КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426889 томов
Объем библиотеки - 585 Гб.
Всего авторов - 203034
Пользователей - 96642

Впечатления

кирилл789 про Эльденберт: Звезды падают в небо (Любовная фантастика)

фто я мофу скафафь пфо эфо. гфыфуфая нофти гефоифя эфо сафое фто, фто сфоит фифать.
всё поняли, две дуры, вот это написавшие, что я хотел сказать? ВОТ И Я НИ ХРЕНА НЕ ПОНЯЛ, П О Ч Е МУ я ДОЛЖЕН вот ТАКОЕ читать в тексте!!! и д и о т к и. набитые идиотки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Танцующая для дракона (Любовная фантастика)

харассмент, половое недержание и стокгольмский синдром.
он её растирает ногой с плевками, а она в него влюбляется до мокрых трусов, как только видит. как свежо! как оригинально!
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Рамис: Попаданка для двух драконов (Любовная фантастика)

Читать не стала , пробежалась только.
В мыслях только одно – автор любитель мжм?? Ну ладно , тут то два мужа- ХА!
А в другой книжонке… Скажу честно - НЕ читала ( и другим не советую!!), посмотрела начало и окончание. У ГГ аж 3 мужа и прямо все так любят ГГ , ну , и наверное не только любят…...
Две писанины всего... Наверное , в 3-й писанине у ГГ будет уже пяток , не менее , мужей..А то и гарем..
Ну-ну , мечтать аффтар не вредно. Вредно такое читать..
Ф топку и в черный список.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Platinum007 про Онищенко: Букеты. Искусственные цветы (Хобби и ремесла)

Наши флористы использовали некоторые советы вполне успешно для магазина kvitolux.com.ua
Можно черкнуть идеи вполне интерестные.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Шукшин: Я пришел дать вам волю (Историческая проза)

Очень сильный роман!

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Ныряльщица (Социальная фантастика)

эту вещь хвалили, поэтому и потратил время на прочитку конца первого опуса, начал читать вот это, простите, а что это за "потрясающий" рассказ о великой хамке-нищебодке?
её спасли от смерти, ей хотят и пытаются помочь, причём разные люди. то, как это хамло хамит - слов нет. и конца этому хамству в опусе нет и нет.
НЕЧИТАЕМО, дамки с непроизносимым псевдонимом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Бабочка (Социальная фантастика)

я дочитал до пропажи старшей сестры и "финансами распоряжалась только она. денег у нас нет", и понял, что читать не буду.
4 сестры потеряли родителей, живут в хибаре, две работают, две только учатся. живут где-то в преступном районе. и что, "умница старшая сестра" и "умница вторая сестра, работающая и учащаяся в академии, куда принимают только лучших", не смогли просчитать вариант что с кем-то из них что-то случится? раз разгуливают с шокерами?
им что, зарплату на карточки начисляют? в средневековье-то этом иномирском? ни фига, ничего такого не написано. что, старшая сестра так хорошо захерила бабло с двух зарплат в их хибаре, что не найдёшь? и никому не сказала?
мне в моём реальном мире таких дур хватает выше головы, чтобы я тратил время на написанных идиоток. хорошо, что заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Волшебство для Велеи (fb2)

- Волшебство для Велеи [СИ] (а.с. Ведьмы Озерного Края-3) 1.18 Мб, 354с. (скачать fb2) - Анна Верещагина - Валентина Верещагина

Настройки текста:



Пролог

- Нет! – разом воскликнули оба мага – правитель Солнечного Края Фирион и его подданный Грэйн Лютов.

- Хм-м, - с глубоко задумчивым видом протянул Эферон Даров, полудемон.

- Да! – громко объявили три ведьмы – государыня Озерного Края Маресса и две ее подданные Аниика Лютова и Снеженика Дарова.

- Избавьте! – проворчал владыка Подземья Ар'рцелиус.

- Мы проследим! – улыбаясь всем сразу, заверила его супруга.

Фирион приподнял темную бровь, выдохнул и решил конкретизировать:

- Итак, вы желаете, чтобы я выпустил из темницы некую Велею Липкину… ведьму… ищейку, рожденную двести лет назад и пребывающую сейчас в теле магини Дамары Светловой, осужденной за попытку убийства?

- Да, - не дрогнув под его суровым взором, отозвалась Маресса. – Так нужно!

- Кому нужно? – взвился правитель Солнечного.

- Нам всем! – уверенно объявила государыня Озерного.

- Это немыслимо! – покачал головой маг Лютов, глядя на свою супругу, и она, поймав три выразительных женских взгляда, ойкнула и положила руку на свой округлившийся живот.

Грэйн побледнел и кинулся к супруге:

- Ани! Что с тобой? Где болит?

Фирион и Ар'рцелиус картинно возвели глаза к потолку, Эферон покачал головой, глядя только на Снеженику, а рыжеволосая ведунья Лютова, извиняюще улыбаясь своему мужу, тихо сообщила:

- Детки волнуются! – и уже строже. – Твой сын меня пнул... между прочим… прямо в ребро!

- Может, это была дочка? – моргнув, предположил Лют.

- Нет, маг, это был наш сынок! Уж поверь, я это чувствую! – уверенно ответила Аниика и также твердо добавила. - И я хочу не только ощущать наших малышей! Мне хочется увидеть их и показать им, как прекрасен наш мир! Научить всему, что знаем мы сами, рассказать, за что боролись и чего достигли! – одарила несговорчивого супруга красноречивым взором, и Грэйн проникся, кивнул и открыто взглянул на Фириона:

- Дамару… Велею… в общем, эту женщину нужно освободить!

Фирион пробормотал что-то мало разборчивое, услышанное только Ар'рцелиусом, мгновенно прищурившимся и взглянувшим на свою жену Зиалею. Бывшая ведьма, ставшая ради любимого ларой, решила сама взяться за дело. Для начала Зиалея клыкасто улыбнулась Фириону, отчего маг невольно попятился, но тут же взял себя в руки и откашлялся в кулак, избегая прямого взгляда лары. А она громко проговорила:

- Я не была бы столь легкомысленной и доверилась бы беременной ведьме! Еще не бывало случая, чтобы предчувствие беды обмануло будущую мать!

- Я бы поспорил, - попробовал начать правитель Солнечного, но был беспощадно перебит Марессой:

- Будто вы, господин маг, часто общались с беременными ведуньями! Готова поставить тысячу драгоценных на то, что вам не довелось разговаривать ни с одной из них!

- Уже разговариваю! – ядовито ответил Фирион, указывая на Лютову.

- Я верю своей супруге! – громко, обрывая диалог двух правителей, оповестил Грэйн и столь же уверенно объявил. – Если мы не дождемся помощи, то я буду действовать на свой страх и риск!

- Это как это? – вкрадчиво, чувствуя подступающую злость, решил уточнить главный маг.

На ноги поднялся Эферон Даров, обменявшись мимолетным взором со своим братом, владыкой Подземья, произнес:

- Ситуация в нашем мире странная, если не сказать страшная! Вейтерра осталась без присмотра создателей, и все здесь собравшиеся хорошо понимают, чем все это может закончиться! Ани, - кивнул в сторону сидящей рыжеволосой ведьмы, - сообщила весьма интересные и вместе с тем неприятные сведения! Быть может, стоит копнуть глубже...

- Во-от! – поддержала мужа Снеженика. – А кто, как не ищейка способна разгадать эту тайну!

- Велея считалась лучшей среди государевых ищеек прошлого! – поддакнула Аниика.

- Да понял я уже, что выбора у меня нет! – буркнул Фирион, но потом махнул рукой. – Ладно, только неплохо бы вам, маг Лютов, самому за ней присмотреть!

Грэйн повел плечами, взглянул на суженую, заметил лукавый блеск в ее глазах, нахмурился, но вслух высказал то, о чем мысленно попросила его Ани.

- У меня есть друг, да и вы все прекрасно знаете Райта Ладова! Так вот, у него и времени больше и…

- Только не говорите Райту о Велее, пусть считает, что ему поручили опекать Светлову. Она же его давняя подружка, - съехидничала, прерывая его супруга, явно намекая на прошлые отношения.

Лют только вздохнул, у Фириона не нашлось слов…приличных, а Ар'рцелиус, шумно выдохнув, изрек:

- Ладно! Уговорили! Присмотрю и за этой! Какая в конце концов разница – одной ведьмой в семье больше, одной меньше?! По сути никакой! – и с таким видом, будто готовился к войне, добавил. – Выпускайте Велею Липкину!

Глава 1. О свободе  

Сковородка – оружие свободы!

(Рапунцель: Запутанная история)

- Магиня Светлова, - раздался зычный голос от двери, выводя меня из задумчивости, - собирайтесь!

- На прогулку? – недовольным тоном отозвалась я, подавив неуместный зевок. Знала эти, так называемые, прогулки и ничуть не радовалась им.

- Домой! – огорошила меня надзирательница, больше напоминающая румяную задорную тетушку.

Не то, что у нас, ведьм! Надзирательницы, так надзирательницы! Как цепные собаки, слушающиеся приказов сурового хозяина, бросающиеся на неугодных. Мне взгрустнулось – эх, какие были времена!

Хмыкнула:

- Неужели? И кто же у нас такой щедрый? – не сдвинулась, продолжая вольготно лежать на небольшом диване.

Богиня свидетельница! Не тюрьма, а девичья спаленка! Разве что решетка на окне, правда, изящная, украшенная коваными цветами. Нет для ведьмы хуже места! В кошмарах преследовать будет!

- Свободу вам, госпожа, пожаловал сам Фирион! Говорят, та, - женщина сделала ударение на этом, - ведьма расщедрилась!

- Какое великодушие! – буркнула я, в душе ликуя, что сестра нашла способ мне помочь.

Магиня-надзирательница покачала головой и доверительно сообщила:

- По мне, так вашей вины в случившемся нет! – убедительно кивнула. – Всегда и во всем ведьмы виноваты! Нечего им наших магов окольцовывать! Знаешь?

- Что? – я соизволила подняться и, стараясь не плясать от счастья, принялась собирать свои немногочисленные пожитки. Вернее не мои, а Дамары Светловой, в теле которой маялась моя душа.

- Фирион попал в сети главной ведьмы! – надзирательница опять отвлекла меня.

- М-да? – застегивая ремешок кожаной туфельки на тонкой щиколотке, я изобразила вежливый интерес.

- Да! Эта негодяйка околдовала нашего правителя и… - я решила больше не прислушиваться к ее словам. Пусть магиня тявкает, сколько хочется!

Меня заботили другие проблемы! Скоро предстоит встреча с любящими «родителями». Разумеется, я считала этих магов чужаками, и все четыре месяца заключения старалась избегать встреч с ними. Теперь же оставалось надеяться, что они не дожидаются меня уже за этим порогом! Ирия… Ани, конечно, надеюсь, сумела предусмотреть и такой поворот!

Последний взгляд в миниатюрное зеркальце в дорогой оправе, и я облегченно выдыхаю. Снадобья, приносимые мне вездесущими подземцами, оказались действенными. Мои карие глаза сменили свой цвет на голубой и стали такими, какими и должны быть у Дамары Светловой.

И вот он - узкий, извилистый коридор, на стенах которого переливаются в свете сотен огненных мотыльков яркие панно. В глазах зарябило от обилия насыщенных красок – кошмар любой ведьмы – красный, оранжевый, золотой сплетались в немыслимых узорах, в центре которых главенствовало невыносимо обжигающее солнце с жуткой, с моей точки зрения, улыбкой. Смешок за спиной, так что я оглянулась. Как и следовало ожидать – позади только огненнокрылые бабочки, но страх все не отпускал. Волевым усилием заставила себя успокоиться, мельком подумав: «Пора начинать пить настои валерианы! Совсем нервы расшатались! Оно и не мудрено… Но раз я выжила на корабле Геррара, то и тут не умру!»

С умным и смиренным видом, как и подобает раскаявшейся дочери всеми уважаемого магьера, я выслушала наставления главной надзирательницы. Оказывается, она лично знает моего нынешнего «папеньку»! В связи с этим, магиня решила пристыдить меня, мол, из-за малюсенькой, но все-таки оплошности пострадал такой замечательный человек!

- Оно, разумеется, во всем виновата ведьма, но в следующий раз будь, детка, умнее! – вещала главная надзирательница.

Я молча кивала, пытаясь не скрипеть зубами от злости и нетерпения. И вот свершилось!

Едва не подпрыгивая, как ученица Высшей Ведической Школы, у которой начались каникулы, я неслась к выходу. Еще несколько секунд, и я обрету желанную свободу! Предвкушая дуновение свежего ветра, схватилась за ручку двери, делая широкий шаг.

К безграничному удивлению, нога моя не нашла опоры. Пару мгновений я балансировала на краю, а затем куда-то провалилась. Вскрикнуть не успела, только поневоле зажмурилась, а спустя еще миг обрела под собой основу… мягкую и уютную. Распахнула очи и узрела под собой ковер с пушистым ворсом, мимоходом порадовавшись, что благодаря ему несильно ушибла колени.

Подняв взгляд, увидела протянутую конечность… с длинными золотистыми когтями.

- Приветствую! – вежливость – первое правило победителей. Помощью не воспользовалась – еще неизвестно, что на уме у высшего демона. Поднялась сама, осмотрелась. Подозрительность – первое правило ищейки!

- Добро пожаловать в царство мрака и тени! – пророкотал владыка Подземья, пока я невежливо разглядывала его необычную физиономию.

- Ар! Прекрати пугать нашу девочку! – из-за спины демона вышла лара.

Я, хоть и видела ее раньше, и слышала историю ее жизни, все равно заморгала, тщательно подбирая верные слова. Как-то привыкла больше спрашивать, чем отвечать!

Зиалея истолковала мое молчание по-своему и заявила:

- Будь в Асодаре, как дома! Все же ты моя племянница!

- Вы моя тетушка? – это необходимо было уточнить, и в ответ я получила твердое:

- Не сомневайся! Аниика – моя племянница, а ты была ее сестрой, пусть и в прошлой жизни! Да и думается мне, коли не плен, ты родилась бы в семье Алтеи, моей сестры! Кстати, у вас с ней есть общие черты!

- Да-а? – по началу я усомнилась, потому что видела портрет Алтеи Калинкиной, но Зиалея напомнила:

- Алтея тоже была ищейкой! Причем, лучшей в Озерном!

- Верно! – тут и я это вспомнила.

- Да, она была лучшей, - в глазах владычицы промелькнула грусть, и я тоже припомнила отчего. Вздохнула – такова наша участь, а Зиалея продолжила:

- Так что зови меня «тетушкой»!

Я без стеснения пялилась на нее, гадая, какие еще неожиданности ждут меня в новой жизни. Когда решила дать утвердительный ответ – такое родство всегда пригодится, услышала от Ар'рцелиуса:

- Только не вздумай звать меня «дядюшкой»!

Тут уж я покачала головой без промедления, дескать, и не собиралась! Признаюсь, в детстве мечтала о том, чтобы у меня был дядя. Но не высший демон! Своим дядюшкой я видела скромного, светловолосого ведьмака с добрыми, синими глазами и тихим голосом. Владыка Подземья – мой дядюшка?! Бр-р! Нет уж, благодарю покорно! Такое и в страшном сне присниться не может!

Ар'рцелиус довольно оскалился, будто прочел все мои мысли и молчаливо одобрил.

- Ар! – возмущенно позвала его супруга.

Владыка без предисловий спросил, сверля мою сверх меры изумленную персону тяжелым взглядом:

- Вы знаете, что от вас требуется?

- Жить? – позволила себе сделать дерзкое предположение.

Ухмылка высшего демона стала шире, взор проницательнее, а слова язвительнее:

- Право на жизнь нужно заслужить! – словно повторил то, что сказал на палубе призрачного парусника Артуар, вовлекая бывшую ищейку в опасную игру.

- В таком случае, что вы требуете от меня? – я уже решила, что не проиграю проклятому богу, теперь нужно выяснить, чего ждет от меня подземец.

Ар'рцелиус опять одарил меня внимательным взглядом, аж до дрожи, но я выдержала, ожидая, что он скажет. Мне загадали новую загадку:

- Кто есть у нас на сегодняшний день?

- Кто? – кажется, придется вспомнить все, чему научилась в прошлой жизни.

- Магиня, изменчивый и высший, - Ар'рцелиус определенно поставил себе цель проверить меня. Пришлось основательно поднапрячься, погружаясь в воспоминания:

- Магиня Кнутова, правитель Да'Орон и звездный высший – совсем уж непонятное существо! – вынуждена была признать я.

- Значит, об изменчивых вы, ведунья Липкина, знаете много?

- Увы, нет! Чего таить? – но почти сразу скороговоркой поведала. – О Да'Ороне я слышала от сестры, ведь именно он создал браслеты, способные уничтожить Вейтерру!

- Так! – демон неотрывно наблюдал за мной, ожидая, что еще скажу.

Посчитала своим долгом не разочаровать его:

- Магиня Лами Кнутова, девица восемнадцати лет, возможно, влюбленная! Скорее всего, это она разбудила Да'Орона, быть может, не без помощи звездного высшего!

- А вы уверены, что они не погибли во время битвы высших? - Ар'рцелиус нарочито изогнул яркую бровь.

- Если бы эта троица погибла, то и меня вряд ли бы позвали сюда!

- Лея, ты не права! Ты – желанная гостья в нашем доме! – вмешалась молчавшая до этой минуты Зиалея.

Я улыбнулась ларе, не хотелось обижать ее, а вот у Ар'рцелиуса деловито поинтересовалась:

- Это все?

- Все! – с довольным видом изрек он. – Дальше сами!

Спорить с владыкой Подземья? От одной мысли меня пробрал озноб, потому я сделала кивок, размышляя, как вернуться обратно в Наземье.

Двустворчатая дверь с тихим звоном распахнулась, и в нее вошли двое. Эта пара, одна из немногих, мне нравилась. Супруги Даровы не вызывали отрицательных эмоций, и сейчас я приветливо им улыбнулась. Они дружно ответили, точно готовились, а затем Снеженика быстро произнесла:

- Похоже, Рон, мы не успели, они все решили без нас! – И мне. – Нам пришлось задержаться, потому что сынишка слишком шустрый, и лары-няни с ним не справляются! – тепло улыбнулась, явно вспоминая о своем ребенке.

Было видно - ведьма гордиться сыном, и я подавила горестный вздох, потому что когда-то стеснялась своего, а теперь все бы отдала, только бы узнать, что случилось с Мишкой.

Эферон все это время с нежностью смотрел на свою супругу – удивительное дело. Я опять пришла в замешательство, будто в первый раз видела Даровых. Историю их любви мне пересказала Весна… то есть Веснушка. Поначалу я никак не могла взять в толк – ну как, как опытная ведьма умудрилась влюбиться в исконного врага? Однако, глядя в этот миг на Снеженику, понимала, что лишь этот бывший злодей сумел подарить ей настоящее женское счастье. Не то, чтобы завидовала светловолосой ведьме, скорее недоумевала.

- Вам пора возвращаться, госпожа Светлова! – пока я, широко раскрыв глаза, разглядывала Даровых, Ар'рцелиус не сводивший с меня своего пристального взора, дал команду.

- Мое имя Велея Липкина! – вскинулась я, потому что ощутила обиду. Хотелось, чтобы здесь меня звали настоящим именем.

- Разве? – иронично осведомился владыка, заработав два обличающих женских взора – жены и приемной дочери. Сама я на демона показательно не глядела – желания не возникло.

Снеженика скоро подошла ко мне и передала светлый конверт.

- Держи! Я и Рон коротко изложили все свои наблюдения!

- Надеемся, пригодится! – Даров тоже не остался стоять в стороне. – Удачи! – искренне пожелал он.

- И поменьше переживай! – Зиалея не дала мне вставить слово, да я и не пыталась, чувствуя себя неловко – давно не чувствовала столько заботы. – Ар! – владычица выразительно взглянула на своего мужа, и он соизволил кивнуть:

- У вас будут помощники, ведунья!

Едва не прокляла его вслух – гад такой – тянул до последнего, когда я уже готовилась к худшему.

Ар'рцелиус, словно вновь прочитал мои мысли, оскалился пакостнее, а я так и взвилась:

- Кто они?

- Первый и главный – Дюран Огнев – четырех стихийник, бывший наблюдатель высших! – ответил мне демон, и я разочарованно вопросила:

- И все?

- Возможно, - с явным сомнением ответил мне Эферон, - будет еще и Да'Айрэн.

- Ну, и парочку подданных вышлем тебе в помощь! – добавила Зиалея.

Я бы продолжила расспросы, но не успела, потому что спустя секунду буквально выпала на крыльцо, обдирая ладони и ударяясь коленями о камень. В довершении дверь позади снова распахнулась, толкая меня, отчего с моего языка сорвалось несколько бранных словечек, пока я кубарем летела вниз. Села и, прежде чем подняла взгляд на виновника происшествия, услышала удивленный возглас:

- Дамара???

Притихла, усмирила волну гнева и постаралась выжать слезу, мол больно и обидно, и только тогда посмотрела на крыльцо. Мысленно добавила еще тройку крепких словечек, разглядев, каким удивленно-подозрительным взором буравит меня маг. Я помнила этого молодого светловолосого мужчину с зелеными глазами. Вот она долгожданная свобода! Радуйся, ведьма! Захотелось схватить в руки что-нибудь тяжелое, сковородка бы вполне подошла, и ударить огневика по голове изо всех сил.

Мы рассматривали друг друга, то ли не зная, что сказать, то ли мысленно проклиная, пока дверь в здание тюрьмы снова не открылась, толкая Ладова в спину. Он покачнулся, раскинув руки в стороны, пытаясь устоять, но не смог. Скатился с лестницы и оказался рядом со мной на мостовой. Ругался маг так, что любая магиня уже лежала бы в глубоком обмороке. Я слушала, пробуя запомнить некоторые изречения.

- Райт? - изумленно воскликнул стоящий на крыльце темноволосый огневик. – Здорова! – постарался, впрочем безуспешно, скрыть широченную улыбку, глядя на то, в каком положении находится Ладов.

- Здор-рова, Карпыч! – сквозь зубы отозвался Райт, а я подумала: «Ага! Винр Карпов! Что же, и о тебе, милый, я слышала краем уха!»

- Надеюсь твой… твое…твоя… в общем, гордость цела? – Карпов откровенно забавлялся, Ладов злился, пока оба не вспомнили обо мне. Винр мгновенно стал серьезным:

- Вижу, вижу, что забот у тебя прибавилось!

- Угу! – Райт ничуть не подобрел, и я решила заявить о себе.

Вот паземка, а как это делают магички? Мне был ведом только один способ – я громко и от души завыла. Да так проникновенно получилось, что оба огневика принялись утешать меня.

Рыдала с чувством, жалобно, долго. Ладов под предлогом того, что он погонщик ящера, на котором меня доставят домой, сбежал. За друга пришлось отдуваться Карпову. Увидев ездового зверя, я завыла уже вполне натурально – ящеров боялась с самого детства! Оживший кошмар любой ведьмы – жуткий, переходящий из ночи в ночь, часто становящийся явью. Правда, все это было до того, как я оказалась в Индегарде, на земле перевозчиков. Так что в паланкин на спине зверя я все-таки влезла, но не без помощи Карпова. Здесь тряслась, как чахлый листочек, до чего же хрупким было это тесное сооружение! Слезы по щекам катились крупными каплями.

Выть мне вскоре надоело, однако, всхлипывать не перестала – мало ли что? Карпов разместился вместе со мной, поглядывая искоса, насторожено, точно подозревал в чем-то. Высоты я не боялась – когда-то лихо летала на метле, потому в оконце, отогнув шторку, выглянула.

Яркий свет солнца, льющийся с чистых голубых небес, ослепил в первое мгновение. Белоснежный город раскинулся внизу во всей красе цветущих весенних садов, а ведь я помнила его хмурым, сырым, зимним. Сверкающая река несла свои воды через столицу Солнечного на юг, и где-то там впадала в бескрайнее море.

Хотела ли я увидеть его? Нет! Сложно отказаться от убеждений, впитанных с молоком матери! А мне с детства твердили: «На юге – враги, и если не собираешься убивать магов, то там тебе делать нечего!» - я крепко-накрепко усвоила уроки наставниц.

Мне роднее Омбрия, хотя при жизни ее не особо жаловала. Ближе для меня был небольшой городок, на окраине которого родилась. В нынешние времена он разросся. Деревянные постройки, столь часто сжигаемые в прошлом, заменили каменные, уничтожив тот облик, который был мне знаком. Мы с Веснушкой прокатились и осмотрели город: Ани – с интересом, а я с тоской. А еще у нас было дело – самое важное в моей новой жизни! Я должна знать, что случилось с Мишкой! Чувствуя вину перед сыном, хотела загладить ее, понимая, что опоздала на пару сотен лет. Обыскивая архивы Озерного, мы с Ани нашли, но практически сразу потеряли след. Мишку воспитала Ирия, как родного, вместе со своей дочкой, и все, дальше тонкая ниточка обрывалась. Ани ничего не помнила из своей прошлой жизни, потому и я оставалась в неведении, мечтая найти своих потомков. Рук не опускала, веря, что отыщу их место пребывания.

Ящер странно дернулся в полете, возвращая меня в реальность, и я с трудом удержалась на месте, не упала на колени Карпову. Ошалело посмотрела на невозмутимого Винра, задавая безмолвный вопрос.

- Ты чего? – округлил он глаза. – Всполох всего лишь птицу на лету поймал!

- Поймал? – выдохнула я, немея от возмущения.

- Ну! – Карпов обеспокоенно наклонился ко мне. – Ты забыла, что ящеры лакомятся свежим мясом прямо на лету?

- З-забыла, - выдавила я, мечтая сказать намного больше, а еще убить… всех магов, этого конкретного, того, что правит ящером, прочих и… Начну все же с зеленоглазого, он раздражает меня больше остальных! «Почему?» - возник сам собой вопрос. Я, как хорошая ищейка, занялась расследованием, самокопанием в данном случае.

- Что решила? – раздалось совсем близко, и я подпрыгнула, едва сдержав готовые сорваться с языка слова проклятия.

Да так и застыла с открытым ртом, потому что разглядела разноцветные глаза Карпова. «Слишком необычное сочетание! Карий и серый! А у ведьмаков так не бывает! - неотрывно рассматривала огневика, гадая. - Быть может, богиня подает мне важный сигнал?»

- Дамара, ты глядишь на меня так, будто впервые видишь! – констатировал через некоторое время Карпов.

Неожиданно, даже для самой себя, вспылила и огрызнулась:

- Тебе-то что? Радуйся, если вообще смотрю на твою конопатую физиономию! – задрав нос, отвернулась.

Маг, очевидно, зная характер настоящей Дамары, не удивился и перестал со мной беседовать, а меня посетили тревожные мысли о предстоящей встрече. И так – меня ждут Светловы… горько усмехнулась: «Не меня, а свою дочь!»

Сдаваться и плыть по течению я была не приучена, потому твердо решила навести в имении магьера Светлова свои порядки, предварительно изучив существующие.

Не прощаясь с Карповым, игнорируя Ладова, я прошла через высокие ворота в весенний сад. Подъездная аллея, петляющая среди высоких, сильно разросшихся деревьев, вывела к двухэтажному особняку, встретившему меня тишиной. Перед домом расстилалась ровная поляна, укрытая вполне приятными на вид желтыми цветочками, мелкими, похожими на миниатюрные солнышки. Ноги сами понесли меня к особняку. Лужайка неровная, вся в кочках, но я несусь вперед, к каменному, белоснежному крыльцу, будто околдованная. Ковер подросшей молодой травы опутывает ноги, цветы мягко ударяют, оставляя на темной замше туфель желтую пыльцу. В голове нарастает паника, потому что тело меня не слушается, словно кто-то гонит прочь душу Велеи Липкиной. Хотя почему кто-то?

После четырех месяцев молчания проснулась хозяйка этого тела. Пока я отвлеклась, Дамара решительно отвоевывала позиции. Как назло, дверь особняка распахнулась, и на крыльце показалась невысокая светловолосая женщина. Без слов стало ясно, что именно она является матушкой Дамары. У меня перехватило дыхание, по нежной девичьей щечке скатилась слеза. Я ничего не успевала сделать, а Дамара, окрыленная надеждой на возвращение, погнала меня прочь. Светлова-старшая, будто ощутив горе дочери, рванулась навстречу и обняла ее, прежде чем я успела сообразить, что делать в такой ситуации.

Тело помнило, а вот я позабыла о том, что такое мамины объятия. Давно меня никто так горячо не обнимал, да и чужды были ведьмам все проявления любви. Еще секунда и я бестелесным духом взлетела над лужайкой, теряя контроль. Звуки растворялись, солнечный свет струился сквозь меня, я больше не ощущала землю под ногами и с высоты оторопело наблюдала за тем, как мать обнимает свою дочь. С крыльца к ним спускался высокий, широкоплечий мужчина, в полном расцвете сил, в его руках алел букет роз. Идиллическая картина… но в ней нет места для меня. Призраку плохо на солнце, оно жжет, слепит, грозит испарить. Громкое выразительное покашливание внизу, и я вижу под собой молодого огневика. Не его ли я собиралась убить? Его! Глупость какая! Мне важно узнать, что случилось с Мишкой, а еще сам Ар'рцелиус поручил мне важное дело! Так имею ли я право отступать?

Отвечать не требовалось, стремительной стрелой вернулась в тело, выгоняя расслабившуюся, празднующую легкую победу Дамару. И тут же отстранилась от «маменьки», размыкая объятия. Она с недоумением воззрилась на меня, и ищейке пришлось смущенно опустить очи, а еще всплакнуть, благо предшественница все это время рыдала, не переставая. «Папенька», стремясь разрядить обстановку, суетливо вручил букет роз, меня едва не стошнило – уж слишком приторным был их аромат.

В доме оказалось ничем не лучше, здесь был растоплен большой камин, точно на улице властвовал мороз. Ох уж эти теплолюбивые маги! Мне срочно потребовалось освежиться, и пока «родители» беседовали с притащившимся за нами Райтом, я подманила торчащую в холле служанку, опытным глазом определив, что именно она прислуживала Дамаре.

Непрерывно сюсюкая, дескать, она безмерно рада моему возвращению, девчонка привела меня в нужную комнату. Я осмотрела ее обстановку и сдержала очередное ругательство. На стенах, покрытых отвратительно розовыми обоями, висели картины в золоченых рамках, на которых хрупкие девицы с кукольными лицами играли с белоснежными собачонками. Тьфу! Попробовала хотя бы одна такая сыграть с медведем!.. Я бы посмотрела… А впрочем, было бы на что смотреть!..

Огромная кровать на четырех резных столбиках под ажурным балдахином не огорчила – комары тревожить не станут, и я высплюсь спокойно! А вот покрывало с вышитыми алыми розами я бы заменила! Комод со стоящими на нем флаконами, коробочками и шкатулками не удивил, как и зеркало в полный рост. Будем верить, что и это сгодиться!

- Госпожа? – позвала меня служанка, видимо уже не в первый раз.

Я, не скрывая своего недовольства, повернулась к ней и, пользуясь положением, потребовала:

- Приготовь мне ванну!

- Но вода?.. – девчонка отчетливо побледнела.

- Что вода?

- Днем???

Я в упор смотрела на рыжую, худую девушку в голубом платьице с оборкой по краю и в белоснежном переднике, все еще не понимая, какая ей разница – когда госпоже вздумается принять ванну? Служанка с выражением ужаса на лице смотрела на меня, и я потеряла терпение, рявкнув:

- Ты все еще здесь?!

Что-то мелькнуло перед глазами, руки засветились изнутри красным светом, а девчонка позорно бежала прочь. Я с испугом таращилась на собственные ладони. Вот же паземка зловредная! Нашла силы и подошла к зеркалу, осмотрела себя с головы до ног. Выдохнуть не получилось, дыхание перехватило, встревожено стукнуло в груди сердце. Огненная магия! Я теперь магиня, а не ведьма, и, значит, только эта стихия мне подвластна!

- Ага! – уныло сказала я светловолосому отражению. – Подвластна! Не смеши собственные пятки! – выдохнула.

Сейчас меня раздражало все и хотелось только одного – убить кого-нибудь! Понимала, что требуется успокоиться, буквально заставляла себя дышать ровно. Помогло! Да и принесенная, пусть и не в срок, ванна меня порадовала.

Водица в ней была прохладной, и на ее поверхности плавали розовые ошметки… лепестки роз, паземки их сожри! Вот не понимала я подобную блажь! Цветок должен радовать глаз на клумбе, а не находиться в изорванном состоянии в ванне! Нос учуял отвратительный запах – розовая вода! Служанка, не скупясь, лила ее в ванную! Мне хотелось выть, не переставая!

Каждую ищейку, как и любую другую ведьму, с детства учили владеть своими эмоциями. «Вдохни глубже, - говорили наставницы, - всмотрись в небеса, представь, что твоя мечта сбылась, прошепчи нечто приятное, выдохни!»

Наскоро сполоснувшись, я подбежала и распахнула окно. Прикрыла на миг веки, уж слишком ярким, непривычным был дня меня здешний солнечный свет, вдохнула полной грудью ветер весны, прикусила язык от усердия, воображая, что вижу перед собой правнучку, маленькую темноволосую ведьмочку. Улыбнулась и открыла глаза. Воодушевляющие слова застряли в горле – с улицы на меня пялился Ладов. Взгляд пристальный, подозрительный, словно маг собрался вывернуть наизнанку мою душу. Удивляясь себе самой, показала Райту язык, закрыла створки, плюхнулась в кресло, где занялась переосмыслением своих действий, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Ничего необычного не обнаружила, однако, приказала себе оставаться настороже.

К вечеру, когда позвали ужинать, я возрадовалась, даже медовая улыбка «матушки» и насупленный вид «батюшки» не раздражали. Хрустящие, истекающие маслом хлебцы, жареные колбаски, пироги, сочащиеся ягодным соком, сами просились в рот.

Передо мной услужливая девушка выставила блюдце с мелко порезанными овощами. Я моргнула… раз… другой… третий, надеясь, что это какая-то ошибка, глотая голодную слюну, и услышала речь «маменьки»:

- Дочка, я распорядилась приготовить твой любимый салат!

- Очень мило, - проскрежетала я, мысленно прощаясь с надеждой сытно и вкусно поесть, сжимая вилку с такой силой, что заболели пальцы.

Любая столичная ищейка была обучена правилам этикета, дабы она не запуталась в столовых приборах на званом ужине у государыни. Со злостью я пронзила кусок огурца. Сунула в рот и меня сразу перекосило – овощи оказались совершенно пресными, и это при том, что жители Солнечного слыли известными любителями всевозможных пряностей! Улыбка моя для «родителей» вышла мученической, взгляд то и дело притягивали стоящие на столе блюда. Добилась того, что Светлов с величайшим подозрением осведомился:

- Тебя голодом морили?

- Нет, - покачала головой и, стараясь не выдать себя, прибавила. – Это усталость! Непривычно вновь вернуться к обычной жизни, - здесь я почти не кривила душой, потому вышло искренне.

Светловы отпустили меня без дальнейших вопросов, и я поспешила скрыться в отведенной комнате.

Ночь выдалась беспокойной, с трудом я дождалась, когда солнце скроется за горизонтом, и обитатели этого дома угомонятся. Здесь я чувствовала себя чужой! Непривычные, порой неприятные запахи; люди, от которых не знаешь, чего ожидать, непонятные существа, те, коих привыкла бояться! Дом, живущий своей собственной жизнью, общающийся со мной шорохами и скрипами. Страха я не испытывала, лишь тоску и муку… а еще сильный голод. Живот подвело, потому, не дожидаясь полуночи, вышла за порог этой комнаты.

Коридор встретил меня тишиной, огненные бабочки, просыпаясь, расправляли крылья, а за моей спиной мир снова погружался во мрак. Будь я более впечатлительной, наверное, живо представила бы, как из него за мной наблюдает враг. К огню привыкла в Индегарде – Геррар, проверяя мои нервы на прочность, использовал и его. Тогда мне было безразлично, а здесь, на какое-то краткое мгновение, захотелось вдруг обернуться кошкой, как раньше, в прошлом, тенью скользить по сонному дому, узнавая его тайны.

Ведьмы способны на многое, потому что им доступны три стихии. Возьмем, к примеру, воздух – он может проникнуть в любую щель, показать, сообщить, что заметил. У огня иная стезя, я видела его огромным прожорливым зверем, поглощающим целые города. Пользоваться мощью этой стихии не собиралась, моей целью стало возвращение магии ведьмы! Любыми путями верну себе силу!

Отвлеклась, когда добралась до кладовых. Сделать это оказалось проще простого – ароматы прошедшего ужина привели меня к кухне, а уж за ней нашлись кладовые. На самой кухне удалось поживиться только яблоком, зато дальше отыскала окорока и соленья. Жаль, хлеба не было, но обошлась и без него, запила все остывшим чаем, как называли здесь взвар, и вернулась в свою нынешнюю обитель.

По пути, привыкшая ориентироваться на подсказки стихий-помощниц, заплутала, свернула не туда и вышла к резной, массивной двери. Сквозь узкий проем просачивался свет, и слышались приглушенные голоса Светловых. Я решила не упускать представившуюся возможность и на цыпочках приблизилась, прислушиваясь к разговору.

- Гери, я не изменю своего решения, сколько не проси! – вещал усталым голосом магьер. - И тебе не советую перечить Фириону!

- Ты жалкий трус, Эзагр! – капризно отозвалась магиня, повергая меня в оцепенение. Я всегда считала, что женщины магов беспрекословно подчиняются своим мужьям. Этой удалось удивить меня! - Вспомни, - продолжала Гери за дверью, - речь идет о нашей дочери! Мы не должны позволить мальчишке Ладову обижать ее!

- Он и не обидит! – терпеливо ответил Эзагр. – Всего-навсего присмотрит, убережет от необдуманных поступков!

- Но мы ее родители! Мы справимся сами! – магиня перешла на крик, и супруг ее осадил:

- Не шуми! Разбудишь весь дом! – нервно топая, прошелся по комнате. – Присмотрела уже! Припомни и ты, что из этого вышло!

Я, как воочию, представила, что Гери чопорно поджала губы и ответила:

- Это все ты!

- Верно, я, - Светлов усмехнулся, правда, вышло у него совсем невесело. – Слишком много вам свободы предоставил! Следовало выдать Дамару за Райта и точка! Зря я прислушался к вашим мольбам!

- Вовсе не зря! – Гери начала лебезить. – Дамми никогда не любила мальчишку Ладова!

- Разве? В семнадцать лет она твердила иначе…

- И ты был безмерно рад! Уже и к свадьбе все приготовил!

- Не только я готовился к торжеству! – мне отчего-то стало жаль магьера, уж очень измученным, судя по голосу, он казался. – Все готовились, пока Райт не придумал познакомить Дамару со своими друзьями…

- Вот! Тогда наша девочка и влюбилась по-настоящему! – Гери всплакнула, вероятно, для того, чтобы вызвать у мужа сочувствие.

Ничего у нее не вышло, магьер едва сдержал досаду.

- Влюбилась? – рыкнул он. – Скажи лучше, на нее нашла очередная блажь! А я говорил, что сын Гэврэла Лютова ей не пара!

- А кто пара? – магиня вновь завозмущалась. – Этот мальчишка Райт?

- Да что ты заладила? – задал закономерный вопрос Эзагр. – Мальчишка, да мальчишка! Райт и Грэйн ровесники!

- Мальчишка – младший потому что! – упрямо заявила Гери, а я чуть было на пол не села – вот в чем дело!

Эзагр тоже не остался равнодушным:

- Вот в чем твой интерес! А я все гадал, чего ты так за Лютова-младшего уцепилась!

- Да! – запальчиво созналась Гери. – Драгоценных много не бывает! Теперь все уплывет в цепкие ведьмины лапы! Той самой, между прочим, которая едва не убила нашу девочку!

Это кто кого пытался убить?! Меня затрясло, руки зачесались, и чтобы не давать им воли, я спрятала их за спину. Еще не хватало снова рассердиться и спалить собственную «маменьку»!

- Прекрати! – послышалось из-за двери, и вот тут я подпрыгнула, ибо даже и представить себе не могла, что маг способен орать на свою жену! Каких только чудес на свете не случается?! Не доверяя своим ушам, решила посмотреть на такое сказочное зрелище. Переусердствовала, толкнула слишком сильно, и дверь распахнулась.

Светловы в немом изумлении воззрились на меня, я открывала и закрывала рот, подбирая нужные слова. Не подобрала и, сверкая пятками, опасаясь, что сорвусь, побежала в обратную сторону.

Огненные бабочки метались по коридорам, за мной спешили «родители», а я неслась, будто на крыльях. Буквально взлетела вверх по лестнице – нашлась-таки пропажа – вбежала в свою комнату, задвинула задвижку, прислонилась спиной к неровной поверхности и перевела дыхание, в очередной раз поражаясь тому, что творю. Вот те раз? Кто я? Невозмутимая ищейка или неуравновешенная магиня?! Зеркало, освещенное проснувшимися в суматохе огненнокрылыми созданиями, показало мне горькую правду.

В двери раздался стук и послышался льстивый голосочек Гери:

- Дамми, можно к тебе?

- Нет! – истерично завопила я, бросаясь на кровать, накрываясь шелковым покрывалом тем, что еще совсем недавно раздражало.

В темноте, тесноте и духоте ненадежного укрытия думалось из рук вон плохо. Я с остервенением отбросила покрывало, призывая себя к порядку. Дожила! Происходящее все больше и больше мне не нравилось, и я снова прислушалась к внутренним ощущениям. Дамары слышно не было, но мысли в голову лезли неутешительные.

Спокойствие и только оно! Сделала особенно глубокий вдох, а затем выдохнула, и так несколько раз. Минуты текли медленно, но я потратила их недаром. Иногда полезно остановиться на бегу, подумать, сопоставить все известные факты и постараться отыскать новые, а затем начать новое дело.

Неприметную дверцу на первом этаже, ведущую прямиком в сад, я высмотрела еще днем. К моему безмерному счастью, она оказалась открытой.

Ночной сад встретил тишиной: ни одна ветка не шелохнулась от ветра; ни один зверек не перебежал мне дорожку. Лишь она, белоснежная, из крупных камней, убегала вдаль, теряясь за кустами. Я сделала по ней несколько шагов, чувствуя себя больной. Даже в Индегарде, было проще: там я летала по улицам в облике выпитой, сливаясь со стенами зданий, и никем не замеченная следила за своим мучителем, узнавая все его тщательно охраняемые тайны. Сердце дрогнуло, но я не обратила внимания на его муку – это позже, а пока… Пока я, привыкшая надеяться на помощь стихий, потерялась, ощущая всю ущербность своей нынешней жизни. Не имея возможности воспользоваться силой трех стихий богини и не желая применять огненную магию, я стала обычным человеком.

Дала себе мысленную оплеуху, хорошую такую, действенную, чтобы мысли вернулись в деловое русло. Помогло! Осмотрелась, насколько это оказалось возможным сделать в темноте… Минуточку!

Вдоль дорожки стояли кованые столбы, на которых висели фонари, но ни один из них не горел, да и огненных бабочек нигде видно не было, эти создания не торопились осветить путь младшей хозяйки дома. Смело направилась в сад, и здесь, в самой глубине, стараясь не кричать, позвала:

- Господин Огнев, довольно скрываться!

Глава 2. О письмах

Я была готова к неожиданностям, но сердце в груди дрогнуло, когда с ближайшей ветки векового дерева на дорожку спрыгнул высокий человек в плаще с капюшоном, закрывающим лицо незнакомца.

«А впрочем, - рассудила мысленно. – Есть ли разница? Все равно в темноте разглядеть подробности не получится!»

- Лунной ночи, - хмуро поприветствовала четырех стихийника.

- Не заметил, что нынче небеса украшает луна! Быть может, стоит попробовать еще раз? – покачивая головой, отозвался он, демонстративно поднимая взор к затянутому облаками небу.

«Погода испортилась!» - про себя констатировала я, а Огневу надменно сказала:

- Это самое обычное проявление вежливости! Но, видимо, - здесь нарочито тяжело вздохнула, - вам оно не знакомо!

Капюшон слетел с головы мужчины, позволяя увидеть темные, слегка вьющиеся волосы.

- Я рад, - Дюран улыбнулся, - что мне предстоит иметь дело с настоящей ведьмой! Пусть и в облике прехорошенькой магички!

- То есть ведьмы, по-вашему мнению, - не скупясь добавила яду в голос, - все поголовно зловредные, уродливые старухи?!

- Идемте! - рассмеялся Огнев и, не спрашивая у меня, направился за цветущие кусты.

Ветви быстро сомкнулись за его спиной, и, чтобы не потеряться, мне пришлось лезть в заросли, тихо ругая сопровождающего.

Дюран довольно уверенно, словно бродил по этому саду целыми сутками, вывел меня к укромной беседке. Ночной сад скрывал ее белоснежные стенки; раскидистая вишня протягивала усыпанные цветами ветви в одно из окон. Я готова была прослезиться – слишком давно не ощущала неповторимый аромат цветущей вишни. Сразу вспомнился заросший лекарственными травами садик, в самом дальнем конце которого, у самого забора, прятался от пронизывающего ветра небольшой кустик. Он редко радовал одинокую старушку и двух ее внучек спелыми ягодами. Северные ветра, крупные градины и затяжная весна были тому виной. Порой поутру, после ночной непогоды, вся земля под деревцем казалась засыпанной снегом. Подойдешь – разглядишь сорванные ажурные цветочки.

Вздохнула, невольно потянувшись к одной из ветвей, радуясь, что снова жива, и понимая, что сделаю все, чтобы как можно дольше не возвращаться в Индегард. Взглянула на Огнева, подошедшего настолько близко, что уловила его дыхание. Не упустила возможности, чтобы взглянуть в лицо союзника. Подивилась за сутки вторично – и у этого мужчины глаза оказались разноцветными. Сговорились эти маги, что ли?

- Перейдем к делам! – прошла внутрь беседки и присела на резную скамью.

Дюран, ухмыльнувшись, остался стоять, загораживая проход. Поднял вверх указательный палец и заговорил:

- Я не просто так обратил ваше внимание на небеса!

Еще один учитель сыскался – нахмурилась, но возражать не стала, наоборот, вскинула голову и уточнила:

- Это связано с высшим?

- Что вам известно об этих существах и конкретно о звездном? – четырех стихийник прошел и буквально впился цепким, настойчивым взглядом.

- Пока очень мало, - язвительно разулыбалась, - но уверена, вы мне о нем расскажете!

Огнев вновь хмыкнул, отвесил шутовской поклон.

- Все, что знаю сам! Вот! – протянул белый, без всяких украшений конверт. – Здесь изложил важную для дела информацию!

- Ага! – приняла письмо, повертела в руках. – Есть еще что-то? – поднялась, готовая услышать «нет».

- Есть! – Дюран указал мне на скамью, усаживаясь сам. – Да'Айрэн сбежал из Асодара!

- Вот как? – сумела не выказать излишнего удивления. – Выходит, изменчивые объединились? – задумчиво вопросила я, глядя в темноту, клубящуюся за пределами беседки.

- Скорее всего, - сокрушенно кивнул мужчина. – И поверьте на слово, что нам всем угрожает опасность!

Промолчала – толку соглашаться?! Только накручивать себя раньше времени, сейчас важно не жаловаться и грустить, а постараться все исправить. Привычная работа помогала мне забыться, отвлечься от личного, поэтому я с готовностью занялась ей.

- Сила звездного высшего заключается в звездах?

- Их мощи! Каждая звезда – это целый мир, магию которого может использовать Гарельтоальтейрус! Луну, считаю, они побояться трогать!

- Они? – мысленно по слогам повторила заковыристое имя высшего. Должно пригодиться!

- Да'Орон и Да'Айрэн! Ну, и магиня, которая с ними заодно!

- Насмехаетесь? Кнутова – глупая девчонка, полюбившая неподходящего мужчину!

- Вижу, вам этот вопрос знаком не понаслышке! – иронично заметил собеседник.

Сделала вид, что оглохла на оба уха, и продолжила:

- И возможно, Кнутова мертва! Всего лишь расходный материал, а, быть может, ключик, что откроет ту дверь, за которой скрываются наши враги.

- Хм… - Дюран поднялся, подумал, кивнул. – Уговорили! Я наведаюсь в особняк магьера Кнутова! – он верно истолковал мои намеки.

Пожалуй, так и сработаемся! Тут бы и порадоваться, только я поежилась. Привыкла действовать одна, не доверяя, не советуясь, не делясь догадками. Хотя… да, было дело, и я получила удар в спину!

Огнев скинул плащ и, пока я оторопело моргала, накинул его на мои плечи.

Стало как-то совсем неловко, но поблагодарить четырех стихийника не забыла, а после вернулась к делу:

- Вы предлагает считать звезды?

- Да, в тех созвездиях, что видны в это время года и в этом полушарии!

- А… - я прямо-таки растерялась.

- Звездные карты нам в помощь! У Светлова найдутся, несколько десятков, хоть на бумаге, хоть на металле, и вам нужно просто попросить!

- Шутите? – во мне жила надежда.

- Нет! – отрезал он и неожиданно признался. – Я тоже не большой знаток здешних созвездий! Придется учиться вместе!

- Не слишком радостное известие, - проворчала, вызывая подначивающую улыбку Дюрана.

- Не интересуетесь новыми знаниями?

- Не люблю того, чего не понимаю! Слишком отвлекает! – неприветливо откликнулась и, чтобы не продолжил, брякнула. – Теперь все?

Огнев настаивать не стал:

- Да, до новой встречи, ведьмочка! – обошел и растворился в темноте, заставляя выругаться вслед.

Поднявшийся ветерок и тяжелые тучи не способствовали долгим прогулкам, и я, зевая, решила отправиться спать.

Планам моим осуществиться не позволила сидящая в комнате Гери Светлова.

- Доброй ночи, маменька, - совладав с собой, я прямо с порога лучезарно заулыбалась, желая знать точно, что этой бабе надо.

Лицо Светловой вытянулось, пошло пятнами, она открывала и закрывала рот, силясь что-то произнести, но не могла.

- Чудная погодка! – прикрыла дверь, продолжая щебетать, аки пташка, надеясь побыстрее изгнать надоедливую магичку. – Я замечательно прошлась по саду!

- Одна? – хвала богине, она выдохнула.

- Да, - скидывая плащ, я прикусила язык, понимая, что сплоховала.

- Дамми! – голубые глаза женщины наполнились слезами. – Ты меня не любишь? – вот это поворот!

- А-а-а… - я впала в оцепенение, пытаясь решить возникшую проблему. Выпалила. – Да! Я гуляла с мужчиной, - и на одном дыхании, - с Райтом! Вот папенька обрадуется, правда?

- М-м-м, - Гери передумала закатывать истерику. Ее мысли метнулись в другом направлении. – Что у вас с ним?

Я дар речи потеряла – неужели не ясно?!

- Как что? Любовь… поцелуи пылкие… - хоть убейте, ничего путного больше не вспомнилось, взгляд как-то случайно переместился к постели – спать хотелось.

Гери подпрыгнула:

- Что у вас с ним?

- Любовь, поцелуи… объятия, - лихорадочно вспоминала.

Дело в том, что моя прошлая жизнь целиком и полностью состояла из учебы и работы. С сестрой разве что болтала… Мужчины? Ну, были! Куда без них?! Я не деревяшка мертвая, тело имеет определенные потребности!

- Дамми? – магиня опять подумала об истерике.

- Свидания! – я вспомнила, как это называется. – Тайные! – чтобы вопросов больше не возникло.

- А-а-ах, - сорвалось с уст Светловой. – Как романтично! Помню, и я в молодости… - она прижала ладони к груди и мечтательно прикрыла веки.

Тайные свидания? Романтика? П-ффе! Темнота, слюнявые поцелуи какого-нибудь мальчишки и многочисленные укусы насекомых, страждущих крови собравшейся парочки! Ну, уж нет!

Громко зевнула, показывая, как сильно устала.

- Ой! – до магини дошло, что на дворе глубокая ночь, а ее дочь все еще не ложилась. – Ладно! Завтра расскажешь! – заговорщически мне подмигнула, а я одарила ее милой, с моей точки зрения, улыбкой.

Захлопнув дверь за спиной магички, я перевела дыхание. Сердце колотилось так, словно сошло с ума, кровь прилила к щекам, голова гудела, а вот спать расхотелось. Приняла решение заняться чтением тех писем, что у меня были.

Развернула конверт от Даровых. Какой Рон молодец! Да и Снеженике следует передать «огромное спасибо». Всего на пяти листах супруги умудрились разместить много важных и нужных для меня сведений. Коротко и по существу, как я люблю! Впрочем, и Огнев не разочаровал, сообщил все, что посчитал нужным о высших, особое внимание уделив звездному. По всему выходило, что по меркам высших Гарельтоальтейрус (надо же - запомнила!) сущий ребенок. Избалованный, залюбленный, обидчивый.

- Весело! – нерадостно констатировала я, разглядывая оба письма, жалея, что в них так мало информации об изменчивых.

Даровы поделились знаниями только о Да'Айрэне, а Дюран, используя заметки наблюдателя Громова, поведал о Да'Ороне. Легенды никто пересказывать не стал, а ведь между тем, иногда в сказаниях содержится много ценных сведений, нужно только их правильно истолковать.

Прочитанные послания были порваны в клочья, которые я, не желая разжигать камин, закопала в кадке с раскидистым цветком.

Настроилась со спокойной совестью отправиться в кровать. За окном вовсю распевались птицы, приветствуя восход солнца. Его первые розовые лучи торопились прикоснуться к верхушкам деревьев.

Позволила себе помечтать, что впервые за долгие годы хорошо высплюсь, как настоящая свободная магиня, и встану не раньше полудня. В тюрьме меня лишили этой привилегии, а ведьмы вовсе страдают от вечного недосыпа! Пора это исправить!

Моей мечте было не суждено осуществиться! Служанка приторно-сладким голосочком, надоедливым до умопомрачения, принялась будить меня, как только я погрузилась в объятия сна. Спросонок едва не отправила ее собирать сорные травы. Вовремя опомнилась и приказала подать ванну, блаженно прикрывая веки, чтобы немного подремать. Девчонка не сдвинулась с места, лишь часто вздыхала, мешая мне заснуть.

- Чего тебе? – нелюбезно осведомилась я, приоткрыв один глаз.

- Так это… - она с несчастным видом переминалась с ноги на ногу.

- Чего тебе? – сделала ей одолжение и открыла оба глаза. – Ну, говори!

- Принимать ванну с утра – это… - начала она, и я, не сдержавшись, рявкнула:

- Быстрее!

Служанка унеслась прочь, с порога донесся ее испуганный шепот:

- …плохой знак…

А мне стало жарко, да так, что я невольно озадачилась и вдруг подпрыгнула на месте, проснувшись окончательно.

Зеркало отразило все, как оно есть. Непроизвольно сглотнула, увидев, как в отраженных голубых очах алым светом пылает огонь.

- Тьфу, паземка! – голос дрогнул, и я стиснула до посинения кулаки, отворачиваясь, обещая всем и сразу. – А вот не сдамся!

Плюхнулась на кровать, задумавшись основательно над своей нынешней жизнью. Магия огня, как и следовало ожидать, не дремлет. Нужно быть спокойнее, постараться контролировать эмоции, чтобы не позволить огненной стихии одержать верх. Жизнь наладиться, обязательно!

С вожделением поглядывала на деревянную бадью, которую расторопные, испуганные слуги наполняли теплой водицей. С наслаждением прислушивалась к каждому всплеску, раздававшемуся всякий раз, когда слуги опорожняли очередное ведро. Девчонка все это время стояла рядом, неодобрительно зыркала голубыми глазами и покачивала головой. Я улыбалась назло всем, предвкушая пусть и малую, но радость.

Вода, слегка прохладная, бодрящая, как и необходимо, успокоила меня.

- Госпожа? – раздалось над самым ухом, а вокруг разнесся аромат роз.

Досчитав в уме до десяти, я полюбопытствовала:

- Что еще?

- Это плохая примета! – убежденно объявила служанка, я осталась спокойной и любезной.

- Почему? – заставила себя взглянуть на нее. Мысленно взвыла.

Девчонка (глупо спрашивать имя, потому как предполагается, что я должна его знать) щедрой рукой наливала в воду масло из лепестков роз, сами розовые ошметки плавали на поверхности. И как-то само собой представилось, что я ставлю ладони ребром друг к другу и превращаю надоедливую служанку в жабу. Бородавчатую, склизкую, большую… Было бы неплохо, на моих губах, спорю, возникла кровожадная улыбка. Девчонка, намыливающая губку мылом все с тем же одуряющим запахом, отшатнулась. И вдруг мне подумалось, что я не могу превратить ее в жабу, так как лишена своих ведьмовских сил. Выход есть! Можно найти жабу в саду, тишком принести ее в дом и подсунуть служанке в карман. Ох, и визжала бы она!

Ругнулась полушепотом! Что со мной творится?! Вместо того, чтобы размышлять о делах, сижу и мечтаю напугать глупую девушку!

- Говори, что собиралась! – получилось строго, но, видно, она привыкла к подобным выходкам своей госпожи.

Продолжая намыливать губку, служанка пафосно вопросила:

- Знаете, что случилось с моей бабушкой после того, как ей пришлось вымыться поутру?

Прикинулась, как будто меня снедает любопытство:

- Что? Рассказывай с самого начала!

И она с самым серьезным видом заговорила:

- Моя бабушка служила у магьера Светлова, того самого, который приходится вам прадедом! Однажды утром, она поскользнулась на мокрой тропке в саду и испачкалась. Магьер велел ей вымыться, отправил на речку – дело в вашем загородном имении было, - умолкла, привлекая мое внимание.

Я сдержала зевок, догадываясь, чем завершиться столь «красочный» рассказ. Но не выдала себя, капризно протянув:

- Не томи-и-и…

- Ну и вот, - девчонка ощутила себя значимой персоной, - после купания бабуля сошла с ума! Ей мерещились чудища с рогами и копытами! Догадываетесь почему?!

Мне надоело играть, и я опустила рассказчицу с небес на землю:

- Знаю точно! Твоей бабушке на реке повстречались подземцы! Духи противоречия, мелкие бесы, паземки. Первые, особенно по малолетству, любят пугать женщин всех возрастов, особенно купальщиц. Уж не ведаю, почему им так нравится женский визг!

Девчонка подозрительно прищурилась:

- А вам откуда известно?

- Из книг! – невозмутимо оповестила я. – Умные книжки нужно читать!

- Хм… - мне не поверили, и я прибавила:

- Из них и ты узнаешь много нового!

- Например?

- Почему так важно мыться чаще! Грязь и болезни ходят рука об руку, а чистота – здоровье бережет!

- А-а-а, - кажется, фраза заставила ее задуматься.

- Бэ! – не слишком приветливо буркнула я, потянувшись к губке.

- Что вы! – вознегодовала служанка, вцепившись в губку, словно в сундук с драгоценными.

- Сама справлюсь! – прикрикнула я, и на лице девчонки появилось жалостливое выражение, когда она пискнула:

- Меня и уволить могут…

Слыхала я, что подобное в краях магов не редкость. Вот ведь огневики – а еще говорят, что это мы, ведьмы, творим зло!

Со вздохом кивнула, поворачиваясь спиной, чтобы девушке было удобнее вымыть ее.

Весь день прислушивалась и приглядывалась ко всему, что происходит в доме, одновременно изучая книги, хранящиеся в библиотеке магьера Светлова. Удивлению моему не было предела – едва не бросилась с расспросами к Гери. Остановилась на пороге, сопоставила факты и пришла к выводу, что не так прост встретившийся на моем пути магьер, как поначалу представлялось. Уж чего-чего, а ищейка сыщика должна была увидеть издали! И взгляд этот, словно душу наизнанку выворачивающий, подмечающий любую мелочь, и наводящие вопросы… Эх-х, ищейка Липкина, сплоховала ты! Стареешь?

- Дамми, где ты? – успевший набить оскомину голос Гери Светловой нагнал меня. Вскоре и сама магиня показалась из-за поворота. – Выбираешь, что почитать?

- Угу! Уже выбрала! – ворчливым тоном откликнулась, и она изумленно округлила очи, замечая, что в моих руках ничего нет. - Читать совершенно нечего! – фыркнула я вдобавок. – Книги о древних битвах или папенькины трактаты о правах и обязанностях? Ску-ко-та… - сумела зевнуть. Этак выйдет из бывшей ищейки отличная лицедейка! Ну, а что? Бродячие артисты путешествуют по миру – будет повод вернуться в Озерный. Думаю, родители простят очередную блажь дочери… А если нет? А если «нет», тогда и подумаю…

- Может, выпьем по чашечке чая? – с нескрываемой надеждой полюбопытствовала я.

- Хорошо, - Гери согласилась и подмигнула, - и ты мне все расскажешь о ваших отношениях с Райтом!

«Куда же я теперь денусь?! – с мрачной ухмылкой подумала, но ответила магине иное:

- Конечно! – искренне веря, что сумею сочинить нечто правдоподобное.

К концу дня я готова была залезть на стенку от скуки. Так тоскливо мне не было никогда, на секунду даже подумалось, что на корабле Геррара было куда веселее. Разумеется, одернула себя и поторопилась заняться делом… хотя бы каким-нибудь.

Пришлось вернуться в библиотеку, взять книжку, брошенную утром на диван за ненадобностью, и повертеть в руках. Вздохнула. Бросила книжку обратно и подошла к массивному столу, за которым магьер любил работать.

- Так-так, - те ящики, что были открытыми, подверглись тщательному изучению.

Как водится, ничего интересного в них я не нашла, а вот… Чутье ищейки никогда не подводило меня, и, вспомнив все, чему научили в прошлой жизни, взялась за работу. Когда-то молодым ведьмам, проходящим обучение, готовящимся стать государевыми ищейками, давали задание обыскать дом какого-нибудь важного в Озерном человека, подозреваемого в том или ином преступлении. Я всегда находила, что нужно, а именно доказательства.

Увлеклась настолько, что вздрогнула, когда часы в холле пробили восемь вечера, а вскоре послышались шаги. Светлов вернулся, и пора бы всей семье собраться в столовой. Как жаль, я только-только добралась до самого последнего угла. Спешка в деле ни к чему, но и медлить не следует, потому опустилась на мягкий ковер, заглянула под шкаф, не побрезговала и руку вытянуть.

Да-а! Мои поиски увенчались успехом, вот и тайник, как же сыщики предсказуемы! Слышала я в годы обучения байку, будто маги, все поголовно, прячут важные документы под шкаф. Конечно, не прямо на пол, а аккуратно приклеивают к задней стенке, так, чтобы можно было при случае достать рукой, но только если знаешь, где искать. Признаться, в прошлой жизни посмеялась, считая выдумкой, потому что ни одной ведьме не придет в голову прятать документы таким образом. Мало ли кто их найдет?..

- Дамми? Ты где? Папенька вернулся? – раздался голос Гери, и я скривилась: «А то не слышала?!» - не отрываясь от своего занятия.

Рука у магьера оказалась длиннее моей, пришлось старательно прильнуть к ковру в попытке дотянуться.

- Ну, миленький, давай же! – с пыхтением умоляла я, глядя на белеющий уголок. Лбом плотно прижалась к шкафу, деревяшка стала практически родной, а рука уверенно тянулась к цели.

Это стало наваждением, навязчивой идеей, казалось, что от простого клочка бумаги зависит мое будущее.

- Дамми! – Гери подошла к двери библиотеки.

- Иду, - проскрипела я, продолжая начатое дело, кончики пальцев уже трогали вожделенный уголок.

- Ты в библиотеке? – Светлова возрадовалась и схватилась за ручку двери, поворачивая ее со скрипом.

Сердце в груди билось быстро-быстро, но поймать ищейку Липкину на месте не просто. Опасность придала сил, рывок и я оторвала конверт от деревянной стенки, вскочила, словно бешеная, метнулась, схватила книжонку, вложила в нее находку, расправила рукава на платье, скрывая царапины на правой руке.

- Дамми, - вошедшая Гери расплылась в улыбке, но практически сразу изумленно захлопала глазами. – У тебя все хорошо?

Стоящий за ней Светлов нахмурился, оглядывая меня с головы до ног.

Надеюсь, моя ответная улыбка получилась мечтательной, прижала книжку к сердцу, томно, верю, что это выглядело именно так, закатила глаза и сказала:

- Ах, как прекрасно помечтать перед ужином!

- Ох, милая, - Гери бросилась ко мне. – Прости, мы тебя прервали! – обняла.

Положила голову на плечо «мамули» и украдкой взглянула на «родителя». Он прищурено изучал меня, молчал, а, заметив, что подняла взгляд, отвернулся. Пробежался глазами по библиотеке.

- Как мне хочется пить, - картинно взмолилась я, посматривая на Гери.

- Идем скорее, твой любимый ягодный сок уже на столе, - отозвалась она практически сразу.

- Чудесно, - я бросилась к двери, по-прежнему прижимая к груди взятую книжку.

Проходя мимо Светлова, заискивающе улыбнулась, вспомнила, кто я теперь есть, обернулась:

- Папуль, составишь нам компанию?

- Чуть позже, милая, - он кивнул и широкими шагами направился в глубину библиотеки.

Под предлогом того, что не хочется бросать начатую книжку где попало, я взбежала по лестнице и добралась до своей комнаты. Дрожащими руками вытянула конверт, выдохнула и спрятала его под матрас, надеясь позже ознакомиться с его содержимым.

Весь ужин просидела, как на иголках, «папенька» что-то вещал о том, что Райт сегодня занят и просил что-то там передать для меня. Воззрилась на очередное письмо, как на надоедливую мошку, бросила рядом с тарелкой, похрустела салатом, заела большим ломтем хлеба и запила соком. Поцеловала «маменьку» перед сном, пожелала «доброй ночи» хмуро смотрящему на меня магьеру и бросилась к себе.

- Дамара! – строгий окрик остановил меня, пришлось оглянуться и заметить, что мне протягивают послание Райта.

Встала, как вкопанная, буду еще бегать, чтобы взять какой-то ненужный обрывок бумаги! Светлов не поленился, дошел, подал конверт.

- Что там? – полюбопытствовала исключительно из уважения к сыщику.

- Ценные указания, которые были мною одобрены!

- А-а-а, - разочарованно протянула я, схватила письмо и бабочкой упорхнула к себе.

Раскрыла, надо же посмотреть, вдруг, что ценное увижу?! Не увидела, в основном в послании все сводилось к одному «туда не ходи, с этими не общайся, то не делай, иначе выпорю!» Угу! Размечтался! Письмецо было порвано и отпущено на волю ветра - пусть играет! Потерла ладошки, вытащила добытый конверт, плюхнулась на мягкие перины. Эх-х, вина бы еще бокал! Махнула рукой, не буду тратить драгоценное время!

Резко разорвала конверт, и из него посыпались тонкие разноцветные листы бумаги, последним выпал треугольный.

ВОТ ЭТО НАХОДКА! Правда, что с ней делать? Я задумалась, изучая очередное любовное письмецо, написанное витиеватым почерком. Не подумала бы, что магьер столь искусен в любви и сумел заморочить голову какой-то ведьме из Студеного. Хотя, почему какой-то? Самой главной, той, которую назначила сама государыня Маресса. Вроде, ничего подозрительного и нет, но это только на первый взгляд. Если бы не мое «боевое» прошлое, вряд ли усомнилась бы. А так… Шифр! В конверте не признания в любви, а важные сведения! Я подзабыла за годы плена, да и изменилась часть символов, но это не беда. Вот тебе и лекарство от скуки, Лея Липкина! Интересно, сам Светлов это придумал и организовал, или его надоумил Фирион?! Разберемся! Не зря же я попала в этот дом!

Доказательства решила припрятать не абы где, а под носом у магьера. Заменю разноцветные листочки, подберу подходящий конвертик и приклею его обратно, а настоящие спрячу в библиотеке. Присмотрела один подходящий уголок, пыльный такой, затянутый паутиной, в который служанки не рискуют лазить своими длинными пальчиками, чтобы прибрать.

Всю ночь занималась тем, что читала. Не думала, что в Студеном за два века все так изменилось, и местные ведьмы мечтают отделиться от Озерного, прося помощи у магов. Размечтались! Да кто вы без нас?! Самоуверенные недоучки! Додумались, кинулись к огневикам, мужчинам за подмогой! А маги? Да что с них взять?! Они пойдут на что угодно лишь бы ведьм рассорить! Ну, что же…

Цветные кусочки бумаги нашлись в столе у Дамары, любила, видно, магиня в свое время писать любовные послания. А вот я нет… Зато вспомнился шифр, будто вчера разбирала переписку некого чиновника с одной из простых жительниц Студеного, только не о любви в ней речь велась, а о маге, живущем в маленькой деревушке в предгорьях Рваных гор. Вздохнула: «Хорошее было время! Не нужно было притворяться и делать вид, что все замечательно!» - выдохнула и взяла в руки перо.

Ближе к утру конверт занял место на задней стенке шкафа в библиотеке. Оставалось только надеяться, что магьер не заметил пропажи прошлым вечером, и мой обман удался.

Рассвет уже заглядывал в окно, когда я, без надежды на долгий сон, залезла под одеяло. Так и случилось, с приторно-сладкой улыбкой ко мне заявилась служанка. Я глаза открыла сразу – меньше нервничаешь – дольше проживешь, и приказала:

- Готовь ванну!

