КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438514 томов
Объем библиотеки - 608 Гб.
Всего авторов - 207077
Пользователей - 97817

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Зорич: Ты победил (Фэнтези: прочее)

Вторая часть уже полюбившейся (мне лично) СИ «Свод равновесия» (по сравнению с первой) выглядит несколько «блекло», однако это (все же) не заставляет разочароваться в целом. Не знаю в чем тут дело, наверное в том — что если часть первая открывает (нам) некий новый и весьма интересный мир в жанре «фентези», то часть вторая представляет собой лишь некое почти детективное (с элементами магии) расследование убийства некого особо-уполномоченного лица (чуть не сказал «особиста»)) на каком-то затерянном острове, расположенном в далекой-далекой провинции.

В связи с этим (в первой половине книги) у читателя наверняка произойдет некое «падение интереса», однако (думаю) что это все же не повод бросать эту СИ, не дочитав до финала. Кстати, (по замыслу книги) ГГ (известный нам по первой части) так же сперва воспринимает свое назначение, как некую почетную ссылку (мол, спасибо на том, что не казнили)... но вскоре события (что называется) «понесутся вскачь».

Глупо заниматься пересказом «происходящего», однако нельзя не отметить что «вся эта ситуация» продолжает неторопливо раскрывать «тему данного мира» (и неких уже известных персонажей), пусть и не со столь «яркой стороны» (как это было в начале), но чем ближе к финалу — тем все же интереснее...

В искомом финале нас ожидают масштабные «разборки» и «ловля на живца» (в которой как ни странно наживка в виде гиганских червяков, играет совсем не последнюю роль)). Резюмируя окончательный вердикт — эту СИ буду вычитывать дальше... хоть и без особого фанатизма))

P.S И конечно эту часть можно читать вполне самостоятельно (без учета хронологии), однако желательно сперва прочесть часть первую, иначе впечатления от прочтения (в итоге) останутся вполне посредственными.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Гексалогия (Юмористическое фэнтези)

Когда же 6 часть дождёмся то.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Боги и обезьяны (СИ) (fb2)

- Боги и обезьяны (СИ) 449 Кб, 58с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Витальевич Милютин

Настройки текста:



  БОГИ И ОБЕЗЬЯНЫ



  I hear babies crying, I watch them grow



  They'll learn much more than I'll never know



  And I think to myself what a wonderful world



  Yes I think to myself what a wonderful world





  -Что это?



  Окружной педель, благообразный господин под восемьдесят, поглядывал на предмет в руках поселкового офицера с явным неудовольствием.



  -Автоматическое ружье, - хмуро пояснил очень бледный человек со впалыми щеками, сидящий на красной скамье, - Такую модель в кино не показывают. Сделано уже после исторического времени.



  Внушительный третий подбородок господина педеля неприязненно дернулся.



  -Господин адвокат, передайте задержанному - он должен говорить, только когда я велю.



  -Конечно, Ваша честь. Господин Белью все понял, - поспешно заверил педеля маленький крючконосый адвокат с остатками пепельных кудрей на висках и скорчил подзащитному страшную гримасу.



  Педель, нахмурившись, повернулся к полицейскому офицеру.



  -Так это и есть орудие преступления, Лолли?



  Полицейский, начинающий лысеть подтянутый мужчина в отутюженной форме кивнул.



  -Да, сэр. Из него Дэвид Белью стрелял в праджина.



  -Где он эту дрянь взял?



  -Там наклейка на прикладе, посмотрите, - офицер протянул ружье педелю, но тот с опаской отстранился, - 'Музей общины Каподистрия'. Это поселок ближе к горам.



  -Зачем эдакую пакость держать в общедоступном месте, да еще в рабочем состоянии? Что за безответственность? - посетовал педель, - Впрочем, с этим потом разберемся.



  Педель повернулся к небритому.



  -Белью, почему Вы хотели умертвить праджина?



  -Я не хотел его убивать, - Белью говорил очень тихо, еле шевеля бескровными губами, благо акустика в полицейском офисе позволяла.



  Педель покачал головой.



  -По моему разумению, если кто-то стреляет в человека, то явно намеревается его убить.



  -Праджины - не люди, - равнодушно проговорил Белью.



  Густые брови педеля изумленно взлетели.



  -Мой подзащитный хотел сказать, что праджины невероятно превосходят прежних людей во многих отношениях, - адвокат поспешно высунулся вперед, как бы случайно загородив задержанного, - Так что средство, причиняющее смерть человеку обыкновенному, для них абсолютно безвредно.



  Педель посмотрел на Белью. Тот утвердительно склонил голову и закрыл глаза.



  -Хорошо, допустим. Так зачем же Вы в него стреляли?



  -Хотел привлечь внимание, - не открывая глаз, слабым голосом сказал Белью.



  Брови педеля опять поползли вверх.



  -Привлечь внимание, стреляя из ружья в упор?



  На синих губах возникло подобие усмешки.



  -Сэр, как часто Вы видите праджинов?



  Тройной подбородок педеля гордо колыхнулся вверх.



  -Случается.



  -А как часто Вы с ними разговариваете?



  Повисла неловкая пауза.



  -Ну и как, Ваше предприятие достигло успеха? - наконец, раздраженно полюбопытствовал педель.



  -Не знаю, - ответил Белью и зевнул, - Он просто растворился в воздухе. Как они это обычно делают.



  -Мы сейчас не обсуждаем поведение праджинов, - сердито прервал его педель.



  -Отчего же? Это же интереснейшая тема, - пробормотал Белью и глубоко зевнул, - Можно еще поговорить, откуда они берутся. Почему нет? Мы же здесь все взрослые люди, чего стесняться?



  Адвокат зажмурился и сел. Педель скосил глаза на солидного господина с бородкой и благородной проседью в густых волосах.



  -Доктор Флориан, Вы обследовали его на предмет...?



  Педель выразительно постучал пальцем по лбу. Флориан поднялся со скамьи. Мудрые морщины изрезали лоб доктора.



  -Сэр, я наблюдаю Дэвида Белью с детства. Знаю его самого и его семью. Сейчас у Дэвида сильное нервное истощение, но с точки зрения психиатрии он абсолютно нормален.



  -Так он местный?



  Педель в недоумении обернулся к офицеру Лолли.



  -Вы же говорили, что он здесь не живет и появился неожиданно.



  -Да, сэр, не живет. Он давно пропал - больше года назад, а объявился только вчера. И сразу с этим ружьем и стрельбой.



  Педель впился в Белью глазами.



  -Ваше постоянное место жительство? Кем трудитесь? Отвечайте не задумываясь!



  -Нигде. Без определенных занятий, - ответил Белью без запинки и опять зевнул.



  -А кем он раньше был? - поинтересовался педель у Лолли.



  -Учителем, - ответил офицер.



  -Кем?! - опешил педель, - Как такому субъекту доверили учить детей?



  -Он не всегда был таким, - пояснил Лолли, - Дэвид Белью с отличием закончил школу, получил от общины направление в университет, отучился, вернулся, двенадцать лет работал преподавателем...



  -И что он преподавал? - прервал офицера господин педель.



  -Историю.



  Педель строго поднял палец.



  - Обратите внимание, господа! Я давно говорю, что история - предмет в школе вредный. Кровь, грязь, вечные бунты и беспорядки. Чему хорошему могут научить будущих членов нашего совершенного общества рассказы обо всей этой мерзости?



  -Я полагаю, Ваша честь, - сказал доктор Флориан, - что рассказы об исторических временах должны наполнить сердца учеников вечной благодарностью к тем, кто подарил им новый мир - без нищеты, войн и насилия.



  -Вы полагаете, доктор? - задумчиво пробормотал педель, - Ну что ж.... Ответ хоть и спорный, но не лишенный смысла. Только вряд ли он применим к нынешнему случаю. Господину Белью новый мир явно не слишком по сердцу. Не так ли, Белью?



  Все обернулись к задержанному. Дэвид Белью застыл с открытым ртом. Доктор Флориан шагнул к нему, заглянул в глаза, приложил палец в шее.



  -Спит. Нервное истощение, как я и говорил.



  Педель откинулся в кресле.



  -Сдается мне, господа, тут случай похитрее, чем я думал. Лолли!



  -Да, сэр! - офицер с серьезным видом вытянулся перед педелем.



  -Мне нужно отлучиться на несколько дней - кое-что посмотреть, кое с кем посоветоваться. До моего возвращения этого человека надо поместить под домашний арест. Он же местный, стало быть, у него здесь есть дом.



  -У него нет дома. Он его сжег.



  Педель закатил глаза к потолку.



  -Тогда придется ввести его в искусственную кому. Доктор Флориан!



  -Он может пожить у меня, - боясь не успеть, выкрикнул с места молодой мужчина.



  Вскакивая, молодой человек задел ногой стул. Тот гулко загрохотал.



  -А это кто? - подозрительно свел брови педель.



  -Стивен Белью, младший брат задержанного, - пояснил Лолли, - Он находится здесь, как ближайший родственник.



  Педель обернулся к Флориану.



  -Доктор, что Вы думаете?



  Флориан склонил голову.



  -Насколько я знаю, такие вопросы должен решать общинный офицер.



  -Стивен Белью - главный регистратор Канцелярии, отец семейства, уважаемый член общины, - сказал офицер Лолли и оглянулся на адвоката, - Ему можно доверять.



  Адвокат еле заметно кивнул.



  Флориан хлопнул откидной крышкой скамьи и вышел из зала.



  Педель нахмурился.



  -Вы уверены, что он не опасен? Я имею в виду - для Вас и Вашей семьи? Его общественную опасность пусть оценит офицер Лолли.



  Стивен Белью развел руками.



  -Он - мой брат.



  Педель махнул рукой и встал из кресла.



  -Лолли, на Ваше усмотрение - арест на дому у брата или кома. И под Вашу ответственность. И эту штуку, - педель с опаской ткнул в сторону ружья, - поместите у себя так, чтобы обеспечить сохранность и безопасность населения.



  ***



  -Стиви, я к вам зайду завтра или через день, - сказал доктор Флориан, садясь в машину, - Вряд ли у Дэвида что-то серьезнее, чем переутомление, но осмотр врача ему не помешает.



  Стив Белью торопливо кивнул и чуть не выронил ноги брата. Под мышки Дэвида держал адвокат Стенни.



  Мимо быстрым шагом прошел Лолли. Офицер мельком глянул на Стива и адвоката с телом в руках и наклонился к Флориану. Доктор и Лолли обменялись парой фраз вполголоса, потом офицер захлопнул дверцу и Флориан уехал.



  -Шеф, а он, правда, всех жителей поселка знает поименно?



  Помощник Лолли младший офицер Джонс, улыбчивый молодой парень с румянцем во всю щеку смотрел вслед мобилю Флориана, приоткрыв рот от любопыства.



  - Флориан - доктор-посредник последние сорок лет, - ответил Лолли, не глядя на помощника, - Все старше двенадцати и моложе пятидесяти прошли через его кабинет.



  Офицер стоял перед полицейским офисом, слегка расставив ноги и заложив руки за спину, и провожал глазами машину Флориана.



  -Да нет, это-то я понимаю, - отмахнулся Джонс, - Но, все-таки, помнить в лицо и по именам три тысячи человек - это ж какую голову надо иметь. Тут же все похожи друг на друга как близнецы - что рожи, что семьи, что дома. Даже личные дела - как под копирку.



  -Белью - не обычная семья, - уточнил Лолли.



  -Еще бы! - Джонс тихо хохотнул, - Та еще семейка. Один братец собственный дом спалил. У другого сын с пиком Лозинского в башке...



  -Лозовского, - неприязненно попровил подчиненного Лолли.



  - Один хрен, шеф, - не смутился младший офицер, - Я же о чем говорю-то...



  - Джонс, Вам заняться нечем? - прервал его Лолли, - Помогите загрузить задержанного в машину.



  -Спасибо, что помогли, - отдуваясь, сказал Стив адвокату, когда они с помощью Джонса запихнули беспробудно спящего Дэвида Белью на заднее сиденье.



  Стенни вытер пот со лба.



  -Поддержка клиентов в трудную минуту, - моя профессиональная обязанность.



  -Я, вообще - за то, что не отказались приехать из города, взялись за это дело за небольшие деньги, - пояснил Стив Белью.



  Стенни пожал плечами.



  -Это просто возврат долга. Я кое-чем обязан Лолли.



  -Я только не понял, почему Вы не сказали господину педелю, что Дав лишился сына? - Стив сделал паузу, - И как лишился. После смерти жены Филипп был для него единственным светом в окошке.



  -А Вы думаете, это помогло бы? - усомнился адвокат.



  Стив пожал плечами



  -Не знаю - Вам виднее. Вы же законник.



  Стенни почесал крючковатый нос.



  -Еще не хватало, чтобы власти решили, будто мотив Дэвида - месть. Сейчас еще есть возможность закосить под дурацкое любопытство. Все знают, что праджины неуязвимы. На этом и надо настаивать. В конце концов, мало ли у кого отбирают детей? И люди после этого нормально живут. Домов не жгут, из ружей не стреляют.



  Адвокат остановился, глянул на Стивена.



  -Хотя, по правде говоря, я всегда чувствую, хочет клиент победить или нет. Вашему брату, похоже, все равно.



  ***



  Стив не заметил, как уснул. Очнулся он от странных звуков, похожих на похрюкивание. Белью посмотрел на кровать. Дава не было. Стив встал из кресла, на цыпочках подошел к кухне. Дэвид стоял у открытого холодильника и с чавканьем поедал консервированные помидоры прямо из банки.



  -Ты почему не на работе? - поинтересовался Дэвид без малейшего смущения.



  -Взял пару выходных за свой счет.



  -Зачем?



  -За тобой присмотреть, - объяснил Стив и добавил, слегка смешавшись, - Понимаю, звучит немного глупо.



  Дав пожал плечами.



  -Да ничего, присматривай.



  Стив сел на стул.



  -Ты даже не спрашиваешь, что за штука у тебя на ноге.



  Стив показал пальцем на оранжевое пластиковое кольцо на щиколотке брата .



  - Когда ее надевали и Лолли зачитывал права и обязанности, ты кивал с закрытыми глазами. Сомневаюсь, что хоть что-то помнишь.



  -Ты про браслет? А что тут непонятного? Я такой уже видел.



  -Где?



  Дэвид мельком глянул на Стива и опять сосредоточился на содержимом банки.



  -У одного парня в городе. Он занимался подделкой документов. Под домашний арест попал, но не угомонился.



  -Какие у тебя интересные знакомые, - заметил Стив, - Теперь.



  -Еще и не такие есть, - прошамкал Дэвид с помидором во рту, - Теперь.



