками», а по-простому - играет на колоде карт с мечеными картами, тем более. Мы ему «сменку кинем», эээ…поменяем колоду на свою из «подкованных стир»…помеченных карт. А было бы очень интересно поиграть! Судя по всему, он здесь недавно и особо много наследить не успел. Значит, скоро «пойдет на взлет»…выйдет на самые высокие ставки. Если его подрезать, то на максимальном выигрыше. Ставки будут беспредельные, а вот мы график сдвигать не будем. Мы его как раз на пятую ночь оставим в качестве бонуса и навестим «Имперский» в полном составе.

+*+*+*+*+


Тем временем в своем поместье барон Хорини изучал подробное досье из Бренира, когда осторожный стук в дверь заставил его вздрогнуть.

- Ваша милость, к Вам посыльный, - управляющий городским домом барона Хорини вежливо склонил голову. - Из резиденции герцога Норги. Прикажете проводить к Вам сюда, в кабинет?

- Веди, - разрешающе кивнул барон, оторвавшись от изучения переданных бренирским коллегой копий документов. – Я его ждал.

- Господин барон, лекарь Торенси просил сообщить Вам, что герцог Норги проснулся и просит срочно приехать, - протараторил гонец, кланяясь хозяину дома. - Я с экипажем и могу Вас подвезти.

- Отправляйся обратно один, я скоро буду, - Хорини взмахом руки отослал слугу милорда и повернулся к своему управляющему. - Пусть мне оседлают лошадь, я поеду верхом. И пришли мне моего камердинера, мне необходимо переодеться. Ужин можно не готовить, я сегодня вряд ли вернусь. Если прибудут очередные гонцы от герцога Родгери, говори, что меня нет, где я и когда вернусь, вы не знаете. Я выеду через задний двор.

- Как прикажете, господин барон, - управляющий с достоинством поклонился и отправился раздавать распоряжения слугам, позволив своему хозяину перейти в гардеробную.

Через некоторое время барон кружным путем добрался до особняка лорда-управителя, где его уже поджидал взмыленный и нервно вышагивающий вдоль крыльца Герник.

- Новости? - барон Хорини остановился рядом с начальником личной охраны герцога и передал поводья слуге. - Как самочувствие герцога? Что лекарь говорит?

- Милорд уже очнулся, но еще не совсем проснулся, - Герник тяжело вздохнул, страдальчески глядя на барона. -