КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 433194 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204918
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

медвежонок про Куковякин: Новый полдень (Альтернативная история)

Очередной битый файл. Или наглый плагиат. Под обложкой текст повести Мирера "Главный полдень".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Почувствуй силу, Люк (СИ) (fb2)

- Почувствуй силу, Люк (СИ) 2.31 Мб, 666с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Владимир Абрамов (noslnosl)

Настройки текста:



Почувствуй силу, Люк

Глава 1

Люк Ларс, сколько себя помнил, был не таким как все. Всё резко изменилось в возрасте девяти лет. Он как вчера помнит, что распахнул глаза и не мог понять, где оказался.


С виду мальчик, а внутри взрослый без капли воспоминаний о настоящем, но с памятью прошлой жизни.


Но такое положение дел продлилось недолго. Стоило докторам понять, что мальчик ничего не помнит, как они провели процедуру восстановления нейронных связей мозга, из-за которой дяде Оуэну пришлось взять большой кредит, поскольку это не входило в страховку. И Люк вспомнил всё! Как он жил с дядей на ферме, которая расположена на заштатной аграрной планете, как над ним издевались соседские дети из-за его внешности.


Люк с детства замечал за собой необычные способности. По классификации «Галактического Союза» он был пси-активными. Такие люди в этой части галактики большая редкость. Иногда его особо сильные желания выполнялись, к примеру, однажды он сильно испугался пробравшегося на ферму аренского волка и сам не понял как оказался дома. Он телепортировался! Но больше никогда Люк не мог повторить подобный трюк, хотя старался.


Но важно иное — соседские дети так достали Люка дразнилками из-за его больших голубых эльфийских глаз, заостренных ушей и утонченных черт в сочетании со светлыми волосами, из-за которых он был похож на девочку, что он захотел умереть. Да так сильно пожелал своей смерти, что она пришла… Ну почти. Всё же в Союзе даже на такой третьесортной планете, как Аркана, которая является частью королевства Виола, медицина намного более продвинутая, чем в двадцать первом веке. Люка откачали, а как итог — пробуждение воспоминаний прошлой жизни. Той самой жизни, в которой он жил на Земле двадцать первого века.


Дядя старался не говорить с племянником о его родителях, но по редким обмолвкам Люку удалось многое понять.


Его мать, сестра дяди, загуляла с Эльфом, который был проездом на Аркане. Затем девушка оставила своего ребёнка брату и улетела в космос на заработки, после чего её никто не видел.


Удивительная история, ведь всем известно, что Эльфы высокомерны и даже не посмотрят на человеческую девушку. Но то, что известно обывателям, разбивается о банальную статистику, по которой в Эльфийской федерации Титульная нация — чистокровные эльфы, число которых составляет пятьдесят пять процентов населения государства, остальные сорок пять процентов это полукровки и квартероны. Государственный строй — «Федерация семи Великих Домов».


Эльфы одна из самых древних гуманоидных рас, отколовшаяся от расы Пурпуры якобы ещё до того, как те перестали существовать, но это официальная версия, распространяемая самими Эльфами. Альтернативная версия, имеющая достаточно много объективных фактов, гласит, что Эльфы исподтишка, мастерски плетя многоходовые интриги, просто стравили между собой все кланы Пурпуров, организовав таким образом крупнейшую в Галактике диверсию, повлёкшую за собой беспрецедентную междоусобную войну между всеми кланами Древних Пурпуров.


После Пурпуров Эльфы шли по пути единения с живой природой, и достигли больших научных и технологических успехов в медицине, биологии и биоинженерии. Именно сохранённые (присвоенные) эльфами технологии создания имплантируемых в человеческий мозг нейросетей, фактически утраченные после гибели цивилизации Пурпуров, позволили человечеству выжить и снова завоевать просторы космоса.


Учёные предполагают, что Люди и Пурпуры одновременно покинули одну и ту же материнскую планету, но пошли разными путями развития. Люди использовали технологии и традиционным методом колонизировали планеты.


Есть достаточно оснований предполагать, что Пурпуры изначально были людьми, но многие из них были пси-активными. Они широко использовали искусственный интеллект, в сравнении с которым современные аналоги тупые, как пробка. Древние настолько глубоко изучили генетику, что изменили свои тела и привили всей расе пси-активность.


После Пурпуров в галактике осталось несколько разумных рас: русалы, гоблы, кентавры, вейлы, вампиры и оборотни. Русалы живут в основном в воде и имеют полугуманоидное тело. Гоблы отличаются низким ростом, большим носом и ушами и агрессивностью. Кентавры — наполовину люди и наполовину кони. Вейлы же представляют собой расу пси-активных и очень красивых девушек-оборотней, способных иметь потомство от людей и эльфов. Оборотни и вампиры являются самыми малочисленными расами и о них не особо много известно.


Отличительной чертой внешности пурпуров являлись заостренные эльфийские уши и глаза, которые становятся абсолютно чёрными без белка в боевом режиме. Это была сверхразвитая цивилизация.


Они являлись достаточно агрессивной псиактивной расой самого высокого ранга Пси. Вели постоянную экспансию и войны за доминирование в галактике.


В разные периоды существования Пурпуры имели вначале Имперскую политическую структуру, а затем в поздний период существования, жили без императора, с разделением на касты и десятки «кланов-домов-семей». Кланы вели постоянную конкурентную борьбу между собой за влияние в управляющем органе — Совете кланов. Совет кланов определял политику жизни всей расы.


Технологическое развитие Пурпуров выходило далеко за пределы нынешних возможностей всей галактики. Так, к примеру, они обладали технологией строительства «Ноль врат» — невероятным научным достижением, позволяющим мгновенно перемещать корабли через врата между удалёнными звёздными системами.


Продолжительность жизни пурпуров составляла от полутора тысяч до трёх с половиной тысяч лет. Средний уровень интеллекта был более двухсот.


Было достоверно установлено, что раса «Пурпуры» колонизировала около пятидесяти тысяч миров и систем, и ещё около тридцати тысяч планет подверглось терраформированию в очереди на колонизацию. Освоили и изучили примерно около тридцати пяти процентов объёма всей Галактики.


Последние археологические данные датируют исчезновение этой могущественной высокотехнологической цивилизации около семи тысяч лет назад. По всему изученному космосу находят многочисленные следы этой Цивилизации.


Пурпуры являются относительно самой изученной расой «Древних». Есть и другие космические цивилизации, которые жили задолго до них.

Пурпурам приписывают искусственное создание расы «Эльфов» в качестве своих «помощников-слуг-рабов-секс игрушек». Они исчезли в ходе искусственно разожжённых (эльфами) внутренних противоречий и последовавшей за этим гражданской войны кланов, «война всех против всех». Победителей не было, цивилизация уничтожила сама себя, остатки были добиты бывшими рабами и сателлитами.


Это объясняет быстрый взлёт «Эльфов» в технологиях после гибели «Пурпуров», но это им не сильно помогло, так как уровень технологий Пурпуров для понимания и использования Эльфами оказался запредельным. Абсолютное большинство вещей и технологий Древних было защищено многофакторной генно-псионической аутентификацией, которая была завязана на особые генетические маркеры-метки крови Пурпуров, а так же на определённые частоты ментоактивности индивида (псиволны мозга). То есть в руках не-Пурпура ни один технологически сложный прибор не работает. Взломать же эту менто-генетическую защиту Эльфы не могут на протяжении тысяч лет (не доросли технологически).


Ходят слухи, будто среди эльфов изредка встречаются носители генетической линии Пурпуров. И они как раз могут получить доступ к некоторым технологиям Древних. И даже вроде бы подобное изредка случается, что каждый раз даёт цивилизации ушастых научный толчок. Но нет неопровержимых фактов, доказывающих это.


Параллельно с Пурпурами жили и потихоньку развивались люди. Их колонии то деградировали, то вновь выходили в космос и начинали экспансию. Образовывались человеческие космические государства, которые после столкновений с Пурпурами или становились их рабами, или откатывались до уровня средневековья. Древние расселяли людей по своим планетам, чтобы те занимались сельским хозяйством и снабжали Пурпуров продовольствием.


Фактически весь нынешний «Галактический Союз» появился на осколках империи Пурпуров примерно шесть тысяч лет назад.


Эльфы составляют всего лишь пять процентов разумного населения галактики. Большая же часть — люди, они занимают в общей сложности около восьмидесяти пяти процентов от общей численности Союза и являются самой распространённой расой в галактике. Остальные расы по своей численности не дотягивают даже до эльфов.


Об изначальном происхождении Пурпуров доподлинно ничего не известно, они вполне могут являться пришлыми чужаками в спиралевидной галактике. Хотя многие археологические находки указывают, что они всё же выходцы из этой галактики.


В ходе исследовательских миссий и изысканий были найдены и установлено, как местоположения материнских клановых миров, так и целых прилегающих клановых секторов космоса. Эти сектора представляют собой мёртвые системы с блуждающими аномалиями и многочисленными полями астероидов, бывшими когда-то планетами. Из разрозненных источников данных «Хроник Пурпуров» по всем известным клановым планетам было выявлено, что эти планеты не являлись изначальной материнской императорской вотчиной.


В мутной истории «Тёмных времён» десятки тысяч лет назад, повествуется, что после смерти первого императора, который историкам известен под прозвищем Богатей Добившийся Влияния (но это не точно, поскольку они переводили искаженное временем то ли имя, то ли прозвище на общий, что неправильно, потому что имена не переводятся) приближенные правителя закрыли всем доступ в звёздную систему с имперской резиденцией и в систему к своей материнской планете.


На самом пике рассвета цивилизация «Пурпуров» практически полностью истребила сама себя в чудовищной гражданской войне всех против всех. В истории эти времена остались под названием «Тёмные времена» (Тёмная эпоха) или «Эпоха лжи», потому что большинство исторических сведений, дошедших до нынешнего времени, зачастую противоречат друг другу.


В результате этих событий человеческий род, на всех колонизированных Пурпурами планетах, был отброшен в своём развитии к самым истокам космической цивилизации, а многие человеческие анклавы скатились в средневековье, или даже в каменный век.


Три анклава, сохранивших технологии межзвездных перелётов во времена «Темных времён», впоследствии стали основателями государств галактического «Союза» — это были Эльфы, Хомо (Люди) и Морфы.


О Морфах мало что известно, ибо они крайне скрытные. Доподлинно известно, что обладают способностью в определенных пределах менять внешность по собственному желанию (ограничение в том, что они могут принимать лишь внешность человекоподобных гуманоидов) и почти все являются пси-активными. Сами они считают себя потомками Пурпуров. Людские же учёные предполагают, что Морфы были созданы Пурпурами из людей для выполнения функции спецслужб и в качестве идеальных солдат.


Человеческих государств в Союзе довольно много. Зачастую большинство их жителей имеет определенные черты. Люк привычно поделил их на расовые группы.


Империю Астра в основном населяют европеоиды. Страна пропагандирует демократические ценности и свободы, и противостоит соседней Империи Афра.


Афра в противоположность Астре активно используют рабский труд. Основным населением этой империи являются негроиды. Представители всех остальных рас, встречающихся там, в основном являются рабами.


Федерация Русо, плутократическое общество, высокоразвитое экономически и технически. Всячески поощряет научную и исследовательскую деятельность, приветствует и поддерживает создание корпоративных сообществ технической и торговой направленности. Занимает лидирующие позиции среди других членов «Союза». Русо проповедует демократические и либеральные ценности, управляющий контур составляют крупнейшие корпорации, то есть управляющий орган это «Совет корпораций». Имеет один из самых передовых военных и торговых флотов Союза. Входит в плеяду так называемых Центральных Миров. Население многонациональные, но по большей части европейской внешности.


Республика Хиндо. Основным населением являются индусы, азиаты и европейцы.


Республика Хиндо, высокоразвитое в экономическом, техническом и политическом плане государство. Имеет мощный военный и торговый флот. Пропагандирует националистические, экстремистские и ксенофобские настроения. Привечает всевозможные культы, секты, и другие организации террористического и религиозного толка. Власть сосредоточена в руках «Совета тринадцати». Количество планет колеблется в районе трёхсот из-за того, что ведёт постоянные войны. Имеет единственного торгового, стратегического и военного партнёра-союзника в лице Конфедерации Кито. Внутри социума постоянно активна мощная межфракционная конкуренция, как нигде больше в других странах.


Конфедерация Кито, высокоразвитое во всех отношениях государство. Вся власть сосредоточена в руках диктатора. Общество фанатиков по образу и подобию фашисткой Германии. Та же идеология только вид сбоку. Борются за генетическую «чистоту крови истинных хуманов». Помешаны на идее создания суперчеловека, так называемых «Высших», а так же по возможности попутно вырезают всех не-хуманов ксеносов. Являются закрытым обществом. По уровню технологий близки к центральным мирам Союза. Сильное корабельное производство, медицина, генная инженерия, клонирование. Ведут постоянные генетические эксперименты над совершенствованием своего вида, в чём достигли определённых успехов. По силе, выносливости, скорости восприятия существенно превосходят всех остальных хуманов Союза. Рост около двух метров. Почти все имеют слабую Псиактивность. Страна имеет в своем распоряжении около сотни планет («около» потому что из-за постоянных войн с соседними государствами то теряет, то отбивает обратно). Раньше представители Кито были больше похожи на азиатов, но генетические вмешательства внесли сильные изменения в их внешность приблизив к европейской.


Остальные королевства, диктатуры, княжества, республики и прочие страны, численность планет которых меньше сотни, не стоит упоминания. Одним из таких королевств является Виола. Эта страна насчитывает всего десяток планет, большая часть из которых аграрные.


Люк уже почти девять лет жил в этом мире с памятью прошлой жизни. Тогда в возрасте девяти лет он сильно изменился. Ему больше не требовалось внимание сверстников, поэтому он прекратил с ними общение, а при случайных встречах не обращал внимания на дразнилки.


В Союзе всё завязано на нейросети. Фактически это миниатюрный компьютер из нанороботов, который встраивается в мозг. Функционал нейросети очень обширный: связь, часы, будильник, ежедневник, блокнот, электронная почта, напоминалка, выход в инфосеть. Помимо этого нейросеть ещё и является уникальным паспортом-идентификатором, личным медиком, она контролирует гормональный баланс, следит за общим состоянием здоровья пользователя, является связующим звеном со всеми окружающими техническими устройствами и предоставляет дистанционный доступ к управлению оборудованием. А главное — ускоренное обучение путем загрузки БЗ (баз знаний).


Нейросеть записывает упорядоченную информацию в мозг пользователя, тем самым ускоряя обучение и улучшая восприятие информации в разы. Для примера, весь школьный курс знаний, который в современном мире пришлось бы изучать на протяжении минимум двенадцати лет, человек со средним интеллектом способен изучить из баз знаний всего за месяц.


По этой причине молодые люди до восемнадцати лет не ходят в школу. Зачастую по всему Союзу этот возраст считается детством. Дети не могут управлять техникой и делать много из того, на что способны взрослые. Выход в инфосеть для них доступен лишь через инфопланшеты и инфопанели. Платить за товары и услуги они могут лишь как преступники — обезличенными картами с кредитами.


Всё меняется по достижении восемнадцати лет. Государство, в котором проживает юноша или девушка, ставит молодому человеку первую нейросеть. Бесплатная базовая нейросеть позволяет лишь управлять бытовой техникой, пользоваться базовыми функциями и выступает в качестве документов и средства оплаты. Но устроиться с ней на нормальную работу невозможно. Для этого желательно заполучить специализированную нейросеть.


Скорость изучения баз знаний сильно зависит от уровня интеллекта пользователя. Чем выше интеллект, тем быстрее человек может усвоить знания. При этом зависимость нелинейная. Лучше профессия — выше зарплата. То есть уровень интеллекта напрямую влияет на доход и социальное положение.


Специализированные нейросети устанавливают за деньги. Базы знаний, за исключением школьного курса, тоже не бесплатные. Они подразделяются на уровни сложности. На базы и нейросети банки дают долгосрочные кредиты. Лишь уникумы с редким высоким интеллектом могут рассчитывать на то, что установку нейросети и база знаний им оплатит государство или какая-нибудь корпорация. Естественно это будет отражено в договоре и придется отработать на компанию или государство определенный срок, пока не расплатишься по долгам. Добровольное рабство. Оно процветает повсюду в Союзе. Лишь в Империи Афра рабство принудительное. Видимо, до руководства этой страны никто не донес мысль, что добровольное рабство более эффективно.


Помимо основных функций, нейросеть обладает возможностью протоколирования событий и контрактов, заключения юридических договорённостей на расстоянии. В функцию паспорта идентификатора Нейросети входят данные о физическом, психическом и индексе интеллектуального развития разумного — карта физического, психического и интеллектуального развития (ФПИ), которая нужна для устройства на работу, ведь помимо основных параметров, туда же заносят всю информацию о профессиональных достижениях, сертификатах, квалификациях и выученных рангах баз знаний специальностей.


Люк до девяти лет был обычным беспечным ребенком, как и почти все дети Союза. До восемнадцати лет молодые люди обычно пинают балду, а родители их стараются не нагружать трудом. Во-первых, потому что дети и подростки не могут управлять никакой техникой. Во-вторых, взрослые понимают, что после совершеннолетия закончится безоблачное детство и начнется рутина взрослого человека: работа, кредиты, поиски жилья и так далее. В-третьих, детям союза не нужно учиться, ведь после совершеннолетия они всего за месяц, а если не повезло родиться с низким интеллектом, то за два-три месяца изучат общеобразовательную программу. Да что там говорить, если детей в Союзе даже не учили читать. Хорошо хоть говорить на общем языке учили.


Люк первое время после пробуждения воспоминаний прошлой жизни был шокирован. Он, девятилетний пацан, живёт в развитом обществе, в котором космические корабли летают от планеты к планете подобно междугородним автобусам, и не умеет читать!


Первое время его всё шокировало. С одной стороны память ребенка, который вырос в этом обществе, с другой стороны память взрослого из прошлого, как он считал. И взрослое сознание жителя двадцать первого века подсказывало, что ненормально, когда ребенок По большей части предоставлен сам себе.


Можно представить, что будет, если позволить детям всё. Они будут смотреть мультики, играть в игры, есть вредную пищу. На всё это взрослые закрывали глаза. Современная медицина позволяет поправить вред, нанесённый вредной пищей.


В итоге ни о каком развитии и воспитании речи не шло. Нет, конечно, взрослые в меру своего разумения воспитывали детей, говорили им, что можно делать, а что нельзя. Но все равно в итоге получались избалованные и эгоистичные засранцы, которые думают только о себе. Никакого физического и интеллектуального развития. С чем родился, тем и пользуйся. Мало кто из молодых людей до восемнадцати лет задумывался о своем будущем.


Конечно, в богатых и влиятельных семьях с воспитанием всё обстоит намного лучше. Там само окружение диктует свои условия. Скажет ребенок не то не тому человеку, а папа разориться или лишится должности, или заполучит могущественных врагов. Но к племяннику фермера, коим являлся Люк Ларс, это не относилось. Дядя дал инфопланшет, в пищевом синтезаторе есть еда, и делай, что хочешь.

Люка такое положение дел совершенно не устраивало. Он понимал, что с подобным подходом он отупеет, в итоге максимум, что его ждет, это бесплатная нейросеть и низкооплачиваемая работа, к примеру, стать таким же фермером, как дядя.


Первым делом Люк принялся за изучение письменного языка. В инфосети много информации, намного больше, чем в земном интернете. При желании там можно найти много чего, даже считающиеся бесполезными методические пособия для получения образования без нейросетей. Но проблема. Как человеку, который не умеет читать, найти в сети нужную информацию?


Люк решил эту проблему, как любой современный ребенок, при помощи голосового поиска. Вначале нашел обучающий видеоролик от активиста секты «Свободные головы», которая проповедует отказ от нейросетей. Пересмотрев кучу роликов, он, наконец, обнаружил ссылку на приличную подборку учебников, созданных этой сектой. Их он и скачал на планшет. По ним он за несколько месяцев изучил письменный язык. Начинать пришлось с подобия азбуки.


Следующие годы Люк полностью посвятил саморазвитию. Он ел максимально сбалансированную пищу, которую только можно было подобрать на дешевом синтезаторе. Занимался спортом, что для жителей Союза в целом и для дяди Ларса в частности казалось глупым, ведь за деньги в любом медицинском центре можно нарастить мышцы и поставить импланты для улучшения физических характеристик. Но Люк хотел к совершеннолетию иметь максимально возможный ФПИ, оттого старался.


Развитое и здоровое тело это хорошо, но самое важное для жителя Союза — интеллект. И для его прокачки Люк тратил большую часть времени.


Большинство обывателей считает, что интеллект, который будет определен медицинским оборудованием на совершеннолетие, дан им от рождения. Но Люк тщательно изучил информацию из инфосети, после чего пришел к мнению, что это не так. Да, если родился со средними данными, то гением никогда не станешь. Но в сети нашлись результаты исследований, из которых выходило, что дети богатых людей, которые занимались с репетиторами, а не пинали балду, обладают интеллектом выше, чем у детей низшего и среднего класса. Отсюда для себя Люк сделал вывод, что умственная деятельность позволяет немного развить интеллект.


Так что юный Ларс постоянно нагружал мозги. Он читал умную литературу, выполнял специальные упражнения для развития памяти, скорочтения, изучал физику и математику, решал задачи. Он собирался во чтобы то ни стало получить хорошо оплачиваемую работу, чтобы дохода с неё хватило не только на хорошую жизнь, но и на дорогостоящую операцию по омоложению.


Такие операции в Союзе не редкость. Благодаря им люди могут жить примерно двести пятьдесят-триста лет. Но стоит такое удовольствие очень дорого, то есть омоложение доступно только обеспеченным слоям населения. Обычные люди в среднем живут до ста лет в мирах низкого развития с тяжёлыми условиями жизни и до ста пятидесяти в центральных и спокойных мирах с доступной медициной.


До комы Люк ненавидел то, что родился полуэльфом. Ведь из-за этого над ним издевались сверстники. Но после пробуждения памяти прошлой жизни он, наоборот, нашёл в этом много плюсов.


В первую очередь полуэльфы живут в два раза меньше чистокровных эльфов (семьсот-тысяча лет). То есть по-сути срок жизни полуэльфа такой же, как у богатых людей. А если с омоложением, то жизнь можно продлить примерно в два раза, что очень хорошо. Ещё лучше, считал юный Ларс, было бы родиться чистокровным эльфом. Но и так неплохие стартовые условия.


А тут ещё пси-активность. К огромному сожалению Люка, в инфосети, несмотря на огромный объем информации, не нашлось методик развития пси-способностей. Поэтому ему пришлось искать применение этой силы путём научного тыка, то есть с помощью проб и ошибок.


Девять лет экспериментов с пси-способностями позволили Люку вывести несколько закономерностей. Во-первых, его сила даёт невероятную способность восстанавливаться. Это делает физические упражнения максимально эффективными. Во-вторых, с помощью напитки тела Пси можно усилить тело, увеличить реакцию, и этому парень научился. В-третьих, тренировки разума с помощью Пси намного повышают эффективность развития сознания.


Если сравнить Люка из прошлого и настоящего — это будут два разных человека (полуэльфа). Нескладный худой ребенок с плохой памятью и концентрацией — таким он был раньше. Сейчас же в свои восемнадцать он выглядит как атлет: всё тело увито жгутами мышц, широкие плечи, мощные руки и ноги, на животе проступают кубики пресса. Белые волосы отращены до плеч, чтобы скрывать заостренные уши. Лишь миловидное лицо, слегка заострённые уши и большие для человека выпуклые глаза, словно парень вечно чем-то удивлён, выдают его происхождение.


Спутать Люка с чистокровным эльфом невозможно даже при самом огромном желании. Те все худые, высокомерные и в среднем ростом от ста семидесяти до ста восьмидесяти пяти сантиметров. А тут шкаф ростом метр девяносто, словно прошедший через недешевую операцию по наращиванию мышц. Конечно, ни одному жителю Союза не придет в голову, что все эти мышцы получены упорными тренировками.


Практикуемые методики развития сознания с придуманными Люком техниками Пси, позволили ему улучшить память и увеличить скорость мышления и восприятия. Он себя прошлого считал тугодумом по сравнению с тем, в кого превратился сейчас. Его память хоть и не стала идеальной, но сильно приблизилась к эйдетической.


Несмотря на уверенность в собственных данных, Люк сильно переживал по пути в город, где ему предстояло установить нейросеть. Дядя Оуэн молча управлял гравикаром.


Оуэн Ларс был совершенно не похож на племянника. Единственное, что их объединяло, высокий рост. Мужчина был вровень с племянником, при этом он не мог похвастать спортивной фигурой. Он был кряжистым, с массивным подбородком и короткими черными волосами.


Одеты Люк и Оуэн были в одинаковые дешёвые фермерские комбинезоны тёмно-синего цвета. На ногах у обоих обуты массивные ботинки, в которых обычно ходят работяги. Недорогая, прочная и практичная обувь, способная служить своему владельцу долгие годы. Всё, что можно было сказать об одежде родственников: дёшево, удобно и практично.


— Дядя Оуэн, — нарушил тишину Люк, — а установка нейросети — это больно?


Мистер Ларс рассмеялся.


— Да как же это может быть больно, Люк? Тебя положат в медкапсулу, ты уснешь, а проснешься с нейросетью.

— А обследование? — Люк пытался совладать с волнением, но у него это плохо получалось. — Как оно проходит?

— Да всё также, — бодрым голосом ответил мистер Ларс. — Положат в капсулу, протестируют, потом медик огласить результат. Да не переживай, Люк. Всё будет отлично. Тебе поставят базовую нейросеть, закачают обязательный общеобразовательный курс знаний и мы полетим обратно на ферму. А там, пока будешь изучать базу знаний, у тебя будет время подумать, кем хочешь работать. Хотя чего там думать? Фермерские базы знаний у нас на планете самые дешёвые. Джек, наш сосед, как раз хотел свою ферму продавать. Возьмёшь кредит, купишь его ферму и базы знаний, и будешь заниматься делом, как твой дядя.

— А если у меня выявят высокий ФПИ? — прищурился Люк. — Я бы хотел стать учёным.

— Да ты что! — большими глазами посмотрел на племянника Оуэн. — Забудь эту чушь, Люк! Чтобы стать ученым, нужно иметь интеллект более ста пятидесяти пунктов. А знаешь, сколько стоят их базы знаний?!

— Знаю, — кивнул Люк. — Я изучал цены. Мне понадобиться пять с половиной миллионов кредитов, чтобы купить нейросеть минимально допустимого для этой специальности пятого поколения и базы знаний ученого одного направления вплоть до пятого ранга. Этого будет достаточно, чтобы работать по профессии и выплачивать кредит. А лет через тридцать можно будет замахнуться на покупку баз шестого ранга. Они дороже, но и денег я буду получать больше. А к ста годам я буду иметь базы седьмого ранга.

— Забудь! — сурово произнес нахмурившийся Ларс. — Люк, выкинь из головы эти глупости. Интеллект выше ста пятидесяти всего у одного человека из ста. Лучше даже не надейся, что попадёшь в один процент счастливчиков. А уж чтобы стать полноценным ученым с очень солидным доходом, нужно и вовсе иметь интеллект выше двухсот. Таких что среди людей, что среди гребаных эльфов, один на тысячу.

— Я всё же предпочту надеяться на лучшее.

— Люк, не бывает чудес, — тяжело вздохнул Ларс. — Знаешь, сколько людей думают, что они исключительные?

— Почти все.

— Правильно, — согласился Ларс. — Вот и я в твоём возрасте тоже был мечтателем. Думал, что приду в центр тестирования, у меня сразу же обнаружат легендарный интеллект гения за двести пятьдесят.

— Гения, которых в Союзе рождается один на триллион? — с улыбкой посмотрел на дядю Люк.

— Ну да, — усмехнулся Ларс. — Я был молодой, глупый. Думал, что заживу, как король. У меня будет самая крутая индивидуальная нейросеть, базы знаний самого высокого уровня, естественно, всё на халяву, ведь я же хрючий гений! А реальность опустила меня лицом о пластобетон. Сто один ФПИ, вот что мне сказал медик. Средний результат по Союзу. Либо базовая нейросеть, либо плати деньги. А откуда у меня деньги, если наш с твоей мамой отец всю жизнь проработал шахтером в астероидом поле? Так что, Люк, лучше не мечтай о несбыточном, тогда возвращаться с небес на землю будет не так больно.

— Я тренировался и развивался, — тихо сказал Люк.


Дядя услышал племянника и недовольно качнул головой.


— Тренировался он… — пробурчал он. — Хернёй ты страдал! Не думай, что я был против, чем бы дитя себя не занимало, лишь бы без вреда здоровью. Ты просто впустую потратил время на поднятие тяжестей и избиение мешков с песком, да кучу деревяшек поломал. Просто, Люк, пойми, ты уже взрослый. Вскоре тебе придется начать жить самому, работать. Оставь свои детские забавы в прошлом.

— Дядя, я благодарен тебе за заботу, за то, что вырастил и воспитал, — ничуть не обиделся Люк. — Но всё же надеюсь на лучшее. Если не учёный, то хотя бы инженер. Всё же роботами управлять намного проще и выгоднее, чем выращивать растения.

— Эх, — махнул рукой в сторону племянника Ларс. — Балбес! Думай, что хочешь, но чтобы потом не плакался мне в комбез о том, как жизнь жестока!

Глава 2

В большом городе Люк за всю жизнь на Аркане был лишь однажды в детстве, когда лечился в медицинском комплексе. Но тогда он толком не успел рассмотреть местность.


Всю свою жизнь Люк провёл на ферме дяди. Ему доводилось частенько бывать в фермерском центре, который представляет собой небольшой посёлок с магазинами, барами и центрами развлечений. Там закупались все фермеры с округи.


Город даже на такой заштатной планете, как Аркана, не идет ни в какое сравнение с фермерским посёлком.


Окраина выглядела довольно убого. Она напоминала огромную промзону. Повсюду были натыканы гигантские ангары, к которым вели ответвления от шоссе.


Ближе к центру картина разительным образом менялась. Гигантские шпили небоскрёбов уходили далеко в небеса, бросая тень на широкий проспект для движения транспорта. Двадцать полос предназначались для перемещения различных гравикаров, которые во множестве двигались в обе стороны.


Мистер Ларс припарковал кар на большой парковочной площадке перед пятидесятиэтажным прямоугольным небоскребом.


— Мы на месте, Люк, — сказал он племяннику.


Люк с любопытством вертел головой по сторонам. Он видел фотографии местных городов в инфопланшете и их виды в фильмах, но смотреть на экран планшета и видеть своими глазами — две большие разницы. Парня охватывал восторг при виде монументальных конструкций. На Земле в его времени уже строили подобные небоскребы, но тут они считались в порядке вещей. Пятьдесят этажей даже мало.


Если верить сетевым ресурсам, то такие «маленькие» дома строят в основном на третьесортных планетах. А в городах на планетах центральных миров высота небоскрёбов достигает нескольких километров. Там один дом — это целый жилой квартал, в котором люди живут, работают, ходят по магазинам и барам. Некоторые жители таких домов даже никогда не были дальше своего небоскреба.


— Что, Люк, нравится город?

— Да, дядя. Тут всё так необычно.

— Ты просто не бывал на столичной планете. Вот там необычно. А тут всё просто. Всё же у нас простая аграрная планета.

— Дядя Оуэн, а ты был на столичной планете?


Мистер Ларс приосанился и с гордостью произнёс:


— Один раз я летал туда. Когда я был примерно в твоём же возрасте, то мечтал о космических путешествиях. Однажды я устроился помощником техника на торговое судно. Правда, моего запала хватило всего на один полет. Когда мы возвращались из столицы, на наш корабль напали пираты. Счастье, что мы смогли от них удрать. Я тогда столько страха натерпелся, что решил завязать с космосом. Тогда я и стал фермером, о чём не жалею. И тебе, Люк, не советую связываться с космосом. Опасное это дело.

— Спасибо, дядя.


Внутри небоскреба посетители оказались в просторном холле. Следуя подсказкам, они дошли до терминалов регистрации.


Люк подошёл к свободному терминалу. На экране высветилось лицо миловидной девушки, хотя на деле это был программный бот.


— Медицинская корпорация королевства Виола рада приветствовать вас, господин, — мелодичным женским голосом начал бот. — Укажите цель вашего визита.

— Тестирование на карточку ФПИ и установка базовой нейросети в связи с достижением совершеннолетия, — ответил Люк.

— Назовите ваше имя, возраст и гражданство, господин, — продолжил бот.

— Люк Ларс, восемнадцать лет, урожденный гражданин королевства Виола.

— Ваша заявка принята, господин Ларс. Данные подтверждены. Пройдите в кабинет семнадцать тысяч сто семь на семнадцатом этаже для прохождения медицинского обследования. Спасибо, что воспользовались услугами нашей корпорации.

— Дядя, — повернулся Люк к Оуэну, — я пойду. А ты…

— Я отправлюсь в ближайший бар, пропущу пару стаканчиков коктейлей. Это надолго, Люк. Вечером залечу за тобой. Если что, у тебя есть планшет. Свяжешься через него со мной.

— Спасибо, — кивнул Люк, после чего направился к скоростным лифтам.


Инфопланшет в портативном варианте у Люка действительно был с собой. Внешне он больше напоминал смартфон с семидюймовым экраном из начала двадцать первого века, функционал имел примерно такой же, разве что памяти побольше и процессор мощнее. Он замечательно помещался в нагрудный карман комбинезона. Обычный же планшет с диагональю двенадцать дюймов носить с собой было бы неудобно, разве что в сумке. Но из-за такой ерунды брать сумку как-то глупо.


В нужном кабинете Люка встретил пухлощекий черноволосый мужчина лет сорока в белом медицинском комбинезоне. У медтехника под глазами залегли мешки и весь вид был помятым, словно он всю ночь пил и гулял.


— Тест на ФПИ? — смерил он хмурым взором посетителя.

— Доброе утро, господин доктор, — вежливо произнёс Люк. — Да, тест и установка базовой нейросети.

— Доброе? — поморщился медтехник. — В каком месте оно доброе? Парень, не тяни, раздевайся и лезь в капсулу.


Медицинская капсула занимала прилично места и весила не меньше пары тонн. Место для пациента напоминало большую ванную, которая сверху накрывалась прозрачной крышкой.


Всё прошло именно так, как и описывал мистер Ларс. Люк забрался в капсулу и уснул. Распахнул глаза, когда уже всё завершилось. Крышка капсулы была открыта.


Пока пациент одевался, медтехник изучал данные с экрана медкапсулы. Люк не замечал никаких изменений.


— Ну и везунчик ты, парень! — присвистнул медтехник.

— Что-то случилось, доктор? Нейросеть не встала?


Люк разволновался. Он подумал, что во время установки нейросети произошла какая-то проблема.


— Нет, — с недоумением посмотрел на пациента медтехник. — С чего ты взял? Нейросеть встала отлично. Через сутки заработает и за неделю окончательно развернется.

— Но, господин доктор, вы сказали «везунчик»…

— Ах, да, — кивнул медтехник. — Ты и в самом деле везунчик. ФПИ сто восемьдесят три единицы! Мало того, ещё и пси-активность уровня В5. Ты что, из аристократов?

— Нет, господин доктор, — качнул головой Люк. — С чего вы взяли?

— Хм… — ухмыльнулся медтехник. — Значит, бастард богатого эльфа! — констатировал он.

— То, что мой отец был эльфом, это очевидно, но с чего вы взяли, что он богатый?

— Как же, — продолжил медтехник, — иначе кто бы тебе проплатил операцию по улучшению мышц?!

— Господин доктор, я не проходил через совершенствование мышц. Это все природное, получено путем физических тренировок.


Медтехник рассмеялся.


— Отличная шутка! — веселым тоном прокомментировал он. — Не держи меня за глупца. Я двадцать лет медтехником работаю. Думаешь, не могу отличить улучшенные мышцы от натуральных? Считаешь, что напялил комбез фермера и проведёшь специалиста? Твоя модификация тянет на десантника. А поскольку ты до этого был несовершеннолетним и в базах данных улучшения нигде не отмечены, то такую операцию могли провести лишь в частном порядке на личной медкапсуле не ниже пятого поколения. Такую «игрушку» может себе позволить лишь богатый человек или эльф.


Люк промолчал. Он не видел смысла в продолжении спора. Пусть медик думает, что хочет. Тем более у юного Ларса был повод для радости: его ФПИ на очень высоком уровне. Он вошёл в один процент разумных Союза с показателем выше ста пятидесяти. Значит, не зря были потрачены годы на физическое и умственное развитие.


— Скажите, господин доктор, что с базами знаний?

— Я закачал тебе стандартный образовательный курс. С твоим интеллектом дней за девять выучишь. Так что через десять дней приходи на тестирование усвоения баз и профориентацию.

— Спасибо, господин доктор. Простите, что отнимаю ваше драгоценное время, но можно задать ещё несколько вопросов?

— Без проблем, парень, — отозвался медтехник. — Валяй.

— Я бы хотел стать ученым. Вы можете сориентировать меня по ценам и возможностям?

— Ученым?! — техник рассмеялся. — Ну ты даёшь! Парень, тебе прямая дорога в службу безопасности королевства.


Люк нахмурил брови.


— СБ? Это из-за пси-активности?

— Сам же понял, зачем спрашивать?

— Господин доктор, но я хочу стать ученым…

— Парень, ты мог бы им стать, — ответил медтехник, — если бы не был пси-активным уровня В. Мы обязаны отсылать в СБ информацию обо всех пси-активных выше ранга С10. А всех, у кого способности выше В10, берут на работу в королевскую СБ.

— Что, совсем без вариантов? — расстроился Люк.

— Хм… — задумался медтехник. — Есть один вариант. Например, работа в научно-исследовательском институте изучения Древних. Он находится под патронажем королевской СБ, и туда берут пси-активных специалистов научных направлений. Вроде бы это связано с тем, что артефакты Древних работают лишь у пси-активных пользователей. Точно не скажу.

— Спасибо, господин доктор. Всего хорошего.

— Ага. Пока, парень.


После ухода из здания медицинской корпорации и звонка дяде Люку было, над чем подумать. Он не ожидал проблем такого рода. Пси-активность парень до этого считал весьма полезной, но теперь она сыграла с ним злую шутку, ограничив выбор специальностей. Работать в спецслужбе он никогда не собирался, хотел спокойствия. В итоге вышло, что единственной альтернативой в научной стезе остаётся работа в НИИ изучения Древних.


Сбежать в другую страну не вариант. Империя Астра является союзником королевства Виола. Там Люка либо вернут на родину, либо заставят работать на их спецслужбы. Причем после такого финта, как бегство от работы на родную СБ, никаких карьерных перспектив Люку не светит.


В Империи Афра полуэльфа ждут с распростёртыми объятиями, но лишь в качестве раба.


В Конфедерации Кито полуэльфа ждёт одно — смерть. То же самое с Республикой Хиндо, известной своими ксенофобскими настроениями.


Из центральных миров остаётся лишь Федерация Русо. Но вряд ли там Люка ожидает судьба, отличная от той, что и в Империи Астра. Хотя нет. Русы его точно не вернут на родину, а так плотно окутают контрактами, что и пискнуть будет невозможно. Учитывая общественное устройство в этой стране, скорее всего, работать Люку придется на одну из корпораций, причём пожизненно. Это ничем не лучше работы на СБ королевства Виола.


Эльфийская федерация отпадает. Там полуэльфы считаются неполноценными. Чистокровные эльфы относятся к ним с презрением. Им почти невозможно добиться карьерных вершин. Разве что легендарные гении с интеллектом выше двухсот пятидесяти могут рассчитывать занять высокое положение. Там Люк сможет устроиться максимум инженером на звездолёт или какой-нибудь завод.


В крайнем случае остается фронтир, но там пиратская вольница. Ни о каком спокойствии в таком варианте не может идти речи.


Люк сел в гравикар с задумчивым видом. Дядя при виде племянника покачал головой. Он запустил автопилот, после чего констатировал:


— Всё же ты разочаровался… А я тебя предупреждал, Люк, не тешь себя надеждами. Какой ФПИ?

— Сто восемьдесят три, — механически ответил Люк.


Оуэн поперхнулся и большими глазами уставился на племянника.


— Сколько?!

— Сто восемьдесят три.

— Не может быть! — не поверил мистер Ларс. — Ты шутишь?

— Нет, дядя Оуэн.

— Но тогда почему ты такой расстроенный? — удивился Оуэн.

— Пси-активность, дядя…

— У тебя?

— Да… В5.

— Ого! Да ты у меня сильный псион! — с гордостью произнёс Оуэн. — Тогда не понимаю, Люк, что могло тебя так расстроить? Это чудо, что у тебя такой высокий ФПИ. Наверное, папашино наследие.

— Дядя, ты знал, что всех сильных псионов вынуждают работать на спецслужбы?

— Нет. Но, Люк, разве это плохо? Сотрудники службы безопасности получают хорошие деньги. Им предоставляют лучшие нейросети и базы знаний. У тебя есть шанс выбиться в большие люди, а то и аристократом стать.

— Ага… — с сарказмом протянул Люк. — Личное дворянство заштатного аграрного королевства годам к пятиста, если проживу столько. Зарплаты рядовых безопасников ниже, чем у учёных, а офицером мне светит стать через пару столетий службы. Так я на операцию по омоложению никогда не накоплю.

— Люк, не стоит быть столь пессимистичным. Если сделаешь что-то выдающееся для королевства, то можешь получить наследуемое дворянство.

— Дядя, единственное, что мне светит в СБ, — работа штатным менталистом. Поставят имплант на Пси, закачают базы и пристроят читать поверхностные мысли потенциальных заговорщиков. И так столетиями… Я свихнусь копаться в грязных мыслишках аристократов. А увольнение с такой работы только вперёд ногами. Если вдруг узнаю какой-нибудь грязный секрет слишком высокопоставленного аристо, до выхода на пенсию точно не доживу. Нет уж, не нужно мне такой работы.

— И что ты планируешь делать? — внимательно посмотрел на племянника Оуэн. — Надеюсь, ты не собрался бежать во фронтир?

— Нет, дядя Оуэн, я отмёл эту мысль. Там шансы сдохнуть в разы выше, чем в серпентарии из высшего общества. А чтобы разбогатеть, придется стать вне закона. Это путь в один конец.

— Эх, — тяжело вздохнул Оуэн. — Лучше бы ты имел низкий интеллект и не владел никакой псионикой… И что будешь делать, Люк?


Дядя переживал за племянника, которого воспитывал с младенчества.


— Хочу подать заявление о приеме на работу в НИИ изучения Древних. Это единственный вариант быть подальше от аристо и иметь перспективы карьерного роста. Не думаю, что к ним выстраиваются очереди из пси-активных соискателей с высоким интеллектом.

— Что ж, Люк, ты уже взрослый, должен думать своей головой. Эх… Жаль, что свои мозги детям не поставить… От стольких ошибок можно было бы предостеречь.


На следующий день у Люка заработала нейросеть. Он испытал непередаваемые ощущения, словно слепой прозрел. Даже базовая нейросеть давала многое. Это можно описать как дополненную реальность. Появилось множество полезных функций.


В первую очередь стало возможным проводить различные расчёты с невообразимой скоростью, ведь в голове появился продвинутый калькулятор. Ещё можно мысленно управлять бытовой техникой, подключаться к инфосети, но лишь при помощи дополнения в виде передатчика. Дело в том, что функцией мыслесвязи оснащают лишь нейросети, начиная с пятого поколения. В остальных поколениях нейросеть может передавать данные в пределах тела. Таким образом она через цепочку нанороботов подключается к посреднику-коммуникатору и обменивается информацией с внешними устройствами. Коммуникатор должен касаться кожи: браслет, медальон, ошейник и тому подобное.


В нейросети от второго поколения и выше можно установить имплант для мыслесвязи. Но в подобную нейросеть никто не станет ставить такой имплант, поскольку можно установить лишь один. Такие сети обычно берут техники, пилоты малых и средних кораблей и прочие специалисты, а имплант ставят по своему профилю. В основном же сети второго-третьего поколений являются профессиональными, то есть они уже идут с вмонтированными имплантами. Например, сеть «Пилот-3М» изначально имеет модуль для подключения к корабельным устройствам для пилотирования и модуль мыслесвязи для общения с другими членами экипажа. Чем выше поколение нейросети, тем больше имплантов можно установить. Обычно считается, что одна-две ячейки отведены для профессиональной деятельности, а остальное — для ускорения обработки информации, реакции и так далее. Так пилотские нейросети военных кораблей пятого поколения отличаются от подобных сетей второго поколения лишь тем, что у них имеются имплант на ускорение восприятия, сопроцессор-помощник для поддержки в управлении в боевой ситуации и модуль для идентификации, ибо с допусками у военных всё строго.


Работать с инфосетью стало в разы проще. На поиск информации, который раньше занимал несколько часов, теперь уходило несколько минут.


Люк сразу же поставил изучение бесплатных баз знаний в фоновый режим. Их можно изучать ускоренно при помощи медкапсул, но это стоит денег.


Многие люди тратят большую часть своих доходов на разгон сознания в капсулах, чтобы изучить базы знаний как можно быстрее. Погоня за рангами баз знаний захватывает людей, словно рост уровней персонажа в компьютерной игре. Жители Союза оказываются в петле погони за более высокими доходами. Начинается всё с того, что берутся базы знаний третьего ранга одной из профессий, они максимально быстро изучаются, чтобы устроиться на работу. Ради этого берутся кредиты. Потом работа, выплата кредитов, влезание в новые долги для покупки более продвинутых баз знаний, и снова кредиты тратятся на разгон сознания и погашение долгов. И так снова и снова.


В этой погоне за более высокими рангами проходит вся жизнь, которая напоминает бег хомяка в колесе. И вроде под конец жизни средний человек может похвастаться солидными знаниями и опытом в своей профессии, имеет неплохой доход, но по сути, не имеет гроша в кармане. Всё, что он заработал, отдано банкам и корпорациям, которые предоставляют услуги по медицине, производству нейросетей и имплантов, пищевых картриджей и одежды.


Люди в большинстве стран Союза — кабальные рабы корпораций. В принципе, это особо ничем не отличается от любой капиталистической страны Земли двадцать первого века. Просто уровень технологий выше.


Люк прекрасно понимал, что в его положении, не имея богатой родни из аристократов или владельцев корпораций, ему остается лишь подороже продать себя. Он понимал, что добровольно влезть в кабалу — это единственный вариант для обычного гражданина одного из государств Союза. Но если продать себя дорого, то есть шанс пристроиться с максимальным комфортом.


В то же время Люк прекрасно осознавал, что, подобно хомяку в колесе, как ни ускоряй бег, всё равно останешься на месте. Поэтому он даже не думал о том, чтобы пользоваться капсулами для ускорения обучения. Да, после установки нормальной нейросети базы знаний будут изучаться в разы дольше, то есть доходы в первое время окажутся ниже. Но какая разница? Так и так единственная перспектива заключается в постоянной выплате долгов.


Какой смысл платить медицинским корпорациям, чтобы получить больше денег и потом отнести их в банк? Зачем посредники и бесполезные гонки со временем? Живи себе потихоньку, усваивай знания в фоновом режиме, трать свободное время на нормальный отдых, а не на то, чтобы валяться в медкапсуле.


Первым делом после активации нейросети Люк выслал своё резюме в НИИ изучения Древних. Удивительно, но ответ поступил почти сразу. Ещё более поразительным было то, что институт согласился принять Люка на работу и сразу прислал контракт, к которому шло сопроводительное письмо.


Господин Ларс, мы рады, что вы выбрали нашу компанию. Надеемся, что вы как можно скорее подпишете договор.


Странное письмо, мягко говоря, не самого официального вида. Люк между строчек прочитал: «Подписывай договор, дурень! А не то будет поздно. На тебя выйдут спецслужбы, и тогда ни о какой работе ученым не может идти речи». А может, ему просто это казалось.


Но парень не спешил. Вначале он тщательно изучил текст договора. Это был вполне стандартный кабальный контракт, но с очень вкусными условиями.


Во-первых, НИИ обязался предоставить Люку нейросеть «Учёный 7У». Это универсальная нейросеть седьмого поколения, которая стоит пару миллионов. О такой Люк даже не мечтал. Максимум о нейросети пятого поколения за пару сотен тысяч, минимально необходимую для учёных. А тут седьмое поколение!


Во-вторых, парня впечатлил список баз знаний. Ему предлагали базы ученого по специальности «Исследователь Древних» вплоть до седьмого ранга.


Базы знаний выше пятого ранга найти в общем доступе почти невозможно. Такие имеются лишь у государств и серьёзных корпораций. А цена таких баз знаний космическая. Заполучить базу шестого-седьмого ранга легально можно только через государственные структуры или специализированные, в частном порядке, на работе в гигакорпорациях. Стоимость базы седьмого ранга составляет от десяти до ста миллионов кредитов.


Можно представить удивление Люка, которому помимо этого предлагали пару имплантов на интеллект и имплант на Пси, который аналогично легально не приобрести.


В общей сложности все плюшки от НИИ тянули на шестьдесят миллионов. Более того, их предоставляли не в кредит, а в рассрочку. Но даже так при среднем доходе (после изучения всех баз знаний, которое без ускорения в медкапсуле займёт около десяти лет) в двести тысяч в месяц, даже если половину дохода тратить на погашение задолженности, расплачиваться придется пятьдесят лет.


Поскольку вначале доход будет ниже, то много выплачивать не выйдет. То есть можно считать, что это кабала на шестьдесят лет минимум. А там захочется самую современную нейросеть, более продвинутые импланты, изучить новую базу знаний высокого ранга… В итоге привет кредит ещё лет на пятьдесят.


В принципе, Люк был готов к такому. Условия лишь на первый взгляд казались слишком шоколадными. На самом деле замануха для умного соискателя работы с уникальным талантом. Людей (и не совсем людей) с высоким интеллектом и пси-активностью немного. При этом мало кто из них изъявляет желание работать ученым. Мало того, большую часть таких кандидатов перехватывает служба безопасности. Зная это, уже не кажется странным, что НИИ предоставляет привлекательные рабские условия.


Естественно, Люк подписал договор. Теперь ему осталось лишь прибыть в НИИ на столичную планету и заполучить все причитающиеся плюшки.


Вечером за ужином Люк сказал дяде:


— Дядя Оуэн, я подписал контракт с НИИ изучения Древних. Они мне предоставят нейросеть седьмого поколения и базу знаний седьмого ранга.


Мистер Ларс обрадовался.


— Поздравляю, Люк, я горжусь тобой. Жаль, твоя мама не видит твоих успехов. Кто бы мог подумать, что один из Ларсов добьется подобного. Тебе нужно как-то добраться до столичной планеты?

— Институт оплачивает мне полет по минимальному тарифу, естественно, в долг. Так что я планирую завтра отравиться в космопорт и ближайшим грузовым рейсом улететь в столицу. Ты меня подвезешь?

— Конечно, Люк, — у Оуэна лицо стало грустным. — Я буду скучать, мой мальчик. Теперь ты стал взрослым и самостоятельным мужчиной. Запомни, не лезь в неприятности и держись подальше от космоса. Надеюсь, ты хотя бы изредка будешь навещать меня.

— Постараюсь, дядя Оуэн. Но ничего не могу обещать. Ближайшие десять лет я буду получать небольшие деньги. Их хватит только на жизнь и минимальные платежи по долгу перед институтом.

— Я и не надеюсь, что ты навестишь меня так быстро, — грустно произнёс Оуэн.


Первый полёт на космическом корабле будоражил сознание Люка. Действительность оказалась не такой, как он представлял.


Звездолёт Люк даже не видел. Он сел на грузовой шаттл, который перевозил зерно на звездолёт, затем оказался на корабле.


Пожилой старпом показал парню маленькую каюту и порекомендовал без надобности не покидать её до конца полёта. В итоге всю неделю полёта в космосе Люк провёл в каюте размером четыре квадратных метра, в которой из удобств был маленький санузел с дыркой в полу. Она выполняла функцию унитаза. Там же можно было принять ионный душ, поскольку на корабле экономили воду.


За время полета Люк изучил общеобразовательную базу данных, пополнив свои знания о Союзе.


Признаться честно, Люк был разочарован в космической романтике. Не так он представлял себе путешествие. Оно больше напоминало поездку в вагоне-купе поезда, который едет из Калининграда во Владивосток. К тому же во время полёта не была доступна инфосеть. Конечно, на корабле имелась внутренняя инфосеть, но она была ограничена данными, которые накачали туда корабельные служащие. А это фильмы: немного художественных и по большей части порнографического содержания.


Люк скучал по книгам. Они не получили распространения в Союзе. Это было продиктовано воспитанием граждан Союза.


К книгам лучше всего приучаться с детства. Читать учат лишь детей аристократов и богачей для развития интеллекта и фантазии. Остальные граждане считают, что ребенок научится читать вместе с установкой нейросети. В таком случае зачем тратить на это время?


Люк знал, что чтение книг развивает фантазию. Он не понимал подхода местных обывателей. Но приходилось с этим мириться, ведь как известно, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Но из-за этого вытекало многое.


Большинство граждан Союза имели крайне скудную фантазию. Они не писали художественных произведений и не читали книг. Сценарии для фильмов придумывались искинами. Поскольку ИИ сильно ограничены множеством запретов и кино нацелено на получение коммерческой выгоды, все фильмы были сделаны словно под копирку. Они не несли глубокого смысла. В основном это боевики, ужастики, мелодрамы и тупые комедии с шутками ниже пояса и черным юмором. Какая аудитория, такое и кино.


В прошлой жизни Люк любил читать. Он обожал художественную литературу. Заглатывал книги пачками. Почитать было нечего, информационный голод душил его. Поэтому Люк решил начать писать книгу, которую ему самому было бы интересно почитать. Он не надеялся найти ценителей, хотя в теории его труды могут оценить сектанты, которые проповедуют отказ от нейросетей. Но в глубине души парень лелеял надежду продать книгу в качестве сценария для фильма. Большого состояния на этом сделать нельзя, но получить с хобби хоть какую-то выгоду вполне реально. Даже пятьдесят тысяч будут неплохим дополнением к его бюджету, который в ближайшее время обещает быть скудным.


На саму планету грузовые космические корабли никогда не приземлялись. Они для этого были слишком большими. На приземление способны лишь военные звездолёты классом до фрегата. Изредка приземляться могут боевые крейсеры, которые, несмотря на свой большой размер, обладают невероятной прочностью. Но зачастую они совершают посадку лишь в экстренных случаях. Всё сообщение с планетой осуществляется с помощью шаттлов.


Грузовой звездолёт, привезший на планету Виола (она имела одноименное название с королевством) груз зерна с Арканы, пристыковался к большой орбитальной станции.


Люку для спуска на столичную планету пришлось пройти через ряд процедур. В первую очередь он прошел через таможню. Затем посетил медицинское крыло орбитальной станции, где ему вкололи местный набор пандеминума: препарат, который встраивает в ДНК код для противодействия местным болезням. Что-то наподобие прививки, но в более продвинутом варианте.


Лишь после этого Люку позволили воспользоваться шаттлом для спуска на планету.


Он оказался в одном из крупнейших городов Виолы с населением пятьдесят миллионов человек. Но это далеко не столица, которая располагается на соседнем континенте.


Местные небоскребы действительно были намного больше, чем на аграрной планете. Километровые здания росли до небес, словно гигантские грибы, схожесть с которыми им придавали «шляпки» на вершине, то есть большинство зданий слегка расширялись кверху. Современные конструкторские материалы позволяли строить подобные архитектурные извращения.


Люку всё было в диковинку. Он чувствовал себя настоящим деревенщиной, оказавшимся в крупном мегаполисе. При этом Негас не самый большой город на планете.


После приземления в космопорте неподалёку от Негаса Люк воспользовался услугами местного грави-такси. Вскоре он прибыл на территорию НИИ изучения Древних.


Самым удивительным оказалось то, что институт занимал огромную площадь очень дорогой земли. На столичной планете, в отличие от аграрных колоний, земля действительно стоила очень недешево. Тут же комплексы относительно невысоких зданий от тридцати до ста этажей раскинулись на территории десятков гектаров. Сам институт расположен в пригороде Негаса.


Первым делом Люк разместился в местном общежитии. Это сейчас был самый недорогой и доступный способ получить крышу над головой. За проживание ему пришлось платить из своего кармана, но для сотрудников института цены были намного ниже, чем любое, даже самое непритязательное жилье в Негасе.


Общежитием оказался тридцатиэтажный небоскреб, расположенный на краю территории института.


Не сказать, что Люк был обрадован размерами своего жилища, но оно полностью оправдывало свою цену. Это был одноместный бокс размером шесть квадратных метров, из которых полтора метра было отведено под санузел-трансформер и ещё полметра занимал встроенный шкаф. Остальные четыре метра были отданы под кровать-трансформер и проход между нею и шкафом с санузлом. Кровать при желании можно сложить к стене, можно превратить её в стол и взять из ниши раскладной стул. Максимум тут можно установить в нишу небольшой пищевой синтезатор и повесить на стену инфопланшет для просмотра фильмов шириной до метра, если расположить его в ногах возле дверного проема над койкой.


В общем, крайне спартанские условия. Люк считал, что всё сделано для стимуляции сотрудников. Занимаешь маленькую должность и зарабатываешь немного? Учи базы знаний, расти в должности, получай больший оклад и сможешь переехать в более комфортное жилье, к примеру, в соседнее здание с комнатой-студией аж на пятнадцать квадратных метров. Этого мало? Учись ещё, зарабатывай больше и тогда сможешь позволить себе проживание в однокомнатной квартире с отдельной кухней. И так далее. Не зря же на территории института было столько жилых домов. Наверняка в том здании, которое ближе всего находится к центральному комплексу, расположены самые удобные и просторные квартиры для учёных.

Глава 3

Оставив в своей комнате немногочисленные пожитки, Люк отправился в медицинское крыло института. Оно располагалось в центральном комплексе, до которого идти пешком от общежития было полчаса.


О визите пришлось договариваться заранее через нейросеть. В медбоксе парня ожидала женщина на вид лет сорока. Реально ей могло быть от семидесяти до двухсот лет, поскольку местная медицина творит чудеса. Вряд ли медик выглядит на свой реальный возраст. Такое возможно разве что в диких условиях колонии фронтира.


Дама была на голову ниже Люка, имела приятные округлости и идеальную фигуру, которую оберегал белый медицинский комбинезон. Взор её серых внимательных глаз оценивающе пробежался по фигуре парня. Она с нескрываемым любопытством, в котором читался сексуальный подтекст, остановилась на миловидном лице юноши. Не меньше внимания она уделила его крепким рукам. Но при виде фермерского комбинезона она недовольно поморщилась.


— Ты откуда, деревенщина? — насмешливо спросила она.

— С Арканы, госпожа доктор, — вежливо отозвался парень. — Я Люк Ларс. У меня контракт на…

— Ларс? — оборвала речь юноши слегка удивлённая медик. — Я тебя ждала. Не думала, что ты окажешься деревенщиной. Раздевайся!


Люк без промедления скинул комбез. Он всей кожей ощущал на себе жадный взор докторши. Ей явно пришлось по нраву увиденное.


— Хорошо над тобой поработали, — жадно облизнула она свои губы.

— Госпожа, может, мне пора лечь в капсулу? — вопросительно приподнял брови Люк, ничуть не стесняясь женщины.


Возможно, если бы не воспоминания прошлой жизни, он бы чувствовал себя неуверенно. Всё же в этой жизни Ларс ещё оставался девственником. Но в прошлой он давно утратил стыд перед слабым полом.


— В капсулу? — игривым тоном продолжила медик. — А ты хочешь?

— За этим я и пришел, госпожа доктор.

— Люк, да?

— Да, госпожа.

— Для тебя я не госпожа. Зови меня Фрина.

— Хорошо, Фрина. Так что насчёт оценки усвоенных знаний и установки нейросети с имплантами?

— Какой шустрый, — игриво улыбнулась Фрина. — Ладно, лезь в капсулу. Начнем с теста. Хотя что ты мог усвоить в своём захолустье? Базовые знания Союза?

— Именно так, Фрина.


На этот раз Люк даже не отключался. Он лишь лёг в капсулу и пролежал там около десяти минут, после чего крышка открылась, и он вновь оказался в кабинете.


Фрина с лёгким изумлением рассматривала парня.


— Люк, тест показал нечто странное.

— Что, госпожа Фрина?


Доктор поморщилась, словно откусила солидный кусок кислого лимона.


— Мы же договорились, что ты зовешь меня по имени. Или в вашей деревне принято оскорблять девушек?

— Даже не думал оскорблять такую прелестную девушку, — тут же отозвался Люк, ни капли не стесняясь жадного взора медика. — Так что не так с моими тестами?

— Люк, вроде всё так. Базовые знания ты усвоил на сто процентов. Но тут вот какое дело. У тебя в наличии незарегистрированное улучшение мышц, костей и связок. Но это понятно, — ухмыльнулась она, проведя языком по губам, — такой сладкий мальчик мог получить улучшение тела от…

— От кого?


Люку стало любопытно, что на этот раз ему скажут. Второй раз он никому не собирался пытаться доказать, что накачал мышцы упражнениями.


— Конечно, от богатой любовницы! — с победоносным видом констатировала Фрина. — От любительницы сладеньких молодых эльфов…

— Я полуэльф, — ничуть не показал своего удивления Люк.

— Так даже лучше. Тело варвара и лицо эльфа! М-м-м… — глаза докторши маслянисто заблестели. — Я в чём-то понимаю твою бывшую любовницу.


Люку хотелось тяжело вздохнуть и приложить к лицу ладонь, но он сдержался. Тем временем Фрина продолжила:


— Удивительно другое. Тебе засчитали пятый ранг знаний о доисторической технике Древних и… пятый ранг истории докосмической эпохи Древних. Ещё и пятый ранг языка Древних! Но при этом у тебя базовая нейросеть, которую установили чуть больше недели назад. И судя по твоему личному делу, до этого нейросети у тебя никогда не стояло и баз знаний по Древним тебе не закачивали. Мальчик, ты где нашел базы знаний о Древних?!


Люк был шокирован. Он такого совершенно не ожидал. Какие ещё доисторические знания о Древних? Откуда он может знать их язык? Ему в голову приходило только одно — знания из прошлой жизни. Но тогда он знал всего три языка: русский, чуть хуже английский и немного мог объясняться на одном из диалектов китайского.


Пятый ранг — это солидно. Это уровень высшего образования. То есть китайский сразу отпадал. Оставались русский и английский. Выходит, что на одном из этих языков говорили пурпуры? Но если это так, то получается, что они родом с Земли.


— Люк, я всё ещё тут.


Голос Фрины вернул парня в реальность.


— Я учил язык Древних и читал о них классическим способом предков до изобретения нейросетей. Так что секрет прост: инфопланшет, инфосеть, много свободного времени и непомерное любопытство, умноженное на упорность.


Глаза Фрины широко распахнулись. Она смотрела на парня, словно на невиданную диковину.


