КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426110 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202768
Пользователей - 96518

Впечатления

Masterion про Квернадзе: Ученый в средневековье Том 1- 4 (Попаданцы)

Отвратительно. Даже для начинающего. Может автору стОит писать на родном языке?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Shcola про Ардова: Невеста снежного демона (Фэнтези)

Вот только про шалав и писать, ковырялка сотворила шИдЭвер.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Пустая Земля. Трофей его сердца (fb2)

- Пустая Земля. Трофей его сердца [СИ] 3.05 Мб, 222с. (скачать fb2) - Александра Неярова

Настройки текста:



Пустая Земля. Трофей его сердца

Введение

Из своего детства Жанна помнит лишь кровь…

Море крови, падающий с небес снег и протяжные стоны соседей. А ещё их – каргов, что с воинственными криками сбегали с гор на бункер Элегию.

Чужеземцы, как лавина, сметали всех на своём пути. Разили градом ядовитых стрел и кинжалов, погребая под толщами снега непокорных людей.

Родителей Жанны карги убили на её же глазах, но по неизвестным причинам саму не тронули. Пришлый долго смотрел на забившуюся в угол, дрожащую от ужаса и страха, маленькую девочку, сверкая зеленой радужкой из-под маски, но просто ушёл.

Девочка выросла, но до сих пор каждую ночь видит во снах тот судный день. И она полна решимости выяснить: почему же ей оставили жизнь?


Глава 1

Поражение – это когда ты с ним смирился.

А если не смирился – то это временная неудача.

Юзеф Пилсудский

– Из-за этой чёртовой метели нужно усилить охрану и перед теменью ещё раз осмотреть периметр, – скомандовал Зейн.

Седовласый полковник, повидавший на своем веку многие битвы, острыми серыми глазами пробежался по выстроившимся офицерам, зацепил колышущийся от порывов ветра входной полог шатра, извивающиеся языки пламени костра в каменном кольце, и взгляд мужчины замер на столе с развернутой картой. Брови Зейна сдвинулись к переносице, делая его лицо ещё более суровым.

– Так, – с хлопком опустил на карту ладонь, – Хок, Брейн проверят восток, Жанна и Картер – запад, ну а Дайна с Ридом – северную сторону.

– Есть, сэр! – раздался громкий стройный хор.

– Ну, легче, ребята. Не пред генералом стоите, – поморщился командующий Зейн. – Дай нам Бог пережить сегодняшнюю ночь! Буран – отличное время для нападения, ступайте и глядите в оба.

Отряд покинул шатёр, но седовласый полковник всё продолжал смотреть на закрывшийся за ними полог. Тревога съедала душу Зейна. Их война с каргами длится уже много лет. Землю поглотил хаос разрухи, стоят вечные снега, технологии и коммуникации уничтожила Чёрная вода, что однажды потоком хлынула из недр земли.

Сначала появилась мёртвая вода, она поднялась из глубоких оврагов и каньонов, будто кто-то незаконно пробурил скважины, а столкнувшись с опасностью, испугался и забросил их. Вода отравила реки, озера и океаны, постепенно затопила сёла и города, оставив лишь верхушки зданий. Погибло множество людей, прежде чем человечество объединилось в единую силу и смогло построить сети надземных дорог с бункерами, ставшими новым домом для выживших.

Времена настали смутные, чёрная вода несла с собой смерть: отравила ядом почву. Вся зелень иссохла и погибла, а с ними и пища с питьевой водой, остались лишь крохи припасов, кои удалось вовремя спасти с заводов и крупных магазинов. От нехватки люди устраивали бунты, чинили распри, убивали друг друга из-за куска хлеба, и военным пришлось взять дело под контроль.

По приказу министра обороны по всей земле вокруг каждого из семи бункеров – новых мини-городов, в которых укрылись великие умы человечества с магнатами, а также обычный рабочий класс, – выставили передовицы и более мелкие посты, чтобы предупредить нападения каргов. А за защищенными адамантовыми стенами бункеров учёные принялись разрабатывать проекты по улучшению качества жизни: в новых условиях заново выращивали продукты, селекционировали, разводили животных, использовали для этого все доступные ресурсы. Не сразу, путём долгих неудач, появились первые успехи. Но главная проблема всё ещё оставалась – нехватка питьевой воды.

Тогда нашли единственное верное решение, единственное возможное в данной ситуации: с помощью химических разработок удалось повлиять на климат и создать Вечную зиму. Снег топили, профильтровывали, превращали в необходимую для выживания пресную воду.

Вечная зима принесла с собой ещё один плюс – уменьшились восстания. Многие бунтовщики замерзали до смерти, не имея хороших укрытий от холода и провизии. Но и в среде магнатов оказалось не всё гладко. Какая бы напасть ни охватила человечество, всегда найдутся те, кому захочется больше.

Однако внутренние распри стали не самой страшной проблемой – неожиданно для всех появились пришельцы. Чужеземцы назвали себя каргами и заявили, что отныне они хозяева этой планеты.

Человечество сие заявление, естественно, не устроило, и развернулась война. Та пронеслась по Земле, выкашивая косой смерти сражающихся и мирных, ни в чём не повинных людей. Карги носили крепкую броню, орудовали ядовитыми стрелами, кинжалами и рассекающей до самых костей плетью, но со временем земляне отыскали слабые места врага, и битва пошла на равных.

Военных не хватало, посему принимались любые добровольцы, что желали поквитаться с чужеземцами. Новобранцев обучали по ускоренной программе и, прилепив на плечи значки офицеров, выпускали в бой. Конечно, качество хромало, но это лучше, чем ничего. Равновесие сил пока держалось.

– Но долго ли так будет продолжаться? – поинтересовался у пустоты командующий Зейн. Та, естественно, не отозвалась, будто сама не знала.

В отряде полковника тоже имелась пара добровольцев, и мужчина переживал за них как за собственных детей. В последнее время на весу была каждая вторая жизнь.

***

Меж тем солдаты, как было велено, разбрелись по территории. Пост находился на возвышенности, которую Чёрная вода затопила только наполовину. На земле мало осталось таких холмистых местностей – белоснежных озерков посреди огромной мёртвой тёмной пустыни, – в основном поверхность покрывали сети железных дорог, по которым военные отряды патрулировали руины прежних построек, да бункеры.

Картер и Жанна шли наперекор метели, вскоре достигли часовых, укрывшихся на крышах высоких зданий.

– Как вы там, ребята? Не окоченели ещё? – справился мужчина по рации.

– К дь..хх..яволу, Карт! – донеслось вполне дружелюбное из переговорной трубки, а сами постовые выглядывали из-за угла вышки. – Чувствуем себя ххрр..подобно сосулькам. Даже эти утепленные костюмы не особо спасают от промозглого хххрр… ветра.

– Ничего, держитесь! До смены осталось недолго. Мы же вон – живёхонькие после ночного дежурства! – подбодрила их Жанна, вскинув руку и показав большой палец.

– Умеешь же ты поддержать! Так и быть, хххх… дотянем как-нибудь, – хмыкнул второй часовой, оценив ехидство.

– Хватит болтать попусту, идём дальше. – Картер плотнее запахнул белую накидку с капюшоном, но снег из-за сильного ветра всё равно заныривал за воротник, защитные очки видимость улучшали ненамного. – Чёртова метель!

– Что ты, как дед старый, ворчишь? Вспомни, как нам вчера там несладко было. – Жанна пихнула товарища в плечо, а после рванула вперёд: – Догоняй!

– Стой, оторва! – цыкнул Картер, но бросился следом.

Он нашёл русоволосую на склоне вершины, Жанна смотрела вниз на гладь чёрной бездны. Вода, на удивление людей, никогда не покрывалась коркой льда, а хлопья снега, попадавшие на воду, быстро таяли. Температура мёртвой воды не превышала плюс десять градусов и не занижалась, держалась на уровне стабильно. Над этой загадкой учёные до сих пор ломают умы. Даже создали специальные гидрокостюмы, способные выдержать дозы яда, но все исследования показали отсутствие какой-либо жизни в недрах Чёрной пучины, впрочем, как и радиации тоже.

– О чём задумалась?

– О том, наступит ли завтрашний день?..

– Непременно наступит. Замерзла?

Картер приобнял Жанну со спины. Вырываться она не стала, но буркнула:

– Если мы пару раз переспали, то это не значит, что ты можешь лапать меня при каждом удобном случае.

– Да брось, Жанн, теплее ведь. К тому же никто нас сейчас не видит, – парировал Картер, просто стоя сзади и не предпринимая попыток к соблазнению.

– Теплее, – бесспорно согласилась, прикрывая голубые глаза и втайне радуясь близости. Светловолосый мужчина был ей по-своему дорог, в тяжелые минуты поднимал настроение, не раз вытаскивал из разных передряг.

С помощью бинокля они вглядывались вдаль, но никаких признаков врага не наблюдалось, лишь бесконечный снег осыпался с темнеющего неба.

– Запад чист. Возвращаемся, – отрапортовал в рацию Картер.

– Принято, – ответили на линии сквозь незначительные помехи.

– Пошли. – Солдаты поспешили обратно.

Когда уже порядком стемнело, все шестеро собрались в затишке недалеко от солдатского шатра, вскоре к ним присоединилась и будущая смена. Офицеры травили анекдоты, обсуждали последние вести с передовой, раскинувшейся на юге неподалёку от некогда прекрасного города Санкт-Петербурга, теперь утопшего в Чёрных водах, а на его месте выстроили город-бункер, именуемый Элегия.

– Как я завидую тем, кто сидит сейчас в тылу, греет в мягких креслах свои отъеденные за наш счёт и жизни задницы и даже не беспокоится. В тепле, сытые, чистые… А мы что?

– Не ворчи, Зи-ита, – издевательски протянул Хокман, – вы с Гитой тоже только что из тепла вылезли. Лучше идите смените закоченевших ребят.

Все захохотали. Райна и Тая были настолько похожи, точно являлись кровными сестрами, посему их и прозвали как близняшек из индийского фильма. Но девушки не обижались всерьёз, привыкли, только иногда бурчали для приличия.

– Мужланы и мужланки! – хмыкнула Гита. – Эй, Хок, гони рацию.

– Всё для прекрасной леди! – Мужчина даже поклонился, а затем бросил Гите переговорное устройство, та с лёгкостью словила.

– Смотри, как бы эта леди тебе по доброте душевной по колокольчикам не заехала, – подметил один из солдат.

– Ну, если нежно, то это будет для меня честь.

– Льстец паршивый! – улыбнулась Гита и, включив рацию, проговорила: – Проверка связи. Обстановка?

– Хррхххр… но! Хрр… говор… враг… хррр…

– Повторите! Не слышно!

Но повтора не последовало, линия затихла совсем.

– Наверное, помехи из-за бурана, мы совсем недавно там были, – высказал предположение Брейн, Хокман согласно кивнул.

Другие тоже поспешили проверить связь, но у остальных постовых оказалось всё в порядке.

– Не нравится мне это… – прошептала Дайна. – Чёртовы жмоты правительственные! Сколько уже раз просили выделить крайним гарнизонам собак с кинологами?! А те нас всё обещаниями кормят!

– Да, с ними намного легче было бы службу нести. Собака учует карговых тварей ещё на подходе и поднимет тревогу, – подхватил Хок.

Вдруг на умершей линии голос раздался снова:

– Ххр… порядке всё! Чисто! Руки замерзли, и я рацию выронил. Сменяйте уже!

– Тсс! Пугаете тут! Идём уже, ждите! Отбой!

Гита и другие солдаты облегчённо выдохнули. Они, конечно, не трусы, но в буран сражаться никто не рвался.

– Ладно, хватит мечтать о несбыточном! Собак нет и не ожидается, поэтому вся надежда на бедных нас. Пора менять ребят. Первая и последующие обратки через каждые полчаса, – скомандовал Картер.

Сменщики побрели на точки, мужчины скрылись за солдатским шатром, а Дайна с Жанной остались на улице, спать пока не хотелось, хоть им и заступать наутро. Девушки присели на пустые короба, поговорить было о чём, за несколько лет службы они стали подругами.

– Знаешь, иной раз, просыпаясь, я мечтаю открыть глаза и вновь увидеть нашу планету зелёной. И без всяких там каргов, – разоткровенничалась Дайна, устремив взгляд в небо. Она скинула капюшон, позволяя падать на раскрасневшееся от холода лицо, рыжие волосы и ресницы хлопьям снега, которые таяли, как только касались тёплой кожи. Но девушка всё равно продолжала смотреть, невзирая на подступившие слёзы.

– Обещаю, так и будет. – Жанна приобняла подругу за плечи и грустно улыбнулась. Все люди живут с похожей надеждой. Все уже устали от этой затяжной войны.

– Пообещай мне, – вдруг сменила тему Дайна, – если я вдруг погибну, ты своими глазами увидишь, как воцарится мир.

– А если умру я, то увидишь ты, – парировала Жанна, плотнее натягивая на русоволосую голову шапку, а затем и капюшон, подула тёплым воздухом на замёрзшие руки.

– Говорим так, будто помирать уже собрались. – Дайна грустно засмеялась.

– Брось, мы ещё всех каргов переживём!

– Твоим словам да волю…

Дальше они сидели в тишине, слушали песни ветра и вспоминали былые времена, когда на Земле царило солнце, поляны покрывала зелёная трава с цветастыми коврами цветов, по улицам беззаботно бегали дети, сновали старушки с костылями, недовольно ворча, сигналили проезжающие машины и многое другое.

Вдруг рыжеволосая обеспокоилась:

– Сколько прошло времени с момента, как ушли ночные сменщики?

– А? Да порядка сорока минут…

Тут и Жанна встрепенулась, встревоженно взглянула на подругу, но внимание Дайны завлекло что-то впереди: там с трёх сторон к шатрам приближались дневные. Жанна глянула на часы.

– Ночные должны были выйти на связь десять минут назад, мне Картер рацию оставил.

– Спокойно. Либо им не удалось связаться из-за помех, либо…

– Нужно проверить. Что-то здесь не так. – Жанна с подозрением покосилась на приближающуюся дневную смену, но с виду ничего необычного не увидела.

– Я сделаю это, стой здесь. Если что – предупреди остальных.

Девушки встали, и Дайна вразвалочку побрела дневным навстречу, шестеро мужчин в офицерской форме тоже шагали не торопясь и оружие вытаскивать пока не спешили. Остановившись на расстоянии семи метров, Дайна поинтересовалась:

– Мэтью, почему не связались в положенное время? – Глаза в упор смотрели на товарища, тот, продолжая медленно приближаться, отрапортовал:

– Связь недоступна из-за погоды.

– Во-от как, что ж, бывает, – подчеркнула, не сводя цепкого взгляда с ответившего солдата, которого звали совсем не Мэтью. Настоящий Мэтью шёл бы с восточной стороны, а не с северной. Дайна медленно повернулась к подруге и показала рукой сигнал «тревога».

Жанну пронзил ужас: карги! Здесь!.. Но, выдохнув, она справилась с оцепенением, включила рацию и успела сообщить о нападении на лагерь прежде, чем грудь Дайны пробила арбалетная стрела. От направленной в неё Жанна увернулась.

И понеслась: из шатра повыскакивали вооруженные солдаты, началась перестрелка.

Жанна рванула к упавшей в снег подруге. Мелькая меж своих, она откидывала переодевшихся каргов в сторону, врагов выдавала светящаяся зелёная радужка глаз – ядовитый цвет проявлялся, когда каргами завладевали агрессия или азарт. Обычные пули не пробивали броню чужеземцев, а пулями из адамантового сплава снабжали только передовиков, пограничникам из экономии выдавали только адамантовые кинжалы.

Вскоре Жанна пробралась к Дайне. Алым безобразным цветком окрасился её белый камуфляж, грудь рыжеволосой ещё вздымалась, из горла вырывался хрип со свистом, а изо рта хлестала кровь.

Жанна бухнулась перед раненой на колени, очистила от белых хлопьев лицо – тому мог позавидовать сам снег! – смахнула медную челку с глаз, в которых потухла прежняя зелень вместе с огнём жизни.

– Я вытащу тебя! Слышишь? – чуть ли не плача.

– Брось, я… гха… уже не жилец, – Дайна сорвала с шеи цепочку, – если выживешь, найди и передай это… кха… моему сыну. Его Артемом зовут… кххха..кхх… скажи, что он не один, я всегда буду наблюдать за ним с неба…

– Даю слово, – глотая слёзы, отозвалась Жанна.

Трясущимися руками надела себе на шею цепочку с номерным жетоном, засунула за воротник, чтобы не потерять, и закрыла подруге веки, пожелав её душе скорее отправиться в чертоги свободы. Яд каргов убивал мгновенно.

– Чего ты расселась?! – проорал Картер, прикрыв Жанну со спины: – Беги на мост и зажги сигнальный огонь! Нужно успеть предупредить передовую!

Жанна кивнула и, закусив губу до крови, чтобы справиться с шоком, бросилась в нужном направлении. Снег мешал обзору, но ей удалось прорваться к мосту, где обнаружилась блокада.

– Вот же проворрные тваррри! – зарычала в сердцах.

Однако преграда не остановила – девушка кинулась в обход по стене. Сумерки сгустились, благо лежащий на поверхности снег являлся отличным ориентиром, и Жанна без труда достигла полуразрушенной стены, когда-то окружавшей город.

С помощью титановых лезвий, встроенных в перчатки и подошвы сапог, офицер вскарабкалась на обледеневшую стену, пара прыжков – и она пробралась вперёд. Дальше предстояло перепрыгивать большие расстояния между крышами, чтобы попасть на вышку, где, помимо ракетницы, необходимо зажечь ещё и сигнальный огонь. Из-за бурана передовица одну вспышку может и не заметить.

Жанна чувствовала себя сродни самоубийце, ведь, если оступиться, внизу её ждали объятья Чёрной воды. Но в крови бурлил адреналин, а также клокотал гнев из-за смерти близкой подруги, они вкупе подгоняли решимость. Спрыгнув на ближайшую крышу узкого здания, краем глаза заметила впереди движение: кто-то из каргов бежал по мосту наперерез.

– Ну уж нет, твари! Вам меня не поймать!

Не теряя время, офицер бросилась дальше, осталось перепрыгнуть три здания – и до вышки рукой подать. Необходимо только успеть!

А в мыслях удивилась: почему чужеземцы её просто не убьют? Обычно карги не церемонились с землянами, разили убегающих стрелами, и дело с концом. Но, посчитав это своим шансом, Жанна устремилась к заветной цели. Победно улыбнулась, оттолкнувшись от крыши последнего здания, в полёте расстегнула жилет, выудив из внутреннего кармана сигнальную ракету.

…Только вот воспользоваться ей не успела.

Когда приземлилась на край моста, со спины с размаху навалилось грузное тело чужеземца. Он перехватил ракетницу и отбросил в мёртвую воду…

– Нет!.. – в ужасе воскликнула Жанна, провожая надежду передовицы взглядом. Заорав от досады, забарахталась под каргом, уж если умирать, то этого она точно заберет с собой. – Пусти, тварь!

– Тише, воинственная землянка.

Пришлый усмехнулся и ловко перевернул строптивицу лицом к себе. Однако Жанна сдаваться не собиралась: достала наконец адамантовый кинжал и пырнула им карга. Но тот заметил манёвр, увернулся, сталь угодила ему в левое плечо. Мужчина зарычал от резкой боли и тряханул обидчицу головой об сугроб, от удара у неё перед взором всё поплыло, а пока приходила в себя, чужеземец вытащил из раненого плеча кинжал и прижал лезвие к девичьему горлу.

– Ну же, убей меня! – прохрипела воительница и сама попыталась надвинуться на кинжал. Но карг не позволил умереть, вовремя отодвинул остриё и навалился весом сильнее, практически обездвижив пойманную добычу.

– Зачем мне отнимать жизнь у своего трофея? – пришлый стащил с Жанны шапку, рассыпав длинные русые волосы по чистому снегу. – Тем более такого красивого.

– Живых трофеев не бывает! – хмуро буркнула Жанна, с трудом понимая происходящее. Попасть в плен к врагам хотелось меньше всего!.. Плюнула каргу в лицо, точнее, в маску, надеясь этим вызвать ярость, чтобы тот передумал и прирезал на месте. Но мужчину не проняло, он преспокойно вытерся рукавом плаща.

– Боюсь, твой яд не проникнет сквозь мою маску, смелая землянка. – Жанна удивленно заморгала. Он ещё вздумал издеваться!.. – Поспи, мой вновь обретенный трофей.

Чужеземец пережал сонную артерию, погружая землянку в забытье. От переизбытка эмоций та не придала значения его последним словам.

***

Когда Жанна пришла в себя, обнаружила, что находится в шатре полковника Зейна. Она лежала на матраце под несколькими одеялами подле костра. Улыбнулась: хорошо как, тепло, приятно. Голова стрельнула болью, и офицер поморщилась: «Меня что, контузило и привиделся кошмар? Но тогда почему лежу здесь, а не в солдатском шатре?»

Жанна поднялась, отметив отсутствие каких-либо ран, только затылок немного ныл, свидетельствуя о наличии незначительной травмы. Накинув на плечи верхнюю кофту, добрела до полога, скрывающего вход, выглянула и в удивлении наткнулась на белые спины двух сослуживцев.

– Эй, ребят, вы чего тут стоите? Меня, что ли, стережёте? – поинтересовалась в шутку. Один из них обернулся:

– Верно. Трофею не велено покидать пределы шатра.

Человеческий мозг – штука сложная и до конца неизведанная, тот до последнего будет оберегать от пучины шока своего хозяина. Вот и Жанна в ступоре смотрела на переодетого карга, однако медленно, но верно весь ужас происходящего её начал захватывать.

– Не-ет… – Задернула полог обратно и отступила внутрь подобия убежища. В голове одна за другой замелькали красочные картинки сражения с пришлыми, также смерть Дайны и неудачная попытка зажечь сигнальный огонь. – Не-ет… Нет и нет!

Вдруг она осеклась и заметалась по шатру в поиске какого-нибудь оружия или же ракетницы Зейна: если найдёт, то ещё, возможно, сможет предупредить передовицу!

– Того, что ты ищешь, здесь давно нет, – разверзнул тишину голос за спиной, бухнул, точно раскат грома в небесах. Офицер оцепенела, сердце в груди забилось, как пойманная птица в клетке.

Сжимая в руках какую-то картонную коробку, Жанна рвано задышала, ощутив, что чужеземец подошёл ближе: его одежда коснулась её, а дыхание шевельнуло волосы на затылке. Но каргу этого показалось мало, он накрыл голые плечи добычи горячими ладонями – кофта соскользнула во время интенсивных поисков, и теперь на Жанне остались лишь нижняя безрукавка и штаны.

Офицер скосила глаза на загорелые мужские пальцы, похоже, карг снял броню. Коробка выпала, тело затрясло в предвкушении: никто из людей не видел прежде, как выглядят карги, их тела после смерти тут же разъедала кислота из брони – своеобразная защита ДНК.

– Мой трофей совсем замёрз. Может, мне нужно согреть его?

– Ч..что?

– Говорю, мне согреть тебя? – Чужеземец прижался вплотную, зарылся носом в распущенные русые волосы, одну руку спустил на талию, легко огладил живот, скользнул к стройным бедрам.

Вот тут Жанна очнулась, засопела в негодовании и вырвалась, отскочив от карга на пару метров.

Но, оглянувшись, застыла повторно – карг был ещё и без маски. Он полностью снял броню, стоял перед ней в серой одежде, туника не скрывала сильных мышц на руках. Да и вся широкая фигура выражала огромную мощь и опасность, внешность напоминала мулата, за исключением лица – оно имело выраженные черты хищного животного. Но коротко стриженые, немного взлохмаченные черные волосы и аккуратная бородка создавали обманчивое впечатление, что перед тобой стоит человек, а не хищник. Пришлый был красив в своей иной красоте.

Без маски зелёные глаза карга страшили ещё больше. Колени Жанны подогнулись, но она мигом взяла себя в руки. Не в театре происходит представление, а в суровой реальности.

– Успокойся, я не собираюсь тебя убивать.

– Что тогда? – настороженно справилась, сжав кулаки. Из глубин поднималось тревожное предчувствие.

Пружинистой походкой карг начал медленно сокращать расстояние. Делал шаг, Жанна от него, так они обогнули горящий в центре костёр.

– Скажем так, мне кое-что нужно от тебя.

– А подробнее? – упёрлась спиной в одну из балок, удерживающих ткань шатра. Страх с кончиков пальцев ног постепенно поднимался выше, жалил иглами кожу, потихоньку проникал внутрь, сковывая мышцы. Однако внешне Жанна казалась невозмутимой, она ведь боец. – Зачем таким, как ты, жалкое человеческое существо?

– О-о, – прогудел мужчина, – ты, мой трофей, далеко не жалкая. И ты мне подходишь.

– Подхожу для чего?

Чужеземец приблизился вплотную, вновь расположил ладони на девичьей талии, склонился к уху и шепнул:

– Я поселю во чреве твоём своё семя, и ты выносишь мне сына. А когда тот родится и подрастёт, мы с ним покорим человечество.

От предстоящей перспективы рот Жанны приоткрылся в немом шоке. Не сразу она сообразила, что карг задирает борцовку, оголяя плоский живот, проводит чуть шершавыми ладонями выше, накрывает холмики упругой груди, захватывает один из сосков в плен меж пальцев. Отрезвили последующие слова:

– Как же я долго ждал этого…

«Чтоб тебя! Подождешь ещё дольше!»

Жанна сделала вид, что ей нравится, даже обвила шею карга, притягивая ближе; простонала тихо, отвлекая внимание, когда его губы прикоснулись к голому плечу.

Мужчина жадно втянул в себя запах добычи, заурчал в удовольствии, но тут его лягнули в колено, а затем саданули ещё и локтем по челюсти. Чужеземец отшатнулся, но устоял. Его яростный взгляд прожигал до костей, но Жанна, опустив майку, упрямо вздёрнула подбородок, хотя у самой тряслись поджилки.

– Неужели думал, что сдамся без боя?

– Отчего же, просто не хотел упускать момент мнимой покорности, – хмыкнул, вытирая тыльной стороной ладони кровь со рта, к удивлению, такой же красной. – И замечу, покорность тебе не к лицу.

– Мерзавец! Ты получишь только мой хладный труп, а не дитя!

– Я так не думаю, – отчеканил.

На хищном лице карга заходили желваки, мышцы на руках взбугрились, отрицание девушки задело его за живое. Стрелой он метнулся на Жанну, повалил на матрац с одеялами, скрутил руки над головой, зажал ноги и… укусил.

Взял и вонзил клыки в плоть! Как какой-то зверь!

Острая боль прострелила шею Жанны огнём. Крик мужчина предупредил ладонью, удерживал собой на месте, не давая брыкаться; выжидал, улавливая каждый рваный вздох, и когда добыча обмякла, освободил шею.

С Жанной творилось что-то странное. Чуждое! Огонь в месте укуса стремительно разрастался, туманя рассудок и посылая в каждую клеточку тела неестественный жар, оголяя и опаляя каждый нерв, заставляя… желать соития. Не важно с кем. Лишь бы утолить всепожирающий изнутри голод.

Жанне казалось, что не придайся она сейчас плотскому желанию, рвущему и скручивающему внутренности в тугой узел, непременно умрёт. А умирать ей ни в коем случае нельзя.

Офицер распахнула веки, и взор славил перед собой хищное, довольное лицо карга. Врага.

Это всё он! Мразь! Укусил и что-то сделал с ней, отчего она готова прыгнуть на первого встречного.

Но вместо первого встречного по злому року судьбы над ней нависала широкая фигура карга. Мускулистая, поджарая, великолепная. Желанная.

– Не-ет! – застонала от пробивших тело ощущений, когда карг принялся задирать майку. Выгнулась навстречу горячим ладоням, подставляя налившуюся грудь с твердыми сосками.

– Не смей, чудовище! – Хрипела, глотая яростные слёзы непринятия происходящего. В крови бурлило вожделение, требуя немедленно выхода. Руки сами потянули на семя мужчину, и разорвали тунику, скрывающую желанное тело, пальцы вцепились в напряжённые, каменные мышцы, отпустили и наглаживали рельеф.

Слетевший с поджатых губ карга громкий стон на миг отрезвил, и Жанна вздрогнула; уперлась ладонями в торс и хотела было оттолкнуть эту скалу мышц, но пришлый навалился всем телом и прижал к одеялу, теснее вклиниваясь меж разведенных бедер. И когда только успел их обоих от одежд избавить?

Стоило каргу коснуться сосредоточия женственности грубыми пальцами, как пелена желания волной накрыла Жанну. Офицер отвернула голову и зажмурилась в глубоком стыде.

Нет! Это не она сейчас стонет и отдается врагу. Вовсе нет! Это тело предало её!! Это тело, а не она сама, предала Картера…

Орудие чужеземца оказалось несколько крупнее человеческого, и с этим возникли трудности, но поступательными движениями мужчине всё же удалось протолкнуться на полную. Карг брал желаемое яростно, даже не задумываясь, что причиняет напором боль, выходил и входил до упора вновь и вновь, заполняя Жанну собой. Та терпела, ловила урывки слабого удовольствия, когда мужчина иногда прикусывал груди или входил глубоко, и наконец Жанну вскоре захлестнула долгожданная истома, перекрыв боль. Следом зарычал и мужчина, извергнув семя, как и обещал.

Успокоив судорожное дыхание, карг освободил Жанну. Грузно выдохнул, помолчал, рассматривая распластанную под ним воительницу, цыкнул досадливо.

– Вот видишь, я всё равно получил своё по праву сильнейшего. А теперь с войском пойду вырезать вашу так называемую передовую, – довольно хмыкнул, заметив, как поверженная добыча дёрнулась. – Смирись и отдыхай. Сбежать всё равно не удастся, отныне тебя будут охранять.

Чужеземец встал, укрыл обессиленную Жанну всеми имеющимися здесь одеялами и вышел прочь – выполнять обозначенное.

Жанна горько усмехнулась: какой сбежать? Да она не только встать, но и пошевелиться не может от жуткой слабости и ощутимой боли внизу живота! Кое-как умудрилась дотянуться до влажных бедер, поднесла ладонь к лицу: как и думала – кровь. Всё-таки порвал.

Какой бы сильной ни казалась женщина, она всё равно останется слабой перед могучим мужчиной. Кто знал, что ей овладеет враг? Жестокая ирония судьбы. С такими весёлыми мыслями измученная Жанна провалилась во тьму.

Глава 2

Кто живет борьбою с врагом, тот заинтересован в том,

чтобы враг сохранил жизнь.

Ф. Ницше

Весёлый детский смех многогранным эхом отскакивал от скал горного ущелья, вспугивая дремлющих на сухих ветвях деревьев птиц. Маленькая девочка приблизительно пяти-шести лет, зажав в руках длинный красный шарф, размахивала им, как крыльями, со смехом бегая и кружась под мерно опадающие с серых небес хлопья снега. За ней поспевала мама, всё норовила поправить сползающую с русой головки вязаную шапку в тон шарфа.

– Я как птица! Смотри, мама, я птица! – щебетала девочка, ловко уворачиваясь от заботливых рук и нарезая круги вокруг родителей.

– Тина, да оставь ты её. Сегодня тепло ведь, – заступился темноволосый мужчина за дочку, поймав жену за ладонь и притянув к своей груди.

– Но Жанна ещё такая маленькая, вдруг простудится! – всё причитала женщина, но к супругу послушно прильнула, положив голову на сильное плечо, скрытое под мундиром военного.

– Брось, вон как из неё энергия через край плещется, согреет. Ты была права, прогулка вне стен бункера пошла ей на пользу.

Пока родители разговаривали, маленькая Жанна чуть отдалилась. Устав бегать, села на корточки и принялась лепить из снега фигурки, чтобы потом показать своё творение маме с папой. Сегодня у неё праздник – пятый день рождения! А в качестве подарка она выпросила прогулку за стенами уже приевшегося железного города и очень радовалась, когда родители разрешили, поэтому хотела их как-нибудь отблагодарить. Но настолько увлеклась занятием, что не сразу расслышала крики матери, а как услышала, торопливо поднялась.

Мама бежала, что-то кричала и обеспокоенно размахивала руками, а папа наставил свой автомат на что-то, что находилось в горах.

Жанна обернулась и замерла; стояла, сжимая варежками маленького снеговика, и смотрела, как с верхушек гор скатывается лавина… только лавина чёрная, состоящая из людей, которые съезжали на каких-то плоских приспособлениях. И в руках каждого было оружие – арбалеты, луки и плети.

Снеговичок выпал из маленьких ручек, когда девочку подхватила под мышки мама и побежала назад к воротам бункера, а над головой, подобно раскатам грома, зазвенели выстрелы. От страха Жанна вцепилась в куртку матери, но, вывернув шею, отыскала глазами папу – да, это стрелял он, защищая их с мамой.

Но добежать они не успели. Внезапно женщина вскрикнула, от сильного толчка повалилась лицом в снег и больше не шевелилась. Девочка завозилась, выползла из-под тела мамы, убрала с её лица волосы и тихо прошептала:

– М–мама…?

Но женщина не отозвалась, так и лежала, даже грудь её не вздымалась, лишь голубые глаза раскрыты в ужасе, а из угла приоткрытого рта тонкой струйкой стекает кровь, растапливая белый снег и распускаясь на нём алым уродливым цветком.

Не понимала Жанна, что мама уже покинула бренный мир, убитая стрелой чужаков.

– Жанна, беги! – донеслось спереди.

Но девочка не отреагировала на окрик отца, осторожно трясла маму за плечо и продолжала звать. Весь её маленький мир сузился до мамы, которая почему-то не хочет вставать…

Неожиданно девочку рывком подняли и куда-то понесли – это подоспел папа.

Мужчина, удерживая одной рукой дочь, а другой отстреливаясь от внезапно напавших врагов, двигался к спасительным воротам бункера. Со стен укрепленного города по напавшим уже сыпала градом пуль поддержка.

Тут Жанна и заметила торчащую из спины матери стрелу с ядовито-зелёным оперением; очнулась и закричала:

– А как же мама?! Почему мы бросили её там?

Но папа не ответил, убрав за спину автомат, он поудобнее перехватил дочь и, уклоняясь от летящих в них стрел, ускорил бег, а вскоре удачно миновал центральные ворота. В городе надрывалась сирена, оповещая жителей об угрозе. Не теряя времени, мужчина, отдал Жанну знакомому лейтенанту, наказал отвести в укрытие под их домом, а сам кинулся на помощь тем, кто защищал ворота, не оборачиваясь на жалобные крики дочери.

Маленькая Жанна вырывалась из рук лейтенанта, била кулачками, но тот держал крепко, быстро двигаясь в нужном направлении меж узких проулков и обитых железными пластинами жилищ.

У дома ждала обеспокоенная тётя, завидев девочку с солдатом, побежала навстречу.

– Бога ради! Что стряслось? Опять бунтовщики? А где Тина с Олегом? – воскликнула тетушка, принимая из рук лейтенанта племянницу и прижимая к тёплой груди.

– Не знаю кто, но точно не они. Полковник у крепостной стены, а его жена… погибла. – Молодой солдат с сожалением взглянул на притихшую малышку. – Объявлена тревога первого уровня, немедленно укройтесь в убежищах!

Передав указ, лейтенант поспешил занять свою боевую позицию, а тетушка, поминая господа, кинулась в дом. Зайдя в узкую кухоньку без примечательной мебели и убранства, поставила плачущую Жанну на ноги, присела возле неё на колени.

– Милая, послушай, – морщинистой ладонью вытерла слёзы с щёк девочки, – сейчас мы соберем немного еды с водой и спустимся в убежище, где будем дожидаться папу…

– А маму? – шмыгнула носом, и столько надежды копилось в голубых глазах, что женщина не могла не ответить иначе.

– Конечно. И маму, солнышко, – погладила по русой головке, – ты только постой тут. Хорошо?

Очередной раз всхлипнув, девочка кивнула. Тетушка поджала губы, но просиживаться некогда, поднялась с колен и наскоро стала собирать узелок.

Жанна старалась не слушать выстрелы и вой сирены, старалась не думать о плохом, веря, что всё будет хорошо. Ведь не первый раз уже на город нападают. Тетушка собрала узелок и, схватив малышку за руку, повела в глубь дома. Но на пороге гостиной застыла.

…Посреди неширокой комнаты, рядом с диваном, напротив работающего телевизора стоял мужчина в чёрной одежде. Голову его скрывал капюшон, лицо – маска, но глаза оставались открытыми, а за спиной торчал лук и колчан со стрелами.

Женщину с девочкой он, конечно же, заметил, повернулся к ним.

Тетушка медленно, не делая резких движений, задвинула Жанну за спину, а сама заговорила с незнакомцем, без разрешения вторгшимся в их дом.

– Ч-что вам нужно?

Воин в маске не отозвался, с интересом смотрел на выглядывающую из-за спины женщины девочку.

– Берите, что нужно, и ух.. кха! – Голос тётушки оборвался на полуслове. Захрипев, она упала к ногам Жанны, из её горла торчала рукоять кинжала.

И снова кровь… как и тогда, с мамой.

По щекам Жанны полились слёзы, маленькое сердечко испуганно забилось, наконец осознав, что происходит что-то плохое. Закричав, девочка ринулась прочь, но выбежать из дома не успела – в холе её догнал убийца.

Жанна брыкалась, кусалась, но броня мужчины была слишком крепкой. Он встряхнул девочку и за куртку, как котёнка за шкирку, поднял перед собой. Ядовито-зеленая радужка глаз тут же затянула Жанну в мерцающий водоворот, но доделать начатое пришлому не позволили.

Появился отец и выхватил Жанну у убийцы, усадил в угол между шкафом и дверью, а сам с другим солдатом завязал бой с напавшим. Но и у проникшего в дом оказались подручные, ещё двое повыскакивали из соседних комнат.

Для маленькой Жанны всё произошло слишком быстро. Несколько минут – и в бок отца тоже угодила стрела. Полковник упал на колени, сплюнул кровью, отыскал взглядом дочь и горько улыбнулся. В последний раз, а потом упал.

– Папа… – сорвалось с губ девочки.

Меж тем убийцы в чёрном добили солдата и теперь не спускали глаз с угла, в который забилась перепуганная Жанна, о чём-то переговаривались, а затем просто ушли…

Но Жанне было не до них. Она сидела, обняв колени руками, содрогалась от рыданий и ужаса, который, как паук, опутал её скорбной паутиной; сидела и не отрывала мокрых глаз от неподвижного отца, вспоминала маму с тетушкой и звала, звала и звала их. Только никто из них так и не пришёл…

***

Жанна проснулась в холодном поту. Быстро заморгала, силясь скорее разогнать липкий ужас сна, что снился ей с тех давних пор. С тех пор, как впервые объявились карги и вырезали почти весь её город-бункер. И убили родителей с тётушкой.

Хотела было встать и умыться, чтобы быстрее прийти в себя да на вахту заступать, однако стоило обозреть шатёр и себя, голую под несколькими одеялами и с саднящим низом живота, как окунулась в более суровую реальность.

– Ох, неееет…

Память услужливо воскресила вчерашнюю битву и плен каргов. А в особенности одного карга, который взял её силой. Ну, не сколько силой, сколько хитростью. Да она сама отдалась ему, ещё и удовольствие получила! Предательница!

– Чё-ёрт! – застонала в одеяло.

Карга, кстати, в шатре не наблюдалось. Пока.

Вообще царила тишина, её нарушали только треск догорающих поленьев в очаге и завывание ветра снаружи. И никаких звуков сражений.

«Вот видишь, я всё равно получил своё по праву сильнейшего. А теперь с войском пойду вырезать вашу так называемую передовую», – всплыли в мыслях слова Карга.

Жанна встрепенулась, подскочила как ужаленная не заметив, что одеяло соскользнуло, обнажив тело по пояс. Жуткие мысли обуревали разум: передовую? Но ведь её так никто и не успел предупредить!..

Вернее, она должна была, но не вышло.

В ужасе офицер схватилась за голову, стиснула зубы и с силой оттянула волосы, намеренно причиняя себе боль, но вины это не уменьшило.

Из-за неё передовая обречена. Или той уже нет… И теперь город Элегия находился в непосредственной опасности.

– Успокойся, – велела сама себе, волей бойцовского духа укрощая поднявшую голову панику. Ещё не известно, что на самом деле произошло с передовой, и делать выводы рано.

Передовица подготовлена и оснащена оружием намного лучше, чем обычные пешие посты, к тому же постов у каждого города по четыре и все они периодически связываются с передовой, а та, в свою очередь, отчитывается генералу Элегии. Даже при условии бурана не может случиться так, чтобы карги одновременно разбили все посты и внезапно напали на передовицу, в непогоду военные постоянно пребывают в боевой готовности, ожидая атаку в любой момент, и при обрыве связи с одной из четырёх контрольных точек моментом заподозрят неладное.

Обдумав всё это, Жанна немного успокоилась, но досада с виной не прекратили сжирать сердце: сегодняшней ночью буран укроет множество мёртвых тел отважных солдат…

В шатре потихоньку зашевелился мрак, неспешно расползаясь по углам, приближался рассвет. Сколько так в раздумьях просидела, Жанна не знала, очнулась, когда начало уже потрясывать от холода. Махнув головой, она всё-таки укуталась обратно в одеяло, его тепло обожгло изрядно замёрзшую кожу.

«А может, ну его? Замерзну насмерть, и всё – ни плена, ни дитя пришлому безумцу. Обрету свободу…» Но тут же следом сформировалась другая мысль, в которой она, Жанна, давала обещание подруге, что передаст её сыну материнский жетон и скажет, что мать будет наблюдать и оберегать его с неба.

А Жанна никогда не разбрасывалась обещаниями попусту. И раз по воле судьбы угодила к каргам да жива осталась, теперь обязана выполнить долг перед умершей. А заодно и перед отечеством. Она, можно сказать, в тылу врага – так это отличный шанс разузнать его планы и, уличив момент, сбежать, а дальше передать бесценную информацию генералам и на корню подорвать планы каргов.

Значит, чужеземец собирается использовать её, Жанну, в своих целях? Хорошо, она в ответ использует его. А ребёнок? Вот что делать с последним, решит потом, ещё нет гарантии, что тот вообще появится на свет, в мир, давно позабытый всеми Богами.

Губы Жанны растянула уверенная ухмылка. Вчера офицер подверглась насилию и была обычной несчастной женщиной, сегодня она снова боец. Боец, который знает, что делать.

Просто так сидеть и выжидать неизвестно чего Жанна не собиралась, поэтому встала и зашарила по шатру в поисках своей одежды. Штаны нашла, даже майку, пусть и порванную, но ещё вполне сносную, натянула, шипя от лёгкой боли меж ног. Крови на бёдрах совсем не оказалось, словно кто-то обтёр их. И следы укуса с шеи тоже исчезли, как и не было его…

На миг Жанна представила, как всё тот же ненавистный ей карг занимался этим, и её передёрнуло. Но, отбросив лишние мысли, продолжила скрывать своё закоченевшее тело в одежду, и кофту напялила, выудив ту из-под ящиков рядом со столом командующего.

Полковник Зейн… Он был другом отца Жанны, а узнав о смерти её родителей, взял опеку, хоть у него уже был сын чуть старше Жанны. Вырастил в любви, но и в строгости, улыбался, когда девочка стала проявлять интерес к оружию и рукопашной борьбе, обучил, посчитав, что такие навыки не помешают в сложившейся обстановке.

Но вот однажды, когда семнадцатилетняя Жанна неожиданно пришла на очередные сборы в качестве добровольца, полковник взревел и наотрез отказался записывать её. «Ты идёшь на верную смерть!» – не щадя глотку, орал Зейн, наплевав на удивлённые лица коллегии заседателей отбора.

Много чего ещё орал, яростно размахивая руками. А Жанна стойко всё выслушала и ни разу не перебила опекуна, заменившего ей отца и даже мать с тётушкой. Дождавшись окончания тирады, вздёрнула голову и смело взглянула в серые матерые глаза отчима, ровным непоколебимым тоном заявила, что своё решение хорошо обдумала и отступать не намерена. И что контрольные посты – отличный шанс самолично прирезать убийц родителей, рано или поздно, но те попадутся. А если попадутся, да не ей – пусть. Главное, что она не будет просиживаться за безопасными титановыми стенами Элегии.

Выговорила всё это и стала ожидать ответа. Тут ещё подоспел и сын полковника, смело встал перед отцом рядом со сводной сестрой и объявил, что присмотрит за ней там, на границе. «Сговорились, не иначе!» – сверкали гневные глаза Зейна, но сам мужчина молчал, коллегия тоже, предоставив разбираться с семьёй полковнику. Попыхтев, посвирепев, он всё же сдался, прекрасно понимая, что детей уже не остановить, иначе выкинут что похлеще. Согласился при условии, что командующим контрольного поста, в который их распределят, назначат именно его.

Зейн смирился с выбором детей. Смирился и пожелал быть рядом, хотел первым узнать, если – не приведи Бог! – они умрут. В стенах Элегии, кроме Картера с Жанной, его ничего не держало. К тому же полковник уже давно заметил обоюдную симпатию этих двоих – значит, будут беречь друг друга. Так Жанна с Картером и отчимом оказалась здесь, на окраине города.

По щеке офицера скатилась слеза. Жанна так и стояла у стола Зейна, руки замерли на замке кофты, а мокрые голубые глаза бесцельно скользили по столешнице, на которой всё лежала раскрытая карта. Жанну мучил вопрос: умерли ли они? Или живы?

Полог шатра с громким шумом одёрнули, и внутрь шагнул ОН, тот самый карг.

Она узнала его, поскольку пришлый снял маску, обнажив знакомое лицо с хищными чертами животного. Жанна быстро застегнула молнию кофты до самого горла и приняла боевую стойку, поморщилась от едва ощутимой боли внизу живота. Сказывался вчерашний предательский марафон.

Отряхнувшись от снега, карг вперил в неё пронзительный взгляд, осмотрел с ног до головы, медленно, словно сканировал, отчего по телу пробежала неприятная дрожь. Удовлетворившись увиденным, двинулся вперёд, к ней и столу, в руках у чужеземца покоилось переговорное устройство Зейна. Остановился в шаге, сгрузил ношу на стол, прямо на карту, и заговорил:

– Как себя чувствуешь?

Жанна скрипнула зубами, удерживая себя от грубости. Как ей хотелось облить пришлого грязью, ещё и вмазать пару раз, однако понимала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Нужно каким-то образом втереться в доверие, и рано или поздно карг позволит многое.

– Жива, – бросила холодно. И юркнула в сторону, когда карг попытался коснуться плеча.

Так и не коснувшись, карг руку убрал, нахмурил брови. А что он ожидал? Не собиралась Жанна ублажать его при каждом удобном случае и улыбками благодарными одаривать.

– Что ты сделал с остальными? Вы… всех убили? – задала наконец мучивший вопрос и взволнованно ждала ответа.

– Рооман.

– Что?.. – моргнула в непонятках.

– Моё имя. Называй меня по имени. И несколько твоих товарищей пока, – выделил последнее, – живы.

Обрадовавшись хорошей новости, Жанна не уловила, как карг молниеносным движением схватил её руку и что-то вколол под кожу. Место полыхнуло болью, и под кожей что-то задвигалось, прорываясь меж мышцы и дальше вглубь тела.

– Аааа! – с криком упала и заметалась по холодному полу, поскольку тело выворачивало от острой боли. – Что.. чтооо ты со мной сдееелал?!

Рооман присел рядом на корточки, сморщил лицо, словно ему самому не нравилось то, что происходило с девушкой, но был вынужден так поступить.

– Я имплантировал тебе наш адаптированный яд. От него ты не умрёшь, он поможет тебе в дальнейшем. Боль вскоре пройдет. – В чём именно поможет, не сказал, зато обескуражил иным: – Ещё в теле датчик, по которому я смогу отследить твое местонахождение в любой момент и в любом месте, где бы ты ни находилась.

Класс! Просто обалдеть!

– Чудоовииищщще! – прорычала Жанна в сердцах, поджав ноги к животу, так менее больно. Вот скорчилась в муках перед чужаком на потеху! А боль и правда мало-помалу уходила.

– Я знаю, – выдохнул устало.

***

– Когда вы связываетесь с передовой? Что говорите?

Рооман терроризировал Жанну уже десять минут. Как только боль от имплантированного яда отпустила, карг усадил Жанну на короба подле стола командующего и завалил вопросами, однако офицер не спешила выдавать информацию, что порядком злило пришлого, и он постепенно выходил из себя.

– Когда?! – гаркнул карг, хмурой тучей нависнув над пленной.

Жанна сидела, сцепив руки в замок на коленях, зажмурившись на секунду от оглушающего крика, отклонилась назад, но упрямо продолжила молчать.

– Какой несговорррчивый трррофей попался… – рыкнул Рооман, но уже заметно успокоился. Решил сменить тактику. Положил обе руки по бокам от девушки, склонился к уху. – Как твоё имя, землянка?

– Жанна.

– Жа-анна, – протянул довольно, словно пробуя на вкус, неожиданно ткнулся носом в область левого виска, втянул носом воздух и прохрипел: – Ты меня боишься?

Жанна вздрогнула от его близости. Боится ли она? Конечно, боится! Была б её воля, из груди чужеземца уже торчал адамантовый кинжал. Но она должна выжить и сделать всё, чтобы втереться в доверие к врагу. Должна его заинтересовать. И, раз покорные ему не нравятся, не придётся разыгрывать обожание, но ломать себя придётся неоднократно.

– Ты пугаешь. И можешь запугивать сколько хочешь, можешь брать меня силой раз за разом, как дикий зверь, терзать душу, но своих я не сдам никогда, – отчеканила ровно, выделив каждое слово.

Показалось, что плечи чужеземца дрогнули. Он вновь гневно засопел, будто слова задели его. Знал бы он, сколько сил потребовалось Жанне, чтобы сдержаться и не броситься на него!

– Ты боишься смерти? – Отрицательный кивок. – А смерти товарищей? Близких?

Вот тут Жанна задрожала. Близких. Понимала, что Рооман просто провоцирует, но ничего поделать не могла. Повернула голову, их глаза оказались на одном уровне. Только заметила, что сейчас из радужки глаз карга исчезла ядовитая зелень, остался только кристальный янтарь.

И этот насыщенный коричнево-золотой омут затягивал, напускал спокойствие, обещал покровительство и защиту. А ещё в нём угадывалось что–то знакомое…

«Нет!» – закричала в мыслях, противясь странному воздействию, а вынырнув из заблуждения, прищурилась и яростно прошипела:

– Близких, говоришь? Когда я была маленькой, родителей безжалостно убили карги, на моих глазах! У меня никого не осталось, слышишь?! Тебе нечем меня шантажировать!

Про Картера с отчимом намеренно умолчала – вдруг они ещё живы и пришлый использует их против её чувств.

– Хм. Значит, ты ничего мне не скажешь. – Мужчина отстранился, а затем резко притянул Жанну к себе за затылок. – Может, твои товарищи, увидев тебя, скажут желаемое мной?

Рооман с удовольствием наблюдал, как голубые глаза пленницы расширились в испуге. И надежде. Природная проницательность – одно из главных достоинств каргов, которое помогло им одержать множество побед.

Рооман спрятал лицо с головой под капюшоном, схватил Жанну за руку и на буксире потащил к выходу.

«Ту-тух! Ту-тух!» – глухо билось сердце офицера, стоило ей увидеть хладные трупы сослуживцев, разбросанные по периметру и укрытые снежным одеялом. Поспевая за каргом, сквозь густо сыплющийся снег – буран не думал сбавлять темп и на рассвете – со страхом вглядывалась в их застывшие бледные лица, выискивая Картера или Зейна, и не находила. Зато разглядела Дайну… подруга лежала на том же месте с торчавшей из груди стрелой.

Колени подкосились, и офицер свалилась в снег, не отрывала жалостливого взгляда от лица подруги, но задержка не входила в планы главы чужеземцев, он с силой дёрнул за руку, вновь поднимая Жанну на ноги, и потащил быстрее. В солдатский шатер.

Картер, полковник, Гита, Хокман и ещё двое солдат связанные стояли посреди шатра на коленях, трое надзирателей-каргов за их спинами с натянутыми на тетиву стрелами, а семеро остальных недругов расположились кто где: на матрацах, бочках и ящиках.

Как только Жанна с Рооманом зашли, разговоры на языке пришлых стихли, узники подняли головы, и всегда эмоциональный Картер заревел:

– Ах ты, мразь! Отпусти её!

Это стало его ошибкой.

В ярости Картер ринулся было вскочить, но стоящий позади карг моментом осадил его за плечо.

– Не рыпайся! – велел, приставив остриё стрелы к шее пленного.

Офицер хмуро покосился на него, затем вперил яростный взгляд в Роомана и перескочил обеспокоенным на Жанну, молча спрашивая: как ты?

Та неуверенно улыбнулась, мол, в порядке, и глазами замолила успокоиться. Вырвала свою руку у главы каргов, потёрла запястье – хватке пришлого можно позавидовать, останется синий обод, – и пристально осмотрела своих друзей с полковником. Карги их изрядно потрепали, видно, выведывали информацию, тела связанных солдат покрывали кровоподтеки, ссадины и глубокие раны, кровь на одежде проявилась грязными пятнами.

