КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426889 томов
Объем библиотеки - 585 Гб.
Всего авторов - 203036
Пользователей - 96642

Впечатления

кирилл789 про Эльденберт: Звезды падают в небо (Любовная фантастика)

фто я мофу скафафь пфо эфо. гфыфуфая нофти гефоифя эфо сафое фто, фто сфоит фифать.
всё поняли, две дуры, вот это написавшие, что я хотел сказать? ВОТ И Я НИ ХРЕНА НЕ ПОНЯЛ, П О Ч Е МУ я ДОЛЖЕН вот ТАКОЕ читать в тексте!!! и д и о т к и. набитые идиотки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Танцующая для дракона (Любовная фантастика)

харассмент, половое недержание и стокгольмский синдром.
он её растирает ногой с плевками, а она в него влюбляется до мокрых трусов, как только видит. как свежо! как оригинально!
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Рамис: Попаданка для двух драконов (Любовная фантастика)

Читать не стала , пробежалась только.
В мыслях только одно – автор любитель мжм?? Ну ладно , тут то два мужа- ХА!
А в другой книжонке… Скажу честно - НЕ читала ( и другим не советую!!), посмотрела начало и окончание. У ГГ аж 3 мужа и прямо все так любят ГГ , ну , и наверное не только любят…...
Две писанины всего... Наверное , в 3-й писанине у ГГ будет уже пяток , не менее , мужей..А то и гарем..
Ну-ну , мечтать аффтар не вредно. Вредно такое читать..
Ф топку и в черный список.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Platinum007 про Онищенко: Букеты. Искусственные цветы (Хобби и ремесла)

Наши флористы использовали некоторые советы вполне успешно для магазина kvitolux.com.ua
Можно черкнуть идеи вполне интерестные.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Шукшин: Я пришел дать вам волю (Историческая проза)

Очень сильный роман!

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Ныряльщица (Социальная фантастика)

эту вещь хвалили, поэтому и потратил время на прочитку конца первого опуса, начал читать вот это, простите, а что это за "потрясающий" рассказ о великой хамке-нищебодке?
её спасли от смерти, ей хотят и пытаются помочь, причём разные люди. то, как это хамло хамит - слов нет. и конца этому хамству в опусе нет и нет.
НЕЧИТАЕМО, дамки с непроизносимым псевдонимом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Бабочка (Социальная фантастика)

я дочитал до пропажи старшей сестры и "финансами распоряжалась только она. денег у нас нет", и понял, что читать не буду.
4 сестры потеряли родителей, живут в хибаре, две работают, две только учатся. живут где-то в преступном районе. и что, "умница старшая сестра" и "умница вторая сестра, работающая и учащаяся в академии, куда принимают только лучших", не смогли просчитать вариант что с кем-то из них что-то случится? раз разгуливают с шокерами?
им что, зарплату на карточки начисляют? в средневековье-то этом иномирском? ни фига, ничего такого не написано. что, старшая сестра так хорошо захерила бабло с двух зарплат в их хибаре, что не найдёшь? и никому не сказала?
мне в моём реальном мире таких дур хватает выше головы, чтобы я тратил время на написанных идиоток. хорошо, что заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Плаха (СИ) (fb2)

- Плаха (СИ) 250 Кб, 10с. (скачать fb2) - (Becky Kill)

Настройки текста:




Дейенерис неподвластна его воле, а Джон неподконтролен её. Они не могут заставить друг друга или приказать, не могут вынудить или взять желаемое силой. Так что им остаётся только говорить. Долгими вечерами на Драконьем Камне, в огромном зале с зияющей пастью камина, где в старых рамах окон свистит штормовой ветер, доносящий до самых вершин замковых башен не умолкающий рокот моря, перестук молотов в прибрежных пещерах и пронзительные, до костей пробирающие непривычных северян крики драконов. Всех северян, кроме Джона. Возможно, это потому, что он давно привык жить с чудовищем и не видеть его клыков. Джон тоскует по своему Призраку — особенно такими вечерами, когда тот мог бы лежать здесь, у огня, положив морду на мощные когтистые лапы и мерным тяжёлым дыханием, поднимающимся и опускающимся под его ладонью загривком цвета чистого снега, цвета волос Дейенерис, вселять в него покой, которого этими вечерами у Джона не было и в помине. Он задаётся вопросом, понравился бы Дейенерис его лютоволк, и по нраву пришлась бы Призраку драконья королева? Или Таргариены способны на любовь только к существам, вселяющим ужас в людей, а лютоволк никогда не сможет ужиться с драконом?

