КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426009 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202730
Пользователей - 96502

Впечатления

poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Престон: Циклы: "Уаймэн Форд" и "Джереми Логан". Компиляция. Книги 1-9 (Триллер)

Переделанный вариант предыдущего файла. Сделана разбивка на два цикла (пока). Позже сделаю отдельные триллеры, отдельной компиляцией. Дело в том, что в старом варианте существует проблема со ссылками. Вот этот огрех и хочу исправить. Этот файл без проблем! Sorry!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Но... я же Питер Паркер! (СИ) (fb2)

- Но... я же Питер Паркер! (СИ) 2.65 Мб, 755с. (скачать fb2) - (Navuhodonosr)

Настройки текста:



Who am I

Обычно я просыпаюсь быстро, словно кто-то переключил режимы — только что спал и видел сны, и вот я уже готов к действиям. Это весьма полезное качество, особенно когда на сон остаётся пара часов и с утра обязательно нужно быть на работе или учёбе. Так вот, в этот раз было не так.

Я завис в каком-то пограничном состоянии полусна. Точнее, я понимаю, что сплю, полностью осознаю своё положение, но при этом всё ещё не могу проснуться, практически как при сонном параличе только без паники. Хотя в этот раз, кажется, можно найти пару причин для страха.

Во-первых, я не помню, чтобы засыпал, сидя в, судя по тряске, машине c сильной головной болью и звоном в ушах. Что происходит, я пьян?

Машина вдруг подскакивает на ухабе, и я бодро прикладываюсь затылком о какую-то железяку над головой. Сука! Теперь понятно, почему у меня так болит голова и звенит в ушах.

Боль помогает мне проснуться, хотя я предпочёл бы обойтись своими силами. Я пытаюсь выругаться, но не могу — губы чем-то склеены, вероятно, скотчем, я наконец-то разлепляю глаза.

Темнота.

Точнее, есть небольшие проблески света, но всё как-то мутно, ни черта не разобрать.

Мне что, ещё и мешок на голову нацепили? Если это какой-нибудь глупый розыгрыш, кому-то будет больно!

А кому?

Я вдруг понимаю, что не помню никого, кто мог бы меня так разыграть.

Да я вообще нихера не помню! Мощное похмелье или, чем чёрт не шутит, амнезия?

Я пытаюсь пошевелить руками, но не могу — они связаны. А что если это не шутка? Неужели меня действительно похитили? Но кому я нужен? Я… я… Чёрт! Да я сам о себе нихера не помню! Кто я вообще такой?

Вот и паника!

Твою мать, как страшно, я не хочу умирать!

Стоп! Стоп! Стоп! Отставить истерику!

Боль чуть стихла, и даже звон в ушах начал понемногу отступать, я услышал обрывки речи.

— He is such a mess, I don’t even want to remember! — голос женский, грубый, с идеальным американским произношением. Я вроде бы знаю английский — это уже хорошо, но почему-то мне трудно уловить смысл сказанного, словно я не говорил на английском уже пару сотен лет, наверное, со школьных времен.

Стоп! Школа… я начинаю вспоминать. Отлично!

— Come on, tell me! This is a real date, with a man! You must tell us! — другой голос, тоже женский, чуть более высокий и мягкий.

Опять первый голос. Женщина рассказывает какую-то историю, но я сосредотачиваюсь на том, чтобы вспомнить что-то о себе. И у меня начинает получаться. Я вспоминаю: своё детство, обычную школу, где меня дразнили из-за того, что я не умел общаться со сверстниками. Самих одноклассников: Мэри Джейн Уотсон — мою ветреную первую любовь; Флеша Томпсона — тупого качка-футболиста, который постоянно надо мной издевался; Гарри Озборна — моего первого и единственного друга, который очень легко про меня забыл, как только стал популярным. Помню родственников: тётю Мэй и дядю Бена… помню, как дядя Бен умер у меня на руках. Помню свою первую настоящую подружку — Гвен Стейси, которая тоже умерла у меня на руках из-за моей ошибки, из-за того, что я был глупым самоуверенным юнцом, считавшим, что сможет быть супергероем… точно, я вспомнил — я супергерой! Человек-Паук! Я охраняю покой Нью-Йорка, защищая его ночью, а днём работаю журналистом в Дейли Бьюгл, продавая собственные снимки за сущие гроши… чёрт, я такой идиот! Какого хрена? Что со мной не так? Так, ладно, успокойся, может, потом я вспомню ещё что-то, что объяснит всё.

Я пытаюсь расслабиться, привести мысли в порядок. Очень сильно пересохло во рту, язык шершавый, словно наждачка, царапает нёбо при каждом движении. Меня что, гоняли по пустыне? Стоп… что-то не так. Я пытаюсь понять, что же привлекло моё внимание, провожу языком по зубам. Точно, вот оно! На этом месте должно быть отверстие, этот зуб мне выбил Доктор Октавиус, когда я пытался остановить его при ограблении банка. Какого хера я вообще столько возился с обычным человеком? Мне ведь достаточно было ударить его разок по голове и вырубить? Не отвлекайся, Питер! Зуб! Да, точно, зуб, которого там не должно быть! Я не помню, чтобы вставлял искусственный, а новый у меня так и не вырос, хотя я не переставал надеяться. Что за чертовщина? Ладно, есть ещё один способ.

Я напрягаю правую ступню, начинаю осторожно тянуть носок вверх, ожидая почувствовать его. Опять ничего. Но ведь у меня в ноге должен быть чертов маячок, вшитый мне людьми Фьюри, пока я был без сознания. Обычный человек не почувствовал бы такую мелочь, но я с самого начала знал, что Щит приглядывает за мной с помощью маячка.

И тут я заметил ещё одну странность. Я слаб. Нет. Нет. Нет. Этого не может быть. Я обычный человек. Чёрт, меня как-то лишили супер способностей!

А может, это не моё тело? Но как такое возможно? О, я понял! Виртуальная симуляция! Вот почему нет картинки — чтобы не дать мне разгадать обман, гораздо проще внушить человеку, что у него мешок на голове, чем создать неотличимую от реальности картинку.

И в этот момент что-то меняется в моей голове, я начинаю гораздо легче понимать речь незнакомки.

— Чем мокрее его глаза, тем суше у меня между ног. Когда я решила, что надо валить, он раскис: начались эти все позы, губы надул, как ребенок. Так захотелось ему вмазать! Эти мужики, даже злость не умеют изобразить. Я свалила.

Как глупо! Такое палево, не знаю, как они внушили мне, что я не понимаю английский, но это ещё раз подтверждает мою догадку. Всё это виртуальная симуляция, но я почему-то не помню ничего после того… я даже не могу точно сказать, где обрываются мои воспоминания.

— Серьёзно? — воскликнула вторая девица. — Ты, неблагодарная сука, ты не дала мне подкатить к нему, а сама даже не воспользовалась шансом.

— Чёрт, я согласна! — третий женский голос. — Ты просто охуевшая сука. Он же мужчина, чего ты ждала, что он вдруг станет бабой? Ты не можешь требовать от мужчины женственности, с ними нужно быть нежными! Тебе выпал такой шанс, а ты его упустила.

Что за бред несут эти бабы? Я нихера не понимаю.

— Знаете, что? Да пошли вы обе! И мужики ваши тоже! Они просто бесполезный мусор, чёрта с два, я буду терпеть все эти ужимки, заморочки, бесконечные требования и истерики. И ради чего? Чтобы он раз-два в неделю поерзал своим вялым членом в моей вагине? Нет уж, лучше уж я найду себе подружку, подарю ей здоровенный резиновый фаллос, и каждую ночь она будет трахать меня этим членом так, как ни один мужик никогда не сможет! И, уж тем более, мне не нужно будет ни с кем делиться! Этот член будет только для меня, каждую ночь.

— А потом твоя подружка выйдет замуж, станет четвертой женой какого-нибудь мальчика с вялым членом и родит ему замечательных детишек, у неё будет счастливая большая семья, а ты останешься одна, со своим твёрдым резиновым фаллосом. Сука.

Что ж, теперь я знаю, что это всё не по-настоящему, вероятно мне пытались заблокировать воспоминания, чтобы я не раскусил обман, но что-то пошло не так. Пора прекращать этот цирк. Я начал дёргать верёвки и всячески привлекать внимание находящихся рядом НПС, надеюсь, у них есть скрипт, чтобы снять с меня мешок и кляп.

— О, смотрите, малыш Паркер пришел в себя, — кто-то сел справа от меня, прижался вплотную, а затем обнял меня одной рукой, — не бойся, мальчик, мы тебя не обидим.

Я мог в ответ только мычать и дёргать головой, что и делал.

— Давайте снимем с него этот мешок, всё равно он никак не запомнит дорогу.

— Эй, нельзя показывать ему наши лица, что ты творишь, дура? — это та, что рассказывала историю про парня нытика.

— Ну так натяни себе чулок на голову, если боишься, сучка! — говорит, очевидно, та НПС, что подсела ко мне. — Так, сейчас мы снимем эту пакость.

Наконец, с меня сняли чёртов мешок, и я смог увидеть… размытое марево.

Какого чёрта! Ваша симуляция — полный отстой, я ни хера не вижу, словно у меня снова минус десять на каждом глазу! А, ну точно, это ещё один способ спрятать плохой графон — внушить мне, что у меня плохое зрение. Я понял: они пытались заставить меня забыть о том, что я получил суперсилы.

— Ах, точно, он же не видит без очков, — говорит третья НПС. Очевидно, это подсказка на случай, если я сам не догадаюсь о моём “плохом зрении”.

— Эх, ты такой милый и умный мальчик, — меня потрепали по голове, — поэтому послушай моего совета, делай всё, что тебе скажут, и тогда с тобой не случится плохого.

— Поверь, нам самим неловко от того, что приходится так поступать с мальчиком, вроде тебя, — это говорит девица, что рассуждала о мужественности и мужчинах. Теперь я знаю, что она сидит прямо напротив меня, — но у нас нет выбора, босс сказала, что только ты можешь помочь с проблемой док. Главное, не бойся, если всё пройдёт хорошо, мы вернём тебя домой в целости и сохранности.

— Разве что самую малость попольз… ауч, Арчи, какого чёрта ты меня пихаешь?

— Нечего нести чушь! Он здесь не для этого, а если у тебя чешется манда, то пиздуй к своей подружке с резиновым членом, о которой ты нам тут рассказывала! — новый голос, опять женский. Ну не только голос, я так же видел размытый силуэт говорившей, что до этого пихнула в бок другую НПС.

— Я просто шутила, чего ты так взъелась, сдался мне этот ваш Паркер, да у него ещё…

— Тупые шутки, Мямля, лучше заткнись пока не поздно.

— Да, сука, мы уже поняли, что ты предпочитаешь резиновый хуй настоящему, так что держись от Питера подальше, — включается в перебранку обнимающая меня НПС.

Я вижу её лицо буквально в десяти сантиметрах от меня, но ничего не могу разглядеть. Даже странно, во всём, что не касается зрения, этот виртуал не уступает реальности: осязание, звуки, запахи, боль. Всё как настоящее.

— Тебе, наверно, мешает кляп, может снимем его? — НПС поворачивается к своим товаркам.

— Даже если он закричит, всё равно никто уже не услышит, мы выехали за город.

— Тогда приготовься, будет немного больно, — говорит она, подцепив край скотча ногтем, и начинает его медленно стягивать.

— Твою мать, да сдёрни ты его уже! — говорю я, при этом дёргаю головой, чтобы ускорить процесс, что-то вываливается у меня из кармана на груди.

— Эй, тут, что-то упало, — девица напротив наклоняется и поднимает предмет, — это же футляр для очков, так ты хотел сказать нам, что у тебя есть запасные очки.

— Нет, сука, я хотел сказать, чтобы вы засунули этот дебильный розыгрыш себе в… — и тут девица надевает на меня очки, и я затыкаюсь на полуслове.

— Не стоит мальчику так грязно ругаться, — говорит обнявшая меня, а я могу только с открытым ртом переводить взгляд с одной девушки на другую, потому что такая реальная картинка не может быть графикой и, к сожалению, это вовсе не розыгрыш.

SuperMegaAdmin

Обычно я просыпаюсь быстро, словно кто-то переключил режимы — только что спал и видел сны, и вот я уже готов к действиям. Это весьма полезное качество, особенно когда на сон остаётся пара часов и с утра обязательно нужно быть на работе или учёбе. Так вот, в этот раз было не так.

Я завис в каком-то пограничном состоянии полусна. Точнее, я понимаю, что сплю, полностью осознаю своё положение, но при этом всё ещё не могу проснуться, практически как при сонном параличе только без паники. Хотя в этот раз, кажется, можно найти пару причин для страха.

Во-первых, я не помню, чтобы засыпал, сидя в, судя по тряске, машине c сильной головной болью и звоном в ушах. Что происходит, я пьян?

Машина вдруг подскакивает на ухабе, и я бодро прикладываюсь затылком о какую-то железяку над головой. Сука! Теперь понятно, почему у меня так болит голова и звенит в ушах.

Боль помогает мне проснуться, хотя я предпочёл бы обойтись своими силами. Я пытаюсь выругаться, но не могу — губы чем-то склеены, вероятно, скотчем, я наконец-то разлепляю глаза.

Темнота.

Точнее, есть небольшие проблески света, но всё как-то мутно, ни черта не разобрать.

Мне что, ещё и мешок на голову нацепили? Если это какой-нибудь глупый розыгрыш, кому-то будет больно!

А кому?

Я вдруг понимаю, что не помню никого, кто мог бы меня так разыграть.

Да я вообще нихера не помню! Мощное похмелье или, чем чёрт не шутит, амнезия?

Я пытаюсь пошевелить руками, но не могу — они связаны. А что если это не шутка? Неужели меня действительно похитили? Но кому я нужен? Я… я… Чёрт! Да я сам о себе нихера не помню! Кто я вообще такой?

Вот и паника!

Твою мать, как страшно, я не хочу умирать!

Стоп! Стоп! Стоп! Отставить истерику!

Боль чуть стихла, и даже звон в ушах начал понемногу отступать, я услышал обрывки речи.

— He is such a mess, I don’t even want to remember! — голос женский, грубый, с идеальным американским произношением. Я вроде бы знаю английский — это уже хорошо, но почему-то мне трудно уловить смысл сказанного, словно я не говорил на английском уже пару сотен лет, наверное, со школьных времен.

Стоп! Школа… я начинаю вспоминать. Отлично!

— Come on, tell me! This is a real date, with a man! You must tell us! — другой голос, тоже женский, чуть более высокий и мягкий.

Опять первый голос. Женщина рассказывает какую-то историю, но я сосредотачиваюсь на том, чтобы вспомнить что-то о себе. И у меня начинает получаться. Я вспоминаю: своё детство, обычную школу, где меня дразнили из-за того, что я не умел общаться со сверстниками. Самих одноклассников: Мэри Джейн Уотсон — мою ветреную первую любовь; Флеша Томпсона — тупого качка-футболиста, который постоянно надо мной издевался; Гарри Озборна — моего первого и единственного друга, который очень легко про меня забыл, как только стал популярным. Помню родственников: тётю Мэй и дядю Бена… помню, как дядя Бен умер у меня на руках. Помню свою первую настоящую подружку — Гвен Стейси, которая тоже умерла у меня на руках из-за моей ошибки, из-за того, что я был глупым самоуверенным юнцом, считавшим, что сможет быть супергероем… точно, я вспомнил — я супергерой! Человек-Паук! Я охраняю покой Нью-Йорка, защищая его ночью, а днём работаю журналистом в Дейли Бьюгл, продавая собственные снимки за сущие гроши… чёрт, я такой идиот! Какого хрена? Что со мной не так? Так, ладно, успокойся, может, потом я вспомню ещё что-то, что объяснит всё.

Я пытаюсь расслабиться, привести мысли в порядок. Очень сильно пересохло во рту, язык шершавый, словно наждачка, царапает нёбо при каждом движении. Меня что, гоняли по пустыне? Стоп… что-то не так. Я пытаюсь понять, что же привлекло моё внимание, провожу языком по зубам. Точно, вот оно! На этом месте должно быть отверстие, этот зуб мне выбил Доктор Октавиус, когда я пытался остановить его при ограблении банка. Какого хера я вообще столько возился с обычным человеком? Мне ведь достаточно было ударить его разок по голове и вырубить? Не отвлекайся, Питер! Зуб! Да, точно, зуб, которого там не должно быть! Я не помню, чтобы вставлял искусственный, а новый у меня так и не вырос, хотя я не переставал надеяться. Что за чертовщина? Ладно, есть ещё один способ.

Я напрягаю правую ступню, начинаю осторожно тянуть носок вверх, ожидая почувствовать его. Опять ничего. Но ведь у меня в ноге должен быть чертов маячок, вшитый мне людьми Фьюри, пока я был без сознания. Обычный человек не почувствовал бы такую мелочь, но я с самого начала знал, что Щит приглядывает за мной с помощью маячка.

И тут я заметил ещё одну странность. Я слаб. Нет. Нет. Нет. Этого не может быть. Я обычный человек. Чёрт, меня как-то лишили супер способностей!

А может, это не моё тело? Но как такое возможно? О, я понял! Виртуальная симуляция! Вот почему нет картинки — чтобы не дать мне разгадать обман, гораздо проще внушить человеку, что у него мешок на голове, чем создать неотличимую от реальности картинку.

И в этот момент что-то меняется в моей голове, я начинаю гораздо легче понимать речь незнакомки.

— Чем мокрее его глаза, тем суше у меня между ног. Когда я решила, что надо валить, он раскис: начались эти все позы, губы надул, как ребенок. Так захотелось ему вмазать! Эти мужики, даже злость не умеют изобразить. Я свалила.

Как глупо! Такое палево, не знаю, как они внушили мне, что я не понимаю английский, но это ещё раз подтверждает мою догадку. Всё это виртуальная симуляция, но я почему-то не помню ничего после того… я даже не могу точно сказать, где обрываются мои воспоминания.

— Серьёзно? — воскликнула вторая девица. — Ты, неблагодарная сука, ты не дала мне подкатить к нему, а сама даже не воспользовалась шансом.

— Чёрт, я согласна! — третий женский голос. — Ты просто охуевшая сука. Он же мужчина, чего ты ждала, что он вдруг станет бабой? Ты не можешь требовать от мужчины женственности, с ними нужно быть нежными! Тебе выпал такой шанс, а ты его упустила.

Что за бред несут эти бабы? Я нихера не понимаю.

— Знаете, что? Да пошли вы обе! И мужики ваши тоже! Они просто бесполезный мусор, чёрта с два, я буду терпеть все эти ужимки, заморочки, бесконечные требования и истерики. И ради чего? Чтобы он раз-два в неделю поерзал своим вялым членом в моей вагине? Нет уж, лучше уж я найду себе подружку, подарю ей здоровенный резиновый фаллос, и каждую ночь она будет трахать меня этим членом так, как ни один мужик никогда не сможет! И, уж тем более, мне не нужно будет ни с кем делиться! Этот член будет только для меня, каждую ночь.

— А потом твоя подружка выйдет замуж, станет четвертой женой какого-нибудь мальчика с вялым членом и родит ему замечательных детишек, у неё будет счастливая большая семья, а ты останешься одна, со своим твёрдым резиновым фаллосом. Сука.

Что ж, теперь я знаю, что это всё не по-настоящему, вероятно мне пытались заблокировать воспоминания, чтобы я не раскусил обман, но что-то пошло не так. Пора прекращать этот цирк. Я начал дёргать верёвки и всячески привлекать внимание находящихся рядом НПС, надеюсь, у них есть скрипт, чтобы снять с меня мешок и кляп.

— О, смотрите, малыш Паркер пришел в себя, — кто-то сел справа от меня, прижался вплотную, а затем обнял меня одной рукой, — не бойся, мальчик, мы тебя не обидим.

Я мог в ответ только мычать и дёргать головой, что и делал.

— Давайте снимем с него этот мешок, всё равно он никак не запомнит дорогу.

— Эй, нельзя показывать ему наши лица, что ты творишь, дура? — это та, что рассказывала историю про парня нытика.

— Ну так натяни себе чулок на голову, если боишься, сучка! — говорит, очевидно, та НПС, что подсела ко мне. — Так, сейчас мы снимем эту пакость.

Наконец, с меня сняли чёртов мешок, и я смог увидеть… размытое марево.

Какого чёрта! Ваша симуляция — полный отстой, я ни хера не вижу, словно у меня снова минус десять на каждом глазу! А, ну точно, это ещё один способ спрятать плохой графон — внушить мне, что у меня плохое зрение. Я понял: они пытались заставить меня забыть о том, что я получил суперсилы.

— Ах, точно, он же не видит без очков, — говорит третья НПС. Очевидно, это подсказка на случай, если я сам не догадаюсь о моём “плохом зрении”.

— Эх, ты такой милый и умный мальчик, — меня потрепали по голове, — поэтому послушай моего совета, делай всё, что тебе скажут, и тогда с тобой не случится плохого.

— Поверь, нам самим неловко от того, что приходится так поступать с мальчиком, вроде тебя, — это говорит девица, что рассуждала о мужественности и мужчинах. Теперь я знаю, что она сидит прямо напротив меня, — но у нас нет выбора, босс сказала, что только ты можешь помочь с проблемой док. Главное, не бойся, если всё пройдёт хорошо, мы вернём тебя домой в целости и сохранности.

— Разве что самую малость попольз… ауч, Арчи, какого чёрта ты меня пихаешь?

— Нечего нести чушь! Он здесь не для этого, а если у тебя чешется манда, то пиздуй к своей подружке с резиновым членом, о которой ты нам тут рассказывала! — новый голос, опять женский. Ну не только голос, я так же видел размытый силуэт говорившей, что до этого пихнула в бок другую НПС.

— Я просто шутила, чего ты так взъелась, сдался мне этот ваш Паркер, да у него ещё…

— Тупые шутки, Мямля, лучше заткнись пока не поздно.

— Да, сука, мы уже поняли, что ты предпочитаешь резиновый хуй настоящему, так что держись от Питера подальше, — включается в перебранку обнимающая меня НПС.

Я вижу её лицо буквально в десяти сантиметрах от меня, но ничего не могу разглядеть. Даже странно, во всём, что не касается зрения, этот виртуал не уступает реальности: осязание, звуки, запахи, боль. Всё как настоящее.

— Тебе, наверно, мешает кляп, может снимем его? — НПС поворачивается к своим товаркам.

— Даже если он закричит, всё равно никто уже не услышит, мы выехали за город.

— Тогда приготовься, будет немного больно, — говорит она, подцепив край скотча ногтем, и начинает его медленно стягивать.

— Твою мать, да сдёрни ты его уже! — говорю я, при этом дёргаю головой, чтобы ускорить процесс, что-то вываливается у меня из кармана на груди.

— Эй, тут, что-то упало, — девица напротив наклоняется и поднимает предмет, — это же футляр для очков, так ты хотел сказать нам, что у тебя есть запасные очки.

— Нет, сука, я хотел сказать, чтобы вы засунули этот дебильный розыгрыш себе в… — и тут девица надевает на меня очки, и я затыкаюсь на полуслове.

— Не стоит мальчику так грязно ругаться, — говорит обнявшая меня, а я могу только с открытым ртом переводить взгляд с одной девушки на другую, потому что такая реальная картинка не может быть графикой и, к сожалению, это вовсе не розыгрыш.

Глава третья, непоследовательная

В этот раз я проснулся быстро, сразу придя в сознание и осознав, где нахожусь. Голова за ночь перестала болеть, но прикоснувшись к затылку, я обнаружил там припухлость. Я давно уже отвык от подобного, обладая силами паука, такие мелкие неприятности я просто игнорировал. Даже в периоды, когда мои силы давали сбой, я мог позволить себе упасть с десятиэтажного здания, причём спиной на крышу авто, и не сломать хребет.

А ещё у меня приятно побаливали мышцы рук и пресса. И это после двенадцати несчастных отжиманий. От осознания того, насколько я слаб, мне стало невыносимо стыдно за себя.

Я вспомнил, что мне снилось. Такой странный сон, от одного лишь воспоминания о нём сердце болезненно сжалось. Видимо подсознание шлёт сигналы моему медленному и забывчивому сознанию, но как мне, чёрт подери, интерпретировать такой сон.

— Да съебись ты уже с моего лайна, животное однокнопочное! — раздалось приглушенное, но всё ещё весьма отчётливое шипение Бобби.

А вот и то, что меня разбудило. Ну да, на компьютере помимо Скайрима было ещё несколько игр. Судя по возгласам, Бобби играет в одну из них.

Встав, я оделся во вчерашнюю одежду… нет, так дело не пойдёт.

— Надеюсь, ты не устанавливала ничего на РАБОЧИЙ компьютер, пока я спал? — говорю, встав у девушки за спиной.

— Ой… я тут это… просто док разрешала мне играть на её компе, когда он не занят, понимаешь, я тут торчала с ней всё время, и мне было скучно… и вот, — Бобби опустила плечи и старалась не смотреть мне в глаза, пока оправдывалась.

Игру она на паузу не ставила, и пока она говорила, женский голос сообщил, что вражеская команда убила Барона.

— Я выключу и… удалю все игры, только, пожалуйста, не говори боссу, что это из-за меня комп сломался, — она сложила ладони в молитвенном жесте и посмотрела на меня умоляющим взглядом.

— Не удаляй ничего без меня с компьютера, доигрывай уже, — я отвернулся и пошёл к холодильнику.

Но Бобби не стала больше играть, она выключила игру и пошла следом за мной, рассыпаясь в благодарностях. Судя по всему, девушка действительно боится гнева Синди.

— Так, — прервал я поток словоблудия, — раз уже ты не играешь, слушай мои условия: в холодильнике должны быть нормальные продукты, можно что-нибудь быстро разогревающееся. Весь этот протухший хлам выкинуть. Мне нужна чистая одежда, бельё, умывальные принадлежности, полотенце и всё прочее в этом духе. А прямо сейчас покажи мне ванную или душевую комнату.

Бобби опешила от такого напора и хлопала глазами, глядя на меня. Я же продолжил:

— И вообще, какого хрена я это тебе объясняю, вы меня похитили и хотели, чтобы я на вас работал! Хотите результатов — организуйте мне условия.

Возражений, к счастью, не последовало. Девушка переварила всю информацию и принялась исполнять поручения. Через пять минут я уже стоял под душем и чистил зубы, обдумывая информацию, которую ненароком разболтала Бобби с утра.

Она постоянно была тут вместе со Стэнс. Сильно сомневаюсь, что от неё могла быть какая-то польза в исследованиях, при всём желании, я не могу увидеть в этой девчонке ассистента учёного. Играть в игры на рабочей станции — отличное занятие для помощника, как же. Это значит, что? Правильно, Бобби охраняла Стэнс так же, как и меня. Значит, Док удерживалась здесь помимо своей воли. Но как долго? Вряд ли Стэнс была в плену, когда писала свою статью, нет, скорее всего, Синди обратила на неё внимание как раз из-за статьи. Хотя, конечно, возможны нюансы, но этот расклад самый вероятный. В таком случае, безответственное отношение учёной открывается в новом свете — она намеренно саботировала рабочий процесс. И появляется ещё один вопрос — кто, чёрт подери, такая эта Синди, если она смогла увидеть потенциал там, где его не увидел весь мир, в статье Стэнс?

Вопросы, вопросы, вопросы, слишком много вопросов?

Пока я мылся, Бобби принесла свежую одежду — простые спортивные штаны, кофту и бельё.

Я вновь приступил к проекту моей предшественницы. Пока я лишь разбирался со старыми наработками и прикидывал в уме, что можно сделать для улучшения ситуации. При всей моей солидарности с пострадавшей, я не собираюсь создавать для преступников рабочие формулу и излучатель, да и не факт, что смогу, далеко не факт. Параллельно я занимался сборкой декодера. Тут всё оказалось не так радужно, как я предполагал. Я видел пару раз, с какой легкостью Тони Старк взламывает всяческие охранные системы при помощи своего костюма и Джарвиса, но среди информации, которую я, не глядя, сохранил ночью, ничего столь же эффективного не было.

Замок был не из дешевых. Четырёхзначный код, автоматический вызов сигнализации после трёх неверных попыток ввода.** Декодер, способный при помощи коротких замыканий сбрасывать количество попыток ввода, будет подбирать четырёхзначный пароль полтора часа — около 120 комбинаций в минуту. Но если ограничиться четырьмя затёртыми цифрами, уйдёт всего секунд двенадцать. В итоге, я решил узнать мастер ключ этого замка. Для этого всё равно придётся собрать декодер и получить доступ к замку на пару часов, но зато я смогу сбросить код замка, сколько бы его не меняли. Мастер ключ длиннее пароля, целых шесть символов, а это несколько недель перебора, но в прошивке этой модели замков есть уязвимость: как только вы введете четыре цифры, которые не являются ни паролем, ни мастер кодом, замок выдаст ошибку, таким образом можно узнать первые четыре позиции мастер ключа, а затем уже выяснить последние две.

Попутно я смастерил простенький одноразовый шокер, на всякий пожарный.

Бобби мне не мешала и даже не пыталась следить за тем, чем я занимаюсь. А уж когда я разрешал ей играть на компьютере… не охранник, а мечта.

На вторую ночь я узнал текущий код замка при помощи самодельного декодера, затем выяснил мастер ключ, при этом само собой замок перешёл в режим ввода нового ключа. Вот это было бы палево, если бы я сразу начал подбирать мастер ключ и не смог бы вернуть старый код. Кстати, код содержал другие цифры, отличные от четырёх затёртых, значит, его недавно меняли.

Это отняло у меня пять часов сна — сначала я час выжидал, пока в поместье всё затихнет, затем ещё четыре часа работы декодера я не решался спать, пока он работает. Сон у меня крепкий, а просыпаться по своему желанию в нужное время получается через раз. Это могло бы быть полезным навыком, позволяющим не пользоваться будильником, но почему-то срабатывает не всегда. Бывало такое, что я, полагаясь на своё умение просыпаться по желанию, ложился спать без будильника и приходил в себя только лишь спустя четырнадцать часов, ну или меня будила тётя Мэй, когда знала о том, что мне надо рано вставать. В ту же ночь я совершил короткую вылазку в коридор. Лаборатория находилась под землей, и по счастливому стечению обстоятельств наблюдательный пост охраны был неподалёку. Дежуривший секьюрити к своим обязанностям относился весьма халатно, о чём свидетельствовал звучный голос хозяина таверны, объявлявшего бой Рексара против Андуина. Самого охранника не было видно, он находился в смежном помещении — в открытой двери виднелись только снятые им ботинки и край дивана, ну он хотя бы не спит.

Из этой вылазки я узнал один очень важный факт — камеры установлены только снаружи поместья, на воротах и у входной двери. В том, что лаборатория не оборудована явными устройствами слежения, я уже убедился, а теперь узнал, каких мест мне стоит избегать при побеге.

Кстати, Андуин победил.

На третий день я узнал из записей Стэнс всё, что только можно было узнать. Меня уже начало тяготить это вынужденное затворничество. К тому же, Бобби больше не оставалась ночевать со мной, а, следовательно, у меня не было доступа к интернету. За это время я более-менее упорядочил сумбур в своей голове, вот только так и не смог понять смысл того сна, а новых приветов подсознания не было. Так или иначе, пора было выбраться отсюда и выяснить, что же со мной произошло. Если я на самом деле был супергероем Человеком-Пауком, то как я вернулся в прошлое, а если же я всего лишь шестнадцатилетний подросток, то откуда у меня эти воспоминания. Ну и в обоих случаях, мне нужно вернуть воспоминания о событиях последних месяцев, а может, и годов моей жизни.

У меня было два основных плана побега.

Первый: отобрать у Бобби пистолет и заставить девицу вывезти меня за пределы поместья. В процессе можно было вызвать копов при помощи айфона преступницы. Минусы у этого плана очевидны, я даже не стану их озвучивать.

Второй: свалить ночью по-тихому, а уже затем вызвать копов. Этот план тоже не идеален, но именно к нему я склонялся, зря что ли декодер делал?

Был ещё последний вариант: вызывать копов и стать заложником бандитов при штурме. Как нетрудно догадаться, этот вариант не был одобрен высоким ареопагом и даже не получил статуса плана.

***

Я снова покинул лабораторию ночью, прокрался мимо поста охраны. На этот раз оттуда доносились звуки какого-то фильма. Ну да, не вечно же ему в Херкамень играть.

Я не мог ломиться через главный вход, там камеры, следовательно, нужно было найти какой-нибудь из служебных, в таком большом поместье не может не быть служебных ходов. У меня был кое-какой опыт в подобных делах, кое-чему я даже успел научиться у Фелиции, но, к сожалению, у меня не было её навыков взлома и незаметного проникновения. Мне удалось попасть в гараж, по пути преодолев ещё три электронных замка. Гораздо более дешевых, чем тот, что стоял в лаборатории, даже декодер не понадобился. Есть модели электронных замков, взламывать которые одно удовольствие — вскрываешь заднюю крышку и меняешь код доступа, там даже инструкция есть. Очень любезно со стороны производителей, предоставлять такую возможность. Это ещё называется методом грязной горничной.

А вот в самом гараже я столкнулся с неожиданной проблемой — я не умею водить. Мне это никогда не было нужно! Я нашёл грузовичок, на котором привозят продукты, я даже знал, как его можно завести, чтобы угнать… Боже, как же тупо, я не хочу бежать пешком через леса, когда под рукой есть готовая к угону машина. Мне придётся прятаться, ждать, пока копы повяжут преступников. Лучше делать это у себя дома, а не ночью в лесу.*

Окей, совмещаем первые два плана. Я, как идиот, попёрся обратно в свою комнату ждать прихода Бобби. Можно было попробовать захватить охранника с поста, но его отсутствие заметят быстро, как собственно и моё. А вот Бобби проводит почти весь день со мной, учитывая, что она приходит очень рано — девушка подстроилась под мой график, есть высокие шансы, что наше отсутствие не будет замечено сразу.

Проходя мимо поста охраны, я снова услышал голос Хозяина Таверны, он объявлял поражение, а следом раздалось женское негодование:

— Грёбаные фейсханты, класс для даунов. Вот интересно-то как, наверное, фейсхантом играть… — охранницы.

В этом поместье кругом одни бабы.

Бобби пришла чуть раньше обычного, в руках у неё была стопка чистой одежды и поднос со свежей едой. Из-за своей поклажи она вынуждена была закрывать дверь ногой, хотя, строго говоря, дверь закрылась бы и сама, автоматически.

Мне стало как-то неловко бить током такую заботливую девушку, но потом я вспомнил, как очнулся с головной болью и мешком на голове, а также результат моих отжиманий, и хоть сомнения и не отпали полностью, я поборол возникшую за эти дни симпатию к Бобби.

Примечание к части

*не шутка. Питер Паркер действительно не умеет водить, и это канон.

Воспоминания о прошлом Земли

Разряд мощного электрошокера может на полчаса лишить человека дееспособности. Это не соответствовало моим интересам, поэтому я заранее ослабил выходную мощность моего прибора до минимума. Тем не менее, этого хватило Бобби, чтобы после нескольких секунд конвульсий осесть по стене и несколько минут приходить в себя.

Я за это время забрал у неё оружие, телефон и бумажник. Получив доступ к сети, я решил выяснить пару фактов, и, к тому моменту как озлобленная Бобби поднялась на ноги и осознала своё положение, я уже знал, что ни в одной из больниц города не было пациентки с именем Амелия Роуз Стэнсен.

— Паркер… — прошипела Бобби, но я оборвал её на полуслове, покачав дулом пистолета перед носом у девушки.

— Я спрашиваю, ты отвечаешь. Вопрос первый: Стэнс всё ещё в этом особняке? — это действительно самое важное из всего, что мне требовалось узнать. Если док куда-то увезли то, чтобы дать копам основание для обыска, мне придётся самому стать жертвой и свидетелем по делу.

Бобби молчала, не спеша отвечать на вопрос.

— Не усложняй ситуацию, детка, поверь, ни тебе, ни мне не понравится её развитие в таком случае, — на самом деле, я даже не задумывался, что делать в случае, если Бобби не станет сотрудничать, но сейчас… откуда во мне такая уверенность, я ведь никогда не допрашивал людей. Похоже, я забыл очень важные моменты своей жизни.

— Да, — выплюнула, наконец, Бобби.

— Где именно, ты знаешь?

— Нет, — быстро ответила девушка. Слишком поспешно, словно она испугалась за Стэнс.

— Ну же, ты ведь была с ней столько времени, неужели тебе не важно, что она умрёт тут без надлежащей помощи? — Да, это явно верный подход — в глазах Бобби удивление и страх за подругу, — Синди понятия не имеет, что натворила с собой док, её нужно обследовать, и врачи должны получить данные о том, что с ней произошло. Она в опасности, понимаешь это, Бобби, время уходит?

— Док на втором этаже, там комната с мед. оборудованием, — сдалась девушка, — но к ней ходит врач и она говорила, что состояние стабильное.

— Вы держали Стэнс взаперти. Это не вопрос, я знаю. Я сообщу копам о двойном похищении и о том, что Стэнс по сути держали в рабстве, в этой лаборатории достаточно доказательств. Будь так добра заткни этим свой милый ротик, пока я звоню, — я протянул девушке тряпицу, — что? Она чистая, а я не хочу, чтобы ты выкинула что-нибудь, например, выдала копам моё имя.

Разговор с полицией прошел на удивление легко, если не считать того, что у меня раз пять пытались узнать имя. Взявшая трубку сотрудница не позволила себе усомниться в моих словах и записала адрес поместья и все другие предоставленные данные.

— Итак, Бобби, — продолжил я после звонка, — у тебя есть выбор: помочь мне сбежать сейчас и продолжить жить относительно спокойно, либо остаться здесь, чтобы отправиться за решётку вместе с Синди и всеми остальными. Учти, если я не смогу свалить до прибытия копов, мне придётся давать показания.

Удивительно, но Бобби действительно колебалась.

— Если поможешь мне сейчас, я, обещаю, что займусь проблемой Стэнс лично, времени на раздумья у тебя не так уж и много, — ещё немного надавил я.

— Хорошо. — Решилась Бобби и сразу попыталась начать командовать. — Тогда сначала нужно стереть все наши следы.

— Я уже сделал это, — прервал её я.

Девушка была удивлена таким поворотом, неуверенно она спросила:

— А мои аккаунты на компьютере док…

— Я верил в твою благоразумность… — ухмыльнулся я, — так, давай, на метр впереди меня, на выход, открывай дверь.

В коридоре никого не было, Бобби порывалась сразу пойти к запасному выходу, но я её задержал.

— Нужно заблокировать замок, — пояснил я свои манипуляции с дверью, — Синди может попытаться уничтожить улики, а мы ведь этого не хотим?

Готово. Теперь, чтобы попасть в лабораторию, нужно будет вынести дверь, а она не так уж проста.

— Двигай к гаражу, — распорядился я, и Бобби пошла по кратчайшему маршруту, как раз мимо поста с недолюбливающей фейсхантеров охранницей, — нет, там же пост охраны, идём мимо душевой.

— Но там электронные замки, я не знаю кодов. — Возразила Бобби.

— Никто не знает, — усмехнулся я, — кроме меня. И нам надо торопиться, пока никто не поднял по этому поводу шум.

Я просчитался. Открыв вторую дверь по пути к гаражу, Бобби нос к носу столкнулась с двумя охранницами, которые, очевидно, пытались сделать это до неё.

Секунду девушки разглядывали друг друга. А затем Бобби напала на бывших товарок первой, прежде, чем они поняли в чём дело. В этот момент я мог только порадоваться своей предусмотрительности — не заставь я Бобби открывать для меня все двери, и на этом наш побег мог бы завершиться. Вряд ли она встала бы на мою сторону, если бы я уже был в руках охраны. Сейчас же, с одной стороны были две вооруженные секьюрити, а с другой я, также с пистолетом, выбора у девушки просто не было.

Завязалась потасовка. Девушки дрались с умением, причём, используя силовой стиль, чтобы подавить противника. Именно так, как и должен действовать настоящий охранник, хотя массы им немного не хватало. Бобби успела выбить пистолет у одной и зафиксировать руку с оружием у другой преступницы. Я не хотел поднимать излишний шум стрельбой, а потому бросился к выроненному стволу, обезоруженная девица тоже.

На мгновение я запаниковал. Ведь я уже не успеваю воспользоваться пистолетом, а мой противник явно опасен в рукопашном бою.

Первый удар охранницы прошелся на мой неловкий блок, о, она была намного сильнее меня физически, но мы уже оказались слишком близко. Я не верил в возможность одолеть тренированную охранницу с такими мышцами, как у меня, но привычка взяла верх: схватив противницу за ворот формы я, повалился на спину, увлекая девицу за собой, и в процессе падения толкнул её двумя ногами в живот. Пока мы падали она успела дважды сунуть свой кулак мне в лицо, ну и повадки у местных.

Я плавно перекатился в бок и вскочил на ноги, охранница же в это время была в крайне неловком положении: вверх ногами сползала по стене, в которую впечаталась спиной.

Я боялся, что она успеет встать и мне не удастся снова её так подловить, а потому поспешно подбежал и вырубил её ударом пистолета, уж очень мне не хотелось снова получать в голову. Обычно я связывал преступников паутиной, с моей ловкостью это было плёвым делом, но, тем не менее, я знал, куда и с какой силой ударить, чтобы оглушить человека.

— Ого, — присвистнула у меня за спиной Бобби, — The boy is so dangerous, — с усмешкой напела она.

Вторая охранница лежала со сломанным носом и закатившимися глазами, но живая. Бобби же крутила в руках трофейный пистолет.

— Дамы вперед, — кивнул я на дверь. Ну есть у тебя теперь оружие, и что дальше? Копы уже в пути, мы либо в одной лодке, либо ты сядешь в тюрьму.

Бобби это тоже понимала, а потому последовала совету, лишь засмеялась при этом, словно я сказал что-то смешное, хотя, может ей так понравилась собственная переделка песни Джексона, что до сих пор смешно.

До примеченного мной грузовика мы добрались без приключений. Бобби села за руль, а я спрятался в спальнике у неё за спиной, задёрнув его со своей стороны шторкой. Полностью закрытый спальник мог бы вызвать подозрения, хотя эта предосторожность оказалась лишней.

Нас даже не остановили на выезде, да что там, охрану не интересовало ни, кто за рулём, ни, куда едет машина, таким образом, мы покинули логово Синди Шоу.

На выезде из леса навстречу проскочила полицейская машина, мчащая на полных парах.

— Вау, — удивился я, — как быстро! Впечатляет, ещё немного и мы могли бы не успеть.

— Пф… а что ты думал, заявление о похищении от парня, да ещё и несовершеннолетнего.

Я не стал комментировать это заявление, были более важные темы:

— Тебе нужно исчезнуть, я ведь звонил с твоего телефона, но не сомневайся, я сдержу обещание, как только Стэнс переведут в официальную больницу, я помогу врачам поставить правильный диагноз. Впрочем, есть вероятность, что делом заинтересуются… эм, более компетентные органы, — естественно, я не стал говорить ей про Щ.И.Т. — тогда они разберутся в этом даже быстрее меня.

Бобби с подозрением окинула меня взглядом.

— Ты ведь не обычный подросток?

— Обычных подростков не похищают ради работы над незаконными исследованиями, — хмыкнул я, разглядывая в зеркале наливающиеся синяки.

Я предлагал Бобби разделиться, но она настаивала на том, чтобы отвезти меня домой. Странная она, ей бы о себе беспокоиться. Я согласился на том, что она высадит меня в том же месте, где похитила — в пяти минутах ходьбы от дома.

Девушка усмехнулась и предложила мне не ходить больше тем маршрутом, так как, по её словам, этот переулок, доходящий почти до моего заднего двора, идеальное место для того, чтобы напасть на одиночку, даже среди бела дня.

Я не придал её словам значения, и побрёл домой, накинув капюшон кофты и обдумывая, как объяснить родным своё отсутствие в течение нескольких дней и синяки. Впрочем, у меня имеется некоторый опыт подобных дел… вся моя супергеройская жизнь состояла из вранья близким, и не сказать, чтобы я был от этого в восторге.

Только сейчас до меня дошло, что полиция легко может связать мою наводку на Синди Шоу и нахождение пропавшего Питера Паркера, ведь дядя с тётей наверняка подали в розыск… дерьмо.

Тут моё правое плечо взорвалось дикой болью, что-то толкнуло меня сзади, а на голову посыпались беспорядочные удары.

В шоке я отшатнулся и прикрылся руками. Какого хрена? Неужели предупреждение Бобби оправдается так сразу? В полутьме переулка передо мной металась тень парня в капюшоне. Какой-то грёбаный малолетний грабитель!

Разум охватила холодная ярость.

Я перехватил руку с куском трубы, затем заблокировал вторую и со всего размаху ударил лбом в лицо противника.

Тело отшатнулось, у подростка подкосились колени, он прижался к мусорному баку и закрыл лицо руками, всхлипывая. Я хотел ударить его ещё несколько раз, но такое жалкое поведение выбило меня из колеи. Он больше не нападал, не защищался, а только сидел и зажимал обильно кровоточащий нос. Длинная чёлка не давала разглядеть лица нападавшего.

Я развернулся и пошел дальше, в голове было пусто. Я действовал на инстинктах, по привычке и так жестоко. Я ведь хотел избить его и сделал бы это, если бы он не сдался так внезапно и нелепо. В конце проулка я оглянулся и бросил последний взгляд на ссутулившуюся фигуру, бредущую прочь — это была девушка.

В доме никого не было. Наверное, это хорошо, у меня будет возможность подготовиться к встрече с дядей и тётей. Почему тут так пусто, словно в холостяцкой квартире? Тётя Мэй никогда бы не допустила подобного. Так странно.

Открываю холодильник, в ноздри мне сразу же бьёт запах протухших сосисок, молоко тоже просроченное, уже неделю как. Тут никто не живёт, как минимум всё то время, пока меня не было. Но куда они могли уехать?

Осмотр кухни и гостиной не проявил явных воспоминаний, но я всё равно узнаю это место. Я знаю, где что лежит, знаю, где прохудились полы, а где на водостоке появилась плесень. Я точно тут жил, но это место не вызывает во мне ощущения домашнего тепла и уюта.

В ванной, я промыл и обработал лекарствами все свои ссадины, ещё не настало то время, когда я смогу прийти вечером весь в синяках, а утром проснуться здоровым. Как глупо, самая сильная гематома досталась от той бродяжки в проулке — даже кожа лопнула в месте удара, а всё плечо опухло.

Закончив дела в ванной, я по привычке поднялся на второй этаж, но вместо своей комнаты обнаружил там смесь из склада старых ненужных вещей с лабораторией. Странно, я никогда не допустил бы такого бардака у себя на рабочем месте. Это что, грязная одежда в углу? Но одновременно с тем, я понимаю, что именно тут работал над проектом Стэнс.

Такой толстый слой пыли, в эту комнату никто не заходил уже несколько месяцев, хотя, нет, вот дорожка в пыли, протоптанная к разобранному системному блоку, из которого извлечены видеокарта и блок питания. Это место… словно было временно приспособлено под лабораторию, а потом снова заброшено. Нечего тут делать, мне нужны кровать и здоровый сон.

На первом этаже нашел-таки свою спальню. Вот только здесь нет ничего из того, что я помню по своему детству. Ни плакатов на стенах, ни инструментов, вообще никаких следов моей деятельности, только мебель, одежда, да компьютер.

ПК запустился без проблем. Учетная запись Питер без пароля. Какого чёрта?! Я бы никогда не оставил свой компьютер без защиты.

Я открываю браузер, пришло время узнать, кто же я такой!

Первая строчка в истории браузера — Задача трёх тел.

Это…

Я помню.

Задача трёх тел… та чёртова игра.

Три солнца в небе.

Эпохи хаоса… эпохи порядка… эпоха кризиса… Трисолярианского кризиса.

— Трисолярис, — не сказал, выплюнул я.

Сколько всего было в этом слове: ненависть, ужас, отчаяние, страх.

Я вспомнил.

Я вновь посмотрел историю браузера.

Задача трёх тел игра — мой поисковый запрос в гугле.

Лю Сицынь “Задача трёх тел”, дилогия “В память о прошлом Земли”, читать онлайн — последняя открытая страница. Всего лишь книга. “В память о прошлом Земли”, какое ужасное название, но какое точное.

Я и есть последнее воспоминание о прошлом Земли. Моей Земли. Ничего не получилось. Я не вернулся в прошлое, это не моя вселенная. В этой вселенной Трисолярис — всего лишь книга. А значит, всё было напрасно, все погибли.

Я вдруг понял со всей отчётливостью, что потерял их, живших здесь когда-то со мной навсегда, мне захотелось исчезнуть, не быть.

Я добрёл до кровати и упал в спасительный сон. Я уже не был рад, что вспомнил, наоборот, я хотел бы снова всё забыть, так же, как сделал это неделю назад. Вот только не получалось, вместо этого мозг снова и снова подкидывал мне воспоминания о тех событиях…

Конфликт Земли с Трисолярисом с самого начала был односторонним. Все попытки Конгресса и ООН организовать оборону были обречены на провал. У нас было четыреста лет на подготовку к вторжению, но эта война была проиграна ещё до того, как первые корабли Трисоляриса покинули родную планету.

Предатели. ОЗТ — Общество Земля Трисолярис. Они выдали инопланетянам всю информацию о человечестве. И трисоляреане ею воспользовались. Они поняли, какую угрозу для них представляет быстро развивающееся человечество. Технологический взрыв, вот чего они боялись. К тому моменту, как флот Трисоляриса прибыл бы на Землю, кто знает каких высот достигла бы Земная наука.

Они создали своё главное оружие — Софан, суперкомпьютер внутри протона.

Всего лишь протон. Крошечная не обладающая реальной силой частица, но, вмешиваясь в работу ускорителей элементарных частиц, она уничтожила фундаментальную земную науку.

Первой жертвой Софанов и ОЗТ стал Тони Старк. Изначально Трисолярис посчитал самыми опасными учёными Земли других людей. Рид Ричардс: его пространственно-временная теория опережала не только Земную, но даже и науку Трисоляриса. Брюс Бэннер, результаты исследований гамма-радиации которого были просто невероятны. Хэнк Пим, ближе всех остальных подобравшийся к технологии вещества на основе сильного ядерного взаимодействия. Однако, лидеры ОЗТ убедили Трисолярис, что все эти гениальные умы меркнут перед угрозой, которую представлял собой Тони Старк. Нет, он не был самым гениальным учёным планеты, а его величайшее творение — реактор холодного синтеза, хоть и опережал уровень земной науки, но не выбивался из предполагаемого Трисолярисом графика развития цивилизации. Но Тони Старк обладал двумя другими качествами, которые были намного важнее гениальности остальных людей в списке.

Психологическая устойчивость и рациональное мышление инженера и оружейника. Тони не был одержим фундаментальной наукой, как другие учёные в этом списке, даже свой реактор он сконструировал из необходимости. Крах теорий фундаментальной физики, который должны были обеспечить действия Софанов, в гораздо меньшей степени ударил бы по Железному Человеку, чем по другим учёным. У Тони было множество других интересов в жизни, он уже был супергероем, у него уже был чертов железный костюм, в конце концов, он просто умел наслаждаться жизнью. Крайне маловероятно, чтобы такой человек наложил на себя руки, из-за действий Софанов. Что же касается второго качества. В условиях стагнации всех исследований фундаментальной науки, на первый план вышли бы уже освоенные технологии и люди, способные применить их с наивысшей эффективностью. Именно инженерный и оружейный талант Тони Старка заставил Трисолярис с опаской смотреть в будущее. Если в руках такого человека окажутся все ресурсы планеты, то не факт, что через четыреста лет, во время битвы судного дня, технологическое преимущество Трисоляриса будет столь же неоспоримо.

Софаны атаковали Тони сразу же по прибытии на землю, именно его исследования они саботировали в первую очередь. Пока другие учёные искали ошибки в своих расчётах и неполадки оборудования на ускорителях, Тони Старк уже дошел до осознания места человечества в гипотезах Стрелка и Фермера.*

Через пару дней пресса в очередной раз запечатлела насколько эксцентричным может быть миллиардер, во время одной из его пьяных выходок, в ту же ночь шокирующие кадры смерти Железного Человека стали достоянием общественности. Свой удар нанесло ОЗТ. Тони Старк был супергероем, его смерть не нужно было маскировать под несчастный случай, желающие ему отомстить могли образовать очередь от Башни Железного Человека до Статуи Свободы. И даже последовавшее после этого уничтожение лабораторий Старка хоть и вызывало вопросы, но всё ещё вписывалось в легенду мстителей.** ОЗТ, направляемое вездесущими Софанами, планомерно зачищало все образцы технологии холодного синтеза.

За Старком последовали другие учёные. В большинстве случаев обошлось практически без участия ОЗТ. Достаточно было Софанов. По миру прокатилась серия массовых самоубийств ведущих учёных. Отто Октавиус, Хэнк Пим, Амадей Чо и многие другие менее именитые учёные не выдержали давления. Брюс Беннер так же был сломлен психологически, но не имел возможности оборвать своё существование. Однако его ментальное состояние было таково, что он больше не представлял угрозы, как учёный.

Рид Ричардс едва не последовал за своими коллегами, крах его пространственно-временных теорий и непостоянство фундаментальных законов физики стали для него неподъёмным грузом. Я успел предотвратить его самоубийство в последний момент. А затем ещё не раз защищал Рида от покушений со стороны ОЗТ.

Много судорожных действий было совершено нами в тот период. На самом деле всё человечество впало в глобальную истерию. В итоге мы с Ридом приняли решение уснуть на двести лет, с помощью технологии холодной гибернации. Дождаться завершения постройки космического лифта.

Но человечество превзошло наши ожидания. Когда мы проснулись, у людей уже был построен огромный космический флот, освоены технологии гамма-лазеров и термоядерного синтеза, увы не холодного. Более того, люди были уверены в победе над Трисолярисом, а ОЗТ уничтожено. Общество успело пройти через Великий Раскол и Второй ренессанс, сверхдержавы исчезли, и сейчас в самом разгаре был Золотой Век, только лишь фундаментальная наука так и не сдвинулась с места — в университетах всё ещё могли преподавать разбуженные профессора моего времени, по учебникам двухсотлетней давности. К моему стыду мы тоже поверили в силу нашей расы, ведь это было словно мечта, сладкий сон, ставший реальностью. По счастливой случайности мы с Ридом оказались на борту “Синего Космоса” в тот момент, когда наш также недавно разбуженный современник захватил флагман флота — “Естественный Отбор”. Он был уверен, что у Земли нет шансов на победу и пытался таким образом дать человечеству шанс на выживание. Я искренне восхищаюсь этим человеком.

“Синий космос” и ещё три корабля были брошены на перехват. А потом пришла шокирующая новость — один единственный зонд Трисоляриса, достигший Солнечной Системы на пятьдесят лет раньше положенного, Капля размером с грузовик, уничтожил весь космический флот Земли. Сплав на основе технологии сильного ядерного взаимодействия и недоступный пониманию человечеством двигатель. Ничто в Солнечной системе не способно было уничтожить Каплю. Ничто не могло от неё убежать. Но к тому моменту мы уже покинули Солнечную Систему.

“Естественный Отбор” держал курс на звезду, в системе которой была планета газовый гигант. Её можно было использовать для дозаправки. Путь занял бы всего пару тысяч лет. Наш флот из пяти кораблей был способен преодолеть такой путь.

Но расчёты оказались неверными. Мы не учли эффект торможения, при прохождении газопылевых облаков. На самом деле флоту предстояло провести пятьдесят тысяч лет в пути. Ни запчастей, ни топлива на такой путь не хватило бы.

Я не знаю названия корабля, который атаковал первым. Инфразвуковые бомбы взорвались в пятидесяти километрах от всех кораблей одновременно. Люди погибли, топливо и космолёты остались в целости.

Но я предвидел эту атаку. Мы с Капитаном “Синего Космоса” приняли решение не атаковать первыми. Вместо этого экипаж облачился в скафандры, а с корабля выкачали весь воздух, таким образом мы защитились от инфразвуковых бомб. После мы уничтожили последний вражеский корабль, подобрали топливо и ресурсы и продолжили путь.

Рид и я, мы пользовались доверием экипажа. Все надеялись на наш ум. Люди думали, что мы сможем изобрести новые технологии, используя захваченные ресурсы, ведь Софаны наконец оставили нас в покое. Некоторые даже верили, что благодаря нашим изобретениям, они смогут дожить до момента обретения нового дома. Вера, единственное, что оставалось этим людям.

Но мы с Ридом не верили, мы знали, что это невозможно. У нас были другие планы. За шесть месяцев, Рид закончил работу над своей пространственно-временной теорией двухсотлетней давности и построил первую в истории человечества машину времени. Мы собирались вернуться в прошлое и предотвратить катастрофу. Не дать Красному Берегу послать радиопередачу на Альфа Центавру. Не дать Трисолярису узнать о существовании Земли. Но нам не позволили.

Вероятно, Софаны всё-таки следили за нами и, в конечном итоге, решили вмешаться. Вместо того, чтобы переместиться в прошлое, я оказался в какой-то параллельной вселенной, где история конфликта с Трисолярисом — всего лишь научно-фантастический роман, а что случилось с Ридом, я даже не могу вообразить.

Примечание к части:

*Гипотеза стрелка состоит в следующем: снайпер стреляет в мишень, пробивая ее через каждые десять сантиметров. Теперь вообразите себе, что поверхность мишени заселена расой разумных двумерных существ. Их ученые, наблюдая за Вселенной, открыли великий закон: “Через каждые десять сантиметров во Вселенной имеется отверстие”. Они приняли сиюминутную прихоть стрелка за закон природы.

В гипотезе фермера есть что-то от фильма ужасов. Итак, каждое утро на индюшиной ферме начинается с того, что фермер кормит птиц. Ученая индюшка, наблюдавшая данное явление в течение почти целого года, приходит к выводу: “Каждое утро в одиннадцать прибывает еда”. В утро Дня благодарения всезнайка провозглашает сей закон товаркам. Но в этот день, в одиннадцать, вместо кормежки фермер забивает всех индюшек.

** Здесь мстители в оригинальном значении

Но… я же Питер Паркер!

Я сидел за столом и пытался собраться с мыслями, наблюдая, как молчаливая тётя Мэй хозяйничает на кухне. До сих пор ужасно сильно болело плечо в том месте, куда пришёлся удар малолетней преступницы, а челюсть отзывалась легкой болью на любое движение. Ну хоть синяки на лице практически сошли на второй день отдыха, и то дело.

За эти два дня я более-менее пришёл в норму. Психологически и физически.

В немалой мере этому способствовало то, что я прочитал историю о моём прошлом мире. Кто бы мог подумать. Этот гедонистический ублюдок Ло Цзы оказался тем, кто смог защитить человечество от угрозы полного истребления. Проект Отвернувшиеся с самого начала казался мне бредом, но все мы иногда ошибаемся. Я хочу верить, что где-то там всё ещё существует моя родная Земля. Что весьма разумно, учитывая, что, за исключением некоторых моментов, книга довольно точно описывает историю конфликта с Трисолярисом.

Самым главным отличием книги от реальности является соотношение полов. Практически все действующие лица в ней женщины, поначалу я списал это на то, что сама автор женщина, но затем, сопоставив факты…

Каким только образом я умудрялся не замечать этого, всё это время? Этот безумный мир захвачен женщинами! Я видел нескольких мужчин на улице, пока Бобби подвозила меня домой, но и только! Я искал объяснение этому феномену в глобальной сети, но всё без толку. Аборигены не видят в этом ничего странного. Согласно наблюдениям, местных учёных — чем выше уровень развития вида, тем меньшее количество мужчин требуется для его выживания. Регуляция численности мужских особей является частью естественного гомеостаза популяции. Радикальные феминистки были бы в восторге! Эта вселенная полностью соответствует их идеалам, даже тем, о которых сами они и не подозревали. В данный момент в развитых странах на каждого мужчину приходится от десяти и больше женщин, и служат эти мужчины лишь придатком к женщинам. Весьма неплохо устроившимся придатком, замечу я. Большинство этих ублюдков даже нигде не работает, находясь на содержании своих жён. Удивительно, что при подобных реалиях развился и до сих пор не развалился институт брака!

Очевидно посчитав, что раз уж все потрясения прошедших дней не свели меня с ума, подсознание решило, что бояться уже нечего и подкинуло мне ещё воспоминаний, на этот раз из жизни другого Питера Паркера. Да, теперь я совершенно точно уверен — я и тот в чьём теле я сейчас нахожусь, два совершенно разных человека.

Отныне я буду называть того, кто жил здесь до меня, Питером. Так будет проще. По крайней мере, я не буду чувствовать себя сумасшедшим.

Питер был чрезвычайно замкнутым человеком. Он практически ни с кем не разговаривал, если на то не было крайней необходимости. И даже если кому-то удавалось разговорить Питера, это сложно было назвать диалогом, на самом деле он говорил сам с собой, даже обращаясь к другому, предоставляя окружающим переводить и воспринимать как могут, черпать столько смысла, сколько собеседник в состоянии воспринять.

Справедливости ради стоит заметить, что другие люди были для Питера загадкой даже большей, чем он сам для окружающих. Питеру было сложно воспринимать эмоции и побудительные мотивы этих “объектов”. В общем, общаться с людьми он не умел и учиться не желал. Он был чрезвычайно ленив и апатичен. Ему было лень адаптировать свои мысли для других людей. Даже свои собственные идеи он никогда не воплощал в жизнь. Если что-то могло увлечь его ум на короткое время, это уже было событием, как это случилось со статьёй доктора Стэнс. Та теория увлекла Питера на целый месяц, в итоге, он даже поборол свою лень и написал Стэнс электронное письмо, в котором указал несколько недостатков теории и пару своих идей. Но он поленился полностью объяснить в письме ход своих мыслей, посчитав, что раз объект — автор заинтересовавшей его статьи, значит и сам со всем разберётся. Очевидно, не разобрался.

Пришедшая сегодня утром тётя Мэй сообщила, что мои прогулы вызвали обеспокоенность учителей и напомнила, что окончить школу моя обязанность. Тётя Мэй не живёт со мной в этом доме, лишь приносит продукты, иногда помогает с готовкой и уборкой, оплачивает счета да оставляет некоторое количество денег на карманные расходы. Я понимаю — трудно выдержать такого человека, каким был Питер, хорошо, что она ни разу не обратилась к специалистам. Ведь со стороны состояние Питера должно было напоминать высокофункциональную форму аутизма, хоть и не являлось ею. Решение специалистов могло бы испортить Питеру, а значит и мне, всю дальнейшую жизнь.

Когда тётя Мэй начала собираться в обратный путь, я напросился с ней. Сказал, что хочу поговорить с дядей, она удивилась, но возражать не стала. Интересно, чему она удивилась больше, моему желанию или тому, что я говорил простым и понятным языком.

Я смутно припоминал, что помимо тёти Мэй у Бена было ещё несколько жён, но они не жили все вместе. Это нормальная практика. Мало кто заинтересован, да и в состоянии обеспечить совместное проживание огромной семьи из шести и более взрослых и десятков детей, но всё разнится от случая к случаю. Многие женщины высоко ценят свою независимость, даже связывая себя узами брака с мужчиной они не желают быть с ним постоянно. Ха, можно их понять, мужья из аборигенов — ужас.

Тётя Мэй водила пикап, на котором мы и доехали до дома дяди Бена: трёхкомнатной квартиры, в которой он проживал с двумя жёнами, одной из которых и была тётя Мэй, ещё три его жены проживали неподалёку, но не были в этой квартире частыми гостьями, как и их дети.

Я подозревал, что Бен из этого мира окажется совершенно другим человеком, но всё же не был готов к увиденному. Муж тёти Мэй страдал ожирением третьей степени, а также всем прилагающимся букетом сопутствующих заболеваний, который был весьма пышным, учитывая возраст мужчины. Если же добавить к этому склочный брюзгливый характер… с таким характером из него бы вышел отличный домашний тиран, кабы он не был таким немощным.

Видеть он меня рад не был. Я не великий спец в психологии, точнее полный ноль, никогда не интересовался этой наукой, но даже мне видны некоторые поверхностные причины его неприязни ко мне.

Помимо того, что я оторвал Бена от просмотра дебильного телешоу, в его глазах я был живым напоминаем о растраченных, подозреваю впустую, молодости и здоровье. О том, к чему ему уже никогда не вернуться. Зря я сюда пришёл. Я понял, что говорить мне с этим человеком не о чем, но, чтобы как-то оправдать свой приход я попытался поспрашивать о своих родителях, игнорируя откровенно враждебный взгляд Бена.

— С чего бы мне знать, что-то о твоих родителях, пацан? — удивлённый Бен, даже подрастерял злости, — Он ведь был братом Мэй, не моим. Я видел его всего-то пару раз в жизни.

Я едва удержал лицо. Это было неожиданно, но в душе я испытал облегчение оттого, что этот человек не является моим кровным родственником, надеюсь отец не был таким.

— Просто, понимаете, у тёти Мэй… — я пытался придумать какую-то причину, — ну, женский взгляд, вы единственный мужчина, который знал моего отца и с которым я могу поговорить…

Боже, какой бред.

— Я уже сказал, что не знал его, — к Бену вернулось его раздражение, а сам он, потеряв интерес к разговору, вернулся к телевизору.

— Питер, — я услышал за спиной голос тёти, — ты мог бы поговорить с доктором Коннорс, она много работала с Ричардом, а её муж был другом твоего отца.

— О, спасибо, тётя Мэй, — вы просто спасли меня от этой неловкой ситуации! — а у вас есть их контакты?

— Боюсь, что нет, — задумалась тётя, — но ты можешь найти её номер телефона на сайте университета Эмпайр-Стейт.

Обязательно найду, ведь мне ещё нужно выполнить обещание данное Бобби, и проследить за состоянием Стэнс, исследования которой, уж очень похожи на работу другого доктора Коннорса, из моего прошлого.

— Нет, вы только посмотрите, что она вытворяет! — Донёсся до нас оживлённый возглас дяди Бена.

Скосив взгляд на мужа, Мэй недовольно поджала губы, но ничего не сказала. Никогда не питал симпатии к телешоу, но дядя с тётей в моих настоящих воспоминаниях любили провести вечер за просмотром какого-нибудь “Америка имеет таланты!” и Бен, по-видимому, как раз смотрел что-то в этом роде. На экране гимнастка в обтягивающем костюме бело-розовой расцветки выполняла какие-то гимнастические трюки.

— Только посмотрите на это, дамы и господа! — Воодушевлённо вещал диктор, — эта девчонка даст фору миссис Фантастик!

— Бен фанат этой Женщины-Паука, — поделилась со мной тётя Мэй.

Женщина-Паук, какое нелепое прозвище…

СТОП! Женщина-Паук?

— Как ты сказала? — подскочил я.

— Что? — удивилась Мэй, — ты ещё не слышал о ней? Телевизионный герой нашего города, — хмыкнула женщина, — как настоящий супергерой, только по телевизору.

А ведь её костюм и впрямь похож на мой! Но какого чёрта!? Откуда в этом мире другой, эм, другая Женщина-Паук? Всякому безумию должен быть предел!

— Тётя Мэй, а ты не знаешь, мой класс не ездил на экскурсию, пока я не ходил на занятия? — спрашиваю, боясь услышать ответ.

— Что-то такое мне и сказал учитель… да, точно говорили про какую-то экскурсию, где-то с неделю или две назад, — задумчиво ответила Мэй и тут же добавила, — а эта девочка на самом деле молодец. Зарабатывает деньги своей способностью. Сейчас иначе никак, в нынешнем мире без денег хорошего мужа не найти, — с застарелым разочарованием посмотрела она на Бена.

Ну да, меня ведь не сразу похитили. Осознав своё прошлое, я впал в депрессию, которая стала причиной последующей амнезии, я забыл о своем прошлом Человека-Паука и жил, как Питер Паркер этого мира. Видимо, в это время я и пропустил ту экскурсию.

В обратный путь я решил отправиться пешком. В голове было пусто, так что я просто разглядывал аборигенов в свете заходящего солнца и многочисленных вывесок. Этот мир странный. Нет, если с женщинами всё понятно — они тут совмещают понятия сильного и прекрасного пола одновременно, отсюда и великое разнообразие типажей, то вот мужчины…

Данный зверь мало того, чтобы редок, так ещё выделялся обилием… особенностей. Из десятка встреченных мною парней моего возраста, четверо имели лишний вес, трое выглядели излишне женственно, но в рамках гетеро, один определенно был геем и лишь один выглядел нормальным. Был правда ещё один, но это чудо в юбке я постарался забыть сразу, как только увидел, радовало лишь то, что другие прохожие также обращали на него внимание, одаривая, кто неприязненным, а кто просто насмешливым взглядом.

Неужели я теперь буду одним из таких вот. Я поймал очередной оценивающий взгляд идущей навстречу девушки… дерьмо! Что мне делать если мои силы достались кому-то другому? Кому-то, кто использует их лишь для собственной наживы? Что если она так и будет развлекать публику на телешоу? Кто предотвратит взрыв звёздного реактора, кто предотвратит заражение города вакциной Ящера, кто остановит Электро? А если эта алчная девушка сольётся с Веномом, это же будет катастрофа! Чёрт! К тому же, я привык к здоровому и сильному телу! Не хочу всю жизнь быть слабаком с ужасным зрением.

— Смотрите, — закричала женщина передо мной и потянулась к телефону, чтобы заснять бегущую по крышам зданий девушку в обтягивающем костюме.

Легка на помине! Обязательно нужно было пробегать именно здесь, у меня перед носом? Какого чёрта ты вообще носишься по улицам, ты ведь не ловишь преступников!

Девушка тем временем прыгнула с крыши здания прямо на проезжую часть. Зацепившись в полёте рукой за столб светофора, она красиво выполнила манёвр ускорения при помощи центробежной силы и перелетела на другую сторону улицы. Да она специально красуется! Она даже не герой, но уже пытается привлечь внимание людей!

