КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426003 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202713
Пользователей - 96501

Впечатления

poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Престон: Циклы: "Уаймэн Форд" и "Джереми Логан". Компиляция. Книги 1-9 (Триллер)

Переделанный вариант предыдущего файла. Сделана разбивка на два цикла (пока). Позже сделаю отдельные триллеры, отдельной компиляцией. Дело в том, что в старом варианте существует проблема со ссылками. Вот этот огрех и хочу исправить. Этот файл без проблем! Sorry!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Любовь и ненависть Астрала (СИ) (fb2)

- Любовь и ненависть Астрала (СИ) 1.05 Мб, 297с. (скачать fb2) - Аделина Камински

Настройки текста:




Камински Аделина Любовь и ненависть Астрала

Пролог


Смотровая комната - любимая комната Рида Тойнера - предметами мебели или декора не изобиловала. На некоторых кораблях смотровая выполняла роль гостиной, но только не на корабле Рида. Здешний капитан предпочитал одиночество и тишину. Глубокое кожаное кресло цвета бордо в центре, небольшой металлический столик у правого подлокотника с бутылочкой горючего для дозаправки души и бокалом снифтером.

Сам мужчина с электронной сигарой во рту, выдыхая с завидной периодичностью рваные облачка пара, не отрывал взгляда от вида за панорамным окном. Сколько бескрайней любви читалось в серо-карих глазах Рида, одним создателям известно.

Зато какие искры гнева начал высекать его взгляд, когда в поле зрения показался Кеплер. Где-то там, в переулке, парочка влюбленных обменивается нежными поцелуями, в роддоме на свет появляется новый человек, а студенты местной академии закупают электронику к грядущему учебному году. Зубы заскрипели о поверхность сигары, а толстые пальцы сжали края подлокотников до побелевших костяшек.

Земляне сравнительно недавно заявили о себе. Каких-то пару сотен лет назад. Единый Галактический Совет же принял их с распростертыми объятьями, поделился своими разработками и отпустил на все стороны Вселенной. Расселяйтесь, размножайтесь, учитесь. А ведь когда-то земляне бросили их. Запустили несколько тысяч людей в открытый космос для колонизации, а как только потеряли с ними связь - отпели и позабыли. А ведь люди эти выжили! Кто-то нашел себе прибежище на Проксиме Центавра, кто-то - на Каптейне, а кто-то - на Г лизе - экзопланетах со схожим составом атмосферы и водой. Жители развивались в отрыве от своей родины и в итоге создали новые цивилизации за какие-то две с половиной тысячи лет. Но стоило им попросить о

помощи с колонизацией новых планет, глизелианам дали от ворот поворот. Землянам нужнее. Они здесь новенькие, а еще дипломатичнее и толерантнее глизелиан. Треклятый ЕГС!

Но когда двери в смотровую раздвинулись, пропуская гостя, мужчине потребовалось всего мгновение, чтобы вернуть лицу прежнее спокойствие. Пусть и сидел он к вошедшему спиной.

Воспитанный по законам родной планеты, глизелианин не откроет рта, пока разговор не начнет старший по званию. Военная выправка.

- Рассказывай, - без приветствия сухо произнес Рид, не вынимая сигару изо рта.

- Поступил, - ответили ему в том же тоне. - Прошел в первой десятке.

- Хоть в первой, хоть в последней. Не важно. Главное, чтобы доступ к системам был.

- Доступ будет.

- И как скоро твои вирусы их взломают?

- Торопиться я не хочу, - предупредила фигура у порога. - Если сделать все слишком быстро, выйдут на Глизе. А потом и на вас. Тогда, сами понимаете, контракт будет расторгнут.

- Умный мальчик, - усмехнулся капитан. - Осмотрительный. Что ж. - Облачко пара проплыло у него над головой и лениво растворилось в воздухе. - Делай все, как считаешь нужным. А мне нужен результат.

- Есть. Разрешите идти?

- Вольно.

Фигура вытянулась по струнке, свела пятки вместе, коротко поклонилась, и только потом Рид услышал тихое шипение раздвижных металлических пластин.

А говорят, что дети ни на что негодны. И пусть по земным меркам его гость уже считался совершеннолетним, по глизелианским меркам совершеннолетие наступает позже. В тридцать, если быть точным. Только в этом возрасте мужчины и женщины набираются достаточно ума для того, чтобы отвечать за свои поступки. Рид был полностью с этим согласен, но все-таки мальчишки умны по-своему. Хитрые, изворотливые, рисковые. Именно такой тип ему и нужен был, чтобы положить конец межпланетному месиву на Кеплере.

Будет им всем «Астрал». Как миленькие убегут обратно на Глизе в военные корпуса. Если успеют убежать, конечно. Не успеют - прихватят за собой и земляшек.

А Риду Тойнеру на родной планете еще и спасибо скажут. Может, и к награде за истовый патриотизм приставят. Но, разумеется, делал он все это от чистого сердца.

Глава 1. Беспощадная кража трусов


Печально сдвинув брови, я вытряхивала в чашку с чаем последние крохи кокосового молока из небольшой коробочки.

Экономия... какое ужасное слово. А жесткая экономия - и того хуже. Тем не менее стоило войти в положение мамы и отказаться хотя бы на время от маленьких вкусных радостей. Еще вчера мама сообщила о сокращении в штате и о том, что под горячую руку начальника попала и она.

Теперь у меня было два варианта развития дальнейших событий. Первый - найти работу. Но найти работу сразу после окончания навигационного колледжа равносильно отправке резюме работодателям со следующим содержанием: «Зоя Эйлер, 21 год. Люблю драить палубы за трехразовое питание и «спасибо». Электронный адрес такой -то, номер смарта такой-то». Мелкими шажками, продолжительно вися на каждой ступеньке, я продвигалась бы по карьерной лестнице. Зато не сидела бы у мамы на шее.

Второй вариант - поступить в престижную академию за пределами Солнечной системы, чтобы не только качественное образование получать с лицензией ЕГС, но еще и стипендию приличную. Поскольку и школу, и колледж я закончила с отличием, надежда поступить у меня была, но ведь поступление - это как лотерея. Кто-то на лапу ректору даст, кого-то кумовством пропихнут по блату, а мне остается только драить корабли да сокрушаться о том, что зазря на зубрежку столько времени потратила.

Даже кот скорбным взглядом проводил коробочку из-под кокосового молока, полетевшую в мусорное ведро.

- Скоро экономия и тебя затронет, Копер, - серьезно обратилась я к нему, скрестив руки на груди. - Режим пушистого экскаватора придется временно отключить. - Нажала на влажный нос питомца. - Пиу.

Потом зажала между зубами пару ванильных печенюшек, взяла в руки теплую чашку и потопала в комнату.

Стоило хоть немного отдохнуть от разглядывания сайтов с вакансиями и ожидания столь желанного письма из академии. Посмотреть парочку смешных видео на Ютубе, поиграть во что-нибудь. Выпускники колледжей тоже люди, между прочим.

Усевшись в компьютерное кресло в своей маленькой комнатке, я отставила в сторону кружку с ароматным чаем, печенюшки туда же, и первым делом решила проверить электронку.

Мягкий солнечный свет хитро проникал в небольшую комнату сквозь полуоткрытые жалюзи. Всегда была совой, а не жаворонком. Головной мозг на полную катушку начинал работать только ближе к ночи, но даже днем предпочитала сидеть в полумраке. Мама так и сказала, что если бы я поступила в академию на Кеплере, то в рай попала бы.

Светимость родной звезды под названием Санкир там всего лишь тридцать два процента от солнечной. Тридцать два! Сложно представить себе тусклую звезду, ведь нигде, кроме Земли, мне побывать пока не удалось, а значит, поступи я в академию за пределами Солнечной системы. Но рано пока о таком думать. Рано. Обнадежу себя раньше времени, а потом, конечно, драинье полов. Куда же без него?

Открыла вкладку с почтой, обновила страницу. Три новых сообщения.

«Здравствуйте, Зоя Эйлер! Вашим резюме заинтересовались следующие организации: клининговая компания «Космометла», клининговая компания «Звездная пыль», сеть быстрого питания «Крошка-планктошка». Для того чтобы ответить, перейдите по

ссылке».

Чего и следовало ожидать. Только «Крошка-планктошка» сюда как затесалась?

Интересно, что хуже? «Сколько чистящего раствора разводить на одно ведро?» или «Сырный соус к картошке не желаете?» Для чего, спрашивается, я вообще навигационный колледж заканчивала, если без высшего образования путь в навигаторы закрыт?

Второе сообщение:

«Нужны деньги? Возьми кредит быстро, просто, без комиссий в «Банке Финансов».

Ваши проблемы, наши деньги!»

Нет, нет. Что за противоречия такие? Если денег нет, то чем же отдавать ваш кредит разнесчастный? В спам. Но они меня опять найдут рано или поздно. Им как медом намазано, когда пользователь постоянно штудирует сайты по поиску работы.

И, наконец, третье:

«Зоя Эйлер, Вас приветствует академия «Астрал»!

- Черт!

Мгновенно закрыла вкладку с почтой, откинулась на спинку кресла и устремила пустой взгляд в потолок. Страшно. Вот он - момент, решающий мою дальнейшую судьбу. Только глазами по строчкам пробежать, чтобы либо затанцевать и запеть от радости, либо погрузиться в глубокую депрессию и ответить «Крошке-планктошке», что всегда мечтала стоять с жирной лопаточкой у плиты и переворачивать прозрачные котлетки.

Даже если пролечу сейчас, толку уповать на следующий год не было. Результаты экзаменов не изменятся, а с каждым годом поток студентов на Кеплер увеличивается в геометрической прогрессии. Сейчас или никогда? Жить или не жить, вот в чем вопрос.

С этими мыслями и обреченным вздохом снова открыла вкладку и скосила взгляд на текст сообщения.

«Зоя Эйлер, Вас приветствует академия «Астрал»! Поздравляем с поступлением на первый курс академии и напоминаем Вам, что учебный год на Кеплере начинается с 1 июня. Рекомендуется отметиться в деканате и предоставить оригиналы документов до 23 мая. Все необходимое для учебы Вы можете приобрести на планете по сниженным ценам при предъявлении студенческого билета.

Приемная комиссия «Астрала» 15 мая 4537 год»

Серьезно?

Я уставилась в монитор, не веря своим глазам. Перечитала небольшое приветствие раз десять, не меньше, для того чтобы убедиться в его существовании. С каждым новым прочтением брови медленно ползли вверх, а челюсть, наоборот, опускалась вниз.

Но от шока отошла так же внезапно, как и погрузилась в это состояние. Через несколько минут я уже бегала по комнате, собирая все необходимые вещи в дорожные сумки. В пылу процесса умудрилась еще и маме позвонить, сообщив ей благую весть. Теперь она со спокойной душой могла переехать к родителям, а дом сдавать, чтобы хоть как-то перебиться, пока не найдет работу.

- Я полностью в тебе уверена, - гордо сообщила она под конец разговора. - Только с глизелианами не связывайся. Себе дороже будет.

- И так помню, сколько страстей ты про них понарассказывала, - усмехнулась я в микрофон смарта, параллельно упаковывая в сумку стопочку с нижним бельем. - А разве ты не придешь сегодня?

- Нет. Останусь у бабушки, чтобы не уморить тебя нотациями.

Я не видела ее лица, но могла почувствовать, как губы матери расплылись в легкой улыбке.

- Ну ма-а-ам...

- Отдыхай. Покорми кота. Не забудь забронировать билеты на рейс. И не проспи.

- Хорошо. Позвоню, как доберусь. Поделюсь своими впечатлениями о тусклом Санкире, -добавила я, а мама в ответ мягко рассмеялась.

- Г оворят, там еще много чего интересного есть, помимо тусклой звезды, совушка.

Не сомневаюсь.

- Ну давай тогда.

- Давай.

Мама положила трубку, и только сейчас я задумалась о том, куда мне с собой столько одежды? Во-первых, студенты «Астрала» носят форму. Во-вторых, столько тюков мои хрупкие плечи на себе не утащат, а путь до космодрома неблизкий. Аж в соседний город в забитом монорельсе ехать. Решено. С собой беру только самое необходимое на ближайшие пару-тройку недель, а прочее прикуплю с оставшихся денег и первой стипендии.

Заправила за ухо вечно падавшую на лицо прядь русых волос, сосредоточенно сжала губы, вздохнула и продолжила сборы.

Много времени на это дело не ушло. Пара часов, и «все необходимое», даже чуть больше (на всякий случай), было свалено в центре комнаты. Забитая доверху сумка - три штуки, синий кожаный рюкзачок - одна штука... Нет-нет, так не годится, не годится.

Пришлось отфильтровать багаж более качественно и в итоге оставить только одну сумку и рюкзак. От многого отказалась, но если у меня по пути откажут ноги или спина, то будет куда хуже.

Билет взяла на завтрашний вечер. Дорогой, зараза. По прилету придется закупаться только в дисконтах, но где наша не пропадала. И вообще, какое это имеет значение, если я смогла поступить в престижную академию и обеспечить себе безоблачное будущее?

На следующее утро даже битком забитому монорельсовому автобусу не удалось испортить мне приподнятое настроение. Сияла я как восходящая звезда, судя по косым взглядам не выспавшихся пассажиров. Извинилась перед мужчиной, отдавившим мне ногу. Пожелала здоровья чихнувшей старушке, которая взглянула на меня как на мифическое существо и медленно отвернулась к окну. В общем, вела себя не как среднестатистический человек в серый будний день, а за такое тебя вполне могут возненавидеть, ненадолго, но всей душой.

Космодром был людным в любое время суток. Туристы-инопланетники к нам хоть и редко наведывались в отпуска, по большей части считая Землю скорее Чистилищем, нежели местом, где можно замечательно отдохнуть душой и телом, но сами земляне туристическими поездками к соседям не брезговали. Кто -то улетал с четким намерением обосноваться за несколько десятков световых лет навсегда, но фигушки там. Землянину получить инопланетное гражданство намного сложнее, чем переквалифицироваться из тракториста в прима-балерину Большого театра.

- На Кеплер, на семь часов вечера, - протянула я карту-паспорт регистратору, когда моя очередь наконец-то подошла.

Женщина провела карточкой по светившейся панели для считывания, вбила что -то в компьютер и подняла на меня усталый взгляд.

- Багаж?

Сумка, одна.

- Сколько килограмм?

- Не знаю...

- Девушка! - прикрикнула она так, что я чуть под землю не провалилась прямо на месте. -Я вам что, весы? Идите взвешивайте багаж, а потом сюда подходите. Ну что за люди! Только очередь задерживают.

- Простите.

И началось. Сходите туда, сходите сюда, сделайте то, сделайте это. На космолет я в итоге бежала, извиняясь и расталкивая пассажиров локтями. Знала бы заранее, что утону в океане бюрократии, приехала бы пораньше.

Оценка «отлично» по физвоспитанию говорила скорее о моем трудолюбии, чем о хорошей физической форме, поэтому к тому моменту, как за моей спиной захлопнулась железная дверь космолета, воздух со свистом вырывался из легких.

Ну, самое сложное позади. Перед следующим сеансом беготни еще три дня спокойного полета. Отдышаться успею. А. Покормила ли я кота?!

С открытым ртом я смотрела в иллюминатор на отдалявшуюся Землю, пока она не превратилась в маленькую бисеринку на черном покрывале окружающего пространства.

- Уважаемые пассажиры, пожалуйста, пристегните ремни безопасности, - раздался мягкий женский голос из динамиков. - Космолет следует прямым рейсом Земля-Кеплер без промежуточных остановок. Приятного полета.

Да, приятного полета.

Откинувшись на спинку, я уже предвкушала потрясающие, сменяющие друг друга виды за стеклом. Первый межпланетный полет все-таки. Будет на что посмотреть.

Но вот космолет сильно тряхнуло. Казалось, каждый винтик, каждый болтик задрожал, норовя выскочить из транспортного средства и превратиться в космический мусор. Чуть сердце в пятки не упало, но я крепко вцепилась в подлокотники, надеясь, что все так и задумано. В критической ситуации ведь лампочки, надписи замигают. Верно же?

И тут меня резко вжало в спинку кресла, виды в иллюминаторе превратились в одно сплошное марево, а космолет противно зажужжал, набирая скорость. Цифры на табло стремительно менялись: «тридцать четыре световые минуты, пятьдесят шесть световых часа, двадцать три световых недели.». Расстояние росло и росло, пока не замерло на одном показателе, а транспорт не прекратил тряску. Положение космолета стабилизировалось, а каша за стеклом вызывала теперь только тошноту, а не восхищение. Так вот почему все места возле иллюминаторов были свободными для бронирования. Что ж, на ошибках тоже учатся.

Выудив из рюкзака книгу о великих открытиях ученых-каптейниан, я принялась за увлекательное чтение.

Время, к сожалению, не летело так же быстро, как космолет. Все тело постанывало и затекало от долгого сидения, но расхаживать по салону воспрещалось. Только в туалет, и то в сопровождении стюардов. Бывало, так тряханет, что стоявший в проходе пассажир запросто мог улететь в конец металлического коридора. Ни у кого не возникало желания испытывать судьбу и свои кости на прочность. У меня и подавно.

Замедлились мы только перед посадкой. Марево в иллюминаторе вновь сменилось потрясающим видом, но уже не Земли, а конечной точкой полета - Кеплером.

Сама планета от Земли с виду мало чем отличалась, если не считать отсутствия зелени и того, что океаны занимали лишь одну четвертую поверхности. А еще два толстых кольца искусственного освещения окружали человеческую колонию крест-накрест. Все-таки, несмотря на тусклое освещение Санкира, находчивые жители решили проблему полумрака. Обо всем этом я читала и слышала, но видеть все своими глазами -совершенно другое дело.

- Уважаемые пассажиры, - снова раздалось из динамиков, - посадка произойдет через десять минут. Пожалуйста, не отстегивайте ремни безопасности до полной остановки космолета. Спасибо за то, что воспользовались услугами «Терро-Трека». Летайте комфортно, летайте надежно!

Нет, нет! Всего несколько минут, чтобы насмотреться на всю эту красоту!

И я жадно впилась взглядом в планету, на которой мне предстояло учиться три кеплерских года. Год у них длился всего сто тридцать дней из-за быстрого оборота вокруг звезды, но и учебная программа была куда сложнее и интенсивнее, чем на Земле. Студенты интересные - инопланетники. С Проксимы Центавра, Каптейна... Глизе.

История говорила о том, что во главе колонии проксимиан около двух с половиной тысяч лет назад встал великий деятель культуры, что в итоге привело к развитию цивилизации с уклоном на культурную деятельность. Лучшие актеры, певцы и танцоры часто гастролировали с родной планеты на Землю и всегда имели оглушительный успех.

Во главе колонии каптейниан встала целая группа умелых ученых, и цивилизация их пошла по иному пути - научному. На самых дорогих и качественных изобретениях можно было заметить оттиск: «Изготовлено на Каптейне». Люди с этой планеты отличались недюжинным уровнем интеллекта и аналитическим складом ума.

Колония глизелиан изначально попала в руки отставного генерала, и в последующем власть на ней переходила от одного тирана к другому. Обстановка на Глизе накалялась, потому что воевать-то было не с кем, а руки так и чесались отхватить новые территории. Поэтому глизелиане стали первыми, кто вступил в контакт с Единым Галактическим Советом, да еще и при довольно щекотливых обстоятельствах, а именно - при нападении на вполне себе мирную цивилизованную соседнюю планету. Без предупреждения они атаковали корабли соседей, были пойманы с поличным и осуждены. Теперь любое колонизирование, даже необитаемой планеты, грозило Глизе уничтожением. За что боролись, на то и напоролись, грубо говоря.

Неудивительно, что мама так настойчиво просила меня ни в коем случае не связываться с представителями этой расы. Тем не менее. Неужели дети должны отвечать за грехи своих предков? Вероятность влюбиться во властного, дисциплинированного и серьезного молодого человека куда выше вероятности стать девушкой танцора или тихушника-затворника, умножающего четырехзначные цифры в уме. Плохие мальчики всегда были в тренде.

Я даже мысленно представила этого красивого, деспотичного, себе на уме мужчину, от одного взгляда на которого сердце пропускает удар, и ноги подкашиваются...

«Нет! - сказала я себе. - Нет, нет, нет!» - добавила вдогонку. Первым делом - учеба. Идеальная учеба, потому что без стипендии продолжать учиться дальше не смогу. Проживание в общежитии, еда, гаджеты для учебы, лекарства. Вся надежда только на стипендию. На ум, благоразумие, внимание. Серой мышкой буду, как в школе и колледже. И вообще. Все прелести - для мужа. Только для него любимого, вот.

Тем временем космолет уже вошел в атмосферу, пролетев мимо осветительных колец, так что книгу я убрала в рюкзак, накинула его на плечо и стала терпеливо дожидаться посадки.

Кеплерский космодром настолько отличался своими габаритами и техническим разнообразием, что у меня аж дух перехватило. А я еще думала, что в наших городах космодромы загруженные. Вот что такое загруженность! И пусть невооруженным глазом отличить землянина от проксимианина или каптейнианина было сложно, но в каждом встреченном лице я пыталась уловить хоть что -то, что отличало бы земляка от инопланетника. Сама сочиняла на ходу какие-нибудь особенности и радовалась, когда видела человека, соответствовавшего моим предположениям.

Но здание было если не вершиной Нейросетевого времени, то абсолютно точно одним из лучших проектов земных архитекторов. Стеклянные стены высотой метров тридцать, купол вместо крыши с различными датчиками, посверкивающий и помигивающий сотнями разноцветных лампочек. Впереди - ряды металлических скамеек, кажущиеся бесконечными, но на самом деле выход виднелся во-он там, в самом конце.

Для начала следовало настроить смарт на местную глобальную сеть и понять, куда мне вообще предстоит держать путь. Понятно, что в академию, но, замотавшись с вещами и билетами, я совсем позабыла скачать хотя бы карту, не говоря уже о номерах здешних такси и прочих. бытовых мелочах. Адреса ближайших к академии магазинов, аптек, больниц.

Я нашла свободное местечко на краешке одной из скамеек в зале ожидания, присела, поставила на пол сумку и залезла в настройки смарта. Столько лет уже техническому прогрессу, а до сих пор не изобрели способ мгновенного подключения к новой сети. Может, из соображений безопасности, но из соображений удобства я бы предоставила хотя бы выбор.

Отвлеклась я ненадолго. Перевела взгляд на экран, полистала меню настройки сети, но когда перевела мимолетный взгляд на пол. моей дорожной сумки там не оказалась. Где. где моя сумка?! Там же. эти. трусы и все такое!

Краем глаза я заметила постепенно набиравшего скорость мужика в черном комбинезоне, улепетывавшего с. моей сумкой!

Должно быть, мысль о том, что какой-то извращенец увидит пачку моих кружевных трусов, придала мне храбрости. Потому что я, отойдя от шока, сорвалась с места, бросилась вдогонку и закричала, при этом заливаясь краской стыда:

- Вор! Он украл мои вещи!

Отрывать людей от умиротворенного ожидания и занятия своими делами очень не хотелось, но он же уйдет! И тогда... плакали мои трусы горькими слезами стыда настоящего!

А мужик маневрировал между скамейками, перепрыгивая через ноги сидящих, и мне приходилось делать то же самое, но намного медленнее, и дико извиняясь по пути.

- Вор! Простите, извините. У него мои вещи! Ой, извините, простите.

Как в замедленной съемке, я увидела, как чья-то нога в конце очередной скамьи вытянулась, преградив воришке путь, но среагировать тот не успел, растянувшись на полу, как морская звезда. Моя сумка при этом ловко перекочевала в руки неизвестного спасителя.

Мужик, осознав, что сейчас ему уже ничего не светит, вскочил с пола и драпанул к выходу, пока никто не поднял на уши охрану. А я с натянутой до ушей неловкой улыбкой обошла скамью, чтобы подойти к спасителю с более удобной стороны, не перелезая через ноги рядом сидевших людей.

Парень, на коленях которого стояла моя сумка, сидел, уткнувшись в экран смарта, и не замечал, казалось, ничего вокруг. Его светлые волосы были зачесаны и уложены набок в модную нынче прическу. Высокие скулы, широкий волевой подбородок, тонкие губы. и мощные на вид механические руки - кибер-протезы. Кто любил баловаться с киберпротезами, засовывая в них разнообразные гаджеты и используя собственное тело в качестве одного большого оружейного шкафа на все случаи жизни? Глизелиане. Довершали его внешний вид темно-серая толстовка на молнии без рукавов, черные джинсы и белоснежные кроссовки.

Было ли это любовью с первого взгляда? Не знаю. Но готова была слезно благодарить судьбу за то, что она предоставила мне возможность познакомиться с таким. таким. Жаль, что я - мышка, которой сложно и несколько слов связать при встрече с красивым мужчиной.

- Э. извини? - открыла я, наконец, рот.

Ноль реакции. Парень все так же залипал в экран, а на коленях у него. сумка с моими трусами, между прочим!

- Э. спасибо, но это моя сумка, - решила я еще разок напомнить о себе и даже потыкала в черную ткань пальцем, чтобы наверняка заметил.

Только тогда незнакомец соблаговолил оторваться от своего смарта и поднять на меня глаза. Страшные глаза с черными склерами и светло-голубыми радужками. Тоже киберпротезы. Сколько же всего в него напихали. Но этот взгляд будто заглянул в самые недра моей души и затаился там, чтобы остаться навсегда. В голове уже пронеслись дикие сцены нашей с прекрасным спасителем свадьбы, совместной прогулки по магазинам, нянченье детишек.

Однако все мои внезапно возникшие фантазии разбились и разлетелись на мелкие осколки, когда парень взял мою сумку, протянул руку над подлокотником и разжал пальцы. Багаж весело шмякнулся на пол, а глизелианин вновь перевел взгляд на экран смарта, не удостоив меня ни единой эмоцией или хотя бы одним словом.

Честно говоря, обидно стало до слез, но своего разочарования я ему не показала. Даже если бы показала, все равно не заметил бы. Подняла сумку с пола, еще раз тихо поблагодарила и направилась к выходу с космодрома. Щеки горели огнем то ли от смущения, то ли от обиды, то ли от стыда.

Глава 2. Студентка без определенного места жительства


У главного выхода с космодрома меня, и не только меня, уже поджидал целый кортеж из авиатакси. На Земле такой роскоши как летающие автомобили отродясь не водилось. Власти упорно утверждали, что монорельсового транспорта на планете вполне достаточно, хотя вжимавшиеся друг в дружку пассажиры в час пик так не думали.

Уселась я в первую попавшуюся машину цвета металлик, опустила пресловутую сумку под ноги и повернулась к водителю.

- Академия «Астрал», - скромно назвала пункт назначения.

- Семьсот эфириумов, - озвучил он стоимость поездки, и я со страдальческим видом протянула ему карточку.

Семьсот! Да на Земле неделю питаться можно на такую сумму! Очень надеюсь, что с заоблачной стипендией академия не обманула. В противном случае передвигаться придется на своих двоих.

Карточка жалобно запищала, когда ее приложили к сенсорной панели для считывания, и я почти почувствовала ее боль, когда она вновь перекочевала в мои руки.

- Ремень пристегните. Взлетаем.

Пристегиваясь, я думала о том, что хотя бы увижу окрестности академии с приличной высоты, и в будущем проще будет ориентироваться на местности.

С окончанием навигационного колледжа профессиональная деформация не обошла меня стороной, и я могла испытывать самую настоящую панику, если не имела понятия, где нахожусь. Конечно, высокие технологии распространены повсеместно, навигаторы в каждом смарте и планшете, но если устройство сядет? Тогда можно уповать лишь на собственную память и способность к адаптации.

Реактивные двигатели с гудением запустились, и через несколько секунд такси уже поднялось в воздух. Дух захватывало.

Весь Астральный город, казалось, состоял из стекла и металла. Необычайной высоты здания вспарывали вершинами облака. Дорожки, по которым парили монорельсы, огибали строения плавными дугами, нисколько не мешая летающему транспорту. Внизу виднелась россыпь магазинов с неоновыми вывесками ярких, сочных цветов. А еще я очень удивилась наличию в этом городе зеленых парков. Они были искусственно высажены, но с виду ничем не отличались от аналогичных парков на Земле. Планету земляне колонизировали, обустроились, приспособились к жизни в новых условиях, но о родине не забывали.

- Вот так и живем... - вздохнув, произнес водитель, выкручивая руль и огибая одну из переливающихся стеклами высотку. - Понастроят всего, правил новых насочиняют, а жизнь все дорожает и дорожает.

Поджала губы и сдержанно кивнула. Но хотя бы водилы везде одинаковые. Политика, экономика. служба в армии?

- А ведь я служил в.

С улыбкой закатила глаза.

Пришлось всю дорогу кивать как болванчик, потому что голова моя была забита совершенно другими вещами, но огорчать мужчину не хотелось.

Приземлился автомобиль перед самыми воротами в академию. Удобно, но дороговато. Освоюсь в хитросплетении в станций местного монорельса и буду здесь плавать, как рыба в воде.

Когда я поднималась по металлическим ступеням в главный корпус, представлявший собой высокую стеклянную коробку, то на глаза попались только несколько студентов. Трое парней и две девушки, внешне от землян ничем не отличавшиеся. Рано прилетела.

Но рано - не поздно! Пунктуальность. излишняя пунктуальность всегда была моей сильной чертой.

Стеклянные двери передо мной разъехались в стороны, и я вошла в светлый главный зал. Интерьер «Астрала» нисколько не отставал от общей городской архитектуры.

Темно-серый пол, в котором можно увидеть свое отражение. Белые стены и потолки из квадратных панелей, стыки которых излучают мягкое синее сияние. Впереди - длинный коридор, слева - лифт с металлическими дверцами, а справа, если спуститься на несколько широких ступенек вниз, - комната отдыха с белыми диванчиками, стеклянными кофейными столиками и зелеными растениями в больших горшках. В эту комнату я и направилась, закинув дорожную сумку на плечо.

Из нее выходили, подумать только, еще несколько коридоров. Благо они были подписаны. Вот вам и гардероб, и столовая, и. администрация. Туда!

Долго меня в кабинете приемной комиссии не продержали. Документы требуемые заполнила, инструктаж по необходимым к учебному году закупкам получила. Проблемы пока возникли только с общежитием. Списки на зачисление составлены еще не были, а потому до двадцать третьего числа мне придется снимать номер в одной из ближайших к академии гостиниц. Счетчик средств в моей голове весело закрутился. Ничего! Продуктов быстрого приготовления, наверняка, на любой человеческой планете в избытке.

- У вас еще есть время с кем-нибудь сдружиться и подать общее заявление на комнату, - с улыбкой сообщила мне женщина из приемной комиссии в строгом сером костюмчике. -Комнаты у нас на мужские и женские не делятся, по возрасту тоже. Толерантность, равноправие, ЕГС... - шутливо закатила она глаза.

Стоп-стоп! Как это. общие?

Перед глазами тут же возникла картина медленно расстегивавшего толстовку и сексуально ее снимавшего незнакомца, встреченного на космодроме. По идеальным кубикам пресса скользят лучи ленивого заката... Парень прикусывает губу и переводит на меня томный взгляд.

О-о-о, в какую степь занесло!

- Как же. - пролепетала я, выбросив из головы навязчивые мысли. - А если подглядывать будут? А переодеваться как?

- В каждой комнате есть гардероб и ванная комната, закрывающиеся на замок. Будут приставать в общей комнате - подадите жалобу. А пижаму. - чуть тише добавила женщина и подмигнула, - .покупайте закрытую.

Я шумно сглотнула. Мда-а-а, ситуация. Сколько там у меня времени, чтобы завести теплые дружеские отношения со студентками? Комнаты трехместные, а значит. Все равно облом. Не умею я заводить новые знакомства, тем более из корысти, вот хоть ты тресни.

- Возвращайтесь двадцать третьего и зачисляйтесь в общежитие, - подытожила член приемной комиссии.

- Хорошо, - натянуто улыбнулась я, все еще находясь под впечатлением от всего сказанного. - Спасибо. До свидания.

Как только я вышла из дверей академии, желудок гневно забурчал, как по команде. Замотавшись с делами и с головой ныряя в море впечатлений, я совсем забыла, что кушала последний раз еще утром в космолете, а уже часа три-четыре должно быть.

Достала смарт из рюкзака, глянула. Да, так и есть - без десяти четыре. Настало время найти ближайший продуктовый.

Классический продуктовый из разряда магазинчиков шаговой доступности нашелся быстро - на углу улицы.

Сумку в шкафчик, корзинку в руки и вперед. Сразу решила, что много брать не буду. До первой стипендии придется в буквальном смысле выживать, да и номер в гостинице прилично должен стоить. Макарошки, пара булочек, йогурт.

Тщательно обследуя взглядом полки, я брала самое необходимое, но электронная панелька на корзине, отражавшая стоимость сложенных в корзину продуктов, пиликала так же жалобно, как и моя разнесчастная карточка в салоне такси. Теперь понятно, почему стипендия показалась мне огромной. Да потому, что жизнь в кампусе тоже намечается не из дешевых.

В светлом лабиринте магазина отыскалась, наконец, и полка с молочкой. В списке покупок, созданном в уме, оставалось вычеркнуть только йогурт. Но. Надо же, какой ассортимент! На Земле всяко меньше инопланетной продукции. Скорее всего, Кеплер прибирает к рукам все поставки.

Хм. Посмотрим, посмотрим. Йогурт с кусочками. чего? Молоко. из-под кого? Я и слов-то таких не знаю, а они это продают. Может, взять на пробу? Или не рисковать?

Правильно говорят, что при огромном выборе определиться труднее, чем при скудном. Глаза разбегаются.

Так я и скользила вдоль прохладных полок молочного отдела, пока не наткнулась на внезапно возникшую впереди преграду.

Громко ойкнула, преграда тоже, а потом на пол между нами упала коробка, при встрече с полом расплескавшая по нему все свое голубого цвета содержимое. «Неоновая корова», -гласило пестрое название на упаковке.

Закончив лицезреть коробку, я медленно подняла взгляд на само препятствие.

Передо мной стоял парень примерно моего возраста. Выше головы на полторы, но лицом в разы миловиднее меня. Густая волнистая шевелюра всех оттенков бирюзового и фиолетового, темные брови, каре-зеленые глаза, щечки мешочками, пухловатые губы. На левом крыле носа незнакомца поблескивал пирсинг-страз. Одет он был не менее странно. Поверх белой футболки с цветастым принтом накинута голубая рубашка с белыми звездочками. Довершали прикид джинсовые бриджи и фиолетовые кроссовки с широкими белыми шнурками.

- Прости... - прижала я к себе корзинку с продуктами. Перевела взгляд на павшую смертью храбрых коробку молока и снова на парня.

- Ну что поделать, - звонко ответил он и смешно развел руками. Растерянность на его лице сменилась теплой улыбкой. - Такова жизень.

Жизень? В смысле. жизнь?

А незнакомец уже прильнул к полкам в поисках новой коробки «Неоновой коровы». Я же, если уж конфликт исчерпан, тоже могу идти.

Взяла первый попавшийся фруктовый йогурт, закинула в корзину и направилась к кассам. Вдруг убирать заставят?

Пока стояла в очереди, чудной парень определился с выбором своего молока и встал позади меня. Краем глаза я видела, как он покачивается с пяток на носки, с пяток на носки. Позевывает, взлохмачивает и без того торчащие волосы. Затем он зевнул так громко, будто всю душу вложил в этот зевок. Я непроизвольно обернулась. Встретилась с ним взглядом.

- Ты есть в Галограме? - внезапно спросил чудной.

Поджала губы, помотала головой, отвернулась.

Нет, социальные сети - это не мое. Сидела только в одной земной, чтобы новости периодически листать да музыку слушать. Что же касается Галограма, где все люди с четырех планет могут связываться друг с другом из любой точки Вселенной, то не было у меня ни времени, ни умения налаживать внеземные контакты. Училась я. И на отлично, попрошу заметить. Вряд ли взаимные лайки и подписки помогли бы мне поступить в «Астрал».

- Нет? - решил уточнить парень.

- Нет, меня там нет, - спокойно ответила я, уже доставая продукты и пробивая их.

- Как? - выдохнул он. Серьезно или наигранно, я не поняла, но ответила серьезно.

- Не хочу тратить время на соцсети. Учеба сейчас важнее.

- Так значит, ты из «Астрала»? - не унимался разноцветный.

- Только зачислилась.

- Я тоже... только зачислился. Джис, - протянул он мне руку, когда я расправилась с пробиванием продуктов, оплатила покупку и складывала все в пакет.

- Зоя, - быстро ответила я на рукопожатие, чтобы не задерживать очередь.

А парню, похоже, были безразличны окружающие. Он жил в каком-то своем маленьком мирке. Судя по нашивкам на рюкзаке, состоял этот мирок из единорогов и пончиков.

- Приятно было познакомиться, - бросила я новому знакомому, пока он пробивал свое молоко, в надежде спокойно отправиться по своим делам, но не тут-то было.

Он возник за моей спиной, потягивая напиток, пока я доставала багаж из шкафчика. Страшновато стало. Для пущей надежности взялась за ручки сумки покрепче. Вдруг тоже выхватит и даст стрекоча.

- А насчет соцсетей ты зря, - заявил Джис, сделав несколько глотков. - Потребность в общении сейчас так же важна, как еда или вода.

Я обернулась и задрала голову. чтобы сразу опустить ее вниз. И так не люблю смотреть людям в глаза, а тут еще и таращатся.

- Без еды и воды люди умирают, а без аккаунта в Галограме - нет.

Слишком много говорю, слишком много. Уже и ладошки вспотели, и в висках застучало. Не привыкла я много разговаривать, а особенно с малознакомыми людьми. Симпатичными малознакомыми людьми в частности.

- Мне пора, - выдавила я, развернулась, вышла за дверь.

- Ты - мышь! - раздалось вдогонку.

Остановилась. Кто-кто я?

Медленно обернулась. Парень снова приложился к горлышку коробки молока, неотрывно глядя на меня. Стеклянная дверь между нами закрылась, но, сделав шаг вперед и наступив на датчик, Джис снова заставил дверцы разъехаться в сторону, вышел ко мне, и я опять опустила глаза.

- Ты из тех людей, которые вечно ходят с опущенной головой и постоянно за все извиняются, я прав?

Пока я думала, чего бы такого остренького ему ответить, он уже наклонился и заглянул в мое лицо снизу.

Что за вторжение в личное пространство? Издевается он, что ли? Точно издевается. Вообще не нужно ничего отвечать.

С этими мыслями я отвернулась, подхватила сумку и пошла... куда-нибудь. Гостиницу искать, вот. Отдохнуть, а завтра с новыми силами к учебе идти закупаться. За вечер наверняка отыщу парочку бюджетных магазинов. Более-менее бюджетных, по кеплерским меркам.

- Подожди.

Чудной пошел со мной шаг в шаг, и только я насупилась, как он притянул мне бумажку. Сиреневый отрывной стикер с коряво выведенными цифрами.

- Мой ай-ди в Галограме, - пояснил парень. - Добавь, если нужна будет помощь.

Бумажку я приняла, лишь бы отстал. А он и правда отстал, сделал ручкой и пошел в противоположном направлении, насвистывая какую-то веселую мелодию под нос.

Странный парень. Инопланетник? Интересно, все ли они такие странные? Наверное, каждый по-своему.

Опять вспомнила леденящий душу взгляд незнакомца с космодрома и абсолютное безразличие ко всему происходящему. Может, он и ногу тогда случайно протянул, а не потому что хотел вора задержать.

В любом случае, стикер с номером я убрала в карман брюк и со спокойной душой запустила навигатор. Если уж мне в администрации академии предложили остановиться в гостинице, значит, проживание там должно быть мне по карману. Не будут же со студентов драть непомерные суммы. Раньше заселения прилетела же не только я.

Действительно, раньше прилетела не только я. Жилье было мне по карману, если брать в расчет самые дешевые комнаты... Вот только все они были заняты. Не только студентами, но и их родителями, дедушками, бабушками, дядями, тетями до десятого колена.

Наверное, я обегала все гостиницы в окрестностях, но свободными оказались лишь люксовые номера, и то не везде. Членом галактического союза я не была, чтобы мне было по карману снять такую комнату.

- Есть один свободный эконом, - услышала я долгожданные слова от администратора очередного отеля.

- Есть? - не веря в свое счастье, переспросила я.

- Вернее, будет, - поправилась она, и я вновь скорбно поджала губы. - Завтра днем, в двенадцать часов, если продлевать не станут.

- Хорошо. Спасибо. До свидания.

А когда вышла на улицу, свет резко потух. Как будто небо выключили. Скорее всего, на ночь отключаются осветительные кольца, окружающие Кеплер. Если бы не горевшие неоновые вывески и прочие городские огни, планета погружалась бы в полный мрак. Спутников типа Луны у колонии не было.

Я шла по немноголюдной улице мимо витрин магазинов с сумкой, которая из-за моей усталости стала по ощущениям весить в два, а то и в три раза больше, и глубоко вздыхала время от времени.

Вместе с зашедшим за горизонт Санкиром и потухшими осветительными кольцами воздух постепенно остывал, как ночью в пустыне после знойного дня. Пальцы замерзали, ноги в шнурованных ботиночках тоже, а теплую куртку я решила с собой не брать, потому что слишком много места занимает. Зима же еще не скоро... Дура.

Села на первую попавшуюся скамейку возле входа в парк, поставила багаж рядом. И всё. Не тут же спать у всех на виду. Может, на космодром? Сделать вид, что жду рейс и просто пораньше прилетела. Туда и обратно на такси. А это две ночи в эконом-номере. Стоит ли того?

А, к черту.

Подложила сумку под голову.

Спать не буду. Просто полежу и дождусь утра. Была бы еще бумажка какая-нибудь, чтобы лицо прикрыть. Бумажка. Нет-нет, только не это.

Несмотря на мысленный протест, вынула цветной стикер с корявыми циферками из кармана брюк. Едва уловимый запах сладкой ваты защекотал ноздри.

Нет, я же сама отказалась от помощи. Еще и сбежала. Очень будет некрасиво, если.

Вынула смарт. Положила обратно. Вынула, положила. Вынула, положила, вынула.

Зашла в «Смарт-маркет», скачала Галограм, запустила. Регистрация. Хорошо, поехали. Имя, возраст, место жительства. Школа? Пропустить. Хобби? Пропустить. Пропустить, пропустить, пропустить .

Внимание! Батарея разряжена на 10%!

Как? Так быстро? Из-за холода?

У меня уже зуб на зуб не попадал, а каблуки ботиночек нервно барабанили по асфальту.

Зарегистрировалась. Свершилось, наконец. Да не надо мне ваших рекомендаций. Сама разберусь.

Подрагивавшими пальцами ввела ай-ди своего нового знакомого и тут же попала на его страницу.

Имя: Джисамин Тейли Возраст: 21 год

Место жительства: Проксима Центавра, Вальетте Подписчики: 1 млрд 278 млн Подписки: 245 млн

Да, это тоже был он. На половине фотографий его яркая разноцветная шевелюра, на другой половине - всякие сладости, красивые пейзажи... Так. Зачем я вообще все это смотрю? Чтобы понять, что передумала.

Убрала смарт. Достала. Убрала, достала, убрала. Достала.

Нет, это просто необходимая порция стыда. Критическая ситуация как никак. В любой другой я бы так не поступила, но сейчас.

Набрала сообщение. Стерла. Набрала, стерла.

Внимание! Батарея разряжена на 5%!

Эх, была не была.

1оуа_еу1ег: Привет. Ты просил обратиться, если нужна будет помощь. Сейчас она очень нужна.

Отправила. Подумала еще немного.

іоуа_еуІег: Можешь не отвечать, если не хочешь.

Отправила. Да где уж мне там, когда у него миллиард с лишним подписчиков? Поржет только над моей наивностью и всё.

Брови мои медленно поползли вверх. Неужели? Ответил... И что теперь делать? Правда поможет, что ли? И как? Ключи от номера у кого-нибудь из жильцов отберет? Или к себе пригласит? Даже если пригласит, можно ведь не спать, а до утра в тепле посидеть хотя бы.

Но только я коснулась экрана, чтобы набрать ответ, как экран потух. Вот так вот. Слишком долго думала. Ну ночуй теперь, дура, на улице.

Идея о полете на космодром вновь всплыла в голове, но я тут же ее выбросила. В такси же не позвонить, а поиски монорельсовой станции вовсе грозили мне потерей всяких ориентиров.

А забьюсь-ка я подальше в парк. Может, и не заметят в такой темноте. Но в темноте и я никого не замечу. Пишут, что уровень преступности здесь небольшой, но умудрилась же я попасть в эти проценты, как только прилетела.

Лучше сидеть и готовиться к контрольным и зачетам, чем решать жизненные проблемы.

Не успела я встать со скамьи, чтобы поменять место дислокации, как над дорогой прямо передо мной на расстоянии невысокой ступеньки завис черный автомобиль с золотистой витиеватой светящейся надписью на дверцах: «Отель Санкир».

Задняя дверца отъехала в сторону, а на сидении, широко улыбаясь, уже сидел Джис в черной куртке с такими же развеселыми нашивками, как и на его рюкзаке.

- Запрыгивай, мышка.

Глава 3. Сладкая вата с человеческим лицом


Поджав губы, я подхватила сумку и подошла к такси. С помощью любезно протянутой руки Джиса забралась в салон. Дверь за мной захлопнулась, и автомобиль поднялся в воздух.

- Как ты узнал, - повернулась я к галограмщику, - где я?

- Ты при регистрации дала согласие на автоматическое определение своего местоположения и предоставление этой информации пользователям, с которыми общаешься. Но это можно убрать. Покажу как. Расслабься, - осклабился он. - Все будет чики-пики.

- А как ты узнал, что мне нужна будет помощь? - продолжала невежливо допытываться я, но любопытство возобладало над стыдом.

- Ты студентка, но носишься с большой сумкой, значит, в гостиницу еще не заселилась, -с улыбкой объяснил парень, отстукивая ровный ритм ногой. - Значит, только планируешь, а свободных мест сейчас почти нет. Я сначала сразу хотел предложить свою компанию, но не стал навязываться. Ты от меня шарахалась, как не знаю от кого.

Прости.

Вот опять ты извиняешься.

- Завтра в двенадцать часов в одной гостинице освободится место, так что я тебя стеснять не буду, - сразу предупредила я. И будто камень с плеч свалился.

Но Джис прикрыл лицо ладошками, потряс головой, а затем начал обмахиваться вынутым откуда-то журналом.

- Окошко откройте. Душно. Ох, как душно стало...

Окошко открыли, и в салон ворвался холодный воздух, обдувая лицо и донося до моего носа аромат сладостей. Какой странный, однако, одеколон.

- А знаешь, из-за кого здесь так душно? - лукаво изогнул парень брови. - Из-за тебя. Ты душная.

Я поджала губы.

- Прекрати так делать. Ты похожа на. луковицу, когда так делаешь.

Представила луковицу репчатого лука. Представила свое лицо с поджатыми губами. Сопоставила две эти картинки. Не похоже.

Тем временем мы уже подлетали к одному из тех зданий, которые особенно захватили мое внимание. Черная поблескивавшая высотка с золотыми буквами на верхушке: «Отель Санкир».

- Ты здесь живешь? - выдохнула я, снова позабыв о нормах приличия.

- В эконом-гостиницах неудобно. Даже развернуться негде.

Во-о-от это аргумент! Я бы тоже с удовольствием кушала омаров в сливочно-чесночном соусе, если бы денег на них хватало, но довольствуемся пока только булочками с йогуртом. Зато после первой стипендии. тьфу. Это слово мне уже в мыслях скоро оскомину набьет.

Автомобиль плавно опустился перед элитной на вид гостиницей. Дверца поднялась вверх, выпуская нас с Джисом на улицу. Холодно. Очень холодно. Даже легкий парок изо рта идет. А в путеводителях было написано, что ночью на Кеплере чуть холоднее, чем днем. Вот это чуть! Многоватое какое-то чуть.

- Накинь, - черная куртка с нашивками опустилась на мои плечи, а сам галограмщик остался в белой футболке. - Что-то ты совсем не подготовилась к студенческой жизни.

- Знаю, - ответила я. Тихо и не отсвечивая.

До сих пор не могу понять, зачем я ему вообще сдалась. Или же он так благотворительностью балуется. Если благотворительностью, то мне такое не нужно. Я вполне себе обеспеченная ровно настолько, насколько заслужила. До первой стипендии. тьфу. Вот опять.

Джис совсем не галантно забежал в гостиницу вперед меня, но ему простительно. Он вообще какой-то не от мира сего. Обернулся на ходу, растянул губы в своей фирменной милой улыбочке. Может, мне просто повезло? Без корысти, без каких-либо скрытых мотивов с его стороны?

На стойке регистрации мне нужно было предъявить карту-паспорт, как гостье, а только потом мы с моим новым знакомым прошли в длинный лифт с панорамным окном.

- Я только до завтра, - решила напомнить я, пожирая глазами всю эту роскошь.

- Ну, к ножке стола я тебя привязывать не стану... - взъерошил Джис шевелюру и нажал на кнопку одного из верхних этажей. - Можешь меня не бояться. - Облокотился на металлическую перекладину и обернулся ко мне. - У меня просто сестры маленькие на Проксиме остались, вот и решил помочь прекрасной девице, чем смогу.

Мне почему-то стало немного обидно, но я так не поняла, из-за чего именно. То ли из-за того, что меня сравнили с маленькой девочкой, то ли из-за того, что считают шуганной. мышью. И вообще, как его можно бояться? Он же похож на большую сахарную вату. с лицом. Даже пахнет так же.

- Где твой смарт? - снова нарушил молчание парень.

Сдвинув брови, я вынула гаджет из кармашка рюкзака. Не украдет же? Зачем богачу мой задрипыш, если сам живет в элитной гостинице?

Но смарт тут же вырвали из моих рук. Я так и замерла с не разжатой ладонью, пораженная бесцеремонностью проксимианина. Вроде как культурно образованная раса и все такое.

- Разряжен. Но у тебя же аватарки нет в Галограме, - бросил на меня Джис лукавый взгляд. Вернул мне мой гаджет, на своем включил фронтальную камеру, притянул меня к себе, приобняв за плечо, и улыбнулся во все тридцать два белоснежных.

Поджав губы, я скосила на него взгляд. Будто забрела в сад, где сладости растут на деревьях, так от него пахло вблизи. Но решила все-таки подыграть, расслабила напряженные мышцы лица и улыбнулась краешками губ.

Щелк.

- Видишь, как просто? - усмехнулся парень, в несколько движений пальца отправив мне сделанную фотографию.

Мягко улыбнувшись галограмеру, я снова отвела взгляд.

Сенсорная панель у двери тихо пискнула, когда к ней приложили ключ-карту, и Джис вошел в темный номер. Я следом за ним.

Щелкнул выключатель, и все большое помещение залило светом. Невольно ахнула, изучая взглядом номер люкс в элитной инопланетной гостинице, потому что восхищаться действительно было чем.

Цилиндрической формы аквариум в центре доходил краями аж до потолка. В правой части комнаты - стильный кухонный гарнитур со стойкой и высокими табуретами. Слева

- спальня с двуспальной кроватью на небольшом возвышении, не скрытая от глаз дополнительными стенами и перегородками. Кровать с черным покрывалом и мягким свечением благодаря светодиодам под ней. Две двери по бокам от кровати вели в другие комнаты номера. Осмелилась предположить, что одна из них - ванная, а вторая - гостевая либо кабинет.

Но деньги за проживание в таком номере драли, скорее всего, именно за огромное панорамное окно с видом на Астральный город. Из этого окна даже академию было видно. И академию, и тот самый продуктовый, и парк, а там еще один... Вот почти у самого окна пролетело такси, а я отпрянула по инерции. А потом оглянулась на все еще стоявшего у порога Джиса. И когда я успела через всю комнату протопать?

- Есть будешь? - с усмешкой спросил парень и, разувшись, прошел на кухню.

Я поспешила вернуться в прихожую и разуться тоже. Красивый вид очаровал настолько, что позабыла об элементарных нормах приличия.

- У меня все продукты с собой, - заверила я гостеприимного хозяина, но тот звонко рассмеялся в ответ. Как мальчишка, услышавший по телевизору смешную шутку.

- Что смешного? - обиделась я.

Это мои продукты, купленные на мои деньги, и я их все это время таскала с собой, помимо дорожной сумки и рюкзака. Это ведь мое право, что мне есть и где. где мне жить, в конце концов!

- Знаешь, я никогда не извиняюсь, - сообщил галограмер, вынимая из холодильника блюдо с курицей или с какой-то другой птицей, похожей на курицу, и поставил его в микроволновку. Пиликнул таймер. - Но, глядя на твое лицо, я очень хочу это сделать.

А можно ли вообще обижаться на этого парня? Добродушный, улыбчивый, обаятельный проксимианин подкупал своей искренностью. И неужели плохой человек может пахнуть сладкой ватой? Пожалуй, нет.

Поэтому я сменила раздражение на милость, и пусть угощает, если ему так нравится о ком-то заботиться. Даже если этот кто-то - я.

Села за стойку и наблюдала уже за последними приготовлениями к позднему ужину. Курочка (или нет), легкий салатик с зеленью, картошка-фри в глубокой пиале.

- Все равно один столько не съем, - стрельнул Джис в меня взглядом из-под полуопущенных ресниц.

Словно в подтверждение его слов, мой живот пронзительно заурчал и, дабы отвлечь внимание от казуса, я решила найти интересную тему для разговора.

- Я слышала, что все проксимиане либо поют, либо танцуют.

- Ох уж эти стереотипы. - шутливо закатил парень глаза. - Но сегодня тебе несказанно повезло.

В моих глазах застыл немой вопрос.

- На Проксиме у меня была своя танцевальная группа, - пояснил Джис, бодро размешивая салат с каким-то вкусно пахнущим соусом. - И также я изобрел свой танцевальный стиль

- пинк-дэнс. Но лучше один раз показать.

Не дожидаясь моего ответа, парень буквально выплыл из-за стойки, скользя по полу в белоснежных носках, выключил стереосистему и принялся искать нужный трек, выстукивая дробь по сенсорной кнопке.

Отыскав, наконец, дорожку, Джис прибавил громкость, повернулся в мою сторону, застыл, а после музыкального вступления я могла насладиться тем, что сахарный человек вытворял со своим телом.

Движения то плавно перетекали друг в друга, то резко, но так же гармонично сменяли одно другое. Если бы я попыталась описать все это словами, то у меня ничего бы не вышло, потому что, действительно, лучше один раз посмотреть. Танцуя, Джис уже не казался таким чудным и нелепым. Напротив, его необычная внешность в сочетании с движениями пинк-дэнса создавали вокруг ауру особого шарма и даже придавали детскому лицу сексуальности. Кстати, о сексуальности. Под футболкой невооруженным глазом были видны перекатывавшиеся мышцы. А мальчик не так прост. Нет, он с самого начала не показался мне простым, только оказался непрост совсем в другом смысле.

Я почувствовала, как щеки мои наливаются свежим румянцем, но продолжала завороженно наблюдать, не в силах стыдливо отвести взгляд.

Подпрыгнув и поставив ноги вместе, Джис встал в позу, взъерошил бирюзово -фиолетовую шевелюру привычным жестом и замер, шумно дыша. Поднял на меня взгляд, буквально стрелявший озорными искрами.

И тогда я, наверное, впервые с момента прибытия на Кеплер широко и искренне улыбнулась, обнажив зубы, пусть и улыбки подобные были для меня редкостью.

- Нет, ты совсем не похожа на моих младших сестренок, - склонил парень голову набок как щенок. - В твои ямочки на щечках вполне можно влюбиться.

Влюбиться?! Что-о-о?!

Я моментально отвернулась обратно к стойке и с пунцовой боевой раскраской на лице принялась накладывать себе салат. А то что, зря он здесь стоит, что ли? Раз угостили, так поем, почему бы и нет? Я вообще очень люблю салаты, постоянно их ем и вообще...

- Скажи честно, - убавив громкость стереосистемы, проксимианин уселся напротив меня и подпер щеку кулаком. - Ты думала, что я живу на папашины деньги, да?

Да.

- Ну. - протянула я. - Не сказала бы, что такой вариант.

- И я совсем не создаю впечатление серьезного и перспективного человека, да?

Да.

Ну.

- Понятно, - расплылся парень в улыбке.

- Если ты такой обеспеченный, серьезный и перспективный, тогда... Зачем в академию поступил? - сдвинула я брови. - В ней учат пилотов, инженеров и навигаторов, а ты -талантливый танцор. Почему не остался на Проксиме?

- А. так это. - замялся Джис. Замолчал, взъерошил волосы. Глаза его лихорадочно забегали, и я поняла, что затронула неприятную для него тему. Он не хотел врать, поэтому и сказать ему было нечего. Пришлось плавно переводить разговор в другое русло.

- Кстати, а ты уже закупился к учебе? Может, вместе завтра сходим? После того как в гостиницу переберусь.

- Сам только вчера прилетел, так что планов до первого июня еще выше крыши, - к нему снова вернулся оптимистичный настрой, и такой Джис мне нравился куда больше. Тут и тридцати двух процентов светимости Санкира хватало с лихвой, если рядом сияет неповторимая улыбка проксимианина. - Давай ешь, а комнату можешь занять ту, что справа. - Он махнул в сторону возвышения с кроватью и двумя дверями. - Слева - ванная. Обещаю не подглядывать.

- Хорошо. Спасибо.

Мы поужинали и заодно поболтали. Обсудили, куда можно сходить завтра и послезавтра, и послепослезавтра. С каждой минутой я все сильнее проникалась теплыми чувствами к новому знакомому, и когда расправились с едой, уже шутили, смеялись и весело перебивали друг друга.

Затем я отправилась в ванную, всполоснулась в душе, переоделась наконец -то в чистую одежду, а грязную завернула в пластиковый пакет и уложила в сумку. В другой гостинице постираю. Закрытую пижаму покупать не пришлось, у меня и своя имелась. Кофта и штаны темно-серого цвета со звездочками. Куртка Джиса на моих плечах так и висела, когда я зашла в ванную, а теперь лежала, аккуратно сложенная на стиральной машинке. Повезло мне все-таки со знакомством.

В комнате с односпальной кроватью, шкафом и компьютерным столом, подумать только, было еще одно окно от пола и до потолка. Разумеется, не настолько большое, но вид из него открывался такой же красивый.

Однако мысли о незнакомце с космодрома одолевали меня до тех пор, пока я не провалилась в сон.

С раннего утра Джис уже порхал по кухне как бабочка и пек обалденные блины. И кто сказал, что мужчина у плиты - это не сексуально? Очень даже. И вкусно вдобавок.

Аппетитно позавтракав и составив план на день, мы вдвоем отправились покорять Астральный город. Смотреть на местные достопримечательности и закупать все необходимое к учебному году: планшеты, книги с гало-картами, 3D ручки для моделирования.

- Они же некачественные, - осудил парень мой выбор одного из самых дешевых наборов ручек. - Рисуют урывками, не плавные. Неудобно будет.

- Жить надо по средствам, - просто ответила я, косясь на дорогущий набор «Графохроник» в его руках. Пять цветовых режимов, подсветка, стильный дизайн... В общем, зашкаливающий уровень пафоса.

Весь оставшийся день мы гуляли да дегустировали сладости в кафешках. Объелась так, что зубы заболели. Галограмщика зубная боль не беспокоила нисколько. Пирожные и мороженое исчезали в его рту стремительно и беспощадно, как в черной дыре.

Только к вечеру я вспомнила о местечке в эконом-гостинице. Разумеется, к тому моменту как спохватилась, номер уже оказался занят. Вот так судьба-чертовка сводит людей. Тем не менее, я почти не расстроилась. Джис не расстроился еще сильнее. К тому же, оставалось всего пара дней до заселения в общежитие. Надеялась, что сильно я парня не стесню.

В день Икс мы подали общее заявление на комнату. Лучше уж человек, в котором я хоть сколько-то уверена, чем какой-нибудь извращенец. Но третьим к нам подселили некоего Эдо Хэйза, о котором мы не знали ничего, пока. Пока Джис не нашел его аккаунт в Галограме.

Имя: Эдо Хэйз Возраст: 21 год

Место жительства: Каптейн, Нордсэб Подписчики: 12 тыс Подписки: 71

На аватарке - бледный худенький брюнет с острыми скулами, тонкими губами и серыми миндалевидными глазами. В камеру парень не смотрел, выражение лица - максимально серьезное. Будто на паспорт фотографировался, а не для социальной сети.

- Ноунейм какой-то, - сделал вывод Джис, полистав его страничку всего около минуты. -Почти все подписчики - рекламные спамеры. Сам подписан только на какие-то книжные и музыкальные паблики... дурацкие. Может, поменять можно на другого?

- А по-моему, вы как инь и ян, - подметила я. - Даже интересно, как мы все уживаться будем.

Съехали мы из отеля в тот же вечер и уже через полчаса обживали комнату в студенческом общежитии.

Здание общежития по своему экстерьеру и интерьеру мало чем отличалось от главного корпуса «Астрала».

На лифте поднялись на третий этаж, а комната ожидала своих хозяев в конце правого коридора. С пакетами и сумками наперевес направились туда. Ключ-карта весело запищала, а Джис совсем невесело запыхтел, зажав в зубах ручки от пары пакетов, чтобы освободить одну руку. Я включила свет, и только когда мы устало плюхнулись на собственные сумки у двери, я могла осмотреться как следует.

Это была комната студийного типа, с небольшой кухней. Стены белые, пол выложен трехцветной плиткой: коричневой, рыжей и бежевой. Общая комната сочетала в себе элементы и гостиной, и спальни. Но обо всем по порядку. Кухня хоть и была меленькая, но аккуратная и со всем необходимым. Тут тебе и шкафчики нижние, верхние, и холодильник, и электрическая плита. Своеобразным разделителем территории служил круглый стеклянный стол с четырьмя стульями. Располагалась кухня слева. Вдоль дальней стены общей комнаты примостились три полутораспальных кровати. В центре -длинный белый диван, два кресла из того же набора, стеклянный кофейный столик, а напротив - двухсторонняя плазменная панель, висевшая в овальном корпусе. Чтобы и с кухни можно было телевизор смотреть, и с кроватей, да еще и поворачивать в ту сторону, в которую хочешь. Полочки разной длины висели между двух больших окон. Не панорамных, но с широкими подоконниками, на которые можно было усесться с кружкой чая холодными вечерами и думать о чем-нибудь... или о ком-нибудь.

Разулась, опустила ноги на пол. Теплый.

- Крутецки, - высказал свое мнение Джис, стреляя взглядом по сторонам. - Маловато, правда, для троих, но в тесноте да не в обиде.

Глава 4. В тесноте и в обиде


Мы уже начали разбирать вещи и шутливо ссориться за обладание полками в том или ином шкафу, когда услышали писк ключ-карты.

Когда я повернула голову к двери, на пороге стоял худенький парень с одинокой дорожной сумкой в руках. В действительности сосед выглядел еще болезненнее, чем на аватарке. Горловина черной водолазки была натянута до самого подбородка, на ногах -потертые джинсы и грязные серые кроссовки.

Пара коротких шагов, и он вошел. Дверь закрылась, и мы уставились друг на друга, хлопая ресницами.

Продолжалось это ровно до тех пор, пока парень не приоткрыл рот и не выдавил из себя тихое:

- Привет.

Он был похож на Спящую красавицу из древних сказок, которая, едва очнувшись от поцелуя прекрасного принца, снова мечтает коснуться подушки головой. Но голос у Спящей красавицы был низким, глубоким и мягким как бархат.

Что-то подсказывало мне, что часто открывать рот Эдо не будет, в отличие от Джиса, заткнуть которого невозможно, если разойдется.

- Привет, - поспешно отозвалась я, сидя на полу в обнимку с раскрытой сумкой, и улыбнулась.

Брюнет улыбнулся мне в ответ краешками губ, и я поняла, что маньяки-извращенцы все-таки обошли меня стороной, а к сожительству с этими двумя я уж как-нибудь приспособлюсь.

Он разулся. Подошел ближе.

- О-о-о, соседушка... - громко протянул Джис, ловко вскочил с пола, закинул новоприбывшему руку на плечо и повел к дивану. - Меня зовут Джис, а там Зоя, чувак.

- Эдо.

Снова ласкающий слух голос, пробирающий до самых мурашек.

- И как часто сидишь в Галограме? - полюбопытствовал мой чудаковатый приятель, и я закатила глаза. Хотя мне и самой хотелось вывести каптейнианина на связный, осмысленный разговор.

Увы, любое слово из него удавалось вытягивать практически клещами. Будто он за каждое слово обязан был платить кому-то сверху, и у него был определенный лимит на день. Сначала я была такая же, но заверила себя в том, что Джис разговорит и его. Что совсем скоро они найдут общий язык, и комната наполнится звоном с бархатными переливами.

Тщетно. Беседу парней я слушала краем уха, перебирая свои вещи и раскладывая по полочкам. На каждую сотню слов проксимианина каптейнианин отвечал. одно. Или два, если очень повезет. Однако казалось, что Джису совсем не обязательно, чтобы ему отвечали. Главное, чтобы слушали, а потому многого разноцветный не терял.

Из того скудного набора фраз, которыми вознаградил нас Эдо, понять удалось на удивление многое.

Парень этот жил в северной части планеты, где температура доходит аж до минус пятидесяти градусов. Родители у него - ученые, невостребованные от слова «совсем». Стоило его отцу или матери что-либо изобрести или усовершенствовать, как в патентном бюро они узнавали, что день-два назад некто такой-то уже запатентовал этот аппарат. Перебивались написанием научных работ. Именно наблюдая за потугами родителей выжить в среде дикой научной конкуренции, Эдо решил, что по стопам их не пойдет, а выучится на пилота и будет пилотировать пассажирские корабли. Хороших пилотов всегда не хватает, зато хороших ученых хоть отбавляй, и писать научные работы он больше не имел никакого желания.

Конечно, история каптейнианина оказалась мне куда ближе к сердцу, чем туманный Альбион прошлой жизни Джиса, от которого я видела лишь золотую карту и умение потрясающе двигать телом.

- Сколько полок заберешь? - кивнул цветной в сторону шкафа, возле которого я до сих пор суетилась.

Брюнет перевел взгляд на сумку в руках, потом на шкаф, на меня, снова на сумку.

- Одну.

- Одну? - искренне удивился Джис. - У тебя там стопка таких же водолазок, что ли?

Эдо потупил взгляд. Я была просто обязанной взять его под крыло и уберечь от обидных шуток со стороны проксимианина, пусть чудной и не считал их обидными, и вообще, судя по всему, полагал, что поднимает соседу настроение.

- У Джиса будет забит целый шкаф, - подала я голос с пола, обратив взгляд к брюнету. -А один мы с тобой можем поделить.

Каптейнианин одарил меня благодарным взглядом, и на этом тема была закрыта.

Через несколько минут мы суетились у шкафов уже втроем, а новоприбывший заметно повеселел. Если его легкую улыбку можно считать показателем хорошего настроения.

- Джис! Верни! Отдай! Отдай, кому говорю?!

Но парень схватил мои синие кружевные трусы, натянул себе на голову и побежал. Я за ним. Так мы и наворачивали круги по комнате. Я, красная как рак, и танцор, хохотавший во все горло и ловко перепрыгивавший на ходу кресла, а потому добраться до него было невозможно.

