КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426830 томов
Объем библиотеки - 585 Гб.
Всего авторов - 203014
Пользователей - 96633

Впечатления

Любопытная про Рамис: Попаданка для двух драконов (Любовная фантастика)

Читать не стала , пробежалась только.
В мыслях только одно – автор любитель мжм?? Ну ладно , тут то два мужа- ХА!
А в другой книжонке… Скажу честно - НЕ читала ( и другим не советую!!), посмотрела начало и окончание. У ГГ аж 3 мужа и прямо все так любят ГГ , ну , и наверное не только любят…...
Две писанины всего... Наверное , в 3-й писанине у ГГ будет уже пяток , не менее , мужей..А то и гарем..
Ну-ну , мечтать аффтар не вредно. Вредно такое читать..
Ф топку и в черный список.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Platinum007 про Онищенко: Букеты. Искусственные цветы (Хобби и ремесла)

Наши флористы использовали некоторые советы вполне успешно для магазина kvitolux.com.ua
Можно черкнуть идеи вполне интерестные.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Шукшин: Я пришел дать вам волю (Историческая проза)

Очень сильный роман!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Ныряльщица (Социальная фантастика)

эту вещь хвалили, поэтому и потратил время на прочитку конца первого опуса, начал читать вот это, простите, а что это за "потрясающий" рассказ о великой хамке-нищебодке?
её спасли от смерти, ей хотят и пытаются помочь, причём разные люди. то, как это хамло хамит - слов нет. и конца этому хамству в опусе нет и нет.
НЕЧИТАЕМО, дамки с непроизносимым псевдонимом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Бабочка (Социальная фантастика)

я дочитал до пропажи старшей сестры и "финансами распоряжалась только она. денег у нас нет", и понял, что читать не буду.
4 сестры потеряли родителей, живут в хибаре, две работают, две только учатся. живут где-то в преступном районе. и что, "умница старшая сестра" и "умница вторая сестра, работающая и учащаяся в академии, куда принимают только лучших", не смогли просчитать вариант что с кем-то из них что-то случится? раз разгуливают с шокерами?
им что, зарплату на карточки начисляют? в средневековье-то этом иномирском? ни фига, ничего такого не написано. что, старшая сестра так хорошо захерила бабло с двух зарплат в их хибаре, что не найдёшь? и никому не сказала?
мне в моём реальном мире таких дур хватает выше головы, чтобы я тратил время на написанных идиоток. хорошо, что заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Рис: Семь Принцев и муж в придачу (Любовная фантастика)

млядь. заявлять ггню, как ПЛАТИНОВУЮ блондинку и писать: "Растрепанная золотистая коса"? афтарша, ты - дура.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Stribog73 про Автор неизвестен: Песенник (Песенная поэзия)

В версии 4.0 песни отсортированы по жанрам и авторам текста.

Рекомендуемая программа для просмотра под Windows: HaaliReader (русская версия) https://yadi.sk/d/N_ucEgYCah343Q - полностью корректно отображает структуру файла. Эта версия проги слегка модифицирована - переход в полноэкранный режим - двойной клик ПРАВОЙ кнопкой мыши.

Крайне не рекомендую для чтения книги программы CoolReader 3 и STDUViewer - игнорируют заголовки песен в содержании.

Менеджер (интегратор) читалок можно скачать по адресу https://yadi.sk/d/uYCERjxGZIRlcg. Экономит массу кликов и даже перемещений мыши. Пользуюсь сам повседневно уже лет 15.
В 64-битной Windows не работает!!! Работает старая версия https://yadi.sk/d/iv8poaqy3Hh5zv.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Альда - Хранительница (СИ) (fb2)

- Альда - Хранительница (СИ) 1.12 Мб, 293с. (скачать fb2) - (Рита Малина)

Настройки текста:



Альда - Хранительница. Книга 1


Рита Малина


Глава 1. День Рождения.

- Просыпайтесь, госпожа, - Досси растолкала юную Альду. - С днем рождения! - и ласково улыбнулась, морщинки пробороздили дорожки у кончиков глаз.

Альда лихо соскочила с кровати, ведь нельзя упустить ни единого мгновения. Еще бы! Тринадцать лет исполняется один раз в жизни!

- Досси, пора собираться, - Альда приманила тучную женщину к себе. - Хочу сегодня себе две косы!

Служанка бережно взяла в руки толстые каштановые пряди принцессы в свои уставшие за много лет службы руки и принялась за работу.

Досси с самого детства работала в замке-крепости Арч. Сначала служила королю Фертилии Венатору и его супруге Фриге, а сейчас их старшему сыну Прифилу и Альде. Юную принцессу она любила больше всех. Своих детей у нее не родилось.

Так случилось, что красавица-северянка Фрига, родив своего восьмого ребенка — Альду, скончалась. А Венатор, не вынеся жизни без жены, от тоски захворал и тоже сгинул. Оставили одних-одинешенек своих детей. Верховный чародей и советник Фиден разделил Фертилию на семь частей и поделил меж старшими братьями Альды, а ее оставил в Арче.

С тех пор сыновья Венатора рассорились, не ладят друг с другом, а Альда, как неприкаянная, то у одного брата погостит, то у Южного Океана отдохнет, к третьему в горы в поход съездит.

Жалела Досси Альду и, как мать, за ней ухаживала.

- Хочу всех семерых братьев на дне рождения собрать, - мечтательно закатила темные глаза-агаты Альда. - Как думаешь, Досси, Прифил разрешит?

Женщина пригладила свою угольную с пепельной проседью прическу, не зная, что ответить.

- Ты тоже думаешь, что нет. - догадалась девочка. - Но я хотя бы попробую.


Досси лишь грустно вздохнула.


Глава 1.2

Красавец Прифил ждал Альду в тронном зале. Он, как и Альда, больше походил на мать. Весеннее солнце играло светом на его бледной коже, когда принцесса ворвалась в зал.

- Доброе утро, Прифил!

- С днем р…

- Пожалуйста давай пригласим Секуфила, Жеми, Дедыма, Радибаса, Павалета и Амета! - выпалила девочка.

Прифил помрачнел, как грозовая туча.

- Я очень люблю тебя, Альда, но нет.

- Почему? Мы же семья! Сколько можно жить порознь? Не пора хотя бы попробовать примириться?

- Я сказал предельно ясно, - процедил сквозь зубы король Арча.

- Вы просто надутые индюки! - фыркнула Альда.

В глазах Прифила вспыхнул огонь.

- Разговор окончен.

Не так себе представляла этот день Альда. Настроение паршивой тряпкой растекалось в душе, а счастливое предвкушение праздника куда-то улетучилось. В середине дня в ее покои тихонько постучали.

- Войдите, - буркнула Альда.

Дверь, скрипнув, отворилась. К удивлению принцессы, в проеме появился Фиден — верховный чародей Фертилии. Щуплый волшебник с залысинами всегда вызывал у нее двоякие чувства. При дворе маг помогал в делах королевства, принимал участие в решении важных вопросов. но что-то чувствовалось в нем такое… трусливое.

- Здравствуйте, Ваше Высочество, - голос прозвучал тихо, Альда еле разобрала слова.

- Добрый день, Фиден.

- У вас сегодня важный день, госпожа.

- Да уж, - с сомнением отозвалась Альда.

- Боюсь, я не смогу присутствовать в замке в день празднества, - сказал чародей.

- Почему?

- У меня… дела, - неприглядно соврал Фиден, но принцесса еще не научилась различать фальшь.

Альда тяжело вздохнула. Хоть кто-то будет присутствовать на ее балу?!

- Продолжай, Фиден.

- Я… я хочу сделать вам подарок, хотя бы сегодня.

- О! – Альда любила подарки. – И какой же?

Волшебник начал оглядываться по сторонам, что-то пытаясь найти, но тут его взгляд задержался на шее девочки, вернее, на кулоне, что подарил ей один из братьев.

- Интересный камушек. Если не ошибаюсь, подарок вашего брата Жеми. Говорят, он добыл его с самой верхушки Левых Деф. Подойдет, - улыбнулся Фиден и приблизился к девочке.

- Подойдет для чего?

- Терпение, принцесса.

Чародей взял подвеску в руку, зажмурил глаза и начал шептать какие-то слова. Кулон завибрировал и засветился. Альда никогда еще не видела, как чародеи колдуют. Жутковатое зрелище. Фиден как будто ничего не замечал вокруг себя и все наращивал темп бубнения. Через несколько мгновений он открыл глаза. На долю секунды Альде показалось, что глаза чародея скрывала черная пелена.

- Вот и все. Принцесса, теперь это не просто украшение. Это амулет. Не теряйте его, он будет защищать вас от чужих сглазов, но самое главное, - чародей торжественно улыбнулся, - это то, что вы можете призвать меня в любой момент, где бы я ни был, чем бы я ни занимался, я приду по зову.

- Это же просто замечательно! – обрадовалась Альда. – Когда я буду совсем одинока, буду вызывать тебя, Фиден!

- Боюсь, принцесса, - слегка виновато склонил голову чародей, - что этой магии хватит только на один раз. Так что, постарайтесь выбрать действительно важный случай.

- Фиден, вложи тогда побольше магии. Почему только один?

- Принцесса Альда, не из любого камня можно сделать амулет, чем большей редкостью обладает предмет, тем больше в него можно внести магии.

- Поняла, Фиден, спасибо большое!

Она осмотрела свой кулон: в камушке появилось завораживающее сиреневое свечение, едва заметно движущееся по спирали.

- Всего хорошего, Альда.

Фиден пошел к выходу, у двери он посмотрел на принцессу, та вертела в руках свой теперь уже двойной подарок. Задержавшись у двери, он прошептал:

- Надеюсь, принцесса, у вас не будет причины, использовать кулон.

- Что, Фиден?

- Ничего, Ваше Высочество, прощайте.

Альда не придала значения прощальным словам чародея, и не заметила она ни печали, что отразилась в глазах волшебника, ни сожаления. Лишь помахала в ответ своей тонкой ладошкой.


За ужином Прифил попросил прощения у Альды.

- Я отправил гонцов к братьям. Если они примут приглашение, то к балу в твою честь прибыть успеют.

- Спасибо! Спасибо, Прифил! Это лучший подарок на день рождения! Я тебя так люблю!!!


Вечером Досси укладывала Альду спать:

-Тяжелый день сегодня был, - няня гладила девочку по голове. - Через неделю будем с вами танцевать на балу.

- Досси, - спросила Альда, укладываясь на кровать, - а каково это – быть взрослой?

Досси задумалась и долго не отвечала.

- Я не знаю, госпожа, я живу в крепости с самого рождения, и, сколько себя помню, всегда работала. Боюсь, я не смогу ответить на ваш вопрос.

- Ну, Досси, расскажи мне тогда историю на ночь.

- Когда вырастете, никто вам не будет рассказывать сказки, - улыбнулась Досси.

- Почему?

- У взрослых это не принято.

- Ну вот, а ты говорила, что не знаешь, каково быть большим. Как вы, взрослые, живете без сказок? Эх, Досси. Ну, пока я не выросла, расскажи мне историю про прекрасную принцессу.

Няня присела на край кровати и начала рассказывать.

- Жила-была принцесса. С красивыми, как звезды, глазами. А женихов-то у нее... не пересчитать по пальцам.

- А как ее звали? – перебила Альда.

- Пальрита. Пришло время выходить замуж принцессе, и ее отец-король выбрал ей в мужья наследника короля Далеких Земель - Дитерия. Жестокого и грубого принца, которго не смогла бы полюбить Пальрита. Тогда воспротивилась она замужеству и сбежала.

В пути встретила парня - Ильгерда, красавца с доброю душой. Полюбили они друг друга и продолжили путь уже вместе.

Но злой Дитерий не желал смириться с потерей Пальриты и отправился на поиски сбежавшей из-под венца невесты. Обиженный принц нашел влюбленных у гор возле океана, и ждал, когда Ильгерд и Пальрита хотя бы на чуть-чуть расстанутся, чтобы убить соперника.

В один из дней, принцесса отправилась нарвать цветов в поле, но почуяв неладное, вернулась обратно. И увидела она, как Дитерий целится из лука в ее возлюбленного Ильгерда. Заслонила она собой любимого, и стрела пронзила ее в самое сердце. Жестокий принц, поняв, что натворил, решил бежать из страны навсегда. Ильгерд же, спасенный от смерти, ценою жизни любимой, пустился в погоню за убийцей. Долго он следовал за Дитерием. И, наконец, когда нашел, вонзил ему в сердце клинок. Месть никогда не приносит успокоения. Хоть и отомстил Ильгерд за любимую, но все равно жгучая боль разрывала его сердце от потери Пальриты.

Он добрался до гор, что возле океана, спрыгнул с самого высокого утеса и разбился насмерть. На местах их погибели выросли прекрасные цветы – Дефинарии. А горы, что раскинулись поблизости, с тех пор зовутся Правыми да Левыми Дефами, а между ними процветает страна Фертилия.

- Досси, а зачем принцесса заслонила Ильгерда собой? Разве может быть что-то дороже собственной жизни?

- Конечно, принцесса.

- Это что же? Его жизнь? В конце все равно он покончил с собой. Зря она его спасла.

- Вы такая умная девочка, но это, надеюсь, поймете, когда подрастете.

- Ну, вот опять же, Досси, когда вырасту, - Альда призадумалась. - И что же, ты готова подставить себя под стрелу ради кого-то?

- Да.

Альда удивилась, за кого же Досси может отдать жизнь, ведь у нее не было ни мужа, ни, тем более, принца.

- И кто же это?

- Вы, принцесса, - Досси ласково посмотрела на девочку.

- Я? – удивилась Альда. – Но почему?

- Потому что люблю вас.

Досси натянула одеяло Альды почти до носа, пожелала спокойной ночи и удалилась.

Принцесса долго не могла уснуть, она думала о словах Досси. Конечно, Альда тоже любила ее. Но отдала бы она жизнь за свою няню? И что в ней такого, за что ее любит Досси? Как она поймет, что за кого-то может отдать жизнь, когда вырастет? А братья, к которым она иногда ездила погостить? Их всех она любит, хоть между собой они и не ладят. Отдала бы она жизнь за кого-нибудь из них. «Не хотелось бы», - подумала Альда.

- Это значит, что я их не люблю? – шёпотом спросила пустоту принцесса.

- Нет, это ничего не значит, - тут же ответила она сама себе.

В тяжелых раздумьях Альда заснула.



Глава 1.3

Сон прервали глухие крики, разрывающие воздух откуда-то снизу. В комнате не удавалось разглядеть даже очертаний мебели. Скорее всего, на дворе глубокая ночь, а небо затянуто тучами, раз даже лунный свет не проникал в окна. Альда вздрогнула, когда за дверью что-то громыхнуло, так неожиданно близко. Где-то там бегали и кричали слуги. Пожар? Война? Что происходит?

В комнату ворвалась растерянная Досси. Ее волосы растрепались, в глазах читался ужас.

- Досси, что случилось?

Но та не отвечала, замерев от страха, посреди покоев.

- Что происходит? - повторила Альда настойчивее.

- Одевайтесь, принцесса, быстрее, - Досси, кажется, наконец-то, пришла в себя.

Альда соскочила с кровати, и начала бегать по комнате, не понимая, что делает. Что надеть, что случилось, во что одеваться.

- Я…, - начала принцесса.

- Вот, - няня подала принцессе дорожную одежду, - надевайте быстрее.

Альда поскорее натянула рубаху и брюки.

- Досси, в чем дело? – крикнула девочка, погружаясь в дорожную мантию.

- Арч находится в осаде. Аварис решил атаковать, Солнце Небесное, что же будет, что будет.

Аварис — сын Транниса, родного брата Фриги, после смерти отца стал правителем Фрегации. По рассказам Прифила Альда знала, что Аварис хочет подчинить себе все людские королевства: Фрегацию, Средиземье и Фертилию. Поговаривали даже, что на службе у Авариса есть ужасные темные твари, порожденные самой ночью - дреяггхи. Мало кто знал, как они выглядят, ведь почти никому не удавалось выжить после встречи с ними.

- Король Северных земель?

- Да, милая, одевайтесь поскорее. Король Прифил велел вас вывести через подземелья, вы отправитесь через Южные ворота к королю Павалету в Литорию (одно из Семи Королевств, поделенных между братьями).

- А ты, Досси? Ты поедешь со мной?

- Нет, госпожа, король велел мне остаться здесь, идемте.

Альда, наконец, застегнула дорожную мантию и побежала вслед за своей няней. Они бежали по неосвещенным пугающим коридорам замка, Досси, то и дело, оглядывалась по сторонам, придерживая сумку с вещами принцессы.

- Досси, не волнуйся, Арч уже бывал в осадах, и на этот раз выдержит. Все будет хорошо.

Альда знала это из уроков истории. Фертилию от врагов защищала сама природа. С юга страну омывал океан, а с востока и запада обнимали горы — Левые и Правые Дефы. Единственный проход — Арч, массивная крепость, ни разу не покоренная ни одним завоевателем.

- Хотелось бы верить, - не глядя на принцессу, ответила Досси.

- Почему в Литорию? – на ходу задала вопрос Альда.

- Она находится дальше всего от Арча. Король Прифил надеется отразить наступление, и потом вы вернетесь домой, когда все закончится.

Женщина и девочка приблизились к Южным воротам.

Когда Альда забралась в карету, Досси дала ей конверт наспех закрепленный сургучом.

- Это для Павалета, от вашего старшего брата. Не вскрывайте письмо, на нем стоит именная печать. Оно предназначено только для Павалета, - я нажимом произнесла Досси. - Удачи! Скен, - обращаясь к извозчику, сказала женщина, - можешь ехать, и побыстрее доставь принцессу в Литорию.

- До встречи, Досси, - крикнула Альда в окно кареты.

- Прощайте, дорогая моя, - сказала няня. По щеке женщины скатилась крупная слеза. Альда уже не могла ее увидеть, из-за расстояния, но смотрела в окно, пока замок не скрылся из виду.

Карета с лошадьми ехала около суток с остановками на отдых и перекус. От постоянного пребывания на жесткой каретной седушке затекали конечности. В голове до сих пор не укладывалось произошедшее. Война?

Что же Прифил написал в письме Павалету? Открыть и прочесть? Но Досси явно дала понять, что Альде туда заглядывать не следует. Да что сделает Павалет, если она взглянет на письмо? Не выгонит же он ее из замка. Победила жажда знания, Альда решила вскрывать.

Она долго пыталась оторвать печать, чтобы не испортить внешний вид послания, в итоге просто аккуратно порвала бумагу.

«Павалет, - писал Прифил.

Надеюсь, твое здоровье улучшилось. Арч атакован кровожадным Аварисом. Я знаю, что у нас не сложилось теплых семейных отношений, но мне, как никогда, нужна помощь наших братьев и твоя.

Я призываю тебя и всех остальных помочь мне. Ради Фертилии, ради семьи, ради Альды. Отправь мне в помощь продовольствие для воинов, что будут отважно сдерживать натиск со стороны севера. Я знаю также, что помимо Объединенной гвардии, у тебя на вооружении есть личный полк. Здесь каждый человек на счету. Я жду твоей поддержки.

Арч в осаде, северяне атакуют огромной армией. Боюсь, мы долго не протянем – месяц, может, два. Если Арч падет, остальные королевства тоже попадут под удар. Только вместе – мы сила. Я один не справлюсь.

Я отправил нашу сестру к тебе, пока мы не разберемся с Аварисом.

Надеюсь, мы скоро увидимся.

Твой старший брат и король Арча Прифил».

Альда дочитала до конца. А что, если братья не объединятся?

«Я больше не буду принцессой? - подумалось ей. При чем здесь это, Альда? - спорила сама с собой девочка. - Ты и твои братья в смертельной опасности, а ты тревожишься о каких-то глупостях!». Во что бы то ни стало, Альда решила убедить Павалета помочь Прифилу в войне.


Спустя два дня, утром, когда солнце еще не встало, Альду разбудил голос извозчика.

- Госпожа, мы приближаемся.

Наконец карета подъехала к замку, только сейчас Альда заметила, что воздух немного другой, более влажный и мягкий. Дышалось легче, приятнее и, кажется, где-то вдалеке принцесса услышала шум океана.

Из окна кареты виднелся лазурный замок с просторными окнами, пропускающими много света и свежего воздуха, не слишком большой и не такой величественный как Арч.

Карета грубо остановилась, но дверь никто не спешил отворять. Гостей же никто не ждал, да еще и с самого утра.

- Скен, - позвала Альда.

- Что такое, госпожа?

- Почему никто не открывает карету?

- Ак нету никого.

- Тогда ты открой, - потребовала Альда.

Скен торопливо засуетился. Извозчик обычно не выполнял работы лакея, поэтому изрядно волновался.

- Извините, Ваше Высочество, - дверь распахнулась.

Руку Скен тоже позабыл подать, а, может, не знал, что так положено. Альда наигранно вздохнула.

- Вас что, никто не обучил манерам? - и вышла самостоятельно.

Двор показался оглушительно пустым.

В Арче у каждого входа, да вообще по всему периметру, патрулировала стража. Здесь же абсолютно ни одной души не охраняло покой короля Литории. Впрочем, на него никто и не посягал.

Альда прошла к узорчатым дверям и с трудом отворила их. Такой чужой и в то же время родной замок встретил ее таинственной тишиной.

- Павалет! – крикнула принцесса, ее голос пронесся по всем закоулкам замка, отдавая эхом.

Еще с минуту она стояла в полном одиночестве, потом услышала торопливые шаги. Заспанная служанка семенила ко входу.

- Кто вы, что здесь делаете в столь ранний час? – спросила молодая женщина, не поздоровавшись да еще и зевнув во весь рот.

Принцесса чуть не задохнулась от возмущения.

- Разбуди Павалета и скажи, что приехала принцесса Альда со срочным посланием.

Принцессу, привыкшую к почтительному отношению в Арче, очень возмущала встретившая ее беспорядочность. Эти люди совсем забыли, кто перед ними?

- Сию минуту, госпожа, - служанка даже не подумала поклониться.

Альда посмотрела на нее, вложив во взгляд все свое негодование.

- Где я могу его ждать? – сквозь зубы спросила принцесса.

- Идемте за мной, - равнодушно промямлила женщина.

Неучтивая служанка отвела Альду в тронный зал, а сама куда-то удалилась. После получасового ожидания явился сонный Павалет.

- Льдинка, не ожидал тебя увидеть так скоро. Что случилось? Почему ты так выглядишь?

Альда, расчувствовавшись, неожиданно для себя, начала плакать и кинулась в объятия брата. Она взахлеб рассказывала про осаду, про свой ужасный день рождения, про письмо, про слуг, что не учтивы, а Павалет гладил ее по голове и с каждым словом хмурился сильнее.

- Тебе не следовало читать письмо, Льдинка.

- Я знаю, но…

- Анцилла, - перебил сестру Павалет, - приготовь для принцессы покои и завтрак, и подбери одежду. Ты меня поняла?

- Да, господин, - слегка язвительно сказала служанка.

Анцилла, несмотря на свое приятное лицо и хрупкое телосложение, Альде не приглянулась. Медные волнушки волос весело струились по ее плечам, вместо того, чтобы украшать голову аккуратной прической, как положено прислуге.

Взгляд Павалета на эту девицу Альде тоже не пришелся по нраву, братец слишком пристально, будто оценивающе смотрел на фигуру Анциллы, словно в первый раз ее видит. А сама служанка смотрела на короля Литории слегка прищурившись, ухмыляясь одним уголком губ.

- Ты поедешь к Прифилу? – спросила Альда, отбросив свои мысли о служанке.

- Обсудим это позже.

- Пожалуйста, Павалет, - взмолилась Альда.

- Я сказал, что мы поговорим об этом потом. Сначала ты выспишься, поешь и придешь немного в себя. Идем.

Брат с сестрой шли по замку, сквозь широко распахнуты окна настойчиво пробирался мокрый воздух, что приносил ветер со стороны океана. Альда дышала полной грудью и постепенно тревога в ее душе притупилась.

- В этой комнате ты поживешь, - открывая дверь, сказал Павалет, - Анцилла принесет все, что понадобится.

В душной комнате явно давно никто не жил. В просторное окно закрадывалось солнце, в лучах которого резвились пылинки. Альда слегка расстроилась, что ее поселили в затхлые покои, но с дороги она так устала и хотела спать, что решила упрекнуть Павалета в этом после того как выспится.


***

Из сна ее вырвали внезапно, даже грубо. Первое, что увидела Альда, это недовольное лицо Анциллы, которая небрежно толкала своей рукой ее плечо.

- Не тряси меня, - одернулась Альда и направила свой не менее недовольный взгляд на служанку.

- Какие мы нежные, - пробубнила служанка и пошла к выходу. – Павалет ждет тебя на берегу, - сказала Анцилла и захлопнула за собой дверь.

«Нужно сообщить об этой дурнухе Павалету!" - подумала Альда. "Что она вообще себе позволяет?».

В сердце вновь взбудоражилось недовольство и беспокойство за судьбу Прифила.

«Кто меня будет собирать к обеду, если нет Досси?» - подумала Альда, чувствуя себя очень нелепо, стоя посреди комнаты.

Ответ не заставил себя ждать. Дверь отворилась, и в покои с дорожной сумкой Альды вновь ввалилась Анцилла.

- Так! Я не желаю больше терпеть твоего присутствия, - властно сообщила Альда. – Во-первых, нужно стучать, перед тем как войти, во-вторых, ты должна учтиво обращаться ко мне. Я – твоя госпожа. Уходи прочь и пришли вместо себя другую прислугу.

Анцилла не обратила на нее никакого внимания, дотащила сумку до середины комнаты и пристально посмотрела на принцессу.

- Во-первых, здесь тебе не Арч, во-вторых, если что-то не нравится, проваливай обратно. Оденешься сама, авось не маленькая.

Анцилла вытерла рукой лоб и удалилась по своим, наверняка, важным делам.

Альда несколько минут простояла в ступоре. Она еще не встречалась с таким возмутительным поведением слуг и пока не знала, как с этим поступить. Но твердо решила, что Павалет об этом узнает.

Кое-как собравшись, Альда отправилась на берег. Перед ней предстало невообразимое зрелище: лазоревые волны с воздушной пеной ласкали бледно-золистый песчаный берег. Сквозь их шум слышались крики чаек. Запах влаги и водорослей навеял ей воспоминания о раннем детстве, когда она сюда приезжала, чтобы познакомиться с братом. Тогда Павалет ей показался очень слабым, грустным и тощим. Прифил говорил, что Павалет болен, и Альда не должна его сильно отвлекать. Но король Литории тогда принял ее достаточно дружелюбно, показал океан, замок и познакомил со всеми, кто жил во дворце. Тогда эта противная Анцилла не жила здесь. Откуда она вообще взялась, дреяггх ей под подол!

Вот и сейчас, осунувшись, Павалет сидел на песчаном берегу в соломенном кресле и улыбался ей. Рядом стоял еще один такой же пустующий стул и стол, полный сочных, блестящих фруктов и вареных океанских креветок.

Павалет не походил на Прифила ни характером, ни привлекательностью. Он унаследовал теплые черты отца. Русые не очень длинные волосы, развевались от океанского бриза, блеклые глаза-сапфиры внимательно разглядывали сестру, круглое лицо с впалыми скулами и нос картошкой краснели на солнце.

Альда ступала по песку грациозно, держа осанку, несмотря на то, что мелкие песчинки набивались ей в босоножки, натирая мозоли. Наконец, дойдя до стула, она также грациозно в него опустилась, убрала растрепавшиеся от ветра волосы с лица и, прищурившись от яркого солнца, внимательно посмотрела на брата.

Альда молчала, ожидая, что разговор начнет Павалет.

Король не заставил себя долго ждать.

- Тебе не жарко, Льдинка?

Принцессе не очень нравилось, когда ее так называли. Ее мама-северянка перед смертью просила назвать дочь Альдой. И она получила это имя. В маминых краях слово «аальд» означало «кристальное сияние обломка льда».

- Нет. Я хотела спросить тебя про Анциллу.

- Спрашивай, - печально улыбнувшись, сказал Павалет.

- Она ведет себя неприемлемо!

- Почему ты так решила?

Альда рассказала про то, что случилось перед тем, как она сюда пришла.

- Видишь ли, - улыбался Павалет, - Анцилла – моя невеста.

Рот Альды слегка приоткрылся, взгляд замер на месте, хотелось что-то возразить, но не получилось.

- Она работает у меня в замке уже два года, - продолжил Павалет, не дожидаясь ответа сестры, - она ухаживала за мной, и я влюбился, во всем ей признался. К моему величайшему изумлению, чувства оказались взаимны. – Альда иронично хмыкнула, но Павалет не обратил на это внимания. - И я предложил ей стать моей королевой. Приглашаю тебя на свадьбу, кстати. Через семь дней Анцилла станет частью нашей семьи. Мы как раз сегодня хотели объявить о помолвке и разослать приглашения. До этого момента ей приходилось выполнять свои прежние обязанности. Я думаю, вряд ли ей это нравилось, поэтому она немного ленилась. Когда она станет моей женой, вы обязательно с ней подружитесь!

- Нет! – воскликнула Альда так эмоционально, что кусочек разжеванной креветки вылетел из ее рта прямо на стол. – Она гадкая, даже не думай!

- Я и не ждал, что ты поймешь, Льдинка. Мое решение окончательно, и ничего на него не может повлиять.

Альда надулась и нахмурилась. Она несколько минут молча смотрела на океан.

- Что насчет Прифила? – немного остыв, спросила Альда и вновь принялась за креветки.

- Я не буду воевать.

- Почему ты не хочешь помочь нашему брату?

- Литория в безопасности. Напали на Арч. Пусть Прифил сам решает свои проблемы! – вспылил Павалет.

- Но если Арч падет, то Литория тоже попадет под удар! Если мы все вместе отразим врага у Арча, то остальные земли останутся нетронутыми.

- Ты слишком мала, чтобы здраво рассуждать о таких вещах, - Павалет нахмурился и сложил руки в замок у подбородка. – Но я тебе объясню. Может быть, ты что-нибудь начнешь понимать о том, что происходит в нашей семье. Прифил решил, что он главнее всех, раз он старше, и начал пытаться нами командовать. Но мы все, в отличие от него, уже правили своими землями как короли весь год, пока он отсиживался наместником; ты знаешь, отец был болен, и Прифил не мог стать полноценным правителем. Фиден все правильно сделал – поделил Фертилию поровну на всех семерых.

Если мы встанем под флаги Арча, Прифил непременно решит, что он теперь главный и вновь установит монаршество на наших землях. Отцу не следовало заводить столько наследников, чего он ожидал, не понятно.

- Но ведь существуют же принципы престолонаследования. Старший сын получает право правления. Такое правило испокон веков. Разве нет? – спросила Альда.

- А остальные дети устраивают заговоры и строят козни, пытаясь побыстрее сократить очередь до трона? Нет, Льдинка, Фиден все сделал правильно. Все остались живы и при своих территориях.

- Но Прифила могут убить, если ему не помочь!

- Значит, он никудышный король! - Павалет сжал подлокотники кресла так, что они хрустнули. - Его положение в Арче, между прочим, самое выгодное. Сиди себе в крепости и смотри, как враги разбиваются о стены.

- Ты получил приглашение Прифила на празднование моего дня рождения? - Альда решила сменить неприятную тему.

- Нет.

- Хм, - неожиданно для себя принцесса расстроилась. - Можно я пойду? – тихо спросила Альда.

- Иди, - пристально глядя на сестру позволил Павалет. – Я пришлю к тебе другую прислугу.


Буря мыслей в унисон с Южным Океаном бурлила в голове Альды. Она думала, думала, думала. То есть нежелание Павалета видеться с Прифилом настолько больше его любви к Альде, что он даже не может пересилить себя и помочь старшему брату? А любит ли вообще ее Павалет? Может, вообще не ее ума дела эта война и распри братьев? Не стоит ли радоваться тому, что она жива, сыта и здорова? Альда глубоко вдохнула соленый ватный воздух. Ненадолго это отвлекло ее от вязких мыслей.


Глава 2. Свадьба

Неотвратимо приближалась свадьба Павалета и Анциллы. На будущую королеву Альда даже смотреть не могла. Это ее торжество и дурная улыбка портили настроение принцессы с каждым днем все сильнее.

К свадьбе замок украсили. На все окна развесили воздушный белый тюль. Слуги сдували пылинки со всех поверхностей и стен. Каждый день привозили цветы разных видов и расставляли в коридорах замка. Напротив комнаты Альды поставили крупные фиолетовые аквилегии.

Каждый день в замок прибывали новые гости. Альда наблюдала за ними из своего окна: вот прибыл толстый и потный дацис Путид (дацисы - землевладельцы без права голоса на Совете короля) со своей не менее толстой супругой дациссой Фатсолией из Абунды, а вот приехала одинокая и надменная комитесса Тенуэсса (комитессы - крупные землевладельцы, обладающие правом голоса на Совете короля) из Сатиты.

Альда ждала, когда же появятся ее братья-короли, но Сьервита, новая няня Альды, сказала, что братья не приедут, а отправят только своих представителей, таких как Путид и Тенуэсса.

Всех высокопоставленных гостей располагали в замке, а остальных отправляли в окрестные поместья титулованных приближенных короля.


За два дня до свадьбы принцесса решила провести время в одиночестве, прогуливаясь по мягкому берегу океана. Шум прибоя возвращал ее мысли в детство, где всегда царил мир, семье не угрожала опасность, а Прифил не обманывал ее. Альда с грустью думала, выдержит ли Арч осаду? Вернется ли она домой? Ее мысли внезапно прервали.

- А, юная Регула Сора (дословный перевод со старого фертилийского – королевская сестра), - услышала Альда позади себя довольный мужской голос.

- Кто вы? – испугалась принцесса, увидев низкого сутулого мужчину лет пятидесяти с неприятным лицом и желтыми зубами. Справа на переносице у мужчины наросла отвратительная круглая бородавка, которая скрыла чуть ли не половину глаза.

Альде с трудом удалось оторвать взор от безобразия на здоровый глаз.

- Меня зовут Случ. Я придворный чародей короля Секуфила из Посильвы. Он справляется о вашем здравии и поздравляет вас с началом четырнадцатого года жизни. Он также выражает надежду, что Арч в скором времени переживет осаду и на обратном пути домой, вы посетите на несколько дней наше государство, - протянул на одном дыхании новый знакомый.

- Да, конечно, с удовольствием, - озадаченно пробормотала Альда, ошарашенная внезапностью появления Случа.

- В качестве подарка, - заулыбался придворный чародей, - он велел мне сказать, что ждет вас в будущем. Если пожелаете.

- Это как понимать?

- Подарок — предсказание.

- Вы будущее умеете предсказывать?

- Да.

- Ну… и что же меня ждет?

- Давайте мне вашу правую ладошку… Матерь Солнца Небесного, до чего ж у вас тонкие запястья, - воскликнул волшебник, разглядывая руку принцессы. Затем он продолжил. - Все, что вы услышите, будет м… в трансе, я этого не узнаю, не бойтесь того, что увидите и услышите, - загадочно понизил голос чародей.

Случ сжал запястье Альды и закрыл глаза. Несколько мгновений спустя, его хватка усилилась, рука затряслась, и он открыл глаза. Они затянулись черной пеленой.

Вдруг волны взвились только что не до небес, шум усилился, и ветер яростнее завыл, растрепав волосы принцессы по испуганному лицу.

Альда смотрела в темные глаза чародея и будто бы стала одна во всем поднебесном мире. Все стихло, все пропало: мысли, боль, мир… Никаких чувств, полное спокойствие и умиротворение. Вдруг в голове зазвучал незнакомый голос, мужской или женский, громкий или тихий, Альда не смогла понять, он просто был.

«Ответ на твой последний вопрос – да».

И все. Снова ослепительно ярко стало светить солнце, брызги от волн летели в лицо, мягкий песок вновь проскальзывал меж пальцев босых ног и неприятно громко гаркали чайки.

Случ смотрел на принцессу уже нормальными еловыми глазами и снова премерзко улыбался, демонстрируя свои кривые зубы.

- Все было? – спросил чародей.

- Да, - отстраненно ответила Альда.

- Тогда, до встречи, - Случ развернулся по направлению к замку и ушел, оставив принцессу один на один со своими мыслями.

«Какой последний вопрос я задавала? Вроде про Арч», – вспоминала Альда. «Про возвращение домой. Слава Солнцу Небесному, я вернусь в Арч! Наконец-то все будет хорошо», - радостно подумала Альда и побежала в замок.


- Где вы были? – ужаснулась Сьервита, увидев босую Альду, да еще и с лохматой головой.

- Не твое дело, - бросила Альда. К слугам в этом замке она теперь относилась предвзято после того, как встретила Анциллу.

Будущая королева в последние дни перед торжеством заперлась в своих покоях и не выходила оттуда даже для того, чтобы поесть. Но, то и дело, посылала гонцов с письмами. Куда и зачем никого не интересовало. Король принимал вновь прибывающих гостей, а слуги пытались успеть за всеми ухаживать, готовить кушанья и украшать замок.

Сегодня вечером король устраивал ужин со всеми представителями Семи Королевств. Альда очень ждала этого, ведь до сих пор она не видела никого из Арча.

Сьервита заставила Альду после полуденной прогулки отмываться и сидеть в деревянной ванне целый час! Но к ужину принцессу собрали полностью. Сьервита заплела ей три тугие косы: по бокам и посередине макушки. Концы хитросплетений терялись в оставшихся распущенных волосах. Павалет подарил сестре на тринадцатилетие ткани для пошива новой одежды. И портной сделал для нее легкое васильковое платье без рукавов, сшитое из тончайшего шелка, который дарил долгожданную свежесть и прохладу в этот зной. Ткань струилась по телу, нежно касаясь кожи.

Спустившись к ужину, Альда увидела, что большинство гостей уже в тронном зале активно беседуют друг с другом. Знакомых лиц из Арча она не разглядела.

- Ваше Величество, - обратилась Альда к Павалету, - прошу меня извинить, могли бы вы уделить мне пару минут?

- Солнце Небесное, - воскликнул дацис Путид, который в этот момент беседовал о чем-то с Павалетом, - неужто это Регула Сора Альда! Сразу видно, не наша. Северянка, вот, - прогнусавил толстяк и улыбнулся принцессе, думая, что сказал, что-то умное.

Альда учтиво скривила улыбку в ответ.

Павалет принял приглашение Альды и отошел с ней в сторону.

- Слава Солнцу, а то я уж думал, что усну, или, по крайней мере, задохнусь от его присутствия, - усмехнулся король.

- Кто-нибудь прибыл из Арча? – сразу задала волнующий вопрос Альда.

- Нет, Льдинка, и никто не прибудет. Ты же и сама знаешь, что они в осаде. Если что-то изменится, не сомневайся, Прифил тут же пришлет за тобой карету.

- Пожалуйста, помоги ему! – чуть не плача попросила Альда.

- Это не обсуждается! – повысил голос Павалет. – Если Арч падет, то так Прифилу и надо!

- Но Литория тогда тоже будет в опасности! – также начала кричать Альда.

- У меня нет войска! В Литории нет армии! – в сердцах выпалил король. - Все рекруты со времен правления нашего отца отправлялись на военную службу в Общую Королевскую Гвардию, - Павалет махнул рукой в северном направлении. - Вся армия там. Кого я отправлю ему в помощь? Мальчишек твоего возраста? Все пригодные к войне мужчины отправлялись в Гвардию вплоть до третьего года правления Семи Королей. Прошло слишком мало времени, чтобы кто-то из братьев собрал свой полк. Даже если бы мы хотели помочь Прифилу, то ничем бы не смогли. Обычные крестьяне, что встанут на защиту своего королевства, не протянут и двух дней против огромной и мощной армии Авариса. Он сожрет нас и даже не подавится! Если Арч падет, то мы все обречены, - Павалет закончил свой монолог и глубоко вздохнул. Альда увидела в глазах своего брата страх и беспокойство.

- Прости, - Альда обняла брата и тихонько заплакала. Ее тоже страшило будущее. Она боялась за Прифила, за остальных братьев и за себя. – Все будет хорошо, - вспомнив предсказание Случа, сказала принцесса. Она отстранилась от Павалета, вытерла слезы и улыбнулась ему. - Арч выстоит. Всегда сдерживал всех врагов. Аварис уйдет домой с пустыми руками, если вообще останется жив!

Павалет погладил Альду по макушке и молча отправился к гостям. Альда немного постояла на месте, и решила уже было идти, как вдруг услышала два голоса, кому они принадлежали, она смогла не сразу понять. Альда притаилась за поворотом в коридор. Говорящие шли в противоположную от нее сторону.

- Ты видела молодую Регула Сору? Вылитая мать, вот, - Альда узнала гнусавый голос Путида.

- Анци говорит, что уж больно вздорная, - низкий и величественный женский голос с хрипотцой Альда не узнала, да и не слышала его никогда.

- Ладно вам, матер Катюлла, вам же не водиться с ней, - мерзкое хихиканье Путида эхом прокатилось по коридору.

- Мне и не с такими приходилось возиться, - возмутилась некая матер Катюлла. – Чего стоит только Анцилла.

- Об этом я и хотел поговорить, вот. После свадьбы Аварис перестанет мучать Прифила и перейдет в активное наступление. Арч разрушат. А дальше как договорились, вот.

- Анцилла сделает все как надо.

Затем послышался стук каблуков о каменный пол замка. Матер Катюлла направилась к западному выходу из замка. Путид же стоял на месте, Альда уловила, как он кряхтит и тяжело дышит. Но не стала испытывать судьбу и, шагая как можно тише, отправилась искать Павалета.



Глава 2.2

Короля Альда нашла в тронном зале. Павалет беседовал со взрослым, красивым мужчиной в военной форме цвета грозовых туч – форме Фертилии и Семи королевств. Расшитый серебряными нитями элегантный сюртук с поблескивающими орденами говорил сам за себя — перед Альдой уважаемый военный. Принцесса в силу своего возраста пока не разбиралась в званиях. Да и вообще это прерогатива королей, а не прекрасных леди. Альда подошла к Павалету, и только хотела обратиться к нему, как мужчина ее опередил:

- Приветствую вас, Ваше Высочество, - бархатный уверенный голос военного показался очень красивым, Альде захотелось, чтобы он говорил еще. – Позвольте представиться – гир синей гвардии Пультер Бел, а это, - он приобнял стоящего рядом парня, которого Альда сначала и не заметила, - моя гордость, мой сын – Котт.

Рядом с Пультер Белом стояла его маленькая копия: такое же овальное лицо обрамляли коротко стриженые чернявые волосы. Пухлые, правильной формы губы сейчас сжались, видимо, Котт чувствовал себя не очень комфортно. Выразительной печали лицу добавляли опущенные уголки глаз. Без явно выраженных эмоций парень казался грустным.

Альда наверняка покраснела бы от смущения при виде ровесника-красавца, если бы не срочное дело, о котором она хотела рассказать Павалету.

- Ваше Величество, мне нужно вам сообщить нечто важное, - торопливо залепетала Альда.

- Не сейчас, Льдинка.

- Павалет, это важно! - натужно шикнула девочка.

- Мне кажется, что мы все уже обсудили, - с нажимом произнес король. – Гир Пультер Бел как раз говорил, что его сын никогда не видел океана. Ступай вместе с Коттом на берег, веди себя как леди, - Павалет приподнял левую бровь и склонил чуть-чуть голову набок, показывая тем самым, что ослушаться его сейчас будет плохой идеей.

Альда вздохнула и посмотрела на Котта, тот умоляюще глядел на отца, явно не радуясь перспективе идти куда-то с принцессой. Пультер Бел лишь коротко и резко кивнул в сторону выхода. Котт вздохнул и повиновался.

Они медленно и молча шли по коридору. Принцесса все-таки решила начать разговор:

- Меня зовут Альда.

- Я знаю, - коротко ответил Котт.

- Где твоя мама?

- А зачем тебе знать, где моя мама? – опять никаких эмоций в голосе, не смотря на то, что Котт улыбался, Альде подумалось, что лишь для того, чтобы не казаться грубым.

- Разве мне нельзя поинтересоваться этим? – ответила вопросом на вопрос девочка.

- Можно.

Да что же с ним не так?

- Ну, вот я и интересуюсь.

Котт посмотрел на Альду, улыбнулся, а потом снова уставился себе под ноги.

- Не ответишь? – тоже натянула улыбку Альда и попыталась заглянуть ему в глаза.

- Нет.

Он в ответ очень проникновенно и вдумчиво посмотрел ей в глаза. Они даже на пару секунд остановились, чтобы не отрывать взгляд. Как же ей разговорить его? Не ходить же ей с ним все время молча. Альда неожиданно для себя прервала их зрительный контакт, потому что почувствовала, как что-то щекочет ее в животе, то самое что-то, которое появляется, когда качаешься на качелях.

Наконец, они вышли на свежий воздух, солнце медленно приближалось к линии океана, пористые облака вальяжно текли по небесной глади, теплый ветер приятно целовал кожу.

В воздухе повисло неловкое молчание. Альда не любила такие моменты и решила продолжить их нелепое знакомство.

- Сколько тебе лет?

- Тринадцать, а тебе?

- Мне тоже. Где ты живешь?

- Мы из Праводефья. Отца отправил король Дедым, как своего представителя на свадьбе короля Павалета. Потом отец отправится на войну в Арч, я, наверное, вернусь в горы.

- То есть, Дедым решил помочь Прифилу? – обрадовалась Альда.

- Не думаю, что это решение короля Дедыма. Мой отец служит в Объединенной Гвардии. Все военные сейчас мобилизуются в Арче, - и без того печальный взгляд Котта стал еще грустнее.

Альда понимающе посмотрела на него, но не нашла слов, чтобы его подбодрить. Постоянно переживать, думая жив твой отец или нет, очень тяжело. Альда сейчас чувствовала примерно тоже самое, вспоминая про Прифила.

Они подошли совсем близко к океану. Еще чуть-чуть и вода касалась бы кончиков их пальцев. Немного постояв, Котт уселся прямо на песок.

- А ты чего стоишь? – Котт прищурился, глядя на Альду снизу вверх. – Садись.

- Прямо на песок? – удивилась Альда.

- А что такого?

«И правда, что такого?» - подумалось Альде. «Кроме Котта меня никто не видит, и не упрекнет в том, что веду себя недостойно принцессы».

Альда уселась рядом, сняла туфельки и протянула ноги к океану. Океан ласково лизнул ее пятки, солнце все также катилось за горизонт, натягивая на себя мандариново-фиалковое одеяло из неба.

Альда и Котт не разговаривали, но принцессу это больше не расстраивало. Так приятно сидеть на берегу, слушать плеск воды, а рядом человек, разделяющий твою печаль. Неважно, что знакомы они совсем недавно. Просидев так несколько минут, или часов, или дней, Котт решил первым заговорить:

- Зачем у тебя на голове эти косы?

Альда совсем не ожидала такого вопроса. А что не так с ее косами?

- Это прическа, - почувствовала себя глупо девочка.

- С такой прической ты кажешься лысой.

Котт улыбался. А Альда нет.

Что он вообще позволяет себе! Внутренний голос велел встать и уйти. Но Альда не сдвинулась с места, словно магнитом ее притянуло к берегу. Раз она не может уйти, то хоть гадость ему тоже в ответ скажет.

- А ты…, - начала Альда, но ничего смешного в нем не нашла, в таком стройном и подтянутом, с приятным и слишком взрослым для него голосом, с симпатичным лицом, - а ты… сам лысый, - от безысходности выпалила Альда.

Котт засмеялся.

- Я не хотел вас обидеть, принцесса. Мне говорили вы красавица, но эти косы...

Не хотел он. Но обидно же. К дреяггху его! Альда расстроенно соскочила с места и гневно потопала к замку. Надо же было такой момент испортить! Через несколько секунд Котт догнал ее и молча шагал рядом, разглядывая песок под ногами.

В тронном зале приглашенные сгустились и приятно проводили время. Гости подвыпили абрикосового вина и громко беседовали друг с другом. Альда, изрядно проголодавшись, направилась к столу. Обида на Котта довольно быстро прошла. Раньше Альда за собой такого не замечала. На Прифила, например, она могла обижаться неделями.

- Это литорийские креветки, приготовленные по секретному рецепту личного повара Павалета. Ммм… Вкусно, - Альда повернулась к парню, предлагая испробовать блюдо, но того уже и след простыл.

Почему на душе стало паршиво?

Альда угрюмо села за стол, тут же подбежали слуги, подали ей акулий стейк и рыбную солянку. Такие блюда весьма редкие везде кроме Литории, поэтому гостей угощали именно этими экзотическими для них яствами.

За столом помимо Альды сидели еще несколько нарядных и уже изрядно выпивших гостей, среди которых Альда разглядела комитессу Тенуэссу. Она разговаривала с каким-то стариком о предстоящей войне в Семи Королевствах. Не услышав ничего интересного для себя, Альда отправилась искать Павалета. Она нашла его в компании незнакомых ей усатых мужчин и напомаженных женщин.

- Павалет, - негромко позвала брата Альда. Король Литории устало повернулся, изможжденное лицо искривила вялая улыбка. Видимо, болезнь давала о себе знать все чаще, особенно в дни, когда от короля требовалось длительное присутствие и общение с людьми.

Король коротко кивнул гостям и подошел к принцессе.

- Что опять, Льдинка?

Откуда ни возьмись подскочила Анцилла. В нарядном платье и с восхитительной аккуратной прической будущая королева выглядела очень изыскано. Вместо привычного румянца, на коже Анциллы проступили бледные пятна. Она не выполняла грязной работы прислуги с момента, как приехала Альда, но выглядела жутко измотанной и уставшей. Анцилла посмотрела в глаза Альды, лицо исказилось от ужаса, но она вдруг посмотрела на Павалета и очень мило улыбнувшись, сказала:

- Альда, я хотела посекретничать с тобой перед свадьбой. Прямо сейчас, - Анцилла говорила принцессе, почему-то смотря на короля.

- Конечно, милая, идите, - устало улыбался король, - Альда, мне тоже нужно будет поговорить с тобой потом, - король подмигнул.

Анцилла положила руку на плечо приинцессы и утащила прочь из тронного зала. Не проронив ни слова, они торопливо шли по замку, пока шум праздника не остался у них за спиной.

- Я знаю, что ты слышала, - громко прошептала Анцилла, губы скривило от ужаса.

- Ты о чем?.. – начала Альда, но Анцилла резко ее прервала.

- Даже не думай говорить королю. Иначе и ты, и я, и Павалет погибнем.

Альда в недоумении уставилась на будущую королеву.

- Аварис, - Анцилла принялась всхлипывать. - Он убьет всех, кто будет ему противостоять. А я, и только я смогу убедить Павалета покориться.

- О чем ты говоришь?! – возмутилась Альда. - Я не понимаю. Или объясни все, или я пойду к Павалету немедленно!

В голове Анциллы шла борьба, она решала, стоит ли рассказывать все тринадцатилетней девочке, и какие ждут последствия. Все же она решилась:

- Когда я была маленькой, даже меньше тебя, я потеряла родителей, тогда меня приютила к себе матер Катюлла.

- Кто это?

- Она содержит Дом. Дом, где ублажают мужчин.

Альда с отвращением фыркнула.

- Не стоит так реагировать, я, в отличие от тебя, не родилась принцессой. Мы жили в Леводефьи. Когда король Жеми пришел там к власти, то все подобные места постепенно закрыли. Мы бедствовали, нам негде было жить, мне приходилось торговать собой прямо на трактах, чтобы хоть как-то прокормить себя и Катюллу. Однажды мы встретили торговца с Севера и весьма удивились, ведь северянам переход за границу Семи Королевств запрещен. Оказалось, в горах есть тайная тропа, по которой можно пересечь границу и попасть в Средиземье. Нам нечего было терять, и мы отправились искать счастья там.

Альда с ужасом слушала откровение Анциллы. Врет ли она?

- Там-то в Средиземье мы и встретили Авариса. Он со своим отрядом воинов противостоял набегам орков. К сожалению, именно от нас он узнал о смерти короля Венатора и распаде Фертилии. Он предложил нам помочь восстановить дом в Леводефьи взамен на помощь ему. Матер с удовольствием приняла его предложение. Аварис потребовал, чтобы в каждом из Семи Королевств при дворе служил верный ему человек. Он не хочет убивать королей, это может вызвать бунты граждан. Ему не до этого, да и все-таки Фертилия – страна ресурсов и рабочая сила нужна. Мы должны были найти приближенных к королям людей и убедить встать на сторону Авариса. И мы нашли. Благодаря старым связям Катюллы. Везде нашли, кроме Литории. Тогда-то я сама пришла на работу к королю. И стала его невестой. Как мы с Катюллой и планировали. Но мы не планировали, что я могу влюбиться в него! – на удивление Альды, из глаз Анциллы потекли слезы. – Сейчас нельзя ничего вернуть назад! – Анцилла сползла по стене на пол, вытирая соленые капли. - Если ты расскажешь Павалету, он отменит свадьбу. И правильно сделает. Но Аварис… он все равно атакует все Семь Королевств, превратит их обратно в Фертилию и поставит правителем своего наместника. А на тебя у него свои планы.

- Какаие?

- Не знаю, - Анцилла разрыдалась,

Все. Мир рухнул опять. Альда в который раз за день впала в ступор. Слишком насыщенный на известия день. Нужно поразмыслить. Получается, что у Авариса повсюду свои люди? Вся надежда остается только на Арч. Если он выстоит против напора Авариса, то, может быть, тогда все вернется на свои места?

- Не выстоит, - прошептала, глотая слезы, Анцилла.

- Что?

- Не выстоит Арч, у Авариса там свой человек. Скорее всего, он уже направляется сюда.

- Ты что мои мысли читаешь?

- Вроде того. Когда ты не контролируешь себя, и твои эмоции выходят за грань, я могу скорее чувствовать тебя, а не читать мысли. Больше ничего не умею, - ответила на немой вопрос Альды Анцилла, - Я – неудавшаяся чародейка, - и Анцилла снова зарыдала.

Альде стало жаль ее, она подошла и обняла ревущую девушку. Анцилла уткнулась ей в грудь и долго еще не могла успокоиться.

Когда невеста Павалета пришла в себя, то встала, вытерла слезы и спросила:

- Так ты скажешь?

- Нет, наверное. Что будет со мной, когда Аварис будет здесь?

- Ты можешь остаться или вернуться в Арч. Аварис ничего особо не говорил о тебе, - по взгляду казалось, что девушка лукавит, но юной принцессе сложно было определить это наверняка.

- Ладно, - Альда немного смутилась. До недавнего времени Анцилла казалась ей злейшим врагом. - Сейчас-то мне что делать?

- Попробуй вести себя естественно. Занимайся своими делами. А я пойду, мне нужно выспаться, чтобы к свадьбе привести себя в порядок, - Анцилла посмотрела Альде прямо в глаза, пытаясь разглядеть, не обманула ли ее Альда, не побежит ли она сейчас же все выкладывать Павалету.

Альда твердо решила принять удар судьбы. Раз уж началась война, нужно быть готовой к тому, что Семь Королевств могут потерпеть поражение. Если Анцилла не врет, то Павалету действительно не стоит открывать всей правды, иначе Альда может потерять его.

Принцесса тихонько кивнула головой, и Анцилла отправилась в свои покои.

Поскольку Павалет ждал Альду на разговор, то первым делом, принцесса отправилась на его поиски. На этот раз король Литории сидел за столом, слева от него грациозно восседал Пультер Бел со своим сыном. На лице Котта играли озадаченные краски.

Альда попыталась уничтожить его взглядом.

- Льдинка, иди сюда, у меня для тебя есть новость.

Девочка подошла к столу и устроилась справа от короля напротив гира.

- Пультер Бел завтра отправляется в Арч и, к сожалению, не останется на торжество. Его сын, Котт, до возвращения Пультера будет гостем в нашем замке. Надеюсь, ты не дашь ему скучать.

Альда и Котт посмотрели друг на друга. Девочка еще не остыла после внезапного исчезновения Котта, поэтому постаралась улыбнуться тому как можно убийственнее.

- Еще на свадьбе будет много детей приглашенных. Из девочек, я думаю, ты сможешь выбрать себе фрейлину.

А вот эта новость уже поинтереснее! Альда всегда мечтала иметь друзей, которых у королевских особ никогда не хватало. А если у тебя есть фрейлины, то это куда веселее, чем слуги. Но нужны ли ей будут фрейлины через несколько дней? Как сложится ее судьба, если на их земли ступит Аварис?

- Я вижу, ты рада, Льдинка. Что ж, проводи Котта тогда в его покои для гостей на пятом этаже, а то уже поздно, вы наверняка устали, - Павалет зачем-то подмигнул Альде.

Она что, слуга, чтобы провожать гостя до покоев? Да и не очень-то хочется подниматься на пятый этаж замка, а потом спускаться на третий в свои покои. Но раз сам король велел… Вздохнув, и всем видом стараясь показать, как ей это не нравится, Альда встала из-за стола и дождалась, когда тоже самое сделает Котт, вместе они отправились к лестнице, ведущей к комнатам для гостей.

- Где была? – спросил Котт у Альды, когда они поднялись на второй этаж.

- Неважно, - не рассказывать же Котту про Анциллу.

- В туалете?

Альда чуть не задохнулась от возмущения. Она смотрела на Котта и молча хлопала глазами.

- Да как ты…

- Шучу. Ваше Высочество, я шучу. Больше не буду, честно. Вы не должны мне говорить о том, что были в туалете.

Альда вышла из себя и с размаху залепила наглецу звонкую жгучую пощечину. Она оставила его там, где они стояли, и, топая, ушла к себе в комнату.

«Как он смеет так со мной разговаривать?!» - в гневе думала Альда. «Пусть валит за своим отцом на дреяггхову войну!».

Альда так злилась, что, снимая с себя платье, чуть не разорвала его. Она не стала ждать Сьервиту, чтобы та помогла ей подготовиться ко сну. Расплетая себе косы, от ярости даже вырвала небольшой клок волос нечаянно. Разбросав одежду и ленты на полу, Альда залезла в уютную кроватку. Мысленно обзывая Котта разными запретными словами, девочка и не заметила, как уснула.


Глава 2.3

Альда открыла глаза, улыбнулась. Она думала про Котта. Он ей снился, там во сне они весело болтали, а перед пробуждением он даже ухватил ее за пальцы. Ах, какой сладенький сон. Внутри нее весело прыгало и резвилось то самое щекочущее что-то... Но потом она вспомнила их последний разговор, и что-то разочарованно ухнуло в небытие, оставив неприятное послевкусие. Альда нахмурилась. В дверь постучали, и вошла Сьервита.

- Госпожа, вы уже проснулись? Очень хорошо, пора собираться к завтраку.

Альда лениво слезла с кровати и пошла умываться.

Сегодня она оделась в золотистое с серебряными проблесками платье без бретелек, которое держалось только на груди. Альда знала, что когда вырастет, то платья нужно носить с декольте, потому что это нравится мужчинам. Все дамы, что танцевали и кружили на балах в замке Арч непременно так и делали, демонстрируя свои выдающиеся части тела Прифилу.

Ей тоже почему-то захотелось произвести впечатление на Котта и она решила спросить совета у единственной женщины, что находилась сейчас рядом, - Сьервиты. Женщина за несколько дней успела развеять отрицательноей впечатление Альды о слугах Литории.

- Вита, а у тебя есть муж? – поинтересовалась Альда.

Служанка немного смутилась, но если госпожа задала вопрос, то нужно отвечать.

- Да, принцесса.

- А ты на… Ай, Сьервита, не затягивай мне косы так сильно, давай посвободнее, а то я как лысая, - Сьервита кивнула, и ослабила хватку. – А ты наряжалась, чтобы понравиться мужу?

Вита замерла на секунду, она понимала, что молодая принцесса не хочет ставить ее в неловкое положение, но явно что-то хочет узнать.

- Госпожа, - осторожно начала Сьервита, - а почему вы этим интересуетесь?

Альда начала краснеть. Как же ей сформулировать?

- Пообещай, что никому не скажешь!

- Даю слово, госпожа, - серьезно заявила Сьервита.

- В общем, - протянула Альда, - есть один мальчик, - слова выдавливались с таким трудом, что стало трудно дышать, - кажется, я хочу ему понравиться, - выпалила Альда, и замерла в ожидании ответа.

Сьервита тепло улыбнулась, в этот момент Альда вспомнила Досси, и так захотелось ее увидеть и обнять.

- Вы прекрасно выглядите, принцесса, уверена, что вы ему сегодня очень понравитесь!

- Даже без декольте? У меня уже немного подросло, - говорила Альда, приподнимая в руках грудь, оценивая, каким могло бы быть декольте в корсете, - так что, может, поменяем платье?

Сьервита звонко засмеялась, но не со зла, а скорее понимающе, но все же весело. Альда немного разозлилась. Что же тут смешного? Служанка, заметив взгляд Альды, перестала смеяться и уже серьезно сказала:

- Котт обязательно оценит ваше декольте по достоинству, когда вы оба станете старше, а если хотите, чтобы он обратил на вас внимание, игнорируйте его.

- Это как же так? Делать вид, что его здесь нет вовсе? А как же правила приличия и этикет?

- Не нужно делать вид, что его здесь нет. Попробуйте не смотреть на него без причины, не заговаривайте первая. Мужчины обычно любят, когда на них обращают внимание, и ведут себя, как свиньи.

- Это точно! – в сердцах воскликнула Альда. – Постой, Вита, ты почему решила, что я хочу надеть платье для Котта?

- Разве нет?

- Нет, конечно!

- Значит, я ошиблась, - улыбнусь Сьервита и завязала последнюю ленточку на длинных волосах Альды.


Альда спустилась к завтраку в обеденный зал. Во главе стола уже сидел Павалет. По правую руку от него восседала Анцилла, а справа от нее Котт. Когда Альда зашла Котт и Павалет поднялись с мест, приветствуя ее.

- Доброе утро, - произнесла Альда, глядя на Павалета.

- Доброе утро, Льдинка.

- Доброе утро, Альда.

- Доброе утро, Ваше Высочество.

Альда села напротив Анциллы. После появления принцессы слуги засеменили по залу, подавая яства. На столе стали появляться разноцветные фрукты и румянобокая выпечка. Альда положила на свою тарелку кусок рыхлого арбуза и пару слоеных пирожков с сыром и чесноком. Не смотреть на Котта оказалось намного сложнее, чем себе представляла Альда. Особенно, сидя почти напротив него. Зная, что на него смотреть нельзя, Альде наоборот этого хотелось еще сильнее. Что он там делает? Глядит ли на нее? Думает ли, почему Альда отвернулась от него? Хочет ли привлечь ее внимание?

Павалет начал о чем-то беседу с Коттом. Анцилла, едва открывая рот, ела перловую кашу. В беседу Павалета и Котта Альда решила не вступать, хотя бы потому что в раздумьях пропустила начало и не понимала, о чем они сейчас говорят. С Анциллой вести светские беседы не хотелось, да и о чем с ней разговаривать, особенно после вчерашнего. Единственное, что придумала Альда - это смотреть в свою тарелку до конца трапезы.

- Льдинка, - в который раз ее позвал король. – У тебя все в порядке? - Ты не подавилась? А то сидишь вся красная, как рак.

- Нет, – только не поворачиваться в сторону Котта. – Все в порядке.

И она на него посмотрела. Да что ж это такое!

Он ел свой кусок арбуза и даже не обращал внимания на принцессу. Альда облегченно вздохнула. Анцилла, видимо, отвлеклась от своих мрачных мыслей и, улыбаясь, что-то шептала Павалету на ухо.


- Альда, - вдруг сказал Павалет, - сегодня оставляю юного Котта на тебя. Нам же с Анциллой нужно приготовиться к свадьбе.

Принцесса, наверное, стала пунцовой, как морская звезда с самых глубин океана, потому что стало ей очень жарко и не по себе от перспективы провести весь день с Коттом.


Позавтракав, Альда вместе с Коттом, не обмолвившись даже словом, отправились к океану. Воздух был влажным и слегка прохладным, солнце не пекло, ветер раздувал подол платья принцессы, из-за чего ей все время приходилось придерживать его руками.

Альда шла вдоль песочного берега на несколько шагов впереди Котта, и вдруг ощутила мягкий удар по затылку. То, что ее ударило, начало медленно сползать по волосам. Нечто скользкое и холодное стекло ей на шею. Запустив руку под волосы, Альда завизжала и начала бегать по берегу, пытаясь избавиться от неприятной лепешки. Наконец, она сняла с шеи прозрачную, похожую на огромную соплю, медузу и медленно повернула голову в сторону Котта, пытаясь взглядом выразить весь гнев, что одолевал ее сейчас. Котт, секунду назад сгибавшийся пополам от хохота, выпрямился и попытался сделать серьезное лицо. От сдерживаемого смеха щеки надулись, лицо покраснело. Не в силах сдерживать смех, он снова начал громко хохотать, держась за живот. И резко прекратил, когда медуза прилетела обратно прямо ему в лицо. Теперь уже Альда залилась звонким смехом, увидев его ошарашенную физиономию. Она смотрела, как медуза с его лба тихонько сползает на нос, потом на щеку и, наконец, шлепается на песок. Котт проводил взглядом склизское животное и посмотрел на Альду. Принцессе хватило секунды, чтобы понять, что пора бежать. Со всех ног она понеслась по берегу, но куда там в платье. Котт, дал пару секунд и ринулся за ней, что есть сил. Догнав принцессу, повалил ее на мокрый песок и начал щекотать, пока та не перестала сопротивляться. Он лег рядом, оба тяжело дышали. Волны, одна за другой, пробегая под телами от кончиков пяток до макушки, охлаждали их пыл. После очередной волны Альда нащупала под ладошкой медузу и, недолго думая, залепила ей в лицо Котту. Так они и лежали: Альда, Котт и несчастная медуза.


Сьервита пришла в ужас, когда увидела принцессу и ее спутника. Оба были мокрые и обваленные в песке, как котлетки в хлебных крошках. Волосы Альды спутались и, словно водоросли, прилипли к плечам и лицу. С платья капала вода. Котт выглядел не лучше: некогда белоснежная рубашка покрылвст блеклыми разводами и прилипла к телу, на концах штанин толстым слоем висел песок. Зато оба были довольными.

Котт отправился со своим приставленным слугой к себе в покои, а Сьервита повела Альду отмываться.

После обеда до самого вечера Альда провела за чтением книги, но утренняя прогулка никак не выходила у нее из головы. Они с Коттом не сказали друг другу ни слова, но было так весело и легко. Альда запомнила это утро, как одно из самых счастливых.

За ужином Котт продолжал молчать, и утренняя эйфория немедленно пропала.

Засыпая, Альда вспоминала прошедший день, думала о завтрашней свадьбе, о новых друзьях, с которыми ей предстоит познакомиться, и о несносном Котте. Ей снились гигантские медузы, атакующие замок, как Котт ее спасал, и как они поцеловались.


В день свадьбы для Альды сшили необыкновенное элегантное, строгое, но в то же время нарядное платье, которое отлично сидело на принцессе. Жесткий корсет платья из красного сатина покрывали до самой шеи тонкие, искусно выполненные черные кружева. Мастерицы Литории постарались на славу. Низ платья - узкая юбка и пышный шлейф сзади из красного шелка, украшенный аппликацией из драгоценных камней, выглядели очень необычно и дорого. Прическу, над которой Сьервита трудилась долгих три часа, украшала диадема из рубинов. В завершение служанка подвела верхние веки принцессы черной краской из сурьмы.

Альда глаз не могла оторвать от своего отражения. Это словно не она, а ее прекрасный двойник. Альда бывала раньше на балах в Арче, но никогда она так не восхищалась себой и не облачалась в такое ошеломительное безупречное платье, и Прифил не разрешал пользоваться сурьмой.

Но сегодня особое торжество. Интересно, какое платье будет у Анциллы?

Альда из окна наблюдала, как постепенно собираются гости. Среди взрослых встречались дети разных возрастов. Принцессе не терпелось поскорее познакомиться с ними и найти новых друзей. На берегу уже установили алтарь, экстравагантно украшенный цветами и лентами, именно там Павалет и Анцилла станут мужем и женой. Альда на мгновенье представила, что она выходит замуж, а напротив нее стоит Котт. Нет. Альда тряхнула головой, отгоняя эту нелепую мысль. В дверь постучали.

- Войдите, - пригласила Альда.

В комнату вошел Павалет, бледный как мраморная скульптура.

- Волнуешься? – ободряюще улыбнулась Альда.

- Не то слово.

Павалет надел на себя расшитую золотом тунику, затянутую на поясе широким ремнем. На неи красовался огромный меч, рукоять которого украшала россыпь сапфиров и алмазов. Белый плащ, скрепленный за края на груди брошью с драгоценным камнем, покрывал плечи короля и опускался до самой земли. Из-под туники торчали красные лосины.

- Прекрасно, просто прекрасно выглядишь Льдинка, - восхитился Павалет и подставил руку Альде.

Король и принцесса медленно спускались по ступеням к гостям на берег. Вокруг алтаря слуги расставили мягкие стулья, чтобы гости могли присесть в ожидании торжества.

После полудня солнце еще не садилось, поэтому припекало, но океанский бриз нес прохладу и свежесть. Как только появились Павалет с Альдой, все взгляды устремились к ним. Вокруг послышались восхищенные вздохи и восклицания о красоте принцессы. Альда чуть ли не мурчала от удовольствия и внимания, но старалась сохранить непроницаемое выражение лица.

По дороге к алтарю, у которого она почетно будет стоять рядом с братом, Альда разглядывала гостей. Вот сидит комитесса Тенуэсса и яростно машет на себя веером. Еще бы жара не одолела ее, натянула на себя платье с длиннющими рукавами и рюшами. А вот сидит потный дацис Путид со своей женой и тремя пухлыми дочками, жадно поедающими пирожки, поданные слугами. Неужели они думают, что одна из них может стать фрейлиной принцессы? О, а это кто? Недалеко от комитессы сидел высокий молодой человек с приятным лицом, выглядел он немного старше Альды и все никак не мог отвести глаз от нее. Принцесса смущенно улыбнулась ему, а он обворожительно стрельнул в нее глазам в ответ. Почти у самого алтаря сидела незнакомая Альде женщина, одетая с иголочки, волосы убраны в красивую прическу. Рядом с ней такая же молодая, как Альда девушка. Ее волосы в мелкую кудряшку аккуратно перетянула изумрудная ленточка. Сейчас девушка тоже смотрела на Альду и улыбалась. Она показалась принцессе очень милой. В голове промелькнула мысль о том, что именно она станет первой фрейлиной.


Наконец, король с Альдой добрались до алтаря. Павалет поднялся на него, а принцесса встала чуть поодаль, повернувшись лицом к гостям. И она увидела Котта. Выглядел он, мягко говоря, нелепо. Альде потребовалось всё её самообладание, когда тот, неловко и стыдливо подошел к гостям. Модные сейчас в королевстве лосины, нелепо обтягивали крепкие ноги парня. Котт, кутаясь в удлиненный расшитый серебром жилет, пытался скрыть пышные шорты и рубашку с жабо. Он присел рядом с кучерявой девочкой. Та сразу же принялась с ним о чем-то разговаривать. Конечно, он может болтать с кем угодно и о чем угодно, но Альде это не понравилось.