  -Хотя бы скажи, что ты делал все это время, - попросил брата Стив .



  -Путешествовал, - ответил Дав, не переставая жевать, и наткнулся на вопросительный взгляд, - Был во многих общинах от предгорий до побережья. В горы тоже залезал. Планировал до островов добраться. Потом передумал.



  -Почему? - поинтересовался Стив.



  -Потому что везде - одно и то же.



  -А что ты там искал такого, чего нет у нас?



  -Подполье, - буркнул Дэвид, напоролся на удивленный взгляд Стива и добавил, - Да неважно. Все равно его нет. По крайней мере, в нашем округе.



  Он помолчал.



  -И в соседнем. И на побережье. Дальше не проверял.



  -А зачем ты его искал? - спросил Стив, наклоняясь к Дэвиду.



  -Хотя бы просто чтобы знать, что оно есть. Узнал. Нет никакого подполья. Всех все устраивает.



  -А что должно не устраивать?



  Дав уставился на Стива. Несколько секунд братья молча смотрели друг на друга. Дав помотал головой.



  -Ничего. Забудь.



  И ушел в свою комнату.



  ***



  Стив торопился. Сегодня Нора повезла Бориса на рисование - у парня проявились художественные способности. Чтобы Адаму не пришлось ждать после занятий, забрать его вызвался Стив. Это была версия для Норы. А еще вчера Стиву на работу звонили из школы с просьбой заехать поговорить. Об этом Белью-младший жене не сообщил.



  Стив припарковал мобиль на школьной стоянке, кивнул старому Лоу, подстригавшему кусты, окинул взглядом знакомое здание с колоннами и мраморными ступенями, похожее на лежащее на дне морское животное с четырьмя отростками, в которых размещались спортзал, бассейн, оранжерея и автомастерская. И прошел в кабинет к директрисе.



  Миссис Льюис, крашеная шатенка с прямой учительской спиной встретила его смущенно-озабоченным выражением лица.



  -Господин Белью, у меня к Вам необычная просьба. Надеюсь, отнесетесь к ней с пониманием. Вы не могли бы забрать Адама и Бориса из школы на оставшиеся две недели?



  -Оставшиеся до чего? - машинально спросил Стив.



  Наткнулся на изумленный взгляд директрисы. 'Ну да, до отбора - меньше двух недель' - сообразил Стив. На мгновение Белью почувствовал могильный холод в груди, панику, судорожные попытки найти выход. 'Не дергайся, Стив, - мысленно успокоил он сам себе, - Все равно выхода нет'.



  -А в чем дело? - услышал Белью свой голос, возвращаясь в реальность.



  Миссис Льюис замялась.



  -Понимаете, приближение отбора для нас всегда тяжелое время. У родителей шестиклассников стремительно растет беспокойство. Учащаются семейные скандалы. У некоторых - особенно матерей - обостряются болезни, появляются страхи, суеверия...



  Директриса поймала мрачный взгляд Стива и затараторила быстрей, будто стараясь проговорить самое важное прежде, чем Белью прервет или прокомментирует сказанное.



  -Разумеется, все родители и в остальное время знают, что когда сыну или дочери исполнится двенадцать, в начале сентября их ребенок войдет в кабинет доктора Флориана. И есть вероятность, что оттуда он или она не выйдет.



  Миссис Льюис вздрогнула, встрепенулась.



  -Конечно, вероятность небольшая...



  -Один к тридцати, - сказал Стив.



  -Простите? - переспросила директриса.



  -За последние тридцать лет в нашем поселке на двадцать восемь - тридцать шестиклассников приходилось по одному отобранному ребенку в год, - сообщил Стив бесстрастно, - Из них - четыре года, когда не отбирали ни одного, и три, когда отобрали сразу двоих. Если Вы помните, я - архивариус, - пояснил Белью, - фиксация и правильный учет такого рода данных входит в мои профессиональные обязанности.



  -Вот видите, - обрадовалась миссис Льюис, - Вы и сами все понимаете не хуже меня.



  -Пока не очень, - возразил Стив.



  Льюис вздохнула.



  -Нервозность родителей передается детям. Они не понимают до конца, кто виноват в происходящем и переносят вину на других детей. На тех, - директриса запнулась, пытаясь подобрать слова, - кого их родители считают главными кандидатами на отбор.



  -И Адам - один из них, - медленно кивнул Стив, - А зачем нужно забирать Бориса? У него же нет пика Лозовского.



  -Да, но... - миссис Льюис сделала паузу, подбирая слова, - В одном из двух шестых классов почти каждый год становится на одного ученика меньше. Иногда на двоих. И если у отобранного есть братья или сестры, им становится сложнее сохранить или завести близких приятелей. Многие отцы и матери других детей мягко или грубо такую дружбу пресекают. Разумеется, мы пытаемся работать с такими родителями. Проводим разъяснительные беседы...



  -Я вот чего не понимаю, - перебил ее Стив, - Если школа борется с суевериями, то зачем Вы хотите, чтобы я забрал детей? Вы же понимаете, что предрасположенностью к отбору заразиться нельзя. Это не вирус.



  -Так говорит доктор Флориан, - пробормотала миссис Льюис со странной интонацией.



  -Говорит? - уточнил Стив, - А Вы сами в этом не уверены?



  Миссис Льюис замолчала. Пристально посмотрела на Стива.



  -Неважно, во что я верю, - медленно проговорила она через несколько секунд, - Дело не в этом. Адам и Боря - близнецы, они очень похожи, а детский коллектив всегда безжалостен. Его жестокость архаична, она напоминает о нравах исторических времен. Дети не отличает вину от слабости, они легко переносят прегрешения одного на всех, кто вольно или не вольно с ним связан.



  -Прегрешения? - переспросил Стив, еле сдерживаясь, - Вы считаете, что Адам в чем-то виноват? Или я? Или его мать?



  Миссис Льюис заплакала.



  -Что с Вами? - растерянно спросил Белью.



  -Лора, моя дочь, - директриса подняла на него мокрые глаза, - Ей тоже двенадцать, она учится в параллельном классе с Вашими мальчиками. Вы должны понять, Вы же отец...



  Стив почувствовал боль - только сейчас он заметил, что в процессе разговора сильно прикусил губу.



  -Я подумаю над Вашим предложением, - выдавил из себя Белью и поспешно покинул кабинет.



  Выйдя на крыльцо, Стив увидел Адама в окружении одноклассников. Сын стоял в углу двора, держа обеими руками портфель перед собой и со скучающим спокойствием смотрел на обступивших его мальчишек. До Белью донеслись подростковые обзывалки и угрозы.



  -Адам! - крикнул Стив.



  Школьники обернулись.



  -Давай в машину!



  Толпа расступилась, проводив Адама огненными взглядами.



  -Не обращай внимания, - сказал Стив сыну, выруливая на шоссе. - они просто не понимают.



  -Все они понимают, - не согласился Адам, - Им не нравится, что я - не такой, как они.



  -Но Боря же так к тебе не относится.



  -Боря - мой брат, это другое, - возразил Адам, - А этим свербит, что я очень скоро окажусь в таком месте, которого они никогда не увидят, и научусь делать то, чего они даже представить не в состоянии. Через год я буду знать больше, чем мои тупые одноклассники узнают за всю жизнь. А они так и останутся болванами.



  -Ты и в школе такое говоришь? - удивился Стив, - Тогда не странно, что они хотели тебя избить.



  -Хотели, - Адам презрительно расхохотался, - А я им сказал, что если они хоть пальцем меня тронут, то однажды я вернусь и сделаю им очень-очень бо-бо. Эти ослы поверили! Как будто мне тогда будет дело до людей!



  Стив резко затормозил и съехал на обочину. Глянул на Адама. Рядом с ним сидел его двенадцатилетний сын. Обычный взъерошенный мальчишка с упрямым подростковым взглядом. Немного испуганный.



  -Что-то случилось, папа? Почему ты остановился?



  -Адам, - проговорил Стив, - прошу, при маме так не говори. Сможешь две недели продержаться?



  -Хорошо, папа, - просто ответил Адам.



  ***



  Стив остановил машину перед въездом во двор. Достал из кармана брелок с электроключом от ворот и застыл с ним в руке. Белью смотрел на горящее окно на кухне, задернутые занавески и тень Норы за ними.



  -Папа? - Адам вопросительно уставился на него.



  -Ты беги, сынок, мне надо кое за чем заехать.



  Адам кивнул.



  -За таблетками для мамы, - глаза Адама блеснули, - Чтобы не переживала из-за меня слишком сильно.



  Стив посмотрел на Адама и в очередной раз увидел на лице сына непонятную гримасу. Невнятно кивнул- то ли соглашаясь, то ли просто так. Адам вышел из машины, открыл калитку и пошел в дом.



  Коттедж Белью и лавку Вернье разделяло всего несколько фасадов по прямой, но Стив поехал по длинному пути - мимо поселкового реактора и вдоль берега пруда.



  Электромобиль полз медленно - по правилам движения в жилом районе в темное время суток. Мимо проплывали аккуратные одноэтажные и двухэтажные домики с ухоженными палисадниками. Солнце уже село. На фасадах горели фонари и гирлянды. Иногда в глубине дворов за домами виднелись столы с хозяевами, ужинающими на воздухе. Высовываясь через невысокие заборчики, в полутьме покачивались цветы.



  В пруду отражались серп луны и яркие звезды. Белью заметил на берегу одинокую фигуру. Присмотревшись, он узнал миссис Уилсон, старую соседку, живущую черех пару домов от них. Пожилая дама стояла в странной позе: опершись всем весом на палку, выставленную вперед, и высоко задрав подбородок.



  Стив остановился и открыл дверь.



  - Сельма, Вы хорошо себя чувствуете? Может, Вас домой отвезти?



  Женщина повернулась к нему.



  - Спасибо, Стиви, не беспокойся, - сказала она очень спокойно, даже умиротворенно, - У меня все прекрасно. Лучше посмотри туда.



  Сельма ткнула палкой вверх,и добавила с тихой радостью.



  - Джонни передает мне привет.



  Стив поднял голову. По небу, мигая, медленно передвигалась светящаяся точка - одна из орбитальных станций праджинов. Стив сглотнул.



  -Доброй ночи, Сельма, - пробормотал он, не зная, что еще сказать.



  -Да. И тебе, Стиви, - рассеянно ответила женщина, опять поднимая глаза к небу, - И твоим деткам.



  Белью подъехал к лавке. Слегка замешкался на пороге, подумал - не заехать ли завтра. Открыл дверь.



  - Привет, Белью!



  Вернье, улыбчивый лавочник с намечающимся жизнерадостным брюшком помахал Стиву свободной левойрукой. Правой он не переставал протирать прилавок.



  -Пол-дюжины пива на вечерок?



  -Цессабит, - серьезно ответил Стив, - Две пачки.



  Вернье поскучнел.



  -За этим лучше - в аптеку. У меня есть, конечно, но Лолли опять будет ругаться.



  -Одну пачку, - так же мрачно сказал Стив.



  Лавочник решительно вышел из-за стойки.



  -А ну-ка, садись.



  -Меня ждут.



  -Знаю. Подождут. Садись, - Вернье приобнял Белью, повел к столикам.



  Стив пожал плечами. Сел на березовый стул перед тяжелым дубовым столиком. Вернье сбегал за стойку, вернулся с двумя литровыми кружками, до краев наполненными светлым пивом .



  -За счет заведения, - улыбаясь, заверил лавочник.



  Уселся напротив. Поглядел с веселым прищуром на Стива. Белью мрачно смотрел в середину столешницы. Вернье вздохнул. Отпил из кружки. Пригорюнился.



  -Вот так они из нас веревки вьют... - лавочник помолчал, - Да я все понимаю. Моя тоже иногда как начнет вдруг придумывать - а не слишком ли Полька умная, вдруг ее отберут? И так ноет несколько дней - сиди ее страхи слушай. А попробуешь уйти или возразить - в крик: 'ты дочерей не любишь'! Только в лавке и спасаюсь. Твоей Норе-то хоть проще - она точно знает, никакой неизвестности.



  Вернье ободряюще улыбнулся. Похлопал Стива по плечу. Белью отставил кружку.



  -Мне пора.



  -Да ты даже одной не выпил! - возмутился Вернье, - Останься - поговорим.



  -Пачку цессабита, - повторил Стив, вставая, - Если есть.



  -Бери, - сдался Вернье, - Запишу на твой счет.



  -Я, правда, тороплюсь, - пробормотал извиняющимся тоном Белью и почти бегом выскочил наружу.



  Около машины Стив остановился. Судорожно расстегнул ворот. Наклонился, опершись руками в колени. Часто задышал. Пару раз сплюнул. Досчитал до двадцати. Наконец, Белью поднял голову и глянул в сторону лавки. Вернье стоял у стеклянной двери и пристально смотрел на него. В то же мгновенье лавочник заметил, что Стив его видит, и задернул занавеску.



  Наконец, Белью сел в кресло и вынул из кармана ключ. Рука дрожала. 'Ну что, Стивен Белью? - спросил Стив у отражения в стекле, - Многовато для одного дня?'



  Он еше некоторое время неподвижно посидел в машине, потом повернул ключ в замке.



  ***



  Стив снял куртку, повесил на вешалку и зашел на кухню. Нора мыла посуду. Белью приобнял жену и заглянул в лицо. Нора смотрела в раковину с уже привычным для Стива безмятежным тупым выражением.



  -Как ты?



  Нора улыбнулась.



  -Все прекрасно, дорогой. Я вот что подумала. Адаму ведь понадобится теплая обувь. А зимние ботинки ему уже малы. Надо выписать по каталогу.



  -Обувь... - Стив медленно убрал руку с плеча Норы.



  -Ну да. Он же там - надолго. А зима - везде зима. И потом, знаешь, - Нора замялась, - Дэвид говорит - праджины должны некоторых детей с предрасположенностью оставлять с родителями. Иначе за несколько поколений они просто перестанут рождаться. Это простая биология, правила естественного отбора.



  Нора пару раз хлопнула ресницами.'Только не этот взгляд, - подумал Стив, - Только не этот проклятый взгляд'.



  -Вот я и подумала - может быть, зимняя обувь Адаму и здесь пригодится?



  Стив сжал в кармане упаковку с капсулами. Пластиковая коробка хрустнула.



  -Пойду, Борю проведаю, - выдавил Белью и поспешно вышел из кухни.



  Он прошел несколько шагов по коридору и осторожно приоткрыл дверь. В комнате Бориса было темно, только свет луны ручейком проливался на одеяло и открытую руку. Стив засмотрелся на тонкие пальцы сына. 'Кисть художника, - подумал Стив, - Иллюстратора книг или дизайнера интерьеров.'



