КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426830 томов
Объем библиотеки - 585 Гб.
Всего авторов - 203014
Пользователей - 96632

Впечатления

Любопытная про Рамис: Попаданка для двух драконов (Любовная фантастика)

Читать не стала , пробежалась только.
В мыслях только одно – автор любитель мжм?? Ну ладно , тут то два мужа- ХА!
А в другой книжонке… Скажу честно - НЕ читала ( и другим не советую!!), посмотрела начало и окончание. У ГГ аж 3 мужа и прямо все так любят ГГ , ну , и наверное не только любят…...
Две писанины всего... Наверное , в 3-й писанине у ГГ будет уже пяток , не менее , мужей..А то и гарем..
Ну-ну , мечтать аффтар не вредно. Вредно такое читать..
Ф топку и в черный список.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Platinum007 про Онищенко: Букеты. Искусственные цветы (Хобби и ремесла)

Наши флористы использовали некоторые советы вполне успешно для магазина kvitolux.com.ua
Можно черкнуть идеи вполне интерестные.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Шукшин: Я пришел дать вам волю (Историческая проза)

Очень сильный роман!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Ныряльщица (Социальная фантастика)

эту вещь хвалили, поэтому и потратил время на прочитку конца первого опуса, начал читать вот это, простите, а что это за "потрясающий" рассказ о великой хамке-нищебодке?
её спасли от смерти, ей хотят и пытаются помочь, причём разные люди. то, как это хамло хамит - слов нет. и конца этому хамству в опусе нет и нет.
НЕЧИТАЕМО, дамки с непроизносимым псевдонимом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Бабочка (Социальная фантастика)

я дочитал до пропажи старшей сестры и "финансами распоряжалась только она. денег у нас нет", и понял, что читать не буду.
4 сестры потеряли родителей, живут в хибаре, две работают, две только учатся. живут где-то в преступном районе. и что, "умница старшая сестра" и "умница вторая сестра, работающая и учащаяся в академии, куда принимают только лучших", не смогли просчитать вариант что с кем-то из них что-то случится? раз разгуливают с шокерами?
им что, зарплату на карточки начисляют? в средневековье-то этом иномирском? ни фига, ничего такого не написано. что, старшая сестра так хорошо захерила бабло с двух зарплат в их хибаре, что не найдёшь? и никому не сказала?
мне в моём реальном мире таких дур хватает выше головы, чтобы я тратил время на написанных идиоток. хорошо, что заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Рис: Семь Принцев и муж в придачу (Любовная фантастика)

млядь. заявлять ггню, как ПЛАТИНОВУЮ блондинку и писать: "Растрепанная золотистая коса"? афтарша, ты - дура.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Stribog73 про Автор неизвестен: Песенник (Песенная поэзия)

В версии 4.0 песни отсортированы по жанрам и авторам текста.

Рекомендуемая программа для просмотра под Windows: HaaliReader (русская версия) https://yadi.sk/d/N_ucEgYCah343Q - полностью корректно отображает структуру файла. Эта версия проги слегка модифицирована - переход в полноэкранный режим - двойной клик ПРАВОЙ кнопкой мыши.

Крайне не рекомендую для чтения книги программы CoolReader 3 и STDUViewer - игнорируют заголовки песен в содержании.

Менеджер (интегратор) читалок можно скачать по адресу https://yadi.sk/d/uYCERjxGZIRlcg. Экономит массу кликов и даже перемещений мыши. Пользуюсь сам повседневно уже лет 15.
В 64-битной Windows не работает!!! Работает старая версия https://yadi.sk/d/iv8poaqy3Hh5zv.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Нелюбезный Шут (fb2)

- Нелюбезный Шут [СИ] (а.с. Сказка о Шуте и ведьме-1) 1.35 Мб, 362с. (скачать fb2) - Елена Зикевская

Настройки текста:



Елена Зикевская Нелюбезный Шут

1. Нелюбезный и невезучая

— Де-нег-нет, де-нег-нет! — словно издеваясь над моими неудачами, красноголовка просвистела насмешливую песенку, склюнула из пыли какую-то букашку и с шорохом взлетела с дороги почти у меня из-под ног.

Я только вздохнула, проводив пернатую насмешницу взглядом.

Конечно, красноголовка пела свою песенку, но напоминание о тощем кошеле с горстью медяков совсем не поднимало настроение, не смотря на отличный летний день.

Ёщё и ноги до пузырей сбила, топай теперь босиком по дороге… . Кто ж знал, что эти туфли после мелкого дождя так задубеют и покоробятся? Я ещё радовалась, глупая, что так недорого новые и красивые туфли взамен старых, развалившихся купила…

Проклясть бы того пройдоху, чтобы знал, как ведьму обманывать! Только где его искать теперь…  Он же на своей телеге из города в город, из деревни в деревню по торжищам да ярмаркам промышляет.

Наверняка его уже и след простыл. Потому и обмануть меня не побоялся. Обман сразу не вскроется, а потом ищи птицу в небе…

«Такая цена только для вас, госпожа…»

А я и поверила. Другие торговцы в тех городках и деревнях, где мы бывали с Холиссой, нас не обманывали. Они хорошо знали, на что моя наставница способна, если её прогневать, и рисковать не желали.

Я посмотрела на испорченную обувь, которую несла в руке. Что за наказание мне такое…  И деньги зря отдала, и без обуви осталась…

Придётся ещё в них помучится, пока новые туфли не куплю. Не ходить же босоногой, как девка деревенская или побирушка какая…

Меня ж засмеют тогда! А если ещё и Холисса узнает…

Ой, нет. Лучше кровавые мозоли, чем гнев наставницы.

Я ведьма всё-таки. Хоть и молодая, но уже не ученица, а настоящая ведьма!

Эх, были бы у меня деньги — выбросила бы эти туфли и не пожалела. А так…  Хоть пару «шипов» за них выручить в ближайшем городишке. И новые теперь покупать, эх…

Только сначала денег надо заработать…

Жаль, волшебство у меня не то, чтобы от мозолей избавиться. Отвороты-привороты, даже самые сложные, знаю; любовные зелья, чтобы у предмета страсти ответное желание разжечь — сколько угодно; притирания, мази и прочие средства для красоты женской — легко; сделать эликсиры от любовных хворей и болезней нехороших, какие лекари не лечат, тоже не затруднит. Проклятия разные тоже знаю, от мелких неприятностей до болезней всяких и даже до смерти.

Наставница меня всему этому прекрасно выучила.

И ведь я хорошая ведьма, и заказчиков нахожу, и работу свою честно делаю, а вечно в самый последний момент что-то идёт не так. То в трактире при расчёте драка начнётся, то на заказчика грабители нападут, то стража, как снег на голову, с облавой…  И так постоянно. Последний заказчик тоже оказался не порядочным торговцем, а ворюгой тем ещё…  Стражники этого прощелыгу повязали, как раз когда я ему приворотное зелье несла.

Придётся опять на остатки задатка перебиваться. Это я уже горьким опытом учёная, каждую монетку берегу, пока всю плату не получу. Жаль, деньги вперёд полностью не взять: правило ведьмовское всем известно. Готовое зелье сразу покупают, а когда заказ, то сначала половину оплачивают. Цены за зелья, конечно, не медный «шип» за булочку в базарный день, но ведьм стараются не сердить и не обманывать: такое проклятие схлопотать можно, что дешевле по-честному заплатить. Только мне ужасно с деньгами не везёт. Настолько, что будут звать меня не «госпожа ведьма», а «Янига-неудачница»…  И стану посмешищем даже у нищих и бродяжек…

Когда первого заказчика ограбили прямо на пороге трактира, а второго нашли зарезанным в собственной постели, я решила, что это случайности. Но после третьего раза, когда вместо влюблённой девицы меня чуть ли не со скандалом встретила её не в меру бдительная мамаша, пошла к бывшей наставнице за советом.

Холлиса только головой покачала, сказав, что на мне какое-то незнакомое ей проклятие или заклятие. И как его снять — ей неведомо. Потому у меня один выход: каждый «шип» экономить. Или любовника богатого найти. С моей внешностью и призванием — можно даже нескольких, пока я молодая.

Такую возможность я решила обдумать, если с деньгами станет совсем худо. Я всё-таки ведьма, и хорошая, а не девка-содержанка. И становиться таковой мне совсем не хотелось.

К моему сожалению, пока приходилось довольствоваться продажей несложных готовых зелий: мазей да притираний для красоты, и приворотных да любовных настоек на одну ночь. Доход с этого небольшой: настоящие эликсиры делаются под заказ, потому как долго не хранятся. Но даже простенькие зелья через неделю-две начинали терять свои волшебные свойства и требовали замены. Тоже расходы…  Конечно, я умела собирать и сушить травы, но всё необходимое проще купить у простых травников, чем возиться самой. Сварить зелье недолго, чары нужные наложить тоже, а готовый товар в сумке лучше, чем охапка сухих трав. Вот «шип» к «шипу», а на серебряный «листок» семян, листочков и цветов всегда набиралось.

А вот мозоль вылечить или другую хворь обычную телесную — тут всё как у простых людей: или само заживёт, или к лекарю на поклон. К целительнице — ещё лучше, да только найди на дорогах ведьму-целительницу…  Редкий это дар среди ведьмовских. Мой-то обычный, как и у Холиссы.

Разбойников, к слову сказать, я не опасалась: взять с ведьмы особо нечего, кроме сглаза или проклятия, а это явно не то, в чём нуждались лихие люди. Особенно посмертное проклятие сильно. Такое ни одна ведьма снять не сможет, скорее, наоборот, своего в довесок добавит.

Потому ведьм на лесных дорогах обычно не трогали. Нас вот с Холиссой даже словом ни разу не обидели. Напротив, зелья с благодарностью покупали.

А год назад, как королевская облава прошла, я больше о разбойниках и не слышала…

Главное, что Холисса не против, чтобы я работала в её наделе, пока своим не обзаведусь. До осени ещё далеко, но возвращаться на зимовку в дом наставницы не стоило. Я вдруг представила, как она на меня тогда посмотрит, — «Янига, девочка, ты меня хочешь перед людьми опозорить?» — и содрогнулась.

Нет, не вернусь. Лучше, в самом деле, любовника богатого найду на зиму, если с деньгами совсем плохо будет.

Зимой я закончила обучение и всю весну, хотя и жила в доме наставницы, уже работала на себя, готовясь к первому самостоятельному путешествию. Ведьмы всегда бродили по дорогам и только зимовали в городах или деревнях. Вот и Холисса ушла из Вышгося, едва появилась первая зелень. Я не знала, куда она отправилась, но не сомневалась, что к зиме она вернётся в свой дом. Я же задержалась из-за нехватки денег. Да и страшновато было в первый раз уходить в дорогу одной.

И вот, за целую неделю своего первого путешествия я могла похвастаться только горстью медяков да испорченной парой туфель…

Тёплая дорожная пыль оседала на одежду и голую кожу, приятно щекотала босые ступни, отвлекая от грустных мыслей. Даже мозоли болели меньше.

Ничего, справлюсь.

Лето только началось, дорога извилисто текла под пологом леса. Листва над головой играла в салки с солнечными лучами, цветущие травы благоухали. День обещал быть жарким, торопиться некуда. Мои скромные пожитки — в торбе, все ведьмовские запасы — в отдельной сумке.

Но я не собиралась всю жизнь перебиваться мелкими заработками. Я мечтала стать такой же сильной и уважаемой ведьмой, как моя наставница. Все мужчины Холиссе вежливо кланялись и улыбались! Да и женщины её боялись и уважали.

Конечно, ко мне тоже обращались «госпожа ведьма», но смотрели как на ученицу Холиссы, а не как на настоящую…


… Дорога сделала очередной поворот, и я в задумчивости почти шагнула на залитую солнцем поляну, как ощущение опасности меня дёрнуло назад, в тень. Укрывшись за придорожным кустарником, я осторожно оглядывала открывшееся место настоящего побоища.

Забытые боги…

В невысокой траве лежало около двух десятков убитых мужчин в лёгких доспехах, какие носят наёмники и удачливые разбойники. Лежали убиенные так, словно окружили кого-то, а он всю толпу, не сходя с места, одним ударом упокоил!

Крови, как и следов сражения, не видно, но любая ведьма могла отличить мёртвого человека от спящего не подходя к нему. Таковы особенности ведьмовского дара.

И волшебством ведь не пахнет, даже смертью не тянет, словно разбойнички разморились и спят на солнышке…  Только сон вечный.

Однако про волшебников, способных на такое душегубство, даже в страшных сказках слышать не приходилось. Волшебники славились своим миролюбием, все поголовно служили королю и почти безвылазно сидели в столице. В солдатские рейды они никогда не выезжали и на разбойников облавы не устраивали.

Здесь же явно не облава была, трупы целёхоньки, не обобраны даже.

Кто же их всех убил? Как вообще это возможно?!

Не смотря на припекающее солнце, меня пробрал озноб. Непонятно как всё…

Эх, Холиссы рядом нет, посоветоваться не с кем.