— Я знаю, — возбуждённый женский голос где-то рядом, — я её знаю, это же Женщина-Паук, из телевизора!

Поменьше восторгов, дамочка! Да у неё даже паутины нет! И вообще, почему она так быстро стала популярна? Сколько времени прошло с экскурсии? Неделя? Две?

Акробатка ускользает от наших взглядов, но люди ещё какое-то время смотрят ей вслед.

— Эх, она клёвая, — вздыхает рядом со мной, девочка лет тринадцати, — я бы хотела быть такой, как она.

Да уж, я тоже хотел, ведь это я, Питер Паркер, настоящий Человек-Паук!

Придя домой в расстроенных чувствах, я хотел было сразу лечь спать, но сон почему-то не шёл. Тогда, чтобы убить время, я решил поработать. Выгружая данные, скопированные с компьютера в лаборатории Стэнс, я думал над своими дальнейшими действиями.

Пожалуй, мне стоит поскорее связаться с местной версией Коннорса. Формула Стэнс была близка к тому, над чем работал Курт. Она имела ту же основу, но Стэнс не пыталась с её помощью внедрять гены рептилии. От чтения записей Стэнс у меня сложилось впечатление, что учёная и сама не совсем понимала, с чем имеет дело, она словно пыталась подстроить формулу для взаимодействия с излучателем. Вряд ли эта формула её собственная разработка, скорее всего она пыталась повторить чью-то работу. Возможно, что формулы Стэнс и Коннорс имеют общее начало.

Ещё через полчаса размышлений я обнаружил себя вырисовывающим схемы веб-шутеров…

Да вы издеваетесь!

Глава шестая, непредсказуемая

Наутро, позавтракав ещё вчера приготовленным тётей Мэй супом, я решил, что пора почтить своим присутствием местную школу. Помимо того, что это было моей обязанностью, как ученика, я имел ещё один мотив — высока вероятность, что эта Женщина-Паук получила свои способности на той злополучной экскурсии, которую я пропустил, а, следовательно, может учиться в моей школе, или даже в одном со мной классе.

На школьный автобус я благополучно опоздал, а потому собирался уже пройтись пешком, но не успел отойти и на десять метров от дома, как возле меня затормозила машина.

О, нет! Я знаю этот спорт кар. Флеш грёбаный Томпсон. Я инстинктивно отвернулся, чтобы не провоцировать хулигана… условный рефлекс, чёрт подери!

Нет, нет, нет, я не для того прошел через всё то дерьмо, что случилось в моей прошлой жизни, чтобы вновь бояться Флеша Томпсона! Даже не думай, качок. Будет Война!

— Привет, Питер, — раздался из машины женский голос, — опять опоздал на автобус, могу подвезти.

Я окаменел… ну точно, ко мне же вернулись воспоминания Питера, о его жизни, но почему я не помнил это? Этот мир безумен. Флеш Томпсон — женщина… сейчас, увидев его вживую, я начал припоминать: этот… эта Флеш, хоть и была по характеру, такой же наглой и жестокой, как её двойник в моём мире, к Питеру агрессии не проявляла никогда.

Собственно, всякий раз, когда она видела Питера бредущим в школу, Флеш останавливалась и подвозила его. Нонсенс! Флеш Томпсон пытается быть дружелюбной к Питеру Паркеру. Для меня это дико, но это факт.

Я сел в машину и, к своему стыду, ощутил облегчение от того, что конфронтации не будет.

— Опять прогулял полмесяца, — весело, даже с некоторой толикой зависти или восхищения, сказала девушка, и, не дождавшись ответа, продолжила, — не подумай, я тебя не осуждаю. Что делал на этот раз? Придумал какую-нибудь новую крутую научную штуку?

А она хорошо понимала прошлого Питера, с удивлением заметил я. Сразу же попыталась перевести разговор на интересную тему, ведь в противном случае… эм, я… проигнорировал бы её. Не то чтобы Флеш это когда-либо смущало, если не удавалось вытянуть Питера на разговор, она не обижалась и просто продолжала о чём-то говорить сама.

— Дорабатывал прошлую статью, — ответил я, не вдаваясь в подробности.

По крайней мере, Флеш точно не может быть Женщиной-Пауком — другое телосложение. Вчера я хорошо рассмотрел ту выскочку. Она должна быть примерно моего роста, да и комплекции тоже, Флеш же, куда массивнее, особенно в районе груди.

А кто ещё из моих одноклассников сменил пол?

Эта мысль была столь странной, даже шокирующей. Но я не мог вспомнить… я не заметил сразу, но память этой жизни возвращается ко мне по мере необходимости: утром, по прибытии домой, я вспомнил себя; при встрече с тётей Мэй, вспомнил семью; теперь вот увидел Флеш и тоже вспомнил…

В школе Флеш потеряла ко мне интерес, ведь она встретила своих подруг, или скорее подручных. Я был этому только рад. Последнее, чего бы мне хотелось — таскаться повсюду с Флешом Томпсоном, даже если он стал девкой и обзавёлся смазливым личиком и впечатляющей фигурой.

— Паркер, — окликнули меня у входа в класс.

Я повернулся на звук. Позади меня стояла высокая женщина в строгом костюме и очках. Юкка Сарасти — учитель физики, не так давно устроившаяся на работу в нашу школу, завладев моим вниманием, она продолжила:

— Пойдём со мной, Паркер, тебя хочет видеть директор, — мало того, что женщина обладала властным голосом, которому хотелось без возражений подчиниться, она ещё и взяла меня за предплечье, чтобы сопроводить.

Я вспомнил, что Юкка всегда была такой. Даже другие учителя и директор редко осмеливались возражать этой женщине и, наверное, единственная из всех женщин, она не проявляла к парням, и ко мне в частности, никакого пиетета.

Вскинув брови, сначала я посмотрел на её руку, вторгшуюся в моё личное пространство, а затем в глаза. Ты бы меня ещё за ворот схватила! Но женщина не смутилась.

На этом плече у меня висел рюкзак, чем я и воспользовался, чтобы избавиться от хватки Юкки — сбросил лямку прямо на кисть женщине.

— Это лишнее. Дорогу к кабинету директора я смогу найти.

Сарасти не ответила, только спокойно смотрела, как я захожу в ещё почти пустой класс и оставляю рюкзак. К директору она всё-таки пошла вместе со мной, держась чуть позади, словно конвоир, но внутрь заходить не стала. Только проследила, как будто я собирался сбежать!

Директор была добродушной, полной женщиной чуть за пятьдесят. Она лично обучала половину учителей, работающих сейчас в этой школе, и всегда находила общий язык с подопечными. Я никогда не видел, чтобы она на кого-то кричала.

— Питер, — обычно, обращаясь ко мне, директор всегда чуть улыбалась, но в этот раз она была показательно серьёзна, — я понимаю, что школьная программа не интересна тебе, но ты не можешь не появляться на занятиях неделями. У нас не вольное посещение, мы несём ответственность за учеников, а если бы с тобой что-то случилось?

Стоит объяснить, почему школа вообще терпела постоянные прогулы Питера. Всё дело в престиже. Хоть мужчины и обязаны получить общее образование, на деле большинство мальчиков не проявляют к учёбе интереса. Всё, что им нужно было сделать, для того, чтобы хорошо устроиться в этой жизни, за них уже сделала природа — наделила членом. Может это и звучит грубо, но, глядя правде в глаза, так оно и есть. На фоне повсеместного засилья такими лоботрясами Питер Паркер, при всей своей лени и апатичности, смотрелся выгодно. Периодически он принимал участие в научной деятельности, и это приносило школе престиж.

Я усмехнулся, знала бы ты, что случилось со мной за эту неделю. Я был чертовски близко к тому, чтобы оказаться в полицейском участке, и тогда плохо стало бы всем. И школе, не обратившей внимания на длительное отсутствие ученика, и тёте Мэй, которая по закону, являясь опекуном, должна проживать в одном со мной доме.

— Думаю, вам не стоит об этом беспокоиться, директор. Я раздумываю над тем, чтобы окончить школу экстерном. Видите ли, в работе над моим исследованием я пересёкся близко с работами доктора Коннорс. Думаю, для удобства устроиться работать к ней, лаборантом, заодно смогу посещать занятия в университете… или даже сразу поступить туда, я ещё не решил.

Пока я говорил добродушное выражение лица директора сменилось сначала на удивлённое, а затем проступили следы недовольства.

— Питер… — осторожно начала она, — это серьёзное решение, не стоит принимать его столь поспешно. Подумай, ведь школа — это не только уроки. Это ещё и общение со сверстниками…

Директор всегда хорошо чувствовала настроение собеседника, вот и сейчас, ещё не закончив фразу, она поняла, что выбрала неправильное направление:

— Но знаешь, раз уж для тебя так важны твои исследования… я думаю, мы могли бы найти компромисс… к тому же, ты ведь понимаешь, досрочная сдача экзаменов — это весьма сложная бюрократическая процедура, она растянется на долгое время.

— Что вы имеете в виду под компромиссом? — Заинтересованно спрашиваю.

— Ну, доктор Коннорс достойная женщина, не думаю, что она допустит, чтобы с тобой что-то случилось во время работы… а школа, если ты не будешь пропадать на месяцы, мы могли бы закрыть глаза на пару пропусков в неделю…

Я поднял бровь.

— или три-четыре… просто не пропадай на такой большой срок, как в последний раз, — сдалась в итоге женщина.

— Думаю, мне это подойдёт.

— Вот и хорошо, — с профессиональной улыбкой ответила директор, — возвращайся на урок.

На том и сошлись. Школа получает свои дивиденды, ведь ещё два года все мои достижения будут положительно влиять на престиж учебного заведения, а я получаю свободное посещение с минимум проблем и обязательств.

Это было неожиданно, но полезно. Ведь хоть я и не думал об этом заранее, но я ни словом не соврал. Я действительно планирую связаться в ближайшее время с Коннорс, благо есть предлог — её работа с отцом.

Уже подходя к кабинету физики, я увидел её. Мэри Джейн Уотсон. На секунду у меня перехватило дыхание, так же, как и в момент нашей первой встречи, нет, она показалась мне даже прекраснее, чем раньше. Миры меняются, но что-то остаётся неизменным.

Эм-Джей обернулась, словно почувствовав мой пристальный взгляд и улыбнулась, встретившись со мной глазами.

— Привет, Питер, — беззаботно сказала она, — давно тебя не было.

— Эм, да… я, работал, — запинаясь, пролепетал я.

Да что с тобой?! А ну соберись, тряпка! Да, это Мэри Джейн, ну и что? Тебе давно не шестнадцать, да вы даже были женаты недолгое время, пока Трисолярианский кризис не разрушил вашу жизнь.

— Привет, Мэри Джейн, — собравшись с мыслями, продолжил я, — закончил вот с одним исследованием.

Она почти удержала лицо, но глаза выдали удивление. За всё время можно было по пальцам пересчитать, когда прошлый Питер говорил Мэри Джейн, что-то иное кроме “да” или “ага”, в ответ на приветствие. Чёрт, этот парень походу был свободен от любви и влияния гормонов на мозг.

— Наверное, это было что-то жутко сложное и важное, — предположила девушка, — ты, кстати, пропустил довольно интересную экскурсию, там было много всяких пауков, думаю, тебе бы понравилось.

Почему она упомянула это?

А ведь, если подумать, Мэри Джейн обладает таким же телосложением, как Женщина-Паук. Не может же она… но использовать способность ради славы в шоу-бизнесе… чёрт, это так похоже на Мэри Джейн!

— Да, я слышал об этом. Ну и как всё прошло на экскурсии? — Попробую ненавязчиво её расспросить.

— Нормально. Почти без происшествий, — пожала плечами Мэри Джейн.

— Почти? — уцепился за оговорку я.

— Ну, ты знаешь, Лиз боится насекомых, а Флеш быстро наскучили пауки… оказалось, что она притащила игрушку паука на верёвке и подкинула его за ворот Лиз… поднялся жуткий крик, но было весело.

— Вот как, — ну да, это к Питеру Флеш относилась подчёркнуто дружелюбно, а вот девчонок периодически дразнила и даже унижала, — никого не покусали? — с улыбкой спросил я под конец, словно бы в шутку.

— Ха-ха, нет, — засмеялась Эм-Джей, — пойдём в класс?

— Да, да, конечно.

В конце концов, Мэри Джейн могла не заметить, как кого-то укусил паук, или просто не стала мне рассказывать.

В классе физики было уже полно народу, и моё появление вопреки опасениям не привлекло всеобщего внимания.

Я подумал, что было бы неплохо, если бы Эм-Джей и я сели рядом, мы могли бы продолжать общаться во время урока, но воспоминания подсказывали мне, что девушка направится к своим подругам. Вообще, пока что в классе не было видно других парней, я чувствовал некоторую неловкость разглядывая с десяток незнакомых девушек — все они были мужиками в моем прошлом мире.

— Ох, — простонала вдруг Мэри Джейн, — сегодня с утра будет этот дурацкий тест… я совсем не понимаю физику.

Это возможность! Её нужно использовать!

— Я мог бы тебе подсказать, — осторожно предложил я, — сядь рядом со мной.

— Но учитель, — начала было Эм-Джей, — хотя с Сарасти это может прокатить, ей же плевать на всех. Питер, ты правда сделаешь это для меня?

— Да, почему бы и нет, — внутренне ликуя, спокойно ответил я.

Только я подумал о том, чтобы сесть рядом с Эм-Джей, как вселенная подкинула мне шанс. Неплохо, неплохо, может это такая компенсация, за прошлые неудачи.

— Озборн, — донёсся до меня голос Флеш. Девушка соскочила с парты, на которой сидела, и пошла к двери.

Я внутренне похолодел, боясь оборачиваться. А что если Гарри тоже стал девицей? Или даже… что, если Гарри Озборн — Женщина-Паук… нет, пожалуйста, нет.

Собравшись с силами, я всё-таки посмотрел назад, как раз вовремя, чтобы увидеть, как Флеш Томпсон коротко целует Гарри Озборна в губы.

Фак! Это слишком для меня! Насколько же безумным может быть этот мир?!

Школьная жизнь это… весело?

Наклонившись к Мэри Джейн, так чтобы остальные в классе не услышали, я прошептал:

— Эм-Джей, — девушка повернулась ко мне, — а что, Флеш и Гарри типа вместе?

Я указал взглядом на парочку учеников, что сейчас вместе шли к своим местам.

— Питер, разве из нас двоих не ты тот, кто проучился в этой школе всю жизнь? — ухмыльнулась Мэри Джейн. В глазах её бегали весёлые огоньки.

— Ну, я много прогуливал, а вся эта школьная драма меня не особо интересовала, — уклончиво ответил я.

— Да уж, — не стала спорить Эм-Джей, — ну, из разговоров девочек я могу сделать вывод, что Флеш уже несколько лет пытается залезть в трусы к Озборну. — Всё же пояснила она.

— Это такая сложная задача? — удивился я, действительно, чтобы Озборн и отказался переспать с девчонкой…

Этот мудила даже в прошлом мире обставил меня, вспоминал я, глядя на Мэри Джейн, да и не он один, я посмотрел на Томпсон. Наверное, это хорошо, если они будут заняты друг другом.

— Сложнее, чем ты думаешь, — хмыкнула Эм-Джей, глядя на Флеш одновременно с завистью и злорадством.

— Даже так? — Неужели я волновался зря? В этом мире дамы добиваются расположения мужчин, но неужели так сложно словить Гарри Озборна в женские сети? Я ещё раз окинул внимательным взглядом бывшего друга и врага. Гарри выгодно отличался от большинства мужчин, встреченных мною на улице: красив, хорошо сложен, в адекватной одежде, да и вообще, без каких-либо признаков женоподобности, и прочих присущих этому миру мужских особенностей. Я не удивлюсь, если этот парень уже успел изрядно прополоть цветник нашего класса.

— Из того, что я видела: Гарри использует Томпсон, чтобы та отпугивала от него остальных девчонок, — пояснила девушка, а затем она посмотрела на Озборна и прикусила губу.

Чёрт, Эм-Джей, я знаю этот взгляд. Раньше он мне нравился, раньше ты смотрела так на меня. Нет, Эм-Джей, ради бога, нет.

Может, изоляция от мужского внимания и спасла твою невинность, но явно не пошла на пользу характеру. Прошлый Гарри в таких случаях говорил, что девка сама из трусиков выпрыгивает, учитывая финансовое состояние его отца, у него был некоторый опыт общения с такими девицами. И как бы я не хотел думать в таком ключе об Эм-Джей, но реальность такова, что помани её Озборн лишь пальцем… дерьмо!

— На место, все, — раздался от входа холодный голос Сарасти. Словно команда собаке. Никто не ослушался.

— Тратите время на ерунду, значит готовы к тесту, — Юкка прошла к кафедре и оглядела класс, на секунду её взгляд задержался на Эм-Джейн.

Я почувствовал, как напряглась девушка, но через мгновение учитель уже забыла про неё.

— Томпсон, подойди, — Флеш послушно встала со своего места и исполнила указание, — раздай вопросы.

Мэри Джейн рядом со мной облегчённо вздохнула.

— Кажется, пронесло, — прошептала она.

Ага, осталось за малым, списать так, чтобы Сарасти не заметила ничего своим мёртвым немигающим взглядом.

— В тексте пятьдесят вопросов, — вещала тем временем Сарасти, — чтобы получить отлично, вы должны ответить правильно на сорок пять из них. Сорок, на хорошо. Всё, что ниже тридцати пяти — неудовлетворительно.

Для меня тест не был сложным, я мог бы решить его за пять минут, но я, естественно, не стал этого делать, вместо этого, я заполнял по одному вопросу в минуту, старательно делая вид, что тщательно перепроверяю каждый ответ. Сам же в это время рассматривал вопросы на листке Мэри Джейн, пододвинутом к краю стола.

Юкка не сидела за своим столом без дела, нет, женщина ходила между рядов, вылавливая отчаявшихся, тех, кто пытался списать. В моменты, когда Сарасти поворачивалась спиной ко мне и Эм-Джейн, я пальцами показывал сначала номер вопроса, а затем правильный ответ.

Даже в очках я не мог точно разглядеть большинство вопросов, большую часть девушке пришлось заполнить самой.

В какой-то момент Сарасти остановилась прямо между мной и Мэри Джейн и простояла так несколько минут.

— Паркер, — от голоса учительницы Эм-Джей вздрогнула и покрылась испариной.

— Да, — недрогнувшим голосом отозвался я.

— Что вы думаете о груди мисс Томпсон? — холодным голосом спросила Сарасти.

— Эм, — я, признаться, завис на пару секунд, услышав такой вопрос, — думаю, с ней всё в порядке.

— Да? — удивилась Сарасти, — а вот мне показалось, что с ней что-то не так. Приглядитесь повнимательнее, Паркер, вы тоже это увидите.

— Как бы внимательно я не смотрел, боюсь, мне не увидеть подробностей через одежду, — хмыкнул я, — хотите подробностей — спросите Озборна.

К этому моменту уже все в классе отвлеклись от тестов и уставились на нас. Моё последнее заявление вызвало удивлённые шепотки, и Сарасти, видимо, решила закончить представление:

— А вот мне кажется, что сегодня правая грудь мисс Томпсон стала чуть больше обычного. Давай сюда, — Юкка протянула руку открытой ладонью к Флеш.

Под удивлёнными взглядами всего класса девушка достала из лифчика листочек со шпаргалкой.

— Вы свободны, мисс Томпсон, — отрезала Сарасти.

Злая Флеш встала, схватила сумку и вылетела в коридор, но так и не осмелилась ничего сказать учителю. Юкка тем временем прошла в начало класса и, не оборачиваясь, вновь заговорила:

— Не нужно демонстрировать соседям ваши колготки, мисс Сандерс, вы можете составить компанию Томпсон, только смойте чернила с бедра.

Ещё одна несчастная вышла из класса.

До конца занятия Мэри Джейн даже не осмеливалась больше смотреть в мою сторону. Я дал ей фору в десять правильных ответов, если она справится сама хотя бы с двадцатью пятью, то избежит двойки.

— Время, — объявила Юкка, — так как мисс Томпсон покинула нас, Озборн, соберите бланки.

Многие дописывали последние ответы в последнюю секунду, но никто не решился просить дополнительное время под строгим взглядом Сарасти.

Отдав Гарри свой листок, расстроенная Мэри Джей хотела уже уйти из класса, но учитель её осадила.

— До звонка, ещё пять минут, Уотсон, вам не интересен результат?

— Я знаю, что не сдала, — буркнула Эм-Джей.

— Я сказала, сядьте, — не повышая голоса, приказала учитель, — я бы на вашем месте не была так уверена.

Сарасти со скоростью и точностью компьютера начала озвучивать результаты. Ей хватало одного взгляда, чтобы проверить правильность ответов, я бы так не смог. Из какой-то прихоти, Юкка отложила бланк Мэри Джейн в сторону и не озвучивала её результат, пока не осталось два листка.

— Итак, Уотсон: тридцать правильных ответов, — Сарасти сделала паузу, — три.

В классе поднялся ропот, даже тем, кому не хватало одного балла Сарасти не ставила троек. Возмущение девушек превысило даже страх перед властным учителем.

— Паркер, — не обращая внимания на недовольство, продолжала женщина, — сорок девять правильных ответов — три.

В классе наступила тишина.

— Хех, — ухмыльнулся я, — справедливо. А где я ошибся?

Сарасти изогнула бровь.

— Я имею ввиду в тесте. У меня сорок девять баллов, значит один ответ был неправильный.

— Вы не учли знак заряда электрона в тридцать девятом вопросе.

— Спасибо, мне надо быть внимательнее к мелочам.

— Стойте, так неправильно, — вскочил Гарри, — даже если Паркер гений, он учится с нами на одной программе, вы не можете поставить ему тройку из-за одной ошибки.

Вау, он за меня заступился, да ещё и перед Сарасти, а ведь мы даже не друзья в этом мире.

— Почему только Уотсон вы сделали поблажку? — осмелилась спросить одна из несдавших.

— Никаких поблажек и особого отношения, — возразила Сарасти, — они набрали семьдесят девять баллов, это меньше восьмидесяти процентов, а значит — тройка! Это урок, мистер Паркер — если хотите помочь подруге с тестами, сделайте это заранее.

— Я понял это, — спокойно ответил я, в следующую секунду прозвенел звонок.

— Свободны, — объявила Сарасти.

Едва мы вышли из класса, ко мне и Мэри Джейн приковалось внимание всего класса.

— Питер, — начала Мэри Джейн, — прости пожалуйста, это всё из-за меня.

— Эй, это ведь я предложил тебе помочь, — возразил я, — к тому же, это всего-то тройка по физике, насрать на неё.

Сказать, что все были удивлены, не сказать ничего. Я только что танком проехался по репутации, созданной Питером за годы обучения. Во-первых, Питер Паркер никогда бы не предложил кому бы то ни было списать у него. Во-вторых, он всегда крайне щепетильно относился к оценкам. Он мог не посещать занятия неделю, но, если приходил — работал на превосходно. В-третьих, услышать ругательство из уст Паркера… такое не доводилось запечатлеть никому.

— Эта Сарасти просто сука, — высказался Озборн, оглянувшись, нет ли рядом учительницы, — она не имела права занижать тебе оценку, ты ответил почти идеально!

— Да ладно вам, Сарасти не сделала ничего плохого. Может это и не по правилам, но она права, это был хороший урок.

***

Остальные занятия в школе прошли без происшествий. Если не считать того, что со мной начали общаться одноклассники. Утренний инцидент помог мне влиться в коллектив.

А вот Мэри Джейн явно не была рада полученной тройке, девушку всё ещё терзала совесть. Хотя я повторял неоднократно, что мне плевать на оценку за тест. Даже не одобрившие поначалу поступок Эм-Джей одноклассницы под моим напором признали, что на её месте поступили бы так же.

На обеде я снова сел рядом с Мэри Джейн. Девушка посмотрела на меня и извиняющее улыбнулась.

— Всё ещё думаешь об этой фигне? — начал я.

— Нет, я просто… неловко так получилось, я должна была сказать Сарасти, чтобы мне поставили неуд. — Я закатил глаза. Да сколько можно?

— Окей. Хочешь загладить свою “вину”, — я выделил последнее слово воображаемыми кавычками, — пойдём со мной, скажем, в “Бункер”, сегодня ночью.

— Нихрена себе! — воскликнула рядом Томпсон, — я, что умерла и попала в параллельный мир? Питер Паркер собрался идти в ночной клуб, с девушкой… ОХРЕНЕТЬ!

— Кто ты такой и куда дел Питера Паркера? — обвинительно ткнув в меня вилкой, воскликнул Гарри.

Конечно, я вместе со всеми посмеялся над этой шуткой… это ведь была шутка?

— Ну так что, Эм-Джей, идёшь? — повторил вопрос я.

— Я не знаю, что случилось на уроке, но я готова загладить вину Уотсон, если она не хочет, — воскликнула Томпсон.

— Нет, то есть, да, конечно, я пойду, — поспешно ответила девушка.

Победа! Хотя, это было слишком просто… так же легко, как если бы ко мне прошлому вдруг решила сама подкатить Мэри Джейн. Вероятно, я только что продемонстрировал всему классу девиантное поведение — тут не принято, чтобы парни сами делали первый шаг в отношении понравившейся девушки. Но мне плевать, я могу лишь поблагодарить судьбу за такой великолепный шанс.

***

До дома меня и Эм-Джей подбросила Флеш. Договорившись встретиться в десять вечера, мы расстались.

Это было так необычно… я прижался затылком к входной двери, осмысливая прошедший день. Я ходил в школу и мне там понравилось. Кто бы мог подумать?

С глупой улыбкой на лице я разогрел суп и, насвистывая “The way you make me feel”, включил телевизор. Нашёл канал с выступлением какого-то стенд-ап комика, женщины, естественно. Было много шуток про мужиков, члены и секс, смешных, но заставивших меня испытать испанский стыд за бывших любовников говорившей.

В перерыве увидел рекламу с Женщиной-Пауком. Девица рекламировала средство от насекомых. Иронично.

Она кое о чём мне напомнила. Личное счастье — это безусловно хорошо, и от своих планов на вечер я не откажусь, но и делами стоит заняться.

Вернувшись в свою комнату, я набросал на флешку данные по проекту Стэнс, и параллельно зашел на сайт университета Эмпайр-Стейт, чтобы просмотреть расписание Коннорс. Две лекции сегодня, последняя заканчивается через три часа. Подходит. На такси я доберусь до места за десять минут… чем бы заняться в оставшееся время?

Мой взгляд упал на заготовку для веб-шутеров. Я начал делать их, не особо задумываясь зачем, а потом остановился, поняв, что материалов под рукой хватит только на поделку времён моих первых подвигов. После шедевров, созданных с применением технологии наноматериала Ван Мяо и конденсации влаги из воздуха, тратить время и силы на что-то настолько примитивное казалось мне глупостью… но, почему нет? Веб-шутеры для меня, как третья рука — даже без паучьего чутья, рефлексов, ловкости и силы, я смогу использовать их в случае крайней необходимости. Это лучше, чем таскать с собой оружие.

Всё необходимое у меня есть: опыт, материалы для механизма, ингредиенты. Так почему я их ещё не сделал?

Выходя из дома, через два с половиной часа, я также прихватил всю наличность — на обратном пути заскочу прикупить нормальной одежды, я ведь собираюсь на вечеринку!

Таксист, что неудивительно, оказалась женщиной. Очень разговорчивой женщиной. Настолько разговорчивой, что, через пять минут знакомства, я обдумывал: пойдёт ли ей к лицу маска-кляп из паутины?

К счастью, путь был недолгим и уже через двадцать минут я стоял возле двери аудитории — лекция Коннорс должна была закончиться с минуты на минуту.

Глава восьмая, намекающая

Пришлось подождать ещё пять минут после звонка, видимо Коннорс задержали алчущие знаний студенты, когда я ходил к ней… к нему на занятия, такое часто случалось. Вскоре поток студентов… студенток в основном, иссяк и из кабинета вышла преподавательница. Внешне профессор была удивительно похожа на Курта Коннорса из моего мира, насколько могут быть похожи мужчина и женщина.

Она носила простую повседневную одежду и лабораторный халат поверх неё, каштановые волосы женщины находились в легком беспорядке, творческом я бы сказал, толстая папка с документами была прижата к груди единственной рукой. Значит, и в этом мире Коннорс не избежала травмы и последующей ампутации.

— Профессор Коннорс, — окликнул я женщину, когда она проходила мимо.

Карен, так её звали, остановилась и посмотрела на меня внимательным взглядом из-за стёкол толстых очков. Она нахмурилась, видимо пытаясь что-то вспомнить, но не поняла кто я. Ничего удивительного, я не очень похож на отца, и, учитывая сколько прошло лет с его смерти, узнать во мне сына Ричарда было не так-то просто.

— Да? Вы что-то хотели? — вежливо спросила женщина.

— Здравствуйте, для начала я хотел бы просто познакомиться. Я сын Ричарда Паркера, Питер, насколько я знаю, вы работали с моим отцом.

— Точно, ваше лицо показалось мне знакомым, — кивнула Коннорс своим мыслям, а затем, спохватившись добавила, — жаль, что такое случилось с твоими родителями, Ричард был хорошим человеком и другом моего мужа.

— Да, жаль. Я не знал своих родителей и был бы не прочь познакомиться с вами и вашим мужем, быть может послушать пару историй о родителях, — начал я, Коннорс слегка рассеяно кивнула, — но сейчас есть дела поважнее. Насколько я знаю, вы уже много лет пытаетесь понять механизм регенеративных способностей ящериц.

Коннорс нахмурилась и с недоверием посмотрела на меня.

— Неужели вы, молодой человек, пошли по стопам отца и интересуетесь наукой?

— Ваш скептицизм неуместен, профессор. Не так давно я столкнулся с исследованиями человека, пытавшегося создать нечто вроде сыворотки небезызвестной Эрскин, его работа напомнила мне ваши статьи, — не могу же я сказать ей, что знаю формулы, которые она никогда не публиковала и которые использовались её двойником из моего мира.

— Множество учёных по всему миру пытались повторить успех Эрскин, но я ни разу не слышала о новых суперсолдатах, — с изрядной долей недоверия ответила Коннорс.

Но они есть, пусть и различной степени успешности, а порой и с кучей побочных эффектов. Но ничего удивительно, что Коннорс информацией о них не владеет, да и мне знать об этом не положено.

— Эта женщина в коме после того, как испытала свой препарат на себе, у меня есть пара идей на счёт того, как ей можно помочь, но мне не хватает опыта, я думал вы сможете мне помочь, — на самом деле мне не хватает оборудования и ресурсов, и я надеюсь воспользоваться вашей лабораторией, но не могу же я сказать этого вот так прямо, — к тому же, её исследования могут помочь вам в вашем проекте.

Я достал флешку и покатал её между пальцами на глазах у Коннорс.

— Что ж, давайте посмотрим, что вы там нашли, но я не рассчитывала бы на что-то стоящее от человека, который тестирует свои разработки на себе, — я едва сдержал смешок, знала бы она, что сделал с собой её двойник в моём мире.

Коннорс быстрым шагом направилась в сторону своего основного рабочего места, я поспешил за ней.

В лаборатории уже кто-то работал, когда мы пришли — входная дверь была открыта, а из соседнего помещения раздавались гудение рабочей станции и шуршание карандашей.

Может ли это быть Гвен? К своему стыду я не помню, когда она начала работать у Коннорса, да и не факт, что в этом мире всё сложилось так же. На самом деле, есть отличный от нуля шанс, что место моей знакомой в этом мире занял какой-нибудь Гвидон… лучше не думать об этом!

Весь скептицизм Карен слетел едва она увидела формулы Стэнс, женщина удивлённо распахнула глаза и начала поспешно перелистывать страницы документов и сканы рукописных записей. Я не пытался каталогизировать или упорядочить исследования Стэнс, так что сомневаюсь, что Коннорс могла бы так быстро во всём разобраться… скорее всего, она просто узнавала их.

— Я не понимаю… — прошептала женщина.

— Что именно? — уточняю.

— Я думала Ричард не оставил после себя никаких записей, — Карен перевела на меня шокированный взгляд, — Питер, эти исследования не просто похожи на мои, это проект твоего отца.

Что? Нет! Херня! Я видел записи Ричарда! Я знаю, что хранится на его заброшенном складе, вместе с той старой машиной. Ричард никогда не занимался сывороткой суперсолдата!

— Вы уверены? — с неверием переспрашиваю.

— Конечно! Мы начинали этот проект вместе, ещё в институте, но потом… наши мнения разделились, а я вскоре поступила на службу, а когда вернулась… Ричарда уже не было в живых. — Коннорс была в легком смятении, вспоминая то время. — Но это! Это точно развитие нашего старого проекта.

То есть, Ричард и Коннорс ещё в юношестве пытались воссоздать сыворотку суперсолдата. А затем эти данные каким-то образом оказались у Стэнс. Это так отличается от того, что я знаю о прошлом Ричарда из моего мира! Но уж лучше сыворотка суперсолдата, чем то, что Ричард создал там.

Но теперь всплывает новый вопрос: как Стэнс получила доступ к записям Ричарда? Стоп! Ведь если не было проекта Веном, что стало причиной смерти родителей… нужно будет узнать, оставлял ли отец тёте Мэй, что-нибудь, а если нет — лично проверить тот склад-контейнер. А ещё нужно расспросить Стэнс!

— Доктор Коннорс, мы сможем узнать больше, если найдём способ привести в чувство Стэнс, вы позволите мне воспользоваться вашей лабораторией?

— Да, конечно, это меньшее, что я могу сделать в благодарность за это, — Коннорс указала на экран, ну да, я ведь обещал, что дам ей воспользоваться разработкой Стэнс.

Тут я услышал за своей спиной легкие шаги.

— Профессор, я закончила на сегодня. Все данные анализов сохранены, — моё сердце пропустило удар, когда я услышал голос девушки, погибшей в прошлом из-за моей ошибки.

— Знакомься, — привлекла моё внимание Карен, — это Гвен, она моя ассистентка и ученица.

Слава богу, что не ученик.

Я повернулся и встретился взглядом с девушкой. Чёрт, это действительно Гвен, моя Гвен! Живая! И она всё так же красива. Я попытался улыбнуться, максимально приветливо, получилось так себе.

— Питер Паркер, — с трудом вытолкнул я из пересохшего горла.

— Гвен Стейси, — ответила девушка и крепко пожала мою руку.

Слишком крепко! Да у неё кисть, как тиски, или это я стал таким слабым? И почему она смотрит на меня так пристально, что за подозрительность?

— Гвен помогает мне в экспериментах, — пояснила Карен, и продолжила, обращаясь к Гвен, — данные Питера могут очень помочь нам, ты должна это увидеть, Гвен.

А эта Коннорс намного больше полагается на свою помощницу, чем Курт.

— Ах… я… — замялась девушка, — простите мне срочно нужно быть в другом месте, у меня… назначена встреча… да, я завтра посмотрю, хорошо?

Бросив на меня последний подозрительный взгляд, Стейси поспешно ретировалась. Это не похоже на ту Гвен, которую я знал.

— Странно, — пробормотала Коннорс, — обычно она серьёзней относится к своей работе.

Но Карен быстро сбросила секундную задумчивость, едва её взгляд упал на монитор.

— Я должна немедленно приступить к работе, — прошептала женщина, словно забыв о моём существовании, — если удастся совместить сыворотку с формулой регенерации…

И о своем обещании помочь с лекарством для Стэнс она уже тоже забыла, но мне это даже на руку, у меня есть доступ к лаборатории Коннорс, тут должно найтись всё необходимое для создания антисыворотки, содержащей антитела плазматических клеток, способные побороться с введённым в кровь Стэнс антигеном. Если ещё не поздно. Ведь течение процесса могло осложниться из-за самых разных причин, начиная с вмешательства врачей и заканчивая состоянием Стэнс перед инъекцией. Если поторопиться, я даже могу успеть заехать в больницу, где лежит Стэнс.

8.45 вечера то же место:

Я стоял за спиной Карен с готовым лекарством для Стэнс, и наблюдал за женщиной. Она ничего вокруг не замечала, полностью уйдя в работу. Сначала эта версия Коннорса показалась мне более благоразумной, особенно учитывая её высказывание относительно экспериментов на себе. Но это не повод терять бдительность.

В документах на флешке не было схем излучателей, сконструированных мной для Стэнс, даже если Коннорс совершит подвиг и совместит две разработки, ей всё равно не удастся обойтись без моей помощи. Карен хороший техник, но это не её уровень. Я не повторю ошибки другого Питера Паркера, давшего в руки биолога почти готовую схему изделия. На самом деле, то, что Коннорс пытается совместить свои исследования с сывороткой Стэнс, даже даст мне лишнее время, чтобы не допустить появление Ящера. Этот зверь и так изрядно потрепал мне нервы в прошлом.

— Доктор Коннорс, — позвал я женщину, удивительно, но она отозвалась сразу, — я закончил с лекарством.

Карен удивлённо посмотрела на колбу в моих руках.

— Так быстро?

— На самом деле уже почти девять. Предлагаю закончить на сегодня, я могу прийти завтра, чтобы поработать с вами. Я уже довольно долго работаю над этим проектом, — кажется Карен не в восторге от моего предложения.

— Да, ты, наверное, прав, я тоже скоро закончу и пойду домой, до свидания, Питер, — слишком поспешный ответ.

— Профессор, я лишь надеюсь, что вы будете благоразумны и мне не придётся делать, что-то подобное для вас, — я указал на колбу с лекарством, — не торопитесь с применением сыворотки, даже если вам кажется, что она уже готова.

Что-то мне подсказывает, что Коннорс будет ночевать в лаборатории. Но как я и говорил: без излучателя формула не заработает, более того, высокоинертные соединения одной части формулы не дадут вступить в силу другой. Коннорс не сможет разработать излучатель сама, а активировать соединения без внешнего воздействия… если кто-то может такое сделать, то он должно быть забыл о химии больше, чем я когда-либо знал.

Вызвав такси, я поехал к государственной больнице, в которой держали Стэнс. Уже привычно игнорирую безостановочный трёп очередной словоохотливой водительницы, представившейся Сьюзан, и успевшей за пять минут поведать мне о тяжкой доле одинокой девушки, ищущей парня. Доехав до места, я попросил Сью подождать меня, она охотно согласилась. Нацепив уверенное выражение на лицо, словно я точно знаю, куда и зачем мне нужно идти, я прошел мимо стойки регистрации и сразу направился к лифту. Из информации на сайте больницы я знал, что коматозников держат на четвертом этаже, однако мне неизвестен номер палаты Стэнс. Придётся импровизировать, впрочем, это не должно быть слишком сложно…

На выходе из лифта я неожиданно нос к носу столкнулся со старой знакомой.

— Бобби? Какого чёрта ты здесь делаешь? — воскликнул я, но опомнившись, что мы тут не одни выскочил из лифта и, схватив девицу за локоть, потащил её в сторону автомата с кофе.

— Паркер, — прошептала Бобби, с трудом сфокусировав на мне взгляд, — я хотела поговорить с док, думала ты уже помог ей.

— Как раз хотел этим заняться! Эй, мне не нравится, как ты выглядишь: расширенные зрачки, мечущийся взгляд, обильное потоотделение, ты, что под кайфом? Я же сказал тебе, лечь на дно!

— Да, да, ты прав, мне нужно исчезнуть, отлежаться где-нибудь, — поспешно согласилась Бобби. Пока девушка говорила, её руки жили собственной жизнью: она то обнимала сама себя, то начинала заламывать локти, — и пожрать, точно надо пожрать.

— Да, что с тобой? Тебя же могут замести по делу Синди, слушания уже идут! Соберись!

— Это всё травка, слишком забористая, — оправдалась Бобби и вырвалась у меня из рук, — я пойду, а ты помоги док, ты обещал, Паркер, ты обещал, — повторяла она, двигаясь к лифту.

Да что не так с этой бабой? Почему природа не наделила её инстинктом самосохранения?

— Эй, в какой палате док? — крикнул я ей вслед.

— Четыреста пятнадцать, — отозвалась Бобби, стоя уже в лифте, затем полушёпотом добавила, видимо убеждая сама себя, — всё в порядке, Паркер нас не сдаст, не стоит волноваться.

— Идиотка, вот и спасай таких, — ну, по крайней мере, я теперь знаю в какой палате держат Стэнс.

Стоп! Палата! А что если Бобби заметала следы? Вдруг она решила устранить Стэнс, чтобы та не навела копов на неё, когда очнётся. Чёрт!

Я рванул к палате! Стэнс нужна мне живой, она может оказаться единственной ниточкой, ведущей к отцу! Залетев в палату, я сразу услышал звук работающей аппаратуры — ещё жива.

Я осмотрел женщину. Вроде никаких следов покушения не видно: больная спокойно лежала себе под капельницей с физраствором, наверное, я зря подозревал Бобби. Может обдолбавшаяся девица и впрямь просто хотела поговорить с подругой…

В любом случае, у меня не так много времени, через полчаса Флеш уже заедет ко мне и Эм-Джей, а я ещё не оделся на вечер.

Пережав трубку капельницы, я отцепил мешок и вылил туда содержимое. Видимо врачи подозревают интоксикацию, раз ставят хлорид натрия, именуемый в простонародье физраствором. По крайней мере, он не должен помешать работе антисыворотки.

В коридоре послышались быстрые шаги, и я поспешил уйти с просматриваемого участка палаты. Переждав пока мед. сестра удалится, я ретировался с места благодеяния и вскоре уже снова слушал откровения Сьюзан, которая не только отвезла меня в магазин одежды, но ещё и помогла с выбором… кажется, это уже не входило в обязанности таксиста? Так или иначе, через двадцать минут после выхода из больницы, я обнаружил себя стоящим возле крыльца своего дома, с сумкой вещей в одной руке и визиткой с номером Сью в другой. Так вот как здешние девушки окучивают мужиков, нужно быть внимательнее. Я лишь порадовался, что мне хватило собранности настоять на рубашке и брюках классического кроя и чёрного цвета, а не том кислотно ярком ужасе с короткими рукавами, который мне советовали Сьюзан и продавщицы. Да в такой одежде даже веб-шутеры не спрячешь!

Времени оставалось немного: совсем впритык, чтобы заскочить в душ, да переодеться. На самом деле, я уже не хотел никуда идти и сожалел о том, что не назначил свидание с Эм-Джей на другой день. Кажется, мне стоит учитывать гораздо большую, нежели я привык, утомляемость организма.

Хорошая компания, плохое место

Я едва успел привести себя в порядок и зайти за Эм-Джей перед приездом Томпсон. Забавно, но Мэри Джейн как раз выходила из дома, чтобы зайти за мной… так уж тут заведено: девушки приглашают парней на свидание, дарят подарки, рассыпаются в комплиментах, провожают до дома и всё в этом духе. Мы как раз смеялись над тем, как совпали наши намерения, когда машина Томпсон заскрипела тормозами в опасной близости от забора Уотсонов.

— Проклятье, Одри, я просил тебя не лихачить так, — возмущался с переднего сиденья Гарри.

Я усмехнулся впервые, услышав имя Томпсон в этом мире: “благородная”, как же. Немного забавно, что её родители и в этом мире руководствовались теми же ориентирами при выборе имени для своего чада. Снова ошиблись. Именно из-за Юджина Томпсона это имя у меня надолго ассоциировалось с чем угодно, но только не с благородством, уверен большинство девочек в нашем классе имеют такие же ассоциации с именем Одри.

— Не дуйся, малыш, ты же знаешь я отлично вожу, — Флеш нагнулась к Озборну и поцеловала его в губы. Гарри не отталкивал подружку, но и не проявлял активности сам.

Мда. Вот бы рассказать Гоблину из моего мира, что его сын встречается с Флешом Томпсоном! Ха! Да, Норман сожрал бы свой глайдер от злости.

— Пойдём? — я подвёл Мэри Джейн к машине и хотел уже помочь ей забраться внутрь, этот кабриолет Mercedes-Benz Е класса не был оборудован задними дверьми, но девушка и сама ловко перемахнула через раму. Только взметнулась в воздух короткая красная юбочка, явно подобранная под цвет волос.

Ха, другой мир, Питер — другие правила! Хорошо ещё, что она сама не предложила мне руку помощи. Я обошёл машину и тоже запрыгнул внутрь. Интересно насколько коллекционный Plymouth Prowler Юджина был дороже этого серийного Мерседеса Одри… ну, в этой машине хотя бы есть задние места, я помню, как пьяная Мэри Джейн возвращалась домой, сидя на раме того чёртового раритета. Даже не знаю, чего во мне было больше, когда я видел такие сцены: ненависти к Флешу или беспокойства за Эм-Джей.

— Погнали! — крикнул я и хлопнул Одри по плечу, — оторвёмся по полной.

Оказывается, я не прогадал, когда выбрал местом свидания именно клуб под названием “Бункер” — Мэри Джейн была солисткой в музыкальной группе и совсем недавно они провели своё первое выступление именно здесь, а потому вход для её друзей был хоть и не бесплатный, но со значительной скидкой. Видимо, Эм-Джей хорошо зажгла в ту ночь. А ведь я даже не подумал об этом! Я, конечно, взял деньги, но что если бы вход был строго по приглашениям или билетам там каким-нибудь? Не верю, что говорю это, но, чёрт подери, мне повезло, что для этого мира норма, когда подобные организационные вопросы берут на себя девушки. И ведь мне ещё и пришлось настоять на том, чтобы самому заплатить за себя на входе.

Девчонки это как-то странно восприняли, для них это должно быть выглядело так, словно я провожу между нами черту, вроде как обозначаю намерение не переходить дружеские отношения, даже Гарри посмотрел на меня с неодобрением… чёрт ногу сломит в традициях местных. Но это не повод менять себя, я просто не могу позволить себе стать таким, как местные женоподобные мужчины. Ладно ещё Озборн, который хоть и позволял Томпсон платить за себя, а порой вёл себя излишне мягко, но всё-таки выглядел почти нормальным в моих глазах. Но эти аборигены… мне физически больно находиться с ними в одном помещении. Я думал — те, кого я видел на улице, странные… куда там! То, что периодически всплывает здесь… у меня нет слов. Пара целующихся под улюлюканье и аплодисменты анорексичных парней, одетых в розовое нечто, посреди танцпола ещё не самое странное. И, нет, они не были геями, каждый из них пришёл с компанией из двух девушек, они просто вдруг начали танцевать друг с другом и сосаться на виду у всех.

По крайней мере я не ударил в грязь лицом, когда мы, пропустив для смелости по сто грамм чего-то заказанного Томпсон, пошли танцевать. Я ведь с детства был фанатом Майкла Джексона и немало времени потратил, приплясывая перед зеркалом с ручкой в руке. Но голоса у меня никогда не было, как и смелости продемонстрировать свои навыки… я ведь был всеобщим посмешищем и изгоем в школе.

Гвен Стейси первая, кто смогла победить мою стеснительность и вытащить меня на танцы. К тому моменту уверенность в своей неуклюжести была неотъемлемой частью моего самосознания, и этому не мешали даже сверхчеловеческие ловкость и гибкость, полученные от паука. Детские комплексы не так-то легко вытравить, особенно на виду у всех, особенно, если на тебе нет спасительной маски.

Мэри Джейн была удивлена уже тем, что я поспеваю за ней и не выгляжу при этом неуклюжим ботаном. Хотя без подготовки, гибкости и банальной мышечной памяти мне не стоит слишком задирать нос, лунную походку в этом теле не выполнить, тем более этот коммерческий электродэнс, не подходит для таких движений. Да и большинство тут просто дёргаются в ритм, не имея ни малейшего представления о танцах.

Тем временем Озборн и Томпсон растворились где-то в толпе, и мы, наконец-то оказались предоставлены друг другу. Диджей меняет трек, на этот раз это какой-то булькающий латинский бит, то, что нужно. Эм-Джей хорошо чувствует музыку и с легкостью переходит на более плавные и близкие движения. Очень близкие.

Мэри Джейн прижимается ко мне спиной, она извивается так страстно, мои потные ладони беспрепятственно блуждают по её телу. Я возбуждён, как никогда в жизни, мне, кажется, я слышу, как бешено колотится её сердце, даже сквозь шум танцпола… или это моё собственное? Это какой-то транс.

Внезапно музыка заканчивается и танцующие замедляются, зал погружается в тишину и полумрак. Я ловлю замутнённый взгляд Мэри Джейн, постепенно пелена возбуждения спадает с её глаз… на лице девушки проступает смущение, она отводит взгляд, не зная, что делать в подобной ситуации. Глядя на неё такую, я чувствую в груди небывалый подъём радости. Она одновременно так невинна и сексуальна.

— Мэри Джей, — тихо зову её я.

И она поднимает голову, чтобы посмотреть мне в глаза ещё раз. Я осторожно приближаюсь и целую её. Правой рукой я зарываюсь в её волосы, левой прижимаю Эм-Джей к себе. Моя кисть лишь на дюйм выше экстаза и падения, я просто счастлив в этот момент, а голова моя пуста от мыслей.

Она так неумела — просто замерла, боясь дышать, не смея пошевелиться, но это один из лучших поцелуев в моей жизни. Всё именно так, как и должно быть.

Наконец зажигают свет, Эм-Джей вздрагивает всем телом и отстраняется от меня, словно боится быть пойманной. Я никогда не знал такую Мэри Джейн, та девушка, на которой я когда-то женился не постеснялась бы показать всем вокруг нашу близость… всё потому, что я тянул так долго, и моя первая любовь успела из весёлой девушки превратиться в зрелую опытную женщину. Я продолжал любить её такой, но в моём сердце была грусть, я жалел упущенного времени. В этот раз всё будет иначе.

— Пойдём к бару, — предлагаю я, и Эм-Джей соглашается.

В галдящей толчее, сквозь которую мы протискиваемся к бару, не видно, ни Озборна, ни других знакомых лиц. Я крепко прижимаю к себе пунцовую Эм-Джей.

На нас смотрят, разинув рабочие рты, две андрогинные лесбиянки, в их глазах зависть, когда они видят Мэри Джейн, но они быстро отворачиваются, когда мы встречаемся взглядами. О-о, как это трогательно: одна телочка пытается быть бучихой, другая типа женственной, но обе выглядят совершенно неотличимо друг от друга. Кажется, они уже готовы съехаться и жить вместе, а сюда пришли, чтобы хоть как-то изобразить флирт. Неужели в этом мире так сложно девушке найти себе мужика, что приходится идти на такие ухищрения?

Барменша с хитрым прищуром предлагает мне очередной коктейль, но я заказываю газированную воду — не напиваться же сюда пришёл, на что девица только ухмыляется снисходительно. Эм-Джей последовала моему примеру. В прошлом мире она пила только в компании таких, как Томпсон, сама Эм-Джей питала неприязнь к спиртному, как и большинство детей, знающих, что такое отец алкоголик. Я не видел её родителей в этом мире, но подозреваю, что детство Мэри Джейн было не самым спокойным.

Передохнув, мы отправились на поиски Томпсон и Озборна, это была идея Эм-Джей, кажется, она просто искала предлог, чтобы выиграть время и собраться с мыслями. Этих двоих не оказалось ни на основном, ни на заднем танцполе.

— Может, вышли подышать воздухом, — попытался я намекнуть на то, что парочка, где бы они ни были, не желают быть обнаруженными. Но Эм-Джей, кажется, не поняла.

— Да, тут как-то душно, выйдем на улицу?

— Если ты хочешь… — мы пересекаем задний танцпол и выходим во двор, но тут всё ещё много народу и не видно наших голубков. Мэри Джейн берёт курс на другой конец двора.

— Может, постоим тут или вернёмся на танцпол, — предлагаю я, ведь если они там, то вряд ли обрадуются нашей компании. Но девушка не слушает, неужели ей так интересно, чем заняты те двое, или она просто боится продолжения нашего поцелуя?

Когда мы оказываемся в замусоренном и не особо приятно пахнущем заднем дворике, то на первый взгляд кажется, что тут тоже никого нет, но едва Мэри Джейн выходит из горлышка, образованного выходом с основного двора, как она останавливается, а затем и вовсе отшатывается назад, прямо ко мне в руки.

О, ты нашла их, поздравляю, а дальше, что ты намерена делать? Усмехаюсь я про себя.

Томпсон прижимает Озборна к стене заднего танцпола и страстно целует, да она его буквально облизывает, руки девушки гладят промежность парня через ширинку. И лучше бы я не слышал, как он постанывает.

Пока нас не заметили, я утянул Эм-Джей на другую сторону от выхода. Мда, грязь, хрустящие банки и использованные презервативы под ногами — это место вполне в духе Флеша Томпсона, которого я когда-то знал. Если Одри и раньше выбирала места, вроде этого, чтобы потискать и попытаться трахнуть Озборна… не удивительно, что такой приличный парень, как Гарри до сих пор не дал Флеш дойти до финальной базы… и боюсь, эта шутка не так уж и далека от правды. Безумный мир.

И что теперь, Мэри Джейн, будем стоять тут и слушать тяжёлое дыхание Томпсон и стоны Озборна, или рискнём проскочить обратно во двор через освещённый участок? Я наклоняюсь к самому уху замершей девушки и шепчу:

— Это ты хотела увидеть?

Она вздрагивает и поворачивается ко мне.

— Нет, я… — Эм-Джей затихает, не зная, что сказать, а затем, набравшись смелости, смотрит мне в глаза.

Она кладёт руку мне на грудь, прижимается всем телом и привстаёт на носочки, несмело пытается меня поцеловать. Мы ведь могли спокойно целоваться, как на танцполе, так и в чистом дворе клуба… эх, Эм-Джей. Я отвечаю на поцелуй. На этот раз Мэри Джейн хочет взять инициативу в свои руки, даже пробует пустить в дело свой острый язычок, но по неопытности несколько раз стукается со мной зубами.

Мы отстраняемся, и я дарю сомневающейся девушке одобрительную улыбку. Я помню, как это страшно в первый раз. Каково это, бояться быть отвергнутым. Я чувствую несмелое прикосновение её рук к моим штанам.

— Можно? — чуть слышно спрашивает Эм-Джей, она вся дрожит от волнения.

Неправильно, это всё неправильно. Я начинаю, понимать Озборна — не хочу я делать это в каком-то тёмном то ли дворе, то ли переулке в окружении пивных банок и прочего мусора. Но я вижу, что Эм-Джей понадобилась вся её смелость, чтобы сделать этот шаг, не хочу её сейчас отталкивать. В конце концов, не думаю, что она зайдёт слишком далеко.

Вместо ответа я ухмыляюсь и целую Эм-Джей, гораздо более грубо и требовательно, чем раньше, по-взрослому: со страстью, языком во рту и прикусыванием губ. Не ожидавшая такого напора девушка стонет мне в рот и закрывает глаза, отдаваясь поцелую, но не пугается и начинает смелее орудовать руками в поисках застёжки ремня и воюя с неподатливой ширинкой.

Наконец она справляется с одеждой, высвобождает моего бойца и начинает его поглаживать, не прекращая поцелуй. Но вскоре ей не хватает воздуха, и мы чуть отстраняемся, девушка тяжело дышит. Наконец-то, благодаря аромату духов от волос Эм-Джей, я перестаю ощущать вонь этого места. Она опускает глаза вниз, чтобы посмотреть на мой вздыбленный член… хотя вздыбленный слишком громкое слово… эй, разве ты не был больше в прошлой жизни? Какого… хотя, мне ведь снова шестнадцать… хм, я не помню, в каком возрасте достиг привычных размеров. Постойте-ка, дело ведь не в укусе паука… чёрт я не помню, повлияло ли появление суперсилы на это. В то время я изменял своей правой руке лишь с левой, а эти барышни не привередливы к размерам. По крайней мере, Мэри Джейн не выглядит разочарованной. Она наконец отрывается от зрелища моего величественного подросткового достоинства и заглядывает мне в глаза.

— Тебе нравится? — её голос звучит гораздо смелее и уверенней, чем раньше.

— Честно? — Эм-Джей кивает, — я не фанат работы руками.

Мэри Джейн рассеянно смотрит на меня.

— А, что… чтобы ты хотел, чтобы я сделала? — смелости у девушки поубавилось.

Мэри Джей, которую я знал, всегда предпочитала говорить прямо чего хочет и от меня ждала того же. Её раздражало, если я пытался подтолкнуть её к чему-то намёками, зато она возбуждалась гораздо сильнее от грубых слов. Должен ли я быть деликатен сейчас, ведь эта Эм-Джей ещё девочка?

Я наклонился к её уху и зашептал:

— Ты привела меня в это место, взяла в руки мой член, а теперь спрашиваешь, что я хочу, чтобы ты сделала? — Мэри Джейн затаила дыхание на несколько секунд и кивнула. Хорошая реакция, улыбаюсь я про себя.

— Я хочу, — медленно проговаривая каждое слово, говорю я, — чтобы ты мне отсосала.

Mary, are you ok?

Эм-Джей порывисто выдохнула. Всё то время, что я говорил, она не дышала. Я не вижу её лица, могу только догадываться какое на нём сейчас может быть выражение.

Её кисть, замершая в тот момент, когда я сказал, что не фанат работы руками, вновь начинает двигаться — она чуть поглаживает ствол члена пальцами, а затем, девушка наконец решается посмотреть на меня.

На губах Мэри Джейн победная ухмылка. Так мог бы улыбаться парень, которому выпал счастливый билет — переспать с первой красавицей в классе. Уверен, на моём лице было точно такое же самодовольное выражение, когда я сказал прощай своей девственности в объятиях Гвен.

— As you wish, — шепчет она и опускается на корточки. Да уж, пола тут коленями лучше не касаться.

Я едва могу поверить в реальность происходящего. Я предложил девушке, с которой, по большому счёту, едва знаком, отсосать мне в каком-то грязном замусоренном дворике при ночном клубе, и она не против.

Мэри Джейн Уотсон, которую я знал никогда бы не согласилась на подобное… ну, по крайней мере, не так сразу. Ведь для неё я едва знакомый замкнутый ботаник Питер Паркер, который сегодня, впервые за всё время, заговорил с ней.

Но… другой мир — другие правила. Я начинаю понимать: подобная ситуация для этого мира так же нетипична, как и для прошлого, но не тем, что Мэри Джейн согласилась, а тем, что я предложил… или скорее позволил.

Флеш вон несколько лет клинья к Озборну подбивает, а он всё продолжает ломаться. Для меня это странно, но для местных — норма. Именно так полагается себя вести приличному парню.

Эм-Джей ещё немного приспускает мои брюки, с неподдельным интересом исследует меня руками. Вскоре я чувствую прикосновения её мягких губ, затем острый язычок и, наконец, твёрдую нежность её зубов на моей плоти. Мне не важно, что Эм-Джей не очень умела, что её зубы слишком сильно и слишком часто касаются моей кожи! Наоборот, это делает меня счастливым. Я жалею лишь о том, что не могу сейчас оказать своей девушке ответную услугу. Не нужно было так торопиться, мы могли бы сделать это и у меня дома.

Хотя, она и сама неплохо справляется.

Я замечаю, что вторая рука Эм-Джей исчезла под её красной юбочкой. Судя по звукам, там уже целый водопад. Ого, в прошлом мне требовалось приложить немало усилий, чтобы вызвать у Мэри Джейн такой потоп. Не говоря уже о том, что за всю мою жизнь, я знал лишь одну девушку, которая находила собственное удовольствие в ублажении партнёра ртом. И это была не Мэри Джейн. Мне остаётся только гадать типична ли для местных девушек такая легкая возбудимость?

Я хочу сказать Мэри Джейн, что она слишком шумит, но вдруг понимаю, что уже давно не слышу звуков с той стороны дворика…

— Эм-Джей, — шепчу я, запуская пальцы в волосы девушки, — я уже почти.

Но Мэри Джейн лишь интенсивнее начала орудовать ртом и шерудить рукой у себя в трусиках. Что ж, моё дело предупредить.

Кажется, она умудрилась довести себя до небольшого оргазма пока делала минет. Только так я могу объяснить, что стоны Эм-Джей заглушили в этот момент даже моё тяжёлое дыхание.

— Фу, ну и гадость, — голос Мэри Джейн вывел меня из страны Нод. Ну хоть в чём-то она осталась прежней.

Не знаю, как это у других, но за собой я заметил одну маленькую особенность: я не могу не любить девушку, в рот или на лицо которой только что кончил. Это просто какой-то чёртов инстинкт, которому невозможно сопротивляться, да и нет необходимости.

Вот и сейчас, меня прямо-таки переполняла нежность к Мэри Джейн. Я поспешно достал из кармана брюк чистый платок и помог девушке вытереть остатки спермы.

— Спасибо, — смущенно прошептала Эм-Джей, забирая у меня платок, она почему-то смутилась этого жеста.

— Кажется, Гарри и Одри уже ушли, — неуверенно сказала Эм-Джей, через минуту, когда привела себя в порядок.

— Да, однозначно заметили, — ответил я на невысказанный вопрос, — нет, вряд ли они поняли, что это мы.

На лице Мэри Джейн, однако, всё ещё видны сомнения.

— А даже если и поняли — плевать! — я притянул к себе девушку и впился в её губы поцелуем.

Мэри Джейн удивлённо распахнула глаза, но вскоре ответила мне с ещё большей охотой, чем раньше. Она прижалась ко мне всем телом, запустила руки в волосы и не отпускала с минуту.

Вскоре мы вернулись на танцпол и нашли там наших одноклассников, они как раз двигались к бару, и мы присоединились к этому путешествию. Томпсон снова заказала на всех выпивку и с подозрением посмотрела на Эм-Джей.

— Вы где пропадали? — услышав это, Мэри Джейн улыбнулась, улыбкой победителя.

— Танцевали, — выдала она, охотно осушив стопку.

— А чего это ты такая довольная? — опрокинула свою порцию Флеш.

— Питер хорошо танцует, — ухмыльнулась Эм-Джей, но Одри не повелась и только сильнее прищурилась, словно надеялась найти таким образом следы преступления.

Озборн в это время тянул свою порцию спиртного мелкими глотками и с интересом смотрел на меня, ну хоть соломинку не попросил и то ладно…

— Ты изменился, — наконец начал он, — что-то случилось за последние две недели?

Я задумался над ответом. Точнее, я попытался выудить из своей памяти всё, что касалось взаимоотношений Гарри и Питера до моего здесь появления. Получилось не так уж много.

Несколько лет назад Озборн пытался найти точки соприкосновения с Паркером, как никак, они были единственными парнями в классе. Но Питер ни в какую не шёл на контакт, а Озборну нечем было заинтересовать его далёкий от реальности ум. У них совершенно не было общих интересов, и в итоге Гарри быстро сдался и оставил свои попытки.

— Кое-что действительно случилось, — говорю я, и замечаю, что меня внимательно слушает не только Озборн, но и девушки.

— Хорошее? — спрашивает Мэри Джейн, но видя, что остальные её не поняли, поясняет, — случилось, что-то хорошее?

— Скорее да, чем нет, по крайней мере для меня, — всё-таки я не могу однозначно ответить на этот вопрос.

— Что бы там ни случилось, — вмешалась в разговор Томсон, — это пошло тебе на пользу! Мне нравится новый Паркер. А то сидел вечно, как пришелец на задней парте, кроме уроков и слова то от тебя не услышишь!

Одри закинула руку мне на плечо и сдавила со всей мощью своего тренированного тела. Вы даже представить себе не можете сколько силы в руках ведущего форварда сильнейшей школьной команды округа по американскому футболу. Например, я в моей текущей форме если надену полную защиту футболиста и километра не пробегу. Умру на второй стометровке.

Дабы прекратить эту пытку, я ткнул её пальцами в солнечное сплетение, не сильно, лишь чтобы ослабить хватку. Одри хоть и не профессиональный боец, но пресс у неё оказался весьма крепкий. Однако своего я добился и выпутался из удушающих объятий, пока Томпсон приходила в себя.

— Ах ты, мелкий, — просипела она, хватая ртом воздух.

— Ха-ха, — рассмеялся Озборн, — как он тебя.

Флеш зло зыркнула на Гарри, но всё же выдавила из себя улыбку и спустила на тормозах. Мда, мужчин тут не воспринимают всерьёз, для Томпсон конфронтация со мной невозможна без потери самоуважения и достоинства.

— Как насчёт прокатиться по городу, — запоздало попыталась разрядить обстановку Мэри Джейн.

Возражений не последовало и через десяток минут и два заказа в баре мы уже сидели в кабриолете Одри. Я чувствовал себя неуютно, находясь в машине за рулём которой сидела пьяная Томпсон, решившая вернуть очки лидерства путём демонстрации своих водительский талантов. Я ведь не смогу ничего сделать, если она потеряет управление. Нервно вжимаясь в кресло, я пытался вспомнить школьные годы: разбивал ли Юджин свой сраный PlymouthProwler хоть раз? Но не мог. Это было так давно, такие ранние и незначительные детали моей жизни начали теряться ещё в прошлом мире, после пробуждения от гибернации.

Слава несуществующим богам, всё обошлось, и через несколько часов тупой езды по городу и десяток дебильных идей, посетивших голову Одри, мне удалось убедить товарищей, что пора возвращаться домой. Пока мы ехали Мэри Джейн, не способная похвастаться устойчивостью перед алкоголем, но не пропустившая почему-то ни одного тоста, благополучно уснула.

Остановившись у дома Уотсон, Томпсон начала пошатываясь вылезать из машины, с явным намерением растолкать девушку. Она и правда отличный водитель, раз умудрялась в таком состоянии идеально управлять автомобилем. Серьёзно, даже собственное тело слушается её хуже, чем машина пару минут назад.

— Не надо, — остановил её я, — я сам.

Под удивлёнными взглядами Томпсон и Озборна я аккуратно вытащил Эм-Джей из салона и взял на руки.

— Ну и ну, такого я ещё не видела, — присвистнула Одри, а потом с сомнением посмотрела на Гарри, видимо представляя себя на месте Мэри Джейн, спустя секунду её передёрнуло от отвращения к ситуации.

— Увидимся в школе, — намекнул я одноклассникам, что кое-кому пора бы уже свалить в туман, и тут же, повернувшись к ним спиной, зашагал к дому. Мэри Джейн оказалась тяжелее, чем я рассчитывал, стоит поторопиться.

— Ага, давай, до завтра, — донёсся до меня голос Томпсон вместе со странным шумом, словно девица завалилась обратно в салон, не открывая двери.

— Что ты творишь? — воскликнул Гарри, — слезь с меня, ты тяжелая! Господи, Одри, да что с тобой?

Вместо ответа Томпсон завела мотор и дала по газам.

К этому времени я победил крючок на калитке Уотсонов и подходил к входной двери. Уже четвёртый час, и свет в доме не горит. Учитывая, что я знаю, где находится комната Мэри-Джейн, попробую не будить ни домочадцев, ни саму девушку.

Ключ нашелся в самом надёжном и непредсказуемом месте вселенной — под козырьком входной двери, так что мне удалось незаметно проникнуть внутрь со спящей девушкой на руках. Свет уличных фонарей проникал через незашторенные окна, так что я мог более-менее ориентироваться в пространстве. Пересчитав все скрипящие и трещащие ступени на лестнице, я наконец попал в комнату Мэри Джейн на втором этаже и с облегчением положил девушку на кровать. А сам тут же сел рядом, чтобы передохнуть.

Девушка всё ещё крепко спала, и мне пришлось самому раздеть и укрыть её одеялом. Пока складывал одежду девушки на стул я умудрился случайно задеть письменный стол, чем вызвал выход компьютера из сна.

Сначала я хотел просто выключить его, но моё внимание привлекла открытая вкладка в браузере: “Первое свидание с парнем или что не нужно делать, чтобы оно не стало последним”.

Бегло пробежавшись по тезисам, я обнаружил там такие занимательные пункты как:

— Если он согласился на свидание, значит ты ему понравилась. Ты его чем-то зацепила и сумела выделиться среди толпы других. Так что больше уверенности, подруга.

— Он будет тебя оценивать, присматриваться. Продумай, как вести себя, чтобы у него остались хорошие впечатления.

— Пойми его сигналы: он на тебя ведется и стесняется это демонстрировать? Он внимательно слушает и смотрит на тебя. Это заметно сразу.

— Он смеется над твоими шутками. Так он выражает свою симпатию и хочет, чтобы ты это увидела.

— Он не пытается тебе что-то доказать. И не строит из себя крутого. Ему хорошо и комфортно с тобой, он максимально расслаблен.

— Прояви адекватность. Парень должен понимать, что ты не маньячка, и он не поедет домой в четырех черных пакетах.

— Внимательно слушай, о чём говорит мужчина, покажи ему, что тебе близки его интересы, не забывай, что мужчины не думают о сексе постоянно, как мы.

— Покажи, что ты не озабоченная. Не лезь целоваться, не лапай его без повода. Все нужно делать вовремя.

Но больше всего мне понравился совет для третьего свидания:

— Если хочешь довести дело до постели не скупись на прелюдии, всё свидание должно стать одной большой прелюдией, обработай его, заставь его думать о сексе, так же часто, как делаешь это сама.

Согласно логике этой статьи, я всё время нахожусь в обработанном состоянии, ведь думаю о сексе так же часто, как это делают девушки.

Выключив компьютер Мэри Джейн, я по-тихому покинул чужой дом и побрёл к себе. На самом деле, меня уже едва держали ноги. Я мало спал прошлой ночью и провёл очень насыщенные сутки после этого. Нужно что-то делать с моей выносливостью.

