КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426830 томов
Объем библиотеки - 585 Гб.
Всего авторов - 203014
Пользователей - 96632

Впечатления

Любопытная про Рамис: Попаданка для двух драконов (Любовная фантастика)

Читать не стала , пробежалась только.
В мыслях только одно – автор любитель мжм?? Ну ладно , тут то два мужа- ХА!
А в другой книжонке… Скажу честно - НЕ читала ( и другим не советую!!), посмотрела начало и окончание. У ГГ аж 3 мужа и прямо все так любят ГГ , ну , и наверное не только любят…...
Две писанины всего... Наверное , в 3-й писанине у ГГ будет уже пяток , не менее , мужей..А то и гарем..
Ну-ну , мечтать аффтар не вредно. Вредно такое читать..
Ф топку и в черный список.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Platinum007 про Онищенко: Букеты. Искусственные цветы (Хобби и ремесла)

Наши флористы использовали некоторые советы вполне успешно для магазина kvitolux.com.ua
Можно черкнуть идеи вполне интерестные.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Шукшин: Я пришел дать вам волю (Историческая проза)

Очень сильный роман!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Ныряльщица (Социальная фантастика)

эту вещь хвалили, поэтому и потратил время на прочитку конца первого опуса, начал читать вот это, простите, а что это за "потрясающий" рассказ о великой хамке-нищебодке?
её спасли от смерти, ей хотят и пытаются помочь, причём разные люди. то, как это хамло хамит - слов нет. и конца этому хамству в опусе нет и нет.
НЕЧИТАЕМО, дамки с непроизносимым псевдонимом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Бабочка (Социальная фантастика)

я дочитал до пропажи старшей сестры и "финансами распоряжалась только она. денег у нас нет", и понял, что читать не буду.
4 сестры потеряли родителей, живут в хибаре, две работают, две только учатся. живут где-то в преступном районе. и что, "умница старшая сестра" и "умница вторая сестра, работающая и учащаяся в академии, куда принимают только лучших", не смогли просчитать вариант что с кем-то из них что-то случится? раз разгуливают с шокерами?
им что, зарплату на карточки начисляют? в средневековье-то этом иномирском? ни фига, ничего такого не написано. что, старшая сестра так хорошо захерила бабло с двух зарплат в их хибаре, что не найдёшь? и никому не сказала?
мне в моём реальном мире таких дур хватает выше головы, чтобы я тратил время на написанных идиоток. хорошо, что заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Рис: Семь Принцев и муж в придачу (Любовная фантастика)

млядь. заявлять ггню, как ПЛАТИНОВУЮ блондинку и писать: "Растрепанная золотистая коса"? афтарша, ты - дура.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Stribog73 про Автор неизвестен: Песенник (Песенная поэзия)

В версии 4.0 песни отсортированы по жанрам и авторам текста.

Рекомендуемая программа для просмотра под Windows: HaaliReader (русская версия) https://yadi.sk/d/N_ucEgYCah343Q - полностью корректно отображает структуру файла. Эта версия проги слегка модифицирована - переход в полноэкранный режим - двойной клик ПРАВОЙ кнопкой мыши.

Крайне не рекомендую для чтения книги программы CoolReader 3 и STDUViewer - игнорируют заголовки песен в содержании.

Менеджер (интегратор) читалок можно скачать по адресу https://yadi.sk/d/uYCERjxGZIRlcg. Экономит массу кликов и даже перемещений мыши. Пользуюсь сам повседневно уже лет 15.
В 64-битной Windows не работает!!! Работает старая версия https://yadi.sk/d/iv8poaqy3Hh5zv.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Чужеродный избранник (fb2)

- Чужеродный избранник (а.с. Президент в другом мире?-2) 881 Кб, 257с. (скачать fb2) - Оро Призывающий

Настройки текста:



Глава 1 - Ты кто ещё такой?

Каин замер. Возглавить клан Амос?.. В принципе... А чего он ждал, когда возвращался сюда?

Наверное, он и сам не знал. В этом мире у него не было цели, кроме единственной — вернуться к Саулу. Он её выполнил, и теперь...

Он лишь покачал головой.

— Зря ты сказал моему брату, что я — тот самый Авель из твоей боевой юности. Теперь это спутает все карты; придётся что-то ему объяснять...

– Ничего объяснять не придётся, — покачал головой Саул. — Он послушается меня. Всегда слушался.

— Я бы не был в этом так уверен, – вздохнул Каин. – Мне нужно многое обдумать, я... не ожидал, что ты предложишь мне возглавить клан, и...

– О чём ты? — Саул поднял на него глаза. – Ты готовился к этому всю жизнь. Когда произошёл тот случай, и ты замкнулся — я думал, придётся отдать клан Авелю... тому Авелю. Но теперь ты вернулся, и одно только это доказывает, что ты намного сильнее его...

Чёрт. Каин зажмурился. Власть не для него, уж точно, хватит. С него достаточно президентского кресла. Пусть это власть не над страной, а над кланом — даже её ему не нужно.

Но отказать?.. Саул ведь так ждал этого, и потом – это может выдать его. Выдать то, что он и тот, старый Каин – разные личности в одном теле. Каин не хотел этого выдавать.

– Весь твой клан будет против, — покачал он головой. – Три года я был инвалидом, затем исчез и вернулся невесть откуда...

-- Всё так, – согласился Саул. – Но я по-прежнему – Саул Амос, глава этого клана, и я заставлю их подчиниться!

Кажется, спустя сорок лет Саул остался таким же горячим и нетерпимым.

– Придётся объяснить им всю эту историю со временными парадоксами и прочей фантастикой, – Каин держался сдержанней. – Это будет сложно.

И именно в этот момент распахнулась дверь. Каин и Саул оба повернули головы моментально – чтобы увидеть входящую внутрь процессию.

Здесь было полно народу. Крыса, Крест, какая-то женщина с огненно-рыжими волосами, ещё человек пять... Каин вдруг судорожно сглотнул. И почему он не учёл этого? Он пришёл сюда с тем, чтобы прикинуться старым Каином, настоящим сыном Саула.

Но вот только настоящий сын Амоса знает всех этих людей! С детства, хорошо и поимённо. А что теперь делать ему? Изображать выборочную амнезию?.. У него внезапно загудел резкой болью обрубок руки, как всегда бывало, когда он волновался.

– Обещаю, что я узнаю имена этих людей раньше, чем попадусь на незнании, – пробормотал он себе под нос – настолько неслышно, что слова не долетели даже до Саула. Отлично, 90%. Энергия вероятности и только.

– Каких демонов? – холодным и не терпящим возражений голосом начала женщина. Кажется, она была повлиятельней всех прочих в клане – по крайней мере, тех, кто стоял рядом с ней. – Авель прибежал весь взмыленный и рассказал какие-то дикие вещи... Саул, кто этот человек?

– Леора, – поглядел на неё Саул. – Разве я звал тебя сюда?

– А разве жена не может войти к своему мужу потому, что сама этого захотела?

Жена? Так это... его мать? Нет, стоп, или... Каин вспоминал – и не мог вспомнить, одна у них с Крысой мать или разные. Кажется, всё-таки разные, если судить по семейному сходству.

– Может, – подтвердил Саул. – Но требовать что-то и задавать какие-то вопросы в своём тоне...

Стоящие рядом опешили. Кажется, они и сами не понимали, что хотели здесь увидеть, и бежали только по инерции.

– Впрочем, – совершенно спокойным, полным власти и уверенности тоном, продолжал Саул, – я рад, что вы здесь. Присядьте.

Он указал на широкий диванчик, стоящий у входа. Леора и Крыса-Авель уселись на него, туда же уселся ещё один тип, с большими усами. Остальные остались стоять. Возможно, это просто слуги, вроде того же Креста?

– Я рад, – повторил Саул. – Рад, что вы собрались тут, и что я могу поделиться с вами, а затем и со всем кланом, большой радостью.

Каин подобрался. Кажется, большая радость Саула Амоса будет этим ребятам как удар веслом по голове. Они ведь сами планировали прибрать к рукам власть в клане!..

– Мы уже не ждали, что он вернётся, – продолжал Саул. – Точнее, вы не ждали и торопили меня с решением. Однако же, я ждал – и я дождался.

– Мы... ждали, что вернётся этот тип? – не понял Крыса. – Авель из твоей молодости? Как он вообще... почему он не состарился за сорок лет?

– Ну, – заговорил Каин, решив взять инициативу в свои руки, – ты лично не ждал меня и недели, насколько я сумел узнать, вернувшись в Дион. Не так ли... брат?

Все взгляды тут же обратились к нему. На него и раньше поглядывали – удивлённо-заинтересованно, с лёгкой опаской, будто не зная, чего от него ожидать – но теперь на Каина уже просто таращились.

– Да ладно, – он поморщился, видя, как глаза Крысы вылезают из орбит. – Не так уж и сильно я изменился за это время в данже! Ну, да, потерял руку, восстановил энергетические каналы, немного похудел... Но, чёрт возьми, Авель, мы с тобой родные братья, ты знаешь меня столько лет – и не можешь узнать, когда я стою в трёх метрах от тебя?

На самом деле, Каин прекрасно понимал причину этого. Крыса просто паталогически не мог увидеть своего братца-калеку, ничтожество и мусор, мешающий ему жить, в ком-то сильном.

– Ты... ты не мог, – выдохнул Крыса; в его голосе промелькнули истерические нотки ужаса. – Ты не мог, нет! В смысле, ты не Каин, ты не он, не можешь им быть – он сдох два месяца назад...

– Замолчи, – решительно оборвала его Леора. Демонстративно повернувшись к Саулу, она обратилась к нему:

– И что это за бред? К тебе врывается какой-то незнакомец. Сначала ты утверждаешь, что это друг твоей юности...

– ...который тоже сдох!! – вклинился Крыса. Леора наградила его испепеляющим взглядом и продолжила:

– ...а теперь он утверждает, что он – это Каин.

– Каин изменился, но это он, – кивнул Саул. – Всё это сложно будет объяснить, но Истерзанные...

– Он ведь даже не похож на Каина! – Леора возвысила голос. – Я не слишком много общалась с твоим бастардом, но всё же знаю, как он выглядел!

– Вообще-то, если убрать щетину, то похож, – заметил кто-то из сопровождающей «свиты».

– Малтер! – Леора обернулась на говорящего. – Тебя ещё не спросили...

– Похож, – внезапно заговорил тот тип с усами, который сидел возле Крысы. – Малтер прав. Конечно, я не знаю всех обстоятельств, и не спешу делать выводы... Но даже отсюда мне видно, что наш... гость... сильно похож на Каина, которого я знал. Если это и правда он, то я рад увидеть его в добром здравии. Даже более добром, чем до исчезновения.

– Спасибо, Изекиль, – искренне поблагодарил Саул. – Всё, что произошло, и правда слишком невероятно... но то, что ты не сомневаешься во мне и моём сыне, очень важно для меня.

«Значит, этот Изекиль – действительно не последняя величина в клане», – сообразил Каин. – «Нужно запомнить, может пригодиться... Особенно если я тут задержусь».

Он не мог сказать ничего конкретного по поводу своих планов. У него не было ни единой причины возглавить клан Амос. Ну, кроме, может быть, «не разочаровать ожиданий Саула». Но, с другой стороны, кроме Амосов, у него ничего нет – ни дома, ни пристанища...

Можно было бы обзавестись этим с нуля, но зачем, если можно просто... Договориться? Каин понадеялся, что в клане есть люди поадекватнее, чем Крыса. Например, вот этот тип.

– Истерзанные Земли, – кратко бросил он собравшимся. – История действительно сложная, но если очень кратко – всему виной то, как там идёт время. Я действительно... тот самый Авель из юности моего же отца.

– Ты взял моё имя! – возмутился Крыса. – Какого чёрта? Это моё имя, а не твоё...

– Когда ты в Истерзанных Землях и никого вокруг не знаешь, представляться своим именем может быть опасно, – усмехнулся Каин. – А твоё просто пришло в голову самым первым. Каин и Авель, два брата из легенды, все дела...

– Легенда, – тихо пробормотал Саул. – Каин... Сын. Я сорок лет пытался отыскать эту легенду. Ты просто обязан будешь рассказать мне её!

Каин открыл рот... и выдохнул.

– Думаю, сейчас не время для легенд, – тактично заметил он. На самом деле ему не очень хотелось раскрывать настоящую легенду – ту, в которой один из двух братьев убивает другого. И без того нервный и мнительный Крыса вовсе на дерьмо изойдёт. «Нужно будет что-нибудь придумать», – решил Каин про себя.

– Верно, – поддержала его Леора. – Вот в этом я согласна. Для легенд точно не время. Как и для баек про Истерзанные Земли. Очнись, Саул – это какой-то самозванец! Я ещё могла бы поверить, что он тот самый Авель, или что он так сильно изменившийся Каин... но и то, и другое разом? Это наглая ложь!

– Правильно, мама, – подтвердил Крыса. – Отец, неужели ты думал, что я поверю в выжившего Каина? Этот кусок мусора сдох через час после попадания в данж, визжа и гадя под себя...

– Замолчи, Авель, – оборвал его Изекиль. – Кто бы ни стоял перед нами, ты не можешь так говорить о своём брате. Имей уважение к крови своего лица.

Он повернулся к Каину и Саулу.

– Впрочем, я не так категоричен, как моя кузина Леора. Я ничего не утверждаю... но ничего и не отрицаю. Давайте во всём спокойно разберёмся – чётко и по порядку, без спешки...

Кажется, мозги у этого типа были. Но Каин не спешил бежать к нему в объятия. Сначала... следовало понять, чего именно он хочет и добивается.

Глава 2 - Клановое собрание

Зал для малых собраний вводил Каина в лёгкий ступор. Размеры такие, что тут и слон бы легко лезгинку станцевал. На полтысячи человек точно. И если это — зал для малых собраний, то как же выглядит тот, что для больших?

Собралось здесь, конечно, не полтысячи, но человек сто-сто пятьдесят было точно. У Каина внезапно заболели зубы и зачесалась фантомная рука. Воспоминания о том, как он сам участвовал во всём этом... Собрания, заседания, советы, пресс-конференции — с ума можно было сойти от обилия всего подобного.

Часть собравшихся уже знала, зачем их привели сюда; часть гадала и с недоумением глядела на Каина. Единственное, что он успел сделать — это побриться, переодеться в клановые парадные одежды и наскоро перекусить.

«Чёрт», – пронеслось у него в голове. — «Я впервые за полтора года одет во что-то, кроме костюма. Если кто-то здесь решит меня атаковать — я буду без защиты».

Впрочем, он убрал костюм в инвентарь; надеть его оттуда — десять секунд... Но иногда может не хватить и их, это Каин знал точно.

Наконец, в зале установилась тишина. Каин оглядел собравшихся. Незнакомые лица, в основном настороженные. Вон сидит Леора с Крысой; в их одеждах чуть иные цвета – не чёрные с серым узором, а чёрные с красным, как и у тех, кто сидит вокруг них. Вон Изекиль, он чёрный с серым, как и остальные.

Его отец вышел вперёд и обвёл собравшихся взглядом.

– Клан! – неожиданно громогласно возвестил он. — Больше тридцати лет назад я создал клан Амос. Сначала в одиночку. Затем со своими первыми сподвижниками... Увы, не все сейчас остались в живых, но я искренне рад видеть в этом зале Схиорта, Нелиада, Гвинна...

Называемые им вставали, и Каин старался запомнить имя каждого. Он ведь должен знать их всех! Это были в основном старики, под стать самому Саулу. Логично, если он начинал с ними...

– Затем клан рос. К нам прибивались многие, видя в нас силу и потенциал, — Саул продолжал, полностью завладев вниманием толпы. — Я не отказывал никому. Ваши таланты шли в помощь клану, а клан помогал вам всем занять своё место в жизни. Клан рос; все вы знаете, что он и сейчас стоит на пороге перехода в Высший Род, и мне бы очень хотелось, чтобы дело всей моей жизни оставалось сильным и могущественным.

Зал взорвался одобрительными криками. Кажется, этого хотели все – несмотря на любые прочие разногласия. Все хотели, чтобы клан Амос стал сильным... но у каждого было своё мнение на тот счёт, под чьим же руководством он таким станет.

Каин пригляделся. Нет, всё же хлопали не все. Леора и Крыса остались неподвижны. Что ж, о том, что это его враги, он знал и так.

– Я в равной степени готовил обоих своих сыновей к тому, чтобы стать наследником клана. Авель и Каин, старший и младший – оба показывали неплохие результаты, но всё же Каин долгое время оставался впереди, — продолжил Саул, когда крики и хлопки утихли. – Оставался... пока три с лишним года назад, как все вы знаете, не случился тот ужасный случай.

Зал снова молчал, слушая его.

-- Это было крушением многих надежд. Да, я верю, что мой старший сын, Авель, смог бы возглавить клан и управлять им, сначала с помощью советников, а затем и самостоятельно – но его единственным шансом вывести клан Амос в Высокие Рода было получение цветной ауры. Как вы знаете, два месяца назад он вернулся из Диона с вестью о том, что этого не случилось.

Каин даже отсюда видел, как напряглись кулаки Крысы, как загорелись ненавистью его глаза... Вот Леора положила руку ему на колено и что-то сказала, наклонясь к его уху... Эх, услышать бы, что именно.

– Однако вместе с этой вестью Авель принёс и другую – о том, что пропал мой второй сын, Каин. Пропал в разрыве и, как думали многие из вас – да что там, большинство – погиб. Вы помните, что я ждал его до последнего, отказываясь назвать наследника клана.

Речь явно подошла к своей кульминации. Каин напрягся. Что сейчас начнётся...

– И всё же я был прав. Как все вы видите, – голос Саула загремел, становясь торжественным, – мой сын Каин вернулся. Пройдя через Истерзанные земли, он сумел не только выжить, но и вновь стать из калеки – воином.

Толпа начинала ощутимо шуметь. Ещё пара фраз – и, пожалуй, Саула уже нельзя было бы расслышать даже с микрофоном. Так что глава клана поспешил закончить:

– Вы просили наследника клана? Я объявляю вам его, с радостью и гордостью. Это мой младший сын, Каин Амос из клана Амос!

Каин медленно встал, чувствуя, как становятся ватными колени. Ну, вот... мало ему было навязанной власти в том мире – и в этом к тому же пришёл. Впрочем... в том мире его поставили перед фактом, посадили в красивое кресло, но самой власти так и не дали. А здесь это уже реально – но её придётся выгрызать зубами. Судя по крикам из «партера»... найдутся те, кто так просто её не отдадут.

Снизу уже и правда доносились самые разные крики. Кто-то кричал «ура новому главе», а кто-то – «долой самозванца». Первые и вторые перемешались и, кажется, где-то даже дрались. Крыса едва ли не рвался вперёд, но тут к нему подошёл Изекиль и, наклонившись, о чём-то заговорил. Каин с кислым видом кивнул и слегка притих.

– Тишина!!! – разнёсся над залом для малых собраний крик Саула. – Даже объявив наследника сообразно своей воле, я всё ещё остаюсь главой клана. И я не потерплю возражений!

Шумы действительно немного поутихли, но зато в этой тишине громче раздался крик кого-то из людей в чёрно-красных одеждах.

– Это смехотворно! – крикнул он. – Одно из двух – или это самозванец, а настоящий Каин давно мёртв, или он по-прежнему калека, не способный возглавить клан. Как возможно восстановить утерянные внутренние каналы?

Каин, разумеется, знал ответ на этот вопрос. Когда у тебя есть ручка, выполняющая Непреложные обещания, восстановить каналы очень даже возможно. Это была длинная и сложная формулировка, в которой он постарался учесть все возможные трактовки и толкования – и она сработала. По крайней мере, пока сбоев не было.

– Молчать! – в глазах Саула мелькнула ярость. Он поглядел на Каина, кратко кивнул ему – мол, не вмешивайся, я разберусь – и снова обратился к «публике». – Я, глава клана, гарантирую, что этот человек – не самозванец, а мой вернувшийся сын. Те, кто сомневается, могут подойти и убедиться – его не было всего два месяца; это не так много, чтобы вы уже забыли его лицо.

Он сделал паузу и продолжил.

– И я же, глава клана, гарантирую всем вам, что мой сын вполне способен повести за собой клан. У него хватит и силы тела, и силы воли. Всякий, кто возразит против этого решения – возразит мне. Вы знаете, что это означает. Открытое неповиновение приказу главы клана – это бунт.

Народ не то чтобы молчал; нет, снизу были отчётливо слышны шёпотки и пересуды, но выкрикивать чего-то громко больше никто не решался.

Изекиль поднялся со своего места.

– Вы позволите, мой господин? – широко улыбнулся он. Саул молча кивнул, и Изекиль вышел вперёд, на трибуну, к ещё одному микрофону.

Толпа напряглась. Изекиль пару раз щёлкнул ногтем по микрофону, проверяя, как он работает; звук эхом разнёсся по всему залу.

– Дорогие друзья, – начал он. – Я, как и один из вас, сидел в этом зале и слышал всё, что сказал наш глава, Саул Амос. Я, как и все вы, был удивлён. Хотя я уже знал о том, что Каин – да-да, именно Каин, а не самозванец – вернулся, я не думал, что Саул так сразу объявит наследника. Думал, мы обсудим это, взвесим все «за» и «против», которых, конечно же, у каждого наберётся великое множество. Но!

Он наставительно поднял палец вверх.

– Воля главы клана – закон. Это его фамилия образует название клана. Конечно, те среди вас, кто с этой волей не согласен, кто недоволен ей – могут покинуть клан. Но спросите себя – какие вас ждут перспективы, когда вы окажетесь вне его? Разве вас ждут с распростёртыми объятиями в Высокородных кланах?

Толпа молчала, не зная, что ответить... А Каин внезапно понял, что Изекиль напоминает ему одного старого знакомого из прошлой жизни. Тоже ставленник Кураторов – и наверняка более удачный, чем он сам. Спикер Государственной Думы, умеющий найти слова для каждого случая и не гнушающийся занять ту сторону, которая наиболее выгодна в настоящий момент.

«Этот тип может быть полезен», – подумал Каин. – «Однако он легко предаст, когда другая сторона начнёт набирать вес. Я даже сейчас не уверен, что он и правда с нами, а не пытается меня и Саула в этом искренне убедить».

Оставалось только наблюдать за Изекилем.

– Многие ждали другого выбора, – Изекиль развёл руки в стороны в картинном жесте. – Но... дорогие друзья... разве не лучше сплотиться и пойти вперёд, как единый клан, забыв все разногласия – вместо того, чтобы разбиться на кучки и грызться? Если даже одна из таких кучек победит... она уже не будет единым целым. Не будет кланом Амос, сильным и могущественным.

Он опустил руки и оглядел собравшихся.

– Я – не хочу быть частью жалкого осколка, даже если он победит другие жалкие осколки. Я хочу быть частью единого целого. Частью клана Амос. Поэтому я полностью поддерживаю кандидатуру нового наследника и призываю остальных сделать то же самое. Спасибо, у меня всё.

Кратко поклонившись, он начал в полной тишине спускаться на своё место. Зал молчал... А Каину в глаза внезапно бросились лица Крысы и Леоры.

Не гневные, не разочарованные; нет. Ожидающие. И явно знающие о чём-то, о чём сейчас не знал сам Каин.

Глава 3 - Изекиль

Саул не хотел отпускать его от себя. Он потерял его дважды — и как Авеля, и как Каина — и сейчас, всё ещё пребывая в шоке от случившегося, до сих пор не мог до конца поверить, что это не снится ему.

Но, во-первых, самому Каину до смерти хотелось отдохнуть, а во-вторых, к Саулу тут же ринулись за разъяснениями кучи его соклановцев, советников, помощников, ставленников и других невероятно нужных и полезных людей. Он поглядел на старика... и спросил:

— Я надеюсь, вы не убирали вещи из моей комнаты?

– Нет, разумеется, — Саул даже возмутился такому предположению. — Твои покои остаются твоими покоями, и...

— ...и покой нам только снится, – вздохнул Каин. – Разберись со своими делами, Саул. А я немного отдохну – и вернусь к тебе. Мы ещё точно не всё обсудили — ни о прошлом, ни о будущем.

– Верно, — согласился Саул. — Эй, Миандр! Открой Каину дверь в его старые покои.

Кто этот Миандр и почему именно он должен был это сделать?.. После того, как указанный тип – дряхлый дедок, ещё старше самого Саула – достал откуда-то огромную связку ключей, Каин подумал, что это просто местный ключник. Вероятно, так оно и было.

Он проводил Каина наверх; его покои располагались в этом же здании, но на втором этаже.

– Прошу, молодой господин, — прошамкал старичок, отпирая двери. – Здесь давно не убирали, но, полагаю, слуги явятся уже совсем скоро, и...

-- Хорошо, меня это вполне устроит, – кивнул Каин. – Спасибо, Миандр.

Кажется, по крайней мере, этому типу всё равно, кто станет наследником. Он так или иначе загнётся раньше, чем новый наследник вступит в свои права.

Каин шагнул внутрь и остановился на пороге. Его покои... разумеется, он их не помнит. Прежний Каин Амос прожил тут всю жизнь, а он – пришёл в первый раз. Покачав головой, он закрыл за собой дверь.

Покои состояли из трёх комнат и ванной. Ну, да, наследник богатого и влиятельного клана... Каин прошёл через первую – прихожую – и оказался в своей спальне.

Ряды книг. Их потом надо будет изучить. Каин быстро прошёлся по обложкам, но первым, что попалось ему на глаза, была какая-то справочная литература по аурам и силам. Кажется, отец заставлял будущего чемпиона зубрить и заучивать теорию не хуже, чем практику.

Компьютер. Давно же его не включали... отлично, потому что купленный за уйму денег планшет не выдержал путешествия по Истерзанным Землям и скончался в муках. Но это не сейчас, это потом... Саул стянул с себя обувь, рубашку и завалился на кровать в одних штанах.

Отдохнуть. Подремать хоть часик – дольше не дадут...

– Прошу прощения... я не помешал? – внезапно раздалось от дверей. Каин резко поднял голову – и увидел Изекиля, стоящего на пороге комнаты.

– И-изекиль? – пробормотал он, вставая. Ну вот, этого следовало ожидать – но он не думал, что так рано.

– О, если я не вовремя – я могу уйти, – поднял руки Изекиль. – Если тебе нужно отдохнуть, Каин...

– Нет-нет, – Каин не знал, какое именно место этот тип занимает в клане. И раз уж он пришёл... пусть выскажется. – Можно и сейчас. В самом деле... почему бы и нет?

– Вот и чудесно, – Изекиль шагнул в комнату. Его взгляд невольно упал на голый торс Каина. Количество шрамов на нём было просто запредельным; казалось, они образовывали какой-то хитрый мистический узор.

– Секунду... прошу прощения, – Каин накинул на себя расстёгнутую рубашку.

– Наверное, больно было? – кивнул Изекиль на обрубок руки.

– Ещё как, – подтвердил Каин.

– Истерзанные Земли полны опасностей, – Изекиль покачал головой. – Мне повезло там не бывать; я скорее парламентёр, чем боец, больше пользы я принесу здесь, чем там... Но я многое слышал о монстрах, которые там обитают. Жуткие твари.

Уж это точно, подумал Каин. Не воин – это видно с первого взгляда. Но от этого ничуть не менее опасный противник для своих врагов.

– Это не монстры, – вздохнул Каин. – Я сам отрубил себе руку.

– Ого! – кажется, на этот раз Изекиль изумился совершенно искренне. – Не могу себе представить, чтобы меня жизнь заставила совершить что-то подобное. Должно быть, это был вопрос жизни и смерти!

У Каина перед глазами снова встала та картина. Красные огненные пески. Трое его спутников уже мертвы, а у него... Мерцающая надпись-татуировка на руке; непреложное обещание, по которому он выживет, что бы ни случилось. Что лучше – смерть или вечные мучения без возможности сдохнуть? Каин уже не раз отвечал на этот вопрос.

Как ни странно, он преодолел огненные пески. Одноруким, не охраняемым обещанием – но он всё равно выжил и вышел сюда. Странно было думать о том, что его отрубленная рука – всё ещё где-то там, и она наверняка... жива?

– Да, – кивнул он. – Вопрос жизни и смерти.

– Ладно, – Изекиль постарался отвести взгляд от его шрамов. – Я... собственно, я пришёл кое-что предложить. Как ты уже понял, Каин, я за тебя. Твой отец назвал твою кандидатуру, и, хотя я удивлён всему случившемуся – ты ведь свалился как снег на голову – я его поддержу.

Он щёлкнул пальцами.

– Ты и раньше был отличным кандидатом! Ну, до несчастного случая. Никто в клане не сомневался, что ты станешь будущим главой. А затем... увы.

– По-моему, вопрос вообще был поднят слишком рано, – поморщился Каин. – Наследник, новый глава клана... Отец ведь ещё тоже не настолько плох. А все говорят так, как будто он доживает последние дни.

– Нет-нет-нет, дело вовсе не в этом! – поспешил заявить многословный Изекиль. – Ты же и сам знаешь, уж теперь, после своих приключений – точно. Смерть штука внезапная и неожиданная. Наследник может половину своей жизни быть именно наследником, а не главой, но он должен быть. Кто знает, когда и что случится...

Он покачал головой.

– Твой отец и так тянул до самого прохождения ритуала, а потом ещё эти два месяца. Мы все торопили его, но он прозорливо чуял, что ты вернёшься...

– Ближе к делу, – оборвал его Каин. – Ты поддерживаешь меня, Изекиль. Но это ты уже сказал там, на собрании. Будь дело только в этом – ты бы не пришёл сюда отдельно.

– Верно, – широкой рекламной улыбкой улыбнулся Изекиль. – Я вот что хочу сказать, Каин. Даже учитывая весь твой потенциал, тебе будет непросто удержать клан единым – со всеми этими настроениями, с тем, что Авель уже почти считал себя будущим главой...

– О том я и говорю, – пожал плечами Каин. – Проблема эта нынешняя, а когда я стану главой клана – разве всё уже не успокоится?

– Не успокоится, если ты не успокоишь её сейчас – пока ты только лишь наследник, – заверил его Изекиль. – Иначе конфликт будет только нарастать, и рано или поздно выльется во что-нибудь нехорошее – бунт, переворот или раскол клана на несколько... Как я уже говорил – это не сыграет на руку никому из сторон. Давай не доводить до такого!

Он уже как будто обсуждает конкретный план. Хитрый тип, такому палец в рот не клади...

– И что же именно ты предлагаешь? – поднял одну бровь Каин.

– В целом, ничего сложного и обременительного. В клане есть несколько крупных фракций. Сторонники твоего отца поддержат тебя, как его протеже – здесь можешь даже не сомневаться, они верны ему и будут верны и дальше, даже если небо начнёт падать на землю.

– Хорошо, – ликбез по политической обстановке в клане сейчас бы действительно не помешал. – А кто ещё?

– Мои сторонники, – довольно улыбнулся Изекиль. – Я всё-таки третий человек в клане после твоего отца и Леоры. И я надеюсь, что смогу привить им своё благоразумие и отговорить от необдуманных действий.

– Если не сможешь – ну, это будут уже не твои сторонники, – здраво рассудил Каин.

– Так что, думаю, эти два течения за нами, – Изекиль дружески подмигнул ему. – Но остаётся течение Леоры и твоего брата Авеля. Ты и сам прекрасно знаешь, что их сторонников едва ли не больше, чем остальных вместе взятых – всё из-за влияния клана Шеол. Отец Леоры слишком влиятельный Высокородный, и он точно будет недоволен, если главой клана станет не его родной внук, а сын простолюдинки...

– Так я не смогу стать главой? – уточнил Каин.

– Брось, – Изекиль усмехнулся. – Ты прикидываешься дурачком, но сам всё прекрасно знаешь, тебя ведь к этому готовили. Шеолы не вмешаются напрямую. Но могут поддержать... если случится раскол. А потому, раскола нужно не допустить.

Каин мысленно вздохнул. Что же именно предлагает Изекиль? Он всё ходит вокруг да около.

– Нужно умаслить их, понимаешь? Показать, что даже с тобой в роли главы они не будут отстранены от управления кланом, что всё, чего они желают, останется при них...

– Иными словами, стать марионеткой и отдать им власть? – заметил Каин.

– Это очень уж резко. Скорее, разделить её с ними, – почти пропел Изекиль. – Позволь мне помочь тебе с этим. Я всё же лучше знаю нужды каждого их течений, и смог бы договориться с Леорой и её людьми...

Каин снова вспомнил взгляды Леоры и Крысы. Кажется, он уже с ними договорился о чём-то подобном.

Куратор. Ну, разумеется. Через это он уже прошёл, не на того напали. Да, ему не слишком хотелось возвращаться во власть – но ещё меньше он хотел бы получить власть на бумаге и не обладать ей на деле.

– Изекиль, – заметил он, – мне нужно обдумать это. Я только три часа как явился сюда, а ведь я шёл очень долго...

– Понимаю-понимаю, – Изекиль с улыбкой встал со стула. – Такие решения не делаются наобум, обдумай всё. И найди меня, когда решишь что-либо.

Он ещё раз улыбнулся – и вышел из покоев Каина.

Глава 4 - Ничего горячего


Каин сидел перед зеркалом — и не видел в нём своего лица. Полтора года прошло... Чёртовых полтора года, а он так и не привык к своему новому лицу. Наверное, потому, что за это время он мало смотрелся в зеркало.

Он откинулся на спинку стула и задумался. Предложение Изекиля, конечно, выглядело таким, будто у него желают забрать всю власть, а его самого оставить марионеткой. Снова. Как это было там.

Но, с другой стороны, какие ещё у него варианты? Может быть, отдать власть Изекилю и его компании было бы самым разумным? В конце концов, управление кланом — не управление страной, и едва ли его тут кто-то пустит в расход. Жить в своё удовольствие, пользоваться всеми привилегиями номинального главы клана Амос и не задумываться, даже на секунду, о реальной необходимости кем-то править... Разве это не то, чего он желает?

— Нельзя торопиться, – пробормотал Каин себе под нос. — Нельзя ни отметать этот вариант сходу, ни сходу его принимать.

Итак, допустим, допустим... с чего бы начать? Он принимает этот вариант. Изекиль получает всю полноту власти, щедро делится ей с Крысой и его матерью; Каин сидит на красивом стуле с позолотой и ставит подпись и печать на документы (ну, или как это тут у них делается).

Что дальше?.. Будь в клане один только Изекиль из претендентов на власть — может быть, всё было бы хорошо. Но есть Крыса. Он ведь хочет не только реальной власти — он ведь хочет ещё и показухи. Быть главным, доказать всем, что он лучший из лучших... Опять же, Мира Клио – его невеста, которая обручена именно с наследником. Каин помнил о ней. Крыса ведь положил на нее глаз!

Значит, вечные конфликты. Ссоры, споры за первенство. Изекиль и Леора смогут сдерживать Крысу какое-то время, понимая, что власть важнее видимости власти. А затем... чуть они ослабят хватку – и раскол.

Крыса нападёт на него, или публично оскорбит – как-нибудь так, как не может спустить с рук уважающий себя глава клана. Всё-таки оставить без внимания? Тогда в клане его перестанут уважать даже мыши и собаки. Наказать?.. Ему попросту не дадут. Власть уже будет упущена из рук, и обратно она не вернётся.

Но и это не самое плохое. Наверное, этого ещё можно избежать... но в какой-то момент Каин ясно понял другое.

Саул — стар. Многие в клане только и ждут его смерти, чтобы прибрать его власть и достижения к рукам. Если Изекиль и Леора уверятся, что Каин – тряпка, согласная на всё; что власть будет принадлежать им, практически вся и без остатка...

— То они будут избавляться уже от другой проблемы, реальной, — пробормотал Каин. – Саула. А он единственный человек здесь, который мне действительно дорог. Не получится? Снова гражданская война. Саул и его фракция против всех остальных. Нет-нет-нет, этот вариант мне не подходит.

Ладно, хорошо. Не подходит и не подходит, давай следующий. Что дальше – не отдавать Изекилю власть не при каких обстоятельствах?

Что ж, натура Изекиля была видна сразу. Это тот ещё тип. Сейчас он говорит, что на его стороне, но последует жёсткий отказ – и он сразу переметнётся к Крысе и Леоре. Сторонники Саула останутся в абсолютном меньшинстве...

Дальше, конечно же, бунт. Саул, который отдал власть неугодному человеку и, фактически, задвинул их фракции на задний план, будет сметён. Он мощный боец, у него чёрная аура, но и он не бессмертен. Зачем ждать ещё двадцать лет его смерти, если после неё ничего не изменится?

Да уж. Единственная причина, по которой эти ребята могут терпеть старого Саула — это видимость законности. Каин не знал, как тут, в этом мире, другие кланы относятся к захвату власти, считается это преступлением или же всё в норме... но если Изекиль с Леорой всё равно соберутся отобрать власть силой, то не всё ли равно, у кого именно? Главное – как можно раньше.

Задушить заговор в корне? Вот это могло быть интересным вариантом. Каин не испытывал к предателям никаких сантиментов. Но... Леора и Изекиль? Отлично, но разве за ними не придут другие? И потом -- убрав Леору, он разве не развяжет войну с Высоким Родом Шеол? Глава клана Огня непременно поинтересуется, отчего умерла его дочь.

Нет, Каин не собирался втягивать клан ни во внутреннюю, ни во внешнюю войну.

– Ещё варианты, ещё варианты... – Каин помотал головой и прикрыл глаза. Один из двух глаз – потерянный давным-давно, когда он носил в себе чёрное ядро – был восстановлен, но по-прежнему плохо видел; целительная магия оказалась далеко не совершенной.

Иногда Каин задумывался – можно ли восстановить его руку? Наверное, можно, но уж точно не в Истерзанных Землях. Здесь... можно об этом думать. Но не в первую очередь. Сначала разобраться со всеми основными проблемами... итак, основные проблемы.

Что, если отдать Изекилю только часть власти, как он сам и сказал? Конечно, он имел в виду совсем не это, но... у Каина ведь тоже есть своя голова на плечах. И он должен это понимать. Хочешь что-то получить? Поторгуйся. Ничего не бывает просто так, бесплатно.

Угу, только вот Изекиль – не тот человек, что удовольствуется малым. Пожалуй, в этом случае он заткнёт инстинкты Леоры и Крысы, но сам будет постепенно захватывать всё больше и больше, чуть что – шантажируя его тем, что он перестанет «убеждать» остальных и развяжет гражданскую войну.

Снова провал.

Каин встал и прошёлся по комнате. Всё тщетно. Все варианты приводили к одному и тому же – расколу, войне, возможно, насильственной смерти Саула...

– Я не для этого сюда вернулся, – он сжал один кулак – и тут же ощутил, как сжимается второй. Фантомные ощущения... они до сих пор его не отпустили. А может быть, его бессмертная рука и правда сжалась в этот момент?

Выходит, самый лучший для всех вариант – если он безропотно отдаст всю власть, и фактическую, и номинальную, в руки Изекилю и Крысе, а сам просто... уйдёт?

– Я ведь так и хотел... – пробормотал он. – Чёрт, мне ничего из этого не нужно. Ни власть над кланом, ни новые проблемы, ни политика...

Но – Саул. Единственный, пока что, в этом мире человек, на которого ему не всё равно. Логика и все текущие события подсказывали Каину, что он не захочет такого развития событий. Клан – дело всей его жизни, и ему хочется видеть во главе того, кого он считает достойным.

Плюс, его могут и убить за власть.

– Пообещать Изекилю и остальным уйти сразу после смерти Саула, а до того умело и всерьёз изображать наследника? – пробормотал Каин. – Может быть, это выход...

А, нет, показалось. Тоже не выход. Вообще не выход! Во-первых, это уж точно ускорит уход Саула из жизни, вот просто гарантированно. А во-вторых, это либо будет известно всем – и тогда дойдёт и до отца – либо не будет известно никому, и вызовет очередные сильные беспорядки в клане, когда выяснится, что тот, кого считали наследником, на самом деле вовсе им не является.

Каин вновь сел на место и поморщился. Неужели нормального выхода нет? Неужели придётся всё-таки уйти из клана вон – несмотря на желание Саула? Что-то вертелось на языке, но...

– Нужно понять, чего хочет каждый из соперников, – пробормотал Каин. – Понять – и дать им это, или придумать, как их устранить.

Он зациклился на Изекиле. В самом деле! Дать власть ему или не дать власть ему. Но ведь Изекиль сам сказал, что его фракция – не самая многочисленная! Что, если попытаться договориться с тем, кого считал врагом?..

Ну, да, они враги и есть. Ему. Но не себе же!

– Изекиль... – вновь забормотал Каин, – он хочет власти. Так? Реальной. Он рвётся править. При этом ему не так уж важно, кто будет сидеть на троне – ведь он не наследник в любом случае! Он может быть только добрым дядюшкой наследника, дающим ценные советы... или отстранённым от власти.

Пожалуй, он опаснее всех. Куратор – вот кто он такой. Нет, ему давать власть опасно. Дашь немного – захватит всё, а будешь возмущаться – избавится от тебя чужими руками и не поморщится. В этом вся суть Кураторов.

Крыса же хочет власти показушной. Признания его самым крутым и важным, хочет невесту, звание и плюшки. При этом ему явно нет дела до политики. Он охотно перепоручит скучные заседания и указы кому угодно – матери, Изекилю, слугам...

Леора, пожалуй, тоже хочет, чтобы именно Авель был главным. Её сын, её плоть от плоти! Авель ведь сын Высокородной, а он, Каин – сын простолюдинки. Если официальным главой клана станет он – это же оскорбление для её чести и достоинства!

Возможно, стоит предложить им союз... Крысу на трон. Ему – часть реальной власти пополам с Леорой. А Изекиля в отставку. Леора ведь не идиотка и тоже понимает, какие у него амбиции. Ей и самой будет выгодно не пустить его к власти...

Да, пожалуй. Этот вариант неожиданно смотрелся самым выгодным для Каина и Саула... Вот только как донести это до Леоры и Крысы? Они и слушать его не захотят. Как и Саул. Тот тоже может не оценить этот план. Ведь он хочет именно достойного наследника, что приумножит труд всей его жизни.

Возможно, нужно выбрать удачный момент. Не сегодня, точно не сегодня. Такие вещи быстро не делаются. Выбрать нужный момент – и предложить им это. Желательно, сразу Леоре.

Каин улёгся на кровати. Ладно, пока что эта проблема откладывается. Варианты просчитаны, лучший из них выбран; прямо сейчас ничего сделать невозможно, но он будет работать в этом направлении.

И вот ещё одно... в клане много людей. Действительно много. А он ведь всегда умел нравиться людям – даже когда сам этого не хотел! Что, если...

– Раз уж я снова оказался у власти, – пробормотал Каин, – нужно позаботиться о своём имидже. Маркетинг... Предвыборная кампания... Благо, опыт у меня есть.

Возможно, если делать это регулярно – вскоре на его стороне будут не только Саул и его кучка старых пердунов, но и другие?

Глава 5 - Встреча

Клан Амос шумел и гудел, словно разворошённое осиное гнездо. Все, от высокопоставленных шишек до рядовых членов, были в полном шоке от случившегося; те, что поумнее, искали возможность извлечь из странной ситуации пользу; те, кто поумнее — просто обсуждали это.

Разумеется, как Каин не хотел этого — он не мог просто закрыться в своих покоях и сидеть там, пока шум не утихнет. Он теперь был публичным человеком — снова и надолго. И, разумеется, стоило ему только показаться за пределами своей комнаты, как его тут же начинали атаковать с вопросам самые разные члены клана.

Очень много бесед начиналось со слов «Ты, наверное, меня не помнишь, но шесть лет назад мы с тобой вместе...». Видимо, очень многие внезапно сообразили, что Каин больше не беспомощный калека, а наследник клана и обладатель внезапной власти.

В принципе, это было ему на руку. Не приходилось теряться в догадках, кто перед тобой, и старательно делать вид, что узнал собеседника. В клане было порядка семи сотен членов, и большинство из них были просто рядовыми.

В свободное время Каин как раз пытался разобраться в местной клановой системе – путём поисков в Интернете и ненавязчивых вопросов отцу и его ближайшим сподвижникам. Выходило нечто сложное.

Во главе клана всегда стояла одна семья — сильнейшая, вокруг которой сплачивались все остальные. Что они получали за вступление в клан и верность своему патрону? Определённые социальные гарантии, возможность продвижения вверх.

В принципе, каждый клан был подобием государства в миниатюре. Главы могли устанавливать свои законы, объявлять друг другу войну (по счастью, нечасто). У кланов, во главе которым стояли Высокие Рода, были ещё уникальные клановые заклинания, передающиеся в большой тайне.

У Амосов чего-то такого не было... Но было кое-что другое. Во-первых, Амос был боевым кланом, а потому вместо заклинаний клан хранил методики тренировок. Во-вторых же — Саул Амос и правда был подпольным авторитетом. Очень много завязок на разные виды нелегального бизнеса — вот что должно было попасть в руки к Каину, когда тот займёт место главы клана.

Изучая всё это, общаясь со всеми, кто к нему приходил, пытаясь нигде не опростоволоситься – Каин выбивался из сил. Он надеялся, что здесь, во владениях клана, он сможет отдохнуть... но какое там. Весь день у него был занят, от и до. За первую неделю в клане у него даже не было времени выйти наружу и изучить город.

Пока в пятницу Саул не явился к нему, держа в руках какой-то конверт.

– И что это? – поинтересовался Каин, с подозрением глядя на письмо.

— Приглашение, сын, – Саул называл его именно так... В то время как сам Каин никак не мог ассоциировать его со своим отцом. — Нас зовут в воскресенье на званый ужин.

— Это ещё с чего?..

Вместо ответа Саул просто протянул ему приглашение. Каин взял его и прочёл:

– Так-так... Многоуважаемый Саул Амос... В честь того, что вы представили своего наследника... Хотелось бы... то есть, по сути, приглашают меня?

Саул кивнул.

– Всем хочется узнать, что будет представлять из себя будущий глава клана. Особенно ближайшим соседям.

Каин пригляделся к подписи. Аклен Матор, глава клана Матор. Местный высокородный из того рода менталистов. Ну, конечно же...

– Думаю, ближайшие соседи могли бы поинтересоваться этим и раньше, — ехидно заметил он. – Но, я так понимаю, это не обсуждается, и быть мне обязательно, Саул?

-- Ну, не то, чтобы обязательно... – замялся Саул.

– Но если мы не явимся – это сильно ухудшит любые отношения с дорогими соседями, так? – догадался Каин.

Он уже знал такие формулировки; бывал на таких мероприятиях. Бывал – и искренне ненавидел. Вот уж где неисчерпаемый источник лжи и лицемерия...

Тем не менее, через два дня он выходил из сферы прямо к дверям загородной резиденции Маторов.

– У них тут мило, – заметил он отцу. Приехали они вчетвером – он, Саул, Изекиль и Гвинн, один из ближайших сподвижников его отца. Леора и Крыса сослались на срочные дела – но их, в принципе, здесь не очень и ждали.

– Маторы не самый многочисленный клан, – тихо ответил Саул. – Их специфика заставляет другие кланы накладывать на них ограничения. Ментальные заклинания запрещены для всех, у кого они не прописаны в самой ауре. Поэтому они, в отличие от нас, живут не на обособленной территории, а прямо в городе.

– Но иногда нужно устраивать что-то такое, и они выстроили загородное поместье, – кивнул Каин. – Мило, говорю же.

У дверей их уже встречали. Издалека Каин подумал, что это будет какой-то слуга, но нет – молодой парень, одетый в лиловые клановые цвета, пожал ему руку и представился:

– Ниар Матор, старший сын и наследник клана Матор. Рад наконец встретить наследника Амосов. Я много слышал о тебе, но, полагал, это в прошлом – та трагедия...

– Что ж, – Каин ответил крепким рукопожатием, – многие так думали. Надеюсь, со временем все они убедятся, что ошибались.

Ниар вежливо улыбнулся и пожал руки остальным.

– Отец уже ждёт вас внутри, – сообщил он.

А внутри... всё и правда было обставлено по высшему разряду. Дорогие картины на стенах, вазы, отделка, достойная королей...

– Интересно, – шепнул Каин отцу, – здесь всегда так роскошно, или они хотят нас впечатлить?

– Думаю, всегда – но они наверняка навели тут лоск перед приёмом, – усмехнулся отец. – Маторы комплексуют из-за того, что они – высокий род – скованы множеством ограничений. Иногда у них бывают... заскоки, связанные с этим.

Слуги в парадных ливреях проводили их в зал, где уже собрались местные сливки общества.

– Саул! – раздалось с другого конца зала, и Каин увидел, как высокий и худой тип в очках распахнул приветственные объятия. – Наконец-то. Сколько мы уже не виделись? Я думал, ты прирос к своему стулу.

– Аклен, – Саул тоже попытался улыбнуться, но Каин прекрасно видел, что искренней эта улыбка не была. – Действительно, давно.

Он похлопал по плечу Каина.

– Думаю, ты уже догадался, что это мой младший сын, Каин. Он же мой наследник.

Аклен Матор подходил медленно, будто давая себе время на то, чтобы получше изучить Каина.

– Я ведь видел его совсем ребёнком, – заметил он. – Тогда никто и не предположить не мог, что он станет главой клана, верно, Саул? Обычно старший становится наследником... Но тут, как я посмотрю, случай уникальный.

– Авелю недостаёт политический гибкости и ответственности, – поморщился Саул. – Отдать ему клан значило бы заработать множество проблем.

– О, нет-нет-нет, – покачал головой Аклен. – Дело не в нём. Думаю, он не так уж плох, каким может показаться на первый взгляд. Просто Каин... он уникален, не так ли?

Он перевёл взгляд на Каина.

– О тебе в городе ходят самые разные слухи. О том, что тот несчастный случай, три года назад, был лишь уловкой, чтобы запутать каких-то врагов клана. О том, что ты прошёл через Истерзанные Земли... как я вижу, не без потерь. О том, что ты смог восстановить там каналы – что прежде считалось невозможным...

– Ну – я это сделал, – пожал Каин плечами. – Конечно, это было непросто.

– Да уж, – на лице Аклена появилась новая насквозь фальшивая улыбка. – После такого управление кланом покажется ерундой.

Он огляделся по сторонам и спросил:

– Надеюсь, будет не слишком бестактным спросить, как ты потерял руку?

Каин вздохнул. За ту неделю, что он в городе, ему уже раз тридцать задавали этот вопрос и, вероятно, зададут ещё миллиона три-четыре. Что ж. У него была версия, не слишком отличающаяся от реальной, но вместе с тем не выдающая никаких ненужных деталей, вроде Непреложного Обещания.

– Я сам её себе отрубил, – заметил он. – Вопрос выживания. Эта рука подхватила... заразу, которая могла распространиться на всё остальное тело. Жуткая боль, изменения, возможно, утеря контроля... В Истерзанных Землях такое случается.

– Бррр, – покачал головой Аклен с серьёзным видом. – Представить не могу, чтобы я отрубил себе руку. Должно быть...

– Да-да, вопрос жизни и смерти, – подтвердил Каин. Все реагировали на это одиноково.

– Что ж, – Аклен снова улыбнулся. – Сегодня здесь много гостей. Многие слышали о тебе; все хотят познакомиться с будущим главой клана Амос. Мне с тобой, возможно, ещё работать на благо города, так что...

– На этот счёт я не волнуюсь, – ответил за Каина Саул. – Мой сын не хуже меня сможет защитить город от атак из иного мира. И тебе тоже волноваться не придётся – он, как и я, станет кулаком в нашей паре, а ты, как и был, останешься мозгом, Аклен.

– Взаимовыгодный симбиоз – вот то, что я называю настоящим сотрудничеством, – Аклен пожал Каину руку. – О – глядите туда, это же Шеолы.

Он тут же повернулся, распахнув всё те же объятия, и провозгласил на весь зал:

– Игнер, друг мой! Для меня честь принимать тебя в своём доме...

– Ох, – внезапно произнёс Гвинн. – Саул.

– Что такое?

– Погляди туда, – Гвинн указал рукой куда-то в толпу гостей.

– Чёрт... – Саул скривился. – Мне надо было предупредить тебя, Каин... Но и Маторы тоже хороши – могли бы...

– Что такое? – Каин вгляделся туда, куда указывал Гвинн. – Стоп, это что – Мира? Мира Клио, моя невеста?

– В этом и дело, – Саул смущённо потёр шею. – Ещё одна причина, по которой я не объявлял наследника. Она ведь помолвлена не с тобой, а с тем, кто займёт это место... Авель потому так и стремился занять его.

– Ну и в чём проблема? – чуть удивился Каин. – Я ведь тут.

– Ох... – Саул потёр переносицу. – Мы ждали два месяца. За это время клан Клио разорвал помолвку. У неё теперь новый, более выгодный жених... Ниар Матор.

Глава 6 - Девушки не любят риски


К своей чести, Каин удержался от изумлённого вскрика или чего-то подобного. То, что его невеста ушла к другому, не разбило ему сердце — о большой и чистой любви ведь речи не шло. Но всё же это было... обидно.

— Слушай, — заметил он отцу после некоторой паузы. – Это ведь... по сути, оскорбление всему нашему клану. Так демонстративно... ладно ещё просто разорвать помолвку. Но выходить за нашего первого конкурента...

— Мы с её отцом, Джедом Клио, были старыми друзьями. Когда-то, — вздохнул Саул. — Начинали служить вместе ещё в Истерзанных Землях – до того, как мы там встретились. Потом я повстречал его там же, когда...

– Когда похоронил меня, считая мёртвым, – кивнул Каин. — Слушай, я не злюсь за это. Просто продолжай рассказывать, мне надо быть в курсе всего.

– Мы сдружились. Пару раз спасали друг другу жизнь... в итоге дали друг другу обещание, что если у одного из нас будет сын, а у другого дочь, то мы заключим между ними союз.

Он вздохнул.

— Через какое-то время, когда вы все трое были детьми, он предложил изменить договор — его единственная дочь станет женой именно наследника клана, а не просто его отпрыска. Она – наследница Клио, так два клана сольются вместе и с объединённой силой станут Высоким Родом.

– Звучало логично, – кивнул Каин. — Но, как я вижу, что-то пошло не так?

– Многое пошло не так, -- покачал головой Саул. – Сначала тот несчастный случай. Ты стал инвалидом, но оставался твой брат, Авель. Тем не менее, пыл Джеда уже угас.

– Дай угадаю, – процедил Каин, глядя на Миру тонкими щёлочками. – Я – кандидат в чемпионы – ушёл в отставку без надежды на восстановление в будущем. Кр... Мой брат – не то чтобы совсем бестолочь, но человек средних талантов и явно не тот, кто возвеличит клан.

– Да, – кивнул Гвинн. – А сама Мира Клио – красавица и умница, талант, почти равный тому, что был у тебя до несчастного случая.

Каин глубоко вздохнул и помолчал. И в этом мире тоже перспективы власти решают больше, чем обещание, данное боевому товарищу.

– Один вопрос, – заметил он. – Почему Джед ждал до моего исчезновения, а не сделал это три года назад?

– Маторы ничего им не предлагали, – пожал плечами Саул. – А теперь предложили.

– Каин, друг мой, – слащаво улыбнулся Изекиль. – Ты ведь помнишь о том, что Маторы – один из самых малочисленных Высоких Родов?

– Разумеется, – кивнул Каин.

– Ну так вот. А брак сына с наследницей меньшего по статусу и влиянию клана – это их единственный шанс на расширение. Если бы ты или твой брат женились бы на Клио – произошло бы слияние двух кланов. Сейчас же клан Клио ожидает поглощение.

– Политические игры... – пробормотал Каин. – Всё-таки хорошо, когда политическая система не предполагает наследования...

Все трое Амосов вокруг него странно замолчали и уставились на него.

– Что? – не понял Каин. – Что я не так сказал?

– Хорошо, что никто из них этого не слышал, – покачал головой Гвинн. – Такие слова... Это, по сути, заявление о том, что республика нравится тебе больше Империи.

– Я живу в Империи, – кивнул Каин. – Но в стране, кажется, не тоталитаризм. И пока я не призываю к восстанию народ и не иду на баррикады – я волен считать так, как мне хочется, не так ли?

Саул только снова вздохнул.

– Не надо, сын. Ты и сам знаешь. Вопрос даже не в том, что ты недоволен Империей. Вопрос в том, что тебе нравится республика. Враг. Ты хочешь быть арестованным за симпатии врагу?

А? Что-то новое. И почему он до сих пор об этом не слышал?

– Не хочу, конечно, – Каин пожал плечами. – Но...

Наверное, можно было сказать что-то ещё. Что демонизация врага – не лучшая политика, которую может проводить правительство. Что если враг Империи сейчас – республика, то не любая республика становится злом.

Но Каин промолчал.

– Ладно, – пожал он плечами. – Может, я несу чушь.

Он ухватил с подноса, который проносил мимо слуга, какой-то высокий бокал. Хм... алкоголь или нет? Кажется, всё-таки алкоголь. Ну, ладно, один бокал не сможет его опоить до беспамятства.

– Пожалуй, подойду поздороваться с Мирой, – улыбнулся он. На этот раз его улыбка была тоже... не слишком натуральной.

– Аккуратнее, – Саул взял его за руку. – Всё-таки и Клио, и Маторы остаются нашими союзниками. Постарайся... не испортить отношений.

Каин поднял бровь. Интересно, а то, что сделали эти два клана – это уже не испорченные отношения?

– Постараюсь, – кивнул он. – Надеюсь, и она тоже отнесётся к ситуации благоразумно.

Мира Клио к этому моменту уже стояла одна и рассеяно глядела в зал, потягивая что-то из такого же тонкостенного бокала. Каин подошёл к ней сзади и облокотился о тот же столик.

– Не возражаешь? – негромко произнёс он.

Клио вздрогнула и резко обернулась.

– Чего? Ты кто...

Тут её глаза расширились.

– Каин?!

– Ну, знаешь, не надо делать вид, что ты удивлена, встретив меня тут, – Каин пожал плечами и прикоснулся губами к бокалу. – Это, вроде как, вечеринка в мою честь. Или... в честь того, чтобы познакомить другие кланы с новым наследником клана Амос.

– О, Боги... погоди, но ведь... – Клио, кажется, действительно была поражена. – Отец только сказал, что твой клан объявит... наследника, и я думала, что это будет Авель...

– Странно, – Каин поднял одну бровь. – Я думал, весть о моём возвращении уже разнеслась достаточно широко.

– Кажется, кто-то что-то такое говорил, – Мира изумлённо покачала головой, – но я не восприняла всерьёз. Ты ведь погиб, как такое может быть?

– Погиб? – удивился на этот раз уже Каин. – Откуда такая информация? Я попал в Разрыв, но разве это автоматически означает смерть?

Может быть... Мира ничего не знала о случившемся с ним, может, она и правда искренне считала его мёртвым?

– Для тебя? – Мира с ещё большим изумлением оглядела его. – Погоди, нет. Так ты скрывал свою ауру?.. И то, что случилось на ритуале...

«Я ведь не видел её после ритуала», – подумал он. – «Она тогда вела себя так, будто я – невидимка, будто меня вообще не существует!»

Точно. Именно так. До ритуала она, кажется, подозревала в нём что-то скрытое – как подозревает сейчас. А после – решила, что ничего скрытого нету, и он обычный ненужный калека.

– На ритуале всё было честно, – заметил Каин, снова отпивая лёгкого вина. – У меня тогда не было ауры, как не было и энергетических каналов.

– Это невозможно! – воскликнула Мира – кажется, чуть громче, чем приличествовало. – Энергетические каналы не восстанавливаются, это то, что просто нереально сделать...

– Ну, – Каин чуть улыбнулся, – для меня нет ничего невозможного. Я вернутся из Разрыва, восстановил себе каналы, и вот я снова тут – наследник клана, привет.

Он подмигнул девушке.

– Впрочем, слышал, что тебе уже всё равно, кто возглавит клан Амос – так?

– Т-так, – чуть потупив глаза, призналась Мира. – Слушай, это ведь не я решала, а мой отец...

– А я разве в чём-то тебя обвиняю? – Каин придал своему лицу удивлённое выражение. – Я просто... подошёл поздороваться. Кругом так много малознакомых лиц – приятно было увидеть хоть кого-то, кого я знаю.

Мира молчала, не зная, что ответить. Каин вновь улыбнулся ей.

– Я бы сказал, конечно, что ты... то есть, разумеется, твой отец поступил не слишком умно. После твоего брака с Матором ваш клан попросту исчезнет, Матор поглотит Клио.

Глаза Миры резко похолодели.

– Зато я стану Высокородной, – заметила она. – А что могли предложить мне ты или твой братец? Ты знаешь, что этот идиот мне ляпнул?

– Могу представить, – искренне хихикнул Каин. – Разумеется, Авель ничего не мог тебе предложить.

– А ты – можешь? – Мира поглядела на него, подняв тонкую бровь.

– Я же уже сказал, – ответил Каин, разглядывая бокал у себя в руке. – Для меня нет ничего невозможного. Или ты сомневаешься в том, что я могу вывести Амос в Высокородные кланы?

Клио открыла рот... и замерла. Похоже, она сама была не очень уверена в своём ответе.

– Решать, конечно, не мне, а моему отцу, – невинно улыбнулась она после небольшой паузы. – Но если всё же предположить на миг, что решала бы я...

– Предположим это, – согласился Каин. – Только на миг, не больше. Так что тогда?

– Ну, я предпочла бы тех, кто уже является Высоким Родом – а не тех, кто только может ими стать... если очень повезёт.

Каин развёл руками.

– Что ж... Твой выбор.

– Моего отца, – поправила его Мира.

– Да, конечно. Твоего отца, – кивнул Каин. – Тогда не буду больше надоедать.

Он отсалютовал своей бывшей невесте недопитым бокалом и вернулся к своим. Саул обеспокоенно поглядел на него.

– Надеюсь, вы сейчас не наговорили друг другу того, что развяжет войну между кланами, – заметил он.

– Едва ли, – пожал плечами Каин. – Мы... просто сравнили возможности. Мира готова довольствоваться малым. Что ж, её право.

Он поглядел на отца.

– Долго нам ещё здесь быть? Я думал, если вечер в честь меня, то меня как-то... объявят всем, что ли. А мы просто стоим и беседуем.

Он обернулся.

– Кстати, а где Изекиль?

– Стоит и беседует, – усмехнулся Гвинн. – Изекилю всегда есть с кем поговорить.

Каин поднял одну бровь.

– Тебя не объявят, – пояснил ему отец. – Но, думаю, многие гости сейчас начнут подходить к тебе, выразить своё почтение и просто оценить тебя.

– Пускай подходят, – ответил Каин. – Постараюсь их не разочаровать.

Глава 7 - Подготовка

По счастью, никаким объявлением войны торжественный приём не закончился. Всё-таки сказывался опыт политика, пусть даже и марионеточного — Каин терпеливо улыбался, пожимал руки, клялся в дружбе и благорасположении, заявлял о желании сотрудничать...