Ладно, разберусь. Наставница всегда говорила, что я умная и сообразительная.

Убедившись, что живых на поляне не осталось, я осторожно выбралась из кустов и пошла по дороге, готовая к неожиданностям. Кто другой трупы обобрать не погнушался бы: видно, что не тронуты. Но с моим везением лучше тихонько обойти…

Длинный меч с простой рукоятью лежал поперёк левой колеи, почти на середине прогалины. Как раз там, где мог стоять тот, кого окружили…  Клинок без ножен выглядел не брошенным, а ненадолго оставленным хозяином. Чистая светлая сталь с тёмными серыми переливами неожиданно повлекла к себе, словно приглашая взять меч в руки. И я бы взяла, только вот воинские умения в мои дары не входили совершенно.

— Да твою ж мать, куда ты подевался…

Беззлобный негромкий баритон раздался так неожиданно, что я едва не подскочила и не кинулась обратно в лес. Только то, что серый меч вдруг словно прошептал «не бойся», удержало меня на месте.

Пока я пыталась прийти в себя, на другом краю поляны появился высокий и светловолосый мужчина в чёрной одежде. Шагал он легко, широко и уверенно, глядя при этом себе под ноги. Пшеничные волосы на солнце отливали белым, а ветер игриво трепал обрезанную по шею шевелюру. На загорелом красивом лице ни бороды, ни усов. В следующее мгновение я разглядела странную одежду незнакомца и удивилась ещё больше, чем внезапному появлению: наряд оказался достоин бродячего шута. Только вот поверх чёрной рубахи широкий воинский пояс с серебряной пряжкой, простая торба и перевязь крест-накрест на груди. Над правым плечом витая рукоять огромного меча, над левым — гриф лютни.

Ни наёмник, ни шут, ни менестрель…

Странный какой-то.

Меч на дороге словно радостно вздрогнул, и загадочный незнакомец тут же отреагировал. Мазнув по мне незаинтересованным взглядом, он обратил внимание на клинок.

— А, вот ты где. Ну, и что ты тут забыл? — Странный незнакомец подошёл и поднял оружие, обращаясь к нему, как к живому.

Мне приходилось смотреть на мужчину снизу вверх. Но меня этот тип просто не замечал, аккуратно крепя обнажённый меч кожаной петлёй к поясу. Можно подумать, я — пустое место!

— Потерпи пока так. Сказал же: найдём мастера — будут тебе ножны. Не могу же я тебя всё время в руках таскать. Нет, если хочешь, я, конечно, могу здесь поискать…

Серый клинок передёрнуло от отвращения. Как я чувствовала «эмоции» меча — сама не понимала: волшебством во всём этом даже не пахло!

— Ну вот, и я о том же. Нечего всякую дрянь собирать.

Развернувшись, мужчина собрался уходить, и с меня спало внезапное оцепенение.

— Э…  — Ошеломлённая поведением незнакомца, точнее тем, что он меня совершенно не замечал, я попыталась привлечь его внимание.

— М?

Он покосился через плечо. Лицо словно вырезано одарённым мастером, только вот выражение суровое, а серые глаза из-под светлых прядей смотрят холодно и…  закрыто наглухо. Словно между ним и миром стальная стена.

— Дальше безопасно, не бойся. До города недалеко.

Поглаживая рукоять найденного меча, он отвернулся и исчез среди деревьев так же быстро, как и появился.

В себя от такого неуважительного и грубого отношения я пришла не сразу. Конечно, одета не с иголочки — путешествие чистоте и красоте не способствует, — но я далеко не дурнушка и не старуха, чтобы меня вообще не замечали! Я не пустое место, я ведьма, в конце концов! Самая настоящая молодая ведьма! Только слепой чёрное платье не разглядит! И выгляжу я как ведьма: красиво и соблазнительно! Многие ко мне в постель хотят! А этот…  этот!..

Ни почтения, ни уважения, ни внимания! Наглец! Грубиян! Хам!

С Холиссой бы никто себя так вести не посмел!

Прокипев и выпустив эмоции, я успокоилась, подняла несчастные туфли, в гневе брошенные на землю, и побрела дальше, раздумывая над увиденным.

Странно всё это.

Внутреннее чутьё говорило, что без чего-то очень необычного на поляне не обошлось. Меч этот, да и его хозяин…  Ладно, с оружием многие разговаривают, у наёмников примета такая: оружие холить и лелеять, чтобы в бою не подвело. Но…  Неужели это он убил разбойников? Тогда как? Сразу всех? Одновременно? Разве такое вообще возможно?!

Он не похож на наёмника. Ни по одежде, ни по поведению.

Любой наёмник бы трупы обобрал, эти ребята от добычи не отказываются, даже когда «псами» служат. Про свободных «волков» и говорить нечего, что «волк», что разбойник, разница не велика…  Даже если он вдруг такой «волк», что ему оружие и доспехи не нужны, то уж кошельки-то у убитых забрать ни один наёмник не побрезгует!

Да и с ведьмами наёмники ведут себя вежливо, как положено.

Может, этот странный тип всё-таки…

Нет, глупость это.

Я покачала головой, обрывая сама себя. На менестреля или бродячего шута он похож ещё меньше. Они же те ещё болтуны и бабники, ни одной юбки не пропустят. Вокруг нас с наставницей всегда увивались, как дети вокруг вкусного, лишь бы желаемое получить. Такого мёда в уши нальют, что хоть пальцем выковыривай. Некоторых, особо сладкоречивых, Холисса иногда своим вниманием и удостаивала…

А у этого типа взгляд такой неуютный и тяжёлый…  И в то же время притягивающий, что ли…

А вдруг?!…  Вдруг моя неудача теперь и на мужчин стала влиять?!

Тогда мои дела совсем плохи. Это ж я не просто половину покупателей растеряю, но и свой дар тоже…

Завидев впереди мостик, я поспешно свернула с дороги и спустилась к широкому ручью. Умывшись, отряхнула платье, поправила рубаху в вырезе корсета — а то загорит некрасиво, как у девки деревенской. Вытащила из рыжих кудрей пару листочков, расчесала волосы. Придирчиво оглядела отражение. Всё в порядке. Лицо белое: веснушки я давно вывела. Нос немного вздёрнутый, губы пухлые, глаза жёлтые, в целом — очень симпатичное личико, даже красивое, как многие говорили. Остальное тоже в самом соку.

Облегчённо вздохнув, я вернулась на дорогу. Со мной всё в порядке. Наверно, этот тип — евнух или ещё что похуже, ненормальное.

Всё, ну его.

Не хочу больше об этом думать. Пора в город, и хорошо бы найти там работу. На ночлег и ужин денег хватит, а вот потом придётся затянуть корсет потуже…


Постоялый двор я выбрала не самый затрапезный, а как раз на грани недорого и неплохо. Собственно, и выбирать было не из чего: второе заведение для путников отличалось редкой дешевизной, только вот у иных крестьян в хлеву чище.

Договорившись о комнате на втором этаже, я осталась в общем зале поужинать. Это всегда привлекало покупателей, как местных, так и постояльцев, но сегодня в зале, кроме меня, никого не было. Мальчик-слуга, пойманный за рукав, рассказал, что у них сегодня остановился торговец с семьёй и страшным охранником, но гости соизволили отужинать у себя. Хмельного же по вечерам хозяин не подает, вот и другого народа нету.

За скромным ужином я смотрела в темнеющее окно и обдумывала положение дел. Пока они были не очень радостными.

Городок с названием Кокервиль, на самом деле оказался большой деревней. Судя по чистеньким улочкам, вымощенным булыжниками, прилизанным домикам под красными двускатными крышами и опрятно одетым жителям, Кокервиль не процветал, но и не бедствовал.

Добралась я сюда только к закату, не один раз от души помянув загадочного незнакомца с его «недалеко», и успела немного оглядеться.

Мы с Холиссой здесь не бывали, и теперь я понимала почему: с покупателями по вечерам тут совсем глухо. А ведь обычно в это время самый спрос на любовные и приворотные зелья.

Хотя, если хозяин по вечерам хмельного не подаёт…  Может, все местные мужики как раз в том свинарнике собираются?

Я вспомнила грязный и неказистый сарай, выдававший себя за постоялый двор и покачала головой. Ну уж нет. До такого Холисса никогда не опуститься и я не буду.

Может, завтра днём будет получше…

В конце концов, я не только любовными зельями торгую.

Уж различные снадобья для красоты женщины должны оценить.

Рассчитавшись с хмурым хозяином, буркнувшим, что с меня половина «лепестка», я поднялась в комнату. Она оказалась неожиданно просторной: здесь легко могли поместиться несколько человек. Даже кроватей стояло две. В ногах каждой красовался массивный сундук без замка.

Так этот прощелыга с меня содрал денег за двоих, пользуясь тем, что две другие комнаты заняты?! Ничего, я с ним утром поговорю. Пригрожу проклятьем и потребую уменьшить плату.

Или бесплатный завтрак.

Будет знать, как на ведьме наживаться.

На улице сгустились сумерки, и пора спать: летние ночи коротки, а сплю я чутко. Да и устала с дороги. С удовольствием скинув туфли, в которых пришлось хромать по Кокервилю, я с облегчением вздохнула. Бедные мои ноги…

И сколько мне ещё мучится? Может, поискать завтра лавку башмачника? Вдруг повезёт…

При свете свечи я разобрала ведьмовские запасы: многие составы и зелья не переносили дневной свет, заметно теряя в силе. Что ж, кое-что нужно срочно продавать местным красоткам, а там и замужние матроны подтянутся.

Закончив с делами, я погасила свечу. Света молодой луны, заглянувшей в окошко, хватало, чтобы раздеться. Я начала готовиться ко сну, когда за окном послышалось подозрительное шуршание и тихие голоса.

— Это точно здесь?

— Точно-точно. Лезь давай! Только тихо, не разбуди…

Не может быть. Это что, ко мне?! Забытые боги, за что?! Я же ничего не дела…

В следующее мгновение окно и дверь с грохотом распахнулись, и в комнату ввалилось сразу несколько вооружённых человек в лёгких доспехах.

Я и пискнуть не успела, испуганно вцепившись во вздёрнутое к груди одеяло, а в дверях что-то произошло, и по полу, почти мне под ноги, проехал труп с арбалетом в руках и знакомым мечом в спине. В неровном свете коридорных светильников серый клинок как будто весело мне подмигнул, разбойнички возле окна растерянно переглянулись, а у двери раздался шум от падающих тел. В следующее мгновение неприветливый хозяин клинка возник возле моей кровати, выхватил меч из трупа, и оказался возле оставшихся разбойников. Фламберг незнакомца взлетел и обрушился на грабителей, разрубая оружие, доспехи и людей с одинаковой лёгкостью, а серый меч пригвоздил к стене второго арбалетчика.

Я моргнуть не успела, как всё было кончено. Только я, он и шесть мёртвых разбойников в залитой кровью комнате.

В коридоре послышались встревоженные голоса и топот бегущих людей.

Мой спаситель коротко оглянулся через плечо.

— Опять ты. — Он выдернул меч из тела арбалетчика и вытер оба клинка об одежду убитых, заставляя снова почувствовать себя если и не пустым местом, то чем-то ненужным и лишним точно. Но высказать обиду я не успела.

В дверях снова возникла толпа. Только на этот раз из бледного и охающего трактирщика, держащего в руках фонарь, парочки слуг и того самого торговца, за спиной которого мелькало его любопытное семейство. Мой спаситель невозмутимо убрал фламберг обратно за спину, но серый меч по-прежнему держал в левой руке.

— Последние добежали…  — бормотнул он себе под нос и обернулся к стоявшим в дверях людям.

Значит, там, на поляне, это он всех положил. Но как?!

— Что случилось, Джастер? — Торговец с ужасом оглядывал место побоища.

— Ничего страшного. — Воин в чёрном равнодушно пожал плечами. — Обычные разбойники. Идите спать, волноваться не о чем.

Торговец послушно кивнул и исчез вместе со своим семейством. Хозяину трактира так легко отделаться не удалось.

— Удивительно, но именно в этой комнате вы настойчиво предлагали нам заночевать, нахваливая её удобство. — Джастер внушительно шагнул к двери, и трактирщик побледнел, как простыня, буквально оцепенев под тяжёлым, немигающим взглядом светловолосого воина. Перепуганные слуги дружно спрятались за широкой спиной своего хозяина.

— Что, не успел предупредить, что нужные гости не здесь ночуют?

— Й-й-й-ааа…

— Значит, так. — Кончик меча упёрся в горло владельца гостеприимного заведения, прерывая жалкую попытку оправдатся. — Я сделаю вид, что ничего не понял и не заметил. Но. Если до утра хоть одна сволочь попробует снова провернуть такой номер, я разделаю тебя и всех твоих подельников, как свиней на бойне. И мне плевать, сколько их будет. Хоть вся эта деревня. Это понятно?

Острие меча прошлось по судорожно дрожащему горлу вниз, оставляя тонкую кровавую черту. Трактирщик, заметно взмокший от страха, осторожно кивнул, подтверждая, что всё предельно ясно.