Взгляды, ранее прикованные к Альде, вдруг устремились в противоположном направлении. Из замка вышла Анцилла. Она пыталась идти грациозно, получалось плохо, но, нужно отдать ей должное, ведь могло быть и хуже. Той изысканности, которой с детства приучают принцесс, ей совершенно не хватало. Однако вид у нее был шикарный. Белое платье придавало её образу роскоши, невинности и удачно подчеркивало фигуру девушки. Вопреки ожиданиям Альды, Анцилла выбрала закрытое платье, правильных форм с длинным белоснежным шлейфом. Тонкие рукава и острый вырез платья украшала скромная вышивка серебром, повторяя узор кружева, покрывавшего юбку и голову будущей королевы. Пояс платья щедро усыпан цветными, но бледными драгоценными камнями, он придавал нежности всему образу. Гости умиленно и громко вздыхали. Альда смотрела на Павалета, тот, затаив дыхание, с восхищением смотрел на свою будущую супругу.

Сацерд (служитель Небесного Солнца) Литорийский пригласил влюбленных к алтарю. Павалет и Анцилла встали друг напротив друга, держась за руки.

- По воле Солнца Небесного да по воле Одноликой Луны два сердца обрели друг друга. Я священно вопрошаю тебя, Король Литорийский Павалет, согласен ли ты взять в жёны прекрасную Анциллу? Будешь ли ты в любви, заботе и нежности проводить дни с ней до смерти своей? Обещаешь ли хранить верность и не рушить узы, что соединили вас двоих в этот день? Если это так, поклянись в этом перед Солнцем нашим Небесным.

- Я клянусь, - уверенно сказал король.

- Я священно вопрошаю тебя, Анцилла Леводефийская, согласна ли ты взять в мужья отважного Короля Павалета? Будешь ли ты в любви, заботе и нежности проводить дни с ним до смерти своей? Обещаешь ли хранить верность и не рушить узы, что соединили вас двоих в этот день? Если это так, поклянись в этом перед Солнцем нашим Небесным.

На секунду Анцилла задумалась, а затем прошептала:

- Клянусь.

На берегу затихли голоса, слышно лишь шум океана да крики чаек. Все выглядело так трогательно, что у Альды скопились слезинки у глаз.

Павалет взял изящное кольцо из белого золота, надел на палец Анциллы и произнес:

- Прими это кольцо в знак моей любви к тебе. До самого последнего вздоха я буду рядом с тобой. Без тебя я, как океан без воды.

Дрожащими руками будущая королева взяла кольцо побольше и сказала:

- Этим кольцом я обещаю защищать тебя и все, что ты любишь. Только рядом с тобой я живу по-настоящему.

Теперь палец короля тоже украшало обручальное кольцо.

Павалет обнял Анциллу за талию, притянул к себе, и они поцеловались.


Церемония коронования Анциллы происходила в этот же день, согласно давней традиции. После обручения все гости собрались в тронном зале. В самом центре к трону короля поставили еще один, чуть поменьше – для королевы.

Когда гости заняли свои места, а король восседал на троне, вошли сацерд с Анциллой. Будущая королева встала лицом к гостям, она была взволнована. Чтобы никто не увидел, как дрожат ее руки, она сцепила их перед собой в замок.

- Пред Солнцем Небесным, пред Королем нашим и пред нашими лицами прошу тебя Анцилла Леводефийская произнести клятву честного правителя.

Анцилла, распрямив плечи, глядела прямо перед собой. Альда видела, как она борется со своим волнением.

- Я, Анцилла Леводефийская, клянусь принимать справедливые решения, быть внимательной к подданным и преумножать богатства нашей страны. Я клянусь помогать неимущим гражданам и бороться с бедностью. Мирное сосуществование с нашими соседями я ставлю перед собой главной целью.

Анцилла замолчала. Альде подумалось, что она забыла слова. Сацерд прервал молчание:

- Прошу вынести корону для ее Величества.

Слуга осторожно вынес корону и преклонил колено перед Анциллой.

Сацерд взял королевское головное убранство и произнес:

- Нарекаю тебя Анцилла Леводефийская Королевой Анциллой Литорийской отныне и до конца твоих дней, - теперь уже королева склонилась, и сацерд водрузил ей корону.

Все гости поднялись и склонили головы перед новой королевой Литории.


После коронования Павалет объявил пир, заиграла музыка, и гости радостно стали набивать свои животы едой и вином.

Альда все это время со стороны наблюдала за Коттом. Он, уже не стесняясь своего наряда, весело беседовал со своей новой кучерявой знакомой. Когда принцесса проходила очередной круг по залу, ее кто-то легонько задел за плечо. Обернувшись, Альда увидела того симпатичного парня, что смотрел на нее, когда она шла к алтарю. Вблизи он оказался еще красивее: темные вьющиеся волосы, тонкие черты лица и большие зеленые глаза мгновенно пленили принцессу.

- Прошу прощения, - мило улыбаясь, сказал молодой человек, - Регула Сора?

- Да.

- О, - выразил удивление парень, - я думал, вы моложе.

Обычно, женщины обижаются, когда их считают старше, чем они есть на самом деле, но Альда, прежде чем оскорбиться, решила дать шанс объясниться молодому человеку.

- На сколько моложе?

- Я думал, что вам тринадцать лет.

- Так и есть.

Собеседник открыл, рот, желая что-то сказать, но ничего не придумал. Альда с интересом наблюдала, как он очаровательно покраснел.

- Я осел. – Наконец произнес он. – Вы выглядите потрясающее, очень молодо, вы красивая… вы выглядите взрослой, то есть… я хотел сказать, вы не старая, а наоборот… да чтоб тебя… вас… меня! Я полный осел! - совсем расстроился парень.

Альда весело засмеялась.

- А как вас..?

- Лаи, - перебил принцессу парень. – Можно мне вас, - он руками обнял что-то невидимое и покачался влево и вправо, - пригласить на танец?

Альда посмотрела по сторонам в поисках Котта. Он стоял недалеко, лицо его не выражало никаких эмоций, а вот кучерявая девушка положила на плечо ему свою мерзкую ладошку. Принцесса встретилась с ним глазами и тут же отвернулась к Лаи.

- Конечно, - кокетливо согласилась Альда.

Лаи провел ее в центр тронного зала, и они закружились в танце. Котт тоже не терял времени, он пригласил кучерявую девицу и начал вальсировать недалеко от принцессы и ее спутника. То и дело Котт и Альда обменивались взглядами, как будто между ними шла какая-то борьба, принцессе это не понравилось.

После танца Лаи слегка поклонился Альде, поцеловал руку и отошел, но обещал вернуться. Тут же к Альде подбежали три пухлые девочки – дочери дациса Путида.

- Госпожа Альда, - затараторила первая, - о, Солнце Небесное, вы так красивы!

- Принцесса, - пропищала вторая, - это такая честь – быть рядом с вами!

Третья раболепно молча взирала на Альду.

Девочки выглядели как хрюшки-ангелочки. У них были искусственно накрученные русые кудри, толстые розовые щечки, вздернутые круглые носы, маленькие голубые глазки. Похожи как три капли воды. Даже надели платья одинакового фасона. Различался только цвет платья: розовый, голубой и фиолетовый.

Хрюшку в розовом Альда обозначила про себя главарем, ее звали Консепига. Она больше всех болтала и доставала Альду скучными рассказами, пытаясь произвести впечатление на принцессу. Та, что срядилась в синее – Тексипига, постоянно поддакивала сестре и кивала головой. Третья сестра – Сервипига, молча смотрела на Альду, насколько возможно широко раскрыв свои глаза.

Сестры донимали Альду уже, наверное, целую вечность, принцесса начала придумывать план побега, как подошел Котт с кучерявой уже ненавистной девчонкой.

- Принцесса Альда, - торжественно и с поклоном обратился к ней парень, - Крисмере весь вечер просит меня познакомить ее с вами.

Альда натянула улыбку. Конечно, весь вечер Крисмере только этим и занималась. Котт поклонился еще раз и отошел.

- Ваше Высочество, - милейше улыбнулась девушка и сделала реверанс.

На самом деле она была очень хорошенькой и красивой. Но ее привлекательность отличалась от красоты принцессы. У Альды была возвышенная холодная красота: худое лицо, очерченные скулы, большие глаза и прямой нос. А Крисмере была теплой, круглолицей, курносой и с веснушками. Наверное, Альда бы подружилась с ней, если бы Крисмере не проявляла такой интерес к Котту.

На удивление Альды, девушка оказалась еще и интересным собеседником. Она много читала, любила вышивать и рисовать. Альда расстроилась. Еще бы такая девушка не понравилась Котту: и разговаривать-то с ней интересно, и рукоделием занимается, и красивая. В общем, идеальная кандидатка на роль жены Котта. Альда уже представила, как Крисмере становится ее фрейлиной, как начинает встречаться с Коттом, а она – Альда – обо всем этом знает, ведь принцесса и фрейлина – это лучшие подружки. Окончательно разочаровавшись, она оставила трех сестер с Крисмере.

Походив по залу, она познакомилась еще с двумя парнями младше нее и четырьмя девочками. Но особого впечатления они на Альду не произвели. Павалет с Анциллой принимали поздравления, разговаривая с разными гостями, Котта Альда не нашла. Пару раз к принцессе подходил Лаи, они о чем-то беседовали, но и он потом куда-то пропал. Вечер стал казаться скучным.

Заиграла медленная музыка. Павалет пригласил Анциллу на танец. Гости окружили их, наблюдая, как они танцуют, а потом стали сами к ним присоединяться. Альда огляделась по сторонам, потенциальных кавалеров не видать.

- Меня ищешь? – услышала она немного насмешливый голос за спиной.

Принцесса оглянулась на голос и увидела Котта. Он, уже ласково улыбаясь, протянул Альде руку.

- Пойдешь танцевать? – спросил он.

Альда, неожиданно для себя, вложила свою руку в его, и Котт повел ее вальсировать.

Что-то внутри опять защекотало живот, когда парень положил свою ладонь ей на талию и слегка притянул к себе, второй рукой он крепко сжал ее руку, и они медленно принялись танцевать. Лицом к лицу, так близко, что Альда ощущала его дыхание на коже. Оказывается, Котт был выше Альды почти на целую голову. Они смотрели друг другу в глаза, не отрываясь. Он уверенно вел в танце, а ее колени дрожали от волнения. Все разочарование вечера мгновенно улетучилось, а в груди радостно колотилось сердце. Альда подумала, что было бы чудесно, если он сейчас ее поцелует. От этой мысли на щеках заиграл румянец. Котт это заметил и широко ей улыбнулся. Волнение и очарование как рукой сняло. Теперь Альду изнутри разрывал сумасшедший хохот, которому нельзя было дать волю. Кусочек зелени, застрявший в зубах Котта, испортил всю романтичность момента. Наверное, в обычной ситуации Альду это бы не сильно развеселило, но волнение обострило ее чувства, и теперь она с нетерпением ждала, когда закончится танец.

Наконец, медленная музыка сменилась энергичной, и Альда сбежала из тронного зала. Отбежав довольно далеко, она дала волю чувствам и начала истерично хохотать. Просмеявшись, она вернулась к гостям. Котт сразу же направился к ней.

- Почему ты так быстро ушла? И чего такая довольная?

- Мне нужной было отойти, - отмахнулась Альда.

- Опять в туалете была?

- Даже не начинай, - сурово посмотрела на него принцесса. Сейчас ей меньше всего хотелось с ним ссориться.

Котт улыбнулся и начал расспрашивать Альду, как она провела время в компании трех сестер.

Спустя некоторое время, к ним подошла Крисмере.

- Ой, у тебя, вот тут, - начала показывать на свои зубы девушка, когда Котт ей улыбнулся.

- Что? – он отвернулся и, видимо, избавился от злосчастной травинки.

Альда поймала его подозрительный взгляд, но ничего не сказав, загадочно улыбнулась.


Рядом с принцессой, Крисмере вела себя сдержанно и практически не обращала внимания на Котта. Втроем они весело провели время до конца вечера, обсуждая сестер и какие-то незначительные вещи.

Когда уже совсем стемнело, Павалет объявил последний танец. Котт повернулся к Альде, но Лаи его опередил, встав прямо перед ним.

- Прекрасная Альда, прошу вас подарить мне этот последний танец! – вдохновленно произнес он и, не дожидаясь ответа, за руку поманил Альду к танцующим.

Принцесса озадачено последовала за ним, она хотела, чтобы ее пригласил Котт, а тут внезапно появился Лаи, и Альда даже не успела ничего подумать и предпринять. Она с грустью обернулась, чтобы посмотреть на Котта. Тот отрицательно качал головой в ответ на какой-то вопрос Крисмере. Котт нахмурился и скрестил на груди руки.


Отправляясь после танца в свои покои, Альда обдумывала прошедший день. В целом, он неплох. Принцесса все-таки познакомилась с новыми мальчиками и девочками, у нее появился поклонник, а Котт даже пригласил ее на танец. Ах, самый восхитительный момент! Вспомнив про травинку в зубах, Альда глупо хихикнула.

Перед сном Сьервита еще долго помогала Альде раздеться, чего стоил только один корсет. А хитро уложенные длинные волосы расплетались, наверное, целый час. Принцесса очень утомилась за сегодняшний день. Но завтра замок ждет второй день свадьбы, а значит, нужно выспаться, как следует.



Глава 2.4

Утром Альду разбудила Сьервита.

Принцесса, как всегда, лениво открыла глаза и спросила:

- Вита, я же принцесса?

- Конечно.

- Тогда мне можно поспать еще пять минут? Пожалуйста, - протянула Альда.

Служанка улыбнулась и вышла из комнаты.

Принцесса проснулась, когда солнце уже жарило своих поднебесных жителей.

- Вита! – позвала Альда в панике. – Витааа!

- Что случилось, госпожа? – служанка, запыхавшись, вбежала в комнату.

- Почему ты меня не разбудила, посмотри, где солнце!

- Вы так сладко спали, не хотелось вас будить, а вчера так устали, - начала оправдываться Сьервита.

Альда вздохнула. Куда ей было торопиться. Все-таки это не ее свадьба, а Анциллы и Павалета. Пусть они и встают рано, а она может спуститься к вечеру.

Сьервита сделала Альде сегодня высокую прическу из кос, которая по форме напоминала пчелиный улей.

- Что это ты мне накрутила, Вита? Ужас какой.

Служанка расстроено оглядывала свой шедевр и собралась уже распустить волосы, чтобы сделать другую прическу.

- Ладно, оставь, зря я разве целых два часа терпела, - расстроенно и недовольно проворчала принцесса.

Ворчала она зря, волосы очень аккуратно заплетены и уложены. Шея Альды стала казаться длиннее, а черты лица более утонченными.

Сегодня Альде приготовили платье поскромнее — легкое, милое, без излишеств. И цвет простой – бежевый. Корсет Вита затянула золотистыми шнурками как-то уж очень туго. Незамысловатым узором по верхху разветвилось такое же золотистое кружево. Юбка у платья расплылась до самого пола, и без ненавистных колец под подолом. Плечи и шею покрывала прозрачная бежевая накидка, окаймленная по краям золотом.

- Госпожа, вы очень красивы, - восхитилась Вита, и протянула принцессе кулон с фиолетовым камушком. – Вы давно не надевали.

И точно. Альда совсем про него забыла. Свечение в камушке, показалось принцессе, изменило цвет с сиреневого на темный пурпурный. Возможно, это из-за погоды, которая резко изменилась, пока Альда приводила себя в порядок. Небо затянулось тучами, очень сильно дул ветер, из-за чего в замке закрыли все окна. Вот-вот пойдет дождь и грянет буря.

Послышался неуверенный стук в комнату. Сьервита открыла дверь и Альда увидела на пороге Котта. Несмотря на то, что он стучался именно в ее дверь, лицо выражало удивление от встречи с принцессой. Он молча стоял и смотрел на Альду с приоткрытым ртом.

Девочка посмотрела на него, приподняв брови и наклонив голову немного вперед, призывая сообщить, зачем он сюда пришел. Котт, видимо, собрался с мыслями и требовательно спросил:

- Почему ты не на празднике?

Альда опешила от наглости, и от неожиданности ответила на его вопрос:

- Уже спускаюсь.

- Ну, так идем, - с напускной важностью и безразличием позвал Котт и подставил свой локоть для принцессы.

Альда посмотрела на Сьервиту, та дала ей знак, чтобы принцесса приняла такое своеобразное приглашение, и лукаво улыбнулась. Теперь ситуация для принцессы начала казаться забавной и очень волнительной. Котт пришел за ней! Сам! И заметил же ее отсутствие в тронном зале! На удивление приятное чувство. Пытаясь не лопнуть от счастья, она взяла под руку парня, и они поспешили в зал.

На второй день свадьбы явилось заметно меньше гостей. Павалет с усталым видом сидел на своем троне за столом, а рядом, не менее измотанная, расплылась Анцилла. Гости же радостно пили вино, ели и танцевали. Поздороваться с Альдой сразу же подбежали три сестры-хрюшки, пытаясь оттеснить от нее Котта. Но сегодня парень был намерен сдерживать свои позиции, и не дал руке принцессы ускользнуть от него. Чтобы отделаться от сестер, девушка со своим сутником отправились к столу, усевшись рядом с королем и королевой. Обменявшись парой слов с братом и перекусив, Альда изъявила желание танцевать.

- Добрый вечер, принцесса, - услышала Альда приятный голос Лаи, который незаметно подошел к столу. – Я вижу, вы уже поужинали, позвольте украсть ваш первый танец?

Альда не успела ему ответить, потому что в разговор вмешался Котт.

- Жаль вас огорчать, - ехидно проговорил юноша, - но первый танец принцесса уже обещала мне.

Он встал из-за стола, взял Альду за руку и уверенно повел танцевать.

Они долго молча кружили по залу. Принцесса пристально смотрела на Котта, пытаясь понять, что же происходит в его голове.

- Что? – абсолютно спокойно спросил парень. – Он мне просто не нравится, - ответил Котт на вопросительный взгляд Альды.


Вдруг послышался какой-то громкий то ли шум, то ли стук. Показалось, будто бы гром. Небо хоть и затянулось тучами, но за окном не видно ярких вспышек. Гости начали озираться по сторонам. Когда грохот прозвучал второй раз, музыка прервалась, все замерли и начали прислушиваться. Грохнуло третий раз, стало понятно, что источник шума в замке, и с каждым ударом становится ближе. Гости в панике заметались, как мошки вокруг костра, кто-то кричал, некоторые женщины завизжали.

Альду резко потянули за ворот накидки, боковым зрением она увидела, что Котта постигла та же участь. Альда начала извиваться и выворачиваться из цепкого захвата.

- Не вертитесь! – обеспокоенно прикрикнула Анцилла. Именно она их волокла за шиворот.

- Что ты делаешь? Отпусти!

Анцилла не слушала. Она запихнула Альду и Котта за дверь, что скрывалась в дальнем углу тронного зала. Какая-то каморка для метел, раньше Альда даже не замечала ее и не знала, где она оказалась. На полу лежал старый и потрепанный ковер, какие-то тряпки, метлы. На полуразвалившемся столе стояли две грязные тарелки, с потолка свисала паутина. Видимо, это было заброшенное помещение для слуг.

- Слушайте внимательно! Молчать! – приказала королева, когда Альда открыла рот, чтобы возмутиться. – У нас мало времени. Это Аварис. Он вторгся, раньше, чем я думала. Бегите, бегите и не останавливайтесь. – Анцилла стянула ветхий ковер, под которым находился люк с деревянной крышкой. – Это выход из замка. Он приведет вас на Литорную равнину. Доберитесь до реки Дефочки. У ее истока в горах есть пещера, тайная тропа в Средиземье. Следуйте строго на север и доберетесь до поселения Дива Кастела. Там живет моя сестра – Новита. Ее легко найти, она жена сацерда. Я приеду туда, как только смогу!

- А как же Павалет! Ты сказала, мне ничего не грозит?!

- Оставайся! – крикнула Анцилла. – Если хочешь пойти замуж по расчету за орка!

Альда ужаснулась от этой мысли.

- Что за орк? Почему я должна выйти за него замуж? Почему ты мне помогаешь?

- Я поклялась Павалету, - ответила лишь на один вопрос Анцилла. - Остальное некогда объяснять.

- А я при чем? – вставил Котт.

- Не глупи. Она одна и дня не протянет за пределами замка. Тебе она вроде доверяет. Других кандидатов не нашлось. Доберетесь до места и можешь возвращаться.

Анцилла еле зажгла свечу трясущимися руками и вставила ее в фонарь.

- Быстрее! - За дверью слышались крики и громкий шум.

Котт спрыгнул в люк, помог без ушибов залезть принцессе и взял фонарь. Анцилла закрыла крышку люка, натянула ковер и хлопнула дверью комнатушки.

Тьма окутала их, слабый свет свечи позволял увидеть лишь то, что находилось рядом с ней. Когда глаза привыкли к темноте, начали появляться очертания помещения.

Альда повернулась вокруг себя. Она увидела, что со стороны, где должен находиться тронный зал, в подвал проникает свет в нескольких местах. Она потянула Котта за рубашку к источнику света. Подойдя, они поняли, что находятся под залом и свет исходит именно оттуда, сквозь решетку, установленную на полу. Через нее плохо, но все же видно, что происходит в замке. Котт поставил фонарь подальше, чтобы те, кто находились в замке, случайно их не заметили. Шум, который доносился из тронного зала, резко затих. С грохотом дверь зала слетела с петель.

Первым вошел высокий мужчина с бородой. Он вошел, уверенно оглядываясь по сторонам, на лице застыла довольная ухмылка. Альда разглядела на его лице знакомые черты: прямой нос, светлая кожа, тонкие губы... Большие темные глаза оглядывали присутствующих.

В замок явился Аварис. За ним вошло несколько человек в военной форме болотного цвета. Потом в зал ввели шесть человек. На шее, запястьях и щиколотках их сковали кандалы, скрепленные между собой одной цепью. К своему ужасу, Альда узнала в этих грязных пленниках своих братьев. Хуже всех выглядел Прифил. Лицо покрыто коростами, тело исполосовано ранами, он еле держался на ногах. Остальные братья выглядели здоровыми, но сломленными. Стража велела встать им на колени, и они подчинились.

Альда ахнула. Котт прижал палец к губам, призывая не издавать звуков.

Большинство гостей не успело сбежать, и теперь они стояли, прижавшись к стенам, стараясь слиться с обстановкой. Павалет стоял посреди зала, на лице отразилось полное непонимание происходящего и страх. Анцилла чуть поодаль стояла за его спиной.

- Извиняюсь за опоздание! – захохотал Аварис. – Я хотел еще вчера поздравить молодоженов, но Радибас маленько мне помешал. Но, усилия не напрасны, наконец, собрал семью вместе! – Аварис указал на братьев, скованных цепями. – Я вижу удивление на твоем лице, Павалетт. Наверное, хочешь знать, как мне это удалось? Вы, правда, считали, что можете меня удержать каким-то горами? - уже со злостью продолжил Северный король. - С моей армией? Что ж, начнем с Прифила и Арча. Стоп, - остановил он сам себя. – Какого Арча? Арча больше нет, я ведь сравнял его с землей!

Видимо, не дождавшись нужной реакции, северный король продолжил:

- Но надо отдать тебе должное, Прифил, держались дольше всех! Целых три дня! – Аварис мерзко скривился. – А за вот этот вот подарок, - король показал на свежий шрам на лбу, - я убил каждого человека в Арче. Секуфил! – обращался он уже к следующему брату. – Единственный благоразумный человек из вас. Сдал Посильву через три часа.

А вот на близнецов пришлось разделить армию пополам, сражались отчаянно, ради чего? Получили по несколько сожжённых деревень, изнасилованных баб и полудохлых работяг. Вот вы же мне двукровные братья, одна кровь у нас с вами, но вы такие бестолочи! Вы угробили столько людей! Ради чего? Ох… – король злобно замотал головой. - Тем не менее, продолжим. Амет сдался без боя. А вот Радибас. Все никак не хотел меня пускать к вам на свадьбу! А теперь, Павалет, твоя очередь сделать выбор. Как скоро Литория склонится перед единственным королем людей?


- Почему вы не сообщили мне? – крикнул в сторону братьев Павалет.

- Невежливо с твой стороны, - приложил палец к губам Аварис. – По-моему с тобой сейчас разговариваю я. Твои братья не сообщили, потому что я запретил. Но не расстраивайтесь. Ведь у меня ничего бы не получилось, если бы мне не помогали. Пора знать героев в лицо. Выходите, прямо сейчас.

Альда округлила глаза, потому что предатели выходили прямо из толпы гостей. Она помнила о том, что Анцилла с Катюллой нашли в каждом королевстве такого человека, но не думала, что они нагло явятся на свадьбу. Вышло пять человек, среди которых был дацис Путид и комитесса Тенуэсса. Остальных четырех Альда вчера не видела, значит, они появились только сегодня.

- Один, два, три, четыре, пять, шестой остался в Арче, - посчитал быстро Аварис. – Не хватает еще одного, то есть, одной. Цилла, ну же, выходи, дай поприветствовать тебя.

Павалет, не моргая, проводил Анциллу оцепеневшим взглядом, пока та шла к Аварису. Глаза его потухли, руки безвольно обвисли, а тело его как будто бы скрючилось.

Королева, стараясь не смотреть на мужа, присоединилась к кучке предателей.

- Чудесно! – взмахнул руками Аварис. – А теперь… Где же прекрасная Альда? Говорят, что краше нее никого нет, разве что только Царица Ночи.

Братья разом подняли глаза, Павалет начал оглядываться по сторонам. Анцилла с тревогой посмотрела в сторону подсобки для прислуги и тут же отвела взгляд.

- Я спросил, где моя двукровная сестра! – заорал Аварис.

- Мой господин, - опустив голову, начала Тенуэсса, - возможно, она в своих покоях или гуляет на берегу в компании сына Пультер Бела - Котта, с которым явилась на бал.

- Что-то знакомое. Гир Объединенной Гвардии?

- Да, Ваше Величество.

- Что ж… Ты, - он указал на Сьервиту, - найди и приведи девчонку. Вы двое, - обратился он к своим воинам, - Пойдете с ней. Будут сопротивляться, пацана убить вслед за папашей.

Альда повернулась к Котту, он стиснул зубы и сжал кулаки. Она взяла его за руку, чтобы хоть как-то поддержать в этот момент.

- А сейчас, - Аварис вдруг сделался более серьезным и суровым и вновь обратился к Павалету, - если хочешь сохранить свою жизнь и не потерять людей, как Прифил, брось свой меч и преклони колено.

Павалет напряженно смотрел сначала на северного короля, потом на Анциллу. Медленно он отстегнул с пояса меч, бросил Аварису в ноги и опустился на колено.

- Очень хорошо, - удовлетворенно прошептал северный король. В полной тишине этот шепот каждый услышал отчетливо.

- Теперь Семь Королевств подчиняются мне. Хм. Шесть Королевств. Вы остаетесь на своих местах дацисами, продолжая править своим народом. Половину добываемого продовольствия и ресурсов вы направляете мне как дань. Мои преданные слуги, - король указал на семерку предателей, - проследят за тем, что вы меня не обманываете.

Предводитель орков – Бесстериб из Регнум Орча доставляет мне неудобства своим существованием. Для его уничтожения мне нужна армия. Раза в три больше, чем сейчас имеется. С каждого из королевств раз в год вы будете направлять мне пятнадцать здоровых парней в возрасте от десяти до четырнадцати лет в специально отведенные места на военную подготовку для дальнейшей службы. Девочки не исключение. Их будет достаточно отправлять в количестве четырех голов.

- Я прошу слова, - промолвил Павалет.

- Говори.

- Люди будут против, они не станут отдавать детей. Против нашей власти восстанут, тебе придется снова завоевывать нас, пока всех не убьешь. Ты потеряешь своих воинов и не получишь ничего от королевств.

- Что ты предлагаешь?

- Сократи количество в два раза, и, - литорийский король замялся, - пусть это будет не государственной обязанностью. Пускай этим займутся... нанятые специально для этого дела люди.

Альда не верила своим ушам, как Павалет мог на это согласиться? Да еще и предлагать такие вещи.

Аварис думал несколько секунд, потирая бороду.

- Десять мужских и три женских головы в возрасте от десяти до четырнадцати лет, ежегодно с каждого королевства будут направлены в специальные места подготовки. Если наместники будут препятствовать или как-то этому мешать, то будут убиты.

- Зачем вам девочки? – поинтересовалась Анцилла.

- О… Цилла, ты же знаешь, они не для меня, а для воинов, - Аварис провел ладонью по щеке королевы.

В зал вошла Сьервита в сопровождении двух солдат.

- Девки нигде нет, пацана тоже, - молвил один из них.

Аварис стал разглядывать воина, что принес ему весть, доставая из ножен меч.

- Ты не смеешь так называть принцессу, - Аварис говорил очень спокойно, никто не ожидал, что в эту же секунду его меч одним ударом снесет голову военному.

Аварис повернулся к Павалету, лицо его кропили капли крови.

- Где Альда?

- Я не знаю, она танцевала в зале, когда все началось.

- Обыскать территорию замка и Литории! Если принцесса не будет найдена, обыскать всю Фертилию! – проорал Аварис, несколько воинов из его свиты тут же кинулись выполнять приказ.

- Чуть не забыл. Мне бы не хотелось, чтобы подобная ситуация повторилась в будущем, поэтому...

Аварис направился к Прифилу. Альда оцепенела от ужаса, Котт подошел сзади и закрыл ей ладонью рот, чтобы та не закричала.

Все, кто находился в зале, казалось, перестали дышать.

Братья следили за каждым шагом Авариса, из глаз Прифила текли слезы, он тихо повторял:

- Альда, прости, прости, Альда.

Глаза смотрели в одну точку, ужас от осознания того, что сейчас произойдет, сковал его.

Аварис замахнулся и со всей силы ударил мечом по шее Прифила. Голова с тихим стуком упала на каменный пол.

Альду начало трясти, слезы сами текли из глаз, не позволяя видеть, что происходит вокруг. Котт сильно зажал ей рот, из-за чего принцесса просто мычала. Парень развернул ее к себе лицом и обнял, чтобы она ничего не видела больше.


Альда теперь только слышала, что происходит. Некоторые женщины всхлипывали или рыдали. Кто-то из братьев закричал, выпуская таким образом боль. Аварис же невозмутимо продолжил:

- Надеюсь, я все ясно объяснил. Снять цепи! – приказал он. – Кто из вас самый младший?

Послышался голос Амета.

- Ты поедешь со мной. У тебя есть особое предназначение, седьмой сын Венатора и Фриги. Уходим, - скомандовал Аварис воинам, - к рассвету мы должны быть на границе Абунды. Ты, ты и ты, - выбрал он трех своих солдат. – Следите за Аметом. Цилла, мое почтенье.

Король со своей свитой ушел из замка, оставив всех в горе, опустошении и полном несчастье.


Глава 3. День Солнца Небесного

Третий день Альда и Котт шли по Литорной равнине. Волосы принцессы растрепались, и некоторые косы выпали из прически. Подол платья до середины испачкался грязью, землей и травой. Пальцы на ногах изранены до крови. Физическая боль немного отвлекала Альду от душевных тягот. То и дело она принималась рыдать и отказывалась дальше идти. Котт держался лучше. Его одежда тоже поистрепалась от долгой дороги. По пути он собирал ягоды и съедобные травы, чтобы они с принцессой могли поесть хотя бы чуть-чуть. Мелкие родники и утренняя роса спасали их от жажды. На ночь они рвали траву и накрывались ей, чтобы прохладными ночами не замерзнуть.

Наконец, они добрались до Дефочки — пресноводной речки. Издали они увидели поселение. Альда узнала в нем рыбацкую деревню Писк Кас, что находилась на границе Литории и Леводефья.

Когда ребята приблизились, то увидели солдат в форме болотного цвета. Аварис везде расставил своих людей в поисках принцессы. Значит, здесь нельзя просить ни ночлега, ни пищи. Остановившись недалеко от деревни, в невысоких кустах можжевельника на пригорке Альда и Котт, скудно поужинав ягодами, стали готовиться к ночлегу. Спать решили по очереди, чтобы быть готовыми к побегу в любой момент, если солдаты обнаружат их.

Ближе к утру дежурила Альда. Пока Котт спал, она беззвучно рыдала, вспоминая свою беззаботную жизнь и Прифила. Успокоиться она смогла только тогда, когда Котт начал возиться и просыпаться.

- Я, пожалуй, схожу в деревню, может, удастся добыть что-нибудь или выторговать, - он показал свой небольшой меч, с золотистой рукоятью, на которой красовался прозрачный драгоценный камень.

- Но тебе его отец подарил, - грустно сказала принцесса.

- Тогда это лучшее, что я могу с ним сейчас сделать. Если я нормально не поем, то мертвому мне этот меч точно не пригодится.

Аргументы Котта показались Альде убедительными.

- А солдаты, - продолжила принцесса.

- Что солдаты?

- Они могут тебя поймать. Слышал, что Аварис приказал тебя убить?

- Откуда им знать, как я выгляжу? Да и тебя они, собственно, в лицо не знают. Единственное, на что они ориентируются, это два подростка, мальчик и девочка. На одного они, надеюсь, внимания не обратят.

Что ж, Альде не хотелось спорить – не было сил. Она осталась под можжевеловым кустом, ждать Котта с чем-нибудь съедобным.


По солнцу Альда определила, что уже полдень. Котт до сих пор не явился. Сколько его ждать? А если он не придет? На мгновение Альду охватило волнение. Но потом девушка решила, если Котт не вернется, то она будет здесь сидеть, пока не умрет. Одной все равно не добраться до Дивы Кастелы, а выхдить замуж за орка она тем более не собирается. Слезы опять полились из глаз. Умирать ей тоже расхотелось. Рыдания прервал грубый мужской голос и топот копыт. Не меньше двух лошадей, точно. Альда сжалась как можно сильнее и притаилась, спрятавшись за ветками.

- … и вот, значица, беру я ее за ляжку, вот так! А она грит мне, мол, только после свадьбы! - передразнил один из мужиков кого-то.

К гоготу первого всадника присоединился второй, не менее грубый голос.

- Поссать надо, - всадник слез с лошади и подошел к соседнему от Альды кусту.

«Только бы Котт сейчас не пришел», - подумалось Альде, пока мужчина справлял нужду. Сквозь ветки она увидела солдат Авариса в болотной форме с желтыми погонами.

- Ну и че потом? – заговорил второй.

Что случилось у всадника потом, так и не удалось узнать, так как к ним подъехал третий человек. Его погоны блестели синевой.

- Вы почему не на посту? - грозно спросил третий всадник.

- Так это…, - замялся первый, - обход, значица.

- Если мы упустим принцессу, Аварис нам всем бошки поотрывает, - заорал солдат с синими погонами. - Было приказано не покидать пост! Проверять всякого входящего и выходящего! Рано или поздно, они припрутся в какое-нибудь поселение, жрать-то все хотят! И молитесь, чтобы они пришли сюда. А иначе, не видать нам золота! А теперь, марш на позиции! А то бошки вам поотрываю я!

Воины залезли на своих коней и, тихо ругаясь, направились в сторону деревни. Третий всадник удалился в противоположном направлении.

Когда топот копыт стих, Альда выдохнула. Колени и ладошки от охватившего страха дрожали. Что случилось бы, заметь они ее? Даже думать не хотелось.

Пару минут спустя пришел Котт, в руках он держал большой мешок и корзину. Альда облегченно выдохнула и бросилась его обнимать.

- Почему так долго?! Солдаты… Чуть не наткнулись на меня. Я так испугалась! Где ты был!

- Я тоже их видел, наблюдал недалеко, - начал объяснять Котт. – Я пришел к деревне, по всему периметру стояли солдаты, но мне удалось незаметно мимо них проскользнуть. Сначала я нашел местный рынок, никто не хотел давать мне больше двух медяков. Подозрительно смотрели на меня. Но нам этого бы и на булку хлеба не хватило. Спустя час, пришел владелец местной харчевни, он сказал, что денег нет, но готов дать за меч еду. Говорит, солдаты собрали все оружие, чтобы никто не смел сопротивляться новой власти. А к его дочке приставали, и он хочет себя и ее защитить. В общем, вот.

Котт кинул мешок и корзину на землю. Там Альда нашла чистую, но потрепанную одежду: две льняных рубахи, пару темных брюк, сапоги из шкуры и две дорожные мантии с капюшоном. Там же лежали какие-то тряпки, стеклянные банки с чем-то внутри, три куска мыла и гребень для волос. В корзине лежал десяток вяленых рыб и еще пяток свежих и зажаристых. Рядом лежала бутыль с водой и много маленьких абрикосов.

- Это все, что он смог мне дать. Думаю, на пару дней еды хватит. Ешь, - улыбаясь, сказал Котт, Альда уже пять минут смотрела на него дикими голодными глазами.

Они вместе накинулись на жареную рыбу и очень быстро всю ее съели. Альда себя чувствовала очень некомфортно. Ей никогда не доводилось голодать, а сейчас она, как животное, набросилась на добычу. Отобедав, они спустились к реке, солдаты на горизонте, слава Небесному Солнцу, на маячили. По мелководью они обогнули высокие камни, что омывались рекой, и стали очищаться от трехдневного пота и грязи. Когда Альда купалась в реке, Котт вежливо отвернулся, но то и дело косил глазом в сторону принцессы. К своему ужасу, девочка обнаружила, что ее ноги изранены травой и камнями, а поврежденный покров кожи облепился землей и кое-где даже свежими коростами. Пока Альда отмывала грязь с пяток, Котт тоже решил искупать себя. В отличие от принцессы, он, не стесняясь, оголил свой торс. Девочка невольно засмотрелась, оторвав свой взор от ног. Тело Котта, несмотря на юный возраст, было прекрасным: широкие плечи, мускулистые руки и плоский живот.

- Чего уставилась? Отмывай ноги.

Альда вздохнула. Что бы она делала, не будь Котта рядом? Сдалась? От этой мысли даже голова кругом пошла. Когда ступни отмылись, юноша принес тряпки и склянку, в которой вязкой кашей белела заживляющая мазь. Котт сам аккуратно нанес содержимое баночки на пятки принцессы и обмотал тряпками наподобие носков.

- Это нужно, чтобы в дороге сапоги не мозолили кожу, - объяснил парень и намотал себе также.

В новой одежде Альда походила на парня, ее выдавали только волосы и слегка выдающаяся грудь. Котт то и дело туда мельком посматривал, чем смущал принцессу. Отмывшись и просохнув ребята отправились на поиски более-менее удобного места для ночлега.


- У моей мамы тоже были длинные волосы, - совсем неожиданно разоткровенничался Котт.

Альда удивленно повернулась к нему. В первый день знакомства Котт ясно дал понять, что не намерен разговаривать о своей матери. Но, тем не менее, он продолжил:

- Мне редко удавалось общаться с мамой и отцом, они часто пропадали на службе. Войны нет, но им все рано полагалось то охранять досточтимых граждан, короля, бдеть за порядком.

- Твоя мама тоже служила в армии? – удивилась Альда.

- Что-то вроде того. Она была хранительницей.

- Это как?

- Долго объяснять.

- Так ведь и мы не торопимся.

Котт немного помолчал, но все же решил рассказать.

- Когда-то давно все существа на земле жили в мире и согласии. Но некоторые расы, вроде орков и великанов поняли, что являются сильнее остальных и стали истреблять других. Человеческая раса была самой беззащитной и почти вымерла. Тогда появилась Магия и вместе с ней чародеи и хранительницы. Чародеи с помощью магии защищали человечество от вымирания. А хранительницы возвращали к жизни умирающих. Со временем люди восстановили свою мощь и могли противостоять и оркам, и великанам.

- Откуда ты это знаешь?

- Мама рассказывала.

- Она умерла?

- Да.

- Из-за чего?

- Участь хранительницы не самая радостная. И поэтому хранительниц не так уж много в нашем мире. С помощью магии они привязывают себя к одному-единственному человеку и с того момента защищают его и оберегают жизнь. Между воином и хранительницей появляется жизненная связь. И, если воин погибает, то хранительница умирает вслед за ним.

Альда ахнула.

- А если умрет хранительница, то и воин погибает?

- Нет. Он остается жив и даже может связать себя с новой хранительницей.

- Не справедливо! А зачем устанавливать такую связь, если можно и так оберегать воина?

- Если есть связь, то женщина может исцелять своего воина своим здоровьем, даже смертельные раны может принять на себя.

- Но ведь мужчины должны оберегать женщин, а не наоборот!

- Наверное, ты права, - грустно сказал Котт.

- А что все-таки случилось с мамой?

- Однажды, в Праводефьи разразился небольшой гражданский бунт, я даже и причины-то не помню. Маленький отряд моего отца отправили, чтобы усмирить граждан. Никто не ожидал, что люди хорошо подготовятся к битве. Моего отца смертельно ранили. Он истекал кровью и умер бы, мама исцелила его. Раз она была хранительницей, то все равно бы умерла после смерти отца, а так у меня остался хотя бы отец.

- Зачем она стала хранительницей, если у нее был ты?

- Она стала ею еще до моего рождения, потому что очень любила отца.

- Я не понимаю, как во время битвы хранительница защищает воина, ведь ей нужно и самой драться?

- Потому что хранительницы – это, в основном, лучницы. Не все женщины, что хотят быть защитницами, могут в руках держать тяжелые мечи, булавы и щиты.

- А можно быть хранительницей, не любя своего воина?

- Я не знаю, Альда. Наверное, да. Все, больше я не хочу об этом разговаривать.


После трех дней в пути, запасы еды закончились. Но степи сменились лесами, в которых можно было найти грибы, ягоды и орехи. В пути Альда и Котт иногда разговаривали, рассказывая о своей жизни. Но большую часть пути молчали и вслушивались, нет ли поблизости солдат. Рядом с Коттом Альда немного расслабилась и позабыла о печали. Он заботился о ней, не давал грустить.

Девушка больше не плакала. Пришлось принять то, что произошло. Главное, что рядом человек, присутствие которого, не давало пасть духом.

На восьмой день их пути, когда уже смеркалось, Альде послышалось тяжелое дыхание и звук шагов по траве где-то за спиной. Густой и темный лес, казалось, скрывал опасность, что-то разглядеть было практически невозможно. Альда сообщила о странных звуках Котту, но тот сказал, что ничего не слышал. Пройдя еще несколько шагов, Котт вдруг закричал:

- Беги!

Альда начала оглядываться по сторонам, справа от нее Котт боролся не то с огромным человеком, не то с медведем. Он, безусловно, не сможет победить, но как же она уйдет без него? Броситься на помощь или бежать, спасая свою жизнь?

- Беги, - прохрипел парень.

И Альда побежала. Побежала прямо на это существо. Он не знала, как она сможет его победить, но без Котта она точно никуда не уйдет.

Альда с разбега запрыгнула на существо. От него пахло алкоголем и потом. Неизвестное могучее существо оказалось человеком. Маленькими кулачками она начала колотить «чудище» по спине, но тот словно и не чувствовал ударов, продолжал душить парня. Тогда Альда руками обхватила лицо нападавшего, нащупала глаза и со всей силы надавила. Человек взревел и закинул руку, схватив Альду за шиворот, и стянул ее со спины прямо перед собой. Девушка в панике задергала ногами во все стороны и заехала ногой мужчине по челюсти. Тот яростно отшвырнул Альду в дерево. За секунду до того, как удариться и потерять сознание, принцесса подумала, что, наверное, ей все-таки придется расстаться с Коттом.


Глава 3.2

Голова болела просто ужасно «Я жива», - осознала принцесса. Альда сквозь боль почувствовала, что находится в очень неудобном положении, судя по всему, в какой-то повозке, которая не торопясь, двигалась по ухабистой дороге. Медленно открыв глаза, принцесса убедилась в том, что права. Но только ехала она в большой телеге со встроенной в нее железной клеткой, в которой она и находилась. Оглядевшись, Альда увидела, что она здесь не одна. На деревянных лавках сидели другие дети. В основном, мальчишки. В противоположном углу плакала девочка лет десяти. Сама Альда сидела на полу. Только сейчас она заметила, что зажата между чьими-то коленями. Подняв глаза, она увидела спящего Котта, ее сердце радостно стукнуло и от счастья захотелось поплакать. Но это желание быстро отпало, как только она увидела прижимающуюся к нему Крисмере. Девушка тоже спала, обхватив руку Котта своими ладошками и склонив к нему на плечо голову. Принцессе даже стало обидно, почему это она сидит на полу, а эта (даже слов не подобрать!) уютно устроилась на сильном плече парня.


От того что Альда начала возиться, Котт проснулся, а вслед за ним и Крисмере.

- Принцесса, - воскликнула она. – Вы очнулись!

- Тихо! Не называй меня так, - прошипела Альда, боясь, что кто-нибудь услышит и откроет ее тайну.

Несколько детей посмотрели в их сторону.

- Что происходит? – глядя на Котта, прошептала Альда.

- Не знаю. Я тоже потерял сознание там в лесу. Очнулся здесь. Крисмере уже находилась тут. Я усадил тебя поудобней и снова отключился.

«Удобней некуда», - пронеслась язвительная мысль в голове принцессы.

- Нас везут в военный лагерь, - заявила Крисмере и начала рассказ. - Как раз, когда вы пропали, на бал по случаю свадьбы явился Аварис. – Альда и Котт сделали вид, что только что узнали об этом. – Он захватил власть в Семи Королевствах. То есть в Шести, - она сочувственно посмотрела в сторону принцессы. Альда удивленно взглянула на нее. – Короля Арча убили.

Тут Альде не пришлось притворяться. Плакать она не стала, но грусть наполнила ее с затекших ног до раскалывающейся головы. Крисмере продолжила.

- Аварис приказал направлять на военную службу десять парней и трех девиц с каждого королевства для военной службы. Вернее, не направлять, а похищать. Видимо, мы попались. Но тебя, принцесса, должны отпустить, ведь ты нужна Северному Королю, за тебя он обещал награду. А вот мы с Коттом теперь будем вместе, - она сделала паузу, - служить.

Альда очень расстроилась, потому что Крисмере была права. У короля на нее свои планы, и явно они заключаются не в том, чтобы отправить ее в армию. Хотя зачем королю девочки в армии?

Котт тихонько погладил Альду по голове и сел рядом с ней на пол. Крисмере осталась на скамейке.

Уже светало. Сквозь прутья решетки принцесса увидела величественные горы. Воздух неприятно холодил кожу, Альда закуталась в свою тонкую мантию. Котт, увидев, что ей холодно, обнял принцессу и накрыл своим дорожным плащом. Альда ловила каждое мгновенье, проведенное со своим другом, ведь вскоре она потеряет его навсегда, выйдет замуж за ужасного орка, и будет жить в несчастии целую вечность до самой смерти.

Весь день телега не останавливалась, Альда разглядела, что за вожжами сидел тот самый человек-медьведь, что напал на них в лесу. Когда начало смеркаться, дети начали выть и проситься домой. Страх голод, жажада и нужда сковали каждого. Не обращая на звуки никакого внимания, кучер продолжал свои путь.

Впереди завиднелся небольшой то ли городок, то ли деревушка, но туда телега не поехала, свернув на лесную дорогу. Обогнув город, они остановились на окраине около большого трехэтажного вычурного вызывающе-красного цвета дома. Рамы и дверь окрашены в смолянистый черный цвет, а за окнами ничего не видно, кроме плотных штор. Вокруг дома стояла черная узорчатая изгородь, а во дворе росли прекрасные кроваво-красные розы на высоких стеблях. У ворот приветливо и зазывающе ярко горел фонарь.

Из дома вышла женщина, лицо которой обрамлял черный чепец с белыми рюшами. По краям выбилась пара пепельных локонов. Прохладное туманно-синее платье мягко шелестело, пока женщина размерено, совершенно не торопясь, приближалась к ржавой повозке. Поверх платья красовалась грубая черная накидка, на которой красовалась безвкусная здоровенная брошь в виде розы.

По статной походке и хрупкой фигуре представлялась молодая полная сил женщина. Но когда она вышла на свет, Альда удивилась, увидев старуху. Свое морщинистое лицо она пыталась омолодить с помощью глины. На выпуклые глаза толстым слоем старуха нанесла синюю краску, нижние веки очертила черной сурьмой, а тонкие губы ярко намазала кроваво-красным цветом. В целом, выглядела она непристойно, и будь Альда в таком виде, то постыдилась бы выходить за пределы своей комнаты.

Извозчик слез со своего места и подошел к женщине.

- Вот, привез тебе девчушек.

- Показывай, - хрипло сказала женщина.

Альда узнала по голосу матер Катюллу.

- Котт, не отдавай меня туда, пожалуйста, - торопливо стала умолять Альда. – Это дом, где ублажают мужчин. Мне Анцилла рассказывала про него. Пожалуйста, Котт.

Парень взволнованно схватил принцессу за руку и отодвинул себе за спину. Крисмере схватила Котта за вторую свободную руку.

Тем временем, мужчина подошел к клетке, снял замок и пробасил:

- Девки на выход.

Ни одна из девочек не торопилась выполнять просьбу. Тогда он начал вытаскивать всех по одной. Девочки визжали и плакали. Когда очередь дошла до Крисмере, та толкнула Альду прямо в руки извозчику.

- Что ты сделала? – услышала Альда за спиной голос Котта.

- Прости, - пропищала Крисмере, - я случайно.

Девочек набралось шесть штук. Крисмере встала рядом с Альдой, притворно виновато на нее поглядывая.

Всхлипы и рыдания девочек раздражали, Альда все время оглядывалась на клетку, она ведь даже не успела попрощаться с Коттом. Но шум раздражал не только принцессу. Матер Катюлла достала откуда-то небольшую плеть и со всей силы начала хлестать ею девчонок. Не успев сообразить, что происходит, Альда получила удар прямо по лицу. Плеть неглубоко рассекла половину щеки. Закрыв лицо руками, Альда получила еще несколько ударов. Но уже по плечу и по спине.

- Молчать, - тихо сказала Катюлла, когда остановилась.

Сдерживая слезы, девочки закрыли рты и приковали свои взгляды к старухе. Альда с ненавистью взирала на женщину, ей рыдать совсем не хотелось. Ей хотелось, чтобы матер умерла прямо сейчас, прямо здесь.

- Встать сюда, - она показала на место под фонарем, - рука к руке.

Девочки послушно засеменили на указанное место. Альда встала подальше от Крисмере.

Матер подошла к первой и взяла ее за подбородок, приблизив к ней свое лицо. Внимательно оглядев ее, она сказала:

- Пойдет.

Следущей она осмотрела Крисмере.

- Эта хороша. Пойдет.

- У этой зубы, как у лошади, - поставила свой вердикт матер третьей девочке, - ты чем смотрел, слепошарая ты дубина. Нужно сильно постараться, чтобы поставить ее хотя бы на входе.

Для четвертой и для пятой Катюлла также коротко сказала:

- Пойдет.

Наконец, дойдя до Альды, старуха потянула руку к ее подбородку, но девочка резко отвернула голову. Катюлла, прищурившись, стала всматриваться в лицо принцессы. Казалось, она смотрит на нее уже целую минуту. Брови старухи сильно нахмурились.

- Покажи руки.

Альда вытянула перед ней кулаки.

- Ладонями вверх.

Девочка послушно перевернула руки. Катюлла резко схватила Альду за запястье и начала рассматривать ладонь. Также резко она выкинула ее руку из своей.

Бабка гневно взглянула на мужчину.

- Ты кого мне притащил? – угрожающе начала матер.

С виновато-непонимающим лицом мужчина потер затылок. Альда догадалась, что Катюлла ее узнала, но как?

- А чего? Чего не так-то?

- А ты сам посмотри. На рожу вылитая северянка, одно лицо с матерью! А на руках ни одной мозоли. Никаких шрамов, бледная, как смерть.

- И чего? – все еще не понимал мужик.

- Это Альда – принцесса Семи Королевств, дубина. Ты хочешь, чтобы Аварис скормил нас дреяггхам?

- Мне велено девок привезти. Я привез. Давай деньги.

- За нее, - она указала на принцессу, - я тебе и медяка не дам!

- И чего мне с ней делать-то?

- Убей. Если она расскажет королю, что мы с ней сделали, нам не жить. Ты меня понял, дубина?

- Не буду я ее убивать, не смогу я. Ты чего, старая, я детей не трогаю.

- Даю тебе в два раза больше, и мои глаза не должны ее больше видеть.

Она достала из кармана на подоле кожаный мешочек, в котором звенели монетки. Потом достала мешочек побольше и переложила несколько золотушек в маленький. Затянув шнурок, она швырнула первый мешочек извозчику.

- Пятеро, за мной.

Катюлла пошла по направлению к дому, а девочки грустно посеменили за ней.

- Вы меня убьете прямо здесь? - Альда дрожала от страха. Умирать вот так. Несправедливо, обидно и глупо.

- Чего? А, помирать что ли собралась?

- Матер сказала…

- Она мне не указ. Чего мне тебя убивать? Сейчас парнишек повезем к Дипату. Ему, может, приглянешься. Поживешь у него.

- Что за Дипат?

- Хорош болтать, ехать пора, исть уже охота. Пацанята-то тоже, небось, хочут. Залазь давай обратно. И без глупостей тут мне, - погрозил он толстым пальцем.

Альда и не собиралась с ним спорить. Ей хотелось поскорее вернуться к Котту. Если его везут к этому Дипату в военный лагерь, то она сама там с удовольствием останется.

Котт все это время наблюдал за принцессой, просунув голову между прутьев.

- Что там произошло? – начал расспрашивать Котт, когда Альда неловко заползла в прогнившую повозку. – Вот ведь старая псина, - вытирая кровь от раны на лице Альды, гневно восклицал парень. – За что она так с вами?

Пока телега медленно ехала в сторону гор, Альда успела все рассказать другу. Он, оказывается, тоже жалел, что больше никогда не увидит принцессу, поэтому после ее рассказа, крепко обнял Альду.

Девочка испытывала смешанные чувства. С одной стороны, ее королевской жизни конец, а с другой – Котт. Но ее жизнь теперь наполнялась такими непредсказуемыми событиями и поворотами, так что Альда решила радоваться хорошим моментам, а погрустить она всегда успеет.


Когда телега остановилась, темнота сковала уже каждый уголок. Альда увидела только каменную стену с железными воротами, высотой, наверное, с десять человек. Обычно такие массивные стены устанавливаются у крепостей. Альде с грустью вспомнился Арч, который окружали похожие постройки.

Долго никто не выходил. Дети прилипли к решетке, пытаясь разглядеть, куда их привезли. Альда и Котт не остались исключением. Наконец, ворота открылись, и вышел взрослый крепкий мужчина, лет пятидесяти. В руках он держал фонарь, освещая свое усталое круглое лицо.

- Здорова, Стип, - обратился мужчина к извозчику. – Как дорога?

- Гир Дипат, - поклонился Стип. – Да ничего, вот, смотрите, привез парнишек.

Извозчик открыл клетку.

- Вылазийте, давайте, - подгоняя рукой, велел Стип.

Альда и Котт выходили последними. Вспомнив, что у него в телеге еще и девочка, извозчик обратился к Дипату:

- Гир, тут одна у нас проблема.

Дипат внимательно на него посмотрел.

- Вам девки не нужны на работу?

- Ты разве не от матер Катюллы едешь? Ей-то уж точно на работу требуются девки, - усмехнулся Дипат.

- От нее. От кого ж?

- Она не всех взяла? Что, страшная, что ли? – невесело усмехнулся гир.

Он поднес фонарь к лицу Альды. Брови Дипата поплыли вверх.

- Не видал я еще таких красивых девиц. Больная?

- Да не. Принцесса она.

С минуту Дипат молчал, обдумывая, видимо, как быть.

- Ну-ка расскажи, как она к тебе попала, и почему не везешь ее к королю.

Стип, постоянно сбиваясь, рассказал мужчине, как было: и как он поймал их с Коттом в лесу, и как Катюлла побила Альду, и то, что принцессе теперь либо умирать, либо прятаться здесь.

Выслушав историю извозчика, гир Дипат обратился к Альде:

- Здесь тебе не будет сладкой жизни. Никто ходить за тобой не станет. Как только переступишь порог, забудь, кем являлась. Однако, я даю тебе выбор. Ты можешь бежать прямо сейчас. У тебя будет фора – сутки. После, мои воины начнут охоту за тобой и, если найдут – убьют. Каков твой выбор?

- Раз я все еще не бегу, то выбор очевиден, - решила поумничать Альда.

Дипат дал принцессе легкий подзатыльник.

- Будьте добры, Ваше Высочество, на заданный вопрос отвечать конкретно, - жестко и с непроницаемым лицом отрезал мужчина.

Стало так обидно. «Я же девочка», - в гневе подумала Альда. «С чего это он решил, что может меня лупить?». Но вслух не стала возражать, чтобы не получить еще одну затрещину. Принцесса надула губы, сдерживая слезы. Никто за нее даже не заступился и слова не сказал. Трусы! Обида и гнев из-за этого еще сильнее стали разрастаться. В голове Альда придумывала обидные фразы, которыми бы она могла ответить гиру. В глубине души принцесса понимала, что никогда эти слова не скажет, потому что от решения этого мужчины сейчас зависела ее жизнь. Но ведь никто не запрещал об этом думать.

Дипат тем временем, как и матер Катюлла, тоже достал из кармана мешочек с монетами и отдал Стипу.

- Переночуешь в Касте Монте? А то ночь ведь уже.

- Не. Поеду я. Заскочу к Катюлле по дороге, еще раз, - усмехнулся Стип, залез на повозку и уехал.

- За мной, - скомандовал Дипат.

У ворот их ждал высокий молодой парень в кожаных доспехах и с копьем.

- Иди сюда, - приказал ему гир. – Подними Досси, у нас тут восемнадцать новичков, нужна еда.

«Досси? Может ли так оказаться, что это моя Досси»? – затревожилась Альда.

- И еще, - остановил сторожевого Дипат, - разбуди Тарма. Пусть спустится в столовую. Быстро.

Парень побежал в сторону замка. И только тут Альда разглядела величественный замок. Такого она еще никогда не видела. В голове не укладывалось, что замок может быть частью горы. Он как будто вырос из нее. От ворот вела дорога из камня, длиной примерно двести локтей. Остальную территорию перед замком занимали какие-то постройки и боевые орудия. В некоторых Альда узнала катапульты и требушеты.

- Добро пожаловать в Каста Монту. Это горная крепость. Здесь вы будете учиться военному искусству три года. По истечению трех лет отправитесь служить на Север. Срок службы двадцать лет. Так что, советую вам напрячься и не расслабляться в ближайшие двадцать три года. Сейчас поужинаете и отбой. Построение после первого колокола. Остальное завтра утром.

Зайдя внутрь, мальчишки и гир оказались в просторном зале. Приятный холодок вызвал мурашки на коже Альды. От факелов, что висели на стенах, едва веяло теплом. Между ними висели разные картины с изображениями воинов в северной форме, на некоторых изображались целые сражения. На самом видном месте весел портрет Авариса, рядом повешена картина с человеком, похожим на него, только седого. Внизу золотилась крупная подпись: «Траннис Безжалостный». Насколько знала Альда, это был ее дядя. Принцесса не могла не отметить свое сходство с ними: темные большие глаза, узкое лицо и тонкие губы. Только вот у них, как показалось Альде, взгляд выражал зло и надменность.

По центру зала наверх вела широкая лестница с перилами, концы которых выделаны в форме человеческих черепов. Справа и слева от лестницы вели проходы, ведущие в общий коридор, куда и последовал Дипат.

- Налево – столовая, - начал объяснять гир Дипат, - направо – кухня и комнаты слуг.

Повернув налево, дети радостно загомонили. Весь день они ничего не ели и вот, наконец, их покормят.

В столовой стояло четыре стола. Три больших в центре, и один маленький на возвышении. Недалеко от маленького стола скрывалась дверь, откуда вышла полная черноволосая женщина с тележкой, забитой приборами, дымящимися кружками и большой тарелкой с хлебом.

- Досси! – не сдерживая себя от радости, крикнула Альда.

Женщина остановилась, широко распахнув глаза. Оглядываясь по сторонам, она никак не могла понять, с какой стороны она услышала любимый знакомый голос. Альда увидела в ее глазах такую надежду и обеспокоенность, что слезы начали щипать глаза.

- Я здесь.

И Досси ее увидела. Слезы счастья полились из глаз. Но она не сдвинулась с места, опасливо посмотрев на Дипата. У того скользнула по лицу улыбка, но быстро исчезла. Он строго посмотрел на принцессу, потом на служанку и одобрительно кивнул. Досси подбежала к Альде и обняла ее так крепко, что у девочки прихватило дыхание.

- Как же вы здесь? Кто же вас так? – заботливо потирая рану на лице принцессы, причитала Досси. – Сейчас я вас покормлю, а то стоите голодные тут.

Она вернулась к тележке. Подкатила к столу, расставила горячий чай на смородиновых листьях, положила ложки и тарелку с хлебом.

- Сейчас, мои вы хорошие, - все еще плача говорила Досси, - сейчас привезу.

Дети накинулись на тарелку с хлебом, но под грозным взглядом Дипата, все быстро положили куски обратно.

Альде совсем расхотелось есть. Столько радости от встречи с Досси! Она посмотрела на Котта, тот ей улыбался в ответ. Только сейчас Альда заметила, какой у парня измученный вид. Он сильно похудел, появились синяки под глазами. Она, наверное, выглядела не лучше.

Снова загремела тележка. На этот раз няня привезла кастрюлю и восемнадцать тарелок. Запахло рыбой. Досси начала разливать в чашки уху из трески, каждому по три поварешки. В столовую быстрым шагом, держа руки за спиной, вошел молодой парень лет двадцати пяти и встал рядом с Дипатом.

- Это твои новые подопечные, - тихо на ухо сказал гир Дипат этому парню.

Альда подумала, что это, возможно, Тарм. Подтянутая фигура, прямая осанка — ну, точно, гир. Его волосы напоминали Альде ее ухажера в Литории - Лаи – такие же темные и слегка волнистые. Глаза у Тарма чернились в тусклом освещении, а взгляд цеплялся с одного на другого. На кончике его носа Альда разглядела родинку. Поймав ее взгляд на себе, тонкие губы Тарма скривились в ухмылке.

Рыбный суп быстро съели. Досси начала убирать со стола грязную посуду на тележку. Дипат вновь скомандовал:

- За мной.

Дети послушно последовали за ним.

- Ты же не собираешься спать в комнате, где семнадцать мальчишек, - обратился он к Альде. – Иди к Досси, будешь жить в ее комнате. Завтра решим, что с тобой делать дальше.

Котт легонько сжал пальцы Альды и шепнул:

- Спокойной ночи.

- Пока.

Мальчики вместе с Дипатом ушли. Досси собрала посуду и тихо позвала:

- Пойдемте, принцесса.

За дверью оказался скрытый коридор для слуг, который связывал столовую с кухней.

- Что с тобой случилось в Арче, Досси?

- Долго мы не смогли продержаться, Аварис быстро проломил стену крепости, наверное, за сутки. Кажется, у него там служил свой человек. Наши солдаты много побили его воинов, но Аварисова армия, казалась бесконечной. Он ворвался в замок, перебил всех. А когда добрался до меня, остановился. Говорит, выбирай, или помирать или работать в моей крепости. Там, мол, старуха управляющая сгинула. Король, Ваш брат, сказал, чтобы я шла. Ну, вот я и оказалась здесь. Гир Дипат тут самый главный. Он не плохой, но иногда жесткий. Все-таки одни ребята у него. Чтоб слушались, нужно иногда таким быть. Парни-то не все послушные. Вас-то, наверное, помощницей сделает моей. А вы как здесь оказались?

Они уже пришли на кухню.

- Погодите, принцесса. Деська, Цеська, - позвала кого-то Досси. – Альда, познакомьтесь, это Десан и Цесус, помогают мне на кухне, - сказала няня, когда в комнату вошли два парня лет семнадцати.

На кухне показался Десан - толстый, по ширине, как три Альды. Глаза добрые-добрые, а щеки румяные. Цесус же полная противоположность – тощий, с вытаращенными удивленными глазами изумрудного цвета.

Принцесса сделала маленький реверанс. Мальчики удивленно на нее смотрели, не ожидая увидеть в замке девочку.

- Надо помыть посуду, - неумело приказала Досси.

- Я итак целую гору намыл сегодня! Откуда еще столько тарелок, да еще и кастрюля, - обреченно закатил глаза Цесус.

- Не спорь, - мягко отрезала Досси и поманила принцессу в сторону комнат для прислуг.

- Толковые парни, очень умные. Да только не пригодные к службе. Дипат иногда оставляет таких в замке, чтоб не пропали на войне. Они помогают держать замок в чистоте, да на кухне немного. Девчонок здесь не бывает почти. Жила одна, когда меня еще тут не было, да, говорят, сбежала.

Досси и Альда зашли в небольшую комнату. В углу стояла кровать, рядом трехногий стол и потрепанный, но чистый стул. В другом углу стоял деревянный узорчатый шкаф. Няня достала из него матрас, вязаный плед и подушку.

- Ложитесь на кровать, я посплю сегодня на полу, завтра попросим и для вас кровать поставить. Так, как вы сюда попали?

Пока раздевалась, Альда рассказала, что произошло. Узнав, что Прифил мертв, Досси разрыдалась и не останавливалась до конца рассказа.

- Мальчик мой, - причитала няня, горько рыдая, - я ж с рождения его на руках носила, вот такой вот маленький был. Проклятый Аварис! А эта старая шельма, что она наделала с вашим красивым личиком!

- Досси, не плачь, а то я сейчас тоже разрыдаюсь.

У Альды и правда, уже начали подступать слезы.

- Хорошо, что мы встретились с тобой, хоть и здесь, мы живы и у нас есть еда, крыша и мягкая кровать, и уже этому можем радоваться, - не веря своим словам, попыталась успокоить свою няню Альда.

- Вы правы. Так мало времени прошло, а вы уже успели повзрослеть, а я дура старая, разревелась тут, как девица недолюбленная. Ладно, Ваше Высочество, нужно спать, нам уже мало времени для сна осталось. Спокойной ночи.

- Спокойной.

Досси погасила свечу. Засыпая в мягкой кровати, от которой почти отвыкла, Альда отключилась практически сразу.


Колокол звенел прямо в голове у принцессы. Альда, открыв глаза, увидела, что за окном еще темно. Настойчиво колокол продолжал шуметь, но на улице. Досси, уже одетая, пришла будить Альду.

- Мне надо вас отвести на общий утренний сбор. Отряд, что собирается позже всех, чистит конюшни, свинарник и курятник. Ваш гир Тарм еще ни разу не собирал отряд последним, поэтому поторопитесь.

Альда с отвращением надела свою старую одежду, которая пахла потом и грязью. Вместе с Досси через столовую, они вышли на задний двор. Альда от удивления открыла рот.

Чудесной красоты замок-гора, окруженный равниной. Восхитительный вид на горы. Блаженство, если бы не плен. Двор был разделен на пять площадей. Ближе к замку выстроился скотный двор. Животных пока Альда не увидела. Остальные четыре площадки разделяли небольшие бревенчатые перегородки. У каждой стоял небольшой сарайчик, еще там виднелись деревянные человеческие силуэты, видимо, на них тренировались будущие воины, отрабатывая удары. На пятой площадке Альда с трудом разглядела некое возвышение.

- Что это? – указывая на него, спросила Альда.

- Это постройка на подобие алькера, для лучников.

Посередине равнины стоял высокий столб. К нему на высоте пяти локтей прикреплены несколько пар железных оков.

- А это что?

- Они называют это столбом позора. Туда за руки цепляют провинных. Давайте отойдем, не нужно привлекать внимание сразу же.

На площадку стали выбегать будущие воины. Всем не было и больше семнадцати лет. Появился Дипат. За ним вышел Тарм и выстроил два небольших отряда. Первый состоял из уже взрослых парней. Они без команды построились в три шеренги по пять человек. Мальчиков, которые прибыли вчера, пришлось расставлять практически каждого по отдельности. С Коттом у Тарма проблем не возникло. Альда одними пальцами помахала ему, в ответ он коротко кивнул головой.

- Ты, - указал Тарм на Альду. – Иди сюда. Досси свободна.

Тарм поставил Альду в шеренгу с новичками.

Затем, обгоняя друг друга, появились и постороились еще два отряда. Их командиры встали рядом с Тармом, молодые, как и Тарм. В отличие от него, они не были красавцами. Первый высокий, с вытянутым лицом и большим прямым носом. Половину лба прикрывала смешная челка. А сам он постоянно улыбался, хотя и старался сделать серьезное лицо. Альде он показался хоть и не красивым, но приятным. Второй - рыжий. Не уродлив, но внешность у него отталкивающая: лицо, обсыпанное веснушками, вдавленные маленькие глаза и тонкие губы. Его серьезность не вызывала сомнений. Альда заметила, как они с высоким командиром незаметно толкают друг друга кулаками, как старые друзья. Почему-то это вызвало у нее улыбку.

Гир Дипат поднял правую руку на уровне лица в знак приветствия. Остальные проделали то же самое.

- Товарищи, сегодня в нашей семье пополнение. Гир Тарм послезавтра – в День Небесного Солнца проводит своих воинов на Великую Службу нашему королю. В этот же день клятву на верность принесут семнадцать новых воинов. Вниманию молодых солдат: ко мне можете обращаться исключительно гир Дипат. Здесь я самый старший по званию. В течение трех лет вы будете изучать военное искусство. С каждым годом вам будет присваиваться ранг. Сейчас у вас четвертый. Как только вы принесете клятву, ранг повысится до третьего. Обучение проводится в отрядах, согласно рангу. У каждого отряда свой командир. На данный момент у первого ранга – гир Тарм. У второго ранга – гир Терваль, - он указал на длинного мужчину. - У третьего ранга – гир Гимон, Дипат указал на рыжего. - Ваш командир после завтрака объяснит правила и распорядок дня. За нарушение вас ждет столб позора, - Дипат протянул руку в сторону строения в центре площади. - Ах, да. Иди сюда, девочка, - принцесса подошла к главнокомандующему. – Эта девочка – Альда - будет жить в нашем замке, - кто-то присвистнул. – Ее назвали в честь принцессы Семи Королевств, - неожиданно заявил Дипат, - за насилие или применение физической силы к ней установлено наказание - лишения полового органа. – Альда с ужасом взирала на парней. Она и не подумала, что кто-то с ней так может поступить. В Арче ее учили, как вести себя в таких ситуациях, но это лишь для сохранения жизни в условиях войны. Но ведь прямо здесь войны не было. Разве эти юные воины способны на то, что он говорит?

- Также я приказываю молчать о нахождении этой девочки в нашем замке при посещении матер Катюллы или выходе в город. Придется кое-что поправить, чтобы к тебе быстрее привыкли, - тихо добавил Дипат.

Он взял меч, прислоненный к стене. Альда испуганно посмотрела на командира, не понимая, что же он хочет исправить. Тот крепко схватил косу девочки и резко отсек ее мечом. Волосы рассыпались по голове Альды. Теперь они едва доставали до плеча. Ее гордость, ее длинная красивая коса сейчас лежала на земле. Не моргая, Альда мутным взглядом смотрела на волосы, не представляя, каково ходить без них. Ничего и никого она не слышала, ощущение, как будто она потеряла часть тела. Альда больше не могла сдерживаться и заплакала, пока гир Дипат ее куда-то вел. Только тогда, когда они поднялись на самую высокую башню замка – кабинет гира, она пришла в себя и успокоилась.

- Кроме того, чтобы реветь, умеешь делать что-то еще?

Альда отрицательно покачала головой.

- Так и думал. Досси тебя всему научит. Будешь служанкой.

- Я. Не. Буду. Служанкой, - злобно воспротивилась Альда.

- Тогда я тебя убью, - просто сказал Дипат.

- Убивайте, служанки вам из меня в любом случае не выйдет.

- Значит, я убью друга, с которым ты сюда пришла.

- Значит, у вас не будет ни воина, ни служанки.

- Вот ведь упрямая ты девка. Что же ты решила, будешь прохлаждаться у меня в замке и жить, как принцесса. Не бывать этому.