К тому же, мне не понравилось с какой скоростью испарилось моё сексуальное желание — всего лишь после легкого минета. Мне ведь шестнадцать лет, я должен быть словно бочка под самую завязку наполненная спермой! Разве не логично было бы, если бы редкие мужчины этого мира имели повышенное сексуальное желание, чтобы компенсировать свою малочисленность? Но мой собственный опыт в этом теле и советы для девушек в интернете говорят об обратном. Либо Питер Паркер этого мира изначально соответствовал среднестатистическим показателям, либо мои Паучьи таланты не ограничивались боевыми направлениями. Так что с учётом возможностей, предоставляемых этим миром, потеря суперспособностей превращается в настоящую катастрофу! Сейчас уже поздно, но со всем этим безобразием нужно что-то решать. Как там говорила Мямля? Мужики — просто бесполезный мусор, и ей не нужен неспособный даже разозлиться мальчик с вялым членом. Так вот это не про меня! Чёрта с два я буду мириться с таким положением вещей, даже если судьба закинула меня в такое тело.

Глава одиннадцатая, необъятная

Три часа сна пролетели, словно одно мгновение, проснулся я разбитым и совершенно не отдохнувшим. Первой моей мыслью было — а на кой ляд мне нужна эта школа, но потом я вспомнил события вечера и понял, что должен сегодня повидаться с Эм-Джей…

Пролистав свои контакты, я не обнаружил там номера девушки, и даже окна моей спальни не выходят на её комнату, как в прошлом мире, значит придётся выйти чуть пораньше и подождать на улице. Почему я не догадался вчера взять у неё номер?!

Ругаясь в пол голоса, я встал и направился в ванную. К моему удивлению, парень в зеркале не выглядел и вполовину так же ужасно, как я себя ощущал. А душ и завтрак и вовсе оказались в силах поставить меня на ноги, я даже почти почувствовал себя живым.

Собрав вещи: ручку и блокнот, я вышел на крыльцо, чтобы попить кофе, посмотреть новости в телефоне и подождать, когда появится моя соседка. Ничего сенсационного в прессу этой ночью не просочилось. Вспомнив увиденное мною вчера на компьютере Эм-Джей пособие, я решил поискать информацию о выдающихся мужчинах этого мира. Даже с учётом тотального перекоса в соотношении полов и потреблядского мировоззрения большинства мужиков, должны ведь были появиться исключения. Их не могло не быть.

Музыка, живопись, литература, поэзия и философия оказались самыми популярными видами деятельности среди мужчин. Я имею ввиду, что именно в этих областях вклад мужчин был наибольшим. Так Сальвадор Дали, Шопен, Малевич, Эдгар По и многие другие прославившие свои имена в веках музыканты, живописцы и писатели моего мира достигли успеха и здесь. С наукой дело обстояло хуже. Многие великие учёные мужи, фамилии которых я искал в интернете, тут были либо женщинами, либо вовсе не занимались наукой. Все списки самых великих мужчин истории возглавлял Да Винчи — едва ли не единственный настоящий гений и учёный мужчина, которому удалось реализовать свой потенциал так же, как в моем родном мире. Грустно это всё… мой любимый музыкант Джексон тоже был… точнее, продолжает быть женщиной в этом мире. Вот только карьеру свою она закончила на двух песнях из-за ранней беременности от некого Билли Джина. Она написала только две песни “Опасный” и “Триллер”, так и не снискав большой славы, зато подарила миру четырёх девочек и одного мальчика. Жаль, мне будет не хватать песен Джексона в этом мире.

Тут мне в голову пришла ещё одна мысль. Не так давно в мире начали появляться суперы, мутанты и прочие Халки. Одной из самых успешных суперов на данный момент является Железная Леди — скандально известная Энтони Старк. Но даже она лишь недавно начала свою карьеру супегероини. А вот по запросу “супергерой мужчина” вся первая страница поиска заполнилась ссылками на Стива Роджерса — национального героя, хорошего парня и секс символ уходящего столетия. Я улыбнулся, хорошо хоть Стив остался мужиком, а не превратился в Капитаншу Американшу, хватит с меня Женщины-Паука, Халк, Железной Леди и им подобных. Однако, его ещё не разморозили, а может даже и не выловили…

Как ему вообще удалось стать испытуемым сыворотки суперсолдата в мире, где даже летчиком-испытателем или сапёром мужику быть нельзя по закону в большинстве стран?

А вот по запросу современный супергерой мужчина я попал на сайт с творчеством каких-то графоманов, а именно: на заявку для веб-рассказа с двумястами тысячами лайков и шестью сотнями написанных работ. Мда, девки сходят с ума, почему я уверен, что авторы этих работ женщины? Да там почти все работы имеют сексуальную направленность, причём во всех направлениях сразу, а у мужчин тут для реального секса партнёрш хватает, хотя они в нём, как правило, не особо заинтересованы, так зачем им порно рассказы?

Наконец я услышал, как хлопнула входная дверь соседей, и на улицу выскочила взлохмаченная Мэри Джейн, а затем ей вслед полетел поток отборной ругани, женским голосом. Ох, характер у Анны Уотсон тут явно не сахар.

Мэри Джей, вжимая голову в плечи, выслушивала упрёки за то, что явилась домой посреди ночи пьяная, наследила на лестнице и прочее в этом духе… ну, в целом, тётя Анна права, нечего было пить наравне с Томпсон, могла бы взять пример с меня.

Я бы хотел отвлечь на себя гнев миссис Уотсон, но нельзя же говорить ей, что это я наследил в доме, ведь тогда выяснится, что Эм-Джей не просто напилась, но была и вовсе не в состоянии идти сама… да и Мэри Джейн будет неловко, если она поймёт, что кто-то слышал эту сцену, особенно я.

Я громко хлопнул дверью, запер дом и, выйдя на крыльцо, сделал вид, что только что увидел соседей.

— Мэри Джейн, миссис Уотсон, доброе утро, — попытался я всё же помочь девушке.

Эм-Джей, увидев меня явно смутилась, она, наверно, гадает случайно ли я появился так вовремя и как много слышал.

— Здравствуй, Питер, — тут же сменила гнев на милость Анна, — тоже в школу?

— Да, Миссис Уотсон, позвольте мне украсть вашу племянницу, — Анна растерялась, — нам нужно поторопиться, а то опоздаем на школьный автобус.

— Ах, конечно, идите, — рассеянно произнесла Анна.

— Спасибо, — шепнула Эм-Джей, когда поравнялась со мной, — только смотри, как бы это я тебя не украла.

— О, что ты имеешь ввиду? — с интересом уточняю я.

— А что бы ты хотел, чтобы я имела ввиду? — нахально улыбаясь, переспросила Эм-Джей.

Нет, вы только посмотрите на неё!

— Мэри Джей Уотсон! — воскликнул я.

— Что? — растерялась от такого обращения девушка.

— Не зазнавайся, — я обнял девушку одной рукой и продолжил, шепча ей на ухо, — пара поцелуев и один легкий минет ещё не повод для того, чтобы задирать нос.

— Я… — хотела было возразить резко смутившаяся Эм-Джей, но я прервал её слова поцелуем.

Она замерла, закрыв глаза, но затем обняла меня за шею и начала отвечать на поцелуй, прислоняясь ко мне сильнее и давая мне насладиться близостью её горячего тела. Мы стояли так ещё некоторое время после того, как прервали поцелуй.

— Питер, — зашептала Мэри Джейн, — ты действительно хочешь… я хочу сказать — я никогда бы не подумала, что ты захочешь со мной…

— Я хочу тебя, Мэри Джейн, можешь не сомневаться.

Тут из-за поворота вырулил желтый школьный автобус, и нам пришлось поторопиться, чтобы успеть добежать до стоянки вовремя.

По дороге нас обогнала машина Томпсон, причём девица ещё и просигналила провокационно водителю, чем вызвала её недовольное ворчание, а также шепотки и смех полного автобуса школьниц.

Не успели мы выйти из школьного транспорта, как между нами материализовалась Одри и, повиснув на наших плечах, спросила с хитрой улыбкой на лице:

— Ну и как всё прошло? — смотрела она при этом на Мэри Джейн.

Девушка растерялась, не понимая, что имеет ввиду Томпсон.

— О чём ты? — стреляя глазами то в меня, то во Флеш, спросила она.

— Не строй из себя дурочку, — пригрозила Одри, — чем вы занимались ночью у тебя в комнате, вдвоем с Питером?

— Питер был у меня дома? — удивилась Эм-Джей.

— А кто, как ты думаешь, тащил тебя домой? — громко воскликнула Томпсон, привлекая внимание окружающих, так вот в чём был её план.

На выкрик Одри начали оборачиваться другие школьницы и с осуждением смотреть на Мэри Джейн. Чёрт, я не подумал. Тут такая ситуация, это, как если бы парень ужрался в хлам на свидании, и девушке пришлось бы тащить его домой на себе! Грёбаная сука Томпсон, решила растоптать репутацию Эм-Джей! Но Флеш было мало уже сказанного, и она продолжала сыпать подробностями:

— Тащил, да ещё как! Взял на руки, как принца, и нёс домой, а ты что, так и не проснулась? — притворно удивилась под конец хулиганка, — Надеюсь, хоть штаны ему не заблевала.

Но Мэри Джейн не растерялась, она не собиралась позволять Одри безнаказанно обливать себя грязью у всех на виду.

— Это не твоё дело, — выпалила Эм-Джей, — чтобы мы с Питером не делали, у меня дома или где-либо ещё, касается лишь нас двоих!

— Где-либо ещё? — прищурилась Томпсон.

Уотсон поняла, что сболтнула лишнего, но поздно было давать заднюю, видимо, первый сексуальный опыт и моя поддержка дали ей почувствовать уверенность в себе.

Мэри Джейн, победоносно прищурилась, вздёрнула носик и, театрально махнув гривой своих рыжих волос, повернулась к Томпсон спиной. Когда наши взгляды встретились, я увидел в её глазах тень сомнения, она боялась, что сейчас я могу отступить, что не прощу её болтливости или, что просто побоюсь стать частью конфликта. А может в голове у девушки, помимо этих, понятных мне, были ещё и сотни других доводов, которые, по её мнению, мог придумать мужчина, чтобы отвернуться от неё. Кто ж её знает, эту мужскую логику! И тогда это был бы конец, ведь благодаря Томпсон против неё уже были настроены все, кто видел эту сцену.

Кроме меня естественно. Мне было плевать на обычаи туземцев, я не собирался позволять Томпсон унижать мою девушку, я одобрительно улыбнулся Эм-Джей и шагнул ей навстречу. Если Мэри Джей решила таким образом продемонстрировать своё превосходство над Томпсон, которая уже несколько лет не может завоевать Гарри Озборна, я ей подыграю.

— Я с тобой ещё не закончила! — воскликнула вдруг Одри, почувствовавшая, что ситуация выходит из-под контроля.

Она схватила Эм-Джей за плечо и дёрнула на себя. Девушку круто развернуло вокруг своей оси, а Томпсон уже замахивалась для удара.

Как будто я позволю! Рванув вперёд, я заслонил собой Мэри Джейн. Кулак Томпсон впечатался мне в грудь, выбивая из лёгких весь воздух. Этого хватило, чтобы на несколько секунд лишить меня героического запала и отбросить назад, прямо на Эм-Джей. Удар у этой Томпсон не хуже, чем у Юджина! Вот только она оказалась не готова к тому, что её атака попадёт в парня. Одри растерялась и с недоумением смотрела, как я едва не завалился на пол вместе с Уотсон. И даже когда я отвёл шокированную таким поворотом событий Мэри Джейн в сторону и повернулся обратно, разминая шею и руки, в общем, всячески показывая, что собираюсь пустить в ход кулаки, она продолжала тупо смотреть.

— Паркер, я не хотела… — попыталась было оправдаться Томпсон, но всё-таки она не дура и оборвала себя на середине предложения, поняв, что разговорами дело не решить.

Ведь в этот момент мой могучий кулак уже летел в её лицо. Естественно, Томпсон легко ушла от моего медленного удара, а затем от ещё одного. И ещё. Это не так уж и сложно, пока есть место для отступления за спиной, а противник так же медлителен, как Питер Паркер без суперспособностей. Вокруг поднялся дикий шум, девушки сходили с ума, ещё бы такое зрелище: тщедушный парень очкарик нападает на здоровенную девушку футболистку.

Тут место для манёвров у Томпсон кончилось, она уперлась спиной в шкафчики, вот сейчас всё и решится. Но я не спешил подходить. Нет, я начал дразнить Томпсон, жестами призывая её на ответные действия. Благоразумнее с её стороны было бы не бить меня, а попытаться как-то выйти из этой ситуации, ну взбесился мальчик, главное не бить его, чтобы потом не оказаться крайней. Именно так бы на её месте поступило бы большинство.

Но это же Томпсон по прозвищу Флеш. Она не будет вечно убегать, её злобный нрав не позволит ей не ответить на провокацию. Никто не может ударить Томпсон и не получить в ответ, я хорошо это помню. Одри оттолкнулась от стены плечами и тут же атаковала. Сильно, размашисто, вкладывая в удар всю свою массу и злость. Одного такого удара хватило бы, чтобы вырубить меня, достигни он цели.

Но я ждал этого. Проблема такого стиля в том, что, если противника не оказывается в точке удара, ты уже не можешь остановиться. Инерция слишком большая, сила и масса, вложенные в удар, начинают работать против тебя самого, так бьют только дилетанты, либо если есть полная уверенность, что удар попадёт в цель.

Я сделал то, что всегда делал в драках, будучи Человеком-Пауком — предсказал действия противника и увернулся. Флеш начала заваливаться вперед, она была выше меня, поэтому мне было очень удобно схватить её за предплечье и бросить через плечо.

Может я и слаб, но я всё ещё не забыл, что такое биомеханика.

Томпсон грузно упала на спину, но, хоть она и не умела правильно падать, ей всё-таки повезло, и она не ударилась головой об пол. А значит она встанет и мне придётся ещё раз с ней драться. Придётся вырубить её сейчас, пока она дезориентирована.

— Что здесь происходит!? — раздался у меня за спиной властный и холодный женский голос.

Я облегчённо выдохнул внутри. Даже если это Флеш Томпсон, я всё ещё чувствую нежелание так жестоко бить женщину, тем более школьницу. А по-другому у меня против неё нет шансов. Учитель появилась, как нельзя вовремя.

Я отошёл в сторону и встал так, чтобы можно было говорить с Сарасти, но и не упускать из виду поднимающуюся на ноги Томпсон. Я знаю, что в состоянии ярости она может без колебаний ударить в спину.

— У меня есть несколько версий произошедшего, — быстро заговорил я, — но ситуация не позволяет мне их привести полностью. Ограничусь простой: я этого не делал, почему Томпсон на меня кидается, не знаю.

Решившая придать весомости моим словам Томпсон, как раз встала и вновь кинулась в драку, рассудив, что повторная попытка познакомить меня с её кулаками должна оказаться продуктивнее первой.

Я её мнения не разделял, но объяснять мне этого не пришлось, так как Юкка, увидев действия Одри, шагнула ей навстречу и поймала кулак хулиганки одной рукой.

Опешили все, даже сама Томпсон с удивлением смотрела на свой кулак, надёжно зафиксированный изящной ручкой Сарасти.

— Какого… — начала было Томпсон, но в следующую секунду её возмущение превратилось в визг боли.

Сарасти вывернула кисть и руку Томпсон, выполнив болевой приём. Неопытному наблюдателю могло показаться, что Юкка умелый боец и сделала это за счёт своих навыков, но я прекрасно видел, что она просто вывернула руку Томпсон с силой и неостановимостью робота.

— Расходитесь все, — распорядилась Сарасти, — Паркер, со мной, к директору.

— Постойте, — выбежала перед Юккой Мэри Джейн, — Это Томпсон начала драку, она напала на меня, а Питер вмешался.

— Все трое, к директору, — изменила решение Сарасти.

Мэри Джейн сильно волновалась, Томпсон бесилась, но, поскольку её рука всё ещё находилась в плену тонкой кисти Сарасти, она могла только качать права, да и то не особо активно. Я был спокоен. Не в первой.

Увидев нашу компанию на пороге своего кабинета, директор только тяжело вздохнула, предвидя очередную головную боль.

— Юкка, думаю, ты уже можешь отпустить руку мисс Томпсон, — заметила директор, так началось долгое объяснение случившегося.

Благодаря целой толпе свидетелей, и неадекватному поведению Томпсон при появлении учителя, мы с Мэри Джейн отделались крайне легко — по три дня отстранения от занятий. А вот Флеш отстранили на две недели.

Никто ведь в итоге не пострадал. Свой синяк на груди я не стал показывать. Удивительно, но даже прибывшая по вызову директора Рози Томпсон не пыталась качать права, узнав, что Флеш подралась с мальчиком.

Однако, Мэри Джейн всё равно была подавлена этим отстранением, что неудивительно, учитывая скверный характер её тёти Анны. Я пытался договориться с директрисой об отмене наказания Уотсон, напирая на то, что Эм-Джей не участвовала в драке и не ответила на провокации Томпсон, но всё без толку. Директор не только не пошла на уступки, но ещё и демонстративно, у нас на глазах позвонила Анне Уотсон и сообщила об отстранении её племянницы от занятий из-за драки.

Мне этот жест директора не понравился. Мэри Джейн так и вовсе вся похолодела, представив, что её ждёт дома. Тогда я сам позвонил миссис Уотсон, для этого мне пришлось в наглую посмотреть номер телефона в записях директрисы и попросил её забрать Мэри Джейн и меня из школы, так как мы были отстранены вместе.

Когда прибыла злая, как тысяча Озборнов, Анна, я встретил её у входа и повел к директору, на меня она кричать не решалась. Уже в кабинете я заставил директрису поведать тёте Мэри Джейн полную историю, и только потом мы поехали домой. По дороге вынужденная выслушивать мои уверения в абсолютной невиновности Эм-Джей Анна практически успокоилась, а под конец и вовсе упрекнула Мэри Джейн, что за неё дерётся мальчик, пока она стоит в стороне. Это была победа, ведь Анна начала противоречить себе, и сама это прекрасно понимала.

Как бы я не хотел весь остаток этого дня провести в компании своей девушки, купаясь в заслуженном восхищении, но после долгого совместного разговора с двумя тётями, моим родственникам директор тоже позвонила, Эм-Джей вынуждена была идти в свою комнату. Просто Анна узнала результаты вчерашнего теста, его настоящие результаты и то, что из-за Мэри Джейн я получил тройку, причём, она сама проговорилась, когда рассказывала тёте Мэй и Анне, какой я замечательный, так что пусть теперь позанимается немного. В общем, узнав номер Эм-Джей я отправился к себе, где вывел тётю Мэй на разговор об отце. Я рассказал часть того, что узнал от Коннорс и пытался подвести тётю Мэй к выводу, что мне могут пригодиться вещи Ричарда, если он что-нибудь ей оставлял, но всё было без толку. В итоге я спросил напрямую и узнал, что родители мои исчезли внезапно и никаких ключей от склада среди контейнеров не оставляли. Наконец, попрощавшись с тётей Мэй, предварительно выслушав лекцию о том, что насилием проблемы не решить, я оказался предоставлен сам себе.

Первым делом после школы я направился в больницу, где лежала Стэнс, убедился, что больная всё ещё жива и никуда не собирается, а уже оттуда поехал в лабораторию Коннорс. Дверь была не закрыта, и я беспрепятственно проник внутрь.

Как я и думал: женщина спала прямо на рабочем столе, уткнувшись щекой в тетрадь с записями. На столе перед ней гудел включенный СЭМ, на компьютере рядом с док была запущена виртуальная модель подопытного существа и светился ряд формул.

Ох, эта женщина поразительно далеко продвинулась всего за одни сутки! Я мог только поразиться, просмотрев историю инициаций тестов на компьютере. Коннорс успела перепробовать больше двухсот различных вариантов объединённых формул, а ведь каждая из них требовала предварительных расчётов. О, а вот эта часть почти полностью идентична самой первой сыворотке Коннорс, которая и стала причиной появления Ящера. Если бы не попытки улучшить её с помощью попавшей в руки учёной разработки Ричарда Паркера, она уже могла бы дойти до финальной стадии… хотя, нет, именно новые данные позволили Коннорс сделать прорыв. Своим умом она шла бы к текущему результату несколько месяцев, если не лет.

Жаль, что у нас нет более совершенной компьютерной модели для тестов. Я понимаю, что мечтать об идеальной модели глупо, это, как если бы я, попав в античные времена, жаловался на отсутствие калькулятора, но поработав с суперкомпьютерами Золотого Века, которые хоть и основывались на архитектуре нашего времени, но имели совершенно иной порядок мощности я, что говорится, привык к хорошему. К тому времени люди и впрямь выжали всё возможное из старых технологий. Чего только стоят сенсорные панели, покрывавшие в том мире буквально все, даже пачки сигарет и туалетную бумагу, а также действующая математическая модель развития Земли.

Будь у меня доступ к такому компьютеру можно было бы создать совершенную модель человеческого тела и на ней проводить виртуальные тесты. Насколько надёжнее и быстрее стала бы моя работа в таком случае. Тогда можно было бы объединить лучшее в известных мне рабочих формулах, для улучшения человеческого тела.

Та модель, которой пользуется сейчас Коннорс не достойна доверия, в ней не учитывается слишком многое, как итог: рабочая в теории сыворотка оказалась полна ужасных побочных эффектов. Хотя Курт сам виноват, он знал о несовершенстве модели и необходимости многократных повторений на подопытных. Но всё равно от компьютерной модели и экспериментов на мышах сразу перешел к людям… даже не подождал и не проверил насколько стабилен Алджернон.

Даже сейчас я, имея все мои знания намного превосходящие то, чем оперирует Коннорс, не смогу создать на сто процентов надёжную формулу суперсолдата и уж тем более совместить её с формулой Карен. Вот клепать различные её варианты с непредсказуемыми последствиями для испытуемых я мог бы сотнями — хоть сейчас подавай резюме в Гидру. И через пару сотен неудачных попыток у меня была бы одна или даже больше рабочих формул.

Хорошая модель для тестов, ресурсы и подходящие существа, близкие к человеку для первых тестов, вот что нужно, чтобы восстановить формулу. При необходимости можно отсутствие одного, компенсировать излишками другого.

Ещё я мог бы получить стопроцентно рабочую сыворотку для приобретения, причем не абы каких, а своих старых сил, даже без каких-либо дополнительных ресурсов, но для этого мне нужна одна маленькая деталь: Женщина-Паук… о, я достаточно изучил самого себя в прошлой жизни. Приобретённые мною способности и их природа, долгое время ставили меня в тупик. Очень много времени у меня ушло, прежде чем я понял, что они кардинально отличаются от любой другой силы, которую можно адекватно обосновать при помощи науки.

Так я узнал одну поразительную особенность сил, переданных мне Пауком — мои способности можно было извлечь и передать другому человеку. Каково, а? Мутация, которую можно забрать, запереть в пробирку и потом отдать кому-то другому? Как это можно объяснить с точки зрения науки? Мистика, да и только! Особенно если задуматься откуда такая особенность моих паучьих сил могла взяться? Словно дело и не в изменённых генах вовсе, а в каком-то неизвестном источнике, который и давал мне эти силы.

Впрочем, многими из этих вариантов я не стал бы пользоваться, даже будь у меня такая возможность. Не в моих принципах ставить массовые опыты на людях, или отнимать силу у этой Женщины-Паучка… если она, конечно, не даст мне повода сама.

Но чего нет, того нет. Раз у меня нет пока ни ресурсов, чтобы создать что-то грандиозное, ни аморального Паука, силу которого можно, не колеблясь, отнять. Остаётся только собирать крошки. Из формулы суперсолдата можно выделить другую, производную от неё — Формулу Вечности ту, которую применяли на Нике Фьюри и Наташе Романовой. Формула Вечности — часть формулы суперсолдата, она замедляет процесс старения, усиливает иммунную систему и многое другое по мелочи, в частности её обладатели быстрее набирают физическую форму при тренировках. У этой формулы есть ещё один недостаток, который в данный момент является достоинством — её действие временное. Я могу использовать её до тех пор, пока у меня не появится нечто лучшее, а затем вывести из организма без последствий. Формула Вечности удобна ещё и тем, что для её применения не обязательны Вита Лучи, подозреваю, отсюда и временность эффекта. И вот её уже можно попробовать улучшить при помощи исследований Коннорс или чего-то другого, таким образом, даже если где-то будет допущен просчёт — побочные эффекты не останутся со мной навсегда. Главное, чтобы они не были фатальными. Хотя это не значит, что я буду пропускать стадии тестирования и вводить её себе сразу.

Не став пока будить Коннорс, я использовал её лабораторию, чтобы синтезировать сыворотку Вечности. Вот только меня прервали под конец процесса. Дверь кабинета открылась и в помещение зашла вчерашняя гостья — Гвен.

Девушка выглядела слегка растрёпанной и взволнованной, что, впрочем, нисколько не умаляло её красоты.

— О это ты, Паркер, — узнала она меня, — снова пришёл к Коннорс?

— Вроде того, она спала, когда я пришёл, а ты здесь зачем — работа?

— Не совсем, уже семь часов вечера, у профессора должна была быть лекция десять минут назад. Я пыталась дозвониться, но она не отвечала, вот я и решила проверить, — Гвен подошла ко мне, разглядывая устроенный в лаборатории беспорядок.

— Думаю, она до самого утра, или даже дольше, работала с новыми данными и просто в какой-то момент уснула.

— Точно, эта твоя формула, это действительно что-то настолько важное? — недоверчиво спросила девушка.

— Ты знала бы больше, если бы не сбежала вчера так поспешно, — ухмыляюсь я.

Стейси состроила недовольную гримасу и вновь попыталась объяснить свой уход, ничего не объясняя.

— У меня были дела… я действительно не могла остаться.

У неё есть тайна и она так неумело её скрывает, напоминает мне, меня самого в первые месяцы становления Пауком… а ведь у неё вполне подходящее телосложение.

— Что это такое? — удивилась Гвен, увидев сотни формул под моделью Коннорс, — я едва понимаю… нет, я вообще ничего тут не понимаю! Как она могла за пару дней дойти до такого?

— Это то, от чего ты отказалась вчера, — я вспомнил с какой недюжинной силой Гвен сжимала мою кисть, прям, как я, до того, как научился дозировать силу в повседневной жизни.

— Твои данные? — удивилась девушка, — но что там такого может быть?

— Да так, мои домашние задания по химии, — но это ещё ничего не доказывает, даже то, что выступить в теле шоу, вполне в характере Гвен.

— Точно, ты же школьник, — протянула Гвен, в этом мире она была старше меня и уже училась в колледже, — а сейчас, ты что делаешь, тоже домашние задания?

Именно в этот момент предательская центрифуга остановила вращение и из пазов выдвинулся зажим с пробиркой. Гвен опасно сощурилась и потянулась руками к моей формуле. Но я был ближе и выхватил пузырёк раньше.

— Не следует совать свой симпатичный носик в чужие исследования, — убирая пробирку во внутренний карман, говорю ей.

Но Стейси таким легким комплиментом не смутить. Она меня в чём-то подозревает, только я не могу понять в чём. Чего она на меня вообще взъелась? Почему она так подозрительно ко мне относится? Словно бы шестое чувство подсказывает ей опасаться меня.

— Давай будить профессора. — Попытался я перевести тему. — Не дело это — спать в лаборатории, когда у тебя дома семья и всё такое. Предлагаю добровольно принудительно отправить её домой.

— Думаешь, сможешь её уговорить? — отступилась девушка.

— Попробую, — я подошел к Карен и громко хлопнул в ладоши у неё над ухом.

Никакой реакции.

Тогда я повторил, хлопнув сильнее и сложив ладони лодочкой. Звук вышел оглушающий, но женщина спала, как младенец.

— Ты даже разбудить её не можешь, — ехидно заметила Гвен.

Я взялся за спинку стула, резко затряс его и гаркнул отрывисто, на выдохе, чтобы голос получился грубее и ниже.

— РОТА, ПОДЪЁМ! — ну вылитый сержант.

От неожиданности даже Стейси вздрогнула, хотя я не орал во всю глотку, просто тембр голоса получается уж больно неожиданный и угрожающий при таком способе.

Коннорс вскочила и заозиралась по сторонам с диким взглядом — сработал застарелый армейский инстинкт. Увидев нас, она сначала смутилась, а потом пришла в ярость.

— Не смейте так никогда больше делать!

— Если бы вы пошли спать домой, как обещали вчера вечером, мне не пришлось бы вас будить, — пожал плечами я.

Коннорс бросила быстрый взгляд на экран, вспомнила над чем работала и оживилась.

— Я просто не могла уйти, ты же понимаешь, это дело всей моей жизни, я должна…

— Стоп! — Оборвал её речь я, — Вы сейчас ведёте себя неадекватно, профессор. Формулы уже у вас, никуда они не денутся, а вот вы только что пропустили свою лекцию и, уверен, даже не предупредили семью, что не придёте ночевать.

Карен потеряла весь настрой спорить, когда я упомянул семью.

— Идите домой, у вас ещё будет время на работу, вам нужен нормальный отдых, — продолжал давить я, — вернётесь сюда со свежей головой и, возможно, к тому времени уже придёт в себя Стэнс, появятся новые данные.

— Да, ты прав, я не была дома уже больше суток. — Коннорс помассировала лоб здоровой рукой, а потом посмотрела на меня ещё раз. — Питер, спасибо тебе. И за формулу, и за понимание. Я бы хотела пригласить тебя к себе домой, поговорить о родителях, но не думаю, что сделать это вот так внезапно будет правильно.

— Я понимаю, профессор, дайте мне свой номер, чтобы мы могли согласовать действия и делиться новыми данными, — затем я повернулся к Стейси, — Гвен, мы уже второй раз случайно встречаемся здесь, если нам и дальше придётся часто пересекаться, стоит всё-таки познакомиться нормально, не хочешь сходить куда-нибудь перекусить?

На лице Карен появилось восхищённо-удивлённое выражение, наверное, не часто ей доводилось видеть, чтобы парень сам куда-то приглашал девушку.

— Хорошая идея… — неуверенно замялась Гвен, — но давай как-нибудь в другой раз… мне надо спешить…

Степень удивления на лице Коннорс удвоилась.

— Понимаю, — протянул я и чуть слышно добавил, — софиты зовут…

— Что, прости, — насторожилась Гвен.

— Ничего, в другой раз, так в другой раз, — Девочка-Паучок.

Они Сами!

— Бинго! — самодовольно ухмыляюсь, увидев знакомую фамилию в списках.

Я думал не в том направлении. Целью паука мог оказаться не только кто-то из моих одноклассников. Ведь помимо экскурсантов был также и обслуживающий персонал. Вот в списке студентов колледжа, помогавших в организации научной выставки, я и нашел знакомую фамилию и инициалы: Г.М. Стейси.

Не так уж и плохо, в конце концов, Гвен не тот человек, кто станет использовать свои силы во вред людям. А участие в телешоу… её право, я тоже немало ошибок сделал прежде, чем стать тем, кто я есть. Я пытался использовать свои силы в боях без правил, потом из-за чувства вины, наоборот, отвергал любые способы заработка на своих талантах и вёл жалкое существование, продавая за бесценок снимки Человека-Паука моему самому злостному ненавистнику Джей Джона Джеймсону, но это было по-своему забавно. Если задуматься, многие проблемы того периода моей жизни были вызваны нехваткой денег, неорганизованностью и нерешительностью в делах, не касающихся моей супергеройской жизни.

А затем всё это отошло на второй план. Нам с Ричардом пришлось стать участниками множества секретных проектов ООН и Щита, даже борьба с увеличившимся числом преступников перестала быть моей головной болью, ведь, как оказалось, в случае глобальной угрозы и необходимости мобилизации всех ресурсов государства и сами в состоянии обеспечить контроль. Просто потребовались более жесткие меры. Удивительно, но появление в моей жизни сурового начальства в виде Фьюри и представителей ООН помогло мне решить личные проблемы. Именно тогда мы с Эм-Джей поженились, хотя и продлилось наше совместное счастье недолго. После несчастного случая, из-за которого я потерял свою любовь, решение о заморозке далось мне легко.

Впрочем, сейчас это не важно. Я уже не тот, что раньше, я не допущу старых ошибок. К тому же, я снова молод, полон энергии, а Мэри Джейн и Гвен Стейси живы. А это значит только одно — жизнь продолжается и нужно ценить это!

Хотя, с полон энергии я немного погорячился, я валюсь с ног от усталости. Мне предстоит долгий десятичасовой сон, а проснувшись, я буду другим уже не только психологически, но и физически!

Я закрываю базу данных университета, которую мне пришлось злостно взломать, чтобы получить доступ к спискам… на самом деле, сайт университета не просто не имел защиты, он только и ждал толчка, чтобы обрушиться, уязвимостей в коде было столько, что воспользоваться ими мог бы школьник, начитавшийся статей о взломе в интернете… подождите, ведь именно это и произошло!

Соорудив себе капельницу и зафиксировав правую руку, я ввёл заготовленный раствор, содержащий сыворотку. Незачем подвергать организм лишним нагрузкам без необходимости. Всё пройдёт, как по маслу, легко и безболезненно, сам раствор и концентрация сыворотки в нём подобраны таким образом, чтобы изменения прошли за десять часов здорового сна.

***

Уснувший Питер не мог увидеть или услышать, как окно в заброшенной лаборатории на втором этаже его дома открылось, и в квартиру проникла посторонняя. Что примечательно, неизвестная передвигалась, прикрепляясь к стенам руками и спускалась по стене вниз головой так, словно для неё это было естественно. Проникнув внутрь, злоумышленница в приметном обтягивающем костюме чёрно-белых тонов снова прикрыла окно.

С недавних пор жизнь Гвен Стейси, обычной девушки, ученицы колледжа Мидтауна и любящей дочери круто изменилась. Научная выставка, к организации которой она была привлечена из-за отработки долгов, стала самым важным событием в её жизни.

Всё из-за того странного паука, что вцепился в её запястье так неожиданно.

Впрочем, остальное вы и так знаете. С тех пор Гвен начала замечать в себе изменения. Она стала сильнее, гибче, выносливее, могла приклеиваться и ходить по вертикальным поверхностям, её чувства обострились, а вестибулярному аппарату девушки могли бы позавидовать кошки. И наконец проявилось особое шестое чувство. Гвен ещё не до конца с ним освоилась, но оно помогало почувствовать опасность и всегда безошибочно выбирать надёжные точки опоры во время экстремальной гимнастики и паркура. Сшив себе потрясный стильный костюм, Гвен дебютировала на шоу талантов, где продемонстрировала свою феноменальную ловкость и грацию и стала единственной и неповторимой Женщиной-Пауком.

Однако позавчера шестое чувство начало подавать Гвен совершенно необычные сигналы, распознать которые девушка пока была не в состоянии. Странные ощущения вызывал новый знакомый Коннорс — мальчишка старшеклассник с необычайной тягой к науке. Первым делом Гвен решила, что парень просто-напросто опасен, как бы абсурдно это не звучало, но такое тоже бывало. Однако, вскоре стало понятно, что дело тут в чём-то ином. Питер не какой-нибудь наркоман или террорист и даже не радикальный шовинист. Может, он и выделяется среди других парней и особенно ровесников, благодаря трудолюбию и своей нетипичной манере поведения, чего только стоит то, что он сам позвал девушку на свидание… так стоп, не отвлекаться! Ты здесь не за этим, Гвен!

Сегодня чувство усилилось, когда Гвен обнаружила Паркера в лаборатории спящей Коннорс. Он делал что-то втайне от профессора. Это вызывало новый виток подозрений у девушки. Которые лишь подтвердились нежеланием мальчика показывать, что же такое обрабатывалось в центрифуге.

Это очень заинтересовало любознательную девушку, настолько, что она решилась проследить за подозрительным мальчиком до его дома, но ответов она тут не нашла. Что бы ни готовил Паркер, делал он это для себя. Гвен не была уверена, как же ей стоит поступить. С одной стороны, казалось правильным остановить процесс и заставить Питера рассказать обо всём Коннорс, но с другой… а что, если никакой Стэнс нет, и лекарство, которое он якобы готовил для неё, предназначалось самому Питеру. Коннорс не мешала Паркеру пользоваться своей лабораторией и не усомнилась, когда он сказал, что некая Стэнс идёт на поправку. Значит, она по каким-то причинам верила в его благоразумие и надёжность.

К счастью для Паркера, Гвен упустила из виду момент, что её непреклонный авторитет — доктор Карен Коннорс, в последние дни слишком взволнована прорывом в своём исследовании и попросту не придавала внимания действиям Питера.

На руке Паркера Гвен заметила непонятного назначения устройство-браслет. Оно было оборудовано простенькой панелью управления, без каких-либо пояснений, точно такое же устройство оказалось и на второй руке мальчика… очень странно, но всё так же непонятно.

В поисках дополнительных сведений Стейси решила исследовать обстановку в комнате Питера. Как и любое дитя цифрового века, начала она с компьютера, вот только он был защищён паролем. Гвен не хотела оставлять следов, но других способов получить доступ к чужому компьютеру кроме сброса пароля не знала. Однако девушке не удалось совершить задуманное. Под корпусом ПК, что-то зашипело и через две секунды экран погас.

— Класс! — радостно воскликнула Гвен, — теперь он точно узнает, что кто-то лазил в его компьютере. И что мне делать?

Обижено спросила Стейси Паркера, но он не ответил, так как был занят — Злая Королева вновь распоясалась и устроила переворот в Стране Чудес.

— Эх, — не найдя лучшего решения, Гвен набрала часть жидкости из мешка капсулы в шприц найденный тут же в доме Паркера и решила покинуть чужой дом, оставив в подарок Питеру испорченный компьютер.

Возможно Коннорс сможет понять, что же там намешал себе в кровь мальчишка. Открыв ставни, она выскочила в окно, с грацией недоступной ни одному человеку или животному исчезая в темноте.

***

Я проснулся от холода — насквозь промокшие простыни и одежда прилипли к телу, желудок скрутило от голода. Вытащив из руки иглу капельницы и прижав ранку куском ваты, я с удивлением уставился на открытое окно.

— Какого хрена? — я точно не мог оставить его открытым, — кто-то был у меня дома, пока я спал!

— Ну зашибись! — воскликнул я, обнаружив, что вторженец испортил мне комп, активировав примитивную защиту, состоящую из флешки убийцы за пятьдесят баксов и парочки простеньких скриптов, управляющих принудительным отключением USB-портов, — сука, у меня ведь даже денег нет на новый комп.

Осмотрев дом, я не обнаружил никаких пропаж. Значит, это были не воры. Кто-то хотел порыться в содержимом моего ПК, но потерпел неудачу… или успешно обошел защиту, а потом выдал себя, чтобы… сделать вид, что ничего не нашёл? Не, фигня какая-то! Буду считать, что самоуничтожение сработало как надо.

Кто бы это мог быть? Хотя, чего гадать, если нет никаких следов, вариантов слишком много: от решившей поиграть в детектива Гвен, до людей Синди, как-то вышедших на меня. Да, даже очнувшаяся от комы Стэнс могла выкинуть подобное, особенно если узнала, что я продолжал её исследования. Я убрал ватку и пошевелил рукой. Кровь свернулась почти мгновенно, да и ранка почти затянулась, по крайней мере сыворотка подействовала, как надо.

Конечно, она не даст мне значительного мгновенного роста физической силы, как сыворотка суперсолдата, но вот скорость реакции выведет на пиковые, и даже чуть выше, для человека показатели, кстати, я ведь не надевал очки… как же прекрасно снова иметь отличное зрение.

Я потянулся всем телом, с удовольствием отмечая возросшую эластичность мышц и общую гибкость, теперь нужно будет заняться физическими тренировками. Нашарив свой телефон, я сначала обнаружил пять пропущенных вызовов от Мэри Джейн, а затем обратил внимание на дату… я проспал больше десяти часов, намного больше — почти сорок! Это может быть делом рук ночного гостя, но кому могло понадобиться моё бездействие в прошедшие сутки?

Нет. Ничего не могу придумать.

Ладно, пойдём другим путём, как они это сделали? Ввели дополнительные инъекции снотворного? Нужно сделать анализ крови, узнаю, что мне подмешивали и заодно проверю, как подействовала сыворотка… стоп! А что если они просто уменьшили количество раствора? Тогда изменения в организме замедлились бы, и я продолжил бы спать, пока процесс не завершился бы, или пока меня не разбудил бы внешний раздражитель, как сквозняк или голод. Бегом вернувшись в комнату и ещё раз осмотревшись, я заметил кое-что, не привлекшее моё внимание при первом осмотре — исчез один шприц. Выкачали раствор из мешка капельницы! Суки! Чёрт, теперь у неизвестного есть рабочий образец сыворотки вечности! Хотя расшифровать саму формулу не так-то просто…

Ладно, разберусь с этим потом, надо помыться и поесть. После душа, пока готовил завтрак решил позвонить Эм-Джей. Девушка ответила сразу и засыпала меня градом вопросов, но узнав, что всё в порядке успокоилась, а вскоре и вовсе напросилась в гости. Я не возражал, что может быть приятнее, чем забота любимой девушки?

Встретив Мэри Джейн на пороге своего дома, я был вознаграждён сладким поцелуем от горячей рыжей красотки.

— Я волновалась, куда ты пропал? — спросила девушка, не выпуская меня из объятий.

— Сначала работал у профессора Коннорс, затем отсыпался, — честно ответил я, не став уточнять, что второе заняло значительно большую часть времени, — проходи, я как раз собираюсь завтракать.

— Приглашаешь меня к себе домой, — игриво отозвалась Эм-Джей, — смелый парень.

— А ты сомневалась? — усмехнулся я.

— Тут как-то… пусто, — заметила Эм-Джей, осматриваясь в гостиной, — даже телевизора нет.

— Да, я как-то не смотрю телевизор, — отозвался рассеянно я, накрывая на стол, прошлый Питер и впрямь не интересовался ничем, а мне было как-то не до покупки телевизора в первые дни, — кофе?

— Да, спасибо, — Эм-Джей уселась за стол, — подожди, если у тебя нет TV и ты был всё время занят либо спал, то ты даже не в курсе происходящего?

Воскликнула вдруг девушка, заставив меня насторожиться. Постаравшись не выказать охватившего меня волнения, я спрашиваю, безразлично:

— Что-то важное?

— Да ты что!? Тут такое творится в последние сутки! Блин, это нужно увидеть… у тебя есть интернет? Не может ведь не быть!

Я разблокировал свой телефон и бросил в руки Мэри Джейн, а сам приступил к поглощению еды.

Что-то быстро настрочив в поиске видео хостинга, Эм-Джей, приподняв свой стул, передвинулась ко мне вплотную.

— Смотри! — с восторгом воскликнула она, подсовывая мне телефон под самый нос, а сама при этом тоже заглядывала в экран сбоку, с восторгом и предвкушением, какое бывает, когда делишься с кем-то понравившемся видео или музыкой.

Обняв меня за плечи одной рукой, другой Эм-Джей включила видео, я только успел увидеть в строке поиска: “Б-о-о-о-о-о-ль!”

На трясущуюся камеру айфона, очевидно, в руке какого-то случайного прохожего была заснята битва двух… суперов, полагаю.

Посреди проезжей части в окружении перевёрнутых машин, здоровенный чёрный монстр с лоснящейся кожей и впечатляющими буграми мышц, атаковал юркого человека в красном трико. Усеянная острыми, как бритва зубами пасть монстра издавала угрожающие вопли, длинный розовый язык периодически извивался перед его лицом.

Веном!

Но его же не должно тут быть! Откуда он взялся, если Ричард никогда не занимался этим проектом?

От привычного мне симбионта, этот отличался женскими пропорциями и большей изящностью форм и движений. Просто прелестно! Только бабы Венома мне и не хватало для полного счастья.

Тут противница Венома в ярко красном костюме не сумела увернуться от удара могучей лапой и улетела в ближайшее авто, смяв его салон. Не повезло бедняжке.

Тварь яростно взревела и повернулась к толпе зевак, а затем совершила быстрый рывок, застыв в угрожающей позе над случайной жертвой. Длинный язык протянулся к дрожащей девушке в открытом платье и с мягким влажным шлепком прошелся по её лицу, забираясь в декольте.

— Такая аппетитная, я как раз немного утомилась! — своим жутким голосом пророкотала тварь.

Вот только Веном, как оказалось, рано сбросила со счетов женщину в красном. Видимо Симбионт первый раз встретилась с Бездонной Глоткой, Говорливой Наёмницей, или как её обычно называют Леди ДэдПул.

Отлепившаяся от авто мечница, показушно крадучись, подобралась к расслабленному монстру и…

— Фак! — вырвалось у меня.

Веном издала истошный вопль боли, выгнувшись всем телом.

— О, поверь мне, я знаю, как это больно, — вставила реплику ДэдПул, когда Веном затихла, и тут же отскочила в сторону, оставив рукояти обоих мечей в заднице у монстра.

Тут видео, наконец оборвалось.

— И это у нас в городе? — осведомился я.

— Да, но это ещё не всё, — Мэри Джей включила следующее видео, под названием: “Они сами!”

На этот раз в ракурс профессиональной репортёрской камеры попало разбитое окно небоскрёба, из которого вылетела какая-то девушка в офисном наряде и, истошно вопя, полетела вниз. Поскольку видео было на ресурсе с жесткой политикой цензуры, я понимал, что она скорее всего не умрёт, но был не готов, что спасёт девушку не кто иная, как Женщина-Паук. Гвен подхватила падающую в полёте, взявшись словно ниоткуда и вполне мягко приземлившись после этого на крышу фургона репортёров со своей ношей. И это не метафора, Стейси реально появилась прямо из воздуха.

— Женщина-Паук, — тут же нарисовалась в кадре репортёрша, — вы можете объяснить, что происходит?!

Но тут прямо рядом с ней на асфальт свалилось израненное тело в красном трико. Дамочка испугалась и упала на задницу истошно вереща, а ДэдПул, кряхтя и постанывая встала на ноги.

— Все ногти переломала, фак, чёртовы небоскрёбы, эй, хватит орать! — Наёмница пнула репортёршу, чем добилась поразительного результата.

— Леди ДэдПул, — истеричным, но требовательным голосом заговорила девица, — Это вы сбросили эту женщину из окна?

Вау, вот это я понимаю — профессиональная деформация.

Но ДэдПул не была бы собой, если бы даже в такой ситуации не нашлась с ответом:

— Вы знаете, уже не в первый раз в моем присутствии люди накладывают на себя руки, а эта даже выбросились из окна. Невезение какое-то, — с горестным вздохом сообщила наёмница.

— Постарайся, чтобы они так больше не делали! — воскликнула Гвен и кинула ДэдПул какое-то устройство, — мне пришлось его разрядить, чтобы спасти её.

— Сплошные траты! — помотала головой ДэдПул пристёгивая устройство к поясу, а затем сказала в камеру, обращаясь к неведомому зрителю, — Я впишу это в счёт! Так и знайте!

На этом второе видео оборвалось. У меня внутри, что-то тоскливо сжалось в плохом предчувствии: Гвен пытается противостоять Веному, не имея ни навыков, ни даже паутины!

— Откуда он вообще тут взялся? — сам себя спросил я, но получил неожиданный ответ.

— Кто? Этот чёрный с щупальцами? — отозвалась возбуждённая Мэри Джейн, — на форумах говорят, что это инопланетная тварь или секретная военная разработка, вышедшая из-под контроля.

Ага, инопланетяне, как же, чёрные слизе-человечки. Если бы инопланетяне нашли эту планету, Земля узнала бы — что такое Эпоха кризиса. Ведь вселенная это Тёмный Лес, и он полон затаившихся охотников, каждый из которых готов убить другого.

— Говорят, — продолжила тем временем Эм-Джей, — оно пооткусывало головы целому взводу военных прямо в здании центральной больницы.

Чёрт! Больница! Стэнс! Это не может быть совпадением!

— Мда, я многое пропустил, — протянул я, допивая свой кофе и размышляя, что же делать в такой ситуации.

— Да, тут весь город сходит с ума, — подтвердила Мэри Джейн, — а началось всё с погрома в университете и слухов о зелёной твари с хвостом. Наверное, там и появился этот монстр, просто со страху свидетель напутал с приметами.

Серьёзно, ещё и Ящер?

Соль Жизни

Забрав у Мэри Джейн свой телефон, я говорю, что мне нужно сделать срочный звонок и набираю номер Коннорс. Повинуясь древнему мужскому инстинкту, звоня другой женщине, я отошел к окну и повернулся спиной к своей девушке. Какое-то время идут гудки, и я уже хотел было сбросить вызов, но не успел:

— Алло, — звонкий девичий голос, говорившая явно сильно запыхалась, — кто это?

Маска немного искажает голос, но догадаться, кто бы это мог быть не так уж и сложно.

— Это я хотел бы узнать, у кого телефон профессора? — сделав вид, что не опознал Гвен, возмущаюсь я.

— Я Женщина-Паук, а ты, наверное, тот парень, с которым Коннорс работала над формулой, — “догадывается Гвен”.

— Паук? Почему у тебя телефон Коннорс? С ней что-то случилось? — с неподдельной тревогой спрашиваю я.

— Да, понимаешь, тут такое дело… слушай, а ты ведь знаешь, над чем работала профессор? — судя по голосу, Гвен в голову только что пришла идея, и я даже догадываюсь, о чём именно она подумала.

— Конечно, знаю, она использовала мои данные в своих исследованиях.

— Да уж… — хмыкнула чему-то своему Гвен, — чисто гипотетически, если бы то, над чем работала профессор, использовалось на человеке, ты смог бы сделать антидот, чтобы вернуть всё, как было?

— Коннорс использовала на себе сыворотку? — спрашиваю серьёзным голосом.

— Вроде того, — отвечает Гвен.

— Да, я могу попробовать создать антисыворотку, но мне нужен образец того, что применила на себе док и лаборатория не хуже, чем у Коннорс.

— Думаю, с этим можно что-нибудь придумать, — обрадовалась девушка, — давай, где-нибудь встретимся.

— Лаборатория Коннорс, там должны были остаться следы, встретимся там.

— Окей, место погрома оцеплено, но копов там сейчас нет, все заняты устранением последствий в других местах, я буду ждать тебя там, — бросает трубку Гвен.

— Питер, что случилось? — обеспокоенно спрашивает Мэри Джейн.

— Та зелёная тварь с хвостом — это доктор Коннорс, — не стал врать я.

— Господи! Но как такое возможно? А с кем ты говорил?

— С Женщиной-Пауком, — ухмыляюсь, видя шок на лице Эм-Джей.

— Не может быть! Ты что, правда только, что говорил с Женщиной-Пауком? Подожди, ты договорился с ней о встрече… да, ты, должно быть, прикалываешься!

Всего-то пара недель на TV и один день даже не в роли героя, а помощницы ДэдПул и Мэри Джейн уже относится к Женщине Пауку с таким трепетом. Мне даже завидно немного.

— Думаю, Паук хочет спасти профессора, я попробую создать антисыворотку, чтобы обратить вспять её трансформацию в монстра.

— Но это слишком опасно! — вскрикивает Эм-Джей, — ты же не серьёзно, там все эти твари, они же могут убить тебя в любой момент!

— Не волнуйся, я ведь не буду с кулаками бросаться на Ящера и Ве… это существо с щупальцами, — чуть не проговорился я, — я сделаю для супергероинь сыворотку, и уже они будут разбираться с монстрами.

— Но Питер, неужели никто другой не может этого сделать? — отчаивается Эм-Джей.

Насколько всё было проще, когда я придумывал отмазки вроде срочных научных конференций в прошлом мире, но я не хочу начинать наши отношения со лжи, я не хочу снова увязать в этой паутине обмана.

— Я единственный, кто знает и понимает, над чем работала профессор Коннорс, если кто-то и сможет создать лекарство, то это я.

***

Пробраться на территорию бывшей лаборатории Коннорс не составило особого труда. Единственной символической преградой была оградительная лента, но когда подобное останавливало Питера Паркера?

— Ты долго, — из-за обломка потолка у меня над головой показывается голова в маске.

Чёрт, у неё действительно стильный костюмчик, только капюшон зачем непонятно.

— Давай руку, — Гвен приклеивается к потолку ногами и протягивает мне руку.

Я хватаю протянутую ладонь и в следующую секунду меня закидывают на второй этаж с отнюдь не девичьей силой. Сама Гвен тоже запрыгнула наверх одновременно со мной.

Я осмотрелся. Разрушений почему-то слишком много: обрушившаяся внешняя стена, дыры в полу, потолке и других стенах, многочисленные следы когтей и… куски мебели и железа, воткнутые в стены. Тут словно прошло сражение двух существ, а не буйство одной Коннорс.

— Это всё сделала Ящер? — поразился я увиденному. Ящер, конечно, был буйный парень, но такие разрушения не в его стиле.

— Я называю её Рептилия, — отозвалась Гвен, — я думаю, она тут была не одна. Я нашла тут это.

На открытой ладони девушки телефон Коннорс и шприц… подозреваю, шприц из моей лаборатории. Не верю, что док оставила бы его, учитывая, что никаких других вещественных образцов сыворотки тут не осталось. Вот я и узнал, кто спалил мой комп, и из-за кого я провалялся в отключке почти на тридцать часов дольше запланированного.

— Очень интересно, — ухмыляюсь я, рассматривая бесполезную в данном случае улику. Гвен и самой стоило бы догадаться, что для создания антисыворотки нужны не образцы моего собственного творения, а то, что намешала на его основе Коннорс, но, я не буду заострять на этом внимание, ведь я могу синтезировать сыворотку и сам.

Благодаря тому, что профессор воспользовалась сывороткой вечности, она смогла обойтись без излучателя, но я могу предположить, что по этой же причине её трансформация будет временной, мне нужно лишь уменьшить время действия сыворотки… то есть сделать то, что я изначально планировал провернуть с собой, когда появится замена сыворотке вечности.

— Профессор записывала на телефон ход эксперимента, — сказала Гвен, включая записи с диктофона на устройстве, — так я узнала о тебе.

Голос Коннорс в записи был очень нервный и возбуждённый, она часто перескакивала с темы на тему, но суть происходящего понять было не сложно.

На записи Коннорс рассказывала, что с помощью препарата, принесённого её ассистенткой, она стабилизировала свою формулу, а затем шли описания ощущений Карен во время трансформации, пока она ещё могла говорить. Последняя запись обрывается с громким шумом, рёвом и скрежетом. Причём, несложно было заметить два различных тембра рычания.

— Я думаю, тут была Веном, — заметила Стейси и тут же пояснила, — так ДэдПул называла ту чёрную тварь.

— Ты уже сталкивалась с этой Веном? — спрашиваю я.

— Нет, я хотела помочь ДэдПул, но мы разошлись во мнениях, когда я потратила заряд её телепортирующего устройства, чтобы спасти девушку, падающую из здания, вместо того, чтобы следовать плану.

— Телепортирующее устройство? — это что-то новое, откуда здесь такая технология, неужели разработка местной версии Ричардса?

— Да, ДэдПул мне его дала, чтобы я смогла неожиданно подкрасться к Веном и вырубить её с помощью какого-то яда.

— Понятно… знаешь, я бы посоветовал тебе держаться от Веном подальше, позволь ДэдПул самой с ней разобраться.

— О, думаю, я могу справиться сама без твоих советов, — огрызнулась уязвлённая Гвен.

— В любом случае нам нужно выручать Коннорс, — решаю не настаивать я, моё мнение для этой Гвен и впрямь пустой звук, она и так удивительно откровенна со мной, — значительная часть оборудования уничтожена, а из компьютера вырвали диск с данными, но оставшегося всё ещё должно хватить.

— Ты правда можешь это сделать? — с недоверием переспрашивает Гвен.

Она же знает о том, что это я синтезировал состав, позволивший Коннорс закончить сыворотку Ящера, почему она продолжает во мне сомневаться?

— Да, нужно перетащить часть оборудования ко мне домой, здесь работать нельзя. Давай, не будем терять времени.

***

Вещей получилось слишком много, чтобы тащить на руках, и я вызвал такси. Сказать, что Сьюзан — таксистка, что оставила мне свой телефон несколько дней назад, была шокирована увидев, что носильщиком у меня подрабатывает Женщина-Паук, значит, не сказать ничего.

— Вау, — протянула она, — вижу у такой простой девушки как я тут уже просто нет шансов.

С ней было трудно не согласиться, достаточно было лишь раз увидеть, как костюм обтягивал нижние девяносто Гвен, когда она наклонилась, чтобы положить свою часть ноши в багажник такси. Этот костюм делает её невероятно сексуальной.

Всю дорогу, Сьюзан косилась в зеркало заднего вида на Гвен в костюме Паука, а под конец ещё и попросила у неё автограф. Попав на камеры, во время спасения той девушки, Гвен заявила о себе уже как настоящий герой, а не как выскочка с телешоу. Сейчас она была у всех на слуху.

А вот встретившая нас у меня дома Мэри Джейн не была также приветлива с Женщиной-Пауком, хотя ещё утром, она отзывалась о ней с восторгом. Видимо, Эм-Джей связала в своём уме присутствие Гвен с угрозой моей жизни.

Втроем мы установили оборудование, и я приступил к синтезу антисыворотки. Я отлично представлял, что нужно сделать, а потому мог параллельно вести разговор с девушками.

Гвен пыталась понять, куда могла податься Коннорс. По её словам, отряд полицейских уже дежурит у дома мужа Карен — капитан Стейси оказалась весьма сообразительной женщиной.

— А что насчёт канализации? — спрашиваю я.

— А что с ней? — удивилась, старавшаяся принять активное участие в обсуждении Мэри Джейн.

— Я хочу сказать, что для Рептилии канализация отличное место, чтобы спрятаться на некоторое время, что если она отсиживается там, пока не уляжется шумиха?

— Это… — задумалась Гвен, — звучит логично, но как её там найти?

— Ты можешь спуститься в канализацию через ближайший люк к лаборатории и поискать там следы, оставленные Рептилией, у неё же такие огромные лапы и когти, ей неудобно будет пользоваться лестницами и прочим.

— Отлично, теперь мне ещё и придётся лезть в городской отстойник… мне всё меньше и меньше нравится быть героем! Когда там будет готово лекарство?

— Да, собственно, уже, — я положил небьющиеся пластиковые ампулы с антисывороткой на стол перед Гвен, — это нужно будет ввести в кровь Рептилии, подействует в течение пары минут, повеселись там за нас всех.

— Обожаю веселье, — с сарказмом сказала Гвен.

Я до последнего сомневался, стоит ли дать Гвен мои веб-шутеры. Рептилия сильный противник, но её вполне можно одолеть без паутины, я делал это в самом начале своей карьеры, тогда первый прототип моих веб-шутеров вышел из строя, и к тому же, я умудрился разбить ампулу с антисывороткой, мне пришлось уделать Ящера самому за десять минут, прежде, чем он распылил свой токсин. С одной стороны, без паутины Гвен будет тяжелее справиться с Рептилией, но с другой, получив возможность быстро передвигаться по городу, Гвен с большей вероятностью натолкнётся на Веном.

В итоге победил страх, что Стейси, снова погибнет по моей вине. Вдруг женская версия трансформации Коннорс — Рептилия окажется умнее и сильнее Ящера?

— Эй, подожди, — догнал я, уже вышедшую из дома Гвен, — если уж ты зовёшь себя Пауком, тебе нужна паутина.

***

Я стоял на крыльце своего дома и наблюдал, как Гвен пытается покорить свою первую крышу при помощи моих веб-шутеров, когда меня со спины обняла Мэри Джейн.

— Что ты ей дал? — руки Эм-Джей обвиваются вокруг моего живота, а сама девушка прижалась ко мне всем телом. Похоже, решила, что пора переходить к обработке по сценарию третьего свидания. А поскольку непосредственное участие в задержании Рептилии я принять не мог, я решил, что пришла пора получить завоёванный на давешней вечеринке трофей… или позволить Мэри-Джей, получить свой, это уж с какой стороны посмотреть.

— Паутину, — отвечаю я, чувствуя руку Мэри Джейн, которая гладит мой пресс уж очень близко к паху, нужно показать ей, что меня не нужно долго обрабатывать, чтобы завести.

Я оборачиваюсь к Эм-Джей, хочу взять инициативу в свои руки, но она сама жадно меня целует, смело пуская в дело свой острый язычок. Она прижимается ко мне всем телом, делая этот поцелуй ещё слаще, какое-то время наши языки борются, прежде чем мы прерываем поцелуй.

Мэри Джейн вскрикивает, когда я подхватываю её за задницу. Чёрт, я хотел это сделать с тех пор, как впервые увидел её в этих тугих обтягивающих джинсах. Сжать эту упругую попку в своих ладонях.

— Питер, — слабо возмущается девушка, когда я поднимаю её, вынуждая обхватить меня ногами за поясницу.

Но я не слушаю никаких возмущений и заношу девушку сначала в дом, а затем и в свою комнату, где наконец падаю вместе с ней на кровать. Огненно-красные волосы девушки разметались по моей подушке, делая её ещё красивее и желаннее. Я нависаю над Мэри Джейн и вновь впиваюсь в её губы поцелуем. Она охотно отвечает на мои действия, пока моя рука опускается к её джинсам.

Но Мери Джейн ещё не готова сдаться на милость победителя, она борется со мной за власть в кровати. Мне кажется это забавным и возбуждающим, дать неопытной девушке, побыть у руля, и я позволяю ей оказаться сверху. Но это не значит, что я буду лежать без действия! Пока Эм-Джей отдаётся поцелуям, наверное, следует советам из той статьи, я даю волю рукам: глажу её упругие ягодицы, расстёгиваю джинсы, чтобы обнаружить, что трусики Мэри Джейн и так уже мокрые настолько, что можно выжимать. Джинсы ещё недавно так выгодно подчёркивавшие формы Эм-Джей, вдруг стали раздражающим препятствием на моём пути.

Эм-Джей уже вся изнывает от желания, но я не хочу спешить — секс, это конечно, соль жизни, но только дурак будет жрать соль просто так, нет, ею нужно приправить особое блюдо, чтобы насладиться вкусом сполна. И я собираюсь сегодня отведать лучшее лакомство.

Проникнув под трусики девушки, я нежно провожу по её бутону пальцами, лицо Мэри Джейн искажается в попытках сдержать рвущееся наружу удовольствие, я усмехаюсь и продолжаю, с большим усердием дразня её сокровенное место. Она уже забыла про свои попытки быть главной в постели и позволяет мне делать всё так, как я хотел. Слишком лёгкая победа, замечу я.

Я ласково поглаживаю пальцами по краям её щелки, наблюдая, как Эм-Джей сопротивляется наслаждению, пока она наконец не усластила мой слух очень громким сексуальным стоном, выгибаясь всем телом и подставляя свою тонкую шейку для поцелуев. Я тут же воспользовался предоставленной возможностью и одновременно надавил пальцами в просвет между её набухшими половыми губками, чтобы они послушно разошлись.

— Питер, — шепчет Мэри Джейн извиваясь всем телом.

Чувствуя, что девушка уже на грани оргазма я усилил давление и вошёл пальцами в её сочащуюся любовным нектаром дырочку, а большим пальцем нашёл перепуганный клитор и начал его безжалостно терзать. Это оказалось последней каплей и, вцепившись руками в мои волосы, Мэри Джей прижалась ко мне лицом, получая свой первый оргазм в постели со мной. Она хрипло дышала и несколько долгих секунд содрогалась в конвульсиях всем телом, пока наконец не упала на меня.

Довольный результатом я укладываю девушку на постель и стягиваю наконец эти раздражающие джинсы. Немного пришедшая в себя Мэри Джейн тоже помогает раздеться мне. Она гладит руками мой торс, но сдаётся мне, не в попытках угодить мне, а получая собственное удовольствие в ощущениях мужского тела под её ладонями, совсем как я недавно.

Это раззадоривает девушку вновь, она снова изнывает от желания, извивается подо мной.

— Возьми меня, Тигр, ты же хочешь этого, — в подтверждение своих слов Мэри Джей оттянула в сторону трусики, открывая мне вид на одну из самых возбуждающих сцен в моей жизни.

Противостоять такому призыву было уже невозможно, и я пристроился ко входу в её сочащуюся девочку членом.

— Ну же, я не могу больше ждать, — взмолилась Эм-Джей, и я выполнил желание девушки, одним движением погрузившись в её глубины.

Мэри Джейн откинулась назад, закрыв глаза и издав ещё один низкий и глубокий стон. Словно растеряв всю свою решительность, она упёрлась ладонью мне в грудь, будто решая оттолкнуть или нет. Но я и сам не спешил двигаться, чувствуя, что могу кончить в любой момент. Чтобы снизить своё возбуждение я начал глубоко и размеренно дышать — это всегда помогало мне отсрочить финиш.

Наконец она открыла глаза, посмотрела на меня и на её лице появилось такое довольное победное выражение, словно она только что захватила самый ценный приз в состязании. Это спровоцировало меня начать двигаться.

— А-ах! Питтееер! — протяжно застонала Мэри Джейн, уже совсем не сдерживаясь ни в силе голоса, ни в продолжительности стенаний.

Даже если она и чувствовала боль, удовольствие явно её перекрывало, почти сразу Эм-Джей начала подмахивать мне тазом и, если бы не несколько капель крови размазавшихся по моему члену, я мог бы начать сомневаться в том, что это её первый опыт.

— Да, не останавливайся, Питер! Не останавливайся! — покрикивала Мэри Джейн в такт движениям.

Отличная идея, Эм-Джей! Просто чертовски хорошая идея! Не думаю, что смог бы остановиться даже если бы сюда вломились разом все будущие Мстители с Фьюри и президентом, чтобы убедить меня остановиться!

Я наклонился к Мэри Джейн и начал облизывать её шею перемежая это с поцелуями, одной рукой я вновь начал гладить её клитор, а другой ласкал сочную грудь. Я приложил максимум усилий и использовал все возможности, чтобы подарить своей девушке ещё один оргазм прежде, чем кончу сам. И мои старания были вознаграждены сполна, когда Мэри Джейн вновь выкрикнула моё имя, прижимаясь всем телом и сжимая своё лоно с такой силой, что я едва успел вовремя вынуть член.

Разрядившись на живот девушки, обессиленный я упал рядом с Эм-Джей, переводя дыхание.

— Боже, Питер, это было… я даже не думала, что это может быть так, — прошептала Эм-Джей и наклонилась ко мне, целуя.

Я ухмыльнулся про себя, отвечая на поцелуй. Всего-лишь немного работы пальцами и десяток минут в миссионерской позиции, раньше это было для нас лишь началом долгой ночи… и будет снова, дай мне только вернуть форму.

Бобби, резиновый хуй и надувной Питер

Только я хотел начать приставать к Мэри Джейн в душе, как по всей квартире раздался противный звук дверного звонка.

— Какого чёрта? — вырвалось у меня. Почему нельзя дать мне хотя бы часик побыть с моей девушкой? У меня и так забот навалом!

Но, делать нечего, и, наскоро вытеревшись и обмотавшись полотенцем, я пошел к двери, оставив Эм-Джей одну в душе, чтобы встретить незваного гостя. Точнее гостью, открыв дверь, я обнаружил встревоженную Бобби.

— Питер, прости, что беспокою, но я не знаю, к кому ещё обратиться, — скороговоркой выпалила она, — мне нужна помощь.

— Проходи, — тяжело вздохнув, говорю я, — я сейчас оденусь, подожди.

Из-за двери душа выглядывала Эм-Джей, очевидно, решавшая нужно ли ей тоже завершать омовения в спешке, чтобы ничего не пропустить.

— Кто там? — поинтересовалась девушка.

— Это действительно не описать в двух словах, я тебе потом расскажу.

Одевшись в чистое, я, на всякий случай, заскочил в лабораторию и прихватил последний рабочий веб-шутер… хотел сделать пару запасных, но материалов хватило только на один.

Вернувшись в гостиную, я почувствовал нездоровую атмосферу, словно оказался меж двух огней. С одной стороны, нервно поглядывающая куда-то в сторону Бобби, с другой… причина этих неловких взглядов — нашедшая где-то мою футболку Эм-Джей. И больше на ней из одежды ничего не было, ну, возможно ещё нижнее бельё, пока сказать не могу.

— Мне нечего было надеть, ты не против? — Мэри Джейн демонстративно прижалась ко мне для поцелуя.

Как говорил один мой знакомый: “волноваться стоит начинать не когда тёлочка скачет на твоём члене и выкрикивает твоё имя, а когда утром она начинает примерять твои футболки и не торопится уходить”. Хорошо, что я его взглядов не разделял, и вид Эм-Джей в моей футболке вызывал во мне волнения совсем другого толка.

— Конечно, котёнок, — ответил я после поцелуя. Да, кроме футболки ничего нет, я проверил.

— Так о чём ты хотела поговорить? — поворачиваюсь к Бобби.

— Питер, я пришла к тебе потому что доверяю, и мне некуда больше пойти, но её я первый раз вижу и не могу доверять, — Бобби указала на Мэри-Джейн и, хотя преступница нервничала, в голосе её была твёрдость.

— Поверь мне: Эм-Джей плевать на тайны вашей шайки, к тому же, я планировал рассказать ей о случившемся.

— Нет, Питер, это не имеет отношения к банде Синди, я завязала с этим дерьмом. Но случилось кое-что… я видела на что ты способен, я надеялась, ты сможешь понять, но… это моя личная тайна, я не могу рассказывать её всем подряд, и… это просто-напросто опасно.

— Всё настолько запущенно? — Бобби кивнула.

Неужели такой сыр-бор из-за того, что она пытается слезть с наркоты? Наверное, ей просто стыдно рассказывать о своих проблемах посторонним.

— Эм-Джей… — начал я, оборачиваясь, но не успел выразить свою мысль, так как меня заткнули поцелуем.

— Буду ждать твоего звонка, — прошептала она, отстранившись, — запомни на чём мы остановились.

— Хорошо, я постараюсь не затягивать, — выдавил я, почувствовав резкий прилив крови в паху.

— Уф, лучше бы это было, что-то действительно важное, Бобби, — сказал я оборачиваясь, и ещё не представляя, в насколько серьёзное дерьмо вляпалась моя знакомая.