— Вот и отлично. — Нелюбезный Джастер опустил меч. — А теперь чтобы я вас до утра не видел и не слышал. Услышу — убью. Со своими приятелями разбирайся, как хочешь.

Трактирщик со слугами испарились быстрее ветра. Но не успела я подумать, что про меня опять все забыли, как Джастер возник рядом. Как ему удавалось бесшумно и быстро передвигаться — я просто не понимала.

— Собирайся, у меня переночуешь. — Мужчина смотрел хмуро и недовольно. — Там тебя никто не тронет.

Дважды уговаривать не пришлось. Лучше уж в одной комнате с этим мрачным и грубым типом, чем здесь. Да и запуганного трактирщика с его домашними разбойничками сбрасывать со счетов не стоит. Этого Джастера с его подопечным торговцем они не тронут, а на мне вполне могут отыграться…

Не побоялся же он с меня денег за двоих попросить…

Учитывая моё возросшее невезение в последнюю пару дней, рисковать здоровьем — очень плохая идея.

Потому без всяких споров я быстро подхватила торбу и сумку с зельями, наскоро затянула корсет, который, к счастью, не успела снять, и, осторожно перешагивая убитых и тёмные липкие пятна, пошла за своим спасителем.

С Холиссой никогда ничего подобного не приключилось бы…

Комната Джастера оказалась последней по коридору. До моей — десяток шагов. Как он успел добежать? Как вообще узнал, что ко мне ломятся разбойники?

Одни сплошные странности. Но я помалкивала, прикусив язык. Задавать вопросы такому — себе дороже.

Комната воина оказалась простой комнаткой на одного, с обычным набором из стола и кровати. По крайней мере, в лунном свете других отличий я не заметила. Светловолосый воин здесь выглядел настоящим великаном. И уж размахнуться своим огромным мечом точно не смог бы.

Кивнув в сторону неразобранной кровати, Джастер снял перевязь с фламбергом и опустил на стол, где уже лежали лютня и торба. По-прежнему ничего не говоря, он подошёл к окну и распахнул створки настежь. В комнату ворвался тёплый ветер, принеся запахи ночи. Я сложила вещи рядом с его и села на край кровати, думая, как половчее устроиться, чтобы места хватило нам обоим. Но не успела ничего сказать, как в пол передо мной внезапно воткнулся знакомый меч.

— Возьмёшь себе.

Воин стоял у окна, поставив ногу на низкий подоконник, и смотрел в ночь. Пшеничные пряди отливали серебром и пеплом, а почти полная луна мягко очерчивала жёсткий красивый профиль и фигуру. Даже его чёрный наряд бродячего шута выглядел сейчас на удивление… . благородно.

Во всей мужественной красоте этого загадочного воина я вдруг ощутила глубокое скорбное одиночество и скрытую от посторонних глаз могучую силу. От этого понимания внутри живота защекотали мурашки.

Странный…  Он очень странный. Кто же он такой?

— Ты ему понравилась. Береги и не отдавай никому. Если предашь его, он не простит.

— Не простит? — Я посмотрела на поблёскивающий в лунном свете клинок, но брать неожиданный подарок не спешила.

Что мне с ним делать? Я же не воин, сражаться не умею.

— Он что, живой?

— Да. — Мужчина покосился на меня и снова отвернулся к окну.

И от того, как он это сказал, я вдруг поняла: это правда.

Живой меч, настоящая легенда, чудо-клинок, пропавший вместе со своим хозяином-королём много столетий назад, во время Великой войны. Говорили, что он сам защищает своего владельца, и даже неумеха с ним в руках становится непобедимым. Очень многие хотели бы обзавестись таким оружием, а уж какой ценой — купить или украсть, — дело десятое…

— Так он что…  нашёлся? — нервно облизнула пересохшие губы, глядя на стальное сокровище ценой в целое королевство. — Это за ним разбойники охотились?

— Да. — Мой спаситель снова покосился через плечо. — Только они не разбойники, а «волки». Впрочем, разницы особой нет.

— Они думают, что его везёт твой хозяин?

— Я не слуга, я «пёс». Ненадолго.

— То есть это твой меч…

Преодолев внезапную робость, я встала и подошла к воину. Моя макушка даже не доставала до его плеча. Смотреть же на мужчину приходилось, задрав голову.

— Они будут охотиться за мной тоже, если узнают. Я не умею сражаться. Ты научишь меня?

— Ты притягиваешь к себе неприятности.

Загадочный Джастер смерил меня взглядом, прошёл к кровати и сел на край, не сказав больше ни слова. Живой меч в лунном свете укоризненно смотрел на него.

Вот не ведаю как, но я просто чувствовала между ними связь.

Воин еле заметно вздохнул.

— Куда ты идёшь?

— В Вилендж, — пожала я плечами. Лето только началось, мне пока всё равно, куда идти. Надел у Холиссы большой. — Это важно?

— Мы идём в Стерлинг, это в другой стороне. — Он по-прежнему не смотрел на меня. — Я не успею научить тебя.

— Тогда я пойду с вами. — Я решительно плюхнулась рядом с ним на кровать, вызвав едва заметное удивлённое движение брови. — Ты же не хочешь, чтобы меня убили, а он попал в чужие руки?

Джастер молчал, только смотрел внимательно и чуть задумчиво, словно взвешивал что-то на невидимых весах.

— Меня зовут Янига. — Потребовалось определённое усилие, чтобы выдержать немигающий и едва прищуренный взгляд. Я не могла понять, почему этот мужчина всё сильнее притягивал меня и в то же время отталкивал.

Не знаю, каким он был раньше, но сейчас я остро чувствовала в нём какую-то неправильность, словно он сам не свой. Даже его молчание было…  слишком тяжёлым. Настолько, что я вдруг поняла, что скрывает стена в его глазах. Рану. Глубокую и старую душевную рану.

И не будь я ведьма, если в этом не замешана женщина.

Наверно, из-за обилия потрясений в течение одного дня со мной что-то случилось. Потому что вдруг по-женски стало его жаль, и очень захотелось пробиться через эту стену, хоть немного согреть его душу. Ведьма я или не ведьма, в конце концов?!

— Давай, ты поможешь мне, а я помогу тебе? — в душевном порыве я осторожно коснулась его жёсткой ладони пальцами. — Я ведьма. Я вижу, что у тебя болит сердце. Позволь мне облегчить эту боль.

Он удивлённо приподнял брови, а потом смерил меня взглядом снова.

Долго, внимательно, проникновенно. Заново оценивая, как ведьму и как женщину. И в то же время его взгляд словно проходил сквозь меня, куда-то в неведомое…

Никогда на меня так не смотрели.

Этот взгляд держал, оценивал, проникал куда-то глубже, чем умеет смотреть обычный человек. Я не могла объяснить, но всей собой чувствовала насколько важно выдержать и не отвести глаза…

Он словно творил какое-то неведомое, удивительное волшебство: я ощущала его силу, разлившуюся в воздухе, как намёк на туман, на едва уловимый запах чего-то…

— Помочь, значит…  — медленно и несколько отстранённо протянул воин, глядя куда-то сквозь меня, а светлые глаза стали напоминать отражение молодой луны за окном. — Помочь…  Вот значит как…  На растущую луну, да ещё и по судьбе…  Ну надо же, как удачно…  Забавно…

Удачно? О чём это он? Что это за сила? Что происходит? Про чью судьбу он говорит? Что забавно?

Вопросы в голове вспыхивали и гасли, как искры. Но спросить я не осмеливалась. Я даже дышать боялась. Под странным взглядом Джастера моя душа трепетала и замирала, как бабочка на цветке. Его сила заполняла собой комнату, и от этого мне вдруг стало страшно.

Одинаково страшно, что он откажется или согласится. Его ответ вдруг стал очень важным, словно от этого зависела вся моя жизнь.

И мне внезапно всей душой так захотелось, чтобы он согласился!..

Воин неторопливо опустил веки, и наваждение спало.

Я заморгала, приходя в себя, а Джастер, — хмурый воин в одежде бродячего шута — покосился на блестевший в лунном свете меч, и снова посмотрел на меня. Взгляд серых глаз стал чуточку мягче.

И я поняла, что решение принято. Но спросить, что это вообще было, я не успела.

— Может, ты и права…  — Мужчина устало потёр переносицу и твёрдо взглянул мне в глаза, заставив затаить дыхание от волнения. — Хорошо. Договорились, ведьма. Я принимаю твоё предложение.

В следующий миг я вздрогнула от пронёсшейся сквозь меня волны силы, понимая, что вокруг трактира поставлена магическая защита. Вторая волна — уже вокруг комнаты, — пронеслась, когда Джастер наклонился, взял моё лицо в ладони и осторожно коснулся губ поцелуем, словно пробовал неизвестный напиток, а не скреплял магически нашу необычную сделку.

Это неожиданно бережное прикосновение ошеломило и пронзило насквозь восхитительной, горячей волной предвкушения чего-то намного большего, чем всё, что я могла вообразить. Словно я прикоснулась к неведомому чуду, скрытому от посторонних глаз.

К демонам все вопросы…  к демонам…

Чудесного же оказалось много.

Светлые, удивительно мягкие непокорные пряди воина едва уловимо пахли клевером, ащёки и подбородок Джастера оказались по-юношески гладкими и нежными, что поразило меня до глубины души. Выходит, он из-за своей мрачности и замкнутости выглядит куда старше и суровее, чем есть…

Чёрная ткань рубахи была нежной, как шёлк. Тело под ней, сильное, точёное и горячее, как согретое солнцем полированное дерево, таило в себе скрытую могучую силу и окончательно вскружило мне голову. И пах он луговыми травами, а не потом и кровью, как должен был бы после драки.

Ох, Янига, попала, как муха, всеми лапками в сладость…

Это я должна была вскружить ему голову, а не он мне.

Джастер оказался невыносимо притягателен как мужчина. Наверняка раньше у него от женщин отбоя не было. Удивительно, что кто-то смог задеть его чувства так сильно, что он до сих пор переживает.

— Ты не слишком везучая для своей работы, как я вижу. — Чуть насмешливые нотки в голосе вернули меня на землю. В прозрачно-серых глазах плясали едва заметные искорки. Или это луна так отражалась?

— Это не проклятие. Просто настройки у тебя сбились и запутались, не по своей судьбе ты идёшь, вот путь в узелки и завязывается. Впрочем, это я могу легко поправить.

С едва заметной улыбкой он потянул шнуровку корсета, и все вопросы разом вылетели у меня из головы.

Дальнейшее я не смогла бы описать словами. Он брал меня, как хотел, мешал нежнейшие ласки с нарочитой грубостью и силой, его напор плавил меня изнутри, а руки лепили меня новую…  Никогда я не переживала ничего подобного. Даже не предполагала, что так бывает.

— Ты, наверно, бог или демон…  — еле прошептала я, настолько всё внутри млело от полученного наслаждения и какой-то звенящей лёгкости. Одно я знала точно: неведомо как, глубоко и основательно Джастер коснулся моей души и сделал что-то такое, отчего я чувствовала себя…  другой. Сильнее, свободнее, женственнее…  Счастливее…  Живее…  Влюблённее.

Меня не покидало ощущение случившегося со мной удивительного чуда.

Вылечить его рану?

Нет. Уже нет.

Не знаю, кто он и откуда, и почему вдруг владеет непонятной, таинственной силой, но я хочу покорить его сердце. Он должен стать моим.

Я ведьма любовной магии или нет, в конце концов?

— Нет, Янига. — Джастер приподнялся на локте и с лёгкой усмешкой смотрел на меня, как будто отвечал не на слова, а на невысказанные мысли. И тут же заставил забыть обо всём: его пальцы начали новое волнующее путешествие, настраивая неведомые ранее внутренние струны, словно я была музыкальным инструментом. — Я просто Шут. А ты хорошая ведьма. Больше у тебя не будет проблем.

2. Странности

Утром меня разбудило солнце, назойливо светившее прямо в глаза. Я подняла руку прикрыть лицо, надеясь продлить сон ещё чуть-чуть, когда услышала неожиданный голос.

— Собирайся, нам скоро выходить. — Холодный баритон заставил вцепиться в одеяло и почти подскочить на кровати, а не спокойно сесть.

Мой вчерашний спаситель и нечаянный любовник сидел на подоконнике раскрытого окна, свесив одну ногу вниз, и невозмутимо смотрел на мою растерянность. Разбудивший меня луч отражался от нагрудной пряжки его перевязи.

Я сморгнула, заглянула под одеяло: может, мне вчера приснилось, что я с ним?.. Но нет. Я без одежды, комната другая. А этот Джастер смотрит так, словно от меня одни неприятности…

Грубиян невоспитанный…

— Отвернись, — сердито фыркнула я, рассердившись на себя за вчерашнюю слабость. Нашла, кем увлечься!

