КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426110 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202768
Пользователей - 96518

Впечатления

Masterion про Квернадзе: Ученый в средневековье Том 1- 4 (Попаданцы)

Отвратительно. Даже для начинающего. Может автору стОит писать на родном языке?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Shcola про Ардова: Невеста снежного демона (Фэнтези)

Вот только про шалав и писать, ковырялка сотворила шИдЭвер.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Хочешь, я тебе... (fb2)

- Хочешь, я тебе... 230 Кб, 55с. (скачать fb2) - Екатерина Неповинных (Китька Нес)

Настройки текста:




========== Глава первая ==========


Мишка сидел, подперев щёку рукой, и уныло созерцал осенний пейзаж за окном. На душе было паршиво и муторно. Хотелось забыть вчерашний вечер, как дурной сон…

А всё потому, что Миша Переступко давно, безнадежно, и, как ему казалось, по самые помидоры был влюблён в своего коллегу, молодого, конопатого айтишника — Пашу Стрельникова. Тот взаимностью на чувства блондинистого бухгалтера не отвечал, даже не подозревая, какие бури страстей мечутся в груди вечно задумчивого парня. Не видел коротких томных взглядов, не замечал мимолетных «дружеских» прикосновений и горестных, тоскливых вздохов несчастного. Пашка вовсю делился с хмурым Мишкой очередными своими постельными подвигами, в красках описывал округлые формы своих любовниц, и как его «вштыривало» от их стонов. Переступко корчился, пыхтел, давил из себя улыбки, а вечерами, добравшись до дома и передернув в душе на веснушчатый образ объекта воздыханий, стыдно плакал в подушку, жалея свои безответные чувства.

Так и длилась бы эта эпопея несчастного Ромео, пока не далее чем вчера, широко улыбающийся Стрельников не притащил на работу торт, проставляться в честь поданного заявления в местный ЗАГС. Ничего не подозревающий парень со счастливым блеском зеленых глаз рассказывал, что нашёл-таки свою единственную и неповторимую, какая она умница да красавица, покорила и пленила его шальное сердце.

Девчонки из бухгалтерии пили чай с тортиком и поздравляли новоявленного жениха, желая счастливой семейной жизни и не затягивать с потомством. Пашка смущенно кивал, сияя, как начищенный самовар. А вот на бедного Мишку было страшно смотреть. Казалось, вселенская скорбь разом рухнула на его осунувшиеся плечи, придавив к земле осознанием потери. Скомкано поздравив свою любовь и жалобно пискнув о плохом самочувствии, похватал вещи со стола и пулей вылетел из офиса.

Домой шёл пешком, рыдая без стеснения. Прохожие оборачивались на высокого, прилично одетого парня, горько плачущего и незамечающего ничего вокруг. А Мишке было больно. Так больно, как никогда до этого не было. Он не хотел признаваться самому себе, но в тайне, где-то глубоко в душе, он всё же надеялся на взаимность. Пусть не сразу, пусть на это ушли бы годы и все нервы, но Переступко бы вытерпел и дождался. Но теперь всё рухнуло. Какая-то очередная «красивая-неповторимая» отняла у него его Пашку, затянула в свои гетеросексуальные сети, оставив его — Мишку – у разбитого корыта.

Почти подойдя к родному подъезду, Переступко вдруг решил, что ни в коем случае ему сейчас нельзя оставаться одному. Себя он знал хорошо и то, что дома в одиночестве пустой квартиры, он лишь сильнее будет предаваться чёрному горю, было фактом неоспоримым и проверенным не единожды.

Всхлипнув, достал телефон, поклацал по кнопкам и приложил аппарат к уху.

— Привет, Вован! — выпалил Мишка, переминаясь с ноги на ногу, — тут такое дело… давай набухаемся, а?

И уже через пару часов Мишка в компании своего давнишнего, лучшего друга Вовки Самбулова, сидел в баре, откровенно напиваясь. Сбивчиво делился своим несчастьем, опрокидывая в себя одну за другой.

— Ну и хрен с ним! Подумаешь! Свет, что ли клином на нём сошёлся?! — вещал хмурый Владимир, плохо понимая принципы нетрадиционной любви, но искренне желая помочь другу.

— Ты не понимаешь! — обижался Переступко, жуя лимон и некрасиво морщась.

— А чего тут непонятного-то? Ты убивался по нему два года. Два ведь? — на всякий случай уточнил Самбулов. Мишка кивнул, подтверждая. — Ну во-о-от! И что? Ты ему не признался, как дурак кофе ему покупал, про баб его слушал. И сколько бы это продолжалось ещё? А сейчас найдешь себе… короче, Ступка, хорош хандрить! Это не конец света!

— Ты ничего не понимаешь! — повторял Мишка, прижимая ко лбу холодный стакан с виски, — он ведь необыкновенный! Такой красивый! Возьму и позвоню ему! Признаюсь и всё тут! И будь, что будет!

Вовка только недовольно качал головой, пытаясь отнять у друга стакан.

— Ты совсем дурак, Ступка? Он женится! Ему бабы нравятся, в конце-то концов. Не глупи и не унижайся.

— Любовь — не унижение! — мудро изрёк уже изрядно поднабравшийся Переступко, неуверенно доставая из кармана телефон. Владимир попытался его отнять, но безуспешно. Махнув рукой, Самбулов заказал себе коньяка, оглядывая помещение бара в поисках симпатичных мордашек.

А Мишка тем временем, так и не решившись звонить, пытался сфокусировать взгляд, набирая текст сообщения. В голове его кружилось и шумело, сердце сладко замирало, а сознание молчало, находясь в плену у алкогольных паров.

Закончив писать, парень, как ему казалось, внимательно проверил текст. Остался доволен и нажал «отправить». Пару минут ждал ответа, нервно подёргивая ногой на высоком барном стуле. Даже немного протрезвел от волнения.

Заказал ещё виски. Снова ждал. Снова виски. Жаловался другу. Блевал в грязном туалете, придерживаемый Вовкиными руками,