Она вытаращилась на меня, но ныть и протестовать не стала, вероятно, тоже решила поберечь нервы!

Бокал вина успокоил мою душу, даже розовые ошметки не тревожили взор, а аромат роз не вгонял в тоску. Девчонку я выпроводила под предлогом того, что пора бы разбудить «маменьку». Служанка опрометчиво намекнула мне, что к завтраку у нас намечаются гости, точнее один, но какой! Готова спорить на тысячу драгоценных, которой у меня пока нет, но обязательно будет, - Гери проболталась о том, что ее дочь бегает ночью на свидания. Разумеется, не нарочно, но сболтнула лишнее – такие уж они, магини, сладостями не корми, дай поговорить!

Странное ощущение пронзило меня, даже волосы на затылке шевельнулись, словно их задела чья-то рука. Не делая резких движений, поставила бокал на пол и медленно оглянулась. Никого! Что за напасть?! Уже второй раз чувствую на себе чье-то пристальное внимание, но никого не вижу! И еще ладно в тюрьме, там и не такое привидится! Но здесь?..

Собралась выдохнуть, но замерла, разглядев, что случилось с розовыми ошметками, которые до этого момента спокойно плавали в моей ванне. Они сложились в буквы, которые составляли всего одно слово: «Берегись!»

Выдохнула, понимая, кто прислал мне письмецо. Уж этого отправителя я не боюсь! Скорее это он должен меня опасаться, потому что одним сжатием пальцев я могу превратить его существование в кошмар.

Подняла бокал и громко заявила, искренне считая, что бывший мучитель меня услышит.

- Не напугал! – залпом допила вино, гадая, когда Геррар объявится снова. А в том, что он вновь напомнит о себе, я не сомневалась.

Запыхавшаяся служанка вбежала в двери и, прислонившись к створке, перевела дыхание.

- Что с тобой? – мне было неинтересно, просто проявила вежливость.

Девчонка, как будто ждала вопроса, с ее уст сорвался возглас:

- Ах-х… - она прижала руки к груди, мечтательно закатив очи к потолку.

- Ты подземца встретила? – задала ей наводящий вопрос.

Служанка едва плеваться не начала:

- Да что вы такое говорите? – постаралась выжать слезу, но меня не впечатлила, махнула рукой и выдала. – Собирайтесь, к завтраку прибудет важный гость, - стрельнула хитрым взглядом.

- Правитель Фирион? – я не сделала и попытки подняться.

Девчонка вытаращилась на меня, вторично махнула рукой и с радостным выражением на лице объявила:

- Нет! К нам придет маг Ладов! – не заметив отклика, она великодушно разъяснила. – Самый младший – Райт!

Не пойму, что я должна сделать? Подпрыгнуть или завизжать? Выбрала второе! Писк получился вполне натуральный.

- Что же вы сидите? – служанка подбежала ко мне.

- Мне встать? – на полном серьезе поинтересовалась у нее.

Девчонка моргнула, прикусила губу в раздумьях, не рискуя дерзить хозяйке. Решила не мучить ее, выдохнула и сказала:

- Ладно, говори, что нужно сделать!

Через полчаса я уселась в плетеное кресло, расположенное у комода с зеркалом. У меня зарябило в глазах от обилия ярких баночек и коробочек. Не привыкшая медлить, отважно протянула руку. Пудру узнала с первого раза, скептически осмотрела отражающиеся в зеркале щеки. На мой взгляд, белее некуда!

- Вот крем, - служанка, словно случайно, подтолкнула ко мне баночку, перевязанную тонкой голубой лентой.

Открыла, принюхалась – на удивление непонятная субстанция благоухала фиалками. Девчонка исподлобья следила за мной, а я, хоть убей, не знала, как быть. Не привыкли мы, ведьмы, пользоваться тем, что изготовлено чужими руками. Крем, да, использовали, но исключительно тот, что сделали сами. Выдохнула, про себя три раза прочитав заговор от сглаза, нанесла.

- Глаза не забудьте подкрасить! – мне подвинули очередную коробочку.

- Зачем? – пристальнее вгляделась в свои нынешние очи. – И так сойдет! – пробормотала под нос.

- Как это зачем? – горячо вознегодовала служанка. – Вы же не какая-нибудь ведьма из Озерного, а настоящая магиня из Солнечного.

Усмешка моя вышла горькой:

- Да, не ведьма…

- А еще надобно заняться вашей прической! – оповестила девчонка, подбираясь ближе, не замечая моей тоски.

- Делай, что нужно, - отозвалась я, отодвигая коробочку с краской для ресниц прочь, решив, что для красоты прически вполне хватит.

Спустя какое-то время из зеркальной глубины на меня взглянула… болонка, сошедшая с картин, украшающих комнату. Лицо обрамляли светлые кудряшки, губы поджаты и подкрашены чем-то розовым со вкусом клубники. Никогда не любила эту ягоду. Почему? Да просто нет и все! Помотала головой, и кудри всколыхнулись.

- А глаза все же нужно накрасить! – девчонке захотелось проявить настойчивость.

- Уволю! – мне пришлось повысить голос, и она что-то залепетала.

Не слушая, я поднялась, а так как все равно захотела есть, то направилась в столовую, не думая ни о чем и ни о ком, кроме завтрака, что мне подадут.

Глава 3. О визитерах и походах в гости

Остановилась на самом верху лестницы, наблюдая за суетящимися слугами. «Что их так всполошило с утра? Неужели рядовой визит Ладова? Обычно так к празднику готовятся!» - я, искренне недоумевая, свела брови. Лишь спустя минуту осознала, что и почему! Нахмурилась сильнее, а потом решила, что проблемы слуг меня не касаются! Раз хотят работать на господ – пусть и расплачиваются! У ведьм слуг нет, мы привыкли справляться своими силами!

С такими мыслями спустилась в столовую и пропала - околдованная ароматами, царящими в ней. К слову, готовить я никогда не умела, но с этим всегда превосходно справлялись ведьмаки, которые проводили ночи в моей постели. А вот поесть… любила, да, только не всегда удавалось это сделать. Нелегка доля настоящей ведьмы, наша жизнь – вечная работа: тут умертвие уничтожь; там зелье свари; оттуда прогони расшалившихся подземцев или иную нечисть. А еще маги – эти все века нам жизнь осложняли уже одни своим существованием.

Сидят два таких, зыркают на меня, помалкивают. Улыбнулась, самой сладкой из всех улыбок, которых знала.

- Папочка, доброе утро! – не поленилась и одарила Светлова поцелуем, да и Райту досталось от меня приветствие.

Не терпелось сесть за стол и попробовать те вкусности, что кропотливые слуги успели приготовить. Салфетку на коленях разложила, чего отродясь не делала, не хрюшка какая-то, а вполне приличная ведьма! Умильно поглядела на служанку, готовясь изложить свою просьбу.

Не успела, в столовую, источая аромат духов, буквально вплыла Гери. На губах ее сияла вполне искренняя радушная улыбка, нежные ноты в голосе ласкали слух.

- Доброе утро, мои милые, - нам со Светловым. – Добро пожаловать в наш дом, Райт, - пропела, как пташка-певунья.

Вот как у магинь это выходит?! Ну, льстит же, но как естественно! Далее Ладову достался более пристальный взгляд, слегка прищуренный, но одобрительный. Зеленоглазый маг подобрался на стуле, удивленно моргнул, заозирался по сторонам, что-то заподозрил, ловя мой совершенно невинный взор. Усомнился, вновь взглянул на Гери.

Я широко улыбнусь служанке, правда она почему-то отпрянула и быстро поставила передо мной белое блюдо с розовыми цветочками по краю и непонятной серой массой в центре.

На губах Райта при виде того, как скривилось мое лицо, возникла глумливая улыбка.

Исключительно назло ему окунула ложку в непонятную жижу, проглотила и даже прожевала, убеждая себя, что овсянка не так уж и плоха, особенно с голодухи. Ладов все это время не сводил с меня полусонного взгляда, за которым угадывалось нешуточное внимание к моей персоне. Под его строгим надзором, под почти непрерывное щебетание Светловой и наставления ее супруга я доела кашу и попросила принести салат. Овощи подали быстро, и также скоро я схрумкала их, мрачно раздумывая над тем, что на такой пище государева ищейка очень быстро протянет ноги.

Унывать не стала, вскинула голову и бодро осведомилась:

- Куда пойдем?

- В гильдию! – одинаково хмуро и почти одновременно сообщили огневики, с предубеждением посматривая на меня.

- Чудесно! – разулыбалась сильнее. «Пора с чего-то начинать!» - мысленно постановила я.

- Постарайся обойтись без своих едких замечаний, Дамара! Все и без того знают, что ты бойка на язык! – тихим тоном наставлял меня «папенька», пока мы следом за размашисто шагающим Райтом поднимались на вершину холма к зданию гильдии «Ведьмина погибель».

Острые шпили на башнях украшали флаги, трепещущие на ветру, и мне было известно, кем придуман новый герб гильдии. Веснушка постаралась на славу! С намеком, но изящным, так, что и захочешь, а не прицепишься! Две сплетенные руки, ведьмы и мага, как знак того, что мы теперь на одной стороне.

В мое время за подобный рисунок могли казнить! А сейчас мое новообретенное тело «украшал» белый шрам – знак гильдии. Слышала я, что он и светиться может, когда беда с согильдийцами приключается, или первый мастер призывает всех участников собраться вместе. Раньше бы ни за что не поверила, а теперь, пожалуй, смирилась.

В двери вошла с улыбкой на устах и громко поприветствовала собравшихся в зале. Жаль оценили немногие, в основном девушки. Мужчины ограничились сухими кивками. Зато Светлова встретили с должным почтением. Порадовалась за него, а заодно удивилась: «Неужели маги не простили своей соотечественнице, что она пыталась убить ведьму, давнего врага? Чудеса, да и только!»

Скромно, под перекрестными взглядами прошествовала к окошку, делая вид, что заинтересовалась видом. А сама украдкой прищурилась в сторону девушек, решив держать ухо востро, не забывая одарить их красноречивым взором.

Вскоре магини поняли, что от них требуется! Умницы какие, не прошло и полгода! Ко мне робко, оглядываясь на мужчин, приблизились две светловолосые девушки, одна из которых была чуть выше другой.

Узнала обеих – видела, когда летала по гильдии неугомонным призраком, имена помнила.

- Ирма, Элла! – улыбнулась им, как родным и сразу же, будто этого ждала, закружилась по залу. – Смотрите, какое у меня восхитительное платье!

Ну разве магини смогли промолчать?! Они сгрудились вокруг меня, загомонили наперебой, хваля мой наряд, показывая свои.

Мужчины таращились на нас, позабыв о разговорах. Пока кто-то не решил выразительно прочистить горло. Поняла кто, едва услышала знакомый чуть раздраженный голос:

- Мы тут дела обсуждаем, нам не до женских глупостей!

Да, милый! Ты мысли мои читаешь! Предложила исправить ситуацию:

- Девочки, давайте поднимемся в девичью, а мужчины пусть обсуждают свои, - не смогла не уколоть Райта, - дела в одиночестве!

Не успела сказать, как несколько магинь уже закивали, подхватили меня под руки и понесли, как волна, к лестнице.

- Куда? – взревел, словно ящер, Ладов.

Всхлипнула, эх, какая лицедейка во мне пропадет!

- Нельзя?

- Можно! – вместо Райта ответил Небов, первый мастер, удерживая Ладова за плечо. Махнул нам. – Идите уже!

Ладов глаз с меня не спускал, за что заработал тычок от Небова, а я, увлекаемая девушками, отправилась наверх, куда и собиралась попасть.

Девичья, как я помнила, располагалась в конце коридора. Но… но мне нужно было попасть в другую комнату, и она находилась почти в самом начале. Замерла, раздумывая, что сказать.

- Дамми, - остановилась рядом Ирма, - здесь библиотека?..

- Да, - получилось небрежно, - библиотека, а не мужская раздевалка!

Девушки замолчали, хлопая глазами. Да-да, я знала их секрет! Но пришлось опять изворачиваться. Приложила палец к губам:

- Тс-с-с… Это наша с вами тайна.

Магички старательно закивали, задумались, а после, вызывая изумление, Элла поманила меня в библиотеку.

- У нас тайн много!

- Да-а? – протянула я, всерьез озадачившись.

- Ага! – послышалось со всех сторон, и в глазах всех девушек без исключения загорелись азартные огоньки.

Я вошла третьей, с удовольствием рассматривая библиотеку. Всегда любила читать, жаль, что книгу для души удавалось редко взять в руки.

Два больших окна пропускали внутрь много света, одно было чуть приоткрыто, и с улицы врывался едва уловимый ветерок, и доносился птичий щебет. Большинство книг стояло на стеллажах, но часть располагалась на столах. К одному из них мы подошли. Окинув первую стопку быстрым взором, я выхватила знакомое слово. На корешке толстого фолианта виднелись позолоченные, полуистершиеся буквы. Услужливый луч, проскользнувший с улицы, высветил, точно для меня – «Изменчивые. Особенности расы». Руки сами собой потянулись к книге, больше я не видела ничего. Еще секунда и…

Резким движением Ирма смахнула стопку с нужным фолиантом, и книги со стуком упали, а в мои протянутые, как у попрошайки, руки сунули книжонку в мягком переплете.

- Вот! – Ирма буквально сияла, щеки ее раскраснелись, в глазах билась живая искорка, и девушка выглядела вполне симпатично. Однако, мне хотелось ее придушить.

Пришлось моргнуть, вдохнуть и выдохнуть несколько раз, дабы не раскричаться, успокоиться, уговорить себя набраться терпения, опустить взор, чтобы ненароком не проклясть глупую магиню, повертеть книжицу.

- Любовная история, - с придыханием сообщила Элла.

Я с выражением прочитала название:

- Обжигающее пламя!

- Тише, Дамми! – на меня зашикали со всех сторон, и я всмотрелась в обложку.

Судя по названию, на этих страницах описан кошмар одной из ведьм. Вот только с обложки на меня смотрела томная девица с чуть приоткрытыми губами и распущенными волосами. По краю вилась плеть нарисованного вьюна. Чтобы разобраться, я открыла книгу точно по середине. Прочитала, про себя на этот раз: «Его пламенные, горячие губы накрыли ее дрожащие уста, и вместо крови по венам Ари потек настоящий огонь… - ужаснулась. - Жуть какая!» – захлопнула книгу и вслух потрясенно поинтересовалась:

- Это кто такое выдумал?

- Бард Огнев, - тонкий пальчик Эллы указал на буковки прямо над заглавием.

- Кто??? – показалось, что ослышалась. Ни за что бы не подумала, что Дюран способен придумать подобную чушь!

- Только говорят, - заговорщически зашептала Ирма, двигаясь ближе ко мне, интригуя прочих, - что истории пишет сам… - подняла взгляд к потолку.

Все мы непроизвольно проследили за ним. Взволнованно приложив ладони к груди, незнакомая мне молодая магиня спросила:

- Неужели сам Тилл?

- Нет, Тани! – с раздражением топнула ногой Ирма. – Это правитель Фирион!

Во мне проснулась государева ищейка. Глупость, конечно, но безумно захотелось выяснить правду!

Бросила случайный взгляд, заметила, что темноволосая магиня Зирана, ставшая подругой моей сестре, стоит поодаль, не участвуя в беседе, наблюдая, делая выводы.

- Как интере-е-сно! – восхищенно протянула я, заставляя магичек повторить, а сама подметила, что помимо Зираны за нами наблюдает кое-кто другой. Что же… Играть я уже научилась, поэтому, будто невзначай вздохнув, предложила:

- Может, съедим по кусочку торта, - внимание девушек теперь принадлежало мне. – Только представьте, воздушный, кремовый, сладкий-сладкий, - в прошлой жизни я была равнодушна ко всякого рода плюшкам, пончикам, пирожным, а в этой, похоже, полюблю.

- Так ведь… нельзя… - неуверенно возразила Тани.

Я настаивала:

- А еще вообразите тающий во рту бисквит и взбитые в нежнейшую пену белки, - вдохновенно сочиняла, а блуждающий взор, словно случайно, опять наткнулся на того, от кого следует как можно скорее избавиться. Повод продолжить оказался весомым. – Засахаренные ягоды и ломтики спелых фруктов…

- Да! – не выдержала Ирма.

- Хочу! Очень! – подпрыгнула Тани.

- И мы хоти-и-им! – взвыли другие.

Я добилась своей цели, магиням захотелось сладкого. Рыжеволосая девушка Селина, стоящая спиной к двери, горестно вздохнула:

- Но кто побежит в кондитерскую? – и тишина повисла в библиотеке.

Просить я отродясь не умела, потому понадобилось приложить нешуточные усилия. Жалобно взглянула на стоящего в небрежной позе у дверного косяка Райта и взмолилась, как умела:

- Ну, пожа-а-алуйста…

- Что? – он попытался отвертеться.

Призвала на помощь магичек, один молчаливый взгляд на девушек, и они наперебой запросили:

- Ну-у пожа-а-алуйста…

Скрипнув зубами, магу пришлось скрыться в коридоре. Дверь за ним с треском захлопнулась. Неужели ведьма опять довела огневика?! Можно подумать…

Развернулась к магиням и, как ни в чем не бывало, осведомилась:

- А есть ли еще любовные истории в этой библиотеке? – усиленно, будто смутилась собственной дерзости, обмахивалась первой книжицей, чтобы и Зирана, смотрящая на меня слишком пристально ничего не заподозрила.

- А как же?! – мой вопрос произвел прямо-таки волшебный эффект – девушки разбежались по помещению, зашуршали, как мыши, в разных углах.

Оказалось именно там припрятаны от мужских глаз увлекательные любовные истории барда Огнева. Как по мне их следует называть «ведьмиными кошмарами» и никак иначе!

Делая вид, что с нетерпением жду новенькую книжку, я медленно, но верно подобралась к фолианту. Вот как можно так бесчеловечно обращаться с такой книгой?! Бережно подняла фолиант с пола, погладила корешок, коснулась кожаной, кажущейся теплой, живой обложки.

В библиотеке снова стало очень тихо, только пение птиц доносилось с улицы. Крепче прижала книгу к себе, точно любимое дитя, показывая, что не отдам за все богатства мира.

- Ты чего? – воззрилась на меня с нескрываемым изумлением Элла.

- А чего я? – на миг стала собой, спросив спокойно, с холодком.

- А того! – в разговор вмешалась Селина, та, что когда-то помогла Ани. – Эту книгу Лют брал в Центральной библиотеке Виора, но не вернул!

- Так! – я выше вскинула подбородок, сообразила и выдала. – Эту книгу держали руки любимого! – с пафосом, на который способна только магиня, закончила. – И ради любви к нему, пусть Лют не со мной, я сделаю доброе дело!

- Какое? – с величайшим сомнением в голосе и тревогой во взгляде Зирана сделала шаг ко мне.

- Верну в библиотеку и… - договорить мне не позволили, обличающий возглас Ладова раздался от двери:

- Вот в чем дело! – маг стоял на пороге, гневно сверкая глазами, сжимая пальцы в кулаки.

Обиженно поджала губы, опустила очи к полу, незаметно оглядывая Райта придирчивым взором. Запыхавшимся или сильно уставшим Ладов не выглядел. А вот щеки Ацура раскраснелись и явно не от смущения. Вывод меня не обрадовал – Райт все это время стоял и бессовестно подслушивал под дверью. Впрочем, я никого не боялась. Распрямила плечи, выдохнула, шагнула к нему и язвительно объявила:

- Ну, раз ты отказываешься от моей помощи, то сделай это сам! Верни том в Центральную библиотеку и заплати! – почти кинула желанную книгу в руки надоедливого огневика, и он невольно схватил ее, а я с гордым видом удалилась.

В девичьей царила приятная обстановка, легкий ветерок, струящийся через распахнутое окно, приносил ароматы весеннего сада, овевал разгоряченные лица магинь. Долгое время мы помалкивали, уплетая торт, который оказался вкусным и сытным, к моей безграничной радости. Правда, одним кусочком я не ограничилась. Допивая чай, поймала внимательный взгляд Зираны.

- Ты поступила мудро! – похвалила она, выходя из-за стола.

- Взрослею, - горделиво отозвалась я, и Зверова, кивнув, вышла, а оставшиеся девушки потрясенно воззрились на меня.

Не стала их разочаровывать! Истинно ведьмовская, коварная улыбка заиграла на моих губах.

- Разве я отдала Райту последнюю из тех книг, что брал и не вернул в Центральную библиотеку Лют?

Магини так же дружно захлопали накрашенными ресницами, выражая свое недоумение, и я охотно разъяснила:

- Исполню, что задумала! Верну книги, заплачу все, что нужно, сделаю любимого своим должником!

- О-о-о, - у Тани вытянулось лицо, и отвисла челюсть, видно, коварству она еще не научилась у своих подруг.

- Я в этом не участвую! – вскочила на ноги Селина, всем своим видом выражая неодобрение.

Я равнодушно пожала плечами, и рыжая магичка покинула девичью, а за ней вышли еще две девушки.

- Пусть уходят! – бросила им вслед Элла, а Ирма улыбнулась мне:

- Мы с тобой, Дамми! Докажем всем, что магини умнее ведьм!

Едва удержалась от издевательского смешка, а наоборот, всплакнула, выражая горячую благодарность за поддержку. В изворотливом уме государевой ищейки возник план действий, который я поторопилась изложить.

- Чего вы застыли? – недовольно поинтересовался Райт спустя два часа, глядя, как мы с Тани и Ирмой остановились у ворот особняка магьера Светлова.

- Эллу ждем, - голос Тани напоминал писк комара.

- Зачем? – Ладов сверлил разъяренным взором только меня одну. Эк, не дает покоя ему мое равнодушие!

- У нас девичник намечается! – взяла дело в свои уверенные ведьмины руки и ответила, глядя ему в глаза, гадая, куда запропастилась Элла.

Ей выпала «честь» вынести из гильдии все оставшиеся десять томов, пока мы с Ирмой и Тани отвлекали товарищей по гильдии. А все потому, что у Эллы был брат, а у него имелся летающий ящер, на котором я поручила доставить книги к дому Светловых. Только что-то они задерживались!

Наконец, ящер показался, от нетерпения я покусывала ногти. Элла выскочила из паланкина сама, отчаянно размахивая руками. Я лихорадочно сочиняла, что сказать Райту. К счастью, происходящее заметила Гери, вышла из дома, добралась до нас, отвлекла магов. Жаль, не всех. Улыбаясь так, что свело челюсть, я подхватила Ладова под руку и забросала ненаглядного тюремщика вопросами: «Когда начнется дождь, ведь тучи закрыли солнце? А, может, будет ураган? Или, не дай Тилл, снег? А красивое ли у меня платье? Элегантные ли туфельки? И почему он все время мне грубит?!» Огневик отвечал сквозь зубы, недобро косился на меня, сбился с шага на последнем вопросе, задумался над ответом, и, хвала мне, ни разу не оглянулся на девушек. А магички все же молодцы, сумели донести все десять томов до особняка. Может, стоит ругать их чаще, глядишь и исправятся?!

На пороге «родного» дома, удерживая все внимание Ладова, не позволяя ему осмотреться, давая возможность девушкам войти внутрь, совершенно открыто заявила:

- Ты прости, милый, но у нас девичник! Сам понимаешь, - заискивающая улыбка, томный вздох, чтобы взор Райта был прикован только к моему декольте, и я закрыла дверь перед самым носом мага.

От магинь оказалось не так легко избавиться, и весь оставшийся день я провела в их обществе.

Распрощавшись с «подружками», поцеловав «родителей», сделала вид, что скрываю зевоту, отпросилась и, сгорая от желания изучить книги, поднялась в свою комнату.

Здесь расположилась прямо на полу, покрытом ярко-розовым ковром, окружила себя фолиантами и огненными бабочками, к которым начала привыкать. Все же они были лучше свечей и прочих источников огненного света, используемых здесь повсеместно. Изучала сведения, записывая наиболее важное и интересное. В качестве записной книжицы избрала дневник Дамары. Удивляло, что записи в нем были зашифрованы. Никогда не слышала, чтобы девица столь тщательно берегла свои сердечные тайны. Выходит, я не зря беспокоюсь?

Опять что-то шевельнулось в душе, царапнуло сердце острыми коготками, но я поспешила отвлечься. Не время пока! Со Светловой разберусь позже, а сейчас нужно узнать больше об изменчивых, чтобы не выглядеть совсем глупой, общаясь с Дюраном и Ар'рцелиусом.

Время незаметно подошло в полуночи, о чем громко сообщили часы, стоящие в холле, пробив нужное количество раз. Спать совсем не хотелось, но следовало поторопиться, дабы не увлечься и не испугать служанку поутру.

Я привыкла к подобным занятиям, умела выделить главное, не заостряя внимания на мелочах. Шифр у меня свой – в запасе каждой государевой ищейки был набор знаков, чтобы ненароком не выдать другим личных замыслов и секретов. Так что теперь я смело вписывала в дневник все, что считала необходимым. Кое-что не сошлось в представляемой картине, и я засуетилась, перебирая фолианты, переворачивая страницу за страницей в надежде понять, где кроется ошибка. Отыскала. Выругалась.

- Вот лысая паземка! Нужный том я лично отдала в лапы Райта! – и тут же раздосадовано осознала. – Как бы мне не хотелось, а посетить Центральную библиотеку Виора придется! – нахмурилась. – Надеюсь, Ладов успеет вернуть туда книгу!

- Уже вернул! – раздался в ночной тиши ехидный низкий голос, и я вскочила от неожиданности, подняла руки, сплетая по сложившейся привычке «клубок трех стихий». Вспомнила о тщетности своих действий и мрачно осведомилась у невидимки:

- А откуда вам известно об этом?

Послышалось фырканье:

- Ведьма – что еще сказать?! – и меня принялись учить. – Для начала ты могла бы поинтересоваться, с кем беседуешь!

Смутить меня нелегко.

- Для начала, - назидательным тоном заговорила я, - вы могли бы поздороваться! Видите ли, это обычные правила вежливости!

- Вежливости? – задумчиво переспросил невидимый собеседник и тут же поведал. – Ну, хорошо…

Мысли вихрем пронеслись в моей голове, а одна из ваз с цветами, стоящая в углу комнаты, вдруг сменила облик, явив вместо себя духа противоречия.

Не испугалась, видела подземцев, хотя этот гость был мне еще незнаком. Он протянул букет роз, до сего мига мирно стоящих в фальшивой вазе, и сказал:

- Дарю!

Скривилась, и он спохватился:

- А! Вы же не любите эти цветы! – взмах крыльями и вместо роз мне протянули букет цветущего чертополоха.

- Да вы, кудесник, господин демон! Колючки у вас получились восхитительными! – принимая букет, отозвалась я.

- Икциар! – с поклоном представился он.

- И что вы тут делаете, Икциар? – сразу перешла к сути вопроса, споро поставив букет во вторую вазу, мельком оглядев ее перед этим.

Дух противоречия широко ухмыльнулся:

- До недавнего времени стоял и украшал вашу комнату, - сверкнул циничной клыкастой улыбкой

- Подглядывали! – напрямик высказалась я.

- Разве у ваз есть глаза? – последовал ответ нахальный не менее, чем предыдущие.

- Зачем вы здесь, Икциар? – я сразу вспомнила, как вела допросы в прошлом. Не самая любимая часть моей бывшей работы, но, несомненно, полезная.

- Ведьма, - вновь одарил меня своей широкой улыбкой демон, взмахнул хвостом.

Необычное создание, от которого не ведаешь, чего ждать, то ли ударит, то ли обнимет, то ли защекочет. Творение непредсказуемого Артуара и изменчивой Эрии.

- Ведьма! – подтвердила я. – А вы – демон, на дворе – ночь, и мы в Наземье! Может, перейдем к делу?

Он снова взмахнул крыльями, отчего страницы раскрытых книг зашелестели. Мне пришлось падать на колени, чтобы срочно вернуть их в прежнее положение. Икциар взялся помогать, проговаривая при этом:

- Меня отправили вас охранять.

- Угу! – спрашивать о том, кто был столь любезен и выделил мне личного охранника, было глупо, но вот… - Зачем? – необходимо уточнить.

- Ваша сестра ведунья Лютова беспокоится.

- Угу! – Аниике я доверяла. – Почему она выбрала вас? – внимательнее всмотрелась в лицо ночного гостя.

- Потому, что она лично знакома со мной. А еще ее выбор был одобрен госпожой Даровой и владычицей Зиалеей!

- Угу! – буркнула опять, строя в уме различные догадки.

- Что вам довелось узнать? – переход от веселья к делу оказался столь неожиданным, что я замерла, аки верстовой столб.

Шумно выдохнула, собралась и полюбопытствовала:

- А что известно вам?

- Меньше, чем нужно…

- Звучит загадочно!

- Это правда.

Задумалась: «А не шутит ли он?» - с пристрастием рассматривая черное чешуйчатое лицо подземца. Не преуспела, ни единым движением дух противоречия себя не выдал. Признала поражение, склонила голову, Икциар смотрел на меня с любопытством и молчал. Пришлось задавать ему новый вопрос:

- В книгах, написанных магами, есть хотя бы доля правды об изменчивых?

- А где, по-вашему, она может быть? – без всяких эмоций откликнулся подземец, и мне захотелось придушить его. Покосилась на свои руки, услышала едкий смешок, опомнилась:

- Но жители Подземья и жители Ва'лдрада, - блеснула знаниями, - довольно неплохо общались когда-то…

- Когда-то, - подчеркнуто повторил собеседник, - с изменчивыми неплохо ладили и люди!

- И все же?

- И все же те времена канули в лету! Я знаю лишь одного изменчивого и ничего утешительного вам сообщить не могу!

- По моим сведениям этот самый Да'Айрэн сделал много хорошего!

- Спросите, что подтолкнуло его к этому?

- Говорите так, будто вам доподлинно известны его мотивы! – не удержалась от недоверчивого фырканья.

- Эмоции! – озвучил Икциар, и я, поразмыслив, согласилась.

- Вопрос в ином, - он продолжил.

- В ином, - и здесь спорить не стала, вздохнула, глядя на разбросанные книги.

- Рад, что мы достигли взаимопонимания!

- Да мы и не ссорились!

- Причин не было… пока… - демон не мог противиться своей сути, стараясь задеть меня, уколоть, заставить засомневаться.

Не на ту напал! Я с перевозчиком два века общалась, ох, наловчилась!

- И не будет! – заверила Икциара.

- Поглядим! – сдаваться дух противоречия не пожелал, но так даже интереснее.

Жаль, дела не ждут.

- Лучше скажите, - вернулась к главному, - что было в том томе, который я вынужденно отдала Ладову?

- Вас к этому принуждали?

- Обстоятельства! – дерзко бросила я, закипая.

Один мой, так называемый союзник, нахальнее другого и вызывает лишь раздражение, а не желание работать вместе. Я и без того не знаю, как примириться с действительностью, а тут еще эти двое мужчин!

- Приму к сведению! – привлек мое внимание подземец, но задирать дальше не стал. – В отсутствующем томе содержатся сведения о городах сей памятной расы.

Я в бессилии ударила кулаком одной руки о ладонь другой.

- Вот же паземки зловредные!

Дух противоречия не отказал себе в удовольствии:

- Что-то часто вы их упоминаете нынешней ночью, ведунья? Считаете, с ними веселее, чем со мной? Пригласить паземок?

- Нет! – рассердилась я, вызывая очередную ухмылку Икциара, но, подумав, вполне миролюбиво попросила. – Лучше проведите меня в библиотеку владыки!

Подземец призадумался, явно не ожидал подобной просьбы, но в итоге ответил:

- Не зачем!

Я открыла рот, чтобы выразить протест, но угомонилась, услышав дальнейшую речь Икциара:

- Мы вместе посмотрим на те книги, что найдем в библиотеке магов. Вдруг я обнаружу что-то новое!

- А…

- А потом поделюсь с вами!

- Буду надеяться! – ворчливо ответила я себе под нос, но тотчас подскочила. – Погодите! Вы собрались в библиотеку со мной?

- А что особенного? – демон вновь распахнул крылья.

Странный, малопонятный жест, о котором лучше узнать. Сейчас просто напомнила собеседнику:

- Вы демон!

- Демон, - улыбка его стала раззадоривающей, и я начала догадываться о том, что меня ждет. Но до конца не сумела понять, а так как не привыкла пребывать в неведении, хмуро осведомилась:

- Ну, и во что вы превратитесь на этот раз? Или в кого?

- Узнаете! – отозвался дух противоречия и растворился в темноте, а мне оставалось только прибраться в комнате, припрятать книги и лечь спать.

Проснулась и почти сразу насторожилась – что-то не так! Распахнула глаза и с ужасом узрела, что через мое обнаженное тело (ну не люблю я спать в одежде!) перекинута мужская рука. Повернув голову, с неудовольствием обнаружила рядом мирно спящего Огнева.

Мужчина? В моей кровати? Всколыхнулись, казалось бы, давно забытые тревоги! Спит, умиротворенно посапывая, угрозы не представляет! Пока не представляет! Но разве не с этого все начинается? Мужчины! Сначала один такой займет половину кровати, а потом проберется в душу, украдет женское сердце, оставаясь в моей жизни до самого конца. Ухаживай за ним, заботься, защищай… Тьфу! Лучше выгнать, пока не стало слишком поздно!

- Вы что здесь делаете? – изловчившись, со всей силы ударила незваного гостя локтем в бок.

Он вскочил, заозирался спросонок, выдохнул.

- Вы чего зря панику поднимаете? Случилось чего? – притворно округлил свои бесстыжие разноцветные очи.

- Что вы здесь делаете? – подтянула одеяло к себе, открывая своему нескромному взору натренированное мужское тело.

Приказала себе не опускать взгляд ниже подбородка Дюрана, угрожающе прошипела:

- Отвечайте!

- Спал, пока вы меня столь невежливо не разбудили! – уселся на прежнее место, занимая половину моей кровати.

- Спали? – решила предоставить союзнику возможность оправдаться.

- Да! Потому что больше негде было переночевать! А вас будить я не рискнул - тронь ведьму среди ночи – съест, не подавится! – в отличие от меня Огнев никакого приказа себе не отдавал.

Мужчина смотрел отнюдь не на мой подбородок, улыбнулся предвкушающе, и мне это совсем не понравилось. Заранее поняла, что скажет четырех стихийник, но остановить его не успела.

- Лея, я хотел вас спросить! А какой вы были в прошлой жизни?

- Ка-а-акой я была? – во мне проснулась ярость.

- Ну, теперь у вас молодое, упругое, соблазнительное тело. А раньше была ли у вас пышная высокая грудь, округлая попка, осиная талия и… - не договорил, так как я на ощупь отыскала подушку и от души огрела его по голове. А потом еще раз… и еще…

- Лея? Я же пошутил, вы всегда такая угрюмая? – зашипел, а мне понравилось.

Четырех стихийник пришел к выводу, что пора спасаться бегством от разъяренной ведьмы, спрыгнул с кровати, бросился к своей одежде, взял штаны и даже успел просунуть левую ногу в штанину, по пути объясняя:

- У меня нет драгоценных, нечем платить за ночлег и… - не смогла отказаться и кинула подушку ему в спину, нащупала вторую, обмотала тело покрывалом, ринулась в бой.

Огнев, прыгая на одной ноге, надеясь закончить процесс одевания, убегал от меня, стараясь напомнить:

- Мы взрослые люди…

Не дослушала:

- Ага! Мне больше двухсот, а вы по меркам четырех стихийников, живущих почти вечно, еще сущий ребенок! Считайте, я вас воспитываю!

В разгар нашего сражения послышалась ехидная насмешка:

- Кхм… зайду позже, вижу, что мешаю!

Мы остановились, я пыталась осознать, что творю, а Дюран торопливо одевался. Выдохнула, заметив бессовестно улыбающегося Икциара.

- Так! – вспомнила, что всегда командовала мужчинами. – Вы! – указала на Огнева, махнула рукой. – Одевайтесь! А вы! – посмотрела на демона. – Отвернись!

Эх, а ведь когда-то мужчины меня слушались беспрекословно! Эти и попытки не сделали, продолжая рассматривать меня, будто впервые видят. Кровь прилила к щекам, я глубоко вдохнула, готовясь произнести проклятие.

Мужчинам повезло, когда служанка, сама того не ведая, спасла их, постучавшись в мою дверь. А потом ручка стала поворачиваться. Немая сцена, когда наша троица ошалело переглядывается между собой.

Глава 4. Об удивлении

Дверь приоткрылась, вынуждая меня растеряться окончательно. Краем глаза сумела подметить, что Дюран, подхватив сорочку, проворно скрылся под кроватью, а сбоку что-то блеснуло. Повернувшись, узрела непонятного зверька. Вроде, мелкая собачонка на тонюсеньких, точно паучьих лапках.

- Пуф, ты вернулся! – завопила с порога служанка, и я перевела ошарашенный взгляд на нее. Спохватившись, она пролепетала. – Простите, госпожа Светлова, но где вы нашли Пуфа?

- Сам пришел, - брякнула в ответ, пытаясь изобразить умиление.

- Мы с вашей матушкой весь сад облазили – не нашли и все гадали, куда Пуф подевался! А уж вы как рыдали! Правда, потом успокоились, ведь… Ой! – девчонка прикрыла рот ладонью, не договорив, испугавшись своей излишней болтливости.

Фальшивый песик перебирал тощими лапками, мелко дрожал и поскуливал. А вот мне все никак не удавалось избавиться от навязчивой мысли, что упускаю нечто важное, потому что есть что-то неправильное во всей ситуации с этим Пуфом. Инстинкт ищейки, выработанный годами службы на государыню, требовал разобраться. Нахмурилась: «Этого еще не хватало?!» И решила отложить раздумья, а занялась делами насущными.

- Ишь, разговорилась! – прикрикнула на служанку. – Немедленно приготовь мне платье! Я в город собираюсь!

- Уже сделано! – в глазах девчонки промелькнуло торжество.

Наивная! Если ведьме нужно избавиться от кого-то, она непременно сделает это!

Не помню, когда в последний раз мне приходилось столь высоко задирать подбородок и смотреть на человека так, чтобы он ощутил себя букашкой, не достойной ползти мимо меня. Придерживая одеяло одной рукой, добралась до шкафа и принялась отбрасывать одно платье за другим. Отыскала самое мятое и указала на него:

- Хочу вот это!

- Но…

- Выполнять! – рявкнула так, что служанка бросилась ко мне без лишних напоминаний.

Избавившись от помехи, немедленно обратилась к духу противоречия:

- Откуда вы узнали о собаке?

Икциар, превратившись в убогого пса, заскочил на кровать, повертелся у подушек, лег. За это время Дюран выбрался из своего убежища и накинул сорочку. Я прям на несколько секунд залюбовалась, обругала себя, резко оповестила его:

- Ваш плащ еще с прошлого раза остался у меня! – отвернулась к подземцу, ожидая, что он скажет.

- Благодарю, что напомнили, - откликнулся Огнев, пока я сверлила гневным взором демона.

Его ответ оказался загадочным и не оставил меня равнодушной.

- Чтобы что-то узнать - нужно увидеть! А чтобы увидеть – не обязательно иметь глаза!

- Приятель, лучше бы ты учился лаять по-собачьи! – усмехнулся Дюран. – Зрение тоже может пригодиться!

Мне стало понятным, на что они намекают! Прикусила губу, дотронулась до переносицы, сдерживая злые слезы. Без своей магии я чувствовала себя ущербной. Собеседники помалкивали пару минут, потом четырех стихийник произнес:

- Мне пора уходить! Но я загляну к вам, Лея! – направился к двери.

- Совсем сдурели! – опередила его, выглянула в коридор, но прежде, чем пропустить едва слышно осведомилась. – Скажите, а вы случайно любовные истории не сочиняете?

Икциар нервно икнул где-то под ногами, Дюран, смотрящий на меня исподлобья, спросил:

- Я похож на идиота?

- А… ну… в жизни всякое случается! – что тут еще можно было ответить.

- До встречи, Лея! – Огнев обошел меня и вскоре исчез за поворотом, не говоря больше ни слова, зато дух противоречия высказался:

- Вы часом не заболели, ведунья?

Скривилась и сменила тему, попросив подземца об ином:

- Икциар, если вам что-то известно, и это поможет делу, то не томите!

Мнимый пес закатил круглые глаза – смотрелось жутко.

- У вас, милая Велея, должен быть стимул, чтобы двигаться дальше!

Стиснула зубы и зло ответила:

- Пожалуй, вам и впрямь лучше выучить собачий язык!

На морде пса расцвела издевательская ухмылка. Ведьма не смогла проигнорировать вызов, воспользовалась случаем и отомстила. С широченной улыбкой на лице выбрала голубой атласный бант и завязала его на шее так называемого Пуфа.

- Скажешь кому – зацелую! – негромко, но уверенно пообещал дух противоречия, запрыгивая на комод, у которого я сидела и коварно улыбалась собаке, пользуясь тем, что служанка, причесывающая меня, отвлеклась. Теперь глаза закатила я.

Избавиться от печали оказалось гораздо сложнее. Я все думала и думала о своей потерянной магии, и о том, как призвать ее в это тело. Творцы еще не вернулись на Вейтерру, волшебство ослабло, и значит, у меня оставался шанс все изменить.

Но пока я займусь другим! Прочь хандру – сделаю, что собиралась!

Умоляюще смотрела на Светлова, а он хмурил широкие брови.

- Ты понимаешь, о чем просишь, Дамара?

- Всего-навсего хочу съездить в библиотеку, чтобы вернуть книги, - ответила ему, предельно честно глядя в глаза.

- Райт сегодня занят и запретил…

Не выдержала, топнула ногой, сказав:

- Мало ли что он запретил! Кто он такой, чтобы приказывать нам, Светловым?!

Рассматривая сурово поджатые губы «родителя», поняла, что сглупила. Бросила беглый взгляд на Гери, и она чуть качнула головой, давая знать, что так прямолинейно действовать не стоит.

- Ну, папочка, ну, пожалуйста… - кажется, у меня получился вполне сносный вой.

- Что скажешь? – поинтересовался магьер у своей супруги.

Она небрежно, отвернувшись от Эзагра, уронила:

- Лучше помолчу! Чтобы в будущем у тебя не было поводов вновь обвинять меня!

- Это всего лишь прогулка, - снова вступила в разговор. – Папуль, ты рядом, что я могу натворить?

Маг коротко вздохнул:

- Надеюсь, ничего запретного!

- Ну, вот, - разулыбалась я, понимая, что почти выиграла. – Обещаю – буду вести себя прилично, как и подобает дочери магьера Светлова! – взяла его большие ладони в свои.

Гери, стоящая за спиной своего супруга, мне одобрительно кивнула.

- Хорошо, - согласился магьер. – Едем! Только от меня ни на шаг!

И я с самым добродетельным видом, на который только была способна, покивала.

Здание библиотеки сразу привлекло мое внимание. Высокое, в три этажа, построенное из белого мрамора с золотистыми узорами на фасаде. Мощные колонны поддерживают треугольный фронтон с барельефным изображением раскрытой книги. Вход охраняют две статуи в форме драконов, вставших на задние лапы. К крыльцу ведет дорожка, вдоль которой, подобно красавицам в кружевных нарядах, выстроились цветущие вишни. Опадающие бело-розовые лепестки их цветов устилают путь, кружат голову сладким ароматом и устремляются легкими облаками к лазурному небу.

Помимо воли я замедлила шаг, очарованная зрелищем, но, отвлекшись на мгновение, поймала неподдающийся объяснению взгляд Светлова. Стало не по себе, и я поторопилась к дверям.

В просторном, ярко освещенном холле нам попались люди в длинных балахонах, на груди у них были вышиты книги. «Библиотекари! – догадалась я. – Видно, чем крупнее изображенная книга, тем выше ранг! Умно!» - взяла на заметку и оглянулась на сопровождающих меня мужчин.

Их было трое, ну и еще Икциар в образе пса, но его я в расчет не брала, как не спешила поднять на руки. Рискнула ненароком и едва не заорала. Вес подземца при перевоплощении не изменился, о чем дух противоречия мне сообщить не соизволил. Лишь оскалился, когда уронила его, и сам запрыгнул в паланкин. Помимо Светлова меня сопровождал слуга, несущий книги, и некий Незел Золотов, мастер «Зуба дракона», исполняющий просьбу моего «родителя» и доставивший нас сюда.

Обратившись к одному из библиотекарей, магьер указал мне на широкую лестницу. Ее светлые ступени были исписаны цитатами из книг магов, коих я не читала, потому украдкой изучала их сейчас, поднимаясь наверх. Старинный язык огневиков был знаком любой ищейке, и сейчас я проверяла свои знания. Порой чудилось, что годы плена изменили меня полностью, стерли все, что хранилось в памяти, и часто я ловила себя на том, что устраиваю проверки. Эту прошла успешно, потому с улыбкой ступила в огромный зал, восхищенно рассматривая обстановку.

Настоящее богатство! Истинное, не то, что спрятано в сундуках! Лишь стеллажи и полки, на которых бережно хранятся знания предков, способны спасти человечество. Драгоценные – это обман! По-настоящему ты никогда не владеешь ими. Вроде, держишь монету в ладони, но в следующую секунду уже передаешь другому, и нет ее у тебя! А вот ЗНАНИЕ, даже если поделишься им с иным человеком, все равно останется в твоей голове!

«Однако, без драгоценных никуда!» - мысленно признала я, с просьбой посматривая на Эзагра.

- Десять драгоценных? – грозно переспросил он библиотекаря, стоящего за стойкой.

- Именно так! – ровно ответил приятный молодой человек. – Маг Лютов три года удерживал книги, не позволяя прочесть их другим читателям! Посему долг по каждой составил один драгоценный!

Светлов наградил меня красноречивым взором. Выражение моего лица не изменилось – заискивающее и несчастное. Магьеру пришлось раскрывать кошель.

- Теперь все? – сдерживая гнев, судя по играющим на скулах желваках, процедил он.

- Не совсем, - рискнула и дальше злить его я. – Мне нужно кое о чем почитать, если разрешишь? – писк мой чуть слышен.

- О чем конкретно? – слегка смягчился маг.

- О правителе Арвине и его супруге! – любезно поведала я, с воодушевлением глядя на «папулю».

- Зачем? – похоже, Светлов изумился. Впрочем, слуга и Незел тоже не сводили с меня широко открытых глаз.

- Хочу написать любовную историю, как бард Огнев! – запросто солгала я, и у библиотекаря отвисла челюсть.

- Эм-м-м… - послышалось от прочих мужчин.

- Я быстро! – постаралась заверить «родителя».

- Подожду! – откликнулся магьер столь сумрачно, будто готовился встретить здесь свою старость.

- Вы можете спуститься и дождаться меня внизу, - взмахнула рукой, давая позволение оставить меня одну.

Светлова не покидали сомнения, и я с улыбкой ткнула в сторону пса:

- Со мной останется Пуф!

Библиотекарь и Золотов одновременно хмыкнули, и Икциар громко тявкнул. Может, и переборщил, но я ухватилась за идею.

- Ах ты мой защитник! – опустилась на колени и поцеловала собачонку в мокрый нос.

Икциар облизнулся, предвкушающе подмигивая мне. Ущипнула его за холку, искренне веря, что никто не видел сего безобразия.

- Помни, – строго сказал «родитель», - что можно делать, а чего нельзя!

Рьяно покивала, с нетерпением проводила мужчин взглядом и, не теряя ни секунды, обратилась к библиотекарю:

- И где у вас находится картотека? – облокотилась о стойку, разрешая магу полюбоваться на то, что открывает вырез на платье.

- Я покажу, где… - заговорил он, стараясь смотреть куда угодно, только не на меня.

- Мне нужно осмотреть всю картотеку! – хотелось улыбаться соблазнительно, плохо только, что в прошлом я не владела этим истинно женским искусством.

Библиотекарь моргнул и указал куда-то за мою спину.

- Раз так, то вас проводят.

Прозвучало так многообещающе, что мне стало дурно… вернее душно. Жар буквально ударил в голову, окутал с головы до ног, внутри поднялась волна паники, ибо ведьмина суть узнала исконного врага.

Не нужно было поворачиваться, чтобы увидеть стоящего за моей спиной саламандра. По лицу стекали капли пота, но зубы готовились выбить нервную дробь. Ведьма готовилась встретить недруга лицом к лицу. Икциар, верно оценив мое состояние, забрался под подол платья и лизнул мою лодыжку. Гад! В смысле умница! Злость придала мне сил. Проклиная магов – совсем дурные, потому как держат огонь около бесценных книг, я развернулась и повелительно зыркнула на саламандра.

- Почему мы все еще стоим?!

Он склонил голову и отправился куда-то налево. Я посеменила за ним, словно невзначай подпинывая духа противоречия, тем самым выгоняя его, ибо нечего глазеть. Все внутри меня дрожало от страха, но ищейка призывала себя к порядку, уговаривая: «Ну чего ты испугалась, как маленькая?! Подумаешь, мелочь! Всего лишь змейка, пусть и огненная!»

Искры, стелющиеся за хвостом саламандра, завораживали, рассыпаясь по начищенному наборному паркету, и умирали, не причиняя вреда.

Саламандр остановился у ряда низких шкафов с выдвижными ящиками. Как истинная магичка, я милостиво позволила ему удалиться. Не послушался, так и застыл на месте, разглядывая меня горящим взором.

Жалобный скулеж, привлекающий внимание, и я вижу, что между лап моего мнимого пса образовалась лужа. Ай, да, Икциар!

Саламандр рассерженно зашипел:

- Это запрещ-щено!

- В самом деле! – вздумал приказывать ведьме – берегись. – Это всего лишь глупое, беззащитное животное! – вынудила саламандра моргнуть и визгливо продолжила. – И не стойте столбом! Позовите кого-нибудь или сами приберитесь!

Надо было видеть выражение, возникшее на змеиной морде! Чтобы закрепить результат, и дабы саламандр не придумал на меня орать, я смахнула несколько капель пота, притворившись, что рыдаю.

Не решившись шипеть и дальше, змей покинул нас, позволяя мне свободно вздохнуть.

- Быстрее! – тихо рыкнул Икциар. – Зря я что ли изображал из себя полного идиота?!

- Изображал? – притворно округлила глаза. – Эх, а я и купилась! – разочарованно всплеснула руками.

- Потор-ропись! – повторил он, и я, подбегая к шкафам, предостерегла:

- Не вздумай снова лезть под мои юбки!

- Ты сама это начала! Зачем целовать, если не хочешь продолжения? Я мужчина горячий и…

- Лучше не лезь! – сурово оборвала его и мирно посоветовала. – Займись делом! Проследи!

Дух противоречия показал мне язык, но послушно потрусил к проходу.

«Р» - расы, и я поторопилась отыскать все, что касается изменчивых, запоминая, что вижу. Взгляд бегал, пока не замер на букве «П». Переселение душ! Сложно отказаться, и я заглянула в другой ящик.

Книги искала, бегая рысью по залу, да и присев к столу, не позволила себе выдохнуть.

Икциар запрыгнул на столешницу, и та жалобно заскрипела. Выразительно посмотрела на союзника, но он и ухом не повел, только принялся тыкать носом во все книги. Но я не могла позволить себе расслабиться и чудить. Жалела только об одном – не захватила книжицу для записей, придется рассчитывать лишь на свою память.

Под пристальными взорами трех саламандров мы с Икциаром покинули зал, и в коридоре налетели на рыжеволосого мага.

- Дамара? Дамара Светлова? – послышалось его удивленное восклицание. – Помнишь меня? – улыбнулся.

Я кивнула, впрочем, не столь убедительно, заставляя его засомневаться и представиться.

- Олвин Ветров!

Теперь я вспомнила, что слышала о нем из рассказов Ани и ее подруги Рьяны Еловой. Олвина и магов из его гильдии «Хмельной саламандр» Веснушка заколдовала по приказу Эрии, как по мне, то ничего ужасного в этом не было. Но сестру все осудили, и ей пришлось исправлять свою ошибку. Для этого потребовалась помощь Ар'рцелиуса и его родственников. Но расколдовала магов не Ани, а Рьяна. По секрету эта ведьмочка сообщила нам, что полюбила Ветрова, но посчитала возникшее чувство неправильным, запретным. Сестрица моя начала возражать, я помалкивала. «Интересно, - подумалось мне сейчас, пока рассматривала молодого огневика, - а он помнит свою спасительницу?»

- Приятного дня, Олвин! – произнесла вслух, обогнула мага и ускорила шаг, так и не найдя ответ на возникший вопрос.

Да и беседу с огневиком продолжать не хотелось – вдруг сболтну лишнее?!

Обсудить полученные сведения мы с Икциаром смогли поздним вечером, когда в особняке стихли голоса. После перевоплощения дух противоречия выглядел уставшим, на его лбу поблескивали капли пота.

- Что с тобой? – я проявила заботу.

- Простым подземцам тяжело даются преображения, мы – не высшие демоны и не изменчивые!

- Спасибо, - в благодарность я прикоснулась губами к черной чешуйчатой щеке.

Икциар кивнул в первый раз искренне, без издевки, и молвил:

- Мне нужна пара дней, чтобы отдохнуть и восстановить силы. Постараешься никуда не встревать?

- Конечно! – ответила я, но, видно, слишком поспешно, и подземец посмотрел на меня с укором.

- Лея?

- Ладно, но мне всего-то нужно раздобыть метлу!

- Для чего? – не скрывая опасений, поинтересовался он.

Вынуждена была признаться:

- В единственной книге, что была не об изменчивых, сказано, что переселенной душе важно забрать в новую жизнь ценную частичку старого мира, чтобы вернуть утраченное!

- И ты решила, что лучшей помощницей станет метла?

Я отвела глаза и шепотом сказала, хотя поначалу и не хотела:

- В прошлой жизни у меня было совсем немного того, что дорого сердцу. Метла – единственное, что доступно на сегодняшний день, - голос не дрогнул, чтобы собеседник не догадался, как мне тяжело.

Икциар вздохнул, вынуждая меня вскинуться.

- Не подумай, не осуждаю! – торопливо проговорил он. – Но разве твоя работа не приносила тебе удовольствия?

Растеряно повела плечами:

- Раньше я была уверена… Но сейчас понимаю – не это главное!

- Любовь? Дружба? Привязанности? – дух противоречия прекрасно понял, о чем хотела сказать.

- Все и сразу, - отвернулась. – Но, увы, из тех, кого любила, осталась только сестра, с которой мне пока не позволено общаться! А лучшей и единственной подругой была и остается метла! – шутка не удалась.

- Тяжела ведьмина доля, - посетовал подземец, опустив руку на мое плечо. – Не горюй! Попробую обсудить твою проблему с владычицей! – и пропал, не дожидаясь, что отвечу.

И что мне было делать? Только лечь спать! Случайно взор упал на небрежно брошенную сорочку, почти невесомую, обшитую кружевом. Подняла, повертела в руках и облачилась, решив прислушаться к советам внутреннего голоса.

Предчувствие еще ни разу не обмануло ни одну из ведьм. В чем я лишний раз убедилась, как только проснулась. Спрятав лицо на моем плече, перекинув руку через мою талию, дыша прямо в ухо, рядом крепко спал Огнев.

С минуту разбиралась в своих чувствах и поняла, что чувствую себя неловко, как и в прошлом. Ни умиротворения, ни умиления, ни теплоты, как в прочем, и раздражения, я не испытывала.

Скинула руку, лежащую на моей груди, толкнула мужчину локтем в ребра и, развернувшись, прошипела в самые очи:

- Я запрещаю вам спать в моей кровати!

Дюран зевнул, чуть отодвинулся и хрипло ото сна откликнулся:

- Вам жалко?

Подняла взгляд к потолку, по привычке молясь богине, чтобы она одарила меня безграничным терпением.

- Вы не ответили! – усмехнулся мужчина, а так как я решила, что безопаснее изображать из себя статую, то он поднялся. И стал медленно натягивать на себя аккуратно развешенную на стуле одежду.

Выдохнула и мирно полюбопытствовала:

- Вас сразу убить или немного подождать?

Огнев обернулся, одарил ослепительной улыбкой, прищелкнул языком и сделал вид, что интересуется пуговицами на собственной сорочке. Про себя я считала… куда именно и сколько раз ударю его!

- Погодите пока! – Дюран потрудился разомкнуть свои уста. – Я вам новости свежие принес!

- И к чему тогда все эти игры?! Давайте займемся делом! - подскочила и требовательно взглянула на него.

- Вот! – Огнев торопливо расстегнул свою суму, брошенную в углу комнаты, и кинул мне тряпичную куклу.

Я поймала ее и тщательным образом осмотрела. Слишком хорошо мне был знаком подобный оберег. Каждая ведьма, семи лет от роду, шила такую куклу, вплетая в ее косу прядь своих волос. Глаза – деревянные пуговицы, обязательно покрывали краской под цвет очей обладательницы. Вот только мы не в Озерном?..

- Это принадлежало магине? – недоверчиво уточнила я. – Неужели и они шьют подобные обереги?

- Осталось с давних времен. Некоторые обычаи неискоренимы! – просветил Дюран. – Так что, да – эта кукла принадлежала магине! – и дополнил после короткой паузы. – Лами Кнутовой!

- Буду знать, - сказала я, задумчиво рассматривая оберег. – Говорите, обычаи неискоренимы? – ответ мне был не нужен, я уже неслась к комоду. Вытянула ножницы и вспорола шов на спине куклы. – Вот оно! – от резкого движения по полу раскатились разноцветные стеклянные бусины.

- Что это? – замер четырех стихийник.

- Ответ! Так мы можем понять, где искать Лами Кнутову!

- Так просто? – не поверил Огнев.

- Увы, но нет! Лишь те, кому предназначалось послание, способны разгадать его! Кстати, где вы нашли куклу?

- В особняке Кнутовых! Предпринял, так сказать, вылазку. Осмотрелся.

- Всего лишь осмотрелись?

- Издеваетесь?

- Нет, я совершенно серьезна! Нужно присматривать за Кнутовыми!

- Я следил, поверьте, в этом я мастер и…

- Не сомневаюсь, но одного раза мало! – настаивала, а он все сильнее хмурился:

- В чем дело, Лея?

Выразительно смотрела на Дюрана, и он чуть заметно поморщился, кивнул:

- У меня отняли способности наблюдателя…

Не хотела повышать голос, но пришлось:

- Забудьте о том, кем вы были! Вспомните, кем родились! Вы – человек! – отчаянно взмахнула руками. – Понимаю, как это сложно – привыкнуть к новой жизни! Но подумайте сами, вы привыкли, что непобедимы, считали себя избранным, а сейчас вас сбросили с пьедестала, заставили выживать, как и прочих!

Огнев, не мигая, смотрел на меня, лицо спокойное, но в разноцветных глазах бушуют стихии, переплетаясь между собой. Теперь я вижу два наполненных угрозой омута без радужки и зрачков. Не страшно, вздохнув, сбавила тон:

- И мы с вами похожи! Мне тоже хочется вернуть утраченное, поэтому не сдаюсь, не опускаю руки и верю, что наши старания вознаградят!

- Вряд ли… - глухо уронил он. – Нашей наградой станет жизнь на Вейтерре… Хотя, быть может, вам повезет, а мне еще за брата отвечать придется…

- Разве вы должны это делать?

- Таково повеление высших…

- И вы смирились? Не верю! – в сердцах воскликнула я. – Что собираетесь делать?

Дюран вновь посмотрел мне в глаза, в его все еще сплетались стихии. Но теперь это было похоже на прекрасный неведомый танец, а не на угрожающий вихрь.

- Что буду делать? – мрачно переспросил он, словно сам у себя. – Жить и… спасать этот мир! – схватил плащ, подбежал к окну, распахнул его и под моим ошарашенным взором выпрыгнул со второго этажа.

Кинулась за ним, выглянула на улицу, с облегчением улыбнулась:

- Сумасшедший…

А Огнев, натянув капюшон на голову, уже бежал по дорожке к саду.

До полудня изображала из себя примерную дочь, вышивая, старательно склоняясь над пяльцами, со злостью протыкая тонкую ткань. Стежки получались крупными, порой кривыми… «Интересно, а Дамара красиво вышивала?» - задалась мысленным вопросом, отрываясь от своего занятия.

- Дамми, - позвала Гери, и что-то в ее взоре подсказало – разговор предстоит серьезный.

- Да, мамочка? – попытка любезно улыбнуться с треском провалилась.

- Ты меня не любишь! – еще вот-вот и магичка пустит слезу.

- А… э… - проблеяла я, меняясь в лице, желая сбежать по-быстрому.

- Вот! Как я и думала! – она, отвернувшись, разрыдалась.

Что бы я сделала в такой ситуации? Ушла! А Дамара?! Паземка всех сожри!

- Мамуль, - позвала я, делая несколько осторожных шагов к собеседнице, будто подбиралась к бешеной лисице. – Что случилось? – рискнула проявить участие.

Светлова громче завыла, и я с надеждой покосилась в сторону двери, мечтая, что явится спаситель. Не явился! Придется самой выручать себя!

- А-а-а… - блажила дурным голосом магиня, - ты меня не лю-у-у-бишь…

- Почему? – никогда не сумею постичь логику этих дамочек.

- Не лю-у-у-бишь… - повторила Гери, но выть перестала.

Я готова была сорваться на крик, но все еще тихо молвила:

- Ты ошибаешься, - казалось, что говорю убедительно, но «матушку» успокоить не сумела.

- Не лю-у-у-бишь… - неужели она считает меня глухой или глупой?

Я не выдержала:

- Да что случилось?

Рык получился громким, и Светлова вздрогнула. Губы ее дергались, ноздри трепетали, а очи было полны невыплаканных слез. Хвала богине, она умолкла! И чтобы вновь не начала выть, я взяла ее руки в свои и от всего ведьминого горячего сердца попросила:

- Мам, что произошло? Расскажи!

- Это ты мне расскажи! – выпалила Гери.

- О чем? – долго думать не пришлось, замечая, что она снова собирается разреветься. – Это был Райт! – мысленно наградила Огнева недобрым словом.

- Так я и думала! – она поджала губы и вспомнила о своих родительских обязанностях. – Ты понимаешь, к чему это может привести?

Разумеется! Каждая ведьма знает, как уберечься от нежелательной беременности! Я молча кивнула, а магиня, неожиданно улыбнувшись, выдала:

- К свадьбе!

- Ну, конечно! – я порадовалась тому, что Светлова позабыла об истерике.

- Дамми! – она крепче стиснула мои ладони. – Помни, я тебя поддержу во всем! И не отступай!

«Уж не это ли она говорила Дамаре, перед тем как та решила околдовать чужого мужа?!» - я расплылась в благодарной улыбке, давая себе зарок следить за «маменькой» более внимательно.

И не зря! Уже следующие ее слова заставили меня насторожиться.

- И ты молодец, что решила дело с Пуфом!

Ответила лучезарной улыбкой, мечтая расспросить Светлову с пристрастием и жалея, что не могу сделать это прямо сейчас.

А вот о Ладове все же вспомнила напрасно! Едва не прокляла нахального мага, а заодно и себя, когда спустя полчаса он явился в особняк собственной персоной. Замер в дверном проеме, сверкая раздраженным взглядом, разве что пар из ноздрей не выпускал, да огнем не швырялся в разные стороны.

Мы с Гери обедали, Светлов отсутствовал, и я с приторно-любезной улыбкой (учусь быстро) пригласила «милого» к трапезе.

- С-спасибо, - выплюнул он, глядя на меня так, словно мечтал здесь и сейчас испепелить.

- Прикажу слугам подать столовый прибор, - Райт прошествовал к столу, а я, наоборот, упорхнула, воспользовавшись предлогом.

Вид огневика взбудоражил меня, а, как известно, нервная ведьма – голодная, соответственно, злая! Салатом и бульоном насытиться не сумею. На кухне спешно подзакусила и вернулась вполне любезная.

Обед, преподнесенный Ладову, ни капли его не задобрил.

- Дамми, - Светлова тоже заметила и позвала меня, - Райт спросил моего дозволения и пригласил тебя на прогулку! – Гери так и «цвела».

- И? – я проявила настороженность.

- И я позволила, - она мне подмигнула.

- З-замечательно! – меня перекосило, пусть думают от радости.

Глава 5. О сумасшествии

Рассерженный маг тянул меня за собой, ничего не объясняя, лишь заковыристо ругаясь себе под нос, призывая саламандров, драконов и духов огня.

Посчитала своим долгом узнать, что так расстроило несчастного:

- Ты чего так распалился? – хотела добавить «огневичок», но вовремя прикусила язык, вспомнив, что так их называют только ведьмы.

- Спрашиваешь? – резко остановился он, разворачиваясь ко мне лицом.

В его очах – бешеный огонь, дыхание тяжелое, я уверена в себе, потому голос не подвел:

- Не нужно переживать!

Пламя вспыхнуло еще яростнее, опаснее, завораживающе. Райт наклонился, и его рот почти коснулся моих губ, а я ощутила теплое дыхание мага и его мужской запах. Он у огневиков был иным, чем у наших ведьмаков. Попыталась сосредоточиться, проанализировать, сравнить. Ладов готовился высказаться, глубоко вдыхая, подбирая слова. Ведьмаки наши пахли домом, лесом, спокойствием. Маги? Ну, по крайне мере, этот – южным ветром, жгучим перцем и неприятностями. Я определилась, выпрямилась и строго вопросила:

- Собираешься меня поцеловать?

Райт моргнул, пламя в его глазах заполнило всю радужку, красиво, чарующе, а еще непонятно. Я гадать не любила, потому хмурилась, решая, что выбрать: отойти или задать новый вопрос. Но маг вдруг сам оттолкнул меня, брезгливо встряхнул руками и точно ударил словами:

- Очень мне нужно пачкаться! – развернулся и отправился к воротам.

Едва не сплюнула в сердцах – да что за день такой? Кругом одни неуравновешенные! Осталась стоять на прежнем месте, а Ладов, судя по всему решив, что я покорно плетусь за ним, добрался до ворот. Что-то бросил через плечо, вызверился, повернулся и поманил меня к себе. Нашел собачонку! Показательно зевнула, прикрыв рот ладонью, медленно развернулась и отправилась обратно.

Вихрь? Ураган? Иное стихийное бедствие? Мир перевернулся, и теперь я висела на плече огневика, пораженно рассматривая…хм… пусть будет дорожку, по которой шел сердитый Райт со своей ношей. Вырываться или вопить не стала – надо же узнать, чего от меня хотят!

Для начала меня поставили на ноги и строго указали на паланкин, укрепленный на спине ящера. Без вопросов – не совсем дурная спорить с разъяренным магом – я влезла внутрь. Здесь попыталась успокоиться – сложное это занятие быть магиней!

Проще вспомнить, что было! Дела успокаивали меня и в прошлом. Задумалась над тем, что услышала от Гери, а потом вспомнился совет Икциара, и вывод оказался простым – метла мне нужна срочно! Прямо сегодня желательно! Кто-то назвал бы меня сумасбродной, но я была уверена в принятом решении! Почему? Потому что задумала один ритуал, часто используемый в прошлой практике. Заклинание помнила наизусть, магии требовалась толика, причем, неважно какой, так что необходима только метла.

- Прилетели! – прервал мои размышления Ладов, заглянув в паланкин, и мне пришлось удивиться вновь.

Вместо гильдии мы приземлились у ворот дворца. Что же, весьма кстати! Я давно желала свидеться с Фирионом Виорским!

Дорога, довольно широкая, мощеная светлым булыжником, уводила вглубь сада.

Красивое место! Ветви деревьев чуть покачивались на весеннем ветру. Трогая их почти неощутимо, он пел веселую песенку, которой вторили многочисленные птицы. Яблони, окутанные полупрозрачной, тонкой листвой, соседствовали с цветущими вишнями и сливами, а за ними ровными рядами расположились помолодевшие изумрудные елочки. Наступит лето, и сады утонут в одинаково зеленой, сочной листве. А сейчас, в разгар весны, увиденное напоминает лоскутное покрывало, где каждой частичке предопределен свой особенный оттенок. Примулы, крокусы, нарциссы составляют узор, украшающий землю. Точно некто раскинул по обеим сторонам дороги дорогие ковры. Манящие, изысканные, броские. Так бы и ступить, пробежаться, перепрыгивая клумбы, догнать бесшабашный ветер, поиграть с ним, позволить вольность. А потом упасть без сил на траву, раскинув руки, и смотреть, как пушистые облака плывут по небу. Многое они видят, пролетая над разными краями Вейтерры, многое могут поведать и показать, если правильно смотреть и слушать. Ведьмы умели вести беседы с ветром, читать знаки, рисуемые облаками…

Вздохнула, но прогнала минутную слабость. Улыбнулась, и обернувшийся Райт поймал взглядом мою улыбку.

- Чему радуешься? – сердито осведомился он.

- Жизни! – чистосердечно призналась я, но разве маг поймет ведьму, тем более, если совсем ее не знает.

- Сумасшедшая! – нахмурился Ладов. – Не радуйся раньше времени! – постарался задеть.

Пожала плечами, нарочито небрежно, делая вид, что не замечаю его недовольства.

- Тебя Фирион ждет, - зачем-то уточнил огневик, но я лишь шире улыбнулась:

- Тогда чего мы ждем? Невежливо заставлять правителя ждать! – обогнула Райта, почти побежала, вдыхая полной грудью, наслаждаясь этой, самой первой после долгих лет плена, весной.

- Стоять! – за спиной раздался грозный окрик.