  -Дядя Дав будет жить с нами? - раздался голос Бориса.



  Белью зашел в комнату и прикрыл дверь за собой.



  -Да, какое-то время, - подтвердил Стив.



  -Он поступил плохо?



  Стив задумался, подбирая слова.



  -Понимаешь, дядя Дэвид...



  -Стрелял в праджина, - перебил Борис.



  Стив разинул рот от неожиданности.



  - Можешь не рассказывать. Это весь поселок знает. Я хочу понять. Дядя Дав - хороший человек. И праджины - хорошие, они нам очень много помогают.



  -Ты ведь знаешь, Боря, - начал Стив, тщательно подбирая слова, - Расставаться с детьми всем трудно. А некоторым оказывается особенно тяжело. Так вот, когда отобрали Фила, дядя Дав не смог этого перенести.



  -Он сошел с ума? - уточнил Борис.



  -Н-нет, - выдавил Стив, - просто очень-очень расстроился. Так сильно, что решил это изменить. Вернуть Фила обратно. Но ты же знаешь, что это невозможно. А дядя Дав так и не смог с этим смириться. И поэтому делает глупость за глупостью. Он поступает плохо и неправильно, но сам он - неплохой, просто очень несчастный.



  -Знаешь, папа, - прошептал Борис, - Когда Адама заберут, он вас не забудет.



  Стив вздрогнул как от удара.



  -Я знаю его лучше всех. Даже лучше вас. Многие думают, он - эгоист, но это не так. Адам вас с мамой любит.



  Стив почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы.



  -Спи, сынок, спи.



  Стив поспешно вышел из комнаты.



  -Забудет.



  Стив остановился как вкопанный. Он не сразу сообразил, что незнакомый голос принадлежит Дэвиду. Белью не слышал брата очень давно. Стив прошел в комнату Дава и закрыл за собой дверь. Дэвид сидел на кровати с выключенным светом и опущенными жалюзями.



  -Ты подслушивал?



  -Дверь была приоткрыта. Мне следовало уши заткнуть?



  -Иногда это стоит сделать, - пробормотал Стив с неудовольствием.



  -Я слишком долго жил с заткнутыми ушами и закрытыми глазами, - сказал Дэвид, - Как мы все. Как вы живете до сих пор. А Адам тебя забудет. Они все забывают.



  Дэвид пожал плечами.



  -Фил был добродушный увалень. Тугодум и улыбака. А его раз - и отобрали. Видимо, и такие понадобились. И видишь - от него никаких вестей. Как от всех отобранных. И от Адама не будет. Не надейтесь.



  -Тише, - прошипел Стив, - Нора услышит, ей и так не сладко.



  В темноте изможденное лицо утратило всякое сходство с чертами того Дава, которого Стив знал с раннего детства. Заострившийся нос и подбородок наводили на мысль о птице - пожирателе падали из старой детской книжке. Стив с удивлением понял, что даже не испытывает желания ударить по губам, произносящим ужасные слова под одной крышей с его женой и детьми.



   'Что в этом злобном существе осталось от моего умного и доброго брата? Зачем я сам привел его в свой дом? - подумал Стив, - Сердце говорило мне, что я поступаю правильно. Но кому от этого стало лучше?'



  -А почему несладко-то? - Дэвид скорчил удивленную гримасу, - Никакого страха неизвестности - заранее все предопределено. Скоро Адам станет праджином. Сверхчеловеком. Будет летать между звезд без скафандра, повелевать стихиями, играть планетными системами как жонглер шариками. И прежним людям на бедность подкидывать, включая тебя с Норой. Почему вас это так пугает?



  ***



  - А зачем мы им нужны?



  - Мы с тобой - низачем. Ты, я, папа - отходы производства. Ну и возможные производители новых кандидатов в праджины. А вот Адам им и впрямь нужен.



  Стив остановился. Из комнаты брата раздавалось два голоса - самого Дэвида и Бориса. Белью решительно подошел к двери, взялся за ручку, но в последний момент его что-то остановило. Он стоял в растерянности, сам не понимая, чего хочет - прервать опасный разговор или узнать, что Дэвид скажет Борису, думая, что брат не слышит.



  Стив осторожно заглянул в щелку приоткрытой двери.



   - Да нет, - Борис смешно помотал головой, - я имел в виду - праджины же такие умные. Почему они не могут иметь своих детей?



  -А откуда ты знаешь, солнышко, что не могут? - Стив представил, как Дэвид, говоря это, улыбается, - Может быть, праджины просто не хотят отказываться от еще одного способа пополнения своих рядов?



  -Но если бы они этого не делали, родители отобранных детей не страдали, - возразил Борис, - Маме не приходилось бы принимать таблетки.



  -Вам же рассказывают в школе, как много праджины делают для прежних людей? - вдруг поинтересовался Дэвид.



  -Конечно, - кивнул Борис, - Праджины дают нам материалы, поддерживают технологии, оказывают медицинскую помощь. Благодаря им мы живем по восемьдесят лет и больше. Благодаря праджинам закончились исторические времена с их войнами, восстаниями, несправедливостью и эпидемиями.



  - Молодец, - пробормотал Дэвид задумчиво, - Ты - хороший ученик, прилежный... Вот видишь, они за наши страдания хорошо расплачиваются.



  -Так ты стрелял в праджина, потому что за Фила мало заплатили? - спросил Борис.



  За дверью повисло молчание.



  -За Фила невозможно заплатить достаточно, - проговорил, наконец, Дэвид, - Он бесценен. И ты бесценен. И Адам.



  'Ну хватит,' - подумал Стив и распахнул дверь.



  Дэвид сидел на кровати взъерошенный с мятой майке и штанах, с красными глазами, будто не спал всю ночь. Впалые щеки покрылись черной щетиной.



  Боря стоял перед ним, обернувшись к отцу, одетый по-домашнему - в майку и шорты. Стив хотел спросить, почему сын не в школе, но потом вспомнил, как сам вчера договорился о внеплановых каникулах для детей.



  -А мы с мамой идем на рисование! - радостно сообщил Боря, - Мама договорилась о внеочередном занятии.



  -Прекрасно, сынок, - сказал Стив, - Я знаю.



  -А Адам ушел на пруд задачи решать, - добавил Борис.



  -Да, да, сынок, отлично, - Стив похлопал сына по плечу, - Ты иди, тебя мама заждалась.



  Борис вышел из комнаты.



  -Ты бы хотя бы иногда выбирался отсюда на свет божий, - сказал Стив брату.



  -Я - под домашним арестом, не забыл? - Дэвид задрал ногу на спинку кровати.



  Из под штанины сверкнуло оранжевым.



  -Я думаю, если ты выйдешь на веранду или хотя бы в ванную комнату, ничего страшного не случится.



  -Как знать, брат, - усомнился Дэвид, - Мир, в котором регулярно бесследно пропадают дети, вряд ли можно считать безопасным.



  ***



  Стив медленно шел из магазина по узкому тротуару вдоль асфальтового полотна, не потревоженного за время его похода ни одним мобилем.



  Проплывающие мимо дома встречали его мягкой как вата затягивающей тишиной: взрослые ушли на службу, дети - в школу и детский сад. Только в одной пристройке, позвякивая раскладывемыми инструменитами, невидимый за приоткрытой дверцей, ждал клиентов зубной врач, практикующий на дому. Из киоска невдалеке слышался молоточек сапожника. Да совсем на другом конце квартала слышались звуки скрипки - шел урок в музыкальной школе.



  'Вот так бы и брести, наглухо отключив мозг, - думал Стив, - Уткнувшись взглядом в плитку под ногами, вдоль одинаковых чистеньких коттеджей, постриженных газончиков и детских площадок во дворах. И чтобы их однообразный ряд никогда не заканчивался.'



  -Доброе утро, господин Белью! Давно не виделись!



  Стив поднял голову. Через дорогу к нему шел широколицый бронзовокожий крепко сбитый мужчина лет пятидесяти - Джозеф Шмидт, хозяин плотницкой мастерской. Плотник широко улыбался Стиву, как давно не виденному родственнику. Он даже слегка развел руки - то ли в жесте радостного удивления, то ли приглашая к братскому объятию.



  -Почему Вы к нам не заходите?



  Очарование безмятежного полудня ушло как не было.



  Стив нахмурил лоб.



  -Клуб родителей праджинов, некоммерческая общественная организация, - пробормотал он, прикрыв глаза и как бы сверяясь с невидимой справкой, - Двести пять членов, девяносто пять матерей, восемьдесят девять отцов, двадцать один член поколения дедушек и бабушек. Регулярные собрания по пятницам каждую неделю. Чрезвычайные - примерно раз в месяц. Архивные данные - за восемьдесят лет.



  Шмидт кивнул без удивления.



  -На самом деле, у нас значительно более давняя история.



  -Наверняка, - согласился Стив, - Тем не менее, как видите, я знаю о вас довольно много. Единственное, что мне не очень понятно - в чем смысл Ваших собраний. О чем можно говорить годы, десятки лет, если сделать все равно ничего нельзя?



  -Вы, похоже, не очень правильно понимаете назначение нашего общества. - заметил Шмидт, - Да, дети уходят, но жизнь продолжается. К потере детей не готов никто, и людям нужна поддержка, знание, что они не одни. К тому же, Вы не хуже меня знаете - у людей есть глупые предрассудки на наш счет. Мы не только разговариваем. Мы помогаем друг другу. Вплоть до совместных предприятий, льготных ссуд, дешевой аренды и прочего.



  -Свои люди в мэрии, - продолжил Стив, - Всякого рода неявные и негласные послабления, ни в каких законах не прописанные, которые власти делают родителям праджинов. Такое поселковое масонство.



  -А если и так? - Шмидт развел руками, - Думаете, Вы в Вашем вовсе не почтенном возрасте стали главным архивариусом общины за здрово живешь? Вы сами-то понимаете, что это за должность на самом деле? И каким стартом в карьере она может стать? Конечно, если правильно выбирать друзей и стратегию.



  Шмидт покивал головой.



  -Важно понимать - теми, кто мы есть, нам суждено быть до конца жизни. Не надо от этого бежать, не надо бунтовать. Нужно научиться с этим жить, находить и использовать преимущества.



  -Куда Вы так торопитесь? - Стив пожал плечами, - Я еще не ваш.



  Шмидт посерьезнел.



  -Да нет, Стив, Вы - наш. Нашим человек становится задолго до того, как узнает об этом. Вы - счастливое исключение.



  -Счастливое?



  Шмидт покачал головой.



  -Обычно родители обобранных детей оказываются застигнуты врасплох. Если бы мы могли помочь им раньше, многие драмы удалось бы предотвратить. Если бы знать наперед... Как Вам.



  -Знаете, Шмидт, - Стив наморщил лоб, будто случайно вспомнив, - у меня дома сейчас находится человек, который давно отвечает требованиям членства в клубе. И ему явно нужна помощь.



  Лицо Шмидта застыло.



  -Если Вы говорите о своем брате, то вынужден огорчить. Какое бы решение о нем ни приняли власти, но для нас он - пресиупник. Дэвид Белью поднял руку на одного из наших детей.



  Стив пожал плечами.



  -Спасибо за приглашение господин председатель., но мне пора домой. При всем Вашем радушии как видно кроме нас с Норой о Дэвиде позаботиться некому.



  Плотник вздохнул и покачал головой.



  -Вы все равно к нам придете. Рано или поздно. Просто больше некуда идти.



  ***



  -Что так долго? - недовольно пробурчал Дав, услышав как Стив входит в дом, - Я заждался своей послеобеденной булочки.



  -Меня задержал Джо Шмидт, - ответил Стив, шурша пакетами.



  -Помню-помню, - усмехнулся Дэвид, - Главарь банды обезьян, гордящихся, что человек произошел именно от них. А чего он от тебя хотел?



  -Чтобы я вступил в его банду, - коротко пояснил Стив, раскладывая покупки.



  -Но ведь ты же еще не... - начал было Дэвид и замолчал.



  -К тебе гость, Дав, - сменил тему Стив, - Друг детства.



  Белью встретил Лолли у калитки. Общинный офицер сидел в машине перед домом и смотрел в приборную доску. Увидев Стива, Лолли кивнул, вышел из мобиля и попросил проводить в комнату Дэвида.



  -И тебе добрый день, начальник, - поприветствовал Дэвид, увидев офицера на пороге, - Иди отсюда.



  -Не гостеприимно, Дав, - укорил Дэвида Лолли.



  -Я тебя не звал.



  Дэвид в майке и штанах лежал на неубранной постели. Браслетом арестант упирался в деревянный набалдашник на спинке кровати, удобно взгромоздив на нее босые ноги.



  -Могу уйти, - Лолли пожал плечами, - Но тогда придется поместить тебя в искусственную кому.



  -Валяй, - равнодушно разрешил Дэвид.



  -Почему ты так зол на меня? -спросил офицер, - Я всего лишь выполняю свой долг.



  -Ты служишь праджинам.



  Лолли покачал головой.



  -Я служу поселку, обществу. Стиву, Норе. Людям. Даже Дэвиду Белью, нравится это ему или нет.



  -Ты служишь праджинам. - повторил Дэвид, - Полиция служит тем, кто правит. А правят праджины. По указанию праджинов назначают людей в совет, выбирают представителей в округ. Через членов совета праджины дают указания, кому чем заниматься. Я это знаю, ты это знаешь. Я знаю, что ты знаешь. Так зачем дурака валять?



   Офицер прикрыл глаза растопыренной пятерней и помотал головой. Когда Лолли убрал руку, на его лице застыло выражение вымученного терпения, какое бывает у медсестер и соцработников.



  -Я не настроен сейчас обсуждать праджинов, - сказал он, наконец.



  -А для меня это единственно интересная тема, - возразил Дав.



  -Хорошо, - кивнул Лолли, - Что тебе о них рассказать?



  Дэвид сел на кровати и с веселым удивлением уставился на офицера. Лолли пожал плечами.



  -Я - представитель власти, мне положено знать больше других.



  Дэвид кивнул.



  -Хорошо. Кто они?



  Лолли не сдержал ухмылки. Пожал плечами.



  -Праджины - результат дальнейшей прогрессивной эволюции человеческого вида, продукт естественной мутации. Начали появляться незадолго до конца исторических времен в нескольких местах почти одновременно, осознали себя, но общество того времени не было готово их принять и праджины прятались до самого конца Последней войны. И только после нее открылись людям и спасли человечество от гибели.



  -Ты внимательно слушал мисс Хоуп в первом классе.



  Лолли помотал головой.



  -Нет, я внимательно слушал тебя. Еще до школы это рассказывал мне ты. Здесь, в этом доме.