Другое дело, что продолжалось это всё едва ли не до четырёх часов утра, и выжало Каина больше, чем любое блуждание по выжженным пустошам Истерзанных Земель. Добравшись до своих покоев, он рухнул на кровать и забылся блаженным сном.

Тем не менее, поспать долго ему не удалось. Отец разбудил его в лучшем случае через четыре часа.

— К чему такая срочность? — пробормотал Каин, протирая глаза.

– Ты теперь наследник клана, — заметил Саул, стоя возле его кровати. — Привыкай к большей ответственности. Меньше свободного времени, и...

— Эй! – возмутился Каин. – Не говори мне об ответственности – это я научил тебя тому, что это такое!

Он помотал головой и заявил.

— Я в душ. Нужно взбодриться, а то буду сонным, как вяленная рыба.

– Только быстро, — со вздохом предупредил его Саул. Кажется, предыдущая фраза Каина действительно заставила его задуматься.

— Одна нога здесь, другая там, – пообещал Каин.

И не соврал. Ледяные струи воды отрезвят кого угодно меньше, чем за минуту. Сон слетел с Каина; стуча зубами, он начал вытираться.

– Так в чём дело? – спросил он у Саула. — Обычно я в это время уже встаю, но вчерашнее так вымотало меня...

– Поверь, меня оно вымотало не меньше, -- заметил Саул. – Но дело в том, что приехал один человек... Очень занятой человек. У него три часа, не больше; мне с большим трудом удалось убедить его приехать сегодня.

– Хорошо, – Каин накинул на себя рубашку и принялся застёгивать пуговицы; делать это одной рукой было не очень просто, но он уже приноровился. – Пошли к нему.

Саул, не тратя больше лишних слов, спустился вниз и вышел из здания; Каин последовал за ним, и, миновав двор, они зашли в небольшое строение и спустились вниз, в подвал.

– Будь с ним повежливее, – шёпотом заметил Саул. – Это гость из самой столицы Империи. Его называют на «вы» многие Высокородные, я слышал, он даже с самим Императором пару раз общался. Это при том, что у него слабейшая аура и он не состоит ни в одном клане!..

– Ого, – искренне удивился Каин. – И кто же он такой?

Будто в качестве ответа, двери лифта распахнулись. Перед Саулом и Каином предстала просторная комната с какими-то экранами, проводами... типичная лаборатория. За столом, погружённый в какие-то бумаги, сидел человек в сером деловом костюме. Больше всего он напоминал бульдога – обвисшие щёки, цепкий взгляд бесцветных глаз, проплешина на голове...

– Доктор Морау, – быстро и с почтением обратился к нему Саул. – Вот мой сын, Каин.

– Я вижу, господин Амос, – голос Морау был таким же серым, как и всё остальное в нём. – Полагаю, юноша, вам сообщили, зачем мы здесь собрались?

– Ещё нет, – Каин с интересом оглядел фигуру Морау и объёмный бронированный кейс, лежащий на столе рядом с ним. – Отец не успел мне сказать.

– Что ж, – кивнул Морау, нисколько не расстроившись этому. – Поясню. Возможно, вы обо мне слышали, но на тот случай, если нет – я ведущий специалист Империи по механике и кибернетике. Не самая популярная должность; все полагаются на Дар Богов и на магию, но иногда мои умения пригождаются больше, чем они.

– Кибернетике? – Каин поднял бровь. Он до сих пор не мог привыкнуть к тому, насколько сильно в этом мире смешиваются футуристические технологии – с магией и почти феодальным, кастовым укладом.

– Да, – сухо кивнул Морау. – Я попросил бы вас раздеться по пояс и лечь на этот стол.

Он склонился над кейсом, вводя сложный пароль на запорах.

– Что это? – Каин с недоумением принялся снова расстёгивать пуговицы.

– Ваша новая рука. Если всё пройдёт удачно и у меня получится подсоединить искусственные нервы к живым, – ответил Морау. Пароль всё не кончался – видимо, кейс был защищён по-настоящему хорошо.

– Рука? Вы имеете в виду, механическая? В смысле... я стану киборгом? – поразился Каин.

– Можно сказать и так, – наконец, замок щёлкнул, и Морау откинул крышку. Под ней оказался... ещё один замок. – Но не ждите многого. Простейшие движения, неуклюжие и неровные. Сжать кулак, взять что-то, придержать. Никаких встроенных в руку пушек, никаких возможностей поднять сразу центнер.

Он принялся возиться и со вторым замком.

– Я тоже был молодым и тоже читал всю эту фантастику. Занятно, но пока она фантастикой и остаётся. Технология экспериментальная, на сегодняшний день кибернетические конечности есть только у пяти человек в Империи, и ещё у двух возникло отторжение, делающее протезирование невозможным.

Вот как? Кажется, стоит заранее позаботиться о том, чтобы его организм смог сделать это.

– Обещаю, профессор, мой организм не отторгнет эту руку, – Каин попытался произнести это так, чтобы было похоже на шутку. Впрочем... от него не укрылось то, каким взглядом поглядел на него Саул. Кажется, он ещё тогда, в Истерзанных Землях, подозревал что-то насчёт обещаний.

– Доктор, – так же сухо ответил Морау. – Не профессор. Доктор. Я не преподаю.

Он щёлкнул, открывая и второй слой защиты.

– И можете обещать сколько угодно, молодой человек, но примет организм руку или не примет – решают только ваши гены и я. Ложитесь.

Каин лёг на операционный стол. Он повернул голову – и увидел, что Морау держит кибернетическую руку. Ожидалось что-то фантастическое... но рука была до скучного обыденной. Обтянутая искусственной кожей, она напоминала руку манекена или куклы.

– Не вертитесь, – с лёгким, но всё же раздражением заметил доктор. – Если вы готовы, я вкалываю вам наркоз.

– Наркоз? – удивился Каин.

– Ну да, юноша, наркоз, – Морау поглядел на него. – Вы же не думали, что я буду делать вам эту операцию просто так? Это, знаете ли, больно.

А, ну да. Разумеется.

Хотя... едва ли это больнее, чем отрубить руку самому себе. Дико замирать при одной мысли об этом – но всё-таки отрубить, потому что лучше сделать это получить возможность умереть, как все люди, а не превратиться в обгорелый, не способный двинуться скелет, который будет жить... вечно. Вечно всё осознавать. И вечно страдать.

И, разумеется, ещё одна причина. То, о чём он старался не думать, но что подтолкнуло его к этому шагу. То, что могло стать новой...

– Приготовьтесь, – сухой голос Морау бесцеремонно прорвал его мысли – и острая игла вонзилась в левое плечо. Каин почувствовал, что его веки тяжелеют, глаза закрываются...

...а затем он очнулся уже после операции. Как это всегда бывает, отход от воздействия наркоза был нелёгким и непростым; Каин постепенно, по миллиметру снова обретал зрение, слух, возможность двигаться...

И даже здесь он был ограничен. Более-менее придя в себя, он увидел, что отсутствующая рука у него полностью загипсована и дополнительно зафиксирована рядом металлических штырей.

– И... надолго это? – он повернул голову и увидел рядом отца и несколько слуг.

– Доктор Морау сказал, что на две недели. Он приедет ещё раз по истечении этого срока, чтобы лично снять гипс и убедиться, что всё прошло удачно.

– Х-хорошо, – Каин был ещё слишком слаб, чтобы встать.

Они помолчали пару секунд.

– Слушай, – медленно заговорил Каин. – Это же правда – то, что он сказал? Что он ведущий специалист, что, кроме меня, такая рука есть ещё только у пятерых человек?

– Да, – кивнул его отец.

– Тогда поясни мне одну вещь, – пробормотал Каин. – Ты же не Высокородный. По меркам городка ты влиятелен, клан может стать Высоким Родом, но...

– Ты хочешь знать, как я это устроил? – поглядел на него отец.

– Да, – кивнул Каин, чуть приподнимаясь на операционном столе.

– Что ж... – Саул поглядел на слуг. – Выйдите.

Те быстро и молча исполнили приказ своего господина. Саул покачал головой и сел на кресло.

– Наверное, тебе стоит знать, если бы в будущем возглавишь клан...

– Мне следует знать всё, что может пригодиться в управлении им, – кивнул Каин.

– Я в своё время оказал доктору Морау услугу, – вновь заговорил его отец. – У него была чёрная полоса в жизни; он не выполнил крупный государственный заказ и впал в немилость у Императора и правящих кланов. Вся его карьера была под вопросом.

Саул побарабанил пальцами по столу.

– Чтобы вернуть себе расположение, он захотел провести один эксперимент, потенциально очень выгодный... Но ему не хватало одного компонента. Редкое химическое вещество, которое очень сложно достать. Ему посоветовали обратиться ко мне, и я помог ему.

– Дай угадаю, – Каин поглядел на Саула. – Вещество было запрещённое, и если бы об этом заказе узнали – неприятности были бы у вас обоих?

– Каин, как ты... – Саул покачал головой. – Да. Оно очень токсично, его многие используют как наркотик... А у меня был выход на наркоторговцев. Но как ты понял?

– Сейчас он очень уважаем, – заметил Каин. – Едва ли эта история была недавно. А значит, то, что он вспомнил о ней и согласился так быстро приехать – не благодарность за оказанную услугу, а страх того, что его тайна будет выдана.

Саул долго молчал, а затем признался:

– Да, сын. Ты прав.

Какое-то время в помещении стояла тишина; затем Саул заговорил.

– В своё время я был сорвиголовой. Чего я только не делал... но в последние лет десять моя власть держится именно на этом. На ниточках, которые тянутся в людям, обладающим властью. Об этом пока что знает один человек – я сам.

Он покачал головой.

– И, полагаю, ты должен стать вторым – и как можно быстрее. Мой наследник должен знать всё.

Глава 8 - Чужая сила


— Обещаю, что со всем справлюсь, — в очередной раз пробормотал Каин. В последние дни он только и делал, что обещал что-то подобное. Обстоятельства наваливались на него, подобно лавине, сходящей с гор, и самым дурацким было то, что именно этого он пытался избежать.

Система исправно принимала обещания... И, словно издеваясь, выдавала шанс — пятьдесят процентов. Или да, или нет, с равной вероятностью. Слишком много переменных, чтобы с уверенностью заявлять об удаче или неудаче.

Каин даже раздумывал воспользоваться Непреложным обещанием, но... Заряд ручки был пуст. Кровь врага – вот что его подпитывает. Если просто нацедить крови из пальца или пойти зарезать кошку, это не сработает. Врага, или, как в случае с Терном — погибшего союзника. Кровь, свидетельствующая о выигранном бое, награда за новую победу — вот что давало ручке заряд.

Увы, но нынешние враги предпочитали подковёрные интриги, а не сражения на поле боя. Иронично — ручка, оружие политика и дипломата, как раз-таки в политике и дипломатии помочь ничем не могла – ей требовалась война.

Одно Каин после рассказа отца понял сразу – Крысе власть отдавать нельзя. Это... попросту не для него. Сам погибнет – и чёрт бы с ним, но ведь он ещё и весь остальной клан за собой утащит... Это явно не то, чего хотел Саул.

Так что уже к вечеру того дня от вошёл в кабинет отца, полный решимости обсудить свои планы.

— Занят? – спросил он, заходя.

— Читал, — Саул отложил книгу. – Но для тебя я всегда найду время; мы и так его много потеряли, и это мой долг.

– Со стороны поглядеть, так ты ничего не делаешь как глава клана, – пожал плечами Каин, заходя и садясь. Обрубок руки под гипсом очень чесался в том месте, где к нему была подсоединена кибернетическая конечность, но почесать его было физически невозможно. — Ты не выходишь отсюда целыми днями. Отдельные случаи, вроде вчерашнего ужина – не в счёт.

-- Я уже старик, – заметил Саул. – Что я могу?

– Не прибедняйся, – Каин покачал головой. – Ты можешь многое. А мне предстоит этому многому у тебя научиться.

– Разгадка в том, сын, – Саул поглядел на Каина пристально, – что всё работает. Как отлаженный механизм. Я – глава клана уже тридцать с лишним лет; под моим руководством он возник и расцвёл. Я знаю его, он знает меня. Всё в движении.

– Но стоит мне сменить тебя – и придётся заводить этот механизм с нуля. Так? – Каин поглядел в ответ.

– Где-то так, – подтвердил Саул. – Ты быстро схватываешь, прямо на лету. Я в твоём возрасте учился куда хуже... впрочем, ты и сам всё помнишь.

– У тебя ещё и чёрная аура, – заметил Каин. – Все её боятся... Боятся тебя. Твоя власть сильно бы пошатнулась, не стань ауры.

Саул долго молчал, затем глубоко вздохнул и заметил:

– Это ты мне её дал. Конечно, об этом не знает никто – то, что мы тогда сделали, все те события, остались нашей тайной. На двоих.

– Я знаю, – кивнул Каин. – Я ещё тогда понял, что ты мой отец, но меня смущало то, что у тебя нет ауры. А потом, когда всё завертелось, паззл сложился – я понял, что должен передать её тебе.

– Вот именно, – по лицу Саулу было видно, что он погрузился в старые воспоминания. – Так что пусть у тебя нет этой ауры – едва ли это делает тебя слабее меня.

– Откуда бы она ни взялась – она твоя, у тебя есть, а у меня нет, – возразил Каин. – Я восстановил себе энергетические каналы, но моя аура пустая. У меня только...

Он замолчал.

– Что, твои загадочные обещания? – усмехнулся Саул.

– Откуда ты знаешь?!

– Брось. Я не идиот. Ты тогда всё время что-то обещал – такое, что никому бы в голову не пришло обещать, что вообще не зависело от тебя. Ты и здесь продолжил делать то же самое.

– Это могло бы быть просто привычкой, словом-паразитом, или вроде того... – растерянно пробормотал Каин.

– Могло бы, – согласился Саул. – Но вот в чём фокус – твои обещания сбывались. Я не знаю, как ты это делаешь, но ты сам – что-то вне моего понимания. Ты изменился в Дионе, я не мог это не заметить. Порой мне даже кажется, что ты совершенно другой человек, а не тот Каин, которого я растил и тренировал...

Каин замолчал. Что ему было ответить – что это так и есть, что старый Каин уничтожен неведомой силой, а он подселён на его место?

– А хочешь секрет? – с хитрецой сообщил Саул. – Моя самая страшная тайна. Я никому об этом не говорил; никому и никогда. Но ты... в силу обстоятельств, полагаю, ты имеешь право знать.

Он наклонился и понизил голос:

– Чёрная аура – она не родная мне... и она не такая, как у всех.

– В каком смысле? – не понял Каин. – Ну, да, она уникальна...

– Не в этом дело, – перебил его Саул. – В обычной ауре энергия вырабатывается сама собой. В моей ауре её ровно столько, сколько ты влил в меня сорок лет назад.

– Ого! – Каин расширил глаза. – И её хватило на такой огромный промежуток времени?

– Тогда в меня влилось по-настоящему море, – вздохнул Саул. – Нескончаемый источник. Это же было ядро Леса Плоти! Ты помнишь его размеры?..

– Помню, – кивнул Каин.

– Ну, да, ну, да. Такое не забудешь, – Саул встал. – Поначалу я не понял, что энергия конечна. Ощущал себя всемогущим... а ещё эта репутация победителя неведомого монстра. Я расходовал новую силу налево и направо. Освоиться с ней оказалось изумительно легко...

– Сила смерти, – Каин поглядел на него. – Кого ты с ней побеждал? Плоть – или... людей?

– Бывало всякое, – по лицу Саула пробежала тень. – Я не ангел, и мне всегда хватало честности и не притворяться им. Я – воин, я – убийца.

На пару секунд в комнатке повисла тишина.

– Я очень быстро стал знаменит, – продолжил Саул. – Легенда, непобедимый Саул Амос... Знаешь, я ведь ещё не сразу покинул Истерзанные Земли. Если и ты тоже был там – странно, что мы не встретились.

– И ничего не странно, – ответил Каин. – Истерзанные Земли огромны. Целое измерение, территории размером с материк... Я же, в отличие от тебя, старался затаиться и не особо отсвечивать.

– Ладно, – Саул покивал. – Короче... вернувшись сюда, я продолжил карьеру непобедимого воина с Чёрной Аурой. Думал, это сразу сделает меня Высокородным, но для Высокого Рода нужно, чтобы аура передалась по наследству.

– А она не передалась, – вздохнул Каин.

– Думаю, она не может. Она не из этого мира; Боги Пантеона не создавали её, – Саул покачал головой. – Затем я понял, что силы не безграничны. Очень велики – но не безграничны. Я перестал строить из себя героя... Из воина я стал полководцем. Наёмники из клана Амос – до сих пор лучшие воины в Империи. Кроме Высокородных, разумеется.

– Сколько у тебя сейчас осталось силы? – настороженно спросил Каин.

– Крохи, – Саул глядел на него прямо. – Нет, конечно, я вовсе не бессилен... но по сравнению с тем, что было вначале, это крохи. Года два-три экономного использования. Или одна-две по-настоящему крутые битвы. Вот что у меня осталось, а затем я стану пустышкой.

Он снова вернулся в кресло.

– Само собой, я никому этого не говорил. Чёрная аура – мой главный козырь, основа моей власти. Многие в клане поднимут бунт, если узнают, что их лидер бессилен...

– Собственно, об этом я и хотел поговорить, – заметил Каин. – Ты же и сам всё видишь, не слепой и не дурак. Изекиль сказал мне, что в клане три фракции – те, кто идут за тобой, за ним и за Леорой с Авелем.

– А он обнаглел – говорить об этом в открытую, – усмехнулся Саул.

– Ты ему доверяешь?

– Доверять, Изекилю? – хохотнул Саул. – Я с ума не сошёл. Но он крайне умный тип. И полезный – пока ваши цели совпадают. Если бы в нём проявилась фамильная аура Шеолов, он бы мог стать их наследником... Но он всего лишь троюродный брат Леоры и её брата, а это слишком малая толика крови Шеолов. Потому-то он и пришёл ко мне... Впрочем, ты и сам это знаешь.

– Конечно, – кивнул Каин, про себя радуясь тому, что заполучил такой ценный кусок информации. – Почему он пришёл к тебе – я прекрасно знаю. Вопрос в том, почему ты принял его.

– Я уже сказал – он крайне умён, – развёл руками Саул. – Ну, а я двадцать лет назад был куда глупее.

– Я думаю, нам нужно сделать вот что, – Каин нахмурился. – Разделить власть. Мы не удержим её, если против нас будут и Изекиль, и Леора с Авелем.

– У тебя есть конкретные идеи, или это так, умствования? – поинтересовался Саул.

– Есть. Я хочу заключить союз с Авелем и его матерью, но не смогу сделать это без тебя.

– Авель – идиот, а его мать – высокомерная злобная сука, на которую я бы и не взглянул, если бы это не было политическим браком по расчёту... – пробормотал Саул. – Но ты прав. Ситуация не в нашу пользу. Вот если бы не было ни той катастрофы, ни твоего исчезновения...

– Тогда ты бы не выбрался из Леса Плоти, – напомнил Каин. – А я бы не родился.

– Что ты предлагаешь? – деловито спросил отец.

– Как я уже сказал, разделить власть. Мне – реальное управление кланом, все ниточки и завязки. Авелю и Леоре – немного реальной власти, но в основном почести и громкие титулы. А Изекилю – место моего советника, к которому я буду прислушиваться – возможно, такое его устроит.

Каин помолчал.

– Ну, или его можно было бы устранить.

Глава 9 - Предложение Крысе

Саул долго молчал в ответ на предложение Каина; настолько долго, что тот уже забеспокоился, не нарушил ли он случайно какое-то неписанное табу, о котором настоящему, прежнему Каину полагалось всенепременно знать.

Но в итоге Саул заговорил — тихо и серьёзно.

— Устранить... ты сейчас выглядишь точь в точь как я в те дни, когда клан Амос только был создан. Чего мы с парнями тогда только не творили... клан Смерти, Чёрный Клан — вот о чём я мечтал... Не вышло, но, по крайней мере, мы остаёмся достаточно сильными, чтобы с нами считались.

Он встал и, подойдя к столику, налил себе воды из графина.

– В этой идее что-то есть. Не торопись с Изекилем — всё-таки порой он бывает полезен, крайне, и никогда не знаешь, когда тебе срочно понадобится... Человек его талантов, так сказать.

— Но насчёт части с Авелем у тебя возражений нет? — деловито уточнил Каин.

– Как сказать, – Саул поморщился. – Во-первых. Разумеется, Авель на это купится. Он всегда цеплялся за дешёвые цацки, внешние атрибуты, демонстрации силы вместо самой силы... Но Леора куда умнее. И она не даст ему сглупить там, где это пойдёт во вред их планам.

— Думаешь, у неё есть варианты получше? – Каин поглядел на отца. — Им всё равно нужно с кем-то войти в союз: с Изекилем против нас, или с нами против Изекиля. И я бы на твоём месте поспешил предложить ей наш вариант, пока она не сделала окончательный выбор.

— Ты прав, ты прав, – вздохнул отец, ставя стакан обратно на стол и возвращаясь в кресло. – Но я сказал – во-первых. Есть и во-вторых.

Он поглядел на сына.

— Я долго тянул с объявлением наследника. Очень долго. Знаешь, в большинстве влиятельных кланов – хоть Высокородных, хоть Среднего круга -- наследник известен ещё с того времени, как он пешком под стол ходит. А я ждал до вашего ритуала.

– Тебя можно было понять, – заметил Каин. – Несчастный случай, неизвестность с чёрной аурой – перейдёт она к кому-то по наследству или нет...

– И меня понимали, – согласился Саул. – Именно по всем названным тобой причинам. Понимали меня и тогда, когда Авель оказался середнячком, а ты пропал. Два месяца терпели – и неизвестно ещё, на каком моменте их терпение бы оборвалось, если бы так кстати ты не возник из небытия.

Он помолчал, барабаня сухими старческими пальцами по подлокотнику кресла.

– Но я в итоге объявил тебя наследником. Уже объявил. Об этом известно не только клану, но и всем...

– Я заметил, – тактично кивнул Каин.

– Именно, сын. Представляешь, каким дураком я себя выставлю, если сейчас объявлю, что всё переигрывается, и наследником становится Авель?

– Ты будешь выглядеть тряпкой, у которой семь пятниц на неделе, – согласился Каин. – Но, может, есть выход? Два наследника одновременно? Официальный раздел власти?

– Хм... – задумался Саул. – Знаешь, а мне нравится ход твоих мыслей, сын. Официально поделить власть. Я – отец, который любит обоих своих сыновей, и, сделав наследником одного, я желаю показать другому, что и он не забыт.

– Придумай ему должность с названием погромче, – посоветовал Каин. – Чемпион клана, или...

– Быть может, твой первый советник?

– О, нет-нет-нет, только не это. «Мой»? Умоляю, он же воспримет это как «мой слуга»! – Каин помотал головой. – Что-то отдельное, не привязанное ко мне. И к тому же – очень почётное. Как насчёт «Первый командор клана»?

– Что ещё за командор? – покосился на него отец. – Впервые слышу о чём-то подобном. Ни в одном другом клане ничего такого нет и никогда не было.

– И не нужно! – кивнул Каин. – Главное, что звучит красиво и пафосно. С этим-то ты согласен?

– Первый командор клана Амос, Авель Амос... Да, пожалуй, пафоса тут с избытком, – согласился Саул. – Что ж, я действительно могу объявить Авеля кем-то таким... Но сначала – самая сложная часть. Сделать так, чтобы он на это согласился.

– Пригласим его сюда? – предложил Каин.

– Рано... – задумался Саул. – Знаешь, что, сын? Мне кажется, Авель с его упрямством охотнее согласится на это, если будет думать, что я против этой затеи.

– В смысле?

– А в прямом. Если мы оба начнём уговаривать его – он начнёт искать подвох, считать, что его дурят, хотят использовать. Ты же его знаешь, – Саул сощурился. – А если я решительно скажу «нет» – он заупрямится и начнёт добиваться своего всеми средствами.

– Идеально! – Каин щёлкнул пальцами. – Направим его дурную энергию в нужное нам русло.

– Именно! – подтвердил Саул. – Так что поговори с ним. И желательно – так, чтобы ни Леора, ни Изекиль не узнали об этом.

Впрочем, разговор со сводным братом так или иначе пришлось отложить на следующий день – стоял поздний вечер, и едва ли того уже можно было застать у себя. Да и на следующее утро Каин Крысу у себя не застал.

«Судьбоносная» встреча состоялась лишь после обеда. Каин в поисках сводного брата забрёл на ту часть клановых территорий, где располагались казармы. Саул Амос был воином с грозной репутацией, обладателем чёрной ауры – но вот рядовым членом клана приходилось сражаться день и ночь.

Остановившись, Каин начал наблюдать за тренировками. Знакомое дело. Не хватает кой-каких упражнений, есть парочка незнакомых, но в целом...

– Тебя ещё только тут не хватало, – внезапно услышал он за спиной. Обернувшись, Каин уставился прямо на Крысу, который со злобным видом глядел на него.

– По-твоему, я не имею права находиться здесь? – невинным тоном полюбопытствовал он в ответ. Крыса скривился ещё больше, как будто укусил лимон.

– Именно! Тебя вообще здесь быть не должно – не только тут, но и в клане. Как такое ничтожество, как ты, вообще умудрилось выжить? Только не рассказывай сказки про то, что ты – тот самый Авель, в честь которого назвали меня; не поверю.

– Твоё дело, – Каин пожал плечами. – Не хочешь – не верь.

– Слушай, – Крыса внимательно поглядел на него. – А может, ты и не Каин? Ты – кто-то другой, кто-то, кто как-то скопировал его внешность. Магия или пластическая операция...

– Может, да, а может, нет, – усмехнулся Каин, отлипая от ограждения. – Вопрос не в этом.

– А в чём ещё? – Авель поглядел на него со смесью презрения и недоумения.

– Вопрос в том, что я – настоящий я Каин или поддельный, неважно – могу тебе дать, – Каин поглядел в ответ насмешливо и смело.

– Ты уже дал... Всё шло гладко, ещё пара дней – и отец сделал бы тебя наследником...

– Я говорил с ним о тебе, – Каин чуть поморщился. – Он сказал, что не собирался делать этого, даже если бы я не вернулся. Назначил бы наследником кого-нибудь другого – например, сына Гвинна, или...

– Что?! – с ошарашенного лица Крысы слетели все остальные эмоции. – Это придурка? Вот старый козёл... Он... Я знал, что он... Но настолько...

– Спокойно, спокойно, – Каин поднял руки. – Запомни, что именно я тебе об этом сказал.

– Злорадствуй, сколько хочешь, я...

– Это не злорадство, Авель. Я сказал, что говорил с ним о тебе, – Каин вновь прислонился к бортику. – Но это был не весь разговор.

– И чего же он ещё обо мне сказал? – было видно, что Крысе очень хочется послать сводного брата куда подальше, но всё же узнать, что сказал о нём отец – хочется ещё сильнее.

– Тут дело вот в чём, – Каин пожал плечами. – Я не очень рвусь править. Это не значит, что я отказываюсь от места наследника... но мне бы хватило и части тех прав и почестей, что наследнику принадлежат.

Крыса открыл рот... и закрыл его.

– И к чему ты это? – с подозрением спросил он.

– Я предложил ему разделить власть между нами двумя. Всё же ты мой брат, и ты имеешь такое же право на власть в клане, как и я...

– Больше, чем ты! – всё же не выдержал Авель.

– А то и больше, – Каин не стал спорить. – Я предложил ему отдать тебе всю церемониальную часть – право представлять клан на всяких советах и мероприятиях, возглавлять дела, всё такое... Мне было бы достаточно тихой бумажной работы. Я не воин, всё, чего я хочу – это чтобы моя жизнь была тихой и мирной, без громких событий. Я не хочу быть в центре внимания – я хочу быть в тени.

– Да уж, ты не воин, – Крыса усмехнулся. – Как был калекой, так и остался. С каналами, зато без руки.

– Рука скоро появится, – довольно улыбнулся Каин, постучав по гипсу. – С каналами бы так не получилось.

– А толку? – хохотнул Авель. – Они пусты. Ты уже прошёл ритуал, больше не выйдет...

Он заткнулся и нахмурился.

– Так к чему ты это вёл? Отец не одобрил этой идеи, верно?

– Верно, – согласился Каин. – Я долго его убеждал в этом, но он был непреклонен.

Он покачал головой.

– Но, думаю, его ещё можно как-то... убедить. Времени много, и ты бы мог...

– Убедить? Как? – не понял Крыса.

– Совершить что-то, что докажет ему, что ты достоин, – неопределённо махнул рукой Каин. – Найти нужный довод...

– Мне кажется, ты мне голову морочишь, – Крыса снова нахмурился. – Всё это чушь. Всё как раз наоборот – ты боишься, что отец передумает насчёт тебя, и хочешь подставить меня, чтобы я выглядел хуже?

– Никто не сможет подставить тебя, если ты сам не будешь подставляться, – Каин пожал плечами, вновь отлипая от ограждения. – Подумай над этим. Серьёзно, до тебя мне дела нет, но мне не нужна вся эта суета и морока.

Он покосился на тренирующихся солдат.

– Или... я мог бы предложить это сыну Гвинна...

– Нет! – выпалил Крыса, расширив глаза. – Только не ему! Я в деле. Я... сам решу, что нужно делать.

Каин кивнул. Именно на такой ответ он и рассчитывал.

Глава 10 - Клуб

Прошла ещё одна неделя, и жизнь потихоньку начала входить в какое-никакое, а русло. Каин осваивался, привыкая к роли кланового наследника; «знакомился» заново с окружающими его отца лицами, вникал во внутренние дела...

Он наконец-то узнал, чем отличается Высокий Род от просто влиятельного клана, вроде Амосов или Клио. Высокородные были не просто дворянством; это было скорее что-то вроде касты отмеченных Пантеоном людей. И, чтобы перейти в разряд Высокородных, семья, правящая кланом, должна была пройти испытание.

Разумеется, пройти его мог только очень сильный род. Цветная аура у сразу нескольких его членов не была обязательным условием, но без неё испытание было очень и очень сложно пройти. В случае поражения — запрет на повторное прохождение до тех пор, пока не умрут все ныне живые члены клана старше двенадцати лет.

Каин разбирался с иерархией. Простые люди, состоящие в клане Среднего круга, были выше обычных простых людей, а люди из Среднего круга, состоящие в клане, управляемом Высоким Родом — выше своих собратьев из других кланов.

При этом, как ним парадоксально, правящая императорская семья Трион не была сильнейшим из Высоких Родов, как подозревал Каин. Напротив, она была едва ли не слабейшим по чистой силе, плюс не обладающая никакой цветной аурой.

Сделано это было для того, чтобы поддержать нейтралитет между по-настоящему сильными кланами. Трионы были дипломатами, а не воинами — и это всех устраивало.

Постепенно Каин переходил и к другим странам. О войне с некой республикой знали все... но Каин сразу понял, что это дурная тема для разговоров. Все замолкали, когда он заговаривал об этом, и даже поиски в Интернете мало что дали – большинство ссылок по теме были неактивны... как будто их кто-то специально устранил.

Впрочем, единственными, с кем говорил Каин на эту тему, были его отец вместе с соратниками. Возможно, за пределами кланового дома? Земли клана занимали почти пятую часть Синара, но основная жизнь города всё же кипела за их пределами. Здесь были казармы, дома, какие-то лаборатории и храмы (в мире, где магия и наука тесно переплетались, это часто означало одно и то же), служебные помещения...

— Я собираюсь наружу, — заявил Каин отцу в одно утро.

— Куда это конкретно? – поморщился тот.

– Не знаю, – Каин пожал плечами. — Слушай, я не был в Синаре с самого моего прибытия! А до того ещё три года торчал здесь безвылазно. Могу я просто прогуляться по городу и проветриться?

– Как будто здесь, на охраняемой территории мало места для прогулок, — проворчал Саул.

— Если под прогулками подразумевать просто перемещение туда-сюда по плоскости – то да, много, – согласился Каин. – Но это совсем не то, что мне нужно.

— Раньше ты не любил никуда выходить один – даже до несчастного случая... -- вздохнул отец. – Но ты хотя бы возьмёшь с собой охрану?

– Отец, – вздохнул Каин. – Больше года в Истерзанных Землях. Ты видел, на что я способен. Кто или что здесь может мне угрожать?

– Ты наследник клана, – возразил Саул. – И вести себя должен как наследник клана. Если с тобой что-то случится – ты поставишь под удар не только себя, но и всех!

– Обещаю, – Каин закатил глаза, – со мной ничего не случится.

Табличка перед глазами выскочила тут же. 5% – даже не думай о таком...

– Обещаю, что со мной на прогулке не случится ничего плохого, – тут же поправился он. Нужно больше думать над обещаниями. А то загадал бы так Непреложное Обещание – и с ним бы больше ничего не случилось. Всю жизнь. Бррр...

– Ладно, – сдался Саул. – Но хотя бы Дана Гвинна с собой возьми.

Сына Гвинна? Ну, а почему бы и нет? С момента своего прибытия Каин пересекался с ним с десяток раз, обычно мельком, но тот показался ему приятным парнем, на пару лет старше его самого. Кажется, с прежним Каином он тоже был в приятельских отношениях.

– Хорошо, – кивнул он.

Итак, вечером они вдвоём с Даном вышли с территории клана Амос. Пешком – иначе прогулка теряла всякий смысл.

– Наконец-то, – заметил Дан, когда они оказались за воротами. – Я уж думал, ты никогда не выйдешь в город.

– Я и раньше не особо любил выходить... – пожал плечами Каин.

– Да, но раньше ты не был наследником. Тебе нужно знать, чем дышит город, которым ты будешь править!

Он понизил голос.

– Знаешь, все этому очень рады.

– Тому, что я буду править? – удивился Каин.

– Нет. Тому, что твой брат не будет править, – Дан рассмеялся. – Серьёзно, многие у нас думали покинуть клан, если бы он был объявлен наследником. Но ты вернулся с новой силой, и выправил ситуацию.

– Я бы не сказал, что этому рады... все, – осторожно заметил Каин.

– А, – Дан махнул рукой. – Политические интриги. Они есть всегда и везде. Если Авель и опасен, то только из-за своего деда. Шеолы – мощный клан; их глава затем и отдал свою дочку за твоего отца, чтобы частично контролировать Чёрный Клан.

– Частично – может быть, – согласился Каин. – Но не возглавить.

Ему определённо надо было встретиться с этими Шеолами... вот только под каким предлогом?

– Вот мы и пришли, – неожиданно объявил Дан. – Заходим?

Каин поднял глаза. Неоновая вывеска, «Руки Бога». Что это ещё такое?

– Ты уверен, что нам сюда? – уточнил он.

– А куда? – Дан даже удивился. – В Синаре не так много хороших ночных клубов.

Мда... Кажется, у Дана было своё представление насчёт «выйти в город». Но почему бы и нет?.. Откуда-то же нужно начинать. Каин шагнул внутрь вслед за спутником.

Шум музыки сразу же оглушил его. Вот же чёрт, он почти отвык от такого...

– На танцполе сегодня ловить нечего, – быстро пробежавшись взглядом по собравшимся, оценил Дан. – Пошли к стойке, может, встретим кого-нибудь интересного. Каин, ты реально долго не покидал клановых территорий! Тебе придётся уйму знакомств заводить заново!

А вот это к лучшему. Подумав немного, Каин пробормотал:

– Обещаю, что встречу в этом клубе кого-нибудь интересного.

Разумеется, в шуме грохочущей музыки никто не услышал его слов. А вот Система неожиданно показала аж 95% – ну, да, обещание гибкое, не один, так другой встретится...

Впрочем, Каин ещё не успел пробиться к стойке, как вокруг уже послышались голоса.

– Это что, Каин Амос?

– Да не, не может быть. Он не выходит из своего поместья уже много лет.

– Да, но ты же слышал последние новости?

Каин вздохнул. Конечно, в этом была часть и его вины – не хотел, чтобы заметили, так и не выходил бы. Но и Дан мог бы повести его в какое-то другое место – например, парк или торговый центр! Кажется, от этого парня серьёзности ждать не приходилось. Ну, хотя бы он не был тупым и агрессивным придурком, как Крыса.

Они пробились к стойке.

– Гляди, ты популярен! – заявил Дан, указывая рукой. В их сторону уже смотрели, не скрываясь. – Да, чуваки – это Каин Амос, и сегодня он говорит «прощай» своему затворничеству...

– Да ладно, – неожиданно раздалось сбоку. – Кажется, демократия помогла слабому калеке пробиться к власти, не так ли?

– Чего? – опешил Каин. Повернув голову, он увидел черноволосую девушку в коротком и изящном платье. Она не спеша потягивала что-то через соломинку.

– Не узнаёшь? – усмехнулась та. – А если добавить мне вуаль?

– Погоди, да... Ты! – Каин хлопнул себя по лбу. – Дион. У памятника Пантеону, в парке... Точно. Мы разговаривали...

– О демократии, – кивнула девушка. – Я вот тебя сразу узнала, хоть ты и изменился. Правда, я понятия не имела, что ты – тот самый Каин Амос, о котором уже три недели говорит вся Империя.

– Ого, – опешил Каин. – Так я знаменитость?

– Только не загордись, – улыбнулась девушка. – Кстати, раз уж я знаю твоё имя – невежливо и дальше оставаться прекрасной незнакомкой под вуалью. Я Лилит.

– Лилит... – повторил Каин. Да уж, вот так совпало. – А фамилия?

– Не всё сразу, – хмыкнула Лилит. – Так ты и правда вернулся из Разрыва? Тогда весь город всполошился из-за этого случая – правда, не из-за тебя.

– Терн... – пробормотал Каин. – Из-за него.

– Терн? Что ещё за Терн? – удивилась Лилит. – С тобой вместе в Разрыв попал Рон Калед, наследник Каледов.

– Ну, да, это он и есть, – кивнул Каин. – Терн – это его прозвище. Было.

– Так он погиб, – протянула Лилит. – Ты бы потише об этом. Здесь полно людей. Кажется, они уже отвлеклись от тебя, но не настолько.

Каин оглянулся. Действительно – толпа очень быстро потеряла интерес к заглянувшему на огонёк наследнику. Дан был рядом, но беседовал с каким-то своим знакомым... хотя кое-где на него всё же бросали заинтересованные взгляды.

– А что такое? – поинтересовался он. – Я, кажется, и не делал из этого секрета. Это Истерзанные Земли, там и чемпионы погибают.

– Может быть, – кивнула Лилит. – Но я слышала, что до Каледов тоже дошли вести о твоём возвращении... и о том, что их наследника с тобой не было.

– Бред, – фыркнул Каин. – Они же не обвинят меня в том, что я сумел выжить? Это война, и кто-то погибает, а кто-то остаётся в живых...

– Ну, я тебя предупредила, – Лилит встала со стула. – Уже поздно... рада была увидеться.

– Погоди! – окликнул её Каин. – Мы же... ещё увидимся, так?

– А ты этого хочешь? – Лилит улыбнулась.

– Точно не против.

– Тогда держи, – Лилит вытащила из сумки небольшую ручку и быстро написала на салфетке номер. – Жди звонка... или позвони сам, если достаточно смел.

С этими словами она скрылась в толпе, оставив Каина обдумывать всё, сказанное ей.

Глава 11 - Подозреваемый

Если не считать встречи с таинственной Лилит, так и не желавшей называть свою фамилию, то ничего интересного больше в этот вечер не случилось. К Каину постоянно подходили какие-то ещё молодые парни и девушки, здоровались, знакомились — как и с любой знаменитостью, случайно оказавшейся в месте скопления народа.

Девушки откровенно флиртовали с ним, но Каин сразу понял, что их привлекает его титул и власть, а вовсе не он сам. Конечно, у него промелькнула мысль о том, чтобы закадрить одну из них... но чёрт с ним, потом проблем не оберёшься. Окажется чьей-нибудь дочерью или заявит о том, что будущий глава Амосов изнасиловал её... в этом плане куда проще снимать проституток: заплатил деньги — и все вопросы исчезли.

— Послушай, – обратился он к Дану в какой-то момент. — Девушка, с которой я беседовал. Ты знаешь её? Кто она такая, из какого клана...

— Ты про ту, черноволосую, что ещё дала тебе телефончик? — Дан присвистнул. – Нет, прости, впервые её вижу. Кажется, она не местная.

Не местная?.. Встретилась с ним один раз в Дионе, и вот первый же его выход в город – и он встречает её. Совпадение? Или она хотела с ним встретиться?

Да нет, бред... зачем? И тем более – как? Когда они зашли в клуб, она уже сидела у стойки. Для этого ей нужно было договориться с Даном, а он и сам не знал ещё два часа назад, что они куда-то пойдут.

По всему выходило, что это всё же совпадение... И всё-таки что-то здесь настораживало Каина. Он размышлял об этом весь остаток вечера, и затем, утром, тоже продолжал думать о том, где бы достать информацию о незнакомке и как бы понять, чего она хочет... когда его внезапно прервали.

Было это ещё до завтрака; Каин размышлял над проблемой, одновременно с этим делая зарядку... когда отец внезапно ворвался в его комнату.

— Каин! – взревел он, сам не свой. — Одевайся, быстро! Они требуют выдать тебя!

— Выдать? – Каин вздрогнул от неожиданности, но принялся послушно одеваться. – Кому? Для чего? Что случилось?

– Это ты мне скажи, что случилось, — вздохнул Саул. – Это же не ты? Я очень хочу думать, что это не ты, и их подозрения беспочвенны.

-- Что – не я? – Каин продолжал недоумевать.

– Ниар Матор, – отрезал отец. – Ты не знаешь о нём? Значит, это не твоих рук дело?

– Ниар Матор? – Каин нахмурился. – А, это же наследник Маторов, да? Мы видели его на приёме... Новый жених Миры Клио... А что случилось?

– Скажи мне честно, что это был не ты, – продолжал настаивать отец. – Скажи. Мне. Это. Я хочу услышать это от тебя, честно и искренне. Если это был ты – я поддержу тебя во всём, и буду защищать, но я хочу знать...

– Я честно понятия не имею, о чём ты говоришь, – Каин пожал плечами. – Ты можешь объясниться?

Из Саула как будто пар выпустили; он обмяк и, утирая пот со лба, рухнул на стул.

– Его нашли мёртвым, – выдохнул он. – Буквально час или два назад.

– Чего?! – вытаращился Каин.

– Убитым, – поправился отец. – Это не инфаркт и не несчастный случай – убитым.

– Как именно? – Каин закончил одеваться.

– Понятия не имею, но только Маторы здесь, внизу, – Саул снова встал. – Они подозревают тебя и требуют выдать тебя им.

– А они не с дуба рухнули? – недобро сощурившись, поинтересовался Каин. – Что за внезапные обвинения? Я всю ночь был тут, и, если уж на то пошло, это можно доказать...

– Пошли, – Саул махнул рукой. – Я знаю немногим больше тебя, а то, что знал – уже сказал. У них всё и спросишь.

– Мне просто очень не нравится, когда ко мне начинают лезть с обвинениями и наезжать... – пробормотал Каин, идя вслед за отцом.

По пути он задумался. Ниар Матор показался ему тогда довольно приятным парнем. Насколько искренне он их приветствовал, а насколько по необходимости – сказать сложно, но это явно был не тип вроде Крысы, а вполне адекватный человек.

И Мира... неужели они подумали, что это из-за неё? Что он взревновал и... Что за чушь! Тогда, на ужине, он видел Миру в третий раз в жизни!

Маторы ждали у ворот. Аклена с ними не было, но Каин узнал его младшего брата, Афлара; рядом стоял ещё один мужчина – его Каин не знал, но фамильные черты Маторов в нём угадывались сходу.

– Вы проедете с нами, – сходу заявил Афлар; оба мужчины наградили Каина и Саула неприязненными взглядами.

– Эй, могли бы хотя бы сказать «Мы просим вас проехать с нами», а не приказывать к лицо, – заметил Каин.

– Молчать! – взорвался второй. – Ты сделаешь всё, что мы скажем, а иначе мы уничтожим тебя. Нет, не так – мы в любом случае уничтожим тебя, а ты всё равно сделаешь всё, что мы скажем! Это не сойдёт тебе с рук...

Каин закатил глаза. Кажется, вопрос о том, виновен он или нет, здесь даже не обсуждался.

– Послушайте, – вздохнул он. – Я соболезную вашей утрате, но я понятия не имею, откуда такая уверенность, что я к нему причастен.

Второй Матор собирался что-то сказать, но Афлар крепко взял его за плечо.

– Просто сядьте в чёртову сферу и езжайте с нами, – процедил он. – Думаю, на меня мы ответим на... все твои вопросы. А ты ответишь на наши.

Выбирать особо не приходилось. Нет, конечно – можно было бы возмутиться и взбрыкнуть, но это бы значило не только поссориться с Высоким Родом (кажется, ссора уже состоялась), но и укрепить их в мысли о его виновности.

И, если Каин желал доказать, что он ничего не совершал – нужно было проехать с ними и во всём разобраться лично. Так что он уселся в сферу.

– Вы так и будете молчать и отделываться непонятными гневными фразами? – поинтересовался он у двоих Маторов, сидящих напротив. – Или всё-таки объясните, что происходит?

Незнакомый мужчина просто вскипел от ярости; Афлар вновь удержал его – ничего не говоря и молча сверля Каина тяжёлым взглядом. Незнакомый Матор еле слышно пробормотал себе под нос тираду крепких ругательств – и тоже замолк.

Сфера летела быстро; спустя буквально десять минут она приземлилась на крыше принадлежащей клану Матор высотки.

– Выходите, – скомандовал Афлар. – И идите вниз по лестнице, прямо за мной. Не вздумайте бежать или самовольничать: это будет расценено как прямое нападение на клан Матор.

Всё это напоминало какой-то очень плохо срежиссированный боевик или детектив. Не хватало только погонь, выстрелов и взрывов на заднем плане. Каин подумал, что лучше бы и дальше обошлось без них.

– Мы здесь не для того, чтобы развязывать войну, – успокоил Афлара Саул. – Так что начаться она может лишь с вашей подачи.

– Меньше слов, – отрезал тот. – И быстрее шагайте. Говорить всю эту чушь будете не мне.

Каин предпочёл не спорить, а направиться вниз. Афлар шёл впереди, а второй Матор замыкал процессию, как будто их вели под конвоем. Мда... а ведь если бы Амосы были Высоким Родом – Маторы не посмели бы так себя с ними вести, несмотря ни на какие подозрения. Что там с этим испытанием, насколько оно сложное?..

Спустившись на два этажа вниз, Каин и Саул оказались в широком и светлом коридоре. Больше всего это было похоже на дорогой офис. Здесь, на взгляд Каина, могло бы расположиться руководство крупной международной фирмы, богатого банка, оперирующего триллионами... или, например, тут мог бы заседать какой-нибудь очередной Куратор со своими советниками.

– Сюда, – Афлар направил их в конец коридора. – И последняя дверь слева.

– Кабинет Аклена, – пробормотал Саул. Он вырвался вперёд – всего на шаг, но в итоге в кабинет он зашёл первым, громко распахнув двери.

– Аклен, – произнёс он. – Мы...

Аклен Матор уже был там, весь бледный. Один.

– Саул, – поприветствовал он вошедших. – Каин. Афлар, оставь нас.

– Но...

– Оставь нас, – Аклен не повысил голоса. Его младший брат кратко кивнул и вышел.

– Аклен, – негромко заговорил Саул, когда дверь за ним закрылась. – Я крайне соболезную твоей утрате, но... тебе не кажется, что это уже слишком? Нам буквально приказали ехать сюда, ещё до завтрака, причём в таких выражениях, как будто вы нас в чём-то обвиняете.

– Не обвиняем, – голос у Аклена был помертвевший, без каких-либо эмоций; Каин мог лишь вообразить, какого труда ему стоило сейчас сдерживаться. – Но подозреваем. И, поверь, не без причин.

Он поглядел на Каина.

– Разумеется, ты сейчас скажешь, что прошлой ночью был у себя в покоях и десяток-другой человек могут это подтвердить.

– Ну, вообще-то. это так и есть, – пожал плечами Каин. – Не то, чтобы за мной следили, но, думаю...

– Я так и думал, – кивнул Аклен. – Тогда слушай, повторять дважды я не буду. Мой единственный сын и наследник клана был убит этой ночью. В своём собственном доме; в паре кварталов отсюда. Убит ножом-артефактом, и...

Он сделал паузу, видимо, просто не выдержав. Подняв ладонь, он помолчал пять секунд, а затем продолжил.

– И убийца был схвачен уже этим утром.

Каин и Саул удивлённо переглянулись.

– И при чём тут тогда я? – непонимающе спросил Каин.

– Убийца – наёмник из вашего клана, – после паузы Аклен снова заговорил сухо и безэмоционально. – Разумеется, как только его схватили, то сразу же начали допрашивать насчёт заказчика.

– И? – Каин начинал понимать, куда дует ветер... и ему это очень-очень не нравилось.

– И он назвал заказчиком тебя, – кивнул Аклен Матор. – Каина Амоса, наследника клана Амос.

Глава 12 - Крысиный марш

В закрытом сообществе новости расползаются быстро; кто-то видел, как Каина и Саула препроводили в сферу Маторы, кто-то слышал обрывки фраз. Один поделился с другим, другой с третьим. Четвёртый сбегал в город и что-то узнал... Иными словами, уже через три часа новость об убитом наследнике клана Матор знали все, вплоть до последнего рядового бойца.

Само собой, знали они только то, что могли; никто понятия не имел, о чём глава клана и его наследник говорили с Акленом Матором за закрытыми дверями его кабинета... и от этого их предположения становились только чудовищней и диковинней.

Авель Амос слушал все эти слухи с растущим злорадством. Два его врага разом получили по заслугам! Один — тот, что увёл у него Миру Клио, другой — который собирался забрать власть в клане.

Часть власти, ха! Теперь ему не нужно будет довольствоваться жалкими подачками. Отец изберёт его, как миленький! Более того — теперь он даже вякнуть слово против не посмеет! Его авторитет уронен раз и навсегда; он выбрал наследника, и что тот сделал? Укокошил наследника Маторов всего через пару недель!

В хорошем настроении он направился к матери, чтобы известить и её о случившемся. Когда он вошёл в её покои, там уже не было пусто – помимо Леоры, в помещении находился и Изекиль, его троюродный дядя.

— Племянник, — кивнул Изекиль. — Полагаю, ты уже слышал о произошедшем?

– Да, я как раз хотел рассказать... – Крыса растерялся. Если его мать и дядя уже в курсе... откуда эти заупокойные лица? Разве это не помогает их планам?

– Садись, — кратко велела ему мать. – Тебе будет тоже полезно послушать это.

— Послушать что? — не понял Крыса, но всё же послушно сел. Он знал, что с матерью лучше не спорить.

– Этот разговор, – пожала плечами Леора. – Наши планы. Или ты думаешь, такое событие пройдёт бесследно для нас?

— Нет, разумеется! – возмутился Крыса. -- Если всё подтвердится, если Каин действительно сделал это – а я думаю, это так – то я следующий наследник. Всё складывается прекрасно для нас!

– Только в цветных снах, увы, – покачал головой Изекиль. – Виновен Каин или нет, Саул будет выгораживать его всеми доступными средствами. За ним пойдут его старые соратники, много воинов... Если это случится – нам сейчас нужно готовиться к войне с Маторами.

Крыса побледнел. О таком раскладе он как-то не подумал... Чёрт, это не кстати. Маторы Высокородные, а с их гипнотическими способностями...

– Думаю, мы выиграем эту войну, – неожиданно продолжил Изекиль. – Нас просто больше, и мы бойцы, прославленные на всю империю.

– Ну, кузен, уж ты-то точно не боец, – поморщилась Леора.

– Я – тот, кто может повести их за собой, – нимало не смутившись, заметил Изекиль.

– Дядя, – поинтересовался Крыса. – Так ты думаешь, война неизбежна?

– Если Каин не подчинится Маторам по своей воле – то да, – кивнул Изекиль. – Виновен он или нет, но пока они подозревают его. У нас три варианта. Первый – что внезапно и очень быстро будет доказана его невиновность, и тогда его отпустят с извинениями. Второй – что он пойдёт навстречу Маторам и не станет бунтовать против такого обращения.

– А третий? – Крыса распахнул глаза.

– А третий – это война. Сам понимаешь, шансов у этого варианта больше, чем у остальных.

– Ещё можно связаться с Маторами самим, – предложила Леора. – Сказать, что клан не поддержит этих двоих. Пусть делают с ними, что хотят; у нас новый наследник, новая власть и...

– Увы, кузина – мы не одни в клане, – поморщился Изекиль. – Не выйдет.

Он встал.

– Пожалуй, следовало бы проверить, в каком состоянии наши войска. Никуда не выступать, разумеется, и ничего не сообщать... но приказать вооружиться и ждать. В случае чего они должны быть готовы.

– Верно, – кивнула Леора. – Но, думаешь, остальные старейшины клана тебя поддержат?

– Им придётся, – пожал плечами Изекиль. – Я не верю в другие варианты.

Он вышел; Крыса и Леора какое-то время молчали, глядя друг на друга и обдумывая сказанное, а затем Леора встала:

– Ступай. Но будь неподалёку, события могут завертеться очень быстро.

– Хорошо, мама, – кротко кивнул Авель. С Леорой он предпочитал не спорить.

Однако не спорить – не то же самое, что выполнять все её приказы. Слова Изекиля о войне никак не шли у Крысы из головы. Грядёт война... разумеется. Улик, оправдывающих Каина, они не найдут – в его виновности нет никаких сомнений. И он не подчинится – он наглый и упрямый придурок.

– Женщины ничего не понимают в войне, – пробормотал он себе под нос. – К чёрту её приказы. Я будущий наследник клана, и я сам решу, что делать.

К казармам Крыса шагал в хорошем настроении. Он продумал свой план от и до – идеальный план по получению власти. Он сын главы клана; войска ему подчинятся!

Нужно было впечатлить отца? Пожалуйста, это всегда можно. Если войны не избежать – зачем ждать первого удара? Нужно выступить сейчас, первыми, нанести упреждающий удар!

Эта война будет за ними. Их действительно больше. В клане Амос – семьсот с лишним человек, а у Маторов и двух сотен не наберётся. Да, многие погибнут... но эти рядовые для того и существуют, пушечное мясо, чего их жалеть. Выживут – значит, докажут, что достойны, можно будет наградить званиями или ещё чем-то. Умрут – значит, неудачники и слабое звено.

В конце концов, если ситуация слишком обострится – Крыса верил в то, что дедушка Шеол не оставит своего внука. Нет, Маторы безнадёжно сглупили.

А самое главное – в этой суматохе, в начавшейся войне, почти точно погибнет Каин! Калеке на войне выжить трудно. Тут не спрячешься...

Если же смерть не пожелает приходить к Каину сама – он ударит в спину. Потом трудно будет разобраться, что и как.

И вот итог – Каин мёртв, Маторы побеждены, а он выглядит в глазах отца как победитель. Он повёл войска вперёд, как только узнал об опасности; Маторы нанесли Амосам оскорбление, и он поспешил вступиться за честь. Он хотел освободить отца и брата, жаль, не успел спасти Каина...

Идеально. Безупречный план. Единственное, что нужно делать – это держаться подальше от настоящих заварушек. Чтобы победить, он должен выжить и не покалечиться. Впрочем, на это у него и есть солдаты.

К моменту, когда Крыса добрался до казарм, там царила лёгкая паника; все судорожно собирались, одеваясь и проверяя оружие. Отлично! Если бы здесь стоял мир и покой, бойцы могли бы его не послушаться, а так...

– Вы уже готовы? – придав себе как можно более командный тон, рявкнул Крыса.

На него уставились почти все находящиеся в казарме.

– Нет, но господин Изекиль...

– Мы не будем ждать, пока господин Изекиль придёт и заправит вам слюнявчик! – из Авеля выходил чертовски плохой отец солдатам, но он очень старался. – Мои отец и брат – текущий глава клана и его наследник – захвачены кланом Матор. Готовность три минуты!

Выйдя из казармы, Крыса направился к следующей. Сколько войск нужно для первой атаки? Все – многовато, но сотни три, наверное...

Обойдя шесть казарм, в каждой из которых располагалось по пятьдесят человек, Каин вскоре любовался тремя сотнями бойцов в одеждах клана Амос, выстроившимися на плацу.

– Итак... – начал он, но в этот момент к нему сзади подошли.

– Авель, – обратился к нему хорошо знакомый голос. – Какого дьявола ты творишь?

Крыса обернулся и увидел Нелиада; одного из старых соратников отца и высших офицеров клана.

– Освобождаю отца и брата из плена! – злобно бросил он в ответ. – А вы хотите, чтобы я сидел, сложа руки?

– Погоди, из какого плена? – не понял Нелиад. – Сначала мне доложили о том, что Изекиль объявил срочную готовность, затем ты практически выводишь войска... Вы с ним оба спятили?

– Спятили Маторы, когда развязали эту войну, – всё тем же тоном ответил Крыса. – Я лишь хочу защитить честь клана. С дороги!

– Эй, я не могу позволить тебе сделать это, – заметил Нелиад. – Я

– Я сказал – с дороги! – прикрикнул Крыса. – Бойцы – за мной!

– Стоять!!! – мощный, зычный голос Нелиада заставил двинувшиеся было войска застыть на месте. – Ты придурок? Хочешь всерьёз развязать войну между нами и Маторами?

– Нелиад, очнись! – всплеснул руками Крыса, уже не сдерживаясь. – Война уже развязана! Где ты был всё утро? Спал, пока все обсуждали главную новость дня?

Нелиад замер. Возможно, слухи о случившемся дошли до него искажёнными, или он что-то не так понял?

– В любом случае, ты – не офицер, и не можешь вести войска, – отрезал он. – Останься здесь, а я пойду к Изекилю и узнаю, что происходит.

Солдаты переглядывались между собой; кажется, Крыса терял свой авторитет на глазах. В отличие от Нелиада, они подчинялись ему, как сыну главы... но всё же уже с сомнением. Крыса понял, что ещё немного – и он не сможет осуществить свой дерзкий и смелый план.

– Бойцы!! – выкрикнул он, пытаясь подражать интонациям Нелиада. – Нам не нужны политические дрязги и старческие попытки выяснить, что происходит! Пока мы здесь узнаём и уточняем, мои отец и брат, Саул и Каин Амос, могут быть уже мертвы, захваченные в плен вероломным врагом! Не будем ждать, пока это случится!!!

В душе Крыса, разумеется, мечтал, чтобы это уже случилось. Тем не менее, речь подействовала – примерно на половину солдат. Вторая половина считала, что нужно подчиниться непосредственному командиру, а не сынку главы; тем не менее, первая – в основном, новобранцы – тоже считали, что промедление смерти подобно.

Нелиад скрипел зубами. Будь здесь Саул, он бы усмирил этот хаос за три секунды. И вся сегодняшняя суматоха... сначала слухи, потом приказ Изекиля... не будь этого, солдаты не пошли бы в бой. Но революции так и свершаются – когда кто-то берёт и даёт запутавшейся во всём толпе цель.

– Вперёд! – ещё раз крикнул Крыса – и примерно полторы сотни бойцов направилась за ним в сторону выхода в город.

Глава 13 - Планы и помехи


Всё складывалось... выгодно.

Кто-нибудь другой непременно сказал бы, что всё складывалось чудесно, но только не он. О чудесном говорить было ещё рано, и он не говорил. Изекиль Шеол вообще не был склонен употреблять это слово, пока не убеждался в том, что дело завершено.

На его пути к власти стояли четверо. Саул со своим Каином, взявшимся невесть откуда в тот момент, когда о нём уже все забыли, и его троюродная кузина Леора с сынком-идиотом. Все четверо — преграда.

А он ведь тоже Шеол! Он ведь тоже имеет право на власть... И он многого не хочет. Не пытается заполучить власть над кланом Шеол — ему достаточно Амосов.

Три с лишним года назад всё прошло безупречно. Они вдвоём с Леорой, при молчаливом согласии её отца, провернули то дело, подстроив несчастный случай. Каин, жалкий бастард, стал калекой, не представляющим угрозы. Власть должна была отойти к его племяннику.

О, это бы не было проблемой. Он, как и его мать, любит громкие титулы, но совершенно ничего не смыслит в политике. Это всё бы осталось ему. А главное — он смог бы продвигаться дальше, играя уже против них...

Но триумфальное возвращение Каина спутало ему все карты.

Изекиль спокойно, уверено взошёл по ступенькам своего дома.

– Через пять минут подай в кабинет кофе и какой-нибудь сдобы, — приказал он служанке, подавая ей пиджак. — И меня не беспокоить.

Итак, Каин был проблемой. Но не бывает худа без добра — ведь если Каин такой великий воин, то он вовсе не обязательно умный политик. Может, лучше стать серым кардиналом при нём, а не при своём племяннике?

Хотя всё это пустые разговоры. Особенно теперь, когда – в этом Изекиль был уверен – грядёт война. Маторы – гордые ублюдки, даже высокомерные. Их раздутое самолюбие и так страдает. Как же, они, клан с таким потенциалом, загнаны на окраины и вынуждены делить власть над городом с кланом Среднего круга!..

Против тех, кто принудил их отступить сюда, они не вякнут. А вот на Каине и Сауле сейчас отыграются!

Грядущая война не беспокоила Изекиля. Пока дураки сражаются, умные сидят в безопасности — и выигрывают войны на расстоянии. Это же самое идиотское самолюбие затмит им разум. Они не разглядят угрозы в жалком клане Среднего круга.

Который больше их в два с половиной раза и притом считается кланом воинов и убийц. Изекиль вздохнул полной грудью. Жизнь налаживается! Новые проблемы – это всегда и новые возможности. Если бы Каин не вернулся — этой войны бы не случилось.

Клан, разумеется, тряханёт. Он потеряет часть сил и влияния. Зато прославится как победитель Маторов. После всех потрясений ему понадобится мощный и харизматичный лидер, способный всех вокруг себя сплотить. А уж сделать так, чтобы те, кто ему мешает, пали жертвой этой войны — проще простого. Даже если парочка и уцелеет – они уже не будут иметь той силы.

Изекиль снял с ног ботинки и надел тапочки. Ноги гудели; что ж, когда хочешь добиться власти – приходится побегать как следует. Только что он в одиночку обошёл все казармы и приказал находиться в боевой готовности.

Войны не миновать. Это значит, войска так или иначе будут подняты по тревоге. Но вот только теперь они запомнят, что первым их поднял он, Изекиль Шеол.

Хм... наверное, когда он станет официальным главой клана Амос, то сможет поговорить с Шеолами о присоединении к ним. А там уже можно думать и о дальнейшей карьере...

В кармане у Изекиля неожиданно зазвонил телефон, и он быстро ответил:

– Да, слушаю.