— Ты меня удивил, Люк, — сказала она, справившись с изумлением. — Не думала, что бывают настолько упорные деревенщины. Ты что, сектант?

— Нет, ни в какой секте я не состою и вступать не собираюсь, — замотал головой Люк.

— Ладно, ложись обратно в капсулу. Буду ставить тебе нейросеть и импланты.

— А с базовой нейросетью что? — поинтересовался Люк.

— Ничего, — пожала плечами Фрина. — Она не мешает, — женщина прикрыла глаза, смотря данные со своей нейросети. — Так-так, весьма недурно! Ты ещё и пси-активный. Тебе необходимо установить универсальную нейросеть «Ученый-7У», два импланта на плюс пятьдесят к интеллекту каждый и имплант «Эспер». Жирный набор. Хотя с твоим ФПИ вполне оправданный. Не каждый день к нам в институт приходят столь одаренные лю… к-хм-м… полуэльфы.


Люк проигнорировал слова Фрины. Он и так прекрасно знал, что ему установят. А на откровенные взгляды женщины старался не обращать внимания.


— Ложись обратно в капсулу, — с лёгким неудовольствием в голосе повторилась Фрина.


На этот раз всё происходило так же, как и во время прошлой установки нейросети. Только на этот раз Люк, после того как открыл глаза, почувствовал, как у него кружится голова.


— Операция прошла успешно, — сказала Фрина. — Первое время у тебя могут быть галлюцинации, головокружение, нарушение координации в пространстве. Это нейросеть настраивается на твой организм. Скоро всё пройдёт. Нейросеть заработает через сутки, а окончательно развернется в течение месяца.


Люк кивком продемонстрировал, что всё услышал и понял. Он сел и ухватился за бортик медкапсулы, пережидая приступ головокружения. Тем временем доктор продолжала:


— Твоя нейросеть должна дать прибавку интеллекта до семидесяти процентов. С твоими имплантами можешь выйти на уровень интеллекта в четыреста одиннадцать единиц.


Это очень большое число. Считается, что максимальный показатель интеллекта для людей и эльфов равен пятьсот пятидесяти единицам. Даже если человек гений и ему поставят лучшую индивидуальную нейросеть последнего поколения и много имплантов на интеллект, выше этого значения прыгнуть невозможно.


Сам Люк мог бы дойти до такого показателя при условии установки индивидуальной нейросети и пары неплохих имплантов на интеллект или двух лучших имплантов для его нынешней нейросети. Но это достижимо только в одном случае: если тратить личные средства. Никто не даст кредита на подобную авантюру, и никто не вложит в сотрудника таких больших денег. По деньгам выходит очень солидная сумма.


Суть в том, что фактически институт потратился лишь на нейросеть и импланты, которые они наверняка покупают оптом с большой скидкой. Плюс установка своими специалистами более дешёвая. Базы знаний по Древним вообще наверняка созданы самим институтом на основе ментоскопирования множества учёных, работающих тут же. Да, институт наверняка потратился на приобретение ментоскопа и мощного искина, что-то пришлось заплатить учёным за процедуру, но фактически база знаний седьмого ранга по Древним для института стоит не дороже той же базы первого ранга, то есть максимум десять тысяч кредитов.


Отсюда становится понятным, почему вместо кредитования институт своим сотрудникам предлагает рассрочку. Фактически Люк должен вернуть шестьдесят миллионов, а потратили на него максимум три миллиона. То есть НИИ на продаже баз знаний высокого уровня своим же сотрудникам заработает неприлично большие средства. Или же сэкономит их, если учитывать, что оплата по долгу будет взыматься с зарплаты. Это как если бы они платили в два раза меньше положенного. Сэкономил, значит, заработал.


Невыгодно предоставлять рядовым служащим слишком дорогие нейросети и базы знаний, но и дешевые ставить умному человеку тоже нецелесообразно. Всё регламентировано и экономически рассчитано в зависимости от интеллекта человека. Люк и так получил больше, чем рассчитывал.


Но прибавка интеллекта не означает, что человек станет умнее. Нейросети в основном спроектированы для ускорение мышления. При этом, пока идёт изучение баз знаний в пассивном режиме, человек никак не почувствует разницы. Все дополнительные ресурсы мозга будут задействованы в обработке информации. Лишь если принудительно отключить изучение баз знаний, что не принято в местном обществе, то можно будет почувствовать разницу.


— Весьма недурно, — продолжила Фрина. — В своё время я о таком могла лишь мечтать. Это сейчас у меня нейросеть седьмого поколения и пара имплантов на интеллект плюс сто. Пришлось раскошелиться, чтобы изучить базы знаний седьмого ранга по своей специальности. Я освобождаюсь в шесть вечера. Пойдем в ресторан?

— Что?


Люк не сразу понял, что девушка его в наглую клеит. Переход от расхваления своего высокого профессионализма к приглашению в ресторан произошёл слишком резко.


— Ресторан, — повторила Фрина. — Ну знаешь, такое место, где люди едят. Я угощаю. Хотя… Откуда тебе знать? Наверняка у вас в глухомани нет ресторанов.

— Я знаю, что такое ресторан, правда, никогда там не был.


«В этой жизни», — подумал про себя Люк.


Глядя на снисходительную ухмылку женщины, он продолжил:


— У нас в поселке были столовая и бар. Туда я иногда захаживал. Но ресторан… Не думаю, что меня туда пустят.

— Почему?

— Мне нечего надеть.


При упоминании одежды Люк вспомнил, что сейчас сидит перед женщиной голым. Головокружение уменьшилось. Он нашел в себе силы вылезти из капсулы и начать натягивать на себя комбинезон, на который Фрина поглядывала с брезгливостью, словно на наряд бездомного.


— Это вся твоя одежда? — спросила она.

— У меня ещё есть охотничий комбез.

— Охотничий?! — изумлённо округлила глаза медик. — Ты что, охотник?

— Иногда ходил на охоту и рыбалку, чтобы разнообразить рацион. От еды из дешевого синтезатора меня воротит. Свежая рыба и мясо на столе никогда не бывают лишними.

— О! Да ты настоящий дикарь! — восторженно заблестели глаза Фрины. — Но как ты охотился? Ты же был несовершеннолетним. Тебе никто не разрешил бы пользоваться оружием. Да и никто тебе не продал бы оружия.

— Во-первых, Фрина, ты права. У нас глухомань. На каждой тропинке не поставишь по сотруднику охраны правопорядка.


Фрина с недоверием произнесла:


— Даже если так, у тебя без нейросети и хотя бы начальных баз знаний по использованию оружия даже гражданский станер не заработал бы!

— Станер не заработал бы, — кивнул Люк. — А самодельное пороховое ружье вполне себе неплохо стреляло.

— Пороховое ружье?! — ещё шире распахнула глаза Фрина. — Ты где достал такую древность?

— Сам сделал.

— Сам? — зависла медик. — Как?! Три Дэ принтер стоит непозволительно дорого для фермера, к тому же им без нейросети невозможно пользоваться.

— Принтер нужен, но достаточно совсем дешёвого бытового аппарата, — пожал плечами Люк. — Два отрезка дюралитовой трубы, сварочный аппарат, собранный из дешевой батареи и проводов, самодельные электроды, несколько часов работы — на выходе получаем однозарядное пороховое ружьё, которого вполне хватает для охоты.

— А как же боеприпасы?

— Заказываешь в инфосети гильзы под свои размеры, изготовленные на дешевом Три Дэ принтере. Покупаешь недорогие химические реактивы. Смешиваешь порох, делаешь капсюли и дробь… В общем, патронов мне хватало.

— Дикарь! — с восторгом констатировала Фрина. Она ещё более жадным взглядом пожирала уже одетого Люка. — Я куплю тебе приличную одежду. Так что, мы идём в ресторан?


Люк ненадолго задумался. Питаться едой из дешёвого синтезатора в столовой общежития ему категорически не хотелось. Душа требовала натуральной пищи или хотя бы блюд из нормального синтезатора. Он находился в положении голодающего студента, который ютится в маленькой комнатке. Давно забытое ощущение. Фрина внешне была неплоха: явно пользуется служебным положением, чтобы поддерживать тело в идеальной форме. С такой дамой не зазорно и в постель отправиться. Это окончательно склонило чашу весов.


— Хорошо, — кивнул Люк. — Ты очаровательная девушка, так что как я могу тебе отказать в такой мелочи? Значит, в шесть я зайду за тобой.


Фрина обрадовалась, что выразилось в широкой улыбке.


— Буду ждать, мой дикарь! Обязательно приходи.


Вечером Люк действительно пошёл на свидание. Его первая встреча с противоположным полом в этой жизни. Это было самое странное свидание в его жизни, включая прошлую.


Фрина выскользнула из здания института при полном параде. Красное платье с глубоким декольте, макияж, причёска.


После своего эффектного появления женщина повела молодого полуэльфа на стоянку глайдеров и усадила в красный спортивный гравикар, в котором имелось всего два сиденья.


Люк испытал неприятное чувство, когда ему покупала одежду женщина. Сама Фрина не видела в этом ничего плохого. В Союзе в большинстве стран действует равноправие между мужчинами и женщинами. То есть девушка вполне может склеить и угостить понравившегося мужчину, как и наоборот. Всё зависит от социального и финансового положения той или иной стороны и обстоятельств знакомства. Фрина получала удовольствие от возни с «золушкой-дикарем», как взрослый состоявшийся мужчина, который водил бы по магазинам симпатичную деревенскую девушку, на которую у него были вполне определенные планы.


Умом Люк понимал, что в Союзе это норма. И вроде с кредитами у него туго. Но внутри он негодовал от того, что согласился на подобное свидание. Память прошлой жизни говорила, что это неправильно. Но живёт же он не в прошлом, а здесь и сейчас в Галактическом Союзе, где иные правила. И не отказывать же даме из-за своих патриархальных взглядов…


Так что Люк смирился и с магазином, где его приодели в приличный по столичным меркам костюм, который по крою напоминал старинный камзол, и с пафосным рестораном.


— Тебе нравится? — спросила Фрина, обведя взором роскошный зал ресторана с дорогой отделкой натуральными материалами.


Люку такой ресторан больше напоминал родной земной общепит из разряда средне-пафосных заведений. Разве что присутствовала изюминка в виде дроидов-официантов, а еда готовилась дорогой моделью синтезатора.


— Неплохо.


Фрина ожидала от деревенщины совсем другой реакции. По виду кавалера она сделала свои выводы.


— Вижу, что ресторан тебя не удивил, — произнесла она. — Значит, ты уже бывал в подобных заведениях.

— Ну да, — пожал плечами Люк. Алкоголь, который он в этом теле попробовал в первый раз, сильно ударил по мозгам, поэтому парень проговорился о прошлой жизни: — Бывал. Правда, больше привык к натуральным продуктам и живым официантам с поварами.


Фрина изумленно приоткрыла рот и широко распахнутыми глазами уставилась на своего спутника. Её губы начали расползаться в широкой улыбке.


— Ха! Я так и знала! Твоя бывшая была из высшего общества! Ты же не думал провести меня финтом с фермерским комбезом?

— Эм… Прости, что?


Люк с недоумением посмотрел на спутницу.


— Медики высоких рангов, наподобие меня, хоть и зарабатывают хорошо, — продолжила Фрина, — но далеко не миллионеры, чтобы посещать элитные рестораны с живыми поварами и официантами, ещё и с натуральными продуктами.

— Оу… — Люк понял, что прокололся.

— А то рассказывал мне байки про деревенскую столовую, — с ухмылкой продолжила Фрина. — Думаешь, хитрый? И тело у тебя прокачанное, и неучтённые базы знаний Древних, и по элитным ресторанам ходил… Я сразу поняла, что в последнее время ты приглянулся какой-то аристократке…


Люк потерял дар речи и не мог найти слов для ответа. Он продолжил слушать разглагольствования спутницы.


— Да это классический прием юных красавиц и красавцев: надеть рубище, изобразить простачка-деревенщину, поплакаться о том, что нет платья или приличного костюма, соблазнить состоявшегося специалиста и потихоньку вытягивать кредиты на разные нужды.


Люк большими глазами смотрел на даму. В его душе поднималась волна негодования. Он пожалел о том, что согласился пойти на это свидание и дал себя уговорить на покупку костюма.


— Фрина, я не такой! — возмущённо произнес он. — Я не альфонс! Как ты могла подумать?


Фрина рассмеялась.


— Ох, какое же у тебя забавное выражение лица, когда ты возмущаешься, — сказала она. — Люк, разве я против? Я же сразу поняла, что ты хороший мальчик. Я обеспеченная девушка, могу себе позволить помочь юному и неукротимому дикарю…


По полному страсти взору медика Люк понял, что расплачиваться за всё придётся натурой. Не расплатиться — значит поссориться с женщиной и продинамить её на ужин и костюм. Расплатиться — значит доказать и ей, и себе, что «не альфонс» он лишь на словах. И как быть? Что делать? В таком положении Люк оказался впервые.


— Эм… — начал он. — Понимаю, что со стороны это может выглядеть странным, но я на самом деле деревенщина. Племянник фермера с аграрной планеты. Я в большом городе был всего пару раз и то первый раз в детстве, когда попал в больницу, а второй — когда устанавливал нейросеть. Про ресторан я пошутил.

— Да-да, — с лисьей ухмылкой закивала Фрина. — Верю… — но сказано это было так, что даже глупцу стало бы понятно — не верит.

— Я серьёзно!

— Конечно… — с иронией протянула Фрина. — И охота из доисторического оружия, увлечение богачей, тоже полная ерунда. Я верю, что ты фермер…


Тяжело вздохнув, Люк решил не развивать тему. Он осознал, что ничего доказать не сможет.


— Какие планы, Люк?

— Да какие могут быть планы? Буду работать.

— Помощником лаборанта?

— Ну вот, ты откуда-то знаешь…

— Это логично. Ведь без изученных баз знаний третьего ранга тебя даже до должности лаборанта не допустят. Я могу помочь тебе с разгоном сознания в медкапсуле. С моими навыками и оборудованием ты будешь изучать базы знаний в двадцать раз быстрее.

— Да я не планировал пользоваться разгоном.

— Как?! — удивилась медик. — Ты что? Надеюсь, ты несерьёзно?

— Серьезно. Какой смысл? Ну получу я нужные ранги немного позже, мир от этого не изменится.

— Ну и глупость! — фыркнула себе под нос Фрина. — Ты хоть понимаешь, что без разгона сознания ты будешь учить закачанные базы знаний четырнадцать лет?!

— Ну, четырнадцать лет — это не вечность. Выплачу долги институту немного позже.

— Какой ты глупый дикарь, — качнула головой женщина. — Поверь опытному человеку: чем быстрее ты изучишь базы знаний, тем скорее станешь хорошо зарабатывать и лучше жить. После изучения седьмого ранга ты станешь полноценным учёным, будешь зарабатывать в четыре раза больше меня.

— Я учёным всё равно стану рано или поздно и буду столько же зарабатывать.

— Дурачок, ты не понимаешь. После такого тебе больше никто не даст нормального кредита. Захочешь сменить нейросеть на более современную или новую базу знаний высокого ранга установить, а банк и институт тебе откажут. Нет, Люк, послушай меня. Если не хочешь загубить свою карьеру, ты должен пользоваться разгоном сознания.

— Дорого, — тяжело вздохнул Ларс. — Хочется пожить хорошо, а не тратить большую часть дохода на медицину.

— Кредиты пустое, — подмигнула полуэльфу медик. — Приходи ко мне в кабинет в мои смены. У меня есть списанные картриджи и запасная устаревшая капсула.

— Списанные?

— Не думай, что они вредные, ими можно пользоваться без вреда для здоровья, — успокоила парня медик. — Их с радостью готовы купить во фронтире, но продать из-под полы слишком проблематично. Если СБ в о таких махинациях узнают, то выпрут меня с работы. Проще выбросить или использовать самой. А устаревшая капсула пятого поколения, так что на ней можно делать максимальный разгон. У нас богатый институт, может себе позволить лучшее оборудование.

— Но… Как же я буду приходить в твою смену, если мне надо работать?

— Попроси перевести тебя на ночные дежурства. Институт работает круглосуточно, так что ты ничего не потеряешь, а только выиграешь. Днём будешь лежать у меня в капсуле, ночью работать. Зато подумай, какая выгода: ты за год изучишь базы знаний, как если бы в пассивном режиме за четыре с небольшим года. Как пятый ранг осилишь, сможешь неплохо зарабатывать и оплачивать разгон официально, при этом эти деньги тебе не покажутся большими.

— Заманчивое предложение. Спасибо, Фрина, я подумаю.

— Да что тут думать? — возмутилась Фрина. — С разгоном ты уже к завтрашнему вечеру освоишь третий ранг баз знаний и сразу сможешь выйти на работу лаборантом. Не придется унижаться, пару дней находясь в подчинении такого же новичка. А пятый ранг ты изучишь всего за три недели. При пассивном освоении на это уйдет больше двух месяцев! А подтверждённый пятый ранг позволит тебе работать младшим научным сотрудником, у которого зарплата как у меня.

— А в числах это сколько?

— Смотри, Люк, лаборант получает пять тысяч кредитов в месяц. Младший научный сотрудник зарабатывает уже пятьдесят тысяч. С шестым рангом ты станешь уже научным сотрудником с зарплатой сто тысяч кредитов. Чем быстрее ты станешь зарабатывать больше, тем лучше. Сможешь съехать в нормальное жилье, оплачивать себе разгон и различные покупки. Не глупи.

— Я понял, — кивнул Люк. — Фрина, считай, что ты убедила меня. А вообще помимо работы ты чем увлекаешься?

— Ты имеешь в виду отдых?

— Ну да, отдых, какое-то хобби.

— Смотрю фильмы и сериалы, иногда хожу в казино или бар, — перечислила женщина.

— А игры, книги?

— Игры! — усмехнулась Фрина. — Нет, играть даже для меня слишком дорого. Личная капсула виртуальной реальности стоит как новенький фрегат. А в игровой центр мне лень летать.


Люк давно заметил, что с индустрией развлечений в Союзе туго. Тут существуют капсулы виртуальной реальности и виртуальные игры, но капсулы стоят дорого, как и доступ к играм. Это развлечение себе могут позволить либо очень богатые люди, либо же просто обеспеченные специалисты, но арендуя на время вирткапсулу в игровом центре.


Удивительное дело, но обычных компьютерных игр, например, для инфопланшетов, которые могут себе позволить все слои населения, попросту не существует.


Развлечения в Союзе примитивные: секс, выпивка, наркотики, фильмы и сериалы, азартные игры.


— А ты чем увлекаешься помимо охоты? — спросила Фрина. — На столичной планете подобные развлечения тебе не светят.

— Книгу пишу.

— Книгу? — удивилась Фрина. — Это текстовый файл вроде договора?

— Текстовый файл, — согласно кивнул Люк. — Описываю вымышленные приключения Древнего из докосмической эпохи.

— Текстовое описание приключений?! — округлила глаза Фрина. — Что за извращение? Кому это нужно?!

— Читать книги очень интересно, но обычному человеку из современного общества этого не понять. Для этого нужно учить читать детей в раннем детстве, приучать их к литературе. Подобным занимаются разве что сектанты, аристократы, богачи и одичавшие жители планет, отрезанных от Союза. Но даже тех же сектантов-противников нейросетей более ста миллионов человек. Уверен, многие из них будут готовы отдать небольшие деньги за покупку развлекательных книг. Я планирую по завершении работы над произведением заработать не меньше ста тысяч кредитов.

— Сто тысяч, — усмехнулась Фрина. — Это всего лишь зарплата за два месяца работы учёного с базами знаний пятого ранга! Сколько ты потратишь на свою книгу времени?

— От полугода до года.

— Сто тысяч за год! — насмешливая ухмылка не сходила с лица женщины. — Люк, ты занимаешься глупостью.

— Это не глупость, а хобби. Твои хобби приносят лишь расходы, моё же обещает принести хоть какую-то прибыль. Да, для специалиста твоего уровня это не очень большие деньги. Но что лучше, зарабатывать на своём хобби или тратить на него средства?

— Я лучше заплачу деньги и проведу время весело, чем буду заниматься подобной ерундой, — фыркнула Фрина.


Медик была типичным представителем граждан Союза. Люк её даже в чём-то понимал, поэтому и не думал спорить. Какие бы аргументы в пользу книг он бы ни привёл, его не поймут. Вместе с институтом классического образования в Галактическом Союзе отмер интерес людей к чтению. Теперь это был исключительно утилитарный навык.


В современном мире привыкли получать визуальную и звуковую информацию: фильмы, музыка. А чтение необходимо лишь для ознакомления с договорами и чтобы прочесть название заведения, маркировки товара и тому подобного. Всё обучение идёт с помощью нейросетей.


Почти сразу после пробуждения памяти прошлой жизни Люк подумал о том, что на обычных играх для инфопланшетов можно заработать состояние. Но вскоре его задумка разбилась о реальность.


Все инфопланшеты на мировом галактическом рынке проприетарные. То есть они сразу с заводов идут со встроенным программным обеспечением, причем программы вшиты на аппаратном уровне. Обывателю добавить какой-то свой софт практически нереально. Память предназначена исключительно для хранения видеороликов, аудио и текстовых файлов для доступа к информации в местах, в которых невозможно подключиться к инфосети. В виде текста зачастую идут договора. Хотя, конечно, существуют и сайты для различных сект и гиков с различной информацией в текстовом виде, на которых на протяжении девяти лет зависал Люк.


Юный Ларс прикидывал возможность развернуться на рынке мобильных игр для инфопланшетов. Он производил различные подсчёты, знакомился с финансовым рынком галактики. В итоге выяснил, что для создания игр нужны высокоранговые базы знаний по программированию и мощный искин. Но этого мало.


Для добавления игры на планшет пришлось бы вмешаться в его аппаратную часть. То есть почти сто процентов граждан Союза не справятся с этим, разве что техники выше пятого ранга. Из этого вытекает, что для возможности продаж подобных игр пришлось бы создать свой инфопланшет и распространить его в огромных количествах.


В принципе это реально, но потребует огромных материальных затрат. Промышленный 3D-принтер обойдется в очень приличную сумму. Сюда стоит приплюсовать расходные материалы, дроидов, специалистов для обслуживания работы принтера. Ещё нужны высококлассные специалисты по программированию и инженеры-разработчики микроэлектроники. Но основное — отдел сбыта.


Даже если бы Люк умудрился найти минимальные расчетные пятьсот миллионов кредитов (в идеале не меньше миллиарда) и открыть такой бизнес, он бы всё равно погорел.


Дело в том, что рынок сбыта инфопланшетов контролируется несколькими крупными корпорациями. Они не потерпят конкуренции. Такую мелкую сошку они раздавят, даже не дав расправить крылья. При этом с наибольшей вероятностью присвоят себе идею и разработки. В итоге всю галактику наводнят новые модели планшетов и игры для них. Но Люк от этого получит лишь убытки, а возможно и распрощается с жизнью. Зарабатывать на этом будут совсем другие люди. Поэтому он отбросил эту идею.

Глава 4

В первый раз проснуться в постели любовницы было непривычно. Люк вспомнил, что они с Фриной вытворяли ночью. Ох и задали они жару…


Фрина оказалась горячей штучкой. Чувствовался большой опыт постельных утех. Люк даже думать не хотел о её реальном возрасте. Он предпочёл успокоить себя мыслью, что любовница ненамного старше его, но понимал, что это не так. Реально Фрине явно было за сто лет, что для обеспеченных граждан Союза не так много, хотя её идеальному телу позавидовали бы многие молодые земные девушки далёкого прошлого. Оно и понятно: у медика высокого ранга с доступом к передовому медицинскому оборудованию с кожей и лишним весом попросту не могло быть проблем. Лишь отчасти лицо и поблекшие глаза выдавали, что женщина намного старше, чем выглядит её тело.


Опытность в постельных играх молодого любовника ничуть не удивила Фрину. Скажи он ей, что впервые оказался в постели с женщиной (в этой жизни), она бы ни за что не поверила.


Медик лишь сильнее убедилась, что полуэльф прошёл через обширную практику в постели богатой любительницы сладеньких несовершеннолетних мальчиков. Ведь, по её мнению, Люк получил свои любовные навыки задолго до установки нейросети. Следовательно, по закону Союза считался ребёнком. А поскольку так нарушать закон может себе позволить только человек из сливок общества, то она ни капли не сомневалась в высоком статусе бывшей любовницы Люка.


Проснувшись и не обнаружив рядом с собой юноши, Фрина было подумала, что он сбежал. Но когда она вышла из спальни в зал, то обнаружила удивительное зрелище.


Люк в одном нижнем белье опёрся руками об пол и в положении лёжа опускал и поднимал своё туловище, сгибая руки в локтях. Женщина с удовольствием рассматривала, как перекатываются мышцы на спине юноши, как эротично стекают капли пота по бокам. Так она простояла минут пять, а Люк всё продолжал сгибать руки в локтях.


— Что ты делаешь? — не выдержав, спросила Фрина.

— Отжимаюсь, — отозвался Люк.


Парень прекратил свои упражнения и поднялся на ноги. При виде мускулистой груди и проступивших кубиков на животе у женщины перехватило дыхание. Она почувствовала, как по её телу прокатилась лёгкая волна возбуждения, которая сконцентрировалась внизу живота. Фрина закусила нижнюю губу, сжала бёдра и поёрзала ими, желая унять страсть. Но это лишь больше распалило её.


— Зачем? — нашла в себе силы спросить Фрина, но говорила она это с придыханием.

— Зарядка. Физические упражнения для поддержания тела в спортивной форме. Разве у вас такое не распространено?

— У нас? — приподняла брови Фрина. — Нет, у нас в городе люди, которые хотят поддержать себя в хорошей физической форме, платят деньги медицинской корпорации. Затем медики наподобие меня проводят им соответствующие процедуры в медкапсуле. И давно ты занимаешься этими извращениями?

— С девяти лет. Я же тебе говорил, что не проходил через совершенствование. Моё тело является результатом многолетних физических тренировок.

— А как ты объяснишь улучшение мышц? — продолжила Фрина.

— Я же пси-активный, — пожал плечами Люк. — Пытался найти применение своим способностям. Путем проб и ошибок научился укреплять тело и ускорять восстановление после тренировок.

— Хм… — Фрина вновь осмотрела тело юноши, только на этот раз не с точки зрения голодной до секса самки, а с профессиональной точки зрения. — А ведь может быть… — задумчиво протянула она. — Все грани Пси до сих пор не изучены. Да и вряд ли нашёлся бы ещё один такой ненормальный, который вместо того, чтобы пройти через операцию, на которую можно заработать за короткие сроки, потратит годы на физические упражнения.

— Ты удивишься, но люди в прошлом только так и развивали свои тела.

— Отчего же. Ничуть не удивлюсь. Более того, я точно знаю, что с бедолагами из забытых Древними систем, на которых цивилизация скатилась до уровня дикарей, всё именно так и происходит. Но чтобы встретить такого уникума в Союзе… Ты настоящий дикарь!

— Какой есть, — пожал плечами Люк. — Мы есть будем?

— Вначале вернёмся в постель, — облизнула губы острым язычком Фрина.

— Тогда лучше в душ. Я потный.

— В душ… — протянула Фрина, поедая жадным взором фигуру юного любовника. — Хорошая идея. Значит, идём в душ.

— Вообще-то я себя имел в виду!

— Мой душ, мои правила, — Фрина подтолкнула парня в сторону душа. — Не тяни, мой дикарь, нам ещё нужно успеть на работу…


***


Люк покинул распахнутую настежь медкапсулу, в которой, судя по интерфейсным часам нейросети, провёл восемь часов. Он с радостью обнаружил несколько новых доступных функций.


В первую очередь парня обрадовала возможность подключения к инфосети без коммуникатора.


А ещё его заинтересовал активировавшийся имплант «Эспер». Но было непонятно, что с ним делать. С одной стороны, он заработал, с другой стороны, не было никаких инструкций по его использованию.

Люк попытался воспользоваться знакомыми приёмами. Первым делом очистил сознание. Это вышло на удивление легко.


Покинув капсулу, Ларс ускорил реакцию тела и усилил его с помощью Пси. Для проверки он совершил серию резких ударов руками. Движения юноши смазались, настолько быстрыми они оказались.


Это привело Люка в восторг. Так легко управление Пси ему не давалось никогда, а эффект оказался раза в два лучше обычного.


— Ты чего скачешь голышом?


Насмешливый голос Фрины заставил Люка отвлечься от своего занятия. Он обратил внимание на доктора, которая смотрела на него, словно на игривого котёнка, гоняющего клубок с нитками.


— Имплант «Эспер» проверял. С ним управлять Пси намного проще. Кстати, Фрина, не знаешь, почему имплант мне поставили, а баз знаний по его использованию не предложили?

— Конечно, знаю, — кивнула женщина. — Все базы знаний для эсперов находятся в закрытом доступе. Имплант будет тебе нужен для работы с артефактами Древних, а для установки баз знаний по псионике руководству института придётся писать заявку в королевскую службу безопасности. Раньше подтверждения изучения тобой баз знаний пятого ранга этого никто не станет делать.

— Спасибо.

— Не хочешь одеться? — вздёрнула правую бровь Фрина. — Мы всё же не дома.

— Секундочку.


Люк поспешил облачиться в серебристый комбез, выданный ему местным интендантом.


— Поздравляю, — продолжила Фрина. — ИИ подтвердил изучение тобой баз знаний третьего ранга.

— Странные ощущения, — произнёс Люк, обувая туфли на мягкой подошве. — Я теперь знаю много нового о Пурпурах, словно изучал информацию о них. Но… Даже затрудняюсь описать словами свои ощущения. Общеобразовательные знания ощущались не так остро, более естественно. А тут как-то излишне контрастно, с чётким пониманием, что вот они, знания, которые я получил под разгоном, но при этом не чувствуется инородности.

— Всё оттого, что ты учился именно под разгоном, — пояснила Фрина. — Обучение в пассивном режиме проходит более плавно с неспешным выстраиванием новых нейронных связей. А в капсуле на мозг обрушивается огромный массив информации. Ничего, ты привыкнешь.

— Ещё раз спасибо, Фрина. Без тебя я бы наверняка забил на ускоренное обучение.

— Я внесла тебя в допуск к своему жилью, — с намёком ответила Фрина. — У меня смена скоро заканчивается, а у тебя она скоро начинается, так что поспеши.


Распрощавшись с любовницей, Люк, следуя инструкциям, которые прислал ему на нейросеть институтский ИИ, последовал к рабочему месту. Для этого ему пришлось подняться на скоростном лифте на тринадцатый этаж и пройти в левое крыло. Там он обнаружил табличку.


Отдел исследования пси-техник


Найдя кабинет под номером 1313, Люк зашёл внутрь через распахнувшуюся при его приближении дверь. Вообще с его уровнем доступа можно было зайти лишь в определённые области института: медицинское крыло и отдел, в котором он должен работать. Во все остальные места можно попасть только в сопровождении персонала, который имеет к ним доступ.


В просторном кабинете с парой больших столов и удобных кресел находился молодой парень. Он сидел перед большим монитором стационарного инфопланшета.


Повернув кресло, парень с любопытством принялся разглядывать Люка, на что тот в ответ с не меньшим интересом рассматривал его.


Молодой человек был полной противоположностью Люка. На вид ему около двадцати лет. Чёрные волосы, худой, со слегка смуглой кожей и узкими карими глазами. При этом у него были широкие скулы и массивный подбородок. Одет он был в похожий комбинезон.


— Новенький лаборант? — спросил он.

— Да, здравствуйте. Люк Ларс.

— Младший научный сотрудник Ник Хог, — кивнул парень, — на некоторое время твой начальник. Рад приветствовать тебя в нашем отделе. Будешь каф?

— Не откажусь.

— Люк, да ты не стой в дверях. Проходи, присаживайся, — кивнул Ник в сторону свободного кресла. — Теперь это твоё рабочее место. Первый день на работе?

— Да. Я немного волнуюсь.


Люк сел в кресло своего рабочего места. Тем временем Ник, наоборот, покинул кресло. Ларс проследил за его походом в сторону ниши в стене неподалёку от двери, в которой располагался небольшой пищевой синтезатор. Вскоре Хог вернулся с парой парящих одноразовых стаканчиков, от которых исходил приятный аромат кофе.


На кофе Люк подсел давно: он стоил относительно недорого и пользовался всеобщей популярностью. Но жители Галактического Союза называли его на свой манер (каф), недалеко уйдя от исторического названия.


— У вас всегда рабочий день начинается с кафа? — спросил Люк.

— У нас, — поправил его Ник. — Всегда. Иначе как войти в рабочий ритм?


Люк сделал небольшой глоток. Напиток обжигал горло и обладал богатым послевкусием.


— Хороший каф. Ник, а чем нам… в смысле мне придётся заниматься?

— Язык Древних знаешь?

— В пятом ранге, — кивнул Люк.

— О! — обрадовался Хог. — Молодец! Правильно сделал, что поставил его на изучение первым. А то многие новички совершают ошибку, уча все базы подряд в равномерном порядке. А в нашем деле без языка Древних никак.

— Эм, Ник, так что мне делать?

— Ты куда-то спешишь?! — насмешливо вопросил Хог.

— Нет. Учёный спит, работа идёт…


Ник задорно рассмеялся.


— Отлично сказал! Но запомни, Люк, в нашем деле важно перед начальством демонстрировать хотя бы видимость деятельности. Но это не значит, что всё время стоит весь день бездельничать. От нас требуют результатов. Нет результатов — снизят финансирование, следовательно, убавят выплаты. А то и вовсе перекроют финансовый вентиль.


Пока парни пили каф, Люк расспрашивал своего нового руководителя обо всём: порядках в институте, коллегах, руководстве, с кем и как себя стоит вести и узнал самое главное… где тут туалеты и столовая!


После того, как с кафом было покончено, Ник повёл лаборанта вглубь отдела. На ходу он говорил ему:


— Люк, к нам обычно направляют пси-активных высоких рангов. У тебя как с этим?

— В5.

— Ого! — с завистью взглянул на лаборанта Хог. — У меня только В10. Повезло тебе. Наверное, хорошая наследственность.


Понять чувства Ника было легко, ведь тут есть чему завидовать. В Галактическом Союзе любят учёт. Поэтому способности псионов, как и многое другое, были оценены и поделены на уровни от D до А. Классификация начинается от десятого ранга к первому. То есть десятый самый слабый, а первый — сильный.


Псионы D10-D1 слабые, почти без способностей, если не считать за них повышенную эматию и интуицию. Можно считать, что почти все девушки слабые псионы.


Получше дела обстоят с псионами С-рангов. Они уже средние по силам. Некоторые могут размыто предсказывать события, кто-то способен чувствовать опасность и направленные вектора чужого внимания, многие из них обладают ярко выраженной эмпатией и интуицией. Но есть исключения. Хорошо тренированный псион верхней планки С1 может на довольно приличном уровне овладеть пси-техниками.


Дальше уже начинается серьёзная артиллерия. Псионы рангов от В10 до В1 могут сознательно предсказывать события достаточно точно, могут ментально вмешиваться в разум близко расположенных индивидов. Им доступны телепатия и телекинез на небольших расстояниях, зачастую в пределах прямой видимости, кратковременная левитация или искажение гравитации, пирокинез.


Сильные псионы начинаются от ранга А10 и выше. Для особо одаренных уникумов выделены особые ранги А0 или же просто А, А+ и А++. Последние по неподтверждённым слухам умеют кратковременно принимать энергетическую форму или покидать тело. О сильных псионах вообще информации чрезвычайно мало, она больше на уровне слухов. Так, к примеру, поговаривают, что от А+ ранга и выше они могут сознательно реинкарнировать (переселять свою сущность в другое тело). Своей пси-силой они могут кратковременно локально изменять физические законы пространства. Некоторые из них могут перемещаться по вселенной с помощью телепортации на небольшие по космическим меркам расстояния. Они ещё много чего могут, их способности больше похожи на мифические.


Но это не всё, придумана даже классификация для совершенно невероятных псионов: АА, АА+ и АА++. В современном мире таких не встречается, даже слухов о них нет, но у учёных есть предположения, что у Пурпуров такие монстры изредка рождались. Этих чудищ называют "операторы реальности". Они способны силой мысли передвигать планеты (возможно даже звёзды). Мгновенные перемещения по вселенной для них не проблема. В инфосети на сайтах гиков даже гуляли слухи, будто некоторые из них даже способны путешествовать во времени. Фактически это уровень мифических богов и демиургов.


— Не знаю, — пожал плечами Ларс. — Мама у меня точно не обладала подобными талантами. А папаша был пролётом на нашей планете. Ему пять минут удовольствия, а дяде после этого пришлось восемнадцать лет растить такой подарочек от мамаши.

— Что так?

— Мать полетела на заработки и исчезла.

— Бывает, — флегматично заметил Хог. — Космос опасен. Может, она ещё жива.

— Если только к афрам не попала. Там рабы дольше пятнадцати лет редко живут. А если и да, то превращаются в такие овощи, что лучше смерть.

— Ну если твою мать взяли в плен пираты, то они могли её продать на какую-нибудь далёкую шахтерскую станцию или на аграрную планету во фронтире под кабальный контракт.

— Не будем об этом, Ник. Лучше скажи, куда мы идём?

— Люк, у нас в отделе есть традиция. Всех новичков отправляют изучать сохранившиеся книги Древних.

— Какие книги?

— Бумажные. Слышал о таких?

— В смысле? — с недоверием посмотрел на начальника Люк. — Бумажные? Да за столько тысячелетий ни одна бумажная книга не сохранилась бы!

— О! — обрадовался Хог. — Вижу, ты в курсе. Но ты не прав, Люк. Древние свои пси-техники записывали на бумажные носители. Часть из них они защищали особыми пси-полями, которые действовали подобно стазис-полю, защищая книги от повреждений и разложения. Иногда археологам удаётся найти подобные уцелевшие экземпляры. Представь себе: звёздная система разрушена, кругом сплошные астероидные поля и аномалии, и тут бац! На астероиде откапывают целую древнюю бумажную книгу.

— Да не может быть!


Люк подумал, что его разыгрывают. Что-то вроде проверки на вшивость для новичка.


Хог по виду лаборанта понял, что он ему не поверил.


— Я не шучу, — сказал он. — Первые археологи, сделавшие такую находку, были изумлены больше тебя. Вначале они не поверили, думали, что это подделка. Но проверка показала, что это на самом деле артефакты Древних. Те настолько глубоко ушли в постижении Пси, что нам и не снилось.

— И что, мне прям дадут книги Древних?

— Нет, Люк, — весёлым тоном ответил Хог. — У нас есть зал с копиями на пластобумаге. Кстати, вот он.


Ник замер перед дверью с надписью «Хранилище копий исторических носителей информации Пурпуров». Стоило ему распахнуть дверь, как Люк замер в ступоре. Его глазам предстала самая обычная библиотека. Небольшая, она по количеству книжных шкафов не тянула даже на школьную, но это была библиотека! То, чего невозможно встретить в Союзе, как раньше думал Люк. Тут даже были уютные кресла, рядом с которыми расположились журнальные столики.


— Вот, это хранилище на первое время станет твоим местом обитания. Тут есть простенький пищевой синтезатор, в котором можно заказать каф или фруктовый взвар.


Люк с трудом оторвал взгляд от полок с книгами, чтобы взглянуть на начальника.


— И что мне делать с этими сокровищами?

— Я как раз собирался тебе объяснить, — начал Хог. — Наш отдел занимается разработками новых приёмов с использованием Пси на основе знаний Древних. Обычно новички изучают информацию из книг Древних и пытаются повторить какой-нибудь приём.

— Получается? — с непомерным любопытством поинтересовался Ларс.

— Иногда, — уклончиво ответил Хог.

— Иногда?

— Очень редко, — признался Ник. — Дело в том, что Древние большинство приёмов с Пси использовали с помощью специального устройства. Мы нигде даже близко или же намёком не нашли информации о том, как делать это устройство. А без него более девяносто девяти процентов техник не работают.

— То есть предполагается, что я бесполезно потрачу время… — расстроился Люк.

— Нет, что ты, Люк! Неужели ты думал, что работа учёного — это каждый день совершать великие открытия?

— Нет, я так не думал.

— Вот и правильно! Наша задача заключается в проведении исследований, изучении, познании сути. Ты будешь заниматься всем этим.

— А если я захочу попробовать какой-нибудь из этих приёмов испытать?

— Для этого у нас есть испытательный зал для пси-техник. Я скину тебе карту этажа.

— Эм… Ник, я понимаю, что шансы на успех небольшие. Но если я всё же смогу какую-нибудь из пси-техник изучить?


Хог весело рассмеялся и похлопал лаборанта по плечу.


— Это будет удача, Люк! Можешь рассчитывать на хорошую премию.

— Нет, я о другом. Что дальше делать-то?

— Напишешь отчёт. Потом с тебя снимут ментослепок, искин вычленит пси-технику, обработает и отправит данные для пополнения базы знаний «Эспер». А вообще, Люк, тебе каждый день нужно писать отчёт.

— И что мне в нём писать? — с недоумением посмотрел на начальника Ларс. — Сколько книг я за день прочитал?

— Книг?! Ха-ха! — Хог улыбался во всю ширину губ. — Да ты, я смотрю, оптимист. У нас был рекорд. Один лаборант за день прочитал целых семьдесят страниц!


Люк не сдержал любопытства и подошёл к ближайшей книжной полке. Взяв в руки толстый фолиант, он взглянул на обложку. Глаза юноши широко распахнулись, а челюсть устремилась к полу. Он застыл подобно истукану.


Ник от такой реакции лаборанта громко расхохотался. Уж больно забавно смотрелись выпученные глаза полуэльфа, которые и так большие, из-за чего кажется, словно тот вечно чем-то удивлён. Теперь же на лице Люка читалось непередаваемое изумления, даже шок.

— Что там?


Ник с интересом взглянул на обложку.


— А-а-а… — протянул он. — Пси-техники для создания порталов. Сложная и тупиковая тема. Тебе стоит начать с чего попроще. Тут описана пси-техника с использованием особого прибора Древних. Без него она не работает.


«Порталы? — подумал Люк, не отрывая взгляда от обложки. — Но тут же написано немного иначе… И это, чёрт побери, английский!»


На обложке красовалось следующее название:


Магические чары

Всё о Порт-ключах


«Вот это поворот! — пронеслась мысль в голове Люка. — Магия? Это же магия!»


— Ник, а специальный прибор Древних… Что он собой представляет?

— Мы назвали его «псионический жезл субквантовой корреляции реальности». Если вкратце, то просто пси-жезл.

— Волшебная палочка? — на английском вопросил Люк.

— Да, на языке Древних пси-жезл именно так и назывался.

— Да ладно… — с непомерным изумлением на лице прошептал Люк. — Не может быть… Волшебная палочка?

— Да-да, — кивнул Ник. — Люк, хватит демонстрировать своё владение языком Древних. Как у тебя только язык трубочкой не сворачивается? Мне на общем проще и привычней говорить.

— Б…! — Люк хотел было сказать «боже мой», но произнёс более ёмкое слово из трёх букв на ещё одном языке Древних. Кое-как совладав с захлестнувшими его эмоциями, он продолжил: — Ник, тут довольно мало книг. Это всё, что нашли наши археологи?

— Это копии почти всех книг Древних, которые за всё время обнаружили археологи нашего королевства и Империи Астра. Несколько копий удалось выменять у других стран. Исключением являются лишь те артефакты, которые попали в частные коллекции и о которых ничего неизвестно. Конечно, ни одна страна, за исключением союзной нам Астры, не поделилась ничем существенным. А уж эльфы и вовсе хранят все знания о Пси в строжайшем секрете. И вообще, ничего не мало! Тут более сотни копий книг Древних. Или думаешь, что такие находки встречаются на каждом углу?

— Нет, Ник, — качнул головой Люк. — Наоборот, считаю удивительным, что до нашего времени сохранилось хоть что-то. Более того, я бы сильно удивился, узнав, что всё это нашли археологи Виолы.

— Ладно, знакомься с фронтом работ, а меня ждут свои дела.


Ник удалился из библиотеки, оставив ошарашенного Люка в одиночестве.


Ларс не мог поверить, что ему в руки попало такое сокровище. Книги, да не простые, а по магии. Более того, это земные книги, на что недвусмысленно намекает английский язык.


Хотя английский Люк знал чуть хуже русского, но в своё время в прошлой жизни он подрабатывал тем, что переводил иностранную художественную литературу с английского языка на русский. Поэтому читать на иностранном языке он умел хорошо: бегло, улавливая нюансы.


Когда эйфория утихла, Люк принялся рассуждать здраво. С чего он решил, что все книги по магии и описанные в них заклинания работают? Только со слов куратора? Это необъективный подход. Поэтому он решил полистать фолианты, чтобы составить какое-то мнение.


Приступив к поставленной самому себе задаче, парень сразу же осознал, что первое впечатление оказалось ошибочным. Фолианты были установлены на полках в определенном порядке. Где-то можно было увидеть на полке одну книгу, где-то парочку, где-то с десяток. Оттого складывалось мнение, будто в библиотеке достаточно много книг. На самом деле их было мало. Как и сказал Ник, чуть больше сотни.


Логику сортировки фолиантов Люк понял достаточно быстро. Ближе ко входу стояли книги с чарами, для исполнения которых требуется волшебная палочка. И чем проще заклинания, тем дальше они располагались. О сложности чар можно было судить по их описанию. Если для порт-ключей отводился огромный фолиант, который стоял ближе всего к двери, то в последних книгах на одни чары отводилась одна глава.


И всего десять книг располагались на отдельном, самом дальнем стенде, который стоял ближе всего к креслам. Судя по названиям чар, в этих фолиантах были самые простейшие заклинания, скорее всего, предназначенные для учеников школы магии. Вывод о последнем Люк сделал, обнаружив в паре фолиантов библиотечный штамп.


В книге под названием «Продвинутые чары. Славий Корхонл» на штампе имелась надпись «Библиотека средней школы магии #7. Терра Нова».


Второй подобный фолиант назывался «Домоводство для юных ведьм», а на штампе красовалась надпись «Библиотека Императорского магического лицея #1. Терра Нова».


Ещё один фолиант привлёк внимание Люка. В отличии от всех остальных книг, он был рукописным, точнее, таковым являлся оригинал, с которого была сделана копия из пластобумаги. Ещё более удивительным оказалось то, что текст был написан на старорусском с ятями. Люк понимал смысл, хотя ему и приходилось продираться через дебри ятей. Книга носила очень интересное название:


Волховские заговоры, дюже полезные хозяйке. Заговорить раны, вылечить хвори, исцелить скотину, оберечь дом от пагубных деяний


Вот и думай после этого, что всё это шутка. Не будет же институт тратить кучу кредитов на изучение ерунды? Вряд ли. В Союзе умеют считать деньги. На убыточное или бесполезное предприятие попросту никто не выделит кредитов и тем более не будет платить огромных зарплат учёным. По оговоркам Ника, некоторые заклинания местные специалисты уже научились создавать. Только называют всё на современный манер пси-техниками. А по сути, как ни назови, но если работает, то один хрен, магия это или Пси.


«Но, — подумал Люк, — если все эти книги из того времени, в котором я жил в прошлой жизни, выходит, маги жили где-то рядом? И если по книгам из школьных библиотек ещё можно сделать вывод, что они были написаны не на Земле, то с волхованием уже всё не так просто. Книга явно на родном русском примерно из восемнадцатого-девятнадцатого века, если не старше».


От размышлений Люка отвлек голос куратора:


— Люк, ты как тут? Пойдёшь есть?

— Ник, — обернулся к начальнику Ларс. — А этот синтезатор, — посмотрел он на небольшое устройство в стеновой нише, — разве с помощью него нельзя поесть?

— Нет, — качнул головой Хог. — Он лишь напитки выдаёт. Еда в столовой за кредиты. Руководство экономит на нас, вернее сказать, зарабатывает. Но хоть цены не кусаются.


Люк прислушался к своему организму и понял, что он успел проголодаться.


— Не откажусь перекусить. Хотя странно. Вроде только пришёл.

— Только пришёл? — насмешливая улыбка зазмеилась на лице Хога. — Ты бы хоть часы вызвал. Уже четыре часа с начала смены прошло. Ещё столько же, и можно будет идти домой.

— Как четыре часа?


Люк не поверил и приказал нейросети вывести перед глазами часы. И действительно время перевалило за десять вечера.


— Ха! Ну ты и потерялся, парень! Неужели попалось что-то интересное?

— Да тут всё интересное, — заметил Люк, обведя взором книжные полки. — Просто поразительно знать, что у Древних были школы магии.


Ник поморщился, поскольку окончание предложения было сказано на языке Древних.


— Учебные заведения для пси-активных? — протянул он. — Люк, ты можешь говорить нормально на общем? Что за манера переходить на язык Древних, словно у помешанного археолога?

— Извини, Ник, само вырвалось. Погрузился в культуру, так сказать.

— Много успел прочитать?

— Ни страницы.

— Что так?! — удивлённо спросил Хог. — Обычно новички хватают первую понравившуюся книгу и пытаются скорее выучить пси-техники Древних.

— Я решил вначале систематизировать содержимое литературы. Просмотрел книги, бегло ознакомился с оглавлениями. В итоге понял, что описанный тобою подход абсолютно бесполезен. Нужно начинать изучение от простого к сложному. К примеру, с книги по домоводству для юных ведьм.


Хог вновь поморщился. Он всем своим видом продемонстрировал, что ему не нравится, когда лаборант переходит на язык Древних. Хоть он его и понимал, но это как говорить с иностранцем. Вот он говорит тебе на общем, потом, сам того не замечая, переходит на родную речь.


— Пойдём есть, — сказал он.


Столовая располагалась в центре напротив лифтового холла между двух научных отделов. Там находилось всего двое мужчин в возрасте за сорок лет. Они уединились за угловым столом, неспешно поглощали еду и общались между собой.


После того, как парни оплатили заказанные блюда и самостоятельно забрали их из пищевого синтезатора, Ник потянул Люка в противоположную сторону.


— Это профессора из соседнего отдела, — зашептал он на ухо лаборанту, — с такими большими шишками лучше не связываться. Видимо, у них проект горит, раз остались в ночную смену.

— А что, Ник, тут всегда так безлюдно?


Люк обвёл пустую столовую выразительным взором.


— Нет, только ночью. Ночные смены мало кто берет. Все предпочитают работать днём.

— А ты? — спросил Люк.

— Я люблю работать в тишине, поэтому выхожу в ночные смены.


Парни поставили на стол подносы с едой. Ник с любопытством уставился на младшего товарища.


— Лучше скажи мне, Люк, откуда у тебя такие навыки в организации работы? Ведь методы научных познаний идут в базах знаний учёных лишь в пятом ранге.


В ответ на это Люк лишь пожал плечами и сказал:


— Банальная логика, Ник. Базы знаний же никто не учит с седьмого ранга по первый. Так и тут. Если хочешь что-то понять, начинай с простого и переходи к сложному.

— Разумно, — принял объяснение Хог. — После обеда надолго не задерживайся. Поставь напоминалку, что за пару часов до конца рабочего дня я тебя жду в кабинете. Буду тебя учить грамотно составлять отчёт о проделанной работе.

— Понял, — кивнул Люк, тут же в нейросети сделав себе пометку.


Первый рабочий день для Люка пролетел незаметно. Он увлёкся тем, что начал пролистывать книги, оставляя фото страниц в памяти нейросети, чтобы можно было ознакомиться с содержимым вне работы. Он так увлекся, что лишь звонок напоминалки, прозвучавший в голове, вернул его к реальности.


Затем были два самых тяжёлых часа. Нужно было через нейросеть подключиться к своему рабочему инфопланшету и создать отчёт о проделанной за день работе.


После этого Люк понял две вещи. Во-первых, он обожает свою работу за то, что она заключается в том, чтобы читать интересующую его литературу. Во-вторых, он ненавидит свою работу за то, что приходится кучу времени тратить на бесполезные отчёты.


Рабочая смена Ларса и Хога закончилась в два часа ночи. Парни вместе отправились из института по домам. Путь Ника пролегал к предпоследнему дому с квартирами-студиями. Он удивился, когда Люк не пошёл дальше с ним, а свернул в сторону дома с более приличным, ближним к институту жильем.


— Ты куда? — изумлённо спросил Ник.

— Туда.

— Люк, там живут специалисты вроде инженеров, медиков и молодых учёных.

— Ник, но ты же там не живёшь?

— Я экономлю. Мне кредит нужно выплачивать, поэтому снимаю студию.

— Хм… Понимаешь, Ник, у меня там живёт… Эм… Хорошая знакомая.

— Воу! — губы Ника невольно расползлись в похабной улыбке. — А ты шустрый малый! Только начал работать, а уже подцепил цыпочку! И как она? Горячая штучка?

— Огненная, — без стеснения ответил Люк. — В постели настоящий ураган.

— Кто это? Наверняка я её знаю.

— Извини, Ник, не могу сказать. Пусть это останется в секрете. Спокойной ночи.

— Люк, ты слишком оптимистичен. Чтобы у нас что-то осталось в секрете… Через неделю даже глухой будет знать, с кем ты спишь.

— Но это будет через неделю, — ухмыльнулся Люк.

— Ушастый засранец! — беззлобно произнёс Ник. — Удачно отдохнуть. Спокойной ночи не желаю, сам понимаешь почему… — подмигнув лаборанту, он отправился дальше к своему дому.

Глава 5

Когда Люк оказался в квартире Фрины, женщина спала. А у парня не было сна ни в одном глазу. Он успел отдохнуть в медкапсуле.


Прикрыв дверь в спальню, Люк остался в гостиной, где до самого утра работал над книгой.


Утро оказалось бурным. После кувырканий в постели и завтрака Фрина с Люком отправились в институт. Женщина работать, а парень изучать базы знаний под разгоном.


Этот день повторил предыдущий. Только на этот раз Люк на работе листал книги Древних более осознанно. За день он успел пролистать их все, соответственно, теперь в его нейросети хранилась вся библиотека в электронном виде. То есть отныне Ларс мог читать литературу в любой удобный момент прямо со своей нейросети.


Следующие два дня были выходными и у Люка, и у Фрины. Какой бы любвеобильной ни была медик, всё наскучивает. Поэтому у Люка образовалось много свободного времени, которое он тратил на чтение книг Древних.


«Семьдесят страниц! — мысленно ухмылялся он. — И это рекорд по чтению среди учёных? Ха! Дети современного общества, не привыкшие к текстовой подаче информации».


Люк на один фолиант тратил не больше одного дня. И это при том, что он начал со сложного в восприятии тома на старорусском, а затем проглотил книгу по домоводству.


Если перевести на современный язык, Люк узнал о множестве пси-техник. А если на привычном ему языке, парень прочитал о множестве заклинаний.


Чары из домоводства для юных ведьм в большинстве своём требовали для исполнения волшебной палочки. Но! Там встречались рецепты волшебной вышивки и использование рун для изготовления простеньких домашних артефактов, а многие чары были довольно простыми. И в тексте встречался намёк, что некоторые заклинания можно активировать без волшебной палочки. К примеру, часть текста:


«Юным ведьмам желательно часто упражняться с домашними чарами. Лучше всего подобрать несколько бытовых заклинаний и всегда пользоваться ими. Со временем рекомендуется избавиться от вербальной компоненты. А если часто использовать одни и те же чары, то через несколько лет хозяюшке даже не понадобится волшебная палочка».


Отсюда Ларс сделал вывод, что вся соль заключается в тренировках. Если потратить много времени, то современный пси-активный полуэльф сможет сотворить то же самое, что и недавняя школьница-ведьма без палочки. Не бог весть что, но уже хоть что-то.


Даже по примерным прикидкам Люк в теории мог овладеть пятью десятками бытовых чар. Но если верить книге, то распыляться не стоило. Нужно было выбрать пять-десять заклинаний на каждый день и постоянно их использовать, то есть тренировать.


Всё по заветам известного актера из двадцатого века: не тот сильный, кто изучил много приёмов по одному разу, а тот силён, кто повторил один приём много раз.


Волховские пси-техники отличались от ведьминских. Они изначально были заточены под исполнение без всяких инструментов. Единственным минусом оказалась долгая активация. Вся суть волховской школы в наговорах.


Например, чтобы исцелить человека, существовало более сотни наговоров. Нужно было не просто произнести стишок, но и чётко представлять результат, всем сердцем желать его добиться и вкладывать в свои слова силу. Так для исцеления от прыщей нужно начитать один наговор, для системы пищеварения другой и так далее.


Помимо целительства в волховской книге встречались различные привороты и отвороты. Да и вообще там было много интересной информации.


Люк не утерпел и потренировался. Он использовал заговор, эффект которого трудно заметить, точнее, невозможно. Но при этом он был одним из немногих, которые можно было использовать на себе. Почти для всего остального волшебства требовался объект воздействия или же нужно было чем-то болеть. Два дня по несколько раз в час Ларс начитывал на себя заговор на удачу. Он больше воспринимал это как развлечение, а не как тренировку. Единственным эффектом наблюдался небольшой упадок сил после произнесения заговора. Но даже такое незначительное изменение обрадовало Люка. Значит, хоть как-то эта магия работает!


Три недели пролетели одним мгновением. Всё это время Люк читал литературу Древних и пробовал использовать доступные наговоры.


Ларс отобрал несколько заклинаний из книги по домоводству. Основным критерием для их выбора послужила универсальность. Люк не делал ставки на сложные чары, для которых, как он понял, обязательно нужна волшебная палочка. Было ясно, как день, что ничего не выйдет.


Первыми стали чары нарезки продуктов. Судя по описанию, с помощью них при должном навыке можно было измельчать что угодно. Для их применения следовало задать область нарезки, что именно и каким образом нужно измельчить и подать определённое количество магической силы (применить пси-воздействие определенной дозированной наполненности). Это могло быть мясо, фрукты, овощи. Но как понял Люк, при желании можно превратить в фарш и человека, и обработать древесину, камень, металлы. Ибо в примечаниях это заклинание предлагалось использовать в том числе для изготовления художественных поделок из различных материалов.


Вторым заклятием он выбрал телекинез-левитацию. Ведьмам предлагалось с помощью телекинеза расставлять посуду, управлять хозяйственным инвентарем, переносить тяжести и вообще делать всё, на что хватит умения и фантазии. Правда, в книге приводились более специализированные заклинания, которые требуют от ведьмы меньше усилий. Но у них отсутствовало главное — универсальность. К примеру, можно левитировать лишь неодушевленный предмет или заставить парить на одном месте живое существо.


Третьим заклинанием Люк выбрал чары заморозки. Но на самом деле они не имели никакого отношения к низким температурам. В описании было сказано, что это универсальные чары для борьбы с мелкой нечистью, грызунами и насекомыми. Насколько понял Люк, под мелкой нечистью понимались некие пси-активные животные, живущие рядом с Древними. Опять же Люка привлекла многогранность использования этого навыка. Юным ведьмам в примечаниях предлагали чарами заморозки в том числе незаметно отключать технику неких назойливых «маглов». Тут Люк не совсем понял, о ком идёт речь, но суть уловил. А ещё там же имелась приписка о возможности при повышении подачи магических сил парализовать крупную живность, к примеру, домашнюю скотину перед забоем, чтобы она не испытала страха и мясо оставалось вкусным.


Универсальный станер, вот что представало перед глазами Люка, когда он думал о заклинании заморозки. И живое существо можно парализовать, и технику отключить. Прямо мечта диверсанта. Страшно подумать, что могли вытворять выпускники школ магии с волшебными палочками. А думать на этот счёт приходилось.


Чем дальше Люк заходил в прочтении книг, тем более полной становилась картина. Обычный ученик школы магии Древних мог в широких масштабах манипулировать реальностью: телепортация, порталы, превращение одних веществ в другие, ремонт любой сложности, молекулярная склейка, манипуляции с сознанием, увеличение и уменьшение предметов. Уму не поддаётся, что пси-активные способны на подобное. А у Древних такое могли делать дети! На этом фоне книга по домоводству выглядит именно тем, чем и является: простеньким пособием по пси-техникам для домохозяек.


Четвертым Люк выбрал заклинание дезориентации. Оно позволяло погрузить человека в особое состояние, позволяющее ему внушить почти что угодно. Люку сразу же припомнился Обман Разума (Майнд Трик) из культового фильма его времени под названием «Звездные войны». Подобным приёмом пользовались джедаи. Они были пси-активными фанатиками со своим орденом, в который отбирали пси-активных детей со всей галактики.


Люк подозревал, что Майнд Трик Древних в теории можно будет использовать не только на людях, но и на искинах, но это не точно. Хотя намеки на это были. Домохозяйкам предлагалось применять Майнд Трик на непослушных животных, назойливых маглах и своенравных артефактах.


Пятым выбор Ларса пал на клеящие чары. Ими ведьмам предлагали чинить что угодно и даже использовать это заклинание для ремонта и постройки жилища. Полезно уметь не только разрезать что-то, но и собрать воедино разрозненные части.


Шестое заклинание предназначалось для отпирания замков. Любых замков, кроме зачарованных. Так было сказано в книге по домоводству. Его юным ведьмам предлагалось использовать, чтобы не бегать в поисках ключей, если заперли что-то от своих деток.


А на самое вкусное Люк оставил умение телепортироваться. Процесс тренировки был описан в тоненькой брошюрке для выпускников школы магии.


Семь навыков использования пси-техник. Для Древних смешное число, но Люку казалось, что он замахнулся на слишком многое. Попробовать освоить три техники ещё казалось достижимым. Пять — ещё куда ни шло. А семь — много. Но три и семь в его прошлой жизни считались волшебными числами, поэтому выбор был за ними. В итоге победила жадность.


Время не прошло даром. За эти дни Люк полностью усвоил и подтвердил пятый ранг баз знаний. Из-за этого ему на нейросеть пришло приглашение от руководителя отдела, в котором он работал. Ларсу пришлось впервые отправиться на работу днем. До этого в светлое время суток он ходил лишь в медицинское крыло.


И вот Люк оказался в просторном кабинете профессора Джета Чи. На вид этому среднего роста мужчине с чёрными волосами нельзя было дать больше тридцати лет. Узкоглазый, со слегка смуглой кожей, он поблекшими карими глазами внимательно разглядывал посетителя.


— Здравствуйте, профессор Чи.

— Проходите, молодой человек. Присаживайтесь.


Люк занял кресло напротив профессора, который сидел за удобным столом. Сложив пальцы в замок и уперев локти на столешницу, Чи опёрся на переплетённые пальцы подбородком.


— Итак, юноша, мне пришла информация о том, что вы уже изучили пятый ранг. Похвальное рвение. Как ваши успехи?

— Профессор Чи, я ознакомился с пятой частью литературы по пси-техникам Древних.

— Пятой? — от удивления профессор оторвал голову от опоры и положил ладони на стол. — Невероятно! Вижу, тебя увлекли пси-техники Древних.

— Да, профессор. Я отобрал пси-техники, которые хочу попробовать освоить.

— Люк, ты уже что-то начал осваивать?

