КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426110 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202772
Пользователей - 96518

Впечатления

Masterion про Квернадзе: Ученый в средневековье Том 1- 4 (Попаданцы)

Отвратительно. Даже для начинающего. Может автору стОит писать на родном языке?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Shcola про Ардова: Невеста снежного демона (Фэнтези)

Вот только про шалав и писать, ковырялка сотворила шИдЭвер.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Судьба супергероя в реальном мире (СИ) (fb2)

- Судьба супергероя в реальном мире (СИ) 307 Кб, 23с. (скачать fb2) - Сергей Витальевич Милютин

Настройки текста:



  СУДЬБА СУПЕРГЕРОЯ В РЕАЛЬНОМ МИРЕ





  Ближнее Подмосковье. Предвечерний зной.



  По проселочной дороге, утопающей в коричневой пыльной взвеси, шкандыбала подержанная 'Лада'. Толстыми волосатыми ручищами, торчащими из серой рубашки в грязно-желтых разводах, руль держал давно небритый приземистый мужик лет сорока пяти. На лице водителя по контрасту с тусклыми запыленными фарами горели глаза, пронзительные как у мономана или торчка. На переднем пассажирском сидении ссутулился тонкорукий высокий худой парень с пухлыми губами и заячьими глазами, одетый в майку с надписью NIRVANA и джинсовые шорты до колен. Других пассажиров в машине не было.



  Мужика звали Караваев. Парня - Димон.



  - Я вот чего не понимаю, - задумчиво пробормотал Димон, - Мастера же нам всё уже дали...



  - Что 'всё'? - мрачно поинтересовался Караваев.



  - Да это всё, - Димон неопределенно махнул рукой, - Кабинки для перемещения, как их...



  - Телепортеры, - подсказал Караваев, нервно дернув щекой в сизых торчащих волосках.



  - Ага, они, - обрадованно кивнул Димон, - Или синтезатор пищи. Машинку, которая болезни лечит, прочие приблуды. У нас же это уже есть. Так почему просто не послать их нафиг?



  Караваев недобро прищурился.



  - В каком смысле - послать? Кинуть, что ли?



  Заячьи глаза - хлоп-хлоп.



  - Нет, ну зачем так, сейчас же не девяностые. Просто сказать, что дальше сами будем жить, без них. Твердо сказать - они и отстанут. У нас же ракеты есть.



  - У кого это у нас? - сверкнули зубы.



  - У американцев, - Димон убежденно кивнул, - У Путина. Ну, понятно, с кем-то тогда придется делиться, но если правильно договориться...



  - Чтобы Мастера нам солнце как лампочку отключили?



  Димон недоверчиво покосился на Караваева.



  - Солнце - звезда. Ее нельзя отключить.



  - Ты это им скажи.



  Димон с трудом подобрал подбородок.



  - Зачем Мастерам это делать? Они звери, что ли?



  - Нет, они - бизнесмены. То есть, не 'мены', конечно, потому что не люди. Точнее их назвать - бизнествари или бизнесбестии. Или ты думаешь, оно там, - Караваев махнул остатками волос вверх, - бесплатно горит?



  - А как - за деньги, что ли?



  Караваев несколько раз злобно влупил по рулю.



  - Так ты так ничего и не понял! Думаешь, вот это все вокруг, - Караваев отпустил руль, обвел толстым пальцем круг в воздухе перед собой, - задарма, от матушки природы, что ли? Вот ты так прямо вышел - и дышишь полной грудью. Зернышко в землю кинул - а выросла еда. Зачерпнул ведром из колодца - и пей не хочу.



  - Не понимаю, - честно признался Димон.



  - Ладно, - обреченно вздохнул наставник, - Попробуем иначе. Про нефть слыхал же? Нефть - то, нефть-сё. Важный продукт. Из нее бензин для тачек делают, керосин для самолетов, пластмассы. В любом доме всяких материалов и приблуд из нефти навалом.



  Караваев глянул на Димона - мол, ясно пока? - тот поспешно кивнул.



  - А теперь подумай, как так - сделали люди двигатель внутреннего сгорания, стали топливо искать. Ткнули в одном месте - ба! Да вот же оно, практически в чистом виде. Ткнули в другом - опять море. Ткнули в третьем - а его там целый океан. Вот как такое может быть?



  Димон пожал плечами.



  - Повезло, наверно.



  - Ага, повезло, - передразнил Караваев, - Да элементарно же всё! Конкуренция нарастает. Предприятие надо либо закрывать, либо развивать. А если развивать - нужно количество персонажей увеличить в несколько раз. А чтобы его увеличить, нужен другой технический уровень - как еще семь миллиардов прокормишь? А для этого нового уровня нужно море нефти. И вот тебе нефть.



  На лице Караваева появилась гримаса, смутно напоминающая усмешку.



  - Я когда в 'Очевидном-невероятном' услышал, что нефть - это сгнившее доисторическое зверье, чуть со смеху не помер. Это ж надо, какую чушь выдумывают для дурачья. И верят же!



  Караваев нервно засмеялся.



  - Но если у Мастеров такие возможности, - недоуменно пробурчал Димон себе под нос, - то почему они просто дистанционно не... - тут он запнулся, - а заставили нас ехать на этой развалюхе в жопу мира?



  - Не твоего ума дело! - взвизгнул наставник, - Значит, так надо. Молоко на губах не обсохло - рассуждать! Ой .....! .....!!!



  Караваев с трудом успел свернуть, чтобы не свалиться в яму. Тормоза завизжали.



  - Вылезай!



  - Что случилось? - испуганно спросил Димон.



  - Кому сказал! - прорычал Караваев.



  Димон поспешно выскочил из машины.



  - Константин Сергеевич! - Димон два раза шагнул спиной вперед, чуть не упал в кювет, плаксиво затараторил, - Я же ничего такого не имел в виду. Вы же сами разрешили спрашивать, если что-то будет непонятно.