Жанна встретилась взглядом с Зейном, вторым своим отцом, и её охватил жуткий стыд. Вроде ничего такого не совершила, но… пока товарищей пытали, она спала с врагом. Пусть и не по своей воле, но факт неизменен. Жанне отчётливо виделось осуждение в серых, налитых кровью глазах полковника. Ей так казалось. Но она ведь не предавала!

В это время Рооман на каргском языке о чем-то переговаривался с подчиненными. Судя по прищуренным глазам и проявившейся в радужке зелени, он остался недоволен.

– Кеэр ту бахт! – скомандовал, указав пальцем на… Картера.

Сердце Жанны ухнуло, заколотилось в сумасшедшем ритме, предчувствуя неладное. Затаив дыхание, она с ужасом наблюдала, как Картера выводят вперёд и, хлыстнув сзади плетью под колени, усаживают перед главарём.

Картер поднял голову, смело заглядывая в жуткие малахитовые глаза предводителя, показывая, что нисколько его не боится, а сам в гневе сжал зубы, пытаясь сохранять спокойствие. Он думал, Жанна погибла, а она всю ночь находилась неизвестно где, а теперь её приволок главарь! Что ему, Картеру, теперь думать?! Да и ладно, главное – жива!

– Ну что, земной воин, готов ли ты умереть за свою жалкую планету?

Рооман возвышался над пленным горой, насмехался, а сам украдкой поглядывал на свой трофей, замерший рядом хрупким истуканом и не знающий, как спасти друга. А может, больше чем друга. И последнее невероятно злило.

– Готов, не сомневайся. Давай! – Качнулся корпусом к каргу. – Убей! Информацию тебе здесь всё равно никто не скажет!

Рооман неожиданно громко засмеялся, а прекратив смех, наклонился к Картеру:

– Ты в этом так уверен? – Вытащил из наруча потаенный кинжал и приставил к горлу пленного, обернулся к Жанне: – Мне провести ядовитым лезвием по его коже? Этот яд особенный – проникая в кровь жертвы, он медленно отравляет всё тело, причиняя невыносимые муки. Противоядия не существует. Твой друг будет страдать о-очень долго.

«Н..нет! Картер!» Жанна встретилась с любящими глазами. Решительными и обречёнными.

Они с Картером никогда не говорили друг другу слова о любви, выражали чувства эмоциями и прикосновениями. До этой битвы Жанна не предполагала, насколько сын полковника станет ей дорог.

– Ну так что? Проводить? – торопит бессердечный карг.

Жанна с шумом вздохнула, вперилась безумными небесными глазами в Роомана, моля не делать этого, перескочила на Зейна – лицо командира было хмурее грозовой тучи, – перевела на Картера… Она и он знали, что выхода нет. Знали, что, если скажут сведения, карги их всё равно убьют. Всегда убивали и сейчас исключения не сделают.

«Прости…» – прошептала одними губами. Картер кивнул, улыбаясь ей, и Жанна произнесла громче:

– Убивай. Мы не предаём родину.

– А своих, значит, предаёте? Что ж, будь по-твоему. – Рооман обратился к пленному: – Умри достойно.

Глава 3

Сумеешь обмануть себя, обманешь и врага.

А. Неярова

«Бух! Бух! Бух!» – в отчаянии ухало сердце Жанны, а душа ревела несправедливостью.

– Стой!

Рука предводителя замерла, лезвие натянуло кожу, но не успело ранить.

Уже распрощавшийся с жизнью Картер с изумлением узнал голос, остановивший палача. Жанна удивилась не меньше.

– Не торопи коней, чужеземец, – хрипло проговорил Зейн и устало прикрыл веки. Открыл, дождался, пока Рооман переключит на него своё внимание, и продолжил: – Вижу, у вас есть честь. Так?

– Допустим. – Рооман выглядел заинтересованным, даже выпрямился и развернулся корпусом к полковнику, а последний этого и добивался.

– Может, тогда договоримся?

– Хм. – Глава пришлых помолчал, поприкидывал что-то в уме и, наконец, сказал: – И что ты мне можешь предложить?

– Информацию. Взамен ты при переправке предоставишь пятерым из нас шанс на жизнь.

– И ты непосредственно будешь среди этих пятерых? – Рооман оскалился, демонстрируя своё пренебрежение к алчному человечеству. Однако полковник его снова удивил.

– Нет. Меня среди их числа не будет…

Никто из подчинённых Зейна вмешиваться не смел. Никто не оспорил решение командира, понимая, что тот пытается их спасти. А каким образом? Полковнику виднее.

Рооман и Зейн, два лидера, испытующе смотрели друг на друга. В их головах крутились разные мысли, им поставлены разные задачи, но одно у них имелось общее – честь. Полковник верно подметил наличие той у каргов, а ещё он разгадал их цель – втихую проникнуть на передовую.

– И кому мне нужно предоставить шанс? – Этим карг дал добро.

– Как только утихомирится непогода, после сеанса связи сюда прибудет бронемашина со сменой из семи офицеров, боеприпасами и провизией. Но перед отправкой в обратный путь передовица должна обязательно получить МОЁ подтверждение. – Рооман слушал молча, ожидая главного. И Зейн его «не разочаровал». – Также, как только бронемашина достигнет ворот передовой, моё подтверждение необходимо повторить, иначе машину не пропустят и уничтожат на месте плазменным снарядом. Как я уже упоминал, смена контрольной точки состоит из семи человек. В отряд войдут двое ваших и пятеро моих солдат: механик Дейв, Гита, Хокман, Картер… и Жанна – их очередь сменяться.

Таким образом полковник хотел спасти жизни своих близких и товарищей. Только не знал он одного нюанса, который касался Жанны и главаря каргов.

А Жанна знала и на девяносто девять процентов была уверена, что Рооман не согласится. Чтобы спасти Картера, собралась предложить на своё место другую кандидатуру, объявив себя связным механиком, который должен остаться здесь, но не успела – предводитель каргов опередил ответом.

– Идёт.

Дальше Рооман что-то приказал своим воинам и направился наружу, проходя мимо остолбеневшей Жанны, еле слышно буркнул, чтобы не болтала лишнего, иначе он моментом всех перебьёт. Следом двое каргов подняли полковника и повели за главой, за ними вышли ещё четверо.

В солдатском шатре помимо ушедших осталось шесть каргов. Двое следили за связанными пленными, другие, облюбовавшие матрацы с ящиками, сидели в обманчиво расслабленных позах, готовые в любой момент вступить в сражение, если им что-то покажется подозрительным.

Жанна, стоявшая чуть в стороне от связанных друзей, чувствовала себя белой вороной.

Ей никаких указаний не давали, как и запрета приближаться к своим, поэтому она осторожно, не спеша, маленькими шажками дошла до Картера и присела рядом на колени, сцепив руки за спиной. Оглянулась на каргов, но они ничего не спешили делать, хорошо.

– Как ты? – спросила тихо, опасаясь быть услышанной врагами.

– Нормально. К удивлению, даже ещё жив, – отозвался также тихо. – Где ты пропадала всю ночь? Я видел, как один из каргов бросился за тобой к вышке, а потом меня оглушили.

– Я… – Жанна осеклась, но мигом сообразила ложь: – Я не добежала до вышки, меня перехватили карги, отобрали ракетницу и выстрелили мне в спину стрелой. Я лишилась сознания, решив, что умерла, однако стрела угодила в титановую пластину, а ударом мне вышибло воздух из лёгких, поэтому я сознание и потеряла. Когда пришла в себя, небо уже светлело, тут меня, копошащуюся в снегу, заметили карги и приволокли сюда.

– Хорошо, что не убило стрелой.

Жанна облегченно выдохнула: вроде поверил. Не хотела она, чтобы Картер знал, где она на самом деле провела ночь. И с кем. Потому что Картер непременно наломает дров. Да и Рооман этот – будет до конца шантажировать её им. Пусть считает, что Картер ей, например, брат.

– Что же задумал полковник? Неужели думает, что его безумная затея поможет нам избежать смерти?

– Шшш… – шикнула Жанна, покосившись на каргов. – Не стоит обсуждать подобное при враге, они нас отлично понимают. А что бы ни задумал Зейн, наш долг никто не отменял.

Картер согласно кивнул, прекрасно уловив скрытый подтекст. Что бы с ними ни произошло, кто-то любым образом должен предупредить передовицу о захвате точки врагами.

А Жанна в свою очередь собиралась вытащить Картера и по возможности остальных троих, потому что ей путь заказан. Предводитель каргов дал ясно понять, что теперь никуда её не отпустит.

Но почему же тогда согласился с условием полковника?

Ответа, разумеется, никто не дал.

***

Как только буран прекратил засыпать землю толщами снега, а это произошло к обеду, связной Дейв настроил линию, и Зейн связался наконец с передовой. С приставленным к горлу кинжалом Роомана, сообщил о спокойной обстановке на посту и уточнил о переправе смены. На что ему ответили неоднозначно: сама переправка будет, но новой смены не ждите. Из-за метели усилили охрану Элегии, военных не хватает, поэтому им привезут только боеприпасы с провизией, но старую смену заберут по причине той же нехватки.

Переправу назначили на вечер, когда сумерки послужат прикрытием.

За день карги разоружили подчиненных Зейна и поскидывали все тела убитых в мертвую воду, создавая «спокойную» атмосферу на точке, а сами переоделись в их одежды. Теперь карги без проблем сошли бы за обычных человеческих солдат, лишь лица скрывали высоким воротником водолазок и защитными очками, что вполне объяснялось морозом и ветром.

Пока всё шло по плану. Всех живых людей согнали в солдатский шатёр, дали перекусить, а потом и нужду справить по очереди. Пришёл черёд Жанны, один из каргов, схватив её за плечо, повёл за угол полуразваленного здания, а когда она вышла оттуда, то неожиданно наткнулась на главаря.

Рооман в человеческой одежде стоял, прислонившись спиной к кирпичной стене, руки засунул в карманы белой военной формы. Жанна нутром чувствовала, что это именно он. Только у него такая тяжёлая аура.

– Смотрю, для тебя важен этот воин.

О ком шла речь, уточнять не требовалось. Жанна кивнула.

– Он мой брат, – солгала и бровью не повела.

– Всего лишь брат?

Она могла поклясться чем угодно, что в голосе Роомана проскользнули удивление вперемешку с облегчением. «Неужели среди каргов тоже есть собственники?» Значит, она выбрала правильную стратегию, пусть считает, что Картер для неё просто брат.

– Да. Он с его отцом вырастил меня, когда моих родителей убили… – последнее сказала, сама не зная зачем. Зато история вышла правдоподобной.

Карг молчал, что-то обдумывая. И Жанна тоже молчала. Некстати подумалось, что они тут одни, вдали от всех. Словно угадав направление ее мыслей, Рооман вдруг оторвался от стены и подошёл к Жанне.

– Мой трофей, ты же не питаешь иллюзий, что я отпущу тебя? – Карг приставил руку к стене, напротив лица Жанны, загородив ей путь.

– Нет… – Она опустила ресницы, разглядывая офицерскую нашивку на куртке пришлого. Как ей в этот миг хотелось быстрее попасть в шатер!

Другой рукой Рооман приподнял девичий подбородок, заставив посмотреть на себя.

– Заключим сделку? – предложил он. – Когда настанет нужный момент, ты без промедлений и фокусов пойдёшь со мной, а я обеспечу твоему брату жизнь. Ну, что скажешь?

– Скажу, что согласна.

Жанна сама хотела предложить подобное. Понимая, что, даже если ей с отрядом удастся сбежать, они всё равно не уйдут далеко, поскольку в её теле тикает датчик слежения каргов. А так главарь уверится в её лояльности.

Однако смелая Жанна вовсе не собиралась становиться инкубатором для выведения потомства каргу. Как только она удостоверится, что отряд с Картером в безопасности, она обязательно найдёт способ избавиться от датчика и сбежать. Ну, в лучшем случае.

***

Бронемашина должна была прибыть в течение следующего часа, тридцать минут назад передовица сообщила об отправке груза. Карги собрали переправный отряд в шатре Зейна.

Безоружные солдаты под прицелом карговских стрел в тяжёлом молчании томились на мешках со свернутыми матрацами и в бессилье сжимали кулаки. Никто не верил в успех затеи, все уже распрощались со своими жизнями, осталась лишь последняя задача – предупредить передовицу.

Каждый офицер предчувствовал: неспроста передовая не послала новую смену. Возможно, Зейну удалось передать зашифрованный код и генералы передовой догадываются о захвате.

Жанна сидела сама не своя. Уместившись меж Картером и Гитой, она бесцельно следила за танцем языков пламени в костре, концентрировала внимание, а если взгляд начинал блуждать по помещению, то перед глазами сразу же вставали картинки недавней ночи с каргом.

А ещё Жанну жутко злило, что глава пришлых собирался отправиться вместе с ними.

Минуты тикали, напряжённое молчание давило тяжёлым грузом. Картер осторожно взял ладонь Жанны в свою, погладил в поддержке, но Жанна будто и не заметила, продолжая витать в гнетущих мыслях.

– Жанн… – позвал тихо, легонько потянув руку, чтобы привлечь внимание, и, когда девушка наконец посмотрела на него, подбодрил: – Всё хорошо будет, не переживай. Мы вместе.

Офицер всматривалась в родное лицо, пытаясь запечатлеть в памяти образ дорого человека. Она-то знала, что хорошо уже ничего и никогда не будет. Для неё точно. Но тем не менее растянула губы в подобии улыбки.

– Это конец, ребята… – сказала вдруг Гита. Она сидела, расставив ноги и опираясь о колени согнутыми в локтях руками, пальцами же с силой вцепилась в волосы. Она тоже потеряла близкую подругу, можно сказать, названую сестру, и сейчас её, как и всех, снедали горечь потери и близость собственной смерти.

– Ты права – это конец, – впервые за долгое время Жанна соизволила заговорить с кем-то кроме Картера.

– Но Жанн… – влез было тот, но Жанна его же и перебила.

– Хватит лелеять несбыточные мечты. Взгляните реальности в глаза: мы все покойники. Вряд ли кому удастся выжить в переправке. Шанс есть, но лучше потратьте оставшееся время на обретение бойцовского духа и умрите достойно.

– Тебе легко говорить! – зашипела Гита, тряхнув чёрной копной волос, заплетённых в косу, сдерживая рвущие наружу слёзы отчаяния. – Поскольку терять нечего! А у меня в городе племяшка осталась, которая живёт в интернате, и старая мать с отцом…

– Да, мне нечего терять. Все дорогие мне люди здесь. Дайна вон – мертва, а у неё в Элегии остался маленький сын… Никто не заставлял тебя вступать в ряды добровольцев, Гита, никто. Так что прекращай разводить сырость и соберись уже.

Гита вздрогнула от резкости слов, но трястись в истерике прекратила. Пусть злится, думала Жанна. Трезвая голова сейчас нужна всем.

Полковник Зейн восседал за столом, постукивая пальцами рядом с отключенным переговорным устройством. Отсюда ему были слышны разговоры солдат, но он предпочёл не вмешиваться. Исподлобья старый вояка наблюдал за сторожащими их каргами у входа шатра. Оценивал, размышлял: правильно ли он поступил, выторговав время? Или их всех всё равно ожидает смерть? В любом случае он не смог бы смотреть, как сын корчится в муках.

А Жанна? Зейн чувствовал её страх, но не за себя, непонятного происхождения, ещё какую-то холодную обречённость. Но он не мог спросить у неё природу страха. Достаточно Картера, которым главарь каргов провоцировал её.

Интерес главы пришлых к названой дочери Зейн тоже не мог не заметить. И он сделал всё возможное, чтобы дать шанс ей и остатку отряда. Себя полковник уже похоронил, ведь, как только передовица встретит бронемашину и получит его гласное подтверждение, карги его со вторым механиком непременно убьют.

Зейн встретился взглядом с пожилым, как и он сам, связным механиком, и тот кивнул, догадываясь о вертящихся мыслях в голове командующего. Они с ним уже прожили своё, пусть молодые используют последний шанс.

«Уууэ! Уууэк!» – оповестила контрольная сирена о прибытии бронемашины.

Полковник прикрыл ладонью веки и потёр переносицу: началось.

Тут же в шатер влетел Рооман, что-то гаркнул своим каргам, и те моментом попрятали оружие, заменив его на человеческое огнестрельное. Солдатам чужеземцы выдали автоматы с пустыми обоймами, а адамантовые кинжалы отобрали ещё днём.

– Без глупостей. – Рооман оглядел людей предупреждающим взглядом. – Помните: вы здесь в меньшинстве, а наши коммуникаторы работают на удалённых дистанциях без ограничений. Одно лишнее слово, жест – и я отдам приказанию рубить головы, забыв о чести.

Глава пришлых одарил Зейна кивком, после что-то наказал своим замаскированным каргам, остающимся здесь караулить полковника и старого связного механика.

– Пошли. Живо!

Хокман и Гита по воле каргов натянули на лица воротники водолазок, очки и поторопились к выходу.

Жанна замыкала колонну и находилась в непосредственной близости от стола Зейна, и, прежде чем навсегда покинуть этот пост, она не выдержала, оглянулась на седовласого полковника, заменившего ей родного отца с матерью, вырастившего её достойным человеком, солдатом, способным постоять за себя, а теперь вот и второй отец исчезает из её жизни.

Немолодое, покрытое сетью морщин лицо Зейна сквозило печалью. В эти секунды он скинул маску строгого командующего, обличив истинные эмоции. В его мудрых серых глазах не блестела солёная влага, нет, но Жанна отчетливо чувствовала сердцем, что душа полковника сейчас обливалась горькими слезами.

Этим последним взглядом Зейн прощался с родным сыном и названой дочерью…

А Жанна вот не смогла сдержать рвущиеся наружу слёзы. Те двумя крупными каплями покатились по девичьему лицу, деля его на три ровные части, свесились с дрожащего подбородка и промочили воротник офицерской куртки.

– Прощай, отец. И спасибо за всё… – произнесла хриплым от слёз голосом.

Она никогда не называла полковника отцом. Дядя Зейн, и всё тут. Но только не сейчас. Почему дорогие сердцу люди всегда уходят первыми?!

Матёрый вояка мягко улыбнулся, он услышал адресованные ему слова и ответил лишь одними обветренными губами: «Живи».

Внезапно кто-то дёрнул Жанну за локоть, выводя из оцепенения. Это Картер, его сердце тоже располосовало ножами, и ему было во сто раз больнее, ведь в лапах врага ему приходилось оставлять на верную погибель родного отца. Потянув девушку к выходу, он напряжённо поторопил:

– Нужно идти, Жанн.

И они пошли. Как и другие члены отряда, натянули на лица воротники с очками и покинули тёплый шатер, вынырнув в суровую атмосферу улицы.

Снег вновь осыпался с темнеющих серых небес, но шёл мерно, опадая редкими хлопьями. Картер с Жанной под контролем одного из переодетых каргов направились к мосту, где уже стоял заведённый броневик.

Мощный движок, которому мог позавидовать двигатель самого скорого поезда, оглашал утробным рычанием округу, а свет бронефар слепил глаза, но Жанна всё же сумела разглядеть, как двое военных сгружают тяжёлые ящики с боеприпасами и провизией, а другие двое – то ли переодетые карги, то ли обычные офицеры, сейчас в сгущающейся темноте не разобрать, – загружают в опустевшее грузовое нутро бронемашины пустые ящики.

Подойдя ближе, Картер и Жанна поприветствовали водителя ревущей железной махины Юрия и его второго сменщика-обозревателя Михаила, который в данный момент распоряжался грузом. Именно эти два офицера были закреплены за их контрольным постом и, к удивлению, вели себя вполне спокойно, словно не подозревали ничего.

Гита с Хокманом и с ещё одним выжившим солдатом находились рядом. Девушка, сняв перчатки, увлеченно растирала замерзшие руки, видимо, таким образом пыталась сдержать себя от необдуманных поступков, концентрируясь на сущей мелочи. Мужчины же увлеченно следили за погрузкой ящиков.

– А что же полковник не вышел? Обычно он лично контролирует перегрузку, – поинтересовался вдруг Юрий, поправив запотевшие защитные очки и сдув с их наружной поверхности серые во мраке хлопья снега.

Ему ответил Картер, словно готовился к расспросам заранее.

– Да он увлечён детальным построением нового оборонительного плана, и настолько, что отвлечься нету времени. Используя последние добытые данные слежки за карговскими псами, полковник хочет поскорее закончить и доложить результат коллегии генералам. Уверяет, что нашёл нечто важное.

– А-а. А то я уж подумал, не случилось ли чего, пока мы к вам ехали.

Слушавшая этот простой разговор, Жанна закусила губу. Как так спокойно можно обсуждать врага, когда этот самый карговский пёс, замаскировавшись, стоит за их спинами? Но Картер знал, что делал. Мужчинам эмоции сдержать всегда легче, а сейчас главное – не вызвать подозрений каргов.

– Юрий, ты ж знаешь Зейна, – Картер хлопнул водилу по широкому плечу, – если он задумал что, то его лавиной снежной не остановить.

– Ну да. В этом ты прав. – Затем Юрий развернулся и окрикнул солдат, носящих ящики: – Эй? Долго ещё?

– Три затащить осталось! – ответили ему.

– Отлично. Раз так, пойду проверю показатели топлива и масла в движке, надо быть уверенным, хватит ли их на обратный путь.

Юрий исчез в упомянутом направлении. Жанна облегчённо выдохнула, слишком взвинченной себя чувствовала. Пока Картер с Юрием вели беседу, она пялилась на автомат водителя, сто пудов в магазине дремали адамантовые пули. У Жанны аж в пальцах покалывало, так хотелось выхватить и спустить всю обойму в дьявольских приспешников! Однако здравый смысл вещал набатом: нужно дождаться отправки и тогда в пути взбунтовать. А в лучшем случае – захватить главу чужаков в плен.

Ощутила осторожное прикосновение к своей ладони – это Картер, он кивком указал, что пора в кабину броневика. Ребята уже скрылись, значит, и им пора. И Жанна зашагала вслед за Картером, озиралась по сторонам, выискивая главу пришлых, но в сумерках все солдаты выглядели одинаково, и отличить каргов не получалось.

– Всё! Отчаливайте! – донеслось сзади, когда Жанна запрыгнула на подножку бронемашины. Забралась в пассажирскую кабину, а в её глубине нашёлся и Рооман: уместился в самом углу, чтобы в его поле зрения попадали все. Последним поднялся второй пришлый и затворил за собой дверь, как успела заметить Жанна, всё это время он не отходил от неё и Картера ни на шаг. «Приставил слежку, чтоб чего-нибудь лишнего не выкинули?»

Громче заурчал движок, и броневик рванул по железной дороге, раскинутой прочной извилистой сеткой лент над Чёрными Водами и опирающейся на титановые столбы с участками белоснежных обледеневших холмов с руинами некогда величественных зданий.

Ехали молча. Тишина в кабине угнетала, обволакивала холодом неизменно грядущей бойни. Но вскоре из динамиков полилась мелодия прошлых лет, смягчая накалившуюся обстановку. Тусклый свет от горящих ламп, вмонтированных в крышу и стены машины, немного разгонял полумрак.

Жанна то и дело косилась то на автомат второго водителя Михаила, то на сидящего напротив Картера, но последний еле заметно повёл головой, предупреждая, что ещё рано что-либо делать.

Ей хотелось узнать: а когда не рано? Но спросить об этом вслух возможности не было. Снова взгляд Жанны прикипел к заветному оружию, только теперь Михаил ритмично постукивал пальцами по предохранителю, а поймав направление её взгляда, понимающе подмигнул и повторил жест Картера.

Веки её расширились: значит, передовица в курсе, КТО к ним едет?!

Скорее всего. Обрадовавшись, Жанна успокоилась и принялась дожидаться сигнала. Время неуловимо текло, и под мерное покачивание начало клонить в сон. Но вдруг броневик стал замедляться. Михаил, проведя ладонью по лицу, будто смахивая сонливость, потянулся и, отодвинув окошко, разделяющее пассажирскую и водительскую кабины, с зевком справился, в чём там дело обстоит.

– Да датчик масла загорелся, и коробка что-то барахлит. Остановиться нужно и проверить, а не то вдруг пробоина где, движок совсем стуканёт, и не доедем, – нарочито громко пояснил Юрий.

– Ты ж вроде на точке проверял масло?

– Так я до уровня только долил, и всё.

– Ну тормозни во-он там, на островке. – Михаил протянул руку через окошко в водительскую кабину и указал сквозь лобовое стекло на выглядывающий впереди из Мёртвой воды белоснежный клочок суши, только без обломков зданий. – В затишке проверим, что там с датчиком приключилось.

Машина доколесила до обозначенного места и, свернув с железной дороги, плавно затормозила в рыхлом снегу. Преимущество броневика состояло ещё в том, что как бы тот ни зарывался в толщи снега, никогда не застревал, в нём отлично сочетались мощь и маневренность.

– Значит, так, ребята, – взял слово Михаил, хлопнув себя по коленям. И Жанна поняла: вот он, сигнал. – Как видите, у нас произошла незапланированная остановка. Но мы сейчас быстро её устраним и поедем дальше.

Он встал, поправил висящий автомат на плече и шагнул к двери, но, вспомнив что-то, обернулся.

– Ах да, мне бы помощника, спину прикрыть, а то кто его знает, вдруг карги головы высунут? Картер?

Картер повел плечами, мол, без проблем, и хотел было встать, как неожиданно из дальнего угла прозвучал бесстрастный голос Роомана, маскирующегося под убитого Брейна.

– Да давай я с тобой схожу, ноги разомну, а то от сидения затекли. – И глава пришлых незамедлительно стал подниматься.

Михаил ничем своего удивления не выдал, лишь всматривался в глаза приближающегося солдата, но во мраке пассажирской кабины зелёная радужка не сверкнула.

– Ну вы что там застряли? Ночь уже, давайте быстрее! – поторопил Юрий снаружи.

– Сейчас, не кипишуй! – выкрикнул Михаил, затем обратился к подошедшему: – Как там тебя?

– Брейн.

– Что ж, Брейн, идём тогда. – Открыв дверь, они выпрыгнули с броневика.

– Мих, тут дело плохо. Принеси из грузового отсека холодную сварку и другой ящик с инструментами. А ты свети сюда.

До Жанны донеслись глухие указания Юрия, наверное, из-под капота. Она встревожилась: догадывались ли Михаил с Юрием, что уединяются с каргом?

Она исподлобья покосилась на второго чужеземца, сидящего с ними вместо падшего Рида, и на своих друзей. Хокман кивнул и тоже вскочил на ноги.

– Пойду-ка и я глотну ночного воздуха… – Он быстро оказался у двери и загремел ступеньками.

Но не успел он толком выйти, как тишину разверзли выстрелы…

И будто кто-то нажал на спусковой механизм: все офицеры повскакивали со своих мест. Картер, поскольку сидел ближе всех, захватил локтем шею карга, а Жанна отобрала заряженный автомат и заблокировала запястья пришлого, памятуя, что, как и у Роомана, у этого тоже могли иметься наручи с потаенными отравленными кинжалами.

Карг им нужен был живым. Хоть один.

Но в планы пришлого пленение явно не входило. Поняв, что в проигрыше, он с силой рыпнулся, ударив Картера спиной об стену бронемашины, а Жанну откинул ногой. Всё-таки карги превосходили человека огромной мощью.

Не ожидавшая такой прыти Жанна неплохо приложилась затылком о противоположную лавку, но в сознании осталась. Мутным взором наблюдала, как к чужеземцу кинулась Гита, но тот и её отфутболил в сторону и, что-то достав из кармана, закинул себе в рот… в следующее мгновение он расплавился серой жидкостью в руках Картера.

Тому пришлось скинуть с себя верхнюю куртку, так как и она задумала плавиться.

– Вот же чёрт! – выругался Картер, а потом заорал на застывших истуканами товарищей: – Чего рты разинули?! Вперёд, второго нужно точно поймать. Живым!

Выйдя из оцепенения, Гита с другим солдатом выпрыгнули на улицу, а Картер бросился к Жанне, приподнял ей голову, проверил отсутствие крови на затылке.

– Ты как?!

– В порядке. Немного голова едет. Иди к нашим, и я сейчас… подоспею.

Картер кивнул и понёсся наружу. С протяжным стоном, опираясь о лавку, Жанна поднялась. Мотнула головой, разгоняя тёмные точки пред глазами, и тут наткнулась на неприметный с виду ящик под другой лавкой. Поборов головокружение с тошнотой, встала и дотянулась до него – в ящике лежали патроны. Адамантовые.

– Как по заказу.

И особенность большинства адамантовых патронов заключалась в универсальности калибров. Они подходили и к обычному автомату, которым в данный момент владела Жанна. Зарядив основной и запасные магазины, Жанна выбралась из бронемашины.

И застыла, как громом поражённая.

На крошечном клочке суши буйствовал муравейник: Жанна насчитала с десяток, а то и больше откуда-то взявшихся каргов, примерно столько же и людей.

Слева от неё, где находился открытый грузовой отсек броневика, просвистели выстрелы. Жанна осела к земле, прячась за высоким подкрылком колеса, осторожно выглянула: из отсека стрелял чужеземец – узнала по серым бронированным перчаткам, – и он там явно не один.

Стоп… груз! Ну конечно же! Должно быть, карги прятались в ящиках! Не мог же глава пришлых вздумать идти на захват передовой вдвоём – чистое безумие.

О каргах-то Жанна догадалась, а передовики тогда откуда взялись? Принялась рассуждать: в броневике они никак не могли бы поместиться. Остаётся вариант, что передовица действительно расшифровала код SOS Зейна и по пути на контрольный пост закинула сюда дожидаться отряд засады. Дальнейшее – дело техники: поломка, незапланированная остановка на непримечательной на первый взгляд местности и захват противника.

«Однако ни передовики, ни мы не учли притаившихся каргов в грузовом отсеке. Вот так сюрприз… Друг друга перехитрили!»

Но больше прикидывать в уме варианты событий Жанна себе не позволила, нужно сражаться. Пришло время использовать второй шанс.

Уперев локоть в колено и водрузив на руку автомат, она прицелилась и начала отстрел врагов. Даже с прибором ночного видения обнаружить их было затруднительно – на каргах поверх брони накинута человеческая одежда, а зелёная радужка видна лишь вблизи. Попасть в своих нисколько не хотелось, поэтому Жанне приходилось тщательно избирать цель.

Она стреляла, только когда была на сто процентов уверенна, что цель – враг. Их выдавали мощные порывистые движения, некоторые использовали привычное им оружие – хлысты и луки.

Со своей позиции Жанна выискивала Картера. Но хоть тот бегал без верхней офицерской куртки, отыскать его пока не получалось. Время зверски текло, островок суши постепенно застилали трупы и грязные пятна крови. Истратив патроны в очередном магазине, Жанна поспешила заменить на новый, последний, и только защёлкнула рожок, как с правового бока приблизилась Гита.

– Жанн! – окрикнула сослуживица из-за угла броневика, прижимая руку к животу, на белой куртке выразительно темнела кровь.

– Чёрт! Ты ранена!

Перекинув автомат через плечо, Жанна ползком пробралась к Гите. Затащив её под броневик, задрала куртку с кофтой и майкой. Светлую кожу обезобразила рваная рана.

– Чё-ёрт, довольно глубокая… Чем это тебя? Яд проник?

– Оставь. – Гита накрыла руки Жанны своими холоднющими. – Я справлюсь тут. Ты поспеши, на девять часов – там Картер… его загнали в ловушку. Он тебе дорог, я знаю. Иди.

– Но…

– Да иди же ты, дура! Или его точно убьют! Я что, зря тащилась к тебе? – Карие глаза девушки сверкали безумием и какой-то обречённостью. – Ты ведь любишь его. Иди…

Жанна сглотнула вязкую слюну. Гита в плохом состоянии, если ей в ближайшее время не оказать помощь, то…

– Я вернусь за тобой. Слышишь?

– Я дождусь. Иди.

Проклиная каргов и эту затяжную войну на чем стоит весь свет, Жанна ринулась в направлении девять часов. По пути пустила пулю караулившему неподалёку каргу, но вскоре сама получила рикошетом в левую голень. Свалилась в снег, стиснув от боли зубы, заглушила рвущийся из груди крик и перемотала лоскутом штанины место ранения. Хромая, усердно двинулась дальше.

Направление на девять часов находилось у кромки Чёрной воды, где железная дорога крепилась на титановые столбы. Картер прятался за небольшим возвышением, а двое пришлых обступили его с двух сторон. У Картера не было при себе автомата, а в руках пришлых извивались хлысты.

Чтобы попасть на стрелковую позицию, Жанне пришлось пробраться на дорогу, и теперь её сердце сжималось от ужаса. А если б она не успела?!

– Картер, пригнись! – велела и прицелилась в одного из нападавших.

Услышав знакомый голос и заметив торчащую белую шапку Жанны сверху над собой за бордюром железной дороги, Картер припал в снег. Жанна выстрелила два раза, поразив обоих каргов, убив или нет, не знала, но, по крайней мере, они упали навзничь.

– Убирайся живей оттуда! – рявкнула.

Неожиданно вдалеке заслышала приближающийся рёв двигателей. Жанна повернула голову на звук: различила две темные точки, летевшие по дороге с огромной скоростью, – броневики, наверняка посланные на помощь передовицей. Обрадовавшись, Жанна вскочила, насколько позволяла раненая нога, и крикнула:

– Карт, передовики едут!

Но Картер вместо того, чтобы разделить с ней радостную новость, вдруг замахал руками и заорал:

– Жанна, сзади!..

Как в замедленной съёмке, Жанна обернулась: в трёх шагах от неё стояли двое пришлых. Они пришли за ней. Один моментом схватил её, другой вырвал из рук автомат и… выстрелил в Картера.

– Н..нет!

Расширившимися дикими глазами Жанна смотрела, как Картер оседает на колени, держась за грудь, а потом падает лицом в снег.

– Нееет!..

В безумии Жанна задёргалась, резко вскинула голову, саданув держащего её чужеземца макушкой в подбородок, и с силой толкнулась назад. От неожиданности карг оступился и перекинулся через невысокий бордюр вместе с Жанной, но удержался и её за ворот куртки схватил.

Жанна пребывала в состоянии аффекта, она отчаянно вертелась и вырывалась. В пустой голове бешеным пульсом билась лишь одна-единственная мысль: «Они убили Картера!»

– Да пусти ты!

– Держись, глупая! – орал в ответ карг, стараясь затянуть девушку обратно на дорогу.

Но Жанна не собиралась быть спасенной. Зачем? Картера нет. Зейна, можно считать, тоже. Передовица знает о захвате поста. Так зачем теперь жить? Верно, больше незачем!

И вдруг Жанна расслабилась, расстегнула замок офицерской куртки, позволяя телу выскользнуть из рукавов верхней одежды, и быстро полетела вниз. В холодные объятия Чёрной Воды.

Теперь и она тоже свободна…

Глава 4

Враги всегда говорят правду, друзья – никогда.

Цицерон

Ветер шуршал в ушах, трепал одежду и тело ледяными хлыстами, а Мёртвая вода неминуемо близилась.

Жанна улыбнулась: сейчас она просто разобьётся о поверхность, даже толком не ощутив боли, и вскоре встретится на Той Стороне с Зейном, Картером, Дайной и родителями с тётей.

Жанна всегда считала, что за мгновение до смерти перед глазами вихрем проносятся кадры прожитой жизни, но нет, почему-то ничего не мелькало, из головы разбежались все мысли, её наполняла лишь звенящая пустота и ожидание.

Тогда офицер сама смежила веки, представляя родные лица, шёпотом пообещала, что уже в пути к ним, что теперь они будут всегда вместе. Но почему-то родители отрицательно качают головами, улыбаются. Жанне почудилось, что слышит их уже подзабытые голоса: «Тебе ещё рано к нам…»

Тут она почувствовала, что её кто-то обхватил со спины, крепко прижал к сильному телу, а затем последовал мощный удар.

Но не такой, как она ожидала. Боли от столкновения с поверхностью Жанна не ощутила, телу передалось лишь ударное эхо, и всё вокруг погрузилось во тьму.

Разум напоминал вату, уши заложило, и никакие звуки не проникали, но когда Жанне удавалось изредка раскрыть глаза, то она видела невероятное: вокруг её тела и тела того, кто её крепко держал, перетекало полупрозрачное зеленоватое свечение. И главное – она могла дышать! Оболочка не давала мёртвой воде промочить их тела и отравить своим ядом.

Некто долго плыл, усердно углубляясь под толщу чёрных вод. Жанна также различала тёмные очертания подводного рельефа, затопленные разрушенные элементы зданий, затонувшие машины и лодки. И вдруг её спаситель замер перед пустотой.

Вытянул руку, окутанную всё тем же сиянием, коснулся чего–то… и под его ладонью запульсировали круги. Зеленые волны одна за другой быстро разбегались в ширину, очерчивая какую-то громадину.

А потом эта громадина проявилась, будто скинула невидимый полог. Перед обескураженной Жанной предстал огромный подводный корабль: множество больших и малых зелёных огоньков приветливо мигали по всему периметру, из окон лился мягкий свет, вертелись двигательные турбины.

Прямо перед ними с тихим шумом медленно отворился шлюз, и тут до Жанны дошло, что это, скорее всего, корабль чужеземцев, а держит её непосредственно карг.

«Нет…»

Сознание стало угасать, больше не выдержав очередного эмоционального потрясения, и тьма окончательно захватила Жанну в свои бесконечные владения.

***

Приходила в себя Жанна постепенно и довольно странно.

Ещё не открывая глаз, заслышала где-то вдалеке сильное, быстрое журчание, похожее на водопад, шум ветра, шебаршащего листву с крон деревьев, мелодичные трели птиц. Почувствовала, как в нос ударили яркие свежие запахи лесных цветов, травы, ощутила мягкое касание, щекотливое даже поглаживание этой самой травы на своих щеках, руках и голых стопах. Ещё тепло солнечных лучей на лице.

… Но вот только этого всего не могло существовать. На всей Земле, да НИГДЕ не осталось и клочка от прекрасной природы!

Жанна резко распахнула глаза и неверяще ахнула…

Из груди вырвался рваный выдох-полухрип, казалось, она позабыла, что необходимо дышать дальше. А всё потому, что над ней раскинулось чистое насыщенное голубое небо с редкими перистыми облаками, белыми, как сам снег. Подобного чистого неба не появлялось на Земле уже давным-давно, «земное» всегда затянуто хмурыми, полными снега тучами.

Здесь же оно кружило глубиной цвета. Жанна не представляла, что можно «упасть в небо», однако сейчас ей завладело именно это чувство. Высокие кроны исполинских деревьев с ровными, извилистыми тонкими и толстыми стволами подпирали эти небеса.

Сама офицер лежала на мягкой зелёной траве, на поляне в окружении густого леса, в серой борцовке и такого же цвета свободных штанах, босая. Длинные русые волосы разметались по земле, по ним даже божья коровка неспешно ползла!

– К..какого?

Разум Жанны настолько шокировался, что она не могла собрать и пары слов. Виденное ей просто не могло быть на самом деле.

– Невозможно…

Вдруг слева на ветке раскидистого дерева вскрикнула ярко-оранжевая птица, вспорхнула и закружилась над удивленной Жанной, а после рванула в сторону, так как за ней погнался коршун, поджидавший добычу на другом дереве.

Повернув голову, Жанна оторопело наблюдала, как крылатые создания быстро скрылись в чаще леса. Медленно привстала и села, растерянный взгляд сфокусировался на траве подле ног. Осторожно, словно она в любой момент может исчезнуть, коснулась рукой, пропустила травинку меж пальцев – по ощущениям та казалась очень натуральной. Настоящей.

Жанна вздохнула полной грудью, набрав чистого, чуть влажного воздуха – похоже, где-то рядом скрывался лесной водопад, – медленно выдохнула. Прикрыла веки, открыла. Красота никуда не делась, всё осталось на тех же местах.

Тогда офицер поднялась, удивилась снова: рикошетная рана на голени тоже пропала.

… Рана. На голени. Рикошетная.

Голова резко зазвенела болью, перед взором закружились вырванные из памяти воспоминания.

Вот они с Дайной болтают после проверки периметра, рассуждают о несбыточных местах; потом вторжение каргов, смерть лучшей подруги, обещание, данное ей Жанной; глава пришлых Рооман и его жадные руки на её теле, их борьба, а потом он взял её силой; прощание с Зейном; перестрелка, смерть Картера и её собственное падение с железной дороги в Чёрную воду…

И последние, где кто-то спасает её, Жанну; а затем подводный корабль.

– Н-нет!

Схватившись обеими руками за голову, Жанна закричала от дикой разрывающей боли. Звон в ушах давил ультразвуком, и она упала на колени, не в силах стоять.

Но затем всё резко как началось, так и прекратилось. Боль исчезла, волной накатили опустошение и вселенская усталость.

Исчезли и лес с небом. Развеялась очень качественная иллюзия, и теперь Жанна стояла на коленях на мягком бежевом ковре в комнате или, скорее всего, в каюте того самого подводного корабля чужеземцев.

– Состояние гостьи стабилизировано, – раздался механический голос, порядком напугав застывшую «гостью». Мигнули диоды, и больше голос себя не проявлял.

Зато Жанна очнулась от оцепенения. Аккуратно встала, откинула с бледного лица мешающие волосы и осмотрелась.

Она и правда находилась в просторной каюте, полукруглой, со светлой софой у окна, в котором вместо ожидаемой бездны Чёрной воды отражался уже знакомый лес с голубым небом и лились те же звуки: щебет птиц с шелестом листвы и журчанием воды. И сколько Жанна ни принюхивалась, но среди ароматов леса так и не выловила запахи пластика и металла, которые, по сути, должны преобладать в таких местах.

Рядом с софой к стене крепился навесной плоский прямоугольный стол, стояло мягкое кресло-шар, стеллаж с пустыми полками и какая-то кабинка, наверное, местный санузел. Зеленоватый свет лился из встроенных в потолок ламп–лент.

Не удержавшись, Жанна всё-таки подошла к окну, коснулась рукой завораживающей картинки, но пальцы прошли сквозь картинку, точно погрузились в воду. Не ожидавшая такого подвоха Жанна с тихим вскриком подалась назад и больно ударилась поясницей о ребро навесного столика.

– Фух… – выдохнула с шумом, ухватившись рукой за область сердца, с приоткрытым ртом следя, как разводы на окне тают и жидкая поверхность приходит в норму.

И тут Жанна всеми фибрами ощутила, что в каюте уже не одна. Обернулась.

Так и есть – в нескольких шагах от неё, прислонившись к темно-серой двери, стоял Рооман. Он скрестил на груди руки и неотрывно наблюдал за ней, и, похоже, давно. Капюшон скинут, привычной маски тоже нет, хищное выразительное лицо карга не проявляло никаких эмоций.

Жанна обошла столик, неосознанно обняла себя руками за плечи – не потому, что замерзла, нет, так чувствовала себя более защищённой перед Ним.

– Где я? Что это всё, – кивком указала вокруг, – значит?

Но Рооман не торопился отвечать, как и распутывать клубок происходящего. Вместо этого он двинулся к девушке.

Жанна отступила, но уперлась спиной в тот же злосчастный столик и с ужасом осознала, что ей некуда бежать. Она на Его корабле. И в данный момент в каюте они только вдвоём. Даже закричи она, никто не подоспеет на помощь. Сглотнув ком в горле, с расширившимися глазами смотрела, как главарь чужеземцев приближается.

Рооман замер на расстоянии полушага и вдруг накрыл щеку Жанны своей ладонью. Жанна дёрнулась, но отстраниться-то некуда, позади стол.

На лицо карга набежала печаль, такая же сидела и в его спокойных янтарных глазах. И Жанне отчего-то показалось, что та засела в них очень давно и глубоко.

– Почему ты спрыгнула?

Такого вопроса офицер уж точно не ожидала. Как и проявления эмоций карга. Моргнула и парировала:

– А зачем мне жить? У меня больше ничего нет… вернее, никого.

– Ошибаешься… – Но Жанна не дала досказать ему. Вспыхнула как зажжённая свечка, закричав сердцем:

– Не-ет! У меня никого, слышишь, никого не осталось! Твои, – хотела сказать люди, вот только карги ими не являлись, поправилась: – Твои воины по твоему же приказу застрелили моего брата!! Моих друзей, отца! И они же давно убили моих родителей с тётей! Вы бесчестные убийцы! Монстры без сердца!!

Рооман отшатнулся от жалящих ядом слов. Тени боли и раскаяния исказили хищное лицо, но Жанна пребывала в истерике и не обратила внимания. Зато нашла отличный способ выплеснуть всю скопившуюся за годы ненависть – сжав кулаки, резко ударила карга по лицу, после с разворота ногой.

Рооман отлетел к двери, а Жанна, мигом подскочив, вновь и вновь стала наносить удары кулаками, куда могла достать. Не задумывалась она: почему карг позволяет ей истязать себя, почему не отвечает на её выходку? Просто била, била и била, совершенно не чувствуя боли в разбитых до крови костяшках, пока собственные силы её не покинули и она не уткнулась лицом в грудь пришлого.

Горькие слёзы закапали на и так уже промокшую в крови с разбитого лица карга серую форму. Рооман приобнял Жанну, позволяя ей выплеснуть на волю остатки истерики, и, когда она чуть успокоилась, заявил:

– Не по моей вине убили твоих родных, тогда возглавлял воинов не я. И вчера я не отдавал приказа убивать твоего брата. Мы с тобой заключили сделку, и я её выполнил.

Рооман отстранил от себя притихшую Жанну, выудив из кармана какой-то белесый овальный камень, вложил ей в ладони.

– Произнеси вслух «Трийерм», и увидишь сама.

Набрав на боковой сенсорной панели какую-то комбинацию и дождавшись, пока дверь каюты откроется, Рооман покинул Жанну.

А Жанна осталась стоять перед закрывшейся дверью и удивлённо таращилась на гладкий белый камень в своих ладонях. Ненависть, ярость, обида, достигнув краёв чаши, выплеснулись. Пусть не до конца, но на душе значительно полегчало.

Теперь разум Жанны прояснился. Ушло, вытекло лишнее, мешавшее трезво оценивать сложившуюся ситуацию, в которую она по воле судьбы угодила.

Взгляд офицера выискивал что-то на гладкой поверхности, что-то, что она сама не знала.

«Не по моей вине убили твоих родных, тогда возглавлял воинов не я. И вчера я не отдавал приказа убивать твоего брата…» – слова Роомана набатом били в пустой голове.

Жанна очень в это хотела верить, но… своими глазами видела, как карг, отобравший у неё автомат, пустил адамантовую пулю в Картера. Отлично помнила, как Картер упал в снег и больше не подымался.

Что же будет, если она произнесёт каргское слово, активируемое носитель информации? Что Рооман хочет показать? Не очередную ли ложь? Как после всего можно верить пришлому? Как?!

Но тем не менее Жанна вкрадчиво прошептала:

– Трийерм!

На белой поверхности носителя чёрными строчками принялись проявляться письмена на неизвестном языке, затем они засветились ярким светом, и этот ослепляющий свет в один миг заполонил пространство каюты. Жанна зажмурилась от рези в глазах, а когда открыла…

Когда открыла, то с удивлением поняла, что снова очутилась на заснеженной поверхности Земли, стояла на железной дороге неподалёку от… самой себя.

Видели и прошлая Жанна, и настоящая, как приближались два броневика, слышали утробный рёв машин, спешивших на подмогу.

Прошлая Жанна вскочила и крикнула:

– Карт, передовики едут!

Но Картер вместо того, чтобы разделить с ней радостную новость, вдруг замахал руками и заорал:

– Жанна, сзади!

И вновь в замедленной съёмке Жанна наблюдала, как прошлая она обернулась, а за её спиной стояли двое пришлых. Один моментом схватил, другой вырвал из рук автомат и выстрелил в Картера.

Ничего не изменилось…

– Н-нет! – истошно закричала прошлая Жанна, забившись в руках чужеземца, рвясь оказать помощь Картеру, но не могла. Враг держал слишком крепко.

Меж тем Картер с удивлением уставился на свою грудь, ноги подкосились, и он с хриплым свистом-вздохом осел на колени, а потом упал лицом в снег.

– Нееет!.. – протянула в безумии прошлая Жанна, задёргалась с устроенной силой и вместе с держащим её каргом перемахнула через бордюр железной дороги.

Настоящая Жанна отлично помнила, какие её в тот миг обуревали эмоции. Ей не хотелось жить, ведь у неё больше никого не осталось – карги уничтожили всю её семью и друзей. И Картера.

Жанну затрясло от рыданий, ужас потери снова пережал горло, душил липкими призрачными пальцами.

Зачем Рооман вновь показал ей всё это?.. Хотел добить морально? Мало ему её страданий?

Внезапно почувствовала какой-то внутренний толчок, интуиция заставила её обернуться. И не зря.

К Картеру подскочил пришлый – почему-то была уверенность, что Рооман, – он перевернул лежащего на спину, проверил пульс на шее и, удовлетворённо кивнув, быстрым, знающим движением расстегнул бронежилет. Картер тут же захрипел, задышал сипло, до этого пластины бронежилета погнулись от ударной волны пули и сдавили лёгкие. Пулевого ранения он не получил.

Рооман что-то ему вколол, и грудь Картера расслабилась, он задышал ровнее, но утратил сознание. И вот тогда с железной дороги раздался безумный крик Жанны:

– Да пусти ты!

– Держись, глупая! – вторил карг, стараясь удержать её за ворот куртки.

Глава чужеземцев, услышав крики, громко выругался по-своему и рванул к месту действия. Но помочь не успел, Жанна уже расстегнула офицерскую куртку и летела в Чёрную воду.

И тогда Рооман спрыгнул вслед за ней.

Нагнал в полёте, поскольку весил значительно больше, обхватил, сгруппировался, подставив свою спину под удар с поверхностью, и они вместе ушли под мёртвую воду.

На этом картинка не пропала. Жанна смогла увидеть, как карги позапрыгивали в бронемашину, в которой доехали сюда, прячась в ящиках, и с разгону въехали в омут Чёрных вод.

Через несколько минут подъехали два опоздавших броневика с передовицы. Из них повысыпали военные, но им уже ничего не оставалось делать, кроме как отыскать в темноте среди валяющихся в снегу тел выживших в перестрелке и забрать на базу.

Из отряда Жанны забрали только Картера. Но он был жив!

На этом моменте показываемое видение рассеялось. Но Жанна не сдвинулась с места, продолжая пялиться на белесый камень в своих дрожащих ладонях. Взор застили слёзы, но она улыбалась.

Значит, Картер жив! Хоть он!

Жанна качнулась и на ватных ногах просеменила до белоснежной софы. Плюхнулась на нее, камень положила подле себя и уткнулась лицом в ладони. Задумалась, пытаясь рационально объяснить действия Роомана.

Выходит, таким способом он спас Картеру жизнь. Отдал доверенному подчиненному команду выстрелить в Картера, но попасть в утолщенную титановую пластину бронежилета, чтобы создать видимость поражения цели. Для чего? Чтобы уберечь Картера от случайной ядовитой стрелы, кинжала или того же рикошета от своих?

Подумала Жанна и о том, почему те двое каргов с хлыстами, которые загнали Картера в угол на девять часов, не убили его, например, метнув кинжал? Всё по той же причине. Подготавливали почву для обманного манёвра.

А она, Жанна, получается, убила их. Да она много кого из каргов там положила. И Рооман просто спустит ей падших воинов с рук?

Ах да, она же ему нужна, чтобы выносить и родить сына…

Скрипнула зубами. Ну а после что? Рооман её самолично прикончит и с их сыном кинется покорять Землю? Он ведь так и сказал. В первую их встречу.

– Нам определённо нужно поговорить, – сказала вслух.

***

Время шло, но глава чужеземцев не спешил навещать. Жанна исходила узкую каюту вдоль и поперёк, налюбовалась кусочком иллюзорной природы в окне, даже успела оценить удобство душевой с туалетом, разобралась, что да как, с помощью автоматизированного механического голоса.

Потом один из каргов принёс еду: зашёл, молча поставил на стол контейнер и так же молча удалился. Но Жанна попросила его передать Рооману, что хочет с тем поговорить.

Но вот захочет ли Рооман говорить с ней? Она ведь в буквальном смысле набила главе пришлых морд… лицо – вернее, он сам позволил.

Зачем? Чтобы она выпустила пар? Странный довольно-таки способ, в ущерб себе. Однако… он сработал, и теперь Жанне было стыдно. А ещё она хотела выразить свою благодарность за спасение Картера. Ненавидела ходить в должниках.

Рооман оказался прав. У неё ещё осталось кое-что в этом мире – Картер и обещание Дайне.

Жанна нащупала две цепочки на шее: потёрла пальцами свой номерной жетон и Дайны, который должна передать сыну подруги, томившемуся в безвестности в интернате для детей военных за титановыми стенами Элегии. Скоро Артему сообщат о гибели матери…

Каково будет восьмилетнему мальчику услышать такую горькую новость?!

Офицер сжала кулаки. Если б в её силах было что-либо изменить! Она бы оформила опеку и воспитала Артёма, но она находится на корабле каргов. В стане врага. И вражеский командир хочет от неё сына. Какая ирония!