— Да, профессор. Использовал пси-техники волхования. Для этого выписал лабораторных грызунов. У меня есть отчёты об экспериментах. Имеются положительные успехи. К примеру, один наговор залечивал подопытным грызунам небольшие раны.

— А, стишки… — презрительно скривился профессор. — Бесполезные пси-техники. Медкапсулы справляются с лечением намного лучше. Непозволительная роскошь тратить силы псионов на подобную ерунду. Но изучать эти пси-техники всё же кому-то надо, вдруг удастся на их основе создать что-то полезное. Обычно лаборанты, поняв бесполезность этих стишков, бросали изучение. Секундочку.


Взор профессора расфокусировался. По всей видимости, он ознакомился с результатами экспериментов. Когда взгляд Чи прояснился, его лицо украсила довольная улыбка.


— Отлично! Замечательно! Редко у лаборанта встречается такая высокая работоспособность и научный подход. Люк, ты определённо заслужил повышение. С сегодняшнего дня ты младший научный сотрудник. Осталось выбрать направление, с которым ты будешь работать. Скажи сразу, в какой отдел ты хочешь попасть?

— Если можно, профессор Чи, я бы хотел остаться в вашем отделе. Во-первых, нужно изучить оставшуюся литературу по пси-техникам Древних. Во-вторых, я подготовил план тренировок отобранных пси-техник.

— Перешли мне данные, Люк.


Ларс отдал нейросети приказ отправить Джету Чи подготовленный заранее план работ. Некоторое время профессор сидел с расфокусированным взором, изучая информацию.


— Неплохо, — сказал он. — Но телекинез изучен, как и телепортация, и дезориентирующие пси-техники. Поэтому можешь их исключить из своего плана.

— Простите, профессор Чи, не знал.

— Откуда бы тебе знать? — ухмыльнулся профессор. — М-да… Раз такое дело, я направлю запрос на разрешение установки тебе баз знаний «Эспер» пятого ранга.

— Это, наверное, дорого?

— Не в этом случае, — едва заметно качнул головой руководитель отдела. — Тебе установят нашу внутреннюю базу знаний для тех, кто как раз работает с пси-техниками Древних. Это будет стоить всего двести тысяч. М-да… Только, Люк, тебе придётся дать подписку королевской СБ о неразглашении информации, то есть тебе запрещено будет делать ментослепок в любой клинике, за исключением медицинской корпорации королевства Виола.

— Хорошо, профессор, — согласился Ларс. — Я верно понимаю, что во внутренней базе знаний «Эспер» будут содержаться достижения моих коллег на почве изучения пси-техник Древних?

— А ты сообразительный парень, Люк, — обозначил кивок Чи. — М-да, верно. Что же, работай. Медобследование тебе следует проходить раз в неделю. Отчёт о проделанной работе и успехах будешь присылать мне на нейросеть каждый месяц двадцать пятого числа. Только смотри у меня, — на мгновение взгляд профессора стал колючим и суровым, — даже не думай филонить! Если не будет результатов, то у нас будет совсем другой разговор… Пока же иди, Люк. Даю тебе пару выходных. Пока в СБ ответят, пока установишь базы знаний…

— Спасибо, профессор Чи. Всего доброго.


Через пару дней Люку установили базу знаний «Эспер» пятого ранга. Он приостановил изучение научных баз знаний, чтобы скорее овладеть навыками псиона. Естественно, он не пренебрегал помощью любовницы.


Один час разгона под контролем специалиста уровня Фрины стоил сотню кредитов и это со скидками, которые предоставлял своим сотрудникам институт. В какой-нибудь медицинской корпорации цена той же процедуры в два раза выше. То есть со скидками восемь часов максимального разгона обойдутся примерно в полторы тысячи, а если пользоваться процедурой так же, как это делал Люк, то в месяц пришлось бы раскошелиться более, чем на двадцать тысяч. Тут же халява. Хотя если бы не Фрина, то Люку пришлось бы отвалить двенадцать тысяч в месяц. Это при том, что сейчас у него зарплата пятьдесят тысяч, из которых половину он выплачивает на погашение кредита. Итого у него на руках оставалась бы сумма, как у техника низкого ранга. Так что любовница сильно выручала юношу, из-за чего он даже не думал с ней расставаться.


Не то чтобы Люк был меркантильным. Просто он считал Фрину удобной парой: мозги не имеет, секса вдосталь, ещё и позволяет экономить большие деньги. Бывает же так, что человек предпочитает встречаться не с тем, кого любит, а с тем, с кем ему комфортно. Вот с Фриной Люку было комфортно, но ни о каких высоких чувствах не шло и речи.


Возможно, если бы на месте Люка оказался парень его возраста без дополнительного жизненного опыта, то он мог бы воспылать чувствами к немолодой женщине. Но полуэльф был лишён недостатка горячности юности и нехватки опыта в отношениях с противоположным полом.


Конечно, Люк вполне мог найти себе молодую любовницу. Девушек разных возрастов в институте работало много. Многие из них кидали многозначительные взгляды на симпатичного ушастика с огромными глазами. Они явно были не прочь затащить юношу в постель. Но оно ему надо? С Фриной всё понятно, с ней приятно и выгодно жить, а на реальный возраст плевать, если внешность такая, что слюной пол закапаешь. Тут и помощь, и просторная квартира. А с молодой девушкой что? Долги, маленький бокс или небольшие апартаменты, много гонора и требований.


Ларсу предоставили отдельный кабинет по соседству с офисом Ника. Он по-прежнему выходил в ночные смены.


Однажды Люк попробовал выйти на работу днём. Это было ужасно. Куча народу, все хотели с ним познакомиться и пообщаться, девушки строили глазки и намекали на то, что не против заиметь более близкое знакомство. Это мешало работе и тренировкам. Лаборатория полная народа, нужно согласовывать время проведения экспериментов на институтском оборудовании. В зале для отработок пси-техник постоянно кто-то есть и с любопытством глазеет на тебя, что немного раздражает, особенно если привык там находиться в одиночестве.


После освоения баз учёного пятого ранга Люк прекрасно справлялся со всем научным оборудованием, что сильно облегчило ему работу. Научные знания позволили делать эксперименты более правильно и эффективно.


Люк продолжал использовать различные заклинания на местных грызунах, которые заменяли лабораторных мышей и выглядели схожим образом. Все данные он скрупулёзно фиксировал.


Всего две недели понадобилось Люку, чтобы полностью усвоить все базы знаний «Эспер». Но уже с третьего ранга, который был освоен после первого же разгона, он изучил множество пси-техник.


Основное время у Люка уходило на то, чтобы на практике освоить всё, что было изучено из баз знаний.


Просто иметь базу знаний недостаточно, надо её изучить и осмыслить полностью. Немаловажную роль играет практическое применение полученных знаний. Тут задействуются с помощью тренировок и тренажёров как моторика, так и мышечная память индивида. Люди, изучившие базы знаний, являются не просто их носителями, они обогащают их новым, своим личным опытом и при необходимости проходят ментоскопирование, а затем на основании этих обобщённых знаний и опыта разных людей делают новую, более совершенную и обновлённую базу знаний для последующих поколений.


После того, как Люк освоит новую пси-технику, ему придётся пройти через процедуру ментоскопирования. Он не боялся, что кому-то станет известно о его тайне — памяти из прошлой жизни. Стандартная процедура включает лишь считывание информации о последних годах жизни специалиста, и искин вычленяет лишь нужные знания и навыки, тут же удаляя всё лишнее из оперативной памяти без возможности восстановления. В противном случае люди боялись бы проходить добровольное ментоскопирование, ведь никому не хочется разглашать собственные тайны, которых хватает у любого человека.


Конечно же, существует процедура углублённого ментоскопирования, которая позволяет полностью скопировать память человека. Но она крайне опасная, после такого пациент превращается в овощ. Поэтому подобные меры принимаются только в крайнем случае по решению суда к опасным преступникам и террористам. Нельзя исключать того, что подобными способами пользуются спецслужбы в секрете от обывателей. Но нужно совершить нечто серьёзное, чтобы кого-либо схватили представители спецслужб и пропустили через такую процедуру. Это как допрос с использованием сыворотки правды и детектора лжи во времена прошлой жизни Люка. Многие слышали о подобном, но никому не был известен человек, который бы подвергся такому допросу.


Научные сотрудники НИИ изучения Древних из тринадцатого отдела, как на жаргоне служащие называли место работы Люка, проделали огромную работу. База знаний «Эспер» в пятом ранге содержала множество различных пси-техник. Все они были из разряда чар, применяемых без волшебной палочки.


Люк отрабатывал все доставшиеся ему пси-техники: телепортацию (которая сильно напоминала его перемещение в детстве), телекинез и его ответвления в виде специфических чар (призыв определенного предмета, поднятие неодушевлённых предметов и живых существ, выбивание из рук оружия или того, что человек в данный момент держит в руках и так далее), Майнд Трик и множество специализированных чар из того самого десятка простейших книг. Чего там не было, так это четырёх универсальных заклинаний, отобранных Ларсом.


Видимо, учёные-псионы, которые занимались этой темой до него, посчитали эти заклинания слишком сложными. А освоение ими телекинеза, телепортации и Майнд Трика вполне объяснимо. Слишком привлекательные способности. Многие мечтают владеть чем-то из этого.


В итоге из списка Люка осталось лишь четыре заклинания. Но это его ни разу не расстроило. Он всего за каких-то полтора месяца стал совершенно другим полуэльфом. За девять лет он сумел изобрести и применить всего пару пси-техник, а тут он овладел сразу десятками.


Но на этих четырёх заклятьях Люк не собирался останавливаться. Он планировал на практике опробовать все волховские заговоры. Для этого у него было всё необходимое: куча подопытных, оборудование для изучения последствий использования заговоров и оплачиваемое рабочее время. Ко всему прочему парню нравилась его работа, он даже был влюблён в неё. Фактически Ларс занимался любимым делом: тренировками и освоением пси-техник, а ему за это ещё и платили. Девять лет он делал это бесплатно, а тут за пятьдесят тысяч кредитов в месяц!


Люк был занят проведением очередного эксперимента в лаборатории. Сзади послышались шаги.


— Привет, Люк.


Обернувшись, Ларс обнаружил Хога.


— Ник, — приветливо махнул он ему рукой.


Хог подошёл ближе к коллеге и с любопытством уставился на клетки, в которых находились маленькие грызуны с белой шерсткой. У всех них на спине были краской нарисованы разные числа.


— Опять экспериментируешь? — вопросил Хог. — Что на этот раз?

— Ник, обрати внимание на объекты номер семьдесят семь и девяносто девять.


Ник нашел взглядом в одной из клеток двух грызунов. У одного из них, полного и с гладкой шёрсткой на спине зелёной краской было написано 77. Второй грызун выглядел худым и изможденным, он слегка прихрамывал, бережно ступая на переднюю правую лапу. Там находились и другие грызуны с серыми числами на спинках.


— Ты что, одного нука (название грызунов) кормишь на убой, а другого моришь голодом?

— Ник, обрати внимание, что в клетке присутствуют ещё двадцать особей нуков. Они все получают корм и питьё одинаково.

— Хм… Точно. Вижу, что на всех одна миска с едой и одна поилка. Так в чём суть эксперимента?

— Ник, кажется, я понял принцип, по которому создаются волховские заговоры. До полного понимания далеко, но это уже успех.


Ник поморщился, как он обычно это делал, когда Люк начинал перескакивать на язык Древних.


— Я на основе заговора на удачу составил заговор на неудачу, — продолжил Ларс. — Суть та же, но разная полярность, поэтому я не увидел в этом сложностей.

— Это как-то связано с этими нуками?

— Напрямую, Ник, — лёгким кивком подтвердил Ларс. — На объект семьдесят семь раз в неделю я произвожу волховское пси-воздействие, направленное на повышение удачи. В противоположность ему на объект девяносто девять начитываю заговор на неудачу.

— Хочешь сказать, — недоверчиво начал Хог, — что внешний вид зверьков является результатом пси-техник?

— Факты, Ник! — поднял вверх указательный палец правой руки Ларс. — Должен заметить, что по-хорошему для верной статистики такой эксперимент необходимо повторить раз десять-двадцать, а потом уже делать серьезные выводы. Мы учёные, поэтому обязаны оперировать фактами и статистикой.

— Верно, — не мог не согласиться Хог. — Так что показали наблюдения за подопытными нуками?

— Только за сегодня искин отметил, что семьдесят седьмой нашёл несколько завалявшихся зёрнышек, которые до этого не обнаружил ни один другой нук. Затем он избежал драки за иерархию, и, пока другие самцы дрались за самку, он с ней спарился, после чего ещё и успел съесть из миски корма больше, чем съедают другие нуки. И при этом он опять не был покусан.

— Случайности, — пожал плечами Ник.

— Но с другими нуками такие случайности если и происходят, то очень редко, — заметил Люк. — По статистике с семьдесят седьмым в несколько раз чаще обычных нуков из группы статистов происходят удачные для него случайные события.

— А с девяносто девятым что? — продолжил Ник.

— С ним с такой же периодичностью, наоборот, происходят неприятности. Сегодня ему отказала в спаривании самка. Затем с ним подрался самец и пять раз его укусил.

— Это та самая драка, из-за которой семьдесят седьмой спарился и поел?

— Она самая.

— Не повезло девяносто девятому, — произнёс Хог.

— Именно! — радостно заблестели большие глаза Ларса. — Именно, что не повезло. И ладно бы, если один-два раза. Но из-за того, что девяносто девятый подрался и проиграл, он опустился в иерархии нуков. Из-за этого его последним подпустили к миске с едой. Поскольку семьдесят седьмой съел больше, а корм рассчитан ровно на двадцать два нука, девяносто девятый остался голодным. Мало того, он ещё споткнулся и повредил лапу.

— Как говорит профессор Чи, м-да… — Ник с интересом разглядывал нуков. — С одной стороны со статистикой не поспоришь, но что насчёт конкретики? Люк, ты их в пси-сканер засовывал?

— Конечно! — слегка возмутился Ларс. — Ты за кого меня держишь?

— И что показало оборудование?

— Ник, тут всё довольно интересно. У обоих подопытных наблюдается повышенная активность головного мозга в области, которая отвечает за подсознание. К сожалению, наш сканер далёк от идеала. Он не способен воспринимать слишком тонкие пси-поля. После нескольких десятков сканирований и настройки оборудования мне удалось выяснить, что у подопытных нуков слегка повышенный уровень Пси. Значение настолько низкое, что при обычном сканировании и заметить невозможно. Постепенно уровень падает до нормы. Вероятней всего, это именно та Пси, которая была заложена мною в пси-технику. И угадай что?

— Что? Неужели… — Ник с прищуром посмотрел на коллегу. — Люк, погоди, ты хочешь сказать, что со временем вместе с уменьшением Пси у подопытных нуков уменьшается количество удачных и неудачных ситуаций?

— В точку! — радостно подтвердил Люк. — Всё именно так. До обычного уровня удачных и неудачных ситуаций нуков-статистов подопытные недотягивают, их всё равно преследует небольшая удача семьдесят седьмого и неудача девяносто девятого. Я собираюсь прекратить воздействие на них и проследить, через какое время всё вернётся к норме.

— Так, ладно, — мотнул головой Хог. — Это твой проект, хотя, признаюсь, он интересный. Но, Люк, я к тебе за другим зашёл. Ты есть пойдёшь?


Ларс прислушался к своему организму и понял, что успел проголодаться.


— Конечно, пойдем, Ник. Кстати, всё забываю спросить, ты сейчас над чем работаешь?


Оба учёных направились на выход из лаборатории. По пути Хог ответил товарищу:


— Да я всё тем же занят. Пытаюсь разобраться в принципах создания новых пси-техник на основе доступных нам техник Древних. В частности работаю над пирокинезом. Об управлении огнем часто встречаются упоминания, но к нам в руки не попалось ни одной книги с пси-техниками подобного рода. Как тебе огонь, который горит вечно или греет, но не обжигает?

— Звучит фантастично, Ник. Видимо, я ещё не дошёл до книг с упоминанием подобного. Но чем больше я узнаю о Древних, тем яснее понимаю: для них не существовало невозможного. Скорее то, что для нас невозможно, для них было лишь сложностью, которую тяжело преодолеть.

— А представь себе, Люк, Древние строили на этом принципе реакторы, — с жаром продолжил Хог. — По проверенным сведениям несколько таких реакторов есть у эльфов. Они до сих работают, при этом не потребляют никакой энергии и не требуют топлива. Чистый вечный реактор, Люк! Вот что такое фантастика и нарушение не только здравого смысла, но и наших знаний о физике.

— Наверняка эльфы исследовали эти реакторы, — заметил Люк. — Неужели они не разобрались в принципах их работы?

— Представь себе, Люк, — кивнул Хог. — Эльфы уже несколько тысяч лет пытаются создать хоть что-то близко похожее. Единственный результат — эльфам удалось улучшить свои реакторы настолько, что лучшие из человеческих на их фоне отстают на несколько поколений. Но… Если бы люди вбухали столько же денег в исследования реакторов, уверен, они бы получили точно такой же эффект.

Глава 6

Люк очнулся и обнаружил, что находится в закрытой медкапсуле, судя по дизайну, второго поколения. Та ещё древность. У парня жутко трещала голова, словно после сильной попойки, хотя накануне он не брал в рот ни капли спиртного.


Доступа к капсуле не было, Люк был полностью обнаженным, на шею что-то давило, колпак заблокирован, а за стеклом можно было различить фигуры пары здоровых чернокожих афранцев.


«Да уж, — с грустью подумал Ларс, — неделя не задалась с самого начала».


А ведь всё начиналось хорошо. Люк уже год отработал в НИИ изучения Древних. За это время он успел освоить заклинание заморозки и передал руководству результаты изучения волховских заговоров. Это принесло Люку солидную премию и выплаты за снятие ментослепка.


После разворачивания и выхода нейросети и имплантов на полную мощность, скорость изучения баз знаний существенно возросла. Вместе с халявным разгоном в дежурства Фрины базы знаний усваивались с невероятной скоростью. Шестой ранг базы знаний «Ученый» по выбранной специальности был усвоен всего за пару месяцев, что понесло за собой повышение до научного сотрудника. Соответственно, в два раза выросла зарплата. Теперь Люк получал сто тысяч кредитов в месяц, правда, половину этих денег тратил на погашение задолженности перед институтом. Он сильно экономил на медицинских услугах, хотя и стал участвовать в оплате съёма квартиры и прочих бытовых расходах напополам с любовницей. В общем, Люк с момента повышения умудрялся откладывать по тридцать пять тысяч ежемесячно. За год вместе с премиями он сумел накопить чуть более пятисот тысяч кредитов. О такой сумме его дядя-фермер не мог даже мечтать.


Добить седьмой ранг оказалось проблематично. Объём базы знаний седьмого ранга в десять раз превосходит базу шестого ранга. Нейросеть показывала, что изучено всего тридцать пять процентов от базы знаний седьмого ранга. Неплохо, если посмотреть на это с точки зрения юноши, который изначально собирался потратить больше десяти лет на усвоение знаний. Но ужасно медленно, если взглянуть на прогресс с высоты нынешнего Люка. К хорошему привыкаешь быстро, начинаешь хотеть большего. Вот и Ларс желал больше денег, больше знаний, выше должность, доступ к лучшему оборудованию. В общем-то нельзя упрекнуть Люка в том, что он втянулся в гонку современных хомячков. Система завлечения работников в бег в колесе в Союзе столетиями отработана до мелочей.


И вроде у Ларса всё было хорошо: карьерный рост, успешные исследования, устоявшиеся отношения, освоение нового заклинания и начавшиеся тренировки чар отпирания. Но в один день всё пошло кувырком.


Люк взял отпуск на месяц и собирался полететь на Аркану, чтобы проведать дядю Оуэна. Он хотел вложить все накопленные сбережения в дядину ферму. Люк знал дядин характер. Он бы точно отказался от денег. Но если подать всё так, словно это инвестиции в семейный бизнес, тогда Оуэн не откажется от помощи.


В общем-то план был простой: приехать к дяде и вложить в его ферму полмиллиона кредитов. Автоматическая роботизированная сельскохозяйственная техника и возможность управлять ею дадут дядиной ферме огромное преимущество. Он сможет обрабатывать больше земли и получать хороший урожай более дорогих культур.


Обычно банки не дают фермерам в долг больше, чем пару сотен тысяч кредитов. Поэтому технику и семена особенно выбирать не приходится. С увеличением инвестиций в два с половиной раза можно увеличить прибыль с дядиной фермы в пять раз при уменьшении количества человеко-часов*.


Зная это, сразу же возникает вопрос: если фермеры получают высокие доходы при не сильно увеличенных инвестициях, почему бы банкам не давать им в долг не до двухсот, а до пятисот тысяч кредитов?


Банкам это ненужно. Если фермер возьмёт в долг двести тысяч и за год получит выручку в размере полумиллиона, то он заплатит банку двести десять тысяч, ещё пятьдесят восемь тысяч уйдёт на уплату налогов. В итоге у крестьянина останется двести тридцать две тысячи, то есть всего по девятнадцать тысяч с небольшим хвостиком в месяц. Это очень хороший доход для фермера, но этих денег хватит лишь для нормальной жизни: содержания себя и семьи. Обычно же доходы фермеров колеблются от шести до пятнадцати тысяч в месяц. Из-за специфики фермерских хозяйств деньги у крестьян появляются два раза в год после продажи урожая. Полученные кредиты им приходится растягивать на долгое время.


Если же у фермера на руках будет пятьсот тысяч, он купит базы знаний техника и инженера хотя бы четвертого ранга, приобретет роботизированный сельскохозяйственный комплекс и простенький искин для управления этой техникой, возьмёт более дорогие семена. В результате за год он выручит от миллиона до полутора. Если изначально деньги были одолжены, то после погашения задолженности чистая прибыль позволит фермеру продолжать деятельность без обращения в банк за очередным кредитом, он станет полностью самодостаточным.


Естественно, банкам такое положение дел невыгодно. Им нужно, чтобы люди постоянно кредитовались. Поэтому банк никогда не выдаст фермеру сумму, благодаря размеру которой он сможет стать самодостаточным.


Естественно, Люк мог бы просто связаться с дядей по видеосвязи через инфосеть и послать ему деньги на счет. Но он не видел Оуэна уже год. А ведь дядя для Люка самый близкий человек. Он воспитал его с самого раннего детства. Тут совпало, что и отпуск подвернулся, и нужная сумма накопилась. Так что Люк твердо решил навестить дядю, даже если для этого понадобится десять дней потратить на дорогу.


Первый день отпуска у Люка начался с того, что он проспал оплаченный рейс в систему Аркана. Не явившись на борт корабля, он потерял пять тысяч кредитов (стоимость полёта).


Вроде бы ничего удивительного, с каждым может случиться. Но Люк после установки нейросети всегда просыпался вовремя. Будильник в голове попросту не даст проспать. Но всё же этим утром Люк умудрился отмахнуться от назойливого звона в голове и продолжил спать.


Дальше Ларс вызвал такси и оплатил проезд на следующий транспортник. И тут начались чудеса. Глайдер-такси, вызванный Люком, неожиданно сломался. Пришлось потратить некоторое время на разборки с таксопарком, чтобы вызвать следующее такси и вернуть свои деньги.


Тут-то Люк понял, что всё не просто так. Несколько неприятностей за один день намекали на их неестественное происхождение. А поскольку Люк сам разработал заговор на неудачу, он в первую очередь подумал, что кто-то применил к нему это заклинание.


Как водится в любом коллективе, у Люка за год работы нашлись недоброжелатели. Это вполне естественно, ведь он был одиночкой и оказался очень успешным учёным-новичком. Это породило зависть менее успешных коллег. А поскольку Люк недавно прошёл через ментоскопирование, пополнив внутреннюю базу знаний «Эспер», то многим его коллегам из тринадцатого отдела стали доступны его наработки в области Пси. Так что проклясть Люка вполне могли.


Ларс знал, как этому противодействовать. Эффект заговора на неудачу нивелируется заговором на удачу. Поэтому Люк первым делом наложил на себя подобное заклинание. На всякий случай он зачитал заговор трижды.


Но неприятности продолжали преследовать Ларса. В космопорте Люка задержали пограничники. Они посчитали молодого полуэльфа подозрительным и провели его на досмотр, где парень потерял тонну нервов и три часа времени. Очередной транспортный космический корабль улетел без пассажира и Люк снова потерял пять тысяч.


Ларс не успокоился. Он посчитал, что недоброжелатель сильно постарался с проклятьем или же был намного более сильным псионом. Поэтому прежде, чем оплатить место на следующем транспортнике, парень потратил целых два часа, за которые начитал на себя три десятка заговоров на удачу.


Но неудачи продолжали преследовать полуэльфа. Очередной транспортник оказался битком набит пассажирами, из-за чего Люку не хватило на нём места. А следующий корабль, летящий в систему Аркана, оказался жутким корытом. Это был грузовой танкер с минимальными удобствами. Отчаявшись, Люк выкупил себе место на этой древней посудине.


И вроде бы Люк уже был в космопорте, оставалось добраться до орбитальной станции, но и тут не повезло. В шаттле нашли неисправность, из-за чего ближайший рейс отменили. Люк сумел попасть лишь на следующий рейс. Он спешил, как мог, бегом пересекал орбитальную станцию и лишь чудом успел в последнее мгновение заскочить на борт танкера.


Долгих семь дней длился полет древней посудины, прежде чем танкер прибыл в систему Аркана. Люк уже было думал, что неприятности его миновали. На всякий случай во время полёта он постоянно накладывал на себя заговор на удачу. Но не помогло.


После выхода из гипера танкер был атакован пиратским судном, которое отстрелило грузовозу двигатели. После чего пираты штурмом взяли корабль и захватили в плен всех членов экипажа и пассажиров, в число которых попал Люк.


Ларс не сумел оказать сопротивления, поскольку пираты действовали грамотно: они взломали корабельную систему жизнеобеспечения и пустили вместе с воздухом усыпляющий газ, о котором до последнего никто не подозревал. Если бы корабль был хотя бы третьего поколения, то вряд ли пиратам удался бы подобный трюк.


Люк во время штурма корабля находился в кают-компании вместе с экипажем и пассажирами танкера. Из общения капитана и старпома стало понятно, что в систему Аркана вторгся большой флот пиратов-работорговцев из Империи Афра. Причем пираты находились в системе уже несколько дней и в настоящий момент поспешно покидали её. Если бы старое корыто летело чуточку медленней, то последние пиратские корабли покинули бы систему. Но не сложилось. С другой стороны, со слов капитана стало понятно, что во время основного налета с таким корытом никто не стал бы миндальничать. Скорее всего, пираты уничтожили бы танкер, поскольку на поверхности планеты можно было взять большой куш, а старый звездолёт проще взорвать, чем допустить его бегство или тратить время на абордаж.


В Аркане же произошло следующее: пираты атаковали поверхность планеты и пленили её жителей для превращения в рабов. Несколько дней они творили бесчинства. Но жители Арканы скоординировались и дали отпор. Поэтому в системе на момент прилёта танкера оставались лишь пираты-неудачники, которые не смогли захватить добычу на поверхности планеты. Поэтому они отстрелили двигатели танкера и захватили в плен его экипаж, а не уничтожили беззащитное судно.


Люк лежал в капсуле и думал: повезло ему или нет?


С одной стороны его преследовала целая череда неудач. Но с другой стороны повезло, причём много раз. Если бы он улетел раньше на одном из более шустрых кораблей, то был бы убит пиратами. Если бы танкер не был настолько древним, что пираты не смогли бы взломать его искин, то они бы вместо газа могли бы взять кают-компанию штурмом, что могло привести к жертвам. Но… Люк стал пленником афранцев, что сложно назвать везением. Конечно, если сравнить со смертью, то его участь намного лучше, но это не точно.


Чтобы справиться с головной болью, Люк сконцентрировал в районе головы Пси. Это сразу же дало эффект: парню стало немного легче, боль начала отступать. До ушей Ларса доносились слегка приглушённые стеклом капсулы голоса пиратов.


— Что с этим полуэльфом, Док? — хрипло спросил один из них.

— Медкартриджи закончились, Хриплый. Я больше не могу держать его в состоянии гибернации.

— То есть мы не сможем ему установить рабскую нейросеть? — продолжил Хриплый.

— Нет. Да и не нужно. Этот раб очень дорогой. У него нейросеть учёного седьмого поколения и базовый ФПИ сто восемьдесят три, а с нейросетью и имплантами все четыреста одиннадцать, плюс изученные базы знаний шестого ранга по учёной специализации. Эльфы за такого раба в полной комплектности заплатят полмиллиона.

— Вот это фартануло! — радостно воскликнул хриплый. — Док, ты же можешь переставить картридж с другой капсулы?

— Хриплый, сейчас во всех капсулах идёт процесс установки рабских нейросетей. Если я выну из одной из них картриджи, то мы потеряем одного из рабов. А их у нас всего тринадцать, считая учёного.

— Мля… — протянул Хриплый. — Придётся этого ушастого запереть в каюте. Неохота терять раба, тем более у нас их и так мало. Если бы капитан не запретил, я бы вломил технику. Это же надо было сломаться реактору, пока все грабили планету… Хер ли он так долго возился с ремонтом?!

— Да потому что наш капитан на всём экономит! — с раздражением ответил Док. — Ни запчастей, ни запасных медкартриджей. Как он вообще предлагает обрабатывать рабов в таких условиях?

— Мля, Док, нам давно не фартило. Теперь-то капитан наверняка всё купит. Только продадим это учёное мясо, и всё у нас будет: кредиты, медкартриджи, запчасти, оружие.


Полуэльф судорожно пытался придумать способы спасения. Он не был воином и не имел никакого боевого опыта ни в этой, ни в прошлой жизни. Единственным его преимуществом перед простыми людьми были пси-способности.


— Хриплый, — продолжил Док, — как ты это представляешь? У нас не хватит топлива, чтобы добраться до приграничной с Эльфийской Федерацией системы фронтира и продать там учёное мясо.

— Да как обычно. В ближайшей афранской системе толкнём остальное мясо, на вырученные кредиты заправим это корыто и рванём во фронтир.

— И долго нам ещё лететь? — поинтересовался Док.

— Да уже сегодня вынырнем в системе Зимбва. Следует доложить капитану, что учёное мясо нужно запереть в каюте.

— Хриплый, передай кэпу, что наше учёное мясо — псион с имплантом «Эспер».

— Псион? — в голосе хриплого промелькнула опаска. — Док, ты охренел? Чё сразу не сказал?!

— Да всё под контролем. Я нацепил ему ошейник со взрывчаткой и пси-уловителем. Если вздумает использовать свои штучки — останется без головы.


Люка пробил холодный пот. Он ведь смело прогонял Пси по телу и даже избавился с помощью неё от головной боли. А тут такие новости.


Он, конечно, почувствовал неприятные ощущения в районе шеи и холодок металла, но списал это на фиксатор шеи в медкапсуле. А оно вон как получается.


А ведь Люк как раз собирался воспользоваться своими силами для освобождения из рабства. Даже придумал, какие чары использует. Достаточно ко всем встречным применять Майнд Трик.


«Но… — пронеслась в голове Ларса мысль. — Почему я ещё жив?»


— Док, ты больной?! — гневно завопил Хриплый. — А если мясу бошку снесёт? Мы же без денег останемся!

— А ты знаешь другой способ обезопаситься от псиона? — с иронией вопросил Док.

— Да, мля! Вынь у него из башки имплант.

— Хриплый, считаешь, что ты умнее меня, медика четвёртого ранга? На оборудовании ниже пятого поколения с моими навыками мясо сдохнет скорее, чем выйдет вытащить из его башки имплант. А у нас на корыте, которое по недоразумению называется космическим кораблем, капсулы второго поколения и почти без медкартриджей.

— Сука, Док, предупреждать же надо! Я должен доложить об этом капитану.


«Значит, имплант не станут вынимать, — с облегчением подумал Люк. — У медтехника для этого слишком низкий ранг баз знаний и капсулы дерьмо. Хоть какие-то хорошие новости. И всё же интересно, почему я ещё жив?»


Люк стал перебирать в голове всё, что ему известно о пси-уловителях. А знал он об этом много, ведь его работа непосредственно связана с изучением Пси.


Пси-уловитель представляет собой миниатюрное устройство, которое улавливает Пси подобно прочим датчикам вроде радиоприёмника, ловящего радиоволны. Но это никак не лабораторное оборудование, которое после длительной настройки способно уловить тончайшие следы Пси в лабораторных мышах. Это грубые датчики, которые улавливают сильные возмущения Пси. К примеру, если применить мощную пси-технику вроде Майнд Трика, то датчик сработает. Но на Пси в теле псиона он реагировать не должен, иначе пленник останется без головы.


Ларс с облегчением выдохнул. Он понял, что испугался раньше времени. Ерунда. В пределах своего тела он способен использовать пси-техники. А зная мощность пси-возмущений различных техник, он был уверен, что заговоры никак не повлияют на срабатывание датчика в ошейнике со взрывчаткой. Слишком слабые возмущения создают волхвовские заговоры, их даже псионы А-ранга не могут почувствовать. Обнаружить такие воздействия можно только с помощью высокоточного научного оборудования последних поколений. А такие приборы можно найти только в специализированных институтах наподобие того, в котором работает Люк.


Вскоре Люк услышал гулкие шаги двух человек.


— Док, открывай капсулу, — приказал Хриплый.


Крышка капсулы откинулась в левую сторону. Люк обнаружил троих мужиков, наставивших на него станеры. Одним из них был Хриплый. У высокого и плотного пирата с маленькими карими глазами кожа была светлой, как у мулата со многими поколениями европейцев. Среднего роста накачанный афранец был темнокожим, но с оттенком кожи куда светлее, чем у Хриплого. Его серые глаза недобро прищурились.


Одежду пленнику никто не думал выдавать, как и обувь. Ноги обжигало холодом. Находиться обнаженным под взглядами четырёх недоброжелательно настроенных пиратов было, мягко говоря, некомфортно.


Люк различал волны страха и опаски, исходящие от пиратов. Чтобы перестать ощущать стопами холод, он разогнал по телу Пси. Тут же стало немного комфортнее, но даже до двухзвёздочного отеля было далеко.


Пираты были одеты кто во что горазд. На низком был потрёпанный синий комбинезон техника, на сероглазом — лёгкий защитный скаф. Хриплый щеголял в видавшем виды лёгком военном скафандре, предназначенном для десантников. С виду он устарел задолго до рождения Люка, но всё ещё был функционирующим. Док был в старом белом медицинском комбинезоне.


— Мясо, даже не вздумай делать глупостей, — с угрозой произнёс Хриплый. — На тебе ошейник со взрывчаткой. Стоит тебе использовать ваши псионские штучки, как останешься без головы. Попытаешься снять ошейник, сбежать, броситься на кого-то или выкинуть какой-либо фортель… Бум! — руками изобразил он, как голова разлетается на куски. — Ты меня понял, мясо?


Люк едва заметно кивнул, при этом обратив внимание на то, что Док передал Хриплому браслет коммуникатора. Ему стало ясно: комм переделан под приём сигнала с ошейника. Значит, не любой пират сможет активировать взрывчатку. Только владелец коммуникатора. А вот по поводу снятия ошейника всё должно быть серьёзно. Наверняка предусмотрены датчики для этого.


— Вылезай! — гаркнул Хриплый.


Стараясь не делать резких движений, Люк медленно покинул капсулу. При этом он сразу начал начитывать проклятье на неудачу. Делал он это, не открывая рта и не произнося слов вслух. Это сложно, но Люк за год практики научился подобному трюку. Он понял, что главное желание, намерение и контроль. Остальное вторично. Если четко мысленно проговаривать заговор и точно так же, как при произнесении вслух, вкладывать туда Пси и то, чего хочешь добиться, то заклинание сработает с такой же эффективностью. Разве что активация происходит дольше, но это дело опыта и привычки.


Первое проклятье легло на Хриплого. Дока Люк пока проклинать не стал. Если того начнут преследовать неудачи, это может отразиться на пленниках в капсулах. Мало ли, ошибётся, а люди пострадают. Так что Доку пока повезло.


— Вперёд! — зло прорычал низкий, сверля полуэльфа своими маленькими глазами, источающими превосходство.


Люк медленно двинулся через дверной проём, в который успел пройти сероглазый. Следом за ним, грозно сопя, шёл низкий.


Внезапно для всех раздался глухой звук, словно что-то ударилось об металлопласт.


— Мля! — раздался гневный вопль Хриплого. — Какая сука поставила у меня на дороге дверной косяк, чтоб его большим дилдо трахали!


Конвоиры обернулись назад и обнаружили командира, потирающего большой лапищей свой лоб.


Не выдержав, оба заржали как кони.


— Чё ржете, мля?! — Хриплый с яростным видом навис над низким.


Люк старался не привлекать к себе внимания и продолжал мысленно начитывать заговор.


Хриплый обогнул испуганно юркнувшего в сторону низкого и ногой отвесил Люку болезненный поджопник.


— Иди, мля!


Из-за боли Ларс сбился с концентрации. Он медленно двинулся вперёд по обшарпанному коридору, начав активацию проклятья с самого начала.


Коридор носил на всех поверхностях следы подпалин. Иногда встречались вмятины от пуль. В общем, никто даже не думал скрывать следов боёв, прошедших в этом коридоре. А уж ремонтировать что-то… Нет, это точно не про это корыто, которому по-прикидкам было несколько тысяч лет. Летать на таком старье откровенно страшно.


По бокам от пленника шли два пирата, а позади грузно топал Хриплый. Они не спускали дул станеров с Люка.


Ларс незаметно для всех направил завершённое проклятье в низкого и приступил к подготовке третьих чар. С виду он оставался испуганным и напряжённым, но даже не думал поддаваться панике. Ведь для сотворения пси-техник требуются спокойствие и концентрация. Можно, наоборот, использовать некоторые техники на волне сильных эмоций, это увеличивает силу заклинаний. Но именно заговоры лучше применять с предельной концентрацией.


Прокляв третьего пирата на неудачу, Люк слегка приободрился. Он использовал чары, но при этом всё ещё жив. Конечно, он многое знал о пси-датчиках, был уверен, что ему ничего не грозит, но всё же червячок сомнений подтачивал изнутри: а вдруг нет, вдруг взрывчатка сработает?


Идти было недалеко. Корабль оказался небольшим, метров сто пятьдесят. А жилой отсек занимал малую его часть. Люк особо в звездолётах не разбирался, но в детстве много читал о технике Союза. По всем признакам раньше это был военный фрегат второго поколения.


Когда пираты остановились и тычком по рёбрам заставили замереть пленника, Ларс скривился от боли и удивился. В качестве камеры космические корсары использовали обычную каюту. У нее, как и у нескольких соседних, электронный замок оказался выжжен бластером, на его месте зияла небольшая дыра. Пираты не стали заморачиваться и чинить электронику, возможно, сэкономили на запчастях. Вышли из ситуации они довольно оригинальным образом: на дверь и стену наварили металлические скобы, в которые вставили стальную задвижку. Ну прямо разрыв шаблона: космический корабль и камера с засовом, словно в средневековье.


Пираты запихали пленника в камеру и со стальным скрежетом задвинули засов. Несмотря на простоту, такой замок надёжен. Изнутри выбраться практически невозможно.


— Ай, бля! — послышался громкий вопль низкого. — Сука, мой палец! Да ебал я эту задвижку и того, кто её делал!


На лице Люка расплылась ехидная улыбка. Чары работали. Теперь хотя бы нескольким похитителям жизнь не покажется раем.


Опыты на лабораторных нуках показали, что заговор на неудачу без поддержки постепенно уменьшает своё действие. Через месяц он становится относительно безопасным, а сходит на нет через три месяца, если подопытный доживает до этого времени.


Из всех подопытных, которые еженедельно подвергались воздействию этого заклинания, месяц прожили пятьдесят процентов. Нуки дохли от несчастных случаев пачками. Из тех же грызунов, которые подвергались воздействию один раз в месяц, до конца третьего месяца дожили сорок процентов. А максимальный срок жизни самого удачливого неудачника составил полгода.


Люк не надеялся, что у него будет так много времени, чтобы избавиться от всех пиратов. Но это тот случай, когда сделал гадость, а на сердце радость.


— Ёб вашу шалашевку! — послышался издалека крик сероглазого пирата. — Чё за день такой? Какого хрена этот уборщик кидается под ноги честным торговцам?!


«Вот и третьего пробрало! — с ехидством подумал Ларс. — Споткнулся о робота-уборщика. Ничего, это только начало».


Камера не блистала изысками. Обычная каюта на четыре квадратных метра. К стандартным двум откидным койкам был колхозно приделан третий ярус. Никакого душа, но туалет в виде открывающейся по необходимости небольшой дырки в углу присутствовал. Тут не было никакого постельного белья. Пленнику предлагалось спать прямо на сильно потертом прочном пластике откидной койки. Все словно кричало о том, что для пиратов важно доставить больше рабов и им плевать на их комфорт.


Люку пришлось сесть на нижнюю полку-кровать и закинуть на неё ноги. Мягкому месту было неприятно соприкасаться с шершавым холодным пластиком, но стопам стало легче, чем на ледяном металлопластовом полу.


Сидеть с напряженной спиной тяжело, но если откинуться на стенку, то спину обжигает холодом. Если лечь на полку, то кожу неприятно покалывает от соприкосновения с ободранными участками поверхности койки.


В таком положении более остро начинаешь осознавать важность одежды для человека. Люк был готов отдать пятую часть своих накоплений за самый поганый комбез. Хотя нет. Он четко понимал: пиратам нельзя передавать ни единого кредита. Так и так его ждет участь раба, но одно дело быть пленником с деньгами и надеждой на освобождение, другое дело остаться ни с чем. А пытки…


Физической боли Ларс не боялся. С базой «Эспер» ему достались техники внутреннего управления Пси. Среди них были и те, которые он уже использовал сегодня для лечения от головной боли и для согревания. Помимо них есть в арсенале парня и другие приёмы, к примеру, как отрешиться от боли.


Стать калекой Ларс хоть и опасался, но не боялся до открытия кирпичного завода. Это в прошлой жизни получить серьёзные травмы равнялось приговору к пожизненной инвалидности. В Союзе же медицина развита настолько хорошо, что даже новое тело отрастят, лишь бы мозг был жив и деньги имелись. На тело Люку не хватит, но на руки-ноги сбережений достаточно. Лучше уж деньги медикам отдать, чем похитителям.


Долго прохлаждаться пленник не стал. Он принял наиболее удобную позу для своего положения: сел по-турецки. Прикрыв глаза, Люк начал особым образом дышать, чтобы достигнуть медитативного состояния.


Постепенно дыхание полуэльфа выровнялось. Люк погрузился в одну из медитаций, знания о которой достались с базами знаний «Эспер».


Вообще база знаний пятого ранга предполагает обширную информацию, одно лишь изучение которой человеком с базовым ФПИ равным сотне займет пять тысяч часов. Если же получать тот же объём знаний и навыков обычным для прошлой жизни Люка способом, то придётся потратить половину этой самой жизни. Вся эта выжимка была получена в НИИ изучения Древних за несколько столетий сотнями пси-активных ученых-экспериментаторов.


Да, современные навыки применения Пси сильно недотягивают до возможностей выпускника школы магии Древних. Но в применении Пси без волшебной палочки современные псионы достигли очень достойных результатов. Плюс благодаря импланту и нейросети управлять Пси становиться намного проще. Люку было с чем сравнить. Если взять им же изобретенные техники, то раньше он выполнял их, словно будучи пьяным, с надетыми утяжелителями и с закрытыми глазами. А с имплантом «Эспер» его будто отрезвили, открыли глаза и сняли груз.


И вот в медитации Люк начал выпускать наружу Пси. Он делал это с крайней осторожностью: выдавливал силу по капельке и словно распылял её вокруг. Если бы повсюду на корабле расставили сверху тонкие пси-датчики, то сейчас они бы показывали, как вокруг полуэльфа медленно во все стороны расходятся волны энергии.


Люк осторожничал насколько мог. Ему совершенно не хотелось лишаться головы. Поэтому силу приходилось выжимать буквально на краю возможного мизера. В обычной ситуации он бы просто пустил вокруг себя волну Пси одним толчком, после чего смог бы почувствовать всех живых на корабле. Но сейчас ему для этого пришлось потратить целый час. Зато голова на месте.


Теперь Люк знал о том, где находится каждый пассажир корабля и мог наложить на них заговоры даже без необходимости нахождения в зоне прямой видимости. Его губы изогнулись и продемонстрировали хищный оскал.


— Учёное мясо, да? — едва слышно со злостью пробормотал он себе под нос. — Посмотрим, как вы запоёте…


Ларс ощущал на корабле сорок двух людей. Двенадцать из них по приглушённой мозговой активности он определил как пленников с танкера. Остальные тридцать без сомнений являются пиратами.


У Люка имелся обширный арсенал заговоров — одних из немногих чар, которые доступны в его положении. Придётся накладывать чары на каждого пирата по отдельности, что потребует много времени, но Ларсу спешить некуда. Так хотя бы он чем-то занят. Авось, пираты от переизбытка заклятий загнутся. А управлять кораблём найдётся кому. В крайнем случае сигнал о помощи никто не отменял. Аварийный маяк должен иметься даже на таком древнем и укатанном в хлам корыте.


«Хм… — задумался Люк. — С чего бы начать? Пожалуй, прокляну всех на неудачу, а потом… Полагаю, пиратам не помешает полечиться, например, от запора и от сложностей с мочеиспусканием. Да и от отравления было заклинание… для прочистки организма»


Комментарий к Глава 6

* Человеко-час — единица учёта отработанного времени, соответствует часу работы одного человека.

Глава 7

Место действия: космический корабль пиратов. Рубка управления.


Хриплый добрался до рубки управления. Стоило ему зайти внутрь, как он встретился с внимательным взглядом капитана.


Капитан выглядел весьма колоритно. Он был на полголовы выше Хриплого, у которого и так немаленький рост близкий к сто девяносто сантиметров. Тело капитана бугрилось мощной мускулатурой, какой в далеком прошлом могли похвастаться разве что профессиональные бодибилдеры. В современных реалиях это говорило о том, что мужчина не пожалел денег на операцию по развитию мускулатуры. При взгляде на капитана сразу же возникает ассоциация со шкафом, настолько крупным он был.


Лидер пиратов имел тёмно-коричневую кожу. Его голова была гладко выбрита до зеркальной лысины. На нем был надет легкий чёрный десантный комбинезон поновее, чем у помощника.


— Что с грузом, Хриплый? — пригвоздил он тяжёлым взором подчинённого.

— Все в норме, кэп. Обычное мясо маринуется в капсулах. Учёное мясо заперли в камере. Его охраняет Серок. Кэп, что будем делать?

— Как и планировали: скинем мясо в ближайшей нашей системе и двинем на границу к эльфам продавать дорогой груз. С ним всё в порядке?

— В полном, кэп. Учёное мясо оказался псионом. Но док нацепил ему ошейник со взрывчаткой и датчиком Пси.

— Псион… — скривился капитан. — Ненавижу псионов! Надеюсь, ему хватит мозгов не использовать свои штучки, а то неохота лишаться такого дорогого мяса.

— Да он чмо, босс! — с уверенностью заявил Хриплый. — Видел бы ты его. Обычный трусливый учёный. Даже слова нам не возразил, лишь трясся от страха.


Внезапно в соседней комнате раздались крики. Хриплый и капитан выхватили станеры и рванули в коридор. Через несколько мгновений они оказались в офицерской кают-компании, соседствующей с рубкой управления.


В помещении находилось восемь членов экипажа. Именно они громко вопили.


— Молчать! — громко осадил подчинённых капитан.


Все пираты замолкли и обернулись назад. Увидев командира, они расступились в стороны, оборвав срывающийся с языка босса вопрос. Хриплый и капитан поняли, из-за чего шум: на полу в лужи крови возле опрокинутого стула лежал один из абордажников с огромной окровавленной дырой в голове. Позади были разбросаны его мозги.


— Что, мля, случилось? — вопросил Хриплый, обведя подозрительным взором всех подчинённых.

— Это не мы! — поспешно открестился грузный пират в зелёном потрепанном комбезе наземного десантника. — Мы играли в карты, а Кривой, — он кинул взгляд на труп, давая понять, о ком идёт речь, — решил почистить игольник. Этот дурень забыл поставить оружие на предохранитель и случайно выстрелил себе в голову.

— Понятно… — с ещё большим подозрением посмотрел на подчиненных Хриплый. — Что вы не поделили?

— Хриплый, клянусь, — сказал пират в оранжевом лёгком скафандре спасателя, — Кривой в реале сам себе башку разнёс! Мы не при чём.

— Вы совсем охренели?! — гневно раздувая ноздри, Хриплый стал медленно надвигаться на подчиненных.

— Погоди, Хриплый, — властный голос капитана остановил его. — Мы посмотрим запись искина.


Подчиненные с облегчением выдохнули.


Капитан вызвал на старенький настенный инфопланшет видеозапись того, что недавно происходило в кают-компании. На мониторе девять темнокожих мужчин сидели за большим офицерским столом и играли в карты. Кривой проиграл и со злостью откинул в сторону свои карты. Победитель, радостно скалясь, сгреб выигрыш в виде обезличенных карт.


— Да ну вас! — в сердцах воскликнул с монитора Кривой.


Затем он отсел в сторону, достал набор для чистки и вытащил из кобуры игольник. Он с усердием принялся за чистку оружия. И вот ствол игольника опасно наклонился: он был направлен прямо в голову пирата. Палец мужчины опасно завис над спусковым крючком.


БАХ!


Кривой выстрелил себе в голову и свалился со стула.


— Ну вот! — радостно воскликнул пират в оранжевом комбинезоне. — Я же говорил, что это не мы!

— Так, понятно, — произнёс капитан. — Тело Кривого в морозилку, может, на станции получится достать его нейросеть. И прикажите дроидам тут убраться. А вы, дебилы, запомните, — посмотрел он суровым взглядом на замолкших подчиненных, — если не умеете пользоваться оружием, идите работать фермерами! Совсем охренели! Даже игольник почистить не могут.

— Босс, но мы умеем, — возразил один из пиратов. — Это Кривой того…

— Чтобы все сдали нормативы по использованию оружия! — оставил за собой последнее слово капитан. — Хриплый, проконтролируй.

— Да, босс.


Хриплый проводил капитана до двери, после чего обернулся. Его взгляд, направленный на подчиненных, не обещал ничего хорошего.


— Вы что, мля, суки, совсем расслабились? А ну быстро достали пушки к осмотру!


Во время дружной чистки оружия с соблюдением всех пунктов техники безопасности под пристальным надзором командира, внезапно пират в оранжевом скафандре схватился за живот.


— Ой! — воскликнул он. — Хриплый, чёт живот прихватило. Мне в сортир надо. Срочно!


В ответ раздалось дружное ржание остальных членов корсарской шайки.


Хриплый вперил острый взгляд в подчинённого и гневно свёл вместе брови.


— Отлынивать вздумал?! — с угрозой прошипел он.

— Н-н-нет… Хриплый, реально надо. Аж пукан разрывает! Я вот-вот испачкаю скафандр…


Корсары вновь захохотали.


Хриплый прищурился. Он заметил, как лицо мужика перекосило.


— Ладно, — со снисходительностью протянул он, — вали в сортир, засранец.


Под дружный гогот коллег, если их так можно назвать, корсар в комбезе спасателя вскочил с места. Сильно сжав булки и держась за живот, он быстро посеменил в сторону офицерского санузла.


— Чё ржете?! — громким возгласом прервал веселье Хриплый. — Продолжаем чистку оружия до тех пор, пока я не буду уверен, что вы, дебилы, не отстрелите себе головы!


Пираты замолкли и продолжили уход за оружием. Примерно через минуту мужчина в комбезе наземного десантника внезапно сложился пополам и с неприятными звуками расстался с содержимым своего желудка, вывалив всё прямо на пол кают-компании. Тот самый пол, который совсем недавно был очищен от крови и мозгов.


Это вызвало гнев Хриплого. Он начал надвигаться на подчиненного, стоящего на четвереньках и продолжающего расставаться с обедом. Он хотел как следует проучить гада, но замер в метре от него. На лице командира проступил страх: он понял…


Хриплый под недоумевающими взорами головорезов отступил на пару шагов назад. Когда он поднёс ко рту наручный коммуникатор и вызвал по голосовой связи капитана, корсары начали понимать… Кидая опасливые взгляды на содрогающегося в рвотных судорогах товарища, они стали потихоньку пятиться от него подальше.


— Кэп, — произнёс Хриплый, — у нас, похоже, вспышка неизвестной болезни. При мне один из парней обгадился, а другой заблевал всё вокруг.

— Это не отравление? — в голосе капитан ослышалась опаска.

— Не похоже.

— Все к Доку! — твердо произнёс капитан. — Я объявляю на корабле карантин.


Связь отключилась. В кают-компании повисла тишина. Хриплый обвел взглядом всех присутствующих.


— Вы слышали капитана, — начал он. — Все в медкрыло.


Хриплый пересёк комнату и загрохотал кулаком по двери.


— Занято, — раздался оттуда тихий голос.

— Слышь, чё, засранец, — продолжил Хриплый, — как закончишь, сразу дуй в медкрыло. Ни с кем не контактируй. Ты меня понял?

— Понял, босс.


Хриплый посмотрел на болезного, стоящего на четвереньках, и обратился уже к нему:


— Тебя это тоже касается.

— Я ща… — стонущим голосом протянул мужик в комбезе наземного десантника. — Ща, вроде полегче.


Через некоторое время группа хмурых и молчаливых пиратов под предводительством Хриплого оказалась в вотчине Дока. Медтехник их встречал в полностью закрытом лёгком медицинском скафандре.


— Меня капитан уже предупредил, — сходу начал он. — Придётся вам немного подождать, пока я освобожу капсулы с мясом.

— Док, — произнёс Хриплый, — у нас же двадцать капсул, а рабов всего двенадцать.

— И что с того? — пожал плечами медтехник. — Семь капсул давно сдохли. Я давно прошу их починить. И что мне на это отвечает капитан? Нет денег! А в тринадцатой, сам знаешь, закончились картриджи. Остались только те картриджи, которые в капсулах с мясом.

— Док, надо мясо отправить по камерам, — сказал Хриплый. — Нечего на них переводить картриджи. Но из-за карантина я не могу вызвать парней.

— Пусть твои здоровые лбы надевают скафы и разводят мясо по камерам.


Док, давая понять, кого имел в виду, пристально посмотрела на присутствующих пиратов, шестеро из которых пока чувствовали себя нормально.


Те всё поняли и без команды босса. Шестеро корсаров принялись облачаться в скафы.


Док, словно на конвейере, выпускал из медкапсулы очередного пленника, после чего двое пиратов сопровождали его к месту заключения прямо как есть: голого, беззащитного, ещё не пришедшего в себя.


Вскоре все капсулы были освобождены и девять из дюжины вновь оказались заняты. Только на этот раз вместо пленных там лежали все корсары, которые до этого находились в кают-компании.


***


Место действия: космический корабль пиратов. Каюта для рабов.

Время действия: то же самое.


Задвижка двери в камеру Ларса загрохотала. До этого он одиннадцать раз слышал подобный сильно приглушенный звук, что говорило о расселении в соседние камеры пленников с танкера.


Ларс растянулся на койке, стараясь принять напуганный вид. Он в напряжении приподнял голову и следил за происходящим.


Дверь в камеру приоткрылась. За ней были видны два пирата в лёгких скафах. Один из них держал на мушке станера Ларса, второй запихнул в помещение белого мужчину среднего роста. У него имелось небольшое пивное пузо. На вид пленнику около сорока, широкие скулы, короткие каштановые волосы и напуганный взгляд голубых глаз.


В пленнике Люк опознал техника с танкера. С членами экипажа он до этого общался по минимуму, в основном со старпомом.


Дверь камеры с грохотом закрылась. Техник, стыдливо прикрывал гениталии руками и кривя лицо, переминался с ноги на ногу.


Люк оперся на локти, приподнялся и сел. Кивнув технику, он жестом руки предложил ему сесть. Тот не замедлил воспользоваться приглашением и забрался с ногами на полку.


— Люк, — представился полуэльф.

— Ник, — кивнул в ответ техник. — Не повезло нам…

— Или повезло, — флегматично заметил Ларс. — Могли бы погибнуть, а пока ещё живы.


Про себя молодой ученый подумал, что имя Ник довольно популярно в Союзе, если быть более точным, то в королевстве Виола, на его жизненном пути попадаются уже второй человек с таким именем.


— Да разве это жизнь? — полным печали голосом отозвался Ник. — Лучше сдохнуть, чем стать рабом у афранцев и медленно деградировать до уровня умственно неполноценного.

— Это легко решается, — пожал плечами Люк, намекая на суицид, что вызвало на лице техника отчаяние. — Ник, тебе успели поставить рабскую нейросеть?

— Да, — чуть ли не плача ответил техник. — Но она ещё не развернулась. Чтоб у этих гадов реактор в гипере разорвало! Я столько лет потратил на выплату долга за нейросеть третьего поколения и базы знаний, а эти гады…

— Но знания и опыт у тебя же остались, Ник, так что не грузись. Как думаешь, нас будут поить и кормить?

— Кормить… Возможно. А попить, думаю, можно без позволения этих тварей. Это же старый военный фрегат. Тут в каждой каюте должен быть питьевой фонтанчик.

— М-м-м?

— Сейчас.


Ник с неохотой слез с койки и ступил босыми ногами на ледяной пол. Он притронулся к стене напротив неподалеку от входа. В том месте стеновая панель была немного потёртой. В ответ на действия техника из стены выехал небольшой выступ.


Люк соскочил с койки и приблизился к технику. Его глазам предстала миниатюрная трубка, торчащая по-центру углубления в выдвижном механизме.


Ник наклонился и потянул губы к трубке. В ответ на его действия оттуда полилась вода. Лишняя жидкость стекала в углубление и через отверстия уходила назад в стену. Напившись, мужчина уступил место товарищу по несчастью.


Стоило Люку напиться и отойти от питьевого фонтанчика, как ниша заехала обратно в стену.


Оба пленника забрались с ногами на нижнюю койку.


— Спасибо, Ник.

— Пожалуйста. Это нам повезло, что корабль астрарской постройки. Был бы это афранский фрегат того же поколения…


Ник передернул плечами и поежился.


— Что, всё так плохо?

— Да, Люк. Афранские фрегаты второго поколения были меньшего размера. Там место сильно экономили и о комфорте солдат совершенно не заботились. Каюты чуть больше, но при этом рассчитаны на четырех пассажиров. Туалеты общие снаружи, питьевые фонтанчики установлены в коридоре. Пираты на таких кораблях переделывают каюты на шесть мест. Вместо туалета ставят бадью и для питья оставляют пластиковую емкость с водой. Представь себе, какая там вонища.

— М-да… — покачал головой Люк. — У меня есть глупый вопрос, Ник. Сможешь снять с меня ошейник?


Техник уделил пристальное внимание разглядыванию «украшения» товарища по камере.


— Похоже, что там взрывчатка, — заметил он. — С инструментами смог бы, а так нет.

— С инструментами любой дурак может, — иронично ответил Ларс.

— Нафига тебе ошейник надели?

— Посчитали слишком дорогим и опасным пленником. Я учёный и пси-активный, Ник.

— То есть тебе оставили нейросеть? — нахмурился Ник.

— Ага. Решили продать эльфам «мясо в полной комплектности», потому что так дороже, — продолжал иронизировать Люк.

— Повезло… — во взгляде техника появилась зависть.

— Повезло ходить со взрывчаткой на шее? — голос Люка сочился с сарказмом. — Ник, если придумаешь способ снять ошейник, то…


В ответ на подмигивание Ларса Ник некоторое время с недоумением смотрел на него. Вдруг до него дошло.


— Ты можешь нас освободить? — тихо прошептал он, в ответ получив едва заметный кивок подбородком.

— Хм…


Техник снова начал разглядывать ошейник со всех сторон. Люк оперативно реагировал на его просьбы повернуться.


— Люк, что я могу сказать… Конструкция ошейника довольно простая. Две размыкаемые половины и замок. Под кожухом скрыты датчики и взрывчатка. Если разомкнуть замок без команды на отключение с пульта, произойдет взрыв. Если бы я только мог вскрыть внешний кожух, то можно было бы что-нибудь придумать.

— Хм… То есть, Ник, тебе нужны инструменты?

— Да, — кивнул мужчина. — Но я смогу тебе помочь только в ближайшие сутки. Дальше активируется рабская нейросеть…


Ох уж эти рабские нейросети афранцев… Жуткая вещь. Они способны заставлять людей действовать против их воли, что уничтожает нейронные связи мозга. Но в основном контроль построен на причинении боли. В нейросеть заложены программы контроля, которые могут быть дополнены хозяином. В случае нарушения директив раб получает порцию безумной боли. И одной из директив является запрет на побег и помощь в организации побега другим рабам.


Люк думал, как можно освободиться. Он перебирал в уме все известные ему заговоры.


— Хорошо, что среди нас баб нет, — произнёс Ник. — Иначе их участи не позавидуешь. Хотя, может, это и плохо, — покосился он на дверь.


Люк понял опасения товарища по несчастью. Его тело тут же отреагировало на страх, нервно сжав половинки мягкого места.


Ник подлил масла в огонь, пристально посмотрев на сокамерника.


— Одно радует, — сказал он. — Ты намного симпатичней, так что мои шансы быть попользованным пиратами уменьшаются.

— Ну спасибо… — прошипел Ларс. — Успокоил, блин!


Замечание техника родило в голове Ларса идею использовать на пиратах приворотные заговоры. Лучше пусть они перетрахают друг друга, чем обратят внимание на рабов, в особенности на одного конкретного полуэльфа.


Ларс снова встал на колени, сел на пятки и прикрыл глаза. Он начал погружаться в медитацию, но был прерван на середине процесса.


— Люк, ты что, решил уснуть в такой позе?


Распахнув глаза, Ларс с раздражением посмотрел на техника.


— Ник, не мешай. Сиди молча.

— Ты чего такой вредный? — пробурчал в ответ мужчина. — Это потому что я техник, а ты учёный?

— Не бывает социальной разницы между рабами, — огрызнулся Люк. — Просто не мешай мне пытаться нас спасти!

— Все, понял. Так бы сразу и сказал.


Ник замолк, а Люк снова погрузился в медитацию. Корабль всё ещё был пропитан эмонациями его Пси, поэтому всего через минуту Ларс почувствовал всех обитателей корабля.


Несколько часов он потратил на то, чтобы наложить привороты и отвороты на пиратов. Делал он это с тем умыслом, чтобы не только отвести внимание корсаров от своей задницы, но и с целью посеять раздор. Для этого он создавал любовные треугольники, квадраты и прочие геометрические фигуры из области отношений. Затем потратил ещё пару часов на заговоры по повышению либидо. К сожалению, последние чары имеют кратковременный эффект, что-то вроде приёма таблетки «Виагра».