Тоже мне, «пёс» несчастный…  Нужна ему моя жалость, как крестьянам засуха…

— Да я и ночью всё прекрасно разглядел. — Воин холодно хмыкнул, в придачу к раздражению вызвав внезапное желание запустить в ответ чем-нибудь тяжёлым.

Но вместо этого я встала, удерживая одеяло у груди, и с невозмутимым видом взяла рубаху.

Я ведьма, а не служанка обиженная, чтобы такие сцены закатывать.

— Скажешь всем, что наняла меня для охраны.

Мужчина равнодушно смотрел на улицу, давая мне возможность одеться не слишком краснея. Вот никогда не стеснялась своей внешности, а при этом грубияне поди ж ты…

— После вчерашнего нападения вопросов это не вызовет. Комнаты будем снимать разные.

— Договорились. — Я одёрнула платье и стала шнуровать корсет, постаравшись ничем не выдать неожиданную горькую обиду.

Вот в чём дело…  Выходит, ему со мной настолько не понравилось? Поэтому исчез потрясающе нежный и чуткий любовник, полночи сводивший меня с ума?

Сидит себе грубиян грубияном…

Не только облаять может, а ещё и кусается…

— Вот и отлично. — Джастер встал и направился к двери, не глядя на меня. — Сбор внизу. И поторопись, ведьма, ждать не будем.

— Уже иду, — хмуро буркнула я в закрывшуюся дверь.

Ох, не умею я ещё с такими невоспитанными типами разговаривать. Вот Холисса этого грубияна быстро бы на место поставила. Она бы просто на него посмотрела, бровь бы вот так подняла, и он бы мигом кинулся на коленях прощения просить и умолять, чтобы госпожа ведьма его мужскую силу не проклинала…


Джастер оказался прав: моё появление в качестве его нового нанимателя вопросов у торговца и его домашних не вызвало. Маленький человечек куда больше заботился о своей телеге со скарбом, чем о семье и о том, что к ним присоединилась какая-то молодая ведьма. Зато с его супругой, госпожой Пиночи, я быстро нашла общий язык. Женщинам всегда есть, о чём поговорить. А уж когда одна из них сделала любовную магию своим ремеслом…

К моей тихой радости, торговец и его семейство проявили к госпоже ведьме должное почтение. И я наслаждалась дорогой, не топая босиком по пыли, а чинно сидя в телеге рядом с госпожой Пиночи. А то, что я туфли на пятки не надевала — по юбкой не видно.

Про своё намерение потребовать с хозяина часть оплаты за комнату или бесплатный завтрак я вспомнила, когда Кокервиль остался позади, а в животе тихо забурчало. Трактирщик и его прислуга на глаза Джастеру предпочли не показываться, а я была настолько поглощена мыслями о случившемся, что забыла про всё остальное. Хорошо, что хлеб, сыр и вода у меня всегда с собой. Хотя мы с Холиссой к ночи старались найти постоялый двор или попроситься на ночлег, иметь запас еды и воды — первое чему она научила меня в дороге.

Сославшись на то, что из-за поспешного отъезда не успела позавтракать, под сочувствующие охи госпожи Пиночи, я быстро перекусила лепёшкой и кусочком сыра, запив всё водой из фляги. Оставшиеся три лепёшки и тонкий ломоть сыра я убрала обратно в сумку, опять-таки под не замолкающее кудахтание.

Запасы еды я тоже не пополнила, а гостеприимство и уважение госпожи Пиночи и её благоверного ограничилось местом на телеге.

Ничего, справлюсь. До Стерлинга два дня пути, а на телеге всего полтора, еды мне должно хватить…

Хотя я не была расположена болтать, уставшая от долгой дороги и присмотра за двумя недорослями-близнецами женщина изливала мне душу, рассказывая про свою жизнь. К счастью, всё, что от меня требовалось: сидеть, слушать и вовремя поддакивать для поддержания разговора. А заодно и договориться о продаже нескольких снадобий: для волос, для кожи, для женской привлекательности, для мужа, чтобы на сторону не смотрел…

Короткий привал после полудня также не отличился гостеприимством торговца и его семьи. Они ели отдельно, и судя по тому, как строго следила мать семейства за тем, чтобы отпрыски не взяли лишний кусок, со средствами у торговца и в самом деле не густо…

Джастер на привале возился с лошадью. Странно, что он этим занимается. А говорил что не слуга…

— Вы не пожалеете, что наняли его, госпожа ведьма, — торговка правильно истолковала мой взгляд. — Для «пса» он на редкость вежливый и обходительный! Берёт он, конечно, очень, очень дорого, но поверьте, вы не пожалеете!

От таких слов я чуть не поперхнулась, но к счастью, госпожа Пиночи отвлеклась дать подзатыльник расшалившимся близнецам, и не заметила моего удивления.

Это Джастер-то вежливый и обходительный?!

Да я тогда…  м-м-м…  графиня? Нет. Королева!

Очень дорого берёт…  Интересно, сколько? «Бутон» за пять дней? Ну и ладно, какое мне до этого дело? Мы с ним не об этом договаривались…

К концу дня я устала не столько от дороги, — лошадка брела неспешно, а колея не страдала обилием выбоин, — сколько от общения с госпожой Пиночи. И втихую завидовала Джастеру, который шёл далеко впереди, проверяя дорогу. Я сильно подозревала, что он просто пользуется своим положением «пса» и таким образом избегает людского общества.

На ночь мы остановились на какой-то полянке, которую нашёл наш проводник и охранник в одном лице. Торговец и его семейство наскоро поужинали всухомятку, снова не предложив мне угощения, и сразу устроились спать, даже не распрягая уставшую лошадь. Джастер же сидел в стороне от лагеря, под деревом, и не обращал на нас никакого внимания.

Весь день для меня оставалось загадкой: на самом деле он отнёсся ко мне, как к ещё одному нанимателю, или изображал это равнодушие при посторонних? Как-то не верилось в его холодность после волшебной ночи.

Но то, как он вёл себя утром, когда мы были в комнате одни…

Я грызла лепёшку с сыром, запивая водой, когда мужчина встал и направился к телеге. От внезапного волнения, что он идёт в мою сторону, сердце забилось как у зайца, и я чуть не уронила еду в траву, не зная, что ему сказать.

Однако воина интересовала не я, а лошадь. В густеющих сумерках Джастер потрепал её по шее и начал возится с упряжью. Лошадь тихо фыркнула и потянулась губами к светлой шевелюре.

— Эй, не делай так, — негромко сказал Джастер, резко отстранившись и вытирая лоб рукавом. — Я знаю, что ты есть хочешь. Потерпи.

Лошадь снова фыркнула, явно желая продолжить начатое.

— Будешь меня слюнявить — оставлю здесь и стой голодная до конюшни, — негромко и беззлобно пригрозил воин, а лошадь еле тихо всхрапнула и ткнулась губами ему в ладонь, вызвав у меня неожиданную улыбку.

Я уж совсем было решилась заговорить, но воин развернулся, взял лошадь под уздцы и повёл в сторону леса, туда, где журчал небольшой ручей.

За всё это время в мою сторону он даже не взглянул.

Вздохнув, я доела скромный ужин, устроилась с другой стороны телеги, и постаралась заснуть, решив, что все вопросы задам потом.

Так и получилось, что до самого Стерлинга, целых полтора дня пути, с Джастером я не перекинулась даже словом. Зато безумно устала от болтливой жёнушки торговца. Хорошо, что хотя бы оба недоросля смирно сидели в телеге под неусыпным оком мамаши и не приставали ко мне с вопросами, обходясь любопытными взглядами.

Увидев серые городские стены, я обрадовалась. И не только тому, что наконец-то избавлюсь от надоевшей кампании госпожи Пиночи и её семейства.

Мне очень хотелось поспать на кровати и поесть горячего: за всю дорогу никто из мужчин так и не развёл костра, а я сама, косясь на мрачного Джастера, не решилась попросить об этом. Впрочем, торговец всё равно бы готовить не стал, а что и когда ел сам воин, я даже не видела.

Говорить про почти бессонную ночь, когда я старалась не слишком громко стучать зубами от холода, а под утро и вовсе прыгала по поляне, чтобы согреться, завидуя дремавшему под плащом Джастеру и укутавшемуся в одеяла семейству, — вообще не приходилось. Я бы устроилась даже под бок к спящей лошади, только она предпочла общество своего «кормильца».

Я на неё злилась и завидовала одновременно.

Отогрелась я только полудню и очень хотела спать, с трудом сдерживая зевоту.

Вопреки моим ожиданиям, идущий впереди воин в чёрном не ускорил шаг, спеша в город, а, напротив, остановился, дожидаясь нас.

— Стерлинг. — Наш проводник холодно уронил с губ название города так, что поравнявшийся с ним торговец резко натянул поводья и торопливо закивал.

— Да, да, конечно, — он зашарил по одежде в поисках привязанного к поясу кошеля. — Вот.

На небрежно протянутую ладонь Джастера легло около десятка монет.

Золотом.

И, судя по толщине и размеру, это были даже не «бутоны», а полноценные «розы».

Очень дорого берёт?!

Да столько даже солдаты короля за месяц службы не получают! Мне на один «бутон» надо полсотни приворотных зелий продать! Или сорок любовных…

Мы с Холиссой на ярмарках столько вдвоём не каждый день продавали!

А этот! Этот!…  За пять дней! Горсть золота!

Да другие «псы» за неделю работы по шесть серебряных «листочков» берут!

Что он о себе возомнил?!

Нет, убивал Джастер, конечно, мастерски. То, что он в одиночку уничтожил целую банду «волков», заурядным никак не назовёшь, но…  золото?! И торговец, который берёг каждый медный «шип» и каждую крошку хлеба, согласился?!

Да кто он такой?!

Кивнув на прощание госпоже Пиночи, я спрыгнула с облучка и с невольной тоской подумала о собственном тощем кошеле. Три серебряных «листка» и горсть медных «шипов», полученных от торговки за снадобья, не слишком поправили мои дела. А если Джастер решит и с меня стребовать плату за работу «псом»? Чем я с ним расплачусь? Как мне вообще с ним разговаривать, если он на самом деле меня не замечает?

Голод и ночь почти без сна хорошо помогли понять мне простую истину: впервые в жизни я совершила настоящую глупость.

Мало того, что увлеклась каким-то странным «псом», которому до меня дела нет! Так ещё и слово ведьмы этому типу дать сподобилась!

Предупреждала же меня Холисса: держи язык за зубами, не обещай никому и ничего, дольше проживёшь!

Вот зачем я поддалась эмоциям и дала слово ведьмы, пообещав помощь? Зачем?!

И не исполнить нельзя: если я хочу стать ведьмой не хуже Холиссы, значит, должна сдержать слово, чего бы это не стоило. Иначе…  Иначе я потеряю свой дар.

Но как исполнить данное обещание, и как…  Как завоевать благосклонность Джастера, когда он в мою сторону с той ночи вообще ни разу не посмотрел…

Даже сейчас не смотрит. С дороги чуть отступил, телегу пропуская, руки на груди сложил, и стоит как статуя в чёрном. День яркий, солнечный, всё вокруг такое зелёное, а он…  Красивый, мрачный и…  одинокий.

Это он за одну ночь проник в мою душу и мысли. Я же не смогла даже царапинки оставить на его внутренней броне, чувствуя теперь себя не уверенной ведьмой, так бесстрашно заключившей магическую сделку, а неопытной девчонкой, не умеющей даже толком целоваться. И почти влюбившейся в этого невероятного грубияна.

Холлиса всегда говорила, что моя внешность будет мешать работе, так как мужчин будет тянуть на сладкое. Но когда я решила это проверить, вмешиваться не стала. Даже сказала, что раз я ведьма любовной магии, то должна лучше обычных женщин в любовных отношениях разбираться.

Только вот ничего такого в этих отношениях не оказалось. С молодым симпатичным подмастерьем столяра, которого я выбрала для первого раза, было почти приятно, но не больше. Он слюнявил мне губы, пыхтел, торопливо дёргался и грубо меня лапал, наставив синяков на всём теле. Когда я сказала об этом наставнице, она посмеялась и ответила, что надо было выбирать не сопливого мальчишку, а опытного мужчину.

Теперь я понимала, что она имела в виду. Но понятия не имела, как вести себя с этим мужчиной.

Может, с торговцем Джастер и вёл себя вежливо и обходительно, но со мной — нет.

Кажется, я так и осталась для него пустым местом…

Пока я предавалась невесёлым мыслям, торговец со своим семейством двинулся в сторону города. Джастер так и стоял неподвижной статуей в чёрном, смотря куда-то в даль.

Я стиснула кулаки, набираясь решимости. Что ж, так или иначе, мне придётся с ним поговорить.

Воин даже головы не повернул в мою сторону, когда я остановилась в паре шагов от него. Но ничего сказать я не успела.

— Куда идём?

Поглощённая собственными переживаниями, я опешила от такого простого вопроса. Джастер покосился на меня.

— Мы заключили сделку, Янига. — Он смотрел спокойно и устало. — Но я передумал и не настаиваю на её исполнении. Я освобождаю тебя от твоего обещания.