- Я хочу учиться военному искусству.

Гир Дипат громко засмеялся.

- Не все парни ему могут обучиться, а тут принцесса! Аварис не даст мне денег за слабого солдата.

- Я хочу учиться военному искусству, - повторила Альда.

- Ты мне тут не ставь условия, мелочь, - занервничал главнокомандующий.

Альда почему-то пыталась придать себе максимально важный угрожающий вид и надменный тон, не терпящий отказа.

Дипат задумчиво почесал подбородок.

- Что ж, мне нравится твое упрямство, - наконец выдал он. – Ты будешь моей помощницей, а остальное время будешь тренироваться. Гир Тарм остается твоим командиром, он решит, какое оружие тебе больше подходит. С ним и будешь заниматься. Иди завтракать, а потом я спущусь. Жди меня у столба позора.

Спустившись в столовую, Альда обнаружила, что большинство уже позавтракало и ожидало командиров на своих площадках. Принцесса доела овсянку и отправилась к столбу позора. Пока она ждала Дипата, ей удалось понаблюдать, как командиры раздают задания. Солдаты первого ранга без команды перешли к тренировке. Гир Тарм начал рассказывать новобранцам правила и распорядок. Альда тоже хорошо слышала, что он им кричал.

- Вы должны забыть, кем вы являлись. Вы должны забыть всех, кого вы знали. Сегодня первый день вашей новой жизни. Каждый день с ударом первого колокола, вы немедленно поднимаетесь с постелей и идете на общий сбор. Вы должны первыми спуститься и построиться. Тот, кто подведет отряд, будет висеть на столбе позора. По моей команде, вне зависимости от того, поели вы или нет, вы приступаете к тренировке. С ударом второго колокола вы можете идти на отдых и обед. Третий колокол означает хозяйственные дела: уборка замка на вашем этаже, уборка территории и выполнение любых других поручений, что поступят от любого из гиров. За невыполнение – столб позора. С четвертым колоколом вы возвращаетесь на тренировочную площадку. Пятый колокол – ужин, бани и свободное время. Шестой колокол – отбой. Правило номер один: подчинение приказам любого гира в замке. Второе правило: почтительное отношение к слугам. Пред лицом нашего короля вы от них ничем не отличаетесь. Третье правило: покидать территорию Каста Монты только с разрешения гиров. Правило номер четыре: соблюдение дисциплины. Никаких драк и потасовок. За несоблюдение правил и распорядка – столб позора. Напоминаю о неприкосновенности девочки. Утром вы слышали, какое вас ждет наказание за нарушение. По достижению вами четырнадцати лет, у вас будет возможность раз в три месяца посещать дом матер Катюллы, - мальчики непонимающее начали переглядываться, а Альда внимательно посмотрела на Котта, тот молча хмурился. – Старшие вам потом расскажут, в чем радость посещений, - гир Тарм скривился в насмешке.

- Ну, тебе-то не обязательно посещать матер, - сказал непонятно откуда взявшийся Дипат.

- Я знаю, я же не мужчина.

Дипат внимательно посмотрел на девочку.

- Пойдем.

Они отправились прямо на площадку к Тарму. Дипат позвал его, и они отошли, чтобы посторонние уши из не услышали. Альда подошла к Котту.

- Как дела? – спросила она.

- Мне жаль твои волосы, - Котт провел рукой по голове принцессы.

- Ничего, - грустно ответила Альда, - вырастут новые. Как спалось?

- Лучше, чем в клетке или лесу. Мы спали в каком-то подземелье. Гир Дипат сказал, что нас привезли рано. Они не успели подготовиться к нашему прибытию. В нормальные спальни нас переселят только после Дня Небесного Солнца. Утром, Тарм поливал нас холодной водой из ведра, чтобы вставали быстрее. А ты у Досси ночевала?

- Ага.

- Откуда ты ее знаешь?

- Она была моей няней, когда я жила в Арче.

- Куда это гир Тарм пошел?

Молодой мужчина действительно направился на другую сторону равнины, а Дипат отправился в замок.

Спустя некоторое время, Тарм вернулся с юношей, одним из старших. Как и многие здесь подтянутым и хорошо сложенным. Черные, как смола, волосы обдувал ветер. Раскосые глаза лукаво смотрели прямо на Альду. Под носом и на подбородке у него пробивались редкие молодые усы.

- Построиться, - скомандовал Тарм. Дети построились в три шеренги по девять человек, при этом постоянно толкая друг друга. – Девочка, выйти из строя.

Альда послушно отошла в сторону.

- Посмотрим, на что вы способны. Три круга по общей площадке бегом!

Неуклюже мальчики побежали в разные стороны.

- Стоять! – крикнул Тарм. – Бегом в ту сторону и по кругу, сопляки!


На этот раз мальчики побежали так, как им было велено. Тарм и молодой парень подошли к Альде.

- Это Фар. Он солдат второго ранга. Через пару дней станет первого. Он один из лучших бойцов. Я отдаю тебя под его командование. Я сам не смогу уделять на тебя время отдельно от остальных. Однако, это не освобождает тебя от выполнения моих приказов. Гир Дипат сказал, что ты слышала правила.

Альда кивнула.

- Что ж, хорошо. Хоть ты и девчонка, тебе поблажек не будет. За нарушение тоже будешь подвешена на столб.

Альда кивнула еще раз.

- Площадка для лучников практически всегда свободна. Будете заниматься там. Фар владеет всеми видами оружия, так что сложностей не должно возникнуть.

У Альды появилось ощущение, что она почему-то не нравится Тарму. Хотя ничего плохого она ему еще не сделала. Но говоря с ней, он смотрел как-то презрительно и свысока.

Мальчики как раз заканчивали первый круг, самым первым бежал Котт, Альда посмотрела на него, улыбаясь, он ответил ей тем же. Фар это заметил и поманил девочку на площадку для лучников. Тарм замыкающим побежал за своим отрядом.

- Так ты, значит, Альда?

- А ты, значит, Фар?

Парень прищурился и улыбнулся.

- Какое оружие хочешь освоить? Гир Заноза сказал, что обучаться только одному виду будешь.

- Заноза?

- Ну да. Он тут всех уже достал, хотя как гир, он хорош. Но вредный и придирчивый. Вот его и прозвали Заноза. Только, смотри, случайно его так не назови, а то тут же на столб подвесит.

- А почему он такой?

- Не знаю, не любит никого, да и его никто не любит. Говорят, его Аварис сюда прогнал.

- Прогнал?

- Ну да. Хороших воинов не так уж и много, таких Аварис держит при себе. Но ведь кто-то должен обучать новых солдат. Вот наш гир Терваль, например. Отличный человек и командир. Был. И воин из него был стоящий.

- Почему был?

- Ему орк ногу сожрал.

- Что?! – округлила глаза Альда.

- Шучу, - посмеялся Фар. – Ранили его сильно, не успели ногу спасти, пришлось резать. Для службы не пригоден. А нога теперь деревянная.

- А у него какое прозвище?

- Никакого.

Альда и Фар подошли к краю равнины. Девочка увидела, что не окруженная горами часть равнины заканчивается обрывом. Она и не знала, что они оказались на такой высоте. Поднимаясь в гору на телеге, это не ощущалоь.

- Ну, приступим.

На этой площадке тоже стоял сарайчик. Фар подошел к нему и открыл дверь.

- Здесь у нас хранится оружие. У каждого отряда своя оружейная. Так, что тут у нас? Копье, - Фар выкинул деревянную палку с наконечником. – Булава, - довольно сказал Фар, - тебе на цепи или на палке? Лучше пока без цепи, - он выкинул еще одну палку короче и толще, на ее конце приспособился шар с шипами.

Альда хоть и не пользовалась оружием, но знала, что поразить врага наверняка можно железным оружием, а у копья и булавы, которые достал Фар, наконечники почему-то деревянные.

- Почему они из дерева?

- А ты как хотела? Настоящими все тут давно бы поубивали друг друга. Это тренировочные экземпляры. Так, меч, - деревянное оружие приземлилось у ног девочки. – Молот будем пробовать? – Фар повернул голову в сторону Альды и оценивающе посмотрел. - С молотом ты будешь выглядеть очень жутко.

Принцесса, вытаращив глаза, пожала плечами.

- Вдруг, это то самое, - Фар улыбнулся, и продолжил шарить в оружейной, выкинув молот наружу.

- Осторожно, топор.

Наконец, Фар вышел, держа в руках последнее оружие – лук с колчаном. Он аккуратно разложил перед Альдой деревянные копии оружия.

- Попробуем все. Выбирай.

- Давай начнем с жуткого молота.

Альда подошла и с опаской взялась за рукоять. Молот оказался тяжелым, не смотря на то, что деревянный.

- Ну-ка закинь его на плечо.

Девочка не понимала, зачем. Может, это какой-то способ определить, подходит ли ей это оружие?

- Ну просто жуть! – восхищенно сказал Фар.

- Ты издеваешься? – обиделась Альда.

- Нет, просто хотел посмотреть. Думаю, он тебе не подходит. Железный в четыре раза тяжелее. Я не представляю, как Тарм должен тебя тренировать, чтобы ты через три года смогла его хотя бы приподнять. Давай его сюда.

Фар с легкостью забрал у девочки тяжелое орудие, прихватив булаву.

- Она тоже тяжелая, - пояснил Фар.

Следующим Альда выбрала копье. Она вспомнила, как на входе в Каста Монту стоял парень с копьем, держа оружие наконечником вверх. Девочка встала также. Копье возвысилось над ней почти в два раза.

- Ударь меня.

- Что? – не поняла Альда.

- Попробуй меня ударить.

Альда держала копье ниже середины рукояти, поэтому, когда она привела его в горизонтальное положение, одна половина начала перевешивать и волочилась по земле, не давая себя никак поднять. Принцесса перехватила оружие выше середины, исправив равновесие, сделала замах налево и ударила Фара сбоку.

Парень смотрел на нее как на полную дуру. Альде стало очень стыдно. Он молча на нее смотрел, а она пыталась разглядеть грязь на своих ботинках.

- Потрясающе, - сказал Фар.

Альда исподлобья посмотрела на него. Он издевался. Но обидно не было. Фар заигрывающе улыбался. Его эта ситуация смешила и забавляла.

- Чтоб тебе было понятно, объясню как можно проще: копьем надо тыкать.

Альда прищурилась и с улыбкой ткнула деревянным копьем Фара в солнечное сплетение.

- Так?

Фар задохнулся. Но выровняв дыхание сказал:

- Уже лучше. Давай следующее.

С топором и мечом ситуация вышла лучше. В детстве Прифил иногда играл в войну с сестрой, они сражались палками, как мечами.

- Ну и последнее, - Фар протянул девочке лук и стрелы. У них наконечники блестели железом. – Начнем с двадцати локтей. Он нарисовал ногой линию, у которой Альда должна была выстрелить.

Принцесса видела раньше лучников и попыталась встать в похожее положение. Она обхватила деревяшку левой рукой, взяла стрелу за оперение и попыталась вместе с ней натянуть тетиву. Но стрела такая тонкая, все время выпадала, а тетива такая тугая.

- Давай покажу.

Фар взял стрелу, насадил ее, натянул, прицелился и выстрелил. Мишень была поражена прямо по центру. Это выглядело легко и изящно, Альда, вдохновленная великолепным выстрелом Фара, сделала вторую попытку. Лук сразу удобно лег в ладонь, стрела легко поддалась, а тетива, которая не хотела сдвигаться с места, наконец, немного оттянулась. Толком не прицелившись, Альда выстрелила. Стрела пролетела ровно пять ее шагов.

- Невероятно! - воскликнул Фар.

Альда подумала, что он опять издевается. Но на его лице отразилось искреннее удивление, смешанное с восторгом.

- Ты держишь лук первый раз! И на второй попытке, тебе удалось выстрелить! Это похвально. Ну ладно, выбирай: меч или топор.

- Лук, - уверенно заявила Альда. Ей захотелось также красиво, плавно и изящно обращаться с этим оружием. Эйфория охватила ее.

Фар кивнул и убрал остальное оружие обратно в сарайчик.

- Нам пора возвращаться. До колокола осталось мало времени, вам должны еще новую одежду выдать. Кстати, руки завтра будут болеть очень сильно.

Они отправились на площадку гира Тарма. Старшие ребята уже не занимались, они стояли неподалеку от новичков и посмеивались над запыхавшимися мальчишками. Они отжимались. Постоянно падали, проваливались животом до земли, но не вставали, никто не хотел на столб позора. Котт, которого отец с детства готовил к службе в армии, отжимался красиво и правильно. Альда сейчас гордилась им.

- Закончили! – крикнул Тарм. – Вы никчемные девчонки! Абсолютно ни на что не способны. После принесения клятвы я выберу старшего из вас по результатам физической подготовки. Пока никто не достоин называться таковым.

Почему он так говорит? Котт явно выделялся на фоне остальных.

- Фар свободен, - парень молча удалился в сторону своей площадки. – Построиться!

Мальчики копошились уже сноровистей. Альда присоединилась к третьей шеренге.

Строем они направились в правое крыло замка, где их ждала Досси с новой одеждой.

- Форму не надевать, пока не отмоетесь, свиньи. Досси, будь добра, истопи баню прямо сейчас, а то, боюсь, задохнусь от их зловония.

Получив форму, мальчики отправились в подвал сложить вещи, а Альда в комнату Досси. Деська и Цеська в этот момент затаскивали в комнату кровать. Оба тяжело дышали от натуги.

- Помогла бы лучше, чем смотреть, - сказал Цесус.

- Тут осталось всего ничего. Сами справимся, - поспорил Десан.

- Тогда пусть не глазеет.

- Я просто форму хочу положить.

- Так клади, и не мешай нам.

Ну и грубый же этот Цеська. Альда закинула новую одежду на стул и отправилась на поляну общего сбора, где их отряд ждал гир Тарм. В столовой Досси уже расставляла приборы и тарелки.

Почти сразу, как пришли мальчики, прозвенел колокол.

- Сейчас начинается обед и вместо свободного времени, мы идем с вами в баню. Девочка, ты идешь перед нами, - небрежно бросил Тарм.

С площадок парни, весело гомоня, побежали на обед. Отряд Альды рассадили за разные столы. Они вместе с Коттом заняли места у отряда первого ранга. Досси выставила на столы кастрюли с супом, вареные яйца, корзины с яблоками и сильно прожаренные куски трески. Старшие по отряду назначили дежурных, разделили еду и, некоторое время спустя, все начали громко орудовать ложками.


Глава 3.3

Альда поражалась, какая дисциплина и спокойствие поддерживались среди молодых мальчишек, даже в отсутствие гиров. Но долго удивляться ей не пришлось.

За столом у дальней стены послышался голос:

- Эй, девчонка! Ты чего к нам приперлась? Не хватает мужского внимания?

Альда и Котт повернули головы в сторону того, кто кричал. Звук доносился от стола третьего ранга. Это был худой парень с темными волосами и челкой. Он с насмешкой смотрел в сторону девочки. Альду в Арче учили, что на оскорбления в свой адрес нужно просто улыбаться, тогда обидчик прекратит свои насмешки. Улыбаться ей не хотелось, поэтому она молча вернулась к своей трапезе. Видимо, правила приличия действуют только в приличном обществе, потому что парень не успокоился и продолжил донимать Альду.

- Эй, я что, не к тебе обращаюсь. Отвечай, когда с тобой разговаривают!

Демонстративно молча Альда взяла свою железную кружку с чаем и отхлебнула.

- Ах да! Я понял, ты не девчонка. Ты – мужлан! У всех девчонок длинные волосы, не то, что у тебя.

Принцесса не выдержала и злобно на него посмотрела. Рядом, Котт тоже, прищурившись, гневно метнул взгляд в его сторону.

- Давай, - не унимался парень, - сними свою рубаху, докажи нам, что ты девчонка!

С нескольких сторон послышались одобрительные смешки.

- Если она снимет рубаху, все увидят, что она девчонка, - неожиданно соскочил со своего места Котт, - а вот, если ты снимешь штаны, то мы убедимся, что у нас есть вторая!

По залу прокатились смешки, и послышался гомон, предвещающий драку.

- Успокойся, Ришар, - товарищ парня попытался усадить обидчика на место. – Гимону не понравится, что ты опять лезешь на рожон.

Но обидный ответ Котта его, видимо, очень задел. Ришар торопливым резким шагом направился в сторону стола первого ранга. Котт вышел ему навстречу. Когда между ними расстояние сократилось до двух локтей, Ришар остановился и злобно уставился противнику в глаза. Он был ниже Котта на пол головы и значительно уступал ему в плечах. В свою очередь, Котт совершенно спокойно уничтожал его взглядом сверху вниз, унижая его еще сильнее. Альда, посмотрев на своего друга, даже немного испугалась, она никогда не видела его таким... опасным. Но мгновение спустя, она осознала, что находится под его покровительством, сердце бешено забилось, дрожь охватила колени. Вот, с кем ей нечего бояться. Вот, кто ее защит от любой угрозы.

Ришар, как трусливая собака, поджал хвост и, яростно топая, удалился к своему столу, что-то буркнув себе под нос. Котт уселся на место, Альда благодарно сжала его пальцы. В этот момент на голову ей опрокинули чашку с уже остывшим супом. Брызги разлетелись в разные стороны, тарелка сползла и с грохотом разбилась. Котт яростно вырвал руку из пальцев Альды, схватил за грудки Ришара и с размаха нанес ему несколько ударов по лицу.


Двое старших разнимали Котта и Ришара, когда в столовую чинно вошел гир Тарм, а за ним следом гир Терваль и гир Гимон.

В столовой повисла гробовая тишина. Как коршун, Тарм взирал на драчунов. Его голос эхом пронесся по залу:

- На столб позора до утра. Оба.

Он не кричал, но страх сковал конечности, нечто внутри принцессы вновь защекотало ее, но на этот раз это были не теплые приятные ощущения, а леденящий страх и несправедливость. Альда хотела было воспротивиться и объяснить, как все произошло, но поймала на себе сосредоточенный взгляд гира Терваля. Тот предостерегающе покачал головой.

«Как же так? Первый день, и уже столб позора», - обреченно думалось Альде.

Котта и Ришара двое старших повели в сторону площадки. Альда неуверенно последовала за ними.

- А ты куда пошла?

Принцесса посмотрела в сторону гира Тарма. Лицо его непроницаемо словно камень.

- Весь день собралась с суповой головой ходить? Досси, проводи, пожалуйста, девочку в баню. И проверь, нет ли у нее вшей. В противном случае остриги ее налысо.


- Досси, у меня нет вшей, - оправдывалась Альда, следуя за няней в баню.

- Конечно, нет. Ох уж этот Тарм! Бесчувственный, как тряпка, - сетовала Досси.

Помолчав, она спросила Альду:

- Этот мальчик, он твой друг?

- Да.

- Как его зовут?

- Котт, - разговор о нем тревогой отдался в груди. – Что с ним будет на этом столбе?

- Никто еще не помирал. Не переживайте так сильно. Для гиров не имеет значения, почему они начали драться. У мужчин на войне все строго. Должна быть дисциплина.

Альда опечаленно вздохнула в ответ.

Баня к тому времени, как они пришли, еще не протопилась. Едва теплая вода не грела, а лишь разносила по телу мурашки. Досси тщательно мылила остриженные волосы Альды от супа. Девочка вспомнила о своей утрате и сильно приуныла, но опрокинутый на нее бочонок с прохладной водой вернул ее к чувствам и заставил взбодриться.

Бесцеремонно дверь бани распахнулась, и зашел гир Тарм. Альда взвизгнула. Ее обнаженное тело не видел еще ни один мужчина. Досси заслонила ее от глаз гира.

- Бесстыдник! – сердито прикрикнула она. – Даже вы не можете так заявляться к девушке, когда она принимает баню.

- Не тебе указывать, что мне делать, Досси. Вам пора заканчивать. У меня там семнадцать немытых парней, я запущу их, как только они все разденутся, вне зависимости от того, будете ли вы здесь или нет. Я лишь зашел предупредить. Вежливость.

Безразлично он посмотрел на Альду и вышел.

- У него всегда такое выражение лица, Досси? – торопливо вытираясь и натягивая старую рубаху, поинтересовалась Альда.

- Другого я не видала. Будьте с ним осторожней, кто знает, что у него на уме. Аварис же его выгнал сюда не просто так.

- Почему выгнал? Разве здесь место изгнания?

- Тарм опытный военный. Под его командованием отряды не раз одержали победу. Гир Дипат говорил, что его сюда сослали, а почему – не сказал. Видно, прогневал короля.

- А других гиров тоже сослали? – Альда и Досси уже шли из бани в замок. – Я слышала, гир Терваль потерял ногу?

- Что правда, то правда. Терваль хороший, таким не место на войне.

- А где им место, Досси?

Альда уловила во взгляде Досси сдержанность, которую проявляют к малым детям, постоянно задающим вопросы.

- Им место дома, с женой и ребятишками.

Принцесса понимала, что пора остановиться, но ей нетерпимо хотелось спросить еще.

- Досси, можно еще один вопрос после этого?

- Но только, если один.

- Гир Гимон, он здесь почему?

- Не знаю, принцесса.

Обращение няни к девочке уже резало слух.

- Какая я принцесса, Досси? Посмотри на меня.

- Разве из-за вашей внешности вы стали принцессой?

Альда хорошенько задумалась, но ее раздумья быстро прервал подошедший гир Дипат.

- Рад, что ты, наконец, хм… чистая. Переоденься в форму и поднимись ко мне.


Когда Альда, переодевшись, поднималась к Дипату, ее мысли занимал Котт. Ей хотелось поскорее увидеть и поддержать его, сказать спасибо, ведь он защищал ее честь.

- Заходи, - пробасил Дипат, когда Альда постучала в дверь. – Значит, ты у нас принцесса.

- Да, - подтвердила девочка.

- Почему ты сбежала?

- Я не хочу замуж за орка!

- Это конечно. Но с чего ты взяла, что тебя отдадут замуж за орка?

- Мне так сказали.

- Кто?

- Неважно, - Альде не хотелось рассказывать, откуда ей про это известно.

- А ты доверяешь тому, кто тебе это сказал?

Принцесса задумалась. Правду ли ей сказала Анцилла? И, если она все же соврала, то зачем? Тогда, на свадьбе, Альда поверила каждому ее слову, глаза королевы не врали. Но слова Дипата заставили усомниться принцессу в своем доверии. Но с другой стороны, Анцилла не могла знать, что Альда попадет сюда или к Катюлле. Противоречивые мысли сменяли одна другую. Гир заметил, как девочка нахмурилась и продолжил:

- Не терзай себя. Как бы то ни было – ты здесь. Если ты не хочешь, чтобы Аварис тебя нашел, то ты никому не должна говорить, что ты принцесса. Но вот твое имя, оно редкое. Если спросят, то говори, что названа в честь единственной дочери Славного короля Венатора. Мы сейчас с тобой по одну сторону баррикад. Если обман раскроется, меня отведут на виселицу, а тебя под венец к орку. Мы условились?

- Да.

- Гир Тарм нашел тебе наставника, насколько я знаю.

- Да, это Фар.

- Он тебе понравился?

- Да, он хороший наставник, мы подобрали оружие для меня.

- Клинок?

- Нет, гир Дипат, это лук.

- Очень интересно. Если овладеешь луком в совершенстве, можно будет представить тебя как хранительницу, - почесывая бороду, задумчиво произнес Дипат. – Ты знаешь, кто такие хранительницы?

- Да, но не очень хорошо.

- Честно говоря, я тоже. Никогда не встречал. Но, если будешь усердно тренироваться, думаю, смогу найти тебе учителя.


В глазах Дипата сверкнула искра, и он азартно уставился на Альду.

- Но ты понимаешь, что Фару тоже нужно заниматься, поэтому он не всегда будет тебя учить. После первого колокола ты будешь тренироваться со своим отрядом, развивать свои физические навыки. После четвертого колокола долгое время идет отработка боевых навыков. Вы с Фаром будете заниматься отдельно. Столько, сколько позволит его гир Терваль. Все остальное время до пятого колокола будешь помогать мне.

- Как? – Альда даже не представляла, чем может помочь, ведь ничего не умела.

- Писать тебя учили?

- Конечно, - слегка обиженно ответила Альда. Для королевской особы позор не уметь писать.

- Каллиграфии обучали?

Девочка кивнула.

- Отлично! Будешь под диктовку писать приказы и переписывать архивные документы, которые поистрепались, - заметив, что Альда улыбнулась, гир Дипат улыбнулся в ответ, но тут же передумал и попытался сделать лицо серьезным. - Все, ступай, скоро третий колокол. После построения вернешься сюда.

Когда Альда была уже у двери, Дипат сказал:

- Тебе повезло, что у тебя есть такой друг.


Пока не прозвенел колокол, Альда решила навестить Котта на столбе позора. Еще издалека она увидела две фигуры за руки подвешенных к торчащим из столба железным прутьям: одна костлявая с выпирающими ребрами, вторая чуть крупнее и мощнее.

- Привет, - виновато сказала девочка Котту.

- Привет.

Альда не знала, как продолжить разговор и поэтому стояла, молча глядя себе под ноги.

- Зачем пришла?

- Захотелось, вот и пришла, - резко сказала она. - Я подумала спросить, как ты тут. Но и так вижу, что не очень хорошо.

- Как тут может быть хорошо. Руки и спину ужасно тянет. Нечего на меня тут смотреть!

Ришар, подвешенный рядом, ухмыльнулся. Котт и Альда не обратили на него внимания. Между ними сейчас шла молчаливая борьба. Каждому из них хотелось, чтобы второй был рядом, но в то же время было невообразимо неловко в таком положении находиться вместе.

- Спасибо, что постоял за меня, - выпалила девочка и удалилась от столба позора быстрым шагом.


После третьего колокола отряду следовало построиться на своей площадке. Альда не знала, куда еще можно пойти, поэтому отправилась именно туда. На площадке уже собрались старшие ребята первого ранга. Они не обращали на девочку никакого внимания.

Альда уселась на один из турников и начала разглядывать ребят. Парни казались ей такими взрослыми, хоть и оставались еще совсем детьми. У нескольких из них она заметила на тыльной стороне ладони татуировку тигра. У кого-то была изображена только рычащая морда, у кого-то он лежал, а у некоторых прыгал.

- Эй, тигренок, хочешь себе такую же? – спросил один из парней.

- Это вы мне? – Альда не ожидала, что ее так назовут.

- А ты видишь здесь других тигрят?

В замешательстве девочка молча смотрела в ответ.

- Им, наверное, еще не рассказали, - предположил другой парень. – Иди сюда, не бойся. Мы тигрят не обижаем.

Альда подошла к компании ребят из четырех человек.

- Я Алеклы, - представился первый, - это Дис, - он показал на второго, - а это Никр и Ильсаб.

- Очень приятно, - вежливо сказала девочка, - я Альда из Се… просто Альда. Почему вы назвали меня тигренком?

- Это придумал гир Дипат. Раньше отряды назывались просто по номерам. Но когда появились ранги, то стала полная путаница. Сначала ты первый отряд третьего ранга, потом первый отряд второго ранга, а второй отряд становится первым рангом. И Дипат распорядился присвоить единое название каждому отряду. Так у Терваля волки, у Гимона медведи, а мы – тигры! А пока ты нас не сменила, ты – тигренок, - Алеклы так тепло и по-доброму улыбался Альде, что она почувствовала себя очень-очень маленькой и беззащитной девочкой, как бывало при общении с братьями.

- Видели, ты уже познакомилась с Ришаром, - Дис нахмурил брови и стал похож на сову. Его голубые глаза внимательно уставились на Альду.

- Ага. Почему он так себя вел? Что я ему сделала?

- Он просто ублюдок! – рассерженно заявил Дис. – Ты правильно сделала, что не реагировала на него. Друга твоего только жаль. Хотя его поступок достоин уважения.

- Как ты тут оказалась? – спросил Ильсаб.

Альда не успела ответить, потому что прозвенел третий колокол.

- Построиться! – громогласно скомандовал Алеклы.

Воины первого ранга послушно построились в три шеренги. Альду восхитила их организованность и беспрекословное послушание своему старшему. Гир Тарм отлично их дисциплинировал.

И вот, толпой прибежали молодые мальчики, они сильно отличались от старшего отряда, стоя как стадо, не зная, куда ступить.

- Давайте тоже построимся, - предложила девочка.

Несколько человек посмотрели на нее и отвернулись. Предложение отклонили.

- Вы, жалкие девчонки, все еще не построились? Неужели не хватает ума взять пример с более сообразительных? – подошедший гир Тарм раздраженно указал в сторону старшего отряда. – Построиться! – его голос звучал холоднее льда.

В строе пустовало место Котта, его занял мальчик с соломенными волосами и синими, как вечернее небо, глазами.

- Меня зовут Дрюк. Но друзья зовут Дрюша, представился он Альде, когда та встала рядом с ним.

- Прекратить разговоры, - прервал гир Тарм. – Сегодня и завтра для вас время уборки будет проходить в скотном дворе, чтобы вы знали, насколько это отвратительно. И, может, за эти два дня вы перестанете быть ленивыми пнями. Девочка, ты отправляешься к гиру Дипату, насколько я знаю.

Альда стояла и ждала окончания монолога Тарма. Но он молчал.

- Девочка, ты разве меня не слушала?

Непонимающе Альда посмотрела на гира и по сторонам.

- Я сказал марш к гиру Дипату!

Девочка подпрыгнула и неловко засеменила в сторону замка. Проходя мимо столба позора, она посмотрела на Котта. Тот безжизненно висел на столбе, закрыв глаза. Альда печально прошла мимо.


- Так. Альда, иди сюда. Вот тебе пергамент и перо. Дреяггхова чернильница, куда запропастилась? Нашел. Вот, бери, пиши, - Альда обмакнула гусиное перо и приготовилась писать. - Дорогая матер Катюлла… Нет, зачеркни, какая она к дреяггху дорогая, - поджав губы, Альда зачеркнула. Она не любила переписывать с черновика, предпочитая сразу аккуратно и красиво писать. - Уважаемая? Нет, пиши просто матер Катюлла. Как же там? Слава Небесному Солнцу! Да пусть его свет озаряет вас каждый день столько, сколько сегодня. Прошу вас соблаговолить принять моих воинов нынче после заката. С нетерпением ожидаю вашего согласия. И подпись поставь: гир Дипат Солуутор. Прочитай, чего там начиркала.

- «Матер Катюлла!» – с выражением начала Альда.

«Слава Небесному Солнцу! Да пусть его свет озаряет Вас каждый день столько, сколько сегодня. Прошу Вас соблаговолить принять моих воинов нынче после заката.

С нетерпением ожидаю Вашего согласия!

Гир Дипат Солуутор».

- Хорошо. Хочу тебя предупредить о том, что ты не должна ничего разглашать, что здесь услышишь. Иначе, отдам тебя Аварису и глазом не моргну. Поняла?

- Да. А вопросы можно задавать?

- Нет! А что ты хочешь спросить?

Альда про себя улыбнулась и отметила, что Дипат довольно любопытный. Сейчас это сыграло ей на руку.

- Зачем вы водите воинов к матер Катюлле?

- Мала еще, чтобы знать.

- Я знаю, что они там будут делать.

- Ну чего тогда спрашивать.

- Я не понимаю, для чего это нужно.

- И не поймешь никогда. Коли не водить их, они тут взвоют да поубивают, да пораздерут друг друга.

- Почему?

- Все. Не спрашивай мне тут, - гир Дипат явно смущался отвечать на такие вопросы перед маленькой девочкой. – Давай, переписывай по красоте, и будем приказ писать.

В приказе гир Дипат велел присвоить новые ранги отрядам и назначить велисом отряда тигров Котта. Дипат рассказал Альде, что велис – это самое низшее командирское назначение. С велисов гиры спрашивают все проделки и проступки отряда. Велис – лидер отряда, и он должен объединять солдат и помогать гиру. Еще он рассказал, что гир – это высокое командирское назначение. Звание солдата можно определить по цвету погон. У тех, кто учится, погоны пустые – белые. У выпускников, как у рядовых солдат – желтые. С зеленого начинаются высшие звания, которые позволяют командовать другими. У гира Гимона – зеленые погоны. У гиров Тарма и Терваля – синие. И они старше по званию, чем Гимон. У Дипата погоны красные. Самое высшее воинское звание – это кон гир с черными погонами. Это звание только у двух человек: у Авариса и его приемного сына.

Гир Дипат рассказывал еще про разделения на серебряные и золотые значки в званиях. Но Альда не запомнила, хоть и было интересно. Время до четвертого колокола пролетело быстро, и девочка отправилась на тренировку. Усталые мальчишки из ее отряда вяло шагали к площадке. От них еще издалека пахло навозом и скотом.

- Построиться! – скомандовал Тарм. – Сегодня будем знакомиться оружием. Через три года вы в совершенстве должны владеть каждым из них. Алек! Сегодня работаете с молодыми. Поделитесь на пары и покажите основные выпады с оружием ближнего боя. Девочка, за мной.

Альда вместе с Тармом направилась в сторону волчьей площадки, где занимались гир Терваль и его отряд.

Терваль, прихрамывая, подошел к ним навстречу.

- Мне нужен твой воин, - Тарм кивнул на Альду.

- Фар! – громко позвал высокий гир. – Готов? – спросил Терваль, когда парень подбежал. По лбу у него стекал градом пот, несмотря на то, что тренировка только началась.

- Всегда.

Площадка волков находилась совсем близко к столбу позора. Альда видела, что Котт за ней наблюдает. От Фара это тоже не укрылось, он положил руку на ее плечи и повел в сторону алькера.

- Ну и тяжелая у тебя рука! – Альда попыталась дружелюбно намекнуть на то, чтобы Фар больше не обнимал ее.

- Как первый день? – поинтересовался парень, убирая руку. – Плечи еще не болят?

Девочка почувствовала, как прямо сейчас ее руки начали наливаться усталостью.

- Нет, не болят.

Когда они подошли к площадке, Фар опять полез в оружейную. Он достал и положил перед ней лук и стрелу.

- Нет, не бери их, - сказал парень, когда Альда потянулась к оружию. – Сегодня мы больше стрелять не будем.

- Почему?

- Сначала ты должна знать теорию.

Альда вздохнула, уселась на траву и стала внимательно слушать Фара.

- Суть лучников в дальнем бою. Они атакуют врага на большой дистанции, это дает огромное преимущество перед противником. Основным плюсом является то, что тебе не нужно сдвигаться с места, поэтому тратится меньше сил. Твоя основная задача - не подпускать врага на близкое расстояние. И это в твоем положении вполне осуществимо. Мы с тобой будем делать упор на меткость и ловкость. Для начала расскажу тебе строение лука. Вот эта деревяшка называется дуга, а это – тетива. Посередине дуги есть рукоять, думаю, ты догадываешься для чего она. А остальная часть дуги – это так называемые плечи. На тетиве есть гнездо для стрелы, но не всегда.

Так, стрела. Вот это называется наконечник, - он показал на острую железную часть стрелы, - это носок, - он указал на место сразу под наконечником, - тело стрелы – это древко. Это оперение, если его не будет, стрела далеко не улетит. Это пятка, - показал он на конец оперения, - а это зарубка.

- Я ничего не запомнила.

Фар вздохнул и повторил описание.

- Лук – очень сложное оружие. Чтобы овладеть им, нужно тренироваться с малых лет. Если хочешь стать хорошим лучником, то нужно будет научиться не только метко стрелять, но и быстро. Луки, которые здесь есть, для тебя большие, тугие и тяжелые. Думаю, я смогу сделать для тебя подходящий, а стрелы потом сделаем вместе.

Альда радостно закивала.

- Вот и хорошо.

Фар потом долго объяснял, какое влияние на стрельбу оказывает погода, тяжесть лука и угол выстрела. Говорил о правильном дыхании и важности физических упражнений на спину и руки. Альда старалась запомнить каждое слово, но все равно надеялась, что Фар ей это потом еще раз расскажет.

В животе уже урчало, когда, наконец, послышался пятый колокол.

- После ужина и бани приходи в общий зал, там обычно все собираются перед отбоем, - сказал Фар и подмигнул, когда они шли на построение.

- Я подумаю, - кокетливо ответила Альда и свернула в сторону своей площадки.

Фар проводил ее взглядом.

На площадке Тарма уже все строились, Альда встала рядом с Дрюком.

- После ужина и бани у вас будет свободное время до шестого звона. Напоминаю, что построение после колокола никто не отменял. Свободное время можно проводить на территории замка. Чаще всего бойцы собираются в общем зале на втором этаже. Там есть библиотека, триктрак и шахматы. В теплое года вы можете также играть в мяч на площадке перед главным входом в замок. А теперь, строем на ужин, марш.

Проходя мимо столба позора, гир Тарм велел Алеклы снять Котта.

- А я? – заорал Ришар.

- А ты научись разговаривать в присутствии гира, - спокойно ответил ему Тарм.

- Можно мне дождаться Котта? – опасливо спросила Альда гира Тарма.

- Мне кажется, он без тебя обойдется, - ядовито отрезал гир. – Не задерживайся.

Сердито девочка последовала за своим отрядом.

- Вы с ним дружите? – спросил Дрюк.

- Тебе-то что? – грубо ответила Альда, рассерженная на своего гира.

Увидев, как насупился парень, она почувствовала себя виноватой перед ним. Ведь ни у кого здесь пока не было друзей. Альда, смягчившись, сказала:

- Да, мы друзья.

- Я рад, - холодно ответил светловолосый парень.

- Я не хотела грубо ответить, сядем вместе? – Альде не хотелось, чтобы кто-то еще ее ненавидел помимо Ришара и Тарма. Будучи принцессой, она привыкла ко всеобщей любви, и прохладный тон Дрюка не предвещал ничего хорошего.

Но тот внезапно улыбнулся и радостно кивнул.

Пока Дрюк рассказывал, как проходила тренировка, к ним присоединился бледный Котт. От него исходил неприятный запах застарелого пота и чего-то протухшего. До этого Альда не замечала от него вони, потому что сама пахла не лучше. Но сейчас у нее даже глаза заслезились от его присутствия.

- Чего морщишься? - поинтересовался Котт.

- Так от тебя воняет за версту, - ответил вместо Альды Дрюк, избавив ее тем самым от необходимости рассказать Котту вонючую правду.

- А мне нравится, - пошутил парень и принялся за еду.



Глава 3.4

После ужина парни отправились в бани, а Альда пошла к Досси за повседневной одеждой.

Переодев форму на свободную рубаху и штаны, Альда медленно направилась в общий зал. Еще никого не было. Большой, но уютный зал встретил ее дружелюбно, у дальней стены потрескивал камин, и поэтому тепло мягко укутало кожу. На стенах висели факелы, создавая приятный полумрак и освещая огромные стеллажи с книгами. Девочка решила выбрать себе одну для чтения. Определиться оказалось сложно, все книги, в основном, рассказывали о войне и прочих похожих темах, поэтому она взяла первую попавшуюся и уселась на одну из кушеток, что разномастно расположились в зале. Золотистую обложку украшала витиеватая черная надпись: «Магия для войны». Альда осторожно открыла книгу и чихнула, внутри таилась пыль и крошки бумаги. Ветхие страницы пожелтели, а их края обсыпались, но то, что начертано, можно прочесть.

«Сначала зияла пустота. Затем пришла Жизнь, а с нею и ее любимая сестра – Смерть. Жизнь дала Яркое Солнце и Безупречную Луну, небо синее и землю плодородную, жаркое пламя да волны несокрушимые, остальную пустоту заполнила воздухом. Дала начало всему живому. В горы она поселила великанов да гномов, а в равнины пустила орков да род людской. Все шло гладко, все жили в согласии. Одно поколение сменяло другое, уходя со Смертью. Но однажды, орки, почувствовав свою силу и могущество, решили истребить человечество, заняв их земли. Жизнь не желала терять своих самых прекрасных созданий и сделала человечеству Дар – Магию. Смерть же, чье вместилище переполнилось храбрыми человеческими мужами, сделала второй Дар – Хранительниц. Люди, приобретшие Магию, смогли упорнее противостоять кровожадным оркам, а Хранительницы отдавали свои жизни смертельно раненым воинам. И человечество выжило против натиска врага. Все вернулось на круги своя, а Дары остались, как и извечная вражда между человеком и орком.


Сказ о созидании и разрушении».

Прочитав, Альда с интересом отметила, что Хранительницы – это дар Смерти. Книга показалась ей любопытной, и она решила прочесть ее всю. Пока зал наполнялся ребятами из ее отряда, Альда прочитала про пару захватывающих сражений между орками и людьми. Как оказалось, одна хранительница по имени Тиссамия Доблестная, защищая воина, истратила все свои стрелы и, неожиданно для себя и остальных, смогла обратиться в волка. Она рвала зубами и терзала когтями врагов, что неумолимо приближались к ее любимому. Ей удалось спасти воина, но сама она погибла. Воин же, впоследствии спас человеческий род.

Котт пришел вместе с Дрюком, они увлечённо о чем-то беседовали. Альду кольнула ревность – Котт только ее друг! Она понимала, что так, конечно же, и быть не может, поэтому махнула им рукой, приглашая сесть рядом.

- Старшаки сказали, что нам тут нужно всем собраться, хотят что-то нам рассказать, - Дрюк тряхнул мокрыми волосами.

- Как думаешь, Альда, что нам расскажут? – непринужденно спросил Котт.

- Не знаю, может, про гира Занозу.

- Что за гир… ? – Дрюша не успел договорить.

В зале погасли все факелы, и потух камин. Стало темно, лишь в окна под потолком пробивался лунный свет. Альда видела слабые очертания Дрюши и Котта. Кто-то взял ее за руку. Это явно не рука Котта, потому что Котт не отличался повышенной влажностью и потливостью ладоней. Альда аккуратно забрала свою и скрестила руки на груди.

Неожиданно они услышали голос. Он принадлежал кому-то из старших. Парень намеренно искажал его, придавая ему низкий тон и грубость. Для усиления громкости использовался железный стакан без дна.

- Вы, никчемные сопляки, - подражая Тарму, говорил голос. – И будете такими всегда! Завтрашняя клятва ничего не изменит. У вас есть только один способ доказать, что вы мужчины! Что? – шепотом спросил он у кого-то. – Кхм… У вас есть только один способ доказать, что вы мужчины и женщина, - довольно добавил он. Альда закатила глаза. Она поняла, что сейчас их ждет посвящение, без которого ни в одной армии не обойтись. – Для этого вы должны отправиться в город и принести нам бочку карамельного пива и... что? ...медовухи, - на фоне голоса послышался хлопок ладони об ладонь и смешки, предвкушающие пиршество.

- Но нам нельзя выходить за территорию замка, - сказал кто-то в толпе.

- Бей трусливую бабу! – заорал голос.

Толпой мальчишки накинулись на беднягу. Альда и Котт остались стоять в стороне, Дрюк тоже хотел радостно броситься в гущу событий, но, увидев, что его новые друзья не шелохнулись, остался с ними.

- А теперь вперед за медовухой! – задорно воззвал голос. – Если вас поймает гир, висеть вам на столбе позора! – но парни уже не слушали, они возбужденно сбегали по ступеням, не понятно чему радуясь.

Альда с друзьями не торопились бежать, молча оглядываясь по сторонам.

- А те, кто будет стоять и лупать глазенками по сторонам, - уже без искажений и усилений услышала девочка голос Алеклы, - тот будет ночевать в свинарне, а хрюши, они, знаете ли, очень больно кусаются, - обиженно добавил парень. - Кстати, забыл сказать, вам нужно успеть вернуться до шестого колокола.

Альде, Котту и Дрюку все же пришлось припустить к воротам замка. По пути они решили обсудить, как преодолеют стену, найдут город и пиво с медовухой. В голову ничего не приходило.

На помощь пришел Фар.

- Не хочу, чтобы вместо наших занятий ты висела на столбе, - пояснил он. – На входе помимо наших стражников сегодня стоит гир Тарм. Узнал ведь как-то про посвящение. Будет вылавливать беглецов, - Фар опасливо осматривался по сторонам. – Ты должна дать мне слово.

Альда вопросительно посмотрела на парня.

- Я покажу вам еще один выход из крепости. Гиры о нем не знают. Поклянись, что ты вернешься.

Девочка посмотрела на своих спутников, они оба уверенно кивнули.

- Клянусь, - более не задумываясь, сказала Альда.

Когда они выбрались за стену, появился соблазн бежать. Они с Коттом переглянулись, пытаясь понять намерения друг друга. В глазах Котта не было решимости на побег. Девочка без слов поняла, что сегодня они не будут испытывать судьбу. И они стали придумывать, где искать пиво и медовуху. Альда вспомнила, что вчера, перед тем как свернуть к Катюлле, она увидела впереди город, который телега обогнула по лесной дороге. Она поделилась наблюдением со своими спутниками. Котт что-то просчитал в голове и, спустя некоторое время, они оказались на окраине города, недалеко от дома Катюллы.

По-прежнему только луна освещала путь, в городишке никто не обращал на них внимания. Они нашли трактир, но как оттуда украсть два бочонка с алкоголем, не представляли. Дрюша предложил, чтобы Альда отвлекла внимание, а они с Коттом проберутся и ограбят трактир.

Почувствовав себя великим заговорщиком, девочка согласилась на авантюру.

Она поприседала, чтобы кровь прилила к лицу, а дыхание стало частым. Дрюк и Котт спрятались под открытым окном здания.

Резко распахнув дверь, Альда вбежала и, тяжело дыша, завопила:

- Там поймали принцессу!

В трактире повисла тишина. Через мгновение, со всех ног, толкая друг друга, посетители и владелица ринулись на улицу. Котт с Дрюком запрыгнули через окно, проскользнув под стойку трактирщицы. Отыскав нужные напитки, Альда с мальчиками выпрыгнули в окошко и, что есть сил, помчались в лес.

Добравшись до замка, они увидели, что на столбе позора обиженно висят пять человек из их отряда, а гир Тарм их громко отчитывает. Остальных видно не было. Прокравшись в общий зал, они встретили тех, кого не поймали. Алеклы и его товарищи радостно забрали бочонки и, весело гомоня, удалились.

- Как вам удалось? – спросил один из мальчиков.

- Случайность, - ответил Котт.

- Как тебя зовут? – поинтересовалась Альда.

- Кисак.

- Кисак, а что у вас случилось?

- Мы, как оголтелые поспешили к воротам – единственному выходу из замка. Надеялись договориться со стражем. Велис Алеклы сегодня говорил, что один из его товарищей стоит на воротах. А там, оказывается, притаился гир Тарм. Мы только подошли, а он как выскочит! Мы бросились все, кто куда. Гир Терваль и гир Гимон стояли и смотрели в стороне и от смеха живот надрывали, глядя как Тарм за нами носится. Потом пришел гир Дипат, что-то рявкнул. Младшие гиры тоже стали нас ловить. Мы успели сбежать и спрятаться здесь. Тех, кого поймали, повесили на столб. Алек сказал, что если вы трое не принесете выпивку, то спать нам всем в свинарне сегодня. Хорошо, что вы принесли ее, - облегченно вздохнул Кисак.

Голос Кисака звучал совсем еще по-детски и не сломался, как у Котта и Дрюши. Его черные глаза-угольки с обожанием смотрели на троицу. Он широко улыбался, передний зуб у него наполовину откололся. Альде стало очень жалко этого хрупкого мальчишку, даже больше, чем себя.

- Сколько тебе лет?

- Двенадцать, - гордо заявил парень. – Будет через полгода.

- Как ты сюда попал? - почувствовав себя старше и мудрее, Альда по-доброму улыбнулась.

Кисак нахмурился и скрестил руки на груди.

- Я очень люблю орехи.

- Оно и видно, - хохотнул Дрюша.

Строгий взгляд глаз-угольков резко прервал смешок Дрюка.

- Я залез на дерево, ветка подо мной обломилась, помню, как падал. Потом очнулся в этой клетке! Батя говорил мне, что заберут меня, наверное, на службу к королю. Вот и забрали! А ты как тут оказалась? Ты ж девчонка!


- Я и сама не знаю, - отмахнулась Альда.

Вскоре прозвенел колокол. Волнуясь, дети отправились на построение.

Гир Тарм долго орал про дисциплину и правила. Говорил, что если так пойдет и дальше, то после выпуска он направит их на службу в передовые отряды. Наконец, успокоившись, он отпустил их на отбой.


Досси разбудила Альду еще до того, как прозвенел колокол.

- Принцесса, - шепотом позвала она. – Скажите мне, что вы не ходили вчера в город.

Альда виновато потупила глаза.

Испуганно няня посмотрела на нее и тихо сказала.

- Аварис здесь.

Девочка соскочила с кровати и заметалась по комнате, не зная, то ли бежать, то ли прятаться.

- Спокойно, госпожа. Хватит суетиться. До него дошел слух, что вас вчера видели в городе. Он проезжал недалеко, ехал от Жеми в Урфриг. Один из его гиров сегодня должен был забрать выпускников. Аварис изъявил желание присоединиться и присутствовать на церемонии. Гир Дипат в ярости.

Главнокомандующий оказался легок на помине и, сильно пыхтя от злости, вошел в комнату.

- Девочка! – зашипел он. – Ты ходила вчера в город?

За его спиной Досси качала головой, давая знак девочке не признаваться.

- Нет, - уверенно сказала Альда. Королевское самообладание помогло ей, не краснея, врать.

- Тогда почему ты не свинарнике ночевала сегодня?

- Я уговорила Алеклы не отправлять нас туда.

Гир Дипат прищурился.

- Если я его спрошу, он мне то же самое расскажет?

- Конечно, - вновь солгала Альда, не моргнув и глазом.

- Где ты была вчера после пятого колокола?

- В общем зале.

- Что делала?

- Читала книгу.

- Какую же?

- «Магия для войны».

- И что узнала из нее?

- Я прочла сказ о созидании и разрушении, где Смерть и Жизнь наполнили этот мир, прочитала о величайшей в истории хранительнице Тиссамии Доблестной.

- Не похоже, что ты врешь, - смутился Дипат. – Почему горожане заявили, что видели тебя в городе, - потирая бороду, задумался мужчина.

- Обманули, за мою поимку назначена награда, - невозмутимо предположила Альда.

- Может. В любом случае, король сегодня здесь. Он знает, как ты выглядишь?

- Нет.

- Досси, перевяжи ей крепко грудь, чтобы ничего ее не выдало. Постарайся не попадаться ему на глаза, ради Небесного Солнца, - обращаясь к девочке, сказал он.

- Я постараюсь.

Прозвенел колокол. Досси туго перевязала грудь девочки. Одевшись, она выглядела, как очень красивый и милый мальчик. Хотя, все же, если знать, что перед тобой девчонка, то сомнений не возникало.

На построении гир Тарм поставил Альду в самый дальний ряд.

- Не выделяйся, - грубо прошептал он. – И убери этот свой вызывающий взгляд.

- Дети мои, приветствую вас! Слава Небесному Солнцу! – Альда услышала величественный голос Авариса. – Я прибыл, чтобы узреть могущество моей будущей армии. Сегодня прекрасный день! Празднество в честь нашего Бога! И вам, юные выпускники, - он жестом показал в сторону держащегося за голову от похмелья Алеклы и его товарищей, - выпала честь сопроводить меня до Урфрига и встать под знамена моего названного сына! Отведайте же ваш последний завтрак в этом замке и дайте обет повиновения! Вперед, мои воины.

Аварис всем видом показывал, как он восхищен своими будущими солдатами. Альда не верила ему, считая, что это всего лишь королевская манипуляция. Как бы ей хотелось вцепиться ему в шею и придушить, чтобы он поплатился за смерть ее брата. Знал бы он, как близко от него Альда сейчас.

После завтрака Тарм проинформировал, что после клятвы выпускников будет черед младших пополнить ряды воинов этого замка.

- Нет, ну ты только подумай, Тарм! Этот дуболом, Стип, привез еще мне тринадцать пацанят! – гир Дипат суетливо отозвал Тарма. – Очень, очень не вовремя, тут еще король. Иди, прими, объясни. Терваль! Иди сюда. Тарм, ну ты не стой, иди, говорю! Терваль! У тебя что, ног нет? Еле ходишь! Вот дреяггх! Прости. В общем, тигрята сейчас тебе, Тарм за новенькими пошел, этот Стип еще приволок, чтоб его! Король не должен узнать про девочку. Понял меня?

- Да. Отряды четвертого и второго ранга построиться!

- Отряды первого и третьего ранга построиться! – скомандовал рядом гир Гимон. Впрочем, отряд первого ранга справился и без команды. На груди красовались ленты болотного цвета. На форме Алеклы красовался золотой значок.

На площадку сбора величественно ступил Аварис и его подданные. Король людей облачился в обычное одеяние, поэтому Альде не посчастливилось увидеть его черные погоны. Король оделся в плотный шерстяной котарди красного цвета. Баска доходила до середины бедра. Сверху и до самого низа одеяния шел длинный ряд золотых пуговиц. На талии надет широкий кожаный пояс, удерживающий в ножнах внушительный меч, рукоять которого щедро обсыпана рубинами. На плече красовалась белоснежная меховая накидка.

Аварис жил на Севере, а Леводефье, где разжился замок Каста Монта, считалось теплой страной, хоть и находилась в гористой местности. По утрам и вечерам на территории замка веяло прохладой, но не настолько, чтобы облачаться в меха. Аварис заметно вспотел. Вена на лбу вздулась, капли пота проступали на лице, а волосы на шее превратились во влажные сосульки. Однако, король и не подумал снимать свое богатое одеяние. Он сел на трон, торопливо подготовленный слугами, и велел начинать.

Один за другим молодые парни произносили клятвы верности королю, обещая отдать за него жизнь при необходимости. Аварис практически не обращал внимания на это, пред ним то и дело появлялись его солдаты и докладывали что-то. Король хмурился, не скрывая раздражения. Когда прозвучала клятва последнего новоиспеченного солдата, Аварис немедленно соскочил с трона и направился к выходу. Гир короля построил и увел старших вслед за Аварисом. Дипат тоже ушел за ними.

Ожидание, как показалось Альде, длилось вечно.

Вернувшись, гир Дипат объявил:

- Король Аварис благополучно отправился в Урфриг со своей свитой и новыми солдатами. Также у нас в замке вновь пополнение. Добро пожаловать в нашу семью!

Тринадцать заплаканных мальчишек семенили за недовольным Тармом, он расставил их каждого по отдельности в строй.

- Вечером, все, кто достиг четырнадцати лет, могут порадовать себя визитом к матер Катюлле, - продолжил Дипат.

Со стороны отрядов Гимона и Терваля послышался одобрительный гул.

Затем главнокомандующий зачитал приказы о повышении ранга бойцов и пригласил новобранцев для произнесения клятвы.

- Я, - один за другим произносили новобранцы клятву, - торжественно клянусь в верности своему королю — Аварису. Клянусь священно оберегать его жизнь, строго выполнять дисциплинарные требования и приказы гиров. Клянусь мужественно сражаться за людскую независимость, волю и честь короля.

После произнесения клятвы гир Дипат повысил ранг новобранцев до третьего и зачитал приказ о назначении Котта велисом. Парню торжественно нацепили серебряную звездочку на грудь. В заключение обряда каждому новобранцу набивали татуировку с тигром – символом отряда.

В это время первый и второй ранг отправились на тренировку.

Для нанесения татуировок пригласили несколько специалистов, ведь это дело долгое. Альда, как королевская особа, долго отказывалась себя клеймить, но под угрозой наколки на лбу силой, она согласилась.

Котту, Альде и Дрюше татуировки делали одновременно. Первому накололи глаза тигра на предплечье. У Дрюка голова тигра красовалась прямо на левой груди. А вот Альда необдуманно выбрала щиколотки. На костяшке колоть особо больно, и она потеряла сознание, покрывшись испариной. Девочка очнулась тогда, когда две лапы тигра уже красовались на ее ногах.

Прозвенел третий колокол. Но у третьего ранга из-за клятвы и посвящения распорядок дня нарушился. Поэтому те, кто освободился, по приказу Тарма наводили порядок в замке. Котта наделили исключительной особенностью, поэтому Тарм пригласил его для инструкции велиса. Альду он отправил к Дипату, а Дрюка в скотный двор.

Гир Дипат сидел в своем кабинете и злобно пыхтел, когда Альда зашла к нему.

- Король поведал мне, что вчера в городе в харчевню забежала девочка и объявила о том, что принцессу поймали. Лица девочки никто не смог припомнить. У матер Катюллы обыскали весь дом, прочесали весь лес. Ни принцессы, ни девочки. Аварисрвал и метал. Ты ему, видимо, очень нужна. Я не буду сейчас выспрашивать тебя, как ты оказалась в городе и зачем все это сделала. Я уверен, что это была ты. Как бы ты не оправдывалась, - поднял голос Дипат, как только Альда попыталась его перебить. – Еще одна такая выходка, девочка, и мы с тобой попрощаемся навсегда. Усекла?

Ничего не ответив, Альда уселась за стол.

- Что сегодня будем писать? – спросила она.

- У Тарма сейчас больно много ребят будет. Ему помощника надо назначить. Фара тоже надо выделить за возню с тобой. Так, сейчас приказ напишем, и сходишь за Тервалем.

- А мы двоих будем назначать?

- Не мы, а я.

- Простите, вы двоих назначите?

- Да, пиши, давай.

Гир Дипат назначил двух бойцов из отряда Терваля на должности велисов: Фара и Анумниса. Со вторым Альда еще не познакомилась. Дописав, она отправилась за Тервалем.

По распорядку сейчас шли хозяйственные работы, Альда даже не могла предположить, где в это время находятся гиры, спросить у Дипата она забыла.

К счастью, навстречу ей попались Цеська и Деська.

- Привет.

- Привет, - краснея, ответил Десан.

Цесус резко кивнул головой в знак приветствия.

- Вы можете мне сказать, где сейчас Терваль?

- Он вместе со своими ребятами всегда уборку делает, они на третьем этаже.

- Спасибо, мальчики, - улыбнулась Альда.

Деська залился свекольной краской, а Цеська поджал губы и потянул друга в сторону столовой.

Альда отправилась на третий этаж в поисках гира. Долго искать не пришлось.

Уборка шла полным ходом, бойцы мели пол, тряпками вытирали поверхности и весело болтали друг с другом. На плечо девочки мягко опустилась чья-то рука.

- Альда, кого-то ищешь?

Гир Терваль добродушно смотрел на нее. Ну почему ее гир не добрый Терваль, а высокомерный заноза Тарм?

- Да, - откликнулась девочка. – Я ищу вас. Гир Дипат написал приказ и хочет ознакомить вас с ним.

- Прямо сейчас?

- Да.

- Тебе куда?

- К гиру Тарму, - недовольно вздохнула Альда.

- Тогда нам по пути, - бодро сказал Терваль, - пошли.

- Гир Терваль, - услышала Альда за спиной.

Девочка и гир повернулись. Позади стоял Фар, держа в руках метлу. Он смотрел на Альду и почему-то не говорил ни слова.

- Что ты хотел Фар?

Тот будто очнувшись, задумался и спросил:

- Сегодня будут занятия с ней?

- Мне не известно, Фар. Ты же знаешь, это решает гир Тарм.

- Да, точно, я пошел, - рассеяно парень развернулся и, что-то бормоча себе под нос, удалился.

Терваль усмехнулся и поманил Альду на пятый этаж, где находились кабинеты гиров и путь в башню Дипата.

- Слышал, тебе обещали сделать татуировку на лбу?

- Да, но я оказалась сильнее, - улыбнулась девочка.

- Где сделали?

Альда показала на забинтованные щиколотки. Чтобы ранки заживали быстрее, ноги обвязали бинтами, обмоченными в отваре коровяка.

- Интересный выбор.

Добравшись до нужного этажа, Терваль указал на дверь Тарма и скрылся за дверями кабинета Дипата.

Не успела Альда постучать в дверь, как из нее вышли Тарм и Котт.

От неожиданности Альда выпалила:

- Я закончила!

- Мне тебе за это орден вручить?

«Какой же он все-таки противный!» - подумала девочка.

- Идите на второй этаж, вся грязь в вашем распоряжении.

Альда и Котт, наконец, остались вдвоем.


- Как дела? – спросил парень.

Сначала Альда рассказывала про то, как она провела время, пока их разлучили: про Авариса, про назначение Фара и Анумниса. Потом Котт рассказал ей про обязанности велиса, о том, что поведал ему Тарм. Альда, не отрывая глаз, смотрела на Котта и улыбалась, а он увлеченно, глядя на нее, с гордостью рассказывал, о том, что получил назначение велиса за хорошие навыки.

Второй этаж постепенно наполнялся мальчишками, которых Тарм отправлял на уборку. К четвертому колоколу этаж вычистили. Все получили татуировки и сейчас спускались на построение. Кисак шел с обмотанной головой. Он с воодушевлением рассказывал, какие у него замечательные полоски тигра на лице. Котт и Дрюк посмеялись над ним, а Альда сочувственно покачала головой.

Гиры уже ждали свои отряды на площадках. Рядом с Тармом стоял незнакомый Альде парень.

- Построиться! Котт, подойди сюда. С сегодняшнего дня вы подчиняетесь также приказам своих новых велисов. Это Анумнис. Он из отряда волков. На тренировках он будет помогать мне, как и Котт. Котт, командуй.

- Альда, ты идешь на площадку для лучников, - он хмуро посмотрел на нее, и сквозь зубы проговорил, - там тебя ждет твой наставник. Остальные – разделиться на две команды.

Альда вышла из строя и отправилась к алькеру, то и дело, оглядываясь на Котта. На площадке ее, действительно, уже ждал Фар. Он радостно помахал ей луком.

- Я сделал его для тебя!

Восхищенно Альда взяла оружие у него из рук и стала разглядывать. Лук ласково гнулся в руках, легкое древко украшала незамысловатая резьба в виде цветочного узора. Тетиву еще не закрепили.

- Сегодня буду учить тебя натягивать лук, и сделаем несколько стрел. Так, вытяни в бок левую руку.

- Зачем?

- Измеряем для тебя длину стрелы.

Фар отметил нужную длину на веревке и отрезал ее.

- Сегодня утром, по заказу Дипата, привезли дубовые заготовки для стрел из города, сейчас их обточим и отшлифуем. Наконечники, еще делают в кузнице. Поэтому займемся ими, когда их привезут. Завтра сделаем и пятки.

Фар показал, как нужно обработать заготовку и придать ей нужную прямую форму. И они принялись за работу.

- Ты тоже пойдешь к матер Катюлле сегодня? – поинтересовалась девочка.

Фар стениснительно покраснел. Альде понравилась его реакция, поэтому она продолжила его смущать.

- Тебе там кто-нибудь приглянулся?

Парень все никак не мог вернуть себе прежний цвет и дар речи.

- Почему же ты мне не отвечаешь?

- Потому что это не твое дело!

Альда не ожидала грубости. Хоть она и понимала, что сама его вывела из себя, все равно обиделась. Молча они продолжили делать древки. Солнце уже почти спряталось за горизонт, когда Фар спросил:

- Где ты татуировку себе сделала?

Альда даже не взглянула на парня.

- Разговаривать теперь со мной перестанешь?

Не получив ответа, Фар снова разозлился и выпалил:

- А что ты думаешь, все ходят туда, а я не должен? Даже если мне кто-то нравится там, то в чем проблема?

- Ты чего кричишь? Я ведь просто спросила. Спасибо, что ответил, - невозмутимо остудила его пыл девочка.

Парень смутился и тихо попросил прощения.

- Наверное, нам не стоит больше заниматься вместе. Я попрошу гира Терваля завтра назначить кого-нибудь другого.

Альда не понимала, к чему такие кардинальные изменения. Подумаешь, задала пару провокационных вопросов. Его несдержанность разозлила ее. Она решила, что тоже может позволить себе не сдержаться. Вернее даже она должна не сдержаться, чтобы привести его в чувство. Она бросила древко, что держала в руках, прямо ему в лоб, и быстрым шагом направилась в сторону своей площадки. Ее план сработал. Не успела она покинуть область для лучников, как Фар догнал ее и потащил за руку обратно к алькеру.

Он тяжело дышал, его взгляд устремился на ее губы, Альда стояла напротив и упрямо смотрела ему в глаза. Фар сделал резкий шаг вперед. Альда также резко отступила.

- Если хочешь, то я не пойду сегодня к матер.

- Я не хочу и не буду принимать за тебя такие решения. Ты волен сам делать выбор.

Наконец, раздался колокол, Альда почти бегом покинула площадку. Сердце колотилось, мозг возбудился. Она испытывала чувства, до сегодняшнего дня ей неизвестные. Она почувствовала, что в нее влюблены. Но разве возможно испытать чувства так быстро? Фар знает ее только два дня, но уже готов броситься в этот омут с головой? А сколько времени нужно, чтобы влюбиться? Как же теперь быть? Что нужно сделать, чтобы он передумал? А нужно ли, чтобы он перестал быть влюбленным в нее? Альда еще совсем молода, она не знала, как ей получить ответы на ее вопросы. Ничему такому в замке ее не научили.

Альда присоединилась к строю, который вел Котт на ужин.

- Научилась стрелять? – Дрюша посмотрел на нее своими искрящимися синими глазами.

- Нет, мы учились делать стрелы.

- Ты какая-то взбудораженная.

- Да? Я не знаю, вроде нет. Есть просто уже хочется.

После ужина все, кому исполнилось четырнадцать лет, под присмотром Терваля и Гимона, отправились к матер Катюлле. Альда со страхом думала о том, что не за горами четырнадцатилетие Котта. Пойдет ли он к матер?

Все остальные отправились в общий зал. Дрюша и Котт принялись играть в триктрак, Альда взяла свою полюбившуюся книжку и поудобнее устроилась на кушетке за чтением. Через некоторое время в зале появился Фар, он взял первую попавшуюся книгу со стеллажа, наугад открыл и скрылся за ней. Котт как-то недовольно посмотрел в его сторону. Дрюша тоже нахмурил брови, повторяя за другом.

Когда прозвенел шестой колокол, Котт построил свой отряд. Тарм скомандовал отбой.

Перед сном Альда рассказала Досси все, что с ней приключилось за день. Няня посоветовала в следующий раз отпустить Фара, когда он уйдет, и заниматься с другим наставником.

- Почему, Досси?

- Измучаете вы его сердце, принцесса.

- А если я его тоже полюблю?

- Как же вы его полюбите, если в вашем сердце другой?

Альде не захотелось больше спрашивать Досси. Она отвернулась к стене и пожелала своей няне доброй ночи.


Глава 4. Похороны.

Лето в горах пролетело быстро. Осенние заморозки заставили обитателей Каста Монты переодеться в теплую одежду и высокие сапоги. В один из таких осенних дней моросил противный дождик. Альда научилась просыпаться по утрам сама без помощи Досси и теперь, глядя, как намокает карниз окна, расчесывала свои отросшие до плеч волосы. Няня помогла ей остричь их ровно. Грудь у девочки подросла, теперь приходилось ее обвязывать тканью, чтобы при беге не ощущать боль. Тело Альды стало более упругим и мускулистым. На пальцах рук появились мозоли от стрельбы.

Котт и Дрюша зашли к ней в комнату, когда она завязывала волосы в хвост.

- Что-то вы рано сегодня.

- Кисак опять испортил воздух в спальне, я думал, умру прямо там.

- Что у нас сегодня по плану, - обращаясь к Котту, спросила Альда.

- Кросс с препятствиями.

- Фу, - простонал Дрюша.

- А мне нравится, - радостно не согласилась Альда. – Это лучше отжиманий. Они у меня плохо получаются.

- Ты же лучница, ты должна хорошо отжиматься.

- Фар говорит, что я еще недостаточно натренировалась.

- А Фар у нас во всем эксперт, - отозвался Котт, который до этого момента молчал.

Альда закатила глаза и покачала головой. Вечно Котт нелестно отзывается о Фаре.

Перед входом в столовую Котт остановился заправить рубаху, Дрюша ожидал рядом. Альда, не заметив их заминку, торопливо продолжала свой путь. На встречу, ехидно улыбаясь, шел Ришар, он больно толкнул Альду плечом, думая, что по близости нет ее друзей. Встретившись взглядом с Коттом, он сжался, буркнул Альде «извини», ударился со всей силы плечом о стену и сбежал подальше от его глаз.

- Придурок, - злобно сказал Дрюк. – Зачем он ее цепляет все время?

- Нравится, наверное, - сердито предположил Котт.


После завтрака Котт построил всех на разминочную тренировку. Как всегда, сначала зарядка, чтобы разогреть мышцы и разогнать по телу кровь. Сегодня по плану в качестве разминки бежали кросс. Его путь пролегал по извилистым тропинкам вокруг городишка. Цель кросса - повысить не только выносливость бойцов, но и поднять командных дух. Для этого гир Тарм связывал всех вокруг талии одной длинной веревкой. Первым в связке бежал Котт, как самый сильный и выносливый. Он задавал темп бега, тянул отстающих. Последними бежали самые слабые. С самого начала Альда всегда бежала в хвосте. Под конец тренировки она еле волочила ноги по земле, но за счет тяги впереди бегущих, не могла остановиться. Пару раз она даже проехалась коленями по земле и разбила нос. Но со временем ее старания дали результат. Теперь она бежала в середине связки. А Дрюша с третьего места, наконец, перекочевал на второе – сразу за Коттом.

Сегодня тренировка прошла как обычно. На обед Досси приготовила овощной суп. Вареные овощи Альда не любила, но голод не утолить одним бульоном, поэтому, скрывая тошноту, приходилось есть. После трапезы Котт и Дрюша позвали Альду играть в мяч, но девочка отказалась, сославшись на дела у Дипата.

У нее действительно накопились дела, только не у гира. Она побежала к Досси на кухню, чтобы испечь торт на день рождения Котта.

- Ну что, Досси, ты готова? – девочка радостно потерла руки.

- Уверены, что сами хотите его испечь?

- Конечно!

В конце готовки няня извлекла из печи два пирога. Один красивый и пышный, а второй кривой и плоский. Какой из них испекла Альда, сомнений не вызывало.

- Я все равно подарю свой!

Взглянув на солнце, девочка поняла, что до третьего колокола осталось всего ничего, и бегом отправилась на поиски Котта. Мальчиков она нашла в общем зале за триктраком.

- С днем рождения, Котт! Это тебе! – на доску для игры Альда поставила свое творение. – Я сама испекла его для тебя.

Лицо Котта озарила улыбка.

- Я думал, ты забыла, - он сильно обнял Альду, расчувствовавшись.

Дрюша с нетерпением разломил пирог на три части и выдал каждому по куску. Альда откусила кусок и чуть не поперхнулась. Это был самый омерзительный пирог, который она когда-либо пробовала. Однако Дрюша и Котт продолжали демонстративно есть его и, не жуя, глотали, то и дело, с набитым ртом приговаривая:

- Очень вкусно, правда, Альда, восхитительно.

Девочка мысленно благодарила их за то, что они хотя бы сделали вид, что это съедобно.

Проглотив последний кусок, Дрюша обратился к Котту:

- Я, кстати, не знал, что тебе уже четырнадцать. Значит, через три дня мы вместе пойдем к матер!

- Да, - радостно подтвердил Котт, - жду не дождусь!

- Что? – недоуменно спросила Альда. – Ты пойдешь к этой старой жабе?

- А что, нельзя? – холодно ответил вопросом на вопрос Котт.

- Забыл, что она сделала со мной?

Взгляд Котта на секунду устремился на тонкий шрам на щеке девочки.

- Я иду не к ней, а к Крисмере.

- Ты идешь к Крисмере?! – Альда задыхалась от охватившей ее паники. Он что, в нее влюблен? «А как же я?», - пронеслась мысль в голове.

- Тебе-то какая разница?

