КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426891 томов
Объем библиотеки - 585 Гб.
Всего авторов - 203036
Пользователей - 96642

Впечатления

кирилл789 про Эльденберт: Звезды падают в небо (Любовная фантастика)

фто я мофу скафафь пфо эфо. гфыфуфая нофти гефоифя эфо сафое фто, фто сфоит фифать.
всё поняли, две дуры, вот это написавшие, что я хотел сказать? ВОТ И Я НИ ХРЕНА НЕ ПОНЯЛ, П О Ч Е МУ я ДОЛЖЕН вот ТАКОЕ читать в тексте!!! и д и о т к и. набитые идиотки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Танцующая для дракона (Любовная фантастика)

харассмент, половое недержание и стокгольмский синдром.
он её растирает ногой с плевками, а она в него влюбляется до мокрых трусов, как только видит. как свежо! как оригинально!
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Рамис: Попаданка для двух драконов (Любовная фантастика)

Читать не стала , пробежалась только.
В мыслях только одно – автор любитель мжм?? Ну ладно , тут то два мужа- ХА!
А в другой книжонке… Скажу честно - НЕ читала ( и другим не советую!!), посмотрела начало и окончание. У ГГ аж 3 мужа и прямо все так любят ГГ , ну , и наверное не только любят…...
Две писанины всего... Наверное , в 3-й писанине у ГГ будет уже пяток , не менее , мужей..А то и гарем..
Ну-ну , мечтать аффтар не вредно. Вредно такое читать..
Ф топку и в черный список.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Platinum007 про Онищенко: Букеты. Искусственные цветы (Хобби и ремесла)

Наши флористы использовали некоторые советы вполне успешно для магазина kvitolux.com.ua
Можно черкнуть идеи вполне интерестные.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Шукшин: Я пришел дать вам волю (Историческая проза)

Очень сильный роман!

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Ныряльщица (Социальная фантастика)

эту вещь хвалили, поэтому и потратил время на прочитку конца первого опуса, начал читать вот это, простите, а что это за "потрясающий" рассказ о великой хамке-нищебодке?
её спасли от смерти, ей хотят и пытаются помочь, причём разные люди. то, как это хамло хамит - слов нет. и конца этому хамству в опусе нет и нет.
НЕЧИТАЕМО, дамки с непроизносимым псевдонимом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Бабочка (Социальная фантастика)

я дочитал до пропажи старшей сестры и "финансами распоряжалась только она. денег у нас нет", и понял, что читать не буду.
4 сестры потеряли родителей, живут в хибаре, две работают, две только учатся. живут где-то в преступном районе. и что, "умница старшая сестра" и "умница вторая сестра, работающая и учащаяся в академии, куда принимают только лучших", не смогли просчитать вариант что с кем-то из них что-то случится? раз разгуливают с шокерами?
им что, зарплату на карточки начисляют? в средневековье-то этом иномирском? ни фига, ничего такого не написано. что, старшая сестра так хорошо захерила бабло с двух зарплат в их хибаре, что не найдёшь? и никому не сказала?
мне в моём реальном мире таких дур хватает выше головы, чтобы я тратил время на написанных идиоток. хорошо, что заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Осколки. Принцесса Неизвестности (fb2)

- Осколки. Принцесса Неизвестности 241 Кб, 61с. (скачать fb2) - Шарлотта Жемчуг

Настройки текста:



Шарлотта Жемчуг Осколки. Принцесса Неизвестности

ГЛАВА 1. ВОСХОД НЕ ИЗБАВЛЯЕТ ОТ ТЬМЫ.

Я не была готова к такому, только не сейчас!

— Папа, пожалуйста, не оставляй меня.

— Весь город в твоей власти. — шептал умирающий.

— Я не справлюсь… — слезы глушили слова. Я смотрела в уже потускневшие глаза отца, но по правде он не был мне родным. Подобрал, когда маленькой Полине было около трех лет. Так я и влилась в Неизвестный Мир Санкт Петербурга.

Вампиры, колдуны и обычный человек- я.

— Не подведи меня. — бывший глава всего этого с первого взгляда сумасшествия в последний раз улыбнулся и его лицо застыло, глаза опустели. Я провела дрожащей и мокрой от слез ладонью по лицу отца. Закрывая ему глаза. Теперь я не имею право подвести его. Но, кто станет слушать простого человека?

Я вышла из комнаты, на дрожащих ногах, в коридоре сразу всполошился десяток ожидающих. Я бросилась в объятья Вадима. Вампир молча делился спокойствием, но не теплом, дать мне это он был не в силах. Я еще не скоро взяла себя в руки.

— Захар, собирай всех. Мы должны понимать, что жить дальше нужно, но правила не подвергнуться изменению. — Я зашла в соседнюю комнату и захлопнув дверь осела вниз. Как быть дальше? Как сподвигнуть Неизвестных идти за собой?

Было пусто и страшно, теперь без покровительства папы — самого сильного колдуна города, в бывшем…меня могут просто разорвать на сцене.

В зеркале отразилась все та же запуганная двадцатитрехлетняя девушка. За последние недели я похудела, побледнела, но русые и всегда блестящие волосы выдавали искру жизни во мне. Я заставила себя встать, умыть лицо и надеть черное платье и туфли. Даже на улицу выходить не нужно было. В той половине города, где хозяевами были Неизвестные у нас было целое офисное здание, где многие жили, проходили собрания в актовом зале, находились кабинеты и зал доноров, где питались вампиры.

Я привычным путем прошла в зал и без официальности и пышности вышла на сцену. Сидящие в зале замолкли.

— Сегодня для всех Неизвестных скорбный день, но мы должны быть сильными. Болезнь забрала Олега Львовича, с его благословения я беру власть над нашей частью города. — голос дрожал, в зале послышался шепот. — Я буду поддерживаться политике отца, мы чтим законы и…

— Не отца! — выкрикнули из зала, я разглядела кто это, Леонид, вот черт! А он продолжил. — Почему мы должны слушаться человека? Почему мы должны прятаться и жить так. — он обвел рукой зал. Я не ожидала, что все произойдёт настолько быстро, неужели этот гад только и ждал такого поворота событий?

— Только так мы сможем остаться Неизвестными! — крикнула я.

— А почему мы скрываться? Все здесь кроме тебя выше людей! — я закусила губу. — И твоя смазливая мордочка и то, что тебя подобрал Олег Львович не делает тебя особенной!

— Мы должны чтить правила! — на мою сторону встала подруга Лера, к слову она сестра Леонида, но поддерживается другой политике. Их обратили еще очень давно, всю семью.

— Почему бы не проголосовать? — вампир оскалился и поднялся за секунду на сцену. — Кто не желает оставаться здесь и бессмысленно существовать, стыдиться своей сущности. Кто хочет показать всем, что вампиры и колдуны выше обычных людей? — поверьте, тут главное красиво преподнести все. Тогда и я не стала отставать.

— Если вы хотите привлечь внимание людей, то пожалуйста, я вам не указ, но отец дал мне власть над нашим городом. НА-ШИМ! У нас не диктатура, вы не должны подчиняться ни мне, ни ему. — я кивнула на вампира. — Просто решайте с кем вы, мы… — я глубоко вздохнула и приняла роковое решение. — Поделим нашу часть города. Мы мирно жили при старых законах, неужели вы настолько слабы, что вас может удержать сила?! — наверно последнее было лишним…

— Кто за величество наших рас? — раз, два, три, тридцать, сорок…шестьдесят шесть. Так на моей стороне ровно тридцать три Неизвестных и я. Кошмар…

— Все наладиться. — шепнула мне подруга, а я не могла поверить глазам…те, кого я считала друзьями, моим парнем и просто добрыми людьми, то есть ведьмами, колдунами и вампирами предали.

— Не сомневайтесь! — рассмеялась ведьмочка Злата, виснув на шее Леонида.

— Можете проваливать! — Захар — верный помощник отца, престарелый колдун крикнул до хрипоты на вторую группу, хотя бы на данный момент самый сильный маг остался с нами.

Теперь наши ряды стали в пару раз реже. Проведя ревизию скажу вам: шесть вампиршь, восемь вампиров, пять ведьм, четыре колдуна и один человек — я.

— Не густо… — сказала я. — Но зато качественно! — уже более воодушевленно. — Я надеюсь, что вы не пожалеете о своем выборе, но первым делом нам надо запечатать их. Это возможно?

— Возможно, но надо время. — Захар ответил нехотя.

— У нас оно есть, но не так много. Другие согласны с моим решением? — все согласились, я выдохнула. — Будем жить, как раньше, но пополним ряды. — последнее относилось к вампирам, ну и колдунам тоже, хотя на быстрый результат я…хм, еле подавила смех…не рассчитываю. От чего-то смерть отца сыграла пагубную роль на моей психике, потому что слезы закончились, настал расчет, может и не холодный, но праведный.

— Сколько? — командование клыкастыми взял на себя отец Леры — Савелий Иванович.

— Не больше семи. Вы не будете против, если мы возьмем клятву на крови? — я листала книгу в зале переговоров, где все мы поместились. Книга была по заклинаниям, которые я сотворить не могла, но где-то я видела что-то похожее на клятву…вот оно! Я дала раскрытую книгу Захару. — Так вы не против? — первая подошла к колдуну Лера и протянула руку, показывая другим пример. Девушка аккуратно заправила огненную прядь за ухо и укусила себя в руку. Захар быстро изучил заклинание и начал его читать, пока рана не затянулась.

Так подходили все и давали клятву на мое имя, клятва была не на подчинение, а на верность, теперь они не смогут перебежать на сторону недругов.

Я же смотрела в окно, разделение города было бесполезно. Люди перестали видеть границы, обычные, но непривычные они шли по своим делам, любили, грустили и не подозревали о нас.

— Полина? — из-за раздумий я растеряно взглянула на колдуна. — Тебе это просил передать Олег Львович, после всего этого. Думаю, нам стоит разойтись. — я кивнула и приняла записную книгу.

Желтоватые страницы были пусты, но уже через миг на них размашистым подчерком отца появлялись записи.

«Этот день наступил, я знаю, что ты пытаешься удержать власть, но все пойдет прахом. Такой исход был бы при любом твое поступке, поэтому не кори себя. Ты никогда меня не разочаровывала. Но есть те, кто предан порядку с ними ты и построишь новый мир. Вы станете другими, вообразите себя людьми. Это будет правильно, но в этом городе и мире есть еще Неизвестные. Ты сталкиваешься с ними на улице, кидаешь на них взгляды, и никто из вас не подозревают, что оба храните страшные тайны. Просто живи, устройся на работу, построй семью, езжай куда захочешь! Весь банковский счет записан на тебя. Мне жаль, что я не смог тебе подарить иной жизни, но сделала все, что было в моих силах. Будь счастлива…»

По щекам текли слезы, капали на бумагу, которая сгорела холодным огнем, как только я дочитала последнее слово, в голове звучали слова голосом отца. А что такое счастье? Как его измерить и получить?

За ответом я конечно же полезла в интернет.

«Счастье — состояние человека, которое соответствует наибольшей внутренней удовлетворённости условиями бытия, полное и осмысленности жизни, осуществлению своего человеческого призвания, реализации.»

Я захлопнула ноутбук, чертов научный смысл!

А как же семья, друзья, любовь?

День прошел в бесконечных скитаниях. Пришлось заняться похоронами.

На следующее утро был запланирован сбор. Здание Неизвестных будто пустело и собиралось и окончательно погрузиться в тишину совсем скоро.

— Неизвестные распускаются.

— Полина, что ты несешь? — Лера нахмурилась, как и все остальные, благо вампиры еще не успели обратить кого-либо.

— Так хотел отец, так правильно. Живите среди людей, уезжайте из города, скажите это и другим. Будьте аккуратны и счастливы…На этом все. Здание уже выставлено на продажу, деньги у всех есть. У вас время до завтра, чтобы освободить комнаты.

— Это и наш дом тоже! — Таня вскочила с места.

— Он записан на меня, одна моя мысль и вас отсюда вышвырнет. — к слову это я обнаружила недавно, я переспала с мыслью и поняла, что надо рвать все нити. Вампирша замолчала и через секунду все кровососы будто испарились.

— Как избавишься от нас? — сквозь шипение сказал один из колдунов.

— Здравым смыслом. Вы сами знаете, что так надо. Разве вам никогда не хотелось свободы?

— Когда она была запретом — хотелось. — сказала смущенно Анна. — Мы можем переехать и в другой город?

— Анна! — ее мать даже покраснела от возмущения.

— Я познакомилась с кое-кем, но он с другой части страны и давно зовет меня к себе.

— Просто дерзай. — улыбнулась я, все разошлись. Согласные и несогласные, вскоре я провожала мою семью. Ночью устроили похороны, как это было принято у нас, последняя оставшаяся традиция.

Я вышла последняя из здания, спустить чемоданы и сложить их в машину мне помогли вампиры. Теперь в здании не души, ковровые покрытия, по которым никогда не пройдется Неизвестный. Я провела рукой по стойке при входе, где раньше работала. Оглянулась на безжизненный коридор, заперла зеркальные двери, но не более, чем на час, скоро должны прибыть покупатели, осматривать здание, а я рассчитывала хотя бы завести вещи в новую квартиру, переехать на другой конец города у меня не хватило сил, да и все вещи в чемоданы не вошли, придется делать несколько заходов.

Я стояла и пыталась налюбоваться тем, что раньше считала слишком обыденным.

— Удачи. Это было правильным решением, он бы тобой гордился.

— Я знаю. — мое плечо сжал Захар, я удивилась, думала он уехал, как и другие. Затем спину пронзила боль, я со стоном упала на холодный мокрый снег, пыталась до последнего не закрывать глаза.

ГЛАВА 2. ВСЕ С НУЛЯ НЕ УДАСТЬСЯ.

Проснулась я с сильной болью наверно в душе, кто бы мог подумать! Любопытно ради чего он на это пошел.

А вдруг это сон? — подумала я, открыв свинцовые веки. Моя комната, под самой крышей, двадцатиэтажного здания, но вот незнакомые мужчины не вписывались в мою картину мироздания.

— Очнулась. — услышала я над собой голос. Тогда в распахнутую дверь чинно вошел мужчина, я попыталась сесть, обнаружила на себе исключительно простынь, вместо пальто и платья, хотя вот белья меня не лишили.

— И откуда же тебя занесло? — голос оказался, как из телефона, тот самый заказчик.

— Я хозяйка этого здания. — голос был в порядке, что удивительно, любопытно, что сделал этот мерзавец колдун со мной, а главное, как у них получились так быстро исправить, сделанное им.

— Странно… — усмехнулся брюнет и сел рядом, на мою, уточню МОЮ кровать. — Я имел в виду я раньше тебя не видел.

— А должны были? — я нахмурилась, силясь вспомнить мужчины. Выразительные карие глаза, темные волосы, накаченный. Может мы встречались в фитнес зале?

— Милая, ни один оборотень не проходит мимо меня. — как я привстала на локти, так и рухнула на кровать. Оборотень…не прошло и недели я встретила новых Неизвестных. Хватит с меня! Я просто закрыла лицо руками и разрыдалась. Вот что он несет? — Ну, что ты. — ко мне прикоснулись теплы руки.

— Прошу прекратите!

— У нее шок?

— Вряд ли, вы же напоили ее своей кровью, все раны должно было, как рукой снять. — ответил второй голос.