***


Место действия: космический корабль пиратов. Капитанская рубка.

Время действия: тот же день. 19:51 по общегалактическому времени


Капитан взирал на своего помощника Хриплого. Оба были облачены в лёгкие скафандры.


— Мля, Кэп, всё плохо, — произнёс взволнованный Хриплый. — Заболели все члены экипажа. Док прогнал всех через медкапсулы, но никаких вирусов не обнаружил. Он считает, что это новая неизвестная болезнь, для обнаружения которой нужны капсулы последних поколений и медик седьмого ранга.

— Это я уже знаю, — ответил хмурый капитан. — Мне Док говорил то же самое. Он может лишь на непродолжительное время снять симптомы болезни, но через пару часов её последствия возвращаются. Из-за нехватки капсул приходится прогонять весь экипаж по кругу. Если так и продолжится, нам попросту не хватит медкартриджей. Поэтому…

— Кэп, неужели…

— Да, Хриплый, нам придётся обратиться за помощью к правительству. Иначе мы все сдохнем.

— Мля, Кэп, но тогда нам же выставят такие счета, что как бы самим не стать рабами, — в расстроенных чувствах протянул Хриплый.

— Иного выхода нет, — тяжело вздохнул капитан. — Лучше скажи мне, что там у абордажников произошло?

— Да это полный пиздец, босс! — с экспрессией произнёс Хриплый. — Мужики совсем с катушек съехали. Ушастый и Сиплый скрутили Дрына и изнасиловали его. Дрын, когда освободился, схватился за игольник и застрелил Ушастого с Сиплым.

— Они там совсем ебанулись?! — округлил глаза капитан.

— Кэп, это не всё… — Хриплый замялся. — Эм… С мужиками какая-то херня творится. Умник и Хрюндель сами решили уединиться друг с другом. А тут Дрын на бодряках с игольником проходил мимо их каюты и услышал стоны…

— Та-а-к… — протянул капитан. — И?

— Ну чё «и»? Дрын ворвался в их каюту и застал мужиков в интересной позе. Он тут же без раздумий завалил Хрюнделя, поскольку тот был в этот момент активом. Умник схватился за бластер и завалил Дрына.

— С кем мне приходится работать… — простонал капитан. — Это не банда пиратов, а шайка пидарасов!

— Кэп, Док утверждает, что это всё из-за болезни. Вначале у человека появляется рассеянность: можно вписаться в дверной косяк, прищемить палец, споткнуться на ровном месте или же прострелить себе голову из игольника. Затем следует расстройство пищеварительной системы. После этого появляется сильное половое возбуждение и тяга к… кх-м… к товарищам…


Капитан с опаской покосился на помощника.


— Знаешь, что, Хриплый?

— Да, Кэп?

— Иди-ка ты, проконтролируй экипаж. Нам на корабле больше не нужны случаи, как с Дрыном. Мы и так за день потеряли больше людей, чем во время нескольких абордажей.


Капитан с прищуром проводил до выхода Хриплого. Стоило тому скрыться, как капитан заблокировал дверь в рубку управления и достал армейский бластер.


— Искин, без моего разрешения в рубку управления никого не пускать! — громко произнес он. Сев в кресло, он тихо пробормотал себе под нос: — Хер вам, а не капитанская задница…


***


Место действия: космический корабль пиратов. Камера Люка.

Время действия: тот же день. 22:05 по общегалактическому времени.


Люк во время очередного ментального сканирования корабля обнаружил лишь двадцать пять эманаций от пиратов и двенадцать от пленников. Пять точек погасли, что говорило о гибели корсаров, что вызвало радость у Ларса. Значит, его действия принесли успех.


Тринадцать пиратов находились в медкрыле, из них двенадцать оставались неподвижными, а один перемещался по помещению. Из этого Люк сделал вывод, что на ногах находится медик, а прочие лежат в капсулах.


«Непорядок, — злорадно подумал Люк. — Пора бы и тебе подлечиться, поганый вивисектор».


К счастью, Ник не отвлекал соседа по заключению. Он пытался сделать это несколько раз, но в ответ получал такую отповедь, что зарёкся делать это впредь. Ему было страшно, он не понимал, чем таким занят эльф, тут ещё от голода сводило желудок.


Плюнув на странного полуэльфа, Ник напился воды, чтобы хоть чем-то набить желудок, затем разложил верхнюю койку и завалился спать.


Тем временем Люку было не до сна. Он наплевал на голод и неудобства. Парень с азартом продолжил досаждать похитителям, накладывая на них очередную порцию волхвовских заговоров.


Вначале Ларс решил провести эксперимент и наложил заклинание неудачи на каждую из рабочих медкапсул. До этого как-то никому не приходило в голову применять пси-техники к приборам. Ларсу тоже не пришла бы в голову подобная идея, если бы не ситуация, в которой он оказался.


И вот дошла очередь до Дока. Он получил свою порцию уже опробованных заговоров на неудачу, помощь с очищением кишечника и желудка, приворот к капитану корабля, которого Люк легко вычислил по расположению: тот не покидал рубки управления, находясь там в одиночестве. Не миновала Дока и «Виагра».


Представив, как местного вивисектора должно было пробрать, Люк не сумел сдержать злорадной ухмылки. А то, что чары подействовали, он понял по движению в медкрыле.


Вначале Док рванул в гальюн, где задержался надолго. Затем он вернулся в основное помещение, и одна из точек в медкрыле зашевелилась, видимо, медик выгнал из капсулы пирата. А судя по тому, что дальше медик остался неподвижным, то капсулу занял он сам.


Внезапно Ларса что-то отвлекло. Он перефокусировал внимание и понял причину: по коридору к камерам приближались две точки.


Вынырнув из транса, Люк услышал далёкий звук отодвигаемой задвижки. Затем этот звук повторился ближе. И снова. И вот дошла очередь до их камеры.


Ник от громкого звука проснулся и с опаской уставился на дверь.


Дальше дверь приоткрылась. Через проём можно было разглядеть дуло станера и пару пиратов в скафандрах. Один из них зашвырнул в каюту что-то квадратное.


— Жрите, суки! — со злобой произнёс он, после чего дверь в камеру громко захлопнулась.


Ник быстро соскочил с верхней полки и рванул к коробке, которая валялась на полу. Когда он поднял её, глаза мужчины загорелись восторгом.


— Паёк! — радостно воскликнул он. — Пару лет как просрочен, но это стандартный армейский сухой паек на два приёма пищи.

— Вот и ужин, — спокойно констатировал Люк, медленно опуская ноги на пол.


После долгого сиденья на коленях у него сильно затекли ноги и болела спина, но волна Пси, пущенная по организму, по большей части нивелировала неприятные ощущения.


Ник с жадностью прижал к груди паёк и со злостью уставился на полуэльфа.


— С чего ты решил, что я с тобой поделюсь? — цедя слова, выдал он.

— Разве нет? — изумлённо приподнял правую бровь Ларс.

— Не заслужил, — грозно оскалился техник. — Сидел тут, как важная птица, постоянно затыкал меня. А сам-то не с рабской нейросетью, весь такой…

— Какой такой?


Ник не сразу нашёлся с ответом. Он лишь знал, что не хочет делиться едой, ведь неизвестно, когда будут кормить в следующий раз и будут ли вообще. Своя шкура ему была ближе к телу, а о намёке Люка на свободу… Техник попросту выкинул это из головы, посчитав бредом ушастого или враньём, чтобы втереться к нему в доверие. Конечно же, а как иначе? Он же, Ник, техник от бога! Аж пятый ранг баз знаний усвоил. Вот эта ученая мразь и хотел, чтобы с него сняли ошейник. А когда понял, что не получится, сразу же показал, что ни во что не ставит его, Ника.


— Ублюдочный ушастый выродок! — гневно выпалил накрутивший себя техник. — С чего бы мне делиться с тобой пайком? Тебя наверняка выкупит какая-нибудь корпорация и заставит отрабатывать долг, а я стану рабом. Так что иди на хер! На свободе отожрёшься.

— Жаль, что ты так считаешь, Ник, — с грустью посмотрел на соседа по камере Люк. — Ты мне показался славным парнем. Не думал, что люди способны так быстро превращаться в скотину.

— Скотина?! — гневно начал раздувать ноздри техник. — Я покажу тебе твоё место, чистоплюй! Будешь знать, кто тут главный!


Откинув в сторону коробку с сухим пайком, Ник крепко сжал кулаки и набросился на Люка.


Ларс хоть и не был крутым бойцом, не учил баз знаний по самообороне, но он был крепким парнем. А в прошлой жизни его дядя, который раньше служил в спецназе КГБ, учил правильно драться. Никаких особых приёмов, он просто показал, как и куда нужно правильно бить, чтобы не навредить себе и с максимальной эффективностью победить в драке. В этой же жизни Люк дрался лишь в детстве, но технику ударов поставил и с растяжкой у него всё было в полном порядке.


Поняв, что драки не избежать, Ларс подался навстречу технику, принял на блок удар правой руки соперника, после чего нанёс сокрушительный удар в незащищённый пах. Ник тут же охнул и сложился пополам. Люк вновь нанёс удар коленом, но в этот раз по носу. После такого Ник рухнул на пол. У него из носа потекла кровь. Мужчина заскулил и сложился калачиком.


— Дурак ты, Ник, — тихо произнёс Люк. — Мы с тобой попали в одинаково сложное положение, из которого нужно совместно искать выход, а ты…


Ларс облил презрением сокамерника.


— Иди на хер! — прохрипел Ник, пытаясь сесть. Он принялся стирать с лица кровь, но в итоге лишь измазал в красной жидкости ладонь и щёки.


Люк под гневным взором техника подобрал индивидуальный рацион питания, раскрыл упаковку и поделил содержимое на одинаковые порции. Одну порцию он закинул на верхнюю полку.


— Если такое повторится, Ник, то не обессудь. Бить буду сильно и больно. Я не собираюсь терпеть скотское поведение.


Техник промолчал. Кривясь от боли, он поднялся на ноги и пошел умываться из фонтанчика. Кое-как ему удалось смыть кровь, после чего Ник забрался на верхнюю полку и захрустел обёрткой сухого пайка.


После еды Люк с новыми силами принялся наносить добро пиратам.


Тексты заговоров имеют схожую структуру: предваряет повествование зачин, затем идёт основная часть, в которой формулируется желание или обрядовое действие, и в завершении закрепление. Люк за год исследований волхвовских пси-техник разобрался в принципе построения заговоров. Вначале он пробовал изменять имеющиеся пси-техники. Так на свет появилось проклятье на неудачу. Но к настоящему моменту он продвинулся настолько, что мог изобрести что-то своё. Для знающего суть построения подобных тонких чар создать что-то новое не представляется сложным.


Люк решил изобрести проклятье позаковыристей, чтобы пиратов пробрало ещё сильнее. Он прикрыл глаза и начал прикидывать возможные эффекты, которые сможет вложить во вредоносные заговоры. А больше тут делать было нечего. Имея кучу свободного времени и определенную цель, Ларс вполне обоснованно рассчитывал на успех.

Глава 8

Место действия: Империя Афра. Система Сомал. Орбитальная станция.

Время действия: следующий день. 16:19 по общегалактическому времени.


В типичном кабинете начальника орбитальной станции, с размахом отделанном дорогой натуральной древесиной, за большим столом разместился его владелец.


Джанго Фатсо был знатоком кухни и любителем вкусно поесть. Он считал себя истинным гурманом. Еду из синтезатора господин Фатсо на дух не переносил, предпочитая блюда из натуральных продуктов, приготовленные человеком-поваром. Джанго дегустировал блюда часто и с размахом, отчего имел тучную фигуру и обвисшие щеки, из-за чего походил на разожравшегося бульдога. Раз в год мужчина уделял время своему здоровью. Современная медицина позволяла убрать лишний жир и поправить вред, нанесенный здоровью чревоугодием.


Личный повар с базами высокого ранга — удовольствие не из дешевых. Не каждый аристократ может себе позволить содержать такого человека. Но господину Фатсо с этим было проще. Ему удалось по дешёвке приобрести раба с нужными навыками, чем он гордился. А вот натуральные продукты, которые Джанго заказывал со всего Союза, стоили очень дорого.


Немаленькой зарплаты начальника орбитальной станции не хватило бы питаться деликатесами даже неделю, тем более в тех количествах, в которых уничтожал продукты мужчина. Поэтому господин Фатсо на полную катушку пользовался своим служебным положением и проворачивал левые делишки.


Симпатичная молодая рабыня внесла в кабинет поднос с так ожидаемым вторым обедом. От расставленных на столе блюд исходил умопомрачительный аромат, вызывающий обильное слюноотделение.


Джанго от души хлопнул рабыню по попе, не заметив, как на мгновение лицо девушки перекосило от ненависти и омерзения. И хорошо, что рабыня вовремя успела скрыть свои эмоции, а то могла бы получить наказание в виде боли.


Как только девушка удалилась, Фатсо схватился за столовые приборы и устремил жадный взор на стейк из корсианской лани, политый кисло-сладким соусом. Но стоило ему занести вилку с ножом над мясом, как на его нейросеть поступил входящий вызов от начальника диспетчерской.


— Что?! — с раздражением ответил он на звонок.

— Господин Фатсо, в систему зашёл корабль…


Не успел руководитель диспетчерской службы договорить, как Джанго оборвал его на полуслове:


— И что? К нам каждый день заходят сотни кораблей.

— Господин Фатсо, но у нас чрезвычайная ситуация. Корабельный искин передает красный код. На борту бушует эпидемия неизвестного вируса, объявлен карантин. За двое суток полёта там погибло тридцать процентов экипажа.


Джанго с раздражением уставился на стейк. Ситуация действительно была из разряда очень серьёзных. В таких случаях приходилось много работать и действовать по протоколу, а получить левый доход становилось невозможным.


— Вот же твари! — со злостью пробормотал он.

— Что, господин?

— Ничего, — огрызнулся Фатсо. — Действуйте по протоколу красный-М. Пусть командир карантинной бригады доложит мне через… — покосился он на стейк, прикидывая, сколько времени займет его поглощение. Затем скосил глаза на астрарские пирожные крем-брюле и остановил взор на шоколадном торте. — Через сорок минут.

— Как прикажете, господин Фатсо.


Джанго разделался с гигантским куском сочного мяса, которое таяло во рту. Затем с не меньшим наслаждением мужчина поглотил десерт. Стрелка настроения начальника орбитальной станции поползла вверх. Но поступивший на нейросеть входящий вызов свёл на нет всю радость от вкусных яств.


— Слушаю! — зловредным голосом воскликнул он.

— Господин Фатсо, докладывает Саманья Чтонг, командир карантинной бригады дежурного крейсера.

— Говори, — с раздражением продолжил Джанго.

— Мы пристыковались к фрегату ЭВАС-2-013666. Получили данные с бортового искина. Борт следовал из системы Аркана.

— Хн? — проявил толику любопытства начальник орбитальной станции.


Из Арканы на эту станцию за последние несколько дней прибыло более сотни кораблей, трюмы которых были забиты рабами. Фатсо поимел с этого жирный навар, ведь все пираты неплохо отстегивали ему на карман за то, чтобы он мог закрыть глаза на реальное количество рабов. Это было возможно, если сделка купли-продажи происходила прямо на корабле. Естественно, это незаконно, ибо все сделки должны происходить либо на станции, либо на планете. Так пираты уходили от налогов, а Джанго мог себе позволить гастрономические изыски.


Саманья продолжил:


— В настоящий момент на борту находится двадцать один член экипажа из тридцати в момент выхода в гиперпространство и тринадцать рабов.

— Всего тринадцать? — был изумлен Джанго. — Неужели настолько серьёзная пандемия?

— Господин, пока сложно утверждать это, — уклончиво ответил Чтонг. — Судя по данным корабельного искина, все смерти членов экипажа произошли в результате убийств или несчастных случаев. А рабов изначально и было тринадцать.

— Как? — ещё больше удивился Джанго. — Они точно с Арканы? Остальные пир… к-хм… честные торговцы привозили сотни рабов. Эти сволочи наверняка продали рабов по пути!

— Господин Фатсо, это маловероятно. ЭВАС-два — это старое корыто с ресурсом движка близким к нулю. Торговцы не могли бы успеть залететь в другую систему и подтереть данные искина. Но тут что-то явно нечисто.

— Что?


Джанго нахмурился, отчего у него на лбу пролегли две глубоких черты. Ситуация ему казалась до крайности подозрительной. Чтобы побывать в налете на Аркану и вернуться всего с тринадцатью рабами — да быть того не может!


— Полагаю, торговцы пытаются замаскировать разборки на корабле под пандемию, — произнёс Чтонг. — Капитан корабля утверждает, будто со слов корабельного медтехника ему стали известны симптомы болезни: рассеянность, повышенная любвеобильность, расстройство пищевой системы и агрессия, направленная на товарищей. Но доказательств у него нет. Все медкапсулы на корабле неисправны, а медтехник погиб в одной из них. Странное совпадение. Вы можете себе представить, чтобы медик полез в неисправную капсулу?

— Действительно подозрительно… — Джанго принялся правой рукой мять свой тройной подбородок. — Так, Саманья, запри всех этих гавриков в карантинном боксе и приставь к ним охрану.

— А что с рабами, господин Фатсо?


Джанго задумался. Возиться с рабами ему совершенно не хотелось. Если те на самом деле больны, то проблем не оберешься. Это дополнительные расходы из бюджета станции, придется писать отчёты, официально проводить конфискацию этого мяса и оформлять их передачу в собственность государства. Проще уж расстрелять и сказать, что так было. Но жадность не позволяла так поступить… Если окажется, что рабы здоровы, их можно присвоить себе и перепродать. Вот только тогда на станцию их лучше не привозить, чтобы не оставлять следов.


— Командир Чтонг, посмотрите, что с рабами. Если они кондиционные, оставьте их на корабле торговцев и приставьте солдат, чтобы проследили за ними.

— Но, господин Фатсо, на этой посудине карантин. Мы не можем так поступить.


Джанго разозлился. Он понимал, что это против правил, но денег много не бывает. Тринадцать даже самых плохоньких рабов — это возможность пару недель услаждать свой желудок лучшими в галактике деликатесами.


— Тогда оставьте рабам жратвы на неделю, чтобы не сдохли! Всё равно они наверняка заперты в камерах. Если не помрут, значит на корабле всё нормально.

— Как прикажете, господин. Разрешите действовать?

— Давай действуй.


<center>***</center>


<b>Место действия: пиратский фрегат ЭВАС-2-013666.

Время действия: тот же день. 19:44 по общегалактическому времени.</b>


Люк осторожничал и пока ничего не предпринимал. Когда военные афранцев в скафандрах оказались на борту корабля, полуэльф затаился.


Военные эвакуировали пиратов с борта, где-то даже действуя силой. Напоследок солдаты прошли по камерам и закинули внутрь по семь суточных индивидуальных рационов питания на каждого человека. Причем это были свежие армейские пайки, а не просроченные, как прежде.


Затем афранские специалисты ещё некоторое время изучали корабль пиратов, анализировали состав воздуха, делали мазки с различных поверхностей.


Ларсу из действий афранцев стало понятно, что они действуют по стандартному протоколу на случай возникновения вирусной угрозы. Но пазл не складывался: по тому же протоколу положено эвакуировать с корабля всех разумных и поместить их в медицинский карантин под присмотр медиков. Но никто не стал забирать рабов.


У полуэльфа была надежда на то, что во время эвакуации, оказавшись на орбитальной станции, он сможет подключиться к инфосети и сбросить в посольства Империи Астра и королевства Виола письма о помощи.


В отличие от остальных пленных, которым успели заменить нейросети на рабские и тем самым ввести в юрисдикцию Империи Афра, Люк до сих пор считался свободным человеком. И стоит ему добраться до инфосети, как можно будет поднять шумиху. Протоколы его нейросети подтвердят факты похищения и незаконного удержания в плену. После этого афранцам придется передать свободного гражданина на родину, чтобы не раздувать политического скандала.


Но произошло необъяснимое: афранцы наплевали на рабов. Судя по оставленной еде и тому, что на борту кроме пленников не осталось никого, рабов решили предоставить самим себе на неделю или около того.


По протоколу фрегат должен быть припаркован в карантинной зоне орбитальной станции. Наверняка так и случилось. Вот только проблема: отсюда невозможно получить доступ к инфосети.


Ник на верхней полке положил себе за спину свои семь упаковок с сухими пайками. Он с подозрением поглядывал на полуэльфа. Нос техника опух и болел, напоминая о вчерашней драке. Когда же Люк встал, Ник невольно напрягся и стал внимательно следить за его действиями.


Полуэльф внимательно рассматривал дверь. Он понял, что тянуть дальше нет смысла. На корабле не осталось ни пиратов, ни солдат. Вместе с пиратами пропал и коммуникатор, через который можно активировать взрывчатку в ошейнике. Огромный плюс, развязывающий руки. Остаётся единственная возможность для срабатывания детонатора: если активируется пси-датчик. Следовательно, до сих пор нельзя пользоваться нормальными пси-техниками. Но никто не может запретить использовать Пси внутри своего организма.


Люк сосредоточился и усилил тело при помощи Пси. Раньше этот придуманный им приём давал серьезное увеличение силы, выносливости и реакции. Теперь же с имплантом «Эспер» усиление было раза в два мощнее прежнего.


Взяв разбег с дальнего конца каморки, Ларс наскочил на дверь, со всей силы врезавшись в неё правым плечом.


Несмотря на усиление, боль пронзила плечо парня, отчего он поморщился.


— Эй! — воскликнул ошарашенный Ник. — Ты что делаешь?

— Не видишь что ли? Пытаюсь выбить дверь, — спокойно ответил Люк.

— Ты зря тратишь время, дурень!

— Я так не думаю. Там всего лишь на двери приварены две металлические скобы и ещё парочка на стене. Рано или поздно металл отвалится в местах сварки.

— Это лазерная сварка, она очень надежная, — заявил Ник. На его лице отобразились сомнения в умственных способностях Люка.

— Хоть какая, — повернулся к двери другим плечом Люк, — сварка, она и есть сварка. Места соединений не могут быть прочнее металла, из которого сделаны скобы. А они явно не дюрапластовые. Скорее всего их сделали из металлолома. Как думаешь, Ник, из какого?

— Я не могу тебе помогать сбегать, — скривился техник от небольшого укола боли в голове.


Рабские нейросети заработали, поскольку прошло больше суток с того момента, как Ник оказался в камере-каюте.


— Разве я просил тебя о помощи с побегом, Ник? — беспечно вопросил Люк. — Мы просто общаемся на тему металлов и их свойств.


На лицо техника выползла злорадная ухмылка.


— Ах, просто общаемся… — иронично протянул он. — Какой смысл мне с тобой «просто общаться»? Если ты сбежишь, то можешь получить свободу, ведь у тебя осталась нормальная нейросеть. А я уже раб и сбежать не могу.

— Если вынуть рабскую нейросеть, то… — Люк выразительно посмотрел на товарища по несчастью.

— И кто же мне вытащит из башки афранскую поделку? — голос Ника сочился с сарказмом. — Может, ты ещё скажешь, что изучил базы знаний медика? Вчера ты говорил, что являешься ученым.

— Именно так, Ник. Именно так. Я учёный, поэтому привык думать головой, а не только в неё есть.


Ник проследил насмешливый и выразительный взор полуэльфа, направленный на стопку прикрываемых техником пайков. Лицо Ника скривилось от досады, а в душе в очередной раз начало разгораться раздражение, направленное на сокамерника.


— Если такой умный, то чего тогда сидишь в камере? — с раздражением произнес он.

— Потому, Ник, что в одиночку сложно решать все задачи. Но раз тебя устраивает твоё положение…


Люк показательно отвернулся от техника и с небольшого разбега впечатал левое плечо в дверь. Раздался гулкий удар и лязг засова, но дверь всё ещё оставалась закрытой.


Затем Люк нанёс удар правой стопой в место, напротив которого предположительно находился запор. И снова ничего, кроме страха, охватившего Ника.


Техник с ужасом смотрел на слегка изогнувшуюся наружу дверь. Он представил, что во время драки мог бы получить удар такой силы. Как минимум это могло закончиться переломами, а как максимум… Да этот ушастый мог его убить с одного удара!


«Учёный? — с ужасом подумал Ник. — Кого он пытается обмануть?! У этого парня стопроцентно модернизированные мышцы и стоят лучшие военные импланты на силу. Чтобы так погнуть дюрапласт, нужно иметь минимум пару имплантов на плюс сто к силе. А такие устанавливают лишь элитным военным, к примеру, бойцам спецподразделений королевской службы безопасности. Он ещё и псион. Это может значить одно: этот парень — старший офицер КСБ (королевской службы безопасности). Этот сукин сын, оказывается, спецагент! Ох, что же я наделал? Зачем поссорился с таким человеком?»


БАМ! БАМ! БАМ!


Люк, меняя ноги, наносил удары по двери. Он кривился от боли, которая простреливала по ноге после каждого удара. Парень решил сделать перерыв и начал гонять по телу Пси с целью исцеления. Боль начала отступать.


— Эм… — подал голос Ник, привлекши к себе внимание Люка. — Господин, я тут вспомнил…

— Да-да?


Ларс был озадачен переменами в поведении техника. До этого Ник воспринимал соседа по заключению в штыки, а тут всем своим видом демонстрировал желание помочь и услужить.


— Господин Люк, если говорить на отвлечённые темы, то мне кажется, что скобы на двери сделаны из корпуса дроида-погрузчика. У него используется сталь толщиной полтора миллиметра не самого лучшего качества.

— Я тебя понял, Ник, — кивнул Люк.


В уме полуэльф отметил, что выбить крепления более реально, чем предполагалось изначально. Полтора миллиметра паршивой стали — это ни о чём. Вот дюрапласт той же толщины оторвать было бы намного сложнее, но тоже не из разряда невозможного.


Восстановившись, Люк продолжил долбить по двери, меняя плечи и ноги. За два часа он погнул дверь в том месте, в которое наносил удары. Периодически Ларс делал перерывы, во время которых восстанавливался при помощи Пси. И вот долгожданный миг наступил: во время очередного мощного удара ногой раздался жалобный звон, и дверь распахнулась.


Ник со смесью недоверия и восторга взирал на коридор через открытую и немного искореженную дверь.


Тяжело дыша и прихрамывая, Люк направился на выход. Ник спохватился и последовал за ним. Когда они проходили мимо соседней камеры, оттуда послышался сильно приглушенный голос капитана танкера:


— Эй! Кто там? Что там происходит? Выпустите нас!

— Господин Люк, — произнёс Ник, — нужно освободить остальных мужиков.

— Освободить…


Ларс задумался, стоит ли оно того. Сейчас лишние люди будут лишь мешаться.


— Среди них есть техники или инженеры? — пристально посмотрел на Ника полуэльф.

— Нормальных нет, — мотнул головой Ник. — К нам на корабль недавно устроился техник, но он новичок, только третий ранг баз знаний успел изучить.

— Медики?

— Нет, медиков нет. У нас из экипажа ещё пилот, интендант и капитан. Но без специализированных нейросетей их навыки бесполезны. Остальные пассажиры — обычные фермеры, которые возвращались со столичной планеты на Аркану.


Люку не хотелось тратить время на споры об иерархии и порядке действий, которые непременно возникнут. Но ледяной холод от пола, пробирающий до дрожи голые стопы, напомнил Ларсу о том, что все рабы находятся в таком же положении: голые, страдающие от холода и жёстких потёртых коек.


— Ник, где на корабле можно найти инструменты, с помощью которых ты сможешь снять с меня ошейник?

— Скорее всего инструменты будут храниться в реакторном отсеке, и небольшой набор может быть в каюте техника. Но в реакторный отсек мы вряд ли сможем попасть, поскольку корабельный искин не даст нам доступа. Да и каюта может быть заперта.


Люк покосился на стальные задвижки на дверях рабских кают, после чего заметил:


— А может быть и нет. Я пойду искать инструменты, а ты освободи всех пленников. Предупреди их, чтобы не чудили. Потом встретимся в медкрыле.

— Хорошо, господин Люк.


Мужчина поспешил к ближайшей запертой на задвижку двери, а Люк поспешно направился в сторону лестницы. Вскоре он шагал по палубе, на которой жили пираты. Он дёргал все двери подряд, но лишь на третьей по счету Ларсу улыбнулась удача.


Эта каюта была вполовину больше той, в которой Люк и Ник оказались взаперти. Судя по одной кровати и столу, тут проживал всего один человек. Видимо, раньше это была офицерская каюта, поскольку тут даже имелся отдельный санузел с душем и унитазом.


Первым делом полуэльф принялся рыться в шкафу. Тот был небольшого объема, но содержимое радовало. Парень выложил на кровать слегка поношенный гражданский комбинезон серого цвета с черными вставками. Рядом на пол положил ботинки.


Стоило заглянуть в санузел, как Люк почувствовал зуд по всему телу. Оно и понятно, ведь он не мылся уже несколько дней и лежал на койке, через которую прошли десятки рабов и сотни солдат. Поэтому парень подумал, что пара минут погоды не сделает, после чего полез под душ. К сожалению, о воде можно было лишь мечтать. Это был стандартный ионный душ, но он хотя бы работал, что уже радовало.


Из каюты Люк вышел через пять минут уже чистый, в ботинках и комбинезоне. Настроение парня сразу же скакнуло вверх. Если бы ещё не ошейник, жизнь вообще заиграла бы новыми красками.


Дальше Ларс продолжил поход по уровню. Большинство дверей оказались запертыми и были оборудованы электронными замками, хотя на нижней палубе почти все дверные замки были грубо испорчены. Закрытыми были в том числе рубка управления и кают-компания.


Всего парню удалось найти ещё пять незапертых дверей. Не все пираты были безалаберными. Хотя если подумать, то запирать двери в свои каюты корсары, скорее всего, начали недавно, когда они стали убивать друг друга.


В каютах Люк обнаружил совсем немного вещей: в основном недорогие комбинезоны и всего один спрятанный под матрасом станер, который он сразу же присвоил себе. Станер оказался взломанным, что шло ему в плюс, поскольку в таком случае для его использования не нужно иметь допуска с изученными базами знаний по применению оружия. Вероятно, всё оружие пиратов было таким, поскольку они экономили на базах знаний.


По идее вещей должно было быть больше. Это же пираты, у каждого имелось личное оружие, инфопланшет. Корсары же не могли забрать с собой оружие, принудительно отправляясь на карантин. Солдаты им бы этого не позволили. А тут даже инфопланшетов не осталось. Это говорило об одном: местные военные присвоили себе весь сколь-нибудь стоящий плохо лежащий хабар.


Так нужных Люку инструментов обнаружить не удалось. Радовало уже то, что корабельный искин позволял свободно разгуливать по жилой зоне. Вероятно, все пленные получали на корабле статус гостей. А это минимальный уровень доступа лишь к незаблокированным помещениям.


Прихватив с собой несколько комплектов одежды и обуви, Люк отправился в сторону медкрыла. В коридоре ему встретились два пленника. Они были уже одеты и обуты. Мужчины молча посторонились, с опаской косясь в сторону Ларса, который не понял такого отношения к своей персоне. Вскоре он вошёл в медицинский отсек.


Навстречу Люку пошёл Ник, одетый в серебристый комбез.


— Вижу, одежда уже не нужна, — произнёс Люк.

— Да, мы нашли одежду и обувь, — взор Ника замер в районе пояса Люка, на котором сбоку в кобуре висел станер. — А вам, господин Люк, удалось найти что-то интересное?

— Только одежда и станер. Большинство помещений заперто на электронные замки. Придётся их как-то вскрывать.

— Без оборудования никак, — с грустью констатировал техник. — Там же дюрапластовые двери с мощными запорами. Если бы у меня стояла моя нейросеть, то я мог бы взять под контроль ремонтных дроидов.

— М-да… Тупик. Чтобы получить инструменты, нам нужно вскрыть двери, для чего нам нужны инструменты. Ник, вы что-то кроме вещей нашли?

— Нет, — покачал головой Ник. — Такое ощущение, словно все ценности с корабля выгребли военные.

— У меня возникли аналогичные мысли, — кивком выразил согласие Люк. — Вероятно, так и есть.


Ларс старался не отчаиваться. Он принялся бродить между медкапсул и внимательно заглядывать во все ниши.


— Я тут всё обыскал, — произнёс Ник.

— И всё же я посмотрю…


Люк минут десять обходил помещение, пока не замер возле крайней медкапсулы в самом углу. У неё была вскрыта крышка с торца, открывая доступ к комплектующим. Взор Люка сразу же оказался прикован к резервному аккумулятору, который предназначен для автономной работы медкапсулы в случае выхода из строя реактора. Клеммы снимались с батареи с натугой, но, приложив усилия, Ларсу удалось отключить провода и вынуть аккумулятор, который весил не меньше пятидесяти килограммов.


Ник заметил действия полуэльфа и вскоре оказался рядом с ним.


— Батарея? — вопросил он, с недоумением глядя на развороченное нутро капсулы. — Зачем она тебе?

— Сделаю сварочный аппарат.

— Сварочный аппарат?


Ник глядел на Люка, словно на безумца. Импровизация — это не то, в чем сильны современные люди. Не читая книг и получая знания напрямую в мозг, люди учатся действовать по инструкциям и шаблонам. Конечно, находятся уникумы, способные к нестандартному мышлению и импровизации, но это скорее исключения из правил.


— Вы хотя бы нож какой-нибудь нашли? — спросил Люк.

— Нет.

— Печально.


Ларс смотрел на толстые провода и понимал, что оборвать их будет сложно. Тогда он начал рыскать глазами по сторонам, пока не вспомнил о задвижке для камеры.


Ник с недоумением проводил взглядом быстро удалившегося в коридор Люка. Он раздумывал отправиться за ним, но вскоре Ларс вернулся с двумя стальными полосами, в которых техник опознал засовы. Дальнейшие действия «спецагента» вначале ускользали от его понимания, но вскоре он осознал: Ларс точит одну кромку стальной полосы об дюропластовую поверхность стены. Полчаса он с противным скрежетом водил металлом о металл, не обращая внимания ни на что вокруг.


За это время в медкрыло не заглянул только самый ленивый из пленников. Последним туда зашёл капитан: кряжистый мужчина на вид лет пятидесяти со светлыми волосами и серыми глазами. На нём был синий комбинезон техника.


Капитан танкера с недоумением уставился на полуэльфа, после чего шепотом спросил у своего бывшего подчиненного:


— Ник, что это кээсбешник делает?

— Железку точит, — аналогично шёпотом ответил техник.

— Зачем? — вопросительно приподнял брови капитан.

— Наверное, ножик хочет сделать, — пожал плечами Ник. — Я и сам особо не понимаю. Кэп, что делать будем?

— Ждать. А лучше кээсбешнику помочь. Мне кажется, он знает, что делает.

— А как же директивы рабской нейросети? — прибывал в недоумении техник.

— Ник, ты какие именно директивы имеешь в виду?

— Кэп, но как же? А не помогать в побеге другим рабам…

— Погоди, Ник, но ты же сам говорил, что у кээсбешника стоит родная нейросеть. Следовательно, он не раб, а свободный человек. На него эта директива не распространяется.

— Ох, бляшкин дух! — хлопнул себя по лбу техник. — А я думал… Но, кэп, ведь болью в голове покалывало!

— Ник, ты что, ебанулся? Рабская сеть ведь ориентируется на твои мысли. Ты сам себе по глупости чуть мозги не спалил. Ладно, оставайся помогать кээсбэшнику, а мы с парнями ещё раз пробежимся по кораблю, может, чего ещё найдем.


Люк так громко и увлеченно точил заготовку, что не расслышал разговора капитана танкера с техником, хотя краем глаза он отметил приход и уход мужчины.


Пальцем Люк проверил заточку лезвия. Она оказалась откровенно плохой, но парень решил, что и так сойдет. Точить дальше ему было лень, да и силы не бесконечные.


Затем он направился в сторону вскрытой медкапсулы и кое-как, матерясь на одном из языков Древних, перерубил провода, идущие от батареи в нутро капсулы. После чего он руками с натугой выдрал металлический направляющий штырь механизма открытия клапана спецжидкости, которой заполняется капсула.


Ник не вмешивался и опасался задавать лишние вопросы, поэтому молча наблюдал за действиями «спецагента».


В итоге Люк зачистил концы оплётки на проводах и нацепил клеммы обратно на батарею. К одному из проводов он примотал металлический штырь.


Апофеозом действий Ларса стала проверка получившегося прибора. Он закрепил провод на стальном листе, который должен прикручиваться к капсуле. После чего парень приложил к металлу штырь. В месте соприкосновения появились искры и электрическая дуга.


Глаза техника широко распахнулись. С изумлением он произнёс:


— И правда сварочный аппарат! Примитивный, но рабочий. Господин Люк, вы что, техник? Я до такого применения батареи не додумался, а ведь всё просто.

— Нет, я не техник. Просто нахватался знаний по верхам. А теперь важный вопрос, Ник: если бы ты работал техником на этом корабле, то какую каюту выбрал бы для проживания?

— Хм… — задумчиво почесал висок Ник. — Если подумать, то я выбрал бы самую ближнюю каюту к техническому отсеку, чтобы меньше бегать. Да и вообще так обычно и размещают техников.

— Точно? — внимательно посмотрел на техника Люк. — У нас будет всего одна попытка.

— Ну-у я… — растерялся Ник. — Да нет, точно. Вряд ли техник стал бы жить в другой каюте. Подальше от начальства, поближе к работе.

— Хорошо, веди.

Глава 9

Усилив тело с помощью Пси, Люк перетащил батарею от медкапсулы к указанной Ником двери. Затем с помощью самодельной сварки и какой-то там матери за час они вдвоем умудрились прорезать дюрапласт вокруг замка.


Всё это время остальные пленники суетились, они облазили все доступные места. Когда оставалось только выломать замок, к Люку и Нику присоединился капитан.


— Господин Ларс, мы обнаружили в одной из кают склад с просроченными сухими пайками, — доложил он. — Скорее всего, эти пайки предназначались для рабов. Этой еды нам всем хватит примерно на три месяца.


Люк удивился, что к нему обращаются как к главному. Он-то думал, что пленники будут спорить, выяснять, кто главный, и даже подерутся.


— Хорошо, — отозвался Ларс. — Вас как зовут?

— Стив Рив, господин Люк, — вежливо склонил голову капитан.

— Стив, а почему сразу пайки не нашли? — поинтересовался Люк.

— Мы их сразу нашли, — поправился Стив. — Просто я не хотел вас отвлекать от дел. Что прикажете?


Ларс прислушался к своему организму и понял, что проголодался.


— Пусть нам с Ником принесут поесть.

— Я передам ваш приказ.


Капитан танкера развернулся и пошел в сторону верхней палубы.


Люк с силой потянул на себя дверь, с мясом выдрав остатки замка. Эта каюта имела жилой вид, который ей придавали разбросанные повсюду вещи, словно её жилец не следил за порядком. На кровати обнаружился небрежно лежащий инфопланшет, а на стене на крючке висела кобура с игольником. В целом вещей тут было больше. Складывалось ощущение, что солдаты не добрались до этой каюты, точнее, не попали туда из-за запертой двери. Из этого следует, что и в других закрытых каютах сохранились вещи членов экипажа.


Ник с молчаливого одобрения Люка принялся за обыск. Пока он рылся в вещах, молодой загорелый парень немногим старше Люка принес два индивидуальных рациона питания, причём из тех, которые выдали рабам афранские солдаты. Худой, среднего роста, черноволосый юноша в бело-серой гражданской одежде с любопытством и лёгкой опаской рассматривал Ларса. Не сдержав любопытства, он спросил:


— Господин Люк, мы выберемся отсюда?

— Непременно, парень. Вот только избавлюсь от ненужного украшения…


Хотя речь Ларса звучала правдоподобно из-за твердой уверенности в голосе, но на самом деле он не верил, что получится спастись. Но всё же оставалась надежда на лучшее. Люк не хотел сеять панику и лишать людей надежды.


— Спасибо за еду, — продолжил он. — Как к тебе обращаться?

— Зовите меня Макс, господин, — представился юноша. — Я фермер. Навещал тётушку на столичной планете, а тут вот как сложилось. Спасибо, что помогаете нам.

— Пожалуйста. Пока отдыхай, Макс. Силы вам позже понадобятся.

— Ву-ху! — радостно завопил Ник, чем привлёк к себе внимание Макса и Люка.

— Что там, Ник? — спросил Ларс.

— Сумка с инструментами техника! — потряс озвученным предметом счастливый Ник. — Я же говорил, господин Люк, что это нужная каюта!

— Ты был прав, Ник, — обозначил кивок подбородком Люк. — И это меня радует, ведь мы на вскрытие одной двери почти разрядили аккумулятор, а второй достать было бы проблематично.

— А можно посмотреть? — спросил Макс. — Я могу помочь, если что.


Люк как наяву представил, что будет, если Ник не справится. Мощность взрыва сложно предугадать. Есть вероятность, что в случае неудачи пострадать могут окружающие люди. Ну или как минимум их может забрызгать кровью. Зрелище человека без головы не для слабонервных. Решив поберечь психику парня, он сказал:


— Лучше прогуляйся, Макс. Мы тебя позовём, когда понадобится помощь.


Макс не скрыл печали на лице. Грустно вздохнув, он поплелся обратно на верхнюю палубу.


Перед тем, как приступить к важной задаче, Люк и Ник поели. Лишь после этого техник вооружился инструментом и принялся раскручивать ошейник. Он действовал предельно аккуратно. Руки мужчины слегка подрагивали, но он справился.


Ларс застыл и боялся лишний раз вздохнуть. Он с замиранием сердца наблюдал за тем, как вначале Ник снял одну половинку верхней крышки ошейника, затем вторую.


— Хм-м… — с задумчивым видом протянул Ник. — Вот эти датчики отвечают за разрыв цепи. А это должно быть пси-приемник. Цепи нельзя разрывать, иначе произойдет взрыв.

— Но можно же что-то придумать? — с надеждой спросил Люк.

— Пожалуй, да. Полагаю, если аккуратно снять изоляцию с проводов, идущих к датчикам, накинуть на них другие провода, тем самым их удлинив, то можно будет вытащить наружу один блок. Затем придется разрезать ошейник в одном месте. Но я боюсь повредить вам шею. Резать придется лазерным соединителем на минимальной мощности.

— Нужно подложить под ошейник что-нибудь, способное выступить в качестве защиты.

— Хорошая идея, — кивнул техник. — Я как раз хотел предложить это, но… Вы всё равно рискуете заполучить как минимум ожог.

— Ожог ерунда по сравнению с отсутствием головы, Ник. Так что действуй.


В качестве щитка выступил кусок металла от крышки медкапсулы, скрывающий доступ к её внутренностям. За этим металлом пришлось сходить, после чего Ник вырезал небольшую пластину лазерным соединителем, а Люк её согнул по форме шеи. Металл был обернут в кусочек ткани, ради которого пришлось порезать один из комбинезонов.


Хорошо, что ошейник не сильно прилегал к шее. Это дало возможность просунуть под него защиту. Нельзя сказать, что это было комфортно. Наоборот, Ларс испытывал неприятные ощущения. Ошейник с другой стороны болезненно впился в шею, пластина давила на основание черепа и острыми гранями даже через ткань впивалась в кожу.


Ник аккуратно снял изоляцию с проводов, припаял на эти места провода, позаимствованные все в той же раздербаненной медкапсуле, и открутил примеченный модуль. Затем он начал разрезать ошейник. Люк слышал шипение разрезаемой лазером стали и чувствовал возрастающий жар. Ошейник разогрелся и начал обжигать шею, затем разогрелась пластина и задымился кусочек ткани от комбеза, выступающий в качестве буфера.


Звук разложившихся половинок стал для Люка прелестней самой гениальный мелодии. За последними действиями техника он следил с замиранием сердца. Завершающим штрихом Ник снял ошейник через голову Ларса и поспешил отнести опасный предмет в санузел.


— Фух! — с облегчением он смахнул со лба обильно выступивший пот. — Получилось!

— Получилось, — со счастливой улыбкой на устах тихо повторил Люк. — Спасибо, Ник! Я тебе искренне благодарен. Если бы не ты… Спасибо! И прошу меня простить за то, что побил тебя. Мне ужасно стыдно.

— Да что уж там, — поморщился техник, невольно притронувшись к опухшему носу. — Сам виноват. Что теперь?

— Теперь… — задумчиво потёр болящую шею Люк. — Нам нужно добраться до искина.

— Это будет непросто. Все двери заперты. Нам придётся каждую из них взламывать. Хватит ли батарей, а главное времени?

— Не переживай, Ник, — похрустел шеей Люк, разминая её. — Открытие дверей я беру на себя. Твоя задача — показать, где тут находится искин.

— Искин на этом фрегате должен располагаться в самом защищенном месте — в рубке управления. Но если мы вскроем дверь в рубку, то поднимется боевая тревога.

— Чем это грозит? — нахмурил лоб Люк.

— Корабельный искин будет рассматривать тех, кто вторгся в рубку управления, как врагов. Активируются боевые турели.

— Только в рубке?

— Нет, — помотал головой техник. — Турели активируются на всём корабле. Но стрелять они будут только в тех, кто проникнет в рубку.

— Понятно. Тогда я пойду туда один. Ты же, Ник, объясни мне, где находится искин.

— На старом афранском фрегате искин должен располагаться в нише справа от входа под бронеплитой. То есть, если зайти в рубку, нужно повернуть направо и дойти до центра стены. Там будет расположен терминал для ручного управления ИИ. Господин Люк, вы уверены, что справитесь? Там же по вам будут стрелять две турели.

— Поживём — увидим. Лучше скажи, Ник, о тревоге на корабле узнают на орбитальной станции?

— Не должны. Это внутренняя тревога для членов экипажа. Информация об этом не уйдет дальше корабля.

— Вот и славно. Оставайся тут, Ник, а я пойду. Не хочу рисковать вашими жизнями.


Люк с решительным видом направился в сторону рубки управления. Дойдя до мощной бронированной гермодвери, он сосредоточился и использовал пси-технику для отпирания замков. Прием сработал замечательно, как и должен был. Толстая дверь отъехала в сторону.


В тот же миг до ушей всех пассажиров пиратского корабля донеслись противные звуки сирены. Сзади в коридоре из потолка выехали две турели. Ещё пара турелей появились из потолка просторной рубки управления.


К этому моменту Люк успел подготовиться. Он пустил по телу Пси, тем самым улучшив свои физические характеристики и реакцию. Тут же он заскочил внутрь рубки и метнулся в правую сторону, попутно телекинезом сгибая спаренные стволы обоих орудий. Пушки в коридоре не успели сработать, Ларс ушел с их прицела раньше начала стрельбы. А вот потолочные орудия открыли огонь, но Люк в этот момент уже летел плашмя на пол и гнул стволы. Огненные потоки маломощных плазменных зарядов пролетели в десяти сантиметрах над головой парня, оставив подпалины на стене. Повторные выстрелы привели к двум взрывам. Турели вышли из строя, у них разорвало стволы. Осколки разлетелись по всему помещению и несколько из них впились в тело полуэльфа.


Морщась от боли, Люк стал медленно вставать на ноги. Стоило парню подняться, как он покачнулся. В боку отдало резкой болью. Посмотрев на свой левый бок, он обнаружил порванный комбинезон и расползающееся пятно крови.


Ларс прогнал по телу волну Пси, тут же обнаружив несколько инородных предметов — осколков от стволов турелей. Он телекинезом медленно по миллиметру начал их извлекать из ран. Боль! Нет, БОЛЬ! Она затопила сознание Ларса, отчего он не сдержался и громко закричал. Концентрация сбилась, и техника сорвалась.


Люк не устоял на дрожащих ногах и рухнул на четвереньки. Затем он постарался отрешиться от боли при помощи внутреннего пси-приема. Не с первого раза, но получилось. После этого действовать стало проще. Все осколки были извлечены из ран, а к местам порезов была направлена Пси с приказом на исцеление.


Встать на ноги и продолжить шествие к искину Люк смог лишь через долгих десять минут.


Бронеплита на старом фрегате не помеха. Это на кораблях от седьмого поколения и выше искины стали защищать от воздействия псионов. На этом же древнем корыте никто не подумал о такой защите. Поэтому Люк направил руку в сторону предположительного нахождения искина и использовал Майнд Трик.


— Ты должен отменить тревогу, — голос Люка был хриплым и слегка дрожащим.


Внушение сработало. Искин отключил сигнал тревоги, и турели убрались назад на свои места.


Люк на всякий случай ещё раз применил Майнд Трик. Повторно плавно проведя перед собой рукой, он продолжил развивать успешное дело по внушению искину новых установок:


— Капитан и владелец корабля сменились. Теперь я новый владелец и капитан корабля… Пароли меняются, теперь они такие…


Люк на терминале набрал новые пароли для передачи полного доступа к ИИ. Ответное сообщение, высветившееся на экране терминала, сообщало, что изменение паролей и смена капитана корабля прошли успешно. Лишь после этого Ларс с облегчением выдохнул.


Вот за это обычные люди не любят и боятся псионов. Даже такой не самый сильный обладатель пси-способностей при наличии импланта «Эспер» и соответствующих баз знаний способен на многое. А уж то, на что способны псионы рангов «А» и «А+» и вовсе заставляет кровь стыть в жилах. Приёмы те же, но масштабы иные. Например, Люку пришлось для подчинения ИИ подойти к нему вплотную, а псион А-ранга сделал бы это прямо из коридора. В той же ситуации псион ранга А+ даже не стал бы покидать каюту техника.


— Искин, есть ли на корабле аптечка? — обратился к корабельному мозгу Люк через нейросеть.


Через мгновение парень получил ответ в виде сообщения на нейросеть и файла с перечислением имеющихся аптечек. Конечно, всего перечня вещей, имеющихся на корабле, искин не знал, но о том, что попадало на его видеокамеры, ИИ было известно.


Изучив файл с метками на корабельном плане, Люк тут же направился к капитанскому сейфу. Тот оказался встроен в нишу ровно напротив шахты искина.


И вновь Ларсу пришлось прибегнуть к заклинанию для открытия замков. Несколько щелчков запоров и отъехавшая в сторону бронеплита сами за себя говорили о действенности этой пси-техники. Люк не уставал удивляться способностям Древних. Вот так запросто открыть сложнейший электронный замок, наподобие того, которым оборудован сейф — мечта любого медвежатника.


Сейфы бывают маленькие, порой совсем крошечные, иногда они размером побольше, а есть и вовсе целые комнаты-хранилища. На корабле же сейф был размером с небольшую кладовку. Тут капитан корабля хранил всё самое ценное.


Первым делом Люк взял одну из пяти армейских автоматических аптечек. Стоят они довольно прилично и гражданским не продаются (последние два поколения), разве что только из-под полы, из-за чего их цена увеличивается ещё больше. Но пираты как-то умудрились раздобыть довольно свежие военные аптечки астрарского производства, судя по маркировке, аж девятого поколения. Зная об их ценности, становится понятным, почему такие вещи хранятся в сейфе.


Аптечка выглядит как маленькая черная коробочка. Люк приложил её к ране на боку. Коробочка тут же приклеилась, и Ларс почувствовал холодок от действия обезболивающего. Затем коробочка медленно поползла по коже. Там, где она проходила, оставалась чистая розовая кожа. О ране напоминала лишь красная полоса. Наноботы из аптечки отлично справлялись с лечением ран.


Подобным образом Люк залечил все раны. Ресурс аптечки был израсходован на двенадцать процентов.


В теории такая аптечка могла бы быть почти бесконечной: знай только, что заправляй её нужными медикаментами и пользуйся дальше. Ведь наноботы можно было бы запрограммировать на саморепликацию. Но нет. Союзом правят в первую очередь корпорации, а им невыгодны бесконечные аптечки и качественные товары. Поэтому наноботы, выполнив свою задачу, выводятся из организма пациента и разрушаются. Никакой репликации нет и в помине, а дозаправка аптечек не предусмотрена. Одноразовая вещь, но ей по силам вернуть солдата с того света. К примеру, новую ногу не отрастит, но если оторванную конечность приложить на место, то прирастит обратно.


После заживления всех ран Люк почувствовал себя намного лучше. С новыми силами он принялся за обыск сейфа. А тут оказалось много чего интересного, хотя и не сокровищница Алибабы.


Для начала тут обнаружилось три черных лёгких десантных комбеза, с виду почти новых. В один из них Люк сразу же переоделся. Он с радостью расстался с порванной и окровавленной гражданской одеждой.


Следующей находкой стало оружие, которого в сейфе обнаружилось прилично, если для одного человека: армейский станер, опять же армейский автоматический бластер и ещё набор разного военного ручного оружия, но… Всё это было бесполезно Ларсу, поскольку армейское оружие имеет встроенные модули, требующие подтвержденных баз знаний по его использованию и военной нейросети или же специального импланта в случае использования гражданской нейросети. Ничего подобного у Люка не было. Конечно, Майнд Трик мог бы помочь с доступом без соответствующих баз знаний, но нет смысла, поскольку у Люка все равно не было нужного импланта для управления оружием. Поэтому он лишь вздохнул и повесил обратно на пояс взломанный станер.


А вот обезличенным картам с кредитами, которые в Союзе заменяют наличные деньги, парень обрадовался. И хотя денег на картах было немного, пятьдесят тысяч (десять карт по пять тысяч на каждой), но хоть что-то. По всей видимости, эти карты использовались для дачи взяток разным должностным лицам.


Одну из аптечек парень повесил на пояс следом за станером.


Следующей находкой стал чемоданчик серебристого цвета из бронированного варианта композитной стали. Чемодан был заперт на электронный замок, но, опять же, для псиона это не преграда.


Через мгновение Люк разглядывал содержимое чемоданчика, которое так тщательно охраняли прочные стенки. Это оказались нейросети. Не новые, если судить по «самодельной» неоригинальной упаковке. Вероятней всего, эти нейросети извлекали из пленников перед превращением в рабов. Таких нейросетей в маленьких бочонках, которые напоминали своим видом яйцо от Киндер-сюрприза, там оказалось более сорока штук.


Во втором таком же чемодане лежало восемьдесят восемь рабских нейросетей в заводской упаковке афранской корпорации «Нейротех». Несложно было догадаться, куда подевались двенадцать товарок — их установили пленным.


Вероятно, перед вылетом в систему Аркана капитан пиратского судна в расчете на добычу купил сет из сотни рабских нейросетей. Судя по количеству камер-кают, как раз расчет был примерно на сотню пленников. Больше рабов на этой посудине негде разместить, разве что в офицерских каютах. Но в них проживали сами пираты и вряд ли они готовы были предоставить своё жильё для перевозки рабов.


Там же лежали ещё три ошейника со взрывчаткой и управляющими коммуникаторами. Но их Ларс трогать не стал.


Убрав всё лишнее обратно в сейф, Люк сменил пароль и запер хранилище. Кроме карточек с деньгами и пары аптечек (новой на поясе и початой, которой он лечился), парень оставил себе чемоданчик с нейросетями. После чего он по громкой связи позвал в рубку управления капитана танкера.


Стив пришел в рубку через пару минут. Заходил он туда с видимой опаской. Но, не обнаружив турелей, с облегчением выдохнул и переступил порог.


— Господин Люк, всё в порядке?

— Теперь да. Стив, я перехватил контроль над фрегатом и нашел ваши нейросети. Среди вас точно нет медиков?

— Нет, — мотнул головой Стив. — Простите, господин Люк, но разве вы не можете воспользоваться корабельным гиперпередатчиком, чтобы связаться с КСБ и запросить помощь?

— Гиперпередатчиком я воспользоваться могу, но… — Люк с недоумением взглянул на бывшего капитана танкера. — Стив, во-первых, тогда афранцы узнают, что на корабле что-то не так и ничем хорошим это не закончится. Во-вторых, с чего бы мне связываться с КСБ? Я и не знаю, как это сделать. Если и свяжусь, то с посольствами королевства Виола и Империи Астра. В таком случае есть шанс, что меня эвакуируют по посольским каналам, всё же королевство вложило в меня большие деньги, которые не захочет терять. Но вам это ничем не поможет.

— Погодите, — нахмурился Стив. — Почему вы не знаете, как связаться с КСБ? Разве вы не спецагент?

— Нет! — опешил Люк, уставившись на Стива своими выпуклыми глазами. — С чего ты это взял?

— Ник сказал… — поджал губы Стив.

— Странно, — с искренним недоумением произнёс Люк. — Я же говорил Нику, что я учёный.

— Учёный?!

— Да, учёный.

— А как же псионика? Я думал… Да не только я, все считали, что псионы в нашем королевстве работают на КСБ.

— Ну, отчасти да, — согласился Ларс. — Наш институт находится под контролем КСБ. Тем не менее я не работаю в спецслужбе. Я занимаюсь изучением Древних, а для этого необходимо быть псионом. По крайней мере, для работы в некоторых отделах нашего НИИ точно.

— Нам конец, — опустил плечи Стив. Его взор поблек, и весь вид выражал вселенское горе.

— Ещё не всё потеряно, Стив. У нас есть нейросети, корабль под моим контролем. Если найти способ установить нейросеть хотя бы пилоту, то мы сможем улететь из этой системы.

— Даже если найти способ вернуть нашему пилоту нейросеть, нам не дадут улететь, — убитым голосом поведал Стив. — Вся система контролируется военными афранцев, у которых корабли минимум пятого-шестого поколений. Плюс орудия орбитальной станции, которые превратят это корыто в плазму в считанные мгновения…

— Стив, не теряй надежду. Наверняка есть выход из сложившейся ситуации, просто пока мы его не видим. Теперь без ошейника, блокирующего мои способности, можно и развернуться. Я хоть и не спецагент, но являюсь одним из тех, кто разрабатывает для них пси-техники.


***



Место действия: Империя Афра, система Сомал, орбитальная станция, апартаменты управляющего орбитальной станции.

Время действия: тот же день. 21:39 по общегалактическому времени.


Господин Фатсо только что закончил наслаждаться вторым ужином. Он с грустью обвёл взором пустые тарелки. Кронские птицы в собственном соку в сочетании с сычуанским соусом оказались выше всяких похвал.


Сычуанский соус стоил безумных денег из-за своих особых эффектов: он повышает иммунитет, улучшает состояние волос, укрепляет кости и суставы, способствует продлению молодости и позволяет слабым в интимной области мужчинам почувствовать себя половыми гигантами. А ещё он просто очень вкусный. Его вкус ни с чем не сравнится: он похож на группу острых соусов сладко-соленых с перцем, но каждый раз он кажется немного другим.


Джанго чувствовал, как его дружок, скрытый под необъятным пузом, зашевелился. Мужчина уже предчувствовал, как затащит к себе в постель рабыню, но от развратных мыслей его отвлек звонок на нейросеть.


— Что?! — гневно рявкнул Фатсо.

— Господин Фатсо, простите, что отвлекаю вас, — произнесла пожилая афранка. — Это говорит руководитель медкорпуса, Зола Намбо.


С руководителем медкорпуса Джанго приходилось создавать хотя бы видимость приличных отношений, ведь ему ещё там лечиться. А госпожа Намбо, если обидится, может не предоставить очень приличной скидки на сумму с большим количеством нулей. Он по голосу узнал Золу и уже успел пожалеть, что не взглянул на контакт.


— Простите, госпожа Намбо, — перешёл он на мягкий тон. — Что заставило вас позвонить мне во внерабочее время?

— Господин Фатсо, вы сами приказали докладывать о карантине вам лично.


Джанго припомнил, что между вторым обедом и полдником действительно отдал столь опрометчивый приказ. Тогда ему показалось это важным. Сейчас же ему более важным казалось оказаться в постели с рабыней, ибо сычуанского соуса во время последней трапезы он не жалел. Обычно этим соусом еду лишь слегка сбрызгивают, а Фатсо обильно поливал им мясо птиц.


— Что-то случилось, госпожа Намбо?

— Господин Фатсо, оборудование не выявило у пациентов никаких инфекций. Но при этом налицо симптомы болезни. После процедур в медкапсуле симптомы болезни на время отступают, но в итоге возвращаются. С каждой процедурой интервал до появления симптомов болезни растет. Это какая-то новая болезнь, возможно, она может быть чрезвычайно опасной. Я считаю, что нужно вызвать медицинский исследовательский линкор из столичной системы.

— Это не может подождать до утра? — Джанго не смог скрыть лёгкого раздражения в голосе.

— Это срочно!

— Ладно, я прикажу помощнику вызвать медицинский линкор.

— Извините за беспокойство, господин Фатсо. Это действительно срочно и важно.


Связь разорвалась. Джанго поморщился, представляя количество проблем, виной которым стали пираты. Ему придется писать кучу отчётов и терпеть на своей станции большое начальство, которое наверняка будет совать свой нос, куда не следует. А тут на пиратском корабле ещё остались рабы, что является грубым нарушением. Наверняка будет произведено расследование. Если информация о рабах всплывёт, то Фатсо может потерять свою должность.


Джанго не желал покидать хлебное место, которое позволяет ему жить на широкую ногу, ни в чём себе не отказывая. Это означало одно: нужно избавиться от улик. То есть рабов следует отправить в расход. Но остаются ещё свидетели. Солдаты и командир досмотрового крейсера будут держать язык за зубами, поскольку в доле с Фатсо. Но есть ещё корабельный искин. Его по-хорошему следует отформатировать, но хакеров так быстро не найти.


Фатсо пытался придумать выход из ситуации, в чем ему сильно мешало усиливающееся половое влечение к слабому полу. В итоге он набрал номер капитана дежурного крейсера.


— Слушаю, господин Фатсо.

— Чтонг, нужно избавиться от пиратской посудины!

— Какой именно?

— В смысле какой? Той самой посудины, которая на протяжении дня доставляет мне головную боль. Взорвите этот фрегат, но подальше… желательно в паре систем от нашей. Не знаю… ну там, организуйте угон и погоню. И проследите, чтобы не осталось свидетелей и искин был уничтожен.

— Что-то случилось, господин Фатсо?

— Да… К нам прилетит большое начальство!

— Понял, господин Фатсо. А как вы себе представляете угон?

— Ой, Чтонг, придумай что-нибудь. Тебе тоже достанется, если начальство заглянет на эту посудину… Ну-у… к примеру, устройте «побег» раба с пилотской нейросетью. Мне что ли вас учить, как работать?

— Понял, господин Фатсо, — отозвался Чтонг. — Придумаем…

Глава 10

Место действия: Империя Афра, сектор Сомал, пиратский фрегат ЭВАС-2-013666.

Время действия: 22:11 по общегалактическому времени.


Действовать нужно было в авральном режиме. Люк понимал, что времени у них нет. Афранцы в любой момент могут наведаться на пиратское судно. Ларс хоть и псион, но не боец. Ему есть, что противопоставить афранским солдатам, но только если их будет немного и если Люк использует фактор неожиданности. В противном случае ничего хорошего ждать не стоит.


Против псионов в Союзе давно выработаны меры противодействия. Достаточно вспомнить, что простые пираты использовали усыпляющий газ. А ведь корабль можно просто взорвать или послать на абордаж много солдат, которые попросту огневой мощью сотрут Ларса в порошок.