- Не ходи! – отчаянно воскликнула Альда, не ожидая от себя такой несдержанности. Но эмоции переполняли ее через край.

- Ты мне не мать и не отец, чтобы указывать, что делать. Ты мне никто!

- Никто? – тихим голосом переспросила Альда.

Вот и все. Сдерживать слезы казалось непосильной задачей для нее. Они потекли по щекам, оставляя соленые дорожки. Котт невидящим взглядом уставился на доску для игры. Девочка развернулась и пошла прочь, подальше от него.

- Что на тебя нашло? – шепотом спросил Дрюша своего друга, так, чтобы Альда не слышала.

- Ничего.

- Тебе надо извиниться.

- Я ничего не сделал, а вот она постоянно ошивается вокруг этого Фара. Пусть сама извиняется.

Зайдя в свою комнату, Альда дала волю эмоциям. Ее вой был слышен на все покои слуг, потому что тут же прибежали Деська и Цеська.

- Чего вопишь? – спросил Цеська. Альда уже привыкла к его грубой манере речи и не стала обращать внимания.

- А-а-а, - продолжала выть Альда. Нос покраснел, глаза распухли от слез.

Деська и Цеська с опаской переглянулись. Что делать с ревущей девчонкой?

Спасла их Досси. Она выставила мальчишек вон, а Альду крепко прижала к себе.

- Ну-ну, что случилось, госпожа?

- Я для него никто-о-о.

- Для кого?

- Ко-о-отта.

- Ну как же вы можете быть для него никем? – Досси посмотрела в глаза девочки. – Да у него нет никого дороже вас!

- Не-е-ет, - икнула Альда, - он мне так и сказал – никто-о-о. И пирог у меня не вку-у-усный.

- Пироги мы еще научимся стряпать, а он извинится, вот увидите.

Прозвенел третий колокол. Альда вытерла слезы и пошла на построение. Почему-то Дрюша смотрел на нее виновато. А Котт хмуро и невозмутимо кричал команды.

Тарм отправил Альду к гиру Дипату, а остальных на уборку территории.

Дипат вручил Альде стопку писем и велел передать гонцу, что ожидал у ворот. Девочка не первый раз уже выполняла подобное поручение командира, и никогда не проверяла, кому и кто отправляет письма. На этот раз она намеренно перебрала конверты и нашла то, что искала. Она зашла в первую попавшуюся дверь и закрылась. Дрожащими руками она распечатала конверт, на котором неожиданно красиво Котт вывел слова: «Для Крисмере, дом матер Катюллы».

Внутри Альда нашла письмо от него.

«Дорогая Крисмере, спасибо тебе за ответ. Завтра у меня день рождения. Мне будет позволено посетить тебя. Прошу тебя, не грусти. Твой друг Котт».

Слезинка капнула прямо на аккуратно выведенное имя «Котт». Чернила растеклись. Альда промокнула бумагу, но следы уже невозможно спрятать. Она положила записку обратно в конверт. С тяжелым сердцем девочка отдала письма гонцу.

«Значит, они уже давно переписываются. Почему он ничего не рассказал? Как он вообще стал ей писать? Или это она ему написала первая?» Задумчиво девочка вернулась в башню командира.

Дипат ее отпустил на тренировку, и Альда поплелась к алькеру, чтобы поупражняться в стрельбе. Сегодня стрелы особенно быстро и метко летели в цель. В качестве мишени Альда представляла Крисмере.

С четвертым колоколом пришел Фар. Альда не хотела встречаться с Коттом, поэтому решила пропустить построение. Тарм, однако, отправил Котта проверить, где находится Альда.

Когда девочка увидела приближающегося друга, что-то щелкнуло у нее в голове. Она, неожиданно для себя, быстро подошла к Фару, обняла за его за шею и притянула к своим губам. Фар с наслаждением ответил ей на поцелуй, закрыв от удовольствия глаза. Альда боковым зрением увидела, как Котт резко затормозил, посмотрел на них и яростно зашагал обратно. Получив желаемое, она резко отпрянула от Фара. Ее первый поцелуй. Не так она себе его представляла.

- Извини, я, кажется, сошла с ума, - закрыв глаза рукой, пролепетала Альда.

- Тогда мне нравится, когда ты сходишь с ума, - улыбаясь до ушей, прошептал Фар.

Альда огляделась по сторонам и убедилась, что кроме Котта их никто не видел.

- Этого больше не повторится.

- Почему? Ты нравишься мне, а я, очевидно, тоже нравлюсь тебе.

«Что я наделала?», - Альда с ужасом начала осознавать, как нарушила хрупкие границы своих отношений с Фаром, и какую крепкую стену воздвигла на пути примирения с Коттом.

- Я терпелив. Я дам тебе время, чтобы ты приняла эту мысль, - Фар с вожделением смотрел на Альду.

Всю тренировку он порхал, как птица. Его радость не видела предела. А вот Альда постоянно пыталась разглядеть силуэт Котта на площадке, постоянно отвлекалась и не могла сосредоточиться. Фар принял это на свой счет и повеселел еще больше.

На построении Котт даже не взглянул на Альду, а Дрюша осуждающе покачал головой. За ужином Котт и Дрюк сели подальше от девушки и даже в свободное время не появились в общем зале. Зато пришел Фар и уселся рядом, приобняв Альду за плечи. Она сбежала от него сразу же, как прозвенел колокол.


Следующие два дня Котт и Дрюк старались избегать Альду и игнорировали ее. А на третий день, наоборот, во всеуслышание обсуждали, как чудесно они проведут время у матер Катюллы и как замечательно, наконец, будет пообщаться с настоящими девушками. Ришар, узнав, что Альда теперь лишилась покровительства Котта, начал дергать ее за волосы и пихать. Окончательно осмелев, он дал ей затрещину прямо на глазах у Котта. Парень дернулся было в его сторону, чтобы отлупить, но все же не сдвинулся с места. Тогда Ришар радостно поскакал по коридору, распевая обидные песни про Альду.

К обеду Альда притворилась, что больна, и отправилась в лазарет, чтобы никого не видеть и не слышать.

- Что у тебя болит? – спросил местный лекарь Малеф.

- Ничего, - честно ответила Альда и устало посмотрела в сторону.

- Это очень серьезное заболевание, думаю, до завтра тебе нужно полежать в лазарете. И никаких посетителей!

Альда поблагодарила взглядом целителя и до вечера провалялась на кровати, отдыхая от физических и эмоциональных нагрузок.

Периодически она слышала голос лекаря:

- Нет, к ней нельзя. Приходите завтра.

Интересно, приходил ли Котт?

Вечером Досси принесла ей похлебку на куриных косточках с сухарями. Альда рассказала няне, что натворила и спросила, как все исправить.

- Скажите всем правду.

Легко говорить Досси. Сказать правду о своих чувствах не так просто. Здесь нужно мужество сотни, нет, тысячи воинов. За эту правду тебя могут возненавидеть или обидеть, а ты сиди потом с разбитым сердцем и разорванной душой. Ну уж нет. Пусть идет все своим чередом. И, если так суждено, то пусть так и будет.


Наутро с первым колоколом Альда отправилась на построение. Котт и Дрюша все еще с ней не разговаривали. Выглядели они уставшими. Во время завтрака Дрюк выбежал на улицу, а вернулся бледным и удрученным.

По плану Тарма в очередной раз отряду предстояло преодолеть кросс вокруг города. Альде эта идея показалось плохой: половина парней вяло и безжизненно переплетала ногами. Видимо, Тарм так не считал, поэтому связав всех веревкой, погнал по знакомому маршруту.

На половине пути отряд резко сбавил темп. Альда попыталась разглядеть впереди бегущего Котта. В этот момент он упал на колени, потерял сознание и приземлился лицом на землю. Тарм бросился к нему. Альда тоже начала выбираться из крепко обвязанной вокруг талии веревки. Следующим упал Дрюк. Один за другим парни валились с ног без сознания. Одиннадцать человек, включая Альду и Тарма, остались всознании.

- Кисак, быстро в замок за подмогой! – проревел Тарм. – Бреб, в город, нужны телеги, носилки. Быстро!

Он срезал с Альды веревку, дал клинок и приказал освободить остальных. Паника охватывала девочку с головы до ног. Альда велела себе не поддаваться страху и делала все строго так, как приказывал Тарм. Освободив всех, она подошла к Котту. Тарм перевернул его на спину, и девочка увидела окровавленное лицо парня. Камешки и земля прилипли к коже. Альда рукавом осторожно начала стирать с него грязь.

- Он дышит? – озабоченно спросил Тарм.

- Да.

- Какого дреяггха здесь происходит?!

- Я не знаю, гир, - осторожно ответила Альда, она тоже сейчас с удовольствием поорала бы и поругалась, но ее друзьям это не поможет.

Дрюк, в отличие от Котта приземлился куда удачнее – на бок.

Издалека послышался стук копыт и грохот телег. Из городка приехали мужики по просьбе Бреба. Всех детей загрузили на телегу, для Тарма места не хватило. Ему пришлось бежать следом. Ворота замка незыблено приветствовали своих жителей. На встречу бежала взволнованная Досси.

- Что происходит? – спросил запыхавшийся Тарм.

- Мальчишки, все, как один, попадали. На ногах только гир Дипат, Терваль, Малеф, Фар и Деська.

- А Гимон?

- Тоже пал.

- Где Кисак?

- Это который с тигровыми полосками на лице?

- Да.

- Не было, он ведь с вами должен быть.

Гир Тарм зарычал.

- Быстро выгрузите всех с телеги в замок, - приказал мужикам Тарм.

- Не-не, гир. У вас там хворь какая-то, не пойдем мы дале ворот. Вот тут прямо и забирайте их.

- Бреб на ворота! Как только все будут на территории замка, запрешь их. Никого не впускать и не выпускать кроме меня и Кисака. Понял?

- Да, гир.

- Я пошел на поиски Кисака. Альда, иди в замок, за помощью.

Девочка со всех ног бросилась в замок. По пути ей встретился Фар. Он поймал ее и сжал в объятиях.

- С тобой все в порядке!

- Отстань, Фар! – Альда грубо оттолкнула парня. – Ну, ведь не до тебя сейчас!

Не посмотрев на него, девочка снова припустила к замку.

- Гир Дипат! – позвала Альда, ворвавшись в замок.

В главном зале почти некуда было ступить. Те, кто стоял на ногах, притащили кровати и выставили их для больных. Отряды в полном составе лежали без сознания на местах. Каждого по очереди осматривал лекарь.

- Альда! Слава Небесному Солнцу! Где Тарм? Где твой отряд? – Дипат беспокойно оглядывался.

- Там, идемте.

Потихоньку отряд Альды тоже перетащили в главный зал. Малеф велел отмыть всех, на ком была грязь, и переодеть в чистую одежду. Деська, не передыхая, носил чистую воду. Альда первым делом взялась за Котта и Дрюшу. Тарм с Кисаком на руках вернулся только под вечер.

Когда основная работа была сделана, лекарь объяснил, что эта хворь называется ляс. Передается исключительно через слюну, поэтому велел перемыть всю посуду в замке. У больных лясом поднимается высокая температура, начинаются бред и галлюцинации. Если вовремя не вылечить ляс – больной умрет.

Гир Дипат незамедлительно отправил гонца к королю Аварису за исцеляющим зельем, которое в Леводефьи не водилось. Ждать предстояло двенадцать дней. Малеф боялся, что гонец может не успеть.


День за днем Альда дежурила у постели Котта и Дрюши. Иногда больные приходили в сознание. В это время их нужно было успеть напоить и накормить, а это весьма нелегкая задача. Больные в бреду отказывались принимать пищу, выбивая посуду из рук.

Чтобы сбить жар все окна и двери в замке пооткрывали и создали сквозняк. Здоровым обитателям замка постоянно приходилось менять примочки у больных. Спать удавалось по два-три часа. Гир Дипат хотел в помощь пригласить девочек матер Катюллы, но оказалось, что ее дом тоже болен. Тогда Малеф сделал вывод, что заразу мальчишки получили именно там. А Цеська, который не посещал матер Катюллу, видимо, допил или доел за кем-то из больных и тоже заразился. Десан ни на шаг не отходил от своего товарища. Даже гир Дипат бегал от одного мальчишки к другому, меняя им примочки. Гир Терваль осунулся, погрустнел. Он также окружил своей заботой мальчишек из своего отряда и Гимона.

В одну из таких тяжелых ночей, Альда, как обычно свернулась калачиком у ног Котта, пытаясь отдохнуть хоть немного.

- Альда, - услышала она слабый голос Котта.

- Я здесь, - девочка соскочила с кровати и взяла его за руку.

- Альда, - Котт с закрытыми глазами продолжал повторять ее имя.

- Все хорошо.

- Где Альда?

- Здесь, - чуть не плача, она крепче сжала его руку.

- Она меня простит? – еле шевеля потрескавшимися губами, произнес Котт.

- Конечно! Конечно, простит.

- Пить.

- Сейчас принесу. Деся, дай чистую кружку.

Полусонный Десан кинул ей помытую кружку. Альда зачерпнула из специально принесенного ведра воды и подала Котту. Выпив все до дна, парень открыл глаза.

- Альда, - улыбаясь, сказал Котт. – Ты мне опять снишься?

- Нет, все по-настоящему. Я здесь.

Она обмакнула тряпку с его лба в ведро с ледяной водой и снова приложила ко лбу.

- Сколько я уже так?

- Семь дней.

- Я умру?

- Нет! Гонец с лекарством уже в пути.

- Ты такая красивая, Альда, - он провел слабой рукой по ее волосам. – И глаза у тебя такие… смотреть – не насмотреться.

Щеки Альды зарумянились от неожиданных комплиментов.

- Если я выживу, напомнишь мне, чтобы я тебя поцеловал?

Что-то внутри Альды радостно ухнуло.

- Нет, Котт, ты же бредишь.

- Напомни, - парень начал подниматься с постели.

- Ладно, ладно. Хорошо, - Альда опустила его обратно на подушку.

- Ты с ним целовалась еще? – слабым голосом спросил Котт.

- Нет.

- Ты его любишь?

- Котт, мы поговорим об этом, когда тебе станет лучше.

Тихо, но уверенно парень повторил свой вопрос.

- Нет, я не люблю его, - уверенно ответила Альда.

Блаженная улыбка растеклась на лице Котта.

- Прости меня. Я не должен был туда идти.

Альда молчала.

- Она писала, как ей страшно, одиноко. Мне стало жаль ее. Я лишь хотел ее поддержать. А она меня поцеловала.

Альда ласково погладила его по влажным волосам.

Котт закрыл глаза.

- Ты такая красивая…

Мгновение спустя дыхание стало глубоким и медленным. Он уснул. Альда залезла к нему в ноги и тоже, наконец, уснула.

Альда очнулась от того, что кто-то звал ее по имени. Она рассеянно начала оглядываться по сторонам. Гир Тарм щелкнул пальцами у нее перед носом.

- Очнись, снадобье привезли.

Альда соскочила и радостно побежала к выходу из замка вслед за Тармом, где их уже ждал лекарь.

- Этот ящик вам, а второй матер Катюлле. Как принимать, знаете? – спросил извозчик у ворот замка.

Малеф утвердительно кивнул головой.

- Почему он приехал так рано? – не постеснялась спросить у Тарма Альда.

- В Средиземье тоже есть такое лекарство, не пришлось беспокоить короля.

Малеф тут же принялся за работу.

- Для исцеления в зелье нужно перед принятием добавить амброзию. Это трава – аллерген. Если кто-то из наших мальчиков не может ее переносить, то умрет, - лекарь обвел всех сосредоточенным взглядом. – Начнем?

Каждому больному мальчику залили в рот целебную ярко-зеленую жидкость.

И ничего не произошло. Они продолжали дышать, но в себя не приходили.

Через день главнокомандующий неистово крушил все на своем пути.

- Может, ты не знаешь, как его давать, а?! – кричал на Малефа гир Дипат. – Может, мне…

- Мама, воды…

Все взгляды устремились на говорящего.

- Анумнис! – Фар подбежал к своему другу.

- Фар? – удивился парень.

- Как ты себя чувствуешь? – Терваль подошел к своему солдату.

- Сносно, хочу пить, а потом есть!

Досси суетливо побежала на кухню.

Со всех сторон стали доноситься звуки возни и голосов мальчиков. Проснулся и гир Гимон. Дрюша и Котт очнулись последними, чем довели Альду до полуобморочного состояния.

На фоне всеобщей радости не сразу заметили, как несколько человек, хватая воздух ртом, начали задыхаться. Малеф не успел и слова сказать, как их маленькие фигурки замерли и больше не шевелились. Ляс забрал из замка семь душ, среди которых Кисак и Цесус.

Гир Дипат бережно завернул их тела в простыни и отнес на общую площадку для сожжения.

Вечером Альда пошла на похороны одна. Котт и Дрюк еще не окрепли для таких мероприятий. Перед ней открылась печальная картина. Десан склонился над Цесусом и рыдал, приговаривая:

- Если не вернешься, я пойду за тобой! Если не вернешься, я пойду за тобой!

Терваль попытался мягко отстранить Десана, но тот вцепился в тело своего друга и кричал:

- Сожгите меня с ним! У меня больше никого нет! Я не хочу больше быть здесь!

Его истерика могла продолжаться долго, Дипат подошел к нему и надавил на сонную артерию. Десан бесформенным мешком рухнул на землю. Фар и Терваль отнесли его в замок.

Гир Дипат мрачно начал свою речь:

- Сегодня семь отважных юношей прощаются с нами. Путь их был не долог, но труден. Все сложности, выпавшие на их долю, они воспринимали стойко и храбро. Тренировались и старались во имя короля, не жалуясь на отсутствие благ и удобств. Они были опорой товарищам. Всем нам будет очень не хватать этих смелых мальчишек. Пусть Одноликая Луна теперь будет вашим спутником!

Альда последний раз взглянула на Кисака. Она вспомнила его смешную улыбку, нелепые тигровые полоски на лице, как он восхищенно смотрел на нее. В знак прощания, она положила на кострище веточку орешника для Кисака и свою ленточку для Цесуса. Она не знала, что ему нравилось.

Пламя быстро охватило тела и неприятно запахло жареным мясом. Альду вывернуло наизнанку.

Позже прах молодых воинов гир Тарм развеял по ветру с алькера.


Спустя пару недель все, кто болел, поправились и пришли в форму. Гир Дипат получил от матер Катюллы известие о том, что все ее подопечные уцелели. В городе ляс унес девять жизней.

Одним осенним вечером после бани Альда отдыхала у себя в покоях, Досси хлопотала на кухне. В дверь постучали. В комнату вошел абсолютно здоровый Котт. Девочка бросилась к нему на шею. В ответ он тоже ее обнял и уткнулся во влажные волосы.

- Я скучал.

- Я тоже.

Девочка отстранилась и теперь смотрела в глаза Котта.

- Говорят, пока мы болели, какой-то бред несли.

- Ага, - Альда огорченно кивнула. - А ты ничего не помнишь?

- Не все. А ты бы хотела мне что-нибудь напомнить?

Девочка задумалась и ответила:

- Нет, не думаю.

- Но ведь ты обещала.

До Альды не сразу дошел смысл сказанного. Но губы Котта уже коснулись ее губ. Она ощущала его запах. От неожиданно нахлынувшего счастья глаза закрылись, и она полностью отдалась в объятия поцелуя. Он крепко обнимал ее за талию. Ей хотелось прижаться к нему еще крепче и никогда не отпускать. Она гладила его ладонью по лицу и шее, зарывалась пальцами в волосах, пока…

- Ну, вы даете! Целуются, а меня не позвали!

- Дрюк! – Альда была рада видеть и его тоже. Эйфория от поцелуя с Коттом, обострила ее чувства, и она цепко обняла Дрюка. – Я так рада видеть тебя здоровым.

- Твой парень смотрит на меня так злобно. Я, наверное, позже загляну.

Альда повернулась к Котту, у него тоже улыбка не сходила с лица.

- Котт, я, кажется… я, - Альда все никак не могла сказать это.

- Я тебя тоже.


На тренировку по стрельбе Фар пришел чернее тучи. Но он не спешил приступить к наставлениям. Парень молча уставился на Альду. Она сделала к нему шаг вперед.

- Фар…

- Можешь не подбирать слова. Твой дружок Дрюк не особо хранит секреты.

- Я хотела сказать…

- А ты хороша, - Фар не давал сказать и слова. – Целуешься с одним, а встречаешься с другим.

- Я тебе говорила, что…

- Что? Ты меня поцеловала. Я думал, это выше каких-либо слов! Я думал, ты другая!

- Я поцеловала тебя, чтобы задеть Котта.

Глаза Фара расширились от удивления и осознания ситуации.

- Ты выставила меня полным идиотом. У матер Катюллы… У нее в доме есть девушка. Я написал ей, вот дреяггх… Я написал, что встретил более достойную девушку! Я… Ты! Ты все испоганила!

Альда молча слушала, как он ругает ее. Она понимала, что действительно виновата. Она не должна была играть чувствами другого человека. Она делала все, чтобы потешить свое самолюбие, но совсем не подумала о Фаре. Выслушав его, она поклялась себе, что больше никогда не оскорбит чужих чувств. По крайней мере, постарается.

- Прости меня, Фар.

- Нет! Что мне твои извинения? Ты сейчас же бросишься в объятия к Котту, будешь счастлива и забудешь о моей боли через мгновенье. А мне с этим жить. День за днем я буду думать о тебе и знать, что был тобой обманут. Нам больше лучше не общаться.

Глаза Фара набухли и покраснели. Он развернулся и пошел прочь. Альда не стала его уговаривать остаться. Он должен побыть один, забыть о ней. Если было бы возможно повернуть время вспять, она не стала бы его целовать, но исход все равно оставался прежним.

После отбоя Альда засыпала с улыбкой на лице и мыслями о Котте. Фар оказался прав – о его боли больше никто вспоминал, кроме него самого.


Глава 5. Цветочный бал.

В зимние вечера свободное время Альда, Котт и Дрюша любили проводить в общем зале, где весело потрескивал камин. Сегодня Альда сидела за чтением книжки. Котт, лежа у нее на коленях, вел незамысловатую беседу с Дрюшей. Остальные ребята тоже не отваживались выходить на улицу из-за метели. Фар перестал появляться в местах, где находилась Альда, что очень ее беспокоило. А вот Котт, напротив, очень радовался такому изменению поведения соперника.

Сегодня вьюга особенно устрашающе завывала, не предвещая ничего хорошего. В общий зал зашел Фар. Он направился прямо к друзьям. Котт, не поднимая головы с коленей Альды, хмуро посмотрел в сторону парня.

- Альда, - начал Фар.

- Что тебе от нее нужно? – как будто только этого и ждал Котт.

- Тебя ищет гир Дипат, - не обращая внимания на Котта, отрапортовал Фар.

- Спасибо, - Альда грустно посмотрела ему вслед.

- Зачем ты Дипату в столь поздний час?

- Не знаю, днем он меня отпустил на тренировку, а сейчас, что ему нужно, ума не приложу.

- Альда, ну, наконец-то. Иди, надень тулупчик. Нам с тобой из города пришли посылки. Досси говорила, что сделала заказ на какие-то твои девчачьи штуки. Проверишь сразу, все ли привезли. И не красней, ради Солнца Небесного. Больно я знаю, что там у тебя.

Гир Дипат ждал Альду у выхода из замка, когда та на ходу натягивала тулуп и огромную заячью шапку. Но не успели они выйти из замка, как сторожевой закричал:

- Гир Дипат! Скорее! Здесь… Сами посмотрите!

- Помогите! – ветер уносил и так еле слышный женский голос. – Помогите! – надрываясь, кричала женщина.

- Альда, возьми скорей факел и неси его к воротам. Отворяй! – крикнул он сторожевому.

Девочка вернулась в замок за факелом и стремительно побежала обратно в холод. У ворот была какая возня. Альда увидала очертания телеги, запряженной двумя какими-то странными низкими существами, с круглыми мордами, вовсе не похожими на лошадей. Помимо силуэта Дипата и сторожевого появился еще один – невысокий и хрупкий.

Девочка подбежала к воротам и увидела, что телега запряжена вовсе не странными лошадьми. Как оказалось перед ней стояли обросшие катышками снега рысь и снежный барс. По дикому уставшему взгляду рыси Альда предположила, что путники уже долгое время в дороге. Огромные уши рысь прижала к голове, чтобы туда не набивался снег. При приближении Альды барс прилег на землю, исподлобья глядя на нее своими разноцветными глазами. Белым распушенным хвостом он неистово молотил снег. Хрупкой фигурой оказалась молодая девушка, старше Альды лет на пять. Волосы девушки светились белее снега, что покрывал ее голову. Лисья шуба спускалась до самой земли и уже по колено обросла коркой снега. Голые ладони уже устрашающе посинели.

Тут взгляд девочки перешел на саму телегу. В ней лежали два обгоревших тела, накрытых такими же лисьими шубами. От ожогов нельзя было разглядеть даже лица. Альда с ужасом теперь пыталась услышать, что говорит девушка, но из-за вьюги доносились лишь отрывки фраз.

- Мы… напали… Жеми… ведьмам…

Гир Дипат велел сторожевому запереть ворота и подать шестой колокол раньше положенного. Затем он попробовал забрать тела с телеги, но рысь и барс угрожающе зарычали.

- Они сами! – рявкнула беловолосая девушка.

Добравшись до замка, рысь и барс тоже вошли внутрь.

- Они замерзнут там, не оставляйте их на улице - умоляюще посмотрела на Дипата девушка.

- Альда, если кто-то еще остался в общем зале, выгони, потом позови туда Терваля и Малефа.

Альда побежала сначала на второй этаж в зал, никого не обнаружив, отправилась на третий за Тервалем. К счастью, Малеф тоже был там, осматривал ногу гира.

- Дипат, - от бега по лестнице Альда запыхалась.

- Что случилось, Альда?

Девочка покачала головой, показывая, что не сможет объяснить произошедшее словами.

- Второй этаж, - выдохнула она.

Терваль, Малеф и Альда спустились в общий зал. Дипат сначала хотел прогнать девочку, но под ее упертым взглядом сдался.

Терваль и Малеф в шоке смотрели на обгоревшие тела и с опаской поглядывали в сторону диких кошек.

Дипат закрыл дверь изнутри на ключ и обратился к все еще дрожавшей от холода девушке:

- Говори.

Беловолосая вздохнула и начала свой рассказ.

- Меня зовут Винера. Я родом из Ипсилона, что за Южным океаном. Это Флюша, - она указала на рысь, - а это Кацо. Я - хранительница.

Альда восторженно охнула, Дипат занял более заинтересованную позу.

- Вернее, моя мать – хранительница, а я ее ученица. Она научила меня своему ремеслу. Но достойного воина я все никак не могла найти. Потом я узнала, что некий северный король набирает себе на службу искусных воинов. Уж там-то, решила я, точно найдется подходящий кандидат на мою жизнь. Я не знаю, на чьей вы стороне, - девушка обвела присутствующих опасливым взглядом, - но не подумайте, что я имею какое-то отношение к политике или разделяю взгляды северного короля. Нет. Я просто ищу своего воина и место в жизни.

Убедившись, что нападать на нее никто не собирается, Винера продолжила:

- Пересекая Южный океан, на судне я повстречалась с двумя чародейками, - Винера кивнула в сторону тел. – Это Ена и Ане. Они еще живы.

- Что же ты молчала?

Малеф тут же подбежал к телам и начал их осматривать.

- Медленно и долго, но они сами себя исцелят. Вы можете помочь, лишь ускорив процесс.

Малеф сел рядом с телами, ожидая дальнейшего рассказа.

- На корабле мы добрались до Литории, - продолжила Винера. – Какая-то неприветливая страна. Никто не соглашался нас подвести. Пешком добраться до Севера практически невозможно. В городе Мниф, что в Литории, нам посоветовали найти тайную тропу в Леводефьи. Мол, быстрее до Севера доберетесь. А в Леводефьи наместник Жеми отчего-то охоту на ведьм объявил. Бабищи в городе, как Ену увидели, сразу поняли - ведьма. И потащили на костер. Сестру ее – Ане – туда же. Откуда ж им знать, что ведьму стихиями-то не убить.

- А как женщины в городе поняли, что Ена ведьма? И почему только женщины? - поинтересовался Терваль.

- Так за ней мужики толпами бегали. Жен своих побросали. На словах ей весь мир подарили. Вот бабы и взъерепенились, - посмотрев, на озадаченные лица слушателей, Винера добавила, - вы просто Ену не видели: рыжеволосая, зеленоглазая, красивая. Если захочет.

- Как ты спасла их? – серьезно спросил Дипат.

- Это не я. Это они, - в углу Кацо ласково кусал Флюшу за ухо, а она злобно открыв пасть, гипнотизировала его уничтожающим взглядом. – Прыгнули в огонь, раскусили веревки и в пасти за шкирку вытащили. Пока народ думал, что произошло, я стянула телегу. Два дня они нас гнали. Удалось оторваться, да вот только начали мы замерзать. В городах показываться нельзя. Вот ваш замок нам и попался.

- А отчего ты решила, что мы ведьм сжигать не будем? – спросил вновь Терваль.

- Потому что я сказала вам, что огнем их не убить.

Терваль и Альда посмеялись, но сосредоточенное лицо Дипата быстро заставило их успокоиться.

- Сколько им нужно времени, чтобы оклематься?

- Еще неделю, если ваш лекарь поможет.

Винера замялась.

- Говори, - велел Дипат.

- Можно перезимовать у вас в замке, если это не очень нагло?

- Что ты умеешь? Чем пригодишься нам?

- Я хорошая лучница, могу охотиться.

Дипат взглянул на Альду. Она восторженно смотрела на лучницу. И Дипат согласился. Он велел отнести тела волшебниц в лазарет. Альде приказал отвести Винеру в старую комнату Десана и Цесуса. Деська теперь жил в других покоях, потеснив скотовода.

За завтраком Альда рассказала Котту и Дрюше о ночных приключениях.

- Обалдеть! В замке рысь! И барс! Где они? Я на них хочу посмотреть!

- Гир Дипат просил не распространятся пока об этом. Дрюша, ты меня понял?

- Да-да. Котт, ты представляешь? Настоящий барс!

Зимним утром в качестве разминки бойцы разгребали снег на площадках. Пока все лениво убирали снег, Котт шутливо повалил Альду в сугроб, поцеловал в нос и убежал.

- Не время отдыхать, - гир Тарм так неслышно подкрался, что Альда вздрогнула от испуга, все еще лежа в сугробе.

Гир выглядел устало, глаза опухли. Сначала Альда подумала, что он болен, но когда Тарм сказал, что девочку ждет Дипат в своей башне и зевнул во весь рот, поняла, что это похмелье. Этот запах ни с чем не перепутаешь.

Гир Дипат в своей башне терпеливо ждал девочку.

- Я слышал, Фар отказался дальше тебя обучать.

Альда кивнула.

- Не буду спрашивать, почему. Госпожа Винера заменит его. Подобных разногласий с ней у тебя возникнуть не должно.

Девочка еще раз кивнула.

- Как ты тренировалась без наставника?

- Я увеличиваю расстояние постепенно.

- Как успехи?

- Я легко попадаю в цель, которая не шевелится.

Дипат почесал бороду.

- Видишь ли, мы тут на хранительниц не учим никого. Бабы, они не для стрельбы рождены. Без желания мало чему научить можно, еще сопли, слезы. Ты уж постарайся от госпожи Винеры все азы ухватить. Как всегда, после четвертого колокола пойдешь к алькеру. А после третьего Малефу маленько помоги с ведьмами. Вопросы?

- Нет.

Гир Дипат махнул рукой, выгоняя девочку. На улицу не хотелось, поэтому Альда шла как можно медленней.

Вьюга в горах за ночь набуянилась, погрузив замок и окрестности в белое одеяние из снега. За время отсутствия Альды, мальчишки расчистили площадки для тренировок и теперь строились.

До самого обеда гир Тарм гонял свой отряд, заставляя бегать и выполнять силовые упражнения. В столовую все спешили голодными, измотанными, но зато румяные как яблочки.

После обеда Дрюша побежал играть с товарищами в мяч, а Альда и Котт отправились в ее покои, чтобы отдохнуть и набраться сил.

- Когда гир Дипат расскажет нам о гостях? – спросил Котт, расчесывая волосы Альды. Он собирался заплести ей косу.

- Винера уже сегодня начнет меня обучать ремеслу хранительницы, чтобы я смогла защищать тебя в…

- Стоп, - прервал ее парень. – Ты собираешься стать моей хранительницей?

Они еще никогда не разговаривали о будущем. Но Альде казалось, что ее желание стать хранительницей Котта очевидно.

- Ты разве против?

- Конечно! – воскликнул парень.

- Почему? Ты… Ты… - Альда никак не могла сказать это вслух. Он что, ее не любит?

- Ты была права. Это мужчины должны защищать женщин, а не наоборот. Я не позволю тебе умереть из-за меня!

- С чего ты взял, что я умру из-за тебя?

- Если я погибну, то погибнешь и ты! Я не могу этого допустить! – Котт очень эмоционально возражал.

- Но вероятность погибнуть, если у тебя есть хранительница, намного меньше, чем, если бы ее у тебя не было! – спор становился все громче.

- Как я смогу жить, драться, зная, что ты умрешь вслед за мной?

- А как смогу жить я, если ты умрешь!?

Заявление Альды явно поразило парня. Взгляд устремился в пол, Котт обдумывал ее слова. С одной стороны он, казалось, польщен ценностью своей жизни для Альды, но в то же время все его нутро сопротивлялось тому, чтобы эта хрупкая девочка вдруг оказалась смертельно зависима от него.

- Нет! Это я должен свою жизнь отдать за твою.

Альда пристально поглядела Котту в глаза. Она не понимала, почему он не понимает.

- Когда мы окончим курс подготовки, и я стану лучницей, какая, думаешь, меня судьба будет ждать? Что будет? Ты пойдешь на службу королю, как и все остальные. А я? Хочешь ты этого или нет, но меня просто заставят стать хранительницей. Но у тебя есть выбор: я буду твоей или чужой!

Альда с вызовом смотрела на Котта. Он долго размышлял над ее словами, принятие решения ему давалось нелегко. Наконец, парень сдался и так же с вызовом посмотрел в ответ:

- Ты моя. Во всем.

Губы Альды дрогнули, в попытке улыбнуться, но выражение упрямства на лице она менять не собиралась. Слова Котта немного вскружили голову. Захотелось во всем ему покориться, но в то же время и бесконечно упрямиться.

- Садись! – попросил Котт приказным тоном.

Котт слишком туго заплел волосы Альды, но девушка не сказала ему ни слова.

После построения Котт и Дрюша убежали со своим отрядом на второй этаж, чистить и убираться. Альда отправилась в лазарет.

- Добрый день, - дружелюбно поздоровалась она с присутствующими.

Малеф в знак приветствия махнул рукой, Винера слишком мило улыбнулась. Увидев первый раз девушку, Альда все никак не могла понять, что ее смущает во внешности Винеры. Сегодня ее осенило. Брови. Черные брови, которые так сильно выделялись на фоне белоснежных волос.

- Что это ты меня так разглядываешь? – тряхнув челкой, спросила Винера.

- У тебя необычный цвет волос.

Девушка загадочно улыбнулась.

- Как тебя зовут?

- Альда.

- Альда? – ее круглое лицо удивленно вытянулось. – Принцесса?

В груди что-то тревожно ёкнуло. Винера же сказала, что она с острова Гвинск. Могла ли она знать, как зовут принцессу Семи Королевств?

- Нет, что ты, - Альда быстро взяла себя в руки и не слишком убедительно усмехнулась. - Я родилась через несколько дней после нее. Мои родители решили, что назвать меня в честь принцессы будет здорово.

- Как ты оказалась в военном лагере для мальчиков?

- Это долгая и скучная история, - отмахнулась Альда.

Винера, прищурившись, уставилась в глаза девочке. Альда смело посмотрела в ответ. Винера довольно растянулась в улыбке.

- Госпожа Винера, давайте вернемся к вашим застывшим подругам.

- Конечно, Малеф. Альда, иди сюда, будешь помогать. То, что мы видим, это не сгоревшая кожа, а магическая оболочка, которая горела в огне, защищая чародеек. Со временем оболочка обветшает и осыплется. На это нужно около двух лун. Я, наверное, смогу сварить зелье, чтобы размягчить оболочку, и мы ее снимем.

- Что нужно для зелья? – Альде не терпелось скорее увидеть колдовство или хоть что-то близкое к нему. Это завораживало и волновало.

- Зелье называется «Солнечный удар». Слышали о таком?

- Нет.

- Да.

- Малеф, надеюсь, у вас найдется все что необходимо. Мне нужен пепел десяти одуванов, кровь полуночного оборотня, два яйца черной курицы, щепотка соли и бутыль огненной воды.

- Одуваны сушеные только есть, кровь оборотня очень тяжело достать, а все остальное найдется.

- К вечеру добудьте из одуванов пепел, а вот кровь, - Винера полезла к телеге, - ну-ка брысь, - игриво сказала Винера. Кацо лениво потягиваясь, спрыгнул на пол, зевнул, демонстрируя свои целых восемь клыков, и улегся дальше спать на пол. Флюша обиженно поджав хвост, уселась в углу лазарета. – А вот кровь оборотня Ена всегда с собой таскает, - Винера рылась уже в ядовито фиолетовой сумке, - на всякий такой вот случай!

Она беззаботно кинула бутылку с черно-бордовой густой жидкостью Альде и принялась ласково гладить по голове обиженную рысь.

- Думаете, нас пустят на кухню, чтобы сварить кровь?



Глава 5.2

После долгих уговоров Досси позволила занять одну из ее печей на «эту ведьмовскую гадость». Когда кровь сильно загустела, Винера разбавила ее огненной водой, в качестве которой выступала одна из бутылок бурбона, хранимая Дипатом. Дойдя до кипения, жидкость стала ярко-красной, начала подниматься, в виде жутких фигур волчьей пасти. В один из таких моментов Винера бросила в пасть сырое яйцо без скорлупы, а потом второе. Снадобье стало болотного зеленого цвета с примесью черноты.

- Ну, все, теперь, Малеф, спрячь это варево, смотри, чтобы лунный свет не попадал, а с восходом солнца добавим пепел одувана.

Малеф послушно забрал котелок и понес в лазарет.

- Где у вас тут выход в лес? Флюша и Кацо наверняка проголодались.

- Нам нельзя выходить за территорию замка, - ответила Альда Винере.

- Это тебе нельзя, мне – можно, - девушка довольно улыбнулась.

Поманив за собой голодных кошек, девушка направилась к выходу. Альде ничего не оставалось, как присоединиться к уборке.

Когда прозвенел четвертый колокол, гир Дипат построил все отряды на общей площадке.

- В нашем замке гости, - громко объявил он. – Позвольте представить: госпожа Винера.

Девушка, мило улыбаясь, приблизилась к Дипату.

- Красотка! – мечтательно вздохнул Дрюша.

Действительно, в свете зимнего солнца Винера выглядела очень завораживающе. Черты лица девушки четко выступали на лице: прямые черные брови приподняты вверх, темные глаза-бусинки оглядывают молодых ребят, контур пухлых розовых губ растянулся в улыбке. В свои двадцать с небольшим, Винера все еще походила на маленькую девочку. Ростом она еле доставала Дипату до груди. Она была такой маленькой и худенькой, что Альда легко бы приняла ее за свою ровесницу. Только лисья шуба в пол придавала ей статности взрослой госпожи.

К Винере подошел Кацо с окровавленной мордой.

- Дреяггхов барс! – испуганно подскочил Дипат от неожиданности. Кацо тем временем потерся об его бедро и, преданно глядя ему в глаза, повалился в ноги. Альда разглядела, что глаза у барса разные: синевато-ледяной, а второй - осенне-желтый. Следом, недовольно оглядываясь вокруг, заявилась Флюша. По ее морде тоже стекала свежая кровища, она тщательно вылизала лапу и начала умываться. Наблюдая за реакцией испуганных ребят и гиров, Винера звонко засмеялась.

- Это Флюша и Кацо, - она представила своих питомцев. – Они не трогают людей и только что пришли с охоты из леса.

Однако это мало кого успокоило. Гир Дипат, боясь пошевелить ногами, приказал отправиться на тренировку. И только тогда, когда Кацо побежал за Винерой, ушел в свой кабинет.

Альда горделиво показала Винере, где она каждый день занимается. Девушка осмотрелась и выдала свой малоприятный вердикт:

- Для лучника места маловато. Как ты тут вообще занимаешься? Ну, раз лучше все равно у нас ничего не будет, то приступим. Покажи свой лук.

Альда неохотно достала оружие, что смастерил для нее Фар.

- Довольно неплохо. Натяни его.

Альда взяла стрелу и встала в позу лучника, что показывал ее молодой черноволосый наставник.

- Какой глаз у тебя ведущий?

- Правый.

- Выстрели в мишень, я оценю твою меткость. Локоть выше, - Винера приподняла руку Альды. – Твоя рука должна быть продолжением стрелы. Подбородок выше. Голову левее.

Альда прицелилась. Так, как сказала Винера, стрелять оказалось гораздо удобнее. Девочка выстрелила в дальнюю мишень и довольно легко попала в центр. Потрясающе!

- Давно тренируешься?

- Больше полугода.

- Тогда я могу похвалить твой выстрел. Дыхание у тебя все еще неправильное. Ты слишком глубоко дышишь. Стреляй на полувыдохе. Теперь прицелься левым глазом.

- Зачем, если мне удобно правым?

- А если тебе выколют правый глаз?

Метод Винеры для проверки навыков стрельбы Альду раздражал и она начала нервничать. Но все же послушно прицелилась левым глазом.

- Руку-то тоже поменяй, балда! – дружелюбно сказала девушка.

Скрипя зубами, Альда выполнила просьбу и почти сразу потеряла равновесие. Отпускать стрелу левой рукой, когда ты правша, очень сложно. Выстрелив, она попала в мишень, но далеко не в центр.

Винера хмыкнула.

- Теперь я хочу посмотреть скорость твоей стрельбы. Я сосчитаю до десяти, а ты стреляй.

Ну тут-то Альда точно удивит Винеру. Надев на спину колчан с собственноручно сделанными стрелами, Альда прицелилась и кивнула в знак готовности.

Раз. Альда отпустила тетиву, стрела стремительно улетела к мишени. Два. Девочка закинула руку в колчан. Три. Ладонью она никак не могла нащупать вторую стрелу. Четыре. Пять. Шесть. Попалась! Семь. Она натянула тетиву. Восемь. Мысленно Альда оценила свое положение, приподняла локоть, наклонила голову. Ветра нет. Солнце слева. Стоять удобно. Девять. От того, что нужно торопиться, рука тряслась, сложно прицелиться. Десять. Стрела неуверенно отправилась вслед за предыдущей. Обе из них достигли цели в центре мишени.

- Молодец!

Альда довольно подняла голову.

- В цель ты попадаешь. Ты продемонстрировала мне это уже. Я просила показать скорость.

Девочка злобно посмотрела в блестящие глаза Винеры. Ведь пока та считала до десяти, Альда успела выпустить целых две стрелы! И обе они попали в цель!

- Ты стреляешь словно ленивая черепаха. Зачем тебе колчан, если у тебя есть такая мягкая поверхность из снега. Дай-ка я тебе покажу, как надо.

Винера сняла колчан со спины девочки. Резким движением все стрелы наконечником вниз она воткнула в снег перед ногами.

- Считай!

Пока Альда считала до десяти, Винера выпустила пять стрел, которые заключили в ровное кольцо центр мишени, развернулась лицом к солнцу, выстрелила еще четыре раза. На каждой стойке, что держала алькер, теперь красовалась стрела. Девушка ловко хватала стрелы, воткнутые в землю и выпускала их одну за одной. Последняя приземлилась возле Кацо и Флюши, которые озорно начали охотиться на нее, играя оперением.

Закончив, Винера, слегка надменно приподняв брови, посмотрела на Альду.

- Вот это – скорость.

Альда недовольно пыхтела. Ей не нравилось, что Винера будто бы намеренно демонстрирует свое превосходство — хвастается, мол, смотри, как я лучше тебя стреляю. Хоть это и так очевидно, но Альде не нравилось, когда кто-то пытался доказать, что он превосходит другого в чем-то, будь то стрельба или другое занятие.

- Не кряхти так злобно, я тебя научу всему, что сама умею.

Немного смягчившись, Альда скептически спросила:

- А ты успеешь? Вы же только на зиму.

- Я покажу, как правильно. А мастерство уже без меня будешь оттачивать. Как насчет движущихся целей?

- У нас нет таких.

- И чему вас здесь только учат? - игриво закатила к небу глаза Винера.

- Стрельбе из лука почти не учат. В основном, ближний бой.

- А на мечах? Ты умеешь драться на мечах?

- Нет.

- А руками?

- Нет.

- Это плохо. Хранительница хоть и лучница, но в ближнем бою тоже не должна теряться. Что будешь делать, если стрелы вдруг закончатся?

Альда не ответила. Винера задавала такие вопросы о ситуациях, о которых Альда даже и подумать не могла.

- Мы наверстаем упущенное. Если ты, конечно, хочешь стать хранительницей, - Винера вопросительно посмотрела на Альду.

- Хочу.

- Тогда не будем терять ни минуты.

Винера оказалась очень требовательным наставником. Сначала она заставила Альду проделать укрепляющие упражнения на спину, чтобы не испортить осанку. Потом велела стрелять в самых различных позах: сидя, лежа, на одной ноге, на другой, пригнувшись. Еще она достала несколько мишеней из оружейной и расставила их по площадке, обсыпав снегом, заставила стрелять по ним на бегу. Напоследок Винера и Альда забрались на алькер. Девочка вдруг поняла, что почему-то никогда сюда не поднималась. Отсюда открывался необычайный вид. Постройка находилась совсем недалеко от обрыва. Необыкновенным волнением от увиденного пейзажа что-то внутри восхищенно ухнуло. Снег блестел и крохотными солнышками, переливался от света. Мальчики свысока казались очень маленькими. Понять кто из них кто, казалось, невозможным. Однако Альда, без сомнений, знала, который из человечков Котт. Она узнала его по немного косолапой неторопливой походке, по широким плечам и прямой осанке.

- Примерно с такой высоты у замка короля хранительницы держат свои позиции.

- А что делать, если воины отойдут от алькеров далеко?

- Опытные воины всегда стараются находиться в зоне видимости хранительницы. Но, если вдруг придется гнать врага или бежать самому, то обычно используются передвижные алькеры.

- Расскажи про хранительниц.

- Что именно ты хочешь узнать?

Очень не вовремя прозвенел колокол.

- Тогда завтра. Сейчас построение, я приду в лазарет после ужина и бани.

- Не за чем. Зелье будет готово только завтра утром. Сегодня отдыхай. Я хочу обсудить с Дипатом твои тренировки. Он должен более ответственно подходить к твоему обучению.

- Зачем ему это?

- Дипат получает за каждого воина сотню золотых. Представь, сколько он получит за хранительницу, учитывая факт того, что Аварис так нас ценит.

За ужином Альда рассказала о тренировке с Винерой Котту и Дрюше.

- Я так и знал, что Фар тебя нормально не научит. У него только об одном мысли! – самодовольно хмыкнул Котт.

- О чем же? – Альде не нравилось, когда Котт плохо отзывается о Фаре. Фар же не делал ничего плохого ему. Видимо, злость за поцелуй на потенциального соперника у Котта все никак не проходила.

- Кстати, об этих мыслях, - вставил Дрюша. – Я так понимаю, к матер Катюлле ты завтра не идешь?

- Верно, - Альде понравилось, что Котт сказал об этом без капли сожаления.

- И что же вы будете делать одни весь вечер? – Дрюша поставил на стол локоть, оперся лицом на кулак и блаженно посмотрел на парочку.

- Лично я буду весь вечер отдыхать от твоих тупых шуточек, - Альда допила земляничный компот и отправилась в баню.

- Ой! – послышался глухой женский возглас.

- Кто здесь?

- Альда, это я – Винера. Гир Дипат, сказал, что ты принимаешь баню до мальчиков, и я могу пойти в это же время.

- Ага, - Альда разделась и, постоянно прикрываясь и стесняясь малознакомую гостью, быстро помылась.

Винера тоже явно смущалась. Закончив банные процедуры, они быстро разбежались в разные стороны. Досси, еще в Арче рассказывала, что без стеснения свои тела другим могут показывать только простолюдины и мужчины. Получается, в жилах Винеры течет знатная кровь?

Когда Котт и Дрюша вернулись из бани и обсохли, им пришла в голову гениальная, на их взгляд, идея. Во дворе перед замком, рядом с площадкой для игры в мяч, они решили выстроить горку, залить водой и кататься, как в детстве. Альда старательно помогала лепить снежную кучу. Потом к ним присоединились еще мальчишки из разных отрядов.

Видимо, Винера выпустила Флюшу и Кацо, потому что они тоже прибежали посмотреть, что же эти маленькие люди тут лепят. Кацо быстро взобрался на вершину и, довольно оглядываясь, сел. Ребята в оцепенении смотрели на огромного клыкастого барса. Воспользовавшись их замешательством, Кацо нагло сбежал по ровной поверхности горки, оставляя следы крупных лап. Прижав уши к голове, котяра недоуменно смотрел на детей. Почему они с ним не играют? Альда, преодолевая робость, подошла к нему первая и погладила по голове. Барс ответил лаской на ласку и стал тереться о девочку всем телом, чуть не роняя ее с ног. Котт и Дрюша тоже потрепали большого кота. Один за другим парни подходили к Кацо и гладили его. От нахлынувших множественных объятий, Кацо громко заурчал и лег на спину, подставляя живот. Урчание больше походило на храп пьяного орка. Флюша, прищурившись, сидела в стороне. Она, кроме Альды, из посторонних к себе никого не подпустила. Рысь шипела, но не кусалась. Наигравшись с животным до усталости, дети пошли в замок, чтобы привести себя в порядок перед построением. Флюша на прощание презрительно окинула взглядом уходящих.

После построения, пока никто не видит, Котт ласково прижался губами к щеке Альды и пожелал приятных снов. Уже лежа в кровати, девочка не успела ни о чем подумать. Только закрыв глаза, она тут же заснула.


Следующий день мало отличался от предыдущего, кроме того, что зелье для чародеек приготовилось. Оставалось мазать им корку, которая окутала волшебниц, каждый день. Винера, по согласию Дипата, тренировала Альду не только во время боевой тренировки, но и после третьего колокола и даже в свободное время Альды.

Вечером перед пятым колоколом, Альда так устала, что просто умоляла отпустить ее на отдых. Больше чем отдохнуть, ей хотелось провести время вдвоем с Коттом. Винера сжалилась над девочкой и отпустила.

Когда мальчишки, достигшие четырнадцати лет, отправились к матер Катюлле, Котт и Альда развалились на кровати в покоях, где проживала девочка вместе со своей няней. Сначала они болтали обо всем, потом ни о чем. Так близко, так тепло Альда еще никого не ощущала, как будто именно он - центр ее мира. И она впервые сама поцеловала Котта от внезапно нахлынувших чувств. Они целовались и целовались, не желая отрываться друг от друга. Альда и Котт так чувственно и сильно прижимались друг к другу, что у Альды возникло странное незнакомое чувство будто бы она не достаточно близко к Котту. Тело говорило ей прижаться крепче – раствориться в нем, сжать, схватить, обнять сильно и никогда не отпускать. Котт неожиданно для нее прервал поцелуй и нехотя отстранился.

- Надо остановиться, - виновато сказал парень.

- А что случилось? - краснея, спросила Альда. Неужели переборщила с объятиями?

Котт тоже покраснел от подбородка до кончиков ушей. Альда совсем смутилась. Его глаза так влюбленно на нее смотрели, но объяснить он отчего-то ничего не мог, только мямлил что-то под нос. Альда даже разозлилась. Ей все еще хотелось еще целоваться, а он там что-то непонятное бубнит. Она сердито отвернулась.

- Не злись, - Котт начал приобретать нормальный цвет лица. – Завтра продолжим, - уже улыбаясь во весь рот, сказал Котт.

- А что же сегодня?

- Пожалуй, пощекочу тебя!

Пока они дурачились, в комнату вошла Досси.

- Что делаете тут? – подозрительно спросила женщина.

- Он меня щекочет! – смеясь, пожаловалась Альда.

- Котт, мне нужна твоя помощь, на кухне перенести стол.

Нехотя встав с кровати, Альда и Котт засобирались на помощь Досси.

- Принцесса, ваша помощь не нужна, погодите тут.

- Ладно, я просто посмотрю тогда.

- Я настаиваю, госпожа.

Озадаченно Альда осталась в комнате и пока ждала их появления, уснула.

Котт нежно трепал ее за плечо, когда она проснулась.

- Идем на построение, шестой колокол.

- Можно я не пойду?

- Если бы я мог принимать такие решения, - улыбнулся парень и потащил ее на площадку.


Перед сном Досси усадила Альду на кровать и затеяла с ней разговор.


- Вам уже скоро четырнадцать лет. Можно замуж выходить. И как девушка вы уже расцвели.

- Досси, ты к чему клонишь?

- К тому, о чем не я вам должна рассказывать, - женщина собиралась с мыслями и подбирала слова. - Вы знаете, как появились на свет?

- Конечно, Досси, я уже большая. Из маминого живота.

Надежда, на миг появившаяся в глазах, угасла. Няне все же пришлось объяснить, как девушка, выходя замуж, становится женщиной, матерью. Ей также пришлось объяснить, как мальчики становятся мужчинами. Разговор был очень неловким, Альда стала краснее плаща Авариса, и даже закрыла лицо руками от смущения. Потом она вспомнила поведение Котта и покраснела еще больше.

- Почему мне этого не рассказали раньше?

- В Арче вам бы Прифил нашел мужа и в брачную ночь вы бы все узнали. В обычной жизни все по-другому.

Увидев испуганные глаза Альды, Досси добавила:

- Не нужно думать, что это что-то ужасное, я хотела бы вам сказать, что все должно проходить своевременно.

Альда кивнула. Девочка долго не могла уснуть, обдумывая слова Досси, и решила, что пустит все на самотек. Пусть всему придет свое время.


Следующие дни Альда усиленно тренировалась даже в свободное время. С Коттом удавалось увидеться только во время еды и на построениях. Корка, что сковывала волшебниц, сильно размякла и стала тонкой. Винера сказала, что через пару дней чародейки смогут прийти в себя. Альде этот процесс оживления чем-то напоминал вылупление цыплят из яйца. Она, Винера и Малеф, как курицы-наседки с нетерпением ждали появления на свет своих детенышей.

В один из дней гир Дипат объявил о Цветочном бале, который раз в три года празднуется в Доме матер Катюллы по случаю цветения первого горного подснежника. Незамедлительно Альду пригласил Котт в качестве пары. Винеру изъявил желание сопроводить сам гир Дипат.

- Ну и что мы будем с тобой делать, юная леди? – вздыхал главнокомандующий в своем кабинете, глядя на Альду. – У нас нет парадного костюма для девочек, чтобы ты могла пойти на бал. Да я вижу, что ты хочешь. Ладно, уговорила. Иди, собирайся, поедем в город тебе за платьем.

Не ожидая такой щедрости от гира, Альда весело побежала предупредить Винеру, что занятия на время отменяются.

- Я поеду с вами, - похлопав в ладоши, сообщила девушка. – Мне же тоже нужно платье.

Оказавшись на рынке, Альда вновь почувствовала себя принцессой, которая может выбирать себе наряды. Но ни одно платье не приходилось ей по вкусу, что бы ни предлагал Дипат или Винера. Когда принцесса в очередной раз отбраковала платье лягушачьего цвета, гир Дипат отвел ее в сторону и прошипел:

- Ты мне отбрось тут свои принцесьи замашки. Это мне фи, это мне фу. Тут тебе не королевские портнихи платья шьют. У меня уже в глазах рябит от этих тряпок, так что быстро выбирай.

Альда все же нашла более менее подходящий для нее вариант золотистого платья без плеч. По верху платья аккуратно вышит ромбовидный узор, по центру корсета красовалась темно-коричневая кожаная вставка, украшенная незамудреными блестками. Свободные по всей длине рукава у запястья сжимались в плотное кольцо, также украшенное ромбовидной вышивкой. Подол был не пышный и свободный, окаймленный снизу опять же фигурными ромбами.

За платье Альды торговец попросил две золотых монеты.

- Это же грабеж. Два золотника! Ты посмотри, остальные не больше пятнадцати серебряков берут.

- Вот у них и бери! За золотое платье – золотые монеты! – уперся торговец.

- Еще чего! Выбирай другое!

- Нет, - мягко сказала Винера и подала торговцу две золотые монеты. – Это будет мой подарок за ваше гостеприимство.

- Я и сам могу платить! – сердито возмутился гир Дипат. – А ну отдай! – он забрал у торговца монеты и вернул Винере. Из кожаного мешочка за поясом он достал свои два золотника и швырнул продавцу. – Грабитель!

Винера тоже выбрала себе платье, но голубого цвета необычного покроя. Перед юбки платья струился чуть ниже колен, а у пяток почти доставал до пола. Верх платья держался на широких бретелях. Рукава отсутствовали. На талию надевался широкий массивный пояс с большой пряжкой.

Довольные своим выбором девушки и гир Дипат вернулись в замок.

- Где сторожевой? – подойдя к воротам, прорычал Дипат.

На территории замка было подозрительно тихо. Шло время боевой тренировки, но звука клинков и орудий не слышно, как и голосов тренирующихся.

- Что происходит?

- Ена, - таинственно прошептала Винера.



Глава 5.3

Альда увидела их со спины: две стройные фигуры, облаченные в белое мешковатое одеяние. У одной фигуры пышные ярко-рыжие кудрявые волосы, напоминающие буйное пламя. У второй девушки не менее длинные волосы, но прямые и теплого каштанового цвета. Они стояли в центре общего зала. Рядом с ними полукругом выстроились парни и Гимон. В стороне стояли только Терваль, Тарм, Котт и Фар. Увидев Дипата, Терваль и Тарм быстрым шагом последовали к нему.

- Что здесь происходит? – громогласно прокричал Дипат.

Девушки повернули два одинаковых лица к нему. Похожи, как две капли воды. Но огненно-рыжая Ена казалась красивее сестры. Очаровательное худое лицо рыжей растянулось в обворожительной улыбке, показывая ровный ряд зубов. Дипат обомлел и больше не мог сказать и слова. Он любовался девушкой, не обращая внимания на реплики Терваля и Тарма. Альда тоже как завороженная, изучала лица близняшек. Вдруг она подумала о Котте. Он стоял поодаль и махнул девочке рукой, показывая, что ему безразлично то, что здесь происходит. Фар, глубоко размышляя, стоял рядом. Глаза остальных все никак не могли оторваться от девушек.

- Ена, перестань, - вдруг сказала Винера.

Рыжеволосая ведьма недовольно щелкнула пальцами, и оцепенение, что охватило всех вокруг, будто спало.

- Это что такое было? – недоумевал Дипат. – А ну, разошлись все на позиции. Велисы за старших. Гиры за мной. И вы трое, - он по очереди указал на девушек, - тоже.

Винера, улыбаясь, повела Альду за ними.

- Девочка зачем? – возмутился гир Тарм.

- Что ей делать у алькера без меня?

Тарма аргумент не убедил.

- Она помогала мне выходить Ену и Ане, она имеет право познакомиться с ними одной из первых, - строго отрезала Винера.

Тарм перестал возмущаться, но все равно неодобрительно помотал головой. Дипат тоже не стал сопротивлятся. Ему нужен был женский сторонник.

Ена всю дорогу до башни Дипата лучезарно улыбалась, а Ане со скучающим видом шагала рядом.

- Что ж, - сказал Дипат, когда все расселись вокруг его стола в кабинете, - меня можно называть гир Дипат. Это Терваль Аснаафимский, Тарм Ондо – гиры старшего состава, это Гимон Леневсде – гир младшего состава. Альда – будущая хранительница в войсках наивеличайшего короля Севера, Средиземья и Шести Королевств.

- Очень приятно, меня зовут Ане Гвинская, а это моя сестра Ена, - учтиво представилась девушка.

- Откуда вы прибыли?

- Разве Винера вам не рассказала? – поинтересовалась Ена, все также обворожительно улыбаясь.

- Вы правы, - краснея, сказал Дипат, - рассказала. Что произошло только что в замке?

- А разве что-то произошло? – хихикнула рыжая ведьма.

Ане устало вздохнула.

- Мы с Еной чародейки. Ена – меч-огонь, я щит-вода.

Альда не поняла, что значит меч-огонь и щит-вода, остальные с умным выражением лица кивнули.

- Особый дар Ены – внешность. Она может ее менять, делать привлекательной или отталкивающей.

- Из-за этого дара Ены их и решили сжечь горожане, - вставила Винера.

Все три девушки переглянулись.

- А у вас какой особый дар? – спросил Ане Терваль.

- Животные, - взволнованно и вопросительно девушка посмотрела на Винеру.

- Охотятся, - успокоила ее Винера.

- Нам тоже хотелось бы задать несколько вопросов.

- Пожалуйста, - позволил гир Дипат.

- Какое у тебя второе имя, Альда? – спросила уже Ена.

Альда испуганно посмотрела на Дипата. Тот ответил вместо девочки:

- Мы не будем сейчас обсуждать девочку.

- Хорошо, - сказала Ане, - Ена задай другие вопросы, - и многоговоряще посмотрела на нее.

Почему же она тогда не спросит сама, если ей не нравятся вопросы сестры?

Ена язвительно скривила губы.

- Где мы?

- Это замок Каста Монта, одна из крупнейших крепостей короля Авариса, построенных для обучения молодых солдат.

- Как мы здесь оказались?

Дипат очень подробно рассказал об их появлении и проживании в замке.

- Значит, до весны? А мы на бал приглашены?

- Конечно.

- Терваль Аснаафимский, составите мне пару на балу? – быстро сориентировалась Ена.

- Разумеется, - Альде показалось, что Терваль согласился вопреки своему желанию, только из вежливости.

- Мы чем-то можем быть полезны? – Ена задала последний вопрос.

Дипат пожал плечами:

- Я подумаю, как ваши волшебные навыки могут нам пригодиться, а пока отдыхайте.


Неумолимо быстро приближалась весна. А вместе с ней и грядущий цветочный бал. Альда успела соскучиться по светским мероприятиям, сопровождавшим ее в Арче. Ена и Ане полностью восстановились и по просьбе Дипата магически укрепляли стены и ворота замка, собирали волшебные ингредиенты для зелий Малефа и помогали ему в лазарете. С их приходом заболеваемость мальчишек выросла. Но, как оказалось, большинство просто симулировали в надежде лишний раз взглянуть на обворожительную Ену. На удивление, большее внимание близнецы уделяли Альде. Может, увидели в ней еще одну подругу, а может и что-то еще. Винера, наконец, показала Альде все приемы лучника и теперь только следила за правильностью их выполнения. Флюша и Кацо оказались ручными питомцами Ане. С тех пор, как она очнулась, они постоянно крутились возле нее. Девушка рассказала, как спасла Флюшу еще котенком. Охотники убили ее мать. А Кацо нашел их сам, просто прибежал и стать жить с ними.

Сегодня Альда отрабатывала стрельбу левой стороной. Винера, близнецы и кошки сидели поодаль и наблюдали за тренировкой. Ена разожгла с помощью магии небольшой костер, который согревал Ане и Винеру. Самой Ене дополнительный обогрев не требовался, так как она по призванию являлась чародейкой огня. Из рассказа Ане Альда узнала, что у каждого чародея есть три параметра: стихия, оружие и особый дар. После ее слов, девочка поняла, что значили их слова про меч-огонь и щит-воду.


- Расскажи про хранительниц, - запыхавшаяся Альда приземлилась рядом со своими наблюдателями.

- Что рассказать? – Винера начесывала Кацо за ухом.

- Как связать себя с воином?

- Это спрашивай у Ане. Это по их части.

Альда перевела свой взгляд на чародейку. За те дни, что девушки прожили в замке, наибольшей симпатией Альда прониклась именно к Ане. Казалось, ее ничего не возмущало, она безразлично глядела на этот мир, но в то же время не безучастно. Ее ничего не смущало и не выводило из себя. Наверное, именно поэтому гир Терваль оказался к ней неравнодушен. Он всячески оказывал ей внимание, ухаживал за ней за столом, приветственно вставал при ее появлении, да и просто не сводил с нее глаз. Это не могло не раздражать ее сестру, которая привыкла к тому, что все мужское внимание приковано именно к ней. И самым интересным мужчиной для нее оказался, конечно же, тот, что не обращал на нее внимание.

Ену это бесило возмущало и раздражало, в особенности от того, что Ане было плевать на потуги, что одного, что другой. Заметив, безрезультатные попытки Ены очаровать гира, Альда спросила ее, почему она не применяет к нему свое особое дарование. Но ответ ей дала Анине: те, в чьем сердце уже живет любовь, не подвластны ее магии. Терваль, вероятно, уже влюблен.

- Зелье, - ответила на вопрос Альды Ане. – Вы пьете зелье, изготовленное магом. В составе очень сложные ингредиенты, одними из которых являются части воина и хранительницы.

- Части? – ужаснулась Альда.

- Ну, ты, конечно, можешь бросить туда свой палец, да хоть всю руку, оно сработает. Обычно достаточно волос. Лысые кладут ногти. Говорят, Тиссамия Доблестная для более сильной связи бросила в котел со снадобьем целый мизинец левой ноги! – Ане и Винера посмеялись. - Потом вы оба пьете и, вот, вы - связаны.

- А если я буду ранена, я смогу вылечить воина?

- Ох, я надеялась, что ты не спросишь, - Винере явно не хотелось рассказывать. Но она все же продолжила, - как только вы будете связаны, ты начнешь чувствовать свое и его здоровье. Условно говоря, у тебя и у него есть десять единиц жизни. Жить можно с пятью. Если единиц меньше, то здоровье постепенно пойдет на спад, и ты умрешь.

Альда, нахмурившись, старалась улавливать каждое ее слово.

- Допустим, его ранили. Осталось четыре единицы. А у тебя все десять. Если ты его исцелишь полностью, то сама умрешь, потому что четыре единицы после лечения будут у тебя. Но, если ты потратишь на него одну или две, лучше, конечно, пять единиц, то вы оба останетесь живы. Ты спасла его от смерти, сама тоже жива, все вокруг счастливы!

Альда этого не знала, но от новой информации на душе стало легче. Не обязательно умирать самой, чтобы спасти жизнь!

- Рано радуешься. Часто бывает, что воина ранят смертельно, и единицы его жизни стремительно бегут к нулю. Если рана серьезная, то пяти твоих единиц не хватит. Придется отдавать больше половины, а то и все, оставив одну себе, чтобы попрощаться.

Девушки замолчали. Каждая думала о чем-то своем.

- Я читала, - нарушила молчание Альда, - о Тиссамии Доблестной. В книге написано, что она обратилась в волка. Ты или я, мы тоже сможем так?

- Возможно, - задумчиво ответила Винера. - Эту особенность хранительниц мало изучили. Мама говорила, что на пределе сильных эмоций – страх, паника или что там еще бывает, хранительница может обратиться в свое тотемное животное.

- А как узнать, какое у тебя тотемное животное?

- Мне снится.

- Кто?

- Рысь.

Ена неожиданно так заливисто захохотала, немного прихрюкивая. Винера обиженно посмотрела в ее сторону. Но рыжеволосая ведьма и не подумала остановиться. Она все смеялась и смеялась.

- Енина, очевидно, вспомнила одну историю. Про Давашу.

- Что за Даваша?

- Это правда забавная история, но не на столько, - Ане строго посмотрела на Ену. Та уже начала успокаиваться и глубоко вдыхала воздух.

- В школе, где мы учились волшебству, на одном из предметов мы изучали хранительниц. Помимо Тиссамии в истории есть еще немало героинь. Но Даваша отличилась. Она участвовала в Великой Бойне. Когда ее воин начал истекать кровью, естественно, она перепугалась, кровь забурлила, и Даваша превратилась в свое тотемное животное. В рыбу. Ена, ничего смешного, - девушка опять давилась от хохота.

- Вы себе это представляете? – хрюкала рыжая.

Винера осуждающе покачала головой. Она не видела здесь ничего забавного.

- Что здесь смешного может быть, мне ее жаль.

- Альда, кто твои родители? – прекратив смеяться, Ена вдруг сделалась серьезной. Винера и Ане тоже с интересом посмотрели на девочку.

- Мать – портниха, отец – рыбак, - заученно выпалила Альда, эту версию придумал гир Дипат на случай расспросов.

- Где вы жили?

- В деревне Писк Кас.

Девушки опять переглянулись.

- Альда, иди, постреляй двумя стрелами одновременно, у тебя это плохо получается, - велела Винера.

Как только Альда отошла на приличное расстояние, они бурно начали что-то обсуждать.


На следующий день гир Дипат устроил необычную разминку для воинов и гиров.

- Сегодня, по просьбе госпожи Винеры, мы устроим командное состязание. Девушки бросают вам вызов! Участвуют две команды – Винера, Анине, Енина и Альда против вас всех, включая гиров. Каждой команде вручаются мешки с сухой краской. Женской команде - красные, мужской - синие. Мешочки должны быть закреплены на стрелах. В игре используется лук. Воинам первого ранга, не умеющим стрелять, разрешается метать краску руками. Побеждает команда, пометившая своей краской каждого противника из команды соперника. Игра может проходить только на задней общей площадке. Состязание начнется сразу после завтрака. Победитель награждается выходным!

- Посмотрим, чему ты научилась, Альда, - вызывающе бросил Дрюша за столом. – Спорим, вы проиграете, не успеет и солнце из-за горизонта подняться!

- Почему Винера решила, что мы вчетвером сможем одолеть столько человек? – сокрушалась Альда.

- Наверняка, у нее есть план, - подбодрил ее Котт.

Бойцы в столовой радостно гудели. Что им стоит победить четырех девчонок, да еще и при помощи своих гиров?

- У каждой команды есть время обсудить стратегию до того, как я объявлю начало, - снова пытался перекричать всех Дипат после завтрака, - место сбора синих – здесь, красных – у алькера. Как только в вас попадает снаряд, вы должны молча остаться на том месте, где вас поразили. Если жестами или звуками вы будете подсказывать своей команде положение противника – вы проиграли. Время пошло!

Альда, Винера и чародейки схватили свои стрелы с мешочками на наконечнике и быстро побежали в сторону алькера.

- План таков, - быстро затараторила Винера. – Главное, правильная стратегия. Я и Ане займем позицию на волчьей площадке, что у скотного двора. Ане - щит, поэтому пока ее не задели, ее щит будет меня прикрывать. Мы медленно будем перемещаться по периметру, убирая неосторожных бойцов, и привлекать к себе внимание. Ена, как самая уязвимая, будет на алькере. Постоянно прикрывайся! Стреляй во всех, кто подходит к алькеру. А ты, Альда, будешь нашим шпионом.

- Это как?

- Ена изменит твою внешность. Ты превратишься в первого, к кому прикоснешься. Важно, чтобы никто не заметил, что мы попали в того, кого ты заденешь. Поняла?

- Да, но как она это сделает?

- Дай ей руку, когда услышишь в голове вопрос, ответь положительно.

Ена протянула девочке ладонь. Длинные тонкие пальцы горячо обдали кожу теплом.

Внутри головы Альды, где-то между ушей, за глазами, прозвучал голос Ены:

- Ты даешь согласие на смену облика?

- Да, - также мысленно ответила девочка. По руке прошло тепло от кончиков пальцев до ступней.

- Пока Дипат не скомандовал начало, отправляемся на позиции. Альда, ты с нами.