— Изекиль, – хрипло раздалось в трубке. -- Это Нелиад. Какого чёрта происходит? Мне сказали, ты в этом замешан!

– В чём именно? – с лёгкой ноткой брезгливости уточнил он. Значит, старому дураку Нелиаду уже доложили... что ж, он ждал этого разговора и был к нему готов...

– В том, что наши войска уже отправились штурмовать офис Маторов! – рявкнул в трубке Нелиад.

– Погоди, что?! – у Изекиля распахнулись глаза. – Нет, не может быть. Ты явно что-то не так понял. Я только приказал им быть готовыми – ты же знаешь, что случилось утром...

– Ты приказал им быть готовыми – а Авель взял и повёл их на штурм, изображая из себя юного героя в сияющих доспехах! – кажется, Нелиад был в ярости. – Послал меня ко всем чертям и...

– Что... что он сделал?! – прохрипел Изекиль. У него внезапно помутилось в глазах и резко закололо в сердце. Лишь усилием воли он сдержался, чтобы не выронить трубку. – Когда?

– Только что, – Нелиад был в том же состоянии. – Вывел на плац триста душ и велел им выступать. Я пытался его остановить, в итоге он увёл примерно половину. Остальные оказались разумнее, по счастью, но даже с полутора сотнями бойцов он может натворить чёрт знает что!

– Будь на месте. Я бегу! – выпалил Изекиль – и оборвал звонок. Дверь распахнулась, и на пороге показалась служанка.

– Господин, ваш кофе и выпечка...

– Да знаешь куда их себе засунь?! – красный и вспотевший, Изекиль вылетел наружу и принялся судорожно натягивать узкие ботинки.

Вот так. Все планы насмарку, вся работа насмарку. Как вообще что-то планировать, если рядом живут непредсказуемые идиоты, которые могут выкинуть что-то настолько чудовищное просто потому, что решили поиграть в полководцев?

Изекиль оказался на плацу у запасного выхода с территории клана уже через десять минут – весь в мыле, тяжело дышащий. Нелиад стоял здесь, и, хотя внешне он выглядел чуть лучше, он точно так же не имел ни малейшего понятия о том, что им делать.

– Далеко они ушли? – быстро выпалил Изекиль, пытаясь стабилизовать дыхание.

– Не знаю, – пожал плечами Нелиад. – Но, думаю, часть пути уже точно преодолели.

– И почему ты их не остановил?!

– Как я, по-твоему, это бы сделал? Приказал бы собственным войскам атаковать самих себя? Развязал бы гражданскую войну прямо на плацу? – возмутился Нелиад. – Плохая идея, очень плохая идея. Особенно если на носу обычная война.

– Можно же было придумать что-то... – Изекиль судорожно огляделся. – Ну хоть что-то... Боевая сфера есть?

– Ты предлагаешь догонять их... на боевой сфере? – уточнил Нелиад. – Почему сразу не на танке? Думаю, Маторы не обрадуются, увидев, что их штаб осадила пехота, но если там будет ещё и боевая техника – мы точно в жопе.

– Мы уже в ней! – взвыл в панике Изекиль, пытаясь придумать хоть какой-то выход из ситуации. – Маторы забрали в заложники Саула с Каином, а этот идиот их провоцирует!

Конечно, само по себе его это не смущало. Напротив – он надеялся, что эти двое погибнут, уйдя с его дороги. Но... они не должны были стать нападающей стороной! Они должны были лишь защищаться. Маторы – вот кто вероломные злодеи в этой истории!

К тому же, Авель – клинический идиот, да и войска, купившиеся на его агитацию, тоже явно сплошь новобранцы. А значит, если он поведёт их в бой – то их перебьют сразу же. Он не полководец, и кроме «вперёд и не отступать» никаких команд не знает.

Нет-нет-нет, так они не договаривались. Семьсот человек на двести – это одно, а пятьсот с хвостиком – совсем другое. Маторы всё-таки высокородные, и если разница будет не такая большая, они могут победить в этой войне. А это перечеркнёт все планы Изекиля большим красным крестом, раз и навсегда!

– И что ты предлагаешь делать? – вздохнул Нелиад. – Догонять их на боевой технике – всё равно не вариант. Как ты развернёшь обратно идущий боевой отряд, на глазах у всего города?

– Катастрофа... катастрофа... – бормотал Изекиль. – Да, боевая техника – плохой выбор, но у нас есть другие идеи? Слушай, их уже не остановить, ты прав. Они дойдут до башни и начнут её штурмовать.

Он встал и нервно сглотнул.

– Догоняем их на боевой технике. Лучше послать не одну сферу, а несколько. Тяжёлое вооружение... и я тоже лечу с вами.

Он сам не верил в то, что говорит. Никогда в жизни в его планы не входило соваться в места, где могут побить, а вот теперь...

– Варианта два, – вздохнул он. – Первый – там, у башни, мне удаётся перехватить инициативу. Войска дошли до неё и встали угрожающим кольцом, но они не штурмуют. Я попытаюсь убедить их, что не нужно больше ничего делать; возможно...

Он сглотнул. Безумие и самоубийство... но теперь, после самоуправства Авеля, не осталось вариантов.

– ...возможно, я пойду парламентёром, – закончил он.

– Так, – кивнул Нелиад. – Звучит разумно, в нашей ситуации. Мы не можем остановить это, но можем возглавить и попытаться как-то контролировать. А второй вариант?

– Второй – если битва уже началась, либо если мне не удастся их удержать, – упавшим голосом произнёс Изекиль. – Тогда инициативу перехватываешь уже ты. Если нам всё-таки придётся сразиться там, у башни Маторов – пусть мы хотя бы победим в этой битве!

– Понимаю, – согласился Нелиад. – Под чутким руководством Авеля этих салаг там просто перебьют. Чем он вообще думал?

– А он и не думал, – отрезал Изекиль. – Он не имеет такой привычки.

– Да? – хмыкнул Нелиад. – И потому-то ты ещё месяц назад так горячо убеждал Саула, что его нужно сделать наследником?

– Лучше такой наследник, чем никакого, – зло огрызнулся Изекиль. – И вообще, не время для споров.

– Ладно, – согласился Нелиад. – Не время.

Он поглядел на ещё полторы сотни солдат, стоящих на плацу в растерянности и ожидании приказа.

– Итак, бойцы. Сейчас мне понадобятся самые опытные из вас, чтобы...

Изекиль внутренне вздрогнул. Все его планы рушились на глазах, как карточный домик. Получится ли ещё всё выправить, или это конец?

– Если всё обойдётся – я посажу этого Авеля в подвале на цепь, – в сердцах пробормотал он.

Глава 14 - Страх Боли


— Но это же абсурд, — заметил Каин. — Зачем мне это делать?

– Абсурд... что именно абсурд? — уточнил Аклен Матор. В его голосе не было ни капли юмора или сарказма. — То, что будущий глава клана наёмных убийц нанимает наёмного убийцу, чтобы устранить своего врага?

— И это тоже, – поддержал Каин. – Если бы я хотел кого-то убить – сделал бы это сам, и, уж поверьте, сил и мастерства бы мне хватило. Будущий глава клана должен быть воином, а не изнеженным корольком.

Он перевёл дух.

— Но дело даже не в этом. Зачем мне было его устранять? Какой в этом толк? Он не был мне особо знаком, при встрече показался приятным человеком. Мне не на что было за него обижаться.

– Брось, ты лукавишь, — Аклен прикрыл глаза. — Ты это был или не ты – сказать трудно, но причину ты знаешь. Мира Клио, твоя невеста, ставшая за время твоего отсутствия невестой моего сына. Теперь она снова свободна – так?

– Политический брак! — воскликнул, уже почти не сдерживаясь, Каин. – Обе помолвки заключали не мы, а вы -- наши отцы. К тому же, неужели вы думаете, что теперь, после убийства, клан Амос снова примет её – после того, как клан Клио оскорбил нас тем отказом?

– Кто знает, – так же мрачно заметил Аклен. – Может, ты так её любил, что решил хотя бы отомстить, не дать её достаться сопернику.

– Я встречал её три раза в жизни, – уже спокойнее заметил Каин. – Потому и говорю – это абсурд. Всё это – абсурд, полный и безоговорочный.

– Аклен, ты же сам не веришь в то, во что говоришь, – вмешался Саул. – Ты сам прекрасно понимаешь, что кто-то пытается подставить Каина. Он – новый и довольно неожиданный наследник клана, он просто идеальная мишень для подобного.

– Я это понимаю, – резко встал Матор, – но доказательств нет. Значит, Каин по-прежнему подозреваемый номер один. Мой собственный клан не поймёт, если я вдруг объявлю, что не виню его в убийстве.

Его глаза сузились.

– К тому же, Саул, если это попытка кого-то из твоих недоброжелателей столкнуть Каина с места наследника – то вот пусть бы его и убивали. Но погиб наш наследник! Мой сын, Саул!! Единственный, в отличие от твоего Каина!

Он молча выдохнул. Каин с Саулом переглянулись. По сути, Матор был прав. Ниар Матор пал жертвой политических интриг кого-то из их врагов.

– Если хотите, чтобы я снял с Каина обвинения – дай мне настоящего убийцу, Саул. Я сам хочу это сделать. Но не могу – не просто так, не основываясь на своём чутье, – Матор вышел из-за стола. – Ищи доказательства виновности кого-то другого – пока мои люди ищут доказательства вины именно Каина.

– Так... в каком я статусе? – уточнил Каин. – Пленник – или пока только подозреваемый, но не задержанный?

– Увы, такой роскоши тебе предоставить я не могу, – отрезал Матор. – Ты задержан; конечно, ты можешь не согласиться и попытаться воспротивиться, но в таком случае тебя задержим силой.

– А если и я буду против? – спокойно и тяжело спросил Саул.

– Это будет расценено как признание вины и объявление войны клану Матор, – процедил Аклен. – Так что только попробуй, Саул.

Отец и сын снова переглянулись.

– Вы ведь не выиграете эту войну, – заметил Каин.

– А вы двое не выживете в ней, – припечатал Аклен. – А теперь иди за мной.

– Одну минуту, – уточнил Каин. – Я прошу прощения, но я ведь самое заинтересованное лицо в том, чтобы найти настоящего виновника. Вы правда хотите, чтобы я сидел тут, а не участвовал в расследовании?

– Правда, – ответил Аклен. – То, что я не считаю твою вину стопроцентно доказанной – ещё не значит, что я считаю уже доказанной твою невиновность. Ты всё ещё можешь оказаться настоящим убийцей, который хочет просто спутать все карты и оперативно подставить кого-то другого.

Ох... Почва буквально уходила из-под ног. Каин почувствовал, что нужно что-то придумать – и быстро, пока он не оказался за решёткой.

– А исполнитель у вас? – уточнил он.

– Да, разумеется, – подтвердил Матор. – И, разумеется, вы с ним будете находиться не только в разных камерах, но даже разных блоках.

– У вас тут немаленькая тюрьма... есть для чего? – удивился Каин. – Ладно, не сейчас. Дайте мне встретиться с ним. Если начинать расследование, то с него, он – единственная зацепка. Увидеться и поговорить с ним, в вашем присутствии. После этого я подчинюсь вам и послушно пойду в камеру.

– Едва ли это возможно, – покачал головой Аклен. Тем не менее, по его лицу было видно, что он колеблется.

– Ну же! Вы ведь тоже хотите не просто наказать абы кого, а найти настоящего виновника! – подтолкнул его Каин.

– Ладно, – кивнул Аклен. – У тебя будет десять минут и только в моём присутствии. Потом ты идёшь в камеру и сидишь там, пока тебя не выпустят – или не казнят.

– Аклен, Аклен, – покачал головой Саул. – То, что ты Высокородный, ещё не даёт тебе права так обходиться с моим наследником...

– Ничего, отец. Всё нормально, – махнул рукой Каин. – Мне тоже неприятно это всё, но война с нашими соседями будет куда неприятнее, так что я подчинюсь.

– Рад разумному выбору, – тихо процедил Аклен. – Идите за мной.

Они вышли в коридор, к лифту. Каин огляделся, однако коридор был совершенно пуст. Может, это и к лучшему – ему бы сейчас не хотелось встречаться с разгневанными Маторами. Не все они такие разумные, как Аклен...

...а вот в тюремном подвале люди были. Правда, закованные в какую-то странную броню – смесь рыцарских доспехов и современного вооружения. Видимо, небоевые способности Маторов компенсировались техникой. Или магией?..

– Сюда, – кратко велел Матор, указывая на одну из камер. – Эй, кто-нибудь. Откройте дверь.

– Сейчас будет, лорд Матор, – глухо прогудело из-под маски – и одна из бронированных фигур отперла дверь магнитной карточкой.

Исполнитель лежал на койке.

– Я думал, что застану тут полуживой труп, – заметил Каин, входя.

– С чего это? – быстро и цепко уточнил Аклен.

– Ну, он сказал вам моё имя. Обычно имя заказчика выдают после длительных пыток, не так ли?

– Хочешь сказать, Аклен, он назвал вам имя моего сына сразу, как вы его схватили, как будто кто-то специально попросил его сделать это? – спросил Саул.

Аклен втянул в себя воздух.

– Может, и так. Не делай из меня идиота, Саул. Я тоже всё понимаю. Но «кто-то» – это не имя. Или дай мне этого кого-то, или... будем считать, что «кто-то» победил, а Каин поплатится за то, что этот «кто-то» сделал. Он ведь тоже виноват – косвенно или прямо, но какая разница.

– Тише, не будет спешить... – пробормотал Каин, подходя к исполнителю. Тот, кажется, дремал. – Совершенно незнакомый тип. Отец, ты его знаешь?

– Не припомню, но вот кто-нибудь из наших рекрутёров наверняка узнает, – оценил Саул. – Но он из нашего клана – вон печать. Свежая, наверняка рядовой из недавнего пополнения.

– Пришли сюда рекрутёров, – кивнул Аклен. – Пусть опознают его точно.

– И если я вздумаю кого-то убить, заказав наёмнику – точно не выберу рядового, который в клане без году неделя, – вздохнул Каин. Аклен собрался ответить на это что-то жёсткое, и он поспешил уйти на попятную. – Ладно-ладно! Эй, приятель, просыпайся.

– А? Чего? – рядовой резко открыл глаза.

– Отвечай быстро и собранно, – велел Каин. – Кто послал тебя убить Ниара Матора?

– Каин Амос, – быстро и без запинки ответил боец. – Новый наследник моего клана.

– Как от зубов отскакивает... – поразился Каин. – Ладно. А если тебя немного попытать? Где-то там, за несколькими слоями лжи, будет скрываться и правда, так ведь?

В глазах бойца промелькнуло что-то в виде ужаса.

– Не надо! Я ничего не скажу, я боюсь боли!

– Нелогичный ответ, – хрипло заметил Аклен Матор. – Если ты боишься боли – ты скажешь всё. Может, мне и правда стоит послать тебя на дополнительные пытки? Это уже не повредит, всё, что ты мог сказать без них – ты уже сказал, а с ними можешь выдать и что-то новое.

– Меня послал Каин Амос, – повторил боец. – Не надо пыток.

– Ты ведь в курсе, что Каин Амос – это я? – уточнил Каин. – Вот, стою перед тобой и гляжу в твои лживые глаза. Слушаю, как ты обвиняешь меня в том, чего я не делал...

– Ты – Каин Амос? – глаза пленника расширились и он попытался отползти. – Н-нет! Не надо пыток!

– Ещё нужны доказательства, Аклен? – Саул повернулся к главе Маторов. – Этот идиот не узнал моего сына и удивился, когда тот назвал своё имя. Он видит его в первый раз.

– Заказ можно сделать и запиской, – проворчал Аклен – тихо, так, чтобы пленник не слышал и не взял идею.

– А записку можно подписать чужим именем, – парировал Каин. – Эй! – громко обратился он к бойцу. – Если я заказал тебе Ниара Матора, как я это сделал?

– Ты подошёл ко мне... позавчера вечером, да, – было видно, что собеседник придумывает детали на ходу. – Подошёл и сказал, что нужно убить его, и что ты обещаешь мне хорошую карьеру в клане, если я сделаю это...

– Записки он не упомянул, – подытожил Саул.

– Ты нагло врёшь мне в лицо, – заявил Каин. – Итак, может, приступим к пыткам?

– Н-не надо! – пленник упал на колени. – Я ничего больше не скажу, я боюсь боли! Не надо меня пытать, я не могу ничего сказать!

– Я всё равно не пойму, если ты боишься пыток, почему не скажешь? – удивился Каин.

– Я боюсь боли, – повторил пленник. – Боюсь боли. Не хочу снова боли, не надо!

Все трое переглянулись.

Глава 15 - Поиск виноватого


— Что-то это и правда нелогично, — пробормотал Аклен. — Обычно человек, боящийся боли, признаётся во всём и сразу. А тут он говорит, что ничего больше не скажет.

– Обычно человек, боящийся боли, не берётся за исполнение убийств, — добавил Саул.

— Вы оба не на то смотрите, — покачал головой Каин. – Он не хочет боли «снова». Что значит – снова? Его кто-то уже пытал?

Аклен и Саул уставились на него.

– Его кто-то уже пытал, и наш горе-убийца боится, что если он выдаст имя настоящего заказчика, то эти самые пытки ждут его снова.

— Эй, ты! – Матор крепко ухватил пленника за плечо и одним рывком поднял на ноги. — Если ты не признаешься во всём — тебя ждут куда более ужасные пытки, чем может выдумать кто-то другой.

– Кстати говоря, – заметил Каин. – Аклен, на пару слов.

— Да? – тот обернулся к нему.

-- Вы же менталисты, так? – уточнил Каин.

– Разумеется, – на пару секунд вокруг Матора разлилась фиолетовая аура, яркая и мощная. – И к чему ты это?

– Вы разве не можете прочитать его мысли? – Каин поглядел на них. – И всё станет ясно.

– Не можем, – отрезал Матор. – Мысли других для нас недоступны. Мы передаём им свои мысли, свои приказы...

– Так прикажите ему сказать всё как есть! – не выдержал Саул. – Влезьте к нему в голову, и, если не можете сами прочесть её содержимое, прикажите ему самому всё огласить! Парень прав, Аклен.

– Это не так просто, как кажется, – помрачнел Аклен. – Когда мы подключаемся к чьему-то сознанию, его собственные мысли тускнеют. Мы мыслим за него, пока не спадёт контроль.

Отец и сын поглядели друг на друга.

– Тем не менее, можно было бы попробовать, а не верить убийце на слово, даже не начав пытать его, – пожал плечами Каин.

– Видишь ли, в чём дело, – сощурившись, заметил Аклен. – Мы уже это сделали. Сказали выдать то, что говорит о заказчике его подсознание. И он выдал, что заказчик – это ты.

– Заказчик – Каин Амос, Каин Амос! – едва не плача, подтвердил боец.

– Который Каин Амос? – вдруг осенило Каина. – Я? Или кто-то другой, назвавшийся этим именем?

Аклен и Саул выжидающе поглядели на убийцу.

– Ты! – выпалил пленник. – Это был ты, и...

– Чёрт, он идиот, – выдохнул Каин. – Не верите – можете загипнотизировать уже меня и спросить, делал ли я что-то подобное.

– Непременно сделаем, – пообещал Аклен. – А теперь выходи из камеры. Пора тебе за решётку, как ты и обещал.

– Что?! – не поверил Каин. – После того, что мы услышали?

Они вышли из камеры убийцы, и дверь с грохотом захлопнулась.

– Да, после всего этого, – кивнул Аклен. – Честно – я почти уверен, что ты невиновен. Напрямую. Но косвенно это твоя вина. В вашем клане нашёлся заговорщик, который счёл лучшим вариантом убить моего наследника и сына. Или найдите его – или твоя казнь станет наказанием за то, что не нашли. А мне нужно успокоить мой клан и выдать им кого-то, кто виновен.

– Ладно, – Каин развёл руками. – Ведите в камеру. Но я вас не понимаю. Неужели ваш клан настолько тупой, что съест любое объяснение?

– Разумеется, – кивнул Матор. – Любой клан – это толпа. А любая толпа тупая. Умом обладает только верхушка клана, да и то же каждого.

– А вы сами? – возразил Каин. – Семья Матор? Вы хотите отомстить настоящему убийце? Или сделать то, чего настоящий убийца добивался – убрать меня с его пути к власти?

– Послушай, – Матор прорычал это, едва не срываясь на крик; его настоящие эмоции – эмоции отца, потерявшего единственного сына – впервые прорвались из-под безразличной маски. – Если бы я не хотел найти его – ты бы уже был казнён. Твой отец имеет влияние в этом городе, но мы, Маторы, его власть. В моём праве казнить и миловать, и ссора с твоим отцом не остановила бы меня.

Он выдохнул.

– То, что ты ещё жив – говорит о том, что я хочу найти настоящего убийцу. Но за мной клан, и ему нужно показать виновного. У нас нет времени. Пусть твой отец подключает весь клан и ищет. Несколько дней я смогу протянуть – но не больше.

Каин пожал плечами. В самом деле, он обещал.

– Ведите в камеру.

На самом деле, его мозг сейчас работал как часы. Всё это было одной большой загадкой, и ответ крылся в словах убийцы. Его кто-то уже пытал. Пытал недавно – уже после того, как он вступил в клан Амос. Иначе боящийся боли человек никогда не пошёл бы в клан воинов и наёмников!

Значит, его недавно пытал настоящий виновник трагедии, и теперь этот тип боится, что если он его выдаст, ему будет ещё хуже. Хуже, чем в пыточной Маторов? Да что или кто может причинить такую сильную боль, что человек испугается её больше пыточной Высокородного клана?

И... это было как вспышка, как молния посреди тёмного ночного неба. Каина осенило.

– Каледы, – тихо прошептал он.

– Чего? – Аклен и Саул, кажется, его не расслышали.

– Ка... – Каин покачал головой. – Так, ведите меня в камеру. Там будет меньше лишних ушей.

Старшие переглянулись.

– Твоё рвение попасть в камеру – довольно странное, – заметил Аклен.

– Там нас точно не подслушают, – заявил ему Каин. – Если мы хотим поймать настоящего виновника – нужно быть очень осторожными. Вы говорили о предателе в нашем клане; а кто сказал, что у вас его нет? Мало ли, кого ещё они подкупили... или запугали?

– Ты говоришь загадками, – заметил Аклен. – Надеюсь, ты действительно что-то понял, а не просто тянешь время.

Миновав какое-то расстояние, они оказались в пустом тюремном крыле. Аклен приказал охраннику открыть одну из камер, и все трое зашли внутрь.

– Уютненько, – оценил Каин, присаживаясь на койку. – Видимо, мне придётся подождать здесь, пока ты, отец, поведёшь расследование...

– Если ты подозреваешь кого-то конкретного, то я помогу всем, чем могу, чтобы найти его, – заявил Аклен Матор.

– Да, но вам придётся поторопиться и быть настороже. Враг серьёзный, – Каин выдохнул. – Я думаю, что это клан Калед.

– Калед? – прищурился Матор. – Клан Боли, один из сильнейших кланов империи? Нет... не может быть. Откуда они тут и зачем им это?

– Зачем? Только вчера вечером одна знакомая сказала мне, – Каин задумался, вспоминая слова Лилит, – что Каледы точат на меня зуб.

– Да за что?! – поразился Саул.

– Я попал в Разрыв не один, а вдвоём с их наследником, Роном Каледом. Он погиб, в самом начале, в первые часы пути. Я выжил – выходил долго, но выжил. Теперь они винят меня в этом, думая, что я как-то виновен и гибели их наследника.

– Довольно странное предположение, – пожал плечами Саул.

– Странное, но если так – я могу их понять, – покачал головой Аклен. – Когда теряешь единственного наследника – теряешь и разум, всё, что остаётся – это жажда мести. И если есть хоть какой-то шанс отомстить тому, кто виновен...

– Каледа убила Плоть, – заметил Каин. – Я уже отомстил ей. Они гоняются за фантомом.

– Ладно, – Аклен снова подобрался. – Эти подозрения – интересны, но они ничего не доказывают. Да, один из кланов столицы плохо к тебе относится. Ехать сюда и подставлять тебя, убивая моего сына...

– Исполнитель боится боли, – перебил его Каин. – Боится так, что готов пойти на ваши пытки. Очень не хочет, конечно же – но даже они для него более милосердны, чем то, что устроят ему Каледы, если он их выдаст. Устроят моментально и на расстоянии.

– Если всё подтвердится – я казню его быстро, – пообещал Матор.

– Он говорил «только не снова боль». Его уже пытали, – Каин постучал пальцами по койке. – Возможно, его пытками заставили взяться за это дело. Более того – при помощи пыток у него могли выработать рефлекс настолько, что его подсознание уже выдаёт моё имя в ответ на вопрос о заказчике. Каледы ведь знали, кто вы и что примените к нему.

– Каледы, между прочим, были одним из тех кланов, которые загнали нас сюда, в Синар, – прорычал Матор, вне себя от ярости. – Для них мы – такая же разменная пешка, как и простолюдины, только ещё и опасная. Они всегда боялись нашего развития...

– ...и могли убить вашего наследника, чтобы не допустить слияния с кланом Клио? – быстро добавил Каин.

– Так, – Аклен Матор тяжело дышал, глядя на него. – Может, всё это чушь, и ты ошибаешься, или только что выдумал, чтобы выгородить себя. Но если ты прав – клянусь, я не остановлюсь, пока не выжгу калёным железом это змеиное гнездо!

Он взялся за ручку двери.

– Саул. Пошли. Нам нужно продумать план действий. Для начала узнаем, видели ли в городе Каледов, и если да – то когда и где...

– Жди здесь, Каин, – кивнул Саул. – Я скоро вернусь за тобой.

– Как будто я могу куда-то деться... – пробормотал Каин, укладываясь на койку.

Дверь за его отцом и Матором закрылось, и он попытался задремать. Конечно, в таком состоянии не уснёшь, но хоть немного...

Наконец, у него получилось. Во сне он видел что-то сумбурное – Миру Клио, танцующую с Терном на балу, хихикающего Крысу и крадущегося куда-то Изекиля, молодого Саула, беседующего со старым Саулом...

В какой-то момент за дверями камеры раздался топот, и дверь распахнулась. На пороге, однако, стоял не Саул и не Аклен, а какой-то незнакомый тип в одежде фиолетовых цветов.

– Встал и на выход! – проорал он.

– Что такое? – не понял Каин. – Что происходит?

– Твой клан посмел объявить нам войну! – в глазах пришедшего кипела ярость. – Пора преподать им урок.

Глава 16 - Как когда-то

— Чего?! — Каин аж окосел. — Этого не может быть. Мой отец ушёл с вашим главой, а кроме него, никто не имеет права объявлять вам войну!

– Да?! — пришедший продолжал кипеть праведным гневом. — А ты скажи это тем войскам с тяжёлой боевой техникой, которая подошла к нашей башне и штурмует её! Мы как раз выведем тебя к ней. Может, даже дадим последнее слово перед тем, как пристрелить!

Всё срывалось с плана. Нужно было как-то выправлять ситуацию. Обещаниями, разумеется... но что бы сейчас не произнёс Каин — этот придурок воспримет это ненормально. Фраза, начавшаяся со слов «Обещаю», может быть принята за попытку оправдания!

– Эй! – Каин повысил голос. Да, придётся блефовать, иначе до возвращения Аклена и Саула ему не дотянуть... Чёрт, но кто повёл войска? – Ты. Не имеешь. Никакого права. Это. Делать.

— Чего?! – разъярился пришедший ещё сильнее.

— Аклен Матор. Я согласился на то, чтобы он запер меня здесь — временно, как залог того, что я никуда не сбегу, пока они с моим отцом ищут настоящего виновника, убившего вашего наследника и попытавшегося оклеветать меня.

Каин поднял голову повыше, изображая гордую княжескую осанку. Да, непривычно... но люди покупаются на такое. Особенно люди, выросшие при местной, полу-феодальной системе.

– Поэтому и казнить меня тоже будет Аклен Матор – если он сочтёт это нужным. Когда он лично отдаст приказ, я безропотно подчинюсь его словам. А до тех пор – все пошли прочь!

— Лжец! – посланника трясло от ярости. -- Ты – виновник, это уже доказано, и то, что глава отлучился, не даёт тебе право оговаривать его. Ты будешь казнён на глазах у всей своей своры...

– Поосторожнее с языком, – угрожающим тоном произнёс Каин. Сейчас было важно не уронить марку. Даст слабину – и этот тип ни во грош не поставить ни одно его слово. – Ты только что назвал сворой один из правящих кланов этого города. То, что ты служишь второму правящему клану, ещё не делает тебя каким-то особенным.

– Чушь и ерунда, – отмахнулся пришедший. – Вы – жалкий клан Среднего круга, у вас нет и десятой части той власти, что сосредоточена в руках клана Матор!

– А вот Аклен считает иначе, – так же мрачно и угрожающе заметил Каин. – Подумай вот о чём, слуга. Может, я вру, а может, и нет. Ты не знаешь наверняка. Если я вру – то Аклен, вернувшись, всё равно прикажет меня казнить, так?

– О, ещё как прикажет! – горячо подтвердил пришелец. – Тебе же лучше, если мы пристрелим тебя сейчас – он может в гневе приказать запытать тебя до смерти...

«Интересно, а что, были случаи?» – невольно задумался Каин. – «Откуда такие мысли?»

Но рассуждать на эту тему времени не было.

– А если я не вру, – повысил он голос, – то, вернувшись, Аклен Матор прикажет казнить уже тебя. За то, что убил наследника союзного клана, который добровольно согласился на задержания – ради того, чтобы не портить отношения между Амосами и Маторами.

– Ты... – готово. Дело было сделано. Матор продолжал кипеть от ярости, но он уже понял, что проиграл. Рискнуть и убить Каина значило пойти против воли Аклена.

– Решишь нарушить прямой его приказ? – добил Каин. – Он приказал охранять меня, держа в этой камере. Охранять, а не убивать. Не знаю, как в твоём клане, а в моём за подобное самовольство тебе пришлось бы дорого расплатиться.

Матор шумно выдохнул.

– Ладно. Ты меня убедил – пускай тебя казнит сам глава. Его сын был тобой убит, ему и эта честь. Ты лишь выбил себе отсрочку, не думай, что кто-то поверит в твою ложь – тем более, сам Аклен Матор!

– Ты ведь менталист, – съязвил Каин. – Так прикажи мне сказать правду!

– А какой смысл? – огрызнулся Матор. – Я и так знаю всё!

Ох уж эта людская самоуверенность... Каин вновь сел на койку.

– Тогда закрой дверь камеры, а то я коварно сбегу. Я жду твоего главу.

– Ну уж нет! – Матор поглядел на него. – Может, я не могу казнить тебя, но ты пойдёшь со мной и выйдешь на балкон, чтобы твои войска тебя видели! И ты при всех скажешь, что...

– Что я скажу – я решу сам, – отрезал Каин. – И не тебе мне указывать; я наследник клана, а ты кто такой?

Он встал.

– Но ты прав. Не знаю, кто вывел войска, но это явно было сделано самовольно, без ведома Саула. Я пойду к ним и скажу прекратить этот бред.

Ситуация явно выходила из-под контроля. Оба клана захлестнула волна самоволия и неподчинения. Оба главы возятся непонятно где – и остаётся лишь надеяться, что они успеют вовремя, до того, как начнётся бойня и кровопролитие...

И этот тип мог не послушать его доводов. И войска под стенами башни... откуда они взялись?

Радовало лишь одно. Обратиться с балкона к вооружённой толпе – это как выступать перед народом или перед солдатами на плацу. И то, и другое было Каину хорошо знакомо по прошлой жизни, а главное... Это отличный повод произнести парочку обещаний!

– Чёрт с тобой, пошли, – прошипел Матор. И почему он тут один, почему не нашлось кого поразумнее?..

Впрочем, как только сопровождающий вывел Каина из подземелья – тот очутился посреди потока людского. И каждый глядел на Каина с невыносимой ненавистью!.. Ну его нафиг, уж лучше один такой, чем толпа. Одного убедить проще.

– Так, готово? – обратился к его сопровождающему какой-то тип. – Сейчас мы пристрелим его, как пример, чтобы знали...

– Утихни, – велел ему собеседник. – Аклен не приказывал никого пристреливать. Он и только он может вынести решение о казни убийцы своего сына – не отнимай у него права на законную месть. Может, он захочет своими руками убить ублюдка.

Кажется, он просто не хотел говорить, что эту мысль подал ему сам «ублюдок». Правильно, лучше выдать за свою, а то ещё воспротивятся...

Наконец, Каина вытолкнули на высокий балкон. Этаж третий... наверное, можно было бы сигануть вниз и не разбиться насмерть, но ноги при этом переломаешь точно. Да и незачем ему бежать: мало того, что это было бы полным признанием вины, так ещё и ничего не дало: его поймали бы в два счёта.

– Эй, придурки! – крикнул вниз Матор, державший его. – Ваш драгоценный наследник у нас! Рискнёте атаковать, или его жизнь вам дороже?

– Так меня же всё равно казнят, – еле слышно, но с заметным сарказмом в голосе уточнил Каин. – Или уже нет.

– А ну заткнись! – Матор пнул его локтем в спину.

– Ну, нет, – Каин покачал головой. – Как раз этого я делать не собираюсь. Так что заткнись ты и дай мне обратиться к своим – если не хочешь, чтобы они разнесли вам весь офис и вздёрнули тебя на ближайшем фонарном столбе.

– Если это начнётся, ты умрёшь первым! – прошипел Матор.

– Ага. А ты вторым. Или ещё каким-то, но умрёшь, – парировал Каин. – Заткнись, я сказал, и убери свои грабли.

Он шагнул к краю балкона и взялся рукой за поручень. Внизу... и правда была толпа. Солдаты, какая-то техника – летающие сферы с пушками... Ого. Серьёзно.

Прохожих на улице не было – видимо, они поспешили скрыться. Каин заметил, как в соседних домах спешно занавешиваются окна. Мда... далеко дело зашло.

– Бойцы клана Амос! – крикнул он так громко, как только мог. Внизу тут же прекратилась всякая возня, и почти все головы снова задрались вверх. – Я не знаю, что вам сказали насчёт меня и почему вы решились брать башню штурмом, но вам лучше вернуться домой и не устраивать войны.

Стоп, это что там – Крыса? И Изекиль? Эта парочка стояла рядом; Изекиль держал Крысу за плечо и, судя по выражению крысиного лица – очень крепко и болезненно. Так чья же это была гениальная идея – вести сюда войска?

– Если вы решили, – громко продолжил Каин, – что меня удерживают здесь силой, то это не так. Да, меня подозревают в убийстве Ниара Матора. Я в этом не виноват, но, чтобы не доводить дело до войны, согласился остаться здесь добровольно, подчёркиваю, добровольно в качестве заложника, до тех пор, пока моя вина не будет опровергнута.

Что ж, пришло время для важного момента.

– А я обещаю, – Каин заговорил посильнее, – что мой отец и Аклен Матор, которые прямо сейчас выясняют обстоятельства убийства, найдут неопровержимые улики против настоящих убийц в ближайшее время.

Незаметно отдать мысленную команду и проверить шансы...

[ Триггер: нет ]

[ Тип энергии: энергия вероятности, статус – ДОСТУПЕН ]

[ Текст: мой отец и Аклен Матор найдут неопровержимые улики против настоящих убийц в ближайшее время. ]

[ Реализация: в процессе, шанс успешной реализации – 99% ]

[ Препятствия отсутствуют ]

Ого! Вот это шансы. Просто отлично. Видимо, улики лежали на поверхности, только поменяй вероятность и вот они уже здесь. Может, Каледы и не скрывались особо, понадеявшись на гнев Аклена и на эту самую войну? Что, если это входило в их план?

– А где наша гарантия, что тебя не заставили это сказать? – раздалось снизу. Чёрт... Изекиль. Конечно же, он. Кто его дёргал за язык?

– Я – ваша гарантия и ваш наследник, – рявкнул Каин. – Солдаты. Что бы вам не сказали те, кто привёл вас сюда – я приказываю вам идти домой и складывать оружие. Обещаю вам, что до войны между нашими кланами дело не дойдёт!

И снова стопроцентное обещание. Каин уже давно подозревал, что вероятность зависит ещё от одного фактора – от того, сколько людей его слышит, ко скольки людям оно обращено. А тут слушателей целая толпа.

И, кажется, оно начинало работать. Каин внезапно увидел сферу с гербом клана Матор, которая подлетела к небоскрёбу. Аклен?!

Глава 17 - Виновник

Так оно и оказалось — это прилетели Аклен и Саул; Каин узнал личную сферу главы клана менталистов. Толпа — и Амосы, и Маторы — кажется, тоже заметили их, и стихли. Над площадью повисло молчание.

– Ну, вот и отлично, — заметил Каин. — Это же была их сфера, так? Сейчас они будут здесь и сами всё объявят.

Он поглядел вниз. У Изекиля и Крысы были такие лица, как будто они только что съели по лимону. Кажется, они всерьёз рассчитывали, что начнётся война... и они воспользуются ей, чтобы заполучить побольше власти. Вот и ответ на вопрос, кто и зачем привёл суда войска.

Тишина затягивалась. Все не знали, что делать. Солдаты, особенно в задних рядах, глядели вниз, в землю — кажется, до них начинало доходить, насколько они сделали глупость. Ничего... спрос за это будет по большей части не с них, а с тех, кто их на это подбил, пользуясь своим авторитетом в клане и неподтверждёнными слухами.

Изекиль. Ну не Крыса же – он для такого слишком туп!.. Изекиль, точно Изекиль.

В коридоре позади балкона раздался громкий топот, и спустя десять секунд дверь распахнулась. Раскрасневшиеся Саул и Аклен выбежали на балкон.

– Что за ерунда тут происходит? – рявкнул Аклен, задыхаясь от быстрого бега. — Мне что, нельзя отлучиться на несколько часов?

– Кажется, мне тоже стоило заехать домой и предупредить всех, чтобы не волновались, — прохрипел Саул.

Аклен подошёл к бортику балкона и громко обратился ко всем сразу.

— Я не знаю, что вам сказали и что вы себе вообразили. Но сейчас я хочу заявить совершенно официально, обоим кланам – и клану Матор, и нашим дорогим союзникам из клана Амос.

Ха, подумал Каин. Возможно, эта ситуация ещё пойдёт нам на пользу. Теперь Маторы постараются не ссориться с Амосами... тем более, потеряв наследника, а вместе с ним – немалую часть планов и влияния.

– Каин Амос, наследник клана Амос, — провозгласил Аклен Матор, – невиновен в смерти моего сына! Мы с ними и с Саулом Амосом точно знаем того, кто его подставил и объявим вам всем в ближайшее время!

У многих стоящих здесь и внизу вытянулись лица. Каин насмешливо оглянулся на того парня, который собирался пристрелить его.

-- Как тебе удалось обмакнуть главу?! – прошипел он. Да, придурок придурком...

– Я просто сказал ему правду, – усмехнулся Каин.

– Солдаты, – взял инициативу Саул. – Расходитесь по домам и не искушайте судьбу. Вы были верны мне и моему сыну, поэтому я не стану никак наказывать тех, кто самовольно пошёл сюда защитить и освободить нас. Но в войске нет нужды – мы с кланом Матор по-прежнему едины, и не собираемся воевать!

Войска не трогались – видимо, ждали, что будет сказано дальше.

– А вот я не буду столь милостив! – прошипел Аклен, нависая над типом, собиравшимся казнить Каина. – Мне уже доложили, что вы тут устроили. С тобой я позже поговорю, когда разберусь с делами!

Он развернулся.

– Саул, Каин – идёмте. Нам нужно обсудить то, что мы узнали.

Что ж, значит, продолжения шоу не будет. Каин прошёл мимо опешивших Маторов вслед за их главой, и вскоре снова поднялся на лифте в его кабинет.

– Ты был прав, Каин, – тяжело вздохнул Аклен, когда они остались втроём. – Это Каледы, всё их рук дело. Они были так уверены, что я обвиню тебя, что даже не постарались замести следы.

– Высокомерные ублюдки, – сплюнул Каин. – Возможно, они и не скрывались.

– Но мы узнали, что они были в городе и что тот парнишка, исполнитель, пропадал из ваших казарм на трое суток.

– Они пытали его, – мрачно кивнул Саул. – Чувствую себя виноватым – теперь его придётся казнить, а он ведь сделал это не по своей воле.

– Но сделал! – стукнул по столу Аклен, моментально распаляясь. – Может, теперь мы с вами на одной стороне, но не забывайте – мой сын всё ещё мёртв!

– Я соболезную вашей утрате, – Каин склонил голову. – Конечно, этот тип должен понести наказание. Но что до настоящих виновников? Мы в состоянии до них добраться? Это же всё-таки Каледы...

– Вот об этом я и хочу завести речь, – согласился Матор, чуть успокаиваясь. – Это Каледы. У них много силы и власти. У них одна из самых пугающих аур в Империи. И они виновны в смерти моего наследника и в клевете на тебя.

– Спускать им это с рук нельзя, – отрезал Саул. – Безнаказанность породит только большую наглость. Они хотели нам досадить – а значит, они ударят ещё раз. Если только мы что-то не сделаем.

– Разумеется, мы не спустим им это с рук, – Матор прикрыл глаза. – Я мечтаю отомстить им. Но... как?

– Они ведь не воины, – неожиданно заметил Каин. – Они ассасины, тайные отравители. То, что они сделали – яркая иллюстрация их методов. Подчинить себе пытками, подставить...

– Думаешь, в прямой войне они сдадутся? – грустно усмехнулся Матор. – Как бы не так. Сам бы попытался повоевать против тех, кому подвластна боль в чистом виде.

– Я видел Терна в бою, знаю, на что он был способен, – согласился Каин. – Но нас больше. Амосы – многочисленный клан, прославленный своими боевыми умениями. Маторы – небольшой, но обладающий крайне опасной аурой. Если бы объединим усилия, мы победим.

– Нет, Каин, – вздохнул Саул. – Погоди. Если бы речь шла только об одних Каледах... да, мы бы победили их. Ценой немалых потерь, наверняка – но мы бы это сделали. Но они не только клан Боли – они ещё и могущественный клан, участвующий в политической жизни Империи.

– Хочешь сказать, у них слишком много союзников, которые поддержат их в любой войне? – сообразил Каин.

– Да, – кивнул Саул. – Нам не одолеть всех. Это просто нереально.

Что ж, подумал Каин. Согласился вернуться в политику? Ну, вот она тебе, ешь полной ложкой, гляди, не подавись.

– У нас тоже могут быть союзники, – заметил он. – Да, мы кланы с окраины. Но мы вовсе не беспомощны и не бесполезны. Можно вести войну с Каледами на два фронта – войну как битву, и войну политическую, за влияние.

– И кто из нас потянет это? – развёл руками Саул. – Столичная политика – не для нас. Я всю жизнь проторчал в Синаре; здесь я большая шишка, а там – никто.

– Да и мой клан уже столько времени находится здесь... – пробормотал Аклен.

– Спокойно, – встал Каин. – Отец. Даже находясь в Дионе, я слышал, как о тебе рассказывали люди, не знающие, кто я такой. Рассказывали с трепетом и уважением, как о легенде.

Он перевёл взгляд на Аклена.

– Вашего сына не вернуть. Но вы можете за него отомстить, если только решитесь сделать то, что нужно. Матор – Высокий Род и сильный клан. Вся его слабость – искусственная, её создали те, кто желает не допустить вас до власти. Если бы не они, вы бы сейчас могли быть на месте Каледов.

Он обвёл двух мужчин глазами.

– Давайте. Вы же тоже живёте не в вакууме. Все эти годы у вас были связи, друзья, союзники! Обратитесь к тем, кто мог бы вас поддержать. Создайте мощное лобби своих интересов. Это политическая борьба. Обвините Каледов в преступлении!

– Обвинить? – нахмурился Саул. – Они за одно это могут нас стереть в порошок. Они сочтут это наглостью.

– А то, что они сделали, почти не скрываясь – не наглость?! – поразился Каин. – Хватит рассуждать с позиции слабого перед сильным. Они сильны, но и мы тоже, особенно вместе. Они не титаны и не боги из Пантеона, они люди, уязвимые, и их власть не абсолютна!

Он вдохнул поглубже и продолжил.

– Обвините их, и тогда вы займёте атакующую позицию, а им останется лишь защищаться. Обвините их вслух, громко, так, чтобы все об этом говорили, чтобы об этом писали газеты – и тогда любой вред, нанесённый нашим кланам, будет расценен как их попытка отомстить. Даже то, что сделали не они!

– А значит, они будут безоружны и не смогут атаковать нас во второй раз... – пробормотал Аклен. – Каин, а ведь ты прав.

– Да! – горячо поддержал его Каин. – Они не смогут атаковать нас, не вызвав на себя волну критики и подозрений. Для политикой, для публичных людей такое даром не проходит. Политика могут обвинить в преступлении, а потом оправдать – но скандал останется в памяти людей, и его репутация будет уже загублена.

– Добиться, чтобы с ним разорвали все союзы, чтобы их обвинили не только мы, но и все остальные... – Аклен покачал головой. – Ты гений! Если у нас получится это сделать – это будет лучшая месть. Они останутся живы, но перестанут существовать как политическая сила. Их худший кошмар и худшее наказание!

– А затем – возможны два варианта, – кивнул Каин. – Либо они смирятся, и им придётся прожить остаток дней в таком статусе, потратив на восстановление репутации и влияния не одну сотню лет...

– Либо? – переспросил Саул.

– Либо они захотят отомстить и нападут на нас со своей силой Боли, – ответил Каин. – И тогда у нас будет законный повод ответить – и стереть их с лица земли раз и навсегда.

Он встал.

– Пора объявлять Каледам политическую войну. Вы согласны?

– Да! – в глазах Аклена горела жажда мести. – Если это поможет причинить им ту боль, что они причинили мне – то я готов на что угодно.

– Если вы оба так уверены в том, что делаете, то да, – поднялся вслед за ними и Саул. – Только делать всё придётся тебе, Каин. Ты так всё расписал... я могу выполнить то, что ты скажешь. Но сначала ты должен дать нам план действий.

– И я вам его дам, – согласился Каин.

Глава 18 - Первый командор

Всю дорогу домой, сидя боевой сфере, Каин и Саул хранили молчание. Рядом были люди, пускай и свои, но всё же не стоило выдавать им все секреты. Каин с понятным интересом, рассматривал кабину «летающего танка», а Саул просто молча глядел в окно.

И лишь оказавшись на территории клана и запершись в кабинете отца, Каин заговорил.

— Отец. Тебе не кажется, что Изекиль имел свои планы на всю эту неприятную ситуацию?

— О, несомненно имел, — согласился Саул. – Изекиль имеет свои планы на всё и любую ситуацию пытается обратить себе на пользу. Если завтра разверзнутся Разломы и Плоть начнёт пожирать наш мир — будь уверен, он и тут постарается извлечь такую выгоду, какую только будет возможно.

— И, вероятно, извлечёт, — кивнул Каин. – Но то, что он сделал на этот раз... Это же практически измена!

– Ты о войсках? – с серьёзным выражением лица заметил Саул. — Я обмолвился парой слов с Нелиадом. Кажется, как ни странно, но виноват вовсе не Изекиль – он лишь бросился как-то спасать положение, когда понял, что было уже поздно.

— Но кто же тогда всё это затеял? — удивился Каин.

– Авель, брат твой.

– Серьёзно?! – у парня расширились глаза. — Он... чего он этим хотел добиться?

– Думаю, нашей смерти, -- Саул наклонил голову. – И чтобы ему при этом остаться героем, вступившимся за клан. Возможно, кто-то натолкнул его на такую мысль, возможно, она сама пришла ему в голову. Может, Изекиль тут и замешан... ещё нужно разобраться во всём подробнее. Но вывел войска вперёд именно Авель, заявив им, что нас с тобой захватили в плен и вот-вот убьют.

Каин задумался, подперев голову единственной рукой.

– Отец, – заметил он. – А не может ли это сыграть нам на руку?

– В каком смысле? – уточнил Саул. – Нам бы сейчас была не лишней любая ситуация, несущая пользу, а не вред.

– Наши планы относительно Авеля. Кем мы там его хотели назначить?.. Командором?

– Первым командором клана, – усмехнулся отец. – Ты говорил ему об этом?

– Да, говорил. Сказал, что ты не соглашался, но, может, дела на пользу клана могли бы изменить твоё мнение.

– Что ж – вот и дело, – кивнул Саул. – Сделаем вид, что не поняли его настоящих намерений. Готов разыграть перед ним небольшой спектакль?

– О, это только в удовольствие, – согласился Каин. – Зови его сюда.

Когда спустя десять минут Крыса вошёл в кабинет своего отца, тот нервно расхаживал из стороны в сторону, сцепив руки за спиной. По его лицу было понятно, насколько он обеспокоен чем-то. Каин же, напротив, сидел в кресле с самым благодушным видом, какой только может быть.

Крыса злобно зыркнул на него, потом испуганно – на отца.

– Ты звал меня, отец? – уточнил он.

– Мы, – тяжело поправил его Саул. – Мы звали тебя.

Снова злобный взгляд в сторону Каина. Ну, да, такая-то демонстрация власти и превосходства... правильно, пусть побольше распалится – тем сильнее будет контраст...

– Пару недель назад, – начал отец, – Каин пришёл ко мне с просьбой сложить с него часть обязанностей наследника, а вместе с ними, разумеется – часть власть и привилегий. Он хотел отдать их тебе, но я не согласился на это, считая, что ты ещё не готов.

– Отец, но я уже давно готов... – попытался возразить Крыса.

– Вот и я ему говорил то же самое, – включился Каин. – Спор поднимался несколько раз. Поначалу отец не хотел делить власть вообще; затем предлагал мне каких-то других кандидатов в качестве соправителя, но я настаивал на том, что это должен быть именно ты.

– С чего это такая забота обо мне? – покосился на Каина Крыса. – Что-то очень слабо верится.

– Это забота не о тебе, а о клане, – Каин пожал плечами. – Я хотел, чтобы власть осталась в руках Амосов, а не дробилась между представителями разных семей.

– Иными словами, – вновь заговорил отец, тяжело печатая шаг, – я был против этой затеи. Мне казалось, что ты ещё слишком безответственен; что ты, оказавшись на высоком посту, начнёшь думать не о престиже клана, но лишь о своём собственном...

Крыса молчал. Было видно, что ему очень хочется ляпнуть что-нибудь протестующее, но он понимал, что его сюда позвали не просто так, а с какой-то целью. И ещё – что отец очень легко может вновь увериться в подобном, если он начнёт ему перечить.

– Но сегодняшние события многое доказали, – Каин довольно улыбнулся. – Ты показал, что ты не только настоящий брат, Авель, но и настоящий Амос, для которого интересы семьи – превыше собственных.

– Не гони коней, Каин, – заметил отец. – Авель едва не наделал дел, и, не прибудь я так скоро, возможно, мы бы были ввязаны в бессмысленную войну.

– Ну, может быть, его действия и были слегка поспешны и необдуманы, – Каин развёл руками, – но помыслы – чисты. А с чистыми помыслами действия – не проблема. Авель быстро обучится, что следует делать Первому командору клана, а чего не следует.

– Первому... кому? – робко спросил Авель.

– Командору, – повторил Каин. – Отныне это твоё почётное звание, брат, дающее тебе право на немалую часть власти.

– Ещё не отныне! – Саул повысил голос. – Всему свою время, и вам нужно больше терпения. Вам обоим!

Крыса и Каин чуть переглянулись. Так, они мыслят на одной волне... или, по крайней мере, Крыса в этот момент думал, что мыслит с братом на одной волне. Дело сделано, контакт установлен...

– Я объявлю о том, что ты получаешь этот титул, Авель, на следующей неделе, – уже тише сказал отец. – До того нам ещё нужно разгрести первые последствия сегодняшнего события.

– Сегодняшнего события?

– О том, кто пытался подставить Каина, будет сказано тогда же, на собрании, что будет созвано где-то на следующей неделе, – кивнул Саул. – Что ж, сын. Я не очень горел к этой идее, но Каин всё же смог меня убедить, что так будет лучше – и мне, и тебе, и ему, и всему клану.

Крыса изумлённо поглядел на брата. Кажется, после того разговора он не очень-то поверил в его слова, сочтя их лишь изощрённой ложью, призванной в очередной раз как-либо ущемить его.

– Не разочаруй же меня, – завершил свою речь Саул.

– Отец, я... – Крыса был действительно растерян. К тому же, как внезапно понял Каин, он и в целом не особо умел благодарить. – Я не ожидал этого...

– О том, какие точно полномочия и обязанности переданы от Каина к тебе, будет сказано тогда же, на собрании, – кивнул Саул. – А пока ступай. Привыкай к мысли о том, что ты теперь не просто мой сын, но один из двух будущих правителей клана.

– Об этом уже можно говорить? – внезапно, расширив глаза, выпалил Крыса. Ого!.. Вот это действует. Кажется, ему не терпелось поделиться новостью со всем кланом.

– Можешь сказать своей матери, – разрешил Саул. – Но только ей, больше никому. И скажи ей, чтобы тоже хранила молчание до момента, пока я не оглашу новость всем.

– Да... да, конечно. Спасибо, отец, спасибо! – пятясь и кланяясь, как китайский болванчик, Крыса вылетел из кабинета. На Каина он даже не взглянул, и по коридору разнеслись его громкие и быстрые шаги.

Саул спокойно запер дверь.

– Каковы шансы, что он раскроет это всем Шеолам в клане? – проворчал он.

– Думаю, девять десятых, – усмехнулся Каин. – И ещё одна десятая – что только двум третям из них.

Саул тяжело опустился в кресло и пригладил седую бороду.

– Скажи мне, что мы поступили правильно, сын, – с лёгкой опаской заметил он.

– Время покажет, – ответил Каин. – По крайней мере, пока Авель у власти, ему невыгодны любые поползновения Изекиля.

– Он может счесть, что в случае твоей смерти становится единственным наследником... – пробормотал отец.

– Такая мысль у него точно появится. Но не сразу, – кивнул Каин. – Но к тому времени я постараюсь донести до него, что иметь соправителя, который берёт на себя побольше забот – это очень выгодно.

– Как? – уточнил Саул.

– Ты должен дать нам власть, – ответил Каин. – Нам обоим, сейчас. Передать клану, что твои наследники будут принимать важные решения и тренироваться вести дела, чтобы, в случае чего, они не остались неучами и не сгубили клан. Конечно, последнее слово за тобой, но мы должны узнать, что такое власть.

– Звучит разумно, – согласился Саул. – И что дальше?

– А дальше мы войдём в ритм. Мне – основная масса повседневных забот, ему – почести и церемонии... – Каин встал. – А затем в какой-то момент я тяжело заболеваю. Не опасно, нет – просто простуда в тяжёлой форме или что-то в этом роде. Кто же меня подменит? Разумеется, брат и соправитель.

– Под моим чутким руководством, – рассмеялся отец. – Да уж. Надо будет его на недельку или две загрузить так, чтобы потом ему делалось дурно при мысли, что твои обязанности снова отойдут к нему.

Он покачал головой.

– Каин, ты прирождённый стратег. У тебя выходят поразительно продуманные и детальные планы, и ты находишь выход из любой ситуации.

– Твоё воспитание, – пожал плечами Каин. – И оно нам пригодится. Грядёт война... политическая война. Медиа-война.

– Вот я и боюсь этого, – Саул снова посмурнел. – Сегодня Авель усвоил неверный урок – делай глупости, и будешь вознаграждён. Если он попытается повторить что-то такое, то лучше бы он сделал это в мирное время.

– Я буду держать руку на пульсе, отец, – успокоил его Каин. – А Первый командор клана Амос... у меня и на него есть свои планы в грядущей войне.

Глава 19 - Решение


Едва ли Каледы атаковали бы сразу же, узнав о том, что их первый план по устранению сразу двух врагов сорвался. Вероятно, сначала им было бы разумнее узнать, что произошло, кого на деле обвинили два клана... И всё же все причастные (а это были только Каин, Саул, Аклен Матор и несколько ближайших советников последнего) сходились в мысли, что следующий удар будет довольно скоро.

Если, конечно, не атаковать первыми.

— Это всё от безнаказанности, — заметил Аклен Матор через три дня после убийства своего сына. В его клане теперь царила атмосфера траура и скорби, и месть он выдвинул на первый план. — Каледы уже много веков считаются слишком опасными и сильными, чтобы соперничать с ними – вот и обнаглели до крайности.

— А мы попытаемся посоперничать, — отрезал Каин.

Он вспомнил Терна. Казалось бы, не самый плохой парень... там, в Разрыве. А до этого в парке с Мирой? Возможно, Каледы и на Миру зуб точили. Вроде «не выбрала нашего парня? Тогда не доставайся никому, одного жениха убьём, другого подставим!»

Да и сам Терн. Каин с ним слишком мало общался. В пещерах в нём чувствовалась этакая нотка снисходительности, которую тогда он принял как должное — ведь Терн видел в нём жалкого калеку.

А потом у них было мало времени и кругом враги. Как знать... возможно, увидев его настоящую силу, Терн почуял в нём угрозу, и, выбравшись из Разрыва, попытался бы её устранить? Может, и к лучшему, что он погиб, а?

– Я уже задействовал кой-какие старые связи, – продолжил Матор. – Мне дали номер одного столичного журналиста.

Каин молчал, давая ему продолжить.

— Ты уверен, что нам нужно начинать это дело с журналистов? – обеспокоенно спросил Саул. — Я думал, мы сделаем объявление, а они уже сами подхватят...

— Ни в коем случае, – нахмурился Каин. – Мы должны контролировать ситуацию, держать руку на пульсе. Журналисты должны не просто осветить ситуацию – они должны сделать это так, как будто выгодно нам.

Он поглядел на Аклена.

— Этот тип, чей номер вам дали. Почему именно он?

– Он известен как человек, не боящийся написать что-то против сильных мира сего, -- пояснил Аклен. – Говорят, он даже специально ищет подобные сюжеты.

– Оппозиционер, значит... – пробормотал Каин.

– Но вместе с тем – у него большой авторитет, в отличие от большинства подобных журналистов. Он не маргинал, идущий против системы, а уважаемый профессионал, обличающий коррупцию и злоупотребления властью в высших кругах общества.

– Аклен, – уточнил один из советников Матора. – Ты о Марте Монсе?

– О нём самом, – кивнул глава менталистов.

– Тогда понятно, – согласился советник. – Я слышал даже, что на него многие правящие кланы точат зуб, но он до сих пор жив – ведь его убийство или даже смерть от несчастного случая бросит тень на всех его врагов, а никто не хочет, чтобы о нём бродили такие слухи.

Всё же кланы не так уж независимы от мнения «черни» и «простолюдинов», как им хотелось бы показать, пронеслось в голове у Каина. Что ж – и это тоже можно использовать.

– Однако, – вздохнул Аклен, – я не слишком представляю, о чём с ним говорить. Сказать, что мы обещаем ему сенсацию? Что можем вывести на преступления клана Калед? Я совершенно не разбираюсь в таких делах.

Он поглядел на парня.

– Каин. Это изначально была твоя идея – тебе и говорить с ним.

– Хорошо, – кивнул Каин. – Но перед этим решим сообща, что мы делаем.

Он оглядел собравшихся.

– Нужен какой-нибудь стадион или большая площадь. Я хочу, чтобы это были не просто собрания двух кланов перед своими членами. Нужно, чтобы мы вдвоём, сообща объявили это всему городу – и прессе. Всё.

– Всё? – уточнил советник Аклена.

– Как минимум, две новости. Первая: мы обвиняем клан Калед в произошедшем. Вторая: мой брат, Авель Амос, объявляется Первым командором клана и моим соправителем.

Все три Матора подняли брови, поглядев на Каина с лёгким удивлением – они были не в курсе этого плана.

- Потом расскажу, – махнул рукой Каин. – Долго пояснять. А сейчас...

Он нервно сглотнул. Тема для разговора предстояла крайне щекотливая.

– Аклен, – осторожно и негромко начал он. – Я не хочу показаться бестактным или надавить на больное место, но...

Он глубоко вздохнул.

– Говори, – потребовал Аклен Матор. – Если это необходимо для нашего дела – я готов вытерпеть бестактный вопрос.

– Ладно, – решился Каин. – Вы не хотите тогда же, на следующей неделе, объявить имя нового наследника вашего клана?

Аклен уставился на него как на врага народа, а вместе с ним и оба его советника.

– Каин, при всём уважении... – наконец, справился с эмоциями глава менталистов. – Ты понимаешь, о чём говоришь? Ниара нет с нами всего несколько дней. Это будет выглядеть как... как...

– Как знак того, что, хоть Ниар и мёртв – его клан жив и не собирается сдаваться, – припечатал Каин. – Как символ того, что все старания врагов были напрасными, и клан Матор остаётся на плаву. Как признак того, что у вас всё продумано заранее, а значит – вас не так-то просто захватить врасплох.

– Аклен... – заметил один из советников – не тот, что называл имя журналиста, а второй. – Это тяжело принять, но Каин прав. Это всё кажется кощунством по отношению к покойному, но нам нужно сделать это.

– Он бы этого хотел, – заметил Каин. Он ненавидел эту клишированную фразу – а ему, в прошлой жизни постоянно кого-нибудь хоронившему, приходилось повторять её очень и очень часто. Но она работает. Приняв эти слова за истину, родные и близкие покойника уже не могут поступить иначе; они боятся предать его память.

– Ладно, – кивнул Аклен. – Ты меня убедил. Мы объявим – вначале о нашем новом наследнике; затем о вашем Авеле, и потом о самом важном – о нашем обвинении Каледов.

– Только один маленький нюанс, – предупредил Каин. – Я не думаю, что Каледы решатся на новую атаку, но кто знает. Может случиться всякое, дела могут пойти совсем не так, как я предсказываю. Я не хочу брать на себя ответственность за новые жертвы, так что лучше бы нам это предусмотреть.

– О чём именно ты говоришь? – уточник советник.

– Безопасность нового наследника. Когда его имя станет известно, это подставит его под удар. Его нужно охранять так, чтобы предотвратить всякую возможность нового покушения.

– Что ж, предупреждён – значит, вооружён, – кивнул Аклен.

– Дальше, про журналиста, – продолжил Каин. – Март Монс, я правильно запомнил?

– Да, верно, – ответил Аклен.

– Позвонить ему должны вы. Я пока никто, особенно по столичным меркам. Конечно, я очень надеюсь, что скоро это изменится. Но мы должны жить и мыслить сегодняшними реалиями, а не завтрашними. Я – никто, а вы – глава Высокого Рода.

– Хорошо, я позвоню ему... если ты чётко скажешь мне, о чём с ним говорить, – Аклен был явно доволен такой почтительностью со стороны Каина.

– Ничего конкретного, – быстро ответил Каин. – Я... не то, чтобы я не доверял ему, но до дня выступления информация не должна просочиться. Более того – нужно обязательно попросить его держать в секрете всё, даже то, что он приедет сюда.