Жанна фыркнула. Поддавшись эмоциям, она чуть ли не загубила свою и так никчёмную жизнь и об Артёме забыла! Но не теперь.

С такими не радужными мыслями уснула. А снилось ей, как они с Дайной навещали сына подруги. Артём так радовался визиту матери и подаркам, делился своими достижениями в обучении и хватился новыми подделками – мальчику нравилось собирать разные механизмы.

Разбудил Жанну уже знакомый механический голос, предупредив, что к ней пожаловал посетитель. Также по просьбе офицера голос сообщил, что проспала она порядком – больше шести земных часов! Ну зато хоть выспалась. Услужливая система каюты даже свет приглушила, имитируя ночь.

А посетителем оказался тот же карг, что приносил еду, донёс, что капитан наконец-то пожелал её видеть. Только их встреча состоится не здесь, а в флоротсеке.

– Где-где? – переспросила Жанна, напряглась всем телом, почему-то ждала подвоха. Вдруг Рооману вздумается ставить на ней опыты в отместку за избиение, добровольное, между прочим?!

– Флоротсеке, – повторил карг хмуро, своим видом показывая, что раскрывать загадку не собирается. Кстати, по какой-то причине пришлые и на корабле не снимали маски. Пугать не хотели? – На месте увидите. Смею предположить, вам понравится. Ничего опасного, – всё же предупредил. – Следуйте за мной.

И карг раскрыл дверь, вышел и зашагал по коридору сектора с каютами. Жанна услышала быстро удаляющиеся тяжелые шаги и поспешила за проводником, потеряться на корабле чужеземцев не хотелось. Вот совсем.

Они всё шли и шли по коридору, наверное, мимо дюжины дверей, и Жанна с ужасом поняла: каргов здесь тысячи, а то и больше! Миновали кают-компанию, отдыхавшие там карги, завидев Жанну, недружелюбно оскалились. Ещё бы! Она ведь самолично пристрелила многих их товарищей.

И вот они с проводником повернули за очередной угол и нырнули сквозь непрозрачную «жидкую» серую дверь. Но сопровождающий тут же вышел.

Жанна же поражённо ахнула, прижав руки ко рту, она словно попала в зелёный рай! Настоящий ботанический сад! Ее окружало столько разнообразных растений! Виденных и не виденных, а ароматы цветущих деревьев и кустов? Всё сразу не описать!

Рооман стоял посреди этого великолепия, рядом с какими-то датчиками. Как только Жанна вошла, обернулся, и лицо его снова выглядело нормальным, без единой ссадины.

– Так о чём ты хотела поговорить?

Ровный голос главы пришлых немного отрезвил Жанну. Сцепив руки в замок, она попросила:

– Расскажи мне о вас. Откуда вы пришли? Почему так внезапно напали? И какие цели преследуете?

Их глаза встретились: её твердые небесные и его золотисто-коричневые, но Жанна уже заметила, как к янтарю примешивается ядовитая зелень, выдавая взвинченное состояние карга.

– Хорошо. Я расскажу тебе немного. Присядь, – указал на каменную лавочку.

Жанна села, на удивление, каменная поверхность оказалась тёплой. Но тут же взгляд забегал по ботаническому саду: везде, в каждом уголке царила жизнь, такая непривычная для глаз человека.

Широколистный плющ с пурпурными бархатными сережками оплёл потолочные балки, местами свисал, как живая декоративная люстра; из больших и малых стеклянных контейнеров выглядывали разнообразные деревца: берёзы, ели, вишни, сливы, персики, эвкалипт, бамбук и прочие! Низкорослые кустарники и много-много всего! Травы с кустами цветов!

Чем внимательнее Жанна всматривалась, тем страннее для неё казалось окружающее пространство отсека. Словно оно «живое»?

Создавалось впечатление, что за огромными застеклёнными террариумами пространство обманчиво расширялось, а в гуще листвы скрывались животные с птицами – хищники, травоядные, млекопитающие, насекомые, грибы, рыбы в прудах и озерах… Издалека доносились их приглушённые крики и рёв. А может, просто это у неё от волнения рябит в глазах?

Жанне так хотелось вскочить, потрогать, понюхать давно позабытую, утерянную человечеством зелень. Удостовериться, что это всё настоящее. Сохранённый уголок природы. Здесь и сейчас.

Однако Жанна задавила в себе этот порыв, оставшись сидеть на каменной лавке. Не менее ей хотелось послушать откровения карга. Причины, по которым чужеземцы однажды прибыли на Землю и напали, убив многих, в том числе и её родню. Кстати, о них.

Она бросила на застывшего у датчиков Роомана выразительный взгляд, но тут же стушевалась и посмотрела на свои ладони на коленях.

– Спасибо, что сохранил жизнь Картеру… – выдавила тихое. Никогда она не думала, что будет говорить подобное врагу.

– Не стоит. Я всего лишь выполнял условия сделки, – отозвался хмуро. И добавил, руша все капли хорошего, что Жанна успела надумать о каргах: – Жить он будет, но помнить о прошлых событиях нет. Теперь его память – чистый лист.

Плечи Жанны дрогнули. Что пришлый сказал? Картер ничего не помнит? Ни её, ни родного отца, который тоже умер?

– Ч-что с контрольным постом? Что с случилось с теми, кто остался там?

– Убиты. А на пост уже наведались люди и восстановили охрану.

Простой ответ. Но он ударил обухом по голове.

Зейна тоже, как и родителей с тётей, убили… Карги. Их всех убили чёртовы карги!

Ярость незамедлительно вскипела в венах, Жанна с силой треснула кулаком по каменной спинке лавки. Разбила руку в кровь, и волна боли последовала незамедлительно, только грызущая сердце боль была намного ярче.

– Почему? Зачем вы вообще заявились на нашу планету?! На своей, что ли, не сиделось в своём мире?! – заорала Жанна и вперила переполненные жгучей ненавистью потемневшие синие глаза в лицо главы чужеземцев. – Зачем?!!

Рооман спокойно выдержал её тяжелый взгляд. На непроницаемом лице не дрогнул ни один мускул. Карг дал спокойный ответ, однако им он припечатал пыл взбешённой Жанны:

– Потому что люди уничтожили наш мир ядерным оружием.

– Что?..

– Не веришь, – констатировал. – Посмотри вокруг, – развел руками, указывая на представителей ботанического сада, – всё это – остатки с нашей планеты. Горстки! Наши миры невообразимо схожи, я бы сказал, параллельны. Только наш более развитой. Был.

– Был? – переспросила Жанна растерянно.

– Да, был, – кивнул Рооман. – Сорок два года назад люди прорыли пространственный тоннель в наш мир, явившись с мирной делегацией. Путём долгих переговоров наш глава и ваш представитель Земли приняли решение о взаимовыгодном союзе.

Рооман криво исказил губы, выказывая своё отношение к соглашению.

– Сначала всё шло хорошо, обменивались ресурсами, наладили торговлю, но людям всегда было и будет всего мало. И однажды представитель Земли с подручными затеяли переворот, они обманом заставили нашего главу покинуть резиденцию и вылететь на одну из бурильных станций, а там убили в спину.

Карг сверкнул тёмной зеленью и дальнейшее проговорил с не меньшей ненавистью, чем Жанна двумя минутами ранее:

– Они убили моего отца. Мою семью. Я же в тот момент был слишком мал, гостил у друзей отца, обижаясь, что меня с собой отец не взял. – С громким хрустом треснули, запищали, раскрошились в руках карга маленькие приборы, с ладоней тоже закапала кровь. – Затем люди запустили тайно провезённые ядерные снаряды, только прогадали с радиусом поражения. Залежи нуридия – материала, который мог бы заменить ваше бензино-нефтяное топливо на более экологическое и безопасное, – вошли в резонанс с ядерным оружием, во сто крат усилив мощность, и вместо городов с поселениями уничтожили весь материк. А Чёрная вода или Мертвая, как вы, люди, её называете, – это последствия взрыва.

Слушая рассказ карга, Жанна ужасалась. Как?! Почему никто из людей этого не знает? Да даже среди военных не ходили слухи…

Скрыло правительство? Или это карг лжёт?

– Как… как я могу тебе верить? Ничего подобного я не знаю. Все люди, да все военные уверены, что вы, захватчики, прилетели с отдаленной планеты на краю вселенной!

– Ваше тщеславное правительство кормит вас ложью. Это вы, земляне, захватчики и предатели. Ваша ложь обернулась для вас кровавой бойней, и это по своей вине вы утратили природу Земли.

– Я всё равно не верю тебе! – Жанна вскочила на ноги, гневно сопя и сжимая кулаки. – Откуда мне знать, что ты тоже не переврал историю?!

Рооман насмешливо фыркнул. Они стояли супротив, такие разные, но с похожими судьбами. Каждый при своём мнении и правде.

Обтерев руки о штаны, карг выудил из пояса маленький метательный кинжал, рассмотрел его внимательно, просунул указательный палец в кольцо чёрной рукояти, покрутил, будто ловкость свою демонстрировал, и обхватил рукоять ладонью, направив лезвие на себя.

– Хорошо. Откуда, по-твоему, взялась Чёрная вода?

Жанна отвела глаза от заворожившего её обтекающей формы чёрного кинжала, маленького, но смертоносного оружия.

– Чёрная вода? – повторила. – Вода внезапно хлынула из-под земли, практически одновременно из разных мест, и за считаные дни смешалась с обычной, отравив всю воду, а следственно, и почву по всей Земле.

– Всё так. Но как ваши учёные объяснили её неожиданное появление?

Вот тут Жанна запнулась. Достоверных аргументов у великих умов человечества не нашлось. Вскользь лишь пояснили, вернее, предположили, что мёртвая вода – это продукт распада и преобразования негативной солнечной энергии, другими словами, солнечной радиации, веками накапливающейся озоновым слоем и вылитой на сушу с осадками. И, как только её концентрация превысила допустимую норму, земное ядро «вытолкнуло» чёрный яд на поверхность.

Жанна рассказала это всё Рооману, на что тот зло рассмеялся.

– Отлично замаскированная ложь! Удобная для правительства, а вы, глупцы, слепо поверили.

Карг смеяться перестал. Посмотрел вдруг серьёзно, оценивающе, и предложил:

– Хочешь увидеть настоящую правду?

– Как это «увидеть»?

Рооман за несколько шагов очутился рядом, взял раненую руку Жанны в свою окровавленную и заглянул в голубые растерянные глаза.

– Я открою тебе часть своих воспоминаний. Ты моими глазами увидишь, как люди пришли к нам, как предали доверие и уничтожили наш мир. Познаешь всю ту боль, что чувствовал я… – Тёмная зелень растворилась в золотистом янтаре омутов карга, завлекая, располагая. – Так что, хочешь ли ты этого?

Разумеется, Жанна согласно кивнула. Она хотела знать правду.

– Не бойся, – предупредил Рооман. Достал из кармана похожий белый камень-передатчик, что давал Жанне ранее, и положил его меж их сомкнутых ладоней.

Сначала Жанна почувствовала тепло, следом уже знакомый белый свет заполнил весь ботанический сад. Поглотил звуки и запахи, заменив их другими, из детских воспоминаний карга.

Жанна с Рооманом стояли на резном невысоком мосту в саду огромного поместья посреди леса. Леса дикого, с высоченными толстоствольными деревьями, с древними папоротниками и огромными, выше человеческого роста, цветами. Литая тёмно-зеленая крыша поместья, стены из крупного серого камня, арочные окна, широкие плоские открытые площадки по всему периметру, предназначенные, видимо, для посадки летательных мини-кораблей, – всё это напоминало фантастический лесной дворец. А вокруг поместья с лесом широким кольцом раскинулся целый город.

Рооман хранил молчание, предоставляя Жанне увидеть и понять всё самой. И она смотрела.

Увидела похожий мир, с голубым небом, только более чистый и зеленый. Следила, как в поместье мерно текла жизнь. Как сменялись солнце и луна; как прилетали к хозяевам лесного дворца гости на празднества и по работе; как бегал, играл в саду в охотников с луками и стрелами маленький темноволосый мальчик-карг с друзьями, как мальчик рос, превращаясь в крепкого юношу, как они с друзьями поразили дикого кабана, затем разделили тушку и, пожарив на костре, отведали добычу. Видела Жанна счастливую семью, в которой мать и отец обучали единственного сына премудростям охоты и боевым искусствам.

… А ещё с удивлением наблюдала за перевоплощением каргов в хищных животных. Карги все веры! Вот почему у них специфическая внешность. Их гены тесно переплелись с генами четвероногих хищников, подарив каргам преимущество над остальными обитателями мира.

И наконец Жанна увидела, как однажды за городом разорвалось пространство и из водоворота арки портала вышли вооруженные люди.

Рассудительные по своей природе карги сначала выслушали чужаков, а затем путём долгих переговоров наладили с неожиданными гостями контакт. Установили рамки и сводки правил, благодаря которым послы Земли могли находиться в мире каргов независимо.

Шло время. Торговлю и правда наладили. Карги поставляли землянам нуридий, а люди в обмен делились… медицинскими знаниями о репродуктивной системе и размножении – подсказал Рооман, иногда вставляя комментарии, поскольку понять по воспоминаниям мальчика было затруднительно.

И земляне, когда выяснили уязвимое место каргов, пошли на предательство.

Жанну захлестнули чужие чувства и боль, когда маленький Рооман узнал о гибели своих родителей. Такие похожие ощущения, как и её собственные. Она словно заново окунулась в горький омут потери. Но дальше стало только хуже…

… Глазами Роомана Жанна увидела запущенные в небо ракеты, которые градом опали на город. Прогремела очередь взрывов, землю сотрясла ударная волна, под небеса поднялись сотканные из огня и осколков «грибы».

Зона поражения разрасталась очень быстро, и маленький Рооман, плача, наблюдал уже из окна корабля, уносящего его прочь. Мальчик с диким ужасом смотрел на хлынувшую из недр земной коры чёрную воду.

– Дальше, – заговорил Рооман, – из-за ударных волн во многих местах подпространства разверзлись разрывы – порталы, выпустившие Чёрную воду в ваш мир.

В подтверждение слов появилось множество светящихся провалов, и Чёрные воды ринулись в них.

Миг, и Жанна с Рооманом снова оказались среди разнообразной зелени сада, а живность в террариумах рычит и стрекочет. Очнувшись, Жанна отдернула руку и отошла от карга. Чувствовала она себя, мягко говоря, не в своей тарелке.

– И что теперь? Вы пришли отомстить людям, захватив Землю?

– Пришли? Хм… – Хищное лицо Роомана исказил жуткий оскал. – Моему народу пришлось спасаться бегством, потому что от нашего мира не осталось ничего! Люди его уничтожили! Вот, – махнул руками на обитателей флоротсека, – всё, что осталось от моего мира! Всё, что удалось собрать за считаные месяцы, прежде чем весь мир отравила радиация от ядерного взрыва, смешанная с испарениями нуридия.

Жанну затрясла крупная дрожь. Офицер внимательно всматривалась в Роомана и поняла: он не выглядел безумцем. Он не какой-нибудь там фанатик, карг чётко знал, на что идёт и ведёт свой народ. Меж тем карг припечатал:

– Ты права. Мы мстим вам, людям, за то, что вы умертвили наш мир. За то, что убили наши семьи. Когда мы вырежем всех людей до единого, а всех, потому что даже самый преданный раб однажды предает своего хозяина, то очистим Землю от яда Чёрной воды и вернем планете жизнь. Новую жизнь по нашим правилам.

Колени Жанны подогнулись, но она устояла, ухватившись за какую-то железную трубу.

Карги собираются вырезать всех… всех до единого человека.

– Но ведь большинство людей не знают правды! Они невиновны! Это слишком радикальный метод!.. – попыталась возразить, но карг, разумеется, слушать не стал.

– Зато действенный.

Глава 5

Смысл жизни в обретении этого самого смысла,

а цель – лучшая мотивация поиска.

А. Неярова

Значит, стереть человечество с лица Земли – самый действенный способ…

Ошалелыми глазами Жанна смотрела на спокойного Роомана. Он… Она могла понять его боль потери, боль одиночества, но не могла принять его слишком жёсткие методы! Воинственность как рукой сняло, офицер тихо проговорила:

– Действенный. Не спорю. Но… – На миг прикрыла веки и устало вздохнула. – Но тогда вы не лучше, чем люди. Наше правительство поступило ужасно, я не оправдываю и не одобряю их действия, уверена, и большинство людей, узнав правду, тоже бы не одобрили.

Ноги Жанны окрепли, обретя способность стоять, и она выпустила из рук трубу, на которую до этого опиралась. Приблизилась на несколько шагов к каргу.

– Вы считаете ВСЕХ людей бесчестными предателями, а меж тем сами идёте по стопам тех самых предателей. Я видела, вы милосердны и рассудительны. Эти качества затмили горечь потери и ненависть к людям.

Неожиданно Рооман зло хмыкнул и сам сократил оставшееся между ними расстояние. Взял разбитую руку Жанны и положил её на свою грудь, не прикрытую в данный момент бронёй, уязвимой лишь перед адамантом, и там, под рёбрами, билось сильное сердце главы каргов.

Другой рукой Рооман обхватил подбородок Жанны и заставил её посмотреть себе в лицо.

– Значит, ты говоришь, большинство людей ничего не знают. Что они невиновны. Мой народ тоже был невиновен, когда послы вашего правительства пришли нас уничтожить. Мы доверились людям, а вы ударили в спину.

Рооман очертил большим пальцем контур девичьих губ, следом провёл по самим губам, нежно и щекотно. Склонился ближе, но не коснулся своими, только с ухмылкой наблюдал, как медленно расширяются небесные глаза и неосознанно приоткрываются немного обветренные пухлые губы собеседницы.

– Ответь мне: что бы ты сделала, если бы сейчас встретилась с убийцей своей матери или отца? Они ведь тоже, по-твоему, невиновны. Разве ты бы простила и проявила милосердие? – Жанна отвела взгляд, но карг сдавил подбородок, причинив боль. И эта боль отрезвила.

– Я бы убила его…

– Хм. Вот, что и требовалось доказать. Между нашими народами разлился чёрный яд ненависти, он отравил наше милосердие и рассудительность, оставив лишь жажду мести.

Карг по-своему прав. А ещё… Жанна недовольно поджала губы, почему-то его близость больше не пугала. И… да что за чёрт?! Офицер чувствовала под своей ладонью сильное, размеренное, чуть учащенное биение сердца главы пришлых, чувствовала тепло его пальцев на лице и не понимала: что с ней происходит?

В тот миг, когда Рооман склонился слишком близко, думала, что поцелует. И хотела этого поцелуя!.. В голове пронеслось: «А как же Картер?!» Неужели так быстро стала забывать?

А может, на самом деле любила, но просто как брата? Названого брата, с которым выросла бок о бок, вместе получала ссадины и ранения на службе, лежала в лазарете?

И где-то в глубине души опять завозилось нелепое подозрение, что она, Жанна, откуда-то знает именно этого карга…

«Да бред!»

Решив, что в своих чувствах покопается позже, поскольку сейчас не время и не место, насколько позволяло положение, гордо вскинула голову и с нажимом произнесла, вглядываясь в потемневший янтарь невозможного мужчины:

– А что ты сделаешь со мной, когда якобы получишь сына? Тоже убьёшь?! Я ведь тоже че-ло-век… – последнее проговорила по слогам, для усиления эффекта.

Рооман отшатнулся, точно его хорошенько приложили собственным хлыстом, и отскочил на добрых пару метров, зарычал.

Жанна отлично видела, как закипает в мужчине ярость, как заходили желваки на лице, обличая скрытую звериную сущность, и чётко заслышала хруст сжавшихся кулаков.

Но карг сумел обуздать свой гнев, не выплеснул наружу и не прихлопнул Жанну как досаждающую муху. А мог бы.

– Почему?.. Я не понимаю. Зачем тебе нужна я? У вас что, нет женщин вашей расы? – Жанна не собиралась отступать, но тон смягчила, не желая провоцировать внутреннего зверя. Она ухватилась за нить и тянулась по ней, шла, пытаясь понять, где зарыта собака.

Однако карг не спешил изливать свою душу. Лишь коротко бросил:

– Женщины у нас есть.

– Тогда почему ты выбрал именно меня? Ответь же!

Они буравили друг друга испытующими взглядами, и каждый не собирался отступать.

– Ещё не время. Ты не готова услышать ответ, – заявил и быстрыми шагами покинул флоротсек.

Просто сбежал, оставив растерянную Жанну посреди сохраненного уголка иномирной природы, пышущего жизнью.

Не готова она, значит?..

Не. Готова.

Слова пульсировали в голове, повторяясь снова и снова, лишь сильнее вызывая не самые радужные подозрения и предположения.

В скорбно звенящей, словно церковный колокол, голове Жанны сформировалось несколько вариантов. Например, не связана ли Эта Причина с событиями, которые произошли пятнадцать лет назад, во время первого набега пришлых? Или сорокадвухлетней давности, когда человечество уничтожило мир каргов?

Или причина совсем другого рода… только вот какая?

Одно офицер поняла ясно: какая бы на самом деле ни оказалась первопричина, вряд ли та принесёт благие вести. В конкретике для неё, Жанны.

Шаги Роомана давно стихли. Но никто за Жанной идти не спешил, чтобы отвести в каюту. Может, впопыхах глава пришлых забыл оповестить подчинённых? Или ей предоставлена некая свобода действия, о границах которой упомянуть тоже запамятовали?

Ах да, имплантированный каргом ещё на поверхности датчик слежения. Как можно о таком забыть?

Но Жанна забыла, потому что правда, поднесённая Рооманом, в прямом смысле подкосила ноги, напрочь лишив опоры.

Офицер качнулась, вспомнив рассказ карга, где он выставил человечество монстрами. До сих пор не верилось… вот никак. Но она видела всё своими глазами!

Вдруг справа что-то резко грохотнуло, будто нечто массивное толкнулось в стену, порядком напугав Жанну, а заодно и отвлекло от тяжёлых мыслей.

Жанна обернулась и застыла в ужасе, широко распахнутыми глазами уставилась на огромное чёрно-синее существо, отдаленно напоминающее пантеру, следившую за ней через стекло террариума буквально в метре. Только эта значительно преобладала обычную дикую кошку, когда-то населяющую человеческие земли, ростом и мощным телом. Да и разинутая зубастая пасть с шипастым тёмно-синим, переливающимся в свете ламп воротником и раздвоенным, словно два лезвия ножниц, хвостом отлично внушали страх.

Пантера замерла напротив и не сводила с Жанны цепких насыщенно-зелёных камней глаз, лишь тонкое на вид, но наверняка прочное стекло террариума разделяло хищницу с избранной добычей и не позволяло насладиться лакомством.

Усилием воли Жанна уберегла себя от бегства, хотя так и подмывало сорваться с места и припустить на всех парах от явной опасности в лице иномирной хищницы.

Некстати офицер подумала, что у неё при себе даже ножа не имеется, не говоря уже об огнестрельном оружии.

Жанна сместила свой взгляд чуть выше, туда, где от первого толчка на стекле остались разводы слюней и грязи. А ещё небольшие трещинки!.. Но те уже исчезали, как будто стеклянная клетка могла регенерировать.

Однако пантера, вероятно, не посчитала ощутимой помехой тонкую преграду и вновь ринулась напролом. Последующий удар и раздосадованный рык прозвучали грознее предыдущего, а трещин на стекле появилось гораздо больше.

Инстинкт самосохранения у Жанны сработал быстрее, чем она осознала, что уже бежит прочь из флоротсека с прекрасной, но совершенно чуждой природой мира каргов.

…А позади всё же зазвенели опадающие на пол осколки разбитого хищницей стекла террариума. И топот мощных лап преследования.

«Чёрт! Да что же я такая везучая!» – сетовала Жанна, улепётывая со всех ног от флоротсека по палубе корабля пришлых.

За спиной пантера усердно сражалась с «живой» дверью ботанического сада, которая при попытке проникновения зверюги наружу затвердела, захватив дикую кошку в плен. Но хищница не собиралась мириться с неудачей, активно дёргалась и рвалась из пленения.

Запоздало завопила тревожная сирена, но даже её вой перекрывал яростный рёв чёрной пантеры. И, наблюдая за тем, как из-под носа ускользает добыча, кошка всё пуще свирепела и остервенелее вырывалась.

Как назло, никто не спешил на помощь.

«Вымерли все, что ли?!» – возмущалась Жанна. На память не жаловалась, бежала по уже знакомому маршруту, по которому её вели в флоротсек, и вроде пока передвигалась правильно.

Бежала по прямой, оглянулась через плечо, брови её с удивлением полезли на лоб: пантера уже почти раскромсала «живую» стену и выбралась, только задние лапы, филей и остроконечный раздвоенный хвост остались по ту сторону сада. Тогда дикая громадина додумалась… пронзить хвостом панель управления дверью, и остатки стенного плена отпустили сами.

– Мать вашу! – ругнулась офицер, понимая, что лишилась форы и теперь хищница её мигом нагонит.

Свернула за угол и тут же врезалась в кого-то. На удачу, это оказался один из каргов. Обрадовавшись до безумия, Жанна схватила так вовремя подвернувшегося на пути пришлого за грудки и прокричала ему:

– Там пантера вырвалась из вашего флоротсека!.. – Уставилась на мужчину ожидающе.

А тот моргнул в непонятках и смерил Жанну взглядом, выражающим типа: «Ты что, чокнутая? Такое невозможно!»

Однако дальше в глубинах коридора, откуда она только что примчалась, раздался протяжный гневный рёв. Не скрытое маской лицо пришлого моментом посерело, он ощутимо вздрогнул и… отцепив от своей формы руки Жанны, ринулся наутёк. Но всё же на бегу крикнул, чтобы тоже убиралась отсюда, если жизнь дорога.

– Да вы издеваетесь?! – ошалело буркнула офицер, а ноги уже перебирали по палубе дальше, опережая отставшие посылы импульсов мозга.

В голове не укладывалось: сам карг вместо того, чтобы сразиться или хотя бы задержать опасную зверюгу, бросился вон!

«А может, у него тоже при себе не имелось оружия?» Но промелькнувшая защитная мысль быстро пропала, так как Жанне стало не до странного поведения карга. Упомянутая опасная зверюга неизбежно приближалась, с грохотом ломая межкоридорные двери.

Петляя поворотами, Жанна понадеялась на рубку, где по-любому дежурят другие пришлые. И точно не безоружные! Оставалось только добежать.

Но в душе закралось подозрение, что карги специально не приходят на помощь, потому как точат на неё двойной зуб. Во-первых, она человек, а значит, повинна в гибели их мира, и пусть в те смутные времена её и в проекте ещё не было в помине, но она также принадлежит к людской расе. А во-вторых, она сама лично перестреляла многих их соотечественников.

Как кто-то когда-то сказал, надежда умирает последней… Вспомнила о поговорке и офицер, когда буквально ощутила, как пантера нагоняет и начинает «дышать в спину».

– Чёрт!

До рубки должно оставаться совсем немного, но путь бегства казался Жанне слишком длинным! Может, в панике она всё-таки перепутала пару поворотов?

На секунду задумавшись о последнем, упустила из виду слишком приблизившуюся кошку, точнее, её проворный хвост, ударивший по ногам.

С криком подкошенная Жанна рухнула на палубу лицом вниз. Сверху победно рыкнули. Офицер медленно перевернулась на спину: уж если умирать, то обращённой лицом к смерти!

Чёрная дикая хищница возвышалась над распластанной Жанной горой стальных мышц. Пантера припала к палубе передними лапами, расположив их по бокам от добычи, ощетинилась. Из разинутой пасти исходило не самое приятное благовоние, а два ряда на удивление белоснежных зубов вразумительно намекали не делать резких движений.

Но кошка не спешила цапать и пережёвывать оцепеневшую Жанну, склонила морду набок, прищурив малахитовые глаза, внимательно всматривалась в пойманную добычу. Затем перевесила морду на другой бок, чтобы обозреть под следующим углом.

«Неужто поиграть вздумала, прежде чем сожрать?» – усмехнулась офицер неутешительно. Уж лучше бы сразу проглотила!

Жанна не двигалась. Сердце в груди скакало бешено, и оно точно было бы не прочь дёрнуть от зверюги подальше. На помощь Жанна не звала. Всё равно, похоже, никто приходить и не собирается, хотя надрывающуюся сирену и рёв все по-любому слышали и в курсе того, что происходит.

А пантера меж тем склонила морду ещё ниже и… принялась обнюхивать.

Начала с волос, потом сдвинулась на шею, животу уделила особое внимание и переключилась на руку с разбитой ладонью.

«Кровь!..» – догадалась Жанна.

Ну конечно же! Кошку привлекла кровь!

Пантера обнюхивала ладонь, даже – аккуратно! – пару раз лизнула, словно чего-то не понимая. Опять принялась обнюхивать, попутно замызгав слюнями, но офицер прилежно терпела. Вдруг кошке не понравится и она передумает её есть?

Чем чёрт не шутит?!..

Внезапно зверюга зарычала. А затем ткнулась носом в живот, но отдёрнула морду, тряхнула ей, отошла чуть и ещё сильнее зарычала. Хвостом по палубе хлопнула и прижала филейную часть к ней, готовясь к прыжку.

«Ну всё. Сейчас точно сожрёт!» Жанна не удержалась и зажмурилась, страх пересилил.

– Танир! Не хесат ду!

Не хуже грома прокатилось резкое и громкое совсем рядом. Послышалась тяжёлая спешащая поступь, которая прекратила звучать в месте между хищницей и ней.

Жанна приоткрыла зажмуренные глаза: узнала спину Роомана, загородившего её от пантеры.

– Не хесат ду, Танир, – спокойнее, но не менее настойчиво проговорил глава пришлых. – Отри лерне мирги тиас…

Карг много ещё чего говорил, поглаживая дикую кошку по морде и загривку.

…А та довольно фырчала, совсем как ручная.

Но вдруг, ткнувшись в руки Роомана, рыкнула недовольно и, выглянув из-за его плеча, грозно засверкала малахитами на притихшую Жанну. Хвостом опять захлопала.

– Не хесат ду. Не-е хеса-ат… – Карг взял морду пантеры в свои ладони, потрепал по выраженной тёмно-синей скуле, склонился и прислонился своим лбом к её. Велел: – Вакири, Танир!

Чёрная зверюга напоследок фыркнула и умчалась в обратном направлении – похоже, обратно в свой террариум. Рооман повернулся к лежащей на палубе ничего не понимающей Жанне, окинул внимательным взглядом и, не обнаружив явных повреждений, заметно расслабился.

– Что… что ты ей сказал?

– Ему.

– А?

– Это не она, а он. Са-мец, – благодушно пояснил по слогам. Присел перед Жанной на корточки и выдохнул: – От тебя одни проблемы, женщина.

Последнее слово произнёс как ругательство.

Жанна моментом вспыхнула, как зажженная свечка. Секунду назад находилась на волосок от смерти – и, по мнению карга, по своей же вине?!

– Это от меня-то проблемы?!.. – ощетинилась, пристав на локтях.

Рооман возвышался над ней, одаривая снисходительным взглядом сверху вниз, и такое положение вещей Жанну не радовало, поэтому пошла в наступление словесно.

– Это ты, – выплюнула ему, собрав в обращении всю скопившуюся злость, – ворвался в мою жизнь как ураган. Смерч, унесший жизнь дорогих мне людей! Из-за тебя всё пошло наперекосяк! Я потеряла названого отца, который заменил мне родного! Подругу и друзей, а также любимого, не брата!

Да, она сказала это. Неожиданно для себя призналась, что на самом деле любила Картера вовсе не сестринскими чувствами…

И теперь растерянно хлопала ресницами, осознавая своё признание. Выходит, и вправду любила.

– Значит, любимого, – процедил Рооман со скрежетом зубов. Похоже, он уловил только это одно слово.

Лицо главы пришлых окаменело. Он сам весь сделался неприступным камнем, в тёмно-зеленых глазах заплескалась ярость. Карг прожигал Жанну взглядом, и ей казалось, что он сейчас набросится на неё и закончит начатое пантерой. Он убьёт, разорвёт…

Но она была бы не она, если б не подтрунила. Похоже, близость смерти как-то повлияла на чувство самосохранения, то дало сбой.

– Что, снова возьмёшь меня силой? У тебя это отлично получается!

Рооман дёрнулся как от пощёчины. Черты его лица обострились, являя запертого в теле хищника наружу. Карг даже тихо, предупреждающе зарычал, и интенсивные волны эманации огромной силой пригвоздили Жанну к палубе.

Шестым чувством она поняла, что ЭТО – воля альфы.

Но почему та имеет на неё воздействие?!..

Жанна с ужасом отметила, что не может не то что произнести ни слова, но и даже пальцем пошевелить! Почему?!! Она ведь НЕ ВЕР!

«Господи… да карг ведь кусал меня! Я тоже превращаюсь в вера?!» – билась магическая мысль в голове.

– А что, неплохая мысль, – низко прохрипел Рооман. Он не менял своего положения, но даже так, сидя на корточках перед распластанной по палубе Жанной, давил мощью.

– Знаешшшь, почему на тебя напал Танир? – Голос главы напряженно вибрировал, но он ещё как-то умудрялся сдерживаться. Спросил и тут же сам пояснил, поскольку Жанна всё равно ответить не могла, если бы и захотела. – Танир – не обычный зверь. Он – вер, потерявшийся, растворившийся в своём сознании из-за сильного эмоционального потрясения: гибели собственного мира.

Глаза Жанны шокировано расширились. То есть пантера – это карг в истинном обличье?!..

– Многие из Нас не смогли справиться с потерей дома, – продолжал Рооман всё так же хрипло, а пальцами с силой впился в штанины в области внутренней стороны голени. – Многие из выживших «потерялись в себе», отпустив зверя на волю. Такие карги помещены в застеклённую клетку с сохраненной природой нашего мира, в истинную привычную среду обитания, так сказать. И повинуются «одичавшие» веры только своему альфе. Мне.

Признанием Жанна впечатлилась не на шутку, однако последующая речь Роомана заставила её сердце замереть на полустуке…

– И так, нападение Танира спровоцировало сочетание нескольких факторов. Признаюсь: моё упущение, я должен был предвидеть подобное. Так вот, – взгляд мужчины, до этого бегающий по девичьему телу, сфокусировался на лице Жанны, – Танир учуял твой запах – точнее, запах овулирующей самки. Течки, если точнее. А вдобавок ещё и смешанную твою с моей кровь. В одичалом вере боролись два инстинкта: покрыть «зовущую» самку или разорвать её, потому что к ней примешался запах альфы. В итоге Танир воспринял тебя как угрозу, и если бы я не успел…

Рооман оборвал фразу, будто не смог произнести и так ясное заключение вслух. Резко поднялся, подхватил безвольную Жанну и, закинув её себе на плечо, куда-то быстро зашагал.

«Воля альфы» отпустила, и офицер встрепенулась, забив кулаками по спине карга.

– Ты… ты куда меня несёшь?! – Однако вместо устрашающего голоса вышел жалобный писк.

– В каюту. Насиловать повторно. Пора показать тебе твоё место в Нашем Мире, раз случилось такое. – В мышцах плеч и спины пришлого ощущалось напряжение, но по голосу Рооман усмехался.

Ошалевшая от намерений мужчины и притихшая, Жанна не нашлась, что сказать.

***

По пути не встретился ни один карг, дверь рубки и то наглухо запечатали! В коридорах корабля царила мёртвая тишина, сирена тоже заглохла. Все пришлые, опасаясь рассвирепевшего одичалого, попрятались, подтверждая слова Роомана о том, что вер послушается только альфу.

А Жанна ведь решила, что пантеру на неё натравили затаившие злобу карги…

Кстати, о каргах.

Пока их глава её нёс, офицер честно пыталась сопротивляться грядущему, но Рооман мигом сломил сопротивление, «включив» Волю. Пояснил трясущейся от страха Жанне, что игры вместе с его терпением закончились.

Отведенную Жанне каюту Рооман достиг за считаные минуты. Комбинацию в этот раз набирать не стал – приложил к сенсорной панели ладонь, и дверь послушно отъехала, пропуская в апартаменты. Скользнул внутрь и в пару шагов преодолел расстояние до софы, сбросил на неё ношу.

Тело Жанны подпрыгнуло, а затем она отползла от взвинченного мужчины на противоположный край софы. Вскинула взгляд, полный чисто женского страха. В небесных глазах читалось: сейчас придавит альфовской волей и изнасилует!

Но Рооман пока не кидался. Стоял и молча наблюдал, прекрасно улавливая эмоции своего трофея.

– Что ж, видимо, одной Богине Судьбы известно, когда наступает нужное время. Нет смысла больше ждать. Ты неоднократно интересовалась, почему я выбрал именно тебя. – Жанна подобралась и вся обратилась в слух. – В жизни каждого самца рано или поздно появляется Особая Самка, которая вызывает понравившегося вера «на охоту», и если в гонке за добычей самка настигает добычу первой, то она становится Трофеем самца. Вернее, вер признает самку парой, позволив ей одержать победу. Ты – мой трофей.

Жанна невольно открыла рот. «Что карг только что сказал?»

Жуткие мысли о повторном изнасиловании моментом выветрились, заменившись сплошным непониманием.

– Но я не вызывала тебя ни на какую охоту!!

Карг тяжело вздохнул и принялся обрушивать градом якобы правду:

– У нас произошло немного иначе. Мы встретились впервые два земных года назад. Я с воинами напал на передовицу Первого города, надеясь подорвать надежду людей, но не ожидал масштаба оказанного нам сопротивления. В пылу сражения случайно наткнулся на тебя, юную и, похоже, только совсем недавно выпущенную за стены бункера…

Рооман прервался, обхватил себя за предплечья, сжал губы в тонкую линию, таким образом пытаясь справиться с охватившим его напряжением.

– Ты сидела на коленях перед убитым тобою воином, вся в снегу и крови, с зажатым адамантовым кинжалом в трясущихся окровавленных ладонях. Сидела и смотрела, как плавится от защитного яда тело поверженного карга. Допускаю, это было твоё первое убийство. В тот момент ты испытывала сильные эмоции, повлекшие за собой… – не договорил. Перестроился: – Тогда я не сразу понял, что привлекло меня в тебе. Хотел по-быстрому убить и двигаться дальше. Но… не смог.

Замолчал, подбирая слова. А Жанна нутром заподозрила неладное. И не зря.

– …Вся правда в том, что я неожиданно почувствовал в тебе только что пробудившегося вера. В человеке. Вера, – последнее повторил с расстановкой.

– Что за ересь ты несёшь?! – взревела ошарашенная Жанна, стремительно вскочив с софы на пол каюты так, что главе пришлых пришлось отшагнуть.

– Это правда, – припечатал, хмуро наблюдая, как Жанна принимает боевую стойку. – Я сам не поверил собственным глазам. Однако чувства и инстинкты зверя не обманешь. И тогда ты почувствовала меня.

Карг на секунду прикрыл веки, словно воскрешая в памяти те до невозможности впечатлительные события.

– Ожидаемо, познавшая Кровь Первой Охоты самка учует на своей территории самца-соперника. Ощетинившись, ты метнула в меня кинжал, чем неосознанно бросила «вызов». И кому – самому альфе! Твои инстинкты обострились до предела, ты не контролировала свои действия и… – запнулся, будто сам не верил своим словам. – Ещё минута, и ты бы перекинулась. Здесь. На Земле. Что для обычного карга невозможно. Тогда я принудительно остановил твой первый и наверняка последний оборот, поскольку к нему ты была на готова.

От ужаса обрушившейся на неё правды колени Жанны подогнулись. Но Рооман успел придержать: привлёк к себе, обернув одной рукой талию, другой мягко приподнял подбородок. Заглянул в голубые неверящие глаза и добавил тише:

– Я принудительно стёр тебе память и на время усыпил твоего зверя. Мне пришлось оставить тебя среди людей, а самому разбираться с внезапно возникшей проблемой. Только своим воинам дал приказ не трогать тебя все эти два долгих года, «показал» тебя по сохранившемуся запаху в клочке твоей одежды.

Рооман ожидал бурной реакции, но Жанна молчала. Перебирая в голове рассказ карга, вспомнила и осознала одну вещь: она всегда на грани шестого чувства глубоко в себе ощущала нечто иное, непонятное. Нечто, что удаленно управляло её эмоциями, вернее, подталкивало их в нужном направлении. Защищало.

Зажмурившись и глубоко вздохнув и выдохнув, попросила:

– Покажи… покажи мне тот день два года назад.

Жанна не собиралась слепо верить, хотела удостовериться. ТАКОГО просто не может быть! Её родители – точно люди, и она ну никак не может являться… каргом. Даже мысленно причислить себя к пришлым противно!

– Хорошо, – на удивление, Рооман согласился, не раздумывая. Отпустил подбородок Жанны, отклонился и взял со стола оставленный там ей ранее округлый передатчик. Как тогда во флоротсеке, поместил его меж их ладоней. – Смотри и чувствуй.

Воспоминания Роомана и Жанны перемешались, она смотрела, заново переживая насильно утраченные мгновения своей жизни.

…Первый город. Названный так по очередности возведения из руин старых городов. Первый укрепленный бункер, прозванный в народе ещё Надеждой Человечества.

Да, в тот день два года назад Жанна убила своего первого карга. Это она помнила прекрасно. Прошло чуть больше недели после годового обучения и выпуска добровольцев за стены бункеров, и вот они – «зеленые», толком не видевшие настоящей опасности – столкнулись с оной в лоб.

Каргам как-то удалось миновать контрольные посты и атаковать передовую. Военные вовремя спохватились, лишь поэтому Первый удалось отстоять с наименьшими потерями.

Однако в тот день Жанна забыла нечто важное. Вернее, её заставили забыть.

Ей тогда только стукнуло восемнадцать. Толком не оперившийся птенец, вырвавшийся из гнезда – так, кажется, дразнил Жанну полковник Зейн, названый отец. Но Жанна с улыбкой отмахивалась, воображая себя великим солдатом, которого вела праведная цель. И имя ей месть.

Горячая в своих побуждениях Жанна в каждом карге видела убийцу родителей, выбрала наиболее подходящего кандидата и не заметила, как отделилась от группы, вступив с ним в схватку. Её сердцем и разумом завладела месть, придала сил, до предела накалила эмоции и позволила победить. Невзирая на распирающую грудь ярость, Жанна руководствовалась холодным расчетом, подловила и безжалостно вонзила пришлому кинжал в шею.

Хлынувшая из карга кровь окропила офицера с ног до головы, залила лицо и руки.

Пришлый захрипел, схватился за разорванное горло, отшагнул и что-то быстро съел, и его тело немедленно расплавилось зелёной жижей по белоснежному снегу. А Жанна осела на колени и вперилась взглядом в свои ладони, покрытые вражеской кровью.

Она смогла. Убила. Отомстила за родителей.

Чувства захлестнули, зашкалили. Убийство одного не принесло ожидаемого облегчения. Ни капли. Новоиспеченный офицер ясно поняла: чтобы отомстить за родителей, очистить их светлую память, ей нужно истребить всех каргов до единого. Пока хоть один пришлый будет бродить по Земле, покоя Жанна не обретёт.

И тут она интуитивно почувствовала присутствие рядом другого чужеземца.

Этот был сильнее, чем тот, которого она уже прирезала. От этого карга волнами исходила мощь, придавливающая огромной силой, точно осколок скалы, к земле.

И этот пришлый вознамерился убить её. Жанна отлично прочувствовала направленную на неё жажду смерти, такую же, как и у неё самой, – бездонную обоснованную ненависть. Чёрную. Всепоглощающую.

Что-то внутри Жанны воспротивилось, эмоции выплеснулись через край. Не стала дожидаться, пока пришлый атакует первым, надеясь застать врасплох. Всё так же сидя в снегу в окровавленном ореоле, офицер резко обернулась и метнула в чужеземца кинжал, обагрённый кровью его сородича. Но карг ловко увернулся и ринулся на неё, замахиваясь хлыстом для маневра.

Жанна вскочила, и вдруг внутри неё что-то надломилось, словно кто-то разорвал сдерживающий кокон и теперь рвался наружу, среагировав на смертельную опасность. Сквозь омут яркой боли офицер почувствовала в себе ЕЁ.

ОНА – чёрно-синяя грациозная кошка – рвалась на свободу, чтобы защитить Жанну. И ничего не понимающая Жанна не смогла сдержать её натиск, кошка захватила власть.

Сквозь обезумевшие глаза зверя Жанна наблюдала приближение карга. Но тот вдруг замер на полпути – видимо, тоже учуял ЕЁ. Не растерялся, сорвал с лица маску, показывая свою звериную суть, и обрушил Волю.

Кошка замерла, придавленная мощной силой великолепного самца, так и не успев до конца поглотить слабую человеческую половину и перекинуться. Злилась, противилась альфе, не веря, что проиграла. А карг подобрался ближе, обхватил ладонями претерпевшее изменение лицо Жанны, убрал ядовитую зелень из своего взгляда, заменив чистым янтарём, приносившим успокоение. Говорил чувствами, что не причинит вреда.

И кошка поверила. Отступила в глубь сознания, признав его силу. Признав его как альфу и как пару. Потому что он тоже признал её. Кошка отступила, доверившись самцу, что тот позаботится о слабой человеческой половине.

Но карг ввёл Жанну в гипноз, заставив забыть эти переломные минуты в её судьбе. Забыть о том, кто она на самом деле.

– Я найду тебя позже, когда будешь готова… – обещал напоследок.

От перенапряжения организма Жанна утратила сознание. Рооман занёс бесчувственную Жанну в пустое безопасное здание и оставил. Случайных свидетелей тайны убил и исчез, будто его и не было.

Пока Рооман делился воспоминаниями, Жанна вдоволь напиталась его эмоциями. Ощутила, как тяжело ему было оставить её там, в Первом городе, среди людей; как переживал все эти два долгих года, разыскивая её; как злился, когда при встрече не узнала и запротивилась ему. И как корил себя за то, что сотворил в шатре, не сумев обуздать свои и внутреннего зверя эмоции. Как гневался, когда заявила, что любит другого.

А ещё в глубинах души Рооман ненавидел её за то, что она человек. Не вер, как он. Мирился с этим, да, но всё равно неосознанно продолжал ненавидеть. И знал, что их ненависть обоюдна.

Пусть их звериная часть уже сделала свой выбор, человеческие половины борются.

Не сразу Жанна поняла, что сильные руки Роомана сжимают крепче, что он, больше не в силах противиться своим желаниям, жадно целует. Не сразу осознала, что с не меньшим пылом отвечает мужчине.

Хотела остановиться, прекратить это безумство, но… не смогла оттолкнуть. Пробудившаяся вместе с утраченной памятью её звериная часть рвалась к каргу, сотрясая мощными ударами клетку подсознания. И Жанна сдалась под натиском чувств, пожелав избавиться от этого умопомрачительного коктейля эмоций и признаний и обрести успокоение.

«Пусть», – оправдывала себя, поддаваясь ласкам мужчины. Да, в данный миг просто мужчины, без всяких там разделений. Сейчас ей хочется побыть обычной женщиной, а о последствиях подумает после.

Правда слишком тяжела, чтобы вынести её в одиночестве.

В этот раз всё произошло совсем иначе.

Нет, Рооман нисколько не был нежен, нежность – не про него. Не кусал, правда, офицер отдалась сама. Он целовал с безудержной жадностью, разорвал одежду Жанны и от своей не забыл избавиться, сминал хрупкое на вид, но натренированное желанное девичье тело, порой грубо, но и сильной боли не причинял.

Судя по стонам, зажмуренным глазам и приоткрытым от удовольствия девичьим губам, а не исказившемуся от боли лицу, проникновение вышло не таким уж и болезненным. Рооман осторожничал, насколько мог. Он, конечно, понимал, что Жанна пошла на поводу своих эмоций, а после будет жалеть об их неожиданной близости. Но играть в благородного рыцаря не собирался, поскольку неистово хотел её.

Жанна отвечала. Целовала в ответ, выгибаясь под натиском карга, не думая сдерживать рвущиеся из груди стоны. Оглаживала рельефные мышцы плеч, в моменты острого наслаждения царапала руки с тёмной вязью татуировки, очерчивала кубики пресса.

Офицер оттолкнула нависнувшего над ней мужчину, затем оседлала. В приглушенном автоматизированной системой свете контрастировали глаза карга, горящие насыщенным янтарём. Жанна невольно вздрогнула: Рооман взирал на неё чистым, не прикрытым, голодным желанием. Но она не могла так! Выдохнула и запрокинула голову, отчего длинные русые волосы водопадом рассыпались по плечам и груди.

Глава пришлых позволил ей доминировать, расслабленно откинулся на подушки, подхватил под бедра и помогал, иногда хватая и оглаживая упругие груди Жанны, талию, подтянутый живот. Скользил пальцами по лону, по сосредоточению женственности, желая доставить ей наибольшее удовольствие. Хотел искупить свою вину за прошлый раз.

И Жанна кричала от растекающихся от низа живота острых волн блаженства. Отклонилась сильнее, опершись руками о мужские колени, поддаваясь ему, показывая, что ей нравится.

Пусть. Все мысли разбежались из головы, больше не донимая хозяйку. Хотя нет, одна всё-таки зацепилась: ей ни с кем и никогда так не было хорошо…

Почувствовав, что партнерша достигла разрядки, Рооман скинул с себя вуаль покладистости и снова принял доминирование. Опрокинул Жанну на себя и, перехватив поперёк спины, чтобы не отстранилась, задвигался резче, сильнее, вскоре достиг и своего предела, излившись внутрь девушки.

Они так и застыли, опаляя жарким дыханием шеи друг друга. Долго. Мучительно долго.

Рооман не принимал никаких действий, просто расслабленно лежал, обнимая и до сих пор находясь в Жанне.

А сама Жанна…

Она оцепенела. Казалось, забыла, как нужно дышать. Вцепилась пальцами в мужские плечи, чувствовала ускоренный ритм своего сердца и сердца карга под грудью, те бились в унисон.

Сейчас, когда вынырнула из омута страсти, Жанна не знала, что делать и что теперь говорить. Вернулись прежние мысли, ворвались ураганом в пустую голову и…

Не выдержала накала, стремительно отодвинулась и откатилась по софе от мужчины. Стараясь не смотреть на Роомана, надломленным голосом попросила:

– Пожалуйста… оставь меня одну…

Повторять дважды главе пришлых не нужно. Он тактично промолчал, быстро оделся и направился к двери, но, прежде чем выйти, обронил:

– Когда будешь готова поговорить, найдёшь меня.

Рооман ушёл. Жанна осталась в гордом одиночестве. Ей действительно было о чём поразмыслить в полумраке.

Глава 6

Тайны должны оставаться тайными,

чтобы в один миг не порушить душевное равновесие.

А. Неярова

Терзала Жанна себя долго. Лежала в полутьме, прижимая к груди остатки разорванной каргом в порыве страсти одежды, и невидяще скользила взглядом по потолку каюты.

Ассортимент мыслей в голове звучал скудный, зато бил точным ударом по раненному временем и потерями сердцу.

…Она переспала с врагом.

По собственной воле, между прочим! И… ей, чёрт дери, понравилось!!

…А ещё, оказывается, в её подсознании всё это время дремала дикая кошка.

Да, именно дремала. Потому что теперь, благодаря каргу, та пробудилась и бодрствует. Закрывая глаза и заглядывая вглубь себя, Жанна отчётливо могла её видеть. Чувствовать.

Сдерживающий барьер рухнул. Чёрно-синяя броня исполинской хищницы, длинный раздвоенный на конце с лезвиями ножниц хвост, острые голубые камни глаз и мощная челюсть внушали жуткий, до дрожи в коленях, страх даже ей, Жанне.

А пантера в ответ ластилась, явно желая познакомиться. Изящно выгибалась и потягивалась, представляя себя во всей красе.

И ещё Жанна чувствовала, что кошка хочет покрасоваться перед зверем Роомана. Он ей понравился, видите ли!

– Чё-ёрт! Чёрт! Черт! Чёрт!..

Офицер замотала головой, прогоняя образ хищницы. Своей хищницы.

Жанна не понимала: как такое возможно? Как?! Родители на сто процентов были людьми! Травмированный мозг усиленно искал ответы, и внезапно в памяти всплыли слова из рассказа карга: «…Шло время. Торговлю и правда наладили. Карги поставляли землянам нуридий, а люди в обмен делились медицинскими знаниями о репродуктивной системе и размножении».

Жуткая догадка поразила Жанну. Всего лишь догадка! Но та въелась в саднящее болью сердце, вгрызаясь червём сомнения.

У каргов проблемы с размножением. А не сохранились ли у земных учёных биоматериалы при обследованиях? Не проводили ли они втайне опыты над военными?

А родители? Нет. Они не могли так поступить…

Сердце закололо острой болью, что аж дыхание перехватило. Жанна схватилась за грудь и рвано задышала, перед взором всё поплыло, заплясали тёмные круги.

И тут тишину каюты растревожил механический голос:

– У вас превышена норма пульса и давления. Эмоциональная нестабильность, грозящая потерей сознания. Рекомендуется успокоительное.