*** Рассказ о событиях, случившихся с Бобби, включая подробности, которые Питеру никогда не узнать.

Расставшись с Паркером после его дерзкого побега из лап Синди, Бобби не знала, куда ей податься. Питер уверял, что подчистил все данные о ней в компьютере Стэнс и советовал залечь на дно, чтобы не попасться на глаза копам, ведущим дело.

В этом был смысл, но Питер — домашний мальчик, он не понимал всей темы. Всего пять человек могли дать копам наводку на Бобби. Мямля и Раз-два — её давние подельницы, вместе они начинали с самых низов, в них Бобби была уверена, как в себе. Стэнс молчит, потому что в коме, да и нет смысла ей кого-то сдавать, она же не преступник, а жертва. Арчи — начальница охраны Синди, знала о ней всё, но она девка правильная, понятия чтит. Единственной возможной угрозой была Синди… срок ей светит немалый, и адвокат посоветует бандитке стать стукачом. Но если об этом узнают… тогда её убьют свои же! Синди не дура, так подставляться не будет.

Поэтому Бобби, не особо переживала из-за облавы, устроенной копами. Тут на глаза девушке попалась вывеска о экзамене в пожарную службу через два дня. Когда-то давно, до того, как бросить учёбу, маленькая Бобби мечтала стать пожарной. Её всегда завораживал звук сирены и суровые лица пожарных — в своём бесстрастии пожарные трагичны, на их лицах играют отблески пожаров, которые где-то их ждут, которые уже где-то начались. Маленькая Бобби мечтала о том, чтобы стать пожарной, она хотела быть героем, который спасает жизни. Но взрослая жизнь внесла коррективы, Бобби забыла свою мечту и стала мелкой сошкой в преступном мире.

Почему бы и не воспользоваться этой возможностью? Почему бы не начать жизнь с чистого листа?

Помимо теоретической части экзамен на пожарную включал в себя практическую: нужно было преодолеть препятствие, затушить условный пожар, вытащить потерпевшего из здания и оказать первую помощь.

Бобби оживилась. Она во что бы то ни стало решила попробовать. А значит, нужно подготовиться!

Заехав в хозяйственный магазин, Бобби купила всё необходимое для подготовки к практической части: механический секундомер, канистру бензина, термостойкий пожарный комбинезон и, конечно же, пострадавшего — надувного резинового мужика.

Сгрузив все обновки в кузов угнанного из поместья грузовичка, Бобби поехала на пустырь. Знала она одно место, идеальное подходящее для тренировки.

Приехав к заброшенному дому, Бобби начала подготовку: вытащила куклу из багажника машины и занесла в хижину, затем она надела спецодежду, взяла канистру и облила ветхий сарай бензином, как снаружи, так и изнутри.

— Несмотря ни на что, — придумывала историю Бобби, — он курил в постели и заснул, как на грех, хех.

Затем девушка зажгла спичку и закинула в лужу бензина, ухмыляясь:

— И возник пожаааар! — с восторгом закончила она.

Как только огонь разгорелся достаточно, девушка отмерила время на секундомере и бросилась внутрь с криком:

— Никого не пускайте, дело нешуточное! — забежав в хижину, она схватила куклу и потащила наружу, — ты не погибнешь, я здесь!

Оттащив потерпевшего от огня, Бобби начала делать ему массаж сердца.

— Дыши же, Питер, дыши, — но Питер не дышал, и Бобби начала делать ему искусственное дыхание, — он будет жить, он точно будет жить!

Спася наконец пострадавшего, Бобби откинулась на спину и остановила секундомер, тут её внимание привлекла яркая светящаяся точка в небе, она была не похожа на остальные звёзды, к тому же, интенсивность свечения постоянно увеличивалась.

— Что за хрень?! — удивилась Бобби.

Наконец она поняла, что точка это не звезда, а астероид, быстро приближающийся к земле.

— Твою мать! — забыв про Питера, Бобби побежала прочь.

Как раз вовремя, ибо через несколько секунд догорающая хижина разлетелась на тысячу пылающих щепок. Ударной волной от падения метеорита Бобби впечатало в бок автомобиля, и девушка потеряла сознание, но ей всё же повезло больше, чем бедолаге Питеру, который всё-таки умер в этом пожаре.

*** Настоящее время, настоящий Питер.

— Я очнулась через полчаса от звука сирен, копы уже были рядом, и я испугалась — побежала прочь. Меня заметили и начали преследовать, но мне удалось оторваться, перепрыгнув на другую сторону реки, — рассказывала Бобби.

— А копы за тобой не последовали? — удивился я.

— В том-то и дело, — подалась вперёд Бобби, — эта река была метров восемь в ширину! Питер! Понимаешь, та штука, которую крутят по телевизору, она была во мне. Это существо, его зовут Веном — она симбионт, и я первая, с кем она слилась.

У меня внутри всё сжалось. Только не это! Сраный Веном в моём доме, а у меня только один грёбанный веб-шутер… я беззащитен перед монстром. Они ведь уже свихнулись и начали жрать всех без разбору. Нужно выиграть время, сделать так, чтобы убивать меня им было невыгодно! И увести их от дома, да, увести их от Мэри Джейн!

— Значит он и сейчас в тебе? А от меня-то вы чего хотели? — сглотнув тугой комок в горле, спросил я.

— Что? Нет, ты не так понял, она не со мной. И тебе не нужно меня бояться, подожди, я сейчас расскажу, — Бобби вздохнула, собираясь с мыслями, — короче, Веном не сразу со мной заговорила, она была очень сильно повреждена, едва жива если честно, и всю энергию потратила на то, чтобы доползти до меня от того астероида. Я не понимала, что со мной происходит, я испугалась и пошла в больницу, где мы в первый раз встретились, я думала Стэнс сможет объяснить мне, что произошло, но она ещё была в коме.

В моей голове пронеслись воспоминания о том, как вела себя Бобби в больнице, в прошлую нашу встречу. Чёрт! Веном был в ней уже тогда! А я не заметил, списал это на наркоту, хотя в своё оправдание скажу, что невозможно каждого торчка подозревать в том, что он нашёл секретную разработку Ричарда… подождите-ка, она сказала: “Веном доползла до неё от астероида”, это важно!

— Подожди, — собираясь с мыслями, начал я, — ты сказала, что на хижину упал астероид.

— Ну, я так сначала подумала, но это не совсем астероид, это обломок корабля, на котором летела Веном, она типа пришелец.

— Она сама тебе это сказала, или это твои домыслы?

— Если не будешь перебивать, то вскоре всё и узнаешь, — разозлилась Бобби, — короче, если убрать лишние подробности: после того, как я потратила половину своих денег на жратву и отоспалась, Веном со мной заговорила. Она рассказала мне немного об их расе. Они мирные существа, это у них в генах, ведь для жизни им нужен носитель, с которым они образуют симбиоз, они дают носителю, ну… защиту, там способности, а носитель им…

— Среду обитания и пищу, — подсказал я.

— Неприятно, думать о себе, как о среде обитания, но, да, ты прав. Короче, мы с ней, вроде как, нашли общий язык, а потом начались проблемы.

Я хмыкнул, представляя какого рода проблемы может принести Веном, а благодаря репортёрам и очевидцам, весь город теперь знает. Но Бобби имела ввиду другое.

— Веном начала слабеть, с ней что-то случилось при падении, она умирала, и мы не могли понять из-за чего.

— Может ты оказалась неподходящим носителем? — предположил я.

— Нет! — Резко воскликнула Бобби, но, тут же смутившись, добавила спокойнее, — Веном сказала, что ей очень повезло со мной, что у неё никогда ещё не было такого подходящего носителя. Дело было в чём-то другом, я вспомнила про Стэнс, и мы подумали, что она сможет помочь. Мы вернулись в больницу, Веном обследовала Стэнс и сказала, что через неделю она очнётся, но мы не могли ждать, к тому времени Веном уже погибла бы. В общем, Веном смогла ускорить выздоровление, но это стоило ей последних сил, и она замолчала, с тех пор я не слышала её голос, но всё ещё могла пользоваться её силой при необходимости.

— Спокойный и молчаливый симбионт, выполняющий команды носителя, — присвистнул я, — чудо, да и только.

— Я рассказала всё Стэнс, и она обещала помочь, мы использовали оборудование в больнице, чтобы понять, что случилось с Веном. Нет, мы никого не убивали! — видя моё выражения лица, пояснила Бобби, — короче, Стэнс, сказала, что поняла в чём дело и ввела мне какой-то препарат, а потом началось, что-то странное: Веном словно взбесилась. Она жутко вопила… эм, отслаивалась от меня… это было очень больно, я отключилась, а когда проснулась… вокруг была куча трупов. От палаты, где я лежала, и до самого выхода кровавый след, там прошла Веном, в холле так и вовсе целый взвод военных, им всем откусили головы. Но Стэнс среди мёртвых не было, я думаю, она опять что-то напутала, а потом они с Веном слились. Веном и Стэнс убивают людей, за ними охотятся военные и та баба в красном. Я не знаю, что делать, Питер, я чувствую, что должна помочь.

— Фух, — я облегчённо выдохнул, дослушав конец этой истории, — мне кажется, лучше дать военным и ДэдПул самим в этом разобраться, им не нужна твоя помощь.

— Нет, ты не понял! Я хочу помочь Веном! Она не хотела никого убивать! Понимаешь, всё было в порядке, пока она была со мной! Питер, я надеялась ты сможешь найти способ вернуть Веном разум. Я… она страдает, Питер, я должна ей помочь, но я не знаю, как.

Мда, дела! Я откинулся на спинку дивана, обдумывая услышанное. Носитель Венома беспокоится судьбой симбионта, покинувшего его — хочет помочь дружелюбному, мать его, Веному! Из расы дружелюбных симбионтов. Ха! Инопланетяне на Земле! Единственный на моей памяти контакт Земли с инопланетянами закончился тем, что я оказался в этом мире! Я скорее поверю, что Веном использовал Бобби, чтобы найти для себя идеального носителя, способного соответствовать его агрессии. А сказочка про инопланетян… херня собачья, зародившийся внутри этой системы разум может выдать и не такое.

— Бобби, у меня для тебя плохие новости, — осторожно начал я, — допустим, что Веном, действительно инопланетянин, которому нужен носитель для симбиоза, хотя я не могу представить, чтобы такая форма жизни развилась естественным путём, ведь у существ в симбиозе, как правило атрофируются все ненужные функции. А если паразит развил разум… значит ему не нужен разумный носитель, ему нужен раб. И твоё поведение говорит само за себя.

— Нет! Я в своём уме, Питер, ты не понимаешь! Веном не сделала мне ничего плохого! Поверь мне! — тут же начала убеждать меня в обратном Бобби.

— Ладно, ладно, допустим. Но, ты не можешь отрицать, что существо, являющееся таким симбионтом, всю жизнь будет находиться в поиске идеального носителя, это должно быть основой его жизнедеятельности, согласна?

— Я… да, звучит логично, — не найдя подвоха в моей логике, согласилась девушка.

— Что случается, когда Веном находит носителя более подходящего, чем текущий? — Бобби замолчала.

— Давай проведём аналогию, помнишь ту охуенную историю Мямли? — Бобби недоумённо смотрит на меня, и я уточняю, — про подружку с резиновым членом.

— А, ну да.

— А чем, она закончилась помнишь? — и, не дожидаясь ответа, поясняю, — подружка бросает Мямлю ради настоящего мужика. Итак, вопрос: кто ты в этой истории?

Бобби задумалась, проводя аналогии, чтобы понять к чему я веду.

— Хочешь сказать, что я Мямля, а Веном подружка, которая нашла партнёра получше, — предположила она.

— Нет, Бобби, ты не Мямля, ты — резиновый хуй! Ты — временная замена в поисках настоящего хуя.

— Я поняла, ты хочешь, сказать, что даже если мы спасём Веном, она не будет со мной всегда и кинет, как только найдёт лучшего носителя? — С вызовом проговорила Бобби, — Я понимаю, но я всё равно хочу её спасти. И Стэнс тоже, они не злодеи, Питер, их ещё можно спасти.

— Надеюсь, что так, — я задумался, что же мне делать в этой ситуации? Этот мир подкидывает мне новые проблемы даже чаще, чем предыдущий, — подожди здесь, эм, нет, лучше сходи на кухню и сделай нам кофе.

***

Вернувшись в свою расширившуюся благодаря оборудованию, взятому у Коннорс, лабораторию я приступил к обдумыванию ситуации, параллельно собирая для себя новую пару веб-шутеров. Работа руками помогает сосредоточиться. Итак, собрав воедино все факты, я сделал следующие выводы.

Я не знаю, что есть Веном, он может оказаться как законченным психопатом, так и дружелюбным симбионтом, впавшим в агрессию из-за очередной ошибки Стэнс. Так же мне неизвестны его слабости. Боится ли он звуков того же диапазона, что и творение моего отца в прошлом мире, или же ему вообще плевать на любые шумы, Бобби об этом ничего не знает. За Веном уже гоняются военные, возможно, даже Щит. Также он зачем-то нужен Дэдпулу… леди Дэдпул, которая к тому же, имеет какой-то яд, способный остановить симбионта. Её кто-то нанял? Кто-то, кто знает о симбионтах этого мира, раз располагает ядом способным вывести его из строя. А ещё у ДэдПул есть устройство для телепортации. Хотел бы я на него взглянуть.

Также я не знаю, как скоро Гвен справится с Рептилией, но точно уверен, что, обзаведясь паутиной, она вновь сунется к Веному, который может начать преследовать её так же, как преследовал меня в прошлой жизни… может не стоило давать ей веб-шутеры?

Я посмотрел на готовую пару паутинометателей в своих руках. Они были разные: один из первой партии, точно такой же, как те, что я отдал Гвен, а вот во второй я добавил дополнительную функцию. Я подумал, что мне не помешает козырь в рукаве, например, немного проводящей паутины для моего самодельного шокера, который всё равно пылился тут без дела. На большее с текущими ресурсами и временными рамками рассчитывать не приходится. Против Венома, не поможет, конечно, но ту же ДэдПул на пару секунд задержит, регенерация не помогает, когда твои мышцы сокращаются самопроизвольно, а там уже и простой паутиной обмотать можно будет, а то помню я этого дебила психованного. Никогда не знаешь, какую херню он сотворит в следующую секунду, наслушавшись голосов в своей безумной голове.

— Собирайся, Бобби, мы едем за покупками, у тебя ведь есть деньги? — кричу я, возвращаясь на кухню, — о, мой кофе, спасибо… фу, блять, он холодный!

***

На обратном пути из супермаркета мы натолкнулись на неожиданное препятствие.

— Ладно, вселенная, вот она я — твой инструмент! Дай мне знак! — прямо посреди проезжей части, раскинув в стороны руки и задрав голову к небу, стояла ДэдПул.

На неё уже косились прохожие, и выкрикивали ругательства водительницы авто, ведь наёмница создала пробку на дороге.

Даже не знаю, радоваться мне или нет. Судя по тому, что я вижу, эта версия говорливого наёмника такая же отбитая, как и прошлая, но… она идеальный кандидат, для того, чтобы стать приманкой. Вот только я всё ещё не знаю, зачем ей Веном, и если наши намерения насчёт Веном разойдутся…

— Эм, вселенная, ты хотела меня направить? — простояв так с минуту, продолжила ДэдПул.

Я вышел из машины и подошёл к ДэдПул.

— Я не вселенная, но могу направить тебя к Веном, если это то, что тебя интересует.

— Ахренеть, сработало!

We’ll bang, ok?

— Итак, ты хочешь убить Веном? — спрашиваю я, после того как дамочка через окно запрыгнула на переднее сидение машины Бобби.

Мне пришлось сесть сзади, и мы продолжили движение по маршруту, следующая остановка: магазин электроники.

— Не совсем, красавчик, мне на эту вашу Веном наплевать, но за неё хорошо платят, ты, наверно, слышал обо мне: говорливой наёмнице…

— Ага, бездонная глотка, язык без костей, отбитая… — ухмыльнулся я, начав перечислять известные мне прозвища наёмницы, впрочем, я не знал насколько известной была ДэдПул в этом мире.

— Дебильная регенератка или регенерирующая дегенератка, — подхватила сама женщина, — не важно — это всё обо мне! Но ключевое слово тут наёмница, понимаешь? Одни богатые тётеньки нанимают меня, чтобы я сделала для них работу, как правило — избавила мир от других тётенек.

— Значит кому-то понадобился Веном и тебе за него заплатили? — Бобби рядом со мной затаила дыхание.

— Какие вы умные! — с восторгом воскликнула ДэдПул, — кушаете Растишку?

Я не стал комментировать настолько детский выпад.

— Ладно, со мной всё понятно: я продажная наёмница без чести и совести, а вы-то зачем впутываетесь в это дерьмо? Вы что-то типа ГёрлСкаутов… — ДэдПул посмотрела с сомнением на меня, — БойСкаутов? — с иронично вопросительной интонацией закончила она.

— Типа того, — отозвался я, — Веном убивает людей в моём городе, если я могу ему помешать, я это сделаю.

— Вау! — воскликнула ДэдПул, а затем повернулась и заговорила с кем-то в окне, — парень, прям герой нашего времени. Нужно срочно найти ему лук и стрелы и можно начинать сольный проект, сделаем из него ефрейтора Америка,* это же золотая жила! Не обижайся, но на капитана ты не тянешь никак, — добавила она уже мне.

Вот по чему я точно никогда не буду скучать, так это по дебильному юмору ДэдПула.

— Тебе известны какие-нибудь слабости Веном? Как ты собралась её ловить? — попытался я вернуть разговор в конструктивное русло.

— Ну, если засунуть ей в зад метр острой стали, это её ненадолго задержит, хотя из всех, с кем я пробовала эту игру, Веном чувствовала себя комфортнее всех. Даже мне понадобилось больше времени, чтобы… сделаем вид, что я этого не говорила.

— Это потому, что ей нужно некоторое время, чтобы исцелить носителя, — проигнорировал я шутки наёмницы, надеюсь, это и были шутки.

— Да, я видела, там какая-то старуха внутри, — подтвердила ДэдПул.

— Доктор Стэнс, — оживилась Бобби, — она моя подруга, я… хочу её спасти, и она не старая.

Бобби, очевидно, решила не рассказывать ДэдПул о своих намерениях насчёт самой Веном и поведала только часть правды. Разумно с её стороны.

— А тот яд? — спрашиваю я, — мне Паук рассказала, что у вас был план: отвлечь Веном и обезвредить её с помощью яда.

— А, — раздражённо отозвалась наёмница, — девчонка обосрала мне весь план, а я думала мы можем стать подругами, и чего она так взъелась из-за той секретарши, она же сама из окна выпрыгнула?! А яд я позаимствовала у тех, ребят, что пытались повязать Веном в больнице… эй, а вот их я точно не трогала, они и без моей помощи лишились голов.

ДэдПул для наглядности провела по горлу рукой, чем заставила Бобби вспомнить ту сцену и позеленеть от неприятных воспоминаний.

— У, какие мы нежные! Мелкая, может тебе стоит пойти домой? — но бывшая преступница только крепче сжала руль.

— Можешь показать мне яд? — спросил я.

Наёмница извлекла из одного из многочисленных карманов миниатюрный ручной инъектор и показала нам. На рукоятке я увидел знакомую эмблему — Щит.

— Что ж, у меня есть предположения о том, где ты могла бы найти Веном, — обе девицы замолчали и обратили на меня всё внимание, — мы с Паук были в лаборатории Коннорс, судя по следам, Веном побывала там и прихватила часть оборудования и сыворотку, разрабатываемую Карен. Я не знаю, откуда Веном узнала об исследованиях Коннорс, но мы знаем, куда она могла вернуться с украденным оборудованием.

— Поместье Синди! — воскликнула Бобби, — Как я сама не догадалась?! Ведь там осталось всё оборудование Стэнс и записи! Ты думаешь, Стэнс хочет продолжить свою работу?

— О, лаборатории безумных учёных, классика! — оживилась ДэдПул, — если я в чём-то и мастер, так это в уничтожении таких мест, это мой особый талант, один из многих.

— Стэнс не безумна! — вскинулась Бобби, — Синди держала её взаперти и заставляла вести исследования!

— Как скажешь, лапочка, — ДэдПул вскинула один из своих пистолетов и передёрнула затвор, — если всё так, она ведь будет послушной и мне не придётся пускать в ход это?

— И зачем ты это сделала? — усмехнулся я, — нам ещё почти час добираться до места, засунь этот пистолет себе туда, откуда достала, и слушай меня. Есть парочка идей насчёт Веном, начнём подготовку прямо сейчас.

Я указал рукой на нужный нам магазин, и Бобби послушно припарковалась.

— Дэдпул, разбираешься в музыке и усилителях для авто?

— А то, — встрепенулась наёмница.

— В борьбе с Веном тебе может помочь громкий, очень громкий звук, он будет мешать твари, так что иди выбери самую мощную установку в этом магазинчике.

— Окей, не знаю, почему, но я тебе верю, я быстро, — женщина вышла из машины и бодрым шагом пошла в магазин, распугивая покупателей своим видом.

— А у неё хоть есть деньги? — заволновалась Бобби, — а то ведь костюм же в обтяжку.

— Должны быть, патроны же она носит в карманах, в чём проблема взять карту? — остановил я девушку, которая порывалась пойти следом за ДэдПул, — Бобби, ты видела, на что способна Веном. Я знаю, ты хочешь спасти Стэнс, но не пытайся предпринимать ничего сама. На капсуле с ядом эмблема правительственной организации, они уже взяли след и не отпустят Веном, не после всей той шумихи, устроенной ими в больнице и на улицах.

Девушка хотела, что-то возразить, но я сделал страшное лицо, чтобы намекнуть ей молчать, Бобби не поняла в чём дело, но сдержала рвущиеся наружу возражения.

— В данный момент, благодаря исцеляющему фактору, ДэдПул — единственная, у кого есть шанс остановить симбионта. Но я не знаю, на кого она работает, вполне возможно, что отдавать ей Веном опаснее всего, что могло бы произойти. После того, как наёмница обезвредит симбионта, лучшим выбором будет передать его Щиту.

— Понятно, — прошептала Бобби, — ты с ними как-то связан?

— Нет, я просто о них знаю. А вот они обо мне нет, и лучше, чтобы так оно дальше и оставалось, — я сделал паузу, а затем продолжил, — но скорее всего они следят за ней, а, следовательно, уже узнали о нас. Почти уверен, что они присоединятся к веселью в особняке.

Наконец Бобби поняла, чем были вызваны мои недомолвки в разговоре. Я ни разу не упомянул о том, что Бобби была носителем. Единственный человек, знающий, что симбионт был внутри Бобби — доктор Стэнс, но она пока не стремится давать показания и неизвестно, как сложатся обстоятельства в дальнейшем.

Тут со стороны магазина раздался шум — наружу выбегали перепуганные покупатели и часть персонала. Вскоре показалась причина: две обливающихся потом работницы под присмотром пушек ДэдПул несли к нашей машине целый музыкальный центр.

— Веселее девочки, быстрее начнёте — быстрее кончите, — время от времени пистолет наёмницы бабахал, выдавая всё новые распоряжения, — бумажник дома забыла, — пожала плечами ДэдПул на мой недовольный взгляд.

— Отлично, — прошипел я, — теперь мы ещё и соучастники ограбления.

***

Два часа и много матов спустя мы наконец приехали к месту предположительного обитания здешней версии Веном. Особняк Синди казался заброшенным: абсолютная тишина, ни одной живой души, ни во дворе, ни в окрестностях. Ворота были гостеприимно распахнуты, никакой охраны естественно не было, впрочем, заехав внутрь мы заметили, что камеры наблюдения исправно работают и следят за нами.

— Если Веном здесь, — Бобби указала на камеру, — она уже знает о нашем прибытии.

— Мне нравится, — сообщила ДэдПул, — выглядит, как типичное место обитания злодея. Так мальчишки… — наёмница задумалась, глядя на меня, — а ну да, ты ведь и есть парень, всё время забываю, ты такой храбрый, пупсик…

Меня похлопали рукой в кожаной перчатке по лицу, отчего я почувствовал острое желание разрядить шокер прямо сейчас.

— По законам жанра, второстепенные персонажи, вроде вас, умирают как раз вот в таких вот ситуациях, так что оставьте тут машину, заведённой, чтобы я могла ею воспользоваться в любой момент, и топайте по домам.

Наёмница положила руку на плечо Бобби.

— Ты храбрая девочка, Бобби, но это не для тебя, найди себе парня и работу. Питер, — рука наёмницы перекочевала на моё плечо, — как-нибудь потрахаемся, хорошо? **

***

Не обращая больше внимания на детишек ДэдПул отправилась внутрь здания.

— Вот ведь дерьмо! — воскликнула вдруг она, — а где находится лаборатория-то, я и забыла спросить!

Наёмница почесала голову дулом одного из пистолетов, решая куда же ей пойти.

— По моему опыту, такие штуки всегда прячут под землёй, решено — идём вниз! — и ДэдПул пошла.

Через несколько минут блужданий и десяток обследованных комнат, она нашла массивную металлическую дверь, проломленную с огромной силой, словно её смяли гигантские руки. Обрадовавшись находке, Дэдпул проникла внутрь.

— Ты всё никак от меня не отстанешь, — раздалось угрожающее шипение, как только наёмница переступила порог лаборатории, — но, спасибо тебе, что привела Паркера.

— А ты наконец-то решила применить свои щупальца по назначению? А я сразу говорила, им можно найти лучшее применение, — поворачиваясь на голос, вещала наёмница, — только будь осторожна, мальчики любят, когда играешь с простатой нежно, а у тебя с этим, боюсь, проблемы. Но ничего, я поделюсь с тобой опытом.

— Кем ты себя возомнила? — несмотря на все свои отменные рефлексы, ДэдПул пропустила первый удар и оказалась прижата к полу с плечом, пробитым отростком чёрной плоти Веном.

Симбионт нависала над её лицом, угрожая острейшими рядами сверкающих, как улыбка Тери Крюса зубов. Но наёмница не подавала виду, даже если ей было страшно.

— Я ДэдПул. Осень балтливенкий ниёмнисек. — Решила представиться женщина. — И я люблю стволы, мечи, газонокосилки и прочие вещи, которые следует держать в недоступном для детей месте. Вроде гранат! У меня их такая куча рассована по всяким тёмным и влажным местам, что я даже не знаю какой эффект у каждой из них. Давай узнаем!

Наёмница сунула в открытую пасть монстра свою руку с зажатой в ней гранатой. Веном хотела отпрянуть, но ДэдПул оказалась быстрее — свободной рукой она сначала отрубила свою кисть, ставшую оружием, а затем вонзила клинок в подбородок твари, чтобы не дать ей выплюнуть руку с гранатой.

Времени выбраться уже не оставалось, и через секунду взрыв разворотил верхнюю часть тела Веном, поразив при этом и саму ДэдПул шквалом осколков, часть из которых попали ей в мозг, вырубив на несколько секунд. И на этом должна была закончиться история Стэнс, как носителя симбионта, ведь половина её головы была разворочена взрывом, и будь здесь Питер Паркер, он бы заметил, что восстановить такие повреждения мозга симбионт его мира не смог бы.

Очнувшись, ДэдПул увидела, что масса симбионта, заполняет отсутствующие сегменты черепа женщины, а затем и вовсе начинает восстанавливать их, и вскоре только лишь отсутствие седых волос на морщинистом черепе напоминало о травме.

— Ох, — застонала ДэдПул поднимаясь, — это было мощно. Вижу тебе тоже понравилось, но это только прелюдия.

Совершив быстрый рывок, ДэдПул ввела яд в грудь женщины, воспользовавшись тем, что симбионт ещё не полностью оклемался после взрыва и не скрыл её тело под своей защитой.

— Вот теперь будет секс, — закончила ДэдПул и тут же оказалась отброшена ударом руки, — хотя ты, наверное, не знаешь каково это.

Симбионт тут же скрыл тело носителя и выбросил инъектор.

— Дура! Это нужно было вводить в симбионта, а не в человека-носителя! — Рассмеялась Веном.

— Чёрт! Нужно было прочитать инструкцию! — наёмница бросилась к выходу, но Веном не собиралась отпускать её в этот раз.

При всех выдающихся навыках ДэдПул ей было не под силу убежать от симбионта. Едва наёмница выбежала в холл особняка, как почувствовала, что её ноги отрываются от пола, взглянув вниз, она увидела торчащее из своей груди щупальце. А затем могучие мышцы симбионта разорвали тело ДэдПул пополам в районе живота и разбросали части в разные углы здания.

— Жалкая букашка! — выплюнула симбионт и уже повернулась к ДэдПул спиной, но наёмница вновь заговорила.

— Ну и зачем было так делать? Мне теперь несколько часов новые ноги отращивать! А это больно между прочим!

— Да когда же ты уже сдохнешь?! — прошипела Веном, и двинулась к говорящей половине, которая пыталась на руках уползти к выходу.

— Для человека твоя живучесть просто удивительна, — заметила Веном бесцеремонно пронзая верхнюю часть туловища ДэдПул своими когтями.

— Это ещё что? — сплёвая кровь, но продолжая улыбаться заговорила ДэдПул, — Вот член твоего папаши действительно был удивителен, а как он шуровал своим языком у меня в заднице — просто сказка.

— Идиотка! — пасть симбионта раскрылась и показалось лицо Стэнс, — моя мать воспользовалась искусственным оплодотворением.

— Ух, если она была такой же красоткой, как ты, то ничего удивительного, сколько тебе? Девяносто? Сто?

— Я только зря трачу на тебя своё время, ты отброс! Где Паркер? Он ведь приехал с тобой!

— Ближе, чем ты думаешь, — улыбнулась ДэдПул.

Тут их ушей достиг шум двигателя, а в следующую секунду входные двери поместья были вынесены бампером грузовика, не так давно угнанного из этого поместья. Круто развернувшись, автомобиль остановился посреди холла кузовом к сражающимся, из-за бортов виднелись внушительные колонки.

— Диско заказывали? — спросил стоящий между колонок Паркер, щёлкая переключателем.

Вот только вместо музыки из динамиков полился какой-то шум, и его интенсивность была так велика, что плохо стало даже голове ДэдПул, ведь она в отличие от Паркера и Бобби не надевала защитных наушников. Сам же Питер внимательно следил за реакцией Веном и крутил тумблером на телефоне, меняя частоту.

К счастью бывшего Паука этот Веном оказался так же уязвим перед звуковой атакой, как тот, с которым имел дело Питер в своём мире. Его корчило в агонии, и он отслаивался от тела Стэнс большими кусками, до тех пор, пока не отделился полностью.

Добившись желаемого результата Питер поспешил к симбионту и при помощи закупленных в хозяйственном магазине инструментов поместил его в толстое металлическое ведро с плотной прорезиненной крышкой. Только после этого он отключил шум.

— Слава богу! —раздалось с той стороны, где валялись останки ДэдПул, — Эта штука хуже всех пыток, с которыми я имела дело.

— Доктор, — выскочила из кабины грузовика Бобби и бросилась к упавшей на пол женщине, — что… — шокированная, она смотрела в лицо знакомой женщины, — что с вами, доктор?

— А обо мне никто не побеспокоится? — причитала ДэдПул, — из меня тут кебаб сделали между прочим, а она всего лишь в отключке!

— В отключке? Ты что не видишь, она же совсем старая, — воскликнула Бобби.

— А что, должно быть не так? — удивилась ДэдПул, подходя к остальным.

Она передвигалась при помощи выросших прямо из пуза ступней и уцелевшей руки. Костюм её после тесного знакомства с Веном почти не сохранился и сейчас она щеголяла во всей красе своего изуродованного раком и шрамами от пыток тела.

— Ты просто зомби-хоррор ходячий, — присвистнул Питер и перевёл взгляд на Стэнс, — а она была лет на шестьдесят моложе, когда я видел её в последний раз.

Примечание к части

* Насколько я знаю, у амеров ёфру соответствует рядовой первого класса, но суть тут именно в отношении солдат в подобному званию, которое ёмко характеризуется описанием: “Недоёбанный сержант, переёбаный рядовой”; и пословицей: “лучше дочь - проститутка, чем сын - ефрейтор”.

** поскольку вряд ли кто-то догадается, я поясню:

https://www.youtube.com/watch?v=63l7rwLf-ZE

Заразительное безумие

С тяжким стоном Стэнс начала приходить в сознание, судя по внешнему виду, чувствовала она себя неважно. Помимо уже отмеченного мной ускоренного старения, в глаза бросалось отсутствие волос на половине черепа и желтые склеры зрачков, пронизанные ярко красной сеткой капилляров.

— Что случилось? — едва слышно прошептала Стэнс, тут она увидела взволнованное лицо бывшей надзирательницы, — Бобби?

— Всё в порядке, док, — попыталась утешить женщину девушка, — мы вытащили вас, не волнуйтесь.

— Что последнее вы помните? — спросил я.

Стэнс перевела недоумённый взгляд на меня, затем осмотрелась окрест, заметила ДэдПул, но не подала виду, что половина человека, с рожей как у Фредди Крюгера, её удивила.

— Это существо в больнице, оно взбесилось и набросилось на меня… а дальше темнота, не могу ничего вспомнить.

— Вот как… — я задумался: “является ли ускоренное старение доктора делом рук симбионта или это следствие её экспериментов с формулой суперсолдата?” — в любом случае, вас нужно обследовать и отвезти в больницу.

Тут наш милый разговор был прерван щелчком затвора.

— А ну-ка отойди от неё, мелкая! — ухмыляясь, приказала ДэдПул.

Наёмница держала в здоровой руке пистолет, а покалеченной опиралась о попавшийся под руку стул. Но Бобби, увидев направленный на неё ствол, хоть и испугалась, но не бросила подругу, наоборот: она закрыла Стэнс своим телом.

— Что ты творишь? — спрашиваю, отходя чуть в сторону, чтобы не быть на линии огня.

— У нас тут не шоу “Ответы и вопросы!” Шевелись, Бобби, не дёргай судьбу за сиськи! Знаешь, какое у меня правило? Сначала стреляй, потом думай. А сейчас время стрелять! — с нарастающей яростью угрожала ДэдПул, — Прочь! — Гаркнула она под конец.

Бобби вздрогнула и дёрнулась было в сторону, но вдруг захрипела и её развернуло назад, секунду назад выглядевшая немощной старухой Стэнс легко встала на ноги, прикрываясь телом Бобби от ДэдПул.

— Как же ты меня бесишь, тупая сука, — зашипела Стэнс из-за плеча Бобби.

— Тупая сука, которая раскусила твою ложь, — оскалилась в ответ ДэдПул.

— Вы все просто ничтожества, низшие существа, — продолжала Стэнс, яростно сжимая горло Бобби, отчего девушка начала стремительно задыхаться, — дай-ка мне эту штуку, Паркер! — Повернулась в мою сторону Стэнс.

Глаза её были наполнены жаждой крови и безумием, застывшим немигающим взглядом психопата она смотрела на ёмкость с симбионтом, но при этом продолжала одной рукой удерживать на весу Бобби и прикрываться её телом от ДэдПул. Сыворотка, созданная ею, видимо, всё же сработала. А старение и маниакальное безумие — её побочные эффекты. Теперь понятно, зачем ей нужно было оборудование — она пыталась исправить свои старые ошибки.

— Как скажешь, чучело, — я отошел на шаг назад и медленно поднял руки.

Стэнс оставалось сделать пару шагов до контейнера, но видимо она почувствовала, что наёмница не собирается давать ей сделать эти шаги:

— Выстрелишь, и девчонка умрёт первой, — пригрозила Стэнс.

— Ты меня с кем-то путаешь, — ухмыльнулась в ответ наёмница и нажала на курок. Раздались два гулких выстрела, пули вошли прямо в грудь бывшей преступницы, но Стэнс с поразительной для старческого тела ловкостью ушла в сторону, а затем бросила свой живой щит, словно снаряд, в ДэдПул. У наёмницы шансов избежать столкновения было не больше, чем у самой Бобби увернуться от пуль. Вместе они кубарем покатились по полу.

— Новое правило! — прохрипела ДэдПул из тёмного угла, — Стреляй сразу и совсем не думай!

Вот только стрелять ей в данный момент было нечем.

Как только Стэнс отпустила заложника, я выстрелил обычной паутиной из левого веб-шутера, прямо в лицо женщине. И тут же, следом, ещё заряд по ногам, как раз в тот момент, когда она рванулась вперёд. Запутавшаяся в паутине доктор упала на пол и покатилась кубарем вперёд, прямо к контейнеру с симбионтом. Она в отчаянии тянула руки к заветной цели, но тем самым лишь помогла мне спеленать себя окончательно.

— Даже не надейся, мою паутину не так-то легко порвать, не с твоими куцыми силами, — зло усмехнулся я.

— Боже, Паркер, да ты полон сюрпризов, залил старушку своей белой дрянью с ног до головы! Ты должен сделать со мной то же самое! Кстати, если хочешь попрощаться со своей подружкой, сейчас самое время, я ей оба легких прострелила. — Вещала из своего угла болтливая наёмница. — Мда. Как-то неудобно получилось, прости.

— Твою мать! — воскликнул я и рванул к Бобби, — как она?! Какого хрена ты вообще стреляла в неё?

— Эй, мистер липкие руки, ты не предупредил, что у тебя ещё есть фокусы в рукаве! Что мне оставалось? Отдать симбионта этой суке?

Глаза Бобби уже закатились, кровь мощными толчками выливалась изо рта и ран на груди. Чёрт! Сильное внутреннее кровотечение, повреждены оба легких, множественные переломы после падения — без срочной медицинской помощи ей не выжить! И где грёбаный Щит, когда они так нужны? Неужели мои предположения были ошибочны, и ДэдПул умудрилась не поймать хвост?

Симбионт! Он может её спасти, но это риск! Бобби говорила, что Веном не был агрессивен, а поведение после слияния со Стэнс можно объяснить безумием самой женщины, но это только предположения. Даже в ослабленном состоянии Веном всё ещё чрезвычайно опасен, мой взгляд упал на непривычно тихую ДэдПул.

— Для тебя есть дело! — говорю я и подхожу к тому, что осталось от тела женщины.

— Прямо сейчас? Не думала, что тебя такое заводит… — не слушая её трёп, я схватил наёмницу за остатки уцелевшего костюма и поднял, она была совсем легкая, — эй, я тоже люблю пожёстче, но дай мне регенерировать хотя бы до бёдер!

Я дотащил ДэдПул до кузова грузовика и сунул ей в руки свой телефон.

— Если Веном взбесится, врубишь музыку снова!

— То есть, секса опять не будет? — обиженно спросила ДэдПул.

Я взял ёмкость с симбионтом и поторопился к затихающей Бобби. Герметичная крышка с громким звуком отлепилась, но ничего не произошло. Я перевернул ведро, и симбионт безвольной чернильной кляксой упал на грудь девушки. Но даже оказавшись измазанным в человеческой крови, существо не спешило подавать признаков жизни.

Блять, неужели я убил его слишком громкой музыкой? Чёрт, чёрт, нужно было как-то подать ДэдПул знак, что я могу обезвредить Стэнс, какая глупая ошибка!

Стойте, что это? Размеры чернильной кляксы уменьшаются, симбионт медленно втягивается в тело Бобби, прямо сквозь отверстия, оставленные выстрелами ДэдПул. Я затаил дыхание, в ожидании дальнейших изменений, но ничего не происходило: сердце Бобби всё так же медленно билось, лишь кровь перестала сочиться из ран.

— Ну же, Веном, ты можешь её вылечить? Подай знак! — И он меня услышал.

Из плеча девушки вытянулся тонкий отросток, у него словно не было сил даже для того, чтоб оторваться от пола, он лишь скользил по земле какое-то время, формируя две простых буквы.

— NO.

— Но почему? Что тебе нужно?

Отросток зашевелился, складываясь в новую короткую надпись:

— Ресурсы, — а затем от последней буквы образовалась стрелка, указывающая на спелёнатую моей паутиной женщину.

Он хочет тело Стэнс, чтобы использовать его ресурсы для исцеления. Я вспомнил, как Веном в моём прошлом мире предлагал мне сожрать прохожего, чтобы исцелить мои раны после боя, но оказалось, он мог сделать это и так, просто хотел спровоцировать меня на убийство. Впрочем, не думаю, что это такой же случай.

Убить психопатку, чтобы спасти друга. Это… приемлемо.

Я повернулся к Стэнс, которой, не имея возможности вырваться из паутины, оставалось лишь мычать да вращать глазам, и пошёл за катаной ДэдПул, но тут мне в голову пришла другая идея.

***

— Это пиздец, чувак, — причитала сидящая на ящике наёмница, болтая маленькими детскими ножками, — меня так с младшей школы не имели! Ты просто псих! А ты не дёргайся, а то башку снесу нахуй! Сука, пизданула бы тебе, да ноги ещё не отрасли!

Последнее адресовалось притихшей Стэнс, что лежала на полу в кузове неспешно катящегося по дороге грузовичка. Как несложно догадаться, мы с ДэдПул находились там же. Наёмницу в таком виде просто нельзя было показывать людям, а я решил составить ей компанию дабы убедиться, что она не затаила зла.

— Нам не пришлось бы этого делать, если бы ты не застрелила Бобби, — спокойно парировал я.

— Ты мог просто скормить твари эту суку, она нам всё равно нахуй не нужна! Нам даже некуда её девать! Так ещё и симбионт теперь у твоей подружки, я в минусе, по всем статьям!

— Какого хуя ты хочешь? — воскликнул я, приготовившись пустить в ход шоковую паутину, — Ты не смогла взять Веном сама, как грозилась, так хули тебе надо? Мы спасли твою сморщенную жопу от Веном, а ты в благодарность застрелила Бобби!

Тут кто-то забарабанил по задней стенке кабины, раздался приглушенный голос:

— Заткнитесь оба, тут копы!

— Отлично! Хоть какое-то веселье, — Дэдпул угрожающее помахала пистолетом, хотя в её крошечных ручках ствол теперь смотрелся нелепо, особенно учитывая, что держать его ей приходилось обеими руками сразу.

— Даже не думай, без тебя разберёмся! Спрячь пушку! — шикнул я на наёмницу.

Пока мы подъезжали к посту, ДэдПул начала напевать песенку:

Вот стоят неземной красоты

Наши меньшие братья — менты,

Как завижу фуражку, тотчас становлюсь мизантропом.

Ла-ла-ла-ла-ла!

Конечно же, нас остановили. Через щель в боковом борте кузова, я разглядывал обстановку. Полицейских было двое, что примечательно, один из них был мужчиной. И это первый за всё время настоящий мужик, встреченный мной в этом мире. Высокий, с правильными чертами лица и атлетическим телосложением, хотя самую малость полноватый, видимо стал меньше качаться в последнее время. Уверен, у него нет отбоя от поклонниц, с такими-то данными и суровым взглядом. Его напарница была чернокожей женщиной с бритым налысо черепом. Она направилась к кузову, а мужчина подошёл к водительской двери.

— Добрый вечер, сержант ЛаГуэрта, это офицер Доакс, — представился мужчина низким красивым голосом, — будьте добры, покажите ваши документы.

ДэдПул подняла трясущийся в её руках пистолет, как только женщина коп выйдет из-за высокого бокового борта, её блестящая голова окажется на мушке у наёмницы.

Я выстрелил простой паутиной в ствол, приклеив его к доскам, а сам перепрыгнул борт, чтобы оказаться за спиной у женщины, но я её недооценил. Пистолет уже был в её руке, и она, к тому же, заметила меня и успела наставить ствол прямо мне в лицо, но замерла, поняв, что перед ней несовершеннолетний парень.

— Эй, что ты тут делаешь, тебя похитили? Удерживали силой? — в крайне грубой манере спросила она, но, тем не менее, не опустила пистолет.

Настоящий профессионал, мать её! Но тут с другой стороны машины раздался истошный визг на супер высокой тональности, и офицер отвлеклась — сделала пару шагов назад и заглянула за край борта. Я быстро сблизился с ней и провёл подсечку. Она лишь в последний момент попыталась защититься, но было уже поздно. Оглушив упавшую женщину, я пошел посмотреть, как там дела у Бобби.

Обогнув кабину авто, я увидел, как упавший на землю коп, отползает от выпустившей наружу симбионта Бобби, губы его панически тряслись, и он истерически лепетал.

— Нет, нет, нет, прошу, не надо, я не хочу умирать, пожалуйста, — Веном растерянно посмотрела на меня, не зная, что делать.

Ну да, за рулём сейчас Бобби, а ей ударить мужчину, да ещё в таком состоянии тяжело. Я решительно пошел к испуганному мужику, чем вызвал ещё один приступ страха, он ударился в слёзы.

— Не-е-е-е-т, пожалуйста, это всё мама! Она воспитывала меня как какую-то девчонку! Хотела сделать из меня женщину, а я не хотел быть таким! Не мужское это дело! Я просто хотел быть домохозяином, как папа! Отпустите меня-я-я-я! Я никому не расскажу.

На этот раз я не мелочился, отмеривая силы в удар, этот сопливый кретин умудрился за одну минуту вернуть мне веру в мужчин этого мира и тут же разрушить её.

***

Следуя указаниям ДэдПул, мы приехали в её убежище, оказавшееся обычной съёмной квартирой до отказа забитой мусором, пищевыми отходами и оружием. К тому моменту наёмница уже отрастила ноги, достаточно крепкие, чтобы удерживать её вес.

— Хватит пялиться на мою сексуальную задницу! — крикнула она, первой заходя внутрь.

— Ты пялился? — шокированно посмотрела на меня Бобби.

— Что? Нет! — возмутился я, — но ты заметила, что её руки и ноги вполне нормальные пока не вырастут.

— Это отвратительно, Питер! — воскликнула Бобби.

— Дура, я думал над тем, можно ли как-нибудь предотвратить превращение её кожи в… то, во что она превращается, когда полностью восстанавливается!

— О… ладно, ладно, прости.

Когда все, включая всё ещё связанную Стэнс, оказались в квартире ДэдПул, мы приступили к совещанию. Наёмница возмущалась тем, что осталась без награды за поимку Веном. Что удивительно, она не предлагала Бобби расстаться с симбионтом и, насколько я могу судить, не планировала к ней агрессивных действий. Может у неё есть совесть? Суть возмущений ДэдПул сводилась к тому, что она требовала компенсацию за свои издержки. Я предложил ей оставить себе Стэнс, в качестве приза, но она наотрез отказалась.

— Ладно, ладно, послушай, — прервал я очередной спич ДэдПул, — у нас с Бобби всё равно нет столько денег, чтобы компенсировать тебе затраты и потерю награды, хотя я ещё раз хочу заметить, что шансов победить Веном у тебя не было.

— Скучно! — заявила вдруг ДэдПул и выстрелила себе в подбородок, разбрызгивая содержимое своей черепной коробки по потолку и стенам.

— Твою мать! — подскочила Бобби.

— О боже, — я потёр переносицу, пытаясь подавить раздражение, — короче так, я могу предложить тебе вот что. Ты организуешь для меня помещение под лабораторию, там же будем держать и Стэнс, часть оборудования у меня уже есть…

— А поебаться тебе не завернуть? — вклинилась ДэдПул, но я её проигнорировал и с нажимом продолжил:

— Также, ты возьмёшь на себя охрану этого места, а взамен, — я сделал паузу, привлекая внимание, — я попробую решить проблему с твоей внешностью.

ДэдПул замерла, проглотив очередную остроту. В течение целой минуты мы могли наслаждаться тишиной.

— Ты это серьёзно? Потому что лучше тебе не шутить с этим! — я кивнул, но наёмница не заметила и продолжала свой спич, — тебе следует подумать дважды, прежде, чем обещать подобное, ты даже не понимаешь, насколько это хуёво — превратиться из секс-бомбы в ёбаное чудовище!

— ДА! — крикнул я, — я понимаю, насколько для тебя это важно, потому и предложил. Это будет не легко и не сразу, возможно, понадобится несколько лет, но я уверен — эту проблему можно решить. Я могу её решить. Считай это долгосрочным контрактом — ты работаешь на меня, а в награду получаешь назад свою смазливую рожу.

— И волосы?

— И волосы тоже, — усмехнулся я.

— И больше никакого онанизма?

— И больше… какого чёрта?! Короче, это да, или мне нужно думать куда пристроить старуху терминатора?

— Конечно, да! Дай мне свой номер, я позвоню тебе, когда помещение будет готово.

Почему Ричарду Паркеру стоило избегать морских путешествий, и причём тут Эдгар По?

Договорившись о сотрудничестве с Дэдпул, мы приступили к обсуждению наших дальнейших действий, относительно пленницы в том числе. Для этого нам, в первую очередь, нужно было восстановить порядок событий. Вопросов к этому времени накопилось немало.

— Да ладно тебе, — пыталась умаслить меня Дэдпул, — ты удивишься, насколько покладистыми становятся люди, стоит им только что-нибудь отрезать!

Наёмница предлагала сразу перейти к интимной части допроса, я её идею не был готов поддержать, да и не только я один.

— Нет! — Возмущалась Бобби. — Это всё из-за того эксперимента! У неё что-то сломалось после него в мозгу. Доктор всегда была добра ко мне. Питер, скажи ей! Всё ещё можно исправить!

— Понимаешь, Бобби, — замялся я, — я уже дал Стэнс препарат, который должен был стабилизировать её состояние и снизить побочные эффекты от сыворотки. Она должна была спокойно очнуться через недельку две, но либо я накосячил, либо, что вероятнее, ты и твой склизкий друг, и в таком случае, я понятия не имею, что вы натворили.

Тут из плеча Бобби вылезла чёрная клякса, быстро сформировавшаяся в зубастую голову с огромными белыми глазищами.

— Нет, я только подлечила её. Подтолкнула иммунную систему, подкинула своей энергии. Просто ускорила процесс выздоровления. И вот тогда уже она сама ко мне присосалась, как паразит. Вытянула столько энергии, что я отключилась! Я даже не поняла, что сливалась с ней, пока мне не рассказали.

— Складно поёшь, да верится с трудом, — отозвалась Дэдпул.

Я заметил, что эта симбионт говорит очень похоже на Бобби. Те же интонации, та же манера речи, та же экспрессия. Прошлый Веном, может, и перенимал некоторые черты характеров носителей, но тут совершенно другой уровень. Насколько же глубокую ментальную связь они с Бобби образовали?

— То есть, ты не помнишь ничего о том, что случилось после больницы? — уточняю я.

— Ага, ничегошеньки, сплошная пустота, — сказав это, симбионт втянулась обратно в тело Бобби. Девушка только пожала плечами, не став комментировать действия своего напарника.

— Короче, сосунки, — вклинилась снова наёмница, — так вы ничего не выясните, надо пойти к этой вашей прожорливой докторше и всё из неё выбить… ладно, ладно, сначала просто спросим, а пытать будем только если начнёт упрямиться.

Достигнув какого никакого, но взаимопонимания, мы втроем завалились во второе подвальное помещение, временно использованное в качестве темницы, где всё это время и лежала связанная, едва ли не спелёнатая в кокон, пленница.

— Надо освободить ей рот, — заметил я.

— Сделаю, — Дэдпул извлекла из ножен один из своих мечей и, угрожающе им поигрывая, направилась к пленнице.

Как-то я не позаботился заранее о создании растворителя. Если бы паутина была получше — могли бы возникнуть проблемы. К счастью, текущий вариант, хоть и весьма прочен на разрыв, но вполне спокойно режется острой сталью.

Стэнс выглядела ещё хуже, чем после драки в особняке: она словно высохла изнутри, кожа её потрескалась и на ней выступили нездоровые пигментации. Похоже кое в чём Дэдпул оказалось права — пусть я сохранил жизнь Стэнс в особняке, но это, в конечном итоге, оказалось бессмысленно. Она умирает и очень стремительно.

— Надо было поспорить ещё пару минут, она как раз бы сама и окочурилась! — заметила Дэдпул.

— Доктор, — вскрикнула Бобби и, оттолкнув с сторону наёмницу, рванулась к умирающей, — что с вами?

Стэнс посмотрела на бывшую надзирательницу затуманенным взглядом, в глазах её промелькнуло узнавание.

— Пришли посмотреть, как я подыхаю? — усмехнулась она.

— Нет, нет, доктор, мы вам поможем, обязательно вас вылечим, — запричитала девушка, — мы что-нибудь придумаем, отвезём вас в больницу.

При этом Бобби посмотрела на меня, с мольбой во взгляде.

— Врачи не могли понять, что с ней и раньше, а уж теперь… — меня вдруг осенило, — вы ведь пытались с помощью симбионта предотвратить отмирание клеток, я прав?

Стэнс зло посмотрела на меня и усмехнулась:

— С какой бы стати мне помогать тебе, Паркер? Иди к чёрту, — сказала она и закашлялась.

— Доктор, — воскликнула Бобби, — мы хотим вам помочь, помогите нам понять, что с вами случилось.

— Бобби, — прошептала Стэнс, — ты такая тупая. Ты думаешь я работала на Синди по принуждению? Дура, я просто использовала её ресурсы и влияние, чтобы продолжать мои исследования. Так она ещё и приставила ко мне самую тупую и наивную тёлку из всей её банды!

Стэнс рассмеялась в лицо ошеломлённой девушке, но вскоре снова захлебнулась кашлем, отчего её смех стал больше походить на лай. А я, признаться, испытал некоторое облегчение.

— А ты, Паркер, — вдруг переключила на меня своё внимание умирающая, — такой же кретин, как и твой папаша. Гадаешь, откуда у меня его записи?

Я почувствовал, как всё у меня внутри сжалось от этих слов.

— Я взяла их с трупа Ричарда, после того, как вынесла ему мозги из револьвера, ему самому и его жёнушке, жаль, что они не взяли с собой ещё и тебя!

Что? Что она сказала? Я почувствовал, как почва ушла у меня из-под ног. Эта сука только что созналась в убийстве моего отца?

— Какая неудача, — продолжала Стэнс всё более и более слабым голосом, — они выбрали тот же корабль, что и я, просто не повезло. А ты даже не сможешь… отомстить.

Она смотрела на нас со злорадством. Эта женщина, она упивалась нашим страданием. Наслаждалась тем, что даже перед смертью, есть кто-то, кому она смогла причинить боль. Она умирала с улыбкой на губах.

— Воу, чувак, — положила мне руку на плечо Дэдпул, — это хреново, но могло быть и хуже. По крайней мере твоего папаню не съели другие моряки после кораблекрушения, что было весьма вероятно с таким-то именем.

Она, блядь, шутит? Это типа такая попытка поддержать меня? Пошутить про смерть моего отца?

— Какая же ты сука, Уилсон! — сквозь зубы цежу я, — Но шутка смешная, — я пытаюсь улыбнуться, но чувствую, как лицо моё трещит, словно смятая пачка чипсов.

***

Уилсон отправилась избавляться от останков Стэнс, а Бобби вызвалась вновь подкинуть меня до дома.

— Я думала, что знаю её, считала своей подругой. Неужели это была всего лишь маска? — устало спросила Бобби, облокотившись о руль, когда мы приехали.

Что я мог ей ответить? Я не знал Стэнс при жизни, но её последние слова, как нельзя удачно вписались в историю симбионта о том, что она отключилась после излечения Стэнс в больнице.

— Какие дальнейшие планы? — я попытался отвлечь Бобби от грустных мыслей.

— Ну, до того, как упал тот астероид, я хотела сдать экзамен на пожарного, а теперь даже не знаю…

— Кстати, насчёт астероидов… Веном всё ещё утверждает, что она с другой планеты?

Но ответила мне не девушка, а вновь решивший проявить себя симбионт:

— Ты мне не веришь, человек?

— Да, как-то с трудом верится в пришельцев, — усмехнулся я, — я скорее поверю, что ты сбежал из какой-нибудь военной лаборатории… или сбежала, как правильно?

— Неважно, у симбионтов нет понятия пола, нам не нужен партнёр своего вида для размножения. Моя родная планета Клинтар, это очень далеко от Земли, вы называете это место Галактикой Андромеды.

— Даже так, — присвистнул я, — и каким же образом ты преодолела два с половиной миллиона световых лет?

— Я не знаю, как я здесь оказалась, мои воспоминания фрагментированы… остатки корабля превратились в раскалённый сплавившийся кусок металла, я не знаю даже, как мне удалось выжить при падении.

— То есть ничего дельного ты рассказать не можешь? — Усмехнулся я. Симбионт, решив не отвечать втянулся обратно в тело девушки. — Ну ладно, удачи тебе в твоих начинаниях, Бобби.

— Да… я, спасибо, Питер, за всё.

— И лучше избавься от этого грузовика, за ним тянется слишком большой след.

Расставшись со своими нежданными союзницами: Веном и Дэдпул, я наконец отправился к себе домой, предвкушая продолжение уже других приключений, с Мэри Джейн в постели… на самом деле, нет. Во-первых, я просто хотел помыться и выспаться. Это был слишком длинный и насыщенный день. Я чувствовал усталость в каждой мышце тела. Во-вторых, уже почти рассвет, Эм-Джей наверняка ещё спит.

Стоя под душем, я вспоминал события прошедшего дня, складывая воедино разрозненные фрагменты. Стоит сказать Стэнс спасибо за её предсмертные откровения, они здорово мне в этом помогли.

Итак, что мы имеем? Сыворотка Стэнс оказалась частично удачной, но с рядом побочных эффектов. Полагаю, немаловажную роль сыграла нехватка энергии. Насколько мне известно, при создании Капитана Америка, ради питания вита лучей был обесточен весь город. Мой излучатель должен был дать толчок для изменений организма, но энергии на весь процесс просто не было, и из-за этого Стэнс впала в кому. Что-то такое я предполагал и раньше, антисыворотка, которую я изготовил для Стэнс, должна была откатить изменения или хотя бы их остановить, но тут вмешался симбионт. Не просто вмешался, но дал энергию и стимулировал иммунную систему организма. Итог нам известен — трансформация Стэнс завершилась, но появились побочные эффекты. Далее доктор обманом завладела симбионтом, надеясь, что он сможет предотвратить отмирание клеток… затем расхищение лаборатории Коннорс и стычка с Ящером. В итоге: Ящер уполз залечивать раны в канализацию, а Стэнс пыталась найти способ обратить старение вспять, попутно перекусывая гражданскими, в ходе чего и привлекла внимание нанимателей Дэдпул, Щита, а также Паучка. И вот тут пробел: откуда она вообще узнала о Коннорс и почему не нашла первым делом меня? А ведь я в это время лежал у себя дома, беззащитный.

Кстати, насчёт паучка. Выйдя из душа, я нашёл свой телефон и отправил сообщение на номер Коннорс: “Как поживает чешуйчато-хвостатая проблема?”

Вскоре пришёл ответ: “Препарат сработал, ящерка сбросила хвост, паутина просто огонь! Как раз то, что было мне нужно! Спасибо огромное!”

Я самодовольно ухмыльнулся. Ещё бы паутина была не хороша. А вот то, что антисыворотка для Ящера сработала, как надо — хорошая весть. Это внушает мне надежду, что антисыворотка для Стэнс также была без изъянов. Затем написал ещё одно сообщение: “Проблема с щупальцами тоже решилась.”

“П.С. Почисти историю сообщений, прежде чем возвращать телефон.”

В эту ночь… в это утро я долго не мог уснуть. Раз за разом прокручивая в голове признание Стэнс, я пытался решить, чему верить. Но, чёрт подери, всё сходится! Если симбионт пришелец из другой галактики, то значит Ричард Паркер никогда не работал над проектом “Веном”, следовательно, причина смерти Ричарда и Мэри Паркер в этом мире должна быть иной.

У Стэнс были результаты исследований отца, которые она могла забрать, убив его. Эта тварь сумела разбередить застарелые шрамы! Не думал, что они до сих пор могут причинить мне столько боли.

И я теперь никогда не узнаю, почему она это сделала, почему убила моих родителей.

***

Я проснулся за час до полудня, морально разбитым, но до отвращения бодрым физически. Действие Сыворотки Вечности, полагаю. Как некстати. Желания работать над формулой не было никакого, и я решил найти применение излишкам энергии, а исследования можно отложить, пока Дэдпул не организует помещение, всё равно у меня даже компьютер сломан. Начать я решил с пробежки, но перед этим позвонил наёмнице и намекнул, что было бы неплохо утащить оборудование, оставшееся в особняке Синди. Вчера, было как-то не до этого. Уилсон без возражений приняла новую задачу и пообещала сделать всё в лучшем виде, в свойственной для себя манере. Хех, я хорошо её замотивировал.

Найдя в своём гардеробе, условно спортивную одежду: шорты до колен, футболку и кеды, я отправился покорять сердца встречных женщин видом своих худосочных лодыжек. На самом деле, результат первой тренировки превзошел мои ожидания: я пробежал где-то три километра в весьма бодром темпе, а затем ещё пять, обливаясь потом и хватая ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Пробегая мимо дома Уотсонов, я встретил Эм-Джей с пакетом продуктов.

— Ты не позвонил, — сразу же выдала она, как только мы поравнялись.

— Да, — замялся я, — вырубился спать, как только вернулся, а проснулся час назад, прости.

— Прощу, если пойдёшь сегодня со мной на репетицию, — хитро улыбаясь, говорит Эм-Джей.

Эй, да она использует мой же приём, это нечестно!

— Ваша группа? — девушка кивает, — конечно, сходим.

Эм-Джей улыбается ещё ярче и притягивает меня к себе, схватив за ткань футболки.

— Эм, не стоит, я весь… — но она прерывает меня поцелуем.

— Только сначала помойся, герой, — хихикает Мэри Джейн, отпрянув от меня и зажимая рукой нос, — я заскочу через час.

Надо же, никаких расспросов или упрёков. Даже с учётом особого отношения к мужчинам, разве это нормально? Даже не так, это вдвойне странно именно в свете отношения местных к мужчинам! Неужели Эм-Джей всегда была такой легкомысленной?

Времени едва хватило на то, чтобы выстирать одежду, поесть и привести себя в порядок, как-никак в люди идём. Хех, Мэри Джейн решила похвастаться перед подругами своим парнем. Если она хочет, чтобы ей завидовали, я заставлю её подруг завидовать.

***

В назначенное время Эм-Джей появилась на пороге моего дома. На ней снова были джинсы в обтяг и узкая белая маечка, в весьма выгодном свете выставляющая её фигуру, отчего мне сразу захотелось напомнить девушке на чём мы остановились, перед приходом Бобби, как она и просила вчера.

— Готов, герой? — сияя улыбкой, спрашивает она.

Она явно находит забавным называть меня так. Ну как же, герои-то тут почти все поголовно женщины, да и те пока большая редкость, ту же Старк вон до сих пор по судам таскают, вынуждая поделиться технологиями с народом, в лице правительства, конечно. Не укоренилась ещё в сознании людей мысль, что в руках одного человека может быть сосредоточена такая мощь.

Репетиции девчонки проводили в старом гараже, что было не удивительно, как и их репертуар, состоявших из рок-н-рольных композиций, это всё было мной ожидаемо. А вот кого я не ожидал здесь встретить, особенно в качестве участника группы, так это Гвен Стейси. Нет, я знал о её любви к музыке, но… старший интерн Коннорс, лучшая ученица в своём классе и вдруг барабанщик в группе Мэри Джейн, а если сюда добавить её вторую личину — Женщину-Паука. Она дома вообще бывает?

My Iron Skin

Гараж был обставлен мебелью, про которую можно было сказать, что она видала лучшие времена, ещё когда Капитан Америка был жив. Половина его была расчищена и переоборудована в место для репетиций. На дальней стене, рядом со стойкой для одежды висел плакат, на котором красовалась позирующая в полный рост Тони Старк в своём доспехе.

— Пресвятая Дева Мария, так ты не врала! — присвистывает, увидев нас, незнакомая мне чернокожая девушка.

У неё роскошные, лоснящиеся черные волосы длиной до лопаток, её инструмент в группе — синтезатор. При всей моей любви к музыке и творчеству одного небезызвестного короля поп-композиций, я всего лишь любитель и даже не знаю, как правильно обозвать роль музыканта за синтезатором.

— Боюсь даже представить, что же ты им про меня рассказывала, — говорю я.

— Только хорошее, — с такой же усмешкой отвечает Эм-Джей, — девчонки, это Питер Паркер — мой парень.

— Габриель, — девушка крепко сжимает мне руку, сверкая при этом улыбкой, — как видишь, я клавишница, приятно наконец увидеть тебя вживую.

— Ну, с Лиз вы итак знакомы, — переключается на следующую участницу группы Эм-Джей.

— Привет, — одноклассница машет мне рукой, но на этом её приветствие ограничивается, настрой у неё очевидно не такой жизнерадостный, как у Габриель. Кстати, не знал, что она играет на гитаре.

— А на барабанах у нас…

— Гвен, — вмешиваюсь я, — продолжаешь преподносить сюрпризы…

— Привет, — неловко улыбнувшись, отзывается Стейси, она явно поняла, что я имел ввиду, — я… тоже не ожидала тебя тут встретить.

Она будто бы хочет сказать что-то ещё, но решает не делать этого в присутствии подружек.

— О, так вы знакомы? — удивляется Мэри Джейн.

— Встречались в лаборатории Коннорс, — говорю я.

— Да, я работаю там, — добавляет Гвен.

— Ты никогда не говорила… — теперь очередь удивляться Габриель.

Но Гвен в ответ только неопределённо пожимает плечами.

— Так что, ты и впрямь такой замечательный, как рассказывала Мэри Джейн, — ухмыляется Габриель, глядя на меня.

— Смотря о чём она успела вам рассказать, — не остаюсь в долгу я, — и, к слову говоря, если это то, о чём я думаю…

Я делаю выразительную паузу и смотрю на Эм-Джей, она слегка покраснела. В яблочко! Я знаю, о чём ты тут рассказываешь своим подружкам! На самом деле, даже рассказывать не было нужды, ведь поведение Мэри Джейн изменилось ещё после того случая в клубе. Она стала уверенней в себе, это сразу бросается в глаза, всем, кто знает её достаточно долго.

— …то это только вершина айсберга! — заканчиваю я наконец свою мысль.

— Питер! — воскликнула Мэри Джейн, — я не говорила ничего такого!

— О-хо-хо, — смеётся Габриель, — как же далеко вы двое успели зайти?

— Заткнись, — шипит на неё Эм-Джей, но в голосе её не слышно злобы, это лишь попытка скрыть смущение.

Закончив знакомство, девчонки решили начать репетицию, на меня возложили ответственную роль первого слушателя их нового хита. У группы были большие планы: выступление в Бункере, по их словам, лишь проба сил. Они не собирались становиться очередной, никому не известной инди рок группой, перебивающейся случайными выступлениями. Чего-то подобного я и ожидал от Мэри Джейн, в прошлом мире, пусть и не сразу, она таки стала известной актрисой.

Я устроился в старом обшарпанном кресле с торчащими в разные стороны пружинами и приготовился внимать. Девочки начали играть…

Ох, это не то, чего я ожидал. Рок року рознь. Я предполагал услышать что-нибудь задорное, легкое, вроде песен Элвиса, что-то что подошло бы звонкому и мелодичному голосу Эм-Джей. Но вместо этого на меня обрушился поток басов тяжёлого рока, какими и Венома не стыдно приласкать, а пение больше сводилось к выкрикам. Взять на заметку — никогда не звать Бобби на выступления группы Эм-Джей. Пока девчонки не закончили, я старался сохранять беспристрастное выражение лица.

Не имею ничего против тяжелого рока, даже иногда его слушаю, но девчонкам это не подходит. Да и сам текст… в песне предлагают слушательнице взять, что говорится, быка за рога и получить свой приз в виде парня. Может аборигенам и норм, но меня от такого корёжит.

Наконец, затихает последний гитарный аккорд, выбитый Лиз из многострадального инструмента, и тяжело дышащая Мэри Джейн обращается ко мне:

— Ну, что скажешь?

Все девочки выжидающе смотрят на меня, в ожидании оценки.

— Говоря на чистоту, — начал я, и все тут же подобрались, — вы девчонки, отлично играете, а ты Эм-Джей поёшь…

Я делаю небольшую паузу.

— Но… — подхватывает Мэри Джейн, — точно есть какое-то, но!

— Сама композиция, — я покачиваю раскрытой ладонью в воздухе, пытаясь в этом жесте передать неоднозначность моего отношение, — может, для какого-нибудь второсортного ночного клуба и сойдёт, но в целом. Ни смысла, ни мелодичности, ни… как бы это сказать, цепкости… вирусности, нет желания напевать припев.

— Значит, песня плохая? — спрашивает Эм-Джей, а я замечаю, что все девчонки недовольно вскинулись.

— Ну уж извините, ничего получше не нашлось, — с вызовом говорит Лиз, — к нам очередь из охрененных композиторов не выстраивается!

До меня вдруг доходит:

— Так вы сами её написали? — м-да, неловко получилось, — а что… — начинаю было я, но осекаюсь на полуслове.

Не потянут ведь. Я хотел предложить девчонкам что-нибудь из репертуара короля поп-музыки моего мира, того, что никогда не исполнит местная Джексон, но понял, что им такое не по зубам.

— Да говори уж, выкладывай, всё как есть, — обречённо выдыхает Эм-Джей, решившая видимо, что поток моей критики ещё не иссяк.

— Я хотел сказать, что если вам не зацикливаться на тяжёлом роке, а выбрать более широкий жанр, взять какую-нибудь тему, что у всех на слуху и написать песню?

— Питер, — начинает Эм-Джей, — мы эту песню месяц сочиняли. Это не так-то просто.

— Хм, — на глаза мне вновь попадается плакат с Железной Леди, — а если я напишу для вас такую песню?

Раз уж в этом мире нет поп-музыки, которую я люблю, то почему бы мне её ему не дать? Ведь не одного лишь Джексона я тексты помню. Надо будет только научиться записывать музыку в нотах… да составить нотные композиции, ориентируясь на свои воспоминания, это ведь не может быть так уж сложно?

— Ты умеешь писать музыку? — недоверчиво спрашивает Гвен.

— Я быстро учусь, — усмехаюсь я, — к тому же, у меня есть идея.

Я указываю рукой на плакат.