Ена использовала свой дар, сделав свое тело прозрачным, и незамтной пробралась на алькер. Альда, Ане и Винера ползком добрались до волчьей площадки и укрылись за оружейной. Ане замела их след на снегу.

- Когда будешь среди них, выводи их из игры по одному, пока никто не видит. Стрелы держи в колчане, - прошептала Винера в ухо.

Мальчики на своей точке что-то оживленно обсуждали. Ришар яростно толкался со своим товарищем. Гимон и Терваль еле оттащили их друг от друга. Анумнис и Фар подвесили их обоих на столб позора. Дипат приказал завязать им рты, чтобы не испортили игру. Для надежности Ане заклинанием прилепила их язык к нёбу.

Сердце Альды бешено колотилось от волнения. С планом Винеры у них есть шанс на победу. И было бы хорошо, чтобы победа им досталась без потерь. Дипат объявил начало состязания. Парни ожидаемо разделились на три части по рангам. Каждый отряд отправился на свою площадку для разведки. Терваль, пригнувшись с луком в руках, вел отряд на волчью площадку:

- Анумнис, за оружейную, Фар, внутрь, Грэнди, Маи, Аризар, проверьте боевые куклы. Остальные – по периметру.

Винера натянула тетиву, Альда достала стрелу, Анумнис медленно приближался к их позиции с луком на изготовке. Он резко выскочил из-за угла и выстрелил, но промахнулся. Судя по его удивленному лицу, он не ожидал увидеть здесь сразу троих соперников и стрелял наугад. От неожиданности, Альда вместо того, чтобы выстрелить в него, шлепнула стрелой ему по голове. Одними губами Винера спросила: «Что ты делаешь»? Альда виновато прижала ладонь к губам. Ане кивнула головой в сторону ошарашенного парня, призывая к тому, чтобы Альда его коснулась.

«Прости», - тоже одними губами сказала Альда парню и прикоснулась ладонью к его щеке. Анумнис ошеломленно сел на снег, когда увидел свою копию перед собой. Взглядом Винера напомнила ему, что нужно молчать. Но Анумнис не из тех, кто подводит свою команду.

Примерять на себе большое и неудобное тело молодого мужчины очень некомфортно, чего стоят только эти огромные ручищи. Как они вообще оружие держат? Это даже если не задумываться об остальных частях тела. Бр. Рука Альды-Анумниса держала лук больше, чем ее собственный и, на первый взгляд, тяжелее. Но крепкие мышцы Анумниса позволяли ей не чувствовать неудобства, связанные с тяжестью. Очень сильно девочке захотелось побывать в теле Котта.

- Иди уже, - нетерпеливым шепотом напомнила Винера.


- Нуми, что у тебя? - поинтересовался Терваль.

- Чисто, - пробасила Альда, слегка переборщив с интонацией. Но никто не придал этому значения.

- Ай! – с медвежьей площадки послышался недовольный возглас. Видимо, Ена на алькере не теряла времени.

Альда посчитала, что им нужно обезвредить пятьдесят семь человек.

Терваль громко крикнул:

- Чисто!

В ответ послышался голос Гимона:

- Чисто! Ай!

Гир Гимон получил красную отметину от Винеры. С разных сторон послышались глухие звуки ударов стрел о тела и недовольные возгласы ребят. Шесть человек первого ранга и двух второго ранга удалось обезвредить. Гир Тарм велел занять места на позициях в укрытии.

- Откуда летели стрелы? – спросил у Альды Терваль из их общего укрытия.

Она показала в противоположном направлении от Ане и Винеры. В ту сторону сразу полетели несколько снарядов. Фар сидел рядом безучастно.

- Почему не стреляешь? – поинтересовалась девочка, заключенная в мужское тело.

- Я не могу стрелять по Альде.

Тяжело вздохнув, Альда стала искать одиночное укрытие. Она перебежала на противоположную сторону и чуть не получила стрелу от Ены. Рыжеволосая же не знала, в каком обличии сейчас Альда.

- На алькере! Одна из них на алькере! – закричал Котт.

Для Альды открылась прекрасная возможность выстрелить в спину парню, но рука не поднялась. Теперь она поняла, что испытывал Фар, отказываясь участвовать в состязании.

- Вы трое, к алькеру, - приказал Терваль.

Парни прицелились в сторону Ены. Альда решила рискнуть, зарядив две стрелы, и попала по двум своим товарищам. Быстро спрятав голову за сугроб, она услышала:

- Вот дреяггх! – выругался Тарм и выстрелил несколько раз в сторону Альды.

Терваль в это время атаковал алькер. Винера, пока синяя команда отвлеклась на алькер, обезоружила семь человек из отряда Тарма.

В Ену попал Котт, очень сильно кинув снаряд с краской. Девушка злобно пнула стену постройки. Дрюша радостно похлопал Котта по спине и получил стрелу от Альды. Он посмотрел в сторону девочки и увидел Анумниса, который игриво ему подмигнул. По правилам, Дрюк не мог помочь своей команде, после того как получил красный отпечаток, поэтому он злобно пригрозил Альде кулаком. Потеряв друга, Котт бросился в укрытие и столкнулся с Фаром.

- Долго собираешься прятаться? – глумливо спросил Котт.

- Вали отсюда, пока не получил.

- Я должен испугаться?

- Должен, - Фар ударил Котта под дых.

Котт задохнулся, но ответный удар в скулу не заставил себя ждать.

- Прекратите, - Альда подбежала к ним, чтобы разнять.

- Не лезь, Нуми!

- Я не Нуми, - строго посмотрела на них девочка.

Котт по взгляду сразу понял, кто перед ним.

- Альда? Но как?

- Не время объяснять.

Она хотела выстрелить в них обоих, чтобы вывести из игры, но решила предоставить эту возможность Винере.

Отряд третьего ранга почти весь пал под скрытыми ударами Альды и Винеры. Остались только Тарм и Котт. В отряде второго ранга остался лишь один участник – Нидриг. Терваль и Фар - единственные, в кого не попали из волков.

- Где мелкая девчонка? – орал Тарм.

Винеру и Ане он уже видел, но не попал. Фар и Котт злобно переглянулись. Никто из них не выдал Альду. Винера выглянула из своего укрытия, целясь Тарму в грудь. Отважный Нидриг принял удар на себя, защищая гира. Выстрел Фара не заставил себя ждать – Винера получила синюю отметину. Вся надежда теперь на Альде. Ане совершенно не умела ни стрелять, ни метать. Котт, Фар и гиры укрылись за баррикадой из снега, которую слепил третий ранг ценой своих жизней.

- Анумнис, сюда, скорее, мы тебя прикроем, - крикнул Тарм.

Альда побежала к ним в укрытие. Фар и Котт напряженно молчали. Тарм и Терваль в разных направлениях начали обстреливать пустые места, чтобы девушки не попали в Анумниса.

Добежав до укрытия, Альда уже четко решила, что не выстрелит в Котта, пусть это сделает Ане. Внезапный выстрел от Альды-Анумниса получил Тарм. Терваль удивленно спросил:

- Что ты делаешь, Нуми?

- Это Альда, - услышала голос Ане девочка.

Их осталось пять.

Терваль направлял свой лук то на Ане, то на Альду, не решаясь отпустить стрелу. Котт запрокинул руку с мешочком краски в сторону Ане, туда же направлена стрела Фара. Альда прицелилась в грудь Тервалю. Чародейка, не думая, швырнула свой мешочек в гира и поставила щит, который разрушила стрела Фара, а мешочек Котта оставил след на руке волшебницы.

Перед Альдой стояли Фар и Котт, не успевшие перезарядиться. Девочка знала точно, что Фар не выстрелит. Если перебороть себя и выстрелить в Котта, а потом в Фара, то победа обеспечена. Нет! Какая из нее хранительница, если она будет стрелять в своего воина! Никогда Котт не получит от нее стрелу!


Все «погибшие» в бою напряженно наблюдали за движением наконечника стрелы Альды. Ее выбор решал судьбу состязания. Котт уверенно смотрел в глаза Альды-Анумниса. Во взгляде Фара читалась мольба. Уверенно девочка направила стрелу на Фара и выстрелила ему в грудь. Альда разжала пальцы. Лук упал в снег. Котт тоже бездействовал.

Когда стало понятно, что ни один не выстрелит, «погибшие» разочарованно застонали. Больше всех расстраивался Анумнис. Это ведь его тело не стало делать победный выстрел.

Гир Дипат вернул всем хорошее настроение, объявив этот день выходным.


Радость от выходного длилась до самого вечера, не отпуская юных бойцов.

После ужина Альда и Котт, держась за руку, направлялись в общий зал, где их ждал Дрюша. Навстречу им шел Фар и презрительно сверлил взглядом Котта. В широком коридоре они не смогли разминуться, со всей силы ударив друг друга плечами.

- Ты не видишь, куда прешь? – рявкнул Фар.

Альда предостерегающе сжала ладонь возлюбленного.

- Иди, куда шел, - Котту самому не хотелось ввязываться в бесполезные споры.

- А я пришел! – он толкнул парня.

Еще чуть-чуть и Фар от напряжения взорвался бы, казалось, он специально провоцирует Котта.

- Прекрати, Фар! – Альда встала между ними.

- Прячешься за девчонкой! От тебя я другого и не ожидал.

Котт отодвинул Альду и со всей силы пихнул Фара в грудь. Тот отлетел на несколько шагов назад. Мышцы на руках Котта напряглись, брови нахмурились. Фар не ожидал отпора, на лице появилось удивление, которое быстро сменилось агрессией. Он занес кулак для удара, когда в зале появился гир Тарм. Волосы взлохмачены, глаза бегают в поисках чего-то или кого-то, не задерживаясь в одной точке.

- Что я вижу? Два парня сцепились из-за девчонки.

Фар и Котт опустили кулаки. Драться в присутствии гира чревато столбом позора.

- Продолжайте! Или она того не заслуживает? – издевательски спросил гир. Парни не пошевелились. – Я сказал, продолжайте!

- Гир Тарм, - осторожно сказала Альда, - вы пьяны.

Тот, слегка пошатываясь, подошел к девочке и схватил за волосы.

- Ты ведь выберешь того, кто победит? – он повернул лицо Альды к своему, пытаясь смотреть в глаза.

Да что же ему сказать, чтобы он успокоился? Продолжая смотреть ей в глаза, свободной рукой гир вытащил кинжал из-за пазухи.

- Я сказал, продолжайте, - прошипел Тарм и подставил кинжал к горлу Альды.

Котт и Фар, не ожидая подобного поведения от гира, шокировано замерли на месте. Тарм придавил кинжал ближе к горлу. Острое лезвие оставило тонкую кровавую полосу на шее, кровь густой струйкой потекла по шее и замарала рубашку девочки.

Альда замерла в страхе, дыхание прихватило. От безвыходности Котт и Фар закружили, готовясь к атаке. Страх за чужую жизнь поглотил их агрессию. Первым никто не хотел начинать.

- Она предпочла тебя другому, Фар! Я наблюдал за тобой! Ты даже тренироваться не мог по-человечески! А что она? Ей плевать! Плевать, пока рядом он! – от Тарма сильно несло алкоголем.

И Фар ударил первым. Котт сумел отскочить. Глаза Фара загорелись яростью и всепоглощающей ненавистью. Он как будто даже стал в два раза больше. В ответ Котт ударил ногой Фара в живот. Тот схватил его за лодыжку и грубо повернул. Котт, потеряв равновесие, упал на пол. Фар продолжал держать ногу левой рукой, а правым локтем со всей силы ударил по коленной чашечке. Нога хрустнула. Котт взвыл от боли. Переборов слабость, свободной ногой он пнул Фара в бок, а потом по лицу. Кровь брызнула в разные стороны. Фар инстинктивно зажал нос обеими руками. Котт, воспользовавшись моментом, пнул противника еще раз и повалил на землю. Попытка встать увенчалась неудачей. Фар, скорее всего, сломал ему ногу. Тогда Котт сделал удушающий захват. Когда лицо Фара покраснело и он почти не шевелился, Котт отпустил его и сказал:

- Хватит!

Но Фар неудержимо рвался в бой. Он отчаянно прыгнул в сторону Котта, придавив его к полу. Один за другим мощные удары Фара покрывали красивое лицо Котта. Лужица крови под ним все больше расползалась.

Альда только сейчас заметила, что гир Тарм, увлеченный дракой, ослабил хватку. Она вырвалась из его рук и бросилась на Фара. Парень продолжал наносить удары и, не заметив Альду, замахнулся и на нее. Девочка зажмурилась, ожидая удара. Но его не последовало. Кулак Фара остановился прямо у ее лица. Альда смотрела прямо ему в глаза. Зрачки, расширившиеся от драки, сужались также быстро, как осознание содеянного приходило Фару в голову. Убедившись, что ударов больше не последует, девочка повернулась к Котту и от ужаса зарыдала. Вместо лица - кровавое месиво. Глаза распухли, нос неестественно вывернут, губы, щеки и брови рассечены.

- Ты! – заорала Альда, глядя на Фара.

С лестницы быстро, насколько позволяла комплекция, спускался Дипат. Со всех сторон на крики начали собирать молодые воины.

- Гир Тарм, извольте объяснить, что произошло!

- Я заставил их драться, - глупо засмеялся Тарм. – Они тоже не поделили женщину. Я должен был им помочь.

- Что мы пропустили? – тонким голосом весело спросила подбежавшая Ена. Но на нее никто не обратил внимания.


Дипат посмотрел на Фара, который, склонив голову к коленям, сидел на полу, на полумертвого Котта, на Альду с раной на шее и на Тарма с кровавым кинжалом в руке. В его глазах появилась ясность, затем злость и гнев.

- Построиться, - он заорал так громко, что, казалось, весь замок дрогнул. – Анумнис, Нидриг, унесите Котта в лазарет. Терваль, твоего бывшего велиса ждет наказание на столбе позора прямо сейчас.

Альда возненавидела Фара всей душой! Никогда, никогда она его не простит за то, что он сделал с Коттом! Но глядя на него, на раскаявшиеся глаза полные мольбы о прощении, ей стало жаль его. Фар и Терваль, хромая, направились к столбу.

- Гир Тарм, вы приговариваетесь к месяцу в карцере и отстраняетесь от командования своим отрядом до первого дня весны. Гир Гимон, привести приказ в исполнение. Разойтись по своим покоям! До утра, чтоб никого не видел.

Гир Дипат выглядел устрашающе. До этого дня Альда никогда не видела его таким злым. Он всегда казался ей сердобольным, стареющим гиром. Альда даже прониклась к нему чувством, которое возникает между отцом и дочкой. Но сегодня он показал свою сталь и беспрекословность. Решения, что он принял, Альде казались весьма справедливыми.

Однако сама она поспешила не в покои, а в лазарет. Там вокруг Котта уже крутился Малеф. Ане шептала заклинания и проводила рукой по его лицу.

- Жить будет, - сказала она Альде, когда та вошла в лазарет. – Не переживай, шрамов тоже не должно остаться.

- Это твой возлюбленный? – спросила Ена. Что-то в ее речи смущало Альду, только она никак не могла понять, что же не так.

- Да.

- Как он? – в лазарет прибежал Дрюша. – Бреб рассказал мне, что Фар избил Котта.

Объяснений не потребовалось, Дрюк сам все увидел.

- Я этому Фару башку оторву!

Альда, снова вспомнив, что случилось, заревела. Дрюша, желая ее успокоить, прижал девочку к груди.

- Что у тебя с шеей? – Ена увидел порез, которым наградил ее Тарм. - Дашь осмотреть?

Альда подставила горло для осмотра.

Ена провела ладонью по подсыхающей ранке. Посмотрев на кровь, она понюхала ее, а потом слизнула с руки.

- Ты чего? – Альда ошарашенно смотрела на то, как Ена облизывает руку.

Чародейка безумно улыбнулась в ответ.

- Не обращай внимания, - совершенно спокойно ответила ей Ане. – Она сумасшедшая. Не может объяснить сама. Это в медицинских целях. Ена, кивни, если Альда здорова.

Ена утвердительно кивнула.

- Почему она сама не может объяснить?

Недовольно закатив глаза, Ена спросила:

- Ты что, еще не догадалась?

Альда определенно не понимала. Последнее время Ена раздражала ее все сильнее. Рыжеволосая чародейка вела себя как капризное дитя, ее иногда высокомерный тон приводил Альду в бешенство. И это ее-то считают избалованной.

- Я тоже не догадался, - заступился за Альду Дрюша.

Ена самодовольно хмыкнула.

- Попробуй о чем-нибудь ее спросить, - миролюбиво сказала Ане.

- С чего ты взяла, что я буду отвечать на их вопросы?

Альда задумалась. Что спросить у ведьмы? Ей не пришло ничего лучше в голову, и она спросила:

- Как тебя зовут?

Ена молчала, пока Ане грозно на нее не посмотрела.

- Ты не знаешь, что меня зовут Енина?

- Это слишком простой вопрос. Задай что-нибудь посложнее.

- Сколько тебе лет? – выпалил Дрюша.

Ена открыла рот, но ничего не смогла ответить, бросив злобный взгляд на сестру.

- Задавайте еще, - явно веселясь, предложила Ане.

- Откуда ты родом? – Альда решила задавать личные вопросы, раз уж на них она почему-то не отвечала.

Чародейка молчала.

- Почему она не отвечает? – спросил Дрюша.

- Ты у нее и спроси.

- Может, прекратим этот балаган? – Ена заводилась.

- Енина, объясни, почему ты не отвечаешь на наши вопросы? – Альде понравилось выводить колдунью из себя.

Чародейка покраснела от злости, по напряженному взгляду Альда поняла, что та старается придумать ответ, скорее всего, как можно язвительнее.

- Чтобы моя сестра не взорвалась, я вам объясню. Когда мы учились в школе для магов, Ена навлекла на нас проклятье, - Ане замолчала, ожидая вопроса Альды или Дрюши.

Ребята увлеченно слушали рассказ, слишком интересно знать, как живут чародеи, чтобы перебивать Ане. Поэтому они лишь кивнули и темноволосая волшебница продолжила.

- Не все чародеи обладают особым даром. Только те, кто достиг наивысшего  Потенциала. Чтобы получить особый дар в нашей школе, нужно было омыть свое тело водой из Озера Дара Жизни, достигнув нужного уровня волшебства. Ене не терпелось получить свою силу, и она бросилась в воды. Дар она, конечно, получила. Но ее магической мощи не хватило для сопротивления отрицательным частицам волшебства. С тех пор она не может выражать свои мысли. Все, что она может, это – задавать вопросы. Со временем она научилась отвечать в вопросительной манере. Но не на всегда можно ответить вопросм на вопрос. Ее ждал могущественный дар, ведь она может принять любое обличье, стать разведчиком, шпионом в тылу врага, кем угодно. Но манера разговора выдаст ее рано или поздно.

- Почему ты сказала, что проклятье она навлекла на вас?

Ане вздохнула.

- В мире людей и магии очень сильную роль играют связи: кровные, семейные, любовные. Но есть связи особой мощности. Такие как у воина и хранительницы, отцов и детей, седьмого сына седьмого сына и близнецов. Связь сработала. Из-за нее я не могу задавать вопросы. Мне не так сложно, как Ене. Но иногда это очень мешает. Вот так нам и приходится дополнять друг друга.

В голосе Ане Альда услышала какую-то печаль. Наверняка, чародейке тяжело терпеть скверный характер сестрицы. А о том, чтобы встретить достойного мужа, рядом с такой обольстительницей и речи не шло.

- А Дар? Он не делится на двоих?

- Нет. Проклятье могло убить Енину. Не будь у нее со мной связи, она бы умерла, поэтому часть магической атаки пришлось на меня. Поэтому Ена теперь говорит вопросами. А я, в свою очередь, могу говорить только утвердительно.

- Альда, - в лазарет зашел гир Дипат. Четыре пары глаз уставились на него. – Я так и думал, что ты здесь. Пошли за мной, нам нужно поговорить.


Глава 5.4

Девочка немного испуганно последовала за главнокомандующим. Что он от нее хочет? Таким серьезным и сосредоточенным она его еще не видела. Неужели он выставит Альду за дверь? Гир Дипат привел ее в покои, где они с Досси жили. Няня еще не вернулась с кухни.

Гир Дипат уселся напротив Альды. Дицо исказила печаль, и он все никак не мог начать говорить. Не смотря на то, что девочке его было жаль и хотелось обнять, чтобы утешить, мысленно она уже подбирала слова, чтобы он ее не выгонял.

- Я хотел тебе объяснить, почему это произошло, - наконец, начал он. – Но, пытаясь подобрать слова, и сам запутался, поэтому начну с самого начала. Постарайся не перебивать, а то, боюсь, собьюсь.

Альда кивнула и приготовилась слушать.

- Как я понял, ты уже прочла про Дары Смерти и Жизни и про Великую Бойню, - девочка снова кивнула. – Хорошо. Много лет назад, когда ты еще не родилась, а я был молод и полон сил, к власти в Регнум Орче пришел Бесстериб. Слыхала об нем?

- Да.

- Ага. В общем, решил он продолжить дело своих предков и истребить людей, чем-то, видать, мы обидели его.

- Я думала, что Тысячелетний Договор их должен останавливать.

- Ха, - печально хохотнул Дипат. – Как бы не так. Договоры, они такие, всегда можно найти лазейку. Где-то тридцать лет назад посмел Бесстериб напасть на северные земли – Фрегацию. И дошел до самого Урфрига. Тогда на троне сидел Траннис. Лишь благодаря чародеям да немногочисленным хранительницам мы отбились. Траннис понял тогда, что тонкий лед перемирия орков и людей треснул. Собрал он свою армию да молодых воинов призвал. В их числе и я присутствовал. Мы охраняли границы Фрегации. Много тогда нас пало – неопытных да молодых. Но орки-то они живучие да плодятся как мыши. Без волшебников-то совсем бы давно нас они всех повырезали. Траннис пошел искать союзников в Средиземье да в Фертилию. Король Средиземья Дум ди Грих неохотно, но сдал позиции, а вот Венатор – отец твой – заупрямился. Нет, мол, мне нечего бояться. У меня все хорошо. Вам того же желаю. И почто-то обиделся на Транниса. Побоялся, видать, что тот страну его плодородную забрать к себе хочет и заперся в своей крепости. Потом помер Траннис. Аварис-то совсем молодой был еще, но дело отца перенял. Фригу отправил в Фертилию, чтоб дела налаживать…

- Стойте. Моя мама сбежала от Авариса! Потому что он жестокий и жадный! Он убил почти всю семью, чтобы быть единственным наследником!

- Мы все не без греха, Альда. Аварис действительно, со злости пол замка разгромил тогда, и пострадали некоторые его родственники. Фригу он любил и никогда бы не тронул.

- Все не так было! Зачем вы мне вообще это рассказываете! – от возмущения девочка соскочила со стула. Как это ее мать могла любить этого ужасного человека!

- Ты видишь лишь одну сторону медали, Альда. Аварис не такой, каким ты его представляешь.

- Он убил моего брата! Каким я могу его представлять! – Альда разозлилась на Дипата. Он пришел ей рассказать, что ее мать предательница, и какой Аварис замечательный король?

- Да, он поступил глупо и безрассудно, убив Прифила. Я его не оправдываю за этот поступок. Но, если позволишь, я продолжу.

Альда сердито кивнула.

- Фрига отправилась к Венатору. Но все немного пошло не так, как задумывалось. Они полюбили друг друга и поженились. Аварис вновь предложил союз Венатору. Но тот отказался, закрыл все границы и прогнал волшебников, оставив лишь пару приближенных колдунов-мужчин.

- Почему он выгнал чародеев?

- В то время я продолжал свою службу королю уже в качестве разведчика. Нам удалось узнать, что Бесстериб решил завладеть Дарами Жизни и Смерти.

- Каким образом?

- Он похищал чародеек и хранительниц, дабы совокупить их со своими сородичами. Он надеялся на то, что рожденные полуорки-полулюди будут обладать магией своих матерей.

- Какой ужас!

- Поэтому твой отец изгнал чародеек, чтобы у орков не было соблазна разорять земли Фертилии. Аварис отступился от затеи привлечь Фертилию, ожидая, что Венатор сам придет к нему. Время шло, но помощи ждать было больше неоткуда. А новых воинов особо не прибавлялось. Но что взять с неопытных мальцов, державших в руках только грабли да лопаты? Аварис велел построить четыре замка, чтобы учить юных солдат. В замки попадали более менее одаренные и крепкие ребята. Вы предназначены для личной службы королю в Урфриге. Ваша служба продолжится в черном легионе. Замки построены в разных государствах, но исключительно в горной местности. Два на территории Фертилии: Каста Монта – в Леводефьи, Монт Кассель – в Праводефьи, один в Средиземье – Юрпен Хаг и еще один в Урфриге – Тонис Рег.


- Как Аварис смог без ведома отца построить два замка на территории Фертилии?

- Честно сказать, Альда, Венатор был слабым королем. По большей части Фертилией управляли советники. Построить замок под носом Венатора не составляло труда, - девочка расстроилась, хоть она и не знала отца, но ей обидно слышать такие слова о нем. Но и не доверять Дипату причин она не видела.

- Так о чем это я? Ах да. Черный легион пополнялся с каждым годом. И однажды в него попал гир Тарм. Он учился у меня в замке. Подавал большие надежды. Самый отважный, честный, хитрый, невероятно ловкий и просто обаятельный парень. Перед вступлением в черный легион все солдаты отправляются в длительный поход. Его еще называют грязным.

- Почему?

- Ты потом поймешь почему. Тарм очень успешно пережил его и был принят в легион уже гиром. Ему доверили отряд, молва о его подвигах доходила даже до нашего замка. Я гордился им. Потом он влюбился. Об этом мне поведал уже сам Аварис. И я прошу тебя не раскрывать эту тайну никому. Условились?

- Да.

- Ее зовут Дамнафилль. Тогда она жила жизнью обычной лучницы, в поисках достойного воина дабы стать хранительницей. Тарм посвящал ей одну победу за другой. Пока не узнал, что на место воина для нее претендует не кто иной, как приемный сын Авариса – Тонис. Говорят, Дамнафилль довольно необычная женщина. За связь с ней стоило бороться. Наверное, это действительно так, ведь за нее схлестнулись два невероятно талантливых воина. А Аварис позволил. Он разрешил ей устроить поединок. Победитель стал бы ее избранником. Тонис победил. Тарм был покинут, обескуражен. От былой невозмутимости и целеустремленности не осталось и следа. Потом он стал преследовать эту женщину, строить козни сыну короля. За что его и сослали в этот замок год назад.

Сегодня я за ним не уследил. Он напился. Алкоголь взрывает прошлое. И Тарм увидел себя в Фаре. Его обида не угасла. Я надеюсь, ты его простишь.

Гир Дипат замолчал. Альду терзали мысли и вопросы. Для чего Дипат ей все это рассказал? Что имел ввиду?

- Я вижу, Альда. Не понимаешь, зачем я рассказал все это? Ты невольно взяла на себя непомерно тяжелую ношу. Твое детство быстро закончилось, хотя впереди могло быть еще столько беззаботных дней. Но ты пока не видишь всей картины. Тебе предстоит столько всего узнать, в том числе и плохого: предательство, страх, зависть, ложь, отчаяние, смирение, равнодушие. Сейчас твоя душа невинна и чиста. Я лишь хочу подготовить тебя к тому, что ждет. Я рассказал тебе это. Даю первый урок. Первый вывод. Остальные ты уже будешь делать сама. У тебя есть только один человек, который не даст пасть тебе духом. Это ты. Что бы ни подготовила тебе судьба, только ты сама в силах помочь себе. Не пускай в свое сердце отчаяние, стойко принимай любой удар. Только здесь, - он тихонько ткнул Альду пальцем в лоб, - зарождается зерно твоего мира. И только тебе решать, в каком мире тебе жить.

Гир Дипат с теплотой смотрел на девочку, кажется, в правом глазу сверкнула слезинка, но тут же пропала. Альда все же обняла его и поблагодарила, хоть и не осмыслила пока его слова. Он, шаркая ногами, удалился из комнаты. Альда осталась один на один со своими мыслями.

Когда в комнату вошла Досси, Альда притворилась спящей. Немного повозившись с одеждами, няня, наконец, отошла ко сну и крепко захрапела. Альда же наоборот все никак не могла уснуть. Из головы не выходили мысли. Впервые за время пребывания в Каста Монте девочка задумалась о своем будущем. Что ждет ее впереди? К чему ей стремиться? Сначала она думала, что хочет отомстить за смерть Прифила и убить Авариса. Но со временем эта цель пропала. Ее сердце наполнилось любовью и больше не стремилось к мести. Что было, то было. Хотя ненависть к Аварису никуда не пропала. Вряд ли она получила бы удовлетворение от смерти северного короля. Бороться за право снова стать принцессой? Ее династия уже не являлась королями, а только наместниками. Лучше ли быть в семье наместников и жить в замке или скитаться по свету воительницей? А вдруг Аварис еще не отказался от мысли отдать ее орку замуж? Или лучше всего следовать за сердцем и стать хранительницей Котта? А что, если Котт ее разлюбит? Как тогда быть? А если не он ее разлюбит, а она его? Сейчас в это невозможно поверить, но ведь так случается.

Внезапно волнение за чувства Котта подкралось комом к горлу, и Альда незамедлительно решила навестить его в лазарете.

Досси продолжала крепко спать, храпя и причмокивая. Девочка осторожно вышла из комнаты и направилась в лазарет. Как и полагалось, парень спал, раскинув руки на подушке. Альда подошла и села рядом. Лунный свет, проникавший в окно, слабо освещал очертания лица парня. Там где Фар рассек губу Котту, остался продолговатый шрам. Ане так и не удалось его залечить.

- Мне не спится, - прошептала девочка. Посмотрев на Котта, она вздохнула, парень продолжал мирно сопеть. – Гир Дипат рассказал мне про Тарма. Просил никому не говорить, но ты ведь спишь, это не считается. Представляешь, Тарм был влюблен, а эта женщина предпочла другого. Получается, ее любовь к нему была не настоящая. Как же понять, настоящая любовь или нет?

Альда замолчала, она пыталась сама же ответить на свой вопрос. Ничего не придумав, она продолжила, задав вопрос в никуда:

- Наша с тобой любовь настоящая?

- Конечно, настоящая.

Девочка от неожиданности подпрыгнула.

- Эй! Давно ты не спишь? – немного возмущенно, но все же обрадованно спросила Альда.

- С самого начала, - улыбнулся парень.

- Почему ты не сказал?

- Хотел послушать твой голос.

Щеки Альды порозовели от смущения.

- Как ты себя чувствуешь?

- Очень бодро! Я удивлен, что так быстро пошел на поправку. Думаю, завтра я отсюда уже выйду. А как у тебя дела?

- Я разговаривала с гиром Дипатом.

- Что же еще интересного он тебе сказал? – лукаво спросил Котт.

Альда рассказала то, что поведал Дипат и о своих раздумьях.

- И что же привело тебя к мысли, что наша любовь может быть не настоящей?

- С детства мне все говорили, как же отец и мама любили друг друга. А сегодня я узнала, что мама намеренно поехала в Фертилию, дабы уговорить папу присоединиться к войне. Что, если эта любовь - не настоящая?

- Ну и что? Мы этого все равно никогда не узнаем, - Котт попытался подбодрить Альду.

Однако девочку слова ничуть не успокоили. Увидев, как она расстроилась, Котт добавил:

- Разве могли люди, у которых восемь детей, не любить друг друга?

А ведь Котт прав! На душе стало полегче.

- А как понять, настоящая ли у нас с тобой любовь?

Котт немного задумался и взял руку Альды в свою.

- Моя рука настоящая?

- Ну да, - настороженно ответила девочка.

- А откуда ты знаешь, что она настоящая?

- Я ее чувствую, - Альда поняла, к чему он клонит.

- Вот и я также, Альда. У меня непреодолимое желание быть всегда с тобой, делать все, чтобы ты была счастлива, прикасаться к тебе, целовать. Я не нахожу другого описания для этого чувства, как любовь. И я это чувствую, по-настоящему чувствую, прямо сейчас. Наверное, это называется настоящей любовью. Если честно, то мне вообще наплевать, что это такое и как зовется. Мне достаточно и того, что есть. Если все это любовь, то я тебя люблю.

Расчувствовавшись от слов возлюбленного, Альда отпустила пару слезинок. Котт мягко ее притянул к себе и обнял. Он тихонько гладил ее по голове и девочка, наконец, уснула.


- Альда! – девочка испуганно подпрыгнула. Котт сонно что-то пробормотал. – Ты что здесь делаешь?

Малеф неодобрительно качал головой.

- А колокол уже звенел? – девочка торопливо слезла с кровати.

- Нет. Но скоро будет! Вам нужно поспешить, если хотите успеть на завтрак. Котт, благодаря госпоже Анине, ты уже сегодня можешь приступить к тренировкам. Но мне нужно еще раз тебя осмотреть и убедиться, что ты в порядке. Альда, марш к себе! Ночевать ты должна в своих покоях. Если это повторится, я сообщу гиру Дипату, поняла?

Поджав губы, Альда удалилась. Она совсем не планировала тут ночевать, так получилось совершенно нечаянно.


Спустя две недели слухи о драке Котта и Фара окончательно стихли. Гира Тарма никто не видел в замке, во время трапез он тоже не появлялся. Его на время отсутствия заменил Анумнис. На разминке он постоянно доставал Альду и указывал ей на недостатки: то отжимается она плохо, то неправильно держит руки при беге, то еще какая-нибудь глупость. Дрюша предположил, что его поведение связано с обидой за лучшего друга. Единственным, что утешало Альду, было то, что Анумниса скоро обратно сменит гир Тарм. Тот хоть и тоже недолюбливал Альду, но замечания делал справедливые и не придирался по пустякам.

После обеда и до самого ужина Альда проводила за тренировкой лучника. Указательные и средние пальцы на обеих руках истерлись до крови от изнурительных и интенсивных тренировок. Винера сшила ей перчатки из свиной кожи. Кончики пальцев на перчатках отрезала для большей чувствительности, а на внутренних сторонах указательного и среднего пальцев вставила уплотнения, чтобы не натирались мозоли.

Зимние дни подходили к концу, снег постепенно таял, и холодные ручейки стекали с вершин гор тонкими струйками. Солнце грело, а это значило, что скоро грядет Цветочный бал.

Одним таким солнечным днем гир Дипат объявил о том, что завтра они отправляются к матер Катюлле в честь праздника весны. Мальчишки сразу ощутили внутренний подъем, и в замке воцарилось приподнятое настроение. Даже гиры особо не мучили ребят, предвкушающих завтрашний чудесный вечер.

Винера отвела Альду в библиотеку, чтобы подобрать книги для будущего чтения.

- Завтра Цветочный бал, - с неким сожалением сказала Винера, - а это значит, что нам придется с тобой завтра попрощаться.

В библиотеку зашли чародейки. Ане как всегда невозмутимо спокойна, а Ена вырядилась довольно откровенно. Напялила на себя короткий топ с открытым вырезом, демонстрирующий всем объем ее груди. Короткие шорты едва прикрывали ягодицы. Альда даже сначала подумала, что ведьма явилась в нижнем белье.

- По случаю нашего отбытия мы приготовили тебе подарки, - Ане достала из-за спины мешочек. – Мы с Еной сварили для тебя несколько зелий. Она поставила на стол перед ней три бутылочки с красной, синей и голубой жидкостью. – Это, - она указала на голубую бутыль, - «Остроглаз». Полностью выпитое зелье улучшит твое зрение в четыре раза. Раз ты собираешься стать хранительницей, то оно тебе очень пригодится. Синяя жидкость называется «Боевая мощь». Не трудно догадаться, для чего это зелье. Магия увеличит твою силу без видимых изменений. Применяй с осторожностью. Сначала трудно будет управлять мощью, но со временем ты привыкнешь. Зелье слабое, поэтому по силе не будешь уступать среднему мужчине. Последнее зелье – исцеляющее. Тебе, как будущей хранительнице оно поможет ровно один раз. Оно полностью исцелит тебя или твоего воина. Действует только из рук хранительницы. Если им попытается воспользоваться чародей, обычный человек или кто-то еще, то это будет напрасная трата. Надеюсь, тебе понравились подарки.

Альда бросилась обнимать Ане, а потом Ену. Подарки замечательные, а самое главное, полезные, особенно для нее.

- Ты больше ничего не хочешь ей сказать? – Ена толкнула в бок сестру.

- Ах, да! Чуть не забыла. Действие первых двух зелий длится ровно семь лет.

- А почему именно столько?

- Потому что это число Магии.

- Что это значит?

- В Магии большое значение принимает число семь. Действие основных зелий всегда семь. Семь дней, месяцев, лет. Да и вообще, много всего связано с этой цифрой. Семь направлений магии: черная, белая, материальная, лечебная, стихийная, пророческая и некромантия, - перечисляя, Ане загибала пальцы. Особо сильное магическое число удвоенная семерка. Например: седьмой сын седьмого сына – это непревзойденный маг, который может овладеть любой магией. Некоторые проклятья и заклинания, если их не прекратить, со срока семь переходят на семьдесят семь дней, лет, месяцев.

- Кстати, - вмешалась Винера, - у магии хранительниц тоже есть семерка, я и не знала, что она настолько значима.

- Что за семерка? – поинтересовалась Альда.

- Если твой воин умирает, то у тебя есть всего лишь семь мгновений, чтобы осознать и принять свою смерть. То есть считаешь до семи и все, тебя нет.

Альде понравился рассказ Ане про магию, захотелось послушать что-нибудь еще. Но не только Альде это показалось интересным, Винера тоже решила поддержать разговор.

- А какие еще бывают магические числа?

Ена тяжело вздохнула. Ей, наверное, тоже хотелось рассказать о чем-нибудь, что она хорошо знала, но из-за проклятья сделать этого не могла. Поэтому она взяла одну из книжек, которую отложила для Альды Винера, и улеглась на кушетку, закинув ногу на ногу.

Остальные поудобней расположились на ковре возле кушетки и Ане начала рассказ:

- Есть еще две волшебных цифры. Число Жизни и Число Смерти. Жду ваших предположений о том, что же это за число.

Альда задумалась. Может быть, если сначала существовали Жизнь и Смерть, то их магические цифры будут один и два. Винера опередила ее с ответом:

- Я думаю, что число жизни это пять. Что-то вроде пяти жизненных этапов: первый вздох, первый шаг, первое слово, первая любовь и первая близость.

- Мне кажется, - сказала Альда, - что число Жизни, это один. А число Смерти два. Раз – рождаешься, два – умираешь.

Ане улыбнулась.

- Ближе к правде была Винера. Ты права на счет этапов. Но они немного другие – рождение, молодость, зрелость, старость. Четыре. Также как и времен года – весна, когда все цветет; лето, когда набирается сил; осень – время урожая; зима – время сна и увядания. Четыре времени суток – утро, день, вечер, ночь. Это все – Жизнь. И она связана с четверкой. По поводу числа Смерти многие спорят, но большинство склоняется к шести.

- Почему?

- Основные доказательства - это неживые явления. Например, солнце или снежинка. Если присмотреться, то они имеют шестиконечную форму. Но волшебники материальной магии отрицают эту теорию, так как делят магию на три части: живое, неживое и мертвое. Солнце и снежинки относятся к магии неживого. А Смерть связана со всем мертвым.

- Каким видом магии вы с Еной владеете? – поинтересовалась Альда.

- Ты еще не догадалась? – насмешливо спросила Ена.

- Не ворчи. Мы маги стихии, - терпеливо пояснила Ане. – Но это не значит, что мы не можем пользоваться другой магией. Просто не можем ей овладеть в совершенстве.

- Может, лучше поговорим о том, что завтра наденем на бал? – Ена резко решила изменить тему разговора.

Оставшееся свободное время девушки обсуждали свои наряды на завтрашний бал.


Вместо боевой тренировки сегодня гир Дипат велел всем собраться в общем зале для разучивания общего танца, который завтра непременно придется всем исполнять. В качестве трубадура, ко всеобщему удивлению и одобрению, выступал гир Терваль. Гир Гимон показывал движения и для их демонстрации пригласил в качестве партнерши, конечно же, Ену. К вечеру она сменила свой вызывающий наряд на более скромное длинное бордовое платье с корсетом.

Сначала Гимон и Ена станцевали медленную и нежную павану, а потом задорную мореску. Мореска без колокольчиков выглядела довольно нелепо. Альда с ранних лет наизусть знала эти движения. Прифил серьезно занимался ее воспитанием в детстве, поэтому разбуди Альду ночью и попроси станцевать мореску, она без запинки бы станцевала ее и не ошиблась.

Альда от души посмеялась, когда Гимон и недовольная Ена делали вид, что танцуют мореску в хороводе.

Когда настала пора разучивать движения паваны, половина мальчишек, расталкивая друг друга, побежали к Альде, чтобы пригласить ее в качестве партнерши для танца. Дрюша даже опустился перед ней на колено. Естественно, изящно Альда подала руку Котту. Вторая половина бросилась в Винере, чуть не сбив ее с ног. Беловолосая красавица, как и Ена, у многих была предметом воздыхания. Внимательно оглядев претендентов, Винера выбрала самого старшего из них – Анумниса. Он горделиво посмотрел на остальных и повел свою даму за талию на место танца.

Все взгляды отвергнутых переметнулись на последнюю девушку в зале. Во взгляде Ане читался испуг, как у единственного зайца в лесу, на которого охотится стая голодных волков.

- Ты, - она, не глядя, ткнула пальцем в первого попавшегося. Им оказался велис второго ранга – низкорослый и жилистый Нидриг. Уверенно он подошел к Ане, поклонился и подал руку. Девушка вежливо подала свою ладонь в ответ.

Остальным велели поделиться на пары между собой.

К вечеру движения, с грехом пополам, разучили и ребята толпой отправились на ужин. После бани Альда и Котт договорились погулять.

Вечером, отмывшись дочиста, Альда отправилась в общий зал, чтобы дождаться возвращения Котта. За чтением, девочка не заметила, как зал заполнился мальчишками, но Котта среди них Альда не увидела. Что-то оживленно обсуждая, в зал зашли Дрюк и Бреб.

- О, Альда, а где Котт?

- Что значит, где Котт? Я сама его жду.

- Он сказал, что пошел с тобой гулять.

Сердце Альды взволнованно забилось. Если Котт сказал, что пошел с ней, но его здесь нет, то где он? Дрюша тоже выглядел озадаченным.

- Помочь тебе найти его?

- Нет, я сама.

Альда почти бегом пустилась на задний двор, где они с Коттом обычно гуляли. Распахнув двери, она увидела вдалеке два размытых силуэта. Подойдя ближе, она убедилась, что один из них принадлежит Котту, а вот второй обладал явно женскими очертаниями. Кого-то этот силуэт ей напоминал. Котт вдруг обнял эту девушку, притянул и поцеловал. Поцеловал так, как целует ее! Какое ужасное зрелище! Как он мог! Альда не верила своим глазам. Может, это не Котт? Голос разума говорил, что сомнений в том, что это он, нет. Но ведь этого не может быть. «Котт любит меня!», - пронеслось в голове. Подойти или сбежать? Гордость говорила уйти, а сердце просило разобраться. И она его послушала. Альда уверенно зашагала к ним, сердце норовило выпрыгнуть из груди, колени предательски дрожали, а тело будто сковали цепи. Неужели, это все? Альда начала придумывать различные исходы этой ситуации. Выйти замуж за орка или за Фара? Глупые мысли сейчас казались невероятно разумными и искали место в голове Альды. По мере приближения Альда поняла, что Котт целуется с ней. Но как это возможно? Что происходит? Постепенно силуэт девушки начал меняться: она стала выше, волосы длиннее, появились кудряшки и увеличилась грудь. Котт, почувствовав изменения, отпрянул и от неожиданности остолбенел.


Глава 5.5

- Почему ты остановился, милый? – прощебетала Ена. Она невинно оглянулась по сторонам и, увидев Альду, притворно прижала ладонь к губам. – Альда, что ты здесь делаешь?

Испуганно Котт посмотрел в сторону девочки. Невидящим взглядом Альда уставилась в пространство, где только что губы Ены и Котта сливались в поцелуе.

- Вам, наверное, не стоит сейчас мешать? – хихикнула Ена и стремительно упорхнула в замок.

В голове Альды зациклилась мысль: что делать, что делать, что делать…

Котт виновато смотрел на нее. В отчаянии он опустился на колени перед Альдой и взял ее за руки.

- Клянусь, я думал это ты!

Что делать, что делать, что делать…

- Я вышел из бани, ты… то есть она, уже стояла у входа и ждала меня. Как я мог понять, что это не ты? Она повела меня сюда, почти всю дорогу молчала. Я целовал тебя, а не ее! Я видел тебя, твое лицо. Я видел твою родинку на щеке, я видел твои глаза, я целовал твои губы!

- Нет…, - Альда качала головой. Она не могла смотреть на него, поэтому устремила свой взор в сторону гор, величественно подпирающих облака. – Не меня ты видел и не мое лицо, ведь я сидела в замке и ждала тебя. Это была не моя родинка, не на моей щеке! – Альда неожиданно для себя перешла на крик. Как же обидно, как больно, а его слова звучали так глупо! Ведь это не его любимый человек целовался с другим. Почему это он так спокойно говорит? Альда решила, что будет кричать, может, тогда он поймет, что она чувствует! От жалости к себе даже потекли слезы. – Ты видел не мои глаза! Потому что мои глаза смотрели, как ты целуешь другую! И мои губы не кричали бы сейчас так, если бы ты целовал их, а не чужие!

- Как я мог понять, что это не ты? Она была твоей точной копией!

- Значит, если бы обман не раскрылся, то смог бы прожить всю жизнь, и не понять, что это не я?!

Лучше бы он молчал. Или нет? Альда сама не знала, что хочет от него. Наверное, он отчасти прав, говоря, что внешность очень похожа. Но неужели он не смог различить ее по поведению, по походке. Неужели Ена целуется также как Альда. Все! Нет ему оправдания.

- Это крайности, Альда! Конечно же, я бы понял со временем, что это не ты.

- Со временем? Это через сколько же? Лет через пять?

- Прекрати! Ты же знаешь, что я только тебя люблю!

- Теперь уже не знаю!

Альда выдернула свои руки и побежала, что есть сил, в замок. Котт рванул за ней.

- Стой! Пожалуйста!

Не углядев в темноте ямку, Котт оступился и повалился на землю. Воспользовавшись заминкой Котта, Альда поспешила к себе в комнату. Досси уже ждала ее там и расплетала свои косы. Вид заплаканной девочки встревожил ее.

- Госпожа, что случилось?

Захлебываясь слезами, Альда рассказала произошедшее. В дверь со всей силы постучали.

- Кто там? – спросила няня.

- Это Котт, открывай, Досси.

- Не смей разговаривать со мной в такой манере, это, во-первых, а во вторых, Альды нет. Уходи!

Котт еще какое-то время стучал в дверь и просил открыть, но Досси оставалась непреклонной, и он ушел. Няня дала Альде какую-то травяную настойку, чувства девочки пропали. Все мысли из головы улетучились. Захотелось спать, но прозвенел шестой колокол, и пришла пора построения.

Котт все хотел поговорить с Альдой, но в присутствии других не решался. Вдруг скандал повторится. На построение явилась Ена. Она нашла взглядом Альду, потом Котта и игриво подмигнула ему. Альда не стала реагировать на ее выходку, безразлично глядя на спину товарища по строю. Котт же весь кипел от ярости, но боролся с ней, понимая, что его неосмысленные действия могут привести к еще худшим последствиям. Пересчитав своих воинов, Анумнис отпустил всех на отбой. Альда думала, что Котт попытается с ней поговорить и уже настроилась на разговор, однако парень направился прямиком к Ене и схватил ее за запястье.

- Зачем ты это сделала? – прошипел он.

Ведьма оскалилась от боли.

- Ты все вопросы решаешь силой?

- Я тебя спросил, отвечай!

- Ты и правда тупица? Тебе никто не говорил о моем проклятье?

- Ане. Где она?

- Ты думаешь, я стану посвящать кого-то, кто может разболтать, в свои планы? – мерзкая улыбка растянулась на прекрасном лице, уродуя его.

Котт оттолкнул девушку. Та, потирая запястья, насмешливо удалилась.

Парень догнал Альду, когда та уже собиралась войти в комнату.

- Просто послушай меня. Можешь не отвечать.

Альда посмотрела ему в глаза, позволяя продолжить.

- Спасибо. Я совершил ошибку. Я не понял, что передо мной не ты. Я, правда, думал, что целую тебя. Даже если меня и смущали какие-то отклонения в твоем поведении, то я не обратил бы на них внимания. Ведь мы ведем себя иногда по-другому, - Альда не реагировала на его слова. Котт вздохнул и продолжил. - Не буду говорить, что не смогу без тебя. Я смогу, но уже не хочу и не знаю зачем. Если ты меня когда-нибудь простишь, я буду рядом. А…, - Котт запнулся, как будто не мог подобрать слов, - а если будешь с другим, то я оставлю тебя навсегда.

Поняв, что Котт сказал все, что хотел, Альда молча зашла в комнату и захлопнула перед его носом дверь.


Наутро, когда действие травяной настойки закончилось, Альда в панике соскочила с кровати. И вновь терзал этот вопрос: что же делать? Решение созрело сразу же. Простить. Конечно, простить! Одно дело, если он намеренно бы целовался с другой. А тут эта Ена приняла ее облик и обманом вырвала поцелуй. Стоп. Ена! Это она во всем виновата. Что же творится в ее голове? Зачем она это сделала? До бала есть еще время, чтобы узнать истинную причину ее поведения и помириться с Коттом.

Но ни за завтраком, ни во время разминки ей не удавалось поговорить с парнем. Ее постоянно отвлекала Винера: то она давала последние наставления, которые Альда и так помнила, то просила помощи в подготовке к балу.

Когда Винера в очередной раз отвлекла Альду, девочка не выдержала:

- Я очень благодарна тебе за тренировки и твою помощь, Винера, но почему ты меня весь день отвлекаешь? Мне нужно поговорить с Коттом, пока мы не отправились на бал!

Винера испуганно на нее посмотрела.

- Не нужно тебе с ним говорить!

- Это почему же? – Альда подозрительно прищурилась.

- Я знаю, что вчера произошло, - создавалось впечатление, что Винера придумывает на ходу. – Котт знал, кого целует. Ему было просто интересно узнать, каково это с более умелыми девушками.

- Врешь! – вот опять это душащее чувство. На этот раз оно смешалось с унижением и оскорблением.

- Зачем мне это? Как ты могла заметить, Ене из девушек мало кто симпатизирует. И я не вхожу в число ее почитателей. Я дружна с Ане и Ену терплю только из-за нее.

Тревога нарастала. Снова стало больно и обидно. Почему тогда Котт говорил ей такие слова вчера? Про вечность, про любовь. Зачем ему прощение Альды, которое совсем не имеет для него значения?

- Пойдем, - мягко сказала Винера, - нам нужно привести тебя в порядок к балу. Что тебе этот Котт, когда у тебя есть полный замок мальчишек, готовых ради тебя на все?

Утешение так себе. Как же она не разглядела это в Котте? От кого угодно, но только не от него, Альда могла ожидать предательства. Как с этим продолжать жить, она даже не хотела думать. И она приняла решение – вновь все пустить на самотек и поддаться течению.

После того, как последние шнурки на корсетах были затянуты, а подолы расправлены, оставалось сделать прически.

- Я не умею плести кос, - обреченно сказала Винера, глядя на криво сплетенные волосы Альды.

- И я. А Ане умеет?

- Нет. А вот Ена умеет.

- Я к ней не пойду. Видеть ее не хочу.

- Как же ты пойдешь с распущенными волосами?

- Обращусь к Досси.

- Как знаешь. Увидимся.


Досси всегда плела красивые прически, когда была няней в замке Арч. Вот и сейчас на голове Альды она аккуратно сплела и уложила их в прическу.


- Вы поговорили с Коттом?

- Нет, не хочу его виеть даже! Мне Винера сказала, что он сам к Ене полез.

- И кому вы верите?

- Ну, Винера же сказала…

- Вы знаете Котта лучше, чем их, - перебила девочку няня, - разве это похоже на него? Не могу настаивать, но все же стоит проверить слова тех, с кем ыф мало знакомы.

- И как же я это сделаю? Тем более, зачем им мне врать? Котт слишком молод для них, чтобы влюбляться в него и пытаться поссорить нас.

- Безусловно, вам решать.

Альда покинула комнату и отправилась к воротам, где поджидала карета, которая отвезет девушек и гира Дипата до дома матер Катюллы. Остальные добирались пешком. Из-за этого замок уже опустел, возможности поговорить с Коттом не осталось. И только сейчас Альда поняла, что на бал идет без сопровождения. Ничего, найдется кто-нибудь в Доме. С тяжелой головой и мыслями Альда добрела до ворот. Чародейки и Винера уже стояли там. Все трое выглядели просто волшебно. Волосы Винеры, закрученные как морские волны, слепили своей белизной, а кожа снежинками светилась в лучах света. Ена надела нарядное розовое платье по фигуре. У платья был открытый верх и очень короткий подол с пышной баской. Кто же надевает такие платья? Да еще и на бал. Альду всегда возмущал выбор одежды Ены. А вот Ане, похоже, совсем не заморачивалась при выборе наряда и прически, хоть и выглядела шикарно. Шелковистые волосы без всякой прически спадали на плечи. Черное атласное платье походило на наряд для ведьмы, очень очаровательной ведьмы.

Гир Дипат радостно присоединился к молчащим девушкам, подставив руку для Винеры, которая сопровождала его сегодня на бал.

В карете повисло гнетущее молчание, и гир Дипат имел мудрость не нарушить его первым.

- Гир Дипат, как вы отнесетесь к тому, что ваш ученик отправится на службу к королю до окончания обучения в замке? – Ена разрушила тишину.

- Э-э-м, - Дипат явно не ожидал такого вопроса. Альда напряглась всем телом. О ком она говорит? О Котте? – Отнесусь положительно, по приказу короля. Почему вас это интересует?

- Это весьма любознательно, - отозвалась Ане, - могут ли юные воины по своему желанию покинуть замок и отправиться на службу. Многие, перед тем как пойти на войну, хотели бы сначала обучиться мастерству, но все в замке желают этого.

- Вы говорите о ком-то конкретном? - Дипат попытался скрыть обеспокоенность.

- Скорее, нет, - Ане загадочно улыбнулась.

На лице Дипата отразилось недоумение, кажется, он чувствовал, что его в чем-то обманывают. А вот Альда еле держала себя в руках, хотелось взорваться, схватить этих чародеек и вытрясти из них то, о чем они говорят. Неужели это Котт хочет покинуть замок вслед за ними, покинуть ее, ни о чем не сказав?

Наконец-то, карета прибыла к дому матер Катюллы. Гир Дипат поочередно подставил руки дамам и сопроводил их к дому.

Ужасней зрелища Альда не видела. То, что творилось в доме матер, даже близко не напоминало убранство замков и роскоши балов. Повсюду пестрые цвета, красные стены, обитые бархатом, украшали картины с обнаженными женщинами. В глазах рябило. Альда, Ане и Винера выглядели белыми воронами на фоне прелестниц дома, даже Ена, казалось, оделась скромно. Повсюду мельтешили девушки от четырнадцати до тридцати лет, одетые в наряды разных ярких цветов, которые откровенно демонстрировали их прелести. Основным предметом украшения являись перья, вставленные в прически. Сквозь гомон и угодливый громкий смех пробивались звуки лютни. Кроме Альды это никого больше не удивило. Парни весело общались с дамами, а те в ответ восхищенно на них смотрели.

- Гир Дипат! – Альда сразу узнала этот хриплый голос. Матер Катюлла, как и в прошлый раз, накрасилась абсолютно вульгарно и вызывающе. Для женщины в ее возрасте, как считала Альда, это было недопустимо. – А вот и вы! Вы говорили, что прибудете со спутницами, но не говорили, что они будут так прекрасны! Не желаете присоединиться к нашей семье?

Притворная мерзкая улыбка расползлась по лицу старухи. А маленькие глазки жадно вперились в Ену. Чародейка ответила злобным взглядом, в глазах мелькнуло пламя. Улыбка сползла с лица старухи, а взгляд перешел на Альду. Бедная старуха, на этот раз ее лицо исказилось страхом и отвращением.

- Это же…, - она указала пальцем на девочку. – Она живет у вас?

- Кто это? – гир Дипат сделал удивленное лицо.

- Это же принцесса, - одними губами проговорила Катюлла.

- Я не знаю никаких принцесс, - невозмутимо продолжил гир. – Альда, ты принцесса?

Девочка отрицательно покачала головой.

- Если Аварис ее узнает, нам всем придет конец, - матер шипела от злости.

- Дорогая матер, Северный король не знает, как выглядит его двукровная сестра, так как ни разу не навещал ее. А, если мы с вами никому не скажем, то король и не узнает, что в моем замке живет девочка, которая похожа на принцессу.

- Хорошего вечера, гир Дипат! – Катюлла оскорбленно удалилась.

- Развлекайся, насколько это возможно, - Дипат подмигнул девочке и удалился.

Чародейки и Винера уже скрылись в неизвестном направлении. Альда осталась в одиночестве в этом шумном, переполненном людьми, доме.


В поисках компании на вечер Альда решила оглядеться. Прекрасно! Крисмере – вот о ком она совсем забыла подумать, озабоченная мыслями о поцелуе Котта и Ены. Эта кучерявая юная прелестница сейчас стояла в компании Котта и Дрюши. Неужели этот вечер может быть еще ужасней?

Быстрым шагом Альда пошла прочь от созерцания этой картины, глядя себе под ноги. И в толпе наткнулась на кого-то. Подняв глаза, увидела Фара. С того дня, как он избил Котта, Альда и Фар не разговаривали. Парень виновато посмотрел на девушку. Рядом с ним, держа его за руку, стояла молодая черноволосая простушка с веснушками. Чем-то она напоминала мышку.

- О! Ты новенькая? – весело спросила она.

Неужели Альда так похожа на одну из них? Девочка непонимающе покачала головой и, пихнув их плечом, попыталась найти укромное место. Все вокруг раздражало: от разномастных перьев на пышных прическах до жуткой обивки стен.

Найдя в коридоре тихое место, Альда присела на пол и оперлась на стену. За углом послышались знакомые голоса. Опять разговор, который не должен быть услышан? Конечно, Альда послушает.

- Ты уверена в этом? – полушепотом спросила Винера. – Если вы ошиблись, Аварис вас может убить.

- Думаешь, это лучше, если мы придем с пустыми руками? – раздраженно прошептала Ена.

- Мы подло поступили, - сокрушалась Ане. – Обидели ни за что, ни про что.

- А что нам оставалось? Неужели вы прониклись к ней? – послышался снова голос Ены.

- Если ты бездушная, это не значит, что мы такие же, - грубо ответила Винера.

- Кто, по-твоему, ей зелий наварил? Ане?

- Так все, - отрезала вторая чародейка. – Сейчас не до споров. Действуем после морески.

Дальше Альда не стала слушать. Как можно беззвучнее она попыталась скрыться. Что задумали чародейки? Явно речь шла о ней. Больше никому, кроме Малефа, они не варили зелий. Во что бы то ни стало, нужно избежать их общества сегодня. Их план провалится. А завтра они уже уберутся.

- Дорогие гости! – матер постучала вилочкой по бокалу с вином, все взгляды устремились к ней. – Объявляю Цветочный бал открытым! – в зале послышались хлопки и радостные выкрики. – Вино льется рекой, любовь наполняет наши тела! По традиции бал открывается сказочно нежной паваной! Гир Дипат.

Матер Катюлла сделала приглашающий жест, в надежде, что гир будет танцевать с ней. Но Дипат подошел к Винере, поклонился и пригласил танец. Гимон повторил за ним, пригласив Анине, а Терваль пригласил сопровождавшую его Енину. Один за другим парни приглашали своих дам на танец и уводили их в круг. Котт уверенно зашагал к Альде.

- Позвольте пригласить вас на танец, - поклонился Котт.

Колени тревожно тряхнуло. Поразмыслив, Альда подала руку кавалеру. Крисмере разочарованно глядела в их сторону. На приглашение Дрюши она ответила согласием.

Музыкантов стало больше, и музыка заиграла громче. Под приятную волнующую мелодию закружилась павана. Котт правой рукой обнял Альду за талию, а левую вытянул вперед, чтобы девочка положила свою ладонь на его.

- Поговорим? – спросил Котт.

Альда не знала, что именно нужно говорить в сложившейся с ним ситуации, поэтому ответила:

- Этот танец исполняют молча.

Котт очень аккуратно вел Альду в танце и едва-едва касался ее пальцев своими. Так хотелось сжать его руку сильнее, сказать ему, что он прощен, но что-то останавливало. Котт внимательно смотрел ей в глаза, пытаясь понять, о чем она думает. Как только танец закончился, матер Катюлла незамедлительно объявила мореску. По залу стали проходить слуги, разнося колокольчики и бубенцы. Альда нацепила их себе на щиколотки и предплечья.

Во время морески Альда потанцевала с разными партнерами, одним из которых был Фар. Он тоже попытался с ней поговорить.

- Прости меня, пожалуйста.

«Дзынь», - в такт музыке зазвенели бубенцы.

- За что?

- За то, что я здесь не с тобой.

«Дзынь, дзынь».

- Да мне плевать, - закипела Альда. – Плевать на вас всех!

«Дзынь».

- Котт тебя обидел?

- Тебе-то какое дело?

«Дзынь, дзынь».

- Я…

Танец унес Фара в другую сторону.

- Хорошо здесь, да, Альда?

Раскрасневшийся Дрюша потной ладошкой ухватил пальцы девочки.

«Дзынь».

- Просто чудесно! – язвительно ответила Альда.

- А я про что! – радостно ответил Дрюк, не поняв настроения Альды.

Когда подвижный танец закончился, Альда вышла на улицу, уж больно жарко и душно находиться в помещении. Даже на улице сквозь стены прорывались тонкие звуки пьянящего танца.

- Что делаешь здесь? – услышала Альда голос Винеры за спиной.

«Бежать», - пронеслось в голове. Но перед глазами из ниоткуда появилась Ена.

- Куда-то собралась?

- Мне надо идти, - опасливо начала Альда.


- Нам тоже, - Ане присоединилась к сестре и подруге. – К счастью, расставаться не придется, ведь ты идешь с нами.

Девушки сузили круг.

- Нет! – что есть сил закричала Альда. Из окон дома послышался чей-то смех.

- Альда, извини, но у нас нет выбора. Ведь мы здесь именно за этим, - Ане с сожалением на лице крепко ухватила Альду за плечо, Ена вцепилась во второе.

- Все. Быстрее, в лес! – скомандовала Винера.

Тысячи мыслей проносились в голове Альды. От страха голос застрял в горле. Куда они ее тащат? Собравшись с силами, девочка начала вырываться из цепких пальцев чародеек. До границы леса осталось совсем немного, там их уже никто не увидит и не сможет помочь. Альде удалось вывернуться, и она пустилась бежать обратно к дому. Дорогу преградили рычащие Флюша и Кацо. Альда увидела, как Ане стоит в стороне, глаза ее покрыла серая пелена. Видимо, именно сейчас она управляла своими животными. Винера и Ена догнали Альду и снова ухватили за руки.

- Куда побежала? – пыхтела Ена.

- Что вам надо от меня?!

- Замолчи, - отрезала Винера.

- А-а-а-а, - голос все же прорезался, и Альда дала ему волю.

- Заткни ее! – рычала Винера, пытаясь тащить девочку в сторону леса. Флюша и Кацо продолжали рычать с другой стороны, не давая Альде двигаться в противоположном направлении.

- Чем я тебе ее заткну? – пыталась перекричать Альду Ена.

- А кто у нас тут чародейка? Сглазы по твоей части!

Ведьма попыталась сосредоточиться, что-то приговаривая себе под нос.

- На тебе есть амулеты? – Ена притянула Альду к своему лицу. Там, где висел кулон, заряженный Фиденом, начало растекаться тепло.

Альда, глядя в глаза Ены, замолчала, набрала полную грудь воздуха и прокричала ей в лицо:

- А-а-а-а!

От злости Ена завизжала тоже.

- Вы совсем ничего не можете без меня! – Ане быстрыми шагами приблизилась к троице. Флюша и Кацо перестали рычать и теперь удивленно смотрели на происходящее.

Ане схватила Альду за волосы на затылке и потащила в лес.

- Альда! – девочка услышала голос любимого.

- Ко-о-о-отт!

- Ена, быстро обездвижь ее! – скомандовала Ане.

- Где-то на ней амулет, Ена не может ее заколдовать.

Котт стремительно приближался.

- Хватай за ноги, и потащили быстрей!

Чародейки волокли Альду по земле, девочка отчаянно хваталась за землю и торчащие корни. Со всей силы она старалась дергать ногами, чтобы не облегчать работу похитительницам.

- Стой, Котт! – Винера направила на него лук.

- Отпустите ее!

- Ах, да, - иронично выдала Ане. – Раз ты просишь, то, конечно!

С удвоенной силой они потянули Альду вглубь леса. Земля полностью забила ногти Альды, она выворачивалась изо всех сил, но хватка чародеек стала на удивление крепкой. Котт не отступал, Винера выстрелила в него и попала в плечо. Котт громко выдохнул от боли.

- Я не хочу тебя убивать! Дай нам уйти и все!

- Нет!

Вторая стрела угодила в бедро над самым коленом.

- Котт! – от безысходности и бессилия Альда заплакала.

- Ты останешься инвалидом, если не остановишься! Я пробью тебе колени, ты никогда не сможешь ходить!

Котт от боли в ноге упал на землю. Винера выстрелила, ранив вторую ногу. Но и эта стрела не остановила его. Перебирая локтями, он продолжал ползти за Альдой, уцепившейся за тонкое деревце.

- Эта стрела попадет в твое сердце, если не остановишься! – предупредила Винера.

Упрямо Котт полз дальше. Лучница прицелилась. Альда схватила кусок земли и запустила в Винеру. От удара в голову, беловолосая девушка потеряла равновесие и пустила стрелу в небо.

- Да что с тобой не так?! – закричала Ена. – Неужели тебе больше нравится жить в этой дыре для мужланов, а не в замке со своей семьей?

- Я слышала ваш разговор! Вы хотите отдать меня Аварису!

- Верно, - подтвердила Ане. - Он уже давно ищет тебя. С момента завоевания Семи Королевств и ждет тебя домой.

- Но я не хочу замуж за орка!

Ена ошарашенно посмотрела на девочку:

- При чем здесь орк?

- Аварис ищет меня, чтобы выдать замуж за орка и заключить перемирие.

Ена отпустила ногу Альды, Ане поступила также. Воспользовавшись моментом, Альда подползла к Котту, который потерял сознание.

- Почему вы ее отпустили? – возмутилась Винера.

- Мы не знали про орка.

- И что? Какая разница? Хватайте ее, пока парень в отключке и бежим!

- Нет.

- Требую объяснений!

- Альда, прости нас, - обреченно сказала Ане. – Мы не желали тебе зла. Мы исполняли приказ.

Альда и Винера удивленно смотрели на близнецов.

- Пожалуй, надо все-таки объяснить. Год назад мы закончили высшую школу волшебников и отправились искать работу сразу у короля. Он принял нас и через месяц мы получили первое серьезное поручение. Король сказал нам, что пропала его двукровная сестра. Он переживал и просил найти тебя. Мы воспользовались заклинанием поиска по крови. Оно незамысловатое, нужно лишь пролить кровь на карту, произнести слова и там, где кровь сконцентрируется, находятся родственники. Следы отпечатались по всей карте. В каждом из Шести оставшихся королевств. Но на территории Леводефья кровь сконцентрировалась больше всего. Король снарядил отряд и взял нас с собой, чтобы мы помогли найти тебя. Первым делом, Аварис отправился в замок Жеми, полагая, что ты укрылась там. Мы обыскали замок, но ничего не нашли. Король разозлился. Он оставил нас, чтобы мы следили за наместником, и вернулся в Урфриг. Спустя некоторое время Жеми догадался, зачем мы в замке и велел нас сжечь. Винера спасла нас от казни, так мы оказались в Каста Монте. Потом мы увидели тебя. Сомнений в том, что ты сбежавшая принцесса не было. Мы долго искали доказательства, чтобы знать наверняка. Есть только один способ, чтобы проверить, – по крови. Мы долго ждали, когда ты поранишься, или что-нибудь еще произойдет. Даже стали уже придумывать, как подстроить твое ранение. Но Тарм сделал все за нас. Ена попробовала твою кровь и убедилась в твоем родстве с Аварисом. Потом перед нами встала задача увести тебя из-под носа Дипата и Котта. Очень удачно подвернулся Цветочный бал. Но от Котта он не избавлял, пришлось идти на крайние меры. Ена приняла твой облик, а когда ты появилась, поцеловала его. До сегодняшнего дня мы даже не задумывались, почему ты так спокойно живешь в этом замке и не стремишься попасть домой.

Ане виновато опустила голову.

- Ну и что? – не унималась Винера. – Это их семейные дела. Вас просили просто доставить ее. Так сделайте это!

- Нет! Самые ненавистные существа на земле для нас с Еной – орки. Омерзительные твари! Мы были в плену у них. Это самое гадкое время в нашей жизни. Я никому не пожелаю оказаться там! И не позволю, если это в моих силах. Ей всего тринадцать лет! Она не заслуживает такого наказания!

- Ладно. По пути в Урфриг придумаем легенду для короля о дважды сбежавшей принцессе.

- Альда, прости нас еще раз! Если мы когда-нибудь встретимся, не держи на нас зла.

Ане пожала руку Альде. Девочка молча кивнула. Впечатления от рассказа чародейки все еще не отпускали ее.

- Надеюсь, когда мы встретимся, ты уже будешь хранительницей этого храброго воина, - Винера потрепала Альду по плечу.

- Можно я ничего не буду говорить? – Ена развернулась и пошла в чащу. Ане и Винера помахали рукой Альде и скрылись вслед за рыжеволосой чародейкой.


- Дреяггх меня подери! – воскликнул гир Дипат, когда увидел грязных Котта и Альду, парень вдобавок испачкался в крови. – Что произошло?

Альда кратко рассказала о произошедшем. Гир Дипат велел Тервалю и Гимону следить за дисциплиной, а сам с Коттом и Альдой отправился на карете в Каста Монту. По дороге девочка подробнее рассказала о событиях в лесу.

- Кто же мог от них такого ожидать? Хитрые женщины.


- Неужели Котт опять подрался с Фаром? – Малеф удивленно посмотрел на вошедших.

Залатав раны парню, лекарь дал Котту сонное зелье, оставленное Еной.

- Можно мне остаться? – Альда вопросительно посмотрела на Малефа.

- Кто ж тебя удержит, - мужчина махнул на девочку рукой.

Сидя на кровати Котта, Альда размышляла о последних двух днях. Ну как она могла поверить в то, что Котт предал и обманул ее? Впредь она пообещала себе, что ни разу не усомнится в словах любимого, даже если они будут звучать как бред. Ах, да, пожалуй, пора завязывать со слезами.


Глава 6. Казнь.

Уход чародеек и Винеры ознаменовался общим разочарованием. Гир Терваль тоже опечалился, хоть и всем видом старался скрыть горечь. Зато Дрюша ходил радостный. Кажется, у них с Крисмере завязалась очень интересная дружба. Он каждый день строчил ей письма. Альда сильно себя сдерживала, чтобы не прочитать хотя бы одну его записочку, когда по поручению гира Дипата относила почту гонцу.