И система жизнеобеспечения не стала дожидаться ответа или разрешения «пациентки», из стены вылезли механические руки и что-то вкололи в шею, в область сонной артерии, Жанна провалилась во тьму.

Проснулась определённо спустя некоторое время. Похоже, добродушная система вколола большее количество успокоительного, чем Жанне требовалось. Однако, пошевелив телом, она почувствовала небывалую лёгкость, которой практически никогда ранее не ощущала.

Она отдохнула. И телесно, и немного морально. Но лишь немного. Свалившийся на плечи груз проблем никуда не делся.

Жанна долго валялась и размышляла о случившемся, но уже со спокойной, трезвой головой, а затем села. Клочки одежды, прикрывающие обнажённое тело, упали на колени, но офицера это уже не взволновало. Стресс отпустил, теперь пришло время решать проблемы.

Подвергшись влиянию эмоций, она забыла, что является солдатом. В идеале – бесчувственной машиной-убийцей, без пререканий выполняющей любой приказ командира. Но это в идеале, сама Жанна знала, что ей такой никогда не стать. Помимо основного приказа, её всегда будет вести определённая цель: месть за близких. Хотя к главной всё же добавились и побочные, но не менее значимые.

Офицер оглянулась. Каюту наполнял мягкий, приглушенный свет, имитирующий ночь. Поскольку корабль каргов прятался в бездонных недрах Чёрной Воды, невозможно определить, какое сейчас время суток. Вдобавок, за исключением звуков из иллюзорного леса в окне, висела звенящая тишина, говорящая об отличной звукоизоляции кают. Есть ли за дверью оживление или нет, не понять, пока не выйдешь в коридор отсека.

Жанна нахмурилась, пожевала губы. Хватит себя жалеть! Как когда-то заявил полковник Зейн: «Время вспять никому повернуть не по силам, однако только от тебя и твоих дальнейших поступков завит возможный вариант будущего…»

Старый полковник, отец, прав. Раз ей волей судьбы начертано попасться каргам, значит, так нужно. Пришла пора выяснить детали её, Жанны, происхождения, вернее, зверя, что запрятан глубоко в подсознании. Возможно, она такая не одна… Ну и меж тем более подробнее выведать о планах пришлых.

Решив с этим, Жанна направилась в душ, где хорошенько вымылась, сдирая с себя прикосновения главы пришлых. Недовольно цыкнула, невольно воскресая в памяти его горячие руки с губами, жадные до грубости прикосновения, однако не могла не признать, что всё до мелочей ей понравилось. С Картером ощущения испытывала другие.

Картер… чёрт.

Жанна моментом разозлилась. На себя саму. Наскоро вытерлась и, обмотав тело необъятным полотенцем, вышла из душевой кабины в каюту. Босые ноги по щиколотку утонули в кремовом ковре возле софы, у которой офицер замерла, уставившись на остатки прежней одежды. Встал вопрос: что ей теперь надеть? Не расхаживать же перед толпой иномирных мужчин в одном полотенце и спрашивать, где найти оную?

Повертела головой в поисках каких-нибудь скрытых шкафов и ящиков. Не заметила. Вдруг вспомнила кое-что и произнесла вслух:

– Эм… – запнулась, не зная, как обращаться к автоматизированной системе, и решила опустить этот момент. – Мне нужна новая одежда.

Слова утонули в пустоте. Система не спешила отвечать, как и выдавать одежду. Жанна уже успела почувствовать себя идиоткой, как внезапно механический голос соизволил высказаться:

– Новая одежда находится в третьем встроенном шкафу слева от входа.

Следом послышался щелчок, и в обозначенном месте отъехала в сторону скрытая железная пластина прямоугольной формы. В прогале на одной из полок нашлась свёрнутая серая одежда.

– Ну надо же, – прокомментировала Жанна, ступая к потайному шкафу и забирая желаемое, принялась натягивать на себя. Подивилась продуманному «умному» механизму и экономии места в каютах. Про экономию места неудивительно, ведь численность каргов на корабле, по словам Роомана, превышает пару тысяч.

Кстати, о последнем. Приведя себя в порядок, офицер остановилась перед дверью, уставившись на сенсорную панель. Код комбинации ей неизвестен.

Понадеявшись на удачу, приложила к центру панели ладонь, ведь Рооман обозначил, что она не пленница, и сам наказал его разыскать, когда будет готова говорить. Что ж, она готова. И да, отпечаток ладони сработал, дверь открылась.

Жанна выбралась в пустой коридор жилого отсека. Тишина и приглушенный красный свет. Офицер прикинула, что сейчас, наверное, всё-таки время отдыха. Но заходить обратно в каюту не хотелось, поэтому побрела вглубь полумрачного коридора. В противоположную сторону от флоротсека.

Ступала Жанна неспешно. В каком направлении следует идти, понятия не имела, но посчитала, раз это жилой отсек, то каюта главы пришлых должна находиться где-то здесь… среди дюжины остальных дверей.

Но не стучать же в каждую дверь и высматривать Роомана? Хотя можно просто спросить, где апартаменты капитана.

Последнее Жанна быстренько отмела. Видеться с Рооманом после того, что между ними произошло, особо и не хотелось. Поэтому решила подождать, пока сам не объявится на пути, а что объявится – не сомневалась.

К тому же в голову назойливо лезли мысли о побеге.

Но Жанна прекрасно понимала, что осуществить его не удастся. Даже если она каким-то образом наткнётся на спасательную капсулу, запустить программу не получится. Точнее, вряд ли успеет. Датчик под кожей бдит, и Рооман узнает её намерения прежде.

Для начала необходимо избавиться от треклятого датчика!

Каюта Жанны находилась где-то в начале жилого отсека, за своими размышлениями офицер и не заметила, как преодолела расстояние до другого его конца. Опомнилась, когда перед ней возникла дверь, соединяющаяся со следующим отсеком. Сквозь окно виднелись очертания похожих дверей кают, только в значительно меньшем количестве.

Жанне даже показалось, что видела…

– Трофею главы не положено ступать в женский жилой отсек, – прогремело за спиной, порядком напугав.

Офицер вздрогнула, но сдержалась, чтобы не закричать. Перед ней стоял карг. Другой. Она научилась различать их по лицам, и этого она ещё точно не видела. Вдруг в мозгу что-то щелкнуло. Карг сказал в женском? Значит, не привиделось и мелькнувшая за дверью хрупкая фигурка действительно принадлежала женщине. Стоп.

– Тогда… я что, сейчас в чисто мужском? – задала резонный вопрос. Почему-то до этого факт мужского общества не пугал. Но сейчас она находилась с каргом, врагом, наедине. Роомана рядом нет и мало ли что этому пришлому вздумается сделать! Взять того же одичалого вера, который напал недавно, почуяв в ней самку…

– В мужском, – подтвердил догадку мужчина. Грубо спросил: – Что трофей забыл рядом с женским отсеком?

Он расставил ноги на ширине плеч, а руки сцепил на предплечьях. От него исходили недружелюбные волны настроения, янтарные глаза медленно начала застить зелень. Всё сильнее веяло опасностью, но в тоже время карг сдерживал себя от опрометчивых поступков, словно не понимая причину, почему до сих пор не прирезал человечку.

Как ни странно, но каким-то образом Жанна улавливала его настрой. Поняла, что злит мужчину одним своим присутствием. Жить пока хотелось, поэтому офицер проговорила как можно спокойнее:

– Мне не спалось. Я вышла, чтобы найти Роомана.

– Зачем? – в лоб.

Жанна нахмурилась. Для обычного воина этот проявлял излишний интерес. Доводить до конфликта не хотелось, но, если карг не поумерит пыл, Жанна за себя не ручалась.

– Обсудить кое-что… – отозвалась уклончиво, желая, чтобы пришлый как можно быстрее отстал.

Однако излишне любопытный воин отступать не собирался. Молниеносным движением оказался рядом, придавив Жанну к соединяющей жилые отсеки двери. Не трогал руками, расположил их по бокам от головы, зато… обнюхал шею и волосы.

– И что Ром в тебе нашёл, землянка? – прошипел в ухо. – Чую, он неоднократно спаривался с тобой…

От слова «спаривался» Жанна поперхнулась воздухом и закашлялась. Карг вёл себя и говорил как дикий зверь! Но тут же вспомнила, что, впрочем, он таким и был. Ведь он вер. Как и она сама. Чёрт!

– Если сейчас же не отодвинешься от меня – всажу в горло твой же кинжал, – спокойно, с расстановкой растолковала пришлому. В подтверждение слов уже выудила из пояса зазнавшегося воина кинжал и приставила к обозначенному месту.

– Ловко. И быстро, – прокомментировал, однако отпускать и внимать угрозе не спешил.

– Я не блефую, карррг! – зарычала Жанна, не сумев укротить рвущуюся наружу ярость. И, если б не раздавшийся в пустоте коридора недовольный баритон главы пришлых, непременно исполнила бы обещание.

– Что здесь происходит?

Молчанье. Слышно только возмущённое сопение Жанны.

– Я спрашиваю: что здесь происходит? – Тон Роомана повысился, свидетельствуя о просыпающейся ярости. – Дерк?!

– Ничего особенного, – спокойно отозвался наглый воин, даже не шелохнувшись, и так же спокойно продолжил: – Вот, знакомлюсь с твоей землянкой.

– Отойди от неё, – прозвучало с угрозой. – Ты многое себе позволяешь.

На сей раз карг отошёл от пышущей негодованием Жанны и поравнялся со своим главой. Они вцепились друг в друга испытующими взглядами. Воздух накалился. Между ними сквозила явная вражда. Когда наигрался в гляделки, воин бросил:

– Это ты многое себе позволяешь, забывая, кто она такая. – Кивок на Жанну. – Она – человек, наш враг. Помни об этом… брат.

Воин, назвавшийся братом Роомана, зашагал по коридору, его шаги эхом отскакивали от металлических стен.

– Брат?.. Он твой брат? Ты же говорил, что всю твою семью убили люди? – В перепалке Жанна уловила главное, даже гнев на наглеца прошёл.

– Дерк сын моего дяди. Мы росли вместе. Он и остальные мои воины не знают, кто ты на самом деле, только то, что ты мне для чего-то нужна. Поэтому твоё присутствие их злит. Однако тебе нечего опасаться, никто не посмеет причинить тебе вред, – хмуро пояснил Рооман.

В отличие от Жанны, его гнев никуда не испарился, взор главы пришлых был обращён в ту сторону, куда ушёл воин.

«Ага. За исключением твоего братца!..» – подчеркнула Жанна мысленно, тоже посмотрев вслед ушедшему.

– Мой дядя, который правил воинами, пока я был мал, – кровный брат моего отца, но он отказался от власти, вверив народ в мои руки. Но не его сын Дерк. Он следующий претендент после меня, – зачем-то добавил.

Зато теперь для Жанны стала ясна причина их вражды. Офицер уже тысячу раз успела покорить себя, что вышла на «прогулку». Понадеялась на заверения, что воины её не тронут, а вышло всё…

– Ты искала меня? – привлёк к себе внимание Рооман. По лицу и расслабленной позе Жанна могла сказать, что карг умерил свою ярость.

И ещё он вёл себя отстранённо, словно после нападения одичалого вера между ними в каюте ничего не произошло. Никаких лишних говорящих взглядов. Хорошо. Значит, и она просто опустит и забудет пикантную сцену.

Но только от одного воспоминания об этом тело Жанны бросило в жар. Офицер открыла рот и глубоко подышала, стараясь как можно скорее привести шаливший пульс в норму, пока её состояние не заметил стоящий рядом карг.

– Д-да, искала. – Голос предательски дрогнул, но Жанна поспешила закончить фразу: – Я хотела обсудить… возможные истоки случившегося со мной.

Расшифровывать точнее не пришлось, Рооман понятливо кивнул и наказал следовать за ним.

Не собираясь отставать и вновь остаться одна, Жанна быстро нагнала главу пришлых. Равнять с ним свой шаг не стала, шагала чуть позади. Так сохранялось относительное эмоциональное спокойствие.

Хорошо, что Рооман не акцентировал внимание на произошедшем между ними. Может, давал время, а может… Эх. Что творится в мыслях карга, Жанна не знала, но была ему благодарна за молчание. Ей ещё во многом предстоит разобраться.

Рооман разрывал своей мощной фигурой темно-алый полумрак от искусственного освещения, двигаясь в неизвестном землянке направлении. Ему тоже не терпелось разузнать о ней всё. Все-все её тайны, до последней капли. Глава каргов желал эту девушку. Возжелал с их самой первой встречи, о которой самолично заставил забыть, усыпив на два долгих года её зверя. Подумать только! Землянка оказалась вером! Не полукровкой, а полноценным вером. Он отчётливо чувствовал её зверя сейчас.

Тогда Ром не понимал, как подобное возможно. Испугался. Последствий и своей реакции на неё. Поэтому в тот миг не придумал ничего лучше, как усыпить волей альфы силу и разум зверя и землянки. Усыпил и бросил их там, в Первом городе, покрытом толщей кровавого снега. Просто сбежал.

А потом дико сожалел.

После уничтожения мира веров и их бегства, когда Рооману пришлось встать во главе своего народа, ему пророчили в супруги сильную самку из выживших для продолжения и укрепления рода. Накера – необычайно красивая самка. Черноволосая, янтароглазая, статная, сильная, страстная и умная. Он должен был разделить с ней жизнь, но… судьба в Первом городе подкинула ему сюрприз в лице землянки и порушила все детально выстроенные планы.

Рооман растерялся, не понял и, как следствие, упустил два года. Он сожалел. А ведь если бы забрал двуликую землянку с собой изначально, всё могло бы выйти иначе, чем сейчас. У них бы уже родился сильный наследник, способный принимать облик зверя в земной атмосфере. Два года…

Глава пришлых корил себя за поспешность своего необдуманного решения. Вернувшись из того боя, отверг Накеру, ничего никому не объяснил, но наказал не трогать одну землянку, «показав» воинам её запах. Искал потом всё это время, но все попытки не увенчались успехом. Пропала Жанна. Погибла или нет, Ром не знал. Корил и корил себя. Воинам сказал лишь, что она нужна ему для опытов. Впрочем, так и есть…

Но чем больше длилась разлука с трофеем, тем чётче карг осознавал её необходимость. Для себя. Его зверь признал её зверя. Их повязали инстинкты, однако людскую половину Роомана связывал долг перед родом. Поэтому там, на поверхности, на контрольной точке бункера Элегии, когда неожиданно почуял Жанну, нашёл, в шатре под шквалом чувств и эмоций сорвался, причинив трофею боль.

Снова корил себя за несдержанность. Понимал, много времени утечет прежде, чем Жанна примет его. Если ещё примет. Воины недоумевали: на кой главе обычная землянка? Они ощущали слабый отголосок зверя Жанны, но не могли этого понять. Считали, что это запах зверя альфы окутал её, пропитал. Приказ есть приказ, никто из воинов лишних вопросов не задавал.

Кроме Дерга. А теперь сын дяди проявил к его трофею излишний интерес. Роомана безумно это злило, хотелось на куски порвать наглеца, посмевшего притронуться к его Жанне, но рассказать воинам о ней сейчас, когда сам до конца не уверен во всех подробностях, он не мог, представляя, какую смуту посеет правда. Терпел, молча усмиряя свой гнев и собственнические инстинкты.

– Мы пришли? – напомнила о своём присутствии Жанна, выдёргивая Роомана из мыслей. Оказывается, они уже несколько минут стоят у дверей лаборатории.

– Да, – поспешил ответить ей. – Заходи. Это наша лаборатория и по совместительству лечебный уголок.

Глава пришлых нажал на сенсорную панель, охранка пикнула, распознав отпечаток, и двери лаборатории бесшумно разъехались перед парой. В нос Жанны ударил едкий запах медикаментов и терпких трав, а в глаза бросились множество странных приборов с мигающими экранами, панелями и стеллажи с соответствующим инвентарём. Также загороженные ширмой кушетки у дальней боковой стены со спящими на большинстве из них ранеными каргами…

– Нам сюда, – отвлёк Рооман Жанну от созерцания лечебного уголка, указывая рукой на неприметную с виду узкую дверь в противоположной стороне комнаты. За той скрывалась лаборатория каргов.

Лаборатория врага. Надо же. Жанна замерла, поражаясь скопленному здесь ассортименту. Человеческие даже близко не стояли с ЭТИМ.

Для лаборатории карги отвели довольно большое помещение, возможно, даже применили технологию как в ботаническом саду для расширения террариумов. Сейчас она пустовала. Зрительно её можно поделить на четыре сектора: один с кушетками и разнообразными приборами, инструментами – для изучения; другой с кольцеобразным столом, внутри которого на многоуровневых подставках возвышались колбы, склянки, трубочки и прочие непонятные ёмкости с бурлящими или же спокойными разноцветными жидкостями; третий сектор для тестирования экспериментов; ну а четвёртый, судя по высоким и широким железным закрытым шкафам с кодовыми замками, маленьким столом и прилагающимся к нему удобным кожаным стулом, составлял архив.

Да, размах впечатлил земного офицера. Жанна ещё раз обвела изумленным взглядом лабораторию, припомнила внутренний интерьер и оснащение корабля, видения о мире веров, которые показывал глава пришлых, и… так не смогла понять, почему в сражениях карги используют такое примитивное оружие, как ядовитые стрелы и плети?

О чём и спросила Роомана. Однако карг не спешил отвечать, глубоко задумался, что-то решал для себя, видимо, рассказать или нет. Жанна терпеливо ожидала и по истечении нескольких минут всё-таки получила ответ.

– Лук со стрелами и плети – это дань нашим предкам и божеству. Мы свято чтим наши традиции и передаём волю предков следующим поколениям. Зарок предков гласит: истинный воин тот, кто убивает обычным оружием, только так душа убитого сможет покинуть бренное тело и впоследствии возродиться, а воин сохранит свою честь.

Вот оно как. Не удержавшись, Жанна усмехнулась. Звучит наивно и фанатично. Но… ведь в действительности карги и есть настоящие воины, кои полагаются на свой дух, ум и внутреннюю силу, а не на техногенное оружие, как большинство людей. Лишь благодаря только этим качествам они сумели перебить огромное количество землян, оттеснить их в бункера. Карги даже не перевоплощались в чёрных смертоносных пантер!

Кстати, тоже интересно: почему? Ждут определённого момента, чтобы использовать свой козырь в войне? Офицер спросила и об этом. Но в этот раз Рооман объяснять не был намерен. Нахмурившись, Жанна проговорила:

– Ты ведь понимаешь, что как только правительство Земли обнаружит ваш корабль – мозговой центр и пристанище, – то ударит самым мощным оружием – ядерным, которым и уничтожило ваш мир, – вздохнула и добавила тише: – Тогда от вас уже ничего не останется. Вы не сможете спастись.

Зачем это сказала, Жанна и сама не знала. Возможно, ей стало жаль каргов. Они всего лишь жертвы, и они мстят за своих погибших товарищей и мир. Офицер устало привалилась боком к стене, сжала пальцами железные выступы. Если б только можно было повернуть время вспять и многое исправить, то сейчас никакой бы войны не было! И многие близкие жили.

Рооман стоял поодаль и внимательно наблюдал за землянкой. Теперь, когда она знала всю правду, она начала сомневаться в правильности своих убеждений. Но только сомневаться. Ром чувствовал: никогда Жанна не примет их сторону, потому что другая.

– Хм… Ты зря жалеешь нас. Прибереги жалость для кого-то другого. Мы – карги, не слабохарактерные земляне. Мы не смиряемся с поражением. Если только проиграли достойному противнику, а человечество всё в целом есть алчные трусы. Вместо того, чтобы сотрудничать на взаимовыгодных условиях, они решили уничтожить нас и заграбастать себе наши развитые технологии. Однако просчитались, своими действиями пустили в свой мир Чёрную Воду, отравив планету.

– Не приписывай мою жалость только на счёт своего народа! – вскинулась Жанна, разъярённая словами карга. Она не заметила, как её насыщенные голубые глаза на миг сверкнули яркой зеленью, а черты лица заострились. – Ты слишком категоричен! Я оплакиваю всех невинных: и людей, и каргов, что погибли в этой бессмысленной войне! Вы – такие же убийцы, как и земляне.

Жанна встретилась с главой пришлых взглядом и обожглась исходившим от него арктическим холодом и чем-то ещё, непонятным и пугающим. Догадалась, что через янтарные глаза карга на неё смотрел его зверь. Вздрогнула и стушевалась, когда Рооман прижал её к стене своим телом, переплёл её и свои пальцы, расположил руки на уровне их голов и заглянул в её побледневшее лицо.

– Да, мы такие же убийцы, – низко прохрипел. Провёл кончиком носа вниз, по девичьей щеке и до основания шеи, вызвав в теле офицера томительную волну дрожи, окуная в экстремальные ощущения былой ночи. Упивался ответной реакцией. – Но ты кое в чём забываешься… ты – такая же, как мы. Полноценный вер, пусть и выведенный искусственно. Скорее всего, кто-то вживил наш ДНК в клетки плодной оболочки, когда ты находилась ещё в утробе своей матери. Ты родилась вером, мой трофей. И ты – моя.

От предположения карга у Жанны подломились ноги, и упала бы, если бы он не прижимал к стене. Сердце бешено заколотилось в клетке ребер, словно она сама находилась в такой же клетке, только железной и с другими верами. Верами, как и она… А Рооман продолжал терзать своими убеждениями.

– Мы народ воинов. И мы отомстим человечеству за причинённую нам боль. Земляне познают такую же боль, потеряв свой драгоценный привычный мир. Прочуют на своей жалкой шкуре, каково это, когда мёртвые тела близких остывают на руках. Только утратив всё ценное, люди поймут нас. И порождённая ими Чёрная Вода, как бы парадоксально ни звучало, поможет мне в победе. У каргов тоже имеются козыри. И не один, и не два. А ты, мой трофей, запомни: ты теперь одна из нас!

Удар под дых. Не иначе.

– Пусти… пожалуйста, – попросила офицер, ошеломленная намерениями карга. Она не сдалась, нет, просто сил сейчас не осталось, разбежались от осознания, что она – чёртов вер!

– Конечно. Ведь мы пришли сюда за доказательствами. Что ж, пора их установить. – Рооман и впрямь отпустил Жанну, углубился в один из секторов лаборатории, чтобы включить и подготовить аппараты к работе.

Жанна следила за ним, не меняя своего телоположения, от стены. Да, они здесь, чтобы найти доказательства тому, что она вер. И узнать: как так получилось? Без доказательств она ни за что не поверит в эту чушь!

Ещё офицер ужаснулась своей реакции на Роомана. Когда он прижался к ней вплотную, она… захотела его! Сама. Снова дико и необузданно. И самое страшное – карг понял это! Он читал её эмоции, словно открытую книгу! Жанна прикрыла ладонью лицо: «Что со мной творится? Меня магнитом тянет к нему, и я…»

Додумать мысль не успела, Рооман позвал к себе. Скрипнув зубами от безысходности, Жанна пошла к нему – за правдой.

***

Глава пришлых велел лечь в смотровое кресло, дождался, покуда Жанна удобно расположится в нём, и, нажав на сенсорную кнопку, за каким-то макаром пристегнул металлическими ремнями.

Чтобы не сбежала в неподходящий момент?..

Жанна непонимающе вздёрнула правую бровь, но спросить не успела: Рооман, с видом учёного, забегал длинными пальцами по панели управления, и кресло плавно перевернулось в горизонтальное положение.

– Сейчас я возьму образец твоей крови, приготовься.

Компьютер, будь он неладен, местом для инъекции избрал сонную артерию. Как пояснил Рооман, для исследования необходима «чистая» кровь, которая несётся от сердца. «Спасибо, что не додумался взять из аорты!» – про себя шипела Жанна, кусая губы от лёгкой боли. Тем временем над телом офицера поднялся сканирующий луч и медленно проехался туда-сюда от головы до пят, а перед каргом воспроизвелось изображение: сначала состояние внутренних органов и жизненно важных систем женского организма, после на экране замелькали матрицы и цепочки ДНК.

– Хм, как я и предполагал…

– Что… что ты видишь? – Жанна испугалась собственного голоса – не её это, дрожащий и надтреснутый, прозвучал. А ещё несколькими секундами ранее ей показалось…

– Моя теория по поводу твоего происхождения была верна наполовину. Смотри, – отвлёк от волнительной мысли карг, и перед обескураженной Жанной раскрылся вторичный голограммный экран, в нём отражались три вертящиеся вокруг своей оси цепочки человеческих ДНК. Одна нормальная, вторая немного измененная, но с обычным набором хромосом, а вот последняя… в ней содержалось аж целых двадцать пять пар хромосом. – Первая цепочка ДНК – твоей матери, вторая – отца, третья – твоя.

– Моя? Что ты хочешь этим сказать? – спросила надтреснутым шепотом после небольшой паузы, когда ужасающая догадка въелась в мозг. Жанну ощутимо затрясло. Теперь она благодарна Рооману, что пристегнул её к креслу, иначе бы вывалилась. Нехорошее предчувствие обожгло холодным липким потом, иглы колючего страха жалили до костей, проводя через себя мороз, сковывающий клетку за клеткой.

– Только то, что твоя мать была обычным человеком. А вот отец… – глава пришлых оборвал себя.

Знал, что последующие его слова снова перетрясут почву под ногами трофея, однако не остановился, потому что горькая правда только сделает сильней.

– В ДНК твоего отца насильно ввели наш ген. Скорее всего, после случайного уничтожения нашего мира ваше правительство, за неимением лучшего, решило использовать украденный генный материал. Они вживили гены веров в ДНК отобранных солдат в надежде получить модифицированных людей с убойной физической силой. Не думаю, что земное правительство знало о наших вторых ипостасях. Их планы были просты и поверхностны, однако изначально обречены на провал. В тех подопытных солдатах, кто выжил, насильно вживлённый ген… просто засыпал, никак себя не проявляя. Однако у потомства этих солдат ген проявился в полной силе, хоть и с огромным опозданием. Ты – общая дочь обычного человека и модифицированного солдата. Ты – рождённая вером. Сильная полукровка, способная к обороту в земной атмосфере.

Рооман беспощадно хлестал фразой за фразой, говорил так уверенно и насильно вселял эту уверенность в Жанну. Но…

– От-ткуда… ты это… Откуда тебе знать, как случилось на самом деле?! Ты что, Бог?!! – она не выдержала напряжения и сорвалась на крик. Забилась в истерике, рвалась отсюда прочь, но проклятые оковы удержали в кресле, что злило сильнее. – Ты всё выдумал! Мой отец и я совершенно нормальные! И набор хромосом в наших ДНК самый обычный! И…

– Нет, – отрезал. Карг вколол Жанне дозу успокоительного, затем посмотрел в безумные глаза и каждым последующим словом впечатывал в кресло, словно давил на хрупкую фигурку неподъёмной скалой: – Благодаря уцелевшим остаткам наших технологий, я узнал, что время в мирах течёт по-разному. В моём мире с момента краха прошло сорок два года, а здесь, на Земле, около шестидесяти. Из этого следует, что возраст твоего отца составлял примерно тридцать восемь лет, когда он с твоей матерью зачали тебя.

– Я не верю твоим словам, – стояла на своём. Успокоительное успело проявить свое действие, и Жанна мыслила трезво, хоть и навалилась вселенская усталость. Она смотрела перед собой на голографический экран, на крутящиеся по часовой стрелке три спирали ДНК, и не желала принимать страшную правду.

Глава пришлых тяжело вздохнул, выдохнул, помял пальцами переносицу, пытаясь прогнать усталость. Покосился на притихшую Жанну: успокоилась, не буйствует – уже хорошо. И Рооман знал то, что встряхнёт апатию.

– Повторюсь, благодаря нашим технологиям, компьютерная матрица «разобрала» твою ДНК и произвела точный расчёт в обратную сторону, вплоть до момента твоего зачатия. Я скопировал и переправил все данные расчёта в компьютер в твоей комнате. Ты можешь в любой момент просмотреть их и убедиться. А ещё… – Рооман нахмурил брови, он не мог себе представить реакцию трофея на новость, но тем не менее решился.

Сменил на своём экране картинку, пока оставив на вторичном, у Жанны, цепочки ДНК, и с нежностью, на какую не был способен ранее, прикоснулся к новому изображению. Жаль, что пальцы прошли сквозь экран, обезобразив чудесную картину. А потом Рооман усилил громкость звука, и этот звук, точнее, два ритмичных звука: один мерный, второй бьющийся в два раза быстрее – действительно заставили офицера встряхнуться… Ей не понадобились лишние объяснения, чтобы понять их источники.

– Это?.. Не может быть…

Жанна неверяще вслушивалась в каждое биение учащенного ритма. Тогда ей всё-таки не показалось. В висках загудел какой-то ультразвук, но скорый ритм крохотного сердечка перебивал его и все прочие звуки. В горле пересохло, казалось, его сдавила невидимая костлявая рука, но офицер сумела хрипло прокаркать:

– Пок… пока… жи мне…

Рооман показал. Теперь и на экране перед Жанной отображалось трехмерное изображение их с каргом общего ребёнка. Крохотный, неказистый светлый эмбрион на тёмном фоне, возрастом так… на три-четыре недели. Немыслимо! Жанна знала сроки и стадии развития человеческого эмбриона, на курсах обучения в Элегии зачем-то проходили. Но ЭТО выходило за все привычные рамки.

– К-как… – сглотнула вязкую слюну, в клетке ребер пойманной птицей заметалось собственное сердце и резко ухнуло куда-то вниз. – Как такое возможно? Мы ведь… ты только совсем недавно… да даже с того момента на контрольной точке не прошло столько времени! Это невозможно!

– Возможно. Мы с тобой – не люди. В тот день, на поверхности, ты и понесла. И мне жаль, что зачатие новой жизни, жизни нашего с тобой сына, случилось так грубо. Правда жаль… – Рооман нисколько не лгал.

До сих пор он корил себя за несдержанность, корил за то, что от собственной ярости и радости поддался инстинктам зверя и причинил трофею невыносимую боль. И продолжает причинять моральную. Но Рома радовал тот факт, что наличие ребёнка не взбесило Жанну. Может, её гнев подавляет успокоительное?

– Детёныши веров развиваются намного быстрее человеческих эмбрионов. Наши самки вынашивают потомство около пяти месяцев. Ты, поскольку полукровка, возможно, будешь носить шесть или шесть с половиной, точно не могу сказать, – Рооман говорил и говорил, страшась, что, если замолчит, Жанна вновь впадает в истерику.

Но офицер держалась. Пристально наблюдала за копошащимся внутри неё… сыном, дышала через раз, ловила каждое малейшее шевеление. На данный момент это всё, что интересовало. Кстати, карг сказал сын?

– Почему, ты уверен, что будет именно мальчик?

– Мм… расчёт матрицы ДНК, – мягко объяснил Рооман. В его голосе Жанна успела уловить нежность и радость вперемешку с гордостью за их ребёнка. Он уже любил его и ждал.

Сын… Карг всё же добился желаемого.

Её с каргом – врагом – общий сын. Их сын. Эти две ужасающие фразы набатом разрывали сознание Жанны, повторялись вновь и вновь.

– Хочешь взглянуть, как будет выглядеть наш сын?

Посмотреть на их общего ребёнка, кем тот родится? Ну уж нет, увольте. Мир раскололся, раскрошился на мелкие кусочки и осыпался пеплом умерших надежд, оставляя только промозглую, чернильную пустоту. Офицер уже не слышала обеспокоенный зов главы пришлых.

– …Жанна? Жанна?!

Глава 7

Принять свою судьбу – значит жить дальше.

А. Неярова

Кошмары, один хлеще другого, терзали сознание Жанны. Все потаенные страхи активизировались за раз и беспощадно атаковали, принуждая вновь и вновь переживать смерть родителей, тёти; с отчаянием наблюдать, как градом опадают в кровавый снег хладные тела товарищей и близких; нападение каргов на контрольный пост Элегии; смерть Дайны и данное ей обещание присмотреть за Артёмом; смерть Картера и его «возрождение».

…Затем глава пришлых отбирал у неё их рожденного сына, а её саму, как ненужную использованную вещь, отдал своим безумным исследователям для опытов. Дальше карг, как и обещал, вместе с их сыном стёр человечество с лица Земли и заселил планету верами и сохранившейся флорой и фауной из его умершего мира.

Проснулась Жанна резко, от невидимого толчка, но открывать глаза не хотелось. Открыть – значило окунуться в ещё суровую реальность. Где-то щебетали птицы и журчал ручеёк – иллюзорная обманка в окне каюты. Офицер абстрагировалась, лежала на софе и распутывала клубок мыслей; вытягивала одну, смаковала, рассматривала с разных сторон, взвешивала, откидывала в дальний угол и бралась за следующую. Так постепенно добралась до своего интересного положения.

Она всё-таки забеременела. От врага.

В её животе, прямо под испещренным шрамами и свежими ранами сердцем, бьётся ещё одно, крохотное. Сильное сердечко её сына… А она сама, оказывается, тоже вер. Полукровка.

Никогда не думала, даже предположить не могла такого поворота событий. Но он произошёл, и назад ходу нет. Так что теперь, сдаться на милость судьбы? Или продолжать бороться?

Перед внутренним взором возник образ родного отца. Жанна мало о нём помнила, но он никогда не опускал руки. Он боролся, не сдавался, хоть и в итоге своего жизненного пути напоролся на стрелу карга.

Но… умер он с улыбкой на окровавленных устах. Улыбался папа ей. И он вряд ли хотел, чтобы Жанна спасовала перед трудностями.

– Ты не просто так выжила в Судный День, – говорил полковник Зейн, друг отца. – Судьба оставила тебя в этом бренном мире, чтобы однажды ты совершила что-то значимое, переломное. Помни об этом, Жанна.

Да. Верно. Ничего не случается просто так. Хватит меланхолии! Пусть нынешняя реальность и жуткая, но она, Жанна, возможно, изменит её.

Офицер разлепила веки. Хмыкнула. Иллюзия природы снова затянула в свою ловушку. Вокруг мягкая травка, ковёр из васильков, а сбоку, метрах так в тридцати, в лесной чаще рыбы плещутся у подножия водопада. Птицы неустанно трещат. Однако прекрасное видение всего лишь обман. Мираж в заснеженной пустыне.

Жанна закрыла и открыла глаза, ожидаемо мираж исчез. Села на софе. Голова прояснилась, но немного душила тошнота. Из-за волнений, по-любому.

– А мне ведь теперь нельзя…

Невольно накрыла ладонями плоский живот. Беременна. Надо же! Вот чего не собиралась делать, так это детей на войне заводить. Насмотрелась на душевные терзания Дайны, не желала своему ребёнку сиротской судьбы. А получилось, что теперь в ответе сразу за двоих.

Нет. Ну нет! Она не позволит кошмарам воплотиться в явь! Костьми поляжет, но не отдаст каргу своего ребёнка! И Артёма заберёт.

Осталось придумать только как. И куда?

***

Технологический и научный прогресс каргов в данный век намного превышал человеческий. А компьютерная матрица способна разбирать ДНК и производить расчёт далеко в будущее или в прошлое, позволяя узнать истоки. Немыслимо.

Жанна всё-таки взглянула на переданную каргом информацию из лаборатории; желала убедиться своими глазами, что она чёртов вер-полукровка! Смотрела на три спирали ДНК, те саморезами ввинчивались в обнаженные нервные клетки, сковывая всё тело и причиняя почти физическую боль. Листая данные, офицер представляла, через что пришлось пройти отцу и что пережить. Не смогла представить в полной мере…

Знал ли отец о проводимых над ним опытах? И много ли таких, как он, солдат? Вдруг где-то в одном из семи бункеров-городов есть ещё полукровки, как она?.. А если у полукровок родились дети-веры?

Эти и многие другие вопросы, словно голодные дикие звери, нещадно рвали мозг и сердце на мелкие части.

С другой стороны, если такое произошло, Рооман был бы в курсе. Или нет. Вдруг полукровок вычислило и изолировало то же правительство? И они живут в постоянном страхе под тщательным надсмотром в специально отведенных боксах, как подопытные крысы…

По позвоночнику заскользил ледяной пот. Ужасы, отчаянные крики и вопли подопытных штормовым ветром ворвались в мысли, зазвенели набатом, загоняя слабое сознание в угол… Что учёные могут творить с ними там? Невольно Жанна представила и себя, беременную, среди них и безумцев учёных…

Одна мысль, острая, как лезвие ножа, в один миг разрезала какофонию всего ужаса и образовала пустоту в голове: «Побег – выход ли на самом деле?»

Жанна не знала. Уже ничего не могла сказать ясно. Вот и как тут не волноваться?!

Всё-таки пролистала данные расчёта матрицы до момента родов. Жанне необходимо знать отличия своей беременности вером от обычной, но не нашла ничего примечательного, кроме срока. Малыш, мальчик, будет развиваться чуть быстрее человеческого эмбриона, примерно семь – семь с небольшим месяцев, как и говорил карг.

Жанна аккуратно, как самое дорогое, что у нее имеется, убрала голографический экран в сторону. Смотрела с нежностью на копошащегося крохотного сына на снимке и представляла, каким он вырастет. Будет её маленькой копией? Нет. Скорее, копией отца…

Рооман. Глава пришлых. Он объявился в ночной буран и разрушил её жизнь. Или… спас? Что бы с Жанной случилось, обернись она однажды пантерой на поле боя? Вероятно, ничего хорошего: закрытый удаленный бокс, звенящая утробными звуками и писком аппаратуры лаборатория и туча сумасшедших учёных со шприцами и пробирками в трясущихся руках. Жанна передёрнулась. Не-ет. Такого будущего своему сыну она не желает.

Что же тогда делать? Пока надо плыть по течению, присмотреться к каргам, пообщаться с их женщинами, узнать быт. За это время как-нибудь разузнает обстановку на поверхности, а потом уже выберет сторону. В запасе есть около семи месяцев.

Офицер откинулась на мягкую подушку софы, уставилась взглядом в иллюзорное окно с лесной поляной и водопадом. Рооман хочет возродить природу Земли, правда стерев при этом род человеческий под корень… «Если в итоге я останусь с каргами, мне придется во чтобы то ни стало переубедить его, пересмотреть цели. Я не могу допустить смертей близких…» Время, нужно время.

Неожиданно у Жанны заурчал живот, сообщив, что неплохо для начала подкрепиться, а потом приступать к реализации задуманного. Жанне не хотелось выбираться наружу и встречаться с другими «дружелюбно» настроенными каргами, а придётся: отсиживаясь в каюте, общий язык с пришлыми не найти. Поэтому офицер поднялась, быстренько приняла душ, переоделась и, стянув волосы в низкий хвост, вышла на палубу в поисках кухни.

А за пределами каюты её поджидал сюрприз.

Ступив за порог, Жанна столкнулась со снующими по палубе корабля воинами. Похоже, на этот раз царил день и карги занимались своими обычными обязанностями. Но удивило не наличие пришлых на палубе – взгляды, коими те одаривали. Они были другими, разными: более цепкими, требовательными, немного недовольными и… признающими. Карги оценивали её, по-новому. Жанна ощутила себя микробом под микроскопом, но держалась. Знала: спасуй она под напором – проиграет незримою войну, посему расправила плечи и отвечала каждому твердым, упрямым взглядом. Она тоже воин, справится.

Казалось, карги даже тщательно принюхивались, а после первыми еле заметно кивали головами, словно приветствуя, и возвращались к прерванным занятиям. Но отнюдь не все пришлые смотрели снисходительно. Когда шла по палубе, острые, как сталь кинжала, взгляды жгли спину и затылок. Причина таких резких перемен напрашивалась только одна: вероятно, Рооман успел рассказать воинам о происхождении и положении своего «трофея». Вот и оценивают после долгого неведения её надобность главе.

На Роомана Жанна наткнулась у рубки. Будто заранее почуяв её скорое приближение, глава пришлых вышел в коридор отсека. Они молчали оба, общались глазами. Жанна догадалась, что Рооман от неё чего-то ждёт. Что? Поразмыслила и склонила голову, приветствуя его. Краем глаза отметила одобрительные ухмылки некоторых воинов, остальные просто наблюдали. Эмоции карги умели хорошо скрывать, не подкопаешься, поэтому, что творится в их тёмных мыслях, офицер не знала.

Глава пришлых кивнул в ответ и неожиданно для Жанны… положил широкую ладонь в перчатке с обрезанными пальцами на её пока ещё плоский живот, намекая воинам, что вскорости тот округлится.

Значит, рассказал.

– Нам надо поговорить, – тихо произнесла, не посмев отстраниться. Нутром чувствовала – это важный показательный момент. Для неё и ребёнка.

– Да. Идём. – Рооман убрал руку и, что-то наказав на родном языке воинам у консолей, направился вглубь коридора, молча приглашая ступать за ним.

Шли уже знакомым для Жанны путём во флоротсек, как пришлые наименовали это место. Двери ботанического сада с лёгким шумом разъехались перед ними, Рооман зашёл первым и остановился у приборов слежения жизненных показателей террариумов и контейнеров с различной флорой и фауной.

А Жанна замялась на пороге. Всё её внимание приковало целехонькое стекло террариума, только недавно треснувшее под напором одичалого вера. Надо же, осколки успели убрать с палубы, точно ничего и не произошло.

– Не бойся. Танир больше не тронет тебя, – подбодрил Рооман. Увлёкшись положительными результатами на панели, не сразу заметил, что Жанна не проходит внутрь. Опершись поясницей о рабочую столешницу под панелью, с лёгкой усмешкой наблюдал за очевидным проявлением страха своего трофея.

Жанна пораскинула мыслями. Танир – это вроде имя той огромной пантеры, что напала на неё. Глава пришлых обмолвился, что та больше не тронет.

– Почему?

– Потому что изменился твой запах, – вздохнул карг, уверенный, что продолжение вряд ли понравится, но он должен пояснить. – После последней нашей ночи вместе для других веров ты теперь отчётливо пахнешь мной и нашим сыном. Никто из воинов, включая одичалых, не посмеет тронуть вас.

Вас. Значит, она теперь находится под защитой. Хоть один плюс. Жанна всё-таки ступила во флоротсек и уселась на каменную лавку.

– И Дерк не тронет? – этот грубый вер доставлял беспокойство, несмотря на все уверения.

– Не должен. Но будь с ним настороже, – поймал на себе удивленный взгляд. – Что за разговор у тебя ко мне?

Рооман перешёл к главному. Свободного времени у него в обрез, но торопить он не стал. Жанна заметила, что карг иногда поглядывает на часы на своём запястье, и спросила самое важное:

– Что ты будешь делать со мной после… – во рту разлилась горечь, офицер сглотнула и закончила: – После того, как я рожу тебе сына?

И если до родов вообще дойдёт. Опустила голову, не могла и не хотелось натолкнуться на жгучие равнодушные глаза карга. Сжала ладонями подол куртки, чтобы унять предательскую дрожь. Рооман прекрасно видел переживания Жанны, также приятно удивился, что приняла свою участь.

– Всё будет зависть от тебя. Это всё?

Всё? Жанна вскинула растерянный взгляд на главу пришлых. Нет, не всё!

– Позволь мне пообщаться с… вашими женщинами? Узнать быт и всё такое. Мне… одиноко. И я хотела тебя ещё попросить… – зажмурилась. Ох! Ну почему так трудно сказать?! – Прошу, держи меня в курсе происходящего на Земле?

В ответ ожидаемо тишина. Тик-тик, тик-тик – бежали секунды, а Рооман молчал. Жанна не осмелилась смотреть снова, слишком страшил отказ, в коконе мрака спокойнее и надежда не таяла, как снег. Неожиданно офицер ощутила прохладные пальцы на подбородке, а чуть хриплый голос прозвучал совсем рядом.

– Я разрешаю общение с женщинами. Но зачем тебе последнее? Не лучше ли ничего не знать? Каждая очередная смерть принесёт с собой лишь новую порцию боли.

Веки распахнулись сами, и Жанна уперлась в хищное лицо карга. Снова он бесцеремонно вторгся в её личное пространство, нарушив и так шаткий внутренний покой. Чертовы эмоции! Но отстраниться офицер не решилась: пока глава пришлых в настроении, нужно выбить разрешение.

– Пойми же, там много моих друзей. Я переживаю за них, и хотелось бы знать об их… судьбах. Даже если их заберет смерть. – Дышать, ей нужно просто дышать. Карг скоро отодвинется!

– И что ты готова предложить взамен?

– Ч-что?

– Взамен информации, – подсказал. – На что готова пойти?

Роомана также взволновала её близость. Зря он подошёл. Эти призывно приоткрытые губы, которые он совсем недавно целовал и которые целовали в ответ. Ни с одной самкой ему не доводилось испытывать подобного. Жанна заметила, куда пришлый смотрел, и задохнулась от дикости его желания.

– Ты… хочешь взамен моё тело?

– Тело? Почему бы и нет. – Рооман смял губы Жанны. Стремительно. Властно и жадно, словно они являлись для него глотком свежей воды в жаркой пустыне. Но так же внезапно оторвался. – Так что, согласна?

Оба тяжело и поверхностно дышали, точно только что пробежали пару километров. И если карг испытывал сильное желание, то Жанна, напротив, гнев.

– Иди к дьяволу со своим обменом! – резко выдвинула вперёд ладони, толкая Роомана в грудь. На удивление, карг отступил, и Жанна выскочила из флоротсека, так и не услышав последних слов в свой адрес.

– Гордая и царапается, как дикая кошка. Хм, – довольная улыбка наползла на лицо Роомана, чуть смягчив хищные черты. Он выпрямился и тоже направился по своим делам.

Разъярённая Жанна мчалась по палубе, карги расступались перед ней, не смея задерживать самку предводителя. Да, именно самку. Каждый вер теперь чуял в ней её пробудившуюся пантеру. Сильную. Гордую. Непокорную. Достойную. Но Жанне ещё предстоит завоевать уважение пришлых, ведь она человек…

Гнев хлестал в груди Жанны раскаленными петлями, требуя выхода. Офицера жгла боль неведения о судьбах близких да и землян в целом. Как мог Рооман вот так поступить с ней?! Знает ведь, как это важно для неё!! А ещё доверием понукал!

Жанна притормозила и осмотрелась. Стояла она у входа в мужской жилой отсек. Мужской. «Хм… а с женщинами общаться разрешил. Отлично! Вот сейчас и пообщаемся!»

Вереницу кают миновала за несколько минут, а у двери, соединяющей мужской отсек с женским, замерла в нерешительности. Что она им скажет? «Привет, меня зовут Жанна. Я женщина вашего главы, и я землянка. Ну, наполовину. Приятно познакомиться, надеюсь на вашу дружбу!» Пожалуй, после такого заявления они явно обрадуются.

Но делать больше нечего, не разворачиваться же назад! Жанна припала к двери, за стеклом в женском отсеке виднелось что-то вроде уголка отдыха. Обозримой была лишь его малая часть за коридором кают, в частности каменные лавочки и редкая растительность. «Интересно, настоящая или имитированная?» После иллюзорной природы в своей комнате Жанна уже ничему не удивится. Как она ошибалась…

Приложив ладонь к сенсорной панели, открыла дверь, та с тихим шумом разъехалась в стороны. Глава пришлых не обманул, сказав, что Жанна может передвигаться почти по всему кораблю. Офицер несмело шагнула на неизведанную территорию. Представляла, как женщины примут её. Не погонят ли взашей? Скорее всего! Но… она должна, просто обязана справиться, иначе быть ей изгоем до конца.

С такими нерадужными мыслями дошла до развилки, дальше коридор расширялся и как бы огибал находящееся по центру место для отдыха с лавочками, растениями и искусственным фонтаном. Искусственным, потому как пенный поток воды представляла голограмма, но и так вид очень впечатлял. Да, карги определённо постарались скрасить досуг своим самкам.

– Смотрите-ка, кто тут заблудился! – неожиданно прошипели сзади.

Жанна вздрогнула и крутанулась на пятках, коря себя за утрату сноровки. Совсем расслабилась. Перед ней стояла… истинная представительница каргов женского пола.

Такая же, как и мужчины, рослая, черноволосая и смуглая, однако черты лица более миловидные. Сглажена хищность, но всё равно есть. И выражена худоба. Самки каргов обладали яркой красотой. Натренированную фигуру скрывало серо-золотое свободное платье с короткими рукавами, талию перехватывал широкий кожаный пояс, ну а на ногах мягкие полусапожки тоже из тёмной кожи.

– Что смотришь, че-ло-веч-ка? – по слогам смуглянка припечатала расовой принадлежностью. Дерзко ухмыльнулась, скрестив руки под грудью, отчего длинные волосы, заплетенные во множество кос, всколыхнулись. – Смелости поднабралась, раз решилась здесь показаться?

На крики из кают повысовывались другие женщины. Их любопытные, брезгливые, полные гнева и ненависти взгляды, подобно отравленным стрелам, впились в Жанну. Ей с трудом удалось сохранить бесстрастное выражение лица. Эманации негативных эмоций чуть ли с ног не сбивали!

«Как стервятники, окружили…»

– А что, если так? – пасовать Жанна перед ними не думала. Нельзя позволять им задавить себя числом. Скользнув по остальным взглядом, уточнила: – Ты, что ли, здесь главная?

– А ты проницательна, несмотря на скудность человеческого разума. Да – я тут главная, – развела руками черноволосая красавица и надменно вскинула подбородок. Другие женщины согласно молчали, подходить не смели, выжидали, как будет действовать землянка.

– Что ж… тогда ты слишком глупа и недальновидна, раз не чуешь дальше своего носа и ушей. Я – теперь самая главная из вас, потому как ваш предводитель назвал меня своей самкой.

– Чт… что?.. Что ты несёшь, с*ка?!!

Разъярённая смуглянка подскочила к Жанне и замахнулась, целясь кулаком в лицо, но офицер предугадала манёвр, вовремя отшагнула назад, и фурия пролетела мимо на целых два метра. Жанна добила словами:

– Как думаешь, как отреагирует Рооман, когда узнает, что на его БЕРЕМЕННУЮ самку покушались и оскорбляли? Вряд ли обрадуется.

– Б-беременную? – просипела в удивлении грубиянка и как-то сникла. Меж других женщин пробежали встревоженные и шокированные шепотки.

– Да. Принюхайся и ты почуешь МОЙ запах – запах моего зверя. И запах нашего с Ромом сына…

Как по сигналу, женщины втянули ноздрями накопившийся воздух и тут же ошарашенно отпрянули. Как от прокажённой. Перешёптывания зазвучали громче, женщины стали испуганно оглядываться на вход отсека.

– Я пришла одна, – заверила их Жанна, и острые взгляды вновь ледяными иглами впились под кожу. – И пришла не ставить вас на место. Не принижать. Просто примите факт моего существования. Пусть я и полукровка, но я одна из вас. И вскоре подарю вашему вожаку наследника.

Тяжёлая тишина послужила ответом. Женщины поопускали глаза в пол.

– Убирайся… – вдруг захрипела разговорчивая грубиянка. Расправила гордо плечи и громче нарекла: – Тебе никогда не стать одной из нас! Чужая здесь ты! Уходи!

Не сказать, что Жанна ожидала завести подруг среди самок каргов. Но… ком обиды подкатил к горлу. Офицер молча развернулась и направилась к себе в каюту. Поворачиваться и подставлять спину врагам было боязно, но справилась.

На входе в мужской отсек столкнулась с воином. Наверное, Рооман приставил следить. Он всё слышал? Но пришлый только поинтересовался, всё ли в порядке. Жанна смогла лишь кивнуть, но затем попросила, чтобы не сообщал вожаку о произошедшем. Сами разберутся. Ей хотелось поскорее уединиться в каюте и дать волю эмоциям, она сдерживалась из последних сил, чтобы не расплакаться.

«Это всё из-за беременности!» – сетовала мысленно, сжимая крепко зубы. Прибавила ходу, шла, стараясь не смотреть на любопытные морд… ухмыляющиеся лица встречных каргов, которые отрывались от своих занятий, чтобы поглазеть на её провал.

Грусть и злость застили Жанне взор, далеко не все смотрели ей вслед с насмешкой.

В каюте Жанна сразу кинулась в ледяные оковы аэрозольного душа, холод отрезвлял огонь мыслей, но, вспомнив, что находится в положении, повысила температуру. Простояла в кабине долго, вглядываясь в черты собственного отражения. Следила, как блестела влага на бледной коже, тёмных волосах, путами окутавших тело, разглядывала свои голубые глаза, в коих угас прежний огонёк. Всё так усложнилось…

Правая рука соскользнула с зеркальной стенки и накрыла слегка выпирающий живот. Около шестнадцати недель. Подумать только! Вместо мести обзавелась пантерой и ребёнком.

– Так мало времени осталось.

Озябнув, Жанна выключила душ, укуталась большим махровым полотенцем и вышла в каюту. Тут её поджидал сюрприз: сам глава пришлых с удобством развалился на софе и что-то черкал на голографическом мини-экране, при появлении Жанны отложил.

– Что ты здесь делаешь? – устало буркнула, на препирания силы исчерпались. Прошла к скрытым в стене полкам с одеждой и спокойно скинула полотенце на пол. Чего карг там не видел?

Но жаждущий взгляд мужчины обжег замерзшую кожу, обшарил каждый сантиметр, задержался на груди и дольше всего на чуть выпуклом животе, пока тот не скрыла майка. Внизу живота от настойчивого внимания мужчины сжался томительный узел ответного желания, но Жанна постаралась отречься. Лишнее сейчас.