  Караваев, схватил стажера за шкирку. Развернул к солнцу.



  - Смотри, дурак. Вот это - грёбанный фонарь. Только не метафорически, а на самом деле. А вот это, - наставник попрыгал, не отпуская Димонов ворот, при каждом прыжке больно сдавливая стажеру горло, - хренов кусок грязи, который Мастера засеяли всякой фауной и заселили всякой тварью. И все это - от последней букашки до тебя, придурка, дышит, жрет, пьет, срет, только потому, что где-то на изнанке Вселенной сидят уроды с пивом и чипсами и на тебя и эту букашку смотрят. Надоест букашка - не станет букашки. Надоешь ты - не станет тебя. А если расходы всей этой халабуды под названием планета Земля и присущее ей грёбанное человевечество станут стабильно превышать доходы от этого зоопарка, то закроют все Предприятие. Даже не думай о такой хрени, которую мне только что сказал. Если кто-то - президент Америки или еще кто - и впрямь сумеет Мастеров послать, не так как Кеннеди в шестьдедят третьем, а по-настоящему, тут-то нам всем полный капец и придет. А теперь садись в тачку и поехали.



  ***



  Через несколько часов.



  Лёха Берес, в недавнем прошлом бизнес-аналитик со свободным графиком в консалтинговой фирме среднего размера и относительно довольный жизнью холостяк под сорокет, а теперь одинокий и отчаянный борец со злом, поднял голову. Солнце уже село. В свете электрической рекламы здание нависало над выходом из метро как гигантская друза черного хрусталя. Подойдя к роскошной зеркальной двери, Лёха на секунду остановился. За прошедшие месяцы он заметно похудел, черты лица заостроились, на лбу появилось несколько новых морщин. Сильнее всего изменился взгляд - стал жестким и подозрительным. Обычная для Береса на протяжении большей части жизни расслабленная рассеянность ушла, как не было.



  Лёха взялся за блестящую стальную ручку и толкнул от себя. К немалому его удивлению дверь открылась.



  Пройдя в пустой холл, Лёха подошел к стойке ресепшена, спросил у дамы с глянцевым лицом и сонным взглядом, как пройти в 'Соларсистем шоу груп', и беспрепятственно поднялся на лифте на третий этаж. Подошел к двери с металлической табличкой. На вывеске красовалось стилизованное солнышко и несколько концентрических кругов.



  Берес позвонил. Дверь отворилась. Девушка за стойкой вопросительно уставилась на него.



  - Я - к Аполлонову.



  - Да, он Вас ждет, - девушка радушно улыбнулась, - Проходите. Куртку можете повесить здесь.



  - Да нет, спасибо.



  Берес хмыкнул про себя, прошел в кабинет. У окна спиной к нему стоял мужчина с длинными седыми волосами. Лёха, не слишком сведущий в шмотках, решил, однако, что костюм на мужчине очень дорогой. И ботинки тоже. И сеанс у парикмахера, а скорее, даже у стилиста-визажиста. Седовласый смотрел в окно, скрестив руки на груди.



  - Вениамин Вениаминович?



  Аполлонов обернулся.



  - Извините, задумался. Присаживайтесь.



  Леха кивнул и развалился в кресле.



  - Можно просто - Винвин, - сказал Аполлонов с выражением исключительного дружеского расположения и протянул руку для рукопожатия, - Меня так все зовут. Друзья, сотрудники, деловые партнеры.



  Рука повисла в воздухе.



  - Вы уверены, что понимаете, кто я? - спросил Берес.



  - А кто Вы? - поинтересовался Аполлонов, незаметно убрав руку и склонив голову набок.



  - Берсенёв, Алексей Петрович, - представился Лёха.



  - Очень приятно, - улыбнулся Аполлонов, садясь в кресло, - Так о чем Вы хотели поговорить?



  Берес положил на стол и подтолкнул к хозяину кабинета картонку с логотипом 'Соларсистем шоу груп'.



  - Это Ваша визитка?



  - Да, моя, - Аполлонов с готовностью кивнул.



  - Там указан Ваш номер телефона. Он же был в последних звонках на смартфоне у одного человека. Такой невысокий, лысоватый, с немного запавшими глазами.



  - Допустим, и что?



  - Этот человек пытался меня убить.



  Аполлонов привстал.



  - Сидеть! - Леха направил на хозяина кабинета пистолет, - Руки на стол!



  Аполлонов поднял руки и скорчил виноватую гримасу.



  - Я только сигарету хотел взять. Разговор-то намечается долгий. Вы курите?



  - Нет.



  - Возражаете, если я буду?



  - Нет.



  - Спасибо, - Аполлонов уселся в кресло и с удовольствием затянулся, - А, кстати, как он умер? Это было красиво - на Ваш взгляд?



  - Так Вы признаете, что послали его меня убить? - быстро уточнил Берес.



  Аполлонов опять поднял руки.



  - Разумеется, нет. Как Вы могли такое подумать!



  Берес откинул голову назад.



  - Предполагаю, Вы сейчас нажали тревожную кнопку. Должен предупредить - я тоже кое-что нажал. Замкнул контакт. У меня пояс со взрывчаткой.



  Берсенёв задрал свитер левой рукой, продемонстрировав Аполлонову обмотаннный вокруг живота и груди пояс с выпуклыми вставками.



  - Так что не надейтесь на помощь. Я умру - Вы умрете. Потеряю сознание - Вы умрете. Кто-то попытается меня схватить, обездвижить, парализовать - Вы умрете. Единственная возможность для Вас сохранить жизнь это ответить на мои вопросы. В этом случае я ещё подумаю, господин Ассистент.



  Вопреки желанию Береса его губы разошлись в торжествующей улыбке.



  ***



  Несколько часов назад. Те же, там же.