– Если он приедет сюда... – покачал головой Саул.

– Если правильно всё сказать – приедет.

– А зачем держать это в секрете? – уточнил Аклен.

– Очень просто. Сейчас Каледы знают, что вы не обвиняете меня. Но они не знают, кого именно мы считаем виновными в этом злодеянии. Возможно, они надеются, что мы напали на какой-то ложный след, или думают, что мы смиримся и не решимся противостоять им – максимум, уйдём в глухую защиту...

Каин покачал головой.

– Если же до них дойдёт хоть капля информации – раньше, чем об обвинении узнают все – то они постараются предотвратить скандал. Любыми средствами, вплоть до того, чтобы убить нас всех и этого журналиста в придачу. Ведь если убить его до того, как он ополчится на них – их имени в числе подозреваемых не будет, верно?

– Каин прав, – кивнул Саул. – Это должно быть большим секретом. Когда главные слова уже прозвучат – мы будем в безопасности. Относительной, конечно.

– Я, если честно, переживаю за само выступление... – покачал головой Каин. – Им ведь тоже будет известно и время, и место. Они могут попытаться его сорвать...

– Всех не перебьёшь, – со злобой выплюнул Аклен Матор.

– Да, но можно перебить всех, кто знает об их виновности. Нас ведь всего пятеро, – пожал плечами Каин. – Если они узнают, что, кроме нас, никто не в курсе случившегося... Думаю, тогда нам стоит опасаться за свои жизни.

– Ты предлагаешь рассказать об этом двум кланам и при этом приказать всем молчать? – скептически поглядел на него советник Аклена.

– Нет, – покачал головой Каин. – Я предлагаю, во-первых, быть крайне осторожными. Во-вторых – попытаться сделать вид, что, кроме нас, об этом знают ещё какое-то количество людей.

Он вздохнул. Что ж, из песни слов не выкинешь, раз поднял тему – то придётся договаривать до конца.

– А в третьих – принять меры на случай своей смерти. Написать всё на бумаге или в компьютерном файле и позаботиться о том, чтобы содержимое этой записки было обнародовано, если ни один из нас не доживёт до выступления.

Все помолчали. Каин был прав, и крыть тут было совершенно нечем.

– Сейчас я прикину, что именно вам нужно будет сказать Марту, Аклен, – вновь заговорил Каин. – А потом... вы пойдёте звонить ему, а мы отправимся к себе. Завтра соберёмся вновь, и вы сообщите нам его ответ.

А я пока, продолжил он мысленно, совершу ещё один звонок. Нужно решить вопрос, который уже три дня не даёт мне покоя...

Глава 20 - Звонок

Каин вертел в руках телефон, не решаясь позвонить. Он уже три дня откладывал этот звонок. Больше тянуть нельзя — казалось бы, но... Что, если он только накручивает себя? Что, если будет выглядеть дураком, заговорив об этом?

Нет. Нет, позвонить нужно — хотя бы для того, чтобы узнать, прав он или не прав, есть под его подозрениями какая-то реальная почва, или же он просто стал законченным параноиком, во всём видящий заговор жестоких Кураторов (ну, или ещё чей-нибудь).

Каин тупо поглядел на телефон. Местные телефоны почти не отличались от тех, что использовались в его родном мире — только что модели незнакомые, а так...

Ладно, хватит лирики, хватит отвлечения. Каин мысленно вздохнул – и нажал на кнопку вызова.

Гудки длились секунд тридцать, а затем в трубке раздался весёлый и немного ехидный голос Лилит:

— А ты знаешь, когда позвонить, Каин.

— В смысле? — опешил парень. Он представлял себе начало этого разговора совсем не таким.

– Я три дня ждала от тебя звонка, а ты решился нажать на кнопку только тогда, когда я пошла в душ.

Чёрт, она что, издевается? В голове, разумеется, тут же возникла картинка обнажённой Лилит, принимающей душ... и даже в виде фантома она выглядела чертовски горячо.

– Стоп, погоди, – уловив неверный элемент, Каин заставил себя отключиться от мечтаний и вернуться в реальность. — Откуда ты узнала, что это я?

– То есть? — голос Лилит стал немного обиженным; кажется, она хотела, чтобы он поддержал игру и продолжил душевую тему вместо серьёзных вопросов.

— Я же не давал тебе свой номер, – пояснил ей Каин. – Откуда ты узнала, что это буду именно я?

– Брось, Каин, — Лилит рассмеялась. – Тоже мне, сделал тайну за семью печатями! У меня высветилось, что звонок исходит из Синара, а здесь у меня нет знакомых, кроме тебя!

-- Вот как? – Каин усмехнулся. Эта игра была поинтересней дразнилок про душ; по крайней мере, на этом этапе их знакомства. – То есть, ты приехала в Синар для того... чтобы осмотреть этот скучный маленький приграничный город, где у тебя нет знакомств? Ну, и дать мне свой телефончик, конечно же.

– Каин, ты как маленький, – хмыкнула в ответ Лилит. – Те люди, которых я знаю в Синаре, не будут мне звонить, потому что сейчас я нахожусь с ними в одном доме. Давай следующий вопрос!

Хм. А она быстро схватила правила новой игры.

– Ну, хорошо, – Каин пожал плечами. – Откуда ты узнала про Каледов?

– Чего?! – даже опешила Лилит.

– Ну, я за этим и звоню, – пояснил Каин. – Три дня назад ты сказала мне в ночном клубе, что Каледам не нравится, что я выжил в Разрыве, а из наследник – нет. А на следующий день я узнаю, что Каледы в городе – и что, похоже, они против меня что-то замышляют.

Разумеется, он не мог сказать ей всего. Даже такая расплывчатая формулировка была опасной...

В какой-то момент в эти три дня Каин даже думал, а не из Каледов ли сама Лилит. Была в том парке, когда Терн там гулял; появилась здесь, таинственная, как невесть кто...

– Ты про их заговор с целью обвинить тебя в убийстве? – невинным голосом произнесла Лилит в трубку. – Ну, да, мне было кое-что известно заранее. Мне и теперь кое-что известно, если хочешь знать.

– Что?! – Каин едва не выронил трубку. – Ты же скажешь?

– Ну, Каин, не сейчас же! – деланно возмутилась Лилит. – Тебя разве отец не учил, что нельзя приставать к девушкам, когда они принимают душ? Я, между прочим, всё ещё стою посреди комнаты совершенно голая...

Так, не отвлекаться, не отвлекаться! Дело важнее всего... хотя картинка возникла и правда соблазнительная.

– Я могла бы кое-что тебе рассказать, – продолжила Лилит. – Но не сейчас и не по телефону. Как насчёт того, чтобы встретиться лично? Нам будет что обсудить.

Каин уже почти ляпнул «говори, когда и где»... когда вдруг осёкся. Нет, это не дело.

Сейчас, до выступления, ему нельзя выходить с территории клана. Это может быть попросту опасно. А если Лилит знает о том, что на самом деле произошло три дня назад... то ещё опаснее. А кто ещё об этом знает?

– Полагаю, ты хочешь сама назначить время и место? – спокойным, ровным тоном произнёс он.

– Ты догадлив, Демократ, – хмыкнула Лилит. Хм... Она теперь всегда будет его так называть?

– Тогда не сейчас, – с сожалением ответил Каин. – На следующей неделе, в середине.

– Что ж, зачем тогда загадывать заранее, – Лилит, казалось, ничуть не огорчилась такому ответу. И не удивилась. – На следующей неделе мы созвонимся снова, и договоримся о встрече, идёт? Я всё ещё буду в твоём городе... и я буду ждать тебя!

– Идёт, – согласился Каин. – Приятного душа, Лилит!

Он не мог удержаться от этой маленькой подколки.

– А, и последнее, – проворковала в трубку Лилит. – Чуть не забыла об этом. Враг ближе, чем ты думаешь. Опасайся удара в спину от своего!

И, не давая ему что-либо на это ответить, она положила трубку.

Каин тяжело опустился на стул и задумался. Итого, что выходит?


Три дня назад, в ночном клубе, она упомянула при нём Каледов, а также сказала, что у них на него зуб. Маленькая ремарка, случайная фраза в случайном разговоре. Однако... если бы не она, Каин никогда не догадался бы, кто подстроил убийство Ниара Матора. Именно эта фраза стала тем толчком, что вывела его мысли на верный путь.

Все три дня он гадал, чем были те слова – мастерски подсунутой информацией, или же просто случайностью. Ведь такую фразу легко было сказать просто, без какой-то задней мысли!

И вот Каин три дня убеждал себя в том, что он параноик, что придумал себе что-то... А теперь внезапно выясняется, что вовсе не придумал. Лилит и правда знала всё! Или, по крайней мере, больше, чем знает он.

Что ещё она знает? Откуда ей известно насчёт заговорщика и предателя в самом клане? Откуда ей известно о том, что Каледы заказали Ниара?..

Каин помотал головой. Он видел только два объяснения всей этой ситуации.

Первый. Лилит – одна из клана Калед, или ещё кто-то, кто замешан в этом самом заговоре. То, что она раскрывает ему информацию – часть их плана. Это ловушка, расставленная на него. И она слишком сложна и многоступенчата, чтобы понять, в чём тут соль.

Из какого она клана? Кто его враги? Какую роль на самом деле играют Каледы?.. Нет, если всё это один большой заговор, тогда ему крышка. Он не может всю жизнь просидеть на клановой территории, а снаружи его быстро достанут. Если дело приобрело такие масштабы...

Но есть ещё и второй вариант – в деле участвует и ещё одна сторона, неизвестная ему. Чего она хочет, чего добивается? Зачем выдаёт ему эти сведения? Хотят эти незнакомые люди его спасти – или же он для них просто пешка в большой многоходовочке?

Слишком мало данных, чтобы что-то понять... Каину хотелось верить в то, что Лилит на его стороне, что они союзники, а не враги.

Тем не менее, во что бы ему там ни хотелось верить, а поступить он обязан так, как велит здравый смысл – исходя из самого худшего. А значит, нужно сейчас же пойти к отцу и рассказать ему обо всём, с начала и до конца.

Саул Амос выслушал сына молча, не перебивая; молчал он и тогда, когда тот закончил говорить. Кажется, ему требовалось время, чтобы всё обдумать. Наконец, он заговорил.

– Думаю, ты понимаешь, сын – я стал главой такого сильного клана и продержался на этом посту больше трёх десятков лет не потому, что доверял каждому встречному.

– Хм, – поднял бровь Каин. – Если бы я однажды не поверил одному встречному новобранцу, попавшему в плен в Лесу Плоти...

– Это было давно, – возразил отец. – Более того – это было в совершенно другом мире. Буквально, сын! Я признаю, что там ты был за старшего, ты был для меня авторитетом и примером для подражания. Но здесь всё же мой опыт больше – признай это.

Эх... если бы только Саул знал всю правду, подумал Каин. Об ином мире, где он прошёл долгий, многолетний путь. Где он был сначала новобранцем, потом офицером, потом полководцем, потом инвалидом-ветераном, а потом вдруг президентом.

Но рассказать об этом всём значило рассказать и о том, что он не тот самый Каин. Что он – невольная причина смерти его настоящего сына. Увы, Каин ещё не был к этому готов. Может, когда-нибудь...

– Думаю, ты прав, – кивнул он. – Но что же нам всё-таки предпринять?

– Дождаться приезда того журналиста, – загнул палец отец. – Выступить и всё рассказать. Позаботиться о том, чтобы нас не убили – ни до, ни после этого. А уже потом тебе встретиться с ней. Но быть настороже.

– А что до предателя в клане?

– Не факт, что она говорит правду.

– А если всё-таки говорит?

Саул задумался.

– Быть главой большого клана, – наконец, заметил он, – это значит всегда быть готовым к предательству с любой стороны. Ничего не изменилось, Каин. Я и раньше знал, какие заговоры плетутся Изекилем или Леорой за моей спиной. Они могут считать меня слепым и немощным старым дураком, но хотя бы ты не повторяй их ошибки!

– Не буду, отец, – кивнул Каин.

– Вот и отлично, – Саул улыбнулся в усы. – А если наш предатель существует, и он действительно замешан во всём этом шуме с Маторами и Каледами... то нам следует просто смотреть в оба глаза. Он себя быстро выдаст – а нам лишь нужно успеть понять это.

Глава 21 - Заявление


Дня выступления Каин ждал больше, чем Нового Года в детстве. И не он один — напряжение в клане было потрясающим. Саул, как и он, ждал, когда же поскорее разрешится всё это с обвинением, и будет сделан первый шаг, перейдён тот Рубикон, после которого нет пути назад.

Все союзники отца, а также Изекиль со своими сторонниками, не знали, в чём тут дело, но явно догадывались, что на выступлении будет сказано что-то по-настоящему важное. Так что первые ждали этого с нетерпением и интересом, а вторые — с опаской и тревогой.

Что до Крысы, то, разумеется, он рассказал всё о своём назначении не только Леоре, но и всем её ближайшим соратникам. Каин не знал, как они на это отреагировали, но, в любом случае, и они тоже ждали официального объявления.

Тем не менее, выходить и говорить было рано. Перед этим, на выходных, Каину всё же пришлось самому поговорит с Мартом Монсом, журналистом из столицы — Аклен Матор передал ему всё, что нужно, но у того остались вопросы.

Журналист был не очень доволен тем, что его просят приехать куда-то в приграничную глушь, но при этом тщательно скрывают, в чём же причина этой просьбы.

– Поймите, я занятой человек, — бросил он в трубку. — Я не могу сорваться и поехать, не зная точно, что меня там ждёт...

— Вас там ждёт материал для ваших статей, поверьте, – заверил его Каин. – Можно даже сказать, что сенсация.

– Но к чему такая секретность? — допытывался журналист. – Как мне знать, к чему готовиться?

— Могу лишь сказать, что секретность соблюдается из соображений безопасности, — вздохнул Каин.

– Вы не хотите, чтобы информация раньше времени дошла до кого-то, – сообразил Монс. – Это разумно, но, простите... вы думаете, что я выдам эту информацию вашим врагам? Серьёзно? У меня разве репутация того, кто продаёт за деньги секреты?

— Нет-нет, само собой, мы вас ни в чём не обвиняем, – смутился Каин. -- Но... кто знает, вдруг нас сейчас прослушивают.

– Что ж, – сухо отозвался Монс. – Допустим, я дам вам шанс. Я буду в назначенный день в вашем городе... только по одной причине: вы, молодой человек, уже успели стать сенсацией, пускай и небольшой. Плюс, убийство юного Матора – не рядовое дело. Полагаю, ваш страшный секрет связан с ним?

– Связан, – не стал скрывать очевидного Каин. – Думаю, теперь вы понимаете, к чему конспирация?

– Понимаю и поверю вам, – согласился Монс. – Но я очень надеюсь, что ваше дело не окажется какой-нибудь пустышкой или мелкой соседской дрязгой.

Что ж, главное, что он приедет; часть дела уже была сделана. Кроме Монса, на выступление были приглашены с полдесятка журналистов помельче – тоже оппозиционеры, способные не испугаться гнева сильных мира сего и атаковать их обличающими статьями.

Другие приготовления касались безопасности стадиона, на котором должно было всё проходить. Охрана состояла как их бойцов клана Амос, так и из менталистов Маторов. Позаботились оба клана и о технической стороне – камеры, радары, да и банально бронежилеты, надетые на них.

– Каледы зашевелились, – сообщил Аклен Матор за день до выступления, в понедельник, когда они снова встретились. – Я заметил это. Мои люди доложили, что в городе были замечены их агенты... что они делают – я не знаю, не вышло проследить.

– Завтра всё решится, – покачал головой Каин. – Что бы они не задумали – завтра либо все их планы пойдут прахом... либо наши.

На следующий день они прибыли на стадион в бронированных сферах; Каин, Саул, Крыса, Леора и Изекиль – в одной (всю дорогу до стадиона в сфере царило напряжённое молчание), Аклен со своими советникам и с новым наследником клана – в другой.

Разумеется, на стадионе была толчея и давка. Все прекрасно помнили громкое убийство прошлой недели и ждали разрешения скандала. Свои, чужие, посторонние и не посторонние – интересно было всем.

Перед самым выступлением к Каину подошёл поджарый человек лет тридцати, с короткой стрижкой и в деловом костюме.

– Я так понимаю, вы и есть наш легендарный Каин Амос? – осведомился он.

– Да, он самый, – Каин пожал протянутую руку. – А вы?..

– Март Монс, – представился журналист. – Рад наконец-то встретиться лично. И ещё раз надеюсь, вы меня не подведёте.

– Просто ждите, – нервно вздохнул Каин. – Просто ждите.

Монс удалился к остальной прессе – а Каин отметил про себя, что у журналиста чисто военная походка. Интересно, где и с кем он воевал? Истерзанные Земли и Плоть? Или загадочная Республика, заклятый враг Империи?

Наконец, над стадионом повисла тишина. Первым вперёд вышел Саул Амос.

– Мои соклановцы, – заговорил он. – Союзники из клана Матор. Просто горожане и гости Синара, пришедшие сюда сегодня. Мы с моим сыном Каином и с коллегой Акленом Матором из союзного клана обещали сегодня объявить всем сразу несколько новостей.

В зале стояла тишина; все ловили каждое слово старика, ожидая сенсации. Каин подумал о том, что это довольно благоприятная обстановка для объявлений. Только бы ничего не сорвалось...

– Новость первая относится к моему клану, – продолжил Саул. – Не буду долго тянуть. Мой сын и наследник, Каин Амос, решил, что ему одному не под силу будет нести тот груз власти, который я возложил на него, и с моего дозволения разделил его со своим единокровным братом, Авелем Амосом.

Саул сделал жест рукой – на трибуну вышел Крыса. Он заметно нервничал от того, что к нему приковано столько взглядов – но вместе с тем весь ликовал. Это был миг его триумфа!..

Каин взглянул на Ленору. Да уж, она явно не разделяла восторгов сына. Кажется, она прекрасно поняла, как его поимели – выдав красивый мундир и отодвинув от реальной власти. А главное – убрав большую часть возможностей возмущаться и добиваться власти – ведь она уже у него есть!

Да и Изекиль был недоволен. Впрочем, он в этой ситуации и есть самая пострадавшая сторона. Ладно... поглядим, что из этого выйдет, подумал Каин.

– Авель Амос, – торжественно провозгласил Саул, кладя руку на плечо старшему сыну, – официально объявляется Первым командором клана Амос и делит свою власть поровну с братом.

– Поздравляю с этим назначением, – Каин выверенным шагом подошёл к Амосу и пожал ему руку. Тот, к своей чести, отыгрывал свою роль как было условлено. – Надеюсь, что наше сотрудничество на благо клана будет плодотворным.

– Буду служить клану Амос, – чётко ответил Крыса. Хм... голос был ровен, но вот глаза бегали. Хорошо, что этого не видели собравшиеся тут.

Оба брата отступили назад; Саул указал рукой на Матора.

– Вторую новость объявит мой коллега.

– Да, – Аклен подошёл к микрофону. – Я благодарю всех, кто пришёл сюда; также я очень благодарю всех, кто соболезновал и продолжает соболезновать мне в связи со смертью моего сына, Ниара Матора. Я... хотел бы объявить минуту молчания.

Он помолчал. Зал молчал вместе с ним; в тишине пролетели шестьдесят секунд. Идею с минутой молчания тоже подсказал Каин – здесь такой обычай был известен, но не очень распространён.

– Однако, – продолжил Аклен, – мой клан продолжает жить. И хотя эта боль останется с нами навсегда, клану Матор нужен новый наследник. Итак!

Он вытянул руку – и на «сцене» появился Гиал Матор, племянник Акена и ровесник Каина. Он глядел чуть испуганно. Возможно, опасался того, что станет новой жертвой покушения?.. Не самое глупое предположение.

– Гиал Матор, – провозгласил Аклен. – официально объявляется наследником клана Матор...

Процедура повторилась, только теперь Гиал жал руку своему дяде.

Каин перевёл взгляд на Марта Монса, который не был видел со зрительских мест, но хорошо был виден ему. Тот откровенно скучал; клановые назначения его не очень интересовали, но он понимал, что самое «вкусное» приготовлено на конец. Каин повёл брови, как бы сигналя ему приготовиться.

– И наконец, – продолжил Матор, чуть понизив голос. – Вопрос, который волновал весь город. Вопрос, который определил всю текущую политику и моего клана, и коллег из клана Амос.

Всё стихло; казалось, даже мухи перестали летать вокруг, особенно в те моменты, когда Матор делал паузы.

– Прежде всего, хочу заметить, что то, что я сейчас скажу – не моё личное мнение. Под этими словами подписываются оба наших клана, от первых лиц до последнего рекрута.

Саул и Каин подошли к Аклену и встали рядом; Крыса и Гиал Матор последовали за ними. Да, вот теперь они выглядели как что-то весомое в политическом плане.

– Мы знаем, кто стоит за убийством моего сына, – голос Аклена из тихого стал грозным и гремящим. – Мы знаем, кто не только заказал это убийство, но и постарался обставить всё так, чтобы вина пала на наследника наших союзников, Каина Амоса. Мы узнали, кто в этом виноват, ещё тогда, в первый день – и теперь готовы сказать об этом всем.

– Не просто сказать, – взял слово Каин. – Объявить официально. Это не просто наше мнение – нескольких человек или двух кланов, неважно. Это официальная позиция, публичное обвинение, которое мы будем отстаивать в любом суде и под любой присягой. У нас есть доказательства, которые мы не побоимся пустить в ход.

Он не просто так тянул время – он судорожно изучал лица сидящих в первом ряду. Леора. Изекиль. Шишки из клана Матор. Не зря же Лилит говорила про предателей! Интересно, а сама Лилит тут?

Но лица были ровными. Кажется, все подозреваемые догадывались, что об этом пойдёт речь – и постарались не выдать своих настоящих эмоций. Им бы в покер играть, такие таланты пропадают...

– Итак, – заговорил вновь Аклен; его голос звучал чуть хрипло, но сухо и собранно. – Я, Аклен Матор, от лица обоих наших кланов официально и при многочисленных свидетелях заявляю, что...

Следующее его слово заглушил громкий выстрел.

Глава 22 - Покушение

Разорванная тишина пропала, как будто её никогда и не было. Передние ряды тут же вскочили, за ними последовали и остальные; шум, ажиотаж, крики... Где-то послышался топот бегущих телохранителей...

И только через пять секунд Каин внезапно осознал, что стреляли в него. Что он лежит, отброшенный, на деревянном помосте; что рядом с ним почему-то лежат Крыса и наследник Маторов... Они стояли за ним. Он что, отлетел с такой силой, что повалил их за собой?

Он попытался встать — и только тут ощутил резкую боль в груди.

Грудь. Слава Пантеону, или кто тут ещё за главного. Они надели бронежилеты, все, и их надежды оправдались. Если бы стрелявший целился в голову — то он бы убил Каина наповал. Может, он бы и возродился ещё раз, в каком-то ещё мире, но с этим было бы покончено.

Но ранение в грудь не убило его. Правда, кажется, оглушило и выдернуло из реальности.

— Каин! Каин! – слова долетали до него громко, но... как будто с небольшим промежутком. Слышал он всё сразу, а вот понимал только после небольшой паузы.

— Отец... — он опёрся на тормошащего его Саула и попытался встать. — Я живой. Живой.

– Да вызовите врача! – рявкнул кому-то Саул. – Моего сына пытались убить, и...

Каин внезапно заметил, как смотрит на всё это Аклен. С какой-то лёгкой отстранённостью, не отходя от трибуны. Бррр... если бы убитый не был его родным сыном — может было бы подумать, что это он сам...

Да нет, чушь. Он просто пытается сообразить, что делать дальше – Каин уже видел у главы менталистов такое выражение лица.

— Подведите меня к микрофону, — велел Каин. Каждый шаг давался ему ценой адской боли – кажется, ему опять сломали рёбра – но это нужно было выдержать. Они на публике, и от того, как он поведёт себя дальше, зависит слишком многое. Нельзя показывать слабость. Нужно терпеть.

– Я живой! — огласил он весь галдящий стадион. – Живой, хоть и ранен, и я прошу тишины!

Удивительно, но весь огромный звуковой массив стих буквально за пять секунд; растаял, как кусочек льда, брошенный в огонь. Каин оглядел их всех.

-- У меня нет ни малейшего сомнения, – он говорил ровно, хотя боль была такой, что хотелось заорать, – что стреляли как раз те, кого мы хотели назвать и не успели. Больше, сами понимаете, некому.

Стадион молчал. Где-то вдалеке топала охрана – искала стрелка и новые засады – но это был дальний звук, как гром, звучащий где-то на окраине.

– Едва ли они надеялись остановить нас, – Каин не выдержал и опёрся одной рукой о деревянную трибуну, из которой торчал микрофон. – Скорее запугать. Думаю даже, они целились не в меня, а просто в нас всех.

Он поглядел по сторонам. Куда только делась былая невозмутимость на лицах Изекиля и Леоры!.. А Март Монс – его глаза горят, как будто ему подарили лучший в мире именинный подарок. Ну, в каком-то смысле – так оно и есть.

– Аклен, – Каин поднял руку. – Довольно тянуть. Назовём виновников всего этого.

Кто знает, что ещё могут выкинуть враги?.. Вдруг это был лишь отвлекающий манёвр?

И Матор тоже прекрасно это понимал.

– Клан Калед, – безо всяких предисловий и новых вступлений заявил он. – Во всём виноват клан Калед, Повелители Боли. Это они похитили новобранца Амосов и пытками принудили его убить моего сына. Это они адской болью заставили его говорить и даже думать, что заказчиком был Каин Амос. Это они пытались развязать войну между нашими кланами. Это они сейчас стреляли в Каина в последней попытке заставить нас замолчать!

В голове Аклена пылали ярость и жажда мести. Нет, он точно ни в чём не замешан – такое подделать попросту невозможно!

– Всё так, – подтвердил Каин, твёрдо глядя перед собой. Стоять становилось всё труднее и труднее; он уже не видел ничего, кроме передних рядов – всё остальное застилала темнота. Он вновь схватился за трибуну двумя руками. Осталось немного, – Каледы – вот кто во всём виноваты. Руководствуясь какой-то странной логикой, они винят меня – а стало быть, и весь мой клан – в том, что я вернулся из Истерзанных Земель живым, а их наследник нет, хотя я непричастен к его смерти.

Не совсем так, пронеслось у него в голове. Интересно, Терна можно было бы спасти?.. Как бы тогда всё обернулось?.. Ну, теперь уже не узнаешь, история не терпит сослагательного наклонения.

– Также они уже давно и активно ведут борьбу с кланом Матор – борьбу тайную, но очевидную каждому, имеющему глаза и уши, – продолжил он. – Их пугает клановая аура Маторов, и они сделают всё, что угодно, чтобы ограничить их влияние...

Неожиданно его голос сорвался, и Каин вдруг закашлялся. Пол под ногами наклонился; Каин почувствовал, что из его рта льётся кровь, и что сам он падает в никуда.

Чёрт. Это всё же произошло на публике.

– Держите... – раздалось рядом – и Каин отключился.

Пришёл в себя он от боли. После выстрела – то ли от шока, то ли ещё от чего-то – боль будто была приглушена, ощущалась слабее, чем могла бы. Теперь же, спустя какое-то время, она начала ощущаться в полной мере.

– Ах... – он открыл глаза, с шумом вдохнув воздуха. На этот раз сознание вернулось в тело не постепенно, а резко, единой секундой. – Где я?

– В больнице, – разумеется, говорил Саул. Чуть поморгав и привыкнув к яркому свету, Каин увидел рядом отца и, внезапно, Марта Монса. И больше никого.

– Их поймали? – поинтересовался Каин, морщась от боли и глядя на бронированную дверь палаты. – Тех, кто стрелял...

– Нет, – покачал головой Саул. – Думаю, они сбежали сразу после выстрела.

– Зная Каледов – стреляли не они, а наёмники, – заметил Монс. – Они бы атаковали чем-нибудь другим. Более... болезненным.

– Ну, да, и выдали бы себя с головой, – усомнился Каин.

– А если бы не сделали – вы бы всё равно назвали их клан во всеуслышанье, обвинив в ряде преступлений, – пожал плечами Монс. – Не всё ли равно?

– Вовсе нет, – возразил Каин, пытаясь принять наименее болезненную позу. – Одно дело – если их обвиняют два провинциальных клана. И совсем другое – если они сами, практически, возьмут и подпишутся под этим обвинением.

– Хм, – Монс поиграл дорогой ручкой. – Хм, хм, хм. Знаете, Каин, вы меня этим и заинтересовали – с самого начала. У вас быстрый и необычайно острый ум. Вы всё анализируете. Даже странно для такого юного возраста...

– Можно на «ты», – ответил Каин. – А что до возраста – я через многое прошёл. Это... вбивает ума в голову.

– Итак, – Монс поглядел на него, – вы...

– Ты.

– Ты утверждаешь, что Каледы обозлились именно на то, что вы с Роном Каледом попали в разрыв вдвоём, а вышел лишь ты один?

– Думаю, это верхушка айсберга, – вздохнул Каин. – Да, они потеряли наследника. Вместе с этим покачнулось их положение. Может, это не месть, а публичный жест, попытка восстановить репутацию.

– Для публичного жеста нужно и публичное признание, – усмехнулся Монс. – А ты сам только что говорил про подпись...

– А вот и нет, – снова покачал головой Каин. – Простые люди ничего не поймут. А вот те, кто сомневается в том, что Каледы по-прежнему сильны – всё поймут как нужно. Рассчитано это именно на них.

Он прикоснулся рукой к бинтам на груди.

– Нам с трудом удалось тебя раздеть и обработать рану, не повредив гипса на руке, – заметил его отец. – Немного потревожили бы её – и всё насмарку: и старания, и деньги, и шансы, что она приживётся.

– Ну, будем надеяться, шансы ещё есть, – Каин вновь поднял глаза на Монса. – К тому же, Март, дело не только во мне. Думаю, вы и сами знаете, что именно Каледы – один из нескольких кланов, который уже две с лишним сотни лет делает всё возможное, чтобы не давать Маторам развиваться.

– Да, – кивнул Монс. – Они и не скрывают этого. О, я читал их речи, где они заявляют, что дай Маторам лишь немного больше власти – и они захватят всю Империю, а после примутся за мир. Они их них прямо каких-то злодеев из фантастического кино делают!

Забавно, подумал Каин. Я перерыл кучу информации об этом мире... но за всё время, что я тут, я не посмотрел ни одного художественного фильма и не прочитал ни одной художественной книги. Нужно будет обязательно восполнить этот пробел.

- Так ты полагаешь, что они желали устранить разом двух своих врагов? – спросил Монс, испытующе глядя на него.

– Да. Именно так, – подтвердил Каин. – Возможно, они не одни. У меня есть непроверенная информация, что в нашем собственном клане завелись... крысы. Я не уверен, что они в сговоре с Каледами, и я не знаю, как с этим дела обстоят у Маторов. Но, думаю, такие люди есть везде.

– Ну, хорошо, – согласился Монс. – Допустим, это так. Но что вы думаете делать дальше? Каледы пока молчат; думаю, в течение одних-двух суток они дадут официальный ответ на ваше обвинение. Вы же понимаете, что это самоубийство – идти против них?

– Я понимаю только то, что эти ублюдки зажрались и возомнили себя всемогущими, безнаказанными царями этого мира, – покачал головой Каин. – Я понимаю, что они решили, будто вправе выбирать, кому жить, а кому умереть. Решили, что им сойдёт с рук всё, потому что все испугаются и стерпят любой удар – даже если точно узнают, кто его нанёс.

– А ты полагаешь, что это не так? – с неподдельным интересом спросил журналист.

– Не так, – отрезал Каин, и в его голосе зазвенела сталь. – Теперь – не так.

Глава 23 - Вызов

Разумеется, гроза грянула.

Каледы отреагировали на обвинение именно так, как и должны реагировать на подобные вещи кланы их уровня. Угрозы растоптать жалких ничтожеств на месте за столь наглую клевету — лишь самая верхушка айсберга. Пожалуй, это было покруче той политики, к которой Каин привык в своём родном мире — там сильные партии хотя бы соблюдали видимость приличий, тут же об этом и речи не шло.

Всю прессу тут же наводнили разоблачительные стати, в пух и прах разносящие обвинения и выставляющие Амосов и Маторов жалкими завистниками и желчными негодяями. Впрочем, это было ещё ничего. Как выяснилось через пару дней, сразу несколько рядовых членов клана столкнулись с угрозами на улице — к ним просто подходили и произносили что-то типа «Не уйдёшь из клана – сдохнешь, чмо».

Ещё на одного парня из клана Амос даже попытались напасть — втроём. Тем не менее, он оказался крепким малым, неплохо усвоившим клановые тренировки, и сумел отмахаться от них. Тем не менее, скрутить и привести их к своим он в одиночку не мог, а пока он ходил за помощью — нападавшие уже сбежали.

Ещё трое Амосов и двое Маторов — также обычных, рядовых бойцов кланов – просто пропали. Скорее всего – не пережили такого же нападения.

Так что гроза грянула с полной силой – иначе попросту и быть не могло.

Одно было хорошо — при существующей клановой системе, именно Амосы и Маторы были в Синаре властью, как законодательной, так и исполнительной. Кроме них, здесь не было ни полиции, ни суда, ни силовиков – словом, никого, кого Каледы могли бы подкупить.

Каин всё это время находился в больнице — после выстрела у него действительно оказались сломаны два ребра; рука также оставалась в гипсе — доктор Морау обещал приехать к концу недели, сославшись на срочные дела.

Тем не менее, он по-прежнему оставался координатором и мозгом всей операции «Замочим Каледов в сортире». Саул только что не ночевал у него; Аклен и его советники, а также новый наследник Маторов, бывали у него тоже достаточно часто.

Крыса или Леора не заглянули к нему ни разу – и, в целом, Каин был этому рад – а вот Изекиль пару раз заходил, пытаясь изобразить искреннюю заботу о наследнике. Каин не прогонял его, но мысленно пропускал любое его слово или жест через фильтр подозрения. Что, если предатель внутри клана – именно Изекиль? С него ведь станется.

Ну, а ещё через день вышла статья Марта Монса. Да, позже реакции Каледов — но это того стоило. Хлёсткая, остроумная, она выставляла ситуацию в очень невыгодном для клана Боли свете.

Помимо этого случая, Монс ссылался на другие, неизвестные ранее Каину, дела. Всё вместе образовывало картину неприглядных дел клана Калед. Кажется, Монс давно точил на них зуб, и обвинение стало шикарной возможностью вступить в дело!

– Думаешь, это поможет? -- спросил как-то Аклен Матор, когда они обсуждали новости втроём с ним и его отцом. – Статья хороша, но статьи не сбрасывают великих мира сего с их постаментов.

Кажется, в нём оставалось всё меньше надежды; росло и крепло осознание того, как мало он может сделать для мести убийцам своего сына.

– Ещё как сбрасывают! – отрезал Каин. – Это именно то, чем занимается по-настоящему влиятельная пресса.

Он постучал по газетной странице.

– Всё это – лишь самое начало. Первый, пробный удар большой кампании, призванной свергнуть Каледов, лишить их всякого могущества, загнать в то болото, где им и самое место.

Новая пометка в мозгу – почитать побольше историю прессы этого мира; самые громкие медиа-скандалы, обвинения, предъявлявшиеся кланам... Этот мир похож на его родной, и в то же время не похож. Разногласие может быть в чём угодно.

– Ох, не знаю... – на вечно сильном, уверенном в себе, непреклонном Аклене Маторе теперь лица не было. – Я впервые в жизни иду против кого-то настолько могущественного. Хочется думать, что мы не совершили кошмарную ошибку...

– Спустить им всё с рук? – холодно заметил Каин. – Нет. Вот уж это точно было бы ошибкой.

Он отложил газету в сторону.

– Знаете, что мне нравится? То, что они отрицают свою вину. Гневно, грозно, поливая нас грязью – но отрицают, оправдываются. Не хотят, чтобы об их делишках узнали люди – хотя, казалось бы, с таким могуществом что им за дело до людей?

– А до людей и никакого, – вполне разумно пожал плечами Саул. – Но они не единственные игроки такого масштаба в политике Империи. Есть много тех, кто воспользуется любой их слабостью, использует любую вину – настоящую иди вымышленную – чтобы втоптать их в грязь, а самим встать на их место.

– Нужно учитывать это, – кивнул Каин. – Учитывать это и помочь таким кланам – по мере наших сил.

– Выйти на контакт? – удивился Саул. – Первыми? Я думал, что это могут сделать они, но не мы...

– Нет! – покачал головой Каин. – Если мы выйдем на контакт, явно – это может подставить и нас, и их. А наша задача – подставить Каледов.

Он оглядел собравшихся.

– Как, например, насчёт расследования тёмных делишек Каледов? Если верить статье Монса, у них и до этого дела было полно преступлений, только лучше скрывавшихся. Но, как мы теперь знаем, Каледы – плохие мастера маскировки, и опирались на свою репутацию...

– Теперь они об этом жалеют, – согласился Саул. – И, возможно, в спешке заметают следы.

– Да, – кивнул Каин. – Найти такие следы раньше них. Изучить старые архивы, затем отправить наших людей на место...

– А найдя, передать доказательства врагам Каледов? – сощурился Матор. Кажется, он справился с кратковременной слабостью, и теперь снова был собранным и уверенным в себе. – Да. Это хороший план.

– Каин, – заметил Саул. – Между прочим, враги Каледов ничуть не лучше их. Это такие же акулы, политиканы без души и сердца, и...

– Я понимаю, – кивнул Каин. Уж на кого-кого, а на политиков он насмотрелся вдоволь. – Но враг моего врага – друг мой.

На этом обсуждение было закончено. Каин продолжал лечиться; рёбра зарастали быстро – возможно, во многом из-за обещаний, что он произносил под шумок. В конце концов, энергия исцеления была ему подвластна, а в госпитале целителей и целебных артефактов было в избытке.

Тем не менее, Каин постоянно помнил о том, что к нему сейчас – и, похоже, надолго – прикованы все взгляды публики. Он не злоупотреблял своей силой, чтобы не выдать себя. Так что это выглядело просто как быстрое лечение – но не что-то магическое.

В конце недели, как и обещал, приехал доктор Морау. Он осмотрел Каина прямо в этой палате и велел снимать гипс. Каин... Он уже и сам несколько дней как начал ощущать искусственную руку. Это было странное, забытое чувство.

Да – она прижилась прекрасно. Конечно, до полноценной живой руки этой механической конечности было далеко. Тем не менее, Каин теперь был снова двуруким, а вовсе не калекой.

Он неожиданно задумался о судьбе своей настоящей левой руки. Она ведь не могла умереть. Не могла и не может. Плюс – та частица кристалла в ней, что выжила.

Нет, не выжила. Непреложное обещание вывело из его тела все кристаллы. Но в руке осталось... то, что он не учёл. Нечто нематериальное. То, из-за чего кристалл начал зарождаться снова.

Он тогда ещё сомневался, что ему предпринять: попытаться решить проблему другим, менее радикальным способом – или отрезать руку вместе с записанным на ней Непреложным Обещанием, да и дело с концом.

Огненные равнины стали лишь последней каплей. Да, никому не охота превратиться в вечно живой обугленный скелет, неспособный ни на одно движение просто потому, что все мышцы и связки сгорели дотла.

Это был выбор между окончательной смертью – и вечным Адом. Каин выбрал смерть – и был награждён жизнью.

Теперь же он продолжал осваивать свою металлическую руку. В принципе, Морау был прав – обычная робо-конечность, способная что-то брать, удерживать, переносить... Из-за телесного покрытия она была издалека неотличима от живой руки, и только вблизи осознавалась разница.

– Всё же не советую вам перегружать её большим весом или нагрузками, – заметил Морау перед уходом. – Да и повреждать руку – что живую, что механическую часть – лучше не стоит. Механическую часть ещё можно будет починить, но вот если откажет живая – надежды восстановить всё ещё раз уже не будет.

Разумеется, Каин поблагодарил доктора и пообещал строго выполнять все его советы. Рекомендации специалиста и правда были дельными, а выполнять их было несложно. В конце концов, он уже привык к однорукой жизни...

Тем не менее, у жизни были свои коррективы к его планам.

Случилось это в тот день, когда он, наконец-то, добрался до своего дома. Путь оказался недлинным – больница клана Амос была недалеко от его с отцом особняка – и Каин, по сути, планировал просто перейти на постельный режим у себя дома. Травма ещё не зажила до конца.

Весть о том, что сделать это не получится, принёс им с Саулом тот, от кого этого меньше всего ожидали. Крыса.

Он ворвался в гостиную отца, где они сидели вдвоём, обсуждая новые планы.

– Нам конец, – выдохнул он. – Нам всем конец. Чёрт... теперь и мне конец. Всё из-за вашей должности. Будь я наследником один – никогда бы не рассорился с Каледами, и этого бы не случилось, а теперь...

– Авель, – окрикнул его Саул. – Успокойся и скажи нормально, что там произошло.

Каин покачал головой.

– Нет, вы не понимаете. Какое там «нормально». Мы с Каином не переживём следующей недели, понимаешь, отец? Просто сдохнем, и сдохнем в мучениях!

– Это ещё почему? – Каин насторожился. От Каледов он ждал любой подлянки, но сказать, что он был к ним готов – значило, соврать. Готовым можно быть к чему-то конкретному, а не к расплывчатой угрозе.

– Новый наследник Каледов и его сестра вызвали нас с тобой на Суд Пантеона, – выдохнул Каин. – Нам крышка. Мы умрём.

Глава 24 - Предстоящий бой I

Каин резко помрачнел. Он понятия не имел, что такое этот Суд Пантеона, но с таким названием ждать ничего хорошего не приходилось; особенно от Каледов.

— О... — кратко выдавил из себя Саул. — Неужели они...

– А чего ещё было ждать от этих садистов?! — завопил Крыса. Затем он повернулся к Каину. — А это всё ты! Ты и твои многоходовочки, и если бы ты не стал...

— Помолчи, – отмахнулся от него Каин. – Я пытаюсь придумать, как нам выжить. Всем, и тебе в том числе.

– А как? — Крыса сейчас ещё сильнее оправдывал своё прозвище, напоминая крысу, загнанную в угол. – Бежать за границу? В Республику или на Острова? Они и там нас достанут. Это смерть! Нам с тобой предстоит сразиться с наследниками Каледов, а они — бойцы почти чемпионского уровня!

Ага, вот что такое этот Суд Пантеона. Сражение. Что-то похожее — под названием Суд Божий – было и в родном мире Каина. Считалось, кажется, что кто победил – тому и благоволил Бог, а кто погиб, тот сам виновник. И здесь то же самое, верно?

Хорошо, что Крыса сам всё первым сказал. Спросить «а что такое этот ваш Суд Пантеона» значило бы выдать, что он не Каин, а пришелец из иного мира.

– Ахэм, ахэм, — Каин прокашлялся и резко встал. – Поправьте меня, если я не прав и как-то иначе всё это понимаю, но...

Он поглядел на отца и сводного брата.

-- Ведь тот, кто проиграет – будет признан виновным, без каких-то дальнейших расследований? Вот наша схватка два на два. Победим мы с Авелем – Каледы будут признаны виновными во всём, в чём мы их обвинили, а победят они двое – обвинения будут признаны ложными, даже если у нас будут неопровержимые доказательства...

– Да, – кивнул Саул. Он глядел на сына со страхом... и некоторой надеждой. За последнее время он привык к тому, что у вернувшегося из Истерзанных Земель Каина на всё есть какие-то планы.

– Логично, с волей Пантеона не поспоришь... – пробормотал Каин.

– Эй! – сейчас Крыса глядел на него с опаской, как глядят на буйных и агрессивных сумасшедших. – Только не говори мне, что ты собираешься победить их!

– Куда делись твои амбиции, брат? – Каин поднял на него глаза. – Ты так радовался своей трёхслойной ауре – там, в Дионе. Считал это своим триумфом. А теперь боишься выступить против какой-то девчонки?

– Эта девчонка – Высокородная из клана Боли! – едва ли не в полный голос завопил Крыса. – Одно движение её руки – и я буду корчиться в мучениях!

– Значит, не дай ей шевельнуть рукой, – пожал плечами Каин. – Сейчас ты думаешь как проигравший. Ты проиграл заранее, а то, что произойдёт в этом случае на Суде Пантеона – просто закрепление свершившегося факта, понимаешь?

– Авель не так уж и не прав, – тяжело отозвался Саул. – Наследник Каледов и его сестра – это не Плоть.

– Плоть-молодняк – пустяковый противник, – нахмурился Каин. – Но мы с тобой убили Лес Плоти. И ещё... много чего сделали.

– Ты так уверен в своих силах на победу? – Саул сверлил его испытующим взглядом.

– Нет. Я не уверен в том, что смогу их победить, – покачал головой Каин. – Но я уверен в том, что смогу сразиться – и в том, что у меня есть шансы.

Разумеется, их было бы куда больше, подумал он про себя, если бы дело не касалось Крысы. Этот тип довольно труслив, когда дело доходит до реальной драки с действительно опасным противником.

– Не воспринимай их как сильных и могучих врагов, – обратился он к брату. – Воспринимай их как наглецов, которые оскорбили нас. Тебя лично – и весь твой клан.

– Они Высокородные! – снова воскликнул Крыса.

– А знаешь, что? – поглядел на него Саул. – Нас, Амосов, от титула Высокого Рода отделяет очень немногое. Испытание будет легче, чем этот бой. Если вы победите – то испытание вы пройдёте с лёгкостью.

Каин поглядел на свои руки – живую и механическую. Он обязан победить. У него просто нет иного выбора...

Нет. Есть. Никогда нельзя недооценивать противника. Само собой, он не сдастся и будет драться до последнего. Но если он... если они проиграют – это не должно стать концом всему. Нужно заранее заготовить запасной план для Саула и Аклена. План, который начнёт действовать, если он погибнет.

– Сколько у нас времени? – уточнил он. Идиотский вопрос вроде «а не может ли мы отказаться» он даже не рассматривал.

– Суд состоится через неделю, в Дионе, – у Крысы бегали глаза. – Но я не собираюсь принимать в нём участие...

– А у тебя есть выбор? – поинтересовался Каин.

– Действительно бежать куда-то, – Крыса заметался по кабинету. – На другой конец планеты. В какие-нибудь трущобы. Да хоть в Истерзанные Земли! Там даже если и убьют, то хоть не так мучительно!

– Ой ли? – сощурившись, поглядел на него Каин. – Да что ты знаешь об Истерзанных Землях и о том, какие ощущения там можно получить? Или, думаешь, я просто так отрубил себе руку, для развлечения? А наш отец просто так в своё время счёл меня мёртвым и похоронил в могиле, из которой я выбирался две недели?

Крыса поднял на него лицо; в глазах сияло полнейшее безумие.

– А ты что предлагаешь? Сразиться с ними – самоубийство!

– Может, и так, – кивнул Каин. – Но мы хотя бы попытаемся. Может, не так страшен чёрт, как его малюют, а?

Он покачал головой.

– И, в конце концов, у нас есть ещё целая неделя, чтобы подготовиться. Чем я и займусь – вот прямо сейчас и начну, если вы не против.

Не говоря больше ни слова, он развернулся и вышел из кабинета. Нужно было добраться до компьютера с Интернетом и побыстрее найти в Сети всё то, что он не мог узнать, просто спросив Саула.

Регламент этого Суда. Какие-то нюансы. Хитрые лазейки в правилах. Запреты – какое оружие можно применять, разрешён ли допинг...

Что ж, так или иначе – правила в любом случае разрешают обещания, в том числе и Непреложные. Просто потому, что не знают о них.

Чёрт. Оставшись один, он схватился за виски. Всё так скоро. И так внезапно... у него ведь даже ещё не зажили рёбра! Впрочем, это не проблема – можно больше не тянуть с их чудесным исцелением.

А впрочем...

Он неожиданно щёлкнул пальцами. Эврика! Бинго, ура, победа! Вспомнив о том, что ему доступна энергия исцеления, он вспомнил и о другой энергии, которую он себе уже подчинил.

Энергия боли! То, чем будут оперировать эти двое! Они полностью в его власти. Нужно только грамотно распорядиться обещаниями, и тогда всё получится. Он перехватит их удары. Сам станет неуязвим для них, направит энергию в них самих!..

Минут через пять его эйфория прошла. Так, спокойнее, сказал он себе. Не стоит опираться на одно только это, не стоит класть все яйца в одну корзину. Что-то сработает не так – и всё его преимущество сойдёт на нет. Готовиться, готовиться дальше, усердно и без устали – вот что нужно!

Тем не менее, теперь он смотрел на мир куда оптимистичнее. Только что он судорожно гадал, как ему победить двух сильных Высокородных бойцов – а сейчас вспомнил об умении, которое обратит их преимущество в угрозу для них самих.

И именно в этот момент у него зазвонил телефон.

– Да? – Каин схватил трубку машинально. – Алло, это...

– Это я, – раздалось на том конце кокетливым голосом. – Ты всё не звонишь и не звонишь, наследник клана и обвинитель Высокородных.

– Лилит! – поднял бровь Каин. – Рад тебя слышать. Но ты забываешь ещё об одной моей роли – жертва покушения.

– Забываю? – хмыкнула Лилит. – Или звоню затем, чтобы предупредить? Новости о тебе крутят по всем каналам, между прочим.

– Какие ещё новости? – насторожился Каин. Что сейчас откроется им?

– Брошенный тебе и твоему брату вызов. Через неделю состоится Суд Пантеона – ты ведь уже знаешь об этом?

– А, да. Знаю, – согласился Каин. – Я как раз думал о том, чем лучше вооружиться на такую битву. Если я правильно помню правила, то выбор оружия остаётся за нами – теми, кого вызвали!

– Выбрать оружие? – удивилась Лилит. – Ты хочешь сказать, что собираешься сражаться?

– А есть ещё какие-то варианты?

– Признать себя виновным, – предложила Лилит. – Публично отказаться от всех обвинений.

– Лучше это, чем сразиться? – теперь удивился уже Каин. – Кем ты меня считаешь?

– Теперь я считаю тебя человеком, не ценящим свою жизнь, – заметила Лилит. – Если бы ты сделал так, они бы тебя пощадили. Посадили бы за клевету... лет на пять-десять. Но ты бы жил!

– Я и сейчас умирать не собираюсь, – ответил Каин. – Каледы совершили большую ошибку, вызвав меня на этот бой. Думаю, им опять придётся искать нового наследника – и на этот раз уже не посылать его в самоубийственные сражения.

– Ха, – раздалось в трубке. – Для калеки ты слишком уверен в себе. Ты всерьёз надеешься победить их?

– Ну, у меня есть воля к победе и все нужные силы, – Каин пожал плечами, хотя Лилит и не могла этого видеть. – А что есть у них? Злость? Они сами виноваты. Ни мы, ни Маторы не трогали их первыми.

– Ладно, – ответила Лилит после некоторой паузы. – Пожалуй, если ты так настроен на победу – я не буду отвлекать тебя сейчас. Мы собирались встретиться; пожалуй, встретимся в Дионе, в день твоего сражения.

– Идёт, – согласился Каин. – Где и когда?

– Я сама тебя найду, Боевой Демократ, – загадочно ответила Лилит. – И, может быть, дам какой-нибудь ценный совет.

С этими словами она повесила трубку – а Каин в очередной раз остался гадать, что же это значит.

Глава 25 - Предстоящий бой II

В Дион Каин приехал за три дня до Суда Пантеона. Непосредственно перед самим боем требовалось провести официальную встречу с противниками, и именно это предстояло сейчас Каину и Авелю.

Саул поехал с ними. Власть над кланом он препоручил Гвинну и Леоре (последняя была сейчас больше заинтересована в том, чтобы сохранить жизнь своего сына и едва ли отвлеклась бы на интриги). Аклен Матор поехать не смог, но послал с Амосами кое-кого из своих ближайших сподвижников.

На этот раз гостиницы Диона были не настолько переполнены, как во время Ритуала, и Каин с отцом и братом расположились в отеле покомфортней и поближе к Храму (Суд тоже должен был проходить там).

Тем не менее, уже в самой гостинице их узнавали; подходили, окликали, пытались о чём-то спрашивать...

— Кажется, нам пока лучше не гулять по городу, — заметил Каин, когда они втроём закрылись в двухкомнатном номере.

— Я тебе больше скажу, сын, – ответил Саул. — Многие из этих людей приехали сюда с одной целью — поглядеть на ваш бой.

Вот как... их священного ритуала снова устраивают шоу. Что ж, это уже было не в новинку для Каина. Он кратко кивнул.

— Пускай смотрят. Я их не подведу.

Крыса покосился на него, но ничего не сказал. Все последние дни он прожил в твёрдой уверенности, что это его последняя неделя. Парень был непоколебимо уверен, что его убьют, и убьют мучительно. На него было больно смотреть – осунувшийся, с бегающими глазами...

Что ж, он ведь сам хотел власти. Каин мысленно усмехался. С другой стороны – это та ещё проблема: прикрывать его в бою.

– Кстати, — как раз задал он отцу вопрос, который его интересовал. – Что будет, если один из нас погибнет, а другой нет?

— Бои будут вестись до того момента, как бойцы с одной из сторон не погибнут, — пожал плечами Саул. – Вторая сторона победит. Но в каком состоянии она победит – другой вопрос. Я помню Суды Пантеона пять на пять, где выживал один человек. Помню даже один Суд, где победитель умер от ран через две минуты после собственной победы.

– Будет надеяться, до этого не дойдёт, — буркнул Каин. – Хм... А ведь одна из сторон в этом случае гарантированно останется без своего наследника и следующего по праву наследования.

-- Верно, – кивнул Саул. – Ну – на то это и Суд Пантеона. Если этому клану по воле Богом суждено остаться без наследников...

Каин задумался. Боги... там, в той жизни, он не верил ни в каких богов всерьёз. Так, дань традиции, красивые легенды – но это не было чем-то, что занимало по-настоящему серьёзное место в его жизни.

Здесь, разумеется, не верить было нельзя. Магия, ауры, да и само его чудесное воскрешение в этом теле – всё говорило о том, что местные Боги не выдумка, а реальность. Так что, если они и вправду будут благоволить победителю?

Нет. Чушь какая-то. Боги должны быть мудры и справедливы. Если бы этот суд действительно обличал виноватого – Каледы никогда бы сами не заявили о нём.

Значит, это просто красивое название и просто бой до смерти, до которого Богам нет дела.

Спустя три часа Амосы находились уже в Храме Небес. На этот раз никакой охраны на дверях не стояло – может, её выставляют только на время Ритуала? Вежливый служка встретил всех троих и проводил их на широкую боевую арену, окружённую рядами кресел для зрителей.

– Вот здесь всё и будет проходить, – объявил он, распахивая перед Амосами двери. – А вот и ваши противники...

Эти двое стояли, повернувшись к ним спиной; только при звуках голоса они обернулись, и Каин увидел парня и девушку примерно одних с ними лет. Да, это точно были брат и сестра; кажется, даже близнецы – лица были необычайно похожи.

– Ага, – с лёгкой ноткой презрения заметил парень. – Явились всё-таки.

– А я уж думала, сбегут, как трусливые мокрицы, – не глядя на Амосов, обратилась к нему сестра. – Знаешь, Шип, ведь мы бы даже не стали их преследовать.

Крыса простонал что-то нечленораздельное.

– Господа, – громко объявил служка, пытаясь сохранять улыбчивое и вежливое выражение лица. – Послезавтра вы сойдётесь на этой арене и будете сражаться до того, как воля Пантеона не оставит в живых только одну сторону. А сейчас вам следует пройти процедуру инициации...

Каин подумал, что местная религия слишком уж помешана на бюрократии. Если заполнение документов назвать инициацией, оно от этого не станет чем-то иным.

Так и вышло.

– Для начала – ваши имена, – попросил служка.

– Финн Калед по прозвищу Шип, – всё ещё не удостаивая Амосов взглядом, откликнулся парень.

– Фиона Калед по прозвищу Лоза, – в тон ему заявила девушка.

– Каин Амос, – холодно и спокойно отозвался Каин. – Прозвищ не имею.

– Авель Амос... – еле-еле выдавил из себя Крыса. Каину резко захотелось дать ему подзатыльник, наорать на него... нет, чёрт. Если он будет сражаться один против двоих, да ещё и Крысу защищать – это станет проблемой, серьёзной проблемой! Нужно его как-то мотивировать.

Ну, или дать сдохнуть в самом начале боя.

– Мальчик-то совсем плох, – со смехом заметил Шип. – Гляди, как бы он ещё до боя не умер от страха.

– Господа, – тут же вклинился служка. – Довожу до вашего сведения, что любая смерть участника Суда Пантеона, случившаяся до начала боя, будет расценена как попытка второй стороны убрать его. В таком случае вторая сторона признаётся проигравшей.

– Ой, как будто нам это нужно, – отмахнулась Лоза. – Мы достаточно терпеливы, чтобы подождать пару дней.

– И мы тоже подождём, – Каин поглядел на брата. Да уж... с другой стороны, не будь он таким ничтожеством – может, был бы большей угрозой.

Лоза и Шип при его словах прыснули со смеху.

– Ты не много на себя берёшь, ничтожество? – заметил Шип. – Явился сюда с папочкой и строишь из себя крутого.

– Слова – то только слова, – пожал плечами Каин. – Ты можешь назвать меня ничтожеством. Я могу назвать тебя ничтожеством. От этого ничего не изменится.

– Да что ты говоришь! – хмыкнула Лоза.

– Я говорю, что нет смысла размениваться на оскорбления, когда через пару дней у нас будет реальная возможность делами доказать, кто ничтожество, а кто нет.

– Господа, – терпеливо напомнил служка, со стоическим выражением лица слушавший всю эту перепалку. – Мы ещё не закончили инициацию.

– Валяй, – махнул ему рукой Шип. – Что нужно назвать? Оружие? Хорошо, моё оружие – Аура и охотничьи псы.

Каин поднял одну бровь. Так можно? Выставлять вместо себя собак.

– Моё оружие – Аура и арбалет, – заявила Лоза.

Ладно. По ходу боя разберёмся, решил Каин.

– Моё оружие – Аура и меч, – отозвался он. Аура... она до сих пор была пуста, но у Каина были кой-какие соображения на этот счёт.

– Моё оружие – Аура и меч, – повторил вслед за ним Крыса, стараясь не сорваться на бормотание. Вышло у него это ниже среднего.

– Оружие выбрано, – кивнул служка. – Тот, кто пронесёт и использует что-то другое, будет обвинён в попытке обмана и признан проигравшим, вне зависимости от итога боя.

– Разумеется, – кивнул Каин. – А что насчёт защиты? Она ведь полностью на совести каждого? Я читал регламент Суда Пантеона, и там на этот счёт ничего не сказано.

– Защиты? – поглядел на него служка. – Щит считается за оружие, но вы вправе надеть любые доспехи. Шлем, панцирь или целый экзоскелет – всё на ваш выбор. Только в случае с экзоскелетом нужно заявить всё встроенное в него оружие, или не использовать его.

– Экзоскелета не будет, – махнул рукой Каин. – Поглядите на мой костюм – тот, в который я сейчас одет. Это артефакт из Истерзанных Земель, он неразрушим и ослабляет часть вражеских ударов. Что-то такое разрешено?

Шип и Лоза поглядели друг на друга и рассмеялись.

– Ты же не думаешь, что это тебя защитит? – спросила Лоза.

Каин проигнорировал их.

– Думаю, это разрешено, – кивнул служка. – А у вас, господин Авель?

– У-у меня? – очнулся Крыса. – Нет, у меня артефактов нет. Просто доспехи.

– Этот хотя бы не строит из себя Чемпиона, – Шип толкнул сестру локтем. – Он честнее. Думаю, мы прикончим его быстро и не очень болезненно. Что думаешь, Лоза?

– Ну, разве что самую капельку Боли... – широко улыбнулась Лоза. – Зато вот этому наглецу – полную дозу.

– Меньше слов, – Каин окинул парочку взглядом. – Больше дела. Пока я не увижу вас на этой арене во всеоружии – ваши угрозы и оскорбления останутся только словами.

– О, поверь мне, ничтожество – ты вкусишь эту боль в полной мере! – осклабился Шип. – Ты будешь умолять, чтобы мы добили тебя – а мы не станем. Этот бой растянется на сутки – первые две минуты ты будешь сражаться, а всё остальное время мучительно умирать...

– Так вы ещё и предсказатели? – поглядел на него в упор Каин.

– Чего? – опешил он.

– Предсказатели, говорю? Нет? – Каин покачал головой. – А если нет, то хватит говорить о том, что будет. Мне точно так же говорили, что я инвалид без ауры, а восстановить энергетические каналы невозможно. Или что невозможно выбраться из Разрыва, если ты не опытный боец. Да много чего. Однако же, я тут.

Он поглядел на служку.

– Если Инициация окончена...

– Ну, вообще-то я должен ещё зачитать вам регламент... – замялся служка. – Но вы сказали, что сами читали его... Думаю, вы можете идти.

Кажется, он опасался, что бой начнётся прямо сейчас.

– Отлично, – Каин развернулся. – Зачитайте регламент им – возможно, они ещё не ознакомлены. А я пока пойду.

Он быстрым шагом вышел из Храма Небес. Чёрт, эти ребята бесят... Ещё немного, и...

До своей сферы он дойти не успел – сзади его ударили по голове чем-то тяжёлым, и он отключился.

Глава 26 - Похищен!

Что ж; если таинственные похитители планировали вырубить Каина одним ударом — то они явно недооценили прочность его черепа.

Да, он вырубился. Но буквально секунд на пять, чтобы затем прийти в себя — и почувствовать, как его куда-то тащат с мешком, наброшенным на голову.

Первым же инстинктивным движением руки он двинул одном из похитителей в нос. Раздался сдавленный крик — и ему тут же зажали рот рукой. Кажется, кто-то очень не хотел, чтобы их обнаружили...

Чёрт, но они же в людном месте, возле Храма Небес, он даже не успел дойти до сферы...

Собственно, в сферу его и швырнули. Он всё ещё пытался брыкаться, но этот путь в двадцать шагов его похитители всё же сумели преодолеть.

– Эй! — крикнул кто-то, пока он силился встать. — Это для твоего же блага, парень. Потом спасибо скажешь!

О, да, разумеется, пронеслось в голове у Каина. Он всё же вскочил, сорвал с себя мешок живой рукой...

И успел увидеть только две смутные тени, захлопывающие дверцу сферы. Чёрт!

Разбежавшись, Каин изо всех сил ударился плечом в дверцу. Удар! Не слишком прочный металлический корпус выдержал, но слегка деформировался под его весом. Да уж, это точно не бронированная сфера, а обычный легковой транспорт. Ну, его хотя бы похитили не военные и не правительство. Но кто?