Тогда я впервые услышала смех Эдо. Такая роскошь, что тут же простила Джису его наглую выходку.

- А нельзя потише сделать?

- Разве это громко? Для ботанов может быть, - отмахнулся от меня чудной, не вняв моим просьбам.

Музыкальный проксимианский канал орал на всю комнату, девки на экране трясли всеми своими прелестями на фоне золотистых песков и синего моря. Да пускай себе трясут, но только не тогда, когда я пытаюсь сосредоточиться на чтении. Пара страниц оставалась, чтобы дочитать про великие изобретения каптейниан, но раз за разом приходилось перечитывать один и тот же абзац. Когда количество перепрочтений достигло тридцати, книгу я захлопнула. А мама ведь говорила, что общежитие - страшное место. Шумное, расхлебанное, а еще здесь воруют постоянно. Коснулось меня пока только первое предупреждение, но кто знает, что будет дальше? Еще даже учеба не началась.

Эдо тоже читал, сидя на своей кровати в самом углу, но читал максимально сосредоточенно. Казалось, оравший телевизор нисколько не отвлекал его внимание. Невольно я восхитилась его усердием. А что он там такое интересное читает?..

Любопытство взяло верх, и, отложив свою книгу, я подползла к краешку кровати, чтобы разглядеть обложку. В наш век только настоящие ценители читают книги на бумаге, а не на планшетах и смартах.

В руках у парня оказалась «Через тернии к созвездию Лебедя» Галана Канша. Про эту книгу я слышала, но никогда её не читала. Философские трактаты нового толка - тяжелая литература. Особенно если это трактаты на политические темы от авторов-глизелиан. Именно такой и была «Через тернии...».

- Эдо, - позвала я соседа. Тот не отреагировал. - Эдо.

Пришлось потрясти брюнета за плечо, чтобы невежливо оторвать от чтения, но контакт нужно было налаживать.

Каптейнианин резко поднял на меня взгляд бездонных серых глаз, почесал горло большим пальцем и только потом поспешно натянул легкую улыбку. Брови вскинул, мол, в чем дело?

- Интересно? - кивнула я в сторону книги в его руках.

- Люблю литературу, над которой можно поломать голову, - грудным голосом ответил мне Эдо.

Пожалуй, это была самая длинная произнесенная им фраза за все время нашего знакомства.

- Поломать голову можно, а что насчет содержания? - не унималась я. - Насколько я знаю, Галан Канш - экстремист и националист.

- Я тоже знаю. Но от этого его книги не становятся менее интересными. Я его не поддерживаю. Мне нравится то, как он излагает свои мысли.

Мы поговорили бы подольше, если бы не портивший интимность нашего общения Джис, гарцевавший по комнате под припев песни из очередного клипа, звучавшей совсем незамысловато:

О, фаралла! О, кампалла! Нам с тобою в этом мире Очень жить несладко!

О, кампалла! О, фаралла! Каждый-каждый день мне тебя Очень-очень мало!

Атмосфера в комнате уже превратилась в гремучую смесь. По крайней мере, для меня. Все-таки я всегда предпочитала тишину и полумрак. Может, со временем я и привыкну к закидонам Джиса и скорбному виду Эдо, но сейчас на меня давило с двух сторон. Где же гармония? Где фен-шуй?

- Ты куда? - стараясь перекричать музыку, окликнул меня танцор.

- Подышать свежим воздухом, - буркнула я в ответ, уже обуваясь у порога.

- Куртку мою накинь! О, фаралла!.. кампалла, фаралла...

Я схватила с вешалки черную куртку с цветастыми нашивками и вышла из комнаты. Дверь захлопнулась и... о чудо, воцарилась благоговейная тишина. Замечательная, однако, звукоизоляция в общежитии. Но для нас с Эдо это скорее плохо, нежели хорошо. Никто не придет спасать нас с жалобами на шум.

Застегнула молнию на ароматной куртке и пошла по коридору к лифту, а потом на улицу, чтобы немного прийти в себя. Как там советуют психологи? Закрыть глаза, глубоко повдыхать и повыдыхать раз десять. Если не помогло, то раз сто. Жаль, что в номере отеля «Санкир» не было телевизора. Заранее бы знала, что время от времени Джиса в задницу клюет танцующий петух.

Холодный вечерний воздух Кеплера коснулся горячих щек, и я тут же зябко поежилась. Надо бы не забыть хотя бы завтра теплую куртку прикупить. Не до первой стипендии же мне у соседа по комнате верхнюю одежду одалживать.

Яркие огни вдоль дорожек от общежития к главному корпусу и воротам не давали заплутать на территории кампуса и светили достаточно ярко для того, чтобы. увидеть на углу общежития того самого парня с космодрома!

Что делать-то? Туда? Сюда? Назад?

Но блондин меня, казалось, не заметил вовсе. Он увлеченно разговаривал о чем -то с красноволосым парнем, стоявшим в одной черной майке на такой холодине. В штанах, конечно, но без куртки-то как? На плечи незнакомца с космодрома была накинута белая парка. Видать, металлические руки не позволяли ему всунуть руки в рукава.

Несмотря на свое щекотливое положение, я превратилась в слух.

- Нет, не хочу, - низкий голос с легкой хрипотцой.

- Да брось ты-ы-ы. Почему не-е-ет? - голос чуть повыше. У хозяина его явно была манера томно растягивать слова.

- У меня другие планы, - снова низкий. - Ты со своими игрушками в них не вписываешься.

- Ну Гуре-е-ен, хотя бы попробуй.

- Нет.

На этом разговор обоих был окончен потому, что блондин размеренными шагами вышел на дорожку, а красноволосый, сунув руки в карманы серых спортивных штанов и переступив с ноги на ногу, пошел за ним.

Направлялись парни к крыльцу общежития. Туда, где зависла я. Нет, я могла еще скрыться за дверью, будто и не было меня здесь, и вообще ни слова из их разговора не слышала, но. Мне хотелось еще хоть одним глазком заглянуть в лицо незнакомца. Если спросит, что я здесь делаю, то отвечу, что воздухом вышла подышать. Спросит, расслышала ли что-нибудь, отвечу, что совсем ничего.

Но сколько бы я ни готовилась, ни допросом с пристрастием, ни единым словом блондин меня не удостоил. Скользнул по мне взглядом и вошел в общежитие. Всё. Пустое место я, что ли?

А красноволосый мне подмигнул. Осклабился, обнажив зубы с подточенными клыками, и прежде чем скрылся за дверью, бросил:

- Не простудись, красотка.

Поджала губы. Вот уж кто здесь если и простудится, так это ты в одной майке на холоде.

И вдруг в голове что-то щелкнуло. Искра вспыхнула, снова включая мыслительный процесс на максимум. Быстро вынув из кармана смарт, залезла в Галограм, в котором, стараниями небезызвестного проксимианина, подписчиков у меня перевалило за пятьсот тысяч, и забила в поиске имя, которое услышала при разговоре. Произносил это имя красноволосый, а значит, принадлежит оно герою с космодрома.

Вбила имя, средний возраст поступающих на первый курс и учебное заведение. Никого. Убрала возраст, но добавила Глизе в графу места жительства.

Он выскочил первым в списке. Даже глаза увлажнились от взгляда на его фотографию. В кожанке-безрукавке Гурен вызывающе смотрел в камеру, приподнимая металлическими пальцами воротник.

Имя: Гурен Скайнер Возраст: 25 лет Место проживания: Глизе Подписчики: 703 млн Подписки: 1

Понятно, почему со средним возрастом не нашла. Возможно, не первокурсник. Или же поступил не сразу же после колледжа. И... всего одна подписка?

Пожала плечами, кликнула.

На аватарке тот самый красноволосый парень с акульей улыбкой и тягучим, как деготь, голосом. Информация на главной странице его профиля гласила:

Имя: Карэт Нурма

Возраст: 23 года

Место жительства: Глизе, Пшицыг

Подписчики: 483 млн Подписки: 1 млрд 757млн

В очередной раз удивилась тому, как много можно узнать о человеке, взглянув лишь на его профиль в социальной сети.

Подписываться на Гурена не буду. Стыдно мне почему-то на него подписываться. Выждала некоторое время, чтобы эти двое наверняка уехали на лифте, и зашла внутрь.

Когда открыла дверь комнаты, музыка уже не вопила. Телевизор был выключен. Может, Джис смекнул, по какой именно причине я решила подышать свежим воздухом?

Эдо дремал с книжкой в руках, проксимианина нигде не было видно. Видимо, отошел куда-то. За новой пачкой «Неоновой коровы»? Как же мы разминулись, если все это время я стояла у порога? А, не важно. Важно то, что все преграды на пути к ванной комнате устранены, и душ можно принять со спокойной душой.

Выудила из шкафа чистое нижнее белье, из-под подушки - пижаму (занять я решила среднюю кровать) и направилась к ванной комнате с улыбкой на губах.

Но улыбка с моего лица испарилась, когда раздвижная металлическая дверь с пиликаньем отворилась.

В душе намывался Джис. Ну да, кто бы это еще мог быть? Напевая какую-то зажигательную песню, он в ритм мелодии орудовал мочалкой по голому... голому...

- Джи-и-ис! - вскрикнула я и резко отвернулась.

Он быстро сообразил, в чем дело, и так же быстро ответил, перекрикивая шум воды:

- А чего так орать? Я что, настолько некрасивый?

Дверь захлопнулась, и ответить на вопросы я не успела. Да и не хотела особо. Приложила ладошки к горячим щекам. А мы же все только съехались! Еще целых три года по сто тридцать дней! Не свихнусь ли я в обществе двух парней, если подобные ситуации. если подобные ситуации будут повторяться день изо дня?

Танцор и певец в одном лице вышел из ванной минут через десять, цветущий и благоухающий, как майская роза ясным теплым днем. Кажется, возникшая неприятная ситуация его нисколько не смутила. Я кинула него раздраженный взгляд исподлобья.

Мозг упорно отказывался воспринимать футболку на его теле. Надеюсь, ненадолго.

- Дверь хотя бы научить блокировать, - буркнула я.

- Я блокировал! - в голосе сквозили нотки обиды. - Может, замок размагнитился. Думаешь, я специально, что ли?

- Как это размагнитился? - сердце рухнуло вниз.

- Не знаю. Иди проверь. И вообще, я на тебя обиделся.

Встала с кровати и пошла проверять. Действительно, сколько бы я эту гадину железную ни блокировала, дверь все равно распахивалась, стоило подойти. Прекрасно.

Великолепно. Вот так вот, значит, уважаемые члены приемной комиссии и ЕГС в придачу. Толерантность и равноправие.

Я аж вздрогнула, когда ко мне подошел Эдо. Как призрак, страшно и бесшумно, с набором инструментов в руках. Он их с собой привез?

- Сейчас посмотрим, - произнес парень.

Посмотрел, покопался, принялся что-то ковырять, пока я стояла рядом, привалившись к стене.

Все ли проксимиане танцуют, каптейниане разбираются в технике, а глизелиане -интриганы? С другими инопланетниками я была пока незнакома, но что -то мне подсказывало: в каждом стереотипе есть доля правды. По-детски дующийся Джис, демонстративно от меня отвернувшийся. Эдо, мастерски орудующий нано-паяльником в лесу мелких микросхем дверного замка. Гурен с саблезубым Карэтом где-то в этом здании, обсуждающие свои... планы. Веселая же учеба в стенах «Астрала» меня ожидает.

- Готово, - захлопнул мастер на все руки крышку своего набора инструментов. - Можешь принимать душ.

- Спасибо, - растерянно поблагодарила я. - А что с замком было?

- Контакт отошел. Может отойти снова, но не сразу.

- Значит, если что, обращаться к тебе?

Парень задержал взгляд на моем лице.

- Да, - тихо ответил он после небольшой паузы. - Обращайся.

Как же хорошо, что в мире существуют нормальные мужики!

Глава 5. Как стать врагом глизелианина за пять секунд


Неделя пролетела незаметно. Я успела получше узнать своих соседей по комнате, уговорить Джиса, чтобы тот включал свои танцы-шманцы в определенное время и не настолько громко, а еще купила себе куртку. Не особо модную, но зато достаточно теплую. Возможно, после стипендии. да тьфу с ней, с этой стипендией! Как повторял мой дед: «Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь». Последую его совету.

Ни с Гуреном, ни с его дружком больше не пересекалась, зато не могла уснуть, пока не натаращусь досыта на аватарку своего спасителя в Галограме. У него была всего одна фотография, но число подписчиков росло отчего -то в геометрической прогрессии. Я и не сомневалась, что такой мужчина понравится не мне одной, и кроме того успела его идеализировать, как любая влюбленная девушка. Самый сильный, самый умный, самый добрый... самый-самый. Короче говоря, по уши.

Хоть я еще только привыкала делить личное пространство с кем-то, первого июня мы с парнями собирались на учебу довольно весело.

Разбудил меня отчетливый запах гари. Как оказалось, ранняя пташка Джис совсем забегался с приготовлениями к знаменательному дню и спалил блины. Потом замок на двери ванной комнаты снова забыл о своем предназначении, и сонному каптейнианину пришлось помочь ему вспомнить всё с помощью нано-паяльника. Во время завтрака разноцветный щедро махнул рукой, опрокинув на водолазку Эдо содержимое стакана с соком. Отмывания и переодевания заняли еще немного времени. Хорошо, что Эдо к тому моменту еще форму не надел.

Форма, кстати, была потрясающая. Черный пиджак с высоким воротником и золотыми пуговицами, на подобии мундира. У студентов - черные брюки, у студенток - черные юбки-карандаши выше колена. Потому еще пару минут я провела, крутясь перед ростовым зеркалом в гардеробе.

В итоге на общее собрание пришли с опозданием. Ректор с длинными красными волосами, затянутыми в хвост на затылке, в очках и строгом костюме уже держал речь, когда мы заняли свободные места в актовом зале.

- .но наша образовательная программа, рассчитанная всего на триста девяносто дней, обязывает нас проводить практические занятия как можно чаще, - вещал мужчина с трибуны. - Образовательный процесс строится у нас по следующей схеме: теоретический материал, зачет, практическое занятие. По итогам двух недель обучения начисляется стипендия. Для каждого студента она будет рассчитываться системой индивидуально.

Индивидуально? То есть если я буду пахать как проклятая, то смогу получать максимальную?.. Никаких глизелиан! Учеба, учеба и еще раз учеба.

- Теперь о специализациях, - продолжал ректор. - Их у нас три, как вы уже могли ознакомиться при поступлении: пилотирование космических кораблей, аэрокосмическая техника и навигация. На отдельные факультеты вас распределять не будут. Вместо этого каждый будет посещать дополнительные дисциплины, соответствующие его специальности, помимо общих.

- Общие занятия? Крутецки. Буду у вас списывать, - заверил Джис.

- Так спокойно об этом говоришь, - сдвинув брови, осадила его я.

- А чего юлить? Прямо сегодня и начну.

- Джи-и-ис.

А я ведь до сих пор не поинтересовалась, на какую специальность он собирается идти. Если планирует списывать только на общих, значит.

- Ты что, разбираешься в технике?

- Да не особо, - пожал парень плечами. - Но топографический кретинизм не лечится, а на корабль, который мне доверили бы пилотировать, я не сел бы.

- Я бы тоже на него не сел, - тихо сообщил Эдо. - Жизнь - самое дорогое, что у нас есть.

- .. .и не забудьте свериться с кеплерским календарем, который висит на доске объявлений на первом этаже, - предупредил ректор. - Смена времен года и количество месяцев отличаются от тех, к которым вы привыкли на родных планетах. Что ж, на этом я закончу и передам слово моему заместителю по воспитательной работе.

Далее речь пошла о расизме в стенах академии. Стычки между студентами на почве истового патриотизма происходили часто. Глизелиане так и вообще принимали участие почти в каждом межрасовом конфликте, силой защищая свои аргументы.

- Ничем другим и не способны, - развел проксимианин руками. - У них нет нашего обаяния и каптейнианского ума.

- А у землян тогда что? - полюбопытствовала я.

- У землян. ну. у землян. - замялся парень. - У тебя лично или у землян вообще? Закатила глаза.

Да, земляне, кажется, вообще ничем из толпы не выделяются. Пусть Кеплер и был колонией Земли, но выпендривались и показывали свой характер здесь в основном инопланетники, менталитет которых, насколько я слышала, а теперь могла судить и по собственному опыту, сильно отличался от нашего.

Затем всем студентам пожелали приятной и продуктивной учебы и распределили по кураторам. Нам с соседями по комнате удалось попасть в одну группу - «1С». Как оказалось, Гурену тоже. Его студенческий мундир не имел рукавов, поэтому сначала я обратила внимание на металлические мускулы, а только потом перевела взгляд на лицо мужчины.

Я даже понять не могла, радоваться мне или нет. С одной стороны, красавчик-глизелианин частенько будет у меня на виду. Личное присутствие по сравнению с одинокой фотографией в Галограме - намного лучше. Но с другой стороны, разве смогу я сосредоточиться на учебе как следует при подобном раскладе?

Пока я терзалась, покусывая губы и пропуская мимо ушей замечания Джиса обо всем, что попадалось тому на глаза, группа наша уже дошла до аудитории. Первое занятие, первые отметки в электронном журнале. Следовало сосредоточиться, потому что первые месяцы учебы всегда самые сложные. Сначала ты работаешь на репутацию, а потом репутация работает на тебя. И в школе, и в колледже благодаря этому принципу я сдавала все экзамены с блеском, даже если чего-то не понимала. В колледже вообще за половину дисциплин получила отметки автоматом.

А еще Джис плюхнулся за одну парту со мной. Это означало двойной натиск: от соседа и от глизелианина, усевшегося за последнюю парту через ряд от меня. Не так уж и далеко, чтобы мешать моему сердцу бешено колотиться о стенки грудной клетки. Эдо тенью скользнул на первую парту прямо перед нашей.

- Очень удачно ты сел, - похлопал Джис его по плечу. - Ты только корпус немного в сторону отклоняй, когда попрошу, планшет пододвигай ближе к краю стола, и все будет чики-пики.

Каптейнианин медленно обернулся, задержал ничего не выражавший взгляд на разноцветном и спокойно ответил:

- Нет.

- Да брось, дружище. Ты просто хочешь казаться хладнокровным, но я-то знаю, что у тебя доброе сердце.

Парень замахал длинными пушистыми ресницами как веерами. Брюнет продолжал смотреть на него с тем же непроницаемым выражением лица, а я не сдержалась и захихикала в кулачок. Как же мило эти двое смотрятся вместе.

Непроизвольно обернулась на Гурена. Тот сидел уже в целой компании одногруппников, в числе которых я заприметила и красноволосого Карэта. Наверное, таращилась я слишком долго, потому что блондин все-таки мазнул по мне взглядом. Опять только мимолетный взгляд, но я все равно покраснела и резко отвернулась.

Тем временем куратор закончил копаться в своем планшете, отложил его в сторону, подошел ближе к нам и присел на угол преподавательского стола.

- Если в аудитории после щелчка моих пальцев не воцарится тишина... - начал мужчина.

Удивительно, но тишина воцарилась еще до щелчка его пальцев. Может, потому что выглядел куратор. устрашающе? Зализанные назад серебристые волосы, орлиный нос, тонкая линия губ и холодные голубые глаза. Довольно молодой, лет тридцать пять, но на черном мундире уже поблескивали наградные значки.

- .то я. - обвел он аудиторию ледяным взглядом, начиная от нас и заканчивая Гуреном,

- .сыграю вам на укулеле.

Что? Мне послышалось? Уку.леле? Маленькая гавайская гитара?

- А сыграйте, - расплылись губы Джиса в лукавой улыбке. - Очень интересно было бы послушать.

- На занятии по авиакосмической безопасности? - вопросительно выгнул бровь мужчина.

- Почему бы нет?

- Ваше имя?

- Джис. Джисамин Тейли.

- Тейли, значит.

Куратор взял в руки планшет, скользнул по экрану длинным пальцем.

- Поведение «неудовлетворительно», - безапелляционное утверждение.

- Э... это еще почему? - возмутился чудной, вскочив с места и уперевшись ладонями в стол.

- Потому что мои студенты, Тейли, отметки за поведение получают, верно отвечая на провокационные вопросы. В конце недели отметку получит каждый, а какую, зависит только от вас самих.

- Сядь, - шикнула я на отличившегося и дернула его за рукав. - А то совсем без стипендии останешься.

Парень плюхнулся обратно. Насупился.

- Я ее и так не получаю. Я на платном учусь.

- Чего ж ты тогда петушишься?

- Из-за несправедливости.

За жизнелюбивого проксимианина, конечно, стало обидно. Какой нормальный преподаватель сходу начнет бросаться неудовлетворительными оценками по причине неудачной шутки? Еще один повод выкинуть из головы все лишнее и серьезно взяться за наработку репутации круглой отличницы.

- Приступим, - не стал терять времени куратор. - Мое имя - Зейн Кроули. И кратко я еще раз поведаю вам о внутренних правилах академии.

Как оказалось, в навигационном колледже нам в таких подробностях авиакосмическую безопасность не преподавали, а потому возможность блеснуть знаниями сегодня не представилась. Тем не менее работала я в поте лица, пока Джис зажимал между верхней губой и носом ручку, представляя, будто у него усы. Тяжело ему придется в «Астрале», и потому я надеялась, что моих стараний хватит на нас обоих.

Но следующее занятие как раз оказалось специальным, и нам троим пришлось разойтись по трем разным аудиториям. «Навигационная геометрия» - стояло в моем расписании.

Что там следующее у Джиса, так и не посмотрела. Пусть хотя бы вид сделает, что заинтересован предметом и конспекты пишет.

До начала занятия предварительно просканировала внимательным взглядом аудиторию на присутствие в ней Гурена, но ни блондина, ни его закадычного друга здесь не оказалось. Значит, либо пилоты, либо инженеры. Больше порадовалась, чем расстроилась. Уроки-передышки были мне необходимы, я чувствовала это.

Преподавательница по геометрии оказалась ничем не лучше нашего куратора. Высокая тетка, Гиентина Триугла, тощая, как палка, с мелкими черными кудряшками. Никто из студентов так и не решил, какое прозвище дать ей за глаза. Мнения разделились. Гильотина или Треугольник? В общий спор я включаться не стала, но упорно тянула руку на все вопросы, которые Гильотина задавала. Отметка «отлично» в журнале, и я уже была довольна сегодняшним днем.

Троица наша вновь воссоединилась во время большого перерыва на обед. Джис и Эдо уже ждали меня возле дверей в столовую. И как же ужасно я по ним соскучилась за какие -то полтора часа. Вот что значит проводить столько времени вместе в одной комнате.

- Как? - тихо поинтересовалась я у Джиса, как только подошла.

- На укулеле мне и в этот раз не сыграли, но препод что надо. Даже конспект писал не через слово, из уважения.

- Это не из уважения нужно делать, - качнула я головой, - а для того, чтобы знать свою специальность и выпуститься с приличными оценками в дипломе.

- Да кому он нужен, этот диплом? - усмехнулся разноцветный. - Пойдемте лучше поедим.

Столовая оказалась очень просторной и светлой, а голубоватое свечение стыков настенных плит придавало ей особый инопланетный шарм.

Несмотря на окружающий научный прогресс и новые веяния в архитектуре и дизайне, Земля по-прежнему оставалась далека от всего этого. Кеплер облагородили, как могли, а на родину решили сильно не распаляться. Монорельсы запустили? Запустили. Штучки всякие с Каптейна завозят? Завозят. Вот и сидите там, не жалуйтесь.

Студенты рассаживались за длинные металлические столы. Кто -то ел в одиночестве, кто-то вовсю обсуждал что-то с новыми знакомыми.

- Надеюсь, кормят здесь нормально, - протянул Джис, когда мы подошли к буфету, взяли по подносу с ячейками для блюд и остановились напротив автомата с едой.

Названия блюд горели на кнопках. Также было расписано, какое блюдо в какую ячейку попадет, когда поднос поставишь в окошко. В моем колледже было нечто подобное, но способности того автомата ограничивались исключительно наливанием кофе в пластиковый стаканчик.

Я остановила свой выбор на картошке-фри, простеньком салате и грибном супе-пюре. Напитки можно было налить в соседнем автомате.

Удобно! Очень удобно. Была б моя воля, поставила бы такой в общежитии. При всей любви соседа-проксимианина к кондитерскому искусству, сытную еду приходилось готовить мне, а кулинар из меня так себе.

Выбрали один из свободных столов в середине, с Джисом уселись рядом, Эдо - напротив.

- Вроде неплохо, - оценил разноцветный студенческую кухню. - Но в кафе тоже можно периодически заглядывать. Когда с подноса ешь, весь шарм приема пищи теряется.

- У приема пищи есть свой шарм? - усмехнулась я, откусывая картошку.

- Где тебе было бы приятнее есть? - ответил парень вопросом на вопрос. - В ресторане или «Крошке-планктошке»?

Сначала я задумалась, но так и не ответила. Внимание мое привлекло нечто другое. Вернее, некто другой. Опершись на стол и скрестив руки на груди, неподалеку от нас стоял Гурен, в свою очередь наблюдая за разворачивавшейся перед ним сценой с каменным выражением лица. Я тоже перевела взгляд на Карэта и миниатюрную светловолосую девушку, которую парень-акула держал за запястье. Он насмешливо ей что-то говорил, и я целиком и полностью превратилась в слух.

- Заинька, а это так не делается, - медовым голоском тянул красноволосый, сжимая женское запястье еще сильнее, судя по скривившемуся лицу студентки. - Но загладить свою вину можно несколькими способами.

- Я вам... денег дам, хотите? - проблеяла блондинка, а Карэт блеснул подточенными клыками в лукавой улыбке.

Должно быть, когда мама предупреждала меня о глизелианах, то имела ввиду таких, как он. Я ждала, когда Гурен прекратит это безобразие, но мужчина продолжал молчать и безучастно наблюдать за тщетными попытками студентки вырваться. Не такой уж самый-самый он оказался.

- Карэт, - наконец, открыл рот мой герой, и я задержала дыхание, - ты идиот. На нас уже смотрят.

Действительно, студенты со столов по соседству уже прекратили все разговоры между собой и с интересом поглядывали, какая же участь постигнет девушку, перебежавшую дорогу саблезубому вояке.

- Пусть смотрят, - продолжал тянуть нахальную лыбу красноволосый. - Нехрен было мне форму пачкать.

Только сейчас я заметила большое влажное пятно на его левой штанине.

- Я нечаянно, - пропищала студентка.

- За нечаянно бьют отчаянно, слышала о таком? Но можно обойтись меньшей кровью.

На этих его словах Джис резко встал из-за стола, а мое сердце рухнуло куда-то вниз, под стол. Чокнутого проксимианина не только по предметам подтягивать надо, но и в общем по мозгам.

- Эй, чувак, тебе чё от нее надо?

- Ты бессмертный, что ли? - дернула я парня за рукав, но тот легко высвободил руку и уже направлялся к красноволосому и его заложнице.

- Дурак, - спокойно констатировал Эдо, и не согласиться с ним было невозможно.

Но что мы могли сделать? А тем более я. Стычки между студентами запрещены, а выговор получить совсем не хотелось. Хотя фиг с ним, с этим выговором. Я готова была пожертвовать капелькой гордости, чтобы вмешаться, но. кто я такая против них и. стипендии! Не могла я так рисковать, не могла. Даже если попытаюсь хотя бы оттащить незадачливого героя.

- Гуляй отсюда, - оскалился на разноцветного Карэт, а Гурен медленно перевел на моего соседа взгляд своих черных с голубым эндопротезов.

- Слыхал я, что на Глизе каждый второй - ушлепок. Теперь знаю, что каждый первый, -ответил ему расхрабрившийся Джис.

Прикусила губу. Пальцы нервно забарабанили по поверхности стаканчика с вишневым соком.

Точно бессмертный. Куда же преподаватели все подевались? Большой перерыв один для всех. Не по кабинетам же они хомячат. Лучше уж проксимианин нагоняй получит и очередной «неуд» по поведению, чем между глаз. И с каких это пор я стала так о нем заботиться? Ах да. С тех пор, как он спас меня от холодной ночевки в парке и от... одиночества на чужой планете.

- Ну-ка, повтори, что ты сказал, - прорычал Карэт ему в ответ.

- А зачем повторять? У меня для глизелиан еще много эпитетов найдется, - парировал Джис. - Немытые вояки, неотесанные извращенцы. гориллы.

Я почувствовала, как у меня забилась жилка под глазом. Даже вспомнить не могла, когда еще мне было так страшно за кого-либо. А так ли важна для меня первая стипендия, чтобы ради нее жертвовать. другом?

Но девушку Карэт отпустил, и студентка опрометью кинулась прочь из столовой. Теперь всеобщее внимание обратилось на ее спасителя. Такого чудного, с сине-фиолетовыми растрепанными волосами, и абсолютно несуразного на фоне двух оскорбленных глизелиан. Почему двух? Потому что Гурен уже оторвался от стола и с таким же каменным выражением лица направлялся к Джису. Ладно еще красноволосый зубастик схватит, тут есть какие-то шансы на выживание, но этот. если уж схватит, то в последний путь. Почему-то мне казалось, что он за стипендию так сильно держаться не будет, как я.

Железные пальцы сомкнулись на воротнике Джиса, а я лихорадочно принялась бегать глазами по столу в поисках. оружия для самообороны. Вернее, для обороны придурковатого соседа по комнате, возомнившего себя ангелом-хранителем.

Пользоваться пришлось подручными средствами, в прямом смысле этого слова. А именно

- стаканом с вишневым соком, который я до сих пор сжимала в руке. В любви и на войне, как говорится, все средства хороши.

Вскочила, сама не ожидая от себя такой прыти, быстро сократила расстояние между столом и драчунами, и плеснула соком красавцу-блондину в лицо. Бордовая жидкость тут же потекла на его студенческий мундир, расплываясь по нему большим пятном. Хватка ослабла, Джис вырвался, а я. а на меня смотрели холодные глаза глизелианина. Совсем не такие, как на аватарке в Галограме, а такие, будто жизнь моя жестянка оборвется здесь и сейчас, и причиной этому станет никто иной, как Гурен.

А потом он. усмехнулся. Прикусил нижнюю губу, окинул меня изучающим взглядом с ног до головы и ласково, с хрипотцой, произнес:

- Советую тебе чаще оборачиваться. Теперь.

Развернулся, схватил Карэта за шкирку и, как куклу, потащил к дверям. Ушел. Не так сильно меня волновала его угроза как то, что ее мне бросил именно он. Слезы обиды уже грозили вылиться, а потому я постаралась перевести фокус внимания на другого участника эпизода. Того, который посчитал себя бессмертным. А он, в свою очередь, на меня.

- Зачем? - искренне удивился Джис. - Я и сам бы им навалял. Ох уж эти женщины. Всегда лезут, когда их не просят...

Честно говоря, мне очень захотелось его ударить. Настолько стало обидно. Обидно, что насовсем утратила возможность произвести на своего спасителя с космодрома хорошее впечатление. Обидно, что находиться с ним рядом теперь будет двойным стрессом. Вдруг он действительно решит отомстить мне? И как? От такого человека можно было ожидать чего угодно.

- Зоя, прием. Ты меня вообще слушаешь? - помахал проксимианин рукой перед моим лицом. - Я говорю, что.

- Отстань, Джис, - буркнула я.

Вернулась к столу, сняла рюкзак со спинки стула и тоже направилась к выходу из столовой, а на следующем занятии села за одну парту с Эдо, оставив разноцветного размышлять о своем поведении в одиночестве.

Пару раз все же кинула взгляд на задние парты, но Гурен не обратил на меня никакого внимания.

Глава 6. Он - рыба, по прозванию пила


Оставшаяся половина дня прошла для меня как в тумане. Только усевшись в комнате на подоконник с кружкой теплого чая в руках, я могла хоть немного расслабиться и поразмышлять о том, как же влипла со своими геройствами. А ведь еще Джиса попрекала.

Разноцветный сейчас разгуливал по комнате в одних спортивных штанах, демонстрируя нам свое поджарое тело. Обычно я ругалась на танцора и просила накинуть футболку, но в этот раз настроение было не то.

Интересно, помогут ли извинения? Что, если просто подойти к Гурену и извиниться? Никогда не считала себя гордячкой, но. извиняться - это так стыдно. Подойду к нему, загляну в лицо и уплыву от стыда. Вряд ли смогу выдавить из себя хоть одно слово, тем более ему.

- Зоя, прием, - неожиданно раздался голос Джиса над ухом. - База вызывает Зою, прием.

И не отстанет ведь, если приспичило пристать.

- Зоя на связи, - тихо ответила ему, не отрывая глаз от вида вечернего Кеплера.

- Не надо было тебе лезть.

Опять ты за свое.

Перевела на него взгляд и встретилась с большими грустными каре-зелеными глазами. Парень глубоко вздохнул, выпятил нижнюю губу и принялся тыкать меня в ногу указательным пальцем.

- Ты обычно такая тихая и нудная, а тут вдруг выпрыгнула, как кошка, защищающая своего котенка.

- Джи-и-ис?.. - протянула я, пока мои брови медленно ползли вверх.

- Я хотел сказать, что все должно быть наоборот и...

Но договорить он не успел, даже если и хотел, потому что запиликал дверной звонок. Причем противно так, долго, чтобы наверняка открыли. Джис и пошел открывать, а я так и замерла с чашкой чая в руках. Кто бы это мог быть? А вдруг. вдруг Гурен?! Может, это какая-то подстава?

- Джис, не открывай! - крикнула я, но поздно. Уже открыл.

Эдо, лежа на кровати, отложил книгу в сторону, а на пороге возник саблезубый приятель Гурена. В той же черной обтягивающей майке и темно-серых спортивных штанах. Парень тряхнул красной шевелюрой, отодвинул проксимианина в сторону и принялся внимательно осматривать комнату.

- Зоя Э-э-эйлер! - увидел он меня и расплылся в хищной улыбке. - Вот где ты прячешься.

- Тебе чего от нее надо? - прорычал разноцветный, сделав шаг вбок и преградив Карэту дорогу.

- Есть разговор, краса-а-авица, - сказал клыкастый и лукаво подмигнул, все еще вперившись в меня взглядом. - Пойдем.

Сглотнула.

Никакой общей темы, кроме того, что произошло в столовой, у нас быть не могло. Получается, здесь он из-за Гурена. Может, и Гурен в коридоре стоит?

- Я тебя не оби-и-ижу, - наседал красноволосый. - Всего на пару слов.

- Никуда она не пойдет, - стоял на своем Джис и уже выталкивал глизелианина в коридор.

Но я слезла с подоконника, поставила на него кружку с недопитым чаем и направилась к двери. Прямо в пижаме.

Успокаивала себя тем, что не сделала ничего ужасного. Пролила вишневый сок на форму, подумаешь. Пусть отдаст мне эту форму, и я ее постираю, хоть в стиральной машинке, хоть руками. Тогда конфликт будет исчерпан? За то, что в лицо плеснула, извинюсь. Мне не жалко. Было бы жалко отскребать Джиса от пола, если бы металлические кулаки Гурена его туда вдавили.

- Пусти, - стряхнула я руку проксимианина, когда парень схватил меня за запястье.

Если и пойдешь, то со мной.

- Я не маленькая девочка. Могу за себя постоять, - спокойно ответила я, хотя ноги дрожали.

- Она не маленькая де-е-евочка, - поддакнул саблезубый глизелианин. - Если хватило смелости унизить Гурена Скайнера.

- Унизить? - уставилась на Карэта, но тут же опустила взгляд. Глаза у него были страшные, один карий, другой светло-серый. Гетерохромия. Странно, что я сразу не заметила этого. Мало того, что клыкастый...

Глизелианин любезно пропустил меня вперед и вышел сам. Металлические дверные створки захлопнулись, и в коридоре, кроме нас двоих, не оказалось больше ни души.

- О чем же ты хотел поговорить? - спросила я, когда пауза затянулась.

Казалось, он только и ждал того момента, когда я открою рот. Резко обернулся как хищный зверь, облизнул нижнюю губу. Мгновение - и я оказалась прижатой его телом к стене. Обе мои руки парень схватил, сведя над моей головой, и лицо его склонилось над моим буквально в паре сантиметров. Теперь взгляд не отвести. Можно зажмуриться, но так еще страшнее.

- Всё еще пря-я-ячешься, даже когда я прямо перед тобо-о-ой, - медовым голоском произнес красноволосый, а его горячее дыхание коснулось моей кожи. - Думал, будешь посмелее. Мне нравятся сме-е-елые девочки. - шепотом продолжал он, - .которые орудуют своими ноготками. по моей спине-е-е.

А по моей спине уже побежали мелкие мурашки. Все-таки надо было идти с Джисом. Каким же далеким казалось его ребячество по сравнению. с этой зубастой секс-машиной. Говорила же мама: «Не связывайся с глизелианами!» Связалась на свою голову. И сколько раз я еще припомню ее слова?

- Ты хотел поговорить насчет Гурена? - решила перейти к делу.

- При чем тут Гурен? - усмехнулся парень, обнажив белоснежные клыки. - Можем поговорить о на-а-ас. И не только поговорить.

Губы его коснулись моих и, немного запоздав с реакций, я укусила его за нижнюю.

- Ауч, - дернулся красноволосый, но улыбка его стала еще шире. - Да, так мне бо-о-ольше нравится.

Попытался присосаться снова, но я со всей силы вдавила ему каблучок тапка в стопу. Может, я и мышь, как ласково любил называть меня Джис, но мышь, загнанная в угол, кусает больно.

Вывернулась, кинулась в сторону двери в комнату и тут же натолкнулась на какую -то твердую преграду перед собой. Чудом не упала, подняла глаза.

- Карэт, я больше не собираюсь тебя отмазывать в ректорате.

Казалось, Гурен меня и не заметил вовсе. Даже взглядом не удостоил. Все его внимание было уделено клыкастому другу. Брату? Кузену? Может, он забыл о том, что случилось между нами в столовой? Или решил не придавать этому особого значения? Хотя зря надеялась...

Взгляд он опустил, даже задержал его на моем лице. Секунда, две, три.

- Эту не трогай, - небольшая пауза. - Эта моя. Пойдем.

Глизелианин медленно направился прочь, красноволосый приятель - за ним, подмигнув мне по пути и блеснув клыком, а я встала как вкопанная, поджав губы и хлопая глазами.

Что это сейчас было? Что значит?.. что значит «моя»?

Но дверь распахнулась, и додумать я не успела. Джис в белом переднике на голом торсе с ворчанием принялся загонять меня в комнату, как заправская мамуля.

Проснулась я не от запаха очередных подгоревших блинов, а от пиликанья смарта. Несколько непрочитанных сообщений в Галограме. Но сообщения мне обычно отправлял Джис с просьбой прикупить что-нибудь в магазине, когда я туда отправлялась. Сладкое молоко «Неоновая корова», светившееся в темноте (зачем?), обычно находилось во главе списка.

В этот раз ранняя проксимианская пташка корячилась перед телевизором, а вместе с ней корячились и женщины по спортивному каналу. Даже перед грядущим занятием по физвоспитанию себе не изменял.

- И раз, два, три, четыре! И раз, два, три, закончили! В исходную! Руки на пояс, повороты туловища! И раз, два, три, четыре!

Закатив глаза, взяла с тумбочки смарт и глянула на экран.

16 непрочитанных сообщений

С удивлением разблокировала экран. Галограм тут же отправил меня на вкладку с диалогом. Удивилась еще сильнее. Так, что даже сонливость как ветром сдуло.

caret_nurma: привет красотка <3

caret_nurma: можем повторить?

caret_nurma: я знаю что тебе самой понравилось <3

caret_nurma: до сих пор губа болит

caret nurma: и нога тоже <3 caret_nurma: как же это приятно

сагєі_пигта: я тебя не обижу сагвґ_пигта: ты спишь? сагвґ_пигта: гурену ничего не скажем сагв(_пигта: его тоже можешь не бояться

сагв(_пигта: я ему скажу чтобы тебя не трогал если мы сможем с тобой договориться

сагв(_пигта: ну спи спящая красавица <3

сагв(_пигта: буду ждать на занятиях

сагв(_пигта: сгораю от страсти

сагєі_пигта: твой карэт <3

Этого мне только не хватало... И так минут десять рот под краном полоскала. Зато теперь знаю, что Гурен ясно дал ему понять, чтобы держался от меня подальше. Больше на провокации не возьмешь, зубастый.

Хотя бы раздевалки в спортивном зале были разделены на мужские и женские, и на том спасибо. Суточной нормы мужской обнаженки мне вполне хватало от поджарого соседа. В противовес ему, Эдо даже в комнате ходил в водолазке, натянутой по самое горло.

Быстро переодевшись в белую маечку и темно-синие шорты, присоединилась к остальным одногруппникам.

- Чего это он на тебя так вытаращился? - проворчал Джис.

Проследила за его взглядом и встретилась с хищным оскалом красноволосого глизелианина.

Весело учеба начинается, ничего не скажешь. Еще только начало года, а уже успела одному наступить на гордость, другому... на ногу. Нет, мне вполне хватало своих соседей, благо не глизелиан, а вполне себе нормальных парней. С причудами, конечно, но милыми такими причудами.

- Ты чё вылупился, э? - прикрикнул на него Джис, но я поспешила прикрыть ему рот ладошкой, пока снова не оказался в зоне риска по причине словесного недержания.

- Не обращай внимания, ладно? - попыталась я успокоить парня. - Если не обращать на таких людей внимания, то они теряют интерес.

- Какой такой интерес?

- Не знаю, - соврала я. - И знать не хочу.

Хорошо, что разговор пришлось прекратить, потому что объявился преподаватель. Высокий, накачанный, загорелый... дед. Серебристые волосы уже значительно поредели, в уголках глаз пролегли глубокие морщины, но телосложение у физрука было ого-го. Многие позавидовали бы.

Должно быть, дед этот - какой-нибудь полковник в отставке. Гонял он нас, как марафонцев перед соревнованиями не на жизнь, а на смерть. Из сил я выдохлась быстро, уже на пятом круге. Обделила меня природа по физической части. Спасало только то, что ухватилась за краешек футболки Джиса, а он специально сбавил темп, хотя наворачивал круг за кругом и даже не запыхался.

После десятого круга, когда перед глазами в лихом танце закружились черные пятна, мы отправились подтягиваться на брусьях. Подтягиваться! У меня и мышц-то нигде не было. Вернее, они были, но никто их не качал.

- Скайнер! - окинул седовласый физрук взглядом шеренгу студентов. В руках он держал потрепанный планшет.

Глизелианин вышел вперед, и я невольно улыбнулась. Настоящий терминатор среди гражданских. Интересно, сильно ли мешают ему протезы киборга в повседневной жизни? И насколько сильны его руки?..

- От подтягиваний и отжиманий ты освобожден, - сообщил ему преподаватель.

Мужчина кивнул и сделал шаг назад, возвращаясь в строй. А я заодно получила ответ на свой последний вопрос.

Джис на брусьях показал необыкновенные чудеса эквилибристики. Подтягивания? Пф... для него это было бы слишком просто. Куда интереснее стоять на одной руке или выделывать всякие кульбиты на руках поочередно, прокручиваясь на брусьях солнышком. Хоть по одной дисциплине получит заслуженную оценку.

Эдо с трудом сделал десять подтягиваний.

Карэт демонстрировал при выполнении упражнения не силу, а тело. Изгибался каждый раз так, будто здесь и сейчас устраивался на работу в модный стриптиз-клуб. Другого сравнения у меня не нашлось. И так, и эдак мышцы перекатывались. Студентки охали, студентки ахали, а Джис в этот момент показывал мне какое-то смешное видео на смарте про попугая, оравшего матерные частушки. Приходилось наблюдать за обоими фронтами.

Когда подошла моя очередь, я думала, что помру со стыда. Перед соседями было не стыдно, перед Карэтом тоже. Может, отстанет, когда поймет, что я ни рыба, ни мясо. А вот перед Гуреном. и всеми остальными.

- Ну ты чего ждешь, Эйлер? Особого приглашения? - накалял атмосферу физрук. - Будьте добры на брусья, сударыня.

В шеренге раздались тихие смешки.

Пришлось подойти, поджать губы, подпрыгнуть, ухватиться за перекладину и повиснуть на ней, как обезьяна. Смешки стали громче, а я, стиснув зубы, зажмурившись и вложив все оставшиеся силы в бицепсы-трицепсы, подтянулась... так и не дотянувшись до железки подбородком. Безвольно повисла, попыталась еще раз, и еще.

- Довольно, Эйлер. Слазь, не позорься, - смилостивился дед в отставке. - В каждой бочке меда должна быть ложка дегтя.

Мне показалось, или Гурен. усмехнулся?

А я-то думала, кто я такая. А я - ложка дегтя. Надеюсь, это не сильно повлияет на мою стипендию. И в школе, и в колледже физвоспитание я обычно отрабатывала, наворачивая круги по спортзалу. Возможно, с физруком, которого одногруппники за глаза прозвали Дедом-секретом, получится договориться.

На занятии по планетоведению нам сообщили, что всего через неделю нас ожидает зачет, а еще через неделю - практика на корабле. Эдо расцвел прямо на глазах, Джис тоже воспринял новость с воодушевлением. Я же принялась нервно кусать губы и барабанить пальцами по столу. Зачет! Так скоро! А я почти все время трачу на то, что опасливо кошусь на Гурена и ожидаю внезапной подлости с его стороны. Обещанной, между прочим! Казалось бы, что такого страшного он может учудить, когда мы оба сидим на занятии? Но страшно все равно. В одно ухо влетает, в другое вылетает. Конспект пишется через предложение, а все цифры планировала переписать у Эдо. Похоже, каптейнианин сейчас пашет за нас троих, но я обязательно как-нибудь отплачу ему добром за добро.

В столовой я продолжала исподтишка поглядывать на блондина-глизелианина, а его красноволосый товарищ в то же время таращился на меня, хлопая гетерохромными глазками и покусывая пухлую губу. Какой интересный треугольник получился.

Следующий день был выходным, а значит, мы с соседями могли начать подготовку к зачету. Джис сначала отчаянно сопротивлялся, но два голоса против одного были не в его пользу. Однако место для подготовки мы разрешили выбрать проксимианину.

Выбрал он крышу общежития, чтобы понежиться на солнышке. вернее, на Санкире, пока мы с Эдо договорились работать в поте лица. Разноцветный даже полотенце взял, блаженно на него улегся звездочкой, надвинул панамку на лицо и грыз гранит науки именно в таком положении.

- Джи-и-ис, ну ты хотя бы вид сделай, что занимаешься, - осадила я его.

- Зачем мне делать вид перед вами? Вы меня и так прекрасно знаете, - пробубнил он через ткань панамки и закинул руки за голову. - Все будет чики-пики. Диктуйте, я запоминаю.

- Что-то мне подсказывает, что ничего ты не запомнишь, - ответила я.

На самом деле, это я почти ничего не запоминала. Мысли мои витали далеко от крыши общежития. Интересно, как долго мне еще ждать, пока угроза Гурена исполнится? Или главная цель его угрозы состояла в том, чтобы я постоянно сидела на иголках и действительно оглядывалась каждые пять минут? Если так, что отдам ему должное - своего он добился.

Зоя?

Уже не раз ведь думала подойти и извиниться. Всю ночь думала, все утро, и на занятиях, и в столовой... Но побороть стыд подчас сложнее гордости.

- Зоя?

А эта его усмешка на физвоспитании. Впервые я видела, чтобы он улыбался. Но теперь еще страшнее. Не хотела бы я обернуться в каком-нибудь темном переулке и увидеть такую улыбку.

- Зоя!

Вздрогнула. Эдо машет рукой перед моим лицом, сдвинув брови. Отключилась ненадолго. Бывает. Особенно в последнее время.

Смарт в кармане вибрировал как ненормальный. Собственно, по этой причине меня, скорее всего, и отвлекли от мыслей. Посмотрим.

37 непрочитанных сообщений

За что-о-о?!

caret_nurma: привет красотка <3 caret_nurma: как у тебя дела? caret_nurma: аууу caret_nurma: аууу caret_nurma: аууу caret_nurma: ауууууууу

caret nurma: надеюсь ты не добавила меня в чс?

Дочитала до этого момента. Задумалась. Действительно, почему я его до сих пор в черный список не добавила?

И только я собиралась это сделать, как смарт зазвонил. Неизвестный номер. Но мне никто никогда не звонил. Только я маме иногда. Поэтому на принятие вызова я скользнула пальцем с опаской.

- Хе-е-ей, красотка!

Понятно. И здесь достал. Откуда, спрашивается, он узнал мой номер? И вообще... откуда он узнал мое имя и номер моей комнаты? Попахивает маньячизмом... Многим девушкам, конечно, нравится, чтобы за ними парни бегали, но. не такие. Только не такие, пожалуйста. Даже если бы Карэт мне нравится, то на этом моменте. разонравился бы конкретно.

- Да-а-а? - протянула я, прикрывая динамик пальцами. Орал страстный глизелианин будь здоров.

- Не хочешь куда-нибудь прошвырнуться? В смысле, в кинцо там, в кафешку. Я тут выкроил немного времени.

- Нет, прости, я занимаюсь. Как-нибудь. в другой раз.

- Другого раза может и не бы-ы-ыть. Я очень занятой.

- И хорошо.

Вдруг смарт выхватили из моих рук. Обернулась - Джис. Зашипела, замахала на парня руками, но он спокойно приложил его к уху.

- Че надо?

- Джи-и-ис. - взмолилась я.

- Ага. Я понял. Значит, слушай сюда, зубастик.

Вскочила, подбежала, но меня просто развернули одним движением руки и подтолкнули в спину.

- Нет, нет, ты послушай сюда, - продолжал проксимианин, отойдя уже на приличное расстояние. Так, что голоса его собеседника слышно не было. - Мы с ней вроде как. в этих, в отношениях.

- Что?! - встрепенулась я.

-Ты понял, да? Вот, в них самых. Да-да, всё так. Поэтому прекрати написывать. И названивать. И таращиться тож. хватит меня перебивать! Да какое мне дело до этого? Что? Иди ты сам туда. Я все сказал!

Парень скинул вызов, повернулся ко мне и протянул смарт.

- Я все решил, - заверил меня Джис. - Можешь не благодарить. Это ведь из-за него ты как в воду опущенная ходишь?

«Вовсе нет», - хотела я ответить, но промолчала.

На всякий случай добавила альфача в черный список, однако на этом не успокоилась. Разумеется, информация для успешной сдачи зачета в голове не закрепилась, но еще целая неделя впереди. Как только Гурен мне подгадит, можно будет восстановить душевное равновесие и быстро включиться в учебный процесс.

Глава 7. Шантаж - дело тонкое


Но даже спустя неделю Г урен мне так и не подгадил, а градус моего терпения нарастал с каждым днем. Мне казалось, что вот сейчас. Вот еще чуть-чуть, и что-нибудь произойдет, но глизелианин, как и прежде, даже не смотрел в мою сторону. Возможно, чтобы усыпить бдительность? Потому я и продолжала бояться и... бдить.

В день зачета по планетоведению я заслужила мышиное прозвище, коим наградил меня Джис. Действительно мышь, настолько меня вымотала недельная борьба с неизвестной угрозой.

Получив планшет с заданиями, склонилась над ним и зависла. Нет, я могла бы ответить на половину вопросов, но такой расклад не удовлетворил бы ни меня, ни администрацию академии, а значит, хорошей стипендии можно было помахать ручкой. Под моей формой уже был спрятан планшет с ответами на вопросы, которые мы составили с Эдо на всякий случай. Каптейнианин, в отличие от меня, в подсказках не нуждался, но решил помочь по доброте душевной.

Час прошел и, дойдя до конца бланка, я поняла, что смухлевать можно и нужно. Да, я отличница. Круглая отличница и всегда ею была. Пунктуальная, перфекционистка и педант, каких поискать, но не мои проблемы, что угрозы Гурена с первого дня помешали учебе.

- Можно выйти? - подняла я дрожащую руку.

- Вы уже закончили, Эйлер? - оторвала глаза от своего гаджета преподавательница с длинной шеей, вытянутым лицом и прямыми серебристыми волосами ниже лопаток, носившая уже свою кличку в среде студентов - Ведьма.

- Чуть-чуть осталось. Успею дописать.

Голос мой дрожал так же, как и рука. Не любила я списывать. Стыдно это и некрасиво, но. меня вынудили! Я не виновата.

- Идите, - дали мне добро.

И я пошла, при этом спрятав планшет с заданиями туда же, под форму, к первому. Джис после того, как я поднялась, разлегся на всю парту. Так мы условились изначально, чтобы преподавательница не заметила пропажи учебного гаджета.

- Спасибо, - шепнула я проксимианину и спешно почесала в сторону выхода из аудитории.

Оказавшись за дверью, выдохнула, прошла по коридору, завернула за угол. Облокотившись на стену, съехала по ней вниз. У меня было каких-то пять-десять минут в запасе, и ни секунды тратить не хотелось. Выудила оба планшета и. понеслась. Скользила пальцами одновременно по двум, сверяла решенное, заполняла пропуски. Быстро, оперативно, результативно. Еще пара ответов, и можно было возвращаться.

- Я предупреждал, - внезапно раздался низкий с хрипотцой голос за моей спиной.

Дыхание сперло. Выронила оба планшета, резко обернулась и встретилась с холодным взглядом Гурена, державшего в руках смарт. Губы его скривились в легкой усмешке, а потом мужчина выпрямился во весь рост и замахал устройством из стороны в сторону.

- Знаешь, что это? - не теряя улыбки, спросил блондин.

Я поджала губы. И так догадывалась, поэтому вопрос был скорее риторическим, но после небольшой паузы замотала головой. Как же долго я старалась избегать этого мужчину, и в какой ответственный момент он сумел меня подловить. Расчетливый вояка, чтоб его...

- Это, - с той же спокойной интонацией продолжал Гурен, - твой билет в один конец до Земли, в крайнем случае. В лучшем же случае для тебя - лишение стипендии. Я навел кое-какие справки, и деньги для тебя сейчас важны, как воздух, я прав?

То хладнокровие, с которым он сообщал о моей незавидной судьбе, поразило меня. Он и раньше казался мне человеком, далеким от теплых проявлений и жалости, но сейчас был олицетворением скульптуры изо льда. От мужчины даже веяло холодом, или мне так только казалось. не важно. Важно то, что мой герой превратился в убийцу моего будущего. А всё из-за чего? Из-за вишневого сока в лицо!

- Страшно? - наседал он. Подняла на него глаза буквально на мгновение и тут же опустила.

- Но все-таки на Землю ты возвращаться не хочешь. Придется выбирать. Либо отчисление, либо твоя жизнь в «Астрале» превращается в кошмар.

- В каком смысле? - осмелилась я на вопрос.

- Я тебе скажу, в каком.

Глизелианин присел передо мной на корточки близко-близко, металлические пальцы коснулись моего подбородка и приподняли его так, что голубые глаза с черными склярами смотрели прямо в мои - карие и огромные, как у загнанной лани. Я была уверена, что создаю именно такое впечатление. Еще и слезы проступили от страха, стыда и несправедливости.

Совсем недавно я жаждала, чтобы расстояние между нами настолько сократилось, но не при таких обстоятельствах. Теперь мечтала лишь о том, чтобы отодвинуться подальше.

- Ты станешь моей девочкой на побегушках, - даже эти слова из его уст звучали ужасно соблазнительно. Только не их смысл. - Когда и куда бы я ни позвал - прибежишь, как собачка на свист, и сделаешь все, о чем я попрошу. Нет, не так, - усмехнувшись, мотнул он головой. - Сделаешь все, что я прикажу. В противном случае видео с твоим списыванием попадет в ректорат. Такие у меня условия.

- Почему? - выдавила я. Попыталась снова отвести взгляд, но Гурен сжал мой подбородок крепче. - Это все из-за. сока?

- Из-за того, что ты, землянка, перебежала мне дорогу. А я никому и никогда не позволяю этого делать. Ни на Глизе, ни где бы то ни было еще.

- Но ты же помог остановить вора на космодроме. - ухватилась я за единственное светлое воспоминание, как утопающий за соломинку. - И вернул мне сумку.

- Вы слишком шумели. Остановил цирк, который мешал мне сосредоточиться. Советую никогда не гадать о намерениях людей, о которых ничего не знаешь.

Дыхание его было теплым, а взгляд - способным заморозить душу. Неизвестно, какие глаза ему были даны природой, но не сомневалась, что они не сильно уступали протезам в искусственности.

- Ответишь после выходного, - «смилостивился» глизелианин. - И если посчитаешь, что образование и деньги важнее гордости, то подойдешь и скажешь мне об этом.

Он поднялся, бросил на меня последний ледяной взгляд, развернулся и отправился в аудиторию, а я... а я почти растеклась по полу, прижав к груди оба планшета. «Не связывайся с глизелианами». Спасибо за совет, мама. Жаль, что я его не послушала.

Вернувшись в аудиторию, выудила планшет с заданиями из-под формы. Пожалуй, этот зачет был самым трудным в моей жизни. Самым постыдным, и, честно говоря, лучше бы я не списывала.

- Получилось? - пихнул меня Джис в плечо.

- Да, - тихо ответила я, а собственный голос эхом отдался в голове.

Весь последующий день, оборачиваясь к Гурену, я встречалась с ним взглядом. Раньше только порадовалась бы, что красавец начал обращать на меня внимание, но теперь-то я знала, с чем это внимание было связано. Даже если он сидел в окружении земляков и с увлечением что-то с ними обсуждал, даже если студентки-вертихвостки крутили перед ним юбками, он все равно отвлекался на то, чтобы заглянуть в мое лицо и прочитать в нем целую гамму эмоций от восхищения до отвращения, пусть эти эмоции и были противоположны. Прежде никогда не замечала противоречий в своих чувствах. Мое мнение о каждом было либо однозначно положительным, либо однозначно негативным. Джис и Эдо - хорошие товарищи, Карэт - приставучий извращенец, а Гурен... я не знала, к какой категории его отнести. Плохого впечатления он не создавал, но поступки его говорили об ином, и я терялась.

К концу учебного дня все еще не знала, какое решение мне принять.

После занятий Джис уговорил нас с Эдо сходить в кафе вместо того, чтобы готовить ужин, и это было кстати. Никакого желания стоять у плиты в тот вечер у меня не было. Хотелось забиться в какой-нибудь уголок и поразмышлять в тишине обо всем, что навалилось. Я даже не решилась сообщить соседям о том, что произошло. Желания приглашать их расхлебывать кашу, которую сама заварила, не было никакого.

Расставаться с ними не хотелось - факт. Пусть мы не так много времени провели вместе, но я была вполне счастлива, что впереди у нас еще три года, чтобы узнать друг друга лучше и сдружиться по-настоящему.

На полпути я ненадолго вынырнула из океана своих мыслей, потому что внимание мое привлекло странное поведение Эдо. То шею почешет, то затылок, то прокашляется, и снова по кругу. Я уже хотела было спросить, в чем дело, но парень резко остановился.

- Идите без меня, - тихо сказал он. - Я кое-что заб...ыл... - открыл рот, закрыл. Снова открыл, - .в акаде.мии.

Не дождавшись ответа, каптейнианин развернулся и быстрым шагом начал удаляться от нас. Мы с Джисом переглянулись.

- Заболел, что ли? - озвучил галограмер свою догадку. - Давай купим ему что-нибудь от горла по пути. А то он и вчера похрипывал.

- Ты прямо как мама, - улыбнулась я.

- А я и не против быть самым главным человеком в вашей жизни, - захлопал глазками он.

В кафе я так и не решилась рассказать ему о произошедшем. Не хотелось портить настроение. Да и если рассказывать, то обоим сразу. А еще нас постигла очередная напасть...

- Простите, но ваша карта заблокирована, - сообщила кассирша не благую весть Джису.

- Как это? - озадачился парень. - Проверьте еще раз.

- Я проверила уже три раза. Ваша карта заблокирована.

- Черт, - чертыхнулся разноцветный. - Вот козел. Заблочил мою карту.

- Кто? - вскинула брови я. - Глизелианин?

- Да какой, блин, глизелианин? А, не важно.

Я заплачу.

- Урод. Вот урод же. - сокрушался Джис уже по пути в общежитие. - Я же на платном учусь. О чем он вообще думал? А, понял. Вот, значит, о чем.

- У тебя проблемы? - решила уточнить я.

Нет, разумеется, лишение денег - это проблемы. Я бы даже сказала, что для всех нас, ведь пока мы с Эдо не получаем стипендию, продуктами и всем необходимым нас обеспечивает именно проксимианин.

- Сейчас покажу тебе мое душевное состояние, - ответил парень, отворачиваясь со смартом в руках.

Через пару секунд мой смарт запиликал, оповещая о входящем сообщении. Открыла. В диалоговом окне - фотка нахмурившегося Джиса с выпяченной нижней губой. Ситуация хоть и серьезная, но удержаться от смешка я не сумела.

- Надо искать подработку, - пробормотал галограмер. - До того, как разберусь со всем этим.

- Ты и так учишься плохо, так еще и подработка.

Однако этого парня сложно было в чем-то убедить, а переубедить и подавно.

Когда мы вернулись в общежитие и зашли в комнату, Эдо сидел на подоконнике и яростно скользил пальцем по экрану смарта. Впервые я увидела, чтобы брюнет опустил горловину водолазки. На шее его блестело какое-то украшение. То ли ошейник, то ли чокер, но как только парень нас увидел, сразу же задрал горловину до подбородка. Зацикливаться я на этом не стала. И так проблем много.

Джис разделся, разулся, прошел на кухню, взял в руки поварешку с кастрюлей и призывно застучал.

- Соседский совет! Соседский совет!

Закатила глаза, но за стол кухонный уселась. Каптейнианин тоже присоединился.

- Итак, - начал разноцветный. - Моя золотая карта заблокирована. Зоя знает, - перевел взгляд на меня, я кивнула. - До тех пор, пока не найду подработку, будем перебиваться едой быстрого приготовления. Кстати, вот тебе леденцы, - вынул из кармана блистер и положил перед Эдо на стол.

- Что это? - уставился брюнет на неожиданный презент.

- Лекарство от горла. Можешь не благодарить, - расплылись в улыбке губы галограмера. Поварешка перекочевала из одной руки в другую и обратно. - Еще, раз уж мы все собрались...

- Мы живем в одной комнате, - напомнила я.

- Цыц! Раз уж мы все собрались, то поздравим Зою с успешным списыванием, а также всех, кто принимал в этом активное участие. Надеюсь, больше тебе никто мозги не задурит, а если кто и появится, то можешь сразу об этом сообщать. Мы надерем ему.

Поджала губы.

Вот уж кому он точно не надерет, так это Гурену. Да и списывание не было таким уж успешным. Может, пришла пора все рассказать? Рано или поздно узнают, так или иначе. Если поздно, то еще и обидятся, что не посветила сразу.

Так что решилась.

- Джис. кое о чем я все-таки умолчала.

Парни уставились на меня, я на них. Слово - не воробей, а потому начала пересказ с того момента как покинула аудиторию, и до того, как туда вернулась. Замолчала в ожидании реакции. Реакция последовала незамедлительно.

- Не соглашайся на такие условия ни в коем случае, - произнес проксимианин.

- Если не соглашусь, то либо вылечу отсюда, либо стипендии лишат.

- А если согласишься, то тебя лишат любви и заботы.

Джис! - повысила голос я.

- Не ори на мать! - стукнули меня поварешкой по макушке. - Хм... ситуация реально не из простых. Предлагаю накопать на него компромат.

- На Гурена? - захлопала глазами.

- А на кого ж еще? На него самого. Глизелиане - говнюки по определению, надо только покопаться поглубже. Мы с Эдо этим займемся. Да, чувак?

Брюнет глубоко вздохнул.

- Я выучил твой словарь вздохов, - выпятил грудь разноцветный. - Это значит «да». Вот и ладушки.

Брюнет глубоко вздохнул еще раз.

- Совет окончен!

Крыша общежития стала моим излюбленным местом, особенно по вечерам. Несмотря на холод, выходила сюда хотя бы на полчасика и наслаждалась тишиной. Тишиной городской, но от этого не менее приятной.

Какой же компромат можно было накопать на Гурена? Скорее уж на Карэта за изнасилование, чем на его молчаливого друга. Но в тихом омуте ведь черти водятся. Интересно, какие черти у этого блондина?

В то же время мысль о том, что Гурен в любое время мог меня позвать, заставляла трепетать. Сначала я и не надеялась привлечь его внимание, а теперь появилась возможность быть окруженной вниманием этого мужчины постоянно. Даже просто знать, что он обращается ко мне, уже удовольствие. «Любовь зла, полюбишь и глизелианина», - часто повторяла мама, но я никогда не придавала значения этим словам. За что она их так ненавидела, тоже оставалось для меня загадкой.

- Опять ты на холоде, - услышала я за спиной мягкий голос Джиса.

Обернулась, а в руки мне тут же всунули теплую чашку с чаем.

- Заранее купил кокосовое молоко. Как знал, что скоро уже. не куплю, - усмехнулся парень и поставил локти на ограждение.

- Спасибо, - с улыбкой поблагодарила я и сделала глоток. На таком холоде напиток быстро остынет, но останется таким же вкусным. Даже не столько благодаря кокосовому молоку, сколько заботе соседа.

- Оставил резюме на одном сайте, - серьезно сообщил проксимианин. - Если завтра кто откликнется, то сразу пойду устраиваться.

- Может, мне тоже найти?

Не одному же Джису нас тянуть, в самом деле. Вряд ли наша с Эдо стипендия покроет все расходы. Часть всегда должна оставаться на покупку электроники для учебы, часть на еду, а об одежде и говорить нечего. Плюс, маме тоже стоило высылать хоть немного. Вряд ли она много получит с аренды, а жить на что-то надо. Земля не такая дорогая, как Кеплер, но денег никогда не бывает много.

- Еще чего, - буркнул парень. - Тебе учиться надо. И ты женщина.

- Что с того, что я женщина? - сделала еще глоток.

- Вы не многозадачны. Вы либо домом занимаетесь, либо учебой, либо карьерой. Всецело отдаетесь только одному делу. Мне мать так говорила: «Джисамин, если хочешь, чтобы в доме всегда было чисто, пахло вкусным ужином, а дети не нуждались в няньке - никогда не женись на карьеристке или на той, что тонет в саморазвитии».

- Интересная позиция.

- Моя мать вообще умная женщина. Она фигни никогда не скажет.

- А сам ты к чему больше склоняешься? К дому? Карьере? Саморазвитию? - спросила я. Сама не заметила, как допила чай. Рукам снова стало холодно.

- Наверное, к... дому, - движением руки взъерошил цветную шевелюру. - Никакие танцы не сравнятся с улыбкой любимой женщины и смехом собственных детей.

Может же он быть мужчиной, иногда. Например, сейчас, когда так серьезен и без единой смешинки во взгляде. Не то чтобы я не видела в нем мужчину. видела, конечно. Рельефное тело говорило само за себя. Тем не менее, чаще он напоминал взбалмошного подростка на пике полового созревания. Но, безусловно, заботливого и понимающего. В общем, парень, полный противоречий.

- Бр-р-р, холодрыга-то какая, - поежился галограмер. - Пойдем давай. А то у нас не комната будет, а палата больничная.