  -Ну так что же? - не смутился Дэвид, - Некоторые людям меняют представления о мире с шести лет. А ты даже не задумываешься, сколько в этой версии нестыковок.



  -Версии?



  Лолли склонил голову набок.



  - А что же было по-твоему на самом деле?



  -На этот счет есть разные мнения, начальник, - сказал Дэвид, - Одни считают, что праджины - следствие военных генетических экспериментов, чересчур удачный результат попыток создать идеальных солдат. Адские гомункулы вышли из-под контроля, свергли и поубивали хозяев и установили собственный порядок. Этот вариант близок к школьному и многое объясняет, но несколько оскорбителен для князей мира сего. И не столь благостен. И поэтому не попал в канон, даже если это правда.



  Иные придерживаются мнения, что праджины - киборги, обыкновенные homo sapiens, сращенные с компьютерами, другими электронными устройствами и разного рода механическими приспособлениями. Сверхбогачи доулучшали себя встроенными железками ради бесконечного удлинения жизни и беспредельного увеличения индивидуальных возможностей, что в какой-то момент перестали быть людьми. Эта версия дает ответ, почему праждинам для пополнения рядов требуются дети обычных людей.



  -Но тогда они могут размножаться сами, - заметил Лолли.



  Дэвид кивнул.



  -Быстро соображаешь. Для копа. В этой версии подразумевается, что общины на Земле - заповедник, где особей нашего вида держат в естественных условиях. Чтобы человекомашины не забыли, что такое люди как таковые, не потеряли окончательно связь со своей человеческой природой. Ну и источник выращенных в естественных условиях детей. Так когда-то дворяне на крестьянках женились - для обновления крови.



  Дэвид замолчал. Лолли открыл рот, но Дав остановил его поднятой рукой. Сузил глаза.



  -Третьи предполагают, что праджины - вообще, не земляне, а инопланетяне, захватившие Землю.



  Дэвид обвел взглядом Лолли и Стива и добавил, театрально понизив голос:



  -Чужаки, придумавшие сказку о своем происхождении, чтобы без проблем управлять порабощенным человечеством.



  Дэвид вздохнул.



  -Проблема этой версии в том, что она объясняет все - и ничего. Впрочем, есть и другие.



  -И кто они - авторы этих занимательных гипотез? - мрачно уточнил Лолли, - Наверное, ученые, сообщающие о своих гениальных догадках в уважаемых научных журналах?



  -Просто очень неглупые люди, живущие среди нас, - ответил Дэвид, - Те, кому не хватает той пресной и фальшивой жвачки, которой пичкают в школе и по телевизору.



  Лолли нагнулся к собеседнику.



  -Твои новые друзья - враги общества и разрушители порядка, - сказал он Даву как непонятливому ребенку, - Опасные люди.



  Дэвид вздохнул и уронил руки на колени.



  - Не-а, они - безвредные и никчемные трепачи. Которые могут болтать десятилетиями, не делая ровным счетом ничего. И даже не пытаясь делать. В каком-то смысле они такие же столпы существующего порядка, как ты и наш архивный юноша.



  -Может быть, - согласился Лолли, - Но именно они привели тебя туда, где ты сейчас оказался.



  -В отчий дом? - уточнил Дэвид.



  -На край бездны, Дав. И мы со Стивом - единственные, кто еще хочет тебя от нее оттащить. Твоя судьба висит на волоске, ты это понимаешь?



  -Ой, это так скучно, - пробормотал Дэвид и демонстративно зевнул, - Если ты еще вчера не заметил - меня от этих разговоров клонит в сон.



  Лолли глубоко вздохнул.



  -Видишь, Лолли, тебе интересно одно, мне - совсем другое, - грустно заметил Дэвид, - У нас больше нет общих тем для разговоров. Как жаль - когда-то все было иначе.



  В этот момент за окном раздался шум подъезжающего мобиля, глухой стук захлопнутой двери и скрип открываемой калитки.



  ***



  -Вы кого-то ждете? - спросил Лолли.



  -Кто там, Нора? - крикнул Стив жене.



  -У нас во дворе - доктор Флориан, - прошептала Нора Белью, входя в комнату.



  -Он собирался зайти, - вспомнил Белью, - Извини, забыл сказать.



  -Ты забыл, что к нам должен прийти доктор-посредник? - изумленно уточнила Нора.



  Стив пожал плечами и вышел на крыльцо встретить гостя. Нора подошла сзади. Белью почувствовал взволнованное дыхание жены на плече.



  Величественный старец медленно шел к дому по дорожке, вымощенной гранитной плиткой. Тонкие седые волосы обрамляли голову доктора, в лучах послеполуденного солнца светясь как нимб. Флориан взошел на крыльцо и кивнул:



  -Привет, Стиви, здравствуй, Нора.



  -Здравствуйте, доктор, - Стив поприветствовал Флориана коротким поклоном.



  -Это большая честь для нас, - сказала Нора, боком отступая в прихожую, - Прошу в дом. Не желаете чашку кофе?



  -Спасибо, это подождет, сначала дела, - мягким движением отстранил ее Флориан, - Где твой брат, Стив?



  -Разве он - мой сторож? - подал голос из глубины дома Дэвид, - Спросите у нашего семейного полицейского!



  Флориан прошел в комнату Дэвида. Лолли стоял у стены, опустив голову.



  -Ты тоже здесь, Ронни?



  -Инспектирую задержанного, доктор, - спокойно сообщил полицейский.



  Флориан покачал головой.



  -Одновременно навещая друга.



  -Полагаю, одно другому не противоречит.



  -Не возражаю, - заметил Флориан невозмутимо, - Важно только не забывать, что в каждой дружбе есть ведущий и ведомый. И в каждый момент стоит отдавать себе отчет, кто кого ведет и куда.



  Флориан посмотрел на офицера долгим пронизывающим взглядом.



  'У Лолли конфликт с Флорианом из-за Дава, - изумился Стив, - Кто бы мог подумать?'



  -Не буду вам мешать, - сказал Лолли, отведя глаза, - Тем более, Нора только что предлагала кофе.



  -Конечно, Ронни. Нехорошо обижать гостеприимную хозяйку, - кивнул Флориан и тут же задержал Стива, собравшегося тоже уйти, - Останься, мне может понадобиться твоя помощь.



  -Вы, ведь, кажется, меня осматривать пришли? Где же Ваши инструменты, доктор? - поинтересовался Дэвид, - Стетоскоп, термометр, клещи, раскаленные иглы?



  При появлении доктора Дэвид не проявил никаких признаков намерения встать или как-то еще продемонстрировать почтение к гостю.



  -По правде говоря, меня сейчас больше беспокоит твое душевное состояние, - ответил Флориан, устраиваясь в кресле напротив Дэвида.



  -О! Сам доктор Флориан собирается вести со мной душеспасительные беседы, - развеселился Дэвид, - Значит, все-таки иглы... Боюсь, поздновато.



  -Принять действительность, как она есть, и вернуться в общество - никогда не поздно, - мягко возразил Флориан.



  Улыбка сползла с лица Дава. Он медленно скинул ноги со спинки и сел на кровати.



  -Принять - зачем? Это вернет мне сына?



  -Я даже не буду тебе говорить, насколько твой бунт безнадежен, - покачал головой Флориан, - Беда в том, что он бессмыслен. Ты посягаешь на основы мира, в котором живешь. С тем же успехом ты мог пожелать остановиться солнцу на небе.



  -Я слышал, что менять траекторию звезд - задача, посильная людям, - с усмешкой парировал Дэвид, - Ведь мы считаем праджинов людьми, не так ли?



  -Не равняй себя с праджинами, Дэвид, - строго сказал Флориан,- Да, они - люди, и при этом они создали тот мир, в котором мы живем. Да, они могут его менять. Но для нас он - данность.



  Флориан наклонился к Даву, будто собираясь сообщить тому доверительную тайну. Это выглядело так убедительно, что Дэвид невольно подался навстречу.



  -Мы часто говорим, что праджины - наши дети, - громко прошептал Флориан, - И это чистая правда. Хотя, может быть, немного не в том смысле, как учат в школе. У прежних людей и праджинов и впрямь - отношения родителей и детей. Но не те, в которых дети - малы и беспомощны, а отец с матерью - полны сил, растят их и учат. Праджины - наши взрослые дети, которые опекают престарелых родителей и защищают от их собственной старческой немощи и глупости. Ну да, такова наша роль. Старикам тоже не нравится быть старыми. Что поделаешь? Нет никакой трагедии в том, чтобы принять свое место в мире.



  -Наш мир создали дети, - произнес Дэвид и криво усмехнулся, - Что же, это объясняет, отчего он так по-детски бесчеловечен.



  -Бесчеловечен?!- воскликнул Флориан, - И это мне говорит учитель истории, пусть и бывший?



  Стив вздрогнул. Он впервые видел доктора вышедшим из равновесия.



   - Да что ты можешь знать о бесчеловечности, житель мира, столетиями не видящего войн, эпидемий и голода? - продолжал Флориан с несвойственной ему горячностью, - В котором за год умирает от насилия меньше людей, чем в исторические времена гибло за день? Видел ли ты где-нибудь, кроме своих учебников и пособий, безработицу, экономические кризисы, геноцид?



  Флориан откинулся на спинку кресла, опять приняв привычный Стиву облик мудрого старца, степенно вещающего истины.



  -Появление праджинов оказалось невероятной удачей для нашей цивилизации. Счастливым выходом из тупика, в который человечество пришло в конце исторических времен, когда биологическая природа нашего вида перестала соответствовать уровню его технического и общественного развития. Извини, что сообщаю азбучные истины. Но как видно - иногда их стоит напоминать.



  - Выход - в разделении рода людского на безропотное стадо внизу и горстку небожителей, между делом стригущих скотинку, не спрашивая ее мнения? - расхохотался Дэвид, - Какое свежая методика! Восточные деспотии от Ассирии до Китая плачут навзрыд от его новизны.



  -Пусть так, - спокойно согласился Флориан, - Решение вовсе не обязательно обязано быть невиданно новым. Довольно того, что оно решает проблему.



  Доктор улыбнулся.



  - Если тебе не нравится роль животного в стаде, то почему ты так огорчен судьбой Филиппа? Твой сын теперь - не овца, а бог. Смирись с этим и порадуйся за него. Ты - отец бога, чего тебе еще?



  Стиву показалось, что Дав сейчас бросится на доктора и растерзает голыми руками. Пару мгновений в комнате стояла звенящая тишина. Флориан быстро глянул на Стива, потом опять на Дэвида. Стив увидел, как напрягшиеся мускулы под майкой брата расслабляются.



  -Люди не должны рождать богов, - прошептал Дав обессиленно, - Это противоестественно.



  -Ошибаешься, Дэви, - покачал головой Флориан, - Как раз нет ничего естественней рождения богов людьми. О том, что боги - творение людей, человечество догадывалось давно. Просто прежняя метафора превратилась в буквальную реальность.



  ***



  Стив медленно шел за Флорианом, направляющимся к калитке. Белью украдкой поглядывал на величественный профиль доктора-посредника. Очертания губ и сетка морщин на лице Флориана сложились в гримасу заботы.



  Вдруг Флориан обернулся и искательно заглянул Стиву в глаза.



  -Стиви, ты уверен, что Дэвиду стоит находиться у тебя в доме? Рядом с твоими детьми?



  -Вас так расстроил разговор, доктор? - спросил Стив, - Простите Дэвида. Он - хороший человек, но его разум сейчас во тьме.



  -Ошибаешься, мальчик, - задумчиво возразил Флориан, - Все совсем наоборот. Потрясения разбудили его сознание. Дэвид стал размышлять о том, что раньше принимал без раздумий. Жаль, что его пробуждение не принесло пользы ни обществу, ни ему самому.



  Флориан остановился, скорбно опустив голову. Белью увидел дряблую старческую шею с глубокими морщинами и бордовыми пятнами.



  'Почему я так боюсь этого человека? - вдруг подумал Стив, - С Адамом все уже давно ясно. И будущее Дава, похоже, уже решено. Что бы я ни сделал или сказал сейчас, от этого ровным счетом ничего не изменится'.



  Флориан вдруг остановился, будто прочитав его мысли.



  - Стиви, ты помнишь наш разговор семь лет назад, когда я показал тебе пик Лозовского на энцефалограмме твоего сына и объяснил, что он означает?



  - Помню, - хрипло пробормотал Стив.



   'Черт побери, конечно, помню'. Ему показалось, что его череп изнутри ошпарили крутым кипятком.



  -Вы сказали, что всех детей, у кого есть этот пик, отбирают. Без исключений, - проговорил Стив, глядя в землю, - Он появляется на энцефалограмме в двенадцать лет, прямо перед отбором. Но в очень редких случаев это случается раньше - как у Адама. Первый случай в нашей общине за пятьдесят лет.



  В очередной раз перед глазами Стива встало навсегда отпечатавшееся в его памяти изображение на мониторе, которое доктор назвал пиком Лозовского. Оно выглядело как небольшая, почти незаметная загогулинка на волнистой синей линии, пересекающей экран справа налево. Стив даже протянул к ней руку, будто пытаясь стереть или хотя бы прикрыть, чтобы больше не увидел никто. И никогда. Эта синяя изогнутая кривая с резкими поворотами вверх и вниз много раз потом приходила к нему во сне - убегала, стуча хвостом, извивалась в жуткой пляске, скручивалась в удавку.



  - Верно, - кивнул Флориан, - У тебя всегда была хорошая память, Стиви. Но я сейчас не об этом. Ты тогда спросил, можно ли с этим что-то сделать. Помнишь?



  - Конечно, - прошептал Стив.



  - И что я тогда ответил?



  - Что это не болезнь, - выдохнул Стив.



  Флориан открыл дверцу калитки, да так и застыл, держась за ручку. 'Меня ли он уговаривает или убеждает сам себя?- усомнился Стив, - Понятно, зачем он разговаривал с Давом, но почему так долго говорит со мной - обыкновенным клерком из Канцелярии? Только ли потому, что я брат Дава или по какой-то другой причине? Неужели дело в обыкновенном человеческом участии к страдающему отцу?'



  -Вообще-то, вчера Дэвид не особенно оговорился, - продолжал Флориан, - Технически праджины - не люди. Это другая стадия развития не только человека, но и мыслящей материи как таковой. И я не преувеличивал - по сравнению с нами они практически боги. Их не тяготят как нас ограничения животного тела. Они могут принимать любой облик. Праджины повелевают материей и стихиями. Им доступны энергии, которые мы с тобой не можем даже представить. Вот что произошло с Филиппом. Вот что произойдет с вашим сыном.



