КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454411 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213348
Пользователей - 100003

Впечатления

vovih1 про Бурносов: (Сборники, альманахи, антологии)

Спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (Параллельное и распределенное программирование)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
vovih1 про Хьюз: (Параллельное и распределенное программирование)

Спасибо

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Для школоты. Открывание ногой двери к Сталину и рояли в виде инопланетной техники.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Металлическое сердце (fb2)

- Металлическое сердце [СИ] (а.с. Металлика-2) 293 Кб, 78с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анастасия Грейс

Настройки текста:




Металлическое сердце

Часть 1 Темные тени забвения

Глава 1 «Темный мир»

Я ожидала, что кану в забытье, сотрусь из версии этого мира, а оставшиеся воспоминания обо мне станут мучителями моих близких. Ожидала легкой смерти, плавной, будто во сне. Но вместо свободы я получила заключение в темной клетке. Врата были лишь входом, проводником в другое место — место тьмы. И едва я подумала, что все кончилось, раскрыв глаза, поняла, что все началось с новой страницы. И ее первые строчки мне не нравились…

Я застряла в заброшенном уголке, одиноком и мрачном. Пылающий огонь врат позади исчез, а с ним и выход из этого места. Я обняла себя руками, вглядываясь во мрак. Мне чудились картины моей прошлой жизни, знакомые лица, и я безмолвно рыдала, наблюдая, как они стирались в пыль. Я долго сидела на коленях, прислушиваясь к окружающей меня тишине, к своему ровному дыханию и биению сердца. Казалось, что здесь существую только я, я единственная узница этой тьмы. Зачем? Почему я застряла именно здесь? Что это должно было значить?

Я отгоняла прочь терзавшие мое сердце мысли, сосредотачиваясь на логике и здравом смысле. Если это место не рай или ад, значит, здесь должен быть выход. Может я застряла здесь не просто так? В любом случае я могу попытаться. Это лучше, чем сидеть здесь и гадать, можно ли выбраться из этой пустоты или нет?

Внутри возродилась надежда.

Поднялась с колен, вытерла слезы и встряхнулась. Я сделала шаг, потом еще один, перешла на бег. Мне мерещились тени и звуки, я продолжала бежать, и ничто не встретилось на моем пути. Я чувствовала усталость и тоску, но чем больше я бежала вперед, тем яснее становилось, что кроме тьмы здесь нет ничего.

Я уснула во мраке и не смогла увидеть снов, а их маленькие проблески были черно-белыми. Наверно в этом мире нет света, и он не знает, что такое изумруд травы и голубизна неба. Теперь я жила в ритме усталости, не осознавая течения времени, я металась, бежала, переходила на шаг, а может и вовсе бродила кругами, но ни о чем из этого я не могла узнать.

Моментами на меня накатывала паника, безысходность, но я тут же доставала из задворок памяти моменты, которые никакая тьма не заберет у меня. Горячие губы Бастиана, его последние слова и невероятный свет, который излучали его глаза. Его морозный запах, с которым я просыпалась, и казалось, будто он был рядом…

Я вспоминала невозмутимость и собранность Киана, его всплески гнева и моменты неизбежной заботы. Вэйс и Нильс заняли добрую половину моего сердца, инь-ян нашего альянса, теперь мои дни лишены их противоборства и смеха.

Но чаще всех ко мне приходил отец, во снах, в мимолетных движениях воздуха здесь, везде был он, и больше всего на свете я хотела знать, что он жив. Я была готова еще раз пройти сквозь огненные врата, чтобы снова его спасти, уже зная, что будет ждать меня по ту сторону. И та надежда, что я выберусь и увижу его, давала мне силы идти, разрезая этот мрак светом своего горящего сердца.

Я хотела жить и это место не способно сломать ту, что рождена в Альянсе Чести.


В один из бесконечных дней в этом темном мире я почувствовала легкое дуновение ветра. Резко открыла глаза, наблюдая, как прямо передо мной трепетал крохотными крылышками светлячок. Я ущипнула себя, не веря своим глазам. Протянула руку, но насекомое тут же отпорхнуло, а потом и вовсе полетело в темноту. Я вскочила, не желая упускать его из виду. Он стремился к какой-то цели, упорно разрезая крыльями тьму. Мне казалось, что с каждым его движением тени рассеивались и вперед проступали статуи и колонны, очертания крыш и каменных стен.

И это не было игрой воображения.

Чем дальше я шла за светилом, тем отчетливее могла разглядеть окружавший меня город, а это был именно он. Тонкие шпили на высоких зданиях из тяжелого камня, множество окон, длинные колонны, что держали массивные крыши величественных зданий, тонкие стволы деревьев, оплетающие стены и заборчики, везде были разбросаны серебристые цветы и один за другим загорались тусклым светом фонари, что торчали до самого неба.

Я и не заметила, как светлячок исчез, и я оказалась одна посреди темной улицы. Я всматривалась в окна домов, но свет нигде не горел. Высматривала тени, но город оказался пуст. Я долго бродила среди высоких фонарей и длинных крылечек, тонких бесконечных деревьев и цветов, что уныло покачивались на ветру. Наконец я заметила большой дворец, он находился в конце широкой улицы и светился больше остальных и больше остальных был пустынен. Пришлось приложить усилия, чтобы отворить тяжёлые дворцовые ворота.

Мрачные мраморные палаты навевали отголоски теней былых времен, времена великих королей и могущественных королевств. Я почувствовала привкус жизни внутри этих палат с высокими