— Кровью? Вы вампир?

— Девочка, ты насмотрелась фильмов. — рассмеялся…оборотень, то есть они не знают о Неизвестных. Каламбуры! М-да, если бы был вампиром, то не вошел бы. Но вскоре его веселье сошло на нет. — Ты и вправду не знаешь об оборотнях? — я помотала головой, слезы от такого рассыпались капельками, будто росы, попав даже на пиджак мужчины. — Ладно, поедем пока в наш офис, этот еще не обустроили. Закутайся во что-нибудь.

— А можно переодеться? — от чего-то робко спросила я. Мужчина давил своей необъяснимой силой.

— Это твоя комната. — я кивнула и вытерла рукой щеки.

— Сергей, на выход! — скомандовал он и выйдя, закрыл дверь. На дрожащих ногах я дошла до шкафа, натянула свитер, джинсы. Повезло, что хоть что-то осталось из одежды. Сапоги стояли около кровати, пальто я сняла с плечиков и взглянула в зеркало, со внутренней стороны дверцы шкафа. Все лицо было красным, я прикоснулась прохладными руками к щекам, с тех сошла краснота, но частично.

Во что я вновь вляпалась? У выхода был этот мужчина и вроде бы Сергей, я даже его имени не знаю!

— А вы…

— Александр Сергеевич Волков. — я чуть не рассмеялась истерично причем.

— Лаврова Полина Олеговна. — мне мимолетно поцеловали руку и повели к лифту. — Но я с вами, никуда не поеду. — в лифте на меня посмотрели…так, что, если бы не сделали это через зеркало, то я бы испепелилась на месте. — Все равно не поеду. — уже не так твердо и громко сказала я. Мужчины усмехнулись, но страха не было, перепугалась уже.

А вот на улице уже была ночь. На выходе, где собрались прислужники Леонида. Меня мягко подтолкнули к выходу.

— Я ни сделаю и шага от сюда.

— Хватит упираться! — мир аккуратно перевернулся, меня взвалили на плечо.

— Отпусти, нас разорвут на куски! — я колотила по широкой спине.

— Очень точно тебе удалось передать суть, Полина. — Леонид не кричал, но его голос разливался по улице и звенел в холодном воздухе.

— Просто сделай два шага назад. — меня послушались. Теперь мы были в помещении, как и Сергей. Вроде бы взрослые мужчины, лет тридцать, может меньше, но слушать совершенно не умеют. — А отпустить? — и эту просьбу выполнили.

— Ты хочешь тут прятаться вечность? — вампир забавлялся.

— Убирайтесь! — теперь ход им был закрыт, но не ведьмам. Пока они это сообразят я успею смыться через черный ход.

Я побежала к лестнице черного хода, но и оттуда слышались шаги. Ловушка.

— Хватит метаться. — я на секунду замерла от слов Александра, его хотелось слушаться.

— Но…

— Разве там есть те, с кем не справиться вожак и один из сильнейших волков стаи?

— Вампиры, колдуньи. — прошептала я, если он найдет выход из этой ситуации, то я его расцелую.

— Милая, фильмы и книжки о волшебстве не единственное занятие в жизни. — мне улыбнулись, как глупому ребенку.

— Но это правда. Вот черт! — страница из ведьмовской книги всплыла неожиданно. Моя кровь была нужна, чтобы открыть доступ вампирам, а клятву давали при помощи Захара, а не сам колдун, но разве нельзя было получить так много крови иным способом? Им просто нужно здание? Глупо, но похоже на Леонида.

— Ребята, если вы ищите легкую смерть, то вы не по адресу. — разве голос простого смертного может звучать раскатом грома? Какой же этот оборотень идиот!

— Вы перепутали реплику, но не переживайте, уйти еще не поздно. Нам нужна только хозяйка, жильцы и прежний дом.

— Леонид, здесь никого нет, ты и сам знаешь.

— Да, но найду. Мне нужно больше колдунов и ведьм для моей цели.

— Это бред, оставь затею по покорению мира, ты разве не смотрел мультики? Такие психи всегда проигрывают.

— Послушайся любительницу сериалов. Если кто-то покушается на волка моей стаи, то я готов с ним сразиться. — Александр был серьезен, немая сцена, в оглушительной шоковой тишине только хлопок моей руки об мой лоб. Что он делает? Какая стая, его же сотрут в пыль!

— Мальчик, ты ничего не перепутал? — верный друг самого гадкого вампира усмехнулся.

К слову заслуженно столетний Лев так называть мужчин. А вот глаза Сергея и Александра начали наливаться янтарным светом. Пару секунд и лоскуты одежды на полу, а передо мной уже…нервно сглотнула…два волка. Ничем не отличаются от тех, что можно увидеть в зоопарке, только больше и глаза не бездумно дикие, а с осознанием дела.

Захар сжал кулак в заклинании, и я повалилась на пол с невозможной болью в голове, а волкам будто было все равно. Черный оскалился, если я не ошибаюсь, то это был «вожак». Простите, но серьезно такие слова не то, что говорить, а думать я не могу, особенно, когда голова взрывается с каждой секундой все чаще.

А через секунду Сергей (ведь он волк с насыщенно коричневой шерстью, или у меня галлюцинации?) впился пастью в шею Захара и воздействие на меня, как рукой сняло. Я еще пару секунд осмысливала все, а потом наконец поднялась на ноги.

Вампиры понятное дело свалили подальше от нового Неизвестного, остальные тоже поспешили ретироваться, подхватив своего скорее всего мертвого товарища.

Когда последние спины врагов остались в не поле зрения передо мной появились не волки, а совершенно обнаженные мужчины. Я отвернулась.

— Я же говорил. — совершенно надменным голосом сказал мужчина. А мои ноги, руки и голос не переставал трястись. Нужно что-нибудь купить, успокаивающее.

— Пойду поищу что-нибудь в других комнатах, вряд ли Неизвестные взяли с сбой весь гардероб.

— Неизвестные? — прозвучали шаги и голос за моей спиной.

— Те, кого вы сейчас напугали, но им просто нужно продумать новую тактику и изучить врагов, времени не много. Но дня два выиграли. — затем через силу я сказала: — Спасибо. — Это моя обязанность- защищать членов стаи.

— Но я не из стаи. — мы поднялись на лифте, где мне пришлось закрыть глаза, благодаря зеркалам, на четвертый этаж. Я сразу направилась в комнату Вадима, он вряд ли забрал вещи.

Так и было. Я опять с закрытыми глазами и на ощупь вышла.

— Тут есть одежда, берите, что надо, только не уверена, что подойдет по размеру. — я наконец нащупала дверь, благо не наткнулась на оборотней, это было бы еще «веселее». Слышала тихую ругань за дверью.

Может уйти сейчас? Меня тут держит только здание, которое надо закрыть, но, если они его будут покупать, то какая мне разница?

Я побежала к лифту. Заскочила так, будто за мной неслась погоня из десятка гончих.

Дверь лифта открылась на первом этаже прямо перед Александром. На нем уже были джинсы, рубашка и куртка. Все было мало в размере, но не смертельно.

— Не ваш стиль. — заметила я.

— Не мой. — оборотень будто не пробежал четыре этажа, даже намека на затрудненное дыхание не было. Так же с лестницы послышались шаги Сергея. — Пойдем.

И я пошла, как приличный человек, прошу заметить ЧЕЛОВЕК! На снегу даже лежали ключи от моей машины, немного заляпаны в крови, но ничего страшного. Я направилась к транспорту, не слыша всех приказов волка. Ну а что?

Он мне муж или папа, чтобы я подчинялась ему — едва знакомому мужчине!

— Я, как вожак стаи приказываю тебе остановиться! — видимо это было его коронной фразой, я вздрогнула, но это не помешало мне завести мою черную «бэху» и включить радио. Но какого было мое удивление, когда этот самый Александр Сергеевич не до Пушкин сел в машину.

— Вы ошиблись, это мой автомобиль.

— Я никогда не ошибаюсь, а вот ты сделала ошибку. — он оооочень «дружелюбно» улыбнулся и сказал: — Поведу я.

— Мы с вам почти не знакомы, вы не имеете прАаавАаа! — но непостижимым мне движением я теперь не единственная была на водительском сиденье. А на коленях у оборотня, но потом мне буквально вывалили на соседнее кресло.

— Сейчас мы едем на нашу базу. Ты будешь паинькой и расскажешь мне все о своих Неизвестных и то, как тебе удалось не подчиняться моим командам.

— Может потому что я не собака и имею гордость, чтобы не слушаться мужчин?! Ты видимо обожаешь стереотипы!

— Еще, как и не смей при мне говорить о собаках.

— По самолюбие бьет? — меня тянула выбесить этого не человека, хотя бы ради собственного удовольствия. Мне показалось или я услышала тихий рык? Но все равно с вызовом смотрела на этого…этого!

— Сергей, да, езжай на моей машине, на дальнюю. Да. — он положил телефон в карман.

— Ну вот зачем вы это делаете, хрупкую ни в чем не виноватую девушку везете непонятно куда. Почему нельзя меня просто отпустить? — жалость у него есть или как? Кстати я забрала слова про расцелую, как только он обратился в волка.

— Пока ты не пробудила зверя ты будешь под наблюдением на базе. Пройдешь курс, его проходят все оборотни.

— А как пробудить этого зверя? — в моем голосе ехидство плескалось через край.

— Нужно получить толчок от нервной системы, для кого-то хватает угрозы для жизни. Даже самой призрачной, а для кого-то это смерть близких. Все равно никто не остается только с первым обликом до двадцати.

— Меня уже ничего не сможет потрясти. — я поёжилась, вспоминая все за три последних дня. — Мне и без волка неплохо жилось.

— Может, но ты опасна для общества, представь, что ты где-нибудь на собеседовании разнервничаешься и начнешь обращаться. — все это он говорил, управляя машиной, мы ехали куда-то за город.

— Такое не случиться, я пережила смерть отца, предательство близких и как видишь человечнее всех людей!

— Отца? — от чего-то мужчина зацепился за это слово.

— Да, не родного, он был колдуном. — скрывать не было смысла.

— И ты жила среди всех этих, думая, что ты человек? — голос его звучал ровно, но щеки покраснели от толики восхищения.

— Да, но отец там был главный, а потом все развалилось, как карточный домик. — я закусила губу, чтобы не расплакаться, ведь столько сил было на это брошено, все оказалось напрасно. — Может вы меня просто отпустите? Дадите во второй раз начать новую жизнь?

— Нет. — ну и для кого спрашивается все эти откровения? — Мне нужна информация.

— И я уйду?

— Нет. — тогда и информации нет. Я надулась и отвернулась к окну. За ним пролетали редкие леса, аэропорт, вдалеке частные дома. Ну почему неприятности подстерегли меня сами, зачем!? Будто нет на планете других существ, кому неплохо жилось. Остаток пути прошел в гробовом молчании и редких обиженных взглядов на оборотня, зато в ответ я получала насмешливые искры в карих глазах. Парадоксально!

Знаете, люди, вампиры, колдуны и возможно оборотни часто свыкаются с концом проблем, все верят в счастливый конец, хотя это далеко и не конец…но ведь завершение эпизода…

С моими размышлениями машина остановилась около не простого дома, а целого особняка, этажей пять.

Стены из кирпича песочного цвета, огромные окна, откуда выглядывали любопытные мордашки детей и девушек. Мужчин я не заметила, но причину понял бы и идиот, находящийся на моем месте. Девушки без сомнений поглазеть на Александра, ах, в каком же он малиннике живет, а вот дети…с этим я разберусь.

Из дома вышла блондинка и какой-то мужчина. Все казались до боли домашними и такими чужими.

— Александр Сергеевич. — мужчина пожал руку вожаку, а девушка робко стояла за, закутавшись в шаль и переминалась на своих невероятных каблуках с места на место, наверно ей холодно, в такой-то юбке, зато лицо в тепле, макияж согревает.

Захотелось рассмеяться от своих мыслей, но я в очередной раз мужественно прикусила губу, пожалуй, скоро это сделаю до крови.

— Ваня, отнеси вещи в десятую комнату. — мне стало любопытно, как мужчина утащит три чемодана с заднего сиденья и четыре чемодана из багажника. Я так увлеклась этим занятием, что даже не слышала, как девушка щебетала что-то Александру, но усмехнулась после ее слов:

— Александр Сергеевич, вам очень идет эта рубашка и…хм…куртка. — ой, сейчас девушка расплавиться, так близко к нему подошла, хотя только, что инеем покрывалась.

Я почти к слову смирилась, всю жизнь они ведь меня не будут держать здесь.

— Пойдем, я тебе все покажу. — Александр надеялся, что я побегу за ним, как собачка у ноги? Ну уж нет. Я залезла в машину, взяла сумочку и достала телефон. Слабая связь и звонок от Леры час назад. — Полина! — мое имя прозвучало неожиданно над самым ухом.

— Вы не понимаете, надо предупредить других, вдруг до их добрались. — по дороге до приезда связи не было вообще.

— Ты не ответственная за них.

— Нет, но они моя семья. — тогда меня оставили в покое, хотя я не была обязана подчиняться и объясняться, даже спасение моей жизни не давало ему право на это. Холодный воздух освежал ум.

— Александр Сергеевич, она вас не слушается? — шепотом, но я услышала сказала девушка, вроде бы Елена, как я уловила из разговора. Я только закатила глаза, опять они об этом!

— Она не была раньше в стае, привязки нет, потом все измениться. — я скрипнула глазами и наконец услышала в телефоне:

— Алло! Полина, все в порядке?

— Да, а вы?

— Тоже, но мы слышали, как Леонид что-то готовит.

— Все в порядке, просто скажи другим чтобы уезжали, лучше вообще за границу. — по щекам потекли слезы.

— Полина, все точно в порядке? Приезжай к нам мы…

— Не говори где, все в порядке, я смогу о себе позаботиться, а вы уезжайте, постарайся донести это до колдунов и ведьм, они в большей опасности.

— Звони, если что, я буду готова помочь.

— Хорошо, пока. — в телефоне пропал голос.

* * *

Волков Александр Сергеевич

Полина стерла слезы, надеясь, что никто этого не увидит и повернулась с наигранной улыбкой, но ее зеленые глаза блестели возможно отчаяньем.

С чего она не показывает слабость, как другие девушки из стаи. Волкам такие, как она не нужны, не перед кем показывать свою силу, поверьте легко заметить с первого взгляда — она скорее погибнет, но решит все проблемы сама, чем попросит кого-то о помощи. Глупышка!

* * *

Лаврова Полина Олеговна

Черт, почему он на меня так смотрит, просто веди уже в эту комнату номер десять! Мужчина будто услышал это и направился к крыльцу дома, я заставила гордость уползти в дальний уголочек своей души, но не расслабляться.

В коридорах из множеств дверей выглядывали любопытные глазки маленьких детей, и не очень маленьких. Никто не осмеливался подойти ближе, дети будто в школе ходили с рюкзаками и книжками, обходили нас по дуге.

— Что это за здание? — спросила я. Мне кажется, что пару детей почти шарахнулись от моего голоса, а от голоса Александра тем более.