  Флориан посмотрел в глаза Белью. Обессиленно вздохнул.



  - Странный парадокс заключается в том, что родительский страх отбора - во многом прямое следствие сознательной информационной закрытости праджинов. Но если бы люди узнали, как на самом деле живут отобранные дети, какие фантастические возможности перед ними открываются, если бы завеса тайны о настоящей жизни праджинов чуть-чуть приоткрылась, не прошедшие отбор всю оставшуюся жизнь чувствовали бы себя глубоко несчастными.



  - Если бы они рассказывали нам об этом, мы были бы несчастны, зная правду. Сейчас мы несчастны, не зная ничего.



  Стив почувствовал предательское пощипывание под веками. Лицо Флориана затуманилось, набухло влагой в уголках глаз и расплылось. Белью отвернулся и несколько раз моргнул.



  -Почему они молчат, доктор? Почему, уходя за дверь Вашего кабинета, отобранный ребенок пропадает из жизни родителей без следа?



  Стив повернулся обратно и посмотрел доктору прямо в глаза.



  -Почему ни один праджин не приходит к своим близким? Ведь это невозможно отличить от смерти! Что бы с ним не происходило там - в его новом прекрасном мире, для родителей он умирает. Зачем эта бессмысленная жестокость?



  Доктор выдохнул.



  -Сейчас я буду рассказывать тебе вещи, о которых обычно не говорят. И, думаю, ты поймешь, почему, - сказал он, наконец, с интонацией терпеливого врача, - Представь себе. Вот живешь ты с любимыми и близкими папой, мамой, бабушкой, дедушкой, дядями и тетями. Папа знает все, дедушка многое повидал за долгую жизнь, дядя - самый умелый человек на свете. И вдруг, не успев глазом моргнуть, на их месте ты обнаруживаешь безнадежно тупых неряшливых нечленораздельно мычащих идиотов, ничего не знающих о себе и окружающем мире, не способных научиться чему-либо путному и всю свою недолгую жизнь лепящих трясущимися ручонками кривобокие поделки, чтобы хоть немного облегчить свою жалкую и недолгую жизнь.



  Флориан пристально посмотрел Стиву в глаза.



  -А теперь возведи эту ситуацию в десятую степень. Так ты сможешь лишь приблизительно представить, что происходит с ребенком, когда он становится праджином. Как ты думаешь, насколько сильным у тебя было бы после этого желание общаться с теми, кого ты раньше любил и почитал?



  -Но они же должны понимать, что нужны своим родителям! - воскликнул Стив, - Что те их любят, и им плохо без малейшей весточки от детей! Почему нельзя просто дать знак, появиться на пороге, сказать 'Мама, папа, это я!'



  -И что дальше? - спросил Флориан, - У праджинов и прежних людей нет ничего общего, никаких точек соприкосновения. Наши проблемы для них смешны, интересы - скучны и невообразимо мелки. И наоборот - полет их мысли для нас абсолютно непонятен, искусство - недоступно...



  -У праджинов есть искусство? - спросил Стив.



  Флориан развел руками.



  -Кто знает? Что обезьяна может знать о человеке, кроме того, что он могуч и грозен, и умнее её? И о чем человеку говорить с обезьяной?



  ***



  Вернувшись в дом, Стив застал Лолли у Дэвида. Дав валялся на кровати, закинув ноги на спинку. Офицер выглядел угрюмым и подавленным.



  -Слышишь, Стив? - весело обратился к брату Дэвид, - Мой тюремщик недоволен тоном, которым я разговаривал с доктором. Хотя, кажется, Флориан тебе самому не слишком нравится в последнее время? Или ты ему? А, Лолли?



  Лолли потер пальцами глаза.



  -Неважно, что я думаю. Флориан - доктор-посредник. Человек, который говорит с праджинами. От него многое зависит. Возможно, твое будущее.



  Дэвид сел на кровать.



  -Флориан - зло. В каком-то смысле куда большее, чем сами праджины. Со злом нельзя договориться.



  -Праджины - дети людей, - в голосе Лолли впервые послышалось раздражение, - Наши дети не могут быть злом.



  -У тебя нет детей, - с усмешкой парировал Дав.



  -Неважно, - отмахнулся Лолли, - Ты понял, о чем я.



  -Хорошо, офицер, - неожиданно согласился Дав, - Помнится, когда-то ты любил слушать мои истории. Хочешь еще одну?



  Лолли пожал плечами.



  -Некогда было такое понятие - 'дань кровью', - начал Дэвид, - Ее брали турки-османы с покоренных христианских народов. Отбирали маленьких мальчиков и делали из них совершенных солдат, так называемых янычар. Детям давали новое имя и обращали в ислам. Янычары забывали дом, близких, родной язык. И через несколько лет этих деток отправляли на подавление восстаний на тех же Балканах. И они давили - с невероятной жестокостью.



  -У нас никто никаких восстаний не подавляет, - возразил Лолли.



  -Правильно, - со злобой кивнул Дэвид, - Потому что мы не поднимаем восстаний, - Мы - не балканские христиане. Даже близко не похожи. Мы - овцы, домашний скот. Нас кормят, лечат, охраняют. И время от времени забирают ягнят. Как их потом режут и что кроят из ягнячьих шкур, овцам знать не положено.



  Лицо Лолли побагровело. Это было так необычно, что Стив в первый момент подумал, что на лбу полицейского выступила кровь.



  -Их никто не режет. Их делают праджинами.



  -А откуда ты знаешь? - поинтересовался Дав.



  -Это общеизвестная истина.



  -Ты видел, как из детей делают праджинов?



  -Нет. Но...



  -Ты видел хоть одного ребенка после того, как его отобрали?



  -Нет, они же...



  -Тебе хоть один праджин сказал: 'Здравствуй, дядя Лолли, это я - соседский мальчишка, брат конопатой Сью'?



  Дэвид встал с кровати. Подошел к Лолли вплотную.



  -Ты хотя бы знаешь, что происходит с отобранными в кабинете у Флориана? Куда они деваются? Их уводят через потойную дверь? Или телепортируют? Или праджины их там едят?



  -Ну все, с меня хватит, - сказал Лолли ровным голосом, - Ты псих, Дэвид Белью, конченый псих. Тебе ничего не поможет.



  Лолли быстрым шагом вышел из дома, перепрыгнул калитку и начал растворяться в вечерних сумерках. Стив схватил форменную куртку и побежал вслед полицейскому. Впереди мелькало быстро удаляющееся белое пятно. Стив бегом догнал одноклассника, тронул за плечо.



  -Лолли, стой, ты забыл...



  Внезапно земля поменялась местами с небом, что-то больно стукнуло по голове. На несколько мгновений Стив как бы исчез, потом опять появился. Открыл глаза. В центре мира белело испуганное лицо Лолли, окаймленное звездами.



  -Все в порядке, Стив? Видишь меня? Можешь сесть?



  -Могу. Кажется. Сейчас проверю.



  Стив сел на землю. Лолли виновато наклонился к нему.



  -Извини. Мне показалось, это Дав за мной гонится.



  -Дурак, - вяло огрызнулся Стив.



  -Отвести к врачу? - обеспокоенно спросил Лолли.



  -Тогда лучше - к Вернье, - пробормотал Стив, - Меньше, чем тремя кружками не отделаешься.



   Лолли рухнул рядом и рассмеялся. Стив посмотрел на него и тоже захохотал.



  -Ты помнишь, Стив, как я за вами хвостом ходил в детстве? - через час втолковывал ему у Вернье удивительно быстро захмелевший Лолли, - Еще бы! Вы - такие необычные, умные, талантливые - великолепные братья Дав и Стив Белью. Я был уверен, что Дав заделается не меньше, чем директором образовательного кластера . А ты станешь начальником канцелярии, если не комендантом общины. Я не один раз представлял, как однажды мы соберемся вместе через много лет - на Новый год или какой-нибудь еще праздник. Вы устроите барбекю, и я приду к вам в форме общинного офицера. А вы встретите меня - успешные, состоявшиеся, самые уважаемые люди в общине. И для нас будут неважны регалии, должности, все эти мелкие интриги и грызня начальников. Мы будем друг для друга - просто друзья детства. И станем вспоминать одноклассников, и мисс Хоуп, и старого Лоу. И рядом с нами будут красавицы жены. А кругом будут бегать детишки... Почему всё пошло наперекосяк, Стив? Что с нами всеми не так?



  ***



  Несколько дней спустя Стив сидел в собственнном кабинете в Канцелярии, пристально глядя в экран компьютера. За время его короткого отпуска накопилось много работы. Пачка написанных от руки форм уже прошла сканирование и распознавание. Теперь Белью сверял файлы с каждой карточкой, исправляя неверно или не полностью занесенные данные и при необходимости добавляя разъясняющие комментарии.



  Зазвонил телефон.



  -Стивен Белью?



  -Вернье? - удивился Стив, - Откуда у Вас мой...?



  -Неважно, - оборвал его лавочник с напряженным спокойствием, - Бросай все и сейчас же езжай ко мне. Дэвид пытался меня ограбить. Потребовал напильник, мешок чипсов и ключи от машины.



  -Что? - опешил Стив, - Где он?



  -У меня в лавке, пьет пиво. Не уверен, что долго смогу его удержать. А офицер Лолли застрял в Бохуме.



  -Вы вызвали Лолли?



  -Да, - ответила трубка.



  -Правильно, - согласился Стив, - Я сейчас.



  Когда Стив вбежал в лавку, Дав сидел за низким столиком в его куртке и, морщась, медленно отхлебывал пиво из кружки. В углу лежала грубо выломанная из забора доска .



  -Стиви? - Дэвид медленно скользнул по лицу брата мутноватым взглядом.



  Вернье без улыбки подмигнул Стиву и кивнул на табуретку, загораживающую Даву выход. Стив немедленно плюхнулся на нее.



  -Я его позвал, - объяснил Вернье Дэвиду, ставя на столик третью кружку, - Решил - втроем веселее.



  Дэвид поморгал воспаленными глазами. Нахмурился, раскрыл рот.



  -А мы тут, - поспешно затараторил Вернье, - спорили с Дэвидом о праджинах. Он говорит, что они нас ни в грош не ставят. А ты что думаешь?



  Верьнье повернулся к Стиву и одними губами изобразил: 'Заговаривай ему зубы.'



  -Ты не прав, Дав, - сказал Стив деревянным голосом, - Если бы праджины не уважали прежних людей, не испытывали к ним благодарности, врядли бы они делали для нас так много хорошего.



  Стива пробил холодный пот. 'Что я несу?'



  -Нам нечего им предложить взамен. И нечем принудить, - вставил Вернье, - Их помощь бескорыстна.



  -А то, что им нужно, они и так могут взять - не спрашивая разрешения, - закончил Дав тем же тоном.



  Он невесело усмехнулся и потер лицо руками.



  -Кролики в вольере тоже думают, что люди это такие бескорыстные добрые волшебники, которые обеспечивают им жилье и еду по доброте душевной... Ты не задумывался, брат, почему у нас нет компьютеров?



  -То есть как - нет? - возразил Стив, - Есть. У меня, у доктора-посредника, у Лолли. В офисе коменданта - несколько штук.



  -Да, - согласился Дэвид, - всего с десяток. На две с лишним тысячи жителей поселка. На Земле было время, когда компьютеры были у каждого человека, включая детей.



  -Зачем детям компьютеры? - удивился Вернье, - Компьютер даже мне не нужен, а уж тем более - что ребенку с ним делать?



  -Может быть, тогда дети были такие умные как доктор Флориан, - сказал Дав, - Но я о другом. Тот образ жизни, которым мы живем - вовсе не самый высокий, какой когда-либо был у прежних людей. Нам воспроизвели технологический уровень, которого человечество достигло за много лет до Явления.



  -Что значит - 'нам воспроизвели'? - не понял Стив, - Это то, что мы умеем.



  Дэвид устало усмехнулся.



  -Мы знаем и умеем только то, что праджины нам позволяют уметь и знать. Не больше и не меньше. Ты же сам знаешь, что множество используемых нами вещей- те же компьютеры, почти все лекарства - нам дают праджины. Однако, не все в курсе, что и то, что прежние люди сами производит, зачастую содержит детали или материалы 'оттуда'. Так что у нас даже не экономика уровня пятидесятых годов предпоследнего века исторических времен, а ее достаточно грубая имитация. При этом праджины отняли у прежних людей достижения всех следующих десятилетий вплоть до Последней войны - переносные телефоны у каждого, полеты в космос, генную инженерию.



  Речь Дэвида, между тем, становилась все более вялой. Он то и дело расплывался в дурацкой улыбке, никак не соответствующей произносимым словам.



  -Откуда ты все это знаешь? - полюбопытствовал Вернье.



  -Вы забыли? - ухмыльнулся Дэвид, - Я же - учитель истории.



  -Этому в университете учат? - усомнился лавочник.



  -Но зачем это? - изумился Стив, - В чем смысл?



  -Скорее всего, праджины воспроизводят момент, когда они стали появляться в больших количествах, а, может, и появились в принципе, - сказал Дав, с задумчивым недоумением разглядывая скомканную салфетку, - Через восемьдесят лет они явились людям уже как зрелое и многочисленное сообщество.



  Дэвид прищурился, пытаясь сфокусироваться на Стиве. Оставил попытки и уставился на кружку перед собой.



  -Наш Золотой век, на самом деле - не самые богатые и не самая успешные в истории бесконечные пятидесятые годы двадцатого века. Из которых искусственно устранили всякую возможность развития. У нас есть хорошие учебные заведения, инженеры, врачи, но нет ученых, философов, исследователей. Нам и в голову не приходит ничего изобретать - даже того, что уже изобрели наши предки до Явления. Нас так воспитывают. Наше общество, все его устройство - не для нас, а для них. Они просто поколение за поколением повторяют условия, максимально подходящие для развития будущих праджинов - одного из тридцати. Остальные двадцать девять - просто отвал, пустая руда. Ну и живые инкубаторы для следующего поколения.



  -Но они обеспечили нам порядок, мир, благополучие, - сказал Вернье, - Разве нет?



  - -Даже если это так - хотя правды мы все равно не знаем, - промямлил Дэвид, - Но неужели это единственное, что людям нужно. А цель? А достоинство? А уверенность в том, что все зависит от нас? Мы гордимся, что человечество овладевает Галактикой. Но разве это делаем мы? А если не мы, то, может быть, мы - уже и не человечество вовсе?



  Дэвид странно мотнул головой, будто стряхивая маяту.



  -Или даже уже не совсем люди?



  Дверь распахнулась, в лавку ворвался Лолли. Полицейский кинул сердитый взгляд на Дэвида.