Демонстративно тяжело вздохнула, слегка повернув голову, и весьма вежливо поинтересовалась:

- Что-то срочное?

- Ты еще спрашиваешь? – процедил он, не сводя с меня бешеного взора.

- Спрашиваю! – подтвердила, и так как Ладов намеревался спорить дальше, а я не привыкла выслушивать упреки мужчин, кем бы они ни были, четко произнесла. – Я иду к Фириону одна!

Не меняя тона, он ответил:

- Я запрещаю тебе делать это!

Фыркнула, но с места не сдвинулась – кто знает, что придет в голову этому сумасшедшему?!

- Дамара! – предупреждающе рыкнул Райт.

- Я слушаю тебя! – терпение входило в число моих достоинств, но не его.

Рассматривая мага в этот самый миг, я опять вспомнила о драконах, которых в мое время побаивались и сами огневики за непредсказуемый нрав. Вспомнила я и о смирении, глаза опустила к долу, вздохнула вторично, делая вид, что вот-вот расплачусь. Жаль, напрасно! Ладова ничуть не впечатлило мое представление. Он подозрительно прищурился, глубоко вдохнул, собираясь с мыслями, стараясь не кричать на меня, но было заметно, как сильно ему хочется высказаться.

Решила помочь страдальцу и тихо попросила:

- И что я должна сделать? Скажи… - ни разу до этого момента я не смотрела на мужчину с такой надеждой.

Но… этот ненормальный маг даже глазом не моргнул! Подошел и буквально прошипел:

- Лучше помолчи! – выдохнул, но голос по-прежнему звучал грубо. – И вообще, всегда молчи в моем присутствии, с Фирионом говорить буду я!

«Точно сумасшедший!» - постановила я, не возражая, иначе рисковала заночевать в этом саду.

Продолжая шипеть себе под нос что-то о недалеких девицах, Райт вывел меня к широкой лестнице. Поднимаясь, я считала ее ступени, стараясь не смотреть по сторонам. Мне чудилось, что сидящие по краям каменные саламандры насмехаются надо мной.

- Слушай и смотри! В крайнем случае, кивай! – наставлял меня насупленный Ладов. – Разговаривать будем только мы с Фирионом!

- Угу! – почти беспрестанно соглашалась я, оценивая вытянувшихся у стен стражников.

Один из них пригласил следовать за ним.

Обитель главного огневика оставила у меня приятное впечатление. Никакой излишней роскоши. Богато, но не пафосно! Хрусталь, позолота, мрамор. Искусные панно и барельефы на стенах, узорчатый пол, высокие потолки и множество огненнокрылых мотыльков. Необычно, немного пугающе, но практически невозможно отвести взгляд от существ, сидящих на рожках хрустальных люстр.

- Ты уснула? – сухо полюбопытствовал и поторопил меня Райт, когда я замедлила шаг.

«Определенно, - подумала я, едва увидела правителя Солнечного и Морского, - это какой-то знак!» - судьба подкинула мне очередного мага с разноцветными глазами.

Фирион Виорский холодно поздоровался со мной и приказал:

- Маг Ладов, оставьте нас!

- Не… - попробовал начать Райт, но вовремя опомнился, не стал перечить своему господину и, поклонившись, удалился.

Фирион вперил в меня тяжелый, ледяной взор и без предисловий отругал:

- Вы сдурели, ведунья? Где ваше хваленое чутье ищейки? Что же вы так явно рискуете? Не понимаете, насколько опасно такое поведение?!

Поняла, в чем меня упрекают, но оправдываться не пожелала. Передо мной стоит обычный мужчина, тем более маг, а значит, он всегда должен оставаться у ног ведьмы.

- Так и будете молчать? – в глубине глаз Фириона вспыхнуло темное пламя.

Что же, раз его так угнетает мое молчание, пожалуй, скажу.

- Жизнь ведьмы всегда сопряжена с определенной долей риска и опасности.

- Это ваш ответ? - правитель удивленным не выглядел, скорее злым и раздосадованным.

- А вы ждете признаний?

- Вы соображаете, что творите? – кажется и этот огневик был близок к тому, чтобы сойти с ума.

- Веду расследование, как и приказали! – четко отрапортовала я, разгневав мага сильнее.

Он отошел к открытому окну, оперся ладонями о подоконник, выглянул. «Уж не выпрыгнуть ли собрался – всерьез озадачилась я. – Кто знает этих бешеных, непредсказуемых огневиков?! Точно не ведьма!»

Нет! Фирион шумно выдохнул, повернулся ко мне, не торопясь возобновлять нашу беседу.

Демонстративно изучила фреску на стене. Там изумленный зритель мог лицезреть во всей красе бурное море. Белые барашки на гребнях волн сверкали в лучах солнца, скользящих по помещению. Молнии выглядели вполне натурально, только грома слышно не было.

- Итак, - услышала спокойный голос Фириона, - переселение душ… Объясните, ведунья Липкина, зачем было столь явно интересоваться этим вопросом? Неужели, не уяснили, как важно наше общее дело?

«Верно, - мысленно напомнила себе, - ведьмы с магами нынче заодно!» - вслух ничего пояснять не стала.

- Вообразите, - маг поставил себе цель разговорить меня, - что рядом с вами находится враг, который днем и ночью наблюдает, ожидая, когда вы совершите ошибку!

- Я должна попытаться вернуть свою силу!

- Ведьмы… - усмешка Фириона вышла печальной, нежели ехидной, - всегда и во всем вы надеетесь на свою магию! Сумасшедшие!

- А почему нет? С помощью волшебства можно узнать и сделать намного больше, чем без него!

- Что вы хотите сказать? Поглядите на нас, огневиков, мы научились обходиться без магии! Не спорю, волшебство – отличное подспорье, но не более того!

- Поэтому вы и проиграли в итоге, - нельзя было не сказать об этом.

- Намекаете, что сглупил?

- Отнюдь, вы поступили как разумный человек! Худой мир во сто раз лучше войны!

- И все же в ваших словах слышался упрек!

- Если только за упрямство и нежелание признать очевидное.

- Пояснение последует?

- Маги всегда предпочитают более сложные пути, - туманно ответила я, и он прозорливо прищурился.

- Знаю, о чем вы говорите! Только пути, выбираемые ведьмами, ведут в никуда! Простота ни к чему хорошему не приводит!

- Однако, использование магии значительно облегчает жизнь, - вполголоса заметила я, стремясь склонить собеседника на свою сторону. Не преуспела и произнесла иное: - Ко всему прочему ведьмы способны увидеть, сделать и почувствовать то, что не могут маги!

- Оставим ненужный спор! – нахмурился огневик, но я осталась непреклонной, добиваясь своей цели:

- О деле и говорим!

Фирион вновь отвернулся к окну, вероятно, видимая через него картина успокаивала расшатавшиеся нервы правителя. Я мага не торопила – в конце концов мне спешить некуда, а Ладов пусть еще немного помучается за дверью, авось, сменит гнев на милость.

- И еще, - обратилась к собеседнику вкрадчиво, - нельзя ли как-то убрать с моей дороги Райта Ладова?

Ответ не заставил себя ждать и был предельно краток и ясен:

- Нет!

- Угу! - решила быть послушной, но просьбу произнесла, не дрогнув. – Тогда будьте любезны выдать мне метлу!

Огневик почему-то взвился и незамедлительно развернулся ко мне. Его глаза метали молнии, миниатюрные, но настоящие, еще немного и все в этой комнате сгорит! На всякий случай отступила к двери, прижалась к ней спиной, а Фирион угрожающе переспросил:

- Извините, ведунья, о чем вы просите?

- Мне нужна метла, - голос звучал твердо, и мне не было страшно, я готовилась отразить любую атаку.

- Веник? – он издевается надо мной?!

- Метла, - одарила мага долгим, выразительным взглядом. – Вы должны помнить, Ваше Сиятельство! Ведьмы когда-то летали и… - вынужденно плюхнулась на пол, ошарашено рассматривая огненный вихрь, опаливший светлую дверь по самому верху.

Теперь взвилась я, но, «выпустив пар», Фирион заговорил вполне миролюбиво:

- Да, я помню…

- Ну, вот, - обрадовалась я, только рано, потому как услышала рык:

- Издеваетесь?

Подниматься передумала – на полу казалось безопаснее, если что – успею сотворить «щит трех стихий». Руки помнили, что нужно делать, сама того не замечая, я сложила пальцы, как нужно.

- Не старайтесь! – Фирион увидел и огорчил меня. Несколько раз провел ладонями по лицу, прислонился к подоконнику спиной и попросил. – Рассказывайте!

Разве можно было отказаться? Поднялась, распрямила плечи, глубоко вдохнула и быстро обо всем поведала, не позволяя огневику вставить даже словечко.

Фирион, поначалу порывающийся что-то изречь, оставил эту затею и молча дослушал мои речи. Кивнул.

- Метла… магички… мой очередной брат, - усмехнулся, стараясь казаться равнодушным, поинтересовался. – Как он? Почему все еще не навестил меня?

Ответ, полагаю, мы знали оба, поэтому только пожала плечами. Затем правитель сказал:

- С этого и нужно было начинать… А то – дайте метлу! – яростно сверкнул опасно потемневшими глазами. – Знаете, как убили моего отца?

Помотала головой, догадываясь, о чем мне скажут.

- Ведьма… лучшая ученица Толаны!

- Долгие годы мы все боялись оставлять окна открытыми, даже в удушающую жару, - едва слышно обронила я, ни на что не намекая, только констатируя факт.

- Он не боялся…

- Глупо надеяться на охрану, - рискнула проговорить я.

- Глупо преуменьшать опасность и безоговорочно верить своей госпоже!

- Ведьмы смерти не бояться, только огня…

- И она сгорела мгновенно… Один маг, восьми лет от роду, в тот день, точно сошел с ума, и просто не рассчитал своих сил… - Фирион не бахвалился, горечь сквозила в его фразе.

Помолчав, кожей ощущая повисшее между нами напряжение, я осмелилась напомнить:

- Все изменилось, - понимая, что рада этому.

- Изменилось… Потому что я смог простить врагов…

Вздрогнула, будто огневик меня ударил, посмотрела на него с подозрениями, которые тут же отмела. Ну откуда ему знать обо мне и Герраре?!

- Честь и хвала вам! – сказала от всего сердца, и в комнате наступила оглушительная тишина, Фирион странно смотрел на меня, но молчал.

И мне почему-то стало не по себе. Чудилось – он видит меня насквозь, все знает, вот только не решил, что делать дальше.

- Идите! – когда он указал на дверь, я выдохнула. – Метлу вам доставят вечером! – отвернулся, заложив руки за спину.

Однако, я не смогла уйти просто так, остался последний вопрос.

- Ваше Сиятельство, - дождалась, когда Фирион шевельнулся, расценила этот жест, как дозволение, и продолжила. – Вы любовные истории сочиняете?

У повернувшегося мужчины дергался левый глаз.

- Мне, по-вашему, совсем нечем заняться?!

- Всем нам, порой, хочется отвлечься… - сделала прозрачный намек.

- Это вам, похоже, нечем заняться! – рыкнул Фирион, и я понятливо схватилась за ручку двери.

- Уже ухожу, - замерла. – Да!

- Что еще? – вопрос огневика был полон бесконечного страдания.

- Как можно свидеться с вами, если мне срочно понадобится помощь?

- Мои слуги будут посещать вас один раз в три дня.

- А если…

- Если они будут делать это чаще, боюсь, ваши нервы не выдержат! – ядовито оповестил мужчина.

- А… - сказанное им заставило меня тревожно задуматься.

- Всего доброго, ведунья! – он снова отвернулся, показывая, что более не желает меня видеть.

Не испытывая судьбу и дальше, я вышла в коридор.

От противоположной стены отлип Райт, стараясь говорить непринужденно, он спросил:

- Ну что? Получила свое? – несмотря на обидные слова, в глазах огневика было заметно беспокойство.

Оглядела невозмутимых, похожих на изваяния стражей, слегка улыбнулась.

- Фирион – настоящий мужчина! Он никогда не обидит слабую женщину! – сказала и отправилась вперед, предоставляя магу право выбора: догонять меня или нет.

Догнал, чем сильно разочаровал. Руку не предложил, заложил обе в карманы и пошел рядом, ворча что-то нечленораздельное, рассматривая пол под ногами.

В том, что Фирион не шутил и не пытался меня запугать, а всего лишь предупредил, убедилась наступившим вечером. Небо за окном потемнело, тучи закружились хороводом, хлынул на землю ливень. Чтобы немного расслабиться и посидеть в тишине, обдумывая нынешнюю действительность, я приказала приготовить ванну. Без розовых ошметков не обошлось, но вот служанку я прогнала, чтобы не досаждала. Раздумья мои были прерваны посланием Геррара – еще одного сумасшедшего, который усложняет мою жизнь. Розовые ошметки сложились в буквы: «Отдай, пока жива! Иначе я возьму свое после твоей новой смерти, которая наступит совсем скоро!»

- Рискни! – вслух известила я, зная, что перевозчик услышит, сделала глоток вина из кубка, оставленного напоследок услужливой девушкой.

Вода мгновенно остыла, превращаясь в лед. Шипя, я вскочила, намереваясь ступить на мягкий ковер. Ахнула и плюхнулась обратно, царапая тело об острые края расколовшихся льдинок. Порхающие по комнате огненные мотыльки, к которым я вроде привыкла и перестала замечать, сложились вместе, явив моему ошалелому взору саламандра.

- Хм-м… - на морде змея возникла язвительная усмешка, едва он увидел, в каком нелепом положении я нахожусь.

- Лучше б-бы н-не злорад-дствовали, - зубы выбивали дробь, уж не знаю, от чего я тряслась сильнее: от холода, или давнего, ныне ожившего страха, - а п-помогли б-бы б-бедной д-девушке!

- Так девушке бы помог, но ты – ведьма! – противный собеседник не сдвинулся с места, бесстыже разглядывая мое покрытое мурашками тело.

- В-в д-душе, - напомнила я, - т-тело с-слабое, могу з-заболеть…

- Дерзка, впрочем, как и другие! – хохотнул, незнамо чему порадовавшись, саламандр.

- Хоть п-покрывало б-бросьте, - обхватила себя руками в надежде унять дрожь.

Существо вытянуло хлипкую, светящуюся лапу, стянуло с кровати плед, который в мгновение ока обратился в пепел.

- Ой! – саламандр и не подумал скрывать свое торжество.

Стесняться дальше не стала – еще не хватало мне воспаления легких! Да и вспомнила, что тело не мое. Так что пусть смотрит – нисколько не жалко!

Вышла из ванны, гордо распрямив плечи, откинув мокрые волосы за спину. Накинула тонкий шелковый халат, собеседник помалкивал, и я отвернулась от него, делая вид, что завязываю пояс. Онемевшие пальцы отказывались слушаться.

- Согреть? – послышалось над самым ухом, тело опалило огненное дыхание говорившего.

Заставляя себя стоять прямо, постаралась не показать страх, поблагодарила:

- Спасибо! А то я едва не околела! – развернулась, чтобы одарить саламандра благодарной улыбкой.

Ответный взгляд существа был пронзительным и долгим. Я стойко, борясь с ужасом в душе, выдержала эти бесконечные минуты, до тех пор пока саламандр не склонил голову.

- Кьяр!

- Велея Липкина! – сумела выговорить, не дрогнув.

- Уже доложили! – змей продолжил прожигать скромно топчущуюся на месте ведьму проницательным взором.

- Ну, раз так, - шире улыбнувшись, хлопнула в ладоши, - то что вас привело в мою нынешнюю обитель?

Без долгих и нудных пояснений мне под ноги швырнули метлу.

- Моя мечта сбылась! – еще радостнее разулыбалась я и, не теряя даром драгоценное время, принялась собираться, лелея надежду, что Кьяр меня покинет также внезапно, как и появился.

Не покинул, прищурено наблюдая за моими сборами.

- Вы со мной? – по-деловому полюбопытствовала я и удивилась, получив утвердительный кивок.

Молчать змей тоже не собирался:

- Пойду с тобой! Все равно дорогу не найдешь!

- Вообще-то, - уверенно подняла метлу и потрясла ей.

- Уволь! – понял без лишних пояснений, рыкнул, заставляя меня моргнуть. – Видал я, как вы ищете!

- О! – глаза мои сами собой округлились.

- За годы войны насмотрелся! Только зря пыль поднимаете! – развернулся, весьма прытко, и отправился к выходу.

- Позволю себе не согласиться, - не смогла промолчать, но саламандр не удостоил ответом, и мне оставалось лицезреть только его огненный хвост. – А вам неопасно?.. – мысли скакнули в другом направлении.

- Нет! Хожу, где хочу! А вот ты не топай, как стадо буйволов, иначе всех домочадцев поднимешь! – усмехнулся Кьяр, приглашая меня пройти вперед.

- Только после вас! – отозвалась я, перехватывая метлу, чтобы отбить любую атаку.

Саламандр громко хмыкнул, выражая свое отношение.

Стоит признать, что помощь Кьяра пришлась как нельзя кстати. Без него мне понадобилась бы половина ночи, чтобы отыскать вход в подземелье. С издевательской ухмылкой спутник указал мне на корешок одной из книг, стоящих на самой высокой полке в самом дальнем углу библиотеки. Я решительно вытянула ее, предварительно взобравшись по узкой, шаткой лестнице. Ухмылка змея стала шире:

- Разве я просил подать мне эту книженцию?

Вспыхнула и со всей силы втолкнула книгу обратно. Один из книжных шкафов, расположенных справа от меня, бесшумно отдвинулся, открывая небольшую дверку с резным узором на поверхности.

- Дальше сама! – слишком поспешно объявила я, опережая саламандра, на бегу изучая рисунок на деревянной створке.

Кьяр снова обидно хмыкнул, догнал и дунул на дверку, опалив своим дыханием и меня, так что кончики волос мгновенно вспыхнули. Тело сразу отреагировало, вскипела внутри огненная магия, и я остановила пламя.

- Больше так не делай! – грозно посмотрела на спутника и невольно заметила, как мои ладони сияют изнутри жутким красным светом.

Попыталась стряхнуть, угомонить огненную стихию. Не справилась, душа замерла от страха, когда поняла, что не в силах сладить, сражаясь с исконным врагом всех ведьм. Метла выпала из моих разом ослабевших пальцев.

- Трусливая ведьма – мертвая ведьма! – послышалось вкрадчивое высказывание над правым ухом, и я, собравшись, огляделась.

Графин с водой, стоящий в библиотеке на небольшом круглом столе, стал моим спасением. Быстро подошла и облила сначала одну руку, затем другую. Боль привела в чувство, вернула ясность мыслям, прогнала страхи. Я сумела вернуть контроль над телом, а, значит, усыпила огненную магию, пусть и на время. Ладони покрылись волдырями – ничего, переживу!

- Идем! – сквозь зубы, сказала я, обращаясь к змею, как к равному.

Подняла метлу, глядя в нутро открывшегося проема, за которым танцевала тьма.

Первой шагнула на ступеньку, саламандр без слов двигался следом и ворчал о глупых самонадеянных ведьмах. Я особо не прислушивалась, мне было все равно, какими эпитетами он награждает моих соотечественниц. Ступив на ровную площадку, ограниченную украшенными руническими символами стенами, я занялась делом.

Превозмогая боль, не обращая внимания на скалящегося Кьяра, я взмахнула метлой, вспоминая нужные слова. Закружилась, сметая пыль и мелкий мусор, зашептала заклинания. Немного огня, раз мне доступна лишь эта стихия, и четкий узор замерцал на стенах, а после замелькали картинки, показывая все, что было в этой комнате. Змей притаился в углу, прищурено наблюдая за действом, подмечая, изучая отдельные детали. «Паземка с ним!» - решила я, внимательно рассматривая открывшуюся картину. Кивнула, мол, подозревала, что все случилось именно так, а не иначе.

- Ничего пояснить не желаешь? – хотела вернуться, но саламандр встал на моем пути.

- А разве ты что-то упустил? – демонстративно выгнув бровь, полюбопытствовала я.

- Нет, но хочу узнать, что ты намерена делать дальше!

- А что мне остается?

- Ведунья, я не тот, кому стоит дерзить!

- Буду вести расследование, как и раньше, - и в мыслях не было злить змея, сказала то, что думала.

- То есть ты не сдашь Гери властям? – он не освободил мне дорогу.

- А что я скажу? Для всех я – Дамара. И мы с вами видели, что это она проводила ритуал! Гери тряслась в углу, глядя на то, как ее дочь уверенно перерезает горло собачонке! – эмоционально ответила и невольно задумалась. – Только…

- Что? – змей встал в стойку.

- Я не уверена, что Дамара знала об обряде. Все придумал кто-то более умный и жестокий, а девчонка стала игрушкой в умелых руках!

- Правильно мыслишь! – одобрил Кьяр. – Не зря, видно, в прошлом драгоценные за работу получала! Гэврэл Лютов задумал околдовать своего сына с помощью магии. Дамара всего лишь удачно встретилась на его пути, а вот Гери поддержала свою дочь! – явно старался обелить своих подопечных.

Но я никогда не была легковерной, поэтому позволила себе высказаться:

- И все же они не жертвы: Дамара с радостью согласилась провести обряд, а Гери помогла ей! Светлов прав в одном – он слишком много позволил своим женщинам!

- Однако! – неожиданно ухмыльнулся саламандр. – Я правильно услышал? Ведьма поддержала мага?

- Обрадую – у вас нет проблем со слухом!

- И я тебя обрадую… точнее посоветую! – так же ехидно, как и я откликнулся Кьяр. – Смотри лучше за магинями: и теми, кто еще жив, и той, что хочет жить!

- Ты говоришь о Дамаре? – сердце в моей груди забилось часто-часто, и я попыталась поймать ускользающую мысль.

- Быть может… - как и прочие, он не говорил прямо.

- Ясно, придется самой, - я, сосредоточенно раздумывая, скрестила руки на груди.

Вот оно! Недостающий фрагмент головоломки занял свое место! Руки задрожали, и я выронила метлу. Ну, как же так?! Почему я не догадалась раньше?! Если бы не подсказка Кьяра – саламандра – врага всех ведьм - я бы снова оказалась в Индегарде! Все резкие слова, внезапные вспышки гнева и безотчетная радость – объяснялись на удивление просто! Я думала, что выиграла, когда получила это тело, расслабилась, что и стало ошибкой! Дамара не умерла, не ушла за Грани, она затаилась, собираясь с силами, чтобы изгнать захватчицу. Сейчас в теле бывшей светловолосой магини уживались две души. И я ошиблась, полагая, что с легкостью покорила магию огня! Это Дамара, а не я управляла стихией! Не поручусь, что мое лицо не побелело, когда я повернулась к застывшему у лестницы змею. Его глаза, не мигая, следили за любым проявлением эмоций. Кьяр знал все, о чем я думаю.

- Заблокируйте магию в этом теле, - прохрипела, обращаясь к нему, и внутри поднялась, причиняя боль, волна протеста.

Душа Светловой, заключенная вместе с моей, попыталась сопротивляться. Я сумела сдержать ее отчаянный натиск, а саламандр спросил:

- Уверена? Тебе будет нелегко!

- Лучше так, чем как есть! – отозвалась я, мысленно возводя стену между мной и жутко визжащей Дамарой, не позволяя ей одержать верх.

- Я считаю, ты наживешь еще больше неприятностей! – змей наблюдал за нашей борьбой, буравя огненным взором две сражающихся души.

Но откуда-то я знала, что он готов поддержать меня, а не Светлову. Она кричала, тщетно взывая к его совести, напоминала, что они созданы одним творцом. Понять намерения Кьяра я даже не пыталась, не до того было, сначала с Дамарой сражалась, а затем мы обе тревожно притихли.

Незнакомые, напоминающие шипение углей в костре слова полились из уст саламандра, как песня. Чуть слышная, она поднималась в воздух, будто дым, и таяла где-то в вышине.

Я смотрела на визжащую, запертую, словно в темнице, вместе со мной, Дамару, проклинающую всех ведьм, мучилась от раздирающей боли и молчала. Мы с магиней разглядывали друг друга – такие разные, чужие, но желающие одного – жить!

Боль убивала нас, тянула силы, резала сердце, ставшее нашим общим, уничтожала огненную магию – основу тех, кого сотворил Тилл. Но я держалась, пусть и из последних сил, отчаянно цепляясь за жизнь, напоминая себе о том, кто ждет меня в Индегарде, радуясь, что огненная стихия навсегда покинет это тело. Для меня эта боль была правильной, необходимой, той, что возвращала к жизни, забирая страхи, напоминающие о пребывании в Индегарде. За долгое время я делала по-настоящему первый вдох, мой собственный, ни с кем неразделенный. Чувствовала ток крови по сосудам, слышала, как стучит в груди сердце, становясь моим безраздельно. И это было восхитительно! Два века я существовала, без чувств, без эмоций, без тела, удержав себя на краю безумия. День ото дня, думая только о том, как отомщу! Теперь у меня появились иные, более благородные цели. И лишь в этот момент осознала, что вот оно – возвращение в жизнь, до этого было одно название.

Я и не заметила, когда исчезла Дамара, не до нее стало. Слезы, но не от боли, а от радости, окропили щеки. А затем мое сознание померкло, и последним, кого я видела, был склонившийся надо мной сердитый Кьяр.

Просыпаться не хотелось, так бы и лежала с закрытыми глазами, трусливо мечтая, что боль как-нибудь сама пройдет. Глубоко вдохнула, собираясь осмотреться, и моего лица тут же коснулся влажный язык. Я с мучительным стоном распахнула веки и узрела собачью морду.

- Фу, Пуф! – поморщившись, проскрежетала я. Слова удалось произнести с великим трудом, они точно царапали горло, во рту пересохло, перед глазами мелькали разноцветные мушки.

Преображенный дух противоречия исчез из поля моего зрения, а вместо него показался встревоженный Дюран. Четырех стихийник неодобрительно прищелкнул языком и сказал:

- Лея, вы понимали, насколько опасно просить саламандра изгнать магию огня из этого тела? – сверкнул раздраженным взором, давая понять, что моя судьба ему небезразлична.

- Нет, - откликнулась я, мечтая, чтобы он провалился к паземкам.

- Чего я у них не видел? – усмехнулся Огнев, вероятно, свое желание я выразила вслух.

Попыталась приподняться, но вновь в бессилии упала на подушки, шепотом проклиная всех, кто живет на этом свете.

- Если проклинает, значит, будет жить! – резюмировал вернувший себе истинный облик Икциар.

- Куда денется? – ворчливо ответил Дюран, помогая мне присесть.

Пользуясь случаем, обличающе взглянула на него и прохрипела:

- Вы знали! Оба! И не потрудились мне сообщить!

В глазах Огнева промелькнуло виноватое выражение, а вот подземец только развел руками. Снова послала их к паземкам и прикрыла веки.

Этот день запомнился плохо, я то выныривала из тумана забытия, то опять погружалась в него. Виделись Светловы, обеспокоенно смотрящие на ту, что считали дочерью. Приходил лекарь, честно старался разобраться в причинах моего недуга, но поминутно отвлекался на мешающегося Пуфа.

Облегчение наступило ночью. Дух противоречия и Дюран поддерживали меня с двух сторон, а незнакомая ведьма с серо-голубыми глазами пыталась напоить каким-то зельем. Я мычала, силясь угадать, что она старается влить в мой рот, ведунья ругалась.

- Вроде опытная ведьма, триста лет в обед исполнилось, а ведешь себя как пятнадцатилетняя магиня!

- Мне всего двести двадцать пять, - отяжелевший язык шевелился с трудом, но я выговорилась.

- Прости-прости! – язвительно рассмеялась ведьма и зашептала какое-то заклинание, погрузившее меня в очередной сон без сновидений.

На следующий день стало заметно легче, и на укоризненный вопрос «маменьки» о том, что случилось, я, не моргнув, отозвалась:

- Простудилась, - благо голос мой все еще напоминал предсмертный хрип.

Светлов лишь кивнул, но на миг я увидела подозрение в его горящем взоре. Впрочем, больше Эзагр меня не тревожил. Икциар в облике Пуфа охранял приболевшую ведьму днем, а ночью, когда уставший подземец возвращался домой, со мной ночевал Дюран.

Окончательно выздоровев, я недовольно поинтересовалась:

- И долго вы собираетесь пользоваться моим гостеприимством?

Огнев иронично приподнял бровь, но высказаться я ему не разрешила.

- Вам пора поговорить с братом. Он правитель этого края, а еще он вас ждет!

По тому, как вздулись желваки на его щеках, поняла, что переступила некую запретную черту. Ничуть не раскаялась, но сбавила тон.

- Нельзя все время убегать, важно остановиться и подумать.

- Некогда! Пока я бегу, то живу! Мне нельзя сидеть без дела!

- Вот и займитесь делом! – не слишком любезно посоветовала я. – Станьте своим в имении Кнутовых!

- Им не требуются воины! Я уже узнавал! – мрачно просветил собеседник.

- Но, возможно, требуется кто-то другой: садовник, цирюльник, дворецкий или…

- Оу, оу! Придержите коней, Лея! – засуетился Дюран. – Вы видите меня садовником?

Прищурилась. Шелковая сорочка, сейчас расстегнутая на груди, темные брюки из дорогой ткани, тяжелый плащ, зачарованный от непогоды, кожаные, короткие сапоги. А ведь, гад такой, жаловался, что у него нет драгоценных! Откуда тогда наряды?!

Вскочила, немного подумала и, ничего не объясняя, поманила Огнева за собой. Он, не проявляя любопытства, покрутил пальцем у виска, но пошел за мной.

Где находятся комнаты слуг, я ведала – не зря обыскивала дом в поисках кладовых с провизией. Здешнего садовника, все его привычки, и где он живет я знала. Прислушалась, услышала громкий храп и смело толкнула дверь.

Садовник крепко спал, а у изголовья его кровати стояла пустая бутыль из-под хмельного напитка. Дюран догадался, что его ждет, и ретиво помотал головой. Я шепотом оповестила:

- Да! – и, не мешкая, принялась изучать содержимое шкафа.

Когда вернулись, кинула свернутую одежду Огневу, и он непроизвольно поймал.

- Одевайтесь! – приказала я, но четырех стихийник заупрямился.

- Я не сумасшедший!

- Хорошо, - пришла пора действовать иначе. – Тогда давайте сразу сложим руки и признаемся всей Вейтерре в нежелании спасать ее от злодеев!

Огнев скривился, словно попробовал кислятину, развернул полотняные штаны и рубаху. Придирчиво осмотрел предложенную одежду и принялся раздеваться. Я отвернулась, а когда получила разрешение, осмотрела будущего садовника.

- Н-да… - все, что вырвалось у меня, а Дюран тотчас язвительно ответил:

- Я предупреждал!

Не отчаялась и твердо сказала:

- Вам бы спесь унять! – разъяснила, видя, как он свел брови. – Взгляд в пол, то есть в землю, будто всю жизнь только этим и занимаетесь! А еще делайте вид, что болит спина и, пожалуй, руки!

- Руки? – Огнев меня не дополнял.

- Руки должны быть в мозолях и ссадинах, словно вы лопату из них не выпускаете, а под ногтями не помешает немного грязи!

- Хм… - Дюран осмотрел свои ладони с обеих сторон. Смирился с неизбежным: - Ладно, уговорили! Завтра займусь!

- Почему не сегодня? – ведьмы не любили долгие часы ожидания.

Огнев показательно широко зевнул:

- А сейчас пора ложиться спать!

Теперь покорно кивнула я, смиренно глядя на то, как мужчина удобно устраивается на моей кровати.

Глава 6. О делах

По стеклу ползли дождевые капли, как и двести лет назад с небес лилась вода, затапливая окрестности. Я не раз видела подобное, бывало, мы вместе с Ирией или каким-нибудь пришлым ведьмаком слушали песни дождя, рассматривали капли, стекающие вниз. Как давно это было! Сейчас рядом нет сестры… Ирия стала Аниикой, у нее своя жизнь, а у меня…

- Хватит воспоминаний! – резко оборвала поток своих собственных неприятных мыслей. - Не до них! - отмахнулась, как от надоедливых мошек. Безрадостно усмехнулась и констатировала: - Вот до чего доводит скука!

- Не расстраивайся! – приободрил Икциар, расположившийся в кресле за моей спиной. – Скоро тебе скучать не дадут! Пользуйся передышкой, восстанавливай силы!

- Это кто же смилостивится надо мной? – с сарказмом вопросила я, все еще глядя в окно, а поскольку дух противоречия не ответил, продолжила. – Уж не Райт ли?

Икциар счел за благо молчать и дальше, а бывшая государева ищейка пришла в ярость, потому что только-только осознала какую злую шутку сыграла со мной судьба… А судьба ли?

С разъяренным видом я обернулась к подземцу. Он вольготно развалился в мягком кресле, перекинув длинные ноги через один из подлокотников, свесив крылья на пол, опираясь локтем о спинку.

- Знаешь что… - вскипела, выдохнула, выпуская пар, и почти мирно завершила. – Отправь меня к сестре!

- Не могу! – Икциар показательно широко развел руками. – Я не столь силен в пространственной магии, как ты считаешь!

Подумала и выдала:

- Тогда доставь меня в Подземье!

- Тоже не могу! – дух противоречия красноречиво оскалился. – Владыка Ар'рцелиус не жалует незваных гостей!

- А если меня пригласят? – не менее выразительно приподняла бровь.

- Хорошо, - покладисто кивнул он, вскакивая с насиженного места, - я передам владычице Зиалее твою просьбу.

- Сделай одолжение! – буркнула ему вслед.

Икциар удалился, не прощаясь, и я заметалась по комнате в поисках пера, чернил и чистого листа бумаги.

Так или иначе, но выскажу сестре все свои претензии! Ставлю сундук с драгоценными, что идея свести меня с Райтом Ладовым принадлежит Веснушке! Удивляет то, что прочие согласились! Хотя, чего это я? Желание ведьмы – закон для всех! Вот только о чем она думала?! Явно не обо мне…

Я погрузилась в раздумья, нервно притопывая ногой. За окном, вторя мне, барабанили дождевые капли, и моя злость постепенно сошла на убыль.

- В самом деле, - рассудила я здраво, - а если бы моим тюремщиком назначили Фириона или того хуже Ар'рцелиуса? – от подобного предположения стало не по себе. – Райт – меньшее из зол! – окончательно определила.

Ведьмы – существа деятельные, и любое безделье губит их души. А последние четыре дня я буквально умирала от скуки, было полное ощущение, что попала в стоячее болото, которое утягивает меня все глубже и глубже в свое зловонное нутро.

Дюран, уходя как-то утром, велел мне сидеть тихо, ждать и смотреть в ночное небо. И я бы, пожалуй, смирилась, если бы не одно веское «но» - эти две недели почти беспрестанно лил дождь. Старожилы Солнечного не могли припомнить такого гнилого начала лета, кумушки шептались, что грядет конец света, а я напряженно ожидала развития событий, отчаянно завидуя Огневу. Он был при деле! Не без помощи Икциара, украдкой нашептавшего садовнику Кнутовых, что ему срочно нужен помощник, и ниспославшего Кнутовой-старшей дивный сон о чудесном садике, Дюрана, явившегося в нужное место и время, приняли на работу. А мне оставалось только перебирать бусины и думать над тем, где сейчас Лами Кнутова.

Бросив нудное занятие в очередной раз за наступившее утро, так и не разобравшись в том, о чем сообщала своим родным Лами, я спустилась вниз.

Колокольчик, висящий над входной дверью, звякнул, и в дом вошел Светлов. Я удивилась – обычно днем магьер отстутствовал. Говорил, что у него полным-полно дел! Мне и раньше было интересно, что уж говорить о сегодняшнем дне! Я наблюдала за прошедшим в дом магом и увидела, что он чем-то озабочен – между его бровей залегла глубокая складка.

- Папуль, - решила, что действовать лучше, чем тосковать, - у тебя что-то случилось? – обняла «родителя».

- Ничего особенного, все, как всегда, - попробовал отмахнуться Светлов. И если бы на моем месте была Дамара, то ему бы это удалось, но еще ни один огневик не мог столь просто избавиться от ведьмы.

Икциар, превращенный в Пуфа, подмигнул мне. Гери упорхнула на очередное чаепитие с подругами-болтушками, звала и меня, но я отказалась. И сейчас никто не мешал мне общаться с «родителем» наедине.

Приказала подать к столу сытный обед, составила «папеньке» дружескую компанию и самое главное не произнесла ни слова, кроме:

- Приятного аппетита!

Эзагр рассеянно кивнул, помешивая суп, не торопясь распробовать его на вкус. Я демонстративно огорчилась – громко вздохнула и сокрушенно качнула головой. Светлов поднял взгляд, слегка прищурился, выдохнул и неожиданно поднялся.

- Мне пора возвращаться к делам! – направился к выходу.

«Что-то пошло не так!» - спохватилась я, но сумела догнать «родителя», поцеловала на прощание и пожелала удачи в его нелегком труде, о котором знала не понаслышке.

После, посовещавшись с духом противоречия, резво бросилась на кухню, выведала у кухарок, чем любит побаловать себя магьер на ужин, и тотчас распорядилась приготовить.

Я едва успела, а в особняк пожаловал Райт. Мысленно желая ему встретиться с владыкой Подземья, я влетела в библиотеку, схватила заранее приготовленную любовную историю и плюхнулась в кресло. Дыхание сбилось, сердце трепыхалось с неистовой силой, и я только успела выдохнуть, как через порог прошел мой тюремщик.

Изобразила изумление и растянула губы в приветливой улыбке.

- Я так рада тебя видеть!

- В самом деле? – ядовито усомнился огневик.

- Конечно! – кокетливо взмахнула ресницами. – Потому что теперь я смогу выйти из дома и отправиться по лавкам! – с гордостью продемонстрировала нахмурившемуся Ладову сумочку с драгоценными, держащуюся на плече на длинном витом шнуре.

На миг в его глазах промелькнула паника, а лицо приобрело кислое выражение.

- У меня нет настроения таскаться с тобой по магазинам! – рявкнул он, но, заметив, как дрогнули мои губы, смягчился. – Дождь на улице. Промокнем, пока добираемся до Всполоха.

- У меня есть совсем новенький зонтик. Папуля купил, жаль будет, если я не использую его в деле! – постаралась умоляюще взглянуть на собеседника и даже всплакнуть.

Райт затравленно огляделся и указал на подскакивающего Пуфа.

- Вот… песик твой вымокнет! У него нет зонта, а магией пользоваться он не умеет! – и, не позволяя мне опровергнуть, продолжил. – Что читаешь?

Ох-х, как же ты ошибся, милый! Сначала предположил, что Пуф колдовать не умеет, а теперь вот задал мне вопрос…

- Книгу, - обиженно ответила вслух.

- Какую? – безумец, сам того не подозревая, попался в расставленные ведьмой сети. – Прочтешь? – в попытке спастись от поездки по магазинам, он не увидел обложку с жеманной девицей.

Дух противоречия в образе собаки радостно оскалился и едва не потер тощие лапы в предвкушении, а я чуть было не рассмеялась в голос. Что же, исполню просьбу мага! Глубоко вдохнула и проникновенно начала:

- Он еще теснее прижал к себе ее податливое, дрожащее тело и углубил поцелуй. Язык магьера Соколова исследовал жаркий грот ее рта, чувствовал себя полноправным хозяином, лаская ее робкий, верткий язычок, пробегал по зубкам, поглаживал нёбо…

Ладов икнул, но я не остановилась:

- По жилам Мари тек жидкий огонь, собираясь в самом низу ее живота в комок страсти и нежности, отчего девушка, застонав, невольно шевельнула бедрами и…

- Кхм… - выразительно покашлял Райт и шумно уселся на первый попавшийся стул.

Я не вняла предупреждению, удержалась от язвительного смеха, процитировала дальше:

- И плоть магьера откликнулась на молчаливый призыв Мари, налилась мощью, натянула ткань штанов, готовая вырваться из плена и ворваться в глубины влажной женской пещерки…

- Дамар-р-ра, - по комнате пронесся рык.

- Романтично, не так ли? – я почти рыдала от смеха, но старалась не показать этого.

Подняла взгляд от книги, мысленно зааплодировала себе. Можно смело праздновать победу. Как я и рассчитывала, Ладов все еще был неравнодушен к Дамаре, к ее телу, разумеется. По моему мнению, мужчины, особенно маги, любить не умели, только желали, как впрочем, и большая часть ведьм.

Огневик сейчас напоминал натянутую струну, он сидел на краю стула в напряженной позе, подавшись вперед, локтями упираясь о колени. Губы его были сжаты так, что побелели.

- Очень, - процедил он и более резко вопросил. – Ты нарочно? Помнишь, что было?

В глазах Райта бушевало такое пламя, что мне стало жарко от одной только пришедшей в голову мысли, а уж воображение как разыгралось!

Заставила себя отвести взгляд, Ладов, шипя, выдохнул, поднялся.

- Идем! – спустя пару секунд дверь за его спиной хлопнула.

И я не сумела сдержать улыбку – ведьма снова довела огневика! Как тут не порадоваться?!

Икциар, повизгивая по-собачьи, катался на спине, перебирая лапами.

- Ты остаешься! – на ходу кинула я, торопясь за ушедшим огневиком, пока он не передумал.

Дождь лил так, будто небо прохудилось, по улицам текли потоки воды, и мои розовые башмачки мгновенно промокли. После посещения третьей лавки, в которой торговали одеждой, Райт готов был завыть, с надеждой поднимая глаза вверх и, вероятно, молясь всем известным богам о скорейшем завершении пытки. Я разочарованно вздохнула, убедительно делая вид, что решаю важные вопросы.

- Домой? – с видом мученика поинтересовался огневик.

Очередной вздох, так протяжно дышать я уже научилась, и долгий взгляд на сопровождающего, весьма красноречивый, мол, никак нельзя, а для лучшего понимания:

- Я еще ничего не купила….

- Тьфу! – Ладова перекосило, когда он не совладал с эмоциями, да так, что магический зонт над его головой лопнул, и целый водопад окатил мага с головы до ног.

Я отпрыгнула в сторону, крепче сжимая ручку своего вполне обычного зонта – вдруг обиженный огневик решит, что я накликала на него беду?!

Ладов удержался от рыка, взмахнул рукой, творя волшбу, и в воздух устремились облачка пара, одновременно с ними сквозь стиснутые зубы дышал огневик, сражаясь с собственной яростью. Я рискнула обратиться к богам, всем и сразу, чтобы одарили глупца благоразумием и указали путь к спасению. Не зря же я притащилась в центр Виора и недаром вознамерилась прогуляться по здешним дорогущим магазинам. Икциар тишком сообщил, что в одной из лавок на Золотой улице меня ждут. Я сильно удивилась, как только он соизволил сказать, кто содержит один из магазинчиков, и загорелась идеей непременно поболтать с этой отважной ведьмой.

Кажется, Ладов сумел перебороть себя и прошипел:

- И куда мы пойдем?

Покровительственно взмахнув свободной рукой, с готовностью оповестила, горячо желая, чтобы он, наконец, узрел нужную вывеску. Даже магазин рядом выбрала и четко указала:

- Видишь, вот там - наискосок, через дорогу находится ювелирный, - мурлыкнула, показывая, что предвкушаю визит туда.

- Дамар-ра, - с угрозой позвал Райт, не делая и попытки повернуться.

Не сдалась, сделала вид, что разом оглохла и смело направилась на противоположный край улицы.

Позади послышались пугающие звуки, словно в недрах земли, под слоем камней, заворочалось чудовище. Я прибавила шагу, но не оглянулась, надеясь, что на людях он не будет меня убивать.

Ладов догнал, ухватил под локоток, и я одарила его возмущенным взглядом, подмечая искреннюю мимолетную радость и сомнение в его пылающих глазах. Вознесла мысленную молитву всем известным творцам, пока Райт уверенно тянул меня к магической лавке с яркой вывеской над входом, гласившей: «Око ведьмы».

Из полутемной арки, в глубине которой пряталась резная дверка, выскользнули две девицы, с ног до головы закутанные в широкие плащи с капюшонами. Я понятливо усмехнулась – приворотные и прочие сильнодействующие зелья могли приготовить только мы, ведьмы, другим данное умение было недоступно. . Раньше в Солнечном и Морском запрещали пользоваться нашими снадобьями и строго, по закону наказывали. Однако, плененные ведуньи часто готовили зелья для женщин своих тюремщиков, тайно разумеется. Не ведуньи, ни магини не желали, чтобы их поймали с поличным, и всячески скрывались от бдительных глаз магьеров и их слуг. Сейчас наступило иное время, война закончилась, и Фирион, не без участия Марессы полагаю, разрешил своим подданным пользоваться ведьмиными снадобьями. Год назад была налажена торговля между Солнечным и Озерным, а пару месяцев спустя одна предприимчивая ведьмочка, выскочившая замуж за огневика, открыла лавку в Виоре и получала прибыль. Конечно, встречаясь с ней на улице, магини смотрели на ведунью свысока, а за спиной хватались за обереги, но достаточно быстро находили дорогу к ее лавке, если требовалась помощь в любовных делах, мечталось навести порчу или снять родовое проклятие. Икциар охотно поделился со мной всеми этими сведениями и передал предложение о встрече от некой Ветлы Ладовой. Я слушала подземца, широко раскрыв глаза, боясь озвучить свои догадки, но дух противоречия кивнул, дескать, да – ведьма вышла замуж за старшего брата Райта, некого Рейва. Имена были мне известны, Аниика постаралась вкратце поведать обо всех своих знакомых. А у меня был свой интерес – я так и не узнала, какая ведьма помогла мне восстановиться после так называемой «болезни», и хотела отблагодарить ее. Ни Икциар, ни Дюран не сочли нужным просветить меня – первый буркнул: «Придет время – познакомишься!», а второй лишь загадочно улыбнулся. Понимая, что сердиться глупо, надеялась на встречу с Ветлой, считая ее своей, пусть будет, спасительницей. Плохо только, что Райт все еще сомневался, пришлось изобразить живой интерес, мол, ах, как привлекает все запретное!

Звякнул колокольчик, возвещая о нашем приходе, захлопнулась дверь, отрезая нас от мира, залитого дождем, погружая в таинственную атмосферу ведьминой обители.

На окнах – нитяные шторы, украшенные сухими ягодами, деревянными бусинами, камушками. По периметру полутемного зала расположены полки, на которых можно увидеть множество потрепанных книг, кое-где в простенках мною были замечены пучки лекарственных трав. В самом дальнем углу – очаг с тлеющими углями, над ним – котел, в котором булькает что-то вязкое и болотно-зеленое. Никаких свеч, лишь фонари с ползающими внутри светляками. И, конечно, обереги, обереги и еще раз обереги – из веточек, мха, кореньев и прочего природного материала.

Едва не прослезилась – возникло ощущение, что я попала домой. Хотя одно отличие нашлось – прилавок, а за ним массивный шкаф, в котором теснились флаконы, склянки и баночки с готовыми снадобьями.

При нашем появлении шевельнулась, зашелестела зачарованными от высыхания молодыми нежными листочками легкая шторка на стене за прилавком, и из тьмы шагнула ведьма, сверкая разъяренными очами и протягивая светящиеся ядовито-зеленым светом руки.

Я криво ухмыльнулась, хотя по идее нужно было бы взвизгнуть. К счастью, Ладов не обратил на меня внимания, широко улыбаясь, распахивая ведунье объятия.

- Не стоит пугать моих соотечественниц, лапочка, - громко попросил он.

Ведьма фыркнула, обогнула прилавок и направилась к нам. По пути она скинула перчатки, пропитанные специальным фосфоресцирующим составом, обняла мага, а затем шутливо погрозила ему:

- Чу! Додумался – назвал «лапочкой» урожденную ведьму! – подмигнула мне одним из задорных синих глаз.

Я ощутила легкое разочарование – это не Ветла помогла мне, и это значит, что я все еще чья-то должница.

Широкий, темный балахон с вышитыми пауками, призванными пугать впечатлительных жительниц Виора, не скрывал округлившийся живот ведуньи. «Хм, - я в раздумья прикоснулась к подбородку. – Еще одна?! Что они находят в этих беспутных магах?!» Сложно пересмотреть свои взгляды, изменить убеждения, принять существующее положение вещей. В мое время и вообразить было сложно, чтобы ведьма добровольно вышла замуж за мага, легла в его постель и забеременела. На сегодняшний момент я видела уже третью ведунью, влюбленную в огневика. Принимала с трудом, и только потому, что мои собственные племянники родятся полукровками. Часто ловила себя на мысли, что чувствую себя древней, вечно брюзжащей по любому поводу старухой. Зеркало упорно доказывало иное. Как же тяжело выглядеть намного младше своих двухсот двадцати пяти лет!

- Дамара? – озадаченно позвал меня Ладов, и я поняла, что увлеклась и упустила нечто важное.

Спохватилась, но огневик принял мое замешательство за страх и выразил сомнение:

- Э-э-э… - перевел растерянный взор на Ветлу.

Она, подыгрывая, скривилась и внимательно изучила стоящую напротив особу. Я, как и нужно, опустила глаза и нервно затеребила рукав своего одеяния. Райт с мольбой взглянул на супругу своего брата, и она вполне убедительно сделала вид, что глубоко задумалась, а затем со вздохом, означающим, что маг теперь у нее в неоплатном долгу, кивнула.

- Ладно уж… - ему, а потом мне, - я тоже к ювелиру собралась.

Готова спорить, любая магиня от подобного известия была бы близка к обмороку. Я покачнулась, и сильные руки Ладова поймали меня, прижимая к мускулистому телу. М-м-м… это он зря сделал! Или нет? Я не отказала себе в удовольствии, всхлипнула, обнимая крепче, опуская голову на мужское плечо.

- А… м-м-м… - промычал Райт что-то нечленораздельное, в который раз за сегодня лишившись дара речи.

Я коварно улыбнулась и почти сразу поймала себя на том, что наслаждаюсь и ощущением силы, исходящей от него, и твердостью мышц натренированного, гибкого тела, и истинно мужским ароматом. Вздохнула, теперь уже не притворяясь, и отстранилась, с обидой высказав:

- Что я тебе сделала? Почему ты оставляешь меня с ведьмой?

- Э…э…э, - похоже маг разучился говорить. И я понимала почему – в нем боролись нежелание сопровождать капризную магичку по магазинам и врожденное благородство. Видно, я перестаралась!

В дело вступила Ветла:

- Да не съем я ее! Обедала уже! А к ужину ты вернешься! – снисходительно объявила она своему родственнику, подталкивая непривычно задумчивого Райта к выходу.

Звякнул колокольчик, оповещая, что дверь закрылась, и я позволила себе с явным облегчением выдохнуть.

Ветла начертила в воздухе парочку простых рун, и созданное облако, просочившись сквозь щели, вылетело на улицу. Теперь всякий подошедший будет знать, что лавка закрыта, и посторонний не сможет подслушать сокровенных разговоров хозяйки с гостями.

Прошептав заклинание, ведьма повернулась ко мне.

- Что? Все еще не научилась правильно обращаться с магами?!

Я приготовилась сказать нечто умное и пафосное одновременно, но услышала позади шорох, а следом за ним и слова:

- Ф-ух! Думала, что состарюсь, пока он соизволит выползти на улицу!

Обернувшись, я увидела еще одну ведунью. Она стояла, небрежно опираясь о прилавок, и с раздражением смотрела на дверь. Потом ее взор обратился на меня, и я с радостью устремилась вперед. Со стуком сумочка с драгоценными, честно выпрошенными вчера у «родителей», легла на отполированное дерево.

- Благодарю, ведунья! – ритуальная часть завершена, на продолжение я не рассчитывала.

Ведьма, стоявшая за прилавком, обменялась быстрым взглядом с Ветлой Ладовой, а после вдруг изрекла:

- Голубка!

- Ох, ты ж паземка лысая! – вырвалось против воли, брови мои стремительно взлетели вверх.

- Синеглазка! – рядом со мной оказалась Ветла, и теперь обе ведуньи напряженно наблюдали за мной.

Рот мой приоткрылся, но из него не вылетело ни звука, я лихорадочно соображала, как мне быть. В моей прошлой жизни не было случая, чтобы одна ведьма предлагала дружбу другой, а тут целых две… Как-то внезапно пришло воспоминание о сестре и ее подруге Рьяне.

- Ты бы сейчас себя видела! – хмыкнула Голубка, отодвигая сумочку.

Звон монет в ней заставил меня очнуться и скороговоркой, чтобы не передумать, выговорить:

- Незабудка…

- Будем знакомы, - улыбнулась сероглазая ведунья, а Ветла одарила меня долгим, требовательным взглядом.

Я пришла в себя окончательно, закидывая ремешок сумочки обратно на плечо. Подруги не должны предлагать драгоценные за помощь, этим ты рискуешь нанести смертельную обиду той ведьме, что оказала тебе услугу. Лишь бескорыстие и сердечная привязанность, а также безмолвная готовность придти на выручку по первому зову. Скрывая замешательство, я решила продолжить знакомство и протянула руку:

- Лея Липкина!

- Лийта Сероволкина! – моя спасительница крепко пожала протянутую ладонь, а затем мы обменялись рукопожатием с Ветлой.

- Наконец-то! – сказала она. – Теперь можно и дела обсудить! – устремилась за прилавок и исчезла за шторкой.

- Идем, - Лийта поманила и меня.

Удивление мое усилилось, я была уверена, что увижу комнату, где хозяйка готовит снадобья, и уже потирала руки, надеясь выведать чужие секреты. Разочарованно вздохнула, ступив в небольшую, уютную, оформленную в стиле Солнечного чайную. Заметив мою гримасу, Ветла усмехнулась:

- Зелья я готовлю дома! Ришен и Лия подарили нам с Рейвом целое крыло особняка, так что места достаточно! А здесь часто гостят сестры моего мужа, вот я и поддалась их уговорам, - немного помолчала и дополнила. – И Арите моей нравится…

- Арита – это?.. - мне стало интересно.

- Да, моя дочка, - оповестила Ветла и улыбнулась. – А скоро родится еще одна, - с любовью дотронулась ладонями до своего круглого живота.

- А у меня их трое, плюс падчерица Норика, - поделилась Лийта. – Правда, они все сейчас в Омбрии под присмотром нянюшек и самой княгини Полыньиной.

- А…

- Это тетушка нашей государыни.

- Ага, - кивнула я и умолкла, так как мне нечем было похвастаться. Дочки у меня никогда не было, а о судьбе сына я могла сказать два предложения.

Ведьмы не стали меня расспрашивать, Ветла суетливо расставляла чашки, а Лийта осведомилась о другом:

- Ну, и как ты докатилась до того состояния, в котором я тебя нашла? – и сходу предупредила. – Не вздумай промолчать, а то эти гады, - полагаю столь лестно она охарактеризовала Дюрана и Икциара, - обошлись парой слов, - и разъяснила. – Саламандр помог!

- Помог, - подтвердила я, потому что Кьяр и в самом деле сделал это.

В комнатушке воцарилось молчание, лишь тикали часы с кукушкой, висящие на стене.

Ведуньи ждали: Голубка нетерпеливо стучала костяшками пальцев по столу, а Синеглазка сверлила меня серьезным взором.

Решение принято и отступать некуда, потому я красноречиво подняла кружку, придирчиво изучая дно, показывая, что настроена на душевный разговор.

Ветла понятливо кивнула и выставила нам с Лийтой бутыль вина. Сама она ограничилась несколькими глотками, мы с Голубкой выпили по три бокала. Я не опьянела настолько сильно, чтобы поведать им обо всем, что со мной приключилось за эти два столетия, но кое-какими сведениями поделилась, в том числе и тревогами. Все четко, быстро, без колебаний – времени в обрез – Райт может вернуться с минуты на минуту.

- Представляю этого спесивого четырех стихийника в роли садовника, - Голубка развеселилась.

- Вполне себе приличный помощник садовника получился, - постаралась убедить ее. – Дюран умный, несмотря на то, что родился мужчиной.

Ведьмы дружно фыркнули, и Синеглазка уточнила:

- Выходит, в твое время мужчин считали глупыми?

- Низшими, убогими созданиями, - поведала я. – Ведьмаков еще терпели, а вот магов… - выразительно замолчала.

- Да уж… - Лийта что-то прикидывала в уме.

- К слову, и огневики нас терпеть не могли! – добавила я.

- Потому что считали опасными, - заключила Голубка, вздохнула. – Да и сейчас мало что изменилось в этом отношении, - покосилась на Ветлу.

Последняя с невозмутимым видом произнесла:

- А все потому, что не видят в нас женщин! Возьмите, к примеру, моего Рейва! Запрещает мне носить брюки, - мечтательно подняла глаза к потолку, вспоминая что-то свое, - ну-у… разве что узкие, кожаные…

Мы с Лийтой одновременно выразили свое изумление, и Синеглазка замахала руками:

- Наблюдательнее нужно быть! Напомню вам и о Райте!

В двери, точно по заказу, кто-то постучал.

- Вот же паземка зловредная! – Голубка первой вскочила со стула и принялась озираться.

- Ты чего? – с удивлением посмотрела я на нее.

- А того, что этот ваш Райт меня терпеть не может! И если увидит, то обязательно спровоцирует! – отозвалась Лийта, с надеждой поглядывая на узкий шкаф.

- Не влезешь! – Ветла довольно скоро для своего положения поднялась и подбежала к шкафу. – Как говорит мой муж…

- Да твой муж вообще всех ведьм не выносит, кроме тебя и Ариты! – Сероволкина решила воспользоваться проверенным методом и выскользнула в зал. Из-под прилавка донеслось. – Снеженику он грозился придушить голыми руками, - мое изумление достигло пика, а разум ищейки мгновенно принялся за работу. Лийта продолжила. – И придушил бы, коли Даров лично не пообещал ему голову оторвать в случае чего!

- Умолкни! – не обращая внимания на брюзжание подруги, Ветла поторопилась впустить мага, пока он не выломал дверь.

Я замерла, под шепот качающихся листьев невидящим взором рассматривая сжавшуюся под прилавком Лийту, и думала.

Недолго. Несложно догадаться, почему старший брат Райта был готов убить светловолосую ведьму, особенно зная, как они с Дамарой похожи. Райт не мог пройти мимо Снеженики, влюбился, но ведьма не ответила ему взаимностью, а Рейв решил помочь брату. Вывод напрашивался один – Райта привлекают светловолосые, голубоглазые женщины. И тут почему-то вспомнила себя и едва не плюнула от досады – сдался мне этот мальчишка? И чего я так прикипела к нему?! Щеки подозрительно заалели.

Весьма кстати, если учесть, в каком щекотливом положении маг бросил свою подопечную магиню. Райт проникся, даже побледнел и с укором взглянул на свою родственницу.

- Ветла, - и больше ничего не произнес, но молчание бывает красноречивее любых слов.

Лийта возвела очи к деревяшке, под которой скрывалась, выражая свое отношение, и смотрелось это столь комично, что я с трудом сдержала смешок.

- Ходили к ювелиру? Купили чего-нибудь? – Ладов, не дождавшись ответа Синеглазки, обратился ко мне.

- Нет, - развела руками, а Ветла, показав мне кулак за спиной Райта, оповестила:

- Я твою магиню взваром угостила… успокаивающим и тортом.

- А-а-а, - глубокомысленно протянул огневик, а на его лице мелькнула тень подозрения.

Ветла молитвенно сложила руки на груди, и я, все еще витая среди облаков своих странных, необъяснимых мыслей, выдала:

- Я объелась…

Сероволкина сделала вид, что сейчас лишиться чувств, Ветла покачала головой, Райт прищурился, опасный огонек в его зеленых глазах лишь разгорелся. Отругала себя, и чтобы маг не опомнился, перешла на визг:

- Ты! – подскочила. – Как ты посмел?! – и еще громче. – Она хочет сделать из меня некрасивую толстуху! А ты нарочно оставил меня с ней! А-а-а…

- Вам пора, - Синеглазка услужливо распахнула дверь, в которую я, рыдая, проскочила, позабыв зонт.

За мной, шумно оправдываясь, на ходу творя заклинание, спешил Ладов.

В общем, я выторговала у судьбы два дня относительной свободы. Своим нытьем и упреками довела Райта, так что он с радостью сдал меня Гери, сообщив, что уезжает на пару денечков по поручению Фириона, и сбежал без оглядки.

Провожая его довольным взглядом, я коварно улыбалась, мол, то ли еще будет…

- В чем дело, Дамми? – услышала обеспокоенное от Гери.

Выругалась мысленно, вздохнула и легко сочинила очередную душещипательную ложь.

Вечером, не утруждая себя долгими раздумьями, спустилась в библиотеку, где обычно работал Светлов. Тихо прошла, присела на диван и минут пятнадцать честно пыталась читать любовную историю. Не выдержала, подошла к столу, за которым расположился магьер, окружив себя пергаментами разных размеров. Вид у него был усталый, и я предложила свою помощь, обняв «папулю» за напряженные плечи.

Сказать, что он удивился? Нет, Эзагр был потрясен! Я щебетала:

- Папочка, я вижу, как ты утомился, а мне хочется, чтобы ты больше времени уделял мне, - улыбнулась, так ласково, как была способна.

- Ну-у… помоги, - выдавил Светлов, и я с готовностью протянула руки.

- Вот, - указал мне на кипу пожелтевших бумаг, - поищи, пожалуйста, совпадения.

Бегло осмотрев, изумилась не меньше, чем он до того:

- Пап, но тут цифры?!

- Нужно найти одинаковые и выписать их на отдельный лист, - ответил маг, пока я нахмурено взирала – он думает, что его дочь круглая идиотка?!

- А… зачем? – магьер ждал, наблюдая за мной, и я не могла не уточнить.

Приняв для себя решение, он отозвался:

- Некий банкир, имени тебе знать необязательно, год за годом присваивал себе средства тех, кто пользовался услугами его банка. Одно из моих дел – узнать, кому и куда направлялась определенная сумма денег!

- Угу! – буркнула я, усаживаясь с противоположного края стола и принимаясь за дело.

Утром, жалуясь на головную боль и надоедливый дождь, спровадила «маменьку» к подругам, крепко обняв на прощание. Довела до слез надоедливую служанку, проводила Икциара, делая вид, что беспокоюсь о его самочувствии, и занялась делом.

Жалея, что три стихии богини мне неподвластны и приходится рассчитывать лишь на простые умения, я прокралась в комнату Гери.

Шкаф и кровать меня не заинтересовали, а вот комод… Подошла к нему, вертя в руках ключик, умело изъятый у Светловой во время объятий. Сей предмет магиня носила на золотой цепочке, не снимая даже во время купания, как мне удалось выпытать у словоохотливой служанки.

Ключ открывал нижний, самый широкий ящик. Щелчок, и я в нетерпении потянула на себя. Содержимое с глухим стуком упало на пол.

- ЕЩЕ. ОДНА. ВАЖНАЯ. НАХОДКА! – раздельно, потрясенно, задумчиво.

Глава 7. О жалости

Пару минут стояла и смотрела на книгу. По позвоночнику пробегала знакомая дрожь, вынуждающая вспоминать все, что было. В прошлой жизни мне доводилось находить подобные вещи, запретные, темные, написанные отчаявшимися ведьмами, позабывшими о добре и свете.

Знания о том, как, используя кровь живых существ, вызывать демонов черной Грани. Но где взяла Гери эту книгу? И так ли она невинна, как пытался убедить меня Кьяр? Жаль, что я не могу вызвать магиню на допрос! Придется что-то выдумывать и как можно скорее!

Перебирая в уме возможные варианты разговора с Гери, я спустилась в библиотеку. Здесь привычнее, чем в спальне Дамары. Незаметно для самой себя я разобрала папки, лежащие на столе, на три стопки. Замерла, едва осознала, что сделала. Порадовалась. Кажется, я начинаю возвращаться к привычной жизни, не пугаясь каждого шороха, как бывало в Индегарде.

Жаль, что Светлов, так некстати решивший изменить давним привычкам, приехал обедать домой и вошел в библиотеку в этот самый момент. Он удивился, а мне пришлось искать оправдания.

- Вот… от скуки… получилось… - произнесла невпопад, и брови Эзагра сошлись на переносице. Срочно исправилась: - Я снова решила тебе помочь!

- Жаль, - задумчиво откликнулся маг, - что ты не сделала этого раньше…

- Раньше я другой была, – сказала чистую правду и объяснила. – Жизнь в тюрьме меняет людей, даже таких, какой была я!

Он только хмыкнул и быстро дошел до меня. Кивнул.

- Все правильно, - и ровным тоном поинтересовался. – А откуда ты узнала, как нужно делать?

Трижды прокляла вездесущих паземок, скорее всего это они не к добру принесли огневика домой наступившим пасмурным днем, изобразила медовую улыбку и снова призналась:

- Училась!

Светлов неожиданно отвернулся, шумно выдохнул, а затем спросил:

- В тюрьме?

- Где же еще? – и дополнила. – Сама магиня Солнцева была моей наставницей, - вовремя вспомнила имя личной надзирательницы.

Маг повернулся и пристально посмотрел на меня, а я ответила ему прямым взглядом. Не побоялась разоблачения – на моей стороне сильнейшие нашего мира, и даже если сыщик поймет, что место его дочери заняла ведьма, то ничем не сможет мне навредить. А лгать и притворяться я устала! Решила – будь, что будет! Жалко, что сейчас Светлов просто кивнул:

- Хорошо, - чуть улыбнулся. – Спасибо за помощь, Дамми!

- Не за что, папуль, - с легким сердцем подошла к нему, обняла и позвала в столовую. – Пойдем, обед уже на столе!

Спиной ощущала огненный, стремящийся проникнуть в голову и узнать мысли взор виорского сыщика, но ни разу не обернулась. Пусть маг гадает – так интереснее! А то, что Эзагра грызли подозрения было бы ясно даже юной, неопытной ищейке.

Забегая вперед, скажу, что с этого дня в моей жизни наступило разнообразие – огневик регулярно просил помочь ему. В перерывах я занималась своими делами.

В одно солнечное утро, первое за долгие три недели, когда птицы огласили приход нового дня радостными трелями, я спустилась к завтраку. В столовой в гордом одиночестве, читая любовную историю, сидела Гери. Вот и повод нашелся, чтобы переговорить с ней!

Подали кофе, и я сделала глоток обжигающего напитка, к которому уже успела привыкнуть за время пребывания в Солнечном. А после завела разговор.

- Вижу, ты взяла книгу из моей комнаты.

Светлова вскинулась, воровски огляделась и, отослав слуг, обиженно заявила:

- Ты тоже взяла без спросу книгу из моей комнаты! Ту самую, между прочим! Помнишь, кому она принадлежала?

- Помню, - согласилась без колебаний, жалея, что не в моих силах устроить допрос магине прямо сейчас.

- Тогда верни! – что-то неуловимо изменилось в ней. Теперь не было ни обиды, ни притворства.

- Зачем? – продолжая пить кофе, осведомилась я.

- Та ведьма отдала книгу мне! – Гери поднялась со стула.

Ох, если бы! Я точно знала, что ни одна ведьма никогда ни за какие драгоценные не стала бы отдавать кому бы то ни было (тем более глупой магине) труд всей своей жизни. А в том, что сведения ведунья собирала долго и упорно, я не сомневалась.

- Кому ты об этом рассказываешь? – с иронией вопросила я, пристально глядя на «маменьку».

Она смутилась, разом растеряв всю свою уверенность, вздохнула:

- Почему мы перестали понимать друг друга, Дамми?

- Разве? – тон сухой, взгляд открытый.

- Знала бы ты, что я сделала, чтобы помочь тебе! Не дерзила бы! – в ее голосе появилась злость.

«А вот с этого места поподробнее, пожалуйста!» - мысленно попросила я и прищурилась.

- Когда-нибудь я расскажу тебе, но не сейчас! – твердо объявила она и отправилась по своим делам, мне же оставалось только прикусить язык, чтобы не высказаться ненароком.

Теперь я поняла, кого напоминает мне Гери! Ребенка! Большинство магичек с самого раннего детства находится под опекой своей семьи. Отцы буквально каждую пылинку сдувают с пути своих дочерей, исполняют любой из их капризов, а затем передают свою нежную принцессу в руки мужа. И ничего в жизни магини не меняется – был один маг – стал другой. Вот и Гери в душе осталась прежней избалованной девочкой, привыкшей, что все ее прихоти исполняются беспрекословно. Плохо было одно – таких девочек в семье магьера Светлова оказалось двое, и благо, что Дамару вовремя остановили, иначе бед в нашем мире прибавилось бы.

Вздохнула, решая, как быть дальше, но отвлеклась. Колокольчик, висящий над входной дверью, оповестил, что в дом прибыл посетитель. Гадать не пришлось, уже спустя минуту ко мне в комнату прошел Ладов. Маг казался взбешенным. Не удивительно – последнее время его постоянно кто-то чем-то раздражал.

- Солнечного дня, - первой поприветствовала я, прикрывая ладонью неуместный зевок, гадая, что надобно от меня тюремщику, мечтая избавиться от него любым возможным способом.

- Не могу порадоваться вместе с тобой, - он продолжил сверлить меня злым взглядом.

Пришлось поинтересоваться:

- И кто тебя огорчил? – прикрыла очередной зевок, прошлая ночь выдалась насыщенной событиями. Икциар передал мне приглашение от владычицы Зиалеи, и я поспешила им воспользоваться.

- Ты издеваешься? – огневик подошел ко мне, сжимая и разжимая кулаки, будто едва сдерживался, чтобы не ударить.