— Напишем песню про неё. Железяка как раз у всех на слуху.

— Это… — скептически тянет Мэри Джейн, — может сработать.

И хотя Лиз и Габриель высказывают сомнения насчёт того, что человек, едва ли знакомый с музыкой, сможет написать композицию, Мэри Джейн и, что странно, Гвен убеждают остальных дать мне шанс.

На самом деле, их сомнения весьма объективны, но они не учитывают одного факта. У меня уже есть готовая песня про железного человека, мне нужно просто понять, как правильно воплотить свои воспоминания в жизнь.

С чувством, что делаю благое дело, я погружаюсь в процесс обучения и сочинительства. Если мои любимые музыканты в этом мире нашли себя в других призваниях, я познакомлю мир c творениями их двойников.

***

— Ну и повезло же тебе, Рыжая, — Габриель повисла у Эм-Джей на плече, когда думала, что я не смогу их услышать из-за того, что слушаю получившуюся мелодию в наушниках.

Они в это время собирали инструменты, а Лиз разговаривала по телефону, пока мы с Гвен пытались в последний раз критически оценить плоды сегодняшних трудов. При этом Гвен уселась на пол, скрестив под собой ноги, словно заядлый йог. Я помню, с паучьей ловкостью и гибкостью такие позы кажутся естественными. Мне пришлось последовать её примеру, разве что, я не стал выворачивать себе колени и сел так, как удобно.

Мэри Джейн победоносно ухмыльнулась, стрельнув в меня глазками.

— Но знаешь, что, — с хитрым прищуром продолжила Габриель, — с твоей стороны очень неосмотрительно было приводить его сюда.

— Эй, даже не думай! — возмутилась Эм-Джей, скидывая с плеча руку чернокожей подружки.

Хоть женщины этого мира и вынуждены были мириться с полигамностью своих избранников, но у большинства были свои заморочки. Так, многие были против отношений партнёра со своими подругами. Женская дружба могла как укрепить подобные отношения, так и стать причиной их разрушения. Многие решали не усложнять уравнение.

— Думаю, неплохо получилось, — говорю, снимая наушники.

Вмешательство девушек и моя музыкальная малограмотность неизбежно повлекли за собой изменение знакомой мне музыки. Но я не сказал бы, что она стала хуже, главное, мотив тот же самый. А значит, слова песни на него подойдут. Я обещал девушкам завтра дать готовый текст. Мог бы сделать это и сейчас, но решил, что это будет слишком. Лиз и так не может отойти от шока, после того, как я за пару часов выучился наигрывать на её гитаре несложные мотивы.

— До завтра постараюсь написать текст и можно будет пробовать.

— Не думай, что это так просто, — усмехается Гвен, именно она сочиняла слова для прошлой композиции их группы.

— Ты не навещала Коннорс? — решаю не опровергать её замечание я, — Говорят, она пришла в норму.

— Эм… нет, я не совсем поняла, что там вообще случилось, — решает закосить под дурочку Гвен.

— Ну так самое время узнать.

— Эй, — чьи-то руки обхватывают меня сзади, любит Эм-Джей вот так ко мне подкрадываться, — снова решил меня бросить?

Девушка наклоняется, чтобы поцеловать меня, я ей не препятствую, хотя на мой взгляд, некрасиво заигрывать вот так, под носом у её подруг, она словно кот, который метит территорию.

Через несколько секунд Мэри Джейн отстраняется с крайне довольным видом.

— Не пропадай только, как в прошлый раз, — говорит напоследок она, — до завтра.

Разобрав инструменты, мы покидаем гараж. Габриель, Мэри Джейн и Лиз отправляются по домам — им ещё уроки на завтра делать, а мы с Гвен идём навестить Карен. Ведь официально ни я, ни Гвен не в курсе всего с ней произошедшего.

Поскольку сама Коннорс в погроме лаборатории замечена не была, то и никаких репрессий в её адрес от властей и работодателей не последовало. Все грехи свесили на Веном. Более того, благодаря нашей с Гвен оперативности, Рептилия даже не успела нашуметь толком в городе, даже очевидцы, увидевшие её мельком в первую ночь, уже не так уверены в своих показаниях. Не удивлюсь, если Коннорс, дабы не привлекать к себе ненужного внимания, вскоре снова начнёт вести занятия в колледже. Со слов Гвен, сегодня её пары были отменены.

— Ну, — говорю я, когда мы с ней остаёмся одни, — не хочешь объясниться?

Стейси смотрит на меня, несколько смущённо.

— Что ты… — пытается было она снова включить дурочку, но, увидев мой скептический взгляд, оставляет эти попытки, — прости, что спалила твой комп. Я не знаю, что на меня нашло.

— И всё? — спрашиваю. — А что насчёт того, что ты украла у меня препарат, тем самым поставив под угрозу мою жизнь? Содержащийся в капельнице раствор был точно рассчитан, из-за твоего вмешательства я провалялся без сознания почти двое суток!

— Мне правда очень жаль! Я взяла совсем немного. Я думала, показать образец профессору, чтобы она разобралась что это, — втянув голову в плечи, говорит Гвен.

— О, она разобралась, ещё как!

— Что ты имеешь в виду? — Вот ведь актриса! Она ведь первая нашла телефон Коннорс и знает, что послужило основой для синтеза сыворотки Рептилии. Впрочем, она по крайней мере не стала пытаться выгородить Гвен Стейси предо мной, пока была в личине Женщины-Паука. А ведь могла бы скрыть улики.

— Я слышал записи, сделанные Коннорс, — поясняю я, не подав виду, что знаю о великой тайне Гвен, — она использовала принесённый тобой образец, чтобы доработать формулу. Понимаешь, из-за твоих действий и я и Карен могли умереть!

— Я знаю, — тихим голосом отвечает Гвен, — я сделала большую глупость. Я не предполагала, что последствия могут быть настолько тяжёлыми. Я знаю, что не могу просто попросить прощения, как будто это какая-то мелочь.

— Хм, — я решаю сбавить обороты, — хотя Коннорс и сама тоже хороша, ввести себе непроверенную сыворотку с неизвестными побочными эффектами. Да и Женщина-Паук здорово помогла разрулить ситуацию. Даже удивительно, она ввязалась в это крайне опасное дело без тени сомнений.

— Думаешь, — аккуратно подбирая слова, начала Гвен, — она поступает правильно? Я имею ввиду, тебе не кажется, что она влезла не в своё дело?

— Она обладает великой силой, — одухотворённо начинаю я, — а с великой силой приходит и великая ответственность.

Да, я это сказал.

Какое-то время после мы идём молча. Гвен старательно осмысливает изречённую мной мысль, а я погружаюсь в свои воспоминания. Легко говорить о великой ответственности, но, оглядываясь назад, я могу сказать, что следование этому кредо не редко выходило мне боком. А ещё… я старался поменьше об этом думать, но…

Когда я проснулся спустя двести лет, сколькая часть моих поступков, подвигов если хотите, совершенных под личиной Человека-Паука, имела по-настоящему важный след в истории? Их можно пересчитать по пальцам одной руки! Да, благодаря мне многие люди жили чуть дольше, чуть счастливее, но все они умерли, как и их дети, как и дети их детей. И никакого следа в истории от них не осталось. В остальном же, судьба Человека-Паука сводилась к тому, чтобы отрекаться от своего собственного счастья в пользу других. Я не жалею о своих решениях, но я знаю точно, что не хочу такой жизни для Гвен Стейси.

— Что это вообще было? — спрашивает вдруг Гвен, — ты ведь тоже вводил это себе в вену. Стоит ли мне опасаться, что ты отрастишь хвост и начнёшь тусоваться с крысами в канализации?

Сказано это было вроде как в шутку, но на самом деле Гвен абсолютно серьёзна. Я её понимаю, даже то, что она решилась проследить за мной в поисках ответов, вполне ожидаемо. Паучье чутьё может стать той ещё головной болью, причём, в самом прямом смысле — вызывая сильнейшую мигрень.

— Настойка для усиления потенции, — усмехаюсь я, — от неё если что и вырастет, то точно не хвост.

Гвен сбивается с шага, а затем впивается в меня ошеломлённым взглядом.

— Ты же не серьёзно! — вскрикивает она, — в смысле, ты не можешь быть серьёзен, Коннорс ведь на основе твоей “настойки” доработала свою формулу!

— Кто знает, кто знает…

К этому времени мы уже достигли конечного пункта нашего пути: дома профессора Коннорс. Кое-что привлекает наше внимание, заставляет насторожиться.

У забора стоит тонированный чёрный лимузин марки Mercedes-Benz. Как бы состоятельна ни была семья Коннорс, сомневаюсь, что кто-либо из них разъезжает по городу на лимузине с личным водителем.

— Интересно, — говорю я, — кто бы это мог быть?

— Я знаю эту машину, — вдруг отвечает Гвен, — это лимузин Нормы Озборн. Она владелец и основатель мультимиллиардной компании ОзКорп, они ведут поставки правительству США. После разрыва договорённостей Армии со СтаркИндастриз другие компании начали гонку за право стать главным подрядчиком Армии. ХаммерТех и ОзКорп в данный момент ведут яростную борьбу.

— Что глава ОзКорп забыла у Коннорс дома? — говоря это, я пытаюсь представить у себя в голове женскую версию Нормана Озборна… и не могу. Перед лицом только смеющийся Гоблин.

— Норма уже несколько раз звала профессора Коннорс в свой научный отдел, обещала золотые горы и неограниченное финансирование.

— Зайдём на огонёк? — предлагаю я.

— Думаешь, сейчас подходящее время? — сомневается Гвен.

— Лучше некуда, — уверенно отвечаю я и решительно направляюсь к дому.

Но тут входная дверь распахивается, и до нас долетают гневные крики.

— Прочь из нашего дома! — Незнакомый мне мужчина стоит в дверном проходе, придерживая дверь для гостьи. Вот только в жесте этом нет ни грамма вежливости.

Мужчина высок и неплохо сложен, хотя под рубашкой проглядывается уже заметное пивное брюшко. Лицо его застыло в выражении, которое у меня прочно ассоциируется с готовой впасть в истерику женщиной. Поджатые губы, широко раздувающиеся в гневе ноздри, вскинутый подбородок и глаза на мокром месте. Полагаю, это муж Карен и друг моего отца — Джек Коннорс.

— Время вышло, Коннорс! — почти кричит голос, с едва сдерживаемой злобой, — ты не можешь скрывать от мира такое открытие! Ты не имеешь права!

— Разговор окончен, Озборн! — Карен стоит в дальнем от нас конце коридора, лицом к лицу с высокой женщиной с острыми чертами лица. Очевидно это и есть Норма Озборн.

— Ошибаешься, Коннорс, это только начало! — Выплёвывает Норма и стремительно несётся к выходу, но в самом конце ей приходится остановиться — мужчина, открывший дверь, хватает её за предплечье.

— Чтобы я никогда больше не видел вас в моём доме! — срывающимся голосом говорит он.

Я поморщился. Опять. Чисто женские интонации. Так говорят те, кто бессилен защитить себя сам, те, кто боятся конфликта, но, продолжая уповать на защиту системы, пытаются казаться сильными. Так могла бы говорить какая-нибудь домохозяйка из моего мира.

Лицо Озборн перекашивает от злобы. Она хватает мужчину за запястье и отрывает его руку от своего предплечья, оттолкнув Джека при этом. Вот только силы в этом толчке оказывается слишком много, и Джек отлетает к стене, словно безвольная марионетка. Затем он падает, уставившись на Норму с выражением чистейшего шока на лице.

— Джек! — Вскрикивает Карен и бросается к мужу. — Ты в порядке? Не ранен?

Озборн секунду в удивлении смотрела на свою руку, потом переводит взгляд на мужчину, на лице её несмело появляется виноватое выражение. Мне кажется, что она хочет извиниться.

— Ты перешла все границы, Озборн! — рычит, словно зверь, Карен, вперив в Норму ожесточённый взгляд, — тебе лучше убраться отсюда и побыстрее, иначе вся армия юристов ОзКорп не спасёт тебя.

Женщина мгновенно возвращается в прежнее разъярённое состояние и, не говоря ни слова, вихрем проносится мимо нас, чтобы сесть в свой лимузин. Через секунду машина уже увозит Норму прочь.

Как-то я совсем упустил это из виду. Можно скрыть ото всех тот факт, что Коннорс причастна к разгрому лаборатории, а также то, что она превращалась в Рептилию, но вот отросшую за пару ночей руку просто так не спрятать. В прошлом мире это не было проблемой, все и так знали, что Курт и есть тот самый монстр, и что рука его восстановилась благодаря регенерации Ящера.

Surprise, Motherfucker!

Не трудно догадаться, зачем здесь Озборн — рука Коннорс. Ведь моя антисыворотка, вернувшая её в нормальное состояние, никоим образом не повлияла на уже восстановленную руку. Я имею ввиду — это ведь наука, а не магия! Даже если Коннорс лишилась способности к регенерации, её рука никуда не исчезнет! *

Карен, очевидно, не спешила разглашать этот ошеломляющий факт, но скрыть информацию от ОзКорп ей не удалось. На самом деле, Озборн в данной ситуации не то чтобы была неправа. Регенерация давно утерянной конечности — это невероятный прорыв для медицины всего мира. Не “человечество без изъянов”, которым грезила Карен, но всё ещё открытие мирового уровня значимости. Вот только Норма не знает о побочных эффектах или же просто не считает их важными, что вполне в её духе. Отрешившись от воспоминаний о деяниях Гоблина прошлого мира… на данный момент Норму Озборн, по большому счёту, даже не за что осудить, кроме, конечно, чрезмерной импульсивности. Но за ней нужно проследить. Если она уже использовала на себе сыворотку Оз… эта женщина опасна.

— И всё-таки мы не вовремя, — замечает Гвен.

— Я бы не был в этом так уверен, — отзываюсь я, — профессор Коннорс, извините, что без предупреждения, мы хотели проведать вас, узнать всё ли в порядке.

Нас наконец-то замечают хозяева дома. Но первым реагирует на наше появление Джек. Едва придя в себя и встав на ноги, он оборачивается ко мне и говорит:

— Вы ещё кто такие? Чего…

— Джек! — одёргивает мужа Карен. — Это Гвен и Питер! Гвен — моя ученица, а Питер — тот, кто спас мне жизнь, я тебе о них рассказывала!

— Эй, что-то я не помню, чтобы наряжался в костюм из спандекса и, прыгая на паутине, летел наносить добро и справедливость в городе! — я кожей почувствовал недовольный взгляд Гвен, даже думал, что она сейчас возмутится вслух, но девушка сдержалась.

Карен улыбнулась краешком губ, редкий для неё жест, и, покачав головой, возразила:

— Я знаю, что это ты синтезировал лекарство, боюсь даже представить, чем бы всё завершилось, если бы не твоё вмешательство. Спасибо, Питер. К тому же, не стоит с таким предубеждением относиться к Женщине-Пауку, ты ведь и сам с ней сотрудничал. — Менторским тоном вещает Карен.

Что-то меня слишком часто тут благодарят… так и привыкнуть не долго. Но тут успокоившийся к этому времени Джек решил спасти меня от неловкой ситуации:

— Ох, да, простите за эту маленькую истерику, — смущённо говорит мужчина, — я немного на нервах, после всего случившегося. Столько событий за какие-то пару дней. Погром в лаборатории, пропажа Карен, потом Женщина-Паук и вся эта невероятная история, а теперь это…

Не буду указывать ему на то, что это Карен, та с кем приключилась большая часть дерьма. И если кто и имеет право быть на нервах и закатывать истерики, то это она.

Наконец обмен любезностями закончился, и Коннорсы пригласили нас к себе домой. Я не поинтересовался этим вопросом заранее, но в доме совершенно не видно следов присутствия других людей кроме Карен и Джека. Хотя жилище Коннорсов явно проектировалась под большую семью. Это ведь ненормально для этого мира.

Джек заварил на всех чай, после чего мы обсудили произошедшее с профессором за обеденным столом. От мужа Карен не стала делать секретов по поводу произошедшего с ней. Ну а мы с Гвен и так были в курсе основных событий, тем более, что основой для эксперимента послужила моя сыворотка.

Судя по рассказу женщины, появление Веном в лаборатории в какой-то мере упростило задачу Гвен. После встречи с симбионтом у Рептилии появились более насущные заботы, и она не спешила воплощать в жизнь план по превращению населения города в себе подобных.

Сама же Карен хоть и была счастлива вернуть себе руку, но находилась в довольно затруднительном положении: женщина считала свою сыворотку слишком опасной, ведь побочные эффекты оказались весьма велики и непредсказуемы. Вот только объяснить это таким как Озборн весьма трудно. А ведь вскоре ей предстоит вернуться на работу и отвечать на неудобные вопросы. И это она ещё не берёт в расчёт внимание спецслужб. Уверен, в скором времени её случаем заинтересуются агенты Щит и Гидры.

— Ну вы можете списать всё на несчастный случай, — предлагает Гвен, — ну знаете… из-за погрома в лаборатории куча всяких препаратов смешалась и всё в этом духе.

— Прохладная история, — возражаю я, — не лучше, чем если бы она сказала, что её укусила радиоактивная ящерица.

Гвен странно на меня посмотрела, но от комментирования воздержалась.

— Неужели нельзя обойтись без вранья, — спрашивает Джек, — разве нельзя объяснить людям правду?

— Ты видел Норму, — печально вздохнув, отвечает Карен, — если сказать всем, что мне известна формула, требования обнародовать её и продолжить работу будут неизбежны.

— Таких, как Озборн можно и послать, но рано или поздно на пороге вашего дома появятся представители правительственных структур. Ваша сыворотка имеет огромный потенциал, как оружие и как лекарство. Вы видите сколько хлопот нажила себе Тони Старк, отказываясь отдавать свою технологию правительству. Если не хотите оказаться в подобной ситуации или работать на спецслужбы — убедите всех, что вам неизвестна формула.

Женщина усмехается.

— Это не так уж и далеко от истины. Я не уверена, что смогу по памяти восстановить те данные, что ты принёс в первый день, не говоря уже о той сыворотке, которую нашла Гвен, — тут Карен несколько оживляется, — кстати, ты так и не сказала, откуда у тебя тот образец.

Все с ожиданием смотрят на Стейси. Коннорсам интересно узнать правду, а мне, что же скажет девушка.

— О… это, — юлит девушка, пытаясь придумать правдоподобную ложь, — ну, об этом лучше никому не рассказывать, меня попросила выяснить, что это такое Женщина-Паук.

Сказав это, Гвен опускает голову, лишь поглядывая из-за светлой чёлки на окружающих, чтобы увидеть, как остальные восприняли её ложь.

— Ого, — с придыханием спрашивает Джек, — так ты знаешь Женщину-Паука?

Судя по тому, что я вижу, именно у мужчин Женщина-Паук снискала особую популярность благодаря своим выступлениям по телешоу. Не могу их за это винить.

— Ну, вернее будет сказать, что это она откуда-то знает обо мне, — как можно безразличнее пожимает плечами Гвен.

Вскоре мы покинули дом Коннорсов, оставив супругов обсуждать их дальнейшие планы. Лишь напоследок я попросил у Карен взять образец крови, чтобы убедиться, что никаких побочных эффектов не осталось и Рептилия не вернётся. Женщина не возражала, только потребовала, чтобы я сразу сообщил ей, если найду какие-либо причины для опасений.

На обратном пути я расспросил у Гвен о муже Карен, точнее, о том, почему они живут только вдвоём. Оказалось, что Джек бесплоден, он ещё не знал об этом, когда женился, но, даже когда правда выяснилась, Карен не стала подавать на развод и искать лучшей доли. Таким образом в этом мире появилась небольшая, но вполне счастливая семья. Впрочем, на решение Коннорс несомненно повлиял факт её инвалидности, а теперь она снова здорова… у Джека, оказывается, есть ещё одна причина для беспокойства — Карен достаточно молода и состоятельна, чтобы попытаться найти лучшую партию.

Убедив Гвен, что не нужно ни провожать меня до дома, ни вызывать мне такси, я расстался со Стейси. Могу поклясться, что слышал шелест паутины через пару секунд после того, как она скрылась за поворотом. Как беспечно с её стороны, так разбрасываться ценным ограниченным ресурсом. Картриджей-то сменных я ей не дал, как и формулы для возобновления запаса жидкости! Наверное, мне стоит в ближайшее время ожидать повторного визита Женщины-Паука.

Перед сном мне пришлось пройти импровизированный смс-допрос. Из своего окна Мэри Джейн видела, когда я вернулся. Соседство со своей девушкой имеет помимо положительных ещё и негативные стороны: ничего-то от неё не скроешь. Заодно предупредил девушку, чтобы не ждала меня утром. Есть дела поважнее школы.

***

Утро следующего дня я решил потратить на то, чтобы подстраховать себя и свою разработку от неосмотрительности Гвен. Нужно, как можно скорее запатентовать моё изобретение: клейкую жидкость, которая при контакте с воздухом превращается в сверхпрочную и сверхлёгкую нить. Будет неприятно, если это сделает какой-нибудь умник, сумевший разобраться в составе паутины, множество образцов которой Гвен раскидывает по городу. Что весьма вероятно, учитывая весьма долгое время распада нынешней версии паутины: почти десять часов.

Патентование изобретения, как оказалось, дело не быстрое, нужно учитывать множественные бюрократические проволочки, которыми я никогда не любил заниматься. По крайней мере паутина не попадает под категорию открытий с запретом на коммерческое использование, вроде лекарств и новых сортов продовольственных продуктов.

В назначенное время я снова пришёл на репетицию группы, на этот раз с готовым текстом для их песни. Чем изрядно удивил девушек, даже после продемонстрированного вчера, они всё ещё сомневались, что написать слова к песне в указанные сроки реально.

Исполнение Мэри Джейн сильно отличалось от оригинала, но не создавало ощущение некачественного кавера. Мне, в целом, понравилось, о чём я и сообщил девчонкам. Но появился вопрос: каким образом следует распространять песню? Выступления в клубах, это, конечно, хорошо, но, даже в случае успешного старта, путь к известности остаётся процессом небыстрым. На моё предложение распространять новую песню через интернет, реакция была негативной. Ну как же! Считай задаром. Я не стал сразу их разубеждать. Ведь не могу же я делать за девчонок всю работу, я и так дал им готовую песню.

Во время репетиции мне написала Уилсон, указав в сообщении адрес моей новой лаборатории. Распрощавшись с будущими рок звёздами, я сообщил наёмнице, что буду через пару часов, вызвал такси и отправился в нужном направлении. По пути заехал на старый склад контейнеров. Хоть Ричард и не оставил мне никаких подсказок в этом мире, есть вероятность, и немалая, что его вещи будут храниться в том же самом месте. Особой надежды я на это не питал, но проверить было нужно, благо адрес склада и номер нужного контейнера я всё ещё помнил.

Попросив таксистку дождаться моего возвращения, я отправился на поиски. Поскольку ключа у меня не было, я планировал вскрыть замок и для этого прихватил с собой монтировочный лом. Повинуясь предчувствию и своему богатому опыту, я не стал идти через главный вход, а проник внутрь, тайком перебравшись через одну из невысоких стен, ограждающих склад под открытым небом.

Найдя нужный контейнер, что оказалось не так-то просто, я уже собирался приступить к взлому, как вдруг услышал за спиной неприветливый голос:

— Surprise, Motherfucker!

От неожиданности я даже подпрыгнул. А что вы хотели? Я тут незаконный взлом с проникновением планирую, естественно, что в такой момент любой шум может испугать, нервы-то на пределе!

Обернувшись на голос, я уставился на бритоголовую полицейскую, которая не так давно пыталась остановить нас по дороге из логова Синди. На лице копа было выражение едва сдерживаемого ликования. Я даже не успел придумать себе оправдание, чтобы объяснить свои действия, как женщина рванулась вперёд.

На этот раз она не делала скидки на то, что я парень. Я попытался оттолкнуть её, махнув рукой с ломом, но женщина не испугалась. Остановившись на секунду, она пропустила тяжелое орудие перед лицом, а затем вошла в близкую дистанцию. Она двигалась так быстро и точно, что я мог только отмечать её удары по вспышкам боли. Пару секунд спустя я уже лежал на спине, отчаянно пытаясь осознать произошедшее, а довольная полицейская расхаживала вокруг, поигрывая отобранным ломом.

— Вот ты и попался, — она говорила отрывисто, словно выкрикивала команды, — думал нападение на полицейского сойдёт тебе с рук?

Как она меня выследила? Вот же! Вечно приходится расплачиваться за добрые дела.

— И что? — с вызовом отвечаю я, — Что у тебя есть? Твоё слово против моего! Я ничего не совершил, это ты напала на гражданского.

— А вот это мы сейчас посмотрим, — ухмыляется она, — что ты тут прячешь, Паркер? — “Ну отлично, ей известно, кто я!”

Офицер, ловко орудуя ломом, быстро вскрывает контейнер. Замок не долго держал оборону под натиском опытной женщины. При этом она не забывает удерживать меня в своём поле зрения, внимательно отслеживая каждое моё движение, пока я вставал, опираясь побитым плечом о стенку контейнера.

Нечего и думать одолеть её в схватке. Эта женщина не простой коп, она явно профессионально обученный боец. Если в контейнере обнаружится что-то нелегальное — вся надежда только на веб-шутер с электрошоком. Наконец, замок щёлкает и падает на землю, и полицейская сразу же отбрасывает в сторону лом и тянется к кобуре с пистолетом.

Ну нет, так не пойдёт. Я тут же стреляю в неё паутиной из правой руки, а левой активирую шокер. Увы, у меня не было времени настроить всё, для использования одной рукой.

Женщина дёргается в сторону, но недостаточно быстро. Скорость вылета паутины слишком велика, чтобы обычный человек, даже тренированный, мог успешно совершить манёвр уклонения. Но я отметил, что она успела повернуться ко мне боком. Что я и говорил: профессионал. Встала так, чтобы представлять наименьшую по площади мишень, да ещё и подставила плечо под предполагаемый выстрел.

На этот раз мощность шокера была на максимуме, думаю, минут на десять-пятнадцать я её обезвредил. Но, не став полагаться на волю случая, я тщательно обыскиваю женщину на предмет записывающих устройств, которых, к моему удивлению, у неё не обнаруживается. Я на её месте обязательно прихватил бы парочку и попытался разговорить предполагаемого преступника.

Закончив с обыском, я связал женщину найденным внутри контейнера проводом, а всю проводящую паутину собрал, чтобы не оставлять улик. Кстати о контейнере. Он даже не принадлежал моему отцу, просто закрытый стальной ящик, приспособленный под склад вещей, некоего Джимми Ди Гриза. Никакой пользы для меня. Но я должен был проверить.

Теперь, что касается чрезмерно дотошной полицейской, запомнившей моё лицо и выяснившей личность. Если бы у неё были неопровержимые доказательства, меня брали бы, как положено, а не устраивали игры в детектива. То, что она сейчас выкинула, является не чем иным, как незаконным преследованием. Тем не менее, стоит учитывать её и ей подобных в будущем. Раз уж я оказался в поле зрения копов, следует подстраховаться и не держать дома ничего компрометирующего. Ничто не должно связывать Питера Паркера с преступностью.

Оставив офицера обдумывать свои ошибки, я покидаю склады тем же путём. Времени мало, Доакс должна вот-вот очнуться, так что я решаю использовать паутину для этой цели. Это, наверное, самое неловкое из восхождений Человека-Паука в истории. Как хорошо, что меня никто в этот момент не видит. Паутину, использованную для подъёма на стены, тоже забираю с собой.

К сожалению таксистка в этот раз оказалась не столь терпеливой, и мне приходится вызвать новую машину. Остатки денег исчезают на глазах, а просить подачек у тёти Мэй нет никакого желания. А ведь мне ещё нужно приобрести немало дорогостоящего оборудования для лаборатории, не перекладывать же все траты на ДэдПул. Теоретически моим первым источником заработка может стать паутина. Всё равно, рано или поздно кто-нибудь разгадает её формулу, и лучше, чтобы к тому времени у меня на руках уже был патент. Но, прямо сейчас это не выход. На оплату всех проверок и оформление документов уйдёт тысяч десять, которых у меня, разумеется, нет, не говоря уже о том, что процесс это не быстрый и займёт от нескольких недель до месяца. А после ещё нужно найти покупателей.

Для начала нужно сосредоточиться на том, что способно принести прибыль в ближайшее время. Естественно, я не рассматриваю такие варианты, как грабеж, воровство или компьютерные махинации, хватит с меня и того, что одна сверхответственная полицейская роет под меня землю. Вариант, к которому прибегают многие… слишком многие, как по мне, стремящиеся быть финансово независимыми мужчины этого мира — сдачу своей спермы, я также не рассматриваю. По вполне очевидным причинам.

Думаю, можно совместить полезное с полезным: мне стоит устроиться на работу в ОзКорп. Так я смогу подобраться поближе к Озборн, чтобы попытаться предотвратить появление суперзлодея по прозвищу Зелёный Гоблин и заодно заработаю начальный капитал, уж в чём-чём, а в скупости Озборна сложно было обвинить. В своё время я отказался от нескольких весьма выгодных предложений Нормана. Тогда меня останавливало нежелание получать работу по блату от папы лучшего друга. Довольно глупо, учитывая, что Озборна интересовал именно мой ум, а не то, что я был другом его сына.

Пока я размышлял, мы доехали до места назначения. Я узнаю это место, тут в прошлом мире жила дочка Уэйда! Это его… её тайное убежище. Видимо, в этом мире, что-то пошло по другому сценарию, сильно сомневаюсь, чтобы ДэдПул привела бы малознакомого человека в своя святая святых, и, уж тем более, она не стала бы устраивать здесь тайную лабораторию!

— Привет, красавчик, — выныривает у меня из-за спины Уилсон, обхватив меня за плечо и прижав к себе со всей своей медвежьей силой.

Чёрт! С этой её придурковатой манерой поведения, порой просто забываешь насколько она высококвалифицированный профессионал своего дела, другими словами — одна из лучших убийц в мире.

— Приготовься! Потому что, когда ты увидишь, какая крутая у тебя теперь лаборатория, то почувствуешь, как твои яйца отвисают до пола! — увидев недоумение у меня на лице, она поясняет, — ну сама-то я не знаю, но у меня был друг, который так говорил. Короче смотри, дело было так…

Тем временем, мы проходим через прихожую и спускаемся через тайную дверь за шкафом в секретное убежище наёмницы. Здесь точно не может жить её ребёнок, она никогда не стала бы устраивать тайную базу в таком месте. Спустившись на пару метров по лестнице, мы выходим к двустворчатой двери без замков.

— … и когда он понял, что начал врубаться во всю эту философскую муть, — продолжает рассказывать историю своего друга ДэдПул, — то почувствовал, что его яйца прямо отвисают до пола, от осознания собственной важности. Уверена, ты сейчас чувствуешь то же самое!

Да уж, не ожидал такого размаха. Ну, то есть, мне доводилось работать с оборудованием, вызывавшим настоящий восторг, с самыми мощными и дорогостоящими компьютерами планеты, так что я был далёк от состояния “отвисания яиц”, которое в красках описала наёмница, но это явно нечто большее, чем то, на что я мог рассчитывать, тем более в такой короткий срок!

Но было ещё кое-что помимо нескольких сотен кубометров пространства, спрятанных под невзрачным домиком ДэдПул. Гораздо больше меня удивила Веном, которая в данный момент использовала свои щупальца для установки серверного стола. И дело не в том, что она одновременно закручивает несколько десятков болтов, я просто не ожидал её здесь увидеть.

— Весьма неплохо, — сдерживаю свои восторги я, — но, что здесь делает она?

— Неплохо? И это всё, что ты можешь сказать!? Неплохо — это когда заказчик не пытается тебя убить вместо того, чтобы платить по контракту! А замутить такую лабораторию за пару дней — это охуенно круто, чувак! — экспрессивно выдаёт наёмница, и, чуть успокоившись, продолжает. — А у Кляксы что-то не срослось с пожарной службой.

— Привет, — приветливо машет мне щупальцами Бобби, — оказывается, симбионты плохо переносят огонь, так что не быть мне пожарной. Вот я и подумала, что работать с вами не такой уж и плохой вариант.

Несколько извиняющим тоном говорит она.

— Вот как, — я показываю приветливую улыбку, — ну ладно, рад тебя видеть, вижу, ты уже установила часть оборудования.

— Ну я же помогала Стэнс, так что нахваталась помаленьку… — скромно отвечает Бобби.

Лишняя пара рук… и десяток щупалец, заметно ускорили рабочий процесс. Благодаря многостаночной Веном мы закончили подготовку рабочего места в считанные часы. Я даже смог приступить непосредственно к работе этим же вечером. Бобби при этом вызвалась быть моей ассистенткой, а ДэдПул просто устроилась в кресле, читая комиксы и пожирая пиццу, при этом мы с Бобби для неё стали чем-то вроде работающего на фоне телевизора.

В первую очередь, я проверил образец крови Коннорс и убедился, что никаких последствий её временная трансформация не оставила. В какой-то мере, мне даже повезло, что учёная использовала сыворотку Вечности, как основу для собственной. Сомневаюсь, что в ином случае удалось бы добиться такого чистого и безболезненного вывода из организма всех следов сыворотки Ящера. Подтвердив таким образом безопасность своей идеи, я приступил к разработке следующего проекта.

Может сама профессор и выработала предубеждения, небеспочвенные к слову говоря, относительно идеи использования ДНК ящериц в частности и своего проекта по скрещиванию видов, но у меня есть все данные, чтобы извлечь из её разработки практическую пользу. Моя задумка была проста, как лом. Двухфакторная сыворотка для лечения тяжёлых травм. Сначала вводится инъекция с высокой концентрацией сыворотки Ящера, чтобы стимулировать регенерацию клеток. Как мы помним, превращение в монстра побочный эффект, проявляющийся с задержкой. Затем, когда ткани регенерировали, вторая инъекция — разработанная мной антисыворотка. Впоследствии можно будет ещё улучшить формулу, например, поместить антидот в капсулы, которые должны будут раствориться в крови при признаках трансформации, тем самым предотвращая превращение в монстра. Это позволило бы упростить процесс использования препарата, а также использовать его, как временный допинг.

Таким образом, я собираюсь создать лекарство, способное за считанные минуты поставить на ноги смертельно раненного человека! Единственная проблема — скрытый в нём потенциал оружия. Дать такой препарат миру, значит подарить всем желающим ключ к созданию суперсолдат. Это не то, что я могу допустить. Хотя со временем, стоит и вовсе избавиться от побочных эффектов. Я имею ввиду, что каждый раз вмешиваться в структуру ДНК, превращая исцеляемого в другое существо, чтобы на время получить способность к регенерации… несколько нерационально. Но выделить ген, отвечающий именно за самоисцеление не так-то просто, иначе Коннорс уже давно закончила бы свой проект “Человечества без изъянов”.

Тем не менее, мне придётся научиться делать это! Ведь я обещал ДэдПул вернуть её смазливое личико, а для этого мне придётся излечить наёмницу от рака. А проще всего это сделать, научившись у тех, кто умеет сопротивляться раку уже миллионы лет: у слонов и китов. План прост: сначала нужно обзавестись полным комплектом оборудования, как минимум не хуже того, с которым работала Коннорс, а затем выделить гены, отвечающие за защиту от образования раковых клеток у животных. Далее можно использовать наработки Коннорс по скрещиванию видов и привить человеку способность сопротивляться раку. Получившееся лекарство нужно будет ввести ДэдПул, таким образом её организм научится препятствовать образованию новых раковых клеток. И вот тут-то и нужен абсолютно чистый результат! Я ведь не хочу, чтобы Уилсон превратилась в злобную регенерирующую Слониху-Дамбо или Женщину-Кита!

Примечание к части

*мысли Питера по поводу регенерации руки Коннорс - это камень в огород авторов комикса, у которых уже восстановившаяся конечность Курта почему-то отпадает после пропажи способностей к самоизлечению. Чем это объяснить, кроме как удобством для авторов я не представляю.

Глава двадцатая, именем не наречённая

Кстати, об одной мающейся бездельем наёмнице. Сегодняшний инцидент на складе контейнеров наглядно показал мне, чего я стою в схватке с обученным бойцом. Да, я обладаю некоторым, значительным если уж на то пошло, опытом, а также инстинктивным пониманием того, что, как и когда можно сделать в драке. Однако, в скоротечной схватке, когда счёт идёт на мгновения, толку от этого мало, я просто не успеваю анализировать и продумывать свои действия.

— Уилсон, — зову её я, почему-то мне не хочется использовать официальное прозвище наёмницы, может, оттого, что я привык ассоциировать этот псевдоним с другим человеком, — могу я попросить тебя об услуге?

— Вот так сразу? — наёмница посмотрела на меня, — но я не готова, подожди минутку, мне надо почистить зубы и припудрить ва…

— Уилсон, — повышаю голос, чтобы прервать её словоблудие, — я хотел бы взять у тебя пару уроков боя.

Замерев с недонесённым до рта куском пиццы, ДэдПул уставилась на меня, я кожей ощутил недоверие во взгляде её скрытых под маской глаз.

— Серьёзно? — Преодолев первое удивление, спрашивает она. — Эй, Клякса, ты слышала тоже, что и я, или это опять голоса в моей голове? Этот пацан только что сказал, что хочет научиться драться? Такое вообще бывает?

— Ну, Капитан Америка был парнем, — неуверенно отозвалась Бобби, с неохотой отрывая взгляд от приборов. Девушка весьма старательно относилась к возложенным на себя обязанностям помощницы учёного.

Но она что, серьёзно не смогла вспомнить больше ни одного мужчины бойца кроме Стива Роджерса? Есть же ещё мужские бокс и реслинг, в конце-то концов!

— Паркер? Ты реально хочешь, чтобы я стала твоим тренером? — переспрашивает наёмница.

— Да, определённо хочу, — уверяю её я и добавляю немного сладкой лести, — ты ведь одна из лучших.

— Тут, конечно, не поспоришь, — не без довольства соглашается женщина, но тут же добавляет, — но я не очень хороша в том, что касается обучения детишек… без обид, но так оно и есть.

— А ты пробовала? — удивляюсь я.

— Ну у меня была как-то своя конторка, типа агентства наёмников… вижу ты настроен серьёзно, — обречённо заканчивает она, прерывая свои же отговорки, — окей, ты тут босс, но не жди, что я сделаю из тебя Капитана Америка за пару дней.

— Я быстро учусь, — ухмыльнулся я.

Поскольку моё непосредственное присутствие на данном этапе приготовления сыворотки не требовалось, я, отдав указания своей новоиспечённой ассистентке, отправился с ДэдПул на наземный этаж дома. К слову говоря, указания сводились к: “сиди тихо, смотри на монитор и ничего не трогай”. Но Бобби то ли просто не поняла, насколько незначительна в данный момент её роль, то ли готова была смириться с этим, чтобы доказать свою полезность.

На первом этаже у наёмницы был оборудован личный тренажёрный зал. Ничего сверхъестественного: груша да пара снарядов для тренировок вроде колеса и турника.

— Ну, чтобы у тебя сразу развеялись все иллюзии, начнём с самого интересного, — дожёвывая последний кусочек пиццы, говорит наёмница, — обычно новичков сначала готовят… ну знаешь, как у нас было: утром толкаешь землю, потом кросс, отработка ударов, опять силовые, а вместо отдыха — приседания со стулом. Но мы не в армии, ты ведь не время убить хочешь, а драться научиться. А пресс кубиками ты и сам накачаешь, если не сдуешься сразу. Так, что, давай, бей меня.

ДэдПул облизала остатки пиццы с пальцев, опустила маску и приглашающе помахала руками.

— Смелее, — подбадривает она меня, — у нас тут не балетная школа, чтобы разминками да растяжками заниматься! К тому же, гибкость у тебя уже на уровне.

Наблюдательная какая. Но она права, в этом плане сыворотка Вечности дала мне хороший плацдарм. Хотя я не уверен, что пренебрегать разминкой здравая мысль. Впрочем, на первое время доверюсь новоиспечённой наставнице, надеюсь, она знает, что делает.

Я принимаю приглашение наёмницы и начинаю свою первую атаку. Естественно, мои удары легко отводят в сторону, поначалу ДэдПул не бьёт в ответ.

— Так, ещё, — говорит между делом она.

Наконец, видимо, оценив мои таланты, наёмница отвечает: перехватывает руку и мощным толчком опрокидывает меня на зад.

— Удар ужасный, — на удивление воздержавшись от шуток и колкостей, оценивает она, — но двигаешься неплохо: ноги, корпус… занимался спортом?

Ну да, такой себе спорт. Прыжки на паутине и регулярные стычки со всякими ряжеными фриками, да и то: это было в другом теле. Вслух я этого, конечно, не говорю, лишь неопределённо пожимаю плечами. Чем меньше объясняешь, тем меньше приходится врать.

Тут ДэдПул сама атакует меня. Я понимаю, что она работает даже не в пол силы, но оттого не менее неприятно получать болезненные оплеухи. Я пытаюсь уклоняться и блокировать некоторые удары, но выходит так себе. Не хватает ни силы, ни ловкости, ни умения даже если удаётся перехватить порой руку наёмницы, меня быстро спускают с небес на землю. Через пару минут в таком темпе у меня уже болит всё тело, но ДэдПул и не думает останавливаться.

— Интересно, — хмыкает Уилсон и переходит на захваты и заломы.

Вот тут мне иногда удаётся ускользнуть из её хватки, но ненадолго. Пару раз мне даже начало казаться, что я вижу шанс провести ответный приём, но женщина быстро разрушает все иллюзии. Она просто смотрит, что я могу показать в данной ситуации, даёт небольшое пространство для манёвра, а затем берёт всё в свои руки… или ноги: в последний раз она обхватила мою шею ногами, зафиксировала руку, прижав к своему прессу, и потянула на себя захваченную в плен конечность, вынуждая меня взвыть от боли.

— Запомни этот приём, Паркер, — решила вдруг дать мне первый урок наёмница, — таким способом можно обезвредить даже гораздо более сильного и большого противника. Тебе это пригодится если решишь подраться с пятиклассницей.

Ну вот, началось, впрочем, я это предвидел. Даже адекватные люди, начиная обучать новичков, не скупятся на подобные болезненные для гордости сравнения, чего уж говорить о ДэдПул. Признаться, я ожидал много худшего.

Наконец, она отпускает меня и ловко вскакивает на ноги. Я могу лишь откатиться в сторону, постанывая от боли в руке.

— Что с тобой не так? — спрашивает вдруг она, — в ударной технике ты полный ноль, но на близкой дистанции и в партере ни разу не растерялся даже на секунду. Да и твои попытки дать отпор были не так уж и плохи… могло бы сработать, если бы я была парализована ото рта и ниже… хотя не, ты знаешь, рот эта самая сильная моя часть.

Пока ДэдПул вслух подводила итоги проверки, я кое-как пришёл в себя и встал на ноги. Я, кажется, чувствую каждую мышцу в теле. Даже не думал, что можно за пяток минут, так напрячь организм. Вот тебе и разминка.

— Не сомневаюсь, — хватая ртом воздух, отвечаю я.

— Ну так что, не хочешь объясниться, чтобы твоему мудрому учителю было легче?

— Не задавай ненужных вопросов, если не хочешь услышать в ответ вранья, — достаточно отдышавшись, чтобы сказать настолько длинную фразу, говорю я.

— Справедливо, — соглашается наёмница, — ну… тогда начнём с того, что тебе нужно поставить удар.

И в итоге: она сломала мне запястье! Не женщина, а грёбаный терминатор! Она ведь и впрямь сделала это случайно, просто показывала, как вывернуть кисть противника, вооружённого ножом. Было больно, но вполне терпимо. Уж чего-чего, а переломов я в своей жизни получал немало. Умение терпеть боль больше психологический навык, нежели физический.

Я даже не матерился особо, втуне даже обрадовался, что тренировка закончилась, ведь сил не осталось совершенно. Едва я показался в лаборатории с вывернутым под неестественным углом запястьем, как Бобби тут же вызвалась мне помочь с лечением.

Я отказался. И даже не потому, что не доверю инопланетному симбионту копаться в своём теле. Нет, моё ранение — отличный способ проверить действие комбинации препаратов. Хотя, это не столько проверка, сколько демонстрация. Ведь ничего нового я в формулы не вносил, а первыми испытуемыми уже стали Коннорс и Стэнс.

Тем не менее, я столкнулся с поразительным противодействием со стороны Бобби и, что удивительно, Уилсон. Причём, обе вызвались быть добровольцами в тестировании.

— Так! — привлёк я их внимание, — Уилсон, ты и так обладаешь регенерацией, толку от такого подопытного ноль! Бобби, ты говоришь, что если что-то пойдёт не так, симбионт тебя подстрахует?

— Да, это я и хотела сказать…

— Ну так значит нет никакой проблемы! Если я где-то накосячил, во что я не верю, то Веном точно так же может подстраховать меня самого.

— Эм, нет, — неуверенно возразила девушка, — меня Веном уже изучила хорошо, а ты для неё неизвестный объект, не факт, что она сможет во всём быстро разобраться и исправить. Она сама так говорит!

— О, боже! — я закатил глаза, — ну давай, вперед, потратим лишнюю порцию ограниченного ресурса на перестраховку. А я пока постою тут со сломанной рукой.

Так и сделали. И конечно же всё прошло без осложнений. Дорогостоящего медицинского оборудования у нас не было, зато имелся в наличии симбионт, вот он-то и отслеживал изменения в организме девушки.

Первым делом после приёма сыворотки активировалась способность к регенерации. Чтобы проверить её действие, Бобби трясущейся рукой нанесла себе неглубокий порез, который тут же затянулся. Через пять минут девушка отметила резко возросшую силу мышц, симбионт подтвердила, что начался процесс трансформации. Следом, где-то через полтора часа, проявились внешние эффекты: сыворотка превращала Бобби в гибрид человека и ящерицы на генетическом уровне, буквально переписывая её ДНК. Случись такое с обычным человеком, последствия проявились бы спустя весьма продолжительное время, но, благодаря мощной регенерации, тело девушки начало изменяться на глазах. Проявились чешуйки быстрее всего именно на месте недавнего пореза. Изменения касались также нервной системы и мозга, грозя в скором времени превратить Бобби в совершенно другое существо.

На этом решили заканчивать. В руку девушки ввели вторую инъекцию. Антисыворотка, направленная на устранение побочных эффектов, в течение двух минут вновь сделала из Бобби человека на генетическом уровне. Довольно быстро взрывная регенерация восстановила человеческий облик девушки. К сожалению, мне так и не удалось понять, как сохранить способность к регенерации, после возвращения к человеческой структуре тела. В течении ещё нескольких минут Бобби вновь стала обычным человеком.

Хотя изменения были. Веном сообщила, что в процессе обратной перестройки регенерация не просто воссоздала тело девушки в прежнем виде. Нет, организм Бобби теперь в совершенном физическом состоянии, она избавилась ото всех мелких болячек, даже выросла парочка выбитых зубов. Сама девушка также подтвердила, что чувствует себя намного лучше, чем раньше.

А об этом Коннорс умолчала. Хотя, вполне закономерный вариант. Моё… нет, наше с Карен изобретение способно за пару часов излечить человека не только от ран, но и от значительной части приобретённых заболеваний. Жаль, что рак таким образом не излечить, а значит Уилсон сыворотка не поможет.

— Чёрт, парень, я начинаю верить, что ты действительно вылечишь меня от рака, — тихо говорит Уилсон, глядя на повеселевшую носительницу симбионта.

— Ну всё, — говорю я, — с вашего позволения, я наконец-то вылечу свою руку.

Хотя моё недовольство было в большей степени напускным. Ведь изначально я планировал ввести себе антисыворотку сразу после восстановления руки, а значит, не узнал бы обо всех её свойствах. В итоге, мы ещё полтора часа дожидались, чтобы ввести мне вторую часть препарата.

Зато я на себе испытал ощущения от глобальной перестройки организма. Приятного, скажу я вам, мало. Всё тело, каждая мышца, зудит во время роста новых клеток, а отмирание старых, наоборот сопровождается болезненными ощущениями. Отдельно стоит упомянуть состояние эйфории и ложного всемогущества, вызванное, подозреваю, начавшимися изменениями в мозгу. Именно на этом этапе я решил заканчивать с экспериментами и ввёл себе антисыворотку, запустив обратный процесс.

Естественно, всё это время я не стоял без дела. За полтора часа я смог ещё несколько усовершенствовать свои веб-шутеры, добавив возможность пользоваться электрошокером одной рукой, и сделал пару запасных картриджей. Так же сделал инъектор для комбинированного препарата в виде обруча на предплечье, в идеале его стоило бы подключить к биометрическому сканеру и сделать полностью автоматическим…

Домой я снова пришёл лишь под утро. Второй день подряд пропускать школу и игнорировать свою девушку я не хотел, так, что не стал ложиться спать и до утра занимался уборкой и вычищением следов любой подозрительной деятельности в своём жилище. Принятию этого решения способствовало также полное отсутствие у меня сонливости — результат недавнего использования препарата, полагаю. Именно за этим занятием застал меня звонок телефона. Несколько неуверенным, как мне показалось, голосом Мэри Джейн спросила: что я делаю сегодня.

Я сначала растерялся, а затем глянул на экран телефона, чтобы с удивлением осознать, что сегодня официальный выходной.

С ухмылкой я ответил Эм-Джей:

— Встречаюсь с тобой.

А то как-то некрасиво получилось: я два раза подряд сбежал с их репетиций без своей девушки.

***

В условленное время, за час до полудни, я вышел навстречу Мэри Джейн. На всякий случай, как любой уважающий себя герой в отставке, я спрятал в длинных рукавах своей чёрной рубашки веб-шутеры и обруч с запасом препарата, для того ведь и делал.

Надо бы придумать для него название. Никогда не был в этом силён.

Поприветствовав друг друга поцелуем и жаркими объятьями, мы отправились на прогулку. Я особого плана на это внезапное свидание не составлял, думал оставить это на усмотрение Эм-Джей, но девушка предложила мне выбирать куда идти. Наверно, опять начиталась путеводителей по мужчинам и пытается угодить таким образом мне.

В итоге, мы просто гуляли какое-то время по городу, наслаждаясь обществом друг друга. Заскочили в пару парков, пообжимались, когда думали, что нас никто не увидит, чем вызвали прилив зависти у парочки оказавшихся незамеченными нами изначально девиц. Ещё покормили рыбок в пруду, в общем, просто проводили время в компании друг друга.

Пару раз Мэри Джейн заставила меня смутиться, когда предлагала купить мне в подарок какую-нибудь безделушку. Я понимаю, что она пытается угодить мне так, как это принято у туземцев, но оттого не легче.

Через несколько часов такого неторопливого, но приятного времяпрепровождения пришли к гаражу, в котором группа Эм-Джей проводила свои репетиции.

Как оказалось, вчерашнее обсуждение после моего ухода привело к тому, что девчонки решились-таки выложить запись своей новой песни в интернете. Когда мы пришли, Гвен и Лиз как раз настраивали добытое где-то записывающее оборудование. На меня, как на главного ботаника, возложили почётную миссию создать для группы аккаунты на выбранных девочками сайтах. По моему совету в список включили также самый популярный видео хостинг, странно, что они сами до этого не додумались.

Пока девчонки записывали звук, я набросал красочный видеоряд с фотографиями и записями Железной Леди. Картинка получилась отличная, благо Тони Старк успела не раз засветиться перед камерами, в том числе, во время активных действий. А вот звук был не идеален. На мой взгляд — неплохо, но акустика в гараже была далеко не идеальна. Но арендовать студию звукозаписи нам сейчас не по карману. То, что девчонки где-то раздобыли профессиональное оборудование — уже чудо.

Для ленивых ссылка на песенку про железного человека: https://www.youtube.com/watch?v=TdysbdsrT2Y

Боже, как они переживали и как радовались первым просмотрам, лайкам и положительным комментариям. Предвидя, что, если я не вмешаюсь, девчонки так и будут сидеть возле компьютера часами, судорожно нажимая f5, я настоял на том, чтобы отпраздновать их первый серьёзный проект. Сгрудившись радостной толпой, мы отправились в ближайшее кафе, где и начали не очень шумное, так как алкоголь никто не заказывал, но оттого не менее весёлое празднование. Правда я не учёл того факта, что у каждой из них был свой телефон, и уже через двадцать минут Гвен и Лиз были замечены за жарким обсуждением новой песни в интернете. За это тяжкое преступление девушки были приговорены к суровой каре: изъятию телефонов.

Наше скромное празднование длилось где-то пару часов, пока не зазвонил телефон Лиз, как раз находившийся у меня на хранении. Девушку потеряли родители. На запись и обработку видео ушло времени больше, чем на обычную репетицию, так что она уже задержалась намного дольше обычного, следом за нашей одноклассницей засобиралась домой также и Габриель, оставив нас втроём. Почувствовав себя лишней Гвен, которая как мне доподлинно было известно практически ничем не была занята, так как её работа у Коннорс временно прекращена, тоже поспешно нас покинула. Как мне показалось, с сожалением.

Время близилось к вечеру, и мы с Эм-Джей собирались продолжить наше свидание, грозившееся перерасти в увлекательную ночь, но у вселенной были на этот счёт другие планы.

Входная дверь кафе резко распахнулась и внутрь вломилась… девушка в костюме кролика. Нет, я серьёзно. На ней костюм кролика! Белого кролика, если быть точным, с ушками, корсетом и перчатками, всё, как полагается и ослепительно белого цвета. Поверх костюма рыжеволосая девица накинула синий фрак в клеточку с длинными полами. На лице у неё была яркая боевая раскраска, долженствующая олицетворять кроличью морду, о чём свидетельствовали нарисованные усы, красный нос и плотный слой белого тоника на всё лицо. На шее она повязала розовый бант, а на пояс прицепила подвеску с ручными часами. Лорина Додсон — ярая фанатка Алисы в стране Чудес, местной её версии, как бы она ни называлась. Я как-то раз поймал её, убегающую с сумкой ворованной наличности, по дороге в школу и сделал селфи со связанной паутиной преступницей, из-за которого Человек-Паук потом пару раз подвергался критике со стороны феминисток.

Помахивая синим зонтиком, она вальяжной походкой прошла в центр зала, беззвучно ступая мягкими подошвами своих отделанных белым мехом сапог.

— Добрый день, дамы и господа! — возвестила она высоким голосом, — мы банда Белого Кролика и мы здесь, чтобы ограбить это кафе, надеюсь, ни у кого нет возражений?

В подтверждение её слов в помещение вломились ещё три дамы весьма крепкого телосложения, только одеты они уже были не так изысканно. Джинсы и водолазки, причём даже не белого цвета. А ещё, они почему-то не сочли нужным скрыть лица, при том, что у всех троих были шапки, специально для этого приготовленные. Может, им так сильно хотелось продемонстрировать всем свои страшные рожи с суровым оскалом? Ну и для большего авторитета эти трое прихватили с собой помповые дробовики.

— А теперь, если регистраторша с драчливым взглядом откроет кассу, чтобы мы могли забрать ваши деньги… — начала кролик, но была прервана.

— Вы ничего от меня не получите! — закричала женщина регистратор, выхватывая из-под прилавка пистолет, — у меня есть ствол и я знаю, что с ним делать!

— Сопротивление! — вскричала Кролик, делая выпад зонтиком в сторону прилавка, — Как чудесно!

С оглушительным шелестом из её зонта вылетела морковка и впилась в плечо храброй регистраторши. Пистолет женщины бабахнул впустую, когда она, вскрикнув, схватилась за раненную руку, пуля ушла в потолок, никого не задев.

— Будь осторожна, моя вспыльчивая подруга, пока моя “Бритвенно-острая морковка” не нацелилась на твоё сердце!

Вскрикнув от ужаса, Мэри Джейн обняла меня, в отчаянной попытке утянуть под стол, чем только привлекла внимание бандиток. Но, бросив на Эм-Джей беглый взгляд, ближайшая преступница тут же потеряла к нам интерес.

— Бритвенно-острая морковка? Заячьи уши? — поднеся руку ко рту, спросила она у товарки, — Эта девка реально чокнутая!

— Конечно, она совершенно чокнутая, — отозвалась другая женщина, — но как много чокнутых ты знаешь, которые будет платить паре нерях вроде нас по тысяче баксов в неделю?

— Итак, дорогие друзья, как я говорила ранее… деньги! — продолжила Кролик, как ни в чём не бывало.

Испуганные кассирши начали послушно складывать выручку в мешок, протянутый одной из подельниц Кролика. Когда всё было готово, предводительница сама вырвала мешок из трясущихся рук работницы общепита.

— Приятно было иметь с вами дело, — сказала она и развернулась на выход.

Тут в отдалении завыла полицейская сирена. Звук быстро приближался.

— Я тебя предупреждала! — Кролик нацелила конец своего зонта на лицо регистраторши, которая, очевидно сумела нажать тревожную кнопку.

Я почувствовал, как потеют от страха мои ладони, и приготовился выстрелить паутиной в оружие преступницы.

— Зря теряешь время, — чувствуя, что голос даёт слабину, говорю я, — лучше бегите, пока копы не приехали.

Кролик разворачивается на каблуках, смотрит на меня изучающе.

— Ещё один храбрец! Чудеса, да и только! — И тут же, обращаясь к своим подельницам, — хватайте его подружку, будет нашим щитом.

Кролик стремительно шагает к выходу. Вот ведь сука!

Одна из бандиток тут же делает шаг в нашу сторону и вскидывает дробовик, собираясь нацелить его на Эм-Джей.

Я хватаю Мэри Джейн за плечо и со всей силой толкаю назад, к дальней стене кафе. Слышится звон, опрокидываемых столиков.

— Что ты там возишься? — Додсон оценивает ситуацию быстрым взглядом, — значит, бери его, сам напросился!

Я беспрепятственно даю бандиткам меня схватить. В спешке мы грузимся в припаркованный у входа в кафе синий фургон. Кролик села в кабину. Две скамейки, и я с тремя преступницами в кузове фургона. Дежавю. Только мешка на голове не хватает.

Машина трогается.

— Эй, руку мне сломаешь, — возмущённо говорю я и вырываю плечо из хватки державшей меня преступницы.

— Не рыпайся, пацан! — тычет мне стволом в лицо другая бандитка. По сравнению с этими маргинальными элементами Арчи сотоварищи были эталоном истинных леди.

Делая вид, что растираю отдавленное женщиной плечо, я нажимаю на инъектор с формулой Ящера.

— Сиди смирно! — широкое дуло дробовика ударяет меня в скулу, разрезая кожу до крови.

— Тише, убьёшь пацана, — лениво вступается за меня третья преступница.

Я посижу, не волнуйтесь, суки. Ещё десять минут посижу смирно. Но мои планы нарушаются. Спустя пару минут самая агрессивная из подельниц Кролика замечает неладное:

— Какого хрена? — она смотрит прямо на меня, медленно поднимая дробовик, — у него рана заросла!

Три взгляда устремляются на меня. Чёрт!

В возникшей тишине отчётливо слышен легкий шлепок, словно кто-то мягко приземлился на крышу автомобиля. Кто-то очень легкий и ловкий.

Я подаюсь корпусом вбок и отталкиваю оружие на мгновение отвлёкшейся преступницы в сторону от себя, раздаётся грохот выстрела. Вскрикивает сидящая слева от меня бандитка, а я, упираясь руками в скамейку, бью ногами в живот стрелявшей. Она выпучивает глаза и судорожно пытается схватить ртом воздух. Но третья преступница не дремлет.

Мощный удар в плечо, словно машина врезалась, отбрасывает меня к задней стенке. Запоздало до моих ушей доносится грохот выстрела. Левое предплечье разворочено в кашу, рука висит на лоскуте кожи. В груди с левой стороны тоже что-то булькает.

Под скрип тормозов машина заваливается на бок, нас тащит по земле какое-то время. Всё в кузове смешалось в кучу: тела, руки, оружие. Две преступницы медленно приходят в себя, а третья, та, что словила заряд дроби захлёбывается кровью. Вся грудь сплошное кровавое месиво.

Тем временем, я чувствую, что вместо боли руку и бок охватывает неистовый зуд. Регенерация заработала на полную силу.

Стрелявшая в меня встаёт, опираясь на ставший стеной пол фургона рукой. Вторая стоит на четвереньках и всё ещё с трудом пытается восстановить дыхание. Я жду, когда они пойдут к выходу и поравняются со мной, прежде чем наброситься на них с яростью зверя.

Глаза застилает кровавая пелена. Я понимаю, что мой гнев усилен влиянием сыворотки, но всё равно едва могу сдерживать ярость. Раскидываю женщин, как будто они ничего не весят. Одна из них ударяется головой и теряет сознание, другой приходится с этим помочь.

Рыча проклятья, я нащупываю обруч на левом плече. Выстрели бандитка чуть выше, и все ампулы разлетелись бы вдребезги.

Заменив ампулу ещё одной порцией сыворотки Коннорс, ввожу лекарство умирающей. Жду минуту, пока не начнётся процесс восстановления, и ввожу порцию антисыворотки. Этого должно хватить, чтобы она не умерла. Все пустые ёмкости прячу в карман брюк и иду к выходу. Замок заклинило, приходится силой выдавить двери.

На улице, на глазах у толпы зевак, многие из которых снимают видео на телефоны, вовсю идёт бой между Гвен и Кроликом. У преступницы, как оказалось, ботинки с реактивными двигателями. С их помощью она осуществляет мощные прыжки. Это действительно круто. Так виртуозно тормозить при помощи реактивной струи в ботинках… а уж использовать такое в бою, просто высший пилотаж.

Раскачавшись на паутине, Гвен умудряется ударом с двух ног сбить Кролика в прыжке. Грабительница падает с высоты в десять футов, едва успевая замедлиться в последний момент, чтобы не расшибиться об асфальт.

Гвен же в это время пытается развернуться в прыжке, выстрелив паутиной в соседнее здание, но именно в этот момент картридж заканчивается. Она всё же успевает изменить направление полёта с помощью другого веб-шутера, а затем, пробежавшись ногами по стене здания, спускается на землю в нескольких метрах от встающей на нетвёрдых ногах Лорины.

Гвен пытается связать преступницу, используя остатки паутины, но вместо длинной нити у неё получается только короткий плевок, она даже не смогла этим залепить дуло зонта.

— Какой неловкий конфуз, — злорадствует Додсон, пальцами левой руки счищая со своего оружия липкую жидкость.

— У меня ещё мало опыта, прости, — подхватывает шутку Гвен.

Кролик внезапно стреляет новой морковкой из зонта, от которой Гвен играючи уворачивается. Но Лорина и не надеялась попасть, она тут же прыгает, пытаясь сбежать до прибытия полицейских.

Я решаю вмешаться: стреляю из обоих веб-шутеров в спину преступнице. Одна из нитей уходит мимо, но вторая цепляется за задницу в белых шортах. Вот только я забыл, что не умею прилепляться к полу, как раньше.

Меня с силой дёрнуло вверх и вперёд, отчего я пролетел несколько метров вслед за Додсон и врезался в стену одноэтажного магазинчика, на крышу которого падает Кролик. Под руку попадается какой-то выступ, с помощью которого я забираюсь наверх.

— Ты, — шипит Лорина, увидев меня, всё лицо её в ссадинах.

— Единственный и неповторимый, — ухмыляюсь я.

Девушка бросается на меня с кулаками, даже не пытаясь поднять выроненный в падении зонтик. Кажется, меня недооценивают.

Кролик пытается столкнуть меня с края крыши, но я играючи останавливаю её напор. Она такая медленная. Я легко заламываю ей руки и заставляю преступницу принять коленно-преклонную позу.

— Воу, смотрю, я не вовремя! — Запрыгивает на крышу Гвен.

— Эй, отпусти меня, мудила! — безуспешно пытается вырваться Кролик.

Я связываю Додсон паутиной, не забыв при этом запечатать и её грязный рот. Интересно, будут ли меня обвинять в домогательствах к злодейке за фото аналогичное прошлому в этом мире?

Примечание к части

Белый Кролик:

https://vk.com/albums-133114870?z=photo-133114870_456239097%2Fphotos-133114870

Их Поцелуй

— Эй, ты в порядке? — обеспокоенно спрашивает Гвен, — Что с твоей рукой?

— Просто порвал рубашку, — как можно небрежнее отмахиваюсь я, — там в фургоне раненная, эти дуры открыли огонь при падении и подстрелили друг друга.

Я большим пальцем показываю через плечо, в направлении опрокинутого фургона и жадно высматривающей подробности толпы.

— Я скажу, чтобы кто-нибудь вызвал скорую, — девушка подхватывает выпавший из рук преступницы мешок с наличностью, — покараулишь? Это нужно будет передать копам, а я пока свяжу тех в фургоне.

Там не так уж и много на самом деле. Не хватило бы даже на покупку малой части оборудования, нужного мне для лаборатории. Весьма опрометчиво, с таким апломбом грабить маленький магазинчик, тем более подельницы Кролика говорили, что им платят по тысяче в неделю. Не может же она работать в убыток? Девчонка, должно быть, весьма богата. Что, кстати, объяснило бы наличие у неё высокотехнологичных игрушек. Я, к своему стыду, помню только её имя, ведь после того случая, никогда больше с ней не пересекался в своей прошлой жизни. Я даже не знал, насколько она чокнутая и что вполне способна на захват заложника, а возможно и убийство. Впрочем, это может быть обусловлено влиянием этого дикого мира.

— М-м-м! — пытается привлечь моё внимание Додсон.

Стоя на коленях, связанная по рукам и ногам, она может лишь дёргаться да подавать звуки. Тем не менее, одной лишь мимикой и глазами, она весьма красноречиво доносит до меня свою мысль. Для этого ей потребовалось лишь указать взглядом на мешочек у меня в руке, а потом дёрнуть головой в сторону.

— Что? — обращаюсь я к ней, — предлагаешь сбежать с деньгами?

Девушка энергично кивает, нисколько не заботясь, что её роскошные волосы при этом подметают грязную крышу.

— А с тобой что делать в таком случае? Отпустить? — ухмыляюсь я, — Что? Я тебя не понимаю, плохо слышно… ах сказать потом, что ты сама сбежала с деньгами, ещё и меня в заложники взяла?

Кролик отчаянно соглашалась с каждым моим предложением. Но, когда я стал доставать телефон, всё же заподозрила неладное. Чёрт! Экран потрескался.

— Скажи морковка! — говорю я, обнимая преступницу за плечи, но в ответ лишь гневное мычание, — ну, так тоже сойдёт.

Я делаю пару снимков. А ведь я так и не создал себе страниц ни в одной из соц. сетей. Прошлому Питеру было абсолютно плевать на общение, а мне просто не до того, уж слишком много произошло событий за последние дни. Надо бы исправить это упущение.

— Так, копы уже на подходе… — Гвен запрыгивает на крышу, под аккомпанемент сирен приближающихся полицейских машин, — ты что делаешь?

— Фото на память, хочешь присоединиться? — ухмыляюсь я.

— Э, нет, пожалуй, я пас, — в голосе Гвен я слышу пренебрежение.

Ах так?

— Да ладно тебе! Для дешёвого телешоу снимаешься, а фото на память со мной не сделаешь? — Девушка не смогла сразу найти контраргумент.

— Но только один раз! — таки соглашается она.

Мы сделали ещё один снимок, обняв яростно отбивавшуюся Кролик с обеих сторон. К этому времени полицейские уже прибыли на место и начали активно вязать подельниц Кролика.

— Пора сваливать, — замечаю я.

Гвен молча со мной соглашается, и мы спрыгнули с крыши магазина в его задний двор, оставив копов самих разбираться со связанной злодейкой. Думаю, они осилят восхождение на крышу одноэтажного здания.

— Ты мог бы стать звездой сегодняшних новостей, если бы остался там и дал показания копам и интервью журналистам, — показывая пальцем за спину, говорит Гвен.

— И так стану, я ведь засветился перед камерами, — отвечаю я, окидывая девушку пристальным взглядом.

— Что? — замечает мой взгляд она, — у меня что-то на лице?

Вместо ответа я кидаю ей запасные картриджи с жидкостью.

— Я доработал формулу, — говорю ей, — теперь паутина будет растворяться быстрее, где-то за час или полтора. Также этот вариант сложнее разрезать и разорвать. Если сделаешь плотную сетку — остановит пулю.

— И ты так просто отдаёшь их мне? — шокировано спрашивает она, но картриджи меняет сразу же, ни секунды не сомневаясь.

Прежде чем я успеваю придумать остроумный ответ, через проход между стеной магазина и соседним зданием протискивается женщина в полицейской форме и, наставив на нас пистолет, кричит:

— Стоять! Ни с места, руки за голову!

— Эй, мы сделали за вас вашу работу, — возмущается Гвен, но указание копа выполняет.

— А я вообще жертва похищения, посмотрите записи камер! — вторю ей я, синхронно с ней поднимая руки.

Не сговариваясь, мы выстреливаем паутиной в полицейскую. Заряд девушки залепляет дуло, а мой, с небольшим запозданием, выбивает оружие из руки полицейской.

— Приготовься! — девушка выстреливает паутиной в высотное здание, а затем, приклеившись ногами к земле, растягивает её, как рогатку.

Добившись нужной силы натяжения, она выстреливает собой, словно снарядом, не забывая при этом, схватить меня за талию.

Неловкое чувство, обычно я являюсь тем, кто спасает подобным образом людей. Я мог бы даже испугаться, если бы не находился сейчас под действием сыворотки Ящера, ведь падение на такой скорости, для обычного человека, скорее всего, стало бы смертельным.

Но всё это мелочи перед счастьем, которое охватило меня от уже начавшегося забываться ощущения полёта. Я так долго не испытывал этого невероятного чувства. В этот момент я окончательно решаю для себя, что, во что бы то не стало, должен найти способ снова стать Человеком-Пауком. Это часть меня, моего естества, я просто не могу от этого отказаться.

— Не бойся, — кричит Гвен под шум ветра.