— Школа, с парой дополнительных уроков для оборотней. — очень многословно! Хотелось возмущенно всплеснуть руками, н я подавила этот порыв. — Здесь некоторые живут семьями, многие только до пробуждения второго облика. Так семьи потом только поддерживают контакт, а в остальном смешались с людьми. Те, кто справился со зверем смог получить независимость от стаи, но мало, кто оставляет свою семью. Это кровная привязка. Мы найдем и твоих родных родителей.

— Не надо.

— Ты не хочешь их видеть?

— Зачем я людям, бросившим меня, у меня есть другой отец…был. — на глазах снова выступили слезы и в носу защипало, чертовы эмоции!

— Как знаешь, это твой выбор.

— Неужели он у меня есть?! — не выдержала я.

— Есть! — рыкнул вожак и прижал мои руки к стене, как и меня. В его глазах была дикость, кою я ожидала увидеть только у истинного волка. Но Александр быстро взял себя в руки и отпустил меня, только теперь я поняла, что в это время не только мой, а весь мир замер. Сейчас все поспешили разбежаться подальше, даже не только дети, но и Елена и Ваня, шедшие следом. Передо мной Александр открыл дверь с табличкой — «10». Я послушно шагнула внутрь. Забыла о том, что за мной стоят еще три человека. Оборотень недовольно что-то пробормотал и аккуратно взяв за плечи переставил правее. Ваня занес мои вещи, а четыре девочки, живущие в этой комнате, замерли, но потом повскакивали со своих мест.

— Лаврова Полина Олеговна — ваша новая соседка, будет обижать докладывать Елене. — я еще и обидеть их могу!? Девушки побледнели. — Помогите ей влиться в учебу и что там еще нужно. — затем уже повернулся к Елене. — Если что, мне докладываешь. Припаркуй и ключи у себя оставь. — Александр кинул ключи мужчине, всему красному ну конечно, тут вампиры-то не с первого раза все сумки притащили. — Не натвори глупостей. — напутствовали мне и ушли. — я показала язык его спине, но почему везде зеркала!? Мне показали ответный в зеркальных дверях здания.

Елена убежала следом, мне кажется она меня не возлюбила. Иван тоже ушел, так я осталась на растерзание четырех оборотниц, но с этим делом они не спешили.

— Эта свободна? — я указала на кровать, около окна. Мне кивнули. Тогда со спокойной душой я смогла грохнуться на кровать. Ну просто разорвите меня на клочки, отстаньте от меня!

— Все хорошо? — девочка, лет шестнадцати села рядом.

— Разве все может быть хорошо? — она пожала плечами.

— Не знаю. — она задумалась. — Я — Аня.

— Полина.

— Это Соня, Оля и Катя. — Аня перевела взгляд на девушек, те кивали по мере называния их имена.

— Тебя нашел Александр Сергеевич? — он у них, как местная знаменитость или что-то наподобие? От его имени на губах у всех четверых появилась улыбка, такая очень глупая и наивная.

— Вроде бы.

— Тебе так повезло! — Катя мечтательно зажмурилась. — Все мечтают, чтобы он хотя бы посмотрел в их сторону.

— Поверьте, я не претендую на ваш местный аналог Брэда Питта! Лучше бы он вообще меня не видел.

— Он лучше! — искренне возмутилась пухленькая блондинка — Соня.

— Не спорю. — я подняла руки, затем решила приступить к разбору самых важных вещей, все равно долго здесь не пробуду.

— Но у нас нет ни шанса. Нам по семнадцать, не ровня вожаку, вот Елена и Александр! Какая пара! Поговаривают это самые серьезные отношения у вожака. — я скривилась. Вот та Елена? Хотя я буду только кровожадно потирать ручонки, если они будут вместе. Мечтаю взглянуть в лицо этого волка при таком раскладе. Да и не заметно, что у них любовь и гармония.

— Где ты была раньше? — Аня пересела на стул около рабочего стола.

— Нигде, я не знала обо всем этом. — наконец удалось найти чемодан с косметичкой, отрыть ежедневник и ручку. Достать джинсы, брюки, блузки, платье. Девушки смотрели на это как-то странно. Я повесила вещи на собственные вешалки, все было с собой. Мои сумки занимали половину комнаты.

В огромном шкафу были и платья, футболки все, но исключительно приличное, нет я не носила ничего экстравагантного, но разве зря я ходила пару раз в неделю в зал? Красивые приталенные платья с разрезами, туфли, узкие юбки и брюки.

— Дресс код? — девушки подтвердили мои слова, но мне было все равно, и так привезли не по собственной воле, теперь еще и носить вещи, какие хочу будут запрещать? Соседки к слову были ненамного ниже меня, а Соня и больше.

Мне рассказали, как что происходит. Я посмеялась над дискотеками раз в неделю, а затем девушки ушли делать уроки. Елена, как я узнала была завучью этого заведения.

Ближе к вечеру она и принесла расписание. Благо для меня не поставили обычные предметы, а исключительно для оборотней. Господи, я так и не смирилась с этим словом в мой адрес. В этот момент, я как раз вышла из душа и была закутана в пушистое зеленое полотенце, а вторым сушила волосы.

— Я открою! — сказала Катя, что-то дописывая.

— Сиди, я сама. — с девочками мы к слову успели настолько, насколько это возможно сдружиться, даже разница в шесть лет не мешала это сделать.

— Полина… — ее до боли в ушах писклявый голос звучал возмущенно.

— Да?

— Хм…это вам. — я даже уловила пару взглядов мальчишек, взяла листочек с расписанием. Елена по-видимому решила не устраивать концерт, заметив, что меня не смущает мой внешний вид.

— Спасибо, что-то еще?

— Нет. — тогда я закрыла дверь.

— Она тебя растопчет. — прошептала Аня.

— Ладно, пусть попробует, для этого ей придётся встать в очередь.

Легла спать я раньше, чем обычно. Переживания дня дали о себе знать.

Снилось мне что-то старое и далекое, то, что было в прошлой жизни.

— Папа, смотри! — как же узко я мыслила года три назад.

Я и Лера кружили в блестящих одинаковых платьях. — Тебе нравится?

— Очень. — родитель и сам забавлялся нашими кривляньями, особенно столетней подруги.

— Можете я пойду на танцы в университете? — на меня посмотрели так, что это было вместо ста нет. — Ну папа! Мы вместе с Лерой, два часа, не больше! Папа! — я обняла отца, а подруга состроила саму жалостливую мордочкую.

— Все равно ведь пойдете. — вздохнул отец. — Но, чтобы не пили! — мы клятвенно пообещали это и убежали.

Я помню этот день, начались разборки в клубе, которые устроила, но потом сама и разнимала Лера. Было весело, зато рано рано утром нас ждала выволочка.

Почему именно этот день всплыл в памяти? Я правильно уточнила, что теперь новая жизнь, не такая, на какую рассчитывала я. Проснулась я раньше девочек. Времени было семь утра, уроки начинались в девять…эх, не как в мои добрые времена в восемь!

Я аккуратно и неслышно ступала по паркету, когда я вышла из душа девочки, проснулись.

— Доброе утро. — мне дружненько зевнули, а затем начали собираться. Я тоже. Первые два урока были и для меня тоже.

Там говорилось о спортивной одежде. Ну я человек наученный, надела черные легенсы, топ, кофту и кроссовки. Даже бутылочку розового цвета прихватила.

Мои соседки промолчали, одевшись тоже к слову не так строго, как вещали мне с правилами школы ранее. Причина стала ясна позже. Она была, как с картиночек. Блондинистая, голубоглазая, накаченная, мужского пола. Тут слюни потекут и у меня, не то, что у семнадцатилетних девочек, не видавших все разнообразие парней.

— У нас новенькая? — мужчина подошел ближе, как же зря я оставила на себе кофту, даже и расстегнутую.

— Полина. — я вложила свою руку в его.

— Федор Николаевич, очень приятно, но мы же взрослые люди, просто Федор. — я улыбнулась, моей руки коснулись сухие губы, а затем отпустив и оторвав взгляд, Федор вещал: — Стандартные упражнения по три захода, второй урок медитация. Начали! — я не сдвинулась с места, ну а как же персональное занятие для новенькой? Так и было. — Тебе я расскажу отдельно, что требуется от каждого оборотня. — Это вновь не укладывается в голове…но я послушная девочка, сегодня, хотя нет, я переоцениваю себя. Сейчас.

Пару упражнений мне показали с особой тщательностью, затем на втором уроке была медитация, что показалось мне сущей глупостью! Все сидение на ковриках в теплой комнате, занятие сопровождалось томным голосом Федора.

— Вы закрываете глаза и видите перед собой душу, разделяете ее на две части, не рвете, не причиняете себе этим боль. Теперь вы видите две свои части. Одна — это вы в человеческом облике, вторая — это вы в волчьем. Представьте все до мельчайшей детали, до цвета шерсти и остроты клыков, попробуйте договориться со зверем, приручить его, он разумен, он часть вас. — как я еще не вскочила с места и не обозвала их безумцами — это отдельная история. Я решила прислушаться к словам, на воображение я редко жаловалась.

Только вот волка, как такового я не видела. Только его недовольный, бьющий по пустоте пушистый хвост и спину. Было ужасающее чувство, будто я во сне, в котором я осознавала саму его суть. Я тянулась к этому существу, но оно рыкнуло, не повернувшись ко мне.

Я отпрыгнула и распахнула глаза. все сидели, выражая полное спокойствие насколько они ушли в себя! Даже учитель. Я вновь закрыла глаза, но воссоздать картину не удавалось. Оставшееся время я наверно дремала, сидя в неудобной позе, сложив ноги по-турецки.

Прозвенел звонок и теперь на огромный остаток дня я была свободна. Завтра будут эти же уроки и к ним добавиться теория. Идиотизм чистой воды!

— Полина. — меня окликнул Федор. Я конечно же осталась, мы дождались, пока все выйдут из класса, а в этом же классе около десяти парней и девушек.

— Да?

— Не хочешь сегодня прогуляться?

— Почему бы и нет, я надеюсь, что не в этом захолустье?

— Конечно.

— Тогда бы я хотела повести, на своей машине. Ключи у Ивана.

— Я их попрошу для тебя.

— Думаю тебе не удастся. — я сделала печальное лицо. — Машину у меня забрали, но, если ты… — я провела рукой по майке Федора. — Незаметно заберешь ключи на одну ночь ничего не случиться, я уверена.

— Я тоже так думаю. — оборотень улыбнулся. — Тогда в девять у входа?

— В девять у входа. — подтвердила я и подхватив спортивную сумку и напоследок, улыбнувшись моего билетику на волю.

ГЛАВА 3. ПЕРЕКРЫТЫЕ ПУТИ ИЛИ Я-VIP ГОСТЬ.

Так в листании книжек по такому сумасшедшему предмету, как оборотнечество я и провела день. По правде говоря, было неприятнее того, как мне в тринадцать дали энциклопедию под шикарным названием: «Откуда берутся дети». Говоря на чистоту, там было в мельчайших подробностях описано и нарисовано, как ломаются кости, преобразуются органы. Брр!

Так и наступило время «Х». Простое, но красивое платье черного цвета, чтобы не особо выделяться, распущенные волосы, сапоги, теплое пальто, перчатки сумка с документами, телефоном и кошельком, яркий макияж. (я перехватила эту фишку у Елены, благо решила согреть только губы алой помадой и глаза тушью и толикой теней.)

Все, что нужно для побега. В девять меня и вправду ждали, девочки сразу сказали мне, что это ужасная идея, но я лишь отмахнулась и попросила никому не говорить, а если что, то они не знали.

Федор был с непонятно откуда возникшим букетов алых роз и невероятной улыбкой. В девять все еще только ложились по кроватям, охраны почему-то не было на посту, и Елена не маячила на горизонте.

— Спасибо. — я вдохнула опьяняющий аромат, к слову ноги и вправду чуть не подкосились, меня придержал учитель.

— Ты конечно красива, но с ума меня не сведешь. — на руки меня подхватили аккуратно и понесли на второй или третий этаж, я не знаю, сознание помутнело. — Вот и зачем тебе только сбегать? Пробудишь, приручишь волка и иди на все четыре стороны, если сама пожелаешь. — я вспыхнула от негодования, но сказать ничего не смогла, язык казался неповоротливым и непослушным. Меня заперли — это стало понятно по характерному щелчку. Я еще минуту боролась с непослушным телом и не поверите…одержала победу!

Неуклюже села и осмотрелась. Койка была белой и пропахла больницей…медпункт! Каждая часть тела медленно, но верно вновь была под контролем. Светильники неприятно ярко светили над головой, но уже привычно. Сумка здесь, значит рискнуть стоит, кто сказал, что окно — не выход!?

Я открыла стеклянным медицинский шкаф и вынудила острый ножичек самого большого размера, хотя даже он казался миниатюрным, возможно скальпель. Нужно ведь чем-то машину вскрывать?

Я выглянула в мою «дверь». Где не пропадал наш русский человек, так это в снегу, на морозе, среди оборотней. Я вздохнула и сделала прыжок. Благо сапоги были высокими и колготки не порвала, зато лодыжку повредила. В ближайших ко мне окнах показался свет. Я поспешила прижаться к стене и затаить внимание.

О спасибо тебе великолепный климат за то, что уже в конце осени лежит комьями снег и темнее рано!

Я доковыляла до своей машины, которую невозможно было не узнать даже в темноте.

Разглядела выезд, который по кажущейся слишком счастливой ситуации оказался открыт. Но меня такое не особо смутило.

С дверцей я ковырялась долго, затем психанула и стукнула со всей силы по двери, наверно осталась вмятина, но дверь открылась. Я, который раз возвела похвалу себе, особенно скупости на сигнализации и выехала из этого рассадника непонятно чего. Аэропорт в той стороне, я точно знаю.

Погони не было, никаких фильмов в жанре — боевик не намечалось.

Я даже успокоилась. Припарковалась недалеко от аэропорта, а не на его территории, чтобы не регистрироваться и мне не приходили каждые месяцы штрафы, экономия, хотя я могла себе позволить сейчас около двух квартир и ремонт в них, с моим банковским счетом. К тому же еще одна квартира была куплена здесь и бизнес-центр.

Нога болела, но идти это не мешало.

В аэропорте я подошла к кассе.

— Здравствуйте. — я приветливо улыбнулась девушке за стойкой.

— Добрый вечер, чем я могу помочь.

— Куда отправляется ваш ближайший рейс?

— Сочи или Лондон, время одинаковое, оба рейса задерживаются до пол одиннадцатого. — я взглянула на часы, оставалось около получаса.

— Остались места до Лондона? — хотелось уехать, как можно дальше. девушка что-то потыкала в компьютере и доброжелательно сказала.

— Вам повезло, последнее. — я вручила загранпаспорт, ввела пин код на карточке. Мне указали на зону ожиданья. Я устало проследовало в нее, все это меня вымотало. Так и замерла.

Елена? Что она здесь…Александр. Черт! Черт! Черт!

Я спряталась за подобие колонны. Девушка что-то увлеченно вещала мужчине и держала в руке кофе, как мне показалось Александр нехотя ее слушал и пил горячий напиток. Я решила, что можно отсидеться и в уборной, естественные нужды знаете ли тоже дают о себе знать. И снова я возводила молитвы всем на свете архитекторам за то, что они построили уборную в противоположном от зала ожидания месте.