- Что случилось? – поднялась на ноги, не люблю смотреть на собеседника снизу вверх.

- Вчера ты ездила в дом магьера Вихорева и общалась с его женой и дочерью! – соизволил сообщить он, но сделал это таким тоном, словно обвинял меня в преднамеренном убийстве, как минимум десятерых человек.

Припомнила, что да, ездила, и совершенно спокойно ответила:

- Мне и чаепития теперь запрещены? – демонстративно осмотрела свои ногти, чтобы не встречаться глазами с Райтом.

- Побаловать себя чашкой чая можно и дома! – он опять зарычал, но я, не повышая тона, осведомилась:

- То есть мне позволено пригласить Риту Вихореву с дочерью на чай?

- Издеваешься? – у мага дернулась мышца на щеке, выдавая охватившее его бешенство.

- Что не так? – рискнула продолжить я, и преображенный Икциар, поймав мой взор, состроил выразительную гримасу.

Мне захотелось прибить обоих, стойко сдержала порыв и жалостливо всхлипнула, показывая, что вот-вот расплачусь.

Райт ничуть не смягчился, в глазах его бушевало пламя, пальцы рук он так и не разжал, однако, выдохнув, слегка снизил тон:

- Ты читала мое письмо?

- Читала, - медленно кивнула я, понимая, к чему он клонит, но высказаться не разрешила, продолжила сама. – Но там было столько фамилий, что запомнить все просто невозможно! Я человеческая женщина, а не лара!

Дух противоречия, обращенный в собаку, едва заметно качнул головой, давая понять, что сравнение неуместно. Ладов не видел, все еще прожигал гневным взглядом мою невозмутимую персону. Шумно вздохнул.

- Что мне с тобой делать?

О, вариантов ответа у меня было множество, жаль, что ни один я не могла озвучить, поэтому промолчала, вздыхая также тяжко, как до сего мига огневик. Безмолвие накрыло гостиную, пока мы собирались с мыслями и успокаивались. Незаметно текли минуты, никто не думал начинать разговор, Райт отвернулся к окну, я мечтала, чтобы он провалился к паземкам, Икциар выразительно переминался с лапы на лапу, поторапливая меня. Ему не терпелось изучить найденную у Светловой книгу, я вчера опрометчиво рассказала подземцу о своей неожиданной находке, вызывая его интерес.

- Это все? – вежливо поинтересовалась я, обращаясь к Райту. – Ты пришел только за тем, чтобы меня отругать, или останешься на обед?

Он повернулся, глянул в упор, в глазах не промелькнуло и тени смущения или раскаяния, все тот же огонь.

- Скоро мой отец придет обедать. А ты, если хочешь, можешь остаться, - великодушно предложила я, направляясь к выходу.

- Останусь, - отвечая так, будто оказывает мне великую честь, соизволил изречь Ладов.

- Ладно, - просто сказала я, даже не поворачивая головы в его сторону.

- Дамара? – неожиданно и довольно громко позвал он.

Остановилась и спросила:

- Будут особые пожелания?

- Не груби! – мрачно попросил Райт, хотя я разговаривала с ним вполне приветливо.

- Ты что-то хотел? – повернулась и даже улыбнулась.

Он не оценил, произнес сурово:

- Нет, вернее уже нет.

- Ну нет, так нет, - повела плечом и ступила на порог, Ладов, зачем-то упомянув саламандров, пошел за мной.

Обед прошел в молчании - Светлов думал о чем-то своем, Райт искоса поглядывал на меня, я наслаждалась едой.

- Ты собралась? – спросил меня магьер, едва отбросив салфетку.

- Куда? – ответить не успела, за меня это сделал надоедливый маг.

Если бы взглядом можно было убить!.. Жаль, нельзя! Проклясть? Можно, конечно, но не уверена, как заклятие подействует на Райта, он ведь не обычный маг, ему Тилл подарил особую силу. Что тоже плохо! Тогда как мне поступить сейчас?! Кивнула – и «папеньке», и самой себе. Помню, говорили в мое время: «Нет огневика – нет проблемы» Эх-х, верно, как никогда раньше!

Поднялась, продемонстрировала Светлову собранную сумочку, ту что перекидывала через плечо, и пошла к выходу. За спиной послышалось:

- Моего друга, ювелира, ограбили позапрошлой ночью. Сыщики уже побывали на месте, но ничего особенного не обнаружили. Вот Монк и попросил меня посмотреть!

- А причем…

- При том, что ты не хуже меня понимаешь, как важно присматривать за жаждущей действий девушкой!

- А…

- Да, кстати, моя дочь уже помогала мне, и…

- И только не говорите мне, что Дамара изменилась! – яростно возразил Ладов.

- Райт! – Светлов повысил голос, а мне пришлось выразительно всхлипнуть, напоминая, что я все еще стою неподалеку.

- Идемте, - Ладову пришлось смириться, сказать с досадой и умолкнуть, признавая поражение.

Ящер приземлился на одной из торговых улиц, каких было много в Виоре. Но здесь имелось отличие – двухэтажные строения совмещали в себе не только лавки, но и дома хозяев. Поэтому я засмотрелась, не торопясь войти в магазинчик.

Два мальчишки, сыновья того самого Монка, играли в саду. Их мамаша, суетливая, как и все прочие магички, заламывала руки, глядя, что ее дети лезут на высокое дерево. Не знаю, что подтолкнуло меня, когда сделала первые шаги к ним. Быть может, собственные чувства, главным из которых было огромное сожаление, потому что ни разу не видела, как играет мой родной сын. А играл ли он? Лазал ли по деревьям? Шутил? Озорничал? Когда приходила к нему, видела только, что он сидит в уголке, пересчитывая деревянные фигурки зверей. Даже тогда у меня сжималось сердце, но я не могла выказать слабость. А сын для ведьмы был слабостью, никто из моих соотечественниц не любил рожденных мальчишек, это считалось проклятием, наказанием богини. Но я любила сына, правда никогда не показывала этого, а когда решила измениться – умерла. Вспомнился мне и пряничный заяц, тот самый, которого видела в последние секунды своей прошлой жизни. А ведь эти сладости любил мой ребенок.

Рассматривая заплаканную магиню, видела себя, чувствовала – она любит детей, но совершенно не знает, как с ними справиться, как показать свои чувства, как научить, чем помочь.

- Эй, герои! – подошла к дереву и запрокинула голову кверху. – Слазьте! Разговор есть!

- Какой? – мне явно не поверили, однако младший, на вид не старше шести лет, соизволил обратить на меня внимание.

- Важный! – с воодушевлением поведала я.

- О чем? – теперь и старший, мальчик лет семи-восьми, посмотрел на меня сквозь переплетение ветвей.

- О полетах! – выдумала я, вспоминая о том, что ни разу не предложила сыну прокатиться вместе со мной на метле.

- Каких? - поинтересовались сверху.

О метлах сейчас глупо вести речь, а вот:

- На драконах! – самое то.

- Ого! – мальчишки поспешили спуститься ко мне, и я на миг испугалась – а вдруг посыплются вниз, как переспелые яблоки?

Обошлось.

- Ты летала на драконах? – в глазах младшего парнишки, обратившегося ко мне, виднелись огоньки восторга.

- Нет, - честно созналась я, подавив желание поежиться, и заговорщически прибавила. – Но очень-очень хотела… - снизила голос до шепота, вынуждая мальчишек подойти ко мне.

- И почему ты так и не полетела? – нахмурил брови старший из братьев.

- Потому что одна испугалась, - тихо вздохнула.

- Девчонка! – мальчик приосанился.

- Ну, мы настоящие мужчины! – похвалился младший.

- То есть… - я прищурилась, и они переглянулись между собой, а затем старший поманил меня за собой, приглашая поболтать в каком-то тайном месте.

Домишко, построенный для детских забав, располагался в углу небольшого цветущего сада. В низенькую дверь я вошла, согнувшись, присела на резной стульчик, и старший, защелкнув задвижку, с важным видом представился:

- Эдван, - указал на младшего брата, - а это Олвин!

«Сколько же в Солнечном Олвинов? Только в гильдии «Ведьмина погибель» их насчитывается более двадцати! А еще этот… Ветров! Чего магам так нравится называть своих сыновей этим именем?» - озадачилась я, но отвлеклась, когда младший из моих собеседников совсем по-взрослому протянул руку:

- Здорова!

- Привет, мое имя Дамара, - отозвалась и замолчала, не придумав, о чем еще можно спросить у мальчишек.

Дети для меня всегда были существами из другого мира. Не то, чтобы я их не любила, просто не знала, как с ними обращаться. Поэтому остерегалась при встречах, а если смотрели на меня, то улыбалась и торопилась уйти, чтобы, спаси богиня, они не заговорили со мной.

- А сейчас что? – Эдван продолжил беседовать.

- Что? – подпрыгнула на месте, едва не задев при этом деревянный некрашеный потолок сооружения.

- Ты говорила, что испугалась, но так было раньше, а сейчас? – нетерпеливо уточнил он.

- А сейчас… - выдержала паузу, раздумывая над тем, что ответить. К сожалению, мои сведения о драконах были весьма и весьма скудными и заканчивались тем, что твари могли плеваться огнем и жили где-то в… - бывает, что мне и сейчас хочется отправиться в Огнедышащие горы! – с огромным сожалением закончила.

- И нам! – воскликнули юные маги в один голос, и старший прибавил:

- Возьми нас с собой! Ты же взрослая! Тебе можно!

- А… - вот хотела же сменить тему и даже придумала о чем можно сказать. Глубоко вдохнула, но начать не успела.

- Драконы давным-давно вымерли! – послышался голос того, о ком я на время забыла. А зря…

Оглянувшись, увидела недовольное лицо Райта, заглядывающего в узкое оконце.

Мальчишки умолкли, переводя растерянные взоры с меня на Ладова.

- В Огнедышащих горах нет ничего интересного! – заговорил он снова, как мне показалось несколько устало. – Я там бывал!

- Он с тобой? – уточнил у меня Олвин.

- Со мной, - вынужденно кивнула я.

- Муж? – поинтересовался Эдван.

- Нет, спаси меня, - чуть помедлила, - Тилл, - и мысленно: «Лучше его убереги!»

- Идем! – бросил мне Райт, отходя от окошка.

Прежде чем уйти, я высказала то, о чем думала до того, как Ладов меня прервал.

- Вы еще успеете побывать там, где захотите! Вся жизнь впереди, а пока позаботьтесь о матушке – она у вас одна!

- У нее есть наш отец! – ответил мне Эдван.

- Угу! – согласился с ним Олвин.

- И ему тоже нужна ваша забота! Он устает в своем магазинчике. Разве нет?

- Устает, - после некоторых раздумий отозвался Эдван.

- Вот видишь, - улыбнулась и доверительно прошептала. – Если родители не твердят нам поминутно о любви, то это совсем не значит, что они не любят нас. Да и не всегда чувства можно выразить словами, порой важнее забота.

Мальчишки дружно кивнули, а я поспешила догнать своего тюремщика.

- Почему тебя нельзя оставить одну даже на пять минут? – спросил у меня Райт, подхватывая под локоть.

- Почему? – выразила искреннее недоумение.

- Потому! – коротко бросил он, потянув за собой.

Оглянувшись, я увидела, что оба мальчика идут за нами. Ладов тоже заметил их.

- Зачем? – наклонившись к моему уху, снова задал вопрос он.

- Мне теперь всегда помалкивать? Можно только кивать и улыбаться?

- Так будет лучше! – с серьезным видом откликнулся Райт. – И лишь с моего разрешения! – остановился, обжигая яростным взглядом. – Соображаешь, что делаешь? Огнедышащие горы не место для детей!

- Я…

- Что? Не хотела? – маг не кричал, шипел сквозь зубы, но каждое слово было пропитано ненавистью. – Лучше молчи! Всегда!

- Ах-х… - выдохнула, приказывая себе прикусить язык. Иногда и впрямь лучше воздержаться от резких высказываний.

Выдернула руку, ускорила шаг, первой вошла в магазинкчик, не позволяя Ладову открыть дверь.

Светлов нахмурился, заметив, что мы зашли, но ничего не произнес. Отвернулся, продолжая беседовать со своим давним другом – хозяином лавки. Вопросы задавал четко, не позволяя делать отступления, вот только меня совершенно не интересовали ответы. Зачем? Не собираюсь искать грабителей – у меня есть дела важнее!

Для начала вспомнила о словах Ладова, не тех, обидных и злых, а совершенно других. «Драконы давным-давно вымерли!» - вот, что звучало в моей голове. Но, будто наяву, я видела летящего дракона и слышала скрежет его когтей. Эти существа могли свободно путешествовать по Граням и часто посещали Индегард. Мне было известно то, о чем не ведал никто из ныне живущих на Вейтерре. Драконы живы! Да, в нашем мире их осталось крайне мало, но они есть! Сидят где-то глубоко в пещерах Огнедышащих гор и ждут чего-то. Надеюсь, что в ближайшие два века они не изменят свои привычки и не встретятся на моем пути.

Слоняться из угла в угол не привыкла, хотелось действовать, потому, делая вид, что бездельничаю, прошлась по залу, рассматривая обстановку. Кругом холодный камень, по которому скользят блики солнца, словно воришки, пробравшиеся через узкие окна, больше похожие на бойницы замков магьеров приграничья. Я бывала пару раз, издали видела такие строения – основательные, надежные, защищенные от нападений врага со всех сторон, даже сверху. И только холодный камень кругом. Мрак разгоняют настенные светильники.

Небольшой круглый стол, тоже каменный, похожий на мертвый цветок на темно-зеленом стебле. Здесь полным-полно таких, почти одинаковых, образующих узор. На столиках расположены ларцы, в которых еще совсем недавно хранили драгоценности. Обежав беглым взглядом пространство, я увидела, что оба парнишки прошли в дом. Эдван приложил палец к губам, заметив, что я собираюсь поприветствовать их. Сделала вид, будто смотрю в другую сторону, чтобы не привлекать внимания мужчин к мальчикам. Новая игра – это важно! Краем глаза проследила за тем, как ребятишки поднимаются по лестнице, и опустила взор. Вздрогнула. Замерла. Затаила дыхание. Прислушалась.

Щелк… щелк… щелк… Богиня! Как же знакомо!

Медленными шагами, чтобы не вызывать любопытство, я двинулась на звук. Открытый ларец, такой же, как и другие, а на самом дне обнаружился искомый предмет. Так напоминающий дорогие часы на цепочке. Как бы не так! Взяла в руки, холодно усмехнулась. Все не то, чем кажется. У часов не было стекла, и я смогла остановить минутную стрелку.

- Ты сам себя переиграл, Геррар! – громко произнесла, зная, что никто, кроме бывшего мучителя меня не услышит.

Прочие в этом доме застыли, время для них замерло. Стены мгновенно заиндевели, по полу, подбираясь к моим ногам, поползли тонкие белые узоры, в помещении заметно похолодало. Стуча зубами, я ждала появления своего самого главного врага.

Нарисовался в дальнем от меня углу. Стоит, сверкает раздраженным взглядом, но боится сказать неосторожное слово. Что же, разговор продолжила я:

- Ты всегда весьма эффектно возникаешь в моей жизни, - пожала плечами, - или после смерти! Не даю я тебе, бедному, покоя! – демонстративно жалостливо вздохнула.

- Если бы я знал… - выдал он, но я прервала, одарив презрительной улыбкой:

- О чем? О том, кто отправит тебя в Индегард? – сделала вид, что серьезно задумалась. - И что бы ты предпринял? М-м-м? – протянула, подняла вверх указательный палец. – Знаю! Убил бы! – широко улыбнулась. – Не удивил! Я слишком хорошо тебя знаю! Бывший маг, который так и не стал настоящим перевозчиком, только слабой тенью! – подняла счетчик времени. – Хотя ты и пользуешься всеми хитрыми штучками, придуманными жителями Индегарда! Но даже самая слабая выпитая знает о том, кем ты остался на самом деле! Магом-неудачником, которого убила обычная ищейка из Омбрии!

Реакцию Геррара предугадать оказалось несложно, он подошел, протянул руки, чтобы сжать когтистые пальцы на моем горле. Зрачок в бордовых глазах дрожал, множился, как огонек свечи, выдавая бешенство бывшего огневика.

- Ну, и чего ты добьешься, снова убив меня? – проговорила спокойно, без суеты, не делая и попытки отодвинуться. – Мы уже это проходили! – приблизилась, так что ощутила тяжелое, ледяное дыхание того, кому не место среди живых. – Убирайся на свой корабль, Геррар! Здесь тебе ловить некого!

- Отдай! Прошу последний раз! – прошипел он, сражаясь сам с собой. Стискивая пальцы в кулак, но вместо крови на пол посыпались льдинки. Под их звон Геррар продолжил, сломав себя. – Верни, что украла, и, клянусь, мы больше никогда не встретимся!

Подивилась, прищурилась, притворилась, промолвила:

- Никогда – слишком неопределенный срок для тех, кто живет вечно, или возвращается по воле творцов, путешествуя в Грани и обратно на Вейтерру!

- Я клянусь, - сквозь зубы повторил Геррар.

И в этот миг я поняла, что не испытываю к нему прежней ненависти. Так уже было в прошлой жизни, перед самым ее концом. Я отомстила убийце своих родителей, ощутив лишь дикую усталость и опустошение. Сейчас было по-другому, я испытывала жалость. Нет, ничуть не жалко мерзавца, продержавшего меня в плену два века, заставившего пройти все круги боли, страха, ярости. Методично, со знанием дела мучающего меня, показавшего мне край, за которым сначала безумие, а потом вечное забытье. Мне жаль времени, что я потеряла попусту по его вине!

Расхохоталась дико, безудержно, обидно, вынуждая мужчину отступить и схватиться за голову.

- Ты клянешься? Мне? – остановилась, не потрудившись стереть усмешку со своих губ. – Кто бы мог подумать? – бывшему магу снова достался мой вздох. На сей раз приторно-восхищенный. – Ты сделал это!

Добилась, опять довела, Геррар бросился на меня, стиснул пальцы на хрупком девичьем горле. Только я и захрипеть не успела, как хватка ослабла.

Свободно вдохнув, успела увидеть своего спасителя. Растерялась, уж его я никак не ожидала здесь лицезреть. Ар'рцелиус гневно смотрел на меня, с легкостью удерживая застывшего Геррара за ворот камзола.

- Проваливай! – со злостью выплюнул владыка Подземья и швырнул свою ношу к противоположной стене.

Геррар полетел, словно ядро из пушки, и я даже забеспокоилась. Зря! Дом не пострадал, а вот перевозчик исчез, точно стена поглотила его тело.

Теперь все внимание Ар'рцелиуса было направлено на меня. Не придумав ничего иного, сказала чистую правду, не надеясь, что он оценит.

- Я вас не ждала!

- Любопытно, - иронично ответствовал он.

- В самом деле? – отчаянно желала сменить тему, промолчать не смогла, поэтому сморозила очевидную глупость. Поморщилась. Помотала головой. – Что происходит?

- У вас нужно спросить, Велея-Дамара! – сурово отозвался владыка.

- Поругайте меня, если хотите! Нельзя быть хорошей для всех!

- Верное замечание! – равнодушно кивнул высший демон, но я почему-то почувствовала себя так паршиво, как никогда.

- Я меняюсь, - тихо отметила, глядя себе под ноги, туда, где искрился лед.

- Да, - не удивил, но первый из всех соизволил просветить меня Ар'рцелиус. – Это нормально! Разве младенцы помнят прошлые жизни, когда получают новое тело?

- Но я взрослая, уверенная в себе женщина!

- Были ей когда-то в прошлом, - подошел ближе, чтобы не пропустить ни одну из эмоций, бурлящих внутри меня и столь явно читающихся на моем лице. – Сейчас вы хуже младенца! Помните, но ничего не можете сделать, стараетесь вернуть утраченное, мыслите по-старому, а тело у вас новое!

- Да какое оно новое?! – возмутилась. – Дамаре уже за двадцать!

- Да-а, - серьезно согласился демон. – Это огромный срок!

Повела плечами, будто озябла, здесь и впрямь было холодно. Проследила, как облачко пара, вырвавшееся вместе с моим нервным выдохом, поднимается к потолку. Поглядела на застывших магов, на их лицах белыми завитушками застывал иней. Пожалела несчастных.

- Дадите совет? – обратилась к тому, кто умнее.

- Да, - Ар'рцелиус неожиданно быстро согласился. – И урок ты сегодня получишь! – неожиданно перешел на «ты»

- А… - засомневалась, но не привыкла отступать.

- По порядку! – тоном строгого наставника откликнулся высший демон. – Живи, радуйся каждому мгновению и не забывай, кому обязана!

- Артуар? – я огляделась, возникло полное ощущение, что темный бог стоит где-то неподалеку.

- Нет, - почти по-отечески улыбнулся Ар'рцелиус. – Но я с ним хорошо знаком! Поэтому уверен, он ничего не делает просто так!

- Верно, - отрицать было глупо.

- Раз он вытащил тебя из Индегарда и позволил свободно порхать по Наземью, то я готов спорить – Артуар знал, что ты займешь чье-то тело… - прищурился, рассматривая ледяной узор на потолке. – Не так! Артуар знал, что ты займешь тело магини!

- Хотел посмотреть на мои мучения? – буркнула я.

- Хотел посмотреть, но на то, как ты справишься! Ему важно знать, достойна ли ты такого дорогого подарка!

- И он теперь… - заозиралась по сторонам, поверить словам владыки было непросто, но и меня уже посещали подобные мысли.

- Они! – с мрачной ухмылкой поведал владыка. – Убежден, они, все втроем, наблюдают за нами, не спеша вмешаться в естественное развитие событий!

- Угу! – ответила согласием. – Это тоже проверка, только не для меня одной, а для всех нас! – покосилась на Райта. – Он же избранный!

- О, да! – хмыкнул. – Только Ладов ни разу не воспользовался той силой, которую обрел!

- Почему? – сразу вскинулась я, переводя взор с мага на демона.

- Не задумывался! – черные глаза владыки остановились на мне, а после он ехидно предложил. – А вот ты могла бы!

- Зачем мне это надо! – ворчливо бросила я, отходя от мужчины.

- Куда же ты? – демонстративно подивился. – Мы еще не закончили!

- Слушаю, - несмотря на некоторые недостатки, Ар'рцелиус был отличным собеседником, поэтому я склонилась.

- Ведьмы, - отчего-то с тоской заговорил он, заметив мой приоткрывшийся рот, пояснил. – У меня в семье их много! И позволю себе сделать небольшое напоминание! А еще, рискуя навлечь на себя немотивированный гнев, потому что правда важнее всего остального, огорчу и озадачу!

- А если попроще? – почудилось, что на мои плечи, отягощенные грузом проблем, опустили еще один гнет.

- Говорю, как есть, потому как отношусь к тебе сердечно!

- Хм-м, - только это и больше ни чему не удивляюсь.

- Не веришь?

- Говорите, как есть! – присела на каменную скамью, ноги отказывались держать меня.

- Магия – основа ведьм и магов! У вас одна, у них другая! Смекаешь? - Ар'рцелиус завел себе новую ученицу. Видно, старые надоели, а то и сами послали взыскательного учителя к паземкам. Хотя, что он не видел?

Пришлось всерьез задуматься. Подскочила. Прижала ладони к груди, чтобы унять тревожно стучащее сердце.

- Не может быть!

- Опять не веришь? - в тоне демона послышалась усталость, вынуждая меня подойти и взволнованно поинтересоваться:

- Неужели Дамара вернется?

- Сложно предугадать, - отвел взгляд, прошелся по комнате, оставляя следы, вернулся. – Кьяр только заблокировал магию в теле Светловой! Но она внутри тебя, точно зверь в клетке!

- Моя боль, моя радость, мои слезы - все напрасно… - прикусила губу.

- Отнюдь! Ты теперь почти человек!

- Почти? – на языке появилась горечь.

- Магия закрыта; тело полностью принадлежит тебе. Что еще нужно?

- А… - у меня не нашлось ответа на заданный вопрос.

- Все в твоей душе, ведунья! Хочешь колдовать? В чем дело? Вы, ведьмы, и без волшебства прекрасно управляетесь! Все эти заговоры, зелья, ритуалы – тьфу, - не смог сдержать порыв. – Конечно, без магии они менее действенны, но…

- Возможны! – подхватила я, показывая, что осведомлена.

- Ты не дослушала! – попенял Ар'рцелиус.

- Виновата! – вытянулась в стойку, и демон помотал головой.

- Ведьмы! Конкретно ты, Лея, нетерпелива, упряма, излишне храбра и самоуверенна!

- Отличные качества, правда?

- Не буду спорить! – оглядевшись, высказался он. – Только напомню, что Тилл, вполне способен избавить это тело от магии огня! Если конечно, ты понравишься Артуару, а он сумеет убедить Эрию, что миру весьма полезна Велея Липкина. Уж она обяжет своего мужа… - кажется, я осознала, почему демонов называют в народе искусителями.

Больше вопросов он мне не задавал, оповестил:

- Перейдем к следующему! - и приказал. – Возьми счетчик времени!

После некоторых колебаний поднялась и исполнила то, что велел владыка. Охнула:

- Но тут! – стрелка снова двигалась по кругу, неумолимо приближаясь к роковому значению.

- Да, минуты, отмеренные для тебя и твоих друзей Герт'Зеаром, почти истекли! – безразлично улыбнулся. – И тебе срочно следует решить, кто умрет!

- Я…

- Не можешь? Не хочешь? Тебе бы только за Герраром – призраком из детских кошмаров – гоняться? – учитель оказался жесток, но умом я понимала, что это необходимо. – Действуй! – владыка щелкнул пальцами.

Мир ожил, заструились ручейки по стенам, на полу образовались лужи. Я точно онемела, осознавая всю степень ответственности, возложенной на меня.

Шагнула к двери, ведущей на улицу, пока огневики и ювелир ошарашено осматривались, обмениваясь эмоциональными восклицаниями.

- Дамара! – окрик Светлова настиг меня на пороге.

- Да, папа, - медленно повернулась.

- Что у тебя в руке? – спросили оба мага сразу, ювелир остолбенел. Вся троица придирчиво разглядывала меня, кое-кто уже строил догадки, а кто-то решил действовать.

Райт в мгновение ока подскочил ко мне.

- Что это? – требовательно вопросил.

- Вот… нашла… - бледнея, но не выдавая того, что знаю, произнесла.

- Дай сюда, - Ладов практически выхватил из моих дрожащих рук счетчик времени. С лица мага схлынули краски, как недавно у меня.

К нам уже спешил Светлов.

- Что это?

- Ты знаешь… - хрипло от переизбытка эмоций отозвался Райт, протягивая предмет.

- Дракон меня раздери! – и этот побелел.

- Ага! – сглатывая, нервно покивал Ладов. Собрался. – Так! Здесь немного черной магии! – и взглянул на меня так, точно это я своими холеными ручками сотворила опасный предмет.

- Вопросы потом! – осадил его Светлов. – Теперь… - выглянул за дверь, толкнув меня плечом. – Дважды раздери меня дракон! – опять выругался.

- Второй этаж свободен? – Райт обратился к оторопелому ювелиру.

- Да…

- Нет, - мой крик опоздал всего на секунду, и Ладов уже сделал замах.

Помня, что наверх поднялись мальчишки, я стрелой метнулась к лестнице.

- Стоять! – рявкнули за спиной, но не остановили меня.

Райт догнал, когда я уже преодолела половину ступеней. Обхватил за талию, потянул вниз, одновременно удерживая и меня, и счетчик времени, который теперь стрекотал без остановки.

- Там дети, - пытаясь вырваться, почти со слезами, сообщила я.

- Вот же саламандр непредсказуемый! – мы оба понимали, что положение безвыходное: наверху – дети, в саду, за окном – жена ювелира, на улице – прохожие.

- Так! – Ладов принял решение, спрыгнул с лестницы, толкнул меня в объятия Светлова, бросил. – Замрите! – закрыл глаза, напрягся, так что стали видны вздувшиеся вены на мускулистых руках и шее.

- Не дыши! – приказным тоном сказал мне магьер, но я и без напоминания затаила дыхание, догадываясь, что сейчас будет.

Зрелище красочное, когда еще доведется узреть мага, обладающего силой творца? Я смотрела, широко раскрыв глаза.

От Ладова остался только силуэт, все его тело теперь состояло из огня. Живого огня. В эту минуту ясно, как никогда ранее, я осознала, что огонь – живое существо. Пугающее и завораживающее одновременно. Сейчас Райт казался мне ужасающе красивым. Я боялась огня до дрожи, до оцепенения, но и восхищалась им. Он звал, привлекал, обещал. Так свет свечи манит мотылька, и я даже вообразить не могла, что буду тем самым несчастным мотыльком. Если бы Светлов не держал меня, то уже сорвалась бы с места, стремясь прикоснуться к чуду, и сгорела бы, как и многие до меня.

Не видела ничего, кроме силуэта, не слышала иных звуков, кроме шума танцующей стихии, не представляла никого, кроме Ладова, своего надоедливого тюремщика. Изумлялась и опасалась; сражалась с желанием подбежать, чтобы дотронуться и убежать прочь без оглядки; ругалась мысленно, пока губы шептали восторженные речи.

К ногам что-то упало, и мы с магьером дружно опустили головы. Кусок почерневшего металла, в котором ни за что не узнать корпус счетчика времени.

Ничего не говоря, Светлов вывел ошалевшую меня на улицу. Расспрашивать ничего не стала, а вместе с ним и одуревшим ювелиром дождалась, когда пошатывающийся Ладов переступил порог. За ним выбрались мальчики, заинтересованно поглядывающие на мага, но не рискнувшие задавать ему вопросы. Рыдающая магиня выскочила из-за угла, бросилась в ноги Райту. Он отшатнулся, но затем, чтобы сгладить грубость, слегка улыбнулся, объяснился:

- Не хочу вас обжечь.

Махнул нам рукой и, покачиваясь, направился к Всполоху.

Зато, когда вошли в особняк, тихо рыкнул, свирепо глядя на меня:

- Дамар-ра! Запомни раз и навсегда, больше повтор-рять не буду! С этого дня от меня ни на шаг!

Я злилась на весь свет и на саму себя, ярость так и рвалась наружу, поэтому не стерпела:

- Везде за мной таскаться будешь? – приподняла бровь, выражая свое отношение.

- Да!

- Райт! – в наш диалог вклинился Светлов. – Ты переходишь границы дозволенного!

- Я перехожу? – закричал Ладов в ответ. – Дамара – ходячая проблема! Неприятности к ней липнут, а она и рада!

- Вспомни, что и в твоей семье есть девушки!

- Никто из них, хвала Тиллу, не использовал черное колдовство, не пытался никого убить и не искал драконов, попутно находя счетчик времени – изобретение не абы кого, а существ из Граней! – Райт возмущенно перечислил все, что мы со Светловой успели натворить.

- Последнее мы обсудим, и я потом все тебе перескажу! – не повышая голоса, магьер указал гостю на дверь. – Сейчас нам всем нужно остыть и отоспаться!

Ладов едва не сплюнул себе под ноги, проворчал что-то под нос и вылетел за порог.

Светлов обернулся ко мне. Говорить с ним не хотелось, трусливо попятилась к лестнице.

- Пожалуй, и мне пора…

Он покачал головой, но милостиво позволил мне удалиться. Успокаиваться я не собиралась. Ладов мне только мешает! И я знаю, как избавиться от него! Урок сегодня получила, спасибо мудрому учителю Ар'рцелиусу, но этот хоть полезен, а вот от того никакого толку. Невольно вспомнила, что именно Райт уничтожил счетчик времени, чем спас немало людских жизней, возможно и мою тоже.

- То же мне герой выискался! – фыркнула, хлопнула три раза в ладоши.

Метла упала на пол рядом со мной, как и обещал душка Икциар, избавивший меня от необходимости прятать орудие в особняке.

Металась, как волчица в клетке, дожидаясь ночи. Открыла окно, и подруга-луна осветила мой путь. Душа пела, когда оттолкнувшись от подоконника, прошептав три волшебных слова, я спрыгнула вниз и понеслась к небесам. Ветер свистел в ушах, раздувал волосы, искрились многочисленные звезды, подмигивали, смеялась вдогонку ночная проказница.

Нужное растение нашлось на поле за городом. Светлячки закружились хороводом, запела ночная птица, сплелись нити света в знакомые узоры, вспомнилось заклинание. Завертелась ведьма, танцуя с метлой, уговаривая лень-траву помочь. Встрепенулись нежные листочки, раскрылись бутоны, выпуская упругие лепестки, разлился в воздухе дурман, туманя голову.

Не мешкая, чтобы не забыться, не пропасть в сладком дурмане, я сорвала два цветка – магу хватит! Запрыгнула на метлу и вернулась в особняк, никем не замеченная.

Затеплила на кухне очаг, повесила котелок, налила воды, бросила сухих травок и добытые цветы, зашептала:

- Кручу-верчу,

Райта Ладова запутать хочу!

Заманить, окружить, заставить ведьме Липкиной служить! – повторяла и помешивала деревянной лопаткой, поглядывая на дверь – вдруг кому взбредет притащиться, напугаю до колик.

Закончила, наполнила склянку, ухмыльнулась.

Вот только, пока добиралась до своей комнаты, передумала. Вспомнился огненный силуэт, улыбка мага, которую он дарил не мне – другим, всколыхнулось все, что знала о Ладове. Пожалела его. Пусть останется таким, какой есть. Мне без надобности жалкий, таскающийся по пятам раб.

- Найду другой способ! Сам от меня сбежит! – вполголоса постановила я, толкая дверь.

Остолбенела, замечая меряющего широкими шагами комнату Икциара.

Глава 8. О виноватых

- Что-то случилось? – забеспокоилась я, так как до этого мгновения не видела духа противоречия в таком взвинченном состоянии.

В очах Икциара блеснуло алое пламя, а потом подземец вкрадчиво спросил:

- Знаешь, что делают в Подземье с теми, кто приносит плохую весть?

Дрогнула, но сумела небрежно дернуть плечом, отвечая:

- Вероятно, то же самое, что делали в старину с ведьмами, принесшими в дом важных господ нерадостную новость!

- О, нет, моя дорогая ведьмочка! Твоих соотечественниц всего лишь четвертовали. У нас все иначе! Паземок лишают крыльев; бесов – языка… - замолчал, но я задавать вопрос не стала, приняла другое решение. И он кивнул. Досказал. – А вот дух противоречия, такой, как я обязан провести двести лет, прикованным к стене одного из ущелий Рваных гор!

Он говорил не о прошлом, это было его настоящее.

- Таков закон! – с мрачной усмешкой произнес демон, по лицу прочитав все, о чем подумала.

Шутить, язвить, возмущаться было глупо и бессмысленно – чужое королевство, как соседская усадьба – туда не лезут со своими советами, особенно, если в них не нуждаются.

- Я не буду столь сурова. Ты мой друг! – сказала горячо, подбежала, порывисто схватила за руку.

Он поднял другую, погладил меня по голове, улыбнулся:

- Знаю, но увы… - замер, заглядывая в мои глаза, как в душу.

Всхлипнула, сама того не ожидая. Никогда не была склонна к слезам.

- Почему отправили тебя?

- Не меня, - привлек к себе, обнял, прижался чешуйчатой щекой к моей, и я крепко обхватила шею духа противоречия, чувствуя, что теряю его. – Мою сестру. Владычица Зиалея сама наказывает лар, и она милосердна…

- Тогда почему? – попыталась отстраниться, но он не позволил.

Продолжил негромко, но эмоционально, так что теперь и сердце заныло.

- Я никогда не был трусом, Лея! И это стало бы позором для всей семьи, ведь в том, что произошло, есть доля моей вины! Я должен был отправиться вместе с тобой!

- Ты знаешь? – прошептала я, обняла сильнее, не желая отпускать.

- Знаю… все знаю! О твоих похождениях в Асодаре разве, что глухой не слыхал!

- Я…

- Ты! – он чуть отодвинулся, не разжимая рук, цепко удерживая меня за талию, но я и не сбегала. – Несговорчивая, мстительная ведьмочка! Пойми, месть, обиды – ненужный хлам в твоей душе, избавься, пока кто-то еще не пострадал!

- А кто? – я позабыла вдохнуть.

- Твоя сестра…

- Веснушка? Как она? Как ее семья?

- Спасли… всех. Малыши, правда, родились раньше на два месяца, но лары и три ведьмы уже воркуют над ними. И мальчишке, и девчонке Ар'рцелиус велел подобрать новорожденных торотигрят – хранителей! Лучше, когда с самого детства привыкают!

Выдохнула, но тревога не покидала, чутье подсказывало – и здесь отметился Геррар.

- Убью! А когда вернется на Вейтерру в новом обличье, то сделаю это снова! – яростно проговорила я.

Икциар неодобрительно зыркнул на меня.

- Не о том мыслишь, милая!

- Я догадалась, что Геррар изготовил два счетчика. Один – для меня, другой – для моей сестры, она все карты ему спутала, забрав пленницу с корабля!

- Три, - ровно известил он.

- А…

- Твоему красавчику - четырех стихийнику был подброшен сувенир!

- И…

- Он жив и здоров! Огнев необычный человек!

- Как и Ладов, - сама не поняла, почему мне вспомнился Райт. Помотала головой, вскипела. – Геррар умрет! Игр не будет! Это война!

- Не то, не так, не для того, - вздохнул, сник дух противоречия.

- Что произошло? Объясни толком! – не любила чувствовать себя виноватой, поэтому злилась.

- Счетчик оказался у Лютовых дома. Твоя сестра, в отличие, от тебя не знала, что он из себя представляет! Когда супруг вернулся, время истекало. Ани позвала владыку Ар'рцелиуса, но он разбирался с Герт'Зеаром и с тобой! Пришлось магу Лютову выкручиваться, спасать жену и соседку по дому. Лют измененный, но не бессмертный. Кое-какая силушка у него имеется, но быстро справиться он не смог. Ани переволновалась, и спустя пятнадцать минут после того, как счетчик уничтожили, вопил уже маг Лютов.

- А наказывают тебя, - едва слышно заметила я.

- Считаешь, несправедливо?

- А справедливо, что Геррару все сходит с рук! Сначала он меня пленил, потом Веснушку, а Артуар ограничился одним лишь предупреждением, даже по носу перевозчика не щелкнул!

- Вероятно, есть причины…

- Какие? – гнев клокотал внутри меня, Геррара хотелось задушить голыми руками. И если бы не Икциар, я бы, не задумываясь, схватила метлу и сиганула в открытое окно, чтобы забрать из укромного места и разбить ледяное сердце врага!

- Нам о них не расскажут, - философски откликнулся дух противоречия. – Знаю, тебе больно, но, поверь, если продолжишь – оступишься и вернешься к тому, с чего начала!

Снова прильнула к мускулистому, черному плечу демона, вздохнула.

- Возможно, ты прав, но у меня нет иного выхода. Геррар не отступится, даже если я отпущу.

- А отпустишь ли? – спросил, но ответа не дождался, сам изрек. – А если ради меня?

Приподнялась на цыпочках, опираясь на мощные плечи, и на одном дыхании пообещала:

- Попробую!

- Помни… - взял мои ладони в свои, переплетая пальцы. Смотрелось восхитительно: белоснежные, тонкие, девичьи и чешуйчатые, когтистые, демонские.

- Запомню! - сквозь слезы произнесла, разжимая пальцы. А потом, спустя минуту крикнула Икциару вслед, когда он медленно уходил, оставляя после себя лишь дымку. – Мне будет тебя не хватать…

- И мне… - синеватый туман заполонил комнату, словно символ расставания: темный, горький, проникающий внутрь вместе с дыханием, отравляющий тело.

- Клянусь, что верну тебя домой! – вытирая слезы, дала последнее обещание.

Не смогла уснуть, металась, ворочалась с боку на бок, умаялась. Надоело. Нет ничего лучше работы. Она, родимая, всегда спасала и от хандры, что напала, и от чувства вины, которое меня все же грызло, и от прочих неурядиц, что нет-нет, да случались в моем существовании.

Ноги сами принесли в библиотеку. Мотыльки суетливо закружились, заполнили стеклянный светильник на столе, освещая папки, которые Светлов занес днем, но, в связи с последующими событиями, не успел разобрать.

Первые две – содержали сведения о кражах – мне они показались малоинтересными, а вот в третьей находилось дело об убийстве.

- Некто убил… призрак? Издеваетесь? Хм… - принялась быстро рассуждать. - Свидетель видел, как сосед бегал вокруг своего дома, а за ним летал призрак с ножом… Интересно – обычно духи предпочитают другие методы! Пока свидетель одевался, выходил на улицу – и сосед, и призрак исчезли. Впрочем, исчезнувший, вернее его труп всплыл через два дня! О, как!

- Не сам! Его выловили в местном озере рыбаки, - послышался голос, на который я вскинулась. Светлов стоял в дверях, опираясь о косяк. Искорки метались над ним, освещая лицо красным, прорисовывая все тени, углубляя складки, отчего мужчина выглядел более хмурым и уставшим, чем обычно.

- Отец? – выразила изумление и огорчилась, так как теперь магьер начнет читать мораль своей дочери, а быть может, и допрос устроит.

Но его новый вопрос застал меня врасплох:

- Вас тоже что-то мучает, ведунья?

Не торопясь, сложила пергамент в папку, вдохнула и невозмутимо поинтересовалась:

- В чем я ошиблась?

- Разрешите? – он сделал шаг.

- Это ведь ваш дом, - поднялась, готовая ко всему, даже выпрыгнуть в закрытое окно, если понадобится. Но Светлов махнул рукой.

- Оставайтесь, будьте гостьей, раз уж заглянули на огонек! – подошел. Протянул руку. – Эзагр Светлов! – выразительно так.

- Велея Липкина, - с опасениями, но ответила, слегка пожимая его ладонь. – Но вы понимаете…

- Да, Дамара! Так я и продолжу вас звать, - пауза, - при всех. Наедине, уж позвольте, буду обращаться согласно статусу! Фирион…

- В курсе! – поспешно вклинилась я, чтобы знал точно.

- Буду думать, что правитель решил сообщить мне позже!

- Вы так спокойны!

- Удивлены? – в тоне ирония, но не понять ни единой мысли из тех, что бродят в голове магьера.

- Да. Если бы некий маг занял место моего сына, я бы рвала и метала!

- В том и разница, - сцепил пальцы, только этим действием выдавая свое напряжение. – Ваш сын, готов спорить, не оказался бы на месте моей дочери!

- И все же мне сложно понять, - искренне созналась я.

- Тогда давайте пока оставим эту тему. Потом я соберусь с мыслями, приглашу вас на беседу.

- Звучит зловеще. И я так говорила в прошлом.

- Вы работали ищейкой? Я не ошибся? Дело было в Омбрии? – вцепился, как пес, хотя им в сущности и был.

- Нет смысла отрицать. Вы это уже поняли. Да, я служила государыне Лесане.

- Лесане? – наконец, и мне удалось поразить Эзагра. Надеюсь, что не в сердце. – Но то было…

- Два века назад, - закончила за него. – Я погибла, жила с перевозчиком, а теперь мне, скажем так, предоставили второй шанс.

- Запутанно! Как я и люблю! Магам нужно постоянно двигаться, иначе сойдем с ума. Кому-то помогают драки, а мне нужны загадки!

- И я стала одной из них! И вы быстро меня разоблачили! – признаваться было невесело, но чтобы продолжить диалог и склонить магьера на свою сторону, я вынуждена была сказать ему комплимент. А затем в лоб повторила первый вопрос. – В чем я ошиблась?

Молчал, стоял напротив и пялился, минуту, если не больше, что-то решал для себя, не посвящая меня. Наконец, соизволил изречь:

- Очевидно, что вы совсем не знали мою дочь!

- Нас не знакомили, - совершенная правда, я не произнесла ни капли лжи.

- Плохо! Для вас, разумеется! Иначе вы бы знали, что Дамми рыдала бы ночи напролет, находясь в тюрьме, и нашла бы способ увидеться со мной. Вы же избегали встреч любыми способами! Это насторожило меня, потому нашел людей, которые докладывали мне о каждом вашем шаге. Ну, может, видели они не все, но те сведения, что я получал, наводили на определенные размышления. Они крепли день ото дня, когда вас отпустили! И последнее – если бы Дамара знала о счетчике времени, в чем я сомневаюсь, она бы швырнула его как можно дальше от себя, не заботясь о прочих, будь то Монк, его жена, дети, Райт или даже я! Ее жизнь – дороже остальных! – сделал одолжение, видно, тоже не хотел портить со мной отношения. Еще бы! Я ведь заняла тело его дочери!

- Хотите ее снова увидеть? – любой родитель прежде всего заботиться о благе своего ребенка, что и говорить.

- Хочу! – взглянул открыто. – Вам не понять! Я виноват перед ней! Дамми была чудесной малышкой, но ее рождение ослабило здоровье Гери, а я по молодости мечтал о сыне.

Богиня! Как же знакомо! Мишка родился замечательным мальчишкой, а мне нужна была дочь! И я постаралась забыть, уйти в работу, надеясь, что мальчика воспитают без моего участия.

Эзагр мог и не продолжать, я помнила эту боль и чувствовала вину. Поэтому слушала признание бывшего врага, того, кого и сейчас опасалась, и сочувствовала ему. А он смотрел мимо и говорил, чуть шевеля губами:

- Я занялся работой, чтобы реже бывать дома! Не видел, как моя дочь сделала первый шаг, зато получил денежную прибавку! Я не слышал, как она произнесла первое слово, зато возглавил отдел! Я не брал ее с собой на прогулки – ездил по деревням, искал преступников! Я не играл с ней – проводил допросы! Не читал ей книги – строчил отчеты! Учил не дочь, а молодых сыщиков! Драконово пламя! Я не показывал ей лес, море, красоту этого мира, потому что все время был занят! – присел на диван, оперся локтями о колени, спрятал лицо в ладонях, глуше договорил. – А потом она выросла! Взяла и повзрослела! Все эти платья, дорогие побрякушки, балы – я не успевал подсчитывать расходы! А когда сталкивался с ней на лестнице – не знал, о чем заговорить!

Я тоже села, прикусила губу, потому что никогда не представляла, каким вырастет мой сын. Неужели, сложись все по-другому, и я бы не ведала, о чем спросить повзрослевшего сына?!

- Не справился, но нашел выход, увидев ее в компании молодых магов. Сосватал Райту! Попросту пожелал передать свои проблемы! Потому и злился, не принимал, что Дамара ушла к Грэйну! Не вник! Лучший сыщик Виора не смог разобраться с делами собственной дочери! Очнулся только, когда Дамми арестовали, а меня сняли с должности! – резко умолк.

Понимала эту вспышку – сама так жила. Вскоре он пожалеет о своей откровенности. Но я ему не напомню – и свою душу бередить незачем. Преувеличенно бодро проговорила, вновь открывая папку:

- Что не так с этим делом? – поступила, как делала всегда. И сама отвлекусь, и ему полезно.

Светлов поднялся, склонил голову, словно благодарил, подвинул стул и присел рядом, как бывало пару вечеров назад.

- Смотрите! – подвинул листки с отчетами первых допросов свидетелей. – Читайте! Делайте выводы!

Я послушно углубилась в чтение, хмыкнула:

- Почему обвинили соседа?

- Местный сыщик – молодой маг поторопился, обвинил, суд вынес приговор, хотя мужичок-сосед отпирался. В итоге в темнице у Якшина – такова фамилия ложно обвиненного – отказало сердце, и он умер. Беременная жена и двое малолетних детей остались одни. Сыщика замучила совесть, и он повесился. Проверку поручили моему ученику.

- Шито белыми нитками! Как можно? – возмутилась, едва не сболтнув: «Чему вас вообще учат, господа виорские сыщики?» - но вовремя опомнилась и смолчала, но весьма красноречиво.

- Хотите, завтра съездим? Прошло чуть больше полугода, но дело громкое вышло, так что о нем помнят!

- Но Ладов…

- Его я возьму на себя!

- Заманчиво! Мне вредно сидеть дома!

- Ваше задание? – понимающе усмехнулся.

- Да, оно!

- Я могу чем-то помочь? – впился цепким взглядом.

Та-ак! Думаю, кое-что ему можно рассказать.

- Мне поручили отыскать Лами Кнутову!

- Забавно! – явно заинтересовался, не отвел глаз, огорошил. – Собственно, это одно из главных моих дел!

- И как успехи? – спросила прямо, без притворств. Ни к чему игры, найти Лами важнее!

Эзагр кивнул:

- Завтра я расскажу вам все, что знаю! Но и вам придется поделиться сведениями, - пытливо посмотрел на меня.

Размышляла недолго, отозвалась практически сразу:

- Мне мало, чего удалось узнать. Могу сказать точно, что Лами жива.

- Это мы и без вас выяснили! Велар Кнутов приносил письмо от своей дочери, где она сообщила родителям, что вышла замуж! – взгляд мага стал более властным и проницательным.

- Что-то еще?

- Это я у вас хочу узнать? – склонился к столу, перегораживая мне выход.

Ладно, буду верить, что я ничего не потеряю, а лишь приобрету.

- Да, куклу принесли мне!

- Тот мужчина, что часто ночует у вас в комнате? – заметив, как я поморщилась, произнес. – Ведунья, право слово, не думали же вы, что отец Дамары круглый дурак?

- Не думала, но и мой союзник умеет…

- Два раза его видела даже моя жена, так что ваш… хм… друг не так искусен, как вам расписывал!

- Он бывший наблюдатель высших!

- Тогда не удивительно – парень привык, что его никто не видит!

- Вернемся к делу! Вы поможете мне разгадать послание?

- Сложно сказать! А вот Гери… - моя просьба заставила Светлова призадуматься.

- Гери? Скажете тоже!

- Прошу не обижайте мою жену! – вмиг тон, взгляд и поза изменились, став угрожающими.

«Ее обидишь!» - мельком подумалось мне, вслух проговорила:

- Не нужно думать, что в вашем доме поселилась коварная злодейка! Уж простите, но ваша семья, забота, пригляд – для меня досадная помеха! Но сильные мира сего решили, что так я менее заметна для бдительного ока возможных недругов!

- Возможных? О ком речь?

- Выясняем, - уклончиво.

- Ладно. Надеюсь, мы поняли друг друга, - не отодвинулся, чтобы пропустить меня.

- Разумеется! Вы поможете мне, если я пообещаю, что ваша дочь вернется? Только задумайтесь, зачем лучшей ищейке Озерного, что признал не только ваш правитель, но и владыка Подземья, помощь сыщика из Виора?

- Вместе веселее, - с сарказмом, но даже не улыбнувшись.

- Шутить изволите, господин сыщик? Вот только мне совсем не до смеха! – встала, грозно прищуриваясь.

- Сядьте! – Эзагр привык командовать, вот только не мной. Осталась на месте, но грубостью отвечать не стала, как и спорить, ждала, что мне предложат. Светлов тянуть не стал. – Ведунья, я могу провести вас в дома многих магьеров, в том числе Кнутовых, и тех, кто дружен с этой семьей!

- Заманчиво! – сделала вид, что думаю, хотя долго решать здесь было нечего. От такого не отказываются. Не испытывая чувства вины, смело заявила. – Хорошо. Я поговорю со своими покровителями, они диктуют условия! – в тайне мечтая, что Дамара уже покинула Индегард, и какой-нибудь перевозчик, пусть будет Ра'Айли, уже доставил ее к месту перерождения на своем корабле.

- Я принял ваш ответ, - подвинулся, разрешая мне пройти. У двери меня догнал его вопрос. – Вернете конверт! У меня тоже имеется поручение от Фириона!

Нахмурилась, не сразу сообразив, о чем магьер толкует. Скривилась, но резво дошла и вынула из угла требуемое. Чтобы сгладить неловкость, усмехнулась:

- Буду думать, что Фирион сообщит мне позже!

- Вижу, и ведьмы умеют шутить! – в первый раз за вечер Светлов улыбнулся искренне. – Это не только приказ Фириона, но и просьба вашей государыни!

- Была у меня такая версия, - растянула губы в улыбке и пожелала. – Доброй ночи!

- Светлых снов, - откликнулся он, и я была уверена, что сыщик провожал меня глазами до самой двери, которую быстро прикрыла.

Спала плохо, мучилась, вспоминая Икциара, но твердо знала, что непременно верну его, не позволю коротать два века в страданиях, это слишком долгий срок. Сделаю все: убью, украду, совершу иное злодеяние, но не отступлю. После разговора со Светловым мне стало и легче, и сложнее одновременно. Первое – у меня появился союзник из тех, кто знает семейство Кнутовых очень хорошо; второе – у меня в союзниках появился маг-сыщик, который в любую секунду может сменить милость на гнев, если заподозрит подвох. А еще меня по-прежнему волновал Райт. Что бы ни говорил магьер, как бы ни убеждал – Ладов не отстанет! И меня ждет очередное мучительное объяснение с ним.

Райт был зол! Не так – Райт пребывал в ярости, он рвал и метал, готовился к убийству. Покосилась на нахмуренного Светлова, мол, не вы ли убежали меня, что Ладов остынет? Не остыл! Скорее, наоборот, по оголенным рукам Райта пробегали искорки, в глазах – горел огонь, щеки почернели, точно угольки в костре. Я молчала – пусть «папочка» разбирается, как и обещал!

- Она поедет со мной и точка! – магьер решил показать более молодому, кто главнее.

И Ладову пришлось смириться и ответить сухим кивком. Я, схватив сумочку, двинулась к двери.

- Тяф! – догнал тонкий лай Пуфа, и я удивленно обернулась.

- Он с нами? – озадаченно поинтересовался Светлов, и я, размышляя, ответила согласием, про себя подумав: «Быстро же прислали замену Икциару!» - решила всячески изводить нового стража, чтобы пожаловался Ар'рцелиусу, тогда, быть может, владыка снизойдет до разговора со мной. О том, как довести мужчину до ручки, будь он человек или подземец, я знала слишком хорошо, так что новенькому придется несладко.

Прибрежные кусты, бережок, заросший камышом, плеск воды и смех купальщиц. Маги, приехавшие вместе со мной, замерли, переглядываясь. Их было трое: магьер, его ученик и Ладов, собственной высокородной персоной, чтоб ей провалиться в Подземье и остаться там навеки.

- Великанов, - с недовольством позвал Светлов старосту поселения, куда мы прибыли, - я же предупреждал вас о приезде! Почему не озаботились очистить территорию?

- Так… - невысокий, плотный мужичок почесал лысину на макушке. – Девахи же… - развел руками, будто одно слово разом объяснило происходящее.

Впрочем, огневики поняли, Райт и молодой сыщик Краснов дружно шагнули вперед.

- Стоять! – отдал команду магьер.

- Их предупреждали, - брякнул Ладов, но Светлов был непреклонен.

- Мы туда не пойдем…

- Только время упустим! – с досадой отозвался Краснов, смотрящий только на кусты, наверняка, проклиная их густую листву. Будь его воля, оборвал бы!

- Нет! – магьер повернулся ко мне. – Берег осмотрит Дамара.

- Дамара?! – изумлению обоих молодых огневиков не было предела.

- А что? – разобиделась я. – По-вашему, я никчемная девица, годная только для того, чтобы носить шляпу на голове, не думая ни о чем другом?!

Оба промолчали, но скривились так, что и без объяснений стало ясно – именно так они и считали!

- Я все сделаю, папа! – раскрыла зонтик, чтобы солнце не мешало, и отправилась на поиски.

Дело привычное, пусть и несколько позабытое за два столетия, но я справлюсь!

Пуф посеменил за мной – хитрюга!

- Сидеть! – указала на пятачок высохшей травки. – Ждать! – ядовито улыбнулась.

«Песик» показал острые зубки, но вынужден был повиноваться.

Зашла за кусты, спустившись по узкой, малозаметной тропке, осмотрелась. Бережок, на который я вышла, сплошь зарос камышом. Ничего подозрительного заметно не было, поэтому прошествовала дальше. Смешок, а за ним – тихий всплеск. Хорошо девушкам – купание особенно приятно в жаркий день. По воде побежали круги, всколыхнув камышовые заросли.

Направилась к самой кромке, надеясь выгнать купальщиц. И дело было не в чувстве зависти, мне нужно было расспросить девиц. Иногда болтушки знают больше, чем прочие. Светло-розовых плетеных туфелек не жалела – в гардеробе ничего практичнее не нашлось, да и не разорится магьер, если я выкину эти. Дамара, скорее всего, ничего и не надевала больше двух раз. Так у магичек принято!

Взгляд остановился на играющих волнах, которых ласкали солнечные лучи. Меня же они жгли, причем нестерпимо, а вода манила прохладой.

- А почему нет? – спросила сама у себя, закрывая зонтик.

Жара стояла невыносимая, а вода у песчаных отмелей таила заманчивую свежесть. И разговор лучше сладится. Воздух напоен ароматным цветочным и древесным духом, так не похожим на родной озерский, а вот сам водоем очень напомнил тот, куда, бывало, в детстве бегала купаться.

Путаясь в многочисленных юбках – зачем столько? – бросила беглый взор за спину. Там трепетали, серебрились узкие, словно ленточки, листочки ив. Медленно вошла в воду, улыбаясь, привыкая, пока волны все смелее и смелее поднимались по разгоряченному телу. Всколыхнулись, казалось бы, давно утраченные чувства, заставляя раскинуть руки, рассмеяться, ощущая безграничное, ничем не омраченное счастье бытия.

Окунулась, наслаждаясь каждым моментом, сделала несколько уверенных гребков, двинулась вдоль берега вправо и увидела купающихся девушек. Сосчитала, их было семеро, и сразу определила, что верховодит отрядом крепко сбитая, светловолосая девица лет двадцати пяти. Ага! С нее и начну!

Она тоже заметила меня, умолкла, хотя до сего мига рассказывала нечто такое, отчего купальщицы заливались смехом. Теперь же все замерли.

- Привет, - опуская ресницы, сказала я.

- Ну, здравствуй! Ты чья будешь? – спросила толстушка, подплывая ближе, но и я сама, показывая, что намерения у меня добрые, уже спешила ей навстречу.

- Столичная, - со вздохом поведала я.

- А-а-а, - презрительно протянула она, оглянувшись на остальных, мол, глядите-ка, столичная штучка пожаловала. Девицы угодливо закатили глаза.

- Хорошо тут у вас! – и я подняла взор к небу.

- Хорошо, - спорить не о чем, но взгляд девицы стал цепким. – Солнышко, водица, - оглянулась на примолкших товарок, дескать, сейчас смотрите внимательнее, - не боишься, кстати?

- Отчего же? Боюсь? – поежилась даже. – Только папа мне сказал, что война закончилась, и мы теперь можем купаться безбоязненно.

- Война – да, закончилась. Но ведьмы по столице разгуливают!

- Ах, и не напоминай! – подобралась ближе, молитвенно сложила руки на груди.

- Вот видите, а вы не верили! – трагично констатировала главная, оборачиваясь к прочим. Мне опять достался вопрос. – Как тебя зовут?

- Дамара, - как надоело это имечко, кто бы знал?!

- Илла, - подала руку толстушка, которую я с горячностью пожала.

- Мы тут проездом, - приступила к самому главному. – Так что ведьм я не боюсь! Со мной папа, брат и жених! – лгать нужно красиво. - Все меня любя-я-ят… сил нет! А мне… - плаксиво завершила, пусть додумывают.

- Везет тебе, - выкрикнул кто-то. – Ты из магичек…

- Как посмотреть…

А правда? Сейчас только осознала, как магиням живется – мужчины их считают слабыми, от того опекают, а вот простые жители опасаются – все же сила волшебная есть.

- Мужики где твои? – приструнила подружек и вернула бразды правления в свои мощные руки Илла.

- За кустиками дожидаются, - неопределенно взмахнула рукой.

- Ой, охальники, - протянул кто-то, но вся девичья стайка уже обратила взоры на бережок.

- Да что вы такое подумали?! – праведно вознегодовала и призадумалась. «А не магов ли поджидают девицы?! Всем хорошо! Богатые, красивые, обеспеченные достанутся женихи!

Девицы скуксились, подтверждая мою догадку, лишь Илла смотрела пристально.

- Проездом, говоришь? – ей бы ищейкой работать, а не землю пахать и деток воспитывать. Любого сыщика за пояс заткнет!

- Да, - рьяно закивала. – Разбудили так рано, что я и накраситься не успела! Пять часов в дороге, гнали так, будто ведьма на метле догоняла. Духота-а-а! Скукотута-а-а!! Умаялась… жуть. А тут выглянула в оконце – смотрю с высоты – вдалеке озерцо поблескивает! Как устоять? Вот и упросила своих спуститься!

- Хорошее дело! – поддержал меня кто-то.

- А они сюда не нагрянут? – прозвучало со стороны с надеждой.

Пришлось огорчить:

- Нет. Они из благородных.

Илла снова оборвала разговор:

- Чего стоять? Пойдем присядем, разговор продолжим?

- Продолжим! – с готовностью откликнулась. – Только у меня вещи на берегу…

- За чем дело стало? Пойдем, сплаваем, подберем! – Илла оказалась настойчивой, впрочем, меня устраивало.

Спустя какое-то время мы расположились на бережке, у девиц оказались сладости, у меня зонтик, который я великодушно решила им подарить. Пусть только сперва определятся, кому именно. Единогласно постановили – Илле! Толстушка оттаяла, перестала считать меня чужой, мало-помалу мне удалось вызвать ее на откровенный разговор. В разгар, когда я едва ли не подпрыгивала от нетерпения, на берегу показался Пуф. Не вытерпел бедняга!

- Пуфичек, миленький! – сюсюкать я научилась. – Ко мне!

Повизгивая, но кося глазом на девочек, мнимый пес приблизился.

Пора бы начать!

- Он такой ласковый, послушный, милый, - потрепала нового стража за щеки, растягивая кожу, честно-честно заглядывая в выпученные очи.

- А нам можно? – робко поинтересовалась одна из девушек.

Дух противоречия воспрянул духом – тщетно! Явно не знал, что его ждет!

- Тискайте, сколько угодно! – позволила девчонкам, а подземцу строго приказала. – А ты не смей кусаться и рычать! Иначе устрою!

Устроила ему не я – девушки. Хотел ласк – получи и распишись! Огрызаться не вздумай – заколдую! На ухо, когда ошалевший песик переходил из рук в руки, шепнула:

- Если взбрыкнешь – напою зельем из лень-травы!

Видно, приказание свыше было четким, поэтому, сверкнув не по-собачьи пламенным взором, Пуф позволил мучить себя и дальше. Хотя, какое это мучение? Его с любовью прижимали, уговаривая послушать неистово бьющиеся девичьи сердца. По случаю жаркого дня и купания девушки облачились в тонкие, просвечивающие сорочки, которые почти не скрывали приятных округлостей. Страж выглядел одуревшим.

Пуф появился весьма кстати, селянки приняли меня в свой круг, разболтали, что ждали не меня, а сыщиков, которые должны были прибыть с минуты на минуту. Девушки все глаза высмотрели, едва не расплакались, глядя в сияющие солнечным светом небеса! Не видать ли ящеров? Для чего им нужны столичные маги? Чтобы охмурить их.

Разумеется, ничего из того, что было, девушки рассказывать не собирались. Прибывших ждал теплый прием,и разговоры, но не о преступлениях. Мне же слово за словом, но поведали обо всем, а после пригласили в деревеньку – подходило время ужинать. А уж когда я, томно потянувшись, произнесла:

- Надобно сказать папе, жениху и брату… - меня наперебой стали звать трапезничать все девушки. Создавалось впечатление, что я и мои родственники желанные гости в любом из домов деревушки.

Хихикая и смущаясь, я, поманив Пуфа, поспешила к оставленным за кустами магам.

Здесь меня дожидался рассерженный Райт. Чтобы не отругал, так как уже открыл рот и злобно сощурился, готовясь разразиться негодующей тирадой, я сообщила:

- Я нашла настоящего убийцу! И он не призрак!

- Ага! – явно не поверил. – А может, заодно ты убийцу Геррара Буйнова отыщешь, а? Лучшие умы разгадывают сию загадку уже два столетия! А ты р-раз и готово! Тогда и я соглашусь, что Дамара Светлова поумнела!

Да, огневичок! Я могла бы тебе многое рассказать и даже показать ту, кто помогла Геррару отправиться в Индегард, пройти испытание и стать перевозчиком за Грани. Только боюсь, что твои слабые нервы не выдержат! Потому сменила тему:

- Где мой отец?

- Идем, - сверля донельзя тяжелым взором, позвал он.

Не гордая, отправилась следом, не пискнула, не ляпнула глупость и не вспылила. Ай, да я! Ладов остался под впечатлением. Оглядывался, порывался что-то сказать, но так и не заговорил снова.

Светлов расположился в домике старосты, где проводил повторные допросы. Его ученик бегал по деревне, в поисках хотя бы каких-нибудь улик. Весь взмок, бедолага. Но ежели нанялся на такую работу – будь любезен терпи!

- Наедине! – перешагнув через порог светлой горницы, сказала я магьеру.

- Райт, - попросил он, глядя на притащившегося за мной Ладова.

Тот состроил недовольную гримасу, но ретировался без повторных просьб.

- В общем так! – присев на предложенный стул и отхлебнув ягодного сока, проговорила я. – Убитый – Рем Коршун – был никем иным, как бывшим соратником Диона Макова, так?

- Допустим, - изучая, будто видит редкую букашку, которую бы убить, да рука не поднимается, отозвался маг. – Это еще в прошлый раз выяснили!

- Дион Маков, признанный глава Разбойничьей окраины, - о том, что слышала об этом месте и об этом человеке, я благоразумно умолчала, - за какую-то провинность изгнал Коршуна из столицы. Несчастный лиходей, прибывший в деревню, заскучал. Развлечение нашлось само! Вернее сама! Жена соседа! Баба молодая, ладная, острая на язык и, самое главное, несчастливая в браке. Выдали молодку замуж за старого, да хромого по договору, такое часто случается среди простых жителей, как Озерного, так и Солнечного. А тут такой шанс подвернулся! Как упустить?!

- Вы у меня спрашиваете? – с иронией поинтересовался сыщик.

- Нет! Я кратко передаю вам свой разговор с местными девицами! – снова жадно отпила, продолжила. – Некая Илла Войнова – подруга Веты, жены того самого соседа-свидетеля, в красках расписала, как тяжело жилось той в браке. Муж частенько поколачивал, жизни не давал – только огород и кухня. Ни на праздники, ни на посиделки не отпускал. Даже с рождением второго ребенка не угомонился! И зачахла бы Вета в самом расцвете своих двадцати трех лет, но тут начинается самое интересное! Илла, ну и прочие местные девицы неожиданно заприметили, что всегда зареванная Вета стала чаще улыбаться, а затем, как-то вечерком попросила подругу сгонять до столицы, дескать сама не может, и попросить у ведьм, прибывших в Виор по приглашению самого Фириона, какого-нибудь зелья для сна, мол, мучает бессонница!

- И? – Светлов напрягся, стараясь угадать, к чему веду. Понял. – А! Вета надумала околдовать мужа?

- Что вы? Всего лишь помочь! Муженек стал плохо спать ночами, шастать по дому, мешать.

- Любовникам?

- Нет, всего-то крепко спать – хотя бы во сне отдыхая от забот, хлопот и нелюбимого! На тот момент Рем и Вета присматривались друг к другу. Коршун ведь был весьма хорош собой: широкоплеч, высок, силен. Одевался по-столичному, умел ухаживать, мылся раз в день - не то, что местные увальни!

- Ясно, - с каждым моим словом сыщик мрачнел все больше и больше.

- А вот дальше все пошло не по плану! Илла – девушка смелая, до ведьм добралась, не робела, отвечала грубовато. Соотечественницы мои этого не любят, особенно, когда к ним обращаются с просьбами!

- И? – мне даже стало жалко Светлова, столь глубоко он задумался, пытаясь постичь логику всех женщин: и ведьм, и местных. Сжалилась, продолжила без вопросов:

- И одна из молодых ведьмочек, скажем так, подшутила над хамоватой девицей! Я думаю, что в составе зелья, что ведьма продала Илле, была сон-трава, но кроме нее там же имелась особая травка. Не признаюсь, какая именно! Но доведу до сведения, что это особый вид дурмана, вызывающий видения! Не сразу, только после двухнедельного употребления.

- Ага, - щелкнул пальцами. – Вот откуда призрак взялся!

- То был не дух бесплотный, а вполне реальный человек! Женщина! – красноречиво умолкла.

- Неужели?.. – сыщик сопоставил факты и пришел к верному умозаключению. – Нет предела женскому коварству!

- Вета не собиралась убивать своего любовника! Все вышло случайно, как мне представляется! Девушки рассказали, что в течение двух месяцев не только Вета бегала на свидания к Рему, но и дочка старосты. Молоденькая совсем, да вы, наверняка, ее видели?

- Согласен, милая, добрая… - подскочил. – Погодите! Но у нее муж есть, и она…

- Да-да! Она тоже ждет ребенка! Вот только не пьяница-кузнец его будущий отец!

- Неужели Рем? – на физиономии магьера появилось брезгливое выражение.

Экий праведник нашелся! Можно подумать, сам и мысли не допускал, храня верность своей жене!