Он почувствовал лёгкую встряску: сфера поднялась в воздух. Это было плохо, очень плохо... В воздухе сложно будет выбить дверь и бежать — а когда они приземлятся, похитители будут наготове. Да и кто знает, когда и где они приземлятся? Вдруг это будет другая страна или неприступная крепость, окружённая двадцатиметровыми стенами?

Нет, так дело не пойдёт. Он не будет сидеть и ждать, пока его завезут непонятно куда! Они ему даже руки не связали – дилетанты... Значит, надо искать другой способ.

Переговоры? Они ведь всегда были его сильной стороной.

– Эй! – крикнул он, стуча в перегородку, отделяющую пассажирскую часть сферы от водительской. Чаще всего в такой перегородке было окошко, но эта оказалась непрозрачной. — Вы ещё кто такие?

– Твои друзья, Каин! — глухо раздалось из-за перегородки.

— Друзья? – поразился Каин. – А вот я так не думаю! Друзья не бьют по голове сзади и не увозят в неизвестном направлении!

– Это для твоего блага! — снова заявил похититель. – Иначе тебя просто убьют те два Каледа. Ты должен быть живым.

-- Кому должен? – обозлился Каин. – Вам должен? Кажется, я вас даже не знаю, «друзья»!

– Напрасно иронизируешь, – вклинился второй голос. – Можешь возмущаться сколько хочешь, мы тоже не идиоты и понимаем, как это всё выглядит. Но поверь, это был единственный способ спасти тебе жизнь.

– И что? – Каин продолжал осматриваться в поисках зацепок. Может, тут есть что-то, что можно использовать как оружие? – Будете держать меня как раба всю мою жизнь? Обещаю, меня начнут искать уже через десять минут...

– О, нет! – воскликнул первый похититель. – Только не начинай обещать, ладно? Иначе нам придётся тебя заткнуть.

– И как же вы это сделаете? – Каин с сожалением глядел на выскочившее оповещение системы. Кажется, искать через десять минут его всё же не начнут. Шанс в десять процентов не очень радовал. – Вы здесь, я тут. Остановитесь и войдёте?

– Пустим усыпляющий газ, – отрезал второй голос.

– Да кто вы, чёрт побери, такие?! – не выдержал Каин. – И откуда вы знаете про мои обещания?

- Мы много чего знаем, – прозвучало в ответ. – Знаем, например, что ты ушёл из Храма Небес по своей воле. Знаем, что в прошлый раз ты тоже сделал так, и потому тебя не будут искать до вечера. А к тому времени мы будем уже далеко.

Да уж... Когда он в прошлый раз один ушёл из храма погулять по Диону, это привело к попаданию в Разрыв, откуда он вернулся одноруким, более чем через год. Что на этот раз?

– Впрочем, ты всё неверно понял, Каин, – обратился к нему первый похититель. – Мы совсем не собираемся держать тебя под замком вечно. Нам нужно лишь переждать эти три дня – ну и, может, ещё парочку дней, на всякий случай. Нам нужно убедиться в том, что бой в Храме Небес не состоится. Затем можешь идти на все четыре стороны.

– Вы совсем идиоты? – опешил Каин. – Я думал, мы собираетесь спрятать меня где-то за границей или в недосягаемом месте, а вы просто хотите, чтобы моя смерть из вероятной стала гарантированной?

– Чего-чего? – не поняли похитители довольно синхронно.

Каин вздохнул. И зачем он это делал?.. Может, он только подавал им дурные идеи.

– Вы вообще регламент Суда Пантеона читали, «друзья» мои? – с непередаваемым сарказмом спросил он. – Что там написано насчёт ситуаций, когда один из участников не явился на бой?

– Не читали, – машинально ответил первый похититель.

– А я и догадался! – в том же тоне ответил Каин. – Иначе бы знали, что любой участник, не явившийся на бой, является проигравшим. По своей ли воле он не пришёл, или по стечению обстоятельств – считается, что Боги так всё устроили, а значит, их воля не на его стороне.

– Ну, да, ты будешь считаться проигравшим, – согласились по ту сторону перегородки. – Это, конечно, неприятно, но...

– Неприятно?! – заорал, теряя обладание, Каин. – Вы, идиоты! Это мой смертный приговор! После этого я буду вне закона. Любой человек сможет сообщить Каледам моё местоположение или привезти меня к ним. А любой Калед – любой, а не только два самоуверенных слабосильных сопляка! – сможет убить меня, если только пожелает!

На этот раз молчание с той стороны затянулось. Затем Каин услышал приглушённые голоса.

– Надо проверить, так ли это. Если так – то дело плохо.

– И что ты предлагаешь?

– Мне очень этого не хочется, но, кажется, нам придётся и правда держать его под замком... до того самого момента, когда...

– Чего?! Нет, мы не можем! И он... Тот момент просто может не настать, и что тогда? Всё пойдёт наперекосяк. Ты представляешь последствия? Как всё случится, если он проведёт невесть сколько времени у нас в плену?

– Но... что же нам тогда делать? Получается, любой вариант – это его смерть?

– А может, у меня спросите? – рявкнул через перегородку Каин. – В конце концов, мы здесь мою судьбу решаем. Не спросить меня – как-то не по-дружески. Не находите?

– Послушай, – раздалось с той стороны. – Ты имеешь все основания сейчас ненавидеть нас, но наша цель – спасти тебе жизнь.

– Так сделайте это! Всё очень просто: сажаете сферу на землю, открываете дверь, и вуаля! Моя жизнь спасена!

– Но Суд Пантеона...

– ...должен состояться, – закончил за говорящего Каин. – Просто выпустите меня наружу, дайте явиться на этот бой в срок и спокойно убить этих двух Каледов.

– П-погоди... чего? – поперхнулся его собеседник. – Нет, серьёзно. Мы знаем о твоей силе обещаний, и обо всём остальном, но даже с этим – ты знаешь, каковы твои шансы? Один к тысяче. Это же Каледы, с ними всё всерьёз. Ты не можешь быть таким самоуверенным, когда речь идёт о Клане Боли!

– Заткнись, – неожиданно произнёс второй голос. – Заткнись и сделай запрос.

– А?

– Бэ! Запрос делай!

«Что ещё за запрос?» – Каин сосредоточенно стоял у перегородки. Кажется, сфера зависла в воздухе. – «И откуда им всё известно? Про обещания. Про то, что меня не будут искать... Кто они вообще такие? Может, их на самом деле послали Каледы, а они просто морочат мне голову?»

– Чёрт... – прошептали в кабине. – Невероятно...

– Это ещё не гарантированно, конечно. Но шансы велики, – донеслось вслед. – По крайней мере, куда больше, чем ты сейчас сказал.

И вот тут Каина осенило. Всё было очень просто; элементы мозаики встали на свои места.

Предсказатели.

Серьёзно. Кажется, эти ребята могли видеть будущее. В виде путей, вероятностей или ещё как-то. Этим объяснялось сразу всё. И их подозрительная осведомлённость о том, чего они узнать никак не могли. И их желание спасти Каину жизнь – видимо, он нужен живым в будущем. Для чего?.. «Узнаю, когда доживу», – подумал он.

Да и текущая пауза. Да, версия с предсказателями всё объясняла и расставляла все детали по своим местам.

– Может, с этого стоило начать? – ехидно осведомился Каин. – Сначала поглядеть, чем может кончиться бой, а уже затем организовывать похищение среди бела дня!

– Откуда ты знаешь про будущее? – опешили с той стороны. – Ты не можешь этого знать!

– Да, но я не идиот, – ответил Каин. – Как мы все сейчас убедились, возможность видеть будущее и возможность анализировать настоящее – совсем не одно и то же. У вас есть первое, но совершенно нет второго. Так что не дурите и опускайте сферу.

Секунд двадцать висела тревожная пауза. Затем один из похитителей вздохнул.

– Да. Пожалуй, мы совершили ошибку. Рули куда-нибудь вниз.

Сфера плавно тронулась. Каин выглянул в окно – они были всё ещё в черте города. Кажется, даже не слишком далеко улетели от центра.

Наконец, транспорт приземлился.

– Мы на крыше отеля, где вы остановились, – раздалось с той стороны. – Эй... Каин. Надеюсь, ты не держишь на нас зла?

– Я пока что не знаю, что мне следует испытывать к вам, – ответил Каин. – Может, всё это просто спектакль, разыгранный передо мной с непонятными целями. Может, вас всё же подослали Каледы, или ещё кто-то из моих врагов.

– Ну, врагов у тебя в эти дни хватает, и дальше будет только больше, – заметил похититель. – Но мы не из их числа. Мы – верные слуги Архонтов.

– Архонтов? – не понял Каин.

– Узнаешь. Ещё узнаешь, – дверь сферы сама собой распахнулась, видимо, автоматически. – Если переживёшь Суд Пантеона. Кажется, нам придётся поставить на тебя – если ты всё-таки проиграешь, то не представляешь, к каким последствиям это приведёт!

Глава 27 - Да начнётся Суд Пантеона

Загадочное происшествие оставило Каина в задумчивости. Архонты? Предсказатели? Решающая роль, уготованная ему в будущем?

Впрочем, почему решающая? Может, он просто винтик в системе той многоходовки, которую хотят осуществить эти ребята. И всё же... чувство недосказанности сильно смущало ег

Найти путь с крыши вниз оказалось несложно — видимо, в мире, где летающий транспорт был популярен, многие парковались здесь. А что — и на земле свободнее... Каин спокойно спустился вниз и пришёл в их номера.

Доставая ключ из кармана, он неожиданно нащупал мобильный телефон. Да!.. Несмотря на свои способности к предсказанию, его победители особой смекалкой похвастаться не могли. Один звонок — и все бы узнали, где он. И почему он сам не сообразил? Видимо, от шока и нестандартных условий – всё-таки не каждый день тебя похищают экстрасенсы-доброжелатели.

Разумеется, ни Саула, ни Крысы в номере ещё не было. Они не звонили; лишь через два часа, когда Каин уже успел выбросить из головы большую часть вопросов (всё равно ответов на них не было), они пришли к номер.

— О! — завопил Крыса, взметая руку вверх. — Я же говорил, что он тут! А ты не верил, отец.

– Ладно-ладно, – Саул покачал головой. – Тут, значит, тут. Нам сейчас не об этом думать нужно.

— Лучше бы он был не тут... – тихо пробормотал Крыса.

— Тебя бы это не спасло, — усмехнулся Каин. – Если я пропущу бой, но буду при этом жив – то ты объявляешься проигравшим, и тебя сможет убить любой Калед, желающий этого.

– Эй! — Крыса ощерился. – Зато если я прямо сейчас прикончу тебя -- проигравшими объявят Каледов, и я буду жить!

– Думаешь, у тебя получится? – Каин поглядел на него. – Не рассчитывай на многое.

– А ну, тихо! – прикрикнул на них отец. – Вам бы лучше тренироваться.

Что ж; у Каина и Крысы было ещё почти два дня на тренировки.

На третий день, с самого утра, они погрузились в сферу и направились в Храм Небес. Несмотря на уверенность в своих силах, Каин чувствовал лёгкую тревогу. Нет, что ни говори, но бой – это бой, и здесь может случиться всё, что угодно.

– Слушай сюда, – обратился он к Крысе. – Держись позади меня. Не лезь на рожон, но и не сдавайся.

– Без тебя знаю, умник! – огрызнулся Крыса. – Думаешь, я слабосильный? Думаешь, совсем не могу дать им отпор?

– Я думаю, что ты против них ничего из себя не представляешь! – отрезал Каин. Затем смягчился и добавил, – Не потому, что ты слаб, а потому что они сильны.

– Так может, нужно было думать об этом раньше? – съязвил Крыса. – До того, как кидать им в лицо обвинения?

– Заткнись и слушай! – прорычал Каин. – Я уверен в себе. Я смогу не только выжить, но и надрать им зад. Но есть ещё одна большая проблема, которая может не только осложнить мне жизнь, но и серьёзно подставить меня под удар. Это ты. Ты хороший боец на своём уровне, но не против них. И мне нужно будет не только бить их, но ещё и не давать им убить тебя.

– Угу, конечно, – кивнул Крыса. – Ты у нас всемогущий, разумеется. А к тому же ещё и благородный защитник всех слабенький.

– Я не всемогущий, – покачал головой Каин. – Просто у меня есть один особый приём, который может полностью сокрушить Каледов. Именно Каледов – против других это не сработает.

Крыса вытаращился на него.

– Ты о чём это, придурок?

– Увидишь сегодня днём, – махнул рукой Каин. – Терпение, братец, терпение. Всему свой черёд.

Он хмыкнул.

– И что тут смешного? – не понял Крыса.

– А то, – Каин покачал головой, – что этому приёму меня, в каком-то смысле, обучил Терн. Не умышленно, конечно. Но всё-таки.

Сфера припарковалась возле Храма Небес. Пока здесь было пусто, но Каин просто чувствовал – к началу боя все уровни парковки будут переполнены. Ещё бы, такое зрелище... Интересно, а они здесь ставки принимают? Если поставить на себя, можно сорвать неплохой куш.

Внутри Храма, однако, уже было не слишком пусто. Куча людей в одежде ядовито-зелёного цвета просто стояла и насмешливо глядела на Каина.

Каледы.

«Чёрт», – пронеслось в голове у парня. – «А я ведь мог бы всех их уложить сейчас одним обещанием. Они работают необычайно мощно, когда рядом такой здоровенный источник нужного типа энергии».

Разумеется, делать этого нельзя. Но искушение было очень велико... нанести клану Калед удар, от которого он уже не оправится.

Останавливало только то, что этот же удар придётся и по клану Амос. Совершив массовое убийство в центре Диона, он станет преступником Империи номер один. Результаты Суда Пантеона будут не в его пользу. Как это всё ударит по клану?.. Точно Каин не знал, но в том, что урон будет критическим – не сомневался.

– А вот и наши самоубийцы, – заметил кто-то, глядя на идущих по коридору клана Амосов. – Пожелаем им лёгкой смерти?

– Да нет, братец, пожалуй, не стоит, – отозвался другой Калед.

Кажется, они специально выстроились вдоль стен, чтобы «проводить» Каина и Авеля. То ли это была своеобразная психологическая атака, то ли преждевременный триумф из-за ещё не состоявшейся победы.

– Эй, ты! – неожиданно кто-то окликнул их. Обернулись на говорящего все трое, но от Каина и Крысы тот только отмахнулся. – Ты, старик! Не думай, что ты надолго переживёшь своих детей. Им придёт конец сегодня, на этой арене, а тебе – немногим позже.

– Никто не смеет безнаказанно оскорблять клан Калед, – добавил кто-то ещё.

Каин пожал плечами.

– Эти наглецы думают, что можно угрожать тем, кто носит фамилию Амос, – нарочито громко обратился он к отцу. – Или что можно подставлять тех, кто носит фамилию Амос. Кажется, они слишком отвыкли от противников, способных превратить их в пыль.

Каледы, стоящие ближе к ним, тихо фыркнули; те, что подальше – расхохотались, не сдерживаясь.

– Болтай, болтай, дурачок, – заметил какой-то парень, на вид – не старше пятнадцати лет. – Угадай, сколько тебе осталось жить?

– Спорим, ты тоже этого не угадаешь? – усмехнулся Каин.

Амосы прошли в помещение с ареной; Каледы неторопливо и непринуждённо направились следом за ними. Что до Шипа и Лозы, то они уже были там; спарринговали друг с другом в ожидании врага.

И даже эта тренировка показывала в них серьёзных противников. Пожалуй, если бы не расчёт на то, что он перехватит контроль над их энергией, Каин начал бы волноваться.

Оба сиблинга были облачены в доспехи, покрытые растительным узором. Хм, почему всё время растения? Это же клан боли, а не клан растений! Видимо, до этой загадки придётся допытаться самому.

Рядом с Шипом стояли в боевой стойке два пса – здоровенных мастифа. Они были ещё страшней и опасней оттого, что вокруг них разливалась эта самая жёлто-зелёная аура. Их тела были неестественно раздуты из-за наполнявшей их энергии; тут и там из кожи торчали светящиеся цветом Боли шипы, глаза светились...

– Да это настоящие боевые мутанты, – пробормотал Каин.

У Лозы в одной руке был небольшой арбалет, а из другой свисал длинный и хлёсткий пучок всё той же энергии Боли, образовывающий нечто вроде хлыста.

– О, а вот и наши маленькие гости, – она обернулась на вошедших, и брат вослед за нею. – Готов преподать им урок?

– О, да! – подтвердил Шип. – Лучший урок в их жизни!

– И по совместительству проследний! – захихикала Лоза.

– Кажется, кто-то здесь никогда не слышал замечательную пословицу, – всё так же громко заметил Каин отцу. – О том, что не стоит делить шкуру неубитого медведя.

Здесь, на арене, он выглядел слегка неуместно – учитывая, что на нём были не доспехи, а костюм. Щелчок пальцами – и в его руке появился меч, вынутый из инвентаря.

– А ещё кто-то не знает о том, что такое уровень, – продолжал хихикать Шип. – Не понимает, что если он не нашего уровня, то пусть он хоть тридцать Разрывов прошёл, мы всё равно расправимся с ним одним движением руки.

– Этот спор не имеет смысла, – покачал головой Каин. – Всё равно мы все узнаем истину через... сколько там осталось?

– Осталось два с половиной часа, – раздалось сбоку. Каин повернул голову и увидел лысого, безбородого и высокого человека в ритуальных одеждах, сжимающего тяжёлый посох. – Я жрец Арторх, и я буду следить за тем, чтобы все соблюдали священные законы Пантеона.

Каин закатил глаза. Два с половиной часа этих подколок... Ему не терпелось поскорее приступить к делу.

Впрочем, и это время тоже пролетело. Зал был полон; Саул тоже ушёл с арены на первый ряд. На арене остались только четверо противников – и Арторх.

– Две стороны, – жрец повернулся к Каледам, сидящим в зале, затем к Саулу. – Сегодня, здесь и сейчас, свершится Суд Пантеона. Кто выживет, кто падёт – на то лишь воля Богов. Согласны ли вы с тем, что сторона проигравшего признаётся виновной в том, в чём её обвиняет сторона победителя?

– Согласны! – синхронно ответили Каледы и Саул.

– Согласны ли с тем, что сторона проигравшего не может и не будет мстить победителю, а если всё же решится сделать это – то весь их род будет проклят Богами на веки вечные?

– Согласны!

– Согласны ли с тем, что результат Суда определяется Богами и не может быть оспорен ни сегодня, ни когда-либо ещё?

– Согласны!

– Тогда, – Арторх вознёс вверх свой посох, готовясь изо всех сил стукнуть им о пол арены, – да начнётся Суд Пантеона! И продлится он до тех пор, пока одна из сторон не падёт окончательно. Деритесь!

И он отступил с арены, давая врагам место развернуться.

Глава 28 - Суд Пантеона I

Бой начался, однако никто из четырёх его участников не спешил, сломя голову, бросаться в атаку — все выжидающе глядели на своих противников. Какими бы самоуверенными ублюдками не было Каледы, они тоже знали, что в бою любая ошибка может стать фатальной.

— Бери на себя парня, — тихо проговорил Каин, обращаясь к брату. – А на мне девица и оба пса.

Крыса только молча кивнул. Ему, разумеется, была ненавистна сама мысль о том, что брат снисходительно оставляет ему одного противника, а на себя берёт троих... Но сейчас ему куда важнее было попросту выжить. В голове Первого командора вертелась робкая надежда — а если? Каин так уверен, вдруг у него есть план?

Трибуны загудели, требуя, чтобы противники сходились.

— Порвите этих низкородных ублюдков! — раздалось откуда-то сбоку. Каин боковым зрением глянул на кричащих и свистящих – в основном шумели Каледы всех сортов и возрастов. Здесь, разумеется, было много и других зрителей, и часть из них так же свистела, поддакивая клану Боли.

Но далеко не все и даже не большинство. Что ж, если Каледов тут многие не любят – то, наверное, это даже логично. Интересно, как много народу сейчас хочет, чтобы Каин победил, хоть и не верит в это всерьёз?

– Постараемся не оправдать их надежд, — пробормотал Каин.

И именно в этот момент Каледы сорвались с места – оба, как будто по команде.

— Пригнись! — выкрикнул Каин брату, отпрыгивая в сторону. В то место, где он только что был, ударила волна ядовитой жёлто-зелёной энергии, взметав песок.

Крыса тоже успел отпрыгнуть, уворачиваясь от арбалетного болта. Кажется, Каледы по-другому решили насчёт того, кто и с кем дерётся...

Ну и ладно, подумал Каин, группируясь. Пока Лоза бьёт Крысу – она открыта для его ударов. Настало время подключать свои особые умения.

Наверное, он мог бы сделать всё одним-двумя обещаниями. Энергия, которая была ему подвластна, позволяла делать обещания со стопроцентным шансом выполнения. Скажи он просто «обещаю, что сила Лозы и Шипа поразит их самих» – и кто знает, может, они уже бы корчились от боли на песчаном полу арены!..

Но он не хотел слишком быстрой победы. Его обвинят в жульничестве, в нечестном приёме, в чём угодно. Каледы могут соглашаться с правилами жреца о незыблемости результата, пока им это выгодно, но стоит ситуации перемениться не в их пользу – и все соглашения будут забыты.

Так что... это должно было иметь вид долгой, изнуряющей схватки, в которой он победил потому, что оказался сильней.

Однако вначале требовалось обезопасить себя от случайных попаданий. Каин умел терпеть боль, и даже очень сильную — но делать это не было ни малейшего желания.

– Обещаю, что сегодня я буду неуязвим для энергии боли, -- произнёс он. Перед глазами выскочили знакомые буквы.

[ Триггер: нет ]

[ Тип энергии: энергия боли, статус – ДОСТУПЕН; энергия концентрации, статус – НЕДОСТУПЕН ]

[ Текст: сегодня я буду неуязвим для энергии боли ]

[ Реализация невозможна ]

[ Препятствия: невозможный тип энергии ]

Что?! Какая ещё концентрация, что за бред?..

Расширив глаза, Каин не заметил движения противника – и в него тут же врезалась тонкая струйка энергии боли. Тонкая, вот только её мощности спокойно хватало на то, чтобы Каин сжал зубы и рухнул на одно колено.

Струйка энергии расширилась, образуя кольцо, которое сомкнулось вокруг его шеи. Теперь он был у Шипа на поводке. Тот спокойно, не спеша, подошёл к нему, укорачивая этот поводок; в его глазах плескались злые смешинки.

– Я разве не говорил тебе, что ты сдохнешь медленно и мучительно, ничтожество? – хмыкнул Шип. Из-за его спины так же медленно вышли два его боевых мастифа. По псам было видно, что им не терпится ринуться вперёд, и они только и ждут, что команды своего хозяина.


От шеи Каина по всему телу расползалась гнетущая, махровая боль. Кости будто налились раскалённым железом, и малейшее движение заставляло их вспыхивать от этой адской пытки.

Тем не менее, единственной альтернативой было сидеть и ждать казни. На глазах выступили слёзы боли; всё вокруг потемнело, череп гудел. Тем не менее, Каин сумел медленно поднять руку.

Поводок, значит? Один хлёсткий удар меча обрубил энергетический поводок. По телу Каина пробежала ещё одна волна боли – короткая, но необычайно сильная, от которой он опрокинулся навзничь.

Нужно было срочно что-то пообещать, иначе... конец будет таким же мучительным, пронеслось у него в голове.

– Как ты... – поразился Шип. Впрочем, это было не оцепенение воина, считавшего себя победителем, и вдруг обнаружившего, что он проигрывает. Нет, это было скорее восхищение достойным, но всё равно обречённым врагом. – А ты и правда крепок. Большинство от такого удара и шевельнуться бы не смогли.

– Я умею терпеть боль, – хрипло ответил Каин, поднимаясь на ноги. Тело быстро приходило в себя. – Ты не можешь причинить мне реального вреда – только ощущение боли. А её я стерплю.

– Да? – насмешливо поднял бровь Шип. – А вот они ещё как могут. Цефей, Орион! Взять его!

Псы, только и ждавшие этой команды, сорвались с места. Они даже не лаяли – только низко, злобно рычали. Пара шагой.

– Эй! – выкрикнул Каин, вздымая меч. – Тебе совсем не дороги твои псы? Обещаю, я не промахнусь!

И, не тратя времени на то, чтобы прочесть сообщения Системы, он сделал резкий выпад мечом вперёд. Удар пришёлся прямо по одному из псов; кажется, окончательно Каин его не убил, но повредил позвоночник. Мастиф дико завыл и заскрёб передними лапами, пытаясь сдвинуться с места, но задняя часть его туши оставалась неподвижной.

Второй, тем не менее, сумел прыгнуть и повалить Каина своим весом. Светящиеся жёлтым клыки клацнули у самого лица Каина, оставив на нём глубокие и болезненные царапины; второй удар должен был начисто снести ему лицо, но парень сумел спихнуть пса вниз. Краем глаза он наблюдал за Шипом, опасаясь удара сбоку, но тот, кажется, наслаждался зрелищем, полностью уверенный в нужном ему исходе.

Мастиф со всей дури вцепился Каину в рукав; если бы он был в любой другой одежде – даже в доспехах – то, кажется, сейчас рисковал бы снова остаться без руки. Но, по счастью, сыграли два фактора.

Во-первых, неуничтожимый костюм всё-таки не порвался. А во-вторых, искусственная рука при всём желании не способна чувствовать боль.

Сжав меч покрепче, Каин рубанул наотмашь, и пёс лишился одной из лап. Взвизгнув, животное отскочило в сторону – и Каин тут же рубанул ещё раз. Мимо. Кажется, обещание о том, что он не промахнётся, сработало лишь однажды.

Но, разумеется, добить трёхногого пса труда не составило. Ещё два удара – и тот затих; третий удар успокоил пса с разрубленным позвоночником. Каин поглядел, как жёлтая энергия медленно испаряется из мёртвых тел, оставляя после себя кровоточащие дыры. Что-то подобное было с ним, когда из его тела исчезли кристалл и чёрная энергия.

– Пока мы оба ещё живы, – он поглядел на Шипа, который тоже завороженно следил за этим зрелищем, – хочу задать вопрос. Эти псы испытывали боль от того, что ты с ними сделал?

– О, – Шип поднял голову. – Постоянную. Невообразимую! Хочешь, я и из тебя сделаю такого же болванчика? Думаю, если с твоей волей будет покончено, это посчитают за смерть.

Каин обернулся. Лоза и Крыса медленно сходились в другой части арены; Лоза раскручивала над головой энергетический хлыст, а Крыса пытался увернуться.

– Давай лучше продолжим, – сухо заметил Каин.

– Давай! – у Шипа загорелись глаза. – Псы – это так, разминка. Я не сомневался, что ты прикончишь этих тварей. Не жалко, у меня большая псарня. Но не думаешь же ты справиться со мной?

Лицо Каина горело от царапин, нанесённых псом. Эй, а что, если его клыки были ядовиты?..

– Обещаю, что следующий удар Шипа попадёт в Лозу, – пробормотал он тихо, чтобы не выдать себя – и одним движением встал так, чтобы Лоза оказалась у него за спиной.

– Что ты там бормочешь? – сморщился Шип. – Ты что, сам с собой разговариваешь? Ты псих, или как?

Он поднял руку, и на его ладони загорелась жёлтая энергия.

– А ты угадай, – со злостью отрезал Каин, делая выпад мечом. Шип красивым жестом уклонился от него – кажется, он и правда умел не только стрелять энергией – и выбросил ладонь вперёд.

Жёлтый луч пролетел мимо Каина – буквально в миллиметре от его головы, так, что вся левая сторона лица моментально онемела, задетая остаточными эманациями боли. Каин тут же отскочил подальше и встал в пол-оборота – увидеть, подействовало ли его обещание...

...да. Есть, победа. Жёлтый луч врезался прямо в Лозу, с силой сбивая её с ног и отбрасывая к краю арены. Лицо Шипа перекосилась от гнева:

– Эй, ты! Грязные приёмчики? Я разгадал тебя, ты специально встал так! Это и есть твой план, идиот?

– Чем бы это ни было, это ведь сработало? – Каин не расслаблял тело, продолжая находиться в боевой стойке. – Осталось разобраться с тобой, красавчик...

– Да неужели? – злобно ухмыльнулся Шип. – Погляди туда, придурок!

Он указал пальцем на то место, куда отлетела Лоза, и Каин тоже глянул туда.

Что?! Почему, что могло пойти не так? Каин отчётливо увидел, как Лоза поднимается с песка, как ни в чём не бывало. Крыса, уже решивший было, что его противница мертва или надёжно вырублена, подошёл поближе – и сейчас поплатился за это: удар энергетического хлыста пришёлся прямо по нему. Арену огласил дикий крик боли; ряды Каледов на трибунах взорвались восторженными, подбодряющими криками...

– Носители энергии боли неуязвимы для неё, придурок, – со смехом заметил Шип. – А теперь хватит слов. Пора с тобой кончать!

Энергия в его руке соткалась в подобие клинка.

– Хотел боя на мечах, ветеран? Получи! – процедил Шип, бросаясь вперёд.

Глава 29 - Суд Пантеона II

Разумеется, Каин предпочёл бы бою на мечах какой-нибудь автомат. Старый добрый Калашников — и никакие Каледы больше не будут его беспокоить! Но на арене Храма Небес такое оружие было запрещено. Ауры — пожалуйста, ведь аура даётся Богами, а значит, всё случается по их воле... чёртовы лицемеры, подумал Каин, отбивая удар.

Впрочем, энергетический меч Шипа был коварным оружием . Когда его светящееся жёлтым лезвие встретилось со стальным лезвием Каина, во все стороны брызнули искры энергии. Не меньше трёх десятков попали на Каина, причиняя ему сильную боль; ещё больше врезались в его костюм, и Каин порадовался, что тот действительно неуничтожим.

Тем не менее, все эти ожоги боли он стерпел молча. Шип не ожидал такого — и потому Каин сумел перехватить инициативу. Следующий удар пришёлся Каледу по плечу. Тот коротко вскрикнул.

– Что, непривычно ощущение боли? — заметил Каин, стараясь не сбить дыхание.

— Ты... — прошипел противник, развеивая меч и выстреливая энергией боли прямо Каину в грудь. Разумеется, почти в упор выстрел достиг своей цели, и Каин с криком рухнул на песок. – Ты осмелился... как ты вообще...

«Не стоило подпускать его так близко к себе», – пронеслось в голове у Каина. – «Вооружиться каким-никаким дальним оружием, и...»

Стоп. Энергия боли не навредила Лозе, но ведь она отбросила её и оглушила на полминуты. Выстрел всё равно подействовал как сильный удар.

— Обещаю, что энергия боли, сосредоточенная в руках Шипа, сейчас выйдет из-под контроля и ударит по нему самому, – медленно, превозмогая боль, прошептал Каин. И в тот же момент раздался удивлённый крик Шипа.

— Какого...

Встать. Передышка будет короткой, враг ошарашен всего на пару секунд. Нужно встать и нанести удар, пока он его не ждёт. Эти Каледы привыкли, что от их ударов все падают и не встают. Вон, Лоза пытает Крысу — и, кажется, так и происходит: тот жив, но даже не пытается защититься.

Каин медленно опёрся на механическую руку – так было легче. Затем подтянул и всё остальное тело. Встать.

– Обещаю, что энергия боли ослепит Шипа на полминуты, – прошептал он. Чем меньше изменение реальности, чем мельче запрос — тем больше шанс, что он будет выполнен.

Новый вскрик его противника. Трибуны, кажется, заметили, что происходит что-то неладное и недовольно загудели.

– Чёрт, глаза... -- негромко пробормотал Шип. – Где эта сволочь...

Каин раскрутил меч. Доспехи Шипа были лёгкими; клинок легко пробьёт такие за один-два удара. Разумеется, умелых удара.

Выпад – и вот уже Шип, а не кто-то другой, заорал от дикой боли. Меч Каина не пробил его насквозь, но оставил большую, кровоточащую рану на его животе. Второй удар сбоку – и клинок врезался в почти не защищённую шею. Крик превратился в отчаянное бульканье, и наследник клана Калед начал оседать на чернеющий от крови песок.

Трибуны загудели. Шумели это поражённые смертью Шипа Каледы, или радовались те, кто ненавидел их? Каину сейчас было не до того. Он взглянул на Лозу.

Крыса по-прежнему был оплетён хлыстом, сотканным из энергии боли, и до сих пор корчился. Кажется, его крик не звучал над ареной только потому, что у него уже не оставалось сил на крик.

Интересно, она вообще использует свой арбалет?.. Каин медленно вынул из кармана ручку. Что бы он не предпринял дальше – кровь убитого им врага была слишком ценным ресурсом, чтобы выбрасывать её. Ручка вонзилась в рану на шее мёртвого Шипа.

Можно, разумеется, дождаться, пока Лоза убьёт Крысу, и дальше сразиться с ней. Кто его обвинит? Никто. Даже отец поверит, что он пытался оправиться от первой схватки и не мог сразу переходить ко второй.

Или можно было окликнуть Лозу сейчас. Тогда Крыса останется жив. Всё ещё будет проблемой. Каин не строил иллюзий насчёт сводного брата – крыса всегда останется крысой, и даже на своей громкой должности, он продолжит строить козни против него.

Сам он – так себе противник. Но вот его мать и дед опасны. Так что, позволить ему умереть сейчас?..

Нет. Так бы поступили Кураторы. Что угодно, только не это. Только не быть как они. Каин сжал зубы. Кураторов он ненавидел больше всего на свете. Да и к тому же, он – военный – не мог бросить своего на поле боя, каким бы этот «свой» ни был.

Впрочем, ещё одно. Пожалуй, Крысе придётся помучиться ещё минуту или полторы. Каин присел на одно колено. Наверное, со стороны выглядело, как будто он отдыхает после изнурительной схватки, пытается остановить кровь или что-то в этом роде. Пусть так и думают.

Парень закатал штанину.

– Будем надеяться, это не убьёт меня... – вздохнул он, касаясь ручкой голой ноги.

...Лоза наслаждалась своим занятием и не замечала ничего вокруг. Это было видно по выражению её лица. Кажется, она была даже более отбитой, чем её братик.

Крыса даже уже не хрипел – сил не осталось даже на это. Каин не знал, о чём он сейчас думает, но предполагал, что сейчас его сводный брат молится всем богам и чертям – молится о том, чтобы сдохнуть. Нет уж; придётся пожить на этом свете ещё немного.

– Эй, ты, чокнутая сучка! – окликнул он Лозу. – Твой брат мёртв.

– Что?! – ахнула та, моментально оборачиваясь на Каина. Энергетический хлыст медленно растворился в воздухе, более не подпитываемый её силами. – Ты... ты врёшь! Такое ничтожество, как ты, не могло...

– Вон его тело, – Каин кивнул назад, туда, где валялся на песке труп Шипа. – Подойди и убедись. А лучше брось донимать этого бедолагу и сразись с тем, кто равен тебе по силам.

– С чего бы мне это делать? – если заглянуть сейчас в глаза Лозы, там можно было увидеть полный спектр безумия. Да, раньше она воспринимала всё это как дикую, садистскую игру. Сейчас это стало местью, и ярость маньячки из клана Калед сложно было остановить. – Ты убил моего брата, мразь. Сейчас я убью твоего, и вот тогда продолжим.

– Значит, ты не помешаешь мне сделать вот это? – усмехнулся Каин, поднимая меч. Каждое движение отдавалось болью в его теле – удары Шипа не прошли даром – но это было сущим пустяком по сравнению с тем, что он пережил до того.

– Ничтожество! – завопила Лоза, окончательно теряя человеческий облик. – Убью!!

Первые ряды трибун поддержали её одобрительным криком; остальные зрители молчали.

Лоза кинулась на Каина, и вокруг её руки вновь появился светящийся хлыст. Так и есть – арбалет она не использовала. Псы и арбалет... возможно, эта парочка увлекалась охотой?

Знать бы ещё, на кого они охотились, промелькнуло у Каина в голове, пока он отпрыгивал, чтобы не попасть под удар. Может, и на животных. Но, зная нравы этого клана садистов, их амбиции и уверенность в собственной безнаказанности... может быть, это была охота на людей? Провинившихся слуг, прохожих, ненамеренно «оскорбивших» Каледов, похищенных врагов...

От второго удара хлыста он не стал уклоняться, а просто выставил клинок ему навстречу. Как он и ожидал, хлыст намотался на меч; Каин дёрнул рукоять на себя...

Это было ошибкой. Всё же стоило учесть, что оружие садистки было не материальным, а энергетическим. Хлыст не потянул её за собой – он просто удлинился, а Лоза осталась на месте.

– Мразь... – вновь выдохнула она. Щелчок пальцами – и от хлыста побежало что-то вроде жёлтых разрядов электричества. Конечно, это было не совсем электричество – но, по крайней мере, металл эту энергию проводил отлично. Из меча она ударила в руку, затем во всё остальное тело, и Каин рухнул на песок.

Он разжал ладонь, выпуская меч, но было уже поздно: энергия боли накрепко укоренилась в его теле. Он чувствовал, как она деформирует его мышцы, заставляя их сокращаться с бешенной скоростью; как увеличивается и без того безумная нагрузка на кости...

Кажется, сестричка была посильнее брата в мастерстве причинения боли. А может, просто более безбашенной. Впрочем, Каину сейчас было не до того, чтобы сравнивать, кто из этой парочки был большим психом.

Что ж; настало время для финального аккорда. То, что он сделал при помощи ручки – новое Непреложное Обещание – должно завершить этот бой. Но сначала нужно вытерпеть боль... в последний раз.

Стиснув зубы, он медленно разогнулся. Меча в его руках не было, но он лихорадочно сжимал и разжимал ладони.

– Ты крепок, – оценила Лоза. – Но это тебя не...

– Заткнись, – коротко приказал ей Каин. От неожиданности та и правда заткнулась, и Каин повернул голову к трибунам – туда, где сидела верхушка клана Калед, напряжённо следившая за ходом боя, что ещё недавно казался им заведомо выигрышным.

– Я, Каин Амос из клана Амос, обвиняю вас во всём том, что уже называл раньше! – громко выкрикнул Каин – так, чтобы его слышали все. – И пора уже заканчивать этот фарс.

Вокруг него моментально вспыхнула его аура; та, что ещё десять минут назад была пустой и чистой, как лист бумаги. Теперь она была антрацитово-чёрной, точно такой же, как и у его отца, только гораздо мощнее. Энергия смерти.

Каин ещё не умел управляться с этой энергией, но теперь он чувствовал её; ощущал каждой клеточкой своего тела. Он вытянул руку вперёд – и почуял, как энергия концентрируется на кончиках его пальцев. Осталось только выстрелить.

– Ты не смеешь... – прошептала поражённая Лоза. – Ты не можешь...

– Смею и могу, – отрезал Каин. Густая, щедрая струя чёрной энергии ринулась к безумной маньячке и поглотила её целиком. Вопль, который издала Лоза, был диким... и коротким.

Каин продолжал выпускать энергию целую минуту – больше, чем нужно было, чтобы прикончить девицу, но столько, чтобы продемонстрировать всем собравшимся, на что он способен. Когда, наконец, он прекратил – напротив него лежало скрючившееся и иссохшее тело, в котором уже с трудом можно было узнать Лозу из клана Калед.

– Я победил! – громко провозгласил Каин. – Мы победили! Пантеон был на нашей стороне!!!

Глава 30 - Победитель?

Если честно, Каин ожидал, что после этих слов трибуны взорвутся тысячей различных звуков — ликованием, негодованием, криками и свистом... Но вот он стоял на арене, подняв руки вверх, а вокруг царила лишь гробовая тишина.

— Я — победил! – всё тем же триумфальным тоном повторил он. — И победив, я вновь обвиняю клан Калед во всём том же, что и до того. В убийстве Ниара Матора. В попытке подставить меня, обвинив в этом преступлении. В том выстреле, который раздался, когда мы зачитывали своё обвинение вслух, и отправил меня в больницу!

На трибунах, где сидели Каледы, начиналась лёгкая паника. Кто-то кому-то что-то шептал, кто-то делал кому-то какие-то жесты... Тем не менее, они ничего не кричали и попыток выйти не делали.

— Теперь я повторяю всё это, но на сей раз я призываю к себе в свидетели весь Пантеон! — Каин вновь воздел руки вверх.

К нему уже быстрым шагом спешил жрец. В его глазах читалось беспокойство и непонимание – кажется, он тоже мысленно был готов к другому исходу боя. Почему? Подкупили ли его каким-либо образом Каледы? Или просто он не верил в Каина?

Нет, наверное, всё-таки второе. Зачем подкупать жреца – его слова ничего не решают на этой арене, всё решает бой. Каледы полагались на себя, на свою ауру, даже прикосновение которой непереносимо для большинства людей.

Жрец подошёл к Каину и растерянно поглядел на него. Затем на труп Лозы – ну, тут всё было совершенно прозрачно и бесспорно. То, что от неё осталось, не могло быть живым. Тогда жрец так же молча поспешил к телу Шипа.

Сам Каин в это время подошёл к Крысе и склонился над ним. Так... состояние парня было плохим, всё залито кровью, но он вроде бы дышал. Пока. Кажется, он был без сознания.

— Мой брат, Авель Амос, ранен, но жив, – так же громко провозгласил Каин. — Победа окончательная!

Впрочем, он делал это не столько для замершей в неверии публики, сколько для отца — тот явно волновался по поводу своего старшего нерадивого сына.

Жрец, всё ещё качая головой, вновь подошёл к нему.

– Оба представителя из клана Калед мертвы, – произнёс он, и его голос разнёсся из динамиков по всем трибунам. – Представители клана Амос победили, и их обвинения признаются истинными и незыблемыми. Клан Калед действительно совершил то, в чём его обвиняют — это подтвердили Боги.

И вот теперь – только теперь! -- трибуны взорвались. Проклятия смешивались с ликованием, разобрать отдельные слова было попросту невозможно, но Каин и не пытался. Он молча взирал на перекосившиеся лица Каледов и понимал, что его миссия выполнена. Что бы они не предприняли дальше (а война ещё была далека от завершения) – от такого удара им не оправиться. Завтра это будет на всех первых полосах!

К Крысе подошли два служки в жреческих одеяниях и, взяв тело за руки и ноги, погрузили на носилки. Ещё две пары таких же служек занялись телами Шипа и Лозы.

– Надеюсь, моего брата доставят к врачу, а не куда-нибудь ещё? – тихо уточнил Каин у жреца.

– К врачу, – кивнул жрец, предварительно отключив микрофон, вшитый в воротник его архаичного наряда. – К нашим храмовым целителям, если точнее, а уже затем, если потребуется, и к кому-то ещё.

Он направился к тихому выходу с арены, махнув рукой Каину, чтобы тот шёл за ним.

– Полагаю, юноша, лучше вам выйти этим путём. Если вы окажетесь в одном с ними всеми коридоре, то вас точно разорвут на кусочки: либо Каледы из мести, либо толпа новых фанатов от радости.

– Думаете, я теперь кумир миллионов? – мрачно хмыкнул Каин, обдумывая, что же ему сделать теперь.

Да, этот вызов здорово помог им в их деле. Обвинения против Каледов приобрели такой вес, какого нельзя было достичь иным путём. Скандал затронет всю Империю. К его персоне привлечено внимание всей страны... Но в этом-то и фокус. Нужна ли ему такая популярность, а самое главное – что с ней делать?

Жрец вывел Каина через узкий коридор куда-то в служебные помещения Храма Небес, а минут через пятнадцать там же появился и Саул.

– Что с твоим братом? – первым делом спросил он. Кажется, его старший сын всё-таки был дорог ему, несмотря на все свои недостатки.

– Плох, – честно признался Каин. – Но, если здесь, в храме, хорошие целители – то жить будет.

- Хвала Пантеону... – Саул сотворил священный символ. – В Храме Небес служат одни из лучших целителей в Империи. Лучше них – только клан Селит, да ещё отдельные виртуозы.

Он тяжело вздохнул и сел в кресло.

– Давно я не волновался так, как сегодня.

– И, тем не менее, ты верил в меня, – Каин осторожно сел рядом. Тело всё ещё болело остаточной болью – и, судя по всему, собиралось болеть ещё долго. Интересно, сколько шрамов на его теле прибавилась за сегодня? А эти царапины на лице – можно ли будет их убрать?

– Я знал тебя, – кивнул Саул. – Видел тебя в бою, Каин – тогда, сорок лет назад. Если ты решил кого-то победить, то ты неостановимый воин. Кроме того, оружие Каледов – это боль, а я прекрасно помню, как ты умеешь её переносить и через что ты прошёл. Мне самому никогда бы не стерпеть такого.

В этот момент в комнату вошёл очередной служка и сообщил, что их собственная сфера – та, на которой они прилетели – оцеплена журналистами и просто зеваками, однако Храм Небес готов предоставить им свою сферу, чтобы довезти до гостиницы.

– Не надо, – Каин встал. – Я встречусь с ними.

– Ты уверен? – отец встал вслед за ним.

– Да, – кивнул парень. – Мы затеяли всё это для того, чтобы растиражировать информацию о преступлениях Каледов. В наших интересах сказать прессе всё то, что мы хотим сказать, прежде, чем они выпустят газеты. Я знаю, что скажу им сейчас, и это будет недолго.

Он решительным шагом направился к лестнице. Да, разумеется, тело болит... но не показать этого никому – после всего прочего, что он пережил – было довольно просто.

Что ж, служка не соврал. У входа было действительно не протолкнуться – но при виде Каина и его отца толпа расступилась, будто отхлынула, освободив проход. Почтение это? Внимание к его персоне? Или же... страх? Он ведь только что совершил невозможное.

А ещё Аура Смерти. Отец ни слова про неё не спросил – видимо, он даже ждал от Каина чего-то подобного. А как отреагируют эти на того, кто может убить их всех одним движением руки?

«Эти» отреагировали чередой вопросов и протянутыми микрофонами.

– Скажите, как вы это сделали?

– Какого наказания вы планируете добиться для Каледов?

– Ходили слухи, что ваша аура была уничтожена три с половиной года назад, а ваш ритуал Пробуждения окончился полным фиаско. Что было на самом деле?

Каин поднял руки вверх, призывая к тишине.

– Я рад, – громко произнёс он, – что наши обвинения к Каледам вызвали такой интерес у прессы и общественности. Наверное, мне даже стоит поблагодарить самих Каледов – если бы они не вызвали нас с братом сюда, на Суд Пантеона, подобного напора мне было бы не видать.

Он скользнул взглядом по журналистам. О, Боги, сколько же их тут...

– Я очень хотел бы ответить на все ваши вопросы и вообще обрисовать ситуацию подробнее, – продолжил он. – Однако с момента завершения боя прошло ещё меньше получаса. Да, я стою на ногах, но я всё-таки сражался с двумя Каледами и, хоть я и победил – чувствую я себя довольно паршиво.

Он медленно продолжил идти к окружённой зеваками сфере; толпа расступалась перед ним, а он продолжал говорить.

– Думаю, всем вам известно, в какой гостинице остановились мы с отцом и братом. Дайте мне немного отдохнуть, прийти в себя – а затем приходите в холл этой самой гостиницы в семь часов вечера. Там я отвечу на любые ваши вопросы и подробно всё расскажу.

С этими словами он решительно распахнул дверцу сферы и забрался внутрь.

По лицу Саула было видно, что он хочет что-то у него спросить, но, во-первых, этого нельзя было делать при таком большом скоплении народу, а во-вторых, он должен был сесть в переднюю часть сферы, чтобы повести её.

Сферу пришлось парковать на крыше гостиницы – внизу, у входа в неё, тоже уже было полно народу, и Саул опасался, что они просто не дадут им пройти.

– Что за дела насчёт семи часов вечера? – уточнил он у Каина, когда они оба покинули сферу.

– Нам нужно было дать эту пресс-конференцию, – пожал плечами Каин. – Я уже сказал, почему. Нужно было дать её сегодня, потому что завтра уже могут выйти первые газеты, которые всё непременно перекроят и переврут, если их не направить.

– Делай то, что знаешь... – вздохнул отец. – Скажи мне лишь одно.

Он помолчал, глядя в небо.

– Чёрная аура, – наконец, произнёс он. – У тебя ведь её не было? Ты избавился от чёрных кристаллов, всё вылилось и впиталось в меня.

– У меня не было этой ауры ещё сегодня утром, – усмехнулся Каин. – А теперь есть.

– Гляди, как бы об этом кто-нибудь не узнал, – пожал плечами Саул. – Это должно остаться между нами двумя, потому что любой другой может довести это до сведения Каледов, а что будет дальше... кто знает.

Он покачал головой.

– Надеюсь, из-за этого не будет новых бед? Как тогда... боль, кристаллы... Потеря контроля над собой и превращение в монстра...

– Не будет, – решительно ответил Каин. – Не должно. У тебя ведь ничего из этого не было, хотя бы владеешь чёрной аурой вот уже сорок лет.

В глубине души он очень надеялся, что действительно всё предусмотрел.

Глава 31 - Вопросы и ответы

Разумеется, к семи часам — а точнее, даже раньше — в холле гостиницы негде было яблоку упасть. Администратор и работники гостиницы сбились с ног, однако совсем не возражали против такой рекламы своему заведению. Они даже предложили Каину за свой счёт обеспечить закуски и напитки из своего ресторана, но тот отказался.

— Мы устраиваем пресс-конференцию, а не благотворительный ужин, – заметил он. — Это не развлекательное мероприятие. Сюда придут не поесть и не попить, а узнать правду, услышать ответы на вопросы.

— Как скажете, — администратор не стал ему возражать. В его лице читалась сильная робость, настолько сильная, что Каину даже захотелось улыбнуться, и он с трудом удержался от этого.

Да уж. Кажется, после сегодняшнего у него возникнет репутация сурового и свирепого убийцы. Чёрная аура его отца покажется ерундой в сравнении с его собственной чёрной аурой!..

Осталось только понять, как к этому относиться. Можно всю жизнь открещиваться от подобной репутации. А можно её обратить себе на пользу и всячески поддерживать. Что выбрать, как быть? Жизнь покажет, а главное – покажут следующие шаги Каледов. Каин не сомневался в том, что они скоро ответят.

Что ж; к журналистам он вышел ровно в семь. Холл отеля гудел, как улей с потревоженными пчёлами, но этот гул моментально стих, как только он появился. Каин поднял обе руки.

– Для меня очень важно то, что вы все пришли сюда сегодня. Всё, что я делал в последние недели, было совершено ради одной цели: донести до жителей Империи истинный облик клана Калед – давно насквозь прогнившего, обнаглевшего от своей безнаказанности и власти сборища моральных уродов.

Все ахнули. Говорить такое о Каледах было самоубийством...

...для любого, кроме Каина. После сегодняшнего он мог со спокойной душой говорить о них всё, что угодно — а газеты писать это, до тех пор, пока они не выражали своё собственное мнение, а всего лишь цитировали его прямую речь.

– Однако, вас тут много, — заметил Каин. — Давайте, каждый из вас задаст мне по одному вопросу. Думаю, этого будет достаточно на любую статью.

Журналисты переглянулись. Какая-то девушка в очках подняла руку.

– Позвольте мне первой!

– Хорошо, – кивнул Каин.

— Чего вы хотите от Каледов в качестве компенсации за их преступления?

Разумеется, теперь – когда спорить с волей Пантеона было бессмысленно и даже опасно -- все говорили о преступлениях Каледов как о свершившемся факте.

– Чего я хочу? – Каин задумался. – Пожалуй, я хочу, чтобы людей, подобных им, не было при власти. Вдумайтесь сами. Они убили наследника одного клана – Высокородного, между прочим – и подставили наследника другого, обвинив в этом преступлении. О более мелких делах, вроде похищения и пыток исполнителя, я уже не говорю.

Он обвёл взглядом притихших журналистов, ловивших каждое его слово и только что в рот не заглядывавших.

– И в чём была причина этого деяния? Мы строили против них заговор, намеревались свергнуть их? Мы планировали объявить им войну? Или, может, мы хотели обнести их резиденцию, выкрав кучу ценных артефактов?

Каин сделал драматическую паузу, а затем громко припечатал:

– Нет!!

Журналисты аж отшатнулись от такой экспрессии.

– Вина клана Матор была в том, что Каледы уже давно – с самого появления Маторов – опасались их ауры, и потому специально принижали, не давали много власти и загоняли на самое дно. Брак Ниара Матора мог бы обеспечить клану приток свежей силы – и Каледы не хотели этого допустить.

Журналисты молчали и очень-очень быстро строчили в блокнотах.

– А наша вина – или моя лично, если хотите – ещё смехотворнее. Мы с Роном Каледом, их бывшим наследником, вошли в Разрыв вдвоём, а вышел я из него один. Этого хватило клану, чтобы обвинить меня в подлом ударе в спину.

Среди журналистов взметнулась рука.

– Да? – Каин кивнул.

– Вы упомянули Разрыв и Рона Каледа, – спросил журналист. – Расскажите, что там произошло на самом деле, по вашей версии.

– Хорошо, – Каин пожал плечами. – Мы оба попали туда случайно. Я мало знал Рона Каледа, но по тем нескольким часам общения с ним он показался мне адекватнее, чем весь прочий клан. Хотя, возможно, он просто не успел раскрыться, а я – перейти ему путь.

Он пожал плечами.

– Истерзанные Земли – крайне опасное место. Не понимаю, как кого-то может удивить что, что кто-то погиб в них.

– Полагаю, кого-то удивило скорее другое – то, что вы в них выжили, – заметил кто-то из журналистов.

– Да, – согласился Каин. – При должной доле удачи и тренировок возможно и такое. Тренировок хватало нам обоим, а вот удачи хватило только мне. Это не моя вина или заслуга, это не его вина или заслуга. Просто... так сложилось.

Пару секунд было тихо; журналисты переваривали услышанное. Затем протянулась ещё одна рука.

– А что вы скажете насчёт своих старых травм? Вас три года не было на публике, и все думали, что ваши энергетические каналы разрушены. Находились очевидцы, говорившие, что были на вашем Ритуале: якобы у вас открылось пять слоёв, но все они лопнули из-за отсутствия ауры. Но сегодня вы доказали, что это совсем не так.

– Это так, – кивнул Каин. – Было так. Мои энергетические каналы действительно были разрушены, а эти очевидцы говорили чистую правду. Всё так и происходило. Но Истерзанные Земли – не только место большой опасности, но и место, где можно совершить даже невозможное.

Журналисты замерли. Они явно ждали не такого ответа.

– Я попал в Разрыв фактически калекой, не имеющим ауры, – подтвердил Каин. – Только тренировки и высокий болевой порог не дали мне умереть сразу же. Однако, вышел оттуда я человеком со здоровыми энергетическими каналами и чёрной аурой – фамильной аурой клана Амос, которая была впечатана в мои гены, но не могла проявиться раньше.

Он развёл руки в сторону, и вокруг его фигуры на пару секунд разлилось матово-чёрное пятно (назвать это сиянием или свечением было невозможно). Пять слоёв, чёрная аура. Пожалуй, это была заявка на Чемпиона, и будь известно о таком раньше – возможно, Каледы не решились бы встать Каину поперёк дороги.

Журналисты попятились в стороны. На них чёрная аура произвела не меньшее впечатление. Кто-то вновь поднял руку.

– И теперь вы объявляете войну клану Калед? – раздался вопрос.

– Каледы сами объявили себе войну, – пожал плечами Каин. – Я не такой садист и зверь, как они. Я не стану добиваться их физического уничтожения, всех до единого. Всё, чего я хочу – это удара по их репутации и власти. Чтобы союз с ними означал позор для любого уважающего себя клана. Чтобы они опустились на самое дно – туда, куда они столетиями загоняли Маторов и другие молодые кланы, чей потенциал угрожал их собственному положению. Чтобы в их руках не осталось ни капли власти, а само имя их клана стало синонимом кого-то презираемого.

Он сделал паузу и глотнул минеральной воды из бутылочки.

– Однако, – заметил он, чуть повысив голос, – я заявляю официально и хочу, чтобы вы растиражировали мои слова, донеся их до Каледов. Если в ответ они начнут мстить мне или моим близким, тайно или явно – я не остановлюсь на этом. Я перейду в настоящую войну; войну на уничтожение. Думаю, после того, что случилось сегодня, ни у кого нет сомнений в том, что эту войну я выиграю?

Собравшиеся журналисты молчали. Вопросы, кажется, не шли им в голову... или шли не всем. Один тип поднял руку.

– Каин, ваша сила беспрецедентна. Скажите, вы собираетесь проходить испытание?

– Вы о том испытании, которое должен пройти правящий род клана, чтобы стать Высоким Родом? – уточнил Каин.

– Да, именно о нём, – кивнул журналист, сверкнув круглыми очками.

– Разумеется, собираюсь, – согласился Каин. – И, если честно, собирался ещё до всех этих событий. Но теперь с этим придётся подождать: ведь по правилам в испытании участвует вся семья, а мой сводный брат Авель ещё долго будет лечиться после сегодняшнего боя.

– А после того, как это случится, – крикнул кто-то, подняв руку, – будете ли вы оставаться в вашем городке...

– Синаре, – подсказал Каин.

– Да, верно. Останетесь ли вы – вы лично, или весь клан – в Синаре, или захотите идти в большую политику?

– Я пока не забегаю настолько вперёд, – усмехнулся Каин. – Мне это кажется преждевременным. Что до Синара, то я хочу заметить: этот городок стоит на границе Империи не только в географическом смысле. Там находится межмировой разлом. Плоть и прочие твари из Истерзанных Земель возникают там едва ли не каждую неделю.

Он снова скользнул взглядом по толпе журналистов. Много девушек, много субтильных типов в очках.

– Сколько из вас воевали в Истерзанных Землях? – задал он свой вопрос. Вверх взметнулось около пятнадцати рук. Да уж... а тут не меньше полусотни человек, включая фотографов.

– Ну вот, – завершил он свою мысль. – Большинство из вас не были там и не видели, какую угрозу таят эти земли. А я был и видел. Я хочу сказать о том, что клан Амос уйдёт из Синара не раньше, чем найдёт себе замену: тех, кто сможет и дальше защищать город, его мирное население, от сверхъестественных угроз.

Сразу несколько рук поднялись вверх. Кажется, эти писаки справились с первым оцепенением и придумали свои вопросы. Что ж, пускай спрашивают. Каин знал, как следует отвечать: у него был большой опыт общения с журналистами. Он знал, как они порой искажают чужие слова – и знал, как облечь их в такую форму, чтобы исказить их было нельзя или почти нельзя.

Возможно, что-то они и переврут. Но не все и не всё. Так или иначе, как бы там ни было – а репутации клана Калед теперь конец. Никто не захочет быть на стороне проигравших.

Глава 32 - И вновь Лилит

Когда всё это закончилось?.. На самом деле, достаточно поздно. Журналисты разошлись только через четыре часа, выжав из Каина и Саула всё, что из них вообще можно было выжать. И, само собой, по окончании пресс-конференции они оба в действительности были настолько уставшими, насколько это возможно.

Саул даже не пошёл в номер — сказал, что хочет проехаться до Храма Небес и узнать, как дела у Авеля. Каин только махнул рукой — сам он уже давно произнёс краткое «обещаю, что мой брат выживет» и забыл о нём, справедливо считая, что на этом его долг исчерпан.

Теперь он поднимался в номер — медленно, устало. Да уж... Все эти публичные выступления – не его стихия. Его стихия — это битва, бой с превосходящим противником, спасение чьих-то жизней, стрельба и рукопашная схватка...

Всё это и сил у него отнимает куда меньше. А пресс-конференции, интервью, дебаты и пленумы... Мда. В том мире нахлебался этого полной ложкой, так ещё в этом начал.

Дверь номера отворилась легко и бесшумно — сервис. Внутри было темно; не зажигая света, почти на ощупь, Каин расстегнул пиджак и бросил его на кровать; затем рубашку...

— Ты готовишься к чему-то, о чём я не знаю? – раздался в темноте женский голос.

Каин от неожиданности подскочил на месте и принял боевую стойку... И только затем, когда до него дошло, кто это говорит, расслабился.

– Лилит, – выдохнул он, зажигая свет. — Как ты здесь оказалась?

– Просто вошла, — Лилит пожала плечами. — Ты не запирал дверь номера. Все работники гостиницы были внизу, следили за тем, чтобы мероприятие прошло достойно. А проскользнуть сюда в такой толчее не составила никакого труда.

– Но... зачем? – нахмурился Каин, поспешно натягивая белую майку.

– Как зачем? — кажется, Лилит даже обиделась такому вопросу. – Я же обещала встретиться с тобой в день Суда Пантеона.

-- Обещала... – растерянно вспомнил Каин. – Но я думал, это будет до самого боя...

– Ну – я решила, что с проигравшим нет особого смысла встречаться: мои слова всё равно будут бесполезны для мертвеца, – Лилит с лёгкой улыбкой встала с кровати. – А вот увидеть победителя вполне имеет смысл. Ты знаешь, что те, кто сегодня поставил на тебя, стали богачами в одночасье?

– Поставили? – поразился Каин. – Там что, и тотализатор был?

Он вспомнил, что что-то подобное говорили его таинственные похитители, те, которые «верные слуги Архонтов». «Нам придётся поставить на тебя»... Но они, кажется, не имели в виду буквальную ставку – скорее, имелось в виду «нам придётся поверить в твою победу».

Он покачал головой. Лилит знала про Каледов, знала про изменника в его клане. Может, она тоже предсказатель?.. Да нет, чушь какая-то. Если бы она была с теми ребятами заодно – они бы не стали его похищать.

– Что ты знаешь про Архонтов? – неожиданно выпалил он.

– Чего? – лицо Лилит удивлённо вытянулось. – Вот такие вопросы ты задаёшь девушке, оставшись с ней наедине поздно ночью?

– Ну, – Каин развёл руками. – Мне необходимо узнать, кто такие Архонты.

Для этого не обязательно было спрашивать меня, – прыснула Лилит. – Достаточно было просто зайти в Интернет и прочитать. Там, конечно, на эту тему было бы много чуши, но всё же общую суть, думаю, ты бы уловил.

– Так кто они такие? – покосился на неё Каин.

– Некоторые называют их демонами, некоторые – старыми богами, – Лилит кокетливо пожала плечами. – Многие считают, что они создали этот мир – и правили им, пока Пантеон не сместил их. Другие думают, что Архонты сами когда-то – в совершенно незапамятные времена – пришли на место настоящих создателей мира.

– Как всё запутанно... – пробормотал Каин. Он помотал головой, возвращаясь в нормальное русло мышления. – Ладно. Не суть. Мы, кажется, хотели поговорить о предателях в моём клане... и о том, откуда тебе столько известно.

Чёрт... Она ведь, кажется, и правда пророк. Или как ещё объяснить такое всеведение?

– Столько? – Лилит или не понимала, о чём речь, или делала вид, что не понимала. Хотя, наверное, всё же второе. – Ну, да, я упомянула при тебе Каледов в тот вечер в клубе. Просто упомянула! Все остальные выводы ты сделал сам!