– Так зачем? – напомнила, полностью одевшись и высушив волосы с помощью приспособления, очень напоминающего человеческий фен. Уселась на настенный столик и скрестила вместе ноги, так легче переносилось влечение. – Ну?

Её оставят сегодня, наконец, в покое?!

Рооман сел, свободно развёл колени и опёр подбородок на сцепленные в замок руки. Выражение глаз карга, окрасившихся тёмной зеленью, не предвещало ничего хорошего.

«Неужели станет отчитывать за феерическое знакомство с их женщинами?»

Но Жанна не угадала.

– Передовица Элегии захвачена. Завтра мы штурмуем город. Элегия завтра падёт.

Так просто и уверенно сказал… Однако тревожная новость придавила хрупкий стан офицера неподъёмной могильной плитой. Сердце сжали ледяные когти паники, запуская в кровь отраву страха и беспомощности. Как так?

Жанна застыла каменным изваянием, не шелохнулась, когда Рооман, поднявшись, прошествовал мимо к выходу. Не почувствовала холода соленых слёз, что, разделив лицо на три равные части, упали на дрожащие руки.

Люди говорят, лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Они это серьёзно?

***

Флоротсек пришлых поражал своим разнообразием и богатством, но Жанна бесцельно бродила меж узких рядов контейнеров и террариумов. Её глаза смотрели и не видели одновременно. Все мысли убежали на поверхность, где Рооман с войском ушли штурмовать Элегию.

И вновь её дому грозит разрушение. Снова улицы и укреплённые толстым слоем железа дома окрасятся брызгами крови. Кровью близких и друзей.

А Жанна торчит у врагов!!

После того, как Ром покинул её вчера, Жанна просидела неподвижно и беззвучно плача несколько часов подряд. Хоронила ещё живых… потому что не сомневалась в победе пришлых.

Привела в себя автоматизированная система, чётко следившая за жизненными показателями и эмоциональным уровнем обитательницы апартаментов; не спрашивая разрешения, вколола успокоительное. Враз навалилась усталость с дремотой, и офицер завалилась на стол, на котором сидела. Веки налились свинцом и сами закрылись, но прежде, чем провалиться в мучительный сон, почувствовала, как её кто-то аккуратно поднял и переложил на мягкую софу.

Жанна уже целых полторы недели с момента попадания на корабль пришлых не переживала заново Свой Судный День. Но опять стояла посреди хаоса на улицах разрушенной Элегии в облике маленькой себя с красным, как кровь на белоснежном снегу, шарфике и варежках, с горькими слезами на ледяных щеках. Наблюдала со стороны за смертями родных, за перестрелкой военных из укрытий с каргами.

Всё так же, ничего нового. Та же боль, и вновь кровоточит маленькое, не искушенное вкусом охоты на врага и местью сердце девочки. Малышка всё понимает и плачет, плачет и плачет, но… ничего не может сделать, чтобы прекратить всё это.

НИЧЕГО!

Вдруг картинка сменяется, и Жанна уже смотрит на гибель другого мира – яркого, с разнообразными видами зелени и существ, с продвинутыми технологиями. Смотрит глазами маленького Роомана и ощущает ЕГО боль, как свою собственную.

Сильнейший взрыв, волна и огромный газовый гриб в небе, осыпающийся после серым пеплом на некогда зелёные земли.

На Пустую Землю…

Видела Жанна, как спасался народ маленького Роомана, вынужденно ютился в кораблях вместо родных жилищ; как воины, облачённые в специальную форму, защищающую от выброса радиации, в спешке собирали горстки образцов с уцелевшей почвой, растений, отлавливали по паре представителей одного вида животных, насекомых и прочей живности. Видела, как карги загоняли в корабли одичалых веров, прятавшихся в покрытых пеплом лесах; как из недр земли к небу прорывались чёрные столбы Мёртвой Воды, отравляя остатки мира пришлых.

Карги и земляне такие разные, однако боль и потеря их схожи.

Неужели и Землю в итоге войны ждёт такая Пустота?..

Нет. Как же Жанна могла запамятовать? Карги уничтожат людей и на Пустой Земле построят Новый Мир.

Но разве это справедливо? Совсем нет.

Когда Жанну наконец отпустили ужасы липкого сна, она узнала от пришлого, приставленного её охранять, что глава каргов с воинами уже выгрузились на поверхность. От осознания, что опоздала, что не успела поговорить с Ромом, в голове взорвался колючий шар паники. Сердце вколачивалось в ребра, готовое проломить в них дыру и броситься следом за воинами, чтобы предотвратить непоправимое.

Но выше головы не прыгнешь. Жанне оставалось лишь ждать вестей. Она понимала, что Рооман сделал это специально – рассказал о высадке и её цели, чтобы Жанна кожей прочувствовала обречённость человечества. Неутешительно хмыкнула: не сама ли просила его сообщать новости с поверхности?

В Элегии находился интернат для детей военных, а в нём Артём – сын Дайны. От жуткой мысли Жанна сбежала во флоротсек, наобещав своему надзирателю-телохранителю, что ничего трогать не станет. В каюте находиться более не могла, стены давили.

Прохаживаясь по ботаническому саду, как про себя прозвала флоротсек, Жанна вынашивала план справедливого спасения людей от незнания и каргов от яда ненависти, но мысли об Элегии постоянно мешали концентрироваться. Офицер готовилась к худшему, однако сердце грела надежда на лучший исход вылазки. Лучший для людей.

Так, погруженная в омут внутренней борьбы и противоречий, Жанна не заметила гостью.

– Твоё имя Жанна? Верно?

Интересовалась именем женщина пришлых. Высокая, с чернильной толстой косой волос на плече, одетая в серо-золотистое платье, как и грубиянка, но в отличие от последней у гостьи было дружелюбное выражение лица. Жанна настороженно кивнула. Что этой от неё надо?

– А моё Кирия, – отозвалась она и неожиданно широко улыбнулась, но затем потянулась в спине. Только сейчас офицер заметила, что женщина находится в интересном положении. – Я присяду? Устала, пока сюда дошла.

– Д-да. К-конечно…

Обескураженная визитом Кирии, Жанна наблюдала, как та аккуратно садится на каменную лавку, придерживая низ большого живота. Происходящее всё никак не укладывалось в разуме. То самки каргов её, Жанну, прогоняли, обозвав чужачкой, то теперь одна из них заявилась сюда.

– Уф-ф… – выдохнула Кирия и подняла глаза на застывшую Жанну. – Ты извини за Накеру. Она не права.

Накера – это, наверное, та грубиянка с чёрными косами, догадалась Жанна.

– Разве? По-моему, она выразилась очень даже чётко. Я – чужая здесь, – нахмурилась Жанна.

– Это так, но и не так. Мы все чувствуем в тебе зверя. И ты знаешь. Пусть ты и полукровка, но часть нас, – парировала Кирия. – А Накера… она сказала это из злости и ревности. Ведь это она должна была стать трофеем Роомана, готовилась к этой чести, но… наш глава отверг её два года назад.

Что-что?!! Вот ревнивой самки каргов Жанне только не хватало!

Кирия вдруг заливисто засмеялась, а рассмешило беременную ошарашенное, затем скептическое выражение лица Жанны. Офицер удивленно насупилась от такой яркой реакции гостьи, на что Кирия, кашлянув в ладошку, пояснила:

– Эм, ты это… не принимай мой смех на свой счёт. Это всё гормоны… кхм, просто никто ещё так не разговаривал с Накирой. – Села поудобнее. – Накира – она… как только Совет учредил её кандидатуру, она стала вести себя заносчиво. Нет, на самом деле она хорошая, просто…

– Власть портит? – подсказала Жанна, усмехнувшись. Инстинктивно скрестила предплечья, загораживая живот. К чему женщина каргов ей всё это говорит? Что ей нужно? О чём и спросила.

– О! – виновато воскликнула Кирия и, откинув мешающиеся локоны с лица, перешла к сути визита: – Рооман просил рассказать тебе о наших традициях и укладе жизни. И о том, что ожидать от беременности – о трудностях, которые могут возникнуть.

Вот оно что!

– Значит, глава просил… – прошипела Жанна, вспомнив о причине своего беспокойства и о том, что, может, в данный момент карги вырезают Элегию. Перед взором резко помутнело, ноги сделались ватными, и, если бы не подоспел воин, бдящий у входа флоротсека, Жанна растянулась бы на палубе.

– Кете ли нир, теорн? Кете ли нир?! – что-то спрашивал карг, очевидно интересовался самочувствием. Похлопал самку предводителя по побледневшим щекам, пытаясь привести в чувство. Но Жанна не понимала слов, в голове стоял жуткий звон.

Вдруг к горлу подкатила тошнота, Жанна оттолкнула воина, и её вывернуло на палубу. Кирия что-то прокричала мужчине, он кивнул и нажал комбинацию на коммуникаторе, а потом помог Жанне сесть на лавку рядом с женщиной.

– Ты как? Ещё тошнит? – справилась та с волнением, затем достала из кармана сухую веточку какой-то травы и протянула со словами: – Вдохни несколько раз, поможет.

Жанна сделала так, и действительно удушающая тошнота разжала когти на горле. Не успела офицер поблагодарить толком Кирию с воином, как в ботанический сад впопыхах ворвался ещё один карг в темно-синей длинной форме и с небольшим чемоданчиком – врач корабля. Представился Варном на земном языке и принялся осматривать и расспрашивать о самочувствии и режиме дня. Отчитал Роомана за чрезмерную эмоциональную нагрузку, грозил ему выговором.

– Не нужно…

– Нет. Нужно! – строго возразил, ощупывая живот Жанны. – Если не хочет потерять сына!

Жанна захлопнула рот – врачу виднее. На секунду, всего лишь на секунду представила… Нет! Она не может потерять ребёнка! Не хочет! Потому что уже успела полюбить маленькую жизнь, бьющуюся под её сердцем…

Варн вскоре ушёл, не забыв дать все необходимые рекомендации и назначить Жанне график осмотров. Поинтересовался ходом дел у Кирии, на что женщина заверила, что у них с малышкой всё в порядке. Под грудью у Жанны защемила зависть: карги так трепетно относились к детям, так… ждали их появления на свет.

А люди прозвали каргов бессердечными тварями.

– О чём думаешь? – вырвала из грустных мыслей Кирия, когда врач с телохранителем оставили их. И Жанна ответила честно:

– О том, что не хочу потерять этого ребёнка.

Между ними повисла тишина, каждая размышляла о своём. Неожиданно Кирия заявила:

– Ты мне нравишься, Жанна. И не только мне. Когда ты пришла к нам в жилой отсек, ты проявила немыслимую силу духа. Накера оскорбила тебя и пыталась ударить, она заслужила жесткого наказания, но ты не пожелала ей его. Не каждая из нас так сможет. Ты считаешь, что одна здесь – в стане врага, так? Но это неправда. – Кирия коснулась ладони Жанны и доверительно продолжила: – Карги, все мы – одна семья, и ты часть этой семьи. Рооман твоя пара, ваши сущности выбрали друг друга, доказательство правильности связи – ваш сын. Прими свою судьбу, Жанна. Плыви по течению мудрой реки и будешь счастлива.

Офицер хмыкнула. Принять судьбу и плыть по течению? Легко Кирии говорить, она с рождения жила среди каргов. Плыть по течению… нет, отнюдь не такая судьба ей, Жанне, уготована.

Глава 8

Бороться за великую цель –

значит наступить собственным желаниям на горло.

А. Неярова

Во избежание переутомлений и сверхэмоциональных нагрузок, а в Жаннином случае они обеспечены, Варн назначил ей каждым «утром» отвар, состоящий из специального сбора трав. Жанна себе и ребёнку не враг, поэтому слушалась беспрекословно. Также врач рекомендовал частые пешие прогулки по палубе, карги сами по себе подвижный народ, а во время вынашивания потомства вдвойне.

– Беременные самки, – пояснял Варн со снисходительным лицом, – оборачиваются зверем и бегают по лесу, тем самым ещё с утробы прививая детям инстинкты, чтобы с первым вздохом пробуждалась и вторая сущность.

Врач даже предложил Жанне альтернативу их “прежнего” леса – сходить в террариум с обширными лесами и степями, реками и… конечно же, одичалыми верами. Красочно жестикулируя руками, заверял, что веры её не посмеют больше тронуть, но Жанна настояла на том, что внешний флоротсек её вполне устроит своими чудесными видами и благоухающими ароматами. Парировала, что одной-единственной встречи со смертоносной пантерой ей хватило с лихвой и повторить вряд ли когда-нибудь решится.

Пространство рядов в ботаническом саду было не широким, но бегать одной вполне позволяло. Ну не по палубе Жанне скакать на потеху каргам, в конце-то концов! Вот и выкручивалась, как могла.

С момента ухода главы пришлых с войском минуло второе “утро”. В определённые часы корабль уходил в дрифт – отключалась навигационная система, контроль оружия, красное приглушенное освещение горело только в общих коридорах, а уровень жизнеобеспечения снижался до минимума. Исключением были щит и маскировка, они всегда работали на полную. Если сравнивать с земным временем, получалось, карги спали, когда люди бодрствовали, и шли в разведку, когда спали земляне. Довольно продуманно.

Это и многое другое рассказала Кирия, Жанна слушала и впитывала информацию как губка. Мало ли когда пригодится. В ожидании возвращения каргов со штурма Элегии Жанна извелась, отвар трав Варна успокаивал, но не избавлял от гнетущих мыслей. Чтобы хоть как-то отвлечься, офицер решила пробежаться по ботаническому саду.

В минуты её появления во флоротсеке все работающие здесь карги уходили, поначалу Жанну это огорчало, поскольку считала, что мужчины её чураются, но после узнала, что это Варн велел другим не мешать ей. Теперь испытывала неудобства, думая, что она мешает каргам работать, поэтому старалась находиться в саду недолго, и вообще в следующий раз она попросит мужчин не уходить. Для себя Жанна уже облюбовала местечко в отдалении от панелей управления, так что мешать никто друг другу не должен.

– Форму поддерживаешь? Это в пользу, – пришла запыхавшаяся Кирия и плюхнулась в мягкое яйцеобразное белое кресло.

– Ты бы поосторожничала с длинными дистанциями, срок-то уже не маленький. – Жанна присела в такое же рядом и предложила Кирии бутыль воды, которую всегда носила с собой.

Из-за беременности или нет, жажда накатывала чаще. И офицер была очень рада видеть добродушную смуглянку, за непродолжительное время они притёрлись друг к другу. Жанна рассказала о своём печальном детстве, о том, как мечтала… уничтожить каргов, и о том, как Ром поступил с ней. Если и заводить друга, то не на лжи. Жанна хотела, чтобы Кирия приняла её настоящую, общалась с ней не из-за приказа или просьбы главы, а просто так.

И Кирия приняла, много чего поведала о себе и других каргах. Например, что ни один карг не может принять вторую ипостась на Земле – климат «глушит» связь со зверем. Однако единицам удаётся перекинуться в террариумах, где среда обитания очень схожа с родиной. А ещё поделилась сокровенным: оказалось, её пара погиб на поверхности… Жанна очень сильно надеялась, что не от её личных рук.

– Так нужно, – вымученно улыбнулась, утолив жажду. Обтёрла пот со лба и положила обе ладони на свой большой живот. – Оборачиваться я не могу здесь, поэтому остается только частая и длительная ходьба. Но я чувствую, мучиться мне недолго.

– Да ну? Я рада за тебя, за вас.

– В последние дни малышка сильно оживлённая, отбила мне всё, что можно.

– Скажи… а каково это – перекинуться? Как и что ощущаешь вообще? – неожиданно для самой себя поинтересовалась Жанна.

– О-о, это чудесно! Конечно, в первые обороты мало приятного, сам процесс перестройки тела болезненный, но зато потом… словно мир вокруг тебя переворачивается! Ты видишь намного чётче, каждую деталь и крупицу, скрытую от взора ранее. Слышишь на мили: дыхание дичи в другой стороне леса, шум водопада с равнин, стрёкот насекомых среди жужжания турбин корабля! А чего стоит мягкость травы под лапами, свежий воздух, полный различных ярких ароматов…

С восторженного лица Кирии резко сползла улыбка, столько боли отразилось в янтарных глазах!

– Ты не представляешь, что значит в один миг лишиться всего этого. Словно часть души с корнем вырвали, а пустота в дыре осталась.

– Наверное, это можно сравнить только с потерей дорогих сердцу людей. Ну, ты поняла меня, – поправилась Жанна, имея в виду и каргов.

– Возможно, – Кирия хотела сказать что-то ещё, но внезапно из динамиков завопила тревожная сирена и прохрипел мужской голос на каргском.

– Что? Что он говорит?! – встревожилась Жанна. Сирена не будет орать по пустякам, а судя по расширившимся в испуге глазам смуглянки, случилось что-то из ряда вон.

– Что, Кира?! – в нетерпении Жанна схватила её за плечи. – Скажи мне, пожалуйста!

– Мужчины вернулись, есть потери и… Рооман сильно ранен.

– Что? Как ранен…

Верилось с трудом: Жанна отлично помнила, на что глава пришлых способен. С какой ловкостью и проворностью он уклонялся от адамантовых пуль и летящих в него кинжалов. И тут ранен.

Поймав себя на мысли, что беспокоится о нём, вздрогнула. Пальцы, крепко сжимающие плечи ни в чём не повинной Кирии самопроизвольно разжались, офицер рухнула в кресло, как подкошенная. Когда Рооман стал ей небезразличен, так дорог? Разве она не должна испытывать к нему ненависть, в крайнем случае сострадание? Что происходит с ней?!

– Ты… пойдёшь к нему? – тихо спросила Кира, осторожно тронув Жанну за колено.

– Я… а разве пустят?

– Тебя да.

Хотела ли на самом деле этого Жанна? Стоило только подумать, как под рёбрами слева неприятно кольнуло. Она должна. Почему? Потому что просто должна, Рооман же спас её, как бы иронично это ни звучало.

Поднявшись на ноги, пошатываясь, офицер доковыляла до выхода флоротсека, но тут путь преградил воин, который приставлен охранять её.

– Отведи меня к главе! – сказала твердо, но карг отрицательно мотнул головой.

– Я неясно выразилась?! Я хочу видеть Роомана!

– Нет, – отрезал мужчина. Воин пристально и с подозрением взирал на стоящую перед ним решительную Жанну, и она догадалась, о чём тот мыслит.

– Я что, по-твоему, враг себе и ребёнку? Что за вздор! Не собираюсь я «добивать» вашего предводителя! Мне известно, что после такого ждёт меня.

Доводы казались вразумительными, но на каменном лице карга отразилось изумление. Он даже отошёл на шаг назад. Жанна вздёрнула удивленно брови, гадая о причине, однако воин подобрался и пояснил:

– Трофею главы не следует видеть его… слабым. Вы ничем не поможете. К тому же имеется риск стресса для вас и детёныша.

Вот оно что! Жанна сложила руки под грудью и нахмурилась, сохраняя внешнюю непримиримую позицию. Надо же, он умеет разговаривать по-земному.

– Это мне решать. Отведи. Меня. К нему, – повторила чётко и с расстановкой.

– Лиам, – обратилась к мужчине подоспевшая Кира, – она имеет право.

Что за право, Жанна не знала, но продолжила буравить карга тяжёлым взглядом, и он наконец сдался.

– Вы, – сказал Жанне, – следуйте за мной. А ты, Кира, возвращайся в каюту.

Сирена не переставала выть, в коридорах мигали красные фонари, а по палубе бегали строем карги. Кира, пожелав Жанне удачи, свернула в направлении жилых отсеков, Лиам вёл к лаборатории. Двери лаборатории были раскрыты, а возле выставлена… охрана. Жанна удивилась её наличию, но перед мысленным взором вдруг нарисовалась картинка, где Рооман препирался с Дергом, сыном бывшего главы. По ходу, не всё гладко в политическом строю каргов. Но тут до офицера долетели женские недовольные крики и ругательства, Жанна скривилась, узнав обладательницу голоса.

Накира… а эта что здесь забыла?

Бывшая пассия Роомана громко препиралась с охраной, яростно жестикулируя руками, вероятно пытаясь проскользнуть в лечебный угол, да непрошибаемая охрана не пускала. Жанна выразительно посмотрела на сопровождающего её воина, Лиам тяжело вздохнул и, выпятив грудь, решительно направился к сборищу.

– Что здесь происходит? – специально заговорил на земном, чтобы Жанна понимала речь.

Накира, заметив прибывших, неожиданно бросилась на Жанну, но Лиам вовремя перехватил скандальную особу поперёк талии, ногти фурии прошлись в паре сантиметров от Жанниного лица.

– Ты! Чего пришла? Потешиться?! Что, довольна? Это из-за тебя Ром при смерти, земная тварь!

– Замолкни, Накира! – Мужчина оттаскивал её в сторону, но бунтарка отчаянно рвалась из стальной хватки, поливала проклятиями. – Сакт, уведи её!

Карг с названным именем подоспел к ним и отвесил Накире хорошую оплеуху, отчего женщина вырубилась, и мужчине пришлось нести её прочь на руках.

– Зачем так? – выдохнула ошарашенная Жанна, прижав ладони к груди. Секунду назад ей казалось, что Накира её разорвёт на кусочки. Жажда немедленного убийства горела в темно-зеленых глазах!

– Накира забыла своё место. Идёмте, – ответил Лиам и, взяв оцепеневшую Жанну за руку, провёл мимо молчаливых охранников.

Лечебный уголок был переполнен ранеными воинами, карги лежали и на палубе на матрацах, меж ними сновали врачи. Стойкий запах крови и медикаментов ударил Жанне в нос, она ухватилась за предплечье Лиама, чтобы удержаться на ногах.

– Плохо?

Отрицательно кивнула, тошнило невыносимо, перед глазами всё плыло и качалось, но офицер опасалась, что, если она расскажет каргу о своем самочувствии, он повернет обратно.

Лиам стиснул в тонкую полоску губы, прекрасно видя, как Жанну воротит, и только из-за её решимости и упорности повёл дальше, в лабораторию. Перед дверью их также встретили воины, но расступились, не задав ни одного вопроса. Как уже поняла Жанна, Роомана поместили отдельно, и его лечил непосредственно Варн, что только подтверждало теорию о заговоре.

Жанна прижалась телом к стеклу, за которым находился Рооман, лежал без сознания на столе, упичканный присосками и иглами аппаратов, подле него кружил Варн. Офицер ужаснулась, разглядев количество наложенных повязок на обнажённом торсе главы, плечах, руках и левом бедре, на глазах. И гору салфеток у изголовья, перепачканных алой и грязно-бурой кровью. Тихий вскрик уловил Варн и наградил сквозь стекло неодобрительным взглядом, мол, нечего тебе здесь делать, но затем вернулся к пациенту. Правильно, время – жизнь.

– Ребята сказали, что ему крепко досталось… – сообщил вернувшийся от охраны Лиам. Жанна пропустила момент, когда он вообще уходил. На плечо ей легла тяжёлая ладонь в поддержке, и Жанна прошептала благодарное «спасибо». – Элегию взять не удалось. Войско пробралось почти до центра, когда сверху земляне сбросили разрывающиеся бомбы с адамантовыми лезвиями… и простите меня, но вы должны узнать: люди били не только по нам, но и по своим.

– Ч-что? – По ушам заколотило биение сердца, что внезапно потеряло покой и ускорило свой ритм.

Жанна ощутила, как у неё кровь застыла в жилах острыми иглами, а на ногах ещё держалась, поскольку намертво вцепилась руками в раму, разделяющую оконные стёкла. В мыслях набатом звенело: «Били по своим». Чтобы Элегия не досталась каргам, дьявольское правительство отдало приказ бомбардировать город! Из-за толстосумов, отсиживающихся в укрытиях, под обломками погребли невинные жизни!

А офицер думала, что человечеству ниже падать некуда.

– Ром пострадал так, потому что вытаскивал воинов из-под завалов, но потери всё равно велики. И он сам потерял много крови.

– Какой прогноз? Он… выживет? – задать этот вопрос вслух оказалось страшнее всего. Жанна всматривалась в бледное, даже посеревшее лицо главы пришлых и боялась, за него боялась. Значит, он всё-таки сумел прокрасться в сердце.

– Не знаю. Варн делает всё возможное.

Упомянутый врач как раз закончил процедуры и мониторинг состояния пациента. Устало обтёр лоб, стянул с лица маску и перчатки с рук, сбросил в утилизатор и вышел из стерильного бокса или реанимации. Жанна не представляла, как у каргов это правильно называется. Врач, окинув Жанну нехорошим взглядом, заключил:

– Будет он жить, не переживай так. Нельзя тебе, забыла? Пила отвар сегодня? – Жанна кивнула, а у самой в глазах застыли слёзы – то ли от известий, то ли из-за плачевного состояния Роомана. Варн потёр переносицу, поправил очки и проговорил: – Вот что, пустить я тебя сегодня к нему не могу, ему нужен полный покой и никаких раздражителей. Приходи завтра.

Варн ушёл, но Жанна осталась на месте, наблюдала за предводителем каргов через стекло. Оклик Лиама возвращаться в каюту тоже проигнорировала, но настырный воин неожиданно пережал ей сонную артерию на шее, и офицер погрузилась в приятную и такую необходимую тьму.

Завтра, Жанна навестит Его завтра – было последней её мыслью.

***

Как и обещал Варн, на следующий день он пустил Жанну к Рооману, строго-настрого наказав ничего не трогать, а если вдруг что случится, немедленно звать его. Спящий предводитель каргов по-прежнему лежал на смотровом столе под тонким синим одеялом, количество игл и присосок значительно уменьшилось, на голографических экранах отражалась исправность работы сердечно-сосудистой системы и активность головного и спинного мозга. Перед уходом Варн объяснил, что за что отвечает и что пока всё функционирует в пределах нормы.

Специально для Жанны Лиам затащил в свободный угол стеклянного бокса широкое мягкое кресло, позволяющее с удобством поджать под себя ноги и облокотиться на п-образную спинку. Вот Жанна и сидела, наблюдая за мерным движением грудной клетки Роомана, много чего успела передумать и переосмыслить. Минуло полтора суток, но карг всё не приходил в сознание.

За время ожидания Жанна несколько раз прокрутила в голове предстоящий с главой пришлых разговор о будущем, убрала и добавила аргументы, но Ром всё не желал просыпаться, и офицер задремала.

Разбудило шуршание и стоны. Жанна не сразу сообразила, что произошло, а когда поняла, то кинулась к Рооману.

– Как ты? Болит что?

– К-кто зд-десь? – надтреснуто прохрипел карг, размахивая руками и пытаясь подняться. Жанна надавила ему на плечи, укладывая обратно.

– Нет… тебе нельзя пока вставать! – что-что, а сил у него было немерено. Услышав сквозь шум в голове знакомый женский голос, Рооман обмяк.

– Жанна? Это ты? – тяжелыми, словно налитыми свинцом, руками нащупал во тьме тонкую фигуру, осторожно провёл кончиками пальцев по контурам лица, узнавая черты. Жанна не сопротивлялась.

– Я… – выдохнула, дрожа от странных ощущений. – Ты и твои воины сейчас на корабле, всем… вернувшимся оказана помощь. А как… как ты себя чувствуешь?

– Терпимо, – отозвался кратко.

Глава пришлых убрал руки и откинулся на подушку. Обрывки жутких воспоминаний воскресли перед внутренним взором, где один за другим гибли его воины в стенах людского бункера. Если б он только знал, что повёл войско на верную смерть!

– Зачем ты здесь? Ты не должна…

– Видеть тебя слабым? – закончила печально. – Слышала уже такое от Лиама. Но я здесь. Неужели прогонишь?

– Что ж, – хмыкнул, покривившись от боли, – поздно гнать, раз видела. И кстати, что с моими глазами?

– Это Варн повязку наложил, с травами, – пояснила, но затем поспешила предупредить, потому как Рооман потянулся сорвать её.

– Нет, остановись! Её нельзя снимать! – Но поздно, мужчина успел стянуть.

Повисла звенящая тишина. Жанна едва не вскрикнула, вовремя зажала себе рот ладонями: глаза Роомана были обожжены и испещрены мелкими царапинами. Судя по ширине и глубине ран, от адамантовых лезвий. Рооман поводил головой в стороны, озираясь.

– Сейчас что, ночь? Поэтому так темно?

– Д-да, ночь, – Жанна не смогла сказать иначе, представляя, каким ударом для предводителя каргов станет потеря зрения.

– Включи свет! – предчувствуя неладное, громко потребовал Рооман. Жанна задрожала от резкого тона, предложила робко:

– Может, не надо? И я не знаю как.

– Я сказал, включи! У двери синяя кнопка, живо!

Сглотнув, Жанна осмелилась взять мужчину за руку, Рома тряхануло от догадки, он прохрипел:

– Всё-таки слеп.

Жанной овладела жалость к этому сильному воину. Зная его горькую судьбу, через что ему пришлось пройти и что он сделал для своего народа… А теперь слепота. Разве справедливо? Подвинувшись к Рооману, офицер огладила щетинистую щеку.

– Не спеши, ты только очнулся. У тебя же отличная регенерация, просто нужно время и… Ай! – Глава пришлых вдруг перехватил кисть и отнял от своего лица, а саму Жанну рванул на себя, она больно ударилась ребрами о край железного стола.

– Не с-с-смей ж-жалеть меня, женщина! – зашипел, обдав её шею жарким дыханием. Рооман кожей ощутил нарастающий страх трофея, что дёрнулась в безуспешной попытке высвободиться, но это его странным образом завело. Там, на поверхности, в Элегии, посреди кровавого хаоса и стонущих людей с его воинами под обломками, Ром успел поверить, что больше не увидится с Жанной. А сейчас она так близко…

– Пусти! Ты делаешь мне больно!

Жанне было очень страшно, с ужасом понимала, что карг не контролирует эмоции, и опасалась того, что он мог сотворить. Чудом умудрилась нажать нужные кнопки на коммуникаторе. Через полминуты в бокс влетел Варн и, оценив ситуацию, проорал:

– Ром! Отпусти её!

Однако предводитель каргов не думал исполнять ничьи приказы, уже приник сухими губами к тонкой шее, под которой трепетала синяя жилка, манила и призывала пометить свою самку. Он слишком затянул с меткой, давно нужно было поставить…

Затуманенный вожделением, Рооман вгрызся в нежную кожу. Жанна всхлипнула от резкой боли, из глаз брызнули слёзы. Закусив нижнюю губу, она с мольбой уставилась на врача. Ром укусил её! Снова! Однако в этот раз боль была гораздо сильней, пулей прошила тело, заставив Жанну выгнуться дугой.

– Остепенись же! Ребёнку навредишь! – крикнул Варн от двери, не приближаясь к главе.

Сын. Окрик друга достиг цели, прострелил мутный разум ясностью.

Рооман вздрогнул. Сын! Как он мог забыть?! Остолоп!! Но во рту уже плескалась кровь пары, будоража нервы и низменные желания слиться с самкой воедино. Немедля! Уловив новый стон Жанны, предводитель каргов ругнулся и наконец смог обуздать инстинкты зверя. Как можно аккуратнее вытащил удлинившиеся клыки из окровавленной шеи трофея и зализал метку.

– Вар-р-рн, – прорычал на каргском изменённым голосом, – можешь забрать её и оказать помощь.

Врач облегчённо выдохнул, радуясь, что всё обошлось «малой кровью». Но и не мог не отметить только что произошедшего чуда. Без резких движений, чтобы ненароком не спровоцировать полноценный оборот, Варн добрался до смотрового стола, где Рооман прижимал к себе бессознательную Жанну, так же медленно потянул к ней руки и забрал. Но, сделав шаг назад, услышал предупреждающий рык и скрежет погнутого кулаками металла.

– Тише-тише, я только уложу её в кресло и обработаю метку. Спокойно.

Рооман контролировал себя с трудом. Из-за утраты зрения обострились инстинкты, зверь бесновался, царапал грудь, требовал свободы. Он сам хотел позаботиться о самке и детёныше! Но другая половина туго затянула поводок.

– Вот и всё, – заключил Варн, наложив на рану спящей Жанны стерильную повязку с мазью. На всякий случай отошёл от трофея главы подальше. – Немыслимо. Тебе стоило поставить метку раньше.

– Заткнись… р-р! – прорычал Рооман, через боль поднялся и сел на столе, свесив ноги. – Лучше скажи, что со зр-р-рением?

– Хм. – Врач откупорил крышки двух приготовленных ранее флаконов с лекарством, понюхал, сморщился и добавил пару капель из каждого в небольшую пластмассовую ёмкость с обычной водой. Всунул в руки пациенту, заставив выпить. – Думаю, благодаря твоему пробудившемуся зверю регенерация заметно ускорилась. По моим новым расчетам, на восстановление понадобится примерно полторы недели.

– Всего-то? – усмехнулся глава, сморщившись от противного вкуса отвара. Десять-одиннадцать дней! Но ведь могло быть и хуже… Нос уловил знакомый запах – это Жанна шевельнулась в кресле. – Как она?

– Потрясена, ещё ребра ушиблены твоими стараниями. Я вколол слабую дозу успокоительного, не помешает, а проспит она ещё пару часов. Ты… кх, молодец, – кашлянул в кулак и, видя, что Рооман вернулся в нормальный облик, пошутил: – Не успел толком от анестезии отойти и сразу кусаться полез.

– Не перегибай, – не оценил шутку глава пришлых. Ориентируясь на звук, швырнул в Варна «кружку», попав точно в руки. Понизив голос, спросил: – Как обстановка внутри?

– Смотрю, рефлексы твои в норме, – заметил, однако паясничать прекратил. Снизив тон, опасаясь быть подслушанным, отрапортовал: – Как ты и предполагал. Как только ты с войском выгрузились на поверхность, ОНИ начали сеять смуту. Дерг сейчас на флагмоне, ищет и исподтишка переманивает к себе сторонников из Совета, пока их мало. На остальных кораблях тишина, наши поверенные утверждают, что все за тебя.

– Скоро Дерг узнает, что я слаб, и примчится сюда.

– Он не посмеет бросить вызов, когда ты в таком состоянии! Это низко даже для него! – В ярости Варн саданул по панели кулаком, отчего та завибрировала.

– Успокойся, разбудишь, – кивком Рооман указал на Жанну. – Поверь, Дерг посмеет. Моя временная слепота должна остаться тайной.

В боксе повисла тишина, нарушаемая лишь писком работающей аппаратуры. Вдруг Варн встрепенулся и ударил кулаком в ладонь.

– Кажется, я знаю способ ускорить твоё выздоровление. А с Дергом давно пора кончать, всё понимают это, но боятся гнёта Пагона.

– И как же?

– Всё просто, как вода, – террариум. Я уверен, там ты сможешь обернуться. Теперь сможешь. И пару с собой возьми.

***

Голова у Жанны пульсировала и раскалывалась, а шея на сгибе тянула лёгкой болью. Очнулась офицер в своей каюте, но не одна… Скрючившись в неудобной позе под дверью, дремал Лиам.

И что карг забыл здесь, внутри?

Медленно привстав, поборов тошноту и головокружение, Жанна подтянула к груди одеяло и тихо позвала охранника. Лиам встрепенулся, заозирался по сторонам, а напоровшись на недоумевающий взгляд подопечной, смутился, ведь его застали на «месте преступления».

– Вы… кхем… – Мигом собрался и вскочил на ноги, оправил помявшуюся форму и поинтересовался: – Как себя чувствуете?

– Сносно. Что вы делаете внутри моей Личной Каюты? – последние два слова выделила.

– Охраняю вас.

– А снаружи… не так хорошо охраняется? – съязвила Жанна, сама не зная почему. Бесило присутствие постороннего, и всё тут, хоть понимала, что карг ошивается в её комнате далеко не по своей воле.

– Эм.. простите, – потупил глаза Лиам, осознав, что нагло разглядывает трофей предводителя. – Это прямой приказ главы.

Ах, Главы!

Жанна сузила в неудовольствии веки, припомнив себе, чем обернулось её сочувствие главе пришлых. Ром укусил её! Опять! Невольно коснулась ладонью шеи и зашипела: место укуса зазудело болью, а под кончиками пальцев проскользнули шрамы.

Он что, опять взял её силой?! Хотя вряд ли, тяжести и боли внизу живота не ощущалось. В прошлый раз от укуса накрыло необузданной волной желания и напрочь снесло крышу! Жанна отлично помнила безвольно удушающее состояние, когда извивалась и стонала под Ромом словно кошка во время течки. Но после той ночи не остались шрамы… Нет, этот укус означал что-то иное. Жанна чувствовала странные перемены в теле. По какому праву карг вообще посмел вгрызаться ей в шею подобно дикому зверю?!

Зверь. Точно, Рооман и являлся таковым. Как и она сама, впрочем. Ладно, с укусом разберется позже. Жанна села и, перебросив концы одеяла через плечи на грудь, обернулась им, как коконом, лишь босые ступни выглядывали.

– Как он, ваш предводитель? – спросила, комкая губы.

– Многим лучше, чем вчера. – Лиам поднял голову и продолжил: – У меня есть и другой приказ.

Жанна вопросительно вздернула бровь.

– Как только вы проснётесь, сопроводить вас в лечебный уголок.

Отлично. То, что доктор прописал. Попросив Лиама подождать несколько минут в коридоре, Жанна сползла с софы и юркнула в душевую.

В медотсеке Лиам сопроводил Жанну в кабинет к Варну. Врач пролистывал какие-то голографические данные, но, заметив на пороге гостью, свернул экраны и пригласил к накрытому столу.

– Не против совместной трапезы? – улыбнулся местный доктор. Улыбнулся… Впервые. – Голодны, не так ли?

Улыбка больше походила на довольный оскал. Жанна нахмурила брови, гадая, к чему такие любезности, однако послушно села за стол. Варн как ни в чём не бывало тоже опустился на мягкую обивку стула, придвинул к гостье контейнер с пищей, в нём хранилось картофельное пюре и тушеное мясо с овощами.

Офицер сглотнула вязкую слюну, есть хотелось неимоверно, и, глядя, как врач уплетает свою порцию, поспешила последовать примеру. После того, как голод утолили, Варн сложил перед собой руки на стол и предложил:

– Поговорим?

Отпив травяного отвара, который, судя по запаху, пила каждое утро, Жанна кивнула. Спросила первой:

– Зачем Рооман меня вчера укусил?

– Ах это… – Варн чему-то усмехнулся и обрадовал, что предводитель каргов наградил Жанну Меткой. Просветил, что Метка заключает связь пары, то есть любой самец будет знать, кому Жанна теперь принадлежит. И кому принадлежит глава каргов.

Жанна еле подавила нервный смешок. Если на пути снова объявится Накира, добром их встреча не кончится. Варн расценил смешок по-своему.

– Ты зря волнуешься. Метка дарует тебе преимущество и негласную неприкосновенность, защиту.

– Ага. То-то я смотрю, Лиам переселился в мою личную каюту. – Откинувшись в кресле, офицер скрестила руки на груди.

– У этого иная причина. – Варн подался вперёд, словно собирался доверить страшную тайну. – Теперь, когда ты стала полноценной парой Рому, тебе грозит большая опасность. Среди нашего числа назревает переворот, поэтому со вчерашнего дня Лиам стал твоей Тенью. Привыкай.

Жанна тоже подвинулась к врачу.

– Почему ты говоришь мне всё это? Я ведь чужая для вас.

– Хм, ты не чужая здесь, Жанна. Ты такая же, как мы, даже в чём-то совершеннее. А говорю, потому что Ром нуждается в тебе и твоей поддержке. Он мой предводитель и прежде друг, я просто забочусь о его благополучии. – Варн поднялся из-за стола и вернулся к мониторам. – С ним сложно, но возможно построить будущее. Нужно больше терпения и доверия. Ты должна помочь ему найти «внутреннего себя».

Пришла очередь Жанны усмехаться. Друг, значит.

– Должна? Неужели. Он не хочет даже слушать меня! – Жанна тоже выскочила из-за стола и всплеснула руками. – О каком доверии может идти речь, когда он не хочет меня понять, принять мои чувства? Я неоднократно твердила ему, что не все люди корыстны и повинны в ваших несчастьях! Что многие из них, да большинство, не знают правды о произошедшем! Я не могу просто стоять и наблюдать, как гибнет Мой Мир, Моя Планета!

– Так найди альтернативное решение и предложи Рому, – спокойно парировал Варн на эмоциональную тираду гостьи, не отвлекаясь от важных данных с экранов. Жанна даже весь запал растеряла.

– И он послушает? – скептически.

Пальцы врача замерли над прозрачной клавиатурой, Варн приспустил на нос очки, чтобы лучше видеть лицо растерянной Жанны.

– А ты найди способ достучаться сквозь его ненависть к человечеству. Ты неглупая женщина, сможешь. А сейчас иди к Рому, мне нужно работать.

Вот и поговорили.

Постояв в недоумении пару минут, офицер всё-таки направилась в удаленный бокс, где содержали главу пришлых. Прошла мимо воинов у двери, но, заглянув внутрь, не обнаружила Рома на койке. Синее одеяло было небрежно отброшено в сторону, словно он куда-то спешил… или ему помогли.

Жанна подошла ближе и вдруг приметила бурые капли на простыне и тёмном полу. Паника подступила к пересохшему горлу, офицер уже хотела позвать охрану, как неожиданно сзади обняли сильные руки и прижали к твёрдому оголённому торсу.

– Ты пришла… – Кольцо рук сузилось вокруг перепуганной Жанны, а макушки коснулись чужие губы. Тело от метки и до кончиков пальцев ног волной прошили острые мурашки.

– Я рад снова видеть… чувствовать тебя, – поправился, ведь глаза карга по-прежнему прятали бинты. Губы мужчины спустились к шее, поцеловали зажившую метку. – Прости за вчерашнее. Я не отдавал отчёта, что творю. Зверь, он… взял контроль и пометил тебя. Я причиняю тебе лишь боль и страдания, мне правда жаль, Жа-а-анна.

Ох! Это вибрирующее произношение её имени, дёргающее внизу живота какие-то определённые струны, отчего подгибаются ноги, благо Ром держал крепко. Губы предводителя каргов творили бесчинство, действиями вымаливая прощение, Жанне так хотелось уступить, поддаться своим ответным желаниям.

Внезапно Рооман развернул Жанну к себе лицом и впился в податливые губы яростным, жадным поцелуем. Крышесносные ощущения. Офицер, обвив мощную шею карга, поддалась напору и ответила с тем же пылом.

Глава пришлых нуждается в ней? Так, оказывается, и Жанна уже давно в нём. Она его, а он её. Их связала сама судьба, а это что-то да значит.

Быть может, они оба революционеры?

Глава 9

Высшее преимущество войны не напасть на врага,

а разрушить его планы.

Сунь-Цзы

– Здесь даже воздух другой. – Жанна выдохнула и вдохнула полной грудью, поражённо озираясь по сторонам.

Чистый и свежий воздух террариума, обогащённый ароматами благоухающих трав и цветов, кустарников и лиственных деревьев, представших перед ними с Ромом во всём своём великолепии.

От обилия разбегались глаза, Жанна была не в силах сконцентрироваться на чём-то одном. А ветер… что делал этот невидимый проказник?! Своими порывами тревожил обоняние офицера запахом свежей родниковой воды! Жанна словно угодила в сказку.

Неожиданно почувствовала влагу на своих щеках, две тоненькие прозрачные дорожки слёз проскользили по коже до острого подбородка и, сорвавшись, стремительно полетели вниз, разбившись вдребезги о крупную зелёную траву у ног.

Траву, которая колыхалась от ветра и касалась сапог с одеждой.

Кончики пальцев закололо в нетерпении, Жанна присела и сгребла в ладонь несколько травинок, не решаясь сорвать хоть одну. Да как можно портить такое сокровище! Настоящая трава, не то что искусная имитация в окне каюты.

– Здесь всё такое реальное, живое, что мне кажется, собственные глаза меня обманывают.

– Небо и солнце – голографическая иллюзия, а остальное – собранные и помноженные образцы нашего мира.

Офицер задрала голову к «небу». Действительно, не зная правды, и не отличить от настоящего. Чистое, голубое, без единого облачка.

– Потрясающе.

– Идём, Жанна, – позвал Рооман, протянув руку. – Поляна – это далеко не все, что тебя ожидает. Ты ещё леса не видела.

Глава каргов улыбался. Яркие лучи солнца подсвечивали статную фигуру воина на фоне лазурной небесной бездны – да, пожалуй, воссоздать хоть кусочек настоящего неба никаким технологиям не по силам.

– Леса? – Жанна приняла протянутую ладонь и встала, но от резкости движений и обилия чудных запахов голова пошла кругом, хорошо Роман успел привлечь к себе, иначе упала бы.

– Ты в порядке? – спросил хрипло, ощущая дрожь женского тела под своими ладонями.

– Да… – отозвалась Жанна севшим вмиг голосом. Пальцами одной руки она вцепилась в ремень наплечной сумки с припасами, что они взяли с собой, а другую ладонь невольно положила Рооману на грудь, туда, где под тонкой тканью майки часто билось сильное сердце мужчины.

Нахлынули воспоминания жгучего поцелуя в медотсеке, но тогда Рооман сам прервал его, заявив, что они вместе пойдут внутрь террариума, где он попробует призвать своего зверя.

– Как твои раны? И… глаза? Болят? – огладила бинты, перетягивающие грудь пришлого. Глаза скрывала специальная повязка, пропитанная вытяжкой из трав. – Чувствуешь какие-нибудь изменения? Наверное, нелегко лишиться зрения и полагаться лишь на слух. Пусть и временно.

– Пока никаких. А насчет ориентации… меня ведут инстинкты. Идём в чащу, покажу что, – предложил загадочно.

– Как скажешь.

Вдруг офицер обратила внимание за спину карга и… не увидела там входа в террариум. Совсем ничего, словно бы они не входили в закрытый стеклянный заповедник. Вокруг сплошная природа, шумит ветер, а из леса неподалеку доносятся чириканье птиц и крики мелкого зверья.

Мелькнула шальная мысль: может, они с каргом провалились в другой мир?

– А где выход? Как мы его теперь отыщем?

Рооман засмеялся. Обернулся назад вместе с Жанной.

– Найдём. Как только мы подойдём к линии, на коммуникаторе сработает сигнал и выход появится. Это защита от одичалых.

Жанна усмехнулась своим мыслям: «Ну да, только одичалый Танир стал исключением, когда, почуяв меня, проломил хваленую защиту террариума».

– Удивительные у вас технологии. – Жанна отошла от карга и осмотрелась. – Как вы смогли так расширить внутреннее пространство? Подумать страшно, столько всего хранит это вместилище!

– Этим мы и отличается от людей. Мы не стремимся к всезавоеванию и всеохвату, а отрабатываем до совершенства каждый свой шаг в науке или политике.

И не поспоришь. Факт покрепче гранита будет.

В чаще леса неожиданно затрещали сухие ветви, а затем послышалось свирепое рычание. Такое для Жанны знакомое, отчего волоски на шее встали дыбом, а кровь в венах застыла льдом.

– Не двигайся, – приказал Рооман и насторожился, прислушиваясь к этим звукам. Кто-то приближался к ним. Кто-то большой и злой.

Офицер медленно повернула голову: из леса показалась зубастая морда чёрной пантеры. И как Жанна умудрилась забыть о верах? Об одичалых верах! Террариум ведь должен просто кишеть ими!! Офицер со страхом наблюдала за движением огромной твари и, припоминая свой с ней недавний марафон по палубе корабля, прохрипела в надежде:

– Ты же успокоишь его своей «волей альфы», да? Как в прошлый раз.

– Боюсь, как в прошлый, не получится. Сейчас я слаб, он чувствует это, иначе не посмел бы приблизиться. – Глава пришлых скрипнул зубами и сжал кулаки. – Мне придётся отстаивать главенство. Зря я всё-таки взял тебя с собой.

– Ч-что?.. – Жанна задохнулась от дикого страха. Что же сейчас будет?!!

– Не двигайся и молчи. Мы на его территории.

Чёрно-фиолетовая громада крадучись приближалась, скалилась, заливая вязкой слюной из пасти траву под широкими лапами, шипастый наконечник хвоста волочился следом по земле, вырывая клубни. С каждым новым шагом твари сердце Жанны оглушающе ухало и затихало на пару секунд.

Медленно и осторожно, без резких движений, Рооман обступил свою пару, загородив от пантеры, и содрал повязку с обожжённых глаз. Зрение не восстановилось от слова совсем – так, смутные, едва различимые очертания шевелились в кромешной окружающей тьме. И глава пришлых неутешительно хмыкнул: туго ему придётся.

Четвероногая хищница остановилась, повела ноздрями, словно только что заметила среди запаха соперника другой, более нежный, а слух уловил два дополнительных и разных по частоте ритма биения сердца.

Жанна почувствовала, как сильнее напрягся Ром, видела, как перекатывались бугры мышц на руках под кожей карга, не прикрытой серой майкой. Воздух вокруг них сузился и наэлектризовался смертельной опасностью, чудилось, что потрескивал искрами. Дышать стало в разы тяжелее – это Рооман пытался присмирить одичалого «волей».

Однако вер не поддавался, ощущал, что вожак сейчас как никогда ослаблен ранениями, и бунтовался. Инстинкты не позволяли одичалому подчиняться более слабому.

Зверюга фыркнула, ещё разок, тряхнула мордой, вновь принюхиваясь к источнику иного аромата, два огромных зелёных глаза вдруг сфокусировались на дрожащей маленькой фигурке за спиной альфы. Что-то щёлкнуло в мозгу одичалого, знакомое такое ощущение… давно забытое. Инстинкты донесли до чёрной твари, что пара альфы беременна, а детеныши священны, их нельзя обижать, им нельзя причинять вред. Пантера низко зарычала, припав мордой к траве, затем мотнула ей в сторону и ещё, показывая вожаку, что разрешает его беременной паре отойти на безопасное расстояние.

– П-почему она головой маш-шет? – шептала, заикаясь, Жанна.

Рооман облегчённо выдохнул, с его плеч точно валун скатился. Различить и понять движения очертаний он не мог в точности, но вопрос трофея всё прояснил. Карг медленно снял с плеча сумку и передал застывшей в ужасе Жанне, затем велел отойти прочь метров на тридцать, а ещё лучше на пятьдесят.

– Прошу тебя, слушай меня и верь! – шипел сквозь зубы, не отводя взгляда от контуров одичалого. Откуда веру знать, что вожак лишен зрения? Рооман заверил: – Он не тронет тебя, отходи. Мне придётся сразиться.

– Н-но ты же ранен! К тому же слеп… – не сдавалась Жанна, вцепившись мёртвой хваткой в майку карга со спины. Казалось, отойди она, и одичалый растерзает Роомана на куски. Что она потом будет делать тут одна? Ром шумно вздохнул.

– Доверься мне.

Вот снова. Доверься!! Все карги так твердят!

Жанна до боли закусила губу и, прошептав, что верит, сделала, как просили. Стискивая ладонями ремень сумки, как опору, медленно попятилась, отсчитывая про себя шаги, чтобы унять волнение, желавшее сковать тело стальными путами.

Пока Жанна отходила, Рооман собирал все свои обострившиеся инстинкты и чувства в кучу, затем по одному отделял, в точности распознавал, что за что отвечает. Теперь, когда пара находилась в относительной безопасности, карг мог сконцентрироваться на предстоящем бое. Рооман знал, что поблизости других одичалых нет, у каждого своя территория. И даже если он не выстоит в поединке, Жанну не тронет ни один из веров.

Стабилизировав своё дыхание, Рооман весь обратился в слух. Пришло время схватки, пришло время доказать верам и себе, что он истинный вожак.

Однако спящий зверь Роомана не спешил приходить на помощь, как бы Ром его ни звал. Усмехнулся, скривив губы.

Вторые сущности каргов весьма коварны и горды. Мимолётом Рооман вспомнил, почему карги перестали обращаться на Земле. Да, измененный и совершенно не подходящий каргам снежный климат планеты Земля сыграл свою роль, однако не являлся главной причиной.

Когда они все только прибыли сюда после трагической катастрофы, то спрятали корабли в недрах Чёрной Воды, в которую земляне предпочли не совать свои любопытные носы, поскольку сочли её «мёртвой». Выживших воинов и женщин с трудом разместили на кораблях, всем катастрофически не хватало места, отчего внутренние свободолюбивые звери ощущали себя ущемленными и загнанными в угол. А ещё были одичалые…

Учёные карги принялись разрабатывать и расширять программу объёмистых террариумов. Разумеется, потребовалось несколько лет, чтобы создать подобное. За это время по распоряжению Пагона, предыдущего главы и кровного брата отца Роомана, из-за нехватки места воспрещалось оборачиваться зверем. На поверхность воины взбирались исключительно в двуногом обличье, дабы не привлекать лишнего внимания. Их приоритетной задачей было как можно лучше слиться с врагом, изучить его повадки и познать все слабости земного народа.