Весной площадку для лучников занял Тарм со своим отрядом. Альда показала себя во всей красе. Но гир ее совсем не похвалил, а наоборот отправил заниматься в отряд Гимона, чтобы Альда научилась чему-нибудь еще. Поэтому каждый день после четвертого колокола девочка шла на медвежью площадку и училась бою на руках. У рыжего гира Гимона в отряде занималось нечетное количество воинов. Поэтому у Альды не возникло проблем с парой. Однако с партнером ей не повезло, им оказался Ришар. Дрался он, как сумасшедший. Постоянно скакал вокруг нее и размахивал ручонками, периодически ударяя Альду. Гимон оказался добродушен к девочке. Он показал ей, как ставить блоки на удары и основные приемы при ближнем безоружном бое.

Ришар хоть и бестолковый, но все же накопил больше опыта и бил больно. Почти каждый день Альда ходила в синяках.

- Хочешь, я ему врежу? – спросил как-то вечером Дрюша. Они втроем сидели на кушетке у книжных стеллажей.

- Нет. Я должна научиться отражать атаки любых безумных соперников, - потирая синяк под глазом, сказала Альда. – Да и, если научусь противостоять Ришару, то, может, он перестанет меня задирать.

- Он слабак, - сказал Котт. – Я наблюдал за его тренировками. Он всегда так атакует, что с оружием, что без. Его легко победить.

- Тебе-то, может, и легко. Тебя отец с детства тренировал.

- Да, - подтвердила горделиво Альда, - Тарм тебя всем в пример ставит. Единственного.

Котт зарделся румянцем и смущенно опустил глаза:

- Любого можно победить.

- Если найти противника посильнее, - добавил Дрюк.

- Не обязательно. Фар сильнее меня, но я смогу его уложить.

- Лучше скажи мне, как победить Ришара, - быстро сменила тему Альда.

- Уворачивайся от кулаков, а когда не можешь – блокируй. Он напрыгается и устанет. И вот тогда… Нанеси ему контрольный удар!

Альда повздыхала и согласилась попробовать.

- А как вам стрельба из лука?

- Вот, - Дрюша показал средний и указательный пальцы. – Все руки намозолил, по мне так лучше меч.

- Мне кажется это полезным. Хороший воин должен уметь справляться с любым оружием и не подводить свою хранительницу, - Котт подмигнул Альде.

- Ты же занималась с Винерой, расскажи-ка нам какие-нибудь хитрости, чтобы мы с Коттом утерли всем нос завтра на тренировке.

Альда дала пару советов мальчикам, потом они еще о чем-то болтали, а после построения отправились на покой.

Следующий день не предвещал ничего необычного, пока после четвертого колокола перед самой тренировкой гир Дипат не позвал Альду в свой кабинет.

- Что-то случилось? – поинтересовалась девочка у гира по пути в башню.

Мужчина нес залумчивость на лице и глубокую печаль.

- Сейчас сама узнаешь.

Сердце рухнуло в пятки. Неужели Аварис явился за ней? Чародейки выдали ее?

Войдя в кабинет, Альда увидела знакомый силуэт. Ее ждала…

- Анцилла?!

Женщина повернулась на голос и бросилась обнимать Альду.

- Ты жива! – оглядев девочку, добавила она. – Хоть и выглядишь ужасно.

- Я бы так не сказал…

- С таким фонарем под глазом?

Анцилла посмотрела на гира, тот виновато замолчал.

- Матер Катюлла сообщила мне, что ты здесь, - ответила королева на немой вопрос девочки. – Как ты тут оказалась? Новита мне написала, что ты так и не появилась, я думала, что ты умерла! Какое счастье, что ты жива! Павалет обрадуется этим вестям.

- Как он? – перебила Альда торопливую речь женщины.

- Совсем со мной не разговаривает, - опечаленно Анцилла опустила голову. – Слег сразу после захвата. Не дает о нем заботиться. Но я здесь не для этого, - она снова заговорила уверенно. – Гир Дипат разрешил мне забрать тебя отсюда, если я этого захочу.

- Прошу прощения, - гир Дипат тоже перебил Анциллу. – Я сказал, что вы можете забрать ее, если Альда этого захочет.

- Какая разница? Конечно, она этого хочет! Военный лагерь не место для принцесс! Альда, иди, собирай вещи, если они у тебя есть, и идем! Скен ждет нас у ворот, мы отвезем тебя в Дива Кастелу к моей сестре. Там ты будешь жить в лучших условиях.

Альда не сдвинулась с места.

- У тебя нет вещей? Тем лучше. Идем прямо сейчас, - Анцилла направилась к выходу.

Альда продолжала стоять на месте:

- Я не поеду, Анцилла.

Гир Дипат сразу повеселел и даже немного приосанился.

- Что? Альда, не глупи. Они тебя держат силой? Угрожали?

- Нет. Ничего подобного. Мне нравится здесь.

Глаза королевы округлились.

- Гир Дипат, будьте так любезны, оставьте нас, пожалуйста, мне нужно поговорить с Альдой, - строго велела Анцилла.

Дипат нехотя покинул кабинет.

- Альда, - рыкнула Анцилла, - ты что, с ума сошла? Это не место для принцессы! Я ехала несколько дней сюда не для того, чтобы ты проявляла свой характер. У нас нет времени на уговоры. Собирайся и поехали!

- Нет! Здесь мне будет лучше. Я уже давно не принцесса. Я выбрала свой путь!

- Какой путь! Ты еще малышка. И сделала неправильный выбор. Что ты дальше будешь делать? Гир Дипат сказал, что ты тренируешься наравне с пацаньем. Это твой выбор? Сдохнуть на поле брани? Или хуже: быть изнасилованной каким-нибудь отребьем, орком?

- У меня есть Котт! Он защитит меня!

- Это тот мальчик, с которым я тебя отправила к Новите? – рассмеялась Анцилла. – Он даже не смог тебя сопроводить до Дива Кастелы. Не узнай тебя Катюлла, ты была бы сейчас обычной блудницей!

- Она меня убить хотела!

- Уже неважно! Котт не сможет за тебя постоять!

- Значит, я смогу сделать это сама!

Анцилла опять рассмеялась.

- Это уже не смешно. Твои братья переживают за тебя!

- Здесь я в безопасности!

- А потом, когда закончишь обучение?

- Если мне понадобится помощь, я обращусь к тебе.

- Хитрая, - Анцилла, кажется, смирилась с тем, что Альда останется в замке. – Где бы ты ни была, не приближайся к Аварису следующие года четыре.

- Почему четыре?

- Через это время закончится мирный договор Человека и Орка.

- Тысячелетний договор?

- Да, тот, что после Великой Бойни люди и орки заключили о перемирии на тысячу лет. Так называемый пакт о ненападении. Орки не могли объявить войну людям, а люди оркам.

- Что мешает им нарушить договор?

- Он закреплен магически. Сторона, нарушившая условия, попадает под угрозу вымирания.

- А я здесь при чем?

- В этой войне, к сожалению, ты встала ребром. В договоре указано, что за семь лет до его окончания, стороны выставляют друг другу условия, чтобы договор можно было продлить. Если люди не выполнят условия орков, то могут быть ими атакованы, когда закончится договор. И наоборот. Аварис является наследником короля людей, правившего почти тысячу лет назад. Поэтому именно ему выполнять условия орков. Бесстериб, зная, что король больше всего на свете любит свою дочь, поставил условие: свадьба с принцессой. Северный король долго не решался атаковать Семь Королевств. Его это и не волновало, пока он не вспомнил, что у него есть двукровная сестра, которая тоже сойдет за принцессу. Уже прошло чуть больше двух лет с момента оглашения условий. Через четыре года у него пропадет интерес к тебе.

- То есть, я камень преткновения?

- Нет, конечно. Ты обходной путь. Бесстериб имел ввиду не тебя, а Леварию – дочь Авариса. Она – камень преткновения. Король может выполнить условие орков, но за счет любимой дочери не хочет. Так что не переживай о том, что можешь послужить новой межвидовой войне. Все зависит только от Авариса.

Альда молча обдумывала услышанное.

- Я поняла тебя, Альда. Я вернусь в Литорию и скажу Павалету, что ты в порядке.

- Только не говори, где я. Он, наверное, захочет забрать меня.

- Хорошо. Это тебе, - королева протянула небольшой кинжал с золотистой рукоятью в светлых кожаных твердых ножнах. – Павалет подарил мне в день свадьбы. Думаю, тебе он пригодится больше, - глаза Анциллы почему-то наполнились слезами.

- Спасибо! Подожди, я напишу письмо Павалету, - Альда взяла со стола Дипата пергамент и написала записку брату.

«Дорогой Павалет!


Выздоравливай, пожалуйста, поскорее. Помни клятву, данную своей жене. Люби ее. Он меня спасла от ужасной участи. Я люблю тебя!


Льдинка».


Альда свернула письмо в трубочку, залила сургучом и поставила пустую печать, которая бездельно уже давно лежала у Дипата в ящике.

Анцилла поблагодарила Альду, расцеловала в щеки и грациозно (у нее стало получаться намного лучше) удалилась из кабинета.

- Я очень рад, что ты осталась, - гир Дипат зашел в кабинет сразу после ухода Анциллы. – Я боялся, что ты согласишься.

- Почему? – удивилась Альда.

- Да уж привык к тебе как-то.

- Но я ведь все равно когда-нибудь уйду.

- Ну, это когда еще будет, - отмахнулся гир. – Все, ступай на тренировку.

Альда направилась к двери.

- И это… поаккуратней там, - Дипат показал на глаз.


- О, слабачка вернулась, - Ришар остановил свою тренировку на деревянной кукле. – Свет ночью не мешает спать?

- Какой свет?

- Которым светит твой фонарь под глазом! – Ришар от собственной шутки покатился со смеху, прихрюкивая.

- Давай тренироваться уже.

- Сейчас я поставлю тебе второй фонарь, чтобы первому было не так одиноко.

Альда заняла стойку для боя, прикрывая левой рукой корпус, а второй готовилась атаковать или блокировать удары. Ришар начал бегать вокруг нее, пытаясь толкнуть или ударить. Альда, как учил Котт, старалась уворачиваться. Это оказалось довольно просто. Девочка сама от себя такого не ожидала. От того, что у нее получилось, пришло волнение. Или азарт, из-за появившейся возможности победить.

- Дерись, девчонка! – завопил на нее Ришар, когда Альда в очередной раз увернулась.

Чтобы не получить второй фонарь, много сил не требовалось, а вот Ришар уже начал задыхаться. Пару ударов Альде пришлось блокировать. Руки саднило от боли, но девочка терпела. Сегодняшняя победа должна прекратить задирки Ришара к ней. Но парень, кажется, разгадал ее умысел. Он принял позицию Альды и тоже перестал нападать. Что же делать? Альда сделала обманный выпад, притворяясь, что нападает, Ришар повелся и раскрылся, ударив ногой воздух. Альда не теряя ни минуты, с наслаждением, пробила маленьким кулачком ему в солнечное сплетение. Парень тяжело выдохнул и схватился руками за место удара. Альда раззадорилась, в глазах заплясали огоньки, и она влепила еще раз по лицу кулаком. В этот момент что-то хрустнуло. От боли из глаз Альды посыпались искры. Большой палец, который она зажала в других четырех, кажется, сломался. От боли отвлекли оглушительные крики толпы и звуки рукоплесканий. Ришар, скрючившись, лежал на земле, а остальные стояли вокруг них и хлопали Альде. Они наблюдали за боем уже давно, но девочка, увлеченная битвой, их не заметила. Со стороны алькера, от отряда Тарма тоже раздавались одобрительные выкрики.

Насладившись победой, Альда подошла к Ришару, наклонилась и благородно, как подобает настоящему воину, подала ему руку. Она подошла слишком близко. Со всей силы Ришар ударил ее ногой по лицу. Боль, кровь, темнота.


Альда разлепила веки.

- Почему я не могу открыть глаза полностью? – не разборчиво пробормотала девочка.

Силуэты вокруг нее начали торопливо двигаться. Кто-то взял ее за руку.

- Котт?

- Да, как дела?

- Как у нее могут быть дела? – возмутился Малеф. – Человек почти сутки лежит без сознания. Хочешь кушать, моя милая?

- Пить. Что с глазами?

- Немножко опухли. Совсем чуть-чуть. Вот столько, - Малеф показал большой и указательный пальцы, которые находились друг от друга на маленьком расстоянии. Как раз на таком, на которое открывались глаза Альды. – Вот, пей.

С жадностью девочка осушила кружку полностью. Оглядевшись по сторонам, Альда заметила, что на соседней койке лежит Ришар, тоже без сознания.

- Это что, я его так?

Котт улыбнулся.

- Нет, ты едва ему ссадину оставила на щеке. Это я.

- Когда ты упала, - Альда услышала голос Дрюши, - мы сразу прибежали к вам на площадку. Котт так разозлился. Этот придурок чуть копыта не двинул.

- Тебя не наказали? – удивилась девочка.

- Нет, - снова заговорил Дрюша, - гиры даже пальцем не пошевелили. Стояли и смотрели в сторону, пока Ришар не начал кровью харкать, только тогда и оттащили Котта.

- Омерзительный поступок, - согласился Малеф. – Пинать девочку, да еще и по лицу! Поведение, недостойное благородного воина. Таким не место в легионе короля.

- Кажется, я еще палец сломала.

- Не сломала, а вывихнула. Я уже вправил. Как так получилось?

- Я ударила его кулаком, а потом почувствовала боль.

- А ну-ка, сожми кулак на левой руке, посмотрим.

Альда сжала, снова спрятав большой палец под остальными.

- Кто же так бьет? Ладно она, но вы, почему ее не научили держать кулаки?

Котт и Дрюша стыдливо уставились под ноги.

- Сейчас будет колокол, идите на построение. Альде нужен покой. Еще пару дней полежишь тут, - обратился Малеф уже к девочке, - пока опухоль не спадет.

На прощание Котт поцеловал Альду в щеку, а Дрюша похлопал по плечу. Спустя несколько мгновений Альда снова уснула.


Она проснулась ранним утром, на соседней койке Ришар тоже уже не спал.

- Чтоб ты сдохла! – услышала девочка. – Ты и твой дружок поплатитесь мне за это.

- И что ты нам сделаешь? – ехидно ответила Альда.

Ришар повернулся к ней спиной, ничего не ответив.

После обеда к Альде зашел Фар и принес ей букет горных цветов, свежий сладкий аромат которых наполнил пыльный лазарет, и настроение сразу улучшилось.

А вот Котту эти цветы не понравились. Он, стиснув зубы, пожелал Альде хорошего дня и ушел. Но рядом с букетом Фара теперь красовался еще один — намного больше – от Котта.

Через пару дней, как и было обещано, Малеф отпустил Альду. Но из-за больного пальца запретил тренировки в течение месяца. Поэтому девочке ничего не оставалось кроме как наблюдать за тренировками своего отряда.

Раньше Альда никогда не рассматривала, как тренируется Котт. Оказалось, что Тарму очень сложно подбирать для него соперников. Котт управлялся со всеми. Остальные парни в отряде уважали своего велиса и нередко обращались к нему за помощью. Котт, в отличие от Дрюши, ни разу не насмехался над чужими поражениями, даже в шутку.

Дрюша тоже неплохо проявлял себя на тренировках, но Котта победить не мог. Товарищи по отряду хорошо к нему относились, но все же своего велиса любили больше. Альда не замечала этого, пока не присмотрелась к мальчикам внимательней.

Все-таки Котт не зря стал старшим. Девочка им очень гордилась.

Одним весенним днем, пока Альда наблюдала за тренировкой, как гром среди ясного неба, ее посетила мысль. Завтра же ее день рождения! Интересно, помнит ли об этом Котт? Навязав себе эту волнительную мысль, Альда весь день и почти всю ночь размышляла. Ведь это очень важно, чтобы Котт помнил о ней. А еще каждый день рождения теперь будет напоминать ей о том, как закончилась ее прежняя жизнь. О покинутом Арче, о братьях, которые больше ее не поздравят. Ведь именно в ее тринадцатый день рождения Аварис напал на крепость.

На следующий день за завтраком Дрюша спросил у Альды:

- А когда у тебя день рождения? У Котта – осенью. Помню, как мы ели твой вкуснейший пирог, у меня отмечали зимой. А у тебя не отмечали.

Кот засмеялся так громко, что все столы повернулись посмотреть, над чем же он хохочет.

- Балда! У нее сегодня день рождения!

Он помнит! Альда тоже засмеялась и расслабилась.

- О! Так с днем рождения тебя, дружище! – закричал Дрюша и крепко обнял Альду за плечи. – Сколько тебе? Десять? Ладно-ладно, не смотри так. Знаю, что тридцать два, хорошо сохранилась, подруга!

- У меня есть для тебя подарок, - прошептал в самое ушко Альды Котт и поцеловал в висок. – Я подарю тебе его вечером после пятого колокола.

Все утро к ней подходили мальчики из разных отрядов и поздравляли с праздником. Терваль и Гимон тоже приветливо пожали руку девочки и пожелали стать достойной хранительницей.

Фар подошел к ней после обеда.

- Это тебе! – он вручил ей колчан с собственноручно сделанными стрелами. – И это тебе.

Фар завязал на запястье девочки кожаный браслетик, украшенный разными цветными камушками.

- С днем рождения! – на прощание Фар поцеловал руку Альде.

- Мне не нравится, что другие парни дарят тебе подарки, - сказал неожиданно появившийся Котт. Альда расстроилась, ведь Фар подарил ей это от души. Ей понравились и стрелы, и браслет. – Но я не буду настаивать на том, чтобы ты от них отказывалась. Я уверен, что это не изменит ничего в твоем отношении ко мне.

Альда благодарно обняла Котта.

- Ты самый лучший!


Весь вечер до самого ужина Альда слушала поздравления от товарищей. Они стали еще искренней, когда Досси в честь ее дня рождения вынесла на ужин три торта – по одному на каждый отряд. Под общий шум Котт взял Альду за руку и повел из столовой.

- Куда мы идем? – светясь от счастья, спросила девочка.

- На самую высокую башню.

Альда знала, что там хранился всякий ненужный хлам. Зачем Котт ведет ее туда?

Зайдя в помещение башни, Альда удивилась. Все ненужные вещи были аккуратно расставлены по краям. От двери до балкона башни расчищена дорожка, вдоль которой расставлены разномастные свечки. Вид с башни очаровывал необычайной красотой. Под ногами простирался цветущий лес, пахло вечерней свежестью и горными цветами. Горизонт ускользал от глаз, теряясь в волшебных пейзажах. Альда давно не смотрела на небо, такое чистое, мягкое и нежное. Светло-голубые тона постепенно переходили в сиреневые и темно-синие. Высоко-высоко начинали зажигаться первые звездочки, и выглядывала бледная луна.

- Так хорошо тут! – Альда восторженно посмотрела на возлюбленного. – Если бы можно было, я бы во все горло что-нибудь прокричала.

- Кричи!

- Не хочу, чтобы нас нашли, - Альда обняла Котта за шею и притянула к себе.

Теплыми губами Котт ответил на поцелуй. Руками он гладил ее волосы и спину. Альда обвила его со всей нежностью и любовью. Дыхание участилось. Котт перешел с губ на щеки, шею, плечи…

- Стой! – Альда напряглась. – Я не знаю, почему… Ох, я даже не знаю как… Все так хорошо, правда. Но мне хочется уйти. Не знаю, прости...

Превозмогая желание остаться, Альда бросилась к выходу.

- Стой, - Котт на удивление улыбался. – Ты меня извини. Ты очень красивая, - притягивая к себе, прошептал парень. Я не удержался. Я кое-что приготовил тебе.

Альда, расслабившись, позволила Котту увлечь себя.. На балконе стоял букет уже уснувших цветов и блюдо с едой.

- Без помощи Досси не обошлось. Я не умею готовить, как ты.

Альда залилась стыдливым румянцем. Весь оставшийся вечер они болтали и смеялись. Но с последним колоколом все же пришлось идти на построение и прощаться.

Альда засыпала с улыбкой на лице. Это самый лучший день здесь, сразу после того дня, когда Котт сказал ей, что любит.


Лето наступило очень быстро. Это значило, что за отрядом первого ранга очень скоро прибудет гир от короля, и они отправятся долгий грязный поход. Фар, чей отряд, как раз, усиленно готовили к походу, ходил чернее тучи. Когда Альда появлялась рядом, он смотрел на нее пришибленным щенячьим взглядом.

Летом отряд третьего ранга вернулся к тренировкам на своей площадке, и Альда могла тренироваться у алькера. Время на тренировках тянулось долго. Скучно тренироваться совсем одной. Поэтому день за днем Альда оттачивала свое мастерство в меткости. Винера так яро и упорно ее тренировала, что в замке вряд ли бы нашелся стрелок лучше Альды.

Одним утром гир Дипат велел всем переодеваться в парадную форму. В замок прибывал гир из легиона короля, чтобы забрать бойцов.

В этот день после обеда Котт, Альда и Дрюк, развалившись на траве, отдыхали на лужайке у поля для игры в мяч. Дрюк кричал грозные комментарии своим товарищам по отряду, которые проигрывали матч отряду медведей.

К троице подошел Фар и, на удивление Альды, обратился не ней, а к Котту. Тому пришлось встать.

- Между нами было много неприятных моментов. Сегодня я отбываю на службу к королю. Мы, возможно, больше никогда не увидимся. Поэтому прошу меня простить, - Фар говорил это, глядя Котту в глаза, распрямив плечи и немного нахмурившись. Извинения всегда тяжело говорить. Особенно, если не знаешь, как это примет собеседник.

- Ты тоже меня прости.

Парни пожали друг другу руки.

- Позволь мне поговорить с Альдой.

Котт усмехнулся.

- Она сама может решить, спрашивай у нее.

Фар перевел взгляд на девушку.

- Идем, - Альда приняла приглашение.

Когда они отошли на приличное расстояние, чтобы никто не слышал и не видел их, парень начал говорить.

- Я никогда не встречал девушек, похожих на тебя. Может, слишком юн еще. Но это не важно. Я не могу уйти, не сказав о своих чувствах. С первого дня, как ты появилась здесь, я люблю тебя! – Фар встал на колени, держа Альду за руку. – То, что ты никогда не будешь моей, меня удручает, ранит. А я ничего не могу поделать! Ведь ты любишь другого. Сегодня я уйду, представляешь, я никогда тебя больше не увижу! – глаза парня наполнились слезами. – Я не смогу знать, где ты и что делаешь, не увижу твою улыбку и не услышу твой голос! Альда, самое ужасное, что ничего поделать не могу!

Две слезинки покатились по небритым щекам Фара, он их смахнул и продолжил:

- Ты должна знать, что я тебя буду ждать всегда. Если ты останешься одна, помни, что у тебя есть я. Где бы ты ни была, кем бы ты ни была – приходи. Я приму тебя любую. Я брошу ради тебя все. Спасу тебя ото всех. Я буду любить тебя до самого последнего дня. Помни, что я есть.

Альда тоже захотелось поплакать вместе с Фаром, так проникновенно он все говорил. Всю его боль Альда ощутила на себе, представив, что Котт ее не полюбил. Но ничем помочь ему она не могла. Ее сердце уже полностью занято одним любимым — Коттом.

- Прощай, - Фар, сгорбившись, покинул девушку.

Альда вернулась к Котту и Дрюку.

- Что он хотел? – спросил Котт.

- Попрощаться, - девочка распереживалась из-за слов Фара.

- Он хотел тебя поцеловать?

- Не знаю.

- Эй, - потряс ее за плечо Котт. – Почему ты так поникла?

- Он говорил разные грустные слова, поэтому я и расстроилась.

Котт больше ничего не стал спрашивать, просто обнял Альду.

У ворот замка послышался знакомый голос Стипа:

- Отворяй калитку, я пацанят привез.

- Эй, Дрюк, - крикнул сторожевой у ворот, - сходи за гиром Дипатом. Тут молодых привезли.

Гир Дипат быстро вышел к воротам. Альда с мальчиками не спешила уходить, слишком сильно хотелось посмотреть на новеньких.

- Куда ты столько приволок! – кричал гир Дипат. – Сорок штук! Найдите мне Тарма!

- Ак это, времена тяжелые, люди сами спихивают детишек. А я всех не беру. Встречал недавно Борка, ак тот в Монт Кассель не меньше пяти дюжин свез.

Новые мальчишки, семенящие за Дипатом, совсем не плакали, в отличие от группы Альды. Видимо, родители им рассказали, куда отправляют их. Наоборот, они даже с интересом разглядывали окрестности. Дипат передал детей Тарму. Но, не успел он дойти до замка, как с ворот послышался голос сторожевого.

- Гир Дипат, прибыл гир Гельбат.

- Да что ж за день-то такой сегодня! А вы что расселись? Велис Котт, немедленно построить свой отряд на общей площадке и доложить гиру Гимону и гиру Тервалю о прибытии гостей. К моему приходу все отряды должны быть построены.

Котт незамедлительно прервал игру в мяч и отправил всех на задний двор. Дрюк и Альда последовали туда же.

Отряды построились на задней площадке. Фар, как и все, надел парадную форму. У выпускников через плечо растянулась тонкая теперь красная лента. Из-за инцидента с Коттом Фара лишили звания велиса, поэтому звездочка красовалась только у Анумниса.

Гир Дипат зачитал приказы о выпуске, и будущие легионеры отправились за своим гиром Гильбатом в долгий и опасный поход.

На прощание Фар одарил Альду взглядом, полным страдания, девочка махнула ему вслед рукой.

Потом гир Терваль объяснил новичкам правила и распорядок дня. Не забыл упомянуть о надлежащем поведении с девушкой, которая обучается военному мастерству вместе с ними. Как обычно, повышение в ранге ожидается только в день Небесного Солнца. А ждать его целую неделю.

Вечером Нидриг, велис второго ранга, решил устроить новичкам посвящение. Отряд тигров с удовольствием поддержал его идею. Альда отказалась от участия, сообщив, что приключений ей хватило еще с прошлого посвящения.

Раз общую комнату заняли, девочка с книгой отправилась на площадку, где вот уже год тренировалась. Благо, что вечером летом тепло и светло, можно почитать на свежем воздухе.

- Не удивлен, что ты здесь, - с насмешкой в голосе процедил Ришар.

Альда удивленно на него взглянула.

- Отвали.

- Что-то ты не очень учтива, - парень достал нож.

Девочка испуганно на него посмотрела, книга выпала из рук.

- Глазки-то забегали, - издевался Ришар.

- Ты меня не убьешь, иначе тебя казнят.

- Нет, я тебя не убью, я сделаю хуже. Раздевайся.

Альда округлила глаза, колени предательски затряслись. Ноги, словно камень, приросли к земле.

- Нет! Ты что говоришь, за это тебя накажут.

- Если узнают. Мертвецы, упавшие с обрыва, обычно не разговаривают.

Он в два шага подскочил к Альде, схватив за шиворот, прижал к себе спиной, и приставил нож к животу.

- У тебя нет выбора.

- Котт! – Альда закричала.

Ришар попытался заткнуть ей рот, Альда вырывалась изо всех сил. Неловко дернулась рука, и нож, разрезая плоть жгучей болью, проткнул живот. Альда взвыла.

- Если будешь верещать, я достану нож и воткну еще раз.

От боли в глазах потемнело. Перед ней пронеслась жизнь, бешено колотилось сердце. Сейчас Альда умрет. Сквозь боль она ощущала, как Ришар облизывает ее шею и целует ее. Он начал стягивать с нее одежду. От боли сопротивляться Альда не могла, тело бросило в жар, на лбу проступил пот. Одной рукой Ришар удерживал нож в теле, второй пытался развязать шнурки на поясе штанов, попутно лапая ее. Вдруг резкий рывок и больше Альда не чувствовала ни рук насильника, ни его зловонного запаха. Наверное, она умерла. Нет, боль в животе все еще напоминала о том, что она жива. Альда заставляла себя не терять сознания, возможно, враг не повержен, нужно знать, что произошло. Недалеко от нее виднелись две фигуры: большой сильный силуэт одной рукой за шею удерживал второй - мелкий. Это Фар душил Ришара, удерживая его на весу. Неужели, галлюцинации? Он выглядел так разъяренно и устрашающе, руки напряжены, вены вздулись.

- Мерзкая тварь! – Фар бросил его на землю и придавил ногой к земле. Ришар кашлял и пытался выбраться из-под ступни Фара, но не справился с этой непосильной для него задачей.

Фар посмотрел на Альду:

- Он ранил тебя?

Девочка убрала руку от живота. При виде кровавой ладошки Альды, Фар со всей силы ударил Ришара по лицу, разбив нос. Фар из оружейной притащил веревку и за шею привязал Ришара к балке у алькера, предварительно связав руки. Убедившись, что он не сбежит, Фар взял Альду на руки и понес в замок. У входа он встретил Нидрига и других затейников освящения.

- Кто это сделал? – услышала надрывающийся голос Котта Альда.

- Ты знаешь сам, - Фар многозначительно посмотрел на него.

- Я убью его.

- Становись в очередь, - ответил Фар.

Альда застонала, чтобы ее скорее несли в лазарет. Опомнившись, Фар попросил Дрюка сообщить гирам о случившемся.

- Он у алькера. Связан. Стой, - сказал он уже Котту, - не ходи туда. Ты нужен ей.


Малеф справился с раной Альды. Тренироваться он опять ей запретил, пока не затянутся швы. Но одно важное событие Альда не могла пропустить. Малеф дал ей сильные обезболивающие настойки, и она с помощью Котта отправилась к столбу позора.

На следующее утро после случившегося на всеобщее обозрение Ришара лишали достоинства.

- За неоднократное нарушение правил распорядка и дисциплины, за поведение не достойное благородного воина, за насилие и попытку убить товарища рядовой воин Ришар приговаривается к устранению возможности продолжать род путем отсечения предназначенного для этого органа! – сурово зачитал гир Дипат приговор.

- Пожалуйста, умоляю, нет! Альдочка, Альда, скажи им, что мы шутили!

Ришар дергался, но тщетно, руки и ноги сковывали цепи. Сердце и душа Альды сжались в тяжелый клубок. Дикий ор боли насильника, казалось, донесся до небес, распугав всех птиц в округе. От страха и невозможности преодолеть страдания Ришар скончался.

Неприятное зрелище. Смерть человека никогда не вызывала восторга. Альда с тяжестью в сердце подумала, что не от всех, кто с тобой рядом, можно ждать благородства, которое ты к ним проявляешь. Но каждый за плохой поступок будет отвечать. Заслуженно ли Ришар наказали? Да. Но обязательно ли было обходиться так жестоко? Альда не знала. Ведь не вмешайся Фар, она бы вообще уже умерла. Так справедливо ли наказание смертью за свою жизнь?


- Фар, почему ты вернулся? – задала Альда вопрос, волнующий ее с самого возвращения парня.

- Гир Гельбат забыл приказ, и просил кого-нибудь вернуться за ним.

А почему он попросил именно тебя?

- Ну, - Фар зарумянился, - я сам вызвался. Хотел еще раз тебя увидеть.

- Кажется, ты задержался? – прищурилась Альда.

- Да. И мне пора спешить. Надеюсь, мы еще встретимся с тобой. Все-таки отправляемся в один легион служить, - парень выглядел намного бодрее.

- До встречи, - девочка тепло улыбнулась Фару.

- Всего хорошего, Альда. Я с нетерпением буду ждать нашей встречи.

Фар крепко обнял девочку на прощание и оглянулся на выходе из лазарета.

Он не знал, что смотрит в эти глаза последний раз.


Глава 7. Турнир.

- Скучно, - вяло простонал Дрюша.

Лето и осень безумно быстро пролетели, снег крутился уже второй день, но земля еще оставалась черной. Морозный воздух постепенно проникал в замок, поэтому слуги растопили во всех помещениях камины.

После сытного обеда Альда, Котт и Дрюша развалились у огня в общем зале.

- Гир Дипат обещал, что скоро вы отправитесь к матер, там с Крисмере и повеселишься, - усмехнулся Котт.

- Кажется, последнее время, она неохотно со мной разговаривает.

- А что случилось? – спросила Альда.

- На письма долго не отвечает, не знаю, что случилось.

Альда не нашлась, что ответить. Возможно, что Крисмере не видела продолжения жизни с Дрюшей, ведь попросту говоря, она являлась самой обыкновенной блудницей. А такие женщины, как правило, не имеют ни семей, ни отношений.

- Котт, - в общий зал забежал один из юных воинов третьего ранга. – Гир Дипат внизу всех собирает, просил, чтобы велисы построили свои отряды к третьему колоколу на общей площадке.

- Спасибо, Иам.

Гир Терваль теперь руководил большим отрядом новичков. Пришлось назначить в помощь аж двух велисов. Иам стал одним из них.

До третьего колокола Альда и Дрюша отправились на общую площадку, а Котт искал своих товарищей по всему замку.

- Слушай, Альда, - осторожно спросил Дрюк, - помоги мне с Крисмере. Что сделать, чтобы она снова обратила на меня внимание?

Альда не ожидала, что Дрюша попросит у нее совета в этом деликатном деле. Честно говоря, она даже не знала, что и посоветовать.

- Почему бы тебе не спросить у Котта? У него больше опыта в этом, если ты заметил, - как можно дружелюбнее сказала девочка.

- Не хочу, чтобы он знал, - нахмурился Дрюша.

- Почему? Вы же друзья.

- Вот именно. До того, как вы стали вместе, с Крисмере встречался он.

- Они никогда не встречались! – вспылила Альда.

- Он ей нравился. А я не хочу повторять за ним, не хочу быть похожим на Котта для нее.

Вопросы обольщения Крисмере раздражали. И почему Дрюша вообще ее спросил?

- Ты же девочка, - как будто прочел мысли Альды Дрюша. – Как тебя можно завоевать?

«Быть Коттом», - подумалось Альде. Но потом она вспомнила совет Сьервиты – не обращать внимания. Проверить самой этот совет ей так и не удалось. Но вдруг сработает здесь.

- Не пиши ей. Она соскучится, и сама тебе пришлет письмо. Девочки не любят навязчивых, но нужно заметить, что любят настойчивых.

- Что за дурацкий совет! Как же она вообще будет помнить обо мне, если я не буду ей писать! И как тогда быть настойчивым? Альда, я не понимаю, где проходит тонкая грань между этими двумя качествами!

- Ну и не спрашивай меня тогда! – обиделась Альда.

Дрюша надулся в ответ.


С третьим колоколом появился гир Дипат и объявил следующее:

- В этом году нас ждет Воинский Турнир. Он проходит между четырьмя замками: Каста Монта, Монт Кассель, Юрпен Хаг и Тонис Рег. Задача этого Турнира выявить слабые стороны в каждом замке и устранить их. Победитель получает приз - три воина: по одному от каждой проигравшей стороны. Надеюсь, что наш замок не потеряет ни одного солдата, а наоборот пополнит свои ряды. В Турнире пять этапов: рукопашный бой, ближний бой с оружием, физическая подготовка, стрельба и пятый – самый главный этап – пересечение местности с препятствиями. Более подробные условия будут оговорены непосредственно на турнире. От каждого замка выбираются четыре самых лучших воина, которые будут представлять замок по одному на каждом этапе. Пятый этап – командный. С завтрашнего дня мы начнем отборочные турниры. Участвовать может каждый желающий любого ранга. Записываться можно у своих гиров. Самое главное забыл. Наш замок будет принимающей стороной. Гости прибудут в первый день зимы. Если участники турнира победят, то станут велисами, звание которых не подлежит обжалованию ни при каких обстоятельствах. Вопросы?

- Гир Дипат, - послышался голос Нидрига, - а если я уже велис и выиграю состязание?

- Действующим велисам будет присвоена золотая звездочка вместо серябряной.

- А я могу участвовать? – выкрикнула Альда. Дрюк и Котт удивленно на нее посмотрели.

Гир Дипат поразмыслил и сказал:

- Почему бы и нет.


- Ты не будешь участвовать, - отрезал Котт, натирая пол на втором этаже.

- Это почему же? – Альда протирала рамы угрюмых картин, что висели на пожелтевших стенах.

- Потому что это не женское занятие!

- Как будто то, чем я занимаюсь здесь каждый день – женское!

- Почему ты против, чтобы она участвовала? – Дрюк принял сторону подруги. – Альда отличная лучница.

- Если наша команда проиграет, то в другой замок могут забрать ее!

- Тогда я тоже не хочу, чтобы ты участвовал, - упрямилась Альда.

- С чего вдруг?

- Если наша команда проиграет, то в другой замок могут забрать тебя!

- Мне тебя не отговорить?

- Нет, - Альда и Котт с улыбкой посмотрели друг на друга.

- Велис Котт, - голос Тарма прервал разговор. – Ты будешь участвовать в отборе?

- Конечно!

- На какие соревнования тебя записать?

- На все!

- Похвально. Завтра первый отборочный тур по рукопашному бою, если победишь, в остальных участвовать не сможешь. Если проиграешь, будешь пытаться дальше. Это понятно?

- Да.

- Дрюк? – без особой надежды спросил гир Тарм.

- А на какие там поменьше народа записалось?

Гир Тарм устало посмотрел на парня и вздохнул.

- Давайте по физической подготовке. Наверное, я смогу.

- Отборочный тур по физической подготовке послезавтра во второй половине дня.

Гир Тарм записал что-то в свой лист и направился к другим ребятам.

- Гир Тарм, - осмелилась позвать его Альда. Тот лениво повернулся. Темные глаза смотрели куда-то в сторону, избегая прямого взгляда. – Я тоже хочу участвовать.

- Я уже записал тебя на соревнования лучников. Надеюсь, ты отработала меткость?

Альда кивнула.

- Прелестно. Отбор послезавтра с утра.

Гир Тарм вернулся к своим делам.

- По-моему, он меня избегает, - печально сказала Альда.

- Хочет, чтобы ты обратила на него внимание, наверное, - съязвил Дрюша.

- О чем это ты? – Котт не понял шутки друга.

- Да и ладно. Не так уж и хотелось его внимания, - отвела тему Альда.


Следующим утром за завтраком Котт очень бодро и уверенно себя чувствовал, а вот Альда переживала. С одной стороны ей хотелось победы Котта, с другой – она боялась, что такого умелого воина захочет забрать любой хороший командир.

За себя она не переживала. В случае поражения, вряд ли кто-то захочет взять к себе на обучение девчонку. Дрюша же совсем не переживал ни о чем. Он желал победы обоим своим друзьям, сам же участвовать совсем не хотел, о чем и заявил, уплетая булку.

Сразу после завтрака друзья отправились на общую площадку. Гир Гимон собирал участников в центре небольшой арены, которую гиры соорудили на скорую руку. На рукопашный бой записалось больше половины замка. Участников разделили на пары. Предполагалось, что победившие участники будут двигаться вверх по турнирной лестнице, каждый раз сражаясь в паре. Двое лучших схлестнутся в финальном поединке.

Первым соперником Котта оказался Дёма – ученик Терваля. Увидев своего соперника, он отказался от сражения и выбыл из соревнования. Второй противник проявил себя храбрее, Котт уложил его через несколько мгновений после начала боя. Битва за битвой Котт выходил победителем, отхватив пару незначительных ударов и ссадин. Получив очередной воздушный поцелуй от Альды после боя, Котт уверенно вышел в финал.

Гир Тарм высокомерно и горделиво поглядывал на своих товарищей Гимона и Терваля. О том, чтобы молодые ученики Терваля составили партию Котту, и речи быть не могло, потому как парня не могли одолеть даже собственные соотрядовцы. Но один из учеников Гимона тоже показал отличный результат – Нидриг. Именно с ним Котту предстоял последний бой за право стать представителем по ближнему бою на турнире.

Болельщики разделились на два фланга. Даже гиры меж друг другом делали ставки.

Бой начался. Никто не атаковал первым, ожидая, как поведет себя соперник. Нидриг уступал Котту в росте, хоть и был старше. Оба - лучшие в своем отряде. Котт атаковал первым, занеся правую руку для удара. Нидриг поставил блок левым локтем, выпрямил руку, надавив сопернику на шею, и опрокинул его на спину. Котт откатился, избегая удара в корпус, и быстро встал на ноги. Нидриг не заставил себя ждать, ударяя поочередно обеими руками. Он упал, когда Котт ударил ногой по обратной стороне колена. Стоя на втором колене, ребром ладони Нидриг ударил Котта по бедру, получив ответный пас кулаком в лицо.

Сначала Альда переживала за Котта. Потом бой затянулся, и стало скучно. Никто из них не сдавался. Битву остановил гир Дипат.

- Справедливо замечу, что Нидриг и Котт провели честный поединок и показали свое мастерство в рукопашном бою. Однако, битва не выявила, кто из вас лучший в этом деле. После обеда у нас состоится отборочный турнир с оружием, в котором участвует Котт, но не участвует Нидриг. Если Котт одержит победу во втором турнире, то исход очевиден: оба войдут в команду. Если Котт проиграет, то встретится с Нидригом еще раз после всех состязаний. Время на поединок не будет ограничено, победит тот, кто останется на ногах.

Котт и Нидриг переглянулись. Решение Дипата устроило. Они кивнули друг другу и пожали руки.

После третьего колокола, вместо того, чтобы драить замок, гиры привлекли своих учеников к постройке настоящей арены на передней площадке перед замком. Работы предстояло немало. К обеду Котт вымотался и стал серьезным.

- Что случилось? – заботливо спросила Альда.

- Я устал, - с удивлением заметил Котт, не ожидая от своего тела такого предательства.

- Осталось чуть-чуть, - подбодрила Альда. – Сегодня устал, а завтра, когда мы с Дрюшей будем проходить отбор, отдохнешь. Соберись с последними силами и покажи, кто здесь лучший воин!

Котт благодарно посмотрел на девушку и все вместе они отправились на очередной этап отбора.

Состязания проходили на деревянных мечах. Гир Тарм сообщил, что Воинский Турнир будет проходить на настоящих, поэтому на этот вид боя требуется самый лучший воин.

Котт, собравшись с духом и силами, выступил потрясающе. Сильнее Альды и Дрюши за него болел только Нидриг. Он отчаянно желал выступить на основном турнире, а победа Котта на этом этапе дала бы ему полное право на участие. Нидриг от радости даже бросился обнимать своего недавнего соперника.

Перед ужином гир Дипат объявил первых победителей, а также сообщил об огромной ответственности, что легла на их плечи. Ведь в случае проигрыша один из них покинет Каста Монту навсегда.

- Я знал, что ты победишь! – Дрюша похлопал Котта по плечу.

Парень лишь устало улыбнулся в ответ. После ужина и бани он без ног завалился на кушетку у камина и уснул. Альда и Дрюша не стали его будить.

- Эй, Альда, - Дрюк виновато посмотрел на девушку. – Я немного вспылил. Ты, это, извини.

Котт громко всхрапнул.

- Да ничего.

- Спасибо тебе за совет, но я все же решил написать Крисмере.

- Дело твое, - Альда решила не навязывать свою точку зрения. В конце концов, если ее совет не сработает, Дрюша ее же и обвинит.

- Можешь прочитать то, что я ей написал? – парень протянул лист пергамента.

Альда взяла и принялась читать:

«Дорогая Крисмере!


Когда я увидел тебя, мое сердце воспылало безудержной любовью к тебе! Ни одного дня не проходит без мысли о тебе. Я просыпаюсь и думаю, как там моя Крисмере. Перед сном я желаю тебе спокойной ночи. Ты это чувствуешь? Надеюсь, что да. С нашей последней встречи прошла целая вечность. Я мечтаю поскорее тебя увидеть, обнять, поцеловать и … О, Крисмере! Я надеюсь, что и ты жаждешь встречи со мной с нетерпением. Прошу отправь мне весть. Я очень жду.

Полностью твой, Дрюк».


«Ничего глупее я не читала»! – подумала Альда. - Неужели, Дрюша и вправду так в нее влюблен»?

Но почему же она посчитала это глупым? Если бы Котт написал ей такие слова, она наверняка расцвела бы. Какая разница, что он пишет? Главное, что каждая строка письма наполнена чувствами. От размышлений Альда улыбнулась.

- Понравилось, а?

- Неплохо, - выдала вердикт Альда.

- Тут еще посмотри, - Дрюша достал три листа. На каждом с любовью нарисована Крисмере. Портреты выглядели намного привлекательней, чем та, с которой срисовывали.

- Дрюша! – воскликнула Альда. – Это восхитительно! Где ты так научился рисовать? Очень красиво!

- Правда? – засмущался парень. – Я у себя в деревне рисовал все подряд, так и научился. Я еще хочу нарисовать тебя и Котта. На память о моих друзьях.

Альде стало так приятно. И без того понятно, что они друзья. Но осознание того, что он дорожит ими, трепетно щекотало где-то в области груди.

- Который из рисунков отправить ей?

- Этот, - Альда ткнула в самый симпатичный портрет.

- Спасибо, Альда. Я надеялся, что ты поймешь меня.


Альда проснулась с тягостным волнующим чувством. Первые соревнования в ее жизни! Дышалось с трепетом, и голова кружилась от волнения. До начала волнующего события девушка ходила на ватных ногах. Еле отыскав лук, что ей подарил Фар, и самодельные стрелы, она отправилась на уже родную площадку для лучников, где должны пройти соревнования по отбору.

На турнир для лучников собралась добрая половина первого и второго ранга. Из новеньких участвовал только один смельчак.

Со стороны болельщиков слышались выкрики разного содержания.

- Не дай победить девчонке!

- Покажи ей, как надо стрелять!

- Утри им нос, Альда!

Почему ажиотаж именно вокруг ее персоны? Она ведь такой же участник, как и все остальные.

Состязания лучников проходили по-другому. Проигравшие отсеивались массово. Первоначальной задачей поставили попадание в мишень на расстоянии ста локтей. Почти половина отвалилась сразу же.

Вторым заданием было попадание в центр мишени на расстоянии ста двадцати локтей. Постепенно мишень удалялась, а количество участников сокращалось. Когда цель поставили на максимально далекое расстояние, осталось три лучника: Альда, Мафил и Дебал. Оба соперника служили в отряде рыжего Гимона.

Все трое поразили цель ровно посередине.

Гир Дипат велел выстрелить по три раза таким образом, чтобы точки от выстрелов сложились в одну вертикальную прямую линию. Это задание не вызвало затруднений. Тогда гир Дипат пошел на крайние меры и велел поменять руки. Для Альды не составляло труда стрелять разными сторонами, так как Винера ее научила атаковать в любом положении и с любой руки.

Альда стреляла первой. Она попала, но не в центр, сместив выстрел чуть вправо, потому что перепутала глаз, который нужно закрыть. С мест болельщиков послышались разочарованные возгласы. Даже гир Дипат немного расстроился, хоть и должен быть беспристрастным. Альда и сама от себя такого не ожидала и даже слегка поникла. Если кто-то из ее соперников попадет в центр, то она сразу же вылетит из соревнований. Сердце громко забилось, отдавая в ушах. Девушка не могла найти себе места. Но, взяв себя в руки, стала наблюдать за Мафилом. К радости Альды и ее болельщиков, парень промазал, совсем не попав по мишени. Дебал до этого момента, чувствовавший себя уверенно, занервничал. Оказалось, что не такая уж и простая задача – сменить руку при стрельбе. Дебал очень долго прицеливался, вдыхал носом воздух так, что раздувались ноздри. Болельщики затаили дыхание. Наконец, он выстрелил. Альда зажмурила глаза, боясь узнать, какой ее ждет результат. Толпа наблюдателей радостно загалдела.

- Итак, - объявил Дипат, - победителем становится Альда!

Девушка открыла глаза, навстречу довольно шагали Дрюша и Котт.

- Молодец! – Котт сильно прижался губами к ее щеке.

Альда осмотрела мишень. Стрела Дебала попала в самый ее край.

- А ты вполне сносно стреляешь, - Дрюша потрепал Альду по волосам. – Никогда вблизи не видел.

Девушка вздохнула с облегчением: первый этап пройден! Осталось победить на настоящем турнире.

После обеда настал черед Дрюши выступать на соревнованиях. Парни должны были продемонстрировать свою физическую подготовку. Альда и Котт поудобнее устроились среди болельщиков.

В этом состязании побеждал тот, кто наберет большее количество очков. В первом заходе воинам велели отжиматься. За каждые десять отжиманий участник получал одно очко. Дрюша совсем не старался, в отличие от остальных. Многим хотелось поучаствовать в основном турнире и заработать себе звание велиса. Как было известно, велисы намного быстрее остальных продвигаются по званиям на службе у короля. А чем выше звание, тем больше привилегий и имущества получаешь от королевства. По итогам первого задания Дрюша, хоть и лениво, но оказался в тройке лидеров. Первое место пока занимал Магнифорт – здоровяк из отряда Гимона. Альда считала его не очень умным, но добрым. Выглядел он нелепо: маленький лоб, хмурые брови над крохотными глазками, одного переднего зуба не хватало, тело большое и мускулистое, покрыто грубыми волосами в еще столь юном возрасте. Он как никто являлся ярким представителем своего отряда медведей. Не хватало только ушей, когтей и хвоста.

Во втором задании ребята соревновались в скорости бега. Дрюк считался одним из самых быстрых воинов в своем отряде, не беря в расчет Котта. Поэтому, когда он финишировал самым первым, в нем проснулся дух соперничества. Глаза заблестели от сладкого вкуса победы.

В третьем задании участники перешли на брусья, демонстрируя свои умения в подтягиваниях и переворотах. Несмотря на свой огромный вес, Магнифорт отлично справлялся с поставленными задачами. Дрюк постоянно оглядывался на главного соперника, и из-за невнимательности ухудшил свой результат.

В последнем этапе слегка приунывшему Дрюше всего несколько очков не хватало до победы. А задание не самое легкое: стоя на одной ноге, участники на вытянутых перед собой прямых руках должны были удерживать мяч. Простоявший в такой позе дольше всех получал максимальное количество очков. От отжиманий и подтягиваний руки у воинов устали. Несколько человек проиграли почти сразу. Противостояние Дрюши и Магнифорта затянулось надолго. Дрюк, скорчившись от напряжения, изо всех сил держал дрожащими руками мяч. Но за мгновенье до того, как сдался Магнифорт, руки опустил Дрюша. Для победы в состязании ему не хватило всего пары очков.

- Магнифорт из отряда медведей одержал заключительную четвертую победу. Таким образом, наш замок будут представлять четыре воина: Нидриг и Магнифорт из отряда медведей, - послышались хлопки в ладоши со стороны отряда Гимона, - и Котт с Альдой из тигров! – отряд Тарма громко кричал и хлопал, приветствуя своих представителей. - С завтрашнего дня для них будут организованы персональные тренировки с гиром Тармом, а отряд тигров временно переходит в подчинение к гиру Гимону. Гости прибудут уже меньше, чем через месяц, поэтому каждый день после третьего колокола время будет посвящено постройке боевой арены. А теперь можете расходиться.

Дрюша до конца дня ходил удрученным.

- Ты же не хотел участвовать, почему ты тогда так опечален победой Магнифорта? – ласково спросила Альда.

- Я не думал, что могу победить, а потом оказалось, что я ничего! Победа вскружила мне голову. Мне так захотелось участвовать с вами вместе, быть в одной команде! Представляете, мы бы тогда никому шанса не дали!

- Ты с легкостью мог бы победить, если бы не сомневался в себе, - попытался подбодрить Котт. – В следующем турнире мы будем участвовать уже вместе!

Дрюк печально улыбнулся.

- Жаль, конечно, что я не с вами, остается только за вас болеть. Надеюсь, никого из вас не утащат в чужой замок.



Глава 7.2

На персональной тренировке Альда думала, что Тарм будет гонять их еще упорнее, но оказалось, что все совсем по-другому.

- Вы показали себя лучшими в своей стихии. До момента приезда остальных участников осталось слишком мало времени. Поэтому мы будем делать упор на пятое состязание – командное. Вам нужно достать и принести в замок флаг, который установят на вершине одной из гор. Вас будут ждать различные препятствия: горы, болота, водоемы, равнины, город, лес. Вы должны действовать как одно целое. С этого дня каждый день, каждое мгновение до конца Турнира вы будете проводить вместе. Вы должны научиться понимать друг друга, терпеть и прислушиваться. Это сложнее всего остального. Мы будем выходить за пределы замка и тренироваться в местности. Слабости я не потерплю, - Тарм уставился своими черными глазами на Альду.

С этого момента он не давал ни минуты покоя. Котт и Альда даже не знали, что происходит в замке. С Дрюком видеться и разговаривать почти не удавалось. Все приемы пищи проходили с Тармом, Нидригом и Магнифортом. Даже спать Тарм заставил их вместе.

Нидриг и Магнифорт оказались достаточно молчаливыми товарищами. Они никогда не спорили и внимательно слушали Тарма. Альда прониклась к Магнифорту уважением, когда тот вытащил ее из холодного болота во время очередного забега.

В ночь после последней тренировки Альда уютно устроилась на плече Котта.

- Хорошо все-таки, что мы вместе попали на турнир, - шепотом сказал Котт. Нидриг и Магнифорт уже спали. – Не представляю, как бы эти дни прожил без тебя.

- Еще шесть дней и снова станет все как прежде. Как думаешь, кого заберут, если мы проиграем?

- Я бы забрал тебя, - Котт поцеловал Альду.

- А я бы забрала тебя, - девочка крепко прижалась к парню. – Ты помнишь нашу первую встречу?

- Да.

- Что ты тогда подумал обо мне?

- Я вообще не хотел ехать. Но отец сказал, что это огромная честь для меня – познакомиться с королем. А потом пришла ты. Вся такая красивая, но надменная немного.

- Правда? Я надменная была?

- Совсем чуть-чуть. Потом меня заставили идти с тобой гулять. У тебя косички смешные такие были.

- Я помню, как ты мне это сказал, - прищурилась в темноте девушка. – Ты как лысая, - передразнила Альда.

- Ты мне сразу понравилась, даже с этими косичками. А когда залепила пощечину за мою глупую шутку, я думал, под землю провалюсь.

- А помнишь наш первый танец?

- Конечно. Я так волновался. Этот парень вечно тебя не отпускал. А когда мы танцевали, ты покраснела, я сразу понял, что тоже нравлюсь тебе. А потом ты убежала.

Альда вспомнила причину своего побега и беззвучно посмеялась.

- Почему ты, кстати, убежала?

- Переволновалась, - соврала Альда.

Так за воспоминаниями и тихими разговорами Альда и Котт уснули только под утро.


В день приезда гостей гир Дипат поднял всех даже раньше первого колокола, а участников турнира заставил надеть парадную форму для встречи гостей. Гир Тарм построил их у входа. За спинами красовалась небольшая арена для поединков, построенная силами жителей замка. Выглядела она довольно неплохо и умещала всех воинов, гиров и гостей.

Первыми прибыли гости из замка Монт Кассель. Увидев их, Альда обомлела: четыре высоких статных парня, здоровее Магнифорта. Их командующий – гир Лонгуас очень высокий и худой импозантный мужчина холодно оглянул встречавших его ребят. На целых две головы он возвышался над гиром Дипатом.

- Доброго дня, - Лонгуас пожал руку главнокомандующему Каста Монты. Его вытянутое лицо практически не выражало эмоций, однако голос звучал мягко и приятно. Серые глаза еще раз быстро осмотрели всех присутствующих и задержались на Альде.

Сегодня девушка сделала себе хвост, завязав его у шеи, грудь перетянула бинтами, чтобы сильно не выделяться среди парней.

Лонгуас долго не мог отвести взгляда от девочки. Оторвавшись от разглядывания, он обратился к Дипату:

- Это мои воины: Дий, Калли, Доримей и Хастик. Представь своих, - он снова подозрительно глянул в сторону Альды. Это даже начало веселить девушку.

- Гир Терваль, гир Гимон, гир Тарм, - поочередно называл Дипат, - обучают моих воинов. А вот, собственно, и мои участники турнира: Магнифорт, Нидриг, Котт и Альда.

Лонгуас облегченно выдохнул.

- Слава Небесному Солнцу! – лицо по-прежнему не выражало эмоций. – Я уж подумал, мне кажется. Что у тебя девушка, и весьма милая, делает на Турнире?

- Спас от смерти я ее да решил обучить на хранительницу, авось, что и выйдет путное.

- Стало быть, выступает лучником на турнире?

- Верно подмечаешь, Лонгуас.

- Будет интересно. Желаю вам удачи, девочка, - добродушно добавил гир Монт Касселя. – Воины, поприветствовать соперников!

Дий, Калли, Доримей и Хастик выстроились по струнке и грубовато поклонились. Воины Каста Монты повторили приветствие.

- Гимон, отведи гостей в их покои.

Рыжий гир удалился вместе с прибывшими воинами. Когда он вернулся, уже приехали следующие гости из Юрпен Хага.

Забавно, что ребята из этого замка выглядели полной противоположностью предыдущих гостей. Коренастые, плотные солдатики низкого роста, едва достающие до головы Альды.

Гир Крамб, командующий в Юрпен Хаге, имел очень широкие плечи, непомерно широкие для его роста. На вид ему можно дать лет пятьдесят. Лицо изуродовано шрамами, самый отвратительный из них - вырезанная яма на щеке. Выглядела она мерзко, поэтому Альда отвернулась.

- Замок мелковат у тебя, Дипат, - с порога заявил Крамб. – А эти глисты - твои воины? – гир хрипло засмеялся. Он подошел к Котту и начал рассматривать. – Сразу видно, этот любитель баб, а этот дуболом и не больше, - Магнифорт сжал кулаки и оскалился. – Во, говорю же. Дреяггх меня подери! – увидел Крамб Альду. – Сынок, ты меня прости, - без капли извинения говорил гир, - но на бабу ты похож сильней, чем моя жена.

Он так обхохатывался над своей шуткой, что его воины тоже невольно засмеялись.

- Очень рада за вашу жену, - не сдержалась Альда, - ведь будь я действительно парнем, оказалось бы, что вы женаты на мужике.

Гир Крамб резко прекратил смеяться и удивленно посмотрел на Дипата. Тот лишь пожал плечами и подмигнул Альде.

Про Нидрига задиристый гир ничего не сказал, видимо, тот ему приглянулся.

- Что ж, Крамб, позволь, представлю тебе тогда своих воинов.

Как и Лонгуасу, Дипат представил всех присутствующих.

Коротко кивнув, Крамб представил своих:

- Хумли, Деник, Мунданин, Чанк.

Гимон повел вновь прибывших гостей в замок.

- Не обращайте на него внимания, - обратился к своим участникам Дипат, - Крамб немного сумасшедший, но не злой. Он видел на войне много плохого. Вот и тронулся.

Гости из Тонис Рега прибыли только к полудню.

Альда ожидала увидеть кого угодно, но только не таких красавцев. Ухоженный, безупречно одетый черноволосый мужчина, что их сопровождал, представился гиром Пурсаном. Блестящие волосы аккуратно острижены до плеч, ровненькая черная борода и усы прилизаны и расчесаны до блеска. Как и предыдущие гиры он внимательно осмотрел новых знакомых своими виноградными глазами.

- Очень любезно с вашей стороны принять нас, гир Дипат, - он очень учтиво поприветствовал главнокомандующего. – Рад встрече, гир Терваль, - мужчины обнялись. – Сколько лет прошло с нашей последней встречи! Гир Тарм, гир Гимон, - он кивнул им в знак приветствия. О! – он посмотрел на девушку. – Среди нас есть юная леди. Прошу прощения, что сразу не признал, вы очень искусно замаскировались, - он взял руку Альды и обслюнявил поцелуем. Это мои бравые воины: Децор, Викс, Липоль и Амэс.

Пока Дипат в очередной раз озвучивал имена своих воинов и гиров, Амэс, закусив нижнюю губу, оценивающе разглядывал Альду. Вместо того, чтобы пожать девушке руку, как сделали его товарищи, Амэс поцеловал запястье, при этом, глядя девушке прямо в глаза.

Альда привыкла к мужскому вниманию, поэтому не придала значения жесту и взглядам Амэса. Тот ни капли не расстроился. Наоборот, его это позабавило.

Вечером Досси приготовила знатный ужин для гостей и жителей замка в честь открытия Военного Турнира. Альда и Котт, наконец-то, смогли нормально поговорить с Дрюшей. У того вовсе пропало настроение.

- Что случилось? – поинтересовалась Альда.

- Крисмере. Говорит, что ей некогда писать мне письма. Работа.

Альда хотела было утешить друга, но тот лишь отмахнулся.

За ужином гир Дипат произнес речь:

- Мои славные воины, в наш замок прибыли гости по случаю открытия Военного Турнира! Турнир будет длиться пять дней. На каждое состязание выделен один день. Первый – бои с оружием. Судья и смотритель гир Пурсан из Тонис Рега. Второй день – кулачные. Судьей выступает гир Крамб из Юрпен Хага. Третий день – силовые навыки под присмотром и судейством гира Лонгуаса из Монт Касселя. Четвертый день – борьба на стрельбище, судьей выступаю я. На пятый день свершится решающая схватка – пересечение местности с преодолением природных препятствий. Победителем пятого дня будет признана команда, которая доставит в замок флаг, установленный на горе Мо’вирг. Прошу выйти всех участников, чтобы гиры смогли определиться, кого они готовы забрать с собой в случае победы.

Котт взял Альду за руку, и они вышли вместе с Нидригом, Магнифортом и Тармом в центр зала. К ним уверенно присоединились участники из других замков.

- Мы с гиром Дипатом посовещались и уже выбрали воинов, - прошептал гир Тарм, - осталось дождаться выбора других гиров.

Альда посмотрела на остальных командиров. Гир Крамб что-то высчитывал на пальцах, выпятив нижнюю губу вперед, Лонгуас советовался со своими подопечными, а гир Пурсан хищно смотрел прямо на нее.

- О каких смотрителях шла речь? – спросил Нидриг, пока гиры принимали решение.

- Они устанавливают правила на конкурс.

- А разве правила не оговорены заранее?

- Турнир всегда проводился по-разному, что часто вело к разногласиям. Чтобы споров не возникало, приняли решение, что каждый гир на определенном этапе устанавливает правила. Ну как правила. Особые нюансы. Суть состязания не меняется, но спорные моменты решает ответственный за этап гир. Конечно же, под своих воинов правила подстраивать нельзя. Но кого это останавливало?

- А вы участвовали в турнире когда-нибудь?

- Нет. Когда проводился турнир, я был слишком молод и плох, чтобы победить кого-то из старших.

- Гир Лонгуас, вы готовы? – прогремел голос Дипата.

- Да. Я выбираю его, - к удивлению и облегчению Альды, он указал на Магнифорта, - его, - палец указал на Чанка из Юрпен Хага, - и этого, - брови красавца Амэса из Тонис Рега нахмурились.

- Гир Крамб?

- Мне никто не приглянулся, кроме этого, - он уставился на Нидрига. – Но раз выбор надо делать, то выбираю тебя, оглобля, и тебя, размазня.

Хастик и Липоль раздраженно посмотрели на полоумного гира.

- Гир Пурсан, прошу.

- К счастью, я уже познакомился со своими будущими подопечными. Мой выбор пал на красавицу Альду, статного Дия и крепкого Мунданина.

Котт резко повернул голову в сторону Альды.

- Что я говорил! Если они победят, если они победят… я не знаю, что… я их убью! – заводился парень.

- Не нужно никого убивать, - разозлилась Альда. – Лучше не дай им выиграть!

- Наш выбор, - начал Дипат, - Калли, Чанк и Амэс. Завтра состоится первый этап турнира. В нем участвуют Котт, Дий, Хумли и Децор. Желаю вам удачи! Можете расходиться.

Утром замок охватило волнение. Каждый, кто хоть как-то общался с Коттом, норовил его приободрить, дать совет и пожелать удачи. Гир Тарм заметно переживал, хоть и старался не подавать виду. Только гир Терваль спокойно подошел к Котту и сказал:

- Ты доказал всем в замке, что ты самый лучший. Покажи это и всем остальным.

Когда все расселись на трибуны, в центр арены вышел безупречно прилизанный гир Пурсан.

- Правила поединка установлены следующие: воин может выбрать любое оружие ближнего боя, поединок идет до первой крови, за убийство – исключение всей команды из соревнований. Будет проведено четыре боя. Первый: Котт и Дий, второй: Децор и Хумли, третий – между победителями, четвертый – между проигравшими. За первое место – четыре очка, за второе – три, за третье – одно, за четвертое – ноль.

После объявления правил первыми на арену отправились Котт с мечом и Дий с булавой. Оба надели кожаные доспехи шлемы. Дий казался на голову выше Котта. Парни приняли стойки. Трибуны замерли в ожидании. С размаха Дий атаковал Котта, шипастый железный шар со звоном отлетел от щита. Котт махнул мечом и оставил царапину на запястье Дия. Бой, к негодованию публики, тут же остановил Пурсан.

- Первая кровь! Котт наш первый победитель, - восклицал он.

- Это всего лишь царапина, - Котт не желал признавать легкой победы.

Дий озадаченно молчал.

- Правила есть правила, юный воин, - сдержанно сообщил Пурсан.

- Но ведь Турнир проводится для того, чтобы выявить, кто более искусный воин! – сопротивлялся Котт.

- Я не понимаю твоей горечи, воин. Запомни, оружие врага может быть отравлено, ты не должен давать себя даже задеть. Твоему сопернику не хватило ловкости, чтобы увернуться от этого удара, и будь твой меч отравлен ядом, он давно бы уже попрощался с жизнью. Будь добр, займи место на трибуне и жди своего второго боя.

Дий рассержено бросил булаву наземь. Гир Лонгуас тут же подбежал к нему и что-то яростно зашептал.

Второй поединок тоже длился недолго. То ли от волнения, то ли от страха у Хумли носом пошла кровь. Гир Пурсан, не растерявшись, тут же объявил своего воина Децора победителем.

- Правила, есть правила, - в который раз он повторил гиру Крамбу. – Первая кровь пролита после объявления начала поединка.

Гир Тарм и гир Лонгуас приняли доказательства Пурсана обоснованными и Крамб, сплюнув, пожелал всем быть сожранными дреяггхами.

Котт и Децор на совместном поединке выглядели весьма потерянными. Победа, которая далась им легким путем, не воодушевляла и не разжигала интерес к следующей битве.

Тем не менее, она началась. Котт изо всех сил старался уклониться и защититься от быстрых и мощных атак Децора, который также выбрал меч. Он атаковал так стремительно и часто, что Котту не предоставлялся момент к ответной атаке. Когда Децор немного устал, он перешел в оборонительную позицию. Очень искусно он защищался от ударов Котта. Но перед последним не устоял. Котт резко остановил лезвие у самого горла соперника. Децор затаил дыхание от страха. Кровь тонкой струйкой потекла по шее, означая беспрекословную победу Котта. Трибуны взорвались овациями. Недовольный Пурсан сухо объявил победителя.

Впереди ожидался еще один бой между Дием и Хумли. Из воинов Каста Монты на них почти никто не обращал внимания, все восславляли Котта и радовались первой победе. Хумли проиграл Дию, получив ранение в подмышку.

Гир Пурсан объявил промежуточный результат:

- Каста Монта – 4, Тонис Рег – 3, Монт Кассель – 1, Юрпен Хаг – 0.



Глава 7.3

На следующий день в рукопашном бою столкнулись Нидриг, Амэс, Деник и Доримей. Нидриг проиграл свой первый бой Денику. Во время боя Доримея и Амэса, он ругал себя самыми плохими словами, Котт сидел рядом и давал советы, как действовать. Амэс победил Доримея, достал откуда-то голубой цветок и вручил Альде:

- Посвящаю эту победу тебе, прекрасная леди.

От неожиданности Альда потеряла дар речи, Котт удивленно посмотрел на девушку. Не дожидаясь, пока Альда возьмет цветок, Амэс положил его ей на колени и, заинтересованно глядя на нее, удалился.

- Это что было? – Котт вскипел. – С чего это он тебе победы посвящает? Уже списала нашу команду со счетов? К ним в замок собираешься?

- Ты чего? – Альда искренне удивлялась раздражению парня. – Он волен посвящать свои победы, кому угодно. Я здесь ни при чем!

- Ты приняла цветок. Почему ты его не выкинула?

Котт уже перегибал палку, Альда схватила цветок и швырнула Котту в лицо. Она тоже ее перегнула. Оба не поняли друг друга. Чтобы не ругаться прилюдно, Альда покинула арену.

Дрюша рассказал ей потом, что Амэс занял второе место, а Нидриг третье. Таким образом, Тонис Рег выбрались вперед.

На третий день соревнований Альда пошла вместе с Нидригом, чтобы поддержать Магнифорта. Время от времени Котт обиженно поглядывал в сторону Альды. Не чувствуя своей вины, девушка держалась гордо и упрямо, игнорируя взгляды возлюбленного.

Для соревнований по физической подготовке гир Лонгуас выбрал весьма специфичные упражнения. Первым соревнованием он придумал стойку на руках. Такая подготовка в Каста Монте не велась, поэтому Магнифорт смог встать на руки только с третьего раза, и то сразу же повалился на спину, устроив маленькое землетрясение. Прыжки из положения сидя давались Магнифорту с трудом, но он все же смог показать неплохой результат. Красавец Липоль, обнажившись до пояса, демонстрировал чудеса своей подготовки. Какому бы заданию не подвергал их Лонгуас, он выполнял все четко и красиво. В этом соревновании каждый замок получил очки. Каста Монта – 2, Юрпен Хаг – 3, Монт Кассель и Тонис Рег – 4.

Гир Пурсан довольно похлопал по плечу Липоля. Свысока взирая на остальных, они направились в замок.

- Магнифорт, - строго сказал Тарм, - возьми себя в руки! На последнем состязании ты должен выложиться по полной! Сейчас вся надежда на девочку. От первого места нас разделяет три очка! – Тарм смотрел уже на всю свою команду. – Если Альда завтра проиграет, нам не догнать Тонис Рег, и она поедет к ним в замок!

Котт нахмурился и напрягся до того сильно, что покраснел.

- Завтрашние состязания вместо гира Дипата буду вести я. А значит, что и условия будут установлены мной. Девочка, за мной. Остальные – разойтись.

Альда уныло последовала за гиром. Настроение со вчерашнего дня все еще паршивое, в замок Тонис Рег ей ехать не хотелось. А гир Тарм только подливал масла в огонь. Во что бы то ни стало, завтра она решила обязательно победить.

Тарм привел Альду в свой кабинет и внимательно посмотрел ей в глаза. На этот раз былой неприязни во взгляде не читалось.

- Как бы то ни было, девочка, я не хочу, чтобы кто-то из моих учеников покидал замок. Завтра ты должна получить наивысший балл. Мы не сможем никого обмануть. Стрельбища – это не то место, где могут возникать спорные моменты, вроде первой крови. Поэтому ты должна сосредоточиться и выполнить все задания. Состязания по стрельбе будут проходить также, как и на отборочных. Кто не выполнил – выбывает. Это понятно?

- Да.

В кабинет зашел гир Дипат.

- Ох уж, этот Пурсан, напыщенный индюк. Про тебя все выспрашивал, - Дипат, посмотрел на девушку. – Откуда, мол, взялась да что умеет. Надери им завтра жо…, - гир махнул рукой. – Лонгуас, дреяггх его подери, сделал упор на вес. Куда там Магнифорту было их победить. На руках стоять! Тоже мне важная задача на войне!

Гир Дипат уселся на стул возле Альды.

- Чего надумали?

- Как раз хотел спросить у девочки, что она умеет делать лучше всего, а что не получается, - гир Тарм обратил взор на Альду.

- У меня ничего не вызывает затруднений, - самоуверенно заявила Альда. – Винера мне спуска не давала.

- В Юрпен Хаге они стрельбе учат с первого года и подольше нашего. А привезли они лучшего. Так что, Тарм, раз Альда не дает нам ограничений, придумывай самые сложные задания.