Она, наверно, приняла бешенный стук моего заходящегося в восторге сердца за признак страха.

— И ты не мог бы не сжимать меня так сильно? — добавляет тут же девушка, — не бойся, я не уроню тебя.

Так вот оно в чём дело. Я несколько ослабляю хватку.

Наконец, мы приземляется в злополучном проулке у моего дома. Здесь меня похитили люди Синди и здесь же на меня набросилась по возвращении домой какая-то бродяжка. Точнее, приземляюсь я, а Гвен повисает на паутине, зацепившись за карниз дома.

— Это было захватывающе, — с восторгом говорю я, — видимо, я не ошибся, когда отдал их тебе.

— Да, это невероятная штука, — тут же соглашается Гвен, — они как будто специально для меня сделаны. Даже не знаю, как тебя и отблагодарить.

Я смотрю на неё, висящую вниз головой на паутине, и мою голову посещает безумная мысль. Это кажется мне глупостью на первый взгляд, да и на второй тоже, но… эй, это же мир женщин, где я обычный парень, а она Женщина-Паук, почему бы и нет?

— Думаю, у меня есть идея, — говорю я и подхожу к ней вплотную.

Наши лица напротив друг друга. Гвен порывается остановить мои руки, когда я тянусь к краям её маски, она ведь думает, что я не знаю, кто под ней скрывается. Но я не останавливаюсь и чуть спускаю ткань, чтобы освободить её губы.

Чёрт. Даже для меня это слишком неловкий момент! Но я уже зашёл так далеко.

Я осторожно прикасаюсь к её губам. Чёрт подери, не испытывал такого волнения с тех пор, как лишился девственности в прошлом мире.

Гвен ошеломлена, но не сопротивляется, она несмело размыкает губы, и я пускаю в дело язык, вторгаюсь в её рот, углубляя поцелуй.

Обострившимся от действия сыворотки слухом я слышу, как гулко колотится сердце девушки. Не сказать, чтобы моё билось спокойнее. Это был долгий поцелуй, и очень волнительный.

А после Гвен взмывает на паутине вверх, не говоря ни слова. Может, просто переволновалась и слишком смущена, чтобы говорить?

Довольно улыбаясь, я уже собираюсь возвращаться домой, как слышу откуда-то сверху приближающийся шелест — прямо мне в руки спускается на тонкой нити паутины небольшой объект.

Мой телефон. Когда она успела его вытащить? На экране высвечивается свежий контакт: Amazing Spider-Woman.

Вернувшись домой, я первым делом хочу набрать Мэри-Джейн, но тут замечаю, что ногти у меня на руках превращаются в острые и массивные когти. Я бросаю взгляд на руку — места ранений прямо на глазах покрываются чешуей. Но ведь прошло едва ли полчаса! Хорошо, что Гвен не видела.

Наверно, это из-за стресса и ранений. Трансформация ускорилась из-за внешних факторов. Учащённое сердцебиение, всплески адреналина и прочих гормонов, всё это способствовало ускорению превращения меня в Ящера. Как и обширные ранения, видимо, они также подстегнули регенерацию. Нужно больше тестов.

Я ввожу себе антисыворотку и, дождавшись исчезновения внешних факторов, звоню Эм-Джей.

— Алло! — тут же отвечает она, взволнованным голосом, — Питер, это ты?

— Да, — отвечаю я и чувствую неловкое чувство в груди. Я только что поцеловал другую девушку… я понимаю, что полигамные отношения норма для этого мира, но вбитые с самого детства догмы дают о себе знать, я чувствую вину перед Эм-Джей.

— С тобой всё в порядке? Где ты? Они тебя отпустили? — посыпался на меня град вопросов перепугавшейся девушки.

— Да, да, меня спасла Женщина-Паук, она принесла меня домой, я в порядке, а ты где?

— Я ещё возле кафе, сейчас поймаю такси и приеду к тебе, никуда не уходи, — с облегчением отвечает она.

Чтобы не волновать лишний раз девушку, решаю сразу же переодеться в чистое и помыться. Я отправляюсь в душ и быстро смываю с себя следы крови и гари.

Через пять минут снова раздаётся трель телефона, а затем дверной звонок.

— Я не могу попасть к тебе, двери заперты! — взволнованно говорит девушка по телефону.

— Подожди, я сейчас открою, — я выхожу из душа, отключая телефон.

Только я открываю дверь, как Эм-Джей бросается мне на шею, едва-ли не сбивая с ног. Её одежда растрёпана, на лице видны следы слёз.

— Я так испугалась! — кричит она, сжимая меня в объятьях, — я думала они убьют тебя!

Я только сейчас понимаю, каким дураком был. Я так привык, к пониманию и принятию риска моего хобби со стороны Мэри Джейн в том мире, что даже не подумал, как сильно она переживала за меня. Я ведь уже не супергерой. В её глазах я обычный шестнадцатилетний мальчишка, которого взяли в заложники бандиты.

— Ну всё, всё, — шепчу я ей, успокаивающе поглаживая по спине, — видишь, со мной всё в порядке. Меня не так-то легко убить, как кажется.

— Не шути о таком! — Эм-Джей отстраняется, чтобы посмотреть мне в глаза, я замечаю ссадину у неё на лбу.

— Эй, что это? — спрашиваю я, отодвигая в сторону прикрывающие ранку волосы, — это из-за меня?

— Что? — Мэри Джейн удивлённо прикасается к своему лбу и с недоумением смотрит на капли крови на своих пальцах, — наверное, ударилась об соседний столик.

— Прости, мне не стоило так сильно тебя толкать!

— Дурак, — тихо говорит она, — ты же пытался меня защитить.

Что значит пытался? Защитил и вполне успешно! Но Мэри Джейн легким, нежным поцелуем лишает меня возможности сказать это вслух.

Мне нравится такой оборот событий, но моя радость оказывается преждевременной. У девушки звонит телефон.

— Я бы хотела остаться, — извиняющимся тоном говорит она, — но я и так уже пропустила три звонка от мамы.

— В таком случае, тебе лучше поторопиться и не играть с огнём, — ухмыляюсь я.

Так получилось, что я снова не хочу спать, вторую ночь подряд. Всё из-за действия сыворотки Ящера, организм обновился и требует действий. Я был бы рад потратить эту энергию в постели с Эм-Джей… но бытие школьницей накладывает на неё много ограничений. Я как-то и забыл об этом из-за того, что ни тётя Мэй, ни школа особо не влияют на мою жизнь. Но по закону ни я, ни Мэри Джейн за себя пока ещё сами не отвечаем.

Чтобы заняться хоть чем-то я создал себе аккаунты в соц. сетях и тут же запостил наше совместное фото с Гвен и Кроликом. Сначала я хотел повториться и снова написать: “попалась!”, но вспомнив, чем закончилось наше с Гвен сегодняшнее приключение, изменил надпись на: “попались!”

Я сидел и глупо улыбался, глядя на эту надпись, когда услышал стук в окно моей комнаты.

— Питер, это я, открой, — услышал я знакомый голос.

— Мэри Джейн! Что ты там делаешь? — я поспешно открываю окно, впуская внутрь девушку. На ней были только короткие джинсовые шорты и красная маечка.

— Мама наказала меня, — поясняет она, забираясь внутрь, — я теперь без телефона, компьютера и под домашним арестом за то, что не отвечала на её звонки.

— И ты решила усугубить своё положение, сбежав из дома? — удивляюсь я, подхватывая девушку за талию, чтобы усадить к себе на колени.

— Я просто подумала, ты почти не ходишь в школу, и мы теперь не сможем видеться, пока моя мама не успокоится, — девушка впивается в мои губы страстным поцелуем.

Проигнорировать настолько очевидное предложение было попросту невозможно. *

***

Утро началось со звонка в дверь. У меня было плохое предчувствие, поэтому к двери я подошёл только после того, как нацепил своё боевое снаряжение: веб-шутеры и обруч с последней порцией сыворотки Ящера.

— Откройте, полиция! — раздавалось с той стороны.

Ну конечно… поскольку моё лицо попало в объективы множества телефонов, я даже не пытался скрывать свою причастность к вчерашнему инциденту, но я не думал, что они будут тут так быстро.

А ещё я не ожидал, что тем, кого отправят ко мне домой окажется уже знакомая мне офицер полиции.

— Вот ты и попался, Паркер! — довольно сверкая лысиной, скалится Доакс.

Женщина порывается войти в дом, но я преграждаю ей путь.

— Что это значит? — спрашиваю, даже не пытаясь скрыть недовольство.

— Это значит, что ты допрыгался… — начинает она, но я не намерен терпеть её хамство.

— Ты мне угрожаешь? — прерываю я её.

На помощь мне приходит напарница Доакс, которая объясняет, что меня всего лишь вызывают по делу, как свидетеля. На самом деле, можно было обойтись извещением, но офицер Доакс сама вызвалась уведомить меня. Решив не тянуть время, я соглашаюсь проехать в участок с полицейскими.

Вторая полицейская явно мне симпатизирует и становится добровольным буфером между мной и злобной негритянкой.

В участке меня проводят через офис, набитый копами, как консервы сельдью, и передают на руки не кому-нибудь, а капитану Стейси. Как не трудно догадаться, Джейн Стейси — мама Гвен. Мир тесен.

Когда мы остаёмся наедине, женщина подходит к стеклянной двери своего кабинета и закрывает жалюзи.

— Присаживайся, — говорит она, указывая на стул.

Стейси старается вести себя нейтрально, не допускает грубости, да и в целом, обращается со мной как-то чрезмерно мягко. Вскоре выясняется причина: Доакс так торопилась доставить меня в отделение, что даже не удосужилась взять разрешение у опекуна.

После того, как я описал события вчерашнего дня, Стейси начинает осторожные расспросы на действительно интересующие её темы.

— Что насчёт этой… паутины? То, что сказала Женщина-Паук правда? — я замечаю, как Джейн неприязненно поморщилась, говоря о своей дочери, очевидно, она не знает, кто скрывается под маской супергероини.

— А что она сказала? — осторожно спрашиваю я.

— Ты не смотрел новости? — удивляется женщина, а затем вызывает секретаршу, — Мари, покажи мальчику запись.

Секретарша капитана оперативно находит запись короткого интервью, которое Гвен, оказывается, успела дать журналистам после того, как рассталась со мной. Эта девчонка просто не может пройти мимо наставленных на неё камер репортёров, да?

Впрочем, она не сказала ничего такого, что я не собирался бы рассказать сам. Она просто призналась, что паутина, которую она использует в бою и для перемещения по городу не её собственное изобретение, а подарок друга, того самого, что вчера помог в задержании Белого Кролика.

— Да, это так, — подтверждаю я слова Гвен, — а что, с этим есть какие-то проблемы?

Джейн наградила меня суровым взглядом, закурила и втянула в лёгкие порцию дыма.

— Кто, по-твоему, эта Женщина-Паук? — спрашивает капитан, — Герой? Спаситель? Нет! Я скажу тебе, кто она! Женщина-Паук — линчеватель! Она вмешалась в работу полиции и выставила нас дураками!

Джейн на секунду не сдержала эмоции и повысила голос, указывая зажатой в пальцах сигаретой на монитор.

— Такие как она только мешают работе полиции!

— При всём уважении, Девушка-Паук та, кто пришёл ко мне на помощь. Она спасла меня! И вчера я сделал для неё новую партию паутины. И сделаю ещё! Если это всё…

И тут я, наконец, узнаю, что именно послужило причиной чрезмерной оживлённости Доакс.

— Нет, не всё, — резко успокоившись, отвечает Стейси, — трое задержанных утверждают, что это ты их избил. А ещё они говорят, что видели, как на тебе за секунды зарастают раны.

— И вы им верите? — удивляюсь я, — что дальше? Они скажут, что Белый Кролик пришелец, подчинившая их разум, и что они вообще невинны, а вы им поверите?

— Я верю только в то, что вижу своими глазами, — ответила Стейси, — я видела, как ты вышел из перевернувшейся машины и избил грабительницу голыми руками. Во всём моём участке на такое способны единицы, и все они взрослые женщины, прошедшие военную подготовку.

Сделав небольшой перерыв, чтобы погасить сигарету, Джейн продолжает:

— И как раз одна из таких сотрудниц, которой я без колебаний доверю свою жизнь, утверждает, что ты был тем, кто избил её саму и довёл до нервного срыва её напарника неделю назад.

Пока я пытаюсь собраться с мыслями и придумать оправдание, из офиса слышится какой-то шум. Джейн открывает дверь, чтобы посмотреть в чём дело, как раз вовремя, чтобы увидеть развязку событий.

Доакс стояла перед дверьми кабинета Стейси и преграждала дорогу высокой женщине в деловом костюме и солнцезащитных очках. Подозреваю, офицер в данный момент проводила психологическую атаку на гостью посредством своих выпученных глаз с застывшим взглядом убийцы.

Впрочем, гостья имела к подобному абсолютный иммунитет.

— В чём дело, офицер? — спокойным голосом спрашивает она, — вы собираетесь напасть на беззащитного слепого человека?

— Черта с два беззащитного! — рычит в ответ полицейская, — Что тебе здесь надо, Мёрдок?

— Я здесь, чтобы предложить свои услуги мистеру Паркеру, — она теряет интерес к своему визави и смотрит прямо на меня, затем поворачивается к Стейси, — что здесь происходит, Капитан? Вы задержали мальчика? Вы его в чём-то подозреваете?

Мёрдок попыталась обойти препятствие, но Доакс вновь заступила ей дорогу.

— Доакс! — осадила её Стейси, — хватит.

Нехотя офицер подчинилась и отошла, не переставая сверлить адвоката немигающим взглядом, словно готовый наброситься в любую секунду цепной пёс.

Я с удивлением смотрю на местный вариант Сорвиголовы. С чего это она решила защищать меня? Да и вообще, разве мне нужна защита, меня ведь ни в чём не обвиняют?

Но… это же Мёрдок, если и был в моём мире кто-то, кому я мог бы довериться без оглядки, то это точно Мэтт Мёрдок, человек со стальными принципами и волей, человек, который всегда был на стороне справедливости, как герой и как адвокат, даже если это шло в ущерб его делу.

Примечание к части

* Тут могла бы быть сцена 18+ но кое у кого ужасно болела голова, не было настроения и прочия в этом духе, а задерживать главу мне не хотелось, так что вам придётся положиться на силу вашего воображения. Можете высказать своё мнение в комментариях, если считаете, что так делать не стоило, я не обижусь.

Фото с белым кроликом из прошлого мира:

https://vk.com/photo-133114870_456239102

Спасибо тебе, Кэрол Джойнер

Слепая женщина адвокат. Деловой костюм, трость, солнцезащитные очки багряного тона и того же кровавого оттенка галстук под цвет волос. Казалось бы, что может быть в ней угрожающего? И, тем не менее, стоя лицом к лицу с ней, Джейн Стейси, капитан полиции и просто женщина не робкого десятка, не чувствовала себя хозяином положения даже в своём собственном участке.

— Питер здесь как потерпевший и как свидетель, — уверенным тоном отвечает капитан, но уверенность эта показная.

Может, большинство людей не уловили бы различий между обычной решительностью начальницы полиции и нынешним её поведением. Чтобы заметить неладное нужно было обладать недюжинным опытом, вниманием и острыми чувствами, мало кто мог бы похвастаться подобным набором. Но в данный момент, в участке такие люди были.

Например, офицер Доакс, в прошлом оперативник Армии Рейнджеров Соединённых Штатов. Бывшая когда-то частью полкового разведывательного корпуса, который проводил глубокие разведывательные миссии, она сразу же заметила: насколько на самом деле неуверенно чувствует себя капитан, в присутствии адвоката. К тому же, она достаточно хорошо знала Джейн Стейси.

— Зачем ты здесь? — вновь вмешивается в разговор Доакс, — С какой стати Паркеру адвокат? Тем более, такой как ты!

Отвечая на высказывания Доакс, Мёрдок продолжала “смотреть” на капитана Стейси, чем несказанно раздражала офицера, ведь все знали, что слепая женщина не испытывает проблем с ориентированием в пространстве, что неоднократно демонстрировала в суде, безошибочно обращаясь к людям, просидевшим всё заседание, не издав ни единого звука. Даже сейчас, заходя в помещение, она, в офисе полном полицейских, с безукоризненной точностью определила местоположение Стейси и Паркера, прежде чем заговорить с капитаном.

— Вы уже взяли на себя слишком много, когда привезли его сюда без одобрения опекуна, не усугубляйте ситуацию, — Мёрдок перевела взгляд своих незрячих глаз, скрытых за тёмно-бордовыми стёклами на того, кого объявила своим подзащитным, прежде чем закончить свою мысль, — если у вас появятся вопросы к Мистеру Паркеру, обратитесь сначала к его опекуну или…

— Ладно, хватит, — вмешался вдруг сам мальчик, — к чему такая истовость? Я рассказал всё, что знал по делу, могу я идти? — глядя на капитана, спрашивает парень.

— Да, конечно, — отвечает женщина, бросая ещё один неприязненный взгляд на адвоката, — спасибо за сотрудничество.

Стейси развернулась и скрылась в своём кабинете, показывая этим, что беседа закончена.

***

Всю дорогу до выхода Доакс сверлила меня и Мёрдок пристальным немигающим взглядом. Я чувствовал его так, словно ко мне вернулись паучьи чувства, столь сильна была неприязнь женщины.

Я понимаю нелюбовь многих копов к адвокатам, как же, они ведь защищают преступников, но Мёрдок… разве этот человек не был всегда на стороне простых людей? Что-то странное творится с местными копами, неужели они не могут отличить чёрное от белого?

— Я, конечно, благодарен за ваше вмешательство, но зачем? — спрашиваю, когда мы покидаем участок, — да и вообще, откуда вы узнали обо мне, причём так быстро, я провел в участке едва ли полчаса?

— Ты наделал немало шума своим вчерашним выступлением, — с лёгкой покровительственной улыбкой говорит Мёрдок, — попал в новости, о тебе написали в утренней газете, видео с твоим участием на youtube уже набрало миллион просмотров, и ты спрашиваешь, откуда я о тебе узнала. Было бы странно, не знай я о тебе.

— Справедливо, — отвечаю я.

Тем временем Мёрдок остановилась рядом с чёрным Jaguar XJ с тонированными стёклами. Задняя дверь машины услужливо открылась без участия женщины. Наверное, мне стоило бы насторожиться, зачем слепому адвокату машина за двести тысяч? Но я почему-то предпочёл отринуть осторожность и довериться Мёрдок, ведь до этого момента, все, с кем мне доводилось иметь дело в этом мире, были весьма схожи характерами со своими двойниками из прошлого.

— Что же касается твоего появления в участке… — продолжила Мёрдок, когда мы сели на заднее сиденье авто, — ты заинтересовал человека, на которого я работаю, моей задачей было пригласить тебя. То, что ты оказался в этот момент в полицейском участке — всего лишь совпадение.

Машина тронулась, хищно ревя двигателем, водитель явно была любительницей быстрой езды. Я замечаю на шее у женщины азиатской наружности, сидящей за рулём шрам от ножа или другого холодного оружия. Волосы её коротко острижены, по-пацански сказали бы в моём прошлом мире. Костяшки на руках сбиты и сильно, как у человека, посвятившего свою жизнь боевым искусствам.

А ведь я сразу заметил, что эта Мёрдок отличалась от Мэтта, чью адвокатскую личину мне доводилось видеть пару раз. Мэтт всегда создавал крайне доброжелательное впечатление, он обращался с людьми с неизменной вежливостью никогда не ставил себя выше окружающих. Со шлюхой и окружным прокурором он обращался одинаково.

Но эта женщина была другой, от Мэтта она отличалась, а вот насколько мне, по-видимому, предстояло в скором времени узнать.

— Разве вы не адвокат? — спрашиваю, насторожившись, — кто же тогда ваш работодатель?

— Ты же знаешь, что работа адвоката — представлять интересы частных лиц. — Спокойно отвечает Мёрдок. — Не обязательно в суде.

А вот это что-то новенькое. Мэтт Мёрдок не из тех, адвокатов, кого интересует работа на богатые денежные мешки. Я имею ввиду, что он всегда был предельно разборчив в выборе своих клиентов. И разборчивость эта в первую очередь касалась порядочности людей, не состоятельности.

— И кто же это лицо? — продолжаю расспросы я.

— Ты вскоре всё узнаешь, не стоит спешить. Расспросы только испортят первое впечатление, — женщина недвусмысленно намекнула, что мне стоит заткнуться.

У меня такое предчувствие, что герой Сорвиголова и человек, скрывающийся под личиной адвоката с фамилией Мёрдок, разные люди.

Ну, она, по крайней мере, слепа. Об этом говорили в участке. Пользуясь тем, что женщина не может видеть экран моего телефона, я быстро забиваю в поисковую строку браузера: “Daredevil”. Безрезультатно. Ну, точнее, результаты есть, но по ним можно сказать, что героя с таким прозвищем в этом мире ещё не существует.

Заметка на будущее; не доверять “хорошим парням” из прошлого мира, особенно, если в этом они стали женщинами, кто знает на какие подлости они теперь способны!

Всё же я решаю предпринять последнюю попытку избавиться от навязчивого внимания новой знакомой и её таинственного нанимателя, заодно проверив свои выводы:

— А тебе родители не говорили, что навязываться не хорошо? — Мёрдок, не удостоила меня взглядом, не то чтобы она в принципе могла… — Я к чему веду. Остановите машину, у меня нет ни малейшего желания знакомиться с твоим боссом!

— Не стоит паниковать, обещаю, с тобой ничего не случится, — тоном, словно разговаривает с несмышлёнышем, отвечает адвокат.

— Либо вы отпустите меня прямо сейчас, либо я заставлю вас это сделать, — моя рука уже лежит на инъекторе с последней дозой сыворотки Ящера. Возможно, я слишком загоняюсь, но я лучше раскрою свою “супер силу”, ввязавшись в драку с похитителями, чем позволю им увести себя неизвестно куда. Даже если придётся рассказать о моих “способностях” копам.

— Хотелось бы мне на это посмотреть, — первый раз за всё время подала голос водитель.

Мёрдок какое-то время раздумывает над моими словами, а затем коротко бросает:

— Останови.

— Что? — удивляется женщина за рулем, — но миссис Фи…

— Я сказала тебе остановиться, — с холодом в голосе повторила адвокат.

А у меня стало вдруг также холодно на сердце. Миссис Фи… это же не то, о чём я подумал? Тем временем машина останавливается, а Мёрдок поворачивается ко мне лицом.

— Не стоит лезть на рожон там, где дело можно решить рукопожатием, — говорит она, пока я открываю двери, а затем протягивает мне визитную карточку с номером телефона.

— Если твой хозяин хочет со мной поговорить, то пусть растрясёт свою задницу и придёт ко мне домой, или, по крайней мере, пришлёт приглашение и представится, — тем не менее я беру визитную карточку.

— Тебе может не понравится, если такой человек придёт к тебе домой, Питер, — я бросаю короткий взгляд на карточку. Помимо контактов самой Мёрдок я вижу на ней знакомое лого. Просто блеск! — кстати, что у тебя там?

Женщина навершием трости указывает на моё плечо, где под рукавом скрывается инъектор с сывороткой.

— Что-то, что не понравится ни тебе ни твоей хозяйке, если вы будете лезть в мою жизнь.

— Как самоуверенно, — успевает сказать Мёрдок, прежде чем я захлопываю двери авто.

Бросив последний взгляд на визитку, я, не глядя, щелчком пальцев отправил её в ближайшую урну в паре метров от меня. Номер я запомнил, а здоровая паранойя не повредит, вдруг, она туда жучок запихала, встречал я уже подобное. Итак, что мы имеем? Не Сорвиголова Мёрдок М. П. работает на миссис Фиск. И я уже привлёк их внимание, причём именно как Питер Паркер. Это сулит большие проблемы в будущем. А ведь где-то там Озборн, которая возможно уже ввела себе сыворотку ОЗ и вскоре начнёт куролесить.

— Молодой человек, что вы себе позволяете!? — угрожающе помахивая сумочкой, заскрипел на меня стоящий рядом старик. Его надтреснутый скрипучий голос вызывал у меня ассоциации со старыми деревьями, чьи ветви давно иссохли, а стол готов надломиться от любого порыва ветра.

Я сразу же смекнул в чём дело. Визитка Мёрдок пролетела мимо урны.

— Я нечаянно, — почему-то сразу же начал оправдываться я, но старик не унимался, словно только и ждал момента отчихвостить кого-нибудь, а тут попался такой благодатный случай, да ещё и зрители есть — целая остановка, вот он и вцепился в эту возможность своими скрюченными руками, словно в последний раз.

В итоге мне ничего не оставалось, кроме как, краснея от стыда, поднять чёртов кусок пластика и положить в корзину для мусора, под смех десятка женщин, видевших эту сцену.

Я сразу поехал к нашему тайному убежищу, так как желания возвращаться домой не было, на самом деле, я, с неохотой возвращаюсь в это место. Оно напоминает мне о доме. Доме, в котором жили тётя Мэй и дядя Бен. Когда я думаю о доме, первым делом мне вспоминаются запах поднимающегося теста, и руки тёти Мэй, когда она это тесто взбивает, она любила готовить, и в доме у нас всегда была домашняя выпечка, которую так любил дядя Бен. Впоследствии, после их смерти, у меня было много домов, но в них уже не было того качества… домашнего уюта. Так, место жительства. Таким же стал и мой дом в этом мире. Пустой и безжизненный. Не дом вовсе. Жить там не хочется, а после того, как Гвен уничтожила мой компьютер, даже и не поработаешь. Единственная причина туда возвращаться — Мэри Джейн, но она сейчас в школе.

Бобби на месте не оказалось, а Дэдпул, плотно обосновавшаяся у телевизора с банкой пива в руках, не знала куда она направилась. Ну, я ей зарплату не плачу, так что не могу требовать сверх того, что имею на данный момент. К тому же, это может быть что-то важное.

Поскольку на текущем уровне технической обеспеченности ничего существенного разрабатывать не было особого смысла, даже синтезировать новые порции сыворотки Ящера, не пополнив запасы, было невозможно, я предложил Дэдпул продолжить наши уроки.

Благодаря неожиданному эффекту сыворотки я теперь был в гораздо лучшей физической форме, и тренировка получилась намного более продуктивной. Процесс обучения увлёк меня, и Уилсон могла только поражаться скорости, с которой я перенимал её науку… да и я сам тоже. Всё оказалось довольно просто. Я вспомнил сколько раз мне говорили, что я, вместо того, чтобы драться просто машу руками… Роджерс и Романова, не упускали повода поддеть меня по этому поводу, у Кэпа это так и вовсе было любимой темой. Да, чего уж там, даже Фелиция во время нашего недолгого романа пару раз подшучивала надо мной. Однажды она нашла запись, где я ловлю потерявшее управление такси, несущееся прямо на тротуар полный людей, и после этого говорила, что может уронить меня с такой же лёгкостью, с какой я поймал то авто. К слову это было не так уж и легко! Тонна на семидесяти милях в час! Хорошо, что у меня тогда не было времени подумать о том, что я творю.

Перед тем, как вернуться домой, я рассказал Уилсон о неожиданной встрече с, как я подозреваю, правой рукой Фиск, на что Ванда неожиданно призналась, что именно Квинпин была её нанимателем в погоне за симбионтом. А теперь, из-за того, что Дэдпул открытым текстом послала заказчицу, за её голову назначили награду в сто тысяч.

— Вот я и думаю, может попробовать получить эту награду, — поведала мне Ванда, — правда, когда я потеряла голову в прошлый раз, она подчинила себе племя аборигенов в другом мире, так что я всё ещё не уверена, что оно того стоит.

Порой, мне начинает казаться, что Уилсон становится более адекватной, но потом она рассказывает очередную безумную историю или выкидывает ещё какой-нибудь фокус… и я понимаю, что ничего не поменялось, просто она старается сдерживать себя. Что не так уж и плохо, если подумать.

Так Ванда в красках описала мне местную версию Фиск, которая, оказывается, носила имя Вилма. По её словам, Квинпин получила своё прозвище не на пустом месте. Эта женщина прошла долгий путь от забитой толстой девочки в начальных классах, до королевы криминального мира Нью-Йорка. Она одна из самых богатых женщин мира, а это уже о многом говорит. Со слов Ванды, у врагов Фиск два пути: в землю или в подчинение. Итогом же её поучительной речи, в ходе которой она пыталась убедить меня в несокрушимости империи, построенной Квинпин, стало предложение убить Фиск.

Она, вероятно, думала, что меня ошеломит такой вариант, но я давно догадался, что именно это она и предложит. В своё время я долго боролся с Кингпином моего мира. Я расстраивал его планы, сажал в тюрьму его приспешников, даже обнародовал его тёмные делишки, вынудив Короля мафии скрываться от властей в Японии, но через несколько лет он вернулся, обелил свое имя, развязал кровавую войну среди банд Нью-Йорка, и в итоге лишь ещё сильнее упрочнил свои позиции.

Даже после начала кризиса он оказался одним из немногих преступников, кто не попал под тотальную зачистку, а сумел выйти сухим из воды. Боюсь предположить каких денег это ему стоило. Чтобы я не делал, Фиск всегда возвращался, а вместе с ним: загубленные судьбы и смерть.

В итоге его убила то ли Фелиция, то ли Мистерио. Отчего напрашивался очевидный вывод.

Да, Человек-Паук не убийца. Но я уже не тот супергерой, которого когда-то знал мой мир. Я своими руками обрёк на смерть экипажи четырёх кораблей, когда рассказал о плане Капитану. Я полгода вместе со всеми ел то, чем были забиты холодильники Синего Космоса, после разграбления захваченных кораблей.

Я похоронил глубоко внутри того, кто выжил в тёмных глубинах космоса, с такими же, как и он, лишёнными шанса на возвращение на Землю, потому что понимаю: это уже не человек. Это существо другой морали, ведь самое ужасное то, что я не испытываю и никогда не испытывал угрызений совести за то, что совершил, будучи частью микроцивилизации под названием “Экипаж Синего Космоса”, как и за то, что в итоге предал эту цивилизацию так же, как прежде предал фундаментальные человеческие ценности.

Но ростки всё ещё там. После всего, я уже не так категоричен, хотя и предпочитаю обойтись без убийств там, где это возможно.

— Как ты предлагаешь это сделать? — спрашиваю.

Дэдпул пожала плечами.

— Квинпин та ещё параноик: бронированные авто, пуленепробиваемые стёкла в здании и в доме, и всё в этом духе, но нет такого человека, которого не смог бы убить тот, кто может позволить себе оказаться в эпицентре взрыва.

— Нет, никаких побочных смертей, — возражаю я.

— Ну тогда нужно пробраться внутрь и убить Квинпин при встрече, — я чувствую, как под маской Ванда ухмыляется, — тебе ведь недавно сделали предложение работать на неё. Жаль, что ты просрал эту возможность, да ещё и спалился перед Мёрдок со своими угрозами.

Все остальные способы, предложенные наёмницей включали в себя массовую резню и перестрелки, в ходе которых почти наверняка пострадает множество непричастных. В итоге мы так и не пришли к соглашению, решив, пока обдумать варианты. Конечно, я не могу запретить Ванде убивать Квинпин самостоятельно, но не думаю, что она это сделает.

Вернувшись домой, едва живой после многочасовой тренировки с наёмницей, я мгновенно уснул, едва моя голова коснулась подушки.

***

— Почему ты ничего мне не сказал? — даже не утруждая себя приветствием, выпалила Мэри Джейн едва увидела меня, на улице следующим утром.

— А я как раз думал тебе позвонить, — я обнял девушку, вовлекая в поцелуй, — доброе утро.

— Доброе, — частично растеряв свой напор, отвечает Эм-Джей, но тут же возвращается к прежнему состоянию, и пока мы идём к остановке автобуса, она продолжает, — Питер, почему я узнаю то, что пишут о моём парне, от Лиз только на следующий день?

— Не знаю, о каких слухах ты говоришь, но знаю ответ: потому что Анна забрала у тебя телефон и компьютер! — на что получаю в ответ легкий тычок в плечо.

— Не переводи всё в шутку! Ты хоть видел, что написали в Дейли Бьюгл о тебе и Женщине-Паук? Это правда?

— О чём ты? — действительно, я дважды за вчерашний день столкнулся с последствиями моей внезапной известности, но так и не удосужился ознакомиться с содержимым газет. А ведь это не слухи о Человеке-Пауке, распускаемые Джеймсоном, это касается меня как Питера Паркера!

— Невероятно! — воскликнула Эм-Джей.

К этому времени как раз подошёл автобус, и мы заскочили внутрь, выискивая свободное место. Я тут же заметил перемены: на меня косились больше, чем обычно и со всех сторон доносились шепотки. Хотя, частично это могло быть вызвано последствиями той драки с Томпсон.

— Эй, Паркер, — крикнул с задних рядов какой-то парень на год старше, — Это правда, что ты встречаешься с Женщиной-Пауком?

Зелёный принц

Я, признаться, опешил от такого вопроса. В голове моей тут же начали выстраиваться в очередь, беспрестанно толкая друг друга и переругиваясь, домыслы и предположения. Доминирующим было: “Неужели кто-то заснял нас с Гвен в момент того поцелуя?”

Я бросаю быстрый взгляд на Мэри Джейн. Она хоть и не выглядит довольной, но, кажется, не удивилась выкрику неизвестного мне ученика. Я, несколько успокаиваюсь, внушая себе: “Это другой мир, Питер. Спокойнее, всё не так ужасно”. Даже если нас видели — это ещё не конец света.

Понятие измены тут слабо применимо к мужчинам. В смысле, что раз иметь несколько жён — это норма, то очевидно, что перед тем, как жениться на какой-либо девушке, ты с ней знакомишься, встречаешься и всё в этом духе. Ведь нельзя подойти к первой понравившейся женщине и предложить ей сразу стать второй или третьей женой… ну, скорее наоборот, ведь предложение тут обычно делают женщины.

Пауза затягивается, а мы так и стоим в проходе. Я подталкиваю Эм-Джей к паре свободных мест рядом и говорю, стараясь, чтобы голос мой звучал спокойно:

— Не знаю с чего ты это взял, но как бы там ни было — это не твоё дело, — несколько грубовато получилось, но и парень этот мне не друг и даже не знакомый, чтобы в таком тоне обращаться.

— Да сдался ей Паркер, — вклинивается другой парень, — это же Женщина-Паук! Да она может трахнуть любого!

— Чтобы выбрать Паркера, у неё должно быть весьма низкие критерии, — отзывается первый, и его поддерживает несколько неуверенных смешков от соседних девушек, вероятно подруг и одноклассниц.

Вот чего я ожидал меньше всего, так это наездов от аборигенов. Ну какая конфронтация может быть у меня с местными мужчинами? Если говорить на чистоту, то по показателю интеллекта этим ребятам обезьяна более близкий родственник, чем я, может, звучит высокомерно, но это факт. Неразвитые физически и, как правило, ограниченные в интересах, разве могут они что-то противопоставить мне?

Я вспомнил, как в прошлом мире через точно такую же ситуацию в этом самом автобусе проходила Мэри Джейн, вскоре после перевода в нашу школу. Её пытались поставить на место несколько девчонок, единственными достижениями которых были смазливая внешность и умение выгодно себя подать. Им вовсе не требовались ум, находчивость и какие-либо выдающиеся физические качества, чтобы чувствовать себя вершиной пищевой цепочки в школе. Я едва ли могу вспомнить как тогда выкручивалась Эм-Джей, но уверен, что мне её метод не подойдёт. Ведь она всегда была мастером по части адаптироваться и влиться в новый коллектив, расположив к себе его неформальных лидеров. О, как же хорошо она держала маску беззаботной и весёлой девушки. Мне такое не под силу.

В любом случае, эти двое нарываются на конфликт, и они его получат. Хоть я и не хочу решать все проблемы в школе кулаками, но и играть на их территории, вступая в долгие словесные перепалки… можно, но точно того не стоит. К тому же, они явно не очень хорошо прощупали почву, прежде чем начать словесную атаку: большая часть учениц в автобусе не спешит смеяться. Я чувствую их молчаливую поддержку.

— Вы двое в своём уме? — ухмыляюсь я, — вам лучше дважды подумать прежде, чем пытаться тявкать в мою сторону.

Один из них вскакивает, переполненный возмущения, и открывает рот, чтобы что-то сказать, но я прерываю его демонстративным выстрелом из веб-шутера. Отчётливо слышен звук срабатывания механизма и свист паутины.

Все здесь присутствующие, очевидно, уже не раз видели этот жест в исполнении Женщины-Паука или даже в записи с моим участием. И говоривший не исключение. Он испуганно прикрывается руками в тщетной попытке защититься от паутины и падает обратно на сидение, так и не сказав, что хотел.

Но я не настолько спятил, чтобы нападать на учеников. Я просто закрыл при помощи клейкой нити форточку у него над ухом. Просто психологическая атака и у неё одна цель: выставить дураком моего оппонента.

Нельзя поднять кого-то на смех, если ты сам стал посмешищем.

На этот раз смешки слышатся уже отовсюду, а вместе с ними и расспросы:

— Так это правда?

— Ты сделал эти штуки для Женщины-Паука?

— Они стреляют настоящей паутиной?

Что бы я ни делал, школа всегда приносила мне много лишней мороки. Раньше были проблемы с агрессией Томпсон, теперь нежелательное внимание учеников. Они ведь так просто от меня не отвяжутся.

Уже в классе перед началом первого урока мне всё-таки удалось остаться в относительной тишине и спокойствии, рядом были только Мэри Джейн и наша одноклассница Лиз, чтобы посмотреть злополучное интервью, которое дала прессе Гвен, а также смонтированное кем-то из обрывков записей с телефонов очевидцев видео аварии с моими геройствами.

В принципе Гвен неплохо выкрутилась из той неудобной ситуации, в которую поставили её репортёры своими расспросами. Ну а что ещё она могла ответить, когда её спросили, откуда у никому неизвестного школьника такая же паутина, как у Женщины-Паука?

— Кто он такой?

— У него есть такие же силы, как у вас? — донимали девушку репортёры. Отчего она вынуждена была выдать часть правды.

Так Гвен призналась, что паутина не часть её сил, а изобретение друга, чем тут же вызвала новый шквал вопросов, направленных уже на наши с ней отношения.

— Как вы познакомились?

— Он знает вашу тайну личности?

— Он ваш парень? Сколько же ему лет? — последнее явно было вопросом с двойным подвохом, ведь никто не знал, кто такая Женщина-Паук и сколько ей лет.

— Нет, нет, он просто мой хороший друг. Да, мы давние друзья, — начала оправдываться Гвен, так что даже тупой понял бы: тут дело не чисто. Лучше бы она промолчала и оставила последние вопросы без ответов.

Поняв, что налажала, Гвен сбежала от репортёров, взмыв в небо на паутине. Хотя я не могу её винить, всё это было предопределенно в тот момент, когда я попал в объективы камер. Если кого и винить, так это психованную грабительницу, решившую взять Эм-Джей в заложницы. Не мог же я пустить всё на самотёк и ничего не делать! Кролик в тот момент выглядела достаточно разъярённой, чтобы убить вызвавшую полицию работницу ресторана.

На следующее утро после инцидента уже была установлена моя личность, и во многих газетах, пусть пока и не на первой полосе, ведь есть темы и погорячее, красовалась статьи с заголовком: “Женщина-Паук встречается с обычным школьником? Кто такой Питер Паркер?” Некоторые даже использовали фото со мной, Кроликом и Гвен, которое я собственноручно выложил на недавно созданных страницах моих соцсетей.

И на самом деле это не худший из вариантов. Удивительно, что на меня ещё не объявили охоту журналисты, может за это стоит поблагодарить копов, оказавшихся вчера у моего дома раньше их всех, из-за чего акулы пера остались без наживы.

— Попались? — спрашивает Мэри Джейн, увидев оригинал фотографии на моей странице.

Я нервно облизываю губы, думая, что ответить.

— В тот момент это казалось мне забавным, — пытаюсь выкрутиться я.

— А знаешь, что меня бесит больше всего? — вклинивается, спасая положение Лиз, — у видео с ним на YouTube уже в пятьдесят раз больше просмотров, чем у нашей песни!

Я захожу на недавно созданный канал их музыкальной группы, о котором я совершенно позабыл за всеми треволнениями последних дней.

— Ну, двадцать тысяч весьма и весьма хороший результат! — пытаюсь подбодрить девочек я, — это ведь ваша первая песня, никто про вас ещё не знает.

Да если бы не шумиха вокруг того ограбления, они сейчас радовались бы этим двадцати тысячам просмотров!

— Жалкое утешение! — отвечает Эм-Джей, она всегда была максималисткой, если дело касалось музыки, — и не пытайся съехать с темы, что у тебя с Женщиной-Пауком?

— Мэри Джейн, — я пытаюсь взглядом намекнуть ей, что место несколько неподходящее, по меньшей мере, рядом одна посторонняя, — может, не здесь?

Что, естественно, не проходит незаметно для Алан.

— Да просто сделайте вид, что меня здесь нет… ладно, ладно, я отойду.

— Ты же знаешь, что Паук сказала правду, — начинаю я, когда, благодаря пониманию одноклассницы, мы остались одни, — по крайней мере в том, что это я дал ей паутину.

— То есть, у вас с ней ничего нет? — почувствовав неладное, прищуривается Эм-Джей.

— Ну, — не верю, что собираюсь сказать это, — мы с ней целовались, после того как она доставила меня домой.

Мэри Джейн выглядит шокированной услышанным ровно как и я. Новые правила игры хоть и выглядят удобными для мужчин, но принять их как должное пока не получается. Внутри меня всё также тлеет огонёк страха. Я ведь только что признался своей девушке, что целовался с другой. Это почти измена! Что если Эм-Джей не захочет мириться с таким положением вещей?

— Поверить не могу… — тихо говорит девушка, — кто она хоть такая?

— Я не снимал с неё маску… полностью, — увиливаю от ответа я. Я ведь не сказал, что не знаю, кто скрывается под маской.

— Это… я не знаю, просто… вау!

А ведь Эм-Джей не выглядит злой или расстроенной по этому поводу. Шокированной, удивлённой, да, но я не вижу признаков ревности.

— Каждый день что-то новое, невероятнее предыдущего! — восклицает Мэри Джейн, — моя жизнь словно взорвалась событиями с тех пор, как ты в ней появился. А я ещё удивлялась: “Моему парню звонит Женщина-Паук, чтобы он помог ей остановить монстра!” Ха! Да я даже представить не могла, что будет дальше.

— Тише, тише, — шикаю на неё я, — не кричи об этом на весь класс! Я просто рассказываю всё как есть.

— Да я не жалуюсь, — отмахивается девушка, — просто я поверить не могу.

Тут в наше приватное пространство врывается посторонний.

— Привет, ребята, — скомкано улыбаясь, приземляется рядом со мной Озборн, — как дела?

— Совсем тебя достали? — сочувственно спрашивает Эм-Джей у парня.

Гарри извиняющее улыбается, но затем, видя мой недоумённый взгляд, всё же поясняет:

— С тех пор, как Томпсон отстранили, не могу и шага спокойно сделать, — признаётся он, — у меня словно мишень на спине нарисовали. Раньше всех отпугивала Флеш, а сейчас, не знаю, что и делать.

До меня дошло! Мэри Джейн ведь объясняла мне в первый день, что Гарри встречался с Одри лишь для того, чтобы она служила буфером между ним и всеми остальными охотницами.

— Не против, если я потусуюсь с вами, пока ты в школе? — едва ли не умоляет он, — может рядом с тобой меня хоть ненадолго оставят в покое.

— Это такая большая проблема? — удивляюсь я, — допустим, тебе никто тут не нравится, разве женское внимание такая большая проблема?

— Ха? — Озборн смотрит на меня с какой-то смесью недоверия и восторга, — а по виду и не скажешь, да? — ухмыляется он, переглядываясь с Эм-Джей.

— Не скажешь что? — настораживаюсь я.

— Ну, не обижайся, но ты прям как женщина. Словно готов любой, кто тебя будет доставать, дать в рожу, — поясняет он. Постепенно я понимаю, что сравнение с женщиной в его речи должно значить, что-то вроде: “настоящий мужик”, — с Томпсон вон подрался, да и с грабительницами сцепился.

— Ну, немного неловко, конечно, когда приходится драться с женщиной… — начинаю, но понимаю, что так только усугублю свою репутацию, — ты это, извини, что я Томпсон побил, она твоя девушка, вроде бы…

Мэри Джейн прыснула со смеху, а Озборн уставился на меня с выражением шока на лице.

— Мда… ладно, проехали, я просто посижу тут пока, окей? — переводит тему Гарри, — может, хоть в школе удастся урвать часок другой покоя.

— О каком покое ты говоришь? Разве твои слуги разучились подавать кофе в постель? Или тебе пришлось научиться самому надевать носки? — ехидничает Эм-Джей.

Она явно стала гораздо проще относиться к Озборну, после того, как мы с ней начали встречаться. Словно теперь, когда у неё появился парень, она смогла увидеть в Гарри возможного друга, а не объект влечения. И судя по тому, что я вижу, это пришлось по вкусу не только мне, но и нашему золотому мальчику. Я рад тому, что Эм-Джей не заглядывается на другого парня, Гарри рад, что у него наконец-то начали появляться друзья, которым ничего от него не нужно. Для него это в новинку.

— У матери проблемы на работе и она вдруг вспомнила, что у неё есть сын. Она никогда не брала в расчёт мнение управляющего совета и продавливала свои решения вопреки всему и вот: теперь она не у дел. Её отстранили. А у меня такое ощущение, что она хочет использовать меня в своих интересах.

— Брак по расчёту? — удивляюсь я.

— Боюсь, что так. “Не опозорь меня, Гарри!” — передразнивает парень свою мать, — ты удивишься, как много желающих породниться с нашей семьёй. Я боялся, что сегодня она снова заставит меня красоваться перед дочерями возможных деловых партнёров, но, кажется, пронесло. Сегодня утром она меня словно бы и не заметила.

— Ты прям как принц из старых сказок, — с преувеличенным восторгом восклицает Мэри Джейн, на что Озборн корчит недовольную рожицу, — а Томпсон станет твоей могучей принцессой — спасительницей, которая вырвет тебя из лап конкуренток!

— О, заткнись ради бога! — не выдерживает Гарри.

Да уж, у Нормы Озборн хватка не хуже, чем у Нормана. Использовать сына, чтобы заключить новые союзы, когда дела в управляющем совете ОзКорп пошли не по плану.

В этот день уроки в школе прошли спокойно. Крайне скучно, но спокойно. Я отчаянно убивал время в интернете, так как скорость подачи материала, даже если бы я его не знал, была просто ужасающе низкой. И кто-то ещё спрашивает почему я прогуливаю школу? Зато за время занятий я узнал много интересного из новостных сайтов.

Во-первых, я нашёл много статей о подвигах Гвен за эти дни. Девушка начала вживаться в новое амплуа. Хотя по большей части она перебивалась предотвращением мелких краж, вымогательств, угонов и прочее в таком духе. Ограбление Белого Кролика было самым громким её делом на сегодняшний день, ведь спасение города от угрозы Рептилии так и не было предано огласке. Все были так сосредоточенны на бесчинствах Стэнс и Дэдпул, что даже не заметили настоящей угрозы.

Также мне попались несколько настораживающих новостей: оказывается, несколько дней назад во время драки в тюрьме погибла Менед Штромм, бывший компаньон Нормы Озборн, не так давно осужденная за финансовые хищения. А это значит, если события развивались так же, как в моём прошлом мире: Норма уже использовала на себе сыворотку Оз.

Похоже я несколько запоздал с планами по внедрению в Озкорп, с целью не допустить превращения женщины в суперзлодейку. Возможно, было слишком поздно уже тогда, когда я увидел её в первый раз. В любом случае, вскоре я выясню это наверняка. Я узнал, о каком мероприятии говорил Гарри. ОзКорп сливается с ХаммерТех, прекращая борьбу за право стать подрядчиком Армии США, и на сегодняшнем фестивале будет практически весь управляющий совет ОзКорп и представители ХаммерТех.

Проводив Мэри Джейн до дома, я сразу же отправился к нашему тайному убежищу в доме Дэдпул.

На этот раз и Бобби и Ванда оказались на месте. Я не стал ходить вокруг да около и сразу же вывалил на них весь ворох информации. Умолчал лишь об источнике.

Узнав о вероятном появлении суперзлодейки, которая планирует устроить теракт и перебить верхушку компании, Дэдпул сразу же предложила воспользоваться суматохой и проникнуть в научный отдел компании и ограбить их. Я в ней и не сомневался.

А вот Бобби изъявила желание пойти спасать людей. Дэдпул была от этого не в восторге, заявив, что предназначение симбионта таскать для нас оборудование из ОзКорп, а не заботиться о том, чтобы денежные мешки не поубивали друг друга в ходе междоусобных разборок. Она явно близко воспринимает всё, что касается оборудования для моей лаборатории, а, следовательно, её шансов вернуть свою красоту.

— Нет, — решительно возразила Бобби, — если я могу спасти чьи-то жизни, я должна хотя бы попытаться. Даже если это не самые достойные из людей.

— Расслабься, Ванда, — отвлекаю я Дэдпул, — Стэнс ведь итак уже заработала для Бобби дурную славу. Это её шанс обелить своё имя. Хотя я советовал бы тебе полностью откреститься от подвигов предшественницы. Симбионт может изменить окрас? Было бы неплохо убедить всех, что тот монстр-людоед и ты — разные люди. Хотя от подозрений отмыться будет непросто, в любом случае.

— Спасибо, Питер, — Бобби замолчала, как будто прислушиваясь к чему-то внутри себя, — да, думаю, мы можем изменить наш облик.

***

В последние дни Гвен не могла найти себе места. Чем бы ни пыталась заняться девушка, всё выходило наперекосяк. Причиной её проблем были нарастающая мигрень и следовавшая за ней по пятам нервозность. Гвен уже научилась доверять своим чувствам и понимала, что они предупреждают её о надвигающейся угрозе. Что-то подобное она чувствовала перед превращением Коннорс в Рептилию, только теперь дело явно приняло больший масштаб.

Из-за этого она стала большую часть свободного времени проводить как Женщина-Паук, беспрестанно патрулируя улицы в надежде понять о чём пытается предупредить её чутьё. Толку от этого было мало.

Но тут помощь пришла оттуда, откуда не ждали. Гвен получила смс с указанием места и времени предполагаемого теракта. Было даже указание на то, кто именно должен стать целями злоумышленников. Едва только она прочитала сообщение с неизвестного номера с подписью: “давний друг”, как её головная боль начала униматься, в очередной раз подтверждая, что причиной её было именно предчувствие беды.

Пока девушка обдумывала сообщение, строя догадки, как же парень мог узнать о предполагаемом теракте, пришло ещё одно сообщение.

“P.S. Увидишь Веном, не спеши лезть в драку, за маской теперь совершенно другой человек.”

Она вспомнила, как Паркер писал ей, что решил проблему с щупальцами. Тогда она не стала вдаваться в подробности, но, чёрт подери, как ему удалось справиться с той жуткой тварью?

“P.P.S. Давний друг? Серьёзно?”

Гвен улыбнулась. Несмотря на огромное количество вопросов, окружавших Паркера, она больше не чувствовала от него опасности. Точнее, её не было изначально, просто девушка тогда ещё плохо понимала сигналы, подаваемые ей чутьём и не поняла сразу в чём дело. На самом деле, она до сих пор не имела представления о чём именно сигнализирует её сверхъестественное предчувствие при виде Питера. Это что-то, аналогов чему она пока ещё не встречала, но это точно не предупреждение об угрозе.

Глава двадцать четвёртая, предсказуемая

В назначенный срок Гвен уже была на крыше соседнего с ОзКорп здания. Отсюда открывался отличный вид на балкон, где собралось высокое начальство, чтобы отметить успешное завершение важнейшей сделки в истории компании. Ведь после неё ОзКорп, как самостоятельная компания, перестанет существовать. Слияние мультимиллиардных корпораций — событие отнюдь не рядовое. Такие сделки всегда имеют множество последствий и, вполне ожидаемо, наличие сопротивления в той или иной форме. Далеко не все в ОзКорп были счастливы такому повороту событий. В частности, бывшая президент компании, Норма Озборн, была категорически против подобного. Из-за чего и была отстранена от дел.

И это давало ей вескую причину не присутствовать на празднике. Что несомненно было удачно для неё: проигнорировать мероприятие, на котором, по словам Питера, должен произойти теракт. Не говоря уже о том, что по предположениям Паркера именно противники Нормы станут первыми жертвами нападавших.

И откуда ему всё известно в таких подробностях? Гвен не могла не задать себе такой вопрос. Да ещё и предупреждение о появлении симбионта. Сколько же тайн скрывает этот мальчишка? Взгляд девушки упал на собственные запястья, где располагалось, наверное, самое полезное и ценное для неё, как для супергероини, приобретение. Именно надев веб-шутеры, она впервые почувствовала себя так… девушка до сих пор едва ли могла подобрать слов, чтобы описать свои чувства, но одно она понимала точно. Её жизнь вновь разделилась на до и после. И новая веха: обретение паутины, оказалась даже значимей предыдущей: самого укуса.

“Эти веб-шутеры спроектированы специально для меня!” — думала Гвен, глядя на изобретение Паркера. Разве мог посторонний человек придумать что-то настолько точно подходящее для неё? Кому кроме неё самой, Женщины-Паука, вообще могла прийти в голову идея летать по городу на паутине? Вопросы без ответов.

Тут размышления девушки были прерваны, вновь напомнившим о себе паучьим чутьём. Гвен встрепенулась, высматривая возможную угрозу. Но на первый взгляд, всё было так же. Внизу на сцене под открытым небом продолжала распевать свои отвратительные попсовые песни чернокожая певица. Взрослые отдыхали, позволяя своим детям веселиться на батутах и носиться вокруг огромных цветастых надувных фигур. В привилегированной ложе велись какие-то тайные диспуты, заключались временные альянсы, скреплённые фальшивыми улыбками. Ничего не изменилось.

А что если Питер ошибся, и злоумышленники просто установили под ложей бомбу? Забилась в висках тревожная мысль. Это ведь излюбленный метод террористов.

Тут обострённого слуха девушки достиг странный звук, чуждый этому времени и месту: отдалённый рёв реактивного двигателя. Ни в одной сфере городской инфраструктуры не используются реактивные двигатели. Слишком опасно и дорого, не говоря уже об избыточной мощности.

Вскоре, вслед за звуком, показался и его источник — зелёная точка в небе, испускающая дымный след. Своим острым зрением девушка быстрее прочих разглядела, что точка эта не что иное, как человек, летящий на странном устройстве. Поджарая женщина, облачённая в высокотехнологичный костюм выполненный в зелёных тонах. Голову неизвестной венчал уродливый шлем-маска. Она скалилась, словно монстр из кошмаров пришедший в этот мир собрать кровавую жатву.

И было очевидно, что женщина эта не обычный человек. Потому что не в возможностях человеческого организма так балансировать на столь неудобном летательном аппарате.

Вот только собравшимся людям это было невдомёк. Приняв новую гостью за часть представления, они приветствовали её овациями и радушными выкриками, ожидая великолепное шоу с демонстрацией новой технологии. Никому и в голову не пришло, что неизвестная летунья станет атаковать людей.

Уже предвкушавшая свой триумф женщина подлетела к балкону, на котором собрались её бывшие коллеги и бросила в их сторону несколько выполненных в форме тыкв гранат.

— Ну и кто теперь не у дел? — злобно рассмеявшись, спросила она, полагая, что ничто уже не спасёт её обидчиков.

Но Женщина-Паук имела на этот счёт другое мнение. Чтобы успеть вмешаться Гвен пришлось прыгнуть навстречу опасности и в полёте перехватить обе бомбы двумя точными выстрелами из паутины.

— Ещё слишком рано для Хэллоуина! — выкрикнула Стейси, откидывая взрывные устройства вверх, чтобы при взрыве они оказались как можно дальше от людей. На её счастье, данная модификация тыквенных бомб не обладала осколочным эффектом и имела крайне низкий радиус поражения. При активации они не взрывались подобно обычным гранатам, а мгновенно выжигали всю органику в пределах нескольких метров от себя.

— Ты ещё кто такая? — взревела Гоблин, увидев, что не достигла успеха.

— Ты знаешь, кто я! — проявив чудеса ловкости, Гвен умудрилась вновь выстрелить паутиной, прицепившись к глайдеру преступницы, использовав его, как точку опоры, чтобы остановить падение.

— Какого… — из-за толчка Норма едва не свалилась со своего летательного устройства.

Пока злодейка осмысливала произошедшее, Женщина-Паук, разогнавшись на паутине, попыталась сбить её с глайдера, ударив обеими ногами.

— Отцепись от меня! — взревела сумевшая удержаться на глайдере благодаря мощным креплениям на сапогах Гоблин, отчаянно отбиваясь от ловкой и поразительно сильной соперницы.

У Стейси было очевидное преимущество в свободе действий, ведь Гоблин практически приковала свои ноги к глайдеру, чтобы не упасть в разгаре битвы. И Гвен вовсю пользовалась предоставленной возможностью, используя летательный аппарат злодейки, как точку опоры для паутины, и осыпая её саму ударами с разных сторон. Пропустив очень сильный удар в живот, Гоблин вдруг увидела прямо перед лицом туго натянутую нить паутины.

— Получи, — взревела она и перерезала паутину лезвием, встроенным в налокотники её костюма.

Чтобы не упасть вниз Гвен пришлось прицепиться к стене здания, а Озборн использовала выигранное время, чтобы сделать то, зачем она здесь появилась. В этот раз она решила не размениваться по мелочам и выстрелила по в панике разбегающимся людям на балконе из ракетниц, скрытых в глайдере.

— Нет! — Вскрикнула Гвен, но было уже поздно.

Она не успевала предотвратить катастрофу. Ещё не все бывшие коллеги Озборн успели покинуть балкон. Некоторые из них, замешкавшиеся слишком долго, оказались мгновенно убиты взрывом мощных зарядов. Но беды на этом не закончились. Не предназначенное для таких нагрузок декоративное сооружение не выдержало. Каменные барельефы обрушились вниз прямо на толпу, ещё не успевших укрыться зрителей.

Не обращая внимания на в спешке покидающую место преступления злодейку, Гвен ринулась спасать людей. Ей удалось поймать один из самых крупных обломков при помощи паутины и подвесить его, но перехватить все девушка была не в силах. Но когда она уже думала, что всё кончено навстречу обломкам с земли выстрелил целый сонм тёмных с голубоватым отливом щупалец. В одно мгновение симбионт, выполняя волю своей носительницы, израсходовал добрую половину своих энергетических ресурсов, чтобы взрывным способом увеличить массу и прикрыть собой оказавшихся прямо под обвалом гражданских.

Благодаря слаженным действиям Гвен и Бобби удалось избежать смертей среди пострадавших, но многие получили травмы разной степени тяжести. Но и тут супергероини сумели проявить себя. При помощи паутины, медицинских знаний и способностей Веном, они оказывали первую помощь пострадавшим до прибытия карет скорой помощи.

— Уф, это было выматывающе, — с облегчением выпалила Бобби, когда угроза жизни людям была устранена.

Симбионт села на один из обломков, борясь с желанием отменить покров, чтобы пообщаться со своей внезапной напарницей. Гвен же, казалось, не видела ничего вокруг. Когда последний тяжело раненный оказался на попечении врачей, она просто застыла на месте, пустым взглядом рассматривая кровь, болезненно ярким пятном отпечатавшуюся на белой ткани своего костюма.

— Эй, подруга, ты в порядке? — попыталась привлечь её внимание Бобби.

Гвен перевела взгляд на Веном.

— Я… у меня не получилось, — сокрушенно вымолвила наконец она, — я знала, что будет теракт, но всё равно не смогла ничего сделать. Все эти люди, они мертвы…

— Эй! Это не твоя вина! — симбионт вскочила и подошла к Женщине-Пауку, положив руку ей на плечо, — виновата та психопатка, которая это всё затеяла, не ты!

— Но я знала, — не унималась Гвен, — я знала, что так и будет, и всё равно… не смогла их спасти.

— И что ты могла сделать? — возразила ей Веном, — Я тоже знала, что будет нападение. Питер сказал и мне тоже! Я сделала то, что могла. Спасла тех, кого могла спасти и ни о чём не жалею.

— Питер? — удивилась Гвен, — Питер Паркер? Ты его знаешь… точно, он же говорил, что у Веном новый носитель.

— Да, пацан здорово мне помог, не знаю откуда, но он знал, что этот фестиваль окончится бедой, я здесь из-за…

— Эй, вы две! — вдруг прервал Бобби громкий выкрик со стороны, — Ни с места! Вы арестованы!

К месту погрома, пробираясь через завал из брошенных в панике вещей, полу сдувшихся батутов и обломков здания, спешили две полицейские. Посмотрев в направлении, откуда они пришли Гвен увидела там служебную машину своей матери. Джейн Стейси как раз выбиралась из авто, осматривая место преступления.

— Думаю, нам пора валить, — резонно замечает Бобби, — по крайней мере, мне так точно.

— Да, наверное, — Гвен поняла, что не имеет ни малейшего желания разбираться сейчас с предубеждениями полиции на её счёт, а в особенности со своей матерью.

***

Взбешённая до немыслимых пределов Зелёный Гоблин возвращалась в своё тайное убежище в особняке Озборнов. Несмотря на то, что ей таки удалось частично осуществить задуманное, злодейку выводил из себя сам факт того, что пришлось бежать от этой выскочки.

— Женщина-Паук, — зло прошипела Гоблин, стаскивая с головы шлем, — ты ещё пожалеешь о том, что встала у меня на пути.

Женщина с раздражением отшвырнула в сторону шлем и поморщилась, ощутив боль от свежих ссадин на лице. “Нужно доработать шлем, чтобы он не впивался в скулы при ударах,” — подумала она, прикасаясь пальцами к своему лицу.

Тут её острых слух уловил посторонний шум, которому было не место в её доме и, в особенности, в тайном убежище злодейки. Это был уже знакомый ей звук летящей паутины Женщины-Паука.

Но среагировать Норма уже не успевала. Две разветвлённые сети паутины охватили её руки, сковывая движения. Прежде чем она успела предпринять действия к освобождению невидимый враг произвел ещё несколько выстрелов, приковывая связанную злодейку к стенам убежища.

— Женщина-Паук! — зашипела Озборн, — зря ты сюда…

Но она оборвала себя на полуслове, увидев, что её новым противником была не новоявленная супергероиня и даже не женщина.

— Не угадала, — возразил ей, выходя из тени Питер, — но ближе, чем ты думаешь.

— Как ты здесь оказался? — удивилась было Норма, но быстро взяла себя в руки и отбросила прочь сомнения, — не важно, зря ты сюда пришёл. Если эта жалкая паутина всё, что у тебя есть, то у тебя большие проблемы.

Женщина вновь активировала скрытые в костюме лезвия и начала избавляться от пут. Ей не удалось разрезать все нити, до некоторых лезвия не доставали, но предельным напряжением мышц злодейка почти смогла разорвать оставшиеся.

Она уже почти вырвалась, когда ей помешал новый противник.

— У него ещё есть я, — раздался голос за спиной у Нормы.

Дэдпул подбила злодейке ноги, заставив упасть на колени, а затем заломила ей руки за спину, чтобы стянуть запястье более надёжной чем паутина проволокой. К горлу злодейки Ванда приставила один из своих мечей с совершенно недвусмысленными намерениями.

Поймав взгляд напарника Уилсон провела большим пальцем свободной руки поперёк горла, предлагая решить проблему радикальным образом. Но парень только покачал отрицательно головой, на что Дэдпул театрально закатила глаза:

— Ой, да ладно, всегда в итоге всё сводится к этому. Стэнс ты тоже не хотел убивать, помнишь? Не думай, что я буду тебя утешать, когда она освободится и кого-нибудь грохнет, — попутно Ванда разоружала пленницу, самыми варварскими методами уничтожая встроенные в её костюм системы дистанционного управления глайдером и оружием.

— Не придётся, — мрачно пообещал Паркер, смерив Норму на удивление жестоким взглядом, пока Уилсон была отвлечена своим занятием и не могла видеть его выражение лица. Его голос при этом звучал так, словно бы он уже что-то для себя решил на счёт захваченной злодейки.

— К тому же, — резко сменив настрой речи, продолжил Питер, — если Норма Озборн сейчас исчезнет, ничто не помешает ХаммерТех поглотить её компанию. И пусть ОзКорп не подарок, но если их секретные разработки, вроде этого оружия и сыворотки, которую ввела себе она, окажутся в руках того идиота… думаю, он просто продаст их тому, кто предложит наибольшую цену.

Рассуждения о судьбе мультимиллиардной компании не мешали Паркеру хозяйничать за компьютером Озборн.

— У ОзКорп такая мощная защита, — поведал Питер своим слушательницам, — но для себя Норма оставила дополнительные пути, на случай, если придётся действовать тайно от всех. Как иронично, её паранойя сыграет нам на руку, сам я не смог бы взломать защиту ОзКорп. Так, пароль есть, хм, двойная биометрическая аутентификация… мне нужны её пальцы и сетчатка глаз. Нет, не отдельно. Хватит придуриваться, Уилсон.

— Подумаешь, — фыркнула Дэдпул, — пальцем больше пальцем меньше, кто их вообще считает? Уж точно не я.

Тем не менее наёмница отказалась от кровожадных намерений и подтащила подозрительно молчаливую Озборн к столу, заставляя её разблокировать доступ к системе.

— Какого… что здесь происходит, — подала вдруг голос Норма, после того, как Уилсон начала оттаскивать её обратно. И Питер, и Ванда сразу же заметили, что у Озборн совершенно изменились тембр голоса и манера речи, словно это была совершенно другая женщина, и она выглядела растерянной — ты… ты же одноклассник моего сына: Питер Паркер, я помню тебя! Что ты делаешь в моём кабинете? И почему я связана? Что происходит?

По мере речи недоумённый тон женщина сменила на требовательный, такой, каким привыкла обращаться к своему окружению.

— Что-то многовато психов на квадратный метр, — самокритично заметила Дэдпул.

Питер тоже заметил, что Норма не играет. Нет, она как будто враз забыла события последних часов и вновь стала не злодеем в супер костюме, но Нормой Озборн.

Зелёный Гоблин поняла, что не справляется с ситуацией и вытолкнула наружу другую личность — трудоголичку, бизнес леди и любящую, пусть и в особой манере, мать: Норму Озборн, чтобы она спасла ситуацию. “Знаем, проходили” — ухмыльнулся парень про себя.

— Если на то пошло, можешь пока полюбоваться на свои художества, — сказал Паркер Норме, включая на втором экране репортаж о сегодняшнем происшествии.

Сначала Норма смотрела на экран с недоумением, но вскоре на её лице появились признаки осознания. Она, как могла, осмотрела во что одета.

— Нет! Не может быть! Это не я! — забилась в путах женщина, при этом едва не перерезав себе горло об меч наёмницы.

— Ну, в каком-то смысле ты права. Препарат, который ты на себе использовала явно повлиял на твой мозг, — не глядя на Норму отвечал Питер, он как раз добрался до файлов по сыворотке на компьютере женщины, — да, как я и предполагал: очередная попытка воссоздать формулу суперсолдата. Довольно куцая я бы сказал.

— Но ты ведь уже смог один раз это исправить? — скучающим тоном спросила Уилсон, начав душить пленницу, — ты ведь спас ту профессоршу.

— Я не знаю, — признался Питер, когда стараниями Дэдпул Озборн потеряла сознание, — Коннорс использовала в основе своей сыворотки формулу, которая изначально предполагала возможность обратного процесса, тут же всё иначе.

Пока Паркер объяснял нюансы, Дэдпул скрутила Норму по рукам и ногам, так, чтобы даже найди она у себя в броне новые сюрпризы, воспользоваться ими оказалось бы нереально.

— Тогда придётся её грохнуть! Мы ведь уже обсуждали это, — заявила Ванда, садясь на стол и отряхивая руки, — она видела твоё лицо, она ненавидит твою подружку Женщину-Паука. Очевидно, что для тебя она даже опаснее чем Фиск.

— Нет, нельзя её убивать. Я уже говорил: она глава ОзКорп, да и мать моего друга, к тому же. Она всю свою жизнь была достойным человеком, между ней и Фиск огромная разница. Вилма Фиск — преступница, а Озборн изменилась из-за этого, — Паркер ввёл какие-то команды, чтобы открыть потайную дверь в комнате, — если мы не можем вернуть Норму Озборн к прежнему состоянию, значит нам просто нужно взять под контроль… как назвать её злобное Альтер Эго?

Спросил он, поворачиваясь к Дэдпул.

— Зелёная Гоблинша? — предложил Паркер.

— Отстой, — оценила его предложение наёмница и устремилась внутрь тайника.

Глава двадцать пятая, самая новая

По правде говоря, суперзлодейское прозвище местной версии Зелёного Гоблина меня волновало в последнюю очередь. Мой разум был занят другой проблемой, куда более насущной. Имя ей — Норма Озборн. Сложность данной проблемы была в том, что она, в данный момент, не имела окончательного решения, очевидного по крайней мере, одни лишь временные меры.

Став психопаткой, а именно ею она и является на данный момент, Норма превратилась в источник постоянной угрозы, даже больший нежели Вилма Фиск, внимание которой к моей персоне, если я правильно представляю ситуацию, весьма поверхностно. И так, Зелёный Гоблин, в девичестве Норма Озборн. Я помню насколько упёртой может быть эта личность в стремлении извести своих врагов. В прошлом я несколько раз пытался дать Норману шанс вернуться к нормальной жизни. Я думал, что потеря воспоминаний поспособствует реабилитации злодея… я был наивным глупцом. Каждый раз, моя нерешительность выходила в итоге боком. В конце концов, именно из-за него погибла Гвен.