Вторым сущностям каргов, естественно, пришлось такое не по нраву. Звери затаили глубокую обиду и закрылись в ментальных клетках подсознания, впали в своеобразную спячку. На Зов двуногой половины не отзывались – не потому, что возгордились, нет, а потому, что уже просто не слышали Зова. Лишь единицам удавалось пробудить своих веров последствием сильных эмоциональных потрясений, например, смертью близкого сердцу, пары, или рождением детёныша. Однако оборачиваться эти карги могли только в пределах террариумов с близкой к родной средой обитания.

В итоге карги сами загнали себя и своих зверей в ловушки. Сами лишили себя самого ценного. Но русло реки времени вспять не повернёшь, изменить можно только будущее. И Рооман, придя к власти, обещал своему народу, что приведёт их всех к новому будущему, в котором все заживут в полноценной воле со своими сущностями. Клялся, что построит на Снежной Земле новый дом веров, а землян искоренит.

Всех веров привести к новому будущему не удастся – понял Рооман, когда в стычках с землянами стали гибнуть воины. Глава, как мог, всеми возможными и невозможными силами скреплял ряды своего народа; поддерживал и науськивал, с каменным лицом хоронил своих близких и друзей, чувствовал кожей и черствеющим сердцем, как остывали их тела в его руках. Как молитву, вбивал в разрозненные отчаянием и тьмой разумы каргов, что их любимые принесли не напрасные жертвы в войне, а пали за их новое счастливое будущее.

Рооман искренне верил в поставленную перед собой цель. Не собирался отступать от неё и сейчас, когда волей случая лишился части сил. Он должен идти дальше, обязан, потому как просто не может предать доверие своего народа.

Вспоминая всё это, глава каргов сосредоточился настолько, что практически ощущал каждую клеточку своего изувеченного тела. Чувствовал каждый нерв и эмоцию. Не только свою, но и пары, замершей неподалёку и прикрывающей ладонями небольшой округлый живот. Жанна осознанно защищала их сына, искренне переживала за него, Рома, и это капля по капле отогревало очерствевшее сердце воина.

Рооман просто не может проиграть. Со зверем или без него, но он утвердит своё право альфы.

Одичалому надоело ждать, и он рванул на соперника, занеся в прыжке когтистую лапу для сокрушающего удара. Жанна закричала, но тут же зажала себе рот руками, чтобы Ром ненароком не отвлёкся на неё. Верить, она должна в него верить!

Не столько увидев взметнувшиеся тени, сколько почувствовав инстинктивно, Рооман, заглушая боль в теле от ран нужной победы, метнулся в сторону, ускользая с линии атаки и отпрыгивая назад. Вер пролетел мимо, обрушив мощь удара на пустую землю, где стоял карг, полетели комки грязи и выдранная трава. Разъярившись с неудачи, громогласно зарычав, зверюга вмиг отыскала цель и прыгнула, но когти снова вспороли лишь воздух.

Крепко стиснув челюсть, Рооман уворачивался и отскакивал от выпадов пантеры. Единственным шансом на победу для него было вымотать зверя и одолеть хитростью, поскольку их весовые категории сильно разнились. Но проще сказать, чем сделать. Тут думать-то некогда! Одичалый наступал и наступал, не давая продыху.

Рооман видел с помощью слуха. Улавливал колебания воздуха и предугадывал движения вера, как когда-то учил его отец, однако, прежде чем начало получаться, пару раз схлопотал лапами по ребрам и правому бедру с внешней стороны. Из царапин сочилась кровь, саднила, но азарт распалял адреналин по венам, заглушая боль. Давно главе пришлых не приходилось драться с таким мощным противником, а точнее, никогда!

Мучительные секунды текли, складываясь в минуты, и Рооман стал замечать, что замедляется сам, а не четвероногий противник по плану. Дело шло плохо, и карг решился на отчаянный шаг. Подловил момент, резко выдохнул, оттолкнулся от земли и, крепко уцепившись пальцами за чёрно-фиолетовую гриву пантеры, взобрался на толстую шею, оседлав зверюгу.

Жанна давно рухнула на колени в траву, от развернувшегося прямо перед ней ужаса схватки ноги отказались держать хозяйку. Ухватившись за грудь и затаив дыхание напополам с надеждой, офицер наблюдала за смертельным танцем двух хищников. Только Ром сейчас был сильно ранен и не так проворен, а ещё… он так и не обернулся зверем. Почему?! Он же сказал, что это возможно! Почему же рискует?!

Для Жанны время замедлилось. Каждый раз она обеспокоенно вздрагивала, когда острые когти проскальзывали в нескольких сантиметрах от тела карга, вскрикивала, когда вонзались в плоть, вспарывая до брызг крови. А когда глава пришлых вздумал запрыгнуть на спину чёрной твари…

Вдох-выдох. Вдох. Выдох. Вдох.

Расширившимися глазами Жанна смотрела, как скакала по равнине и в ярости клацала челюстью пантера, силясь скинуть незапланированного наездника. Ром держался крепко, душил вера, сдавливая голенями шею, но тут зверюга взмахнула хвостом с шипастым наконечником… промахнулась, мужчина вовремя пригнулся. Но одичалый замахнулся вновь, целясь сверху, как молотом по наковальне.

– Ром! Сверху!.. – выкрикнула Жанна, не выдержав, но опоздала с предупреждением.

Пантера уже обрушила мощный хвост на карга, наконец сбросив лишний балласт со своей шеи. Глава пришлых отлетел на три метра и затих.

– Н-нет… не-ет… – шептала офицер, внутренне обмирая от паники и ужаса; кусала пальцы. Из глаз брызнули слёзы.

Неужели Ром?..

От жуткой мысли в груди Жанны что-то больно грохотнуло и затихло. Мир раздвоился, треснул точно по линии горизонта и осыпался трухой под ноги.

– Фр-р… р-р! Хр-р… фр-р-р! – вдруг рыкнул одичалый, привлекая к себе внимание офицера, тряхнул мордой и пошатнулся, а затем тоже рухнул навзничь. По холке расползалось бурое пятно.

Жанна кинулась было к Рому в надежде оказать помочь, но тут вер зашелся недовольным рыком и поднялся на лапы. От одичалого разило злобой, он фыркал, капая слюной, рыл землю лапами и медленно крался к неподвижно лежащему каргу.

– Чёрт! Эй ты, тварь! – недолго думая или вообще в тот миг не думая, Жанна подбежала ближе и бросила в вера подвернувшимся под руку камнем, попав точно в нос. Эффекта добилась, пантера теперь обратила всю свою ярость на хрупкую, но храбрую фигурку, что посмела швыряться камнями.

– Ар-р-р-р-р!

Вся воинственность Жанны выветрилась за непродолжительный рык одичалого, она побледнела от страха и попятилась, а пантера, наоборот, наступала, верно позабыв от праведного гнева, что беременных самок трогать нельзя.

А что Жанна могла ей противопоставить? Это вам не за кучей каргов с автоматом наперевес бегать по снегу. К тому же теперь ей нужно отвечать не только за свою жизнь, но и за жизнь ребёнка. Жанна споткнулась о сброшенную ранее сумку и упала на спину, вер приближался…

– Хесат ту дир! Хессат! – донеслось грозное и хриплое со стороны. – Хесссат ту!

Жанна перевела радостный взгляд на поднимающегося с земли Роомана. Взглянул и вер. Карг уже встал на четвереньки, сплюнул кровь и… перекинулся в ещё большую зверюгу, чем одичалый.

– Жив… – всё, что смогла вымолвить, восхищённо наблюдая за приближением возродившегося альфы.

Гневное рычание Роомана перекрывало скудное лаянье одичалого, который скрючился в три погибели от страха и гнул морду к траве. Теперь глава каргов наступал на него, как тот на Жанну ранее, давил к земле «волей», заставляя вера скулить от боли и пятиться прочь. Если б только одичалый посмел тронуть беременную самку вожака, уже давно бы испустил дух вместе с потрохами. Разум одичалого прояснился, и он кинулся в лес, признавая своим отступлением силу соперника.

Жанна, ещё толком не оправившаяся от шока, опасалась лишний раз вздохнуть. Лежала, запрятавшись в высокой траве, и выжидала, как поведет себя воскресший зверь Роомана. Что за жизнь у неё настала такая?! Сплошные перемены и нервотрёпка!! Но меж тем в груди разливалось тепло и радость от мысли, что карг опять пришёл ей на помощь. И что жив сам.

А пока Жанна из ненадежного укрытия следила за чёрной клыкастой громадой, Рома рвали на куски его же инстинкты.

Карг и зверь боролись за главенство. Зверь требовал немедленно догнать поверженного глупца и окропить его кровью землю перед ногами пары, а Рооман желал сохранить одичалому жизнь, поскольку вер не виноват в том, что в своё время утратил баланс разумов в подсознании. Карга ломало и выворачивало наизнанку, слишком долгой была пауза между связью, и только вид сжавшейся в страхе беременной пары не давал ему проиграть и прогнуться под волей зверя.

Перетягивание каната власти закончилось внезапно: Жанна ойкнула, ощутив, как зашевелился внутри неё малыш, пих и ещё один, она взволнованно накрыла живот ладонью. Ром инстинктивно почувствовал эмоциональный всплеск пары, это помогло ему справиться с лютующим зверем.

– Ты как?! – прозвучал первый вопрос карга, как только он перекинулся обратно. Подбежал и сгреб Жанну в охапку, втягивая носом желанный и неповторимый аромат. Раньше Жанна пахла металлом, снегом и ветром, а после того, как попала на корабль, цветами атина, и их глава пришлых собирался ей сегодня показать.

– Н-нормально, – отозвалась офицер, обнимая мужчину в ответ. – Я… рада, что с тобой тоже всё хорошо. Когда тебя снесло с вера, я испугалась, что ты… ты…

– Умер? – хмыкнул и прижался своим лбом ко лбу Жанны. – Ну нет, так легко ты от меня не отделаешься. Пришлось взять одичалого хитростью, он ударил себя хвостом сам, но и меня зацепило.

– И не собиралась от тебя отделываться, – ответила с улыбкой, а затем положила руку Рома на свой живот. – Наш сын минуту назад впервые толкнулся.

Словно почувствовав присутствие отца, малыш пихнулся вновь. Ощутив под ладонью слабый толчок, Рооман переменился в лице, разгладились хмурые складки у скул и глаз, которые в данный миг переливались всеми оттенками янтарного и медового.

– И п-правда шевелится, – хрипло выдохнул, а внутри бушевал целый ураган чувств: от неверия до благодарности. Глава пришлых прильнул к губам Жанны нежным поцелуем, на какой только способен, выражая действием все свои эмоции.

– Ты смог… призвать зверя, – констатировала, когда Рооман выпустил из томительного плена её губы, огладила пальцами щеку мужчины. – Я верила в тебя.

– Спасибо.

Они лежали в объятиях высокой травы под лучами солнца и неотрывно смотрели друг другу в глаза. Единственное, о чём Рооман сожалел, это о том, что их с трофеем ментальная связь ещё не установилась. Ничего, нужно время.

– Идём. Я ведь обещал тебе показать кое-что. – Встал и помог подняться Жанне, затем Ром отошёл на пару шагов назад, предупредительно вытянув руку, чтобы Жанна не приближалась.

И перекинулся в вера.

От неожиданности офицер охнула, когда перед ней предстала чёрно-фиолетовая пантера. Толстошкурая, мощная гора мышц и острых зубов, с когтистыми лапами и шипастым хвостом – настоящая машина для убийства. Жанна хмыкнула про себя: если бы карги изначально напали на людей в обличье зверей, то у человечества не было бы и шанса. Веры разнесли бы армию в пух и в прах за считаные дни – и всё, баста!

А сейчас этот гордый свирепый хищник преклонил перед Жанной голову, приглашая… сесть на себя?!

– Ты что! – отмахнулась, отшагнув прочь. Не сколько страх отговаривал её, а абсурдность ситуации.

– Р-р-ру-ур! – протянула зверюга, словно говорила: «Не бойся», – и подползла ближе, подставляя покатый бок.

– Ну ладно. Только аккуратнее, пожалуйста!

Собравшись с духом и подхватив сумку с припасами, Жанна всё-таки залезла на шею Рому и вцепилась пальцами в жесткую гриву, прильнув всем телом. Глава каргов выпрямился и, рыкнув что-то – наверное, велел крепче держаться, – нырнул в лесную чащу.

Мимо проносились широколиственные кусты, папоротники-великаны, не для представления глаз человека, бутоны цветов на высоких ножках и вьюны. А стволы деревьев! Стройненькие, молодые, уносили кроны к самим небесам. Пантера перепрыгивала овраги и рвы, подныривала под «воздушные» корни, паучьими лапищами облепившие основания стволов деревьев так, что и не подступиться.

Жанне хотелось попросить карга притормозить, чтобы тщательно рассмотреть каждый кустик, цветок или листочек; вкусить наверняка душевный аромат, но она не решилась одергивать спешащего куда-то Роомана. Пошли на спуск, Жанна прижалась лицом к шее зверя, встречные ветви и листья больно хлестали кожу, да и глаз лишиться не хотелось. Осмотреться можно и позже.

Вскоре нос Жанны уловил запах свежей влаги, а до ушей донесся тихий шум переливов воды. Рооман замедлился, и офицер осмелилась поднять голову. Невероятно! Посреди леса затерялось озерце и бьющий в него широкий ручей с невысоких скальных плит, щедро поросших мхом и травами. До водопада ему, конечно, далеко, но и это впечатляло. Тёмный зверь постоял на камнях, позволив сполна насладиться открывшимся видом, и осторожно сошёл к пологому берегу, лёг, подогнув под себя лапы, чтобы Жанна спешилась. Стопы и голени закололо от непривычки, и офицер схватилась за гриву, верхом-то ездить не приходилось.

– У-у-ур-р-ра-а-ар, – протянул гортанно Ром, похоже, возвращаться в двуногое обличье он пока не собирался. Соскучился, видно, лишь подтолкнул легонько зависшую Жанну в спину по направлению к озеру.

– А?.. Мне что, купаться прикажешь? – насупилась.

Не то чтобы она против, наоборот, очень даже желала, так как до этого никогда не имела такой возможности, но карг же будет смотреть. Жанна закусила губу, с жадностью разглядывая спокойную поверхность водоёма, белые цветы, плавающие на круглых листьях, и своё отражение. Серебряная гладь манила, призывно поблёскивала в лучах солнца. Снова толчок в спину.

– Ну хорошо, хорошо, иду. Только ты отвернись и не подсматривай! – ляпнула, а саму смех пробрал. Ага, запретила свободолюбивой зверюге. Но Рооман фыркнул и вдруг покладисто повернулся задом, уместив свой обширный филей на маленьком холмике, и хвост подобрал, чтобы Жанна ненароком не споткнулась.

Украдкой поглядывая на пантеру, она принялась скидывать с себя потрепанную ветвями леса одежду, а покончив с задачей, шустро юркнула в неожиданно теплую воду. Зашла по грудь, дальше боялась – плавать-то никто не обучил, но и так удовольствие хлестало через край. Ещё бы! Жанна и мечтать о подобном боялась! В Элегии воду в душе заменял собранный и растопленный с поверхности снег, и то отмеренным количеством и по графику.

Зажмурилась, позабыв обо всём на свете, ноги приятно утопали в мягкости песчаного дна, а слабое подводное течение ластилось к коже. Громкий всплеск и последующие за ним брызги напугали Жанну, но возмутиться бесцеремонной выходкой зверя она не успела – большая волна откинула на несколько метров, и Жанна беспомощно забарахталась в воде в надежде за что-нибудь уцепиться и не уйти камнем ко дну. Только за что ухватишься на середине озера?

В панике хватая ртом воздух, офицер по наитию пыталась выбраться из коварной ловушки, но безуспешно. Затем какая-то сила вытолкнула на поверхность, а точнее, заигравшийся чёрный хищник, Жанна прижалась к спасителю и недругу в одном лице… хотя в данный миг всё же морде, а после, как страх отпустил, осознала, что предстала перед хитрющим каргом совершенно обнажённая.

Вот ведь зараза зубастая!

Оттолкнулась, негодуя, и погребла руками вперёд спиной от пантеры, щурясь и смотря прямо в нахальные янтарные омуты. Стоп. Погребла. Сама. Офицер с удивлением отметила, что сама себе вполне неплохо держится на плаву. На плаву, чёрт возьми! Стрельнула глазами на довольную физиономию Роомана – вот гадёныш. Всё просчитал. Но долго злиться не вышло, Жанна скоро заметила, как потяжелел и потемнел взгляд зверя, направленный прямо на неё, поправочка – намного ниже лица и ключицы.

– Ах ты… паршивец! – прикрыла ладонью грудь, а ногами окатила Рома водой, чтоб неповадно было. Но и в ответ получила порцию.

Так продурачились достаточно долго, проглядывающие из прорех крон леса небеса начали темнеть, Рооман даже катал Жанну на спине, а потом в какой-то миг мягкий мех заменили сильные мужские руки, которые стиснули в крепких объятиях, а на девичьи губы обрушились чужие, обветренные и требовательные. Или не чужие вовсе. Уже и не разобрать.

Мозолистые ладони жадно оглаживали хрупкий стан, силками прижимали к твердому телу, пробуждая в Жанне искры вожделения, с каждой последующей секундой разгорающиеся в неистовый и всепоглощающий огонь.

Она не уловила, как оказалась спиной на песчаном берегу, застеленном мягким травянистым ворсом. Видела перед собой лик желанного мужчины, резкие и хищные черты, кои не пугали больше; видела отросшие, немного растрёпанные тёмные волосы и щетину на волевом подбородке, которая в ласке колола кожу груди, шеи, где расцвела парная метка, вызывая и разгоняя по всему телу острые волны мурашек, что сбегались к низу напряженного живота, требуя гораздо большего.

И карг даровал вскоре Жанне наслаждение. Их стоны и хриплое, сбитое дыхание в унисон громким эхом разносились по округе, тревожа обитателей леса, но паре было всё равно до остальных. Они отдавались друг другу до полноты, до конца, и ничто не существовало сейчас, кроме них двоих.

Рооман зарычал, дойдя до края, толкнулся жестче и глубже, вознося на вершину наслаждения и Жанну, разделяя удовольствие пополам с трофеем. Со своей парой. Глава пришлых упал рядом с Жанной, оплетая её руками в объятия. Как же им обоим хорошо. Дышали рвано и смотрели в чернильное небо, где светила откушенная луна и рассыпанные крошевом звезды. И костёр никакой не нужен – грели осторожные, горячие объятия.

Оторвавшись от созерцания небесного ковра, Жанна упёрлась в тёмно-янтарный взгляд Рома, почувствовала, как краснеет. Дико захотелось прикрыться, но пересилила себя, пальцы нервно стиснули шёлковую траву в ладонях. Казалось бы, откуда взяться смущению? Не поздно ли? Чего карг у неё там не видел? Но ведь по-настоящему они с ним стали ближе лишь сегодня. Так хотелось верить…

Мелькнула странная мысль: правильно ли всё это? Однако никто не даст Жанне ответа, кроме неё самой.

– О чём так сосредоточенно думаешь? – Рооман улыбался, смотря нежно и одновременно страстно. И утоленное недавно желание просыпалось вновь, наполняя тело приятной жгучей тяжестью.

– Я… – горло пересохло от трепетного волнения, не давая словам просочиться на волю. Жанна сглотнула и еле выдавила из себя первое, что пришло на ум: – Е… есть хочу.

И неважно, что есть совершенно не хотелось. Стыд накрыл красным плащом, она поспешила спрятать глаза, опустив их на мускулистую грудь, чуть покрытую темными волосками. Легче не стало.

– Что ж, хм, тогда мне остаётся только идти и добыть ужин, – в низком бархатном голосе карга звучал откровенный смех.

Рооман отлично знал и чуял носом, что сейчас чувствует его сжавшийся трофей. Он неспешно поднялся, сверкая перед Жанной задом, и бросился в чащу, на бегу оборачиваясь зверем. Ему тоже не мешало проветрить разгоряченную голову.

***

Оставшись в одиночестве, офицер кинулась в прохладную воду озера – смывать пот и следы недавней близости. Безусловно, ей всё понравилось, в теле ощущалась приятная тяжесть и покалывание в наиболее заласканных местах. Но кое-что омрачало прекрасный вечер.

Чувство предательства к родине неустанно зудело под ребрами, острым клинком полосуя сердце. На Земле, возможно, прямо сейчас один за другим гибнут невинные люди, а она отсиживается в безопасности и развлекается.

Наскоро ополоснувшись, Жанна выбралась на берег, отжала волосы и принялась натягивать одежду на мокрое тело. Ёжилась от холодных потоков воздуха, но терпимо, мысли остужало. Да и не хотелось, чтобы карг вернулся и застал в неглиже. Полезла в наплечную сумку, что они с собой специально прихватили в террариум, с удивлением обнаружила в недрах тонкий плед и запасную одежду для мужчины, флягу воды, еду в контейнерах, а также прочие мелочи. Как же хорошо, что с этими приключениями они не потеряли сумку!

Плед стал для Жанны желанным спасением, она с удовольствием завернулась в махровую ткань с головой и уселась на поваленное бревно. Осмотрела красочную местность и уткнулась лицом в ладони, прокручивая предстоящий разговор с Ромом, к которому готовилась давно, но момент всё подходящий никак не наступал. Толкнулся малыш, словно чувствовал тревогу, терзающую мать, и офицер улыбнулась.

Что ж, она попытается достучаться до чести и милосердия главы пришлых. А если он не пожелает слушать, придётся найти того, кто захочет. Какой-никакой план у Жанны имелся, но исход зависит от согласия или отказа Роомана.

За спиной зашуршало, офицер настороженно обернулась, но это вернулся карг в обличье пантеры. Не узнать зверя Романа было невозможно, он отличался от тех одичалых веров, с коими она успела завести памятное знакомство, размерами, грацией и разумным взглядом.

Глава пришлых приблизился и сгрузил на колени трофея пару фруктовых плодов и несколько веточек с синими цветами, чуть резковатый, но душевный аромат раскрытых бутонов приятно ударил по обонянию. Довольно романтично. Жест необычного внимания искренне тронул Жанну, никогда ей не приходилось принимать такие подарки. Да и где на заснеженной Земле достать подобную прелесть?

– Это цветы атина, они распускаются лишь в ночь под лунным светом, – раздался хриплый баритон Роомана над ухом, и сильные руки обняли со спины. Пока Жанна дивилась подарку, глава каргов успел перекинуться.

– Какой интересный запах… и знакомый, – просипела еле слышно в ответ. В пледе да в мужских объятиях сделалось невыносимо жарко, а казалось, пару минут назад зубы отстукивали от холода.

– Верно, им ты вся пропахла. – С макушки сдёрнули сымпровизированный из пледа капюшон, влажных волос коснулись горячие губы, спустились к шее, обласкали метку. – Экстракт атина содержится в мыле, которым ты пользуешься в душе каюты на корабле. Только у тебя такое по моему… распоряжению.

Голос карга снижался с каждым сказанным словом, приобрёл вибрирующие нотки, кои прошивали напряженное тело Жанны острыми иглами мурашек. С губ сорвался громкий стон, когда проворные пальцы Роомана распутали плед и забрались под майку, огладив налитую желанием грудь, поиграли с затвердевшими горошинами сосков. Карг повторил нажатия, низ живота прострелило удовольствием.

– Мм… м… ах! – нет, так разговора у них опять не выйдет.

Офицер повернула назад голову, тёмный янтарь глаз мужчины обжег яростным желанием, что бушевало внутри Роомана. Нет, сейчас на неё смотрел голодом его зверь, тот не станет слушать отказ. И не стал.

Жанна пыталась звать карга по имени и просила прекратить, но Роман не слышал её, точнее, слышал, но совсем иное, и под натиском офицер сдалась воле двух хищников, что дорвались до желанной пары. Аккуратно распластали добычу на мягкости пледа, попутно избавили от одежды и накрыли сверху разгорячённым телом, вжав в песок.

Рооман вошёл резко и глубоко, на всю длину, поймав своими губами ответный стон Жанны. Она растеряла все слова, что собиралась высказать ему. В данный миг стал важен лишь он один, остальное откинулось на второй план. Офицер извивалась под каргом, выгибала спину навстречу, до конца отдаваясь его и своим желаниям, сжимала в ладонях несчастный плед и вскрикивала от накатывающего наслаждения.

Они достигли его вместе. Вместе вознеслись к звёздным небесам и рухнули камнями вниз, превратившись в единый ветер, которому по силам свершить многое. Но только вместе.

– Как насчёт наконец поужинать? – предложил Ром, к нему нормальное дыхание вернулось раньше. Жанна, прокашлявшись, кивнула и прикрылась краем пледа. Карг весело хмыкнул, поднялся и посеменил сумке.

– О… одеться не хочешь? – прохрипела Жанна, любуясь открывшимся видом, но тут же мотнула головой, вытрясая непрошеные думки. Не к месту они сейчас.

– А так тебе не нравится? – уточнил мужчина, нахально улыбаясь. Ещё и повернулся передом, знал, что неотразим для пары.

Жанна рвано выдохнула, медленно вздохнула, собирая развороченные мысли в кучу. Отрицательно качнула подбородком и после спохватилась:

– Нравится, но я… я поговорить хочу, – пожевала нижнюю губу, – о серьёзном.

– Ну раз о серьёзном… – Неохотно, но Рооман залез в запасную одежду.

Пока Жанна приводила себя в порядок, карг сообразил ужин на том поваленном стволе, облюбованном ими ранее, костёр развёл. Офицер села рядом. Ели в молчании, Роман то и дело косился, гадал, о чём пойдёт обещанная беседа. И вот когда тянуть было уже некуда, Жанна начала:

– Слушай… я… – но выстроенные в логическую цепочку фразы разбежались, как по команде. Роман вопросительно вздернул брови.

– Что? Что тебя беспокоит? – Предчувствовал неладное, в крови это у каргов. Через призму видел, что что-то гложет трофей, и это что-то вряд ли ему, Рому, понравится. Не ошибся.

– Так ли надо… искоренять всех люд… землян? – опустила взгляд, не решаясь смотреть прямо, боясь натолкнуться на отторжение.

Глава пришлых скрипнул челюстью, заиграли желваки на лице, в кулаке смялся хлеб и осыпался на землю крошками. Их заметила Жанна, взволнованно вскинула голову и вздрогнула от толщины льда в тёмной зелени глаз Роомана. Почерневшая аура мужчины бухнула силой, офицер едва удержалась на бревне и не свалилась.

– Н-но ведь многие из людей не знают правды! – Чтобы хоть как-то уравнять шансы, Жанна вскочила на ноги, воинственно выставив перед собой кулаки. Если не она, то никто не отстоит право человечества на существование. – Даже большинство военных, думаю, лишь безмолвные пешки в игре руководства городов!

– Карги тоже были невинны, когда земляне пришли их уничтожать! – рявкнул глава пришлых, поднявшись вслед. Теперь он возвышался над съёжившейся Жанной на добрых две головы. Однако отступать поздно, другого шанса больше не представится.

– Как же ты не поймёшь, Ром! – взобралась ногами на бревно, поравнявшись с мужчиной лицами, возбуждено взмахнула руками. – Ты поступаешь так же, как правители Земли! Ты такое же чудовище, не ведающее милосердия!

Глава отшатнулся от острых фраз, хлестнувших не хуже пощечины. Зарычал в ярости, но смолчал, позволив трофею высказаться. И ей ничего не оставалось, как резать по самому больному. Ну, она надеялась.

– Если б люди узнали правду… – понизила тон, но проговаривала вкрадчиво каждое слово: – Уверена, многие бы прониклись вашим горем и побросали оружие, отказавшись следовать приказам правительства. А взамен вы пообещали бы не трогать их.

– Нет, – отрезал Рооман, после непродолжительного молчания. Ноздри его раздувались от шумного дыхания, в горле клокотал гнев и непонимание пары. Как могла она предлагать эту несуразицу?! – Я уже всё сказал, и моё решение неизменно! Все земляне, до единого, умоются своей же кровью! Я вырежу всё человечество и возрожу свой род на их земле!

Но на громкую тираду карга офицер заявила спокойно:

– Мне жаль. Тебя. И твой народ. Вы погрязли в ненависти, месть ослепляет, – вздохнула печально, набираясь смелости для следующей атаки. – Раз на то пошло, то напомню: я – такой же человек, как и те, кого ты собираешься истребить. И такие, как я, полукровки, возможно, чахнут в неволе в скрытых лабораториях, над ними ставят опыты безумцы учёные. Если бы не пробудились во мне гены вера, ты не обратил бы на меня внимания тогда, в Первом городе, и лично свернул шею, или что похлеще.

– Но ты не землянка! – возразил, ухватив рукой Жанну за плечо, но она отмахнулась.

– На половину. А на другую всё же человек. И я вольна делать выбор, кем мне быть. И лучше я останусь человеком, которому присуще совершать ошибки, но и раскаиваться в них, пытаться исправить последствия, чем стану таким же чёрствым монстром, как ты!

Жанну жгло разочарование, к глазам вздумали подобраться слёзы, но она задавила их, продолжив мысль, пока может:

– Ты можешь запереть меня на своём корабле, в каюте, отобрать… сына, когда тот появится на свет. Убить меня! Но знай, я до конца останусь землянкой, которую ты в своей душе ненавидишь.

Обрушив всё копившееся негодование на остолбеневшего Роомана, офицер спрыгнула с поваленного ствола и пошла прочь. Куда? Неважно. Лишь бы подальше от бессердечного чудовища.

Собственное сердце кровоточило и распалось на куски, потому что в нём успел проклюнуться росток любви к чудовищу.

– А если я отведу тебя к тому, кто застрелил твоих родителей, разве ты не убьёшь его?! – ударило в спину.

Жанна споткнулась на ровном месте. Что бы она сделала, окажись прямо перед ней стрелок? Раньше, может, всадила под ребра адамантовый кинжал, но сейчас, после всего, что довелось узнать, подумала бы прежде, к чему приведут последствия.

– Повторяешься, – отозвалась, не поворачиваясь к каргу. – Запомни, Ром: исполненная месть никогда не принесёт счастья, потому как все совершают ошибки из-за сложившихся обстоятельств. За убитого придут мстить близкие, а за них другие, так и начинается война. И она не кончится, пока кто-то один не остановится, преступив через удушающее горе, и не продолжит жить дальше.

Жанна уходила в чащу, глотая слёзы, никто не преследовал, кроме безмолвной тишины леса, но его красота уже не радовала. Почему, когда искренне любишь, причиняешь близким наиболее сильную боль? Уж лучше не любить вовсе.

Глава 10

Убивает противника ярость, захватывает его богатства жадность.

Искусство войны.

Сунь-цзы

Глава пришлых вывел Жанну из террариума, она не стала дожидаться, покуда её кто-нибудь проводит до каюты. Уходила из флоротсека спешно, а Рооман остался, смотрел вслед и в ярости сжимал кулаки, но ничего не сделал, чтобы остановить или хотя бы объясниться. И с каждым новым шагом пропасть между ними расползалась, наполняясь непониманием и болью.

С того конфликта Жанна и Ром больше не обмолвились и словом. Жанна вообще ни с кем не разговаривала. Заперлась у себя в каюте, впускала только Лиама, который четыре раза на дню приносил еду, молча принимала контейнеры и выпроваживала также молча, игнорируя все расспросы карга. Замкнулась в себе, сидела в глубоких думах, невидящим взглядом блуждая по красотам за иллюзорным окном, ковырялась столовыми приборами в ароматно приготовленной пище, неспешно поглощая её, и то потому, что необходимо ребёнку.

Однако так всё выглядело со стороны. Жанна специально делала вид, чтобы карги ослабили бдительность и сбросили её со счетов. Слухи разносятся моментально. Пусть чужаки думают, что она с главой в ссоре, а сама вынашивала план. Не с Роомом, так без него поможет людям. Как-нибудь.

Варн навестил по истечении двух часов. Увидев на голографическом экране посетителя, Жанна скривилась, но открыла дверь врачу.

– Что у вас там произошло такого, что Ром в бешенстве?! – заявил с порога, напролом протиснувшись внутрь каюты, так как хозяйка пускать не желала, и продолжил выплёскивать возмущение, активно жестикулируя. – Мне полтора часа пришлось выхаживать бойца, угодившего ему под горячую руку! Сплошное месиво!

– Ничего не произошло, – отозвалась сухо, скрестив руки под грудью. Для полного счастья выяснения их с каргом отношений с посторонним не хватало. – Рооман перекинулся, как вы и предполагали. Всё.

Варна передёрнуло. Он застыл статуей спиной к Жанне, посередине каюты, с раскинутыми в стороны руками, повернулся. Лицо врача перекосило гневом. Опустив руки в широкие карманы формы, шумно выдохнул.

– Всё? Ты издеваешься? – поинтересовался вполне спокойно. Тяжёлый взгляд скользнул по коже холодной поземкой, словно мужчина пытался прочесть потаенные мысли. И Жанна не выдержала.

– Что вы хотите от меня? – устало.

– Расскажи, какая стрела между вами пролетела? – Варн плюхнулся на хозяйскую софу, оперся локтями о колени и приготовился слушать.

«Вот же, не отстанет!» – прошла и прислонилась к пристенному столу поясницей. Памятуя о последней беседе с врачом, пояснила:

– Я предложила Рооману альтернативное решение, – хмыкнула. – Оно ему не понравилось.

– Ясно. И что планируешь делать?

– Ничего.

Указательным и большим пальцем врач приспустил очки, глянул подозрительно. Внешне Жанна сохраняла невозмутимость, однако внутри… казалось, он видит её насквозь, ещё секунда – и предугадает все задуманные наперёд действия. И что ж ему не уходится-то?!

Варн сдвинул очки на законное место, прихлопнул ладонями о бедра и встал, поправил форму. Проходя мимо Жанны, шепнул:

– Я попрошу тебя не болтать никому о том, что Ром обрёл зверя. Для общего блага. – У самой двери добавил: – И смотри, ошибок не наделай. В своём «ничего».

Дверь за мужчиной задвинулась, офицер смогла наконец облегчённо выдохнуть. Пронесло. На ватных ногах доковыляла до софы и бухнулась спиной, слегка спружинив, закинула обе руки за голову и, прикрыв веки, велела себе расслабиться. Впору задуматься: на чьей стороне из оппозиции врач? И можно ли ему доверять?

Не с первого раза, но отрешилась от насущного. В голове крутились шестеренки, как в машинном механизме, одна за другой проворачивались картинки, и тут пришла она – верная идея. Жанна довольно улыбнулась, так и не открывая глаз, свободно пошевелила руками. Точно!

Для реализации плана сначала необходимо как-то избавиться от подкожного датчика, который глава пришлых вколол ей на поверхности. А остальное приложится. И офицер даже знала, как аккуратно вывести датчик из организма без вреда для здоровья.

Для реализации задуманного понадобилось несколько дней, в течение которых пришлось строить из себя депрессивную особу для отвода глаз.

Первые два прихода Кирии Жанна не говорила с ней, а на третий пригласила войти. Вместо того чтобы вывалить на беременную всю горечь ссоры с Рооманом, офицер соврала, что глава взъярился, когда она пришла навестить его в лечебный уголок. Накричал, что не должна его видеть таким слабым, и просил убраться. И вследствие Жанна «сильно расстроилась», ведь она никогда не станет достойной его. Потому что другая. Отчасти правда, и от этого обманывать доверившуюся ей женщину было не так дико.

Когда Кириия прониклась, офицер попросила устроить ей тайную встречу с Накирой, чтобы найти с грубиянкой общий язык, потому как она готовилась стать парой Рому и многое может рассказать и посоветовать, как Жанне вести себя с главой. Кириия запротивилась, упирая на то, что ревнивая Накира может навредить, однако Жанна заверила, что обязательно подстрахуется, и беременная каргянка сдалась.

Однако в назначенный час встречи беседовали две соперницы отнюдь не на обещанную тему.

А на следующий день через наручный коммуникатор Жанна связалась с Варном и пожаловалась на плохое самочувствие. Судовой врач немедленно пригласил к себе, и в сопровождении неизменного воина Лиама офицер, притворившись, что у неё сильная головная боль и аритмия, доковыляла до медотсека. Внешне Жанна выглядела болезной, а про себя радовалась, что не зря слушала и практиковала знания, полученные на курсах, где солдат учили управлять определёнными функциями организма. Вреда ребёнку незначительные сбои сердца не принесут.

Лечебный уголок переполняли карги. Все койки заняты, некоторые из воинов уместились на толстых матрацах, постеленных прямо в проходах между койками, как и пару дней назад, когда раненых только доставили сюда. Они не могли обратиться зверем и ускорить свою регенерацию подобно тому, как это сделал Рооман.

Удача сегодня явно переметнулась на сторону Жанны. Пока офицер ожидала Варна под бдительным ястребиным взором Лиама, краем уха успела из разговоров пациентов услышать много полезной информации. Например, что Глава до сих пор находится в закрытом боксе, с тяжелыми ранами. Что назревает переворот в верхушке власти и что готовится новая вылазка на поверхность в скором времени. Следовательно, можно воспользоваться вылазкой, чтобы выбраться, и Ром не сможет помешать лично, если не желает предстать перед воинами лжецом.

Делая вид, что сильно увлечена содержанием различных веществ в колбах, флаконах и бумажных пачках с неизвестными надписями, расположенных на полках стеллажей, Жанна старалась уловить мельчайшие подробности обсуждений. Но отворившаяся дверь в лабораторию пресекла дознания, и помощник Варна в такой же синей форме пригласил пройти в смотровую. Досадно.

– Ложись в кресло и расслабься, – сосредоточенный на чём-то важном, скомандовал Варн, даже не взглянув на вошедшую незапланированную гостью. Его сидящую фигуру по пояс скрывала панель управления, мужчина что-то рассматривал на экранах, чертил указкой виртуальные линии и наносил пометки. Жанна привыкла, что карги редко здороваются. Не торопясь и не забывая ни на секунду корчить муки, прошла и с удобством расположилась в смотровом кресле.

– Что беспокоит? – принялся выявлять жалобы Варн, порхая пальцами над кнопочной панелью, выводя на экран жизненные показания Жанны и ребёнка. Разумеется, там отобразилась тахикардия.

– Голова сильно болит, будто виски сдавливает тисками и одновременно стучат по ним молотками. Слабость, и в жар бросает, а ещё чувствую перебои в пульсе, – отвечала офицер слабым голосом, играя роль до конца. Хотя, надо признать, бьющее Жанну волнение из-за авантюры было самым настоящим.

– Неудивительно, – хмуро процедил мужчина, наблюдая за странными скачками сердечного ритма, но списывал явление на необычную беременность. Полукровка же. – Что ж, раз такое дело, я пропишу тебе новый отвар трав и…

Мысль Варна прервал звуковой сигнал на коммуникаторе, а красный мигающий огонёк оповещал, что случилось что-то серьёзное. Врач выругался и набрал удалённую рацию в нужном секторе. Говорил на каргском, однако Жанна уже достаточно хорошо выучила их язык, чтобы понять.

– Ригс, что у вас стряслось?!

– Да тут Накира… учудила, – собеседник по ту сторону замялся. Жанна мысленно усмехнулась: грубиянка договорённости не подвела. – Она запястья порезала.

– Что?! Перетяните тугой повязкой кисти и не давайте терять сознание! Оставайтесь рядом и не вздумайте тащить её ко мне! Сам приду. Совсем обезумела кэранег! – последнее слово, похоже, относилось к разряду ругательных, перевести его офицер не смогла.

Жанна с врачом согласилась. Конечно, резать вены эффектно для отвлечения внимания, но всё-таки перебор. Посмотрела на врача. Варн вскочил и бросился складывать в сумку первое необходимое для оказания помощи, затем ринулся к выходу, велев Жанне никуда не уходить. Та и не собиралась.

Как только карг скрылся за дверью, соскочила с кресла и села за панель перед мониторами. Времени в обрез, потому быстро отыскала нужную программу, как учила Накира на симуляторе, запустила, а сама снова легла в кресло. Сбоку к ней устремилась механическая рука аппаратуры, последовал укол в левое плечо, Жанна тихо вскрикнула от резкой боли.

Как назло, в голову полезли непрошеные мысли. На что Накира рассчитывала, полоснув себя по венам? Что её положат рядом с главой пришлых? Или что он, узнав, примчится ей на помощь и вспыхнут между ними давно утраченные чувства? А впрочем, уже неважно. Пусть делают, что хотят. Офицер стиснула челюсть, задавив мешающий росток ревности, а заодно и ноющую боль от процедуры.

Как объясняла грубиянка, когда они с ней тайком встречались в укромном местечке ботанического сада, подобные, как и у Жанны, датчики вживляют всем каргам. Благодаря датчикам с корабля отслеживаются все перемещения каргов на поверхности, и при угрозе неминуемого захвата врагами в плен или поступающей смерти датчик срабатывает катализатором разъедающего тело яда.

Наконец аппаратура запикала и перестала терроризировать тело. Превозмогая боль, Жанна поднялась и спрятала растворенные частицы датчика в специальную маленькую стеклянную баночку, которую должна теперь всё время носить с собой, чтобы не вызвать подозрений. Выуженный из организма датчик работоспособности не терял только при прямом контакте с воздухом. Офицер также стёрла из истории пункт последней процедуры и как ни в чём не бывало улеглась в кресло. Вот теперь можно и расслабиться.

Когда спустя несколько минут вернулся злой и уставший Варн, показатели Жанны на экранах почти пришли в норму. Врач похмурил брови, вопросы дополнительные позадавал и отпустил в каюту, но строго рекомендовал пить новый сбор трав и частые прогулки.

Из медотсека офицер уходила, довольная собой. Итак, напротив первого пункта списка в плане можно смело ставить галочку.

Около дверей каюты мельтешила взвинченная Кирия. Кивнув Лиаму, каргянка ухватила Жанну за руку и буквально впихнула в нутро опочивальни, закрыв перед негодующим воином дверь. Женщина скрестила руки под внушительным животом и воинственно наступала.

– Ну-ка, выкладывай, о чём вы толковали с Накирой? А то сейчас пойду и расскажу всё Варну!

– Я же уже говорила, о Роомане мы разговаривали, – попыталась оправдаться Жанна, усевшись на софу. Но не тут-то было.

– Прекрати водить меня занос! Я что, маленькая, по-твоему? Думаешь, совсем ничего не чую?! Ты что-то задумала, для этого и встречалась с Накирой. Не от ревности она вены себе вскрыла. Выкладывай давай!

Желто-карие глаза Кирии подёрнулись зелёной поволокой, предупреждая о нарастающей степени гнева. Каргянка остановилась в двух шагах посередине комнаты и упёрла руки в боки, намекая, что ни за что не отступит.

«Вот же!» – мысленно причитала офицер, прикидывая в уме различные варианты исхода событий. Но главное понимала: выгони она сейчас Кирию, и та выполнит угрозу – сдаст Варну, а врач сложит из совпадения два плюс два и незамедлительно доложит Рооману. Остаётся только довериться.

Жанна откинулась спиной на подушку и скрестила ноги, стараясь выглядеть внешне невозмутимой.

– Как ты поступишь, узнав правду?

– Зависит от самой правды, – отозвалась Кира решительно, вздёрнув нос. Офицер поджала губы, что не укрылось от каргянки.

– Садись, – похлопала по софе рядом с собой, – правда долгая.

– Ты с ума сошла! – выдвинула диагноз Кирия, дослушав план до конца. – Это безрассудно и глупо!

– А что прикажешь мне делать?! Сидеть сложа руки и смотреть, как гибнут невинные?! И жить с виной о том, что могла что-либо изменить, но не стала? Как-бы ты поступила на моём месте?! – парировала офицер, в ярости комкая подушку на своих коленях.

Кирия притихла, растеряв первоначальный запал. Только сейчас подметила, какая скорбь разъедает землянку – чернее, чем у всех каргов, вместе взятых. И ещё – что Жанна никогда не была жертвой, она истинный боец с роковой судьбой. Под стать Рооману, и ничего, что полукровка.

– Знаешь, окажись я на твоём месте, хорошенько подумала бы, взвесила все за и против прежде, чем приступить к действиям.

Кирия поймала непонимающий взгляд и разложила по полочкам свои мысли:

– Во-первых, на поверхности у тебя наверняка не осталось надежных союзников. Подожди! – пресекла возмущения Жанны указательным пальцем и продолжила обосновывать доводы: – Подумай, что сделают воины-земляне, попадись ты им в руки ТАКАЯ? А попадешься сто процентов.

Офицер поперхнулась воздухом. Кирия права. Во всём права.

– Военные без разбирательств передадут учёным, а те запрут в лабораторию для опытов.

– Ну и чем ты поможешь своим невинным из стеклянной клетки? Как донесёшь правду? – Жанна молчала, ответить нечем. – Вывод: союзников нужно искать на другой стороне.

– Среди вас, что ли?! Даже Рооман отвернулся от идеи, а он ваш предводитель.

– Значит, нужно переубедить его. – Кирия взяла ладонь Жанны, положила тыльной стороной кверху на многострадальную подушку, рядом разместила свою. – Смотри внимательно. Видишь ли ты существенные внешние различия? Нет? Смотри дальше. Ладони, руки, ноги, телосложение, волосы, их цвет и тональность кожи многим схожи. Да, черты наших лиц отличаются. Карги лицом больше походят на хищников, преобладают черты вторых ипостасей, но разве среди землян нет, к примеру, темнокожих или узкоглазых, с квадратной челюстью?

– Не понимаю, к чему ты клонишь?

– О, ответ кроется на поверхности. Внешне мы, карги, особо не отличаемся от землян. Если бы мы решились открыться человечеству, то могли бы сойти за новую расу. Необязательно сообщать о вторых сущностях, чтобы существовать бок о бок на Земле.

– Но разве карги пойдут на это? – В слова Кирии верилось с трудом, те больше вырисовывали сказку. Жанна даже представить опасалась, хоть и сама стремилась к этому.

– Пойдут, если земляне согласятся заключить перемирие. Многие карги устали от войны, люди тоже. Но карги пойдут только за сильным вожаком, способным обеспечить защиту.

Кирия понизила голос:

– Ты наверняка слышала, что Дерг жаждет занять место Роомана? Так вот, его отец в Верховном Совете, он был главой до Роомана. Потом, когда Рооман достиг зрелости, покинул пост, но он втайне готовит заговор, продвигая Дерга на замену Рому. Большинство каргов не желают перемен, поскольку Пагон правил одной тиранией и именно из-за него наши звери оказались заперты в клетках подсознания, – Кирия не преминула рассказать подробнее об утрате перевоплощения во вторые ипостаси. Жанне оставалось только сочувствовать. Она не знала, каково это – лишиться части себя.

– Большинство каргов продолжают поддерживать нынешнего предводителя, но Дерг имеет право снова бросить вызов Рооману и, если одержит верх… особенно сейчас, когда Рооман так слаб. Боюсь, Дерг убьёт его и тирания начнётся снова.

– Не сможет убить, – заверила Жанна с загадочной улыбкой. – Теперь не сможет.

– Я чего-то не знаю? – Но офицер лишь пожала плечами. Не её тайна, чтобы раскрывать раньше времени. Перевела тему:

– Всё это, конечно, хорошо звучит, но как применить на практике? Рооман не желает меня слушать. Он намерен полностью искоренить людей и построить новый мир на трупах.

– Задачка нелёгкая. – Кирия по привычке принялась покусывать согнутый указательный палец, всегда так делала, когда погружалась в свои мысли.

Жанну это умиляло. Кирия виделась ей взрослой и непосредственной одновременно. Вот и сейчас вместо того, чтобы сдать её, каргянка сидит рядом и ищет наилучшие выходы. Кирия напоминала Жанне Дайну.

– Придумала. – Женщина стукнула кулаком в ладонь. – Я придумала, как сделать так, чтобы ты смогла достучаться до нашего непрошибаемого и упертого главы.

– И как же, интересно?

– Нужно, чтобы Рооман понял, насколько ТЫ дорога ему. Не землянка, понёсшая от него сына, не полукровка, которую выбрал его зверь, а именно ты сама, как личность, – Кирия плотоядно усмехнулась. – Мы всё-таки организуем твой побег, только кое-что подправим в плане.

– И кто из нас двоих ещё безрассуднее? – хмыкнула офицер.

– Я же сказала, что всё завит от правды. Слушай давай…

***

Темнота и узкое пространство давили на психику, мерная тряска и вибрация не улучшали ситуации. Воздух проникал в специальные отверстия, но недостаточно, чтобы дышать полной грудью, не говоря уже об общем комфорте.

Обняв колени руками, Жанна сидела в металлическом ящике объемом один кубический метр в знакомой ей бронемашине, которую карги прихватили с собой при захвате контрольного поста. Такие ящики военные использовали для транспортировки оружия, продуктов и прочего инвентаря.

А сейчас небольшой отряд воинов собирался вернуть «одолженное» назад людям. Маленький шаттл буксировал броневик на поверхность, чтобы оставить на видном месте вблизи Элегии и словить землян на живца. Рооман решил играть по-крупному, изменив свои взгляды в ведении политики: собирался взять в плен первого человека для тщательного допроса. Или не одного.

Информировала о цели вылазки Жанну Кирия. Она поддерживает дружескую связь с другом её погибшей пары, и вот он за день накануне заходил её проведать, а заодно и подкинул стоящую идею для «побега». Пока Кирия отвлекала караульных воинов, Жанна проскользнула в открытый шлюз шаттла и забралась в один из пустых ящиков бронемашины. Открыть броневик не составило труда, карги не слишком-то за ним следили.

Чтобы обмануть отменное обоняние каргов, Кира притащила какой-то порошок, нейтрализующий любой запах. Дала запасную одежду пары, штаны несколько раз Жанна подвернула, а так села нормально, глубокий капюшон радовал. На поверхности кто там обратит внимание на несоответствие роста, все будут заняты выслеживанием землян, да и передвигаться можно вприсядку.

Стеклянную баночку с выведенным датчиком слежения Жанна оставила в каюте. Единственный во всём плане минус – это то, что в шаттл пришлось проникнуть почти ночью, избегая расставленных по периметру корабля камер. Зато не возникло проблем с Лиамом, на ночь телохранитель уходил к себе, а Жанна запирала дверь каюты изнутри.

Отправление шаттла было запланировано на позднее утро, как раз на поверхности сгущались сумерки. Жанна прихватила с собой сухпаёк в контейнере и немного воды. Малыш пинался всё активнее, оттого и аппетит просыпался зверский, поэтому, перекусив незадолго до отправления, офицер брызнула на себя съедающий запахи порошок. А заслышав приближающиеся шаги и голоса, притихла и постаралась как можно лучше слиться со своим укрытием – видимо, пилоты и бортмеханик наведались проверить исправность работы аппаратуры перед отлётом, потом постепенно подтянулся остальной отряд.

К удивлению Жанны, заглянул и Рооман… Он лично давал последний инструктаж и наставления.

Как громко и больно ухало сердце о рёбра! А что творилось с эмоциями? Те буквально рвали по частям между долгом и собственными желаниями. Глава пришлых успел слишком глубоко засесть в душу. Нет, о любви речи не шло, но было что-то другое, иного рода, не дающее спокойно воспринимать наглого и беспринципного карга, распоряжавшегося жизнью Жанны, как ему вздумается.

«Что он тут забыл? А как же легенда о тяжких ранах?!» – Офицер зажала себе рот обеими ладонями и попыталась насилу успокоиться, но, казалось, её рваное дыхание и панический стук сердца слышен за многие мили! Этот твёрдый, властный голос, звучащий всего в нескольких метрах… И вдруг Ром заподозрил неладное.

– Что за запах? – хлопнул рукой по грузовому отсеку.

Сердце Жанны в ужасе ёкнуло и рухнуло в пятки. Сейчас найдёт!!

– Так это… взрывчатка в ящиках. Землян. Так и не вытащили, – отозвался один из воинов. – Вынуть?

«Взрывчатка?!» – мысленно взвыла офицер. Она что, сидит рядом с пластидом С-4?!

– Покажи.

Ну вот и всё. Побег кончился, толком так и не начавшись. Жанна зажмурилась в страхе, отсчитывая секунды до своего разоблачения. Вот заскрипело железо люка, открываясь, и она не выдержала, распахнула глаза. Сверху бухнул яркий свет от ламп, через отверстия офицер наблюдала, как воин склонился и с грохотом откупорил крышку рядом с ней стоящего ящика, теперь и до неё долетел запах. В смеси гексогена и пластида примешан запах миндаля.

Ладно острое обоняние каргов способно различать слабые запахи, но она? Ах да, она же тоже как бы полувер. Жанна постоянно забывала об этом неизменном факте. Никак не привыкнуть и не принять.

Офицер задержала дыхание и до последнего надеялась, что карговский нос учуял именно химическое вещество, а не её саму, в данном случае миндаль, который добавляют во взрывчатку, чтобы ту при попытках контрабанды обнаруживали собаки, так как сама по себе С-4 не имеет никакого запаха.

Через отверстия в ящике Жанна видела широкую фигуру Роомана. Он хмурил лицо, сморщил нос и… отдал команду закрывать грузовой отсек. Офицер смогла выдохнуть спокойно, только когда над ней захлопнулся люк, прислонилась затылком к холодному металлу и расслабленно смежила веки.

Пронесло.

Вскоре заурчал, завибрировал двигатель шаттла, мини-корабль отстыковался и вырвался в открытый омут Чёрных Вод. Мёртвых вод.