Хм. А ведь так оно и есть. Да, просто упоминание навело его на верную мысль... но это же и правда было простое упоминание. Каин нахмурился.

– Погоди. А насчёт предателя?

– А вот тут у меня и правда есть маленький секрет, – улыбнулась Лилит. – Это связано... с моим отцом. И с его деятельностью. Он не публичный человек, не думай. Но важный – насколько важным может быть тот, чьё имя по роду деятельности неизвестно большинству, даже из тех, кто имеет власть.

– И ты, разумеется, не можешь сказать мне больше ничего? – вздохнул Каин. – Гриф секретности, подписка о неразглашении...

– Ты догадлив, – кивнула девушка.

– Так, погоди, – Каин внезапно осознал, что он по-прежнему не знает о Лилит... ну, почти ничего. – И всё же – как твоя фамилия? Из какого ты рода?

– Рано, Демократ, рано! – Лилит приложила свой тонкий пальчик к его губам. – К тому же, моя фамилия не слишком известна – всё по той же причине. Едва ли она что-то тебе скажет.

– Но ты хотя бы уточнишь по поводу этого предателя? – Каин чуть отстранился. Лилит обиженно поглядела на него.

– Я уже сказала то, что знала. Предатель есть. Тебе надо быть осторожнее. Но я не справочное бюро и не волшебная книга с ответами. Ищи его сам, Демократ!

– Тогда... – Каин помотал головой. – Я думал, ты пришла сюда, чтобы мы обсудили это всё, но если нет, то зачем ты здесь?

– Издеваешься? – Лилит кисло поглядела на него. – Мы одни, вдвоём, вокруг ночь, и твоих отца и брата здесь не будет ещё долго.

– Эээ... Ты же помнишь, что это наша третья встреча? – уточнил Каин.

– Ты забываешь ещё о двух звонках, – Лилит потянула застёжку на блузке. – К тому же, я узнала тебя достаточно, чтобы меня всё устраивало.

– А я тебя? – Каин колебался. – Я тебя почти не знаю.

– Ты идёшь или нет? – приспустив блузку до плеч, Лилит снова присела на кровать. – Я ведь могу обидеться и уйти.

Каин хотел возразить ей что-то ещё... Но помотал головой, отгоняя собственные сомнения. А какого чёрта, собственно? Кем бы Лилит не была, на чьей бы стороне она на самом деле не играла – сейчас она просто красивая полуобнажённая девушка, а он – молодой парень. Пожалуй, с самого попадания в этот мир, в это тело он не чувствовал себя настолько молодым и возбуждённым.

– Иду, – кивнул он, снова стаскивая майку.

– Мне нравятся твои шрамы, – оценила Лилит. – Они – как карта, рассказывающая историю твоих боёв.

– Не самая весёлая история, – заметил Каин, садясь на кровать рядом с ней. – Я каждый день и каждую ночь стараюсь забыть её. Но не выходит.

– О, если бы ты забыл... – Лилит игриво пробежалась рукой по его груди. – Ты бы потерял часть себя, верно? Ты должен быть тем, кто ты есть. Каином Амосом, человеком с чёрной аурой. Человеком, вернувшим свои энергетические каналы. Человеком, победившим двух Каледов на Суде Пантеона. Две вещи, считавшиеся невозможными, за полтора месяца – перспективное начало, не так ли?

Её рука побежала дальше, вниз, расстёгивая пуговицу брючного костюма.

– Иногда мне хочется, чтобы я был кем-то другим, – признался Каин, давая Лилит раздевать себя. – Быть тем, кто я есть, утомляет. Неужели весь мир не может просто взять и оставить меня в покое? Это так много?

– Ты уже был никем, – напомнила Лилит, сбрасывая через голову лифчик. – Был ничтожным калекой, мусором с разрушенными энергетическими каналами. Всё, что ты мог – это держаться с достоинством и разглагольствовать о демократии.

– Лучше бы это так и оставалось, – вздохнул Каин.

– Это могло бы так остаться, – согласилась Лилит. – Но разве ты сам не выбрал другое? Вот ты силён. Ты наследник клана, у тебя есть легендарная чёрная аура. Сегодня ты прогремел на всю Империю, а может, и на весь мир, как боец нереального уровня... Ты мог ничего этого не делать.

– Мог, – признал Каин. – Но иногда... да что там, почти всегда. Я сам себя удивляю... и раз за разом делаю совсем не то, что нужно.

– А может быть, как раз то, что нужно? – уточнила Лилит. – Может, именно для этого ты и пришёл в мир?

– Давай не будем о судьбе и предназначении, – выдохнул Каин, ложась на неё сверху. – И вообще – хватит разговоров.

– О, – Лилит хихикнула. – Оказывается, ты только этого и ждал!.. Заманил меня – бедную, наивную девушку – сюда, в номер, и всё это время только этого и добивался...

Каин не ответил, да и Лилит не ждала этого. На какое-то время с номере затихли все слова – впрочем, зато сейчас в нём в избытке было других звуков.

Размеренные движения, молчание и ощущения, близкие к запредельным, на какое-то время выхватили Каина из реальности. Он не помнил, где он, не помнил, кто он – просто отдался той страсти, в которой сейчас находился.

Вот то, чего у него не было в старой жизни. Вот то, ради чего стоило переродиться. Нет, разумеется, он и в том мире не было девственником... но там это было иначе. Мельче, прозаичней, да и просто прохладней, что ли.

Спустя какое-то время, тяжело дыша, он присел на кровати. Лилит лежала рядом и молча улыбалась.

– Теперь ещё один вопрос, а? – хмыкнул Каин. – Откуда ты узнала, что моего отца не будет в номере?

– Смешно, – прыснула Лилит. – Он не вошёл с тобой. И раз он не появился за то время, что мы беседовали... значит, уже и не появится в ближайшее время, не так ли?

Каин кивнул, успокоенный этим объяснением.

Глава 33 - Объяснение с отцом

Утренние газеты на эпитеты не скупились. Многие называли Каина будущим Чемпионом, а одна даже беззастенчиво заявляла, что он имеет все шансы войти в Пантеон, как это в своё время сделали Кара Лад и Саргон Золотой. Впрочем, эта газета в целом показалась Каину довольно маргинальной.

Не надо думать, что все хватили Каина: хватало и тех, кто его ругал, приписывал ему высокомерие, злые планы, называл его самого — зелёным неопытным юнцом, одарённым, но слишком много о себе воображающим. Были и те, кто считал всю его историю с Разрывом и восстановлением энергетических каналов наглой и беззастенчивой ложью, призванной принести Каину и его клану дешёвую популярность.

Тем не менее — их было не большинство. И к тому же, даже эти издания не пытались оспорить его победу на Суде Пантеона или как-то оправдать Каледов. Видимо, авторитет культа был слишком велик, чтобы кто-то мог спорить с его безоговорочным вердиктом.

Саул и Крыса появились в гостинице лишь под утро. Крыса уже был в сознании, но еле шёл, поддерживаемый отцом.

— Это был худший день в моей жизни... – простонал он, глядя на Каина одним глазом. Второй был залеплен бинтом. — Я никогда не чувствовал такой боли...

— Худший день? Нет!! — искренне поразился Каин. – Это день, когда ты вошёл в историю! Ты вышел на арену Храма Небес против двух Каледов и остался жив, а их унесли оттуда вперёд ногами!

– Да брось, – тяжело рухнув на кровать, махнул рукой Крыса. — Все запомнят то, как ты убил двух Каледов, а я даже с какой-то девкой справиться не смог.

– Не в такой-то, а с Высокородной, — возразил Каин. — Вряд ли тебя кто-то обвинит. Ты продержался и не умер – это уже достижение, когда воюешь против Каледов.

– Вот только не надо меня утешать! – обозлился Крыса — и тут же скривился от боли, к которой привело его необдуманное резкое движение. – Оооох... Я как-нибудь проживу и без твоих ободрений.

-- Никаких ободрений, – пожал плечами Каин. – Просто ты мне нужен бодрым, здоровым и готовым к бою, а не замкнувшимся в себе.

– Это ещё зачем? – злость в голосе Авеля сменилась подозрительностью и недоумением.

– Забыл? Ты второе лицо в клане, Верховный командор, – напомнил брату Каин. – К тому же, нам с тобой ещё проходить испытание, которое сделает нас Высоким родом.

– Что? – Крыса вытаращил глаза и слабо попытался замахать руками (вышло это у него плохо). – Нет! Нет-нет-нет, больше никаких испытаний! Я на всю жизнь навоевался! Лучше вообще в простолюдины уйти, чем снова что-то подобное!

– Разве это не то, о чём ты мечтал? – удивился Каин. – Слава, военные подвиги, жизнь Высокородного...

– Не такой ценой!

– Дай ему время, – вмешался Саул. – Он выдержал слишком много боли, и теперь не знает сам, чего хочет. Пусть Авель полностью залечит свои раны, вернётся в строй, и тогда вы снова вернётесь к этому вопросу.

– Ладно, – согласился Каин. В принципе, Саул был прав – требовать сейчас новых усилий от человека, едва стоящего на ногах, было на редкость безблагодатным занятием.

– Собираемся, больше нам нечего делать в Дионе, – велел отец. – Нас ждут дома.

Он поглядел на Каина.

– Ты полетишь со мной в кабине. Твоему брату сейчас нужно как можно больше покоя.

– Хорошо, – не стал спорить Каин. Видимо, отец опасался нового конфликта... и, в принципе, не без причины.

Что ж; полёт прошёл достаточно мирно. Большую часть пути Саул и Каин молчали: отец был сосредоточен на том, чтобы вести сферу ровнее, а сын – на разглядывании пейзажа за окном. Пару раз по пути им попадались очень необычные вещи, вроде полностью разрушенных городов или гигантских многоруких роботов, занимающихся чем-то мирным, вроде сельскохозяйственных работ.

И только когда стемнело, Саул заговорил.

– Сын. Тебе не кажется, что пора объясниться со мной?

– В каком смысле? – не сразу понял Каин.

– Я давно замечал у тебя странные способности. С самых Истерзанных Земель. Ты мог то, чего другие не могли бы. Эти твои обещания, и всё такое... Но заполнить свою пустую ауру чёрной энергией с нуля, прямо посреди боя...

Каин вздохнул. Саул был прав, куда ещё больше откладывать этот разговор... Он закатал до локтя рукав:

– Что ты видишь?

– Кучу шрамов, – отозвался отец, мельком глянув на его правую руку.

– А буквы?

– Буквы? – удивился отец.

– Да, вот они. Приглядись, – указал Каин.

– Обещаю, что... – с удивлением начал читать отец, – мои энергетические каналы и аура будут восстановлены, и это обещание не принесёт никакого вреда моим телу и душе... Что это такое, Каин?

– Непреложное Обещание, – честно признался Каин. – Сделать такое сложнее, чем обычное; куда сложнее.

– Я не желаю вдаваться в подробности, – Саул снова начал глядеть на дорогу перед собой. – Просто скажи мне, что это такое и откуда оно у тебя.

– Откуда? – хмыкнул Каин. – Тут я знаю немногим больше твоего. Мне дали эту способность, я использую её, приноровился извлекать пользу, но откуда оно взялось – я до сих пор гадаю по ночам, когда у меня бессонница.

– Это из Истерзанных Земель?

– А вот и не угадал. Ритуал, всё началось после него. Видимо, дело было в искалеченных каналах. У меня был большой потенциал, но ему некуда было излиться, – Каин покачал головой. – Ну, ты сам вчера всё слышал – тот случай описали за меня, и довольно подробно.

– Да, – кивнул отец. – Пять слоёв, и все погасли, точно лопнувший мыльный пузырь.

-А вместо них пришло это. Система и обещания. Я могу пообещать что-то. Это не исполнение желаний, что-то невозможное не случится. Но можно слегка поиграть с вероятностями.

– А это – не невозможное? – отец показал на его руку.

– Я же говорю. Это – Непреложное Обещание. Оно сложнее.

Каин сделал жест рукой, и в его раскрытой ладони появилась ручка, вынутая из инвентаря.

– Откуда это? – уточнил отец.

– Оттуда же, откуда и мой неразрушимый костюм. Артефакт, найденный в Истерзанных Землях, причём почти сразу, как я туда попал, – отозвался Каин. – Вот его обещания сбываются всегда и сразу, какими бы невероятными они не были.

Он не стал упоминать, что и то, и другое пришло вместе с ним из иного мира. Это потянуло бы цепочку ненужной информации... а он был не готов, всё ещё не готов к этому.

– Тогда почему бы этим... Непреложным Обещаниям не решить все наши проблемы? – покосился на него отец. – Слишком много возможностей они открывают. Ты чего-то недоговариваешь. У них своя цена, так?

– Да, – кивнул Каин. – И немалая. Она достаточно высока для того, чтобы пользоваться другими средствами так, где есть для этого все возможности.

Глубоко вздохнув, отец замолчал. Было видно, что его переполняют и другие вопросы, но он счёт за лучшее дать всей новой информации уложиться у него в голове, и лишь уже потом что-то дальше спрашивать.

В Синаре Амосы оказались уже за полночь, проведя в пути практически весь день. Сфера мягко приземлилась во дворе резиденции Саула, и они с Каинов вышли из неё.

Несмотря на позднюю ночь, их уже встречали, и встречали большим составом. Здесь была вся верхушка клана – Гвинн, Леора, Изекиль... За их спинами маячили члены клана рангом пониже – помощники, секретари и заместители, а затем заместители помощников, помощники секретарей и секретари заместителей. Все, кто решал в клане хоть что-то.

– Авель! – глаза стоящей впереди Леоры на пару секунд стали дикими. – Где он, Саул?! Что с ним? Только не говори мне, что он погиб!

– Живой, – одним словом успокоил её глава клана. – Живой, но ранен.

Он распахнул дверь сферы и продемонстрировал всем собравшимся спящего в забытьи Крысу.

– Живой, вопреки тому, что предрекали, наверное, все вы, – заметил Каин. – Сколько из вас верило в нашу победу?

Все взгляды обратились на него. Леора, которая вообще с трудом отпустила от себя Крысу, пребывая в полной уверенности, что видит его в последний раз. Изекиль. Который предлагал с кем-то договориться о надёжном укрытии за рубежом, если его назначат за это главой клана. Все прочие, просто молча жавшие руки Каину Саулу...

– Да, – заговорил Изекиль. – Будем откровенны, Каин – ты нас поразил. Никто не ждал этого от тебя. Теперь, думаю, все видят, почему ты лучший кандидат на роль главы клана.

Каину почему-то ни на йоту не верилось в искренность его слов. Лжец всегда остаётся лжецом... пожалуй, подумал он, стоит покрепче приглядеться к нему. Вдруг это и есть тот предатель, о котором говорила Лилит?

Лилит... с ней было ещё так много вопросов. Но после вчерашнего эти вопросы были вовсе не первым, что всплывало в голове при мысли о ней. Хм... было бы совсем недурно повторить это как-нибудь.

Кхэм. Каин огляделся по сторонам, возвращаясь в реальный мир. Кажется, он забежал немного вперёд.

– Мама... – простонал Крыса, вылезая из сферы. – Это было просто кошмарно. Я никогда не испытывал такой боли...

– А ну не ныть! – рявкнула Леора. Убедившись, что её сын жив, она потеряла всякую обеспокоенность. – Я скорее предпочту видеть тебя мёртвым, чем тряпкой и нытиком!

Пара её помощников взяли Крысу под руки и повели в крыло, принадлежащее Шеолам. Всё прочее пока что не интересовало её.

– Что вы планируете делать дальше? – осведомился Гвинн.

– Жизнь покажет, – пожал плечами Саул. – Надо увидеться с Маторами, обсудить произошедшее. Дождаться хоть какой-то реакции от Каледов...

Он развёл руками.

– Так или иначе, план действий будет определять Каин. Это был его план; более того – то, что произошло вчера, это его победа, от и до. Так что ему и решать, что будет дальше.

Глава 34 - Новые обвинения

Около трёх дней Каин честно наслаждался жизнью победителя. Правда, делал он это в основном внутри клановой территории — с выходами куда-либо в город было решено чуть подождать, от греха подальше.

На следующий день после его приезда с ним встретились Маторы. Что ж; Каин видел, что Аклен Матор искренне рад. Убийцам его сына отомстили, и отомстили всерьёз.

Однако... единственным ли это было его чувством? Ещё недавно он жил с осознанием того, что Амосы пусть и сильный для Синара, но всё же не Высокородный клан. Затем всё изменилось — вернулся он, возник шанс, что Амосы станут Высоким Родом. Но всё же — рядовым Высоким Родом, если так можно выразиться, и уж точно не влиятельнее самих Маторов.

Но после боя всё изменилось. Он, Каин Амос, показал всей Империи, какой в нём сокрыт потенциал. Теперь Маторы видят в нём опасного конкурента. Аклен может прекрасно относиться к нему как к человеку, но всё же в первую очередь он политик и лидер своего клана.

– Что вы намерены делать дальше? — уточнил Каин у Матора.

— Как-то жить, — пожал тот плечами. – Пытаться войти в прежнее, нормальное русло. Ниара не вернёшь, но клан жив, у него новый наследник.

– Полагаю, брак с Мирой Клио уже не обсуждается? – уточнил Каин.

— Нет, – покачал головой Матор. — Её семью отпугнули все эти скандалы, так что они поспешили расторгнуть помолвку. К тому же, у Гиала уже есть невеста.

«Бедная Мира», — подумал Каин, мысленно усмехаясь. – «Была моей невестой, потом невестой Крысы, потом Ниара Матора – и все три раза не срослось! Если так пойдёт и дальше, она останется в девках на всю жизнь».

Итак, три дня спокойствия пролетели – а затем ударил ответ со стороны Каледов и их союзников.

Или, наверное, точнее было бы сказать «бывших союзников»? После Суда Пантеона их репутация была разрушена навсегда; любой, кто оспорил бы их вину — оспорил бы решение Богов, а желающих сделать это не находилось.

Тем не менее, кое-что сделать Каледы могли. Они падали на дно... но пытались утянуть своего главного врага за собой. Многие Высокородные кланы, расторгшие союз с ними, на самом деле не видели ничего дурного в том, что они совершили...

А вот Каин – угроза. О да, он был ей для многих. Что, если этот наглый тип решит прийти и за их властью? Что, если он попытается атаковать их? Слишком опасен, слишком силён, слишком непредсказуем.

Старые кланы, будучи многовековой силой, уже как-то притерпелись друг к другу. Они знали, кто есть кто в этом странном клубке змей. У них были свои союзы и своя вражда. Каждый сильный клан хранил кучу компромата на все прочие, и на этом держалась вся эта коррупционная система.

Каин был новым игроком на политической арене. Никто его не ждал; никто не имел рычагов влияния на него и не заключал с ним союза. Поэтому вердикт немалой части кланов, имеющих вес и власть в Империи, был прост: атаковать, не дожидаясь, пока он вступит в игру.

И началось всё, как обычно, с обвинения. И со статьи в одной из столичных газет.

-- Погляди на это, – Саул протянул газету сыну, когда тот зашёл в его кабинет. – Передний заголовой.

– Хм... Окей, – кивнул Каин. – «Чёрная аура – демонический дар»... Чего?!!

– Вот и я хотел бы знать, «чего», – Саул был серьёзен как никогда. –Ты дальше читай!

Молча покачав головой, Каин углубился в чтение. Что ж... заголовок выражал основные мысли статьи. По мнению её автора, и Саул, и Каин получили свои редчайшие чёрные ауры одним и тем же способом: заключив сделку с каким-то демоном, обитающим в Истерзанных Землях.

Автор осторожно подчёркивал – он не оспаривает победы Каина на Суде Пантеона, ведь если бы Боги не захотели, они не даровали бы ему этой победы... Вот только разве демоническая сила – не суть мерзость, противная всем богам? И дальше в том же духе.

В то утро Каин не придал этому особого значения. Ну, статья. Одна из многих. Что только про него не писали в эти дни!.. И если бы он воспринимал всерьёз всю ту грязь, которая звучала в его сторону...

В своей неправоте он убедился уже к обеду. Возможно, всё произошло стихийно; куда вероятней, что с чьей-то серьёзной помощью, но, так или иначе, обвинения в демонизме стали настоящим трендом.

По телевизору крутили передачи о демонах, чтобы доказать, что предположение о чёрной ауре – реальность. В соцсетях тысячи комментаторов обвиняли Каина во всех грехах, вплоть до того, что он убивал младенцев и пил их кровь ради получения сил.

При этом все умудрялись не оспаривать его победу и не оправдывать Каледов, чтобы не подставляться под удар! Одним из самых популярных тэгов этого для, одновременно с #чёрныйдар и #амосдемонист, стал #одиндругогонелучше.

Каин следил за всем этим. Вместе с ним за соцсетями и медиа следили ещё несколько ответственных за это членов клана, и они были настроены не очень оптимистично.

– Чем это может мне грозить? – уточнил Каин у отца.

– Всё просто, – тот пожал плечами. – Ты станешь изгоем. Хуже, чем Каледы. Они – просто преступники, использовавшие убийства и запугивания для распространения своей власти. Ты – демонопоклонник, а это куда хуже.

Да уж... кажется, религия играла слишком большую роль в жизни Империи. Впрочем – так ли это удивительно, если боги тут не мистические фигуры на иконах, а самая объективная реальность?

– Но и это будет цветочками, если жрецы Пантеона признают обвинения верными, – добавил отец. – Тогда тебя попросту изгонят из Империи, объявив вне закона – ну, и меня заодно, ведь у меня та же аура. Клану будет предложен выбор – проклясть нас двоих и вырвать с корнем любую память о нас, или же последовать за нами в изгнание.

Каин нахмурился. Это не нравилось ему.

– Покинуть страну? – пожал плечами. – Возможно, это не самый плохой выбор. И за пределами Империи люди живут, и если где-нибудь ещё на нас никто не станет коситься...

– Сын, – покачал головой Саул. – Клан Амос – труд всей моей жизни. Я мог бы уехать куда-нибудь, в моей жизни было всякое, и я привык к сложностям. Можно было бы даже примкнуть к Республике! Но знать, что то, во что я вложил всю душу, погублено и исковеркано...

Опять Республика... нет, нужно как можно скорее узнать, в чём тут суть. И почему в Сети нет никакой информации о ней? Что за секретность, если речь идёт о чём-то, что знают практически все жители Империи?

– Тогда нам остаётся лишь одно, – заявил Каин, сосредотачиваясь на текущем вопросе. – Доказать, что эти слухи – ложь, и чёрная аура – не что-то злое или демоническое.

– Как? – задал вопрос отец.

– А как ты сорок лет пользовался своей аурой и не вызвал ни у кого подобного заявления? – Каин развёл руками.

– За все эти сорок лет я не переходил дорогу никому настолько влиятельному, – вздохнул отец. – И – пойми, речь уже не о Каледах. Речь о двух третях правящей верхушки Империи!

– Двух третях? – Каин задумался. – Двух... Значит, существует ещё одна треть...

– Возможно, она просто приглядывается к тебе, – отец не спешил его обнадёживать. – Никто из них не является тебе другом. Никто, Каин.

– Потому что пока я попросту не завёл дружбы ни с кем из них?.. – пробормотал Каин.

Он прошёлся по комнате, а затем с размаху сел в жёсткое кресло. Боль, заработанная в сражении, давно уже прошла, и к этому дню он пребывал в прекрасной форме.

– Меня рассматривают как потенциального Высокородного. Против меня заключили союз. Отлично! Но я ведь тоже могу его заключить.

– С кем? Они там все заодно...

– Вовсе нет! Глупости, в политике так попросту не бывает, – о, уж Каин точно знал, о чём говорил. Опыт общения с Кураторами и управления страной многому его научил. – Даже наоборот! Они там все порознь, каждый думает о себе и боится всех прочих.

– Тогда почему они действуют воедино?

– А почему ты держись в своих советниках Изекиля, который очевиднейшим образом играет против тебя? – парировал Каин. – И почему он сидит на этой должности, а не уйдёт? По двум причинам. Первая – держи друзей близко, а врагов ещё ближе. Вторая – поодиночке вы слабы, а вместе сила.

– К чему ты это? – кажется, такие размышления были сложноваты для Саула. Он привык к тихой провинциальной политике, к подпольному бизнесу или войне, но не к... этому.

– Они заключают союзы, потому что в большой политике это единственный способ выжить. Но они не друзья – никто и никому. Так и мы – нам не нужно заручаться крепкой дружбой на века, нам нужно заключить взаимовыгодный союз, чтобы присоединиться к какой-то фракции и набрать политический вес.

– Я слабо понимаю, о чём ты говоришь, сын... – вздохнул Саул. – И я совершенно не понимаю, откуда у тебя все эти знания и политическая хватка. Но с Каледами ты доказал, что разбираешься в том, о чём говоришь. Действуй так, как посчитаешь нужным.

Он поднялся и подошёл к окну.

– Просто помни, что если ты ошибёшься – расплачиваться за эту ошибку придётся не только тебе и мне, но и всему клану.

– Не бойся, – усмехнулся Каин. – Изекиль или Шеолы его к рукам не приберут. Об этом я позабочусь... в любом случае.

На этот вопрос у него ответ был давно. Если он проиграет, и все местные условности потеряют значение... Просто три удара. Изекиль, Леора, Крыса. Это будет последним, что он сделает перед тем, как покинуть страну.

Впрочем – он не собирался сдаваться так рано. У него ещё были идеи о том, как побороться за будущее.

Глава 35 - В столицу!

Союзы союзами, но Каин не знал, с чего начать. Нельзя так просто заявиться в резиденцию к Высокому Роду и заявить «Эй, привет, я тут хочу с вами дружить». После такого даже самый мирно настроенный клан даст наглецу от ворот поворот.

Впрочем, у него было то, чего не было у многих других: опыт выживания в большой политике. Он ясно сознавал, что все Высокие Рода не могут рассматривать его исключительно как врага. Кто-то захочет заручиться его поддержкой — хотя бы из корыстных целей. Такие люди сами предложат ему союз, стоит только дать им шанс сделать это.

Где? Ну, точно не здесь. Синар был дырой, и никто не поедет сюда специально, потому что тогда это будет прямой демонстрацией интереса к Каину. А это откроет спину для удара.

Но вот если он сам уедет куда-то ещё...

— Что ж, — пробормотал Каин. – Я уже дважды был в Дионе. Может, пора мне навестить и столицу Империи?

Немного всё обдумав и взвесив, он решил изложить свой план всей клановой верхушке, которая как раз сегодня собиралась на совет, проходивший дважды в неделю.

— Я решил не ждать, пока дело зайдёт слишком далеко, — начал он, встав со своего места. — Меня обвиняют. Я могу защищаться – или нападать в ответ; и знаете, что? Второе мне больше по душе.

Все молчали, ожидая, к чему он клонит.

– Я уже позвонил одному крупному столичному телеканалу, – продолжил Каин, следя за реакцией других. Где-то среди них может скрываться — и почти наверняка скрывается – предатель. — Одному из тех, что осветили всю ситуацию как можно более нейтрально. Я договорился с ними об участии в передаче, где я изложу свою точку зрения и дам отпор всем, кто меня обвиняет.

— Погоди, – нахмурился Гвинн. – Тебе не кажется, что такие решения нужно было вначале обсудить с нами всеми, а уже потом принимать?

– Я поставил в известность отца, — пожал плечами Каин. – Он согласился.

-- Это так, – подтвердил Саул. – И согласился я потому, что Каин уже показал: он хорош в подобных делах.

– Прежде всего он хорош в бою, – заметил Нелиад. – Во всяком случае – это то, что заметило в нём общество, и на фоне его боевого таланта всё остальное меркнет.

– И? – не понял Саул.

– Его опасаются в честном бою, – продолжил свою мысль Нелиад. – А потому могут попытаться достать в нечестном. Удар в спину, нападение вдесятером на одного...

– Думаю, я и с десятью справлюсь, – вполне серьёзно ответил Каин.

– Может быть, и так, – кивнул Нелиад. – А теперь вдумайся: тебе нужны заголовки вроде «Каин Амос, используя чёрную ауру, убил десять человек»?

Каин вздрогнул. Нелиад был прав.

С другой стороны... что, если он предатель? Конечно, больше всего роль предателя подходила Изекилю. Но не может же всё быть так просто... если бы он что-то замыслил – разве он не постарался бы вести себя иначе, менее палевно?

– А у кого-то из вас есть другие идеи? – Каин нахмурился, оглядывая сидящих. – Ладно, неверно выразился. У кого-то из вас есть другие идеи, которые предполагали бы нападение, а не защиту?

Все молчали.

– Когда именно ты едешь? – наконец, спросил Изекиль.

– Через два дня, – кивнул Каин. – Если ты о том, чтобы обсудить моё выступление в программе и всё прочее – да, я готов выслушать ваши советы и прислушаться к ним, если они покажутся мне разумными.

Нелиад и Гвинн нахмурились. Кажется, они не привыкли, чтобы кто-то столь молодой относился к ним с таким непочтением.

– И, прежде, чем мы приступим к этому, – Каин вновь обвёл глазами длинный стол, – кто-нибудь ещё хочет что-то сказать?

– Да, я хочу! – неожиданно раздалось с другого конца стола. Там примостился Крыса, сидящий возле своей матери. На совете он присутствовал с тех самых пор, как его назначили командором, но обычно он молчал или отпускал дурацкие шуточки. Реальные предложения от него поступали довольно редко, поэтому на сей раз удивились все.

– Так говори, – кивнул Саул. – Тебя все слушают.

– На Суде Пантеона мы были вдвоём с ним, – Крыса тыкнул в Каина пальцем. – Теперь он забрал себе всю победу. Может, он и убил этих двух придурков, но я бы поглядел, как он бы сделал это, если бы они атаковали его одновременно.

Вот оно что. Крыса вновь принялся завидовать ему. Ну, Каин и не думал, что это легко прекратится.

– Никто не говорит о том, что ты ничего не сделал, – согласился он. – И, думаю, без тебя у меня и правда почти не было бы шансов на победу.

Все, кто находился в помещении – кроме самого Крысы, разумеется – прекрасно понимали, что это не так. Также они понимали и то, что Каин говорит это с одной целью – чтобы не раздувать и без того напряжённый конфликт.

– Вот именно! – Крыса уцепился за его слова. – Мы сражались вдвоём, но все почему-то забыли об этом! В новостях – Каин Амос то, Каин Амос это. Газеты, передачи, соцсети – все шумят именно о нём!

– Ну, шум – это не всегда хорошо, – философски качая головой, заметил Гвинн. – О твоём брате говорят далеко не только хорошее.

– Хорошее, плохое – какая разница! – Крыса вскочил и упёрся руками в стол. Леора поглядела на него с подозрением и лёгким испугом – кажется, она была не в курсе, куда он клонит. – Говорят о нём! Не обо мне! Я не для того сражался на арене Храма Небес и вытерпел всю эту боль, чтобы на меня не обратили внимание!

Он указал рукой на своё лицо.

– Я почти лишился глаза! И ради чего? Чтобы все хвалили – или даже ругали – Каина, а меня просто не заметили? Я что, статист? Третьестепенный персонаж на заднем плане? А?

Это было так – целители Храма Небес, а затем и целители Амосов, смогли вылечить почти все нанесённые Каину травмы, кроме одной. Аура Каледов калечила не только тело, но и энергетические каналы; левый глаз Крысы теперь был от своего канала полностью отсоединён, и потому побелел и почти ничего не видел.

– Ладно, – Каин кивнул. – Я согласен с тем, что ты сказал. Все мы согласны. Ты внёс большой вклад в победу над Каледами, и мы это признали. Что дальше? Что именно ты предлагаешь?

– А мне плевать, признаешь ли это ты или вот они! – Каин махнул рукой в сторону Нелиада и Гвинна. – Мне важно, чтобы это признали все остальные! Те, кто сейчас обсуждает тебя, пишет о тебе, рисует фан-арт с тобой...

– Чего?! – опешил Каин.

– Того! Мне уже скидывали! – огрызнулся Крыса. – Поэтому я требую... не предлагаю, а требую, как Первый командор клана!

– Чего? – прервал его тираду Саул. – Чего ты требуешь? Изъяснись уже внятно!

– Я хочу поехать вместе с ним, – Крыса снова ткнул пальцем в Каина. – Вместе с ним пойти на ту передачу. Рассказать на ней всё, что я думаю.

– Это исключено! – внезапно повысила голос до того молчавшая Леора. – Авель! Тебя уже один раз чуть не убили. Ты хочешь, чтобы это всё-таки произошло?

– Я не хочу жить в тени, мама! – Крыса обернулся на неё. – Я и так жил в ней всё детство! Каин то, Каин сё, Каин талантище и будущий Чемпион... затем три года нормальной жизни, я получил то, что было моим по праву, а сейчас всё заново. Мало того – теперь Каина считает талантищем не только отец и клан, но и весь мир!

– Поверь мне, лучше быть не таким «талантищем», как ты выразился, но живым, – ворчливо заметил Нелиад.

Ох, подумал Каин. Лучше бы он этого не говорил! Крыса слишком презирает «всех этих стариков». Теперь он точно настоит на своём! А ведь был шанс, что Леора его отговорит...

Это всё портило. Весь эффект, который Каин хотел произвести на передаче, мог пойти коту под хвост из-за того, что туда влезет Крыса.

А впрочем... это ведь могло пойти и на пользу. Оттенить. В сравнении с братом он выглядит ещё более выигрышно.

– Я лично не против, – пожал он плечами. – Если ты хочешь ехать со мной – езжай. Но Нелиад и твоя мать правы: это может быть опасно.

– Я похож на того, кто боится опасностей? – Крыса сузил глаза.

– Я такого не говорил, – покачал головой Каин. – Просто нужно подходить к вопросу разумно и озаботиться безопасностью.

На самом деле Крыса ещё как был похож на такого человека. Достаточно было вспомнить его истерику, когда они с Каином получили злосчастный вызов на Суд Пантеона. Впрочем... это была не трусость, а реакция человека, уверенного, что через неделю он умрёт во цвете лет. Такое можно понять.

– Вот и озаботься! – Крыса хлопнул ладонью по столу и чуть скривился – кажется, отбил себе руку. – Пускай едут телохранители или ещё кто-то. Но я буду там, наравне с тобой, и я тоже скажу всё, что захочу!

С этими словами он распрямился и вышел из помещения, громко хлопнув дверью.

– Ха... – выдохнул Гвинн. – Вот теперь проблема стала действительно проблемой.

– Я поговорю с ним, – нахмурилась Леора. – Он не скажет чего-то такого, что могло бы принести вред ему или клану. Он скажет то, что я ему скажу. Но безопасность – это твоя забота, Каин!

Она поглядела на него своим едким взглядом.

– И раз уж ты у нас будущий Чемпион, раскидывающий Каледов и всё такое – проследи за тем, чтобы он вернулся живым и здоровым. Иначе, – Леора недобро сощурилась, – я прослежу за тем, чтобы живым и здоровым не остался ты сам, уж поверь мне.

Глава 36 - Архивариус I

Столица Империи — огромный город Фассиор — всё же отличалась от Диона. Изначально Каин ждал от него того же, чего и от всех мегаполисов: богатых небоскрёбов в центре и трущоб по окраинам. Или, может быть, только небоскрёбов — кто знает, вдруг столица прилизана до невозможности.

Но реальность оказалась иной. Небоскрёбы были – но не в центре, а как раз-таки по окраинам... И, если честно, они выглядели теми ещё трущобами на фоне того, что находилось в центре. Здания, стоявшие тут, были древними, как сама Империя.

Это были поистине монументальные строения, возведённые в незапамятные времена. Основным материалом для них послужил камень — серых, белых или чёрных оттенков, крепкий и массивный. Где-то он был обработан грубо, где-то — из него были вырезаны прекрасные статуи и украшения.

Кроме того, в камень постоянно было вкраплено что-то ещё. Самоцветы... или, возможно, это было что-то, наполненное энергией? Эти фрагменты будто светились изнутри — каждая своим, необычайно насыщенным, цветом, а некоторые переливались сразу всеми цветами радуги.

Каин внимательно осматривал город, сидя в кабине сферы, рядом с пилотом. Его роль, как и в первой его поездке в этом мире, выполнял Крест. Крыса находился в «пассажирском отсеке» вместе с ещё несколькими крепкими телохранителями.

– Куда конкретно мы сейчас летим? – уточнил Каин у Креста. Тот не повернулся – несмотря на необходимость считаться с Каином, он всё ещё относился к нему без каких-либо тёплых чувств.

— В Архив, – ответил он, разворачивая сферу вправо. — Любой, кто прибывает в Фассиор, обязан первым делом посетить Архив и зарегистрироваться.

— Им было бы легче завести таможню на границе города, – усмехнулся Каин. – Это бы упростило дело.

– Когда-то это и была граница города, — Крест пожал плечами. – Здание Архива стоит здесь уже больше тысячи лет. Дань традиции... как и всё остальное в столице. Традиции для местных обитателей -- всё.

– Да, я уже понял, – кивнул Каин. – Будем надеяться, на этот раз я никого не оскорблю своим незнанием.

«Или, возможно, теперь – с моей новой репутацией – даже Высокородные побоятся что-то высказывать мне в лицо», – подумал он про себя. Нет, Кресту такие мысли знать точно было ни к чему.

Сфера приземлилась на участке, огороженном забором. Ограда была явно сложена куда позже основного знания Архива, скорее напоминавшего замок; кованная решётка тоже светилась от вставленных в неё цветных камней, и Каин уже не сомневался – это сделано не только для красоты. Наверняка в этих камушках заложена немалая магия, которая оградит здание от любого вторжения.

Крест первым выпрыгнул из сферы и распахнул дверь пассажирского отсека. Каин вышел следом.

– Господа, – обратился Крест к нему с Крысой. – Идите, а мы останемся тут. По регламенту, главы кланов и их семьи регистрируют себя и всех своих подчинённых сами.

– Это не может быть опасно? – уточнил у него Каин. – Вы здесь для нашей защиты.

«Нашей», ага, как же. Все прекрасно понимали, что Каин действительно способен постоять за себя сам, а защищать здесь нужно только Крысу. Лучше всего это понимал и сам Крыса, и страшно от этого бесился... Но при этом всё же понимал, что безопасность есть безопасность. Жить ему всё-таки хотелось больше, и потому он мирился с охраной.

– Опасно? – Крест поднял бровь. – Только не на территории архива. Это одна из самых защищённых частей города, на одном уровне с имперским банком и дворцом императорской семьи.

Каин пожал плечами. Ответ услышан; теперь, если что-то случится – это будет ответственностью Креста. Впрочем, и вопрос-то был задан так, для проформы: Каин не сомневался, что здание, где хранится столько информации обо всех и всём, охраняется достойным образом.

– Куда именно идти? – уточнил он.

– Ровно вперёд по коридору, – похоже, Крест здесь уже был. – В самую высокую дверь. Там вас уже будут ждать.

– Ждать? – Каин удивлённо оглянулся.

– Да, – подтвердил Крест. – Думаю, Архивариус уже знает, что мы здесь.

Что ж; Архивариус на то и Архивариус, чтобы всё про всех знать, подумал Каин. На месте разберёмся. Он распахнул двойные двери архива, про себя отметив, что здесь нет никакой видимой охраны, стражников, солдат или ещё кого-то. Видимо, дело всё же в магии и ауре. Они с братом шагнули внутрь.

Изнутри архив казался не таким старинным и древним, как снаружи. Теперь он напоминал Каину не средневековые замки его мира, а какой-нибудь важный особняк 18-19 веков. Двери из дорогих, даже на вид, пород дерева; умеренный узор на обоях; зелёная ковровая дорожка на полу.

Зелёный цвет здесь вообще превалировал. Не ядовито-зелёный, с оттенком жёлтого, как у Каледов – а насыщенный, изумрудный.

– Таллы... – пробормотал себе под нос Крыса.

– Кто-кто? – не понял Каин.

– Таллы, говорю! – сердито повторил его брат. – У меня мурашки по коже от одной мысли об этом клане. Их аура опасней любых Каледов.

Каин молча пожал плечами. Разумеется, сам он знать не знал ни о каких Таллах, но если Крыса говорит, что они тут есть... вероятно, зелёный – это их цвет ауры?

Они шли вперёд по коридору – и, когда впереди, показалась высокая дверь, поспешили к ней. До двери оставалось, наверное, шагов пять, когда та внезапно распахнулась. Каин от неожиданности остановился, и Крыса с тихим ругательством врезался ему в спину.

Нет, дверь не распахнулась сама собой с помощью магической силы, как в старых фильмах ужасов с плохими спецэффектами. Две створки раскрыли два мальчика-пажа, одетых в зелёные парадные ливреи. Просто сделали это они ровно в нужный момент, и к тому же совершенно синхронно.

– Заходите, – раздался изнутри сухой голос, принадлежащий явно человеку немолодому. Каин чуть помотал головой – и ответил:

– Мы идём, господин Архивариус.

Комната, открывавшаяся за дверью, казалась просто огромной. Во все стороны вели проходы между высокими стеллажами, заполненными книгами и папками, образовывая замысловатый лабиринт. Были это настоящие стеллажи, или же просто иллюзии для того, чтобы произвести эффект? Каин не был уверен.

Зато он уверен в том, что у него не получится кинуться и взять папку с полки. Туда просто... не пройти.

И, разумеется, впереди всего этого стоял тяжёлый дубовый стол, и два кресла напротив. Ровно два. За столом сидел человек в удивительно скромном, на фоне всего этого великолепия, костюме – седой тип в очках, лет шестидесяти или, может, семидесяти на вид.

– Энор Талл, – представился он. – Главный Архивариус. Садитесь, пожалуйста.

– Вы – Энор Талл? – не выдержал Крыса. – Я думал, вы выглядите...

– Как? – поправив очки, уточнил Архивариус.

– Ну... моложе, – Крыса пожал плечами, садясь. – Вы всё-таки...

– Да, да, управляю временем, – с лёгким раздражением в голосе кивнул Талл. – Ну когда же люди начнут понимать, что управление временем – не управление собственным возрастом?

Он снял очки.

– Если бы на то было моё желание – а я подчёркиваю, что его на это нет! – то я смог бы устроить вам встречу со мной сорокалетним, двадцатилетним и даже пятилетним. Но это совсем другие люди! С другим жизненным опытом, иным характером, иными умениями...

Крыса выглядел напуганным. Кажется, он понял, что разозлил Талла. Каин же... он мысленно присвистнул. Управление временем? Да, это мощная заявка. Никакой боли, никаких ударов вообще – отправился в прошлое и убил врага, когда он ещё из коляски не выполз!

– Итак, – Энор Талл надел очки обратно. – Вы двое. Каин Амос, наследник клана Амос, семнадцать лет, обладатель клановой чёрной ауры глубиной в пять слоёв. Авель Амос, эээ... Первый командор клана Амос? Восемнадцать лет, обладатель обычной золотой ауры глубиной в три слоя. Всё верно?

«Вообще-то мы с Крысой уже сравнялись», – подумал Каин. – «За тот год, что я пробродил в Истерзанных Землях». Но вслух он лишь сказал:

– Да, верно.

– Вам надлежит заполнить эти анкеты, – Архивариус протянул им два листа. – Не слишком подробным, тем более, что основную часть сведений о вас мы и так знаем. Это на вас двоих; затем нужно будет заполнить ещё анкеты на ваших людей.

– Хорошо, – кивнул Каин, беря со стола лист и протянутую ручку – дорогую, с покрытым зелёной эмалью корпусом. Он поглядел на лист. Вопросы как вопросы...

Хронические болезни, импланты (вот тут ему пришлось вписать свою механическую руку), судимости, прочие достаточно рядовые вопросы. Лёгкая заминка у него возникла только на одном вопросе – об артефактах.

Чуть поколебавшись, Каин вписал свой неразрушимый костюм – в нём особого секрета не было. А вот ручка... что он о ней напишет? Её свойство – выполнение всего, что он ей напишет? Да его уничтожат на месте за такой потенциал.

С другой стороны, а что, если он её скроет? Не знает ли Архивариус и о ней?.. А, впрочем, откуда?

Через пять минут Каин протянул лист Таллу.

– Я закончил, господин Архивариус.

– Я тоже, – Крыса дописал ответ на последний вопрос на своём листе и также протянул его.

– Отлично, – кивнул Талл. – Авель, вы можете идти. Каин, вам надлежит остаться и заполнить остальные анкеты, о которых я говорил в начале.

– Разумеется, – кивнул Каин. Крыса поднялся с кресла и быстро (второго приглашения не потребовалось) покинул помещение. Два пажа открыли двери перед ним и так же быстро и бесшумно закрыли их обратно.

– А теперь, – усмехнулся Энор Талл, – когда мы с вами, юноша, остались одни... разберёмся поподробней.

Он проглядел его анкету.

– Мне кажется, Каин, вы всё-таки кое-что о себе утаили.

Ручка?! Откуда он узнал о ней? Каин побледнел. И что теперь делать?

– Вы всё написали как есть, – продолжал Архивариус. – Импланты, аура, артефакты. Но что насчёт ваших обещаний?

– Простите? – чуть хрипло произнёс Каин.

– Что означает фраза «Обещаю, что энергия боли ослепит Шипа на полминуты»? – с лёгкой улыбкой спросил Талл.

Глава 37 - Архивариус II

— Откуда вы об этом узнали? — осторожно спросил Каин. В его голове сейчас творилась полная сумятица, однако, кое-что он всё же уяснил: вопрос старика не касался артефактов. Значит, тот знает об обещаниях, но не знает о ручке?

— О, это интересная история, – усмехнулся Энор Талл. — Мой внук глядел ваш бой по телевизору. Знаете, он подросток, младше вас на три года, и он обожает подобные вещи. Боевики, спортивные состязания, драки, взрывы, погони...

— Мой бой снимался? — сощурился Каин.

– Разумеется, юноша, – Энор пожал плечами. – Всем хотелось увидеть подобное зрелище, а мест хватало далеко не на всех.

— Думаю, большинство ожидало совсем другого зрелища, – покачал головой Каин. — Но как это связано...

— Терпение. Мой внук – как и любой член семьи Талл – умеет читать по губам. Это полезное умение, и оно не раз выручало нас.

Талл поднялся из-за стола и, небрежно положив анкету, вышел к стеллажам.

– Он заметил, как вы произносите эту фразу, а сразу после то, о чём вы говорите, происходит. Заметил — и сообщил мне. Меня, разумеется, это заинтересовало, и я прокрутил видео в замедленной промотке. Из-за неудачных ракурсов мне не удалось прочитать другие фразы полностью, но вы повторили слово «обещаю» не меньше четырёх раз за бой.

Он с улыбкой поглядел на Каина.

– Не станете же вы всё отрицать или убеждать, что это лишь совпадение, словесный паразит и всё в этом роде?

-- Не стану, – покачал головой Каин. – Вас, пожалуй, это не обманет. Хотя это и правда словесный паразит... помимо прочего.

– Ну, меня интересует прочее, – заметил Архивариус. – Я так понимаю, ваша сила в том, что произнесённые вами слова становятся реальностью?

– Со множеством ограничений, – ответил Каин. – Скорее, это управление вероятностями.

– Вероятностями?

– Представьте, – вздохнул Каин. – Я иду по улице, и надо мной шатается кирпич в кладке. Есть вероятность, что он удержится и не упадёт. Есть вероятность, что он упадёт прямо мне на голову. Ещё есть вероятность, что он упадёт, но не на мою голову, а на голову моего врага, который идёт следом.

– Так, – заинтересованно произнёс Талл.

– Но нет вероятности, что он внезапно оторвётся и улетит в небо, – завершил мысль Каин. – Я не могу сделать того, что совершенно невозможно в принципе. И даже то, что маловероятно, выходит у меня с трудом.

– Ха!.. – Архивариус уселся обратно в кресло. – А такая была версия – о том, как несчастный, потерявший всё калека из Среднего Круга восстановил свои каналы и клановую ауру...

– Это не было способом, – Каин решил не говорить правду, но и совсем лгать Таллу не хотелось. Полуправда – вот лучший выход. – Это было тем, что привело меня к способу.

Какое-то время Энор Талл молчал, сцепив руки перед собой, а затем снова заговорил.

– Вот что, юноша. Я ни на йоту не верю в эти сплетни, будто чёрная аура исходит от каких-то демонов. В Империи не меньше двух десятков людей с чёрной аурой, и большинство из них воины, всю жизнь воюющие с Истерзанными Землями, а не какие-то демонисты.

Он снял очки.

– Но эти ваши... обещания – другое. Я догадываюсь, откуда может исходить такая сила, и это вовсе не Пантеон.

– Не Пантеон? – удивился Каин. – Но я получил силу во время Ритуала, в Дионе, в Золотом Зале...

– Золотой Зал, – вздохнул Талл. На его лице возникло мечтательное выражение. – Вся моя семья проходит Ритуал только там – это старая, добрая традиция.

Внезапно его лицо вновь стало жёстким.

– Но мы, молодой человек – один из сильнейших Высоких Родов Империи. Мы управляем временем. Мы настолько сильны, что нашему роду дали должность хранителей Архива, чтобы вечные клановые войны прошли без нашего участия – мы обязались хранить нетралитет.

Он вновь встал изо стола и прошёлся, воздевая худые руки.

– Это именно о нас, о Таллах, ходят самые жуткие и невообразимые слухи, доводящие наши силы до поистине космических пределов. Как вам, юноша, например версия о том, что мы молодой клан, переместившийся в далёкое прошлое, чтобы к текущему времени стать древним, влиятельным и укоренившимся?

– Внушает... уважение, – пробормотал Каин.

– Вот именно! – поднял палец Талл. – Внушает уважение. Золотой Зал – для тех, кто внушает уважение. Для Высоких Родов. Для будущих Чемпионов. А теперь скажите мне, зачем проходили ритуал в Золотом Зале вы – инвалид, потерявший всё, представитель среднего рода, на тот момент не имевший способности, которая помогла ему вернуть свои силы?

– В целом, это было совпадение, – пожал плечами Каин.

– Снова вероятность, – кивнул Талл. – Я так и думал. Да уж, ваши силы точно не от Пантеона.

Он обернулся на бесконечные ряды полок.

– Люди относятся к Пантеону с большим пиететом, – заметил он. – Но я-то знаю, что в Архиве хранится информация и о них. Обо всех, кроме двух первых, если быть точнее. Семеро были некогда людьми – и у меня нет причин полагать, что и остальные тоже произошли как-то иначе.

– И вы говорите это мне? – удивился Каин. – Я ведь даже не Высокородный.

– Бросьте, юноша. В вашем случае это лишь вопрос времени, – усмехнулся Талл. – Либо вы умрёте, и весьма скоро – тогда вы тоже ничего не расскажете. Либо... вы можете быть полезным союзником.

Ага, вот оно.

– А не врагом? – осторожно уточнил Каин.

– А у нас есть причины враждовать? – ответил Талл. – Вы новичок в мире высокородных. Врагов у вас и так хватит, поверьте мне.

– Причин дружить у нас пока тоже нету, – развёл руками Каин. – Точнее, мне пригодился бы любой союз с сильным кланом. Но зачем это нужно вам? Вы сами говорите – вы соблюдаете нейтралитет, у вас тёплое место...

– Нейтралитет, – кивнул Талл. – Давным-давно мои предки согласились на него и подписали контракт. Если я – или кто-то ещё из нашего рода – откажется от должности Архивариуса, он обязан будет покинуть Империю, или против него ополчатся все.

– Вас просто обуздали, – догадался Каин. – Так происходит со всеми кланами, чьи силы несоразмерны большинству. Их или уничтожают – или подкупают властью.

– Верно, – согласился Талл. – Номинально мы обязаны хранить нейтралитет и не вмешиваться в то, что происходит в большой политике. Конечно, мы можем на что-то влиять по-мелочи... но не более того.

– И вам нужен, – вновь сообразил Каин, – не обременённый союзами и кучей компромата союзник, достаточно сильный, чтобы на что-то влиять, и достаточно умный, чтобы молчать обо всём.

– Вроде вас, юноша, – кивнул Талл. – Не думайте, что мы уже заключили союз. Я лишь говорю вам о своих намерениях, но для того, чтобы дело двинулось дальше, мне нужно убедиться, что вы – не «вроде», а действительно надёжный, подходящий кандидат.

– Я ведь могу рассказать кому-нибудь о вашем предложении, – пожал плечами Каин. – Вы настолько рискуете, ещё даже не будучи уверенными во мне?

– Сейчас вы сказали глупость, юноша, – поморщился Энор Талл. – Постарайтесь больше меня так не разочаровывать. Даже если вы кому-то расскажете о вашем разговоре – не факт, что вам поверят. Ну а если поверят – тем хуже для вас. Никто не станет благодарить вас за оказанную услугу, а просто убьют, как ненужного свидетеля.

– Сдаюсь, – поднял руки Каин. – Вы правы, Архивариус.

Он помолчал пару секунд.

– Так что там с источником моих сил? Вы говорили, что это не Пантеон. Но если не Боги – тогда что же?

– А вы слышали об Архонтах? – уточнил Талл. – Боги, что были до богов. Прошлые владыки нашего мира, правившие невесть сколько эпох назад.

– Именно что слышал, – честно признался Каин. – Но не более того.

– Они, говорят, могли управлять вероятностями, – продолжил Талл. – Не только, разумеется. Но это одна из вещей, недоступных нынешнему Пантеону – и доступных им.

– Но... в какой момент Пантеон сменил Архонтов? – уточнил Каин. – Как это произошло и куда они делись потом?

– А вот этого не знаю даже я, при всём доступе к Архиву, – развёл руками Талл. – Хотя есть подозрения, что как раз с этим и связана история двух первых Богов из Пантеона. Хармад и Рокина, Бог Войны и Богиня Знаний. Возможно, они первыми из людей достигли божественного уровня и свергли Архонтов?

– А те пытаются отыграться... – пробормотал Каин. Чёрт. Ему это не нравилось. Им уже управляли – когда поставили Президентом против его воли, не давая никакой реальной власти. Теперь им играют, словно пешкой, Архонты. Это они вселили его в это тело, тут даже гадать не приходится. Это они сложили вероятности так, чтобы в этом теле проявилась их способность; чтобы он попал в Истерзанные Земли...

– Ладно, – Каин отбросил эти мысли. – Не буду лукавить – союз с вами действительно заманчив. Но здесь не я сторона, диктующая условия, поэтому я могу лишь спросить – какой именно проверки вы от меня ждёте, Архивариус?

– Рад, что вы это поняли, юноша, – улыбнулся Талл. – Ничего такого, особенного. Думаю, я не первый, кто подойдёт к вам с предложением союза в столице – Высокородные только кажутся напыщенными снобами, но, когда им нужно, они легко находят нужный язык с любым.

Он снова сел в кресло.

– Продержитесь. Вы победили Каледов. Возможно, это не выигранная война, но уж точно крупная битва. Я сейчас не про бой – вы отличный боец, но явно не лучший в Империи. Я про обвинение.

Он покачал головой.

– Выиграйте ещё одну-две битвы. Отметите обвинения в демонопоклонстве, справьтесь с давлением со стороны других кланов. Докажите, что вы жизнеспособны и имеете потенциал, за который вас было бы не грех и назвать своим союзником. И тогда мы снова поговорим на эту тему.

Глава 38 - Передача I

Из Архива Каин вышел спустя двадцать минут, с задумчивым видом. Нужно было обдумать всё, о чём они говорили с Архивариусом... Но обдумать ему не дали — конечно же, в первую очередь Крыса.

— Ну и чего ты так возился? — накинулся он на брата. – Вы почти час там сидели наедине! Тебе что, так нравится эта рожа? У меня мурашки по коже от всех Таллов, а от этого особенно...

— Господин, — заметил Крест. — Таллы известны умением знать всё и обо всех, а уж на территории Архива их власть почти безгранична. Я бы на вашем месте не говорил такого вслух, если вы не хотите испортить с ними отношений.

Крыса вытаращил глаза и поскорее заткнулся.

– Куда теперь? – уточнил Каин. – В гостиницу?

— Не успеваем, – Крест постучал по циферблату на запястье. — Вы действительно пробыли здесь дольше, чем мы планировали. Нам нужно быть на студии уже через час, и если мы заедем в гостиницу — то не успеем к сроку.

Каин недовольно покосился на Крысу. Тоже всё из-за него. Если бы он ехал один – то прибыл бы за день или два, имел бы время всё сделать, утрясти и даже немного погулять, познакомиться со столицей.

Но они полетели непосредственно в день съёмок, всего на два дня. Тоже из соображений безопасности! Чем меньше времени Крыса пробудет в Фассиоре, тем меньше всего с ним здесь может приключиться!

– Тогда на студию, – решительно кивнул Каин, залезая в сферу.

В пути он всё же немного поразмыслил над словами Энора Талла. Союз... странно это всё. С одной стороны, да. Он сюда за этим и приехал, объявив о своём приезде заранее — завести полезные знакомства, заключить союзы...

Но с другой – вот так сходу? Настолько просто? Жизнь научила Каина, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а за самой располагающей к себе внешностью могут скрываться чёрствые и безжалостные люди.

К Таллу нужно было присмотреться -- так же, как сам Талл собирался присмотреться к нему. Вот только как это сделать?.. В отличие от него, Талл не находится на виду у всех.

– Прилетели, – оборвал его мысли Крест. – Вылезаем. Дальше путь определяйте сами, господин – я никогда здесь прежде не был и не знаю, что к чему.

– Думаю, нас сейчас встретят, – кивнул Каин, выпрыгивая из сферы. И действительно – к нему уже спешил молодой человек в ярком костюме.

– Я Кин Траум, – поздоровался он. – Я буду вести вашу программу...

– Отлично, – Каин пожал ему руку. – Сколько у нас времени до начала?

– Меньше, чем хотелось бы... – Траум нервно вздрогнул. – Господин Амос, мы не успели сообщить вам по телефону. Буквально сегодня утром сверху пришла директива немного изменить формат передачи...

– В каком смысле? – насторожился Каин. От таких слов ничего хорошего обычно не ждёшь, особенно если речь идёт о каких-то таинственных «директивах сверху».

– Раньше предполагалось, что это будет диалог, – пояснил Траум. – Вы и я, ваш брат... Он же здесь?

– Здесь, – кивнул Каин. – Как мы и договаривались.

– Ну вот. Мы думали, всё будет просто: я спрашиваю, вы отвечаете. Но наше руководство... короче, оно настояло, чтобы на передаче присутствовали ещё двое.

Вот так новости. Ну, здесь гадать не приходится: те, кому Каин встал, будто кость поперёк горла, хотят высказать своё мнение и публично макнуть его головой в помои. Что ж, поглядим, как у них это получится.

– И кто же это? – сдержанно уточнил он.

– Один – приор Элон, один из заместителей Верховного Жреца Пантеона, – ответил Траум. Кажется, он был рад уже тому, что носитель демонической чёрной ауры не убил его на месте за такие новости. – А второй – точнее, вторая – Омела Линор, матриарх клана Линор.

– Почему именно она? – поднял бровь Каин. Это было важно – мало ли что таит в себе эта гостья.

– Ну... вы же понимаете, клан Света, – развёл руками Траум. – Белая аура, близость к Пантеону. Видимо, наше начальство решило противопоставить вас друг другу.

Отлично. Очень выгодное предложение. Теперь его чёрная аура будет восприниматься как что-то чёрное, греховное и злое напротив чего-то белого, праведного и доброго. Разумеется, это решило не начальство Траума, а сами Линоры и другие кланы, которым невыгодно восхождение Каина.

– Ладно, – Каин махнул рукой. – Не совсем то, чего я ждал, но не отменять не теперь передачу. Давайте поспешим, иначе опоздаем к началу передачи.

Он сделал жест Крысе, и они втроём с Траумом вошли внутрь студии.

Жрец и Омела Линор были уже внутри – сидели на небольшом диванчике и о чём-то беседовали. Только лишь войдя в студию, Каин сразу понял, как всё сделано: диванчик был поставлен так, чтобы находиться в пятне света, а место, уделённое для него, оставалось в тени. Даже такие мелочи выдавали план и то, что было ему уготовано: стать воплощением Тьмы для десятков телезрителей.

Сколько тогда найдётся среди них, понимающих, что Тьма не есть Зло, а Свет не есть Добро?

При виде Амосов и Траума жрец и Высокородная подняли головы.

– Траум, – коротко обратилась к ведущему Линор. – Мы уже начинаем?

– Почти, Ваша Светлость, – чуть поклонился тот. – Вот ваши оппоненты, но их нужно ещё загримировать, чтобы попало в тон...

– А вы не хотите немного обсудить то, о чём мы будем говорить? – перебил его Каин, обращаясь к Омеле.

Та чуть скривилась и изогнула бровь, наконец соизволив поглядеть на него. Казалось, в её взгляде читается изумление – как? Он – решился заговорить с ней? Первым?! Неслыханно...

Тем не менее, Каин не отводил взгляда, и она ответила:

– Нет. Это должен быть живой диалог, такой, где у вас не будет времени обдумать свои ответы и выдумать какую-нибудь ложь.

– Как и у вас, – кивнул Каин, садясь на своё место. К нему тут же подбежали гримёры и принялись пудрить его лицо какой-то сыпучей дрянью.

Линор от такой наглости раскрыла рот, но жрец успокаивающе положил ей руку на плечо. Ну, да – проще дождаться начала передачи, и «отомстить» этому «наглому выскочке-демонопоклоннику» уже тогда.

Крыса уселся рядом с Каином, косясь на «гостей» передачи, которые вновь принялись тихо обсуждать что-то своё. Ему тоже досталась его доля пудры; оператор несколько раз менял ракурс, стараясь взять наиболее удачный, и, наконец, Траум объявил:

– Господа, у нас всё готово. До прямого эфира минута. Вы готовы начинать?

– Да, – твёрдо кивнул Каин.

– Да, – одновременно с ним ответила и Омела Линор. Жрец молча кивнул, а Крыса и вовсе остался смотреть в одну точку, не двигаясь и не реагируя. Кажется, сейчас он уже начинал жалеть о том, что поехал сюда с Каином.

Последние кнопки были нажаты; все четверо повернулись нужным образом.

– Свет, – скомандовал кто-то из технического персонала. – Камера. Пошёл прямой эфир!

– Дорогие телезрители, – объявил улыбающийся Траум прямо в камеру. – Сегодня, как мы и обещали...

А он хороший актёр, подумал Каин. Ещё только что он не скрывал, насколько ему не по себе от всего этого, а сейчас отлично играет радостного и расслабленного человека.

– ...итак, давайте дадим слово тому, кто стал виновником всей шумихи, трясущей Империю вот уже неделю, – подытожил Траум. – Каин Амос, победитель двух Каледов, бой с которыми во время Суда Пантеона транслировался по всем каналам, обладатель чёрной ауры и так далее.

Тишина. Обычно на подобных шоу включаются какие-то звуковые эффекты, аплодисменты и всё такое прочее – но здесь, видимо, всё решили сделать максимально серьёзно.