  Димон ехал на заднем сидении, испуганно сжав девичьи губы. Еще до знакомства Димон успел краем уха услышать о будущем наставнике кое-что, заставившее стажера напрячься. Караваев был сбитым летчиком, птицей высокого полета, упавшей с большей высоты за какие-то неизвестные, но, видимо, очень серьезные косяки. Ничего хорошего такое наставничество не предвещало.



  Теперь же Димон Караваева откровенно боялся. Стажера пугала быстрая и непредсказуемая смена караваевских настроений. Ужасали постоянно маячащие в опасной близости от Димоновых глаз мохнатые могучие руки. Беспокоила сумбурная речь наставника со множеством непонятных слов, попытки Караваева что-то ему втолковать злобным и отчаянным тоном.



  Караваев вздохнул с шепелявым свистом, в сердцах хлопнул большими ладонями по рулю и затормозил.



  -Короче, ничего ты не понял, малёк.



  Окатил Димона тяжким презрительным взглядом.



  - Выходи, по шашлыку сожрём.



  Невдалеке в придорожной пыли и впрямь дымился мангал под рваным навесом. Над ним колдовал веселый белозубый восточный человек в грязном халате. Димон поморщился.



  - Я не хочу.



  - Тебя не спрашивают, - отрезал Караваев.



  - Нам ехать надо.



  - Никуда он от нас не денется. Неделю уже там щемится. Иди давай.



  Спутники подошли к круглому некогда белому пластиковому столу с длинной черной царапиной поперек столешницы. Караваев уселся на стул, сунул руку в глубокий, до колена, карман мешковатых мятых штанов, вытащил ворох мелких бумажных денег.



  - На, стажер. Четыре шампура. Нет, шесть. И соуса побольше. И кваса себе возьми.



  Через десять минут Димон приплелся с шашлыком. Сел за стол. Караваев достал из другого безразмерного кармана флягу, отхлебнул.



  - Вы же за рулем! - рискнул изумиться стажер, - И как же... - он запнулся, - дело, которое нам поручено.



  Караваев махнул рукой.



  - Это для дела даже лучше. А то ты, я вижу, мандражишь по первоначалу.



  И плеснул Димону в квас.



  - Ой, что Вы, я не...



  - Пей! - прикрикнул Караваев, - Потом поймешь, а нынче делай, что говорю. Сейчас буду тебя экзаменовать. Давай сначала. Кто такие Мастера?



  Димон осторожно пожал плечами.



  - Инопланетяне. С Сириуса или дальше...



  - Ответ неверный, - сердито осадил его Караваев, - Правильный - никто не знает, кто такие Мастера. Ты бы послушал, что в прежние времена говорили. Кто образованнее, думали, что служат иностранной разведке. А кто попроще - нечистой силе. Вторые, похоже, ближе к истине.



  Караваев издал смешок, от которого по спине Димона пробежал холодок. Вдруг резко посерьезнев, наставник со зверским видом зубами стащил с шампура кусок мяса и жадно, утирая рукой колючий подбородок, сжевал. Поперхнулся, прокашлялся. Строго глянул на Димона.



  - Второй вопрос, студент. Зачем люди им нужны?



  - Ну, - тихо начал Димон, - Человечество это такой художественный проект. Пространство перформансов.



  Караваев шумно выдохнул.



  ***



  - Прекрасная речь, - прокомментировал Аполлонов с нескрываемым воодушевлением, - Не без доли идиотизма, конечно. Как, впрочем, и все Ваше поведение. С другой стороны, в этом Ваша изюминка.



  Аполлонов явно не волновался, и, кажется, даже воспринимал ситуацию с юмором.



  - Что Вас рассмешило? - разозлился Берес, - Думаете, я Вас не убью?



  Аполлонов покачал головой.



  - Нет, не убьете. Долго объяснять почему. Да Вы ведь и не хотите. Вы же не убийца.



  - Я прикончил Ваших киллеров, - возразил Берес, - Не надейтесь меня заболтать, переубедить, запугать. Мне уже нечего терять, теперь на мне два трупа.



  - Ах, это... - Аполлонов отмахнулся,- С этим у Вас проблем не будет. Не берите в голову.



  - Не играйте со мной, Аполлонов, - Лёха закусил губу и положил пистолет на стол, - Иначе я Вас просто пристрелю, безо всяких разговоров.



  - Хорошо, - Винвин грустно вздохнул, - Давайте проясним, чтобы больше к этому не возвращаться. Стреляйте.



  - Что??



  Аполлонов выпрямился.



  - Смотрите, я открываю ящик стола и достаю револьвер. Можете не верить, но тогда я выстрелю раньше, - Винвин медленно потянул за ручку, - Раз, два...



  Берес выпучил глаза и нажал на курок. И еще раз, и еще. Из дула одна за другой с тихим шипением вывалились три пули.



  - Что за...



  Берес застыл с открытым ртом.



  - Да Вы не беспокойтесь, - участливо заверил его Аполлонов, - Пистолет - настоящий. Как говорится, не пытайтесь повторить у себя дома. И руку с кнопки можете снять, ничего страшного не случится. Ну что Вы позеленели так? Вы же, кажется, знали, куда шли. Могли догадаться, что у нас есть определенные... эээ.... возможности.



  Винвин подождал, нахмурился. Протянул руку через стол и пару раз щелкнул пальцами у Береса перед носом.



  - Ну как - кое-что поняли? И да - я Вас в самом деле ждал. Живого, разумеется. А теперь Вы можете уйти, - Аполлонов указал Бересу на дверь, - Просто уйти. Никто Вас останавливать не станет. И стрелять в спину - тоже. Но лучше успокойтесь и задавайте свои вопросы. Вы же за этим сюда пришли?



  Берсенёв молчал в прострации.