Несколько десятков минут растянулись на целую вечность. Жанна насчитывала секунды, чтобы хоть как-то отвлечься от неприятных ощущений. Из-за узкого пространства и спёртого воздуха затошнило, офицер отпила из фляжки холодный оздоровительный отвар, что прописал ей Варн от переутомлений и головных болей; радовалась, что сообразила взять отвар с собой. Напиток на основе укрепляющих трав действительно помогал, тошнота и головокружение сразу отступили.

Мучения Жанны закончились, как только шаттл замедлился – похоже, карги наконец-то вывели его на поверхность. Мини-корабль издавал минимум шума, но по облегчившейся силе сопротивления кузова с встречной средой Жанна догадалась, что шаттл больше не плывет в воде, а парит в воздухе. Летит, как космический корабль в вакууме! Человечеству о таких технологиях остаётся пока лишь мечтать.

Парили недолго. Шаттл взял плавно в сторону, развернулся и приземлился. Всё затихло. До Жанны долетали еле слышимые обрывки разговоров, наверняка карги обсуждали план дальнейших действий.

Офицер потянулась затёкшим телом, насколько позволяло положение, и, когда приятная ломота прошла, рукой приоткрыла крышку ящика, предоставляя себе больший доступ свежего воздуха, который проникал в кабину и грузовой отсек через вентиляцию. В отсеке воздух нужен был в основном для груза, чтобы при перевозке не портилась провизия.

Надышавшись, Жанна почувствовала себя намного лучше и стала думать, что делать дальше. Как улучить момент и выбраться из броневика незамеченной? И нужно ли это? Не лучше ли отсидеться?

Однако сидеть уже физически не могла, тело ныло от усталости и требовало размяться, да и проснувшийся малыш активно запинался, причиняя сильный дискомфорт, поэтому Жанна решила выбираться. Чем скорее карги обнаружат «беглянку», тем быстрее доложат Рооману, если глава пришлых уже не в курсе пропажи пары. За свою безопасность относительно отряда каргов офицер не сильно опасалась, по словам друга Кирии, для этого задания воинов отбирал лично Рооман, все они ему преданы безоговорочно. По крайней мере, Жанна на это надеялась.

Она забила крышкой ящика по железному люку, привлекая к себе внимание. Кривя в усмешке губы, с сожалением представляла у себя в голове иную картину развития событий: соберись она в действительности сбегать – улизнула бы по-тихому, пока карги выгружали ящики со взрывчаткой, но увы. Выбрана другая сторона медали.

Не сразу до каргов дошло, что в людском броневике что-то происходит. По тревожным голосам Жанна поняла, что только часть мужчин сбежались в шлюз. Может, подумали, что по какой-либо причине начинает срабатывать взрывчатка? Удивлению каргов не было границ, когда они нашли на шаттле беременную пару альфы.

– Та никур рропт хэс! – выругался воин, отдраивший люк. Лица остальных двух каргов ошеломленно вытянулись. Неудивительно, что офицер не разобрала слов, скорее всего, всё предложение составляло сплошную ругань, и уже потом из уст шокированного мужчины родилась понятная земная речь: – Ты какого тут делаешь?! Что это вообще значит?!!

– Я хотела сбеж… – однако договорить Жанне не позволила подкатившая к горлу тошнота.

Офицер вскочила на ноги и перегнулась через стенку ящика, выплёскивая наружу скудное содержимое взбунтовавшегося желудка. Ещё бы, для организма беременной пережитые перегрузки – это предел. Теряя сознание, падая в подставленные руки воинов, Жанна неутешительно хмыкнула про себя: и комедию с внезапным плохим самочувствием ломать не пришлось. Всё случилось само и достоверно. Ох и отыграется на ней родившийся сын.

***

– …кххкрр…ххр… куда смотрели тарргн?! – прорывался стальной голос главы пришлых из динамиков шаттла с незначительными помехами. – Вам что, нюх отшибло?!! Как просмотрели?!

Жанна лежала на разложенном кресле бортмеханика, с влажной, прохладной повязкой на лбу, и с содроганием слушала каждое слово Роомана, разъярённого её выходкой. А злость, судя по орам на линии, хлестала через край.

– Но… вообще-то, альфа, вы там с нами стояли… – предпринял жалкую попытку оправдаться первый пилот. Самый смелый и молодой из всех. Остальная команда осуждающе покачали головами: мол, конец тебе и нам всем вместе. Линия затихла, ненадолго.

– Что ты сказал? – переспросил Рооман севшим до натяжного хрипа голосом. Первого пилота здорово передернуло.

– Говорю, болваны мы невнимательные! – прохрипел бедолага, а Жанне каргов жалко стало. Подставила она их конкретно. Солдаты – «вещи» подневольные, что начальство приказало, то и выполняют. Нужно будет словечко замолвить.

Ром воздержался от комментариев, переключился на другую тему:

– Где она?

Всего два слова, а Жанну будто в омут ледяной воды окунули, от низкого и злостного тона тело пробила крупная дрожь. И как с ним разговаривать?!

– Так это… – Мужчина по имени Рэльф оглянулся на бледную пару альфы, Жанна отрицательно закивала, не желая говорить с Рооманом прямо сейчас. – Отдыхает она. Без сознания.

– Спит? Состояние как, стабильное? Ребенку ничего не угрожает?

– Нет, альфа. С ними всё в порядке, в первую очередь проверили сканером, – отчитался Рэльф, косясь на неудавшуюся беглянку.

– Хорошо. Тогда выгружайте машину и следуйте ранее выверенным инструкциям. Я скоро буду.

Линия захрипела, ознаменовав конец трансляции, карги облегчённо выдохнули, а Жанна поникла хуже прежнего. Ром интересовался только состоянием сына, неудивительно. Грусть сдавила грудь: может, зря была вся эта затея с побегом? Не поймёт глава пришлых мотивов. Не примет. Не захочет.

Осторожно сев в кресле, без особого любопытства Жанна стала следить за каргами, они вывели броневик на заснеженный островок около железной дороги. Захотелось выйти и глотнуть земного воздуха, постоянная атмосфера корабля надоела. Никогда офицер не думала, что заскучает по опостылевшим снежным барханам, руинам и чернеющим на белом холсте прорехам мёртвой воды. Скучала по свободе. Свободе в постоянной опасности, но настоящей, не чета тесноте бункеров.

– Отбрось эти глупости. – Рядом подсел карг с проседью в длинных волосах, убранных в косу. Узкие скулы и широкий, приплюснутый нос, вдобавок золотистые глаза делали его лицо сильно похожим на вера в четвероногом обличье. Именно он обнаружил Жанну в ящике. Говорил мужчина на земном, и Жанна не стала разубеждать, что понимает каргский.

– Это какие такие? Я просто хочу выйти наружу, подышать.

– Ты серьёзно думала сбежать? Как собиралась объяснять своим наличие ребенка и своё отсутствие? – в интонации мужчины не звучало пренебрежения, и он не смотрел на нее как на кусок отбросов, поэтому офицер решила ответить, но карт раскрывать не спешила.

– Рассчитывала. И сбежала бы, не помешай мне приступ. А ребёнка назвала бы сыном Картера, мы с ним были очень близки. Из любой ситуации можно найти выход.

– Хм, возможно, всё бы и склеилось складно, – улыбнулся карг, доброжелательно обнажив клыки. Офицер дёрнулась от неожиданности – совсем расслабилась, забыв, кто на самом деле находится рядом. – Однако Рооман всё равно бы пришёл за тобой.

– За сыном, – поправила, – я ему не интересна. Как личность точно, а вот в качестве постельной принадлежности – да.

– Перегибаешь. За тебя говорит злоба, ты не видишь за её завесой истины. Пара – священна для каждого вера, обрести её сродни глотку свободы, открытию второго дыхания, – распинался карг, Жанна перебила:

– Но Ром не желает понять меня! А я не хочу смотреть, как гибнут в лжеправде невинные люди, которыми, словно марионетками, управляет чёртово правительство! – пылко заверила и отмахнулась: – Да вам-то что до этого!

Жанна отвернулась от карга. Никому из пришлых никогда в полной мере не понять безысходности, раскаленными углями раздирающей тело изнутри. Когда желания идут в противовес с возможностями.

– И всё-таки ты во многом не права. Прозреешь со временем, – вставил последнее слово в познавательную беседу.

Жанна не стала отвечать. Смысл спорить? Внимание привлек шум движка бронемашины, которую пришлые уже выкатили на островок.

– А разве вы не боитесь, что сюда в любой момент нагрянут люди? Ваш огромный шаттл как маяк в пустыне.

– И снова делаешь преждевременные выводы, не зная подноготной. Идём. – Карг плавно поднялся на ноги и подал руку Жанне.

– Куда?

– «Подышать». Ты же хотела.

Отказывать глупо, тем более ещё голова нет-нет да и кружилась. Опираясь на карга, офицер выбралась из миникорабля, с болезненным удовольствием наполнила лёгкие свежим морозным воздухом и… поперхнулась им же, когда оглянулась на шаттл, вернее на пустое место, где он располагался секунду назад. Только одинокий броневик черно-серым жирным пятном темнел на белоснежном холме. Ну и пара воинов в накинутых поверх форм земных зимних камуфляжных куртках, взятых с тел убитых.

Технологии. Жанна не переставала завидовать каргам от имени всех солдат и военных с высокими рангами. Погода стояла в обед чистая. Людские разведчики наверняка уже заметили бронемашину, и в подтверждение карг-наблюдатель сообщил об активизировавшемся движении в их сторону.

– Внутрь. Живо! И не высовывайся! – скомандовал словоохотливый воин и потянул пару альфы обратно в шаттл.

Карг затащил Жанну в толстостенную железную будку с маленьким, но высоким окошком, и запер, велев не совершать глупостей. Подстраховался, чтобы не улизнула.

– Вот же! – сколько ругательских слов хотелось высказать вслед, но офицер сдержалась. Нутро царапало бездействие: там, совсем рядом, сейчас развернется бойня, в которой непременно погибнут и люди, и карги. Жанне хотелось предупредить, остановить их в конце концов! Но никто не станет слушать!

– Что делать? Что делать?! – металась из угла в угол. На глаза попалось окно, офицер придвинула стул, поставила сверху ящик и кое-как, держась за выступающие из стен железные арматурины, вскарабкалась и прильнула к стеклу.

На белом бархане чернел прямоугольником броневик, от Элегии, взметая в воздух вихри снега с занесённой железной дороги, стремительно приближались два других. Двигались слаженно, съехали с дороги и понеслись по дюнам. Панически загрохотало сердце, заглушая все прочие звуки, предчувствовало скорое разлитие рек крови, но не в силах Жанны что-либо изменить. По крайней мере, в эти минуты.

Офицер не представляла, как будут действовать пришлые, какие им отдал приказы Рооман? Пока глаза не споткнулись о раскрытый грузовой люк бронемашины, а точнее валявшегося рядом с раскуроченными ящиками карга.

Приманка. На живца. Точно!

Внутри Жанны всё рвалось на две равные части, хотелось спасти своих, но, с другой стороны, и в смертях пришлых никакого смысла. В голове набатом билась мысль: “Как же поступить?!” Жанна до боли закусила губу, но что можно сделать, находясь в заточении в будке шаттла?

“Не смей опускать руки! Это удел трусов, утративших веру в победу. Выход есть всегда…” – ударил громом наказ полковника Зейна. Приемный отец следовал ему до самого конца. Он не сдался, принял и встретил смерть с честью.

Жанна встрепенулась. Верно, и ей ни в коем случае нельзя сдаваться, иначе этим она предаст отца.

Взяв волю в кулак, офицер просканировала тесное помещение иным взглядом, выискивая то, что поможет выбраться или привлечь внимание. В углу, среди открытых пустых ящиков, прятался ещё один – небольшой металлический. Жанна слезла, с помощью плоской железки удалось сломать замок, внутри хранились какие-то приспособления, похожие на орудия пыток. Что ж, опрометчиво со стороны карга было оставлять её здесь. Порывшись в содержимом, офицер нашла что-то, что может сойти за отмычку. Применить на практике не успела: снаружи раздались выстрелы, и она бросилась снова к окну.

Военные, выставив машины боком в тридцати метрах от невидимого шаттла и захваченного броневика, начали перестрелку. Два поверженных офицера лежали в снегу, из спины одного и бока второго торчали древки стрел с зелёным оперением, неподалёку валялся убитый карг, по специальной нашивке на форме Жанна распознала в нём первого пилота, который ещё дерзил Рооману. Он и являлся приманкой. Только теперь, судя по луже крови, расцветшей на снегу, неживой.

К горлу подкатил горький твёрдый ком. Ну почему снова обрываются жизни?! Чёртова бессмысленная война!! Офицер слезла со стула и села на пол, уткнувшись лицом в колени. Слёзы несправедливости душили и царапали острыми когтями горло. Кровь. Смерть. Смерть. Кровь. Казалось, извечный круг ада никогда не прервется…

“Не смей опускать руки! Это…” – вновь всплыло в памяти.

– …удел трусов, утративших веру в победу. Выход есть всегда… его нужно только захотеть найти, – закончила Жанна вслух.

Да, надо только захотеть. Утерев лишние сейчас слёзы, Жанна взяла себя в руки и поднялась на ноги; выкинула ненужные уже отмычки и, схватив толстую арматурину, обрушила ту на сенсорную панель двери. На поднявшийся шум стало всё равно, да и вряд ли в суете сражения карги обратят на неё внимание. Панель сверкнула искрами, слабо бухнула дымом, и дверь наконец открылась.

Не выпуская из рук тяжелое оружие, за неимением другого, Жанна осторожно высунула голову: палуба шаттла встретила пустотой – похоже, все бились снаружи. Радуясь удаче, офицер вышла и покралась к раскрытому шлюзу. Чем ближе подбиралась, тем отчётливее виднелся наброшенный на шаттл щит: при попадании в него пуль прозрачная стена зияла зелёной рябью. Щит “проглатывал” пули, а потом испепелял, со стороны казалось, что они исчезали в никуда. Опять чудеса технологий.

Однако Жанне совсем некогда было удивляться. Осмотревшись, прижалась боком к стене около шлюза и выглянула. Из броневика, в котором тайно прибыла сюда, отстреливались карги, тот располагался метрах в двадцати от мини-корабля, в то время как машины военных примерно в тридцати пяти. Карги в меньшинстве и долго не протянут. Но никто из противоборствующих сторон в лоб не шёл, желая захватить противника в плен.

Ошиблась. Карги первыми пошли в контратаку. Жанна в ужасе наблюдала, как один из пришлых подпалил С-4 и бросил в группу солдат, а следом и следующую порцию для надёжности…

Прогремело несколько оглушительных взрывов. Выронив арматуру, Жанна зажала уши, мышечная память работала исправно, пытаясь заглушить звон, хоть это было невозможно. Превозмогая коматозный откат и тошноту, Жанна кое-как осмотрелась: едкий черно-серый дым заполонил всё видимое пространство. Самый подходящий момент пробраться к своим с торцевой стороны корабля. Чем в те секунды руководствовалась и что говорила бы военным, офицер не думала, главное, что могла прекратиться бесполезная перестрелка, которая скоро начнется по новой.

Не собираясь терять время, пока отпустит оглушение, Жанна некрепко ступила ногами на сход шлюза, ещё шатало, вцепилась в борт, чтобы не распластаться на полу. Следующий шаг дался легче. Внезапно кто-то налетел сзади и затащил обратно в шаттл, когда напавший развернул Жанну, её затрясло уже от страха.

– Ты?.. – просипела севшим голосом, взирая на взбешенного главу пришлых. Вот и пресеклась на корню её помощь.

– Я-а-а-а… – прорычал Рооман, вжимая пару в стену. Сорвал с головы капюшон, рассыпая русый водопад локонов по плечам, намотал пряди на кулак, больно оттягивая назад голову, освобождая себе доступ к незащищённой шее. Рванул ворот куртки, собираясь… что? Взять прямо здесь?!

– Прекрати! – Но карг не слушал, не слышал, напирая.

– Что, ждала кого-то другого?!

Хлесткий удар кулаком пришёлся главе по скуле. В ответ, разозленный непослушанием и сопротивлением пары, Рооман отвесил сильную пощёчину, Жанна ударилась головой о стену, в ушах зазвенело не хуже, чем при недавнем взрыве. Дыхание сбилось, тело сотрясала холодная дрожь. Таким Рома офицер не видела, он словно не владел собой. Зелень в глазах темнее обычного, взъяренная аура альфы сшибала с ног, не держи он сейчас, офицер непременно свалилась бы ниц и пошевелиться не смогла бы. И не могла, прикованная тёмным, испепеляющим болью взглядом хищника. Его болью.

Они долго играли в гляделки и молчали, не смея шевельнуться. Выстрелы снаружи возобновились, но им двоим было не до них. Мир вокруг сузился до ничтожных квадратных метров в углу, в котором они стояли, в эти мгновения не существовало никого кроме. И вдруг в Роомане что-то щелкнуло. Зверь отступил, уступая место иной половине. Альфа каргов медленно освободил кулак от волос и уткнулся носом в шею Жанны с единственным вопросом:

– Зачем?

– Ты знаешь почему, – тихо отозвалась, внутренне расслабляясь, чувствуя, что гроза миновала. – Я не могла поступить иначе. Твоя семья карги, моя – люди. Я должна была попытаться их спасти.

– Ты – моя семья. Ты и наш сын. – Глава пришлых огладил рукой округлившийся живот пары, а второй осторожно, как хрупкий хрусталь, привлёк за талию к себе, с безграничной виной заглянул в лицо. – Прости.

Офицер поняла, что в одном этом слове крылось очень многое. Пусть он не сказал всего вслух, главное, что глава каргов признался и принял в себе. Жаль, что ценой стольких жизней.

– Прощу… если прекратишь войну. – Жанна положила обе ладони на лицо Роомана, робко улыбнулась. – Мы вместе разработаем другой выход, создадим такое место на Земле, где найдётся дом и каргам, и людям. Поверь, выход есть всегда, его нужно только захотеть найти.

– Хорошо, – спустя несколько минут раздумий заверил мужчина.

Многое изменилось между ними двумя в этот миг, рухнули последние бастионы непонимания и боли, скрепляя сердца воедино.

Глава 11

Основной принцип следующий: «Идти вперед туда, где не ждут;

атаковать там, где не подготовились».

Искусство войны

Сунь-цзы

Рооман сдержал слово, данное Жанне на поверхности. Нет, войну, конечно, не остановил. Глава каргов отвёл пару в рубку шаттла и, убедившись в её безопасности, поспешил прекратить развернувшуюся не на шутку бойню. Выбравшись наружу к своим воинам и оценив плачевность ситуации, отдал приказ использовать усыпляющий газ. Отчитал каргов, что не применили газ сразу.

Сработали быстро. На то и нужен лидер, чтобы подчиненные работали слаженно. Глава отдавал четкие команды, даже не думая прятаться за спинами воинов, прочёсывал местность вместе с остатками отряда. Защитные маски каргов позволяли свободно передвигаться в газовом облаке, а образовавшийся при взрывах дым служил хорошим прикрытием, несмотря на рассвет. Чего не скажешь о людях. Карги похватали выживших и принялись заметать следы.

За всеми действиями Жанна следила по камерам из рубки. Со стороны каргов был убит лишь один пилот, а вот люди потеряли троих. Скрепя сердце Жанна следила, как пришлые скидывали тела в недра чёрных вод и после заносили раненых пленных в ту самую будку, где ранее заточили её. Впрочем, раскуроченный Жанной замок механик реанимировал за какие-то четверть часа.

Тем не менее офицер радовалась, что операция обошлась малой кровью. Могло получиться гораздо хуже.

Сейчас Жанна сидела в кабинете Варна, ждала, пока врач окажет первую необходимую помощь пострадавшим. Рооман отлучился по делам, что скопились за его непродолжительное отсутствие, но безапелляционно настоял, чтобы Варн ввёл Жанне новый датчик с маячком. Перед тем как прийти сюда, Жанна забегала в женский отсек повидаться с Кирией, но потом пришёл Рооман и отправил в медотсек.

– Если с тобой или ребёнком, не приведи Тарогн, что-то случится, я буду знать, где ты, и успею прийти на помощь. Мне так спокойнее, – объяснился глава пришлых, а Жанна не стала спорить. Логика твёрже гранита.

Врач вскоре освободился, и быстренько наградил новым датчиком, и в этот раз ощутимой боли от процедуры Жанна не испытала. Зато Варн устроил словесный разгром.

Оказывается, всё это время он был в курсе её побега, но не стал мешать, понадеявшись на её благоразумие. Когда офицер избавилась от первого маячка, ей не удалось стереть из компьютера данные о проделанной манипуляции, и врач заподозрив неладное, установил слежку.

– Но почему не сказали Рому после? Может, я действительно собиралась сбежать. – Жанна с подозрением покосилась на мужчину. У неё и раньше возникали мысли по поводу, на чьей тот стороне.

– Считаешь меня шпионом? – Спросил в лоб, оторвавшись на миг от своих инструментов.

От резкого движения очки съехали на кончик носа, открыв Жанне остроту зелени глаз карга. Он злился и был недоволен. Пауза затягивалась, разрасталась неловкость, но мужчина вдруг хмыкнул.

– Расслабься, я не шпион. С Ромом мы дружим практически с пеленок, и я желаю ему только добра. А не сказал, потому что ты мне не показалась глупой. И понял, что ты затеяла это, чтобы достучаться до нашего непрошибаемого альфы. Не ожидал, что втянешь Накиру с Кирией.

Наверное, у Жанны задергался глаз, судя по насмешливому выражению лица Варна. Она не нашла, что ему ответить, и перевела тему, попросив починить её наручный коммуникатор, который сломался при вылазке. Варн взял его и велел подождать, а сам куда-то вышел. Жанна ждала, ждала, но мерный писк аппаратуры незаметно сморил её. Разбудило неприятное ощущение, словно кто-то посторонний наблюдал за ней со стороны.

Чей-то острый, тяжёлый взгляд сверлил макушку, рассылая по телу колкие мурашки. Офицер подняла голову, проморгалась, стряхивая остатки бескрасочного сна, и замерла: из дверного проёма на неё уставился Дерг. Что здесь забыл этот упырь?! И как вообще прошмыгнул мимо охраны? Где Лиам бродит?

– Надо же, тяжесть, – карг кивнул на виднеющийся из-за края стола живот, – тебе к лицу.

Жанна подобралась. Скрестив руки под грудью в защитном жесте, напустила внешнего спокойствия и грубо спросила:

– Не буду интересоваться, как ты прошёл сюда. Что тебе нужно?

– О-о, мне не рады? Чем я успел провиниться? – наигранно расстроенно уточнил, незаметно сокращая расстояние. Но от Жанны не укрылось намерение, она медленно встала и отошла от рабочего стола врача. Как назло, наручного коммуникатора не оказалось на месте…

«Своим существованием!» – хотелось ей крикнуть, но вовремя прикусила язык. Сострить всегда успеет, а злить этого неуравновешенного не стоит.

– Так что нужно?

– Да вот, Роомана искал, а тут ты… – Вдруг одним слитным движением карг очутился совсем близко, обхватил Жанну за плечи. – Какая удача.

– Руки убрал! – Офицер попыталась сбросить руки пришлого, но Дерг был сильней. Мужчина встряхнул Жанну и притиснул в угол, глубоко втянул носом запах пары альфы. Жаль, беременной. В другое время обязательно развлекся бы, а так…

– Как же ты умопомрачительно пахнешь, – лизнул языком кожу шеи, прямо по метке Роомана. Жанну затрясло от отвращения, она открыла было рот, чтобы позвать на помощь, но Дерг предвидел и накрыл губы бунтарки ладонью, придавив сильнее к стене. – Пожалуй, я оставлю тебя себе, поиграем немножко, – засопел в больном удовольствии, – когда покончу с Роомом. А это случится очень и очень скоро, землянка.

Холодная рука мужчины нескромно так прошлась по бедру, остановившись на округлом животе. Жанну парализовало от ужаса. Да где шляется чертов Варн или охрана, в конце концов?!! Ноги подогнулись от страха, а всё тело сделалось ватным и безвольным. Не пошевелиться толком! Больше Жанна переживала за жизнь ребёнка, чем за свою, ведь Ром так ждал его появления на свет… Меж тем Дерг хмыкнул:

– А это отродье, так и быть, можешь оставить, – склонился губами к уху, – как память об бесхребетном папаше-глупце.

Что?

Сердце больно бухнуло и рухнуло в пятки, накатившая враз паника сдавила горло колючими тисками.

Да где все?!! Неужели начался переворот?!

В глазах Дерга горело решительное безумие. Науськанный своим тираном отцом, сейчас карг сделает с ней всё, что ему заблагорассудится… По щекам полились слезы, Жанна мысленно взмолилась: "Ром, пожалуйста…"

– Где же он, кстати, твой защитник? – Рука мужчины переместилась к горлу, ощутимо сжав. – Поговаривают, подпалило его в человеческом городе. Лежит слепой, ни на что не годный.

Глаза Жанны удивленно расширились. На корабле засели шпионы оппозиции! Не иначе. Откуда бы Дергу знать? Хорошо, что Ром завуалировал своё выздоровление. Офицер покосилась на заткнутый за пояс пришлого кинжал, сын бывшего главы уловил движение, ухмыльнулся.

– Даже не думай. Я окажусь быстрее и вспорю твой живот. Тебе ведь этого не хочется, так? – Жанна отрицательно кивнула. Конечно, не хочется! Ухмылка на лице карга растянулась шире, грубая ладонь сползла со рта на грудь, а шершавые пальцы поднырнули под вырез туники, неспешно оглаживая кожу, покрытую от волнения и отвращения мурашками. – Интересно, в постели ты такая же горячая, как и твой нрав? Надо обязательно проверить, м-м.

Жанна почувствовала, как внутри всё обмерло и заморозилось. До сих пор происходящее не воспринималось всерьёз, где-то на границе мелькала надежда, что сейчас появится Рооман и вышвырнет этого урода с корабля, переломав кости, но… секунды текли, а никто не приходил. Не выдержала и зажмурилась.

– А не перебьёшься?! – рявкнули от входа. Этот свирепый голос…

– Ром! – Разлепив мокрые веки, сквозь мутную пелену Жанна увидела главу каргов. Пришёл. Радость и вселенское облегчение накрыли волной, не прижимай Дерг собой к стене, Жанна скатилась бы на пол. – Ром…

– Жанна! Отойди от нее, Дерг! – Сердце главы словно хлестнули ядовитой плетью. Грудь свело щемящей болью. Сколько мольбы прозвучало с его именем.

Рооман примчался сюда, как только смог. Разгребал скопившиеся дела, когда на капитанский мостик вломилась делегация, уже давно затевавшая переворот. Но Ром был к ней готов. Почти. Не ожидал только, что начнётся сегодня. Думал, в запасе есть несколько дней, но тем не менее его доверенные воины среагировали вовремя.

Прорвавшись в основной коридор, уже успевший наполниться трупами и свежей кровью, Рооман поспешил в лабораторию Варна. Успел в последний момент. Неизвестно, что у Дерга было на уме и что он собирался делать с Жанной. Но стоило воочию увидеть, как двоюродный брат прикасается к его паре, внутри поднялся, всклокотал неистовый гнев, зверь порывался перехватить контроль и растерзать наглеца, посягнувшего на чужое.

– Отош-шёл, я с-с-сказ-зал! – вместо нормальных слов из глотки вырывалось рычание с хриплыми надрывными звуками.

Рому приходилось несладко – сдерживать в клетке бунтующего зверя, чтобы не выдать преждевременно свою новую силу. Пусть противник считает слабаком. Однако второй сущности этого не объяснишь, вер рвал все набрасываемые на него цепи, как паутину, бесновался, подбираясь всё ближе к ключу от замка. Зверя вели древние голые инстинкты: защитить, растерзать, убить.

Пока Рооман переживал ментальную борьбу, Дерг выпрямился и развернулся к нему полубоком. Эманация ярости альфы давила неслабо, но Дерг искренне верил, что в этот раз точно одолеет брата. И плевать, что тот ранен, что поединок будет бесчестным. У власти не должен стоять слабак! Он, Дерг, сын Пагона, намного достойнее.

– Надо же, кто к нам пожаловал, – выплюнул ядом, оборачиваясь к Рооману полностью. – Смотрю, глаза твои получше. Подлатал-то Варн.

Глаза Роомана не скрывала повязка, но виднелись следы воспаления на коже вокруг век, красные капилляры оплели белок, а торс под расстёгнутой кожаной жилеткой перемотан окровавленными бинтами.

Варн постарался, имитируя прежние раны, а в глаза главе каргов ещё утром закапал специальное снадобье. Даже при своих необходимо придерживаться маскировки.

– И как ты собрался сражаться? Не проще будет сразу сдаться? Останешься хоть жив, – издевался довольный собой Дерг, заранее ощущая себя победителем и уже смакуя лёгкий вкус победы.

– Не переживай, на такого глупца, как ты, меня хватит, – оскалился Ром, крепко сжимая перебинтованные кулаки. Было понятно и без слов, но не мог не спросить: – Явился, чтобы в очередной раз бросить мне вызов?

Громкие торопливые шаги, писк дверного датчика. В кабинет влетел запыхавшийся Варн и, оценив разворачивающую сцену, хмуро пробасил:

– Если собираетесь драться – в коридор. Нечего мне тут крушить, оборудование потом не восстановишь! – А сам одними глазами спросил у Жанны, как она. Расчёт врача падал на благоразумие Дерга, к тому же Варну хотелось обезопасить пару альфы.

Офицер еле заметно кивнула, что в порядке. От испуга она толком не отошла, стояла за спиной Дерга, обхватив руками живот, осознанно в тот миг или нет защищая крохотную жизнь под свои сердцем. Перехватив обеспокоенный взгляд Роомана, губами беззвучно пожелала победы.

Ром вышел первым: бесстрашно повернулся, подставляя спину сопернику, на что Дерг скрипнул от злости зубами. Не понравилось, что его силой пренебрегают, и выскочил следом. Варн тут же бросился к Жанне, подхватил и бережно усадил на смотровой стол, предложил воды.

– Нормально всё?

– В-вроде… – Трясущимися руками офицер приняла стакан с водой, отпила глоток. Прохладная жидкость промочила пересохшее от волнений горло, и сделалось значительно легче. – Спасибо. Я хочу посмотреть.

– Не нужно. Ты и так достаточно пережила, – отрезал врач, забирая из рук стакан.

– Нет. Я должна. Если останусь сидеть здесь, только хуже распереживаюсь.

Варн тяжело вздохнул, взглянул на пару Роомана другим взглядом. Слепая упёртость. Что бы он ни сказал, она всё равно пойдёт. Может, и к лучшему. Народ наконец увидит, что Жанна станет достойной альфа-самкой, которая не будет прятаться от проблем за спиной вожака.

– Хорошо. Но от меня ни на шаг.

***

Ареной для поединка избрали поляну в одном из террариумов. Просторно, и ничего ценного не сломать. Из динамиков корабля всем сообщили о грядущей битве, текущие сражения остановили, в них отпал смысл. Все желающие посмотреть на знаменательную схватку поспешили в указанное место.

Сборище каргов поделилось на две неравные части. Жанна не представляла, что пришлых ТАК много. И это только на одном корабле! А всего сколько?

Тех, кто предан Рооману, оказалось большинство. Жанна стояла среди их числа, по бокам дежурили Варн и Лиам. До этого Лиам пребывал в отключке, члены оппозиции во время набега применили на нем парализующий дротик, но Варн сумел быстро вывести нейротоксин и вернул воина в строй. Лиам косился на подопечную виноватыми глазами, однако всё внимание Жанны сейчас занимали две замершие друг напротив друга мужские фигуры в центре поляны.

Рооман сбросил жилетку и обувь, оставшись в штанах и бинтах, и сосредоточил взор на оппоненте. Стопы приятно утопли в мелкой траве, позволяя альфе через неё чувствовать энергию земли, все пронизывающие её потоки, каждого вера, одичалого и другую живность с растительностью. У истинных альф особая с природой связь. Полное единение. Обычному каргу не дано понять.

Вот и Дерг лишь презрительно хмыкнул маскараду, но также скинул с себя куртку и майку. Для него даже лучше, что биться придётся здесь, есть где развернуться. Да и отец где-то рядом, главное – не оплошать.

– Ну что, готов умереть? – задорно подначил, перебирая напряженными пальцами кинжал. Рооман только повёл бровью, не воспринимая угрозу всерьёз. – Ар-р!

Но это внешне. Глава каргов знал наверняка, что Дерг не заявился бы без какого-нибудь козыря в рукаве. Не в его духе бросаться в омут с головой. Поэтому своей бесстрастностью нарочито выводил Дерга из себя. Гнев в бою не лучший поручик. Когда брат первым ринулся в атаку, Ром понял, что должный эффект достигнут, и приготовился встретить выпад. Перекинул свой кинжал в левую руку и на подходе заблокировал выпад, заскрежетали клинки, полетели искры. Не теряя ни секунды, правой Ром совершил апперкот, отбросив Дерга на три метра.

Сын Пагона удивился проявленной мощи соперника, челюсть свело болью, не ожидал подобного от подпалённого ядерными осколками. Тем более! Нужно кончать его сейчас, пока не восполнил прежние силы. Не на то был изначальный расчёт.

Сошлись. Зазвенела сталь, обменялись ударами. В ход пошли ноги. Первая кровь пролилась уже давно: Рооману Дерг рассёк плечо вдоль, ещё удивился, что под бинтами рубцов от ран не увидел. Но на анализ времени нынешний глава каргов не предоставил, ответил выпадом, располосовав брату спину. Разошлись, отдышались и вновь бросились в атаку. Выпад ногой, кулак и лезвие просвистели возле уха Дерга, подсечка, и Ром рухнул на спину, но тут же вскочил на ноги и отшвырнул брата двойным ударом кулаков под ребра.

Еле слышный хруст и стон прозвучали музыкой для ушей. Рооман довольно скривил губы: нечего было трогать пару. Сдерживать зверя становилось трудней, сила бурлила в венах, прорывалась в каждую клеточку, требуя немедленного выхода, но ещё рано.

Дерг припал на колено и схватился одной рукой за грудь, вторая послужила опорой о землю. Сплюнул кровь: «Силён, мразь!» Дыхание спёрло ударом, приходилось вдыхать и выдыхать сквозь колющую боль. Такими темпами… он проиграет. Снова. Но ведь он может… Дерг поднял голову, прищурился, выискивая в толпе отца.

Пагон был здесь, слился с массой противоборцев. Наблюдая за ходом поединка, бывший глава недовольно хмурился: сын уступал Рооману. Несмотря на раны племянника, Дергу недоставало мастерства и холоднокровия в схватке. Это понятно. Рооман возглавлял каргов более десяти лет, участвовал в боях, лез в самое пекло, однако безрассудным его назвать нельзя. Прежде чем принять какое-либо решение, племянник взвешивал все нюансы и просчитывал риски.

Качество, достойное лидера. И жесткости в нём хватало: смерть родителей и разрыв мира напрочь искоренили милосердие из сердца юного мальца. Пагон воспитывал Роомана по своему подобию, возлагал большие надежды, уделял больше внимания, чем родному сыну, что злило последнего. В отличие от племянника в Дерге сильно хромала выдержка, поэтому Пагон и списал сына со счетов. И вроде всё шло по плану, пока однажды Рооман по неясной причине отказался образовывать связь с Накирой, избранной для него Пагоном в качестве наиболее подходящей женщины для сильного потомства. Тогда-то Пагон и заподозрил неладное.

Это случилось около двух лет назад. Взвинченный и злой Рооман вернулся со штурма Первого города землян. Не отчитавшись перед ним, как обычно бывало, раздал команды и закрылся в своей каюте. Не высовывался сутки, лишь всезнайку Варна к себе пустил, а наутро огорошил, что не собирается связывать свою судьбу с Накирой. Пришёл и заявил без всяких объяснений. С того дня Пагон стал замечать, что племянник перестаёт прислушиваться к его советам, умалчивает что-то при разговорах и не делится своими планами. Что-то произошло с Рооманом в Первом человеческом городе. И Пагон начал копать, однако ничего существенного не наскрёб.

Уже с того момента Пагон предвидел конец своему влиянию. И стал готовить переворот. Распустил нужные слухи, подрывающие авторитет Роомана, и продвигал кандидатуру сына на пост нового главы. Не сразу, но постепенно подтянулись сторонники. Как доволен был Дерг! Пагон ухмылялся, видя, как сын из кожи вон лезет, чтобы угодить и в будущем утереть нос Рооману. Соперничество сделало своё дело: Дерг повзрослел и многому научился. Из него легко будет вить веревки. Их ждал успех.

Однако ударом под дых стало то, что дражайший племянник привел на главный корабль трофей. Пару-полукровку, уже понёсшую детёныша. Сына. Наследника!

Вот что Пагон упустил из виду два года назад. Почему Рооман скрывал эту полуземлянку и откуда она вообще взялась – неизвестно. Но то, что эта бойкая девчонка как-то воздействовала на племянника, факт. По рассказам Дерга, Рооман прислушивался к женщине! Уму непостижимо. А с рождением наследника настанет крах всем планам. Пришлось действовать по ускоренной схеме.

Пагон шепнул кому следовало – и вот на штурме в Элегии племянник попал под ядерный обстрел. Жаль, выжил. Но и это не сильно помешало планам, урвать главенство всё же лучше в поединке.

Пагон следил за нарочито скованными движениями Роомана, и многое для него выяснялось. Нет у племянника никаких ран. Может, после вылазки и были, но не сейчас. Дезинформация. Умно. Опытному воину трудно не заметить в каждом движении сдерживаемую силу, Ром поддавался Дергу. До слуха Пагона уже донеслись на эту тему шепотки. Откуда? Как Ром достиг такой мощи?! Нельзя тянуть.

Поймав вопросительный взгляд сына, Пагон кивнул согласием. Твердые губы исказила властная усмешка. Да, они усердно готовились к этому дню. Каргов ждёт сюрприз.

Дерг уловил разрешение отца, в груди разлилось острое предвкушение. Посмотрел на Роомана победно и опустился на четвереньки; закрыл глаза, заглядывая внутрь сознания, и позвал зверя. Они с отцом долго тайно экспериментировали и путём проб и ошибок смогли наконец вывести сыворотку, взятую из крови одичалого вера, способную спровоцировать оборот. К сожалению, эффект временный. Но этого хватит, чтобы окончательно сокрушить ненавистного братца. Инъекцию Дерг сделал как раз перед боем, сыворотка должна уже была разгуляться.

Рооман и все карги разом опешили, когда несколько минут спустя Дерг перекинулся. Насколько все знали, ранее сын Пагона не был способен призвать вторую ипостась. Оборот происходил медленно и болезненно. Тело Дерга ломалось, постепенно перестраивалось, нарастая мышечной и костной тканью. Одни душераздирающие вопли чего стоили. Но вскоре всё закончилось, перед Ромом гордо выпрямился черно-синий зверь. Ощетинился и ринулся на него, занося острые когти.

Жанна ахнула и зажмурилась. Ром! Но, открыв глаза, с облегчением выдохнула: Рооману удалось ускользнуть от смертельного выпада. Однако её мужчина не спешил перекидываться. Не мог. Дерг просто не давал, нападая снова и снова. Острое чувство дежавю царапнуло по натянутым до передала нервам. Рооман уже сражался со зверем, но этот, в отличие от одичалого, разумен.

– Ром… – вырвалось из уст жалостливое. Варн стоял рядом и услышал. Его тоже впечатлил неожиданный оборот Дерга, и врач уже заподозрил нечистое.

– Верь в него, Жанна. Он почувствует, – наказал. Варн видел, что у Роомана нет ни секунды на то, чтобы сосредоточиться и кинуть Зов. Нужен толчок. Ощутимый. Связь пар отлично подойдёт! – Сейчас ты как никогда нужна ему.

Верь в него. Почувствует. Нужна.

Нужна. Наблюдая за смертельным танцем, Жанна вздрагивала в страхе каждый раз, когда когти Дерга мелькали слишком близко к Рому. Верить! Она должна. Он почувствует! Офицер не знала, что именно нужно делать, на ум не пришло ничего лучше, чем попробовать докричаться мысленно:

«Ром! Давай, ты сможешь перекинуться. Ты победишь Дерга! Я и наш малыш верим в тебя!»

Услышал ли Рооман или почувствовал, Жанна не поняла, но вскрикнула в ужасе, когда он пропустил удар чёрной пантеры и кубарем отлетел в сторону. Как тогда с одичалым…

– Ох, нет! – в ужасе зажала ладонью рот. Она лишь отвлекла его! А если Ром?..

– Смотри внимательно. – Варн легко приобнял ошарашенную пару альфы за плечи, про себя надеясь, что друг его за эту вольность после не растерзает по этой же поляне. Но врач уже не мог выносить терзаний этой невозможной женщины. Склонился к уху и пояснил: – Он специально подставился, чтобы выиграть время.

И действительно. Полминуты спустя Рооман обернулся. Карги ошалели повторно, воочию улицезрев громаду зверя альфы. С этой секунды исход боя стал предельно ясен.

Пантера Дерга уступала размерами, но тот отчаянно не желал признавать очередное поражение. Зарычав, Дерг бросился на Роомана, рассчитывая внезапностью сбить соперника с ног и вцепиться в горло зубами. Не вышло. На подлёте Рооман извернулся и, обвив шею пантеры хвостом, отбросил в сторону. Дерг пропахал задом землю и затих. Ром выпрямился во весь рост и оглушительно заревел, призывая противника сдаться. Чтобы не оглохнуть, Жанне и остальным каргам пришлось зажать уши, каждый из них прочувствовал телом исходящие от альфы вибрацию и волны мощи, придавливающие повиновением к земле.

Дерг порывался подняться, но не мог перебороть волю альфы. Только когда Рооман прекратил реветь, смог пошевелиться. Но не снисходительный взгляд Роомана его интересовал. Холодно-разочарованный взгляд отца пробил сердце раскалённым кинжалом, а после Пагон отвернулся и направился прочь. Ему без надобности сын-слабак – читалось в тёмных зелёных глазах. Пагон отказался от него. Окончательно. Не нужен.

Рёв Роомана повторился, но в меньшей силе. Сдаться? Дерг иронично усмехнулся. Зачем? Для чего ему теперь жить дальше, раз собственному отцу он больше не интересен.

С трудом приподняв голову, Дерг отыскал в толпе собратьев человечку, что стала парой Рооману. Его поразила её искренняя радость к брату и любовь. Настоящие чувства, не привитые страхом и ненавистью. Как ей удалось перебороть ненависть и ярость?! Ведь карги – враги, убившие многих землян, наверняка среди павших были и её близкие. И сейчас она стояла в окружении врагов, за плечи её поддерживал Варн. Как?! Дерг искренне не понимал. Не могли все перемены объясняться одной лишь смешанной кровью.

Перевёл взгляд на Роомана. Извечный соперник. Брат. Даже сейчас он выше него, и нет ни грамма презрения в спокойных желтых глазах его вера. Он смог сам призвать зверя…

Дерг всегда стремился превзойти брата. Делал всё возможное, чтобы его заметил отец, а не Рома. Какое переполняло счастье, когда отец наконец отвернулся от племянника и стал готовить на место вожака его. Даже терпел ужасающую боль от экспериментов с оборотом – не ради власти, нет! Дерг лишь хотел внимания отца. Желал хоть раз услышать, что тот гордится им.

Не услышал. Так зачем дальше жить? Кому он такой опозоренный сдался?

Поднялся на трясущихся лапах. Оскалился и что есть мочи понёсся в лоб. В спасительные объятия смерти. Давно нужно было, а не существовать вслепую под гнётом равнодушного тирана-отца, которому, как оказалось, и не нужен.

Рооман предупреждающе рыкнул бегущему на него брату. Видел, что прежний запал в Дерге потух. Знал из-за чего. Из-за кого. Давно знал об отношениях брата и Пагона. Знал и не собирался дарить Дергу смерть. Ему ещё разгребать сотворённые злодеяния отца, и, если успешно справится, он добьется признания каргов, в будущем из него получится хорошая правая рука. Ничто не объединяет лучше, чем бывшая ненависть. Со временем ненависть может перерасти в крепкую дружбу, а хорошая драка как нельзя лучше вытрясает неправильные помыслы.

Рооман и Дерг сцепились. По поляне покатился черно-серый клубок из шерсти, когтей и пыли. Карги и Жанна следили за схваткой с содроганием, не понимая, что происходит. Зачем всё это? И так ясен победитель.

А Рооман продолжал и продолжал выбивать из брата дурь. Силён, гад, проворен – усмехался, бока ныли от когтей Дерга, но пора заканчивать. Рывок, и Ром повалил Дерга на спину, ощутимо пережал лапой горло.

– Ар-р-рв-в! «Прими поражение достойно, брат! Не глупи! В будущем, возможно, ещё семью создашь», – говорил по ментальной связи.

«Не нужна мне никакая семья! Убей!» – просил в ответ Дерг, захлёбываясь собственной кровью. Тогда Рооман надавил на больное.

«Представь, что сказала бы твоя покойная мать, увидев и услышав тебя сейчас».

Болотная зелень в глазах брата вспыхнула янтарными прорехами. Ром понял, что в правильном направлении.

«Главное в жизни не гонка за одобрением отеца, а семья – потомство. Отпусти прошлое…»

Рооман освободил Дерга и чуть отошёл, предоставив ему последний выбор. И спустя несколько долгих минут Дерг этот выбор сделал – прервал оборот. Правда, подняться и преклонить голову ему не хватило сил. Брат просто отключился, обессилев. Но главе каргов этого и не требовалось. Ром выпрямился и взревел в последний раз, так громко, что на поляну примчались одичалые и заревели ответно.

Карги улицезрели возрождение своего альфы. Истинного и сильного. Мудрого.

А Жанна стояла в некрепких объятиях довольного Варна и лила слёзы облегчения и радости. Как же хорошо, что всё закончилось. Ей так хотелось подойти и обнять своего мужчину, альфу, но сейчас его час. Его триумф. А она обнимет его позже, когда они останутся наедине.

***

Сразу после поединка, не пожелав откладывать в долгий ящик, альфа разобрался с остатками сторонников оппозиции. Собрал всех недовольных и выставил ультиматум: повиновение или смерть. В тот вечер пролилось мало крови, но держать при себе предателей Рооман не собирался. Тот, кто предал однажды, предаст снова.

Глава каргов распорядился заключить всех помилованных под стражу и сослал на удалённый корабль. Решил, что сгодятся для диверсии, когда он поведет воинов на землян. На зачинщика Пагона у альфы имелись иные планы… но об этом позже.

Оставались пленники. Из-за внезапно начавшегося переворота Рооман успел забыть о людях. Напомнила Жанна. Они с ней долго обсуждали дальнейшие планы, спорили, и наконец глава пришлых сдался – разрешил паре с ними поговорить. Чтобы завершить войну с минимальными потерями, им необходимы союзники. Добровольные.

Пленных содержали в хвосте корабля. Жанна шла туда в сопровождении Лиама, её трясло от переживаний. Она не представляла, что станет говорить и будут ли её слушать. Но знала, что должна попытаться. Вспоминала себя, а именно как трудно ей воспринималась правда. Да, лёгких путей ожидать не приходилось.

Двери камеры перед ними раскрыла охрана, Жанна вошла первой. Мрачная обстановка помещения давила тяжёлой атмосферой, но включать освещение офицер пока не спешила. Всего пленных насчитала шесть, их возведённые за голову руки поглощала какая-то фосфоресцирующая материя, вылезающая прямо из стены, та оплетала руки подобно бесформенным рукавам. То же касалось и ног. Не сбежать, как ни старайся.

Жанна присмотрелась получше. При свете, наверное, и не увидела бы, но по этим странным рукавам текли и пульсировали… сосуды. Сверху над головами мужчин висел голографический экран, на нём отображались шесть ритмов сердца и прочие цифры, в значениях которых офицер не разбиралась. Однако и так ясно, что это вроде постоянного мониторинга жизненных показателей. За пленниками тщательно следили. Это радовало.

По-видимому, все офицеры находились без сознания или спали, вымотанные заточением, потому никак не отреагировали на появление гостьи. Но стоило Жанне щелкнуть выключателем, как мужчины зашевелись, затрещал рассеянный голубоватый свет, и пленники окончательно пробудились.

– Кто ты? – взволнованным эхом спросил второй из ряда прикованных. Немолодой, уже успевший повидать многое за годы службы командир группы – это если судить по отличительным нашивкам на форме. Полковник и остальные офицеры щурились от неожиданно яркого света, стараясь разглядеть того, кто к ним пожаловал. Утвердил: – Ты ведь не карг.

Голову и лицо Жанны скрывал глубокий капюшон свободной куртки, которая прятала и округлый живот. Ни к чему излишние вопросы. Но стороннему взору виднелись поверх куртки распущенные русые волосы и кисти рук, заткнутые большими пальцами за ремень брюк, поэтому мужчины были дезориентированы, им приходилось гадать.

– Нет. Я человек, как и вы, – отозвалась. Мучить их неизвестностью в планы Жанны не входило.

Ещё до прихода сюда они с Ромом договорились, что откроют людям только часть общей правды: про наличие у каргов вторых сущностей человечеству знать совсем необязательно. Когда будет достигнут мирный договор, это умышленное незнание только сплотит.

– Человек? Женщина?

– На корабле пришлых? Ты тоже пленница?

– Где мы?

– Нас всех убьют? Или сначала подвергнут пыткам?!

Вопросы сыпались на Жанну градом стрел, невольно она и сама начала волноваться. Хорошо, что за дверью дежурил Лиам, да и Рооман должен вскоре подойти. Более-менее успокоившись, Жанна отбросила на спину капюшон. Всё-таки готовилась к встрече и похожей реакции.

Обрушилась оглушающая тишина. Не узнать дочь покойного полковника Зейна офицеры никак не могли. Внезапность факта выбила почву из-под ног, впрочем, о той и речи уже не шло.

– Ж-жанна? Глаза меня подводят или это и вправду ты? – выдохнул ошарашенно полковник. Александр Николаевич, она узнала его. Зейн о нём много рассказывал.

– Не подводят. Это действительно я.

– Но как?.. Полтора месяца минуло. Почему ты…

– Ещё жива, хотели сказать? – добро усмехнулась, но тут же улыбка Жанны погасла, офицер сделалась серьёзной. – На самом деле всё не так, как кажется на первый взгляд.

– О чём ты вообще? Тебя и твой отряд считают без вести пропавшими или убитыми! Только Картер выжил, но ему память отшибло. А ты… тут, – ничегошеньки Александр Николаевич не понимал, сверлил лишь осуждающим взглядом. Так и читалось в его красных от недосыпа глазах: «Предательница! Бросила своих и ошиваешься у врагов, когда твои проливают кровь!»

Защемило в груди. Морально Жанна оказалась не готова к этому, но давать заднюю поздно. Закусила до отрезвляющей боли губу и сказала:

– Вся эта многолетняя война – бессмыслица. Наше правительство – вот главное зло. Мы не зря считали каргов чужеземцами, но ошибка в том, что они не инопланетяне. Карги пришли на Землю из другого мира. Вернее, это разрушительные последствия вынудили их бежать после тайного визита якобы мирной делегации из умов нашего правительства. Всё до банальности просто: карги пришли нам мстить за то, что люди выжгли их мир ядерным оружием. – Жанна заметила, как потемнело в неудовольствии лицо полковника Александра, и предупредила: – Я понимаю, что всё это звучит невероятно сумбурно и поверить трудно, но вы должны…

– Для меня ясно одно, – перебил полковник, – карги – захватчики и варвары, они промыли тебе мозги. Страшно подумать, как расстроился бы Зейн, узнав, что его приёмная воспитанница стала предательницей и восхваляет врагов! Да он на том свете переворачивается сейчас!

У Жанны перехватило дух. Эта резкая фраза стала контрольным выстрелом, подорвавшим остатки выдержки. Сердце словно исполосовали ножом, такая горечь накатила, что офицер еле сдерживала подступившие слёзы. Как жестоко. Они ведь не знают…

Неизвестно, что бы пошло дальше, но вдруг сработала сигналка двери, и в камеру влетел злой Рооман. Подскочил к разговорчивому пленнику и что есть силы вмазал кулаком в челюсть. И ещё несколько раз, так что из носа и рта полковника хлынули струи крови.

– Ром! Не надо! – окрик пары заставил главу каргов остановиться. Ненадолго.

– О, кх… защитничек подоспел. – Людской командир сплюнул кровь в ноги взъярённому Рооману. – Что, уже и побывать в постели у одного из Этих успела? И как, грха… экзотично?

На этот раз Рооман сдержаться не смог, обрушил на человека серию болезненных ударов, у того кости затрещали. Другие пленники молчали, предпочтя не вмешиваться, не разобравшись. Жанна кричала, просила Рома прекратить, но он её уже не слышал, тогда она, совсем отчаявшись, подбежала и схватила главу пришлых за локоть.

– Прекрати! Иначе ты убьёшь его!

Рооман замер, почувствовав прикосновение к руке, резко обернулся, смерив пару злым взглядом. Жанна еле нашла в себе силы не отшатнуться – на неё смотрел вер, желающий растерзать её обидчика. Сглотнула, осторожно и медленно отвела локоть Рома от расквашенной физиономии Александра.