Люка клонило в сон, от усталости гудели мышцы, но спать и отдыхать некогда, когда на кону стоит жизнь. Парень пытался придумать хоть что-то.


В первую очередь учёному пришла в голову мысль, что нужно бежать от афранцев как можно скорее. Для побега нужно хотя бы наличие пилота. Но…


Даже если удастся заполучить пилота и как-то заставить его отвезти беглецов на родину, ещё нужен корабль.


С кораблем всё вроде бы просто. Пиратский фрегат перешёл в полное подчинение Ларса. Для побега можно использовать его. Вот только не успеет это корыто вылететь из доков, как будет перехвачено афранскими военными или атаковано орудиями орбитальной станции.


Мало того, если удастся улететь от афранцев, то на пиратском корабле не хватит топлива, даже чтобы покинуть систему. Эти безумные корсары добирались досюда почти на парах в надежде продать рабов и на вырученные средства заправиться. Хотя у капитана была небольшая заначка, которой хватило бы не только на заправку корабля, но вряд ли он собирался тратить эти деньги.


Из этих размышлений Люк составил черновой план, который включал всего несколько пунктов: пилот, заправка, безопасный выход из системы.


Уже хоть что-то. Даже с таким куцым списком можно начать планировать дальнейшие действия.


Решив действовать, Люк предупредил капитана Стива, чтобы его не беспокоили. Затем он с комфортом разместился в капитанском кресле, находясь всё там же в рубке управления. Ему нужен был план орбитальной станции, но обычным методом, подключившись к инфосети, заполучить его невозможно. Поэтому Ларс погрузился в медитативный транс и стал распространять вокруг себя волны Пси. Это была та же пси-техника, с помощью которой до этого парню удалось ощущать всех пиратов на корабле, только на этот раз, без ошейника со взрывчаткой, дело шло намного быстрее.


Одна волна Пси разлетелась вокруг Ларса, другая, третья. Вскоре он сумел обозреть всю огромную орбитальную станцию и всех её обитателей.


Пришлось планомерно отсекать все ненужные эманации мыслительной деятельности и настраиваться на определённые ментальные волны. Это заняло много времени и доставило Люку головной боли, из-за чего он чуть не выпал из транса. Но всё же через некоторое время парню удалось почувствовать нужные ментальные эманации. Теперь он ощущал все искины в округе. Их было много, но интерес ученого был нацелен на определённый ИИ, на тот, который управляет орбитальной станцией. Таких оказалось аж три штуки, но по силе ментальных волн Ларс выделил один самый мощный искин. Остальные два наверняка являются дублирующими на случай непредвиденных ситуаций.


Зафиксировав координаты, Люк вышел из медитации и покинул капитанское кресло. Сконцентрировавшись, он резко крутанулся вокруг своей оси и с хлопком исчез из рубки управления пиратского фрегата. Через мгновение парень с таким же громким хлопком появился в небольшом пустом помещении. Незамедлительно, не дожидаясь тревоги, он направил руку вниз, в сторону шахты искина, и использовал Майнд Трик.


— Отменить тревогу.


Ларс провел правой ладонью слева направо и повторил пси-технику внушения.


— Теперь я главный администратор станции. Твои коды меняются. У меня полный доступ и высший приоритет.


И снова Ларс плавно провел ладонью в воздухе, у него на лбу выступили градины пота, говоря о сильнейшем напряжении.


Броня шахты искина не защищала от воздействий псионов, поскольку эта орбитальная станция была довольно старой, всего лишь пятого поколения. И это нормально, так как такие станции служат очень долго и меняют их на новые или после сильных повреждений в результате нападения врагов, или же когда станция безвозвратно устаревает и её ремонт экономически нецелесообразен. Тем не менее, искин был одним из самых защищенных мест на станции. Даже попасть в эту техническую комнату невероятно сложно. Шахта бронирована настолько мощно, что даже стоя прямо над искином, Люку было сложно воздействовать на него при помощи Пси.


— Коды доступа меняются на новые.


Сказав это, Ларс покачнулся. Он немного постоял, приходя в чувства, после чего выдвинул из стены ручной терминал и начал вбивать новые коды. Лишь после того, как все коды были введены, ИИ переслал на нейросеть Люка приветствие и поздравление со вступлением в должность администратора станции.


Люку пришлось потратить полчаса, чтобы отдать ряд команд искину. Суть заключалась в том, чтобы ИИ станции до последнего вел себя так, чтобы никто не заподозрил о взломе.


К тому же пришлось решать возникшую проблему. Стоило Люку появиться в техническом отсеке искина, как информация о проникновении ушла в службу безопасности орбитальной станции. Поэтому большая часть усилий была направлена на чистку информации о проникновении и на создание дезинформации. Выкрутиться удалось с большим трудом.


Первым делом новый администратор от имени ИИ отменил запрос в службу безопасности станции, передав сообщение о ложном срабатывании датчиков. Но дальше по протоколу всё равно должен был явиться техник и отправить в службу безопасности отчет, что это на самом деле было ложное срабатывание. С техником должен был прийти один из представителей службы безопасности, который обязан подтвердить его заключение.


Искин нашел техника и сотрудника СБ, у которых в настоящий момент выходной. От их имени он подделал отчёты и отправил дальше по инстанции. Надолго этого трюка не хватит, но как минимум двенадцать часов выгадать получилось.


Затем Ларс через искина подделал приказ руководителя орбитальной станции, который в настоящий момент находится у себя в апартаментах, а не на рабочем месте. Расчет был на то, что банальные приказы никто не станет уточнять у отдыхающего босса. А Люк всего-то отдал задание в службу снабжения заправить фрегат пиратов.


В самом деле, какой диспетчер службы снабжения в здравом уме будет переспрашивать у самой большой местной шишки, а он ли приказал заправить какой-то фрегат? Да, в приказе отсутствовал идентификатор нейросети, точнее, он был подделан, что при проверке легко выявить. Но ведь информация пришла от главного искина станции, так что не должна вызывать сомнений.


Все действия выпили много пси-сил, поэтому дальнейший путь Люку пришлось проделать пешком.


Покинув защищённую техническую секцию через пустынные служебные коридоры, Ларс оказался в людном коридоре, который по ширине мог поспорить с не самым узким шоссе. Туда-сюда по своим делам спешили люди. В основной своей массе они имели различные оттенки темной кожи, что говорило о их афранском происхождении. Но среди них встречались и люди всевозможных видов с разными оттенками кожи, разрезом глаз и цветом волос. Они отличались от афранцев потухшим взглядом и смиренным видом, а зная об этой империи, можно было сделать вывод, что все они или большая часть из них являются рабами.


На Люка многие обращали внимание, в основном это было любопытство. Оно и понятно. Парень хоть и спрятал заострённые уши под прической, но большие выпученные глаза и светлая кожа выдавали его с головой.


Ларс двигался с таким видом, словно имеет полное право свободно ходить по станции. На его стороне был местный искин и психология. Когда люди видят, что человек уверенно идёт куда-то с видом, будто имеет на это право, то они теряют интерес к данному индивидууму. Ну полуэльф, ну идёт куда-то. Наверное, чей-то раб выполняет задание господина.


Станция большая, идти до медицинского крыла было далеко, но Люк отмел все способы передвижения вроде гравиплатформ, за которые пришлось бы платить. Заплатить — означает автоматически выдать себя. Платформа обезличенные карты не принимает. Отсюда следует, что расплачиваться придется через нейросеть. Оплата свободным гражданином чего-либо на орбитальной станции афранцев наверняка пройдет проверку у банковского искина, и тот при малейших подозрениях может передать данные в службу безопасности.


Сорок минут пришлось идти пешком и передвигаться на лифтах, чтобы прибыть на место.


Медкрыло почти ничем не отличалось от подобных на любой другой орбитальной станции. Посетитель оказывался в большом помещении приемной. Единственное отличие от королевства Виола — за стойкой вместо автоматического регистратора стоял человек: симпатичная девушка ростом сто восемьдесят сантиметров, с зелёными глазами и рыжими волосами. По светлой коже было понятно, что она рабыня.


При виде посетителя, пересекающего пустой зал, девушка натянула на лицо искусственную улыбку.


— Рады приветствовать вас в медицинской корпорации «Афрадок», — начала она выдавать заученный текст. — Чем мы можем вам помочь?

— Нужен свободный медик, умеющий ставить нейросети, — не стал скрывать своего интереса Люк.

— Какую именно процедуру вы хотите пройти? Установка нейросети? Вам или кому-то?


Во взоре рыжеволосой девушки читалось недоумение. Она приняла полуэльфа за раба, а существу с таким социальным статусом никто из местных не станет устанавливать нейросеть.


— Не мне. Нужно поговорить с медиком, обсудить возможность установки нейросетей нескольким людям.


Девушка попыталась скрыть свои эмоции, но Люк успел уловить в выражении её лица презрение.


— А-а-а… — протянула она. — Хотите поставить рабские нейросети пленным на своем корабле. У вас что, своего медика нет?


Люк понял, откуда в девушке взялось столько презрения к нему. Она приняла его за посланника пиратов, коих сюда должно прилетать много.


По закону Галактического Союза, если сильно утрировать, ступивший на территорию государства свободным, таковым и должен оставаться. Даже афранцы стараются не нарушать общегалактических законов. Поэтому пленным устанавливают нейросети прямо в космосе на корабле. Корабль вроде как является территорией государства, но пиратские суда не принадлежат ни одной стране, то есть действуют вне юрисдикции Союза.


Проще говоря, если пираты захватили в плен человека и сделали рабом, то афранцы могут купить раба. Если захватили корабль официальные представители афранцев: военные, торговцы — то это взятие в плен. А пленного рабом делать нельзя.


В общем, всё заморочено, но есть множество лазеек, о которых всем известно. Например, злоумышленники похитили людей с орбитальной станции или планеты, переправили на пиратский корабль, там поставили им рабские нейросети, и вот появились новые рабы.


Быстро сориентировавшись, Люк решил изображать из себя пирата, которого послал капитан корабля. Со слов девушки-регистратора было ясно, что местные медики оказывают подобные услуги преступникам. А поскольку ни один пират не признается в том, что он преступник, Ларс ослепительно улыбнулся и произнес:


— Нет-нет, что вы, что вы… Я честный торговец и ничем преступным не занимаюсь. Так к кому мне обратиться?


По промелькнувшей гримасе рыжеволосой девушки можно было сделать вывод, что она лишь больше убедилась в том, что имеет дело с пиратом.


— Госпожа Зула Крейг, — выдавила она. — Вам нужно обратиться к ней. Кабинет номер девятнадцать.


Кивнув девушке, Люк отправился на поиски нужного кабинета, который вскоре нашёл. Стоило ему распахнуть дверь, как парень встретился со взглядом хищницы. Такая у него возникла ассоциация при виде карих глаз мулатки, которая выглядела примерно на двадцать пять лет.


Оказавшись в помещении, Люк на высший балл оценил стройную фигуру вставшей со своего кресла медика. Стройная, подтянутая, грациозная, словно кошка.


— Вы ко мне? — прищурилась девушка-медик, разгладив несуществующие складки белого комбинезона.

— Госпожа Зула Крейг?

— Она самая, — движением подбородка подтвердила медик.

— Мне рекомендовали вас как специалиста… — многозначительным тоном протянул Люк. — У нас на корабле есть для вас работа…

— Хн… И много работы? — протянула Зула.

— Двенадцать пациентов нуждаются в вашей помощи.


Некоторое время Зула оценивающе рассматривала Люка, профессионально пробежавшись по его фигуре и акцентировав внимание на военном комбинезоне без знаков различия.


— Расценки знаете? — нарушила она молчание.

— Надеюсь, все стандартно? — не стал выдавать своего незнания парень. — И ещё, у нас на корабле закончились медкартриджи. Нужна хотя бы дюжина.

— Хн… — протянула девушка. — Картриджи продаются только упаковкой по десять штук. За две упаковки и работу тридцать пять тысяч. За картриджи предоплата вперёд. За работу половина сейчас.

— Двадцать пять сейчас, госпожа Крейг, десять после работы, — с виноватым видом развел руками Люк. — Мы с вами работаем впервые, поэтому сами понимаете, капитан меня по голове не погладит…


Люк запустил руку в карман. Жадный взор Зулы оказался прикован к пяти обезличенным карточкам.


Девушка с грациозностью пантеры через мгновение оказалась рядом с парнем и плавным движением забрала карты с кредитами. Ничуть не смущаясь, она показательно направилась к инфопланшету и через него проверила состояние счетов на картах.


— Ждите, я принесу картриджи.


Долго ждать не пришлось. Вскоре Зула появилась из подсобки с двумя увесистыми чемоданчиками с маркировкой медицинской корпорации «Афрадок». Люк сразу узнал кейсы с медкартриджами. В таких же, но с другим логотипом корпорации, они хранились у его любовницы.


Зула с грохотом поставила кейсы, чуть не отдавив ноги Люку.


— В следующий раз я торговаться не буду, — тихо с угрожающими нотками прошипела она. — Или половину предоплаты, или ищите себе другого специалиста!

— Извините, госпожа Крейг.


Люк смущённо улыбнулся и сделал плавное движение слева направо, активируя Майнд Трик. Он воздействовал не на саму девушку, а на её нейросеть.


Проблема ментальных пси-техник в отношении жителей Союза заключается как раз в наличии у них нейросетей. Нейросеть отслеживает состояние организма носителя, его мысли. Она замечает ментальные вмешательства и может послать сигнал в правоохранительные органы или же привести носителя в чувство. Но и на неё можно воздействовать, если только не стоит специализированных имплантов, к которым относятся «Эспер», стоящий у Ларса, и «Мента щит», который ставят важным персонам и агентам спецслужб, которым важна защита от чтения мыслей.


— Приказ капитана, — продолжил парень, повторно проводя ладонью и используя технику дезориентации сознания.


Взор Зулы расфокусировался, что говорило о том, что прием подействовал и никакой защиты от псионов у неё нет.


Это обрадовало Люка. С одной стороны, Зула сама готова была пойти на корабль пиратов. Но Ларс благодаря местному искину точно знал, что вход через шлюз к нужному кораблю со стороны орбитальной станции охраняют солдаты. Идти мимо солдат с медиком и медкартриджами… попахивает безумием. Да даже просто пройти мимо них самому — верх идиотизма. Следовательно, у Люка остаётся один способ попасть обратно на корабль — телепортироваться туда.


Но тут кроется нюанс: Ларс из баз знаний знал о возможности телепортации с грузом или человеком, но до этого пробовал лишь телепортироваться самостоятельно. А ведь ошибка в телепортации может нести за собой фатальные последствия, к примеру, можно лишиться частицы кожи или конечности, а то и вовсе переместить лишь одну половину туловища. Деваться некуда. Оставалось лишь попробовать.


— Ничему не удивляйся, — приказал он мулатке. — Всё происходящее нормально, ты не обращаешь внимание на странное. Обычный заказ, обычные пираты, обычный способ доставки на корабль.

— Всё нормально, всё обычно, — тихо пробормотала Зула.


В первый прыжок Люк решил перенести на корабль оба чемодана с картриджами. После появления с хлопком в рубке управления старого фрегата Ларс смахнул со лба пот и уставился на срез одного из чемоданов вместе с пятью картриджами, из которых текла густая вязкая жижа. У чемодана под небольшим углом срезало примерно треть.


Люк обрадовался, что на месте чемодана был не он и не пассажирка. Он понял, где ошибся. Во-первых, вложил мало Пси в перенос, во-вторых, слишком слабо сконцентрировался. Для парной телепортации концентрация должна быть запредельной, примерно на уровне медитативного транса.


Выровняв дыхание, молодой учёный телепортировался обратно к Зуле, которую не удивило ни исчезновение заказчика, ни срезанная крышка чемодана с половинками медкартриджей на полу, ни появление Люка.


— Обними меня, крепко прижмись ко мне.


Этот приказ Зула выполнила с удовольствием и превеликим энтузиазмом. Её упругая грудь упёрлась в тело Люка, отчего ему пришлось приложить дополнительные усилия для погружения в медитацию. Минут пять он настраивался. Лишь когда Ларс на сто процентов был уверен в успехе, он телепортировался вместе с сексапильной пассажиркой.


Зула с любопытством осматривала рубку фрегата.


— Так меня на корабль ещё никогда не доставляли, — спокойно констатировала она, поскольку под действием внушения не могла удивляться.

— Идём в медкрыло, — произнёс Люк, после чего обратился к корабельному мозгу: — Искин, громкую связь с экипажем.

— Громкая связь настроена, капитан, — получил Ларс на нейросеть ответ искина.

— Всем пассажирам корабля немедленно явиться в больничное крыло для установки нейросетей.


Прихватив чемоданчик с нейросетями и оставшиеся целыми картриджи, Люк вместе с мулаткой отправился на верхнюю палубу. В медицинском помещении собрались все двенадцать пленников. Они с недоумением широко распахнутыми глазами смотрели на девушку-медика.


Стив не выдержав, спросил:


— Как она тут оказалась, господин Люк?

— Неважно. Для вас главное сейчас одно — госпожа Крейг начнёт устанавливать вам обратно ваши нейросети.

— Вернуть их нейросети… — протянула Зула. — Обычно меня просят сделать наоборот… Вы очень необычный клиент, Люк.

— Какой есть, — пожал плечами Ларс. — Госпожа Крейг, прошу вас начать с той капсулы.


Люк указал над медкапсулу, в которой ему довелось прийти в сознание на этом судне.


— Такое старьё, — сморщила носик Зула. — Хотя чего ещё можно ожидать от пиратов-неудачников, которым приходится в качестве экипажа использовать рабов, — сделала она свои выводы. — Почему именно эта капсула? — посмотрела она на Люка.

— Она единственная сейчас работает.

— Вы что, предлагаете мне задержаться на несколько суток? — нахмурилась Зула. — Я планировала потратить не больше часа: настроить капсулы и вернуться к работе.

— Не стоит беспокоиться, госпожа Крейг, — успокаивающим тоном произнес Люк. — Ещё двенадцать капсул вскоре будут приведены в порядок. Вы пока начните с первого пациента.


Ларс остановил свой взор на капитане танкера.


— Стив, первым должен быть пилот.

— Понял, — кивнул Стив, после чего кивнул рослому кучерявому парню с узким разрезом глаз и смуглой кожей. — Чен, ты первый.

— Капитан, — продолжил полуэльф, — пусть остальные подождут своей очереди в коридоре. Вторым и третьим будут техники, затем вы, с остальными сами решите порядок очередности.

— Хорошо, — кивнул Стив, после чего обратился к остальным пленникам: — Чен остаётся, остальные на выход.


Люди покидали медкрыло неохотно, но в их глазах появилась надежда. То чувство, которое почти утратили все пленники, вновь разгорелось в сердцах с небывалой силой. Они получили надежду обрести свободу.


— И где всё? — раздраженным тоном спросила Зула.

— Вот медкартриджи, вот нейросети, — кивнул Люк на сложенные стопкой чемоданчики.


Медик открыла кейс с нейросетями и даже не подумала скрывать отвращения.


— Бывшие в употреблении нейросети… Я так и думала! И как вы мне предлагаете узнавать, кому какую ставить?

— Они подписаны, госпожа Крейг, — оставался внешне спокойным Люк, хотя он жутко устал и начинал злиться. — Вот пилот, дальше пойдут техники. Вам всего лишь нужно спрашивать у пациента, какая у него стояла до этого нейросеть, после чего выбирать из имеющихся, — указал он на открытый чемодан с нейросетями.

— Эй, раб, — Зула мазнула раздраженным взором по Чену, — раздевайся и лезь в капсулу.


Двумя пальчиками медик взяла из чемодана капсулу с нейросетью пилота. В этот момент у неё был такой вид, словно девушке приходится притрагиваться к нечистотам.


Пока медик была занята пилотом (заряжала картридж в медкапсулу и настраивала программу), Люк нивелировал проклятье неудачи на следующей капсуле.


— Только установка?


Люк повернул голову в сторону мулатки, поняв, что она задала вопрос ему.


— Удаление рабской нейросети, установка старой сети и максимально быстрое её развертывание.

— Хн… Восемь часов — это максимум, что я могу выжать из этого хлама. И то при условии, что угадаю с нейросетью, поставив пациенту именно ту, которая стояла у него раньше, ну и если не беспокоиться за сохранность рабской нейросети.


Люк припомнил, что пилотская нейросеть в чемодане находилась в единственном экземпляре. Поэтому он особо не переживал. Главное, чтобы у пилота первым максимально быстро установилась нейросеть. Остальные его не особо волновали.


— Действуйте, госпожа Крейг. Меня всё устраивает. Кстати, эта капсула готова к работе.

— Ты странный пират, — спокойно констатировала Зула, после чего вернулась к работе.


За час Люк нивелировал все проклятья на медицинском оборудовании. В это же время уложилась Зула. Все рабы оказались размещены в медкапсулах. В настоящий момент у них шла процедура удаления рабской нейросети и возвращение прежней сети. Не факт, что к тем же фермерам-пассажирам вернутся именно их нейросети, поскольку все они были идентичными. Но тут важно не это, а избавление от рабской афранской поделки.


— Я закончила, — произнесла Зула, пристально глядя на полуэльфа. — Где моя оплата?

— Вот, прошу.


Парень протянул мулатке две обезличенные карты на пять тысяч кредитов каждая. Карточки тут же скрылись в кармане комбинезона девушки.


— А теперь, — сказала она, — я бы хотела вернуться в свой кабинет. Выпустите меня с корабля.

— Боюсь, госпожа Крейг, что пешком вам далеко идти. Позвольте вас вернуть на место тем же способом, каким я вас переместил на корабль.

— Хн… Чтобы меня располовинило, как упаковку с медкартриджами?! Нет, спасибо. Лучше я ножками дойду.


«Внушение ослабло, — подумал Люк. — Что ж, придется повторить».


Когда парень начал плавное движение правой ладонью слева направо, Зула дернулась, словно поняла, что за этим последует. Но пси-техника вначале настигла её нейросеть, а затем второй прием поразил саму девушку.


— Успокойся, расслабься, крепко обними меня, — начал говорить Люк.


Мулатка крепко прижалась к парню и одной рукой обхватила его за плечи, а другой за талию. Ларс продолжал говорить:


— Твоя нейросеть должна стереть данные за последние два часа и ничего не должна фиксировать следующие десять минут. Ты забудешь о том, что происходило с тобой последние два часа и не запомнишь следующие десять минут, на протяжении которых будешь пребывать в прострации.


Дальше Ларсу пришлось поднапрячься и повторить сложнейший пси-прием — парную телепортацию. После этого ещё пришлось телепортироваться обратно на корабль.


После такого активного использования Пси парень чувствовал себя, словно выжатый лимон. У него не оставалось никаких сил. Он и так держался исключительно на силе воли.


Как дошёл до кровати в капитанской каюте, Люк уже не помнил. Он двигался на автомате, подобно сомнамбуле. Он уже спал в тот момент, когда его тело падало на постель прямо в одежде и обуви.

Глава 11

Место действия: Империя Афра, сектор Сомал, орбитальная станция.

Время действия: следующий день, 07:12 по общегалактическому времени.


Саманья Чтонг, капитан патрульного крейсера, долго ломал голову над тем, как выполнить просьбу-приказ Джанго Фатсо.


Как сделать так, чтобы карантинный фрегат пиратов бесследно пропал вместе с рабами? Это не так-то просто. Для ревизоров всё должно выглядеть натурально, чтобы никто не заподозрил участия самого Чтонга и Фатсо.


Несмотря на неприязнь в отношении Фатсо со стороны Чтонга, они были повязаны левыми заработками. Саманья пожалел, что позарился на такой небольшой куш, как тринадцать незарегистрированных рабов. С другой стороны, в тот момент, когда он согласился на приказ Фатсо оставить рабов на пиратском судне, мужчина не видел никаких проблем. Тогда казалось: выживут рабы — хорошо, он получит минимум тридцать тысяч, что равняется трети его зарплаты, а если помрут, то нестрашно — уничтожить тела не проблема.


Вначале Саманья склонялся к мысли, что рабов и сейчас было бы проще уничтожить, после чего следовало бы просто избавиться от корабельного искина. Но потом переосмыслил и понял, что отсутствие искина породит у проверяющих лишние вопросы, начнется расследование. И тогда правда может всплыть на поверхность. Поэтому идея Фатсо о полном избавлении от улик казалась более правильной. Нет корабля с рабами, следовательно, нет улик.


Конечно, угон фрегата тоже будут расследовать. Но тут меньше шансов подставиться. Поэтому Саманья не спешил и действовал с крайней осторожностью.


Самое проблематичное в организации побега не найти раба-пилота, который «угонит» космический корабль, а взломать искин. Иначе как пилот получит доступ к управлению фрегатом? Никак! А для взлома искина нужен либо хороший хакер, который случайным образом не залетит в систему Сомал, а за свою работу возьмёт очень дорого, либо необходим псион с навыками взлома искинов.


С псионами все тоже не просто. Все они от ранга выше «В10» работают на различные спецслужбы. Таких ребят невозможно привлечь. Наоборот, желательно, чтобы они держались от этой операции как можно дальше. А вот найти псиона ранга «С» вполне реально. Но крайне редко они имеют специализированные импланты и базы знаний, поскольку ни то, ни другое в общем доступе встретить невозможно. Лишь изредка на черном рынке во фронтире за огромные деньги можно купить краденные импланты и взломанные базы знаний, которыми в остальном пространстве Союза светить не стоит.


Ночью Саманья не спал. Он пытался через свои знакомства среди пиратской братии найти нужного специалиста. И под утро ему повезло. Знакомый капитан пиратского корабля посоветовал Чтонгу обратиться к эльфу по имени Сюэль Вали. Этот эльф является старшим помощником капитана пиратской братии «Черная ставка», в которую входят пять кораблей. Все эти суда совершали набег на систему Аркана и привезли оттуда много рабов. К счастью, их корабли до сих пор находились на станции, поскольку распродавали рабов неспешно, чтобы получить максимальную выгоду.


Поскольку за спасение своей задницы платил Фатсо, Чтонг мог позволить оплату услуг пиратов. Он договорился с лидером «Черной ставки» на взлом Сюэлем искина. У этой же группировки он купил раба с пилотской нейросетью.


Светить своих людей было нельзя. Поэтому Чтонг договорился со знакомым техником, который на время должен отключить системы наблюдения в нужном доке. В то же время оттуда должна быть снята охрана, которая отлучится на устранение беспорядков в ближайшем баре, а на деле мужики будут напиваться за счёт Фатсо, в чем, естественно, проверяющим не признаются.


После бессонной ночи, наполненной беготней, Саманья вернулся на крейсер. Предупредив старшего помощника, чтобы разбудил его, когда фрегат полетит, он отправился спать.


В это время по станции шли три человека и один эльф. Двое крепких вооруженных людей в добротных лёгких десантных скафандрах и высокий светловолосый эльф в серо-черном офицерском наряде эльфийского производства были пиратами. Четвертой была испуганная девушка не старше двадцати пяти лет в дешёвом и потрепанном оранжевом комбинезоне колониста ещё первого поколения, который чудом дожил до этого времени. Низкого роста, болезненно худая, с густыми черными волосами и азиатскими чертами лица. Она не понимала, куда и зачем её ведут, но не могла ослушаться приказа. Любое неповиновение приводило к жуткой боли, которую инициировала рабская нейросеть.


***


Место действия: пиратский фрегат ЭВАС-2-013666.

Время действия: 07:13 по общегалактическому времени.


Люк проснулся рывком от неприятных предчувствий. Вначале он не мог сообразить, где находится. Обведя взором помещение, он узнал капитанскую каюту пиратского фрегата.


Каюта была небольшой по меркам современных космических кораблей, всего пятнадцать квадратных метров. Но для Люка, который помнил из прошлой жизни первые полёты людей к другой планете, это казалось большим помещением для космического судна.


В каюте имелись большая двухспальная кровать, рабочий стол и кресло рядом с ним, шкаф и приличных размеров санузел. В целом она была больше, чем комната, в которой Ларсу пришлось поселиться по прилёту на Виолу.


Не понимая, что могло вызвать беспокойство, парень постарался сбросить остатки сна. Тут же парень почувствовал дискомфорт, который был вызван тем, что он уснул в одежде и обуви.


— Искин, доложи обстановку.

— Капитан, возле корабля находятся четверо неизвестных.

— Выведи их изображение на инфопланшет.


Искин выполнил приказ. В тот же миг огромный настенный монитор ожил. На него транслировалось изображение с внешних видеокамер. В шлюзе возле входа на корабль стояло четверо.


Осунувшаяся девушка, со страхом поглядывающая на своих сопровождающих, не вызывала опаски. А вот два бандитской внешности мордоворота, на поясах которых в кобурах висели боевые бластеры, так и кричали о том, что ничего хорошего от них ждать не стоит. Четвертым оказался настоящий эльф. Отличить его от полуэльфа, которым являлся Ларс, можно было без проблем: более длинные и сильнее заострённые уши, глаза хоть и большие, но в отличие от выпуклых зенок Люка, они смотрелись на красивом лице эльфа гармонично.


Удивительно было видеть эльфа на афранской станции. Он мог быть или пиратом, который находится вне закона, или же представителем Эльфийской Федерации. Если бы не мордовороты в лёгких боевых скафандрах, первое можно было бы исключить. Но эльф в компании людей — это нонсенс. Если же представитель столь заносчивой расы находится в такой компании, значит, у него на это есть очень серьёзные причины.


«Пираты, — мысленно констатировал Люк. — Только что им нужно?»


Ларс стал приглядываться к действиям эльфа, ибо только он совершал какие-то непонятные движения перед дверью. В это время девушка стояла в сторонке и старалась не отсвечивать. Мордовороты изображали из себя истуканов-телохранителей.


Поведение эльфа, напряжение у него на лице что-то напоминали Люку. Внезапно его озарило.


«Псион! Этот чёртов сукин сын псион! И он пытается отпереть дверь».


По косвенным признакам учёному по изучению Пси Древних было ясно, что эльф довольно слабый псион. Иначе он давно бы сумел проникнуть на корабль. Да и пси-технику по отпиранию дверей он исполнял довольно коряво. И это исполнение пси-техники навело Люка на мысль, что эльф сумел раздобыть базу знаний «Эспер» максимум в четвертом ранге, а может быть даже в третьем. Либо же ушастый является сильным псионом, но у него нет импланта «Эспер».


Нужно было что-то делать. И в первую очередь Ларс подключился через нейросеть к корабельному искину и стал выяснять обстановку.


Все пленники находились в медкапсулах. До пробуждения пилота оставалось тридцать пять минут. Остальные очнутся позже.


Фактически Люк вскоре окажется один против троих-четверых противников, один из которых псион и двое с тяжёлым ручным оружием. У самого же Ларса имеется лишь станер, который даже против лёгкой брони скафов не котируется. Ещё есть две корабельные турели в коридоре нижней палубы. Остальные турели неисправны. На верхней палубе, где расположено медкрыло, рабские каюты и шлюз, откуда на корабль должны проникнуть злоумышленники, их давно уже сломали, видимо, во время штурма фрегата. В рубке управления турели уничтожил Люк. В общем, на турели особо надежды нет. Судя по уверенным действиям взломщика и небольшому количеству членов группы, эти ребята знают, что делают.


Остаётся понять, какая роль отведена девушке. Возможно даже, это рабыня, которую решили пустить вперёд для отвлечения турелей. Живой щит, который должен выиграть пиратам время на вывод внутренних корабельных орудий из строя.


Непонятным оставалось многое. Во-первых, куда делись военные, охраняющие шлюз со стороны станции. Во-вторых, неясна цель взломщиков. За то, что дело серьезное, говорит присутствие псиона.


Нужно было срочно действовать. Люк подумал, что у эльфа должна стоять их база знаний «Эспер». Эльфийская база Пси считается самой полной. Если в королевстве Виола и Империи Астра вся база знаний по Пси тянет на пятый ранг, то у эльфов она минимум шестого ранга.


По профессии парню приходилось быть в курсе о Пси, ведь он на ней специализировался. Поэтому он знал, что эльфийские псионы по большей части работают с менталом. Они в этом лучшие.


В виольском НИИ изучения Древних из ментальных практик освоили лишь защиту сознания, считывание поверхностных мыслей и внушения. Тот самый Майнд Трик — это достояние Королевства Виола и Империи Астра. У эльфов такого нет, но есть аналоги, которые позволяют более эффективно работать с сознанием: чтение мыслей, внушения, ментальные закладки. Но эльфийским псионам нужно время, а Майнд Трик можно наложить быстро.


Люк не столько знал, сколько догадывался, что по его теме микровоздействий в виде заговоров никто в Союзе не специализировался, эльфы в том числе. Следовательно, способов противодействия заговорам у эльфов не должно быть, а почувствовать такое воздействие почти невозможно.


Этим своим преимуществом Ларс поспешил воспользоваться. Первым делом он проклял на неудачу эльфийского псиона. В этот момент он наблюдал за ним через внешние видеокамеры. Эльф почти открыл дверь фрегата, но в последний миг потерял концентрацию и ничего не вышло, из-за чего он экспрессивно стал что-то говорить, видимо, матерился. Камеры не передавали звук, поэтому точно сказать было нельзя.


Ларс обрадовался. Вроде бы мелочь, зато удалось выиграть немного времени. Он поспешил поймать в ментальный фокус пирата-боевика, который стоял справа от эльфа, после чего проклял его.


Несмотря на проклятье невезения, эльф всё же умудрился открыть дверь раньше, чем Люк приголубил третьего боевика.


Фокус смещался, ибо четверо незваных гостей проникли на корабль. Перед этим эльф развернул воротник и натянул его на голову, превратив его в прозрачный герметичный купол. Девушка с неохотой шла позади боевиков, которые двинулись вперёд. Замыкающим с высокомерным видом вышагивал эльф. Он поглядывал на девушку с презрением и превосходством, словно на грязь под ногами.


Не успели пираты дойти до лестницы на нижний уровень, как Люк проклял второго боевика. К сожалению ученого, с троицей пиратов больше ничего плохого не случалось.


Люк поспешно выдвинулся в рубку управления — самое защищённое место корабля после реактора. Идти до неё было недалеко.


— Искин, — через нейросеть обратился он к корабельному мозгу, — активируй охранные системы. Врагов трое.


Аналогично мысленным образом Ларс пометил врагами эльфа и пару боевиков. Девушку он решил не трогать. Последняя надежда оставалась на турели офицерского уровня.


Люк зашёл в рубку почти одновременно с пиратами, спустившимися на нижнюю палубу. Дверь отрезала нового капитана фрегата от опасного коридора.


Теперь, когда пираты находятся внутри корабля, Люк мог не только видеть вторженцев, но и слышать их. Он поспешил вывести изображение с корабельных камер на огромные дисплеи рубки управления.


Четверо незваных гостей застыли на лестничной площадке.


— Там турели, босс, — басовито произнёс боевик, первый из парочки, получивший проклятье невезения.

— Мне нужно время, — отозвался эльф. — Долбанная дверь отняла много сил.

— Мы вроде не спешим, — слегка пожал плечами тот же боевик. В лёгком скафандре сильно пожать плечами не вышло бы даже при сильном желании.

— Босс, — начал второй боевик, — Чтонг говорил, что на корабле заперты рабы. Может, нам стоит их притащить и использовать для отвлечения турелей?

— Нет смысла так расточительно использовать мясо, — высокомерно протянул эльф. — К тому же я не хочу портить себе настрой видами кровавой каши. А если наступлю в кровь?! — поморщил он нос. — Кто будет чистить мои ботинки? Ты?

— Нет так нет, босс, — спокойно произнес второй боевик. — Ты главный, тебе решать, как лучше.


В это время Люк не сидел без дела, он решил максимально ослабить пиратов и использовал уже опробованные методы. Обладатель баса получил заговор от крепкого стула, после чего Ларс без передышки начал зачитывать второй такой же заговор.


— Босс, — хрипло произнёс первый боевик, — у меня жёстко живот прихватило. В сортир хочу до невозможности.

— Гадь в скаф, — сказал ему второй боевик.


Эльф насторожился. Он с прищуром посмотрел на пострадавшего подчинённого.


— Контрабас, у тебя случаем скафандр не повреждён? — вкрадчивым голосом вопросил он.

— Нет, босс, — тихо отозвался скрючившийся Контрабас. — Стопроцентная герметичность.

— Плохо, — прошипел эльф. — Очень плохо…

— Что так? — обернулся к боссу второй боец.

— Заказчик предупреждал, что этот корабль находится на карантине из-за неизвестного вируса, — пояснил эльф. — Герметичность и последующая дезактивация должны были помочь…

— Босс, — с испуганными нотками в голосе протянул Контрабас, — думаете, я подхватил заразу?

— Возможно.


Девушка от испуга побледнела. Она, в отличии от пиратов, никак не была защищена и спокойно вдыхала корабельный воздух.


Эльф настороженно завертел головой.


— Что-то тут не так… Кажется, мы сильно продешевили.

— Босс, — начал второй боевик, — если новая зараза настолько опасная, что ей плевать на скафы…

— Не бывает таких болезней, которым плевать на скафы! — резко, как отрезал, сказал эльф. — Это что-то другое. Какое-то оружие или…


Ушастый пират снова закрутил головой. Его ноздри раздувались, словно он к чему-то принюхивался. Эльф прикрыл глаза и стал будто бы прислушиваться к окружению.


— Чувствую подозрительное внимание, — прошептал он.

— Искин? — предположил второй боевик.

— Не похоже, — констатировал корсар-ушастик. — Слишком слабый отголосок. Не похоже на искина. Словно… Кто-то следит за нами через камеры! Мать всех детей своих! Этот гад Чтонг нам многое недосказал. На корабле есть кто-то помимо рабов, и он следит за нами.


Если бы в этот момент Люк не был столь сильно сосредоточен на наложении заговора, он бы покрылся холодным потом. Теперь уж точно было ясно, что эльф псион. И если не сильный, то наверняка опытный.


— Это он использовал на нас неизвестное оружие? — схватился за живот второй боевик, ибо пси-техника нашла свою цель и подействовала.

— Ты тоже… — прошептал эльф, глядя на подчиненного. На мгновение на его лице проступил страх. — Нужно быстрее добраться до рубки. Я уверен, этот червь засел там!


Действия эльфа не понравились Люку. Ларс чувствовал, что время утекает сквозь пальцы, но не мог сообразить, что делать. Сильные воздействия при помощи Пси на таком расстоянии ему были недоступны, а мелкие проклятья пираты игнорировали.


Тем временем эльф достал из отделения в скафе четыре шарика, которые тут же взлетели вверх под самый потолок. Они шустро вылетели в коридор и рванули в сторону турелей. К досаде Люка и к радости корсаров, которые явно хорошо знали свое дело по захвату кораблей, компактные шары-дроны двигались в слепой зоне орудий. Турели попросту не были рассчитаны на стрельбу по миниатюрным целям, движущимся под самым потолком.


Шары достигли свои цели. Каждый из них влетел в дуло орудия и взорвался. Тут же клейкая масса заполнила отверстия и почти мгновенно затвердела. Защитные орудия не успели произвести ни одного выстрела.


— Быстрее, — скомандовал эльф, — к рубке!


Десантники довольно бодро зашагали в сторону помещения, в котором полуэльф зачитывал очередной заговор. Пираты шагали даже слишком бодро для людей, у которых должно крутить кишки. Стало понятно почему, поскольку Контрабас радостно поделился с товарищами:


— Аптечка помогла.

— Мне тоже, — согласился второй боевик. — Но сволочь, пятнадцать процентов ресурса, как мясной ящер языком слизал!


«Военные аптечки! — промелькнула в голове Люка паническая мысль. — Мне не хватит времени, чтобы выработать ресурс их аптечек и ослабить нападающих».


Странным Ларсу показался расход ресурсов аптечки. Пятнадцать процентов на нивелирование жидкого стула, даже насланного пси-техникой, слишком много. Видимо, у пиратов аптечки седьмого поколения. Но от этого не легче.


Проклясть эльфа удалось лишь на подходе к рубке управления. Ушастик внезапно замер и схватился за живот. Его лицо исказила гримаса звериной ярости, а в глазах полыхнул гнев.


— Тварь! — прошипел он.

— Босс? — оглянулся на эльфа Контрабас. — Тебя тоже поразили этим оружием?

— Это не оружие…


Лицо эльфа стало напряжённым, а на лбу выступили капельки пота. Из-за того, что пираты находились близко, всего лишь за дверью, за которой стоял Люк, он почувствовал всплеск Пси. Ему стало понятно, что эльф использует псионику для своего лечения. А при взгляде на экран лоб Ларса избороздила глубокая черта, выдавая его сильную задумчивость и озабоченность.


— Это псион! — констатировал распрямившийся эльф, каким-то образом справившийся с заклятьем. — Этот сукин сын, засевший за дверью, — со злостью прорычал он. — Это он на нас воздействует! Эй, ты слышишь, — крикнул он, явно обращаясь к Ларсу. — Ты труп! Но если сам откроешь дверь и сдашься, обещаю, тебя всего лишь продадут в рабство.


«Отличные перспективы, — с сарказмом подумал Люк. — Уже разбежался отпирать двери».


Вместо ответа Люк направил правую ладонь в сторону двери и плавно повел ею справа налево. Он использовал Майнд Трик на Контрабасе, но… Ничего. У Люка появилось чувство, будто его Пси — это вода, а нейросеть Контрабаса — машинное масло. Вода, попадая на масло, растекается по его поверхности. То же самое случилось с техникой Ларса — она обтекла нейросеть боевика-пирата.


— Ах ты сука! — гневно воскликнул Контрабас в сторону двери в рубку.

— Что? — взглянул на него эльф.

— Босс, там действительно псион! — со злостью произнёс Контрабас. — Он использовал на мне ментальную атаку пятого уровня.


Лицо эльфа исказил хищный оскал.


— Отлично, — произнёс он. — Всего лишь пятый уровень… Это точно не мой сородич, так что можете не переживать. Этот урод не сможет пересилить вашу защиту.

— Чёрт! — вслух выругался Люк на одном языке Древних. — Откуда у пиратов боевые импланты?


Защиту от Пси дают немногие вещи, к которым относятся импланты «Эспер», специализированные индивидуальные нейросети последних поколений и боевые импланты, доступные военной элите вроде бойцов отрядов специального назначения и офицеров.


Боевые импланты это плохо. А такие, которые защищают от Пси, и вовсе ужасно. Они повышают реакцию и улучшают физические параметры, делая человека намного сильнее, быстрее, ловче. Обычно их ставят в комплекте с имплантом на увеличение регенерации.


Проще говоря, два пирата-боевика являются чрезвычайно опасными. Один такой боевик может разделать в крошево половину всех абордажников с этого пиратского корабля. А вдвоем эти парни могли бы захватить эту посудину, даже если бы пиратский экипаж был в полной комплектации. Становилось понятным, почему эльфа-псиона сопровождают всего два человека. В данном случае решает не количество, а качество.


— Суперсолдаты, мать их за ногу! — тихо прошептал Люк, стараясь задвинуть испуг на задворки сознания.


Эльф направил ладонь на дверь. В тот же миг на мгновение взор Люка помутился. Это продолжалось совсем недолго. Почти сразу Ларс сбросил наваждение, после чего его нейросеть сообщила:


Отражена ментальная атака шестого ранга.


Шестой ранг пси-техники слабее, чем пятый, но ненамного. Если бы это был человек, то Люк определил бы противника, как псиона В6-В7 ранга. С учётом поддержки боевиков противостояние с таким противником сулило Люку проигрыш и смерть. Но если взять в расчет специализацию эльфийских псионов на менталистике, их более эффективные узкозаточенные пси-техники, то можно сделать вывод, что Ларс переоценил эльфа. Тот по пси-силам где-то на уровне нижней планки В-ранга, примерно В9-В10. Значит, ещё можно побарахтаться, но просто точно не будет.


— Бэ пять или бэ шесть, — безошибочно определил эльф уровень Люка по результатам своей атаки. — Кроме псиона в рубке больше никого нет.

— Босс, может, нам вызвать подкрепление? — с опаской спросил второй боевик.

— Ерунда, — с высокомерным видом отмахнулся эльф. — Это всего лишь человеческий псион среднего уровня. Вы с ним запросто справитесь. Естественно, при моей поддержке.

— Что он вообще тут делает? — задался вопросом Контрабас.

— Наверняка агент одной из человеческих спецслужб, — ответил эльф. — Что-то вынюхивал тут. Более подробно вы сможете расспросить его под пытками, если захватите живым.


«И эти думают, что я работаю на спецслужбы», — с грустью подумал Люк.


Предаваться каким бы то ни было мыслям у Ларса не осталось времени. Эльф движением кисти подал бойцам знак. Те взяли бластеры на изготовку, а их командир начал с помощью пси-техники пытаться открыть дверь. Девушка из их компании стояла позади в метрах пяти, с испуганным видом вжавшись в стену. О ней пираты будто на время забыли. От троицы названных гостей исходил азарт и злорадное предвкушение.


Люка словно опутали липкие щупальца страха. Это подстегнуло мыслительный процесс в его голове. Вскинув руку в район двери, Ларс сосредоточился на эльфе, собрал всю доступную Пси и на пределе возможностей толкнул остроухого телекинезом.


Вместо того, чтобы отлететь на десяток метров, тело эльфа отбросило на пару метров и приложило спиной об пол. Люк почувствовал, что его пси-техника встретила сопротивление.


«Щит! — мысленно завопил он, испытав волну ужаса. — Этот сукин сын подозревал возможность атаки с моей стороны и возвел вокруг себя пси-щит!»


Жутко злой эльф вскочил на ноги. Его глаза метали молнии, а изо рта вырывался поток брани вперемежку с угрозами в адрес Люка. Но поскольку он перешёл с общего на эльфийский язык, понять смысл можно было лишь по интонациям и перекошенному от ярости лицу.


Люк левым плечом устало привалился к косяку. Телекинез потребовал от него запредельных усилий. Ужас начал перерастать в панику.


Эльф использует пси-защиту, из-за чего даже самые мощные техники Ларса способны его лишь сильнее разозлить.


Боевики, во-первых, в десантных скафах, которые способны погасить перегрузки от телекинетического толчка и последующего приземления. Во-вторых, боевые импланты, которые делают бойцов намного сильнее и выносливее обычного человека. В-третьих, военные аптечки в скафандрах. Всё вместе приведет к такому же результату: бойцы лишь сильнее разозлятся за той разницей, что им придется пролететь метров на семь дальше.


— Убью! — перешёл на общий эльф. — Нет. Вначале, навозный червь, я лично сдеру с тебя кожу, выпущу кишки и подвешу вниз головой. Я буду убивать тебя медленно и мучительно. Ты будешь меня молить о смерти, человечишка!

— Босс, ты как? — осторожно поинтересовался Контрабас.

— Будьте готовы, — огрызнулся эльф, вернувшись к взлому двери.


Но Люк отчётливо почувствовал, что ушастый первым делом окружил свое тело Пси. С такой техникой защиты он не был знаком, из чего сделал вывод, что это эльфийская разработка. Она привлекла его внимание как ученого. Ларсу захотелось научиться такой же защите.


У Люка в голове словно кто-то переключил рубильник. Усталость не ушла, но страх отступил на задний план. Он вспомнил, кем является. Учёный, а не супермен, солдат, спецагент или кто-то другой. А главное оружие ученого — мозги! Это то, что отличает людей науки от обывателей: они чаще напрягают мозги, чтобы подарить миру что-то новое.


И Люк в этот миг подумал, что мозги есть не только у него. Они есть у эльфа, пиратов и той девушки в коридоре. Мягкое содержимое черепной коробки, не терпящее грубого отношение. Сотрясение мозга — одна из самых неприятных травм, с которой даже в Союзе при особо сильных повреждениях можно не дожить до капсулы.


И что же произошло? А то, что Люк незадолго до этого прямо через дверь использовал телекинез. То есть выходит, что для телекинеза препятствия не помеха. Все помехи при использовании пси-техник находятся лишь в голове псиона. Да, сами мозги военных защищены имплантами от пси-воздействий. А череп?


Никому ещё не приходило в голову защищать череп. Если же у кого-то рождались такие идеи, он старался ими не делиться. Существует броня, которая защищает от Пси. Но её изготавливают из очень дорогих материалов и, в связи с необходимостью делать толстое бронирование, такая броня может быть только тяжёлой. Проще говоря, это уже не скафандр, а малый Мех (сокращение от механический робот). Соответственно, цена вырастает ещё больше. Поэтому Мехи с защитой от псионов используют только элитные спецподразделения.


Осознав открывшиеся перспективы, Люк открыл в себе второе дыхание. Он начал концентрироваться для использования телекинеза на одном из боевиков. После сильного напряжения было мучительно больно пропускать через себя Пси, но парень будто не замечал неприятных ощущений.


На этот раз эльф действовал более решительно. Казалось, ярость придала ему сил. Люк чувствовал, ещё мгновение и всё — дверь будет открыта. И действительно у остроухого всё получилось.


Раздался щелчок, и дверь в рубку управления начала медленно отъезжать в сторону. На самом деле она открывалась с обычной скоростью, но Люк ускорил циркуляцию Пси в организме и усилил себя этой энергией, благодаря чему ускорил восприятие. Он понял: дальше тянуть нельзя.


С вытянутой руки сорвался максимально сжатый телекинетический импульс. Пираты готовы были ворваться внутрь и открыть стрельбу, они держали бластеры направленными в дверной проем. Но тут второй боевик, эльф и девушка в оранжевом комбинезоне обратили внимание на то, как тело Контрабаса падает замертво.


Техника Люка, которая оказалась обычной вариации телекинеза, использованной нестандартным образом, сработала даже лучше, чем было задумано. Хотя Ларс вложил в неё вполовину меньше сил, чем в толчок, направленный на эльфа, эффект оказался смертельным для врага. Мощный сконцентрированный импульс, направленный прямо в район правого виска, то есть в место, где кость наиболее тонкая, вместо задуманного сотрясения пробил череп. Осколки кости поразили мозг и нанесли пирату травмы, несовместимые с жизнью.


На лице эльфа читалось непередаваемое изумление. Он широко распахнул глаза с ужасом наблюдал за падающим телом товарища. Будучи псионом, он почувствовал мощный всплеск телекинеза со стороны рубки, но поделать ничего не мог.


Стоять на месте было нельзя, это Люк понимал прекрасно, хоть и не имел боевого опыта. Он на максимально доступной скорости скользнул в левую сторону. Справа находился теперь уже мертвый Контрабас. То есть при атаке он бы обстреливал то место, куда скользнул полуэльф. Этот маневр позволил Ларсу выиграть пару мгновений.


Первым в себя пришел оставшийся в живых боевик. Оно и понятно, человек прошел через множество сражений, изучил специальные базы знаний для ведения боевых действий и обладал боевым имплантом. Его реакция была выше, чем у ученого, пусть тот и ускорился с помощью Пси.


Боевик рванул в рубку, на ходу открывая беглый огонь из бластера. Но стоило ему пересечь дверной проем, как на его череп, минуя защиту шлема скафандра, обрушилась телекинетическая игла. Так Люк решил назвать свой новый приём.


Казалось бы, Люку можно радоваться. Второй опасный противник убит, в чём не оставалось сомнений, поскольку пират стал заваливаться вперёд без признаков жизни. Но… Имплант даровал пирату огромную живучесть. Напоследок он успел не только поймать на прицел Люка, но и трижды выстрелить.


По чистой случайности или же чуду два выстрела прошли буквально в миллиметрах от головы полуэльфа, попав в стеновую обшивку, на которой добавилось темных пятен. Но один выстрел попал в левое плечо, отбросив Люка назад.


Адская боль затопила сознание Ларса. Он пронзительно завопил, как может только кричать человек, испытывающий невыносимую боль. Эти вопли пришлись по нраву эльфу.


Остроухий сбросил наваждение и с бластером наперевес рванул в рубку. Его глазам открылся вид лежащего на полу полуэльфа, у которого в левом плече зияла дыра с обожженным по краям мясом. До носовых рецепторов эльфа донёсся запах палёного мяса и тлеющей ткани комбеза.


— Выродок! — хищный оскал не сходил с лица эльфа, перекошенного от садистского восторга в смеси с яростью. — Грязнокровка! Так вот кто доставил мне столько хлопот!


Люк от боли был словно в тумане. Перед его взором стояла темная пелена, а речь эльфа доносилась до ушей, словно сквозь вату. В висках стучала кровь, с каждым ударом сердца принося новые порции мучительных страданий.


Эльф направил бластер на Люка.


— Сегодня я сотру грязное пятно чистой эльфийской расы с лица галактики, но перед этим, как и обещал, заставлю тебя страдать…

Глава 12

Эльф выстрелил из бластера в левую ногу Люка. Чтобы растянуть удовольствие, он установил мощность оружия на минимальный уровень. Лучевой импульс с шипением прожёг ткань комбинезона и бедро полуэльфа. Очередная порция боли нахлынула на сознание Ларса.


«Если так пойдет дальше, я не жилец!» — молнией промелькнула мысль в голове Люка.


Неистовое желание жить заставило Ларса мобилизовать все силы. Он постарался отрешиться от боли с помощью пси-техники, и это принесло свои плоды. Боль отступила, но от травм Люк не избавился. Однако даже этого хватило, чтобы начать трезво мыслить. Теперь, без отвлечения на сигналы организма, Ларс думал подобно машине. Его взор сфокусировался на эльфе, который с садистским оскалом переводил бластер на правую ногу полуэльфа.


— Как тебе такое, мерзкий грязнокровка?

— Стреляешь как девка, — хрипло ответил Люк, чем удивил эльфа.


Ларс воспользовался заминкой нападающего и телекинезом вырвал бластер из его руки. Оружие он отбросил в дальний конец рубки, поскольку сам им не мог воспользоваться. Это был военный бластер без следов вскрытия, следовательно, не взломанный. Для его использования необходимы специальные базы знаний.


Долго радоваться Люку не пришлось, как и не удалось развить успеха. Эльф неожиданно быстро подлетел к лежащему на полу полукровке и нанес мощный удар в живот. Люку показалось, будто он расслышал хруст ребер. И немудрено, ведь от удара его тело отбросило и приложило об стену.


Эльф двигался невероятно быстро. Даже с ускоренной при помощи Пси реакцией Люк не мог уследить за движениями агрессора. Остроухий пират сделал шаг и начал ногами избивать Ларса. Он успел ударить трижды. В первый раз у Люка хрустнула ключица, во второй изо рта полилась кровь, лёгкое явно оказалось пробито сломанным ребром. На третий раз хруст был особо сильным: сломалась правая нога.


У эльфа наверняка стояли лучшие военные импланты, превращающие его в машину смерти не хуже погибших боевиков.


Мощные удары, сыплющиеся с невообразимой скоростью, не давали Люку сконцентрироваться. Если бы на его месте был обычный человек, не укрепивший тело Пси, он бы давно погиб, ещё после первого удара. Но Ларс ещё жил и даже находился в сознании, и то лишь потому, что не чувствовал боли. Поймав мгновение между избиением, он телекинетическим импульсом отбросил от себя эльфа на пару метров, но вновь встретил сопротивление.


— Ах так! — разозлился эльф, на этот раз устояв на ногах. — Ничего, я избавлю галактику от тебя, мерзкий выродок!


Люк заметил смазанное движение. Эльф стремительно сорвался с места в его сторону. Для него пара метров явно не являлись серьёзным препятствием.


Так быстро Ларс ещё никогда в жизни не создавал пси-техники. Он понимал, что остался последний шанс. Больше эльф ошибок не совершит.


Дальше в одно мгновение произошло сразу несколько событий.


Люк вложил все оставшиеся пси-силы в телекинетическую иглу. Он постарался сделать её настолько мощной, чтобы наверняка пробить защиту противника и избавиться от него.


В этот момент эльф нанёс сильный удар ногой по голове Люка сверху вниз. Поскольку полуэльф всё ещё лежал на полу, удар такой силы должен был раздробить ему череп и превратить в лепешку.


То ли так звёзды сложились, то ли подействовало то, что Люк был заговорён на удачу, а эльф был проклят на неудачу, но смерть обошла Ларса стороной. Его телекинетическая игла смогла преодолеть защиту эльфа, хотя и потеряла часть энергии. Этого хватило, чтобы пробить череп врага и нафаршировать мозг пирата костяными осколками. Удар он завершал уже будучи смертельно ранен, отчего слегка сместилась траектория движения ноги. Ещё и Люк в тот же миг невольно сместил голову в сторону. В итоге мощный удар, должный оказаться смертельным, прошёлся вскользь по голове Ларса. Этого ему хватило, чтобы сознание затопила тьма.


Бессознательный Люк уже не видел, как рядом с ним замертво рухнул эльф. Не видел он и того, как через некоторое время после сражения с пиратами в рубку заглянула черноволосая девушка и как она ужаснулась при виде трёх тел, в разных позах лежащих в помещении…


***


Люк выплывал из беспамятства, словно из глубокого водоема. Открыв глаза, первым он увидел склонившуюся над ним азиатку с обеспокоенным лицом. Это была та самая девушка, которая пришла на борт фрегата с пиратами.


Девушка была одета всё в тот же оранжевый комбинезон, который мешком висел на её худом теле, скрадывая небольшую грудь. Черные прямые волосы спадали ей на плечи и едва доходили до ключиц.


— Ты очнулся, — с облегчением мелодично произнесла она.

— Ты кто?


Во рту Люка пересохло, отчего его голос был хриплым. Парень с удивлением отметил, что у него ничего не болит, что странно, учитывая плачевное состояние, в котором он пребывал после стычки с пиратами.


— Лина Чи, — представилась девушка.

— Ты пришла с пиратами, но… — Люк приподнялся на локтях и осмотрелся, сразу же опознав знакомую капитанскую каюту пиратского фрегата. — Не похоже на то, что я в плену.


Плен это действительно совершенно не напоминало. Нейросеть и импланты остались при Ларсе. Его раны исцелились. И это при том, что медиков на корабле нет, следовательно, медкапсулами никто воспользоваться не мог. Единственное, что беспокоило Люка, — нагота. Он лежал на капитанской кровати абсолютно голый и прикрытый простыней.


— Мы на твоём корабле, — произнесла Чи. — Я действительно пришла с пиратами, но не по своей воле.

— Рабыня?

— Да, — в голосе Лины послышалась грусть. — Наш корабль, на котором я работала пилотом, привез груз в систему Аркана. И тут произошло нападение целого флота афранских пиратов. Меня вместе с другими членами экипажа пленили. Затем установили рабскую нейросеть в пилотской модификации.


Пока история Лины звучала правдоподобно. Люк кивнул, подбадривая девушку к продолжению.


— Я… — слегка сбилась девушка, подыскивая слова. — Я не знаю точно, почему выбрали именно меня. Просто пару дней назад старший помощник капитана пиратского корабля, на котором нас держали в плену, приказал мне следовать за ним.

— Тот эльф?

— Да, — кивнула Лина. — Тот эльф, которого ты убил.

— Погоди, Лина. Ты сказала «пару дней назад»?

— Ты был без сознания почти двое суток.

— Люк. Меня зовут Люк Ларс.

— Рада знакомству, Люк.


Теплая улыбка украсила лицо Чи.


Брови Люка хмуро свелись к переносице.


— Два дня? — обеспокоенно переспросил он. — В таком случае странно, что мы ещё живы и не в плену…

— Эм… Видишь ли, Люк. Старпом пиратов, пока вел меня на твой корабль, приказал мне полететь на этом судне в систему Шипов. Она находится через одну от системы Сомал в стороне фронтира. Пустынная система, ничем не примечательная, в основном используется для подскока. Даже не представляю, зачем ему это понадобилось.

— И ты… — Ларс вопросительно приподнял правую бровь.

— Я не могла ослушаться приказа, — со смущением тихо произнесла Чи. — Если бы попробовала, то…


Девушка поморщилась от неприятных воспоминаний.


— Понимаю, — кивнул Люк. — Боль. То есть ты заняла место пилота и полетела в сторону фронтира?

— Да.

— А как же искин допустил тебя до управления? — удивился Ларс.


— Не знаю, — пожала плечами Чи. — Могу лишь предполагать, что сработал аварийный протокол. Капитан был тяжело ранен и не мог отдавать приказов, поэтому он мог сработать. В таком случае управлять кораблем можно без капитанского, в смысле твоего, разрешения.


— То есть мы сейчас находимся в гиперпространстве?

— Да, мы в гипере, — согласилась Чи. — И лететь нам ещё пару дней.


Люк принял сидячее положение, отчего простынь скатилась вниз, обнажив грудь. На левом плече было заметно сильно выделяющееся красное пятно на месте раны от бластера.


— Как вышло, что я не только выжил, но ещё и здоров?

— Это я, — Чи старалась отвести взгляд от груди полуэльфа, но её глаза все время возвращались в сторону сосков и соскальзывали вниз к животу. — Мне было до жути страшно. Ну… когда началась стрельба. Я зажмурилась и вжалась в стену. А потом наступила тишина. Переборов страх, я заглянула в рубку управления и обнаружила, что все пираты погибли. В тот момент я невероятно обрадовалась.

— Я тоже рад этому, — уголки губ Ларса дернулись вверх.

— А потом я увидела тебя, — продолжила Чи. — Ты был весь в крови и неподвижен. Я думала, что ты тоже умер, но решила проверить. Я так обрадовалась, когда нащупала пульс! А потом нашла у тебя военную аптечку и использовала её по назначению. Она просигнализировала о необходимости вправить кости. Я не знала как это сделать, так что пришлось постараться. Это было сложно, я думала, что убью тебя, если сделаю что-то не так, но в итоге получилось наложить на ногу шину и стянуть тканью грудь, вправив на место сломанное ребро.


Девушка внезапно опомнилась.


— Ой! Тебе же нужно одеться. Наверное, ты хочешь пить?


Неожиданно Люк осознал, что он действительно хочет пить. Даже не так: он чувствовал себя пустынным путником, у которого во рту образовалась песчаная пустошь. А ведь сразу после пробуждения этого было не понять. Видимо, организм подавал сигналы, но не сразу выходило их расшифровать, оттуда хриплый голос и сложность в движении языком.


Стоило девушке протянуть парню бутылку с водой, как тот вцепился в ёмкость мертвой хваткой и шумными глотками принялся оную опустошать. Лишь выпив всю воду, Люк шумно отдышался и смог заговорить.


— Спасибо, Лина, ты моя спасительница. Но разве одной аптечки хватило бы? Я помню свои травмы: два перелома, две дырки от бластера, напрочь отбитые внутренние органы, внутренние кровоизлияния, сотрясение мозга, пробитое лёгкое. С таким одна аптечка вряд ли справится.

— Это так, — согласно кивнула Чи. — Ты выглядел ужасно, словно отбивная в манипуляторах неисправного дроида-повара. В тот момент, когда я оказала тебе первую помощь, на меня начала накатываться боль, напоминая о необходимости выполнить приказ эльфа-старпома. Пришлось попробовать полететь. Я тогда удивилась: искин дал мне доступ к управлению. Ещё более изумительным оказалось то, что нас никто не стал преследовать и даже не требовал остановиться.