Глава 8. У тирана на побегушках


Погода после выходного сильно испортилась. Уже с утра холодный дождь лил как из ведра. Вставать с кровати совсем не хотелось, но стипендия. и Гурен. Сегодня он ждал моего ответа, но я уже определилась с ним. Даже без компромата, который собирался накопать на глизелианина Джис, мне хотелось стать маленькой феей-помощницей для блондина-киборга. Тогда мы смогли бы проводить время вместе, я получше узнала бы его, и, может, он подписался бы на меня в Галограме.

Мысли мои прервал резко выпрыгнувший из-под зонта и резво почесавший к обочине проксимианин. И не только мои, потому что Эдо тоже перевел на удалявшегося парня удивленный взгляд.

- Как думаешь, что он опять задумал? - спросила я, не рассчитывая на ответ. Но мне ответили.

- Не имею ни малейшего понятия.

Емко и со смыслом. Всегда ценила эту каптейнианскую прямоту и честность.

Вернулся к нам Джис через пару минут. Но не один, а с мокрым маленьким котенком на руках. Шерсть у зверька была нежно-голубого цвета, а моська такая жалобная, что не умилиться было невозможно.

- Идите без меня, я попозже подойду, - сказал галограмер. Влажные разноцветные пряди прилипли к его лбу, форма промокла насквозь.

- А ты?.. - протянула я, давая парню возможность продолжить предложение.

- .. .а я пойду отнесу его в общежитие.

- С ума сошел?! - вскинулась я, даже неожиданно для себя. - Животных нельзя в общежитие. Ладно ты, но нас с Эдо и стипендии могут лишить, если узнают.

- Стипендия, стипендия, стипендия. - раздраженно передразнил меня Джис. - Знаешь, есть такой древний земной мультик про покемонов. Там покемон называется так, какое слово он произносит. Пикачу говорит: «Пикачу!», Бульбазавр говорит: «Бульбазавр!», а ты была бы Стипендия.

- Но всем не помочь.

- Значит, помогу тем, кому смогу. Пойдем, чувак, - почесал он котенка за ушком. - Нам здесь не рады.

- Джис! - крикнула я ему вслед, но он просто махнул мне рукой, даже не обернувшись.

Не так уж часто мы ссорились. Чаще в шутку, но почему-то я все равно испытывала острое чувство вины. Как будто обидела ангела, сошедшего в этот мир, чтобы сделать мою жизнь лучше, однако я, такая фифа неблагодарная, посмела ему что-то высказать. А ведь меня он подобрал совсем недавно так же, как и этого кота. Одинокую, голодную и на холоде.

Я долго не решалась зайти в аудиторию. Эдо уже прошел и занял место за партой, а я так и замерла перед дверями.

Г урен опять был окружен своими глизелианскими дружками и подружками. Как же я к нему подойду? Унижаться? Вообще, моего унижения он как раз и добивается, ставя в такое положение, поэтому не думаю, что уведет меня за уголок для того, чтобы поговорить. В конце концов, я ведь не особо гордая.

Шагнула к двери, а в проеме тут же возник Карэт со своей фирменной клыкастой улыбочкой. Шаг вправо - он туда же, шаг влево - и ответный шаг в ту же сторону от него. Подняла на парня глаза.

- Кто-то все-таки добавил меня в черный список, верно, хитрю-ю-юга? - медовым голоском протянул красноволосый. - Но здесь никуда не добавишь.

- Не до тебя сейчас, - спокойно ответила ему, проскользнула в аудиторию под его рукой и поймала на себе взгляд обернувшегося Гурена.

Все окружавшие нас студенты сразу же стали фоном. Декорацией. В висках застучало, ладошки вспотели. Решилась. Подошла, не отрывая глаз, открыла рот.

- Мы можем поговорить?

Будто не я это произнесла. Г олос мой раздался откуда-то со стороны. Глизелиане смолкли, смерили меня насмешливыми взглядами, а потом ядовитыми, когда Гурен встал.

Прежде и не замечала, насколько он высокий. Метра два, наверное, будет. По сравнению со мной, девушкой роста ниже среднего, блондин казался скалой с человеческим лицом.

- Пойдем, - с хрипотцой произнес он.

Значит, прилюдно не унизит. Это хорошо. Зря морально готовилась. Или... не зря. Нам ведь только предстоял разговор. Разговор довольно щекотливый. о роли девочки на побегушках.

Карэт проводил нас задумчивым взглядом. Прости, извращенец зубастый, но сегодня не твой день. Назовите хоть одну женщину, которая тащится от навязчивого внимания со стороны мужчины.

А с Гуреном мы остановились недалеко от дверей. В коридоре сновали студенты, но так мне было даже спокойнее.

Он предложил мне начать первой. Скрестил руки на груди и вопросительно выгнул бровь.

- Я буду тебе помогать, - сказала я, не опуская глаз.

- Ожидаемо, - покопавшись в кармане брюк, он выудил оттуда серебристую флешку и сунул мне под нос. - Здесь задания, выполняемые с космическими атласами. На полгода вперед. Мне они нужны к завтрашнему дню.

- Зачем так много? - едва не всхлипнула я, принимая флешку. - Это же на целую ночь работы. Если не больше.

- Приятной ночи, - невозмутимо улыбнулся мужчина краешками губ и прошел в аудиторию.

Не так я себе представляла эту роль. Я же думала, что мы будем делать что -то вместе, а не задания по пилотированию выполнять в довесок к своим. Да и голографические атласы хранились только в библиотеке. Провести ночь в библиотеке? Одной?

Представила, как сильно возмущен будет Джис этой жесткой эксплуатацией живого человека. Он же постоянно за права борется. Людей, животных. без разницы. Но раз у него есть какие-то свои планы, то не буду ему мешать, а он пусть не мешает мне. Все просто.

Проксимианин подошел только ко второму занятию. Мокрый, взъерошенный, но счастливый. Сразу же пожалела о нашей утренней перебранке. Пусть хоть всех котов с улицы заберет, если будет лучиться такой же искренней улыбкой.

- Кажется, подработку я нашел. Откликнулись, - сообщил он благую весть. - Так что сегодня отметим вечерком. Осталась у меня еще мелочь в закромах на поход в караоке.

- Сегодня не смогу, - не стала томить я. - До завтра нужно будет выполнить для Гурена задания по атласам.

- Он же пилот, - обернулся к нам Эдо. - Работа по атласам только на специальных занятиях.

- Он не пилот, - вперился разноцветный в глизелианина за задней партой. - Он - придурок.

- Я помогу тебе, - перевел на меня взгляд брюнет. - Вместе быстрее получится.

- Нет, я сама, - мотнула головой.

- Мы с тобой, дорогой соседушка, начинаем операцию под кодовым названием «НКГЗ», -хлопнул Джис товарища по плечу. - «Найди косяки глизелианского засранца». Поход в караоке отложим до лучших времен.

В итоге под конец учебного дня я стояла перед дверями в библиотеку, хотя бы мысленно пытаясь рассчитать, сколько работы мне предстоит. Сначала сделать свою домашку, потом уже приступать к чужой. Что ж, чем быстрее начну, тем быстрее закончу.

Так я думала, пока не вставила флешку в планшет, не набрала требуемые атласы среди длинных стеллажей и не поставила эту высокую стопку книг в железных обложках на стол в читальном зале. Внушительную такую стопку, до самого подбородка.

Ничего. Дополнительная практика никогда не помешает, тем более навигатору да по атласам.

Открыла первый, провела пальцем по сенсорной странице, и над атласом тут же возникла голограмма Кеплерской системы. Полупрозрачная, в цвете, с поясняющими надписями.

Работа закипела. Я и о своих заданиях забыла, пока перечерчивала карты, отвечала на вопросы и заполняла тесты. Уже единственная осталась в зале, свет почти везде загасили, но библиотекаря я предупредила, что задержусь надолго. Тот пожал плечами, выключил рабочий компьютер и ушел. Створки дверей захлопнулись с металлическим скрежетом, и я снова углубилась в работу.

Периодически поглядывала на экран смарта. Час прошел, два, три, четыре... Зевну, тряхну головой, протру глаза, продолжу. Я же сова, но почему так сильно хочется спа-а-ать?.. Прилягу только на минутку. На одну минутку. Осталась еще половина. Бессонная ночь или стипендия. Бессонная ночь или стипендия. бессонная ночь или.

Звезды редкие на небе загораются огнем.

По бездонным черным далям мы с тобой в ночи бредем. По бездонным далям снов, сладких и приятных, Средь лесов, полей, морей, зверей невероятных...

Бархатный напев - последнее, что я услышала. А потом провалилась в обволакивающую темноту...

Когда открыла глаза, было уже светло. Оторвала голову от поверхности стола, лениво потянулась, осматриваясь. На пол позади меня что-то упало, причем с моих плеч. Обернулась. Мундир студенческой формы, чужой, потому что мой до сих пор был на мне. Осмотрелась еще раз и только сейчас заметила, что кто -то сидит напротив меня. Вернее, лежит головой на столе. Незнакомец был без мундира, поэтому картинка в моей голове сложилась, но самому-то не холодно?

Встала, подняла с пола форму, осторожно обошла стол и приблизилась к незнакомцу. Или к. Эдо? Теперь я видела умиротворенное лицо соседа-каптейнианина. Бледное, худое, но симпатичное. И что же от тут забыл? Сказала же, что справлюсь сама. Стоп!

Схватила со стола гаджет с вставленной в него флешкой Гурена, просмотрела задания. Выполнены! Все! Но я успела только половину. Еще раз взглянула на мирно сопевшего брюнета и глубоко вздохнула. Да, такие у меня друзья. Не важно им, чего я хочу. Важно, чтобы это шло мне на пользу.

С улыбкой накинула мундир на его плечи, наткнулась взглядом на горловину водолазки. В голове всплыл момент, когда парень в спешке задрал ее, увидев нас с Джисом на пороге. Но на его шее однозначно что-то было, мне точно не могло показаться.

Поджала губы, помахала перед лицом Эдо ладошкой. Вроде, спит. Крепко спит. Ничего страшного ведь не случится, если я. посмотрю, что у него там на шее?

Но как только я слегка опустила горловину, и в поле зрения попал краешек черного металлического ошейника, каптейнианин резко дернулся, а я подпрыгнула от неожиданности.

- Не трогай, - тихо и беззлобно произнес парень, однако напряжение, повисшее между нами в воздухе, ощущалось почти физически.

- Ты. ты не скажешь, что там?

- Ерунда. Не то, о чем следует беспокоиться.

Вопрос не был исчерпан, но закрылся. И я поспешила перевести тему.

- Спасибо за помощь. Сама не заметила, как уснула.

- Без проблем, - улыбнулся Эдо. - Обращайся.

- Вы с Джисом только и делаете, что балуете меня.

- Наши цивилизации по определению сильнее земной, поэтому мы не можем оставить тиранию землянки инопланетником без внимания, - спокойно произнес он, смотря мне в глаза.

Пауза. И как на это реагировать? Нет, приятно, конечно, что о слабом звене в компании так заботятся, но. слова эти сильно попахивали расизмом. Хоть земляне и заявили о себе не так давно, сильно отставая по уровню технологического развития... я не считала себя совсем уж белой вороной среди инопланетников.

А затем Эдо мягко рассмеялся. О, как я обожала его смех! Столь редкое и ласкающее слух явление, что отвлекаешься от всех дел и просто слушаешь, пока он вновь не превратится в молчаливое изваяние самого себя.

- Шучу, - сказал брюнет, отсмеявшись. - Но и ты нас балуешь. Джису - молоко, мне -шоколад. Сама не замечаешь, с чем приходишь из магазина.

- Действительно, - согласилась я. - А можешь ты. побаловать меня кое-чем другим?

- Хм?

- Ты пел ту колыбельную перед тем, как я вырубилась?

Вспомнила я об этом тогда, когда услышала бархатный смех. И его смех, и его голос трудно было спутать с чьим бы то ни было другим.

- Предположим, - ответил Эдо, присев на краешек стола и скрестив руки на груди.

Мне кажется, или у него какое-то... чересчур игривое для каптейнианина настроение после бессонной ночи? Может, чем дольше они не спят, тем бодрее становятся? Ну нет. они ведь такие же люди, как и все остальные. Что это я себе придумываю?

- Можешь спеть еще что-нибудь?

Но двери в библиотеку распахнулись, и на пороге появились первые студенты. Еще сонные, но уже готовые вгрызаться в гранит науки с самого утра.

- Точно не сейчас, - усмехнулся парень.

Казалось, задания Гурена по космическим атласам сплотили меня с молчаливым соседом. Никогда еще я не слышала от него столько полных фраз, произнесенных подряд, да еще и с улыбкой. Но тайна «украшения» на его шее все равно оставалась лишь тайной, и неизвестно, когда Эдо доверится мне или Джису настолько, чтобы показать, что же у него там такое.

Быстро умывшись в туалете и пригладив растрепанные волосы, привела себя хоть в какой-то порядок. На следующую ночь я здесь точно не останусь.

Зайдя в аудиторию, первым делом подошла к Гурену и вручила ему флешку с выполненными заданиями. Флешку он принял, окинул меня изучающим взглядом с ног до головы и хмыкнул.

- Уже? - спросил он, и бровь его взметнулась вверх.

- Конечно, уже, - нахмурившись, ответила я. - Ты же сам сказал, что к сегодняшнему дню.

- Я такое говорил? - задумчиво отвел взгляд мужчина, а мне впервые захотелось кого-нибудь ударить. Желательно глизелианина, в частности - этого.

- Я, вообще-то, полночи не спала с твоими атласами.

- Зато узнала много нового.

Почувствовала, как нервно задергался глаз. Ладно бы еще молча взял эту треклятую флешку. Сама же напросилась и с условиями согласилась, но если он все будет сопровождать остроумными комментариями и ядовитой ухмылочкой, то...

.. .то он все равно страшно красив, и мои коленки дрожат от одного его взгляда. Сердце замирает, стоит мужчине открыть рот, а если уж он обращается ко мне, то вообще теряю связь с реальностью.

Сколь противоречивы могут быть чувства.

- В начале большого перерыва возьмешь мне все по списку, - вернул Гурен прежнюю серьезность, взял в руки смарт и принялся что-то быстро печатать.

- По какому списку? - прервала я затянувшееся молчание, и на мой смарт тут же пришло уведомление о новом сообщении.

Мужчина выжидательно уставился на меня, а я вынула свое устройство из кармашка рюкзака, разблокировала.

guren_skyner: Гречка с мясной подливой, куриные ножки с брусничным соусом, салат с морской капустой, кисель.

- Сядь поближе ко входу, чтобы я тебя быстрее нашел, - добавил блондин, пока мои брови медленно ползли вверх.

- А сам ты не можешь себе обед купить? - подняла я глаза.

- Дела. К началу перерыва не успею, в очереди стоять желания нет. Я ведь все понятно написал?

- Понятно, - скорбно вздохнула я и под хохотки его земляков потопала ко второй парте первого ряда, где меня уже дожидались несносные соседи.

- Если и сегодня ночевать в комнате не будешь, возьму тебя за руку и сам поведу в ректорат признаваться в том, что ты списывала, - напал на меня Джис, как только я села рядышком.

- Не кричи, не кричи, - зашипела я на него, и вроде бы он успокоился, но вновь обернулся уже с совершенно другим выражением лица. Лицо его светилось мрачной решимостью.

- К твоему сведению, моя дорогая, вчера твои драгоценные соседи узнали о засранце-глизелианце много чего нового.

Закатила глаза, но под нос мне тут же сунули смарт.

- Слушай, - таинственно прошептал разноцветный и нажал на воспроизведение.

Сначала из динамика раздались какие-то хрипы, потом послышался гул ветра, шорох, будто устройство перекидывали из руки в руку. А затем невозможно было не узнать голос Гурена, едва слышный.

- Да? И что на этот раз?.. Зачем? Для конспирации? А если я нетрадиционной сексуальной ориентации, то мужика искать предложите? Капитан, кто-нибудь говорил, что у вас нет чувства юмора? Нет, спасибо, обойдусь. И так все гладко идет. Это всё? Тогда отбой. Если узнаю что-то еще, то сам свяжусь. Да. Да. До связи.

На этом запись оборвалась, а губы Джиса медленно расплывались в блаженной улыбке.

- Такой вот разговор по смарту, - деловито произнес он и вальяжно откинулся на спинку стула. - Волшебное слово «конспирация» само по себе говорит, что человек нечист на руку. А возможно, и на остальные места.

Обернулась, встретилась взглядом с Гуреном и резко вернулась в исходное положение. Неужели те самые дела, о которых он постоянно твердит и мне, и Карэту - это что-то незаконное? Для законных ведь дел конспирация не нужна? А она нужна еще для розыгрышей... но на шутника глизелианин особо не похож.

- Будем копать под него и дальше, - заявил галограмер, сложив руки в замочек на затылке.

- Рано или поздно до истины докопаемся.

- Вообще. - тихо сказала я. - Гурен сказал, что в начале большого перерыва у него. дела. Поэтому поручил мне заказать для него еду в столовой.

- О-о-о, крутецки! А истина куда ближе, чем кажется!

Я уж было хотела порадоваться за него. Нашел себе занятие по душе, сыщик проксимианский. Но вовремя спохватилась. Если все это не просто игрушки, а серьезные дела. незаконные серьезные дела, то и вмешиваться в них опасно. Тем более Джису, который часто сам не ведает, что творит. Сцена в столовой - наглядный пример его необузданной тяги к авантюризму.

- А давайте мы просто оставим все как есть, - натянуто улыбнулась я.

Взгляд разноцветного говорил о том, что любая моя попытка вмешаться в планы его импровизированного детективного агентства «Соседушки» будет обречена на провал. Спасибо, я и не рассчитывала на то, что здравый рассудок возобладает.

Глава 9. Алло, мы ищем... подработку?


Как только нас отпустили на большой перерыв, Джис с Эдо отправились следом за Гуреном. Вернее, проксимианин, как заправский шпион, оглядываясь по сторонам, на цыпочках завернул за мужчиной за угол, а каптейнианин, сунув руки в карманы брюк и шумно вздохнув, спокойно пошел. Всем бы столько терпения, сколько у него.

Ну а я повернула в сторону лифта. Что там у нас?.. Гречка, курица. кисель? Здоровый образ жизни, значит, бдим? Физическая форма у блондина и впрямь ничего. Вояка, солдат, рядовой глизелианин. Хотя, насколько я знала, по меркам Глизе хозяин моего положения -еще несовершеннолетний. Пять годков всего не хватает.

Одной было все-таки одиноко. Теперь, когда познала все прелести совместного проживания трех человек в одной комнате. Может, тоже найти какое-нибудь занятие себе по душе? Или подработку?

Быстро же Джис себя организовал. Казалось, что ветер у парня в голове, а на деле - отринул панику, собрался и устроился на работу. Верю, что деньги он зарабатывал на Проксиме Центавра сам, а не у родителей на шее висел.

Взяла поднос, встала напротив автомата для выдачи блюд и сосредоточенно принялась искать гречку. Еще и с подливой. Да-а-а, разбираться в новых технология предстоит еще долго. Я даже картошку фри брала, потому что ее кнопка первой попадалась мне на глаза.

О, нашла!

Внезапно свет во всей столовой потух. Помещение погрузилось в полумрак. Лишь в стыки плит на стенах по-прежнему излучали голубоватое свечение. Но уже через несколько секунд свечение это изменило свой оттенок на красный, а электронный голос из динамиков под потолком заставил студентов отойти от первоначального шока и поднять шум.

- Внимание! Попытка взлома систем безопасности «Астрала»! Все входы и выходы будут временно заблокированы! Оставайтесь на своих местах и не поддавайтесь панике!

Взлом систем? У академии есть какие-то особые системы, которые можно взломать? Будто в тюрьме строгого режима находимся. Ерунда какая-то.

Но даже если панике ты не поддался, атмосфера настойчиво убеждала тебя передумать. Яркий красный свет раздражал глаза и мозг. Интересно, тех, кто не успел зайти в столовую, заперли в полупустых аудиториях?

А как же Джис с Эдо? Они ведь отправились за Гуреном следить. За Гуреном, потому что у него были какие-то дела... И... какого же рода эти дела?

Я так и застыла на месте с подносом в руках, а догадки одна хуже другой сверлили воспаленную тревогой голову.

Гурен в настоящий момент помогает кому-то взламывать системы безопасности академии? Или он. делал это сам?

Тряхнула головой.

Нет-нет, все это может оказаться простым совпадением. Надумаю сейчас всего, поверю в это. Глаза у страха велики. Еще и соседей своих в это дело впутаю. Ай, да они уже впутались. Шпионы. фиговы.

Но закончилось все так же быстро, как и началось. Тревога смолкла, свет вновь врубился, а свечение между стыками поголубело.

- И что это была за херня? - раздался чей-то визгливый голос в толпе, который отрезвил и меня, и всех остальных.

Пока гул голосов в помещении постепенно нарастал, отложила поднос в сторону и бросилась вон из столовой. На ходу уже доставала смарт. А на ходу... куда?

Остановилась, сжимая гаджет в руке. Осмотрелась. Быстро зашла в Галограм, дрожащими пальцами набрала Джису сообщение.

іоуа_еуІег: Где вы???

Все-таки сумела дождаться ответного.

js_teile: жди, не ходи

Да если бы я знала, куда идти, то уже давно побежала бы и не спрашивала, но тайна местонахождения системной комнаты была от меня скрыта. Что -то подсказывало, что мои агенты особого назначения там в настоящий момент и тусуют.

Прошло уже несколько минут. Столовая наполнялась голодными студентами, а я караулила у входа и с периодичностью в пять секунд сверялась с часами.

Когда парни наконец-то подошли, я даже злиться на них перестала, настолько испереживалась. Уставилась сначала на серьезную физиономию Джиса, потом на непроницаемую - Эдо и застыла в ожидании. Что скажут-то?

- Мы его упустили, - сокрушенно заявил проксимианин и заломил руки от досады. - Только в сторону коридора с системной комнатой завернул, почти сразу - тревога. Вернее, я упустил. Эдо не знаю, куда драпанул.

- Вообще-то, это ты куда-то ушел после того, как свет погас, - перевел на него взгляд брюнет.

- Я все время был в коридоре!

- Я тоже был там.

А я лихорадочно стреляла взглядом то в одного парня, то в другого, медленно закипая и хмуря брови.

- Может, это ты работаешь на глизелиан! - встал в позу Джис, и парочка проходивших мимо студентов обернулась. Видать, на свой счет приняли.

- Говорю же, что я все время был там!

Неужели. Эдо умеет настолько сильно повышать громкость голоса? У него аж жилка под глазом забилась. Непорядок. Нужно возвращать все на круги своя.

- Давайте мы все успокоимся и покушаем, - подхватила я обоих соседей под руки, улыбнулась одному, улыбнулась второму...

Остановилась, прикусила губу.

Я же совершенно забыла про обед Гурена!

Однако, судя по всему, глизелианин сам забыл и про обед, и про меня. В столовой он не появился, я все столы внимательно осмотрела. Кстати, Карэта не было тоже. Выходит, и он становится подозреваемым? Да-да, как и любой преподаватель в академии, хотя зачем им рыть под самых себя?

Парни же быстро помирились и без моей помощи. Инь и ян друг без друга не могут, более того - прекрасно друг друга дополняют.

А еще я решила, что в следующий раз в разведку пойду с ними. Если этот следующий раз будет. Хотелось своими глазами убедиться в том, что Гурен ведет какую-то свою темную игру. «Не связывайся с глизелианами». Знаю, мама, но обещаю, что буду осторожна.

Джис убежал на работу сразу после занятий. Мы с Эдо еще на некоторое время задержались в библиотеке, чтобы в спокойной обстановке сделать домашние задания. Он стал прежним тихим и молчаливым каптейнианином, и его неожиданная перебранка с товарищем казалась мне из ряда вон выходящей.

Наверное, почувствовав мой взгляд на себе, брюнет поднял голову, а я свою резко опустила.

- Тебя что-то беспокоит? - спросил он.

Поджала губы.

- Беспокоит, - сделал вывод Эдо, не дождавшись моего ответа. - Что именно?

Меня беспокоит, что у тебя какая-то странная штука на шее, и ты периодически хватаешься за нее, проверяя, на месте ли. Меня беспокоит, что Джис до сих пор утаивает информацию о своем прошлом, а как только я заговариваю об этом, тут же меняет тему. Меня крайне беспокоит, во что впутан Гурен, какие цели он преследует и при чем здесь академия, в которой он сам обучается. Что это за прикрытие, о котором он говорил с кем-то по телефону, и для чего оно ему нужно. Меня беспокоит слишком много вещей, Эдо.

- Когда же ты снова мне споешь? - растянула я губы в улыбке.

- Когда-нибудь, - уклончиво ответил парень и снова уткнулся в свой планшет.

С заданиями мы разбирались около часа, а потом настало время навестить Джиса на работе. Я терялась в догадках, куда же взяли нашего соседа с его обалденным танцевальным талантом. Танцором в какой-нибудь клуб? Или же в преподаватели танцевальной секции?

Но все мои догадки разбились в пух и прах, когда мы с Эдо остановились напротив ресторана быстрого питания «Крошка-планктошка».

- Он просто откликнулся на первое же предложение, - спокойно пояснил каптейнианин.

Зачем?

- Хотел заработать поскорее.

Стеклянная дверь перед нами распахнулась, и мы вошли в ароматное помещение. От запаха фаст-фуда тут же скрутило желудок, началось обильное слюноотделение.

А может, хорошо, что Джис сюда устроился? Вкусненькое всегда будет. Планкбургеры, картошечка, плангенсы. Готовить его научат, и часть обязанностей с меня можно снять.

Поджала губы.

Какой ужасный я человек. Только о своем комфорте и думаю.

Когда мы с Эдо подошли к кассам, за одной из них я увидела светившегося искренним добродушием Джиса. Да-а-а, о таком работнике в сфере обслуживания мечтает каждый. А как увлеченно он рассказывал покупателю о специальных акциях, вообще заслушаться можно. Даже нас не заметил.

Вскоре очередь дошла и до нас.

- О, соседушки!

Парень прокрутился в кресле на триста шестьдесят градусов, показывая свою форму во всей красе. Светло-голубая футболка-поло, лоб прикрывает такого же цвета козырек с той самой фирменной планктошкой, похожей на прозрачную пучеглазую сосиску.

- Я вам сам заказ соберу. Знаю, что вы заказываете, - он быстро затыкал пальцами по панели с наименованиями блюд. - Вы здесь посидите или погуляйте. Через... - взглянул на часы, - .полтора часа освобожусь.

Заказ оплатил Эдо, и мы сели за дальний столик. С подносом. Планкбургеры по составу своему были очень схожи с бургерами обыкновенными, только котлета в них была прозрачной и на вкус довольно специфичной. Что-то среднее между рыбой, мясом и водорослями, но вкусная необыкновенно. Картошка фри везде одинаковая, не претерпевающая никаких изменений. К чему переделывать или дополнять столь легендарное блюдо? Плангенсы - прозрачные кусочки того самого, что ни рыба, ни мясо, в панировке из хлопьев.

На разговоры во время еды не прерывались. Да и не тем человеком был каптейнианин, чтобы на них прерываться. Соседа нашего решили подождать здесь же, в тепле. Санкир скоро зайдет, осветительные кольца выключат, а мерзнуть не хотелось.

- Мы разве не в общежитие? - спросила я, когда парни направились в противоположную от академии сторону.

- Вчера празднование сорвалось из-за взломщика, но на этот раз мы сходим, куда запланировали, - бодренько ответил Джис.

- Куда ты запланировал, - поправил его брюнет.

И это тоже.

В караоке я прежде никогда не была, даже на Земле. Все проксимианские радости вроде клубов, баров, кинотеатров обходила стороной. Во-первых, из-за того, что сосредоточена всегда была лишь на учебе. Во-вторых, кто только в подобных местах ни водится. Маньяки, бандюки всякие, извращенцы. Мне достаточно знать, что дать отпор не смогу в любом случае, а еще могу впасть в ступор и даже попытку сбежать не предприму. Встану и буду стоять. За воришкой еще припустить могу. Вору и самому страшно, что он украл. А если нож к горлу приставят? Судьбу испытывать не хочется.

Но сейчас я была не одна. Я была с двумя приятелями-инопланетниками, в которых уверена на сто процентов, и которые (по крайней мере, Джис) сумеют меня защитить в критической ситуации. Если сама не брошусь им на выручку. Как кошка, защищающая своего котенка. Галограмер верно подобрал ассоциацию.

Кстати, насчет котят.

- А что с тем котенком? Голубым, - перевела я взгляд на бурно что-то обсуждавшего с соседом Джиса.

Он замолк, обернулся ко мне и широко улыбнулся.

- Это не просто голубой котенок. Это - котенок синькиара, местный вид. Они вообще считаются экзотическими животными на других планетах, и за них там бешеные деньги платят. А здесь, видимо, каждый придурок может на улицу его выкинуть.

- Может, он чей-то? - предположила я. - Может, сбежал? Потерялся?

- Хочешь от него избавиться, так и скажи, - моментально надулся парень. - Тебе стипендия важна намного больше, чем Неончик.

-Неончик?

Понятно теперь, в чем дело. Как только животному даешь кличку, привязываешься к нему сразу. Даже если комара, постоянно летающего по комнате и противно жужжащего под ухом, наречь Евпатием, то он уже как-то... роднее становится, что ли. А этот гринписовец назвал своего кота почти как любимое молоко. Так что неудивительно.

- Ладно-ладно, - сдалась я и в знак поражения подняла обе руки. - Но если он начнет драть казенную мебель или справлять нужду в тапки, то.

- Все будет чики-пики, - заверил Джис.

К тому моменту мы подошли к караоке-бару с нескромным названием «Ты - лучший!». Уже с самого входа людей агитируют на то, чтобы оставить в этих стенах по меньшей мере несколько сотен. Лучший ты, стоя под душем и горланя попсу, потому что сам себя не слышишь. Или же если несколько лет обучался в консерватории. Но только не тогда, когда ты, подвыпивший сверх меры, позоришься перед людьми с покачивающимся микрофоном в руках.

Хотя нет, вру. Если от рождения тебе дан волшебный бархатный голос, то не важно, окончил ты консерваторию или нет. Например, таким, как Эдо.

- Чё, крутецки? - упер Джис руки в боки. - С Проксимой не сравнится, конечно же, но музыка и микрофоны должны быть.

Вошли в полутемное помещение с интерьером в бордово-черном цвете. Этот караоке-бар был небольшим. Всего одна сцена. Как мне казалось, подобное заведение должно разделяться на отдельные сектора, чтобы очереди не было. Перед сценой вокруг столиков стояли диваны, обтянутые черной кожей. Справа располагался небольшой бар.

- Да, помпезности явно меньше, чем на Проксиме, - изрек Джис и уже направился к одному из столиков.

Мы с Эдо пошли за ним. Подобные места - стихия проксимиан, так что пусть разбирается во всем самостоятельно.

Но только мы оккупировали один из столиков и взяли в руки меню, к нам подбежал... официант? Нет, на официанта он похож не был. В кожаной куртке с массой острых заклепок, с прической-шухером и диким взглядом, незнакомец уселся рядом с Джисом и выжидательно на него уставился. Тот поднял глаза и сдвинул брови. Видимо, тоже не предполагал, откуда это чудо взялось и что этому чуду от него понадобилось.

- Ты - Джисамин Лексган? - не выдержал незнакомец и даже на диване заерзал, будто шило в одном месте материализовалось. - О, неужели, неужели ты здесь учишься?

- Ты меня с кем-то спутал, - спокойно ответил ему разноцветный и вновь углубился в увлекательное чтение меню.

- Я не мог спутать! - яростно замотал парень головой. - Ты же работал в.

Но договорить он не успел. Джис вскочил со своего места как ужаленный, рука его взметнулась в воздух и громко шлепнулась на губы незнакомца. Даже лицо Эдо стало выражать какие-то эмоции. Я так и не поняла, какие, но нехорошие. Значит, дело действительно серьезное.

- Пойдем, на пару слов, - громко шепнул проксимианин своему почитателю, и они оба с завидной поспешностью покинули заведение.

Еще некоторое время мы с соседом сидели и просто хлопали глазами. А еще немного погодя, когда отошла от шока, осторожно вынула смарт из рюкзака, зашла в Галограм и ввела в поисковой строке «Джисамин Лексган». Приложение на все случаи жизни. База данных для частного сыщика.

Имя: Джисамин Лексган Возраст: 21 год

Место жительства: Проксима Центавра, Вальетте Подписчики: 2 млрд 975 млн

Подписки: 0

Аватарка отсутствовала, фотографий не было и подавно. В числе подписчиков огромное количество людей с галочками напротив имен, говорящими о том, что это официальная страничка знаменитости. Но зачем подписываться на пустоту? Некогда на этой странице активность все-таки была.

Короче, я думала, что смогу ответить хоть на какие-то вопросы о прошлом Джиса, но вместо этого они помножились раза в два.

Поисковик! Поисковик, как же...

Вбила имя и туда. Пусто. Единственная ссылка ведет на страницу в Галограме. Попробовала вбить в другой поисковик, хотя какая разница? Сеть -то одна. Там тоже оказалось пусто.

Скосила взгляд на Эдо, он - на меня, одновременно пожали плечами. Видать, и он проверил.

А еще я задумалась вот над чем. Если Джис действительно мега-популярный танцор, то почему я совсем ничего о нем не знаю? На Землю знаменитые проксимиане с гастролями прилетали часто, да и по телевизору крутили то прямые трансляции с Проксимы, то всякие их фильмы и телешоу. Но я никогда не слышала о звезде по имени Джисамин Тейли. или Джисамин Лексган.

- Оп!

Галограмер шлепнулся на диван возле меня, и я аж вздрогнула от неожиданности. Поскорее скинула вкладку с поисковиком.

- Один чувак с Проксимы. Хотел в мою студию записаться, но я объяснил, что временно недоступен, - пояснил Джис.

- А почему Лексган? - все-таки осмелилась задать я один из огромного множества вопросов.

- Это-о-о... - замялся парень. Бросил взгляд на Эдо, потом на меня, глубоко вздохнул. -Это фамилия моего отца. Я недавно сменил ее на девичью материнскую. Теперь, - он хлопнул в ладоши, - давайте уже горланить.

Судя по всему, больше он не расскажет. Действительно ли семейные проблемы, или же конспируется, как Гурен?

Заказали мы бутерброды и по чашке чая. После «Крошки-планктошки» есть особо не хотелось.

Действовала здесь система абонементов. Платишь за столько-то песен, а сидеть можешь сколько угодно. Мы пока заплатили за три, чтобы каждый на сцене покрасовался, хотя каптейнианин воспринял идею в штыки. Не будет петь и всё тут.

- Ты стесняешься? - спросила я.

- Нет, - мотнул парень головой. - Не в этом дело. Просто не могу.

Наверняка в моем взгляде отразилось то, насколько сильно я расстроилась. Вздохнула, кивнула, медленно отвела от брюнета глаза...

- Ладно, Зоя, - сдался он. - Спою я, спою. Только последний. И перед тем, как уйти.

Я кивнула, соглашаясь с его условиями. И поскорее бы пришло время уходить!

- Ты первый, - ткнула Джиса в плечо.

Он отставил чашку чая, дожевал бутерброд, поднялся и с показным пафосом ловко вскарабкался на сцену, хотя на нее можно было подняться справа по лестнице.

- Айван Чикассо, «Детка, мы в клубе с тобой», - провозгласил разноцветный, схватив со стойки микрофон, и все посетители даже оторвались от своих разговоров, чтобы оценить выступление.

Очередная песня ни о чем, которые так обожал Джис. Настолько ни о чем, что казалось, слова во всех одинаковые, просто местами меняются в произвольном порядке. Зато вокальное однообразие парень с лихвой восполнял танцевальным разнообразием.

Хлопали ему под конец от души, а он раскланялся и зарделся, будто целый спектакль двухчасовой отыграл.

Далее шла моя очередь. Честно говоря, я вообще не могла вспомнить хоть какую-то песню, которую знала бы наизусть, но специально для таких, как я, перед глазами появлялись висевшие в воздухе голограммные строчки.

С песней наугад мне жутко не повезло. Вступительная музыка больше напоминала марш. Скользнула взглядом по первым высветившимся строчкам. Да, марш, так и оказалось. Еще и военный, глизелианский. Откуда он тут взялся? Это же увеселительное заведение.

Ну марш, так марш.

Груз ответственности мы несем на течах...

Я даже интонацию постаралась правильную подобрать, а Джис все равно от хохота чуть под стол не свалился. Эдо сдержанно улыбался, а остальных посетителей наверняка одолел испанский стыд, потому что они на меня не смотрели. А я старалась!

Затем, после моего провала, разноцветный исполнил еще четыре песни и четыре обалденных танца. Аплодисменты говорили сами за себя. Ты можешь улететь с Проксимы, но Проксима из тебя никуда не денется.

Только спустя четыре песни Джиса я дождалась момента, когда Эдо наконец-то вышел на сцену.

- Джеймс Макэвой, «Если», - произнес он, встав напротив стойки с микрофоном.

Я затаила дыхание. Он даже с песней определился. Звуки волшебной инструментальной музыки заполнили помещение.

А когда парень открыл рот и пропел своим не менее волшебным голосом первые строчки, рты открыли почти все.

Каждый мой шаг - боль,

Каждое слово - стон.

Страшно исчезнуть в ноль,

Глаза распахнуть - и сон.

Дышать с тобой в унисон,

Поверь, не дано мне.

Жизнь моя - только фон,

А я одинок в тишине.

Если бы мы с тобой Дышали всегда в унисон,

Если бы я рукой Касался твоих волос...

Задал немой вопрос,

На него получил ответ,

Счастлив бы я стал И вышел из тьмы на свет.

Накрыло меня так, что едва не разревелась. Слезы в уголках глаз промакивала пальцами и впитывала в себя каждый звук, срывавшийся с губ брюнета.

- Ему стоило родиться на Проксиме, - авторитетно заявил Джис, сложив руки в замочек на затылке.

Песня очень красивая...

- Да, Макэвой для того и сбежал к нам с Земли, потому что знал о своем таланте. Здоровский чувак. Жаль, что сам не пел. Только сочинял для других.

- А почему тогда песня под его именем?

- Посмертно. Это все, что я знаю. Но не забивай голову.

Кивнула, улыбнулась. И все-таки как же красиво поет Эдо.

Песня подошла к концу, а посетители разразились бурными аплодисментами. Даже с диванов встали. На щеках барышень поблескивали дорожки слез, а мужчины украдкой шмыгали носами.

Но Эдо овации не волновали в принципе. Музыка закончилась, он сунул руки в карманы, спустился и сел с нами.

- Это было очень круто, чувак, - хлопнул его Джис по плечу.

Я закивала.

А когда аплодисменты зрителей стихли, кто -то один громко и с чувством захлопал в ладоши. И этот кто-то подошел к нам.

Невысокий, бородатый дяденька в черном с переливами пиджаке.

- Браво, - с улыбкой сказал он и только тогда перестал мучить ладоши. - У вас же талант, вы об этом знали, молодой человек?

- Да, - буркнул Эдо под нос, а глаза опустил в пол.

- А вы не хотели бы выступать в одном моем баре? Здесь, неподал...

- Нет.

- Но вы же даже.

- Нет, - повторил парень.

- Я вам заплачу. Я вам много заплачу. Вы же студент «Астрала», верно? Стипендии там никчемные.

У меня нервно задергался левый глаз.

- Я же сказал, что нет, - стоял брюнет на своем.

- Может, все-таки попробуешь? - с надеждой наклонилась я к нему. Он поднял на меня глаза. - У тебя ведь и правда очень хорошо получается. Хочешь стать пилотом - станешь, а так еще и денег подзаработаешь.

- Да отстаньте вы от него, - неожиданно для меня брякнул Джис. Обычно он первый заводила в компании, а сейчас, судя по выражению лица, происходящее ему нравилось не больше, чем самому виновнику.

- Аванс сразу, - оторвал взгляд от моего лица Эдо и перевел его на мужичка в костюме, губы которого тут же расплылись в жеманной улыбке.

- Конечно. Заполним договор - и денежки сразу.

- Спасибо, - прилегла я на плечо брюнета. Парень вздрогнул. - Обязательно буду приходить и слушать.

- Постараюсь не разочаровать, - ответил он.

Теперь я единственная осталась без подработки... хотя у меня Гурен. Нисколько не оплачиваемый рабский труд. Нечего ныть, сама подписалась. И сама буду разбираться со своими проблемами, в число которых входит и угрюмый, подозрительный глизелианин.

Глава 10. Кусачая землянка на сене.


В день практического занятия мы вышли из общежития во всеоружии. Поскольку работать мы должны были командой, состоящей из пилота, инженера и навигатора, то надеялись попасть на один корабль, а то впечатления от этого занятия будут неполные.

Что касается попытки взлома системы безопасности, на следующий же день ректор собрал всех студентов в актовом зале и пообещал вычислить нарушителя. Вычислят его или нет -вопрос времени. Или же того, насколько хитер взломщик окажется.

Маленький синькиар, которого Джис ласково нарек Неончиком, котенком оказался довольно. беспокойным. Теперь, помимо пляшущего проксимианина, по комнате носился еще и голубой комок шерсти. Вот только носился он в основном по ночам. Тыгыдык-тыгыдык из одного угла комнаты в другой. На ночь дверь ванной приходилось блокировать, потому что сообразительный Неончик просек фишку с сенсором на полу. Но все-таки большую часть времени синькиар проводил у Джиса на плече. Сидел там как филин и бдел, сканируя пространство своими большими глазами.

Стоило нам с соседями зайти в аудиторию, нас почти сразу же повели в академический ангар. Большой ангар, расположенный в отдельной пристройке. Одинаковые космолеты с отличительными знаками академии выстроились в помещении по вертикали, носами к взлетной полосе.

Суть нашего практического занятия состояла в том, чтобы оказывать помощь выпускникам. Они же в течение полета могли задавать нам разнообразные вопросы по пройденному материалу, закрепляя заодно и теорию.

От результатов этой практики зависело, получу ли я завтра стипендию и какую именно, или же нет, потому была максимально настроена на отметку не ниже «отлично».

Не сказать бы, что долго готовилась. Заниматься мне мешал мой угрюмый шантажист, по поручениям которого я бегала денно, а иногда и нощно. Да, глизелианин нисколько не стеснялся позвонить мне посреди ночи, чтобы отправить в круглосуточный магазин то за батарейками, то еще за какими-то вещами. А Карэт ему на что? Деньги мне блондин, конечно, возвращал, но я конкретно заколебалась выскакивать на холодину в куртке, пижамных штанах и тапках.

- Разделитесь на группы по три человека, чтобы в каждой был пилот, инженер и навигатор,

- скомандовал куратор. Хоть наша практика относилась сейчас к планетоведению, отвечал за нее почему-то он. Да и вообще за все наши грядущие практические занятия. - Думаю, за две недели вы уже со всеми познакомились и знаете, кто на какой специальности обучается.

Честно говоря, из всей своей группы хорошо знакома я была только со своими соседями, Гуреном и Карэтом. Кстати, в чем-то Гурен мне все-таки помогал, а именно - клыкастого дружка осаживал при любой попытке того обратить на себя мое внимание.

- Эйлер? - раздался за моей спиной низкий с хрипотцой знакомый голос, и с вымученным выражением лица я обернулась к хозяину своего положения. - Ты же навигатор?

- Предположим, - подозрительно прищурилась я.

- Полетишь с нами, - не ожидая никаких возражений, заявил блондин, уже схватив меня за запястье.

Холодные металлические пальцы неприятно обожгли кожу и вызвали мелкие мурашки по всему телу.

- Э, не-не-не, - тряхнула рукой, а мужчина на это вопросительно вскинул бровь. - Вообще-то, я с друзьями хочу в первый раз полетать.

- Она хочет лететь с нами, чува-а-ак, - пропел Джис, положив руку на мое плечо. - Так что гуляй.

- Пожалуйста, - уже проскулила я, выражая своим лицом всю вселенскую скорбь.

На самом деле мне очень хотелось бы полетать с Гуреном, но меня останавливали три вещи. Первая - хотелось разделить радость первого полета с теми, с кем делила все остальные радости и горести на Кеплере. Вторая - Карэт. Я знала, что при любой удобной возможности этот парень с маньячными наклонностями попытается прижать меня к стенке, ведь, в отличие от пилота, у инженера Карэта было больше свободного времени во время полета. Третье - одно только присутствие Гурена, и я могу провалиться. Распереживаюсь, раскраснеюсь и не сумею правильно и точно ответить на вопросы.

- Тогда после полета... - глизелианин наклонился к самому моему уху, - ...завалю тебя поручениями двадцать четыре на семь.

- Это нечестно, - возмутилась я, но мужчина, как обычно, просто помахал смартом перед моим носом.

- Списывать честно, Эйлер? - задал он риторический вопрос, потом щелкнул меня по носу и отправился к своим землякам.

- Придурок, - буркнул Джис ему вслед.

И бурчал ровно до тех пор, пока нас не привели к выделенному группе космолету.

- О-о-о, крутецки! - оценил проксимианин.

Академические космолеты сильно отличались от пассажирских. Скорее походили на военные, разведывательные. Лично я такие видела только в фильмах.

Обтекаемый черный корпус, загнутые крылья для лучшей маневренности, мощные реактивные двигатели. Причем сам космолет по размерам вместил бы приличное количество экипажа, однако, как нам уже сообщили, в полете будет участвовать команда всего из шести человек: трое первокурсников и трое студентов с третьего курса. Для них это тоже практическое занятие, только по специальности «управление экипажем». У нас эта дисциплина появится только на втором курсе.

Времени налюбоваться нам дали мало. Почти сразу загнали внутрь по трапу, который после нашего подъема втянулся обратно. Дверь медленно поднялась, захлопнулась, а нам троим следовало пройти на капитанский мостик. Остальные должны были ожидать нас там.

- Если кто-то будет приставать, тут же говори мне, - обернулся ко мне Джис, когда мы уже шли по длинному коридору, стуча ботинками по металлическому полу.

- Обязательно, - с улыбкой кивнула я.

- Джис всё всегда порешает, детка, - заиграл галограмер бровями. - Джис все пореша-а-ает.

Не смогла не рассмеяться. А если он решил поднять мне настроение своим корячеством, значит, выгляжу я не особо. Хотя погодите. Разве хоть когда-нибудь я выглядела особо? Не замечала за собой подобных метаморфоз.

Вот двери на капитанский мостик разъехались в сторону, мы прошли дальше, а там...

- О, наши мелкие пришли, - воскликнула девушка, сидевшая у навигаторского пульта.

Я могла видеть ее профиль и длинные прямые волосы цвета спелой сливы. Она скользила пальцами по мониторам и даже не обернулась. Зато обернулся пилот. Который тоже оказался девушкой. Очаровательной голубоглазой блондинкой с упругими локонами. Еще одна студентка вышла на капитанский мостик за нашей спиной. Кончики рыжего каре завиты вверх, в руках - гаечный ключ.

- Вряд ли они будут приставать ко мне, Джис, - прошептала я, дернув соседа за рукав.

- Я уже понял, - рассмеялся он. - Ну здравствуйте, милые дамы, - склонил голову сначала перед навигатором и пилотом, потом обернулся и повторил свой джентльменский жест перед инженером. Но затем удивленно распахнул глаза. - Лола?

- Джис! - осклабилась инженер, уперев руки в боки. - А ты здесь какими судьбами-то? Папаша окончательно заколебал?

- Я тебе потом все могу рассказать, - поспешно бросил он, на мгновение прижав палец к губам.

А мне вдруг стало очень. обидно. С друзьями своими по несчастьям он, значит, секретами не делится, а с этой. хотя, может быть, она ему ближе, чем мы с Эдо. Ближе. чем я? Естественно, она с Проксимы, но. о чем я думаю вообще, а?!

- Раз все мы собрались, то можно отчаливать, - вновь развернулась пилот к пульту.

Через несколько секунд космолет загудел. Включились реактивные двигатели. Я инстинктивно вцепилась в руку Джиса, потому что опыт полета на пассажирском корабле у меня уже был, однако в этот раз бешеная тряска не повторилась. Видать, качество космолетов было на уровне, не то что у земных кораблей. Вот тебе и отечественный космопром.

- Все нормально? - улыбнулся проксимианин, и я кивнула ему в ответ.

- Тогда зарабатывай баллы, а то никакой тебе стипендии.

Он аккуратно убрал мою руку и... ушел. Ушел вместе со своей рыжей Лолой по капитанскому мостику, уже болтая о чём-то и посмеиваясь над чем-то. Двери за ними захлопнулись, а я так и стояла с поджатыми губами, не в силах оторвать взгляд от этих чертовых дверей.

Состояния своего я понять не могла. Должно быть, после всех дней, прожитых с Джисом под одной крышей, я была настолько избалована его вниманием к своей скромной персоне, что и предположить не могла, что такое же внимание он может уделять и какой-то другой девушке. Не мне.

- Оставим голубков наедине, - усмехнулась навигатор. - А вы давайте сюда. Знакомиться будем.

Голубков?..

Меня аж передернуло от мысли о том, чем они там наедине могут заниматься. Лола эта на вид нескромная, да и на Проксиме, как я слышала, нравы проще. Даже проституция узаконена, пользуется большим спросом и вообще. Что-то меня опять не в ту степь занесло. Выкинь эти мысли из головы, Зоя!

- Ума, - протянула мне руку девушка со сливовыми волосами.

- Зоя. - Я неловко пожала ее и села на краешек соседнего кресла.

- Что ж. Сверлить тебе мозги каверзными вопросами я не буду, - сразу обнадежила навигатор. - По тебе и так видно, что ты заучиваешь конспекты от корки до корки.

Да, Джис тоже с первого взгляда определил, что я мышь.

- Так что просто наслаждайся прекрасными видами. Можешь в смотровую пойти, там окно большое, а не монитор. Считай, что вытянула сейчас счастливый билет.

- Но я хочу помочь, - тихо сказала я.

- Еще успеешь. Ой, как много вам еще практических предстоит. На стенку лезть будешь, поверь.

- Хорошо, спасибо.

Напрасно ожидала, что третьекурсница задаст мне хоть какие-то вопросы по пройденному материалу. Должно быть, просто не хотела обременять себя педагогикой. Не отрывая глаз от мониторов, она выстраивала маршрут, задавала определенную скорость на отдельных участках пути, сверялась с записями на столе, а потом снова утыкалась в компьютер.

Похоже, я действительно была ей не нужна.

А вот пилот с Эдо быстро поладили. Вернее, она с ним, а вот он с ней не особо, потому что из него и здесь слова было не выдавить. Блондинка занималась тем, что болтала так, как это могут делать красивые, уверенные в себе женщины. Изо всей силы. Иногда парень все-таки выдавливал из себя скупые угушки и агашки, скорее всего, чтобы не обидеть полным отсутствием внимания. Но Эдо внимательный. Кажется, что он всегда витает в мире собственных мыслей, но после оказывается, что он в курсе всего, что рядом с ним обсуждается. Таких слушателей только поискать.

Судя по виду на большом мониторе вместо лобового стекла, мы уже вылетали за пределы атмосферы Кеплера. Впереди показались осветительные кольца, которые мы тут же успешно пролетели, набрав скорость.

- Говорю же тебе, иди в смотровую, - подтолкнула навигатор меня в плечо. - Здесь же ни хрена не видно.

- Хорошо.

Возможно, я мешала ей своим присутствием. Может, сосредоточиться она не могла, поэтому и гнала куда подальше. Эдо ведь никуда не гнали. Напротив, теперь что -то объясняли, поочередно тыкая в каждый показатель на мониторах.

Тогда я встала.

- Вторая дверь налево, как выйдешь с мостика, - подсказала Ума, не отрывая глаз от экрана.

А я кивнула и потопала восвояси. Такой вот первый серьезный полет. Еще переживала, что завалят. Старалась, училась. Всё равно что идеально выполнил домашнее задание, тянешь на уроке руку к самому потолку, а тебя так ни разу и не спросили, аргументируя: «Я знаю, что ты знаешь, Эйлер». Вот прям назло хотелось не знать.

Как только вышла за двери, до меня тут же донесся звонкий женский смех и такой же веселый смех Джиса. Теперь стало еще грустнее. Такие девушки, наверняка, всем нравятся. Открытые, интересные, с которыми всегда есть, что обсудить. А я не такая. Со мной и поболтать не о чем. О книгах если только. Пожалуй, мы с Эдо стали бы замечательной парой. Два молчуна. Так и молчали бы до скончания своих дней, и при этом не жаловались бы друг на друга. Но Джис совсем другой. Он постоянно пытается разговорить меня, сыплет шутками, чтобы я хотя бы рассмеялась. Проявила хоть какие-то эмоции. Но на эмоции я всегда была скупа. На слова и улыбки тоже. И вообще, о чем я опять думаю?

Свернула в левый коридор, дошла до нужных дверей, и они распахнулись, пропуская меня внутрь.

Я вошла в комнату с огромным панорамным окном и несколькими металлическими скамьями. Задержав дыхание, пересекла смотровую, встала у самого окна и восхищенно выдохнула.

Какой же волшебный вид открывался на исчезавший вдали Кеплер, который сиял перламутровой бусиной на чернильном фоне черной материи. Отсюда можно было увидеть и Санкир, горевший как Солнце, несмотря на заявленную тусклость. Пожалуй, даже неплохо, что от меня решили избавиться таким образом. Вид из смотровой действительно не сравнится с видом из иллюминаторов пассажирского космолета или с мониторов на капитанском мостике.

Села на скамью, сложив руки. Как примерная девочка. Как всегда. Подумала, сняла ботинки, забралась на скамью с ногами. Может, хватит уже болеть синдромом отличницы? Если я хочу быть интересной своим друзьям и... Гурену. Может, хватит строить из себя мышь? Но я всегда была такая. С тех пор, как себя помню. Мама у меня хоть и добрая, но растила в строгости, потому что мужской руки дома не хватало. Хотела хоть как-то восполнить отсутствие моего отца, улетевшего с планеты сразу после моего рождения, но, видать, перестаралась. Теперь я такая, какая есть. Не такая, как Джис, и не такая, как Лола. Особенно Лола.

Поджала губы, глядя в пол.

Тут дверь в смотровую разъехалась и захлопнулась. Я быстро опустила ноги вниз, обернулась и встретилась с милой улыбкой Джиса.

- Чего меня не позвала на красотищу смотреть, мышка? - весело произнес он, плюхнувшись рядом и заглянув в глаза. - Опять строишь из себя луковицу.

- Тебе и так было неплохо, - несколько грубовато, даже неожиданно для себя, ответила я.

- Не стала мешать.

- Мешать? - искренне изумился проксимианин. - Когда ты мне мешала хоть раз? Наоборот, мешай почаще.

Меня его слова не особо успокоили.

- Вы с этой девушкой дружили на Проксиме?

Не хотела я углубляться в эти подробности! Не хотела, но рот будто бы отделился от моего тела и говорил какую-то нелепицу. Да какое мне вообще дело?..

- Дружили? Не, Лола - моя бывшая.

Бывшая. бывшая девушка? Что за тупой вопрос? Не может же она быть бывшей подругой или сестрой. Бывшая. девушка.

Кинула быстрый взгляд на Джиса, а потом снова опустила глаза. Словно дверцу морозильника открыли где-то внутри, так вдруг стало холодно. Не такая уж и бывшая, если смеялись на весь коридор, как идиоты.

- Ты извини, что я тебя так киданул, - неловко взъерошил парень цветастую шевелюру. -Давно не виделись просто. Я и забыл, что она на Кеплер улетела, вот такие дела.

- Такая жизень, - буркнула я, передразнивая соседа, а губы его расплылись в широкой улыбке.

Не ревнуешь ли ты случайно?

И тут я решила сделать самое ужасное из того, что только можно было сделать в подобной ситуации - начала оправдываться. Каша в голове из спутанных мыслей стала прорываться наружу.

- Я? Ревную? Не-е-ет, ты что?..

Взгляд лихорадочно забегал по стыкам плит на полу, а пальцы нервно затеребили подол форменной юбки.

- Какая ж тут ревность? Честно, ничего такого...

Не умеешь врать - не берись. А я даже не понимала, вру я, собственно, или нет. С одной стороны, действительно, неприятное что-то сдавило грудь, но с другой. я же не имею к Джису никакого отношения. Зря я об этом подумала. Еще сильнее сдавило.

- Просто она. - продолжала я в том же духе. - Такая веселая, наверное, интересная.

- Зоя, посмотри на меня.

Замолчала, скосила в сторону парня взгляд, собрала всю волю в кулак, медленно повернула голову.

.и губы Джиса в тот же момент коснулись моих.

Я широко раскрыла глаза, замерла, но. не отстранилась. Наоборот, чуть приоткрыла рот, чтобы позволить парню углубить поцелуй. А потом прикрыла глаза и расслабилась. И только близкое присутствие Джиса, и легкое гудение космолета создавали неповторимую атмосферу.

Оторвавшись от губ, проксимианин внимательно заглянул в мое пылавшее лицо.

- Прошлое в прошлом. А женятся на таких женщинах, как ты.

После этих слов парень привлек меня к себе. Я ощущала стук его сердца, тепло его тела, легкий запах сладкой ваты, который способен был перебить даже запах масла и топлива, которым уже была пропитана его форма.

Улыбнулась.

А ведь Джису я была обязана очень многим. Его поддержка, забота, неиссякаемый оптимизм и чувство юмора помогли освоиться на Кеплере и в академии так скоро.

Но он. он совсем не такой, каким я представляла себе своего мужчину.

Перед глазами всплыл образ нахмурившегося Гурена, скрестившего руки на груди, с остекленевшим взглядом. Но я сразу выкинула наваждение из головы.

Проксимианин хоть и был довольно высок, с поджарым телом и. всё такое, но. да-да, девочки любят плохих мальчиков, и я тоже. А Джис совсем не походил на плохого мальчика. Скорее на самого хорошего, что уменьшало его шансы навсегда поселиться в моем сердце в разы.

Двери в смотровую в очередной раз разъехались в стороны.

- Эй, Джис! Прохлаждаться-то долго будешь? Давай, за работу!

Я уже отстранилась от разноцветного и, обернувшись, могла увидеть силуэт девушки -техника на пороге комнаты, уперевшей руки в бока.

- Ну, я побежал, - поднялся галограмер. - Не забивай голову ерундой, Зоя. - Нагнулся, чмокнул меня в макушку и отправился... браться за работу.

-Ты мне там такой херни накрутил, что я до конца полета буду это исправлять, -проворчала Лола, а потом двери за ними обоими захлопнулись с громким «ши-и-и», и я снова осталась одна. На этот раз обуреваемая совершенно другими чувствами.

Одна я сидела еще долго. Ума была права. Вряд ли на первом курсе практика на корабле сильно отличается от практики в навигационном колледже, пусть и уклон там был на теорию.

Эдо от блондинки, судя по всему, так и не смог улизнуть. Если ей нравится, когда ее внимательно слушают и ни разу не перебивают, то она точно нашла самого замечательного слушателя.

Чтобы определить, какой у нас маршрут, одного только вида из окна явно было недостаточно, даже из панорамного. Улететь слишком далеко от Кеплера мы не должны. Занятие ограничено всего тремя часами, зато после приземления можно было сразу подавать зачетки и отправляться в общежитие. Больше никаких занятий сегодня не будет, чтобы ученики пришли в себя. Космический полет - большой стресс для любого организма.

Через некоторое время студентка-навигатор сама ко мне пришла. Вернее, за мной.

- Ну что, Зоя, не хочешь блеснуть своим остроумием? - осведомилась она так, словно бросала мне вызов. Шутливый вызов. Но я приняла его.

Остроумием и вправду блеснула. На все вопросы Умы ответила, поскольку часть из этого проходила в колледже, да за две недели обучения в академии еще и закрепила.

- Отлично, практику сдала, - хлопнула меня студентка по плечу. - И я сдала. Какие мы все умницы.

Умницы. Все эти девушки, излучавшие животворящую энергию одним своим видом. Лола, Ума, Талья. Одна я в этом малиннике как сорняк, который необходимо вырвать. Желательно с корнем, чтобы точно никаких проблем больше не возникло.

Даже Эдо повеселел вроде. А нет, показалось.

Каптейнианин вообще в последнее время вел себя еще тише, чем обычно. С тех пор, как подписал договор и начал выступать в баре. Я-то думала, что Эдо наоборот сумеет побороть свою стеснительность, станет более открытым человеком, говорить будет почаще и побольше, но увы.

Может, на мои вопросы способен ответить тот самый ошейник на его шее, который он постоянно скрывает от чужих глаз за горловиной. Даже пижама, и та шею закрывала. Ни с какой стороны к фиговине было не подобраться.

На мониторах мелькнули световые кольца Кеплера. Значит, скоро мы вернемся в академию, а завтра... стипендия. Долгожданная. Затовариться шоколадом для Эдо, «Неоновой коровой» для Джиса.

Почувствовала, как щеки запылали при одном только мысленном упоминании разноцветного соседа. Что ж делать-то теперь, а? В одной комнате-то с ним как жить после такого?

Нет, все это несерьезно было. Просто захотел меня утешить. В шутку. Он же проксимианин, и подобные вещи у них на планете в порядке вещей. Я их любовные романы читала в промежутках между штудированием конспектов в колледже. Завтра все вернется на круги своя.

Глава 11.Тёмное прошлое самого хорошего парня


Сколько бы я ни надеялась, на круги своя ничего не вернулось. В основном благодаря мне. Прошла уже неделя с тех пор, как мы вернулись с того самого практического занятия, но я никак не могла выкинуть из головы отдельный эпизод этого полета. Вроде бы успокаивалась ненадолго, но потом Джис снова попадался мне на глаза, и я не знала, куда отвести взгляд.

А в конце недели, после последнего занятия, ко мне подошел Карэт. Подошел не с лукавой улыбкой, как обычно, но лицо его светилось мрачным торжеством. Буквально излучало негативную энергию, от которой лучше держаться подальше, пока не высосало все жизненные соки.

- Знаешь, кто такой Джисамин Лексган? - с ходу пошел глизелианин в наступление.

- Джис? - осторожно уточнила я, прижав планшет к груди. Как будто смогла бы прикрыться им в случае острой необходимости самообороны.

- Удали меня из черного списка, и скину тебе кое-что интересное, Зоя. Не знаю, разочаруешься ты или нет, но удивишься наверняка.

Он чпокнул пальцем о щеку, усмехнулся и вышел из аудитории, а я села на ближайший стул и закусила губу.

Стоит ли его слушать? По нему же видно, что только пакостить горазд. Тем не менее. если он на самом деле узнал что-то о жизни Джиса на Проксиме, то вряд ли я сумею сдержать свое любопытство надолго.

Подумаю об этом в общежитии.

Встала. Села.

Какая разница, в общежитии или сейчас? Соседи все равно на работе. Могу особо не торопиться. Все глупые и поручения Гурена я на сегодня выполнила, поэтому.

Зашла в Галограм, удалила Карэта из черного списка.

іоуа_еуІег: Что ты хотел показать?

Ответ от глизелианина пришел незамедлительно.

кагеі_нигта: ты знаешь где твой парень работал на проксиме?

На этом моменте мне стало совсем уж страшно. Страшно, волнительно и любопытно одновременно. До такой степени, что во рту пересохло. Какие только варианты в голову не лезли. Киллер, шпион, наркоторговец. Но Джис ведь не может. Он же хороший. Трудно в такое поверить, глядя в его большие честные глаза и втягивая ноздрями аромат сладкой ваты, источаемый его одеждой.

В следующем сообщении от клыкастого пришло только видео, а на превью этого видео -большая красная неоновая надпись «Полуночные дьяволы».

Многообещающе. Вот только... стоит ли?

На всякий случай посмотрела по сторонам. Я осталась одна в аудитории, а потому ничего не мешало мне. приоткрыть завесу тайны. Скинуть, так сказать, покровы с прошлого того человека, который стал мне невероятно близким за столь короткое время. И не должен был предать мое доверие, никоим образом.

С этими мыслями я нажала на воспроизведение.

Заиграла напряженная музыка с сильным битом. Картинка, изначально затемненная, медленно проявилась. Сцена с красной шторой на заднем фоне. И не просто сцена, а. с шестом. Спиной в камеру стоял высокий шатен в кожаной одежде. Куртка, обтягивающие штаны, высокие шнурованные ботинки.

Да Карэт же ошибся. Никакой это не Джис. У Джиса волосы цветные же. И вообще он в подобное никогда бы не оделся. и в заведение бы такое не пошел. Для веселого пинк -дэнса обстановочка была не особо располагающая.

А после музыкального вступления парень резко обернулся в камеру и брови мои так же резко взмыли вверх.

Ошибиться невозможно. Мой веселый сосед смотрел на меня с экрана смарта, но совсем в ином амплуа. Взгляд подернут поволокой, губы приоткрыты. Вот он прикусывает губу, и у меня внутри аж все переворачивается. Разворачивается к камере полностью и делает сногсшибательную волну всем телом. Такую, что аж штаны кожаные трещат.

Как только тяжелый мужской голос на заднем плане начал припев, парень подошел к шесту и... тут-то и началось основное представление. Какие только кренделя Джис на нем не выделывал. Вверх, вниз, по кругу, на руках. Зацепившись за шест скрещенными ногами, свесил корпус, медленно стянул с себя куртку и, кинув лукавый взгляд в камеру, отбросил предмет одежды в сторону.

- Вот ты какой, Джисамин Лексган... - прошептала я, но палец не поворачивался выключить.

Когда парень спустился с шеста, немного поиграл черной майкой в руках. То поднимет, то опустит. поднимет, опустит, показывая кубики идеального пресса. Пытка прекратилась, когда он стянул ее через голову и кинул в противоположную от куртки сторону. Неспешно расстегнул ремень, не отрывая при этом томного взгляда от камеры.

Признаться честно, меня от этого взгляда натурально бросало в дрожь. Как любую благовоспитанную девочку, откопавшую обнаженные фотки любимого актера, слитые в сеть.

Проксимианин наконец снял кожаный ремень, а затем сложил его напополам и щелкнул им. Громко, с чувством. Так, что я тоже разом щелкнула во всех местах. Не, просто так подскочила на стуле, что у меня все захрустело от резкого движения.

Ремень парень тоже оставил в покое - бросил на пол перед собой. Вновь взялся сильными руками за шест.

Это же искусство! Самое настоящее. Как красиво, одновременно плавно и страстно он на нем танцует.

Штаны, видимо, оказались не вполне полноценными, специальными. Потому что Джис содрал их с себя одним движением руки, оставшись в.

Только на этом моменте я, скрепя сердце, выключила видео и невидящим взглядом уставилась в стену перед собой.

Так значит, Джис скрывал от нас именно это? Я-то думала, что он может быть как-то связан со взломом систем безопасности, а он просто. был стриптизером? Нет, разумеется, тоже ситуация непростая. Возможно, он и сбежал с Проксимы из-за того, что ему больше не хотелось этим заниматься. Пазл начинал складываться.

А в глаза-то я ему как теперь буду смотреть? Если после произошедшего в космолете взгляд постоянно опускаю, стоит ему со мной заговорить, то сейчас конкретно избегать буду?