– Успокойся. Они не знают правды. Мне тоже обидны слова, но, убив их, мы союзников не найдём. Все люди будут считать так же, пока не «увидят» правду.

Рооман дышал часто и сердито. Внутри клокотала ярость, требуя закончить начатое, но пара была права. Перевел взгляд на стонущего людишку и решил, что хватит с него. Вон, Жанна стоит белее мела.

– Хорошо. – Опустил занесенную для удара руку и демонстративно стряхнул с кулака кровь. Затем снял свою маску, открывая ошеломленным пленным лицо. – Прежде чем сказать что-то, подумайте. Иначе вас ждёт, – кивнул на командира, – та же участь. Моё имя Рооман. Я – глава каргов. Вожак, если вам так понятнее.

А Жанна наконец облегчённо выдохнула. Да уж, здорово началось знакомство. Что ещё только предстоит?

В помещение вскоре зашли и другие пришлые с Варном, без масок. Врач принялся осматривать избитого капитана, карги готовили аппаратуру, а потом пленным показали фильтрованные воспоминания Роомана и ещё нескольких каргов. Всё, за исключением того, что касалось непосредственно веров.

Эффект получился должным. Офицеры и полковник растерянно переглядывались, не зная, как правильно реагировать на новые знания. Это подрывало все ранее установленные устои…

Рооман вновь взял слово, закрепляя результат. Рассказывал о различиях и общем каргов с землянами, частично о планах по возрождению климата Земли и построению двух резерваций. И о том, что пора забыть о ненависти и прекратить войну. 

Глава 12

Как бы дорого не стоил мир,

цена его всегда меньше, чем потери от войны.

Аtatkf

– Невероятно… а все люди считают, что карги пришли из космоса. Что прячутся в небе, а они, оказывается, всё это время скрывались под носом – в Мёртвой воде! Как это работает? – восторгался солдат по имени Михаил, рассматривая иллюзорное окно в каюте Жанны. Офицер лишь пожала плечами, занятая вкусным завтраком. Ей почём знать? Ром пытался объяснить, но она ничего не поняла – другой уровень технологий.

А вот Михаила пробрал интерес. Он самый молодой в отряде Александра Николаевича, не искушён тяготами войны, поэтому полковник выбрал его кандидатуру для ознакомления с культурой и военной мощью каргов. Ну как молодой, двадцать девять ему с хвостиком. Рооман не глупец – водить по кораблю всех шестерых землян под носами недовольных пришлых, охрану одного гораздо легче организовать. Слишком много боли люди и карги друг другу причинили, немногие смогут переступить через ненависть и не наворотить дел.

Помимо Лиама к Жанне с Михаилом приставили ещё воина, на всякий случай, – Рэльфа, который входил в группу захвата пленных. Рооман прекрасно осознавал возмущения народа, но ради благого будущего провёл с каргами несколько разъяснительных бесед, причём на всех кораблях. Восстанцев приходилось убеждать волей альфы. Все ради мира. Ради лучшего существования. И пока глава каргов отправился на флагман (основной корабль, где жил Верховный совет), чтобы подсчитать ресурсы и окончательно свернуть волнения, Жанна постепенно вводила в курс дела людей.

– Впечатляет, – Михаил задумчиво поскреб щетинистую щеку, – всё такое… обманчиво реальное. Как в далёком детстве.

– Ты что-то помнишь? – удивилась Жанна. Её-то детство началось уже в вечной зиме. Отложила вилку с пустым контейнером в сторону и приготовилась внимательно слушать. Откровенно скучавшие до этого карги тоже навострили слух.

– Помню. – Михаил опустился на софу подальше от бывшей сослуживицы. Ему хватило показательного мордобоя с полковником, чтобы уяснить, что не стоит её трогать. Ни словом, ни физически.

– Расскажи.

– Что ж, – мужчина с удовольствием погрузился в воспоминания, – мне исполнилось около восьми лет, когда чёрная вода хлынула из расщелин земной коры, и для всех настали тяжелые времена. До этого мы с родителями жили на окраине Петербурга, где сейчас высится Элегия. Двухэтажный дом у реки, полной рыбы, лес вокруг и пара соседей. Красота. Помню, как с братом и сестрой играли в салки на лугу, купались в речке, пока отец ловил на удочку рыбу, а после к вечеру мы всей семьей жарили её вместе с картошкой и овощами под деревом на берегу. Да, чудные были времена. Спокойные. Счастливые.

Михаил много чего рассказывал, карги и Жанна слушали взахлеб, представляя эти события, Землю, какой она была. А потом Жанна спросила:

– Миш, у тебя кто-нибудь остался из родных?

– В живых? – Неутешительно хмыкнул. И вдруг стрельнул острым взглядом по пришлым: – Нет. Сестра погибла последней, под обстрелом полгода назад.

Пауза вышла неловкой. Жанна взволнованно следила за реакцией офицера и каргов, успев хорошенько мысленно пнуть себя за излишнее любопытство. Однако все мужчины выглядели внешне спокойными и кидаться в драку не торопились, но в воздухе всё-таки улавливалось ощутимое напряжение.

Жанна попыталась сгладить острые углы:

– В этой войне все без исключения кого-то потеряли. Новыми смертями близких не вернуть. Но если наши народы сплотятся и мы свергнем земное правительство, то этим предотвратим большинство грядущих потерь. Кто-то должен начать, преступив через боль и жажду мести…

– Ты права, – неожиданно заговорил стоящий у двери Рэльф. Всё это время он внимательно читал какую-то книгу и в перепалки не встревал. – Начать кто-то должен.

***

После занимательной дискуссии Жанна повела Михаила во флоротсек. Рэльф остался у входа, а Лиам, несмотря на ворчание пары альфы, не мог нарушать прямой приказ главы, поэтому проследовал внутрь. Жанне так хотелось пообщаться с Михаилом наедине! О многом спросить и попросить.

Некоторые нерадостные мысли не давали покоя, а узнав сослуживца получше, она нашла выход. Теперь главное, чтобы Михаил согласился.

Показывая офицеру сбережённые и помноженные богатства растительной и животной природы каргов, Жанна незаметно уводила Михаила подальше от бдящего телохранителя. Лиам, естественно, заметил, но специально позволил увеличить дистанцию, понимая чувства подопечной.

– Ты слышал что-нибудь об интернатах для детей военных? – поинтересовалась Жанна напрямую у Михаила, посчитав, что они отдалились на достаточное расстояние. Михаил отвлекся от разглядывания склянок с травами, задумался.

– Да. Там их содержат в довольно неплохих условиях, обучают всему необходимому. Моя племянница тоже в одном из них – дочь погибшей сестры. Муж сестры умер задолго до неё, поэтому мне приходится заботиться о малышке. А что?

Отлично! Как нельзя лучше.

– Миш, а ты, случайно, не знал Дайну Никольскую? Она была моей подругой из отряда Зейна. – Офицер утвердительно кивнул, и Жанна, воодушевившись, продолжила: – Её сын, Артём Никольский, в интернате Элегии, и я хотела бы попросить тебя об услуге…

– Это какой? – заинтересованно оживился мужчина. Жанна сняла с шеи цепочку Дайны и вложила в руки офицера.

– Прошу, после всего найди Артёма и передай ему жетон матери. – Жанна дословно пересказала послание подруги для сына. – И по возможности, прошу, усынови его. В свою очередь я постараюсь обеспечить тебя, твою племянницу и Артёма всем необходимым.

– А что же ты сама? – нахмурился Михаил, чувствуя скрытый подвох. Жанна отвернулась и плотнее запахнула расстёгнутую куртку, ответила уклончиво:

– Я… не смогу после войны вернуться к людям. Не спрашивай почему, для этого есть веские причины, о которых рассказывать я не имею права.

Вдруг Жанна ощутила руку мужчины на своём правом плече. Вздрогнула от низкого тона его голоса, полного подозрений:

– Тебя ОН не отпустит?

Он – Рооман, Михаил побоялся произнести имя грозного предводителя каргов вслух, но Жанне искренне хотел помочь, поскольку считал, что карг удерживает храбрую девушку силой.

– Нет. Что ты, – не поворачиваясь, мотнула головой, – просто есть определённые обстоятельства. Я останусь с каргами по собственной воле. Пожалуйста, выполни мою просьбу. Я должна Дайне.

– Я сделаю, как ты хочешь, – отозвался Михаил после недолгого молчания и убрал руку.

– Спасибо…

Жанна еле сдерживала слёзы, так разволновалась, что не смогла справиться с эмоциями. И чувствуя, что вот-вот разревётся – чёртовы гормоны! – просила Михаила подождать здесь и передать Лиаму, что ей необходимо в туалет. Проговорив, заспешила в обозначенном направлении, дорога перед взором расплывалась, но нужная дверь вскоре подвернулась. Мазнув по сенсору ладонью и дождавшись разрешающего сигнала, Жанна забралась внутрь.

Прислонилась к холодному дверному металлу спиной, рукавом куртки вытерла влагу с щёк и, проморгавшись, увидела, что находится далеко не в туалете. Множество экранов с кнопками, разбросанные кучи бумаг, колбы, какие-то разноцветные растворы в стеклянных трубках и сосудах – помещение больше напоминало на лабораторию. А впрочем, важно ли? Главное, сейчас одна и есть время успокоиться. Жанна зажмурилась и расслабилась, задышала глубоко… Неожиданно совсем рядом раздался грубый бас:

– Надо же, кто ко мне пожаловал. Сама альфа-самка.

Внутренности Жанны сковал мороз. Ей был знаком этот жуткий голос! Преследовал с детских кошмаров и по сей день. Офицер распахнула глаза, но вскрик подавила мужская рука, крепко зажавшая рот.

– Знаешь, кто я, получеловечка?

Перед Жанной стоял старый карг. Злое, хищное лицо исполосовали шрамы и морщины, чёрные волосы с проседью у затылка стягивались тряпичным ремешком, а подтянутое тело, несмотря на возраст, скрывала синяя врачебная или лаборантская форма. Жанне не было известно его имя, однако эти злые болотные глаза… Именно они смотрели на нее, когда их обладатель безжалостно убивал её тетушку и отца пятнадцать лет назад.

– Полагаю, не знаешь, – хмыкнул довольно карг. – Что ж, давай познакомимся ближе, недосамка. Я – Пагон, дядя твоего Роомана.

Что?!

«Убийца!» – набатом звенело в опустевшей голове.

Убийца! Вот он, совсем рядом. Руку протяни.

По его приказу карги напали на Землю. Выполняя его волю, кто-то из пришлых пустил отравленную стрелу в спину матери. А лично он убил тетушку и отца.

Детский кошмар Жанны ожил. Воплотился удушающей реальностью и болью, заставляя переживать утрату любимых снова и снова. Под ложечкой горько засосало. Чёрным огнём взметнулась ярость, требуя немедленного исполнения мести; придала сил, задавив ростки прежнего страха. В зубах появилась непривычная резь, зуд и ломота в костях. Не помня себя от гнева, Жанна прокусила руку мужчины до крови.

– Это был ты! Пятнадцать лет назад… р-р-р… ты – убил моих р-р-родителей!

Пагон заорал и отшатнулся, с удивлением вытаращился на полуземлянку. Голос Жанны ломался, из горла вылетал сплошной рык, в радужку глаз наползла ядовитая зелень, а ногти на ладонях удлинились в когти, свидетельствуя о начинающемся обращении.

– Невозможно… – ошеломленно выдохнул Пагон, медленно пятясь.

Всегда уверенный в себе, привыкший всё и вся контролировать, сейчас карг дрожал от страха перед той, кого презирал. Он уже и забыл о том дне – пятнадцать лет назад, когда в схватке с людьми повстречал необычную девочку. Его дремлющий зверь что-то почувствовал в малышке и не позволил убить, и Пагону пришлось просто бросить её. Понадеялся, что добьёт война, а оно вон как обернулось.

– Ты та девочка! – прохрипел пораженный догадкой, безуспешно пытаясь остановить стекавшую из прокушенной ладони кровь. Споткнулся обо что-то и плюхнулся на зад, ударившись затылком об рабочую поверхность стола. Пагон во все глаза смотрел, как из маленькой девушки вырастает чёрная хищница. Точно такая же, как и они.

Инстинкты Жанны обострились. Она слилась в единое целое со своей пантерой! Смогла перекинуться, как Ром! Зрение улучшилось, она отчётливо слышала учащённое сердцебиение мужчины у своих лап. Кожей ощущала его страх. Сладкий привкус мести разлился в пасти. Наконец она отомстит за близких!

Пагон с трепетом следил за приближением хищницы, предчувствовал свой скорый конец, но в то же время восхищался. Племянник-то, оказывается, нашёл в Первом городе сокровище. Сильный будет выводок. Будущее, которого хотел достигнуть Рооман, объединившись с землянами, теперь виделось Пагону иным. Жаль, что ему не удастся побывать там. Но за свои ошибки положено платить.

– Ар-р! – заревела Жанна, напрягла ноги и прыгнула, подмяв под себя добычу. В лапы впились осколки стекла и щепки от проломленной мебели, но это мелочи.

Месть. Месть. Месть! Ничего, кроме этой мысли; она пульсировала, требуя добить хрипящего под обломками виновника гибели родных. Звериные зелено-голубые камни глаз Жанны сфокусировались на стонущем Пагоне: лицо карга покрывала собственная кровь от когтей и царапин, он тяжело дышал. Жанна довольно оскалилась, склонилась ниже, разводя челюсть, и… её ослепила яркая вспышка света.

В теле ощущалась непривычная невесомость, когда не можешь пошевелиться, словно нет тебя. Знакомое состояние. Но кто?! В следующую секунду выяснилось, что происходит: свет рассеялся, и перед Жанной предстал потрёпанный Пагон. На его раскрытой ладони лежал белый камень-передатчик, оплетённый чёрным узором. Они находились на травянистом холме, а вокруг раскинулись бесконечные леса и горы со степями. Уничтоженный мир каргов.

Какого черта?! Жанна злилась, но ничего не могла изменить, не поручалось вырваться из навязанных воспоминаний.

– Прежде чем ты убьёшь меня, хочу, чтобы ты кое-что узнала, – заговорил карг. – Я виноват во многом. Перед народом и в первую очередь перед Рооманом.

Пагон оглянулся, за его спиной появилось высокое строение, похожее на бурильную станцию. Карги в рабочей одежде с помощью специальных инструментов и машин грузили и возили по каналам груды чёрных блестящих камней, другие перерабатывали. Всё тихо, мирно. Но внезапно с неба посыпался ядерный обстрел, под потемневшие облака взметнулись грибы из газов, задрожала земля, из неё хлынули столбы чёрной воды с огнём. Но Рооман уже показывал это Жанне, и она не понимала, зачем Пагон делает это снова. Пока карг не признался:

– Это я убил Тайлера. Отца Роомана.

Что-что?! Новости обрушивались отрезвляющей снежной лавиной, только разгребай.

– После много сожалел, – повинился карг. Жанне хотелось закричать: «Да неужели?!» – но она присутствовала здесь лишь в качестве безмолвного наблюдателя. – И сейчас сожалею. Но тогда я жаждал власти. Мы с Тайлером кровные братья, близнецы, однако он родился первым. Ещё в утробе забрал себе все силы и всегда опережал меня на шаг, а я волочился позади. Мы даже любили одну самку, но она предпочла его.

Изображение станции приблизилось, Жанна увидела, как Пагон столкнул в пробоину по выработке нуридия мужчину, похожего на себя как две капли воды, а неподалёку стояли… военные.

– Я пошёл на сговор с главой земной делегации. Условился, что если я обрету власть, то мы начнём взаимовыгодное сотрудничество, поскольку Тайлер не хотел делиться с людьми нуридием. Но земляне предали меня. Им было нужно не наше сотрудничество, а завладеть технологиями.

Воспоминания Пагона прервались, Жанна и он вернулись в разгромленную лабораторию. Камень-передатчик выпал из ослабевших пальцев мужчины и покатился к двери, а карг прошипел сквозь стиснутые от боли зубы:

– Теперь ты знаешь мою тайну… Прошу, скажи это Рооману. Я не смог… гхха… – закашлялся кровью. – Для меня будет честью погибнуть от рук альфа-самки.

Пагон перехватил яростный взгляд пантеры, усмехнулся и закрыл глаза, смирившись с неизбежным. Не так бывший глава каргов представлял свой конец, но от судьбы не убежишь.

Рооман. Ром. Честь. В затуманенном местью сознании Жанны неожиданно вспыхнули картинки.

– А если я отведу тебя к тому, кто застрелил твоих родителей, разве ты не убьёшь его?! – кричал ей Рооман, когда они посещали террариум, чтобы залечить раны пары.

Жанна тогда споткнулась на ровном месте. Что бы она сделала, окажись прямо перед ней стрелок? Раньше, может, всадила бы под ребра адамантовый кинжал, но сейчас, после всего, что довелось узнать, подумала бы прежде, к чему приведут последствия.

– Повторяешься, – отозвалась, не поворачиваясь к каргу. – Запомни, Ром: исполненная месть никогда не принесёт счастья, потому как все совершают ошибки из-за сложившихся обстоятельств. За убитого придут мстить близкие, а за них другие, так и начинается война. И она не кончится, пока кто-то один не остановится, преступив через удушающее горе, и не продолжит жить дальше.

Жанна-пантера тряхнула головой, зафырчала, потихоньку приходя в себя. Рооман… И она осознала, что не сможет убить Пагона. Не имеет полного на то права. Насильно угомонив своего вера, Жанна обернулась человеком. Ноги отказались держать, и она рухнула коленями в разбросанные по полу осколки.

– Ну уж не-ет, чер-ртов карг. Лёгкой смерти я тебе не предоставлю! Сам скажешь всё Рооману! – вскричала офицер горько, роняя обжигающие холодом слёзы на щёки.

А в двери уже ломились снаружи. Трудно не заметить устроенный здесь погром и крики. Теряя сознание от чрезмерного истощения после оборота, Жанна почувствовала, как её кто-то бережно подхватил и куда-то понёс. Но занимало её совсем другое: она смогла остановиться и не преступить последнюю черту.

Очнулась Жанна в медотсеке. Поняла это, ещё не успев открыть глаза, по монотонному пику приборов и отчетливому запаху медикаментов. И что находится здесь не одна.

Варн. Офицер его чувствовала. Что-то изменилось глубоко внутри неё. Она изменилась. Но как и почему? Шестым чувством Жанна знала, что Варн сидел рядом за компьютером, периодически шелестели переворачиваемые страницы, но и это не вся компания – в четырёх метрах спала Кирия. Шумное дыхание беременной женщины беспокоило.

– С пробуждением, – сказал врач, просек по ускорившемуся ритму сердца, что Жанна проснулась. – Ну и натворила же ты дел.

– Что со мной? – От яркого света резало глаза, телом овладела жуткая слабость, а в голове стоял гул. – Что я сделала?

Варн отложил книгу в желтом переплете и повернулся корпусом к пациентке, посмотрел с хитрецой.

– Лично с тобой и ребенком все хорошо. Но разве ты не помнишь, что случилось?

Жанна напрягла память: вот они с Михаилом в ботаническом саде обсуждали интернаты для детей военных, говорили про Артёма и племянницу офицера, а потом… О чёрт! Она перекинулась в пантеру и чуть не перегрызла глотку Пагону!! Ром…

– Что у вас произошло с Пагоном? Почему ты напала на него? Это он спровоцировал оборот? – заваливал вопросами судовой врач, и Жанна догадалась, что он ничего не знает. Никто так и не знает о предательстве бывшего главы.

– Я узнала его. Это он убил моих родных. – По щеке скатилась горькая слеза, офицер отвернула лицо от мужчины, не желая показывать свою боль. – И не только моих.

Жанна рассказала Варну всё. Он слушал внимательно и не перебивал, и если б она видела, какие эмоции сейчас владели каргом, ужаснулась бы. После долгого молчания, преисполненный злости, мужчина наконец произнёс:

– Пагона, как и тебя, мы нашли без сознания. Он до сих пор не пришёл в себя, поэтому мы были не в курсе. Но тепер-рь… – замолчал, но и так ясно, что бывшего главу не ожидает ничего хорошего. Человек, кстати, Михаил вроде, ничего увидеть не успел: Лиам среагировал на шум вовремя и вырубил его.

От сердца отлегло. Жанна переживала, что карги стёрли Михаилу память, но теперь выходит, что офицер будет помнить об их договорённости. Хорошо. Жанна расслабилась, но вдруг вспомнилось кое-что.

– Я не смогла убить, – прошептала, уставившись в потолок, сильнее стиснув одеяло в руках. – Хотела. До жути хотела отомстить! Но… в какой-то момент во мне что-то переломилось, и я поняла, что не имею полного права. О боже! Ром! Что теперь будет?

– Ты все сделала правильно, – Варн похлопал по постели ладонью в поддержке, – сейчас отдыхай. Рооману уже сообщили об инциденте, он в пути и скоро прибудет.

– А как же?..

– Я сам скажу ему. Информацию, конечно, ещё десять раз перепроверят, но в любом случае Пагона ждёт суд. А после казнь.

– Ясно. – Взгляд Жанны упал на спящую Киру, она уже и забыла про присутствующую помимо них тут каргянку. – А что с ней?

– А, тренировочные схватки. Возможно, сегодня на корабле появится новая жизнь.

Варн ушёл, велев Жанне отдыхать и ни о чём не думать. В связи с нерадостными новостями ему, как бете альфы, предстояло поставить в известность Верховный совет и дать соответствующие распоряжения.

Жанна осталась одна. Ни о чём не думать. Легко каргу говорить! Голову разрывали вопросы, причины и следствия, лезли картинки произошедшего конфликта. Разум воспроизводил всё снова и снова, подмечая мелочи. Например, что Пагон вообще забыл в лаборатории флоротсека? Чем там занимался? Скрывался или работал по указанию Роомана? Однако размышлять дальше Жанне не дала проснувшаяся Кирия.

– Ну привет, подруга. Ты что здесь делаешь?

«Земным» фразочкам Киру научила Жанна, поскольку сухое общение поначалу очень напрягало. Офицер была рада отвлечься от гнетущих мыслей и поболтать с каргянкой, но ей всё равно пришлось рассказать вкратце, что стряслось, пока Кирия спала под действием снотворного.

– Ничего себе! Обалдеть. Вы с Ромом теперь прям истинные альфы. Мне даже завидно, – всплеснула руками женщина, а потом принялась заплетать растрепанные после сна волосы. – Иди-ка сюда ближе, подробнее расскажешь об ощущениях во время оборота.

Жанна пересела на койку к Кирии, болтали долго, в основном строили предположения по поводу исхода суда над Пагоном.

– Скорее всего, Пагона швырнут на растерзание одичалым. Или его самолично прикончит альфа. Как проголосует большинство. Ой! Опять!

– Что? – испугалась Жанна, видя, как Кира схватилась за живот. Но женщина лишь улыбнулась.

– Толкается. На свободу хочет. Акина меня замучила за последние дни, – поделилась, с любовью оглаживая свой огромный живот. Настроение поднялось и у Жанны. Вдруг Кирия предложила ей потрогать самой, и офицер с удовольствием приложила ладонь, тут же ощутив под ней сильный пинок.

– О! Варн сказал, что, возможно, ты разродишься сегодня.

– Быстрее бы. Кстати, – прищурилась каргянка, сев поудобнее и подложив под ноющую спину подушку, – а вы решили с альфой, как назовете сына?

Имя для сына? До этого Жанна и не задумывалась даже, но, поразмыслив немного, нашла подходящий вариант.

– Тайлер. Я назову его Тайлером. Рому должно понравиться, – произнесла с улыбкой, погладив свой живот.

– Да, это – точно понравится.

Слова Варна подтвердились: в ночь Кирия родила. Дождавшись разрешения врача, Жанна поспешила навестить подругу. Обессиленная, но до жути счастливая каргянка бережно прижимала к груди копошащийся свёрток. Малышка Акина сопела и с удовольствием сосала налитую молоком грудь, она ничем не отличалась от обычного человеческого ребёнка.

Разве что цветом глаз – те горели насыщенной зеленью, как у взрослых каргов, и не менялись. По пояснению Варна, так будет до первого оборота, который наступает у пришлых к пяти-шести годам, а потом радужка окрашивается в золотистый, потому что две сущности находят определённый баланс.

Страх за своего сына немного отпустил Жанну. Пусть её беременность и отличается от стандартной карговской, но она знала и лично увидела, что всё не так уж плохо. Однако оставалось ещё кое-что. К обеду должен прибыть Рооман, и Жанна боялась, как он воспримет новость о своём отце. Варн не сообщил ему по связи истинную причину, сказал, что с парой творится что-то странное и нужна его помощь.

В кабинет Варна глава пришлых влетел как ошпаренный, но застыл на месте, увидев, как Жанна с другом обыденно пьют чай.

– Что происходит? – Рооман с подозрением всматривался в напряжённые лица пары и врача. Нехорошее предчувствие беды уже закралось под кожу, морозя и заставляя сжиматься в волнении каждую клеточку тела.

– Ром… ты только не волнуйся. Просто… – Жанне даже самой поплохело от сухости банальной фразы. Хотелось вскочить и подбежать к мужчине, обнять, но Варн предупреждающе сжал её руку под столом.

– Что, Варн?! – начал нервничать Рооман, ударив по стальному косяку двери, тот прогнулся, но выдержал.

– Присядь и успокойся, друг. Речь пойдёт не о здоровье Жанны. С ней и с сыном всё в порядке, – парировал врач, смерив альфу призывающим взглядом.

– Тогда зачем вызвал? Я сорвал важный разговор с Советом!

– Присядь, – настаивал Варн, кивком указал на кресло, стоящее чуть в отдалении от стола. – Моя причина не менее важна, но по открытой связи озвучить я её не мог. Ты поймёшь.

Рооман скрипнул зубами, но сел. И Варн, положив на столешницу камень-передатчик, показал воспоминания Пагона. Ожидаемо Ром обернулся прямо в кабинете друга и начал всё крушить, не реагируя на окрики и просьбы успокоиться. Тогда перекинулась и Жанна.

Главу каргов тряхнуло – почудилось, что его скинули с пика самой высокой горы на острые камни. Варн не прогадал: ярость альфы улетучилась, в момент сменившись ступором. Инстинкты зверя схлестнулись с желаниями карга, и Рооман замер, в упор уставившись на Жанну-пантеру, а врач под шумок ретировался, опасаясь за сохранность шкуры. Единственное, жалел, что придётся переоборудовать место под новый кабинет, но это лучше, чем сотни мёртвых каргов, попавшихся под горячие лапы главы, и он в том числе. Ром не простил бы себе после.

Жанне удалось быстро привести Роомана в чувства. Она окатила шокированного альфу грозным рыком, тот аж уши к голове прижал, но затем подошла и села, склонила шею, выражая свою покорность. Противоречивое поведение заинтересовало зверя, и он вынырнул из оцепенения. Мышцы расслабились, тяжёлое рваное дыхание вернулось к норме, и Рооман с неверием потянулся к паре, боясь, что мираж рассыплется на множество хрустальных осколков. Ткнулся носом в шею, где однажды поставил метку, и глубоко втянул запах, но это была всё его строптивая Жанна. Реальная.

Как же он мечтал об этом! Не верилось!

«Ты смогла…» – пробился потрясённый голос мужчины в сознание, и Жанна облегченно выдохнула. Буря миновала.

«Смогла», – игриво фыркнув, плюхнулась на бок и левой лапой царапнула Рома за хвост.

– Р-р! – наигранно возмутился, но с удовольствием принял правила игры. – «Ты прекрасна».

«Я знаю», – ответила деловито, цапнув альфу ещё и за бедро, раззадоривая.

Игрище двух веров окончилось не скоро. Ром долго наслаждался своей парой, разглядывал, касался и… в общем, несчастный кабинет врача было после не узнать – и не восстановить тем более. Варн долго его оплакивал за кружкой спиртного, но усилия стоили того: все остались живы.

И Пагон пока тоже.

Выплеснув первый гнев, глава каргов велел созвать суд, на котором Верховный совет назначил предателю казнь. Дерг тоже присутствовал, но после промывки мозгов братом, у него не осталось никаких чувств к отцу, даже жалости.

Рооман растерзал Пагона публично. Карги никогда не забудут извращенной жестокости своего альфы. Передернуло даже взрослых закоренелых воинов, не то что молодняк. Но и к лучшему – считал Рооман, зрелище послужит отличным уроком на будущее. А землян на время разбирательств заперли, объяснив заточение вынужденными мерами из-за неполадки с одним из экспериментов.

И потянулись унылые дни, недели. Жанне с главой пришлых редко удавалось побыть наедине, однако они выжимали максимум из отпущенных им минут. В основном по вечерам, а с утра Рооман уходил разгребать проблемы и готовиться к контратаке. Вот и сейчас Жанна с альфой, свалив обязанности на плечи Варна, сбежали в террариум в их излюбленное место, где никто не смел им мешать.

Набегавшись на четырёх лапах по джунглям, они нежились в объятиях друг друга на берегу небольшой заводи под покрывалом звёздного неба. Они стали очень близки, оба понимали это и радовались. Оторвавшись от созерцания звёзд, Жанна подвинула руку Роомана выше на свой порядком увеличившийся живот.

– Чувствуешь? Тайлер разошёлся.

– Конечно! – Глава каргов с улыбкой получал пинки в ладонь, и только после до него наконец дошло. Казалось, он забыл, как дышать. Настолько сильное волнение его охватило, а сердце мужчины ускакало и затерялось где-то в области пяток. – Как… как ты сказала?

Жанна весело хохотнула и положила свои ладони поверх руки карга. Задрала вверх голову, наткнувшись на ошеломлённые глаза Роомана, повторила шепотом:

– Тайлер, говорю, сегодня что-то сильно толкается.

От лучей тепла в янтарных омутах мужчины и у неё в душе сделалось хорошо. Понравилось имя. Никогда Рооман не представлял, что испытает столько эмоций сразу. Его будто захлестнула волна цунами и подняла высоко в небо, где скрывались врата рая.

– Спасибо. – Нежность, благодарность, любовь и многое другое. Жанна чувствовала сердцем всё то, что Рооман скрыл в единственном коротком слове, и её переполняло ответное счастье.

Но вдруг глава каргов заметил, как улыбка стёрлась с лица пары, и Жанна поникла, переместив грустный взгляд в тёмное небо.

– Что такое?

– Завтра…

Рооман обнял пару крепче. Да, завтра. Завтра они с отрядами землян одновременно идут штурмовать все семь бункеров.

Последние полтора месяца Ром с полковником Александром и его подчиненными офицерами, как просила называть их Жанна, усердно разрабатывали план атаки. И их усилия увенчались успехом.

Численность сопротивленцев землян увеличивалась с каждым новым днём. Окончательно приняв правоту каргов о необходимости завершения войны, Александр со своими ребятами и пришлыми ежедневно выбирались на поверхность и завербовывали новых военных, начав с контрольных точек каждого отдельного бункера. Поначалу приходилось применять насилие – захватывать и обрубать связь с передовицами и при помощи усовершенствованных техниками камней-передатчиков показывать «настоящую правду о корнях войны».

Большинство землян прониклись, перенаправив злость на алчное правительство. Несогласных пленили. Не убивать же? Потом объединение ополчения постепенно добралось до передовицы, до ворот бункеров, а дальше предстояла массовая контратака. Все понимали, что потерь не избежать, но конечная цель стоила мира.

Рооман тяжело вздохнул. Завтра ему вести народ в последнюю битву. До жути не хотелось покидать беременную пару, но ей с сыном не место на поле боя, как бы она туда ни рвалась.

Но он должен идти. Ради их будущего. Альфа каргов всем сердцем желал, чтобы сын рос в безопасности и на процветающей планете. Чтобы дети веров бегали не по узкому пространству палубы кораблей, а по земле, резвились, охотились среди лесов и степей.

– Не переживай так сильно. Тебе нельзя. Всё будет хорошо. Мы справимся завтра, – Рооман говорил, а у самого драло болью горло. Его сжирал страх. За Жанну и Тайлера, их будущее. На войне может произойти всё что угодно.

– Ты… только вернись к нам. Слышишь? Пообещай!.. – Жанну сотрясали рыдания. Она долго сдерживалась, не желая расстраивать Роомана слезами, но это оказалось выше её сил.

Крепко сжав её ладони в своих, альфа каргов тихо произнёс:

– Я вернусь.

Эхо обещания подхватил ветер, прокатил меж ветвей крон по лесу и унёс в облака.

***

Судный день Земли настал.

Рано утром Ром с воинами покинул флагман. Из пропасти чёрных вод повыныривали шаттлы и помчались на города, земляне сами открывали ворота. И началось месиво. Надрывалась тревога о первом уровне, эвакуировали простых жителей. Сегодня карги сменили яд на транквилизаторы, чтобы сохранить как можно больше жизней, однако военные отстреливались адамантом. Каргам и ополченцам приходилось туго, они прорывались потайными ходами, их вели завербованные земляне.

А Жанна торчала на корабле под присмотром Варна. Как она хотела с ними! Но Рооман строго-настрого отказал. Конечно, Жанна понимала, что только мешала бы, но сердце тревожно колотилось в клетке рёбер, изнывая от неизвестности.

Время тянулось, как липкая смола. Чёрное и беспросветное. Минул день, второй, третий, а вестей толком не было. Сколько бы офицер ни спрашивала Варна, тот отвечал: «Ещё идут боевые действия. Жив!»

Жив. Одно это не давало окончательно падать духом.

Жанна не могла усидеть одна и перебралась в каюту к Кирии с Акиной. Младенческий крик и улюлюканье отвлекали и настраивали на позитивный лад. Чтобы вырваться из тягостных мыслей, офицер выпросила у Варна миникомпьютер и на основе своих знаний с подсказками техника и Лиама с Кириией пыталась спроецировать макет будущих резерваций. Карговской половины, естественно.

Занятие увлекло сильно. К пятому дню Жанна набросала приличное количество схем зданий и насаждений, отметила русла рек, озёра и моря, горы, степи. Построила модель их с Ромом и сыном дома. Лежа на диване, который сюда затащили специально для неё, Жанна настолько погрузилась в свою фантазию, что не заметила, как опустела каюта Кирии вместе с помощниками, и не сразу услышала, что её кто-то зовёт.

– Жанна? – Чья-то рука осторожно коснулась плеча. Сильная. Большая. Мужская. Знакомая.

На радости Жанна обернулась, однако далеко не Рооман стоял рядом, а хмурый врач.

– А?

Варн раскрыл рот, чтобы что-то сказать, но осёкся, так и не произнеся ни звука. Лишь смотрел с горьким сочувствием.

– Что?.. Что?!

Нутро окатило волной жуткого холода, кости превратились в обжигающие льдины. Все тело Жанны сковал лёд. Нижняя губа задрожала.

– Жанна… – Варн снова замолчал и отвёл взгляд, подтверждая худшие опасения.

– Его нет, да? – еле слышно. Капли слёз одна за другой срывались с глаз, падали сквозь голограмму макета Новой Земли и разбивались о побледневшие ладони Жанны, в которых она держала миникомпьютер.

– Война окончена. Правительство и все причастные к инциденту сорок лет назад схвачены, но… Четыре часа назад в ратуше Элегии, где люди хранили ядерные снаряды, произошёл взрыв. Сдетонировала бомба. Жанна… – Варн со злостью сжал кулаки и челюсти, но заставил себя договорить: – Судя по маячку, Ром находился там. Его больше нет, Жан.

Находился там.

Бомба…

По ушам заколотило биение сердца, что внезапно потеряло покой и ускорило ритм. Несчастный орган сдавили ледяные когти паники, запуская в кровь отраву страха и беспомощности.

Ту-тум! Ту-ту-тум!

Находился там.

Больше нет…

Роомана больше нет!!

Небесным громом в груди вскричало разбитое вдребезги сердце, и сознанием Жанны завладела темнота. Варн еле успел подхватить.

Эпилог

– Осенний ветер пахнет снегом,
Неверным, первым и сырым.
Привыкши к ветреным ночлегам,
Мы в теплом доме плохо спим.
Обоим нам, малыш, не спится,
Пусть вокруг тихо и темно.
Чудится видений вереница,
Судьбы злой рок, веретено…
Что в горной густоте тумана
Пантера с перевала мчится,
Громада чёрная – образ дурмана,
Последней надежды птица.
Вожака стаи нет уже давно,
Погиб за мир с тобой для нас.
Но не сдаемся, помним мы его.
Ведь он – жизни нашей часть…

В переливах нежного женского голоса, что звучал в комнате тихой колыбельной, легко угадывалась грусть и скорбь. Жанна сидела в плетеном кресле у приоткрытого окна веранды и баюкала на руках четырёхлетнего Тайлера, который никогда не засыпал без маминой песни, так напоминающей об отце.

Всматриваясь в даль сумеречного леса, Жанна пела, аккуратно перебирая пальцами темные пряди волос на макушке сына, голос срывался и дрожал от слёз, но она продолжала петь строки колыбельной по кругу снова и снова. Ведь в зарифмованных словах таилась надежда.

Когда четыре с половиной года назад Варн сообщил о взрыве ядерной бомбы в ратуше Элегии, которую пытался отключить Рооман, но не успел и погиб, Жанна думала, что умрёт вместе с ним. Что её израненное несправедливостью судьбы сердце не выдержит боли и разорвется. Но оно выдержало. Потому что ей осталось ради кого жить на этом свете.

Когда Жанна очнулась тогда в медотсеке под кучей проводов и сенсорных лучей, её стеклянный взгляд упал на трехмерную голограмму эмбриона сына. Её и Роомана продолжение. И Жанна поняла, что должна жить дальше ради Тайлера. Ради мечты Рома о безопасном и процветающем будущем. Иначе всё впустую.

Как только мысль укоренилась в разуме, Жанна пошла на поправку. Рядом всегда находились и поддерживали в начинаниях Варн, Лиам и Кирия. Они не позволяли сдаваться и опускать руки, подталкивали вперёд, когда оступалась, неся на своих хрупких плечах бремя власти.

По закону каргов альфа-самка не могла править в одиночку, а родившийся вскоре наследник был ещё слишком мал, поэтому Верховный Совет назначил регента. Им стал Дерг, как прямой потомок правящей ветви. Кандидатура Жанну, естественно, не устроила. В мыслях не укладывалось: как Верховные хрычи могли поставить во главе, пусть и временно, сына предателя?!

Жанна пыталась возразить Совету, даже обернулась пантерой и устроила разнос на флагмане, но ей неожиданно ткнули в нос одной крохотной бумажкой с подлинной подписью Роомана. Оказывается, глава каргов после реабилитации Дерга лично назначил того бетой. Варн подтвердил, и Жанне пришлось смириться. Закон есть закон. Однако, пообщавшись с сыном предателя ближе, многое переосмыслила о нём. У Дерга за плечами тоже имелась поломанная судьба, а главное, нелюбящий отец, который только и делал, что манипулировал им в своих целях.

– Я вёлся у него на поводу, не замечая откровенного безразличия, за что и поплатился. Но Ром, как бы иронично ни звучало, спас меня, вытащив из лап самой смерти, в которые я так рвался после проигрыша. И я безмерно благодарен ему, – поделился Дерг однажды, когда Жанна заглянула к нему в лабораторию проверить успех исследований.

По поручению Роомана он продолжил опыты Пагона по выведению сыворотки из крови одичалых для провоцирования к обороту обычных каргов. Именно этим занимался Пагон тогда в малой лаборатории флоротсека, когда туда «удачно» ворвалась Жанна, перепутав дверь с санузлом. Дерг хотел исправить ошибки отца, поэтому приложил все свои силы и знания для достижения цели, а именно – вернуть дремлющим в подсознаниях каргов верам свободу.

Жанна помогала ему со своей стороны всем, и спустя год исследований постепенно проявилась положительная динамика. Многие карги, которым инъекцировали сыворотку, уличили момент, поняли, что вызывает «толчок» к пробуждению зверя именно у них, и перекидывались уже без новых доз. Это был прорыв.

Под опеку альфа-самки и беты угодили все найденные в подпольных лабораториях бункеров полукровки. Их количество не превышало тринадцати по всей Земле, но в каком они находились состоянии! Измученные и забитые, поначалу они шугались каждого еле слышного шороха, но Жанна с Варном проявили упорство и вытащили их из пучины тьмы и боли. Жанна очень жалела, что ей не удалось порвать на куски их тюремщиков.

К тому времени карги с землянами окончательно утвердили пункты мирного договора и началось строительство смоделированных резерваций. По решению Верховного Совета карги отказались напрямую делиться с землянами нуридием, условились, что взамен отданной им половины планеты выделят группы учёных, под руководством которых пройдут работы по восстановлению природы и застройке территорий.

И впервые Жанна с Советом согласилась, поскольку считала, что давать нуридий людям – это сверхглупость. Зачем предоставлять завуалированному под союзника врагу оружие против себя же? Скрипя зубами главам человечества пришлось пойти на сотрудничество, а иначе как бы возвращали первозданный вид своей половине планеты?

Когда-то Пустая Земля мало-помалу, год за годом превращалась в Новую. Удивительное вещество нуридий. С его помощью карги очистили Мёртвую Воду и почву от яда, заселили Землю выращенными в ботанических садах кораблей образцами флоры и фауны. Планета разделилась на две равные части: одна для людей, вторая для каргов, а между резервациями пролегала высокая железная Стена. Но несмотря на определённый пункт договора, а именно обоюдное невмешательство в жизни народов, пришлые подстраховались – выставили со своей стороны Стены невидимый непроницаемый барьер с эхолокаторами, оберегая тайну вторых ипостасей.

Жанна контролировала всё лично. Затапливала боль утраты чрезмерными обязанностями, но всегда находила время для своего сына. Он стал её отдушиной. Спасением. Слушая, как Тайлер произносит первые звуки, слова, наблюдая, как делает первые шаги, падает, Жанна улыбалась и могла держаться на плаву. Друзья также были рядом и не давали впадать в уныние. Кирия помогала воспитывать Тайлера, с удовольствием сидела с сыном подруги, пока Жанна и Дерг в качестве послов вылетали на встречу с землянами и по прочим обязанностями.

Люди не понимали выбор Жанны жить среди чужаков. Засыпали вопросами «Как?» и «Почему?», за глаза прозвали предательницей отчизны, но её это нисколько не коробило. Это только её выбор. Встречалась Жанна и с Картером, но никаких былых чувств к мужчине не ощутила. Он так и не вспомнил её. «Ну и к лучшему, – говорила она себе, – главное – живой». А Михаил выполнил её личную просьбу – после войны получил повышение, кучу наград и отличный послужной список, который обеспечил ему, племяннице и Артёму безбедную жизнь.

Осуществление мечты Роомана было уже близко.

Как только строительство разделительной Стены завершилось и вовсю заработал Барьер, карги могли не опасаясь разгуливать верами по открытым зеленям и чащам лесоугодий. Для одичалых отвели специальные вольеры по всей территории, Жанна с учёными каргами очень надеялись, что однажды те обретут потерянный разум.

Планета переменилась. Излечилась от яда ненависти творений божьих, вернув себе прежнюю красоту. Но как долго продлится это затишье?

– Обоим нам, малыш, не спится,
Пусть вокруг тихо и темно.
Чудится видений вереница,
Судьбы злой рок, веретено…
Что в горной густоте тумана
Пантера с перевала мчится,
Громада чёрная – образ дурмана,
Последней надежды птица.
Вожака стаи нет уже давно,
Погиб за мир с тобой для нас.
Но не сдаемся, помним мы его.
Ведь он – жизни нашей часть…

Жанна допела колыбельную и замолчала. Тайлер крепко спал, она осторожно переложила сына в кровать, укрыла тёплым одеялом. Кожу щёк стянуло и щипало от слёз – пустяки, те всегда лились вместе с песней, отзываясь щемящей болью в груди. Боль никуда не исчезла со временем, как бы ни заверяли философы. Скорбь засела глубоко в груди под прочным панцирем. Жанна просто научилась с ней жить, она помогала двигаться вперёд.

С нежной улыбкой Жанна погладила спящего сына по плечу и вышла на террасу дома. Ночной лес встретил приятной тишиной. Никакой суеты. Хорошо так, спокойно. Можно перестать притворяться, что всё в порядке, и ощутить себя настоящую. Жанна не собиралась отпускать память о Роомане, не могла и не хотела. Ей казалось, что допусти она эту оплошность, и Ром навсегда исчезнет, а пока о нём хоть кто-то помнит – он будет существовать. Пусть и в её личных мечтах.

Но у Жанны имелись на то основания.

Первый раз это случилось спустя два месяца после объявления кончины Роомана. Измученная терзаниями, Жанна уснула прямо в лаборатории Дерга, ей привиделся странный сон. Слишком реальный и непонятный. Жанна летала в облике Тарогна – крылатого божества каргов, с горбатым клювом, завитыми узлами рогами и острыми когтями. По легенде Тарогн являлся каргам призраком на смертном орде и переносил их в мир духов, тесно связанным с миром живых, и впоследствии карги перерождались.

В своем сне Жанна была этим самым духом, точнее, смотрела его огненными глазами. Парила птицей над просторами совершенно целого мира каргов, каким помнила его до катастрофы, только без признаков цивилизации. И во сне по суше бродили веры. Мощные груды мышц чёрных хищников перекатывались под толстой бронёй, пантеры гнались за дичью, прятались под сенью деревьев и листьев папоротника, незаметно подбираясь к жертве… Веры существовали!!

Среди них выделялся один. Вожак. Альфа. От его грозного рыка дрожали в страхе горы, роняя лавинами насыпь и огромные камни на предгорья и равнины. Вожак вёл всех за собой, защищал от другой приставучей живности. Жанна сердцем чувствовала, что это Ром… Никто кроме.

Он тоже почувствовал её. Преследовал по пятам, но Жанна не владела призрачным телом духа, не могла взмахнуть крыльями и сменить направление, чтобы броситься к паре.

Тарогн летел низко, дразнил вожака, заставляя гнаться за собой в тумане по ухабам и перевалам. Вёл лишь одной ему ведомой извилистой тропой – к расщелине на утёсе у океана. Тарогн спикировал в беспроглядный омут бездны, призывая прыгнуть с ним… но альфа каргов не мог. Не пускала невидимая стена. В агонии Рооман бился в преграду, не жалея сил, не обращая внимания на кровь из ссадин, но преодолеть невидимого противника не получалось.

«Ещё не время… – отвечало эхом из темноты желоба крылатое божество. – Придёт час…»

Жанна подскочила тогда с криком, тело била крупная дрожь неверия, а сердце взволнованно вколачивалось в рёбра. Отчаянный зов собственного имени ещё бил в ушах. Рооман звал её, просил подождать. Слишком всё реально! На радости Жанна рассказала Варну и Совету, но… никто не поверил. Сочли бредом подсознания из-за утраты пары. Но Жанна продолжала верить и жить этой призрачной надеждой, впоследствии сон изредка повторялся.

На основе сна Жанна сочинила колыбельную и пела сыну по вечерам. Тайлер слушал и улыбался, представляя своего сильного и смелого отца, который однажды проломит стену и вернётся к ним. Жанна тоже верила.

На дом черно-синей вуалью опустились сумерки. Жанна поёжилась, обняла себя за плечи, тонкая вязаная кофта не спасала от шального холодного ветра, что пробрался на террасу. Жанна любила вот так стоять и наблюдать за ночной тишью, за миллиардами огней звёзд на небе, за откушенной луной; любила слушать стрёкот насекомых и уханье птиц. Её не угнетало одиночество, потому что она никогда не оставалась одна. Совсем рядом, в уголке сердца, с ней всегда была надежда. Жанна верила, что альфа каргов придёт. Ждала, что когда-нибудь Ром обязательно вернётся.

Потому что любящее сердце не может обманываться.

***

Двадцать один год спустя.

Новая Земля. Территория каргов. Полдень.

По улицам города в черно-серой форме пилота бежал рослый темноволосый парень. Судя по рваному сбитому дыханию, очень спешил. Знакомые и прохожие окрикивали его, но он продолжал путь не обращая внимания, старался не задерживаться. Ему нужно срочно найти одного человека. Мать.

Это случилось. Сегодня. Всего полчаса назад!

Он сорвался с учений и бросился на поиски, но, как назло, матери не оказалось ни дома, ни вообще в столице. Тайлер связался по коммуникатору с Варном, и тот сообщил, что Жанна с Дергом отправились на Стену в седьмую локацию города VG – разгребать какие-то неполадки с Барьером. Образовавшаяся по неизвестной причине брешь в Барьере глушит все сигналы в радиусе двух километров, поэтому связь туда не проходит.

Зарычав от неудачи, Тайлер прыгнул в первый попавшийся шаттл и, сняв автопилот, рванул по нужным координатам. Город VG встретил странной тишиной. Словно все жители вымерли. Улицы пусты, никакой оживленности или суматохи. Нахмурившись, Тайлер замедлил шаттл и на всякий случай накинул на корабль маскировку. Стена виднелась издали, особенно отчётливо зияла в ней чёрным провалом широкая дыра.

– Как от взрыва…

Карг крепче сжал кожаную обивку штурвала. Не нравилось ему это. Но, подлетев ближе, увидел рабочих, те усердно латали пролом. Они быстро указали местонахождение альфа-самки и беты. Пристыковавшись к трапу, Тайлер поспешил разыскать мать.

Жанна с Дергом находились в пункте контроля. Ещё в коридоре Тайлер заслышал их громкие пререкания, кивнул охране на пропускном и прошёл внутрь мрачного зеркального помещения. Мать и дядя оживлённо спорили, поочерёдно тыкая лазерной указкой в экран с изображением схем Барьера и Разделяющей Стены.

– …а я уверенна, что это была диверсия! И мы должны обезопасить себя! – заявила Жанна, всплеснув в воздухе руками, и снова обвела лазером контуры дыры в Стене. – Говорю, они что-то затевают. Велик соблазн узнать наши тайны и заграбастать парочку технологий.

– «Они», – передразнил Дерг с усмешкой. Мужчина сидел в кожаном кресле смотрителя, закинув ногу на ногу, и спокойно точил карандаш. – Звучит так, словно ты никогда не жила среди людей. Похвально. Давно пора. А то раньше только их и защищала.

– Тебе что, смешно? – Жанна села бедром на стол, отчего мелкие предметы от тряски покатились и с шумом свались на пол. Не обратив внимания, Жанна одернула кремовый подол строгого платья и подчеркнула: – Я тут, вообще-то, пытаюсь решить наши проблемы, а ты забавляешься.

– Ну извини. Просто действительно забавно сказала. – Дерг примирительно поднял руки, отбросив в стороны многострадальный карандаш. – Мы уже эвакуировали местное население, на время починки дыры выставили посты охраны и помимо официального визита к землянам послали скрытый разведывательный отряд. Тебе мало действий?

– Дерг, пойми. Люди – не карги. Я жила среди них, да, и поэтому знаю, что их жажда к новому и неизведанному превышает все границы. Я просто не хочу допустить повторения истории, когда у нас наконец всё наладилось… – Жанна перевела взгляд на голограмму со схемой пробоины, за которой начинались угодья людей. Интуиция упрямо трезвонила, что взрыв на самом деле не последствия случайного падения вертолета, как уверяло земное правительство. Отнюдь.

Повисла неловкая пауза. И Дерг, и Жанна погрузились в свои напряжённые мысли. Тайлер выбрал именно этот момент, чтобы вмешаться.

– Кхем… мам, можно тебя на минутку? Это важно. – Дергу приветственно махнул ладонью.

– Тайлер? Ты что здесь делаешь? – удивилась Жанна поначалу, но потом вспомнила, какое сейчас время дня, и строго отчитала сына: – Почему не на учении? Ты, как будущий глава, не должен пренебрегать обязанностями и…

– Это касается отца, – внаглую перебил Тайлер, поскольку лекция затянулась бы надолго, а дело не терпело отлагательств. – Я вёл крейсер, и внезапно перед глазами промелькнула вспышка. Я «видел» ЭТО. Всё, как ты рассказывала: и Тарогна, и мир с верами, и расщелину.

О том, что крейсер был не на автопилоте, благополучно умолчал. Ни к чему матери излишние волнения. Выкрутился и никого не сбил, никуда не влетел.

Дерг хмурил брови, переводя взгляд с Жанны на племянника и обратно, ничего не понимая. А Жанне показалось, что у неё пол исчез из-под ног. Хорошо, что сидела. У горла беспокойной птицей забился жаркий трепещущий комок. И как вспыхивает порох от искры, так вспыхнула, оживая, надежда.

Все эти двадцать пять лет они с сыном пытались разгадать головоломку, которую им насылал крылатый дух во снах. А теперь вот – наяву.

– Что… – сглотнула от охватившего тело волнения. – Что тебе сказал Тарогн?

– Что время почти пришло.


Конец.


_____________________________

Для обложки использованы стоковые фото:

https://www.shutterstock.com/ru/image-photo/girl-gun-unusual-camouflage-486497893

https://www.shutterstock.com/ru/image-photo/professional-archery-target-mountains-close-280345187


Оглавление

  • Пустая Земля. Трофей его сердца
  •   Введение
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Эпилог