Когда я уже прилично и успокоившись мыла руки в эту же комнату зашла какая-то старушка, причем надо ведь ей было двери раскрыть на распашку, чтобы я заметила Александра Сергеевича с облитой кофе футболкой. Конечно же оборотень и меня увидел. Секунда и я сама не понимаю, как влетела в кабинку и закрыла дверь.

— Немедленно открой! — рычали и били за дверью. Я промолчала. — Я же ее и снести могу.

— Мужчина, будьте сдержаннее. Мало ли, что захочется свободной даме! — пробурчала та самая бабулька, выключая воду, как я могла понять по звукам.

— Свободной? — в дверь снова с силой ударили.

— Вы ведь ее не окольцевали?

— Вот, вот! — согласилась я испуганным голосом. Где-то далеко закрылась дверь, теперь в женской прошу заметить уборной только мы вдвоем. Послышался очередной удар и что-то будто скатилось по двери, подразумеваю, что это оборотень.

— Давай разберем по пунктам. — выдохнули, с другой стороны.

— Давай. — тоже устало согласилась я и встала на унитаз, державшись за дверцу, которая не доходила до потолка, как во многих общественных туалетах. Меня не могло быть видно.

— Что тебя не устроило в школе?

— Отсутствие свободы? — я говорила не так уверенно и скорее всего даже вопросительно.

— Дальше… — сказали за дверью.

— Все.

— Жениться на тебе что ли? — я вздрогнула, а вместе со мной и дверь, за ней усмехнулись. — Чтобы свобода была ограничена хоть кем-то. — продолжал этот ненормальный.

— В браке все равны, и…и… — я уже заикалась, прислонилась лбом к двери, а ее раз и убрали, мою опору кто-то отшвырнул одним движением…а я дурочка не заметила пальцев в пятисантиметровой щели над полом. Таким образом невероятным способом я оказалась в руках вожака. Я успела даже за полет подумать о том, как хорошо, что моя сумка на длинном ремешке через плечо и закрыта, иначе из нее бы все вывалилось.

Но потом эти темы сдвинулись на другой план, какой-то далекий откуда выбралась моя гордость.

— Ну и на что ты мне? — сказал, уставши мужчина, я попыталась слезть с рук. — Не усложняй ни себе, ни мне жизнь. — я согласилась, но обиду затаила, хотя на самом деле не было неприятно, наоборот я даже получила удовольствие от лица Елены.

— Саша, откуда она здесь? — брезгливо ли она это сказал и, как обычно пискляво? О да! Зато я послала ей не менее брезгливый взгляд. Она встрепенулась, будто готовилась к атаке.

— Все отменяется, нужно доставить ее обратно.

— Обратно? — вскрикнули мы обе.

— Поживешь у меня, раз другие тебя не могут удержать.

— Тебя? — опять синхронность была поразительна.

— Девушка, ну не мешайте вы им. — я начинаю любить эту бабушку, она как-то осуждающе зыркнула на оборотницу.

— Саша, выбирай! Я или она? — боже мой, да я в фильме! Только на первом ряду, даже между актерами, стоп! Речь идет и обо мне!

— Ты неправильно ставишь вопрос. — отпускать меня видимо не собирались, да и руки мужчины не тряслись, потом вспомнилось, как он выдернул дверь…кошмар! — Неученый член стаи или бессмысленное скитание две недели по чужому городу в отпуске. — вот так я бы тоже рассмотрела вопрос.

— Если ты откажешься от так называемых двух недель скитания все будет кончено! — на это представление собрались многие…

— Да бросай ты ее. — крикнул какой-то парень, только вот не понятно о ком он говорит.

— Зачем тебе блондинка?! — Ооо! Тут мой фан клуб намечается, я даже с гордостью провела по русым волосам. Мне стало интересно, а потом я поняла, что толпа решает мою участь.

— Не такая уж она и плохая, а вы езжайте. — уедете и я уеду следующим рейсом куда-нибудь. Закончила я про себя. На меня сверкнули карие глазами.

— Спектакль закончился, а ты Елена больше не думай, что для меня ты важнее стаи. — последнюю фразу он сказал тихо, почти шипя. Девушка вспыхнула. А меня, как ни в чем не бывало понесли к выходу.

— А багаж? — та женщина за стойкой бежала следом.

— Адрес на чемодане, пришлите по нему. — все же он большая шишка в этой городе или просто в аэропорте, а вдруг эта девушка тоже оборотень?

Я уже расслабилась в руках мужчины, потянулась к его уху и томно спросила:

— А можно я сама пойду? — Александр вздрогнул.

— Нет.

— Почему?

— Потому что я так сказал. — ну ладно, я пожала плечами, говори, что хочешь. У нас же свобода слова!

Меня отпустили только у огромной черной машины, похожей на джип.

— Мы куда? — наверно я вела себя очень дерзко, раз на меня посмотрели таким взглядом, коим решают застрелить или придушить.

— Ко мне.

— А давай вернемся в то время, когда я думала, что это шутка? — я умоляюще подняла глаза на оборотня.

— Давай вернемся в то время, где тебе как-то удалось избежать Федора со снотворным. — он еще и знал!

— Не удалось.

— Противоядие? — он изогнул темную бровь и завел машину.

— Нет, просто меньше, чем через минуту я смогла уже ходить, прыгать, взламывать машины, ехать, прятаться. — после перечисления я поняла, как на самом деле утомилась.

— Ты брала букет в руки?

— Да.

— Перчатки?

— Да.

— Значит действие только через воздух, тогда понятно. — я решила, что мне и без объяснений неплохо жилось.

Мы уже въехали в город и направлялись на бывшую половину города Неизвестных.

— Остальная часть города в вашем контроле?

— Ты, о чем? — оборотень даже не повернул голову в мою сторону. А его глаза поблескивали в редких фонарях и фарах встречных машин.

— Наша часть города была от Красносельского до Ломоносовского района включительно, неужели остальное все ваше?

— Мы не делим город и даже не догадывались о таких правителях, как вы.

— Мы едем обратно к Неизвестным?

— Я купил это здание, думал, что обустраивать придется, но я лишь завез вещи, не было смысла в ремонте. А твои миллионы на банковском счете.

— А бумаги? — я недоверчиво посмотрела на Александра.

— С ними мы разобрались без тебя, уверен, что ты не против.

— Как возможно быть уверенным в чьем-либо мнении? — фыркнула я.

— Легко, ты знаешь, что человек любит розы и уверен, что, если подаришь ему розы он будет рад.

— А, если у этого любителя не задался день и он ничему не будет рад? Если этот человек получил столько роз, что его от одного их запаха тошнит или он их просто разлюбил? В нашем мире, где слишком много «если» ни в чем нельзя быть уверенным.

— Ты права, но «если» происходит реже, чем привычные случаи.

— Не всегда, моя жизнь полностью состоит из дополнительных условий. — город встретил красивыми огнями всех цветов радуги, они медленно и, казалось бы, правильно расплывались перед глазами, тогда я прикрыла их и из-под полуопущенные ресницы видела, как через какое-то время меня взяли на руки. Я произвольно устроилась удобнее, меня на секунду отрезвила хмык мужчины. Затем Морфей вновь раскрыл свои объятья.

ГЛАВА 4. УЧЕНЬЕ — СВЕТ, НЕУЧЕНЬЕ — ПЫТКА.

Проснулась я в своей комнате, в очередной раз подумала, о том, как прекрасно было бы, если это все оказалось сном, но нет…

Тоже платье, что и вчера, все кроме пальто и сапог на месте, но далее я приметила и их у кресла. Заглянула в шкаф, достала один из последних нормальный комплектов одежды, жаль, что белье увезла.

Умылась, переоделась в комбинезон с зайкой, большой, пушистый и теплый, после этого открыла дверь комнаты, а за ней были все мои чемоданы, моей неленивности хватило только на нормальное умывание со всеми гигиеническими средствами.

После я еще и в белых тапочках вышла из комнаты.

— Полина. — Александр, находящийся в гостиной недоверчиво посмотрел на меня, искал различия или подвох, я не знаю. Но гостиная была моей, в комнате я проснулась своей, значит имею право.

— Доброе утро. — на часах к слову было уже десять.

— Доброе. Сегодня займешься теорией и медитацией. Книги на полке. — мне кивнули на стену. Я скривилась от одного на них взгляда, но послушно взяла два учебника. — Что будешь на завтрак? — я пожала плечами.

— Отбивную из свинины или телятины?

— А я за продуктами. — ответила, проверив холодильник. Пришлось переодеваться, ходить до магазина, вспомнить, что везде могут быть люди Леонида и шарахаться от каждого подозрительного типа, затем с двумя тяжелеными пакетами подниматься обратно. Александр будто и позы в кресле не поменял, сидел и печатал что-то на ноутбуке. Я разложила продукты по местам и принялась за завтрак. В итоге вышло около двух десятков оладий, их я поделила неравноправно, в пользу оборотня, скрепя сердцем. Тарелки в буфете я оставила, как и приборы, все было прежним…

В маленькие соусницы налила малиновый джем из купленной банки и преподнесла одну тарелку и приборы Александру на журнальный столик. Сама села за стол, как цивилизованный человек.

— Спасибо, приятного аппетита.

— Приятного аппетита. — эхом отозвалась я, и не скрываясь следила за тем, как Александр отложил ноутбук, придирчиво осмотрел тарелку, а затем медленно отрезал кусочек и макнул в джем, я видела, как он невольно тянется за следующим куском. Кулинария — великая сила! После того, как мужчина умял все он даже помыл за собой тарелку.

— Мой комплимент шеф повару.

— Мв… — сказала положительно я пытаясь запихнуть в себя последний кусочек.

— Бери в холодильнике, что надо. Нотариально это твой дом. — с сарказмом закончила я. Тогда на меня сверкнули глазами и ушли, вернулись примерно через час, когда я уже чуть ли не наизусть знала каждую косточку в теле волка. Мужчина пришел с тремя пакетами и тоже начал все расставлять по местам, только вскоре понял, что холодильник не предназначен для всего на свете. Помогать я ему не собиралась, особенно допивая десятую чашку чая, без него была иллюзия идиллии и дома.

— Леонид не заглядывал? — спросила я.

— Заглядывал, но увидев нас поджал хвост и смылся со своей командой.

— А разве поджимаете хвосты не…молчу! — я подняла руки вверх, учебник из них выпал, а продолжение фразы остановил предупреждающий рык оборотня.

— Что успела прочитать? — перешли на более спокойную тему.

— Физиологию. — но я поспешила ее сменить. — То есть в принципе меня сейчас ничего не держит?

— Не держало бы, тогда ты сбежала еще при походе в магазин. — он рассмеялся.

— Я думала, что вокруг вампиры!

— А мне показалось, что у тебя шизофрения. — тогда в вожака полетела подушка, но он ее перехватил. — По идеи ты не можешь калечить вожака стаи.

— Какой из тебя вожак, по отпускам шляешься. — пробурчала я и взяла следующую книгу. Но мир потерял свою основную плоскость, и я оказалась прижата всем, чем можно к дивану, а оборотень нависал надо мной. Что за неуравновешенность? Глаза были безумные, как в тот раз в школе.

— И что же ты сделаешь? — я резко осознала, что терять нечего. — Изобьёшь, изнасилуешь? Ну давай, проверь проснётся ли от этого зверь! — его лицо стало растерянным, будто он осознал, что происходит.

— Этого было достаточно. — я нахмурилась, а с меня слез груз из тяжелого мужского тела и всунул непонятно откуда зеркало. Но откуда у этого типа зеркало я думала уже намного позже. Глаза стали меняться, зрачок прыгал, то становясь вертикальным, то обычным, а привычный зеленый свет стал неприродным, ярким, с крапинками желтого. Смотрелось…странно и дико.

— И что теперь делать?

— Надо привыкать, это не пробуждение. Просто порыв, прости, но и ты держи язык за зубами. — я промолчала, как мне и посоветовали. — То есть тебя пугает близость? — меня начало потряхивать. — Можешь не отвечать. Читай книгу. — он ушел, я заперлась в свою комнату с книгами. Просто не понимала, что происходит, вот зачем он так? Я хочу семью, дом, свободу.

— Алло, Лера?

— Полина, привет. Как ты?

— Не знаю — голос звучал жалко.

— Я приеду.

— Не стоит.

— Стоит, Полина, я слышала, что брат уехал, город свободен. Я уже в аэропорте, ты на новой квартире?

— Нет, дома. — она как-то непривычно усмехнулась.

— Я буду к ужину.

— Тогда готовлю на тебя тоже. — рассмеялась я сквозь слезы.

— До скорого.

— Пока. — я отложила телефон, ну хоть одна хорошая новость.

Так я выбралась из своей норы, в том же белоснежном комбинезоне и тапочках. Готовить я любила, особенно для подруги. Но тут появился, как я говорила ранее дополнительное условие.

— Уже прочитала? — Александр был растрепан, в широких домашних штанах и синей футболке.

— Да, ко мне приедет подруга.

— Ты могла предупредить меня.

— Предупреждаю. — сказала я сквозь зубы. Наконец от меня отстали. Я приготовила стейки, даже подумала об еще одном жильце этажа и спустилась вниз, как только Лера отправила сообщение, что она уже подъезжает. И какого было мое удивление, что по первому этажу ходит десяток оборотней, а что это были именно они сомневаться не приходилось, а я тут в пижамке…

Все на секунду застыли, а потом продолжили свои неизвестные мне дела. Вскоре в дверях появилась вампирша, я побежала навстречу, но ей перегородили дорогу.

— Простите леди, вы ошиблись адресом. — я слышала, как фыркнула подруга.

— Это- моя подруга. — я схватила ее и потащила к лифту, сзади услышала:

— Александр Сергеевич, тут какая-то девушка, подруга новенькой. Да, хорошо, простите.

— Ты купила фирму? — подруга крепко сжала мою руку, с улыбкой, как и я, только слезы невозможно было сдержать.

— Нет, я тебе все расскажу, ты наверно устала с дороги. — она рассмеялась.

— Полина, я — вампир, который годиться тебе в прабабушки, если не больше.

— Прости, просто слишком много всего произошло. — мы доехали до последнего этажа, и я умолчала, что прошло-то не больше недели, даже намного меньше. — Я оказалась тоже Неизвестной.

— В каком смысле, ты всегда ей и была, оу! — в гостиной сидел Александр. — Три дня. — сказала вампирша, застыв с круглыми глазами, уставившись прямо на оборотня, как и он на нее, только недоуменно. — Поля, тебя и на три дня нельзя оставлять, хотя нет. Надо почаще давать тебе волю. — Лера прошла в гостиную, как к себе домой, в каком-то смысле это было правильно. А потом до меня дошло.

— Вы сделали здание общественным? — вожак кивнул и встал с кресла.

— Александр. — он поцеловал руку подруге, я закатила глаза.

— Валерия, но для вас просто Лера или малышка, или пупсик, как вам удобно. — я заметила, как он сверкнул глазами, а я пыталась подавить смех.

— Пойдем ужинать, я на тебя тоже сделала. — как-то неловко я с Александром то на «вы», то на «ты».

— Я не голоден, не буду вам мешать. — он удалился, то есть до этого просто такой ввод в знакомство был?

— Ну Полина! Давай, колись, кто он? — подруга прямо-таки приплясывала от нетерпения, а потом устроилась за столом. Я открыла крышку сковородки, меня обдало жаром, а затем говорила и раскладывала ужин по тарелкам.