Нет, Джис этого не хотел бы. Он потому и шифровался, как мог, чтобы его тайна не стала камнем преткновения между нами. Нужно просто поговорить с ним на чистоту и сказать все, что я думаю о его прошлом. Заодно и на некоторые свои вопросы ответить.

Решено. Поговорю. Этим же вечером.

Но одно дело - принять смелое решение, другое дело - реализовать его. Даже сидя рядом с разноцветным соседом на кухне и попивая чай со сладостями, только односложные фразы кидала. Парень как раз делился своими достижениями в «Крошке-планктошке». Работник месяца, фотография на доске почета. Даже рекламную компанию собираются по всему

Кеплеру запустить с его участием. И хотя я была за друга бесконечно рада, слушала его без особого энтузиазма. Рано или поздно он должен был прочитать мое состояние. Джис был тем еще эмпатом.

- Что-то случилось? - прервался он, чтобы участливо задать вопрос. - Тебя кто-то обидел?

- Нет-нет, - замахала я руками, подняла глаза, но вместо нахмурившегося Джиса Тейли увидела обольстительного Джисамина Лексгана и тут же перевела взгляд на чашку перед собой.

Ну почему же я такая нерешительная? Вот Карэту решительности точно не занимать. Откопал же где-то это видео, еще и мне скинул, совершенно не заботясь о моих чувствах. Да и куда ему заботиться? По нему не скажешь, что котенка с улицы подберет. Скорее хвост ему отдавит и получит от этого моральное удовлетворение.

- По Эдо скучаешь? - предположил проксимианин, растянув губы в улыбке. - Так он скоро придет. Да, что-то мы совсем мало времени стали проводить все вместе.

Ноги мои отбивали нервный ритм под столом. Сердце медленно скатывалось в пятки, а в животе появилась неприятная пустота. Сказать? Не сказать? Хоть на ромашке гадай, честное слово...

- Завтра выходной. Может, сходим куда? - продолжил разговор Джис со мной, сидевшей как мраморное изваяние. - На этот раз точно не в караоке, потому что, готов поспорить, соседушке нашему и так уже микрофон опротивел под самый небалуй. Куда-нибудь, где тоже будет крутецки. Я тут в Галограме фотки у одного чувака глянул. Он на прошлые выходные в парк развлечений ходил и там.

- Джис, мне совсем неважно, что ты стриптизер! - резко выкрикнула я, вскочив со стула и вперив в парня взгляд.

Несколько секунд тягучей тишины, только нагнетавшей атмосферу, и чашка из рук проксимианина полетела на пол, разбившись на мелкие осколки.

Ой, дура-а-а. Зачем же так внезапно? Нужно было плавно подвести или вообще ничего не говорить.

Я видела, как уголки губ Джиса медленно поползли вниз, а взгляд стал настолько непроницаемым, что сложно было догадаться, о чем же он сейчас думает. Но явно не о чем-то хорошем.

Его нижняя губа дрогнула.

- Кто сказал?

Вот теперь он больше походил на свой прошлый образ, чем на самого себя. Или это и есть он, настоящий Джис? А вовсе не тот, который красится разноцветной краской, пахнет сладкой ватой и клеит на рюкзак нашивки в виде единорогов и пончиков?

- Кто сказал?! - встал он со стула и навис над столом, угрожающе посверкивая глазами.

Такой диссонанс сначала заставил слезы брызнуть из глаз, а буквально через пару мгновений разреветься. С характерными завываниями в стиле «а-а-а», «у-а-а» и «ы-ы-а».

Цокнув языком, парень быстро обошел стол, встал напротив меня и прижал мою голову к себе. Неловко начал поглаживать волосы.

- Ты-то чего ревешь, бестолочь? Ну извини. Извини. Зоя, ну перестань. Я же не хотел. Я не на тебя кричал. Да что ж ты...

- Мне и так было сложно-о-о, - мямлила я сквозь рыдания. - Сложно сказа-а-ать.

- Я понимаю, понимаю.

Парень присел передо мной на корточки, взял мои руки в свои и заглянул мне в глаза. Улыбнулся.

- Все тебе расскажу, когда перестанешь плакать.

Всхлипнула несколько раз, глубоко вздохнула и кивнула. Лицо Джиса перед глазами расплывалось, но слушать мне это не мешало.

- Успокоилась? - тихо спросил сосед.

Кивнула.

- Мой отец - владелец сети стриптиз-клубов «Полуночные дьяволы» в столице Проксимы. В Вальетте. И мне тоже приходилось там работать, как только исполнилось шестнадцать. Если ты в курсе, совершеннолетие у нас наступает в этом возрасте.

- Знаю, - всхлипнув, ответила я.

- Я быстро обрел популярность. Намного быстрее, чем мой старший брат. Но у меня не было никакого желания обнажаться перед толпой шальных императриц, - парень глубоко вздохнул. - Танцевать я люблю. Танцы - это моя страсть. Но танцы совсем другого. характера, понимаешь? Те, в которых по-настоящему ценится твое умение, а не оценка внешних данных. Поэтому, как только скопил приличную сумму, ушел оттуда, открыл свои студии и зажил припеваючи. Сначала. Но потом отец снова начал меня терроризировать. Пока я не психанул и не улетел с планеты ко всем чертям. А дальше ты уже знаешь. Он заблокировал мою карту, чтобы оставить без средств к существованию. Однако он меня плохо знает. Я и здесь сумел выкрутиться.

- А что ты будешь делать дальше? - скорбно сдвинув брови, спросила я.

- Через год «Полуночные дьяволы» перейдут к брату. Отец уйдет на пенсию, а работать на пенсии и даже бизнесом заниматься у нас запрещено. Тогда я вернусь. Аккурат через три кеплерских года.

Джис замолчал, все так же сидя на корточках и глядя в мои глаза.

Я не знала, каких именно слов он ждал от меня. Никогда не умела общаться с людьми. И себя не могла понять тоже. Но все, что я думала об этой ситуации, высказала еще в самом начале. До того, как проксимианин пустился в объяснения.

И тут в голове моей всплыл вопрос, который я уже задавала себе прежде, но сейчас могла наконец получить ответ.

- Какой из Джисов настоящий?

- Что? - моргнул парень.

- Тейли или Лексган? Кто из них настоящий ты?

- Сложно сказать. Мы скорее... симбиоз, - усмехнулся. - Ты заметила, что я часто дурачусь? Просто потому, что могу себе это позволить. Если будет нужно, любую ситуацию восприму на полном серьезе.

- Прямо уж любую? - раздался откуда-то слева низкий бархатистый голос.

- Эдо?! - встрепенулся Джис и быстро поднялся, выпустив мои руки. - Ты там с каких пор подслушиваешь?

- С момента про шальных императриц. И не подслушивал, а слушал.

- Ах ты. говнюк!

Коварный заход сбоку, и проксимианин запрыгнул Эдо на спину, вцепившись в его плечи.

- Слыш, ты чё творишь? - взбрыкнул тот, потащив хохотавшего Джиса к дивану.

- Подслушивают только вонючие глизелиане! Я тебя раскусил, соседушка!

- Я тебя сейчас ударю!

- О нет, рукоприкладство в семье!

Оба они повалились на диван.

Шутливая борьба вскоре пробрала до смеха и каптейнианина, и меня. Стоило сбросить с плеч груз драматизма.

Не буду сообщать Джису об источнике информации. Конечно, Карэт - человек скользкий, но ведь я сама заинтересовалась тем, что он расскажет. И к тому же боялась, что словами их разборки не ограничатся. Но история эта закончилась лучше, чем предполагалось.

Звонок в дверь отвлек меня от раздумий, а мальчишек - от возни. Во избежание происшествий дверь поспешила разблокировать я.

Разблокировала и тут же уткнулась в грудь Гурена. Подняла взгляд на его невозмутимое лицо.

Да, проблема в том, что еще не все истории дошли до своего логического конца. И уж тем более нет надежды, что все они закончатся хорошо. Все хорошо не бывает, если ориентироваться на законы вероятности.

- Одевайся и выходи, - бросил глизеалианин.

Железные створки дверей съехались между нами вновь, и выбора у меня не оказалось опять.

Не слушая бормотню Джиса о том, что скоро он сам пойдет сдаст меня ректору, нацепила куртку, обулась, взяла рюкзак и вышла из комнаты.

- Пойдем.

Засеменила за мужчиной по коридору к лифту. Как обычно, Гурен не особо вдавался в объяснения, если на «задание» мы шли вдвоем. Когда выполняла поручения в одиночку, список требований тянулся до самого пола.

Едва успела проскользнуть в лифт, потому что глизелианин нажал на кнопку, как только вошел.

- Опять я не те батарейки купила? - вслух предположила я. - Или не то комбо в «Крошке-планктошке»? А может?..

- Рот.

- Что?

- Закрой, - повысил голос блондин, и я свернула губы в трубочку.

А сегодня Гурен особенно груб. Обычно скажет что -то с едкой усмешкой, чтобы опустить морально до самого плинтуса, но сейчас даже не заморачивался. Видать, кто -то знатно подпортил ему настроение? Карэт? Я и не видела, с кем бы Гурен общался настолько же близко, как с ним.

Странные у них вообще были отношения. Как у братьев, старшего и младшего, но при этом родственниками они друг другу не приходились. Это я у зубастого узнала на досуге. Более того - Карэт оказался еще и сыном ректора. Не только цвет шевелюры у них был одинаковый.

А дальше мое личное расследование зашло в тупик.

Зато в Галограме, помимо Карэта, в подписках у Гурэна была еще и я. Хотя... сомнительное достижение при моем-то положении. Это для того, чтобы проще было со мной связаться и отправить по очередному поручению.

Мы вышли на улицу, и, как только дверь за нами захлопнулась, мужчина схватил меня за руку. Больно. Потащил за собой. За пределы территории общежития, кампуса, по тротуару и через дорогу. Вот мы уже на соседней улице, в темном грязном переулке.

Явно не за батарейками пошли.

Внезапно, схватив меня за воротник, глизелианин прижал меня к стене и навис надо мной статуей титана, метающей молнии глазами.

- Г овори, - потребовал мужчина.

- Что? - вопросительно уставилась я на него, потом отвела взгляд, но блондин притянул мое лицо к себе за подбородок.

- Не делай вид, что не знаешь, о чем я.

- Я не знаю, о чем ты!

В следующее мгновение лицо Гурена исказилось настолько страшной гневной гримасой, что у меня аж ноги подкосились.

- Хватит! Мне! Врать! - проорал он.

Впервые я видела его в таком состоянии. Будто каждая клеточка тела глизелианина горела от эмоций и больно жгла. Если бы склеры его глаз не были черными, то уже налились бы красным.

- Карэт скинул тебе что-то, - чуть тише, но не меняя гримасы, сказал мужчина. - Что-то из сетевых архивов. С помощью глизелианской сетевой службы. Что именно?

Кажется, проблемы действительно у Карэта, но при чем же здесь я? Я даже не знала, откуда он то видео раздобыл...

- Компромат? - продолжал трясти меня Гурен за воротник. - Дай сюда смарт. Где он? Отдавай. Живо!

Он принялся бесцеремонно шарить по всему моему телу в поисках карманов и гаджета в них. И в поисках скрытых карманов. А вот там карманов вообще ни у кого никогда в помине не было!

Когда все его попытки отыскать смарт в одежде оказались тщетны, он развернул меня к стене лицом, заломил мои руки одной рукой, а другой взялся за досмотр рюкзака.

Вот тут-то я и не выдержала. Смарт был там, и компромат там тоже был, вот только на Джиса, а Джиса я в обиду никому не дам! Ни-ко-му!

- Помогите-е-е! - что есть мочи заверещала я. - Насилую-ю-ют!

- Прекрати орать!

- Насилуют и грабят! У меня пятеро детей! Я сирота! Пожар! Пожа-а-а!..

Чтобы закрыть мне рот, мужчине пришлось оставить в покое мой рюкзак. Небольшая передышка, чтобы сообразить, что делать дальше. Вроде как отличница, значит - умная, на деле - тупая, как пробка. Тем более в критической ситуации.

Отчаянные времена требуют отчаянных мер!

Резко отклонила голову назад, чтобы ударить Гурена затылком, но в итоге угодила в его подбородок. Аж искры из глаз посыпались от боли. А ему хоть бы хны. Вояка чертов. Поди подбородок тренировал так же, как и все остальное тело.

Пока я была оглушена, мужчина все-таки изловчился выудить смарт из кармана моего рюкзака. Я поняла это по звуку разблокировки.

Что мы там про отчаянные меры говорили? Пора бы уже отчаяться со всей силы!

И я принялась выворачиваться, биться, как в агонии. Мычать, кусать его руку, задирать ноги. Со стороны я могла напоминать обезьянку на последней стадии бешенства.

Отчаяние мое в итоге достигло апогея, а затем пошел откат. Расслабилась от усталости. Все тело уже ныло от бесполезных попыток вырваться. Да и на что я рассчитывала с таким соперником? Поэтому просто заплакала.

Надо было послушать Джиса. Никуда не ходить. Но кто знал, что этот киборг недоделанный полезет в мой смарт? Удалить нужно было историю переписки. Зачем же я ее оставила? Чтобы периодически поглядывать, как там поживает Джисамин Лексган на одном единственном трехминутном рекламном ролике самого себя?

- Так ты ради этого здесь душу готова была продать? - искренне удивился Гурен. - Я-то думал... там что-то посерьезнее.

Он разжал мне рот, и только сейчас я могла высказаться.

- Куда уж серьезнее?! - вскрикнула, обернувшись и уставившись в его растерянное лицо снизу вверх. - Это мой друг! И его секреты!

- Я не смотрел видео, только читал.

Выхватив гаджет из его рук, всхлипнула, толкнула глизелианина в грудь и кинулась прочь из переулка.

- Я ненавижу тебя, Гурен! - орала я ему, не оборачиваясь. - Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!

Не помню, когда еще я срывалась на подобную истерику. Да и причин не было. А сейчас душа моя клокотала. Словно раскаленная лава поднималась из ее глубин и выплескивалась наружу, заставляя тело закипать от гнева.

Чувства мои к спасителю с космодрома словно в одночасье высосали. Переживания за постыдный секрет Джиса разрезали ту тонкую ниточку любви с первого взгляда. Самой неблагодарной любви в мире! Когда создаешь в голове идеальный образ, а этот идеальный образ оказывается в итоге совсем не таким. Вернее, сам человек, которого ты превознес в своих розовых мечтах.

Вернувшись в комнату, первым делом разулась и бросилась в ванну. Которая уже была занята намывавшимся Эдо, однако вновь размагнитившийся замок об этом не предупредили.

- Да почините вы уже чертову дверь до конца! - смачно плюнула ядом и скользнула под одеяло, а потом и головой под подушку.

Вот самый существенный минус общей комнаты: негде уединиться. И реви тут при двух слушателях. Пусть тебе будет стыдно. Стыдно за то, что тебя знают совсем не такой, и на эмоциях ты превращаешься хрен знает во что, без бантика сбоку.

Я ожидала, что Джис сразу подлетит ко мне с расспросами, причитаниями и угрозами в адрес Гурена. Я отправила бы проксимианина куда подальше со своей заботой в придачу, но он так и не подошел.

А когда сил и слез на истерику уже не хватало, я вынырнула из-под одеяла и подушки сама.

На тумбочке стояла чашка чая, уже остывшая. Чай покрылся пленкой. И записка на отрывном розовом стикере гласила: «Ушли за вкусняшками. Джис и Эдо».

Вздохнула, улыбнулась.

Чем же я заслужила таких замечательных соседушек? Великое равновесие: нет больше возлюбленного - получи лучших друзей. Пожалуй, я готова была пожертвовать первым ради вторых.

В подробности произошедшего они в тот день так углубляться и не стали. Оставили мне возможность рассказать все самой. А о чем мне было рассказывать? Как кровью и потом отстаивала честь Джиса? Проксимианин за это вряд ли погладил бы меня по головке. Потому решила просто промолчать.

На следующий день тема эта снова не поднялась, и на следующий.

Изменилось в моей жизни лишь то, что поручения Гурена теперь окончательно превратились для меня в каторгу. Я была на побегушках не у того, на отношения с которым уповала, а у того, смотреть на которого без омерзения не могла.

Глава 12. Уходя, гасите всех


Минула уже неделя с тех пор, как мои чувства к глизелианину сошли на нет, а чувства к Джису, напротив, приумножились. По возможности мы старались заглядывать в бар к Эдо. В часы его выступлений места за столиками обычно были заняты, но для нас с проксимианином всегда держали парочку. Брюнет настоял.

Карэт снова стал заваливать меня тоннами сообщений домогательного характера, а потому пришлось клыкастого вновь добавить в черный список. Общался бы нормально, а так... ничему жизнь человека не учит.

Что касается Гурена, то он будто бы стал. менее требователен ко мне? Количество поручений сократилось вдвое, причем некоторые я могла выполнять по своему усмотрению. У меня появилось больше свободного времени, а едкие подколы из уст мужчины стали совсем уж редкими.

Сегодня вечером Эдо пришел с работы раньше, почти в одно время с Джисом, и мы с галограмером решили ненадолго уединиться на крыше общежития. Хоть на чуть-чуть. Целуясь и хихикая, как школьники, мы теперь находились на грани между дружбой и чем-то большим, но никто из нас эту грань переступить не пытался. Нам просто было хорошо вместе. Зачем что-то менять?

Парень зарывался пальцами в мои волосы. Прижимал меня к себе аккуратно, бережно, а не к стенке со всей дури, как повадились глизелиане. Что первый, что второй. Менталитет у них такой, что ли, завоевательный?

Хотя методы, конечно, действенные в среде хороших девочек. Возможно, я тоже повелась бы на заигрывания такого рода, если бы при этом обходилось без угроз и без выведывания информации личного характера.

Пожалуй, если мужчины, по словам Джиса, женятся на таких женщинах, как я, то женщины выходят за таких мужчин, как он. Через десятки лет брака страсть между партнерами все равно угасает, а вот забота и взаимоуважение ценятся всегда.

Когда внезапно раздались чьи-то громкие шаги по ступеням, ведущим с последнего этажа на крышу, мы с разноцветным соседом юркнули за большой конденсатор и затаились там, ожидая появления Эдо, не отыскавшего нас в комнате и отправившегося на поиски.

Однако вышел на крышу не каптейнианин, а глизелианин - Гурен со смартом в одной руке, а на другой сжимая и разжимая пальцы.

- Да, да, - вякал он в трубку. Подошел к самому заграждению, схватился за него. Металл скользнул по металлу с характерным скрежетом. - Еще пока нет. Подступиться не могу. А что я сделаю? Разве есть другие варианты? Вот и всё. Я жду подходящего момента, и вы тоже имейте терпение. А то они всех нас поимеют. Да. До связи.

Еще немного мужчина постоял у края, шумно вдыхая и выдыхая холодный воздух, и только успокоившись, покинул крышу. Берцы его застучали по ступеням, и, когда звуки стихли, Джис выпрямился, протянув мне руку.

- Теперь точно веришь, что он замешан во всей этой ерунде со взломом систем? - вскинув бровь, спросил он.

- А я и раньше верила, - ответила я, поднявшись.

- Мне нужен его смарт.

- Что?

- Смарт его нужен, - повторил парень. - История звонков. Я бы своим людям с Проксимы номера кинул, они пробили бы и все. Информацию обо мне в сети стерли, значит, и это могут сделать.

- А ты не думаешь, что Гурен, будь он террористом, умеет подчищать следы?

- Да-а-а, незадача... - почесал галограмер затылок. - Но попробовать все равно стоит.

- Мне?

- Сам что-нибудь придумаю. Не женское это дело.

Самоотверженность Джиса все сильнее пугала меня. И ладно, если бы он действительно был стражником закона, гринписовцем, ну или отчаянным журналистом, блогером-разоблачителем на худой конец. Но я упорно не понимала, зачем он лезет в самое пекло, если это совсем не его дело.

- Ты агентство частного сыска на Проксиме открывать собрался? - не выдержала я.

Ведь чем дальше парень забирался в дебри, тем больше времени проходило. А чем больше проходило времени, тем ближе мне становился Джис. Я волновалась. Наверное, волновалась настолько сильно за кого -то впервые. За Эдо не переживала. Он не стремился совать нос не в свои дела. Единственное - проксимианин постоянно стремился прихватить соседа с собой. Видимо, чтобы не скучно было.

- Про агентство не знаю, но и к кому обратиться, не знаю тоже. Ректор наш - и тот глизелианин. Я окружен, но не сломлен!

Вздохнула. Скрепя сердце, постаралась войти в его положение и на следующий день с особой внимательностью наблюдала за всеми действиями Гурена со смартом.

Мужчина редко выпускал устройство из рук. А когда выпускал, то убирал в карман брюк, в правый. Просто взять и вынуть смарт из его кармана возможность так и не представилась. Отвлечь Гурена до такой степени казалось нереальным. Поэтому решила немного схитрить. Его доверие ко мне после сцены в переулке отчего-то возросло, а значит, во имя благого дела я могла воспользоваться этим преимуществом. Нет, я не хотела впутываться во всякие делишки террористов, но Джис ведь не успокоится. Я готова была скупить всю сладкую вату в астральном парке развлечений, если бы в обмен на это сосед оставил свои шпионские штучки. Жаль, что обмен такой не представлялся возможным.

гоуаеуїет: Можешь, пожалуйста, остаться после занятий? Мне нужно кое о чем тебя попросить.

Последнее занятие как раз было общим, а о чем я собиралась его попросить, пока что и для меня самой оставалось загадкой. Придется импровизировать. Пока в голову ничего не приходило.

guren_skyner: Хорошо.

Теперь стало еще страшнее. Главное - не лажануть.

Когда все студенты покинули аудиторию, мы с Гуреном остались наедине. Джиса и Эдо отправила восвояси. К тому же, им все равно нужно было идти на работу. Задерживаться, чтобы подождать копавшуюся меня, они не стали бы.

Глизелианин откинулся на стуле, закинул ноги на парту и копался в смарте. В том самом, который мне нужно было заполучить. Любой ценой. Ну, может, не любой, но моему беспокойному сыщику он был необходим.

Блондин соизволил оторвать глаза от экрана и поднять их на меня только тогда, когда я подошла.

Долгий зрительный контакт.

- У меня... зарядка села. Можно мне позвонить с твоего?

Вот это импровизация, Зоя! И совсем-совсем не банально, браво. Пусть первый, кто придумает что-то получше в условиях стресса, кинет в меня камень.

- Я его никому не даю, - ответили мне. - Кого набрать и что сказать?

Западня. Джис сказал, что ему нужна инфо-карта из-под корпуса устройства, чтобы перекинуть с нее данные о совершенных звонках. Но достать эту карту силой мысли я не смогу. Придется изгаляться дальше.

- А это личный звонок, - наседала я.

Еще один долгий зрительный контакт.

А потом решила воспользоваться одним из самых подлых приемов под названием «Я ведь женщина!»

- Гурен, ну пожа-а-алуйста... - скорчила грустную гримасу, захлопала ресницами и вытянула губы трубочкой.

Нет, такой мужчина на женские штучки не купится. Вояка до мозга костей, выдрессированный, для которого существуют только дела и те, кто этим делам может помешать. Ну и он сам. Важный, серьезный, высокомерный.

Или это к лучшему? Скажу Джису, что план его привести в исполнение никоим образом нельзя. Есть надежда, малюсенькая, что непоседа откажется от своих.

- Что ж, бери.

С удивлением уставилась на руку Гурена, протягивавшую мне смарт. Вот так просто? А создавалось впечатление, что из металла блондин состоит целиком. И сердце у него в груди не стучит, а тикает, как часы.

- Спасибо, - натянуто улыбнулась я, беря в руки гаджет.

Итак, снова соврала. Или схитрила? Есть ли разница? Есть, потому что во втором случае совесть не так сильно замучит. «Поступай в «Астрал». Прекрасная учебная программа, идеальная дисциплина, новейшее оборудование», - твердили при выпуске преподаватели колледжа. На деле же ко всему этому добавились скандалы, интриги и расследования. Может, только мне с гиперактивным соседом «повезло»?

Опустив взгляд, направилась к дверям, делая вид, что набираю номер, но на самом деле нервно тыкая по случайным цифрам на сенсорном экране.

Как только вышла из аудитории, стала удаляться от нее сначала спокойным шагом, потом быстрым, а затем сорвалась на бег. Галопируя антилопой, залетела в лифт и выдохнуть смогла только тогда, когда его дверцы захлопнулись.

Больше Гурен мне ничего не доверит. А что, если еще и запись покажет, которую так грозился?..

Стоп. Секундочку. У меня его смарт с той самой записью. Значит, я могу ее удалить, верно?

- Черт...

Не все же на блюдечке с золотой каемочкой подаваться будет. Не сказала бы, что счастливица по жизни.

Тем не менее, мысли о лишении стипендии ушли у меня на второй план. Вернее, аж на четвертый. На первом и втором - благополучие Джиса и Эдо, на третьем - поддержание стабильных отношений с Гуреном. Хоть и сказала, что ненавижу. Хоть и думаю, чтоб на глаза не попадался, а все-таки. все-таки что-то да тянет. Взгляд, жесты, мимика. А может, ну его, смарт этот?

Нажала на кнопку экстренной остановки.

И чего я вообще сунулась? Мало ли, что Джису в голову взбредет? Ну пробьет он карту, посмотрит на историю звонков, а дальше-то что? В полицию единого галактического совета идти? Мол, террориста здесь на Кеплере поймали, на горяченьком, пришлите подкрепление. Кто мы? Студенты местной академии. Что значит «Больше не шутите, а то начнем выписывать штрафы за ложные вызовы»?

Так я мысленно и металась между двумя решениями: вернуться и отдать смарт, оградив себя от лишних проблем, или же бежать к Джису и привести его план по разоблачению в исполнение.

Пока думала, у лифта, видимо, закончилось терпение, потому что вниз он поехал сам. Дверцы раскрылись на первом этаже, любезно предлагая мне пройти на выход.

Значит, судьба. Идем в «Крошку-планктошку».

Но только я сделала шаг за двери лифта, как помещение утонуло в алом полумраке. Это стыки плит опять сменили свой цвет. Как в тот раз, в столовой.

- Внимание! Попытка взлома систем безопасности «Астрала»! Все входы и выходы будут временно заблокированы! Оставайтесь на своих местах и не поддавайтесь панике!

Двери лифта за мной с грохотом захлопнулись, щелкнул замок на входной.

Издеваетесь? И что теперь? Перспектива быть запертой со взломщиком в четырех стенах меня как-то не прельщает. Отсидеться? Где? В гардеробе? Схорониться до лучших времен, а потом быстренько к Джису.

Главный корпус «Астрала» уже должен быть наполовину пуст. Занятия закончились, все разошлись кто куда, преподаватели тоже. В этот раз взломщик выбрал замечательное время для своих грязных делишек. Однако после первого случая охрану системной комнаты усилили. В этот раз у него снова получилось ее обойти?

Болезненные стоны раздались со стороны лестницы.

Нет-нет, я воспитана в лучших традициях фильмов ужасов. Туда, где моргает лампочка, туда, откуда раздаются страшные звуки, лучше не ходить с извечным дурацким вопросом: «Здесь кто-нибудь есть?» Вопрос риторический, а закончиться все может довольно плачевно.

Еще один стон. Более протяжный и болезненный, чем предыдущий.

Нет-нет, я не Джис и не медсестра. Когда знаешь, что ничем не помочь, не стоит и лезть. А встрянешь случайно - еще и спросят с тебя потом. Это тебе не котят спасать.

- Помо.. .гите...

Прижала украденный смарт к груди, поджала губы.

Мне обязательно туда идти? Почему же никто не приходит? Где ваша хваленая безопасность? Я людей спасать не собиралась, я собиралась стать дипломированным навигатором космолета с высшим образованием, чтобы о будущем не нужно было беспокоиться. А пока беспокоишься о настоящем, будущее становится совсем уж расплывчатым.

- Помо.. .гите...

Еще раз чертыхнулась, спрятала гаджет в рюкзак и осторожно направилась к лестнице.

Если взломщик попытается покинуть здание при нерабочем лифте, разве не должен он спуститься здесь? А если одна маленькая недалекая студентка перегородит ему дорогу, то она просто на просто пополнит список его жертв.

Остановилась. Задумалась. Но следующий стон заставил мои ноги продолжить двигаться в направлении источника звуков.

Наверное, альтруизмом я заразилась от Джиса. Передался воздушно-капельным путем? По-другому объяснить свое поведение не могла. Мне было страшно. Каждая клеточка тела кричала о том, чтобы я спряталась и сидела, не высовываясь, пока угрозу не устранят, однако ноги не хотели меня слушаться.

Стоны раздавались откуда-то сверху, примерно между первым и вторым этажом. Поднялась сначала на одну ступеньку, внимательно вслушиваясь. Потом на вторую, третью, пока не дошла до первой площадки. А уже на ней в судорогах корчился человек в форме охранника с нашивкой в виде символа академии на плече. Начиная от шеи, по его коже расходились черные ветвистые полосы. Будто все вены и капилляры в его теле окрасили чернилами. Отвратительное зрелище.

- Помо.. .гите... - хрипел мужчина.

Но что я могла сделать?! У меня образования медицинского нет. Я даже определить не могла, что это за ерунда такая.

Сдерживая подступившую к горлу тошноту, склонилась над охранником. Присмотрелась. Все полосы брали свое начало из одной точки на шее. Вернее, от двух. Черных, глубоких, словно. два клыка. Укус.

- Эйлер? - раздался голос сверху.

Вздрогнула, подняла голову.

На лестнице, ведущей на второй этаж, стоял... Гурен. Взъерошенный, побледневший. Механические руки посверкивали в красном полумраке.

- Ты? - одними губами спросила я.

- Это не то, что ты думаешь, - вытянул он руки с поднятыми ладонями.

Хотела сбежать, но вместо этого непроизвольно отползла в угол. Ноги стали ватными. Да и куда бежать? Догонит, сделает со мной то же самое. Зачем оттягивать неизбежное? Знатно я поплачусь за свое любопытство. И стремление помочь. Сразу прятаться нужно было.

А Джис с Эдо? Они все равно продолжат копать под глизелианина. Как же они? Если я не скажу, если я не предупрежу.

Гурен спустился на одну ступень, а я еще сильнее вжалась в стену. Тело охранника дернулось последний раз и замерло.

- Не подходи, - голос дрожал. - А то я. я вызову полицию.

- Меня?

Зыркнула на блондина исподлобья. Он тяжело вздохнул, покопался в кармане и вытащил оттуда. какую-то штуку. Листок? Карточка? Бросил в мою сторону. Неопознанный объект приземлился на пол. Кинула на него взгляд.

- Инспектор-оперативник Гурен Скайнер, полиция ЕГС, отдел по борьбе с терроризмом, -отчеканил глизелианин.

- Что? - нервно усмехнулась я.

Не выпуская мужчину из зоны видимости, слегка нагнулась, чтобы подобрать. документ. Паспорт полицейского, заверенный водяными знаками ЕГС. С фотографией, званием и названием отдела, а также личной подписью капитана.

- Остальные вопросы ко мне потом, - отрезал Гурен. - Ты не видела здесь кого-нибудь? Например. Карэта?

Яростно замотала головой.

Блондин цокнул языком, забарабанил железными пальцами по перилам, а затем зажегся свет. Тревога прекратилась. Мы так и смотрели друг на друга, а между нами на площадке лежал почерневший бездыханный труп. Вот такая романтика в межгалактической академии.

- Ушел. - нарушил глизелианин гробовую тишину. - Снова.

- К-Карэт?.. - прохрипела я. Горло пересохло.

- Возможно, - ответили мне. - Возможно, Карэт, возможно, и нет. Возможно, ты задержала меня, чтобы я в очередной раз не смог ничего сделать. Я должен был следить за ним.

- Задержала?.. Это случайность! Я совсем не это!..

- Конечно. Ты просто дура.

Сглотнула. В очередной раз убедилась, что не стоит вмешиваться не в свое дело. А все долбанная авантюра со смартом. И на Джиса не сорвешься. Он ведь сам не хотел меня это впутывать. Короче говоря, лучше бы училась, не покладая рук. Больше никаких приключений, никаких...

- Отдай смарт и иди отсюда, - протянул мужчина руку. - Тебе здесь нечего делать. С трупами сам разберусь, со взломом - уже.

Дрожавшей рукой достала гаджет из кармашка, отдала.

- Не думай, что так легко отделаешься. Теперь, - резко выдернули устройство из моих рук.

- За препятствие следствию не посажу, но и поле твоей деятельности сильно изменится.

В очередной раз резко поменяла мнение об этом человеке. Если сначала я считала его своим спасителем с космодрома, а потом отпетым террористом, то теперь он казался мне. героем. Супергероем, сражавшимся за мир во всем мире прямо у меня на глазах. Он возвышался надо мной как Аполлон, напичканный биопротезами, но от этого не менее мужественный и прекрасный. Само олицетворение справедливости, гуманного и честного полицейского, судьи, спасающего невинные души от страшной угрозы.

- Зависла? - рявкнул «Аполлон». - Сказал же, чтобы уходила отсюда. Потом с тобой свяжусь.

Пару раз моргнула, чтобы прогнать наваждение, и наконец-то сдвинуться с места. Уходила медленно, пятясь, чтобы как можно дольше держать своего героя в поле зрения.

А герой уже связывался с кем-то по смарту, который я самым наглым образом пыталась своровать. Теперь я ненавидела себя за глупость и недалекость.

- Нет, никакой тревоги, никаких машин. Нельзя, - услышала я краем уха, когда уже шла к дверям. - Ладно, одну машину можно. Трупы увезти. На экспертизу, да. Мне нужен состав яда. Состав! Скорее всего, нейротоксин из протезов НТ восемь ноль четыре, но это не точно.

Прости меня, Гурен.

- Полиция ЕГС? - уставился на меня Джис неверящим взглядом.

- Да. Отдел по борьбе с терроризмом, - пробормотала я, сжимая чашку чая с кокосовым молоком в руках.

- Значит, он расследует дело со взломом систем? - скрестил проксимианин руки на груди.

- Интересно.

- Стоит капнуть глубже, - предложил Эдо, сидя за столом напротив меня и теребя в руках фольгу от шоколадки, складывая ее в несколько раз, распрямляя и поэтапно повторяя процесс. - У нынешней угрозы откуда-то растут корни. Полицейского сюда отправили до первых взломов.

- Есть подозреваемые? - вновь вперился в меня проксимианин. Огонек, зажегшийся в его глазах, ничего хорошего не предвещал.

- Я не знаю.

- Когда планируется следующая атака?

- Я не знаю! - уже скорее огрызнулась, чем нормально ответила.

Джис обиженно нахмурился, но допрос прекратил.

- И кстати, - добавила я, встав из-за стола. - Это не ваше дело, а дело Гурена. Вы тут вообще не при чем, я тоже. Просто не мешайте ему, и всё.

На это галограмеру ответить было нечего. Пока что. Или он хотел, но не стал, чтобы окончательно меня не довести.

А перед сном, спрятавшись под одеялом, я по старой привычке таращилась на фотографию обаятельного глизелианина, приподнимавшего воротник кожаной куртки и смотревшего не в камеру, а прямо мне в душу.

Это я арестую тебя, Гурен Скайнер. За кражу моего сердечка.

Глава 13. Свидание с пристрастием


Моя совиная натура готова была рвать и метать, когда меня в выходной, между прочим, день, настойчиво будили звонком. Причем запах подгорелых блинов и тихий разговор в кухонном закутке говорили о том, что соседи в комнате. Карэт и в Галограме, и в смарте был добавлен в черный список, поэтому... кого там нелегкая принесла?

- Да? - гаркнула я, приняв вызов и поднеся смарт к уху.

- Через полчаса в кафе «Луногранд», - раздался низкий с хрипотцой голос Гурена из динамика.

- П-полчаса? - вскочила с подушки. Сон как рукой сняло.

Но на том конце уже отключились.

Итак, у меня есть полчаса на то, чтобы превратиться в богиню. И не какую-нибудь там, а самую настоящую. Почти целую ночь не спала, погруженная в мысли о том, как же теперь вести себя с инспектором Скайнером. Да у меня от одного этого словосочетания коленки дрожат! И поняла, что пора поставить крест на своей мышиной натуре. Действовать надо, чтобы вернуть себе доверие этого мужчины. Хотя кого я обманываю?.. Внимание я хочу его привлечь. Чтобы видел, что я не только девочка на побегушках, а еще и женщина. Которой он нравится. Но ненавязчиво привлечь. Я прекрасно понимала, что у него сейчас абсолютно другие вещи в голове. Все-таки он на работе, на задании, а тут я. такая вся непутевая. Подумать только, я облила полицейского ЕГС соком в первый же день! А потом из-за моих глупых подозрений, подогреваемых детективным азартом Джиса, произошел еще один взлом. И люди погибли...

Замерла перед зеркалом в ванной с расческой в руке.

Никогда бы не поверила, что приставучий мазохист и извращенец Карэт способен на такие ужасные вещи. А может, и способен, потому что на него и подумать невозможно. Гурен ведь со всем разберется? И я скину мышиную шкуру. Помогу ему, чем смогу. Чем же?

- Ай!

Угодила щеточкой туши для ресниц в глаз.

Тридцать минут! Потом обо всем подумаешь, Зоя! Потом. Сейчас - богиня. А думать -потом.

Давненько я так долго не наводила марафет. И платьице красивое летнее в закромах откопала. На Кеплере еще ни разу не надевала. Пора. Волосы волнами завила, лаком побрызгала. О! Пакет с единственными туфлями, прихваченными с Земли. И вас пора выгулять.

- А ты куда это навострилась? - встал над душой Джис, жуя сложенный треугольником блин.

- Да я так. по делам, - пропыхтела в ответ, пытаясь натянуть правую туфлю на ногу.

Пальцы жмет. Почему? Нога, что ли, выросла? Или я их так давно не обувала? Ну, ничего не поделаешь. Красота требует жертв. Придется потерпеть.

- По каким? - раздался голос Эдо с кухни.

- По важным! - крикнула ему, натягивая вторую.

- Сегодня же выходной, - обиженной скалой навис надо мной проксимианин. - Мы же собирались куда-нибудь сходить.

- В следующий раз.

Прошлась. Сильно жмет. К концу дня ноги точно кровавыми мозолями покроются. Надо будет новые туфли купить. Стипендия есть. Используем денежки с максимальной пользой. Женственность - главное оружие женщины. Тавтология, но факт.

- По делам? Такая красивая?

Смущенно прикусила губу. Все-таки не зря себя в порядок приводила. Результат есть.

- Да, - просто ответила я, покрутилась на месте, взяла сумку и, чмокнув воздух перед лицом Джиса, поспешила на встречу с моим героем. Единственным и неповторимым.

- Ты пойдешь на свидание с Карэтом.

- Что?!

- Я же предупреждал, что поле твоей деятельности изменится. Раз уж ты все теперь знаешь, то и в ведении следствия будешь помогать.

Оказывается, словом тоже можно бить больно. Больно и беспощадно. Мой герой припечатал меня первой же фразой. Для кого я наряжалась-то? Для клыкастого извращенца? Да от одной мысли, что он до меня дотронется, в дрожь бросало! Вопьется мне в шею своими протезами ядовитыми, как вампир из древних легенд, и всё. Ищите мое бренное остывшее тело на столе судмедэксперта.

- Чего глазами хлопаешь? Не тронет он тебя. Все уши мне прожужжал про земляночку-недотрогу.

Сжала губы. Почему-то стало очень стыдно. Даже почувствовала, как щеки покраснели.

- Значит, так, - наклонился ко мне мужчина чуть ближе, перегнувшись через стол.

Мы сидели в людном кафе с интерьером, выполненным в черно-серых тонах. Столы слегка подсвечивались. Довольно красиво, и было бы очень здорово покушать здесь с Гуреном, поболтать о том о сем, кокетливо помахивая ножкой. Видимо, не суждено...

- Напиши ему сейчас, предложи встретиться. Уверен, что он согласится. Если нет, то я плохо его знаю. В определенный момент я отправлю ему сообщение на смарт с незнакомого глизелианского номера о том, чтобы он немедленно связался с Ридом Тойнером. Мы подозреваем, что этот человек стоит за всеми вирусными атаками в «Астрале». Я предупрежу тебя. Твоя задача - следить за реакцией. Если сорвется и побежит звонить, то сомнений о причастности Карэта к происходящему у меня больше не будет. Нет - тогда оставлю его в покое и буду дальше искать виновных.

- А он поверит сообщению с незнакомого номера? - вздохнув, спросила я.

- Должен. Если нет, то.

- .то ты плохо его знаешь, - завершила фразу.

- Именно, - ухмыльнулся глизелианин.

- Ну. - замялась я.

Нельзя падать в грязь лицом. Ты ведь сама решила ему помогать, забыла? Вот и помогай. Прекрасная возможность подвернулась. Просто замечательная. Только подумай, какую неоценимую помощь ему окажешь. Всего-то прогуляться и потешить немного самолюбие Карэта.

- После этого я отвечу на все твои вопросы, - заверил Гурен.

Он наклонился ко мне так близко, что ритм сердца участился. Терпкий аромат мятной жвачки не шел ни в какое сравнение с ароматом сладкой ваты от Джиса.

- Мы... тоже пойдем на свидание? - выпалила я.

Чушь. Боже, какая же чушь!

Бровь мужчины взметнулась вверх.

- Можешь называть это, как хочешь. Но я нахожусь при исполнении и работу с личной жизнью не спутываю.

- Хор-рошо... - натянула я улыбку. - П-прямо сейчас, п-прямо сейчас напишу ему, да. Вот, сейчас.

Медленно отвернулась, покопалась в кармашке рюкзака, достала смарт. Выронила его из рук, нагнулась и подняла.

Вот тебе и платьице с туфлями, и локоны завитые. Женственность карандашом для век и помадой не нарисуешь. Это состояние. Не мое, к сожалению.

Удалила красноволосого зубастика из черного списка. гоуаеуїет: Привет.

Достаточно будет для него.

Ответ пришел незамедлительно, как и ожидалось.

кагеґ_пигта: ооооо доброе утро красавица <3 <3 <3 кагеґ_пигта: встала с той ноги? со своим поругалась да? <3 кагеґ_пигта: че как?

Кинула на Гурена полный скорби взгляд. Инспектор коротко кивнул. гоуа еуїег: Занят?

Пожалуйста, ответь, что да. Пожалуйста. За одно «да» прощу тебе ту сцену в коридоре общежития. Больше никогда об этом не вспомню.

Ура! Есть на свете справедливость! Придется чуточку расстроить моего полицейского, но ничего не поделаешь. Как-нибудь в следующий раз повторим. Когда я натяну старый свитер с высокой горловиной и косметику смою. Чтобы не провоцировать героя-любовника лишний раз.

кагеі_нигта: но ради тебя могу освободиться <3

Черт... Вот так всегда. Никогда не стоит радоваться раньше времени. Счастье любит тишину.

іоуа_еуІег: Может, сходим куда-нибудь?

каге(_пигта: ты знаешь я только за каге(_пигта: куда? каге(_пигта: хотя я сам выберу каге(_пигта: сейчас зайду за тобой <3

Нет, нет! Только не в нашу комнату! После этого снова не смогу Джису в глаза смотреть. Еще очень долгое время.

іоуа_еуІег: Я в кафе «Луногранд». Приходи сюда.

кагеґ_нигта: скоро буду красавица кагеі_нигта: никуда не уходи <3

Да я с радостью ушла бы. Прямо сейчас. Но не могу, к сожалению. Зато мне потом на все вопросы ответить обещали, поэтому.

- Согласился? - отследил все изменения эмоций на моем лице Гурен.

- Да.

- Тогда я пошел, - поднялся он из-за столика. - Веди себя хорошо.

Проводила блондина печальным взглядом до самых дверей.

Вообще-то, тебе доверили опасное секретное задание, Зоя. И не кто-нибудь там доверил, а полицейский ЕГС, которого ты ни в коем случае не должна подвести. Веди себя естественно. Гурен ведь не даст тебя в обиду. Правда?

Карэт явился на удивление быстро, минут через десять. И не один, а с объемным букетом красных роз в прозрачной шуршащей упаковке с кружевом.

Чуть гримасу кривую не скорчила, но вовремя спохватилась и натянула улыбку.

- Ой, какая... красота, - протянула я, принимая неожиданный презент.

- Земные цветы для земной красавицы, - подмигнул мне глизелианин, придвинул стул ближе ко мне и приобнял за талию.

Для этого человека понятия личного пространства и какой бы то ни было дистанции между малознакомыми людьми не существовало. Такие без особых заморочек и лишних раздумий брали все, что хотели. А еще искренне недоумевали, получая отказ.

Карэт - парень симпатичный, с этим трудно поспорить. Даже гетерохромия скорее стала бы просто необычной изюминкой, если бы не пошловатый и нахальный взгляд, не вызывающий ничего, кроме желания отвернуться.

Приоткрыв рот, красноволосый сверкнул клыками. Протезами. четыре ноль восемь, вроде? А, не важно. Зато я знала, на что они способны, и от этого чувствовала себя еще более беспокойно.

Я очень надеялась, что Гурен меня долго мучить не будет и позвонит своему приятелю прямо. сейчас? Или. вот сейчас! Нет.

Но стоило мне об этом подумать, пришло сообщение.

guren_skyner: Мне нужно время на настройку номера.

На этом моменте как-то даже устыдилась негативу, пытающемуся взять верх над моими эмоциями. Все-таки я выполняла важное задание. Особенно важное для Гурена. Я ведь стала маленькой шестеренкой в его расследовании, частью механизма. Он не в погоню за особо опасным преступником меня отправил, не бомбу обезвреживать, а всего лишь на свидание. Чисто женское занятие.

іоуа_еуІег: Удачи.)

- Я здесь, Зоя, - прошептали мне в самое ухо. Ах мурашки по спине побежали. - С кем же ты там переписываешься?

Поспешно убрала смарт в рюкзак.

- С Джисом все еще переругиваюсь, - начала постепенно входить в роль. Школ актерских не заканчивала, так что ничего обещать не могу.

- Вообще не понимаю, что ты в нем нашла, - скривился в ухмылке Карэт. Рука его все еще лежала на моей талии, но сейчас сжала ее сильнее. - Он же совсем ребенок, а нужен тебе... мужчина.

Рука глизелианина скользнула ниже, но, нервно хихикая, я аккуратно перехватила ее и взяла в свою.

- А-а-а. решила взять инициативу в свои руки? - обрадовался парень.

Инициатива - это хорошо. Инициатива - значит, можно выбрать место свидания. Желательно многолюдное. Чтобы детский смех кругом не давал сконцентрироваться Карэту и генерировать в голове новые попытки моего совращения.

- Да. Давай пойдем в парк развлечений, - бодренько предложила я. Фальшиво, правда, но бодренько.

- В парк? - уголки его губ опустились вниз. - Там же шумно. И уединиться негде.

Вот это я и имела в виду!

- Но. мне бы хотелось узнать тебя получше, прежде чем уединяться, - как любая благовоспитанная девушка заявила я.

На самом деле такой я и была. Мало просвещенной в этом плане. Причина все та же: учеба, учеба, учеба. Пару раз меня приглашали на свидание, но свидания со мной обычно проходили в молчании. Я просто не знала о чем разговаривать. И какую-либо тему со мной поддержать было сложно. Тем более с парнем. «О чем девушка может разговаривать с парнем, кроме любви?» - думала я. Потому избегала этого общения.

Первыми исключениями из правил стали Джис и Эдо. Возможно, все дело в том, что друг для друга мы являлись инопланетниками. На тему культурных особенностей беседовали часто. А вероятно, еще и в том, что мы делили на троих одну комнату, вместе вели быт, проводили втроем уйму времени, и впоследствии стремительно породнились.

В любом случае, с Карэтом у меня точно не могло найтись ничего общего.

- Тогда узнаешь, - подмигнул глизелианин, - меня получше. Пойдем. В твой парк.

Почему-то мне стало даже немного любопытно, выдержит ли он мое испытание, или же психанет и отправится на поиски более доступных девушек. Хотя погодите... Ему же наоборот нравятся труднодоступные. Что -то я совсем запуталась.

Карэт быстро перестраивался под смену декораций. Вызвал такси. Правда, я немного потянула время на случай, если Гурен отправится следом за нами. Скрывшись за букетом, набрала ему сообщение.

іоуа_еуІег: В парк развлечений.);

Не дождавшись ответа, полезла в машину, потому что клыкастый уже нетерпеливо постукивал ногой, придерживая передо мной дверь.

Ответа от Гурена так и не последовало, но у меня не было времени на то, чтобы бояться. Отбивалась от всяческих попыток глизелианина потрогать, погладить, пощупать, попробовать землянку, то есть меня. Удивительная ловкость и проворность. Неужели и солдат он такой же? Судя по информации, полученной из книг и фильмов, у них на Глизе все служат в армии едва ли не с пеленок. Карэт тем более уже должен был на родине и настреляться, и в окопах належаться. Против кого воюют? Неизвестно. Только учатся. Но если возможность повоевать по-настоящему представится, то глизелиане точно будут готовы.

Гурен, получается, тоже служил? Обычно те, кто состоит при ЕГС, обучаются в их же системах, далеко отсюда.

- Послушай, Карэт.

- Да-да? - осклабился парень.

- А как давно вы с Гуреном знакомы?

Он хмыкнул.

- Мы друзья. Лучшие, - небольшая пауза. - Когда-то ими были. В соседних бараках жили. Потом в школу вместе ходили. Но его забрали за пределы человеческих систем. Он только недавно оттуда вернулся. А что?

Его плавная тягучая речь, превратившаяся внезапно в топорную, могла сказать о многом. Например, об обиде и гневе. Или о каких-то чувствах иного характера, но явно не теплых и дружеских.

- Когда-то были? А теперь не дружите?

- У Гурена спроси, - довольно жестко ответил клыкастый. - Сначала братаны навек, а потом в ЕГС, как только позвали. Щенок, - буркнул он тихо.

Видно, больную тему задела, потому что все остальное время, что мы провели в такси, глизелианин был тише воды, ниже травы. Конечно, не претендую на должность инспектора, как Гурен, но. возможно, эта ситуация сыграла немалую роль в становлении Карэта, как террориста.

Но зря я надеялась на то, что он останется таким задумчивым до конца свидания. Как только мы вошли в парк развлечений, ко мне вернулся Карэт прежний.

- Ну что, красавица? - приобнял он меня одной рукой и притянул к себе. Прямо у всех на глазах. Какой стыд... - Куда пойдем первым делом? В комнату ужасов? Буду защищать тебя как маленькую девочку. хотя ты и есть маленькая девочка.

Отклоняла от него шею в противоположную сторону, насколько возможности тела позволяли, чтобы губами не дотронулся. Как можно быть настолько бесцеремонным? Столько честного народу, а все равно ведет себя так, будто в коридоре уединились.

Наверняка в детстве Карэт был совсем другим. Иначе как бы он мог сдружиться с таким принципиальным, честным и порядочным человеком, как Гурен?

А что касается моего героя. Последовал ли он за нами или нет? Вдруг непредвиденная ситуация какая? Не оставит же он меня с преступником в одиночку разбираться?

Обернулась. Долго всматривалась в толпу посетителей, пропуская мимо ушей сладкие речи клыкастого, но не увидела никого, похожего на моего инспектора. Глянула влево, вправо.

Пиликнул смарт, оповещая о входящем сообщении. Осторожненько вынула его из кармашка, не привлекая внимания. Огромный букет приходился как раз кстати.

guren_skyner: Не оглядывайся. Я рядом.

Всего несколько слов, а как потеплело на душе. Между мною и Карэтом, несмотря на его опасную близость, будто возникла металлическая стена. Потому что теперь я точно была уверена: что бы ни произошло, мой герой придет мне на выручку.

Эти мысли настолько расслабили и успокоили меня, что я как следует взялась за организацию липового свидания. Разноцветная сладкая вата, прохладительные напитки, лазерный тир, картинг. А почему бы и нет? К тому же, я не просто в роль вошла. Мне было действительно весело! И глизелианин после множества попыток обратить на себя мое внимание, похоже, сдался. Оказывается, он тоже может быть нормальным человеком.

- Карэт, чем я тебе так понравилась? - задала я типичный женский вопрос между укусами сладкой ваты. Полное погружение.

- Не знаю, - пожал плечами парень. - Ни на какую другую больше не стои.

Пихнула его плечом и глупо захихикала.

- Совсем-совсем?

- Ага.

Глядя перед собой, красноволосый потягивал газировку через трубочку. Задумчивый, сосредоточенный на каких-то своих мыслях.

Интересно, о чем он думает? О Гурене? Обо мне? Планирует следующий взлом? На самом деле держала кулачки за то, чтобы клыкастый похабник был к террористическим атакам непричастен. Я уверена, что причины бесцеремонного поведения стоило искать в тяжелом детстве на Глизе.

Все глизелиане держались обособленно от остальных студентов. Казалось, пальцем дотронешься, и на тебя накинутся, выгнув спину. Недоверчивые, хищные, воинственные, воспитанные в лучших традициях суровой диктатуры, на другой планете они чувствовали себя безнаказанно. Никаких построений, отсутствие комендантского часа. Какой глизелианин не почувствовал бы себя свободным в подобных условиях? Вот и Карэт ведет себя так, словно живет последний день. Его тоже можно понять. Но чтобы террорист!.. Нет, это точно не про него.

Резкой болью в ноге туфли напомнили мне, что обула я их напрасно. Виду не подала, но присесть было необходимо, дабы не довести себя до предобморочного состояния от боли.

Поэтому мы зашли в небольшое кафе на несколько столиков.

Сиденьем горю не поможешь, конечно. Жгло как огнем. Побегала, повеселилась, уровень адреналина и серотонина подняла, а теперь от усталости боль и дала о себе знать.

Пиликнул смарт. Отправила парня за мороженым, а сама глянула на пришедшее сообщение.

guren_skyner: Готовность 5 минут.

Прямо как в армии. Все это время мне казалось, что день длится вечность, но когда настал момент истины, что-то я струхнула.

Я передумала знать правду. Не хотелось мне знать, что учусь со взломщиком и убийцей не только в одной академии, но еще и в одной группе. Вижу его каждый день и никак не могу предотвратить встречи. Страшно. А Джис ведь еще не знает, что именно Карэт поведал мне тайну о «Полуночных дьяволах». Узнает - вспыхнет на эмоциях, и кто знает, что может произойти?..

Ну раз готовность пять минут, то и спутника моего следовало подготовить к проверке. Поставить его в условия, в которых уйти ради звонка от какого -то там Рида Шмойнера было бы крайне тяжело.

Я понятия не имела, каким образом перейти к этому плавно, а потому, как плохая актриса, едва Карэт уселся рядом, взяла его за руку и с наигранным трепетом произнесла:

- Кажется, я уже узнала тебя достаточно для того, чтобы уединиться.

Ох, видела бы меня сейчас мама... Вернее, наоборот. Не видела бы. Какой стыд... Но все во имя благого дела! Кому-то стыдно, кому-то польза.

А глизелианин даже глазами удивленно захлопал. Не ожидал, видать, такой прыти от землянки-недотроги. Однако заходить слишком далеко тоже нельзя. Для всех остальных свидание наше липовое, для клыкастого - настоящее. И проблемы от флирта будут так же самые настоящие.

- Пойдем в комнату ужасов? - придвинулась к парню поближе.

И тут смарт Карэта, лежавший перед ним на столике, завибрировал. Не сообщение. Звонок. Г урен решил пойти еще дальше, чтобы уж наверняка?

- Да? - красноволосый даже на номер не взглянул.

Метаморфозы с его лицом начались уже через пару секунд. Посерьезнел, помрачнел, закусил губу. Складочки на лбу собрались.

- Да, минут двадцать. Так точно.

Тон у глизелианина тоже изменился. Будто по струнке перед начальником сейчас вытянулся и рапорт подает.

- Красотка, - обратился клыкастый ко мне, сбросив вызов и уже встав из-за стола. - Дела. Срочные дела. Я же говорил, что занятой, верно? - нервный смешок. - Но в следующий раз... - чмокнул меня в плечо, - .. .уединимся обязательно. Где захочешь.

Подмигнул и спешно ретировался. Обернулась, чтобы проводить его взглядом, но его спина за стеклянными дверями вскоре скрылась в толпе посетителей парка.

А я осталась одна с пышным розовым букетом на коленях.

Напрасно ожидала, что Гурен подойдет ко мне сразу после операции. Он не подошел ни через десять минут, ни через двадцать, ни через полчаса. Сделал дело - гуляй смело? Даже Карэт был сегодня заботливее. Но и сомнений теперь не оставалось, что он связан со взломами.

Где же наш достопочтенный инспектор, который обещал ответить на все мои вопросы?

Глава 14. Джис наносит ответный удар!


Порог комнаты в общежитии переступила с букетом в руках. Ну не знала я, куда его деть. Выбрасывать жалко. Флоры и фауны на Кеплере и так было немного, а земные цветы и того редкость.

Уже решила, что если возникнут вопросы, отвечу на них напрямую. Юлить не буду. Друзьям я доверяла, да и они не глупые, чтобы сливать информацию не для лишних ушей.

- А я тебя жду, - оторвался Джис в кружевном переднике от плиты, обернулся ко мне с улыбкой, а затем. затем увидел в моих руках букет, и я почти физически ощутила, как над проксимианином сгустились тучи. - Это что за хрень такая? - встал он в позу.

Открыла рот, чтобы начать оправдываться, как обычно, но закрыла.

С какой это стати я должна перед Джисом оправдываться за подаренные мне цветы? Он мне вообще кто? Отец? Старший брат? Жених?

Поэтому просто разулась, прошла на кухню, достала с верней полки вазу, налила в нее воду и попыталась всунуть шипастые стебли. За всеми моими действиями галограмер наблюдал молча.

Когда я перевела на него взгляд, раскорячившись на полу в позе сборщика икебаны, то не смогла удержаться от смешка. Должно быть, я выглядела так же на первом практическом занятии. Когда еще к Лоле друга приревновала нечаянно.

- Джис, я была на важном задании.

- Да-да, - смешно закивал он головой, привалившись к столешнице. - А с кем задание выполняла?

- Придет Эдо, и я все вам расскажу. Кстати, где он?

Каптейнианин и так вел себя тихо, но не в невидимку же превратился.

- На работу вызвали срочно, - тему мы поменяли, но тон соседа остался прежним. Таким тоном женщины на вопрос «Ты обиделась?» отвечают: «Нет-нет, нисколько... зараза ты этакая, чтоб ты сдох.». - Я думал. сейчас ты придешь, и мы сходим, - пробубнил Джис под нос.

- С радостью бы сходила, если бы не. туфли.

Стоило вспомнить о натертых ногах, как они тут же заныли. Аж слезы проступили. Если красота требует жертв, но при этом спасает мир, получается, мир требует жертв? Нынче от меня.

Еще и Гурен как сквозь землю провалился. Скорее всего, следом за Карэтом отправился. Разговор подслушать, сигнал какой-нибудь поймать, проанализировать. Я ему больше не особо нужна. Да я ему никогда не была нужна. И шантажировал он меня, потому, что под руку удачно подвернулась. Зачем учиться и расследовать дело одновременно, если учебу можно переложить на плечи недалекой студентки? Недалекой не в плане ума, разумеется, а в плане человеческих взаимоотношений. Небольшой экскурс в зоологию. Снова. Мышь обыкновенная, норы свои выкапывает в книгах, питается гранитом науки, очень ранимое существо.

- У тебя кровь, - нахмурился Джис и отложил поварешку в сторону.

- Нет, не подходи, не трогай! - развернулась я коленками к проксимианину и поджала губы.

- Дай посмотреть. Бестолочь.

Он сел передо мной на корточки, взял за плечи, внимательно заглянул в глаза и сделал потрясающий вывод:

- Не только ноги болят, верно?

И как он обо всем догадывается? Есть же столь сильные эмпаты на свете. Один из них -прямо передо мной.

Закивала.

- Мне Гурен задание дал, с Карэтом сходить на свидание, пошпионить, - начала я, больше не в состоянии держать в себе накопившееся. - Карэт - главный подозреваемый. И я с ним гуляла весь день. А потом... а потом оказалось, что он... что он и е-е-есть взло-о-омщик... Мне было так стра-а-ашно, Джи-и-ис.

Парень прижал меня к себе, начал поглаживать по спине, но я была неумолима.

- Гурен. Гурен сказал, что, как только все закончится, ответит на все мои вопросы, но он уше-е-ел за ни-и-им.

- Значит, ответит. Потом. Не реви. Ты ему написала?

- Не-е-ет.

А почему нет? Какая же я дура. Можно же просто написать.

- Сейчас напишу! - вырвалась я из объятий, схватила рюкзак, лежавший рядом на полу, но парень аккуратно взял меня за запястье.

- Давай сначала ноги твои обработаем, хорошо?

- Хорошо.

Пока проксимианин ходил в аптеку, я ожидала ответа Гурена на сообщение.

іоуа_еуІег: Напиши, когда освободишься, пожалуйста.

Каждую минуту проверяла, не ответил ли. Вдруг сигнала о входящем не услышала, но нет. Тишина.

А потом и Джис вернулся с лекарствами.

Разумеется, в бар мы не пошли. Мои многострадальные ноги не выдержали бы такого похода. Но с заботливым другом мне очень повезло. К утру уже должна передвигаться нормально и даже не прихрамывать.

Сообщения от Гурена все еще не было, и в сети он не появлялся с того момента, как написал про пятиминутную готовность. Очень подозрительно. Не случилось ли чего? Может, Карэт догадался о том, что инспектор у него на хвосте, и избавился от него тем же способом, что и от охранников системной.

Спать легла раньше обычного, лишь бы проснуться поскорее и увидеть заветное сообщение. Может и не рассказывать мне ничего, если не хочет. Да и пусть не отвечает. Лишь бы в сети появился, чтобы я могла наконец успокоиться.

Только среди ночи из сна выловил тихий разговор на кухне:

- Сел? - обеспокоенный голос Джиса.

- Почти, - бархатистый - Эдо.

- Докупи такой, чтобы дольше держало.

- Дорого.

- Добавлю. Отдашь потом.

Тяжкий вздох. Скрип ножек стула по полу.

- Сам.

- Ну сам так сам. Мое дело - предложить. Гордая ты задница.

Тихий смех Эдо, и я снова проваливаюсь в темноту.

Утром, с первыми лучами Санкира, схватила с тумбочки смарт и вперилась в экран. guren_skyner: Встретимся в аудитории.

Прямо как бальзам на душу! Глоток свежего воздуха. Беспокойный сон с периодическими ночными пробуждениями стоил того, чтобы с утра камень с плеч упал.

В академию мы с соседями отправились как всегда втроем, не забыв покормить подросшего синькиара перед уходом.

Зато на крыльце в главный корпус расстались с Джисом. Знакомого встретил и к началу занятия обещал подойти.

Гурена на месте не оказалось.

Интересно, как теперь изменятся их отношения с Карэтом? Судя по реакции клыкастого глизелианина, его и прежние не особо устраивали. А не переживаю ли я за их отношения больше, чем за свои? Мне же от секретов Карэта тоже досталось, косвенно. Инспектор Скайнер сосредоточит на преступнике все свое внимание, а я опять останусь не у дел.

Хотя о чем это я думаю вообще? На одной чаше весов - проблема планетного масштаба, на другой - мои чувства. Разумеется, первая будет перевешивать.

- Сегодня ты тише меня, - с усмешкой заметил Эдо, обернувшись ко мне.

Ответила ему легкой улыбкой. Его в мои душевные терзания лучше не впутывать. Одного Джиса с лихвой хватает.

Аудитория постепенно наполнялась студентами, а проксимианина все еще не было. Какого знакомого он там встретил? С Проксимы? Тогда им точно было о чем поговорить. Джис ведь там местная знаменитость.

Уткнулась в планшет, чтобы повторить задание по алгебре, но едва пробежалась по первым строчкам, на пороге раздался зычный голос одногруппника.

- Эй, люди! Там Тейли с Нурмой сцепились! Вот ржака!

Резко подняла глаза от планшета. Переглянулась с Эдо, а потом в общем потоке заинтересованных мы оба кинулись к месту развития событий.

Подробную классификацию того, что относилось к понятию «ржака», я не знала, но стычка Джиса и Карэта в это точно не входит. Как угораздило-то? Из-за чего?

Группа «1-С» почти в полном составе спустилась с крыльца. Прямо перед воротами мы с каптейнианином протиснулись сквозь плотное кольцо наблюдателей со снимавшими смартами в руках.

А внутри этого кольца клыкастый глизелианин восседал верхом на животе Джиса и отвешивал парню по лицу удар за ударом. Брызги крови летели во все стороны. Но вот драчуны поменялись местами. Рывок, и очередь ударов от разноцветного не заставила себя долго ждать.

Застыв на месте, я не знала, что делать. Ну влезу я, а что сделаю? Двух мужиков расцеплю? Я? Да скорее мне за кампанию вдарят в пылу схватки, не заметят даже.

Где Гурен? Это он должен сдерживать самоутверждающие попытки своего товарища и главного подозреваемого!

Не сразу заметила, что... Эдо?.. Эдо уже бросился соседу на выручку. От него точно не ожидала. С его-то щуплым телом, как куклу на ручки и ножки разберут.

С ужасом наблюдала за тем, как брюнет хватает Джиса за руку и пытается оттащить в сторону. Как Эдо отталкивают в сторону, но он лезет к этим двоим опять с твердым намерением разнять. Вот Карэт хватает каптейнианина за воротник, сжимает. Сначала воротник, а затем шею.

Хрусть.

И сердце мое провалилось куда-то вниз. Вместе с отвратительным звуком, от которого кровь застыла в жилах. Картинка перед глазами затуманилась, поплыла, пошла черными пятнами.

Он ведь не мог сломать ему шею, верно? Верно?!

Карэт и сам впал в смятение, выпустил Эдо, а на землю, пронзительно звякнув, упала какая-то металлическая штука. Надломившись, она развалилась на две части.

Откуда она здесь взялась? Но я поняла, откуда, только взглянув на брюнета, ощупывавшего свою голую шею и судорожно хватавшего ртом воздух. Ошейника больше не было. Валялся под ногами.

Свист и ор в толпе стих. За двадцатку всем уже перевалило, а ведут себя, как в период полового созревания.

Первым из оцепенения вышел Эдо. Нагнулся, подобрал сломанный ошейник и, расталкивая толпу локтями, направился в противоположную от крыльца сторону. К воротам.

- Эдо... - прошептала я.

Ужасная догадка посетила мой мозг. Вдруг эта железяка каким-то образом обеспечивала его жизнедеятельность? Может, он преступник, выпущенный условно, с ошейником, отслеживавшим его местонахождение? И его вот-вот заберут, потому что маячок сломан! Или?.. или?..

Джис уже смотрел на меня в упор, поднявшись с земли и оттирая кровь с разбитой губы тыльной стороной ладони.

А утро так хорошо начиналось! Как говорится, ничего не предвещало беды. Да на Кеплере почти каждый день - круговерть бурных событий, спутывающихся постепенно в один большой клубок. Потом распутывать пытаешься по ниточке, по ворсинке, потому что ответов тебе внятных никто не дает. Сколько бы сильно ни просил.