Пере…  ЧТО?!

Вскипела я совершенно неожиданно для себя. Я столько перетерпела: ни ела нормально, ни спала, замёрзла, два дня кудахтанье выслушивала, а он меня гонит как девку гулящую?!

Совсем меня ни во что не ставит, значит?! Ах ты!..

— Да как ты смеешь решать, что делать с моим словом?! — в гневе я подскочила к нему и ткнула удивлённого Джастера пальцем, попав в пряжку перевязи. Но боль разозлила ещё больше.

— Что ты о себе возомнил?! Я тебе что, девка уличная? Переспал и забыл?! Я ведьма, демоны тебя побери, а не игрушка на ночь! И ведьмы не разбрасываются обещаниями, которые не в силах исполнить! Если ты боишься, что я это сделаю, так и скажи, а не играй в благородного осла!

Брови Джастера взлетели вверх, а глаза широко распахнулись от изумления.

Да я и сама не ожидала от себя ничего подобного.

Но внезапный гнев кипел и требовал выхода. И потому я снова ткнула воина пальцем в грудь, на этот раз уже мимо пряжки, не обращая внимания на грозно сошедшиеся брови и почерневший взгляд.

— Ты пойдёшь со мной, кем бы ты там ни был! И ты тоже исполнишь обещанное: поможешь мне и научишь меня обращаться с оружием, чтобы я могла сохранить этот меч! Или ты отказываешься и от своего слова тоже? Сам дал — сам взял, да? Трус!

В следующее мгновение надо мной навис не человек, а разъярённое, глухо рычавшее чудовище. Глаза сузились и яростно полыхали алым, фигуру окутало чёрное призрачное пламя, а губы исказились в звериный оскал.

От нахлынувшего ужаса я потеряла дар речи и удержалась на подкосившихся ногах только потому, что воин, оказывается, сгрёб ворот моего платья в кулак. Взбешённый Джастер смотрел на меня всего несколько мгновений, но этого хватило, чтобы напугать до глубины души. Потому что смерть в буквальном смысле дышала мне в лицо.

Забытые боги, он меня убьёт… .

Воин медленно закрыл глаза, с видимым усилием смиряя гнев, а когда открыл, яростное пламя сменилось знакомой тёмно-серой стальной стеной. Красивое лицо снова стало непроницаемым, одевшись в мрачную маску. Чёрное пламя погасло, ничем не выдавая ни жуткой волшебной силы, ни бушевавших эмоций.

Джастер выпрямился, разжал кулак, отпуская платье, и двумя ледяными пальцами взяв моё запястье, без малейшего труда отвёл от своей груди. Держал он аккуратно, но реши я освободится от его хватки, моё запястье только хрустнуло бы, как сухая ветка. Силища у него была огромная. Меня поднимал легко, да и своим фламбергом размахивал, как прутиком…

— Хорошо, Янига. — Чёрный воин отпустил мою руку, и я едва устояла на нетвёрдых ногах под ледяным взглядом. — Выбирай, куда мы идём дальше.

Говорил он очень спокойно, а небо над головой стремительно затягивало облаками и заметно похолодало. Неожиданно поднявшийся ветер продувал насквозь, словно внезапно наступила осень или вернулась зима. Над лесом темнело прямо на глазах.

Гроза собиралась быстро и нешуточная. Такую лучше переждать под крышей, желательно у камина и с тарелкой чего-нибудь горячего.

— Стерлинг. — Я отвела взгляд, стараясь, чтобы голос не слишком дрожал. И ответила так же мрачно и хмуро, как он: — Я хочу нормально поесть и выспаться. А потом видно будет.

Джастер коротко кивнул и, не оглядываясь, направился по дороге к городу. Каждый шаг воин впечатывал в утрамбованную до камня землю с такой силой, что и дураку ясно: он всё ещё в ярости.

Вот ведь…  Я обхватила плечи руками, пытаясь прийти в себя, унять дрожь и успокоиться.

Что же на меня нашло?

Я только что накричала на Джастера?

На хладнокровного убийцу, легко расправившегося с бандой «волков»? На хозяина фламберга с меня ростом, решившего просто так отдать мне легендарный меч? На того, кто спас мне жизнь? На обладателя могучей волшебной силы, какой я никогда не видела? На удивительно чуткого и страстного любовника, сводившего меня с ума две ночи назад? На того, кому пообещала помочь и дала в том слово ведьмы?

Да я в жизни ни на кого не кричала…

Ветер усилился, окончательно приводя в чувство и заставив поёжиться от холода. В небе раздались первые рокочущие раскаты. Пора поторапливаться в город, если не хочу промокнуть и замёрзнуть под ливнем.

Но взбешенный воин не настолько далеко ушёл, чтобы я осмелилась пойти следом. Может, он и старше меня всего на год-два, и одевается почти как бродячий шут, но относиться к нему следовало серьёзней, чем к банде разбойников.

— Кто же ты такой, Джастер? Что ты со мной сделал? — Я растерянно смотрела на решительно удаляющуюся фигуру. Мне казалось, что гром откликался раскатами на каждый его шаг, а вокруг мужчины крутился невидимый вихрь силы, ещё больше напитывая внезапную грозу мощью и яростью. — Какой ты настоящий?

И что же я такого сказала, что он всё-таки сдержался и не свернул мне шею, как жалкому курёнку? Неужели я сумела задеть его душу или, что куда вероятней, ту самую рану? Но чем? Не на глупое же обвинение в трусости он так взъярился…

Размышляя над неожиданным происшествием, я, прихрамывая: мозоли за полтора дня поджили, но не до конца, — побрела по дороге следом за одинокой фигурой в чёрном.

Приближаться к воину мне совсем не хотелось. Страх прошёл, но я чувствовала себя виноватой и не знала, как снова заговорить с ним. Небо окончательно потемнело, и я, вздрогнув под первыми холодными каплями дождя, прибавила шаг, торопясь в Стерлинг.

Джастер, куда мрачнее, чем тучи над головой, дожидался меня у ворот города. Моросящий дождь он не замечал. Сложив руки на груди, воин излучал такое недоброжелательство, что даже стражники держались в стороне и делали вид, что нет никакой высокой фигуры в чёрном. Когда я подошла, он молча бросил стражникам несколько медяков, заплатив пошлину за нас обоих, и уверенно зашагал вверх по улице. Под косыми взглядами стражников мне ничего не оставалось, как с невозмутимым видом следовать за ним.

В Стерлинге я была с Холиссой очень давно, когда мы по случаю добрались сюда с попутным обозом, и город почти не помнила. В одиночку я бы долго бродила бы по сплетению улиц в поисках подходящего трактира, окончательно промокнув и замёрзнув под дождём. Но Джастер, не задумываясь, сворачивал с улочки на улочку, пока не остановился возле постоялого двора, вывеску которого я даже не успела рассмотреть. Невнятно хмыкнув, воин решительно толкнул дверь.

Внутри оказалось достаточно просторно и чисто, даже стены и потолок побелены. Камин не горел, кроме нас в зале никого не было: слишком рано для вечерних завсегдатаев. Хозяин заведения выглянул из кухни, мгновенно оценил угрюмый вид и вооружение Джастера, а также моё намокшее ведьмовское платье и расплылся в дежурной улыбке.

— Чем могу служить, госпожа…  Янига?

Я не успела и рта раскрыть, чтобы спросить, откуда он меня знает.

— Две комнаты, еда и вино. Много хорошего вина в мою комнату. Еду тоже туда.

Мрачный Джастер холодно припечатал к стойке «бутон», забрал ключ и отправился наверх, оставив меня разбираться с остальным. Дверью в комнату он грохнул так, что с потолка посыпалась побелка. Я еле удержалась, чтобы не вздрогнуть и не втянуть голову в плечи. Как же он взбешён…

На улице же громыхнуло так, что я всё же вздрогнула и порадовалась, как вовремя мы успели найти крышу над головой.

— Госпожа Янига? — Трактирщик невозмутимо смахнул белые крошки со стойки вместе с золотым себе в ладонь и уже смотрел на меня. — Я не ошибся?

— Не ошиблись, — я вежливо ему улыбнулась. — Откуда вы знаете моё имя?

— Госпожа Холисса предупредила, что вы можете навестить нас, — трактирщик довольно улыбнулся. — Рад приветствовать вас в Стерлинге, госпожа. Не часто к нам ведьмы заглядывают.

— Давно она была здесь? — Я взяла свой ключ, стараясь ничем не показать, что меня хоть как-то задело поведение Джастера. Да и про наставницу приятно получить весточку…

— По весне ещё. Надолго вы к нам?

Я неопределённо пожала плечами. Самой бы знать…

— Видно будет. Сейчас я хочу пообедать. Если кому-то нужны мои услуги, я беру не очень дорого.

Хозяин заведения кивнул, давая понять, что непременно оповестит всех нуждающихся, и вызвал мальчишку разжечь камин для госпожи ведьмы. Приплачивать за это я не стала: «бутон» с избытком покрывал все расходы. Даже побелку.

Устроившись за столом у камина, я сушила волосы и платье, стараясь не начать зевать от приятного тепла.

Гроза за окном усилилась, и под оглушительные раскаты и яркие проблески молнии в окна шумно ударил ливень.

— Эк её, — покачал головой трактирщик, ставя передо мной тарелки с лепёшками, куриным супом и жарким. — Повезло вам, госпожа, что добрались вовремя. И откуда только налетела буря такая?

Я только кивнула и приступила к еде. Были у меня подозрения, откуда вдруг свалилось ненастье, но высказывать я их не собиралась.


Первые заказчики появились ближе к вечеру, когда налетевшая на город буря сменилась мелким дождичком. К тому времени я успела немного поспать, настолько разморили огонь и еда. Если бы не тощий кошелёк, я бы, наверно, проспала до утра. Но в моём положении отказываться от возможных покупателей было бы верхом глупости.

В конце концов, какая же я ведьма, если за меня даже пошлину в город «пёс» заплатил!

Холисса бы меня на смех подняла…

С такими мыслями я решительно встала, попросила у служанки воды, умылась и позвала первого посетителя.

Многие люди легче раскошеливались, когда считали, что никто не знает, какие зелья они покупают.

Джастер всё это время не показывался. Принимая посетителей, я несколько раз видела, как служанки проходили по коридору, меняя пустые бутылки на полные. Одна из них промелькнула дважды, задержавшись в комнате воина дольше остальных. Но никаких подозрительных охов и ахов я не услышала и потому постаралась выкинуть лишние мысли из головы. В конце концов, одна случайная ночь не даёт мне права ревновать его к каждой юбке. А уж после того, как я на него наорала и спровоцировала такой гнев…  Конечно, это только мои подозрения — никогда о подобном не слышала, — но уж слишком много странностей было у Джастера. И внезапно испортившаяся погода очень подходила его настроению.

И если гроза — его рук дело, то любая из молний вполне могла испепелить одну глупую ведьму…

Кажется, я сама усложнила себе задачу. Он же меня теперь не то что близко к себе не подпустит, а даже разговаривать не станет. И будет прав.

Время близилось к ужину, и я, закончив с последним покупателем, собиралась спуститься вниз, когда услышала в коридоре игривый женский голос. Осторожно приоткрыв дверь, я выглянула в щёлку.

— Ну, пойдём…  — Одна из служанок, кажется та, что задерживалась у Джастера в комнате, тянула хмурого воина за руку. — Хватит пить, лучше сыграй нам.

— Не хочу, — буркнул он и попытался неловко освободиться. Пьяным при этом он не выглядел, но и легко стряхнуть навязчивую девицу тоже не смог. Или не захотел?

— Не упрямься, — игриво подтолкнула его бедром служанка и прижалась щекой к чёрной рубахе, почти обнимая воина. — Поиграй нам, а я потом тебя утешу…

Да как он…  Как она смеет так к нему прижиматься!.. Он — мой!

— А, пошли, — внезапно решительно тряхнул головой Джастер, пока я старалась взять себя в руки, чтобы не распахнуть дверь и не устроить скандал. — Давно я не играл.

Воин скрылся в комнате, чтобы сразу вернуться с лютней, и под руку со счастливой служанкой отправился к лестнице в общий зал.

От возмущения, досады и внезапной злости во мне всё кипело.

Тихо закрыв дверь, я села на кровать, прижав ладони к горящим щекам, пытаясь успокоится.

Ну надо же такой дурой быть! «Пса» блудливого пожалела!

Передумал он!

Да у него на морде написано, что он бабник тот ещё! Не нужно ему моё слово, и я ему не нужна! Влюбилась молодая ведьма в наёмника, а он ей попользовался и бросил…  Это ж такой сюжет для баллады!

Не такой он…  на наёмника не похож…

Где были мои глаза?! На что я купилась?!

На его красивую морду?! Тьфу!

«Пёс» он — кобель и есть!

Глупая ты ведьма, Янига, глупая!

Вот Холисса бы надо мной посмеялась…

От обиды даже комок встал в горле. Я сжала кулаки, не давая воли слезам. Ещё чего не хватало: из-за какого-то «пса» переживать!