— Это как раз не удивительно, — хмыкнул Люк. — Я перехватил управление над искином орбитальной станции и сделал ему установку любыми способами поддержать вылет этого фрегата из системы вплоть до огневой поддержки орбитальными орудиями. Меня удивляет другое: что тут делали пираты?

— Наверное, решили угнать корабль, — пожала плечами Лина Чи.

— Ага… — с откровенным скепсисом протянул Люк. — И «совершенно случайно» выход из корабля, находящегося на карантине, никто не охранял. Кстати, дай мне одежду.

— Да-да, секундочку.


Лина достала из шкафа черный с белыми вставками капитанский комбинезон, протянула его парню и отвернулась. Пока Люк выбирался из-под простыни и облачался в одежду, она продолжала:


— Получается, что пираты были в сговоре с кем-то из руководства станции. Наверняка они выкупили этот корабль за бесценок вместе со всем содержимым. Но шишка из руководства станции решила перестраховаться. Вероятно, пиратам предложили обставить всё как угон. Поэтому они не стали использовать своего пилота, а приказали лететь мне и надеялись перехватить судно в пустой системе.

— Звучит логично. Примем это как рабочую версию, хотя мне всё равно кажется это подозрительным. Будто всё не так гладко. Но, Лина, если ты права, то в системе Шипов нас будут поджидать пираты…


У Чи перехватило горло, отчего она тихо произнесла:


— Я тоже об этом подумала, но не могла не выполнить приказ. К сожалению, Чен пришел тогда, когда я уже стала разгоняться для полета в систему Шипов.


Люк припомнил, что Чен — это пилот, который первым лёг в медкапсулу для замены нейросети с рабской на родную.


— Значит, к тебе наведался Чен? — спросил он.

— Именно, — кивнула Чи. — Мягко говоря, он сильно удивился. Заглядывает в рубку, а там дверь нараспашку, на полу три трупа и ты в шинах из гражданских комбезов и из того, что под руку попало, в кресле пилота я. Он схватился за твой станер, направил его на меня и стал требовать пояснений. Я рассказала всё, что знала, как рассказываю тебе.

— А остальные?

— Остальные тоже очнулись. Они пробуждались в течение дня. Хорошо, что с ними вначале объяснялся Чен, а потом к нему присоединился Стив. Так я узнала, что вы тоже пленники с Арканы. Люк, можно узнать… Как ты стал капитаном этого корабля?

— Так же, как им собирался стать эльф-пират. Я псион, а это корыто второго поколения. Местный искин не имеет защиты от нашей братии.

— Взломал, — с облегчением констатировала Чи. — То есть ты работаешь на спецслужбы?

— Отчасти. Я учёный. Изучаю пси-техники Древних. Наш институт находится под ведомством КСБ Виолы. Но я не спецагент, если ты об этом.


Глаза девушки широко распахнулись. Она обернулась и с недоумением и долей недоверия уставилась на уже одетого парня.


— Но как?! — воскликнула она. — Как тебе удалось справиться с пиратами? Эльф тоже был псионом, плюс двое абордажников явно с военными имплантами.


Люк на этот лишь пожал плечами и произнес:


— Жить захочешь — не так раскорячишься. Вернемся к моему чудесному исцелению с помощью всего одной аптечки…

— Их было четыре!

— Откуда столько? — нахмурился Люк, подумав о том, как обычные люди могли получить доступ к капитанскому сейфу, в котором хранились армейские аптечки.

— Я тебе начала рассказывать про Чена, — продолжила Лина. — Когда он выяснил, что я рабыня, то сразу же принялся оказывать тебе помощь. Он обыскал пиратов. К счастью, у каждого из них с собою были военные аптечки седьмого поколения. Они оказались частично израсходованными, но этого хватило, чтобы тебя вылечить.

— То есть это Чен перенес меня сюда? — обвёл рукой капитанскую каюту Люк.

— Нет, — мотнула головой Чи. — В одиночку Чен опасался тебя перемещать, боялся навредить, а я была занята пилотированием. Вскоре к нему присоединился техник по имени Ник.

— Ник… — протянул Люк, борясь с чувством стыда. У него на душе оставалось неприятное послевкусие. Ник уже несколько раз его выручал, а он тогда в камере-каюте побил техника.

— В общем, — сказала Лина, — Ник и Чен соорудили носилки и отнесли тебя сюда, Люк. Они же первоначально помогали тебе с лечением, прикладывая аптечки к нужным местам. А сейчас Чен дежурит в кресле пилота, и я решила проведать тебя и проверить твоё состояние.

— Спасибо за помощь, — искренне поблагодарил Ларс. — Но в сторону воспоминания. Лина, лучше скажи, мы можем изменить маршрут? Мне совершенно не хочется вновь попадать в лапы пиратов.


Чи крепко сжала губы и с хмурым видом отрицательно покачала головой.


— Это невозможно, — сказала она. — До выхода из гипера невозможно изменить маршрут. Мы летим в систему Шипов…


Зловещую паузу нарушало дыхание парня и девушки, которое не мешало Люку думать.


— Хм… Лина, а возможно выйти из гипера раньше?


Девушка наморщила лоб, размышляя над заданным вопросом.


— Теоретически да, — взлохматила она свои пышные волосы. — Для этого нужно будет вручную вырубить основной и запасной реакторы. Вот только если мы так поступим, то нас выкинет в межсистемном пространстве. После этого уйти в прыжок будет невозможно. Придется лететь на системных двигателях. Даже если выйти из гипера за час до прибытия, придется потратить около полугода, чтобы добраться до места, с которого можно совершить прыжок. У нас не хватит ни топлива, ни еды.

— Ясно, — спокойно произнес Ларс. — Мы все умрем. А если так сделать не за час, а за пару минут до выхода из гипера?

— Эм… — Лина нервно пожевала нижнюю губу. — Тогда лететь меньше. Намного. Но… Я так понимаю, Люк, ты хочешь выйти вне зоны сканеров пиратов и переждать, а лучше спрятаться?


Дождавшись кивка Люка, Лина более уверенно продолжила:


— В таком случае нам нужно покинуть гипер за десять минут. Во-первых, так мы точно окажемся вне зоны действия любых сканеров. Во-вторых, меньше шансов столкнуться с большим космическим телом вроде астероида. В-третьих, лететь до системы нам останется не больше месяца. Так что при экономии нам хватит топлива и даже останется на пару прыжков. Ну и мы сможем спрятаться от сканирования за каким-нибудь космическим объектом. Правда, нам придется отказаться почти от всего сканирующего оборудования и вести корабль вручную, ориентируясь лишь на оптику. Это невероятно сложно. Да и месяц ползти до системы…

— Ты справишься? — с надеждой спросил Ларс.


Губы Лины криво изогнулись. Она ответила:


— Как ты сказал, жить захочешь — не так раскорячишься! Справлюсь. Меня, знаешь ли, совсем не прельщает перспектива быть рабыней. Тем более я буду продолжать выполнять приказ лететь в сторону системы Шипов. А то, что делать буду это медленно и с остановками… — она пожала плечами и по-хулигански ухмыльнулась. — Так ведь никто не уточнял, как мне выполнять приказ!

— Вот и славно. Надеюсь, вы вдвоем с Ченом справитесь. А если тебе будет мешать нейросеть, вся надежда на него и удачу. Хотя лучше обратись ко мне.

— К тебе? — Лина с недоумением посмотрела на хитрую улыбку полуэльфа. Парень показался ей милым, и даже выпученные глаза, будто он вечно чем-то удивлён, не казались ужасными.


Ларс плавно провел в воздухе рукой, направленной на Чи. Он использовал привычный и показавший себя наиболее полезным пси-прием.


— У тебя заблокированы функции на принуждение и причинение вреда носителю.


Лина отшатнулась назад. На мгновение у неё на лице промелькнул испуг.


— Что ты сделал? — дрогнувшим голосом спросила она.

— Отключил рабский функционал нейросети, — пояснил Люк. — Этот трюк псионов нашего королевства я называю Майнд Трик.

— Это на каком языке? — с недоверчивым видом спросила Чи.

— Язык Древних. Только, Лина, это ненадолго. Максимум восемь часов, после чего внушение придется повторить.

— Ты… — у Лины перехватило горло. Складки на её лице разгладились, а недоверие сменилось надеждой. — Люк, ты серьёзно? Ты же не шутишь?

— Не шучу.


Девушка решила проверить. Ей почему-то хотелось верить Люку, но было страшно получить новую порцию боли. Но собрав волю в кулак, она закрыла глаза и начала думать о побеге из рабства. Думала она об этом с полной серьёзностью. О чудо! Боли не было. Ни капли.


— Спасибо!


В порыве чувств Лина крепко обняла парня. Через пару мгновений она поняла, в каком пикантном положении находится: она и парень вдвоем в спальне, объятья… Поняв, она отпрянула от Люка, поскольку пока не была готова к столь резкому продолжению знакомства.


— Эх… — Ларс проводил чутка разочарованным взором отдалившуюся фигуру Лины, но вслух сказал не то, что думал: — Если бы я выучил «заморозку»…

— То что было бы? — проявила женское любопытство Чи. — И что за «заморозка»?

— Пси-техника Древних. Она могла бы помочь отключить рабскую нейросеть. Не пришлось бы использовать суррогаты.

— Но тогда я бы не смогла управлять кораблём, — заметила Лина.

— Это, конечно, плохо, но как отключить, можно и включить. Ладно, пойдем к товарищам по несчастью. Похоже, нам ещё долго придется путешествовать вместе, если хотим выжить.

— Точно подмечено, Люк. Нам нужно будет обсудить дальнейший маршрут, чтобы свести к минимуму риск встречи с пиратами и суметь вернуться если не в твоё королевство, то хотя бы в Империю Астра.


***


Место действия: система Шипов.

Время действия: десять дней спустя. 13:26 по общегалактическому времени.


Капитан афранского крейсера не находил себе места. Уже вышли все сроки, а пиратская посудина с рабыней-пилотом на борту так и не показалась.


В капитанскую рубку зашёл старший помощник. Высокий и худой чернокожий парень был немногим младше Чтонга.


Саманья с надеждой посмотрел на помощника.


— Сорос, есть новые данные? — спросил он.

— Никак нет, господин капитан.

— Давай без этой официальщины, — произнёс Чтонг. — Что думаешь по сложившейся ситуации?

— Подстава.

— Подстава?

— Именно, — кивнул Сорос. — Саманья, мы уже восемь суток торчим в этой всеми забытой системе, плюс два дня летели сюда. Эта система настолько близка к нашей системе Сомал, что даже то пиратское корыто прилетело бы сюда на полном ходу за четыре дня, а если плелось бы с минимальной скоростью, то за восемь дней. Все сроки вышли.

— Думаешь, Сорос, пираты нас кинули? — мысленно был согласен со старпомом Чтонг.

— Вероятней всего. Саманья, давай посмотрим фактам в лицо. Первое — взломан орбитальный искин.

— Его взлом мог подстроить Фатсо, — заметил Чтонг. — Этой жирной заднице хватило бы ума провернуть такой трюк. И хоть он всё отрицает…

— Саманья, ты сам-то в это веришь? — со скепсисом взглянул на капитана Сорос. — Тогда второй факт — эльф из пиратского клана исчез, а лидер этой группировки…


Чтонг поморщился, словно съел кислый фрукт.


— Не напоминай, — произнёс он. — Этот бледнокожий посмел мне предъявлять претензии о пропаже старпома одного из его кораблей вместе с парой абордажников.

— Вот я и думаю, — продолжил Сорос, — что это неспроста. Капитан, сам посуди. Эльф псион, искин станции взломан…

— Думаешь, эльф угнал это корыто? — Чтонг и сам так думал, но не мог до конца поверить. — Но зачем? Этот фрегат требует вложений больше, чем стоит. Ему место на свалке.

— Видимо, капитан, там было что-то ценное. Что-то, ради чего можно было рискнуть и испортить с нами отношения. А что, удобно, — принялся рассуждать старпом. — Перевести стрелки на нас, мол, это мы виноваты, что их люди… и не совсем люди пропали. Пираты все такие обиженные. Но третий факт — фрегат улетел, как мы и договаривались.

— Да, — кивнул Чтонг. — Он улетел. Причем именно в эту систему.

— Это если верить сканерам орбитальной станции, — заметил старпом.

— Сканеры и искин нашего крейсера говорят об одном и том же.

— Нас облапошили, капитан. Жёстко кинули!

— У меня такое же чувство, только не пойму, как?


Сорос продолжил:


— У меня есть предложение…

— Хм… — Чтонг с интересом уставился на старпома. — Любопытно будет послушать.

— Итак, нам известно, что на фрегат попадают эльф с помощниками и рабыней-пилотом. Через некоторое время посудина вылетает. Орбитальная станция не предпринимает никаких действий, поскольку искин заранее взломан. Мы ничего не делаем по известным обстоятельствам. Пиратам из клана известно, что фрегат не будут сбивать.

— Так-так, — протянул Саманья. — Пока всё верно. Продолжай, Сорос.

— А дальше корабль сразу после старта мог вылететь из гипера, — с жаром произнёс старпом. — Двое якобы абордажников могли на самом деле быть техниками. Они могли принудительно отключить реакторы и вывалиться из гипера вне зоны действия сканеров, но совсем близко к системе. Мы сорвались в погоню, орбитальная станция ослеплена искином, который запрограммирован на нужные пиратам действия. В этот момент со станции вылетел крейсер пиратского клана и отправился в прыжок. Но я думаю, что…


Дальше мысль продолжил Чтонг, понявший старпома:


— Крейсер подобрал фрегат!


Сорос кивнул.


— Сволочи! — со злостью прошипел Чтонг. — Пусть эти гады только попробуют ещё хоть раз сунуться в нашу систему…

— А мне больше интересно, что так сильно могло заинтересовать пиратов на этой посудине? — произнёс Сорос.

— Заинтересовать, говоришь… — протянул капитан крейсера. — Во время последнего сеанса связи с базой толстяк сказал, что прибыл медицинский линкор. Его спецы выяснили, что у пиратов не вирус. На них было произведено какое-то неизвестное воздействие. Вероятно, на этом фрегате было установлено какое-то новое оружие. Скажу больше: это оружие вполне могли испытывать на пиратах.

— Похоже на правду, — сказал задумчивый Сорос. — Ради такого оружия пираты могли пойти на подобную аферу. Оно должно стоить больше, чем все их корабли вместе со всем имуществом.

— Придется возвращаться на базу и с глазу на глаз переговорить по этой теме с Фатсо. Похоже, мы оказались в глубокой заднице.

— Похоже на то, капитан… Что будем говорить начальству?

— Правду, — хитро ухмыльнулся Чтонг. — Пиратский фрегат, находящийся на карантине, был слишком старым и у него недавно уже ломался реактор. Он был угнан беглой рабыней-пилотом. До системы назначения корабль не долетел. С высокой вероятностью нейросеть убила беглую рабыню и произошел выход из строя реактора, в результате чего фрегат выбросило в межсистемном пространстве. Запасы топлива и провианта на корабле не предполагают выживания пассажиров. Предположительно, фрегат сейчас болтается между системами Шипов и Сомал.


Чтонг не подозревал, насколько он прав. Сильно не подозревал. Ведь в это время маленький космический корабль уже шестой день летел почти на ощупь в сторону системы Шипов с отключенными сканерами, ориентируясь лишь на оптику. При этом на корабле по максимуму экономили топливо. Его пассажиры отчаянно надеялись не попасть в лапы пиратам…

Глава 13

Место действия: фронтир, система Ригель.

Время действия: спустя месяц. 8:12 по общегалактическому времени.


Беглецам повезло, словно сама удача повернулась к ним лицом. Может, вселенная им благоволила, может, сработали заговоры на удачу, которые Люк ежедневно накладывал на всё и всех. Он заговаривал себя, пилотов и техников, сам корабль: искин, реакторы, двигатели. Чем чёрт не шутит, возможно, это поможет старому корыту долететь до места без поломок. И ведь корабль летел, не ломаясь на протяжении всего пути.


После аварийного выхода из гипера фрегат месяц тащился до системы Шипов. К счастью, там не оказалось ни одного корабля. Ещё больше радовало то, что, ориентируясь лишь по оптическим приборам, удалось не столкнуться ни с одним астероидом. А уж как подняли своё мастерство пилоты… Правда, и вымотались они капитально.


Техники от нечего делать стали в меру возможностей чинить корабль. Уж больно им хотелось добраться до цивилизации и вернуться в центральные миры к прежней жизни. Да и просто они хотели выжить, так что старались на славу.


Лина сблизилась с Люком, и не прошло и пары дней, как она стала оставаться спать исключительно в капитанской каюте. Естественно, девушка и полуэльф не только спали, но и приятно проводили время.


И всё бы хорошо, но топливо, как его ни экономь, имеет свойство заканчиваться.


За время полета у невольного экипажа фрегата было время обдумать многое, в том числе оптимальный маршрут. К сожалению, как ни крути, нужно было хотя бы раз залететь в одну из обитаемых систем фронтира для дозаправки. В качестве промежуточной точки была выбрана система Ригель.


Ригель не то чтобы пиратская вольница. Нет. Хоть многим фронтир и представляется этакой пиратской Меккой, но на самом деле это не так. Конечно, есть системы, в которых базируются корсары, но основное большинство систем фронтира — это миры, в которых либо корпорации устраивают базы для добычи полезных ископаемых, либо колонисты осваивают планеты, на свой страх и риск организовывая небольшие государства.


Ригель как раз принадлежал к последнему типу. Несколько столетий назад разжиревший пиратский клан решил остепениться. Они объявили эту планету своей, притащили старую орбитальную станцию и начали завлекать поселенцев.


Как водится, во фронтир летели не от хорошей жизни. В основном туда сбегали преступники и авантюристы, часто оседали беглые рабы. Не все преступники хотели продолжать незаконную деятельность. Многие нарушили закон по-мелкому: мошенничество, воровство, контрабанда и так далее. Эти люди готовы были вести нормальный образ жизни и не стремились присоединиться к пиратам и прочим бандитам. Так государство стало наращивать жирок.


Руководитель пиратского клана объявил себя королем. Капитаны его кораблей стали графами. Офицеры получили титулы баронов. Прочие рядовые пираты обзавестись титулами наподобие рядовых дворян.


В целом в королевстве Ригель имелись какие-никакие законы. Бывшие пираты, как и любая власть, считали, что на своей территории грабить людей могут лишь они. Только теперь всё происходило на законных основаниях с налетом цивилизации. Не грабеж, а налогообложение. Не дань, а пошлины. Естественно, они не терпели конкурентов, поэтому пресекали на своей территории преступления.


Сил пиратского клана, теперь уже королевства, хватает, чтобы отбиваться от других корсаров. Но их недостаточно для противостояния любой крупной стране. Так что это государство, как и многие другие подобные образования, существует до тех пор, пока им не заинтересуются крупные страны. Близость Империи Афра даёт намёк на то, что когда-нибудь Ригель станет её придатком. Но вначале стране дадут накопить жирок, ведь никому неинтересно завоёвывать нищих. Пока же это королевство живёт в основном торговлей. Местные не брезгуют торговлей с пиратами и продажей своего гражданства. Тут можно купить и продать практически что угодно, лишь бы были деньги.


И вот после пары прыжков фрегат вышел в этой системе почти с пустыми баками. Топлива не хватало даже на один короткий подскок, поскольку много горючего было израсходовано во время межсистемного полета.


В рубке управления находились Люк и Лина. Они расположились в креслах капитана и пилота, соответственно. Их ничуть не удивил поступивший вызов со стороны третьей от звезды планеты, единственной из пяти планет, пригодной для жизни в этом секторе.


Капитан незамедлительно принял вызов.


— Фрегат ЭВАС, назовите свой статус и цель вашего визита, — раздался гнусавый голос дежурного.

— Туристическая яхта, — ответил Люк. — Заправка топливом и осмотр достопримечательностей.

— Га-га-га! — словно с прищепкой на носу, засмеялся дежурный. — А чё не вольный торговец, как все?


Намек на пиратское происхождение корабля Люк пропустил мимо ушей.


— Потому что мы туристы, — спокойно ответил он.

— Как пожелаете, — в издевательской интонации произнёс дежурный. — Туристы, вам к тринадцатому доку. С торговых операций, если вдруг решитесь что-то продать, придется уплатить пошлину в размере десяти процентов. На станции не чудить, у нас строгие законы. Ношение оружия запрещено. К планете это тоже относится.

— Даже станер нельзя?

— Даже станер! — подтвердил дежурный.

— Принято.


Когда связь прервалась, Лина взглянула на капитана. Сейчас она выглядела не в пример лучше. Сменила наряд на слегка поношенный голубой пилотский комбинезон, найденный среди вещей пиратов. Волосы заплела в две косички.


— Люк, мы ведь только заправимся и полетим дальше?


Взгляд девушки был наполнен грустью.


— Не совсем, Лина. Нам с тобой придется спуститься на планету и посетить местный офис одной из медицинских корпораций. Не знаю, какая из них тут обосновалась, но это и не важно.

— Что ты там будешь делать? — девушка посмотрела на капитана с надеждой.

— Твоя нейросеть, Лина… Тебе не надоело каждый день зависеть от моих пси-техник?

— Ты хочешь удалить у меня рабскую нейросеть? — обрадовалась Чи. — Но… ведь тогда я не смогу пилотировать корабль.

— Сможешь. Поставим тебе лучшую из имеющихся здесь пилотских нейросетей. Это не должно занять больше одного дня. Думаю, мы можем себе позволить сделать такую непродолжительную остановку.


Уголки губ Лины опустились, и всем своим видом она продемонстрировала грусть.


— Люк, во фронтире любые нейросети в два-три раза дороже, чем в центральных мирах. Даже убогая нейросеть второго поколения будет стоить в районе тридцати тысяч. А у меня, сам понимаешь, нет доступа к счету.

— Ничего страшного, Лина, — подбадривающе улыбнулся Люк. — Это будет моим подарком тебе. К тому же от твоих навыков пилота сейчас зависит моя жизнь и жизни всех пассажиров этого корабля. Я не хочу полагаться лишь на Чена.

— Ты и правда сделаешь это для меня? — горло Лины перехватило спазмом и в уголках глаз появилась влага.

— Конечно. Не сомневайся.


Всем пассажирам фрегата до тошноты надоел корабль. Больше месяца находиться в одном и том же ограниченном пространстве непросто. Поэтому все рвались посетить орбитальную станцию.


Люк поставил всех в известность о том, что на всё про всё есть двенадцать часов, после чего фрегат стартует. С нормальными нейросетями люди получили доступ к своим банковским счетам, так что какие-то деньги у бывших рабов были.


Оплатив заправку корабля под горловину обезличенными картами, Люк в компании Лины сразу же отправился к шаттлам. Как и на любой орбитальной станции, расположенной вблизи обитаемой планеты, тут имелось постоянное пассажирское сообщение с планетой. Перелет на шаттле стоил недорого. Ближайший рейс отходил буквально через десять минут, так что долго ждать не пришлось.


По прибытию на планету в космопорте Люка остановил пограничник.


— Что у вас в чемоданах? Откройте их.


Лине и самой было интересно узнать, что у Люка в двух кейсах, которые он перед выходом с корабля достал из капитанского сейфа.


Ларсу пришлось подчиниться и открыть оба чемодана, предоставив на обозрение пограничника и Лины содержимое. В одном кейсе находилось восемьдесят восемь рабских нейросетей. Во втором чемоданчике тоже были нейросети, но бывшие в употреблении и всего тридцать.


— Господин, — кивнул пограничник, позволяя закрыть кейсы, — под протокол предупреждаю вас, содержимое ваших кейсов запротоколировано. В случае, если вы покинете планету без тех ценностей, которые у вас с собой, будет считаться, что вы их продали. В таком случае вам придется уплатить торговую пошлину.

— А если я продам ценности и сразу оплачу пошлину?

— В таком случае к вам не будет никаких претензий.

— А если, — продолжил интересоваться Люк, — у меня похитят ценности?

— В таком случае, господин, вам нужно обратиться в полицию. Проходите, не задерживайте поток.


Когда парень с девушкой отошли от пограничника, Лина поинтересовалась:


— Откуда у тебя столько нейросетей?

— Трофеи.

— Люк, ты хочешь поставить мне одну из них?

— Если бы там была пилотская нейросеть, это было бы самым оптимальным. К сожалению, таковой нет.


Лишний раз гневить судьбу Люк не стал. Ещё в космопорте он вышел в местную инфосеть и вызвал такси. Глайдер ожидал пассажиров почти у самого выхода. Вскоре Люк и Лина зашли в высотку медицинской корпорации «Нейроком». Это был примерно такой же небоскреб, как и на родной планете Ларса, только посетителей вместо терминалов встречали девушки за стойками.


Симпатичная блондинка широко улыбнулась очередным клиентам.


— Рады приветствовать вас в корпорации «Нейроком», — начала она. — Чем могу помочь?


Лина украдкой кивнула парню, отдавая инициативу в его руки.


— Я бы хотел пообщаться с кем-то из вашего руководства.

— С какой целью, господин? — слегка нахмурилась блондинка.

— Хочу обговорить деловое сотрудничество.

— Секундочку…


Блондинка прикрыла глаза, с кем-то общаясь по нейросети. Примерно через полминуты она вновь живым взором уставилась на Люка и продолжила:


— Спасибо за ожидание. Господин Хокамура готов поговорить с вами. Пожалуйста, подождите.


Ждать пришлось недолго. Низкого роста широкоскулый азиат, на вид которому нельзя было дать больше тридцати лет, направлялся к посетителям со стороны площадки для лифтов.


— Вы хотели меня видеть? — внимательным оценивающим взором пробежался он по фигуре Люка, на мгновение задержавшись на кейсах, которые, судя по довольно дернувшимся вверх уголкам губ, узнал.

— Люк Ларс, — представился ученый, — капитан вольного торговца… — в голосе парня звучал неприкрытый намёк.

— Рей Хокамура, — кивнул азиат, в глазах которого промелькнула жажда наживы, — младший менеджер. Господин Ларс, пройдёмте в комнату переговоров. Это позволит нам пообщаться с глазу на глаз. Высшая защита от разного рода прослушки специально для привилегированных клиентов… Ваша спутница может пока выпить каф в комнате ожидания.


Перехватив взгляд Хокамуры, направленный на Чи, Люк намек понял. Менеджер хочет пообщаться с главным в приватной обстановке.


— Лина, попей каф, — обратился он к пилоту.

— Хорошо, капитан, — не стала артачиться Чи.


Хокамура завел Ларса в уютное помещение на первом этаже. Мужчины расположились за круглым столом в удобных креслах напротив друг друга. Люк не стал тянуть резину и открыл чемоданчики. Он сразу понял, что Рей имеет определенный интерес к содержимому кейсов.


Младший менеджер принялся с любопытством разглядывать внутренности кейсов. По афранским нейросетям он бегло пробежался взглядом, лишь пересчитав их. А вот бывшие в употреблении нейросети он придирчиво рассматривал каждую в отдельности. Наконец, он откинулся на спинку кресла и спросил:


— Продаёте?

— Отчасти. Мне нужны десять процентов для уплаты пошлины. Остальное готов взять бартером.

— Любопытно, — сложил пальцы домиком Хокамура. — Не смогли пронести контрабандой, — утвердительно кивнул он.

— Так сложилось, — развел руками Люк.

— Какого именно рода бартер вас интересует, господин Ларс?

— Господин Хокамура, сначала неплохо бы сойтись в цене…

— Все зависит от вашего предложения по бартеру, — не остался в долгу азиат. — Скажу честно, у меня нет денег, чтобы выкупить у вас всё.

— Моей спутнице нужна хорошая пилотская нейросеть и удалить ту сеть, что у неё стоит сейчас.

— И какая же у неё сейчас нейросеть? — проявил интерес Хокамура.

— Рабская.

— Ах, понимаю, — сально ухмыльнулся и подмигнул азиат. — Одобряю ваш выбор. Я слышал, что такое редко практикуется…


Люк понял, на что намекает менеджер. Наверняка он принял его за капитана пиратского судна, роль которого Ларс отыгрывал. А Лину Рей принял за рабыню, которая стала любовницей капитана. И после некоторого времени постельных игр пират решил даровать рабыне свободу и принять в экипаж корабля пилотом.


— А мне, — продолжил Ларс, — нужны импланты. Заменить два по пятьдесят к интеллекту на два по сотне и пилотский имплант. Ещё не помешают пилотские базы знаний для лёгких и средних кораблей и военный боевой имплант. Хотя последнее вряд ли у вас есть, а если имеется, то наверняка окажется слишком дорогим.

— Тут вы правы, — кивнул Хокамура. — Военных имплантов у меня нет. Они все сразу расходятся среди местной аристократии. А вот насчёт остального, думаю, договоримся.

— Не сомневаюсь. Что по цене?

— Хм… — азиат задумчиво потёр подбородок. — Рабские по три тысячи за штуку. За использованные нейросети больше четверти цены не дам.


В афранском секторе рабские нейросети стоят по пять тысяч в розницу и по четыре оптом. Следовательно, во фронтире их цена в рознице не может быть ниже восьми тысяч. В принципе, потеря четверти стоимости от оптовой допустима. Да любая цена устроила бы Люка, ведь товар трофейный. Настоящая цена, конечно, лучше, но тогда придется тратить время, искать покупателя. Ларсу хотелось поскорее покинуть фронтир, поэтому он решил соглашаться, да и не умел он торговаться.


— Что по этим, — кивнул полуэльф в сторону бывших в употреблении нейросетей.

— Так-так… Пять четвёрок, одиннадцать троек, остальное пятерки и восемьдесят восемь рабских, — стал подсчитывать Хокамура. — Девятьсот тысяч за всё.


В ответ на внимательный взгляд менеджера Люк согласно кивнул.


— Ещё бывшие в употреблении импланты на интеллект, — более радостно продолжил Хокамура. — Это ещё пятнадцать тысяч. Как раз хватит, чтобы покрыть медицинские услуги. У меня есть бэушная пилотская нейросеть пятого поколения. Отдам всего за сто пятьдесят тысяч. Если хотите новую, она будет стоить в два раза дороже.

— Вторичная для девушки сойдёт. Что по моим имплантам?

— Пилотский имплант стоит триста тысяч. Есть только новый.

— Скидка? — приподнял правую бровь Ларс.

— Это с моей скидкой сотрудника корпорации, — ответил Хокамура. — Чтобы между нами не было недоговорённостей, я сразу вам называю цены с максимальными скидками.

— Радует, господин Хокамура.


На самом деле Люк ни капли не был рад. Цены тут «со скидками» были в два раза выше, чем в королевстве Виола. Наверняка реальная скидка для сотрудника компании составляет пятьдесят процентов, как во всех приличных корпорациях, особенно с учётом двойной наценки.


— Так вот, — продолжил менеджер, — импланты на сто интеллекта вам обойдутся в шестьсот тысяч ровно. Полный комплект баз знаний «Пилот» в пятом ранге стоит миллион. Если только три блока из шести блоков, то полцены.

— Какие три блока? — нахмурился Люк, поняв, что вырученных средств не хватает.

— Пилот атмосферных суборбитальных аппаратов. То есть вы сможете управлять глайдерами, флайерами, ботами, челноками, шаттлами, — начал перечислять Хокамура. — Пилот малых кораблей: истребители, штурмовики, корветы, фрегаты, яхты. И пилот средних кораблей: эсминцы, лёгкие-средние-тяжёлые крейсера.


Ларс начал прикидывать, как лучше поступить. С имплантами на интеллект у него не горело. А вот уметь самому управлять кораблём, как показал опыт, иногда бывает жизненно необходимо.


— Господин Хокамура, вы же понимаете, что озвученные вами суммы далеко выходят за пределы бартера. А мне ещё налог нужно оплатить…

— Мое дело предложить, — невозмутимо пожал плечами азиат.

— Я прекрасно знаю, что эти цены минимум в два раза завышены. Предлагаю полный бартер. Бэушная пилотская нейросеть моему пилоту, мне пилотский имплант и три перечисленных блока пилотской базы знаний. И мы сходимся в ноль.

— Это не в ноль, а в минус пятьдесят тысяч, — недовольно пробурчал азиат.

— Господин Хокамура, не стоит преувеличивать. Вы оценили мои нейросети по ценам центральных миров, а мне предлагаете по ценам фронтира. Я бы мог ещё долго торговаться и смело довести сумму минимум до миллиона, а то и до полутора. Считайте, что я сделал вам скидку в пятьдесят тысяч.

— Да у вас никто не купит живодерски вырезанные нейросети! — возмутился азиат.


Учёный тяжело вздохнул и прикрыл глаза. Он попытался. И хотя понятно, что это элемент торговли, но Люка общение напрягало. Поэтому он перестал строить из себя невинную овечку.


Правая рука над столом совершила неспешное движение слева направо. Затем ещё раз. Со стороны это выглядело так, будто капитан пытается справиться с волнением и просто жестикулирует. Но на деле Люк дважды использовал Майнд Трик. Первым делом он взял под контроль нейросеть менеджера, затем и самого азиата.


— Установка мне двух имплантов сто на интеллект и пилотского импланта, плюс полной базы знаний «Пилот» пятого ранга. И установка пилотской нейросети пятого поколения моей девушке. Мы договорились на это в обмен на нейросети в кейсах. Ты был очень рад такой выгодной сделке, поскольку заметил в кейсе очень ценную нейросеть. Сейчас ты распорядишься, чтобы нами занялись специалисты. После этого спрячешь кейсы и ещё сутки после моего отбытия из вашей клиники будешь опасаться заглянуть внутрь. Об этом разговоре ты забудешь. Твоя нейросеть сотрёт данные об этой беседе. Действуй!


Обманывать менеджера Ларсу не хотелось, но раз он пустил в ход Пси, то не видел смысла размениваться на мелочи. В любом случае Хокамура в накладе не останется. Все нейросети он сможет реализовать на сумму в районе трёх миллионов. А всё выбранное Люком стоит два миллиона пятьдесят тысяч. Ну выручит менеджер не два миллиона, а один. Кому от этого станет хуже? Никому. Максимум можно ожидать, что потом, когда воздействие сойдёт на нет, Рей может затаить на Ларса обиду. Но максимум, что менеджер может, — внести Люка в черный список компании «Нейроком». Так ведь медицинских корпораций много. В общем, потери небольшие, а выигрыш существенный.


Теперь осталось самое главное: провести сделку под протокол, чтобы выплатить налог. Без этого покинуть систему будет невозможно.


— Ну что, господин Хокамура, под протокол?

— Под протокол, — кивнул менеджер. — Я забираю товар у господина Ларса бартерным обменом. Стоимость товара оцениваю в два миллиона пятьдесят тысяч кредитов.


Двести пять тысяч — огромная сумма. На обезличенных картах после всех расходов у Люка осталось всего сто с хвостиком тысяч. Как это ни прискорбно, парню пришлось воспользоваться личным банковским счётом.


Через нейросеть он зашёл на сайт местной налоговой службы, скинул небольшой ролик с протоколом торговой сделки и заплатил нужную сумму. Так его счёт изрядно похудел, теперь там осталось меньше трехсот тысяч.


Вскоре Люка и Лину отвели к медикам. Девушке обещали, что установят нейросеть за пару часов. А вот Люк должен будет провести в капсуле все шесть часов. После чего импланты будут разворачиваться в течение месяца. Зато после этого его интеллект приблизится к максимальной планке. От пятисот одиннадцати до максимума в пятьсот пятьдесят единиц всего ничего. По идее замена одного импланта на плюс сто пятьдесят к интеллекту доведет показатели Люка до максимума. Вот только цена такого импланта в районе двух миллионов и то в центральных мирах. В общем, ставить такой имплант нерационально.


Стоило Люку покинуть переговорную комнату, как ему на нейросеть пришло два сообщения. Он тут же принялся их читать.


***


Стив Рив


Господин Люк, спасибо вам за то, что помогли нам. Хочу попросить у вас прощения. Мы с ребятами из экипажа моего корабля нашли одно очень выгодное предложение.


В баре познакомились с капитаном торгового крейсера, который в пути потрепали пираты. Они сумели отбиться, но потеряли часть экипажа. Капитан согласился принять нас всех временным экипажем. Правда, платит по минимуму, зато летит до Империи Астра. В общем, мы улетаем меньше, чем через час.


Ещё раз хочу вас поблагодарить. Если бы не вы, даже страшно было бы представить нашу участь. Галактика большая, но, как показал мой опыт, встретить знакомого можно, словно завернув за угол в маленьком поселке. Надеюсь, сочтемся.


Удачи вам!


***


Макс Вопер


Господин Люк, вы лучший!


Вы уж простите нас. Ребята не хотели вам ничего говорить, но я помню добро. Вы нас спасли, и вот так втихаря не вернуться на фрегат сложно.


Но и вы поймите парней. У них с пиратским кораблем связаны не самые приятные воспоминания…


В общем, мы тут зашли в один кабак. Парни выпили и разговорились. Слово за слово, парни решили, что на ваш корабль не вернутся.


Вначале они предлагали как-то добраться до Арканы, но… Они выпили и говорили громко. К нам подсел какой-то мужик, представился фермером. Он сказал: «Я слышал, о чём вы говорили. Вы же фермеры. Так какой смысл куда-то лететь, если с вашей профессией устроиться можно где угодно?»


В общем, этот мужик расписал местные условия. Они оказались более выгодными, чем на Аркане. Он сказал, что это потому, что местное правительство привлекает фермеров.


Честно говоря, я и сам впечатлён. Тут можно получить кредит в два раза больше. А тут парни ещё придумали такую штуку. Они решили организовать совхоз на равных паях*. Суть в том, что каждый из нас по отдельности возьмет кредит. Потом мы создадим совместное предприятие и закупим разного оборудования. Поставим себе специализированные нейросети. Я техником стану, буду чинить сельхозоборудование. В целом, прибыль обещает быть раза в два выше, чем если бы каждый из нас работал на себя в Аркане.


Вы уж извините меня и парней. Я не мог просто молча уйти.


Удачи вам и спасибо! Я всегда буду помнить о вас.


***


Стоило Люку зайти в местное кафе, в котором Лина сидела с чашкой кафа, как девушка отложила в сторону напиток.


— Ну как? — со скрываемым беспокойством спросила она.

— Всё нормально, Лина, если не считать, что попутчики нас кинули.

— Кинули? Они что-то украли?

— На этот счёт ничего не скажу. Капитан Стив со своей командой улетел в Империю Астра на попутном грузовозе, а фермеры решили осесть на этой планете. Вроде бы им предложили хорошие стартовые условия. Как считаешь, сможем мы без техников и второго пилота добраться до цивилизации?


После непродолжительных раздумий Лина ответила:


— Три прыжка фрегат выдержит без ремонта, вроде бы наши техники смогли починить всё, до чего дотянулись руки. А большего нам не надо.

— Хорошо, — с облегчением произнёс Люк. — Я договорился. Тебе поставят пилотскую нейросеть пятого поколения. Правда, бывшую в употреблении.

— Не страшно, я не из брезгливых. Всё равно она стерильная и рабочая, так что плевать. Тем более я тут в инфосети выяснила, сколько тут стоят нейросети…


Девушка нахмурила брови.


— М-да… Дешёвыми местные цены язык не поворачивается назвать.

— Я отдам… — тихо пробормотала Чи. — Как выберемся к цивилизации, я возьму кредит и верну тебе деньги.

— А вот этого не надо, — выставил перед собой ладонь Ларс. — Лина, если не хочешь поссориться, больше такой ерунды не говори. Древние говорили: «У дареного ездового животного здоровье не проверяют». А ещё они говорили: «Дар не покупка». Проще говоря, за подарок не принято платить, его нужно принимать таким, какой он есть, и не огорчаться, даже если что-то не нравится. Не принимают подарки лишь у людей, с которыми натянутые отношения.

— Ладно-ладно, мой капитан, — обезоруживающе улыбнулась Чи. — Я тебя поняла. Не буду проверять здоровье у ездового животного и предлагать тебе деньги.

— Вот и славно. Если ты допила каф, то пойдём. Нас уже ждут медики. Только моя операция будет длиться дольше на часа четыре. Можешь не ждать меня. Лучше пройдись по магазинам.


Люк вручил Лине пару карт по пять тысяч кредитов.


***


Место действия: Империя Афра, система Зондур, четвертая планета от звезды, столица сектора.

Время действия: тот же день. 11:53


В просторном кабинете, обставленном по последнему слову техники, поливал живые цветы рослый темнокожий мужчина. Каштановые волосы с армейской уставной прической в виде квадратной площадки выдавали в нем военного. Внешне ему нельзя было дать больше тридцати лет, но глаза выдавали возраст мужчины. Его взгляд был тяжёлым, в нём читался груз долгих прожитых лет. Это говорило о том, что он прошел через несколько омолаживающих процедур, которые стоят безумно дорого. Следовательно, мужчина занимает очень высокую должность в афранском государстве.


Когда в кабинет зашёл черный как смоль громила под два метра ростом, мышцы которого бугрились так сильно, что парадный военный костюм черного цвета обтягивал их, старик с внешностью молодого человека продолжал поливать цветы.


— Господин генерал, — постарался привлечь к себе внимание визитёр, нервно пригладив пятерней короткий ёжик чёрных волос.


Генерал не спешил оборачиваться. Он с нежностью провел рукой по распускающемуся бело-розовому бутону на макушке зелёного кактуса. Лишь после этого он поставил лейку на полку и обернулся.


— Полковник, вы знали, что марунские кактусы ядовиты?

— Эм… — был сбит с толку полковник. — Да, доводилось слышать об этом.

— Восхитительная смесь несравненной красоты цветка в сочетании со смертоносными колючками. Природа создала истинный шедевр. Цветок марунского кактуса своим ароматом привлекает мелких животных. Разные твари стремятся вкусить его лепестки, которые обладают сильным наркотическим действием, вызывающим почти мгновенное привыкание. Но на их пути появляется непреодолимое препятствие в виде отравленных иголок. Животные погибают в считанные мгновения и становятся удобрением для кактуса… — взор генерала стал подобен острой стали. — Надеюсь, у вас был серьёзный повод отвлечь меня от полива настолько опасного растения…

— Господин генерал, — голос полковника дрогнул. Он припомнил, что из игл марунского кактуса получают яд. Один из самых смертоносных ядов в галактике, который используется для тайных операций по устранению неугодных личностей. — Из системы Ригель поступил доклад от одного из наших агентов. Это по делу «Пси-вирус».

— Так-так, — сложив руки перед собой в районе пояса, генерал переплел пальцы. — Долго же вы раскачивались. Что нового по этому делу?

— Агент доложил, что в системе Ригель к орбитальной станции сегодня утром пристыковался фрегат ЭВАС-2-013666. Тот самый космический корабль пиратов, который пропал из системы Сомал.

— Тот самый, — продолжил генерал, — на котором предположительно находится новое оружие астранцев?

— Да, господин генерал, — массивный подбородок полковника склонился в знаке согласия.

— Дополнительные сведения! — приказным тоном со стальными нотками сказал генерал.

— С фрегата на станцию сошли четырнадцать пассажиров. Из них тринадцать людей и один полуэльф.


На последнем слове генерал напрягся и расплел пальцы. Он сощурился.


— Полковник, вы хотите сказать, что это тот самый полуэльф?

— Тактический искин даёт восемьдесят девять процентов вероятности, что это тот самый полуэльф, — вновь обозначил кивок полковник. — Как вы знаете, нам по камерам видеонаблюдения орбитальной станции в системе Сомал удалось установить, что с такой же высокой вероятностью именно полуэльф взломал искин. Нам удалось выяснить, каким образом он сумел проникнуть к искину.


Генерал слегка приподнял брови, тем самым стимулируя подчинённого к продолжению. Полковник не замедлил с рассказом:


— Полуэльф на станции системы Сомал после взлома искина обратился к медику. Рабыня-администратор помнит, как он зашёл к медику, но оттуда он не выходил. Камеры видеонаблюдения подтверждают это. Сама медик ничего не помнит. Ментоскопирование выявило ментальный блок. По всему выходит, что полуэльф зачем-то воспользовался услугами медика, после чего стёр у неё воспоминания и незамеченным покинул медицинское крыло станции. С наибольшей вероятностью у него имеется маскировка высшего уровня и он сильный псион.

— Агент эльфов… — протянул генерал.

— Только у них есть маскировка такого высокого уровня. Но это может быть обманкой, чтобы ввести нас в заблуждение. С такой же вероятностью это может быть агент астранцев.

— Не нравится мне это, — генерал обернулся к ядовитому кактусу и с задумчивым видом провел пальцем по лепестку цветка. — Да, не нравится… И думается мне, что никакого оружия на корабле мы не найдем.

— Господин генерал, аналитики предполагают, что это эльфы испытывали свои новые пси-техники в условиях, приближенных к боевым.

— Удивительное совпадение… Я так тоже думаю. Но рано делать выводы. По полуэльфу что-нибудь удалось выяснить?

— Да. Он расплатился со своего банковского счёта с ригелевцами. По ФПИ это учёный института исследования Древних королевства Виола.

— То есть всё же астранский агент, — констатировал генерал.

— Или нас хотят заставить так думать, — чуть качнул головой полковник. — Слишком подозрительная промашка для агента. До этого он избегал оставлять свою ДНК и бесследно удалил данные из медкапсулы, если пользовался ею, расплачивался обезличенными картами. А тут оплатил налог со «своего счёта».

— Или всё же эльфы… — тихо пробормотал генерал. — Хн… Знаете что, полковник?

— Что, господин генерал?

— Задержите этого полуэльфа и распотрошите его мозги. Мне нужно знать, кто против нас играет и зачем вообще было нужно проворачивать эту операцию с ложным вирусом и захватом орбитальной станции. И о корабле не забудьте. Разберите его по винтику.

— Мы можем обратиться за помощью к властям Ригеля. Они пойдут нам навстречу в обмен на некоторые уступки по поставке списанного оружия.

— Действуйте, полковник. Я жду результатов.

Глава 14

Место действия: королевство Ригель, город Аммарк, здание корпорации «Нейроком».

Время действия: 15:02


В холл небоскреба медицинской корпорации ворвались пятеро полицейских в штурмовой броне. Матово-черные доспехи напоминали боевой скафандр, послуживший прототипом, на базе которого создавалась броня. Головы стражей порядка были защищены тактическими шлемами. Все они держали в руках мощные военные станеры.


Из соседней комнаты навстречу полицейским вышли двое охранников, работающих на корпорацию. Один из них сразу же обратился к стражу порядка, на груди которого было нарисовано три белых полоски.


— Господин лейтенант, что послужило причиной вашего визита?


Из-под шлема раздался приглушенный басовитый голос:


— К нам поступили сведения, что в этом здании недавно был обнаружен преступник. Полуэльф. Люк Ларс. Нам нужны все данные по нему.

— Секундочку.


Охранник подключился к искину здания и нашел нужные сведения.


— Господин лейтенант, пациент с таким именем в настоящий момент находится в медкапсуле. Ему устанавливают импланты. Он будет лежать в капсуле ещё пятнадцать минут. К сожалению, процедуру прерывать нельзя. Деньги за услуги внесены. Но после того, как он покинет капсулу, он весь ваш.

— Где он? — резко спросил лейтенант.

— Сороковой этаж, кабинет четыреста восемьдесят один. Я провожу вас.


<center>***</center>


Не так себе представлял Люк посещение медицинской корпорации. Обычно ложишься в капсулу сам, если не ранен, сам же её покидаешь. Всё чинно, персонал услужлив. Но не в этот раз.


Местный сервис Ларсу не понравился. Он поставил бы в инфосети «Нейрокому» оценку в одну звезду, если бы не глушилка, из-за которой подключение к инфосети было заблокировано.


Всё так хорошо начиналось, и ничто не предвещало беды. И вот тебе сюрприз… Капсула открылась, Люк даже не успел до конца очнуться, как почувствовал резкий рывок. Глаза он открыл, уже находясь в позе пьющего оленя с завернутыми за спину руками, на которых защелкнулись наручники.


Вскинув голову и осмотревшись, полуэльф обнаружил совсем не ту компанию, которую ожидал увидеть. Вместо медика в помещении находились три штурмовика в боевых скафах с армейскими станерами. Ещё две такие же внушительные фигуры расположились в холле за отъехавшей в сторону дверью.


По надписям на броне Ларс опознал в бойцах местных стражей порядка. В тот же миг он успел передумать кучу всего.


За что его арестовывают? Неужели всё из-за менеджера? Вроде бы ментальные установки не должны были слететь. Разве что в переговорной комнате всё же с приватностью было плохо и там стояли скрытые системы наблюдения.


Не могут же его задерживать из-за налога. Он ведь всё честно оплатил.


Продажа рабских и бывших в употреблении нейросетей запрещена в большинстве стран Союза, но к фронтиру в целом и к системе Ригель в частности это не относится. Люк специально уточнял местные законы на этот счёт, иначе не тащил бы кейсы в открытую и не искал бы покупателя столь наглым способом.


— Что происходит? — просипел Люк, ибо когда он начал говорить, его резко с двух сторон под руки подняли на ноги.

— Люк Ларс, — начал приглушенно говорить лейтенант, стоящий перед полуэльфом, — вы арестованы за угон космического корабля. Любое ваше действие будет расценено как попытка к бегству…


Недружелюбно наставленное дуло станера говорило лучше всяких угроз, чем закончится попытка побега.


— Не вздумайте сопротивляться, иначе… — с угрозой тихо продолжил лейтенант, направив дуло станера в район паха задержанного.


Люк вначале опешил. Он ожидал ареста за многое, но не за это. С каких это пор во фронтире угон пиратского корабля стал считаться преступлением? Что-то тут нечисто. Парень селезёнкой чуял, что запахло не просто жаренным, а палёным. В участок ему никак нельзя. Раз стражи задержали его прямо в медкапсуле, то у них наверняка есть сведения о том, что Люк псион. В участке ему заблокируют пси-способности или посадят в камеру с защитой от Пси, в зависимости от того, что у местных используется для сдерживания псионов-преступников. Тогда сбежать не получится. А бежать нужно. Вот кровь из носа, но надо, Ларс это ощущал всем естеством. Поскольку у псионов интуиция сильно развита, к ней стоит прислушаться.


— Дайте хотя бы одеться! Это бесчеловечно и аморально транспортировать человека голым на виду у всех.


Люк пытался прикинуть, что может использовать для побега. Большинство пси-техник отпадали. Наверняка у полицейских стоят военные импланты, которые защитят от ментальных практик. Доспехи не позволят нанести стражам урона. Стоит применить тот же телекинез, как Ларс получит разряд из станера, и на этом всё сопротивление заглохнет по причине отключки псиона. Остаётся лишь телекинетическая игла. Но так Люк может избавиться лишь от одного стража. Итог аналогичен.


После некоторых размышлений лейтенант с неохотой произнёс:


— Надевай комбез.


Полицейский, стоящий позади слева от Люка, взял комбинезон Ларса и оперативно избавил тот от содержимого: достал из кармана обезличенные карты оплаты, снял с пояса аптечку. Лишь после этого он протянул одежду задержанному.


Люк готов был поклясться, что за закрытым шлемом страж ухмыляется. Вот как можно надеть комбез с руками, закованными за спиной в наручники?


Полуэльфу пришлось жутко извратиться, чтобы скованными кистями ухватить комбез. Дальше в его голове сложился план. Он попытался опустить штанины, чтобы влезть в них ногами, но артистично изобразил, будто не удержал равновесия и стал падать. В падении он резко крутанулся и телепортировался.


Поскольку принимать решение пришлось быстро, перед Ларсом стоял сложный выбор места назначения. Пиратский фрегат он сразу исключил. Во-первых, он может быть уже взломан и там вполне реально наличие засады. Во-вторых, в идеальных условиях Люк может и смог бы телепортироваться с планеты на орбиту и наоборот, но не тогда, когда счёт идёт на мгновения.


Полуэльф перед перемещением быстро перебирал в уме, куда можно переместиться, но особо этой планеты он не видел. Даже город, и тот имел возможность лицезреть лишь из окна глайдера.


Одно Люку удалось узнать точно: на этой планете небольшое население. Миллионов сто разумных, не больше того. При этом большая часть населения сконцентрирована в пяти крупных городах вблизи больших космопортов, примерно половина жителей, то есть около десяти миллионов в одном мегаполисе. Все остальные раскиданы по планете: фермеры, небольшие промышленные предприятия.


Для планеты размером на десять процентов больше Земли такое количество жителей пустяковое. Из-за этого тут много нетронутых лесов и неисследованных уголков. Оно и понятно, ведь правители — бывшие пираты, они не готовы тратить «лишние» средства на исследования своей же планеты.


Поскольку Люк мог лишь выбирать место назначения из того, что видел за окном глайдера, он припомнил весь путь от космопорта до города и остановил свой выбор на горе, которую видел издалека. В предгорьях были густые леса.


Фактически он сейчас поступал так, как нельзя, то есть телепортировался почти наугад, лишь зная примерное место прибытия. С ним могло произойти что угодно: появление на большой высоте, появление внутри какого-либо объекта. В общем, все варианты фатальные. Но есть нечто, что некоторые учёные тринадцатого отдела не принимают в расчет: воля и желание псиона. Если псион чего-то сильно пожелает, то при умелом подходе он получит желаемое. Естественно, с кучей допущений. Но, к примеру, если задать четкое условие для телепортации «появиться на поверхности земли и в свободном от предметов месте», то это реально.


С побегом всё было гладко на бумаге, но забыли про овраги. У стражей Ригеля на самом деле стояли военные импланты, отчего их реакция была на невероятном уровне. Несмотря на то что они расслабились, двое полицейских успели среагировать на резкие движения задержанного. Сразу два выстрела из армейских станеров поразили полуэльфа в момент телепортации.


В итоге Люк всё же исчез с громким хлопком под ошарашенными взорами сотрудников полицейского спецназа Ригеля. Если бы можно было разглядеть лица стражей под тонированными стеклами шлемов, то были бы видны их широко распахнутые глаза. Их взоры были направленны на место, где только что стоял преступник. Там осталась лежать лишь верхняя часть капитанского комбинезона, срезанная наискось, но зато идеально ровно, будто молекулярным резаком.


Через неуловимое мгновение обнаженное тело парня вывалилось на поляне в предгорье. Он лежал изломанной куклой на зелёной траве. В паре метрах от головы расположился гигантский валун. Слева метрах в тридцати начинался густой лес. Справа — подъем на гору, вершина которой стремилась к небесам.


***


Лишь благодаря Пси, наполнявшей организм Люка, парень очнулся спустя три часа. Это очень быстро, учитывая, что обычно после пары попаданий из армейского станера человек очнется часов через восемь-десять, но и не очень мало, если знать, что солдат или полицейский с военным имплантом последнего поколения придет в сознание через час.


Всё тело юноши ломило, голова безбожно раскалывалась. Больше всего боли исходило от рук.


Первым делом Люк разогнал по телу Пси. Затем он паранормальным приемом открыл наручники и освободил руки. Лишь после этого учёный сумел осмотреться по сторонам.


Маленький черный пушистый хищник, напоминающий земного песца, тут же нырнул за валун. Лишь чудо и опасение животного перед человеком позволили Люку сохраниться в полной комплектности. У парня не было сомнений в том, что если бы он пробыл без сознания ещё немного, то точно не досчитался бы пальцев, носа и ушей, а то и чего-то более существенного. У таких хищников зачастую одинаковые повадки, они вначале отгрызают у крупной добычи выступающие части тела.


Осмотр остатка комбинезона не добавил Ларсу радости. От одежды осталась лишь нижняя часть. Импровизированные брюки тут же были надеты.


Люк оказался в крайне непростой ситуации. Один в лесу не так уж и далеко от мегаполиса и космодрома, до которых примерно одинаковое расстояние. У него ни денег, ни обуви. Нет даже завалящего ножа, и торс ничем не прикрыт.


В город соваться нельзя. Кругом камеры видеонаблюдения. Искин стражи быстро вычислит преступника, стоит ему попасть в объектив.


Оплачивать покупки со своего счета нельзя. Даже выход в инфосеть опасен. Стоит лишь засветиться подключением нейросети к инфосети, как вскоре на место прибудет наряд копов. И это наверняка будут более подготовленные стражи. Ведь теперь полиции Ригеля известно, что Люк умеет телепортироваться. Следовательно, они приготовят способы противодействия способностям Ларса.


А ведь стражи зачем-то хотели арестовать полуэльфа. Люк не верил в то, что всё из-за угона фрегата. Такое обвинение могли выдвинуть лишь в центральных мирах. Значит, кто-то заказал Ларса. Это могут быть или пираты, или афранцы, обиженные на взлом искина орбитальной станции. Люк готов был поставить все свои накопления на вторых. А интерес Империи — это очень плохо. Значит, вскоре в этой системе появится афранский корабль с профессиональными военными, с которыми не поиграешься.


Всё указывало на то, что нужно срочно драпать с планеты. Люк надеялся, что хотя бы Лина не пострадает. Связаться он с ней не мог, не подставив себя под удар, оттого рассчитывал, что девушке-пилоту хватит ума убраться с планеты. Если охота объявлена лишь за Люком, то ей никто не станет препятствовать. А десяти тысяч, врученных ей перед расставанием, должно с головой хватить на оплату полета до центральных миров.


Прежде, чем решать глобальные задачи, нужно было заняться насущными проблемами. Например, босыми стопами дитю цивилизации было невозможно ходить по лесу. Всё время попадались ветки, иголки, острые камни, которые больно впивались в кожу.


Первым делом Люк соорудил себе подобие обуви. Для этого он отодрал от дерева два куска коры и примотал их к стопам с помощью прочных стеблей длинной травы.


Затем Ларс вооружился посохом, который сделал из обломанной ветки.


Нельзя сказать, что перемещаться по лесу стало настолько же проще, как в туристической одежде, но хотя бы можно было спокойно идти, не опасаясь повредить ноги и имея хоть какую-то защиту от диких животных, ну и дополнительную точку опоры, что в длительных походах бывает не лишним.


Пройдя сотню метров и слегка углубившись в лес, Люк замер и принялся решать сложную задачу. Как выбраться с планеты? Наверняка космодром взят под плотный контроль. Следовательно, и туда не стоит соваться. И что остаётся?


Несколько минут полуэльф гонял по телу Пси, чтобы залечить раны и избавиться от боли. А болеть у него продолжало всё тело. Вместе с тем, как неприятные ощущения отступали, в голове прояснилось. Парня озарило, и он посмотрел туда, где предположительно должна находиться трасса.


Отбросив в сторону посох, Ларс телепортировался на сотню метров вперёд, после чего немного постоял, восстанавливая пси-силы. Как только он почувствовал, что готов, парень повторил скачок вперёд на чуть большее расстояние. Максимальную дальность телепортации он выбирал исходя из видимой точки прибытия. Так потихоньку, телепортируясь на небольшие расстояния, Люк продвигался в сторону дороги. Лучше медленно телепортироваться, чем быстро идти, особенно если вместо ботинок на ногах куски коры, которые всё время норовят слететь или развалиться.


Времени молодой ученый не засекал, но по примерным прикидкам он потратил около часа, чтобы оказаться за деревьями, после которых открывался вид на трассу.


Замерев за широким стволом, Ларс принялся наблюдать за дорогой. Периодически то в одну, то в другую сторону над дорожным полотном пролетали глайдеры.


Глайдер не автомобиль, его так просто не остановишь. Это в мире прошлой жизни Люка, когда по дорогам перемещались на колёсном транспорте, можно было путешествовать автостопом. Но и тогда стоило останавливать автомобили там, где они едут медленно: заправка, выезд с территории кафе, посты дорожной полиции и так далее. Союзу автостоп был не чужд, но тут тоже никто не станет останавливаться на дороге. Тем более глайдеры вне города скользят над поверхностью дороги на скорости триста-четыреста километров в час.


Наблюдения не прошли даром. Люк отметил, что изредка по крайней правой полосе плетётся то один, то другой грузовой глайдер. Ну как… Если сравнить с другими транспортными средствами, то грузовики действительно скользят медленно и достаточно низко от шоссе, всего в полуметре и на скорости под сотню-две километров в час.


Грузовой глайдер представляет собой платформу, на которой установлены контейнеры. Маленькие грузовики перевозят один стандартный контейнер. Средние транспортники способны за раз переместить четыре штуки. Большие же глайдеры тащат восемь контейнеров, установленных в два яруса. Так ещё они могут тащить на прицепе гравиплатформу с таким же количеством груза. И вот эти транспортники с прицепом самые медленные.


Дождавшись, когда мимо будет пролетать очередной большой грузовик с прицепом, Люк ускорил реакцию, рассчитал скорость движения и телепортировался с упреждением. Сердце полуэльфа ухнуло в пятки, ведь был велик риск впечататься в контейнер. Но расчет оказался верным. В результате Ларс оказался на платформе грузовика в самом центре между четырьмя коричневыми металлическими контейнерами.


Грузовик явно направлялся в космопорт. Люк даже не тешил себя надеждой пробраться туда зайцем. Космодром после усиления мер безопасности такое место, что и мышь незамеченной не проскочит. Что уж говорить о неучтенном пассажире. Даже если забраться внутрь контейнера, биодатчики не обманешь.


Пронизывающий ветер злыми порывами обжигал обнаженную кожу Люка. Парень ежился и старался согреться при помощи Пси, которую распределял по всему организму. Частично это помогало, но не полностью.


Ларс ждал и внимательно всматривался в окружающий пейзаж. Грузовик снизил скорость перед развилкой. Вдали возвышалось величественное здание космического вокзала, а перед ним парковка.


Миг концентрации и хлопок. Люк исчез, чтобы через мгновение выйти из телепортации между двух маленьких грузовых глайдеров по типу пикапов на самой окраине парковки, куда по идее не должны быть направлены камеры видеонаблюдения. Слишком далеко от самого здания, а планета во фронтире. В таких местах ставят оборудование лишь в самых ответственных местах, к которым далекая парковка для фермеров не относится.


Фермерские глайдеры — штука классная. Недорогие, надёжные и могут скользить на высоте около метра. Груженные летят ниже на двадцать-тридцать сантиметров в зависимости от загруженности, что всё равно неплохо. Для них не нужны дороги, хотя путь всё же желательно выбирать без высоких препятствий. Единственный минус — низкая скорость. Дешевизна диктует свои правила, поэтому на чем-то же должны были сэкономить корпоранты. Конечно, экономия тут шла не только на разгонных движках. Салон дешёвый и без отделки, кузов из недорогого металлопласта. Зато практично.


Проведя всю жизнь на ферме, Люк был прекрасно знаком с этой техникой, но в силу отсутствия в то время нейросети и нужных баз знаний ему не довелось управлять глайдерами. Сейчас же у него появились пилотские базы знаний. Парень их сразу после того, как пристроил на стопы древесную кору, поставил на изучение, но даже минимально необходимый третий ранг с нынешним ФПИ Ларса придется изучать шестнадцать часов, то есть с учётом времени, проведенным в пути, осталось ещё четырнадцать часов. Поэтому полуэльф даже не думал угонять транспорт. А вот взломать — это за милую душу.