Нет, я пойду за Эдо! Побегу. Пропущу занятие, если не успею, и пускай. Стипендия меня теперь волновала не настолько, насколько тайны и интриги окружавших меня людей. Которым доверяла я, но которые не доверяли мне. Нельзя же так. Словно Незнайка на Кеплере, пыталась докопаться до сути, когда она прямо у меня под носом, но не желает скинуть покрывало.

- Зоя! - услыхала я оклик Джиса, но так и не остановилась, пока не выбежала за ворота.

Посмотрела направо - никого, налево - спина каптейнианина скрылась на углу улицы, за поворотом. Успела всего на долю секунды. Бросилась следом, чтобы окончательно не потерять из виду.

Миновав поворот, снова увидела удалявшуюся дальше по улице сгорбленную фигуру Эдо. Парень шел скорым шагом, поэтому бегом я преодолела разделявшее нас расстояние, схватила брюнета за руку, а он резко обернулся ко мне, остановился.

- Эдо, что происходит? - осторожно спросила я, сжав крепче рукав его формы.

Но он просто стоял и смотрел на меня, сдвинув брови.

- Тебе больно? - продолжала допытываться я. - Что делает этот ошейник? Пожалуйста, Эдо, скажи, что он делает?

Но вместо ответа парень улыбнулся уголками губ, взял меня за руку, сел на лавочку.

Я тоже села и принялась наблюдать за тем, как каптейнианин вынул из сумки (и когда он, такой предусмотрительный, успел ее прихватить?) тонкий металлический лист, чем-то напоминавший бумажный, но необходимый для построения 3D моделей. Написал на нем что-то, сложил в форме самолетика-оригами.

Уж не головой ли он поехал из-за поломки неопознанного устройства?

.поднялся, замахнулся и запустил этот самолетик из легкого металла на ближайшее к нам дерево за оградой парка.

Повернулся ко мне, плечами пожал, а после сорвался на скорый шаг.

- Эдо! - вновь кинулась я следом, но руку мою скинули и взглядом окатили ледяным.

Под таким натиском ему все-таки удалось избавиться от назойливой, любопытной и излишне заботливой меня. Забота ему сейчас была не нужна, совсем.

И общежитие в другой стороне. Куда же его понесло? Но я не любила, когда нарушали мое личное пространство, потому и его личное пространство нарушить не осмелилась. Достаточно было одного желания Эдо побыть одному.

Что мне оставалось? Идти обратно на занятия? Или... достать самолетик с дерева? Может, сосед не хотел сообщать мне о чем-то лицом к лицу и решил воспользоваться столь экзотичным способом? Даже не через сообщение в Галограме? Вот дела-а-а. Ну а что мы говорим любопытству? Хочу все и сразу, и обо всех, и про все!

Повернула в парк, прошла вдоль забора и остановилась напротив толстого ствола. Подняла глаза.

Высоковато будет, конечно. Ставлю на то, что он и не рассчитывал, что я туда полезу. В ботинках на каблуках, в юбке. Но не такие мои соседи садисты, чтобы заставлять меня взбираться на деревья.

Однако вызов принят! Тебе не понять, Эдо, насколько сильно может быть природное женское любопытство!

Сняла ботинки, потерла руки.

Ох, видела бы меня сейчас мама. дубль два. Если что, могу ответить, что на Кеплере подобное в порядке вещей. Уверена, это еще не самое страшное, что может со мной произойти.

Для начала следовало по стволу вскарабкаться до нижних веток. Пожалуй, это было сложнее всего.

Ладно. Поехали. Вернее, поползли. Левая нога, правая рука. подпрыгнуть, ухватиться.

- Караул! - раздался озорной голос за моей спиной. - Из зоопарка сбежала самая милая обезьянка!

Спустилась, поджав губы. Обернулась.

В нескольких шагах от меня возник Джис с подбитой губой, расцветавшим под правым глазом фингалом и в надорванной местами форме.

- Ты! - тут же вскинулась я. Объявился хотя бы один виновник моих сегодняшних злоключений, и я готова была вылить на него всю закипавшую в глубине души смесь из гнева, переживаний и отчаяния. Мешать, но не взбалтывать. - Тебя как вообще угораздило?!

- Это наши мужские разборки, - уклончиво ответил разноцветный. - А вот что тебя угораздило на дерево полезть, вот этого я понять не могу.

Гневно прищурилась, ткнула пальцем в предполагаемое место посадки самолетика в кроне дерева и очень кратко, хотя все и так было довольно кратко, поведала о погоне за сбежавшим.

- Ладно. Дай мне минуту, - криво усмехнулся Джис, отодвигая меня в сторону.

«Готовность пять минут», - непроизвольно всплыло у меня в голове. Хотела уж было вытянуть смарт из кармашка и посмотреть, не пришло ли чего от занятого инспектора гаджета, но решила повременить. Как бы проксимианин с дерева не навернулся.

Однако ему что брусья в спортивном зале, что шест, что ветви деревьев - все едино. Ловкий, быстрый, цепкий. Это еще кто из нас самая милая обезьянка?

Он спустился, зажав оригами в зубах.

- Ты читал, что там? - подскочила я к галограмеру, но тот мотнул головой и протянул металлический самолетик мне.

- Ты только не обижайся... и все такое, - сразу предупредил Джис, - но я знаю, что там может быть. Правда, способ выбрал довольно необычный. Крутецкий.

- Это какие-то ваши мужские секреты?

- Нет, просто я догадался об этом. А ты, видимо, нет.

Сердце ускорило ритм. Даже в ушах зашумело от волнения.

Я наконец-то узнаю, для чего нужен тот ошейник, за которым столько времени охотилась? Что это за суперсекретная тайна, о которой догадался Джис, но не догадалась я? Ах да. Джис ведь эмпат, а я так. Человек-мышь, который все всегда узнает в последнюю очередь.

- Смотреть-то будешь? - вывел меня парень из состояния глубокой задумчивости. - Нам на занятия еще. А мне и в деканат по дороге, звездюлей за мордобой получать.

Кивнула. Пальцы дрожали, но медленно развернула лист. Зажмурившись. А когда все-таки осмелилась открыть глаза.

иГГ-Х 10.3

Это. шифр какой-то? Загадка? Первые буквы слов во фразе? А цифры?.. Хотя всё, что не знают простые смертные, известно глобальной сети.

Ввела каракули в поисковой строке. Вздохнула. Нажала на «поиск».

Первыми ссылками в поисковике выскочили рекламные объявления, по какому адресу на Каптейне можно заказать устройство «UFV-X 10.3». По фотографиям - точь в точь ошейник, который все это время носил Эдо.

- Джис... - подняла я голову. - Мне... мне можно об этом знать?

Парень развел руками.

- Давно пора. Я отреагировал нормально. А зная тебя, могу сказать, что твое мнение о нем хуже не станет. Даже наоборот.

Вздохнула-выдохнула. Закрыла глаза.

Ладно, нет больше смысла томить. Это же мой умный, тихий и скромный соседушка, который чинит магнитный замок на двери в ванную и помогает с домашними заданиями.

Щелкнула по первой же рекламной ссылке.

«UFV-X 10.3 - выбор того, кто уверен в себе! Устройство от лучшего производителя универсальных аппаратов для людей с ограниченными возможностями слуха, голоса и зрения - «Кристалл Медик Юниверсал». Больше никаких лишних проводов и наушников! Наше устройство очень удобно в эксплуатации. Подходит для глухонемых людей с нарушениями работы головного мозга, до 1-й группы инвалидности включительно. Экономвариант».

Далее следовало схематичное изображение прибора с подробным описанием всех его функций. Данная модель предназначалась для немых людей с полным отсутствием слуха, не вызванного физиологическими повреждениями, а нарушениями работы головного мозга. Устройство надевалось на шею, а с помощью двух присосок присоединялось сзади к голове чуть выше. Подавало необходимые сигналы в мозг и открывало новые возможности организма.

- Какая у него... группа инвалидности? - пытаясь сдержать дрожь в голосе, спросила я.

- Третья.

- Третья, да?.. - шепотом повторила я, не отрывая глаз от схемы, но не видя ее. - Когда ты узнал?

- Помнишь, он в караоке спел песню «Если»?

- Да.

- Джеймс Макэвой потому и не пел свои песни, потому что не мог. А потом я обратил внимание и на железяку эту на шее, и на поведение. Сложил два и два, высказал свои догадки. Не прогадал. А тебе он запретил говорить. Не хотел, чтобы ты вела себя так. так, как сейчас.

Я даже смарт из рук выронила, потому что дрожавшие руки не держали.

- Зоя, - позвал меня Джис, но я уставилась в невидимую точку перед собой и зависла, чувствуя, что вот-вот разревусь, как маленькая девочка. - В этом нет ничего ужасного. А если прибор нормальный купить, с хорошим запасом аккумулятора, то он и болтать сможет, как я. Не заткнуть будет. Зоя?

- Я заставляла его петь в караоке... - прошептала я.

- Все нормально.

- Он не хотел, а я заставляла. я не знала, - громко всхлипнула. - Я не знала.

- Да успокойся ты! - вышел парень из себя. - Какая разница, инвалид он или нет? Может говорить? Может! Слушать может? Может! С помощью прибора, ладно, но это же не конец всему! Как же хорошо, что его здесь нет. С моста бы скинулся, глядя на тебя.

- Не надо. - осела я на землю. - Не надо с моста. Я сейчас. сейчас напишу ему, что все хорошо. Сейчас напишу. напишу.

Но Джис оказался проворнее. Подскочил, схватил мой смарт с земли и присел передо мной.

- Нет, в таком состоянии ты никому ничего писать не будешь, - отрезал проксимианин.

- Куда он ушел?

- От тебя подальше, потому что ты бестолочь и умеешь только реветь. Пойдем в кампус. Потом я ему напишу и все узнаю. Обещаю.

Заглянула в его большие каре-зеленые глаза, отыскала в них свое отражение и тяжело вздохнула.

- А с ним все будет хорошо?

- Конечно. Это же Эдо. Тупее он без устройства не станет. Успокоится, вернется, купим ему новое. И когда ты успокоишься тоже. Договорились?

- Да, - тихо произнесла я и еще раз всхлипнула.

- Тогда вставай и пойдем. На очереди мои звездюли, так что лучше переживай за меня.

Глава 15. Тишина на полную громкость


Звездюлей Джис, конечно, получил, но не смертельных. Где это видано, чтобы взрослые люди в престижной академии решали свои проблемы с помощью кулаков? Но справедливость восторжествовала, потому что зачинщик конфликта тоже не ушел от нагоняя. Чуть позже я узнала причину драки. Ощущавший себя бессмертным, самоуверенный клыкастый глизелианин прихлопнул Джиса по заднице и поинтересовался, не станцует ли тот на девичнике его сестры. Таким вот образом и всплыла на поверхность правда о том, кто же сообщил мне о темном прошлом соседа. Разговор их был коротким, а если быть точнее, то разговора такового и не было. Кулаки сразу пошли в ход.

Гурен на занятия все-таки пришел, в аудитории мы встретились, но никаких знаков внимания он мне не оказал. Кивнул разве что, а я была слишком обеспокоена тем, что приключилось с Эдо, и решила отложить разговор с блондином на более спокойное время.

Вечером Эдо в общежитие не вернулся, мои и Джиса сообщения игнорировал, а утром мы с разноцветным впервые отправились на занятия только вдвоем. Не до шуток уже было и не до смеха. Даже галограмер присмирел. Сколько фоток успевал сделать с утра, но в этот раз смарт из кармана не достал ни разу. И вообще утро было слишком тихим. Механизм утратил очень важную деталь и теперь замер.

Да к чертям ко всем это устройство, к чертям комплексы Эдо. Если он будет молчать целыми днями и не реагировать ни на одно мое слово, механизм все равно заработает как прежде. Даже лучше, потому что секретов между нами больше не будет.

Весь день мы с Джисом сами ходили, как воды в рот набрав, а на последнем занятии нам сообщили, что наш сосед по состоянию здоровья будет отсутствовать в академии и общежитии еще недели две. Это стало последней каплей.

іоуа_еуІег: Либо ты сейчас же возвращаешься в общежитие, либо я затаю на тебя такую страшную обиду, что можешь никогда не возвращаться.

Сообщение он прочитал, но ответ на него пришел только спустя несколько минут.

ейо_Не11: Улетаю на Каптейн за новым устройством по льготам. Давай без обид.

Наши лобызания с Джисом прекратились так же внезапно, как и начались. В определенный момент просто положила палец на его губы и все. Провела четкую параллель, нашла грани в наших отношениях. Если раньше металась между ним и легкой влюбленностью в Гурена, то теперь поняла, что легкая влюбленность перерастает в нечто большее даже без особого участия инспектора. Как только Эдо вернется в нашу соседскую компанию, обязательно постараюсь наладить отношения и со своим героем. Пусть он пока занимается своими делами, а я... а я не буду ему мешать.

Ну а у Карэта, похоже, месяц март наступил в середине кеплерской осени с тех пор, как мы сходили на липовое свидание. во имя общего блага! Для глизелианина оно казалось самым что ни на есть настоящим, и он поразительно активизировался. Врубил свою альфа-самцовость на полную катушку, и только благодаря защите Джиса я пока что не была совращена.

А после первого же закидона с показательным прижиманием к стене от Карэта, цветы, подаренные им, не без помощи соседа, полетели в открытое окошко. Долго терпел, наверное.

Две недели отсутствия Эдо тянулись целую вечность. На практическое занятие нам дали замену, которая не шла с молчаливым приятелем ни в какое сравнение, и мы с нетерпением ждали, ну когда же, когда наше трио воссоединится.

Сердце пропустило удар. Первые признаки жизни спустя столько времени. Имея, не храним - истина. Иногда я тихого соседа даже не замечала, а теперь его отсутствие давило на меня невидимыми титановыми плитами со всех сторон.

Когда Джис поинтересовался, писал ли мне каптейнианин хоть что-нибудь, ответила ему честно, но он нисколько не обиделся. Напротив, обрадовался, что парень наконец-то пошел на контакт.

Что же такого хотел рассказать мне Эдо? Только мне. Наверняка все то же, что уже поведал мне Джис, но слушать буду со всей внимательностью. Он должен к нам вернуться. Без него уже совсем не то.

Ближе к вечеру вся моя моральная подготовка ко встрече начала давать ощутимые трещины. Словно всю жизнь на Земле я сдерживала слезы, чтобы на Кеплере устроить самый натуральный потоп.

Честно говоря, прежде мне никогда не приходилось общаться с людьми, ограниченными в чем-то природой. Кроме ума. Современная медицина творила чудеса, и особенно на Каптейне. Буквально с того света возвращала. Но что делать человеку, не способному оплатить дорогостоящие операции на головной мозг? Стараться выживать, приспосабливаться к частично чуждому ему миру. Откуда же еще у людей комплексы берутся, если не из-за негативной оценки других?

Я хотела написать Эдо еще что-нибудь до нашей встречи. Не важно что. «Как у тебя дела?», «Как ты себя чувствуешь?», «В какой гостинице остановился?», но понимала: внезапный наплыв заботы парень может воспринять как жалость, а мне бы этого не хотелось. Даже если я все еще не могла свыкнуться с мыслью о его инвалидности, ему это показывать ни в коем случае нельзя.

Вот по какой причине он не хотел мне ни о чем говорить. Жалость. Иногда она страшнее ненависти.

Шла я на место встречи, едва переставляя ноги, до сих пор пытаясь собраться с мыслями и оттягивая время.

Но когда увидела сгорбленный силуэт Эдо на скамье возле входа в парк, то захотелось провалиться сквозь землю. Потому что эмоции вновь взяли надо мной верх, и предательские слезы брызнули из глаз.

Отвернулась, чтобы промокнуть их рукавом.

Возьми себя в руки, Зоя, в конце-то концов! Джис прав. Это не конец всему. Наш сосед -замечательный человек и...

Но это было что-то нервное, потому что я никак не могла остановиться. Однако в руки я сама себя не взяла. В руки меня взял кто -то другой, приобняв сзади за плечи.

Обернулась, подняла голову и встретилась с бездонными серыми глазами. Утонула в них, погрузилась в глубины головой. Очнулась, уже повиснув у каптейнианина на шее, а он, в свою очередь, прижимал меня к себе.

Мы еще никогда не сокращали расстояние настолько. Настолько, что я чувствовала ненавязчивый запах хвойного одеколона. Легкий-легкий, невесомый, как и сам Эдо.

Как же я по нему соскучилась! По взгляду, тихим замечаниям, редким смешкам. Будто открыла для себя заново. Перечила книгу под названием «Эдо» и поняла, что смысл в ней заключен совсем другой.

Даже из рук его выпускать не хотелось. Вдруг снова уйдет, улетит. В ноль растворится, как в песне.

Нет. С того момента, как я почувствовала его запах, он перестал быть для меня тенью Джиса. Он стал самим собой, целым, теплым на ощупь. Волосы его пахли мужским шампунем. Подумать только, прожила с ним столько времени в одной комнате, а только сейчас все это ощутила.

Не знаю, сколько времени мы провели в таком положении, но парень слегка отстранился, взял мою руку в свою, поцеловал пальцы, едва касаясь губами, и повел в парк.

Прогулка обещала быть тихой и молчаливой. Несмотря на то, что Эдо летал на Каптейн за новым устройством, шея его сейчас была обнажена. Он хотел показать себя таким, какой он есть. Но мне до сих пор было невдомек, почему позвал он только меня? Без Джиса. Мне казалось, что они уже стали друзьями не разлей вода, а я так. Небольшое занудное и временами вредное дополнение. Для Эдо точно.

Вероятно, он чувствовал, что мне нужно некоторое время, чтобы принять его в сочетании с недугом. Если это и есть причина нашей вечерней вылазки, то я могу быть спокойна.

Я и правда немного расслабилась, влекомая каптейнианином все дальше в парк. Мы не спешили. Шли достаточно медленно. Наша обувь стучала по гладкой асфальтированной дорожке, ветер шуршал листьями в кронах деревьев. Сверчки, предсказывая скорый заход Санкира, разливались задорным стрекотом.

Хотелось восхищенно прошептать: «Эдо, здесь так тихо и спокойно», а потом спохватилась, что для него все еще тише. Беззвучно.

Хватит об этом думать! Хватит! Прекрати! Почему я постоянно возвращаюсь к одной и той же теме, если до этого мы могли замечательно, хоть и недолго, общаться на многие другие интересные темы?

Но если Эдо пришел без ошейника, значит, он говорить не хочет. А чего же он тогда хочет?

Он переплел наши пальцы. На меня не смотрел. Либо вперед, либо под ноги. Потом достал смарт, набрал на нем что-то, а мой гаджет пиликнул, оповещая о входящем сообщении.

Вынула его из кармана свободной рукой.

А вот и тема для диалога созрела. Не вполне обычного, правда, но так даже интереснее.

іоуа_еуІег: О том, как соскучилась.

Решила не кривить душой. Мы с Джисом оба себе места не находили все эти две недели, потому что в нашей компании третий - не лишний. Третий - очень важное звено, без которого цепь нашей дружбы рвется.

Эдо оторвался от экрана, посмотрел на меня и тепло улыбнулся. А затем снова опустил глаза.

ейо_кеіг: Знаешь, почему я позвал тебя одну?

Поджала губы. Помотала головой.

ейо_кеіг: Собираюсь поговорить кое о чем девчачьем. Джис не оценил бы.

Усмехнулась, на что мне ответили озорными искорками в серых глазах.

іоуа_еуІег: Попробуй.

Напротив очередной лавочки Эдо остановился и сел, отпустив мою руку. Теперь он задействовал оба больших пальца для того, чтобы печать, поэтому я поняла, что необычный письменный разговор нам предстоит долгий.

ейо_кеіг: Не спрашивай пока, почему я это рассказываю. Я все поясню, когда закончу.

Кивнула.

ейо_ке11: Мне сложно начать. Переквалифицироваться из слабака в мужика. Могу немного тормозить, извини.

ейо_ке1г: В старшей школе

Он перестал печатать, прикусил губу, взъерошил черные волосы и, скорее всего, по привычке, дотронулся до обнаженной шеи кончиками пальцев. Вдохнул-выдохнул.

ейо_кеіг: Когда я учился в старшей школе, я еще не скрывал аппарат. У нас такие вещи в порядке вещей.

ейо_кеіг: Тавтология, извини.

ейо_кеіі: Я нормально общался с одноклассниками, они со мной. Я не чувствовал себя каким-то не таким. Я был как все.

А я представила себе Эдо, такого же, как все. Может, не особо разговорчивого из-за быстро садившегося аккумулятора, но веселого, общительного, улыбчивого. Гонявшего в какой-нибудь там футбол на улице. И мне вдруг стало очень больно от того, что не удалось увидеть его... таким.

ейо_кеіг: Мне даже нравилась одна девчонка из параллели. Симпатичная, милая. Но ее постоянно окружала стайка подружек, и подойти я не решался.

Стеснительный Эдо. Просто прелесть.

ейо_ке1г: Я опустился до того, что начал следить за ней. Шел за ней иногда следом после школы, с утра караулил у дома. Мы все немного маньячны со своей первой любовью.

Первая любовь? А была ли у меня первая любовь? Мальчишки, которые вызывали симпатию, разумеется, были, но сейчас понимаю, что детские чувства далеки от настоящих.

ейо_кеіг: Однажды я все-таки решился edo heiz: Подошел к ней ейо_кеЬ: Сказал, что она мне давно уже нравится, и предложил узнать друг друга получше.

Парень замер с поднятым над экраном пальцем, снова закусил губу, кинул на меня взгляд, а я ободряюще улыбнулась ему в ответ.

Следующее сообщение он отправил, предварительно глубоко вздохнув.

ейо_кеіг: Как думаешь, что она ответила?

Монолог каптейнианина приобрел элементы интерактива. Судя по печальному виду, ничего у брюнета не сложилось. По какой причине я смогла бы отказать в отношениях такому очаровательному и умному парню, как Эдо?

1оуа_еу1ег: 1. Прости, у меня уже есть человек, к которому я неравнодушна.

Сосед беззвучно усмехнулся.

іоуа_еуІег: 2. Прости, но я не люблю зануд. Стань стильным и модным, и тогда поговорим. гоуаеуІег: 3. Прости, но я предпочитаю парней постарше и поопытнее.

ейо_кеіг: Твои варианты мне нравятся больше.))

Заходивший Санкир теперь мог посоперничать с улыбкой брюнета в свете и теплоте.

ейо_кеЬ: Но она ответила

ейо_ке1г: Ты - мусор. Зачем мне подбирать мусор?

Мусор?.. Эдо?..

Я всегда была человеком не конфликтным по природе своей. А то, что в первый же день в академии при помощи подручных средств предотвратила драку между Джисом и Гуреном - скорее исключение, чем правило. Однако... уже сейчас я была готова залепить смачную пощечину особе, посмевшей сказать это моему другу.

ейо_кеЬ: С тех пор я скрываю аппарат. От людей, которые мне дороги, тем более. ейо_ке1г: Потому что боюсь потерять их так же.

гоуа_еу1ег: Хоть у тебя и есть какие-то проблемы с мозгом, но у нее он отсутствует в принципе.

гоуа_еу1ег: Может, и у тебя тоже отсутствует. гоуа_еу1ег: Если ты поверил в то, что ты мусор.

Какое же. отвратительное слово.

Возможно, я постепенно становилась таким же эмпатом, как Джис, но слезы опять хлынули, заливая щеки. И не просто от жалости, а от невыносимой боли. Словно на мгновение я перенеслась в тело влюбленного школьника-Эдо и хамоватый отказ получила сама. Мерзко, липко стало на душе. Вот тебе и толерантный мир. когда земляк может безнаказанно втоптать в грязь и навсегда оставить с израненной психикой.

ейо_кеіг: Простишь меня за то, что держал все в тайне?

Нервно засмеялась, прикрыв лицо руками. Смеялась сквозь всхлипы, а когда пауза совсем затянулась, повернулась к парню и повисла на его шее, зарыдав уже в плечо.

Эдо! Мусор! Как?! Нет, одной пощечиной эта дрянь не ограничилась бы. За волосы оттаскать по всем коридорам! Еще никогда я не испытывала такой лютой ненависти к кому-либо. Даже к Гурену в тот момент, когда он искал компромат в моем смарте. Каптейнианка побила все рекорды.

Брюнет приобнял меня одной рукой, пока слезами я заливала плечо его куртки. Должно быть, он чувствовал себя очень неловко, так как не мог меня успокоить, но держать шквал таких сильных эмоций внутри - значит медленно убивать себя.

Услышала, как парень зашуршал сумкой. Тихий металлический щелчок, шорох волос...

- Я хотел попросить прощения, но сделал только хуже, да? - разорвал тишину бархатный голос.

- Эдо. почему?..

- Что?

- Почему все так гру-у-устно?..

Он мягко рассмеялся.

- На самом деле все не настолько грустно, как ты думаешь. Но об этом потом. Я хотел вернуться в общежитие утром.

- Утром? А сейчас передумал? - с надеждой спросила я, подняв на соседа глаза.

- Сейчас я не хотел бы тебя одну в таком состоянии отправлять к Джису.

- Почему?

- Потому что. начнет утешать? - усмехнулся парень.

- Да, это он умеет, - рассмеялась я в ответ.

Интерлюдия. Гурен и Карэт


Уже который день я пытался найти причину. Копал и копал, да все бестолку. Виновен. Я сам был свидетелем их разговора. Видел его, выбегавшим из системной, уже два раза. Мог бы поставить на его лицо сотню оттисков со словом «виновен», но я не верил. Я все еще не верил в то, что он способен на такие вещи. Да я же знаю его, как облупленного. Карэт не дурак, но и не убийца.

Отложил планшет в сторону, откинулся на спинку кресла и прикрыл уставшие глаза.

Виновен. Или нет? Виновен. Или нет? Почему я до сих пор не могу посмотреть правде в глаза и начать собирать доказательства?

Процедил воздух через стиснутые зубы, наощупь нашел на столе смарт, приподнял над головой, так же наощупь ввел пароль и открыл глаза.

гоуаеуЫт: Привет.

гоуаеуЫг: Как продвигается дело?

гоуа еуЫг: Инспектор Скайнер. :)

гоуа еуЫг: Наверное, сильно занят. Не буду мешать.

А то пиликаю сообщениями, достаю тебя.

іоуа_еуІег:

гоуаеуІет:

гоуаеуІет:

гоуаеуІет:

гоуаеуІет:

гоуаеуІет:

гоуаеуІет:

гоуаеуІет:

гоуаеуІет:

Привет. Даже не здороваешься. Я обиделась.

Ты хотя бы читаешь мои сообщения?

Я больше не буду ничего писать.

Привет.

Как только Эдо вернется, надеюсь, мы наконец-то поговорим. А не читать сообщения не вежливо.

Я вижу, что ты в сети. Почему не читаешь? ):

Чувствую себя Карэтом.):

Усмехнулся, пролистав все.

Нет. Ответить - все равно что наживку закинуть. Пусть знает, что человек при исполнении к милым личикам равнодушен. Девчонка-то и впрямь ничего, но после выполнения задания с Кеплером меня уже ничего связывать не будет. Может, и с человеческими системами тоже. Забросят в другие. А разбивать хрупкие девичьи сердца в мои планы не входило.

«Нет» привязанностям, «нет» семье, «нет» личной жизни. Тройное «нет». Против одного единственного «хочу ответить на чертово сообщение».

- Ты куда? - обернулся я на шебуршание перед входной дверью.

- Пройдусь.

Карэт уже накидывал куртку, стоя перед зеркалом.

Куда его вечером нелегкая понесла-то? Нет, сегодня пасти его отказываюсь. Нужно прилечь и дать гудящей голове отдохнуть.

Поэтому, когда дверь захлопнулась, встал из-за стола, улегся на кровать прямо в одежде. Еще некоторое время полистал фотки со страницы Тейли, где на половине из них неловко улыбалась землянка-надоеда, которую явно насильно втащили в кадр, и...

Нет, вы только посмотрите на это. Что творится в голове у этой девки? То готова запрыгнуть на меня прямо в кафе, то снова добавляет в ЧС. Как часто у нее эти дни наступают? Какой у тебя цикл, женщина?!

А самое тупое в этой истории то, что мне нравится. Мне нравится, черт возьми, детка, когда ты строишь из себя непорочную малолетнюю школьницу, которая не знает, с какой целью мужчины и женщины делятся по половому признаку. Да-а-а.

Резко выдохнул и облизнулся.

Но долго-то она бегать не будет. Природа свое возьмет. Если только радужный мальчик не завалит ее первым. Эх. Как жаль, что он оказался нормальной ориентации. Соперник. Хотя, может, и нетрадиционщиков в стриптиз берут? А какая, к чертям, разница? Я первый!

На дверном звонке черный список не настроить, красотка, вот с чем ты прогадала. А сегодня я готов к встрече с интересным продолжением как нельзя кстати. Непорочный цветочек раскроет свои лепестки. Почему? Потому что я хочу. А если я чего-то очень сильно захотел, то своего все равно добьюсь.

Двери отворились, и радужный мальчик встретил меня на пороге с поварешкой в руках. Может, он все-таки не натурал?..

- Чё?

По старой традиции мы никогда не начинали наш диалог с приветствия. Традиции надо чтить.

- Через плечо, - ухмыльнулся я.

Попытался сделать шаг в комнату, но мне перегородили дорогу ногой.

- Это насколько обдолбанным надо быть, чтобы продолжать сюда приходить? - процедил Тейли сквозь зубы.

А проксимианин сегодня в ударе. Не обломал ли я ему чего? Если обломал, значит, точно не зря пришел. Не думаешь ли ты нагнуть землянку быстрее меня, радужный? Обломинго. Счет, пожалуйста!

- Насколько нужно быть обдо-о-олбанным, чтобы думать, что у меня ничего не получится?

- усмехнулся я. - Я - охотник. И я охочусь на свою добычу. - Щелкнул языком и прикусил губу.

- Добыча - это те вялые глизелианки, которых тебе удалось завалить, напоив до потери сознания? Здесь таких нет. Разворачивайся и на космодром. На Глизе. Удачи.

- А если я останусь? - приблизился к самому его лицу, состроив грустную мину. -Затанцуешь меня до смерти? Голышом? Не простудишься?

- Я могу просто закрыть эту дверь, ушлепок, - гаркнули мне, толкнули в грудь (надо же, сколько силы у пацана!).

Металлические створки дверей съехались, щелкнула блокировка.

- Тейли, урод! - забарабанил я кулаками в створки, но открывать мне снова никто не спешил.

Выместил свой гнев на стене, ударив по той до боли в костяшках, скатился по ней вниз и прикрыл лицо руками.

Пока не заберу эту землянку себе, даже о работе думать не хочется. А надо. Но не хочется. Интересно, как отреагировал бы наш идеальный мальчик Гурен на то, что я вступил в ряды доблестной глизелианской полиции и охочусь на Рида Тойнера под прикрытием, а? А? А?! И это даже до совершеннолетия!

Думаешь, я не знаю, как ты смотришь на Гурена, Зоя-я-я? В конце-то концов, только придурок не поймет того, что земляночка-недотрога попала в лапы этого вышколенного щенка. Почему? Почему?!

- Арщ-щ-щ!

Да что в нем особенного? А в ней что особенного?! Скажите мне, с каких это пор такой красавчик, как я, должен терпеть отказ за отказом, а? А? А?!

Может, придурок - это я?..

Интерлюдия. Джис и Эдо


- Ублюдок, - прошипел я, сжимая поварешку в руках.

Раз уж обещал Зое, что больше не буду кулаками махать, то обещание сдержу. Но как же это, мать твою, сложно! И не укусишь же. Может, заразный.

В кармане штанов пиликнул смарт.

О, каждый раз бы так. Чтобы только вспомнил - и она тут как тут. Моя милая пунктуальная девочка.

ІоШа_каІєпіа: хочешь интересную фоточку? :3

Опс, обознался. Бывает. Главное - вовремя перекрыть поток.

js_teile: я первый

ІоШа_каІєпіа: давай, давай!

Отправил ей последнюю совместную фотографию с Зоей. Девушка здесь особенно мило получилась. Улыбка почти не натянутая (редкость!), волосы немного взъерошены, но эта легкая небрежность с утра всегда украшала чересчур правильную мышку, обычно собиравшую волосы в аккуратный хвостик.

1оШа_ка1еШа: :(

ІоШа каїепіа: издеваешься?

Это ты издеваешься, побывав в постели у каждого второго стриптизера «Ночных дьяволов», и возмущаясь потом, с какой это стати мы расстались? Действительно, что мне до этих венерических заболеваний, когда современная медицина творит чудеса? Однако дело совсем в другом.

js_teile: нет

js_teile: мы встречаемся

js_teile: а сиськи можешь отправить моему брату, чтобы не пропадали зазря

Если бы Зоя знала, что для всех мы состоим в отношениях, то, наверное, ударила бы меня. Больно. Но это для ее же блага!

Почему я до сих пор не предложил ей встречаться? Да потому что она не согласится. Я знал это. А отношения наши испорчу и разрушу мост к ее сердцу, который с таким трудом строю едва ли не с первых дней знакомства. Карэт, конечно, сильно подпортил мне репутацию в ее глазах. И не столько из-за моего прошлого, сколько из-за того, что я скрывал информацию такого характера.

Но рано или поздно своего я добьюсь. Это того стоило, потому что Зоя - полная противоположность легкомысленным проксимианским девицам. Скромная, тихая, романтичная. Когда такие влюбляются, у них бабочки в животе порхают. И хочется быть тем, ради кого они порхают. Хочется настоящего, а не поддельного. Любить и быть любимым. Что же в этом плохого?

ІоШа_каІеШа: Джис, давай без шуток ІоШа_каІеШа: я же извинилась ІоШа_каІепіа: мы все совершаем ошибки

Вздохнул, усевшись за стол, и отложив поварешку в сторону.

Зачем я постоянно у плиты стою? Ах да, чтобы создать видимость перед Зоей, что я хозяйственный. Землянки любят хозяйственных мужчин, я читал.

js_teile: тогда больше не совершай их js_teile: в других отношениях

И закончим на этом. Вовремя, потому что дверь в комнату открылась.

- Оп, соседушка! - тут же вскочил Джис из-за стола, как только мы с Зоей переступили порог комнаты.

Да, приятель, верю, что переживал. Ты слишком искренен даже для проксимианина с темным прошлым.

Но долго отвечать на приветствия я не мог. Недуг снова дал о себе знать, и я поспешил в ванную комнату. Должно быть, замок снова размагнитился. Меня долго не было, а Джис не в состоянии починить даже калькулятор. Но я надеялся, что меня все-таки оставят на некоторое время одного.

Как только склонился над раковиной, пара капель пота скатилась со лба и упала на металлическую поверхность.

Пусть дорогих соседей отвлекают мысли о том, что я глухонемой, чем о том, с какой целью я провел на Каптейне дополнительную неделю.

Да, доктор, у меня появились новые симптомы. Обследование? Хорошо, только недолго, а то у меня учеба. Не могу учиться? О чем это вы? Болезнь Луи Герига? Откуда она могла взяться? А что она собой представляет? Постепенную атрофию мышц? Нет, простите, придется обойтись без операции. Она еще дороже, чем избавление от глухоты и немоты. Всего вам хорошего.

Обследование показало, что добить меня окончательно организм способен в кратчайшие сроки. За что же меня так жизнь ненавидит? Что я ей сделал?!

Вытянул руку перед собой. Сжал пальцы, разжал. Сжал, разжал. А сжать снова уже не смог. Теперь нужно было подождать несколько минут прежде, чем спазм прекратится. Сначала руки, потом ноги, а затем атрофия дыхательных путей и... всё.

Что толку в том, что ты красивый и умный парень, если этот парень - я? А как же нормальные человеческие отношения? Свидания, поцелуи, жена, дети. работа? Кто-то проклинает каждый свой день, когда у него есть все это и даже больше. А кто-то живет с мыслью о том, что ему никогда так крупно не повезет. Все потому, что люди редко ценят то, что имеют.

Подняв глаза, увидел в зеркале свое болезненное отражение с влажными дорожками слез на щеках.

Все-таки у каждого свой мир. И уже в этом мире свои проблемы, желания, страхи. Кто ж я такой, чтобы требовать невозможного от других, если собственный мир ограничен? Что я могу дать взамен на крупицу счастья?

Я боялся. Того, что если расскажу обо всем Зое, она действительно согласится встречаться со мной. Из жалости. Будет идти со мной под руку, а вслед смотреть другим, пока я не сдохну, и она не отмучается.

Палец на застывшей руке наконец-то дернулся. Потом еще один. Вскоре я снова смог сжать их все. Жаль, что следующий приступ не заставит себя долго ждать.

Сжав руку в кулак, закусил пальцы, чтобы почувствовать боль, говорившую о том, что тело пока еще функционировало, пусть и с перебоями. А еще для того, чтобы сдержать подступавшие к горлу рыдания.

И все-таки... имею ли я тоже право на счастье?

Глава 16. Расколдовать Спящего красавца


- А-а-а! - руками я пыталась прикрыть как можно больше, но чувствовала, как щеки мои вспыхнули. - Отойди! Отойди от двери! Джи-и-ис!

- У меня четыре сестры! Чего я там не видел?! - всплеснул парень руками, но отошел.

Двери в ванную комнату съехались, а я, прижав мочалку к груди и прикрыв глаза, облокотилась на прохладную плитку позади меня.

Рано или поздно это должно было случиться. Вот только Эдо уверял, что починил чертову дверь. Что это за приколы такие с утра пораньше? Ох, зла не хватает!..

Вышла я из ванной, поджав губы, все еще красная, будто не под душем стояла, а в кастрюле варилась. Проксимианский музыкальный канал уже гремел на всю комнату. Но в этот раз я не попросила убавить громкость. Даже села поближе.

Джис быстро заметил резкую перемену во мне.

- Кто-то знакомый?

Я вгляделась в экран. Шестеро парней из прокс-поп группы отплясывали на залитой светом софитов танцплощадке. Каждый пел по несколько строк одной из самых любимых моих песен. Как же я могла это проигнорировать?

Я ревную! Детка, я ревную! Весь горю, когда он смотрит На тебя, мою родную!

Я ревную! Да-да, я ревную!

Обниму и зацелую! Только не он!

Да, кому-то строки могут показаться банальными, но в шестнадцать лет... в шестнадцать лет девочки любят, когда красивых мальчиков от чувств выворачивает. Даже если они певцы и не подозревают о твоем существовании.

Джис подошел и встал напротив телевизора, поставив руки в боки. Приходилось очень постараться, чтобы что-либо разглядеть из-за широкой спины соседа.

- «Белые драконы взлетают»? Серьезно? Пф-ф-ф. - фыркнул проксимианин. - И они тебе нравятся?

- Нет, совсем нет, - замотала я головой. - Просто.

- Зоя! Только ремонт сделали, имей совесть! - встала мама в дверях, наблюдая за тем, как я обклеиваю новые обои пестрыми плакатами. - Клеит тут своих петухов!

Я резко обернулась, нахмурив брови, с кусочками скотча на щеках.

- Это же «Белые драконы взлетают»! - запротестовала я. - Это не петухи!

- Даже этот? - кивнула она на плакат с ведущим темноволосым вокалистом. Густая челка, подведенные черным карандашом глаза, очаровательное металлическое колечко в нижней губе, томный взгляд, сексуально приоткрытый рот.

- А это - Кан! - кинулась я на защиту, а затем расплылась в нежной улыбке. - Мой будущий муж.

- .просто песня понравилась, - не моргнув, ответила я Джису.

Поджала губы, выдержала долгий зрительный контакт, а потом началась сольная партия Кана.

Да, уже я весь полыхаю внутри!

Улыбку свою ты сотри, мой соперник,

Ты теперь смертник, и казнью твоею заведую я! Ох, как же я зол, ее взгляд на тебя, как укол

Экран потух.

- Джи-и-ис! - крикнула я, но он обернулся ко мне, высоко задрав подбородок и выпятив грудь. Хмыкнул, снова фыркнул и бодреньким шагом прошел на кухню.

- Ревнует, что ли? - проворчала я под нос, сверля взглядом выключенный телевизор.

А потом на кухне раздался громкий звон.

- Это не я! - грянул голос галограмера сразу же после звона. - Это Эдо!

Да-да, наш максимально педантичный и аккуратный скромняга-сосед измывается над посудой.

Но когда я прошла на кухню, то увидела, как брюнет ползает по полу, собирая осколки, а Джис наворачивает пышные блины, сидя за столом.

- Рука дрогнула, - пояснил каптейнианин, подняв на меня глаза.

- Ничего страшного, - улыбнулась в ответ.

- Смотри, чтобы Неончик не поранился, - предупредил разноцветный, уже осматриваясь в поисках синего котенка.

- Неончик, блин, - буркнула я. Нагнулась, чтобы помочь, потому что Джис, судя по всему, встал сегодня не с той ноги.

- Осторожно, не поранься, - шепнул мне Эдо, и я шутливо толкнула его в плечо. Да пусть хоть все чашки в комнате перебьет. Зато рядом, а не где-то там на Каптейне.

- Знаешь, я же не один раз пил с этими «Белыми Драконами», - теперь причина плохого настроения Джиса была ясна на сто процентов. - Они мне про своих фанаток рассказывали. Знаешь, что? Знаешь? Что они их терпеть не могут.

- Я не фанатка, - отрезала я.

- А смотрела как фанатка! - не унимался галограмер, размахивая блином. - У меня, между прочим, четвертая категория звездности. И фанатки есть тоже.

- Не сомневаюсь, - усмехнулась я. Но взгляд зацепился за дрожавшую руку Эдо, нависшую над очередным осколком. Перевела взгляд на лицо брюнета. Тот закусил губу, а свой взгляд устремил куда-то в пол. - Что такое?

- А? - опомнился он. - Все нормально, нормально.

Похоже, не с той ноги встал сегодня не только Джис. Оставалось надеяться на то, что и у Карэта настроение не особо хорошее. Тогда никаких поползновений с его стороны не

возникнет. А вот что касалось Гурена... по нему сложно было понять, хорошее у него настроение или нет. Он всегда вел себя одинаково безразлично к происходившему.

Может, сегодня мы наконец-то сможем поговорить? Я дала ему достаточно времени для того, чтобы он разобрался со своими делами в одиночку.

- Чувак, ты случайно на душу не принял с утреца? - выудил меня из мыслей голос Джиса.

Мы уже шли к главному корпусу, а я все еще сочиняла варианты возможных исходов нашего сегодняшнего разговора с Гуреном, если он все-таки состоится.

Однако обеспокоенный голос проксимианина заставил меня повернуться к соседям и окинуть брюнета внимательным взглядом.

- Смена атмосфер. Акклиматизация, - лаконично ответил Эдо разноцветному, но тот в ответ нахмурился.

Потом Джис немного замедлился, заодно дернул за плечо меня, пока брюнет продолжал путь в гордом одиночестве, и кивнул в его сторону.

Вот сейчас я увидела, что так насторожило танцора. Да, именно танцора, потому что профессиональная деформация стороной его не обошла.

Походка. Ни в жизнь не обратила бы внимания, если бы Джис его не привлек. С виду ничего необычного, но если присмотреться, ноги Эдо сворачивали то немного влево, то немного вправо, хоть и шел он вперед. Парень быстро поворачивал ступни на место, но они то и дело меняли направление. Легкая пьяная походка. Серьезно принял на душу, что ли? Нет -нет, только не Эдо.

Мы с Джисом переглянулись, одновременно пожали плечами. Но на этом странности с соседом не закончились.

После первого же занятия галограмер, как обычно, взял у каптейнианина планшет с конспектами, пробежался глазами по строчкам и снова ткнул меня в плечо, пытаясь обратить мое внимание. Обратить мое внимание на то, что между некоторыми абзацами зияют белоснежные пропуски. О чем таком интересном задумался наш ботаник, что впервые за все время учебы конспект не дописал?

- Может, настроение плохое, - предположила я. - Или правда акклиматизация. Тебе не в «Астрал» поступать нужно было, а на инспектора, как Гурен.

- Тш! - шикнул на меня Джис, и я тут же зажала рот ладошками. - Раскричалась тут. Но ты знай, что у меня. этот самый. третий глаз! Всевидящее око.

- На заднице? - подошел к нашей компании Карэт с руками в карманах брюк.

Ну тебя еще не хватало. Делов натворил, а досталось за всё это Джису. Конечно, папаша-ректор, что ж взять с его сыночка?

- Не твое дело, где, - огрызнулся на него проксимианин.

Зрительный контакт. Опасный. Чуть ли не молнии мелькали. Того и гляди снова сцепятся. Пришлось дернуть Джиса за рукав и потащить в сторону выхода из аудитории. Новые проблемы ему точно ни к чему.

- Я тут это, - повысил голос клыкастый. - Изволил подойти извиниться.

- Ну и самомнение, - не выдержала уже я, остановившись и обернувшись. - Изволил? Изволь теперь пойти прочь.

Красноволосый усмехнулся, а наша троица все-таки вышла из аудитории.

Но на следующем занятии нас постигла еще одна напасть.

- Эдо Хэйз, - вошла в аудиторию та самая женщина в строгом костюмчике из приемной комиссии, которая встретила меня в кабинете администрации при зачислении. - Пройдемте, пожалуйста, за мной.

Мы с Джисом в очередной раз за день переглянулись и пожали плечами.

- Что творится-то? - спросил он у поднявшегося с места раздраженного брюнета, но тот мотнул головой, взял сумку и молча... ушел.

- Банк он на Каптейне ограбил, что ли? - нервно взъерошил проксимианин шевелюру.

- Не знаю. - пробубнила я.

- Вроде как новый прибор, двухнедельный отдых, все дела. Ай, пойдем за ним. Задолбало уже.

Я замерла. Идти узнавать, что творится с нашим приятелем, и, возможно, лишиться стипендии за побег с занятия, или же остаться и?..

- Могу один сходить, - уже поднялся разноцветный с места. - Эй, - окликнул он куратора. Как назло, сейчас было занятие именно по авиакосмической безопасности. - Мне это, хреново, короче, я пошел.

Мой кроткий взгляд на Зейна Кроули, потом - на удалявшегося вдоль ряда Джиса, затем снова на Кроули.

Я прилетела сюда учиться. Учиться. Грызть гранит науки, чтобы получить хорошее образование и обеспечить себя работой по специальности до конца жизни. У-чить-ся! Но.

Встала, тихонечко собрала вещи и вышла.

Это же Эдо. Как я могла его бросить с нерешенными проблемами? А они явно были. Он, действительно, сам на себя не был похож. Излишне задумчивый и молчаливый, неуклюжий, и будто все это время находится не здесь, а где-то там. в мыслях витает. Причем не в самых светлых, судя по всему.

Галограмера я догнала, и путь мы продолжили уже вместе, скорым шагом. В напряженном молчании спустились на лифте, прошли к комнате отдыха, но тут же спрятались за стеной, потому что перед кабинетом администрации разворачивалась самая настоящая драма.

Участников было несколько: тетка из администрации, Эдо и незнакомые мне мужчина с женщиной. Высокие, бледнокожие, худощавые и черноволосые.

- Один день, и всё будет готово, - уверяла та, что из администрации. - Не переживайте.

- Я никуда не полечу, - отрезал Эдо, скрестив руки на груди.

- Прошу прощения, конечно, но решение этого вопроса не в вашей компетенции, -деликатно ответила ему тетка. - Медицинские справки у нас на руках, а пилотировать с вашей болезнью невозможно.

- С каждым днем будет хуже и хуже, - едва не плача, повисла на плече нашего соседа черноволосая женщина. - Тебе нужно вернуться на Каптейн.

- Нет! - одновременно выкрикнули и Эдо, и Джис.

Взгляды всех собравшихся обратились в нашу сторону, и мы с проксимианином оба вышли из импровизированного укрытия.

Что значит... хуже и хуже? Что же ты еще от нас скрыл, наш тихий и скромный сосед?

- Если нас он не желает слушать, то пусть послушает хотя бы вас, - быстро нашлась черноволосая. - Пусть улетает. Туда, где ему могут помочь.

- Помочь с чем? - все еще оставался в «непонятках» Джис. - У него все на месте. Руки, ноги, голова.

- Джис. - одернула я галограмера, уже догадываясь, что у соседа случилось нечто серьезнее, чем все прошлые проблемы. Хоть и они были не из легких.

Меня даже затошнило от ужасных догадок одна хуже другой. Отстранять от учебы на столь толерантном, благодаря усилиям ЕГС, Кеплере.

Лицо Эдо не выражало ни единой эмоции. Сейчас он очень походил на Гурена. Взрослый, серьезный, хладнокровный. Но я чувствовала, что в душе его сейчас - дикая буря. Иначе голос не дрожал бы. Иначе руки не тряслись бы.

- У меня болезнь Луи Герига, - внезапно произнес сосед, бросив на Джиса опустошенный взгляд.

- Это что? - навострил уши проксимианин.

- Знаешь знаменитого землянина по имени Стивен Хокинг? Ученого, - решил изъясняться Эдо на понятном галограмеру языку.

- Ну-у-у, что-то такое слышал, допустим, - протянул разноцветный в ответ.

- И о том, что он большую часть жизни провел в инвалидном кресле с парализованным телом?

Когда на лицо Джиса легла наконец тень понимания, ему было уже не до выкриков и выпендрежа.

А я совсем потерялась в тревоге и страхе. Будто бы в омут темный нырнула с головой. Я и прежде думала: «Разве может быть что-то хуже потери двух из самых важных чувств?», изнывая от жалости к другу. Теперь понимала - может. И это было невыносимо страшно.

- У него есть и другие проблемы с мозгом, - вставила женщина, вновь ухватившись за плечо нашего соседа. Может... это его мать? Скорее всего, так и есть. - Поэтому болезнь крайне быстро прогрессирует. Он в инвалидное кресло не через пару лет угодит, а через пару недель.

- А операция? - встрепенулся проксимианин.

- У нас нет таких денег! - выкрикнула женщина в ответ, и я заметила, как лицо Эдо скривилось от отвращения. К себе? К матери? К ситуации в целом?

- Сколько нужно? - галограмер не отступал, а брюнет уже нервно топал ногой и покусывал нижнюю губу.

- Семьсот тысяч!

- Я дам эти деньги!

- Да заткнитесь вы! Все! - взорвался, наконец, Эдо. - И ты! - стрельнул взглядом в мать, снова отшатнувшись от нее. - И ты! - тот же взгляд, полный высвобожденного из недр души гнева, окатил Джиса с ног до головы.

Быстрым широким шагом брюнет сократил расстояние между нами, резко схватил меня за руку и направился к выходу. Мне едва удавалось перебирать ногами, чтобы случайно не запнуться. Да и сам Эдо, казалось, насилует свой организм на полную катушку, если брать во внимание его неуклюжую утреннюю походку. Стиснул зубы, сощурился. Руку мою сдавил больно, но я терпела. И была уже морально готова ко всему, что произойдет дальше.

Мы вышли на улицу. Яркий свет световых колец ударил в лицо, но меня потащили дальше. По крыльцу, через ворота. Я уже догадывалась, что мы направлялись к тому самому парку и той самой скамейке, которые уже стали нашими памятными местами.

Да, так и оказалось. Спустя несколько минут мы сидели на той лавочке в глубине парка, на которой только вчера вечером у нас состоялся непростой разговор о прошлом моего скромного соседа.

Но в этот раз Эдо не отворачивался от меня, застенчиво пряча взгляд. Не отрывая глаз от моего лица, парень взял меня за руки. Сжал их.

- Жалко меня? - внезапно спросил он. Зрачки его так расширились, что стало немного... не по себе. - Жалко ведь, да?

Брюнет шумно сглотнул, закрыл глаза, и только после этого я набралась сил для ответа.

- Нет. Ты эгоист и циник. Мне тебя не жалко.

Каптейнианин даже глаза удивленно распахнул и рот приоткрыл, но я знала, что говорю. И всю серьезность ситуации осознавала тоже. Трудна работа - из болота тащить бегемота.

- Ты своим выпендрежем добьешься только того, что тебя скрутит окончательно, - серьезно продолжала я, но сердце мое в этот момент обливалось кровью. Чтобы не разреветься, приходилось прикладывать неимоверные усилия. Одно растерянное лицо Эдо чего стоило... - Тебе представилась прекрасная возможность провести операцию, а деньги вернуть потом, еще и без процентов. В рассрочку. А ты предпочтешь инвалидное кресло. из гордости?

- Зоя. - кинулся парень мне на шею, и я машинально прижала его к себе.

Сейчас он уже не казался таким крутым индюком, как у кабинета администрации. Сейчас Эдо был потерянным, несчастным и слабым ребенком, поддержка для которого - самое великое сокровище.

Я почувствовала, что плечо мое увлажнилось от его слез. Пришлось поджать губы и максимально сосредоточиться, чтобы не показать свою слабость.

- Джис ведь от всей души тебе помочь хочет. Как и твои родители. И я.

- Я улечу, - оторвался он от моего плеча, и лица наши оказались довольно близко и на одном уровне. - Если ты этого так хочешь, я улечу. Но у меня будет последнее желание. Можно?

- М-можно. - недолго думая, слабо кивнула я.

- Точно можно?

- Можно.

- Можно мне поцеловать тебя?

И пока брови мои медленно ползли вверх, каптейнианин мягко коснулся моих губ своими. Буквально на пару секунд. Потом оторвался, коснулся лбом моего лба и с усмешкой прошептал:

- Еще никогда не чувствовал себя таким мусором, как сейчас.

Только я открыла рот, чтобы возразить, парень снова впился в мои губы. Его руки сжали мои плечи, ткань студенческого мундира затрещала под его пальцами. А насколько нежным и чувственным был этот поцелуй. Словно все чувства, которые Эдо не мог выразить все это время словами, он выразил этим поцелуем.

- Теперь можно и в кресло, - произнес брюнет, когда сладкая пытка закончилась.

Вскоре и наша троица, и родители Эдо уже сидели в нашей комнате и решали, что делать дальше. Удивительно, но за стипендию я сейчас переживала меньше всего, и даже мысли о Г урене отошли на второй план.

- Доступ к своим деньгам я получу только на Проксиме.

К Джису быстро вернулся прежний оптимизм. Несмотря на то, что все остальные присутствующие сидели с каменными лицами, в том числе я, галограмер цвел фантастическим цветком.

- Но через две недели - двухнедельные каникулы, - поднял Джис указательный палец и продирижировал им в воздухе. - И мы с Зоей полетим эти деньги добывать!

- Мы?! - искренне удивилась я.

Волна непонятного страха накатила на меня от одной только мысли, что я так скоро могу оказаться на чужой планете, совершенно не похожей ни на Землю, ни на Кеплер. Другая культура, другой менталитет... Не сойду ли я с ума от переизбытка информации и тревоги уже на космодроме?

- Одному скучно. А так я тебе и столицу нашу покажу, и с сестрами своими познакомлю.

Проксимианин смешно заиграл бровями. Такой уж у жителей Проксимы Центавра менталитет. Г оворила же, что в любом стереотипе есть доля правды. А молодые землянки так вообще с ума сходили по харизматичным мальчишкам с планеты развлечений.

Во мне же их яркого огонька отродясь не водилось. Хоть я и не знаю, кто мой отец, но ни капли не сомневаюсь в том, что моя педантичная и серьезная мама не позарилась бы на этих вечных детей.

- Надеюсь, много времени на то, чтобы разблокировать карту, не уйдет. С документами побегать там-сям. А после этого через пару дней будем уже на Каптейне.

- На Каптейне?! - снова воскликнула я.

- Но мы ведь должны поддержать нашего соседушку во время операции, - посмотрел на меня Джис с таким укором, будто я только что сказала что -то дико неприличное.

Перевела взгляд на понурого Эдо, сидевшего на самом уголке белого дивана и не отрывавшего глаза от пола под ногами. Представляю, что он чувствует сейчас, находясь в центре внимания и при этом предпочитая одиночество и тишину. Еще и Джис со своей щедростью и деньгами, о которых простые люди, как мы с Эдо, могут только мечтать. Конечно, с высокой вероятностью сработает психологическая защита.

Вдруг каптейнианин поднял глаза на меня, а мне взгляд пришлось отвести. Щеки уже покрылись легким румянцем, я чувствовала. А губы защекотало.

- Когда мы должны будем вернуть вам деньги? - подал голос отец Эдо. Мужчина, открывавший рот крайне редко и по делу. Его я ни в коем случае не стала бы винить в неудачах семьи Хэйз. Скорее действительно элементарное невезение.

- Вам ничего возвращать не нужно, - великодушно махнул рукой проксимианин, откинулся на спинку кресла и скрестил ноги. За считанные секунды он из человека сахарной ваты превратился в Джисамина Лексгана - четырехзвездного сына вальеттского богача. - Мне все вернет сам Эдо, когда выучится и заработает. В любое время. Я планирую прожить долгую и насыщенную жизнь. Он, надеюсь, тоже. Так куда спешить? Может, эта непредсказуемая и полная всяческих испытаний жизнь доведет меня однажды до одних трусов на холодной улице. А поможет мне, сжалится надо мной мой старый благородный друг по имени Эдо Хэйз. Кто знает, кто знает?.. Да! Ты улыбаешься! Я смог.

Наш сосед действительно улыбнулся краешками губ, но и этого было достаточно, чтобы у меня камень с души свалился. Значит, его обида из-за вмешательства друга в вопросы собственного здоровья не такая уж и страшная.

Родители брюнета тоже сдержанно улыбались, ну а Джис в очередной раз сильно вырос в моих глазах. Казалось бы, танцуй себе и пой, проксимианин. Это у тебя в крови. Пей, гуляй, танцуй. У тебя есть слава, у тебя есть деньги, у тебя есть всё. Но нет. Джису этого «всего» было мало. Он пошел дальше и стал обеспечивать этим «всем» остальных. В самом ли деле он такой... добрый и справедливый? Хочет досадить богатенькому и влиятельному отцу? Или есть какие-то другие мотивы? Честно, я не знала. Но действия. Я видела действия, и мне было достаточно.

- А Неончика я отвезу сестрам. С блудного братика потребуют подарки, - усмехнулся разноцветный, кинув взгляд на голубого котенка, носившегося сейчас по комнате со звуками «тыгыдык-тыгыдык». - Всё будет чики-пики!

Глава 17. Знаменитости тоже плачут


До начала каникул Эдо оставался с нами. Улетать решили одновременно. Мы с Джисом -на Проксиму Центавра, Эдо с родителями - на Каптейн. Его мать с отцом даже номер сняли в гостинице неподалеку.

Элена Хэйз была права в том, что каждым днем нашему соседу будет становиться все хуже и хуже. Уже через пару дней Эдо с трудом поднялся с кровати. Ноги не слушались его. Мы потеряли счет чашкам, которые он разбил, а во время перерывов Джис подставлял каптейнианину плечо, чтобы тот мог удерживать равновесие. Но брюнет сам изъявил желание посещать занятия все это время, чтобы сильно не отставать по программе. По его версии. По нашей с проксимианином версии, Эдо как можно дольше хотел оставаться таким же, как все.

Несколько раз я подходила к Гурену в надежде вывести того на обещанный разговор, но у него резко возникали какие-то дела. «Поговорим потом» - бросал он мне, и ни одна из моих попыток успехом не увенчалась. В Галограме он продолжал меня игнорировать, а я в свою очередь продолжала игнорировать Карэта. Не только в социальной сети, но и в жизни. Клыкастый частенько наведывался в нашу комнату с новыми попытками извиниться, но у меня складывалось стойкое впечатление, что извиняется он вовсе не перед Эдо, а передо мной. А значит, вряд ли его раскаяние было искренним. Скорее из корысти.

В последние дни перед каникулами пришлось разгребать целый завал из разнообразных зачетов по всем предметам. От практических занятий Эдо был временно отстранен даже с учетом работы в команде, и все эти занятия были для него перенесены на вторую половину учебного года.

Готовились мы изо всех сил. Я с конспектами, Эдо с феноменальной памятью, Джис с. блинами. Не, ну а что? Мы никогда не возлагали на проксимианина больших надежд во всем, что касается учебы.

В итоге, на стипендию мы с брюнетом наскребли. Джис остался доволен средним баллом, а на следующий день нам уже предстояло выдвигаться на космодром.

Неудивительно, что половину ночи я проворочалась без сна.

Утром, однако, появились новые трудности. Эдо не смог встать с кровати. На этот раз ноги не слушались намного дольше обычного, а в руках невозможно было удержать не то что чашку, но даже столовые приборы.

В общем, мы сильно припозднились. Интересно, будет ли в моей жизни хоть раз, когда я не бегу на пассажирский космолет, как угорелая, расталкивая людей с криками: «Простите, извините»? Мы даже с соседом не успели попрощаться, как следует.

- Будь молодцом, соседушка. Настрой автоматическое принятие входящего при подключении гарнитуры, - напутствовал галограмер, пока мы оформляли скромный багаж.

- Витаминов больше, фруктов. Ну, ты понял.

- Хорошо, мам, - с легкой улыбкой отвечал брюнет.

- Пришлешь нам адрес клиники. Мы скоро будем. Туда и обратно.

Пока наблюдала, как эти двое обмениваются напутствиями, смарт в моем рюкзаке завибрировал и пиликнул.

guren_skyner: Сегодня можем поговорить. К 15:00 подойди к воротам академии.

- Пойдем, опаздываем, - кивнул Джис в сторону нашего космолета с конечной остановкой в Вальетте.

Кинула взгляд сначала на разноцветного, потом на бледное лицо Эдо, затем снова на экран смарта, где высвечивалось долгожданное предложение о встрече.

Опять передо мной встал выбор. Ну почему мои соседи и Гурен не могут объединиться, чтобы мне никогда не приходилось выбирать?

Что ж. Как сказал бы Джис, «Такова жизень» и, скрепя сердце, я побежала к космолету Кеплер - Проксима Центавра, на ходу убирая гаджет обратно в рюкзак.

На борт с проксимианином запрыгнули одновременно. Еще пара минут и пришлось бы покупать билеты на другой рейс - вечерний. Но медлить с операцией было нельзя.

- Ва-а-а, скоро ты увидишь Вальетте, - расплылся Джис в улыбке, когда мы заняли места. На этот раз от тошнотных иллюминаторов подальше. - Это так крутецки! Глянешь на наши магазины хоть одним глазком, и на главную сцену сходишь посмотришь. Только пока я бегаю с документами, посидишь в коттедже, потому что ты - аюша, а не шалла. С сестрами своими познакомлю. Они все милые. Быстро общий язык найдете. А где Неончик?! О, точно, я же сдал его в багажный отсек. Надеюсь, с ним все нормально будет. Там ведь присматривают за зверями? Нам же не один день лететь. Зоя? Зоя!

іоуа_еуІег: Я не приду. У меня дела, инспектор Скайнер.

Отправить ему смайлик или не отправлять? Нет, смайлик тут лишнее. Нужно показать всю свою серьезность.

- А, понятно... - протянул галограмер где-то на заднем плане моего восприятия окружающего мира. - Ну-ка, дай!

Смарт выхватили из моих рук. Я только ойкнуть успела.

- Вот, так-то лучше, - протянули мне гаджет обратно спустя несколько секунд. гоуаеуІет: я лечу с Джисом на Проксиму, мы будем там зажигать, чао-какао гоуа_еуІег: :Р

- Джи-и-ис!

guren_skyner: Понятно. Удачи.

guren_skyner: Мне она смарт даже в руки не давала.

А в самом деле, насколько сильно я доверяю Джису?

Но потом вспомнила, что лечу с ним на его родную планету после двух месяцев знакомства и при этом испытываю лишь легкий мандраж перед неизведанной инопланетной культурой. Да. Пожалуй, этот парень - первый человек после мамы, которому я доверилась целиком и полностью и еще ни разу не пожалела об этом.

- А знаешь, чем еще меня бесят «Белые драконы взлетают»?

Рот Джиса и так редко закрывался, а сейчас он и тему для себя нашел наиболее интересную.

- Когда ж ты уже в покое их оставишь?.. - едва слышно пробубнила я.

Но парень ответа или встречного вопроса от меня не ждал. Сам спросил - сам ответил. Именно по такой схеме.

- Когда они из турне возвращаются, то смотрят на четырехзвездочных, как на отщепенцев каких-то. «Джи-и-ис, - постарался разноцветный скопировать манерного ведущего вокалиста. - Я чуть не сдох, пока мы летели с Кеплера на Землю. Честное слово, чуть кони не двинул, такая скука смертная. Как же тебе повезло, что ты всего лишь четырехзвездочный. Ха. Ха. Ха». Вот как вспомню, аж бесит.

- А сколько звезд у них? - с улыбкой поинтересовалась я. Как же сильно галограмеру нравилось трещать о своих коллегах. Главная сплетница сарафанного радио.

- Пять. У тех, кто имеет системную известность - пять. У тех, кто местную проксимианскую - максимум четыре. Дальше по убывающей популярности.

- И ты настолько знаменит на Проксиме? Стрип-клубы посещают все?

- Не все, - мотнул Джис головой. - Но тем, кто не посещает, все равно известно, кто я такой. Хоть я уже два года развиваю свое танцевальное дело, я остаюсь танцором из «Ночных дьяволов». Потому что дебют запоминается лучше всего. Первое впечатление, понимаешь? Даже если я стер всю лишнюю информацию о себе в сети, тем не менее я... Лексган.

Проксимианин состроил такую, столь нехарактерную для него, грустную мину, что тут же захотелось к груди прижать, как ребенка. Пошептать на ушко слова утешения, но я боялась. Боялась, что Джис воспримет это. немного в другом ключе, а я уже провела четкую грань между нами. Нельзя позволять себе слишком много.

Болтовня друга и его увлекательные рассказы о веселой жизни на родной планете сильно отвлекали меня от мандража. Слушала бы и слушала, поддакивала, но время неумолимо бежало вперед.

Галограмер заприметил мое растущее нервное возбуждение буквально за час до посадки.

- Мы переоденем тебя и накрасим как шаллу. На тебя никто и внимание-то не обратит, поэтому сольешься с местными и будешь разглядывать все в свое удовольствие.

- Кто такая, шалла? - жалобно спросила я и, поджав губы, перевела на соседа настороженный взгляд.

- Я ведь уже говорил. Шалла - девушка, которая всяческими способами пытается привлечь к себе внимание звезд. Вызывающе одевается и красится так же. Они образуют свои группки и в буквальном смысле охотятся на знаменитостей. К таким если попадешься -могут разорвать на клочки.

- На клочки? - вытаращила я глаза.

- Да. Бывали смертные случаи, особенно с пятизвездниками. Поэтому как таковых звезд ты в Вальетте не увидишь. Мы все носим маски, чтобы шаллы не знали, какая перед ними звезда. Эти девки довольно избирательны.

- Это очень. страшно.

- Тем не менее, мы живем с этим всю жизнь, так что. Ах да. Еще есть аюши, если ты и по них забыла. Аюша - это ты.

Удивленно изогнула бровь в немом вопросе.

- Аюша - девушка, которая скромно одевается, тихая и спокойная, не привлекающая к себе внимание и безразлична к охоте на звезд. Нужен конкретный пример Аюши - я уже сказал, что она сейчас передо мной. А пример шаллы - это Лола. Но она уже, кажется, немного остепенилась, сидя на Кеплере. Не так заметно.

Да, с первого взгляда на рыжую подружку Джиса можно было понять, что штучка она непростая. А у них там еще и иерархия какая-то имеется.