Соберись, Янига! Ты ведьма или кто?

Да пусть он!..

Мои переживания были прерваны торопливым стуком в дверь. Я приоткрыла дверь и с изумлением уставилась на служанку, только что утащившую Джастера вниз.

Девица оказалась смазливой, и её формы были куда пышнее моих. Служанка нетерпеливо приплясывала на месте и смотрела в сторону лестницы: из общего зала доносились задорная мелодия и сочный баритон.

Забытые боги…  Как же он поёт…  Так бы и слушала…

Служанка, тоже заслушавшись, тихо стукнула башмаками, переступив с ноги на ногу. Это привело меня в чувство, и я поспешно постаралась сделать равнодушное лицо.

Я — ведьма, в конце концов! Молодая и привлекательная! Захочу — и за мной тоже будут мужики бегать, как за Холиссой!

А этот кобель…  Пусть что хочет, то и делает. Мне всё равно.

— Гм, — напустив строгий вид, я открыла дверь шире.

Служанка вздрогнула и тут же кинулась ко мне, как к спасительнице.

— Госпожа, госпожа, — её взгляд метался от меня к лестнице и обратно. — Есть у вас любовное зелье? Очень надо…  На одну ночку…

От такой неожиданной наглости и откровенности я даже опешила. Это что, она хочет у меня купить зелье для моего же…  гхм…  охранника?

Сохранить деловой вид и не показать снова нахлынувшую обиду удалось с трудом.

А чего ещё было от него ждать? Он же сразу сказал про разные комнаты…  И, откровенно говоря, с той ночи за всё время в мою сторону ни разу не посмотрел.

Передумал…

Значит, и я не буду больше о нём думать. Холисса не стеснялась своим бывшим любовникам и их подружкам зелья продавать, и я не стану. В конце концов, это моя работа.

Правильно наставница говорила: все брошенные мужчины одинаковые, пьют да гуляют. А умные ведьмы им любовные зелья продают.

— Есть. Только стоит дорого.

Не первый он и не последний. Хочет таким образом забывать свою несчастную любовь — да пожалуйста. Хоть в каждом трактире буду его любовницам зелья продавать.

Мне же лучше.

— Сколько? — Служанка смотрела цепко. Сразу видно, привыкла считать каждый медяк. Впрочем, это её забота.

— Шесть «листков» для тебя и для него. — Цену я назвала втрое больше обычной. Хочет такого красавца в постель — пусть раскошеливается.

На лице служанки отразилась целая гамма эмоций: от жадности до похоти. Похоть оказалась сильнее.

— Вот, — достала она из-под передника небольшой кошелек и вытряхнула оттуда монеты. К моему удивлению, не медью, а настоящим серебром. — Только побыстрее, госпожа!

Взяв плату, я выдала ей склянки с нужными зельями. С торжествующим блеском в глазах спрятав заветные пузырьки в глубокий вырез платья, служанка подхватила юбки и вихрем понеслась к лестнице. Нервно прикусив губу, я смотрела ей вслед, чувствуя себя предательницей. Что я опять наделала?

Почему эта полудюжина серебряных не радует меня, как обрадовала бы ещё несколько дней назад? Почему я чувствую себя скверно? Я же всё верно сделала, как настоящая ведьма.

Или нет?

Музыка замолкла под одобрительные хлопки и выкрики. Джастер собирал заслуженные почести.

Я приложила ладони к щекам, проверяя — не горят ли? Поправила волосы и платье и пошла к лестнице.

И вовсе не для того, чтобы посмотреть на дело своих рук.

Пусть он делает, что хочет.

Я просто хочу поужинать и послушать музыку.

Джастер, в обнимку с лютней, сидел у стойки лицом в зал, а коварная соблазнительница подавала самозваному менестрелю кружку. Даже не сомневаюсь, что зелье уже добавлено в питьё, что бы он там не заказал.

Все столы были заняты торговцами, подмастерьями, ремесленниками и даже парочка стражников в углу отдыхала после дневного дежурства. Служанки с подносами сновали между ними и кухней, разнося еду и выпивку, а довольные представлением зрители наперебой заказывали певцу новые песни.

На моё появление никто внимания особо не обратил, но это только порадовало.

Не в том я настроении, чтобы с кем-то разговаривать.

— О, кажется, твоя ведьма решила нас посетить? — донеслось до меня, когда я устроилась на единственном свободном месте в зале: за стойкой недалеко от камина, решив к ужину тоже заказать вина.

Хотя выпивку я не любила, но сейчас мне это просто необходимо.

— Она не моя. — Джастер холодно улыбался этой лахудре. — Но ведьма очень хорошая. Знает своё дело.

С последними словами он взял кружку и с усмешкой посмотрел на меня поверх глиняного края так, словно прекрасно знал, что ему подлили.

И почему у меня такое чувство, что это не похвала, а издёвка?

Я отвела глаза, чтобы не видеть, как он выпил всё до дна. Джастер громко хлопнул пустой кружкой о стойку, требуя ещё, и смерил меня таким выразительным жарким взглядом, что я почувствовала себя голой.

— Что ты так на неё смотришь? — В голосе служанки мне почудилась ревность. — Разве я хуже?

— Вы совершенно не сравнимы, — усмехнулся Джастер, притянул довольную служанку к себе и под одобрительное улюлюканье остальных посетителей смачно поцеловал в губы.

Я уткнулась в свою, так вовремя поданную кружку, чтобы скрыть горящее лицо. Пусть думают, что я раскраснелась от жара камина, духоты и вина, а не от внезапно нахлынувшего желания и стыда за свой поступок.

Пел и играл Джастер хорошо, даже очень. Неужели он на самом деле бывший шут или менестрель?

Но почему тогда решил стать «псом»?

С таким голосом и внешностью он легко бы мог бы найти себе богатого покровителя и жить в сытости и удовольствиях, а не бродить по дорогам и ночевать под кустами…

Хотя, может ему трактирные служанки больше нравятся, чем в домах у благородных господ…

Чтобы не думать о Джастере, милующемся с девицей, я прислушалась к негромкому гулу голосов горожан. За соседним столом несколько подмастерьев обсуждали прошедшую бурю. По их словам, молнии били в землю за городской стеной так, что всё вокруг дрожало, но при этом ни одна не ударила в шпили или башни города. Зато ливень превратил городские улицы в небольшие реки. Мужчины качали головами, подсчитывая ущерб и удивляясь такой странной грозе.

Я же старалась не поднимать взгляд от тарелки с жарким, всё больше убеждаясь в правоте своей догадки и пытаясь унять в душе личную бурю. Мало того, что стыдно за своё поведение. Видеть, как Джастер откровенно заигрывает со служанкой и как косятся на удачливую конкурентку остальные подавальщицы, было совершенно невыносимо.

Потому что я жутко завидовала этой корове.

Пока я ужинала и топила в вине похоть и совесть, Джастер спел ещё несколько шутливых песен, пошлость и откровенность которых повышалась с каждой выпитой кружкой. В перерывах между песнями он вызывающе лапал довольную подавальшицу, отчего мне всё больше хотелось запустить кружкой в них обоих.

Служанка же не упускала случая и успевала обходить посетителей с миской, в которую щедро сыпались мелкие монетки, наверняка надеясь, что ей перепадёт серебра от красавчика-музыканта.

Я же с каждой песней ловила на себе короткие обжигающие и насмешливые взгляды, от которых накрывало жаром и стыдом одновременно. Очень уж хорошо я представляла себе всё, о чём он пел…

После пятой или шестой кружки Джастер сдался. Забрав миску с накиданной ему серебряной и медной мелочью и заметно пошатываясь, самозваный менестрель под скабрезные комментарии отправился наверх в компании заботливо обнимавшей его служанки, забыв лютню на стойке. Посидев для приличия ещё немного и выждав, когда разговоры о Джастере и его полюбовнице затихнут, я допила вино, забрала инструмент и пошла к себе, не слишком торопясь услышать сладострастные любовные стоны из-за двери напротив.

К моему удивлению, служанка сидела под моей дверью и с тихим воем размазывала по лицу слёзы. Увидев меня, она вскочила и кинулась мне на грудь, едва не опрокинув на пол.

— Го…  госпожа…  — рыдала она взахлёб, пока я пыталась отцепить её от себя, не уронив лютню: этого Джастер мне не простит. — П…  помогите…

— Что случилось?

Я постаралась принять строгий вид, подобающий настоящей ведьме. Но удавалось с трудом: вино оказалось неплохим и давало о себе знать слабостью в ногах и легкомысленным туманом в голове. Даже все переживания куда-то отступили. Зато очень понравилось, как эта девица просила моей помощи. Почти как у Холиссы!

Ещё бы на шею мне не вешалась, коровища…

— Он!.. — Служанка обвинительно ткнула пальцем в дверь. — Он!..

— Что он сделал? — Даже на пьяную голову я не могла вообразить, что же вызвало такой поток слёз у этой девицы. — Он тебя…  из…  э…  избил?

Она отрицательно замотала головой, впрочем, следов насилия на ней действительно никаких. Да и не представляла я Джастера, избивающего или насилующего женщину. Вот совсем. Особенно после нашей ссоры на дороге.

В его духе или сразу убить, или уйти, хлопнув дверью, но не распускать руки.

— Оскорбил? Обидел? — На это он способен. Просто мастер…

Рыдающая жертва неудавшегося соблазнения замотала головой так отчаянно, что чепец съехал на бок, а волосы растрепались.

— А что тогда? — Я наконец-то смогла отцепить её от себя, прислонившись спиной к стене возле своей двери.

— Он…  — подняла служанка покрасневшее и распухшее от слёз лицо. — Он УСНУЛ! Деньги забрал и…

Это была последняя капля. Я вдруг так ярко представила эту картину жестокого любовного и денежного разочарования, что не выдержала и расхохоталась. С души словно упал невидимый камень, и мне стало неожиданно легко и весело. Всхлипывающая служанка обиженно смотрела на меня, а я сползла спиной по стене на пол, обняв лютню, смеялась в голос и не могла остановиться.

— Гос…  госпожа…  — хлюпала служанка носом. — Помогите…

— Чем же? — Я с трудом успокоилась и постаралась встать на ноги, держась на стену. — Предлагаешь мне разбудить его? Да он же и к обеду не проспится. Ты разве не видела, сколько он выпил?

— Дайте мне ещё этого зелья! — Она чуть ли не вцепилась мне в платье. — Пожалуйста, госпожа! Когда он проснётся, я дам ему ещё!

Когда проснётся, дать ещё? Ну уж нет. Хватит с меня глупостей на сегодня.

— Не могу, — изобразила я сожаление. — Закончилось. А новое долго готовить нужно.

— Хоть самую капельку? — Неудовлетворённая похоть не давала служанке покоя, а наверняка выпитый эликсир только распалил желание. Грудь, вон, из выреза выпрыгнуть готова, только не нужна никому…

— Отворотное зелье осталось, — я постаралась сохранить серьёзное лицо. — Могу за полцены отдать, один «листок». Выпьешь и успокоишься. Найдёшь потом себе другого мужика.

Она закивала, выскребла из-под фартука трясущимися руками кошель и кое-как нашла монетку. Получив обещанное, жестом заправского пьяницы опрокинула содержимое в горло, сунула пустую склянку мне в руку и устало пошла вниз.

Спровадив служанку, я решила ложиться спать, когда дверь внезапно открылась, и Джастер возник на моём пороге, трезвый, как стёклышко.

— Я думал, эта похотливая дура до утра отсюда не уйдёт. — Воин смотрел мрачно и холодно, игнорируя моё изумление. — Спасибо за лютню. И за то, что не продала ещё одну порцию своего чудесного эликсира этой идиотке, тоже. Этого я бы уже не выдержал.

С последними словами Джастер забрал инструмент и развернулся уйти к себе. Но замер в двери, оглянувшись на меня через плечо.

— Ах, да. Ты, конечно, хорошая ведьма. Но. Когда в следующий раз решишь таким образом нажиться за мой счёт, я тебе подыгрывать больше не буду. Тренируйся на других. Пытаться исполнить своё обещание такими средствами тоже не надо. Доброй ночи, ведьма.

Дверь закрылась, оставив меня в совершенном ошеломлении и окончательно протрезвевшей.


После такого насыщенного дня и вечера я долго не могла уснуть, раздумывая над всем случившимся, а ещё больше над тем, что же со мной происходит.

С той ночи всё пошло не так.

Сначала я накричала на Джастера на дороге, вызвав такую вспышку ярости, что и вспоминать страшно. Потом приревновала к служанке и позволила опоить его своим же любовным зельем и практически отправила в постель к другой, решив, что поступаю как настоящая ведьма.

Но в итоге получила отповедь, как сопливая девчонка.

Так стыдно за себя мне никогда не было.

Нечего сказать, хороша Янига…  Ох, Холлиса бы меня выругала за то, что натворила, не подумав…

Окажись на месте Джастера кто другой — глупая молодая ведьма могла и головы лишиться.

Выдержку воина на мои выходки поистине можно было назвать удивительной.