- Он! Красавчик и бабник! Но, возможно, дочку Великанова он полюбил. Бывает, что противоположности притягиваются! А тут некстати Вета пришла…

- Застала его врасплох и…

- Просто вообразите! У женщины, которую бьет муж, сплошь слезы, страдания, нет конца и края, хоть в петлю лезь! А потом вдруг появляется тот, кто заботиться, слова ласковые шепчет, ссадины целует. Вета влюбилась, а потом узнала, что беременна. Чего она себе напридумывала? Да и не знаем мы, что шептал ей в порыве страсти Коршун. А наврать с три короба он мог, в этом я даже не сомневаюсь!

- Спорить не буду! Знал я Рема – болтун тот еще!

- А на что способна разъяренная женщина знаете?

- Догадываюсь!

- Кстати, у Веты платье было белое, длинное – со дня свадьбы осталось. Кто знает, может, в ту ночь она именно в него и облачилась. Праздник хотела устроить, сообщить любимому радостную весть, а услышала иное!

- Так! И что, по-вашему, случилось дальше? Не могли же две беременные женщины утащить тело и утопить его в озере. Труп случайно обнаружили – если бы у рыбака крючок не зацепился, то и лежал бы Рем спокойно на дне, а нас бы с вами тут не было!

- Ну, если бы речь велась о ведьмах… Хотя и ваши, солнечнокрайские, тоже способны на многое! Но тут, думаю, староста вмешался!

- Великанов?!

- А что бы вы сделали, многоуважаемый магьер, если бы ваша единственная, горячо любимая дочурка разбудила вас ночью и, захлебываясь от рыданий, сообщила, что беременна, а ее милого вот-вот убьет ошалевшая от ревности баба?

- Вариантов много, - хмуро поведал маг.

- Вот! Оскорбленный папаша тоже решил дать наглецу в морду! Но не успел! А потом? Хм… здесь я запнулась. Но вы на допросе выясните и, надеюсь, мне расскажете, что решил Великанов, то ли Вету пожалел, то ли хладнокровно все просчитал! А муж Веты тут как тут и попался. Думаете, он один вопли Рема и Веты слышал? Рюен стоял на дворе, а в ваших краях он не по-осеннему теплый…

- Поразительно! Теперь понимаю, почему вам доверили найти Лами! Мне потребовалось бы время, чтобы разговорить кого-то из местных, - Светлов признал мои заслуги.

- Обращайтесь! Будет минутка – помогу! – обычно так говорила раньше.

- Будет приятно поработать с вами, - ответил совершенно открыто. – Теперь моя очередь! Краснов! – вышел за порог, зычно позвав помощника.

Забираясь в паланкин, укрепленный на спине Всполоха, чувствовала на себе обличающие взгляды жителей, слышала горестные рыдания женщин, но вины своей не ощущала. Нужно контролировать себя, если не справился, оступился, будь добр – отвечай по закону! Одна оплошность потянула за собой другую, и все привело к трагедии. Три трупа и несколько загубленных жизней – таков итог. Думайте, прежде чем бросаться в омут страсти с головой! А я всего лишь делала свою работу, и в ней нет места состраданию!

Глава 9. О риске

В относительном спокойствии пролетела неделя, но я была при деле, поэтому не скучала. Удивилась только однажды утром, когда, едва открыв глаза, узрела смуглое, испещренное шрамами лицо.

- Не вздумай орать! – предупредил утренний посетитель, на что я показательно широко зевнула, мол, много чести! Тогда он продолжил. – И запомни! Я не Икциар!

- А то не заметно! – сделала ему одолжение и ответила.

Резко развернулся, отчего светлые волосы, забранные в высокий хвост, взметнулись, и отошел. Я спокойно закрыла глаза, предпочитая еще немного поспать. Расспрашивать нового стража мне было не о чем. Для чего? И без вопросов ясно, что он дух противоречия лишь на половину, одним из его родителей был высший демон. Так что логическая цепочка сложилась почти мгновенно. Новенький – брат самого владыки! Ну и что с того? Верните старого! Если по-хорошему договорится не получиться, значит, придется пойти на риск. К Икциару я привязалась, поэтому исполню обещание, порадую себя любимую, да и друга выручу из беды!

- Пуф, ко мне! – приказала я, сидя в столовой. – Бедненький мой! – заголосила. – Оголодал совсем! Отощал, устал, извелся! Мам, - повернулась к сидящей за столом Светловой. – Как считаешь, мы его плохо кормим?

Она нервно дернула плечами, все еще сердилась. При муже снисходила до общения со мной, а наедине ограничивалась короткими фразами. Сейчас разговаривать не пожелала.

- Стоит подкормить тебя! – я не настаивала, предпочитая односторонние беседы с Пуфом. И звала нового стража исключительно собачьим именем, не потому что забыла спросить, потому что не хотела звать иначе! – Держи!

Великодушно поставила на пол белоснежную тарелку с голубой каймой, где находилась клейкая серая масса, называемая здесь овсяной кашей. Эх-х… вернуться бы во времена, когда кашу варила моя бабушка. Только на молоке, с тающим кусочком масла.

- Ешь скорей! – потрепала по загривку строптивца, вознамерившегося возразить грозным тявканьем. – Иного угощения не будет! – прежнему «любимцу» доставались лучшие кусочки с хозяйского стола, этот обойдется!

Сказала и забыла, занялась кофе, украдкой посматривая на Гери. Магичка могла пригодиться, поэтому нужно с ней помириться. Приступила.

- Мамуль, ты еще дуешься на меня?

- Дуешься? – взвилась она. – Ну, знаешь ли?! – щеки покраснели, явно не от смущения, а от праведного гнева.

- Не знаю! – совершенно честно, без каких-либо притворств.

- Зачем тебе книга? – разгневано вопросила магиня, и я совершенно невозмутимо парировала:

- А тебе?

- Как это зачем? – она зашипела, как сердитая кошка.

Неужели предполагается, что мне об этом известно? Похоже, я сама загнала себя в ловушку. Виду не подала, продолжая пить кофе, поглядывая на Гери поверх чашки, раздумывая, гадая, определяясь.

Вместе с Икциаром мы изучили гримуар от корки до корки, и единственным ритуалом, который могла бы применить без посторонней помощи Гери Светлова, был тот, где использовали насекомых. В общем, безобидный на первый взгляд, если бы его придумала обычная ведьма. А так? Стараясь говорить непринужденно, изрекла:

- Мам, ты и без колдовства красавица! – тоже ни словом не солгала. Для своих лет Гери прекрасно сохранилась.

Она моих стараний не оценила, махнула рукой:

- Скажешь тоже! – прищурилась.

Ничего доказывать ей я не собиралась – других забот немерено, поэтому поднялась:

- Спасибо за компанию, но мне пора! Обещала папе помочь! – скорее это он помогал мне. Позволил изучить все материалы, собранные по делу Лами Кнутовой.

Девушка и вправду вышла замуж, о чем свидетельствовала ее подруга – знакомая мне рыжеволосая Селия. И жениха она, оказывается, тоже знала, как и Светлов. Почему об этом не было известно мне? Магьер пожал плечами, дескать, Фириону было доложено, дальше не моя забота!

Проглотила молча, без возражений. Да и что можно было возразить? Вероятнее всего, меня проверяли! Глупо? Ни одна ведьма, зная магов, так не подумает! Странно, что Ар'рцелиус промолчал! Мог бы поделиться хотя бы с Икциаром! Если только и ему тоже не сообщили! От огневиков можно ожидать любых каверз! Сами решили во всем по-тихому разобраться и наказать злодеев. И если дело обстоит именно так, и маги надумали рискнуть, обхитрив владыку Подземья и прочих участников коалиции, то у них есть тот, кому поручено вести расследование. И это явно не Светлов! «Кто же тогда?» - задалась мысленным вопросом, услышав раздраженное от Гери:

- Все папе, да папе! А мне ты помочь не собираешься? Ты последнее время только с ним и ведешь беседы! Совсем обо мне забыла!

Не желая спорить, занятая своими думами, я опрометчиво пообещала:

- Хорошо, на неделе мы обязательно пройдемся по лавкам! Выберем себе наряды! – улыбнулась, крутанулась на каблуках и пошла в библиотеку.

Здесь в тишине мне было легче думать. Казалось бы, ответы близко, но что-то тревожило. В условленном месте магьер, вернувшийся вчера поздно, оставил для меня пергамент, содержащий важные сведения. Стало проще, когда мы выяснили отношения. Я показала бусины, зашила кукле спинку и передала оберег Светлову. Он пригласил отца Лами, вернул ему куклу, а взамен получил Знание. Теперь я знала, что бусины – это буквы. Провозилась долго, потому что постоянно отвлекалась, решая, кто помимо нас со Светловым занимается расследованием. Ответ напрашивался один – параллельно с нами пытается отыскать Лами и Райт! Теперь я с легкостью могла объяснить все его отлучки по поручениям Фириона. Гнев схлынул – мы во все века соперничали с магами, так заведено, и этого не изменить. Нам сложно объединиться даже в борьбе со смертельной угрозой. Впрочем, ведьмы попытались, не хочется их разочаровывать, но я найду способ и отправлю Марессе весточку. Но начну с кое-кого другого, но не сегодня…

***

Бусин оказалось достаточно много, и те слова, что мне удалось составить, никак не складывались в связное предложение.

- Ерунда какая! – вскочила, взъерошила челку, сделала круг. – Неужели и здесь обманули?! – признавать, что не справилась, не хотелось.

- Р-р-р, - донеслось из-за приоткрытой двери, и в щель пролез Пуф.

- Вкусной ли оказалась овсянка? Сытно ли вам было, господин мой? – ведьма найдет на ком сорвать злость.

- Еще р-раз и… - вздумал угрожать, но не на ту тявкнул.

- Животик, случаем, не болит? Нет? Сейчас заболит, - предвкушающе улыбнулась, отходя подальше.

По моим расчетам зелье уже должно было подействовать, для пущего эффекта я увеличила дозу.

Пес внезапно увеличился, а затем страж вернул себе истинный облик. Впечатлилась. Спросонок всех подробностей разглядеть не удалось, зато с пристрастием сделала это сейчас.

Высоченный, не намного ниже самого владыки. Волосы белые, длинные, почти до пояса. Глазищи огромные, золотые, а зрачок в них напоминает песочные часы. Лицо похоже на человеческое, только кожа темнее, чем у наших мужчин или даже у магов, о многочисленных шрамах я уже упоминала. На голове черные рога. А вот крылья у новенького отсутствовали.

Страж дошел до меня, пока пялилась, замер. Нарочито медленно стал протягивать руки.

- Не страшно! – риск для ведьмы, как воздух, необходим. – Убьешь меня – будешь сам беседовать с моей тетушкой Зиалеей!

Не сдвинулся с места, но шепотом рассказал обо всем, что сделает со мной. Стоило запомнить, вдруг понадобится кого-нибудь напугать!

Я лишь улыбнулась, считая минуты. Дождалась. В тишине послышалось отчетливое урчание, страж не сводил с меня убийственного взгляда. Звук усилился, кое-кому пришлось выдать:

- Еще раз… - и, торопливо обратившись в собачонку, скрыться с моих глаз.

- Ага, - вяло отмахнулась я, усаживаясь в кресло.

Собой была довольна - врага нужно знать в лицо! Досадливо поморщилась.

– Еще бы так просто разобраться с магами! – ненароком взглянула на папку, которую принес Светлов. – Так-так! Как имя жениха? – перелистала сложенные пергаменты. Хмыкнула. – Бывают же совпадения! – и точно знала, что сделаю после обеда.

- Мамуль! – к Гери летела, будто за спиной выросли крылья.

- По магазинам? Сейчас? – наверно, и я бы изумилась такой резкой смене настроения.

- Да, чудесный день для поездки, не так ли?

- Ты что задумала? – Светлова нахмурилась, пытаясь разгадать загадку.

Мучить ее не входило в мои планы, поэтому призналась:

- Мы так давно никуда не выходили!

- Я приглашала тебя…

- Чаепития не в счет! Понимаешь, о чем я? – проникновенно взглянула на «мамулю».

- Так ты…

- Да-да! Я нашла приглашение на бал от Ветровых!

- О, Дамми! – Гери проняло, она бросилась обниматься, разом позабыв об обидах. – Мы славно повеселимся! – постаралась уверить она меня.

- Конечно! – расплылась в ответной улыбке, потому что мечтала попасть в особняк к Ветровым. Именно за брата уже известного мне Олвина вышла замуж Лами.

Возможно, парня заставили, возможно, чем-то соблазнили, возможно, убили, а его облик принял изменчивый. Удивляло и раздражало то, что родители совершенно не беспокоились о сыне. Ну, подумаешь, тайно женился и уехал, бросив все! Какая мелочь, право слово! Такая безответственность меня возмущала, поэтому я решила докопаться до истины. Проберусь в комнату Торна Ветрова, осмотрю ее, быть может, обнаружу нечто интересное.

Вдохновленная идеей, я бегала по магазинам, получая от процесса своеобразное удовольствие. Ткани, кружево, ленты, тесьма, атласные цветы – никогда бы не подумала, сколько их может быть. Но рискнула и приняла участие в обсуждении того, каким должно быть мое бальное платье. Хотелось, чтобы удобным, но швея, модистка и «маменька", вытаращились на меня в немом изумлении, а потом дружно замахали руками, дескать, как можно?! Смиренно вздохнула, но цветы для украшения выбрала сама.

К вечеру настолько умаялась, что спать попросилась раньше обычного, улеглась, посылая мрачного стража к паземкам, и блаженно прикрыла веки. Но быстро уснуть не получилось. Все терзала какая-то догадка, мешая отрешиться от действительности.

- Спи! – проскрежетал демон, удобно устроившийся в кресле, как делал каждую ночь. Теперь он разрешал мне побыть в одиночестве только в уборной.

Игнорируя его приказ, я поднялась и с гордо поднятой головой прошествовала к небольшой дверке в углу.

- Раздевайся! – в одно мгновение страж оказался передо мной.

- Мне…

- Раздевайся! – второй раз прозвучало более угрожающе.

- Как скажешь! – медово улыбнулась, стащила сорочку через голову и кинула ее в исчерченное шрамами демонское лицо, а сама удалилась.

Комнатушка, где сложно развернуться, но стоит умывальный таз и кувшин. Здесь я свободно выдохнула.

- М-м-м… - послышалось сбоку.

- Доброй ночи! – злым шепотом поприветствовала нежданного посетителя.

- Этот спать собирается? – Кьяр покосился на дверь.

- Выйди и узнай! – невежливо посоветовала я.

- Ты не в настроении?

- Нет, как видишь! – буркнула и осторожно сняла одну из мраморных плиток со стены.

- Ого! Тайничок! – восхитился саламандр.

- Икциар придумал! – воспоминание больно кольнуло сердце.

- Полезный у тебя дружок… был! – не смог не съязвить Кьяр.

- Говори, чего хотел и убирайся! – вытащила книгу черной ведьмы, принялась листать.

В двери раздался стук, и я громко и от всей души послала демона прогуляться до ближайшего леса. В ответ предложили поторопиться, угрожая вторжением.

Саламандр молча прислушивался и думал. Я нашла то, что искала, принялась внимательно перечитывать. Кьяру срочно потребовалось узнать, над чем склонилась, и он навис надо мной.

- Как вернуть молодость и красоту! – подивился, ухмыльнулся, поддел. – Ага! Стало быть, не в радость ведьме старость!

- Не мне – Гери! – лихорадочно соображала, но ничего путного выдумать не могла.

- Ой, я тебя умоляю! – саламандр ни капли не поверил. - Гери и черная магия? Даже вместе с Дамарой она…

- Она мать Дамары! И не мне объяснять тебе, что такое родственные узы!

- Но я знаю Гери с рождения! – горячо отстаивал свое мнение Кьяр.

Стук в дверь повторился.

- Да иду я! – раздраженно отозвалась, крича стражу, а саламандру досталось тихое, но язвительное. – Тогда просвети, откуда у Гери гримуар черной ведьмы! Или и об этом умолчишь?!

- Обиделась? – демонстративно хмыкнул. – Не думал я, что ты такая легковерная! – вроде, разочаровался.

- Я никогда не доверяла магам, но и идиотами их не считала!

- Не новость! Поэтому и не понимаю, на что ты обиделась! – склонился ниже, обжигая кожу своим пламенным дыханием. Не дрогнула, только книгу отодвинула, чтобы не спалил ненароком. Саламандр не отстал. – Ну, точно! Ты за всех ведьм обиделась, что их столь жестоко обманули коварные огневики!

- Сделай одолжение, - проговорила сквозь зубы, - сгинь!

Он, вроде бы, обиделся:

- Злюка! А я с миром пришел! Вот понравилась ты мне сильнее прочих! Даже желание готов был исполнить, а ты рычишь!

В двери раздалась череда ударов, отчего деревяшка содрогнулась, но выдержала, и я от всего сердца высказала свое пожелание:

- Унеси меня отсюда!

- Прямо так? – опять усмехнулся змей.

- Тебя что-то смущает? – нарочито небрежным жестом откинула волосы за спину, чтобы полюбовался девичьим телом во всей красе.

На морде саламандра расцвела широкая улыбка, и картинка сменилась.

В первые мгновения я зажмурилась, отказываясь принимать то, что видят мои слезящиеся глаза.

- Неужели не нравится? – ему бы на сцене играть, так искренне звучал вопрос.

- Ты меня не дослушал! И я не успела уточнить, куда меня нужно перебросить! – отважилась, посмотрела на Кьяра. Его облик расплывался, зато змей был у себя дома. – Я не напрашивалась к тебе в гости!

- А я решил удивить тебя! Ведь ты же ни разу не бывала в жерле вулкана!

- И не мечтала там оказаться! Мне нужно в Подземье, желательно прямиком во дворец владыки!

- Не люблю тварюшек Эрии и Артуара! – показательно скривился.

- Истинное дитя Тилла! Так и скажи, что не можешь! – кончики волос начали тлеть, сердце билось в горле, а вот душа бежала в пятки, которые ощутимо жгло, так как глубоко внизу, будто тонкая нить, вилась огненная река.

- Почему не могу? – демонстративно выгнул бровь, оскалился. – Я могу почти все! – сказал, сжимая кольца вокруг моего тела.

Жар лишил сил, но по-настоящему испугаться и распрощаться с новой жизнью я не успела.

Послышались чьи-то изумленные возгласы, затем одни заботливые руки накинули мне на плечи тонкое одеяло, прикрывая наготу, а другие подняли и усадили на мягкий диван.

- Вот держи, - к губам поднесли кубок. Зубы стукнулись о край, но я сумела сделать глоток. Вода – какое счастье!

Схватила кубок дрожащими пальцами, выпила до донышка, вытерла лицо и увидела озабоченную Снеженику.

- Гляди-ка, смог… - прохрипела вместо приветствия.

- Паземка свались ему на голову! – ругнулась ведьма в ответ, улыбнулась, а потом послышалось тихое замечание Дарова.

- Любовь моя, ну пожалей несчастных паземок, у них и без саламандров дел хватает! – наклонился ко мне. – Как вы?

- Жива, - кивнула, полюбопытствовала. – Где он?

- Ушел, - тяжело вздохнула Снеженика и повернулась к мужу. – Ты на самом деле приглашал его в гости?

- Когда-то давно, - обаятельно улыбаясь, ответил он жене. – Не будешь же ты меня ругать, а, Снежа? – так ласково, что у меня невольно защемило сердце, и я ощутила себя лишней.

По всему выходило, что Даровы спали, когда саламандр притащил меня, тем самым нарушив их покой. Волосы Эферона растрепаны, штаны из простой ткани застегнуты лишь на одну пуговицу, открывая нескромному взору дорожку темных завитков. На Снеженике тонюсенький халатик с кружевным пояском.

Собралась уйти, все равно куда, хоть обратно в жерло вулкана, пусть…

- Ой! – взвизгнула, сбрасывая мгновенно занявшееся от одной искорки одеяло.

- Ром! – послышался крик Даровых.

Снеженика проворно кинула мне покрывало, а Эферон подбежал к сыну, поднял на руки.

- Извини, - произнесла она, а потом выговорила супругу. – Это ты его научил!

- Ну я же не думал…

- Не думал он! – возмутилась Снеженика, махнула рукой на него, обратилась ко мне. – Прости еще раз, Лея! Это игра у них такая, Ромул бросает, папа отбивает!

- То есть я должна была…

- Ага! Отбить! – отошла, показала мне отполированный щит. – Мы с Алийтой уже месяц такие с собой носим! – подала мне. – Держи, он легкий!

Повертела щит в руках, покосилась на черноволосого ребенка, подумала: «Ему и года нет, а он уже устанавливает свои порядки! Что же дальше будет?!»

- Не пугайтесь! – словно в ответ на мои мысли, сказал Даров. – Он учится! Рому необходимо научится контролировать силу! Он не простой маг!

- Заметно, - буркнула под нос, и Эферон поспешил оставить нас, видно, не понаслышке знал, как опасна ведьма в гневе!

Через некоторое время мы собрались в одном из небольших залов. Для успокоения я попросила себе бокал терпкого вина со специями, наслаждалась каждым глотком. Не забывала и о делах - украдкой рассматривала собравшихся, игнорировала сердитого стража, прибывшего следом за мной, выразительно улыбалась сестре. Веснушка хмурилась, зная, как много мечтаю ей сказать, но оправдаться даже не пыталась. Впрочем, сделай она это, я бы разочаровалась!

- Этого не может быть! – горячо воскликнул Лютов, вскакивая со своего места, запуская пятерню в светлые волосы. – Вы что-то не поняли, ведунья!

Повела плечами и небрежно уронила:

- Мое дело маленькое…

- Ага! Рассорить всех, кого не лень! – прошипел страж, на что получил строгое от Зиалеи:

- Камор! – она выдохнула. – Подожди, пожалуйста, за дверью!

Сверкнул раздраженным взором, но своей госпоже возражать не осмелился, склонился и вышел, оглушительно хлопнув дверью. Зиалея красноречиво взглянула на своего супруга, Ар'рцелиус не ответил, поднялся, подошел ко мне. Подавила настойчивое желание вскочить, спрятаться за диванной спинкой, как бы не расплескать дорогой напиток, честно воззрилась на возвышающегося владыку.

- Еще раз и подробно! – никогда бы не подумала, что высший демон умеет столь душевно просить.

Что же, мне не жалко! Пересказала все, что удалось узнать, не забыла упомянуть о Райте.

Лютов тяжело приземлился на диван, выдохнул, Ани тут же обняла его, показав мне кулак. Право слово, какие неженки эти вспыльчивые мужчины! Едва не фыркнула, столкнулась с придирчивым взором Эферона, заговорила:

- Ничего удивительного здесь нет! Маги во все века считали себя лучше прочих!

- Не в этом дело! – мрачно объявил Грэйн.

- Не скажите! – усмехнулась, бросая острый взгляд на сестру, она не оценила, поджала губы, поднялась.

Высказаться Ани не позволил владыка, сказал свое веское слово:

- Ты так и не научилась жить в новом мире, Велея-Дамара! Поэтому ты и вообразить не можешь, что маги просто пытаются уберечь вас, женщин!

Скептически усмехнулась, но ведьмы меня не поддержали. Отвернулась от Ар'рцелиуса и опять поймала серьезный взгляд Эферона. Да чтоб вам всем провалиться!

- Ниже только ядро планеты, - улыбнулся он.

- Я? Вы?.. – или я проговорилась, и он прочел мои мысли.

- Нет, нет! Спасут меня Тилл и Артуар, - покачал головой Даров, - но, порой, несложно понять, о чем думает женщина!

- Хм-м…

- Погодите! – Ани замахала руками, заставляя супруга поднять голову. – Мне тоже хотелось бы знать!

- Ты помнишь, что случилось прошлой осенью? – спросил Лютов.

- Хорошо, поверю, что Фирион всего лишь защищает Марессу, но… - умолкла, покосившись на владыку.

Тот остался невозмутим, зато Грэйн хмыкнул:

- Думаешь, подземцы кристально чисты?

- Маг Лютов, - сдержанно откликнулся Ар'рцелиус, - вам пора бы знать, что я не склонен доверять слухам и делиться непроверенными сведениями!

- Что вы? – притворно округлил глаза светловолосый огневик, выдохнул сквозь стиснутые зубы, кивнул. – Я поговорю с Райтом!

- Пожалуй, лучше навестить Фириона, - ненавязчиво произнес владыка, и Лютов снова кивнул, кажется, они пришли к молчаливому соглашению.

- Лея! – Эферон подошел ко мне. – Понимаю, как сложно понять и принять, что война окончена! – опустил глаза, но признался. – Сам прошел через это, - замолчал, выбирая выражения, но его опередил Грэйн:

- Ведунья, - исправился, - Велея, я не пытаюсь оправдать своих друзей, это от души! Они не обманывают, сами сомневаются, - кинул в сторону владыки осторожный взгляд, - хотят защитить вас, уберечь от необдуманных действий, - посмотрел на жену. – Все мы помним, чем едва не закончился прошлый поход.

- Нужно разделиться! Раз не можем…

- Можем! - Ар'рцелиус ударил кулаком по столу, от чего тот разлетелся на мелкие щепки. Графин с вином, на который я с надеждой посматривала, упал, осыпая пол осколками, заливая красным. – Разговор окончен! – владыка вышел за дверь, за ним потянулись остальные мужчины.

В комнате остались ведьмы и владычица.

- Ругать будете? – хмуро вопросила я.

- Толку? – лениво отозвалась Снеженика, а Ани нервно обронила:

- Рискнула? Довольна?

- Вполне! Я добилась, чего хотела! Теперь хотя бы огневики и подземцы будут вместе! За ведьм, конечно, все равно обидно! Нас в любом случае с собой не возьмут! И не придерешься – защищают! Паземка сожри всех мужчин!

- Пожалей несчастное создание! – сурово велела Зиалея, а затем не менее строго осведомилась. – Хоть понимаешь, как рисковала?

- Я привыкла, - без всякого хвастовства, но дальше эмоционально. – Меня больше интересует, как жить дальше?! Тупоголовые демоны теперь объединятся с безмозглыми магами, а ведьмы… вернее всего одна будет метаться между ними!

- Метаться будем мы все! – Зиалея ничуть не смягчилась.

- Как всегда! – невесело усмехнулась Снеженика. – Слышала я, что Фирион давно и безуспешно добивается руки Марессы!

- И, похоже, думает, что добьется, если спасет Вейтерру! – покачала головой Ани. – Только добьется прямо противоположного результата!

- А все почему? – произнесла Зиалея, и мне стало понятно, почему ведьма влюбилась в высшего демона и согласилась измениться ради него внешне. – Потому что никто не хочет измениться, пока жизнь не заставит! Маги не понимают, что ведьмы отступать не привыкли! Ведуньи не могут принять помощь огневиков! А подземцы попросту закрылись в своем мирке, как устрица в раковине, и не желают выходить! Все хороши! – поглядела на меня. – Кое-кого ты сегодня умудрилась ткнуть носом!

- И меня ткнули! – вынужденно признала.

- Еще бы знать, чем все закончится! – сокрушенно отозвалась Зиалея.

- Будем верить! – задумчиво произнесла Ани.

- Но не будем сидеть, сложив руки в ожидании исхода! – сказала Снеженика. – Мам, рискнешь?

- Всю жизнь этим и занимаюсь! – улыбнулась Зиалея, затем обе посмотрели на меня.

- Готова! – даже думать не стала, времени нет.

- Тогда решено! – постановила Снеженика. – На нас те, кто внизу, на вас – те, кто наверху! Веснушка займется теми, кто в Озерном, ты, Лея, отвечаешь за Солнечный!

Пообещать, я пообещала, но как выполнить, не знала, пока по крайней мере. Поэтому сердилась, меряя выделенную мне комнату раздраженными шагами. Остановилась. Выдохнула, прогоняя навязчивые мысли, но поймала другую. Усмехнулась: «А ведь это тоже было обещанием!»

Спрятать что-то во дворце владыки Подземья было делом не из легких, однако, я попыталась. Правда, тогда еще была призраком, поэтому сейчас придется попотеть.

Огромный кристалл заливал город красным светом, отчего казалось, что Асодар объят пламенем. Яркие блики скользили по замковым стенам, изменяя цвет камня, высвечивая каждый уголок.

Распахнув окно, свесилась с подоконника, пытаясь на ощупь дотянуться до небольшой выемки. Старалась успеть – мало ли кто может увидеть снаружи? Меня не обрадует, если случайный прохожий заинтересуется тем, что делает гостья владыки. Могут возникнуть вопросы.

Едва не выпала из окна, услышав за спиной вопрос, произнесенный совершенно спокойным тоном:

- Не это ищешь?

Обернулась – так и есть - в руках Ар'рцелиус держал небольшую шкатулку.

- Будьте любезны, - спрыгнула, подошла, протянула ладонь.

- Пожалуйста, - с поклоном он вручил мне ларец.

- Так запросто?! – изумилась я, прижимая вещь к груди.

- Тебе нужно сложно? – саркастически осведомился демон, не делая попытки подойти, наоборот, подумал и отошел.

- Жест доброй воли? – я нервничала, поэтому болтала чепуху.

- Нет, - снова ответил совершенно равнодушно.

- Тогда…

- Ты решила, что будешь делать? - Ар'рцелиус оборвал меня на полуслове.

- Думать, - сейчас я могла ответить только это.

- И я сделаю то же самое, - холодно улыбнулся.

- Мне бы хотелось… - рискнула начать, но снова была прервана:

- Знаю я, чего бы тебе хотелось! Но законы ради твоей прихоти изменять не стану! Быть может, случившееся с Икциаром научит тебя думать головой, а не другим местом!

Оправдания были бы бессмысленны, потому промолчала, с тоской глядя за окно.

- Унеси хотя бы то, что принесла! Не хочу держать его в своем доме! – приказал Ар'рцелиус, и я кивнула, уже решая, куда перепрячу ледяное сердце Геррара.

- Унесу. Обещаю, - твердо отозвалась я.

- Тогда иди, не смею задерживать! А если захочешь вернуться, то будь любезна, позови меня, обойдемся без посредников! – улыбнулся уголком рта, но взгляд был холоднее глыбы льда, и я поторопилась откланяться.

Ар'рцелиус не прощался, только ухмыльнулся, мол, скоро свидимся.

И мы увиделись уже на следующий день, когда собрались в одном из залов дворца Фириона. Маг выглядел не выспавшимся и сердитым и старался подойти ближе к Марессе. Она стойко игнорировала его, потому что перед встречей долго беседовала со мной. А я за то, что посмела сунуть нос не в свои дела, удостоилась сурового взгляда Фириона. Не расстроилась – а нечего было врать! Райта Ладова не наблюдалось, по словам Фириона, молодой огневик отлучился по важному государственному делу. И на сей раз правитель не солгал, я твердо знала, что Ладов вместе со Светловым отправились на Нейтральную полосу. Лийте, которая заправляла поисками и захоронением останков погибших за годы войны, потребовалась срочная помощь. Вместо Райта пригласили Люта, ему же выпала великая честь объясниться с другом, рассказать обо мне и познакомить нас. С последним я, отозвав супруга сестры в сторону, попросила не торопиться, дескать, уговорю Светлова, когда тот вернется. Грэйн спорить не стал, быстро кивнул и отошел к мужчинам. Я осталась довольна, но прежде чем уйти, ненадолго отвлекла Ар'рцелиуса и вежливо высказала свою просьбу, мол, все для общего дела. Владыка ни слова не произнес поперек, тоже кивнул, заставляя задуматься: «С чего вдруг мужчины стали такими сговорчивыми? Неужели звезды так сложились? Ой, а я совсем забыла о просьбе Дюрана!»

Пришлось еще и Фириона просить:

- Не могли бы вы предоставить мне звездные карты и научить пользоваться ими? – вопрос простой, но маг воззрился на меня так, что поневоле нахмурилась.

Маресса тяжко вздохнула:

- Не пугайтесь настолько сильно, господин огневик! Ведунья Липкина не собирается завоевывать ваш край! Она всего лишь спасает Вейтерру, что и в ваших интересах тоже! – повернулась ко мне. – А ты, Лея, говори яснее, не заставляй господина мага страдать и мучиться!

Фирион стиснул кулаки и несколько минут смотрел в потолок, вероятно, прося богов о милосердии. Сжалилась над ним я и пояснила:

- Дюран считает, что изменчивые обратятся к магии высших! У них в руках звездный, и ему доступна вся мощь далеких миров!

- А это дело! – Фирион перестал сверлить пололок жалобным взором, вызвал слуг, раздал всем задания.

Через десять минут в зал внесли звездные круги, сделанные из самых разных материалов.

- Идите сюда! – позвал он нас с Марессой, и я поспешила, а вот она подошла, но с явной неохотой.

Постепенно заинтересовались мы обе, но я вынуждена была уйти, потому что почувствовала себя лишней. Ничуть не обиделась, наоборот, обрадовалась, что одну проблему удалось спихнуть с плеч. Теперь, не прилагая лишних усилий, мне будут сообщать нужные сведения о звездах сами правители. Ай, да ведьма! Опять у меня все получилось, как нужно!

День перед балом пролетел зря, если бы не Гери и многочисленные служанки я бы собралась за час, как привыкла, а так даже не прикоснулась к папкам, ожидающим меня в библиотеке. Светлов приехал ближе к вечеру, бросил на ходу:

- Все потом! – и отправился переодеваться.

Смиренно кивнула и вернулась в свою комнату. Страж в образе собаки приковылял следом. Воспользовалась шансом, точнее двумя. Пока служанка гладила платье и отсутствовала в комнате, я скинула халатик, представ перед демоном в коротких кружевных панталонах и расшитом корсете.

- Смотри! – велела ему, покрутилась, чтобы разглядел со всех сторон.

- Ну, - ответил, воззрившись мне в глаза.

- Хорошенько смотри, и я не шучу! Иначе, - пригрозила, - пожалуюсь владыке! – выразительно улыбнулась, зная, что Ар'рцелиус уже донес до брата мою просьбу.

- Ну! Думаешь, я девок красивых не видел?

- Не знаю и знать не желаю, на каких девок ты пялился, а эту осмотри со всех сторон! Сегодня тебе будет оказана великая честь!

- А-хх, - глумливо оскалился Камор. – Неужто предложишь прелести невинной девы?! Кстати, тебе не сказали, что я такими не интересуюсь?! Видишь ли, с девственницами столько ненужных проблем… - закатил выпученные очи.

- Не задумывался, почему с невинными девами возникает столько проблем? – притворилась, что серьезно озадачена.

- Для чего думать, когда можно получить удовольствие?!

- Что же, - демонстративно вздохнула я, - все бывает в первый раз…

- Что именно? – насторожился страж, и мне пришлось пафосно объявить:

- По моему велению и согласию самого владыки Подземья, тебе предстоит стать невинной девой Дамарой! Кстати, - резко сменила тему, - у меня нешуточные сомнения в том, а так ли невинна называемая дева?!

- Ты хочешь… - заволновался и начал злиться демон, но я оборвала:

- Так нужно! – и скороговоркой объяснила. – Мне необходимо самой осмотреть комнату Торна Ветрова, но так, чтобы маги не видели. Поэтому пока я займусь делом, ты будешь развлекаться на балу: танцевать, пить вино…

- С-сдур-рела? С-сдохнеш-шь!

С широкой улыбкой помотала головой, и Камор вздумал кинуться на меня, увернулась, и собачонка с разбегу впечаталась в стену.

- Не рой яму другому… - вполголоса заметила я.

Отвлекая нас от спора, вбежала служанка, намекая, что пора одевать желтое, расшитое золотыми узорами и украшенное кружевом платье.

Выходя, украдкой шепнула подземцу:

- Смотри, ничего не перепутай!

- Не зли меня еще больше, ведьма! – выдал в ответ он, и я перестала обращать внимания на Пуфа.

Зато на него обратили внимание «родители».

- Милая, - удивленно воскликнула Светлова, - Пуф тоже едет на бал?

- Да, ему же скучно одному, - умильно посмотрела на «маменьку», вызвав немой вопрос Светлова.

Не поленился, задержался на узкой дорожке, спросил:

- Зачем вам собака?

- Это подземец, мой личный страж, назначенный самим владыкой!

Эзагр остолбенел, и я посчитала, что разговор окончен. Но маг догнал, ухватил под локоть.

- А где настоящий Пуф?

Пожала плечами, пусть думает, что хочет. Светлов не отступил:

- Лея, для меня это важно!

Не хотелось сыпать соль на его все еще кровоточащую рану, но не сумела остановить порыв:

- Вспомните, как часто вы видели Пуфа в своем собственном особняке?

Эзагр озабоченно свел брови, его взгляд заметался, а после снова замер на моем лице.

- Вы хотите сказать?..

- Вам не понравится ответ, господин сыщик, - едва слышно сообщила я и, стуча каблуками по каменным плитам, поторопилась за Гери. Экипаж уже ждал нас.

Покидая его, мне вновь пришлось встретиться глазами со Светловым, когда он подал мне руку. Вопросов магьер не задавал, только тихо произнес:

- Я не успел переговорить с Райтом о вас, но мы договорились встретиться на балу. Так что приготовьтесь!

- Всегда, - с улыбкой отозвалась я, глядя на залитую светом тысяч огненных мотыльков аллею.

Столько огня, как сегодняшним вечером, я не видела ни разу: свечи, бабочки, светильники. Чудилось, что вокруг зажглось множество солнц, и ночь выдалась более светлая, чем прошедший день. Отовсюду лилась музыка, доносился счастливый смех, чужие голоса. Подхватив бокал с игристым вином, я осушила его, чтобы немного придти в себя и освоиться.

- Потанцуем? – галантно поклонился, приглашая меня, какой-то незнакомый молодой огневик.

- А… - открыла рот, но вовремя вспомнила, что магини используют специальные карточки, записывая в них желающих. Вынула из сумочки свою, ни одна строка еще не была заполнена. Ох, если бы кто знал?! Огляделась, пытаясь взглядом отыскать знакомые лица. Нашла, помахала Ирме, и она с улыбкой поспешила ко мне.

- Виорский вальс ваш! – откликнулась на просьбу молодого человека, все равно отдуваться придется Камору.

- Леон Морской! – напомнил, потому что я убедительно сделала вид, будто забыла.

- Чудесно! – улыбнулась и отправилась на встречу «подружке».

- Ах, Дамми! – затрещала она, едва обменялись поцелуями. – Представляешь, Олвин Ветров танцует первый танец со мной? А ты с кем?

- С папулей! Первые танцы только для него! – не растерялась, обмахиваясь карточкой, словно веером, про себя определившись, когда нужно уйти.

- Дамара? – к нам подошел светловолосый незнакомый маг, ну разумеется, только для меня незнакомый.

Ирма его знала:

- Роран, рада встретить тебя здесь! Говорят, после возвращения из Омбрии ты пропадаешь в загородном имении!

- Уже нет! – ответствовал он. – Девочки, потанцуем?

- Виорский вальс твой, - на щеках Ирмы появились очаровательные ямочки.

Я ткнула пальцем наугад:

- Этрель!

- А-а-а, - оба моих собеседника выпучили на меня глаза.

- Не хочешь, найду другого? – не поняла, что их так удивило, поэтому бросила весьма прохладно.

- Хорошо, давай рискнем, - взяв себя в руки, ответил Роран.

- Что значит рискнем? – начала негодовать.

- Ну, Дамара, видишь ли, - провел пятерней по волосам, - этрель довольно новый танец, которому научили нас подземцы.

Лысая паземка! А я думала, что это новый танец магов! Надо было заранее ознакомиться, чтобы не выглядеть дурой!

- Отлично! Люблю рисковать! – сказала и отправилась дальше.

Шествовала медленно, осматриваясь, стараясь не упустить ни одну мелочь, не забывая приветствовать всех, кто расшаркивался передо мной. Углядела Олвина Ветрова и двинулась к нему, улыбаясь так сладко, как могла. Огневик резко остановился, изумленно глядя на меня.

- Замечательный вечер! Чудесный бал! – первой завела разговор.

- Младшей сестренке недавно четырнадцать исполнилось, это ее первый званый вечер, - чуть смущенно ответил он.

- Важное событие! – скулы свело от напряжения, но я продолжала улыбаться.

- А, - огляделся, предложил. – Потанцуем?

- Обязательно, - вписала его в пятую строку. – Свизаль! – но не отошла.

- Поговорим? – огневик заозирался.

- О чем угодно!

- О камнях? – решил спровадить надоедливую магиню. Как бы не так!

- Отлично!

- О, - кажется, Олвин озадачился, но, увидев мою искреннюю улыбку, продолжил. – У моего отца целая коллекция драгоценных и  поделочных камней! Посмотрим?

- Конечно! – приняла его руку, надеясь, что Пуф последует наверх за нами.

Под руку с Олвином я поднялась на второй этаж, слегка дрожа от охватившего нетерпения. Маг открыл передо мной дверь, и я вошла в полутемную залу.

- Мой отец завзятый коллекционер минералов, - Олвин не прикрыл за собой створку, хлопнул в ладоши, и под потолком, освещая пространство, заметались искорки.

Времени любоваться не было, однако, коллекция вызвала у меня живой интерес. Подойдя к небольшому мраморному столику, взяла одну из шкатулок, осматривая зеленый камень с острыми гранями.

- Необработанный изумруд! – пояснил Олвин и с гордостью добавил. – Одно время отец работал на руднике и сам нашел этот камень!

- Работал? – Мои глаза сами собой распахнулись. – Магьер?

- Работал! Такова семейная традиция! – Внимательно посмотрел на меня Ветров. – Каждый из сыновей должен год проработать на фамильных рудниках, чтобы лучше понять быт и проблемы рабочих!

- Вот это да! - не смогла сдержать удивленного восклицания, вызывая у Олвина искреннее недоумение.

- Хм-м-м, - задумчиво начал он, подбирая верные слова, поворачиваясь лицом ко мне и спиной к двери.

В проем вбежал Пуф, быстро достиг Олвина, и спустя несколько секунд за спиной мага стоял демон. Я по-прежнему смотрела на Ветрова, будто мы были одни в комнате. Огневик серьезно обдумывал вопрос, Камор шевелил губами, творя волшбу.

- Дамара, - первым разговорился Олвин, - видишь ли…

Ох, знал бы он, что я вижу! Вернее, кого! За каких-то пару секунд демон преобразился, и теперь за спиной мага стояла вторая Дамара, отличающаяся от первой лишь отсутствием какой-либо одежды. Видно, я не смогла совладать с чувствами, что-то промелькнуло на моем лице, и Ветров обернулся. Его реакция оказалась предсказуемой – удивился, да так сильно, что буквально вытаращил глаза и, задыхаясь, пытался что-то изречь. Камор скалился, я хмурилась, но не визжала.

- А…а… ы-ы-ы, - провыл Ветров, и я решила прекратить его мучения.

Схватив один из необработанных камней, больше напоминающий булыжник, изо всех сил ударила беднягу по голове. Свалился, будто его подкосили.

- Гад же ты! – сказала демону, осматривая огневика, надеясь, что пострадал он не сильно и скоро очнется.

- Чем ты недовольна, ведьма? – и еще добавил тройку крепких словечек.

Мне странно было видеть и слышать, как прелестная девушка открывает рот, а из него вместо мелодичного голосочка вылетает брань пьяницы.

- Помолчи! – убрала камень на место и снова склонилась над бесчувственным Олвином.

- Жить будет! Чего ты возишься с ним, как с хлипким цыпленком? Неужели жалость?! Ох ты ж! Не думал, что свижусь с жалостливой ведьмой! – Камор продолжил язвить.

Приняла решение, что буду игнорировать его и дальше, так проще! Улыбнулась.

- Помоги шнуровку развязать! – сейчас только о делах, все остальное подождет. Хотя демон напакостил сам себе – сделай он все тихо, Олвин ничего бы не увидел, и значит, кому-то не пришлось бы искать оправдания! У меня важная забота – найти и обыскать комнату Торна, и, соответственно, другое важное задание – объяснение с Олвином – ложится на широкие плечи Камора! Так тому и быть!

- Чего надо? – спросил он не слишком любезно.

- Платье у нас одно на двоих! И пока ты развлекаешься, - улыбаясь, показала на лежащего у наших ног Олвина, - я работаю!

- А ты не…

- Нет! И поспеши, иначе будешь оправдываться не перед Олвином, а перед Ар'рцелиусом! – отрезала я.

В отместку Камор заставил меня снять даже корсет, оставив в тонкой рубашке, достигающей середины бедра и коротких панталонах. Не расстроилась, только велела ему обязательно разыскать меня.

- Используй собачий нюх! – съехидничала я.

- Эй, - остановил меня на пороге окрик демона, а затем Камор насуплено продолжил. – Теперь и ты помоги мне со шнуровкой!

Глава 10. О заблуждениях

Затянув корсет так, что противнику стало трудно дышать, я посчитала работу выполненной, проверила, чист ли коридор, и торопливо отправилась на поиски комнаты Торна Ветрова. Привычная, казалось бы, работа нынче была для меня в тягость. Раньше я бы обратилась каким-нибудь юрким зверем и обшарила бы каждый уголок, теперь же, не имея возможности, надеялась на легендарную ведьмину удачу. Первые три комнаты оказались безликими, теми, что предназначены для гостей. Далее нашлись спальни сестер Олвина и Торна, а вот за следующей дверью, похоже, была та комната, которую я искала. Заскочила, прикрыла створку и в свете проснувшихся искорок осмотрелась. Прикусила губу от досады: «Похоже, ищейка ошиблась! Торн уехал из дома прошлой зимой, а в этой комнате явно проживают постоянно!» Выдохнула, развернулась с намерением выскочить в коридор, чтобы продолжить осмотр, но не успела. Из-за двери раздались громкие голоса и суетливые шаги. Группа людей поднялась на второй этаж, видно, кто-то из гостей Ветровых решил полюбоваться коллекцией камней. Придется подождать. Мстительно усмехнулась, представляя, как будет выкручиваться противный демон. Жаль, не увижу, других дел немерено!

Чтобы не тратить время попусту, я решила устроить обыск в комнате Олвина. Вдруг что интересное попадется?

Для начала воспользовалась проверенным способом и, опустившись на пол у шкафа, вытянула руку, ощупывая деревяшку. Не сработало – стенка оказалась пустой. Заглянула в шкаф, где висела одежда – дорогая, новая. Все карманы подверглись тщательному осмотру. Слуги не зря получали свои драгоценные – все вычищено и выглажено, ни пятнышка, придраться не к чему! Подошла к секретеру, расположенному у самого окна, покосилась на чернильницу и стопку бумаги. Веря в удачу, потянула на себя верхний ящик – не открылся, второй – то же самое! Дернула нижний, и его содержимое от моего резкого движения высыпалось на пол.

Без лишней суеты подозвала бабочек ближе и стала перебирать ворох мелких бумажек, будто изорванных листов дневника. Времени мало, а так у меня и заклинание подходящее есть, только дым от особой травки нужен, чтобы листы снова стали целыми. Надеюсь, Олвин не вспомнит об этом! Я подняла каждый клочок, разгладила, огляделась. На кресле небрежно лежал шейный платок, вероятно, Олвину потребовалось сменить его в самый последний момент, и слуги не успели прибрать.

Завернула листочки, чтобы не рассыпались, окинула комнату быстрым взглядом. Просто и лаконично – большего я не найду! Собралась покинуть ее, но краем глаза заметила, что ручка поворачивается. Сверкая пятками, бросилась к кровати, змеей юркнула под нее, постаралась задержать дыхание.

- Не надо меня учить, отец! – дверь распахнулась, и в комнату вошли двое мужчин, одним из которых был Олвин, судя по голосу.

- Почему ты оставил Дамару, причем так грубо?!

- Потому что она лжет! – ответил Олвин и тяжело опустился на кровать.

- В чем? Ты болтал какую-то ерунду о том, что их было двое! Но мы все видели ее одну - несчастную испуганную девицу!

- Несчастную? Испуганную? К твоему сведению, я не поскользнулся и упал, это она меня ударила камнем! Вернее одна из них…

- Упал, ударился, вот и померещилось, - вздохнул Ветров-старший.

Олвин озверел:

- Да говорят тебе…

- А ты на меня голос не повышай! – ледяным тоном приструнил сына родитель.

Олвин шумно выдохнул и отозвался:

- Ладно, у нас гостей полный дом, нехорошо, что девочки за нас отдуваются!

- Нехорошо, поэтому я пойду, а ты посиди в тишине, отдохни, - отец направился к двери. На пороге остановился. – Не беспокойся, я присмотрю за Дамарой Светловой!

- Спасибо, - поблагодарил сын и вытянулся на кровати, я же готова была завыть.

На мое счастье, Олвин не стал долго лежать. Вскочил, заметался из угла в угол.

- Я этого так не оставлю! – пообещал он в пустоту, но я услышала, и как бы мне не хотелось, пришлось звать на помощь. Мысленно кричала так, будто меня убивают!

Дождалась, что-то изменилось в комнате, сгустился воздух, заметались искорки.

- Здрас-сте, - ошалело выдал Олвин.

- Я тебя помню! – мрачно отозвался Ар'рцелиус, явившийся спасать меня.

- А вы… - Олвин старался подобрать слова, у мага сегодня выдался нелегкий день, и с каждой минутой он становился все хуже и хуже.

Владыка слушать огневика не стал, дошел до кровати, на секунду позволяя мне насладиться видом своих идеально начищенных сапог, а затем склонился, чтобы увидела его темный лик.

- Я думал ты при смерти! – смотря на меня тяжелым взглядом, заявил он.

Закашлялась, показывая, что вот-вот умру от удушья, и пояснила:

- Здесь слишком много пыли!

- Дамара?! – возопил заглянувший с другого боку Олвин. – Ну, знаете ли?! – глаза мага недобро блеснули, и он бросился к двери.

- Остановите его! – завопила я, дернулась, взвыла, стукнувшись головой.

Ар'рцелиус со вздохом щелкнул пальцами и велел мне:

- Вылезай! Будем беседовать! – прозвучало очень многообещающе.

Делать нечего, я выбралась из-под кровати, сказала:

- У меня был план, а ваш брат все испортил! – покосилась на застывшего в нелепой позе в полушаге от двери Олвина.

Владыка посмотрел на него же, потом обратился ко мне, я вытянулась и замерла.

- Велея-Дамара, - начал он, и я покаянно пискнула:

- Больше не буду!

Ар'рцелиус проигнорировал и продолжил:

- Ты заблуждаешься, если считаешь, что я обязан явиться тебе на помощь по одному твоему зову!

- Это был вопрос жизни и смерти! – собрав волю в кулак, объявила я и затараторила, пересказывая все, что случилось.

- Не играй с Камором! – выслушав, предупредил Ар'рцелиус. – Это не ведьмак или огневик! Даже я не знаю, через что пришлось пройти моему брату, и на что он способен!

Меня посетили не слишком приятные мысли, поругала владыку слегка, и он, словно узнав, о чем думаю, сказал:

- Только Камор способен уберечь тебя от тебя же самой! Прислушайся!

Покивала весьма старательно и решила держать ухо востро с этим Камором.

- Тогда до новой встречи, Велея-Дамара! – изрек высший демон и засобирался восвояси.

- А как же… - панически воскликнула я, указывая на Олвина.

- Камора я пригласил в сад, так что спускайся, - откликнулся Ар'рцелиус, на миг задумался, нашептал заклинание и исчез, оставляя меня наедине с мгновенно уменьшившимся Ветровым. Видимо, решил преподнести очередной урок!

Олвин отмер и теперь, потрясая кулаками, торопился ко мне. Допрыгал и чем-то пребольно уколол ногу. Подняла гада за шиворот, хоть он вертелся знатно и что-то пищал. Вырвала тонкую шпагу – где только взял, зараза?! – и шепотом предложила:

- Давай мирно все обсудим, иначе выброшу из окна!

Олвин скрестил руки на груди и нахохлился, но, хвала творцам, умолк. Расценила этот жест, как согласие. Опустила несчастное создание на секретер, придвинула стул с мягким сидением, села и продолжила разговор:

- Ты уже догадался, что я не Дамара?

- Ну, - угрюмо выдал он, прислонившись боком к чернильнице.

- Так вот, в твоих же интересах слушаться меня во всем!

- Кто ты? – маг, пусть и многократно уменьшенный, оставался самим собой и сдаваться на милость женщины, кем бы она ни была, не желал.

- Мое имя Велея Липкина, и моя душа теперь занимает это тело! Зачем? Тебе знать необязательно!

- Ведьма! – сверкнул злым взглядом, выдохнул, смирился. – Говори, как будешь меня расколдовывать?

- Шустрый какой! Чтобы ты сразу же сдал меня!

- Тогда выбрось в окно, но учти, я вернусь…

- В следующей жизни, мальчик! – оборвала я и добавила. – Прояви толику уважения, все-таки я намного старше тебя!

- И сколько тебе? – скептически полюбопытствовал Олвин.

- Двести двадцать пять лет! – огорошила я его.

Рот огневика приоткрылся, выдавая охватившее Ветрова изумление.

- Сколько-сколько? – пришел в себя и не поверил.

- Позовем Кьяра, он тебе многое обо мне поведает. Мы с ним, вроде как, друзья! – решила опять удивить мага.

- Ты знаешь Кьяра? – мне попался самый недоверчивый огневик из всех.

Промолчала, только страдальчески возвела глаза к потолку, намекая, что устала от столь длинной и бессмысленной беседы.

- Ладно, - ворчливо согласился Олвин. – Предположим, я тебе… вам верю, ведунья, в таком случае позвольте вопрос, - и, не дожидаясь моего согласия, задал его. – Что вы делали в моей комнате?

- Пряталась!

- От кого?

- От стража моего, ну ты его видел, - солгала и не моргнула.

- Вторая Дамара? – Ветров запутался и поинтересовался напрямик. – А кто из вас меня ударил?

- Я, ты же слышал, - посмотрела с укоризной.

- Я много чего слышал и думаю, что ты … вы… короче, врете, по меньшей мере, в том, чего именно искали в моей комнате! Кажется…

- Когда кажется пьют определенные снадобья, чтобы ерунда не мерещилась! – прервала на полуслове.

- Ведьма! – усмехнулся, но посмотрел так, что мне сразу стало ясно – не отстанет, постарается вывести на чистую воду. Что же, для начала тебя расколдуют, огневичок, а уж я постараюсь, чтобы сие знаменательное событие случилось не так скоро!

- Вырасти хочешь? – язвительно осведомилась я.

- Хочу! – и пробежался по поверхности секретера, да так быстро, что часть листов слетела на пол.

Подняла их, задумалась, прикинула, покачала головой.

- Что? – вскрикнул Олвин.

- Да вот думаю, как ты будешь записку родителям писать.

- Какую записку? – мага охватила паника.

- Что ты уезжаешь в дальние края, - пропела сладким голосочком.

- Какие?

- В Омбрию? Был там?

- Был однажды, - коротко ответил он, не вдаваясь в подробности.

- Ну вот, погостишь еще разочек! Там живет известная тебе ведьма Рьяна Еловая и…

- Откуда ты знаешь Рьяну? – в тоне Олвина послышались угрожающие ноты. Так-так, кто-то не просто помнит ведьмочку, ишь, как разволновался! Мне это только на руку!

- Она подруга моей сестры…

- Ты сестра Аниики? Что за чушь у Ани нет…

- Была в прошлой жизни! Я много лет провела на корабле перевозчика, а потом мы с Аниикой встретились, и она меня спасла.

- Кхм… - серьезно посмотрел на меня Ветров и пробормотал. – Похоже, она не врет, по крайней мере, в этом.

- Не вру, - заверила его, - и в Омбрии ты сможешь встретиться с Лютовыми, а они подтвердят!

Маг думал недолго и дал свой ответ:

- Ладно, я согласен отправиться в Омбрию, тогда и письмо родным напишу, - и ехидно так. – Вот только как ты намерена доставить меня в Озерный?

- Найду способ, а пока мне нужно спуститься и вернуть свое платье!

- По лестнице никак! – Олвин развеселился, но я разочаровала его, подошла к окну, за которым росло высокое дерево.

- А у меня есть другой способ! – улыбнулась.

- С ума сошла? – Ветров смотрел на меня, точно на безумную.

- Нет пока, - снова огорчила его, или, наоборот, обрадовала, потому что он рьяно заскакал на секретере.

А сама полезла открывать окно, огневик что-то попискивал, потом умолк, оглянувшись, увидела, что он пялится на мою филейную часть.

- Поможешь? – издеваясь, спросила у него.

Даже не покраснел, только что-то прокричал насчет того, что тело все равно не мое.

К окну тянулась широкая ветка, вот на нее, усадив Овина на плечо и приказав ему крепче держаться, захватив изорванные листочки, я и влезла. Поползла, обдирая колени о шероховатую кору. Шипела, маг ругался.

Спустилась с этой ветки на другую и присела отдохнуть, прислонившись к стволу, предупредив Олвина:

- Не желаю слушать твое нытье! – резко замолчала, когда моего слуха достиг женский смех.

Ветров вытянулся на моем плече во весь свой нынешний рост, стараясь высмотреть, кто спешит к дереву, на котором мы расположились.

- Поймай, если осмелишься! – крикнула кому-то незнакомая девушка, подбегая к скамье, стоящей под деревом.

Теперь чуть слышно ругнулась я, проклиная незнакомку и мужчину, спешащего через кусты за ней. Потом едва не застонала, предполагаемым любовником оказался Райт. Олвин присвистнул и уселся на мое плечо, свесив ноги в ожидании представления.

С грацией хищника Ладов протиснулся через переплетение ветвей, поймал незнакомку, притянул к себе.

- Я целый вечер ждала этого мгновения, - промурлыкала магиня, и мне почему-то захотелось убить ее.

- Оно того стоило, не правда ли? – голос Райта изменился, стал низким, хрипловатым. Он словно гладил меня, вызывая не только удивление, но и некоторые другие, как бы, позабытые чувства.

Пока я изумленно моргала, Ладов наклонил голову и завладел губами незнакомки.

- Молодец! – одобрил Ветров и свистнул, пришлось мне шикнуть на него.

Я подняла взор, чтобы вдоволь насладиться видом луны, висящей на небе, чуть видимой сквозь густую крону векового красавца платана.

- Ты совсем забыл обо мне, - томно протянула магиня, а затем капризно продолжила. – Все возишься с этой Светловой!

Теперь мне захотелось проклясть ее до седьмого колена, но стойко уговаривала себя не делать этого и честно любовалась луной и облаками.

- Точно! – Ладов щелкнул пальцами, вынуждая меня обратить взор на него. – Я же должен переговорить со Светловым! – посмотрел на спутницу, но она цепко держалась за него.

- Погоди, - влекуще улыбнулась. – Присядь, - и взглянула с мольбой.

Ладно! Прокляну ее до девятого колена!

Райт чувственно дотронулся до девичьей щеки, провел по ней, и я поймала себя на том, что все эти долгие секунды сидела, затаив дыхание. Мысленно послала парочку прогуляться в Подземье, чтобы их замучили мелкие бесы!

- Присядь, - мягко попросила магиня, и Ладов повиновался, вытянув длинные ноги, с ожиданием воззрился на девушку.

Она покорно опустилась на колени, медленно скользя взглядом по телу мага. Он предвкушающе улыбнулся, я открыла рот и часто заморгала, Олвин снова тихонько присвистнул и свесился с моего плеча, чтобы лучше видеть то, что будет дальше.

- Чего ты хочешь? – эти бархатистые ноты в голосе Райта сводили меня с ума, и я злилась все сильнее.

- Сейчас все поймете, мой господин, - магиня потянулась, прогнулась в спине и завораживающе неторопливо провела рукой по ноге огневика, опустила ладонь на… У меня перехватило дыхание, когда представила, что скрывается под тканью брюк Ладова.

Девушка наклонилась, и ее лицо оказалось очень близко к… Богиня! За что мне это? Каюсь, я была очень-очень плохой, но обязательно исправлюсь!

- Укуси меня дракон! - восхищенно выдал на самое мое ухо Ветров. - А ведь Эсме казалась такой скромницей… Вот так дела!!! Она всех ввела в заблуждение!

Я впала в бешенство, когда пальчики проклятой трижды магини принялись распутывать шнуровку на брюках Райта. Не осознавая, я сорвала несколько листов с дерева и, не спеша, порвала каждый на четыре узкие короткие ленточки. Мелкие кусочки полетели вниз, я снова прокляла эту Эсме, а с ней заодно и Ладова, глядя на то, как медленно ленточки падают вниз.

Надеялась, что маг, сидящий на скамье, слишком занят, чтобы смотреть вверх. Но напрасно! Зеленый лоскут приземлился на светлые волосы Ладова, и я молилась всем нашим богам, чтобы они одарили Райта временным скудоумием, слепотой и глухотой разом, лишь бы он ничего не заметил. Но надежда умерла.

Райт напрягся, поднял руку, снял с волос измятый лист, взглянул на него и внезапно запрокинул голову. Наши взгляды скрестились.

- И-иди ты! – высказал свое мнение Олвин.

Ладов громко прокашлялся и сказал:

- Эсме, спасибо, конечно! Но сейчас не самое подходящее время! – аккуратно снял ее руку со своих брюк и того, что под ними, встал сам, помог подняться оторопелой магине. – Пойдем, тебе нужно вернуться в зал! – подхватил ее под белы рученьки, а напоследок пообещал. – А я еще вернусь!

- Ага, - сдерживая истерический смешок, проговорила я. – Милости просим! – и практически сразу слетела с дерева.

Ветров вопил, с трудом удерживаясь на моем плече, цепляясь за растрепавшиеся волосы. Я прокляла и его ненароком, ну да ладно, не сильно, Рьяна разберется, теперь это ее забота!

Разгневанный Камор дожидался меня в самом дальнем уголке сада, куда я, прячась по кустам, добралась.

- Явилась, не запылилась! – изрек демон, увидел Олвина. – Что с ним?

- Теперь это твой новый подопечный! – сходу заявила я. – Платье верни!

- Да вот оно! – не без ухмылки Камор указал на смятое, небрежно сброшенное на куст желтое платье.

Не гордая и не стеснительная! Переоделась на глазах двух мужчин, один из них затянул шнуровку. Я сцепила зубы, чувствуя, что скоро задохнусь, но не выказала слабость. Пусть страж не радуется раньше времени!

- Перевоплощайся! – стараясь реже дышать, сказала я Камору.

- Зачем? – и не подумал исполнять.

- Затем, чтобы вернуться в особняк Светловых и отвезти его! – показала на слегка одурелого Ветрова.

- А надо? – демон не проявил ни капли сочувствия к ведьме.

- Надо! – отрезала я, прислонившись спиной к крепкому стволу очередного платана.

Камор жутко улыбнулся, но пошел мне на встречу. И через минуту собачонка уже стояла у моих ног, на ее загривок я посадила мага.

- Н-но, лошадка! – огневик не смог устоять, как и преображенный демон. Последний щелкнул челюстями – предупредил.

- Намек понял! – уверил его Олвин, и они умчались в ночь.

Я, постояв несколько минут, наслаждаясь короткой передышкой, отправилась искать Светлова, гадая, где он может быть.

Судьба сыграла со мной злую шутку, вместе с папулей за новым поворотом на моем пути встретился Райт.

- А-ах, - вырвалось у него, разве что зубами не клацнул, как до этого Камор.

- А вот и она! – нахмурился Эзагр, рассматривая мой изрядно потрепанный внешний вид, помотал головой и произнес. – Знакомьтесь, ведунья, это Райт Ладов! – повернулся к молодому магу. – А это, Райт, та ведунья, о которой я тебе сейчас рассказал - Велея Липкина!

Я попыталась выдавить из себя улыбку и протянула руку. Ладов застыл, как изваяние, на его лице отразилась смесь самых различных чувств – от потрясения до ярости. Чего от него ожидать я не знала, но не дрогнула – пусть поймет сразу, кто из нас главнее!

- Ведунья, - обратился ко мне озадаченный Светлов, - что с вами приключилось?

- Со мной? – я смотрела, как сражается со своими, столь часто меняющимися эмоциями Райт. – Ничего, а вот с сыном хозяина дома…

- С Олвином? – вскинулись оба огневика разом.

- Да, - лихорадочно сочиняя новую ложь, откликнулась я. Вспомнила легенду, придуманную Камором, и решила действовать. – В общем, мы с ним поднялись на второй этаж, чтобы посмотреть коллекцию камней, собранную его отцом. Вдруг Олвин поскользнулся на начищенном паркете и упал, а, очнувшись, начал нести какую-то чушь, вероятно, у него в глазах двоилось. Хорошо, что пришел хозяин дома и увел своего сына, чтобы тот отдохнул! – все выпалила на одном дыхании.

Мужчины, стоящие напротив меня, выглядели странно – один сильнее озадачился, другой – впал в ярость.

- С вами все хорошо, Велея? – подчеркнуто вежливо обратился Эзагр, Райт сцепил зубы и мрачно изрек:

- Приятно познакомиться, ведунья Липкина!

- И мне. Да! – ответила одновременно им обоим и перешла к делу. – Расскажите мне о Торне Ветрове – предполагаемом женихе Лами Кнутовой!

- Непременно расскажем! – ответил Ладов так, будто зачитывал мне смертный приговор.

- Хорошо, завтра по пути мы обсудим этот вопрос, - не отводя от меня оторопелого взора, согласился Эзагр, а мне потребовалось узнать:

- Куда поедем?

- На Нейтральную полосу, вас просила позвать на помощь ведунья Сероволкина!

- Лийта? – бросили мы с Райтом дружно и переглянулись.

В зеленых очах Ладова бушевало пламя, поэтому я сочла за благо уцепиться за локоть Эзагра и позвать его домой, под предлогом того, что неплохо бы крепко выспаться перед дальней дорогой.

Ладов не отстал, прилетел на своем ящере к особняку Светлова, проскочил за ворота и почтительно попросил магьера:

- Не могли бы вы оставить нас с ведуньей Липкиной наедине?

Общаться с Райтом один на один я не мечтала, но и отказаться было никак нельзя. Решила вести сугубо деловой разговор, выпрямилась, поджала губы, посмотрела на огневика со всей строгостью.

Обомлела на несколько секунд, пока негодный маг, ухватив меня, тащил за раскидистый куст. Но, когда притиснул к забору, возмутилась:

- Что вы себе позволяете, маг Ладов?!

Оторопела вторично, едва он заговорил, шипя сквозь стиснутые зубы:

- Думаешь, обманула всех, а, Дамара?! Только ты сильно заблуждаешься! Я сделаю все, чтобы разоблачить тебя и вернуть обратно в темницу!

- Это вы заблуждаетесь, маг…

- Простите, ведунья Липкина, - ослабил хватку, - но вы не знаете эту девицу, чья душа находится вместе с вашей в этом теле!

- Как раз я…

- Нет-нет, - отпустил совсем, край его губ чуть изогнулся от горькой усмешки, - поверьте, вы не знаете ее так хорошо, как я! Дамара может затаиться, если нужно, а когда придет время, нанесет удар в спину, тот, который станет решающим!

- Мы уже…

- Нет. К сожалению, ни одной ведьме не справиться с огненной магией, уж таким устроен наш мир – вам три стихии, нам – одна, зато какая! А Дамара сильная, в ее теле много огня! – Ладов не давал мне выговориться, все время перебивая. – Думаю, вместе мы сумеем во всем разобраться!

- Маг Ладов, - заговорила я, тщательно подбирая фразы, стараясь глубоко дышать, но если с первым более-менее получалось, то со вторым…

Очередная попытка снова начать нормально дышать провалилась, и в глазах потемнело. Подумать только! Я пошатнулась, невольно взмахнув руками в поисках опоры.

Райт пришел мне на выручку, поддержал и встревожено произнес:

- Ведунья, в вашем возрасте вредно любое волнение!

У меня задергался глаз и, чтобы не нагрубить, я, вырвавшись из его объятий, со всей суровостью сказала:

- Спокойно ночи, господин маг! – гордо выпрямилась и тут же запнулась о выступающий камень.

- Осторожнее! – Ладов снова поспешил мне на помощь.

- Добрых снов! – не позволила ему дотронуться и, глядя под ноги, поспешила к дому.

Вслед мне раздалось тихое:

- Придется присмотреть за старушкой…

Как он меня назвал?! На языке вертелись сотни проклятий: от простых, вроде расстройства желудка, до смертельных. Но я не изрекла ни одного, даже не оглянулась, лишь мстительно подумала: «Еще неизвестно, сколько раз ты, огневичок, возвращался на Вейтерру из Граней! Но сердцем чую, твоя душа старше моей!»

Светлову, который ожидал нас в холле, досталось мое вежливое пожелание «лунной ночи». С надеждой отдохнуть я поднялась в свою комнату. Надежда увяла, едва я распахнулась дверь. В спальне меня ожидало трое мужчин!

- Привет! Что-то неважно выглядишь! – сказал Дюран, на секунду отвлекаясь от игры.

Камор кивнул, мол, приползла и хвала Артуару! Они с четырех стихийником резались в карты.

- Еда есть? – прыгая на комоде, закричал во все горло Олвин.

- Пошли вы все… - устало бросила я на ходу, торопясь в уборную.

- Куда? – спросили они все сразу, даже писк Ветрова я отчетливо различила.

- Спать! – объявила и, помахивая рукой, вошла.

В комнатушке умылась прохладной водой и позвала к себе единственного мужчину в этом королевстве, которого хотела увидеть. Кьяр явился почти незамедлительно и сразу съязвил:

- Не ждал, не чаял новой встречи! Решил, что будешь чураться и проклинать меня!

- Будь другом – помоги избавиться от платья и корсета, а то служанка напрочь забыла о своих обязанностях! – пропажа служанки беспокоила меня, но думать об этом пока что было некогда.