– Каин, – обратился Траум к своему собеседнику. – Это ведь была ваша идея – прийти на эту передачу и всё о себе рассказать. Зачем же вы решили это сделать?

Каин помолчал секунду-другую, а затем заговорил – хорошо поставленным голосом, чётко делая паузы. Этому он научился уже давно.

– Что ж, не буду ничего скрывать. Когда мы с моим отцом и Акленом Матором обвиняли Каледов в их преступлениях, я не думал, что всё зайдёт так далеко. Что они вызовут меня в Суд Пантеона. Что я стану известен на всю страну, и известен именно как носитель ауры и боец, а не в каком-то ином качестве.

Он развёл руками.

– Но всё это случилось. А следом, разумеется, полились и разные слухи – о моих связях с демонами, о том, что моя сила имеет какой-то нечестивый источник. О том, как именно я восстановил свои разрушенные энергетические каналы. Что ж; убегать от вопросов – не мой принцип. Я решил, что лучший способ разделаться со слухами – это самому на всё ответить.

– Отлично! – живо кивнул Траум. – Ну, а вы, Авель? Насчёт вашей персоны, кажется, никаких слухов не ходит!

– А? – очнулся Крыса. – Я, ну... Знаете, мне хотелось показать, что то, что случилось на Суде Пантеона – не только заслуга Каина, но и моя. Все забывают об этом...

– Вашему брату от этого не легче, – заметил Траум. – Что ж. Сегодня мы обязательно выслушаем все ваши версии, но вначале я представлю нашим зрителям ещё двух гостей передачи.

Он перешёл в другую часть студии.

– Итак – Высокородная леди Омела Линор из клана Линор, и приор Элон, настоятель Малого Святилища столицы.

Спецэффектов не воспоследовало и здесь.

– Итак, – продолжил ведущий. – Мы уже разобрались, зачем здесь Амосы. Зачем же здесь вы?

– Я возьму слово и за себя, и за почтеннейшего приора, – повернула голову Омела, делая красивый жест рукой. – Наша Империя хранит мир в своих пределах вот уже несколько веков. Мы ведём внешние войны, оборонительные – с Республикой, с Истерзанными Землями. Однако времена меняются, и приходят те, кто становится угрозой не для конкретного клана, а для всей системы.

В её голосе зазвучала сталь.

– Мы здесь сегодня для того, чтобы обличить их. Обличить – и растоптать!

Глава 39 - Передача II

И жрец, и Высокородная были теми ещё демагогами. Передача шла уже сорок минут, и сейчас спорщики сделали небольшой перерыв, чтобы остыть и дать зрителям время посмотреть рекламу.

Работники вновь обновляли потёкший от жара софитов грим; девушка в короткой юбке вынесла всем холодной минералки. Да уж, горло в таких условиях действительно пересыхает.

Все молчали, устав от спора. Каин медленно раздумывал над происходящим. Спор... заводил его в никуда. Одно было хорошо — у его оппонентов не было никакой доказательной базы, ничего материального, просто горячие речи на тему опасности для страны, тёмных намерений и всего такого прочего.

Но, с другой стороны, ничего подобного не было и у Каина. Чем он мог ответить на выпады и обвинения? «Вы всё врёте, я хороший»? Смешно.

Что до Крысы, то он по большей части молчал, либо коротко и довольно нелепо отвечал на задаваемые ему вопросы. Да, он определённо жалел о том, что поехал сюда! Видимо, глядя на всяческие ток-шоу со звёздами, он представлял себе совсем другое!

Наконец, перерыв закончился, и оппоненты вновь заговорили. Что ж; Каин решил, что пришла пора брать быка за рога.

— Если силы этого человека исходят не от Пантеона, — надрывалась в это время Омела, – то, вероятно, мы можем предположить, что его победа в Храме Небес была совершена в обход Богов. Можно ли вообще считать их волей то, что было совершено при помощи демонических средств?

Всё это время она старалась обращаться не к Каину, а к зрителям, и вообще всячески подчёркивать, насколько она выше его. Вот это — первый пункт: изменить такое отношение.

— Омела, — обратился к ней Каин, когда она сделала паузу. – Омела, верно, я правильно запомнил?

– А? – кажется, матриарх клана Света была поражена тем, что жалкий представитель Среднего Круга вообще посмел к ней обратиться.

— Неужели вы, Омела, настолько не верите в силу Пантеона? – продолжил Каин, воспользовавшись этой заминкой.

— Что?! — возмутился приор. – Юноша, вы оскорбляете господу Линор! Я протестую против такого...

– Мы не на суде, чтобы протестовать, – урезонил его Каин. — Я уже был на суде. И вы все знаете, чем всё закончилось.

Он поглядел в камеру.

– Если госпожа Омела считает, будто мои силы демонические, и с их помощью я обошёл волю Пантеона -- не признаётся ли она тем самым в том, что не верит в силу Богов?

– Что вы себе позволяете... – Омела готова была испепелить его на месте.

– Ничуть не больше, чем вы позволяете в мой адрес, Омела, – холодно ответил Каин. – Я достаточно уже выслушал от вас оскорблений за это время – завуалированных и не очень.

– Я вам не Омела, а госпожа Линор! – вспыхнула женщина окончательно. – И я вам не ровня, чтобы...

– Это пока, Омела, – Каин нажал, произнося последнее слово. – Пока.

Он покосился на Крысу – тот сидел ни жив, ни мёртв, и всеми фибрами души мечтал очутиться где-нибудь не здесь. Трус...

– Но вернёмся к вопросу, – поспешил Каин продолжить – пока спор не перешёл на личности окончательно. – Неужели вы, Омела, настолько не уверены в силах Пантеона, что считаете, будто демон способен совершить что-то против их воли?

Он повернулся в камеру.

– Пантеон всемогущ, они же Боги. Так? Это же не оспаривается? Приор, ответьте – это так?

– Т-так, – сквозь зубы процедил приор. Он, кажется, понял, к чему ведёт Каин.

– Так разве какой-то демон может сделать то, на что нет их воли? – деланно возмутился Каин. – Разве какой-то гипотетических демон – сильнее Богов?

– Разумеется, не сильнее! – с жаром возразила Омела.

– Значит, одно из двух, – пожал плечами Каин. – Либо моя победа действительно была волей Богов – потому что никакой демон не может пойти той воле наперекор – либо же победы на той арене вообще не имеют отношения к Пантеону, а определяются только силой воюющих сторон.

Разумеется, этой фразой он загнал оппонентов в ловушку. Признать, что Суд Пантеона уже много веков используется как средство легальной расправы над неугодными, никто не мог.

– Что ж, – медленно и пытаясь сохранить достоинство, процедила Омела. – Ладно, по части вашей победы действительно лучше не спорить. Какие бы методы вы не использовали, юноша – Пантеон действительно судил победить вам.

Она развернулась к камере.

– Но если один из противников оказался преступником, разве это моментально оправдывает другого? Да, Каледы совершили то, в чём вы их обвинили. Да, это был неправедный путь. Но разве это делает вас лучше?

– Делает, – быстро вставил Каин. – Делает, если предположить, что все слухи про демонический источник – бред, и моя аура ничем не отличается от вашей или какой-либо другой. В конце концов, я не единственный носитель такой ауры в Империи, и никого из прочих обладателей чёрной ауры не обвиняли в демонизме...

– Что ж, – заметил жрец. – Если это так – то, может быть, вы всё-таки расскажете нам, как вы смогли совершить чудо и исцелить свои энергетические каналы? Кажется, вы говорили об этом что-то вначале.

– Разумеется, – кивнул Каин. История об этом была у него заготовлена с самого начала. – Мне очень повезло. Просто невероятно. Когда я попал в Истерзанные Земли, я был инвалидом – пускай и тренированным.

Он поглядел в камеру; думается, в этот момент тысячи, а то и миллионы зрителей приникли к экранам, желая услышать эту историю из первых уст.

– К счастью, моей тренировки хватало на то, чтобы не умереть. К сожалению – этого было мало. Движения приносили сильную боль, бои приводили к ранениям – это новая боль. Я продвигался буквально по дюйму.

Взгляды Крысы, Омелы и жреца тоже были прикованы к нему. Все слышали эту историю впервые. Они могли не поверить к неё, назвать наглой ложью и так далее – но всё равно хотели сначала узнать её.

– Спасла меня случайность, – продолжил Каин. – Через месяц блужданий по пустыне я обнаружил труп, тело погибшего бойца. Это был не солдат Армии Противодействия, а искатель приключений, который, вероятно, зарабатывал на жизнь продажей артефактов. Мне повезло наткнуться на него первым – у него оставалось с собой несколько вещиц из его товара.

– И что же именно? – холодно и надменно спросила Омела.

– Рад, что вы спросили, – кивнул Каин. – В числе прочего – мощный целительный артефакт. Он не нашёл спроса у покупателей, потому что, судя по описанию, он не исцелял рану бесследно – он мог заменить одно ранение на другое.

Механическая рука поднялась вверх; Каин покрутил запястьем. Несмотря на правдоподобное покрытие, то, что конечность искусственная, было видно сразу – по угловатости форм, неровности движений и тому подобному.

– Меня это устроило. Я отрубил себе руку, чтобы ценой этой травмы исцелить другую. Энергетические каналы восстановились, а вместе с ними и фамильная аура, до того не находившая выхода. Даже с одной рукой, я был сильнее, чем прежде с двумя и без неё.

Он развёл руками, живой и механической.

– Собственно, вот и... всё.

– И вы будете утверждать, что это правда? – скривилась Омела.

– А вы, конечно, будете утверждать, что это ложь, – кивнул Каин.

Разумеется, правдой это не было. Не говорить же всем этим людям об обещаниях, о ручке... и о том, почему он на самом деле отрубил свою руку.

Но – это всё поди проверь. Не пойдут же этот солидный жрец и эта важная дама в Истерзанные Земли! А даже если найдутся те, кто там бывал... подобные артефакты действительно существуют. О них Каину рассказал Саул. Могут ли они на самом деле совершить подобное?..

Вот тут – вряд ли. Но, с другой стороны, эти артефакты достаточно редки, чтобы проверить тоже не удалось.

– Именно так я и буду утверждать, – заявила Омела. – Вы – демонопоклонник, и вы лжёте, чтобы оправдать себя. Среди нас нет места таким, как вы!

– Так уйдите и уступите мне место, – заявил Каин. – Вы безнадёжно устарели. Ваши взгляды на мир ущербны. Вы готовы обвинять меня во всех грехах и проклинать только за одно – за то, что я не такой, как вы, и меня не было в ваших планах!

Он чуть привстал и снова повернулся к камере. Так... кажется, он переборщил с наглостью. Всё же Омела – матриарх Высокого Рода, и не простого, а одного из приближённых к императорскому двору...

Но отступать было поздно. Сказал «а» – говори и «б», иначе не было смысла и начинать.

– За что на меня ополчились вы? Зачем Высокородные выдумали – да-да, именно нагло выдумали! – всю эту чушь про демонизм? Затем, что Каледы, какими бы преступниками и садистами они ни были, оставались одними из них.

Он перевёл дыхание и заговорил вновь. Все окружающие, включая Траума и персонал студии, пребывали в полнейшем шоке.

– У всех или почти всех были заключены с ними союзы. На всех или почти всех у них был компромат. Они были игроком в системе – я же, так внезапно ворвавшийся на политическую арену, игрок вне системы.

Он поглядел на Омелу и жреца.

– Так вот что я хочу сказать вам. Вам всем, но раз уж лично здесь только вы двое– то вам. Не я начинал это. У меня не было врагов, кроме Каледов, и я не собирался обличать ещё чьи-либо грехи, пока они не касались меня лично, моей семьи, моего клана или моих союзников. Но вы начали эту травлю. Поэтому я, Каин Амос из клана Амос, заявляю вам: прекратите её. Это ваш последний шанс, иначе...

Он вздохнул. Нужно решиться сказать это, или всё будет зря, и всё его заявление окажется пустышкой.

– ...иначе, – закончил он, – я объявлю вам всем войну.

Глава 40 - Террористы

Звенящая тишина, оглушительная тишина, вселенская тишина — всех этих эпитетов не хватило бы, чтобы описать ту тишину, которая повисла в студии после заявления Каина. Все смотрели на него шокированно, но каждый со своей ноткой. У Омелы Линор это была ярко выраженная брезгливость; у приора Элона уверенность в том, что Каин безумен, у Кина Траума просто непонимание происходящего, а у Крысы — полная уверенность в том, что теперь им обоим конец.

— Я надеюсь, мы всё ещё были в прямом эфире? – уточнил Каин, как ни в чём не бывало. — Просто хотелось бы убедиться, что мои слова были услышали тем, кому они адресованы. А не будут потом вырезаны в финальной версии программы.

— О, — медленно и с затаённой угрозой произнесла Омела. – Не беспокойтесь, юноша. Никто не станет вырезать эти слова. Зачем нам это?

Нет, пожалуй, это всё же была не угроза. Скорее, злорадство.

– Вы только что, – продолжила она, победно глядя на Каина, — сделали то, что я пыталась сформулировать почти час. Доказали нам и всем, кто это видел, что вы – возмутитель спокойствия и верный противник стабильности. Лучше любые преступления, чем волнения в обществе и войны, которыми вы нам угрожаете, не так ли?

— Я лишь сказал, что вам не стоит со мной ссориться, — развёл руками Каин. И тут же мысленно выругал себя. Нет. Плохая фраза, плохая, просто отвратительная! Вышло так, будто он оправдывается – а он должен нападать!

– Думаю, после этого выступления каждый поймёт, что всё же стоит «ссориться» с тем, кто говорит такие вещи, – заметил жрец. — Просто из соображений собственной безопасности. Вы не новая сила в большой политике империи, юноша, что бы вы там о себе не возомнили. Вы просто опасный террорист с амбициями и воспалённым самолюбием!

Так, следующая фраза не должна быть оправданием. Это должно быть нападение! Обозвать их мракобесами, которые закоснели в далёком прошлом и не желают?

Дверь студии распахнулась с грохотом. Вбежавший в неё тип был раскрасневшимся и тяжело дышал.

– Паузу! -- еле слышно крикнул он оператору – и, когда тот прекратил снимать, обратился ко всем собравшимся, – Там...

– Что такое? – недовольным тоном произнесла Омела. – Почему нас прервали?

– Сондер Калед, – выдохнул вбежавший. – И его люди, почти весь клан. Они захватили Высшую Гимназию. Требуют головы вот этих двоих и отмену итога Суда Пантеона, иначе они грозятся убить там всех.

– Высшую Гимназию?! – Омела вскочила с перекошенным лицом. – Они с ума сошли! Там же дети! Мои внуки учатся там...

У Омелы уже внуки?! Ого, вот это называется «хорошо сохранилась». Нет, Каин догадывался, что матриарх клана Линор старше, чем выглядит, но ей же едва дашь тридцать!..

– Вы, – Омела обернулась на Каина и Авеля. – Вы всё это начали. Теперь вы видите? Убедились, к чему приводят ваши мысли и высказывания?

– Вы думаете, оставить при власти людей, способных на такое, было бы лучше?

– Вы пробудили в них это желание! – воскликнула Омела. – Без вашего вмешательства они бы ещё много веков были полноправными гражданами...

– Они убили наследника Высокородного клана, – напомнил Каин. – И обвинили в этом меня – наследника без пяти минут Высокородного клана. Что нам с Маторами нужно было сделать, по-вашему? Смириться? Сложить лапки и кланяться, чтобы великие мира сего сжалились и не стали нас добивать?

– Именно! – злобно бросила ему в лицо Омела. – Осознать своё место! Ничтожествам недозволительно лезть к сильным и тявкать на них. Ни Маторы, ни вы – даже если вы станете Высокородными – не будете ровней нам или им!

– Ну, а я так не считаю, – пожал плечами Каин. – Каледы тоже называли меня ничтожеством. Я доказал им, что это они – ничтожества по сравнению со мной. Где они теперь?

– Они теперь получат ваши головы, – довольно ухмыльнулась Омела. – Как бы ты ни был силён в бою, но теперь на тебя ополчатся все. В Высшей Гимназии учатся дети всех мощнейших кланов, ни никто не будет рисковать ими ради вас!

– Вы удовлетворите требования террористов? – удивился Каин.

– Их потом, разумеется, уничтожат, – Омела продолжала ухмыляться. Каин отметил, как забегали операторы и работники студии – видимо, готовят срочный репортаж о последних событиях. – Но вначале им дадут то, чего они хотят!

– О, нет, – внезапно покачал головой жрец. – Этого точно не будет. Если бы речь шла только об их головах – думаю, требования бы были удовлетворены. Но признание итогов Суда Пантеона недействительными... никто не пойдёт на это.

– Элон! – Омела обернулась к нему. – Только не говори мне...

– Не пойдёт, – повторил жрец.

– Но... неужели нельзя сказать этим Каледам, что итоги отменяются, а затем просто перестрелять их всех, как собак – когда дети будут в безопасности!

– Они не идиоты, и не будут доверять первым же сказанным словам, – пожал плечами Каин. – А задержать подобный обман хоть немного дольше... правительство скорее позволит умереть всем наследникам Высоких Родов, чем рискнёт вызвать гнев Пантеона на всю Империю.

– Да, юноша, – с лёгким удивлением покосился на него приор. – Кажется, вы поняли суть проблемы.

Омелу как подменили. Кажется, она только теперь осознала, что её внукам угрожает реальная опасность. Торжествующее выражение лица сменилось на едва ли не мёртвое.

– Эй! – крикнула она через весь зал. – Траум! Что происходит?

– Вещание о случившемся уже идёт в другой студии, – откликнулся ведущий. – Думаю, к вам уже сегодня не вернутся – передача была прервана.

– Я думал, вы захотите услышать мой комментарий об этом, – удивился Каин. – Всё же это напрямую связано со мной.

– Связано?! – рассвирепела Омела. – Это твоя вина, придурок! Если сейчас эти дети погибнут – ты понимаешь, что это будет на твоей совести? Ты вообще...

– Тихо, – отмахнулся Каин. – Я думаю, что делать.

– Делать?! – поразился Крыса. – Уходить, пока мы ещё можем. Это не два бойца, это целый клан, идиот! Они доберутся до нас...

– Если очень хочешь, можешь уходить, – пожал плечами Каин. – Не думаю, что кто-то сейчас нас отпустит, но можешь попытаться. Но я сейчас о другом. Я думаю не о том, как спасти нас, а как спасти этих детей.

И снова к нему обратились все взгляды.

– Ты собираешься рисковать ради... – начал было Крыса, но тут Омела его перебила.

– Это исключено! – со злобой прошипела она. – Ты к ним не приблизишься, иначе как мёртвым! Никто не допустит, чтобы человек с чёрной аурой находился близко к детям!

– Вам было бы лучше, чтобы они погибли, чем были бы спасены мной? – вновь удивился Каин.

– И без тебя найдётся кому их спасти, – махнула рукой Омела.

Двери студии вновь распахнулись, и на пороге возник десяток человек в чём-то, напоминающем мундир. Старший из них, с усами щёточкой и седым ёжиком волос, деловито огляделся.

– Каин Амос и Авель Амос? – осведомился он. – Решением Совета Кланов Столицы вы задержаны и должны проехать с нами.

Каин тяжело вздохнул. Это должно было произойти.

– Надеюсь, вы выдадите их Каледам, – бросила Омела, вновь принимая довольный вид.

– Я не уполномочен решать, что делать с требованиями террористов, госпожа, – охладил её пыл усатый офицер. – Мой приказ – задержать двух Амосов и доставить их под стражу. Дальше Совет определит, что делать с ними.

– Но...

– Не думаю, что Совет собирается идти на сделку с террористами, – покачал он головой. – Кажется, наоборот – он хочет упрятать этих двоих, пока кто-нибудь самовольно не убил их и не доставил трупы к Гимназии.

– Вы не можете так поступить! – вспыхнула Омела. – Там дети! Наши дети! И Совет Кланов не может решать без меня...

– Езжайте к ним, проголосуйте, – пожал плечами офицер. – Госпожа, я исполняю приказы. Если мне скажут убить этих двоих – я сделаю это собственноручно. Но без приказа я ничего не делаю.

– Я добьюсь этого, вот увидите! – Омела быстрым шагом вышла из студии. Офицер покосился ей вслед и скомандовал:

– Амосы, за мной. Я не стану надевать на вас наручники, так как верю в ваше благоразумие, но без фокусов. Вы задержанные, и вести себя должны соответственно.

– Разумеется, – тихо кивнул Каин. Он быстрым шагом двинулся за офицером; Крыса безнадёжно поплёлся следом.

– Ещё рад, что напросился сюда со мной? – негромко покосился Каин на брата.

– А пошёл ты! – огрызнулся тот. – Лучше бы вообще сидели и молчали в тряпочку. Эта Омела была права – ты залез туда, где тебе не место, и теперь мы все будем за это расплачиваться!

– Человек сам решает, где ему место, – Каин пожал плечами. – Если он решает ждать милостей от судьбы, преклоняться перед сильными, бояться опасностей – значит, он сам так для себя решил. И жаловаться, кроме как на себя, больше не на кого.

– Сюда, – скомандовал офицер, распахивая перед ними дверь сферы. Это был уже не идеальный шар, а нечто вроде эллипса, большой дирижабль вытянутой формы. Каин и Крыса послушно залезли внутрь, и сфера поднялась в воздух.

Окна в этой сфере были забраны решётками.

– И куда вы нас везёте? – уточнил Каин.

– На базу Совета Кланов Столицы, – ответил тот. – Там есть камеры, достаточно укреплённые для того, чтобы удержать вас.

– Вы же не думаете, что я побегу, – пожал плечами Каин.

– Я ничего не думаю на этот счёт, – ответил офицер. – У меня есть приказ, и я должен выполнить все его пункты и позаботиться о надёжности.

– Понимаю, – кивнул Каин. – Что ж, делайте то, что должны.

Его мысли сейчас занимало другое. Каледы... и захваченная ими Гимназия. Это действительно его вина... и он действительно должен всё сам исправить.

Но... как?

Глава 41 - Совет Кланов Столицы

За столом, где заседал Совет Кланов Столицы, было восемь мест, однако сейчас здесь присутствовали только шесть человек. Из восьми кланов двое не присутствовали на заседании.

Во-первых, клан Талл, хранивший нейтралитет вот уже долгие века. Согласно своим обязательствам, этот клан не мог участвовать в голосованиях — он априори поддерживал большинство.

Ну, а во-вторых — клан Калед. После всего произошедшего он уж точно не мог войти сюда... и сегодняшняя причина ещё раз напоминала, почему.

— Думаю, я даже доволен тем, что Каледов среди нас больше нет, – проворчал Гатор Гриз, глава клана Гриз и повелитель Ауры Иллюзий. — Эти ублюдки давно напрашивались.

— Это ничуть не извиняет ублюдков Амосов, — процедила Омела Линор. Она добралась до зала заседаний последней, но уже высказала не меньше, чем все остальные.

– Линор права, – Талор Глион, щегольски одетый юноша, поглядел на своих коллег. Он был самым молодым среди собравшихся – а своё место главы клана Глион, владельцев Ауры Льда, занял только два года назад.

— Правда? – покосился на него Гриз. Он, напротив, был старшим здесь и не скрывал своего возраста, как некоторые.

— Каледы ублюдки, тут никто спорить не будет, — кивнул Глион. – Но это были наши ублюдки. Одни из нас, понимаешь? Амос, будь он хоть четырежды Чемпион, просто не имел права...

– Думаю, он просто упростил нам работу, – если бы Самаэль Эрмит, глава своего клана и владелец Ауры Мудрости, показался на улице, в нём сложно было бы узнать Высокородного. Скромно одетый мужчина средних лет в очках, с галстуком... Он напоминал учителя или счетовода. Тем не менее, он был среди тех, кто решал судьбу Империи.

— В каком смысле? – опешил Глион.

-- Думаю, теперь можно сказать, – Эрмит покосился на ещё одну из собравшихся – пожилую женщину в свободном жёлтом одеянии.

– Говори, если считаешь нужным, – согласилась Миранда Селит, глава знаменитого клана Целителей.

– Мы собирались убрать Каледов, – кивнул Эрмит. – Они наглели, и их амбиции могли помешать нам. Всем нам. Я как раз думал над планом, который помог бы спустить их с небес на землю, когда это всё произошло.

– Может быть, – вновь согласился Глион. – Но это мы! Мы могли, мы имели право так поступить. Но не невесть кто! Выскочка из провинции, какой-то жалкий обмылок с аурой во втором поколении!

– Глион прав, – с горячностью подтвердила Омела. – Дело сейчас не в Каледах. Дело в Амосах, а точнее – в Амосе! Если бы он не разворошил это осиное гнездо...

– Это не Амос сейчас угрожает смертью моему младшему сыну, – раздался басовитый голос с ещё одного места. Все обернулись к сидящему там мускулистому гиганту в одеждах светло-зелёного цвета. – А также твоим, Омела, внукам, твоим, Талор, брату и сестре, твоим...

– Мы поняли, Сарбит, – кивнул Эрмит. – Мы поняли твою мысль.

Сарбит Трол, владелец Ауры Природы, что-то проворчал про себя.

– Каждый из вас имеет право на своё мнение, – начал вновь Гриз. – Однако, я пока председатель Совета, и я призываю вас всех к порядку.

Он побарабанил пальцами по столешнице; остальные пятеро Высокородных притихли и посмотрели на него.

– Сейчас нам важно не столько решить, виноват Каин Амос или не виноват, – продолжил Гриз свою речь, – или что ждало бы Каледов, если б не все эти события; нет. Сейчас наша задача – понять, как справиться с проблемой. Высшая Гимназия захвачена кланом, управляющим болью. Все наследники крупнейших родов Империи, а также немалое количество наследников иностранных родов – в опасности. Мы не имеем права на эмоции.

– В чём вообще проблема? – вновь вспыхнула Омела. – Каледы хотят головы братьев Амосов – дадим им эти головы, я лично буду только рада, когда...

– Омела, ты вновь нарушаешь регламент! – повысил голос Гриз.

– Регламент? – женщина яростно поглядела на него. – Мы здесь все равны, Гриз! Я имею столько же прав на выражение своей воли, сколько и ты!

– В чём проблема? – вновь раздался бас Трола. – Проблема в том, что если Каледы жаждали мести, они могли атаковать клановую резиденцию Амосов. Или нападать на кучу вооружённых мужчин – не такая приятная затея, как брать в заложники беззащитных детей?

– Увы, если бы это была вся проблема, – вздохнул Эрмит. – Главный вопрос в Суде Пантеона. Мы не можем и не желаем признавать его недействительным. Кстати, твои сегодняшние речи в прямом эфире, Омела, были буквально на грани, и то, как Амос тебя уел, лишний раз это доказывает.

– Да бросьте! – Омела сердито оглядела всех остальных. – Кому есть до этого дело? Уж мы здесь точно понимаем, что Суд не имеет никакого отношения к реальной воле Пантеона!

– Понимаем, – кивнул Гриз. – И сделаем что угодно, чтобы мы остались единственными, кто это понимает. Даже пожертвуем детьми, если понадобится. Без поддержки культа Пантеона погибнут не только они – погибнет вся Империя.

Омела раскрыла рот... и не нашла, что сказать. По её лицу было видно, что она в полной ярости.

– Мы, разумеется, можем выдать Амосов Каледам, – продолжил Гриз. – Но выполнить второе условие мы не сможем ни при каких обстоятельствах. Это даже не рассматривается.

– Так выполнить первое! – вновь подала голос Омела.

– Это едва ли поможет, – заметила Миранда Селит. – Они отомстят своим обидчикам – но увидят, что мы отвернулись от них, что назад пути нет. Им будет нечего терять, а отчаявшиеся террористы, вооружённые такой силой...

– И что ты предлагаешь? – повернулся к ней Глион.

– Тянуть время. Выполнив только первое условие – мы распишемся в том, что не собираемся выполнять и второго, – Миранда пожала плечами. – Тянуть время и решать, как спасти детей.

– Штурм, – предложил Трол. – Лучшие специалисты, бойцы экстра-класса. Каледы не выдержат, если на них пойдут элитные отряды всех наших кланов...

– Мы их убьём, – согласился Эрмит. – Но перед этим они успеют убить детей – всех или, по крайней мере, наибольшую часть. Ты согласен пойти на такие жертвы, Сарбит?

– Выдать им Амосов нельзя, – вспылил Глион, – идти на штурм тоже нельзя. А что тогда можно? Просто ждать, пока все состарятся? Они не передумают, Миранда верно сказала – им нечего терять. Готовы ли они ждать долго?

– Я думаю, мой клан мог бы с этим справиться, – покачал головой Гриз. – Плюс Таллы... Они были бы весьма полезны. Было бы время, я бы пригласил тех самых Маторов. Они бы не отказались отомстить убийцам своего наследника!

Он поглядел на всех собравшихся.

– Но времени у нас нет.

– Ты сам упомянул Таллов, – возразил Глион.

– Слишком большое воздействие, – ответил Гриз. – Мы давно добивались, чтобы силы Таллов получили всё больше ограничений. Когда-то давно они бы смогли сделать это, но благодаря нашим стараниям, нынешние Таллы – жалкие тени своих предков.

– Благодаря? – поглядел на него в упор Трол. – Теперь из-за этого мы можем не спасти своих детей.

– А почему вы не рассматриваете самих Амосов? – неожиданно предложила Миранда. – Авель едва ли на что-то способен, но Каин, откуда бы не взялись его силы, действительно новый Чемпион.

– Доверить ему спасение детей? – возмутилась Омела.

– Не знаю, как тебе, а мне важнее результат, – Трол перевёл взгляд на неё. – Если он сможет их спасти – пусть делает это. Сейчас жизни детей – приоритет номер один, так что умерь свою ярость и гордыню.

Он не произнёс что-то вроде «а то как бы тебе не оказаться на месте Каледов», но нечто подобное явственно витало в воздухе. Омела яростно сверкнула глазами и заткнулась.

– Каин Амос – боец, которого Каледы подпустят к себе близко, – тихо заговорил Эрмит. – А пока они отвлечены на него, мы сможем под прикрытием ауры Тролов вывести детей.

В зале повисла тишина. Все глядели друг на друга и думали.

– Итак, выношу вопрос на голосование, – громко и чётко объявил Гриз. – Три варианта. Первый – отдать Амосов на расправу Каледам и надеяться, что те отпустят детей, несмотря на то, что обвинения с них сняты не будут.

Омела хотела что-то сказать, но он жестом заставил её замолчать.

– Второй – не трогать Амосов. Засадить их поглубже и подальше до тех пор, пока не решится вся ситуация. И, наконец, третий – выпустить их вперёд, используя в качестве бойцов, которые отвлекут Каледов.

Он встал.

– Прошу голосовать.

– Первый! – сразу же выкрикнула Омела.

– Первый, – поддержал её Глион.

– Третий, – пробасил Трол.

– Третий, – кивнула Селит.

– Первый, – сверкнул очками Эрмит. – Амос слишком опасен и непредсказуем.

– Третий, – вздохнул Гриз. Он собирался выбрать второй вариант... но тогда победили бы те, кто голосовал за первый. Ему не хотелось этого допускать. – И мой голос, как голос председателя, имеет решающий полуторный вес...

– Я протестую! – заявила Омела. – Три на три, и, как я уже говорила – мы все равны здесь. Ты не можешь определить итог в угоду себе лишь потому, что захотел это!

– Тогда как мы решаем вопрос? – развёл руками Гриз. – Нас тут равное количество.

Все поглядели на пустые стулья. Когда на советах присутствовало семеро участников – всё решалось куда легче.

– Возможно, стоит позвать Талла? – предложила Миранда Селит. – Думаю, его голос как раз может разрешить наш спор.

– Это не по правилам, но раз уж возникла такая ситуация... – пробормотал Гриз. – Только нам нужно решать быстрее. Каледам может надоесть ждать в любую минуту.

– Хорошо, – согласился Эрмит. – Я за то, чтобы позвать Талла.

– И я, – кивнул Трол.

– Четверо за, – констатировал Гриз. – Даже если вы двое против – воля Совета всё равно определена. А теперь нужно срочно связаться с Таллом.

Глава 42 - Отвлекающий манёвр

Каин ходил по камере их угла в угол. Это была самая настоящая камера, даже не тюремная, где держат осуждённых преступников, а дыра для ценных военнопленных и заложников, карцер, забетонированный так, чтобы даже мысль не улизнула оттуда.

Успокоиться и не рыпаться, ждать, пока всё разрешится само собой? Что ж, наверняка Крыса сейчас так и думает. Нет, он не будет поступать так же, как этот трус... Нужно что-то придумать, кого-то убедить, как-то...

К тому же, просто ждать — слишком опасно. Сейчас он в ситуации, когда его судьба полностью в руках Высокородных. Выполнить требования Каледов, отправив его голову им? Легко. Тихо убить или оставить гнить в этом каменном мешке? Тоже несложно, просто сказать, что он был убит при попытке побега...

Или просто никому ничего не говорить. Он в их власти, от и до! А в это время, может быть, где-то гибнут люди. Дети. Каин вздохнул, вспоминая всех тех, кого он мог бы спасти и не спас — и в этой жизни, в Истерзанных Землях, и в предыдущей...

Нет. Долг солдата — в том, чтобы спасать мирное население. Тем более, если причиной появления террориста послужил он сам. Это вопрос его чести, если уж говорить высокими словами.

Вот только что предпринять? Он снова оглядел стены. Бетонный бокс пять на пять на десять, никакого окна, только дверь и скудная лампочка под потолком. Матрас в углу. Медицинское судно вместо унитаза. Всё.

– Интересно, здесь всегда такая обстановка, или они просто давно никого сюда не сажали? — пробормотал Каин.

Очевидно, что звать кого-то бесполезно — солдатам и офицерам отдан приказ делать то, что им велели, и они выполняют его чертовски хорошо.

Значит, обещания. Ручка при нём — слава всем Богам, что из Пантеона, что Архонтам, в инвентарь заглядывать обыскивающие никак не могли.

Тем не менее, Каин не спешил прибегать к её свойствам. Можно написать на стене камеры, что она разрушится... но тогда она непременно убьёт его. Если он учтёт это в обещании, то стена его покалечит, или приведёт к жертвам среди мирного населения, или ещё что-нибудь...

Иными словами, от непреложных обещаний добра не жди. Разрушающийся за несколько ударов меч – это сущий пустяк по сравнению с тем, что принесли ему все остальные обещания.

Обещание выжить, несмотря ни на что – несколько этапов дичайшего ада, сначала в пещере, затем в могиле. А между ними – бытие полукристаллическим монстром и необходимость убить кучу народу для исцеления. Этот груз до сих пор висел на душе Каина тяжёлой ношей.

Обещание восстановить энергетические каналы... Оно тоже не прошло даром в Истерзанных Землях. К тому же, именно с целыми каналами он стал наследником своего клана. Как знать, не то ли это самое проклятие...

Ну а обещание, вернувшее ему чёрную ауру... да, в каком-то смысле и правда «фамильную», смешно... Что же, оно привело его сюда, в эту тюрьму. Без него не было бы передачи, не было бы слухов на его счёт и, возможно, террористы не напали бы на мирную школу.

Каин знал. Если сейчас там погибнет хоть один ребёнок — вся Империя запомнит его имя как имя того, по чьей вине это случилось. Запомнит и проклянёт. Да он сам проклянёт себя после этого. Допустить этого никак нельзя.

Но какую цену опять запросит ручка? Не будет ли это что-то, ещё худшее?..

Нет, он не отметал её совсем. Но это – на крайний случай, когда не будет другого выхода. К тому же, он не знает, как она может действовать. Воздействует ли она на то, на чём пишет, или можно пообещать всё, что угодно? Что, если написать «обещаю, что все Каледы сию же секунду умрут»?

...ну, тогда его точно обвинят в чёрной магии и растерзают на площади под вой припадочной толпы. Бррр, и представится же такое!

Значит, обычные обещания. Каин вздохнул.

— Обещаю, что ни один из Каледов не доживёт до сегодняшнего заката.


[ Триггер: нет ]

[ Тип энергии: энергия вероятности, статус — ДОСТУПЕН; энергия боли, статус – ДОСТУПЕН ]

[ Текст: ни один из Каледов не доживёт до сегодняшнего заката ]

[ Реализация: в процессе, шанс успешной реализации – 100% ]

[ Препятствия: недостаточно близко к носителю энергии боли ]

Значит, задействована только вероятность... Но и её хватает для того, чтобы выпало сто процентов? Ого.

Впрочем, присев на матрас и поразмыслив две минуты, Каин понял, что тут нет ничего удивительного. Никто не станет терпеть террористов так долго. Какой бы путь не выбрали Высокородные, что бы они не решили делать с ними – они убьют Каледов, как только доберутся до них.

Нет, мысль была неудачной. Вопрос не в том, умрут ли Каледы, а в том, сколько жертв погибнет при этом.

— Обещаю, что сегодня в Высшей Гимназии не погибнет никто, кроме Каледов, – твёрдо пообещал Каин.

Хм... Система выдала ответ, противоположный предыдущему: ноль процентов. Ни единого шанса, а значит, кто-нибудь да погибнет.

Может быть, речь о нём самом?

Или, возможно, там уже кто-то погиб? Чёрт, это гадание на кофейной гуще невыносимо!

-- Обещаю, в ближайший час я попаду в Высшую Гимназию и получу шанс со всём разобраться самостоятельно! – в сердцах бросил Каин. Ну правда ведь. Сколько можно сидеть здесь, не зная, сбываются его обещания или нет, действуют ли они? Какой в этом смысл?..

И именно в этот момент за дверью прозвучали шаги. Каин вытаращил глаза – он, конечно, надеялся, что его обещание будет выполнено, но чтобы настолько скоро...

Дверь карцера распахнулась.

– Каин Амос, – на пороге показался давешний офицер с усами. – Идите за мной.

– Хорошо, – коротко кивнул Каин. Что бы там ни было – пока он жив, а всё остальное узнает по пути или на месте.

Он вышел из камеры. Бррр... Никогда бы сюда больше не возвращаться. Они с офицером и ещё тремя сопровождающими солдатами пошли по подвальному коридору. Тот был узким, длинным, тускло освещённым... Кажется, это вовсе не тюрьма, сообразил Каин.

Это бомбоубежище. Всё встало на свои места. Подземный комплекс на случай ядерной или иной разрушающей всё на своём пути войны. Тут есть камеры – а также всё, что может понадобиться сильным мира сего, желающим пережить катаклизм.

Спустя три минуты офицер остановился у другой камеры, распахнул её и выпустил Крысу. Тот быстро вышел, испуганно покосился на Каина, но ничего не сказал.

– И куда дальше? – решился уточнить Каин.

– Высокородные сказали доставить вас наверх, – кратко ответил офицер. – Там они всё вам и сообщат, а я больше ничего не знаю.

Каин лишь молча пожал плечами. Что ж, придётся потерпеть ещё немного...

Впрочем, ждать пришлось недолго. Они поднялись наверх в большом бронированном лифте – в том же, в каком и спустились сюда – где их уже ждали.

– Каин Амос? – к нему тут же подошёл какой-то тип лет чуть за тридцать. На нём был мундир серых цветов – совершенно неяркий, можно даже сказать, тусклый, но то, что это был Высокородный, становилась ясно с первого же взгляда. По выправке, по манере держаться и так далее.

– Да, – кивнул Каин. – А с кем имею честь?

– Сеймур Гриз, – кратко кивнув, представился мужчина. – Не могу сказать, что рад встрече, но, как минимум, заинтересован ей.

К ним подошли ещё двое. Хм... И оба они были Каину знакомы.

С первым всё было ясно. Энора Талла он видел ещё несколько часов назад, и забыть его проницательное, тонкое лицо было сложно. А вот второй, мускулистый юноша на пару лет старше его... Каин сощурился. Лицо определённо было знакомым, но где и когда он его видел? Кто это такой?

– Я Менес Трол, – отозвался тот, видимо, поняв сомнения Каина. – Мы виделись на Ритуале, в Храме Небес.

Точно! Так и есть, теперь Каин вспомнил его окончательно.

– Я думал, с тобой покончено, – хмыкнул Менес. – Но некоторые, как видно, так просто не сдаются.

– Итак, – пытаясь оставаться бесстрастным, заговорил Гриз. – Совет Высокородных Столицы принял следующее решение. Вы двое отправитесь в Высшую Гимназию и попытаетесь справиться с Каледами. Войска трёх наших кланов – Гризов, Тролов и Таллов – в это время попытаются проникнуть внутрь и вывести заложников...

– Погодите, – вытаращил глаза Крыса. – Вы... вы с ума посходили? Пока спецназ трёх кланов будет шариться в тени, нам двоим надо разобраться с кучей Каледов?!

Все трое высокородных покосились на него и поморщились.

– На Ритуале ты показался мне посмелее, – заметил Менес. – Но, кажется, твоя судьба – смеяться над калеками. До тех пор, пока и они не обойдут тебя.

Вот это уел так уел... Каин мысленно зааплодировал Менесу. Крыса же аж побурел.

– А к чёрту! – рявкнул он. – Я пойду туда и сделаю то, что нужно!

– Рад видеть, что мы в вас не ошиблись, – прохладно заметил Гриз. – Обозначу сразу, чтобы внести ясность: цель операции – не убить Каледов. И не спасти вас. Главная цель – дети и учителя, спасти их жизни. Всё остальное – по возможности.

– Само собой, – согласился Каин. Он уже не первый раз участвовал в подобных операциях – хотя и первый раз в этом мире.

– У вас будет небольшая фора, – заговорил Энор Талл. – Пока Иллюзионисты и Природники будут пытаться вывести детей, я и мои родственники наложим на Гимназию ауру замедленного времени. Она будет воздействовать на всех, кроме вас.

– А не разумнее ли не тормозить и наших союзников? – удивился Каин.

– Может быть, и так. Но это будет сложно сделать, – пояснил Архивариус. – Два исключения – возможно, десять – сложно, сто – нереально. И ещё одно: аура будет действовать лишь немного. Это маленькая фора, а не заклинание массового поражения. Постарайтесь извлечь из этой форы всё, что сможете.

Глава 43 - Кругом враги I

— Что за фигня, вообще! Я на такое не подписывался!

Разумеется, Крыса не мог высказать такое кому-то из Высокородных, расписавшись тем самым в собственной ничтожности. Поэтому он высказывал это Каину — шёпотом.

— Если хочешь, я могу договориться с ними, – пожал плечами Каин. — Тебя отправят домой, а я пойду туда в одиночку. Да почему я, в принципе — ты и сам можешь им об этом сказать.

— Я не хочу им об этом говорить! – Крыса продолжал шептать, лихорадочно глядя по сторонам – не слушает ли его кто? К счастью для него, никому здесь не было до него дела. – Но это не то, чего я ждал!

— Потому что ты ждал не того, что нужно, – заметил в ответ Каин. — Тебе разве не говорили, что здесь будут не развлечения и слава, а всё такое?

— Я... – Крыса заткнулся, не находя слов. Но ненадолго. – Не смей обвинять меня в чём-то, слышишь, ты...

– А кто тебя в чём-то обвиняет, — усмехнулся Каин. Это было бы ещё смешнее, если бы не мешало ему размышлять о предстоящей операции. – Короче. Ты хотел славы? Был уверен, что на Суде Пантеона тебе её недодали, обделили тем, что тебе полагалось по праву? Ну так вот оно.

-- В смысле? – не сразу сообразил Крыса, прищурясь.

– Представь, как заговорят о тебе в Империи, если ты прославишься как спаситель детей из лап жестоких террористов? – Каин криво улыбнулся. – Вот именно. Это твой путь к славе. Твой билет к красивой жизни. Но, разумеется, достанется он не даром, как и всё в этом мире. Цена – выжить и победить.

Главным там, внутри, будет занять его чем-то. Чем-то относительно безопасным и тихим. Иначе он сейчас ка-ак вдохновится – и в своём необычайном рвении всё испортит. Доверять ему вмешиваться в по-настоящему важные части операции нельзя.

– У меня даже нет оружия! – возмутился Крыса.

– Ну, попроси, – пожал плечами Каин. – Думаю, тебе дадут оружие, отправляя в бой. Или, в конце концов, используй свою ауру, у тебя её целых пять слоёв.

Он сам ещё только осваивался с чёрной аурой. Тот смертоносный удар, на арене Храма Небес, вышел практически инстинктивно, но повторить его Каин не взялся бы.

Аура была не бесконечным источником энергии, которой бери да стреляй, нет; это была книга заклинаний. Вот только прочитать эти заклинания было нельзя – только придумать и запомнить, или повторить за кем-то.

Разумеется, «заклинания» – лишь метафора, и магия высвобождалась не словами. Это было... что-то вроде мысленных образов, трёхмерных узоров, которые нужно было повторить, и вот именно это Каин и пытался постичь.

Было непросто. Особенно если учесть, что в бою воссоздать такой узор требуется за считанные секунды... а никакого учебника по чёрной ауре нет и быть не могло. Так что ориентироваться приходилось на смутные описания Саула и собственную интуицию.

Сфера резко затормозила.

– Вылезаем, – раздался снаружи ровный голос Гриза. Каин и Авель вылезли наружу; небо за прошедшее время затянулось облаками, и сверху накрапывал небольшой дождь.

– А с утра была такая хорошая погода... – вздохнул Каин.

– Наши друзья из клана Деарк постарались, – кивнул внезапно оказавшийся рядом Энор Талл. – Управлять погодой обычно – не самый могучий дар, но это и правда их звёздный час.

– Туманная завеса? – догадался Каин.

– Не совсем, – с усмешкой пояснил Талл. – Логичное прикрытие для настоящей туманной завесы. Гризы – мастера иллюзий, и я уверен, они смогут спрятаться тут так, что их никто не увидит. Но даже Каледы сразу догадаются об обмане, если туман возникнет в один момент, из ниоткуда.

Каину только оставалось лишь пожать плечами. Что ж... это действительно было предусмотрительно.

Крыса в этот самый момент уже требовал у Гриза оружие. Тот слушал его с точно таким же бесстрастным лицом, что и раньше... но в его глазах явственно читалась усталость.

– Слушай и запоминай, юноша, – Талл резко посерьёзнел и перешёл на «ты». – Поначалу моя аура искажения времени будет действовать ощутимо. Но это только в первые минут десять, дальше она начнёт всё больше и больше истощаться, пока не исчезнет.

– Неужели нельзя воздействовать на время как-то иначе? – удивился Каин. – Остановить его для Каледов. Или переместиться в прошлое и убить их ещё вчера, не допуская сегодняшних событий...

– Но-но-но, никаких парадоксов! – Талл предостерегающе поднял правую руку. – Даже не предлагай мне это. Если сегодня не возникнет никакой угрозы, откуда у меня возьмётся мотивация отправляться в прошлое? А если я туда не отправлюсь, куда исчезнет угроза? И так далее... ну, ты понял.

– Понял, – кивнул Каин. – А что с остановкой времени?

– Слишком сложно, – вздохнул Архивариус. – Когда-то мы, Таллы, и правда могли сделать что-то подобное. Стоит ли удивляться тому, что нас испугались и заставили отказаться от воздействий такого масштаба?

Он похлопал Каина по плечу.

– А ведь, между прочим, то же самое ждёт и вас, если вы станете Высоким Родом. Что пугает людей больше смерти?

– Я бы сказал, что многое, – возразил Каин.

– Это умных людей, – поправил его Талл. – Впрочем, именно они-то и будут опаснее всего.

К ним подошёл Крыса, вооружённый обычным автоматом. Что же... это лучше, чем ничего, подумал Каин. Остаётся лишь надеяться, что он умеет с ним обращаться... и что ему не придёт в голову выстрелить ему в спину.

– Мы идём или как? – нервно осведомился его сводный брат. – Ожидание просто бесит.

Здесь он был совершенно прав. Ожидание действовало на нервы, оно изматывало и заставляло воображать себе самые жуткие сценарии.

– Идём, – следом за Крысой к ним подошли Менес Трол и Гриз. – Итак, план таков. Энор Талл прячется в укрытие неподалёку – да попросту садится в сферу – и накладывает свою ауру. Амосы входят в центральный вход и задерживают Каледов, как смогут. Наши отряды действуют скрытно, заходя через другие входы.

Каин оглянулся. Где-то в тумане действительно виднелись отряды солдат в серой или зелёной форме. Но они и правда еле виднелись. Это уже действует магия иллюзий? Или просто клан повелителей погоды так разошёлся?

– Начали, – кивнул Трол, и чуть отошёл в сторону, давая братьям дорогу.

Что же. Время вышло, тянуть больше было нельзя.

– Начали, – подтвердил Каин – и быстро зашагал в сторону большого пятиэтажного здания.

Тяжёлые железные ворота – украшенные цветными камушками, как и всё здесь – были раскрыты. «Не защитили камушки, между прочим», пронеслось у Каина в черепушке. – «Не такая уж и сильная это магия. Или просто Каледы знали, чем их обезвредить?»

– Держись за мной, – заявил Каин Крысе. – Внутри скажу, что ты можешь сделать, а пока...

– Ты что, командуешь мной?! – взъярился тот.

– Да, командую! – неожиданно жёстко ответил тот. – Потому что хочу, чтобы ты выжил, а не умер в мучениях со второго раза. Что-то неясно?

Удивительно, но Крыса заткнулся и больше не возникал – по крайней мере, пока. Видимо, жажда жизни оказалась в нём значительно сильнее самолюбия.

– Эй, кто идёт? – раздалось спереди. Ну, вот и началось. Каин быстро оглянулся. Гриз и Трол отсюда были видны, а вот их отряды нет. Отлично.

– Те, кого вы так хотели видеть, – усмехнулся он.

Туман становился всё сильнее; он еле видел тех, кто стоит перед ним, но, судя по светящимся жёлто-зелёным пятнам, это Каледы. А кто же ещё?

– Каин Амос? – неверяще спросили впереди. – Мы сказали принести твою голову...

– А она пришла вместе с телом, – бросил он в ответ. – Там рассудили так: если ваша вражда со мной, то со мной и воюйте. Потягаемся в силах?

– Идиот! – раздался второй голос. – Нас тут весь клан. Ты обречён!

Это было ложью, как уже выяснили Высокородные. Не весь клан, а только лишь вся семья Каледов, непосредственно носители Ауры Боли. Впрочем, и это были больше пятидесяти человек...

– Обречён? – Каин покачал головой. – Некоторые совершенно не учатся на своих ошибках. Не знаю, кто вы, парни, но обещаю: сегодня до заката ни одна частица энергии боли не коснётся меня.

Защищать Крысу он не стал. Если того вырубят, и он полежит в сторонке до конца операции – может, оно и к лучшему. А если же до конца операции его нерадивый брат не доживёт...

Может, тоже к лучшему. Один раз пережить это, вместо того, чтобы тот раз за разом всё ему портил. Без Крысы потеряет всякую власть и Леора, а с одним Изекилем разобраться будет не проблема. Так что... будь как будет.

– Ты в этом так уверен? – один из Каледов с нехорошей улыбкой вышел из тумана. Это быть почти его ровесник, чуть старше.

– Ну, я же обещал, – пожал плечами Каин. Система только что показала ему, что шанс такого исхода – 75%. Это, конечно, не полная гарантия, но всё же достаточно.

– О, – второй Калед, похожий на первого (опять близнецы? Да сколько их тут?) тоже вышел из тумана. – И второй Амос тоже здесь. Ты-то куда попёрся, щеночек? В прошлый раз недополучил?

– Короче, – вздохнул Каин. – Предлагаю следующее. Пропускаете его внутрь, а мы с вами тут разбираемся... как Каледы с Амосом. Идёт?

– А что я там внутри буду делать? – вытаращил глаза Крыса.

– Держаться подальше от помещения, где находится их глава, – пожал плечами Каин. – У тебя автомат, у тебя аура. Хотел славы? Иди и заработай её.

– Эй, Лист, – обернулся один из близнецов на второго.– А парень-то прав. Что думаешь?

– Проходи, – второй быстро отодвинулся. – Давай. А мы с твоим братом тут поговорим.

Кажется, в них не было страха. А вот и зря... Каин проводил Крысу глазами.

– Начнём, – кивнул он. – Итак...

Глава 44 - Кругом враги II

Аура замедления времени действовала, но теперь Каину становилось понятно, почему старик Талл говорил не ждать от неё ничего особенного. Близнецы двигались чу-уть медленнее, чем могли бы. Говорили немного растягивая слова. Сверхбыстрые удары становились просто быстрыми, но о том, чтобы уворачиваться от них, как киногерой в слоу-мо, не шло и речи.

Правда, Каин и не пытался. Первый импульс энергии боли — простейшее заклинание, которому учили каждого новичка в клане Калед — пролетел мимо него, как и должно было быть, благодаря обещанию.

— Мазила, – бросил брату второй Калед и вытащил меч, который тут же загорелся жёлтой энергией.

Меч, значит. Каин хмыкнул, выбрасывая руку вперёд. Как там учил отец?..

Чёрная энергия смерти потоком хлынула из его руки, обжигая плоть сухим огнём. Клинок! Энергетический клинок, каждое прикосновение которого — даже самое мельчайшее! — приближает врага к смерти.

И возник этот клинок как раз вовремя. Удар... Металлическое лезвие сталкнулось с лезвием энергетическим, и жёлтое свечение заметно ослабло.

— Как ты... – ахнул Калед, глядя, как меркнет его аура.

– Смерть, – криво усмехнулся Каин в ответ, глядя в его глаза — и наслаждаясь зарождающимся с них страхом. – Она приходит ко всему, даже к твоей ауре.

— К тебе тоже! — раздалось сзади, и второй Калед попытался ударить Каина наскосок. Парень резко ушёл от удара, но клинок врага зацепил его сбоку; пожалуй, если бы не костюм – он бы сейчас мог лишиться руки.

Впрочем, и с костюмом удар был... ощутимым. Каин потёр плечо. Ладно, хватит игр. Отсюда никто его не видит и не слышит... Следует надеяться. Если Гриз или ещё кто-то установил за ним слежку, нацепил камеру или что-то такое – у него проблемы.

И тем не менее, лучше проблемы, чем сражаться с целым кланом, не задействовав своего секретного оружия.

– Обещаю, что энергия боли взорвёт вас двоих изнутри, — бросил Каин. – Прямо сейчас!

Каледы на пару секунд остановились.

-- Чего?.. – успел произнести один из них. А затем... началось.

По всей видимости, сами они никакой боли при этом не испытали – защита работала исправно. Просто они начали светиться жёлтым изнутри, сначала напоминая при этом каких-то пришельцев или сверхлюдей, затем уже и вовсе существ, состоящих из энергии...

Мечи попадали из рук; одежда с тихим шипением испарилась. Два светящихся существа с изумлением глядели друг на друга.

– Не знаю, как ты это сделал, – произнёс один из них (его голос теперь напоминал скорее скрежет металла по стеклу), – но ты серьёзно ошибся.

Он занёс руку и начал концентрировать в ней энергию, которая стекалась уже прямо-таки видимыми ручьями. Каин внезапно сообразил, что в руке этого типа сейчас сосредоточено энергии больше, чем во всём остальном клане.

Он отступил на пару шагов – даже свет этой ауры обжигал его, принося неприятные ощущения.

– Прощай, Каин Амос, – проскрежетал Калед...

А затем взорвался, сшибив Каина с ног оглушающей волной боли. Падая, он успел заметить, как взорвался и второй брат, и вторая волна тоже пришлась по нему.

Это было сильнее, чем на арене Храма Небес. Почти та боль, что он испытывал в Мире Плоти. Ошибка... ошибкой было слово «взрыв». У Каина вылезли глаза из орбит, он хватал ртом воздух, пытаясь собраться с мыслями, но боль была сильнее него.

Старые шрамы неожиданно начали кровоточить.

– Обещаю... – хрипло выкрикнул он, – что боль...

Горло свело очередным спазмом; двадцать секунд безмолвия – и перед глазами выскочили слова:

[ Обещание не было закончено и не может быть зафиксировано. Повторите запрос ]

– Обещаю, что боль сейчас же прекратится! – выкрикнул Каин, уже не заботясь о том, услышит ли его кто-то.

Боль утихала медленно, опять волнами. Выплюнув изо рта кровавый комок, Каин встал – сначала на четвереньки, а потом и на ноги.

И снова туман. Двойной взрыв немного поразметал его, но теперь его непроницаемый молочный круг снова сомкнулся.

– С этими покончено... – пробормотал он. – И сколько ещё осталось внутри?

Ясно было одно: взрыв – чертовски плохая идея. Этот взрыв задел его самого, закалённого и сильного воина, привыкшего к такой боли, которая иным и не снилась. Но если он применит то же самое к другим Каледам, укрывшимся в здании Высшей Гимназии – взрывные волны накроют детей, учителей, Гризов и Тролов, которые сейчас пытаются их спасти...

В этот момент дверь распахнулась, и раздался какой-то шум. Каин не мог сквозь туман увидеть, что там происходит.

– Эй! – донеслось от дверей. – Лист, Плющ, вы уже разобрались с ним?

– Скорее, я разобрался с ними, – заявил Каин, вновь создавая тёмный энергетический клинок. – Назовись, чтобы я знал, с кем буду сражаться.

– Амос... – прошипел голос, полный первозданной ненависти. – Не знаю, как тебе это удалось, но...

– Мне удастся это снова, – скучающим тоном оборвал его Каин. – Будем проверять, или ты сразу упадёшь на колени и сдашься, умоляя не убивать тебя?

Конечно, Каин такого не ждал. Но если бы такое вдруг произошло... ну, он бы всё равно убил Каледа, решившегося на подобное. Оставлять в живых врага, потерявшего всё... Слишком опасно.

– Я не такой идиот, чтобы сражаться с тобой в одиночку! – заявил невидимый собеседник, чья фигура только начинала вырисовываться в тумане. – Ты уже дважды убил двоих Каледов, причём не самых слабых. А как тебе такое?

Неожиданно справа от Каледа раздался щелчок затвора. Затем ещё один, ещё, ещё...

«Вот чёрт», – пронеслось в голове у парня. – «Наконец-то кто-то сообразил, как тупо приходить на перестрелку с холодным оружием».

Стрелять Аурой Смерти? Пожалуй, она могла бы стать эффективным дальнобойным оружием. Но врагов много, а он один; они его окружили со всех сторон, а он к тому же ни черта не видит.

Впрочем... и они ведь тоже.

– Ты же понимаешь, что если я пригнусь, то твои люди просто попадут друг в друга? – спросил Каин. Что ж, теперь не видящие его солдаты дважды подумают, прежде, чем стрелять куда-то. И в ту же секунду он действительно пригнулся и начал бесшумно отходить в сторону.

– Тебе от этого легче не будет, – с торжеством в голосе заявил «главный». – Здесь десяток вооружённых солдат в бронежилетах, если парочка из них будет ранена – мы вылечим их, а вот ты...

О, Боги, благословите честолюбие этого типа, решившего толкнуть типичную злодейскую речь, подумал Каин. Если бы они начали стрелять сразу – у него почти не было бы шансов.

Он тихо отходил в сторону. Пусть стреляют на звук, а он...

Неожиданно перед ним выросла из тумана какая-то фигура. Чёрт... это один из тех солдат. Ещё шаг, просто по инерции – и вот они уже хорошо видят друг друга.

В глазах у солдата отразилась паника – это было видно даже через пластиковое забрало шлема. Он открыл рот, чтобы позвать своих...

Но через секунду клинок из энергии смерти вошёл ему в самое горло, в зазор между шлемом и бронежилетом. Последнее, что успел издать солдат перед смертью – это тихий стон. Каин осторожно положил тело на землю.

Услышали ли они его?

– Сэр, там какой-то шорох! – раздалось сбоку от него, всего в десятке метров.

– Чёрт, он уходит! – «сэр» наконец-то прервал свои разглагольствования. – Он уходит! Стреляйте, чёрт побери!

Последнее, что успел сделать Каин – это запустить импульс Тьмы туда, где стоял услышавший его солдат, и резко нырнуть вниз, кувырком уходя с линии огня. Остаточная боль никуда не ушла, и его телу такой кульбит дался нелегко. Тем не менее, жить ему хотелось больше.

А затем началась пальба – беспорядочная, во все стороны. Кажется, оружие было энергетическим, и стреляло оно всё той же энергией боли!

«А что, так можно?» – подумал Каин. – «А я тоже могу зарядить своей энергией огнестрельное оружие?»

В этот момент его задело выстрелом и он, едва удержавшись от вскрика, рухнул вниз. По пути его настиг ещё один выстрел, усиливая боль...

Чёрт, неужели обещание не действует? Там же был высокий процент... Конечно, при взрыве оно уже было нарушено, но это при взрыве, а сейчас...

Каин мысленно обратился к Системе.

[ Обещание было нарушено и не может быть высказано вновь ]

Чёрт... То ли энергии было слишком много, то ли... Но это плохо, очень плохо. Слишком много ещё Каледов ему предстоит сегодня перебить.

– Продолжайте стрелять! – кричал главный Калед. – Он должен выдать себя, когда кто-нибудь в него попадёт...

Молчать. Они ждут его крика.

– Ааа!!.. Не стреляйте, это я...

Кажется попали в своего. И, судя по тому, как оборвался его крик – среагировали мгновенно.

Всё-таки самоуверенность – хорошая вещь. Они подумать не могут, что он не закричит. Каин медленно поднялся на ноги.

– Обещаю, что заряды Боли сейчас перебьют самих солдат, – прошептал он еле слышно. Солдаты – не члены семьи Калед, их аура куда слабее. Значит, и защиты от боли у них нет.

А через пять мгновений поле боя озарилось криками. Всё верно. Ничего не видя, солдаты попадали друг в друга и убивали своих же.

Пять упавших тел... шесть... семь... Ну, вместе с теми тремя – вроде все.

– Ты правда думал, что это очень умная идея – заставить людей стрелять вслепую, не видя даже друг друга? – вслух спросил Каин.

– Ты... ты жив? – выдохнул Калед. – Огонь...

– Они все мертвы, – Каин провернул в руке энергетический клинок. – И ты сейчас тоже умрёшь.

– Нет... нет! – забормотал тип. – Ты не мог...

– Знаешь, сколько раз мне так говорили? – поинтересовался Каин, подходя ближе на голос. – До вас всех, идиотов, доходит слишком поздно одна простая истина. Я могу всё. Всё, что захочу.

Фигура Каледа выросла перед ним из тумана. Перепуганный до смерти тип за сорок, плешивый и невысокий. Даже смешно.

– Нет... – взвизгнул он в последний раз. А затем Каин взмахнул мечом, отсекая голову от тела.

Глава 45 - Кругом враги III

Путь был свободен. Чёрт, но как же больно... Теперь, когда вокруг не было живых врагов, Каин позволил себе расслабиться и выдохнуть. Мышцы ломило неимоверно! Только большой опыт и сила воли позволяли ему не давать конечностям дёргаться от судороги, а оставаться твёрдыми.