Впрочем, его умение пить не пьянея, да ещё и не поддаваться чарам любовного зелья — тоже обычным делом не назовёшь. Или он настолько контролировал себя, что даже вино и магия не помогали снять оковы внутренней брони?

Как же мне тогда исполнить своё обещание и как завоевать его сердце? Особенно после всего, что успела натворить…

И, выходит, мне не показалось внизу. Он действительно знал, что служанка подмешала ему любовное зелье. И не только выпил его, но и устроил великолепное представление, демонстрируя, что все получилось.

Оставалось только удивляться его актёрскому дару: у меня и крохи сомнения не возникло в правдивости происходящего. Я ещё и завидовала этой дуре…

А он просто поиздевался надо мной. Сидел и потешался про себя, глядя на мои муки ревности…

Неожиданно мои размышления прервала печальная и очень красивая мелодия. Я вышла в коридор и, встав у его двери, слушала, как трепетно и нежно тоскует лютня под чуткими пальцами Джастера. Мелодия волновала не только разум и чувства, но и душу. Повинуясь внезапному порыву, я осторожно постучала в дверь, прерывая музыку.

— Джастер…  — почему-то я не сомневалась, что он услышит, как бы тихо я не говорила. — Прости. Я не хотела, чтобы всё так получилось.

— Извинения приняты. — Он открыл дверь так внезапно, что я вздрогнула от неожиданности.

Вопреки моим страхам, смотрел он спокойно и устало. И я решилась высказать наболевшее.

— Я сама не понимаю, что со мной. Всё не так, как раньше…  Ничего не понимаю…

— Разумеется. — Джастер устало пожал плечами. — Твои внутренние настройки изменились, но ты пытаешься жить по-старому. А тебе надо учиться новому.

— Что? — Я непонимающе уставилась на него. Воин вздохнул, протянул руку, и я не успела даже охнуть, как оказалась в его комнате, прижатая к стене горячим сильным телом. Не может быть!..

— Демоны тебя побери, ведьма…  — В серых глазах плавилась золотом страсть, а низкие, чуть рычащие нотки в бархатном голосе только подчёркивали сильное возбуждение, вызывая ответную сладкую дрожь. — Ты и правда решила, что твоё зелье не подействовало? Надо было взять тебя прямо там? На глазах у всех?

— Но ты же…  — Я совершенно растерялась от такого поворота событий, ошеломлённая услышанным и его поведением. — Она же…

Джастер усмехнулся, проведя горячими пальцами по моей щеке и вниз, по шее, к вырезу рубахи, прогоняя все сомнения.

— Никто не смеет мне указывать, что делать и с кем спать. Никто и никогда. Иди сюда, Янига. Сама меня напоила, сама всё и получишь.

Возражать я даже не собиралась.

3. Травница

Утро наступило для меня ближе к полудню. Всё тело ломило и болело, и я, уже проснувшись, не желала вставать, закутавшись в одеяло и печально уставившись на стул, куда Джастер небрежно бросил мою одежду. От воспоминаний тело пронзила внезапная сладкая дрожь: на одеяле и коже остался его запах, а на губах…  Какой же он…  вкусный…

Я сжала кулаки, чтобы заставить себя подумать о более важных вещах.

Вчера я действительно получила. Эта безумная ночь очень отличалась от той, когда Джастер меня покорил. Наслаждение я испытала не один раз, только вот впервые поняла, чем магическая страсть отличается от свободного желания. В действиях Джастера этой ночью было куда больше ярой животной похоти, а не нежности и чуткости, которые касались глубин моей души и возносили на небеса. В этот раз он просто делал со мной всё, что хотел и как хотел, почти не давая отдохнуть и очень расширив мои познания о любовных утехах. А уж синяков я насобирала…  И об стол, и на полу, и от его пальцев, когда он не отпускал меня до последнего…  Хорошо, что под одеждой ничего не видно.

Теперь я знала, что за защиту он ставил вокруг комнаты. Мы вели себя совсем не тихо, но наружу не просочилось ни единого звука. Иначе мы очень быстро перебудили бы не только весь трактир, но и соседние дома. Когда под утро я уже и пошевелиться почти не могла, Джастер сгрёб меня в охапку вместе с одеждой, отнёс в мою комнату, сильно и мощно взял здесь в последний раз, закрыв рот ладонью. Только после этого он оставил меня, совершенно обессиленную и почти измученную его неуёмной страстью, тихо прорычав на ухо, что вот так обычно обращается с гулящими девками.

Эти слова меня добили. Я лежала на кровати, смотрела в потолок, а по щекам текли слёзы от понимания, что сама виновата в таком отношении. Страдала я недолго: безумная ночь дала о себе знать, и я провалилась в сон без сновидений.

Теперь я опять не знала, как себя с ним вести. Потому что поняла, что хочу повторения той ночи, а не такого вот…  удовлетворения похоти. Но как этого добиться? Мои зелья здесь точно не помощники. А начну напрашиваться, кто его знает, что он тогда сделает? Если снова не взбесится и не бросит меня со всеми моими обещаниями…  От этой мысли пробрала дрожь.

Даже не знаю, что хуже: потерять Джастера по собственной глупости или остаться с неисполненным словом ведьмы, которое не даст мне покоя всю жизнь? Но ведь не поэтому я накричала на него. Точнее, не только в задетой гордости ведьмы было дело.

Дело было в нём самом. В этом невыносимом загадочном грубияне и потрясающем любовнике.

Ох, Янига, влипла в сладкое по самую макушку…  И творила глупость за глупостью, вместо того чтобы в себе разобраться. Правильно он мне вчера отповедь устроил.

Умная ведьма должна действовать иначе.

— Нет уж, — тихо пробормотала себе под нос, — я тебе не дура и не девка уличная. Больше я глупостей не наделаю. И на твои подначки не поведусь.

— Госпожа, — в дверь негромко постучали. Кто-то из прислуги. — Госпожа, к вам посетители.

— Пусть ждут внизу. Принесите мне завтрак, потом я всех приму, — откликнулась я, с сожалением понимая, что отдых закончился, и чувствуя невольную благодарность к Джастеру. Усни я в его комнате, сейчас всё выглядело бы совсем не так прилично…

Конечно, я ведьма, да ещё и с такой магией, что сами демоны велели мужиков соблазнять, а про Джастера с его внешностью и говорить нечего. Но всё же обзаводиться репутацией доступной женщины совсем не хотелось. Почему воин не желал, чтобы в нас подозревали любовников, я даже не предполагала. Может, надеялся вернуть расположение своей возлюбленной, а может, у него были другие причины. Хотя с его внешностью и моим ремеслом…  Вчера все служанки на него косились, да деньги на любовное зелье только у одной нашлись.

А ведь такие сплетни обязательно будут. В том числе и от отвергнутых Джастером женщин. Рты всем сплетникам не заткнёшь. Но хотя бы не будет настоящих свидетелей…

Быстро умывшись и одевшись, я торопливо расчесала волосы, натёрла лицо мазью, придающей коже свежий вид, и выглянула в коридор. Дверь в комнату Джастера закрыта, где он и что делает — загадка. Пока я разглядывала струганные доски, на лестнице показалась знакомая служанка, несущая поднос. Увидев меня, она приятельски заулыбалась.

— Это вам, госпожа. — На подносе красовалась тарелка с кашей, лепёшки и кружка воды. — Завтрак.

— Давай. — Я открыла дверь шире, позволяя ей зайти и поставить поднос на стол. Беседовать настроения не было совершенно, но служанку это не смутило.

— Спасибо вам, госпожа. — Она зажала поднос подмышкой и довольно улыбалась. — Мне и впрямь вчера так полегчало, аж отлегло и отсюда, и отсюда! — Она демонстративно хлопнула себя по низу живота и по груди. — А то такой жар был, такой жар, аж дурно! Сильны у вас зелья, ой, сильны!

Вместо ответа я предпочла наполнить рот кашей. Знаю, что сильные…  Всю ночь проверяла…  Вместо тебя. До сих пор всё болит…

Однако болтливая девица уходить не собиралась, пользуясь возможностью посплетничать и поотлынивать от работы. Пока она пересказывала, кто из почтенных горожан решил обратиться за моими услугами, я доела кашу и сгрызла лепёшку, запив водой. Сложив посуду на поднос, служанка открыла дверь и оглянулась на меня.

— Верно вы вчера сказали, госпожа, — она подмигнула и с многозначительной улыбкой кивнула в сторону двери несостоявшегося любовника. — Всё ещё не проспался, пьянь. Раным-рано ведро воды с кухни к себе утащил и всё, так и храпит до сих пор. Надо ж так нажраться было…

Хотя никакого храпа из-за двери не раздавалось, в ответ я только неопределённо повела плечом, давая понять, что, пока услуги охраны не требуются, Джастер может делать, что хочет.

— Зови, кто там ко мне пришёл. — Я поудобнее села на стуле, настраиваясь на работу. — Пусть по одному идут.

Посетителей оказалось намного больше, чем вчера. Просьбы были обычные: красота и любовь. Но несколько мужчин, пряча глаза, попросили средства от дурных болезней.

Выпроводив последнего посетителя, я высыпала монеты на стол и с удивлением обнаружила, что стала обладателем весьма значительной суммы серебром, не считая меди. Даже пара «бутонов» солнечно поблёскивала. Правда, с них мне пришлось отсчитывать сдачу, но тем не менее…

Я за всю весну столько не заработала, а тут всего за несколько дней с момента знакомства с Джастером! И ведь никто не попытался торговаться и не отказался платить названную цену! Даже эта служанка сразу нашла целых шесть «листков», что стало для меня полной неожиданностью.

— Не будет проблем, да? — Я недоверчиво покосилась в сторону закрытой двери, почти ожидая увидеть там «виновника» моего внезапного денежного благополучия. — Кто ты такой, Джастер? Что ты со мной сделал? Про какие узелки и настройки ты говорил?

Решив непременно выяснить в будущем все ответы, я пересчитала деньги и спрятала большую часть в один из опустевших мешочков из-под трав. Остальное сложила в кошель, сразу ставший тугим. Если так пойдёт дальше, впору подумать о новом кошеле. Раза в два побольше.

Сейчас же самое время решить более насущный вопрос — туфли. Пока я ехала в телеге — мозоли поджили, а по городу и трактиру я ходила совсем немного, стараясь, чтобы края туфель не давили на больные места. Но теперь у меня есть всё, чтобы обзавестись удобной обувкой и за старую не торговаться до последнего. Одежду тоже не помешает обновить. Плащ прикупить хороший, платье пообтрепалось, рубаха тоже не блещет, корсет…

Всё, решено. Одежда на смену мне пригодится. Могу себе позволить.

Я решительно взяла кошелёк и, стараясь не слишком заметно хромать, спустилась вниз, разузнать, где найти хорошего башмачника и портного.


Прогулка по городу и посещение нужных лавок заняли у меня остаток дня. Но возвращалась я очень довольной. Оказывается, среди моих вчерашних посетителей был башмачник и сегодня, в благодарность за любовный эликсир и удачное свидание, он подобрал мне отличные туфли для путешествий, которые нигде не жали и не давили, да и на ноге сидели прекрасно. С портными повезло меньше: их оказалось всего двое, и готового платья не было ни в одной лавке. Ждать же пару-тройку дней я отказалась: что-то мне подсказывало, что Джастер не одобрит такой задержки. Впрочем, моя одежда выглядела вполне прилично, и я решила, что смогу обновить платье позже. А вот мёрзнуть по ночам и мокнуть под дождём больше не хотелось. Плащ я купила у второго мастера, перебрав несколько на выбор и остановившись на практичном тёмно-зелёном сукне. Портной и его подмастерье, таскавший наряды на примерку, в один голос уверяли, что этот цвет очень подходит к моим волосам, хотя я считала такой оттенок мрачным. Но остальные цвета мне понравились ещё меньше, и я отправилась в трактир с обновкой, накинув плащ на плечи. С платьем не повезло, так хоть в плаще покрасоваться, благо день выдался не слишком жаркий.

Заказав ужин в комнату, я поднималась по лестнице, чуть ли не напевая под нос, настолько приятно было ногам в новой обувке, когда увидела, что дверь в мою комнату распахнута настежь. А ведь там все мои вещи и деньги!

Подхватив юбку, я кинулась к двери, ещё не зная, что сделаю с наглыми ворами, и замерла, поражённая увиденным, только затем, чтобы снова вскипеть от праведного гнева.

Джастер нагло и бесцеремонно вытряхнул на кровать все мои запасы трав и склянки с зельями, составленными по лучшим рецептам Холиссы. Пренебрежительно фыркая, он откидывал их в сторону, бормоча под нос: «Хлам, мусор, дрянь, мерзость…»

Да как он…  смеет?!

Задохнувшись от возмущения, я не успела даже рта раскрыть, когда он выпрямился и, покачав перед собой последней склянкой с любовным зельем, вопросил, не оборачиваясь:

— Объясни мне: зачем хорошей ведьме делать такую дрянь? От него ж голова утром трещит — сдохнуть можно. — Он отбросил склянку в «мусор». — Раз уж решила меня соблазнять, делай это по-человечески, будь добра. Ты же женщина, в конце концов. И вполне себе привлекательная.