- А потом что? – глумливо оскалился он.

- А потом унеси меня отсюда! Только в гости не напрашиваюсь, так и знай! – предупредила, чтобы не своевольничал.

- А если эти, - мотнул головой в сторону, - хватятся?

- А ты выйди и сообщи им, что забираешь меня с собой! – с улыбкой предложила я.

- Хм-м, - саламандр раздумывал недолго, опустил лапу на мое плечо, распахнул дверь, и она ударилась о косяк. – В общем так, я забираю ведьму! Эту ночь она проведет со мной! – пафосно объявил и скрылся, забрав меня.

Надо было видеть лица оставшихся в спальне мужчин! Больше всех бесился Камор, но слова поперек сказать не успел! Дюран испугался, разумеется, за мою жизнь, собрался спасать, но тоже не успел! А вот Олвин впал в оцепенение. Надеюсь, маг оклемается к моему возвращению.

Кьяр перенес меня в довольно просторную комнату. Проснувшиеся искорки приветствовали саламандра, порхали вокруг нас, освещая пространство. Я бы осмотрелась, если бы не мгновенный жар, опаливший тело, но схлынувший также внезапно, как и появился.

- Спасибо, - искренне поблагодарила ухмыляющегося змея за то, что по-свойски, но избавил меня от платья и жуткого корсета. Высмотрела стол, дошла, приземлилась на бархатное кресло с высокой, мягкой спинкой.

- Открой нижний ящик. Там у Юриса всегда бутылочка припрятана, - посоветовал Кьяр, двигаясь ко мне.

Открыла – и впрямь – вот оно! Откупорила пробку.

- У-м-м… крепко! – огляделась, не обнаружив ничего похожего на кубок, отпила прямо из бутылки.

- Ишь ты! – вроде, восхитился саламандр. – Даже не поморщилась!

Сделала новый глоток.

- Твое здоровье!

Кьяр преувеличенно сильно удивился:

- Ого! Как же я заблуждался, думая, что ведьмы не могут быть благодарными! А сегодня одна такая не только отблагодарила, но и здоровья пожелала!

- Брось! – ухмыльнувшись, ответила я. – Ты же не ради моей благодарности старался! Тебе что-то нужно! – и в этом была уверена.

- Ишь! – криво улыбнулся, повел головой. – Раскусила ты меня!

- Не издевайся! – серьезно проговорила я, вытянула ноги, устраиваясь удобнее, всем видом выражая готовность слушать собеседника.

Кьяр шикнул на расшалившихся искорок, порхающих вокруг него в хаотичном порядке, и они заняли места на рожках хрустальной люстры. Осмотревшись, я поздновато обеспокоилась:

- А куда ты меня принес? Кто этот Юрис?

- Ректор Виорской академии магии, и ты занимаешь его кресло!

- А-а-а, - я расслабилась и сделала очередной глоток.

- И все?

- Мне порадоваться?

- Было бы неплохо! Ты вторая ведьма и пятая женщина, посетившая эту благословенную комнату!

- Хм-м… ты поставил меня в тупик! Первый раз в жизни ничего умного сказать не могу, только ругательства в голову лезут! – откликнулась я.

- Тогда молчи и слушай! Не вздумай ерничать! – пригрозил, сердито глядя на меня.

Покивала с довольно серьезным видом, уж очень хотелось узнать, о чем змей решил рассказать. Он затягивать не стал.

- Видишь ли, Лея, какая штука… - помолчал и сказал о том, что мне уже было известно. – Я знаю Гери практически с рождения, а сейчас…

- Не узнаешь? – насторожилась, как гончая на охоте.

- Есть одна… вроде бы мелочь, но…задевает…

- Что? – я подпрыгнула, желая знать больше.

- Гери стала спать в полной темноте!

- А раньше было иначе? – лично я никогда не могла уснуть при свете. Как бы ни выматывалась на задании, засыпала только в полнейшей тишине и темноте.

- Разумеется! Традиция такая была в семье Буйновых!

- Какой семье? – спросила с расстановкой, поднимаясь со стула. Сердце в груди билось сильно, точно собиралось выскочить наружу, кровь в венах кипела и отдавалась шумом в ушах. На ощупь отыскала бутыль и сделала основательный глоток, уж слишком неприятной оказалась полученная новость. Это надо же – Гери – родственница Геррара!

- Той самой, о которой я сказал! – улыбнулся, но не язвительно, а скорее назидательно Кьяр.

- Ты знаешь?

- Знаю! Я видел вашу драку!

- Точно! – щелкнула пальцами и с досадой вспомнила. - В комнатушке повсюду горели свечи.

- Угу! – довольно подтвердил саламандр. – Я всюду сопровождал одного из своих лучших учеников!

- От чего не помог ему в таком случае? – прозвучало не слишком любезно.

- Геррар стал слишком самонадеян! Перестал слушать моих советов, действовал, как заблагорассудится! А я говорил, мол, будь осторожен – в город прибыла лучшая ищейка Лесаны!

- Ты знал и обо мне?

- Ну-у слышал! – кивая, ответил змей.

Помотала головой и задала новый вопрос:

- Что за традиция такая в семье Буйновых? Геррар выдумал?

- Нет. Его матушка! Как ты знаешь, настоящим родителем Геррара был дух противоречия, а не магьер Буйнов.

- Ага. То есть, в семье опасались, что история повторится?

- Угу! Но теперь не это важно! Главное, что мне удалось выяснить!

- Что?

- Тебе не понравится! – заявил Кьяр убежденно.

- Ай! – махнула на него. – В этой жизни мне мало что нравится!

- Тогда без предисловий! Поэтому сядь! – Дождался, когда я подчинилась и продолжил. – В теле Гери две души! Но одна слаба, поэтому главенствует только ночами!

Вот так новость! Ответ нашелся быстро, недаром я много лет отпахала на благо государства, работая ищейкой!

- Черная ведьма! Та, что написала гримуар!

- Ага! Но я ее не видел! Зараза знает и прячется от всех источников огня! А ты ничего подозрительно не замечала?

- Н… не знаю. Много мелочей, которые по отдельности не имеют особого значения, но сейчас…

- А она и тебя испугалась, поэтому скрылась на время!

- Погоди, выходит, Гери известно, что я не ее дочь?!

- Затрудняюсь сказать, - на обычно ехидной морде саламандра появилось слегка растерянное выражение.

- Огорчил ты меня! Сильно! – приложилась к бутылочному горлышку, говорят, крепкие напитки помогают забыться! Мне не удалось! Лишь серьезнее задумалась, но ничего путного выдумать не получилось. Не отчаялась – много других забот-хлопот! – Слушай! – посмотрела на саламандра. – Мне ворон нужен!

- Письмо желаешь отправить? Кому?

- Хочу!

- У нас воронов особо не жалуют. Считают посланниками ведьм! Наши местные в основном сов используют, а еще лучше людей – посыльных, как их называют!

- Я прошу, - выразительно взглянула на собеседника.

- Ладно! Прогуляюсь сам, куда скажешь! – согласился, не раздумывая, и я знала, какую цель преследует змей. Ему жизненно необходимо быть в курсе всего, что делается. Что же, я ничего не теряю!

- Успеешь ли? – сделала вид, что сомневаюсь.

- Ты в Омбрию хочешь послание отправить?

- Да. Рьяне Еловой. Хочу встретиться с ней на Нейтральной полосе, куда сама отправляюсь завтра.

- Знаю такую ведьмочку! Но, пожалуй, повременю с путешествием! – и пояснил, заметив, что я свела брови в недоумении. – Эта твоя Рьяна связана с гильдией «Хмельной саламандр» и знает тамошнего смотрителя! Вот ему и передам твое задание!

- А она…

- Уверяю, у них отличные отношения! Прям как у нас с тобой! – красноречиво ухмыльнулся.

- Ну, раз так, то дело считаю решенным! – отозвалась и опять отпила из бутыли, не задумываясь о последствиях, как бывало раньше.

О чем на утро пожалела! Оказалось, нынешнее тело крепкие напитки не жаловало. И сейчас у меня раскалывалась голова, ломило конечности, а во рту было настолько сухо, что желалось выпить целое озеро.

- Жива? – пискнул кто-то над ухом.

- Сама виновата! – пробасил другой с правого боку.

- Держи! – раздалось с левого.

Приоткрыла глаза, сосредоточила взгляд на Дюране, который протягивал мне кружку. Стало еще хуже, к горлу подступила тошнота.

- Бери, дело говорю! – настаивал четырех стихийник. – Пиво утром – лучшее лекарство от похмелья!

- Повременю, - открыла рот, и из него донеслось только хриплое карканье.

Плюнула и решила помалкивать.

- Пошли завтракать! – запищал Олвин, запрыгивая мне на колени.

Смахнула его, стараясь быть крайне осторожной, и отправилась умываться.

Когда вышла, кружка с пенящимся напитком обнаружилась на комоде, а около маялся Олвин.

- Дюран ушел по делам, - просветил он.

Я кивнула, недобро поглядывая на перевоплотившегося демона, усевшегося около двери. Камор на меня не посмотрел, вынюхивал что-то под дверью и рычал. Забыв о своем болезненном состоянии, я подошла. Резко распахнула створку и, с неудовольствием глядя на распластавшуюся у моих ног служанку, сказала:

- Так-так! Я ее жду, а она подслушивает! Что мне с ней сделать? – нарочито призадумалась.

Девчонка что-то залепетала, из всего потока удалось понять, что она упомянула о Гери. В свете того, что я теперь знала, это показалось странным. Ругать служанку посчитала глупым, поэтому кинула:

- Готовь дорожное платье и собирай вещи! – а сама решила разведать, что и как.

В столовой нашлись не только Светловы, но и Райт. Последний преувеличенно радостно мне улыбнулся и оскалился:

- Как спалось, дорогая?

В голове красным светом промелькнул вопрос: «Я чего-то не знаю!?!»

- Неплохо, милый, - вымучила хилую улыбку.

- Ах, Дамми! Как же чудесно, что у тебя теперь есть жених! – затрещала Гери.

От ее воплей стало просто невыносимо, чудилось, что в мое темечко стучатся сотни воронов. Эта боль не только сводила с ума, но и мешала связно думать.

- Мама, - строго произнесла я, - почему моя служанка вчера отсутствовала?

Гери моргнула, раз, второй, третий, мой вопрос поставил ее в тупик. Я смотрела, не отрываясь, надеясь понять, о чем она думает.

- Дамара, - раздалось строгое Светлова, - прошу тебя, завтракай скорее, если хочешь поехать с нами!

Так, меня щелкнули по носу – напомнили, чтобы магиню не трогала! Но это зря! Магьер заблуждается, считая, что может командовать мной! Спорить с "папулей" не собиралась, но отметку в уме сделала. Постаралась выглядеть жалобно и почти по-человечески попросила:

- Мамуль, мне пока не хочется ничего. Будь добра, собери вкусностей в дорогу!

- Конечно-конечно! – она воспользовалась случаем и упорхнула из столовой, мне же оставалось гадать, с чем предложат пирожки.

Гадала всю дорогу, думая, на ком испытать: на Всполохе или Олвине, которого так и не получилось накормить. Впрочем, уменьшенный маг решил загадку – отобедал пирожками сам, незаметно перебравшись из моей сумочки в корзинку с провизией. Ничего страшного с ним не произошло, хотя и ругался, дескать, сладкого ему не хотелось, а от мяса бы он не отказался.

Я угостила малявку котлетой, когда прибыли на ночлег в приграничную деревню. Мне выделили отдельный угол, который пришлось делить с хмурым Олвином. Его не задобрила и целая котлета. Удивленно глядя на то, как он поглощает ее, решая в уме, как все поместится в этом тельце, я не услышала тихих шагов. Только стук отвлек меня.

- Ведунья, - позвал Райт, - мы можем прогуляться?

Ветров икнул, но не сделал и попытки скрыться, ведь для этого нужно было бросить котлету.

- Я, знаете ли, устала, маг Ладов, - гулять с Райтом была не настроена, поэтому широко зевнула.

Поговорить с Ладовым и Светловым мне пришлось утром, когда покатили в карете по пыльной дороге. Старалась узнать больше о пропавшем маге от них, хотя уже приняла решение обсудить это дело с Олвином.

Последняя остановка, и я воспользовалась предоставленной возможностью. Схватила тарелку с едой, а затем сумку, где спал Ветров во время путешествия, и под предлогом желания побыть в одиночестве скрылась за кустами.

Олвин угощение оценил, но перед тем, как приступить к трапезе, учтиво поинтересовался:

- Быть может, разделим?

Покосилась на аппетитно прожаренный кусок мяса и согласилась. После заговорила:

- Маг Ветров, расскажите мне о своем брате.

- Разве вы мало услышали о нем от Райта и Светлова? – Олвин посмотрел на меня слишком уж внимательно.

- Мне не поведали главного, лишь общие черты. Стало понятным только одно – Торн – типичный огневик.

- Хм-м…

- Олвин, - впервые обратилась по имени, - мы на одной стороне. Нынче ведьмам и магам нечего делить!

- Это не мне скажите, а Фириону и тем, кто с вами в одной связке!

- К сожалению, дело обстоит так… - не таясь, поведала обо всем. В конце концов, с крошечным огневиком справиться легко.

К счастью, силу применять не пришлось. Ветров оказался разумнее своих соотечественников. Он тоже проявил откровенность.

- Ведунья, я говорил Райту, и он со мной согласился. Торн такой же порывистый, как и Арвин Лютов. И они оба любили Лами, даже дрались несколько раз, - замолчал, позволяя осмыслить.

Но я ничего не смогла придумать, поэтому осведомилась:

- Это важно?

- Да. Арвин не из тех, кто отступает, и он обязательно отыщет Лами, - помедлил, - если она еще жива.

- И Ладов об этом знает?

- Разумеется. Они уже начали поиски, - ответил, поразмыслил и дополнил. - Те обрывки, что вы украли из моей комнаты – последнее письмо Торна.

- Почему обрывки?

- Арвин в порыве изорвал письмо!

- А Райт? – я заволновалась.

- Знает, в общих чертах.

- А мне?

- Скажу! Мой брат отправился на север – в Омбрию, а потом в Локмор! Письмо было доставлено из этого города!

- Так… Это значит…

- То, что все ниточки ведут к Рваным горам, - понял, о чем подумала Ветров.

- Место, где жили изменчивые! – догадалась я и вскинулась, кое-что в разговоре зацепило. – А ваш брат?

- Женился на Лами, но она исчезла сразу после свадьбы. В первую брачную ночь моего брата кто-то опоил, а на утро…

- Не кто-то, а Лами, - я соображала быстро.

- Почему? – а Олвин не понял.

- Потому что спасала вашего брата! Если бы она не усыпила его, он был бы мертв!

- Вам виднее, - потрясенно изрек огневик.

- Быть может, - в задумчивости призналась я. Что-то не сходилось, и я решила выяснить все. – Арвин уехал из Солнечного?

Немного поколебавшись, Ветров кивнул.

- Ясно, - отозвалась я. – Благодарю за искренность!

- Мы нынче за одно! – улыбнулся он в ответ.

На Нейтральную полосу мы прибыли вечером. Тусклое солнце зависло где-то на линии горизонта, но пока не скатывалось за нее. На земле вовсю кипела работа. Несколько десятков групп, состоящих из ведьм и магов, день и ночь, меняясь, проводили раскопки. Мы поспешили к одной из них, туда, где находилась Лийта.

Нейтральная полоса всегда вгоняла меня в тоску, но в прошлой жизни на ней шли бои. Я была пару раз с проверкой. Сейчас сумела увидеть, что натворили люди за века войны. В мое время здесь даже была заметна трава и кое-какие кустики. Сейчас – лишь выжженная пустыня. Пришло время все исправить, поэтому сотни людей проводили раскопки, чтобы опознать всех погибших, помочь призракам уйти за Грани.

Ночь наступила внезапно, будто кто-то опустил занавес, спрятав свет дня. Звезд не было видно, луна казалась кровавой. Никто из сидящих в карете не хотел говорить. Светлов махнул рукой, приглашая следовать за ним. Я задержалась, проверяя Олвина, но он уже спал.

Решив найти Рьяну, рассчитывая, что Кьяр выполнил мою просьбу, я пошла наугад между раскинутых шатров и горящих костров. Изумленно рассматривая ведуний и огневиков, сидящих вокруг них и мирно беседующих, брела и брела, пока не вышла за пределы.

Здесь раздавались невнятные голоса, и шелестел песок, будто кто-то перебирал его песчинки.

- Жуть, - Олвин проснулся и выбрался из сумочки.

- Сами виноваты! – мрачно заключила я, собираясь продолжить, но не смогла.

Челюсть моя настойчиво запросилась вниз, и единственным, что смогла выговорить, было:

- Богиня! Как же я заблуждалась, - глядя исключительно на небо.

- Сдуреть! – ошалело выдал Ветров, задрав голову.

Глава 11. О совпадениях

Вспоминая тот день, вернее ночь, понимала, что в те минуты просто растерялась, оторопело рассматривая летящего в вышине золотого дракона. Зрелище, привычное моему взгляду. Вот только драконов я видела в Индегарде, а не здесь, не на Вейтерре! Застыла, в душе поднялась волна паники, но почти сразу схлынула. Сработала годами выработанная привычка действовать холодно и рассудительно. Для начала огляделась – вокруг царил хаос: бегали взволнованно кричащие ведьмы, парочка даже пыталась стрелять из арбалетов; шумели, как базарные торговки, маги. Ор стоял невообразимый, и я бы на месте ящера предпочла по-тихому скрыться. Этот исчезнуть также незаметно, как и появился, не пытался. Он летал кругами и вниз не глядел.

- Что ему нужно? – спросила вслух, но меня услышал только Олвин, внимательно следящий за драконом.

- А… ам-м-м, - промычал маг что-то невразумительное.

Если чей ответ я и ждала, то только самого дракона, разговаривать с другими не собиралась. Знала, какой необычайно острый у ящеров слух, но встречаться нос к носу с драконом не хотела. Попыталась проанализировать ситуацию, используя прошлый опыт. Мне доводилось один раз беседовать с таким вот существом. Правда я задавала вопросы, а он только раз кивнул. М-да, давно это было… Не слишком приятное воспоминание, но я сохранила его в своей памяти до мельчайших деталей.

…Темные небеса Индегарда рассекали разноцветные молнии, я тихо шла в сторону пристани, чтобы найти корабль и пересечь на нем первую Грань. Вместо очередного дождя из жаб и прочих пресмыкающихся с неба прямо ко мне с огромной скоростью принесся огненно-красный дракон, схватил и потащил, а затем бросил вниз. Парусник казался с высоты хрупким и ненадежным. Я мечтала упасть в воды Ра'эль, боясь разбиться о доски палубы.

К своему огорчению, я приземлилась четко на них. Боли практически не было, но она пришла позже. Я едва огляделась и увидела довольно скалящегося Геррара, своего врага, того, которого убила пару дней назад. В его глазах полыхало предвкушение, он знал, что победил…

Красный дракон возникал в моей жизни еще много раз на протяжении всего периода пребывания в Индегарде. Второй раз он появился спустя полгода, когда Геррар ненадолго сошел на берег. Ящер просто подплыл к борту, у которого я сидела, и швырнул склянку. Как оказалось, он принес бериарэ. Я не знаю, зачем дракон помогал мне, принося напиток, жизненно необходимый душам, оставшимся в Индегарде. Мы говорили лишь однажды. А так дракон просто появлялся внезапно, кидал склянку и убирался восвояси. Признаться, в первый раз я думала, что он принес мне яд.

С другими ящерами, что пролетали в небесах над городом перевозчиков, я дел не имела, да и не сильно хотелось. Они слыли существами крайне непредсказуемыми, даже перевозчики менялись в лицах, стоило им взглянуть вверх. Один раз, правда, я была свидетельницей, как перевозчик и зеленый дракон сидели около таверны и вполне мирно выпивали. Вот только все происходило в полнейшей тишине. Мне некогда было думать о причинах, поэтому я просто прошмыгнула мимо и отправилась своей дорогой. Уверена и тогда, и нынче была лишь в том, что драконы весьма странные создания.

Взять хотя бы этого золотого. Довел до истерики всех собравшихся: и ведьм, и магов, и призраков разом. Одни вопят, что ящера надобно подстрелить, другие орут, что нельзя, третьи мечутся между сражающимися. А дракону хоть бы хны! Летает себе спокойно, словно танцует, ловя переменчивый ветер, перебирает лунный свет, как струны, будто играет темную, завораживающую мелодию, рисует в воздухе загадочные символы, точно пишет стих.

- Останови их! – пропищал Ветров в очередной раз.

- Как? – ровным тоном полюбопытствовала я.

- Ну сделай что-нибудь? – маг запрыгал на моем плече.

Увернулась от атакующего заклинания, пригнулась от второго, распласталась на песке, заключая малявку в кольцо своих рук. Над головой пронесся «клубок трех стихий», а за ним огненный смерч.

- Это все? – недовольно поинтересовался Олвин.

- А что еще я могу сделать? – нелюбезно отозвалась я, подняла взор и добавила. – Это ты лучше ящеру скажи, чтобы убирался прочь, тогда все угомонятся!

- Угу! Я ему не советчик! В его ситуации я бы и сам… - пробубнил Ветров и тотчас, спохватившись, умолк.

- В какой ситуации? – вкрадчивым голосом осведомилась я, сверля огневика подозрительным взглядом.

Он явно занервничал, а, подумав, ворчливо изрек:

- Какой? Да вот такой! – и красноречиво огляделся по сторонам.

Ох, как же хотелось продолжить допрос! И ох, уж мне эти маги!

Этот оказался на редкость удачливым! Ищейка вынуждена была отступить. Дракон, будто услышав наш разговор, неожиданно исчез, взмыв на небывалую высоту, скрывшись из виду.

- Чудесно! – сквозь зубы процедила я.

- Неси меня к Рьяне! – уперев руки в бока, потребовал Олвин.

Поднялась, ухватив огневика за шкирку, как непослушного котенка, и занялась делами насущными.

Прежде, чем все успокоились, прошло немало времени. Ведьмы и маги настолько распалились, припомнив прошлые обиды, что понадобились усилия старших всех групп.

На исходе ночи, когда кровавую луну сменила тусклая заря, я отыскала Рьяну. Ведьмочка выглядела измученной и практически беспрерывно зевала, едва успевая прикрываться ладонью.

- Бодренького утречка, Лея, - сказала она, увидев меня.

- Приветик! – высунулся из сумочки, куда вынужден был спрятаться на время, Ветров.

Ведьмочка удивленно вскинулась, немного помолчала и мрачным шепотом поинтересовалась у меня:

- Это и есть твой подарок?

- Твой подарок, - просветила я.

- Кто подарок? Я подарок? – поначалу возмутился Олвин, потом подумал и глумливо заулыбался. – Да, я подарок!

- Какое странное совпадение, - протянула Рьяна. – А ведь я о вас недавно вспоминала, господин маг!

- Да неужели? – он прищурился, и я поторопилась вмешаться в их обмен любезностями:

- Наговоритесь еще, успеете! - двумя пальцами ухватила Ветрова и передала Еловой. – Он твой! – и чуть слышно. – Делай, что хочешь! – другой рукой протянула ведьме письмо с подробными указаниями.

Она протянула раскрытую ладонь правой руки, принимая сначала огневика, улыбаясь ему столь сладко, что он опешил и плюхнулся, не устояв на ногах. Будем считать, от радости! Письмецо мое Рьяна взяла левой рукой и шепнула одними губами:

- Все сделаю!

Надеюсь, что так! А пока решила найти Светлова и Ладова, а с ними заодно и Лийту, которая зачем-то вызвала меня в это проклятое место.

Бродить долго не пришлось, двое из трех нашлись в самой середине собравшейся толпы, запыхавшийся Райт подбежал через минуту и что-то быстро сказал магьеру Светлову. Тот кивнул, а потом увидел меня.

- А мы вас обыскались! – молвил он, приглашая подойти.

Лийта кивнула, а я пожала плечами, выразительно глядя на ведьму, намекая, что неплохо было бы поговорить наедине. Огневики неотрывно следили за нами, и Сероволкина приняла решение:

- Сейчас отдохнем, ночка выдалась беспокойной, а к следующему вечеру соберемся, чтобы вызвать призрак Сверчковой. Именно эта бывшая ведьма попросила… вернее потребовала разыскать и доставить тебя. Знаешь такую? – Лийта посмотрела на меня вопросительно.

- Знала, - раздумывая, отозвалась я. – Когда-то ведунья Сверчкова была градоправительницей приграничного городка Лельска.

- Ныне это деревня, довольно крупная, но… - Сероволкина красноречиво умолкла.

- Всего лишь деревня, - с печалью закончила я.

- Это имеет какое-то отношение к делу? – раздраженно спросил Райт, и все посмотрели на меня.

- Подумаем, - пообещала и поинтересовалась. – Так где, говорите, можно передохнуть с дороги?

Лийта, о чем-то споря со Светловым, отправилась вперед. Меня же ухватил под локоть Ладов и любезно так полюбопытствовал:

- А когда вы успели пообщаться с Сероволкиной?

- Не успела! – уверенно объявила я.

- Я не о сегодняшнем дне интересуюсь! – негодуя, сообщил он. – Думаю, вы встречались с ней ранее! – щелкнул пальцами. – Точно! Тогда у Ветлы!

- С чего вы так решили? – даже остановилась, чтобы видел мои честные глаза.

- А вам не кажется… - заговорил Райт, но я оборвала его:

- Всего лишь совпадение!

- Досадное!

- Вам виднее! – нарочито небрежно дернула плечом и обогнала рассерженного, обиженного, одураченного мага.

Улыбнулась, зная, что не увидит: «Не все же тебе, милый, обманывать меня!»

Вечером столкнулась с Рьяной.

- Как подарок? – с долей ехидства спросила у нее я.

- Скорее это работа, - хмыкнула она в ответ и с улыбкой добавила, - но спасибо!

- Обращайся, - привычно отозвалась я, а Рьяна, осмотревшись, подошла ко мне и, волнуясь, зашептала:

- А правда, что ты теперь можешь сладить с огненной стихией? Разжечь костер при помощи взгляда, например?

- Нет, - помотала головой, серьезно смотря на собеседницу, и не заметила, как со спины подошла Лийта, обняла и вполголоса поинтересовалась:

- А огненный вихрь создать можешь?

По привычке чуть было не ударила ее локтем, успела вовремя остановиться, выдохнула, вполне мирно ответила:

- Нет, - и попросила, - займемся делом, ведуньи!

- Идем! - Сероволкина перестала тратить попусту драгоценные минуты и поманила нас за собой. По пути она все же досказала. – А вот плохо, что не умеешь! Ведьмам бы пригодилось твое новое волшебство!

- Если бы оно было моим… - полушепотом обронила я, оставляя за собой последнее слово.

Мы вышли на относительно ровное место, в центре которого собрались пять ведьм, участвующих в ритуале, и два мага. От последних, полагаю, просто не смогли избавиться. Ну лучше пусть будут Светлов и Ладов, чем прочие. Кивнула: «Я всегда умела отыскать хотя бы что-то хорошее в самой поганой ситуации!»

Два круга – первый нарисован прямо на песке, второй – солью. Но это скорее формальность, потому что на Нейтральной полосе проверенные ритуалы не работают или работают с точностью наоборот. Но Сверчкова явилась на зов ведьм и сходу накинулась на меня.

- Я ее, понимаешь ли, здесь столько веков искала, а она, оказывается, уже в мире живых!

Что-то я не смогла припомнить, чтобы мы со Сверчковой на «ты» общались, да и помнится, что наше общение ограничилось парой часов, если не меньше.

- Ведунья, - выпрямилась я, - будьте любезны, объясните, зачем вы ждали меня?

- Я ждала тебя здесь, ищейка Липкина! Думала, что все призраки, у которых остались незавершенные дела на Вейтерре, собираются в этом месте!

- А я считала, что здесь собрались только призраки погибших на Нейтральной полосе… - погружаясь в глубокие размышления, откликнулась я.

- В основном, но я вызывала твой дух, когда сама Лесана поручила отыскать убийцу своей лучшей ищейки, а раз ты не откликнулась, то я решила отправиться сюда, - эмоционально вещала она.

- Была причина?

- Да. Ида Листакова сказала…

- Ах, Ида, - я не смогла сдержаться, воспоминание тревожило душу.

- Я знаю, - огорошила Сверчкова, - что Листакова убила тебя, Велея Липкина!

- Да, ударом в сердце, - подтвердила я, внимательно глядя в лицо духа.

- Откуда я знаю? – переспросил тот. – Она сама призналась, перед тем, как таким же образом заколола меня! И оставила на съедение стервятникам!

- А сама? – мозг лихорадочно работал. Лучше думать, куда сбежала Листакова, чем о том, почему я не прикончила тварь тогда, сразу после того, как убила Геррара! Моя ошибка, за которую расплатилась сполна не только я. Узнать бы, кто еще попался на пути бывшей ищейки Лельска, кому она успела навредить, кого еще лишила жизни.

- А сама сбежала! – произнесла Сверчкова. – Я ведь наблюдала, как она к магам пробиралась ночь за ночью. Для начала гадина присоединилась к поисковому отряду. Помнишь, я приказала найти сообщников мага, который бесчинствовал в моем городе?

- Да, но неужели Ида смогла зайти так далеко?

- Увы, но я могла наблюдать за тварью только ночью, поэтому знаю только, что она отравила всю команду и сбежала на юг, прямо под бок к ненавистным магам, - призрак неприязненно покосился на наших двух, стоящих за кругами.

Я мельком взглянула на них же. Оба выглядели хмурыми и сосредоточенными, стараясь не упустить ни словечка из рассказа духа. Снова обратила взор на Сверчкову.

- А как ей удалось выжить в одиночку на Нейтральной полосе?

- Пришлось попотеть, - мстительно усмехнулся дух, но потом вновь стал серьезным. – Тебе известен ответ, только подумай хорошенько!

- Хм-м… на юг? Одна? Зачем? – в голове зашевелились не слишком радужные мысли. – У нее была какая-то цель!

- Вот и узнай! А заодно отомсти, найди ее кости и плюнь на них! И от меня заодно! – сказала Сверчкова и добавила тройку крепких слов, видно, сильно была зла.

- Непременно, - ответила я, думая о странных совпадениях, которые мне очень и очень не нравились.

- Тогда все! – усталым тоном отозвался дух и повернулся к Лийте. - Кости мои там найдете! Амулет с топазом сохранился. Да смотрите в оба, чтобы эти, - ткнула в сторону магов, - не своровали! - Огневики слегка поморщились, а призрак продолжил. – Захороните в Лельске, но только на старом кладбище! Ты, - указала на Рьяну, - лично проследишь, иначе… - многозначительная ухмылка.

Еловая насуплено полюбопытствовала:

- Почему я?

- Понравилась ты мне, - улыбнулась ей Сверчкова, и Рьяне пришлось согласиться.

А дух опять обратился ко мне:

- Эх, а ведь я думала, что вы с Идой сработаетесь… - махнул рукой.

- Ну, собственно, убийцу мы нашли, - я решила приободрить напоследок.

Сверчкова вновь отмахнулась и исчезла, а я резко развернулась к магам.

- Надеюсь, что все, что вы здесь услышали, останется между нами!

Светлов, немного поразмыслив, кивнул, а вот Райт замешкался. Но когда все ведьмы воззрились на него, Ладов с недовольной физиономией был вынужден одарить нас прямо-таки королевским кивком.

Как только отошли, он догнал меня и, смотря в глаза, бросил:

- Это ведь вы убили Геррара Буйнова! – причем не спрашивал, догадался сам.

Захотелось съязвить, мол, какой умненький огневичок попался! Но сказала иное, выплюнула ядовито:

- Спалишь?

Он взглянул на меня, как на дурную, сдвинул светлые брови, немного помолчал и произнес:

- Нет.

- Хм-м-м, - недоверчиво протянула я. – Ладно, - пошла дальше.

В шатер мы вошли втроем: я и оба огневика. Значит, Эзагр стал свидетелем нашего разговора. Что же, одна из твоих загадок, магьер, разгадана! Чтобы сменить предыдущую тему, разобраться во всем, я задала вопрос в лоб им обоим:

- Скажите, только честно, - попросила их быть откровенными, - помогал ли Геррару кто-то из его родственников? Я слышала от Кьяра, что в последний момент он оставил Буйнова, и тот мог попросить помощи у кого-то из своих близких.

Огневики переглянулись, Ладов отошел на шаг, предлагая более старшему и опытному держать ответ передо мной. Сыщик сухо поинтересовался:

- А почему вы решили, что магьеру Буйнову нужна была помощь?

Не стала сообщать, что именно Геррар удерживал меня в плену, и за долгие годы я слишком хорошо изучила характер своего мучителя. Вслух выдала иную причину:

- Должен же был Буйнов кому-то сведения передавать, - исправилась, - кому-то надежному, в ком он был уверен!

Ни что не изменилось в выражении лица Светлова, он ничем не выдал своих мыслей. Но решил поступить по совести.

- Да, магьеру Буйнову помогал сын.

- Кто? – я бы удивилась меньше, если бы звезда упала с неба.

- Сын, - повторил Эзагр, - на тот момент ему было тринадцать лет. Вполне подходящий возраст для вступления в войска. В то время, разумеется.

Мысли в голове завертелись вихрем, а затем все встало на свои места.

- Вот зачем она присоединилась к поискам, - произнесла я и устало потерла виски. – Слишком много совпадений!

- Каких? – дружно спросили маги.

Пришла пора и мне все рассказать Светлову. Как он воспримет – его дело!

- Собакам, которых пустили на поиски сообщников убийцы, были скормлены останки Геррара. Так что они знали вкус крови Буйновых и, скорее всего, вывели отряд прямиком к тому месту, где скрывался парнишка и те, кто его сопровождали, если таковые были, конечно.

- И эта Листакова его спасла? – недоверчиво поинтересовался Райт. – Почему?

- Действительно, почему? – и Эзагр молчать не стал.

- Потому, что влюбилась в Буйнова, как и другие, те, которых он убил, - в тоне моем слышалась печаль и ничего больше. Жалела ли я, что спасла Иду? Нет! Но лучше бы я обо всем поведала Сверчковой, она бы сама приняла решение.

- Влюбилась? – Ладов все еще не верил мне.

- Геррар был убедительным, - что я могла ответить? Помотала головой и заговорила опять. – Она сошла с ума от этой любви, поверьте, я знаю.

- Поэтому она вас и убила? – безэмоционально осведомился сыщик.

- Именно, сказала, что Геррар стал смыслом ее одинокой жизни, а я уничтожила его. – Призналась, хотя душа все еще горела в огне собственных сожалений.

Огневики снова посмотрели друг на друга, показалось даже, что оба вознамерились сказать что-то в утешение. Вскинулась – еще не хватало – и сделала второе признание:

- И это Ида, став черной ведьмой, написала тот гримуар, что хранит ваша жена, магьер!

Он стиснул челюсти, так что на скулах четко проступили желваки, и твердо изрек:

- Нет. Это невозможно!

- Да, - стояла прямо и открыто смотрела на него, ничего не опасаясь. – И это еще не все! – и уверенно. – Я не знаю, где зарыты кости Иды, но душа все еще здесь, на Вейтерре! В теле вашей жены!

- Вы ошибаетесь! – Эзагр принялся спорить. – Я знаю свою жену уже много лет! И никакого гримура  не видел у нее!

- Вам напомнить, почему исчез песик Дамары? - все еще оставалась спокойной, но чувствовала, что терпение на исходе. Неужели лучший сыщик Виора не замечает очевидного? Просто не хочет замечать! Видно, придется ткнуть носом!

- Тот обряд был проведен по книге, которую принес Гэврэл Лютов! Гери не при чем! - Светлов настаивал на своем.

- Давайте допросим ее, - предложила разумное с моей точки зрения решение. Мы, ведьмы, всегда забывали о собственных интересах, когда дело было важным. – Я знаю один подходящий способ... – договорить не успела.

Светлов выдвинулся в мою сторону, его лицо побелело, зато в глазах плескалось неукротимое пламя. Я не отступила, потому что маг не посмеет ударить собственную дочь. Ну, пусть я не совсем его дочь, но он же хочет сохранить ее тело в целости и сохранности. Так что я верно рассчитала. Уже ждала развязки, и она наступила. Но не та, которую я предполагала.

В шатер залетела Лийта и огрела распалившегося огневика камнем по голове. Уж чего-чего, а камней на Нейтральной полосе было предостаточно – оружие Сероволкина нашла быстро. И действовала тоже, долго не рассуждая. Эзагр распластался на полу, Райт, рассердившись, побежал за подмогой. Я, не мешкая, кинулась за ним.

Долго бежать не пришлось, маг остановился с противоположной стороны шатра. Он шумно дышал, и я несколько раз глубоко вдохнула, чтобы выровнять дыхание.

- Что вы творите? – Ладов тряхнул светлой челкой. – Опытные, умные, - польстил, право слово, - ведуньи, а ведете себя, словно наши девчонки!

- Лийта меня спасала, а я за вами отправилась, вы же первым побежали за помощью, - попеняла.

Райт мотнул головой:

- Мне срочно понадобилось глотнуть свежего воздуха! – помолчал, пока я пристально наблюдала за ним, а затем огорошил своей следующей фразой. – А еще собрался проверить вашу реакцию!

- Проверили? – неприязненно поинтересовалась я.

- Не совсем, - уклончиво отозвался огневик, смотря на меня странным взглядом, от которого внутри стало горячо.

Едва успокоившееся дыхание снова стало прерывистым, и по привычке я вознамерилась сказать что-то умное, касающееся дела. Но Ладов оказался быстрее. Неожиданно, по-звериному грациозно, он приблизился, захватил меня в свои объятия и поцеловал. В первые мгновения попыталась отстраниться, холодно оценить обстановку, поставить наглого мага на место. Одна рука Райта легла на мой затылок, второй он крепче обнял меня за талию, предупреждая любые попытки вырваться. Что же, на этот случай у меня был второй вариант.  Пришлось отправить гордость к паземкам и сдаться на милость победителя. Прильнула к его широкой груди теснее, обвивая руками шею светловолосого огневика, ответила на его поцелуй. Поймала губами его нижнюю губу, игриво прикусила, скользнула языком в глубину рта Ладова, вырывая тихий стон.

Никогда бы не подумала, что сумею изумить мага. Радость моя длилась недолго. Он решил доказать, кто главнее, перехватил инициативу. Теперь застонала я, понимая, что очень давно не целовалась. Да нет, не так! Похоже, я вообще не целовалась! Никогда, ни с кем! Это было похоже на сумасшествие, никогда бы не подумала, что поцелуй может быть таким невыносимо сладким, обжигающим, глубоким. Мысли унеслись прочь, вытесняя все, кроме желания не останавливаться. Я перебирала пальцами короткие волосы на затылке Ладова, удивляясь их мягкости, поражаясь тому, что могу быть нежной с мужчиной. А потом и эти размышления исчезли, точно их унес горячий порывистый ветер страсти.

Открыла глаза и ойкнула, когда ощутила, как что-то кольнуло под лопатку. Распахнула глаза шире, узрев нависшего надо мной Райта, осознав, что лежу на песке. Пошевелилась, моргнула, едва заметила, что все пуговицы на его сорочке расстегнуты. Когда это я успела?!

Пару минут мы ошалело переглядывались, тяжело дышали, словно пробежались пару кругов, и молчали. Я отважилась первой задать вопрос, старалась, чтобы голос звучал твердо:

- Проверил? – еще и прищурилась.

Ладов кивнул, не пытаясь подняться, вглядываясь в мое лицо, и я взбрыкнула, постаралась ударить его. Схватил меня за запястья, поднимая их над головой, прижал к земле и выдохнул:

- Теперь мне все окончательно стало ясно, Дамара!

Злость моя сошла на «нет», потому что блаженных принято жалеть.

- Маг Ладов, - позвала безумца, - будьте любезны, освободите меня.

- Ведунья, придется немного потерпеть! – убедительно попросил он, вынуждая меня вскинуться.

- Что вы задумали?

- Сейчас узнаете… вы обе… - ладони огневика охватило пламя, причиняя боль мне.

Приготовилась к смертельному бою, но вместо того, чтобы ударить, маг снова поцеловал меня! Конечно, я не хлопала глазами, как наивная девица, а, широко открыв их, смотрела на Райта. Он прикрыл свои бесстыжие очи, и явно наслаждался процессом! Чем я хуже?! Если магу хорошо, разве ведьме может быть плохо?! Ответила и на этот поцелуй.

- Я не помешала? – раздался насмешливый голос Лийты, и мы отпрянули друг от друга, а Сероволкина подошла к нам.

- Нет! – я обрадовалась ей, будто родной.

- Да! – возопил Райт, но вынужден был отпустить меня, не извиняясь, вскочил и пошел прочь.

Не мешкала и я, поднялась с песка, не глядя вслед уходящему магу, а с недовольством полюбопытствовала у Сероволкиной:

- Все слышала?

- Почти, - с ехидцей улыбнулась она, - и видела.

- Думаешь, мне стоит быть осторожной?

- А-а-а… как бы не обидеть… - ведунья взглянула на меня вопросительно.

- Не обидишь, - отозвалась я, оглядываясь. Не заметив ничего подозрительного, вновь посмотрела на Лийту.

- Ты ничего не знаешь о мужчинах, - выдала она.

- Я ничего не знаю о магах. В мое время полагали – все, что нужно знать об огневиках – это то, как их убить!

- Ладова тебе убить хотелось?

- Скорее пожалеть, особенно когда начал нести откровенную чушь!

- Это ты о Дамаре? – спросила Лийта и сама ответила. – Точно! А знаешь, почему он решил, что его целовала Дамара?

- Почему?

- Потому как считает, что ты не способна его соблазнить, заставить хотеть намного больше одного поцелуя! Бедняга, даже и не поверил с первого раза, - ведьма преувеличенно-жалостливо вздохнула, а у меня открылся рот.

Но из него не донеслось ни звука, я попросту потеряла дар речи, и Лийта пояснила:

- Он считает, что ты стара для таких дел!

- Хм-м, - сразу вспомнилось, что недавно Ладов назвал меня «старушкой», и почему-то захотелось доказать, но не ему, а себе самой, что несмотря на два века страданий, я способна ощущать что-то кроме ненависти. А заодно и мальчишку проучу! Будет знать, как в ведьме сомневаться!

Находиться на Нейтральной полосе дольше, чем необходимо, мы не стали. Лично мне с лихвой хватило двух дней, что мы провели в этом месте вечной скорби. После случившегося Райт меня сторонился, ограничивался односложными ответами, либо просто кивал. В целом молодой огневик казался задумчивее обычного, меньше дерзил, по большей части отмалчивался. Я не настаивала, пусть думает и делает, что угодно его огненной душе. Сама по возможности помогала Лийте, подолгу беседовала с Рьяной и Олвином. Ведьмочка все правильно поняла, запутала Ветрова, наобещала ему с три короба, но исполнять не торопилась. Он, в общем, не настаивал, казалось, что вся ситуация его радует.

А вот Светлов был в ярости. Нет, он не кричал во всеуслышание, что коварная ведьма пыталась его убить, но смотрел на Сероволкину так, что я бы стала чаще оглядываться – а не замыслил ли враг отомстить? Лийта только посмеивалась, не забывая при случае упомянуть тысячу и один рецепт лечения синяков. Светлов зверел буквально на глазах, но отвечать ведьме считал выше своего достоинства. Как-то вечерком, когда выдалась свободная минутка за чашкой ароматного травяного взвара, я задала Сероволкиной вопрос:

- А ведь он тебе нравится, верно?

Она раздумывала недолго:

- Могу сказать, что Светлов мне небезразличен. Хочешь - верь, хочешь - нет, но что-то я в нем нашла!

- Что-то?

- Он напомнил мне Истора, - чуть слышно призналась Лийта.

Я помолчала, вспоминая историю ведуньи, а потом предостерегла:

- Помни, что магьер женат!

- Думаешь, меня остановит его жена? Тем более, что все равно пора бы ее навестить! Что скажешь? – Сероволкина выразительно выгнула бровь.

- Что у тебя на уме? – разговор меня настораживал все больше и больше.

- Дамаре нужна наставница! Магиня не подойдет – лишком слабая и податливая, как воск, а вот ведьма - самое то!

- Светлов никогда не согласится!

- Согласится, если прикажут! – Лийта приняла решение и отступать не собиралась.

Спорить с ведуньей?! Да ни в жизнь! Проверено на себе – бесполезно! Если ведьма что-то задумала - не отговорить, пойдет до конца!

- Тогда увидимся в Виоре! – я поднялась и выразительно зевнула, показывая, что устала, и пришла пора прощаться.

На обратном пути в карете царила тишина. Эзагр выглядел мрачным и неприступным. Райт делал вид, что спит. Я гадала, что за загадочный предмет нашелся с утра в моем шатре.

Застежка плаща в форме свернувшейся в кольцо змеи. Серебро потемнело от времени, но на обратной стороне можно было заметить черточки, напоминающие буквы. Вернусь, обязательно почищу, иначе сойду с ума от любопытства.

Попытки отыскать неведомого дарителя оказались неудачными. Никто ничего не видел и не знал. Рьяна взволнованно предположила, что нежданный подарок преподнес призрак, один из тех, что метались по Нейтральной полосе. Я ответила, что предмет – не подарок, а очередная загадка, которую мне предлагают разгадать. Своеобразный «привет» из моего прошлого. Вот только от кого?

Разум твердил: «От какого-нибудь мага, в чьей гибели виновата ищейка Липкина! Наши, озерские, не носят металлических украшений!» Чутье ведьмы спорило: «Слишком просто для мага. Они любят золото и огонь!» «Вот! – я словно раздвоилась. – Змей! Огненный!» «Нет же! Обычный, полоз!»

- Для ведуньи нет лучшей собеседницы, чем она сама, – буркнула себе под нос, думая, что маги не услышат. Но они оба вскинули головы и потрясенно воззрились на меня.

- Дамара? Ты? – сглотнув, вопросил Светлов.

- Так я и знал! – припечатал с торжествующим видом Ладов.

Разбежались! Осадила обоих огневиков разом.

- Это моя привычка из прошлого! Люблю поболтать сама с собой! Так легче разобраться, проанализировать, посмотреть на проблему с разных сторон!

- Ну, да, - задумчиво согласился сыщик.

- Да ну?! – не поверил Райт, всем своим видом показывая, что не оставит меня в покое. И Дамару разоблачит, и о старушке-ведьме позаботится!

О себе побеспокойся, милый! Ищейка вышла на охоту!

- У вас проблемы, ведунья? – вежливо поинтересовался Эзагр.

- Нет, - покачала головой, невольно подумав: «А у тебя, магьер, скоро будут проблемы! Точнее, одна, но очень серьезная!» И решила показать застежку. – Вот, утром в своем шатре обнаружила, - протянула на вытянутой ладони.

- Что это? – Светлов первым взял, поднес ближе, тщательно осмотрел. – Необходимо почистить!

А то я не знала!

- Можно? – прищурившись, Ладов попросил осмотреть предмет. Повертел. – Старинная штука!

- Я бы не был так уверен. Под слоем черноты сложно рассмотреть клеймо мастера, - Эзагр безмолвно попросил вернуть ему застежку.

- Видно, что вещица много лет пролежала в земле! – Райт не пожелал сдаться.

- Почистим – узнаем! – общение с ведуньей Сероволкиной не пошло Светлову на пользу. Он стал раздражительным и несговорчивым, смотрел на всех искоса, будто ожидал подвоха.

Зеленоглазый маг невозмутимо созерцал украшение и возвращать его ни мне, ни магьеру не собирался, по меньшей мере, в ближайшие минуты. В карете вновь повисла тишина – то еще удовольствие слушать стук колес по дороге.

- Маг Ладов! - мне пришлось повысить голос, потому что ситуация сложилась крайне неприятная.

- Минутку, ведунья, - он усиленно делал вид, что придирчиво осматривает застежку.

Я недоумевала сильнее: «Зачем? Что задумал молодой маг?»

- Райт! – Эзагру тоже надоело ждать, и он строго позвал своего соотечественника.

- Сейчас-сейчас! – Ладов тянул время, старательно поворачивая застежку то одной, то другой стороной. – Вот! – подпрыгнул на месте, только выглядело как-то неестественно. Огневик явно переигрывал.

- Что вы хотите сказать? – нахмурено полюбопытствовала я.

- Я знаю, что это за вещица! – уверенно объявил он, глядя на меня, затем перевел взор на насупленного магьера. – И вы знаете, господин Светлов!

- Не думаю, что это та вещь, о которой ты думаешь! – мне послышалось или в тоне Эзагра проступали предостерегающие ноты?

Что за дела?

- Вы знаете, чья это застежка?! – у меня дыхание перехватило.

- Предполагаю, кто ее мог сделать, - осторожно ответил мне Ладов, проигнорировав предупреждающее покашливание Светлова.

Теперь я открыто взглянула на магьера.

- Господин сыщик, мы договаривались, что между нами больше не должно быть никаких тайн!

Он махнул рукой и с недовольством откликнулся:

- Говорю, не вполне уверен, что застежка именно тот предмет, который вроде бы узнал маг Ладов!

- Райт? – от волнения я обратилась к молодому огневику по имени.

Он вернул украшение мне, улыбнулся, как показалось, довольно и произнес:

- Чтобы не быть голословным и исключить возможность ошибки, приглашаю вас обоих в имение своих родителей. Дело в том, что мой дед слыл известным коллекционером серебряных побрякушек! Мне кажется, что в нашей коллекции была такая!

- Эта?! – я начинала ненавидеть совпадения.

- Не знаю! Таких застежек было около сотни, - удивил Ладов.

- Ничего не понимаю, - брякнула я, потрясенная случившимся разговором.

- Поймете, как только прибудем. Нам главное пережить остановку, а Всполох нас быстро домчит до нужного места, - поправился. – Если вы согласны отправиться в гости, ведунья?

- Соглашусь.

- Но, ведунья Липкина, - возмущенно воскликнул Светлов, затем выдохнул и более спокойным тоном досказал. – Ладно, я все равно хотел повидать твоего отца, Райт!

На ночь остановились в той же деревне, что и в прошлый раз. Мне не хотелось сидеть в избе, и я вышла на улицу. Ночь раскрыла свои темные крылья. По небу сильный ветер гнал сонм туч, то закрывающих месяц, то снова выпускающих его из своих объятий. Переговаривались сонные деревья в саду, где-то вдалеке ухала сова, одуряюще пахло травами. И я присела на скамью у крыльца, глубоко вдыхая, наслаждаясь минутами покоя. Старалась ни о чем не думать, пока не изучу все факты. Мысли в голову лезли невеселые, нервные, навязчивые.

- Не спится? – послышался тихий вопрос Ладова, и маг почти бесшумно спустился с крылечка.

Как у него это получилось? Я двигалась довольно медленно, но пара досок скрипнула под моими ногами.

- Не спится, - отозвалась я, пристально наблюдая за каждым шагом Райта.

- И мне, - оповестил он, бесцеремонно уселся рядом, посмотрел.

Дверь захлопнулась, свет, идущий через нее, исчез, и мы оказались в сумраке практически лицом к лицу.

- Романтично, не так ли? – придвинулся еще ближе, так что ощутила его дыхание.

- Ничуть! – не дрогнула, но ответила весьма неприветливо.

- Вы ходили по молодости на свидания, ведунья? – нахал не оценил мое желание посидеть в тишине и покое.

- Я настолько стара, что память мою заволокло пеленой! – отстраненно отозвалась я, не допустив ни капли ехидства.

- Быть может что-то яркое, незабываемое? – Ладов оказался настойчив в своем стремлении узнать хотя бы что-то о моей прошлой жизни.

- А-м-м, - изобразила глубокую задумчивость, щелкнула пальцами. – Да, было!

- Что именно? – не удержался маг и воспользовался случаем, чтобы придвинуться ближе.

Теперь мы смотрели глаза в глаза, и я честно поведала:

- Был у меня один любовник! Имя не вспомню, как и фамилию! А вот внешность! Не красавец – рыжий и все лицо в веснушках, но что-то в нем было, - умолкла, будто погрузилась в воспоминания.

Огневик попался на крючок, не устоял перед искушением, задал новый вопрос:

- И что? Каким было ваше свидание? Необычным? Чудесным? Запоминающимся?

- Запоминающимся! Точно! – с серьезным видом кивнула я. – Когда я пришла, то обнаружила у себя дома мертвеца!

- Того самого? – моргнув, уточнил Райт.

- Угу! Бедолага переволновался, ожидая меня, и умер. Сердце не выдержало!

- Слабые у вас мужчины, - преувеличенно тяжко вздохнул и прищелкнул языком. – То ли мы, маги! – похвалился.

- Вы приглашаете меня на свидание? – демонстративно удивилась.

- Да. Будет неплохо, если мы совместим приятное с полезным!

- Хм? – поднялась, хлопнула мага по плечу и пообещала. – Я подумаю!

- Да, да! – он решительно оставил последнее слово за собой. – Это не больно – думать!

Была бы более эмоциональной, пожелала бы ему провалиться к паземкам! А так? Посмеюсь, когда придет время!

В дверях столкнулась со Светловым.

- Ведунья? – магьер замер, наигранно изумленно рассматривая меня.

Плохо притворяетесь, господин сыщик! Ставлю сундук с драгоценными, что Эзагр слышал наш с Райтом разговор, пусть не весь, но окончание точно! В глазах Светлова пылали огоньки гнева, сейчас задаст юнцу жару! А я буду не я, если не узнаю, что вывело из себя обычно невозмутимого сыщика.

- Доброй ночи! – пожелала и прикрыла ладонью мнимый зевок, намекая, что тороплюсь лечь в кровать и не горю желанием беседовать.

Магьер мое желание разделял.

- Доброй! – Посторонился, пропуская в сени.

Не таясь, дошла до выделенной комнаты, а уж обратно…

В тысячный раз пожалела, что не могу стать зверем. Пришлось основательно поднапрячься и попросить всех местных духов, охраняющих дом, чтобы помогли мне вернуться в сени и встать у двери, ведущей на улицу.

- Можете обсудить с моим отцом! Я не хочу говорить на эту тему! – первым услышала резкий голос Райта.

- Обсужу! Будь уверен! – мрачным тоном заверил Светлов. – Мы с Ришеном обо всем успеем поговорить!

- Хоть с Фирионом! – Ладов растерял былую вежливость.

- Я не позволю тебе обидеть свою дочь! Так что будь осторожен в своих действиях, Райт!

- Не собираюсь никого намеренно обижать, только если случайно! У меня на уме другие планы!

- Это ты ведьме глухой расскажи!

- Думайте, что хотите! Мне все равно! – И послышался явственный шорох.

Я отпрянула, догадавшись, что Ладов подошел к крыльцу. Но дальнейшие слова Эзагра заставили остановиться и меня, и Райта.

- Скажи еще вот что! Зачем ты подкинул некую занятную вещицу Липкиной? Чего хотел добиться? Я сразу понял, что это твоих рук дело!

- Чего хотел – добился! Мне нужно было пригласить сестру Аниики в гости! Это запрещено? – в последнем вопросе Ладова проскальзывали насмешливые ноты.

- Все шутишь? - А вот Эзагр, как и я, не был настроен играть.

Признаюсь, затаила дыхание в ожидании ответа Райта, но плюнула от досады, узнав его.

- Вовсе нет! – между тем сказал молодой огневик. – Я серьезен, как никогда раньше! – Ступенька скрипнула под его пятой, предупреждая.

Поблагодарив духов, я рванула обратно в комнату.

Проснулась ни свет, ни заря. Тревога снедала меня изнутри, изводила, не позволяла спать спокойно. Слишком много совпадений, будто кто-то невидимый играется, переставляет фигуры по своему усмотрению, указывает, что делать, ведет, куда нужно. А вот куда нужно? – тот еще вопросец. Одни стрелки указывают на север, иные – тянут на юг! Не разорваться бы надвое!

Чтобы привести себя в порядок, остудить разгоряченную бессонными думами голову, унять бешеное от волнения сердцебиение, я подошла к колодцу – напьюсь, умоюсь ледяной водой – полегчает.

Опустила ведро, склонилась. Улыбнулась, вспомнились детские ощущения, когда страх и любопытство смешиваются в одно целое, и ты смотришь вниз на отражения, пытаясь сквозь них разглядеть неведомое, прячущееся на дне колодца. Не удержалась, спряталась, заглянула вновь. Охнула. Сердце, и до того бившееся неровно, ухнуло вниз, подпрыгнуло к самому горлу и пустилось вскачь. Из темной глубины на меня смотрела… Велея Липкина. Та, другая, темноволосая и темноглазая, с четко очерченными, яркими губами. Отражение подмигнуло мне и улыбнулось, но совсем не по-доброму.

Я дернула за веревку, вытаскивая ведро, и вода подернулась рябью, прогоняя видение. Привычка разбираться всегда и во всем, подтолкнула заглянуть в ведро. От туда на меня пялилось мое собственное былое отражение, словно ожидало! На лице той, что когда-то видела в зеркале, расплылась гадкая улыбка, а затем непрошенная гостья показала мне язык. Ох, как! Настоящая Лея, уж мне точно известно, никогда бы так не сделала, и также я знаю ту, что могла поступить подобным образом.

- Солнечного утра, ведунья! – поприветствовал Райт из-за моей спины. Принесло же огневика в столь тревожный момент!

- Угу! И вам всего солнечного, маг Ладов! – не оглянулась, не до него пока.

Мне бы понять, как Дамаре удалось стать похожей на меня! Хотя, чего тут понимать?! Геррар! Невидимый кукловод, что дергает за нити, заставляя кукол двигаться, сделал очередной ход и свел Дамару и Геррара! А я ничего не могу противопоставить, придется исполнять, что требуется, иначе не разобраться, не разгадать тайну.

- Лысая паземка! – ненавидела чувствовать себя беспомощной и ведомой.

- Где? – я и забыла про неугомонного мага, подкравшегося незаметно. А он времени не терял, выглянул из-за моего плеча, чтобы сунуть свой нос в ведро. – Я вижу обычную воду! Неужели успела сбежать?

- Угу! – буркнула я, потому что меня занимали другие мысли.

- Можно?

- Пожалуйста! – отошла, решая, как быть. Не хотелось брести вместе со всем стадом к пропасти. Доверять я могла лишь не многим, а просить о помощи не любила.

- Что с вами, Лея? – Ладов, напившись воды, догнал меня.

- Ничего! – ответила угрюмо, надеясь, что он поймет и отстанет.

Намек мой был проигнорирован.

- Как ничего? Вы сама не своя!

- Плохо спала!

- А-а-а…

- Что «а-а-а»? – замедлила шаг. Слишком выразительно прозвучало.

- Начистоту? – Райт смерил меня пристальным, прищуренным взглядом.

- Давно пора!

- Мне известно, что вы подслушивали нас со Светловым!

- Допустим! И спрошу: «Зачем?»

- Вот, что тревожило вас, мешая уснуть! – огневик явно гордился собой. Приосанился, взглянул нахально, вызывающе, широко ухмыльнулся.

Я, сузив глаза, поинтересовалась:

- К чему игры, Райт? Мы взрослые люди! Если вам так нужно было пригласить меня в имение, то могли бы просто позвать!

- И вы бы согласились? – фыркнул, выражая свое недоверие.

- Да. Почему нет?

- Хм-м… Больше никаких игр?

- Да!

- Хорошо! – Ладов легко дал свое согласие и, насвистывая, отправился прочь.

Задумываться над его поведением не стала – не до Райта с его тайнами, своих хватает!

Всполох доставил нас с ветерком в имение магьера Ладова. Я не испытала сильного удивления, с высоты рассматривая огромный замок, сияющий сотнями огней во множестве хрустальных окон.

Меня больше привлекло озеро за ним. Веснушка говорила, что где-то в середине есть лесистый остров. Вот там бы я побывала с удовольствием, посидела, поразмыслила под пение птиц.

Прибыли вечером, но все семейство, к которому теперь относилась Ветла и ее дочка, вышло встречать нас. Райт заранее предупредил их с помощью письма. О том, кто я такая, все знали. Приняли радушно, успешно скрывая любопытные взгляды. Ветла обняла, а вот ее супруг лишь холодно кивнул, ничем более не выдавая своей неприязни. Что поделать – ведьм Рейв недолюбливал!

Мне предоставили огромную, будто зал деревенского храма, комнату с камином и белоснежным пушистым ковром в центре. Приняв ванну и отдохнув, я спустилась вниз. На ужин собралась вся семья. Стол, покрытый кружевной скатертью цвета топленого молока, ломился от изысканных блюд. Я сглотнула голодную слюну, но теперь можно было не таиться, поэтому распробовала все.

Семейство Ладовых мне понравилось, даже юные магини, младшие сестры Райта. Девочки вели себя естественно, хотя было видно, что от вопросов они сдерживаются с трудом. Остальные ничем не выдали своего отношения, увлекли беседой на общие темы, так что я не заметила, как пролетело время.

После Ветла перехватила меня.

- Есть разговор! – и только мне. – Лийта мне ворона прислала!

- Что думаешь о ее решении? – спросила я, когда мы вошли в просторную комнату, где ведьма хранила свои запасы и варила зелья.

- Думаю, Лийта забыла о том, что Светлов не ведьмак! Она привыкла, что Истор, пусть и был с ней суров временами, но прощал любые капризы! С магами нельзя так! Но понимаю, что нашу тупоголовую ослицу никто и ничто не остановит! – сокрушаясь, ответила синеглазка, разволновалась, села на стул, успокаиваясь.

Я сочувственно взглянула на нее, и Ветла кивнула:

- Уже скоро! Поэтому я рада, что ты приехала! Поможешь?

- Чем смогу! – и после паузы. – Если твой супруг допустит!

- Уговорим! Ты, главное, не уезжай, подожди, недолго осталось – дня два-три!

- Ладно! – согласилась сразу. – Тем более, что мне нужно начатое завершить! – я вспомнила, что хотела проверить слова Олвина. А для этого мне нужно восстановить текст записки Торна. – У тебя есть черный клевер? – обратилась к Синеглазке.

- Закончился! – с досадой сообщила она, не расспрашивая, зачем мне это растение. Так у нас принято – ведуньи не лезут друг к другу с лишними вопросами.

- Плохо! – проронила я, собираясь прощаться.

- Постой! – взмахнула рукой Ветла. – Я видела черный клевер на острове Двух сердец!

- Том, что на озере? Почему название такое?

- О, это красивая легенда! Спроси Райта при случае, он тебе в подробностях расскажет!

- Спрошу обязательно! – как-то вспомнилось и то, что я не вернула магу застежку.

Не ведаю почему, но украшение заинтриговало меня. Не объяснить разумно, но я должна разузнать о серебряном змее!

- Попроси Райта, - ведьма отвлекла меня. – Он переправит тебя на остров. Кстати, сегодня ночь подходящая: ни облачка, и месяц касается трав, наполняет их силой!

Я не ответила сразу, задумалась. С Ладовым на остров? Что-то проснулось в душе, оно пугало меня, вынуждало сомневаться в себе, чувствовать слабой. То, что я похоронила давным-давно в прошлой жизни. Теперь оно рвалось из глубины, напоминая о себе участившимся сердцебиением. Очень не вовремя! Я не могла себе позволить снова впустить в свою жизнь любовь к мужчине и все, что с ней связано.

- А если на метле! – так будет лучше.

- У тебя есть метла? – Синеглазка выглядела потрясенной.

Уже некоторое время ведьмы не пользовались метлами, предпочитая не летать, а передвигаться наземным транспортом. Я недоумевала: «Почему?» Но на мой вопрос Веснушка зашикала, а затем шепотом поведала: «Тех, кто летает на метлах, ждет несчастье!» Я сестре не поверила, пользовалась, как и прежде, даже не задумываясь о том, откуда возникло поверье.

- Есть! И не нужно говорить мне о несчастьях, которые свалятся на мою голову, если еще раз усядусь на метлу!

- Как скажешь! – сходу уступила Ветла, поразмыслила, улыбнулась своим мыслям. – Нет проблем! Лети! Только погоди, я предупрежу народ!

Последнее ее заявление меня не порадовало, но что я могла сделать – в Солнечном свои законы!

Полночь наступила быстро, мне и ждать не пришлось. Выплыл месяц, посеребрил местность, засияли ярче звезды, стих ветер. Я вылетела из окна спальни по направлению к острову. Промчалась над садом, почти касаясь верхушек деревьев-исполинов.

Серебряные блики скользили по воде, тревожа обитателей озерных глубин. Чудилось, мелькают подо мной таинственные силуэты, но прячутся, едва замечая мою тень, разрешая разыграться воображению. Вот там – словно русалка хвостом плеснула и ушла на дно. А слева – точно собирался заиграть на дудочке водяной, но передумал, нырнул на глубину. Впереди что-то сияет, как костер, который горит под водой. Я усмехнулась, представляя во всей красе замок – обитель жителей озера.

Мгновение и огромная тень закрыла небесный свет, заливая воду золотом.

Спаси! Меня! Богиня! Это же тот самый золотой дракон!

Развернувшись, я метнулась назад. Ящер довольно проворно для своей комплекции тотчас повторил мой маневр. Его дыхание опалило мои пятки. Да чтоб тебя, гад чешуйчатый! Вот привязался!

Пока высматривала дракона, он ускорился, отрезая меня от замка.

- Сгинь! – взвыла я и снова повернула к острову.

Больше не оглядывалась по сторонам, неслась, как ошалелая. Дракон рыкнул, словно посмеялся над моими попытками. Меня охватила паника. Геррар! Это перевозчик его прислал! В прошлый раз на борт призрачного парусника меня доставил красный ящер – нынче это сделает золотой!

Вцепилась в метлу мертвой хваткой, от того, успею ли сбежать, зависит моя жизнь! А потом накатила злость! Кто я? Зайка трусливая или ведьма?! Почему убегаю, пожав хвостишко?! Не дождетесь!

Развернулась и понеслась навстречу золотому дракону.

Глава 12. Об играх

Он резко остановился, глаза его при этом стали похожи на две огромные, наполненные огнем плошки. Махая крыльями, дракон создавал вокруг настоящий вихрь, но я ни на миг не замедлилась. Понимала, чего может стоить мне игра! Скорее всего, она станет последней в этой жизни! Но я сделала ставку на смелость и неслась, игнорируя инстинкт самосохранения.

Золотой дракон несколько одурел от того, что добыча вместо побега в спешке летит ему навстречу. «Убегать самому? Не по статусу!» – решил ящер и завис на месте. Расстояние между нами сокращалось с каждой последующей секундой. Еще немного и я врежусь в чешуйчатую морду.

Когда столкновение казалось неизбежным, дракон принял решение, распахнул пасть, готовясь то ли дохнуть огнем, то ли съесть меня. Ни то, ни другое! Он просто с шипением выдохнул, и поток воздуха заставил меня несколько раз перевернуться. Как удержалась? Не знаю! Все, что случилось за последние несколько месяцев новой жизни, промелькнуло перед моим внутренним взором и стало спасением. Мне захотелось узнать, что будет дальше! Прошептала словечко – взлетела выше. Золотой нахал не отстал. Подивился, о чем свидетельствовал его изумленный рык, но продолжил преследование. Мне бы только до острова добраться – там спрячусь. Среди деревьев, камней и трав дракон меня не углядит.

Ящер, видно, рассудил также. Снова с силой выдохнул, и я завертелась, а он слегка подтолкнул носом, чтобы наверняка упала. С визгом я полетела в озерные воды, в голос проклиная дракона, мысленно пытаясь вспомнить, как это – нырять и плавать!

Не свезло! Метла упала в воду, а вот меня ящер схватил на лету, подцепил когтем за воротник длинной, до середины бедра блузы, и забросил себе на спину.

Я ударилась, но инстинктивно, забыв о боли, замахала руками, ища опору. Таковая нашлась быстро – гребень. Ухватилась за один из треугольников, первый раз за последние пять минут глубоко вдохнула, стараясь выровнять дыхание, чтобы приготовиться к дальнейшей борьбе, а не свалиться, будто загнанная лошадь, и стать дракону поздним ужином.

Налюбоваться красотами и оценить свои ощущения от полета не успела. Мы приземлились на каменистый берег острова, и я скатилась с драконьей спины. Беглый осмотр позволил заметить, что среди огромных валунов, огораживающих край леса, есть узкий проход. Рванула в выбранном направлении, ящер ломанулся следом. Разумно оценила шансы, резко затормозила, развернулась, выставив руки перед собой.

- Стой! - дыша через раз, выкрикнула я, ни на что особенно не рассчитывая. – Чего ты хочешь?

Дракон замер, вспахивая камни длинными когтями, сел, воззрился на меня бездонными зелеными с узким вертикальным зрачком глазами.

- Спр-росить! – пророкотал он, выдыхая.

Я обалдела. И помыслить не могла, что эти существа способны разговаривать! Это был как удар молнии прямо у моих ног - долго моргаешь, а затем слышишь раскат грома.

- Ты говоришь?! – могла бы и не произносить, а так мои слова вызвали у дракона широкую ухмылку.

- Да! – золотой нахал оскалился. – А на что ты р-расчитывала, заговар-ривая со мной? – отвечая, ящер слегка порыкивал. В его низком, бархатистом голосе явственно звучала насмешка.

- Что ты меня услышишь и прекратишь преследование! Я все равно к Геррару не вернусь! И не мечтай, что сможешь ухватить меня за шкирку и утащить в Индегард, как сделал когда-то один из твоих сородичей!