Но они не говорят об этом. Они обсуждают грядущие битвы, новые союзы и Короля Ночи; численность обозов с зерном, прибывших в Винтефелл, и глубину рва Красного замка; размах крыльев Дрогона и безупречных на утёсе Кастерли. На крепком, грубо отёсанном столе между ними всегда кипы карт, планы Королевской Гавани, свежие пергаменты, испещренные столбцами цифр, и старинные, покрывшиеся пылью, а то и плесенью фолианты из подтопленной поднявшимся морем замковой библиотеки. Свечи догорают, и королева отослала слуг спать ещё час тому. Спустя еще четверть часа, зевая шибко широко для действительно уставшего человека, уходит вперевалку королевский десница, забирая с собой со стола графин доброго дорнийского вина. Карта, на которой тот стоял, с шорохом сворачивается в трубку.

Дейенерис перестаёт сгибаться над огромной, с четверть стола книгой, на развороте демонстрирующей подробный план подземелий Красного замка. Расправляет плечи, откидывает назад голову. Шерстяное платье на меху все ещё кажется непривычно тяжёлым и недостаточно изящным — до чего забавно и вместе с тем тревожно, что она обращает внимание на такие глупости сейчас. Подол волочится за ней по полу, когда она огибает стол и подходит к камину. Джон поверх копий летописей Цитадели, выведенных дружественной рукой Сэма Тарли и принесенных на чёрных вороньих крыльях, наблюдает за её очерчивающимся на фоне пламени профилем. Камин почти в её рост, кажется, будто она прямо сейчас может шагнуть в ревущий огонь, исчезнуть, стать горстью золы и пепла. Говорят, Таргариенам не страшно пламя, но Джон в это не верит. Огонь способен пожрать всё — даже его душу.

— Вы слышали о животных, которых называют лютоволками, Ваше Величество?

Дейенерис чуть отворачивает голову, но он успевает заметить маленькую улыбку, проскальзывающую по её губам — словно она ждала, чтоб он заговорил с ней. С ней, а не с законной правительницей Семи Королевств, которой лорд Сноу отмерял все свои слова за прошедшие в этой комнате часы. И она рада больше, чем готова ему показать.

— Лютоволк? Герб вашего дома, если я не ошибаюсь? — она оборачивается к нему, поверх тяжёлой юбки переплетая между собой пальцы свободно опущенных рук. Спускающиеся с плеча и переплетенные тонкими косами волосы лежат на сочетании скользящего бликами, декоративного атласа и тёмно-синей шерсти белыми пенными гребнями волн, и она похожа на штормовой океан, разлившийся за порогом замка, в котором ей дали жизнь и отняли её. Бурерождённая.

— Дома Старков, — поправляет Джон, вежливо склоняя голову, но всё ещё смотря на неё.

— Но вы Старк! — должно быть, её ответ звучит слишком резко, но взгляд смягчает слово. — Вы Старк в глазах ваших людей, в глазах вашей семьи. Вы Старк в моих глазах.

Огонь трещит и рассыпает искры, среди звуков бури за толстыми каменными стенами раскатисто поёт Дрогон между потрескивающих первыми молниями туч. Джон выдыхает печальную улыбку, кидая взгляд в далёкий угол комнаты, и не может подобрать ответа, который бы здесь сгодился, кроме скупого и безликого «Благодарю». Но он не хочет произносить его и заканчивать разговор.

Дейенерис коротко кашляет, безотчетно сжимая руки, и отворачивается к камину — но тут же снова оборачивается к нему, словно наказывая себя за слабовольность.

— Так что же насчёт лютоволков? Мой брат когда-то говорил, они размером с лошадь и способны задрать целых двух медведей за раз! Есть в этих суждениях хоть доля правды, и зря ли я подняла его на смех? Мне, помнится, здорово за это досталось!

Дождь колотит в окна, будто вот-вот вышибет из них дребезжащие стёкла; свечи потухли, оплавились в подсвечниках, но камин даёт ещё достаточно света. Планы, карты и свитки, фолианты и рукописи устилают стол, а поверх них