  -Дэвид Белью, почему Вы покинули зону домашнего ареста?



  -Захотел выпить пива за стойкой, - усмехнулся Дав.



  -Слышите? - громким шепотом спросил Вернье и поднял палец.



  Послышался нарастающий гул садящегося вертолета.



  -Быстрее за стол, - Вернье поспешно пододвинул к Лолли литровую кружку и плеснул в нее пива на половину высоты.



  В лавку вошли двое в форме офицеров окружной полиции.



  -Дэвид Белью!



  -Здесь, -лениво отозвался Дав.



  -Вы задержаны за нарушение условий домашнего ареста.



  -Да не нарушал он ничего, - медленно проговорил Лолли, - Просто я решил поощрить поднадзорного за примерное поведение.



  Как всегда одетый в безупречно чистую и отглаженную форму, прищурившись, Лолли воззрился на гостей. Старший окружной офицер поглядел на него в замешательстве.



  -Кто Вы, офицер?



  -Общинный офицер Рональд Лолли. И это моя земля, - Лолли протянул коллеге удостоверение.



  Старший полицейский развернул документ, посмотрел, протянул второму.



  -Мы пытались с Вами связаться, но не дозвонились.



  -Разумеется, - Лолли пожал плечами, - Я же не в офисе, а здесь.



  -Господин Белью, - второй окружной обратился к Дэвиду, - То, что только что сказал офицер Лолли - правда?



  -А что он сказал, я немного прослушал? - уточнил Дэвид.



  Стив замер.



  -Что Ваш выход за периметр и приход сюда был инициативой офицера Лолли.



  Теперь замерли все трое - Стив, Вернье и Лолли.



  -Зачем ему врать? - усмехнулся Дэвид, - Вы думаете, если бы инициатором был я, он бы на это согласился?



  -Вы уверены, - обратился старший к Лолли, - что такого рода экскурсии оответствуют мере пресечения Дэвида Белью?



  Лолли пожал плечами.



  -Господин педель до своего возвращения передал этого парня под мою полную ответственность. От меня требуется, чтобы Белью к следующему заседанию был в более-менее нормальном состоянии. Вот я и подумал, что небольшая прогулка и пара пива ему не помешает.



  Окружной офицер внимательно посмотрел на обтянутые кожей скулы Дэвида. Вздохнул.



  -Хорошо, офицер Лолли. У Вас - отличный послужной список, и я не буду подавать рапорт по команде. Хотя в отчете о нашем выезде по вызову описание происшествия все равно останется. Но настоятельно советую Вам сейчас же препроводить поднадзорного в пределы охранного периметра. Всего хорошего.



  Окружные офицеры удалились.



  -Спасибо, - облегченно выдохнул Стив.



  -Молодец, начальник, - похвалил Лолли Дэвид.



  Потянулся к плечу Лолли, но не достал и уронил руку на стол.



  -Я это не для тебя делаю, - злобно бросил ему офицер.



  -Да уж догадываюсь, - вяло усмехнулся Дав.



  -Ты понимаешь, что Стив за тебя отвечает?- сказал Лолли.



  -Я его об этом не просил.



  -Ребята, не ссорьтесь, - вмешался Вернье, - Все же хорошо закончилось.



  Лолли встал и чувствительно потянул Дэвида за ворот.



  -Вставайте, арестованный, нам пора.



  Дэвид дернулся, стараясь подняться, опустился обратно и посмотрел на Вернье с недоумением.



  -Или Вы стали делать крепкое пиво, Робер, или я - уже не тот.



  -Все мы - уже не те, Дэвид, - не глядя, отозвался Вернье, занятый протиранием стойки.



  Дав медленно встал, опираясь обеими руками на столешницу, оступился и, стараясь удержать равновесие, смахнул со стола всю посуду. Не дрогнув ни одним мускулом, Вернье взял поднос и стал собирать осколки.



  -Езжайте, я - позже, - сказал Стив Лолли.



  И опустился на пол рядом с лавочником.



  -Спасибо, Робер, - поблагодарил Стив Вернье, - Вы нас очень выручили.



  -Да ничего особенного, мы же - соседи, - ответил лавочник.



  -У меня одно в голове не укладывается, - признался Стив, - Как Вам удалось задержать Дава?



  Вернье покачал головой.



  -Вся сложность заключалась в том, чтобы убедить его выпить первую кружку с цессабитом.



  -С чем?



  -С цессабитом, - повторил Вернье.



  У Стива закружилась голова. Он ухватился левой рукой за стойку.



  -И когда Вы ухитрились его подсыпать? - пробормотал Белью.



  -Я не подсыпал, - услышал он голос Вернье как будто из глубокого колодца, - У меня всегда есть бочонок наготове.



  -Пойду я, - произнес Стив вслух, стараясь скрыть слабость, - Да, еще спасибо за то, что поддакивали, когда я нес всю эту чушь.



  -Я и в самом деле так думаю, - будто издалека раздался голос лавочника, - Всем, что мы имеем, мы обязаны праджинам.



  -И всем, чего не имеем, - просипел Стив, медленно опускаясь на табуретку.



  -Что? - переспросил Вернье.



  -Робер, прекратите, я же всё про Вас знаю, - устало проговорил Стив, - Вы с Люсиль жили в соседнем округе до того, как Вашего сына отобрали. За бесценок продали процветающее дело и переехали сюда, чтобы девочки могли нормально жить и учиться. Вы - такие же прокаженные, как я и Дав.



  Вернье посерьезнел.



  -Откуда ты знаешь?



  -Я же - поселковый архивариус, - мрачно усмехнулся Стив, - Вся статусная информация о жителях поселка проходит через меня.



  -В таком случае ты не можешь ее разглашать, - напомнил Вернье.



  -Я и не разглашаю, - пробормотал Стив, скребя ногтями столешницу, - Как видите, кроме нас с Вами здесь никого нет. Я просто не понимаю, почему после того, что случилось с Вашей семьей, Вы так упорно защищаете существующий порядок.



  -Потому что порядок существует не для счастья каждого индивида, а для пользы и спокойствия всех вместе, Стив, - тихо сказал Вернье, - Мы лишились сына. Это большая утрата для нас. Но я понимаю, что этот мир устойчив и благополучен благодаря праджинам и отбору.



  Лавочник наклонился к Стиву.



  -Праджины следят за тем, чтобы все шло своим чередом. Отбор позволяет им воспроизводиться. И он же изымает из человеческого общества тех, кто мог бы представлять угрозу для порядка - те самые три процента потенциальных преступников, бунтарей, эгоистичных гениев, деятельных мечтателей, готовых ради великой идеи разрушить мир.



  -Кастрированный мир, - пробормотал Стив, - Мир, которому каждый год отрезают яйца.



  -Неудачная метафора, - не согласился Вернье, - Без яиц невозможно воспроизводство. Скорее, подрезают крылья. Да, этот мир бескрыл. Статичен. В нем нет прежнего безумного полета в никуда. И это хорошо.



  Вернье встал, выпрямился. Посмотрел на Стива сверху вниз. Белью показалось, что сама община стоит над ним и смотрит с терпеливой ласковой жалостью.



  -Они нам создали идеальный мир, - сказал Вернье, - Тут у всех есть все необходимое. И он устроен так, чтобы в нем было максимально комфортно хорошему человеку. Честному, трудящемуся, соблюдающему законы и имеющему семью. Ну а отбор детей - так это ровно та необходимая доля страдания, которая необходимо должна быть у людей, чтобы не захлебнуться сахарным сиропом. Но если вдуматься - в чем трагедия? Мы с девочками - в порядке, а Робер-младший играет звездами на небе.



  ***



  До конца рабочего дня оставалось сорок минут. Стив глянул на часы и отправился домой.



  Подъезжая, он увидел Дава, сидящего в кресле на веранде. Дэвид пил через соломинку пиво из банки и, не отрываясь, глядел в сторону пруда. Стив вспомнил, как в раннем детстве любил вечером сидеть здесь со старшим братом, любуясь ежевечерним представлением в небесах над прудом на грани дня и ночи. Потом Дав стал допоздна задерживаться в историческом кружке, а без него смотреть на небо было уже не так интересно.



  Стив поднялся на веранду и сел в кресло справа от Давида. Некоторое время они молчали. Над водой в небе кружились огромные разноцветные спирали, расцветали и опадали в воду гигантские лиловые и желто-розовые цветы, а над ними плыли облака разных оттенков фиолетового и сиреневого, меняя размер и очертания.



  - Иногда я думаю, а, может, и нет никаких праджинов? - произнес Дэвид с усталой досадой, - Их просто придумали педели и коменданты, чтобы перекладывать вину за свою глупость и подлость на кого-то другого. Редкие невнятные явления праджинов - злонамеренные мистификации и наведенные массовые глюки. А дети...- он запнулся, - дети просто уходят, отказываются жить в созданном нами мире. Не нравится он им.



  -Зачем ты устроил эту клоунаду с побегом? - тихо упрекнул брата Стив, - Только создал Лолли проблемы.



  -Почему клоунаду? - поинтересовался Дэвид и с шумом втянул в себя дозу пива.



  Стив пожал плечами.



  -Я не знаю, что ты сделал со своими мозгами, но если бы Дэвид Белью, которого я знал, планировал побег, он бы не пошел к Вернье и уж точно не остался там пить пиво.



  Дэвид покачал головой.



  -Ты ошибаешься. Я на самом деле хотел убежать. Только не один, а с Адамом.



  Стив побледнел.



  -Не бойся, мой законопослушный братец, - успокоил его Дэвид, - Адам отказался. Он хочет стать богом. К Вернье я зашел уже после разговора с ним - просто напиться. Впрочем, мне и это не удалось.



  Стив медленно сполз по стене и плюхнулся в кресло рядом с Дэвидом.



  -Чем ты так удивлен, брат? - спросил Дав, - Что я предложил или что он отказался?



  Стив молча взял у брата банку, опрокинул в себя, задрав подбородок высоко вверх, и сунул обратно в руку Дэвиду.



  - Я давно хотел тебя спросить, - сказал Дав, не дождавшись ответа, - Когда ты узнал, что Адама наверняка отберут, почему ты не сбежал?



  -Ты сам сказал - бежать некуда, - глухо отозвался Стив, опустив голову.



  -Да, но ты-то этого не знал! - голос Дэвида сорвался на крик, - И что значит некуда? Я жил невидимкой почти полтора года. Представь себе, что я смог бы так же прятаться - не один, а с Адамом - хотя бы год? Что происходит с детьми, пропустившими отбор? Остаются ли они пригодными для отбора? Я думал, что еще есть возможность!



  Дэвид смял пустую банку в руке.



  - Мы этого не узнаем. Ты так долго учил его неизбежности, что ему пришлось эту неизбежность полюбить, принять ее как собственный выбор.



  -Где ты был полгода назад? - спросил Стив.



  -Почему ты спрашиваешь? - не понял Дэвид, - Думаешь, полгода назад Адам ушел бы со мной?



  Стив вздохнул.



  -Чуть больше шести месяцев назад я делал запрос в Систему о местонахождении Дэвида Белью. Я же архивариус - мне для этого достаточно немного потыкать в клавиши.



  -Зачем?



  Стив пожал плечами.



  -Я беспокоился о брате.



  Дэвид внимательно смотрел на Стива.



  -И что Система сообщила?



  -Община 'Мандалай', - ответил Стив, - Я смотрел по карте - это на побережье. Полторы тысячи жителей, основное занятие - рыболовство. Из достопримечательностей - музей морской фауны и аквапарк. Ты ведь там был тогда?



  Дэвид мертвенно побелел.



  -Три месяца назад - община 'Бохум', швейное производство и дом моделей, - монотонно продолжал Стив, - Месяц назад - община 'Пале-Рояль', лечебные грязи и развлекательный центр. Ты не был невидимкой, брат.



  Банка выпала из руки Дэвида, ударилась о деревянный пол, подскочила, выплеснула из себя плевки пены.



  -Не хочу тебя разочаровывать, Дав, но твое бегство было иллюзией.



  С минуту братья молчали. Стив - глядя вдаль, Дав - уставившись в пол между ногами.



  -Может быть, - наконец, проговорил Дэвид, - Но я, черт побери, хотя бы попытался! А что ты сделал за эти годы для своего сына? Семь проклятых лет! На что ты их потратил?



  -Тогда, семь лет назад, - Стив отвечал с паузами, как будто каждое слово давалось ему с большим трудом, - я подумал, что если потрачу эти оставшиеся годы с толком, если я смогу его правильно воспитать, то, может быть, Адам останется человечным...



  -Обязательно останется, Стив, - с кривой усмешкой покачал головой Дэвид, - И, может быть, даже пролетая мимо Луны без скафандра, помашет вам с Норой рукой.



  -Прекрати, Дав! - крикнул Белью.



  -А чего ты хотел?! - взорвался в ответ Дэвид.



  Он рывком встал из кресла и наклонился над Стивом.



  - Каким должен стать ребенок, если ему год за годом твердить, поглаживая по головке, - Дэвид глумливо запищал, - 'Сынок, очень скоро мы навсегда отдадим тебя летающим привидениям - на их полный произвол. Мы бы рады этого не делать, но понимаешь - эти монстры нас кормят, поят, не дают друг друга убивать и обеспечивают возможность тихо и сонно жить в наших уютных домиках. Но ты все равно не ожесточайся, люби нас - сейчас, а особенно потом, когда наши добрые хозяева из тебя самого слепят нелюдя, вынув сердце и душу...'



  Стив вскочил на ноги, чуть не сбив брата с ног, и пару раз беззвучно глотнул воздух.



  -Иди к черту, Дав, - выдавил он, продышавшись, - Надеюсь, скоро тебя в этом доме не будет.



  Белью распахнул дверь с веранды в комнату. Дверное стекло жалобно задребезжало. В первый момент Стив не понял, чье отражение он в нем видит - свое или Дэвида, стоящего у него за спиной.



  'Нет, брат, разница есть, - подумал Стив, - Мне еще есть кого любить. И что терять.'



  ***



  Борис и Адам стояли перед родителями тщательно причесанные, в одинаковых новых костюмчиках и начищенных ботинках. Близнецы выглядели более похожими друг на друга, чем обычно. Отец поймал себя на мысли, что может различить сыновей только по губам. У Адама они были плотно сжаты и нижняя слегка налезала на верхнюю. Губы Бориса чуть-чуть расходились посередине, обнажая часть белоснежных резцов в вечной жизнерадостной улыбке.



  'Один из них вернется через пару часов', - сказал себе Стив. Эта мысль не успокоила, но приглушила боль.



  Белью прислушался к себе. Душевная рана уже давно не горела огнем, а только еле заметно ныла. За годы он научился отделяться от нее. В отличие от жены - без помощи химии.