- Уважаемые пассажиры с категорией звездности от тройки, - раздался приятный женский голос в динамиках, - во избежание несчастных случаев, травм, порчи личных вещей, пожалуйста, возьмите у стюарда защитную маску. Спасибо за внимание.

Через несколько секунд в салон зашел и сам стюард с тележкой, нагруженной черными тряпочками. Когда Джис взял одну из масок, я тут же потянула к ней руки, чтобы пощупать. Плотный непроницаемый тканевый прямоугольник с ремешком на затылке.

Вот, оказывается, как звезды живут. Столько фильмов и сериалов проксимианских пересмотрела и думала, что люди с такими способностями как сыр в масле кататься должны, а фигушки. Ходишь по родному городу, как тень самого себя, и пытаешься не отсвечивать, чтобы бешенные фанатки не растащили твое бренное тело на сувениры.

- Ты ничего не бойся, - взглянул на меня сосед, и губы его расплылись в теплой улыбке. -Просто держись поближе ко мне и постарайся немного... раскрепоститься. Шаллы ненавидят аюш. Представь, что ты играешь роль в кино.

- Зачем же ты взял меня с собой, если меня будут ненавидеть? - нахмурилась я.

- Не хочу упустить тебя из виду. Ты ведь. - парень вальяжно, но шутливо закинул ногу на ногу, - .пропадешь без меня, мышка.

Но в каждой шутке есть доля истины.

А я еще кеплерский космодром посчитала грандиозным сооружением. Вот уж где собралась вся грандиозность, помпезность и пафосность, так это на Проксиме Центавра - культурной планете человеческих систем.

Здание, возле которого нас высадили, больше напоминало гигантский цирковой шатер из тонированного стекла. Тут и там - киоски с сувенирной продукцией, автоматы с напитками, роботы с багажными тележками. Из динамиков, развешанных по всему периметру, орали нашумевшие хиты проксимианских исполнителей - достояния планеты. Что касается людей, то здесь их было куда больше, чем на космодромах Земли и Кеплера вместе взятых. Да и сами люди были несколько. своеобразными. Часть - в черных масках. Таких же, как та, в которой из салона космолета вышел Джис. Другая часть - размалеванная, разодетая и шумная молодежь. Судя по словам галограмера, это и были те самые шаллы, причем как девушки - шаллы, так и парни - шалле. Меньшая часть из окружающих меня людей казалась такой же растерянной и потерянной, как и я сама. Туристы, должно быть.

Зазеваться здесь можно было элементарно. Свернуть куда-нибудь не туда и бродить среди ядовитой пестроты, пока не найдешь наконец-то спасительные двери на выход. Но Джис взял меня за руку. На другое плечо он повесил две наши дорожные сумки, взял переноску с мяукающим Неончиком. Хоть лицо парня наполовину было скрыто, смеющийся взгляд успокаивал меня.

Джис почти в буквальном смысле. светился. Он просто лучился с тех пор, как его нога ступила на гладкий пол космодрома родной планеты. Такие, как мой разноцветный сосед, улетают из дома лишь тогда, когда вынуждают обстоятельства. Но всегда возвращаются обратно. Домашний, ласковый, ручной Джис.

Когда мы вышли из здания, с духотой которого не могли справиться даже мощные кондиционеры, то мне показалось, что мы тут же очутились на главной улице Вальетте. Магазины с яркими витринами и вывесками, оживленное движение воздушного транспорта, высотки, уходящие в небо. Яростные сигналы автомобилистов, музыка со всех сторон, смех, громкие разговоры. Аж голова кругом пошла.

- Эх, Вальетте... - мечтательно протянул проксимианин сквозь ткань защитной маски. -Самая крупная помойка во Вселенной!

Но сколько любви он вложил в эти слова. Даже нелестный эпитет «помойка» среди этой любви казался комплиментом.

- Так ярко и так шумно. - решила высказаться я, и руку мою сдавили чуть сильнее.

- Привыкай, - пожал друг плечами. - Тебе ведь здесь жить.

- Что? Жить? - вскинула брови, но галограмер со смехом направился вперед, казалось, проигнорировав мои вопросы.

- Пока мы на окраине, нужно оперативно переодеть тебя в шаллу, - только сказал он, а я аж глаза выпучила.

Это окраина?! Если. если это всего лишь окраина, уже напоминающая собой центр одного из земных мегаполисов, то каков же центр? Там жители Проксимы глохнут от звуков музыки? Кстати, вполне возможно, учитывая, как громко Джис врубает свои клипы по телевизору.

Комната в общежитии. Гарцующий по комнате Джис, мирно читающий Эдо на дальней кровати, запах блинов и ароматного чая. Потом посиделки на кухне за разговорами. Шутки галограмера, меткие комментарии брюнета. Мы обязательно добьемся того, чтобы после каникул все восстановилось. Подумать только. прошло всего полтора месяца - почти половина кеплерского года, а такое чувство, что половина земного. Столько всяких ситуаций произошло от смешных и нелепых до страшных и опасных. Столько эмоций испытано. едва ли не весь их спектр. Даже Карэт и тот казался мне одним из важнейших винтиков «Астрала», без которого моя учеба не превратилась бы в то, что происходит сейчас. Симбиоз любви и ненависти обвивал каждого из знакомых мужчин академии, и сейчас я была абсолютно без понятия, чем же все закончится.

Зашли мы с Джисом в первый на нашем пути магазин одежды и в нем сразу нашлось то, что нужно. Косметика, продающаяся там же на кассе, в том числе. Пахла эта косметика и крошилась, как типичная косметика из монорельсового перехода, но денег на хорошую я пожалела. Все равно выбрасывать потом.

И вот, через каких-то полчаса, стоя перед зеркалом в примерочной, я смотрела на проксимианку до мозга костей. Волосы собраны в высокий хвост, тело обхватывает черный корсет с кружевным лифом. Короткая клетчатая юбка с цепями, чулки с подтяжками, берцы на каблуках. На запястьях - напульсники с логотипами моих якобы музыкальных групп-фаворитов. В первый раз эти логотипы видела, но напульсники с «Белыми драконами взлетают» Джис покупать строго запретил. А то обидится.

Продолжим. Галограмер, как гениальный и профессиональный визажист... себя не позиционировал. Поэтому как сумел, так и накрасил. Веки затушевал черными тенями, ресницы накладные наклеил, от которых очень захотелось тут же избавиться. Под скулами помазал румянами, губы - бордовой помадой. Жесть, что получилось, короче говоря, но ведь коренному проксимианину виднее, что из себя представляют шаллы.

- М-м-м. - промычал парень, просунув голову в примерочную и окинув меня изучающим взглядом с головы до ног еще разок. - Действительно, совсем не твой стиль. - Оглянулся по сторонам, а потом юркнул в кабинку и крепко обнял меня сзади.

- Джис... - прошептала я, но не отстранялась, и галограмер сделал следующий шаг. Прижал меня к стенке, склонился над моим лицом, приспустил маску.

- У нас мало времени, - напомнила я, но взгляд моего чудного соседа претерпел некоторые метаморфозы и теперь это был уже не озорной взгляд Джиса Тейли, а томный с поволокой

- Джисамина Лексгана с того самого рекламного видеоролика.

- Тс-с-с. - приложил он палец к моим губам и медленно скользнул им вниз по подбородку, по шее, размазывая помаду. - Я хотел сказать, что. - нагнулся к моему уху. Теплое дыхание обожгло кожу, и я прикрыла глаза, готовая взорваться в тот момент, когда губы коснутся кожи. - У тебя ресница отклеилась. Хы-хы. Блямп.

Ресницу мне поправили, а размазанный след от помады стерли большим пальцем.

- Испугалась?

- Н-нет, - соврала я.

- Нашла вам еще одну юбочку, - просунулась в примерочную голова продавщицы.

Мы развернулись к ней одновременно, и уголки ее губ тут же медленно поползли вниз. Быстрый взгляд на лицо Джиса, затем на приспущенную защитную повязку.

- Джисамин... Лексган? - вернулась к ней улыбка. Но немного не такая, как раньше. Широкая, хищная и. страшная. - А можно ваш автограф?

- Конечно, - широко улыбнулся парень ей в ответ.

Затем медленно повернулся обратно к моему лицу, прищурил глаза, осторожно взял меня за руку. Краем глаза я заметила, как продавщица прикладывает смарт к уху. Пожалуй, все-таки следовало соблюдать технику звездной безопасности, если на Проксиме это так важно...

- Алло, Марочка, ты щас упадешь! - не сводя с Джиса взгляда заядлой охотницы за звездными душами, воскликнула девушка в трубку. - Знаешь, кто сейчас стоит у меня в примерочной?

И тут парень резко дернул меня за руку, выскочил из кабинки, оттолкнув продавщицу в сторону. Подхватил с одного из пуфов наши сумки с переноской, и мы оба бросились прочь из магазина.

Не успела я перевести дух, как из нескольких закоулков в нашу сторону уже направлялись расфуфыренные шаллы. Окончательно сердце мое упало в пятки тогда, когда в руках одной из них блеснули ножницы. Это чтобы... клочок волос на память отрезать? Вот до какой степени доводит фанатизм. А как быстро собрались-то. Как будто изначально в засаде сидели.

Долго любоваться на подступающий к нам отряд охотниц мы не стали. Кинулись дальше по улице, вдоль магазинов, маневрируя между прохожими. Бросив краткий взгляд на Джиса, я увидела, что маску парень нацепил обратно, однако сейчас она свои защитные функции временно выполнять отказывалась. Одной продавщицы хватило, чтобы организовать погоню.

Обернулась.

Да, действительно бегут, как легкоатлетки! Что ж это за беспредел такой? И куда смотрит полиция? Сколько же кормили и питали столь больной фанатизм, чтобы он перерос в такую. такую мафию?

- Если нагонят. - вымученно выдохнул проксимианин, - то бросай меня и спасайся. Им. им нужен только я. Тебя. тебя они не тронут.

- Что?! - вскрикнула я, крепче схватив его за руку. - Как же?! Как же я тебя брошу?!

Дыхалка была уже не пределе, слезы на глаза наворачивались, но я терпела и бежала изо всех сил, лишь бы моего Джиса не покромсали на лоскуты. Если будет нужно, закусаю их всех, этих бешеных девок. У галограмера просто рука на них не поднимется. А у меня. пусть только попробуют ткнуть своими ножницами. Сама их ткну!

- Да шучу я, - рассмеялся парень. - Такси! Такси!

Мы буквально залетели в салон автомобиля, как только его задняя дверца поднялась вверх. Вместе с сумками и с котом. Толпа беснующихся фанаток осталась внизу, а водитель тем временем, не медля ни секунды, поднял такси в воздух.

- Познакомь нас с Каном! Познакомь с Ка-а-а!... - услышала я последние отчаянные крики снизу.

- Ух, как тебе пробежечка, а? - выпрямился проксимианин на сидении. - Каждый раз, как последний! Коттедж Лексганов, пожалуйста, - протянул он карту водителю.

- Пропуск на территорию, - обернулся тот и, покопавшись в карманах, Джис вытащил карту, очень напоминающую паспортную, но без указания имени. И без фотографии тоже. Почти инкогнито, только четыре золотые звездочки переливаются.

Карту у него из рук забрали, считали по специальному устройству.

- Показывает, в дома кого из знаменитостей мне разрешен свободный вход, - пояснил мне Джис, проследив, видимо, за моим взглядом.

- Я и не думала, что здесь так сложно жить, - пролепетала я, немного расслабившись.

Легкие до сих пор горели огнем, ноги дрожали, а мысли сбились в кучку. Мозг отказывался адекватно воспринимать произошедшее внизу. Да потому что это неадекватно!

- Привыкай, - закинул руки за голову галограмер и откинулся на сидение. - Сначала все это кажется дикостью, но со временем понимаешь, что у Проксимы ничего нельзя забрать. Маньячных фанаток в том числе. Они - часть огромной системы, которая...

- Это опасно, - возразила я.

- Это жизнь, - парировал парень. - А у тебя на Земле было что-то веселое?

- Веселое?! У меня на Земле хотя бы безопаснее!

- Бла-бла-бла, я серая мышка, которая постоянно перед всеми извиняется и впадает в панику при малейшей.

- А ты дурак, - безапелляционно заявила я, едва сдерживаясь от слез. - Которого чувства других людей не волнуют нисколько.

- Меня не волнуют?! - опешил он. - Меня?! А для чего я сейчас здесь по-твоему? Ты думаешь, о чем говоришь?!

- Я вижу теперь, как ты жил и как к такой жизни относишься, - не могла остановиться я. Меня словно прорвало от пережитого. - Для тебя вся жизнь - это игра в спасение принцесс от драконов. Игра.

Джис раздраженно цокнул языком, отвернулся к окну, а затем медленно повернулся ко мне в профиль.

- Знаешь, - тихо сказал он и усмехнулся себе под нос. - Меня еще никто так не оскорблял. Так, как оскорбила сейчас ты.

Глава 18. Прекрасно ужасный кумир


До места назначения мы летели часа два, не меньше. Настолько огромным, оживленным и грандиозным оказался Вальетте. На Земле я подобных мегаполисов не знала, да и видеть проксимианскую столицу по телевизору - это одно, а вот пролетать над ней и любоваться воочию - совсем другое. Черные тонированные стекла были особенностью шедевров местной архитектуры и, несмотря на поздний вечер, от ярких огней под нами казалось, что сейчас самый что ни на есть день.

Что касается моего чудного соседа, то от ссор он обычно отходил первый, даже извинений ни с чьей стороны не требовалось.

Но только не в этот раз.

Я ожидала, что совсем скоро градус накалившейся в салоне атмосферы понизится, и Джис начнет увлекательную экскурсию. Нет, зря надеялась. Видимо, мои неосторожно сказанные слова действительно ранили вечно оптимистичного и беззлобного проксимианина. Подперев щеку рукой, парень смотрел в окно со скучающим выражением лица. Смотрел так долго и обреченно, что первая не выдержала я.

- Джис, - осторожно позвала я, но тот полностью меня проигнорировал. Только вздрогнул едва заметно. - Зоя вызывает Джиса, прием. Прие-е-ем...

- Джис на связи, прием, - буркнул он.

Аж от сердца отлегло.

- Я хотел, - продолжил парень, немного замявшись, - показать тебе город снизу. Площадь центральную концертную, но из-за шалл... Короче, извини. Это совсем не крутецки.

Ох, какая же я дура. Наговорила всякой ерунды обидной, а он еще и переживает, что гидом не сумел поработать.

Оставшийся путь мы проболтали. Всё быстро вернулось на круги своя, только одного я понять не могла. Зачем нам останавливаться в доме Джиса, когда можно было просто снять номер в гостинице и разбираться с разблокировкой карты без лишнего давления с чьей-либо стороны.

Ну а потом в сумке-переноске призывно мяукнул котенок синькиара и до меня дошло, что помимо отца-тирана у Джиса есть четыре сестры, а еще старший брат с которым они, судя по всему, в хороших отношениях. Иначе Джис не говорил бы так спокойно о том, что как только клубы перейдут к его брату, то сам галограмер с удовольствием вернется на родную планету. Значит, брату он доверяет?

Мы вышли из такси, когда автомобиль приземлился перед высокими металлическими воротами, за которыми, как и за забором, ничего не было видно. Даже с воздуха, благодаря матовому защитному полю над территорией поместья, разглядеть что-либо оказалось невозможно. Вот так звездная конспирация. Но при таких-то крышесносных фанатах -неудивительно.

Всё той же картой, похожей на паспортную, парень провел по считывающей панели на воротах, но открылись они не сразу. Начался сбор биометрических данных. Сканирование пальцев, сетчатки глаза. Даже дыхнуть пришлось в специальную трубочку.

- А дышать зачем? - все-таки поинтересовалась я, когда ворота на пару метров отъехали в сторону и мы с проксимианином прошли на территорию.

- Чтобы убедиться, что член семьи заходит в полном сознании, а не шаллы приволокли его вдрымаган пьяным, чтобы войти, - довольно лаконично пояснил парень.

- А если просто выпьешь? Не пропустит?

- Хм. Сколько же раз Кан ночевал за воротами, дай-ка вспомнить. - наигранно задумался Джис, постучав пальцем по нижней губе. В другой руке у него болтались сумки и переноска. - В общем, очень много.

- Кан? - переспросила я.

- Брат, - буркнули в ответ.

Я семенила за разноцветным по присыпанной гравием дорожке, ведущей от ворот до крыльца стильного, скорее по проксимианским меркам, чем по земным, двухэтажного дома. Большие квадратные окна от пола до потолка были закрыты опущенными жалюзи. Сам дом

- облицован каким-то посверкивающим камнем, больше напоминающим гранит с сильно увеличенными кристаллами. Скорее, какая-то местная порода.

Честно говоря, я ожидала куда большего пафоса от этой семьи, но, видать, пафос нынче был не в моде.

Только ступив на порог, Джис тут же отворил картой входную дверь, а я даже морально подготовиться не успела к встрече с его большой родней.

- Добро пожаловать в коттедж Лексганов, - обернулся он ко мне, придерживая и дверь, и сумки, и переноску с котом.

Каким галантным мужчиной он стал. Что ж, раз надо, значит, надо. Может, мне быстро удастся найти общий язык с девочками-инопланетницами? К тому же, Джис всегда отзывался о них с особой теплотой. Интересно, сами звезды и их родственники могут быть шаллами? Вот сейчас и узнаем наверняка.

Светлый холл встретил меня приятным пряным ароматом. Нога моя ступила на пол из гладких деревянных панелей, а перед глазами возник просторный зал. Не такой, кстати, помпезный, как в сериалах про богачей, а довольно уютный, в теплых тонах. Достаточно большой для семьи с шестью детьми, но недостаточно для того, чтобы проводить здесь какие-то светские рауты. Семейное гнездышко - вот точное определение увиденному. Впереди и чуть справа - винтовая лестница на второй этаж. Слева за аркой, судя по набору мебели из диванчиков, кресел и кофейного столика - гостиная. Коридор справа от меня уходил куда-то вглубь.

Однако в целом обстановка меня очень... порадовала. Коттедж Лексганов, коттедж владельца популярных в столице Проксимы стриптиз-клубов выглядел, как дом примерного семьянина. А почему бы и нет? Нужно уметь отделять рабочую зону от семейной. К тому же, тут дети живут. Чего ж я ожидала? Шесты на каждом шагу и обнаженных служанок, висящих в клетках? Да? Зоя, ты очень испорченная девушка.

- Я дома! - крикнул Джис, как только входная дверь за ним захлопнулась. - Смотри внимательно, - повернулся он ко мне. - Три, два, один.

- Ди-Ди!!! - разорвал пространство детский отчаянный возглас.

Мгновение, и маленькие ножки в нарядных домашних туфельках зацокали по прозрачной винтовой лестнице.

- Ди-Ди-и-и!!! - возглас уже срывался на всхлипы, когда вниз спустилась девчушка лет пяти с двумя длинными низкими хвостиками. Русая, румяная, зеленоглазая, в кружевном бордовом платьице с юбкой, больше напоминающей балетную пачку и. накрашенная. Ох, неужели маленький ребенок умеет краситься лучше меня? Ах да, это ребенок проксимиан. Тогда всё нормально.

Джис в свою очередь опустил на пол пресловутые дорожные сумки с переноской, сел на корточки, раскинул руки в стороны, а девчушка птицей влетела в его объятья, чуть не сбив бедолагу с ног.

- Братик, братик! - повисла она на его шее. - Я знала, я знала, что ты прилетишь! Знала, знала, знала!

- Хр-р-р... задушишь, Юна... - шутливо прохрипел парень, а я не смогла удержаться от смешка. Настолько милой была эта сцена воссоединения.

Но как только я издала этот звук, девочка резко повернулась ко мне, не отпуская шеи Джиса. Нахмурилась, злобно прищурилась так, что. очаровательным ребенком ее теперь назвать можно было с огромной натяжкой. А потом с такой злобой выплюнула следующие слова, что я непроизвольно попятилась:

- А ты кто такая? Уходи! Это мой братик. Мой, - стиснула шею Джиса сильнее. - Братик.

- Юна, нельзя так с гостями разговаривать, - осадил девочку галограмер.

- Она пришла к Кано, пусть к нему и идет, - не сводя с меня злобного взгляда, продолжала нападать джисова сестренка. - Пусть идет!

- Нет, она пришла со мной и. - парень вдруг запнулся, мотнул головой и отлепил ангелочка в пачке от своей шеи. - Кан здесь?!

Вместо ответа малышка указала пальцем в сторону комнаты с диваном и креслами.

Ох, какой же страшный у нее взгляд. Так выглядит искренний детский гнев? Чем же я заслужила такую ненависть к себе? Ни слова еще не произнесла.

А на винтовой лестнице объявились еще три новых действующих лица - девушки. Два подростка, по стилю одежды напоминающие шалл, и одна почти наша с Джисом ровесница. Старшая была поскромнее, без кричащего макияжа, в светлом сарафанчике с крупными цветами. Вот она - точно аюша, если я разобралась в местной классификации.

Я ожидала, пока мой сосед нас представит, но мысли Джиса, казалось, витали сейчас далеко отсюда. Взгляд лихорадочно бегал, зубы нервно вгрызались в нижнюю губу.

- Марика, - внезапно выпрямился парень во весь рост и окликнул одну из сестер. - Можешь проводить нашу гостью наверх? В комнату, которая напротив моей.

- Конечно, - откликнулась старшая. Та, которая аюша. - Пойдем, - перевела она взгляд на меня и ласково улыбнулась.

Но стоило мне улыбнуться в ответ, разуться и сделать пару шагов к лестнице, как мелкая злыдня по имени Юна резко вцепилась в мою руку.

- Нет, она пойдет к Кано! - заявила маленькая шалла и понеслась вместе со мной в сторону гостиной.

А я что? Ребенка маленького одерну, что ли? Или что -то ей возражу?

Галограмер уже бросился нам наперерез, но как только девчонка подвела меня к самому порогу, то просто толкнула в спину. Нога моя зацепилась за невысокий порожек. Удивительно, но равновесие я удержать сумела. Тем не менее, буквально влетела в комнату, долетела до самой ее середины и только там сумела притормозить. Обернулась на Джиса с малявкой, застывших у порога, посмотрела под ноги на собравшийся гармошкой пушистый белый ковер с длинным ворсом... И только потом краем глаза уловила какое-то движение слева от себя.

Так. Кано - старший брат Джиса, верно? Который должен унаследовать «Полуночные дьяволы» и предоставить моему товарищу долгожданную свободу от тирании отца. Этот мужчина должен быть очень богат, хорошо воспитан и эрудирован, раз уж ему в руки доверяют бизнес столь крупного масштаба. Я уже показала себя не в лучшем свете, так что всё, что остается - мило улыбнуться, извиниться за подстроенное вторжение и поспешно ретироваться наверх вместе со старшей сестрой. Да, так и сделаю.

Оправила новенькую клетчатую юбчонку, пригладила наверняка растрепавшиеся волосы, растянула губы в неловкой улыбке, повернулась к обитателю гостиной и. едва не села прямо там, где стояла.

Вальяжно рассевшись в черном кожаном кресле и перекинув правую ногу через подлокотник с бокалом какой-то подозрительной голубой жидкости в руке, передо мной предстал темноволосый мужчина со светло-фиолетовыми глазами и пухлыми губами. Через нижнюю губу было продето кольцо с цепью, спадающей на грудь и тянущейся до мочки левого уха. Точеное лицо, будто выполненное искусным скульптором на заказ, черная шелковая рубашка, распахнутая на мощной груди, хулиганские рваные джинсы с цепями и босые ноги.

Именно это лицо я поглаживала на плакатах в своей комнате, когда училась в школе. Чмокала перед сном и клятвенно заверяла маму, что когда-нибудь рано или поздно выйду замуж за Кана из «Белых драконов взлетают». И буду жить не тужить с одним из самых красивых мужчин Проксимы Центавра по версии журнала «Звездопад».

Сердце мое заколотилось о ребра, будто вот-вот, еще чуть-чуть и выпрыгнет из груди. Или растает под жаром пронзительного взгляда кумира моей юности.

А мужчина тем временем приложился к бокалу, сделал еще один глоток. Цепь пирсинга зазвенела о стекло. Элегантное движение руки с бокалом в сторону, усталый вздох.

- Сегодня нет настроения, - заявил Кан и причмокнул губами, видимо, смакуя только что выпитое. - Оставь свой айди и, может быть, напишу. Сегодня нет, не хочу.

- А я. - открыла рот, когда мужчина начал делать очередной глоток, - .а я не к вам.

На эти слова бровь знаменитости медленно поползла вверх. Он даже от бокала с его содержимым отвлекся.

- Что? - уголки губ немного приподнялись. - Совсем не ко мне?

- Мы с Джисом прилетели сюда с Кеплера по делам, - пояснила я, беря наконец ситуацию под свой контроль. - Зашла только поздороваться. Зоя, - протянула руку для знакомства.

Рассудок необычайно быстро отрезвился, как и сердцебиение пришло в норму. Может, сильный запах перегара стал тому причиной. Разило от пятизвездочной знаменитости и кумира миллиардов будь здоров.

Однако руку мне не пожали. Притянули за нее же к себе. От противного запаха даже голова закружилась, будто сама уже час лакаю из этого бокала.

Кан взял со стола стилус для планшета, помахал им перед носом и принялся выводить что-то на моих ключицах.

- Ка... - протянул мужчина. - А... эн... Вот и всё, - поднял на меня светло-фиолетовые глаза. - И нечего было стесняться, детка. Я и не понял, что ты - аюша. Для аюш вход всегда свободный.

И если это его поведение я еще хоть как-то переварила из вежливости. все-таки в чужой храм со своим уставом не ходят и всё такое. Но когда пальцы зазвездившегося красавца поползли по моей ляжке куда-то вверх, рука моя отреагировала быстрее мысли. Взметнулась в воздух, дала певцу неплохого такого леща, а ловкие пальцы от своего тела отцепила.

- Я не аюша, - сдвинув брови, заявила я, глядя в растерянное лицо Кана. - Я - землянка. А мы и подавно кому попало не даем. Извините.

Резко развернулась, чувствуя, как щеки вспыхнули, и, чеканя шаг, пересекла гостиную. У ее порога, к моему удивлению, собрались уже все. Даже парочка людей из обслуги, судя по форме одежды, нарисовалась.

- Я тебя провожу, - старшая сестра Джиса по имени Марика сразу же подхватила меня под локоток.

- Хорошо, - кивнула я.

Перевела взгляд на самого Джиса и встретилась с таким же глубоко озадаченным взглядом, как и у его брата. В какие же игры они меня здесь впутывают?

Марика решила со мной заговорить только тогда, когда мы оказались в коридоре на втором этаже.

В широком светлом коридоре, застеленном деревянными панелями, как и на первом этаже. Двери в комнаты располагались в нем друг напротив друга. По другую сторону от лестницы находилась вторая гостиная, или же комната отдыха, но тоже просторная, хорошо освещенная, с диванами и креслами.

- Зоя, верно? - на ходу повернулась она ко мне. - Джис очень много о тебе рассказывал.

- Надеюсь, хорошее, - неловко ответила я, а девушка захихикала.

- Только хорошее. Знаешь. - вдруг остановилась она, и мне тоже пришлось притормозить, чтобы не врезаться. - Ты на Кано обиды не таи. Он в последнее время сам не свой. «Драконы» распались, а он и раньше был человеком. со сложным характером.

Распались? Как же так? Пик популярности прошел? Но их едва не боготворили, а особенно мои одноклассницы. От них я и узнала в свое время и о группе, и об их сексуальном ведущем вокалисте.

- Зато поняла, почему Джис не хотел, чтобы я с ним пересекалась, - не стала озвучивать я свои мысли.

Марика в ответ на мои слова изящно выгнула бровь.

- Не только из-за этого.

- А из-за чего?

Остановившись напротив очередной двери, девушка открыла ее, пальчиком нажав на панель для блокировки. Двери разъехались в сторону, свет включился, и мы оказались в гостевой комнате. Теплые тона и ничего лишнего. Двуспальная кровать у левой стены с парочкой прикроватных тумбочек, справа - высокий шкаф, тумба с телевизором и письменный стол. Прямо по курсу - выход на балкон.

- Скажи мне, Зоя... - обратилась ко мне Марика, когда я рассмотрела свое новое место жительства. Очень надеялась, что времени здесь я проведу не много. И не потому, что мне не нравился дом, а потому, что атмосфера в нем была немного. напряженная. По крайней мере, мне так казалось. - Много ли ты знаешь о моем брате? О Джисе?

- Ну. - протянула я, повернувшись к ней. - Я думаю, достаточно. Мы почти два месяца живем в одной комнате в общежитии.

- Это я знаю, - улыбнулась она, присев на краешек кровати. Я присела рядом. - Но как много он рассказывал тебе о себе? Его четырехзвездность. ты ведь в курсе, что она. ненастоящая?

- В каком смысле? - нахмурилась я.

- Я просто хочу объяснить тебе, какие взаимоотношения у Джиса с Кано. И почему они вели себя сейчас именно так, как вели. Джис. - она запнулась и принялась сверлить взглядом стену напротив. - Он. как бы тебе правильно сказать. Он - тень своего брата. Тень Кано. Когда Джис пришел в «Полуночные дьяволы» и начал выступать, то популярность обрел только тогда, когда отец во всеуслышание заявил, что он - Лексган.

- А он сам?

- А ему такая популярность не нравилась. Кому бы понравилось быть чьей-то тенью, особенно в шоу-бизнесе? - девушка горько усмехнулась. - Джис из кожи вон лез, чтобы заработать свои звезды, но в итоге зарабатывал их не талантом, а популярностью брата. Что же касается его личной жизни, то сколько бы девушек у него ни было, все они рано или поздно уходили к Кано. Да и отношения с Джисом заводили только ради того, чтобы иметь доступ к его брату.

- Все?! - изумилась я. - И. и Лола?

- Знаешь Лолиту? Но да. И Лолита тоже.

Мне требовалось время, чтобы переварить эту новую информацию. Много времени. Значит, вечно оптимистичный, веселый и жизнелюбивый Джис. совсем не такой, каким казался? Богатенький, кичащийся своей популярностью на родной планете парень, на самом деле страдал от одиночества среди толпы соотечественников?

А потом ко мне пришло еще более четкое осознание. Он не говорил нам с Эдо о себе не потому, что стеснялся своего прошлого. Стриптизеры на Проксиме Центавра -естественное дело, чего же тут стесняться? Нет. Он переживал, что и для нас станет братом Кана из «Белых драконов взлетают», а не Джисом. Какой дурак... Да и я не особо умная, если с таким упоением смотрела клип «Драконов» при нем. Но я ведь не знала! Я опять ничего не знала. Как и в случае с Эдо и караоке. Ну почему же, почему они настолько не доверяли мне?! Какое же ужасное впечатление я создаю!

- Джис - очень хороший парень, - вдруг взяла меня Марика за руки и с надеждой заглянула в глаза. - Я не знаю другого такого доброго, отзывчивого и понимающего человека. Посмотри на Юну. Как сильно она его любит. А ведь дети - самые искренние. Они интуитивно чувствуют хороших людей. И ты Джису очень нравишься. Сколько он про тебя писал. Ну, я пойду, - отпустила девушка мои руки и встала. - Возьму твои вещи. Привыкай пока.

Когда она вышла из комнаты, я устало упала на кровать и уставилась в потолок.

Вот так дела-а-а. Все маски сняты. Почти все. С моих соседей точно. Но почему же мне теперь так. грустно? Почему же так больно встречаться с жестокой действительностью, если и так никогда не носила розовых очков?

Глава 19. Добро пожаловать в подвал!


Вскоре Марика принесла в комнату сумку с моими вещами и оставила меня в гордом одиночестве. Привыкать, адаптироваться. И хоть я сказала аюше из числа сестер Джиса, что дела у меня замечательно, честно говоря, я очень хорошо чувствовала смену атмосфер. Пусть по составу атмосфера Проксимы Центавра была сходна с земной и кеплерской, меня все равно не покидало легкое головокружение, а иногда трудно было сделать вдох, как при астматическом приступе. Еще постепенно клонило в сон, что тоже было явлением неудивительным. Но все-таки я решила дождаться своего разноцветного спутника.

Джис объявился где-то через полчаса, когда вдоволь насюсюкался со своими сестрами и когда они его наконец-то отпустили. Но не все. Что-то мне подсказывало, что это ревнивая маленькая Юна скреблась под дверью, когда Джис вошел с теплой улыбкой на лице в выделенную мне комнату и присел на краешек кровати.

Скромно что-то, на краешек. В любое другое время разлегся бы рядом на подобии морской звезды, еще и спихнуть попытался бы в шутку. А сейчас. что -то в его поведении явно изменилось. Тоже смена атмосфер подействовала? Может, устал? Или же ситуация, произошедшая с Каном, вдохновила парня на мысль, что его старший братец мне ни с деньгами, ни с дерзкой притягательной красотой, даже даром не нужен? На самом деле, спасибо пьянчуге-вокалисту за возможность доказать галограмеру свою верность на практике, чтобы сомнений у него на этот счет больше не возникало.

- Как ты? - поинтересовался Джис.

Я все еще лежала, глядя в потолок, с гудящей головой, голодная и казалось, что стоит мне закрыть глаза, и провалюсь в сон. Долгий такой сон, темный и густой, без сновидений.

- Не хочешь поужинать со всеми? - не дождался парень ответа. - Я бы со всеми тебя познакомил.

Приподнялась, присела. Звездочки перед глазами заплясали. Только не от головокружения, а от того, что блестящими наклейками-звездочками было обклеено лицо товарища. Девочки не щадят никого.

- Прости, - неловко улыбнулась я в ответ. - Мне бы не хотелось портить семейную идиллию своим уставшим лицом. Может, завтра. Когда отосплюсь.

- Без проблем, - поднял проксимианин ладошки вверх. - Но если только позавтракать и пообедать. Вечером уже полетим на Каптейн. Главное с картой разобраться поскорее. Реквизиты больницы мне скинули. Оплатим и сразу к Эдо, чтобы до начала операции успеть.

Я смотрела на него сейчас как завороженная. Даже рот слегка приоткрыла. Насколько он мог быть серьезен в те моменты, когда действительно требуется взять себя в руки. Впервые видела столь многогранного человека. То маленький ребенок, то взрослый мужчина. Джис, все-таки ты прекрасный... друг. Самый замечательный.

- Поняла, - наконец, кивнула я. - Успеем.

- Конечно. И ты это. - изменил он интонацию. - За брата моего извини. И меня. За то, что ничего не рассказал.

- Поговорим об этом потом, - пообещала я, встретившись с большими щенячьими глазами.

- Но я не обижаюсь. Всё хорошо.

- Может, все-таки поужинаешь? Ты ничего не испортишь. Как раз наоборот. Очень дополнила бы.

Как. странно прозвучало в этот раз его предложение. Будто с родителями знакомить собирается, дабы заслужить благословение.

- Был бы здесь отец, точно поужинала бы, - будто прочитал мои мысли парень. - Но он в «Дьяволах». И это даже хорошо. Никаких неловких вопросов в твой адрес.

- Пожалуй, - согласилась я.

Казалось, что Джис хочет сказать что-то еще, но, видимо, отложил разговор до лучших времен. Встал, еще раз расплылся в улыбке, пересек комнату короткими шагами и вышел.

Скоро, правда, вернулся с подносом. Поставил его передо мной, снова уточнил, не хочу ли я спуститься, и опять покинул гостевую.

Съела я не много. Плохое самочувствие не позволяло в полной мере насладиться изысками проксимианской кухни.

Отложив поднос в сторону, переоделась в пижаму, которую выудила из сумки. Напечатала несколько ободряющих слов Эдо в Галограме, потаращилась на аватарку Г урена, прикрыла глаза всего на секунду и.

Меня настойчиво дергали за плечо. Так настойчиво, что несмотря на всю усталость, я все -таки открыла глаза, приподнялась на локтях. Не сразу сообразила, где нахожусь, но увидев перед кроватью нахмурившееся детское личико Юны, вздрогнула. Тут же вспомнила и о коттедже Лексганов, и о Кано, и о четырех сестренках Джиса. Об этой особенно.

- Пойдем со мной, - громко произнесла она. Прямо начало фильма ужасов про одержимого ребенка. Я много таких смотрела. И знала, чем заканчиваются подобные истории. - Я не могу заснуть. Прочитай мне сказку.

- А Джис?..

- Джис спит, - отрезала Юна. - Он устал. Пусть он спит.

А я не устала, значит? Мне спать не нужно?

Но нарываться лишний раз не хотелось. Может, есть еще возможность наладить с этим маленьким дьяволенком отношения? Она ведь совсем меня не знает, потому и недоверчивая такая. За хорошего брата и я вцепилась бы так же. Ребенок же. Что с нее взять?

Пришлось вылезти из теплой кроватки, тапочки пушистые обуть, которые заботливо здесь оставили то ли Джис, то ли Марика. Они вообще были очень похожи. Взять с собой смарт, ну и последовать за младшенькой по коридорам к ее комнате.

Почему-то я думала, что комната ее логично будет находиться в этом же «спальном» коридоре, но нет. Спустились мы на первый этаж и куда-то побрели в полутьме спящего дома.

- Можно пока в твой смарт поиграть? - обернулась ко мне Юна. - А то страшно.

- У меня нет игр.

- А я быстро загружу. Потом удалишь. Че ты такая злая?

Ну... не отказывать же ребенку? И не злая я совсем. Раз уж собралась отношения налаживать, то вперед и с песней. Налаживай, Зоя.

Смарт мой успешно перекочевал в маленькие ручки

Еще минут пять мы провели в молчании. Девочка шла впереди и лазила в моем смарте, а я шла следом в одной пижаме и надеялась, что не наткнусь в таком виде на Кано.

Остановилась Юна перед дверью в дальнем коридоре, в который мы предварительно спустились по наклонному пандусу. Короче говоря, комнатой ее за этой дверью и не пахло. Что же она задумала?

- Это не твоя комната, Юна, - озвучила я свою мысль.

- А хочешь узнать секрет? - заискивающе спросила она.

- Мне бы нервы последние не потерять с теми секретами, которые я уже знаю.

Девочка надулась, ножкой постучала по полу, смерила меня изучающим взглядом с ног до головы.

- Там... там живет приведение, которое мешает мне спать, - доверительно сообщила сестренка Джиса и вытянула губы трубочкой.

Она за кого меня принимает? За охотника на приведений? Конечно, я тоже считаю инопланетников не от мира сего, но. не настолько же. Хотя. это всего лишь ребенок. Маленький ребенок, который верит в сверхъестественное и во всякие чудеса.

- Ну, показывай.

Дверь передо мной отъехала в сторону, и девочка одарила меня благодарной улыбкой. Ладно, пускай Джис сладко поспит. Он заслужил. Вообще, я заслужила тоже, но.

Как только я вошла в темное помещение, дверь за мной с лязгом захлопнулась. Щелкнул магнитный замок.

- Раз, два, три, четыре, пять, - раздался за дверью тонкий детский голосок. - Братик будет крепко спать. Пять, четыре, три, два, раз. Не спасет тебя сейчас.

- Здрасте приехали, - вымученно выдохнула я.

Тщетно я барабанила кулаками по двери, пинала ее и по-доброму просила девчонку разблокировать замок.

- Если будешь сидеть здесь, то Ди-Ди никуда не улетит!

Это последнее, что я услышала от нее. Затем семенящие удаляющиеся шаги и. тишина. Тишина и кромешная темнота, хоть глаз выколи.

Как же меня опять угораздило вляпаться в приключение? В цивилизованном, между прочим, доме с порядочными людьми. Ну, не все, конечно, оказались порядочными. Например, самая младшенькая, которая ради драгоценного братика на преступление готова была пойти. Хотя, почему готова была? Уже пошла. Удержание человека. в заложниках.

Облокотилась на дверь, когда костяшки уже засаднило от приложенных к освобождению усилий. Скатилась по двери вниз, осев на пол. Поежилась. А прохладно здесь в одной пижаме. Судя по расположению, комната эта больше напоминала подвальное помещение.

Ладно, придется побеспокоить спящего Джиса. Ты уж извини, конечно, мой непоседливый сосед с маленьким шилом в одном интересном месте, но я с твоими сестричками играть не хочу. Я хочу, чтобы мы поскорее разобрались со здоровьем Эдо. Чтобы каникулы закончились, и всё вернулось на круги своя. Ты, я, Эдо. Чтобы мы снова стали импровизированной командой и боролись с трудностями. алгебраическими, геометрическими, планетоведческими. А общем, учились и радовались возможности получить прекрасное качественное образование. Вот так вот. Осталось только позвонить и.

Но сколько бы я ни шарила по двум карманам пижамных штанов, смарта нигде не было.

Вот же ж!.. Вот же ж продуманная какая девчушка. Без связи с внешним миром решила оставить по всем фронтам. Но земляне так просто не сдаются. А мыши... а мыши тем более. Они себе путь даже сквозь железо прогрызают.

Медленно поднялась. Вестибулярный аппарат сильно барахлит, когда ни рук, ни ног собственных не видишь. Да хоть бы огонек какой-нибудь горел, но нет.

Вытянула руки, пошире расставила ноги, чтобы уж наверняка на что-нибудь наткнуться, ну или куда-нибудь уткнуться. и пошла наощупь, сосредоточенно сжав губы и прищурившись. Вдруг, моргнет что-нибудь в темноте?..

Выключатель! Точно. Нужно было нащупать выключатель. За то время, которое я провела в «Астрале», привыкла уже, что свет включается как по волшебству, стоит только на плиту перед входной дверью наступить. Помимо панелей существуют еще и самые обыкновенные переключатели с ручкой для регуляции уровня освещенности, как в жилых домах на Земле.

Ну, не будем терять время.

Резко повернулась на сто восемьдесят градусов к входной двери и приготовилась ощупывать стены в поисках пресловутого переключателя. Со светом ситуация кардинально могла измениться. И не так страшно будет. А вот страшно сейчас было очень, и тревога моя нарастала с каждой секундой, проведенной в темноте незнакомого помещения.

Несмотря на то, что выбраться хотелось как можно скорее, никакого переключателя или же намек на него я не нашла. Возможно, он и был, но только с той стороны, вот незадача -то.

Вздохнула-выдохнула, как учили на тренинге по стрессоустойчивости. Да, когда-то я умудрилась такой пройти. К счастью.

В самом деле, не тыкаться же мне во всё вслепую. Смысла в этом столько же мало, сколько в том, чтобы взломать дверь зубами и ногтями.

Снова облокотилась на стену и скатилась по ней вниз.

А теперь подумаем, что сделал бы Джис, окажись он в подобной ситуации? Начал бы шарить везде, каждый угол облазил бы в поисках хоть какой-то лазейки. А Эдо? Эдо взломал бы замок, без вариантов. В темноте. Но дело в том, что я замки взламывать не умею

- это раз. И мне не хотелось бы ломать и крушить в чужом доме - это два. Остается неиссякаемый оптимизм Джиса. Про Гурена и предполагать нечего - он в такую ситуацию не попал бы однозначно.

На этом начались мои активные поиски. Хотя поисками это назвать было сложно. Так, руками шарила по всему, до чего дотягивалась.

Не знаю, сколько времени я еще так тыкалась во все, что находилось в помещении. Но дотыкалась до того, что в определенный момент на меня сверху обрушилось что -то большое и тяжелое. Много чего большого и тяжелого.

- Зоя! Зоя!

Сначала я почувствовала приятный, вкусный и такой родной аромат сладкой ваты, а уже потом услышала обеспокоенный голос Джиса. Такой же приятный и родной.

Я даже не сразу заметила, что в помещении включили свет. Да и мне уже не было до этого дела. Голова раскалывалась. Нехило же меня приложило чем-то.

- Встать сможешь? Давай аккуратно. Или на руках понести?

- Нет-нет, я встану, - поспешно отозвалась я.

Оперлась на разноцветного товарища, сделала над собой неимоверное усилие, потому что никуда идти не хотелось. Хотелось лечь здесь, прикрыть глаза и уснуть сладким сном.

Только когда уже выходили из этого подвала, обернулась и увидела высокий стеллаж, на полу перед которым валялась куча коробок. Часть из них открылась, вывалив из себя содержимое - разные механические детали. Это вообще удивительно, что меня насмерть не прибило. И как только я умудрилась их свалить?..

- Юна уже наказана. Сидит в комнате под арестом, - сообщил галограмер. - Не думал, что она до такого дойдет.

- А откуда... как ты узнал? - задала я резонный вопрос.

- Вышел попить, увидел твой смарт у нее в руках. Дальше уже дело техники.

- Как ты узнал, что он мой?

- Модель старая. У нас таких в семье не водится, - простодушно ответил парень, а я стыдливо поджала губы. - У тебя тут кровь на виске. Я так скоро из «Астрала» в медицинский переведусь, если буду и дальше возле тебя прыгать с повязками и антисептиками, - усмехнулся. - Но я не против, ты не подумай.

- А что мне еще оставалось делать?

- Ждать, пока Джис всё порешает, - сдвинул брови проксимианин. - Ты же знаешь. Если тебе плохо, страшно или тяжело, значит, либо я уже рядом, чтобы стало лучше, либо скоро буду. Вроде бы, не так сложно, да? Особенно теперь.

- Теперь? - не поняла сначала я, но потом до меня дошло. - После встречи с твоим братом?

Джис ничего не ответил, чем и подтвердил справедливость моих слов. Возможно, моя встреча с Кано стала своеобразным. преодолением порога. Преодолением комплексов друга и его последующим расцветом.

Но сейчас у меня слишком болела голова, чтобы обо всем этом думать.

Когда мы вернулись в выделенную для меня гостевую комнату, Джис аккуратно посадил меня на кровать, положил мой смарт на тумбочку, сбегал за аптечкой, потом тщательно обработал царапину на моем виске. Благо не такую глубокую.

- Завтра с документами пойдем разбираться вместе, - заверил меня парень перед уходом. -Чтобы ты больше никуда не влипла без меня. А вот со мной - влипай на здоровье.

- Хорошо, - слабо улыбнулась я.

Но стоило ему выйти из комнаты, и я почти физически ощутила, как все остатки моего позитивного настроя он забрал с собой. Сначала поднял настроение, а потом отнял.

Ноги не послушались здравого смысла. Они слушали сейчас только сердце, поэтому, вскочив с кровати и все еще немного пошатываясь, я пересекла комнату, вышла за дверь и окликнула удалявшегося проксимианина. Тот обернулся, вопросительно изогнул брови. А вот дальше я речь не подготовила.

- Остаться с тобой? - спросил Джис.

И я поняла, что именного этого и хотела. «Да, пожалуйста. Если только тебе не трудно. Я так измучилась в этой темноте. Я же боюсь темноты. Мне теперь всю ночь будут сниться кошмары», но вместо исповеди просто кивнула. Однако уверена, что Джис и так прочитал всё это на моем лице.

Поэтому ночь мы провели в моей комнате. Но не спали, а болтали обо всем и ни о чем. Делились переживаниями об Эдо и предстоящих итоговых экзаменах через два месяца. Шутили, обсуждали фанаток, самые дорогие и дешевые модели смартов. Потом подставки под горячие чашки и бегемотов... что -то еще, а затем еще что-то.

И стало мне так хорошо и спокойно, что в конце концов я все-таки уснула, положив голову на плечо Джиса. А он всё говорил и говорил, говорил и говорил.

Глава 20. Ледяное гостеприимство Каптейна


Я точно не знала, как реагировать на сообщение, пришедшее мне утром в Галограме.

guren_skyner: Привет. Ты действительно на Проксиме? Как у тебя дела?

Что это его клюнуло внезапно? Пожалуй, это сообщение от Гурена было первым, не относящимся к теме побегушек по его поручениям.

Так я и зависла минут на десять, глядя в экран. А потом выпустила смарт из рук, откинулась на подушку и, сверля взглядом потолок, произнесла на одном дыхании:

- Ох, дай же мне знак, кого из них мне любить.

Мгновение, и в дверь комнаты постучали. Джис, объявившийся через пару секунд на пороге, светился искренней радостью. В общем-то, как и всегда, когда настроение у него было хорошее.

- С картой я разобрался, - с ходу заявил парень. - Прости, что не разбудил, но я договорился с одним знакомым, и мы всё быстро провернули. Билеты тоже купил. Так что можем лететь на Каптейн прямо сейчас. Сколько времени-то сэкономили!

Я все еще хлопала глазами, поскольку уснула довольно поздно, и не сразу поняла смысл его слов. Но когда, наконец, поняла, не смогла не обрадоваться так же, как и Джис. Даже больше, поскольку злоупотреблять гостеприимством на этой страшной во многих смыслах планеты не было никакого желания.

Быстро позавтракав здесь же в комнате, оделась, убрала пижаму и банные принадлежности обратно в дорожную сумку, и мы с соседом выдвинулись в путь. Разумеется, с сестрами его я попрощалась. Особенно тепло со мной попрощалась Марика, ну а Юна... а младшая сестренка Джиса сверлила меня ненавидящим взглядом до самой входной двери. Повиснув при этом на ноге моего разноцветного друга и «не пуская его улетать».

С одной стороны, девчушка эта казалась дьяволом во плоти. Чего только стоило мое ночное приключение с темным подвалом. До сих пор мурашки по коже. Но с другой стороны, как же сильно она любила своего брата и боялась снова потерять его. Из кожи вон лезть будет, чтобы оставить Ди-Ди подле себя. Болезненная привязанность. Почти как. фанатизм. Не зря же она с детства одевается и ведет себя дерзко, как взрослые шаллы. Страшно представить, что будет потом.

.но и Джис вернется сюда через три кеплерских года. Сразу, как только выпустится. Ему и образование не нужно, которое мы в данный момент получаем. Ему место нужно, чтобы переждать сложный период. И тогда он улетит. И я улечу совсем в другую сторону. И мы больше. никогда не увидимся? Ох, не время о таком думать. Еще только середина первого учебного года. Успеем еще надоесть друг другу. наверное.

- А твой отец? - спросила я, как только мы вышли за дверь и направились к воротам.

- А что он? - хмыкнул галограмер с двумя сумками в руках. Неончика он благополучно пристроил, и мне больше не придется собирать голубую шерсть по всей комнате.

- Он не заблокирует карту снова? - озвучила я свои опасения, но приятель махнул рукой.

- Раньше она была оформлена на него. Теперь - на меня, так что ничего он не сделает. Ручки не дотянутся. Я бы еще секции посетил свои. Искупал бы ребят в лучах своей славы, однако. - проксимианин захлопал длинными ресницами, - нужно посетить кое-кого не менее важного. Эдо Хопкинга.

- Хокинга? - поправила я.

- Да, его тоже, - не растерялся парень.

У ворот с той стороны мы наткнулись на мирно дремавшего Кано. Видать, алкотест в очередной раз не прошел. Но брат любезно оставил для него щелочку в воротах.

- Слыш, заходи давай, любимец молодежи, - резко изменился Джис и в голосе, и в лице.

- Ы. а. - пробулькал бывший вокалист «Драконов», закопошившись на асфальте.

- Дома будешь и «ы», и «а». А сейчас давай вваливайся.

Еще некоторое время мы с Джисом потратили на то, чтобы затащить незадачливую звезду за ворота.

Вот она - обратная сторона шоу-бизнеса. Для миллиардов людей ты блистаешь на сцене и кажешься счастливейшим человеком. У тебя есть слава и деньги. Ты можешь практически всё. Но у медали две стороны. Кто-то выдерживает натиск популярности, а кто-то... кто-то, такие, как Кано, начинают вести подобный образ жизни. Значит, когда Джис доверительно рассказывал мне всякие пакости о кумирах моего детства, он действительно был предельно честен. Интересно, если бы на месте старшего брата был он, то. с ним произошло бы то же самое?

Галограмер воспринял мою задумчивость иначе:

- Если думаешь, почему шаллы не растащили его на сумочки, то вход на территорию коттеджей только по пропускам. Взлет тоже по ним.

- Понятно, - кивнула я.

Как же все-таки хорошо, что ему не пришлось бороться с соблазнами и искушениями. Что он такой, какой есть. Добрый, внимательный, щедрый. Разве хорошему мужчине обязательно нужно заковывать собеседника в лед одним взглядом и носить трехдневную щетину? Да, мужчиной можно быть и своими поступками, при этом напоминать буйного подростка и пахнуть сладкой ватой. Почему бы нет?

Утренний Вальетте кардинально отличался от ночного. Людей на улицах было крайне мало, будто бы после бурной ночки почти все его жители сладко посапывали в своих кроватях. Собственно, так оно и было. Вся Проксима Центавра, судя по информации в туристических справочниках, начинала оживать только ближе к вечеру. Проксимиане - дети ночи, в отличие от землян, каптейнианцев и прочих инопланетников. Жаворонков можно было по пальцам пересчитать.

Ввиду отсутствия привычных для землянина утренних пробок, до космодрома мы с Джисом добрались достаточно быстро. Здесь народу тоже было значительно меньше.

Мы еще могли позволить себе выпить по стаканчику дрейзи - местному аналогу кофе из дрейзитских зерен. Могли прогуляться по всем этажам космодрома, закупить несколько сувениров в недавно открывшихся киосках. Я выбрала код доступа к альбому какой -то местной популярной группы. Пусть лежит в отдельной папке на планшете, чтобы напоминал о моих первых каникулах.

- Группа классная, - оценил мой случайный выбор Джис. - Я с ними несколько раз в кафешке обедал.

Еще раз удивилась его уровню социального развития. Потрясающий человек и полная моя противоположность. Но противоположности ведь притягиваются, верно? Вот и мы. притянулись.

В последнее время я неосознанно пересматривала свои отношения с Джисом, делала новые выводы из нашего общения и его действий по отношению ко мне. Пожалуй, прежде я относилась к проксимианину слишком предвзято, а вспоминая нашу первую встречу, так и вообще покрывалась пунцовой краской стыда. Однако очень интенсивно всё менялось в лучшую сторону. И я не могла этому не нарадоваться. Настоящие друзья - это всё.

- Ну, пора загружаться, - кивнул парень в сторону нашего космолета, трап которого уже плавно выезжал.

Хоть в этот раз не опаздывали.

- Да, хорошо, - кивнула я в ответ.

Осмотрела зал ожидания в последний раз, поймала пристальный взгляд какого-то мужика с растрепанной рыжей шевелюрой, нервно сглотнула, поняла, что все-таки поскорее бы оказаться на Каптейне. В среде людей более... интеллектуальных... вернее, более образованных, серьезных, а главное - интровертов по большей части. Таких же, как я. Вздохну с облегчением.

Но когда мы с другом уже начали подниматься по трапу, позади нас раздался просто оглушительный крик:

- Елена! Елена!

Резко обернулась.

У самого трапа стоял тот самый рыжий мужчина и смотрел на меня не мигая. Страшно. Пожирая глазами так, что я поежилась. Прижалась поближе к Джису, а тот приобнял меня одной рукой и окинул мужика скептическим взглядом.

- Елена, - сказал мужчина чуть тише. - Нет? - спросил он будто у самого себя, а после того, как я помотала головой, понуро опустил плечи, кинул на меня еще один внимательный взгляд и скрылся в толпе.

- Обознался, бывает, - предположил галограмер, и мы ступили на борт.

- Знаешь, Джис. - обернулась я к парню, когда мы заняли свои места. - Может, он. и не совсем ошибся.

- В смысле? - вскинул парень брови. - Ты - Зоя.

- Но я очень похожа на свою маму. А мою маму. мою маму зовут Елена.

Мы оба погрузились в размышления. Не знаю, о чем думал Джис, но я размышляла о том, откуда же у мамы могут быть связи на Проксиме? Она же с Земли никогда никуда не вылетала. наверное. У нее же там семья, работа, да и денег у нас было не так много, чтобы на Проксиме Центавра развлекаться. Цены тут ого-го. Еще выше, чем на Кеплере. И всё же. откуда я могла знать, что происходило в ее жизни до моего рождения? Как. как она познакомилась с моим отцом, кем бы он ни был.

Нет. Человек может просто обознаться и всё. Джис прав. В человеческих системах проживают миллиарды людей. При чем здесь вообще моя мама? Имя больше земное, чем инопланетное, да, но и здесь нет четких критериев. Не забивай этим голову, Зоя. Думать сейчас нужно совсем о другом. Об Эдо. Ему сейчас приходится тяжелее всех. Скоро тяжелейшая операция, хоть каптейнианские врачи и славятся свои профессионализмом. раз на раз, как говорится, не приходится.

- Что насчет операции? - сразу спросила я.

- Деньги уже перевел, но нас обещали подождать, - посерьезнел Джис. - Надеюсь, в клинику поедем сразу по прилету. А еще. - парень замялся.

Что? Что еще?

- Ему стало хуже, - выдержав небольшую паузу, ответил галограмер. - Он теперь не может передвигаться без кресла.

На глазах непроизвольно проступили слезы.

А я все о ерунде всякой думала. Вот, где настоящие проблемы. У Эдо на Каптейне, а не у меня на Проксиме.

- Лететь довольно долго, - напомнил проксимианин о большой разнице в расстояниях, - но если нас не подождут, то я сильно не обижусь. Лишь бы с соседушкой все было хорошо. Но будет. Я уверен.

Мне бы твой оптимизм, Джис. Сейчас я бы всё отдала хотя бы за крупицу, микроскопическую крупицу твоего оптимизма.

- Да, мы уже сели, - отчетливо расслышала я голос сидевшего рядом Джиса. - Встречаете? Отлично. Тогда мы идем к вам!

И почти сразу меня настойчиво начали толкать в плечо.

Неужели эта мучительная пытка наконец-то прекратилась? Полет до Каптейна оказался тем еще испытанием для человека, который прежде не проводил в открытом космосе дольше трех дней. А тут целых пять! Тебя трясет и тошнит, тошнит и трясет - и так без перерыва. За окном - марево, в смарт не зайти. Просыпаясь после беспокойного сна, вопрошаешь у самого себя: «Какой сейчас день? Какой сейчас месяц? Какой сейчас год?» И как только люди покидают человеческие системы и отправляются к инопланетным расам? Там ведь и того дольше лететь, в разы! Ох, моя голова. Моя бедная головушка...

Из космолета я вышла пошатываясь. Благо на ногах держалась и не падала.

Но каптейнский космодром встретил нас новыми проблемами.

- Как. как холодно. - прошептала я, и маленькое облачко пара вырвалось из моего рта.

Очень-очень холодно. Гораздо холоднее, чем ночью на Кеплере. Словно зашла в огромную стеклянную морозилку. Однако остальные пассажиры и ожидающие, разодетые в дутые пуховики, всем своим видом говорили о том, что мы с Джисом просто были одеты не по погоде.

- Блин, что-то я и забыл, что здесь под минус полтинник бывает, - поздно опомнился проксимианин.

Да и я тоже хороша. Путешествовать хотела по планетам, космос посмотреть, а об элементарном учете погодных условий.

- Сейчас мы в Саргьярде, - напомнил Джис. - Отсюда до столицы километров. много.

Я знала, что в столицу нам не нужно. Городок, в котором жил Эдо - Нордсеб - располагался чуть дальше на север отсюда, километрах в пятистах. Раз в десять меньше столицы и в два раза холоднее.

Скромный сосед редко заговаривал о своей родине. Создавалось впечатление, что он терпеть ее не может. На его месте я тоже не горела бы желанием жить на самой холодной планете человеческих систем, однако что-то подсказывало мне, что дело не только в этом.

- Нас встретит его отец, - сообщил Джис.

Мы уже спустились с трапа и шли по просторному холлу. Просторному не только из-за того, что здание было большим, а потому, что народу было мало. Меньше, чем на космодроме в моем городе, хоть он и был далек, крайне далек от столичного статуса.

Нет, ну как же здесь холодно!

На ходу залезла в смарт, чтобы глянуть погоду.

Серьезно?! Минус двадцать пять?!

Мне уже показалось, что я вот-вот коньки отброшу, когда Джис взглядом отыскал в зале ожидания одиноко сидевшего с краешку высокого брюнета. Кстати, Эдо был очень похож на отца.

Мужчина нас тоже заприметил, поднялся и с легкой полуулыбкой направился к нам. И, о боже, в руках он держал два дутых серебристых пуховика!

- Добро пожаловать на Каптейн! - поприветствовал он, и я скромно кивнула, хотя жутко хотелось вырвать теплую одежду из его рук, закутаться, с ногами забраться на скамейку и никогда оттуда не слезать. По крайней мере, пока не отогреюсь. - Сегодня довольно тепло, но ваша одежда все равно не подойдет.

Тепло?! Если минус двадцать пять для вас тепло, то что же тогда холодно? Неужели... и правда до минус полтинника доходит?!

- Немного устали, мистер Хэ, но холодок чрезвычайно бодрит! - начал отплясывать Джис поочередно на каждой ноге, и только после этого Калеб Хэйз спохватился и вручил нам. м-м-м. пуховики. Как же мало здесь нужно для счастья!

- Я очень рад, - чуть тише произнес мужчина, наблюдая за тем, как мы закутываемся и блаженно улыбаемся, - что вы прилетели его поддержать.

Я заглянула в его глубокие карие глаза и мне вдруг стало. очень стыдно. Стыдно за свои эгоистичные мысли, за раздражение, связанное с каким -то внешним дискомфортом. Холодно, подумаешь. у нас зимы тоже холодные бывают и не жалуюсь ведь. А сейчас жаловаться тем более не к месту. Эдо во много раз хуже, и я просто обязана заиметь более оптимистичный настрой. Как Джис делится со мной своим позитивом, так и я могу поделиться своими чувствами с Эдо. Если они будут светлыми, а не мрачными, как минуту назад. Не все зависит от рук медиков, даже от прямых. Многое зависит и от психологического настроя.

- Потерпите. Сейчас еще часика два до Нордсеба и отдохнете. Операция назначена на завтра.

- Но мистер Хэ, - сдвинул брови проксимианин и поправил дорожные сумки на плече. -Мы хотели бы уже сегодня. в клинику-то сходить. Соскучились же по соседушке.

Парень перевел взгляд на меня, я кивнула. Действительно, хотелось поскорее навестить Эдо и убедиться, что он в относительном порядке. Мы связывались несколько раз за эту неделю, но с каждым новым разом голос соседа по комнате звучал всё тише и неувереннее. Как будто еще немного и Эдо превратится в призрака.

- Отдохнуть с дороги вам все равно надо, - отчеканил Калеб. - Перекусить. А после этого подвезу до клиники.

- Отлично! - хлопнул Джис в ладоши. - А какие у вас самые модные пуховики в этом сезоне?

Интерлюдия. Карэт и его наглость


17лет назад...

Я часто не мог понять, чего же он хочет от меня. Встречался с его холодным, даже неживым взглядом и отворачивался. Или же закрывал руками лицо.

Смотреть в глаза отца всегда было невыносимым испытанием.

Вот и сейчас мы сидели друг напротив друга за кухонным столом, потому что пришло время ежедневного отчета. Сколько отжиманий и подтягиваний я сделал за день, насколько сильно болят мои мышцы. Эта информация была ему не нужна. Он искал лишь повод, чтобы в очередной раз надавать мне.

В этот раз повод нашелся серьезный. Более чем.

Дверь позади меня осторожно скрипнула. Это мама. Это мамочка, но лучше бы она ушла. Уходи. Уйди!

- Отлично. Все в сборе, - гаркнул отец. Я чувствовал кожей, что он вперился в меня, а потому по виску медленно покатилась капелька пота.

- Ты можешь предположить, о чем я собираюсь сегодня сказать, верно, Карэт?

Я не поднимал глаз. Но когда отец стукнул кулаком по столу, мне пришлось. Потому что после стола шла очередь маминого лица.

- Что мне сегодня в детском ангаре сказали, знаешь ведь, - продолжал наседать родитель, давя на меня чем-то невидимым, но мне казалось, что на меня падает железная плита, настолько сильным было это давление. - Мона! - рявкнул он, подняв глаза на маму, и я почувствовал, как ее рука опустилась на мое плечо и крепко его сжала.

Мамочка всегда смотрела на меня, как отец на глизелианский флаг. Но стоило ей встать на мою сторону и побеждала не любовь. Побеждал отцовский кулак. Неужели... насилие - это единственный способ решить любую проблему?

- Я. я не знаю, - прошептала мамочка.

Когда она всхлипнула, мне тоже захотелось плакать, но если я расплачусь, отец разозлится и станет еще хуже. Лучше я потерплю.

- Не знаешь, кем хочет стать мой единственный, любимый и дорогой сынок? - накалял атмосферу отец, словно не слышал маминых слов. - Моя надежда и опора в этой гребаной, мать его, жизни!

Я должен был радоваться, что про меня говорят такие вещи, но почему-то хотелось убежать и спрятаться еще сильнее.

- Карэт, скажи, кем же ты решил стать, когда вырастешь, а? - слащавая интонация не нравилась мне еще больше. Лучше бы он кричал, потому что после ласки всегда следует невыносимая боль.

- Гардак, он же еще маленький ребенок. Не стоит зацикливать на этом свое внимание, -тактично попыталась вмешаться мамочка, но отец пристукнул по столу снова. В паре сантиметров от моей руки, поэтому очень быстро я убрал обе руки под стол.

- Ветеринаром! - вновь пропустил он слова мамы мимо ушей. - Какое слово-то выучил! А знаешь, Мона, в кого пошел наш целитель скотины? В тебя! Потому что ты и есть ско...

- Нет! - резко поднялся я из-за стола. Ноги и руки дрожали, взгляд испуганно забегал, но я не мог, не мог сдержаться. - Мама! Мамочка! - обернулся я к ней. - Беги, беги, мама! Иди отсюда!

В такие моменты она, наверное, не понимала, почему я пытаюсь прогнать ее. Она смотрела на меня, как на предателя, но я никогда им не был. Просто я знал, что скоро он подойдет и ударит ее. И не хотел этого.

- У тебя снова приступ, - максимально спокойно отреагировала мама. Но я знал, что в руках она себя держит с огромным трудом. - Я сейчас позвоню Шогату, он принесет лекарство.

- Потаскуха! Шогат, Шогат, Шогат... Дрянь! Сама не замечаешь, как подставляешься?!

Нет. когда дело доходит до дяди Шогата, значит, точно будет бить. И совсем не важно, что дядя очень добр и к маме, и ко мне. А еще он работает учителем в школе и очень добр ко всем детям. Отца волновало только то, что его не пускали воевать. Наверное, он считал, что в этом виноваты мы.

Мама вышла из кухни, на ходу прикладывая смарт к уху.

- Да. Да, это я. У нас опять. Нам нужно.

- Мона! - вскочил отец. Я попытался задержать его, схватив за руку, но он сбросил меня. -Вот же наглая баба! Иди сюда!

- Нет! - закричал я, когда до меня донесся звук удара. А потом еще один. И еще один.

Забравшись под стол, я принялся раскачиваться из стороны в сторону. Мне больше ничего не оставалось. «Мама! Мамочка!» мог бы кричать я, но это не поможет. Никогда не помогало, тогда почему должно помочь в этот раз? Вся надежда была на дядю Шогата. Он ведь придет, обязательно придет, я знаю.

- Тварь! Дрянь! Потаскуха! Всех вас баб, всех вас баб надо воспитывать как собак! -раздавались отцовские крики из коридора.

Как хорошо... как хорошо, что я не родился девочкой. Я родился мужчиной, а значит, когда-нибудь и я смогу стать таким, как отец. И больше мне не будет страшно. Никогда.