— Это Александр Сергеевич Волков, оборотень, как и я. Когда я переезжала он стал покупателем и свидетелем выходок твоего брата, но они ушли, разъехались. Видимо оборотни их знатно напугали. Меня же сначала заточили в оборотнецкой школе, я сбежала, в аэропорте меня поймал Александр, к слову он вожак стаи, и привез сюда, купив здание. Вот у него наверно какая-то фирма. — я задумалась, поставила тарелку перед офигевшей вампиршей. — Как-то так, а у тебя, как дела? Что нового?

— Ничего, по сравнению с твоим раскладом, то есть здесь все оборотни? — я кивнула. — Они меня не разорвут на куски?

— Не должны. — я почему-то заметила подвох.

— Ладно, а этот вожак, что он. Вы с ним вместе?

— Что ты такое говоришь!?

— То и говорю, ты ведь не слепая, как он на тебя смотрит! А ты на него, когда он целовал мне руку, я думала, что испепелишь меня на месте!

— Не неси ерунду, я просто хочу уйти отсюда, но это не получиться, пока не пробудиться зверь. — я рассказала все условия.

— М-да, ты думаешь, что от осознания все выплескивается?

— Скорее от апатии. Просто кроме тебя у меня ничего нет, деньги не в счет.

— То есть только я? — она грустно улыбнулась. Я кивнула.

— Пожалуй только тебе я могу доверять, ближе, чем ты у меня нет человека — я исправилась — вампира, никого. — И это было правдой. Лера заменила мне маму, лучшую подругу, защитника, просто она всегда рядом. Мы закончили ужин.

— Пойду спрошу свободна ли твоя комната. — в это время она мыла посуду.

Я постучалась в дверь напротив моей комнаты, мне разрешили войти.

— Можно Лера займет комнаты справа от вашей?

— Перейди уже на «ты». Да, там никого.

— Спасибо. — не говоря больше ни слова я вышла, чувствую, как между нами есть недоговоренность.

Спалось мне неспокойно, даже в собственной комнате.

Оказалось, не зря. В часов пять утра ко мне зашел Александр, я взвизгнула.

— Спокойно, это просто я, пойдем. — я насторожилась, но накинула на шелковую сорочку халат.

— Куда мы направляемся?

— Увидишь. — меня взяли за руку и по темным коридорам повели к лифту, и мы спустились на подземные этажи, ой мне не нравиться все!

Меня ввели в цементную комнату, причем зашли туда вместе с оборотнем, а напротив через клетку была точно такая же, только с Лерой в цепях и двумя оборотнями.

— Что вы сделали? — я вцепилась руками в решетку.

— Ей будут причинять боль столько, сколько понадобиться для того, чтобы зверь проснулся. Ведь только она осталась у тебя. — прошептал мне на ухо Александр, а затем получил пощечину.

— Не смей! Отпусти, на что вам сдалась Лера! — за мной заперли дверь, но вожак оставался неподалеку, то есть внутри. Я ему послала самый ненавистный взгляд в мире, слезы глушили ругательства.

Лера молчала и не смотрела на меня, зато один из оборотней принялся за дело. Он взял шокер.

— Нет! Зачем вам это? — я вновь вцепилась в железные прутья. На меня не обращали внимание, приблизили к девушке шокер и Лера содрогнулась, а я упала на колени, все тело свело. Из моего горла вырвался крик.

— Продолжайте! — дали команду за моей спиной.

— Не надо, хватит! — не знаю, о чем я просила. О том, чтобы остановили боль или издевательство над вампиршей.

После пары минут, когда я уже ничего не видела от боли, то услышала.

— Отпустите и дайте отдохнуть.

— Хватит. — шептала я, как в бреду, хотя сознание было мутно. Меня коснулись холодные руки.

— Все хорошо, просто не сопротивляйся. — да, как этот гад вообще может что-то говорить, но от его рук стало легче. — Вспомни, что читала. Все пройдет быстрее, стоит принять боль. — что он несет?

— Перестань, хватит. — я уже ничего не контролировала, крик потонул в стенах после того, как мне будто вывернуло руку.

— Так только первый раз, не сопротивляйся. — сказал он вновь, я устала бороться и обмякла у него на руках. Что было даже привычно, только теперь я была почти на полу.

Боль стала менее ощутимой, теперь все тело ныло, но вскоре она возобновилась, уже порывами. Потом сознание провалилось, а я подумала, что многовато обмороков за три дня.

* * *

А очнулась я в комнате, даже и мысли, что все это сон не возникло.

— Ты в порядке? — я вздрогнула от этого голоса.

— Нет! — я натянула одеяло до подбородка, боли не было, казалось, что, если стереть воспоминания ночи, то ничего не было. Он потянулся ко мне, я взвизгнула. — Не трогай!

— Проснулась? — в дверях показалась Лера, я спрыгнула с кровати и обняла подругу. — Ну чего ты? Все ведь хорошо. Я сама решилась и придумала это.

— Что? — я отстранилась, потом до меня дошло, что я исключительно в длинной футболке и белье, надеюсь, что меня переодела подруга, хотя стоп, я же возмущена!

— Это было исключительно ради твоего блага! — она взвизгнула, я взялась за вазу на тумбе, потом повернулась с припасом на оборотня.

— Я был прОтИв! — вазу перехватили, сил хватило кинуть ее только на пару метров.

— Но зато скоро ты будешь свободна!

— Она и так не в клетке! — сказал Александр, я рыкнула на него. Стоп! Рыкнула, что происходит!? — Ты стала частично волком, теперь при медитации образ будет другой, ты проспала двое суток. — я полезла на него с кулаками, ну, а кого еще винить, а потом передумала, да и руки мои схватила Лера.

— Он в отличие от тебя двое суток не спал, имей совесть. — но по упрямо сжатым губам я бы такого не сказала. Но пыл поумерила.

— Прости, я, не знаю, что на меня нашло все это было не лучшей идеей. — шепотом сказала я.

— Это волк, все в порядке. — я провела рукой по груди вожака, даже через ткань футболку чувствовала его жар.

— Я, пожалуй, пойду! — пискнула Лера.

— Нет, это инстинкты, нам обоим слишком легко сорваться, к тому же я устал. Пойду отосплюсь, зовите если что.

— То есть…я, могла… — осела на кровать, а подруга рассмеялась. — Я тебя все еще не простила. — предупредила ее.

— Я тут прокрутила в голове его слова… — она прикусила губу. — То есть он может сорваться не из-за усталости, а она лишь дополнительное условие. — из-за последних слов я чуть не застонала от осознания.

— Ты видела, что происходило?

— Недолго. Мне кстати было совсем не больно, я все же актерскую окончила, имитировать умею.

— Когда это? — зло спросила я.

— Во Франции лет тридцать назад, эх! Было время. — я и вправду всегда поражалась, как подруга может при своем возрасте вести себя, как моя ровесница.

— Так что происходило?

— Твои глаза загорелись, потом ты упала на пол, затем была на руках Александра. Он что-то тебе шептал, но даже мой слух не был в силах это услышать сквозь твои крики. Прости, что напоминаю об этой боли. — я поежилась от вспышек памяти.

— И сколько это продлилось?

— Тебя вынесли через часа три, ты была в одном покрывале, даже не знаю откуда оно взялось.

Потом Александр никого к тебе не подпускал долгое время, в прямом смысле рычал! На меня! Другие даже не пытались зайти, сказали, что это привязка на крови и еще что-то, когда он заснул я тебя и переодела, а затем ушла. Не знаю я, что это за такие инстинкты. — Лера поставила вазу, положенную мужчиной на кровать на место. — Но я не верю в это. — она озорно улыбнулась.

ГЛАВА 5. ХОТЕЛА ВОЛИ? ПРИРУЧИ СНАЧАЛА.

Дни потекли в непривычном ранее распорядке.

С Александром мы видели крайне редко, Лера перестала о нем зарекаться и уже полностью обосновалась на двадцатом этаже, вожак не съехал, но видеть я его могла только вечером или рано утром. Что казалось бессмысленно в здании такого размера.

После первого раза оборачивалась я еще трижды, больно и вправду почти не было, и я все осознавала. Лера даже сфотографировала один раз, и я смогла полюбоваться на волка…то есть себя.

Учитель говорил, что с приручением идет все потрясающе и даже зимний зачет мне по силу сдать. Это оказалось проще, чем я думала.

После очередных прогулок вместе с Лерой по магазинам мы обе застыли в лифте.

— Я тебя умоляю!!! — ныла Лена, где-то в периметре комнаты Александра. Я устала его так звать, где-то в комнате Саши. Что на это ответил мужчина мне было неизвестно, но я быстрым шагом прошла к себе в комнату, даже не посмотрев в сторону открытой дверь.

Но меня схватила за руку это паршивка. Кстати я тоже теперь была быстрее, сильнее и с лучшей реакцией. Но одернула руку Лера.

— То есть ты все же на нее меня променял!? — Лена проныла слова, в дверях показался оборотень, он закатил глаза, а я скрылась с хлопком за собственной дверью.

* * *

ЛЕРА

Мне перед ними репутацию держать не надо.

— Милая, а ты здесь новенькая? — Она впала в ступор, я подошла к волку, который осознал масштаб игры и у него уже дергался глаз. — Я думала тебе меня хватает, но я не против подруги! — глаз оборотницы тоже стал жить своей жизнью. — Сладенький, ты бы мог сказать, что любишь пораспущенней. — я прижалась к нему, а он как-то предостерегающе рыкнул. Фи! — Но я могу быть разной. — прикусила губу. И шагнула в сторону двери в комнаты мужчины, а затем обернулась. — Присоединишься? — а она взяла и ушла, а как же сыграть пару постельных сцен, хотя хватит шуток! Я бы до такого не опустилась! Полина-то, как из-за этого волчонка тряслась!

— Ты — идиот. — коротко сказала я направилась в сторону своей комнаты, Поле нужно побыть одной и разобраться. Кто бы мог подумать, что такая ситуация способна ее выбить из колеи.

— Подожди, тебя это просто забавляет?

— Меня раздражает, когда расстраивается Полина. Теперь вновь водить ее по клубам, знаешь, это поднимает самооценку. — он промолчал.

* * *

ПОЛИНА

Такое чувство, что в душу плюнули, но от чего?

Глаза снова светятся…эх! Надо успокоиться. Я села на кровать, глубоко вздохнула и вновь погрузилась в медитацию. Волчица была послушной, но иногда фыркала и один раз даже обиделась. Ее шерсть казалась, как настоящей. Густой и мягкой. На корке сознания я услышала стук, тогда мой внутренний мир растворился, я открыла глаза и пошла открывать дверь, заранее зная, кто там. Лера никогда не стучится.

Там был и Александр и вампирша, где-то за его широкой спиной.

— У тебя есть планы на вечер?

— Какое сегодня число? — я была холодна.

— Второе декабря.

— Отлично! Сегодня день, когда я напиваюсь, раз в месяц. — я начала закрываться дверь, но Александр придержал рукой.

— Я с тобой. — я увидела, как красный каблук Леры ударил оборотня по ноге. — То есть, ты не против, если я составлю вам — он бросил взгляд и на вампиршу. — компанию?

— Почему бы и нет. — я пожала плечами.

— Тогда до восьми.

— В гостиной?

— Гостиной. — подтвердил он. В дверь просочилась подруга, мужчина ушел. Тогда она медленно прикрыла дверь и завизжала.

— Я оглохну! — мне пришлось закрыть уши руками, слух тоже обострился.

— Это же свидание, Полина!

— То есть на свидание можно позвать просто присоединившись к походу в клуб.

— Ты кстати классно придумала, про напиваться раз в месяц. — она уловила мою мимику. — Ты не придумала, тогда каждое второе число месяца мы будем ходить по клубам!

— Кроме января. — предупредила я. Подруга согласилась.

— Ты должна быть самая красивая, самая сексуальная, чтобы у него слюни потекли. — я только упала на кровать и застонала, конец! Этот день можно считать убитым, если Лера взялась за дело.

* * *

— Я это надену, только, если пойду в этих сапожках! — отстаивала я, свое новое приобретение.

— Но у тебя есть лаковые, они подойдут больше! — в итоге выиграла я.

Так я смотрела на красивую девушку в платье футляре, оголенные плечи и длинные рукава кораллового платья. Черные высокие сапоги на каблуке и волосы красиво убраны назад так, что оголенные ключицы, шея и плечи в вашем полном обзоре.

— Восхитительно! — подруга оделась скоромно и непривычно, каким же она горит желанием свести меня с Сашей.

В восемь мы были в гостиной, поверх наряда я набросила меховой длинны жилет, мы же на машине, холодно не должно быть.

— Прекрасно выглядите. — сказал он, к слову тоже приоделся. Черные джинсы, рубашка с расстёгнутыми верхними пуговицами и черная куртка.

— На меня даже не смотри! — сказала Лера. Мы в это время шли к лифту. Когда оборотень уже нажал кнопку, она сказала: — Я вообще заболела и умираю, а вы развлекайтесь! — дверь лифта закрылась, но Лера успела просочиться до этого момента.

Повисла неловкая пауза.

— Разве вампиры болеют?

— Только слабоумием. — вздохнула я. — В какой клуб поедем?

— У меня есть идея. — он улыбнулся, а я даже пожалела об этом…

* * *

— Давай уйдем. — перекрикивала я музыку, когда мы зашли в клуб. Было непривычно, слишком громко, хотя возможно это из-за обострения слуха. В определенных местах я закрывала нос и глаза от синеватого дыма сигарет, полагаясь на руку Александра.

— Я хочу тебя представить кое-кому.

Мы прошли в дальний угол второго этажа, там сидело две пары. Одни были уже в возрасте, но смотрелись на диво гармонично и энергично, и вторая. Мужчина невероятно схожий с вожаком и…Анна! Та самая девочка, ухавшая к своему возлюбленному на другой край страны!

на втором этаже музыка звучала приглушеннее.

— Это мои друзья и брат. — мы пошли к столику круглому столу, около него стоит большой диван полукругом, на котором и располагались ведьма и оборотни, а последних я научилась чувствовать. — Всем привет! — Александр пожал руку мужчинам.

— Здравствуйте. — как-то растеряно сказала я.

— Это — Полина, моя подруга. — я подавила желание закатить глаза, то есть он просто мной…хвастается? Стало и мерзко и гордо одновременно, но спектакль я ему не сорвала.

— Полина! — Аня поспешила выйти из-за стола, для этого пришлось и брату Александра встать с места. Я чуть не упала на таких-то каблуках, и когда на тебе виснет девушка, которая ненамного ниже тебя.

— Вы знакомы? — подал голос спутник Ани.

— Конечно, это же Полина! Я тебе о ней рассказывала.

— Так ты еще и знаменитость! — от чего-то рассмеялся Саша.

— Чего это я. — замялся другой оборотень. — Неприлично получается. Я — Валентин, моя супруга — Лиза. — женщина мне приветливо улыбнулась и кивнула.

— Я — Андрей. Брат самого вожака стаи. — он странно посмотрел на Александра, скорее всего был его младше, но ненамного.

— Как не родные, ей богу! — всплеснула руками Лиза. — Садитесь уже. Мы устроились на диване, так, что слева была Аня, а справа Александр. С ведьмой мы успели перекинуться парой слов, оказалось, что Андрей и вправду раньше жил далеко, но временами наведывался в Питер, так они и познакомились, а сейчас…здесь должен быть тяжелый и слегка укоризненный вздох…у них свадьба запланирована через месяц.