  Нора еще раз поправила мальчикам воротники белых рубашек. Огладила лацканы пиджаков.



  - Нам пора, мама, - сказал Борис.



  - Да, солнышко, конечно.



  Внезапно Нора наклонилась и крепко обняла Адама. Стив напрягся. Он увидел лицо Адама, выглядывающего ей через плечо с тем же уже постоянным раздраженно-досадливым выражением. Сжатые губы Адама дернулись на мгновение. Он мигнул и мягко отстранился от матери.



  Нора выпрямилась. Сунула руку в карман и резким движением забросила в рот таблетку. Улыбнулась. Посмотрела на сыновей и Стива.



  -Пока, мальчики. Возвращайтесь поскорей.



  Стива неприятно укололо в грудь. Он досадовал на Нору, на ее нелепую надежду, что все может еще обойтись. Злился на свое бессилие и неспособность сказать ей, что своими словами о возвращении она рвет сердце ему и себе. Стив изо всех сил постарался выдавить из себя улыбку, махнул жене рукой, и нетерпеливо подтолкнул детей в спины.



  Только завернув за угол и скрывшись из поля зрения Норы, Белью позволил себе облегченно вздохнуть.



  И услышал голос миссис Уилсон.



  -Адам, мальчик, погоди!



  Прежде, чем Стив успел что-то сообразить, пожилая дама доковыляла до его сыновей и очутилась на тротуаре перед Адамом, с умыслом или нет перегородив ему путь.



  -Что Вам, Сельма? - устало спросил Стив, не желая тратить душевные силы на злость и раздражение, - Вы же видите...



  -Я слушаю, миссис Уилсон, - ровным голосом перебил его Адам.



  Стив посмотрел на него и понял, что не может ничего сделать вопреки его желанию. Белью стоял молча, просто ожидая, что будет дальше.



  -Хорошо, что я успела, - проговорила старушка с тихой радостью, - Я что хотела сказать-то, Адам, мальчик. Когда ты будешь там, найди моего Джонни. Передай ему, что мама на него нисколько не сердится. Я понимаю, что там в его новой жизни у него нет времени на меня. Это не мешает мне любить его и помнить. Пусть он знает - он мой сынок навсегда.



  ***



  На пороге лаборатории стоял Флориан, заложив руки за спину. Стив отметил про себя, что на его памяти никого другого доктор так не встречал. Обычно провожал детей внутрь лаборатории представитель мэрии, как правило - один из помощников коменданта поселка.



  Было ли такое поведение Флориана проявлением особого расположения к семье Стива? Или доктору просто не терпелось снять последние данные Адама, ребенка с аномально рано проявившимися признаками будущего праджина?



  Вдруг Адам схватил брата за руку и крепко сдавил его пальцы. Борис удивленно обернулся к нему и улыбнулся.



  Стив почувствовал в горле спазм. Он молча подвел детей к Флориану. Доктор так же молча кивнул Стиву, взял братьев за руки с двух сторон от себя и повел в лабораторию.



  Белью попятился, не отрывая взгляда от закрывшейся двери, и уселся на скамейку.



  Во дворе лаборатории было пусто. Как и каждый год визит трех десятков двенадцатилеток расписали на две недели сентября - по одному или двое утром и вечером. На это время Флориан отменял все приемы и процедуры, передавал текущих и острых больных другим врачам. Две недели в помещение лаборатории никто не входил, кроме Флориана, представителя муниципальной власти и детей.



  Стив знал, что в помещении лаборатории сейчас находится праджин. Как подавляющее большинство, Белью не представлял наверняка, как тот туда попадает и как потом удаляется, когда все заканчивается. Тем же неизвестным путем из лаборатории удалялся отобранный ребенок.



  Белью вспомнил и свой собственный поход к Флориану - еще черноволосому, но уже тогда внушавшему маленькому Стиву благоговейный ужас. В его памяти отложились мучительно долгие манипуляции, которые над ним проделывал Флориан - страшную шапку с проводами, короткое, но на всю жизнь отпечатанное в памяти заключение в непонятную круглую камеру, где у Стива рябило в глазах. И как короткое неуловимое мгновение - встречу с праджином, взгляд невероятно глубоких и одновременно пронизывающих незримыми горячими спицами глаз, после которого мальчик потерял сознание.



  Стиву привиделось бледное лицо отца, которое он двадцать пять лет назад увидел через два часа после начала отбора, вскочившую со скамейки и всплеснувшую руками мать...



  -Стивен Белью, я прибыл, чтобы препроводить Вас в офис полиции по важному делу.



  Стив очнулся и поднял голову, ставшую невероятно тяжелой. Перед ним стоял Джонс. Лезущее изо всех щелей жизнерадостное здоровье младшего офицера показалось Белью оскорбляющим место и время.



  -Джонс, Вы в своем уме? - проговорил он с трудом, - Не понимаете, что я здесь делаю?



  -Там педель приехал с каким-то типом из округа, - с детской непсредственностью затароторил младший офицер, - Вашего брата забрали к нам в офис. Дома Вас не было, и господин педель потребовал Вас вызвать как ближайшего родственника.



  Джонс доверительно наклонился к Стиву.



  -Знаете, может, я ошибаюсь, но у Вашего брата - крупные неприятности.



  Молодой Джонс буквально светился от возбуждения. Еще бы - в их монотонной жизни вдруг такие интересные события! Как заговорщик Джонс придвинулся к Стиву и сказал вполголоса:



  -Там праджин. Я его видел. Второй раз в жизни так близко. Что он собирается сделать с Дэвидом, как Вы думаете?



  'Как не вовремя', - с досадой подумал Стив и поднялся на ноги.



  -Стенни там? Адвокат Дэвида - Вы должны его помнить.



  -Не беспокойтесь, - весело сообщил Джонс, - Господин педель отправил шефа лично за ним.



  ***



  -Господин Белью? - соизволил заметить Стива господин педель, когда тот вошел в офис, - Очень хорошо. Можно приступать.



  -Приступать к чему? - не понял Стив.



  -Вероятно, к закланию, братишка.



  С болезненно-смеющейся гримасой Дэвид примостился между двоих окружных полицейских с каменными лицами. Стив вдруг понял, что Дав улыбается так же, как Адам.



  -Объясните, что здесь происходит, и зачем меня вызвали? - раздражаясь, потребовал Стив, - У меня прямо сейчас дети на отборе, я должен быть там!



  Педель сурово сдвинул брови.



  -Вы забываете о своем долге перед обществом, господин Белью. Это нехорошо.



  -Да, брат, не забывай о своем долге - кормить Молоха детишками.



  -Следите за языком, Белью, - грозно предостерег педель, - Не усугубляйте свое положение.



  -Как Вы сказали? - Дэвид откровенно развеселился, - Не усугублять положение? Это Вы - перед тем, как запихнуть меня в комнату с самым опасным чудовищем во Вселенной?



  -Каким еще монстром? - не понял педель.



  -Да вот с тем сердитым пареньком за дверью, - Дэвид вскочил и ткнул пальцем в закрытую дверь, - Где Ваша солидарность, дети обезьян? И с каких пор Ваш дракон сменил рацион с невинных созданий на костлявых жестких мужиков? Эй ты, учти, я - не вкусный!



  Ближайший полицейский цепко сжал плечо Дэвида. Тот повернулся к офицеру с кривой ухмылкой.



  -А тебе не стрёмно, парень, так обращаться с человеком, сын которого может погасить Солнце??



  Окружной офицер, схвативший было Дэвида, отдернул от него руку, как от раскаленной плиты.



  -Эй, куда Вы смотрите! - прикрикнул педель на окружных офицеров, - Утихомирьте этого буйного!



  Опомнившиеся полицейские схватили Дэвида с двух сторон и силой усадили на скамейку. Дэвид какое-ито время барахтался в их руках, потом затих.



  -Умоляю, сэр! - прошептал он, сверля педеля взглядом больного кролика.



  -Ну чего Вам, Белью? - недовольно пробурчал педель.



  -Научите меня так управлять бровями. Это чудо какое-то.



  Брови педеля буквально выскочили на лоб. В этот момент дверь открылась.



  -Заводите, - сказал неизвестный господин из округа.



  -Ну слава богу, - облегченно пробормотал педель, грузно поднялся и, неодобрительно качая головой, направился к двери.



  Надежно зафиксированный с двух сторон, Дэвид проковылял за педелем. Стив пошел за ним, но неизвестный господин вдруг остановил его - единственного из всех.



  -А Вы - подождите.



  -Но я его брат! - удивленно сказал Стив, - И, кстати, адвокат еще не пришел!



  -Это не суд, - коротко и непонятно пояснил неизвестный и распахнул дверь.



  Из открытой двери выплеснулась волна леденящего холода. Стива вдруг наполнило острое ощущение неправильности происходящего. Когда Дэвид сделал шаг через порог, Стив схватил брата за рукав.



  -Стойте! Вы не видите, что он не хочет туда идти?



  - Да что ж такое, - пробурчал педель в сердцах и махнул полицейским, - А теперь утихомирьте этого буйного. Скорее!



  -Брат, ты ничего не понял, - внезапно совершенно спокойным голосом сказал Дэвид, - Я шел к этой комнате полтора года. Меня там ждет Филипп, мой сын.



  Стив отпрянул и выпустил руку брата. Дверь захлопнулась, щелкнул замок.



  Белью нерешительно сел на скамью. Из-за двери раздались приглушенные голоса. Потом все стихло. Стив некоторое время прислушивался. Чуть погодя подошел и приложил ухо к двери.



  -Господин Белью! Стив!



  Стив обернулся. По коридору смешно семенил адвокат Стенни. За ним шел Лолли.



  -Что там такое?



  Стив пожал плечами.



  -Не знаю. Пять минут назад зашли - и тишина.



  Стенни постучал. Потом толкнул дверь. Неожиданно она легко распахнулась. Два окружных офицера с одинаково разинутыми ртами пялились на абсолютно ровную глухую зеленую стену. За столом сидел как обычно невозмутимый педель. Неизвестный господин из округа курил в окно. Ни Дэвида Белью, ни праджина в комнате не было.



  Неизвестный господин обернулся к вошедшим.



  -Почему здесь? Вас не приглашали.



  -Где Дэвид Белью? Я - его адвокат, Стенни.



  -Я - местный общинный офицер, - заявил Лолли, - И лично отвечаю за Дэвида Белью.



  -Уже нет, офицер, - равнодушно отозвался неизвестный, - И не задавайте ненужных вопросов. Для Вашего же блага.



  - Это было круто, - вдруг выдал один из полицейских.



  Педель быстро посмотрел на него. Офицер поспешно отвернулся.



  -Что - круто? - в недоумении спросил Стив. - Куда делся мой брат?



  -А Вы еще не поняли? - проговорил Стенни как-то чересчур спокойно.



  -Это Вам знать не положено, - важно заметил педель.



  -Вы его больше не увидите, - неизвестный докурил и бросил окурок в окно, - Это все, что Вам следует знать.



  Неизвестный пошел к двери.



  -И это все, что объяснят ближайшему родственнику? - полюбопытствовал Стенни ему вдогонку, без особого, впрочем, энтузиазма.



  Неизвестный, не останавливаясь, бросил на Стива и Стенни мимолетный взгляд, буркнул что-то под нос и вышел, захлопнув за собой дверь.



  -Он хотя бы жив еще? - крикнул Стив закрытой двери, - Или праджин его сожрал??



  -Осторожнее, Белью! - возмутился педель, - Вы нарываетесь на неприятности.



  -Неприятности? - огрызнулся Стив, - А сейчас у меня - все в порядке? Вы не заметили, что только что мой родной брат куда-то делся? В закрытой комнате в присутствии полиции и представителей власти испарился без следа? Безо всяких объяснений?



  -Его забрали, - важно ответил педель.



  -Да отстаньте от него, Стив, - Стенни устало махнул рукой, - Вы не видите? Он сам ничего не знает.



  -Куда забрали? - не слушая адвоката, насел Стив на педеля, - Вы что, не понимаете? Нельзя так просто взять и забрать человека - без суда и следствия!



  - Отчего же? - рассудительно заметил педель, - Отобранных детей праджины забирают вот так же - без всякого суда. И без объяснений.



  - Детей?



  Стив глянул на часы. Ойкнул. Шагнул к двери. Педель поднял густые брови.



  -Куда Вы, Белью? А заявление написать?



  -Какое заявление? - Стив обернулся и недоуменно посмотрел на педеля.



  -О том, - начал неспешно и терпеливо объяснять педель, - что у Вас нет претензий к администрации по поводу того, что Вашего брата забрал праджин. Вы и господин адвокат должны...



  Стив медленно обвел взглядом педеля, окружных офицеров, Стенни. Все было реальным. Все происходило на самом деле.



  -Я по-Вашему похож на человека, у которого нет претензий?



  -У Вас их не должно быть, - многозначительно произнес педель, - Для Вашей же пользы. И для спокойствия Вашей семьи.



  -Ради спокойствия моей семьи я должен уйти прямо сейчас. Меня ждут мои... - Стив запнулся, - Ждет мой сын.



  -Задержите его, - приказал педель офицерам.



  Лолли врезал ближайшему полицейскому в челюсть. Окружной офицер рухнул как подкошенный. Второй отскочил и изумленно уставился на Лолли.



  -Как Вы смеете?!- заорал педель.



  -Сам удивляюсь, - потрясенно заметил Лолли, поглаживая кулак, - Может, это незаконно, Ваша честь, но определенно правильно. Иди скорее, Стив. Борис тебя, наверно, уже заждался.



  ***



  -Его отобрали, - сказал Корни.



  Господин помощник коменданта поселка смотрел на Стива с непроницаемым выражением лица.



  -Я знаю, - нетерпеливо сказал Стив - Где другой мой сын?



  - Какой?



  - Не делайте из меня идиота! Где Борис?



  - Его отобрали, - повторил Корни с интонацией, с которой разговаривают с глуховатыми или туго соображающими, - Обоих Ваших детей отобрали. Вы же знали, что это может произойти.



  У Стива потемнело в глазах. Перед ним проплыли лица сыновей. И еще раз проплыли. И еще.



  - Нет, это ошибка... - пробормотал Белью, - Флориан говорил только об Адаме...



  - Вы что-то путаете, - бесстрастно возразил Корни, - Господин доктор не мог Вам ничего обещать. У него нет таких полномочий.



  - Но почему Боря?!



  Стиву показалось, что он истошно вопит, но издал только сдавленный сип.



  - На этот вопрос я не могу ответить, - сказал Корни, - Я занимаюсь только фиксацией выбытия члена общины и оповещением родных.