Дракон заинтересованно косился на меня, его удивительные глаза мерцали, выдавая любопытство ящера.

- Ты была знакома с одним из нас? – золотой приблизился, и я невольно отшатнулась.

Он понял, что напугал, нарочито широко зевнул, невзначай показав острые белоснежные зубы, вытянул передние лапы, опустил на них морду, всем своим видом выражая покорность и желание общаться дальше.

Приказав себе собраться и не поддаваться эмоциям, я продолжила беседовать с жутким существом из легенд.

- Да. Я упоминала об Индегарде, где же еще душа ведьмы могла встретить дракона?!

- А ты у нас, значит, ведьма?! – спросил он с недоверием и усмешкой.

- Чистокровная! Будь уверен!

- Но я вижу магичку! – ящер привык доверять только тому, что видят его необычные очи.

- Это тело не мое! – обвела руками, поправила тунику, проверила – не обгорели ли волосы, осмотрела ноги, затянутые в узкие штаны. Расстроилась – добротные башмаки сгорели, а ступни оказались обожжены.

- А все из-за того, что кто-то не умеет держать себя в руках, вернее в лапах, - рискнула уколоть собеседника, но сделала пару шагов назад. Не рассчитала, натолкнулась на огромный валун, плюхнулась на него, ойкнула.

- А чье? – вместо того, чтобы сходу набрасываться на меня, он задал новый вопрос.

- Что? – на миг я перестала соображать, что происходит.

- Тело чье, спр-рашиваю! – дракон прищурился, скрывая неистовое пламя, вспыхнувшее в его глазах с новой силой.

- Магички! Нечистокровной, между прочим! – от волнения выдала всю правду. Ведь знала теперь, что Дамара – родственница Геррара, а у него в предках отметился дух противоречия. – Вот!

Дракон к моему сообщению остался совершенно равнодушен, заговорил о другом.

- Боишься меня? – на морде ящера застыло самодовольное выражение.

И так оно мне напомнило… А впрочем, глупость несусветная! А ну-ка, ищейка Липкина, срочно возьми себя в руки!

- Боюсь! – без дрожи, не лист на ветру, но ничего не выдумывая, поведала я.

- Но больше не убегаешь, - кажется, дракон был мной доволен.

- Куда сбежишь? – вполне закономерный вопрос на мой взгляд.

Тянула время, как могла, надеясь, что обитатели замка проснулись, увидели наши с драконом «догонялки» и торопятся мне на помощь.

- В дом! – неожиданно предложил свой вариант ответа собеседник.

- Какой дом? - завертела головой.

- Где живет стар-рый-престар-рый ведьмак!

- Здесь? На острове? – от волнения у меня сел голос.

- Ты не знаешь?

- Не-ет!

- Эх, ведьма! Гостишь у Ладовых, а истор-рию остр-рова р-разузнать не потр-рудилась! – дракон с досадой взмахнул лапой.

Я открыла рот - закрыла – сказать было нечего. Ветлу я упрашивать не стала – торопилась за клевером, а Райта совсем не собиралась расспрашивать.

- Кто он? – мучаясь от любопытства, вынуждена была обратиться за разъяснениями к золотому нахалу.

- Ведьмак! Я сказал уже!

- Как он здесь оказался?

- Пр-риплыл!

- Откуда?

- Из замка!

- Ты меня разыгрываешь?

- Нет. Я, собственно, тебя к нему доставил. С ветер-рком пр-рокатил! – дракон широко ухмыльнулся.

- Зачем? – из горла вырвался противный писк, а затем смешок. Напряжение схлынуло, и я начала истерично хохотать. Остановиться не могла, да особо и не старалась. Сумасшествие иногда оказывается полезным!

- Пр-рекр-рати это! – грозно выдвинулся ко мне золотой нахал. – Иначе опалю! – предупредил и насуплено буркнул. – И так уже пятки тебе обжег, лечить пр-ридется! Доковыляешь к Мар-реку сама?

Хохотать я перестала резко. Речи дракона потрясли настолько, что я замерла, пытаясь осмыслить услышанное. Не верилось, что ящер столь искренне беспокоился обо мне и сожалел о содеянном. Дракон пялился на меня и молчал.

- Вы так шумите, что и мертвяка из могилы поднимите! Что уж говорить о живом ведьмаке! – на краю леса показалась мужская фигура.

- Я хотел по-тихому, но она не согласилась! – дракон, как и все создания Тилла, поспешил обвинить во всем ведьму.

Я безмолвствовала, пытаясь в ночном сумраке рассмотреть подходящего к нам ведьмака. Крепкий, не слишком высокий мужчина средних лет. Он был одет в простые штаны и домотканую рубаху.

- Звездной ночи, ведунья! – склонился передо мной ведьмак.

- И вам всего светлого! – поклонилась в ответ.

- Марек Грибов, - представился он, приложив, как принято у нас, ладонь к сердцу.

- Велея Липкина!

- Знаю! Мне Ветла рассказа вашу историю, - добрая улыбка коснулась губ ведьмака.

И так это было! Я словно домой вернулась, сердце защемило, а на глаза набежали слезы. Я не могла позволить разыграться чувствам, поэтому вернулась к делам.

- По вашей просьбе Ветла ничего мне не рассказала?

- Да. Я просил Райта привезти вас.

- Ах, ты ж вредный мальчишка! – самопроизвольно вырвалось у меня.

- Он не сказал? - Марек удивленно вскинул брови и перевел свой взгляд на дракона.

И я тоже посмотрела на него. Происходящее интриговало все больше и больше.

- Тебя Райт за мной отправил? – надо же было спросить. Мысли о Герраре никак не хотели покидать мою голову.

Золотой нахал скорчил кислую мину, на чешуйчатой морде смотрелось весьма комично, и принялся снова обвинять меня.

- А знаешь, почему это случилось? – и сам досказал. – Потому, что ты не соизволила р-распр-росить Р-Райта! А я ведь все сделал, чтобы ты и маг оказались вдвоем!

- Что все? – с великой осторожностью полюбопытствовала я, опасаясь услышать ответ.

- В общем, это я стар-рательно дышал на застежку, перед тем, как Р-Райт подбросил ее тебе!

Я буквально онемела, язык точно к небу прилип, только и вырвалось:

- Ты… он… вы, - бросила бесполезные попытки, даже ругаться не было никакого смысла.

Дракон красноречиво закатил глаза к звездным небесам и добил меня:

- Мы р-решили – р-раз ты не хочешь р-разговар-ривать с человеком, то с удовольствием пообщаешься со мной!

- Какие вы молодцы, - не разжимая челюсти, процедила я.

- Обр-ращайся! – глумливо оскалился он, разбежался, взмахнул крыльями и взлетел.

- Паземка зловредная! Этот откуда на мою голову свалился?

- С неба! – спокойно донес до сведения Марек и предложил. – Пойдемте, угощу вас взваром, - не дожидаясь моего согласия, подхватил на руки и пошел к лесу.

Я не сопротивлялась, ощущая, как немилосердно болят обожженные пятки.

Мы ступили под древесные кроны, нависающие над землей шатром, скрывающим свет месяца. Не видно не зги, только маячат то тут, то там силуэты валунов, кустов и высоких трав, среди которых мерцают огоньки светлячков. Каким образом передвигался Грибов, для меня оставалось загадкой. И я не привыкла долго томиться в неведении, поэтому четко спросила:

- Вы живете на острове много лет? Знаете все его тайные стежки?

Он посмотрел мне в глаза, да так пристально, словно стремился прочитать мысли. Увидел что-то, улыбнулся и произнес:

- Знаю! Потому что сам долгие годы, камень за камнем, песчинка за песчинкой создавал этот остров, растил на нем травы и деревья.

У меня выдалась удивительная ночь! Впервые за два столетия я не нашлась с ответом целых три раза! Поначалу решила, что ведьмак лжет.

- Этого не может быть! – сказала со всей возможной строгостью, упираясь руками в плечи ведьмака, всем своим видом показывая, что дальше предпочту добираться сама.

Он настаивать не стал, вздохнул чуть слышно и мирно произнес:

- Не беритесь судить вот так – с наскоку.

- А как нужно?

- Выслушав историю до конца, распробовав угощение в доме хозяина.

- Хорошо, - немного постояв в раздумьях, я согласилась, и мы отправились дальше.

Думала о многом, но вопросов больше не задавала, отложила их на несколько минут. Правда вот забыла об одном! Ведьмаки всегда были слишком медлительными, и этот исключением не стал. Пока добрался до дому, пока усадил меня на удобный стул, налил воды в ушат, добавил необходимое количество травяного отвара – я начала зевать. Если он такими же темпами строил остров, то… Быстро опустив ноги в деревянную кадку, я полюбопытствовала:

- Сколько вам лет?

- Много, я устал считать, ибо долгие годы жил одним днем. Если интересно – спросите у кого-нибудь из Ладовых, они знают точно! – и отвернулся, а затем принялся бормотать, переставляя склянки со снадобьями.

Ну, и чем я хуже?! Мне нравилось рассуждать вслух, поэтому приступила к своему обычному занятию. Перво-наперво выдала все свои предположения о том, что несчастный ведьмак долгие и долгие годы вынужден был гнуть свою спину, угождая жестокосердным магам, пленившим его.

- Правда?.. – здесь я запнулась. – Как они сумели продлить его жизнь? Быть может, ставили опыты? Или они раскрыли секрет бессмертия? А, возможно, вмешались боги?!

Грибова не проняло, он, продолжая перемещаться вдоль стола, разговаривал сам с собой и мне отвечать не собирался. Перечислила еще парочку вариантов, упомянула о зверствах магов, благо знала несколько подходящих случаев. Марек словно бы не слышал меня, но я не сдавалась. Слова лились, будто я баллады напевала. Умолкла ненадолго и перешла к другому вопросу.

- Этот дракон, - в раздумьях подняла глаза к потолку, - он кто? Питомец Ладовых? Ну, а что? У ведьм кошки и крысы, у огневиков – ящеры и драконы? Такое вполне возможно!

- Не угадали! – ведьмак, зажав в ладони склянку, направился ко мне. – Все сложнее. – Добрался, наклонился, и я послушно поставила обе ноги на низкую скамеечку.

Он больше ничего не добавил – занялся лечением моих ступней. Обработал каждую целебным бальзамом, бережно забинтовал, заставляя меня страдать от любопытства. Закончил и улыбнулся:

- Теперь и поговорить можно.

- Давно пора!

- Дракон не питомец Ладовых. Скорее он гость, которого не приглашали, но не в силах выгнать. Видите ли, эти существа по природе своей весьма нестабильные и непредсказуемые…

- Можете мне не говорить! – неторопливая речь Грибова с отступлениями начинала меня раздражать. – Я знала одного из них. Красного.

- Вы были с ним хорошо знакомы? – Марек выглядел изумленным. – Тогда почему?.. – и резко замолчал.

А я едва не взвыла.

- Знакома? Громко сказано! Он всего-навсего доставил мою душу на корабль именно того перевозчика, с которым я бы никогда и ни за что не хотела встречаться. Но в тоже время, спустя полгода именно красный дракон передал мне бериарэ и регулярно приносил этот напиток, чтобы душа не превратилась в выпитую. А имечко у красного вполне себе подходящее – Рок! Случайно услышала, когда Геррар однажды позвал его, увидев летающим над пристанью.

- Рок, - кивнул ведьмак, одаривая меня странным взглядом, и неожиданно удивил. – Рок принес мне застежку и велел передать вам, ведунья.

Если бы земля разверзлась у моих ног, я бы осталась спокойной, а сейчас вскочила. Но тотчас плюхнулась обратно, а Грибов посетовал.

- Все усилия насмарку… – неодобрительно поджал губы, но покорно присел передо мной, чтобы осмотреть раны. Поворчав, больше для приличия, так как ничего особенного не произошло, он перенес меня на лавку, поверх которой лежал матрас.

- Что с драконом? Что он вам сказал? Зачем все эти игры? Это очередное послание Геррара? – разволновалась я, понимая, что перевозчик, ищущий свое ледяное сердце, не оставит меня в покое. И мне нужно срочно на что-то решиться – или уничтожить ледышку, или вернуть ее законному владельцу. По крайней мере, я обещала Икциару подумать!

- Я не могу рассказать вам больше, потому что обещал своему другу хранить тайну, - прозвучало настолько загадочно, что я себе пообещала: «Непременно раскрою! Ищейка я или нет?!»

- А что насчет застежки? Зачем она мне?

- Она имеет отношение к вашей семье.

- К моей семье? Вы серьезно? – перешла на визг. Приструнила себя, выдохнула, чтобы упорядочить мысли.

- Да. Так сказал Рок.

Я заставила себя думать, перебирая имеющиеся знания, но ничего путного не вышло.

- Райт говорил, что застежек было около сотни, и одна находилась у Ладовых. Вам известно, что с ней стало?

- Мне – нет. А вот о других застежках я расскажу. Некий мастер, довольно известный в прошлом ювелир, продал их воинам одного особого отряда. Скажу, что дело было во время войны, и маги отправлялись на поиски пропавших в Рваных горах.

- Странно! – мысли мои опять завертелись. – Что случилось с этими воинами?

- Они погибли, почти все. Выжил один и вернулся в Солнечный.

- Кто-то из Ладовых?

- Нет. Верон Ладов по стечению обстоятельств остался дома, поэтому избежал смерти.

- Выходит, в живых осталось двое. И застежек в Солнечном должно быть две. Одна – у Ладовых, другая – в семье второго мага. Вы не знаете, как фамилия выжившего? – пока мне было непонятно, и я пыталась выстроить логическую цепочку.

- Зубов. Но в ваши руки попала совсем другая застежка. Ее носил другой маг.

- Так! И значит, их теперь три?

- Как сказать! Застежку Ладовых украли, причем совсем недавно. Кто? Я не знаю, но Райт, кажется, догадался.

- Хорошо, я поговорю с Райтом. – Мне придется обсудить дело с нахальным мальчишкой.

- Заодно и о золотом драконе расспросите. Они чаще общаются, - одобрил Марек. – Я думаю, маг приплывет за вами с утра.

Я кивнула, но не слишком рьяно, и задала новый вопрос:

- Вы упоминали о ювелире, том, который изготовил застежки. Можете назвать его имя? Вдруг поможет?

- За этим и позвал вас. Приготовьтесь. Новость вас удивит, - невозмутимо, слегка прищурившись, отозвался Грибов.

Махнула рукой.

- Говорите, хуже не будет! Я устала удивляться!

- Имя того мастера помнят в Солнечном до сих пор, хотя прошло почти два столетия. – Помолчал, наблюдая за мной, а потом. – Мих Липа.

Мне показалось, что я умерла в ту же секунду. Будто весь воздух разом вышел из легких, а новый вдох я сделать не смогла. Сидела, как замороженная, и молчала. Затем только:

- Нет… не может быть…

- Да. Именно так и было. – Спокойно, размеренно, но беспощадно. – Ваш сын, ведунья, оказался в Солнечном. Сначала, как и я, он был пленником, но после женился на магине и нашел свое место в жизни.

- Нет, говорю вам, не может быть! – я помнила шестилетнего мальчишку, слабого, скромного, ни к чему не приспособленного.

- Вы просто не знали собственного сына.

- Я знала Мишку! – выкрикнула и зарыдала, понимая, что никого не обману.

Грибов подошел, попытался утешить, но я оттолкнула его руку и ожесточенно сказала.

- Это не может быть правдой! Застежки серебряные, а ведьмаки в силу своего дара не могут работать с металлом!

Марек отступил, глядя на меня с жалостью, подумал и ответил.

- Я не говорил вам, ведунья, что это Мих делал застежки и прочие украшения.

- Но… - выпрямилась, слезы моментально высохли, мне захотелось прибить нечестивца.

Он остался невозмутим, вздохнул только тяжело и произнес:

- Сейчас я разрываюсь, как и вы! Одновременно мне страшно и грустно, но я горд, что один из тех, кто мне дорог, доверил рассказать вам о главном.

- Вы бредите? – убийство откладывалось. Решила, что имею дело с новым безумцем.

- Не верите мне? Что же, я бы в вашей ситуации тоже не верил. Но мои слова охотно подтвердят Ладовы и неохотно Светлов.

- Почему? - спросила тихим тоном, желая прямо сейчас сбежать и вытрясти правду из Райта.

- Потому что Мих был женат на внучке Геррара Буйнова, и это она делала украшения!

Сердце сделало кувырок, голову окутал туман, и на несколько минут я выпала из реальности. Вроде, сидела на лавке в домике Грибова, рвано вдыхала воздух, напитанный ароматами сухих трав, слушала речи ведьмака, но… душой была совершенно в другом времени и месте.

Аниика говорила, еще тогда, на корабле, что моя судьба связана с судьбой Геррара. Я злилась, он пришел в ярость. Вот только…

- Он знал! Геррар все это время знал! Но ничего мне не сказал!

- И чтобы вы сделали, если бы он сказал? – печальным тоном спросил Марек.

Я знала ответ на этот вопрос, но не призналась вслух. Да и сейчас подавила желание вскочить, убежать в замок и бросить ледышку в жарко растопленный камин. Останавливало, что между мной и замком – озеро. Прикрыла лицо ладонями. Сложно принять все, что услышала. Особенно страшно, что я лишила жизни собственную… пусть будет... внучку. Светловолосая, голубоглазая магиня! А ведь я наделась встретить темноволосую, кареглазую ведьмочку.

- Знаю, как вы сейчас мучаетесь. Но… - заговорил Грибов, и я остановила его, замахав руками.

- Я справлюсь. Не сегодня, но обязательно… - улыбнулась, благодаря ведьмака, и сменила тему. – Расскажите лучше о себе, пожалуйста, - как, оказывается, просто произнести это слово.

- Увы, но таких страстей в моей истории вы не найдете. Догадались уже, что я попал в плен, тогда век назад, подобное не было редкостью. Мотался по замкам благородных магьеров три года, пока не очутился у Ладовых. Они проявили милосердие, позволили жить в комнатах прислуги, а не бросили в темницу, разрешили гулять под присмотром. В одну из прогулок я встретил ее, мою Мири. Она тоже обратила на меня внимание, право, до сих пор не понимаю почему. Мы стали часто беседовать, а потом осознали, что полюбили друг друга. Жаль, что у нее был жених, а я был обычным ведьмаком, пленным к тому же. Однако, ее ничто не остановило, да и я, признаться, принял решение бороться за Мири. Мы обменялись оберегами, будто браслетами, как принято в Озерном, или кольцами, как в Солнечном. – Говорил, но словно не со мной, глядя на вытащенный из-за ворота медальон, тускло блеснувший в свете очага. – И сбежали. Только ночь выбрали неподходящую. Ветер разыгрался на озере, и лодка перевернулась. Мири утонула, а меня выбросило на берег.

- И что? Маги вас не убили? Отец девушки, братья, жених, они оставили вас в живых?!

- Убили. Каждый раза по три точно. Но я возвращался к жизни, и огневики смирились. Жених Мири, его звали Коррум, со временем стал моим другом.

- Вас Тилл наказал? Или Эрия?

- Нет. Они оба развели руками.

- Значит, Артуар! Этот любит играть!

- Нет. Темный бог обо мне, наверное, и не знает. Меня вернула к жизни иная магия. Та, которая сильнее всего на свете!

- Другой творец? – он еще утверждал, что его история скучна.

- Нет. – Улыбнулся, взглянул прямо и уверенно произнес. – Любовь, - указал на оберег. – Это Мири хочет, чтобы я жил. Сначала думал, что у меня осталось какое-то незавершенное дело. Мы говорили с ней, что неплохо бы сбежать на необитаемый остров и основать там гнездышко. Мир, в котором нет войны, нет ни ведьм, ни магов. У меня получилось. Но я все еще жив, и Мири посылает мне знаки.

- Это она просила вас найти меня?

- Нет. Но мы упоминали о вас.

- И? – насторожилась.

- Звездных снов, ведунья, - ведьмак направился к двери, давая понять, что беседа окончена.

Он был похож на одержимого – шел, сжимая пальцы до посинения, глаза прикрыты, а на губах – счастливая улыбка. Как только не запнулся? Дошел до двери и прикрыл ее, оставляя меня в одиночестве.

Спать не хотелось, поэтому огляделась в поисках того, чем бы себя занять, чтобы не пропасть в бездне горьких дум. Взгляд упал на кружку, стоящую на полу, у изголовья моей импровизированной постели. Я и не видела, когда Грибов успел приготовить новый взвар. Подняла, принюхалась, отправила Мареку мысленную благодарность. Сонный отвар – именно то, что мне сейчас необходимо! Выпила все до последней капли, накрылась с головой и уплыла в сон без сновидений.

Утром, плотно позавтракав и поблагодарив ведьмака, я самостоятельно отправилась по лесной тропке к озеру. Ступни почти не болели, либо снадобье ведьмака сотворило чудо, либо от волнения я просто перестала ощущать боль. Даже повязки сбросила, чтобы не испачкались, потому что у ведьмака не нашлось подходящей обуви. Он, правда, предлагал доставить меня на берег, но я отказалась. Хотелось пройтись, никуда не торопясь, обдумать, свыкнуться с мыслями о былом и настоящем, решить, как быть в будущем. Лес гостеприимно распахнул свои объятия, слух услаждали птичьи трели, взгляд отвлекали скачущие между деревьями солнечные зайчики.

Хандрить долго я не привыкла, да и некогда особо было. Всегда занималась работой. Вот и сейчас принялась отстраненно рассуждать.

- Почему именно застежка? Не ожерелье, не браслет? Почему Мишка (или это был не мой сын) передал мне застежку? И кто такой этот Рок? Почему он связан с Герраром, почему помог мне, почему именно красный дракон принес застежку? – таких «почему» нашлось около двух десятков. И ко всем нужно было подобрать варианты ответа. Прокручивая в уме ночной разговор с ведьмаком, я пока что не смогла подобрать ни одного.

А спустя несколько минут и вовсе позабыла о том, кто я и где я. Спустившись на берег, первым делом заметила лодку, покачивающуюся у деревянного мостка. Солнечные лучи зазывно приплясывали на поверхности воды, вынуждая щуриться, когда я взглядом пыталась отыскать того, кто приплыл за мной. Подошла к самой кромке, осмотрелась. На мелководье лениво шевелили плавниками мальки. День катился к полудню, и солнце припекало нещадно, жгло макушку, одежда казалась тесной и душной.

Собралась подойти к лодке с намерением отвязать ее и уплыть с острова, но внезапно забыла обо всем, даже сделать вдох. Из-за лодки показалась светловолосая голова. Райт изволил купаться. И сейчас маг уверенно двигался к берегу. Сначала он плыл, затем встал на ноги и пошел по дну. Смотрел на меня и предвкушающе ухмылялся, что мне определенно не нравилось. Что за игру затеял Ладов?!

Очень скоро я узнала! Сначала из воды показались широкие мускулистые плечи, затем рельефная грудь, плоский живот, узкие бедра и… быстро перевела взгляд на длинные сильные ноги. Разглядывать их скучно, и я снова, очень медленно подняла взгляд. А еще мы с магом сделали пару шагов навстречу друг другу. Райт продолжал усмехаться, я не отводила глаз, чай не дева невинная, о смущении и слыхом не слыхивала!

Постепенно насмешливое выражение лица мага изменилось. И мне захотелось исчезнуть под испытующим взором Ладова, но единственное, что могла, стоять, не шевелясь, наблюдая за каплей медленно стекающей по его торсу. Смотрела и чувствовала себя круглой дурой! Опытная ведьма-ищейка стоит и пялится на обнаженного мальчишку. Стоп! Мальчишка? Нет! Больше я так его не назову! Молодой мужчина, воин, истинный огневик!

- Ну и кто из нас играет, Лея? – изменившимся, ставшим хриплым, завораживающим голосом поинтересовался он.

- Ведунья Липкина и никак иначе, - скорее по привычке поправила его и вспомнила о деле. – Расскажите мне о застежках и о Михе Липе!

Райт выразительно приподнял золотистую бровь.

- Позволите мне одеться? Или вам привычнее беседовать с обнаженным мужчиной?

- Оденьтесь, - великодушно разрешила я и демонстративно перевела взор на озеро.

Райт, ничуть не стесняясь, повернулся ко мне спиной и с гордым видом прошествовал к лодке.

- Запрыгивайте! – позвал он через некоторое время, и я прошла по мостку.

Ладов протянул руку, и я, помешкав, приняла ее. Огневик улыбнулся, правда, непонятно почему. Отогнала навязчивые мысли, взглянула на Ладова, предлагая ему начинать разговор. Но противный маг не торопился. Что же, повторюсь, не гордая.

- Правда, что застежки сделал не Мих Липа, а его жена?

- Да, как и прочие украшения. И это не является особым секретом вот уже лет пятьдесят. Раньше бы этот факт вызвал бурю негодования, но теперь, похоже, смирились! А вам об этом кто рассказал? Марек? Зачем? – недоуменно вскинулся Ладов.

Я притворилась глухой и задала свой вопрос:

- А кто украл застежку, хранившуюся в сокровищнице вашего семейства?

- Хм-м, и об этом Марек успел вам сообщить? Зачем? – Райт в одно мгновение стал серьезным, и мне это не понравилось.

- Надо! – объявила, не желая вдаваться в подробности.

Маг остался верным себе, подумал о чем-то, глядя вдаль, делая вид, что усиленно гребет к берегу, а затем изрек:

- Как ваши ноги?

- А что с ними может быть? – сердито отозвалась я, на всякий случай отдвигаясь от него.

- Ар сказал, что обжег вас ненароком, - Ладов оказался настойчив.

- Ар? Так зовут дракона? – поспешила воспользоваться новой возможностью.

- Угу! Так что там с ногами? Сильно болят?

- Не ваше дело! – отвернулась, проклиная Райта на все лады. Похоже, что этот огневик намеренно делает все, чтобы стать моим врагом.

- Хм-м, - протянул слишком уж задумчиво, но больше не приставал с расспросами, как не спешил отвечать на мои вопросы. Я злилась сильнее, но тоже больше рта не раскрывала. Пусть наслаждается прогулкой!

Причалив, Райт кинул конец веревки слуге, чтобы привязал лодку, а сам поступил, как настоящий маг. Не спрашивая разрешения, подхватил меня на руки и понес к замку.

Вырываться и ругаться не стала – к чему тратить силы, но ярость в душе буквально кипела. Ну, ведьма найдет, куда ее применить! В холле нас встречали два магьера – Ладов-старший и Светлов. Оба с удивлением взглянули на нас.

- Райт? Ведунья? – послышались их восклицания.

- Вы меня ждете? – вместо ответа Райт спросил сам и сам же ответил. – Вижу, что меня! – и мне. – Сами до Ветлы доберетесь?

- Разумеется! – бросила я и высвободилась из объятий настолько быстро, что маг ничего предпринять не успел. – Светлого утра, господа! – торопливо, пока помню, поприветствовала магьеров.

Они ответили несколько растеряно, как мне показалось, вразнобой, а затем Ришен, откашлявшись в кулак, сказал:

- Ведунья, вас в библиотеке с самого рассвета гость дожидается!

- Гость… - похоже, я поняла, кто жаждет со мной свидеться, но сама не мечтала об этой встрече.

Ришен оценил мою задумчивость по-своему и произнес:

- Вас проводит в библиотеку моя жена. Лия! – позвал, и она вышла.

Магиня натянуто улыбалась, но в глазах была заметна тревога. Я уверилась, что меня решил навестить Камор. Со всеми волнениями я как-то позабыла о том, где и в каком состоянии оставила личного охранника. Что же, лучшая защита для меня – нападение! Заодно успокоюсь!

- Доброго дня, магесса, - поспешила с приветствиями к Ладовой, всем видом показывая, как сильно желаю увидеть с гостя.

- Солнечного дня, - отозвалась она, покусывая губы, поглядывая поочередно на мужа и на сына.

Я обернулась к ним же, оба Ладова выглядели озадаченными. Так бы и стояли статуями, если бы Светлов не вмешался. Не знаю, что не поделили между собой Райт и отец Дамары, но последний серьезно сердился и намерен был обсудить конфликт со старшим Ладовым. В любом случае, эта ситуация оказалась только в ведьмину пользу. Мужчины были вынуждены подняться наверх, а я пошла вслед за Лией по длинному коридору первого этажа.

Мы с ней не разговаривали, магичка с каждым шагом становилась все тревожней, но ко мне за разъяснениями не обращалась.

В библиотеке было светло. Яркий свет стремился осветить огромное пространство, заставленное стеллажами с книгами. В центре стоял круглый стол, а вокруг него резные стулья с мягкими спинками и подлокотниками. По мне – весьма удобно! На одном из них расположился Камор, выглядевший грозно и неприступно. Поднялся, едва заметил, как мы прошли, но глядел при этом только на меня. Этот тяжелый, давящий взгляд обещал мне неминуемую расплату. Я оправдываться не собиралась, все равно не поймет и не простит. Обернулась к Лие:

- Благодарю, - намекая, что она может оставить нас.

Хозяйка замка покинула нас, хотя было видно, что посетитель не внушает ей доверия, и она предпочла бы не спускать с него глаз, а еще лучше посадила бы за решетку. Не успела за ней закрыться богато украшенная двустворчатая дверь, как меня схватили за горло, приподняв над полом. Инстинктивно подняла руки, безуспешно стремясь разжать когтистые крепко сжатые пальцы. Не преуспела – силы оказались неравными. Бросила бесполезное занятие, умом понимая, что Камор не посмеет задушить меня.

Так и вышло, я оказалась на полу, закашлявшись, пытаясь вновь начать дышать.

- Не играй со мной, ведьма! – проскрежетал демон. – Такие игры возвратят тебя на корабль перевозчика! – наклонился, жутко ухмыляясь. – А ты ведь не хочешь попасть к Герт'Зеару?

- Не хочу… - прохрипела я, потирая поврежденное горло.

- Тогда зачем ты делаешь это? – спросил вполне нормальным тоном, только в глазах клубилось что-то страшное, напоминающее темный вихрь, живой, не поддающийся контролю.

- Кто ты? – голос отказывался меня слушаться, звучал тихо и жалко, но существо, стоящее напротив, обладало прекрасным слухом.

- Брат владыки Подземья, - скалясь, ответило оно.

Я помотала головой так резко, что показалось, будто шея вот-вот сломается.

- Ты уже нечто большее, - сама удивилась, как хватило смелости, но и промолчать было не в моих силах. А затем твердо пообещала. – Больше никаких игр!

- Без обмана? – на миг проступило хитрое лицо, совершенно не похожее на то, что я привыкла видеть.

- Как? – округлила глаза, узнавая.

- Долгая история, и не тебе я расскажу о ней! Время возвращения еще не пришло, и миссию выполнит другая! Твоя задача найти и уничтожить Да'Орона, не позволить ему воскресить всех тех, кто спит в древних гробницах!

Закивала, пообещав:

- Сделаю!

- Это в твоих же интересах! – улыбнулся прежней лукавой улыбкой Артуар, не говоря прямо, но подразумевая, что выполнит мое самое большое желание.

Пусть и не до конца, но я поверила ему, надеясь, что желаемое осуществится.

- Вы закончили? – дверь опять открылась, и на пороге показалась Лия Ладова.

- Да, - подтвердила я, а демон, хранивший свои собственные секреты, не спрашивая разрешения, подошел к окну и выпрыгнул в сад.

Я, сражаясь со слабостью, осмысливая произошедшее, осталась на полу. Лия подошла, протянула руку. Я отказалась.

- Справлюсь, сейчас только в себя приду, - ответила шепотом, глубоко вдохнула.

Лия, неодобрительно посмотрев на меня, произнесла:

- Ведунья, я не знаю, примите ли вы мой совет к сведению, но выскажусь! Так уж меня приучили! Ни один мужчина не имеет права обижать более слабого! Противники должны быть на равных! И если вы не можете себя защитить, то должны обратиться за помощью! Хотите, я сама поговорю с мужем?

- Упаси богиня! – невольно воскликнула я, выдохнула. – Все сложнее, чем кажется на первый взгляд. И я сильнее, чем вы думаете!

- Не сомневаюсь! – она снова выразила неодобрение, на этот раз только взглядом.

Чую, мы бы продолжили препираться, если бы в библиотеку не вбежал запыхавшийся Рейв. Похоже, маг даже не заметил, что я сижу на полу, а его матушка что-то мне выговаривает. И это значило только одно!

- Началось? – спросила Лия у своего сына и, получив утвердительный кивок, позвала меня. – Идемте, ведунья. Ветла ждет нас!

По пути Рейв все-таки немного пришел в себя, ухватил меня за локоть и предупредил:

- Учти, если что… - свободной рукой провел по горлу.

- Не извольте беспокоиться, господин, - ехидно улыбнулась я.

- Чего вы застыли? – с верхнего пролета послышался крик Лии, и Рейв был вынужден отпустить меня.

День, не задавшийся с самого утра, закончился для меня некой минутой мимолетного украденного у других счастья. Я чувствовала себя путником, забредшим в проливной дождь в деревню, случайно подошедшим к первому дому и взглянувшим в окно. Там, за крепкой стеной, за столом, согреваемая теплом очага собралась любящая семья, частью которой так хочется стать. Она напоминает что-то ушедшее, вызывающее улыбку и слезы счастья и умиротворения. Но спустя миг понимаешь, что ты чужая, а счастье краденное. Уставшая, но довольная Ветла, одной рукой обнимала новорожденную дочку, другой по очереди гладила склонившегося над ней мужа и щебечущую старшую дочурку. С улыбками наблюдали за ними, стоя, обнявшись, на пороге Лия и Ришен, рядом бегали и шептались, восторженно поблескивая глазами, Кари и Ола, их дочери. Опираясь плечом о косяк, расположился улыбающийся Райт. Прислуга суетилась, решая, как порадовать хозяев.

Крадучись, я вышла в коридор. Мне нужно было подумать. Быстро приняла ванну и также скоро перекусила, а затем занялась делами. Думать уже было некогда. Сейчас у меня две задачи – восстановить, прочитать письмо Торна и разгадать послание Лами. С первым тянуть не буду. Черный клевер я добыла, так что вперед. Жаль, метла моя лежит на дне озера, ну ладно, прогуляюсь пешком, авось, найдется укромный уголок в саду.

Закат, подобно сказочной жар-птице в полете, раскинул широкие крылья, закрывая синеву. Солнце почти закатилось, но его лучи все еще боролись с наступающей тьмой. В высокой траве, по которой я шла, ступив с широкой каменной дорожки, стрекотали кузнечики, заливалась в ветвях невидимая глазу птица.

- Гуляете? – послышалось так неожиданно, что не сдерживая порыва, я прокляла подобравшегося незаметно мага.

Он моргнул и усмехнулся:

- И это вместо приветствия? – демонстративно посетовал. – Эх, ведьма, а ведь я мог бы составить тебе компанию!

Теперь моргнула я, потому что заметила – огневик сильно пьян.

- Пожалуй, пойду! – объявила, но он преградил мне путь.

- Куда?

- Спать!

- Одна?

- Нет, в обнимку с подушкой! – никогда не беседовала с пьяным магом. Помню, в юности нас в Школе пугали байками о выходках пьяниц-огневиков.

Я особенно не вслушивалась, знала одно – если попадется на моей дорожке подобный экземпляр – двину так, что мало не покажется. Сейчас, не имея возможности воспользоваться магией, искала подходящее оружие. Как назло, ни единой сломанной ветки не нашлось.

- С подушкой не интересно! – просветил меня Ладов, слегка пошатываясь. Я помалкивала, ища пути отступления. Он продолжил, не дождавшись желаемого отклика. – Хочешь, расскажу, с кем интереснее будет?

- Думаешь, я чего-то не знаю? Мальчик, я не одна из твоих наивных магинь! В моей постели побывало немало мужчин! – сделала шажочек назад.

Райт широко шагнул вперед.

- Но со мной ты не была! – самонадеянно заявил он.

- Не была, - к чему отрицать очевидное, и на всякий случай добавила. – И не хочу! Извини, но ты не в моем вкусе. Предпочитаю солидных, темноволосых мужчин за тридцать!

- А тебе самой-то сколько? – не растерялся гад.

- По-моему ты устал! – уверенно отозвалась я, решив, что ни за что больше не отступлю.

Райт победно улыбнулся.

- Приляжем?

- Ты пьян!

- Угостить?

Я нахмурилась, но предложение приняла, надеясь, что он отвлечется. Так и есть, опустил взгляд, пытаясь отцепить от пояса фляжку. Я воспользовалась мгновением и бросилась бежать.

Глава 13. О невозможном

Мне не впервой было отсиживаться в кустах, вот только раньше я работала, наблюдала, а теперь?.. Теперь ждала, когда проклятый маг, наконец, соизволит исчезнуть из поля моего зрения. Он, как назло, уходить не торопился. Шастал в опасной близости от моего скромного убежища и расписывал прелести нашего будущего совместного времяпрепровождения. Все-таки еще мальчишка! Или все огневики по натуре такие?!

Сколько раз я успела проклясть его – не счесть! Ну, а что? Сам виноват! Мне мир спасать нужно, а он? В любое другое время, я, быть может, подумала. Честно! Хотя, к чему лгать? Я и сейчас думала! И об этих зеленых глазах, которые, порой, смущали опытную ищейку. И о его великолепном, словно высеченном из камня, теле. А чем еще мне было заниматься?!

Разве что считать минуты, которые неумолимо бежали, не считаясь с моим мнением. Ночь вступила в свои права, раскинув над землей темный шатер, украшенный бриллиантовой россыпью звезд. Где-то надо мной ухала ночная птица, по тропкам сада скользили тени, а голос Ладова, к счастью, затих. И вокруг воцарилась долгожданная тишина. Природа словно замерла, уснула, и мне следовало поторопиться, потому что такая тишь часто наступает перед бурей.

Выбралась из своего укрытия, стараясь не шуметь, поспешила по своим делам. В темноте ориентироваться было сложно, но я старалась отойти, как можно дальше от замка.

- Мне бы света, хотя бы чуток, - тихо пожелала я, и мечта моя спустя пару минут осуществилась.

Вот только я поморщилась, разглядывая летящего в небесах золотого дракона. Таиться не стала, если еще задержусь, то ничего не успею, а так, может, Ар и не заинтересуется, чем занимается одна пронырливая ведьма, и полетит по своим делам.

Не полетел. Приземлился на просторной поляне, куда я выбралась.

- Звездного вечер-ра, - пророкотал он.

- Не мешай, - отмахнулась я, но не слишком раздраженно, потому что свет, исходящий от его чешуи, пришелся как нельзя кстати.

Вынула из прихваченной с собой котомки кинжал, принялась чертить на траве нужные руны, заключила их в круг. Затем в центр рисунка аккуратно опустила обрывки письма. Тщательно растерла в ладонях листья черного клевера, зашептала слова.

Дракон не мешал, иногда только переступал с лапы на лапу и шумно дышал, но близко не подходил, пока письмо вновь не стало целым. Эффект заклятия недолгий, поэтому я склонилась, стараясь не пропустить ни буковки.

- Ух-х, ты! – восхитился золотой нахал, двигаясь в мою сторону.

- Стой, где стоишь! – предупредила его, пробегая глазами по неровным рядам букв.

Управилась быстро и с досадой ударила кулаком по земле, покрытой мягкой травой.

- Вот же! Опять этот маг, проклятый десяток раз, утаил от меня важную информацию!

- Какую? – дракон не выдержал, приблизился, склонил надо мной свою пугающую морду.

Минуты действия заклятия истекли, обрывки письма обратились в пепел, который разлетелся от драконьего дыхания.

Я присела, подтянула колени к подбородку, обхватила их руками, задумалась.

- Ну! – дракон долготерпением не отличался. – Опалю, если будешь молчать! – пригрозил, а дальше случилось невозможное.

Я решила, что мое сердце сейчас выскочит из груди, с трудом удержалась, чтобы не кинуться восвояси с диким визгом. А этот чешуйчатый нахал, просто захватил в плен мою ошарашенную персону. Разлегся на травушке, обвив меня хвостом, опустил голову на передние лапы и взглянул столь проникновенно, что я ответила, не так, как собиралась, а чистую правду:

- Застежки, которые были сделаны женой Миха Липы, способны открывать тайные двери, ведущие в города древней расы! И одну такую свистнул из сокровищницы Ладовых Торн Ветров, чтобы найти Лами. Он уверен, что она уже в Рваных горах под надзором двух изменчивых!

- И? – Ар преувеличенно внимательно рассмотрел свои впечатляющие когти.

Я подавила порыв поежиться и отозвалась:

- И Райт мне об этом не рассказал!

- А ты спр-рашивала?

- Нет…

- Тогда не возмущайся! – дракон взглянул прямо на меня, отчего я невольно сглотнула, но постаралась не выказать своих тревог.

- И Олвин тоже промолчал об этом, ну… - умолкла, зная, что и этот маг не уйдет от наказания, уж Рьяна постарается.

- Ну? – Ар заинтересовался.

- Ну… теперь я знаю, и мы все можем смело отправляться на север. Теперь и у нас есть застежка. Спасибо Року! Ты его знаешь?

- Р-рока?

- Да. Красного дракона. Я уже упоминала о нем.

- Не знаю, - показалось, или в голосе золотого нахала проскользнули нотки досады. – Догадываюсь, кто может им быть!

- А вот Марек…

- Мар-рек умеет хр-ранить чужие тайны, - отозвался дракон, не мигая, наблюдая за каждым моим действием.

- Я заметила, - осторожно произнесла я и показательно широко зевнула, намекая, что пора бы прощаться.

- Подкинуть до замка? – спросил Ар.

- Спасибо, но я сама. Люблю дышать свежим воздухом!

- Не задер-рживайся, ведьмочка! Гр-роза надвигается!

- И это я тоже заметила, - осторожно сообщила я, поднимаясь на ноги, смело переступая через золотой хвост. – Доброй ночи!

- Потор-ропись! – велели мне вслед, а затем тише. – Если дождь настигнет тебя, то скр-ройся в стор-рожке на западной стор-роне! – взмахнув крыльями, так что мои волосы растрепались и закрыли лицо, дракон взлетел.

- Тьфу, паземка! – ругнулась я сквозь зубы, кое-как пригладила растрепанную шевелюру и выдохнула.

От недавнего безмолвия осталось только воспоминание. Плотные облака скрыли звезды, и с каждой минутой становилось все темнее и тревожнее. Деревья внезапно зашумели, заскрипели сучьями, и я ускорилась, понимая, что все только начинается. В какой-то момент слышала лишь собственное учащенное дыхание, а затем небо надо мной озарил яркий свет. Золотая стрела пролетела, расколов темный купол надвое, а затем грянул гром.

- Вот же паземки зловредные! – я взвыла и побежала, надеясь, что успею добраться до указанной драконом сторожки.

Короткое затишье, и прозвучал новый аккорд разыгравшейся бури. По небу снова разбежалась сетка молний, затем послышался треск. А спустя секунду с новой силой раскол небосвод сверкающий зигзаг, посылая вниз сноп огня. Мир на миг озарил яркий свет, и очередная стрела ударила в вековое дерево, поджигая его, как огромный факел. Я невольно пригнулась, стараясь выглядеть, куда идти. Темная крыша старой башни мелькнула над верхушками деревьев, и я решила, что вот она – сторожка. Рванула с удвоенной силой, а на землю упали первые тяжелые капли. Дерево пылало, освещая окрестности, и я смогла быстро достичь желаемого укрытия.

Влетела, как оказалось, очень вовремя, за стеной послышался шум ливня. Не ожидала, но попала в круглую комнату, озаренную светом огня в растопленном камине. Неподалеку виднелся стол, на котором стоял кувшин и две глиняные чаши, а чуть дальше широкие лавки, на которых лежали свернутые одеяла.

Мысли в голове зашевелились не особенно радужные. Скрипнула дверка, и я резко повернулась. Поморщилась, завидев входящего Райта. Со светлых волос мага стекала вода, сорочка и темные брюки тоже были насквозь мокрыми.

- Каждый проклятый раз как мне стоит обернуться, я вижу тебя!

Ладов скрестил руки на груди, напрягая мышцы, отчего мой взгляд так и застыл.

- Намекаешь, что слежу за тобой? – усмехнувшись, спросил огневик, пристально наблюдая за мной. Улыбка его стала довольной, и я поняла, что попалась, как птичка в силки!

- Теперь я знаю две вещи, - констатировала свершившийся факт, присаживаясь на одну из лавок.

- Какие? – он прошел к огню, без зазрения совести развязывая завязки на вороте рубашки и стягивая ее через голову, позволяя мне насладиться видом играющих мускулов на спине.

- Что ты был не столь сильно пьян, как хотел казаться, а еще, что Ар с тобой заодно!

- Пока искал тебя, протрезвел, - Ладов повернулся и посмотрел так, что сердце в моей груди заныло.

Бежать? Или воспользоваться моментом? Я серьезно задумалась, а огневик продолжил:

- А с Аром?.. Ну, у нас с ним сложные отношения, - просветил и принялся распутывать шнуровку на брюках.

Я поспешно поинтересовалась:

- Фляжка с хмельным еще у тебя? – дождалась кивка и потребовала. – Хочу выпить!

Райт медленно приблизился и без слов протянул фляжку.

- Угощайся! – даже пробку отвинтил – сделал одолжение.

Я вырвала из его рук посудину и жадно приникла к горлышку, закашлялась, но потом снова прильнула.

- Не увлекайся, - со смехом сказал Ладов, отходя к очагу.

- Пить хочется, - глупость, но надо же было оправдаться.

- А! – он вскинул голову, улыбнулся все той же обворожительной улыбкой. – Сейчас схожу к роднику и угощу тебя горячим чаем! – метнулся вправо, открыл одну из потайных ниш и вынул котелок.

- Там… - заговорила я, прислушиваясь к рокоту грома за стеной, но Райт только шире улыбнулся.

Глубоко вдохнул и исчез за дверью, которая захлопнулась за его спиной.

Я поставила фляжку на стол, подошла, чтобы поднять сброшенную на пол мокрую сорочку огневика. Дорогая ткань теперь напоминала тряпку. Как могла, расправила и, придвинув один из деревянных стульев, развесила рубашку, чтобы просушить.

А затем подошла к двери и приоткрыла ее. Ливень приобрел ужасающую силу, удары слепящих молний чертили темное небо. Раскатисто грохотал гром, дрожала земля, и мне почудилось, что это смеется далеко на севере над усилиями одной ищейки древний по имени Да'Орон.

Райт вынырнул из пелены дождя и повелительно зыркнул на меня, вынуждая отступить, чтобы пропустить его под крышу. Вошел, подвесил котелок над очагом и развернулся, ловя мой взгляд. Какой-то новый огонек загорелся в его глазах. На мгновение мне показалось, что они вспыхнут гневом.

- Почему ты не сказал, что застежку из сокровищницы унес Торн? – что может быть лучше работы. Я осталась верной себе, как и маг.

- Сейчас чай заварю, и мы побеседуем! – почему мне так не понравилось это высокомерное заявление?

Скромно вернулась на прежнее место, наблюдая, как маг вынимает из ниши жестяной чайник и бумажный пакет. Весьма умело он засыпал заварку.

Я сидела, как на иголках, и промолчать не смогла.

- Почему вы зовете взвар «чаем»?

- Потому, что он чай и есть! – буркнул Райт, снова открывая нишу.

На этот раз он достал из нее коробку и глубокую тарелку.

- Лучше, чем ничего, - объявил, высыпая сухие бисквиты. – Хотел бы я угостить тебя чем-то более вкусным!

- Сойдет! На праздничный ужин не напрашивалась, - я подошла и села к столу. Ох, и зря!

Глаза прятать не привыкла, поэтому занялась бисквитами. Есть их всухомятку было тем еще удовольствием. Но и на Ладова смотреть сил не было. Нет, я ничуть не смущалась, и на любого другого подняла бы взгляд. Но смотреть на то, как Ладов снимает брюки, не могла, чувствовала себя изголодавшейся по мужской ласке дурой.

Райт, сверкая голым задом, весьма привлекательным на мой придирчивый взгляд, прошел к лавкам, стянул одеяло и обернул его вокруг бедер. Мне сделалось нестерпимо жарко, и рука сама собой потянулась к фляжке.

- Много пьешь, ведьмочка, - хрипло рассмеялся маг, и смех этот отразился в каждой моей клетке, воспламеняя ее.

- Запрети мне! – откинулась на спинку стула, скользя взором по его телу.

Ладов неспешно приблизился, подвинул стул, присел, ухмыльнулся.

- Нравится?

- Что?

- Бисквиты! Ты съела три штуки! – он с победным видом мотнул головой.

- Запить бы чем!

- Сейчас будет, госпожа! – плавно поднялся и прошествовал к очагу, я невольно вздохнула.

- Что-то ты часто вздыхаешь, ведьмочка моя, - последовало замечание огневика.

Как сказал! Мо-я! Я так и подпрыгнула и ехидно молвила:

- Старая стала, сердечко пошаливать изволит!

- Да ладно! Ты же украла тело Дамары. Заметь, молодое, сильное, здоровое!

- И непривыкшее к таким нагрузкам! – я решилась, пришел мой черед вступить в игру. – Несчастная магиня сойдет в могилу в расцвете сил моими стараниями! – встала, подошла к очагу, с удовлетворением подмечая, как нахмурился Райт. И медленно стала снимать одежду, глядя на него сверху вниз.

Первой скинула тунику и бросила ее на обнаженные плечи Ладова.

- Повесишь?

Он не шелохнулся, просто сидел на корточках и смотрел. Тогда я, не торопясь, прикоснулась к шнуровке на брюках. Взгляд зеленых глаз Райта прилип к моему лицу, но ни единой эмоцией я себя не выдала. Пальцы умело запутали шнуровку, так что огневик ничего не заметил.

- Поможешь или нет? – чувственно поинтересовалась я.

Не поднимаясь, он приблизился, не отводя пылающих страстью глаз от моего лица. Кажется, игра увлекла нас обоих, теперь главное вовремя остановиться. Опустив горячие ладони на мои бедра, он зубами ухватил образовавшийся узел и потянул. Я будто ненароком провела по его спутанным мокрым волосам.

Ладов дрогнул, скрестил свой взгляд с моим. Предчувствие опасности заставило кровь в моих венах забурлить, сгустило воздух вокруг нас, придало румянец моим щекам.

- Дальше сама! – прохрипел он, словно через силу, резко поднялся, схватил котелок, расплескав половину, и отошел к столу. Тяжелый случай!

В молчании, но зная, что Райт смотрит на меня, я разделась и прошла к лавке, чтобы завернуться в одеяло. К удивлению, шерсть оказалась мягкой и приятно льнула к телу. Расположилась на втором стуле и дождалась, когда маг разольет чай.

- Так почему ты не рассказал мне о застежках и о Михе? – отхлебнув, наслаждаясь приятным теплом, разлившимся по телу, заговорила я.

- Не успел, - уверенно объявил Ладов, рассматривая меня из-под опущенных ресниц, что-то решая для себя.

Я приняла к сведению, но отвечать и ругать собеседника не стала. Между нами установилось молчание, лишь слышалось, как потрескивают в очаге поленья, да шумит за стеной буря. Я подняла голову, чтобы взглянуть на теряющийся далеко вверху потолок башни и задалась вопросом:

- Почему Ар назвал ее сторожкой?

- Западная сторожевая башня, - спокойно оповестил Райт. – Еще десять лет назад она использовалась по прямому назначению.

- В таком случае, где три другие? Я правильно поняла, что башни были расставлены с четырех сторон света?

- Да. Только три из них разрушены. Две представляют собой нагромождения камней, от третьей остался только остов. Рейв еще года четыре назад собирался восстановить ее, но так и не сделал. – Взор Райта затуманился. – Кстати, Южную уничтожил дракон.

- Ар? – пожалуй, такая громадина может разрушить башню одним ударом хвоста.

- Нет. Другой. Изумрудный. Звали его Кам. Не встречала в Индегарде?

- Видела одного зеленого, но имени не спрашивала, так пробегала мимо, - пожала плечами и снова занялась чаем.

- Жаль. А то поинтересовалась бы, чем ему наша сторожка не угодила!

- Он не объяснился?

- Нет. Дед говорил, будто дракон и не заметил, что натворил. Торопился куда-то и зацепил ненароком.

- Верно я говорила, что этих тварей нужно поостеречься! Не зря и вы их побаиваетесь! – косо посмотрела на собеседника.

Райт выглядел странно задумчивым и отвечать мне не спешил, рассматривал что-то на дне своей чаши и молчал.

Потому, когда он задал вопрос низким, не похожим на привычный тон, голосом, я вздрогнула, но нашла силы поднять взгляд.

- Почему тебе так интересен Мих Липа? Он был твоим любовником?

Я никогда не придавала значения чувствам мужчин, мне было все равно, что они ощущают: ревнуют, любят, ненавидят или еще что! Однако, я замечала скупое проявление их эмоций. И сейчас с удивлением подумала: «Это невозможно! Неужели Райт ревнует? – и тут же. – Конечно! Он же влюблен в Дамару!»

- Нет, не угадал, - тихо отозвалась я, увидев, как побелели его губы. – Мишка был моим сыном…

- Че? – изрек Ладов, помотал головой. – Не может быть! – опять мотнул головой.

Я безмолвно пила чай, слушая шум дождя и грохот грома. На Райта посмотрела, только когда он воскликнул:

- Так вот почему я чувствовал в тебе…

- Дамару? – усмехнулась. – Потому, что мы с ней родня… Как и с Герраром… теперь… - и так стало больно, точно меня ударили под дых.

Как, оказывается, трудно сделать новый вдох, когда глаза полны непролитых слез. Я ненавидела рыдать и сейчас нашла единственный способ прогнать тоску и печаль.

Встала и быстро, чтобы не передумать, подошла к магу, глядя на него сверху вниз. Опустила руки на обнаженные мускулистые плечи – сталь и бархат. Провела, наслаждаясь каждым мгновением. Райт медленно вскинул голову, опаляя жарким взглядом. Показалось, что и огневика тревожит нечто такое, что он хочет забыть, но не может. Поразмыслить, Ладов не позволил, плавно поднялся, прижал так крепко, словно опасался, что вырвусь и убегу. Но я не собиралась, сама потянулась к его губам.

Не нужны слова и объяснения, только прикосновения. Райт не заставил ждать, накрыл мои уста, подчиняя, вынуждая забыться. Грубо, точно стирал все воспоминания о других мужчинах, что были в моей жизни до него. Я почувствовала, как внутри меня зарождается волна огня, но не того, которого боялась до дрожи, а другого, того, что заставлял плавиться в руках повелителя огненной стихии.

Ладов вздохнул, делясь жаром своего дыхания:

- Лея, - потянул, снимая с меня импровизированное одеяние, и предупредил, - уже не откажешься!

- И не мечтай! – я тоже умела угрожать. И подтверждая, что серьезна, как никогда, скользнула нетерпеливыми ладонями по его телу ниже, касаясь кромки шерстяного лоскута.

Райт вздрогнул, словно от холода, и я предвкушающе улыбнулась:

- Не бойся, огневичок, не замерзнешь!

- Как бы не сгореть раньше времени, - губы мага изогнула соблазнительная улыбка, а после он снова поцеловал меня.

Вкус его губ прогнал все мысли. Каждое дыхание, что я ловила, было пропитано ароматом понравившегося мужчины. Руки Ладова опустились, нежно коснулись моих плеч, дотронулись до груди. Затем он притронулся левой рукой к моим волосам, удерживая затылок, углубляя поцелуй. С очередной лаской его языка пустота, что долгое время царила в моей душе и уже чувствовала себя полноправной хозяйкой моего новообретенного сердца, отступила.

Я восторженно вскрикнула, избавляясь от страхов, что таились глубоко внутри, готовясь однажды вонзить в меня свои острые клыки.  Провела ладонями по гладкой, влажной коже спины Райта, чувствуя, как под моими пальцами воспламеняется каждый изгиб, наливается силой каждый мускул. Мне нужна была эта близость, этот огонь, эта несокрушимая смелость. Пламя должно стать моей частью, только так я смогу одержать окончательную победу над всеми своими врагами, справиться со всеми трудностями.

- Дай мне больше! – умоляюще всхлипнула, когда огневик отстранился.

Ладов блеснул страстным взглядом из-под слипшейся от пота и дождевой воды челки и многообещающе улыбнулся. Провел руками по моей спине, обхватил крепко ягодицы, усаживая на стол, вынуждая меня шире раздвинуть ноги, прижался своей плотью к моей.

Наклонился, не торопясь заполнить пустоту внутри меня, нежно коснулся губами шеи, прикусил кожу, заставляя шумно выдохнуть и отправить его в паземкам.

- Ты чего-то хочешь, ведьмочка моя? – шепотом, сводя с ума, спросил Райт, мучая и играя со мной.

В отместку я яростно вонзила ногти в его незащищенные плечи и зло бросила:

- Узнать, а не собираешься ли ты лишить невинности Дамару?

Ладов хмыкнул и неожиданно опустил руку вниз, туда, где соприкасались наши тела. Протест мой был умело заглушен его поцелуем, а юркие пальцы проникли в мое лоно, лаская и подчиняя. Я ненавидела этого мага и отчаянно желала его, готовилась проклясть в очередной раз и умолять о пощаде.

Поцелуи Райта стали рваными, дыхание обрывалось, и он, наконец, погрузился в мое тело, отдавая и забирая. Мы целовались, как в бреду, как в лихорадке, страшась, что все закончиться, едва начавшись, понимая друг друга, отвечая движением на движение, лаской на ласку. Горячая плоть наполняла меня до краев, изгоняя тоску из души, заставляя воспарить к небесам, забывая плохое, и научиться верить в хорошее.

Вспышки перед глазами и туман в голове, волна наслаждения, прокатившегося по телу, и я закричала, произнося имя своего любовника. Тело мага натянулось, как струна, он откинул голову назад, продолжая яростно двигаться, удерживая меня за бедра, а затем протяжно застонал.

Я дрожала, цепко держась за сильные плечи, не желая отпускать свой личный огонек. Райт коснулся губами моего виска, что-то прохрипел, из чего я уяснила только одно – он собирается отойти. Пробормотала что-то в знак протеста.

- Милая, - жаркие, манящие уста, снова дотронулись до моих губ, - я ненадолго. Теперь не отпущу ни за что, и не мечтай!

Не размыкая объятий, Ладов дошел до лавок, усадил меня на одну из них. С неохотой расцепил мои руки и быстро, как мог, сдвинул обе скамейки, кинул на них два матраса и подушки. Я легла и, слегка прищурившись, проследила за огневиком. Райт тотчас навис надо мной и снова завладел моими губами, показывая, что все у нас еще впереди.

Странное пробуждение, когда не хочется, но что-то заставляет распахнуть веки. Вдохнув, но не слишком глубоко, чтобы не разбудить Ладова, я начала рассматривать его лицо, запоминая каждую черточку. Ровные скулы, красивые губы, и почему-то именно сейчас захотелось, чтобы он открыл свои изумрудные глаза и взглянул на меня с любовью. Попыталась сглотнуть, но во рту пересохло, а в голове будто звенело: «Ишь, чего выдумала, глупая ведьма! Скоро триста лет исполнится, а ты мечтаешь о невозможном!» Сердце в груди екнуло, как бывало прежде, но в краткие моменты, когда я позволяла себе поддаться слабости и погрустить. Решила, что будет лучше, если я сейчас выскользну из объятий любовника, оденусь и тихо уйду. Шевельнулась, и руки Райта сильнее сомкнулись на моей талии,  а затем маг проснулся.

- Даже не думай! – сиплым, сонным голосом приказал он, а затем рывком повернулся и оказался сверху, пригвоздив меня к ложу.

- Райт, - осторожно заговорила я, подбирая слова, но так и не нашла подходящих. Раньше все как-то выходило само собой, любовник быстро покидал остывшую постель,  нынче никакой легкости не было.

- Лея, я вчера предупредил, что пути назад у тебя нет! – Ладов коленом раздвинул мои ноги, так чтобы ощутила его твердую плоть, настойчиво упирающуюся в мой живот.

Упрямо сдвинула брови и уперлась ладонями в его широкую грудь.

- Брось эти драконовы замашки!

- Чьи? – теперь нахмурился маг и как-то странно осмотрел себя, я воспользовалась тем, что он ослабил захват, сделала попытку вырваться.

Но тут же была опрокинута обратно. Коварная улыбка изогнула твердые красиво очерченные губы Ладова, и он полушепотом заявил:

- Мы договоримся, - а затем, не дожидаясь ответа, поцеловал, одновременно заполняя собой.

Жар, снова захвативший меня,  стремительно разрастался, поднимаясь выше, поглощая и разум, и чувства, и тело. Меня не стало, ведьма-ищейка исчезла, превратившись в любовницу огневика, становясь его частью. Я выгибалась навстречу мускулистым, жадным рукам, горячим губам и натиску твердого тела мага. Райт что-то шептал, обостряя ощущения, покусывал мои губы, проводил языком по шее, постанывал, делясь своей особенной силой, отчего я полыхала, но не боялась сгореть, зная, что Ладов поддержит.

- Не делай так больше, - отдышавшись, проговорила я, приподнимаясь на локте. – Ненавижу чувствовать себя зависимой!

- Привыкай, если хочешь остаться моей любовницей! – самодовольно объявил он, и я задохнулась от возмущения.

- А если не захочу? – вздернув бровь, отозвалась как можно более ехидным тоном.

- Уже хочешь! Признай это! – Райт тоже приподнялся и уверенно поглядел на меня.

Единственное, чего мне хотелось по-настоящему, огреть его чем-нибудь тяжелым, но я всего лишь осведомилась:

- Ты всегда такой высокомерный?

- А ты всегда такая строптивая? – ухмыльнувшись, Ладов задал свой вопрос, вынуждая меня взвыть и в бессилии рухнуть на подушку. Снова улыбнулся и пообещал, наклонившись к моему уху, слегка прикусив мочку. – В следующий раз ты будешь сверху!

Ответить я не успела, дверка скрипнула, оповещая, что нас кто-то решил навестить. Пока я моргала, рассматривая разношерстную компанию, ввалившуюся в сторожку, Райт проворно накинул одеяло на мое обнаженное тело и рявкнул:

- Чего вам тут надо?

Светлов рыкнул, Гери заголосила, Лия попыталась угомонить ее, а Ришен, покачав головой, отвел взгляд.

- Куда я попала? – спрашивала себя спустя час, бредя наугад, стараясь сбежать от проблем, как какая-нибудь глупая молоденькая ведьмочка.

Вышла на берег озера, поросший травой. С этого места замок виднелся, как на ладони, и напоминал игрушечный. В своем желании скрыться от всех, я оказалась далеко.

- Как мне выбраться из этой ямы? – раз за разом задавалась вопросом, ответ на который не находила. – Только подумать?! Я должна выйти замуж за Райта! Невозможно! – от досады топнула ногой и присела на берегу. – Улететь бы куда-нибудь! – пожелала через некоторое время.

Мои желания в последние дни имели раздражающую особенность сбываться. Золотой дракон появился в небе и не замедлил приземлиться неподалеку.

- Гр-рустишь? – спросил он, внимательно разглядывая меня большими удивительными глазами.

- Радуюсь! – с мрачной ухмылкой буркнула я.

- Не вижу, - ехидно брякнул он и поманил меня к себе, выставив на обозрение жуткий острый коготь.

Сделала вид, что не заметила, и тем же грубым тоном ответила:

- Потому что я ведьма! Мы с рождения улыбаться не умеем!

- Откр-рытие!

- У тебя есть сомнения?

- Я знаю, вы, ведьмы, улыбаетесь и смеетесь! А ты вообще должна р-ржать, как лошадь!

- Так ведь не я пакость сделала, а мне сделали! – вскочила и с досадой пнула камушек, наблюдая за тем, как он падает в воду.

- Я думал, что девушки р-радуются, когда их зовут замуж, - Ар своевольничать не позволил, ухватил меня когтем, подтягивая к себе.

Я плюхнулась между его пугающих лап и пробормотала нечто маловразумительное.

- Только не говор-ри, что тебе не нр-равится жених!

- Н-ну… - на этот вопрос я и себе не могла ответить, а Райту простить то, что он так легко согласился, поддавшись слезам Гери. Ведь не хотел же Светлов, да старшие Ладовы скромно протестовали. Я была нескромна в своих высказываниях, пару раз даже нагрубила рыдающей Гери.

- То есть Р-Райт тебе все-таки небезр-различен? – допытывался дракон.

- Да, я прокляла его раз сто, а еще мечтаю убить! – нервно откликнулась я, делая попытку подняться и пробежаться по травушке.

- Сядь! – властно изрек Ар, и я, сглотнув, мирно поерзала между его могучих лап. – И послушай! – прозвучало мягче.

- Готова, - постаралась уверить собеседника, понимая, насколько опасно злить подобных существ.

- Р-райт, несмотря на некотор-рые недостатки, лучшая пар-ра для тебя…

- А…ммм…

- Не пер-ребивай! Он способен понять и пр-ринять тебя такой, какая ты есть…

- Я не прошу…

- И жить с тобой! Что немаловажно! А еще защитить тебя от…

- Я не маленькая магиня! Пусть сестер защищает!

- От тебя же самой! – мне попался на редкость терпеливый дракон.

- Не понимаю…

- И не поймешь, пока снова не погибнешь!

- Ты? – метнула в собеседника взгляд, полный сомнений.

- Нет, я ничего о тебе не знаю, - одарил выразительной усмешкой. – Но могу узнать! Из пр-ринципа отыщу Р-Рока и побеседую с ним!

- А если…

- Если ты пр-родолжишь упр-рямиться!

- Я не хочу замуж за Райта!

- А я не хочу слышать твои вопли!

- Я не вопила! – чисто из вредности высказала я и толкнула его локтем.

Ар в отместку высунул длинный раздвоенный язык и лизнул меня.

- Какая гадость! – вытерлась широким рукавом туники.

- Р-рад, что тебе понр-равилось, - глумливо оскалился он.

- Ладно. Я поговорю с Райтом! Уверена, и он не в восторге!

- Обещаешь? – Ар сощурил один глаз.

- Н-ну…

- Тогда я избавлю тебя от мучительных объяснений и дам денек на р-раздумья! – предложил дракон.

- Как? Ты…

- Унесу тебя в гор-род, - Ар пугающе, но вместе с тем обнадеживающе улыбнулся.

- Обещаю, - запросто кивнула я, понимая, как хочу заняться делом, отстрочить встречу с Райтом.

- Помни! – дракон подставил мне свое крыло.

Я приблизилась, не скрывая охвативших опасений, и поставила ногу. Полет, и я выдыхаю, приземлившись на спину золотого нахала.

- Больше так не делай, - выровняв дыхание, попросила я, но он остался глух к моим мольбам.

Взлетел, резко отрываясь от земли, вынуждая зажмуриться.

- Не бойся, не обижу, - послышался спокойный голос Ара, и я рискнула поглядеть вниз.

- Ух ты! – дух захватило.

- А то! – самонадеянно кивнул он, ускоряясь.

Я взвизгнула, но закрывать глаза больше не стала. Невероятное! Сумасшедшее! Неповторимое приключение! Спорю, я первая ведьма, удостоившаяся такой чести! И нельзя упускать! Я прекратила судорожно цепляться, подняла руки, рассмеялась, радуясь прохладному, поющему гимн жизни ветру.

- Ныр-рнем? – полюбопытствовал, хитро скосив глаз, дракон.

- Давай! – наплевала на все и решила жить одним днем.

Ар, повинуясь, резко пошел на снижение, а после взмыл в вышину, перевернулся, вынуждая меня снова обнять его гибкое, покрытое чешуей тело.

- О, да! – с восторгом пищала я, позабыв о своих бедах.

Дракон высадил меня на окраине Виора, спустившись на обширное, усыпанное цветами поле.

Я спрыгнула с его спины и, повинуясь порыву, подошла, обняла. Ар нерешительно поднял лапу, осторожно касаясь моего тела, склонил голову, и я поцеловала пугающую морду.

- Спасибо! – сказала от чистого сердца.

Секунда и свершилось немыслимое.

Силуэт дракона сверкнул, ослепляя, отчего я закрыла глаза, а когда открыла, увидела сидящего на земле Райта.

Моргала долго, минуту не меньше, слова застревали в горле, крик умирал на губах. Ладов поднялся, смерил меня хмурым взором и выдал:

- Ну, вот, ведьмочка, ты все испортила!

- Я в обмороке, - язык, наконец, послушался меня. – Глубоком!

- Угу! – угрюмо отозвался Райт. – Вообрази, я тоже!

- И не хочу сейчас разговаривать! – до боли стискивая пальцы, оповестила я. – Уймись. – Попросила вполне человечески, подмечая, что он открыл рот, собираясь высказаться. – Я не готова!

- И я не готов! – взлохматив светлую шевелюру, сокрушенно сообщил он.

Мы оба помолчали, рассматривая друг друга так, будто впервые видим.

- Я пойду, - развернулась, кинула быстрый взгляд через плечо.

- Доберешься сама? – Ладов выглядел смущенным и растерянным.

- Да, - покивала и трусцой покинула место происшествия.

Вот это дела! Так вот в чем заключается сила, данная Тиллом! Теперь ясно, почему Райт так долго отказывался пользоваться ей! И ведь Ар'рцелиус, гад этакий, мне намекал, но никакой подсказки не подал!

Как добралась до особняка Светловых, сама не ведаю! Словно кто направлял, иначе заплутала бы и в своих рассуждениях, и чувствах, и в пространстве.