  - Не стесняйтесь, Алексей Петрович, - подбодрил его Аполлонов, - Вы же сами сказали - для того, чтобы эта встреча состоялась, погибли люди. Давайте уважать их жертву.



  - То, что рассказал Листер - правда? - наконец, выдохнул Берсенёв.



  - Что именно?



  Берес откинулся на спинку кресла, собирая волю в кулак. На его лице опять появилось прежнее выражение жесткой решимости. В том месте, где капля пота со лба прокатилась по щеке, Берес почувствовал противный зуд, но чесаться в такой момент ему показалось глупо и неуместно.



  - Что Мастера собираются закрыть Предприятие, - начал он, отрывисто выплевывая слова,- Что закрытие будет сопровождаться ядерным Армагеддоном, эпидемиями и прочими ужасами планетарного масштаба. Что Мастера надеются на этом хорошо заработать. Что погибнут почти все, а остальные будут обречены на медленную смерть. И что Ассистенты активно участвуют в подготовке Апокалипсиса в обмен на эвакуацию в последний момент. Это правда?



  ***



  Караваев шумно и недобро выдохнул.



  - Вы же хотели узнать, как я понял, - обиженно пробурчал Димон, - Я имею в виду, что мы живем, а Мастера на нас смотрят.



  - Двоечник проклятый... - с досадой перебил его Караваев.



  - Не на нас, а на людишек, - быстро поправился Димон, Мы - Ассистенты, избранные и это ... соль земли.



  Караваев скривился, как от зубной боли.



  - Я - не об этом. Смотрит кто? Смотрит, слушает, нюхает, жрет эмоции полными ложками, истекая слюной...



  - Клиенты. Высшие существа из других миров, - сказал Димон и осекся, увидев реакцию Караваева на последние слова; поспешно добавил, - Нам так объясняли.



  - Какие существа? - насупился наставник, вздохнул, - Заруби себе на носу, малёк. Это важно. Никакие они не высшие - во всяком случае, ничем не выше обычного земного лоха, в драной майке с банкой пива валяющегося на диване вечером.



  - А зачем Мастерам на них работать, если они лохи? - дерзнул съязвить Димон и сжался, сам пораженный своей смелостью.



  - Во-первых, не на них, а для них, на то они и клиенты, а не хозяева - прочувствуй разницу. А во-вторых, потому, дурачок, что Лохи Башляют Бабло, - эти три слова Караваев произнес раздельно, делая на каждом ударение, - Бабки - они и в Атлантиде бабки. И на волшебном острове Авалон. И в системе Проксима Центавра. Это такой вселенский закон, справедливый для всех миров и измерений. Продолжаем экзамен. Смотрят-то они зачем?



  - Это для них что-то вроде телека, кино там, сериалы, реалити-шоу.



  Димон осторожно глянул на Караваева. Тот благосклонно кивнул.



  - Предприятие находилось в подготовительном состоянии с начала антропогена, - затараторил ободренный Димон, - Семь тысяч лет назад его запустили в эксплуатацию. В ускоренном темпе вывели на рабочую мощность и три тысячи лет назад выдали первый пилот. Войну эту, как её... - Димон запнулся, - Ну еще вирус такой есть.



  - Троянскую, олух, - Караваев нахмурился, - Звони дальше.



  - Владельцы Предприятия мониторят мнение зрителей, узнают их пожелания и скрытые нужды. В соответствии с этим пишут сценарии религиозных культов, войн, нашествий, эпидемий...



  - Как по писанному чешешь, - без выражения прокомментировал Караваев, попутно прикладываясь к фляге, - Сам-то понимаешь, о чём говоришь?



  - Понимаю, - с плохо скрываемой обидой отозвался стажер, - Вообще-то я три года университета маркетинга и рекламы закончил.



  - Знаю, - кивнул Караваев, - Выпускник третьего курса за двойки и прогулы. Говори тогда, сколько длится антропоген?



  - Ну... - стажер открыл рот и озадаченно замолчал.



  - Ответ правильный, - с издевкой прокомментировал наставник, - Людям это знать не положено. Мир устроен так, как если бы антропогенез начался три миллиона лет назад, а Земля такова, как будто ей четыре миллиарда лет. На самом деле человек и место его проживания, включая ближайшую область Вселенной, в тысячи раз моложе.



  - А откуда Вы это знаете, что в тысячи, если знать не положено? - мстительно уточнил Димон.



  Щека Караваева дернулась. Димон вздрогнул.



  - Объясняй, кто мы такие, - велел Караваев, не ответив.



  - Реализуют сценарии земные помощники Мастеров, их называют Ассистентами, - хмуро продолжил Димон, - Они же проводят подготовительную работу - вброс нужных технологий на Землю, отбор сюжетов в разработку и всё такое. В обмен на сотрудничество Ассистенты получают богатство, власть, здоровье, долгую жизнь.



  - Богатство, власть, здоровье, долгую жизнь, - эхом отозвался Караваев.



  Димон осторожно глянул на наставника и напрягся. Глаза Караваева приобрели уже знакомое стажеру стеклянное выражение.



  - А как ты думаешь, малёк, зачем Мастера всё это нам дают?



  - Чтобы мотивировать к хорошей работе, - удивленно ответил Димон.



  - И всё? - неожиданно зло рявкнул наставник, - Других причин нет?



  - А какие еще? - произнёс Димон испуганно.



  - Ты живешь сто, сто пятьдесят, двести лет, - медленно проговорил Караваев, - Сначала умирают твои ровесники. Потом их дети. Потом, вообще, все, кого ты знал, кроме Ассистентов. Образ жизни - скрытный и одновременно полный невероятных возможностей, богатство, доступное в проживаемые тобой эпохи только ничтожному слою супербогатых, отдаляет тебя от прочих людей намного раньше, уже в первые десятилетия работы на Мастеров. Однажды ты вдруг понимаешь, что с человечеством тебя уже ничего не связывает. Людишки, коротенькие жизни которых стремительно проносятся мимо твоих глаз, становятся для тебя всего лишь материалом, персонажами бесчисленных сюжетов, только мизерная часть которых имеет продажную ценность.