- Свободна, - гир Тарм коротко кивнул на дверь.

Альда вышла из кабинета и сразу же наткнулась на Викса из Тонис Рега.

- Ты что здесь делаешь? – громко, чтобы услышали Дипат и Тарм, спросила Альда.

- Мне что, уже и мимо пройти нельзя? – Викс вздернул бровь.

- Ты подслушивал! – упорно продолжала Альда.

- Зачем мне это? – Викс угрожающе навис над Альдой. Его красивое лицо исказилось от надменности. – Чтобы победить тебя, много умений не понадобится. Это какие же слабаки у вас здесь обучаются, раз на Турнир выставили девчонку?

Альда сначала напугалась устрашающего тона Викса. Уверенность в себе вернулась через мгновенье. Ну откуда же ему знать, как она стреляет, кто был ее учителем и что она умеет? Отогнав от себя трусость, она не сильно, но ощутимо ударила Викса под дых. Парень отпрянул от нее, надменность сменилась удивлением.

- Это какие же слабаки обучаются в Тонис Реге, раз пытаются запугать девчонку? Если еще раз подойдешь ко мне, разговор будет короче!

Не ожидая от себя такой дерзости, Альда поспешила уйти. Когда же она стала такой грубой? Раньше она бы себе такого не позволила. Руки потрясывались от новых ощущений. С одной стороны она раздосадовалась от своего поведения, не достойного девушки, с другой – гордилась тем, что сама смогла дать отпор.

Решив размяться перед завтрашними соревнованиями, Альда отправилась к алькеру. Она ожидала, что на стрельбище ее никто не побеспокоит. Но гир Крамб тоже решил позаниматься с Мунданином перед турниром.

- Ну и площадка у этих увальней. Как тут можно тренироваться! Ветрина дует, что аж с ног воротит. А ты чего приперлась? – грубо крикнул Крамб Альде.

- Хочу и приперлась! – также грубо ответила девушка, не отойдя от предыдущей стычки.

Крамб не счел нужным разоряться и дальше грубить, а продолжил давать Мунданину последние наставления, только уже приглушенным голосом, чтобы Альда не слышала.

Да ей, в общем-то, и не помогли бы советы старого гира. Альда не нуждалась в них, все, что нужно, она уже получила от Винеры. Она забралась на алькер и стала наблюдать за своим завтрашним соперником.

Мунданин стрелял хорошо и метко, несмотря на опускающуюся темноту. Как заметила Альда, упор они делали на стрельбу из разных положений. Наблюдая за Крамбом и Мунданином, она не заметила, что к ней на алькер забрался Амэс.

- Привет, - парень лучезарно улыбнулся.

От неожиданности девушка вздрогнула.

- Привет, - бросила она. Амэс не вызывал у нее неприязни. Он казался весьма достойным молодым человеком, хотя именно из-за него Котт на нее обиделся.

- Как дела?

- Нормально, - коротко ответила Альда, она не хотела ни с кем разговаривать, вдруг опять нагрубит кому-нибудь.

- Что-то ты не разговорчивая.

Девушка промолчала, продолжая наблюдать за Мунданином, совершенно бездумно.

- Ты не хочешь со мной говорить из-за вчерашнего? – Амэс все никак не успокаивался.

- А что было вчера? – Альда демонстративно натянула улыбку вежливости.

Амэс, хлопая закругленными ресницами, добродушно смотрел на нее.

- Это был твой парень?

- Он и есть мой парень.

- Я не знал.

- Теперь знаешь, - Альда хотела поскорее отвязаться от Амэса.

- Что вы будете делать, когда ты уедешь со мной в Тонис Рег?

От возмущения Альда не могла подобрать слов, беззвучно открывая рот, как рыба, выкинутая на берег, и пытаясь что-нибудь сказать. Амэс шутливо ее передразнил.

- Я не поеду в Тонис Рег.

- Тебе придется. Таковы условия Турнира.

- Мы не проиграли.

- Это дело времени. Но пора уже об этом задуматься.

- А что будешь делать ты, когда останешься у нас?

- Женюсь на тебе.

Альда не могла понять, шутит он или вполне серьезно говорит эти вещи. Она чувствовала, что притягивает его. Но его поведение отличалось от тех, кто раньше заявлял о своих чувствах к ней. Как будто это все для него легко, непринужденно… шуточно.

Оторвав свой взгляд от тренировки Крамба и его подопечного, Альда присмотрелась к Амэсу. Он чем-то напоминал ей Котта. Такие же широкие плечи, подтянутая фигура. Амэс тоже весьма хорош собой. Глубокие глаза сверкали необыкновенной бирюзой и оценивающе разглядывали ее. Рот растянулся в улыбке. Амэс обладал благородной внешностью. Такой, как у королей, или даже лучше.

Увидев, что Альда его рассматривает, Амэс расправил плечи и приподнял подбородок.

- Нравится? – парень выставил правую руку вбок, согнув в локте, и напряг мышцы. Он интригующе посмотрел на девушку. – Хочешь потрогать?

Альда засмеялась. Амэс, сдерживая смех, надул щеки и попытался сделать серьезное лицо, сжимая губы. Но улыбка вырвалась, и он начал заливаться хохотом вместе с девушкой.

- Ты очень красиво смеешься, - искренне сообщил парень.

Раньше Альда слышала комплименты только о своей внешности. О том, что она красиво смеется, ей никто не говорил.

- Спасибо.

После веселья, сразу стало грустно. Снова нахлынули мысли о ссоре с Коттом, волнение о завтрашних соревнованиях.

- О чем переживаешь? – Амэс заметил резкую смену настроения Альды.

- О Турнире.

- Зачем переживать? Тебя же выбрали не просто так. Наверняка ты самая лучшая лучница в замке. Главное, сделай все, что можешь. А вообще, почему ты тут сидишь? Да еще и одна? Где твой парень?

- Я не знаю, - еще больше расстроилась Альда. – Он, наверное, отдыхает.

- Я считаю, что перед соревнованиями он должен быть с тобой.

Альда тоже так считала. Но говорить об этом Амэсу не собиралась. Сейчас она придумывала тысячи оправданий для Котта, но ни одного стоящего не пришло в голову.

- Мне нужно идти, Амэс, спасибо за компанию.

- Я провожу тебя до замка.

Всю дорогу Амэс увлеченно рассказывал историю о том, как он попал в Тонис Рег. Альда с интересом слушала его воодушевленный рассказ, и спокойствие теплом растекалось в душе. У входа в замок, Амэс поцеловал руку девушки. Альда ответила своей самой милой улыбкой и розовым румянцем на щеках. Махнув Амэсу на прощание, Альда повернулась по направлению к своей спальне и наткнулась на взгляд Котта. Он, как вкопанный, прирос к полу и гневно смотрел в ее сторону. Сердце пропустило удар. Страх сковал Альду. Она совсем позабыла о Котте. Так стыдно ей еще не бывало. Она ведь совсем не подумала, что будет чувствовать Котт, если увидит это. А может, думала. Где-то в глубине души, ей даже хотелось, чтобы он увидел ее с Амэсом, чтобы ревновал. Но когда это случилось наяву, идея показалась совершенно глупой.

Как правильно поступить, девушка не знала. Идти к Котту? Нет. Он слишком гордый, чтобы прямо сейчас с ней разговаривать. Альда решила остаться на месте и дать Котту шанс уйти самому. Но тот, видимо, тоже неплохо знал привычки Альды, поэтому не стал идти у нее на поводу. Он быстрым шагом подошел к ней и придавил левой рукой к стене. Котт глубоко и шумно дышал, он хотел сказать ей так много, но ни одно слово так и не слетело с языка. Он со всей силы правой рукой ударил в стену рядом с лицом Альды. А потом еще раз. И еще. Его гнев осыпался кусочками стены на пол.

Альда дала ему выплеснуть эмоции, а потом прижала к себе. Котт бессильно встал перед ней на колени и припал головой к животу, обнимая ее за бедра. Девушка гладила его по голове, успокаивая, а затем также опустилась рядом с ним на колени и сказала:

- Я люблю тебя.

Котт в ответ лишь сильнее прижал ее к себе. Потом он молча проводил ее до спальни, также молча поцеловал в щеку и ушел.

Альда чувствовала, что у них обоих все равно не спокойно на душе. Осадок от случившегося долго не давал уснуть. Решение не общаться с Амэсом помогло найти какое-никакое равновесие и Альда уснула.


С первым колоколом Альда едва открыла глаза. Во сне ей привиделись чародейки. Они махали ей руками и спрашивали, как у нее дела. Была ли это их магия или просто сон, Альда не знала. Но вдруг вспомнила, что они спрашивали про свои подарки, пригодились ли? Точно! Как же Альда могла забыть? Одно из зелий Ены ей точно должно помочь сегодня на соревнованиях. Порывшись в своих вещах, Альда нашла заветный пузырек с синим зельем. Ане говорила, что его действие продлится семь лет. Что ж, тогда нужно запомнить этот день. Осушив бутылочку до дна, Альда стала ждать, но ничего не происходило. Немного расстроившись, девушка стала собираться к завтраку. Неожиданно все вокруг пропало. Альда видела только белый слепящий свет. Кажется, даже упала. Слепота длилась недолго. Постепенно предметы начали обретать нечеткие очертания. Вдруг резкая боль полоснула по глазам, и будто кровь, потекли слезы. Альда прижала ладони к глазам и растерла их. Проклиная Ену, Альда с ужасом понимала, что что-то идет не так. В панике она решила обратиться к Малефу и с трудом разжала веки. Боль пропала. Удивительно, но вещи в комнате стали четче, и каждая пылинка бросалась в глаза. Ощущения не передать словами. Разглядывая все вокруг, Альда не заметила пролетевшего времени.

В комнату зашел обеспокоенный Котт, рука наскоро перебинтована.

- Ты что это делаешь? – Котт удивленно взирал на то, как Альда разглядывала одеяло.

Девочка вздрогнула.

- А, Котт, посмотри, ты видишь эти ворсинки? Они такие…, - девушка не могла подобрать слов. Она посмотрела на парня и на таком расстоянии смогла увидеть все неровности его кожи, каждый волосок на бровях, каждую ресничку и крапинку в глазах. – О, - восторгалась она, - какие у тебя невероятно красивые глаза!

- Что с тобой происходит? – Котт уже начал побаиваться поведения девушки.

Альда вкратце поведала, что с ней произошло только что.

- Идем, иначе опоздаем на соревнования, - Котт за руку вывел Альду.

Девушка восхищенно рассматривала замок, как будто впервые его увидела. Теперь она могла разглядеть даже паутину под высоким потолком. Картины, что висели на стенах, поражали своей детальностью и тонкостью мазков. Даже мелкие жучки, копошащиеся в трещинах плиток пола, вызывали не столько омерзение, сколько радость от того, что они стали видимыми.

Наскоро позавтракав, Альда и Котт отправились к алькеру, Дрюша ждал их там.

- Вы где были? – подозрительно спросил он друзей.

- Дрюша, у тебя такое волосатое лицо! – удивилась Альда.

- Эй, это всего лишь юношеский пушок. Раньше он тебя не беспокоил! Что это с ней?

- Выпила зелье, обостряющее зрение.

- Я смотрю, ты на крайние меры решила пойти?

- Да. Не хочу в Тонис Рег.

- Приглашаю участников турнира на стрельбище! – прогремел голос Тарма.

Альда наспех завязала волосы лентой, чтоб не мешали, и вместе с Виксом, Мунданином и Калли отправилась к Тарму.

- Соревнования по стрельбе проходят на выбывание, - вещал Тарм. – Лучник, не выполнивший условие раунда, выбывает. В зависимости от места, которое вы займете, вы получаете очки: 1, 2, 3 или 4. Прошу участников проследовать к месту стрельбы.

Каждому лучнику выделили свою полосу для стрельбы, и у ограничительной черты лежал лук. Перед соревнованиями все луки прошли проверку на качество. И теперь оружие, которое для нее смастерил Фар, ждало своего часа.

С каждым шагом сердце колотилось сильнее. Вдруг что-то пойдет не так? Может, она недооценила соперников или слишком самоуверенна в себе?

Гир Пурсан в это время разминал плечи Викса, Мунданин сосредоточенно разглядывал цель, прищуривая то один, то другой глаз, Калли устало слушал рекомендации Лонгуаса.

Гир Тарм не массировал Альде плечи, не давал ни советов, ни наставлений. Она одиноко стояла у своей полосы и удивлялась своей новой возможности. Мишень как будто стояла рядом.

- Задание на первый раунд: вы делаете три выстрела на расстоянии шестидесяти, ста и ста сорока локтей. Игрок, набравший меньшее количество очков при попадании – выбывает и приносит одно командное очко. Условия ясны?

Лучники кивнули.

- Целься!

Альда взяла лук и стрелу, отбросив все лишние мысли из головы. Она закрыла глаза и постепенно звуки пропали. Только ветер обдувал ее лицо, играя непослушными волосинками, выбившимися из хвоста. Сквозь тишину начали прорезаться звуки ее болельщиков:

- Альда! Альда! – кричали они.

Вернувшись к реальности, Альда натянула лук, прицелилась. Тетива оказалась чуть слабее, чем она думала.

- Пли!

С треском тетива Альды лопнула. Выстрел получился смазанным, и стрела попала в зону двух очков. С ужасом Альда проследила за выстрелами соперников. Все, как один попали по центру в тройку. Гир Тарм свирепо подошел к ней, девушка приготовилась получить гневную тираду.

- Что произошло?! – орал Тарм.

- Тетива лопнула, - оправдывалась Альда.

- Ах, как жаль, что у девочки такой плохой лук. Ты, наверное, переволновалась, моя милая? – Пурсан изобразил притворное участие. – Сочувствую, что перестрелять мы не можем, как бы нам не хотелось. Ведь гир Тарм все луки сегодня проверил лично.

- Что ты сделал? – гнев Тарма сменил направление в сторону этого мужчины.

- Не понимаю, о чем ты, Тарм.

- Это ты испортил лук!

- Дамна говорила, что ты любишь голословные обвинения, - Пурсан открыто издевался, - но я не мог поверить в это, пока только что не убедился лично.

Болельщики с волнением наблюдали за происходящим на стрельбище, но не могли слышать ни слова. Среди них Альда отыскала взглядом Котта, тот нервно улыбнулся ей. Амэс, сидящий неподалеку, игриво подмигнул.

- Дайте мне новый лук! – приказным тоном сказала Альда, чтобы гиры прекратили препирательства.

Отыскав старый лук Альды, гир протянул ей со словами:

- Дальше все зависит от удачи.

Он отошел и объявил второй раунд. Мишени отодвинули еще на сорок локтей.

- Пли!

Страх Альды прошел, сменившись ледяным спокойствием. Уверенная в своем мастерстве, она быстрее остальных выстрелила и попала в центр. Соперники попали тоже.

Гир Пурсан медленно двигался по направлению к Альде, пока мишени отодвигали еще на сорок шагов.

- Вы чем-то еще хотите мне напакостить?

- Тебе нравится здесь, Альда? – Пурсан проигнорировал ее вопрос.

- Да!

- Если ты проиграешь, то я заберу тебя к себе в замок. Тебе не нужно будет идти в грязный поход. Ты сразу отправишься на стену крепости в Урфриге или останешься со мной. Ты будешь жить в лучших условиях, а не в этом свинарнике.

- Гир Пурсан, я прожила в этом, как вы выразились, свинарнике уже полтора года, продержусь и еще столько же!

- К счастью для тебя, ты тут не останешься, я уверяю тебя.

- Думайте, что хотите, но прошу вас не мешать мне.

- Ты не похожа на простолюдинку, - все никак не отставал гир.

- Пурсан, - Альда услышала спасительный голос Дипата. – Если тебе нужно поговорить с Альдой, сделай это после соревнований.

Пурсан кивнул и стремительно ушел, как будто опасаясь Дипата.

- Удачи, Альда.

- Пли! – в третий раз крикнул Тарм.


Альда не стала спешить, а решила посмотреть результаты остальных. Может, ей вообще не придется стрелять, если все попадут в центр.

Мунданин и Викс без особых усилий попали «в яблочко», а вот стрела Калли угодила в границу между тройкой и двойкой. Альда выстрелила и попала в центр. Юрпен Хаг и Тонис Рег перешли во второй раунд, а вот Альду и Калли Тарм заставил выстрелить по еще одному разу. Лучший выстрел давал право на переход во второй раунд. Без особых усилий Альда вновь попала прямо в центр. Болельщики взорвались радостными криками. Гир Дипат довольно прихлопнул себя по колену.

Калли долго целился и смотрел по сторонам. Толпа болельщиков Альды и Лонгуас сильно давили на него. В случае промаха, их замок закончил бы состязания лучников. Несмотря на зимнюю прохладу, пот градом стекал по вытянутому лицу парня. Тетива лука дрожала вместе с рукой. Лонгуас, разрывая глотку, кричал:

- Успокойся! Успокойся!

Его, доселе безразличное выражение лица, исказила гримаса злости и беспокойства.

Калли выстрелил. Но до мишени стрела не долетела. Калли слишком рано ее отпустил.

Альда облегченно выдохнула. Лонгуас рвал на себе волосы и хватался за сердце, а Дипат старался его успокоить.

- Ты хорошая лучница, - Калли пожал руку Альде, - я желаю тебе победы, - он грустно последовал навстречу своему разъяренному гиру.

- Калли из Монт Касселя выбывает из соревнований, принеся своей команде одно очко. Объявляю второй раунд. За отведенное мной время лучники должны набрать как можно больше очков на мишени, количество выстрелов не ограничено! Лучники, приготовиться!

- Не торопись, - приговаривал Пурсан Виксу, - целься точно по центру. Большее количество очков наберешь за счет меткости.

Гир Крамб вновь не давал никаких наставлений, он просто сосредоточенно наблюдал.

Мунданин и Викс надели колчаны за спину, засунув туда побольше стрел. Альда решила сделать также, а после объявления раунда, как учила Винера, воткнуть стрелы в снег.

- Пли!

Незамедлительно соперники Альды прицелились к мишеням. Альда боковым зрением видела, как парни слегка тормозят пока вытаскивают стрелы из-за спины. Быстро воткнув свои в снег, она принялась одну за другой отпускать в центр. Перчатки, что подарила Винера, спасали от боли, а зелье Ены помогло без усилий прицеливаться в далекую мишень. Альду совсем не мучил вопрос совести. На войне, как говорится, все зелья хороши. Не ехать же в незнакомый замок, в конце концов, только из-за того, что она нечаянно может промахнуться.

Выстрел. Еще один. Не забывая правильно дышать, Альда очень скоро заполнила центр мишени стрелами. Пришлось стрелять во второй круг, который приносил меньше очков. Когда в запасе у Альды оставалась одна стрела, Тарм объявил об окончании раунда.

Тяжело дыша, Альда остановилась. Переведя дух, она обнаружила, что вокруг воцарилась тишина и все взгляды устремлены на нее. Пурсан стоял, открыв рот. Оглядев место выстрелов, девушка поняла причину всеобщего внимания. Четко по центру ее мишени красовались сорок девять стрел, тогда как ее соперники выпустили не больше семнадцати. Котт и Дрюша восторженно на нее смотрели, а Амэс удивленно хлопал глазами. Тишину нарушил возглас Нидрига:

- Так их!

Радостные выкрики послышались со всех сторон. Но соревнование еще не закончилось. Викс получил меньше очков, чем Мунданин и выбыл из состязания, принеся своей команде два очка. Пурсан отвесил ему подзатыльник.

Альда радовалась, что состязание подходит к концу. Жаль, что этот раунд не давал победу во всем состязании. Скорее бы уже все завершилось, и она смогла снова жить без волнений.

- В третьем раунде победит тот, чья стрела первой поразит мишень.

Альда расслабилась. Со скоростью у нее проблем не возникало. Когда гир Тарм принес живого сокола, облегчение Альды пропало. Ей что, придется стрелять по нему? Увидев замешательство в глазах девочки, Тарм быстро к ней подошел.

- Что случилось?

- Нам что, стрелять по соколу?

- Да, что не так?

- По живому соколу?

- Я все еще не понимаю, девочка.

- Я не могу стрелять по живому существу! – Альда надула губу.

Глаза Тарма полезли на лоб.

- Ты что такое говоришь! – он сказал это так громко, что на него начали оглядываться. - Ты же сама сказала, что все можешь, а по движущейся мишени, значит, не умеешь?

- Умею, - ныла Альда, - но не по живой!

- Ты кем собралась быть, дреяггх тебя подери! Хранительницей?!

- Да-а, - растянула Альда.

- А они стреляют по живым существам, чтоб ты знала! – Тарм раздражался.

- Но этот сокол безобиден и никого не собирается убивать!

Тарм в ступоре смотрел на девушку.

- Мне плевать, как ты будешь в него стрелять! Если хочешь, представь, что он может смертельно клюнуть Котта! Приказываю, чтобы сокол лежал дохлый от твоей стрелы! Иначе до завтрашних соревнований провисишь на столбе позора!

Альда понимала, почему Тарм злится. Но как ей выстрелить по живой невинной птице?

Ей и Мунданину на стрелы привязали разноцветные ленточки, чтобы в случае споров с легкостью определить, от чьей стрелы пала несчастная птица.

Тарм вернулся на место судьи и скомандовал:

- Пли!

Мунданин, не теряя времени, выстрелил и промазал. Вторая его стрела задела оперение хвоста. Альда все это время наблюдала за потугами соперника. Он учитывал, что полет стрелы может быть изменен от ветра, но не учитывал сопротивление сокола этому ветру. Глубоко вздохнув, Альда прицелилась, сокол в отчаянии летел все выше и выше. Еще пару рывков ввысь, и стрела просто не долетит до цели. Скрепя сердце, девушка выстрелила, направляя стрелу в основание крыла. Сокол издал полный боли крик, попытавшись взмахнуть вторым крылом. Мунданин выстрелил и промазал в третий раз. Его стрела пролетела перед клювом птицы. Сокол сдался и глухо шлепнулся на территории медвежьей площадки.


Фиолетовая лента, красовавшаяся на стреле Альды, поразившей сокола, означала безоговорочную победу в состязании лучников. Мунданин злобно кинул лук на землю.

- Дреяггхова девчонка, - сочувствовал ему его гир Крамб, - завтра мы покажем ей, кто здесь чемпион.

- Победила Альда из Каста Монты! – огласил результаты Тарм. - На данном этапе счет следующий: Монт Кассель – 6, Юрпен Хаг – 10, Тонис Рег – 12, Каста Монта – 11. Завтра состоится последнее завершающее командное состязание! Победит только одна команда и получит сразу шесть очков!

После состязания Альда забрала раненую рыжую птицу себе и решила перевязать крыло. Сокол недовольно пытался ее клюнуть своим черно-пепельным клювом и поцарапать крупными когтями, как будто обижаясь за рану.

- Ну, прости, - сетовала девушка, поглаживая желтую грудку с каплевидными черными пестринами. – Если бы я этого не сделала, мне пришлось бы покинуть того, кого люблю.

Сокол перестал клеваться, но, как казалось Альде, продолжал презрительно на нее смотреть своими горячими янтарными глазами.

- Ты мальчик или девочка? – дружелюбно спросила Альда.

- Это молодой самец пустельги, - в комнату вошел Котт. – Видишь, у него перья на спине отливают розовым, а на груди пятна очень редкие.

- Откуда знаешь?

- У отца одно время жил сокол, потом пропал. Как назовешь?

- Пусть будут звать Кестрель.

- Пойдем на ужин, оставь Кестреля здесь. Ему пока нельзя на волю.

Сокол издал оглушительный клекот на прощание.

Весь вечер товарищи из Каста Монты поздравляли Альду с сокрушительной победой и восхищались ее талантом. Девушка радостно принимала комплименты. Не исключением оказался и Амэс. Он выбрал не самый удачный момент для поздравлений, как раз тогда, когда Альда, Котт и Дрюша уплетали ужин.

- Вы не против, если присяду рядом?

- Против, - буркнул Дрюк.

- Почему же, - язвительно вежливо возразил Котт. – Конечно, присаживайся, разве не видно, тебе здесь все рады.

- Спасибо, - не обращая внимания на сарказм Котта, Амэс присел к ним за стол. – Ты великолепно выступила. Поздравляю! Альда, ты подумала о моих вчерашних словах?

- Да, Альда, - продолжал язвить Котт. – Ты подумала о его вчерашних словах?

Да что это нашло на Котта? Альда заметила, что с самого начала Турнира парень ходил взвинченный, на всех кидался и грубил.

- Я не понимаю, о чем ты, Амэс, - с нажимом сказала Альда.

- Ну как же. Мы говорили о твоем переезде в наш замок.

- Что? – Котт яростно соскочил с места.

Дрюша наблюдал за происходящим с открытым ртом, ложка в его руках остановилась на полпути к цели. Амэс, тот еще провокатор. Перевернул их вчерашний разговор, так, чтобы Котт с ума сошел от ревности. Альде уже надоела эта дикость Котта. Сначала он ревновал к Фару, теперь вот к Амэсу.

- Я не хочу в этом участвовать. Ни в какой замок я не собиралась ехать, и не собираюсь! И тебе, Амэс, я вчера ясно это дала понять. Котт, сядь обратно, пожалуйста.

Котт, казалось, действительно сошел с ума. Он как будто не слышал ни одного слова, сказанного Альдой.

- Пожалуй, не буду вам мешать, приятного аппетита.

Он резко вышел из-за стола.

- Зачем ты это делаешь? – зашипела Альда на Амэса. – Чего добиваешься?!

- Тебя, - парень улыбался так, как будто ничего не происходило, а все вокруг просто и безупречно.

В животе у девочки что-то радостно ухнуло, закружилось, но тут же угомонилось. Кричать на Амэса не хотелось, и почему-то даже приятно это его внимание. Но злость на себя пересилила все остальные чувства и Альда бросилась вслед за Коттом.

Парень стоял у обрыва, на стрельбище. На мгновенье Альда испугалась, что Котт может упасть или даже прыгнуть. Она осторожно подошла к нему и положила руку на плечо.

- Что с тобой происходит, Котт?

- Ничего, - он резко скинул руку Альды.

- Почему ты ведешь себя так?

Котт повернулся к девушке. Его взгляд не предвещал ничего хорошего.

- Я тебя отпускаю.

- Что? – волна страха от сказанного прокатилась от головы до живота.

- Ты свободна! – дрожащий голос парня эхом прозвучал над пропастью.

- Стой, - страх сменился паникой, Альда не могла допустить, чтобы Котт вот так ее бросил, да он вообще не мог ее бросить! - Мне не нужна свобода от тебя!

- Я все видел. Видел, как ты улыбаешься ему. Видел, как ты изменилась в лице сразу как увидела меня! Как будто я прервал что-то хорошее! Мы не сможем завтра победить, и ты уедешь в Тонис Рег. Избавишься, наконец, от меня.

Котт кричал так, что распугал окрестных птиц. Альда с ужасом слушала его слова и не верила своим ушам. Внутри душа рвалась на части.

- Это неправда, - мотала головой Альда. – Ты говоришь бред, - от волнения стоять на месте было не возможно. Девушка начала ходить туда-сюда, с пробивающейся в коленях дрожью, пытаясь подобрать слова, которые образумят парня.

Альда попыталась взять Котта за руку, но тот с силой выдернул ладонь.

- Я устал! Устал терпеть это! Думать каждый день, что ты можешь полюбить другого! Здесь полно парней, которые мечтают о тебе! Вот еще двенадцать приехало! Выбирай любого.

- Да зачем мне другие?! – тоже перешла на крик Альда. – Давай, поговорим завтра, прошу тебя.

Альда всей душой надеялась, что Котт хоть на мгновенье образумится. Ревность вскружила ему голову. Она и сама помнила это чувство, когда он переписывался с Крисмере. Но Котт, видимо, уже все решил. Сказанного не вернешь.

- Нет, мы больше не вместе. Уходи.

- Нет, не уйду, - отчаянно воспротивилась девушка.

- Тогда это сделаю я, - Котт развернулся и пошел в замок. Его силуэт с каждым шагом уменьшался, пока совсем не исчез за дверями.

Бессильно Альда опустила руки. Глаза резала боль от подступающих слез. Но она обещала себе не плакать больше. Но закрыв глаза, две слезинки все же обрели свободу. Девушка быстро утерла их руками.

Хотелось сделать что-нибудь безумное, обратить на себя внимание. Ведь не может закончиться все так. Первой бредовой мыслью было напугать Котта своей смертью, уговорами, плачем, в конце концов. Хоть сердце сжалось в тиски, головой Альда понимала, что шантаж – не лучший вариант. Если он ее разлюбил, то зачем ей добиваться любви через унижение. А если чувства есть, то… Девушка не знала, что тогда.

Вдалеке Альда увидела приближающегося Амэса. Чтобы с ним не встретиться, она окольными путями через скотный двор обошла его и вернулась в замок.

В комнате ее уже ждала Досси и ласково поглаживала пернатую голову Кестреля пальцами.

- Волнуетесь перед завтрашними состязаниями, госпожа? - заботливо спросила няня.

- Нет, - сухо ответила девушка.

- Что случилось, милая? – Досси повернула голову к Альде и увидела опустошенный взгляд.

Рассказывать не хотелось, поэтому также сухо Альда бросила:

- Ничего.

Теперь в голове образовалась пустота. В сердце пусто. В душе пусто. Альда чувствовала себя расплескавшимся кувшином. Размышлять ни о чем не хотелось. Слова Котта больно задели. Безжизненно упав на кровать, девушка сразу же отдалась сну.


Глава 7.4

Гир Тарм настойчиво стучал в дверь комнаты Альды. Кестрель проснулся и завопил от громкого стука.

- Поторопись, девочка. День важный и долгий. Опаздывать нельзя, завтрак ты уже проспала!

Раньше, когда Альда спала дольше положенного, за ней приходил Котт и Дрюша. Неприятно осознавать, что сегодня это Тарм.

Получив от гира еще один нагоняй и яблоко, девушка отправилась к месту сбора.

Котт стоял на площадке, опустив глаза. Нидриг и Магнифорт шепотом переговаривались, косо поглядывая в сторону команды Тонис Рега. Те, в свою очередь, выглядели очень довольными и одухотворенными. Пурсан наверняка подбодрил их воодушевляющей речью. Остальные выглядели напряженными и сосредоточенными. Для Монт Касселя это соревнование - решающее. Если они добудут флаг, то сравняют количество очков с Тонис Регом, что приведет к еще одному дополнительному поединку.

Гир Дипат взял слово:

- Участники Турнира! Сегодня состоится заключительный этап соревнований. Ваша задача - доставить флаг, установленный на горе Мо’вирг, - он указал на не очень высокую породу, расположенную восточнее от замка, на вершине развевался красный флаг. Альда заметила, как участники щурятся, однако флаг им не разглядеть, в отличие от нее. Ее зрение, благодаря зелью, лучше в четыре раза. – Вы стартуете в разных точках: Монт Кассель начинает на площади в городе Либцир, Каста Монта от древнего дуба в Сером Лесу, Тонис Рег у одинокого камыша на Цветочном Болоте, а Юрпен Хаг от дома матер Катюллы. Все точки старта равноудалены от горы Мо’вирг и от замка. По сигналу вы отправляетесь к своим позициям, там вас ждет трофей, который вместе с флагом нужно доставить в замок как доказательство честного старта. Напоминаю, что убийство участников Турнира запрещено. Однако с собой вы можете брать оружие. По пути могут встретиться дикие хищники или разбойники. От них вы можете защищаться любым способом. Если флаг будет доставлен после шестого колокола завтрашнего дня, команде присуждается всего лишь два очка. Поиски не явившихся участников начнутся с первым колоколом следующего дня. Побег карается смертной казнью. У вас есть время подготовиться.

Команды стремительно отправились к оружейным.

- Альда, на пару слов, - гир Пурсан серьезно посмотрел на нее.

Девушка устало подошла к гиру.

- Что вам нужно?

- Сколько тебе лет?

- Четырнадцать.

- Великолепно, - Пурсан изменился в лице. В глазах заплясали радостные огоньки. – Ты не устала от таких условий? Я же вижу, что ты девушка не простая. Не крестьянка. Откуда ты родом?

- Что вам нужно? – повторила Альда. Она не была намерена отвечать на вопросы гира, желая сразу же услышать, что от нее хочет этот хитрый мужчина.

- Сделай так, чтобы ваша команда проиграла, - прямо заявил гир. Его слова не вызывали ни удивления, ни возмущения, Альда ожидала как раз нечто подобное.

- Нет.

- Я не договорил. Я заберу тебя в Тонис Рег, сделаю своей женой. Ты будешь жить в достатке, ни войн, ни хлопот, ни забот.

А вот сейчас Альде не поняла.

- В мире полным полно красивых девушек и женщин. Они более умелые и умные, чем я. Что же вы от меня-то хотите все? – Альда вложила в эту фразу всю злость, которую таила со вчерашнего вечера. Что в ней такого, что мужчины постоянно проявляют к ней внимание? Именно оно разрушило все, что у них с Коттом было.

- Не я первый, не я последний скажу тебе, что ты отличаешься безупречной красотой от остальных. Говорят, что главная красавица в Семи Королевствах была погибшая принцесса. Уверен, ты бы дала ей фору.

- Спасибо за комплимент, гир Пурсан. Позвольте, я подготовлюсь к испытанию.

- Ты не ответила на мой вопрос.

- Нет.

- Что ж, в случае проигрыша, не рассчитывай на повторное предложение, - гир оскорбленно удалился к своей команде.

Разговор с Пурсаном только еще больше разозлил Альду. Она даже слишком туго затянула на себе кожаный доспех, любезно подаренный Дипатом.

- Что он хотел? – Котт старался непринужденно задать вопрос, разглядывая что-то за спиной девушки.

- Не твое дело, - Альда хотела, как можно грубее ответить парню, чтобы он понял, как ей больно, как сильно она на него обижена за слова.

Котт скривился от ее фразы, развернулся и пошел прочь.

- Он звал меня замуж! – крикнула Альда вслед.

Сжав кулаки, Котт резко повернулся и сквозь зубы спросил:

- И что ты ответила?

Не разлюбил. Альда увидела это в его глазах. Страх. Ему страшно узнать. Вдруг она ответила да. Тогда во что бы то ни стало, она вернет Котта. Но она не будет просить его, утешать или говорить слова любви. Она даст понять ему самому, что нельзя отказываться от любви вот так просто, нельзя обижать любимого человека. И сама она тоже покажет, как любит его. Но потом. Поэтому на его вопрос ответила молчанием.

- Не ответишь?

- Ты меч возьмешь или топор? – Альда вновь проигнорировала его вопрос.

- Топор, - Котт поник.

- Участники, вы готовы? – громкий голос Дипата рассек воздух.

Болельщики столпились у ворот и радостно подбадривали все команды. Жители Каста Монты, по просьбе Терваля, желали успеха не только своей команде, но и командам соперников.

Звон колокола дал команду к началу состязания. Участники, не теряя времени, стартовали в разные стороны за первым трофеем.

Первым бежал Котт, за ним Нидриг и Магнифорт, Альда немного отставала от своих товарищей и жалела, что не опустошила второе зелье Ены, которое сделало бы ее сильнее.

- Быстрее! – подгонял Котт.

Границу леса они пересекли довольно быстро, оставалось найти старый дуб. Высокие мощные деревья во все времена года, кроме лета, стояли, будто иссохшие, без листвы и плодов. За что лес и получил свое название – Серый. Зато летом, как по волшебству, с первым лучом солнца, лес расцветал, приносил дикие плоды и кронами закрывал небо.

Котт предложил разделиться.

- Не нужно, - Альда залезла на одно из деревьев, повертев головой, вдалеке меж деревьев увидела засохшие ветви дуба. Дерево одиноко стояло на поляне в гуще леса. – Туда!

Парни и Альда рванули к дубу. Девушка заметила, что азарт и тяга к победе вскружили голову ее товарищам, и они совсем забыли об обходительности. Девушка бежала последней, все ветки, оттянутые телами пробегающих мальчишек, неизменно летели ей в лицо. Едва успевая прикрывать себя руками и уворачиваться, Альда получила все же пару ссадин на щеках и ладонях.

Добравшись до дуба, ребята не обнаружили явных признаков трофея.

- Где он? – злился Нидриг. – Мы потеряем кучу времени, пока ищем его!

- Может это? – Магнифорт поднял с земли дохлого бурундука.

- Не глупи, - Альда тоже начала нервничать из-за потерянного времени.

Вдруг послышался знакомый оглушительный клекот. Обойдя дерево, Альда увидела свою знакомую пустельгу. Она узнала птицу, потому как на месте раны в крыле виднелась беспёрая лысинка. К удивлению, снадобье Малефа быстро заживило рану.

- Кестрель!

Птица крикнула еще раз, в знак подтверждения.

Сокол облетел вокруг дерева и залез в дупло, которое никто не заприметил ранее.

- Эй, сюда, - Альда радостно указала на находку.

В дупле дуба лежала стрела с позолоченным наконечником, а на оперении прикреплена записка, где почерком Дипата начертано: «Теперь ваша цель – флаг! Удачи!».

Радость охватила команду. Альда положила трофей к остальным стрелам в колчан, и они отправились к горе Мо’вирг.

Кестрель всю дорогу преследовал Альду и ее товарищей. Но стоило девушке взглянуть на сокола, как тот скрывался из виду, как будто его здесь и не бывало.

- До темноты нам нужно добраться до горы и захватить флаг, - Котт принял на себя роль командира в этом маленьком путешествии. - После этого скроемся в какой-нибудь пещере. И до наступления рассвета двинемся в обратный путь.

Нидриг и Магнифорт поддержали Котта.

К полудню распогодилось. Солнце слепило и немного грело, от быстрой ходьбы в зимней одежде стало жарко. Котт запретил какие-либо перевалы и отдых, заставляя перекусывать на ходу.

- Если мы хоть чуть-чуть посидим, то сможем идти быстрее, - простонала Альда, тяжело дыша. Гора с флагом раскинулась выше уровня той, в которую врос их замок, поэтому постоянно приходилось идти вверх.

- Пересиль себя, после получения флага отдохнешь, - Нидриг принял сторону Котта.

Дорогу преградила небольшая горная не совсем обычная речка. Ее воды текли наоборот, не в океан, а из него.

- Видишь, Альда, даже река идет в гору и не возмущается. А она течет вверх каждый день!

- Почему у нее такое странное течение? И откуда здесь эта речка? Дефочка находится западнее.

- Это приток Дефочки – Дефилиаль, - пояснил Магнифорт. – Как и у Дефочки ее воды стремятся вверх. Почему, никто не знает. В народе Дефилиаль называют дочкой Дефочки.

- Очень интересно, - отрезал Котт. – Но как мы преодолеем реку? Почему вода зимой не замерзла?

- Вода этих двух рек теплая, какой бы мороз не наступал, они еще ни разу не замерзали.

- Откуда ты все знаешь, Магнифорт? – подивился Нидриг.

- Я родом из горного поселения Югум Акилай. Там все это знают.

- Ее можно обойти? – спросил Котт Магнифорта.

- Да, но мы потерям время, и, скорее всего, наткнемся на команду Юрпен Хага.

- Может, переплывем? – предложил Нидриг. – Вода-то все равно теплая.

- Вот совсем ты не думаешь своей головой, - вмешалась Альда. – Как мы потом мокрые по морозу пойдем?

- Решено, - скомандовал Котт. – Магнифорт, веди в обход! Нужно прибавить ход, чтобы не столкнуться с Юрпен Хагом.

Следуя за Магнифортом, ребята быстро добрались до истока Дефилиаль – озера Дефопс.

- Следов нет, - проверил Нидриг, - значит, команда Крамба здесь еще не проходила.

Двигаясь выше в гору, Альда замечала, что лес становился гуще и зловещее. Макушки хвойных деревьев совсем закрыли солнце. Кестрель все еще не выпускал их из виду.

- Дреяггхов лес! – послышался чужой мужской голос.

Котт движением руки велел остановиться. Альда укрылась за стволом одного из деревьев и выглянула, чтобы увидеть говорящих. Остальные тоже притаились.

- Заткнись, Стуфрем! – послышался второй мужской голос. – Кажется, я что-то слышал.

- Не что-то, а кого-то, - вонь от грязной одежды разбойника ударила в нос. Альда в страхе повернулась к человеку, что обнаружил ее. – Привет, сладенькая!

Второй разбойник быстро подскочил к сообщнику. Перед Альдой стояли два черноволосых мужчины с недельной щетиной на щеках. На шее одного из них выглядывала татуировка, похожая на паука. Стуфрем вырядился в богатое, но уже грязное от земли одеяние, а вот второй натянул женское платье в корсете, из которого игриво выглядывала волосатая грудь. Вместо женских прелестей в корсет напиханы рваные тряпки, которые уже начали вываливаться.

- Что ты делаешь так далеко в горах? – второй подставил к животу Альды кинжал.

Из-за раны, которую Альде однажды нанес Ришар, девушка теперь панически боялась приставленных ножей к животу. Руки и ноги затряслись, звуки которые она издавала, больше походили на скулеж раненой собаки. Дыхания не хватало. Сознание медленно покидало девушку. Товарищи Альды не спешили действовать, боясь, что от неожиданности разбойник ранит ее. К несчастью, лук висел как раз за ее спиной.

- Эй, милочка, не ори.

- Пусть орет, здесь уж никто не услышит. Давай, стягивай с нее штаны, - приказал Стуфрем.

- Да я не хочу, - сказал тот, что изображал женщину. – Может, у нее золотишко есть? Сладенькая, есть у тебя монетки? Желтые такие, блестящие?

Альда продолжала панически задыхаться.

- Видать, девка больная какая-то.

Стуфрем схватил Альду за пояс и начал развязывать ремень. Со свистом висок разбойника в платье проткнула стрела. Кинжал вместе с телом повалился на землю. Храбрость вернулась к девушке. Дыхание стало ровным. Она толкнула Стуфрема, повалив на землю, схватила кинжал из рук мертвого разбойника и приставила к горлу насильника. Но убить его не смогла. Котт, Нидриг и Магнифорт уже бежали к ней.

- О, вот и подмога твоя, милочка? Что-то поздно они, не находишь? Чего медлите, ребятки? Я ваш!

Никто из них еще не убивал человека. Лучник, пустивший стрелу, не показывал себя и, вероятно, давно скрылся.

Стуфрем воспользовался замешательством ребят, с силой схватил руку Альды с кинжалом и направил в сторону ее лица. У девушки не хватало сил, чтобы сопротивляться. Все произошло так быстро, лезвие резко рассекло лоб Альды. Боль прекратилась одновременно с тем, как брызги крови разбойника покрыли лицо девушки.

Протерев глаза от крови, Альда увидела разъяренного Котта с окровавленным топором в руках.

- Держись рядом со мной, - приказным тоном велел Котт. И Альда не посмела его ослушаться.

К вечеру заветный флаг значительно приблизился. Почти у самой вершины горы Мо’вирг Альда с товарищами встретили команду из Тонис Рега.

- Солнце Небесное! Альда, ты как будто искупалась в озере крови, - поразился Амэс. Их команда, казалось, добралась без происшествий, только ноги до самых колен у всех испачкались в тине и подсырели. – Расскажешь эту увлекательную историю по дороге в Тонис Рег?

- Не расскажет. Вперед! - скомандовал Котт.

- За мной! – последовал приказ Децора из Тонис Рега.

На вершине горы ничего не росло. Забраться можно, лишь цепляясь за небольшие выступы породы. С другой стороны гора гладкой высокой скалой никого к себе не подпускала.

Используя свои орудия, парни забирались все выше и выше к флагу. Лучники Альда и Викс могли рассчитывать только на свои руки. Все время сползая с горы, Альда ободрала ногти и пальцы в кровь. Котт хотел было спуститься за ней, но Альда крикнула:

- Флаг, достань его!

Парень понимающе кивнул и продолжил взбираться вверх. За ним по пятам лез Децор и Амэс. Магнифорт спешил, как мог, чтобы помочь Котту на вершине отвоевать флаг. Нидриг, Липоль и Викс карабкались чуть ниже остальных. Альда ползла в самом низу цепочки, чувствуя себя обузой для своей команды. Но вдруг поняла, что не обязательно всем подниматься вверх. Те, кто слабее, могли остаться на последнем устойчивом месте, чтобы дать дорогу сильным. Отпустив выступ, она скатилась на животе обратно на место встречи с Тонис Регом. Она достала лук и прицелилась на пальцы Децора, которые вот-вот схватят за пятку Котта.

- Эй! – крикнул в ее сторону Децор. – Тебе нельзя нас убивать!

- Я и не убиваю! – Альда выстрелила еще раз по второй руке командира Тонис Рега.

Децор заметно проехался на пузе вниз. Альда прицелилась в руку Амэса. Внезапно камень под рукой Магнифорта раскололся и парень бревном покатился по горе, сбивая на своем пути соперников и Нидрига. Ближе всех к вершине теперь только Амэс и Котт. Децор удержался, но отставал. Нидриг вновь бросился покорять вершину Мо’вирга, цепляясь оледеневшими пальцами за выступы. Липоль последовал его примеру. Викс остался внизу.

- Не стреляй по моим, иначе я буду стрелять по твоим.

Альда посмотрела наверх, Котт уже преодолел половину пути, соперники все еще позади.

- Договорились.

Викс уселся под дерево, растирая руки. Альда посчитала участников, и не обнаружила Магнифорта. Парень, скатившись с горы, ударился головой о камень и теперь в луже крови лежал без сознания.

Альда попыталась сдвинуть с места его тело, чтобы обработать рану, но огромную тушу Магнифорта было не так уж просто приподнять.

- Викс, помоги, - жалобно попросила девушка.

- Нет.

Альда, приложив все свои усилия, смогла перевернуть Магнифорта на другой бок.

В колчане она припрятала несколько бинтов и промыв рану белым, как облако, снегом, перевязала голову.

Вечер сгущался, темнота покрывала гору и ее окрестности, морозный ветер поднимал снег и резал лицо своими холодными порывами. Альда посадила и прислонила Магнифорта к камню. Как учил Тарм, она поближе прижалась к своему товарищу, чтобы не замерзнуть.

Рядом с Виксом снег окрасился красным. Кровь капала из ноги парня.

- Викс, у тебя рана, давай помогу, - Альда сама удивлялась своей добросердечности. Она встала,  чтобы помочь остановить кровь сопернику.

В ответ парень направил на нее лук.

- Что ты делаешь? Я же помочь хочу.

- Пригнись, - крикнул Викс.

Альда последовала его совету. В этот момент из ближайшего куста выпрыгнул огромный зверь. В прыжке он получил стрелу от Викса между глаз и замертво упал прямо на Альду. Грудь сжалась. Воздух из-за навалившейся туши, едва поступал в легкие. Девушка подумала, что сейчас умрет от удушья. Викс столкнул с нее мертвое тело огромного волка.

- Оттащим тушу к Магнифорту. Вонь мертвого волка перебьет запах живого человека. Да и теплее будет. Придут еще.

Альда помогла Виксу оттащить тушу к Магнифорту.

- Ты их видишь? – Викс прищурился, вглядываясь в темноту.

- Нет.

Зелье Ены позволяло более детально рассматривать вещи, но видеть в темноте девушка не могла.

- Никому не говори, что я вам помог.

- Ладно.

Из леса, окружавшего опушку, на которой устроились ребята, начали зажигаться пары маленьких точек. Пока Альда не понимала, что это такое, но уже чувствовала, как воздух наполняется страхом.

- Это ведь не светлячки?

- Верно, не светлячки, - доставая лук, сказал Викс.

Волки окружили их, прижимая к горе. Альда насчитала девять пар горящих глаз.

Зарядив сразу три стрелы, она посчитала, что на перезарядку времени у нее не будет и оставшиеся пять волков придется убить вручную. Если получится.

- Викс, - дрожащим не от холода голосом, позвала Альда, - ты можешь зарядить еще две стрелы?

- Я так не умею, - шепотом сказал парень.

С вершины послышался победный возглас. Кто именно кричал, Альда не поняла. Сейчас ее это не волновало. Через пару мгновений ее может вообще больше не быть. Медленно ступая и рыча, волки сужали кольцо. Медлить больше нельзя, и Альда выстрелила. Три волка заскулили. Девушка не знала, убила ли их или они раненные убежали, но три пары горящих глаз исчезли.

Викс двумя быстрыми выстрелами обезвредил еще двоих. Центральный волк бросился на Альду, сжав челюсти перед самым носом. Девушка успела подставить лук в пасть зверю. Бешено клацая зубами, волк разгрызал древко. Наконец, волк щелкнул пастью последний раз, лук треснул и сломался. Зверь запрокинул голову для более мощного рывка. Стремительно Альда всадила животному обломленную часть лука в нижнюю челюсть. Уже второй раз за день кровь забрызгала лицо девушки. Зверь, заскулив, замертво упал, повалившись на бок.

Альда услышала сдавленный крик Викса. Один из волков перегрыз ему горло, а второй тащил за ногу в чащу. Третий зверь обнюхивал Магнифорта, укрытого телом сородича. Раздумывать и сожалеть времени не оставалось. Альда, ведомая страхом и невероятным везением, вытянула руку, схватила лук Викса и выпустила две стрелы, по одной на каждого зверя-убийцу. Животные пали замертво, так и не разжав челюсти. Последний волк увидел сопротивляющуюся добычу и бросился к Альде. Он подобрался слишком близко, чтобы стрела могла поразить его. Приготовившись к смерти, Альда инстинктивно закрыла горло и лицо руками. Внезапно он просто начал идти по одному месту. Очень вовремя Магнифорт пришел в себя и схватил зверя за хвост. Одним прыжком волк настиг парня и повалил на снег. Бешеная слюна текла и капала на лицо Магнифорта. Альда бросила в волка камень и попала ему в хвост. Яростно рыча, волк щелкнул челюстью и опять рванул в сторону девушки. Магнифорт бросился за ним, по пути доставая меч из ножен. Со всех ног Альда убегала от хищника, в темноте она запнулась о тело Викса и повалилась в сугроб. Волк почти настиг ее, но в этот момент Магнифорт вонзил в его холку меч так сильно, что конец клинка, бордовый от крови, вылез через грудь с ошметками мяса.

В свете луны можно было разглядеть место побоища. От горы волчьих трупов и их внутренностей Альду вывернуло наружу. А, увидев тело Викса, она взвывала не хуже волка.

Где-то с вершины горы она услышала испуганный голос Котта, он звал ее по имени. Магнифорт обнял Альду и хлопал по плечу. Не моргая, Альда стояла, уставившись в мглу, рвущуюся из леса. Она боялась, что вот-вот в глубине вдруг снова засветятся желто-зеленые огоньки.

- Альда! – голос Котта звучал ближе.

Но девушка будто не слышала.

- Альда!

- Мы здесь! – крикнул Магнифорт в ответ.

Котт скользил с горы прямо на ногах. В руках он держал флаг. Оглядев поляну, он пришел в ужас. Нидриг и команда Викса вскоре тоже подоспели.

- Ви-и-икс! – закричал Липоль. – Это ты виновата! Спасла свою шкуру, а его не защитила!

Липоль бросился с кулаками на Альду. Децор дал пощечину своему товарищу.

- Она здесь не при чем, ты же видишь, - он холодно смотрел на друга. – Идите. Мы даем вам фору. Мы считали, команда из Юрпен Хага придет с той стороны, - он указал на восточную сторону горы. Следов Монт Касселя мы не видели, хотя должны были столкнуться с ними в миле отсюда. Спасибо, что спас Амэса, и не дал нам потерять еще одного друга. Шанс на победу без Викса мал, но если вы попадете нам на пути, мы сделаем все, чтобы отобрать флаг.

- Ты их отпускаешь? – возмутился Липоль. – Они наши главные враги! Ты слышал Пурсана! Любой ценой не дать им победить!

- Но не ценой наших жизней! – взорвался Децор. - Ты хочешь, чтобы тело твоего товарища склевали птицы и растащили на куски хищники?

Липоль угрюмо потупил взгляд.

- Проваливайте! И не попадайтесь нам на глаза!

- Это лук Викса, - Альда протянула оружие Децору. - Я взяла его, когда он уже погиб. Им я убила этих двух волков. Я сожалею о том, что не успела его спасти.

Децор хотел было что-то сказать, но все же взял лук. Альда заметила, что Амэс притаился тише травы и вообще не подавал голоса.

В подавленном настроении Котт, Альда, Магнифорт и Нидриг скрылись с опушки, не забыв прихватить флаг. Взявшись за руки, они двигались в южном направлении обратно к замку.

Кестрель, как оказалось, далеко от них не улетал. В ночной темноте он сел к Альде на плечо, уцепился когтями за кожу. Девушка не стала его прогонять.

- Котт, нам нужно где-то переночевать, отдохнуть и согреться, - клацая зубами от холода, сказал Нидриг.

- Магнифорт, ты, кажется, хорошо ориентируешься в этих местах, знаешь, где мы можем укрыться?

- Здесь недалеко есть горная пещера. Там раньше находился вход в гномий рудник, но ее завалило, так что она не очень глубокая.

- Нам лишь бы укрыться от ветра.

- Тогда нужно немного вернуться.

Как оказалось, пещеру завалило почти до самого входа, но место для укрытия нашлось. Парни развели костер. Куриное мясо, заботливо сложенное Досси в колчан, после долгого похода даже холодным казалось божественно вкусным. Котт остался дежурить, Нидриг и Магнифорт, утомившись, быстро уснули. От ужасов, которых Альда сегодня навидалась, уснуть не удалось. Девушка уселась рядом с Коттом у костра и тяжело вздохнула.

- Я не должен был разрешать тебе участвовать в Турнире.

- Теперь, когда ты меня отпустил, - Альда с нажимом произнесла последнее слово, - ты вообще никак не влияешь на мои решения.

- Я сделал это против своей воли, - он внимательно посмотрел на девушку.

- А по чьей же ты воле действовал?

- Я подумал, что ты меня больше не любишь.

- Что за глупости? Как я могу тебя разлюбить?

- Амэс…

- Замолчи! Сначала Фар, сейчас Амэс! Сколько раз еще мне нужно тебе доказать, что мне другой не нужен!

- То есть, ты меня все еще любишь? – Котт расцвел на глазах.

- Да, так и есть, - Альда старалась отвечать непринужденно и без эмоций.

Котт полез ее целовать, но девушка отодвинула его лицо пальцем и помахала им перед носом парня.

- Не-а! Я тебя еще не простила за свое разбитое сердце.

Котт сделал вид, что расстроился, а у самого улыбка не сходила с лица.

- Я, правда, думал, что ты меня разлюбила.

Альда молчала.

- Я по тебе скучал, - промурлыкал Котт на ухо отвернувшейся девушке. Альда все еще обижалась, но сдерживала улыбку из последних сил.

- Можно мне подержать тебя за руку?

Благосклонно Альда подала ладонь и позволила Котту целовать ее. До самого рассвета Котт не выпускал ее пальцы из своих.

С первыми лучами солнца ребята выдвинулись в путь. Нидриг подвернул ногу и отряд замедлился. Солнце уже достигло зенита, когда ребята поняли, что забыли флаг в пещере.

По возвращению флаг они не нашли, зато на снегу обнаружили следы четырех пар ног. Это явно не отряд Тонис Рега. Котт и Магнифорт ушли вперед по следам, оставив Альду и Нидрига тихонько ковылять к замку.

- Я думаю, что это отряд из Юрпен Хага забрал наш флаг, - обреченно сказал Нидриг. – Какие же мы идиоты. Наверное, мне придется покинуть вас.

- Не говори так, - попыталась утешить Альда. – Магнифорт и Котт отвоюют флаг.

Медленно, но верно Нидриг и Альда двигались по следам. У озера Альда заметила, что в некоторых местах снег истоптан очень сильно, как будто кто-то долго ходил на одном месте. Тут же увидела следы упавших тел. Судя по размеру, лежал Магнифорт. Волнение подступило к горлу. От озера вело шесть полосок следов. Очевидно, что Котт и Магнифорт сражались здесь с кем-то. Кого они догнали? Монт Кассель или Юрпен Хаг?

Неожиданно подал звук Кестрель. Он смотрел на Альду и кричал.

- Что ты хочешь сказать? – Альда внимательно посмотрела по сторонам. Никого и ничего видно не было.

Сокол взлетел, схватил ее руку когтями, потянул и отпустил, приземлившись на снег. Альда последовала за ним. Там, где топтался сокол, что-то лежало. Раскопав руками снег, Альда увидела флаг.

- Нидриг, смотри! – Альда радостно помахала главным трофеем.

- Они, наверное, тоже забыли про него!

Девушка торопливо спрятала флаг в колчан, древком наружу и распустила волосы, чтобы никто не увидел содержимое.

- Подождем Котта и Магнифорта у ворот. Главное, первыми доставить флаг.

Нидриг, собрался с духом и вместе с Альдой они отправились к замку.

Вскоре их нагнал отряд из Тонис Рега. Амэс и Децор на самодельных носилках несли тело Викса.

- Ага! Кто это тут у нас? Слабые и больные, которых оставили на съедение волкам! – издевался Липоль. – Мы вроде предупреждали вас, не попадаться нам на пути. Где флаг?

- Я не знаю, у нас его кто-то украл, - соврала Альда. – Котт и Магнифорт погнались за ворами, а Нидриг подвернул ногу.

Децор осматривался по сторонам.

- Липоль, флаг у нее. Обыщи ее!

- Альда, следы нужно заметать, - Амэс с сожалением поставил носилки на землю.

Липоль угрожающе зашагал в сторону Альды. Нидриг отважно вытащил меч из ножен. Но Липоль оттолкнул его как назойливую муху. Не удержав равновесие, парень упал.

Альда в отчаянии вытащила единственное оружие, которое у нее было – кинжал Анциллы.

- Этой иголкой ты меня победить собираешься?

- Не подходи! – Альда для устрашения пару раз махнула кинжалом.

Липоль засмеялся. Он выбил из рук Альды клинок и с силой сдернул колчан. Альда отчаянно схватилась за него, накрывая телом. Правой ногой она пнула Липоля в промежность.

- Ах ты дрянь! – взвизгнул парень и наотмашь ударил девушку по лицу.

Альда утерла кровь и побежала в обратном направлении, не зная, как дальше действовать и как спасти флаг. Пока Липоль корчился от боли, Децор и Амэс бросились за ней в погоню. Лежащий на земле Нидриг, схватил бегущего мимо него Амэса за ногу, пытаясь остановить врага. Захват удался. Амэс приземлился лицом на наст и разбил нос. Кровь текла ручьем, мешая дышать.

Децор к тому времени уже почти настиг Альду, но Кестрель спикировал на него, не позволяя догнать девушку.

- Дреяггхова птица, пошла прочь!

Кое-как отбившись от сокола, одним прыжком Децор поймал Альду и вырвал флаг, победно вскинув руку вверх. Пальцы тут же разжались, когда стрела Мунданина воткнулась в плечо. Воины из Юрпен Хага вместе с Коттом и Магнифортом вернулись за вновь потерянным флагом.

С громким криком «а-а-а» Хумли протаранил головой Амэса в живот. Коренастый Чанк блокировал Липоля, схватив его шею в усыпляющее кольцо. Магнифорт, не теряя времени, схватил Нидрига и закинул на спину. Деник попытался им помешать, но потерял сознание, получив хороший удар Магнифорта по затылку. Альда со всех ног неслась к Котту, оббегая соперников и держа в одной руке флаг, а в другой колчан с трофеем.

Мунданин направил стрелу на нее. Котт вступил с ним в схватку, давая Альде время, чтобы убежать. Децор тоже не думал сдаваться. Но ему опять помешал Кестрель. Командир Тонис Рега отстал от Альды и птица улетела. Магнифорт с Нидригом на плече уже умчались далеко вперед.

- Котт, бежим! – на ходу крикнула Альда и ускорила темп, догоняя товарищей.

Котт со всей силы отпихнул Мунданина.

- Бегите зигзагом! – Альда знала, что по движущейся в разные стороны мишени попасть сложнее, чем по удаляющейся.

Действительно, Мунданин ни разу не попал. Главным и действенным условием Турнира являлось то, что команда должна явиться в полном составе и принести флаг в замок.

Пока Юрпен Хаг и Тонис Рег приводили себя в боевое состояние, команде Каста Монты удалось оторваться.

Всю дорогу, пока Нидриг висел на плече Магнифорта, он выкрикивал разные победные фразы.

Но Альду беспокоило то, что от команды Монт Касселя все еще не было ни слуху, ни духу. Но чем больше ребята приближались к замку, тем более ослабевало волнение Альды. Но напрасно. Когда до замка оставалось не больше мили, из-за пригорка выскочил Доримей – командир Монт Касселя.

- Я-то думал, что вы не дойдете. А чего такие измученные?

В отличие от остальных участников Турнира Доримей выглядел ровно таким же, каким покинул вчера замок. Из-за пригорка вслед за Доримеем вышли такие же бодрые и пышущие здоровьем Дий, Хастик и Калли.

- Если вы отберете у нас флаг, вам все равно никто не поверит, что вы за него сражались! – возмутился Нидриг.

- Видишь ли, - он махнул рукой, и Калли направил лук на Котта, - для победы нужно доставить флаг в замок, совсем не обязательно при этом идти за ним на гору.

- Думаешь, после всего, что мы пережили, - крикнула Альда, потирая разбитую губу, - мы позволим тебе забрать у нас флаг?

- Именно так, - нагло улыбнулся Доримей.

- Хрен тебе, а не флаг! – крикнул Нидриг, а Альда бросилась на Доримея с кулаками. Все ее мучения не должны пропасть напрасно.

Магнифорт сбросил Нидрига и помчался на подмогу к девушке. Котт увернулся от выпущенной в него стрелы и одним ударом уложил Калли. Альда так махала кулаками, что Доримей еле успевал отбиваться. Магнифорт сражался с Хастиком, а Котт вновь схлестнулся с Дием.

- Победил тебя в прошлый раз, сделаю это и сейчас!

- Не дождешься!

Придя в себя, Калли пополз к Нидригу, который охранял колчан с трофеями.

- Пошел прочь, козел! – Нидриг здоровой ногой попытался оттолкнуть Калли.

Но лучник оказался ловчее, схватив колчан, он стремительно побежал к замку.

- Флаг у меня!

Его команда прекратила сражение, сменив тактику обороны на бегство.

- Это нечестно! – кричала им в спины Альда.

- На войне, как на войне! – усмехнулся Доримей.

- Я тоже считаю, что это не честно, - Мунданин из Юрпен Хага вместе со своей командой и командой Тонис Рега нагнали своих соперников. Парень протянул лук Альде. – Думаю, у тебя это получится лучше. Но как попадешь, мы все снова станем соперниками.

Альда кивнула. Магнифорт снова закинул Нидрига на плечо. Котт приготовился к старту. Нечестная игра команды Монт Касселя сплотила непримиримых соперников против одного врага. Хотя Альде показалось, что Тонис Рег уже принял свое поражение. Ноша с мертвым телом друга не только мешала быстро передвигаться, но и убивала волю к победе.

Альда быстро прицелилась и отпустила тетиву. Как она и хотела стрела настигла врага в правую ягодицу. От боли Калли упал и выронил колчан.

- Еще не время, - ограничивал свою команду Хумли из Юрпен Хага. – Дождитесь, когда девочка положит всех.

Не позволяя перехватить колчан с флагом, Альда подкосила Доримея, прострелив ему икру. Хастик и Дий тоже получили свои стрелы в самые мягкие ткани на теле.

Как только Альда отбросила лук, участники кинулись за флагом. Доримей делал тщетные попытки доползти и забрать колчан.

Котт быстрее всех добежал до флага, схватил его и обернулся посмотреть на своих соперников.

- Беги! – крикнула Альда.

Но Котт побежал не прямо к замку, а свернул в лес. Команда Юрпен Хага ованула за ним.

- Идиоты! – услышала Альда голос Амэса. – А вы что встали, бегите к замку, он вас там и догонит.

- Спасибо, - удивленно поблагодарила Альда.

Магнифорт с Нидригом на плече и Альда уже приближались к замку, когда Котт с колчаном их нагнал. Хумли, понявший, что их обманули, опустился на колени и кричал в воздух бранные слова. Болельщики и гиры, услышав шум, вывалили из ворот, встречать победителей.

Зрелище им представилось нелепо ужасающим. Грязный и потный Котт бежал впереди всех, размахивая флагом, за спиной висел колчан с трофеем. За ним бежала Альда, лицо и руки в засохшей крови, ссадинах и порезах. Бледный Магнифорт едва отставал за своими, неся на плече Нидрига с неестественно выгнутой лодыжкой. Недалеко от них, не спеша, ковыляли Децор и Амэс с носилками, на которых лежал Викс с перегрызенной глоткой. Липоль рядом с ними шел абсолютно безжизненно и безучастно. Совсем вдалеке выл Хумли, товарищи пытались утешить его и заставить пойти в замок. А команда Монт Касселя с подбитыми ягодицами только-только появилась на горизонте.


Утром следующего дня состоялись похороны Викса. Гир Пурсан не сказал ни слова с момента прибытия команд в замок. После сожжения он забрал Децора, Липоля и, не попрощавшись, уехал в свой Тонис Рег.

Гир Лонгуас с пеной у рта кричал, что действия его команды совсем не противоречили правилам. С ним никто не спорил, однако он все равно это кому-то доказывал. Возможно, самому себе. Они пробыли в Каста Монте ровно столько, сколько потребовалось, чтобы залечить раны на ягодицах его команды, иначе в седле сидеть просто невозможно. Альда никого не хотела бы оставлять из этой паршивой команды, но по условиям Калли остался.

Гир Крамб долго уговаривал Дипата оставить Чанка себе. Но правила есть правила. Чанк стал воином Каста Монты. Альде, конечно, нравился больше Мунданин, но решение гира Тарма нельзя оспорить.

Калли и Чанк уже оканчивали трехлетний курс будущего легионера, поэтому гир Дипат распределил их гиру Гимону. Амэс попал в отряд к Тарму.

Котт потом рассказал Альде, что на вершине Амэс хотел столкнуть его с обрыва, но поскользнулся и начал падать сам. Децор воспользовался замешательством и бросил Амэса, схватив флаг. Котт протянул руку помощи своему сопернику и достал его из обрыва. А потом забрал флаг у Децора, пока они с Амэсом ругались. После спасения Амэс больше не провоцировал Котта.


А в первый день весны Альда и Магнифорт получили звания велисов и серебряные звездочки на воротник. Нидриг и Котт, которые уже являлись велисами у своих отрядов, получили золотые звездочки. Как узнала Альда, золотые звездочки велиса позволяют отдавать приказы не только рядовым солдатам, но и велисам с серебряными звездочками. Следующее звание гира с зелеными погонами можно получить по приказу вышестоящего гира.

В середине весны Альда начала свой шестнадцатый год жизни. А в конце весны со слезами на глазах отпускала в долгий и грязный поход Нидрига и Магнифорта.

С замиранием сердца она ждала свой последний год в замке.


Глава 8. Последнее торжество

Летний день был настолько ярким, что Альде приходилось щурить глаза. Солнце припекало макушку, волосы Котта, обдуваемые теплым легким ветерком, ослепительно блестели на свету. Девушка перебирала их, пытаясь заплести крохотные косички.

Последний год обучения начался с приветливо теплого лета, перешедшего в изнурительный зной. В День Небесного Солнца Гимон принял своих новых воинов, которых стало вдвое больше, чем его предыдущий отряд. А у Досси увеличился объем работы. Готовить и стирать приходилось больше. Гиру Дипату тоже стало не хватать времени. У него появилось много бумажной работы.

Молодые воины рассказывали, что в Шести Королевствах совсем беда. Короли-наместники окончательно развалили государство. Дерут налоги, а провизию и ресурсы отправляют во Фрегацию. Чтобы спасти детей от голода, народ добровольно сдает их в руки Собирателей. Именно так прозвали людей на подобии Стипа, которые раньше крали детей.

Из-за таких изменений в стране, дети, которые прибыли, вели себя достаточно спокойно и не пугались, как, например, Альда и Котт, когда их привезли сюда. Военное обучение воспринимали как должное. Однако появились и наглецы, которые возомнили себя на особом положении. То были дети дацисов и комитесов. С их шайки быстро сбили спесь тремя днями на столбе позора. После унижений, они сбились в одну группу и общались только тесным кругом, не подпуская к себе больше никого. Альде они не приходились по душе. Наглые и озлобленные дети напоминали ей Ришара, поэтому от них она старалась держаться подальше. Но Дипат решил иначе. Отряд Гимона поделили на две части. А Альде как новой велисе поручили весь год обучать новобранцев стрельбе. Первые полгода одна половина новобранцев, а вторые полгода – другая.

Альда никогда не видела себя наставницей, такой как для нее была Винера. Но к заданию отнеслась со всей серьезностью и ответственностью, нужно же было оправдывать свое звание.

Оказалось, что она совсем неплохой учитель. Молодым бойцам нравилось, как она объясняет и учит стрелять. На тренировку с ней мальчишки бежали с радостью, потому что Альда иногда делала им поблажки и никогда ни на кого не кричала. К радости девушки, это никак не влияло на их уровень подготовки. К середине лета все уже довольно сносно попадали в мишень.

Еще Альда так и продолжала помогать Дипату в отправке и приеме писем. Она заметила, что Дрюша заваливает Крисмере письмами, а ответа не получает, и после посещения матер Катюллы приходит грустный и молчаливый. Котту и Альде он ничего не рассказывал. Ругая себя, Альда прочла пару его писем. Кажется, Дрюк влюбился очень сильно, он тосковал по кучерявой девушке. Но Крисмере в каждый день посещения Дрюши то проводила время с другим, то болела.

Пойдя на крайние меры, Альда стала прятать послания Дрюши. Не получая внимания, Крисмере все же решила написать. Она отправила ему сухую записку, интересуясь, почему же Дрюша перестал отправлять послания. Альда, в который раз проклиная себя за вмешательство, не стала отдавать ее Дрюку. И вот уже Крисмере начала писать письма, не получая ответа. В очередном послании девушка ждала визита Дрюши в ближайшее время. Это письмо Альда уже не стала прятать.

Сегодня, окрыленный любовью парень, с радостью отправился к матер Катюлле, а Котт и Альда валялись в траве на заднем дворе, греясь на солнышке.

- Все это так странно, - протянул расслабленно Котт.

- Что странно? – Альда скрутила на его голове очередную крошку-косичку.

- Уже через год мы отправимся в грязный поход. Мне здесь нравится. Я бы остался.

- Может попросить Дипата? Он оставит нас здесь.

- Я бы остался здесь тренироваться, но он не может так сделать.

- То есть гиром хочешь стать?

- Было бы неплохо, - Котт тряхнул головой, и косички растрепались. – Но, чтобы стать гиром, нужно одержать победу в нескольких битвах.

- Я не хочу в грязный поход.

- Почему?

- Одно только название меня пугает. Интересно, чем сейчас занимаются Нидриг и Магнифорт?

- Может, они плещутся в прохладной речке? – Котт мечтательно потянулся. – Я бы искупался.

- Альда! – гир Дипат так громко и неожиданно позвал девушку, что она подскочила на месте. – Поди сюда.

Альда послушно подошла к гиру. Котт тоже собирался подойти, но гир махнул ему рукой, чтоб тот не вставал.

Дипат отвел Альду подальше и сказал:

- Ты не передумала становиться хранительницей?

- Нет, - девушка удивленно посмотрела на гира.

- Король Аварис дает неплохую плату за лучниц. Я договорюсь, чтобы по прибытию в Урфриг тебя определили к какому-нибудь высокопоставленному гиру, чтобы твоя жизнь была в относительной безопасности. Такие гиры редко участвуют в гуще битвы.

- Но я не хочу быть хранительницей какого-то гира. Я хочу связать себя с Коттом.