— Как ты на такое решилась? — спросил Андрей, а я недоуменного посмотрела на него, ставя обратно на деревянный стол бокал. — Распустить такой клан, семью.

— Мне это посоветовал отец, он знал, как будет и я согласилась с таким поворотом, знала, что свобода настолько сладка, лишь когда недосягаема. — я украдкой бросила взгляд на вожака, тот сделал вид, что ничего не заметил.

— И как же сложилось дальше, как твои родители и, кто они? — Лизу интересовало все.

— Мой отец был и остается Лавров Олег Львович, других родственников у меня нет. — больше оборотница не поднимала этот вопрос.

Неловких тем не было, но узнала я много. Валентин — бывший вожак стаи. Такой «пост» передается не по наследству, а от сильнейшего к сильнейшему каждые десять лет. Это я знала из «великолепных» книг, предоставленных мне.

На удивление энергичная музыка стала замедляться, а Александр встал с места, тем самым прервал наш разговор и протянул мне руку. В его глазах плескалось что-то необдуманное и озорное. Я положила свою ладонь сверху. Другие тоже были обязаны ради своих дам станцевать с ними.

— И зачем все это? — спросила я, скрепляя руки за шеей мужчины. Хорошо, что я надела туфли на каблуке, иначе смотрелось бы нелепо с таким ростом.

— Тебе разве не нравиться? — я пожала плечами, он усмехнулся и на секунду прервал наш зрительный контакт. — Мне впервые так важно чье-то мнение.

— Можно ли это считать фразой: ты мне нравишься? — не знаю, как это сорвалось с моих губ.

— Это можно считать большим. — и, как прикажете на это реагировать? Тогда меня и поглотил, полный, романтичный, как в сказах поцелуй.

Клуб Золото, второй этаж, медленный танец, влажные губы оборотня и мое полное осознание, что теперь началась новая полоса жизни, внутри все сжимается, будто бабочка порхают в районе груди и пытаются прорваться сквозь кости ребер и я им дала это сделать. Всего пару секунд, на первом свидании, с оборотнем, хотя не важно какой он расы. Главное, что с Сашей было спокойно и инстинкты не играют роли.

После того, как скорее я, чем он оторвалась от его губ, то не понимала, как смотреть ему в глаза и на себя в зеркало, наверно он тоже, хотя мой взгляд был направлен точно ему в шею, а не в глаза.

При конце тех самых пары минут, когда мы вернулись за стол все на нас смотрели…странно. После еще часа таких посиделок немного развеселившейся мне хотелось больше движений.

— Поехали куда-нибудь еще! Нужна смена локации!

— Да, как же танцы? — Кто бы знал, что эта застенчивая девочка, гордость родителей может быть такой!

Мы уставились на мужчин, пьющих меньше, ведь еще и за руль сесть надо, к слову я сразу спросила — почему не на такси? А мне Саша ответил, мол, пить много не собирается. Я промолчала, хотя была против вообще езды даже с каплей алкоголя во рту.

— Куда поедем? — Андрей быстро согласился.

— Ой, а нам пора. Уже двенадцать, а мы няне сказали, что до одиннадцати, надо ее отпускать. — да, я успела послушать историю о маленькой оборотнице.

— Пока. — дружно сказали мы вчетвером.

— Было приятно с вами познакомиться дамы. — последнее слово Валентин произнес с неизвестной мне харизмой.

— Взаимно. — ответила я, Аня пролезала через своего жениха и убежала в туалет. Андрей двинулся следом. — Не надо, просто поверь. — я перелезла через вожака, который даже не шелохнулся, чтобы выпустить меня из-за стола. Я человек культурный и прошлась перед ним лицом, как в театре при проходе ряда. Послала насмешливый взгляд в отместку на разочарованный.

Ане было плохо.

— Ты как? — спросила я, опираясь на дверцу кабинки туалета, в котором она закрылась. Через минуту показалась и сама подруга.

— В порядке, просто не умею пить.

— На такое Лера бы тебе точно ответила, что выпивать — это наука. — сказала я, пока ведьмочка поправляла макияж.

— Она в городе?

— Да, ты где сейчас живешь?

— С Андреем. — она на секунду покраснела.

— Приходи как-нибудь обратно в здание Неизвестных. Его купил Саша.

— Так теперь для всех самый сильный и суровый вожак для тебя Саша?

— Наверно. — я сама не могла дать ответа, но образ сурового я бы никогда не подписала ему, хотя возможно он со мной другой, что доказывают слова девочек из школы.

— По домам? — спросил Саша, когда мы вышли. Ну серьезно. Вы на него взгляните! Как такой лапочка может быть Александром Сергеевичем?

— Мы точно — да. — сказал Андрей, притягивая к себе за талию бледную Аню.

— А мы? — спросила я у вожака. Пфф…вожак!

— Поехали-ка тоже домой. — а ведь в клубе начиналась самое интересное, но, как я могу противиться вожаку? Ладно, могу, но не хочется. — Ты им понравилась.

— А у меня был такая задача? Ты же преподнес меня в роли своей подруги.

— Конечно, ведь так оно и есть.

— Ты хочешь сказать, что после одного свидания? Хотя нет! Перед первым свиданием.

— Скажешь мне это завтра. — он не выглядел виноватым. — В два у тебя и всех пробудившихся недавно экзамен, а, кто его сдаст — посвящение.

— В кого?

— В истинных членов стаи. — Он давно говорил, как энциклопедия, перестал после каждого вопроса смотреть, как на неразумного ребенка. В книгах все равно нет такой элементарной информации, что дает воспитание среди оборотней. Даже в нечистокровных всегда побеждает ген зверя.

— Но это все равно неправильно. — мы доехали до дома, я пока что могу так называть двадцатиэтажный бизнес центр. Саша вышел, открыл мне дверь и подал руку, а тут раз…и каблук покончил свою жизнь самоубийством!

— И вновь ты у меня на руках. — я горестно вздохнула.

— Вновь — ну пусть несет, отрабатывает непонятно что. — Если ты найдешь мой хладный труп завтра утром, то знай, что он на твоей совести. — кто бы знал, что во столько времени мало, кто из оборотней спит? Интересно, а чего они все делают на моем и…возможно Сашином этаже.

— Не бойся, максимум покусают, а дальше я прибегу. — я не смогла сдержать улыбки, что вызвало больше ненависти в глазах девушек, любопытны их легенды появления здесь.

Меня поставили на ноги, все еще придерживая. Я включила свет в комнате, около двери.

— До зав… — мой рот в прямом смысле заткнули поцелуем, я дала ненадолго волю эмоциям, но на этот раз разорвал наши губы друг от друга Саша.

— До завтра. — дверь закрылась, оборотень ушел, а клокотание внутри осталось. Уже привычное и теплое, хотелось упасть на кровать, глупо улыбнуться и обнять весь мир.

О боже, я, что влюбилась?

ГЛАВА 6. ПОЛЮБИТЬ РАДИ ВОЛИ.

Утро началось с чашки еще горячего кофе на тумбочке, около кровати, а рядом записка.

«Я отлучусь на неделю! Лера»

Почему не на месяц? — подумала я. Всего лишь отлучусь.

Но сегодня что-то на подобие дня свободы, если сдам экзамен, а в этом сомневаться не приходилось.

И вот, я еду в эту школу, перед огромной вереницей транспортных средств оборотней, в машине вожака. Здорово!

— Напомни-ка мне, почему я не могла поехать на своей машине?

— Мы разве чужие люди? Можешь до ночи пробыть там и вообще, потом поймешь.

— Я что, так устану, что не смогу идти? — иронично спросила я.

— Нет, это же один из важнейших дней стаи, каждый сезон, третьего числа проходит принятие новичков.

— То есть мне повезло, иначе я могла бы пробыть в заточении намного дольше.

— Не драматизируй, тебя будто не пускали куда-то.

— Но вы повесили на меня определённую ответственность! — не сдавалась я.

— Ты ее получила при рождении. — я решила сменить тему.

— Сколько же народу в вашей стае, если едет около тридцати машин за нами? — я взглянула в зеркало и не смогла увидеть дороги дальше машин, кошмар!

— Это только новички и их родители.

— Тогда я выйду, останови.

— Почему? — он нахмурился и только прибавил газу, руководствуясь мыслью о том, что на ходу я не выпрыгну.

— Я вижу по твоим глазам, что что-то не так. — он на секунду осуждающе посмотрел на меня, а я возможно все поняла. — Родители! Ты все же их нашел, не смей! Кто тебе дал власть над моей личной жизнью?

— Ты, ответив вчера.

— У тебя не было отношений раньше? — я откровенно закипала. — Ты не маленький, Саша! — а он еще и улыбается! — Над той Еленой ты тоже так издевался?

— Я не считаю это издевательством, неправильно, когда ребенок не знает своих родителей. А, что касается Лены, то она назвала меня Сашей лишь единожды, в аэропорту при тебе, желая показать нашу близость, но у нас не было ни одного поцелуя.

— Так я тебе и поверила. — фыркнула я.

— Поверила. — подтвердил он.

— Я все равно не верю, еще скажи, что называть тебя Сашей я не имею права.

— Не имеешь, но мне приятно, не более десяти человек ко мне могут обращаться на «ты». — я на него вновь недоверчиво посмотрела.

— Просто не говори этим непонятным биологически близким людям, что это я, ладно?

— Полина, это глупо!

— Ничего не глупо, они меня сразу узнают?

— Конечно, кто еще может приехать с вожаком? — он горделиво произнес последнее слово. Ну ладно дорогой, посмотрим еще кто кому сюрприз сделает.

— А, если я не сдам экзамен?

— Тогда пробудешь с нами еще три месяца в активных тренировках до следующей даты под моим личным присмотром.

— То есть я обязана сдать… — пробормотала я.

— Лучше бы.

Так мы приехали к той самой «школе» припарковались на огромной парковке, я немного нервничала, но я же как-то закончила экономический! Мне открыли дверь, подали руку. Другие тоже подъехали и сейчас из них выбегали парни и девушки, все же я здесь самая старшая. Взгляды мгновенно приковались к уже не Саше, а Александру Сергеевичу.

— Удачи, следуй за остальными. — шепнули мне. Я кивнула, тряхнула головой, убирая волосы назад и улыбнулась. — Это не модельное! — донеслось сзади через пару шагов от вожака. Я обернулась.

— Я что, машиной ошиблась? Кошмар! — дальше я шла более спокойно и улыбалась теперь не натянуто. Справа я успела заметить Катю и Соню. Я остановилась, ждав бывших соседок.

— Привет! — они мне улыбнулись, но через миг сразу стали серьезными.

— Тут нельзя радоваться? — спросила я шепотом.

— Ты что! При нем нельзя. — Соня скосила взгляд куда-то за моей спиной, имя в виду вожака.

— А, что тогда будет? — мы говорили тихим тихим шепотом. К слову потом надо узнать, как у них пробудилась сила, но это потом.

— Вожак будет считать, что мы его не уважаем, он может вообще выгнать из стаи или перестать уважать в ответ, а он хорошо ко всем относиться. — значит они не видели, что мы приехали вместе.

— И многих выгнали? — они пожали плечами. — Поверьте, тогда я для него букашка и меня уже сто раз выгнали в шею.

— Ты что… — Катя проглотила последнее слово в себе.

— Конечно любовница! А, как вы думали? — где-то далеко раздался тихий смех, девчонки побледнели. — Учитель слишком для меня низко, да и Федор не в моем вкусе. — смех резко стих. Все же раз вожак самый сильный, то и слух у него лучший. Я знала, что ему будет известно каждое слово, как и Федору, скривившемуся от моих слов. Он стоял около двери, всем событие казалось премного официальным, но я видела это забавным.

Каждое слово и вздох были клубками пара в холодном воздухе, мы поднялись по ступеням в здание, там тоже было все украшено, красиво. В общем я не видела в таком смысла. Каким-то образом, возможно через задний ход, на сцене актового зала, куда усаживались около двух десятков оборотней и на задних рядах устроились их родители, стоял вожак. Через минуту, когда все звуки стихли, по залу полился голос вожака.

— Сегодня пройдет экзамен одного поколения, хотя экзаменом это называется напрасно. Вас двадцать два человека, вы разделитесь по три и один оборотень будет проходить полосу препятствий в одиночку. Этого оборотня вы выберете сами, а сейчас отправляйтесь в раздевалки, приготовьтесь и разделитесь. На все я даю вам десять минут, увидимся в третьем спортивном зале. Время пошло! — последнее он сказал, повысив голос. Все двинулись переодеваться, как и я. В сумке у меня был спортивный костюм, полотенце, платье, которое я была обязана признать единственным из немнущихся.

— Будем втроем?

— Нет девочки, я одна. — ответила я, понятно было, что это проверка на вшивость.

— Ты не знаешь, что там будет. — уверяла София, мы зашли в раздевалку с еще парой девочек.

— На это и расчет, а вы мне пока расскажите, чего ожидать.

— Мама говорила, что там полоса препятствий, на ней требуется командная работа. Полина, может ты передумаешь?

— Возьмите кого-нибудь другого. — моя интуиция подсказывала, что в этой проверке все ни так просто. — А уже были те, кто проходил один?

— Да, но это только вожак и слишком сложно. — значит я права. Мы все уже переоделись.

— Считайте это моим персональным бзиком. — они смирились. В этом спортивном зале я не была, невероятно, что он был таких…размеров. Интересно, мы зайдем все одновременно? Я единственная стояла в дверях и пыталась понять длину этого невероятного сооружения.

— Я был уверен, что это будешь ты. — я вздрогнула от его голоса.

— Как иначе, понятно, что есть какой-то подвох.

— Не совсем, но думаю, что ты поймешь.

— Хочется в это верить.

— Не желаешь еще три месяца провести…

— С тобой? — закончила за него, на нас почему-то никто не обращал внимание, все родители в начале с первого взгляда лабиринта давали советы своим чадам.

— Со мной. Я осмелился предположить, что тебе будет лучше встретиться с родственниками после всего этого.

— Никто не может знать, как лучше. Сколько примерно расстояние отсюда до конца?

— Пару километров, поэтому я тебе и сказал надеть спортивный костюм, будет переход на естественную среду.

— На улицу? — он кивнул, но ладно, точно придется оборачиваться в волка, а в шерстке ведь не холодно?

— Пойдем, время начинать. — мы прошли дальше, все стояли своими кучками, София и Катя приняли в свои ряды еще какую-то девушку, с виду крепкую и сильную даже в человеческом облике. — Ну что ж…ваши родители точно вам рассказали через что придется пройти. Выходить будете в два захода. Сначала — Лаврова Полина Олеговна, вам нужно помешать пройти остальным, фора во времени десять минут, но пройти одной будет нелегко, но все равно Полина Олеговна действует в гонке. Будет проверка не только физическая, поэтому готовьтесь. Полина, на страт. — не думала, что будет такой короткий ликбез, но терпимо. Я подошла к красной полоске в крохотный проход, в два раза меньше меня, я уже нагнулась, готовясь бежать.

— Главное не торопись. — все как-то непонимающе уставились на вожака. — Ей некому давать наставление. — он пожал плечами, хотя оправдываться ему не было смысла. — Поэтому не торопись, на старт… — я глубоко вздохнула. — внимание… — это был шепот. Я прикусила губу. — марш… — шипение последнего звука осталось у меня в ушах.