  Караваев тяжело посмотрел на Димона.



  - Мастера выбирают Ассистентов из людей. Но только потому, что легче управлять людьми, и наблюдать их вблизи, не раскрывая истинных намерений Мастеров и самого их существования, сподручнее, используя в качестве инструментов существ человеческого вида. Но Мастера хотят, чтобы сами мы не считали себя частью человечества. И это правильный подход. Потому что делать то, что делаем, и продолжать видеть в людях таких же, как мы - верный путь в безумие.



  Неожиданно Караваев судорожно схватил Димона руками за плечи.



  - Запомни, малёк, первое правило Ассистента - пуще любой напасти избегать привязанности, сочувствия, жалости к людишкам. Вбей это в свою пустую башку как самый главный императив!



  -Да понял я, понял! - испуганно завопил Димон, вырываясь из трясущих его ручищ Караваева, - Мы - избранные, лучшие представители человеческого вида, нас отобрали великие космические силы.



  Караваев разжал руки, Димон отпрянул, поправляя майку и продолжая испуганно тараторить.



  - Самые свободные, самостоятельно мыслящие в отличие от тупого быдла. Нам незачем жалеть тупое лошье. Что тут непонятного?



  Наставник моргнул. Удивленно отстранился.



  -Всё так, малёк, - проговорил Караваев, внимательно глядя на стажера, - Всё так...



  ***



  Аполлонов откинулся в кресло, хлопнул в ладоши. Потом еще раз и еще раз.



  - Браво, Алексей Петрович, браво. Если честно, не ожидал, что Вы вот так сразу возьмете быка за рога. Думал, для начала спросите о судьбе Дмитрия Листеровича, а также другого Вашего друга. Его фамилия Лежнев, кажется? Могу Вас заверить - с ним все нормально.



  Берес мрачно посмотрел на Аполлонова.



  - Догадываюсь. Насчет Лежня - бог ему судья. Он имеет право на страх - у него дети. Что касается Листера... Чем больше я узнавал об Ассистентах, тем больше мне становилось понятно, что добровольно пойти на сотрудничество с вами мог только законченный подонок. Так что мне уже все равно, что с ним случилось.



  - А вот меня о Вас, напротив, многое интересует, - заметил Винвин, улыбаясь, - Например, для чего Вы поперлись к Васе Самаркандскому. То есть, не спорю, это было эффектно, но... Ну ладно, я еще могу понять, зачем Вы встречались с генералом Фроловым. Но с ворами-то на кой Вам связываться? Чего Вы ждали - что бандиты проникнутся идеями священной войны во благо рода людского? Но, кстати, заход к масонам был хорош, признаю...



  Глаза Берсенёва, наконец, загорелись.



  - Так масоны, все-таки, ваши?



  - Разумеется, наши! - развел руками Аполлонов, - А также тамплиеры, карбонарии, мормоны, КПСС, Лига Севера, урюпинский клуб филателистов...



  - Ответьте на мой вопрос, - устало произнес Берес, - Вы обещали.



  - Хорошо, - Винвин кивнул, - Дайте только сказать несколько слов. Вы нас почему-то воспринимаете как тупой инструмент исполнения воли Мастеров. Но это же глупо, Алексей Петрович! Неужели Вам не приходило в голову, что организация, существующая более-менее автономно сотни лет, и имеющее ресурсы в масштабах целой планеты, просто не может не начать свою игру, исходя из собственных интересов?



  - Ну и какие же у господ Ассистентов собственные интересы, кроме спасения своей драгоценной шкуры? - язвительно поинтересовался Берес.



  Винвин наклонился к Бересу.



  - Вы всерьез полагаете, что подобная ситуация - с маячащим на горизонте закрытием Предприятия - первая в истории?



  Аполлонов развел руками.



  - Предприятие уже не первый раз на грани банкротства. И каждый раз спасение приходило от нас - тех, кто в продолжении шоу заинтересован больше, чем кто бы то ни было. В сущности, Ассистенты - единственный заслон, отделяющий человечество от гибели.



  - Ну прямо рыцари в белых доспехах, - Берес скривился, вкладывая в гримасу всё свою ненависть, - Не надо меня лечить, Аполлонов. При всей исключительности вашего положения в истории, вы - обычные коллаборационисты, примерно как евреи-капо в Освенциме. А в капо берут вполне определенный человеческий материал. На совести вашей банды- миллионы людей, погибших на сотнях войн.



  - Не без этого, - абсолютно не смутившись, кивнул Винвин, - Хорошая интересная война поднимает рейтинг и позволяет закрыть отчетный период с прибылью.



  - То есть Вы вот так спокойно и цинично признаете, что Вы по сути торгуете жизнями людей? - сказал Берсенёв с ненавистью.



  - Да, можно и так сказать, - легко согласился Аполлонов, - И это прискорбно. Но Вы должны отдавать себе отчет, что мы за эту цену приобретаем. Кроме получения известной Вам платы от Мастеров мы таким образом еще и каждый раз фактически заново обретаем известный нам мир, спасаем его от списания в утиль. Иногда ведь приходится жертвовать частью, чтобы сохранить целое?



  Берес вздохнул, стараясь это сделать как можно более презрительно.



  - Хорошо, Вы не готовы признать за нами право на идеалистические мотивы, - Винвин пожал плечами, - Но Вы всерьез полагаете, что Ассистенты так просто готовы отказаться от власти над миллиардами людей, которую мы так или иначе имеем? От пляжей Лазурного берега и швейцарских лыжных курортов? От имущества, которым многие из нас владеют, и из которого по вполне очевидным причинам увезти с собой будет проблематично. То есть, допустим, ящик шардоне еще можно с собой захватить. Но вот вечер за бокалом этого божественного напитка в летнем кафе на виа Скьявони - уже вряд ли.