- Не глупи, Альда, - громко зашептал Дипат. – Котт еще слишком молод, чтобы иметь свою хранительницу. Случись какая потасовка в походе и все – вы оба погибните, почем зря. Я ведь не для этого тебя обучал.

- А Котта вы обучали, для того, чтобы он погиб при первой же потасовке?

- Не вредничай, - пригрозил Дипат. – Я лишь добра тебе желаю.

- Спасибо, но хранительницей я стану только для Котта.

- Вот ведь упрямая! Тебе все равно не позволят связать себя с ним. Все чародеи сейчас во Фрегации. Кто тебе сварит зелье?

Альда помрачнела. Дипат был прав, зелье хранительницы действительно сварить некому, а охранять чужого ей гира совершенно не хотелось. Такой поворот событий она не рассматривала.

- Ты можешь остаться в замке и учить новобранцев стрельбе. Для этого достаточно звания велисы, - смягчился Дипат.

- Ну как же вы не поймете?! – голос Альды был полон отчаяния. – Я лишь с Коттом хочу свою жизнь связать! Зачем мне быть хранительницей у неизвестного мне человека, которого я не люблю? В чем для меня будет его ценность?

- Сегодня любишь, завтра нет. У вас молодых все быстротечно и недолговечно! – Дипат определенно не верил в любовь. – Если жизнь дорога, будешь хранить любого человека, от которого она зависит!

- Не буду! – крикнула Альда. – Мне не дорога жизнь, если в ней Котта не будет! Это… Это не жизнь тогда будет! А существование! Выживание!

- Придержи-ка язык! Ты орешь на старшего по званию! – Дипат перешел на военное общение, а значит, Альда сильно его разозлила своими словами.

Девушка замолчала.

- Что от меня сейчас требуется? – уже спокойным тоном спросила она.

- Свободна!

Беззвучно топая по мягкой траве, Альда вернулась к Котту и гневно пересказала беседу с Дипатом.

- Может, так действительно будет лучше? – Котт раздосадовался. – Я еще не закален в битвах. А ты станешь хранительницей для воина, который почти не будет участвовать в сражениях. Это же не помешает нам быть вместе.

- Меня это не устраивает! Я хочу оберегать тебя, если это в моих силах. Мы должны что-нибудь придумать!

- Альда, куда ты торопишься? У нас еще столько времени до прибытия в Урфриг. Мы обязательно решим, что с этим делать.

Девушка нервно кивнула.

Весь день у нее не выходила мысль о том, что она не сможет стать хранительницей Котта. Даже приход счастливого Дрюши от матер Катюллы не смог отвлечь ее от беспокойных мыслей.

Вечером, до отбоя она отправилась почитать в общий зал. С ее подачи гир Дипат заказал несколько рукописей, и библиотека пополнилась новыми экземплярами. Котт с Дрюшей летние вечера проводили за игрой в мяч.

К своему удивлению, Альда обнаружила в общем зале Амэса.

- Что ты здесь делаешь?

- То же, что и ты, - не отрываясь от чтения, сказал парень.

- Я заметила, что ты уже в который раз пропускаешь походы к матер Катюлле.

- Все верно, - Амэс как будто неохотно общался с ней, хотя тон его голоса был весьма приветлив.

- Почему?

Парень внимательно посмотрел на Альду. Казалось, будто она спросила полную глупость.

- Я не считаю, что должен платить за объятия женщины, тем более, чтобы кто-то другой делал это за меня. Я могу взять сам любую женщину.

- Ну не любую, - Альда лукаво улыбнулась.

- Если ты говоришь о себе, то это лишь дело времени, - обыденно сказал Амэс.

- Ты не можешь так утверждать, - Альда чувствовала себя оскорбленной, но выяснить, почему он так считает, казалось необходимым. – Ты не смог меня добиться.

- Я и не пытался. Ты сама себе все придумала.

- Но… ты все время говорил о том, что хочешь, чтобы я поехала в Тонис Рег с тобой. И все время пытался поссорить нас с Коттом! Подарил мне цветок на своем поединке!

- Ничего из этого не показывает мою заинтересованность к тебе.

Амэс говорил без издевки и совершенно спокойно. Альда чувствовала себя полнейшей дурой. Ведь действительно, она придумала себе, что всем нравится. Считала, что каждый, кто с ней флиртует, влюблен в нее. Изводила себя и Котта, а для Амэса это всего лишь игра? Настроение окончательно упало, она чувствовала себя виноватой перед Коттом, думала, о том, что вела себя неподобающе и вообще не достойна ни внимания, ни любви Котта.

Амэс заметил терзания Альды и прямолинейно заявил:

- Но я не буду скрывать, что ты мне нравишься. И будь ты в доме у матер Катюллы, к тебе бы я пришел.

От его слов стало почему-то немного легче. Легче от того, что она не ошиблась хотя бы в том, что симпатична ему.

- Я бы никогда не работала у матер! Даже под страхом смерти!

- Именно поэтому ты мне и нравишься. Ты непорочна и невинна. Как только это изменится, ты перестанешь меня интересовать.

Амэс был до противного откровенен.

- То есть, пока девушка невинна, она тебе интересна?

- Именно так.

- А если невинность она отдаст тебе, то тоже перестанет быть интересна?

- Это зависит от самой девушки. Не переживай, если твоим первым мужчиной стану я, то оставлю тебя себе.

- Что значит «оставлю себе»? – Альда надеялась, что этот разговор носит только теоретический характер. Но этих слов Амэса она не поняла.

- Это значит, что я не потеряю интерес к тебе, если ты достанешься именно мне.

- С чего ты взял, что я невинна? – Альда удивлялась самой себе, подобные разговоры с Коттом ее смущали, но с Амэсом стеснения не было, хотелось вести себя вызывающе.

- Разве это не так?

Альда залилась краской. Амэс заметил, как она смутилась и продолжил:

- Это видно по Котту.

- При чем здесь Котт?

Амэс ничего не ответил.

- Тогда почему ты не пытаешься меня добиться? – не унималась Альда.

- Ты хочешь, чтобы я это делал?

- Нет!

- Тогда зачем спрашивать это?

- Меня интересует смена твоего поведения. После Турнира ты ни с кем не общаешься.

- Мне не нужны друзья.

- Почему? Всем нужны друзья. Так легче.

- Легче что? Жить? А потом терять друзей? Это легко?

- Извини. Я не знала, что ты кого-то потерял.

- И ты потеряешь.

- Очень обнадеживающе, Амэс! Но ты так и не ответил на мой вопрос.

- Котт спас мне жизнь. Там на горе. Мы были соперниками, но он ни на мгновенье не задумался, спасти меня или нет. Он протянул руку. Он честный воин и достойный человек. Пока я не верну ему долг, ты сладкий, но запретный плод для меня.

Парень снова уткнулся в книгу.

- Что читаешь?

- «Хроники Фертилии».

- Не знала, что у нас такая есть.

- Она новая. Уже дочитал до встречи Венатора и Фриги.

Альда заинтересованно посмотрела на том. Ей непременно нужно было прочесть, что же в хрониках написано о ее родителях. Она так мало о них знала, все ее знания были получены только от братьев. Она знала, что ее мама была очень доброй и любящей своих сыновей, она вместе с ними путешествовала по стране и часто устраивала походы. А отец брал их на охоту, учил драться и сражаться.

- Хочешь почитать? – спросил Амэс, увидев заинтересованный взгляд девушки.

Альда кивнула.

- Я отдам тебе книгу, если скажешь, почему тебя зовут точно также, как и принцессу, дочь Фриги и Венатора.

- Ты сказал, что дочитал только до их встречи!

- Я обманул тебя.

- Просто дай прочесть.

- Ты знаешь условия.

- Меня назвали в честь принцессы! Потому что мы с ней родились примерно в одно и то же время. Теперь давай.

- Как скажете, Ваше Высочество.

Амэс протянул книгу Альде. По его словам Альда не поняла, догадался он или нет, поверил ли ее словам? Даже если он и догадался, то у него нет ни доказательств, ни полномочий, чтобы сообщить об этом Аварису.

Альда с замиранием сердца трепетно открыла книгу и начала читать.

«Молодой Венатор после смерти отца своего да матери вступил на престол. Был он одинок и слаб. Средиземье и Фрегация - ближние государства, отказали в помощи юному королю и злые замыслы свои против него строить начали. Оградил Венатор тогда вход в страну крепостью могучею – Арчем-защитником, чтобы пусто было всяк пришедшему с темным замыслом. Люди да орки позарились на богатства Фертилии, но Венатор ото всех отбился да чаровников всех прочь прогнал. Процветать стала Фертилия да здравствовать. Полюбили люди короля своего нового да нарекли его Славным.

Спустя годы, встретил Венатор Славный судьбу свою из холодного Урфрига – сбежавшую сестру тирана Транниса - Фригу, погубившую душу его и разум. Народила Фрига отпрысков семь сыновей да дочь. То были ныне здравствующие и почившие престолонаследники: Прифил, Секуфил, Жеми, Дедым, Павалет, Радибас, Амет и Альда.

Не вынесла последних родов королева Фрига да померла, не успев понянчить дочь.

За границею зарождалась война. Орки все чаще нападали на людей, но по договору не могли объявить открытую войну. Почуяв неладное, новый король Фрегации сын Транниса - Аварис и король Средиземья Дум ди Грих стали собирать армии да к войне готовиться. И Венатора звали, да тот заупрямился и отказался. А потом и помер с горя без Фриги, оставив Фертилию сыновьям своим молодым».

Что было дальше, Альда знала, поэтому пролистала несколько страниц, и, отыскав свое имя в самом конце, снова начала читать.

«… пропала прекрасная Альда. Убитые горем братья и Его Величество Аварис искали сестру, да так и не нашли. Принцесса Альда ныне считается погибшей.

Шесть наместников правят разрозненными слабыми королевствами. Аварис Величественный заново отстраивает разрушенный Арч».

На этом книга обрывается. Альда поймала себя на мысли, что ей было бы лениво постоянно переписывать хроники, ведь такие фолианты приходилось оформлять заново, с добавлением записей и даже их исправлением. Она с сожалением отметила, что про мать написано очень мало, и ее считают судьбой Венатора, погубившей короля.

Девушка расстроенно отбросила книгу.

- Что-то не так про тебя написано?

- Да все так!

Амэс торжествующе хлопнул в ладоши. Поняв, что парень поймал ее, Альда прижала ладонь к губам.

- Так и знал, что принцесса – это ты.

- Замолчи! – шикнула Альда.

- Не бойся, я никому не скажу, кто ты, - все еще довольно улыбаясь, сказал Амэс. – Мне интересно, почему ты скрываешься, но я не буду тебя спрашивать. Расскажешь сама, если захочешь.

- Не захочу.

- Теперь ты мне нравишься еще больше.

Альда фыркнула. День стал еще отвратительней. Мало того, что ей запрещают быть хранительницей Котта, так тут еще и Амэс, который раскрыл ее тайну.

- Что ж, принцесса, скоро прозвучит колокол, который соберет нас на построение. Поспешу на задний двор, чтобы не расстраивать своего велиса.

Амэс отвесил поклон и покинул зал. Сразу после его ухода Альда услышала звон колокола.



Глава 8.2

Альда спала беспокойно, все время ворочаясь во сне. Сегодня ей опять приснилась рыжая чародейка.

- Ты чем-то обеспокоена? – звучал голос Ены во сне.

- Да, - жаловалась Альда. – Мне запрещают становиться хранительницей Котта!

- И ты их послушаешь?

- Нет! Я не стану хранительницей другому мужчине!

- Тогда почему же ты расстроена?

- Все чародеи находятся во Фрегации, и до прибытия туда у меня нет возможности достать зелье хранительницы!

- А что за кулон висит у тебя на шее?

Сон оборвался. Альда резко села на кровати. Почему ей снится Ена? Это уже не первый раз, когда она или Ане врываются в сны и дают ей советы. Иногда они снились просто так и спрашивали как дела. Она отчетливо не могла их разглядеть, но голос слышала так, как будто они стояли рядом. Решив выяснить это потом, Альда стала вспоминать то, что ей приснилось. Что же у нее спросила Ена?

Сквозь темноту начало пробиваться слабое сиреневое свечение. Кулон! Вот о чем спрашивала волшебница. Но при чем здесь украшение и зелье хранительницы? И тут она все вспомнила. Кулон на день рождения ей подарил верховный чародей Семи Королевств Фиден, которого Венатор оставил даже после изгнания волшебников из страны.

Помнится, он сказал Альде перед уходом, что она сможет вызвать его, когда потребуется. Что ж, это тот самый случай, посчитала Альда. Не желая больше ждать, она решила пробраться к Котту и вместе с ним вызвать чародея.

Стараясь шагать как можно тише, Альда добралась до спальни мальчиков. Она еще ни разу не ходила к ним. Поднявшись на второй этаж, еще вначале коридора она услышала громкий храп, доносившийся из спальни. Не представляя, как можно под такие трели засыпать, Альда мысленно пожалела Котта и Дрюшу.

Когда она открыла дверь, храп оказался еще громче, и его издавал Дрюк.

- Матерь Солнца Небесного, когда же он заглохнет? – Альда узнала тихий голос Бреба. – Котт, это же твой друг, заткни его, пожалуйста.

- Да, Котт, - поддакнул Ризик, еще один товарищ Альды и Котта по отряду, - как велиса тебя просим, сделай что-нибудь!

Котт достал подушку из-под головы и кинул в Дрюшу. Тот перестал храпеть, послышались облегченные вздохи. Но через мгновенье тишину снова разрезал звук сладкого храпа. Альда посочувствовала товарищам, услышав их разочарованные возгласы.

- Котт, - шепотом позвала она.

- Кто здесь? – заорал один из парней. И куча подушек полетела в Альду, сбив ее с ног.

Котт зажег свечу и направил в сторону входа.

- Идиоты, это Альда!

От шума проснулся Дрюк, прекратив свой ужасный храп. Все оставшиеся подушки полетели в его сторону. Котт помог подняться Альде.

- Что тут происходит? – протер Дрюша глаза. – Вы совсем обалдели?

- Альда, а ты чего пришла? Скучно стало без нас? – пошутил Бреб.

- Да уж, Дрюша очень весело храпит. Я бы хотела еще послушать его, но я пришла за Коттом.

- До утра потерпеть не могла? – томно спросил Бреб.

Толстая упругая подушка прицельно полетела в его сторону.

Котт вышел вместе с Альдой в коридор. Девушка услышала топот нескольких пар ног, подбежавших к двери.

- Давай выйдем из замка?

- Если нас поймают, - улыбнулся Котт, - то оба велиса первого ранга будут висеть на столбе позора.

- Плевать.

Осторожно передвигаясь вдоль стен, Альда и Котт шли к выходу из замка. По пути Альда рассказала про сон, про Фидена и про свой замысел.

- Почему именно сегодня?

- Я не могу ждать! – нетерпеливо пояснила девушка. – Ты разве не хочешь, чтобы я была твоей хранительницей?

- Ты прекрасно знаешь, что я не хочу, чтобы ты вообще становилась хранительницей, но если уж тебе и быть ей, то только моей. Раз ты хочешь сделать это сегодня, пусть будет по-твоему.

Альда чувствовала сомнения Котта, но по-другому себя уже больше не видела. Она придумала себе цель и будет следовать ей, во что бы то ни стало!

Решив, что из окна их могут увидеть, Альда за руку повела Котта на скотный двор.

Близился рассвет, и темнота медленно отступала. Повеяло прохладой, на траве начала появляться первая роса. Альда и Котт остановились в конюшне, лошади сонно зафыркали, почуяв их.

Альда молча смотрела на Котта, а он на нее.

- Почему ты ничего не делаешь? – спросил Котт, устав ждать.

- Я не знаю, как это делается, - безнадежно ответила Альда. Волнение нарастало. Как же она могла не спросить у Фидена, каким образом его призвать с помощью этого кулона.

Котт тоже начинал нервничать.

- Назови его по имени, - предложил парень.

- Фиден! – позвала Альда.

Ничего не произошло. Альда взяла кулон в руки и позвала еще несколько раз.

- Фиден, призываю тебя! Появись сейчас же! – отчаянно крикнула Альда.

И он появился. Перед ними возник мужчина, одетый в длинную шелковую ночную рубаху и колпак. Там, где чародей находился мгновение назад, он, скорее всего, спал, потому что сейчас Фиден, тихо сопя, клубочком лежал в сене на земле.

Поворочавшись от колкой соломы, он медленно открыл глаза и закричал.

- Тихо! Тихо! – закрыла ему рот руками Альда. – Это я.

- Кто вы? Что вам от меня нужно?

- Это Альда.

- Какая Альда? А…, - озарило волшебника. – Принцесса? Но что… где… Что происходит?

- Где мы, я не скажу. Я вызвала тебя, чтобы ты помог мне. Помнишь? – она показала кулон, свечение которого угасло.

- А это кто? – волшебник указал на Котта.

- Это мой друг.

Фиден облегченно выдохнул.

- Я знал, что вы живы! Аварис будет рад узнать об этом.

- Нет! Не смей ему говорить, что я жива! – зашипела Альда.

- Хорошо-хорошо, - испугался чародей взгляда принцессы.

- Дай слово чародея!

Фиден поджал губы. Слово чародея нельзя нарушить, нельзя обойти. Иначе — смерть.

- Даю слово чародея, что не расскажу о тебе и нашей встрече никому.

- Спасибо, - смягчилась Альда. – Так ты теперь служишь Аварису?

- Да, моя госпожа.

- Ты сбежал в тот день из Арча, да?

- Нет, принцесса, что вы. Я отправился на совет Ковена по поводу предстоящей войны. Я знал, что больше не вернусь, но не мог предположить, что господин Прифил погибнет.

Альда подозрительно прищурилась.

- Почему вы не скажете, где мы находимся? Вы явно нуждаетесь в помощи, госпожа. Вы выглядите как простолюдинка.

- Фиден, я хочу стать хранительницей! – Альда не стала ничего объяснять чародею.

- Ого! Ваше Величество, это опрометчивое решение. Если вы вернетесь ко двору, то не нужно будет становиться хранительницей. Я вижу, вы намерены воевать? Что сподвигло вас к этому?

- Фиден, мне некогда тебе что-то рассказывать. Да и желания тоже нет. Просто сделай мне зелье хранительницы.

- Вы хотите стать хранительницей для этого простолюдина? – Фиден никак не хотел смириться с просьбой Альды. – Вы молоды! Не нужно связывать себя необратимыми обязательствами с ветреными молодыми людьми. Он наиграется с вами, а потом возьмет в жены себе девицу попроще, а вы так и останетесь в зависимости от его жизни. Подумайте хорошенько. Действительно ли вы хотите посвятить свою жизнь человеку, с которым живете в конюшне?

Котт гневно сжал кулаки.

- Зачем ты его вызвала? Я не собираюсь выслушивать оскорбления в свой адрес от никчемного колдунишки! Идем!

- Прекратите! Фиден, ты сделаешь или нет?

- Сделаю, - стиснув зубы, сказал чародей. – Зелье будет настаиваться семь лунных циклов, - чародей посмотрел в небо, разглядывая месяц. – В первый день весны оно будет готово. Куда мне его доставить?

- Город Либцир, на Независимую Площадь.

- Я так понимаю, мы сейчас здесь?

- Нет, Фиден, не пытайся понять, где мы.

При всем желании чародей не смог бы увидеть Каста Монту, прохудившаяся крыша открывала вид на небо, но замок оставался невидимым.

- Почему вы скрываете, где мы? Вы не доверяете мне?

- Никто не должен знать, где я.

- Ладно, принцесса. Я не буду настаивать. Вы уже повзрослели и сами принимаете решения. Я буду ждать вас ровно сутки с начала первого дня весны в городе Либцир на Независимой площади.

- Ты лично доставишь зелье?

- Конечно, оно очень дорогое и сложное в изготовлении. Я бы никогда не доверил это снадобье остолопам-гонцам. Самому его доставить быстрее и надежнее. Что ж, мне нужны тогда частицы вас двоих.

- Что? – ужаснулся Котт.

- Кровь, плоть, волосы, зубы, что угодно.

- Плоть? Зубы? Ты с ума сошел? – Котт открыто выражал свою неприязнь к чародею.

Фиден оскалился. Сердитый волшебник в пижаме выглядел очень нелепо.

Альда выдернула клок волос у Котта и у себя.

- Что еще нужно?

- Больше ничего, принцесса. Я отбываю.

Силуэт Фидена будто распался на мелкие частицы, которые бесследно растворились в воздухе.

- Вот и все, - Альда не могла прийти в себя. Она была взбудоражена от внезапной встречи, от разговора с Фиденом и от тайны, которая их троих теперь связывала.

- Надеюсь, у нас еще есть время до колокола, и удастся поспать хоть немного. Пойдешь ко мне?

Альда засмущалась, но отказалась. Она бы хотела каждую ночь спать рядом с Коттом в обнимку, но в его спальне находилось столько других парней, а Досси бы подняла панику, не обнаружив ее с утра в своей постели, да и Дрюша храпит слишком уж громко.



Глава 8.3

Лето незаметно сменилось осенью. А потом и зимой. Но холода не наступали, не шел снег и не дула морозная вьюга. Дипат сообщил всем, что король Аварис взял на службу могущественную погодную ведьму. Теперь территория от Южного океана до Великаньих гор радовала своим постоянством и цветением, за исключением разве что Серого леса. Зимой он по-прежнему покрывался снегом, теряя листву. Средиземье, по словам Гимона, тоже обошла стороной хорошая погода. Аварис вредничал Дум ди Гриху.

- Ты, дреяггхов напыщенный павлин! – услышала Альда, приближаясь к алькеру. Ее ждала тренировка по стрельбе с отрядом третьего ранга. В этом полугодии вторая половина отряда Гимона училась мастерству лучников. – Когда велиса Альда узнает, что ты наделал…

- Мне вообще плевать на потаскуху Альду…, - сын дациса Посильвы Трайд замолчал, увидев девушку.

Альда в свою очередь, округлила глаза от необоснованного оскорбления.

- Кто ваш велис? – Альда гневно посмотрела на своих подопечных.

- Я, - вызывающе ответил Трайд.

- Что здесь произошло? – Альда сдерживалась, чтоб не залепить нахалу по лицу. В то же время девушка была озадачена таким поведением парня, уже несколько дней она занималась с этим отрядом без каких-либо упреков и нареканий. Внезапная смена поведения Трайда смутила ее; не зная, как правильно поступить, она сначала решила все выяснить.

- С чего ты взяла, что я должен перед тобой отчитываться? У нас равные звания!

- Иури! - обратилась Альда к тому, кто спорил с Трайдом. – Что здесь произошло?

- Трайд со своими дружками заставил Раписа есть корм для свиней.

Альда отыскала глазами Раписа, тот стал бледно-зеленого цвета, вот-вот и его стошнит.

- Ах ты, вшивый стукач! – Трайд не стеснялся в выражениях.

- Рапис, иди к Малефу, - скомандовала Альда. – А ты, Трайд, зачем это сделал?

- Из-за такой поганой и ленивой челяди я и мои друзья вынуждены прогнивать на бесполезных тренировках, отдавать свои бесценные жизни войне, которую мы не хотим воевать! И еще. Я не собираюсь подчиняться какой-то бездарной девке, которая получила звание, задрав юбку перед гиром.

Альда все же не сдержалась и залепила ему сокрушительную пощечину. Щека парня покраснела, проявляя след от ладони.

Презрительно посмотрев на девушку, Трайд выдержал паузу и сильно толкнул Альду в грудь. Суккум, товарищ Трайда, поставил подножку, и девушка упала, больно ударившись локтем.

Отряд Гимона в оцепенении наблюдал за своим велисом и Альдой, даже не пытаясь защитить девушку. А вот Котт и Амэс не заставили себя ждать. Увидев, что Альда лежит на земле, парни тут же отправились на подмогу. Котт с ходу ударил Трайда под дых и за шиворот повел к столбу позора. Его дружки рванулись ему помочь, но Амэс заградил им путь. От его взгляда они съежились и покорно остановились. Альда могла поклясться, что на мгновение глаза Амэса стали янтарными, а зрачок вертикальным, как у кошки. Но, когда он повернулся к девушке, на нее вновь смотрели красивые голубые человеческие глаза.

Тем временем Трайд вырвался из рук Котта и начал с ним драку. Котт легко уклонялся от его ударов, со стороны казалось, будто он играет с ним.

- Прекратить! – скомандовал подоспевший Гимон. Котт послушно остановился. Но Трайд продолжал махать кулаками.

Не желая больше терпеть столь агрессивного поведения, Альда схватила лук и выстрелила в Трайда, так чтобы он не мог умереть.

- Альда! – крикнул рыжеволосый Гимон. – Так проблемы не решаются!

Трайд валялся на земле, зажимая рану от стрелы.

- Велис Котт, отправьте Альду на столб позора!

- За что?! – хором крикнули Котт, Амэс и Альда.

- Ты не можешь стрелять, по тому, кому захочешь!

- Но она напал на меня, на Котта, на Раписа!

- Велис Котт! Я сказал, что ты должен отправить ее на столб позора, - проигнорировал Гимон слова Альды.

- Я не буду выполнять приказы, которые противоречат здравому смыслу, - возмутился Котт.

- Значит, вы оба отправляетесь на столб позора.

Гимон схватил Альду за плечо и потащил к столбу. Котт двинулся следом. Гимон пристегнул обоих цепями и повел Трайда в лазарет.

Сначала Альде показалось это наказание не таким страшным. Но, когда начали затекать руки, и устала шея, она перестала так думать. Но от назойливой боли отвлекали мысли о поведении Гимона. Гир всегда судил справедливо. Что же с ним произошло сегодня?

- Надо было тебе повесить меня на столб самому, - сказала Альда Котту, хотя сама радовалась тому, что Котт за нее вступился. – Сейчас хотя бы ты тут не болтался.

- Висеть на столбе позора рядом с тобой, Альда, одно удовольствие, - Котт мужественно улыбнулся.


Первым пришел Дрюша. Чтобы развеселить друзей, он начал щекотать Альду, не имея сопротивления с ее стороны, за что получил пинок под зад от Котта.

Затем пришел настолько злой Тарм, что у него разве что пар из ушей не шел от злости, настолько он разъярился. Сначала он отчитал Альду за то, что она стреляет по всем подряд, и только потом выслушал все, как было.

Проклиная Гимона, он куда-то спешно удалился.

Во время ужина суетливо пришла Досси и накормила с ложечки Альду и Котта.

Амэс тоже решил посетить наказанных.

- Знаете, - начал он, - в отсутствие велисов в отряде может быть учинен беспредел.

- Что ты имеешь ввиду? – сонно спросил Котт.

- Когда гиры несправедливы или закрывают глаза на проступки своих некоторых подчиненных, нам, обычным воинам, ничего не остается, кроме как самим вершить судьбы по-настоящему провинных.

- Амэс, что ты собираешься сделать? – подозрительно спросила Альда.

- Не я один. Трайд должен получить по заслугам.

Сердце Альды волнительно забилось. Почему Амэс не говорит, что они задумали? Зачем-то он пришел сюда и говорит им это.

- Я подслушал разговор Дипата, Тарма и Гимона. Трайд – племянник рыжего. Его сестрица, пока он на службе, нагуляла дитя. Родители – дацисы, раздосадовались из-за случившегося, да так, что запретили дитю выходить в свет. И тут, о, Солнце Небесное, начался срочный призыв войск. Чтоб парень не стал пушечным мясом, его решено было отправить сначала на обучение. И через несколько лет дитятко будет служить при самом короле, а не абы где. Но само дитятко планировало сбежать за Южный Океан по достижении четырнадцати лет, не желая жить в клетке, а тут вон оно как вышло. Гимон сделал его велисом, чтобы тот немного успокоился, но не сработало. А ты, Альда, ранила любимого племянника гира.

- Я бы сделала это с любым! – в сердцах крикнула Альда.

- Правильно, принцесса, я бы тоже так поступил.

- Почему он так тебя назвал? – пытаясь скрыть испуг, спросил Котт.

- Он прочитал современное издание хроник Шести Королевств.

- И все понял, - подмигнул Амэс.

- Если ты…, - злобно начал Котт.

- Я на вашей стороне, - спокойно прервал его Амэс. – Мы отвлеклись. Ваши звания не подлежат обжалованию, так как получены на Турнире. А вот у Трайда отбирают звание велиса. Тарм настаивал на том, чтобы вас двоих сняли со столба. Но Дипат согласился с Гимоном в том, что в воспитательных целях вы оба повисите до утра. Потому как нельзя стрелять по безоружным людям и не подчиняться приказам гира. Но Трайда они подвесить не смогут, ведь он в лазарете с сильным ранением, - с иронией пропел Амэс.

Альда нахмурилась. Как тут провисеть еще целую ночь? Она уже не чувствовала рук, а голова не могла держаться прямо.

- Я здесь для того, чтобы предупредить. Сегодня ночью Трайд получит свое. На ночь я сниму вас со столба. Вопрос в том, когда? До наказания или после?

Амэс испытующе смотрел на Альду и Котта. Альда очень хотела поскорее избавиться от цепей, но намек Амэса поняла. Если они решат, чтобы их сняли со столба до наказания, то им придется участвовать. Если после, то у них есть железное оправдание того, почему они были не со своим отрядом в момент, как поняла Альда, избиения Трайда. У них будет оправдание перед всеми, кроме Амэса. Совсем неправильным Альда считала такие методы наказания, и участвовать не хотела. Казалось бы, Амэс дал им выбор, которого, по сути, и не было. Котт сделал выбор за них двоих.

- Я пойду с вами, а Альда останется. Снимешь нас сразу, как гиры уснут.

Альда с благодарностью посмотрела на возлюбленного. Она заметила, что он неохотно согласился на общую затею. Когда Амэс ушел, он сказал ей:

- Я как велис должен быть там. Я не хочу, но должен. Как они мне смогут доверять, если в такой момент я не буду с ними. Раз я не смог их остановить, то должен быть там, чтобы не дать им совершить еще больше глупостей. Понимаешь?

- Да. Но тогда я пойду с тобой.

Котт отрицательно покачал головой.

- Отдыхай.

Ночью, когда огни в окнах замка угасли, пришел Амэс и снял их со столба. Альду отправили в пустую спальню мальчиков. Она легла на кровать Котта и притворилась, что хочет спать. Когда дверь захлопнулась, девушка открыла глаза. Может, Котт и остановит свой отряд от глупостей, но кто остановит его?

Как можно тише она последовала к лазарету, где собрались все отряды. Повезло, что покои всех гиров находились на верхних этажах, вероятность услышать топот нескольких десятков ног уменьшалась.

Котт, Амэс, Дрюша и еще двое ребят тащили за шкирку шайку бунтарей. Они вывели их в свинарник. Альда кралась за ними по пятам. Оглянувшись на окна замка, она с ужасом заметила, что в одно из окон за действиями ребят наблюдает Тарм. Факт того, что воины после отбоя разгуливали по территории, уже являлось нарушением. Но Тарм не сдвинулся с места. Может, он сам рассказал им о том, как нужно усмирять бунтарей, когда не действуют установленные наказания? А может, он понимал, что бесполезно идти против разгневанной толпы.

- Что, трусы, толпой на пятерых? – громко кричал Трайд, рассчитывая, что его крики услышат гиры.

- Кто бы говорил! – ощетинился Амэс. – Напасть на беззащитную девчонку – это храбрый поступок?

- Сдалась вам эта баба? Из-за нее вы решили избить нас? Ха!

Несколько человек набросились на него. Котт их остановил одним движением руки.

- Ты не можешь идти против всех! – голос Котта был грубым и властным. С Альдой он никогда таким тоном не разговаривал, поэтому показалось, будто перед ней стоит совсем другой человек. – Извинись перед Раписом и Альдой и я ничего тебе не сделаю.

- Ты итак мне ничего не сделаешь!

Котт решил долго не уговаривать Трайда. Он молча снова схватил его за шкирку и потащил к свиной кормушке. Остатки свиной трапезы выглядели тошнотворно. Трайд, поняв замысел старшего велиса начал отчаянно сопротивляться. Дрюша хотел помочь Котту, но тот велел остановиться. Заломив руку Трайду, Котт ткнул носом бунтаря в кормушку.

Товарищи Трайда остались в стороне. Они не сопротивлялись, опасаясь, что их настигнет та же участь. Нежная натура Трайда не выдержала столь отвратного запаха, и парня вывернуло наружу. Котт, продержав его лицом в кормушке еще некоторое время, отпустил. Лицо вымазалось в остатках поросячей еды и собственной блевоты. Его вырвало еще раз, но уже на землю. Те, кто стоял к нему ближе остальных, с отвращением отпрыгнули.

- Извинись, - поджав губы, сказал Котт. Было видно, что для Котта это чуждо. Каждое его движение совершалось через силу. Альда даже пожалела его. Тарм, скрестив на груди руки, продолжал наблюдать из своего окна.

Трайд хотел плюнуть в Котта, но не получилось. Слюни медленно потекли по подбородку, смешиваясь с отходами на его лице.

- Я из него сейчас всю душу выбью! – послышался смелый голос из толпы, однако его обладатель не спешил приступать к действиям.

Котт еще раз ткнул лицом Трайда в кормушку.

- Вот тебе мои извинения, Рапис, - сказал Трайд и проблевался.

Альда уже пожалела, что пошла за ними. Мерзкое зрелище, да и ей не хотелось видеть Котта таким.

Парень тяжело вздохнул и повторил в третий раз.

- Извини, Рапис, - наконец выдохнул Трайд. – Где там ваша потас… Альда?

- По твоей вине, - вмешался Амэс. – Она отбывает наказание на столбе позора. Извинишься завтра.

Трайд ненавидяще смотрел на всех присутствующих.

- Что-то еще? – стоя на коленях, спросил белобрысый бунтарь.

- Вали, - загомонила толпа.

Альда подумала, что это «наказание», которое придумали ребята, не подействовало должным образом. Трайд не сдался, не понял вины, не изменился. Но он понял, что нужно делать, чтобы выживать и не унижаться. Он шел мимо конюшни, отплевываясь и вытирая рукавом лицо, когда его дружки нагнали его.

- Вы ничем не лучше!

- Но, - замямлил Суккум.

- Такие же трусы. Они у меня все сдохнут, вот увидишь! И гиры, и эти нытики, и потаскуха Альда.

Девушка, притаившись, сидела у стены конюшни и слушала их разговор, но так и не смогла узнать, что задумал Трайд.

Увидев, что парни расходятся, она поскорее поспешила в замок, чтобы притвориться спящей.

Когда пришел Котт со своими товарищами по отряду, Альда уже умастилось на бок с краю кровати, чтобы Котт влез. В свои покои идти нельзя из-за Досси. Парень аккуратно прилег рядом и дрожащей рукой обнял Альду.

Когда послышался первый храп, он прошептал:

- Ты все видела?

Альда подумала, что он ее проверяет, и не стала отвечать.

- Я знаю, что ты не спишь, потому что слишком часто дышишь.

Разоблаченная девушка повернулась к Котту лицом и, ничего не говоря, обняла его. И он без слов все понял. До самого утра он не спал. До первого колокола оставалось совсем немного времени, когда Амэс, зевая, вместе с ними пошел к столбу позора.

- Котт, спасибо, что был с нами, - Амэс защелкнул оковы на запястьях велиса.

Парень лишь кивнул в ответ.



Глава 8.4

До первого дня весны оставалось не так уж много времени. Альда заметно волновалась. Даже Дрюша обратил на это внимание. Но девушке быстро удавалось сменить тему, спрашивая друга про Крисмере. О ней он готов бесконечно рассказывать. О том, как у них все хорошо складывается. Оказывается, Крисмере прониклась к Дрюше взаимной симпатией и с нетерпением ждала каждого его визита.

Когда Котт спрашивал, что же будет, когда они уйдут в грязный поход, Дрюша мрачнел.

Все молодые бойцы, участвовавшие в наказании, прониклись к Котту бескрайним уважением. Теперь не проходило и дня, чтобы кто-нибудь не обратился к нему за советом. Среди почитателей появились и откровенные подлизы, которые за счет Альды и Дрюши пытались произвести на Котта впечатление, подружиться с ним. Стоило Альде что-нибудь уронить или запнуться, она тут же была окружена толпой заботливых парней.

Шайка Трайда держалась подальше ото всех. На занятия Альды они по-прежнему ходили, но предпочитали делать вид, что слушают ее, издалека. А когда дело доходило до стрельбы, то они старались попасть в цель, чтобы Альда лишний раз к ним не подходила. Девушку такой расклад вполне устраивал.

На первый день весны Альда выпросила у Дипата разрешение отправится в город за гусиными перьями для своих будущих стрел, намереваясь в первую очередь забрать зелье у Фидена, о чем благоразумно умолчала.

Когда настал последний день зимы, Альда провела его в тревоге, опасаясь, что вдруг завтра что-нибудь пойдет не так: Фиден не придет или она его не найдет, или вдруг Дипат с ней пожелает отправиться в город. Котт тоже ходил сам не свой. Он весь день на всех рявкал, но зато на тренировках показывал изумительные результаты. Вечером, они, как обычно, расстались поцелуем, пожелав друг другу доброй ночи.

Ночь действительно была доброй. А вот утром Альда проснулась с мыслью, что что-то не так. Кестрель разбудил ее своим громким паническим клекотом. С момента пробуждения сонливость тут же спала. Досси, видимо, уже ушла на кухню. Альда, выглянув в окно, по солнцу определила, что колокол вот-вот прозвенит и начала собираться.

- Кестрель, ты чего так орешь? – Альда скривилась от оглушительных криков птицы. Пустельга начала переминаться с лапы на лапу, кружась вокруг себя. – Ты какой-то странный сегодня.

Тревога все никак не покидала девушку, хотя пока все шло спокойно. Кроме вопящего Кестреля.

Альда толкнула дверь, но та с трудом едва сдвинулась с места, как будто что-то грузное подпирало ее снаружи. Сердце бешено заколотилось. Так быть не должно. Может, это Дрюша с очередной своей тупой шуточкой? Надо же ему было сделать это именно сегодня! Приложив усилия, Альда открыла дверь на столько, чтобы можно было протиснуться.

Это оказалась не шутка Дрюши. На полу, раскинув руки в стороны, полулежала-полусидела Досси. По виску стекала багровая кровь. Альда вскрикнула и прижала ладонь губам. Очевидно, что она стояла у двери, не пуская нападавшего внутрь, за что и получила удар по голове. Девушка поднесла дрожащую руку к носу няни. К своему облегчению, она почувствовала слабое теплое дыхание. Оставлять Досси здесь нельзя, нужно затащить ее хотя бы внутрь.


Недалеко от их покоев в кухне послышался звон падающей посуды, гогот и рычание. В панике Альда побыстрее попыталась затащить Досси. А няня совсем не хрупкая, легкая женщина, поэтому Альде не удалось даже сдвинуть с места ее тело. Вспомнив про зелье силы, подаренное Еной, она бросилась к своим вещам и поспешно, не раздумывая, опустошила вторую бутылочку. Как и в первый раз, сначала ничего не произошло, потом Альда почувствовала внезапную безумную боль во всех мышцах, как будто их скрутило самым крепким узлом. Девушка закусила от боли кулак, чтобы не закричать. Боль закончилась также резко, как и началась. Блаженство пронеслось по всему телу, и она все же смогла затащить Досси в покои и даже уложить на кровать.

Сокол, наблюдая за Альдой, перестал кричать.

- Что случилось, Кестрель? – спросила Альда птицу, хоть и понимала, что ответа, конечно, не получит.

Колокол не прозвенел в положенное время. Что же делать? Где Котт? А вдруг он уже мертв, иначе, почему он все еще не пришел за ней? Остаться в комнате или отправиться на поиски остальных? Узнать, что произошло? Вдруг они с Досси единственные оставшиеся в живых. Конечно же, от этих мыслей захотелось поплакать. Но Альда отказала себе в этом удовольствии.

Медленно выйдя из комнаты, она огляделась по сторонам. В коридоре пусто. Кухня находилась совсем недалеко и оттуда доносилась речь на незнакомом языке.

- Чого чхы лах-духар жиха форуй дагай мана? – низким грубым голосом спросил первый.

- Трын нека чхы форуй дагай сиды, - порычал второй.

- Де фи лах-духар?

Второй лишь промычал в ответ. Альда не поняла ни единого слова. Речь этих людей больше походила на рычание. Она все же отважилась и заглянула за угол на кухню. От увиденного в горле пересохло. На кухне стояли два полуобнаженных здоровенных орка. Они возвышались над ней настолько, что им приходилось нагибать голову, чтобы не удариться о потолок. Альда с вытянутой рукой даже в прыжке не смогла бы достать до их макушки. Кожа одного отливала бледной зеленью, нижняя челюсть сильно выдвигалась вперед, показывая подпиленные желтые клыки. Мелкие глаза настолько вдавлены в череп, странно, что он вообще что-то видел из-за нависшей надбровной дуги. Сейчас этот орк чесал свою массивную волосатую грудь рукой-лопатой с огромными пальцами, размером с хорошую колбасу.

Второй выглядел более разумным, может, потому что его глаза казались крупнее и располагались на поверхности лица, если его можно таковым назвать. Кожа второго орка была серо-синей, он постройнее, но тоже мускулистый и плечистый. Тело вдоль ребер испещрили шрамы. Заостренные уши задвигались, будто уловили какой-то звук.

- Сиды духар!

Альда быстро спряталась за стеной. Сердце колотилось от увиденного, как сумасшедшее. Больше всего пугали грязные клинки с рубцами, что висели за поясом орков. Откуда здесь они? В Семи Королевствах отродясь не водилось орков. Что им нужно в военном замке? И как они миновали стену? Может, Фиден все как-то рассказал Аварису, и теперь орки пришли за своим трофеем?

Девушка услышала тяжелые шаркающие шаги, которые следовали в ее сторону. С какой бы целью они не прибыли, в руки она им просто так не дастся. Он рванула, что есть сил, подальше от этого места. Каждый шаг гулом отдавался в сердце. Она слышала, как эти орки бегут за ней, крича что-то вроде:

- Фо ур-духар сиды!

Благодаря зелью ноги несли Альду с невиданной для нее ранее скоростью, она решила бежать на улицу, где больше маневров для побега. Смотря по сторонам, она и не заметила огромное препятствие в виде третьего орка на своем пути и с разбега налетела на него. Альда упала на каменный пол. Тупая боль отдалась жаром на ягодицах. Исподлобья рассматривая орка, она пятилась назад.

Третий орк еще больше предыдущих. Его клыки начищены до белого блеска. Сальные волосы собраны в аккуратный пучок, стянутый золотым кольцом. Торчащие из носа волосы колыхались от свирепо выдыхаемого воздуха. В такт биению его сердца на проколотых сосках орка вздымались маленькие колечки. Для устрашения, на груди висела костяная цепочка с черепом младенца в качестве кулона. Не будь у орка этой цепи, Альда все равно бы испугалась.

Все, наверное, это конец, - подумалось девушке, когда орк, скалясь, достал свой клинок.

- Нека, нека! – Альда услышала знакомый голос Амэса. Волнение смешалось с облегчением, а потом снова стало страшно. Что может сделать Амэс? Как он спасет ее?

Тем временем парень встал между Альдой и орком, повернувшись к девушке спиной.

- Нека форуй дагай озрий, - сказал на их наречии Амэс.

- Зага хостина, ма крашмарать зага! – прокричал орк и раскрыл пасть в горловом рычании, пытаясь напугать Амэса.

Но через мгновенье лицо орка озарил испуг, и он выронил меч.

- Зага зомать хато ма? – обыденно спросил Амэс.

- Ух, - зачарованно сказал орк.

- Трын форуй дагай карг.

Амэс схватил Альду за локоть и, не поворачиваясь спиной к орку, утащил ее вверх по лестнице.

- Что… что это было? – в оцепенении выдавила Альда. Сейчас они с Амэсом, тесно прижавшись друг к другу, стояли в каморке для метел на втором этаже.

Амэс обнял Альду и гладил ее по голове, успокаивая и слегка покачиваясь.

- Где Котт? – взволнованно задала еще один вопрос Альда. – Он жив?

Амэс молчал, стоя с закрытыми глазами и все еще покачиваясь. Альда потрясла его со всей силы, как будто бы вытряхивая из него ответы, которые не получала.

Амэс, наконец, пришел в себя.

- Теперь можешь спрашивать.

- Где Котт?

- Он и Тарм ранены, - Альда, не понимая, что делает, схватила парня за грудки.

- Почему? Что здесь происходит?

Амэс попытался мягко убрать руки Альды со своей одежды, но она так крепко вцепилась, что ему это не удалось.

- Судя по экипировке, это орки-наемники. С рассветом прозвучал тревожный колокол, но ты, видимо, его не услышала.

Неужели Альда так крепко спала, что не услышала громкий звон?

- Дальше что? – тревожно спросила девушка.

- Сторожевой за это дорого поплатился. Его конечности разбросаны по всей передней площадке, - Альда с ужасом прижала ладонь к губам. – Как и в любом нормальном замке, в Каста Монте есть тайные ходы на случай внезапного нападения во время сна, - тихо продолжил Амэс. - Тарм сразу же пришел к нам в спальню, чтобы вывести нас. Другие гиры, я полагаю, для своих отрядов сделали тоже самое. Котт, естественно, напомнил о тебе. Мы отправились за тобой. Но не дошли, нам попались два орка. Тарму удалось обезоружить одного из них и убить, но второй оказался проворней, он ранил Котта, чуть не отрубив ему ногу, а Тарму перекусил руку. Скорее всего, Тарм останется без нее. Им обоим срочно нужен лекарь. Мне удалось убить второго орка. Я помог Котту и Тарму добраться обратно в спальню и пообещал, что приведу тебя.

- О чем ты говорил с этим орком?

- Я его напугал, но это ненадолго, нам нужно тоже попасть в спальню и выйти наружу к оружию.

- Откуда ты знаешь их язык?

- У вас в Семи Королевствах орки – нечастые гости, а Тонис Рег находится во Фрегации, там постоянно приходилось отбиваться от них за стенами замка. Волей-неволей начнешь понимать их основные слова.

- Веди меня к Котту.

Они вышли из каморки. Огромный орк, повстречавшийся Альде на выходе, не стал их преследовать по понятным только Амэсу причинам.

Когда Альда добралась до спальни, то увидела полуживого Кота с перетянутым простыней бедром. Она кинулась к нему и начала покрывать лицо поцелуями, радуясь, что он жив. Лицо побледнело из-за большой потери крови. Котт не реагировал на ее прикосновения и не шевелился, лишь равномерное движение груди давало понять, что он еще дышит.

Тарм лежал на соседней кровати в кровавых простынях. Рука перекушенная ровно на локте сейчас безжизненно болталась, словно у сломанной куклы. От вида крови и запаха железа у Альды закружилась голова. Амэс перекинул через плечо Котта, а Альда помогла Тарму подняться. Вместе они пошли по тайному люку в полу, приведшему их в подземелье. Следуя по прохладному переходу, через некоторое время они увидели слабый просвет и поспешили к нему. Ход вел к алькеру. Большая часть жителей замка собралась там. Малеф и Дипат торопливо приняли Тарма и Котта. Альда заметила Гимона, сидящего в дальнем углу. Он прижал руки к лицу и что-то бессвязно бормотал себе под нос.

Хромоногий Терваль, осмотрев Альду и Амэса на предмет ранений, заявил:

- Что ж, думаю, ждать нам больше некого, нужно думать, как будем отстаивать замок.

Альда поискала среди присутствующих свою няню.

- Где Досси? – спросила она, не найдя женщину.

- Досси, видимо, не смогла добраться, - с сожалением сказал Терваль.

- Мы видели ее мертвую около ваших покоев, - сказал Десан.

- Она была не мертвая! – Альда решила вернуться за няней и привести сюда.

- Альда, будь благоразумней! Ты не сможешь спасти ее сейчас! Не ты, - Терваль остановил девушку.

- Итак, что мы имеем? – начал Дипат. – Девять вооруженных орков бродят по моему замку. Оружие из алькера пропало, а Трайд и его товарищи бесследно исчезли. Гир Тарм останется без руки, а велис Котт, вероятнее всего, погибнет.

- Как погибнет? – Альда покачнулась, сознание помутилось. Зелье. Еще одно зелье Ены она сможет использовать, чтобы излечить Котта. Но для этого ей нужно стать хранительницей. – Я должна идти, - Альда направилась к выходу.

- Куда ты собралась? – гир Дипат был ошеломлен ее заявлением.

- Я должна спасти его, - в прострации Альда, расталкивая всех, упрямо шла к двери. – Мне нужно в город!

- Я знать, вы внутренность! – с улицы послышался рычащий голос орка.

Альда остановилась в оцепенении.

- Безмозглые дубины, конечно, мы внутри, - нервничал Дрюша.

- Выходи все, я буду тебя крашмарать! – заржал орк, смешивая язык орков и людей.

- Наверху есть лук, - сказала Альда и вместе с Тервалем они быстро поднялись по ступеням.

Тем временем орки с корнями вырвали дерево, стоящее неподалеку и соорудили таран. Под командованием Дипата солдаты стали подпирать двери балками, что бездельно валялись на полу алькера уже несколько лет. Со всей силы орки ударили первый раз. Ненадежная дверь жалобно скрипнула. Альда и Терваль добрались до вершины алькера. Все, что им удалось найти, это лук, три стрелы, старую веревку и затупившийся кинжал.

- Что делать? – бесконечно повторяла Альда, паникуя от того, что орки вот-вот прорвут слабую оборону.

Внизу послышался еще один удар и чей-то крик.

- Приготовиться к бою! – скомандовал Терваль только для Альды, непривычно жестким голосом. – Бери лук!

Терваль говорил и Альда делала. Его ровный голос придавал уверенность и заставил Альду взять себя в руки. Терваль схватил один конец веревки и привязал к стойке алькера, удерживающую крышу. Второй конец он велел Альде привязать к оперению стрелы.

- Долетит? – с сомнением спросил Терваль.

- Должна.

Альда прицелилась. Вот самый толстый и здоровенный орк у нее на мушке.

- Чего ты ждешь? – сдерживая беспокойство, спросил Терваль.

- Я никогда не убивала, - чуть не плача, сказала Альда. – Может, вы выстрелите?

- Альда, из меня стрелок, как из орка красавец. Ты показала и доказала, что в этом замке ты самая лучшая лучница. Ты же хочешь стать хранительницей Котта, да?

- Да.

- А там, на войне, вам придется сражаться с орками. Если ты не будешь их убивать, то они убьют тебя или, еще того хуже, Котта. Как же без него ты будешь жить?

Терваль никогда не считал, что чья-то жизнь может быть дороже другой. Но в момент, когда потребовалось надавить на Альду, он использовал ее слабую сторону – Котта.

- Альда, Котт сейчас там умирает. Я не знаю, зачем, но тебе же нужно в город, чтобы спасти его. Пока не выстрелишь…


Альда не стала дальше слушать и хладнокровно отпустила стрелу.

- Умница! – похвалил Терваль, едва сохраняя спокойствие. Их шансы на спасение были ничтожно малы. Еще пара ударов и те, кто внизу, могли быть убиты наемниками в два счета. А за ними Альда и Терваль отправились бы к Смерти.

Терваль дернул веревку и вместе со стрелой потянул ее наверх. На наконечнике остался насаженным зеленый глаз чудовища. А его тело теперь безжизненно лежало на земле.

- Вух! – крикнул один из орков. Оставшиеся восемь пар глаз теперь смотрели на Альду и Терваля.

Разъяренный товарищ убитого орка взял самодельный таран и швырнул в сторону стрелявшей Альды. Бревно снесло половину крыши алькера. Но этот жест дал время тем, кто внизу, укрепить вход в алькер.

- Духрижар! – крикнул орк с проколотыми сосками.

Дрожащими руками Альда выстрелила еще раз, целясь в главаря. Перед самым носом он поймал стрелу и одним сжатием в кулак разломил ее в щепки. Терваль едва успел вытянуть конец веревки из его лапищ. С удвоенной яростью главарь орков начал колотить по двери, которая с треском поддавалась ему. Внизу слышались всхлипы некоторых ребят.

Альда выстрелила в третий раз, но стрела отскочила от толстой кожи орка.

- Эти стрелы и лук не достаточно сильны, чтобы пробить их кожу, целься в глаза, - велел Терваль.

Вторая стрела сломалась, когда убила пятого орка.

К ужасу Альды главный орк проломил дверь и вытащил одного из сдерживающих ее. Глядя Альде в глаза, он перегрыз парню шею, оторвал голову и выкинул в сторону, словно ненужную вещь. Альда старалась удержаться на ногах, но сознание медленно покидало ее. Жуткое зрелище вывело из душевного равновесия, и ее обмякшее тело упало в руки Терваля.



Глава 8.5

Альда очнулась в больничном крыле, на соседней кровати справа лежал Тарм, он был расстроен и разглядывал обрубок своей руки. Слева от Альды без сознания лежал белый, как снег, Котт. В ногах у Альды посапывал Амэс. Рядом с Коттом сидел Дрюк.

- Как Котт? – громко спросила девушка.

- Альда, тебе нельзя делать резких движений, - грустно сказал Малеф, когда девушка поднялась с кровати. – Жизнь покидает твоего друга. Я ничего не могу сделать, он потерял слишком много крови.

Ничего не говоря, Альда бросилась к окну. Солнце пряталось за горизонт. Первый день весны подходил к концу.

- Прочь с дороги! – бесцеремонно Альда оттолкнула Амэса и побежала к выходу из замка. Плевать, что произошло, когда она потеряла сознание. Плевать, как им удалось справиться, и почему она все еще жива. Главное, успеть. Успеть спасти Котта. Лишь бы Фиден ее дождался. От резкой смены положения, голова кружилась и ноги заплетались.

- Альда! – услышала она за спиной голос Амэса.

- Не пытайся меня остановить!

- Я с тобой!

Она побежала к потайному выходу с территории замка, который ей показал Фар в первый год ее обучения. Амэс не стал об этом ничего спрашивать.

Зелье Ены, придающее сил, помогло ей вновь, ноги несли так быстро, что даже Амэс едва поспевал за ней.

На площади в городе люди встречались редко. Лишь редкие прохожие, от многих разило алкоголем. При виде Альды они разводили руками, призывая к объятиям, либо норовили познакомиться. Одинокий силуэт Фидена, облаченный в мешковатое одеяние, Альда заметила еще издалека. Чародей оглядывался по сторонам, вероятно, пытаясь отыскать взглядом принцессу. К ужасу, Альда заметила, что фигура начала растворяться в воздухе.

- Фиден! – отчаянно крикнула девушка.

- Вот вы где! – облегченно выдохнул волшебник и его силуэт прояснился. – Я боялся, что вы не придете!

- Давай, - запыхалась Альда, - давай его сюда.

- Вы привели нового парня? Но это действует…

- Я знаю, Фиден, - Альда никак не могла отдышаться. – Пожалуйста, быстрее!

Волшебник отдал ей бутылочку с голубой жидкостью.

- Нужно выпить напополам.

- Понятно, Фиден, спасибо!

Альда, не прощаясь, бросилась в обратный путь. «Держись, Котт», - мысленно умоляла Альда.

- Что это за снадобье? – отталкивая от Альды пьянчуг, спросил Амэс.

- Потом. Я расскажу тебе потом.

Добравшись до замка, Альда тут же бросилась в свои покои, чтобы найти третий последний подарок Ены и Ане. Бутылочка с красным зельем быстро нашлась среди немногочисленных вещей Альды.

Она так боялась опоздать, что пока бежала к Котту, выронила заветные склянки из рук. Как в замедленном действии Альда смотрела, как по ступеням со звоном катится ее последняя надежда на спасение любимого. Но, видимо, сегодня Смерть не ждала Котта. Бутылочки с зельями скатились по лестнице, но не потеряли ни капли заветной жидкости и не разбились.

Амэс следовал за Альдой, не покидая ее ни на мгновенье. Девушка не очень понимала его рвение быть полезным в этой борьбе Альды со смертью Котта.

Когда девушка забежала в лазарет, три пары глаз уставились на нее. Сейчас она напоминала дикую фурию. Волосы растрепались, форменная рубаха порвалась в нескольких местах, будто растерзанная когтями, в глазах испуг, а в каждой руке по зелью.

Дрюша отошел от кровати Котта, уступая дорогу девушке. Альда на глаз определила половину зелья хранительницы и выпила. Вторую половину залила Котту в рот и зажала ему дыхательные пути, чтобы он проглотил. Котт пришел в сознание от нехватки воздуха и непроизвольно проглотил снадобье. Зелье было ледяным и приторно сладким. Снежной прохладой оно разлилось внутри тела, замораживая  каждую частицу. Ее тело замерло и словно остекленело. Тоже самое происходило с Коттом. Дрюша, Амэс, Тарм и Малеф завороженно наблюдали за метаморфозами влюбленных. Потом сердце, словно огненный шар, ударом разбило обледенение на невидимые осколки.

Левая рука Альды засеребрилась, на ладони тонкие серебряные линии выжгли символ из двух колец, обвитых шипами, листьями и цветами.

Альда не могла описать, что она сейчас чувствовала, кроме как: восторг, смешанный со страхом. Она вспомнила, как Винера говорила о том, что Альда будет чувствовать здоровье их обоих. Тут же в голове она увидела или почувствовала, что здоровье Котта уже менее двух условных единиц из десяти. А стоило ей подумать о чем-то другом, как это видение пропадало. Это похоже на чтение книги: когда ты думаешь, о чем читаешь, ты это видишь, представляешь у себя в голове. А когда перестаешь читать, то картинка пропадает, если ты не думаешь о ней намеренно. Альда осторожно, чтобы в очередной раз не уронить, достала вторую бутыль с живительным зельем и влила очнувшемуся Котту в рот.

Жизнь заметно возвращалась к нему. Щеки порозовели, тусклые волосы приобрели яркий каштановый оттенок, улыбка растянулась на лице, а рана на ноге бесследно затянулась.

Малеф и Тарм от увиденного открыли рты. Амэс заметно погрустнел и осунулся. Он не удивлялся происходящему. Похоже, что он знал, как происходит превращение хранительницы.

- Потрясающе! – выдохнул Дрюк.


Дрюша рассказал Альде и Котту, чем закончилась битва с орками. Главный орк обезглавил Иури – воспитанника Гимона. Тогда рыжий гир словно взбесился. И один врукопашную набросился на троих орков. И наверняка бы погиб. Но Терваль отвлек одного из орков, неумело выпущенной стрелой. Он хоть и промазал, но выиграл для друга время. Вдохновленные примером гира, молодые воины набросились на орков и чудом сумели отнять оружие. Больше всех старался Амэс. Откуда ни возьмись, появился Терваль с кинжалом и проткнул одному из орков горло. «Кровищи было», - восхищенно рассказывал Дрюк. Дипат потом у двоих выживших вел допрос, мол, кто такие, да чего нужно было. Выяснил, что Трайд нажаловался родственникам, что гнобят его в замке, мать тогда и наняла орков, чтоб зачистили замок. Трайд с дружками бросился в бега. Пока их не нашли, а коли найдут, то лишат головы в наказание. На все посты уж направили послания. Орков казнили и сбросили с обрыва, а их головы насадили на копья и поставили на крепостной стене, чтобы отпугивать нежеланных гостей.

Тела сторожевого и Иури сожгли и пустили по ветру - на свободу. Досси осталась жива. Хотя и пролежала несколько дней в постели. Альда бесконечно благодарила ее за спасенную жизнь, и каждый день лично кормила ее с ложечки в знак своей любви.

Дипат знатно отругал Альду, когда узнал, что она стала хранительницей Котта. Пол-замка, наверное, слышало его ор о том, какая она легкомысленная и безответственная, о том, что ее наглость не знает предела. Как она посмела выпросить разрешение на посещение города, а сама отправиться за зельем, сваренным за его спиной! Кто вообще ей разрешил покидать территорию замка, да еще и в такое время! А потом похвалил за самоотверженность, храбрость и хитрость.

Чернее тучи по замку бродил Тарм. Он ни с кем не разговаривал, отпускал фразы только по делу. Еще бы, что за воин без руки. Из всех его понимал только Терваль, лишившийся ноги на войне. Он пытался утешить своего боевого товарища и помочь перестать думать об этом, но Тарм лишь отмахивался от него.

Более молчаливым, чем Тарм, был только Амэс. После становления Альды хранительницей он не проронил ни слова. Лишь, застав его в общем зале за чтением, Альде удалось его разговорить.

- Амэс, - позвала девушка.

- Что, принцесса? – общий зал в это время всегда пуст. Мальчишки играли на улице в мяч.

- Почему ты стал так молчалив?

- Мне нравится, что с тобой я могу быть откровенным, Альда. Ты принимаешь все, что я говорю за правду, слушаешь меня, спрашиваешь. Почему?

- А ты хочешь, чтобы я этого не делала?

- Нет.

- Тогда зачем это спрашивать? – улыбнулась девушка, повторяя его прошлые слова.

Амэс улыбнулся в ответ.

- Ты мне больше не нужна, Альда, - грустно сказал парень.

- Почему? – как же неприятно слушать такие слова. Почему, почему Альда не может уйти, чтобы не продолжать слушать его невыносимые фразы.

- Ты теперь его хранительница.

- И что? Что тебе мешает быть моим другом, как прежде?

- Я не хотел, не хочу и не буду хотеть быть твоим другом. Мне нужна ты вся, полностью и безраздельно.

- Я говорила тебе и не один раз, что это невозможно. Я люблю Котта.

- Я это понял и поэтому ты мне не нужна. Я не могу быть рядом с той, которая меня не любит! – распалялся Амэс.

- Ты мне, может, и не друг, но помни, пожалуйста, что я осталась твоей подругой! – сердито выкрикнула Альда. – Если вдруг понадобится друг, то ты знаешь, где меня искать! – Альда отвернулась от него и покинула общий зал.

- Жил без друзей и еще столько проживу! – крикнул Амэс вслед.

Альда расстроенно побрела к Досси. Ну и пусть он сидит там и дуется! Амэс во многом ей помог: спас от орка, защитил Котта, был рядом, когда нельзя оставаться одной. Не могла же она так просто дать ему и разорвать дружбу. Пусть упрямится и говорит, что ему не нужны друзья, но она-то прекрасно знала, что все в них нуждаются.


Вечером в день рождения принцессы, Альда и Котт сбежали в Серый лес, который не поддавался магии погодной ведьмы и сейчас цвел, опыляя все кругом. В воздухе витали чудесные цветочные запахи цветов и пыльцы. Опустившийся вечер добавлял какой-то особый аромат свежести и свободы. Закат очаровывал своим великолепием и красками. Альда невольно уставилась в небо, разглядывая тусклый полумесяц на фоне бархатного апельсинового полотна небес.

- Я люблю тебя, - вырвалось не с губ, а из самого сердца.

- Если бы я мог остановить какое-либо мгновенье из своей жизни и жить в нем всю жизнь, то это было бы сейчас, - Котт наклонился над Альдой и ласково притянул ее губы к своим.

Альда закрыла глаза от удовольствия, чувствуя, как его рука скользит по ее длинным шелковистым волосам и замирает на талии.

Он прикоснулся ладонями к лицу Альды и, прислонившись к ее лбу своим, прошептал ей прямо в губы:

- Ты спасла меня. Моя хранительница. В мире не найдется ни одной девушки, которую бы я смог полюбить вместо тебя. Ты мое сокровище.

Его теплые губы вновь коснулись ее лица, шеи. Едва задевая ее тело пальцами, он нежно провел рукой по плечам, по талии, бедрам. И остановился, боясь, что Альда снова его остановит.

Но сегодня она не стала ему ничего запрещать.


Котт и Альда едва успели к шестому колоколу. Вид у обоих был слегка взлохмаченный, но довольный. Альда, смущаясь, постоянно отводила глаза в пол. Котт, не переставая улыбаться, со всеми шутил и весело разговаривал. По дороге в замок Дрюша подозрительно посмотрел на Альду. Девушка засмущалась и хотела быстрее сбежать, на прощанье поцеловав Котта в щеку. Но он так быстро ее не отпустил и поцеловал еще раз прямо в губы у всех на виду.

- Это тебе, - он незаметно сунул маленький свиток Альде в руку. – С днем рождения, - прошептал Котт.

- Поздравляю! – Альда услышала громкий голос Амэса. Его глаза покраснели и не выражали той радости, которую он пытался вложить в голос.

- Спасибо, - смущенно ответила Альда, ее немного насторожило, что Амэс уже второй раз за день ее поздравил.

- А я не тебя поздравил, Альда, - парень перевел взгляд на Котта.

Неужели то, что произошло, так очевидно? Девушка от волнения залилась краской. Но кроме нее никто не придал значения словам Амэса. Его двусмысленные поздравления утонули в толпе устремившихся ко сну ребят.


Перед сном Альда дрожащими руками развернула маленький сверток, что подарил ей Котт. После прочтения она прижала бумажку к груди, а затем положила в самое укромное по ее мнению место. Каждое прочтенное слово врезалось в сердце и в памяти навсегда.


Твои глаза… Они прекрасны

Мне мил их теплый темный свет.

Они с любовью на меня глядят так ясно

И мне от них спасенья нет.


Мне мил твой лик, прикосновенья

Слова, глаза… и просто ты.

Не знаю, к счастью или к огорченью

Люблю тебя, мой символ красоты.



Эпилог.

- А где моя парадная лента?! - голос Дрюка эхом раздавался во всем замке.

Сегодняшняя выпускная церемония была очень суетливой. Сначала Альде не привезли серебристую звездочку для торжественного построения. Тарму пришлось подарить ей свою старую. Три коня, что отправятся вместе с выпускниками в грязный поход, оказались не подкованными. Гимон второпях уехал в город вместе с конями к кузнецу. Гир Бонихем, который должен был забрать выпускников, опаздывал. Дипат проклинал его самыми последними словами.

- Госпожа, может, вы останетесь? – рыдала в фартук Досси. – Ну, не готова я вас отпустить. Как же вы там будете без меня? Там холодно, голодно. Спать на сырой земле. Оставайтесь, госпожа Альда.

- Ты же знаешь, Досси, я не могу, - уговаривала Альда няню, у нее и самой наворачивались слезы на глаза от расставания с Досси.

- Тогда я пойду с вами! – женщина высморкалась в поданный Альдой платок.

- Перестань, Досси. Все у меня будет хорошо, я буду писать тебе письма по возможности.

Женщина со всей силы обняла девочку. В свои объятия она вложила всю любовь и заботу.

- Альда, ты не видела мою красную ленту? – Дрюк бесцеремонно раскрыл дверь в покои, чем нарушил трогательность момента.

- Пойдем, милый, я дам тебе новую, - пряча слезы, Досси ушла с Дрюшей на склад, оставив Альду.

На окне возился Кестрель. Он чистил перышки своим острым клювом.


- Ты полетишь со мной? – Альда до сих пор не понимала любви птицы к ней. Но сокол неизменно везде следовал за ней. Даже несколько раз прокатился на ее плече.

Кестрель утвердительно кликнул.

- Ну, что, пора на церемонию.

Альда натянула темно-серую парадную форму, убрала волосы в тугой пучок. Потертую серебряную звездочку Тарма она закрепила слева на воротнике. Алая лента выглядела очень ярко на фоне темной формы.

Парадное военное одеяние немного сковывало движения, и Альда с нетерпением ждала, когда же его можно будет снять и надеть более удобную одежду, упакованную в походный мешок. Все важные вещи уже лежали там: теплое одеяло для холодных ночей под открытым небом, кремень и огниво для розжига костра, бутыль с водой, деревянная посуда. В телегу с вещами погрузили палатки, продовольствие и оружие. Задумавшись об этом, Альда начала волноваться и осознавать, что именно сейчас заканчивается еще один этап ее жизни, а с каждым новым днем ее ждет все более опасная дорога. Она и ее товарищи сегодня все-таки ступят на опасную тропу войны. Еще двадцать лет им придется следовать под знаменами Авариса, преодолевая муки. Это такой долгий срок. Столько всего может случиться за это время. Но ее главной жизненной целью теперь стало сохранить жизнь Котта. Каждый день об этом напоминал серебристый символ – печать – на ее ладони. Альда нередко любовалась им перед сном. Тонкие линии создавали изящный узор, напоминая о том, кто она. У Котта такой отметки не было, что немного огорчало.

В дверь постучали, в раскрытую щель протиснулось лицо Котта.

- Ты готова? Гир Бонихем прибыл.

Альда вздохнула и последовала за Коттом. Последний раз ее шаги эхом отдавались в стенах замка. Она последний раз взглянула на портреты Транниса и Авариса, что устрашающе смотрели на нее, погладила черепа на перилах. Стало грустно. За три года произошло много необычного, интересного, страшного. А теперь придется попрощаться. Больше всего она будет скучать по Досси, которая с самого детства и до взросления Альды была рядом, поддерживала и заботилась. А гир Дипат? Кто еще проявит к ней теперь отеческую заботу, кто еще так мягко скажет свое твердое «нет»? Даже по Тарму она будет скучать. По Гимону, Тервалю, Малефу и Деське. По чудесным вечерам в компании Дрюши и Котта у камина в общем зале, по своим ученикам. Впрочем, стоп. Пора остановить эти мысли, уходить из крепости Каста Монта в опасный путь и так страшно, а эти воспоминания лишь увеличивают желание остаться.

Терваль и Гимон скомандовали своим отрядам построиться. Тарм намеренно промолчал, ожидая, когда его отряд тигров построится самостоятельно. Воины первого ранга образовали колонну, которую возглавлял Котт с золотой звездочкой на воротнике. Выглядел он безупречно, форма шла и делала его юношеское лицо более мужественным. Лишь на семнадцатом году у Котта появились редкие пушистые усы. Он упорно их сбривал, чтобы не быть похожим, как он выразился, на хорька. Сегодня он перестарался, и на подбородке виднелась маленькая короста от засохшей крови.

Альда, как второй велис, стояла следующей в колонне. Она гордилась тем, что их с Коттом пара воина и хранительницы вместе стала велисами, как единое целое, как неразрывные частицы друг друга.


Вместе с Дипатом появился гир Бонихем. Это был седовласый худосочный мужчина. Возраст не погнул его спину, лишь испещрил морщинами лицо. Блеск его зеленых глаз давно потух и их мутный цвет лишь был тому подтверждением. Он не выглядел надменно и сурово, как остальные гиры, что забирали ребят. Видно, что он устал. И совсем не от дороги.

Пока Дипат произносил свою традиционную речь о долгом пути и полной приключений жизни, молодые гиры на прощанье оглядывали своих выпускников. Тарм всем видом старался показать, что уход его воинов ему безразличен, однако поджатые губы предательски подергивались. Гимон отвел взгляд в сторону, кажется, он действительно не будет скучать. А добрый Терваль ласково смотрел на бойцов и улыбался всякому, с кем встречался взглядом.

До самых ворот замка процессию провожали Досси и Дипат. Няня все еще рыдала, прижимая ладони к лицу.

- Ты всегда можешь вернуться сюда, - сказал Дипат Альде, чтобы никто не услышал.

Девушка кивнула и, не обращая ни на кого внимания, обняла Досси, а затем и Дипата. Скрепя сердце, она вышла за ворота. Досси бросилась на грудь гиру, пуская слезы на его камзол. Душа разрывалась на части. Альда взглянула на замок последний раз и, нехотя отвернулась. Еще некоторое время у себя за спиной она слышала плач Досси. Пересиливая желание развернуться и побежать обратно в замок, Альда шла все дальше на встречу к новой неизвестной жизни.

 Продолжение здесь: https://litnet.com/ru/reader/alda-plennica-kniga-2-b230684?c=2136036&p=1