Я не торопилась, но и прогулочным шагом не шла.

При входе я замерла, но исключительно на секунду. Стены потолки и стена передом мной, исключительно две веревки на них, но как обрезать их и стоит ли? Две веревки, семь команд, перелезла. С этим проблем не возникло, прошло по внутренним часам две минуты, начала оборачиваться, но медленно и больно, сдерживая зверя. Клыками вырвала из стены одну веревку и решила, что она не будет лишней. А вот спрыгивать не торопилась. То ли топь, то ли сыпучие пески, как только это сюда поместили? И длинной около десяти метров. Канатную веревку я обвязала вокруг пояса раз пять, чтобы не болталась и ступила туда. Нога повязла. Я не паниковала, аккуратно вытащила ее и сделала большой шаг, дальше, дальше, дальше… не знаю, почему не тянуло вниз, главное было не сбавлять темп, несмотря на тяжесть и усталость в ногах.

Когда я оказалась на привычном деревянном полу послышались вдалеке шаги, прошло десять минут, непривычно быстро, дальше меня ждало простое поле, а там уже дверь. Точно был виден какой-то подвох, как и везде здесь. Сзади что-то шмякнуло, но я не обернулась, просто бежала вперед, открыла дверь и…все? Ладно, этот вопрос оставим на потом. Затем кромешная тьма, везде слышаться щелчки, будто меня запирают, глаза привыкли к черноте, оборачиваться сейчас казалось не лучшей идеей. Я сделала пару шагов, нащупала стену, дверь, ручку, повернула замок, открыла, вновь тьма, второй справа- тоже самое. Тогда я без раздумий двинулась в первую мной открытую дверь, закрыла ее и свет в следующей комнате резко зажегся, сзади вновь щелкнул замок.

Я передо мной стояли мужчина и женщина. Моральное препятствие, наверно биологические родители.

— Полина… — женщина заплакала и подалась вперед, чтобы обнять меня, но я аккуратно увернулась из рук и оглядела комнату. Будто квест-рум мне тут устраивают. Главное не зацикливать внимание на этих людях.

— Мы понимаем, что у тебя экзамен, но на нас можно потратить минуту? — голос отца, на которого я и впрямь была похожа звучал громом средь ясного неба. Любопытно, как Саша их находил?

— Нельзя. Все потом. — Я подергала дверь, точно заперта. Приложила все силы — не поддается. Начала осматривать совершенно пустую комнату. — Ключ у вас. Так ведь? — я вздохнула и встала с корточек, к слову обе ноги по колено были в это плотной грязи.

— Тебе просто нужно сказать, что ты нас прощаешь. — у женщины в глазах стояли слезы.

— Значит мы здесь на вечно. — я вздохнула. — А, за что именно?

— За то, что бросили тебя, но поверь, это был способ тебя уберечь, мы были молоды и глупы…

— То есть три слова, и вы отдадите ключ? — мне кивнули. Полина, не так сложно переступить через гордость, просто три слова…только вот в душе бушует неизвестный пыл, обида за настоящего папу, который до последнего меня любил, даже в самые трудные моменты не покидал и пытался защитить…Нет, это будет кощунством, но отобрать ключ можно или нет? Как насчет благодарности и благородства моему папе, величайшему магу — Олегу Львовичу?

Скорее всего мой билетик на выход у отца, но вновь слишком плоское мышление. Я заглянула в его глаза. Взялась за конец канатной веревки вокруг пояса и выдернув одним движением ударила по ногам, чуть ниже колена, они повалились, сила и реакция неожиданно оказалась на моей стороне, я запрыгнула на мужчину, шарила в карманах. Пусто.

Тогда у кровной матери, которая успела подскочить, а отец сбросить меня. Где же может находиться что-то ценное у женщины. К слову она была красивой, даже в свои примерно сорок лет, декольте совсем немного видно.

— Просто отдай. — женщина колебалась, тогда я самым безобразным образом с куском ткани вырвала ключ, но еще и дверь открыть надо. Все замерли.

Я — около двери, мужчина в шагах пяти, женщина совершенно растеряно прикрывая грудь ближе. Движение руки к замку и шаг делает биологический отец, точно не оборотень. Значит мать, но она по всему видимо слишком растеряна, значит терять нечего.

Быстро открыла замок, на меня схватили за руку, попытались потянуть на себя, было к слову больно, но я рванула рукав, и он остался в кулаке матери, а я уже прошмыгнула в дверь. Дальше начался снег и холод, такой непривычный в этом месяце.

Ограждения давали понять, куда стремиться в итоге я была у огромного сугроба, наверно искусственный снег, я обратилась, сейчас это давалось легко. Просто прикрываешь глаза и видишь взгляд волка, сейчас такого верного и прирученного, что кажется родным.

Теперь лохмотья костюма под лапами, а я начинаю рыть проход, немного холодно, но я этого не замечаю. Волчьи повадки, как собачьи помогают быстро избавляться от снега, скорее всего тут никого не было, потому что ям и следов не видно. Я пролезаю в этот тоннель и зарываю с обратной стороны, плотно и старательно, отфыркиваюсь и отряхиваюсь от снега, это наверно было на владение телом волка. бегу дальше, мелкой рысцой, а передо мной зайки скачут, курицы пытаются пробиться сквозь железные боковые вольеры, и волчица чует кровь, хочет эту кровь, но не сделает этого, потому что так сказала я.

Затем была дверь, пришлось на секунду обратиться в себя, совершенно ногой отворить щеколду двери, войти, закрыть дверь с обратной стороны, к слову она железная и так я почти полностью избавляюсь от конкурентов, хотя я сделала себе заметку о тонких стенах превратившись обратно понять…что это конец? А до этого я успела замерзнуть, ведь совершенно голыми ногами стояла на снегу. Стоп, сколько я проходила это? И меня видели…обнаженной…

— Тридцать две минуты. — на корточки рядом сел Саша, в волчьем зрении он смотрелся еще привлекательнее, ну все-таки вожак! Инстинкты! — Ты пришла первая. — на меня накинули плед. — Превращайся, никто не смотрит. — хотя на самом деле смотрели, да и родители были здесь…но то, что это был конец не укладывалось, вдруг это вновь проверка?

В здании оказалось тепло, скорее всего специальная пристройка к школе, потому что иначе на стены поскупились, а тепло здесь было лишь по сравнению с улицей. Я отвернулась от всех и превратилась в человека, сидя на коленках, укуталась пледом по сильнее и повернулась обратно.

— То есть я сдала? — чтобы уточнить спросила я.

— Да, только вот, как ты повела себя с родителями было неожиданно. — Сейчас я заметила справа экраны, а на них комнаты и препятствия, каждый следил за своим ребенком, и мои родители были, сидели в сторонке, как-то отчуждённо, женщина уже надела сверху куртку так, что не было видно отсутствия ткани.

— Думаешь неправильно? — стоять вот так вот…было неприятно.

— Ты прошла, а это главное, иди переодевайся, затем небольшой банкет. Раздевалка- это третья дверь слева.

Помылась. Я переоделась в длинное платье сливового цвета с длинными рукавами, юбка платья была свободна, а все с талии до кистей рук обтягивающим. Сапоги, все та же меховая жилетка сверху и платок на шею. Кроссовки и костюм не было жалко, я ведь знала, что с ними будет.

Но замерзла я знатно, ожидала еще и взаимоотношение с другими командами, да не дождалась. Я зашла обратно в комнату. Села на свободное место дивана и следила за экраном, тут же по соседству пристроился вожак.

— Больше никто не вышел?

— Нет, моральное задание втроем пройти сложно. Разлады, споры.

— А, как тогда вы их заранее готовили?

— Все было известно, я ни на секунду не сомневался, что ты несмотря на двух знакомых захочешь все преодолевать одна. И почему ты не обратилась еще с момента грязи? — он видимо так назвал эту зыбучую жидкость.

— Ты сказал, что я не зря надела костюм, чтобы не замерзла, значит я должна была пройти в человеческом облике до холода.

— Умно, а родители? Звука не было, но я знаю, что тебе нужно было сказать всего пару слов и…

— Подвести отца я никогда не смогу, как бы не было ему тяжело он оберегал меня, а точно не отказывался. Где они были раньше? В общем я все равно не назову их мамой и папой. — он промолчал. — Что еще я сделала не так?

— Все так, как я и предполагал. Пришли следующие. — он встал и направился к двери, стоял на расстояние двух метров от стены и не зря, ее пробили волки. Вроде бы парни, затем пошел привычный конвейер, только вот остальным просто открывали двери в раздевалку и предполагаю там они и оборачивались. Пришли все.

— То есть прошли все, а что требовалось после, как ты сказал «грязи»?

— Плиты и ты провалишься. А прошли на удивление все, ну и хорошо, в следующий раз не будет скопления.

— Ты все время присутствуешь?

— Впервые, поэтому и не знал, что такого особенного сказать, я-вожак-то всего второй год. А так надо было приглядеть за тобой. — Я не могла сдержать улыбки. — Пойдем, сейчас самое интересное. — он был до неприличия довольным, что сразу насторожило.

* * *

После всего мы поехали в ресторан.

— Они дали свой номер, сказали, что не приедут. — Саша и я сели в машину, он дал мне бумажку с двумя номерами…родители. Я взяла ее и убрала в сумку.

— Это на долго? Ты вообще утверждал, что все будет чуть ли не до ночи.

— Ну мне интересна твоя реакция после всего, что там произойдет.

— Что-то ужасное? — предположила я, а оборотень улыбается, уже заводит машину. Это пугало, очень!

— Нет. — вот и весь его ответ! Дальше мы говорили и смеялись над чем-то слишком обычным. Над таким, о чем я думала, что никогда не смогу обмолвиться при нем.

— Ты понимаешь, что теперь как минимум три оборотня думают, что я твоя любовница. — я имела в виду Катю, Софию и Федора.

— Это пятно на твоей репутации я берусь отмыть лично. — весело сказал он.

— А почему все считают, что ты такой серьезный и строгий?

— Потому что чувствуют меня таким, это не зависит от них. С тобой иначе, хотя у меня есть две версии. Возможно это из-за того, что ты в стае, среди других волков недавно или так действует моя кровь. Когда тебя впервые нашли, она заживляет. — я не знала, что ответить.

— Но ты мне не всегда кажешься таким.

— Бывает, есть то, что от меня тоже не зависит, никто не всесилен.

Скоро мы приехали, и вправду родителей не наблюдалось. Все тоже переоделись, парни в костюмы, а девочки в нарядные платья и юбки.

Наш был весь громадный зал, на небольшую сцену встал Александр Сергеевич (прошу заметить, что в таком образе) с текстом имен в руке. Представлял по одному новых истинных членов стаи, те вставали, им аплодировали и как бы все? Последней была я.

— Лаврова Полина Олеговна, выйди пожалуйста. — и вновь интуиция кричала, пытаясь предостеречь, но от чего? — Я вышла на сцену, а этот оборотень еще и в микрофон все вещал. — Полина с этого дня не только истинный член стаи, но и моя невеста.

— Что? — меня хватило на шепот.

— Это единственный способ дать тебе полную свободу и сделать равной себе.

— Отобрав свободу и окольцевав? — у него хватило ума выключить микрофон.

— Ты снова смотришь на все…

— Не так? Драматизирую? — я выбежала, взяла из гардероба верхнюю одежду.

Стояла на морозе, уже в шесть часов вечера начинало темнеть.

— Не надо, мне надо побыть одной. — я слышала шаги сзади.

— Не хочешь видеть меня? — я содрогнулась от его голоса… — Кто мог знать, что Леонид не захочет слушать мои уговоры?

— Вадим? — для тех, кто позабыл: Вадим — мой бывший, вампир.

— Что случилось? — меня повели к машине вампира, я без опаски села в нее, а чего мне бояться? Ну убьет он меня что ли?

— Много чего.

— Тогда в клуб? Ты при параде.

— В клуб. — чувствую себя алкоголиком и гулякой.

Слезы пускать бесполезно, иначе макияж потечет, поэтому стоит просто отрываться по полной. Телефон. Лежащий в кармане разрывался от звонков вожака, я отключила трубку и сквозь тонированное стекло видела Сашу, выбежавшего из ресторана, на секунду показалось, что он уперся взглядом прямо в меня, но видеть не мог.

— Поехали.

— Сейчас, один звонок.

— Поехали! — крикнула я, он двинул, не дождавшись, пока машина привычно рыкнет.

Вожак тоже направился в сторону машины, а мы ехали, не знаю куда, главное, что далеко, нужно было убежать от себя, исключительно от себя…

— Это из-за него?

— Да, а ты куда пропал? — я опустила момент, что предал, но бояться не было смысла.

— Пытался переубедить Леню, он же просто страдает манием власти и вспыльчив.

— Еще скажи, что специально к нему ушел, ради Неизвестных.

— Не ради Неизвестных, а ради тебя, исключительно. — дешевые красивые слова, я отвернулась к окну, погони конечно же не было. Посмотрела на вампира и задумалась, а, что я раньше в нем такого находила? То, что он смазливый, высокий, голубоглазый блондин с деньгами? — Ты скучала? Я — очень.

— Нет. — совершенную правду сказала я, сейчас я поняла, что ни одной мысли о нем у меня не возникало.

— Ты думала, что я предатель, я не виную тебя за это. — пусть сам меня оправдывает, раз ему это надо.

— А в какой клуб мы едем?

— В наш. — он улыбнулся. В наш, так в наш. Просто это клуб нашего первого поцелуя, я вспомнила те ощущения.

Оказалось, не сложно вспоминать ничего, а те огненные бабочки с Сашей? Может я так зря?

Нет, все Полина! Хватит, он хотел дать свободу, но только на его территории, привязав к себе, и чтобы я не отходила дальше длины веревочки. Непременно он будет ее удлинять и сокращать время от времени, но, как можно сделать предложение девушки, которую ты знаешь две недели? Да никак! Потому что это был факт, а не вопрос.

Мы зашли в клуб, в это время там было почти тихо, все самое интересное начиналось обычно с часов девяти, но я готова потратить на это место весь вечер и ночь.

— С чего начнем? — спросил Вадим. Я указала на барную стойку.

— Вас давно не было, и вы рановато. — улыбнулась знакомая барменша.

— Рано не бывает, мне виски с колой.

— Мартини. — заказала я.

— Коньяк. — сзади был представьте себе даже запыхавшейся немного Саша.

— Мальчик, ты зря. — у них такая мода называть всех мальчиками. Даже недавно обращенные.

— Саша, мне нужно побыть одной. — я пригубила выставленный на стол напиток.

— Нам нужно смываться, до тебя не могла дозвониться Лера.

— И не сможет. — недалеко показался Леонид. Укол Саше, затем мне и я падаю, хочется расплакаться от доверчивости. И понимания, что от реакции зависит многое.

ГЛАВА 7. И В ГОРЕ, И В РАДОСТИ.

— Полина… — я будто из омута вынырнула, вытягивая свое сознание голосом оборотня. Сделала резкий и прерывистый вздох, резко села.

— Что случилось?

— Похитили. — ответил Андрей. Я осмотрелась.

В этом, в прямом смысле камере были я, Андрей и Саша. Справа за такой же решеткой, как и между нами Аня, Злата и Захар. Он еще и выжил. Слева — Вадим и Лера.