  - И что же Вы намерены в связи с этим сделать? Неужели в рядах верных помощников всемогущих Мастеров зреет заговор? Простите, господин Аполлонов, Винвин или как Вас там - не верю.



  - Да почему же заговор? - Аполлонов замахал руками, - Боже упаси! Мы не готовим никакого бунта, да это и бессмысленно. Мастерам не надо как-то специально уничтожать Землю - закидывать бомбами или еще как-то утруждаться. Достаточно просто отключить общепланетную систему жизнеобеспечения. Идея Ассистентов в другом - увидеть в ожидающейся катастрофе новые возможности. Ведь, что в сущности произошло? Предприятие переживает кризис от того, что интерес Клиентов к кровавым зрелищам на Земле начал сходить на нет. Но почему бы тогда не попробовать переключить их интерес со сцен смертоубийства на что-нибудь другое - повседневную жизнь людей, политические и экономические сюжеты, приключения отдельных героев и авантюристов? Сменить репертуар без потери аудитории? Скажете - рискованно? Да! Но что мы теряем? Вспомните, какова альтернатива.



  - Какая чушь... - процедил Берес, - Вы хотите мне сказать, что собираетесь кормить мелодрамами и мыльными операми существ, веками наслаждавшихся зрелищем нашей гибели и страданий? Кого Вы лечите, Ассистент?



  Винвин развел руками.



  - Я не спорю - это крайне непростая задача. Ну так помогите нам.



  Берсенёв уставился на Винвина и издал нервный смешок. Потом в голос захохотал, захлебываясь. Попытался что-то сказать, показывая трясущимся пальцем на Винвина, но не сдержался и опять зашелся истерическим смехом. Аполлонов смотрел на него, ласково улыбаясь. Берес поперхнулся. Улыбка сползла с его губ, он изумленно уставился на Винвина.



  - Да Вы что же - вербуете меня?



  Аполлонов пожал плечами.



  - Строго говоря, в этом нет особой необходимости, Вы уже и так в деле. Просто есть кое-какие нюансы...



  ***



  ...- Сброд из горних далей не любит рисковать, путешествовать, поступаться малейшей долей своего комфорта, уровень которого мы даже не можем представить. Космическое быдло живет как боги, но лишено божественного мужества и творческого начала. За все приходится платить. Чем более совершенны удобства, безопасна и комфортна жизнь, тем меньше в ней живых эмоций. И это трагическое отсутствие - даже не смысла, а хотя бы реальных ощущений этого ничтожного заоблачного мыслящего планктона, заполняет космический дивертисмент.



  Караваев наполовину опорожнил фляжку и ошпарил Димона огненным выдохом.



  - Спрос рождает предложение. Миллионы Предприятий горнего мира борются за внимание сотен миллиардов особей, алчущих зрелищ. Тысячи населенных миров создаются всего лишь для развеивания скуки и утоления эмоционального голода, заполнения бесконечного досуга бесчисленных пассивных потребителей чужих страстей и бед - радости, отчаяния, гнева, ревности, религиозного безумия, революционного воодушевления.



  Всё больше распаляясь, Караваев затряс волосатым кулаком, так что колченогий столик заходил ходуном, а Димонов стаканчик с квасом заплясал, расплескивая пахучее коричневое содержимое на столешницу.



  - Ощущения, ощущения, ощущения! Все, что может щекотать нервы - пища для зрения, слуха, обоняния, осязания. Миллиарды разумных на тысячах планет рождаются, умирают, мучаются, убивают друг друга, умирают в мучениях, чтобы бессмертные зеваки из века в век, из тысячелетия в тысячелетие заполняли пустоту внутри, пытаясь хотя бы так не утратить последнюю искру разума.



  Караваев жадно вгрызся в шашлык. От мяса едко пахло дымом, кислятиной и горелым жиром. Глядя на него, Димон торопливо откусил пару раз от своей порции. Караваев запрокинул фляжку в рот. До стажера долетели брызги коньяка.



  - И одна из этих планет - наша Земля! Понимаешь ли ты, каково знать, что единственный смысл нашей жизни, гениальных озарений философов и ученых, высокого безумия художников, плача новорожденных, предсмертных хрипов умирающих - всего лишь. развлечение мучающихся от безделия и скуки вырожденцев? Что мы для этого сотворены и когда наскучим, нас просто сотрут с лица Вселенной, как надоевшую компьютерную игрушку для освобождения места на диске?



  От длинного монолога, а, может быть, от коньяка Караваев подустал. Задышал тяжело, перевел дух. Глянул красными глазами на стажера.



  - Вопросы есть?



  Димон с опаской посмотрел на Караваева.



  - Спрашивай! - разозлился наставник, - Если ты меня внимательно слушал, у тебя должны быть вопросы!



  - А зачем им живые люди?



  - То есть? - Караваев удивленно воззрился на стажера.



  - Ну, если они такие крутые, они же до виртуальной реальности, наверняка, раньше нас додумались, - тихо проговорил Димон, - Могли бы все это в компьютере рисовать. Миллиардами людей рулить явно же дороже.



  Караваев с тяжелой досадой во взгляде поглядел на Димона. Вздохнул.



  - Ты в детстве кошек мучил?



  - Ну, случалось, - признался стажер.



  - Живых?



  Димон в недоумении посмотрел на Караваева.



  - А?



  - Уй-на! Почему не пластилиновых? Сам слепил - сам же и замучил. Хоть на куски поруби, хоть в огонь кинь.



  - Но они же не настоящие!



  - Вот и зрителям из другого мира интереснее на мучения живых людей смотреть, а не нарисованных, - сказал Караваев, - Ну все. Пожрал? Садись в тачку.