  В два прыжка Белью взлетел на верхнюю ступеньку, где стоял Корни, и вцепился в лацканы.



  -Белью, успокойтесь! - от неожиданности голос господина помощника коменданта даже стал походить на человеческий, - И лучше поторопитесь домой. Голос Вашей жены, когда я ей позвонил, был немного странный.



  Стив медленно разжал пальцы и опустил руки. Корни поправил пиджак, с опаской поглядывая ему вслед.



  Сначала Белью шел. Потом ускорил шаг. Потом побежал.



  Когда Стив вошел в гостиную, Нора в любимом платье и ярком макияже сидела за столом. Столешницу покрывала белоснежная праздничная скатерть. С каждой стороны стола стояло по тарелке, ножу, вилке, фужеру и кружке. Всего по четыре.



  Нора улыбалась. Стив позвал жену по имени, попытался поймать ее взгляд, но обнаружил, что та его не видит и не слышит. Женщина, не отрываясь, смотрела через стол - на то место, где в праздники сидели ее дети.



  Потом Стив кричал и тряс жену за плечи. Потом нашел под столом пустую пачку из-под цессабита.



  ...-Приходите завтра, - сказал врач, - Поспите хотя бы. Все равно Вам нет смысла сейчас с ней рядом находиться. Из этого состояния она может выйти через сутки, а может - через месяц.



  -Или не выйти вовсе, - пробормотал Стив без вопроса в голосе.



  Врач вздохнул.



  -Поймите, ничего необратимого с Вашей женой не произошло. Это не следствие органического повреждения или отравления и не обострение какого-то скрытого заболевания. Чистая психология. Просто сознание Вашей жены отказалось понимать неприемлемую для него ситуацию. Надо только дать ей время. И она поймет. А потом и примет.



  - А если не захочет понять и принять? - спросил Стив.



  -Надейтесь на лучшее, - сказал врач.



  -Вы думаете, это поможет?



  -Возможно, поможет Вам.



  Руки Стива задрожали. Ему стало жарко. Через проступившие на глазах слезы ярости Белью глянул на смертельно усталого немолодого человека с красными глазами. 'Господи, он-то тут при-чем' - подумал Стив, кивнул и покинул отделение.



  Рассеянно взяв плащ из рук догнавшего его гардеробщика, Стив вышел из корпуса и, опустив голову, медленно спустился по ступеням в полумрак прибольничной площади под противный моросящий дождик.



  -Господин Белью! Стивен!



  Рядом со Стивом остановился мобиль. Перегнувшись через пассажирское место, в окно выглянул Шмидт.



  -Садитесь, подвезу.



  Белью открыл дверь и плюхнулся на сиденье. Машина тронулась.



  -Сочувствую Вашему горю.



  -Которому? - буркнул Стив.



  Шмидт бросил на него быстрый взгляд.



  -Ваша жена - в тяжелом состоянии, - сказал плотник с утвердительной интонацией.



  -Вы прекрасно осведомлены.



  -А как Вы думали? У нас везде есть свои люди. Вы не обращали внимание, сколько членов клуба занимает ключевые позиции в администрации и бизнесе общины?



  -Нет.



  -Вы удивитесь. Смотрите, какой парадокс. Люди нас недолюбливают, даже побаиваются. Но когда дело доходит до продвижения по службе, наших назначают чаще. Потому что предполагают, что наши дети помогут нам по-родстенному в решении вопросов, важных для поселка или предприятия. В каком-то смысле так и происходит.



  -Зачем Вы мне все это говорите? -хрипло пробормотал Стив.



  -Затем, что Вы молоды, образованы, умны. Вы уже сделали хороший карьерный старт. Перед Вами - большое буудщее!



  Стив медленно поднял голову и тяжело посмотрел на Шмидта.



  - И Вы думаете, данный момент - самое подходящее время для этого разговора?



  -Да, черт возьми, именно данный момент! - Шмидт убежденно тряхнул кудрявой шевелюрой с проседью, - Я прекрасно понимаю Ваше состояние. Я сам был на Вашем месте. Поверьте мне, Вы все это переживете, Вы справитесь. У Вас сильная воля и прекрасные мозги. Все, что от Вас сейчас требуется - просто не наделать глупостей под влиянием эмоций как Ваш брат или Ваш приятель Лолли.



  Белью непонимающе глянул на плотника.



  -А что с ним?



  -Неважно.



  -Отвечайте!



  Шмидт хлопнул большими шершавыми ладонями по рулю.



  -Да он же при Вас угрожал насилием полицейским из округа. Одного зверски избил. Публично отказался выполнять приказ окружного педеля. Если отделается отставкой, можно сказать - повезло. А так хорошо начинал.



  Стив выглянул из окна. Мобиль ехал в паре кварталов от полицейского офиса.



  -Остановите машину.



  -Не надо, Стивен... - простонал Шмидт, - Не совершайте ошибку.



  -Остановите или выпрыгну.



  Шмидт затормозил, вздохнул.



  -Видит бог, я пытался. Выходите.



  Стив подошел к офису полиции. В паре окон горел свет.



  Белью взялся за ручку двери. Она открылась без сопротивления. Стив прошёл пустой темный коридор и на месте дежурного увидел Лолли, спящего, опустив голову на руки. Ноги офицера утопали в ворохе скомканных бумажек. На столе перед Лолли лежала опрокинутая пустая бутылка из-под виски и заляпанный коричневыми пятнами листок.



  'Рапорт об увольнениии', - прочитал Белью корявые буквы, - 'Я, Рональд Лолли, прошу об освобождении меня от должности главного офицера общины по причине потери мной веры в высокий смысл и великую миссию моей работы'...



  На этом текст обрывался. Чуть ниже Стив увидел имя 'Дэвид', потом через строчку 'Борис', потом еще ниже 'Стив', а под ним- 'Нора', написанное несколько раз. Последнее 'а' вылезло за край листка и красовалось на столе.



  Стив поднял с пола горсть бумажек. Развернул одну за другой. Там оказались варианты рапорта, в которых неровность строчек соответствовала безумию содержания. Расправив очередную, Белью прочитал:



  '...Что может сделать человек, если некая сила, несоизмеримо более мощная, чем он сам, делает его жизнь невыносимой?



  Варианты:



  1. Смириться. Найти в себе здравомыслие принять реальность как есть. Научиться жить с этим.



  2. Взбунтоваться. Наплевать на все возможные потери. Просто отказаться жить по навязанным правилам и быть свободным столько, сколько получится.



  3. Попытаться встроиться в систему, которая его подавляет. Попытаться стать не ее объектом, а тем, кто сам создает сущности в ее рамках...'



  Белью еще раз посмотрел на Лолли. Рядом с локтем офицера лежала связка ключей. Немного подумав, Стив взял ее и подошел к сейфу.



  ***



  У Флориана горел свет.



  Стив вошел в лабораторию. Флориан сидел за компьютером в роскошном кожаном кресле на колесах и пялился в экран. Белью нарочно громко стукнул подошвой о бело-голубую плитку. Доктор обернулся.



  -Стиви? А что ты здесь...



  Флориан увидел ружье и осекся.



  -У Бори тоже был пик Лозовского, так ведь? - тихо сказал Стив, - Я только сегодня сообразил. Тогда - семь лет назад - Вы предъявили мне энцефалограмму Адама. Только её, но не Борину.



  Флориан глубоко вздохнул.



  -Я показал тебе запись Адама именно потому, что увидел там пик, - объяснил он Стиву, как будто даже облегченно, - Борину было просто незачем показывать, вот и все.



  -Да неужели? - Белью криво усмехнулся, - Тогда дайте мне ее.



  -Что? - растерялся Флориан.



  -Они же все у Вас хранятся. На всех детей, за все годы, - пояснил Стив, - Ничего не пропадает. Все остается. Я - архивариус, не забыли? Я знаю порядок.



  -Это другое. Записи отобранных уничтожаются, - продолжал Флориан, багровея лицом, но сохранив невозмутимую интонацию, - Немедленно, в день отбора. Такое правило.



  И вдруг захрипел и выпучил глаза -Стив ткнул его стволом ружья ниже подбородка.



  -Руки с клавиатуры. Так, хорошо. А теперь отъедь на своем троне на два шага назад. Я сам посмотрю.



  -Не трогай! - прохрипел Флориан, - Ты все испортишь!



  -Я? Я уже ничего не испорчу. Нечего портить. Ничего не осталось.



  Доктор рванулся к розетке. И всхлипнул - Стив чувствительно двинул доктору стволом прямо в адамово яблоко. Одной рукой Белью вжимал Флориана в кресло ружьем, другой тыкал в кнопки.



  -Так, что тут у тебя... Смотри-ка, не так сложно. Хотя и не просто. Ничего, время есть.



  - Что. Ты. Вытворяешь, - Флориан неестественно выворотил челюсть, чтобы сказать, - Есть такая штука - необратимые поступки. Ты понимаешь это? Остановись, у тебя еще есть шанс сравнительно легко отделаться. Я за тебя заступлюсь, меня послушают. Только убери ствол...



  -А ты ведь и впрямь удивлен, - изумленно пробормотал Стив, не переставая бегать пальцами по клавиатуре, - То есть, ты всерьез думал, что после всего, что сегодня произошло, я просто пойду в пустой дом, выпью виски, лягу спать, а завтра к девяти утра явлюсь в канцелярию? Ты так обо мне подумал, старый мерзавец?



  - Ты - тупое ограниченное животное, - просипел Флориан, - Обоих твоих сыновей взяли на Олимп. А в тебе вместо восторга и благодарности - один только биологический инстинкт зверя, от которого оторвали детенышей!



  Лицо Белью перекосилось.



  - Или нет, подожди... Ты, вообще, ничего не подумал. Ты просто забыл про Нору и меня через минуту после того, как уничтожил нашу семью. В общем, если не начнешь говорить прежде, чем я сам найду запись, я просто нажму курок.



  -Да! - вдруг закричал Флориан, - Да, я видел пик у Бориса, я знал! Но я не виноват. Они меня заставили.



  -Кто - они? - холодно поинтересовался Стив.



  -Праджины, - на глазах доктора выступили слезы.



  -Просто праджины? Кто конкретно? У них есть имена? Как Вы их различаете, вообще?



  -Я не различаю, - простонал доктор, - Они каждый раз иначе выглядят.



  -И зачем это им понадобилось?



  -Менять форму?



  -Мучить мою семью, придурок.



  На лице Стива подрагивала больная улыбка, не предвещающая ничего хорошего. Флориан в считанные минуты утратил свое величие. В роскошное кожаное кресло на колесах вжался трясущийся старик с пятнистым красно-белым лицом и пляшущей нижней губой.



  -Э-эксперимент, - заикаясь, объяснил Флориан, - Они хотели посмотреть, как будут отличаться отобранные близнецы, если один будет знать о своем будущем, а другой нет.



  -Почему ты мне не сказал? - прошипел Белью.



  -Как почему? - Флориан так растерялся, что даже перестал дрожать, - Ослушаться праджинов? Как это возможно?!



  Свободной рукой Стив взял Флориана за волосы на затылке и подтянул его лицо к своему.



  -Ты знал наших родителей. Знал нас с Дэвидом с детства. С рождения обследовал наших детей. Ты мог. Просто. Сказать.



  Белью не спрашивал и не убеждал. Флориан смотрел ему в глаза, боялся смотреть и боялся отвести взгляд.



  -И что потом? - попытался рассердиться доктор, - Ты не знаешь, на что они способны.



  -А, кстати, на что они способны? На что они, вообще, способны? - Стив зло рассмеялся, - Они не могут даже того, с чем легко справляется самые тупые женщина и мужчина!



  -А если бы могли? - взвизгнул Флориан, - Если бы праджины сами размножались? Думаешь, было бы лучше? Ты понимаешь, вообще, что вы им ни для чего больше нахрен не нужны? Совсем ни для чего. То, что вы лепите своими кривыми ручонками, сочиняете куцыми умишками, квакаете обезьянними глотками - ты понимаешь, что для них всё это даже не смешно? Это пыль! Дым! Экскременты вымершего вида, бессмысленно цепляющегося за никчемное существование! Так радуйтесь, что сгодились высшим существам хотя бы в роли живых инкубаторов!



  -Да. Моя жена абсолютно счастлива, - прошептал Белью и застыл неподвижно.



  Флориан осторожно высвободил голову, пригладил волосы. Стив стоял, слепо уставившись в стену, и опустив ружье. Его губы подрагивали.



  -Я сожалею, Стив, - сказал доктор, наскоро нацепив на лицо скорбное выражение, - Я очень сожалею. Да, я страшно перед тобой виноват, но ты не тому пришел мстить. Ты же сам понимаешь. Ты же не дурак, Стив...



  Белью обернулся. Он выглядел искренне удивленным.



  -Мстить? Ты ничего не понял, старик. При чем тут месть?



  Флориан не смог сдержать облегченного вздоха.



  -Просто я подумал, - доверительно обратился к нему Стив, - А у меня было время подумать. Так вот я додумался, что ход мысли Дэвида был правильным, просто он чуть-чуть ошибся в средствах. Да, стрелять в праджинов бессмысленно. Но можно убивать их подручных.



  Флориан от неожиданности дернулся. Кресло покатилось назад и стукнулось спинкой о край стола, от чего затылок доктора пару раз смешно ткнулся в подголовник.



  -Мы будем отстреливать тех, - продолжал Белью, - через кого праджины управляют людьми - докторов-посредников вроде тебя, полицейских, педелей. Конечно, с первого раза не получится. Конечно, они будут сопротивляться. Но если подойти к делу последовательно, если не отступать, если сломать систему, то однажды им придется решать. И тогда либо они научатся воспроизводиться без нас, либо им придется договариваться - но уже на наших условиях.



  -Какой идиотский план... - прошептал Флориан ошеломленно, - Какое убогое безумие. Ты же не просто сумасшедший. Ты - тупой сумасшедший, безмозглый придурок. Сойдет с рук одно, два убийства, но тебя все равно быстро остановят. Ты просто ни за что угробишь людей и ничего не добьешься! Ничего!



  -Не исключено, - Стив наклонил голову, дурашливо выпучил глаза и снял ружье с предохранителя, - Но почему бы не попробовать?



  -Кем ты себя возомнил? - завизжал Флориан, - Вождем революции? Да хрен тебе, никто за тобой не пойдет! Ты - один такой! У тебя тоже был пик Лозовского! Как у твоего чокнутого братца! Вас на развод оставили, как племенных бычков! Догадался об этом, да? Обиделся, что не взяли в боги, и от злости решил убивать людей? Бог - недоносок! Га, га, га!



  Когда дверь уже ломали, раздался выстрел.