После взлома искинов задурить электронные мозги бортового компьютера глайдера оказалось пустяком. Можно было бы внушить компу, что не нужно требовать подтверждённого ранга в пилотировании глайдеров, только водить-то Люк всё равно пока не умеет.


В итоге Ларс выбрал менее приметный серый пикап, забрался в заднюю часть, лёг на пол и накрылся синей фермерской курткой, которая лежала на сиденье.


Примерно через полчаса, проведенных в неудобной позе, Люк услышал звук открываемой двери. Дождавшись, когда водительское сиденье содрогнется под весом пилота и раздастся звук захлопнутой двери, он незамедлительно дважды использовал Майнд Трик.


После этого полуэльф позволил себе сесть на задний диван и с наслаждением вытянуть босые ноги, ибо импровизированную обувь он уже скинул.


Водителем оказался крепкий краснокожий мужчина-хуман с кудрявыми черными волосами. Одет он был в неброский фермерский комбез.


— Отвечай на мои вопросы, — спокойно начал Люк. — Что ты делал в космопорту?

— Подвозил соседа и помогал ему отнести вещи. Он за двадцать лет накопил денег, продал ферму и решил полететь жить к детям в систему Вишна.

— Куда сейчас собираешься лететь? — продолжил Ларс.

— Домой к себе на ферму.

— Ты живёшь один или с кем-то?

— У меня жена и двое детей. Но сейчас они гостят у мамы в городе и вернутся домой лишь после выходных.

— Отлично! — обрадовался Люк. — Лети куда хотел. На пассажира в салоне не обращай внимания.


Водитель потерял к Люку всякий интерес. Он буднично запустил движки. Корпус глайдера вздрогнул, отрываясь от земли.


Пока фермер был сосредоточен на управлении глайдером, Люк растянулся на заднем диване и прикрыл глаза. Его после всех приключений потянуло в сон.


Толчок от приземления глайдера разбудил Люка. Он выбрался из пикапа вслед за водителем.


Фермер с изумлением круглыми глазами уставился на появление из своего пикапа бродяги. Краснокожий хуман резко открыл в себе талант производителя кирпичей. Он попятился на пару шагов назад. Любого напугает босоногий бродяга с обнаженным торсом в половине комбеза, выходящий из его транспортного средства.


— Ты кто? — охрип от страха фермер. — Ты как оказался в моем глайдере?


Плавное движение правой руки бродяги заставило сердце хумана забиться в груди подобно испуганной птице в клетке. После же второго движения руки его тело расслабилось, а взор слегка расфокусировался.


— Мне нужны твоя одежда, обувь и мотоблок!


Просьба бродяги была способна ввергнуть в шок многих, но не фермера в этот момент. Он лишь кивнул и попытался снять комбинезон, но был остановлен полуэльфом.


— Запасная одежда и обувь сойдут. Не стоит раздеваться.


Вскоре Люк щеголял в стареньком, но таком привычном фермерском комбезе. Даже ботинки у него были такие же, как год назад. А ещё он был сыт и доволен жизнью.


Прихватив с собой баул с продуктами, нож и зажигалку, Люк приступил к переделке древнего мотоблока.


У любого жителя Союза вызвал бы недоумение выбор Ларса. Зачем ему мотоблок? Тем более почему был выбран старый агрегат при том, что у фермера есть и новенький такой же аппарат?


Всё дело в том, что мотоблок нужен был для разового использования, так зачем лишать человека нового прибора? А так фермер почти ничего не теряет. Старый мотоблок он и так собирался сдать на переработку, да и потрёпанная одежда с обувью уж точно его не разорят.


Мотоблок — отличная вещь. При прямых руках его в минимальные сроки можно превратить в транспорт, для управления которым не нужны никакие базы знаний и нейросеть. Подобным Люк увлекался в юности. Не ходить же пешком в дальние походы. Он всегда считал, что лучше медленно ехать, чем быстро идти.


Чем хорош мотоблок союза — он работает на электричестве, оттого почти бесшумен, что его выгодно отличает от бензиновых аналогов докосмической эпохи.


У фермера обнаружился набор техника, который сильно облегчил труд Ларса. С помощью ручной лазерной сварки он соорудил площадку с сиденьем, к которой приделал пару колес. Затем он приварил стальное ухо к мотоблоку, к которому прицепил площадку. После этого Ларс вооружился инфопланшетом с закачанной картой местности, оседлал мотоблок и бесшумно покатил в лес.


Воровать у фермера Люку было стыдно, но иного выхода он не видел. Да и брал по мелочи. Но под конец взял у хумана номер счёта, чтобы потом, когда окажется дома, возместить убытки. Не забыл он и заблокировать память фермера, а также приказать стереть данные с его нейросети. Неожиданности учёному были не нужны.


Ферму пришлось покидать в темноте. Мотоблок неспешно вёз пассажира через густой лес. За спиной Ларса висел вещмешок с едой, мотком веревки и привязанным снизу тентом. На поясе болтался нож. Маленький инфопланшет размером со смартфон был закреплён на руле мотоблока, рядом с ним расположился мощный фонарь, освещающий путь. На экране планшета отображалась карта с отметкой точки назначения, двигаться до которой по пересечённой местности оставалось семьдесят два километра.


Простенький бортовой компьютер фермерской техники показывал только заряд батареи. Нового аккумулятора хватило бы на пару суток работы. Но батарея мотоблока уже выработала семьдесят процентов ресурса, отчего её заряда хватит всего на четырнадцать часов. Этого достаточно, чтобы добраться до места.


Чем дальше, тем становилось темней. Через пару часов Люк понял, что продолжать путешествие в таких условиях невозможно. Он проехал всего двенадцать километров от фермы, но всё же решил стать лагерем на ночёвку.


Костер осветил стоянку, а тент превратился в укрытие.


Проснулся Люк незадолго до рассвета. После завтрака он собрал тент, погасил остатки углей в костре и с рассветом продолжил путешествие.


При свете местной звезды поездка проходила бодрее. Мотоблок успешно лавировал между деревьев, развивая скорость в десять-пятнадцать километров в час. Единственное неудобство доставляли буреломы, которые приходилось объезжать. Изредка попадались места, в которых колеса зарывались во влажный грунт, прикрытый слоем перегнившей листвы. В такие моменты приходилось слезать с транспортного средства и вытаскивать его из грязи, благо что весит мотоблок с импровизированным прицепом немного.


Цель приближалась. Люку пришлось бросить мотоблок и дальнейший путь проделать пешком. Вскоре деревья стали редеть и на обозрение полуэльфу открылась большая территория. Вилла, обнесенная высоким забором, за которым вдалеке проглядывались верхние части большого трёхэтажного дома и пятидесятиметрового челнока.


Невозможно описать всю радость Люка при виде квадратных обводов древнего челнока. Ему хотелось кричать от восторга. А ведь, отправляясь сюда, он лишь надеялся на везение.


Полуэльф ещё на ферме подумал, что единственный вариант выбраться в космос — воспользоваться частным космическим аппаратом. А у кого такой может быть? Только у аристократии.


Он поставил себя на место пиратов, захвативших власть на этой планете, после чего понял, что на месте капитана одного из судов оставил бы себе хотя бы бот или челнок, чтобы иметь возможность быстро добраться до космического корабля. И корабль бы тоже оставил за собой. Ведь по сути вооруженное космическое судно для самозваного графа — это залог сохранности титула.


Дальше оставалось в инфосети найти список местных графов и адреса их проживания. И то, и другое имелось в свободном доступе. Дальше проще: найти ближайшего к ферме графа и навестить его. Охрана тут, конечно же, должна быть, но наверняка не такая серьезная, как в космопорту. Да и вряд ли граф и его люди будут готовы к визиту незваного гостя.

Глава 15

Проникнуть на территорию охраняемого поместья незаметно? Не смешно. Навыков разведчика у Ларса нет. Хакерскими талантами он тоже не блещет, так что удаленно охранный искин взломать не выйдет.


Итого у полуэльфа оставалось два варианта. Первый — с помощью пси-техники в медитации обозреть окрестности, после чего телепортироваться прямиком в дом, затем применить технику внушения к хозяину. Второй вариант заключался в том, чтобы выводить из строя всех встречных при помощи Майнд Трика.


Оба варианта имели недостатки, поэтому пришлось их откорректировать.


С помощью медитации Люк, распространяя вокруг волны Пси, узнал план окружающей местности, дома и шаттла. Также он увидел разумы всех, кто находится в радиусе километра.


Изучение разумов существ на территории поместья позволило найти некоторые отличия. Припоминая ощущения от пиратов, которые в компании эльфа собирались угнать фрегат, Люк понял, как выглядят разумы хуманов с боевыми имплантами. Псиона он тоже мог бы отличить: примеров в тринадцатом отделе имелось много. И слава богам, что псионов тут не было. А вот то, что парочка людей в самом доме были с боевыми имплантами… Проблема.


Судя по расположению хуманов с боевыми имплантами на втором этаже в просторных комнатах они или хозяева, или занимают важные должности у графа. Из-за них план, который сводился к простому «прийти и всех подчинить», был изначально провальным. Но мозги не просто так даны учёному.


Там, где нормальный прием Пси будет отражен, микро воздействие останется незамеченным. А Ларс единственный учёный в тринадцатом отделе, который изучает славянские заговоры.


Буквально на коленке Люк разработал заговор на языке Древних — русском. Вскоре он сконцентрировался на одном из обладателей боевого импланта и начал шептать слова придуманного заклинания:


На землице, на чужой, гуляет ворог мой. Стану слова шептать, ворога усыплять.

Выйду я мышиной тропой, обойду преграды тихой сапой. Не тревожится твой имплант, не тревожиться нейросеть.

Как пудовые гири тянет к земле, так веки ворога затворяются.

Как в сейфе хранится злато, так же сон на вороге чтоб держался.

Сон твой будет долог, как вечность мироздания. Сон твой будет крепок, как броня линкора.

Замыкаю свои слова замками, бросаю ключи под бел горючь камень алатырь; а как у замков смычи крепки, так мои слова метки.


Удивительно, но сработало. Люк мог лишь наблюдать, как снижается мозговая активность объекта воздействия и как хуман принимает лежачее положение.


Закрепляя успех, Люк усыпил второго опасного хумана.


Набравшись наглости, Люк вышел из-за деревьев и направился к центральным воротам, к которым вела транспортная дорога. Естественно, он был обнаружен сразу же. Навстречу Ларсу из калитки вышли двое вооруженных крепышей в лёгких пехотных комбезах с бластерами в руках. Оба охранника были настороже.


— Стоять! — направил один из них бластер на Люка. — Кто такой, что тут делаешь?


Смущённо улыбнувшись, полуэльф плавно развел руками, тем самым маскируя Майнд Трик.


— Здравствуйте, господа. Я Люк, пришёл устраиваться на работу. Меня пригласил сам господин управляющий.


Играя нервозность, Люк делал вид, будто не знает куда деть руки. Ещё одно движение правой руки удачно замаскировало технику внушения. Но пока были взяты под контроль лишь нейросети обоих охранников.


— Нас не предупреждали, — нахмурился всё тот же охранник. — Сейчас я свяжусь с управляющим, но если ты соврал, то…


Угрожающе покачнувшийся ствол бластера говорил лучше всяких угроз. У Люка пересохло во рту, сердце бешено билось в груди. Тем не менее он умудрился изобразить подобострастие.


— Да-да, господин, — закивал он, плавно поведя ладонью справа налево на уровне живота, — разве я против.


Ларс с удовольствием отметил, как взор угрожающего охранника расфокусировался. Ствол бластера опустился. Второй мужчина мельком взглянул на напарника и что-то заподозрил, но ничего сделать не успел, поскольку Люк более уверенно использовал на нем технику внушения.


— Итак, господа, я вас не обманываю, вы мне полностью доверяете, — твердо продолжил Ларс. — Как вы должны действовать дальше в случае прихода нового рабочего? Говори ты.


Первый взятый под контроль охранник, к которому обратился полуэльф, тут же начал отвечать:


— Мы должны связаться с управляющим и начальником охраны. Если оба дадут разрешение, то нужно внести визитера в базу искина с гостевым допуском и пропустить соискателя.

— Начальник охраны имеет военный имплант?

— Да, — получил в ответ кивок охранника Люк.

— Вы получили одобрение от начальника охраны. Сделайте мне гостевой допуск.


На мгновение взор охранника затуманился. Он работал с нейросетью.


— Проходите, — произнёс он.

— Я важная персона. Замаскированный сын короля, которому граф помогает тайно покинуть планету на своем шаттле. Вы получили приказ от графа беспрекословно слушать мои приказы, охранять и сопровождать меня. Проводите меня к шаттлу.


Оба охранника отмерли и ударили себя кулаком по груди, отдавая воинское приветствие.


— Ваше Высочество, прошу следовать за нами. Простите, мы сразу вас не узнали из-за маскировки. Граф приказал охранять вас.

— Ведите, — благосклонно кивнул Люк.

— Прикажете вызвать пилота? — подобострастно вопросил первый охранник.

— Сам справлюсь. Не стоит никого привлекать.

— Мы должны доложить графу и начальнику охраны, — нахмурился сопровождающий.

— Не стоит их беспокоить. Оба эти, без сомнения, уважаемые члены общества сильно устали и сейчас крепко спят. Когда кто-то из них проснется, тогда и доложите, что я взял покататься шаттл графа. Тем более у нас с ним всё согласованно.

— Как прикажете, Ваше Высочество. Я восхищаюсь талантом ваших гримёров. Так удачно замаскировать вас под фермера-полуэльфа…

— Они не зря получают кредиты, — небрежно ответил Ларс.


До шаттла Люк в сопровождении охранников дошел без происшествий. Он так сильно переживал, что дрожали поджилки. Парню с трудом удавалось скрывать свой страх. По пути встретились ещё двое охранников, делающих обход территории, но они лишь покосились на коллег и продолжили идти.


Возле шаттла обнаружился пилот. Его профессию можно было легко опознать по голубому пилотскому лёгкому скафандру. Шлем он не надел, отчего можно было рассмотреть молодое лицо парня-хумана с пшеничными волосами.


— Вы что тут делаете? — спросил он с любопытством.

— Граф приказал сопроводить принца к шаттлу.

— Принца? — с недоумением закрутил головой пилот. Он остановил свой взор на Люке и сощурился. — Вы что, спайса обкурились?

— Нет, — ответил первый охранник. — Принц загримирован и находится у нас инкогнито. Граф приказал выделить ему шаттл для прогулки.

— Точно обкурились! — констатировал пилот. — Вы же не хотите сказать, что этот ушастый фермер принц? — усмехнулся он.


Люку на руку были разговоры. Он встал позади второго охранника и правой рукой, скрытой от глаз пилота, сделал пасс. Первая преграда пройдена: нейросеть пилота под внушением. Он продолжил работать с Пси, а пилот тем временем возмутился:


— Без личного приказа графа я на шаттл никого не пущу! И вообще, мужики, идите проспитесь и своего кореша-наркошу заберите, пока начальство не увидело.


Внезапно пилот замер и уставился в одну точку. Люк с облегчением выдохнул.


— Верь мне. Я замаскированный принц. Граф лично тебе приказал выполнять мои поручения, просто ты запамятовал. Никаких сомнений.

— Ах, точно! — хлопнул себя по лбу отмерший пилот. — Простите, Ваше Высочество, не признал вас в таком виде. Сейчас, я только доложу графу, что вы прибыли…

— Не стоит, — оборвал пилота Люк. — Граф изволит отдыхать. Нам пора лететь на орбитальную станцию.

— Да-да, как прикажете, Ваше Высочество, — отступил на шаг слегка напуганный пилот. — Прошу вас на борт.


По приказу пилота дверь шаттла распахнулась и вниз спустился пологий наклонный трап.


— Вы свободны, господа, — кивнул охранникам Люк, после чего смело направился вслед за пилотом на борт летательного аппарата.


Охранники поспешили отойти подальше. Они направились обратно на свой пост к главному въезду в поместье.


Шаттл оказался стандартным для Союза: дизайн кирпича, черный цвет и аскетичная отделка. Большую часть летательного аппарата занимали двигатели, баки для топлива и грузовой отсек. От шлюза вел небольшой коридор. По бокам расположились две маленькие каюты. Пилот и Люк через дверь в конце коридора зашли в рубку управления, в которой расположилось множество кресел. Большая часть сидений предназначены для пассажиров и всего три спереди перед прозрачным стеклом для экипажа.


По столь архаичной компоновке Люк сделал вывод, что корабль древний, как кости мамонта. В лучшем случае второе поколение. Ибо уже с третьего поколения во всей космической технике отказались от стекол. Конечно, это было не совсем стекло, а прозрачный металл, но он все равно уступает по прочности прочим композитам, используемым в космостроении.


С изученными базами знаний «Пилот» в третьем ранге полуэльф уже мог бы справиться с управлением шаттлом. Но… Полётной практики у него не было, оттого имелся шанс банально разбиться. Поэтому Люк предпочел воспользоваться услугами профессионала.


Видимо, удача сопутствовала Ларсу. Как иначе, если ему удалось не только добраться до космического корабля, но и спокойно взлететь. Все переговоры с диспетчерами взял на себя пилот. Как и предполагалось, шаттл графа имел приоритет. Никто не чинил ему препятствий. Разве что пришлось немного покружить в небе на небольшой высоте в ожидании коридора для взлета с планеты и подлета к орбитальной станции.


Пока пилот управлял шаттлом, Люк искал местоположение искина. Вскоре он был обнаружен в углу в нише под бронированными створами.


***


Когда шаттл со скоростью улитки (по космическим меркам) приближался к станции, на Ригеле в это время от звонка на нейросеть проснулся граф Дюк Пинс.


— Да… — сонно пробормотал он, приняв вызов.

— Папа, ты решил куда-то полететь?

— Не понял… Сын, о чём ты говоришь?

— Пап, я на орбите дежурю на нашем фрегате. Мне поступил сигнал, что к орбитальной станции направляется наш шаттл.

— Погоди, этого не может быть, — напрягся граф. — Я дома и не давал никому приказов на полеты.


Пинс выглядел как старик шестидесяти лет, ощущал он себя соответственно. Он уже прошел через три омоложения, а больше современная медицина не позволяет. Так что для его двухсот семидесяти лет так выглядеть — большое достижение. Пожалуй, если бы не старые боевые импланты, он бы не сумел столь резко вскочить с места и выглянуть в окно без головокружения. Глаза и рот аристократа широко распахнулись.


— Что за…

— Пап, — в голосе молодого аристократа слышалось волнение, — с тобой всё хорошо? Что случилось?

— Шаттл… — шёпотом начал Дюк. Затем он перешёл на крик: — Шаттл пропал! Какая сволочь?

— То есть, наш шаттл угнали?

— Погоди, сын, я уточню.


Граф направился в кабинет начальника охраны. С удивлением он обнаружил старого пирата спящим прямо в рабочем кресле.


— Просыпайся, старый волчара! — гаркнул граф.


От возгласа пожилой начальник охраны подскочил как ужаленный.


— Что? — с недоумением уставился он на графа.

— Пока ты тут дрыхнешь, у нас шаттл пропал. Ты посылал его куда-нибудь?

— Как пропал? Куда пропал?


Резво вскочив на ноги, начальник охраны подскочил к окну.


— Нет… — тихо протянул он. — Дюк, я никуда шаттл не отправлял. Не мог он просто так исчезнуть. Это же, мля, пятидесятиметровая стальная махина!


Ехидно ухмыльнувшись, граф продолжил:


— А сын говорит, что мой шаттл сейчас подлетает к орбитальной станции. А ты тут щеки давишь. Так ты охраняешь меня и мое имущество?

— Погоди, старина, сейчас разберусь.


Руководитель охраны через нейросеть обратился к искину и вывел на большой настенный инфопланшет видеозаписи с камер видеонаблюдения. Оба старика при просмотре нахмурились.


— Что за херня, Зак?! — со злостью прошипел Дюк. — Какого ящера твои люди пускают ко мне домой какого-то фермера?

— Не какого-то, — тихо произнес Зак, получивший на нейросеть сводку по незнакомцу. — Это Люк Ларс. Преступник, которого ищут по всей системе. Псионик-телепортер и то ли астранский, то ли эльфийский шпион, которого сильно жаждут схватить афранцы. И похоже, этот ушастый засранец спёр наш шаттл.

— Как? Как, мля, можно спереть шаттл у нас прямо из-под носа?!

— Так он же псионик, — развел руками Зак. — Секундочку… — он связался с охранником с ворот.

— Внимательно слушаю, господин…


Договорить охранник не успел, он был прерван гневным возгласом Зака:


— Слышь ты, сухопутная крыса, вам жить надоело? Вы какого ящера позволили угнать шаттл?

— Господин Зак, но мы не… — испуганно забормотал охранник. — Ничего такого. Мы лишь выполняли приказ графа.

— Какой ещё приказ? — Дюк с недоумением уставился на Зака.

— Что там за приказ? — передал слова подчинённому Зак.

— Сопроводить принца к шаттлу, чтобы тот мог полетать…


В кабинете повисла гробовая тишина. Можно было различить, как скрипят мозги зависших стариков. Лица обоих вытянулись.


Зак и Дюк переглянулись и посмотрели друг на друга большими глазами.


— Зак, ты что-нибудь понял?


Мотнув головой, Зак обратился к охраннику:


— Какой, к ящеру, принц?

— Ну наш принц, ригелевский…

— Ты ебанулся или спайса накурился? — вкрадчивым шёпотом спросил Зак.

— Но ведь граф…

— Чё граф?! — рявкнул Зак. — У нас нет никаких принцев! У короля Ригеля семь дочерей и все они хуманы, а не остроухие, придурок! И граф тебе ничего не приказывал. Живо оба метнулись ко мне!


Граф всё понял. Он сразу же перезвонил сыну.


— Ну что, пап?

— У нас шаттл спиздили, сын. Это сделал разыскиваемый в нашей системе преступник Люк Ларс. Ты знаешь, что делать, сынок.

— Понял, — предельно серьезно отозвался молодой аристократ. — Я эту тварь поймаю и выпотрошу!


***


Тем временем на шаттле Люк пока отказался от взлома искина. На это пришлось бы потратить около двадцати секунд. Через стекло уже была видна гигантская орбитальная станция радиусом тридцать километров, к которой были пристыкованы разнообразные суда от тридцати метров до полутора километров.


— Дай мне доступ к системам управления шаттла, — приказал Люк.


Пилот выполнил пожелание пассажира.


Ларс подключился к сканерам космического корабля и более подробно обозрел окрестности станции, примечая суда, на которые можно переместиться. И один корабль завладел его вниманием. Это был самый большой из здешних космических аппаратов, полуторакилометровый крейсер. Дизайн его не отличался от прочих судов Союза, всё та же форма гигантского кирпича. Судя по надстройкам на корпусе, орудий у корабля хватало в избытке. Изученные базы знаний позволили лишь примерно идентифицировать судно: шестое или седьмое поколение, что очень круто для фронтира. Правда, размер для крейсера такого поколения маловат. То есть можно смело сказать, что это лёгкий и быстрый крейсер, скорее всего, военный транспортник. Вот только страну-производитель Ларс затруднялся назвать.


Главное, что этот крейсер явно из центральных миров, и он как раз медленно отлетал от станции. Со скоростью черепахи он будет ползти ещё минут десять, пока не удалится от станции на достаточное расстояние, чтобы без последствий включить основные двигатели.


Внезапно пилот отвлекся от управления шаттлом, на мгновение прикрыв глаза. Некоторое время он просидел так, после чего с подозрением взглянул на Люка и включил тормозные двигатели.


— Ты что…

— Со мной связался граф Пинс, — ехидно сказал пилот. — Он мне всё рассказал. Ты никакой не принц. И граф не приказывал мне отправляться в полёт. Так что придётся тебе подождать, пока граф тебя арестует.

— И чего ты лыбишься? — спросил Люк.

— Я с удовольствием посмотрю, как граф спустит с тебя кожу за такой обман, — оскалился пилот.

— Граф далеко, а я тут…


Люк вновь использовал Майнд Трик. Ухмылку стерло с лица пилота.


— Подлети как можно ближе к тому крейсеру.

— Но тогда мы покинем транспортный коридор и нас могут расстрелять орудия станции, — произнёс пилот.

— Лети! — с нажимом сказал раздраженный Люк. Ему не понравилась лёгкость, с которой пилот сбросил технику внушения. Видимо, не так он прост, как хочет казаться.


Пилот подчинился и сошел с маршрута, начав сближение с медленно отплывающим от станции крейсером.


Тут же диспетчерская разразилась угрозами и матами. Со стороны космоса в сторону шаттла шустро надвигался военный фрегат третьего поколения. Но Люку на все это было плевать.


Прикрыв глаза, полуэльф максимально быстро погрузился в медитацию и выпустил узконаправленный луч Пси. Луч быстро настиг цель, и Люк расширил его, таким образом обозревая внутренности крейсера. Не все, но часть. Это была только что придуманная и воплощенная модификация пси-сканирования, которое учёному не раз приходилось использовать. Жить захочешь — и не такое сделаешь. Телепортироваться в космосе на глазок — не самое лучшее решение, поэтому нужно точно знать, куда перемещаться.


Корпус шаттла содрогнулся столь сильно, что Люк повалился на пол, а беспечно не пристёгнутый пилот приложился головой о пульт ручного управления. Свет мигнул и погас, но почти сразу загорелось тусклое аварийное освещение, а вот гравитация стала в два раза слабее.


— Вот же ящер тебя полюби! — выругался пилот. — Эти гады отстрелили нам движки и реактор. Теперь мне точно сдвиг по гиперу…


Естественно, падение не прошло даром. Люк вывалился из медитации. Он поспешил распахнуть шкафчик с аварийными скафандрами. Косясь на стекло, он с ужасом наблюдал за вылетевшим со станции десантным ботом, который шустро приближался к подбитому шаттлу.


Люк успел надеть штанины от скафандра, как почувствовал опасность.


— Это всё из-за тебя, ящеров псион! — зло воскликнул пилот, направляющий в сторону Ларса бластер, который по всей видимости выхватил из секретной ниши в районе пульта.


Не дожидаясь начала стрельбы, Люк резким телекинетическим толчком выбил оружие из руки пилота. Но в последний миг пилот успел нажать на спусковой крючок и рубку прочертил красный импульс.


Большими глазами посмотрев на пятно на стене в десяти в сантиметрах от своей головы, Люк так перепугался, что решил максимально обезопасить себя. Второй толчок телекинезом — и пилот, пролетев пару метров, сильно приложился головой об стену, после чего бессознательной тушей свалился на пол. Надел бы шлем, такого не было бы, но он под внушением пренебрег техникой безопасности.


Десантный бот был совсем близко. Люк как мог быстро облачился в оранжевый спасательный скафандр. Дальше он сконцентрировался на грузовом трюме крейсера.


Толчок, от которого вздрогнули остатки старого космического аппарата, возвестил о стыковке десантного бота с останками шаттла. До ушей Люка донёсся жуткий скрежет, с которым взламывались шлюзовые двери.


Не дожидаясь захвата, Ларс с громким хлопком телепортировался.


С таким же хлопком полуэльф появился именно там, где и рассчитывал. Это был огромный грузовой трюм, битком забитый транспортными контейнерами.


Отсутствие гравитации сыграло с парнем злую шутку. Его сразу же замутило, голова закружилась, а ноги взметнулись выше головы. Люк умудрился схватиться за контейнер. Благо они были неподвижными, поскольку крепились к полу и друг к другу механическими держателями.


Зная из баз для пилотов о большинстве космических кораблей, Люк примерно представлял расположение стандартных систем наблюдения в грузовых отсеках. По идее, выбранное им место не должно просматриваться видеокамерами. А вот звук должен был насторожить искина.


Дальше, следуя стандартным протоколам, искин должен передать данные экипажу корабля, после чего в грузовой трюм должны направить техников для проверки.


Вылезать Люку в продольные проходы нельзя, там всё просматривается видеокамерами. Следовательно, ему остаётся только ждать и надеяться.


У парня надежда лишь на то, что крейсер начнет разгон прежде, чем техники обнаружат зайца. Конечно, неучтённый пассажир на борту корабля ни у кого не вызовет радости. Но по логике ни один торговец не станет терять время на торможение, чтобы сдать пассажира властям системы во фронтире. Это потеря времени. Время — деньги. То есть остановка судна — это убытки. Вот если бы это был один из центральных миров, тогда другое дело, но и тут не без вариантов.


Люк надеялся, что убивать его никто не станет. Крейсер не похож на пиратский. Всё указывает на принадлежность корабля частному торговцу из центральных миров, который залетел во фронтир для продажи сельскохозяйственной техники и покупки дешевого продовольствия. Да и маркировка контейнеров, из которой было ясно, что внутри находятся продукты, намекала на последнее.


Раз убивать не будут, то остаётся два варианта. В идеале капитан согласится принять оплату от зайца и высадит его в одном из центральных миров, откуда можно будет спокойно добраться до дома. Второй вариант хуже, но он тоже устраивает Ларса. В этом случае Люка запрут в каюте до конца полёта и высадят на ближайшей станции. Там можно будет договориться со службой безопасности, объяснив всё как есть, если только это не будет система в Империи Афра. Но это вряд ли. Афранские крейсеры были в изученных базах знаний Люка, и этот корабль явно произведен не у них.


Висеть вниз головой не лучшая идея. Для экономии энергии во время стоянки и подобного медленного движения в грузовых трюмах, в которых груз закреплён и не требует особых условий хранения, отключают гравитацию и системы освещения и жизнеобеспечения. Но стоит кораблю начать нормальное движение, заработает как минимум система гравикомпенсаторов и появится искусственная гравитация.


Поэтому Люк в кромешной темноте, ориентируясь на слабенький сканер скафандра, цепляясь за контейнер, медленно перевернулся и достал до пола ногами. Лишь после этого он включил магнитные подошвы в ботинках скафандра. Теперь парень свободно мог стоять на полу и с волнением ожидать своей участи.


Минуты текли, как патока. Гравитация появилась неожиданно. Мгновение назад Ларс ощущал себя воздушным шариком, в следующий миг внутренние органы будто взбунтовались, навалилась тяжесть и к горлу подступила тошнота.


Гравитация говорила о том, что корабль начал разгон. Учитывая скорости, с которыми летают звездолёты Союза, без гравикомпенсаторов никакие крепления не помогли бы. Контейнеры под действием инерции во время торможения сорвались бы в полёт и подобно снарядам пробили бы створы. Дальше понятно, что груз до места назначения не долетел бы.


Люка в таких условиях размазало бы об контейнер при разгоне, несмотря на скафандр, способный компенсировать перегрузки до десяти G.


Ещё через десять минут напряжённого ожидания в трюме загорелся свет и началась накачка атмосферы. Поскольку объём помещения гигантский, продолжался процесс долгих пятнадцать минут. Но это радовало Ларса, потому что крейсер разгонялся уже почти полчаса. Лёгкому крейсеру шестого поколения на разгон нужно всего два-три часа. Чем больше времени прошло с момента старта, тем меньше вероятность того, что капитан прикажет затормозить и дождаться стражей Ригеля.


Времени даром Ларс не терял. Он в трансе медленно распространял волны Пси по всему кораблю. Делать это быстро он опасался, ведь нельзя исключать, что в составе экипажа окажется псионик, да и спешить ему было некуда. Решение оказалось верным, поскольку вскоре Люк за переборкой грузового трюма обнаружил первые пять разумов, по всей видимости, техников. Вот только странное дело: все пять разумов принадлежали слабым псионам. Этот факт зародил подозрения, что с этим кораблем что-то не так. Не бывает, чтобы на одном космическом судне собралось сразу столько псионов. К тому же сомнительно, что они техники.


Хотя действия зашедших в трюм псионов говорили о том, что они всё же техники. Они разделились. Трое забрались наверх и стали медленно зигзагами продвигаться по контейнерам. Двое шли по продольным проходам между контейнерами и корпусом звездолёта. Сейчас техники должны визуально осматривать крепления контейнеров, глядеть, нет ли где перекосов.


Техники шли медленно, что дало Люку время продолжить неспешно заполнять своей Пси весь корабль. И чем дальше, тем больше портилось настроение Ларса. Всего на судне он насчитал пятьдесят разумных, но всё до одного были слабыми псионами, а сигнатуры их разумов говорили о наличии ментальной защиты. Как она осуществляется (имплантом или нейросетью) понять было невозможно. Но все, мать его, псионы и все с ментальной защитой! И как тут не запаниковать? Это что же за такой крейсер, в котором все члены экипажа такие?!


Чем ближе приближались техники, тем сильнее паника охватывала Люка. И вот минут через сорок двое из них, идущие по низу, почти одновременно оказались напротив прохода, посередине которого стоял Ларс в ярко-оранжевом комбезе.


Внушительные фигуры в тёмно-синих скафах выглядели пугающе. Роста в мужчинах было под два метра, а в скафандрах они выглядели ещё выше. Скафандры хоть и скрывали тела, но Люк по косвенным признакам заметил, что мышц там хватает. А когда он через прозрачные щитки разглядел лица хуманов и их блондинистые шевелюры, сердце парня и вовсе ухнуло в пятки.


Тут-то всё встало на свои места: высокий рост, светлые волосы, мощные спортивные фигуры, слабые пси-способности…


«Хуже не придумаешь, — подумал смертельно напуганный Ларс. — Попасть на корабль Конфедерации Кито с моими-то внешними данными… Знал бы, уши себе отрезал! Лучше без ушей, чем без головы».


Техники замерли, заметив неучтенного пассажира. Долго ступор не продлился. Через мгновение на Ларса были наставлены станеры.


Полуэльф в очередной раз мысленно посокрушался:


«Долбанные милитаристы! Всё у них, не как у нормальных людей… Где это видано, чтобы техники разгуливали по кораблю с оружием? А защита сознания?! Вот как бедному псиону использовать свой небогатый арсенал сверхспособностей, если от них защищены не только все члены экипажа, но и искин?»


Медленно подняв руки вверх, Люк начал говорить первым:


— Господа, вышло недоразумение. Искренне прошу понять и простить. Меня взяли в рабство пираты, но мне удалось сбежать от них. Исключительно желание жить толкнуло меня проникнуть на ваш корабль. Прошу вас, не убивайте. Я готов оплатить полёт до ближайшей системы.


В ответ тишина, и станеры никто не опускал. Лишь наверху появилось ещё три ствола, причем один из них был боевым бластером. Это троица техников достигла края контейнеров.


Судя по эмоциям, исходящим от техников, они были шокированы. Один из них, тот, что стоял справа от Ларса, отрешился, видимо, общался по нейросети с капитаном. Вскоре он через вокодер приятным баритоном, но с угрожающими нотками произнёс:


— Ты! Идёшь с нами. Не вздумай делать глупостей…

Глава 16

Место действия: неизвестная система.

Время действия: семь дней спустя.


Космос… Если ночью выйти на улицу и взглянуть в безоблачное небо, то звёзды покажутся невообразимо далёкими и красивыми. Кто-то найдет в них романтичный подтекст, кто-то поверит в возможность предсказать будущее по положению далёких светил.


Всё резко меняется, когда болтаешься в открытом космосе в скафандре, а звезда выглядит, как маленькая далёкая точка. От космического холода и прочих опасностей вроде вредных излучений защитой служит лишь скафандр, но лишь до тех пор, пока не разрядится аккумулятор. Когда понимаешь, что запаса воздуха хватит всего на двенадцать часов, а батарея протянет всего восемь, не сойти с ума — задачка не из лёгких.


Люк был в шоке, если можно так назвать состояние полнейшего офигевания. Эти… Граждане Конфедерации Кито полностью отмороженные на всю голову! А ещё они жуткие параноики.


Неделю назад Люк оказался на торговом судне китовцев и был задержан. Без разговоров его тут же поместили в экранированную каюту, которая больше напоминала тюремную камеру. Полная герметичность, автономная циркуляция воды и воздуха. Стены не пропускали сигналов нейросети и Пси. Даже волхвовские заговоры не работали. Точнее, на самом Люке все пси-техники работали, а вот воздействия вовне не проходили. Он даже телепортироваться не мог. При этом парень не мог не отметить, что этот способ заблокировать телепортацию лучше, чем использовать что-то вроде ошейника со взрывчаткой или держать псиона под наркотой, снотворным и подобными препаратами.


С Ларсом все же пообщался кто-то вроде безопасника китовцев. Люк ему честно рассказал, что сбежал от пиратов. Предлагал денег за доставку на любую жилую планету. В ответ ноль эмоций… Хотя нет. Безопасник смотрел на Ларса, как на грязь на подошве: с презрением и неприязнью. Одна фраза того хумана впилась в сознание молодого ученого:


«Ксенос, нам плевать на твои проблемы. Не будет вас, ксеносов — нам же легче».


И всё. Реально всё. Неделю Люк провел в камере, питаясь гелеобразной пастой, которая подавалась из подобия краника. Он ждал, когда к нему снова заглянут, строил планы. Вначале хотел торговаться, потом злился и думал, что попытается прорваться. Даже придумал пару новых трюков с телекинезом и пару новых проклятий. Но всё тщетно. Никто больше к пленнику не заходил.


И вот сегодня Ларс почувствовал, что его тянет спать. Это было странно. Люк сразу заподозрил сонный или отравляющий газ, но поделать ничего не мог. А сейчас он пришел в сознание и большими глазами уставился на безбрежное космическое пространство.


— Охренеть! — на языке Древних воскликнул он. — Вы серьезно? Нет, бля, ВЫ СЕРЬЕЗНО?! Оче-е-нь оригинальное решение. Нарядить пленника в его же скафандр и выкинуть в открытый космос! Ксенофобы гребанные!


Паника затопила сознание Люка. Его охватила жуткая апатия. Единственное, что он мог, — активировать аварийный маяк, который начал посылать в пространство сигналы СОС. А дальше в голове поселилась пустота. Ситуация казалась безнадежной. Ну в самом деле, что может поделать человек в открытом космосе в скафандре, когда вокруг не видно ни одного космического судна?! Ровным счётом ничего. По крайней мере так думал Ларс. Да любой, оказавшись в таком положении, думал бы также.


В принципе, можно понять китовцев. Если рассуждать логически, они же не пираты, а торговцы. Возможно, поэтому и не убили Ларса. Просто нейросеть фиксирует убийства, искин корабля тоже всё фиксирует. Если нет хакера, способного затереть данные искина, то лучше на корабле противоправными действиями не заниматься. А если ещё есть шанс подвергнуться ментоскопированию… Короче, проще высадить человека, чем потом по всем инстанциям уйдет факт убийства. Выбросить пассажира в космос тоже проще, ведь потом можно сделать честные глаза и сказать: мол видел там жилую планету, думал, что неучтённого пассажира выловят спасатели. Но это были измышления на уровне догадок. Почему всё произошло именно так, а не иначе, точно известно не было.


Внезапно Люк встрепенулся. Вместе с обширными знаниями по наукам, которыми пичкают всех учёных любых специальностей на начальных рангах, была и психология.


Психологи Союза проводили исследования психики людей после космических катастроф и аварий. И они выяснили, что девяносто процентов разумных, которые изначально спаслись после чрезвычайного происшествия, но впоследствии не выжили, имели огромные шансы на сохранение жизни. Их убивали не условия окружающей среды, а их бездействие. От чувства безысходности людей охватывала сильнейшая апатия, из-за чего они прекращали борьбу за свою жизнь. При этом у них было все, чтобы остаться в живых, если бы они использовали мозги и руки по назначению.


Например, знаменитый случай, который приводится как хрестоматийный. Пираты устроили бунт на корабле и взломали искин. Своего капитана они не стали убивать, а выкинули в открытый космос на спасательной капсуле с запасом еды и воды на восемь дней. Бывший капитан был настолько зол на пиратов, настолько жаждал мести, что переступил через страх и апатию и начал действовать. Он из подручных средств собрал фильтр и пил свою мочу, экономил продукты. Главное, что он действовал и твердой рукой направлял капсулу к дикой, но обитаемой планете. И ему удалось приземлиться. Потом он долго выживал на планете, а в итоге не только остался в живых, но ещё умудрился выбраться с этой планеты и отомстить своей бывшей команде.


Вспомнив об этом, Люк сжал зубы и постарался избавиться от всепроникающего ужаса и апатии.


— Врешь, не возьмёшь! — со злостью прошипел он. — Русские полуэльфы не сдаются!


Собрав волю в кулак, Люк начал обдумывать варианты спасения. Отрешиться от страха было ой как непросто: вокруг темнота космического пространства, не понятно, где верх и низ.


Все средства, доступные в такой ситуации обычному человеку, сразу же отпадали. Ну нет у простого лёгкого скафандра никаких двигателей, соответственно, запас топлива тоже отсутствует на корню. И хоть тресни, но за отведенные восемь часов, гребя руками, словно пловец, до пригодной для жизни планеты, если она имеется в этой системе, не добраться. Так вообще никуда не добраться, это даже на реактивное движение не похоже!


Раз обычные методы отпадают, то остаются лишь паранормальные. Из всех пси-техник Ларс мог отметить лишь две способных переместить тушу в космосе. Первый вариант заключается в придании себе ускорения телекинезом. Но он был бы полезен, к примеру, если бы Люк оказался в открытом космосе возле какого-либо объекта: космического корабля, орбитальной станции и тому подобного. В таком случае телекинез послужил бы заменой импульсным двигателям.


Фактически единственной пси-техникой, способной реально спасти Ларса, является телепортация. Вот только для перемещения нужно знать точку назначения, которой в данный момент должна выступать планета или станция, то есть место, где можно выжить. Люка обуревали вполне обоснованные сомнения в том, что его обычного приема с посылом волны или луча Пси окажется достаточно. Не те расстояния.


Из всего этого следовало, что срочно кровь из носу нужен способ определения направления. И такой способ был найден. Молодой ученый прибег к своей универсальной палочке-выручалочке: пси-техникам слабого воздействия или иначе к волхвовским заговорам.


Первым делом для повышения шансов на выживание Люк наложил на себя заговор на удачу. Такое же заклинание он применил к скафандру, чтобы тот не сломался в самый ответственный момент.


Пожалуй, Ларс ещё никогда не работал с такой самоотдачей и ни разу не сочинял новое заклинание со столь невообразимой скоростью. Парень сразу же поспешил испытать заговор и громко начал зачитывать слова:


Стану благословясь, телепортируюсь перекрестясь, добрый молодец Люк Ларс, в чистом космосе. Благословясь, распахну третье око.

В этой системе висит планета. Да не просто висит, а жизнью пышет. Воздух там сладок и пригоден для дыхания добра молодца Люка Ларса.

Как сканеры корабля видят систему, так третье око Люка Ларса пусть видит.

Как искин путь указывает, так у Люка Ларса пусть направление на жилую планету третье око видит.

Будьте слова мои крепче дюрапласта!


Столько желания, столько сил было вложено в заклятье, что язык не повернется назвать заговор слабой пси-техникой. Люку казалось, что он превзошел сам себя, выложившись даже больше, чем на сто процентов.


И ведь результаты не замедлили себя проявить. В голове Ларса будто взорвалась сверхновая. Виски резко сдавило, а из носа хлынула кровь, но Люк на это не обращал внимания. Сейчас его больше беспокоили новые ощущения.


В голове парня вся система была как на ладони. Он ощущал себя игроком компьютерной игры. Казалось, словно Люк внезапно превратился в стороннего наблюдателя и смотрел на себя со стороны. Только на деле он видел себя со всех сторон одновременно. Он не мог передать, на что это похоже. Зато мог объяснить процессы с научной точки зрения. Тут было замешано многомерное пространство.


Ларс ощущал себя центром вселенной. С каждым мгновением его обзор увеличивался. Вначале он увидел небольшую каменную планету, затем газового гиганта, окружённого множеством астероидов, кружащих вокруг огромной планеты, потом ещё один газовый гигант. Следом широкое поле астероидов усеивало приличную территорию. Складывалось ощущение, будто ещё недавно на этом месте находилась целая планета, которую разнесли в щебень. А дальше была вожделенная жилая планета. Голубая красавица с двумя лунами манила к себе.


В голове Люка появился луч, который вырывался из центра лба и упирался в поверхность планеты. Это ощущение длилось неуловимый миг и сопровождалось потоком информации, из которого Ларсу удалось выявить направление и расстояние почти в десятую часть светового года.


Внезапно всё как отрезало. Люк вновь взирал на темноту космоса своими глазами через светофильтры шлема скафандра. Стекло частично было забрызгано кровью, и капельки алой жидкости летали внутри шлема. В голове с каждым ударом сердца будто бил набат.


Сконцентрировавшись, Люк телекинезом собрал капли крови и отправил их в слюноприемник. Простенькая пси-техника вызвала резкую боль в висках, будто кто-то пытался забить в голову гвозди. Зато больше ничего не мешало обзору.


Теория квантовой физики подсказывала Люку, что телепортация не ограничена по расстоянию. То есть в теории плевать на какое расстояние перемещается псион: хоть на метр, хоть на другой конец галактики. Основной проблемой псиона является ориентация в пространстве.


Вселенная находится в постоянном движении. Чтобы переместиться даже в соседнюю систему нужно знать координаты. Да, эти координаты будут ощущаться псионом в виде привычных образов, но от этого они не перестанут быть координатами.


Раньше считалось, что псион может безопасно телепортироваться в пределах одной планеты, станции, корабля в знакомое место. С риском можно перемещаться в тех же пределах в малознакомое место, как это сделал Люк, убегая от полиции Ригеля. И смертельно опасно телепортироваться вне безопасной зоны, то есть в пределах системы вне планеты, корабля, станции. Ну и на сто процентов смертельно опасно перемещаться за пределы системы.


Учёные тринадцатого отдела выдвинули множество предположений о сверхдальней телепортации, лишь два из которых имеют под собой фундаментальные научные основы.


Первая теория предполагает возможность перемещения по маяку. Но для этого псион должен иметь нечто вроде приемника сигнала от маяка, ну и, конечно, в точке прибытия должен быть установлен сам маяк. Туда же входит теоретическая вероятность строительства звездных врат (стационарных порталов).


Вторая теория гласит о возможности телепортации по координатам. Но для этого нужен искин запредельной вычислительной мощности, способный учесть все движения вселенной. Причем, чем дальше перемещение, чем больше переменных констант, тем больше шанс погибнуть.


И тут безвестный молодой учёный, работающий без недели год, в попытке выжить получает координаты для перемещения с помощью заклинания. Теперь он знал о расположении планет в этой системе. Вот только чем больше проходит времени, тем дальше необходимая планета.


Так же, как и другие планеты этой неизвестной системы, обитаемая планета вращается вокруг местного светила типа жёлтый карлик. И чтобы удерживаться на своей орбите, она двигается со скоростью около тридцати километров в секунду. По космическим меркам ерунда, но если подождать час, то планета удалится на расстояние больше ста восьми тысяч километров. Значит, нужно прыгать как можно скорее. Да, с риском для жизни, но как иначе? Болтаясь на краю системы риск погибнуть намного выше.


Около получаса понадобилось полуэльфу, чтобы привести свой организм к приемлемому состоянию, то есть способному использовать пси-техники. Это время ему показалось целой вечностью. Секунда в открытом космосе шла за неделю в карцере, настолько ужасающе давило на психику это пугающее пространство.


Наконец, Люк набрался решимости: он сконцентрировал все паранормальные силы и телепортировался. Парень целился таким образом, чтобы попасть на орбиту планеты.


Хлопка после исчезновения Люка в космосе было не слышно, но парень точно исчез.


Если бы кто-то в этот момент наблюдал бы за данным сегментом космоса… Например, невидимая станция наблюдения Пурпуров… То искин станции сделал бы однозначный вывод об использовании магии и принадлежности Люка к волшебникам…


Несмотря на заклинание и увиденное третьим оком, особо прицелиться с такого расстояния без мощного искина невозможно. Так что Люк перемещался с погрешностью плюс-минус лапоть размером в пятьдесят-сто тысяч километров. Времени с момента разведки прошло прилично, но при этом не настолько, чтобы планета успела далеко улететь. Ларс с восторгом остановил свой взор на далёком бело-голубом шаре, который был подобен фонарику, включенном ночью. Это планета! Часть её была скрыта во тьме, то есть видна была лишь большая часть.


Стоило развернуться, как Люк обнаружил ещё одно светящееся пятно размером побольше — ближняя луна. И нет, она не была по размерам больше планеты. Её размеры раз в десять меньше. Просто Люк находился ближе к естественному спутнику, чем к планете. Вторая луна расположена на противоположной стороне планеты, поэтому её не видно. Зато прекрасно можно разглядеть большой и яркий «фонарь» местного светила. Если бы не светофильтры в шлеме, пришлось бы Ларсу пересаживать новые глаза. А так — ничего. Скафандр пока справлялся с холодом, жаром, вредными излучениями и компенсацией прочих негативных факторов.


Это было открытие нового направления в использовании Пси. Люк с восторгом отметил этот факт и оставил в нейросети пометку о дальнейших исследованиях по развитию сверхчувственного восприятия. О чем-то подобном он не слышал, но в теории не исключалось, что маги древности могли пользоваться подобными инструментами познания вселенной.


Хотя нет. Среди информации о Пурпурах встречались упоминания о третьем оке, но было совершено непонятно, что это и как работает. Люк совершенно случайно от безысходности сумел воспользоваться чем-то похожим. Он смог каким-то образом ощущать пространство более полно, чем это доступно обычным людям и технике, будто не в четырех, а в пяти измерениях, но при этом с точки зрения наблюдателя из четырехмерного мира.


Четыре измерения, доступных для восприятия человека, это длина, ширина, высота и время.


Сейчас не та ситуация, чтобы думать о науке и новых гранях псионики. Главная задача — выжить. На неё-то Люк вновь переключился.


Повторно пользоваться новым заговором парень пока не решался, поэтому он телепортировался на глазок. За мгновение он переместился на пару тысяч километров, но казалось, словно он остался на месте. Половинка планеты будто и не думала приближаться.


Тогда Люк более смело телепортировался. Теперь луна стала в два раза меньше, а планета увеличилась в размерах, при этом как-то неожиданно её стало видно всю целиком, а не в урезанном виде. А вот луну Люк потерял из поля зрения, что вызвало у парня панику.


Глуша страх, Люк продолжил перемещаться вперёд. Прыжок, ещё и ещё. И вот он — успех! Люк взирал на гигантский голубой шар. Наверху под спиралями облаков просматривалась ледяная шапка. По центру был виден огромный континент, занимающий обе половины планеты. Невооружённым взглядом можно было разглядеть большие острова. Но всё же основную часть планеты покрывали океаны. Голубой воды было намного больше, чем коричнево-зеленых ландшафтов континента и островов.


По виду Люк прикинул, что с орбитой он загнул. С такого ракурса до планеты ещё около тридцати тысяч километров. Но если учесть, что ещё час назад Люк находился отсюда на расстоянии половины светового года, то это пустяки.


Теперь парню пришлось задействовать все ресурсы мозга и возможности нейросети. Он воспользовался царицей наук — математикой. Моделируя перед глазами треугольники, Люк рассчитал, что до поверхности планеты двадцать девять тысяч километров плюс-минус сто. К сожалению, глаза человека не самый лучший измерительный инструмент. Но даже так это более точная информация, чем примерные прикидки.


Мысленно разделив расстояние между собой и планетой, Люк отметил на виртуальной модели примерное расположение орбиты.

Не откладывая в дальний ящик, парень набрал полную грудь воздуха и телепортировался на дальнюю орбиту. И ведь почти попал.


Новые расчеты, телепорт на сотню километров левее и ещё расчеты. Затем ещё один перенос левее и снова расчёт. После анализа информации с трёх точек пространства данные стали максимально близки к реальности с минимальной погрешностью. Так что неудивительно, что Ларсу в следующий раз удалось переместиться четко на дальнюю орбиту планеты. Теперь облака проплывали прямо под ним. Они казались пенными шапками на поверхности большого бассейна.


Солнце светило прямо в глаза, из-за чего шлем сильно затемнился. От этого поверхность планеты выглядела более тёмной. Отсюда можно было опознать фактурные горы. Вид одновременно пугал и завораживал. Ничто не сравниться с видом обитаемой планеты с орбиты. И она двигалась!


В данном случае Люк находился на дальней орбите, из-за чего завис над одной точкой. При этом планета продолжала вращаться. Из-за этого у Люка складывалось ощущение, словно он летит. Казалось, будто это происходит медленно, но на самом деле всего за несколько минут континент успел скрыться с глаз. Теперь его можно было рассмотреть, лишь повернувшись назад.


Люку хотелось как можно скорее оказаться на поверхности планеты, но жить хотелось еще больше. Он понимал, что если телепортируется наобум, то погибнет. Поэтому парню пришлось перебороть страх и остаться на орбите ещё на некоторое время.


Целых два часа Ларс кружил вокруг планеты. Всё это время он провёл за расчетами. Если бы не знания пилота, благодаря которым удалось провести необходимые вычисления, то шансы выжить стремились бы к нулю.


Триангуляция — одно из лучших достижений математики. Так думал Люк. Это один из методов создания сети опорных геодезических пунктов, а также сама эта сеть. Заключается в построении на местности системы пунктов, образующих треугольники, у которых измеряются все углы и длины некоторых базовых сторон.


С помощью триангуляции, опираясь на слабенькие возможности скафандра, который имел хоть какие-то датчики, Люку удалось ресурсами нейросети рассчитать расстояние до поверхности планеты и создать карту с указанием различных высот. Измерения не были идеально точными, но Люк старался сделать их таковыми. Огромную помощь оказывала нейросеть. Без её вычислительных ресурсов невозможно было бы добиться таких результатов. Главным сканирующим инструментом стал радиопередатчик скафандра. На основе данных по отражению радиоволн от различных поверхностей и удалось достигнуть результатов, повышающих шансы на удачное приземление.


Так Ларс выяснил, что эта планета в два раза больше Земли. Гравитация на поверхности аналогично в два раза больше земной. По цветовому спектру и коэффициенту отражения электромагнитных волн удалось смоделировать состав атмосферы. Он был близок к земной, то есть человек без проблем сможет дышать местным воздухом.


Планета имеет наклон оси, из-за которого день и ночь тут сменяются подобно земным. Сутки длятся тридцать шесть часов.


Лучше всего было бы приводниться. Перемещение на почву с большей вероятностью размажет Люка по поверхности планеты. С учётом повышенной силы тяжести и приводнение не может быть безопасным, но всё же шансы остаться в живых гораздо выше.


Океан Ларс отбросил сразу. Даже при удачном приводнении парня может смыть течением далеко от берега. Поэтому его выбор пал на большое озеро, расположенное на континенте. Много зелени вокруг говорит о наличии растительности, следовательно, там должен быть богатый биоценоз. Если говорить приземленно, это еда. Много еды, которая растёт, бегает, прыгает и плавает вокруг. С едой выжить проще, чем без неё. Не факт, что местная флора и фауна не захочет сама перекусить сочным полуэльфом, но выживать на поверхности планеты в окружении разнообразной флоры и фауны гораздо проще, чем в открытом космосе. К сожалению, люди в эволюции не достигли того уровня, чтобы питаться лучами далёкой звёзды и космической пылью и обходиться без дыхания.


Над нужным озером Люк уже пролетал неоднократно. На этот раз он ждал, когда водоем окажется в зоне видимости.


И вот он, нужный миг. Сердце Ларса ухнуло вниз, как с американской горки. Мгновение — и он исчез.


Расчеты оказались почти идеально точными. Погрешность в измерении всего десять метров — сущие пустяки, если учесть инструменты, которые были в распоряжении ученого. Он появился в одиннадцати метрах от поверхности озера вместо расчетных пяти. Удар об воду был подобен падению на бетонный блок. Из Люка выбило весь дух. И это при том, что скафандр был раздут и максимально компенсировал перегрузки.


Благодаря тому, что скаф больше напоминал воздушный шарик, Ларс не пошёл на дно, но оставаться на поверхности воды оказалось проблематично. Парень ещё не до конца пришел в себя, но уже отметил, что на этой планете лучше не плавать. Сила тяжести в два джи превратит купание в гангстерский заплыв — это когда ноги бетонируют в тазу и отправляют незадачливого конкурента в реку. Купание на этой планете, как Ледовое побоище. Это словно надеть на себя полный рыцарский доспех и попробовать в нём поплавать.


До берега было совсем недалеко, каких-то тридцать метров. Но преодолеть их в неповоротливом из-за воздушных компенсаторов скафандре — задачка не из простых. Ларс, не будь дураком, не стал бороться со стихией. Он просто собрался с силами и сделал то, что у него в последнее время стало получаться хорошо — телепортировался на берег.


Скафандр оценил обстановку и втянул воздух в баллоны. В нём снова стало можно двигаться. Вот только на тело Люка навалилась такая тяжесть, будто на него в самом деле нацепили тяжёлые доспехи. С глупой улыбкой он растянулся на зелёной траве, раскинул руки в стороны и устремил взгляд на голубое небо, по которому проплывали пушистые белые облака.


— Я сделал это, — прошептал он. — Да! Я сделал это! — громко воскликнул он. — Выкусите, ящеровы ксенофобы!


Дальше разряжать батареи скафандра и тратить воздух Люк не стал. Рано или поздно ему пришлось бы начать дышать местной атмосферой. Скорее рано, чем поздно, поскольку запаса энергии оставалось примерно на четыре часа.


Открыв забрало, Люк с опаской сделал первый вдох. Воздух был свежим со сладковатым привкусом. Дышалось тяжело, но это из-за повышенной силы тяжести. Ещё тяжелее стало после отключения питания скафа, который больше не выполнял функции экзоскелета. Точнее, сама конструкция предполагала снижение нагрузки на организм даже с отключенным питанием, но исключительно в пассивном режиме. Это как надеть разгрузочный корсет, который будет перераспределять нагрузку с сильно нагруженных мышц на все тело. Из-за этого усталость наступит позднее. На практике это позволяет дольше и точнее пользоваться инструментами, после чего руки не дрожат, как у больного Паркинсоном. Зато устаёт всё тело.


Такими функциями пассивного экзоскелета обладают все спасательные и специализированные лёгкие скафандры. Например, скафы у техников именно такие. Осуществляется работа экзоскелета за счёт гибких разгрузочных механизмов в виде тонких шлангов внутри скафандра. При подаче питания экзоскелет способен переносить большие нагрузки, гася их. То есть эти шланги превращаются в аналог внешнего мышечного каркаса, который способен гасить перегрузки и добавлять силы для подъёма тяжестей. Усиление не особо приличное, это всё же не военный скаф и не средний скафандр техника, но после отключения питания на Люка сразу навалилась дополнительная тяжесть. Парню казалось, будто сверху на него лёг ещё кто-то.


Лишь после того, как Ларс усилил тело с помощью Пси, он сумел подняться на ноги. При этом стоять было тяжело, будто некий доброхот положил на плечи невидимый и неосязаемый мешок цемента, да ещё к рукам и ногам привязал по пудовой гире.


Отстегнув перчатки, полуэльф повесил их на пояс и начал проводить ревизию. Через пару десятков секунд его губы изогнулись в грустной улыбке.


— И всё же китовцы сволочи! Пираты и те человечней…


Если вспомнить ту историю про свергнутого капитана, тогда пираты дали ему еды и воды, не пожалели спасательной капсулы. А китовцы не оставили Люку даже ножа. Хорошо хоть в скафандре за борт выбросили, а то с них бы сталось выбросить ксеноса в космос голым.


Перчатки скафа, веса которых обычно не замечаешь, тянули пояс к низу. Люк снял их и положил на землю. К ним он присовокупил шлем.

С одной стороны, меньше веса — это хорошо. В местных условиях каждый грамм на счету. С другой стороны, полностью снимать скаф парень не спешил. Пусть он и весит прилично, но пассивная система экзоскелета позволяет немного легче переносить нагрузки.


Внезапно в животе полуэльфа заурчало. Организм, переживший жуткий стресс и видевший хоть какую-то пищу часов десять назад, требовал топлива. Это в сознании в космосе Люк проболтался четыре часа, а нейросеть демонстрирует, что с момента усыпления на корабле китовцев прошло девять часов тринадцать минут.


Покружившись на месте, Люк обратил внимание на густой лес. Деревья тут были приземистые, с толстыми стволами и ветками. Максимальная высота стволов метров до семи, при этом в ширину стволы деревьев достигали трёх-четырех метров.


Трава стелилась над землёй, а не стремилась ввысь, как на Земле или Аркане. Разные виды трав больше напоминали вьюнок. Они толстым ковром покрывали берег между озером и лесом.


— Что же, придется поохотиться…


В большинстве известных систем жилые планеты терраформировались Пурпурами. Они следовали одинаковым шаблонам, из-за чего многие растения и животные были схожи. Естественно, флору и фауну видоизменяли под условия новой планеты, после чего они мутировали естественным путём. Но несколько десятков тысячелетий — это ерунда для эволюции. Должны пройти миллионы лет, чтобы животные мутировали до новых видов.


Если утрировать, то травоядные животные и на этой планете должны быть съедобными, а хищников лучше не есть. Живность ярких расцветок лучше избегать, поскольку она может быть ядовитой.


Охотиться Люк собирался с помощью сверхспособностей, поскольку иных способов не имелось.


Садясь в медитацию для того, чтобы почувствовать разумы ближайшей живности, Люк тяжело вздохнул (на этой планете каждый вдох давался тяжело).


— Эх… Чую, долго мне бегать по лесам… Слетал, называется, в отпуск! Экстремальный тур на дикую планету заказывали? Нет?! А оплачено…

Глава 17

Место действия: неизвестная система. Обитаемая планета с силой тяжести два джи.

Время действия: одиннадцать дней спустя.


Вот уже одиннадцать дней Люк выживал на поверхности планеты. Ему круглосуточно приходилось усиливать организм при помощи Пси и к тому же ускорять восстановление организма. Мышцы всё время гудели и стонали, болели связки и раскалывалась голова. Но стоило расслабиться и перестать поддерживать себя Пси, как наваливалась ещё большая тяжесть и боль.


И ладно бы, если имелась возможность просто валяться на мягкой кровати в уютном защищённом доме. Ещё можно было бы со временем приспособиться. Но нет. Люку приходилось постоянно что-то делать.


Охота происходила с помощью поиска животных пси-волной в состоянии транса и убиения их телекинетической иглой. Поскольку у молодого экстремала даже ножа не было, то разделывать туши приходилось тоже с помощью Пси. Точнее, Ларс приспособил телекинез. Он концентрировал силу наподобие лезвия и орудовал им. При этом следовало поддерживать усиление и восстановление. Использовать сразу три пси-техники было невероятно сложно, для этого пришлось отменять пассивное изучение баз знаний и задействовать все ресурсы разума. Не сразу у Люка стало это получаться, лишь пару дней назад.