  ***



  - Вы уже и так в деле, - сказал Аполлонов почти равнодушно как что-то очевидное.



  - В каком смысле? - опешил Берес.



  Винвин откинулся в кресле. Достал еще одну сигарету. Медленно прикурил. С наслаждением затянулся.



  - Не задумывались, почему почти полгода 'противостоя' Ассистентам, Вы все еще живы? - Аполлонов улыбался, - Только не говорите, что благодаря своему невероятному уму и врожденным качествам супергероя, а то я в Вас разочаруюсь.



  - Вы же не хотите сказать, что.... - задохнулся возмущением Берес и замолчал на полуфразе, - Да нет, не может быть.



  - Все началось как многие наши проекты - вполне спонтанно, - продолжил Аполлонов, не торопясь, - Практически с провала - срыва Листеровича. При инициации его как Ассистента произошел сбой установки психологической блокады на разглашение. Мы этого не знали и упустили момент, когда он решил излить Вам душу, да еще начал приводить веские доказательства своих слов. Такое случается крайне редко, и обычно последствия быстро купируются.



  Винвин ткнул наполовину недокуренную сигарету в пепельницу. Берес как загипнотизированный проводил гаснущий огонек взглядом.



  - Но Вам повезло, - продолжил Винвин, - Вы понравились Мастерам. Как персонаж. Прекраснодушный борец-одиночка, не супермен, обычный человек, не понимающий несоразмерности его собственных усилий и того, чему он вздумал противостоять. Не меньше им понравился и неожиданный поворот темы - превращение в зрелище попытки этого персонажа воевать с ними самими. Оригинально же - герой вдруг слезает со сцены и начинает драку с режиссером, сидящим в первом ряду. Сюжет пошел в разработку и Вы прекрасно исполнили свою роль.



  Берес разинул рот, потом закрыл. На лице Береса сменились несколько выражений - недоумения, обиды, гадливости, негодования.



  - И что же пошло не так? - наконец, уточнил Лёха, исподлобья глядя на Винвина.



  Лицо Берсенёва побагровело от гнева.



  - Почему Вас перестало устраивать мое счастливое неведение? Герой вышел не только из экрана, но и за пределы сценария?



  Аполлонов отрицательно помотал головой.



  - Нет, Алексей Петрович, все в порядке и с экраном и со сценарием. Просто рейтинг Вашего шоу превысил критический порог. Последние полтора месяца за перипетиями Вашей жизни регулярно наблюдает больше миллиарда Клиентов одновременно. Ваше влияние на рентабельность Предприятия в целом превысило размеры статистической погрешности. По результатам постоянного мониторинга Вы поразительно точно отвечаете ожиданиям публики.



  Берес постарался изобразить на лице усмешку, но получилась только болезненная нервная гримаса. Аполлонов вгляделся в лицо собеседника и нахмурился.



  - Что такое? А, понимаю! - Винвин радостно улыбнулся, - Наверно, в кругу Ваших знакомых внимание широких масс считается уделом низких жанров. Но посмотрите на это иначе - битлы, квины, Ваши любимые роллинги, наконец, разве не собирали стадионы? В широкой популярности нет ничего плохого. Разве Брюс Виллис - плохой актер?



  - Да что Вы несете. Никакой я не актер! - злобно заорал Берсенёв, размахивая револьвером.



  - Нет, Вы - актер, - неожиданно строго прикрикнул на него Аполлонов и стукнул кулаком по столу, - Причем - очень хороший актер, роль которого выходит далеко за рамки чистого искусства! И не смейте убегать от своего призвания! Это Ваша судьба, Ваш крест, если хотите. Ваш долг перед человечеством!



  Винвин вскочил, оперся руками на стол и наклонился к Бересу.



  - Фактически Вы сейчас - один из нескольких людей на Земле, непосредственно обеспечивающих выживание Земли. Оттягивающих, так сказать, страшный конец. Принципалы решили, что Вы должны об этом знать. Понимать меру своей ответственности.



  Берес приоткрыл рот, собираясь что-то сказать, но Аполлонов протянул руку вперед останавливающим жестом. Берсенёв растерянно подчинился. Винвин поправил галстук, уселся обратно в кресло и положил ногу на ногу.



  - Я буду Вашим непосредственным куратором. Собственно, я им уже являюсь несколько месяцев, но теперь я еще стану Вашим советчиком, если хотите - наставником. Тем, кто поможет Вам лучше соответствовать Вашей роли. Роли непримиримого борца с Предприятием.



  ***



   'Лада' с выключенными фарами медленно подъехала к углу проржавевшего и заросшего растительностью ограждения старого дачного поселка и остановилась. Две полусогнутые тени проползли к укрытой в кустах отогнутой доске в заборе и скрылись в щели.



  Окно бытовки в дальнем глухом углу поселка оказалось раскрыто.



  -Иди первым, - прошептал Караваев.



  -Почему я? Я никогда этого не делал, я не умею, - уперся Димон и получил увесистую затрещину.



  -Совсем охренел, щенок, - злобно прошипел наставник, - Нашел время спорить. Быстро подойди к окну. Если внутри никого, махни рукой. Дальше разберемся. Иди.



  - Мне плохо, мутит, живот крутит, - пробормотал Димон и получил удар втрое сильней.



  - А у меня башка раскалывается с утра - и что? Сейчас самого замочу, иди быстро!



  Димон вышел из-за дерева и на ватных ногах направился к окну. Ему казалось, что он пригибается, на самом же деле стажер топал в полный рост. К горлу подкатывала тошнота. Пистолет в руке казался тяжеленной гантелей. Стажер заглянул в окно. На кровати спал одетый мужик, свесив одну ногу с кровати. Димон разглядел полуслезший с ноги грязный носок, неожиданно обострившееся обоняние почуяло тоскливый запах. Димона затошнило. Он согнулся пополам и начал шумно блевать.