Я не позволю этому повториться. Да, Норма Озборн не выбирала становиться ли психопаткой, она безусловно заслуживает шанса вернуть свою жизнь. Но, если мне не удастся уничтожить Зелёного Гоблина, не убивая Норму… нельзя оставлять всё на самотёк. Гоблин уже затаила злобу на Женщину-Паука, к тому же, она знает меня, знает, что я связан с побившей её героиней. Увы, обстоятельства не предрасполагают к бездействию. Не хватало ещё мне стать заложником в схватке между ними.

Но что я могу? Вылечить её в данный момент не представляется возможным. Сыворотка Оз имеет гораздо более непредсказуемый, хаотичный эффект, по сравнению с формулой Ящера, и, что вполне естественно, не предполагает возможности возвращения в изначальное состояние. Таким образом необходимо исправлять то, что уже случилось. И чтобы откатить изменения в мозгу Нормы Озборн придётся сперва в этих изменениях полностью разобраться, но даже тогда надежда на положительный результат призрачна. Даже с учётом тех средств, которые ОзКорп, в неведении от себя, инвестирует на развитие моего предприятия.

Вообще, забавно получилось. Благодаря моей паутине и телепортирующему устройству Дэдпул нам удалось проникнуть в поместье Озборн с крыши соседнего здания. Конечно, это было не так легко, как раньше, когда я мог залететь в открытое окно, не замедляя падения на паутине, а затем прицепиться к потолку безо всякого шума, но, тем не менее, ничего невозможного в этом не было, просто потребовалось чуть больше времени.

Как и в случае с предупреждением нападения я понадеялся на то, что Норма организует свой тайник там же, где и её двойник из моего мира и снова не прогадал. Хотя, кое в чём Норма Озборн оказалась предусмотрительней Нормана. В то время, как её бывшие коллеги считали, что обыграли главу и основательницу корпорации, вынудив написать заявление об отставке, Норма Озборн на самом деле всё ещё обладала почти полным контролем над счетами ОзКорп благодаря тайным протоколам и лазейкам, о которых никто кроме неё не знал. То есть, она пошла на массовое убийство даже без крайней на то необходимости. Ведь ничто не мешало Норме лишить предателей всех денег и оставить с неподъёмными долгами… получается, что она просто хотела спасти ОзКорп. В какой-то мере это даже восхищает меня.

И так, тайник. Это место, скрытое в самом сердце поместья, очень точно отражало сущность своего создателя, если знать куда смотреть. Так же как кабинет Нормы строгим гармоничном порядком вещей, запахами красного дерева и подчёркнуто рабочей обстановкой рассказывал о собранности, строгости и некоторой тяге к роскоши его хозяйки, так тайник кричал о агрессивности, параноидальности и бескомпромиссности Зелёного Гоблина. Стеллажи гранат, выполненных в форме тыквы, запасные части брони, оружие холодное и огнестрельное, боезапас к ракетницами и пулемётам скрытым в глайдере и топливные элементы для него же. Она словно собралась объявить войну всему миру. Впрочем, Зелёный Гоблин никогда не скупился в применении своего арсенала, ни в малейшей степени, не заботясь о побочном ущербе и жертвах.

— Дурной вкус, — цокает языком Дэдпул, подбрасывая в руке гранату кислотного оранжевого цвета с ребристыми краями, — да кто вообще испугается тыквы?

Ну она-то точно ничего не боится. Ванда игралась с бомбой, словно с теннисным мячиком, подбрасывая в руках опасное оружие, способное в один миг оборвать человеческую жизнь, например, мою.

— Можешь перекрасить в красный, когда мы заберём их себе, — говорю я, не подавая виду, что действия наёмницы меня нервируют, — пополним её запасами твой арсенал.

— А ты знаешь, как сделать девушке приятно, — кокетливо отзывается Ванда, и прижимает гранату к сердцу, словно дорогой романтический подарок, и тут же мгновенно переключается на рабочий лад, — но каким образом всё это богатство выносить? Нас лишь двое.

Очевидный намёк в адрес решившей заняться геройствами Бобби. И почему её это так задело? Впрочем, у меня есть для неё ещё немного хороших новостей.

— Также, как оно оказалось здесь, — я нажимаю на потайную панель в потайной комнате, — Этот тоннель выводит к довольно тёмному проулку, который не просматривается с улиц, и Бобби скоро подгонит туда машину.

— А что с Озборн? — оживляясь, спрашивает Дэдпул, проверяя пальцем остроту метательных серпов, занявших место бомбы в её руках, — ты же не собираешься оставлять всё, как есть?

— Есть два варианта на данный момент. Во-первых, мы просто можем оставить её тут, предупредив, что у нас есть неопровержимые доказательства того, что Норма Озборн та, кто устроила теракт на фестивале. Пригрозим, что любая подозрительная активность с её стороны приведёт к тому, что эти файлы будут разосланы по всем требуемым инстанциям, начиная с офиса окружного прокурора и заканчивая личной почтой директора Щ.И.Т.

— И всё? — Дэдпул выхватывает пистолет, указывая на стену, словно хочет пристрелить Норму прямо отсюда, — тогда я лучше грохну её сейчас.

Я останавливаю её, положив руку на ствол пистолета.

— Это нужно лишь для того, чтобы выиграть время и подготовиться получше. У меня есть образец того, что она себе ввела, и доступ к деньгам ОзКорп, я найду более надёжный способ контроля.

— И сколько на это уйдёт времени? — задумалась над моим предложением Дэдпул.

— Пара дней, — пожимаю плечами я.

— Тогда ей придётся взять двухдневный отпуск, который она проведёт в моей компании, — готов поклясться, она улыбается под маской.

— Именно это я и подразумевал под вторым вариантом, — поясняю я.

— С него и нужно было начинать, — ворчливо отвечает она, а затем продолжает игривым тоном, — и ты положил руку на мой ствол… не стоит делать так, если не готов принять на себя ответственность за последствия. Понимаешь, это очень интимное. — С томным придыханием заканчивает Уилсон.

На то чтобы перетащить всё добро у нас ушло полчаса, причём наибольшую лепту внесла в итоге Бобби, применив свои героические таланты. Таким образом мы стали не только похитителями (естественно мы остановились на варианте с похищением Нормы), но и грабителями, Доакс, доведись ей узнать об этом, была бы в восторге.

Перед уходом мне пришлось зачищать все следы нашего с Вандой здесь пребывания и отправить с телефона Нормы ложное послание на номер её сына. В крайне сухой манере, полагаю именно так Норма общалась с сыном, я сообщил Гарри, что Озборн старшая уезжает на пару дней, для решения возникших по работе проблем. Не хотелось бы, чтобы Гарри или кто-нибудь из слуг случайно выяснил, что Норма Озборн похищена. Не для того я так тщательно маскировал перевод средств ОзКорп на счёт нашей “фирмы”.

По приезду в лабораторию я обнаружил в своём телефоне, который предусмотрительно оставил здесь выключенным, несколько сообщений. Помимо дежурных посланий Эм-Джей, которая отчаянно скучала под домашним арестом, была также пара весточек от Гвен, точнее от Женщины-Паука.

“Привет. Не представляю, как ты это узнал, но спасибо.”

Очевидно, это ответ на предупреждение о готовящемся нападении на бывших советников Нормы.

“Мы можем поговорить?”

“Чем скорее, тем лучше”

А вот эти два, уже после событий на фестивале. Я поворачиваюсь к Бобби, которая в это время с явной опаской перемещала ящик трофейных гранат.

— В том бою случилось что-то, чего я не знаю? — спрашиваю я.

— М-м-м? — девушка отрывается от своего занятия, — о чём ты?

— Женщина-Паук, — уточняю я, — с ней что-то случилось?

— Да нет вроде бы, — рассеяно отвечает Бобби, — хотя, она, похоже, довольно остро всё это восприняла, ну, ты понимаешь, вся эта кровь, раненые, к тому же, несколько людей погибло от взрыва на балконе.

Чёрт, как я сразу об этом не подумал. Гвен ещё не приходилось видеть последствия подобных битв. Я вспомнил себя, когда только начал свою карьеру супергероя, я знаю, через что сейчас проходит Гвен.

— Сможете закончить тут без меня? — спрашиваю извиняющим тоном.

— Так спешишь привить ей свою вакцину? — с весёлыми нотками в голосе спрашивает Дэдпул.

Я оставляю эту шутку без ответа, хотя парочка острот, связанных с разработкой вакцины для самой наёмницы, так и чесались на языке.

— Думаю, не нужно тебе напоминать, что Озборн крайне опасна и оставлять её без присмотра нельзя. Просто учитывай, что она намного сильнее обычного человека из-за сыворотки, которую себе ввела.

— Сила не очень помогает, когда у тебя во лбу пара дополнительных отверстий, — усмехается Дэдпул.

— Постарайся её не убивать и не калечь, она же связана! Да, ещё кое-что, я уже заказал нужные нам оборудование и материалы, часть доставят по этому адресу уже сегодня, — я передаю Уилсон листок с адресом.

— Опять работать грузчиком, — хмурится наёмница, — надо было внимательнее читать условия контракта.

***

Короткая трель телефона выдернула Гвен из размышлений. Девушка обнаружила себя сидящей на парапете высотного здания, она даже не помнила, как тут оказалась. Прямо под её ногами обрывалась в пропасть стена. Сюда не делали экскурсий, и завораживающее зрелище, открывавшееся с этой безумной высоты, видели только она и безразличные изваяния гаргулий. Стейси поймала себя на мысли, что завидует их бесстрастию. Что бы ни происходило внизу, это не тревожило покой каменных монстров. Даже если завтра разразится война и человеческое оружие уничтожит весь город, они останутся всё так же спокойны до самой своей смерти.

Гвен хотела позвонить Питеру, но остановилась, когда вновь увидела следы крови на руках… их можно было легко смыть, но она почему-то до сих пор не сделала этого. Стейси вдруг поняла, что не знает, что хочет сказать Паркеру. Зачем же тогда она ему написала и попросила о встрече? Только потому, что больше поговорить было не с кем? У Женщины-Паука нет друзей, с которыми можно было бы обсудить случившееся.

Девушка шагнула в пропасть, устремляясь в свободное падение. Ощущение полёта помогло Гвен вырваться из меланхолического оцепенения. Выпустив паутину, Стейси взяла под контроль падение и полетела в сторону своего дома. Увы, даже восторг от полёта на паутине не мог излечить её от душевных терзаний.

Она понимала, что подвергает себя риску раскрытия, но всё равно не стала переодеваться в обычную одежду, что сейчас покоилась в рюкзаке у неё за спиной, а просто заскочила в открытое окно своей комнаты. Почему-то ей было абсолютно наплевать, даже если бы кто-нибудь её увидел.

Не снимая костюма, всё равно мама не вернётся допоздна, Гвен прошла в гостиную и включила телевизор. Телевизионщики сработали быстро — в новостях уже крутили репортаж о случившемся в ОзКорп.

Модельной внешности ведущая, взволнованным голосом пересказывала свою версию произошедшего:

— … нападение, невероятное по своей жестокости! Четверо погибших, десятки раненых, трое в тяжелом состоянии. Очевидцы сообщают о террористке на летательном аппарате, которая обстреляла балкон здания корпорации ОзКорп из гранатомёта. Согласно первичным сведениям, все погибшие — состояли в управляющем совете компании. Также известно, что в погроме принимали участие Женщина-Паук и существо, совсем недавно устроившее массовое побоище на улицах города, — включилась запись, на которой отчётливо было видно, как Женщина-Паук атакует преступницу, — Являлись ли они сообщниками нападавших устанавливает следствие.

В раздражении девушка выключила телевизор.

— Какое к чёрту следствие? — зашипела Гвен, — они там, что, совсем ослепли?

Собственно, такая реакция прессы и полиции вполне предсказуема, но оттого было не менее обидно. Она была всеобщей любимицей пока выступала на телешоу и развлекала зрителей, но стоило сделать что-то по-настоящему значимое, как многие отвернулись от неё.

Значимое ли?

Четыре человека погибли. Она знала, что случится, даже на кого был нацелен удар, и всё равно не смогла помешать. Эти люди могли бы быть живы, будь она расторопнее.

А теперь её ещё и могут во всём обвинить! Гвен разрывалась между противоречиями. С одной стороны, она хотела не допустить повторения подобного, ведь преступница всё ещё на свободе, но с другой, рисковать своей жизнью и получать в награду обвинения от полиции… Мама уже несколько дней пытается выяснить, кто стоит за личиной Женщины-Паука… это оказалось для Гвен неожиданностью. Почему Джейн Стейси, слывущая одной из самых благоразумных женщин в полицейском департаменте, так вцепилась в это дело? Откуда такая неприязнь к Женщине-Пауку? Их отношения и так не были особо тёплыми, а теперь и вовсе беда. Трудно улыбаться, когда тебя поливает грязью собственная мать, а ты даже не можешь толком оправдаться.

Гвен резко ощутила, как сильно она устала за эти несколько дней, в течение которых чутье не давало ей покоя. Вернувшись в свою комнату, девушка стянула с себя костюм. Белый спандекс, хоть и обладал водоотталкивающими свойствами, но следы крови всё равно были отчетливо видны на ткани. Её маска запачкалась, словно вся грязь, что выливалась на неё из уст матери и заголовков газет стала вдруг материальной. Стейси бросила костюм в шкаф, даже не сложив должным образом, и обессиленная упала на кровать, энергии в теле не было даже на то, чтобы сходить помыться.

Тут зазвонил телефон. На дисплее высветилось знакомое имя, ну да, она же сама написала ему. Но отвечать не хотелось, говорить с ним… зря она написала то смс. Девушка почувствовала, как её кишки наматывает невидимая рука страха, четыре человека погибли, что если он обвинит её в этом, как обвинили полицейские и пресса? Ведь он предупреждал…

И всё же она ответила, не могла не ответить.

— Как дела, Девочка-Паучок? — жизнерадостно отозвался Паркер, едва только Гвен взяла трубку, — видел тебя по телевизору, ты молодец.

Гвен боялась пошевелиться, она на десяток секунд забыла, что нужно дышать. Это, что шутка? Из всех людей именно он тот, кто имел право злиться на неё. Питер предупредил её о теракте, но она не смогла распорядиться полученной информацией…

И что это за дурацкое прозвище, Девочка-Паучок? Стейси хотела было возмутиться, но почувствовала, как на лице сама по себе появляется непрошеная улыбка.

— Спасибо… за то, что предупредил, — Гвен вспомнила, что хотела расспросить Питера о том, откуда у него информация, но решила повременить с этим, — и за всё…

Что она хотела сказать? За то, что веришь в меня? За твою поддержку? За то, что не усомнился ни на секунду? Гвен и сама не знала.

— … но я облажалась, я не смогла спасти тех людей и преступницу не поймала тоже, кто знает, что она сделает теперь, что выкинет в следующий раз?

— Эй, Веном мне всё рассказала! Это же ты прогнала нападавшую, а потом спасала раненых, ты всё сделала правильно. — Веном ему рассказала? Значит он не просто позвал её на помощь, после случившегося они снова встретились… они как-то связаны? — да и не переживай насчёт того, что Зелёная сбежала. На самом деле…

Он ненадолго замешкался, словно бы обдумывая стоит ли говорить, но быстро принял решение.

— Я как раз сейчас занимаюсь этой проблемой.

— Что? — опешила Гвен, забыв про свои недавние волнения, — Что значит занимаешься ею? Подожди, ты, что, собрался сам её поймать? Она же убьёт тебя!

— Воу, спокойнее, всё под контролем! Она уже у нас, а я пытаюсь понять, что с ней не так…

— У вас? — шокировано переспросила Гвен, — у кого у вас?

— Ладно, если хочешь узнать, приходи завтра по адресу, который я тебе вышлю… к тому же, вы всё равно уже все знакомы, а сейчас приведи себя в порядок, ок? Не раскисай, Девочка-Паучок!

— Эй, не зови меня так! — выкрикнула Гвен, но услышала только короткий смешок в ответ прежде, чем Паркер отключился, — вот ведь дурак.

Она отбросила в сторону телефон, но в этом жесте уже не было прежней обречённости, просто легкое раздражение или даже… она едва ли могла найти слов, чтобы описать своё состояние в данный момент.

Тут на телефон пришло сообщение с адресом и небольшая пометка к нему: “приходи после обеда, завтра, всё тебе покажем и расскажем”.

— Вот так просто… — прошептала Гвен.

Взгляд девушки упал на шкаф, где лежал смятый костюм. Ещё пару секунд она размышляла о случившемся, а затем резво вскочила с кровати и вытащила из комода своё запятнанное облачение героини.

“Пока мамы нет дома, можно спокойно воспользоваться стиральной машинкой, как раз успею сходить в душ, пока костюм стирается,” — решила для себя девушка и, насвистываю мелодию их новой песни вышла из комнаты. Поставив самый быстрый режим стирки, всё-таки ткань с добавлением спандекса отстирывается довольно легко, она заскочила под душ.

Через полчаса, смыв с себя грязь и сложив выстиранный костюм в шкафу, Гвен снова упала на кровать. Она едва ли не засыпала на ходу, но на этот раз её усталость имела другой характер, вместо болезненного изнеможения, она чувствовала приятную истому во всём теле, как после тренировки под маминым руководством. Она всё ещё чувствовала ответственность за произошедшее, но груз на её плечах стал немного легче. Когда Гвен наконец провалилась в сон, на её губах блуждала лёгкая улыбка.

Немного грустно, немного жаль

После разговора с Гвен я понял, что раз уж мы ограничились общением по телефону, то и смысла уходить из лаборатории, в общем-то, не было. Но возвращаться уже не стал. Запоздалой мыслью посетило меня понимание, что стоило всё-таки предупредить остальных прежде, чем приглашать Гвен. Впрочем, вряд ли кто-то будет против. Ответив на сообщения от Эм-Джей, скопившиеся на телефоне, пока я был занят проблемами Озборн и Женщины-Паука, я вызвал такси.

Рабочий день уже подходил к концу, но я всё же успел заехать к юристу, чтобы озаботиться патентованием паутины, теперь, благодаря “финансированию” со стороны ОзКорп плата за оформление документов и прохождение оценочной комиссии не были такой большой проблемой.

После заскочил в магазин электроники, где приобрёл ноутбук, телевизор и новый телефон, взамен повредившегося в битве с Белым Кроликом, не то чтобы он был нерабочим, но треснувший экран немного раздражает. Теперь я смогу сделать своё жилище чуточку более обжитым, чтобы было куда позвать свою девушку. Нужно ведь нам чем-то заниматься, когда мы не в кровати… интересно, как долго Анна собирается держать свою дочь под домашним арестом? Не думаю, что мать Эм-Джей будет столь же рьяно препятствовать моим отношениям с её дочерью, как это делал в прошлом мире её муж. Я его, кстати, ни разу не видел и не слышал, видимо в этом мире дочерью он почти не интересуется, что и к лучшему.

В магазине я опасался, что у работниц возникнут резонные сомнения по поводу того, что такие масштабные закупки производит несовершеннолетний, но гораздо большей проблемой оказалось отделаться от их помощи. Встревоженный таким напором, я вынужден был отклонить предложение работниц бесплатно установить технику… было бы там, что устанавливать, один лишь телевизор. Проще сделать это самому, чем потом выпроваживать из дома назойливых помощниц. Странно всё это. Видимо, они совсем отчаялись найти себе спутника жизни. В школе на меня никогда так не вешались, всё-таки большинство знакомых мне девушек соблюдали рамки, с некоторыми даже удаётся забыть о странностях этого мира… та же Дэдпул, при всей её безбашенности, не заходит дальше шуток, тем не менее, шоковую паутину, когда она рядом, я всегда держу наготове. Хотя она, по большей части, иронизирует над собой, очевидно, что с такой внешностью, как у неё, найти партнёра для секса в мире, где на каждого мужчину приходится десяток женщин, практически невозможно.

Я уже заканчивал с настройкой телевизора и установкой софта на ноутбук и собирался отправиться на боковую, когда услышал, как кто-то открыл входную дверь моего дома. Поднявшееся было в груди чувство беспокойства сменилось предвкушением, как только я узнал свою девушку по звуку шагов. Делая вид, что не заметил вторжения, я продолжил копаться с телевизором, предоставляя Эм-Джей свободу действий.

И она оправдала мои ожидания. Незаметно ко мне подкравшись, девушка обвила меня руками, прижимаясь всем телом, со вполне очевидными намерениями.

— Найдётся у героя минутка для своей девушки? — прошептала Мэри Джейн, в её тоне мне послышалось затаённое недовольство, — ты всё время где-то пропадаешь, кого ты спасал сегодня?

— Долгая история, — усмехаюсь я, разворачиваясь лицом к Эм-Джей, — уверена, что хочешь потратить ночь на разговоры?

Не сдерживая свои порывы, я прижимаю её к себе и как-то само собой получилось, что рука моя при этом легла на её упругую задницу. Всему виной эти тугие джинсовые шорты, каждый раз, видя Эм-Джей в такой одежде, чувствую прилив сексуального желания. Эта девчонка знает, как подчеркнуть свои достоинства!

— У тебя есть предложение получше? — спрашивает она, а сама при этом уже расстёгивает пуговицы на моей рубашке.

Значит с места и сразу в карьер? Ну, я не возражаю и вместо ответа накрываю её губы поцелуем. Мэри Джейн с энтузиазмом отвечает на поцелуй, активно включается в борьбу языками. Я слышу её тяжёлое дыхание и гулкий стук сердца, мы так близко, что я чувствую прикосновения уже затвердевших сосков Эм-Джей к моей груди. На ней нет лифчика, понимаю я. И всё же, Мэри Джейн сегодня слишком спешит, словно боится не успеть стащить с меня одежду.

Вскоре Эм-Джей переходит с губ на шею, постепенно опускается вниз, покрывая поцелуями мой торс. “Ох, я знаю, к чему ты стремишься и не могу сказать, что мне не нравится направление твоих мыслей!”

Зачем-то она начинает играть с моими сосками. Пожалуй, это самое бесполезное занятие, которое может сделать девушка в постели с мужчиной. Серьёзно, рано или поздно каждая девушка пытается поиграть с ними, либо до, либо после секса, как будто найдётся мужчина, которому это понравится.

“Оставь их, Мэри Джейн, эти штуки мертвы!” Впрочем, вслух я этого не говорю, ведь Эм-Джей и сама спускается ниже, мне остаётся только опереться на спинку дивана, позволяя ей перенять инициативу на себя.

— Ты ведь этого хочешь? — лукаво улыбается Мэри Джейн, расстёгивая мои брюки.

Уж не пытаешься ли ты меня смутить, Мэри Джейн Уотсон? Увы, Паркер сделан не из такого теста, чтобы его можно было сконфузить столь невинным образом.

— Чертовски верно, Мэри Джейн! — Подбадриваю я девушку в её начинании. В этот раз она справилась с ремнём гораздо быстрее, чем в ту памятную ночь в клубе.

Эм-Джей победоносно улыбается и извлекает моего бойца. Помнится мне, Фелиция говорила, что ей нравится чувствовать свою полную власть надо мной в такие моменты. Наверно, в этом мире подобное можно распространять на большинство девушек.

Эм-Джей легкими касаниями языка дразнит меня, стимулируя кончик члена, но не спешит брать его в рот. Кое-кто, очевидно, изучал теорию в интернете. То ли Миссис Анна не уследила за своей любознательной дочкой, то ли сделала послабление условиям наказания. Каждый раз, касаясь основания головки, она вызывает волну дрожи во всём моём теле.

Довольная эффектом, Мэри Джейн ухмыляется и наконец заглатывает член, до самого основания, из-за чего мне резко становится не до разговоров. О, она своего добилась, я едва смог продержаться минуту прежде, чем выплеснул своё возбуждение наружу.

— Кто бы мог подумать, что Питер Паркер окажется извращенцем, который любит кончать в рот своей девушке, — ухмыляется Эм-Джей проводя пальцем по губам, чтобы собрать остатки спермы.

Стоп! Она, что её проглотила? И при этом ещё называет меня извращенцем! Что за безумный мир, Мэри Джейн, которую я знал раньше, никогда на такое бы ни пошла! И в прошлый раз, разве не показался ей этот вкус отвратительным?

Мысль, что ради меня Эм-Джей пересилила своё отвращение, дико заводит меня. Господи, да мне никогда бы не хватило смелости попросить её о таком в прошлом мире, а здесь, даже не пришлось к этому подталкивать. Моё воображение тут же подкидывает картинки того, что ещё мы могли бы попробовать в сексе. И я почти уверен, что любой из этих вариантов осуществим! Я определённо готов ко второму раунду прямо сейчас, но чувствую необходимость отплатить Эм-Джей за её любовь… и совсем чуть-чуть за попытки подколоть меня. Мы меняемся местами, теперь она сидит на диване, а я стягиваю её короткие шортики, чтобы открыть замечательный вид на насквозь промокшие чёрные трусики с кружевами.

Я начинаю с её нежных ножек. От моих поцелуев бёдра девушки покрываются гусиной кожей. Мэри Джейн мелко подрагивает, но затаив дыхание, наблюдает за моими действиями, догадывается ли она, что я хочу сделать?

— Питер… что ты делаешь? — неуверенно шепчет Мэри Джейн.

Я постепенно приближаюсь к заветному месту, не забывая покрыть поцелуями нежные участки кожи возле её трусиков, затем аккуратно оттягиваю их в сторону. За моим пальцем протягивается заметная нить вязких любовных соков, отчего на лице Эм-Джей появляются явные признаки смущения. То-то же!

Наконец я достигаю своей цели. Невесомыми движениями ласкаю кончиком языка её внешние губы и теперь уже Мэри Джейн чутко реагирует на каждое моё касание.

— Ах… Питер… — она откидывается на спину, одной рукой сжимает свою грудь, а другой тянется к промежности. Стимуляция явно недостаточна, но я не позволяю ей вмешиваться и перехватываю ладонь девушки, — ах, нет… пожалуйста сильнее.

Я самодовольно ухмыляюсь, но не спешу выполнять просьбу Мэри Джейн. Очень плавно усиливая напор, я понемногу заставляю её бутон раскрыться.

— Пожалуйста, я не могу больше, — стонет Эм-Джей.

Фелиция была чертовски права: действительно приятно. К тому же, разве может что-то возбудить сильнее, чем стонущая от наслаждения партнёрша? Вряд ли это можно назвать фетишем, скорее это основной инстинкт. Никогда не понимал тех, кто трахается только ради самоудовлетворения. На мой взгляд, это просто отвратительно и стыдно.

Решив, что пора переходить к следующему этапу, я нахожу языком маленький клитор и одновременно с этим погружаю один палец в её сочащуюся соком дырочку. Эм-Джей тут же отзывается волной дрожи по всему телу, кажется, это был легкий оргазм. Хм, это только начало!

Естественно я не останавливаюсь, а лишь усиливаю напор. Подключаю второй палец и начинаю активнее работать руками и языком. Это приносит результат и вскоре Мэри Джейн уже задыхается в приступе нового удовольствия.

Несколько очень долгих секунд комнату оглашают лишь громкие стоны Мэри Джейн. Наконец она приходит в себя и тут же страстно целует меня, смешивая на губах наши соки.

— Питер Паркер, — хрипло шепчет она, — я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, Мэри Джейн.

— А теперь трахни меня, — требовательно говорит Эм-Джей, призывно раздвигая ноги.

Ох, это я с удовольствием. А поскольку в ближайшие дни в школу я идти не планирую, а возможно и вовсе буду так занят, что не вернусь домой, в эту ночь Мэри Джейн не отделается одним разом.

***

То же время совершенно ничем непримечательный фургон тёмной расцветки, припаркованный на плохо освещённом участке улицы, появившийся там незадолго до возвращения Паркера из магазина.

Таких машин сотни курсируют по городу, развозя мороженое и заказы из магазинов, никто не обращает на них внимание. Конечно, они не настолько незаметны, как такси, но большинству людей даже в голову не приходит, что такая машина идеальна для того, чтобы скрыть что-то от посторонних глаз. Вот и этот фургон изнутри был набит разнообразным оборудованием для слежки, представляя собой не что иное, как передвижной наблюдательный пункт.

— Можно мне вежливо поинтересоваться, какого чёрта мы вообще тут делаем? — помешивая кофе в пластмассовом стакане спрашивает исполняющая на этой миссии роль водителя и, в случае необходимости, оперативника женщина у своей коллеги. В голосе её явно слышны нотки раздражения. Дейзи, так её звали, несколько недолюбливала всех умников и Юнь Ли, свою сегодняшнюю напарницу, в частности.

Та, кому был адресован вопрос — невысокая женщина, черты лица которой не говорили, а скорее даже намекали о китайских корнях, с лёгким презрением посмотрела на Дейзи и отвечать не стала.

— Эй! Имею я право хотя бы знать за кем мы шпионим? Почему меня отправили сюда, даже не проинструктировав? — всё больше выходила из себя говорившая.

— Времени на инструктаж не было, всё, что нужно ты узнаешь от меня, — отозвалась наконец, вторая шпионка, приспуская наушники.

— Ну так говори, зачем меня оторвали от прошлой миссии…

— Тихо! Смотри!

Через односторонне прозрачное окно женщины увидели, как какая-то рыжеволосая девица тайком выбирается из своего дома, а затем заходит в соседний через парадную дверь.

— За ней мы следим?

— Нет. Наша цель тот, к кому она идёт. Питер Паркер, шестнадцать лет, ученик МидТаунской Старшей Школы.

— И что в нём такого важного? — потягивая из пластикового стаканчика горячий кофе, спрашивает оперативница.

— Его показатель интеллекта выше двухсот пятидесяти.

— Что?! Не может быть! Так это он? — от неожиданности прыснув ртом, спрашивает Дейзи.

— Да, — холодно отвечает Юнь, демонстративно вытирая брызги, попавшие на выключенный монитор.

— Поверить не могу! Он ещё совсем ребёнок, да ещё и парень к тому же. Я столько слухов слышала о будущем Ядре, я думала нам нужен кто-нибудь вроде Тони Старк или Беннер.

Её собеседница кивнула.

— Да, они тоже были подходящими кандидатурами, но мы упустили возможность. Теперь они слишком заметные персоны, к тому же, опасны сами по себе, но это стало отличным оправданием нашего бездействия. Все думают, что готовится крупная операция…

— А на самом деле мы ждали пока мальчишка достигнет нужного возраста! Но ему всего шестнадцать, ещё слишком рано.

— Но больше ждать нельзя. Мы сделали всё, чтобы он оставался для всех незаметным как можно дольше, но в последнее время, что-то пошло не так… каким-то образом он преодолел воздействие блокатора, и мы снова едва не упустили момент… он уже попал в поле зрения полиции, засветился по телевизору, вопрос времени, когда на него обратят внимание “они”, сама понимаешь, мы должны успеть раньше всех.

— Мы будем брать его прямо сейчас? — оживилась оперативница.

— Это слишком важное решение, мы просто присматриваем за ним и не вмешиваемся до тех пор, пока сеть не будет готова, — отзывается Юнь Ли.

— Уже началась подготовка? — В очередной раз за вечер удивляется Дейзи. — И сколько на это уйдёт времени? Проклятье, я даже не знала.

— Ты сама выбрала свой путь… из всех оперативников ты третья, кто узнал правду, основа сети будет готова в течение месяца.

— А что ты? Ты ведь тоже…

— Я буду в последней волне, так что у меня ещё есть время провести эту операцию, — с затаённой гордостью отвечает Юнь, — да чем они там занимаются? О… вау.

— Что там? — Дейзи выдернула наушники напарницы из разъёма, перенаправляя звук на внешние динамики, и по салону машины разнеслись влажные звуки и приглушенные постанывания, — нихера себе детишки развлекаются!

— Дура! — Юнь поспешно отключила динамики, а затем достала ещё одну пару наушников, — лучше надень это.

— Эх, жаль картинки нет, — заметила Дейзи, прислушиваясь к происходящему в доме.

— Вообще-то… — Юнь, несколькими быстрыми нажатиями включила монитор, на который транслировалось изображение с трёх камер внутри дома.

— А раньше так сделать нельзя было? — зашипела Дейзи, впиваясь взглядом в видео, — дерьмо! Я до выпуска из академии Щ.И.Т. не видела настоящего хуя, а эта сучка ещё школу даже не окончила! Везёт же некоторым! А ты чего краснеешь? Дай угадаю, ни разу с мужиком-то и не была?

— Заткнись! — огрызнулась Юнь, — это всё не имеет значения и лишь отвлекает от цели, когда я стану…

— Да, да, да, слышала эту поебень уже миллион раз… — перебила подругу Дейзи.

— … фанатики сраные, — чуть тише добавляет она, так чтобы напарница не услышала, — как думаешь, они пойдут дальше отсоса?

— Какая мне разница?!

— Эх, даже жаль его немного… может всё-таки сами его возьмём, сил нет на такое смотреть!

— Что… — Юнь с трудом оторвала взгляд от экрана, — нет! Нельзя, слишком рискованно.

— Чего рискованного-то? Да я его за секунду скручу, пикнуть не успеет.

— Несколько дней назад его взяли в заложники во время ограбления ресторана. Парня посадили в фургон, такой же как у нас, с тремя женщинами, все три были вооружены, но вышел из машины только Паркер, без единой царапины, но весь в крови.

— А что с бабами?

— Серьёзно ранены, на следствии утверждали, что это он их уделал, а ещё они говорили, что на парне заживают раны. Нам пришлось их заткнуть, чтобы не привлекали внимания к цели, хотя и было уже поздно. И это только один случай из нескольких. Нам известно, что он как-то связан с Женщиной-Пауком и Дэдпул. Нужно тщательно всё подготовить.

— Так что, наша миссия в том, чтобы смотреть, как они трахаются?

— Вроде того…

Спустя десять минут молчаливого наблюдения.

— Это несправедливо, — выдыхает Дейзи, нервно накручивая на палец локон своих светлых волос, перевязанный синей ленточкой, — просто несправедливо, такое даже в порно редко увидишь. Я слышала: Сара, ну знаешь, дочка той сенаторши, которая была одной из апостолов? Так вот, она отвалила в эскорте тройную таксу за то, чтобы парнишка так же поработал языком. Представляешь? Это же целое состояние за пять минут удовольствия!

Юнь Ли демонстративно кривилась на разговоры об эскорт услугах, но не перебивала товарку. В этот момент её разум посетила шальная мысль: “Раз уж вскоре деньги для меня перестанут иметь какое-либо значение, то почему бы и не потратить их напоследок?”

***

В итоге, мы так увлеклись прошлой ночью, что уснули вместе, не вылезая из кровати. Ну Мэри Джейн была настолько измотана, после ночного марафона, что отрубилась сразу же, а я просто не подумал о том, что ей нужно вернуться к себе в комнату до рассвета.

Когда я проснулся на часах было уже половина шестого, а это значило, что мы ещё успеваем в школу. Впрочем, мне-то всё равно плевать, я не собираюсь туда идти. Что может быть бесполезнее, чем сидеть на школьных занятиях человеку с моими знаниями?

Мэри Джейн всё ещё мирно посапывала, положив голову мне на грудь. Я ласково погладил её роскошные волосы, она лишь улыбнулась во сне, ей явно снилось что-то хорошее. Видя умиротворённое выражение на лице Мэри Джейн, я не стал сразу будить девушку.

Минут десять я просто лежал, наслаждаясь ощущением утренней неги и теплом обнимающей меня девушки. На самом деле, я бы с удовольствием спал и дальше, но мне определённо стоит быть в лаборатории, когда туда придёт Гвен.

Тут в утреннюю тишину ворвалась телефонная трель. Это мелодия телефона Эм-Джей, вероятно он остался в её шортах, которые так и валяются около дивана в гостиной.

Мэри Джейн вяло зашевелилась, разбуженная звонком и открыла заспанные глаза, пары часов сна для неё явно было недостаточно.

— Доброе утро, — я накрыл её губы легким поцелуем.

Чем вероятно вызвал на свет воспоминания вчерашней ночи.

— М-м-м, — углубив поцелуй, Эм-Джей закинула вторую руку мне на шею, — это однозначно самое доброе утро в моей жизни и самый лучший способ проснуться!

Тут повторился телефонный звонок, отчего глаза Мэри Джейн расширились в осознании того, какую ошибку она совершила, подозреваю, утро резко перестало быть добрым.

— О боже! — с ужасом прошептала она, — мне конец! Мама убьёт меня!

Девушка резко подскочила и начала судорожно бегать по дому в поисках своей одежды. И как бы забавно это не выглядело, у меня не было желания смеяться. Мало того, что я прекрасно осознавал какими неприятностями это грозит Эм-Джей, я также понимал, что, если ничего не исправить, мы не сможем видеться весьма долгое время.

— Подожди, — привлёк я её внимание, когда Эм-Джей уже собиралась ответить на звонок матери, — как думаешь, может прежде стоит мне поговорить с миссис Анной?

— Ты что спятил, да она…

— Что? — перебиваю Эм-Джей я, — она имеет что-то против меня?

— Эм… нет, но…

Я подошел к девушке вплотную и аккуратно взял из её рук телефон.

— Или может, она не хочет, чтобы мы встречались?

— Нет, — с сомнением начала Эм-Джей, — она… ну наоборот, всегда хотела… ну знаешь, подтолкнуть меня, чтобы я начала с тобой дружить…

Чем дальше, тем тише говорила Мэри Джейн, очевидно, ей по какой-то причине было стыдно об этом говорить.

— Ну вот и отлично, в таком случае, она обрадуется, что ты послушала её совета.

— Да, но…

— Иди в душ, — я разворочаю Эм-Джей в нужном направлении, — я поговорю с твоей мамой и постараюсь уладить ситуацию.

— Но… — попыталась ещё что-то возразить Мэри Джейн, но я лишь подтолкнул её легким шлепком по попе.

— Эй! — развернулась девушка.

— Уже говорю, — перебиваю её я, указывая пальцем на телефон, — беги мойся! Алло, Миссис Уотсон, доброе утро.

Я делаю страшное лицо, чтобы выпроводить Эм-Джей из комнаты, и она наконец-то слушается меня и уходит в душ.

— Кто это? — встревоженный и несколько злой голос из трубки, — Где моя дочь?

— Это я, Питер Паркер, — спокойно отвечаю я, — Мэри Джейн у меня.

Сразу же признаюсь я, тем самым сбиваю с мысли готовую разразиться гневной тирадой женщину. Тем не менее она быстро приходит в себя и требует объяснений. Понимая, что насколько бы правдоподобное оправдания я не придумал, это не успокоит её подозрений, я сразу признался, что мы с её дочерью теперь вместе и что она была у меня всю ночь, чем ещё раз шокировал женщину. Я делал ставку на то, что в этом мире, с таким дичайшим неравенством полов, ругать свою дочь за то, что она начала встречаться с парнем, будет просто глупостью.

— Дай мне Мэри Джейн, почему она сама не взяла трубку? — наконец спрашивает Анна.

— Она сейчас в душе, — без тени сомнений отвечаю я.

— Насколько у вас всё серьёзно?

“Настолько, что, оказавшись в другом мире, я в первый же день в школе позвал Мэри Джейн на свидание!” Конечно, я не мог этого сказать.

— Если бы я мог выбрать только одну девушку во всём мире — это была бы Мэри Джейн, — твёрдым голосом отвечаю я, — мы любим друг друга.

Анна шокировано молчит. Полагаю, такая решимость для мужчины в подобном вопросе для неё в диковинку. Чувствуя податливую почву, я решаю выиграть ещё несколько позиций в разговоре.

— Миссис Анна, я не хочу вмешиваться в ваши методы воспитания, но не могли бы вы позволить Мэри Джейн приходить ко мне в гости, к тому же, не знаю, говорила ли она вам это или нет, но у группы, в которой она состоит, сейчас очень важный этап, но из-за её наказания девочки не могут даже собраться вместе для репетиции.

После долгой паузы Анна отвечает:

— Я думала, что эта группа — просто дурачество… все в детстве хотят быть музыкантами и художниками…

— Уверяю вас, у них всё серьёзно, несколько дней назад они записали свою первую песню, разве Мэри Джейн не говорила вам?

— Что? Нет… я не знала.

— Это очень важный этап в её жизни, сейчас она, как никогда, нуждается в поддержке матери, возможно от этого зависит станет ли она успешным музыкантом. Извините за прямоту, но если ваша дочь не рассказала вам о самом важном событии в её жизни, разве это не повод пересмотреть своё отношение?

Анна молчала, возможно, я надавил на неё слишком сильно, но разве я в чём-либо соврал?

— Не говорите ей, что я рассказал вам про песню, лучше сделайте так, чтобы она сама с вами этим поделилась, — тут из душа показалась, на ходу вытирающаяся моим полотенцем Эм-Джей, — до свидания, миссис Уотсон.

Я демонстративно отключаю телефон и показываю Мэри Джейн победную улыбку.

— Ну как? Получилось? — спрашивает она, встревоженным голосом.

— Ты во мне сомневаешься? — самодовольно спрашиваю я, притягивая к себе одетую в одно лишь полотенце девушку. Чувствую прилив крови к нужным местам, но, на это, к сожалению, совершенно нет времени.

— Я хорошо знаю свою маму, — обречённо отвечает Эм-Джей.

— Хех, сейчас иди домой и извинись за то, что сбежала ночью из дома, если Анна будет расспрашивать говори, как есть… хотя подробно расписывать каждую ночь, всё же не стоит.

— Если? Если будет расспрашивать? Да она из меня всю душу вытрясет!

— Посмотрим, главное, ни в коем случае не хами ей, не провоцируй конфликт сама и всё будет в порядке, — не выпуская Мэри Джейн из объятий я вновь целую её губы.

Она отвечает на поцелуй, но, когда мы отстраняемся, морщит носик и отталкивается от меня.

— Фу, у тебя утреннее дыхание, — заявляет она.

— А у тебя нет?

— Конечно, нет, я, в отличие от тебя, уже почистила зубы! — девушка вырывается, оставив в моих руках полотенце, и бежит собирать свою одежду в гостиной.

— Моей щёткой? — с запозданием спрашиваю я.

В ответ Эм-Джей развернулась и показала мне язык. Что за ребячество?!

***

Итак, сыворотка Гоблина. Вернувшись в лабораторию, я первым делом приступил к изучению этого вещества. К сожалению выводы, сделанные вчера, на основе данных, хранившихся на компьютере Нормы подтвердились. В отличие от создателя Сыворотки Вечности, который ограничился малым и использовал лишь то, в чём смог разобраться, тот, кто разработал формулу Гоблина замахнулся на полноценную реплику работы профессора Эрскин. Что самое поразительное, неизвестному или, подозреваю, неизвестной учёной это по большей части удалось. Мышцы, скелет, нервная и иммунная система, интеллект, сыворотка улучшает всё это, у испытуемого даже появляется предрасположенность к самоисцелению. Помню, Норман пару раз умудрялся восстать из мёртвых, получив, казалось бы, смертельные ранения, очевидно, благодаря сыворотке. Однако, не всё так гладко. Эта сыворотка, словно программа, набитая костылями, исправляющими недостатки, нет ни изящества, ни завершённости, свойственных работе Эрскин, но и это ещё не всё. Для последнего недостатка формулы костыля, видимо, так и не нашлось, вследствие чего все применившие её на себе становятся опасными психопатами с расщеплением личности.

При всём желании я не могу вылечить Норму Озборн. Не тот уровень технологии. Вот если бы у меня был нейронный сканер… но он, как и многие, известные мне изобретения прошлого мира, требует для своей работы невозможный в данный момент по мощности компьютер.

Что же тогда? Если я не могу вылечить болезнь, значит остаётся лечить симптомы. Нужно найти способ подавить эту вторую личность, решившуюся на массовое убийство. Забавно, что в этом мне также мог бы помочь нейронный сканер, точнее его непредвиденная создателями возможность влиять на сознание при определённой интенсивности сканирования. Эх, я хожу по кругу, опять эти стенания о суперкомпьютерах в век микропроцессоров девятого поколения. Самому противно! Не должен ли я, вместо того, чтобы причитать о неразвитости технологий, создать их сам? Так, что-то мысли мои ушли не в том направлении, нужно сосредоточиться на текущих задачах.

Когда речь заходит о контроле сознания, первое, что приходит в голову программа подчинения, которую применяют в Гидре? Не самый гуманный метод, но действенный и простой. Крайне примитивные препараты, немного НЛП и грубая психологическая ломка, после которой человек становится полностью послушным воле хозяина. С другой стороны, не факт, что Озборн сломается. Я бы даже поставил на обратное, если этот метод даст сбой, её ненависть выйдет на абсолютно новый уровень.

Но ведь не обязательно заходить так далеко, мне ведь не послушная болванка нужна… эх, не специалист я в психологии. Впрочем, некоторые из моих старых врагов были неплохо подкованы в этой области и умудрялись при помощи химикатов манипулировать мыслями других людей. Допустим, я воссоздам некоторые из используемых ими препаратов, с этим не должно быть проблем. Затем можно заставить Норму забыть о событиях последних дней и заблокировать её Альтер Эго… да, должно сработать. По крайней мере, это лучше, чем убивать женщину или сдавать её властям. Но нет никакой гарантии, что она не вспомнит всё через некоторое время и тогда мы возвращаемся к варианту злой психопатки.

Кстати, если говорить о работе с сознанием, что если попросить помощи у специалиста? Для Ксавье не составило бы труда заставить Озборн забыть о своих “подвигах” и заблокировать её кровожадную вторую личность. Есть только одна загвоздка, я понятия не имею, что из себя представляет Ксавье этого мира. Да, большинство местных по характеру не слишком отличаются от своих двойников из моего прошлого, даже если у них разный пол, но остаётся яркий пример обратному: Мёрдок. Пусть статистически вероятность этого не так уж и высока, но что если местный профессор окажется не настолько высоконравственным человеком, как Чарльз из моего мира?

Ха, в таком случае Норма из опасной злодейки быстро превращается в мелкое недоразумение, ведь если злодеем станет телепат уровня Ксавье… нужно озаботиться защитой сознания, как только появится свободное время!

Таким образом, какие бы пути решения проблемы Озборн я ни искал, всегда оставались подводные камни. Любой метод контроля сознания натыкался на непредсказуемый фактор сыворотки Гоблина, вмешательство телепатов слишком рискованно само по себе, сдавать Норму в Щ.И.Т. мало того, что крайняя мера, так ещё и чревато последствиями, ведь она слишком много знает… не стоило показывать ей своё лицо.

Помощь пришла с неожиданной стороны. Я как-то совершенно выпустил из виду, что моя самопровозглашённая ассистентка помимо тяги к героизму, является носителем существа, которое само по себе является мощнейшим инструментом для анализа и мониторинга состояния подопытного. Когда я отверг очередную идею с химикатами, из-за их недостаточной надёжности, Веном вдруг предложила в этом деле свою помощь. Я вспомнил как мы тестировали сыворотку Ящера, тогда для неё не составило труда отслеживать все изменения в организме Бобби, повторить то же самое для Озборн, по её словам, не было проблемой. Более того, симбионт огорошил меня, сказав, что сможет оставить в теле Озборн небольшое количество своих клеток, которые поднимут тревогу, если заметят, что мыслительный процесс Нормы резко изменился.

Вау, просто вау! Всё это время у меня под носом был биологический нейронный сканер, а я даже не понял этого! Чёрт! Я прекрасно себе представляю насколько мощной разрешающей способностью должен обладать сканер, чтобы считать модель мысленного процесса в мозгу, не говоря уже о требуемой вычислительной мощности для обработки подобного массива данных! Если на такое способна небольшая часть клеток симбионта, отделённая от основного тела…

— Это действительно выход, — вынужден признать я её правоту, — тогда я немедленно начну подготовку.

Глава двадцать седьмая, в страшных муках рождённая

На следующий день, сразу же после окончания занятий в колледже, облачившись в своё боевое одеяние, Гвен Стейси отправилась по адресу, указанному Паркером. Ради такого важного дела, она даже отпросилась со своей подработки у Коннорс, которая не так давно вновь начала преподавать. Впрочем, профессор ещё не восстановила порядок в своём кабинете, а также не спешила брать новые проекты или возобновлять старый, так что делать там Стейси было особо нечего. Для ремонта и перетаскивания тяжестей Карен вполне может использовать многочисленных должников с информационного, которым зачем-то добавили в программу занятия у Коннорс. Видимо, их деканат действует по принципу: “чем бы студент не занимался, лишь бы заебался!”

Благодаря обмолвкам в разговоре с Веном, девушка уже знала, что в тайнике Паркера помимо самого Питера обретается как минимум одна… супергероиня, наверное, так стоит её теперь называть. Ведь, встав на защиту обычных людей, Веном в какой-то мере получила право так себя величать, особенно, если под шкурой чудовища теперь действительно скрывается другая личность.

Стейси и сама до конца не понимала, что же она предполагала увидеть, прибыв на место. Но обычный двухэтажный дом с милой цветочной клумбой и парой клёнов у забора точно не выглядел как тайное убежище супергероев. Девушка ощутила некоторую неловкость, подходя к двери, её яркий костюм выглядел аляповато и до ужаса неуместно на фоне этого жилища. Да и в целом, надевая маску Гвен превращалась в Женщину-Паука, а Женщина-Паук, в свою очередь, как правило, не утруждала себя необходимостью спрашивать чьего-либо разрешения, прежде чем проникнуть на частную территорию.

В своём воображении Гвен живо представила, как дверь открывает какой-нибудь мужчина, слегка за сорок, уже начинающий понемногу лысеть и с небольшим пивным брюшком. Он проживает тут со своей семьёй: двумя-тремя жёнами и их детьми. Что она ему скажет?

“Здравствуйте, я Женщина-Паук, у вас тут случайно не проходит тайная встреча супергероинь?”

Но все её сомнения были развеяны одним лишь видом человека, открывшего ей дверь.

— Ты? — шокировано выпустила воздух из лёгких Гвен, позабыв все заготовленные слова.

— Воу! — присвистнула Дэдпул, вальяжно опираясь на дверной косяк, — Что такая грязная дыра забыла в этой девушке?

— Что? — растерялась Стейси, отвыкшая от манеры общения наёмницы.

— Ладно, заскакивай, — сжалилась Ванда, видя, что девчонка не находит слов, — Питер говорил, что ты придёшь, только не забрызгай своей паутиной мой дом!

“Её дом?” — удивилась Гвен, оглядывая помещение. Изнутри жилище наёмницы было таким же невзрачным, как и снаружи. Если и можно было что-то сказать об этом месте, так это, что оно было на удивление заурядным. Ни тебе разбросанных по всем углам оружейных залежей, ни грязной одежды или остатков еды. Отнюдь, коридор и гостиная содержались в идеальной чистоте, не говоря уже об обстановке в доме, всё выглядело так, словно тут живёт образцовая семья. Вовсе не такого ожидаешь от одной из самых эксцентричных женщин в мире, ну или, по крайней мере, самой эксцентричной из всех, кого Стейси доводилось встречать. Проходя мимо комнаты со слегка приоткрытой дверью, своим острым зрением Стейси даже увидела фотографию с запечатлённой на ней парой молодых людей, стоящую на прикроватной тумбочке. Мужчина и женщина радостно улыбались в камеру, крепко обнимая друг друга. Гвен почувствовала, что увидела что-то, чего не должна была видеть, но Дэдпул, похоже, ничего не заметила.

Однако вскоре, кое-что всё же заставило девушку позабыть о таинственной парочке на фото и немного изменить своё мнение насчёт заурядности жилища наёмницы. Это была скрывавшаяся за одной из дверей в подвале тайная лаборатория учёного. Совсем как в кино. Переход от домашней обстановки к атмосфере высокотехнологичного секретного убежища был столь резким, что девушка присвистнула:

— Ничего себе, неплохо вы тут устроились! — такого разнообразия дорогого научного оборудования ей не доводилось видеть никогда, даже лаборатория Коннорс, весьма щедро спонсируемая университетом, меркла в сравнении с тайным логовом Паркера. К этому времени у Стейси не оставалось сомнений ни в том, кем и для чего всё это великолепие было организовано, ни, собственно, в компетентности Питера, как учёного. Антисыворотка, вернувшая Карен к нормальной жизни, лучше всяческих рекомендаций подтверждала навыки своего создателя. Считавшая себя весьма сведущей в вопросах генетики и химии Гвен, едва ли могла разобраться в принципах этого препарата. Не говоря уже о том, что прорыв профессора Коннорс также стал возможен лишь благодаря тому, что в руки женщины попал образец вещества из той капельницы.

Сам Паркер обнаружился тут же, причём не один, а в компании высокой белокурой девушки, которая сразу же обратила внимание на новоприбывших.

— О, круто, что ты пришла! — поворачиваясь к Гвен, улыбнулась незнакомка. Она сразу же создала у Стейси впечатление жизнерадостного и энергичного человека. Эдакая душа компании и всеобщая любимица, вроде Уотсон, которая может расположить к себе любого человека. Отчего-то Гвен подумала, что и смех у неё будет такой же звонкий, как у Эм-Джей. Она понимала, что это всего лишь первое впечатление, и оно может оказаться ложным, но за свои девятнадцать лет девушка редко обманывалась в людях. А уж с получением суперспособностей, её умение распознавать настроения и характер собеседников вышло на новый уровень.

Тем не менее, у Стейси тут же возникли подозрения на счёт знакомой Паркера. Веном, пропавшая с радара Женщины-Паука, одновременно с Дэдпул, вдруг появляется во время нападения на ОзКорп и утверждает, что знакома с Паркером. А теперь наёмница, охотившаяся за Веном, обнаруживается в тайном убежище Питера… хотя, скорее наоборот, ведь по словам Дэдпул, это её дом. И если добавить к этому предупреждение парня о том, что под личиной Веном теперь скрывается другой человек…

— В прошлый раз не удалось толком поговорить, ты так быстро улетела на своей паутине! — тут же подтвердила догадки девушки новенькая, протягивая ладонь для рукопожатия, — Насчёт того раза, я хотела вмешаться раньше, но вы так быстро носились у меня над головой, что я боялась задеть тебя при атаке. Но всё равно круто, что нам удалось поработать вместе, понимаешь, это был первый раз, когда я вышла в свет… ну, как героиня, или что-то вроде того.

Стейси улыбнулась под маской, услышав столь длинный и эмоциональный спич. В этот раз она, похоже, угадала с характером новой знакомой. Встретив новую носительницу Веном вживую, Гвен полностью уверилась, что она и тот монстр, пожиравший людей некоторое время назад — совершенно разные личности.

— Твою мать, Бобби! Бездонная Глотка — это моё прозвище, тебе стоит поменьше трепаться если не хочешь его оспорить? — вклинилась вдруг в разговор Дэдпул, угрожающе указывая пальцем на девушку, и тут же добавила шепотом, обращаясь к Гвен, — она твоя большая фанатка и хочет твой автограф себе на сиськи, возможно даже из твоей белой жидкости.

— Очень приятно, — отвечая на рукопожатие, сказала Стейси, сделав вид, что не услышала окончание реплики Дэдпул.

— Что? Нет, не слушай её, просто слегка волнуюсь и всё, — отмахнулась от наёмницы Бобби, — Моё имя Барбара, но друзья могут звать меня Бобби.

— Ванда Уилсон, но враги могут звать меня Дэдпул или Неминуемая Смерть, — добавила Уилсон, скрестив руки на груди.

Почувствовав, что от неё ждут ответа, Стейси неловко представилась:

— А я Женщина-Паук, думаю, вы и так догадались…

Повисла короткая неловкая пауза, Бобби и Дэдпул словно бы ждали продолжения.

— И всё? — первой не выдержала наёмница, — мы не скрываем наши имена, если ты не заметила, у нас тут не принято прятаться за масками… моя не в счёт, поверь, ты не хочешь видеть то, что под ней.

— Никто не знает личность, Женщины-Паука, и я хотела бы, чтобы это так и оставалось в дальнейшем, — собравшись с духом, ответила на напор наёмницы Стейси.

— Вот как… — напряжённым голосом ответила Уилсон, — ты пришла в мой дом, ты знаешь наши имена, мы предложили тебе нашу дружбу, а ты даже не хочешь сказать нам своё имя. Это неуважение.

— Не дави на неё, — вдруг выступила в защиту Гвен Бобби, — люди знают Веном, как кровожадного монстра, а про твою репутацию я вообще молчу, если бы не слово Питера, наше знакомство началось бы с выстрела паутины в лицо. Ты не можешь упрекать её в том, что она не хочет раскрывать свою тайную личность в компании чудовища и убийцы.

Речь Бобби была прервана звуком центрифуги, включенной на довольно высокой скорости.

— Кое-кто просто слишком много смотрит телевизор, — вмешался в их разговор Паркер, повернувшись к девушкам, — у нас сейчас есть дела поважнее, чем меряться…

Питер вдруг замолчал, не окончив фразу, а затем продолжил возиться с пробирками. Но своей цели он добился, конфликт угас, толком не начавшись, а внимание присутствующих переключилось на другие вопросы.

— Она здесь? — воспользовалась возможностью сменить тему Гвен, — вы правда её поймали?

Ванда явно была недовольна поблажкой, которую Бобби и Паркер давали Женщине-Пауку, но решила предоставить новенькой немного времени.

— В моей спальне, — с похабными нотками в голосе отозвалась Уилсон, — в коробке из-под морозильника, связанная, с кляпом во рту и дилдо в жопе дожидается своей дальнейшей участи, можешь сходить посмотреть, думаю, тебе понравится!

Если Дэдпул ставила целью этой реплики смутить двух слушательниц, то она своего явно добилась. Стейси в этот момент могла лишь порадоваться тому, что маска скрывает её лицо.

— Ох, — тяжело вздохнул Паркер, приложив руку к лицу, — не обращай внимания, она так шутит.

— Что вы хотите с ней сделать? — с нотками беспокойства в голосе спросила Гвен. При этом девушка гадала какая часть сказанного наёмницей является правдой.

— Подожди минутку, — попросил её Паркер, а затем запустил вторую центрифугу, отчего шум в помещении поднялся такой, что полминуты говорить было невозможно. Но вскоре первая машина затихла, и Питер принялся по второму кругу объяснять ситуацию Озборн. Необходимость несколько раз пересказывать одно и тоже явно не доставляла ему удовольствия.

Слушая его выводы, Гвен не могла не удивляться. Если то, что вчерашняя нападавшая оказалась главой ОзКорп, вполне укладывалось в картину событий, ведь ещё вчера Стейси заметила, как удачно Норма Озборн пропустила фестиваль, то факт, что она также была матерью одноклассника Питера и Эм-Джей, которая подверглась трансформации неизвестной сывороткой, в точности как Карен был довольно неожиданным. Всё-таки Нью-Йорк город с многомиллионным населением, какова вероятность того, что из всех женщин в городе под личиной злодейки окажется кто-то из знакомых?

“А ведь он ещё не знает, что Женщина-Паук — барабанщица в группе его девушки и интерн профессора Коннорс!” — промелькнуло в голове у девушки. Паркер будет удивлён, когда узнает правду…

Стейси осеклась. Она подумала не “если”, а “когда”, словно сама мысль о том, что рано или поздно Питеру станет известна её тайная личность, уже укоренилась в её мозгу. Быстро обдумав эту мысль, Гвен, с удивлением для себя, пришла к выводу, что она вполне логична. Как-никак Паркер тот, кто изготавливает для неё паутину, знает едва ли не обо всех подвигах, и в целом оказывает максимальную поддержку. Если и есть кто-то, кому Женщина-Паук готова открыть свою тайну, то это он. Но готова ли к этому Гвен Стейси? К тому же… девушка вспомнила тот внезапный поцелуй, после задержания Белого Кролика, отчего сердце её забилось чуть сильнее.

Но ведь Паркер тоже скрывает от неё многое! Откуда он узнал о предстоящем нападении? Как вычислил тайную личность злодейки и место, которое является её убежищем? И это только несколько из вопросов без ответов, который накопились у Гвен насчёт Паркера. Когда дело касалось этого парня, тайны и загадки, порождали друг друга словно связи в реакции. Но рано или поздно количество вещества, поддерживающего реакцию должно иссякнуть, и тогда Гвен узнает правду. На самом деле, она и так едва сдерживалась от того, чтобы не вывалить на Питера свои подозрения, но чувствовала, что этим лишь настроит против себя единственного союзника Женщины-Паука, не говоря уже о наёмнице и Веном. В конце концов, безотказное чувство опасности, не подводившее её ещё ни разу, упорно молчало, когда дело касалось Паркера. Точнее, она чувствовала, что-то, но не могла понять, что именно. Иногда ей начинало казаться, что в нём есть что-то, что делало их похожими… словно он такой же, как она…

***

Согласившись с выводами Веном, я за пару часов приготовил требуемые для излечения Озборн химикаты. Сам процесс решил отложить до прихода Гвен. Пусть она сначала убедится в том, что пойманная нами женщина и её вчерашняя соперница действительно одно и то же лицо.

Чтобы не терять впустую время, его и так постоянно не хватает, я начал работу по другому направлению, даже более важному, чем проблема Озборн. Ведь я грозился решить раковую проблему Ванды. На самом деле, я не был с ней до конца честен. Ещё до того, как пообещать ей свою помощь, я намеревался дать этому миру лекарство от рака. Ведь, если я этого не сделаю, ещё по меньшей мере несколько десятилетий уйдёт у человечества на борьбу с этим страшным недугом. Пусть, я не помню имени учёного, решившего эту медицинскую задачу в прошлом, не до того мне было после пробуждения, но, тем не менее, мне довелось услышать пару раз, что поворотным моментом в создании лекарства было решение изучить гены слонов и китов. Довольно разумный подход: если природа уже сама нашла способ бороться с раковыми клетками, зачем идти сложным путём, когда можно просто перенять готовое решение?

Своего часа в морозильной камере как раз дожидались две 20-миллилитровые пробирки с кровью представителей отряда хоботных. Несмотря на все деньги ОзКорп, это всё, о чём я сумел договориться с руководством зоопарка вчера. Я как раз отбирал супернатант после второго центрифугирования слоновьей крови, когда Дэдпул спустилась в подвал в компании Женщины-Паука. Поскольку прерывать процесс сейчас было нельзя, я не стал вмешиваться в женский разговор, только лишь прислушивался краем уха.

Но вскоре их общение перешло на довольно острые грани и мне пришлось разрядить обстановку. В итоге, я рассказал всю историю Нормы по второму кругу. Когда мой рассказ подошёл к концу, как раз закончила работу вторая центрифуга, в результате чего в моём распоряжении оказались фракции плазмы и клеток слоновьей крови. Я поместил их в морозильник и наконец смог сосредоточиться на текущих задачах.

— Что ж, тут я пока закончил, давайте приведём Норму в норму! — говорю я, поворачиваясь к девушкам, и замечаю, как вздрагивает от моего голоса Гвен, словно перед этим витала где-то в облаках. И для кого я тут распинаюсь, раз за разом пересказывая одни те же события?

А ведь я даже не поинтересовался в каких условиях Ванда держит Норму. Очень надеюсь, что она шутила про коробку из-под морозильника и дилдо в жопе! По крайней мере, я знаю, что Озборн находится во втором подвальном помещении, смежном с лабораторией, том самом, в котором раньше мы держали Стэнс.

— Ты так и не ответил, что ты собираешься делать? Насколько мне известно, способа эффективно лечить шизофрению ещё никто не придумал, — спрашивает Гвен, когда я прохожу мимо неё, направляясь к выходу из лаборатории, и я понимаю, что не весь мой рассказ пролетел мимо её ушей. Хех, я словно преподаватель, который пытается понять насколько внимательны его студенты.

— Как я уже говорил, Озборн не выбирала становиться психопаткой и убийцей, на самом деле, даже сыворотку на себе она применила не специально, там на компьютере есть записи с камер наблюдения в ОзКорп, можешь потом посмотреть — это была глупая случайность. Вот только правительству на это будет плевать. Если мы сдадим её властям, её упрячут в какой-нибудь Ice Box как убийцу и психопатку до конца дней, не говоря уже о том, что её тело будут исследовать, чтобы понять природу способностей, — по правде говоря, сидеть в тюрьме она будет только до первого массового побега оттуда, но сейчас не об этом, — к тому же её сын — мой друг, поэтому я в какой-то мере лично заинтересован в том, чтобы обойтись без суда. И последнее: мне будет проще скрыть махинации со счетами компании, если Озборн останется её главой.

— Ты ограбил ОзКорп? — то ли с неодобрением, то ли с осуждением воскликнула Гвен.

— Эй! Не ограбил, а взял плату за оказание помощи! Думаешь, всё это, — я обвёл руками помещение, — я из своего кармана оплатил? После того, как одна пигалица спалила мой комп, у меня даже не было денег купить новый! Или ты забыла, что даже сыворотку для Коннорс мне пришлось синтезировать на ворованном из университета оборудовании?

— Ладно, ладно, успокойся! — пошла на попятный Стейси. Боюсь, использовав этот грязный приём, я ещё сильнее отбил у неё желание раскрывать свою личность.

— В общем, с помощью симбионта и вот этого мощного психотропного наркотика мы хотим подавить в Озборн её вторую личность, появившуюся после трансформации.

— Но, это… очень опасно, и жестоко к тому же… — вяло возразила Стейси.

— Я не волшебник и не телепат, чтобы мановением руки исправить последствия трансформации у неё в мозгу, так что, если у тебя есть предложение получше, я весь внимание, — к этому времени мы как раз остановились перед импровизированной темницей, и Дэдпул ждала пока закончится разговор, чтобы открыть дверь.

— Я… не знаю, но разве нет другого выхода?

— Конечно, есть, — с сарказмом ответила наёмница, — вышибить ей мозги, и дело с концом.

Демонстрируя серьёзность своих намерений, Ванда вытащила ствол и по-голливудски передёрнула затвор, отчего патрон находившийся в патроннике вылетел наружу.

— Блядь, — выругалась Уилсон, ловя патрон на лету.

— Носишь пистолет с патроном в патроннике и не на предохранителе, — заметила Бобби.

— Пока ты будешь возиться с предохранителем и досылать патрон, я успею убить тебя несколько раз, — парировала наёмница, возвращая патрон в магазин пистолета, — готовность к бою в любой момент — обязанность профессионала.

— Звучит круто, конечно, — замечает Бобби, — но ведь оружие не на предохранителе может выстрелить от сильного толчка, я слышала, как стреляли автоматы с патроном в патроннике во время перескладирования. Не у всех вокруг есть такая мощная регенерация, как у тебя.

Уилсон закатила глаза к потолку и демонстративно поставила оба своих ствола на предохранитель.

— Отлично, — встрял в их перепалку я, — а теперь, если ни у кого не осталось возражений, займёмся делом!

Стейси промолчала, а остальные и без того были согласны с моим планом, и мы, наконец, вошли в темницу Озборн. Первым делом мне в глаза бросились огромная, почти два метра в высоту коробка из-под морозильника, того самого в котором я оставил образцы для дальнейшего исследования слоновьей крови и пустая кровать.

Примечание к части

Название главы не имеет отношения к сюжету, просто это та самая глава, которую мне пришлось переписать за один день, после случайной потери почти готового текста.

Надеюсь, ошибки сайта не повлияют на текст…

О веганах, красоте и диких мексиканских пляжах

В моей голове тут же снова промелькнула глупая шутка Дэдпул, про коробку из-под холодильника, кляп и дилдо. Но не могла же она в самом деле так сделать? Должен же быть предел её безумствам! Но вот она коробка, а кровать, которую специально затащили сюда ещё для прошлой постоялицы пуста…

Впрочем, мои сомнения были довольно быстро развеяны. Нет, я не обнаружил Озборн в описываемом наёмницей состоянии, всё-таки это была шутка. На самом деле, Ванда просто немного перестраховалась: скрученная путами, словно иллюзионист, готовящийся к трюку с развязыванием, Норма была ещё и прикована к стене, причём в таком положении, что она даже не могла увидеть входивших в комнату людей. Хотя кляп, явно купленный в секс-шопе, всё-таки присутствовал, так что Уилсон была с нами наполовину правдива.

Словно издеваясь над пленницей, Ванда разложила конфискованное у неё снаряжение, включая весь тот арсенал, что мы нашли в тайном убежище Озборн, на виду у бессильной женщины. Если бы она смогла разорвать путы или как-то из них выбраться, то тут же получила бы возможность поквитаться с обидчиками, но, несмотря на всю её физическую силу, почти не уступающую в грубой мощи Капитану Америка, цепи оставались всё также несокрушимы для пленницы.

Я отметил в памяти, что Уилсон, в силу отсутствия страха смерти, поступила несколько безрассудно, оставив Озборн и её оружие в одной комнате. Это не просто игра с огнём, это какое-то маниакальное танго в жерле вулкана. Здесь же целый арсенал и тонны взрывчатки в тротиловом эквиваленте! Даже боюсь представить, что могла бы выкинуть Норма, вырвавшись на свободу!

— Охренеть! — не сдержала эмоций Гвен, — сколько всего… это из её логова?

— Именно, — оживилась при виде своих новых игрушек Ванда, — смотри, какая прелесть!

Дэдпул схватила с ближайшей полки тыквенную бомбу и сунула прямо под нос Гвен. Точнее, раньше это было тыквенной бомбой. Сейчас то, что держала в руках наёмница, можно было назвать Взрывающаяся Голова Дэдпул или ещё что-нибудь в этом роде. Она на самом деле прислушалась к моему совету и перекрасила часть боеприпасов на свой лад. Теперь вместо ядовитой оранжевой расцветки бомбы скалились миниатюрными изображениями маски Дэдпул, причем, это была не маркировка, а ручная работа, ведь у каждой бомбы было уникальное выражение. Та, которую держала в руках Уилсон показывала Гвен высунутый язык. Бомба-дразнилка?

— Тебе стоило податься в аниматоры, — обратил я внимание на явный художественный талант Ванды.

— Убери это от моего лица! — вскрикнула Стейси, отшатываясь.