То есть какие-то ненормальные собрали по представителям от расы, пусть еще размножаться заставят!

— Кому это надо? — я сидела на цементном полу, до этого голова была на коленях вожака. Мою руку через решетку сжала Лера.

— Брату. — вампирша выплюнула это слово.

— Не ему, заказчику. — подал голос Вадим. Я видела, как Андрей с Аней тоже держаться за руки, Саша смотрит на меня так, будто собирается с мыслями.

— Давай все, как только выберемся, мне жаль, если бы не я, то ты бы не попал сюда. — сказала шепотом.

— Не говори ерунды. — отмахнулся он.

— Все равно бы попал. — мы бросили взгляд за решетку. Леня ходил с ухмылкой и смотрел мерзко, неприятно.

— Брат, я не думала, что ты способен на такое.

— Он и не способен. — вышло три человека, незнакомые, в черных костюмах…на какую скотобойню мы попали?

— Отсюда никто не выйдет живым, так? — Злата кричала эти слова, Аня пыталась держать себя в руках, но моя через чур сильная в последние дни интуиция подсказывала, что с Аней все не так просто, возможно она ждет ребенка, хотя…ну сердцебиений много, разобрать не получиться. Но эта версия сходиться с всеми фактами.

— Так. — ответил один из мужчин, Леонид вновь гадко оскалился. — Как и ему. — два других прижали вампира к решетке, прямо около Леры и меня, из четырёх сцен, окружающих нас только одна — задняя была не решеткой. Леонид и мы не успели среагировать, а третий всадил кол в его спину.

Меня резко притянул и отвернул Саша, но я видела вампира, рассыпающегося в пепел, слышала визг Леры.

— Но вы — подопытные мыши и…собаки. — этот гад рассмеялся, вожак вскочил, я понимала рык, самой хотелось делать так же. — Этот материал не пробить, пол, стены, решетка, потолок, все из непробиваемого камня. — то есть не цемент… — Наша цель, так для вашего самобичевания — истребить тех, кого вы называете Неизвестными и способность людей — то, что мы всегда на стороже.

Он брезгливо отряхнул руки, бросил еще один взгляд на кучку пепла (я ведь даже не знала, как умирают вампиры) и ушел.

— Точно не пробиваемы? — Захар, который чудом выжил еще при стычке с оборотнями, задал этот вопрос.

— Точно. — ответил Вадим.

— А магия? — спросила я, голос дрожал.

— Магнитное поле. — ответила Аня, ее руку еще крепче сжал Андрей.

— А магия крови? — версия есть версия.

— Никто в жизни не видел ни одного заклинания.

— Если проблема только в этом, то я знаю. Либо разрушение, либо телепортация, остальные нам не подходят. — память на руны и заклинания мне прививал отец с рождения, у него и были гримуары.

— Там руны? — задал вопрос маг. Я кивнула.

— Стоп, что это значит? — спросил Андрей.

— Магия крови действует на ее силе, а не от внешнего мира, но она запрещена, не надежна и опасна.

— Используем телепорт? — спросила я, пытаясь вспомнить формулу и вспомнила…

— Рискованно… — сказал Вадим.

— Других способов не вижу. — сказала я. Затем объяснила Захару заклинание, критичный ситуации помогают каждому почувствовать себя частичкой команды, как бы хотелось никогда этого не чувствовать, имеется в виду не быть в таком положении.

— Она не зря запрещенная. — я уже открыла рот, чтобы сказать, что требуется от остальных, но промолчала. Саша понимает риск, хоть и незнаком с магией.

— Ты прав, но нас скорее препарируют, чем подвернётся удачный случай. — он пожал губы, а я сказала, повысив голос: — слева сначала Лера, потом Вадим, Андрей, Саша, я, Захар, Злата, Аня. — порядок здесь важен. От крайних сил питают немного, а с «нерабочей» руки почти не получает, то есть от Златы и Ани.

Я ой, как осознавала, что могу не выжить, от этого руки тряслись и глаза бегали. Я клыком сделала надрез на обоях ладонях, за мной повторили, ведьмам пришлось помогать.

— Точно в таком порядке? — то друг, то враг намекал на меня, я кивнула. Порядок был понятен даже логически.

Так мы сидели, взявшись за руку, Захар читал руны, написанные по каменному полу его же кровью. Интересно, а что люди будут делать, когда мы уйдем, они и сейчас следят, но не мешают. Это точно.

— Если мы выпутаемся из этого, то я обещаю подумать. — сказала шепотом я Саше.

— Не «если», а «когда». — исправил он. — Я тебя люблю. — я улыбнулась, было холодно, губы и кончики пальцев рук онемели.

— Я тоже тебя люблю. — я чувствовала, как жизненные силы медленно уходят и сказала это шепотом, пытаясь показаться не такой слабой, а то будет с этого влюбленного тоже! Прервет ритуал!

— Все хорошо? — да, да, все в порядке. Меня ослепила вспышка, а затем все пропали, я осталась одна. Холодная и почти безжизненная. Больно, черт, как же больно душой и телом!

— Тебя кинули? — усмехнулся мужчина, неожиданно появившейся по ту сторону решетки.

— Как видите, — шепотом, хрипловатым голосом сказала я. — А вы позволили им это сделать? — мужчина скрипнул зубами, я сидела, прижавшись к стенке решетки. Прутья казались тонкими и прочными, между ними бы пролезла рука, что и сделал мужчина, сев на корточки.

В черном костюме, лысый, крепкий, меня больно схватили за подбородок.

— Вы даже не люди, скажи, вы специально рождаетесь с такими смазливыми мордашками? — мне хватило сил отшатнуться. — К тебе даже мерзко прикасаться, жаль, что в вас только внешность человеческое, иначе бы за тобой вернулись. — но они вернуться, хотя они не знают, где я, но можно найти по поисковому заклинанию. Наверно Саша рвет и мечет. Глаза закрывались, а пульс замедлялся, нельзя было позволить организму отдых, тогда и сердце будет не прочь остановиться.

А мужчина так и наблюдал за мной, пришли еще двое и какая-то женщина.

— Ты хочешь, чтобы я зашла к ней? — она брезгливо на меня посмотрела, я ответила не менее приветливой гримасой. Наверно магия крови подумала, что нечего тратить на почти мертвую энергию и оставила меня. Ну ладно, это была моя идея, значит мне и нести ответственность.

— Да она почти не дышит, что она тебе сделает? Мы будем рядом. Зайдем с тобой. — ой, как много хлопот с одной маленькой мной.

Мужчина зашел первый, как в клетку к голодному тигру, в принципе верно, только не тигру, а волку. Девушка тоже, аккуратными шашками, смотря мне прямо в глаза, а у меня не было сил даже оскалиться. Ей подали сумку, она взяла шприц и медленно наполнила его, затем наклонилась к моей, шее, как-то более расслаблено, тогда я и вцепилась в ее глотку, кто бы мог знать, что даже оборотням приятна кровь. Из моих рук вырвали девушку и выбежали за решетку, закрыв ее.

— Ненормальная!

— Ааааа! — визг погряз по всюду, все же не убила, ну ладно, иначе они могли бы и меня не пожалеть. А капли ее крови помогали восстановить силы, об этом я читала. Но что будет настолько приятно…

Я слизнула остатки алой жидкости с пальцев, мужчины за решеткой скривись.

— Ее надо убить, нельзя оставлять такую сумасшедшую, даже взаперти. — мужчина, поднесший платок к шее рыдающей женщине кричал на других, затем увел свою даму.

— Ладно, это такой протест? — лысый мужчина был спокоен, в то время, как второй багровел, и, что он мне сделает? Я рукавом стерла с губ кровь.

Я не собиралась ему отвечать.

— Мы переводим ее в лабораторию, там лучше защита, кто знает, что она еще выкинет. — пробурчал второй. Они ушли. Потом мне принесли поднос с едой. Засыпать или травиться я не собиралась, поэтому только забилась в дальний угол, притянула колене к груди и обняла их. А, ведь так было бы даже, если я не убежала, не пошла с Вадимом, но возможно иначе мы бы все были здесь, а не только я.

На полу остались следы запекшейся крови, оборотней и той женщины. Было горько, хотелось спать, пить, тепла и домой. Интересно, а умирать было бы хуже? Конечно хуже, что я такое несу!

А я ведь призналась Саше…, а он мне. Да я готова хоть что отдать, чтобы тогда согласиться и только потом расставлять границы, да какие границы, я готова всю жизнь с ним провести.

Так сон меня все же сморил, глаза я открыла уже в другой камере. Там пахло больницей, одна из стен была стеклянной, а остальные мягкие, как в психушке. На мне уже не было платья, одели в серую почти пижаму из грубой ткани.

На руке был металлический браслет, я попыталась его снять, но это только отдало болью. Тогда я, недолго думая начала оборачиваться, с лапки быстро слетела железка, а пижама почти не порвалась, когда я снова стала человеком. По ту сторону стекла была настоящая лаборатория. Склянки, микроскопы, книги. Резко появился человек, я даже не вздрогнула, только убрала с лица мокрые пряди волос, меня будто из шланга мыли.

— Ты меня слышишь? — мужчина в халате говорил четко. Я не ответила, чувствовала себя ужасно, сонливость прошла, голод тоже, но было холодно. Я огляделась. В углу этой комнаты стояло подобие унитаза, умывальник, железная кровать, а на ней простынь. В нее я и укуталась, забралась на эту железную конструкцию и мелко тряслась. Разум отказывался работать. — Слышишь… — этот человек что-то записал в блокнот. — Как тебя зовут? — ну уж нет, вот я сбегу…а в это вера есть! Сбегу и они меня еще по имени будут искать. — Так, ты вроде Полина. — он перелистнул страницу. — Ты оборотень, ну что же, зачем ты сняла браслет? — он говорил, как с ребенком. Я встала и подошла к умывальнику, зеркала нигде не было, я оторвала рукав, затолкала в умывальник и открыла на полную кран с теплой, не горячей водой. После снова забралась на «кровать».

На мужчину я не смотрела. Не знаю, чем я руководствовалась, но делала все, как в тумане, как ненормальная. Через несколько минут вода дошла и до браслета, от вещи пошел дым. А, если бы я на руке его намочила, то он бы загорелся на мне. Мерзость…

Тот мужчина уже давно ушел, а я видела, как струйка воды проникла в саму лабораторию. Эх, они даже построить нормально не могут. Я ударила по стеклу…бесполезно, только пальцы в кровь и ноги сырые, за время вода успела подняться примерно на сантиметр, а затем ее наверно отключили. Ну ладно. Так же была дверь, замаскированная, но тоже не лучшим образом, я ударила в нее — пошатнулись обе, я и дверь. Значит есть надежда!

Мягкая обивка на ней была вся в моей крови, за мной непременно следили камеры, но эта мысль оставалась где-то далеко. Еще один удар!

Костяшки разбиты почти в дребезги, а дверь выбита. Кто же знал, какая сила может быть у оборотней.

За дверью была еще дна, но уже открытая. Никого не было, это показалось подозрительно, пустые коридоры, треск ламп, высокие потолки, будто фильм ужасов, ей богу!

Шла я, держась за стенку, была слабость, она вновь накатила, ноги не слушались, оборачиваться было еще опаснее, волчица могла взять верх над ослабевшим человеком. Послышались шаги, много шагов, я забралась в первую попавшуюся дверь, это оказалась подсобка. Шаги послышались совсем, рядом, а я самым безобразным образом разрыдалась.

Оборотни, это были они! В комнату ворвался Саша, мы так пару секунд и смотрели не верящими глазами друг на друга. Потом он подошел и начал лихорадочно покрываться мое лицо, руки поцелуями, а я не переставала плакать, не знаю от чего, от радости или необъяснимой боли? Меня взяли на руки, с тихим бормотанием, что убьет всех, кто это сделал, потом исправился, сказал, что уже убил. На меня накинули куртку, потом где-то отрыли плед. А я просто вцепилась в Сашу мертвой хваткой.

ГЛАВА 8. ДОМ, МИЛЫЙ ДОМ…

Мы уже приехали домой, меня уложили на кровать в моей комнате, руки уже свело, они отказывались дольше держаться за вожака.

— Где болит? — а вот слезы так и продолжали беззвучно течь, а я не понимала где, просто было так плохо.

— Саша.

— Что? — он наклонился ближе.

— А я ведь тебя люблю.

— Я знаю, Полина, ты говорила. — он взял мои руки в свои и прижал к губам. — Я тебя люблю, сильнее всего на свете. — я улыбнулась. Затем подняла глаза поверх Саши, сидящего на кровати, в комнату ворвалась Лера. Она начала так же лихорадочно осматривать меня и обнимать. Вожак мягко выпустил мои руки из своих и незаметно ушел, но его отсутствие сейчас я чувствовала особенно остро.

— Тебя надо помыть, а потом полечить, пойдем. — в итоге я нашла силы, понежилась и помылась в ванне около часа, Саша настоял на том, чтобы я выпила его крови, после этого на лице вновь, как и в первый раз появился румянец и в глазах что-то живое. Лера ушла, приходила еще Аня, Андрей, Злата, Захар, Вадим, но я этого не слышала. Я слишком удобно устроилась на плече у любимого мужчины, с которым у нас через месяц свадьба.

* * *

— Я согласен взять в жены ту, что чиста, как горный родник, упертая, как скала, любимая, как ничто иное. Ты ворвалась в мою жизнь ураганом, хоть и не так давно, но без тебя моя картина мира остаётся в черно-белых красках, и я клянусь любить тебя, пока смерть не разлучит нас. — затем был поцелуй, без страсти и огня, а нежный, напоминал шелк, скользящий между нами, а муж целовал аккуратно и бережно, как самое ценное сокровище на этом свете.

Как же оказывается может необычно сложиться дорога, мы оба любим и любимы, а этому способствовало столько дополнительных условий. Мы пережили не так много, но этого хватило, чтобы понять, как безопасно мне с ним, а ему со мной спокойно, хоть он не редко забирает эти слова назад. М-да…с нами и вправду не соскучишься, а медовый месяц мы проведем далеко, недолго, этого не позволяет должность, но только вдвоем. Все Неизвестные защищены и базы людей даже не истреблены, а закрыты, но мы не допускаем прежних ошибок. Мы всегда на стороже, хотя с таким вожаком ничего не страшно, а народ идет за мужем, как и за мной, теперь не принцессой, а королевой Неизвестных.


Оглавление

  • ГЛАВА 1. ВОСХОД НЕ ИЗБАВЛЯЕТ ОТ ТЬМЫ.
  • ГЛАВА 2. ВСЕ С НУЛЯ НЕ УДАСТЬСЯ.
  • ГЛАВА 3. ПЕРЕКРЫТЫЕ ПУТИ ИЛИ Я-VIP ГОСТЬ.
  • ГЛАВА 4. УЧЕНЬЕ — СВЕТ, НЕУЧЕНЬЕ — ПЫТКА.
  • ГЛАВА 5. ХОТЕЛА ВОЛИ? ПРИРУЧИ СНАЧАЛА.
  • ГЛАВА 6. ПОЛЮБИТЬ РАДИ ВОЛИ.
  • ГЛАВА 7. И В ГОРЕ, И В РАДОСТИ.
  • ГЛАВА 8. ДОМ, МИЛЫЙ ДОМ…