Дома был только Пуф, который обратился, едва я прошла в свою спальню.

- Поздравляю! – радостно оскалился демон.

Я с опасением воззрилась на него, украдкой пытаясь высмотреть черты бога.

- И откуда ты знаешь?

- От туда! – Камор указал на пол.

- А-а-а… - протянула я, всполошилась. – А от кого узнал Ар'рцелиус?

- От туда! – теперь демон ткнул в потолок.

- А тебе?.. – побоялась озвучить окончание вопроса.

Впервые за все время Камор дружелюбно посмотрел на меня, и от неожиданности я попятилась.

- Я тебе не враг! – проговорил он. – Не переживай, не убью!

- И кто тебе помешает? Артуар?

- Нет. Я сам. Потому что мы с тобой похожи. Оба заключили сделку, не подумав, и теперь расплачиваемся!

- Они присматривают?

- Иногда. Пока есть возможность. Все же мы их дети, и Вейтерра по-своему дорога им, - сказал и приложил палец к губам.

- Ясно, - ответила я, а про себя дополнила. «Что ничего не ясно!»

Махнула рукой, другие проблемы ждут, однако, пообещала себе, что ни за что не повернусь спиной к Камору. Раз мы оба на крючке у Артуара, значит, опасность существует. Демон не убьет меня, но жизнь испортит, если сочтет нужным!

- Что так рано вернулась? Аль, жених не мил? – съехидничал Камор.

- Жених? Лея, я не ослышался? – надо же было такому случиться, что именно в этот момент через окно в комнату проник Дюран.

Я сходу накинулась на него с упреками:

- Где ты был, когда я так нуждалась в твоей помощи?

- Ох, ну и любвеобильная же ты, ведьма! – вклинился Камор. – Мага тебе мало?

Я закатила глаза, но решила не обращать внимания на демона, а Дюран тотчас заинтересовался:

- Я что-то пропустил?

- Да, - кивнула я и затараторила, пересказывая все то, что случилось за время его отсутствия.

Дюран выслушал, скрестив руки на груди, и высказался по делу. Впрочем, о своем возможном замужестве я не обмолвилась.

- Да. Я слышал об этих застежках и знаю Зубова! – неизвестно почему воодушевился.

- И мы?.. – не сразу, но я поймала невысказанную мысль.

- Можем смело отправляться на север. Втроем!

- А если я против? – в тот же миг отозвался Камор.

- У меня тоже есть сомнения, - вынужденно поддержала демона.

- Просто нужно все хорошенько обдумать! – четырех стихийник все решил и отступать не собирался.

- Сначала достань застежку, - предложила я, размышляя.

- Легко! – кажется, Дюран выбрал себе цель.

- Там и поговорим! – мрачно резюмировал демон и отвернулся.

Мы с Огневым молчаливо согласились с ним.

К вечеру вернулись озабоченные Светловы, но я пряталась от них в своей комнате, определившись, что переговорю с Гери утром. Опасалась, что ночью, меня услышит только Ида, а с ней мне беседовать не хотелось.

А вот с утра я была в полной боевой готовности и поджидала Гери в коридоре, подпирая плечом стенку. Светлова вышла, мой визит ее ничуть не удивил.

- Проходи, - со вздохом пригласила она.

Прикрыв за собой дверь, я тянуть не стала.

- Зачем ты это сделала? Или убрать меня из этого дома было идеей Листаковой?

Гери кивнула, опуская взгляд. Присмотревшись, я заметила, что выглядит она неважно. Бледная, с темными кругами под глазами и четкими морщинами между бровей.

- Верни книгу. Иначе она убьет меня, - шепотом попросила Светлова.

В первый раз за все время своего существования мне не хотелось торговаться. Скрепя сердце, я ответила:

- Отдам. Если ответишь на мои вопросы.

- Я бы все равно поговорила с тобой, все-таки мы не чужие, - не повышая тона, откликнулась она.

И снова впервые за все время мне стало неловко.

- Не чужие, - согласилась я.

Гери присела на край оттоманки, а я разместилась на стуле, стоящем напротив.

- Ида нас слышит? – обеспокоенно осведомилась я.

- И Дамара тоже, - осторожно, словно каждое слово причиняло мучительную боль, оповестила меня собеседница.

- Плохо! – нахмурилась я. – Геррар нашел себе помощниц!

- Не хочу знать о ваших распрях! – Гери вскинула голову, обожгла тревожным взором и снова опустила глаза. – До чего они всех нас довели? Оглядитесь, глупые, что вы все натворили! – умолкла резко, точно жестокая рука стиснула ее горло.

Я предпочла сменить тему.

- Когда ты поняла, что я не твоя дочь?

- Не я, Ида узнала тебя. Пусть и не сразу, - хмыкнула. – С моим мнением вообще мало кто считается! Думают, что я никчемная и слабая!

- Это не так? – как можно мягче поинтересовалась я.

- А ты думаешь, что кто-то из твоих потомков может быть слабым и ни к чему не пригодным? – взгляд Светловой опять вспыхнул.

- Да. Вынуждена признать поражение. Ищейка и не разобралась!

- Ты не виновата. Отчасти, мы изменились! Черная ведьма знает, куда ударить!

- Зря я ее не убила прямо там, на месте, следом за Герраром! – сожаление острой пикой кольнуло в самое сердце.

- Зря творцы вообще свели вас с Герраром! Если уж встретились, то могли бы стать любовниками, а не врагами!

- Чушь!

- Я всего-навсего высказала свое мнение, - Гери поджала губы.

Разговор опять прервался, но ненадолго. Обе понимали, что времени мало.

- Ида появилась в нашем имении вместе с Коррумом, сыном так нелюбимого тобой Геррара! Быстро обжилась, ведь парнишка полностью доверял ей!

- Маг доверял ведьме? Война и…

- Не сомневайся, она спасла его от преследования. Коррум безоговорочно верил ей и любил, пока не понял, что его приворожили. Узнал случайно, от знакомого ведьмака, ну а потом убил черную ведьму!

- Коррум… Коррум… - кажется, я уже слышала это имя. – Ага! – щелкнула пальцами. – А ведьмака звали Марек?

- Не знаю, как звали ведьмака!

- Он живет у Ладовых!

- Живет? – Светлова часто заморгала. – Прошло много лет! Но да, у Коррума была невеста из семьи Ладовых, но она сбежала с каким-то проходимцем!

- С Мареком.

- Ладно, - Гери отмахнулась. – Не о том речь! Коррум обзавелся другой невестой, и в браке у него родилась дочь. О ней, полагаю, тебе известно. Именно Рина стала женой твоему сыну.

- Как к этому отнесся ее отец?

- Никак! У него к тому времени возникла проблема иного рода. Он получил от Тилла особенную силу и стал ее рабом!

- Погоди-ка! Не хочешь ли сказать, что Коррум стал драконом? Красным?

- Я об этом и говорю! Маги, прошедшие испытание, становятся сильнее. Они обретают вторую ипостась. Так Коррум стал Мур-Роком!

- Вот значит как! – я выдохнула, переваривая новые сведения. – А Райт, выходит, теперь Ти-Ар?

- В звериной ипостаси. Насколько я слышала, мальчишка пока борется, пытается контролировать свою вторую сущность. – Гери замолчала, вытаращилась на меня. – Откуда ты знаешь?

- Уже познакомились!

- А! Тогда дела парнишки хуже, чем мне казалось, - сокрушенно вздохнула Гери.

- Почему?

- Если человек не может контролировать свои обращения, то дракон побеждает!

- Хм-м… - попыталась проанализировать. – Вот только этого мне еще не хватало! – всплеснула руками.

- Тогда помоги ему, - Светлова внимательно посмотрела на меня.

- Я не нянька!

- Будь хорошей женой, и парнишка удержится на краю.

- Спасибо, но у меня другие дела.

- Как хочешь, - Гери повела плечами и отвернулась.

Чтобы вернуть ее расположение, я сказала:

- Мне известно, как можно изгнать Иду и освободить тебя.

- Пустое! У меня почти не осталось сил, - плечи Светловой поникли, но спустя пару секунд она решительно вскинула голову. – И знаешь что? Уничтожь гримуар! Тогда я смогу спокойно уйти за Грани! Мне нечего делать в мире, где все мои родные сражаются между собой! Моя бабушка убила моего дедушку. За это он мучил ее двести лет, и теперь они яростно ненавидят друг друга! Моя собственная дочь превратилась в исчадие зла, и ей уже мало одного возвращения на Вейтерру, она мечтает занять место Фириона и возобновить войну с Озерным, чтобы убить всех ведьм, не понимая, что в ней струится кровь одной из них! Мир сошел с ума, и я больше не хочу оставаться здесь! – выдав такую длинную и эмоциональную тираду, она снова замолчала, сникла, по ее щеке покатилась слеза.

Поняла, что большего от нее не добиться, передо мной сидела сломленная невзгодами женщина. Однако, она поступала мудро.

- Я сожгу гримуар Листаковой. Но она будет злиться и сильно…

- Дай мне денек, я предупрежу Эзагра… - Гери не обернулась.

- Хорошо.

- И постарайся не спать этой ночью. Ида и Дамара попытаются отыскать тайник и забрать оттуда все, что им нужно.

- Мне будет не до сна, уверяю! – я кивнула и направилась к двери. Немного постояла в нерешительности и сказала. – Знаешь, ты молодец! Столько долгих лет не позволяла Листаковой одержать верх. Мне известно, сколько сил нужно на то, чтобы противостоять черной ведьме, той что пережила собственную смерть! Я могу гордиться, что ты моя внучка!

- Мне стало теплее, - Светлова, повернувшись, улыбнулась. – Прими совет? Хотя странно, что я даю его своей бабушке.

- Приму, это не стыдно!

- Выйди замуж за Райта. Он станет прекрасным мужем. Вдвоем вы сумеете сладить со всеми своими общими бедами. Они ведь похожи, - она снова слегка улыбнулась.

- Я подумаю, - пообещала я и вышла, не в силах оставаться в комнате. Почудилось, что задыхаюсь.

Но почти сразу взяла себя в руки и быстрым шагом направилась в свою комнату. Мне нужно подготовиться, ведь ночью меня ждет важное дело.

Глава 14. О похищениях

Перво-наперво снова занялась бусинами. Пожалела, что не расспросила Гери, быть может, она сумела бы подсказать. У меня раз за разом получалась какая-то ерунда. Я бесилась все сильнее, пытаясь разгадать тайну Лами Кнутовой. В разгар споров с Камором, который лез со своими ехидными советами, услышала какой-то шум, доносящийся с улицы. Выглянула и увидела женишка. Он в свою очередь стоял под моим окном и что-то яростно выговаривал слугам. Да, они получили строгие указания не пускать ко мне визитеров, дескать, утомилась и никого не желаю видеть. Этот посетитель проявил редкостное своеволие. Увидел меня, предвкушающе улыбнулся и поманил пальцем. Сдурел, если ждет, что скакну прямо из окна в его пламенные объятия.

- Чего тебе? – нелюбезно отозвалась я, выглядывая в открытое по случаю жаркого денечка окно.

- Разговор есть!

- Беседовать о нашей свадьбе я пока не готова!

- А к чему готова? – маг начал злиться, о чем свидетельствовал огонь, вспыхнувший в его взоре.

- Ко сну! Доброй ночи! – через силу улыбнувшись, я поспешила захлопнуть створку и сразу присела, услышав раздавшийся рык.

Оторопело моргая, сидя на полу и нервно икая, я рассматривала драконий глаз, заглядывающий в комнату с улицы.

- Вот ведь огонек, - прошептала я, совершенно сбитая с толку.

Ти-Ар выдохнул пламя, и стекло мгновенно покрылось слоем копоти.

Неукротимая огненная стихия, и поэтому мне никогда не понять магов. Вот на что он рассердился? Да так, что мгновение ока сменил облик! А Гери еще говорила, что Райт станет для меня прекрасным мужем! Да разве же я сумею с ним договориться, если его тело наполнено пламенем. Оно составляет основу жизни всех магов и магинь… Минуточку! Я перестала моргать! Вскочила, заметалась по комнате. Как же я раньше не додумалась?!

Камор нахмуренно следил за мной, но вопросов не задавал, а зря! Схватив мешочек, где хранила бусины, я бегом бросилась в туалетную комнатку.

- Ты настолько сильно испугалась? – съязвил демон. – Не думал я, что ведьмы… - я не дослушала, хлопнула дверкой.

Нервно вытаскивая из тайника гримуар и шкатулку с ледышкой, я изо всех сил взывала к Кьяру. Саламандр явился, с недовольством осмотрелся и, хитро прищурившись, поинтересовался:

- Желаешь, чтобы я снова похитил тебя?

- Желаю, - крепко прижимая к себе вещи, кивнула.

- Сегодня я собрался вернуться домой пораньше, - змей настроился проверить меня.

- Если это приглашение, то я согласна. Только унеси меня отсюда, пока дракон не спалил всю округу!

- Не спалит. Тебя пожалеет, - хмыкнул Кьяр.

- Не знаю, не знаю, - всерьез усомнилась.

- Узнаешь, коли будет нужда! – ответил он и призвал на помощь свою магию.

Хвала всем известным творцам, что перенесли меня в какое-то подземелье.

- Не радуйся и не обольщайся! Мне здесь не нравится, поэтому перейдем к делу! – сходу осадил саламандр.

- Так и у меня их по самое горло! Первое, - протянула ларец. – Спрячь это в своих владениях, но поклянись вернуть по моему первому требованию!

- Хочешь, чтобы я поклялся? – Кьяр не поверил наглой ведьме.

- Хочу! Я ведьма, помнишь?

- Вижу! И не пойму, почему я обязан помогать тебе!

- Ну, во-первых, - протянула, - потому что и в твоих интересах не допустить, чтобы Геррар заполучил свое сердце!

- Мне, что за дело?!

- Если Геррар получит сердце, он станет сильней и сумеет помочь Дамаре и Иде. Знаешь, что я узнала от Гери? – и без дополнительных просьб просветила. – Дамара хочет занять место Фириона, а тебя она ненавидит и найдет способ отомстить за то, что не помог ей!

- Всего-то? Я уж думал…

- А Ида черная ведьма! Не мне тебе объяснять, на что она может быть способна! В войну именно черные ведьмы смогли уничтожить несколько сотен саламандров!

- Почему она будет помогать Дамаре? – змей на то и змей, чтобы задавать множество провокационных вопросов.

- Потому что ей прикажет Геррар! Как я поняла, Листакова пойдет на все, чтобы быть с ним!

- Ладно. Предположим, в это я поверил! – он прищурился.

- Тогда я жду, - с вызовом посмотрела на него.

Кьяр хмыкнул:

- Ах, ведьмочка! Ты мне все больше и больше нравишься!

- Что тоже мне на пользу! – предлагала завершить эту тему и заговорить на другую.

- Ну-с… - и вытянул хлипкую лапку. – Ладно, уговорила. Я принимаю чего-то там, чтобы вернуть…

- Постой, постой! Повторяй-ка за мной! – и четко, чтобы не увильнул. – Я, Кьяр Всемогущий, - польстила, - беру у ведуньи Липкиной на бессрочное хранение ларец, в котором покоится сердце перевозчика Герт'Зеара. Обязуюсь вернуть по первому требованию владелицы!

- Всемогущий! Сказанула! Хорош-шо, - будто огонь зашипел, но змей повторил слова клятвы.

- Принимаю! – кивнула я и прошептала простенькое ведьмино заклинания для связки. Теперь, если саламандр нарушит клятву, его будут преследовать неудачи.

- Недоверчивая! – фыркнул. – И это мне нравится в тебе! – оскалился. – Дальше что?

- Вот, - кинула гримуар. – Сожги!

- Всегда пожалуйста, - Кьяр смотрел на книгу, как на что-то омерзительное. Дохнул.

Послышался душераздирающий визг, так что я закрыла уши ладонями. В центре книги появился рот с мелкими острыми зубами.

- Берегитес-сь, вы… - оно заткнулось, едва Кьяр дохнул еще раз.

Кожа на обложке съежилась, книга зашелестела страницами и разлетелась на мелкие угольки. Подскочив, я затоптала их все.

- Еще что? – саламандр больше не шутил, выглядел мрачно и неприступно.

Я передала ему шкатулку и достала из мешочка бусины.

- Вот. Я поняла, что маги опять меня обманули. Это не буквы! Стекло должно расплавиться от огненной магии и показать послание Лами!

- О, ведьмы! С чего ты решила, что тебе снова солгали?

- Как же…

- Не перебивай старших! – цыкнул. – Забыла, ищейка липовая, что обереги делают только женщины! Разве в ваших краях много мужчин, которые знают, зачем и почему шьют таких кукол?!

Сопоставила факты, как-то уже позабылось, что говорил об оберегах Дюран.

- Неужели, традиция сохранилась, и обереги предназначены только для женских глаз?!

- Да. Матери, дочери, сестре. Никому другому! Магия используется женская. Ария Кнутова в срок сама должна была расшифровать и сообщить обо всем мужу. Но твой сообщник украл оберег. Суть обряда самому магьеру Кнутову не знакома, но признаться в этом ему показалось стыдным, вот он и придумал шифр.

- Дурак!

- Круглый! – Кьяр согласился со мной.

- Почему никто из магов не понимает, чем могут обернуться их лживые слова?

- Кнутов дал четкие указания Торну. Об остальном он и слыхом не слыхивал! Никто же не трубит на каждом углу, что завтра может не наступить. Боятся паники среди жителей!

- Хм-м… Не думала, что Светлов не поделился с другом.

- Только тем, чем посчитал нужным. Пойми, я его не оправдываю, сам бы покусал, если бы знал, что будет толк!

- Тогда давай сделаем все сами? – отошла подальше, чтобы бусины не попали на выжженное пятно, оставшееся от гримуара Иды, и высыпала стекляшки на серый камень.

Они завораживающе сверкнули в свете броской чешуи саламандра.

- Ты забыла об одном, - он приблизился и окинул меня красноречивым и слегка обиженным взором. – Я не девочка!

- Но магия огненная нужна! – не думала, что меня постигнет неудача.

- Нужна, нужна… - проворчал Кьяр и, заметив на моем лице разочарованное выражение, сказал. – Жди здесь! – пропал.

- Чудесно! Есть времечко на раздумья, - свет исчез, и я оказалась в полной темноте.

Страха не было, лишь бесконечное раздражение. К счастью, саламандр явился быстро и за собой он притащил Зирану.

- Вечер добрый, - произнесла магичка.

- Я так понимаю, тебе уже рассказали обо мне? – спросила с великой осторожностью, косясь на змея.

Он ухмыльнулся и показал длинный раздвоенный язык.

- Райт пригласил на свадьбу и растрезвонил почти всем в гильдии, потому что народ сильно удивился! – Зирана, не стесняясь, рассматривала меня.

Я помотала головой, а Зверова продолжила:

- Поначалу никто не верил, думали, Ладов крепко выпил накануне, а Дамара опять обвела его вокруг пальца. А час спустя ко мне явился Кьяр. В общем, теперь я верю!

- Кстати, я же тебя еще не поздравил! – саламандр воспользовался моментом.

- Успеешь еще, - сквозь зубы, процедила я и носком туфли указала на бусины. – Давай лучше вернемся к нашим загадкам!

Ответила мне магичка, наклонилась над поблескивающими бусинами.

- Кьяр мне объяснил, что к чему, и я попробую. Не обещаю, что результат будет положительным, - девушка провела руками над стекляшками, прикрыла глаза, что-то зашептала.

Я отошла, и не зря, на ее ладонях вспыхнуло пламя. Оно разгоралось ярче и ярче, играя всполохами на стенах, бусины постепенно начали плавиться. Я вытянула шею, пытаясь рассмотреть подробности.

К моей бесконечной досаде, ничего ценного увидеть не довелось. Легкая дымка окутала Зирану, не позволяя чужим взорам узнать тайны магички. В ожидании результата я нервно расхаживала вперед-назад. Кьяр оставался в стороне, безмолвно наблюдая за нами обеими.

Стараясь не показать своего нетерпения, я приблизилась, когда Зирана махнула рукой, давая разрешение подойти. На камнях я увидела карту, выполненную из расплавленного стекла.

- Невероятно! – выразила свое искреннее восхищение.

- Лами отлично рисует! – взгляд Зверовой затуманился, она вспомнила о подруге. – А еще она сильная магичка! – девушка стиснула кулаки, чтобы справиться с нахлынувшими чувствами.

- Мы найдем ее, - пообещала я, склоняясь над картой. – Хм-м… - задумалась, изучая более детально. Вскинулась. – Но это же… это…

- Не может быть! – Зирана подняла на меня вопросительный взгляд. – Как так? А Торн и Арвин… - выдохнула.

- …ушли в Рваные горы, куда собирались вы все, - закончил за нее подошедший саламандр.

- Почему? – вопросила я, но ответ не получила, поэтому озвучила свои домыслы. – Возможно, изменчивые решили, что Рваные горы не слишком надежное убежище и гораздо лучше будет спрятаться в Огнедышащих горах.

- Скорее всего, - размышляя, кивнул змей.

- Или, - я продолжила рассуждать, - здесь скрыто нечто важное.

- Что? – оба собеседника посмотрели на меня.

- Единственное, что знаю точно, жена Да'Орона была четырех стихийницей. И она выжила!

- Да. Кажется, я понял, где находятся Лами и остальные, - хмуро поведал Кьяр.

- Только попробуй не взять меня с собой! – пригрозила я, грозно надвигаясь на огненного змея.

- Нас! – рядом встала Зирана. – Всех! – поглядела на меня. – И Райта тоже!

- Обойдемся без него, - проворчала себе под нос, понимая, что от женишка не так легко будет избавиться. – Ладно! Пусть идет! – произнесла громко и убедительно, чтобы посчитали, будто я смирилась с неизбежным.

- Фириона звать? – мрачно оскалился саламандр.

Магичка задумалась, а я махнула рукой:

- Да пусть идет, если во дворце не сидится!

И змей, и магичка с предубеждением посмотрели мне в лицо, я одарила их благосклонным кивком.

Важные дела выполнила, оставались мелочи. С первой столкнулась буквально на следующее утро, за завтраком. Светлов отстутствовал, он предпочитал прятаться от трудностей на работе, ночь провел вне дома и вестей не подал. И это означало только одно – Гери не успела поговорить с ним. Едва осознав это, я приготовилась к беседе со своей убийцей.

Жестом отослав слуг, напрямую призналась:

- Давно хотела взглянуть в твои глаза, Ида Листакова!

- Смотри, столичная ищейка! – она поднялась. – И что ты видишь?

Она права – я видела глаза собственной внучки, черная ведьма знала, куда бить, чтобы сделать больнее. Но показать, как больно, значит, проиграть!

- Напомни, - прикинулась, что подзабыла, - какого цвета были твои собственные очи? Небесно-голубого? Зеленого? – нарочито задумалась. – Быть может, черного? – радостно разулыбалась. – Точно! Все, кто выбрал путь смерти, принимают в свою душу частичку демоницы черной Грани. А они, известное дело, черноглазые! Поспорим?

- О чем? – Листакова никогда не понимала шуток.

- О том, успеют ли эти голубые глаза сменить цвет, или тело Гери, жизненные силы которого ты использовала все эти годы, загнется в муках! – хмыкнула, замечая, что Ида начала злиться. – А чего я? Тебе же не привыкать! О муках тебе ведомо поболее моего! Геррар – просто душка, по сравнению с хозяйкой твоей души! – успела пригнуться, и темное облако пролетело над моей головой, разбив дорогую антикварную посуду, стоящую в буфете, да и от самого резного шкафа остались только воспоминания.

Покачала головой.

- Не стоит так переживать, бывшая ведунья, ныне раба! – повела пальцем, предупреждая. – Не советую и дальше громить дом! Лучше придумай, что скажешь Светлову. Смотри, узнает – голову снесет!

- Я его жена! И знаю его дочь! Мы договоримся! – яростно заспорила Листакова, надеясь запугать меня.

- Не думаю, - подмигнула и медленно отступила я.

- Боишься? – она разгадала мой замысел.

- Не повторяю собственных ошибок! Учусь! – широко, а самое главное, искренне улыбнулась и прикрыла за собой дверь.

Выдохнула и поняла, что так оставлять не следует. Раз Гери не успела, придется отдуваться мне!

Приказала подать экипаж и поспешила покинуть особняк, пока рассерженная Листакова не разрушила его до основания. А это непременно случилось бы, ведь я и дальше собиралась злить черную ведьму, надеясь ускорить процесс ее обращения. Так будет проще – мне не придется спорить со Светловым. Доказательства будут, что называется, на лицо!

Вышла и в воротах столкнулась с Винром.

- Светлов на работе! – сразу после приветствия объявила я.

Огневик замахал руками, и я пристальнее взглянул на него. Взволнован и растерян – таков вердикт.

- Что случилось?

- А… ведунья… - начал Карпов, и я скривилась, но кивком разрешила ему продолжить. Ну, и болтун, оказывается, этот Райт! – У меня проблема! – выпалил он.

- Какая? – осторожно полюбопытствовала я.

- Вот! – маг указал на своего ящера, стоящего у ворот.

Ясное дело, что дело не в звере! С опасением приблизилась к паланкину.

- Что там? – спросила у нервно подпрыгивающего Винра.

Ответить он не успел, шторка распахнулась, и на мостовую выпрыгнула девочка лет шести-семи. Ведьмочка.

- Добрый день, - поприветствовала она меня, потом обратила взгляд своих глаз на взбудораженного огневика. – Папа, ты говорил, что познакомишь меня с ведуньей! – вроде прозвучало с возмущением.

- Э-э-э… - огневик растерял все свое красноречие и бросил на меня беспомощный взор.

Я выдохнула, кажется, что-то слышала об этой истории. Плен. Ведьма и маг. Убийство, тюрьма и сумасшедший план освобождения. Неожиданная новость и первая встреча. Дочь и отец.

- Меня зовут Лея Липкина. С кем имею честь беседовать? – перестала смотреть на Карпова и обратилась непосредственно к его дочке.

- Миренна Зотова, - она прижала ладонь к сердцу, и Винр тотчас вознегодовал:

- Карпова, - смягчился, поймав суровый взгляд девочки. – Ты же обещала.

- Отойдем? – предложила я, и ведьмочка согласилась.

- Только недалеко! – крикнул нам вслед маг.

Мы дружно развернулись и убедительно кивнули, чтобы не переживал, а то вдруг сердце прихватит, и без того бедняга нервничает, а заодно и нас нервирует.

Встали так, чтобы Карпов мог нас видеть, но не слышать.

- Что случилось? – повторила свой вопрос, задавая его маленькой ведьме, а не ее отцу.

- Меня похитили, - вздохнула она. Возвела глаза к небу. – Но мы с тетушкой только того и ждали! Верили, что папочка решится! А он все тянул. Даже вещи заранее сложили!

- Правильное решение, - я быстро взглянула на мага. Он растянул губы в улыбке. Хмыкнула. – Похитить ему все-таки хватило толку, а вот что делать дальше он не знает!

- Поэтому мы здесь, - она застенчиво улыбнулась.

- Неужели у вас, ведунья, нет плана действий?

- Есть! – ведьмочка не разочаровала. – Только папуля упрям, все делает по-своему. Хочет чего-то этакого, не понимая, что я не магиня! Главное, чтобы от сердца, не нужно роскоши и драгоценных! Правда?

- Тоже верно! – подтвердила я, подмечая, что за мной прибыл экипаж. – А знаете что? – следовало поторопиться. – Возьмите дело в свои руки!

- Он меня не слышит! – эмоционально сообщила девочка.

- Мужчина, - вздохнула я, давая понять, что думаю. Ведьмочка вздохнула в ответ.

- Считаете, стоит быть более решительной?

- Но не перегнуть. Понимаете, о чем я?

- Более мягко?

- Ненавязчиво, пусть огневик думает, что решает сам, - с выражением закончила я.

- Стоит рискнуть, - Миренна призадумалась, но кивнула, и мы отправились к ее отцу.

Он отозвал меня в сторонку. Помахав ведьмочке рукой, я сказала ей:

- До скорой встречи! – а Винру шепнула. – Прислушайтесь к своей дочери, - и запрыгнула на ступеньку экипажа.

По лестницам Главного сыскного ведомства Солнечного и Морского Края я поднималась, как на казнь. По коридору до кабинета Светлова двигалась еле-еле, будто делала свои последние шаги. Особенно глубокий вдох, как перед погружением на дно, и я смело распахнула дверь.

Десять пар мужских глаз с удивлением воззрились на меня. У магьера было совещание. Только почему-то среди приглашенных присутствовал Райт.

- Папуль, - постаралась выглядеть смущенной, - есть серьезный разговор, - кокетливый взмах ресницами, чтобы по-быстрому оценить обстановку.

Ладов вскочил со своего места, кинулся ко мне с намерением утянуть в коридор. Не к нему пришла, хотя и с ним объясниться придется! Но позже!

- Папа! – выразительно смотрела на Светлова. – Это вопрос жизни и смерти!

- Не можете выбрать между голубым и синим платьем? – со смешком поинтересовался кто-то из сидящих магов.

Эзагр суровым взглядом заставил шутника умолкнуть и произнес:

- На сегодня все! Можете быть свободны, господа сыщики!

Мужчины быстро засобирались к выходу, заканчивая свои дела, украдкой посматривая на меня. Мне было не до них, нетерпеливо дождалась, когда они выйдут. Ладов, естественно остался, как-никак мой будущий… Хочется думать, что не муж! А кто? Вопрос так вопрос! Всем вопросам вопрос! В душе полный раздрай, кажется, впервые за время своего долгого существования я не могла определиться, в чем нуждаюсь на самом деле!

Очнулась, когда поняла, что Райт меня о чем-то спросил. Вообще, оба огневика пялились на меня и чего-то ждали.

- Свадебное торжество обсудим после! – сказала Ладову, надеясь, что угадала.

- Хорошо. Я провожу тебя, - кивнул он, а я порадовалась, что да, меня спрашивали именно о свадьбе.

Подошла к Эзагру, лихорадочно вспоминая, что собиралась сообщить ему. Речь продумала тщательно, стараясь сгладить острые углы. Райт спутал все мои планы, мысли о нем сбили меня с толку. Пришлось выдать правду:

- Гери больше нет! В ее теле теперь душа Иды Листаковой, черной ведьмы!

С минуту в кабинете висела оглушительная тишина, только где-то у окна жужжала муха. Маги смотрели на меня и не произносили ни звука. Потом тишину спугнул оглушительный рык Светлова.

- Да сколько можно?! Ведунья! Хватит придумывать всякую ерунду! – подошел вплотную, грозно воззрился на меня.

- Я говорю чистую правду! И в этом вы можете убедиться сами. Мы с Идой повздорили с утречка, и …

- Ты пострадала? – ко мне подскочил Райт.

- Я нет. Только старинный резной буфет и дорогая посуда, - торопливо сообщила женишку, пока он не начал всерьез беспокоиться, а не ранили ли его невесту?

- Не верю! Ваши слова – ложь! Я бы заметил, если бы что-то пошло не так! – Эзагр не мог признать поражение. Я не осуждала, кто знает, как бы повела себя на его месте.

Передернула плечами – оказаться в его ситуации не хотела.

- Я не лгу. Не смысла обманывать вас. Мы с Гери успели поговорить, и она должна была сообщить вам об Иде, но не успела, - рассказала спокойным тоном, не отводя глаз.

- Почему же Гери столько лет скрывала правду? – выдохнув, четко спросил Светлов, желая уличить меня.

- У меня нет ответа. Ваша жена была немногословна, у нее почти не осталось сил. Чтобы выжить, черная ведьма год за годом терзала Гери и…

- Хватит! Я Больше не желаю вас слушать! – разъяренно выкрикнул Эзагр и резко отвернулся, справляясь с яростью.

Я решила не мешать ему, а вот Ладов неожиданно принял мою сторону и в наступившей тишине твердо произнес:

- Я верю, что моя невеста не лжет! И знаю, как доказать!

- И я знаю! –  сумела вернуть контроль над своими мыслями и вспомнить, что собиралась предложить.

- Подождите! – Светлов, сверкая гневным взором, рубанул рукой. – Дойдет и до вас очередь, ведунья! – обернулся к Ладову. – Райт! Я понимаю, почему ты выбрал ее сторону! Раскусил твои намерения в самом начале! Удобно! Ведь ты все еще неравнодушен к моей дочери!

Я бросила беглый взгляд на Ладова, он смотрел на Эзагра, выражение лица при этом прочитать было невозможно. Молчание молодого мага еще сильнее разозлило его соотечественника. На миг мне подумалось, что сейчас Светлов ударит Райта. Видимо, Ладова посетили похожие мысли. Он ни слова не произнес в оправдание, только посчитал своим долгом сообщить:

- Мих Липа был сыном Леи.

Эзагр резко втянул воздух сквозь плотно сжатые зубы, прищурился, ядовито осведомился:

- Это она тебе сказала? – говорил так, будто меня рядом не было. Хотел обидеть, поддавшись нахлынувшим эмоциям.

Только ведьм задеть довольно сложно, особенно таких, как я. Ничего не говорила, стояла и открыто смотрела на сыщика. Он, глубоко вдохнул, возвращая контроль над своими чувствами. Помотал головой и глухо обронил:

- Уйдите! У меня нет сил разговаривать с вами сейчас.

- Ладно, вернусь в особняк, - я быстро приняла решение. Раз побеседовать не получилось, сделаю все, чтобы Светлов лично познакомился с Идой.

Хватит тянуть!

Вышла за дверь, но из здания выйти не успела. Меня догнал Райт.

- Подожди. Есть разговор!

Я замедлила шаг, но не остановилась. Маг прицепился, как клещ.

- Мне известно, что у тебя на уме!

Преувеличенно подивилась:

- Серьезно?!

Он словно бы и не услышал сарказма в моем голосе.

- У меня много знакомых ведьм. С двумя я даже породнился, парочку могу запросто назвать своими подругами.

Что-то подобное я уже слышала! Как, оказывается, много общего у огневиков с подземцами! И приятно осознавать, что объединяем этих мужчин мы, ведьмы! Как бы они жили без нас?

- Лея! – Ладов повысил голос. – Ты меня слушаешь?

- Всенепременно! – сладко протянула я.

Райт стиснул челюсти, пришлось сказать:

- Говори, что собирался, и отпусти – у меня дела! – на улицу мы вышли и замерли недалеко от крыльца.

Ладов едва заметно покачал головой и улыбнулся.

- Прогуляемся?

Кивнула, мысленно посылая женишка прогуляться к паземкам, и быстрыми шагами достигла противоположной стороны улицы. Здесь располагался вход в парк. Иногда можно позволить себе расслабиться и мимоходом насладиться прелестями летнего солнечного дня.

В парке было многолюдно: прогуливались парочки; смеясь, обсуждали что-то подружки; бегали дети; громко общались их мамаши. Зная, что Ладов движется за мной, я свернула на узкую тропку.

- Почему ты согласился жениться на мне? – вопрос вырвался сам собой, хотя мне казалось, что ответ известен.

Маг обогнал меня, перекрывая дальнейший путь, сорвал травинку, в раздумьях пожевал стебелек, смерил меня внимательным взором, соизволил признаться.

- Чтобы спасти тебя, Лея Липкина.

Я не поверила.

- От чего? – раздраженно поинтересовалась. – Скажи прямо, ты давно мечтал заполучить Дамару!

Райт отбросил травинку, протянул руку, чтобы коснуться моего лица, и я отшатнулась. Он вздохнул и сказал:

- Мечтал… было дело. Но не сейчас. – И опять огонь в глазах, и я боюсь, но только себя, своих желаний и неожиданных чувств. Поэтому опять о работе.

- Ладно! Вернемся к свадьбе чуть позже! Расскажи мне лучше о деле! Я выяснила…

- Лея! Хватит бегать! – произнес строго, подошел, выдохнул и ехидно дополнил. – Неужели ведьме страшно?

Едва не сплюнула от досады. Вот – снова объяснения! Не скрыться от пытливого настойчивого взгляда, не спрятаться от властных рук, не уйти от себя самой. Но я вновь попыталась.

- Ты говорил, что моей жизни кто-то угрожает! Поясни, от чего именно спасет меня наша свадьба!

Райт покачал головой, но ответил:

- Светловы.

Я на пару мгновений задумалась, зная, что не только о Дамаре речь ведется. Видимо, Ладову известно больше моего.

- Не ожидала от Эзагра подлости, - с горечью высказала я.

- Ну… убивать тебя он не планировал, - понизив голос,  оповестил Райт.

Я вспылила:

- Давай без загадок, хорошо?

- Как скажешь! – огневичок сегодня на редкость сговорчивый – к чему бы это? – Эзагр просил Ара изгнать твою душу, чтобы Дамара вернулась.

- Но ее…

- Тут обвиняй меня! Я ведь думал, что вас двое. Не знал тогда, что вы родственницы. Короче! Рассказал Эзагру, что чувствует Ар, а Светлов уцепился за идею. И как раз, словно по заказу, нас троих вызвала Сероволкина. Там и предлагалось все провернуть.

- Как это? По задумке господина сыщика я должна была пополнить ряды призраков Нейтральной полосы? – хотелось рвать и метать, я, значит, мир, спасаю, а меня… Вдохнула и выдохнула, возвращая спокойствие, посмотрела на Ладова.

- Светлов настоятельно уговаривал меня подселить твою душу в тело Сероволкиной. Говорил, мол, две ведьмы найдут общий язык.

Я снова шумно выдохнула. А я еще жалела магьера?! Никогда и ни за что! Благословлю Лийту, когда она доберется до господина Светлова! Ускорю даже замечательное событие!

- Я могу ворона отправить? – задала Райту вопрос, изумив его.

- Зачем?

- Мысль умная появилась, хочу с подругой поделиться!

- Умная ли? – противный маг высказал свои тревоги.

- Не сомневайся, я знаю, что делаю! – твердо сказала я, обогнула его, ступая по высокой траве, шествуя дальше.

Несколько минут мы просто шли по узкой тропке среди густой травы и ароматных диких цветов, слушая жужжание пчел и пение птиц. Ладову надоело плестись за мной, и он приступил к активным действиям. Догнал, опустил руку на талию, заставляя меня похолодеть и остановиться. Сердце, подобно пойманной в сети бабочке, беспокойно билось в груди. Прокашлялась, стараясь взять себя в руки. Еще не бывало случая, чтобы я вот так нелепо вела себя. Стоило проанализировать свое поведение на досуге, а пока…

Открыла рот, чтобы высказаться, но не изрекла ни словечка, даже вдохнуть забыла. На тропку из густых кустов, ломая ветви и ругаясь, выскочил человек, одетый как заправский разбойник. Не слишком опрятная рубашка, хлопковые широкие штаны с темным поясом, из под которого торчит рукоять ножа, видавшие виды сапоги. Лицо, заросшее темной щетиной, один глаз закрывает повязка, а вот другой…

Я закрыла рот и неодобрительно поджала губы, гадая, для чего понадобился Дюрану этот маскарад. Райт, как истинный огневик, задвинул меня себе за спину и громко осведомился:

- Чего надо, любезный?

- Поговорить с твоей подружкой, - нагло, подражая простолюдинам, сообщил четырех стихийник.

Я осторожно взглянула на Ладова: не узнал ли часом? Похоже, нет. Что-то опасное, непредсказуемое притаилось в глубине зеленых глаз мага. Прошлый опыт быстро отыскал разгадку – огневик приготовился защищать свою собственность. Меня?

- А в глаз ты получить не желаешь? – угрожая, прошипел Райт.

- А ты? – нахально откликнулся Дюран.

С ума сошли?

Чтобы предотвратить драку, я легко тронула жениха. Он раздраженно дернул плечом, молчаливо приказывая не мешать ему. Вот еще! Чтобы ведьма безмолвно стояла и ждала развития событий?

- Сейчас! – Ладов скакнул вперед, намереваясь ударом сбить противника с ног.

Огнев с легкостью увернулся, дальнейшую битву мне помешали увидеть. Я и моргнуть не успела, взлетела в воздух и приземлилась на спину огромного коня, вниз головой, разумеется. Так болталась, пока скакун уносил меня прочь. Позади рев, когда содрогнулась земля, а в небо взлетел вихрь пламени. Кому-то не повезло – Ар проснулся! Я же, подобно вещевому мешку, продолжала болтаться поперек лошадиной спины. Голова кружилась, желудок сворачивался от боли, тело ныло, а в мозгу билась одна мысль: «А если я упаду?!»

Упала я чуть позже и точно на разлапистые кусты. Повезло! С пыхтением слезла на твердую землю, выдохнула, но тотчас оказалась прижата лицом к траве. На ухо мне предостерегающе повелели:

- Не двигайся – увидит!

Несогласно помотала головой, внимание Ти-Ара было ни к чему, но и глотать песок я тоже не хотела. Камор, перевоплотившись, мстительно надавил мощной ладонью на мой затылок. Убью! Немного позже, но сделаю это!

- Пора уносить ноги! – панически завопил запыхавшийся Дюран, добравшись до нас.

Моим мнением опять никто не поинтересовался, и недружная троица оказалась в особняке в розовой девичьей спальне. Здесь меня соизволили отпустить.

- Вы сдурели? – решив отложить убийство демона на неопределенный срок, зло полюбопытствовала я.

- Посуди сама, - выдохнув, принялся оправдываться Дюран, - нам нужно уйти по-тихому, чтобы в Рваные горы с нами не отправились лишние люди. Зачем привлекать пристальное внимание?

- И поэтому вы решили меня похитить? – спросила спокойно, но внутри все кипело.

- Так проще! – отряхивая одежду, бросил Огнев и разлегся на моей кровати.

Камор помалкивал, только сверлил меня подначивающим взглядом. Я на провокации не реагировала – ударю, когда не будет ждать подвоха, но и сама поостерегусь.

- Уйдем ночью! – сказала я. – Без шума и суеты! Путь наш будет лежать в Огнедышащие горы.

- Куда? – разом спросили оба мужчины.

- В Огнедышащие горы, - терпеливо повторила специально для них. – Мне удалось расшифровать послание Лами, а Кьяр…

- Кто? – как дружно у них получалось.

Ответить мне не довелось. Дверь разлетелась в щепки, и на пороге показалась разъяренная Ида. Зрелище впечатляющее. Волосы растрепаны, в глазах темные вихри, руки венчают острые когти – быстро же освоилась в новом теле демоница черной Грани.

Дюран и Камор одинаково быстро вскочили, отражая атаку, направленную на меня. В то время, как я сама, ничего не успевала. Иду вынесло в коридор, а меня снова схватили в охапку и стихийным порталом унесли в Подземье.

Глава 15. О цветах

И вот я предстала перед черными очами владыки. Сейчас они хмуро взирали на меня, будто не видели ни Камора, ни Огнева.

- Объясни мне, недогадливому, Велея-Дамара, почему вы, ведьмы, умудряетесь почти ежеминутно найти неприятность на свою задницу, а чтобы спасись, обязательно проваливаетесь в мое царство?

- Ну не все же, - утешая, изрекла я. Прочистила горло и указала на спутников. – Это все они! Я бы сама справилась!

- Я в следующий раз доставлю сюда твой обугленный труп! Так будет проще! – зловеще улыбаясь, пообещал Камор, поднимаясь и отряхивая одежду.

Его примеру последовал Дюран, затем наклонился ко мне и прошептал:

- Я тебя не брошу, - подмигнул, - воспитание не позволит!

- Оставьте нас! – раздалось мрачное повеление Ар'рцелиуса.

И по невидимому сигналу двери распахнулись, пропуская в комнату лар. Они с поклонами выпроводили Огнева и брата владыки в коридор. Я с тоской проследила, как закрываются украшенные самоцветами створки. Едва уловимый звон прозвучал набатом. Чтобы избежать настойчивого взгляда высшего демона, я с преувеличенным вниманием рассматривала мрачную обстановку.

- Ну и? – владыка был не из тех, кто позволяет себя игнорировать, и я с предельно умным и сосредоточенным видом взглянула на него – приготовилась внимать речи. Ар'рцелиус нахмурился, но не прокомментировал. Начал деловой разговор. – Рассказывай!

Он сидел напротив камина в глубоком кресле, опустив руки на подлокотники, выполненные из серебра. Едва повернулась, то сразу заметила яркие блики, играющие в завитках, выгравированных на металле. Алые отсветы на серебре завораживали, и я с трудом подняла взор, чтобы столкнуться с тьмой в глазах Ар'рцелиуса, пока он терпеливо ждал моего ответа.

- Мне удалось разгадать тайну Лами, - приступила к важному. – Те, кого мы ищем, ушли в Огнедышащие горы. Кьяр – самый главный из саламандров – сказал, что знает, где прячутся беглецы, - умолкла в ожидании слов владыки.

Он следил за мной с нечитаемым выражением на лице, затем произнес равнодушным тоном:

- Да. Мне известно об этом.

- Вы следили, - и осторожно предположила, - за мной?

- В том числе. Знаешь, как я не люблю незваных гостей, а этот твой Кьяр нарушил мои границы! Поэтому, дабы избежать повторения, я и попросил своих слуг, тех, что способны притвориться невидимками, проследить за созданием Тилла.

Осмыслила и с недоумением поинтересовалась:

- Тогда зачем вы расспрашивали меня? Могли бы сразу созвать совет и…

- Хочешь, чтобы я снова принимал у себя всю эту свору? – с холодком прервал меня он.

- Где то же их нужно будет принять? – размышляя, отозвалась я. Подняла голову, чтобы увидеть потолок. Кроваво-красный. Наверное, единственный теплый оттенок в замке владыки Подземья.

Удивительно, что отсветы огня, полыхающего в камине (в Асодаре никогда не бывает лета), не скользят по потолку. Всполохи света заметны на стенах, дорогих коврах, предметах интерьера, но по кроваво-красному полотну движутся лишь тени. Быть может, это и есть те неведомые слуги Ар'рцелиуса? Интересно, почему никто из наземных жителей не слышал об этих подземцах? Как их называют?

- Не о том думаешь, Велея-Дамара! – раздался строгий голос высшего демона, и я еле-еле удержалась от того, чтобы не подпрыгнуть на месте. Он прочитал мои мысли?

Поспешила заверить собеседника:

- Все думы о деле и ни о чем ином!

- Тогда скажи мне, Велея-Дамара, где я должен разместить дорогих гостей? – в первый раз за последние минуты Ар'рцелиус позволил себе выразить эмоции и спросил с издевкой.

Поморщилась:

- Не называйте меня так, пожалуйста, - вежливость превыше всего.

- Ты еще не заслужила другого обращения, - и повторил, буду верить в назидание, - Велея-Дамара!

Проглотила молча, спорить - желания не было, ныть – не умела. Вернулась к обсуждению и, будто ни о чем не просила и не получила отказа, проговорила:

- Мне напомнить, что ваш дворец не похож на обычную шкатулку или не стоит?

- Не стоит! – пригвоздил серьезным взором. – Лучше скажи, что за нового врага ты приобрела?

- Она из старых! Разберусь! – попыталась отмахнуться, но он не позволил:

- Не могу понять, Велея-Дамара, ты на самом деле беспечнее прочих ведьм или просто удачно притворяешься?

- Еще не решила, - скромно потупилась.

- Все играешь? - Ар'рцелиус поднялся, одна из теней, что таилась в углу за его спиной, будто ожила и раздвоилась. Неужели никто, кроме меня, не видел? Или видел, но промолчал?

- Всего лишь отвечаю на ваш вопрос, - с ответом поторопилась, чтобы он ничего не заподозрил. Опытная ведунья не должна показывать своих тревог.

- Ладно! – демон проявил милость. – Иди! – но на пороге меня догнал его властный окрик. – Но смотри, Велея-Дамара, если моя жена услышит от тебя хоть словечко о том, что я не уследил, и тебя снова едва не убили… - многозначительно оборвал фразу.

- Только о деле, с остальным разберусь сама, как и сказала! – убежденно кивнула я.

- Не геройствуй! Та ведьма однажды отправила тебя в Индегард! Воспользуйся помощью Камора!

- А…

- Огневу я найду другое занятие! И будь готова – завтра, так и быть, устрою сборище у себя во дворце!

- И…

- Что? Будут особые пожелания? - Ар'рцелиус не удивился, но постарался напугать, кровожадно сверкнув глазами.

- Будут! – не съест же он меня. – Позовите Лийту Сероволкину, это…

- Знаю я такую ведьму, - радости в тоне демона я не услышала, ну и ладно.

- А еще Светлова, это…

- Твой родитель, и с ним я тоже успел познакомиться! - конечно, демон не играет – учит!

- Странно! – я замерла, позабыв о прочем.

- Что именно? – владыка задумался.

- Мелочи! – уверенно объявила. – Спасибо за беседу, - распахнула дверь – попросту сбежала от пытливого взгляда. Ох, чувствую, аукнется мне неосторожно вырвавшееся слово.

Похоже, мне удалось не на шутку озадачить высшего демона, и он не упомянул о моей предполагаемой свадьбе. Как бы не догадался и не решил разобраться со Светловым по-своему, по-семейному так сказать. По моей задумке магьером должна заняться Лийта. Если честно, я больше не хочу его видеть, понимаю мотивы поступка Эзагра, но о встрече не мечтаю. Боюсь, что сорвусь и выскажу правду ему в лицо.

Лучший сыщик Солнечного не сумел сберечь самых близких женщин, потому что все свое время посвящал работе. И опять темное воспоминание, подобно буре, всколыхнуло мою душу. Да, я тоже хороша! Мне несказанно повезло, что Мишка не вырос вором или убийцей, а нашел свое призвание и счастье, пусть и в чужом краю. Признаю – в том, что Мих вырос хорошим человеком, нет моей заслуги. Лучшая ищейка Озерного оказалась хороша только в работе, а семейная жизнь не удалась.

Ну, я не расстроилась – всегда знала это. И Райту надеяться не на что! И снова мысль, похожая на вспышку: «А на что надеешься ты, ведунья Липкина?»

Я застыла, став похожей на одну из серых статуй, во множестве стоящих у стен. Моргнула только, когда обнаружила, что от ближайшего изваяния отделилась тень. Она скользнула чернильным пятном на пол, добралась до меня и увеличилась в размерах. Теперь я вытаращилась на темную мужскую фигуру. Подмигнув мне синим глазом без намека на зрачок, незнакомец испарился.

Я моргала практически без остановки. В таком состоянии меня нашла владычица Зиалея.

- Отомри! – сказала она. – Лучше пойдем со мной, все наши уже заждались тебя!

Я еще находилась под впечатлением от увиденного. На негнущихся ногах сделала пару шагов, потом дело пошло быстрее, и я бодро потрусила за тетушкой. Не забывала оглядываться, и Зиалея, вздохнув, просветила:

- Не бойся. Они свои, - повторный вздох. – Ягодка два года назад учудила, решив пробежаться по дворцу в облике мыши. Ар так впечатлился, что обратился к серой магии и с помощью парочки заклинаний вызвал существ из третьей Грани.

- О-о-о – выдохнула я, пришла в себя. – Надо запомнить!

- А лучше забыть, потому что чужая тайна! – посоветовала мне владычица и перевела разговор в иное русло. – Расскажи, что думаешь о своей предстоящей свадьбе.

- Ничего не думаю, некогда пока, - сдержанно откликнулась я. – Сейчас важно найти изменчивых!

- Найдут без твоей помощи, - безапелляционно заявила она и распахнула передо мной дверь в освещенный яркими кристаллами зал.

Первым, кого я увидела, ступив на порог, был Ромул Даров. Я инстинктивно попятилась от этого ребенка, памятуя, чем закончилась для меня предыдущая встреча с ним. Но опасность исходила от другого. Я толком и понять ничего не успела, а оказалась в коридоре. Туда меня вынесло потоком горячего ветра и чувствительно приложило о противоположную стену. На несколько секунд я лишилась сознания.

Очнулась, справилась с головокружением, сосредоточила взгляд и увидела, что надо мной склонились две ведьмы

- Как ты? – заботливо осведомилась Снеженика, замечая мое внимание.

Кивнув ей, я воззрилась на Аниику и раздраженно поинтересовалась:

- Надеюсь, хоть племянники не попытаются меня убить?

Ответ обнадеживал мало.

- Ну… - размышляя, отозвалась Веснушка и честно выдала. – Не знаю пока. – Заискивающе улыбнулась. – Они еще совсем крохи. Взгляни сама! – повернулась в сторону открытой двери, жестом приглашая меня подняться и войти.

Мне не хотелось вновь рисковать. Медленно поднявшись, я прислонилась к стене и перевела дыхание. Моя неспешность обидела сестру. Ани надула губы.

- Неужели не хочешь проведать племянников? Они будут рады тебя увидеть!

- По-моему, эти дети никому и никогда не рады! – буркнула я и пожалела.

- Ну знаешь ли! – фыркнула сестрица и скрылась от моего взгляда.

Я с опаской посмотрела на Снеженику. Она покачала головой, глядя вслед ушедшей Веснушке. Потом обернулась ко мне.

- Лея, ты слишком мало общаешься с детьми, - улыбнувшись, заключила Ягодка. – А они бывают разными, и ко всем требуется индивидуальный подход.

- Извини, но там не дети – демонята! Один - огнем швыряется, другой – взмахом руки в полет отправляет! И еще неизвестно на что способны Лиар и Лиара! – нервно выпалила я.

- Выдохни, - Снеженика осталась невозмутимой, будто я не упомянула и ее сына.

Я прикрыла веки, а она снова заговорила:

- Дети учатся, как учились мы с тобой. Разве у нас все легко выходило? Т'Аррис сын самого владыки Подземья – наследник, сила от папеньки досталась. А в тебе он увидел угрозу, - сделала паузу и объяснила. – Так его Ар'рцелиус учит – не доверять незнакомцам.

- Я же говорю – демоненок, - помотала головой, приходя в себя, глубоко вдохнула и приняла решение. – Ладно, пойду увижусь с племянниками.

Думала я только о сыне и дочке Веснушки, но пообщаться пришлось со всеми детишками. Зиалея напомнила, что и Ром с Аррисом тоже мои племянники. Не скажу, что с последними двумя мне удалось найти общий язык. Но меня больше не пытались убить – и на том «спасибо»!

Когда всех пригласили в трапезный зал на ужин, я чувствовала себя слабой и уставшей. Сославшись на это, спросила дозволения отужинать в одиночестве в выделенной комнате. Меня милостиво отпустили.

Еда придала сил, а холодная вода, которой я умылась, взбодрила. Спать было некогда, и я вознамерилась прогуляться.

Зная, что одну меня в город не отпустят, я отправилась на поиски Дюрана. Легче найти иголку в стоге сена, чем человека во дворце владыки Подземья. Но я не отчаивалась. Загадочные существа, которых вызвали из третьей Грани, сопровождали меня, но близко не подходили. Осознав, что плутать бесполезно и глупо, обратилась к ним:

- Любезные, - не придумала ничего лучше, - а не подскажете ли вы мне? – пауза, и я выразительно воззрилась на первую попавшуюся тень.

Она бездействовала, даже не шелохнулась, зараза!

- Вы немые? – рискнула выдать свое предположение. – Может, жестами обойдемся?

Никакого отклика.

- Глухие? – вот это будет проблемой. – Интересно, - вслух рассуждала я, - а как с ними Ар'рцелиус беседует? - шаркнула ногой рядом с темным пятном на полу. – Э-эй!

- Кхм… - раздалось многозначительное у меня за спиной. – Я здес-сь, - в голосе слышалась явственная насмешка.

Нашли над чем хохотать!

Я обернулась, смерила уничтожительным взором высокую темную фигуру.

- Могли бы сразу представиться! – еще и ледяным презрением окатила.

- С-сарк, - слегка склонился собеседник. – Чего изволите? – на ехидство не поскупился, с излишком добавил.

- Изволю пойти гулять! Проводишь? – и, не разрешая ему ответить, договорила. – А если нет, то помоги найти четырех стихийника, прибывшего одновременно со мной!

- Не могу никак, - гад продолжил насмешничать. – Гос-сподин Огнев занят.

- Уж не владыка ли его озадачил? – нахмурилась.

- Он с-самый, а меня прис-ставил с-следить за вами, ведунья. Так что придетс-ся довольс-ствоватьс-ся моей с-скромной компанией.

- Будешь убеждать меня, что отлично знаком с Асодаром? – не потрудилась скрыть сомнения.

- Не буду, но ведь я не один. Нас-с много, - тонкая полоска, отмечающая рот, изогнулась в кривой ухмылке.

Подумала и с горечью осознала, что придется воспользоваться его предложением.

- Ладно. Погнали! – махнула рукой, мол, веди за собой.

Сарк снова поклонился и указал направление.

В качестве транспорта мне предложили огромную фиолетовую змею из личного серпентария самого Ар'рцелиуса. Я привередничать и просить, чтобы предоставили метлу, не стала. Слегка расстраивало, что управлять ползучим гадом будет чужак. Дух противоречия, мелкий бес, да даже паземка предпочтительнее, но выбора не было.

Не скрывая опасений, я влезла в седло. Существо расположилось спереди и ухватилось за длинные ремешки, обхватывающие змеиную морду. Придвинулась ближе и удивилась, когда ощутила тепло, идущее от тела Сарка. Змеиная чешуя на ощупь была скользкой и холодной, а вот темная плоть существа третьей Грани буквально полыхала.

- Кому вы поклоняетесь? Тиллу? – в моем понимании всем огнем заведовал этот творец.

Но Сарк меня озадачил.

- У нас с-свои боги, ведунья, - не пояснил, вызывая у меня вздох разочарования.

Чтобы предотвратить дальнейшие расспросы, он резко дернул один из ремешков, и змея шустро двинулась вперед.

Приноровившись к ее скольжению, я принялась разглядывать город. День и ночь в Асодаре ничем не отличались друг от друга. Огромный красный кристалл, вырастающий из центра долины, озарял город круглые сутки. Время узнавали лишь по часам. Одни из них – самые крупные располагались на главной башне дворца. Их было видно из любой точки. Удобно.

Еще в прошлое свое посещение я увлеченно разглядывала все оттенки серого цвета. Именно из таких камней, гладких, будто отполированных, были построены городские дома. Необычные, таких не встретишь в Наземье. Каждый житель хотел как-нибудь выделить свое жилище. Порой выглядело довольно несуразно. Как тот, высокий дом, с одного краю которого, словно диковинные гнезда, теснились многочисленные башенки. В городе не было ни одной кривой улицы – все четкие, расчерченные, как по линейке. Тем поразительнее было наблюдать, насколько легко движутся, не сталкиваясь между собой, гигантские змеи. Их бока, лоснящиеся в красном свете, отбрасывали пугающие отблески на стены, создавая иллюзию присутствия неких новых существ.

- Куда едем? – спросил меня «извозчик».

- К реке, - не задумываясь, ответила я, чувствуя, как кто-то зовет меня с берега Ра'эль. Быть может, Геррар?

Призрачные корабли проплывали мимо Асодара, гонимые неосязаемым для нас, живых, ветром. И меня тянуло ближе и ближе к ним, как будто кто-то натягивал невидимые путы.

- Незачем живым людям ходить к этой реке, - неодобрительно зыркнул на меня через плечо Сарк.

- А я не из пугливых! – задиристо отозвалась я.

- Вижу! – хмыкнул он и заставил змею ускориться, явно чтобы проверить меня.

Теперь дома и диковинные, похожие на гигантские грибы деревья проносились перед глазами с огромной скоростью, сливаясь в одно темное пятно. Будто и не было отдельных оттенков серого, коричневого, черного и красного.

Остановились только на берегу, река была отлично освещена. С каменного высокого потолка пещеры на длинных цепях из темного золота свисали шары, разливающие по округе голубоватый свет.

Темно-зеленая вода отталкивала. Непрозрачная, завораживающая и жутко холодная. Ох, о последнем я помнила отлично – не раз и не два пыталась бежать, прыгая с борта парусника, надеясь, что уйду. Но каждая моя попытка была обречена на неудачу.

Встряхнулась, прогоняя наваждение, осмотрелась. Мы оказались на шумной пристани, где кипела работа. В Асодаре был свой флот. Самые обычные, деревянные парусники могли соперничать в размерах и красоте с призрачными. Не мне оценивать их маневренность и скорость. Подземцы выглядели уверенно, расхаживали вокруг, отдавая указания. Я обратила внимание и на то, что на нас с Сарком никто не смотрел. Порой бросали взгляды украдкой, но практически сразу отворачивались. Причина нашлась быстро. Нас окружал десяток теней, они двигались по плитам пристани, то сливаясь в одно целое, то растекаясь на отдельные части. У меня возник новый вопрос, и я задала его, чтобы отвлечься от своих тягостных дум.

- Сарк, а как вы выглядите на самом деле?

Он быстро и бесшумно приблизился, так что я едва успела вдохнуть, до того, как меня окутал жар. И пока делала новый отчаянный вдох, Сарк исчез, становясь темным пятном на каменной плите у моих ног.

- Вы не имеете определенной формы? – не поняла к чему вся эта демонстрация.

Тень обогнула меня, и как только я обернулась, увидела высокую фигуру.

- Точно! Вот почему он назвал вас невидимками! – одобрительно хмыкнула. – Ловко!

- Удобно, - отозвался он, сверкнув глазами. Прищурился, кивнул и указал. – Не его ждете?

Чувствуя, как медленно леденеет душа, я повернулась лицом к реке. Очередной призрачный парусник проплывал мимо столицы Подземья. Те, кто путешествовали на нем, не таились. Корабль, игнорируя привычный маршрут, подошел к пристани слишком близко, так чтобы я смогла увидеть всю троицу. Сердце екнуло и замедлило свой бег, тьма давила на душу, изгоняя все светлые краски, причиняя боль. На палубе у самого борта, помимо Геррара, стояли Ида и Дамара. Первая показывала, что теперь может существовать в двух мирах. Вторая победно скалилась, радуясь, что месть удалась. Еще бы! Не знаю, как им удалось вернуть Дамаре тело, которое сгнило в земле два века назад. Зрение меня не обманывало. На палубе стояла темноволосая молодая женщина, которую я уже не чаяла увидеть в зеркале.

- Как? – сорвалось облачком пара с моих губ.

- Беглецы, - мрачно откликнулся Сарк, хоть я и не ждала, что мне ответят.

- Кто? – я никак не могла отвести глаз от стоящих на призрачном корабле врагов. Они ударили точно, боль сковывала тело, туманила мысли.

- Беглецы. У нас-с их зовут так. Предатели, изгои, продажные твари, - зашипел Сарк, и я вздрогнула, забыла о боли, так велико было изумление.

- Вы знакомы? – мой взгляд заметался, я не знала на кого смотреть, то ли на ухмыляющихся врагов, то ли на злющего чужака.

- Знаком и ненавижу!

- Кто вы? Они? – загадок стало больше, и мне непременно захотелось узнать отгадку на каждую.

Сарк молчал, и я разволновалась, что ни о чем не узнаю. Требовать не имела права, просить?.. Со слезами взмолилась:

- Пожалуйста, мне важно понять, как вернуться…

Сарк не изрек ни звука, вздрогнул, будто я ударила его, отошел, уступая место новой тени. Она выросла, и я увидела женскую фигуру, более хрупкую, невысокую. Тело женщины переливалось разными оттенками синего и фиолетового, напоминая ночное звездное небо.

- Не плачь, девочка, - сказала она нежным мелодичным голосом. – Идем, - позвала к змее.

Ноги мои будто бы приросли к исчерченным плитам пристани, и Сарку пришлось взять меня за руку. Тепло, исходящее от него, на этот раз не обжигало, грело, расходясь по моему окоченевшему телу.

- Спасибо, - произнесла я, когда он подсадил меня на змею.

Слегка улыбнувшись, он кивнул и запрыгнул впереди меня.

Сарк и его соотечественница проводили меня до комнаты, и я, взвинченная до невозможности, пригласила их войти. Прямо с порога не стала закидывать вопросами, хотя очень хотелось. Что им предложить, не ведала, поэтому замерла у окна, с силой вцепившись пальцами в подоконник, пытаясь унять чувства.

Вопросы иссякли, когда женщина на несколько секунд обрела лицо. Сейчас в моей голове замелькали догадки, одна невероятнее другой, но сумела выговорить только одно:

- Мама?

Лицо той, которую я, казалось бы, должна была забыть, вновь изменилось. Теперь передо мной предстала Алтея Калинкина.

- Вижу, и вторую меня ты знаешь, - печальная улыбка изогнула женские губы, а затем тень вернулась к прежнему облику.

Я силилась что-то сказать, но вырывалось лишь невнятное мычание. Сарк решил меня добить. Изменился.

- Папа? – хрипло, чуть слышно выговорила я, а он преобразился. Теперь я видела ведьмака с рыжими волосами и карими глазами. Подозреваю, что так выглядел Хранитель Алтеи и родитель Веснушки. Сестра!

- А… Весна… Веснушка и не знает, - огорошено выдала я.

- Не время, - ответил Сарк, возвращая свое теневое обличие.

- А… как … вы… - отцепила руки от подоконника, вдохнула несколько раз, хлопнула себя по лбу. – Кьяр не ошибся во мне! Ищейка я липовая! Зиалея же сказала, что вы из третьей Грани! Первая – Индегард, вторая – место перерождения, третья… Паземка меня укуси! Третья Грань – мир тех, кто устал от вечного перерождения и…

- Похоже, что мы ус-стали? – ядовито полюбопытствовал Сарк.

Я попыталась припомнить, каким был мой отец. Ведьмак – это точно! Только это существо совсем не подходило на роль скромного, безобидного ведьмака. Я перевела ошарашенный взор на женщину. Она пояснила:

- Грани меняют нас-с, мы не те, кем были на Вейтерре! Уже не люди, хотя и помним, вс-се прошлые перевоплощения.

- А… м-мм… - у меня отнялся язык, временно разумеется.

- Меня можешь звать Теей. – Разрешила она, и я внятно кивнула.

Разговор продолжил Сарк:

- Грани – это миры. Индегард и первая принадлежат Вейтерре и ее творцам. Третья – переход, мос-ст между параллельными мирами. Нам вс-сем лгут, убеждая, что там мы отдохнем. Вес-сьма неприятное мес-стечко. Отдохнуть там точно не получитс-ся. Мало, кто с-сам идет туда. Чаще нас-с прос-сят или зас-ставляют, как было с-со мной. Тею попрос-сили. У каждого с-свое дело - кто-то охраняет, кто-то с-следит, кто-то теряет, кто-то находит. Можно с-стать с-сильнее, можно умереть – иного не дано! Мы выжили, нашли друг друга, чтобы вмес-сте ловить прес-ступников, тех, кого ос-судили, но кто рис-скует бежать, не ис-скупив прос-ступки прежнего с-существования.

- Дамара? – переварив новые сведения, я не изменила своим привычкам, принялась размышлять.

- Она!

- А как?

- Твое предыдущее воплощение!

- С-смогла гадина! – это высказала Тея. – В наказание ее назначили с-сторожить хранилище мас-сок. Догадываешьс-ся, что лежит в нем? – бывшая ищейка проверяла меня.

- Вполне, - не стала ее разочаровывать. – И Дамара украла мою маску!

- Так! – одобрила она. – Я знала, что ей нельзя доверять, но меня никто не с-слушал, говорили, мол, дай новенькой шанс-с! Я пожалела, что пос-слушала их и с-себя, привыкла верить людям.

- Ничего, время с-стирает память, - хмуро пообещал Сарк. – Ты научишьс-ся!

- Быть может, - сказала Тея и взглянула на меня. – Не бойс-ся! Теперь мы здес-сь. Не упус-стим, вернем мас-ску, защитим тебя.

- Вас Ар'рцелиус вызвал? Или вы сами явились?

- Никто из хранителей не имеет права покидать пос-ст с-самовольно. Ар с-сделал это, не ведая с-сам, кого зовет! – разъяснила она.

- Вовремя, правда? – вклинился Сарк.

- Да. А как вы…

- Нас-с бы не отпус-стили, назначили кого-то из других хранителей. И не в таком количестве. Обычно ходят по одному, нам с-сложно возвращатьс-ся с-сюда.

- А этим, изгоям?

- Проще. Они не принимают новый образ, с-становятс-ся рабами с-собс-ственной злобы и тьмы.

- Их иногда зовут с-серыми.

- А это не они?..

- Они часто помогают злодеям. За возможнос-сть вернутс-ся на Вейтерру, отомс-стить, готовы продать-ся любому! – проговорил Сарк.

- Вот почему вы назвали ее продажной! – подпрыгнула я, провела ладонями по лицу. – А Зиалея и Ар'рцелиус знают?

- Быть может, он догадываетс-ся, - задумчиво сказала Тея. – Поэтому мы с-стараемся реже контактировать с ним.

- Вам нельзя общаться с нами?

- Нежелательно. Мы должны хранить тайну.

- Но мне вы открылись?

- Мы рис-скуем, дочка, - первой ко мне подошла Тея, взглянула робко, вернула внешность моей матушки.

- Тебе должны целую жизнь, - Сарк тоже подошел, принимая облик моего батюшки. – Хранители Индегарда позволили перевозчику с-слишком много, - от тени у него остался говор.

Но меня это мало волновало, я видела тех, кого потеряла сотни лет назад, ради кого искала, нашла и убила Геррара. Слезы крупными каплями покатились по щекам, когда поняла, что лишь теперь освободилась от давних страданий. Будто сбросила с плеч тяжелый камень, который зачем-то тащила в гору. Я думала, ч