Интерлюдия. Гурен и его хладнокровие


17лет назад...

- Двести сорок семь, двести сорок восемь, двести сорок девять... двести пятьдесят...

- Продолжай, продолжай. Сегодня еще плюс пятьдесят добавим, ты можешь, - с уверенностью утверждал отец. Рука его уже легла на мое плечо и нажала так, что я едва не сорвался и не упал лицом в пол. - Давай же!

- Двести пятьдесят один. двести пятьдесят два.

Я никогда не думал, что могу хоть чем-то отличаться от остальных детей в детском ангаре. Почему-то я думал, что в домах родители всех нас воспитывали одинаково. Поднимали в пять часов утра, окатывая ледяной водой прямо в кровати, затем заставляли одеваться за определенное время, а потом гоняли по стадиону до тех пор, пока воздух со свистом не начинает вырываться из легких и тебе кажется, что еще немного и мышцы твои сгорят.

Но когда я узнал, что я такой один из всей нашей группы, мне вдруг стало очень. одиноко. Я начал с жалости к самому себе, а закончил пренебрежением к остальным и гордостью за свои успехи.

Да, мне было в разы труднее жить с отцом, намеревавшимся отправить меня на межпланетную службу и чуть ли не с самого рождения заставлявшего отрабатывать полицейские нормы. Я в прямом смысле ежедневно превозмогал себя. Я боролся с тем, что организм мой формировался медленнее, чем возрастала нагрузка на меня. Боролся с тем, что выгляжу не так, как остальные дети и думаю совсем не так. Столько раз я хотел сдаться, но столько же раз находил в себе новые силы.

Отец утверждал, что я с рождения особенный. Ну а я знал, что не с рождения. Я особенный, потому что могу им быть.

- Молодчина, Гурен.

Отец даже руку мне протянул, чтобы я смог подняться. Знал, что сегодня перестарался с нормой, но я ни в коем случае не показывал ни боли, ни усталости. Я не имел права показывать ее, потому что я. особенный.

- Давай еще три круга и будем собираться в ангар.

Я кивнул.

Сегодня с утра шел проливной дождь, но заболеть я не мог. Слишком много дорогих витаминов ел, и всякая болезнь обходила меня стороной. Отец никогда не скупился на мое здоровье, потому что все мое тело было ключом к его успеху. Да-да, именно к его успеху, потому что на межпланетную полицейскую службу поступить не смог он, ну а теперь... теперь поступить на нее должен был я.

«Лень тебя убивает. Каждая минута, потраченная зря, изничтожает тебя и превращает в паразита. Вместо того, чтобы играть в идиотские игры с детишками, лучше почитай что-нибудь полезное или прими упор лежа, Гурен. Я уничтожил свою жизнь, но не допущу, чтобы и ты уничтожил свою». Я слышал эти слова практически каждый день и, как ни странно, они придавали мне сил.

У меня даже появились первые фанаты. Например, этот красноволосый мальчишка, который периодически усаживается на забор и наблюдает за моими тренировками. Да, у него есть свобода, но всякая свобода - это паразитизм. Бесцельно потраченное время. Ну а я предпочитаю проводить время с пользой для себя. Ведь я особенный.

В этот раз я пробежал намного быстрее. Наверное, посторонние мысли не давали думать об усталости.

- Молодчина, Гурен, - тяжелая рука отца опустилась на мою голову и взъерошила влажные от дождевых капель волосы. Я слабо ему улыбнулся. - Ты мой особенный мальчик.

- Да, - ответил я.

Особенный. Я особенный. Если так говорит отец, если я сам это чувствую, значит, все остальные - пустышки, которые тратят свое время на лень и развлечения. Я не такой. И всего добьюсь сам. Потому что могу.

Мы уже уходили со стадиона, когда красноволосый мальчишка с забора окликнул меня по имени. Я посмотрел на отца, молча спрашивая его разрешения на небольшой перерыв и, кивнув, отец пошел вперед. А я обернулся. Мальчишка уже бежал ко мне со всех ног.

- Привет, - расплылся он в широкой улыбке, притормозив передо мной.

С него текло в три ручья, как и с меня, но выглядел парнишка так, будто ленился и развлекался дни и ночи напролет. У людей, которые всегда заняты, лица совершенно другие и более грустные.

- Чего надо? - раздраженно спросил я.

Он тратил мое время, которое я мог бы потратить на что-то другое, что имело бы какой-то смысл.

- Меня зовут Карэт, - он будто не замечал моего плохого настроения. Шел напролом. И это раздражало еще больше. - Зачем ты занимаешься каждый день? Нас еще не скоро заберут в солдаты.

- Я не хочу в солдаты, - задрав подбородок, ответил я, глядя на мальчишку сверху вниз. -Я буду работать в полиции далеко отсюда. Потому что я особенный.

- А я? - подпрыгнул Карэт на месте.

- А ты обыкновенный, - простодушно махнул я рукой. - И будешь обычным солдатом.

Отвернувшись, я пошел следом за отцом. Я ведь всё сказал правильно и никакой вины за собой не чувствовал.

Но кто же знал, что после этой встречи красноволосый мальчишка тоже решит стать особенным?

Интерлюдия. Джис и его щедрость


15 лет назад...

- Не дам! - воскликнул я, сжимая фрукт в руках.

Не важно, что она еще скажет. Это моё, моё! Пусть им родители свое покупают и отдают. Почему же я должен страдать? Я еще слишком маленький, чтобы страдать!

- Джис, твоего мармелу на всех хватит. Почему бы не поделиться? - настаивала мама на своем. Но легкая улыбка даже сейчас не покидала ее лицо. Издевается надо мной! Она надо мной просто издевается!

Насупившись, я всем своим видом показывал, как тяжко мне будет расстаться с лакомством. И как сильно мама будет виновата, если всё-таки заставит меня это сделать.

- Хорошо, Джис, если не хочешь, то не делись.

В тот же момент губы мои расплылись в блаженной улыбке. Да, я всех сделал! Вот так-то!

Бросил победный взгляд на ребятню, игравшую на детской площадке. Девочку в потертой курточке, мальчишек-близнецов в штанах с испачканными коленками. Зачем мы вообще здесь гуляем вместо того, чтобы гулять по улицам, как папа с Кано? И вообще, я сегодня хотел сходить на концертную площадь. Там крутая группа выступает. Но почему-то мы зашли в магазин, купили вкусненького и пришли... сюда!

- Послушай, - нагнулась ко мне мама. Села на корточки, положила руки на мои плечи. -Если ты смотришь на отца и Кано, то делать этого не нужно. Будь самим собой. Как думаешь, Кано поделился бы с ними мармелу?

Недолго думая, я покачал головой. Брат никогда ни с кем не делился, даже со мной. Ни вкусняшками, ни игрушками, ни временем. Ничем.

- Скажи, Джис, мы каждый день можем кушать вкусненькое, да?

- Да, - просто ответил я.

- А они могут? Как ты думаешь?

Я снова кинул взгляд на резвящуюся на площадке детвору и призадумался. Нет, не похоже, чтобы их родили имели какую-то звездность. Выглядят не так и ведут себя. не так. Скорее всего, это самые простые люди - никто. Вернее, работники. Учителя, врачи, водители. много они не зарабатывали. Как же они вообще живут без единой звездочки?

- Не могут, - сказал я.

- Тогда почему бы не поделиться?

А дети эти на меня смотрели. Даже играть перестали. Выпучили глаза и смотрят. Да, у меня красивая и дорогая одежда. А у вас такой нет. Не часто такого красавца увидишь. И вообще...

Они смотрят на мою мармелу!

- Джис? - окликнула меня мама. - Неужели ты думаешь, что я не куплю тебе другую?

- Купишь, - вздохнул я. - Ладно-ладно. - пришлось сдаться. - Эй! Простые дети!

- Джис!

- Дети, такие же, как я! - исправился я нехотя. - Хотите, я вам дам вкусненького? Сейчас, разломаю вот.

Медленно стал снимать с фрукта кожуру, при этом ловя на себе недоверчивые взгляды. Да чего ж они так смотрят? Я же от всей души, а они. глупые бедные дети. Ну почему папа не взял меня сегодня на площадь вместе с Кано? Потому что я еще маленький? Так я быстро расту. Еще немного и буду старше Кано! Тогда посмотрим, кого папа будет любить больше. И вместо того, чтобы ходить с мамой и заниматься ерундой, я буду сниматься в кино. И петь, и танцевать.

- Сынок. - ласково позвала меня мама, и я, не отвлекаясь от занятия, поднял на нее взгляд. Очень раздраженный. - Мы всегда должны помогать тем, кому живется хуже нас.

- Почему? - спросил я.

- Потому что если мы можем сделать этот мир лучше, то должны постараться сделать его лучше.

- Почему? - тупо повторил я.

- Потому что в мире, где все счастливы, ты будешь счастлив тоже.

- Значит, если я поделюсь с этими детьми своей мармелу, то мне тоже будет хорошо?

- Именно, - кивнула мама, и губы ее расплылись в ласковой улыбке. - А давай проверим это.

Дети боялись подходить ко мне, а потому я подходил к каждому из них сам и протягивал кусочек фрукта. Даже несмотря на недоверие в их глазах, они принимали угощение и даже благодарили меня. Вяло, робко, но. благодарили.

Я видел, с каким удовольствием они откусывали кусочек за кусочком и. почему-то мне казалось, что я ем эту мармелу сам. Причем с таким же удовольствием. Будто мама не покупала мне ее каждый день. Словно я долгое время добивался, чтобы она мне ее купила.

Я чувствовал, как им вкусно. И так наелся этим чувством, что не оставил самому себе ни кусочка. Почему-то мне показалось, что сейчас вкус этого лакомства в моем рту уже не станет прежним. Безвкусие по сравнению с тем удовольствием, с которым я смотрел на детей, которым было вкусно... по-настоящему. По сравнению с тем удовольствием, которое я получал от благодарности незнакомых мне людей.

- Какой хороший мальчик, - услышал я шепот чьих-то родителей, беседующих на лавочке недалеко от меня.

- Смотри-ка, одет как звездный ребенок, а совсем не похож на них, - отвечали там же. Обернулся к маме, ища поддержки в ее глазах, и мама кивнула мне.

Возможно, она права и делиться. делиться - это очень хорошо.

Интерлюдия. Эдо и его отрешённость


15 лет назад...

Когда к родителям приходят гости из ученого совета - это очень серьезное событие. Обычно в такие моменты я должен сидеть тихо в другой комнате и не появляться маме с папой на глаза. Однако именно сегодня я получил грамоту в младшем лицее по аналитической геометрии. Решил все задания и добился максимального балла на олимпиаде. Как же сильно хотелось поделиться своим достижением и как же сильно не хотелось ждать.

Но все-таки, собрав всю свою волю в кулак, зашел на кухню с грамотой в одной руке и своей выигрышной работой в другой. Может, и на ученый совет получится произвести впечатление? Может, тогда маме с папой дадут работу над каким-нибудь серьезным проектом, а не как всегда. над всякой ерундой? А может. и мне работу дадут? Я уже готов, я могу!

Как только мамин взгляд упал на меня, она тут же замотала головой, сдвинула брови и сжала губы в тонкую полосочку.

Я здесь лишний. Я здесь не нужен.

Грамота затрещала в моей руке, так сильно я ее сжал. Кому же она нужна, если не маме с папой? Да я могу таких десяток получить или два, а какой в этом смысл?

- Мама, я получил! - победоносно вскинул я руку с пресловутым доказательством своего триумфа над одногруппниками.

Взрослые, сидящие за столом, обернулись. Мама, папа, какие-то двое дядек и тетка какая-то. Эти трое однозначно из ученого совета. Такие сутулые, бледные и некрасивые, что жуть берет. Но от одного взгляда на меня умилились. Да, я, похоже, сумел произвести должное впечатление. Жаль, что не на родителей, но, может, и они тоже.

- Эдо, в комнату, - грубо бросила мне мама. Папа молчал. У нас мама была в семье всегда главная. - Живо.

- Это ваш сын, Элена? - спросила у мамы тетка, и я яростно закивал, как будто вопрос был адресован мне. Хоть и не мне, но очень хотелось ответить утвердительно. Даже не сдержался.

- Меня зовут Эдо Хэйз, - скромно ответил я, однако нотка гордости в моем голосе все равно промелькнула. - Мне шесть лет, я учусь в младшем лицее номер семнадцать в трех кварталах отсюда в группе три «б». Мое хобби - это аэродинамика, а любимый предмет -алгебра. И сегодня я получил...

- Эдо! - встала мама из-за стола, довольно быстро сократила расстояние между нами, схватила меня за руку и тут же повела прочь.

Я отбивался как мог, мне так хотелось поговорить, так хотелось рассказать об олимпиаде и о том, какие темы мы сегодня проходили на занятиях, но мама всегда была непреклонна. Отводила меня в комнату, запирала ее и не разрешала выходить, пока люди из ученого совета не уйдут. Каждый раз одно и то же! Почему? За что? Что я сделал не так?

В этот раз мама не повела меня в комнату. почему-то. Совершенно в противоположную сторону.

- Нет, я не хочу! Не хочу! - запротестовал я, когда мама отворила дверь чулана и попыталась запихнуть меня внутрь. - Не хочу! Пусти! Пусти!

- Наглый ребенок! - вскрикнула она, стряхнула мою руку.

Дверь чулана захлопнулась прямо перед моим лицом. Темно. Темно. Темно!

- Пусти! Открой! Выпусти меня!!! Открой, мама, пожалуйста!!! Я больше не буду!!! - в панике заколотил я кулаками по двери.

Дыхание сперло, сердце бешено заколотилось, ладошки вспотели. Что угодно. что угодно, только не в темноту, пожалуйста. Здесь же и пауки, и жуки, и всякая пакость может быть. Поползет по мне, что-нибудь утащит меня. куда-нибудь обязательно утащит! Нет!

Но дверь мне не открыли. Я услышал только удаляющиеся шаги за ней. И всё.

Меня заколотило. Страх навалился на меня так, будто его можно было потрогать. Густой, тягучий, сильный. Я начал задыхаться от собственного рева и крика. Но меня никто не слышал. Никто. Все мои попытки, все мои крики о помощи. Всё осталось тщетным.

Упал на пол, свернулся клубочком, замер. Может, так меня никто не утащит. Если я буду. вести себя тихо и спокойно. Если я не буду ничем выдавать себя. Молчи, Эдо, молчи. Если услышишь что-нибудь страшное - не реагируй на это. Представь, как будто этого шуршания нет, как будто ты в полной тишине. Не двигайся, не говори, не слушай. И тебя никто никуда не утащит. Никто и никуда.

Когда дверь в чулан наконец-то открылась, я не услышал ее скрипа. Я не слышал, как папа орал на пристыженную маму. Мог разобрать только эмоции, играющие на их лицах. А когда захотел спросить, что же происходит, то почему-то с губ моих не сорвалось ни единого звука. Или я этих звуков не слышал так же, как и всего остального, или. их просто не было.

Мама, папа... почему... почему всё так тихо?

- Почему всё так тихо? - одними губами спросил я у пустоты, лежа в темной больничной палате. - Почему. всё так тихо? - усмехнулся, развернулся и уткнулся лицом в подушку.

Глава 21. Предложение, от которого возможно отказаться


- Эдо, открой дверь, пожалуйста, - постучался Калеб в двери палаты, но, кажется, наш сосед решил абстрагироваться от всех и вся. - Твои друзья прилетели. Открой, я их впущу.

- Нет, так он тем более не откроет, - мотнул головой Джис. - Строит из себя няшу-стесняшу из-за инвалидного кресла. Но мы все равно рано или поздно. достучимся до твоего черствого сердечка, соседушка! - уже проорал он и принялся колотить по металлу кулаками. - Открывай, кому говорят?!

Мы только прилетели в клинику, перекусив после дороги в доме Хэйзов. Однако кусок настойчиво не лез в горло. Не из-за того, что я собралась сесть на диету, а по причине. крайнего смущения. Потому что дом Хэйзов оказался настолько бедным и запущенным, что находиться там дольше положенного - обрекать отца семейства на постоянные извинения за скромное убранство и непригодность жилища для принятия гостей. Нет, он не говорил нам таких вещей, но по его лицу и так всё было понятно. К тому же, мы всё равно собирались как можно быстрее увидеться с Эдо. вот только Эдо с нами, судя по всему, видеться не хотел.

- Эдо, детка, открой, - ласково позвала его мама, прижавшись к двери. - Ты же сам скучал по ним. В компании будет веселее. И операция скоро. когда ж ты еще успеешь пообщаться с ними до операции?

В ответ - тишина. Рак-отшельник забрался в панцирь и теперь не выковырять. Но мы с Джисом предполагали такой исход событий. Если уж брюнет с такой осторожностью скрывал прочие свои недуги, то уж сейчас предстать перед нами практически беспомощным. всё равно что оголиться и сгореть со стыда.

- Слыш, соседушка! - не выдержал Джис, долбанул по двери кулаком так, что она задрожала, и упер руки в боки. - Если тебя священное таинство дружбы ни к чему не обязывает, тогда мы полетим обратно. А ты тут сиди и фигнестрадай, понял? Тоже мне, принцесса нашлась. Пойдем, Зоя! Всё, мы ушли!

Только тогда магнитный замок щелкнул и двери в палату разъехались в сторону. Джис всегда умел найти правильный подход к любому человеку. Не перестаю удивляться.

Эдо встретил нас на пороге, сидя в широком инвалидном кресле из металла и черной кожи. Выглядел парень раза в два бледнее, чем раньше, а круги под его глазами потемнели до такой степени, что создавали с кожей ощутимый контраст. Глубокие серые глаза превратились в две непроницаемые стекляшки. Больничный костюм из футболки и штанов висел на брюнете мешком.

Но я быстро взяла себя в руки. Еще немного, еще чуть-чуть и Эдо поправится. Обязательно поправится. Иначе и быть не может.

- Ты можешь прятаться от полиции, от мафиози и от своих бывших, но только не от соседушек, соседушка, - скрестив руки на груди, заявил ему галограмер.

Еще некоторое время каптейнианин смотрел на нас не мигая. Сначала на Джиса, потом на меня. Затем глаза его закатились и голова медленно откинулась на подголовник. Не человек

- фарфоровая кукла...

- Эдо!!! - завизжала Элена и бросилась в глубину коридора, привлекая внимание врачей.

А мы с Джисом так и замерли, приоткрыв рты. Может, Эдо не хотел открывать нам, потому что чувствовал, что вот-вот. и всё? Опоздали мы. Слишком задержались. Не нужно было заезжать к Хэйзам. Нужно было сразу сюда, а теперь... Он даже ни слова не успел произнести. Так вот сразу. И я ничего не успела сказать.

- Так, - тихо произнес Джис, возвращая меня в реальность. - Думать будем потом. Сейчас нужны быстрые ноги.

В пару шагов оказавшись за креслом, парень подхватил его за ручки, выехал из палаты, справился у Калеба, в какой стороне находится реанимация, и полетел туда. Даже ветер в коридоре поднялся.

- Когда-то у меня был такой же друг. И тоже сосед, - поведал мне отец семейства, как только Джис с Эдо скрылись за углом.

При чем тут друг? При чем тут сосед? Эдо плохо. А что я могу сделать? Ничего не могу. Даже Джис что-то делает, а я - нет. Кто я вообще такая и зачем здесь нужна?

- Как только я его увидел, то сразу понял, что Эдо теперь в полной безопасности, -продолжал Калеб. - И ты не переживай, Зоя. После операции всё наладится. Начнутся учебные будни в «Астрале». Как и у меня когда-то. И у Ёна. И у Елены.

Услышав знакомое имя, я обернулась к каптейнианину, вскинув брови.

- Да-да, я всё думал, кого же ты мне напоминаешь. Но ваш проксимианин навел меня на мысль, которая может быть ближе к правде, чем я думал раньше. Ты - дочь Елены Эйлер, верно?

Медленно кивнула, глядя в сосредоточенное лицо Калеба Хэйза. Что ж за чертовщина творится? Сначала тот мужчина рыжий на Проксиме перед самым отлетом, теперь и отец Эдо. Как один большой розыгрыш. Не до розыгрышей же сейчас!

- Откуда вы знаете мою маму? - спросила я. С хрипотцой, потому что голос меня не слушался. Я всё еще была со своим другом. С тем самым, которого сейчас везли в реанимацию. Хоть бы Джис вернулся поскорее и сказал, что всё хорошо. Я подожду его. Никуда не пойду.

- Мы с твоей мамой и Ёном Маккалоу были соседями по комнате, когда учились в «Астрале». - Одной только фразой Калеб заставил мою челюсть вытянуться чуть ли не до пола. - Елена училась на пилота, я - на инженера, а Ён был нашим навигатором.

- Что-что? Вы ничего не путаете? - нервно усмехнулась я. - Моя мама? Пилот в «Астрале»? Может, вы еще и отца моего знаете?

- Разумеется, знаю. Рид Тойнер.

- Рид... Тойнер? - шепотом переспросила я.

Где же я могла слышать это имя? И почему. почему сердце словно рукой ледяной сдавило? По телевизору? Маловероятно. Я его и не смотрю. Из новостей каких-то? Тоже не особо интересуюсь. Когда учишься с утра до вечера, да об инспекторе Скайнере думаешь, то. стоп. Вот сейчас сердце быстрее заколотилось, и сдавило его крепче.

И потом я вспомнила. Вспомнила, что именно Гурен подозревает Карэта в преступных связях с неким Ридом Тойнером - глизелианским террористом. Значит, мой отец?.. Нет, нет, да быть такого не может. Это невозможно. Чтобы мама и с таким.

«Только с глизелианами не связывайся, - раздалось эхо маминого голоса в моих ушах. -Себе дороже».

Но. как? И почему я узнаю об этом только сейчас?! В такой и без того ответственный момент! Ну почему?! Почему я узнаю обо всем в самую последнюю очередь?! Может, я просто настолько недалекая? Или не заслуживаю доверия? Или к моим нервным клеткам относятся с таким трепетом, что любое шокирующее известие и всё, коньки отброшу?

- Видимо, вы знакомы, - предположил Калеб, наблюдая за моей реакцией на вынесенный приговор. - Но ты ничего при этом не знала? Может, и он не знает. Странно, что Елена ничего ему не сообщила. Да и вообще странно, что она покинула «Астрал», так и не получив диплом. Ни я, ни Ён не знали причины. Должно быть, ее знал Рид. Тебе следует обязательно спросить об этом у матери. Или у него. Хотя, молодежи сейчас не до прошлого их родителей. Им бы со своими проблемами разобраться, верно?

- Верно. - тихо ответила я.

Но информацию эту, насколько бы страшно и больно мне ни было, решила отложить в дальний ящик до той поры, пока операция Эдо не закончится успешно. Сейчас я могла позволить себе думать только о чем-нибудь одном и друг, особенно такой, был для меня в приоритете над разбором собственной жизни.

Прошло уже около трех часов. Именно столько времени мы с Джисом в абсолютном молчании сидели возле операционной на белых железных скамейках. Родителям Эдо пришлось нас покинуть по причине нервного срыва Элены. Матери Эдо находиться возле операционной было противопоказано, поэтому она и Калеб разместились в отдельной палате. Джис обещал сообщить им о результатах, как только. как только эти результаты будут.

Галограмер был на удивление тихим, даже несколько апатичным. Шеркал ногами по полу, скрестив руки. Взгляд его был опущен, на лице застыла маска максимальной сосредоточенности. Будто он сам делал эту операцию. За него мне тоже стало страшно.

Когда спустя еще полчаса из дверей операционной вышел высокий мужчина в белом халате, Джис вскочил со скамьи как ошпаренный. Эмоции на его лице не изменились, но руки сжались в кулаки.

- Как? - спросил парень. - Ну, как там?

У него даже в горле пересохло от волнения. Да, эмпатия Джиса для него самого была медалью о двух сторонах. Потому что всю боль других переживаешь как свою собственную. Как и любую другую эмоцию. С такими темпами для него самого нужно будет готовить отдельную палату.

- Вы его родственники? - уточнил доктор.

- Какая разница? - вскинулся Джис. - Вы ответить-то можете, нет?

- Сядь, пожалуйста... - жалобно протянула я, взяв друга за рукав. Проксимианин сел, с огромной неохотой и всё так же вперившись в мужчину внимательным и раздраженным взглядом.

- Ситуация сложная, - начал хирург. - Обычно подобная операция надолго не затягивается, но у пациента обнаружены и иные поражения мозга. Мы стараемся действовать с осторожностью, а потому.

- Меньше воды!

- Джис! - прикрикнула я на галограмера, а доктор сдвинул брови.

- Пациент может не пережить операцию, - вынес мужчина неутешительный вердикт. -Поэтому вы должны быть готовы к такому.

Произнеся это, он зашел обратно в операционную. Двери за ним съехались, а мы с Джисом остались в коридоре, храня неловкое молчание.

Сцена эта длилась достаточно долго. Ни он, ни я не могли вымолвить ни слова, да и что тут скажешь? Как будто мы стали героями какого-то фильма или книги. Тогда уж героями драмы, если Эдо. Нет, нет! Никакого негатива, даже если он стучится в дверь сознания и слезно просится войти.

- Пойдем, - поднялась я со скамейки, протягивая Джису руку.

- Что? - уставился парень на меня, оторвав наконец-то взгляд от пола.

- Пойдем выпьем кофе или что у них тут в автоматах продается. На улицу выйдем, прогуляемся. Проветриться нужно.

- Не хочу, - мотнул галограмер головой, пытаясь высвободить руку, но я схватила крепче.

- В этот раз Джис ничего не порешал.

- Не смей говорить такого. Если духом упадешь ты, то и все остальные тоже. И я. Давай-давай.

Парень в этот раз подчинился, но с явной неохотой. Даже странно было бы наблюдать за нами со стороны. Высокий, разодетый в цветастые шмотки и понуривший голову Джис и щупленькая на энтузиазме я, ведущая его под руку по коридору.

Мы остановились на первом этаже перед автоматом с напитками, взяли себе по каптейнскому аналогу кофе - копфи и, забрав пуховики из гардероба, вышли на улицу с теплыми стаканчиками в руках.

Ночь. Холодина такая, что и теплая одежда с трудом спасала. В особой опасности были щеки. А еще ноги в осенних шнурованных ботиночках. Но сейчас это дело десятое.

- Джис... - позвала я парня, подергав того за рукав.

Взгляд проксимианина был устремлен в бесконечность, в какую-то невидимую точку перед собой. А к напитку он так и не притронулся, хотя дрейзи на Проксиме осушил в пару глотков. Не вкусно, что ли?

Сделала глоток сама. Выплюнула.

- Тьфу, гадость какая.

А галограмер в лице не изменился. Даже голову не повернул в мою сторону. И вместе с Джисом будто весь мир перестал улыбаться. Первый раз я видела друга настолько подавленным, что даже трудно было когда-либо представить его таким. Ну никак в моем мозгу не могли встать в один ряд слова «Джис» и «депрессия». Никак.

- Джис. - попыталась я еще раз выйти на контакт. - Давай. давай встречаться?

Неужели. и на предложение мое никак не отреагирует? Вообще связь с реальностью потерял, что ли? Сам ведь намекал на это чуть ли не каждый день, а сейчас скорбь забрала все его силы и энергию в свои лапы. Даже побледнел немного, кажется. Или освещение такое?..

- Ты просто хочешь вернуть мой позитивный настрой. Не нужно так извращаться, -наконец, произнес парень, обернувшись ко мне и обдав теплым паром дыхания.

- Я не извращаюсь, - прошептала я едва слышно. Почувствовала, как щеки мои запылали, даже несмотря на температуру близкую к минус тридцати пяти. - Просто поняла это сейчас. Поняла, что даже если наступит момент, когда нам всем придется разлучиться. вернее, даже если наступит момент, когда ты не сможешь поддерживать меня больше своей улыбкой, то. этот момент я не хотела бы допустить.

- Как же Гурен? - задали мне провокационный вопрос.

- Гурен. - задумчиво протянула я. - Связываться с глизелианами себе дороже.

А еще если инспектор Скайнер когда-нибудь узнает, что я - дочь межпланетного преступника, то вряд ли вообще кинет взгляд в мою сторону. Мне и самой теперь было страшно смотреть на себя в зеркало. Даже если я не получила весомых доказательств, одна только мысль о том, что я могу. Да, мы не наследуем грехи своих отцов, но такое черное генетическое пятно .

Мысли бегали в моей голове, обгоняя одна другую, но так и не добегали до финиша. Я терялась. Слишком много всего происходило в последнее время. Новых событий, мест, эмоций. Моя психика не была создана для подобного. Всегда считала себя комнатной фиалкой, выращенной под куполом материнской строгости и четкой целью в жизни: «Выучиться, устроиться на работу, зарабатывать». И... всё. Это то, к чему готовила меня жизнь.

Но посмотрите на меня сейчас. Забитая со всех сторон мышь не знала, кого теперь ей кусать, куда бежать, от кого обороняться. Я абсолютно дезориентировалась и теперь хваталась за единственный лучик света в этом темном царстве - за руку Джиса, за его взгляд. Я устала думать, устала справляться со своими переживаниями в одиночестве. Мысленно прокручивать все свои тяготы и так же мысленно страдать, в жизни скромно улыбаясь людям. Мне хотелось просто снять эту маску со своего лица, содрать ее, выкинуть и высказать всё, что я думаю, хотя бы одному человеку. Посвятить его в свои мысли, поделиться переживаниями, опереться на чье-нибудь плечо.

- Зоя, - губы Джиса расплылись в слабой улыбке. Нагнувшись ко мне, парень приобнял меня за плечи и заглянул в заплаканные глаза. И когда только я успела заплакать?.. - Тебе нужно поспать. Отдохнуть. Даже для меня всё происходящее тяжело принять, а для тебя и подавно.

Он говорил тихим, размеренным, спокойным голосом, который в тот момент показался мне самым близким и родным. Теплое дыхание, ободряющая улыбка. Вот только дутый серебристый пуховик не пропускал аромат сладкой ваты, который стал уже визитной карточкой проксимианина.

И я сорвалась. Обвила шею Джиса руками, прижалась к нему. Наверное, мы очень смешно выглядели в мешковатой верхней одежде на ледяном ветру. Но меня это не волновало. Только то, что он каждый раз приходил мне на помощь, что бы со мной ни происходило, и где бы я ни была. За исключением тех редких случаев, когда я, по собственной глупости, не сообщала ему, куда направляюсь. А ведь он всегда спрашивал!

- Послушай, - аккуратно отстранился галограмер и вновь заглянул в мои глаза. - Я не хочу, чтобы ты сделала неправильный выбор на эмоциях, понимаешь? - он разговаривал со мной, словно воспитатель, разъясняющий своей воспитаннице, что такое хорошо, а что такое плохо. - Потому что хочу, чтобы ты была счастлива. А не за единственную спасительную соломинку ухватилась и потом винила себя за такой опрометчивый шаг. Отдохни, подумай, когда всё это закончится. Но... хоть мы действительно разные, это же не так плохо, верно?

- Джис... - прошептала я, намереваясь озвучить хотя бы часть своих мыслей, но оборвав себя в нужный момент.

А парень усмехнулся, чмокнул меня в лоб, выбросил наши стаканчики с противным недопитым копфи в урну на пороге и, взяв меня под руку, отворил входные двери клиники.

Сейчас я смотрела на своего непоседливого друга с таким же благоговением, как в свое время смотрела на инспектора Скайнера, возвышавшегося надо мной на лестнице в «Астрале». Вот только героями они оба были в разных планах.

И, между прочим, только что меня отвергли. Но отвергли так деликатно и осторожно, что неприятных эмоций не осталось. Скорее. благодарность. Благодарность за понимание и за то, что мне дали время всё обдумать. В очередной раз я убедилась, что мужчина может выглядеть по-разному. Как ребенок, как брат, как непоседливый подросток, но в глубине души быть... возможно, тем самым.

Смарт пиликнул в кармане брюк, пока мы шли по коридору к операционной. Может, это насчет Эдо? Мы всё пропустили?

guren_skyner: Ответный игнор получать еще больнее, потому что чувствуешь свою вину, но ничего не можешь сделать.

Ответный игнор? Ну, конечно. Я ведь так и не ответила ему на последнее сообщение. Всё так быстро закрутилось, что не было ни времени, ни возможности, ни желания. А есть ли всё это сейчас?

Бросила взгляд на руку Джиса, которая сжимала мою руку, и задумалась.

Может, пора уже начать отвечать добром на добро и игнором на игнор? Есть ли у меня самоуважение в конце-то концов? Или я так и останусь девочкой на глизелианских побегушках?

Когда мы с Джисом завернули в коридор перед операционной, из нее уже выезжала каталка, прикрытая белой тканью, а еще выходила целая пачка докторов. Будто и не прошли все эти томительные часы операции. Ни одной новой эмоции на лицах. Все такое же сосредоточенное и умное выражение. Ни тени усталости или какой-либо видимости минувшей борьбы за жизнь. Поэтому каптейнианских медиков называют стальными докторами?..

- Это вы, - обратился к нам тот самый мужчина, который не так давно сообщил о предполагаемом страшном исходе.

Мы с Джисом застыли.

- Операция. - выдержал хирург длительную безумно томительную паузу. - Операция прошла успешно. Два-три дня и пациент встанет на ноги.

Каталка с колонной врачей прошла мимо нас, а мы. мы наконец-то смогли спокойно выдохнуть, обняться, даже хоровод поводить прямо в коридоре.

- Эх, соседушка, - мечтательно прошептал Джис, когда мы устало повалились на ближайшую к нам скамью. - Я знал, чувствовал, что ты не уйдешь из жизни, не вернув эти несчастные семьсот тысяч!

Глава 22. Первая и последняя служба


Эдо довольно быстро шел на поправку. Не зря говорят, что медицина на Каптейне даже с того света поднять способна. Кожа брюнета розовела, руки активно жестикулировали, а голос обволакивал бархатной пеленой. Сейчас каптейнианин мало чем отличался от Джиса в плане говорливости. Вот они и болтали вдвоем, а я сидела чуть поодаль, периодически вставляя свои занудные комментарии и улыбаясь.

Но с особым вниманием я наблюдала за Джисом. Всё-таки не так давно я ему... призналась? Или... что это было такое? До сих пор не могла понять, какую же цель я преследовала? А может, по велению души вырвалось? Или от стресса, или.

Мгновение, и Джис поймал мой взгляд, неловко ухмыльнулся, осклабился и снова повернулся к Эдо, стараясь уловить нить разговора.

А это что такое было? Понял, о чем я сейчас думаю? В любом случае, надо бы вести себя более осторожно... Ошибок в учебных тестах допускать нельзя, но ошибок в устройстве личной жизни - тем более.

Совсем неожиданно смарт оповестил о входящем сообщении.

guren_skyner: Возможно, с каждым сообщением моя самооценка падает ниже, но я всё равно жду ответа. Так что отвечай.

Вот это наглость! «Так что отвечай». Он до сих пор считает меня девочкой на побегушках? А как бы не так, инспектор Скайнер. Можешь показывать свое компрометирующее видео хоть всему учебному совету. Я уже устала от негатива. Устала. Просто устала.

guren_skyner: Если что, видео я удалил, так что тебе больше нет смысла бегать по моим поручениям. Сейчас я пишу только по собственной инициативе.

Видео, удалено? Значит, больше никакого шантажа, командного тона и всего прочего? Интересно.

- Каковы твои мотивы?! - громко прошипела я, чем привлекла к себе лишнее внимание и, поспешно натянув улыбку, замахала рукой, мол ничего, ничего страшного, это я о своем.

іоуа_еуІег: Тогда встретимся, когда прилечу на Кеплер. Напишу.

Ответ пришел через несколько секунд.

guren_skyner: Договорились. Мы уже давно должны были поговорить, так что извини за то, что тянул время.

А они еще что-то про женскую логику говорят... Вот она, мужская, родимая, во всей красе. Сначала тапком отгоняют как таракана, а теперь поговорить приспичило. Не верю я, что всё так легко и просто. Не верю. Но разобраться со всем сумею только на месте. Недолго осталось.

С Калебом Хэйзом я о студенческих годах больше не заговаривала. Да и некрасиво заставлять ворошить прошлое малознакомого человека ради корыстной цели, а именно -узнать, что же натворила во времена бурной молодости моя мама. Лучше позвонить ей самой и разузнать из первых уст. Дело обещает быть сложным, но после полученных зацепок у меня хотя бы конкретные вопросы появились, на которые она сможет ответить либо «да», либо «нет».

Поэтому, когда родители Эдо усаживали нас на борт космолета, следующего до Кеплера, я уже знала, чем займусь по прилету. В первую очередь - поговорю с Гуреном, во вторую -попытаюсь поговорить с мамой. Загадки и там, и тут, и везде, но я все их разгадаю рано или поздно. Рид Тойнер, значит? Посмотрим, так или это. А если это действительно так, то. может, быть наполовину глизелианкой не так-то плохо?

- Дом, милый дом! - провозгласил Джис, как только переступил порог нашей комнаты в общежитии. - Давайте, распаковывайте шмотки, а я пока блинов напеку. Аж руки чешутся, честное слово!

С улыбкой я вошла следом.

Некоторые вещи остаются неизменны. Скоро комната наполнится сладким ароматом чуть подгоревших блинчиков, Эдо с книжкой развалится на кровати, а я пойду наводить красоту в ванную. Кстати, насчет ванной.

- Эдо, знаешь. - обратилась я к брюнету, только поставившему одинокую черную дорожную сумку на пол.

- Знаю, - тут же ответил парень. - Замок размагничен.

Мечтательно вздохнув, едва скупую слезу не пустила. Вот он - наш нерушимый симбиоз. Всё так, как и должно быть. И, я надеюсь, будет длиться еще долго, до самого выпуска.

Интересно, у мамы с ее соседями было так же? Но если у нее было так же, то зачем же она так скоро улетела, не получив диплом и даже как следует не попрощавшись? Из -за. Рида Тойнера? Тогда с глизелианами, действительно, связываться не стоило. Хотя они же разные бывают. Вот с Каретом однозначно лучше ничего общего не иметь, а Гурен, скорее, сам не захочет иметь с тобой ничего общего.

Достала смарт из кармана.

Отправила.

Сразу никуда не пойду. Слишком долго ждала момента воссоединения с соседями на нашей небольшой, но уютной кухне. Приоритеты следует расставлять правильно, это я уже поняла, и в данный момент важнее теплого разговора с Джисом и Эдо за чашечкой горячего чая не было ничего во Вселенной.

guren_skyner: В 17:00 на крыльце общежития. Перекуси, захвати куртку. Разговор предстоит долгий. Проследи, чтобы не было хвоста.

guren_skyner: (Карэта)

Как я уже говорила, некоторые вещи остаются неизменными...

- ... а потом она такая: «Джисамин Лексган? А можно ваш автограф?» И так жутко стало. Сразу понял, что вот, на родине я наконец-то! - доверительно рассказывал Джис, затем подперев щеку кулаком и устремив мечтательный взгляд куда-то вдаль, за пределы нашего понимания.

- А дальше? - с искренним интересом в голосе поинтересовался Эдо.

- А дальше мы как при-и-ипустим из этого магазина! А она за нами. Ну, я рассказывал тебе, что наших шалл можно в случае войны как идеальных солдат использовать. Их и хлебом не корми, а дай лучше какую-нибудь звездочку помацать.

Взглянула на экран смарта. Часы показывали без пяти минут пять, так что пора было выходить. Пусть мальчишки поболтают о своем, о мальчишечьем.

Встала из-за стола, но взгляды остальных присутствующих обратились ко мне, как только я вышла из кухни и принялась натягивать ботинки.

- Птичка вылетает из гнезда, - констатировал Джис. - А куда?

- Плановая встреча с Гуреном, - в этот раз решила ничего не скрывать. - Может, на пару часов. Может, чуть подольше.

А потом, легким движением сняв куртку с вешалки, скользнула за двери. Чтобы не услышать в очередной раз упреки в свою сторону. Потому что именно в этот раз, именно теперь упреки эти могли сработать. Но мне нужно узнать больше о Риде Тойнере. А кто может знать его лучше, чем оперативник, которого приставили за ним охотиться? Разве только... Карэт? Но спрашивать об этом преступника - равносильно выкапыванию ямы для самой себя.

Так я и размышляла, идя по коридору к лифту. Однако когда лифт передо мной открылся, я невольно задумалась о материальности наших мыслей.

- Ну, доброго тебе денька, красо-о-отка, - расплылся Карэт в своей фирменной клыкастой улыбочке.

Обаятельный психопат, иначе и не скажешь. Алого цвета волосы зачесаны по последней моде, на шее - цепь с глизелианским армейским жетоном. Камуфляжная майка, черная кожаная куртка, рваные джинсы, громоздкие черные кроссовки со шнурками под цвет волос. Я осмелилась бы сказать, что человек этот притягивает к себе еще сильнее, чем Гурен и Джис, но он всё равно оставался психопатом, как ни посмотри. А эта характеристика отталкивала меня от Карэта на пропорциональное расстояние.

- Пожалуй, пойду по лестнице, - резко развернулась я, но меня тут же схватили за запястье мертвой хваткой.

- Стоять! - рявкнул парень и мне пришлось замереть, не теряя при этом надежды на побег.

- Как можно уходить, не поздоровавшись? И не попрощавшись. Где твои мане-е-еры?

- Привет, Карэт, - обернулась я к нему с натянутой улыбкой. - Пока, Карэт.

- Хорошая попытка, - ухмыльнулся глизелианин. - Но после подсказки не засчитывается.

- Тогда что еще нужно? - дернула я рукой, но хватка стала еще крепче.

Мгновение и меня затащили в лифт. Двери захлопнулись, а руки Карэта сомкнулись на моем горле. Гетерохромные глаза хищно прищурены, ноздри гневно раздуваются. Единственное, что еще ему оставалось - сдавить мою шею и уже через пару секунд услышать хруст. Во-он как мускулы играют.

Мы продолжали смотреть друг на друга. Что творилось в его голове? О чем вообще может думать психопат? Еще и садист с мазохистом вдобавок.

- Не знаю, - неожиданно тихо и осторожно ответил парень. Взгляд его подернулся дымкой, уголки губ опустились, дрожавшие руки оперлись на стенку лифта по бокам моей головы.

- Давай... поговорим. Давай... выпьем чего-нибудь вместе. Давай... ты хотя бы сделаешь вид, что я существую.

На последнем предложении его голос стал таким надрывным и жалобным, что впервые я испытала к этому извращенцу нечто, похожее на жалость.

- Ты не понимаешь, Зоя, - продолжал он, сверля меня взглядом. - Я же чувствую. Еще немного, и у меня окончательно поедет крыша. Отец мой, биологический отец, сейчас лежит в психушке и повторять его судьбу мне совсем не хочется. Не хочется. Теперь понимаешь? Понимаешь меня?

- Почему я? - вопрос этот так и просился с языка, поэтому я его задала.

- Потому что. я не знаю, - вымученно ответил Карэт. - Ну не знаю я. Что за философский вопрос? Все равно что спросить: «Каков смысл жизни?» или «Кого ты любишь больше? Маму или папу?» Да, я могу казаться тебе странным. Очень странным. Но проблему не решишь избеганием. Ни одну проблему так не решить. Я не решу проблему с тобой, а ты не решишь ее со мной.

- На Рида Тойнера ты работаешь тоже по причине проблем с головой?

Должно быть, выброс адреналина заставил меня внезапно осмелеть. Иной причины своего опрометчиво заданного вопроса я найти не могла. Подобные вещи с преступниками обычно не обсуждают, иначе свидетелей слишком быстро убирают. Однако мне было всё равно. Захотелось сбить спесь, захотелось поставить в тупик, увидеть растерянность на его лице.

- Откуда ты знаешь?

Мне удалось. Глаза Карэта расширились, дыхание его участилось, но сдать Гурена я не могла. Мне доверили тайну, и я обязана была сохранить ее даже зажатая в угол.

- Не важно. Но я знаю, что именно ты устраиваешь вирусные атаки. И что людей ты убивал вот этими самыми клыками. Тогда о каком понимании ты просишь меня? Такого Карэта я... не понимаю.

- Первая атака. моих рук дело, это верно. А все последующие - нет. И никого я не убивал.

- Чем докажешь? Сказать можно, что угодно.

- Вот! - воскликнул глизелианин. - Смотри, вот!

Покопался в заднем кармане штанов, достал оттуда черную кожаную визитницу, вытащил первую же карточку и сунул мне под нос.

Имя: Карэт Нурма

Возраст: 23 года (условно совершеннолетний) Звание: Старший лейтенант Отдел: Борьба с национализмом

Старший лейтенант - мальчик непросто-о-ой... Так, стоп. Какое-то у меня дежавю. Еще один полицейский?! Что же это получается? Инспектор Гурен охотится на старшего лейтенанта Карэта?..

- А как же Тойнер? - захлопала я глазами, переводя взгляд то на напряженное лицо Карэта, то обратно на карточку. - И первая атака?

- Я работаю под прикрытием. Чтобы объединиться с остальными его сообщиками и поймать всех разом в конце года, когда они расслабятся. Понимаешь? Я не убийца. Я не убийца! Не убийца!

- Поняла-поняла... - поспешно замахала я руками, когда лицо глизелианина исказилось от страха и ярости. - Всё нормально.

Карточку тут же выхватили из моих рук, спрятали обратно в визитницу, а ту в карман.

Кажется, теперь я посвещена в еще одну тайну. Причем тесно перекликающуюся с тем, о чем рассказал мне Гурен. А значит, в ближайшее время мне нужно будет добиться того, чтобы полицейский Глизе и полицейский ЕГС пожали друг другу руки и объединились против общего врага. Такие дела.

- Карэт... - осторожно начала я, и парень недоверчиво прищурился. Как же быстро менялись эмоции на его лице. Будто он игрался с ними, не понимая, что, собственно, означает каждая из них. - Ты хочешь, чтобы мы поговорили. Тогда давай. поговорим. Не здесь.

іоуа_еуІег: Сегодня не получится, у меня появились дела.

Отправила сообщение заждавшемуся уже Гурену. В тот же момент дверцы лифта разъехались в стороны на том же этаже, на котором Карэту удалось меня выловить, и взгляд мой уткнулся в обтянутый белой майкой торс. Затем скользнул по механическим рукам.

- Какие дела? - поинтересовался мужчина, усмехнувшись и скрестив руки на груди.

Ну, вот. Приехали.

- Дела-а-а. - растерянно протянула я. - Дела-а-а, в которых вы нужны мне оба.

Брови обоих глизелиан медленно поползли вверх, а я постаралась успокоиться и начать сложную на первый взгляд операцию по объединению конфликтующих сторон.

- В вашей комнате живет кто-нибудь еще?

И Гурет, и Карэт покачали головами.

Разумеется, опасно было лезть на чужую территорию. Особенно на территорию глизелиан. Не влезай - убьет, как пишется на электрических щитках. Но где еще мы могли откровенно поговорить о террористических атаках? Если только в нашей с Джисом и Эдо комнате, но разговор в такой компании мог закончиться чем угодно. Например, мордобоем. Например, между Джисом и Карэтом, как уже бывало не один раз.

- Тогда давайте поговорим. Инспектор Скайнер, - обратилась я к Гурену, а Карэт вылупился на него во все глаза. - Старший лейтенант Нурма, - повернулась теперь уже к Карэту, а Гурен сдвинул брови и заиграл желваками. - Пожалуй, пора вам пожать друг другу руки!

Уже через пять минут мы сидели в чистой светлой комнате без единой пылинки и соринки, в самом настоящем рае для перфекциониста. Для такого, как я. Наверное, Эдо здесь тоже пришлось бы по вкусу, что не сказать о Джисе - любителю разбрасывать свои футболки, портки и прочие вещи по всей комнате. Это из-за него я каждый раз оттирала на кофейном столике круглые следы от кружки. И, похоже, я немного отвлеклась от ситуации.

Вернемся в комнату.

Мы с Гуреном сидели на белом диванчике, а Карэт и всё его непомерное эго развалились на одном из двух кресел. Теперь настало время моего вступления и рассусоливания ситуации, но в горле пересохло. Потому что эти двое заставляли атмосферу вокруг нас трещать от напряжения. Хладнокровие Гурена столкнулось с пламенными эмоциями Карэта, а я оказалась зажата не только между двумя мужчинами, но и между двух их абсолютно противоположных стихий.

И когда Гурен все-таки открыл рот, я вздохнула с облегчением.

- Старший лейтенант? В армии?

- В полиции, - с легкой улыбкой ответил ему Карэт. Но улыбка эта заставила меня поежиться. - Помнишь, ты как-то сказал, что мне суждено быть простым солдатом? Я доказал, что это не так?

- В глизелианской полиции? - мужчина не менял ни интонацию, ни выражение лица.

- А где же еще?

- Тогда всё понятно. - Затем инспектор обернулся ко мне. - Он не полицейский. И никаких академий не заканчил. Он смертник.

- Кто? - осторожно прошептала я.

Но мужчина не ответил. Перевел фокус внимания на приятеля, если можно так выразиться, и, скрестив руки на груди, откинулся на спинку дивана. Я сглотнула. Карэт напрягся. Атмосфера вновь накалилась, на этот раз едва не добела.

- Понимаешь, Зоя, - со сталью в голосе начал блондин, - на Глизе нет тюрем. Почему? Потому что каждый член общества должен сослужить хорошую службу планете. Преступников отправляют либо в психиатрические ангары, если человек совершенно не способен совладать с собой и никакой пользы в любом случае не принесет, либо награждают липовым и ничего не означающим званием в полиции и дают на выполнение такие дела, которые в девяносто процентах случаев заканчиваются смертью исполняющего. Раньше их отправляли на армейскую службу, но с некоторых пор всякая военная деятельность на Глизе пресекается Единым Галактическим Союзом. Единственная оставшаяся возможность - служба в полиции.

Всё это время я неотрывно следила за эмоциями, меняющимися на лице Карэта. Веселье, гнев, грусть сменяли друг друга с бешеной скоростью. Казалось, парень превратился в бомбу, способную в любой момент сдетонировать. Потому я напряглась еще сильнее. Чтобы, если что, максимально быстро покинуть комнату глизелиан во избежание несчастных случаев.

- Тебя отправили устранять Рида Тойнера?

Взгляды этих двоих пересеклись.

Ох, мамочки. Да это я сейчас сдетонирую быстрее. Зачем вообще решила пойти на такое? Потому что думала, что это принесет только пользу. Неоценимую помощь в расследовании и устранении конфликта. Похоже, конфликт усилился десятикратно.

- Какие же преступления ты совершил на Глизе? - продолжал наседать Гурен, а Карэт в свою очередь сжал губы так, что они превратились в ниточку и заметно побелели. - Какие? Что же ты успел натворить, что из сына ветерана решили сделать смертника, а, Карэт? Я же знаю, что по тебе уже давно плачет психушка. Своему папочке ты составил бы хорошую компанию.

- Не гони на моего отца, понял?! - внезапно вскочил красноволосый с кресла, а я от страха вжалась в диван так сильно, как только могла. - Мой отец - единственный, кто!.. Кто!..

- Единственный, кто сотворил из тебя чудовище? Пожалуй, - не изменял блондин своему хладнокровию. - Жену довел до инсульта, а брату грозился убийством за твое усыновление. Замечательный человек. Жаль, что так быстро забрали и от нормальных людей изолировали.

- Гурен... - пискнула я, наблюдая за распирающим Карэта гневом, сжатыми кулаками, опущенной головой и прочими показателями того, что кому-нибудь очень скоро может непоздоровиться, если градус напора не сбавить.

- Да, мы отошли от темы, - с ледяным спокойствием подметил инспектор. - Так что же ты совершил? Слишком я загорелся интересом, чтобы оставить этот момент без внимания.

Загорелся он. вот уж кто, действительно, кипит чайником, так это Карэт. Пар скоро из ушей повалит. Ох, Зоя, говорили же тебе не связываться с глизелианами, а ты как всегда, во имя мира, во благо всех и вся.

- Я изнасиловал свою девушку, - с улыбкой оторвался красноволосый от созерцания ковра под ногами и воззрившись на Гурена из-под пушистых ресниц. - И ее подругу. И, кажется, еще одну. Не помню точно, - слегка склонил голову набок и мягко рассмеялся. - Там темно было.

Тишина. Сейчас я слышала только спокойное дыхание Гурена, сидевшего рядом со мной. Одна секунда, две, три.

Резко поднявшись с дивана, блондин приподнял товарища за воротник кожаной куртки и врезал по лицу так, что металлический звон от этого удара отскочил от всех стен комнаты. Парень обмяк и стек обратно в кресло, а инспектор Скайнер, как ни в чем небывало, вернулся на свое место рядом со мной и, выдержав небольшую паузу, тихо произнес:

- Давно знал, что повод есть, так что спасибо, что узнал наверняка. И мой тебе совет: никогда не оставайся с этим человеком наедине. У смертников Глизе нет ни здравого смысла, ни совести.. .Ничего у них нет, кроме желания удовлетворить своё животное напоследок. Можешь, кстати, идти.

Второй раз повторять было не нужно.

Глава 23. Флешка с предсказанием


После того странного «разговора» в комнате глизелиан Карэт вовсе перестал попадаться мне на глаза в любое время и любом месте, кроме, конечно же, аудиторий, в которых у нас проходили общие занятия. Никаких больше претензий, посягательств и притязаний с его стороны. Никаких внезапных визитов в общежитии, попыток зажать в углу... В общем, Карэт... остепенился? Честно говоря, в такое верилось с трудом, а потому я всё равно никогда не находилась с ним в одной аудитории дольше положенного. Встретившись с ним на улице или в коридоре общежития, быстро проходила мимо. Оборачиваясь, несколько раз ловила его взгляд, но он тут же отворачивался. Однако никогда не знаешь, что у такого человека может быть на уме.

И, разумеется, я не могла не поделиться своими неожиданными открытиями с соседями. Только заранее предупредила Джиса, чтобы ни в какие конфликты больше не встревал.

- Так и знал, что по нему больничка плачет, - высказался проксимианин. - Но к Гурену ты, конечно, прислушаешься, а сколько бы я тебе ни твердил о собственной безопасности, так это пустой звук. Всё, сегодня никаких блинов! Наказаны.

- А я почему наказан? - усмехнулся Эдо, пальцем рисуя кружочки на поверхности стола.

- А ты за компанию, чтобы Зое не было скучно.

- Ну, зашибись теперь.

Но произнесено это было с такой детской обидой в голосе, что я невольно рассмеялась.

Первые две недели после каникул пролетели незаметно. Минул еще один зачет, практическое занятие тоже осталось позади. Зато соседи продолжали работать неполный рабочий день, несмотря на то, что золотая карта Джиса теперь посверкивала в его руках при каждом походе в магазин.

Вот и сейчас под конец занятий я в гордом одиночестве убирала планшет в сумку. Студенты постепенно расходились, и мне пора было идти в обещежитие и готовиться к завтрашнему тесту по авиакосмической безопасности. И ведь попробуй хоть один термин забыть - Зейн Кроули тебя затопит, будь уверен.

Вышла из аудитории, вздохнула, размяла плечи. Расследование расследованием, но про учебу забывать тоже не стоит. Иногда мне казалось, что она нужна здесь только мне. Джис ждет передачи «Дьяволов» брату, Эдо и так умный, Гурен на задании, Карэт. на другом задании. А что остается мне? Грызть гранит науки, как я и планировала изначально.

Проследила взглядом за двумя высокими парнями из параллельной группы, которые что -то бурно обсуждали и активно при этом жестикулировали. Вот у них, должно быть, никаких проблем нет. Обычная студенческая жизнь. Именно такую жизнь мне и прочили в навигаторском колледже. Однако разве могу я теперь жаловаться, что моя учеба в «Астрале» стала еще интереснее, чем предполагалось? Пожалуй, нет.

Звяк.

Краем глаза я заметила, что позади прошедших мимо парней на пол что -то упало. Что-то маленькое, поблескивавшее.

Подошла, взяла в руки. Серебристая флешка, самая обыкновенная. До такой степени заболтались, что даже не заметили, видимо. А там ведь и задания домашние могут быть, и материалы к занятиям.

- Э... извините? - окликнула я студентов. - У вас тут... упало.

Парни обернулись. С улыбкой я подошла к ним, сжимая утерянную флешку в руках, но как только повнимательнее вгляделась в лицо одного из них, улыбка тут же исчезла с моего лица.

Клыки! Вернее. протезы. Уже не помню, как обозвал их Гурен, когда сообщал о похожих по смарту, но они были такие же, как у Карэта. Однако Карэт никого не убивал. Значит. Нет, это может быть простым совпадением. Мало ли, кто какие протезы себе прикручивает. Особенно если учитывать тягу глизелиан ко всем модификациям самих себя, но. я должна была узнать наверняка.

- В чем дело? - спросил клыкастый студент, тряхнув светло-розовой челкой. Симпатичный. Но эти протезы. В голове тут же всплывает картинка извивающегося в судорогах охранника с почерневшими венами. И становится плохо до тошноты.

- Нет, ничего. Обозналась, - с натянутой улыбкой ответила я, скользнула мимо и быстрым шагом направилась к выходу.

Более-менее успокоилась я только тогда, когда оказалась в комнате.

Что ж, пока все еще на работах, я могу проверить, что же находится на этой флешке. Если там не будет ничего страшного, то передам ее администрации. Если же клыкастый или его приятель в чем-то замешаны, то могу с чувством выполненного долга передать эти доказательства Гурену и оказать посильную помощь в расследовании.

Ну, поехали?

Присела за стол на кухне, достала планшет из сумки, вынула загадочную флешку из кармана. Приготовилась. Морально приготовилась.

А мое ли это дело вообще? Не я занимаюсь расследованием официально. Вдруг, там хранится какая-нибудь информация настолько конфиденциального характера, что без участия Гурена я не имею права?..

1оуа_еу1ег: У меня к тебе важное дело. Ты сейчас свободен?

гоуаеуЫг: Это касается расследования. Не думаю, что эта информация особо важная, но мне хотелось бы кое о чем спросить.

Минута, две, три. Сообщения непрочитаны, ответа, ествественно, нет. Ладно. Если что, я предупредила. Никаких ко мне претензий.

Вставила флешку в планшет.

Устройство неопознано. Подключить устройство?

Недолго думая, нажала «да».

Внимание! Ваш компьютер не входит в число доверительных для данного устройства.

Число доверительных? Первый раз вижу подобное. Какая разница, на каком компьютере запускать обыкновенную личную флешку?

Закрыла окошко, но следом за ним вылезло другое.

Внимание! Устройство самоуничтожится через 3...

- Самоуничтожится?! - воскликнула я.

Внимание! Устройство самоуничтожится через 2...

Это что, прикол какой-то? Какое еще самоуничтожение?

Внимание! Устройство самоуничтожится через 1...

Единственное, что я успела сделать - скрестить руки перед лицом, когда раздался оглушительный взрыв. Где-то на перефирии сознания завизжала сирена. А потом стало невыносимо больно, холодно и... темно.

Когда я открыла глаза, то все еще лежала в комнате. Вокруг меня шаркали чьи-то ноги. Много чьих-то ног. Слышала голоса, но не могла различить, что же именно эти голоса произносят. Мне казалось, что я уже попала на тот свет в какое-нибудь Чистилище, но когда услышала крик Джиса, медленно, но верно начала приходить в себя.

- Зоя! Пустите, я тут живу! Живу я тут! Зоя!

Не в силах встать, я только немного повернула голову в сторону источника звука и увидела запыхавшегося на пороге проксимианина. А позади галограмера и голова Эдо выглядывала.

Флешка... как же так? Всё это из-за какой-то обыкновенной флешки? Или... необыкновенной флешки? Или. зачем я ее вообще взяла?.. Зачем я ее?..

- Зоя! Эй, что случилось? - Разноцветная шевелюра замелькала перед моими глазами, но сознание настойчиво упрашивало отключиться еще хотя бы ненадолго. - Слышишь меня? Ты слышишь ме?..

В следующий раз я пришла в сознание уже лежа в кровати. В чужой кровати, в неизвестном месте и в полумраке.

- Хрр.п-п-п. - раздалось откуда-то.

Дернула рукой - больно. Подняла взгляд - капельница. Больничная палата, значит? Неужели настолько сильно приложило?

- Хрр.п-п-п. - повторились странные звуки.

Краем глаза уловила чье-то вороченье справа, медленно повернулась. вот так дела.

Джис дремал, сидя на стуле. Не в позе мыслителя, а откинувшись на спинку, приоткрыв рот и издавая те самые страшные звуки. Надо же. Не знала, что он похрапывает во сне. Еще и так мощно. Как взрослый мужик.

- Хрр.п-п-п.

На небольшом диванчике у окошка расположился и Эдо. Диванчик оказался слишком маленьким для того, чтобы уместить высокого брюнета целиком, а потому ноги парня свисали с подлокотника примерно наполовину.

Так мило, что будить соседей я не стала. Осторожно оторвала голову от подушки, сделала над собой усилие подняться. Получилось со второго раза. Встала, взяла капельницу и, стараясь не шуметь, покатила ее за собой на колесиках к выходу из палаты.

Нет, разве могла я теперь спокойно лежать, когда произошло такое? Флешка, самоуничтожение, много людей. Хоть я и смутно всё это помнила, но помнила же! Мне необходимо было узнать, что произошло после того, как я отключилась. Уцелело ли хоть что-нибудь, что могло бы помочь в расследовании? Флешка, мой планшет. хоть один след. Или всё это зря, и я испортила улику?

Дверь в палату разъехалась передо мной в стороны, и я тут же зажмурилась от яркого света. А пока глаза привыкали к светлому коридору, сделала еще пару шагов вперед.

Зоя?

Проморгалась, повернула голову к белоснежным скамейкам для посетителей... Гурен! Вот он-то мне и нужен сейчас!

- Гурен. - прохныкала я. Глаза сразу же оказались на мокром месте, но я понимала, какую ошибку совершила. И поэтому обида и стыд буквально душили. - На этой флешке. это улика. испортила, да?.. там парень был. протезы у него, волосы розовые. протезы. флешка.

Но малоосмысленный поток слов прервали крепкие объятья. Стальные объятья. Я почувствовала холод кибернетических рук. Ледяной холод. И теплое дыхание на своем оголенном плече. Я и не заметила, что больничная кофта немного сползла.

Это иллюзия? Инспектор Скайнер обнимает меня? Он? Меня?

- Успокойся, - хрипловатый голос.

Еще и слуховые галлюцинации добавились. Вот уж точно приложилась нехило. И взрывной волной, и об пол. Надо будет попить какие-нибудь витаминки для улучшения нервной системы и укрепления организма в целом.

- Даже если ты что-то знаешь, допрос я и потом могу устроить, - продолжала успокаивать галлюцинация. - А сейчас возвращайся в палату и отдохни, как следует. Хорошо?

- Гурен? - слабо спросила я. - Это ты?

- Это я.

- А что ты. здесь делаешь?

- Волновался.

- Ты?

- Я.

- Почему?

- Потому что ты дура.

- Это да. возможно.

Дыхание с терпким ароматом мяты теперь грело не мое плечо, а губы. Я сглотнула. Прикрыла глаза. Приотрыла рот. Как же быстро все происходит, я даже не успеваю соображать.

- С пробуждением, - резанул голос Джиса барабанные перепонки. Тихий, раздраженный и мрачный, как громовой раскат.

Отстранилась от блондина на первой световой скорости, резко обернулась к другу. Капельница при этом проехалась на одном колесе по скользской плитке, накренилась, я вместе с ней. Трах-бабах был бы обеспечен, если бы меня не подхватили с обеих сторон. С правой стороны на моем заспястье сомкнулись металлические пальцы Гурена, с левой -длинные изящные пальцы Джиса.

Я смотрела то на одного, то на другого, хлопая глазами и не понимая, что же мне теперь делать. Так лажануть в очередной раз подряд - это ж талант нужно иметь. Поздравляю, Зоя, у тебя талант создавать трудные ситуации и себе, и другим.

- Я рад, что ты определилась, - выпустил мою руку Джис, как только я приняла устойчивое положение. - Счастья, радости желаю, трам-пам-пам.

- Джис... - попыталась я схватить его за рукав, но он скинул мою руку.

- Я никуда не ухожу. Я останусь здесь, потому что мы друзья и мне все-таки есть дело до твоего самочувствия. Но. но это всё. Иди в палату. Твой терминатор от тебя никуда не убежит.

Проксимианин послал Гурену воздушный поцелуй напоследок и вошел в полумрак. Когда же я вошла следом за Джисом, даже не взглянув на «своего терминатора», мне показалось, что в помещении стало намного. холоднее.

На следующий день навестил меня только Эдо. А когда я спросила у него, почему Джис не смог прийти, то брюнет, пожав плечами, ответил, что у того корпоратив на работе. Хорошее совпадение, ничего не скажешь. Я уже тогда поняла, что, вероятнее всего, Джис не пришел просто потому, что не захотел. Просто не захотел. И если к наплевательскому отношению Гурена я привыкла, то аналогичное поведение Джиса не могло вызвать ничего, кроме боли.

«Но мы же друзья, верно?» хотелось спросить мне, но мне самой теперь с трудом верилось в то, что мы можем сохранить теплые отношения.

- А он ничего не передавал? - с надеждой спросила я, но и на это каптейнианин пожал плечами.

- Мне показалось, что он веселее, чем обычно.

- Веселее. чем обычно? - не поверила я своим ушам.

Но мысленно накрутить себя и в очередной раз посожалеть обо всем случившемся мне помешало появление Гурена и последующий допрос. Не разговор по душам, а допрос самый настоящий, процессиональный. Каменное выражение лица, беспристрастность. Создавалось впечатление, что вся история наших взаимоотношений исчезла вникуда. Будто мы первый раз встретились и никогда больше не увидимся вновь. Короче говоря, человек целиком и полностью при исполнении.

Я рассказала ему всё, что знала. Описала внешность клыкастого розоволосого парня, внешний вид флешки, каждое свое действие последовательно. А как только все показания оказались записаны, исполнительный инспектор Скайнер в довольно официозной форме поблагодарил меня за оказанную следствию помощь и. вышел.

- Трепещи, преступность, - равнодушно произнес Эдо, как только двери за мужчиной захлопнулись. - Но под студента косить он так и не научился.

Затем ушел и сосед. Я попросила его не пропускать работу из -за меня, если ему действительно так нравится петь. Нравится даже больше, чем аналитическая геометрия и алгебра. Сам недавно признался в этом, так что не в моей власти лишать человека заслуженного удовольствия.

Потом позвонила мама, чтобы удостовериться, что у меня всё нормально. Для мамы у меня, разумеется, всё в порядке, но ни о ее учебе в «Астрале», ни о Ёне Маккалоу, ни о Риде Тойнере я так и не спросила. Не то сейчас было настроение, чтобы ворошить несколько проблем крупного масштаба одновременно. Ни сил, ни желания.

Мысленно я весь день возвращалась то к Гурену, нашей первой встрече на космодроме, шантажу и к вчерашнему происшествию в коридоре; то к Джису, нашей первой встрече в магазине, веселому времяпровождению, странной сцене между нами на пороге нордсебской клиники и всё к тому же вчерашнему происшествию в коридоре.

А вечером произошло нечто такое, из-за чего я всю ночь провалялась с бессонницей и мыслями о том, что я неприменно очень здорово приложилась головой до того, как попасть в больницу.