  В комнате раздался шорох. Димон, не разгибаясь, запрокинул голову вверх и увидел прямо перед собой освещенное уличным фонарем лицо мужика. Стажер узнал виденный им на фотографии объект. Какую-то долю секунды стажер и мужик изумленно смотрели друг на друга. Потом раздался крик 'А, сука!!!' и выстрел. Дальнейшие события мизансцены происходили уже без Димона. Пуля, пущенная дрогнувшей рукой наставника, разнесла ему череп.



  Караваев понял, что произошло, и на мгновение остолбенел. И этого времени хватило объекту, чтобы перевалиться через подоконник и упасть под окно рядом с телом стажера. Когда Караваев в два прыжка подбежал к окну и наклонился, чтобы закончить так неудачно начавшееся предприятие, объект из положения всадил ему три пули в упор.



  Берес подошел к трупам с фонарем. Толстый маленький крепыш лет пятидесяти с изумленным лицом и широко раскрытыми глазами лежал на ком-то в мужской футболке, но с не по-мужски тонкими руками и вовсе без лица. Из кармана крепыша высовывалась бумажка. Лёха достал ее и прочитал. 'Вениамин Вениаминович Аполлонов, консультант. 'Соларсистем шоу груп'' И ниже - мелкими буквами 'Бизнес-центр 'Пале-рояль', офис 325'. Еще ниже - номер мобильного.



  ***



  Лёха сидел, погрузившись в глубокое задумчивое молчание. Винвин терпеливо ждал.



  - А что будет, если я откажусь? - наконец, тихо спросил Берес, - Просто уйду отсюда и забью болт на Ваши советы?



  Аполлонов пожал плечами.



  - Да, в общем, если исходить из масштабов Предприятия - ничего особенного, - Аполлонов пожал плечами, - Конкретно этот проект закроется существенно раньше, чем мог бы. Земля окажется на миллиметр ближе к Апокалипсису. Ну а что касается конкретно Вас ... - Аполлонов развел руками, - Я еще не знаю, как именно Мастера захотят закруглить Вашу личную историю, но в последнее время сюжеты про героев-одиночек заканчиваются грустно.



  Винвин обошел стол и положил ладонь на безвольно повисшую руку Береса.



  - Ну что Вы так переживаете? Такова судьба всех бунтарей-одиночек. Что бы они о себе не думали, каждый из них, за редким исключением - часть системы. Иногда необходимая, иногда опциональная, но - часть. Разница лишь в том, что некоторые пребывают в неведении, а другие все понимают и извлекают из своего положения пользу для себя и для дела, которому служат. А у самых способных из них есть шанс стать самой системой.



  Берес мрачно молчал. Аполлонов вернулся на свое место, закурил третью сигарету.



  - Мы еще сделаем из Вас прекрасного Ассистента, господин Берсенёв, - сказал Винвин, улыбаясь, - Вам пока еще трудно воспринимать нас иначе как обыкновенных - как Вы сказали? - капо, тупых исполнителей чужой воли? Но мы ведь тоже не стоим на месте, коллега. Посмотрели бы Вы, с чего мы начинали. Сразу после запуска проекта люди мало отличались от диких животных, а Ассистенты - от домашних. Но логика развития Предприятия неизбежно требует превращения людей во все более развитых существ, а Ассистентов...



  - ....в подобие Мастеров, - перебил Берес, губы супергероя медленно растянулись в саркастической усмешке, - А потом в ровню им. И однажды вы сможете стать достаточно сильными, чтобы выйти из-под их контроля. А, может быть, и занять хозяйское место. Вы, ведь, это хотели сказать, господин Винвин?



  Аполлонов побелел и разинул рот в беззвучном вопле.



  ...Огромная друза хрусталя рассыпалась, завалив сверкающими обломками несколько окрестных кварталов. Клубы дыма и пыли заволокли пару десятков улиц и переулков между Бульварным и Садовым кольцом.



  ...Берес потряс головой. Морок прошел. Он и Винвин находились все в той же белой комнате с суперсовременным дизайном стен с изогнутыми углами и закругленным потолком. Аполлонов сидел напротив и одаривал Лёху уже знакомой располагающей улыбкой.



  - У Вас богатая фантазия, господин Берсенёв. Это очень полезное качество для Ассистента. Будьте уверены - теперь Ваша жизнь совершенно изменится. Мастера ценят тех, кто им служит.



  - Как тех двоих в дачном поселке? - мрачно уточнил Берес.



   Аполлонов скривился.



  - Вы о своих несостоявшихся убийцах? Ну право же, Алексей Петрович, вот уж о ком жалеть не стоит. Мальчишка и по обычным-то человеческим понятиям был абсолютный шлак, а уж по нашим... - Винвин развел руками, - Что же касается Фигнера-Караваева, так он получил по заслугам. Нечего было передавать людям ядерные технологии без высочайшей санкции.



  Берсенёв широко раскрыл глаза.



  - Так, выходит, я убил Прометея?



  - Да, - саркастически кивнул Винвин, - скормившего печень зеленому змию. Вред, который он нанес, будет аукаться еще долго.



  - Вы про Хиросиму? - поинтересовался Берес.



  Винвин с досадой махнул рукой.



  - Да это полбеды. Из-за этого идиота сорвалась целая сценарная линия, в которую уже были вбуханы огромные средства, - объяснил он с кислым выражением лица, - Пришлось менять сюжет на ходу, придумывать плохо проработанные, но эффектные ходы. А это, знаете, сложно. И затратно. И рискованно. А иначе нельзя.



  Винвин доверительно наклонился к новому коллеге.



  - Земля это ведь такой театр, в котором нельзя закрыть зал на репетицию или распустить труппу на летние вакации. Шоу должно продолжаться непрерывно и при любых обстоятельствах!