В какой-то момент Каину вдруг страшно захотелось никуда не идти. А как было бы соблазнительно... Исчезнуть под покровом тумана, прикинуться погибшим или пропавшим без вести. Дождаться, пока Гризы выведут всех заложников, устроить грандиозный взрыв — и кто будет разбираться, выжил он в нём или нет?

А дальше... перебраться за границу. Начать новую жизнь — с нуля, под новым именем, никому не известным. Тихо, мирно осесть в какой-нибудь глуши, как он и хотел...

— Не получится, – пробормотал Каин себе под нос. — Если Архонты управляют вероятностями, а я им нужен — то они меня попросту не отпустят.

Да и нельзя. Он — на поле боя, его долг – быть здесь до конца. Помотав головой и сбросив с себя минутное наваждение, Каин шагнул вперёд.

Внутри Гимназии не было тумана, а значит, игры вслепую закончились. Тем не менее, в холле, куда он попал, никого видно не было – только одно тело, лежащее на полу. Кажется, Калед. Каин тихо подошёл к нему и проверил – этот был мёртв. Крыса? Похоже на автоматное попадание.

Больше здесь не было ни души. Каин замер на пару секунд, прислушиваясь.

— Говори! – раздалось откуда-то сбоку. — Где он?

— Я-я не знаю, – Крыса?! Это он? – Он отправил меня вперёд, а сам остался разбираться с теми, что на входе...

– Лист и Плющ? — пробормотал третий голос. – Знаешь, думаю, он уже мёртв или вырублен.

-- Не будь так уверен, – предостерёг первый. – Вспомни, как этот придурок раскатал Лозу и Шипа.

– Они его недооценили, – успокоил его собеседник. – Были не готовы, хотели устроить красивое шоу, а потому сражались не в полную силу. К тому же, он расправился с ними по очереди, а не с обоими разом.

– Ладно, – согласился первый. – Если ты так считаешь, дядя... А что с этим делать?

– Он ничтожество, – ответил второй. – Ничем не сильнее обычного червяка из Среднего Круга. Ни чёрной ауры, ни просто умения драться. Опасен его брат, а не он.

– Но он завалил Кнута, дядя, – заметил первый. – Кнут был придурком, но он был одним из нас.

– Да, – «дядя» посерьёзнел. – Он убил Каледа. Такое не прощается. Думаю, его нужно доставить к Главному.

– Нет! – раздался истерический вопль Крысы. – Я не хотел, я случайно нажал на курок, я...

– Заткнись, – отозвался более молодой Калед – а затем Каин услышал дикий вопль боли.

Вырубился Крыса или нет? Это было крайне важно узнать. Если его непутёвый сводный брат в сознании – значит, нужно быть осторожным с обещаниями. Крыса не должен узнать об этой его способности – любой ценой, даже если для этого придётся вытерпеть сильную боль!

Впрочем, вопль затих так же внезапно, как и начался. Кажется, они его всё-таки вырубили. Каин подобрался к углу и осторожно выглянул.

Интересно. У последнего убитого им был десяток солдат, почему эти одни?

Ответ пришёл почти сразу, как будто кто-то там сверху услышал его и решил ответить.

– Если бы с нами был весь клан... – пробормотал более молодой Калед. – Мы бы сейчас уже победили!

– С нами те, кто есть, – заявил его дядя. – Наша семья, плюс те немногочисленные, кто остался нам верен.

– Мы могли бы сделать рабов, подчинив их болью...

– Нет времени. Это наш последний шанс: мы или всё вернём, или всё потеряем.

– Я не верю, что мы сможем всё вернуть! – вспыхнул младший. – Ничего уже не будет как прежде. Нам не забудут всего этого. И того, что мы делаем сейчас – не забудут и не простят. Всё, что мы можем – это отомстить Амосам, а затем уйти куда-нибудь в подполье, не сдохнув при этом.

– Мы ещё поглядим, – криво усмехнулся дядя.

– Обещаю, энергия боли сожжёт вас изнутри, – тихо пробормотал Каин, не выходя из-за угла. Всё-таки хорошо, что цели не обязательно было слышать обещания. Взрыв был плохой идеей, хотя и эффективной; поглядим же, как справится с проблемой горение.

Кажется, Крыса и правда вырубился – он лежал на полу тюфяком, лицом вниз, и ни на что не реагировал. А вот Каледы ощутили, что что-то не так, уже через полминуты.

– Что происходит? – с подозрением спросил племянник у дяди, хватаясь за грудь. – Меня что-то жжёт...

– Шеолы... – дядя вытаращил глаза. – Амосы в родстве с Шеолами, они же не могли...

Он не договорил. Его грудная клетка будто взорвалась изнутри, и оттуда вырвался небольшой столб огня – ядовито-жёлтого, как и вся аура Каледов.

Отлично. Энергия есть энергия, в какую форму её не облеки, и если обратить её против носителей – она будет жечь с той же силой, как и обычный огонь, а то и сильнее.

– Дядя! – прохрипел племянник – но уже через пару секунд и его грудь взорвалась, и он рухнул на колени, уже мёртвым. Два трупа тлели изнутри; тела светились, подсвеченные энергией.

Чёрт. Это вызывает слишком много вопросов. Взорвавшиеся трупы, трупы, сгоревшие изнутри... поверят ли ему, если он скажет, что убил их всех при помощи чёрной ауры?

Крыса продолжал лежать, находясь без сознания. Энергия боли, струящаяся ручейками пламени по одежде двух мёртвых Каледов, не касалась его, так что, в принципе, его здесь можно было бы оставить и дальше.

– И сколько же их тут всего? – пробормотал Каин, выходя из-за угла. Эффект замедления времени уже не действовал от слова «совсем». Ощущение здания, наполненного врагами (и заложниками), неприятно действовало на нервы. Каин почувствовал, что вспотел.

В самом деле, а где все? Ну ладно, сами Каледы, но здесь же должны быть ещё ученики, учителя... все погибли? Или уже покинули здание? Каин огляделся по сторонам – он всё ещё был в коридоре. Должно быть, у элитной гимназии для Высокородных много помещений. Да что там – даже здание наверняка не одно.

Ладно, пусть так. Он обыщет все уголки. Лишь бы союзники делали своё дело... Каин решительным шагом двинулся к первой двери и дёрнул её.

Никого. Это был какой-то кабинет – похожий на кабинет в биологии в обычной школе. Здесь всюду стояли чучела животных, какие-то банки с заспиртованными эмбрионами, а венчал всю эту живописную композицию скелет.

Вот только не человеческий – этим кабинет сильно отличался от тех, кто Каин видел раньше. Какая-то прямоходящая тварь с двумя парами рук, рогами, кучей глаз (или эти дырки в черепе – ноздри?)... Каин аж вздрогнул. И кто же это был при жизни?

Но долго разглядывать скелет не было времени. Он вышел из кабинета...

И столкнулся лицом к лицу с девушкой в жёлтом платье.

– Ты ещё кто? – не поняла она. – Погоди, ты... Каин Амос?!

На её лице появился ужас. Кажется, она не ожидала, что столкнётся с убийцей наследника и многих других Каледов лично.

– Он самый, – подтвердил Каин.

– Прости, – девица нехорошо сощурилась. – Но я тут жить хочу, между прочим.

И уже через секунду в Каина полетел луч жёлтой энергии.

Отпрыгнуть с пути импульса Каин успел... вот только, подлетая к нему, луч раскрылся, как будто веер, и всё-таки настиг его.

– Аггрх... – прохрипел он, падая на пол.

– Безумие, – пробормотала девушка. – Безумие. Что я делаю...

– Так не делай, – Каин попытался встать, но пока у него это не получалось – от импульса конечности на какое-то время перестали его слушаться.

– Ты! – в глазах у девушки вспыхнул гнев. – Может, мне не нравится, что мы захватили школу. Может, мне не нравится, что творили мои родственники. Мне и самой убивать тоже не нравится. Но я жалею об этом, а не о тебе! Ты враг моего клана, а это главное!

Она замахнулась сотканной из энергии пятихвостой плетью... но в самый последний момент Каину удалось перекатиться на живот.

– Даже если в этой войне вы – плохие? – спросил он. Кажется, девушка была не безнадёжна. Можно было попытаться воззвать к её разуму... Ну, или хотя бы заговорить зубы, чтобы подобраться поближе.

– А плевать, – ответила она. Её лицо горело яростью.

Что ж... ладно. Прикончить её, пока она одна, не составит труда, подумал Каин. Это вообще хорошо, что они ходят небольшими компаниями...

Но, разумеется, всё не могло быть так просто.

– Сюда! В холл! Амосы тут! – быстро произнесла девушка. Рация! Или мобильник. Что бы это не было – она связалась со своими, и через пару минут тут будет весь клан...

Смешно, отстранённо подумал Каин. За этим его сюда и пустили – отвлечь Каледов на себя. Он умирает – долго и мучительно, а они в это время выводят заложников. Разумеется, никто не думал, что он в одиночку справится с целым кланом.

Силы не возвращались к нему. Нужна была ещё минута или две, но их не было.

«Зря я не убил её сразу, когда была возможность», – подумал он. – «Поиграл в благородство...

И именно в этот момент раздался громкий звук, и голова девушки разлетелась кровавым пятном. Каин обернулся – позади стоял Крыса, хромающий и с автоматом наперевес.

Чёрт. Ещё ни разу в этом мире он не был так рад ему.

– Уходим... – Каин медленно поднялся. – Она успела сообщить своим, сейчас они будут здесь... все.

Крыса затравленно обернулся, понимая, что споры сейчас неуместны.

– Не успеем уйти, – бросил он. – Надо где-то спрятаться.

– Тогда точно конец, – возразил Каин. – Они обыщут тут всё. Точно умрём, только ещё и спрятавшимися. А так будет хоть шанс.

– Делай что хочешь, – махнул рукой Крыса. – Я убил её не потому, что хотел тебя спасти, чтобы ты знал. Просто убил эту суку – и всё тут.

И он шагнул в первую же попавшуюся дверь.

Глава 46 - Выстоять I

Каин проводил сводного брата взглядом. Он что, сейчас попытался укрыться... в сортире? Да, кажется, это он и был. Или какая-то хозяйственная кладовка для моющих средств, швабр и всего такого прочего. Нужно быть полным идиотом, чтобы спрятаться там и думать, что тебя не найдут.

Впрочем, в одном Крыса оказался совершенно прав — бежать было уже поздно. Каин услышал на лестнице шаги, много шагов. Чёрт. Что предпринять?

Стоп. Он может творить с энергией боли всё, что пожелает, но до сих пор он использовал эту способность очень ограниченно. Направлять её в другие цели, сжигать и взрывать... нет, тут нужна фантазия. Сейчас сильно сказывалось то, что у него нет опыта в управлении аурой, но...

— Обещаю, что энергия боли на ближайшие два часа перестанет слушаться Каледов, — тихо проговорил он.


[ Триггер: нет ]

[ Тип энергии: энергия боли, статус – ДОСТУПЕН ]

[ Текст: энергия боли на ближайшие два часа перестанет слушаться Каледов ]

[ Реализация: в процессе, шанс успешной реализации — 100% по всем доступным целям ]

[ Препятствия: часть целей недоступна для воздействия ]


Что? Это ещё что за...

Додумать он не успел.

— Вот он! — раздалось из дальнего угла коридора. – И он убил Крону!

– Смешно, – Каин заложил руки за спину и философски покачал головой. — Как раз именно её убил не я. Как бы не единственную из вашего гнилого клана... А, нет, ещё тот парень в холле.

– Болтаешь, значит, — один из спустившихся с лестницы Каледов вышел чуть вперёд. Это был пожилой человек, явно за шестьдесят. Взгляды тех, кто шёл позади него, были полными ненависти, дерзости и самолюбия; взгляд же этого человека был задумчив. Прочитать его было куда сложнее.

— Болтаю, – подтвердил Каин. – Твои тоже болтали – и в Храме Небес, и здесь...

— Болтуны долго не живут, – покачал головой пожилой. -- Им следовало бы это знать, разумеется... но ведь и тебе тоже, Каин Амос.

– Иногда просто не остаётся выбора, – развёл руками Каин. – Да и шанса потом другого не представится – при любом исходе нашей встречи.

– Ты дерзок, – заметил его собеседник. Он приближался, оставаясь в окружении своих родных. – Молодой, сильный, дерзкий... я не повторю ошибки погибших и не буду недооценивать тебя. Но иногда одной силы бывает мало для победы. Нужны ещё опыт... хитрость... мудрость...

– Захватить в заложники кучу детей – это очень мудро? – искренне удивился Каин. – А по-моему, это очень подло.

– Ну, ты же здесь, – пожал плечами глава Каледов (в том, что это именно он, сомнений не оставалось). – Значит, это было ещё и мудро.

– В этом разница между нами, – Каин крутанул рукой, создавая меч из чёрной энергии. – Вам всё равно, сколько людей пострадает, встав на пути к вашей целы. Вы считаете, что цель оправдывает средства, а я – нет.

– Играй в героя, пока хочешь, – поморщился Сондер Калед (теперь Каин вспомнил его имя). – Умрёшь героически.

Он медленно извлёк из ножен клинок – старый, весь в зазубринах. О таких вещах говорят, что они с историей. Затем Сондер провёл ладонью над лезвием – и то засветилось жёлтым светом боли.

– Чего ты медлишь? – спросил кто-то из его окружения. – Раздави уже его, и всё, и пусть заткнётся!

– Спокойно, – Сондер пару раз прокрутил клинок в руке. – Он не уйдёт от нас. Умейте ценить мгновение: перед нами наш враг, обречённый на смерть. Это миг высшего триумфа.

Он вновь поглядел на Каина.

– Конечно, если бы ты не пошёл сюда... трусливо сбежал, показав всем своё лицо... это было бы ещё лучше. Но, думаю, Совет Кланов не оставил тебе выбора?

– Совет? – переспросил Каин, напряжённо глядя на два десятка родичей Каледа, стоящих по обе стороны от него.

– Ага. Я в курсе, что они сейчас выводят заложников, меня не обманули их уловки. Пускай...

Наконец-то лицо Сондера прорезала садистская улыбка.

– Мне нужен ты. За мной!!!

Последние два слова он проревел так, что Каин аж отшатнулся. Но лишь на миг – затем пришло осознание того, что бой снова начался, и он вовремя отскочил в сторону, выставляя меч.

Все два десятка Каледов неслись на него, ведомые своим лидером. Это были уже не шутки...

– Отец! – раздался чей-то истошный крик. – Аура... не слушается меня! Я не могу её активировать!

Каин улыбнулся и ударил мечом ближайшего к нему Каледа, разя наповал. Обещание всё-таки сработало. Победить два десятка обычных людей, пускай даже тренированных, для него не проблема.

– Так сражайся! – проревел в ответ Сондер. – Руки и ноги тебя ещё слушаются, болван?

Впрочем, его собственная аура не гасла, а лишь разгоралась ярче. Кажется, он и был тем самым недосягаемым для воздействия носителем. Ну, ещё бы – глава клана, как-никак.

– Обещаю, что Сондер Калед сейчас будет сожжён изнутри собственной аурой, – проговорил Каин. В ответ Система выдала всё то же сообщение. Сондер слишком силён, результат обещания будет сильно ослаблен!

Тем не менее, кой-какой эффект всё же был. Глава клана остановился, хватаясь за грудь.

– Жжёт, – проговорил он. – Что происходит?

Каин рубил направо и налево. Все остальные Каледы лишились своих сил... чёрт, нужно было применить это обещание сразу же, почему не сообразил, что за дурак?

Однако и сейчас оно пришлось очень кстати. Холл гимназии окрасился в красный; стало слишком громко от криков умирающих и раненных...

Самого Каледа, разумеется, тоже задели. Его искусственная ладонь обзавелась длинным разрезом с тыльной стороны, а потому пальцы двигались куда медленнее. На лице образовались шрамы, а на теле, под костюмом – синяки. В какой-то момент что-то хрустнуло, и Каин понадеялся, что это было не очередное многострадальное ребро.

– Хватит! – неожиданно огласил поле боя рёв Сондера. Тот вновь распрямился. – Разве вы не видите? Совет Кланов как-то нейтрализовал вашу ауру, а без неё он перебьёт вас, как овец! Отступить!

Было слишком поздно. От двух десятков осталось семь человек, из которых трое были серьёзно ранены. Остальные тринадцать лежали мёртвыми на полу.

– Идите к чёрту, прочь! – проревел Сондер. – Я разберусь с ним сам.

Он глубоко вдохнул... и из его рта вылетела струя зелёно-желтого пламени.

– Больше не жжёт, – констатировал он, облизывая губы. – Отлично. Приступим!

Выжившие Каледы и правда поспешили скрыться. Каин их не останавливал. Обещание ведь сказало ему, что ни один из них не доживёт до заката! Значит, погибнут и они, и так уверенный в своей мудрости Сондер.

Вопрос ли в том, будет ли он сам жив к этому моменту.

Смерть, смерть. Его стихия, его аура – смерть. Нужно думать об этом, о том, как использовать её себе на пользу. Каин мысленно крутил в голове чёрные узоры, но, кроме меча и простого выстрела, не удавалось вызвать ничего.

Он швырнул в надвигающегося Сондера сгусток чёрной энергии, но тот лишь отмахнулся от него. Кажется, главе клана были не страшны такие примитивные заклинания.

– Новичок, – проговорил он, качая головой. – Ты даже не представляешь, что тебя ждёт... Ты и после смерти будешь испытывать ту боль, которую...

После смерти! Ну, конечно же! Именно в этот момент узор в голове у Каина сложился в нужную схему. Новую – отец ему такого заклинания не показывал, однако Каин сейчас чётко ощутил, как оно выглядит и как применяется.

Аура смерти может не только сделать живое мёртвым. Но и воззвать к жизни то, что уже мертво!

Каин развёл руки в стороны, активируя заклинание – и сбоку прямо на Сондера вылетел трёхметровый рогатый скелет. Тот самый, из кабинета магической биологии, или чем оно там было.

– Какого... – пробормотал поражённый старик. Впрочем, не растерявшись, он тут же нанёс по скелету удар.

И, разумеется, меч завяз между рёбрами. Боли оживший мертвец не испытывал; так что он продолжал подчиняться своей единственной цели и программе, заданной Каином – атаковать Сондера. Две его крепких костяных руки без устали молотили главу Каледов, а ещё две держали, не давая приблизиться к Каину.

Сам Каин тоже не терял времени даром. Он пытался подобрать то обещание, которое возьмёт этого типа.

– Обещаю, что аура Сондера Каледа сейчас взорвёт его изнутри, – проговорил он.

Заложники уже должны были уйти, да их здесь и не было. Сам он укроется за стеной; Крыса у себя в туалете, а если его и накроет – не жалко.

Но всё тщетно. Мало того, что Система вновь выдала про неуязвимого для воздействия носителя, так ещё и Сондер, начав слабо светиться жёлтым, отбросил в сторону рогатый скелет.

– Не знаю, что происходит, – ухмыльнулся он, – но я сейчас просто полон сил!

Вот же чёрт, подумал Каин. Это только усилило его!

Скелет поднялся на ноги и ринулся в новый бой. Каин отпрыгнул в сторону, уходя от выстрела чистой болью.

– Ради чего всё это было затеяно? – крикнул он Сондеру, пытаясь рассеять его внимание. – Из-за вашего наследника? Знаешь, мы с ним отлично поладили, и я был искренне огорчён, когда он погиб. Моей вины в этом нет и никогда не было!

– Терн, – прохрипел Сондер. – Мой старший сын. Может, ты говоришь правду, может, нет. Но это ерунда, так, дополнительный небольшой стимул. Нашей целью были Маторы, да и ты казался слишком опасен. Кое-кто в твоём клане гарантировал нам, что если ты перестанешь быть наследником – клан Амос не доставит нам проблем, а вот Шеолы наоборот, могут стать нашими союзниками.

– Предатель? – Каин вскинул бровь. Значит, Лилит была права?

– Знаешь, я даже назову тебе его имя, – Сондер обрушил клинок на череп рогача, рассекая его пополам. Кости с грохотом упали на пол. – Ты всё равно вот-вот умрёшь, так отчего бы тебе не узнать, что имя предателя – Изекиль Шеол?

Глава 47 - Выстоять II

Изекиль? Всё было так просто?! Лежало на поверхности, пока Каин считал этот вариант слишком очевидным, чтобы быть правдой, и искал некие скрытые смыслы?

Размышлять об этом прямо сейчас было некогда. Уничтожив скелет монстра, Сондер нацелился прямо на Каина, и тому пришлось отбивать удар мечом — времени на уход в сторону уже не было. Удар такой силы едва не вырвал ему руку из плеча; помогло лишь то, что его собственный клинок был не материальным, а энергетическим, и это немного смягчило удар.

— Правильно, юный Амос, — хмыкнул Сондер. – Предатель в твоём собственном клане. Он развалит его изнутри, убьёт твоего отца и захватит власть, а ты ничего не сможешь с этим поделать!

— Тебе-то что с этого? — огрызнулся Каин. — Ты тоже будешь мёртв – неважно, выживу я сейчас или нет.

– О, не будь так в этом уверен, – Сондер снова махнул мечом, но Каин сформировал из энергии смерти небольшое облако-щит и закрылся от удара. — Ты не знаешь всего, маленький нахал. Ты не знаешь даже большей части!

– Да неужели? — Каин выбросил здоровую руку вперёд, и голову Сондера окутало облако смерти. На самом деле это было проще, чем казалось раньше — просто не нужно было зацикливаться на форме меча.

Однако, большого вреда Сондеру это тоже не наносило – хотя, по всей видимости, было болезненным. Каин отступил на два шага; Сондер тоже шагнул – и вышел из чёрного облака. Его лицо было бледнее обычного, но ненамного.

– Ты мог бы взять меня измором, — хрипло произнёс он, – если бы у тебя было время. Но у тебя его нет, Амос -- я прикончу тебя раньше, чем ты нанесёшь мне достаточный урон.

– Взгляни на это с другой стороны, – Каин быстро шагнул вбок и полоснул мечом по плечу Сондера. – Твой клан окончательно разрушен. Видишь трупы вокруг? Помни, что это я вырезал твою семью!

Ещё один удар заставил отступить уже главу Каледов.

– При этом главное – не забыть о том, что ничего этого бы не было, если бы ты не полез ко мне, – продолжил Каин, нанося ещё удар и промахиваясь. – Ты начал это, – удар – попал, – Не я, – удар – мимо.

– Такие, как ты, не должны искать справедливости, – лицо Сондера перекосилось. – Такие, как ты, должны терпеть и кланяться. Должны быть благодарными за то, что их не убили днём раньше, что...

– Такие, как я – это какие? – Каин знал, что противник, выведенный из себя – наполовину побеждённый противник. Значит, это и есть ключ к победе; нужно только приложить усилия. – Юные? Полные сил? Могущественные больше, чем весь твой клан, вместе взятый? Рождённые для того, чтобы побеждать и совершать невозможное?

– Ты – червяк, отрастивший крылья! – проревел Сондер, напирая. – Ошибка природы! Ты должен был оставаться червяком, и я напомню тебе об этом!

– А может, это ты червяк? – хмыкнул Каин. Чёрный энергетический меч вновь столкнулся с мечом металлическим... и тот, подточенный ударами Смерти, с тихим звоном треснул пополам.

Сондер пару секунд тупо глядел на обломок меча.

– Ну, вот и всё, – Каин вновь взмахнул мечом...

И Сондер резко выбросил руку вперёд.

– Не так просто, – прохрипел он. Чёрное лезвие меча столкнулось с голой ладонью, светящейся жёлтым – и остановилось. Сжав зубы, Каин надавил сильнее... но Сондер крепко сжимал меч.

Его рука менялась. Жёлтое свечение удлиняло его пальцы, отращивало длинные когти. Отступив на пару шагов назад, Сондер выгнул спину, из которой поднимались два кожистых крыла; изо рта показались острые клыки...

– Хватит игр, – проревел он, и на этот раз его рёв был действительно рёвом разозлённого хищника.

«Вот чёрт», – промелькнуло в голове у Каина.

Всё верно. Сондер Калед превращался в дракона, покрытого кучей шипов, крючьев и прочих выступов. Его титаническая туша росла и росла, заполняя собой весь холл. Крылья хлопнули, раскрываясь, и зашуршали – они царапали потолок.

Держа живой рукой чёрный энергетический меч, Каин механической нащупал ручку. Чёрт... писать-то всё равно придётся правой... Будет ли у него время на то, чтобы написать какую-то фразу?

Он ушёл вниз – и резко ткнул ручкой в одно из лежащих здесь мёртвых тел. Отлично, запас пополнен... хотя бы что-то.

И тут его обдало волной боли. Дракон дышал не огнём, а болью в чистом виде. Каждую мышцу скрутило болью, как будто гигантские крючья выворачивали его наизнанку, сдирали кожу и растаскивали по волокнам.

– Страдай! – выдохнул дракон. – Это мой дар тебе за всё, что ты сделал!

Пара его шагов сотрясли всё здание сверху донизу. Каин медленно упал сначала на колени, а потом и вовсе ткнулся лицом в каменный пол.

– Хотел вырасти из червяка в героя? – дракон ударил хвостом по стене, вызвав волну каменной крошки. – Получи то, что причитается герою! Героические страдания, героическая смерть!.. Может, тебя даже запомнят в этой роли.

Каин медленно шевельнул рукой. Мышцы, поражённые дикой болью, не слушались, но он упрямо полз – по миллиметру, по капельке. Нужно было доползти до дракона...

Он мысленно представил себе плащ, сотканный из чёрной ауры. Получилось – плащ, больше похожий на облако, возник и прикрыл его. Хотя... этот щит был не идеален. Просто всё, чего он касался, теряло капельку жизни – в том числе и энергия, которую посылал в него Сондер.

Но капелька не особо помогает, когда перед тобой целое море.

– Обещаю, что смогу доползти... – Каин выдохнул. – ...до него и написать на нём всё, что захочу.

Пятьдесят процентов. Или да – или нет. Как же он ненавидел такие шансы... даже полный ноль лучше, потому что тут ты знаешь, что это точно не выйдет, и ищешь другой путь. А чего ждать здесь?

– Что ты там бормочешь? – прогремел дракон. – Просишь о быстрой смерти? Даже и не думай, такого подарка я тебе не сделаю!

Новая волна боли, посланная им, заставила чуть было приподнявшегося Каина рухнуть на пол пластом. Казалось, тело было сделано из воска, и сейчас его плавили на жарком костре. Какое уж тут ползти – тут остаться самим собой было невозможно!

Всё, что он теперь мог делать – это смотреть вперёд и считать расстояние до дракона. Далеко... пять шагов, целая бесконечность для того, кто и на миллиметр сдвинуться не может... рука крепко сжимала ручку. Искусственная рука не чувствовала боль.

Стоп, да! Он же может ползти, используя механическую руку! Только нужно переложить куда-то ручку, а то без неё весь план потеряет всякий смысл.

«В инвентарь», – мысленно скомандовал Каин – и артефакт исчез. Механическая рука выбросила свои пальцы вперёд и попыталась подтянуть за собой всё остальное тело.

Кибернетическая запчасть, глаза, уши и мозг. Вот всё, что сейчас работало и Каина, да и это тоже работало через силу, кое-как. Мощи механической руки хватало на то, чтобы перемещать всё прочее тело, но только-только – выходило это очень медленно.

– Не смей молчать! – проревел дракон, светящийся энергией боли так, что хотелось зажмурить глаза. – Кричи, вой, стенай! Не смей молчать, ничтожество!

Вот и вся хвалёная мудрость, подумал Каин. Он такой же, как и все прочие Каледы – только с претензией на что-то большее, пытающийся замаскировать свою ограниченность под жизненную философию.

Что ж. Даже если он сейчас и умрёт от него – он всё равно останется человеком против... этого. Каин стиснул зубы и упорно продолжал молчать.

А через три секунды удар могучей драконьей лапы отбросил его к самой стене, ломая кости. Вот теперь Каин закричал бы... если бы мог. Но у него перехватило дыхание. Всё, что он прополз, все огромные миллиметры – зря?! Сондер отбросил его через весь холл, и теперь ему точно не...

– Иди сюда, червяк, – прогудел огромный ящер, топая через весь коридор.

«Нет, это ты иди сюда!»

Каин ждал; больше ничего он и не мог. Кажется, дракон при броске сломал ему ноги – встать бы уже точно не получилось.

– Это... – выплюнул он вместе с кровью, – это вовсе...

– Что ты там мямлишь?! – разъярился ящер.

– Не самая... большая... боль в моей... жизни! – закончил Каин.

– Да? А это?! – дракон махнул крыльями, сотрясая стены – и дохнул в него новой порцией боли.

...слишком далеко. Слишком больно и тяжело. Он не дотянется до туши. Нужно что-то другое.

Ручка появилась в механической руке так же моментально, как и исчезла. Каин надеялся, что со своих высот ящер не разглядит её. Писать левой рукой было неудобно, но правая, кажется, не имела сейчас ни одного целого пальца. Что ж, левой так левой.

Он писал прямо на полу – единственном, что было ему сейчас доступно.

– Обещаю... – шептал он про себя, – что прямо сейчас здание разрушится и раздавит Сондера насмерть...

Скорее всего, оно задавит и самого Каина. Наверное, он мог бы вписать это... но каждое слово давалось ему с трудом и ценой дикой боли.

И точка была поставлена. От места, где она появилась, по всему холлу разбежались молниями красные трещины, светящиеся изнутри.

– Что за чёрт? – опешил дракон. – Что ты сделал? И как?!

Он попытался шагнуть назад... и это стало последней каплей. Каменные стены, и так изрядно подточенные его тушей, начали попросту складываться, точно карточный домик.

– Нет... – выдохнул дракон, вместе с дыханием посылая ещё одну волну боли.

«Если я выживу, когда его завалит, то, наверное, всё же смогу доползти...» – подумал Каин с какой-то совершенно отстранённой иронией. – «Доползти и написать на нём всё, что захочу».

Затем он ощутил двойную боль: одну от волны, посланной Сондером, а вторую от огромного камня, упавшего ему прямо на уже сломанную ногу. Первое, впрочем, было куда сильнее второго.

Последнее, что сделал Каин перед тем, как отключиться – это убрал ручку в инвентарь. Затем сознание покинуло его.

Глава 48 - Итоговые решения

Это — новое — собрание проходило в совершенно другом месте. Резиденция клана Гриз была тщательно укрыта многослойным облаком иллюзий, что делало её совершенно непроницаемой для внешнего воздействия, а следовательно, Гатор Гриз мог быть уверен, что в помещении находятся лишь те, кого он сам сюда провёл.

— Какого дьявола? – Омела Линор продолжала буравить его взглядом — так же, как тогда, на собрании. — Я думала, мы всё обговорили! Ты должен был проголосовать за то, чтобы убить Амосов. Сопляк Глион ловит каждое моё слово, а значит, поддержал бы нас. Четыре голоса из шести были бы обеспечены, эти ублюдки были бы уже мертвы!

— Да, – кивнул Самаэль Эрмит (правда, куда более сдержанно). – Объяснись, Гриз. У нас был план, чёткий план устранения Амоса. Мы сказали Сондеру Каледу захватить Высшую Гимназию и потребовать амнистии вместе с головами Амосов. Эта смерть не вызвала бы ни единого вопроса, мы были бы совершенно непричастны, все взятки – с Каледов, которые вскоре пропали бы с радаров, и...

— Спокойно, друзья мои, – поморщился Гатор Гриз. — Я и без вас знаю, в чём заключался наш план. Кое-что изменилось.

— Надеюсь, оно того стоило, – оскорблённо повела плечом Омела.

– Стоило, стоило, дорогая. Взгляните сюда.

Он медленно, по-старчески, встал со своего места.

– Некие анонимные источники — позвольте мне пока их не раскрывать – сообщили мне, что у Каина Амоса есть и другое оружие, кроме чёрной ауры. Гораздо более мощное оружие. Нечто, напрямую изменяющее реальность. Сами понимаете, попытка взять и убить его в этом случае обернулась бы для нас катастрофой.

-- У этого полудурка? – вспыхнула Омела. – Изменяющее реальность? И ты поверил в эту чушь, Гатор?

– Гриз прав, Омела, – пожал плечами Эрмит. – Если существовала такая вероятность, её следовало вначале проверить, а уже потом действовать.

– Ни у одного из Высокородных нет способности изменять реальность! – фыркнула женщина. – Это же смехотворно!

– Вспомни, о ком идёт речь, – охладил её пыл Гатор. – О человеке, вернувшем себе энергетические каналы. О человеке, создавшем себе чёрную ауру, да! Мы подняли архивы, видео со дня его ритуала – у него на краткий миг действительно возникла аура в пять слоёв, но она была пустой, как чистый лист! Он сумел заполнить её чёрной энергией самостоятельно!

– Это объясняет и то, как он расправился с двумя Каледами... – пробормотал Эрмит. – Да уж... Такого нельзя взять и казнить. Такого врага нужно бить одним образом: так, чтобы он сам не знал, что его атакуют. Одним ударом, потому что права на второй может уже и не быть.

– Расправился с двумя Каледами? Ха. Держитесь крепче, – хохотнул Гриз. – Этот засранец убил их всех. Мы послали его в здание, наполненное Каледами, и он принялся убивать их, используя не чёрную ауру – нет! Он использует свою настоящую способность.

Омела и Эрмит переглянулись.

– Не может быть! – женщина скривила лицо. – Он не мог и не должен был выжить...

– Спокойно, Омела, спокойно, – Гриз призывно поднял руку. – Я знаю, что твоя белая аура и его чёрная аура – злейшие враги, знаю, что ты не успокоишься, пока не увидишь его мёртвым. Но давай всё же останемся разумными людьми. Это всё эмоции, а эмоции не могут и не должны идти прежде разума.

Он покачал головой.

– Все Каледы, с которыми Каин Амос вступил в прямой конфликт, мертвы. Вне зависимости от силы и количеств. По последним данным – он сражается один на один с Сондером Каледом, и там творится такое, что мои люди больше не могут там находиться.

– Твои люди? – удивилась Омела.

– Я тебя умоляю! – Гриз закатил глаза. – Ты же не думаешь, что Гризы пошли туда и правда затем, чтобы спасать заложников? Тем более, мы все знаем, что заложникам ничего не угрожает – это же мы организовали весь захват! Они там для того, чтобы прикрыться иллюзиями и проследить за Каином, за его методами и способностями. Получить подтверждение или опровержение любым слухам на его счёт...

– И что? – деловито уточнил Эрмит.

– Насчёт боя с Сондером Каледом – сказать не могу, – пожал плечами Гриз. – Он ещё не завершён, да и, как я понимаю, сила Амоса имеет свои пределы. Похоже, на такого мощного бойца, как Сондер, она воздействует слабее, хотя всё же воздействует.

– Ага! – возликовала Омела. – Он всё же падёт!

– Не торопи события, – отмахнулся Гриз. – Пока ещё ничего не решено. Что же касается остального...

Он поднял руку и щёлкнул пультом. На стене вспыхнул экран.

– Глядите внимательно, друзья мои, – улыбнулся Гриз. – Такое зрелище больше нигде не увидишь!

– Обещаю, что энергия боли взорвёт вас двоих изнутри, – раздалось с экрана. – Прямо сейчас!

Округлив глаза, Омела и Эрмит наблюдали за картиной смерти двух Каледов.

– Это... непостижимо... – пробормотал Эрмит. – Он просто убил их двумя предложениями. Просто сказал – и они...

– Да, – подтвердил Гриз. – И дальше тоже так. Этим он приказал взорваться. Другим – сгореть! Он пользуется и чёрной аурой – очевидно, не хочет, чтобы смерти Каледов вызывали слишком много вопросов. Впрочем, пользуется он ей топорно, как самой обычной и примитивной аурой новичка. Он не умеет с ней обращаться, она возникла лишь недавно!

– Она возникла у нас всех на глазах... – помертвев, пробормотал Эрмит. – Бой с сиблингами... это было тогда. Первого он убил без какой-либо ауры. А вот вторую...

– Да, – торжественно кивнул Гриз. – Всё так. Теперь вы видите, почему я решил, что первоначальный план нам больше не подходит?

– Произносит вслух, – прошипела, скрипя зубами от ярости, Омела. – Он произносит их вслух. Вырвать ему язык, вот что!

– Возможно, это вариант, – согласился Эрмит, задумавшись. – Но нужно вначале убедиться, как-то проверить, нет ли у него и других способов...

Неожиданно у Гриза запищала рация.

– Секунду! – он предупредительно выставил палец, призывая коллег к молчанию, а затем нажал на кнопку. – Да?

Говорили по ту сторону кратко – и уже через минуту Гриз кинул:

– Принял, благодарю, – после чего вновь выключил рацию.

Эрмит и Омела глядели на него.

– Две новости, – Гриз вновь сел на своё место во главе стола. – Плохая и хорошая.

– И с какой начнёшь? – без капли юмора спросил Эрмит.

– С плохой, – кивнул Гриз. – Сондер Калед мёртв. Амос каким-то образом обрушил на него целых три этажа.

В глазах Омелы отразился шок; Эрмит, кажется, уже был готов к такому известию.

– Решение не казнить его было верным, – кивнул он. – Человеку, способному в одиночку сделать такое, не понравилось бы, что его ведут на казнь – а значит, он попытался бы сделать что-то подобное и с нами. Даже если бы мы и победили – жертвы были бы огромными, а мы стали бы первыми, на кого он нацелился бы.

Омела хотела что-то сказать, но застыла.

– Ты обещал ещё и хорошую новость, Гриз, – напомнил Эрмит. – Говори.

– Амос вырубился, – кратко кивнул Гриз. – Он сильно пострадал в бою с Каледом и, кажется, серьёзно ранен.

– Отлично! – Омела вскочила с места. – Добить и сказать, что погиб в бою. То, что мы хотели! Никто не придерётся к нам, а он не сможет вмешаться, будучи без сознания!

– Он станет героем, – скривился Эрмит. – Это ещё хуже, чем если он будет жив. Как же... героически погиб, спасая захваченных детей...

– Но... можно же...

– Нельзя, – отрезал Гриз. – Эрмит прав, Омела. Я предпочту оставить его в живых, но не создавать из него кумира молодёжи.

– Герой... – Эрмит неожиданно хлопнул себя по лбу. – Точно! Я понял!

Взгляды Омелы и Гатора обратились на него.

– Ты предлагаешь что-то конкретное, Самаэль? – уточнил Гриз.

– Погоди-погоди, дай мысли сформироваться... – замахал руками Эрмит. Вокруг него на пару секунд замерцала его бежевая аура – аура мудрости, помогающая анализировать ситуацию на большой скорости.

Омела и Гриз ждали, не торопя его. Наконец, Эрмит отмер.

– В этом слабость Каина Амоса, – заявил он. – Он хочет стать героем. Я не уверен на сто процентов, маска это, или он действительно считает себя таким, но он – хороший парень, создающий себе соответствующую репутацию.

– Верно, – согласился Гриз. – Он не сделает ничего, что разрушит такую репутацию – по крайней мере, на публику.

– Мы это уже знаем! – подтвердила Омела, всё ещё сердитая на то, что убить ненавистного Амоса не удаётся. Её белая аура... действительно диктовала ей свои правила. Чёрная и белая – враги, они не могли существовать рядом мирно. Белая аура означала силы Пантеона, силы этого мира. Чёрная шла из мира иного.

Омела и раньше знала о носителях чёрной ауры... но раньше они сидели тихо по дальним углам Империи и даже не пытались лезть в Высокородные. Каин Амос был другим, опасным. Белая аура скомандовала ей идти в атаку – и она послушно пошла.

– Именно поэтому, – продолжила она, – мы пытаемся очернить его, выставить в дурном свете. Наша задача – нанести ему поражение с двух сторон. Первая цель – убить его физически, а вторая – убить его репутацию, показать всем, какой он на самом деле...

– На самом деле он, возможно, не так уж и плох, – усмехнулся Эрмит. – Это скорее мы – плохая сторона, не находишь, Омела? Видишь ли, на все твои очернения у него найдутся доводы. Потому что они неверны. Нам нужно то, против чего он не сумеет возразить.

– И что ты предлагаешь? – с раздражением спросила Омела.

– Всё очень просто, – пожал плечами Эрмит. – Народ захочет получить героя, убившего Каледов. И мы дадим народу этого героя.

– Амоса?! – не поверила Омела. – Ты хочешь...

– Амоса, – подтвердил Эрмит. – Именно Амоса. Вот только не Каина.

Глава 49 - Новый герой Империи

Крыса приходил в себя — медленно, болезненно и с трудом. Несмотря на то, что он успел забаррикадировать дверь всем, что было в маленьком туалете для персонала, всепоглощающие волны огненной боли настигали и его.

Каледы не нашли его. Разумеется — им было не до того, чтобы обыскивать помещения. Крыса с ужасом наблюдал в щёлку, как его брат раскидывает их одного за другим, как оживляет рогатый четырёхрукий остов и кидает его в бой на Сондера Каледа...

Нет, нет! Точно нет. Он уже почти поверил, почти забыл свои подозрения, которые возникли у него, когда этот однорукий ублюдок появился перед ним. Это не его брат. Кто бы это ни был — но точно не тот Каин Амос, которого он знал. Тот был калекой и ничтожеством!

Это уверен в себе. Силён. Слишком силён... Чёрт, если он убивает этих Высокородных так легко, играючи – то что он сможет сделать с ним?..

А затем и Крысе стало не до наблюдения. Волны боли оглушили его и отбросили от двери. К счастью, они задели его только краем. К несчастью — они были достаточно сильны, чтобы даже этого хватило с избытком.

Треск и грохот более-менее привели его в чувство.

— Блин... — пробормотал он. – Что происходит?

Стены тряслись; в темноте было плохо видно, но даже отсюда Крыса разглядел трещины, проклятой паутиной расползающиеся вокруг. Всё рушилось!

Он отскочил в сторону, пытаясь не попасть под падающую балку, и закашлялся от поднятой пыли. Дверь туалета рухнула, но Крыса ещё минут пять прятался за притолокой, прислушиваясь к звукам снаружи.

Но теперь всё было тихо. Наконец, Авель осмелился высунуть нос из-за притолоки и выглянуть наружу.

Слева от него громоздилась куча камня, стекла, металла... В потолке зияла огромная дыра, и если заглянуть в неё, можно было увидеть, что она уходит дальше, на все этажи вверх. Здание попросту обвалилось в этом месте, как карточный домик.

Из-под груды камней торчала исполинская лапа.

«Это ещё что за тварь?» – со страхом подумал Крыса, и тут же понял, насколько дурацким был вопрос. Конечно же, это Сондер Калед. Кто ещё? Он давно слышал о легендарном умении Каледов высших уровней превращать себя в монстров, причиняющих боль одним дыханием или движением пальца...

Тем не мнее, лапа не шевелилась. Кажется, даже магические драконы не выживают, если на них рухнуло много тонн битого камня. А может, он просто вырублен?

Ладно, решил Крыса. Пока он всё равно не опасен мне. Он обернулся направо.

Камней там было куда больше – и в этом Каину повезло. Его тело не было завалено почти целиком — только ноги придавило. Тем не менее, он не шевелился, как и дракон.

– Неужели умер? — пробормотал Крыса. По его спине пробежал противный холодок. Это что? Он теперь наследник? Нет больше Каледов... нет Каина... нет его дурацкой чёрной ауры...

А что, если Каин жив? Мог ли он вообще выжить после того, что здесь произошло?

— Да нет, бред какой-то, – Крыса помотал головой. – Наверное, Калед сам разворотил всю стену. Такого размера...

Так и есть, разумеется, так и есть. Он убил Каина – то есть, конечно же, не Каина, а самозванца, но поскольку этого типа всё же надо как-то звать, то пусть будет Каин — и потом случайно обрушил на себя здание, неловко повернувшись в этом коридоре.

Тем не менее, на всякий случай Крыса присел у тела своего сводного брата (или того, кто им представлялся) и проверил пульс.

И тут же отскочил в сторону, в испуге выпучив глаза. Пульс был!

Как? Как он мог быть всё ещё жив? Кто он такой, чёрт побери? Демон? Пришелец? Полубог?

Впрочем... он совершенно точно без сознания. Куча кровоточащих ран по всему телу, изломанные ноги... он уязвим. А значит, его можно и убить.

Крыса злобно сощурился и поднял автомат. Этот ублюдок, не бы он ни был, отнял у него место наследника клана! Отнял его славу, его власть, его... Отнял всё!!

Нет, только не из автомата. Он опустил дуло. Никто из Каледов не атаковал огнестрельным оружием, а значит, все сразу поймут, что это сделал он. Крыса быстро огляделся. Ага! У одного из мёртвых Каледов в руке оставался меч. Подойдёт!

Быстро выдернув меч из мёртвых рук, Крыса огляделся по сторонам. Никого!

– Прощай, Каин, -- прошептал он, занося клинок. – Или кто ты там есть...

– Кхэ-кхэ, – неожиданно раздалось сзади.

Крыса обернулся, как будто ужаленный. Кто это? И что он видел?

За его спиной – как всегда, собранный и спокойный – стоял Сеймур Гриз, сын Гатора Гриза и наследник клана.

– Вы? – отрывисто бросил Крыса, как будто речь не до конца вернулась к нему. – Я... это...

– Я всё видел, – кивнул Гриз.

– Нет... – у Крысы сердце ушло в пятки. – Нет, я не... это не то, что вы подумали!

Если Гриз видел, как он пытался убить Каина... чем ему оправдаться? Сказать, что тот смертельно ранен, и он хотел прервать его страдания? Нет, чушь, такому никогда не поверят...

– Я всё видел, – повторил Гриз, внезапно широко улыбаясь. – Я видел, как вы вдвоём с братом разбили целый клан Каледов. Видел, как потом ваш брат потерял сознание, а вы в одиночку прикончили Сондера, превратившегося в это чудовище.

Его рука указала на лежащего под обломками дракона.

– Чего? – опешил Крыса.

– Авель, Авель, – улыбка Гриза померкла, и он покачал головой. – У вас шок после схватки? Вы ещё не отошли от боя? Я ведь повторять не буду, поэтому рекомендую запомнить то, что я сейчас скажу.

– Но ведь я... – пробормотал Крыса, всё ещё не понимая, что происходит. – Разве я? Это же он...

В глазах Гриза мелькнуло что-то среднеемежду презрением и жалостью.

– Ты идиот? – процедил он, теряя любые остатки напускного радушия. – Или попросту псих?

– Нет, я...

– Заткнись! – прервал его Гриз. – Отвечай на чётко поставленные вопросы! Ты хочешь стать героем?

– Д-да, хочу, разумеется... – наконец, до Крысы стало доходить, куда клонит этот тип.

– Ты хочешь получить славу человека, убившего Сондера Каледа? Доказать, что твоя потеря сознания в Храме Небес – случайность, и ты ничем не хуже, а то и лучше своего брата?

– Конечно, хочу! – расцветая, воскликнул Крыса.

– Ну что же, – Гриз снова улыбнулся, но теперь Крыса видел в этой улыбке нечто угрожающее. – Думаю, мы поняли друг друга. Теперь давайте отойдём в сторону, и я – я! – расскажу вам, что вы – вы! – сделали. Расскажу в деталях и подробностях, которые нужно будет запомнить лучше, чем собственное имя, и не дай Пантеон что-то перепутать...

– Я не перепутаю! – часто-часто закивал Крыса. – Я всё запомню!

Наконец-то! Справедливость торжествует! Слава сама идёт ему в руки, наконец-то говорить будут о нём, а не об этом самозванце!

– А что Каин? – обернулся он на лежащее тело.

– Будет доставлен к целителям, наверное, – пожал плечами Гриз. – Судя по внешнему виду, дело тут серьёзное.

– Нет, что сделал... он?

– Сражался с вами бок о бок – хотя, конечно, даже близко с вами не стоял. Посудите сами, как бы он иначе выжил? – Гриз указал на него. – Выживший может быть героем, а может быть трусом и ничтожеством, но погибший – всегда герой. Уж по крайней мере, в глазах общественности. А мы хотим, чтобы общественность знала, кто настоящий герой, не так ли?

– Хотим! – снова закивал Крыса. – Хотим, ещё как хотим!

– Вот и прекрасно, – Гриз отступил на пару шагов назад. – За мной.

Крыса кинулся за ним, и они вдвоём вышли во двор гимназии. Туман рассеялся, но снаружи уже стояли сумерки.

– Идите внутрь, – скомандовал Гриз солдатам в форме своего клана. – Там тело второго Амоса, он ещё жив, но в тяжёлом состоянии. Будьте аккуратнее – мы не хотим, чтобы он умер!

Сбоку подошёл Менес Трол.

– Как там? – осведомился он. – Я уж думал, что Амосы погибнут, но тут ходил слух...

– Вот один из них, – Гриз кивнул на Крысу. – Он завалил Сондера. Ты бы видел, что там внутри...

– Он? – по виду Менеса, он едва мог в это поверить. – Точно он, не второй?

– А что-то не так? – сощурился Крыса.

Оба Высокородных повернулись к нему.

– Я лишь... – начал Трол.

– Слушай, эй! – Крыса взмахнул рукой. – Да, на Суде Пантеона я вырубился первым, и Каин добил ту девчонку. Но это не значит, что он герой, а я ничтожество! Если хочешь знать, это я здесь всё сделал!

С каждым произносимым словом он и сам всё больше и больше в это верил. Нет, его разум по-прежнему знал, как всё было – он убил двух Каледов, а всё остальное время лежал без сознания или прятался в туалете – но его, тем не менее, охватывало ощущение победы.

Какая разница, кто убил врага, если победил – он? Он, Авель Амос! Наконец-то все взглянут на него по-другому! Мать прекратит его донимать своими придирками. Отец наконец-то увидит в нём достойного наследника. Девчонки... о, они всегда любят героев!

– Нет-нет, пожалуйста, – Менес Трол успокаивающе поднял ладони. – Я правда не хотел обидеть тебя, особенно после тяжёлого боя.

На его лице читалось сильное замешательство. Он не так уж много знал что об одном, что о втором Амосе, но ему казалось, что это Каин – боец и герой, а Авель – просто говорливый ублюдок...

– Может, я ошибался? – пробормотал Менес. – Блин... я же вижу их второй раз в жизни.

– Вперёд, – Сеймур Гриз махнул рукой. – Пойдём, Авель. Там уже собрались люди.

– Какие люди? – не понял Крыса.

– Пресса, – пояснил Гриз. – Нужно обговорить всё то, о чём я упоминал... а затем нужно представить жителям Империи их нового героя!

Глава 50 - Ждёт ли нас конец света?

— Что ж, — пожал плечами доктор Морау. — Не знаю, заключается тут разгадка в вашей пресловутой чёрной ауре, или это какая-то аномалия, но ваш сын идёт на поправку поразительно быстро. Большинство известных мне людей скончались бы от таких ран ещё на месте.

– Я слишком крепок для этого, доктор, — пробормотал Каин. — Обещаю, я встану на ноги уже сегодня к вечеру.

— Ну, это едва ли, – хмыкнул доктор. – Возможности исцелителей не безграничны, и возможности научной медицины тоже.

– Знаете, доктор Морау, если мой сын что-то обещает, я бы не сбрасывал его слов со счетов, — пожал плечами Саул.

Что до Каина, то уже с того момента, как он произнёс своё обещание, по его телу начала разливаться тёплая волна исцеляющей энергии. Он попробовал привстать, и это вышло у него лучше, чем в прошлый раз.

– Что с Изекилем? — уточнил он у отца. — Вы схватили его?

– Увы, видимо, он что-то почуял заранее, – вздохнул Саул. – Предателю удалось скрыться, а вместе с ним — и трём десяткам верных ему людей.

– Пускай, -- Каин слабо пожал плечами. – Куда он теперь подастся? Шеолы его не примут, для нас он изменник. Ему некуда бежать. Конечно, он найдёт себе какое-то укрытие, но власть он потерял.

– Не сбрасывай его со счетов, – покачал головой Саул. – У тебя много врагов, и он всегда может податься к одному из них.

При упоминании о врагах Каин помрачнел.

– Так ли у меня их много? Кому нужен слабосильный помощник настоящего героя?

– Вы о своём брате? – уточнил доктор Морау. – Знаете, я встречался с ним всего пару раз, но это полностью отбило у меня желание верить в то, что Каледа убил он. Как и характер ваших ран, кстати.

– Может быть, – с благодарностью кивнул Каин. – Но для большинства жителей Империи именно Авель – герой и спаситель детей. То, что было на арене Храма Небес, забыто.

– Не думал, что ты будешь гнаться за славой, сын, – удивился Саул.

– Я не гонюсь за славой, – вздохнул Каин. – Просто это обидно – выдержать всё это, а затем...

Он поднял глаза – и замер. Его отец и доктор Морау как будто застыли на полувздохе. Всё подёрнулось какой-то дымчатой плёнкой, и даже электронные часы на стене перестали мерцать.

Пару секунд Каин недоумевающе созерцал всё это, а затем закатил глаза.

– Архивариус. Эффектное появление.

– Рад видеть вас в добром здравии, юноша, – Энор Талл появился в дверях. – Или в почти добром, но это лишь вопрос времени.

– А я думал, что вы не умеете останавливать время, – заметил Каин. – Если бы вы сделали это там, в Высшей Гимназии...

– Я мог, – согласился Талл, присаживаясь на свободный стул. – Мог, несомненно. Но тогда и все прочие узнали бы о том, что я это могу.

Он покачал головой и продолжил, говоря всё тем же тихим и размеренным голосом.

– Многие столетия назад мои предки поняли, что остальные Высокие Рода пытаются ограничить их силы. Нельзя сказать, чтобы это было беспричинно – мы, Таллы, были слишком сильны. Нас боялись.

– И вы решили прикидываться более слабыми, чем вы есть? – догадался Каин.

– Где-то так, – кивнул Талл. – Чтобы изучить по-настоящему сильные заклинания, мы отправляемся в прошлое – туда, где за нами не смотрят Гризы, Эрмиты или Линоры. Нас учат наши предки, владевшие всей силой клана в полном её разнообразии. А затем мы возвращаемся сюда, в настоящее, и никто не замечает нашей пропажи.

– Итак... – протянул Каин. – Вы пришли сюда ко мне и походя вывалили самый страшный секрет вашего клана. Раскрой я это Высоким Родам – вас просто уничтожат! Значит, одно из двух: или вы убьёте меня сразу после этого разговора, или я вам зачем-то нужен.

– Удивительная проницательность, – рассмеялся Талл. – Впрочем, смею заверить, если наши секреты будут раскрыты – нас не уничтожат. Мы просто переместимся в прошлое и сделаем так, чтобы они... не были раскрыты. Мы делали так уже раз десять.

Его взгляд снова посерьёзнел.

– Но вы действительно мне нужны. Тут вы застали меня врасплох. Именно вы мне, а не я вам... впрочем, проблема, решение которой я ищу, коснётся и вас.

– Меня? – поглядел на него Каин. – Признаться, я думал уйти в тень, остаться в стороне от всех крупных конфликтов. Каледы побеждены, предатель из моего клана изгнан, мой брат получил то, что хотел, и даже Высокородные кланы больше не обвиняют меня в демонизме. У меня больше нет причин вылезать на публику.

– Эта проблема коснётся всех, – мрачно ответил Талл. – Вообще всех, юноша. Вы не сможете спрятаться от стихии. Я понятно обозначил суть?

– Не совсем, – покосился на него Каин. – В чём именно заключается проблема? Нет, я понял, что она глобальная и очень серьёзная, но...

– Меньше, чем через месяц, будет нарушен пространственно-временной континуум, – произнёс Талл. – Я не могу переместиться в будущее и поглядеть, что именно вызовет сдвиг – он сам мне и мешает. Но если это событие произойдёт, случится что-то вроде конца света.

– И почему вы пришли ко мне? – поднял одну бровь Каин.

– Во-первых, не только к вам, – пожал плечами Талл. – Я мобилизую силы – все силы, до каких могу дотянуться. Впрочем, на вас у меня особо большие надежды, и это во-вторых.

– Вы так меня цените? – усмехнулся Каин.

– После всех передряг, в которых вы побывали – и выжили? – Талл красноречиво развёл руками. – Только дурак не оценит вас. Кстати, не считайте, что Высокородные от вас отстали насовсем: это только временная передышка.

– Хорошо, – кивнул Каин. – Что именно вы предлагаете, Архивариус? Как вы хотите бороться с проблемой?

Талл вздохнул, растерянно глядя по сторонам.

– Я не знаю. Пока не знаю. У нас три с половиной недели – пока я не могу предсказать дату с точностью до дня, но смогу, когда мы подберёмся ближе к катастрофе.

– Её можно предотвратить? – собранно уточнил Каин.

– Разумеется! Всегда есть возможность изменить временной поток, – горячо закивал Талл. – Именно это и есть наша первоочередная задача. Понять, что же именно вызвало катастрофу, какое действие. Не допустить его. Если сдвиг пространства и времени всё же произойдёт... я не уверен, что уже что-то можно будет поправить.

– А власть предержащие? – Каин поглядел на Архивариуса. – Они знают о надвигающейся угрозе? Или вы обращаетесь только к маргиналам, вроде меня?

– Некоторые – знают, – ответил Талл. – Не все, но те, что способны поверить мне и оценить масштаб проблемы. Имён я, уж простите, юноша, называть не буду. Не все из них вам друзья, и я честно предупреждаю об этом, но предотвратить надвигающуюся катастрофу сейчас бесконечно, невообразимо важнее любых разборок и дрязг.

– Само собой, – согласился Каин. – Если всё так, как вы говорите – то резервы действительно стоит подключить.

– Рад, что мы сошлись во мнении, – серьёзно кивнул Архивариус. – А теперь, простите меня – пора. Когда придёт время, я с вами свяжусь и сообщу всё, что знаю.

«Время...» – мелькнуло в голове у Каина. – «Этот старик повелевает временем. Ходит по нему так же легко, как кошка по трёхкомнатной квартире. Правда ли эта грядущая катастрофа так его ослабила – или он что-то скрывает?»

Но Талл уже вышел из палаты... А следом время отмерло.

– Да, я понимаю, обидно, – согласился Саул. – Но это ведь не отнимает у тебя твоей предыдущей победы – на Суде Пантеона... и всех твоих будущих побед тоже!

– А? – Каину удалось не сразу вернуться в реальность. – Прости, я что-то устал. Нужно часок поспать.

– Конечно, – Саул и доктор Морау переглянулись и оба вышли из палаты, закрыв за собой дверь.

Разумеется, спать Каину было не нужно – ему было нужно обдумать полученную от Архивариуса информацию. Три с половиной недели – а потом всё канет во мрак? Причины неизвестны, методы борьбы неизвестны, и даже точные сроки...

И как тут прикажешь бороться с проблемой? Он даже не знает, в чём она состоит! И пока ещё Талл даст какую-то информацию...

Однако спокойствие в палате всё не хотело наступать. Внезапно всё замерцало, и подобравшийся на кровати Каин увидел, что в противоположной стене возникло окно. Портал?! Откуда, куда и зачем?

По ту сторону портала что-то страшно завывало; ветер внёс в палату пару смятых бумажных листов.

– Получилось? – раздался до боли знакомый голос в проёме портала. Голос чуть хрипел – кажется, его владелец был ранен, и потому опознать его сходу не удавалось. Каин наморщился.

– Получилось! – а вот это Талл, абсолютно точно. – Но у нас полминуты, континуум нестабилен, мы...

– Хорошо! – что-то громыхнуло, и в портале показался...

Он сам.

– Это я? – вытаращился Каин. – Я это ты? Из будущего, и у нас не получилось?

– Ещё может получиться, – ответил он сам, весь в крови и бинтах. – Запомни одну вещь. Когда придёт время – не размышляй, убей его.

– Кого? – не понял Каин из настоящего. – И что значит, когда придёт время?

– Ты сам поймёшь, когда настанет этот момент, – махнул рукой Каин из будущего. – Ты будешь размышлять, как поступить. Выбери смерть!

– Но чью?

– Я не могу назвать имя, ты...

Каин из будущего хотел закончить фразу... но тут портал замерцал, и всё пропало.

– Чёрт!.. – Каин, вновь оставшийся единственным, от злости саданул живой рукой по бортику кровати. После всей боли, испытанной им за последнее время, лёгкий ушиб вообще не ощущался – слишком уж сильно поднялся его боевой порог.

Почему нельзя было сказать имя, причём с самого начала? Почему он сам – такой идиот?

Или на то были причины?..

Он взглянул на пол. Смятая бумага, влетевшая через портал, всё ещё валялась сам. Заголовок на грязном газетном листе гласил: «Ждёт ли нас конец света?»

Послесловие

Большое спасибо всем, кто дочитал второй том до конца; низкий поклон за все ваши комментарии, предложения, лайки и отзывы!

Третья книга уже готова — https://author.today/work/45973




Оглавление

  • Глава 1 - Ты кто ещё такой?
  • Глава 2 - Клановое собрание
  • Глава 3 - Изекиль
  • Глава 4 - Ничего горячего
  • Глава 5 - Встреча
  • Глава 6 - Девушки не любят риски
  • Глава 7 - Подготовка
  • Глава 8 - Чужая сила
  • Глава 9 - Предложение Крысе
  • Глава 10 - Клуб
  • Глава 11 - Подозреваемый
  • Глава 12 - Крысиный марш
  • Глава 13 - Планы и помехи
  • Глава 14 - Страх Боли
  • Глава 15 - Поиск виноватого
  • Глава 16 - Как когда-то
  • Глава 17 - Виновник
  • Глава 18 - Первый командор
  • Глава 19 - Решение
  • Глава 20 - Звонок
  • Глава 21 - Заявление
  • Глава 22 - Покушение
  • Глава 23 - Вызов
  • Глава 24 - Предстоящий бой I
  • Глава 25 - Предстоящий бой II
  • Глава 26 - Похищен!
  • Глава 27 - Да начнётся Суд Пантеона
  • Глава 28 - Суд Пантеона I
  • Глава 29 - Суд Пантеона II
  • Глава 30 - Победитель?
  • Глава 31 - Вопросы и ответы
  • Глава 32 - И вновь Лилит
  • Глава 33 - Объяснение с отцом
  • Глава 34 - Новые обвинения
  • Глава 35 - В столицу!
  • Глава 36 - Архивариус I
  • Глава 37 - Архивариус II
  • Глава 38 - Передача I
  • Глава 39 - Передача II
  • Глава 40 - Террористы
  • Глава 41 - Совет Кланов Столицы
  • Глава 42 - Отвлекающий манёвр
  • Глава 43 - Кругом враги I
  • Глава 44 - Кругом враги II
  • Глава 45 - Кругом враги III
  • Глава 46 - Выстоять I
  • Глава 47 - Выстоять II
  • Глава 48 - Итоговые решения
  • Глава 49 - Новый герой Империи
  • Глава 50 - Ждёт ли нас конец света?
  • Послесловие