Правильно говорят, что боль — лучший учитель. Если бы не стимуляция, такого же результата Ларс добился бы дай бог если через несколько лет, и то не факт. В обычной жизни такие навыки не нужны, следовательно, Люк никогда бы не стал развиваться в направлении использования сразу нескольких пси-техник.


Мясо местных зайцев или зверей, сильно на них похожих, оказалось невероятно жёстким. Из-за отсутствия посуды его получалось лишь жарить на открытом огне. А вот рыба была помягче, поэтому полуэльф больше предпочитал питаться ею. Огонь Люк добывал без проблем самым примитивным способом, то есть при помощи трения. Но поскольку руки ему было жалко, тер он две деревяшки телекинезом, оттого пламя удавалось разжечь быстро.


Самой сложной оказалась не охота и даже не разделка дичи. Проблемой стало строительство землянки. Местная древесина имела прочность камня, поэтому сломать её без инструментов почти нереально. И снова Люку приходилось прибегать к использованию Пси. Телекинезом он копал, телекинезом кромсал и ломал ветки, телекинезом их таскал и укладывал. За всё время работы в тринадцатом отделе парень не использовал сверхспособности в таком количестве. Телекинез стал его палочкой-выручалочкой. Люк приспосабливал его для всевозможных нужд и придавал новые формы использования.


Парень устроился за первые три дня — столько ушло на строительство землянки. На добычу пропитания Люк тратил от силы час-полтора. Дольше разделывал и готовил добычу. Найти и принести дров, которые горят подобно каменному углю, это ещё час. Всё остальное время учёный посвящал разработке заговоров. Он поставил себе цель найти разумных или любые следы цивилизации.


Если это мир Пурпуров, на что намекают флора и фауна, напоминающие земную, то тут вполне могли сохраниться базы Древних, которые они строили во всех мирах во время терраформирования. Знания учёного по направлению изучения Древних подсказывали, что целыми и не разграбленными бункеры Пурпуров находили считанные разы. В основном они были или разрушены, или давно разграблены ещё самими Пурпурами во времена клановых войн. Но если базы тут есть, то они должны располагаться в горах под естественным экранированием толщи каменных пород.


Большинство миров Пурпуров были заселены людьми и прочими расами. Встретить мир совсем без людей — большая редкость. А вот найти одичавших людей, скатившихся в средневековье или даже в каменный век, это запросто. Такие системы называют дикими. Никто не тянет дикарей за уши в светлое будущее, поскольку в Союзе и так избыток человеческих ресурсов. Разве что афранцы пользуются отсталостью дикарей. Большая часть рабов Империи Афра набрана как раз в системах диких. Всех подряд афранцы не гребут, они оставляют популяцию на развод и похищают небольшую часть хуманов. В основном этим занимаются пираты-работорговцы.


Итак, Люк всё свободное время экспериментировал с заклинаниями, пытаясь воспользоваться третьим оком. В отличие от первого раза в космосе, он раз за разом терпел неудачи. Но сегодня ему повезло. Новое заклинание позволило Люку снова активировать третий глаз и осмотреть поверхность планеты. Его внимания хватило на обозрение территории в радиусе трехсот километров, но этого оказалось достаточно.


Заклинания выпили все силы, из-за чего парень не мог поддерживать техники усиления и восстановления. Но, несмотря на дикую усталость и боль во всем теле, Люк широко улыбался.


В зоне сканирования третьим оком ему удалось засечь сигнатуры, свойственные разумам хуманов. Всего Ларс заметил три небольших скопления, больше напоминающих деревни. Все они располагались на берегу озера, возле которого Люк устроил стоянку. Вот только между каждым поселком было не меньше пятидесяти километров. Ближайшее поселение находится примерно в сорока километрах от стоянки.


Одиночество тяготило Люка, поэтому находка хуманов его обрадовала. Какие бы они ни были, это люди. В одиночку Ларс способен выжить, но он не был уверен в своей психике, которая изрядно расшаталась после путешествия в одном скафандре в открытом космосе. Полгода-год, и Люк наверняка свихнется. Он это прекрасно понимал, поэтому собрал немногочисленные продуктовые припасы и сразу же двинулся в путь к ближнему поселку.


Конечно, идти пешком полуэльф не собирался. Со скоростью черепахи такое путешествие способно затянуться на четыре-пять дней. Он и на охоту не ходил, а больше перемещался телепортацией. Вот и сейчас парень использовал свои сильные стороны. Короткими прыжками в пределах видимости на триста-пятьсот метров Люк перемещался вдоль берега озера. Итого он уложился в сотню скачков. Раньше Ларс с трудом мог совершить подряд пять перемещений, сейчас же ему такой способ путешествия давался в разы проще.


Когда поселок появился в пределах видимости, Люк продолжил дальнейший путь пешком. Он с любопытством рассматривал высокие стены из стволов каменного дерева. Перед стеной на расстоянии двухсот метров был пустырь, на котором даже траву выжгли. К лесу вела натоптанная тропа, по которой шагал Ларс.


Над воротами имелась надстройка, что-то наподобие дозорной вышки. Судя по суете, невольный путешественник был замечен.


Люк шел медленно и ступал грузно, как ходит усталый человек, несущий на плечах тяжёлый груз. Для него была удивительна та грация, с которой из ворот вышли пятеро коротышек. Не сказать, что они шли с изяществом кошки, но двигались довольно шустро и уверенно, хотя походка у них была немного непривычной, словно у матросов древности. Да и рост у мужчин не такой уж и низкий, от ста пятидесяти до ста шестидесяти пяти сантиметров. При этом у них были широкие плечи и мощная мускулатура. Одежда преимущественно из натуральных тканей и кожи и вроде даже ручной работы. А вот оружие современное. У каждого на поясе висела кобура с бластером.


Метрах в десяти от ворот пятеро мужчин замерли. Люк остановился напротив них и добродушно улыбнулся, продемонстрировав пустые ладони. Шлем от скафа болтался позади, перчатки висели на поясе, поэтому все могли разглядеть лицо и ладони молодого полуэльфа.


Незнакомец с орлиным носом, стоящий по центру низкорослых крепышей, начал говорить первым на общем с небольшим акцентом:


— Меня зовут Буч. Я главный охотничьего отряда поселка Северный. Ты кто такой?

— Люк Ларс, — вежливо кивнул полуэльф, проигнорировав грубость. — Волей судьбы я оказался на этой планете без всего. Скафандр — это всё, что у меня осталось.

— Зря ты прилетел сюда, — продолжил Буч. — Наверняка ты решил приземлиться на воду в озере…

— Как вы угадали?


Буч фыркнул.


— Наши предки тоже пару столетий назад совершили ту же глупость. У них на корабле произошла авария. Они решили приземлиться на эту планету и посчитали большое озеро на континенте идеальным для посадки. Их звездолёт утонул. Достать что-то из-под воды на нашей планете довольно проблематично. Хотя деды и бабушки всё же умудрились вытащить свой корабль, но он оказался непригодным для полета.

— Из стариков кто-нибудь до наших дней дожил?

— Куда там, — качнул головой Буч. — Прелесть — это название нашей планеты — одной лишь гравитацией убивает быстрее, чем другие планеты. По крайней мере, так говорил мой отец. Он и ста лет не прожил, хотя говорил, что в Галактическом Союзе люди живут в два-три раза дольше.

— Это если есть доступ к медицине.

— У нас есть медкапсула.

— Даже если так, то к капсуле нужны расходники и медик с нейросетью.

— Расходники мы научились делать и медик у нас есть. Янису досталась по наследству нейросеть матери. А вот баз знаний у него нет. Но его мать, которая была медиком, всему научила Яниса.

— Разве капсула не должна требовать подтверждения изученных баз знаний? — удивлённо приподнял брови Люк.

— Её ещё деды взломали.


В группе «гномов» говорил лишь Буч. Остальные молча наблюдали за беседой. В воротах собралась приличная толпа любопытных, среди которых были крепкие и приземистые девушки, шустрая детвора и спокойные мужчины. Что удивительно, у всех имелись бластеры, даже у детей.


— А ты чем занимаешься, Люк? — продолжил Буч.

— Учёный. Археолог я.

— Такой молодой и уже учёный? — выразил искреннее недоумение Буч.

— С нейросетью обучение происходит быстро.

— Так значит, Люк, ты прилетел на Прелесть исследовать её? Тогда где твоя группа? Ты же был не один?

— Один. Вы заблуждаетесь, Буч. Я не сам сюда прилетел. Во время полёта в отпуск на родную планету меня похитили пираты, но мне удалось от них сбежать. В процессе побега я и оказался на вашей Прелести с голой попой.

— Не повезло. Проходи, гость из Союза.


Охотники сопроводили Люка в поселок. Ларс с любопытством рассматривал местную архитектуру. Все дома были одноэтажными и широкими, на вид прочные стены сложены из местной древесины. Между строениями оставалось много места. Позади виднелись огороды.


Похоже, что почти весь поселок собрался поглазеть на пришельца. Аборигены не скрывали интереса, для них высокий полуэльф явно был в диковинку, словно говорящая обезьяна. Особенное любопытство проявляли дети. Всего Ларс насчитал около сотни хуманов.


— Зачем вам такая стена?

— От хищников защищаться, — не замедлил с ответом Буч, ведущий гостя в сторону центра поселка. — Я удивился, не обнаружив у тебя оружия. У нас водится много опасных тварей. Неужели тебе ни один хищник не попадался?

— К счастью, нет. Что, настолько опасные звери?

— Саблезубый кот в холке будет с тебя ростом. Он запросто отгрызет тебе голову, даже заорать не успеешь. Шустрый, зараза. Лютоволки передвигаются стаями не меньше пяти особей. Мощные и быстрые зверюги. Черный бер, стоя на задних лапах, бывает раза в два выше тебя. Ножом его шкуру не порезать. Только бластером и можно завалить. Да и вообще всякой опасной живности хватает: ядовитые змеи и насекомые, кротокрысы, которые охотятся стаями. От них в одиночку не отстреляться. Поэтому мы на охоту ходим пятерками. Ты долго до нас добирался?

— Я на планете уже одиннадцать дней. Пока видел лишь маленьких ушастых животных, которых пару раз ловил и жарил.

— Кролы, — кивнул Буч. — Их мясо нужно долго варить или тушить маленькими кусочками, иначе оно слишком жесткое.


Дом, к которому привели гостя, разительно отличался от прочих строений. Он был построен из внешней обшивки космического корабля.


— Наш госпиталь. Проходи, Люк.


Внутри интерьер напоминал увеличенную планировку звездолёта. В здание с Люком зашёл только Буч, остальные охотники остались на улице.


Навстречу выдвинулся крепкий рыжебородый мужчина, такой же низкорослый, как и все вокруг.


— Кто это? — свёл он вместе густые брови.

— Янис, это наш гость, Люк, — начал Буч. — Он потерпел крушение, сбегая от космических пиратов.

— Гость, значит, — смерил внимательным взглядом Ларса медик.

— Ну, я пойду, — попятился на выход Буч, не удостоившись от врача ни слова.

— Значит, гость… — погладил бороду Янис. — Был уже на нашей планете?

— Впервые тут.

— Плохо. Мне нужно взять у тебя кровь на анализ.


Ларс вошёл в медоктсек. Он был похож на сотни таких же блоков, посещённым им прежде: всюду чисто, белые стены, а в центре возвышается старинная медкапсула. Удвоенная сила тяжести давила на плечи.


Пока местный медик обследовал его при помощи устаревшего оборудования, Люк прикрыл глаза. Медицинский гель, заполнивший капсулу, дарил легкость. После нагрузок, которые даровала планета, ему казалось, будто открылся портал в рай, а ему досталось немного божественной благодати.


— Даже не понимаю, как ты выжил, - с любопытством разглядывал пациента Янис. — У нас на планете столько бацилл, что ты должен был давно сдохнуть! Гордись, ради тебя решено было ненадолго включить медкапсулу!


Разоблачившись, Ларс не сдержал любопытства:


— Буч говорил, что у вас есть медкапсула и вы умеете ею пользоваться. Но что значит ваше "включить её ненадолго"?

— Капсула уже десять раз израсходовала свой ресурс, поэтому мы используем её лишь в самых сложных случаях. Приходится выкручиваться подручными средствами. Хорошо, что у предков на корабле имелся молекулярный синтезатор. Они смогли его взломать и размножить. Если бы не синтезаторы, мы бы вместо бластеров пользовались бы копьями, а лечились бы травами и корешками.

— Что, тут много опасной заразы?

— Много? — густые рыжие брови устремились ввысь. — Не то слово! Эта планета кишит болезнями. Если бы не навыки моей бабушки и матери, то нас бы не было. Все поселенцы погибли бы в первый год катастрофы. Кстати, как там Союз?


Люк почувствовал, как от заработавшей медкапсулы его замутило. Древние сканеры работали топорно, давая наводки на нейросеть.


— Как обычно... — пожал плечами бородач. — За двести лет ничего не поменялось. Вы хотите убраться с этой планеты?

— Не знаю, — повел плечом Янис. — Я тут родился и другой жизни не видел. Всё, что я знаю о Галактическом Союзе, больше похоже на детскую сказку. Это правда, что вам не приходится сражаться с хищниками и ядовитыми тварями для выживания?

— Самые страшные хищники в Союзе — это разумные. А хищных животных в обжитых мирах случайно встретить не выйдет. Для этого придется их специально искать, причём долго и упорно. И скорее всего хищник обнаружится в охраняемом заповеднике. От людей охраняемом!

— Чуднó‎…


После того, как Янис выпустил Люка из медкапсулы, полуэльф спросил:


— Слушай, Янис, я никак не пойму. Вы так… хм… хорошо ко мне отнеслись. Сразу пригласили, стали лечить. К вам часто приходят гости?

— Последний раз у нас гости были три года назад. Учёные прилетали, что-то исследовали. К нам заглянули, но на предупреждения наплевали. Хорошо, что удалось у них взять предоплату картриджами для медкапсулы.

— В смысле?

— Из всей экспедиции выжил один человек. Он улепетывал в сторону шаттла быстрее бластерного луча. Ученые на стаю кротокрыс напоролись, мы потом это по их останкам поняли.

— Погоди. Янис, ты хочешь сказать, что к вам прилетали ученые? Вы же могли улететь вместе с ними!

— Вряд ли, — едва заметно качнул головой врач. — Эти снобы считали нас дикарями и воротили носы.

— А где стоял их шаттл?

— Да прямо за забором поселка.

— Янис, а вам не приходило в голову, например, угнать шаттл?

— Как? У нас ни у кого нет баз знаний, управлять космическими кораблями никто не умеет. Нейросети стоят лишь у единиц, у тех, кому они достались по наследству от предков. Так моей маме досталась нейросеть бабушки, после смерти мамы эту нейросеть установили мне.

— Я видел три поселка на берегу озера. Они все небольшие. Это все люди, живущие на планете?

— Не знаю, Люк. Может, и все. Не исключено, что где-то ещё есть те, кто потерпел кораблекрушение. Планета большая, малоисследованная. А поселки…


Янис присел рядом с пациентом и продолжил:


— Первые поселенцы что-то между собой не поделили. Они разделились на три клана и стали жить порознь. Потом позабылось, в чем суть конфликта, но как-то так повелось, что мы живём по отдельности. Иногда ходим друг к другу: торгуем, обмениваемся информацией, ищем невест. Всё как у людей.

— И всё же не пойму, Янис, почему вы мне бескорыстно помогаете?

— Почему нет? — искренне удивился Янис. — Нас, людей, слишком мало. Мы должны помогать друг другу, иначе не выживем. Ты вскоре станешь достаточно сильным и будешь помогать нам. Разве не так?

— Так, — не нашел, что возразить Люк. — Всё так. Просто в Союзе людей много. Человек человеку конкурент. Там скорее можно рассчитывать на подлость, чем на помощь. Но и там встречаются хорошие люди.

— Похоже, чем больше людей, тем больше проблем.

— Может, — продолжил Люк, — ты объяснишь мне, почему так долго придется заниматься? Я думал, что со стимуляторами мышцы можно накачать быстрее.

— Люк, мы тебя отправим на обучение с нашими детьми. Для тебя это будет самое то.


Янис подобрал Люку бластер в кладовой, которая была битком набита разнообразным оружием.


— Пока ребенок не освоится со своим оружием, мы выставляем регулятор на минимальную мощность, поэтому кроме лёгкого ожога ничего не будет, — не повел глазом Янис. — А вообще бластер всегда должен быть заряжён и выставлен на среднюю или максимальную мощность.

— Хм... Понятно...

— Мы используем дроидов для добычи полезных ископаемых. Управлять ими приходится вручную, поэтому во время работы на шахтах мы живём неподалеку. Грузы перемещаем тоже дроидами. Сам понимаешь, с такой силой тяжести особо много на себе не унести. Хоть мы родились на этой планете и привычны к такой гравитации, но наши предки жили на планетах с меньшей силой тяжести. А чтобы приспособиться, нужно или серьёзно вмешиваться в гены, или должны пройти тысячелетия эволюции, пока не накопятся нужные мутации.


Люк ещё никогда не имел дел с бластерами, тем более такими опасными. Ему преподали мастер-класс по использованию такого вида оружия. Борясь с непривычной силой тяжести, от которой болели мышцы, Ларс начал упражняться с оружием. Он усилил тело и ускорил скорость реакции при помощи Пси, но даже так ему было далеко до уровня, показанного рыжебородым аборигеном.


На следующий день, идя по улице в поисках местной школы, он увидел идущую ему на встречу девушку. Молодая, не старше самого Ларса, она хоть и была мускулистой и ростом чуть выше полутора метров, но не выглядела чрезмерно перекачанной. Облегающий бронированный комбинезон позволял разглядеть стройную талию и обводы груди минимум второго размера.


Встряхнув черной густой копной волос, девушка подняла на Люка насмешливые зелёные глаза.


— Ну и как ты себя чувствуешь? — иронично вопросила она.

— На сто из ста!

— Меня зовут Мира. Меня послали передать тебе это...


Люк взял в руки протянутый инфопланшет. Его поверхность было шероховатой от потертостей.


— Тут все нужные тебе данные о нашей планете. Обычно мы детям подаем материалы в виде лекций и даём им учебники из пластобумаги, но ты взрослый, так что не должен сломать планшет. Осваивайся. За пределы поселка даже не вздумай ходить. Если будут вопросы, обращаяйся к Янису.


Мира покинула Люка, удалившись в обратном направлении. Парень не отказал себе в удовольствии полюбоваться на обтянутые комбинезоном приятные округлости.


Вернувшись в выделенную комнату, он скачал данные с инфопланшета на нейросеть, после чего понял, что ему предстоит много прочитать и запомнить, против чего он не возражал. Читать он любил и на память не жаловался.

Глава 18

Прочитать все книги и запомнить оттуда всю информацию не составило труда. На это у Люка ушло всего две недели.


Если верить учебникам для местных дошкольников, Прелесть ещё опасней, чем расписывали аборигены. Такой концентрации опасных тварей нет ни в одной из систем, знакомых Люку. Такие планеты по классификации Галактического Союза относятся к классу «D», то есть условно пригодны для жизни, но добровольно жить на них желающих днём с огнём не найти.


Оно и понятно. Никто не пожелает жить при двойной силе тяжести, когда полно планет с нормальным тяготением. Если к этому добавить огромную концентрацию представителей флоры и фауны, способных убить человека, то это отпугнёт даже самых отпетых авантюристов. Повышенный износ техники сулит для корпораций дополнительный расход средств и делает Прелесть малопривлекательной с инвестиционной точки зрения. К этому можно приплюсовать увеличенные сутки, к которым Люк всё ещё никак не мог приспособиться.


Люк много читал и упражнялся в стрельбе и быстром извлечении бластера из кобуры. Чтобы поскорее набрать нужную мышечную массу, он несколько часов в день выполнял привычные физические упражнения. Когда книги закончились, то остались лишь тренировки.


Понятно, что много тренироваться не получится, ведь человек не робот, он устаёт. Когда Люк уставал настолько, что не мог поднять руку с бластером, он предпочитал прогуляться по поселку. Там перекинется словом с одним хуманом, тут с другим, кому-то поможет телекинезом перенести тяжести, иному подсобит с ремонтом дроида на уровне подержать и подать. Поскольку физических сил к тому моменту не оставалось, Люк повсеместно пользовался псионикой, тренируя и сверхъестественные способности.


Ему стало ясно, что срочно нужно расширить арсенал пси-техник. Поэтому после того, как разобрался с литературой, он начал пытаться воплотить вычитанное заклинание заморозки, чтобы при случае обездвижить агрессора. В данных условиях оно будет наиболее полезным, если не считать полюбившийся Ларсу телекинез.


Понятное дело, что после первых же демонстраций паранормальных способностей об этой особенности Люка узнали все жители поселка. Сплетни в Северном разлетались быстрее ветра.


Вскоре полуэльф перезнакомился почти со всеми жителями поселка. Его удивляла поразительная серьезность всех взрослых. Дети, как и везде, позволяли себе быть весёлыми и беззаботными. Правда, на охоту брали только ребят старшего возраста. Причем ходили на охоту все: и мальчики, и девочки. На Прелести было удивительное для некоторых стран равноправие. Девочек учили и тренировали наравне с мальчиками.


Началась учёба Ларса в местой школе. Учиться ему предстояло в группе с детьми от семи до двенадцати лет. Местные ребятишки напоминали Люку сказочных гномов. Он даже заподозрил, что гномы были не такими уж и сказочными, а на самом деле существовали, просто жили на планете с двойной тяжестью.


Учёба старинным образом была противна Люку. Оказалось, что он привык к благам цивилизации настолько быстро, что готов был при первой же возможности откинуть подобный атавизм, как необходимость посещать учебное заведение. В такие моменты полуэльф был готов воспевать Галактический Союз за его систему образования. Никаких тебе унизительных занятий в классах. Закачал базы знаний, усвоил, отработал на короткой практике, и всё — ты специалист. Но есть такое слово «надо»!


Люк не хотел закончить, как предыдущие учёные, прилетевшие на Прелесть с экспедицией. Мысль об этой группе не давала ему покоя. Ведь что-то они тут исследовали? Что?! Вот если бы знать. А то ведь это могла быть поисковая партия археологов, разыскивающих базы Пурпуров. Если это так, то шансы найти искомое немаленькие.


Археологи просто так не летают. У них должны быть какие-то сведения. Финансируют их не очень хорошо. Деньги появляются лишь в случаях, когда имеются железобетонные доказательства возможности обнаружить артефакты Древних. И если таких доказательств не было, только намеки, то археологи могли прилететь на средства от пожертвований. Тогда объяснимо, почему у учёных не было серьезной охраны.


Люку хотелось жить. И если для этого придется колоться стероидами, подолгу торчать в тире и спортзале и учиться вместе с детьми, то он готов был пойти на это.


Учёба стоила того, чтобы терпеть неудобства. Пожилая инструктор преподавала тактику действия малых групп, скрытное передвижение, чтение следов, общение знаками, ориентацию на местности, оказание первой помощи и многое другое, что было полезно для выживания. Только на школу это было ни разу не похоже. Больше напоминало филиал секретной воинской части по подготовке наземного спецназа.


Молодой ученый впитывал информацию как губка. Самый ад начинался в конце занятий. Дети, а вместе с ними и великовозрастный ученик, переодевались в прочные термостойкие комбинезоны, дополнительно вооружались бластерными винтовками и шли на полигон. Им выступал небольшой огороженный участок леса. Единственной защитой помимо комбеза выступали защитные очки.


На полигоне дети разделялись на команды и воевали друг против друга, отрабатывая различные тактические схемы. Это напоминало пейнтбол, только заряды бластеров были настоящими, хоть и минимальной мощности. Попадание оказывалось очень болезненным, особенно если приходилось на лицо. После таких военных игр Люк обмазывался противоожоговой мазью, начитывал на себя целебные заговоры и чувствовал себя ничтожеством. Дети были очень подвижны и всегда выбирали самую удобную мишень: неповоротливого и высокого товарища, который по сравнению с ними двигался, будто старый и хромой на обе ноги пьяница. И никакое усиление псионикой не помогало.


Вскоре на тренировках Люк стал показывать более высокие результаты, что вылилось в меньшее количество ожогов. Это у него, наконец, до конца развернулся имплант пилота. Он при задействовании существенно повышал скорость обработки поступающей информации. Это выглядело словно замедление времени или как если бы замедлили воспроизведение видеоролика. Теперь Люк успевал быстро оценивать ситуацию, но тело его подводило. Реакция не успевала за мыслью. Но даже это дало отличный результат.


И всё же получать по десятку ожогов за вечер — сомнительное удовольствие. Будь на его месте мазохист, возможно, он бы порадовался. Но Ларс за подобными извращениями замечен не был. В его голове постоянно кружились мысли о том, как себя защитить. И в какой-то момент он вспомнил эльфа-псиона. Будучи рангом ниже, тот умудрялся использовать какой-то пси-щит. Загоревшись идеей, Ларс принялся за попытки воссоздать защиту на основе Пси.


Вначале он разработал заговор. Так вышло получить защиту, ведь на теме волхвовских пси-техник он продвинулся довольно далеко. Вот только у такого способа было несколько минусов. В первую очередь читать заговор долго. Второй недостаток заключался в слабости защиты, она не была способна выдержать даже попадание из «игрушечного» бластера.


Но главное — Люк почувствовал, как должен выглядеть результат. Всеми фибрами он проанализировал пси-щит и стал пытаться воссоздать его без костылей. Ему сильно не хватало оборудования тринадцатого отдела. С ним можно было бы точнее подобрать характеристики пси-щита с помощью множества различных заговоров. С готовыми параметрами проще создавать полноценную пси-технику под имплант «Эспер».


Со дня начала занятий в местной школе Северный опустел. Две трети взрослых удалились к шахтам. Остались лишь медик, дети и старики, если можно таковыми называть хуманов от пятидесяти лет. В Союзе они бы считались молодыми, а тут уже начинали седеть и покрываться морщинами, кожа на подбородке и щеках сильно обвисала. Прелесть с безразличием смыкала свои тиски на невольных колонистах. Прежние поколения поселенцев ещё могли себе позволить использовать омоложение, хотя оно не так сильно, как в нормальных условиях, продлевало их жизни, но к настоящему времени медкапсула изрядно поизносилась. И хотя аборигены научились синтезировать содержимое медкартриджей при помощи молекулярного синтезатора на базе местного биосырья, они предпочитали экономить остатки ресурса капсулы. Так что нынешнее поколение ждёт незавидная участь. И чем дальше, тем хуже. Всё идёт к лозунгу «живи быстро — умри молодым».


В Северном хватало продовольствия, чтобы спокойно дождаться возвращения взрослых. Но старики были не лыком шиты. Они иногда пятерками выбирались на охоту или рыбалку и приносили свежую добычу.


На территории Северного всё было спокойно. Складывалось ложное чувство, будто нет на Прелести никаких ужасов, просто аборигены развлекаются, наблюдая за тем, как взрослый парень учится вместе с детьми и постоянно отгребает от них во время практических занятий.


Люк всё чаще чувствовал себя неудачником. Детишки были лучше него во всем: шустрее, ловчее, хорошо читали следы, которых полуэльф (вот уж позор для того, кто считал себя опытным охотником) в упор не видел, отлично работали в команде. Стреляли они тоже лучше. Ларс утешал себя мыслью, что ребятишки начинают стрелять с момента, когда начинают ходить, а он впервые взял в руки бластер недавно. Но всё равно на душе скребли кошки.


— Арина, я бы хотел поговорить про учёных, которые прилетали к вам три года назад, — обратился Люк к седовласой старушке-инструктору.

— Что ты хочешь о них узнать?

— Чем они занимались? Я имею в виду, учёными каких направлений они были?

— Вроде бы они хотели исследовать что-то в горах. Тебе об этом лучше поговорить с Янисом.

— Спасибо.


Вечером того же дня он направился в медкорпус.


— Янис, добрый вечер.

— Чего тебе? — Янис не был настроен на диалог.

— Учёные, которые к вам прилетали. Чем они занимались?

— Расспрашивали о местности. Их что-то интересовало в горах неподалеку от наших шахт. Если у тебя нет ничего важного, у меня куча дел.

— Я могу помочь.

— Ты уже прошел курс обучения? — насмешливо прищурился рыжебородый.

— Нет, но это может быть важным. Янис, пожалуйста, припомни, о чём говорили учёные?

— Они с нами особо не говорили, — Янис хотел поскорее отделаться от Люка. — Мы договорились о том, что проводим их к временному поселку возле наших шахт, за это они расплатятся медкартриджами и портативным генератором с запасом топлива к нему.

— Они упоминали что-нибудь про Древних или Пурпуров?


Янис недовольно поморщился.


— Тебе делать нечего? Иди тренируйся! У меня много работы.

— Янис, погоди. Я думаю, что это была экспедиция археологов. Просто так учёные не стали бы прилетать на опасную планету. Возможно, они нашли что-то ценное. Например, они могли обнаружить базу Пурпуров. Если это так, то там могли уцелеть артефакты Древних. А это очень серьезные вещи. С помощью некоторых из них можно даже построить космический корабль.


Губы Яниса недовольно дрогнули. Он прикрыл глаза, явно не желая тратить время на разговоры.


— Именно так тысячи лет назад хуманы вышли в космос, — продолжил Люк. — Дикари обнаруживали базу Пурпуров, разбирались в работе части оборудования Древних и строили звездолёты. Так появился Галактический Союз. Для нас это шанс выбраться с Прелести. Старики смогут получить нормальное лечение, дети будут жить в разы дольше.

— Люк, прекращай забивать себе голову ерундой! Давай, вали к себе. Я же сказал, чтобы ты обращался ко мне только по серьезным вопросам!


Не достучавшись до гласа разума Яниса, Люк поплелся к себе. Но он не собирался отступать. Возможная находка базы Пурпуров полностью завладела его сознанием. Он хотел во что бы то ни было найти её.


Ещё три месяца Ларс продолжал учиться в местной школе. По меркам Союза местные выпускники превращались в живую машину смерти, способную на равных противостоять элитным военным с боевыми имплантами.


Всю теорию Люк выучил давно. Сдать по ней экзамены было несложно. Сложнее дела обстояли с практикой. По стрельбе он кое-как уложился в минимальные нормативы. После этого пошла череда зачётов по другим навыкам. Уметь собрать и починить бластеры разных конструкций. Починить дроида или колёсную платформу. Перебрать генератор. Различать опасную и съедобную живность с растениями, знать, как их собирать и заготавливать. Читать следы животных. Использование аптечки.


Двойное тяготение Люк до сих пор воспринимал тяжело, но мышцы приспособились. Теперь он после занятий уже не валился без сил на кровать.


Всего через три месяца в этом аду Люк мог собой гордиться. Наконец, он в тренировочных сражениях смог расправиться с семилетками. И ничего, что он вовсю читерил, используя пси-щит, который, наконец, стал получаться. Справился же! Вот только после этого Арина его поставила сражаться в группу двенадцатилеток, которым он позорно слился с разгромным счётом. И никакая псионика не помогла.


Злость на свою слабость заставила Люка интенсивней развивать свои сильные стороны. Он понимал, что никогда не сравнится в силах с уроженцами Прелести. Единственное, в чём он превосходил местных, — пси-способности. Их-то он и начал активно применять.


За короткое время на свет появилось множество заговоров. Люк научился при затрате минимума сил отводить глаза, скрывать следы и запах. Вовсю пользовался телекинезом, щитами и, наконец, освоил заморозку. А ещё он научился беззвучно телепортироваться.


Спустя ещё месяц Ларс превратился в грозу детей Северной. Теперь инструктор выставляла его одного против двух групп детей двенадцати лет. Несмотря на свою более медленную реакцию и скорость, Люк быстро разделывался с обеими командами. Невидимый, неслышимый, без запаха, неожиданно появляющийся в разных местах, он был грозной силой. Пси-щит, отточенный до почти мгновенного выставления, был способен отразить бластерные выстрелы даже на средней мощности. Бластер он выхватывал из кобуры даже быстрее учеников, поскольку делал это с помощью телекинеза, доведя навык до автоматизма. Он даже возгордился, но ненадолго.


Вскоре вернулись взрослые из экспедиции. Они привезли на колёсных платформах слитки металлов, в которые переработали добытую руду с помощью молекулярного синтезатора.


Навыки Люка проверила команда взрослых охотников. Это была трагедия. Вся спесь и гордость слетели с Ларса, как сосульки с крыши под палящими лучами Солнца. Опытные охотники разделали Люка всего за полминуты, несмотря на все уловки.


— Ну-ну, не переживай ты так, — добродушно сказал Буч, стоя над распластанным на земле Люком. — Ты был хорош для мягкотелого. Я будто встретился в лесу с нунду.


Нунду — жуткий местный хищник. Прелестяне считают его самым опасным представителем фауны. Невероятно быстрая и сильная огромная кошка, способная становиться невидимой. Так ещё ко всему прочему у неё крайне крепкая шкура, выдерживающая пару попаданий бластерных зарядов средней мощности. Но охотники умудряются от неё отбиться, поэтому немудрено, что они как-то смогли вычислить Люка под отводом глаз.


— А от бластеров ты классно защищался, — скупо похвалил Буч. — Мы ведь стреляли боевыми…


Это Люк тоже ощутил в полной мере, хорошо, что не на своей шкуре. Оказалось, что защищаться от тренировочных зарядов и от боевых — не одно и то же. Сил на защиту уходило в разы больше. Десять средних выстрелов истощили защиту полуэльфа. Радовало, что охотники это как-то определили и перестали палить. А вот удар, которым его отправили в нокаут после неудачной телепортации, Ларс посчитал лишним.


— Хреново, — печально вздохнул он, стараясь унять боль в челюсти. — Я думал, что смогу победить…

— Ну, детскую группу ты перерос, — заметил Буч. — Конечно, в физической форме тебе даже до подростков далеко. Но псионику ты ловко используешь. Может, даже не сдохнешь. Пока походишь с нами на охоту и в вылазки за травами и древесиной, там посмотрим.


В первый свой поход в лес Люк решил воспользоваться своим преимуществом — выпустил поисковую волну Пси. В тот же миг он почувствовал всех животных в радиусе сотни метров. Удивительно, но их было много и почти все они драпали.


— Что ты сделал?! — резко спросил напрягшийся Буч.

— Поиск при помощи Пси. Я так охотился, когда только оказался на Прелести.

— Все опасные твари разбежались и разлетелись, — Буч оставался напряжённым. — Нужно повторить. Пока не пользуйся этим навыком. Мы углубимся немного в лес, и ты повторишь по моему сигналу.


Кивком Люк показал, что понял, и последовал по пятам охотника. Вскоре по знаку Буча он повторно воспользовался поисковой волной.


— Странно. Очень странно, — пробормотал Буч. — Снова это. За всю жизнь я ни разу не видел, чтобы твари драпали от людей. Они явно боятся твоей псионики. Зато теперь понятно, как ты сумел протянуть один без подготовки вне поселка.

— Так это же хорошо! — обрадовался Люк.

— Возможно. А может и нет. Это странно. А всё странное на Прелести может оказаться смертельно опасным. Давай сделаем небольшой круг, только на этот раз обойдись без своих трюков. Это тренировка. Покажи, чему научился.

— Хорошо.


К огромному разочарованию Люка, он не заметил ни одного зверя. При этом Буч не только успевал обнаружить опасную живность, но и умудрялся быстро расправиться с тварями. Без использования Пси Люк чувствовал себя слепым котенком.


— Ну и чего твоя рожа кислая, как жопа муравья? — поинтересовался Буч.

— Я столько готовился, потратил много сил, а не успеваю даже заметить, в кого ты стреляешь.

— Эх… Люк, сколько бы ты не тренировался, через свой предел не перешагнешь. Мы с детства приспосабливались к Прелести и её опасностям, с раннего возраста использовали стимуляторы.

— Буч, ты не понимаешь. У меня стоит имплант пилота, который ускоряет восприятие. Я усиливаю тело псионикой, ускоряю свою реакцию, при этом всё равно не могу за тобой поспевать.

— Не хочется тебя огорчать, — сказал Буч, смерив взглядом Люка, — но боюсь, выше этого уровня тебе всё равно уже не подняться. Только если будешь пользоваться псионикой. В ней твоя сила. Готов?

— Всегда готов… — сказал Люк без энтузиазма.


Трое суток прошли в тишине. Ни школы, ни забот. Вот он — долгожданный отдых. Люк даже слегка разочаровался. На четвертый день Буч заявил Люку:


— Всё. Ты в целом готов не подохнуть, особенно если будешь пользоваться своими фокусами по разгону тварей.

— Буч, я слышал, что вы вскоре собираетесь в экспедицию за оставшимися металлами.

— Да, а что?

— Я хочу отправиться с вами.

— Тебе там нечего делать. Мы будем долго пробираться через лес, кишащий опасными тварями. Стреляешь ты паршиво. Грузчик из тебя никакой. К дальним походам по Прелести ты не готов и никогда не будешь готов.

— Я умею телепортироваться.

— Хороший талант. Но как ты представляешь себе такое путешествие? Люк, тебе придётся либо оставаться позади нас и потом телепортироваться, либо перемещаться вперёд и ждать, пока мы тебя нагоним. В любом случае ты будешь вдалеке от основной группы и станешь самый лакомой добычей.

— Я могу попробовать третьим оком узреть точку назначения и телепортироваться сразу туда, когда вы уже будете на месте. Более того, вместо того, чтобы гонять технику, проще будет, если я перенесу груз телепортацией.

— И много груза ты можешь перенести? — проявил небывалую заинтересованность Буч.

— Вряд ли я смогу поднять больше сотни килограммов. Зато за день могу совершить примерно двадцать рейсов туда-обратно.

— То есть сотня слитков за день, — Буч задумчиво посмотрел на Люка. — Звучит неплохо. Но тебе понадобится почти два месяца, чтобы перебросить все металлы. У нас дорога туда и обратно займет столько же времени.

— Но по трудозатратам гораздо экономней. Буч, сам посуди, что дороже: труд одного человека на протяжении двух месяцев или пятидесяти людей?

— Допустим, не одного. Нам придется послать с тобой минимум две группы прикрытия. Но ты прав, в это время люди могут выполнять другую работу, что принесет больше пользы. Я поговорю с Янисом и озвучу тебе наше решение. А пока отдыхай.

Глава 19

Когда Люк узнал, что в предгорный лагерь собирается идти команда Буча и та, в которой состоит Мира, девушка, которая ему понравилась, он решил пойти вместе с ними, чтобы иметь возможность пообщаться с юной охотницей. А ещё ему очень сильно хотелось побывать на месте, которое заинтересовало учёных. Последнее его волновало гораздо больше. Только вначале нужно было уговорить прелестян. Для это он направился к Янису, с которым состоялся непростой разговор. После долгого спора медик, он же староста Северного, махнул рукой:


— Ладно, — сказал он. — Если ты так хочешь сложить свою голову, я не буду тебя отговаривать.


Прелестяне ответственно подходили к подготовке. Поэтому две пятерки охотников и Люк выдвинулись из Северного только через неделю.


Поскольку расчёт был на способности Ларса к телепортации, группа взяла техники по минимуму. Одна колесная платформа на огромных шинах низкого давления везла припасы, пару запасных дроидов и запчасти. Два дроида на гусеничных платформах ехали впереди.


Местных дроидов нельзя назвать верхом технической мысли. Они напоминали стальную бочку с куполообразным верхом, в котором располагались датчики для ориентации в пространстве. Четыре гибких стальных сегментированных шланга выполняли роль рук. Трехпалые конечности позволяли удерживать разные инструменты. В настоящий момент это были цепные электрические пилы. Зарядка техники производилась с помощью водородного генератора грузовой платформы.


Идущие впереди дроиды с помощью цепных пил и гибких манипуляторов освобождали лесную грунтовую дорогу, которой пользовались очень редко. На родине в прошлой жизни Люка подобные лесные пути назывались зимниками.


Все прелестяне были наготове. За время в пути они не перекинулись друг с другом ни словом. Всё общение происходило с помощью жестов.


Люк с самого выхода из Северного периодически пускал пси-волну и не обнаруживал в округе никого опасного. Он замечал, что напряжение среди охотников нарастает.


— Буч, я заметил, что вы напряглись, — не выдержав, обратился Люк к командиру.


Буч тяжёлым взором смерил Люка и с неодобрением качнул головой.


— Во время пути нужно сохранять режим молчания, — прошептал он.

— Вокруг никого нет, только пара зайцев метрах в двухстах на одиннадцать часов (от автора: обозначение направления с ориентацией на циферблат часов, разделенный на двенадцать часов, то есть это означает, что зайцы находятся спереди немного левее).

— Вот это и странно, — сказал настороженный Буч. — Мы уже прошли три километра и ни разу не встретили никого опасного.

— У меня есть гипотеза, — решил поделиться своими мыслями Люк. — Вероятно, местные звери и насекомые каким-то образом способны воспринимать Пси. Скорее всего, у них имеется биологический механизм, который заставляет их избегать мест с повышенным уровнем Пси. Проще говоря, они боятся псионики. Раньше мне ни с чем таким не приходилось сталкиваться, но в теории возможно запрограммировать гены на такую реакцию.

— Кто бы стал заниматься подобным? — Буч со скепсисом посмотрел на Люка.

— Пурпуры. Из известных мне цивилизаций только они были способны на подобное в масштабах целой планеты. Это подтверждает мою гипотезу об искусственном происхождении атмосферы и жизни на этой планете.

— Но зачем Древним так странно программировать фауну Прелести?

— По известной информации все Пурпуры были пси-активными. Полагаю, они были защищены от нападений хищников. Если это так, то со мной вы в безопасности.

— Но тогда зачем вообще создавать так много опасных хищников?!

— Не знаю, Буч. Я не биолог. Могу лишь предположить, что это для чего-то было нужно.

— Всё, кончай болтать! — суровым взглядом припечатал Люка старший охотник. — Соблюдай режим тишины и не отставай.


Придерживаться темпа передвижения прелестян Люку было сложно. Они шли пешком, чтобы контролировать периметр. Это не было обычным передвижением туристов. Больше напоминало передвижение спецотряда военного спецназа в тылу противника.


Буч отправил охранение в головной дозор из двух разведчиков. Для осмотра местности были выделены боковые дозоры на оба фланга по два человека в каждом. И конечно же имелся тыловой дозор из троих прелестян. Состав и количество дозоров зависит от численности группы. В данном случае группа состояла из одиннадцати мыслящих. Люка оставили в центре между дроидами и колёсной платформой, и с ним постоянно находился один охранник. В местной школе инструктор учила, что животные пытаются неожиданно напасть на добычу сзади или сбоку. Намного реже они нападают спереди. Поэтому она уделяла внимание важности охраны флангов и контроля задней части группы.


Охранник Люка в очередной раз сменился. На этот раз рядом с ним молча шла Мира. Она недовольно посмотрела на него, после чего знаками показала, чтобы он лез на платформу.


Ларс устал, при том, что группа не прошла и половину пути до места ночевки. По прелестянам не было заметно усталости. Полуэльф не стал строить из себя крутого рейнджера, он с облегчением залез на колесную платформу и расположился между грузами.


Люк любовался плавными движениями Миры. Она уловила его взгляд, пристально посмотрела на него и фыркнула, после чего перестала обращать внимание на парня, прислушиваясь к звукам леса. Ларсу хотелось заговорить с девушкой, это была отличная возможность сойтись поближе, но он не решился нарушить режим молчания. Не будут же все окружающие без причины вести себя так, словно на войне в окружении врагов. Аборигенам лучше знать, как выживать в местных условиях.


С небольшими привалами на отдых отряд находился в пути немногим дольше восьми часов.


Широко распахнутыми глазами Люк взирал на небольшой форт. Он ожидал, что ночёвка будет проходить в походном лагере с охранением, которое будет меняться. Увидеть высокий забор из толстых стволов каменных деревьев для него стало неожиданностью.


Внутри огороженной территории по центру располагался деревянный одноэтажный дом, напоминающий барак в виде прямоугольника шесть на десять метров. Удобства в виде будки, расположенной над выгребной ямой, нашлись на заднем дворе. Спереди перед домом было много места для парковки колесных платформ. Массивные добротные ворота имели достаточную ширину, чтобы через них свободно проезжали колесные платформы.


— Мира, а у вас везде такие форты?

— Ты имеешь ввиду дорогу до шахт? — снизошла до ответа она.

— Именно.

— Да. Такие стоянки оборудованы через каждые тридцать километров.

— Погоди, — удивился Люк. — Буч говорил, что до шахтерского поселка идти целый месяц. Если каждый переход по тридцать километров, то нам необходимо преодолеть пешком целых девятьсот километров?

— Да, — Мира смотрела на Люка со снисходительной улыбкой. — Если всё путешествие будет таким простым, как сегодня, то это станет самой лёгкой прогулкой. Но тебе нечего переживать. Мы решили, что раз ты такой слабенький, то будешь ездить на грузовой платформе.

— Я не слабый, — обиженно насупился Люк, но в ответ лишь получил снисходительную улыбку. — Для планеты, на которой я рос, точно! — поправился он. — Это вы тут аномально сильные. Но вы за это и расплачиваетесь. Сколько жителей на твоей планете?


Мира помялась, но потом ответила:


— Триста тринадцать человек на все три поселка, считая тебя.

— Хорошо, триста человек. А какую территорию вы контролируете?


Мира призадумалась.


— На это сложно ответить… Небольшую, если честно. К чему ты ведёшь?

— Мира, я скажу прямо. Эта планета своей силой тяжести убивает нас. Нам, людям, нужна качественная медицина и не столь агрессивная среда обитания. Ты же наверняка хочешь, чтобы все близкие жили долго?


Мира опустила руки и сделала шаг назад.


— Хочу… Но это невозможно. Да и кому мы нужны там? — показала она пальцем в небо.

— Там никто никому не нужен. Но нас много. В единстве сила. Маленький клан может устроиться в любом мире с гораздо большим комфортом, чем на Прелести. Да хотя бы можно перебраться на любую аграрную планету, где всегда рады переселенцам.

— Допустим, — сказала Мира. — Но это всего лишь глупые мечты. Без космического корабля и экипажа с Прелести никому не выбраться.

— Но Янис говорил, что к вам иногда прилетают космические корабли.

— Не так часто, как ты себе представил, — качнула головой девушка. — Первый случай прилета шаттла зафиксирован в исторических хрониках. Это было сто пятьдесят лет назад. К нашим предкам прилетели пираты. Они захотели захватить их в рабство, но сами были убиты. Группа предков захватила шаттл пиратов и полетела в космос к их кораблю. Но пираты узнали о захвате шаттла и расстреляли его. В итоге из группы захвата никто не выжил. А второй прилёт корабля состоялся три года назад. Ты знаешь об этом.

— Погоди, — опешил Люк. — За двести лет Прелесть посетили всего два раза?!

— Да.

— Бл…


Люк перешёл на язык Древних и от души прошёлся по родственникам всех тех нехороших людей, которые не хотят посещать такую прекрасную планету. Мира хоть и не понимала языка Древних, но с интересом заслушалась. Такой забористой ругани ей ещё слышать не приходилось.


— Ты успокоился? — равнодушно спросила Мира.

— Да… — выдохнул Люк. — Есть вариант. Если ты поможешь мне, то, возможно, получится выбраться к цивилизации.

— О чем речь? — проявила интерес девушка.

— Учёные, Мира… Я считаю, что это были археологи. Особенно любопытен их интерес к горам. Много тысяч лет назад Пурпуры активно осваивали нашу галактику. Они переделывали планеты на манер своей родной Терры. Прелесть по всем признакам как раз относится именно к терраформированным планетам. Именно в горах Пурпуры располагали свои станции.

— И что с того? — пожала плечами Мира. — Это было давно. За столько лет там ничего не осталось.

— Ты плохо знаешь Древних.


Мира усмехнулась и снисходительно посмотрела на Люка.


— А ты хочешь сказать, что хорошо их знаешь? — с издевкой спросила она.

— Замечательно, — серьёзно ответил Люк. — Я ученый. У меня в шестом ранге усвоены базы знаний по направлению изучения Древних! Я знаю о них очень много. Поверь, если база Пурпуров не разграблена, то там может быть много всего интересного и с высокой вероятностью всё это будет работать. Можно даже найти их космический корабль, по сравнению с которым все современные корабли, как ржавое корыто на фоне новенького флаера.

— Мечтатель! — фыркнула Мира и собралась зайти в дом.

— Погоди. Выслушай меня.


Девушка замерла и обернулась.


— Ну?

— Мира, если мы узнаем конечную точку маршрута археологов, то мы сможем найти базу Пурпуров. Но один я не справлюсь. Мне нужна твоя помощь.

— Да что искать-то? Все знают, куда отправились археологи.

— Все? — опешил Люк.

— Ну, не совсем все, — продолжила она. — Мы тогда после отлёта последнего из учёных навестили их стоянку и подобрали много чего полезного. Ну и их останки похоронили.


Глаза Люка загорелись жадным огнём.


— То есть ты знаешь место последней стоянки археологов?

— Знаю. Это возле пещер в трёх дневных переходах от шахтерского поселка. Только мы вдвоем туда не дойдем. Придётся идти всем. Вряд ли Буч на это согласится.

— Мира, я должен взглянуть на эти пещеры!

— Посмотрим, — не стала ничего обещать девушка. Развернувшись, она пошла в дом.


Первый день повторялся, будто день сурка. Группа прелестян передвигалась вглубь материка через лесную просеку. Все жители Северного выглядели удивлёнными. Привыкшие к опасностям планеты, они с недоверием относились к видимому спокойствию леса. Прямо не самое опасное место, а одичавший парк.


На протяжении всего пути Люк постоянно осматривал окрестности при помощи Пси. Он настолько поднаторел в этом, что научился выпускать пси-волну в пассивном режиме, а восприятие принимаемой информации ему удалось повесить на нейросеть. Это было непросто, но желание оставаться в реальности, а не торчать всё время в медитации, оказалось сильнее веры в невозможность реализации подобного приёма.


На одиннадцатый день пути произошло неожиданное, но приятное событие. Нейросеть известила Люка о завершении усвоения баз знаний «Пилот» в пятом ранге.


Наступление этого момента Ларс ожидал гораздо раньше. Обычно база знаний пятого ранга усваивается намного быстрее. Тут же времени ушло почти как на базу шестого ранга. Но всему есть объяснение. Он попросту не учёл, что купил полную базу знаний по пилотированию, которая состоит из шести блоков. То есть после такой учёбы, немного потренировавшись, Люк сможет управлять любой летающей техникой от простейших миниатюрных глайдеров и флаеров до гигантских космических линкоров. Проще говоря, он приобрёл специальность пилота широкого профиля.


Освободившиеся ресурсы разума Люк переключил обратно на усвоение седьмого ранга базы знаний «Ученый», естественно, своего направления. Иного не дано.


Если бы он знал, что когда-нибудь окажется на такой планете, то влез бы в кредиты по самую маковку, вышел бы на подпольщиков, но кровь из носа установил бы себе боевой имплант и базы знаний по выживанию. Тогда не пришлось бы унижаться перед прелестянами, на фоне которых он выглядел рохлей, чуть ли не инвалидом.


На тринадцатый день пути выдалась ужасная погода. С неба стеной лил ливень. Но это не остановило прелестян, они продолжили путь. Все путники накинули на головы капюшоны. Одежда защищала от воды, но ледяные струи всё же хлестали по лицу и снижали видимость, что не добавляло радости. Скорость передвижения немного снизилась. Колесная платформа в некоторых местах начинала буксовать, но неизменно продолжала ехать. Сказывалась её конструкция. Она могла бы держаться на поверхности воды. Тут же она просто немного буксовала.


Люк наложил на каждого члена экспедиции свой фирменный заговор на удачу. Он на всякий случай обновлял заклинания раз в несколько дней. Береженого Перун бережет.


Путешествие на этот раз обещало затянуться минимум на пару часов. Все, за исключением Люка, который ехал на транспорте, вымазались по колено в грязи. Вода ручьями стекала с комбинезонов.


Внезапно сзади Ларс услышал шипение бластерных выстрелов. Сканирование окружающего пространства пси-техникой не показывало ничего опасного. Если верить поступающей информации, сзади располагались только трое хуманов.


Вскочив на ноги, Люк обернулся. В руках он держал бластер и шарил глазами в поисках опасности. Его восприятие было максимально разогнано с помощью пилотского импланта и Пси.


Все трое охранников отстреливались из автоматических бластерных винтовок. Вначале Люк не понял, в кого они стреляют. На первый взгляд там никого не было. Лишь присмотревшись, он заметил, как струи дождя огибают юркую фигуру невидимки размером с носорога.


Полуэльф начал стрелять раньше, чем осознал всю степень опасности. Невидимый монстр двигался настолько быстро, что невообразимым образом умудрялся уворачиваться от потока огня. Прелестяне только и могли, что грамотной стрельбой держать монстра на расстоянии, но подстрелить его не получалось.


Неожиданно Люк понял, кто им противостоит. Нунду! Самый опасный хищник этой планеты. Быстрый, крупный, сильный, невидимый и с бронированной шкурой. По уровню опасности он находится на одной планке с тяжёлым штурмовым дроидом. Если бы не ливень, у хищника имелись бы все шансы если не уничтожить караван, то как минимум вырезать весь арьергард*.


Неожиданно для всех нунду резко рванул вперёд, заполучив пару попаданий от быстро отреагировавших охотников тыловой охраны. Но бластеры не причинили монстру вреда.


Нунду выбрал своей жертвой Гиса, черноволосого здоровяка (по местным меркам, потому что его рост всего сто шестьдесят пять сантиметров). Прелестяне не успевали защитить товарища, сам Гис тоже не мог спастись. Люк сам не понял, как у него вышло так быстро среагировать, но он успел выставить перед Гисом телекинетический щит, вбухав в него максимум энергии.


Сложно представить удивление Ларса, когда через неуловимый миг нунду, рассекая струи дождя, нанёс передней лапой сокрушительный удар. Лапа монстра прорвала энергетическую защиту, как картон. Защиту, которая выдерживает десяток средних зарядов бластера. Щит лишь слегка задержал нунду, его лапа немного завязла. Это дало Гису время на действия. Всё происходило настолько быстро, что охотник только успел отшатнуться назад и направить винтовку на хищника. Нунду продолжил атаку. Второй пси-щит Люк не успевал выставить. Он с ужасом наблюдал, как невидимые когти разодрали бронированную ткань комбинезона, оставляя четыре кровавые полосы наискось от правого плеча к низу живота. В грязь полетела передняя половина бластера, располовиненная когтями, будто он был создан не из прочного металлопластика, а слеплен из папье-маше. Вторую половину оружия Гис продолжал удерживать в руках даже тогда, когда начал падать.


Больше нунду не успел ничего сделать. Буч и светловолосый Сид, которые вместе с Гисом шли в тыловом охранении, открыли ураганный огонь по хищнику, контуры которого было видно из-за проливного дождя. На этот раз они подстрелили нунду. С громким хлюпаньем подпаленная туша монстра рухнула в лужу, которая начала окрашиваться в багровый цвет.


Вскоре невидимость исчезла и на обозрение предстала огромная неподвижная туша хищника, который напоминал большую кошку с короткой черной шерстью. Если пантеру увеличить в несколько раз, на место пасти поставить паучьи жвала, словно у Хищника из одноименного фильма, то как раз получится нунду без активированного камуфляжа.


Буч бросился на помощь Гису. Туда же рванул Люк, спрыгнувший с платформы в грязь. Сид остался настороже, медленно водя дулом винтовки.


Раны Гиса выглядели ужасно. Его грудную клетку вскрыло, как консервную банку. Кровь толчками обильно вытекала из рваных порезов.


К тому моменту, как Люк добрался до раненого, Буч уже начал оказывать ему первую помощь. Он быстро сменял разные препараты из аптечки. Люк молча принялся помогать товарищу.


Раны были промыты антисептиком. Их края сведены вместе и заклеены специальным медицинским клеем. Буч делал один за другим уколы.


— Плохо, — тихо сказал он. — Без медкапсулы Гис не жилец.

— Медкапсула?! — озарило Люка.

— Жаль, — продолжил Буч. — До Северного он точно не сможет добраться. Счёт идёт на минуты, а нам возвращаться почти две недели.

— Буч, я могу телепортировать Гиса в Северный!


Остроносый охотник оценивающе посмотрел на Люка.


— Точно сможешь?

— Я уже пару раз телепортировался с другим человеком, так что смогу.


Во взоре Буча появилась надежда.


— Тогда не тяни время, действуй!

— Буч, нужно поднять Гиса. Из положения лежа я не смогу телепортироваться.


Не рассуждая, Буч тут же аккуратно поставил Гиса на ноги. Раненный, что поразительно, находился в сознании. Его лицо перекосило от боли, но при этом Гис не издал ни звука, лишь скрипнул зубами. Люк постарался как можно аккуратней обнять раненого со спины.


Вскоре раздался хлопок. Люк и Гис исчезли. На место, где они только что были, рванули жадные капли дождя, быстро заполняя пустое пространство.


По уши грязные, мокрые и в крови Люк и Гис появились прямо в медкорпусе Северного в комнате с медкапсулой. Люку не хватало сил удерживать раненого хумана, поскольку с двойной силой тяжести он весил четверть тонны, плюс собственный вес примерно такой же. Полтонны даже после тренировок под стероидами и с усилением Пси — слишком большой вес для того, кто не вырос на этой планете. Но он нашёл выход: подхватил раненого телекинезом и положил его в медкапсулу.


— ЯНИС! — дурным голосом во всю мощь лёгких завопил он. — Янис, мать твою, ты где?! Я знаю, что ты всегда торчишь тут. ЯНИС, БЛАСТЕР ТЕБЕ В ОЧКО, БЕГОМ СЮДА!!!


Дверь рывком распахнулась, и в комнату ворвался рыжебородый медик. Он держал в руке бластер. Быстро оценив обстановку, Янис убрал бластер в кобуру и рванул к медкапсуле. Он начал действовать: снял с пояса раненого оружие, аптечку и фляги, затем вытащил сам пояс и захлопнул крышку капсулы, после чего принялся колдовать над пультом терминала.


Люк застыл в ступоре и наблюдал, как капсула наполняется прозрачным гелем, как расползается металлизированный комбез, давая доступ к телу больного.


— Вовремя, — отлип от терминала рыжебородый, переведя взор на Люка. — Ты телепортировался?

— Да. На нас напал нунду.

— Я вижу, — взор Яниса на мгновение задержался на исполосованной груди Гиса. — Меня больше удивляет другое: почему Гис ещё жив? У нунду такие когти, что он должна была порезать его на куски филе.

— Я успел поставить пси-щит. Но он лишь немного задержал нунду. Я не понимаю, почему? Я её не видел во время пси-сканирования! Она словно появилась из ниоткуда.

— Эта тварь сама пользуется Пси, — пояснил Янис. — Спасибо, Люк, что спас Гиса. Где сейчас находится группа?

— Тринадцатый переход первая треть пути. Я должен вернуться к ним. Янис, скажи, что с Гисом? Он будет жить?

— Будет, куда он денется. Раз в медкапсулу лёг живым, то обязательно поправится.


Люк с облегчением выдохнул. Ему не хотелось терять товарища, который прикрывал его спину.


— Ты погоди перемещаться, — продолжил Янис. — Я позову Мэта на замену Гису. Ты же сможешь переместить его обратно к группе?

— Думаю, что смогу.

— Думаешь или сможешь? — внимательно посмотрел на полуэльфа Янис.


Прислушавшись к себе, Люк четко ощутил, что сможет. Первая парная телепортация ему далась тяжело, а сейчас он не особо устал. Он чувствовал, что за это время стал сильнее в плане использования Пси, будто подкачал невидимые паранормальные мышцы.


— Точно смогу!


Возвращение Люка в компании коренастого русоволосого Мэта, его ровесника, выглядело триумфальным. В ответ на напряжённый взгляд всех собравшихся возле грузовой платформы прелестян Люк не замедлил сказать:


— Гис жив. Янис сказал, что он поправится.


Практически одновременно раздался всеобщий выдох облегчения. Лица суровых мужчин и девушек на мгновение украсили улыбки. Люк поймал на себе взгляд Миры. В нём больше не было презрения. Ему даже показалось, что он различил в эмоциях девушки лёгкую заинтересованность. Но разве могла суровая и неприступная прелестянка заинтересоваться мягкотелым полуэльфом? Люк надеялся, что ему не показалось…


Комментарий к Глава 19


*Арьерга́рд — тыловая охрана. В военном деле войска прикрытия.

Глава 20

Путешествие продолжалось. К вечеру дождь прекратил лить, что повысило общее настроение в экспедиции. В домик временного размещения Люк заходил с непередаваемой радостью.


Его сильно обеспокоило то, с какой легкостью нунду уничтожил пси-щит. Люк загорелся идеей улучшить защиту. Практика показала несостоятельность такого щита, несмотря на некоторую эффективность. И тогда он прибег к физике.


Если прямое отражение атаки работает плохо, значит, нужно отражать её под углом. Но сделать многосоставной телекинетический щит проблематично. Пару плоскостей он ещё кое-как может поддерживать, но этого мало.


С того вечера Ларс во время путешествий начал экспериментировать. Лучше всего себя показали сфера и полусфера. Но если накрывать себя куполом, то плюс от формы щита уничтожается минусом. Защиту приходится растягивать на большую плоскость, из-за чего падает её эффективность. В итоге через две недели экспериментов он остановился на щите в виде полусферы в одной плоскости. То есть его можно выставить с одной стороны: спереди, сзади или с одного бока. В таком случае при аналогичном вложении сил защита за счёт того, что часть атак она отклоняет, выдерживает в три раза большую нагрузку. При уменьшении размера растет мощность щита. Например, если сделать щит-полусферу диаметром метр, то можно отразить десяток выстрелов бластеров на полной мощности. Вот только таким щитом можно прикрыть лишь маленького ребенка, из-за чего его использование представляется сомнительным. В результате Люк остановился на двухметровой полусфере, чтобы при атаке прикрыть себя или кого-нибудь из отряда.


Понятное дело, что Ларс не посвящал своему занятию всё время. Каждый член отряда, посменно дежурящий возле него, старался чему-нибудь научить парня. Люка больше не воспринимали как бесполезную обузу. Он будто прошел переоценку в глазах прелестян и получил их одобрение. Пусть боец так себе, зато в случае ранения может спасти и если что, то фокусами своими прикроет.


К счастью, весь остальной путь прошел без происшествий. Эту заслугу прелестяне тоже приписали Люку. В логике им не откажешь. Если раньше им через лес каждый раз приходилось пробиваться с боем, а единственный поход всего с одним нападением прошел в компании новичка, то волей-неволей заподозришь его причастность.


За время, проведенное в пути, Люк нашел общий язык со всеми охотниками. Мира стала более охотно общаться с ним. О любви и даже намеке на неё можно было и не думать, но даже просто потепление отношений обрадовало Люка.


Раньше Ларсу девушки доставались слишком легко. Не только в этой жизни. Он вспоминал Фрину и Лину, но понимал, что они не находят отклик в его сердце. Тем не менее с ними было легко и пр