Тут в нашу перепалку вмешалась Озборн. Пусть она и не могла ничего сказать из-за кляпа во рту, но бешеный оскал и злобное рычание у неё вышли весьма красноречивыми. Норма сверлила нас настолько сокрушительным взглядом, что я забеспокоился, не пробудит ли она в себе какую-нибудь спонтанную мутацию, чтобы начнать изливать свою ярость вовне.

— Давайте сделаем то, зачем пришли, — словно прочла мои мысли Бобби, выпуская щупальца.

Я кивнул девушке, когда она взглядом спросила у меня разрешения начать процесс.

— Стойте, — вдруг прервала нас Гвен, — можно мне сначала с ней поговорить?

Я скосил на девушку изучающий взгляд. Именно для того, чтобы дать Стейси в личной встрече убедиться, что пойманная нами женщина и есть вчерашняя преступница, я пригласил её сюда и тянул время, вместо того, чтобы сразу провести процедуру. В какой-то мере, я был даже горд за неё. Да, она только что поставила под сомнение правдивость моих слов, но разве не также поступил бы я сам на её месте? Ха, да я рыл бы носом землю, чтобы выяснить секреты Питера Паркера, если бы оказался в шкуре Гвен! Приятно видеть, что Стейси думает своей головой, вместо того, чтобы слепо полагаться на чужое мнение, это внушает надежду на то, что она не позволит водить себя за нос настоящим преступникам. А доверие… я ещё успею завоевать её доверие.

Кстати, не я один думал подобным образом. Бобби и Дэдпул тоже не стали возражать в ответ на просьбу девушки, хотя наёмница все же не удержалась от полуодобрительного хмыка. Спрятав в подсумок на поясе бомбу, Ванда чиркнула ножом возле лица пленницы, ловко перерезая резинку, удерживающую кляп.

Озборн тут же выплюнула инородный предмет изо рта и разразилась чередой грязных ругательств, приласкав, что характерно не по матери, а по отцу, каждую из присутствовавших тут девушек, особое внимание уделив Гвен. Как мило с её стороны. Полагая, что Женщина-Паук с самого начала действовала с нами в тандеме, Норма даже не попыталась разыграть карту жертвы, недоумевающей, как оказалась в такой ситуации. Выплеснув ярость, Озборн поняла, что ничего таким образом не добьётся и попыталась хитростью внести разлад в нашу компанию. Своей целью она выбрала при этом Ванду, обещая наёмнице золотые горы за своё освобождение. Стоит ли говорить, что её чаяния были напрасны. Оставляя за бортом, аспект порядочности Уилсон, что такого могла бы предложить ей Озборн, чтобы перебить обещанную мною награду? Для этого не хватило бы и всех денег мира.

Я впервые порадовался, что рядом со мной именно женская версия болтливого наёмника. Потому что будь здесь тот, другой Дэдпул, я не был так уверен, что здоровая внешность была бы для него настолько же желанна, насколько важна она для Ванды.

Впрочем, наёмница не упустила возможности порисоваться. Повернувшись в нашу сторону и встав так, чтобы оградить от нас пленницу, Уилсон сделала вид, что задумалась. Она явно решила поиграть у нас на нервах и ей это удалось. Гвен заметно напряглась, видя, что наёмница всерьёз обдумывает предложение, даже Бобби, знавшая какую ставку держу я в этой игре против Озборн, занервничала. Из её спины незаметно для Ванды и Нормы появилось щупальце, симбионт изготовился к атаке.

Уилсон ещё не знает, что я уже начал работать над решением её проблемы, как не знает и того, что я не просто имею гипотетические шансы победить рак, но собираюсь сделать это в ближайшее время. Она словно ждала, что я начну убеждать её, не предавать меня.

Но я не собираюсь этого делать. Таким образом я лишь покажу свою неуверенность и получу пару отрицательных пунктов репутации в её глазах. Удерживать лидерские позиции в коллективе, состоящем целиком из взрослых женщин, когда ты шестнадцатилетний подросток в мире, где женщины сильный пол, и без того непросто. Она должна понимать, что однажды данное слово с моей стороны не требует дополнительных подтверждений.

Я даже не стал, подобно Гвен и Бобби, готовиться к возможной драке. Уилсон сразу бы это заметила. Вместо этого я лишь изогнул бровь, безмолвно спрашивая:

— “Неужели ты всерьёз обдумываешь это предложение?”

Через пару долгих секунд Ванда, не оборачиваясь, зарядила эфесом своего кинжала в лоб Озборн, решительно обрывая этот не начавшийся торг.

— Ну вот и пообщались, — съехидничала Уилсон, а затем, как ни в чём не бывало, повернулась к Стейси, — что-то ты нервная сегодня, Спайди.

Принявшая резкое движение наёмницы за начало атаки Гвен уже сидела на дальней от неё стене.

— Делайте уже, что хотели, — буркнула изрядно смущённая девушка, возвращаясь на исходную позицию. Даже костюм, надёжно скрывающий всё её тело от посторонних глаз, не помогал Гвен стыдливо спрятаться от наших глаз.

На обработку Нормы ушёл, в общем, час времени, из которого большую часть мы потратили на то, чтобы дать симбионту детально изучить мозг подопытной. Это существо и впрямь может отслеживать мыслительный процесс в мозгу человека. Конечно, речь не идёт о буквальном чтении мыслей, и слава богу, иначе Веном была бы слишком жуткой, но вот распознавать различные модели мышления ей вполне под силу. Естественно, чтобы дать ей такую возможность, нам пришлось несколько раз пробуждать и усыплять Озборн, а также вынудить её переключаться между личностями. Впрочем, последнее она и сама имела склонность делать, порой, по несколько раз за минуту. Если бы не наркотик, вынуждающий женщину слушаться моих команд, это могло бы стать проблемой.

В ходе наблюдения за мозгом женщины выяснился ещё один неизвестный нам ранее подводный камень. Оказывается, во время сна личности в мозгу Озборн могли контактировать. Наблюдая за Нормой после того, как я приказал ей уснуть, симбионт заметила, что хаотически меняющиеся модели мышления не просто поочерёдно сменяются, но оказывают друг на друга влияние. Это как раз то, чего я боялся. Если бы не возможности симбионта, подавленная наркотиком личность злодейки смогла бы во время сна взаимодействовать с изначальным сознанием, тем самым сводя на нет все мои труды. И вместо спокойной и здоровой Нормы Озборн на свет опять явилось бы безумное нечто.

К счастью, мы вовремя заметили этот недостаток плана и сумели подкорректировать установки. Учитывая возможность взаимодействия между личностями в мозгу женщины, пытаться подавить её жестокое Альтер Эго, всё равно, что превращать Озборн в бомбу замедленного действия. Рано или поздно искажённое сывороткой сознание прорвётся наружу, и всё вернётся на круги своя. Мы пошли на хитрость. При помощи наркотика я внушил второй личности Озборн, что она победила и её планы успешно претворяются в жизнь. Пока Норма бодрствует, Гоблин будет считать, что всё вокруг происходящее всего лишь сон. А каждая ночь настоящей Нормы будет превращаться для Гоблин в день в её воображаемом мире, где она и Женщина-Паук ведут бесконечную борьбу друг с другом. Таким образом два сознания не будут взаимодействовать друг с другом даже во сне. Усиленный сывороткой мозг Озборн вполне мог выдерживать подобную нагрузку, и единственным слабым местом такого плана оставались сны реальной Нормы. Согласитесь, странно каждую ночь видеть один и тот же сон, в котором ты злодей, терроризирующий город. Я предлагал внушить Озборн, что у неё расстройство сна и дать установку каждый вечер принимать таблетки “от сновидений”, но Веном нашла лучшее решение. Колония её клеток в теле Нормы будет самостоятельно блокировать сновидения женщины, Озборн останется только выработать привычку плотно кушать перед сном, чтобы снабжать паразита необходимым запасом питательных веществ.

Напоследок мы заставили женщину забыть о событиях последних дней, внушив ей, что она ездила снимать стресс на один дикий пляж в Мексике, где каталась на доске пока на неё не напала белая акула, из-за которой женщина просидела на каменном островке всё оставшееся время, пока не обманула хищницу и не сбежала… это была не моя идея, но я не смог вовремя остановить буйную фантазию Дэдпул, а Гвен с Бобби ещё и помогли наёмнице приукрасить деталями “отдых” Нормы. Видимо, их задело за живое упоминание сексуальных связей их отцов с пауками и каракатицами соответственно. Нагрузив женщину таким багажом воспоминаний, мы нарядили её в лёгкую пляжную одежду, после чего, Бобби, на взятом в аренду такси, отвезла Норму к её дому.

— Думаете, получится? — с сомнением спросила Гвен, глядя на удаляющийся от нашего крыльца автомобиль.

— Не вижу, почему нет? — пожала плечами Дэдпул и тут же добавила, — а теперь неплохо бы и пожрать.

После чего, не дожидаясь нашей реакции, вернулась домой.

Мы с Гвен остались на какое-то время одни на лужайке у дома наёмницы, благо высокий забор и раскидистые клёны обеспечивали некоторую защиту от любопытных глаз, которых, впрочем, не наблюдалось в округе, так как место было весьма тихое. Я чувствовал в девушке некоторую скованность, она словно бы не знала, что делать, будучи со мной наедине. Да и я, собственно, тоже! Будь здесь со мной Гвен Стейси, я бы, без секунды колебаний, вновь попытался пригласить её на свидание… да, я определённо сделал бы это, но сейчас рядом не Гвен, а Женщина-Паук. Мы с ней один раз поцеловались, в газетах нас так и вовсе окрестили парочкой, но всё это было спонтанно и с тех пор, мы даже не пересекались, если не считать того короткого разговора по телефону.

Ох, ждать инициативы от Стейси явно не стоит. У неё, по-видимому, не такой уж и богатый опыт общения с парнями, в прошлом мире она была куда как раскованнее. Шутка ли, суметь вытащить из скорлупы такого ботаника, каким был я! Ей это удалось.

— О чём грустишь, Девочка-Паучок, — спрашиваю, облокачиваясь боком о ствол одного из красных красавцев. Не самый роскошный из способов начать разговор, но лучше ничего в голову не лезет.

Девушка стрельнула в меня глазками, я этого, конечно, не видел, но догадался, по быстрому повороту головы.

— Не называй меня так! Дурацкое прозвище, — с ноткой недовольства в голосе отвечает Стейси, но мне, по крайней мере, удалось её слегка расшевелить, да и недовольство это, как мне кажется, напускное.

— Почему? Разве это не лучше, чем Женщина-Паук? Знаешь ли, неудобно обращаться к тебе таким образом. Это прозвище для газет, не для общения, как насчёт Спайди… или…

— Стой! Стой, — перебивает меня Гвен, — хватит на этом! Никаких Спайди и других глупых прозвищ, пожалуйста.

— Но у меня было ещё столько классных вариантов… ну ладно, — вновь повисла пауза. Да что ж это разговор никак не клеится?! Стоим тут мнёмся, словно два подростка.

— Насчёт…

— Слушай…

Начинаем мы одновременно, но перебиваем друг друга и замолкаем. Я даю Гвен возможность сказать, что она хотела:

— Я хотела сказать: вы неплохо сработались. Ну, то есть, Дэдпул и Веном, сам понимаешь: никогда бы не подумала, что они могут быть в одной команде, но тебе, похоже, удаётся как-то с ними справляться.

— Стараюсь, — пожимаю плечами, — да и у нас с тобой, вроде, тоже неплохо получалось?

Стейси явно уловила двусмысленность фразы, но я не стал делать вид, что сказал это случайно и продолжил свою мысль:

— Хочешь к нам? — напрямик спрашиваю я, и пока Гвен не успела ответить, добавляю, — весь город и так судачит о том, что мы вместе…

— Так вот в чём был твой план? — с хитринкой в голосе спрашивает Стейси, — сначала подсадил меня на крючок при помощи своих изобретений, а теперь заманиваешь прямиком в логово, что ты задумал, Питер Паркер?

— Разве не очевидно, — поддерживаю её игривый тон, — я заманиваю тебя в свои сети.

— А что же ты хочешь сделать, если поймаешь меня? — она провокационно близко приближается ко мне, практически вдавливает в дерево… это могло бы выглядеть угрожающе…

Я приобнимаю её за талию, наклоняюсь лицом к лицу. Наши губы разделяют лишь пара сантиметров воздуха и тонкий слой ткани.

— Так далеко я не заглядывал, — не правда и не ложь, — но прямо сейчас, я хочу тебя поцеловать.

Но я не пытаюсь снять её маску, мои руки всё также лежат на талии Гвен. Сделай свой шаг, Девочка-Паук.

Гвен прижимается ко мне лбом, я чувствую её взволнованное дыхание, наконец она тянется руками к нижнему краю своей маски, медленно начинает её приподнимать…

До наших ушей доносится скрип тормозных колодок. Гвен тут же отскакивает от меня, будто боится обжечься.

Чёрт, Бобби, как же ты не вовремя!

Увидев нас со Стейси на улице, девушка тут же поведала о результатах поездки: Озборн, по дороге домой пришла в себя и осознала произошедшее с ней в Мексике, а затем, как ни в чём не бывало, достала телефон и позвонила кому-то, требуя отчёт за прошедшие дни. Симбионт-шпион в голове женщины всё это время следил за её состоянием, и если бы что-то пошло не так, мгновенно вырубил бы Норму.

Гвен старательно делала вид, что внимательно слушает рассказ новой подруги, хотя, я уверен, что мысли её сейчас далеки от Нормы Озборн и её фальшивых воспоминаний.

По возвращении в особняк всех нас ждал неожиданный сюрприз от Дэдпул. Нет, в этот раз это был не розыгрыш и даже не очередная глупая шутка. Но удивление, которое мы испытали, увидев, что Ванда не просто заказала пиццу в ближайшем магазине, а сама приготовила на нас всех несколько мясных закусок, было словно гром среди ясного неба. Не то чтобы Уилсон сделала что-то невероятно сложное… но это же Дэдпул! Никому и в голову не могло прийти, что она умеет готовить что-нибудь кроме разогретой пиццы и охлажденного пива!

— Вот это да, — присвистнула Бобби, оглядывая стол, — круто, а что-нибудь без мяса тут есть?

— Ты вегетарианка? — воскликнула Гвен, уставившись на Бобби. Она явно не могла ассоциировать зубастый оскал Веном с вегетарианством.

— О, не волнуйся, — привлекла к себе внимание Бобби Ванда, — когда я готовлю, то всегда оставляю вегетарианцам выбор.

— Правда? — с подозрением отнеслась к заявлению девушка, оглядывая стол, на котором не было ничего без мяса.

— Конечно! — радостно подтвердила Дэдпул, — веганы либо жрут то, что я приготовила, либо уёбывают на хуй!

— Я что-то такое и ожидала услышать, — криво усмехнулась Бобби, — но я не то чтобы веган, просто после той бойни в больнице как-то не тянет на мясное… ладно, думаю, я смогу с этим справиться.

Нобелевка у нас в кармане!

Должен признать, Ванда поступила весьма проницательно, когда решила устроить перекус на всех. За общим столом атмосфера напряжённости между девушками, витавшая в воздухе с самого появления Стейси в лаборатории, как-то сама собой сошла на нет. Пользуясь случаем, мы с Бобби рассказали историю нашего знакомства, до сих пор о том похищении знала только Мэри Джейн.

Это стало ещё одним шагом к общему взаимопониманию. Я отчётливо осознаю, что командная работа, как и сама идея полагаться на других людей для всех тут в новинку. Дэдпул хоть и имеет весомый опыт работы в группе по натуре своей всегда оставалась одиночкой, но она неплохо адаптируется, к тому же имеет мощный стимул в виде обещанного излечения. Бобби в прошлом также была частью коллектива, но после слияния с симбионтом наверняка чувствовала себя отчуждённо, и наша компания важна для неё из-за того, что мы не отвергаем её новую природу. Для неё это должно дорогого стоить. Ну, а Гвен ещё даже с собственной позицией в мире не определилась толком, но она уже успела вкусить одиночества, когда никто вокруг не знает о её тайной личности и даже родная мать — не друг. Я же выступаю в роли связующего звена для них. По большому счёту, каждая из них оказалась здесь лишь по моей инициативе. Теперь нужно, чтобы они привыкли друг к другу. Я действительно надеюсь, что наша маленькая группа вырастет в нечто большее.

Чтобы ещё немного упрочнить товарищеские настроения, я сказал Гвен, чтобы она не стеснялась обращаться ко мне, ко всем нам, за помощью.

— Только постарайся не притащить за собой репортёров, или ещё кого-нибудь, — с некоторой долей иронии отозвалась на моё предложение Дэдпул, — это я к тому, что твой костюмчик слишком заметный.

Полагаю, этот выпад в адрес Стейси связан по большей части с тем, что она так и не раскрыла перед нами своё лицо. Ведь было бы куда безопаснее, если бы сюда приходила не Женщина-Паук — супергероиня, которую знает каждая собака в городе, а никому не известная студентка Гвен Стейси.

— Ой, да ладно, — встал я на защиту Гвен, — твой не лучше.

— Но я не даю по несколько интервью в день и, как видишь, мне удавалось все эти годы сохранять это место в тайне. — Тут мне возразить было нечего.

— Думаю, я с этим справлюсь, — тактично, но при этом с некоторым вызовом, ответила Гвен.

— Ну так что, мы теперь что-то типа команды? — весело спрашивает Веном, чтобы увести разговор на более мирное русло, — прям, как Фантастическая Четвёрка.

— Ага, — вяло приняла её идею Ванда, — давайте по такому поводу устроим вечеринку, закажем стриптизёров и устроим пьяную оргию.

— Только стриптизёров? — усмехаюсь, — а мне ты тоже предлагаешь смотреть на пляски одноглазого удава?

— М-м-м… закажем для тебя знойную танцовщицу! Кто тебе нравится больше? Пожарная, учительница, или может полицейская?

— Ха, почему ты говоришь о профессиях? Какая разница, если в конце концов, она снимает всю одежду?

— О, поверь мне, она останется в фуражке или со шлангом в руках! Они всегда так делают, уж я разбираюсь в этом…

— Зачем? — удивилась Бобби, внезапно, заинтересовавшаяся темой.

Почувствовавшая возможность блеснуть остроумием, Уилсон тут же оживилась, приготовившись вещать.

— Ха-ха, ну смотри. Когда бабы смотрят стриптиз, они хотят увидеть член стриптизёра, его накаченное тело, так? — кинув на меня немного смущённый взгляд, Бобби кивнула, — так вот, думаешь, у мужиков так же? Нет! Когда стриптизёрша, допустим в полицейской форме, танцует стриптиз, она обязательно оставляет фуражку и кобуру. Потому что мужикам надо знать, какая у неё профессия, сколько она зарабатывает. Это то, что их возбуждает! Мы хотим знать длину члена, они величину зарплаты. Вот такая правда.

— Ну, поскольку тут нет ни одного неудачника, которого в женщинах интересуют только лишь деньги, думаю, можно обойтись без полицейской формы, — замечаю я.

— О, я уже начинаю завидовать той сучке, которая сделает тебе приватный танец! — воскликнула Уилсон и полезла за телефоном.

— Эй! — вскрикивает вдруг Стейси, — вы же не серьёзно? Какой к чёрту стриптиз, ты же сама говорила об осторожности минуту назад!

— Паучок так-то права, — нервно замечает Бобби, которой тоже резко перестала нравиться идея устроить вечеринку.

Мы с Вандой переглянулись: “они, действительно, повелись на эту шутку?”

— Не бойтесь, никакой оргии не будет, — успокаиваю девушек я, — лучше расскажи с кем вы там нас сравнивали? Какая-то команда, эм… супергероев?

— Фантастическая Четвёрка, — поясняет Бобби так, словно это должно что-то для меня значить, но, видя моё недоумение, продолжает, — в самом деле? Ты не знаешь Фантастическую Четвёрку? Господи, Паркер, даже на самой богом забытой ферме в Техасе знают о них, ты же в Нью-Йорке живёшь!

Дэдпул и Гвен молча поддерживают позицию Бобби, ожидая от меня ответа. Но что я могу сказать, если действительно ума не приложу, о ком они говорят. Я не помню такой группы героев в моём прошлом мире и мне ни разу не попадались упоминания о чём-то подобном в этом. Интернет огромен, за всеми не уследишь, да и не ставил я себе целью, выведать всю информацию о всех известных людях со способностями.

— Так кто это? — не став вдаваться в объяснения своего незнания, спрашиваю я.

— Он не шутит, — шокировано выдыхает Бобби и ищет поддержки у других девушек, — но вы-то знаете о них?

— Конечно, — тут же отзывается Стейси, — в прошлом году о них трубили на каждом углу, хотя новых вестей давно уже не слышно. Кажется, они в большей мере сосредоточены на науке и стремятся не привлекать лишнего внимания.

— Наверно, ищут способ вернуть в норму свою каменную бабу. Со способностями ей “повезло” даже больше, чем мне, — судя по тону Ванды, эта “каменная баба” должна от своей силы иметь больше проблем, чем пользы. Ведь переплюнуть постоянную боль и уродства от болезни Уилсон не так-то просто.

— Эй, может расскажете уже о чём речь!

— Ну, если вкратце…

Бобби пустилась в объяснения. Признаться, я был шокирован. Портал в другое измерение, в котором пять человек получили сверхъестественные способности и после этого вернулись живыми? Звучит бредово! Каков шанс, что другое измерение не убьёт вас радиацией, гравитацией, температурой или любой из сотен других возможных причин? Ведь диапазон значений состояния среды, при котором может выживать человек ничтожно мал. Малейшие отклонения делают область смертельно опасной для людей. Это словно рассказ из космооперы шестидесятых годов, где, потерпев крушение на неизвестной планете, герои попадают в сравнимые с земными условия. Один шанс на многие миллиарды! Да на большинстве планет за одни сутки только лишь температура может колебаться в диапазоне сотен градусов, не говоря уже о наличии атмосферы, космической радиации и прочего в этом духе… космос вам не курорт!

Но самым шокирующим было не это! Человек построивший портал, кто бы это мог быть? Мне стоило поискать о нём информацию раньше! Или о ней? Боже, это слишком для меня, я не хочу знать! Конечно, я надеялся, что мой друг и коллега Рид Ричардс выжил после того эксперимента, но его ведь не закинуло в женское тело?

Из раздумий меня вырвал звуковой сигнал моего телефона, через мгновение ему вторил мобильник Гвен. Эм-Джей зовёт нас с Гвен через полтора часа встретиться в их месте для репетиций. Я, конечно, не читал смс на телефоне девушки, но, подозреваю, Мэри Джейн применила рассылку всей группе. Суть послания сводилась к тому, что Анна, очевидно прислушавшись к моему совету, сделала послабления в наказании дочери. И Рыжая, тут же предложила всем собраться для репетиции через пару часов, меня тоже позвала.

Я полагал, что решение проблемы Озборн займёт больше времени, а потому предупредил Эм-Джей, что могу пропасть на пару дней, но раз уж всё разрешилось столь удачно, спасибо за это симбионту, то почему бы не провести время с девчонками, раз уж они так легко приняли меня в свой коллектив. Все срочные дела уже сделаны: образцы обработаны, плазма и клетки крови могут храниться около полутора месяцев, так что, я вполне могу позволить себе небольшой отдых.

Несомненно, Гвен догадалась о том, что меня тоже позвали на их репетицию, а потому, чтобы не давать нам почву для подозрений, попыталась придумать максимально далёкое оправдание для своего ухода, к тому же, она не стала с этим тянуть и, заявив, что ей нужно быть в другом месте уже через полчаса, спешно нас покинула. Хитрюга.

— А она прикольная, — подвела итог Бобби, когда мы остались втроём.

— Почему ты ей так доверяешь? — с интересом поворачивается ко мне Уилсон, — она, чёрт подери, знает о нас всё, а сама даже не сняла маску! Есть что-то чего мы не знаем о вас двоих?

Видимо, без объяснений не обойтись. Всё-таки это её дом, она уж точно имеет право знать, кто переступает его порог. Всё было бы куда проще, если бы я успел подготовить более независимое место для своей лаборатории, но при том цейтноте выбирать не приходилось.

— Если вы пообещаете не трепаться языками… — я сделал паузу, дожидаясь пока обе слушательницы кивнут, — для меня секретная личность Женщины-Паука, не такая уж и большая тайна, но сама она об этом пока не знает. Вы можете просто поверить мне на слово: она точно не станет делать ничего во вред нам.

— Точно! — Уилсон откидывается на спинку стула, закидывая ноги на стол, — ты же типа её парень, да? О вас писали в газетах. И что, ты собираешься ждать, пока она сама не расскажет тебе о своей тайне, или тебя просто это заводит…

— Ванда! — Попыталась одёрнуть наёмницу Бобби.

— Что? У неё сексапильный костюмчик, будь я парнем у меня вставал бы от одного вида на её задницу!

— Стоп! — прерываю наёмницу я, — это всё, конечно, жутко интересно, но давайте как-нибудь в другой раз, лучше скажи, тебе доводилось иметь дело с тюрьмой “IceBox”?

— Пару раз пришлось поучить тамошних охранниц манерам, эти суки ни черта не понимают в прелюдии, а что?

— В таком случае, ты знакома с устройствами для подавления способностей, которые используются в той тюрьме?

— Не просто знакома, малыш, такая штука болталась на моей шее, когда я выпрыгнула через дыру в этой жопе, чтобы заняться глубоководным дайвингом подо льдами.

— Даже так! Это замечательно, а куда ты дела подавитель после побега?

— Оставила в подарок тюленям, — пожала плечами наёмница.

— Жаль. А ты смогла бы достать другой образец такого подавителя?

— Вообще-то, после побега я совершила налёт на колонну, в которой они перевозили заключённых. Парочка ошейников с тех пор так и пылится у моей подруги, если она никому их не продала, конечно. Так что, ты хочешь, чтобы я метнулась за ошейником?

— Было бы неплохо.

— Окей, сделаю, если они всё ещё у Мэгги, вернусь завтра, а если нет, что-нибудь придумаю.

— И даже не спросишь, зачем они мне? — Ванда встала, потянувшись всем телом, заламывая при этом руки за спину. Чёрт, в этот момент она выглядела весьма эротично! Не настолько, как Гвен в её костюме, но всё же, если бы я не знал в каком состоянии её тело… хотя, нет, даже в таком случае, я всё ещё слишком хорошо помню Уэйда Уилсона, чтобы хотеть Ванду. Это было бы странно.

— Да мне без разницы, — отозвалась Уилсон.

— Ну ладно, — пусть это станет для неё сюрпризом.

Поскольку времени оставалось не так уж и много, я последовал примеру Гвен и отправился домой, чтобы успеть на репетицию девчонок.

***

Казалось бы, после решения проблемы Озборн, жизнь должна была войти в размеренное спокойное русло, но на деле, у меня каждый день находилось множество дел. Просто я не желал вновь оказаться со спущенными штанами перед лицом следующего происшествия в городе… а в том, что рано или поздно что-нибудь случится, сомневаться не приходилось. Этот мир гораздо более щедр на странности, чем мой родной. В течение следующих двух недель я лишь раз показался в школе, но не досидел до конца занятий и ушёл с последнего урока, так как хотел успеть до обеда к юристу, чтобы завершить оформление патента на паутину и проконсультироваться насчёт моих дальнейших планов с гуру юриспруденции. Большую часть времени я, естественно, проводил в лаборатории. Несколько дней я исследовал плазму и клетки крови, взятые у слонов. С оборудованием, купленным на деньги ОзКорп, работать было куда как приятнее и проще. Вскоре появились первые результаты. В генах этих замечательных животных я обнаружил интересную особенность. Они имели несколько десятков резервных копий гена p53, ответственного за то, чтобы препятствовать делению клеток, в ДНК которых возникли опасные ошибки. В то время как у людей и большинства других животных аналогичный ген содержался в гораздо меньшем количестве копий. Если моя теория верна, осталось только выделить этот ген и создать вакцину, которая будет повышать его концентрацию в организме человека. Не такая уж и тривиальная задача, ведь не так-то просто научить организм вырабатывать нужный ген в требуемом для успешной борьбы с раком количестве. Для нынешней медицины практически невыполнимая, если уж на, то пошло. И тут я снова возвращаюсь к идеям Коннорс. Ведь её сыворотка в итоге успешно скрестила два вида, проблема была в том, что вместе с нужными генами, ответственными за регенерацию, был прихвачен лишний груз, что и привело к плачевному результату. Карен не смогла точно выделить необходимые гены. Всё-таки механизм регенерации намного сложнее, механизма борьбы с раком.

Через пару дней, когда у меня были готовы первые партии лекарства, вернулась Ванда с двумя сильно повреждёнными блокаторами.

— Всё, что осталось, — пояснила она, — все рабочие ошейники разлетелись как гондоны перед Oktoberfest.

Очевидно, что подруга Уилсон не смогла сама починить блокаторы, но и выкинуть их у неё рука не поднялась, что весьма удобно для меня. Внутреннее устройство этих ошейников зиждилось на неизвестном мне веществе, с довольно странной структурой. Признаться, меня очень заинтересовал этот материал. Под воздействием электромагнитного поля определённых характеристик, он мог блокировать работу Х-гена, в организме мутанта. Мне стало интересно сможет ли этот минерал воспрепятствовать другим способностям, не связанным с X-геном, но я оставил это на потом.

— Ну так что, кого будем сажать на цепь? — поинтересовалась Ванда, из-за моей спины разглядывая, как я разбираю ошейники.

— Тебя, — усмехаюсь я, извлекая слабо светящийся синим в видимом световом диапазоне минерал из ошейника.

— Ты сейчас выглядел, как типичный злодей, собирающийся предать главного героя, ты в курсе? Только не говори, что Бобби уже стоит за моей спиной, чтобы неожиданно напасть!

— Неужели ты настолько низкого обо мне мнения? — притворно обижаюсь я, — знаешь, если у тебя есть какие-либо неотложные дела, то сейчас самое время их выполнить.

— С чего это?

— Просто в ближайшие недели, а может и месяцы, тебе придётся провести на больничной койке. С таким обилием опухолей, как у тебя, вылечить рак будет, пиздец, как сложно… и больно.

Ванда шокировано смотрит на меня. Она даже перестаёт дышать на какое-то время, пока осмысливает сказанное.

— Ты не шутишь? — наконец выпускает воздух из лёгких наёмница.

— Я абсолютно серьёзен. Это, — я продемонстрировал ей колбу с сывороткой, — то, что может побороть рак. По крайней мере я на это надеюсь.

—Так быстро! Блядь, я даже не надеялась… чёрт, парень, ты действительно сделал это.

Растерявшая в миг всё своё красноречие женщина, упала на стул рядом со мной. Она словно не знала, что ей делать, плакать или смеяться.

— Эй, не факт, что всё получится с первого раза. Вполне вероятно, что твой организм не сможет справиться с нагрузкой и нам придётся начинать всё с начала. Видишь ли, проблема в твоей мутации, пока она работает, твой организм будет препятствовать лекарству, поэтому нам нужен подавитель. Но, как только исцеляющий фактор отключится… сама понимаешь, раковые клетки уже заполонили всё твоё тело.

— Да плевать! Я однажды проходила три дня с этой штукой, я выдержу.

— Серьёзно? — присвистнул я, — три дня? Как минимум, это значит, что твоя способность частично продолжала работать даже под блокатором, обычный человек с таким уровнем распространения болезни не продержался бы и часа! Но трёх дней всё равно недостаточно. Моя сыворотка препятствует образованию новых раковых клеток, но старые опухоли никуда не денутся. Таким образом нам придётся искусственно поддерживать твой организм и стимулировать клеточную регенерацию другими способами, пока все клетки твоего организма не обновятся. Возможно придётся задействовать симбионта, чтобы не дать тебе умереть.

— Паркер, делай всё что угодно, плевать насколько это будет тяжело и опасно.

— Хорошо. Но насчёт опасности, не переживай. Если я почувствую, что мы не справляемся, то просто сниму блокатор и регенерация вернёт всё на круги своя.

*** Неделю спустя, лаборатория Коннорс ***

— Добрый вечер, профессор, вижу, вы вновь вернулись к работе? — я перехватил Карен у самого входа в её кабинет.

— Питер, рада тебя видеть. Как видишь, я вновь преподаю. Веду курс лекций в университете… но насчёт этого, — женщина посмотрела на дверь лаборатории, — я не уверена, что стоит возобновлять проект… понимаешь, я потеряла уверенность, я не знаю, что сказать людям, все ждут, что я раскрою величайшую медицинскую загадку в истории…

Карен и правда выглядит несколько подавленной. Оно и понятно, проект всей её жизни оказался пустой тратой времени, даже больше, её ошибки едва не стоили ей всего. Я уже видел такой взгляд не единожды. Впрочем, ей повезло гораздо больше, чем Курту. К тому же, она вернула свою руку, это ли не успех?

— Я принёс вам кое-что. Взгляните, — я передал Карен флешку с данными по вакцине.

— Что это? — спросила женщина, — разве мы это уже не проходили? В тот раз всё закончилось ужасно.

Ну да, однажды я уже пришёл к Карен с данными исследований моего отца, и чуть всё не испортил.

— Не так плохо, как вы думаете, — возражаю я, — я согласен с тем, что, в силу некоторых причин, массовое использование вашей сыворотки невозможно, но это ещё не конец… однако об этом лучше поговорить внутри.

— Да, конечно, — Карен поспешно открыла лабораторию, и мы зашли внутрь.

В помещении уже мало что напоминало о погроме, устроенном Рептилией и Веном. Неисправное оборудование было заменено, стены восстановлены, университет явно не скупился, когда дело касалось работы Коннорс.

Запустив компьютер, Карен приступила к просмотру файлов на принесённом мной съёмном носителе.

— Ваша сыворотка, — попутно начал я объяснять свой замысел, — несмотря на очевидные недостатки, весьма успешно справлялась с возложенными на неё задачами. Я взял на себя смелость использовать её как основу, но вместо генов ящерицы, я поместил в формулу один единственный ген. Этот ген я обнаружил в крови слонов. Это…

— Ген-супрессор опухолей, отвечающий за препятствие митоза клеток с повреждённой ДНК, — возбуждённым голосом перебила меня Карен, перелистывая файлы, — слоны и киты не болеют онкологическими заболеваниями! И это работает? Тебе удалось?

Она очень быстро уловила суть моей идеи, доказывая, что я был прав в своих суждениях.

— Нам удалось, — поправил Коннорс я, — это наш общий проект, ведь я использовал ваши наработки по скрещиванию видов.

— Ты это серьёзно? — наконец оторвалась она от экрана, впившись в меня взглядом, — это же величайшее медицинское открытие века! Ты правда готов этим со мной поделиться?

— Не думаю, что “поделиться” — верное слово. Это изначально такой же ваш проект, как и мой, — улыбаюсь я в ответ на её бурную реакцию.

— Чёрт! Питер, ты так похож на своего отца! Вы двое, наверное, самые честные учёные из всех, кого я знала в жизни! Вот почему у мужчин редко получается добиться больших успехов в науке, мужчины-учёные слишком прямолинейны.

— Хах… — подавился своими словами я, услышав такое суждение.

— Но, чтобы продолжить это исследование понадобится щедрое финансирование, мы должны привлечь инвесторов, — взволновано продолжала Карен, — правительство… хотя желающие проспонсировать такое сами выстроятся в очередь, когда поймут, с чем имеют дело… нужно начать проводить испытания, как можно скорее…

— НЕТ! — обрываю я её монолог, — во-первых, испытания уже проведены. На человеке.

— Что? Но это же незаконно! Господи, неужели ты ставил опыты на людях?

— Не совсем опыты. В общем, у меня есть знакомая, обладающая исцеляющим фактором, и она больна раком. Раковые клетки в её теле постоянно отмирают и восстанавливаются. Всё её тело одна сплошная раковая опухоль.

— Боже, это ужасно! — очень эмоционально отреагировала Карен.

— Более того. Её регенерация настолько сильна, что никакие лекарства, яды и токсины не действуют на неё должным образом. Включая, эту или любую другую сыворотку, организм Ванды просто уничтожает всё чуждое и восстанавливает успевшие измениться участки. Мне пришлось подавить её регенерацию, чтобы начать процесс излечения. Если бы лекарство не сработало или сработало неверно, мы всегда могли снять подавитель и регенерация исправила бы любые вмешательства в организм. Таким образом она стала для меня идеальным подопытным. Уже неделю, как её регенерация подавлена, и до сих пор она не умерла, а вчера её состояние заметно улучшилось, количество раковых клеток идёт на убыль. Её организм начал восстанавливаться. Всё её тело было сплошной раковой колонией, и если с ЭТИМ смогло справиться наше лекарство, то и обычный рак оно вылечит!

— Подожди, но, если уровень заражения так высок, разве она не должна была умереть сразу же, как только её исцеляющий фактор был подавлен? — тут же увидела недосказанность Карен.

— Верно, поэтому, чтобы поддерживать её жизнь, помимо самых мощных и дорогих лекарств, нам также пришлось использовать, скажем так, супермощный модуль жизнеобеспечения, — я решил пока умолчать о том, что в роли этой системы выступал инопланетный организм. Веном была вынуждена провести возле кровати Ванды почти всё это время, как, впрочем, и я сам.

— Но нам всё равно понадобится провести официальные тестирования, в любом случае, нужно привлекать инвесторов!

Я покачал головой.

— Деньги не проблема. Моим тайным спонсором выступает одна очень богатая женщина, — не обязательно ведь уточнять, что для неё самой это спонсорство такая же тайна, как и для всех остальных, — но мне всего шестнадцать лет, я не могу делать всё сам, поэтому, я прошу вас стать моим партнёром… возможно, занять пост исполнительного директора нашей будущей компании, или хотя бы помочь на первых этапах.

— Это… если всё это правда, то это слишком щедрое предложение, ты просто пришёл ко мне со всем готовым и предлагаешь золотые горы и мировую славу, в чём подвох?

— Понимаете, если я попытаюсь сам представлять компанию сейчас… ха, придётся потратить кучу усилий лишь для того, чтобы меня восприняли всерьёз. Так что, это не только щедрое предложение, но ещё и долгий тяжёлый труд, ведь вам придётся взять на себя большую часть работы по организации фирмы. Хотя насчёт славы вы абсолютно правы: нобелевка уже у нас в кармане.

Плохие предчувствия и приметы

— Питер, я польщена твоим предложением, но ты должен понимать, что я учёная, не управленец. Я могу стать твоим партнёром в том, что касается исследований, но управление компанией — это не мой профиль. Максимум: я могу руководить научным отделом, посоветовать толковых учёных и прочее, касающееся именно научной сферы, но директор… прости, но тебе придётся найти кого-то ещё на эту роль.

В её голосе были слышны нотки сожаления, когда она отказывалась от поста директора, но в своём решении Коннорс была уверена.

— То есть, вы говорите, что согласны работать на меня, в моей компании, но не со мной? — несколько меняю я постановку вопроса, в надежде сыграть на гордости взрослой состоявшейся женщины: одно дело полноправное партнёрство и совсем другое — идти в подчинение к юнцу, который младше её лаборантов и ещё даже школу не окончил. Собственно, это одна из главных причин, по которым я не могу сам представлять компанию.

Конечно, я понимал, что специальность Карен не подразумевает навыки управления компанией, когда шёл к ней со своим предложением, но всё равно надеялся на положительный ответ. Ведь у меня были веские причины рассматривать именно её кандидатуру на эту роль. Коннорс человек исключительной честности и принципов, а я не хочу в какой-то момент, как Норма Озборн, выяснить, что управляющий совет моей компании за моей спиной договорился о продаже всех активов.

— Мы можем работать вместе в лаборатории, но в целом ты прав, — отвечая, она улыбалась так, словно раскусила мою уловку… хотя почему словно? Как пить дать раскусила!

Где же мне найти людей на руководящие должности?

— Я так понимаю, — продолжила Карен, — у тебя есть место, в котором ты работаешь над созданием лекарства, если мы будем представлять его как наш общий проект, я должна включиться в работу как можно раньше…

Разумное предложение, да только выполнить его я пока не могу. Чем меньше людей знает о той лаборатории, тем лучше. Карен ведь не имеет никакого отношения к нашей тайной организации, а значит и делать ей там нечего.

— Видите ли, то место, где я работаю сейчас… секретно, — я неловко улыбнулся, — его хозяйка позволила мне организовать там лабораторию, но я не могу водить туда экскурсии. В течение нескольких дней я перенесу оборудование… подготовлю почву для нашей фирмы и тогда мы сможем приступить к работе…

— Несколько дней? — скептически отозвалась Карен, — Питер, такие вопросы не решаются за несколько дней…

— Да, я понимаю… в таком случае, придётся выкупить готовое помещение у кого-нибудь… — соглашаюсь я.

— Хорошо, я буду ждать твоего звонка, а пока подготовлюсь к смене места работы… нужно предупредить моих сотрудников, что лаборатория закроется, — Карен отвернулась к компьютеру и продолжила размышлять вслух, — написать пару рекомендаций, возможно удастся пристроить Стейси к Алекс, её ассистентка как раз недавно взяла отпуск по беременности…

Вот поэтому я и хотел сделать её директором, меняя место работы, она в первую очередь подумала о том, как это скажется на её бывших подчинённых, ведь без учёного такого уровня, как Коннорс, нет смысла содержать столь дорогостоящую лабораторию при университете. Карен являлась рекламой и визитной карточкой университета, для многих абитуриентов, сама возможность учиться у неё была решающим фактором при выборе учебного заведения. Жаль их огорчать, но мне Коннорс нужнее.

— Насчёт Стейси, не буду возражать, если вы предложите ей место вашего заместителя в нашей фирме. Да и к другим студентам присмотритесь, если есть среди них достаточно квалифицированные… — школьник рассуждает о квалификации выпускников университета, смех, да и только, — в общем, у вас есть полное право набирать персонал лаборатории.

“Если уж не хочешь помогать мне с руководством, то хотя бы организацию лаборатории на тебя спихну!” — с злорадной усмешкой подумал я.

Покинув Коннорс, я решил, что и впрямь пора форсировать события. Я слишком сосредоточился на научной стороне вопроса, почему-то решив, что смогу найти человека, который взвалит на себя организацию. Я и раньше так поступал: помещение для лаборатории мне предоставила Ванда, а в прошлом мире я и вовсе работал преимущественно по контрактам правительства, что обеспечивало мне практически безграничный доступ к ресурсам.

Хотя, если есть такая возможность, я не хотел бы изменять этой своей привычке. Дилемма: я не хочу, как, скажем, мой отец, быть наёмным работником в чужой лаборатории, по вполне очевидным причинам, но и мысль о том, чтобы организовать свою компанию, вызывает у меня ужас. Впрочем, если говорить о человеке, который имеет богатый управленческий опыт и будет абсолютно лоялен…

Не хотел я злоупотреблять своей властью над Озборн, но это ведь такая великолепная возможность загрести весь жар чужими руками! Я имею в виду, заполучить подкованного в вопросе и при этом лояльного человека. Всё-таки Норме предстоит внести посильный вклад в дело борьбы человечества с онкологическими заболеваниями… мне нужна Бобби, чтобы проконтролировать процесс задания новых внушений.

Пришлось отрывать девушку от её нового хобби. С тех пор, как её дежурство у кровати Уилсон перестало быть необходимым, Бобби, за это время успевшая взять топ 1 ранг во всех онлайн играх, в которые играла, словно с цепи сорвалась, с головой окунувшись в океан преступности и погромов. Нет, она не взялась за старое, наоборот, с невероятным рвением отлавливает преступников и наркодилеров, будто бы пытается искупить вину за старые грехи. На этой почве она близко сошлась с Гвен, с её геройской ипостасью если быть точным, и теперь они вместе отвоёвывают у газетчиков очки репутации в глазах общественности. Иногда я им даже завидую, мне не хватает той жизни, порой… но разве победа над раком и излечение Ванды не достойная альтернатива весёлому времяпрепровождению?

Да и не забрасывал я окончательно своих планов насчёт возвращения способностей. Мои запасы пополнились образцами крови Уилсон и Стейси — последние я взял у Гвен, когда она возвращалась с новыми царапинами после своих приключений в компании Бобби.

Со способностями Ванды всё было более-менее понятно. X-ген, изменивший структуру ДНК дал женщине не просто способность к самоизлечению, но, что на самом деле очевидно, если задуматься над тем, откуда она берёт ресурсы для регенерации, доступ к внешнему источнику энергии. Уилсон способна восстановиться практически из ничего, клеточной регенерацией такую ужасающую способность не объяснишь. Так что, убить её, не подавив способность, действительно, невозможно. Если когда-нибудь мне нужно будет сражаться с кем-то, обладающим такой же регенерацией, я просто сделаю из него квазивечный химический двигатель, который использует бесконечно регенерирующую жертву в качестве топлива! Ну или накачаю его раствором электролита с примесями того минерала из ошейников подавителей… так будет гуманней.

Что же касается Гвен, то в её крови и генах я обнаружил практически то же самое, что когда-то наблюдал в собственных. Кровь Женщины-Паука не просто радиоактивна. Нет, радиоактивность лишь побочное следствие высокой энергоёмкости клеток её крови. За исключением сверхъестественного шестого чувства все паучьи способности базируются именно на свойстве организма извлекать максимум энергии из доступных источников и эффективно ею распоряжаться. Например, именно возможность снабжать мышцы и связки большими объёмами энергии, сделала возможным качественное их улучшение. К сожалению, я до сих пор не представляю, как передать другому организму таланты Женщины-Паука. Естественно, способ ведущий к потере сил самой Гвен, найденный мною ещё в прошлом мире, я не рассматриваю.

Также в свободное время, я немного побаловался, иначе это и не назовёшь, с формулой паутины и немного усовершенствовал инъектор для сыворотки ящера. Таким образом, в нашем с Гвен распоряжении теперь имеются вариации нитей разной прочности, вязкости, долговечности, хотя настраивать их пока довольно неудобно. Чтобы ими воспользоваться, нужно заменить картриджи в веб-шутерах. Я храню запас на обруче для формулы Ящера, а Гвен носит собранный мной специально для неё пояс. Есть ещё пара специфических вариантов, вроде полностью невидимой паутины, которая, к сожалению, не обладает высокой прочностью, над этой формулой ещё работать и работать, но у неё хорошие перспективы.

С помощью Веном повторно схватить и ввести в транс Норму Озборн не составило особого труда. Ведь у меня после прошлого проникновения в её логово сохранились все данные о системе защиты в особняке и компании. На самом деле, я единственный, кто имеет к ней полный доступ на данный момент. Это моя перестраховка, на случай, если Гоблин вернётся. Держу руку на пульсе, так сказать.

Что же касается самой Нормы Озборн, как бизнес леди…

Она ужасна! Эта женщина — монстр… теперь я понимаю, почему Гарри так трепетал перед своей матерью. Получившая новый набор инструкций, согласно которым, решение оказывать поддержку Питеру Паркеру — её собственная инициатива, Норма продемонстрировала ужасающую хватку и целеустремлённость, словно бронепоезд, проталкивая свои требования через многочисленные инстанции и комиссии. Она умудрилась зарегистрировать мою фирму в течение одного дня. Что уж там говорить про выживших членов управляющего совета её собственной компании. Обновлённая Норма Озборн быстро убедила этих предательниц в необходимости подобных действий. Недавно считавшие себя хозяйками положения женщины тряслись от страха при виде начальницы, всяческими способами стараясь её умаслить, о возражениях инициативам Нормы не было и речи.

На следующее утро мне уже пришлось просить Карен приступить к руководству закупкой и установкой оборудования в лабораториях ПаркерИндастриз. Конечно, потом возникнут вопросы: почему глава мультимиллиардной корпорации Норма Озборн вдруг начала оказывать безвозмездную помощь никому не известному школьнику с поистине наполеоновскими планами? Но как только выяснится, что именно будет первым продуктом, выпущенным под логотипом новой компании… Репутация Нормы и акции её компании, как самого близкого сподвижника и партнёра человека, победившего рак, взлетят до небес. Это окупит все расходы и затраченное время. Вот почему, злоупотребляя своей властью над сознанием Нормы, я не чувствую себя виноватым… хотя нет, небольшой червячок сомнения грызёт броню моей решимости, но я успокаиваю его тем, что, когда технологии будут развиты в достаточной мере, обязательно окончательно вылечу Норму и всё ей расскажу.

***

Выскользнув из цепких лап своих подружек: иногда Мэри Джейн с её одержимостью своей музыкальной группой бывает просто невыносима, Гвен споро облачилась в кричаще яркий тусовый наряд и растворилась в толчее готовящегося к ночи Нью-Йорка. Телефон Гвен Стейси при этом пришлось отключить и заменить на телефон Женщины-Паука, иначе Рыжая задолбала бы её возмущёнными звонками и сообщениями, кажется, ей в последнее время не хватает внимания со стороны Паркера. Стейси прекрасно знала, чем, а точнее кем, в данный момент занят парень, хотя и относилась к затее несколько скептически. Шестнадцатилетний подросток ищет способ победить рак! Насколько же отчаялась Уилсон, раз поверила его обещаниям… Паркер, конечно, гений, но всё же, это уже выходит за пределы разумного! Да ещё и Коннорс со своими туманными намёками на новую лабораторию и работу непонятно на кого.

У входа в клуб, который был её сегодняшней целью, кто-то сильно толкнул девушку в спину. Это было неожиданно, ведь Стейси не почувствовала никакой угрозы или даже движения за спиной. Высокая, на голову выше Гвен, девушка в легком воздушном платьице проскользнула сбоку от неё и скрылась в тёмном проёме дверей, только сверкнула напоследок синяя ленточка, повязанная на светлых волосах. У Стейси возникло тревожное предчувствие.

Попав внутрь, Гвен направилась не к танцполу и даже не к бару, а сразу двинулась, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания, к задней части помещения. Правильно подобранная одежда ей в этом помогала. Её целью была дверь, утопленная под навесом у задней стены. Естественно проход сторожила парочка сурового вида бабищ, обильно украшенных металлоконструкциями в районе лица. Одна из них ковырялась во рту зубочисткой с таким хищным видом, словно только что сожрала собственную мать. А периодически мерцающее освещение ночного клуба лишь усиливало ощущение угрозы, исходившее от них, что, впрочем, не смутило нашу героиню.

— Привет, мальчики, не хотите немного отдохнуть, расслабиться? — перекрикивая грохот музыки, привлекла их внимание Гвен.

Ближайшая охранница смерила девушку сокрушительным взглядом из-под могучих бровей. Из-за того, что Стейси наклонила голову, скрывая лицо от камер, увидеть она смогла лишь её тёмный парик.

— Вали отсюда, пока можешь, — не вынимая изо рта зубочистку, рыкнула она.

— Мда, даже шутки на вас тратить не хочу… — печально вздохнула Стейси.

Тут свет в очередной раз погас, из-за чего никто не смог увидеть, как Гвен залепила обоим охранницам рты своей паутиной. Возмущённо мыча, женщины попытались сорвать со своих лиц липкую дрянь, а когда не получилось, решили атаковать обидчицу, но, на их несчастье, свет снова исчез, а когда тусклое освещение восстановилось, перед открытой дверью стояла уже только одна лишь Гвен, обе её противницы лежали на полу в коридоре, вход в который они охраняли. Со следующей вспышкой темноты исчезла и сама Стейси, а дверь вновь оказалась заперта, на этот раз изнутри.

Не поднимая головы, Гвен залепила камеру в коридоре паутиной и, споро переоблачившись в костюм Женщины-Паука, помчалась за одной ей ведомой целью. Всех встречных внутри женщин она быстро оглушала, обезоруживала и связывала паутиной. За пару минут обезвредив таким образом с десяток преступниц, Стейси добралась до самого сердца местной преступной ячейки. Из-за неплотно закрытой двери доносились обрывки разговора.

— Теперь поставки будут регулярными. — Спокойный рассудительный голос зрелой женщины.

— Ты молодец, сеструха, молодец, мы с тобой столько бабла нарубим, — бурно выражая эмоции, радовалась за стеной какая-то женщина. Голос у неё был хрипловатый и властный.

— Просто не забывай на кого работаешь! — ещё одна девица, явно моложе остальных.

— Чё сказала? — резко выкрикнула та, что прежде радовалась.

— Просто напомнила, чтобы не забывали, что на тебя работают, — струхнув, пролепетала девица.

— А они, по-твоему, чё, не знают? Думаешь, они совсем тупые? — быстро распалялась властная женщина за дверью, ей явно стоило бы пройти курсы управления гневом.

— Да, нет… я так просто сказала… — со всё нарастающей паникой оправдывалась молодая.

— Значит, ты не намекала, что они тупые. Хочешь сказать, что это я тупая? — перейдя на крик, продолжала давить буйная.

— Да, не… ты чего, я так, просто сказала…

— Нет! Ты за меня базарила! Типа я совсем овца и за себя базарить не могу! Решила за меня мазу тянуть? — судя по всему, сейчас там начнётся драка и без вмешательства Женщины-Паука.

Решив, что лучшего момента, чем ссора между преступницами может и не представиться, Гвен распахнула дверь.

В помещении было семь человек, разделившихся на несколько групп. Ближе всех к двери стояла пара: лысая женщина среднего роста и возраста в шляпе, костюме и солнцезащитных очках и молодая девушка, чуть повыше ростом в простой спортивной одежде. Возле дальней стены две явно охранницы, такие же смурные орясины с металлической отделкой на лицах, как та пара на входе. И последняя тройка, самая живописная. По центру женщина мексиканской наружности с выпученными глазами прижимала к стенке какую-то бучиху, а сзади её неуверенно пыталась успокоить полная девушка в свободной одежде. Именно между ними и разгорелся конфликт, невольным свидетелем которого стала Стейси.

— Всем привет, я не вовремя? — махнула ручкой Гвен под скрестившимися на ней взглядами: встревоженным со стороны пары у входа, удивлёнными со стороны пирсингованных, яростным от атаманши и благодарным от загнанной в угол девицы.

— Какого… Женщина-Паук… замочите её! — мгновенно приняла решение мексиканка.

— Эй, Женщину-Паука нельзя убивать — плохая примета! — возразила ей Гвен.

И, не дожидаясь действий преступниц, атаковала сама. Первая двойка: лысая в шляпе и её молодая подружка сопротивления не оказали вообще и быстро отправились дожидаться копов, связанные паутиной, а вот остальные оказались не робкого десятка и ринулись в драку.

Впрочем, лидер шайки, единственная, кто был вооружён огнестрельным оружием, сделав пару выстрелов в молоко, поспешила ретироваться через задний ход, оставив своих подчинённых сражаться за себя. К удивлению, Стейси, справиться с ближним кругом главы этой ячейки наркокартеля оказалось не так-то просто, все они были вооружены холодным оружием и умели с ним обращаться, чувство опасности девушки било тревогу.

Поняв, что теряет слишком много времени, Гвен попыталась прорваться мимо женщин к выходу, ослепив одну из противниц паутиной, но потерпела неудачу: другая преступница, вооружённая ножом-кастетом, разгадала её замысел и чуть не подловила девушку во время необдуманного рывка. Нож преступницы прочертил длинную кровавую полосу на левой руке Гвен. Рана неглубокая, но неприятная. Стейси была вынуждена спешно разрывать дистанцию с опасной женщиной, отпрыгивая на потолок. Все, кроме отчаянно боровшейся с путами пары и ослеплённой бандитки, пытавшейся очистить глаза, замерли, выжидая дальнейших действий врага, и Гвен использовала эту передышку с умом.

Поднеся руку к уху, она активировала связное устройство, сделанное для них Паркером:

— Туко бежит на задний двор по тайному ходу, у неё пистолет, займёшься ею?

— С удовольствием, — тут же пришёл ответ, с другой стороны.

Гвен хотела сказать что-то ещё, но её прервали броском деревянного табурета.

— Эй! — возмутилась девушка, — это было грубо!

***

Бобби быстро рванула к заднему двору клуба, сразу, как только получила сообщение от напарницы. К этому времени она уже успела разобраться со своей частью плана: лаборатория по производству наркотиков, самым наглым образом обустроенная в соседнем с клубом здании, уже была зачищена, а все причастные уже дожидались приезда полиции в обезвреженном состоянии.

Она как раз успевала перехватить атаманшу этой банды, когда та неслась через двор, расталкивая посетителей клуба. Возможности, как, в общем, и необходимости действовать скрытно уже не было, ведь Туко оставалась последней непойманной преступницей, и Бобби просто рванула ей наперерез.

Периферийным зрением Туко заметила опасность и дернулась в сторону, уходя из-под атаки. И без того напуганная после встречи с настоящей супергероиней Туко пришла в сущий ужас от вида покрытого тугой вязью мускулов тела симбионта. В её голове тут же промелькнули репортажи месячной давности, когда такое же существо только несколько другой раскраски терроризировало город. В панике отступая от опасности, она наставила на нового врага пистолет, но тут же поняла всю бессмысленность сопротивления. Однако Туко не была намерена так просто сдаваться.

— Не подходи! — заорала женщина, а затем схватила ближайшую к себе нерасторопную светловолосую девицу, — стой, где стоишь, а то я ей мозги, блядь, вышибу! — безумно вращая глазами орала Туко.

Она понимала насколько бессмысленно брать кого-то в заложники, когда твой враг — плотоядное чудовище, не брезгующее человечиной, но разве оно не заодно с Женщиной-Пауком?

Предположение преступницы оправдалось. Увидев, что под угрозой жизнь человека, Веном остановилась. Бобби не особо понимала, что ей делать в подобной ситуации, но сам её внешний вид сейчас играл ей на руку. Не имея возможности понять по роже симбионта намерения противницы, Туко с каждой секундой накручивала себя всё сильнее и сильнее. Жуткие глаза монстра, казалось, смотрят прямо ей в душу, выжидают…

“Оно только и ждёт момента, чтобы вцепиться в мою плоть!” — понимала Туко.

— Давай, топай к выходу, — подтолкнула она в спину свою заложницу.

“Надо же было схватить такую детину!” — раздражённо подумала она. Заложница была на голову выше своей пленительницы, отчего ситуация выглядела несколько нелепо, но менять выбор было уже некогда: все остальные посетители уже толкались у выходов, спеша убраться подальше от симбионта и вооружённой пистолетом преступницы.

— Ты только усугубляешь ситуацию, — решила заговорить с бандиткой Бобби, — полиция уже в пути, твоя рожа у них в базе, своими действиями ты только накручиваешь срок.

Благодаря своему преступному прошлому, Барбара неплохо разбиралась в предмете разговора.

— Нееееет! — брызгая слюной, зашипела Туко, — чёрта с два я снова туда сяду! Никакой, сука, тюрьмы! Шевелись, сука!

Последнее вновь было адресовано заложнице, которая хоть и не впала в истерику, но едва шевелила ногами, словно всё её тело сковало страхом, из-за чего Туко приходилось чуть ли не тащить её на себе. И это в конечном итоге привело к тому, что она запнулась. Ни Бобби, ни уже расправившаяся со своими противницами Гвен не успели бы ничего сделать, но тут вмешалась до этого пассивная участница стычки.

Воспользовавшись заминкой преступницы, заложница вырвалась, не забыв при этом направить руку с оружием прочь от себя. Раздался выстрел, к счастью в никуда. Гвен и Бобби рванулись вперед и тут же скрутили Туко, оттеснив её от жертвы, которая враз растеряв свою недавнюю прыть, села на пол прямо там, где стояла. Губы её тряслись от страха, она быстро и мелко дышала.

Тем временем Гвен связала Туко при помощи паутины, подготавливая из преступницы симпатичный подарок для своей матери. Видя, что её помощь тут не требуется, Веном решила обратить внимание на потерпевшую.

— Эй, ты в порядке? — спросила она, присаживаясь рядом с ней, — не ранена?

Вряд ли Бобби в этот момент думала о том, какое впечатление на находящуюся на грани истерики девушку может оказать близкий контакт с зубастым человекоподобным монстром.

— Да… спасибо, всё хорошо, — на удивление спокойно отреагировала девушка.

— Ты неплохо справилась! Как тебя зовут? — положив руку, на плечо трясущейся девушки спросила Бобби.

— Д-д-дейзи, — нервно посматривая на лапу Веном, отозвалась недавняя заложница.

— Эй, ты её так только напугаешь! — заметила телодвижения Веном Гвен.

— Нет, нет, всё в порядке, вы меня спасли, — возразила ей Дейзи.

— Ты молодец, Дейзи, могу я попросить тебя об одолжении? — девушка кивнула, — скоро здесь будет полиция, расскажи им правду о том, что произошло. Договорились? Спасибо.

— Да… да, — лепетала оставшаяся наедине с обезвреженной преступницей Дейзи вслед удаляющимся героиням.

Однако, как только Гвен и Бобби покинули клуб, заложница тут же встала и, не показывая ни малейших признаков обеспокоенности своим обещанием, двинулась к выходу.

— М-м-м-м! — попыталась привлечь её внимание связанная Туко.

— Заткнись, — Дейзи отвесила преступнице мощный пинок прямо по лицу, сломав нос, — тупая сука.

После чего недавняя жертва спешно ретировалась с места преступления.

Face it Tiger

Предплечье тянуло вязкой болью, с каждым толчком сердца, напоминая о ране, полученной в схватке, но то была приятная боль. Физически свидетельствовавшая, что Гвен движется вперёд. Благодаря их сегодняшним действиям Туко взяли со всей её шайкой и, возможно, полиция сможет найти улики, ведущие вверх по криминальной цепочке. Может, это и не дело века, но, вполне возможно, первые шаги к тому, чтобы подкопать стену юридической неприкосновенности настоящей королевы преступного мира — Квинпин. Теперь всё в руках полиции и, если в этом деле есть что-то стоящее, то Джейн Стейси та, кто способна это увидеть. Гвен хотела верить, что дала матери тот шанс, которого она ждала уже пятнадцать лет, с тех самых пор, как умер папа.

И всё же, тревожное чувство, возникшее у неё при входе в клуб так никуда и не делось. Сперва Гвен подумала, что оно как-то связано с той светловолосой девушкой — Дейзи, которая толкнула её на входе, а затем едва не погибла от рук преступницы. Но Дейзи выжила, а паучье чутьё всё никак не унимается.

— Думаешь, у них получится? — спрашивает Бобби, с крыши здания наблюдая как копы под руководством Джейн Стейси пакуют шайку наркоторговцев.

— Там могут быть серьёзные улики. Это цепочка, которую можно раскрутить, уверена, капитан сделает всё возможное. Проблема всегда была в том, что никто не говорит. Мелкие преступники боятся Фиск гораздо сильнее, чем тюрьмы… а ещё, эта Мёрдок, как только появляется язык, Дьяволица тут же берет на себя его “защиту”, и всё, информатор затыкается. Но теперь у полиции есть реальные шансы на успех… — озвучивает свои мысли девушка, одновременно с этим обрабатывая рану при помощи кровоостанавливающего геля, что появился в её поясе с подачи Паркера.

Бобби под новым углом взглянула на свою компаньонку — она весьма неплохо разбирается в вопросе, гораздо лучше, чем этого можно было бы ожидать от девчонки её возраста. Либо они с симбионтом, ошибались полагая, что Женщина-Паук в реальной жизни весьма молода, либо она как-то связана с полицией. О чём, кстати, косвенно может свидетельствовать её желание привлечь к этому делу полицию.

И всё же, прекрасно осведомлённая о силе и опасности королевы мафии Барбара испытывала некоторые сомнения по этому вопросу, ей показалось, что подруга говорит всё это не для того, чтобы убедить её, а потому, что сама нуждается в убеждении. Бобби взяла на заметку: проследить за ходом дела. Кто знает на какие грязные уловки может пуститься Фиск, чтобы избежать тюрьмы?

— По крайней мере, она уже не так враждебно настроена к Женщине-Пауку, ты в плюсе, как ни посмотри, — Бобби решает не оспаривать пока мнение Гвен.

— Да, спасибо тебе… одна я бы никогда не смогла провести всё так гладко, — Стейси доверительно положила руку на плечо Барбары.

Девушку уже не пугало и не отталкивало существо, скрывавшееся в её теле. Бобби… нет они обе — Веном, на деле доказали, что заслуживают к себе непредвзятого отношения. Сейчас Гвен даже испытывала лёгкий стыд за крамольные мысли в сторону девушки в их первую встречу.

— Это то, что мы делаем — помогаем друг другу, — с неожиданной проницательностью отвечает Бобби, — да и засиделась я в лаборатории. Это всё, конечно, увлекательно, но иногда нужен перерыв!

Распрощавшись со своей новой подругой, Гвен отправилась домой. Поскольку Джейн Стейси сегодня явно не собиралась возвращаться домой, вся квартира была в распоряжении девушки, что позволяло ей без лишней суеты заняться починкой костюма. Закончив с этим, Стейси закинула своё супергеройское облачение в стиральную машинку и с кружкой горячего кофе отправилась дожидаться окончания стирки перед телевизором, где неожиданно для себя уснула.

В реальность девушку вернул будильник на телефоне, сработавший даже несмотря на то, что она его так и не включила после вчерашнего. Поняв, что оставила свой костюм в стиральной машинке на всю ночь, Гвен мгновенно проснулась, но, на счастье девушки, Джейн Стейси так и не пришла домой, и тайна дружелюбной соседки не была раскрыта.

Поспешно скрыв улики, Стейси отправилась на учёбу, по пути в университет она читала гневные сообщения Мэри Джейн, вызванные её вчерашним уходом с репетиции, пока неожиданно не получила новое смс от подруги.

“Чёрт! Чёрт! Вы должны это увидеть!” вместе с этим коротким сообщением Эм-Джей разослала всем ссылку на видео в интернете.

— Очередной подвиг Тони Старк, — хмыкнула девушка, открывая ссылку.

“С чего такой восторг? Рыжая ведь никогда не была ярой фанаткой Железной Леди?” — размышляла Гвен, пока Тони Старк на видео приземлялась у входа в какую-то забегаловку с бессознательным телом на плече. Картинка была довольно хорошего качества, хотя снимал явно кто-то из посетителей закусочной.

Тело, оказавшееся латиноамериканкой лет сорока, было брошено прямо на землю. Вероятно, это была преступница, за которой уже ехала полиция, а сама супергероиня пританцовывающей походкой двинулась внутрь здания. Металлические сапоги чётко выстукивали прекрасно знакомый Гвен ритм по кафелю, тот самый, что она отбивала на своих барабанах при записи их недавней песни. Подойдя к стойке Старк сняла свой шлем, чтобы сделать заказ, и наконец стало ясно, что вызвало такую бурную реакцию Мэри Джейн. Как только открылся шлем Железной Леди по забегаловке разлилась мелодия, игравшая внутри костюма супергероини. Из их песни мелодия.

“Зайдите на наш канал! Миллион просмотров на YouTube, почти тысяча покупок на BandCamp и это всего за пару дней!”

Сначала Стейси обрадовалась внезапному успеху их группы, но потом поняла, что с этого момента шило в заднице Рыжей станет ещё больше, а ей и так уже не хватает времени, чтобы совмещать супергеройскую деятельность со старым хобби. А ведь скоро нужно будет дать ответ Коннорс, по поводу нового места работы. Получи она такое предложение пару месяцев назад, согласилась бы не раздумывая, но тогда она ещё не была Женщиной-Пауком.

Неожиданно получилось, что каждое из её увлечений вдруг стало чем-то большим. Выступление на телешоу переросли в полноценное… эм супергеройство, вторая песня их группы оказалась неожиданно успешной, а интернатура при лаборатории Коннорс внезапно привела к предложению устроиться на высокооплачиваемую должность в фирме, которая, по словам Карен, имеет все шансы стать одной из самых передовых в мире.

Гвен была в смятении, ей нравилось проводить время в компании подруг, она, чёрт подери, обожала музыку, но это всегда было лишь хобби, она не может тратить на него столько времени, и уж тем более отказаться ради этого от науки. Нужно было что-то решать и срочно. И как только Тони Старк удаётся успевать везде и сразу?

Но потрясение внезапным успехом их песни стало лишь первым из череды обрушившихся на Гвен. Уже в университете её радость несколько омрачило известие о том, что Коннорс окончательно покинула старое место работы, теперь у них был другой преподаватель. Старая сухая женщина, при виде которой, Гвен подумала об осенних листьях, потому что, как и листьям, ей ничего не стоило оторваться от ветки. Голос её был тонок и дребезжащ — таким сообщают о своей поломке пружины. Стейси не могла отделаться от мысли, что старуха говорит не для того, чтобы рассказать материал студентам, а лишь, чтобы услышать свидетельство своего существования.

То, что Коннорс полностью отказалась от преподавательской деятельности сигнализировало о том, что пора принимать решение по поводу работы с ней. После занятий Стейси попыталась дозвониться до Карен, чтобы поговорить об этом, но профессор не брала трубку.

“Видимо, слишком занята в первый рабочий день,” — решила Гвен и отправилась домой.

Сразу же следом за дочерью вернулась Стейси старшая, едва волочащая ноги от усталости, но при этом довольная словно загнавшая добычу гончая.

— Ох и подкинула мне работёнки эта Паучиха, — пожаловалась дочери Джейн, — но, должна признать, в этот раз она, действительно, сделала что-то полезное.

Оказалось, что дело Туко Саламанка не просто дало полиции ниточки, ведущие к королеве мафии, но обрушило на Квинпин целый шквал неопровержимых улик. По словам Джейн, из той лужи, в которую села Вилма Фиск выход только один — в тюрьму, и даже Дьяволица Мёрдок не сможет развалить предстоящее дело.

Конечно, Гвен заранее знала о связи Туко с Квинпин, но на такой результат не смела надеяться даже в самых смелых своих мечтах, что же такого нашли в том клубе полицейские?

Но самым приятным было даже не это, а итог, который подвела Джейн в их разговоре:

— Возможно, я была не права: эта Женщина-Паук не так уж и бесполезна, — выдохнула Джейн, осушив половину коробки с молоком, прямо из холодильника.

К счастью женщина не заметила возбуждения промелькнувшего на лице дочери при этих словах.

— Эй, — Джейн махнула пустой коробкой в сторону телевизора, — сд