Около восьми часов в палату, сколько бы я ни надеялась на визит Джиса, вошла медсестра. Медсестра с тканевым пакетом в руках.

- Эйлер?

Кивнула.

- Это вам передали.

- Кто? - приподнялась я на локтях. Вариантов, честно говоря, было немного, но в самый очевидный я не верила до последнего.

- Молодой человек. Такой шатен высокий. От него еще спиртным немного попахивало... Но очень симпатичный! Как звезда.

Высокий шатен? Спиртное? Звезда?.. Кано?! Нет, Кано - брюнет. И что он мог здесь забыть? На Кеплере. Вряд ли братишку собирался навестить. Пятизвезднику и на Проксиме живется неплохо.

А как только я выудила из пакета коробку «Неоновой коровы» с запиской:

Ты всегда говорила, что это молоко для детей. Вот и пей его, бестолочь!

.то всё сразу же встало на свои места.

- Джис. Джис!

Поскольку капельница мне больше не требовалась, я вскочила с койки в чем была, да так и полетела сначала к дверям из палаты, затем по коридору. Я не знала, где выход, а потому бежала скорее на интуиции. Лифт, наверняка, долго ждать. Пожарная лестница куда надежнее. Ломанулась по ней, перепрыгивая через ступеньку, чтобы уж наверняка. Как только достигла первого этажа, быстро нашла и стойку регистрации, и входную стеклянную дверь напротив нее.

В каком неприглядном виде я выскочила на улицу, меня не волновало тогда нисколько. Главное - найти, отыскать, догнать. Предпринять хоть какие-то попытки к примирению, иначе сожру же себя от чувства вины. Но как давно ушел? Куда? Где?

Я оглядывалась по сторонам, выбегала то вперед к тратуару, то обратно - разноцветной шевелюры нигде не видать.

Стоп. Разноцветной шевелюры. Тогда почему медсестра назвала его шатеном?

- А я всё думал, выйдешь ты или нет, - раздался голос Джиса за моей спиной. - А если выйдешь, то не пройдешь ли мимо?

Обернулась.

Передо мной, действительно, стоял высокий шатен. Растрепанные темно-русые и слегка волнистые волосы, глаза подведены черным карандашом, поверх черной майки накинута кожаная куртка без каких-либо намеков на цветастые нашивки с пончиками и единорогами. Ноги обтягивали кожаные лосины, а завершали образ высокие берцы почти до колен.

- Прошла мимо. Два раза, - показал парень два пальца.

Именно такого Джиса я и видела на том видео, которое скинул мне Карэт. Вернее... не Джиса, а Джисамина Лексгана. И дело было не только в образе. Поза, взгляд, даже запах. Парень, стоящий передо мной, казался абсолютно другим человеком. Чужим и далеким. А еще, чего греха таить, от вида такого Джиса у меня даже коленки подкосились.

- Что. что с тобой? - только и смогла выдавить я, взглядом скользя то по одной детали его обновленной внешности, то по другой.

- А я просто понял, какие мужчины тебе нравятся, - усмехнулся галограмер и прикусил губу. Пила бы я сейчас чай, точно поперхнулась бы. - Кано, Гурен. или же такой я, каким был раньше. Ты не аюша. Ты просто. скромная шалла.

Не отрывая от проксимианина взгляда, поджала губы. Да как я?.. Да как он?.. Да что он себе?.. Но, может, правда?..

- Нет-нет, ничего не говори, - покачал он указательным пальцем перед моим лицом, когда я уже открыла рот, чтобы деликатно возразить. - Просто наблюдай. Наблюдай за тем, как возрастает жажда охоты, если цель отдаляется всё сильнее и сильнее. А как только приближается, ты в тот же момент перестаешь ее воспринимать.

- Что за ерунду ты городишь? - не выдержала я. - Какая охота? Какая цель? До какой степени ты напился на своем корпоративе?

- Наблюдай, - развел он руки перед моим лицом и скривил губы в обольстительной ухмылке. - Просто наблюдай, мышка. Я покажу тебе, к чему приводит вкус на таких мужчин, как мой брат. - Наклонился к самому моему уху, почти касаясь его губами и громко прошетал: - Не говори потом, что я тебя не предупреждал.

Выпрямился, тряхнул темно-русой челкой, развернулся и неспеша направился прочь. А я, стоя на холоде кеплерского вечера в одном больничном комплекте, смотрела парню вслед, хлопала глазами и медленно начинала осознавать, что настоящего Джиса я... совсем не знаю.

Глава 24. Прошлое будущее в настоящем, или Эдо -гениальный ученый?!


Выписали меня только спустя несколько дней, однако в тот день, когда я покидала палату, Эдо ошарашил меня неожиданной вестью. Вестью о том, что всего пару часов назад Карэта с многочисленными переломами уложили в палату соседнюю.

- Как?! - воскликнула я, присев на краешек кровати. - Что случилось?

- В коридоре общежития его нашли, - пояснил брюнет. - Кажется, кому-то дорогу перешел. Но я вот не особо удивлен.

- Перешел дорогу.

Собственно, именно этот странный день стал нашей новой точкой отсчета. Точкой отсчета новой истории. Я не знала об этом, когда выходила из больницы. Не знала по дороге в общежитие. И даже зайдя в нашу комнату и не обнаружив там Джиса, хоть и был выходной день, я всё еще не знала о том, кто объявится на пороге всего через несколько минут.

Когда раздался звонок, я ожидала увидеть за дверью кого угодно. Например, Гурена. Или же полицию, решившую распросить об обстоятельствах нападения на Карэта. Однако на пороге стояли двое - мужчина и женщина. Оба лет тридцати.

Мужчина - высокий симпатичный брюнет с глубокими серыми глазами, в черной водолазке и серых брюках. Женщина - среднего роста с длинными русыми волосами, завитыми легкими волнами, и большими карими глазами. Тело ее обтягивала темно-синяя туника с кокетливым вырезом, стройные ноги в светло-серых джинсах. Я была уверена, что не знала этих людей, но почему же тогда они казались такими смутно знакомыми?..

- Э. здрасте, - поздоровалась я. - А вы к кому?

- Привет, Зоя, - улыбнулся гость, слегка склонив голову набок. - Тебя только что выписали из больницы? После взрыва флешки, верно?

- Верно. - протянула я, поглядывая то на незнакомца, то на незнакомку. Даже голос был знакомым. Низкий и бархатный, прямо как у. Эдо. - Вы из полиции?

Они переглянулись, ухмыльнулись друг другу и вновь перевели взгляд на меня.

- Как думаешь, почему я себя не узнаю? - спросила женщина скорее не у меня, а у своего спутника. - Каждый раз. Неужели настолько сильно изменилась?

- Зато как была красавицей, так и осталась, - влюбленно прошетал гость и сделал шаг вперед.

Пришлось посторониться, пропуская обоих в комнату. Видимо, приглашение им было не нужно. Быстрым шагом эти двое пересекли комнату, уселись по обеим сторонам от изумленного Эдо на диван и воззрились на меня. После небольшой паузы мужчина подманил меня рукой.

- У нас очень мало времени, - поторопил он. - Садись, пожалуйста, и начнем.

- Что... что начнем? - запинаясь, спросила я, но подошла, села в кресло и поджала губы. Встретилась взглядом с женщиной, которая тоже поджала губы, и на секунду мне показалось, что я посмотрелась в зеркало.

- Что ж, - сложил незнакомец пальцы домиком на уровне груди и взглянул на меня. -Сначала познакомимся. Я - Эдо Хэйз, ведущий ученый каптейнского центра изучения времени. А моя прекрасная спутница.

- Зоя, - прервала женщина, широко мне улыбнувшись.

- Зоя Хэйз, - с широкой улыбкой дополнил мужчина.

- Да тихо ты! Не надоело каждый раз выступать?

- Никогда не надоест. Стесняешься, что ли?

- С чего ты взял, что я стесняюсь? Сейчас как залуплю между глаз!

- Прямо сейчас? Где же твое воспитание?

- Там же, где твоя скромность!

А пока они препирались, я вжалась в самую спинку кресла и с ужасом осознавала, что ничего не понимаю. Вообще ничего. Или же не хотела понимать. Эдо. он вот же, тут! Между ними сидит. С таким выражением, словно вот-вот под землю провалится, стоит только кому-нибудь чихнуть или кашлянуть.

Да и я. это я.

На всякий случай ущипнула себя за плечо. Больно. Еще раз ущипнула. Снова больно. Не сон. Галлюцинация? Но Эдо ведь тоже их видит. Массовая галлюцинация?..

- Так. Ладно, - тряхнул мужчина густой челкой. - Это наше седьмое возвращение. Не перебивайте, а то собьюсь. Первым делом - ты, Зоя, - обратился он ко мне, - не дочь Рида Тойнера, понятно? Просто мой отец и твоя мать сильно повздорили в свое время, и он сказал тебе невесть что.

- Правда-правда, - закивала женщина, пожав плечами.

- Ты - дочь Ёна Маккалоу.

- Проксимианка наполовину, - подметила... я? - Сначала даже не поверила, но истина взяла свое.

Да, если учесть, что я не верю во все, происходящее сейчас, то мысль о том, что я еще и проксимианка вдобавок - это совсем цветочки.

- Продолжим. У Рида Тойнера все-таки есть ребенок. И это Гурен, который на самом деле не двадцатипятилетний Скайнер, а двадцатидвухлетний Тойнер. Подсунувший тебе липовое удостоверение инспектора ЕГС.

- Стоп! - резко поднялся Эдо с места. Видать, первый не выдержал галлюцинаторного напора. - Откуда вы взялись и что вообще происходит? Что за центр изучения времени? Первый раз о таком слышу.

- Сядь, - дернул его двойник за штанину, усадив обратно. - Центр изучения времени - это частично наше детище. Выпустившись из «Астрала», мы вернулись на Каптейн и через пару лет вывели формулу перемещения во времени. А потом, через восемь лет, и машину сконструировали. Брать на себя организационные функции не стали, но машина времени -наше детище. Наше - твое и мое.

- Машина времени?! Серьезно? Я вывел формулу? - расшились глаза Эдо от искреннего удивления.

- Да, скоро выведешь, - отечески похлопали парня по голове. - Но мы здесь не за этим. Так, ввели в курс дела. Но, как я сказал, времени у нас мало. - Мужчина снова повернулся ко мне. - У вас, то есть у нас молодых, есть около полутра месяцев, чтобы вывести Гурена на чистую воду, предоставить улики его виновности в вирусных атаках и сдать. Потому что иначе.

- Иначе он убьет Джиса. - завершила женщина и громко всхлипнула.

- Убьет. Джиса? - выдохнула я. Сердце пропустило удар. - Как? Зачем? Почему?! Гурен?!

- Перед торжественным мероприятием по окончанию учебного года Гурен заманит тебя в ловушку, - пояснил Эдо. - Мы с Джисом и даже Карэт отправимся на твои поиски и также забредем в его ловушку. Нашему липовому инспектору понадобится твоя помощь, твое прекрытие, чтобы совершить финальную вирусную атаку. Он застрелит Джиса и скажет, что со мной случится то же самое, если ты не согласишься сотрудничать. Разумеется, ты согласишься. Вирус запустит ракеты, охраняющие Кеплер и расположенные на территории «Астрала». Они активируются дистанционно, и Рид перенаправит их на саму академию. Прибывшие службы успеют все перепрограммировать, однако и Рид, и Гурен улетят. Человеческие системы еще не раз будут подвергаться их нападениям. Но, знаешь, мы не герои.

Взрослая я скорбно опустила глаза и поджала губы.

- Мы не герои, - повторил гость из будущего. - И пусть люди простят нас за то, что плевать нам и на Рида, и на его сынка стократно. Мы здесь ради того, чтобы спасти Джиса. А для этого придется и всех остальных спасти заодно. Джис не заслужил такой смерти. Он вообще не заслужил смерти. А ты не заслужила быть несчастной.

- Эдо. - слабо откликнулась женщина. - Не надо.

Все эти десять лет...

- Эдо...

- Все эти десять лет ты будешь жалеть о том, что так и не помирилась с ним, - завершил мужчина, а затем повернулся к себе молодому. - А ты губу не раскатывай, понял? Чтобы невеста на свадьбе не ревела в три ручья.

- Хэйз, андроиды тебя подери! - вскочила вторая я.

- Вот, что и требовалось. - важно произнес взрослый брюнет, но мысль не закончил, потому что в кармане его что-то громко запищало.

- Джис! - вскрикнула женщина. - Он сейчас!.. Уже!..

- В ванную! В ванную! - бодро скомандовал Эдо настоящий и погнал обоих путешественников во времени в сторону вечно размагничивающейся двери.

Стоило только дверям в ванную захлопнуться, как двери в комнату разъехались в стороны, и на пороге, как бы удивительно это ни звучало, в самом деле появился наш Джис. Важный, высокомерно задравший подбородок в черной коже с заклепками. Воистину Лексган. Вот только. что-то подсказывало мне, что он больше выпендривается, чем является самим собой. Настоящий Джис - это Джис, который улыбается.

- Привет-привет, - великодушно махнул он нам рукой. - Я ненадолго.

- Зою выписали из больницы, - напомнил ему Эдо, вынужденно заняв место охранника рядом с дверью в ванную.

- Да-да, я вижу, - смерили меня пренебрежительным взглядом. - С выпиской, мышка.

Он однозначно ведет себя не так, как хотел бы. Может, я все-таки заразилась от него эмпатией и научилась чувствовать его настоящего?

«Иначе он убьет Джиса.» - раздался в голове отчаянный голос взрослой меня.

«Джис не заслужил такой смерти. Он вообще не заслужил смерти» - голос взрослого Эдо тут же раздался вдогонку.

В голове по-прежнему каша. Такая, что даже мигрень началась страшная. Пальцы подрагивали, губы поджаты. Я ощущала, как холодок бегал по коже. Такой холодок бывает во время обморочного состояния. Возможно, я была сейчас бледная, как полотно. Это можно было бы списать на недавнее потрясение с флешкой, но эта чертова флешка и в сравнение не шла с тем, о чем поведали мне гости из будущего всего несколько минут тому назад.

Я не хотела им верить, хоть они, действительно, могли обладать всей правдой. Наше сознание всегда старается отказываться от противоречий. Оно принимает лишь то, что естественно. Лишь то, что возможно понять. Все остальные вещи наше сознание пытается оправдать иными причинами, лишь бы не доверять возникшим противоречиям. И мое сознание сейчас отчаянно боролось с той информацией, которую получило.

- Ну и чего уставилась? - скрестил Джис руки на груди и вопросительно изогнул бровь. -Что, процесс пошел? Я был прав, верно?

Если эта женщина из будущего, действительно, я, то спустя десять лет я всё еще буду страдать после?.. Означает ли это, что я... люблю его?

«А ты губу не раскатывай, понял? Чтобы невеста на свадьбе не ревела в три ручья».

Даже до такой степени, что я плакала, то есть. заплачу на нашей с Эдо свадьбе? На нашей. свадьбе. с Эдо?! Ну. если Гурен оказался вдруг врагом, то мой выбор вполне оправдан. Однако. почему же я так и не смогла справиться с потерей Джиса? Ведь если Эдо любит меня, разве захотел бы он изменить будущее, в котором мы с ним вдвоем? Значит, инициатива вернуться и всё исправить - моя? «Нет, Эдо, ты мне не нужен, давай-ка изменим будущее, в котором ты счастлив, чтобы счастлива была я». Я стала такой. эгоисткой? Ради Джиса?

- Я в ванную, - буркнул проксимианин, так и не дождавшись от меня вразумительных ответов.

- Нет-нет, там это. трубу прорвало, - поспешно соврал брюнет. - Сейчас вызову службу, они залатают. Но там тако-о-о-й потоп. Лучше не заходить.

- А, понятно. Вызывай, - кивнул Джис, еще раз кинул взгляд на меня, развернулся и вышел из комнаты.

Кажется, опасность миновала. А что, если бы он увидел нас с Эдо. из будущего? Узнал бы? Сколько всяких вещей я слышала из фильмов про перемещения во времени. Например, про эффект бабочки, которая хлопаньем своих крыльев вызывает бурю на другом конце света. И если с этой бабочкой что-то случится, то быть беде. Быть полному изменению будущего вплоть до того, что это повлияет на твое существование.

- Зоя. - тихо позвал меня Эдо. - Зоя, подойди сюда, пожалуйста.

Нервно сглотнув, мелкими осторожными шажками сократила расстояние между диванами и ванной комнатой, заглянула туда. и застала ревущую. себя, сидевшую на полу и обнявшую колени руками.

- Я пойду за ним, - громко прошептала я, уже собралась бежать, но вторая я вскочила с пола, подбежала ко мне и схватила за руку.

- Нет, не смей. Мы сделали так в первое перемещение, и всё стало только хуже, - мрачно предупредила она. - Пусть всё остается так, как сейчас.

- Но как же. тогда же. - промямлила я.

- Сначала Гурен, - бархат голоса взрослого Эдо расстелился по помещению. - Разберемся с ним, и тогда, надеюсь, будущее изменится. Мы пытались вмешиваться в другие события. Даже запирали Джиса на замок, предупреждали его встречу с Гуреном, но он каждый раз умирал по иным причинам. Поэтому его смерть неизбежна, если не устранить убийцу из основного времени.

Я медленно осела на пол.

Как же всё сложно... Значит, со временем, действительно, шутки плохи. Так же, как в фильмах и книгах. Но когда сталкиваешься с этим сам. это страшно и совсем не похоже на шутки.

- Сейчас я расскажу, как нужно действовать. На нашем собственном опыте. Садитесь все и начнем.

Так мы образовали своебразный полукруг вокруг кофейного столика. Взрослые мы - на диване, настоящие мы - в креслах по бокам. Небольшая пауза, пока Эдо из будущего собирался с мыслями и.

- Значит, так, - начал он. - Есть вещи, которые не изменить. А есть вещи, изменяя которые, мы сделаем будущее либо лучшим, либо худшим. В первую очередь - никому не говорите о том, что уже услышали и услышите от нас. Это дело только наше с вами. Не предупреждайте ни о чем Джиса, а тем более не лезте влобовую на Гурена. И то, и другое уже было. Обе такие операции провалились. Нужно действовать иначе, хитрее.

- Как нам найти доказательства его причастности? - задал парень резонный вопрос.

- Дай-ка свой планшет, - протянул мужчина руку к своему молодому двойнику и, когда устройство оказалось в его руках, положил его перед собой на стол, зашел в записную книжку и напечатал следующее:

1. Камера в комнате.

.а затем пояснил:

- В комнате Гурена и Карэта прямо над дверью находится микро-камера, которая реагирует на движения. Это оказалось известным из-за. совершенных уже ошибок. Именно поэтому влобовую лезть и нельзя. Камеру необходимо снять. Она станет одним из доказательств и сработает на нас, а не против нас. Однако это в последнюю очередь.

2. Два смарта.

- У Гурена два смарта. Первый он носит с собой в академии и в нем нет никакой компрометирующей информации. Самое обычно устройство. А вот по второму смарту, который он хранит в нижнем выдвижном ящике стола под магнитным замком, он связывается с Ридом. В основном по вечерам и на крыше. Именно этот смарт вам нужно заполучить. Вернее, инфо-карту из него. Но только после того, как Гурен совершит звонок. В противном случае, он очистит ее с помощью специальной программы и доказать что-либо не получится.

- А это тот самый парень с розовыми волосами и зубными кибер-протезами, чья флешка упекла тебя в больницу, Зоя, и тот, кто истребляет охрану системной комнаты. Флешку он подкинул тебе намеренно, а затем узнал, в какой комнате произошел взрыв и сообщил обо всем Гурену, однако вернуться раньше и отобрать у тебя флешку у нас нет возможности, увы. Тебе нужно будет раздобыть у него такую же флешку. И сделать это ты сможешь только с помощью...

4. Помощь Карэта.

- Насколько я помню, сейчас Карэт находится в больнице. Я думаю, вы уже догадались, что руку к этому, в прямом смысле, приложил Гурен. Карэт узнал слишком много, и его нужно было убрать для того, чтобы продолжать свои темные дела. В той реальности, из которой мы пришли, Карэт ничего не помнил о том, кто совершил нападение на него, а потому не был с Гуреном достаточно осторожен. Наибольшую поддержку мы получили именно в то свое возвращение во времени, когда настроили этих глизелиан друг против друга и перетянули Нурму на свою сторону. Зоя, попроси его достать флешку. Я знаю, что он псих, но тебе он вреда никогда не причинит. И последнее...

5. Фотография.

- Сейчас я скину тебе одну фотографию, - обратился взрослый Эдо к молодому. - Когда она исчезнет, значит, смерть миновала Джиса и будущее изменилось. Так. - взглянул на экран своего смарта. - Через четыре минуты Джис вернется, потому что что -то забыл. Поэтому нам пора. Я пришлю название и номер гостиницы, в которой мы остановимся. На случай, если понадобится наша помощь. И еще кое-что. Эдо?

Парень навострил уши.

- Завтра Джис предложит тебе выпить кофе. Не пей его, потому что живот скрутит.

- И не надоело тебе каждый раз это напоминать? - раздраженно спросила вторая я, вставая с дивана.

- Никогда не надоест! Это был действительно ужасный кофе. И. можете нас не провожать.

Оба Эдо пожали друг другу руки, я из будущего кивнула мне, улыбнувшись, и уже спустя минуту мы с соседом остались в комнате вдвоем.

Повисла гробовая тишина. Да уж, а что тут сказать? И как много времени нам понадобится, чтобы до конца осмыслить только что произошедшее? Чувствую, мертвый Джис будет сниться мне несколько ночей подряд...

- Что за фотография? - решилась я прервать тишину.

- С нашей свадьбы, - отстраненно произнес Эдо.

А двери в комнату в очередной раз разъехались в сторону.

- Я кое-что забыл, - громко с порога заявил проксимианин. Разулся, потопал в сторону шкафов, ну а мы с брюнетом, шумно сглотнув, переглянулись.

Нет, это была не галлюцинация. Это была катастрофа.

Глава 25. Так будет лучше для всех


- Кофе не хочешь? - остановился Джис напротив автомата с напитками и обернулся к соседу. - А то ты сегодня какой-то разбитый.

- Спасибо, но вынужден отказаться.

А это довольно круто, когда ты знаешь, какое будущее тебе уготовано и имеешь возможность изменить его.

Сначала мне, действительно, трудно было поверить в то, что где-то в будущем стоит машина времени, изобретенная моим однокурсником и соседом по комнате. Однако. Эдо ведь тоже не такой простой, каким кажется на первый взгляд. Задачи щелкает, как орешки, лекции способен вспомнить даже без повторения конспекта. У Эдо всегда был потенциал, вот только почему он предпочел поступить в «Астрал» и стать обыкновенным пилотом, а не продвигаться по карьерной лестнице на Каптейне? Неужели, только смерть Джиса заставила его воспользоваться этим потенциалом на все сто?

Кажется, я начинаю бояться своего скромного соседа еще сильнее, чем Карэта. Нормально ли это? Нормально ли бояться человека, который в разы превосходит тебя в интеллектуальном плане? Машина времени, Эдо? Я знакома с гениальным ученым? И даже более того... я вышла за него замуж?

А ведь он сильно изменился с тех пор, как операция миновала. Даже ошейник теперь носит, не скрывая его за горловиной водолазки.

Что же касается Джиса. кажется, я догадываюсь, почему мы с ним так и не помирились.

- Джи-и-ис! - влетела в наши скромные ряды рыжеволосая бестия с третьего курса, которая в свое время и так изрядно потерпала мне нервишки.

- Лола, детка, - чмокнул парень ее в макушку, прижав к себе, а я почувствовала, как медленно начинаю закипать. Зачем. зачем же доводить всё до такой степени?.. Ты. ты совсем дурак, что ли?

- Не надо, - слегка нагнувшись, шепнул Эдо мне на ухо. - Ты ведь сказала сама себе не вмешиваться.

- Не вмешиваться в то, что может повлиять на будущее, - прошипела я в ответ. - Но я уверена, что будущая я в своем настоящем вмешалась в это.

- Просто пойдем, - взял меня брюнет за руку, кинул на Джиса испепеляющий взгляд и пошел прочь из столовой. - Поедим в каком-нибудь другом месте.

- Эдо?..

Неужели, мой скромный болезненный сосед начал проявлять характер? В любом случае... спасибо, что встал на мою сторону в этом конфликте двух противоположностей. Может, я бы уже сидела в каком-нибудь уголке и плакала от ревности.

- Кстати, ты заметила, что у будущего меня нет ошейника? - спросил сосед, когда мы уже сидели в ближайшей кафешке и поглощали вкусный обед. - Даже если когда-то у меня были комплексы, сейчас они медленно исчезают.

- И я очень рада за тебя, - искренне произнесла я, а губы каптейнианина расплылись в теплой улыбке. - А можно мне посмотреть на ту фотографию?

- Какую фотографию?

- Ну, с нашей свадьбы. Которую ты себе скидывал для проверки.

- А, эту. - спохватился брюнет и неловко почесал затылок. - Я думаю, не надо. Только расстроишься. Зачем тебе это? Сегодня и так расстройство предстоит.

- Поход к Карэту. - протянула я.

Еще вчера вечером договорились разобраться с четвертым пунктом плана, заранее настроить Карэта против Гурена и заручиться его поддержкой. Потому что иначе ни флешку, ни камеру, ни второй смарт нам будет не достать. Кто бы мог подумать, что такой человек, как этот клыкастый глизелианин, станет ключевым звеном в цепи для спасения планеты? И для спасения многих человеческих жизней, в частности Джиса. Жизнь, вообще,

- непредсказуемая штука, как ни крути.

Когда занятия закончились, я уже была морально измотанна. Поведением одного человека, всеми силами старающегося изображать раздвоение личности. Во всех аудиториях стриптизер недоделанный усаживался на средние ряды к своим новым дружкам -проксимианам. Хоть теперь Эдо и пересел ко мне, всячески уговаривая не обращать внимания на нашего соседа, но. когда стараешься не обращать внимания, почему-то внимание обращается еще сильнее.

Так или иначе, очень скоро мы оказались на пороге больницы, в которой не так давно угораздило лежать меня, и в которой в настоящий момент лежал самый неоднозначный мой знакомый, побитый, казалось бы, самой судьбой, а на деле - другом детства, да еще и террористом вдобавок. Спрашивается, зачем же тогда Гурен ему вмазал за изнасилование, если сам не отличается примерным поведением?

- Готова, женушка? - вопросительно выгнул бровь Эдо и ухмыльнулся.

- Не называй меня так, - улыбнувшись, ответила я, хоть доля правды в его словах и была.

- Возможно, в этот раз всё получится, и мы больше никогда не вернемся в то будущее, из которого пришли.

- Возможно, - усмехнулся он, резко посерьезнел и отвел взгляд.

- Кра.. .красотка? - с хрипотцой в голосе произнес наш больной потенциальный союзник, повернув голову к дверям в палату. - И ты бо.. .ботаник.

- Мы тоже рады тебя видеть, - хмыкнул Эдо в ответ, а я слабо помахала глизелианину ручкой.

Усевшись на стулья рядом с кроватью, сначала мы довольно продолжительное время изучали друг друга взглядом. Карэт - нас, мы - его, а после брюнет на удивление бодро принялся распрашивать клыкастого об обстоятельствах нападения.

Я даже невольно заслушалась, насколько же сильно изменился Эдо с тех пор, как его двойник оказался у нас на пороге. Столько энтузиазма, неподдельного интереса ко всему происходящему. А как хорошо у него поставлена речь. Осмелел парень ни с того, ни с сего. Или же его настолько поразила мысль о скорой смерти Джиса? Захотел таким образом вернуть ему долг? Что ж, вполне логично... Это же радоваться надо, что скромный сосед стал таким открытым, говорливым и близким мне.

На этот раз даже Карэт уступал ему. Частично закованный в дышащий пластичный гипс и с надломанными клыками-протезами, он многое о нападении не рассказал. Точно помнил лишь то, что в коридоре общежития его приложили по голове чем-то очень тяжелым. Еще некоторое время парень находился в сознании, но из-за многочисленных травм, нанесенных сразу же после падения, отключился.

- И ты не думал, кто бы это мог быть? - поинтересовался Эдо, подперев подбородок ладонью.

- Единственный ублюдок, который осмелился бы надрать мне задницу, и довольно успешно

- это Гурен, тут и думать нечего, - тщательно прожевывая каждое слово, ответил потерпевший. - Он всегда был ублюдком. Но этим он мне и нравился. Принципиальный, хладнокровный, расчетливый. На Глизе такие не редкость, но Гурен. Гурен отличался от всех остальных тем, что он меньше похож на человека, чем плита или холодильник.

- Плита или. холодильник? - тупо повторила я.

- Да. Ему это. я слышал, что. короче, ему диагноз какой-то поставили в детстве еще. Али. але. ксете.

- Алекситимия? - подсказал каптейнианин. - Невозможность выражать чувства?

- Да, точняк. Вот, она самая. Потому он и ублюдок, даже больший, чем я. Это его папаша так воспитал, - разошелся Карэт. - Папаша у него будь здоров был. Никому такого не пожелаешь. Мой по сравнению с его - цветочками испражнялся.

- А его отец. это ведь Рид?.. - решила я уточнить, чтобы уж наверняка.

- Значит, ситуация ясна, - громко перебил меня сосед, и я тут же поджала губы. Может, лишнее хотела ляпнуть. Надо быть осторожнее с любыми намеками на будущее развитие событий. - Предполагаю, что ты хотел бы... наподдать ему в ответ?

- Да кто не хотел бы? Ты посмотри на меня, ботаник. Как только всё срастется, следующим, кто сюда попадет, будет Гурен.

- У нас есть вариант более. надежный, - ухмыльнулся Эдо, а мне. мне стало как-то совсем не по себе от такой интонации. - На самом деле, из надежного источника мы узнали, что Гурен и есть тот самый человек, который заведует шайкой Рида Тойнера.

- Чё, в самом деле? - глизелианин даже приподнялся немного.

- Ага. И всё, что нам сейчас требуется - твоя небольшая помощь в поисках улик. Поможешь и «Астралу», и за побои отомстишь. Как ты на это смотришь?

- А я заодно . выйду из рядов глизелианских смертников . неплохо, - задумчиво протянул клыкастый в ответ. - Действительно, неплохо, вот только. какой вам с этого прок, а? Красотка? - обратился он уже ко мне, а я сдвинула брови и скосила взгляд на брюнета. Вдруг, опять что-нибудь не то скажу? Пусть сейчас действует наш гений.

- Не вижу ничего непонятного, - пожал плечами Эдо. - Мы хотим доучиться в безопасности, а штуки с выходом системы из строя не дают сконцентрироваться.

- Тоже верно. - пробурчал Карэт себе под нос. - Что ж. Тогда ждите, пока у меня кости срастутся. Неделя, две. хрен их знает, когда они срастутся.

В моем кармане пиликнул смарт.

guren_skyner: Не хочешь встретиться? Нужно поговорить.

Пальцы задрожали. Едва удержала гаджет в руках.

И как теперь себя вести с липовым инспектором Скайнером? Мне же. вроде как, нужно втереться в доверие. Но нужно ли, если теперь на нашей стороне есть Карэт? Честно говоря, после всего, что я узнала из уст взрослого Эдо, мне совсем не хочется оставаться с Гуреном наедине. Не просто с Гуреном, а с сыном. Рида Тойнера. Ответы на все вопросы я уже знала, что-то правдивое он скажет мне вряд ли.

Краем глаза увидела, как на меня вопросительно воззрился сосед.

- Гурен, - ответила я на его молчаливый вопрос.

- Думаю, будет лучше игнорировать, - посоветовал Эдо. - Это общение небезопасно.

іоуа_еуІег: Нет, я не могу, извини.

- Так будет лучше для всех, - заверил меня брюнет, ободряюще приобняв за плечи. - Я же не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. В отличие от Джиса, который решил пойти своим путем.

- У Джиса просто временное... помрачение сознания, - заступилась я за проксимианина.

- А я думаю, что он просто капризный ребенок, который закатывает истерику, не получив желаемое, - парировал брюнет.

В общем-то... частично Эдо все-таки прав. Сейчас галограмер больше всего походил на капризного мальчишку в период полового созревания, который устроил подростковый бунт против. меня. Даже стиль свой изменил, поведение, круг знакомств. Но почему я чувстовала, что таким он себя не особо комфортно чувствует.

- Я всё еще здесь, - махнул нам Карэт загипсованной рукой.

- А нам уже пора, - поднялся Эдо со стула. Я поднялась следом. - Значит, мы обо всем договорились?

- Возмо-о-ожно... - протянул красноволосый, скользнув по мне взглядом.

- Тогда скорейшего выздоровления, - улыбнулся каптейнианин, взял меня за руку и мы оба направились к выходу из палаты.

Напоследок я обернулась и встретилась с недоумевающим и скептическим взглядом Карэта. Да, я тоже была удивлена необычайной прытью соседа. Кажется, Эдо изменился в лучшую сторону с тех пор, как узнал, что друг его ходит по острию ножа. И что бы я только делала, если бы он так не осмелел?..

Глава 26. Во что бы то ни стало


Во Вселенной совсем иной На дружбу со мной уповай.

Ну а в этой, а в этой Вселенной Не сдамся я, так и знай.

Так ты и знай...

На небе увидишь звезду,

И еще одну, и еще одну. Уверенна будь, что они твои все,

Потому что тебе их дарю.

А опыта он набрался. Ведет себя на сцене более расковано, чем раньше. Может, он и не хотел становиться великим ученым и изобретать ту машину времени? Может, он сделал это только ради того, чтобы спасти жизнь Джису? Тогда и Джис, и я должны быть у него в неоплатном долгу. Такой дружбе можно только позавидовать.

Затянула коктейль через трубочку.

Как давно я уже не была в этом баре? Но и сейчас прохлаждаться нельзя. Как только явится Карэт с импровизированного задания, будем думать дальше, что делать с добытыми уликами. Если, конечно, добыть улики ему не помешает эмоциональная нестабильность. Что угодно ведь может сказать и сделать. Даже не уследить.

В кармане пиликнул смарт.

іоуа_кєіі: Не пей таблетки Эдо. Загляни в его планшет перед перемещением через 10 лет. Останови это.

Что за?..

- А вот и я! - раздался бодрый голос прямо над ухом.

Подпрыгнула на месте от неожиданности и в следующую секунду на столик передо мной начали выкладывать мелкие блестящие предметы.

- Флешка, камера, инфо-карта, - перечислил Карэт и после этого с шумным вздохом откинулся на спинку бордового кожаного кресла. - Ох и зае... устал я, красотка.

- Это всё в один день? - удивленно вскинула я брови, осматривая «сокровища», а вернее -улики.

- А ты чё думала? - закинул глизелианин руки за голову. - Я слов на ветер не бросаю. Вот только как бы никто не спохватился. это уже другой вопрос.

Я перевела взгляд на спускающегося со сцены Эдо. Вот радости -то будет. Со всем этим добром можно будет сразу же идти к полиции, и тогда Джису уже ничего не будет угрожать.

- Карэт, ты. - начал брюнет и тут же осекся, глянув на выложенные передо мной улики.

- Зачем сразу всё? Я же сказал, что сегодня нужна только инфо-карта!

- А какая разница?

- Как это. как это «какая разница»? А как же. как же план? Как же. как же всё? Я же. я же.

Глаза Эдо расширились от ужаса. Он заметно побледнел, и видно это было даже при скудном освещении.

- Действительно, какая разница? - встряла я. - У нас всё есть, что нужно было по плану и теперь...

- Нет, - обреченно вздохнул брюнет. - Нет, нет, нет. Нужно начинать сначала.

Я уже хотела открыть рот, но парень сорвался с места и бросился к выходу из бара. Причем все улики оставив на столе. Это ведь. это ведь ключевые вещи в нашей операции, разве нет? Или. или из-за того, что всё было собрано в один день, Джис. Джис умрет раньше?!

С этой мыслью я сама вскочила с дивана и бросилась следом за Эдо. Выбежала на улицу. Опять увидела только его спину, скрывшуюся за углом. Точно так же он улепетывал тогда, когда разбили его ошейник, потому меня и посетило дикое чувство де’жавю.

Но только в этот раз на быстрый шаг перень не переходил. Он бежал изо всех сил. Еще и неизвестно куда. Вот он достал смарт набегу, приложил к уху.

- Где он?! - закричал парень в трубку. - Понял-понял. Да, не получилось. Перемещайся минут через пять. Что? Ах да. Карэт соберет всё сразу. Пусть собирает по отдельности!

Я продолжала бежать, вслушиваться, но не понимала абсолютно ничего. Что происходит?! Карэт же собрал все улики, ау! Гурена поймают, и он не застрелит Джиса! Все спасены! Эдо, что за ерунду ты творишь?! Джис?..

Эдо притормозил только напротив выхода из общежития. Из дверей которого к нему выходил наш двуличный сосед.

- Эй, ты чего такой запыхавшийся? - нагнулся проксимианин, взяв брюнета за плечо. - С Зоей что-то?

- Да, - тяжело дыша, ответили ему.

- Что?!

Звук выстрела. Выстрел?.. Где? Куда?

А на груди Джиса уже расплывалось кровавое пятно. Кровавое. пятно? Выстрел? Джис?!

Глаза мои лихорадочно забегали, взгляд не знал, за что зацепиться, пока не увидел в руке Эдо. пистолет. Белоснежный, высокоточный, как в кино. и сцена передо мной тоже превратилась в нечто. киношное, ненастоящее. Потому что. это бутафорское пятно, испуганный взгляд Джиса, этот муляж пистолета в руках Эдо.

- Ты. ты зачем?.. - с трудом выдавливала я из себя слова, сделав пару шагов назад. Но потом спохватилась, подбежала к упавшему на крыльце общежития проксимианину и, встав перед ним на коленки, в ужасе прикрыла рот руками. Глаза его были закрыты, тело обмякло.

Это не я, - отстраненно заявил убийца в лице моего скромного соседа.

- А кто?! - вскричала я, резко обернувшись к нему. - Вызови медиков! Звони! Сейчас!

- Это Гурен, - с той же интонацией ответил Эдо, не двинувшись с места.

- Где ты видишь тут Гурена?! Это ты выстрелил! Ты! - ткнула я пальцем в пистолет, все еще зажатый в руке каптейнианина.

- Нет, но скоро ты мне поверишь. И я попробую еще раз.

- Еще раз?! О чем ты?..

А потом удар по голове, оглушающая и ослепляющая боль и полет в черную бездну бессознания. Краем сознания я всё еще отчаянно пыталась зацепиться за настоящее, но мне так и не удалось вынырнуть из темноты.

В очередной раз я сидел за рабочим столом, нервно барабаня пальцами по его гладкой поверхности и до крови закусывая нижнюю губу. На экране планшета высвечивался документ с описанием всех разрушенных планов, деталей совершенных ошибок и тех неточностей, которые каждый раз менялись при новом перемещении. В этот раз инспектора Скайнера словили на поддельных уликах, подброшенных мною, даже раньше. Однако это все равно не повлияло на будущее. Из-за паясливого Нурмы в этот раз я снова не успел влюбить Зою в себя, да еще и подставился. Опять придется ежедневно подделывать ее воспоминания и каждый раз бояться того, что она вспомнит. А бояться я не хочу. Не хочу я, чтобы она сохла по этому уроду разноцветному. Потому что если она влюбится в меня еще до того, как я убью Тейли и посажу Скайнера за решетку, тогда и воспоминания ее можно будет не подделывать.

Каковым же было истинное будущее? Ах, это истинное будущее. Где все живы и счастливы. Счастливы, кроме меня. Зоя Тейли. Очаровательно. Никто даже не соизволил явиться на мое награждение за создание машины времени. А почему? А потому что им и без этого было хорошо. Каково, Джис, иметь под боком умницу-жену, пару детишек и золотую карту? Рид Тойнер пойман, Гурен продолжает сражаться с преступностью, а я... а я продолжаю сражаться с собственной жизнью и. проигрываю. Докторская степень, место ведущего ученого инженера, одобрение патентов. зачем же это нужно, если это не делает меня счастливым? А ты, Джис, счастлив. Что же это за несправедливость? Благодаря чему? Чему?

Альтернативная реальность оказалась не менее прекрасной. Опять же для всех, кроме меня. Зоя Скайнер. Восхитительно. А всё из-за того, что, устранив Джиса и не подставив Гурена, я вновь обречен на. дружбу. Дружба. как мало в этом слове.

Должно быть, во всех реальностях бездетный Рид Тойнер проклинает одного известного ученого за то, что бедолагу террориста, который и так в жизни настрадался, используют для достижения своих целей. Извини, старина Тойнер, но так уж получилось, что только с помощью тебя я способен запустить логическую цепь в головах всех окружающих. Вокруг тебя крутится моя судьба, а ты не знал? Откуда ж тебе знать? Скажу, что ты - отец Зои, и она побежит в объятья Гурена узнавать, правда это или нет. Тогда Джис начинает страдать своим чертовым двуличием и все козыри в моих руках. А скажу, что ты - отец Гурена, и она сразу же прерывает с глизелианином всякое общение. Идеально. Казалось бы. но всё еще нет, нет. Всё еще не идеально.

Я мог бы остановить эту карусель на реальности, в которой просто устраняю Тейли и Скайнера, однако тогда... Тогда я вижу, что ты несчастна. У тебя нет желания обнимать меня, целовать. И детей у нас никогда не будет, даже когда я добиваюсь твоей руки. Твоей руки, на которую могу надеть кольцо. Твоей руки, но не сердца. Твоего сердца я не добиваюсь, нет. Но ведь ты сама сказала, что я не мусор. Почему же тогда?..

Но в этот раз я всё учел! Восьмой раз точно должен стать последним!

Эдо, никакой фотографии нет, потому что проигрывать мы не собираемся. Первые три пункта я уже выполнил, за тобой остальные.

1. Приделать камеру над дверью в комнате Гурена и Карэта;

2. Изменить инфо-карту в смарте Гурена на инфо-карту со звонками Тойнеру;

3. Продать Марсу Лурии еще несколько флешек с защитой данных и скрытыми файлами;

4. Подстроить интимную встречу Зои с Гуреном на глазах Джиса (напиши Гурену адрес больницы вечером в тот день, когда увидишь взрыв в комнате);

5. Избить Карэта в коридоре общежития 23-го числа в 8:11 (задержать на 2 недели, КОСТИ!);

6. Заставить Карэта выполнять работу по поиску улик (в тот раз забыл сказать, чтобы добывал по одной, сейчас НЕ ЗАБЫТЬ!);

7. Защитить Зою от Марса Лурии из-за пропажи его флешки;

8. Защитить Зою от Карэта 8-го числа в 17:34 в коридоре на втором этаже общежития;

9. Сходить с Зоей в кафе «Луногранд» и заказать земной салат «Цезарь» (она скажет, что ты читаешь ее мысли);

10. Предотвратить встречу Зои с Джисом 12-го числа в 18:07 в парке (когда придет с учебы, пусть куда-нибудь идет с тобой, только НЕ В ПАРК!);

11. Не пускать Зою с Джисом на крышу 13-го числа в 21:23 (НЕ ЗАБЫТЬ!);

12. Подставить Гурена и выстрелить в Джиса одновременно 16-го числа (БЕЗ СВИДЕТЕЛЕЙ).

При невыполнении ХОТЬ ОДНОГО пункта звони мне по номеру (38305-43843-55736-4837482547-03037), убей Джиса (пистолет уже в сумке с инструментами!), Зою выруби, накорми таблетками ретроградной амнезии (в сумке с инструментами!) сдай Гурена в полицию. Дальше по обстоятельствам. Меняй план, пока не добьешься своего.

Это 8-й раз. Мы сможем.

(Список ее любимых сериалов, музыкальных групп и блюд в отдельном файле)

Кажется, ничего не забыл... Нет, казаться не должно! В этот раз всё максимально точно учел. И еще парочку сериалов добавил на всякий случай. Что ж. полетели навстречу светлому будущему!

Любовь, как же ты прекрасна. Ну а ненависть. а ненависть заставляет нас добиваться этой любви во что бы то ни стало.

- Я здесь главный герой. Я! Аха-ха!

- Эдо, - приоткрыла я дверь лаборатории и заглянула внутрь. - Над чем это ты смеялся?

- Нервное, - моментально сдвинул брови мужчина и закусил губу. - Извини. Который уже раз будет? Восьмой. А мы так и не смогли спасти Джиса. Я в недоумении. Что же я делаю не так?

Я ободряюще улыбнулась ему.

А в груди моей клокотала ненависть. Вся та ненависть к Эдо и совершаемым им поступкам, что я копила годами.

Смысл сообщения, которое прислала я из будущего десять лет назад, я поняла сразу. А потому всякая попытка Эдо накормить меня таблетками ретроградной амнезии проваливалась. Сначала прятала таблетку под язык, а затем незаметно выплевывала, отвернувшись. Таким образом я сумела сохранить все воспоминания, в том числе и о гибели Джиса. Не от железной руки Гурена, а от руки собственного друга и по совместительству моего нынешнего мужа.

А я-то всё гадала, с какой стати вышла замуж за человека, который не занимал места в моем сердце? Но со временем я осознала, насколько слепа была прежде, но насколько много мне известно сейчас. Для того чтобы остановить безобразие, которое каптейнианин творил на пути к своему счастью. А о счастье других людей, которых впутывает в свои планы, он, видимо, ни разу не подумал. Что за редкостный эгоцентризм?

Не таким я представляла себе Эдо, объявившегося однажды на пороге нашей общежитской комнаты. Понурого, бледного, скромного, потерянного с легкой улыбкой на губах. Я жалела его. Старалась понять его. Пыталась помочь ему. И что в итоге? А в итоге всех нас обвели вокруг пальца. И меня, и Джиса, и Гурена, и даже. даже Рида Тойнера, который здесь вообще, казалось бы, никаким боком!

Для того чтобы узнать больше, мне необходимо было лишь забраться в планшет своего злодея-муженька. А для этого .

Медленно сократила расстояние между нами, нагнулась, выгодно выставляя вперед грудь в пикантном декольте. Для пущего эффекта.

- Эдо. - прошетала мужчине на ухо. Низко, тихо, почти касаясь его уха губами.

Такого поворота событий он явно не ожидал. Потому что мы никогда не были друг для друга ближе, чем друзья. Даже на свадебной церемонии не целовались. Спали в разных кроватях, ни разу не были на настоящем романтическом свидании. Ни-че-го. Я и вышла-то за него ради того, чтобы оказаться ближе к машине времени. Иметь к ней доступ, понять, как она работает.

- Я долго думала, Эдо... - продолжала я с прежней интонацией. Услышала, как брюнет шумно сглотнул, когда я провела пальцами по его шее. - Прошло уже столько времени. Может. может, и не нужно спасать Джиса?

- Не нужно? - с хрипотцой в голосе спросили у меня.

- Не-а.

- Ты правда думаешь, что?..

Кажется, его настиг когнитивный диссонанс. Трудно было поверить в то, что женщина, всю жизнь воротившая от тебя нос и не позволявшая даже за ручку подержаться, перейдет в резкое наступление. Но я должна была вызвать его замешательство.

- Если бы я прямо сейчас сказала тебе, что изменила свое мнение на твой счет, то что бы ты сделал, Эдо? - наседала я. - Что бы ты сделал? Что бы ты?.. Ай!

Момент, и каптейнианин резко вскочил с кресла, развернул меня, подсадил на стол. Глаза наши оказались на одном уровне, и теперь шумно сглотнула я. Однако назад пути уже нет. Раз начала этот спектакль, то нужно и закончить.

Ну почему же ты родился таким красивым внешне и таким ужасным внутри, Эдо? Почему своим бархатным голосом ты смеешься над отвратительными вещами? И почему твоя гениальность не принесла Вселенной никакой пользы? На какие жертвы ты способен ради любви? Сколько же раз еще ты попытался бы убить Джиса, если бы у тебя снова ничего не вышло?

Прикрыв глаза, мужчина жадно впился в мои губы. Руки его скользили по моему телу, обтянутому синей туникой. Как жадно, как отчанно, как страстно. Словно все десять лет своей любви он решил выразить в этом поцелуе. И сколько бы ненависти во мне ни таилось, всё равно закружилась голова.

Он никогда не позволял себе лишнего. Никогда не пытался взять силой. Терпел, терпел, терпел изо дня в день. Может, из-за этого у него и поехала крыша? Любая другая на моем месте была бы счастлива с этим мужчиной, особенно, если отношения подобного не заслуживает, но я. но я просто не любила! Не любила я! Ох, как же я была бы счастлива, если бы любила, но сердцу ведь не прикажешь, верно?

- Я люблю тебя, - шептал мне Эдо, шумно дыша и ведя дорожку от губ к уху, от уха к шее и дальше до ключиц. - Люблю, люблю, люблю.

Слезы проступили на моих глазах, когда я пальцами подтягивала к себе какую-то металлическую хреновину, лежавшую на столе. То ли пульт для блокировки шкафа с химикатами, то ли роутер, то ли еще что-то.

И как только предмет оказался в достаточной близости от меня, замахнулась, зажмурилась. Треск. Звяк. Бух.

Тело моего гениального мужа лежит на полу. По полу медленно разливается алое пятно, а глаза мои щиплет от слез, беспрерывно текущих по щекам.

Вышла из оцепенения, спрыгнула со стола, нагнулась к телу, прислушалась. Живой. Живой...

Я не убийца. Я просто хочу разорвать этот порочный круг перемещений. Просто хочу, чтобы живы и свободны были все. И счастливы. По возможности.

- Зоя. - глаза мужчины приоткрылись. Нет! Слишком живой! - Зачем?.. Обманывать. зачем?.. Больно.

Быстро подобрала железяку, зажмурилась и ударила снова.

Прислушалась. Дышит.

А как мне всё это больно, Эдо! Как мне больно терпеть то, что ты творишь! А Джису? А Гурену, которому, вероятно всего, ни за что влепили пожизненное. Джис, Гурен. планшет!

Медленно поднялась, подошла к столу, взяла в руки то сокровище, которое Эдо никогда не выпускал из рук при мне прежде - его личный планшет. Пробежала глазами по странице открытого документа. и от охватившего меня шока выронила устройство из рук.

- Что же ты. что же ты творишь?.. - пелена слез вновь застелила глаза. - Аха-ха. Аха-ха-ха-ха! Ха-ха-ха-ха!

Нервы не выдержали. Нервы сломались. Осела на пол и, прикрыв руками лицо, залилась истерическим смехом.

А всё оказалось еще ужаснее, чем я думала! Не забыть! Не забыть! Без свидетелей! Хоть одного пункта!

- Аха-ха-ха-ха!..

Глава 27. Взмах крыльев бабочки, ломающий время


Не помню, сколько еще я валялась в накатившем на меня приступе. Минуту? Пять? Десять? Пора было взять себя в руки и начать собственную операцию по спасению Джиса. Чтобы машина времени не была создана, мне ведь нужно переместиться в прошлое и убить. убить Эдо. До того, как он создаст ее. Однако. поднимется ли у меня рука?

Кинула взгляд на распластанного на полу мужчину без сознания.

Нет. Даже сейчас я внутренне содрогалась от того, что творила. Должен быть другой выход. Так какой же? Какое событие можно исправить или предотвратить для того, чтобы выйти из дикого круга перемещений? Чтобы Эдо не был таким, каков он есть сейчас. Думай, думай, думай. У тебя было десять лет на то, чтобы придумать способ, но всё это время ты потратила на слепую ненависть. С чем была связана его одержимость? Почему он ухватился за меня, как за спасательный круг?

«Ты - мусор. Зачем мне подбирать мусор?» - врезался в сознание текст сообщения, отправленного мне Эдо еще во время нашей учебы в «Астрале».

Действительно... И сколько раз он еще рассказывал мне об этом случае. Даже день называл, в который его отвергли. Именно этот день и был мне сейчас нужен! Да-да-да. Если бы я переместилась именно в тот самый день и предотвратила его психическую травму. Поговорила бы с ним, поддержала, не позволила ему проиграть своим душевным терзаниям, тогда он травму бы эту не приобрел. Он стал бы обыкновенным человеком, адекватно оценивающим свои шансы, и самооценка бы его не опустилась ниже плинтуса. Он не завидовал бы Джису черной завистью, не начал бы игры со временем ради достижения корыстных целей.

Кто бы мог подумать, что террорист Тойнер на фоне Эдо теперь выглядит карликовой звездочкой во Вселенной? А ведь это он изначально был главной угрозой. Что за шутки судьбы?..

- Жизнь меня к такому не готовила, Эдо, - пошатываясь, поднялась я, накинула серебристый пуховик, повешенный перед входом в лабораторию, и на нетвердых ногах направилась к капсуле для перемещения. - Почему всё так сложно? Почему всё так запутано?..

И, пока мужчина не пришел в себя, забралась внутрь, уселась в кресло, набрала требующуюся мне дату, закрепила ремень безопасности. Также установила временной период нахождения в будущем и дату обратного перемещения. Аккурат на день возвращения из больницы после случая с взрывоопасной флешкой. Если всё получится, то в тот день на пороге нашей комнаты не окажутся наши с каптейнианином личности из будущего. Запустила машину, двинула все рычаги.

Лишь бы всё получилось.

Меня тут же вдавило в спинку кресла. Глаза прослезились, а вокруг уже расцветало сочное марево. Опора под ногами исчезла, тело стало необычайно легким, сердце замерло, а живот скрутило.

А это куда ужаснее, чем любой полет на космолете!

Несколько минут кошмара и меня выплюнуло на холодный пол. Запахи вокруг изменились. Вместо металла и химикатов теперь я ощущала тяжелый запах пыли и сырости. Да, еще десять лет назад на месте Центра изучения времени располагался склад. Причем, судя по всему, забытый всем миром. Вкус пыли и грязи ощущался даже во рту.

Нет, не время сейчас разлеживаться. У меня было двенадцать часов на осуществление своего замысла, и минуты уже начали коварно тикать. Бери себя в руки и действуй. Давай же, давай же, Зоя!

Поднялась, отряхнула налипшие на пуховик комки, осмотрелась. Стеллажи, коробки, железки. Не склад, а помойка самая настоящая.

- Ох.

Голова кружилась, тело ослабло, но я сделала над собой усилие и направилась к выходу из здания.

Старшая школа, в которой в настоящий момент обучался Эдо, располагалась в паре километров. Всё, что от меня сейчас требовалось - прийти туда, дождаться начала занятий и наблюдать во все глаза, когда же наступит тот самый переломный момент. Когда же мальчишка решит признаться этой эгоистичной мымре, и она его отвергнет - начинался мой выход. Я докажу ему, что слова ее пусты и что на самом деле комплексовать по этому поводу не стоит. Моя задумка лишь казалась несущественной, а на деле - была очередным взмахом крыльев бабочки, порождающим бурю.

Окраина Нордсеба. Дверь на склад захлопнулась за моей спиной, когда я вышла на утренний мороз. Однако за всё время своего проживания здесь, я уже привыкла к холоду. И одновременно ненавидела Каптейн всей душой. Худшей планеты для проживания и придумать было нельзя. Даже Проксима Центавра теперь не казалась мне такой ужасной, какой показалась при первом визите. Ледяной ветер, обжигающий легкие, разжигал во мне еще большую ярость, а сугробы, в которых ноги утопали по щиколотку, ощущались железными кандалами.

Хватит. Пора. Действуй. Сейчас в твоих руках больше власти, чем в руках Эдо Хэйза и Рида Тойнера вместе взятых.

К началу занятий я уже стояла у порога старшей школы Нордсеба. Ученики, у которых никогда не было детства в понимании землян, делясь на небольшие группы и переговариваясь между собой, проходили мимо меня.

Эдо рассказывал мне, что собой представляет каптейнское образование. Выпустившись из младшего лицея, ты уже обязан был разбираться в математическом анализе, физике и химии. Без этого просто не пройдешь школьное собеседование. Вся жизнь этих детей - одна сплошная зубрежка с утра до ночи. Любое развлечение - только развивающее ум, а потому вряд ли их, действительно, можно назвать развлечениями. Холодная планета, холодные люди.

Как же среди них смог появиться такой уникум, как Эдо? Человек, который силен не только своим умом, но и чувствительный до глубины души. Настолько чувствительный, что тронулся этим же умом после первого отказа. Задумываясь об этом сейчас, я понимаю, что вся моя накопленная к этому парню ненависть постепенно тает. С той же скоростью, с которой оттаивает мое замерзшее за десять лет сердце.

- Ты будешь участвовать в соревновании, да? Сегодня после обеда.

- Да, я уже записался, - раздался до боли знакомый голос за спиной. Более высокий, чем тот, к которому я привыкла, но такой же бархатистый и ласкающий слух.

Обернулась. Уверена, на лице моем отразились сейчас растерянность и тоска. Причем настолько глубокие, что мимо проходящие школьники начали поглядывать на меня с удивлением и опаской.

И Эдо на меня взглянул.

В этом времени ему было всего пятнадцать лет. Но его симпатичное лицо было озарено теплой улыбкой. Щеки покраснели от мороза, отросшая челка откинута в сторону, но так и норовит упасть обратно на лоб.

- Думаешь, займешь какое-нибудь место? - поинтересовался у него всё тот же ученик.

- Конечно! Я точно займу призовое! - с энтузиазмом заявил брюнет, отвлекшись от меня, и звонко рассмеялся.

Никогда он не будет смеяться так в будущем. Это был смех человека, не обреченного на душевные терзания. Сильного духом и сердцем, веселого и смотрящего любой проблеме в лицо и с улыбкой. Этот Эдо был совсем другой.

Прослезившись, я отвернулась и оттерла проступившие слезы пальцами.

Вот, почему он завидовал Джису. Потому что сам когда-то был таким же, но так и не смог получить того же, что получил его друг.

Однако сейчас было не время сокрушаться. Я прибыла сюда с определенной целью и цели этой необходимо добиться. Уже не ради себя самой. А ради того, чтобы Эдо не страдал.

Поэтому, как только два парня скрылись за дверями школы, я поспешила внутрь. На входе сообщила, что хотела бы устроиться на работу, меня пропустили. Охранники на планете интеллектуалов всегда были неахти какие. А после отправилась следом за Эдо до самого его класса. Теперь следовало притаиться поблизости и дождаться той самой перемены, на которой парень откроет свою душу одной из учениц, чтобы ему в эту душу сполна наплевали.

Время тянулось безумно медленно. Возможно, потому, что с каждой минутой я переживала всё сильнее. Одно дело - когда ты слышишь эту историю из уст человека, другое - когда становишься свидетелем. Тут ведь можно даже из под контроля выйти, и девке этой надавать. Именно об этом я и подумала, когда в первый раз, тогда в парке...

Ноги уже затекли, но я стояла в коридоре перед его классом, привалившись к подоконнику, и нервно барабанила по тому же подоконнику пальцами. Всё должно было произойти здесь.

Перемена после первого урока прошла без приключений. После второй Эдо, судя по всему, должен был отправиться на соревнование. Должно быть, опять какое-нибудь математическое. С математикой у моего мужа. то есть, у Эдо проблем никогда не было. Значит, на второй перемене? Прямо перед соревнованием?

Да, именно в начале второй перемены напротив класса расположилась девчачья группка, хихикающая на весь коридор. Скорее всего, одной из этих девушек каптейнианин и признается.

Вот, он выходит из класса, заметно покраснеет, заходит в класс снова, опять выходит, подходит к этой визгливой хихикающей группке, всё такой же красный и неловко улыбающийся.

Сердце мое заныло. Он так переживал, так готовился. Надеялся на удачу, а что в итоге?

- Кира, привет, - поздоровался Эдо с самой громкой девчонкой из их компании.

Да, птицу высокого полета ты выбрал. Вкус у тебя, конечно, есть, но такие девушки обычно всем отказывают. Упругие локоны, аккуратный макияж, заносчивое выражение лица, высоко задраный подбородок. Ой, дура-а-ак.

- Привет-привет, - махнула она рукой. Хотя скорее отмахнулась, как от назойливого комара.

Посмотри, там есть много других красивых девушек. И которые смотрят на тебя с огоньком в глазах. Ты же не слепой. Однако любовь, конечно, ослепляет. Есть у нее такое качество.

Следующие слова Эдо я не расслышала. Слишком тихо он их произнес. Скорее, это и было признание. Так отвел бы ее куда-нибудь в уголок, там бы и сказал. Что ж ты так, мачо, у всех на виду?.. Хотел выглядеть храбрым, а получилось, как всегда, да?

- Что? - громко воскликнула заносчивая барышня. Лицо ее перекосило от пренебрежения и отвращения, а я сжала руки в кулаки. - Ты - мусор! Так зачем же... зачем мне подбирать мусор?

А пока парень растерянно хлопал глазами с приоткрытым ртом, школьница подцепила его к себе за иБУ-Х, как собаку за ошейник, поглядела на плоды своих слов, усмехнулась в лицо и резко отпустила.

Вот же. вот же мелкая дрянь!

А отвергнутый парень, внезапно выйдя из оцепенения, кинулся прочь по коридору. Расталкивая всех учеников на своем пути.

Как же мне хотелось подойти и врезать этой самодовольной. За волосы оттаскать, парочку раз приложить об подоконник, чтобы подумала над своим поведением. Но у меня не было времени на такие вещи. Да и руки марать не хотелось. Теперь настал мой выход. Я должна найти Эдо и утешить, чтобы он снова не накрутил себе в голове невесть что. Чтобы он пережил это событие и не получил ту самую психологическую травму, из-за которой раскрутилась временная карусель.

И с этими мыслями я побежала по коридору, надеясь нагнать его. Нагнать так же, как я это делала обычно. Когда перед глазами моими мелькала его спина, через мгновение скрывавшаяся за углом.

Оказавшись на улице, я поняла, что потеряла мальчишку из виду. Спустилась с крыльца, посмотрела вправо, влево - пусто. Ни одного ученика в радиусе обзора. Куда же Эдо мог убежать? Домой? Он никогда не говорил мне, что произошло после отказа. Но если я потеряю его сейчас, то потеряю и возможность разорвать круг перемещений.

Решила взять себя в руки. Снова. А также обойти школу. Не мог же он далеко уйти. Да и ветер такой сильный. Притаился где-нибудь и страдает в одиночестве. Почему же ты такой чувствительный? Почему не смог просто смириться или сказать что-нибудь в ответку? Желательно в ее же стиле, чтобы мозги хотя бы на время на место встали.

Но сокрушалась я не долго. Потому что нашла, нашла подростка с разбитым сердцем буквально через несколько минут поисков. Эдо сидел на скамейке, покрытой снегом, на заднем дворе школы. Опустив голову и глядя себе под ноги. В одной черной школьной форме, без верхней одежды, одинокий и потерянный. Еще никогда мне не было его настолько жалко, как сейчас.

Прислонилась спиной к стене, всхлипнула и прикрыла рот рукой. Имею ли я право сейчас подойти к нему? Имею ли я право что-то ему доказать? Вмешаться в его жизнь так нагло и не чувствовать себя при этом виноватой? На словах всё казалось таким простым, ну а сейчас... а сейчас я боюсь даже шаг сделать в его сторону. Казалось бы, это всего лишь взмах крыльев бабочки, легкий и невесомый, но кто знает, насколько сильная буря из -за этого взмаха начнется на другом краю времени?

Ладно. Для этого разговора я сюда и пришла. Времени не так много и момент можно упустить из-за собственных терзаний. И из-за борьбы с совестью. Я не кто-нибудь, а, возможно, единственный человек, который может исправить жизнь Эдо и перевести его на иной путь. И я это сделаю.

Шаг. Еще шаг. Давай же. Просто подойди, а нужные слова сами придут в голову.

- Так вот, кто это был, - раздался слева от меня голос, тут же пригвоздивший меня к месту.

- Вот, кто сломал время. Это была ты, Зоя.

Медленно повернула голову в сторону нравоучительного источника. Эдо. Но только не подросток, а тот самый, голову которого я пробила перед перемещением. Даже кровь запекшуюся видно на виске. Неужели, он переместился следом за мной, чтобы помешать мне?

- Сломала время? - переспросила я, не смея сдвинуться с места. - О чем это ты?

- Я догадался об этом только сейчас. Увидев всё собственными глазами, - тихо произнес мужчина и усмехнулся. - Как думаешь, сколько раз ты уже перемещалась сюда и помогала мне справляться с моей болью? Сколько раз я вырастал, видя перед глазами твой образ, и влюблялся, встречая тебя в «Астрале»? Скольким я пожертвовал, пытаясь удержать рядом с собой женщину, которая была точной копией той, что помогла мне в самый трудный период моей жизни?

- Всё еще не понимаю, к чему ты клонишь, - с опаской ответила я и на всякий случай сделала шаг в сторону. Однако понимание всего происходящего медленно, но верно уже постепенно приходило ко мне.

- Вот и сейчас ты запускаешь этот круг, - продолжал Эдо, делая шаг ко мне. - Ведь всё началось именно с этого. В истинном времени я никогда не встречал тебя здесь и спокойно отпустил позже. Но ты. ты, Зоя, меня не отпустила. Как только я построил машину, тебе захотелось сделать мою жизнь счастливее. Чувство вины? Может быть. Ты переместилась сюда, успокоила меня, утешила, помогла справиться с болью. Но я всегда помнил ту женщину. Ту женщину, которая появилась будто из ниоткуда, была мила со мной и приветлива. Которая действительно беспокоилась обо мне, хоть и была абсолютно чужой. Почему я стал таким одержимым? Потому что ты была ей! Потому что я уже не мог позволить тебе исчезнуть из моей жизни!

Так это. всё это начала. я? Как. как же так? Эдо и в истинном времени был настолько важен для меня, что я решилась на подобное вмешательство в его жизнь? Но я не помню. Я ничего не помню!

- Круг запустился, - мужчина уже нервно расхаживал передо мной взад-вперед, сложив руки на спиной. - Ты вмешиваешься в мою жизнь, я не могу отпустить тебя, мы живем вместе в несчастье, потому что я избавляюсь от всех соперников на своем пути. Затем мы перемещаемся в прошлое, чтобы якобы предотвратить смерть Джиса. Тогда же ты видишь это убийство, с помощью той же машины отправляешь сообщение себе прошлой с просьбой не пить таблетки ретроградной амнезии, живешь с ненавистью ко мне еще десять лет, а затем снова... снова перемещаешься сюда и начинаешь круг заново. Но именно сейчас до меня дошло. Дошло переместиться за тобой и посмотреть, что же это за женщина, которая оказалась так похожа на тебя. И встретил здесь. тебя же. Вот это совпадение. Ты снова пришла утолить мою боль, Зоя?

Я даже заплакать не могла. Выпала на время из реальности, глядя в невидимую точку перед собой.

- Но это и моя вина, - признался Эдо, приложив ладонь к сердцу. - И я не могу отрицать ее. Даже если сейчас я остановлю тебя от запуска круга, то все равно построю машину времени. Мы всё равно познакомимся, я расскажу тебе отвратительную школьную историю, и ты опять же попытаешься облегчить мою душевную боль, переместившись сюда. Круг снова запустится, как случилось это в истинном времени.

- Что же?.. Что же тогда делать? - подняла я на каптейнианина испуганные глаза. А затем перевела взгляд на сгорбившегося на скамье подростка, с которым уже должна была начать ро