Я безмолвно открыла и закрыла рот, чувствуя, как щеки невольно начинают полыхать. Вот так оскорбить, пристыдить и похвалить одновременно мог только он. А Джастер, непринуждённо загасив мой праведный гнев, вернулся к разбору магических запасов.

— Пить надо меньше, тогда голова трещать не будет. — Я, наконец, нашлась, что ответить. Начинать новую ссору из-за его грубости и самоуправства точно не стоило, но и смолчать было выше моих сил.

— Было бы что пить, разбавленное пиво и то крепче, — буркнул он под нос, но я всё равно услышала.

Ну, раз он сам об этом заговорил…  Я выглянула в коридор, убедилась, что он пуст, и закрыла дверь.

— Ты в самом деле вчера мне подыгрывал? Зачем?

— У тебя своя судьба, и думать о будущем нужно сейчас. — Джастер выпрямился, хмуро и холодно посмотрев на меня. На мгновение его взгляд задержался на новом плаще, и, мне даже показалось, что воин чуточку растерялся, но следующая фраза дала понять, что мне просто померещилось.

— Совершить ошибку легко. — Серые глаза были холоднее стали. — Но не всегда её можно исправить. А вот за последствия своих поступков всегда придётся платить. Надеюсь, ты это поняла.

Он отвернулся, молча разбирая остатки запасов и давая мне время осмыслить сказанное. Платить за свои ошибки…  Так, стоп! Так вот что было этой ночью…  Он нарочно всё это сделал! Не потому, что захотел быть именно со мной, а чтобы проучить глупую ведьму! Потому что никто не смеет ему указывать, что делать! А я сначала на него накричала, потребовав исполнения договора, а затем ещё и зелье любовное служанке продала, зная, для кого оно…

— Да, поняла. — Я постаралась ничем не показать свою обиду. И ответила так же холодно: — Ты преподал хороший урок.

— Не за что, обращайся. — Воин выпрямился и отряхнул руки, закончив разбор. На меня он больше не смотрел. Лишь некоторые травы и зелья удостоились уважительного хмыкания и вернулись обратно в сумку. Всё остальное образовало приличную гору «мусора».

— Так, ладно. Раз уж я взялся тебе помогать, завтра пойдём за хорошими травами. Хватит позорить свой дар. А эту дрянь выброси.

Тяжело ступая, Джастер вышел из комнаты, так и не взглянув на меня.

Я же опустилась на стул и смотрела на устроенный беспорядок, пытаясь понять: мне смешно? Обидно? И почему я вообще связалась с этим наглым и грубым типом?!

И откуда он столько знает о ведьмовстве и магических травах? Он же всего на год-два, ну ладно — пусть даже три, — старше меня! А ведёт себя как будто ему лет сто…

Склянки и мешочки с «мусором» занимали две трети сумки. Выбрасывать я их не стала, шепнув всё той же служанке, что перед отъездом устраиваю распродажу зелий и притираний, и к ночи стала обладательницей ещё одного увесистого кошелька с серебром и медью.

Хвалиться выручкой я не стала. Почему-то мне казалось, что это не вызовет ничего, кроме снисходительной усмешки.


На следующий день, едва город скрылся за перелеском, Джастер свернул с дороги в сторону заросшего кустарником косогора. Я не поверила своим глазам. На все мои доводы, что мы переломаем ноги, и вообще, по лесу только разбойники шастают, а честные люди по дорогам ходят, он только усмехнулся: мол, хочешь — иди, хочешь — оставайся, и продолжил шагать, утопая по бёдра в зарослях пустырника.

Мне пришлось последовать за ним, подхватив подол юбки, чтобы не путался в ногах. Оставаться в одиночестве я точно не хотела.

— Куда мы идём? — Я пробиралась по лесу следом за воином. Его чёрная одежда как-то вдруг перестала контрастировать с яркой зеленью и едва ли не сливалась со стволами и листвой, рассыпаясь мозаикой солнечных и тёмных пятен. Из-за этой неожиданной игры света и тени мне казалось, что если я хоть на миг отведу взгляд, то мой самоназванный проводник просто исчезнет среди деревьев, словно его и не было. И потому я старалась не отставать от него больше, чем на несколько шагов.

— За травами, я же сказал. — Джастер не оборачивался и не сбавлял шага, идя напрямую, будто вокруг был не густой лес, а деревенская улица. — Полдень почти, как раз самое время. Потом место для лагеря поищем.

Полдень? Я подняла голову, но рассмотреть местоположение солнца из-за густой листвы не смогла. Впрочем, судя по пробивающимся отвесным лучам, Джастер не ошибся. Но что можно собирать в это время? Холисса всегда учила, что все целебные и волшебные травы собирают на вечерней или утренней заре или ночью, чтобы они не потеряли своей силы. И что значит: место для лагеря?

— Ты хочешь ночевать в лесу?

Мой вопрос заставил его замедлить шаг и посмотреть на меня через плечо.

— Здесь полно того, что тебе нужно, ведьма. Но за один день все места не обойти. В городе всё равно делать нечего.

Теперь понятно, почему он так уверенно идёт: не в первый раз здесь…  Вот только зачем и откуда наёмнику и, тем более, шуту, знать про магические травы ведьмовства? Или, может, он…  сбежавший волшебник?!

Нет, не может быть. Я покачала головой, отвергая очевидную глупость.

На волшебника и даже на ученика волшебника Джастер похож ещё меньше, чем на менестреля или наёмника.

Холисса рассказывала про их нравы и обычаи. Мальчики с магическим даром рождаются очень редко, едва ли не один-два в десятилетие во всём королевстве. Волшебники — не ведьмы, им нельзя вступать в отношения с женщинами, чтобы не потерять силу. Дар волшебника не передаётся по наследству, и потому таких мальчиков, независимо от происхождения, сразу забирают в столицу, где они учатся у наставника, а после окончания учёбы остаются служить королю и изучать магическое искусство. Даже если бы Джастер оказался таким учеником, нарушил запрет, а затем сбежал…

Нет, глупости. Случись вдруг исчезновение волшебника — да ещё такого заметного, как мой спутник, — об этом знала бы вся страна. И нашли бы его в два счёта.

Только вот Джастер ни от кого не скрывался.

Ведьмовской же дар наследовался через одно-два поколения, и потому к ведьмам отношение было намного проще. Семей ведьмы не заводили, а рождённых от любовных связей младенцев отдавали на воспитание в обычные семьи за денежное вознаграждение. Когда рождалась девочка с даром — ей находили учителя и отдавали на воспитание наставнику, также заплатив деньги. Я знала, что моя бабка была неплохой целительницей. Мне же достался сильный дар любовной магии, поэтому я училась у Холиссы, обладающей такой же силой.

Но Джастер-то какое отношение к ведьмовству имеет? Или…  Неужели его возлюбленная была ведьмой? Поэтому он и знает так много! И поэтому она не захотела остаться с ним…

— Ты был здесь раньше? — Я торопливо нагоняла спутника, мрачнея на ходу от собственных рассуждений. Наверняка он тут со своей возлюбленной разгуливал, а теперь меня в отместку ей сюда притащил…

— Нет. — Спокойный ответ ошеломил не хуже внезапного удара по лбу. Я подняла глаза и увидела, что Джастер смотрит на меня с едва уловимой насмешкой. Можно подумать, все мои мысли прочитал, и смешно ему.

— Тогда откуда ты знаешь? — недовольно буркнула я, вытирая рукавом мокрый лоб. Всё же чёрное платье не лучшая одежда для лета. Жарко. Торба тоже не облегчала задачу: хорошая еда в дорогу, плащ и три кошеля с деньгами — это совсем не сухари с водой и небольшие запасы магических зелий, как я привыкла.

А Джастеру вот хоть бы что.

— Просто знаю. — он спокойно пожал плечами. — Я спросил, и лес мне ответил.

Глядя на мою обескураженную физиономию, мужчина потёр лицо ладонью с таким видом, словно ему приходилось объяснять очевидные вещи.

— Ты же хочешь стать по-настоящему сильной ведьмой? Я правильно понял?

Мне оставалось только кивнуть, недоумевая, откуда он вообще это узнал. В самом деле мысли читает, что ли?!

— Хорошо…  — Он потёр переносицу, а новый взгляд был полон непонятными мне усталостью и спокойствием. — Тогда ты не должна бояться мира, в котором живёшь. Мир может помогать тебе, быть тебе лучшим другом и домом, где бы ты ни ночевала. Или он может стать твоим заклятым врагом. Выбираешь только ты.

Я стояла, поражённая услышанным и, в который раз за последние несколько дней, чувствуя себя пристыженной. Выходит, он для меня старается, а я о какой-то ерунде думаю…

— Ну так что, ведьма? — Оказывается, Джастер ждал моего ответа.

Вздохнув, я огляделась вокруг. Высоко над головой шумели деревья, переплетая кроны. Птицы пели, радуясь наступившему лету, теплу и солнцу. Под ногами мягкая лесная подстилка, пронизанная зелеными стеблями трав и тонкими стволиками подлеска. Что-то в душе откликалось на это тепло, звуки, запахи. Я прикрыла глаза и впервые поняла, что мне нравится быть здесь, быть частью этого леса, быть его другом…

— Идём. — Мягкий баритон вывел меня из задумчивости. Я была уверена, что Джастер улыбается, но, открыв глаза, увидела только удаляющуюся фигуру в чёрном. Подхватив юбку, я кинулась догонять своего проводника, пока он окончательно не исчез среди деревьев.

Довольно скоро мы вышли на большую поляну, усыпанную пышными розоцветами. От такого изобилия главного компонента по-настоящему сильного любовного зелья, и не только его, я восторженно вскрикнула. Но не успела кинуться собирать цветы: тяжёлая рука властно легла на плечо, разом остужая пыл.

— Э? — Я недоумённо обернулась к воину. — Что-то не так?

Джастер хмурился, стоя на краю поляны, а еле заметный ветерок легко перебирал пшеничные пряди.

— Первое и главное, что ты должна запомнить: всё, что ты видишь вокруг, — живое. Не только деревья и трава, но и камни, и земля, и вода, и огонь, и ветер. Они живые, всё чувствуют и понимают не хуже людей. С каким настроем ты к ним придёшь, то в ответ получишь. Скажи им, что ты хочешь, и с уважением попроси помощи. Они дадут то, что тебе нужно.

Ничего подобного мне слышать не приходилось. Я знала, когда и какие травы собирать, но вот спрашивать у них разрешения…

Однако Джастер смотрел так сурово и непоколебимо, что выбора просто не было.

Глубоко вздохнув, я мысленно обратилась к цветущим кустикам. К моему удивлению, в душе мелодично зазвенела тонкая струнка, и я уловила в ответ доброжелательную волну. Почти сразу поляна неуловимо изменилась: одни цветы прямо бросались в глаза, а другие сливались в неразличимую массу.

— Хорошо, — одобрительно кивнул мой проводник. — Ты видишь, что можно взять. Главное, не жадничай, ведьма.

Удивляясь самой себе и тому, откуда Джастер это узнал, я отправилась пополнять запасы.


После поляны розоцветов мы ходили по лесу ещё около часа. Наблюдая за Джастером, я заметила, что он удивительно бережно относится к лесу. По траве и мху воин ступал так осторожно, что оставленный еле заметный след почти сразу исчезал. Кустарники и деревья как будто сами раздвигались перед ним, а грибы и ягоды так и выглядывали из травы, ожидая, пока он их соберёт. Глядя на него, я казалась сама себе неуклюжей коровой и старалась ступать мягче и легче. Мой проводник ничего не говорил, но я чувствовала его молчаливое одобрение, и это было приятно.

По пути он показывал мне травы, часть из которых я раньше считала бесполезными. Но под чуть насмешливым взглядом покорно «спрашивала разрешения» у этих растений и наполняла торбу, решив не спорить. Кем бы Джастер ни был, он явно знал, что делал, а уж в волшебстве точно разбирался не хуже меня. В конце концов, «мусор» я всегда могла купить у травников. А вот то, что сейчас собирала…

Джастер был полон загадок, молчаливо обещал что-то новое, и это привлекало ничуть не меньше, чем остальные его тайны.

Наша прогулка неожиданно закончилась, когда мы вышли на пологий берег спокойной лесной реки. Широкая песчаная полоса отделяла небольшую полянку и деревья от кромки воды. Джастер остановился на этой полянке, осмотрелся, удовлетворённо кивнул, сложил вещи на песок и стал раздеваться.

Позабыв обо всём, я заворожённо смотрела, как он снял рубаху и с удовольствием подставил себя солнцу и ветру. Впервые я видела Джастера днём без одежды и ещё больше восхитилась его красотой и силой. Пшеничные волосы смотрелись очень светлыми, и отливали то белым, то почти солнечным светом. Янтарный загар и точёные мышцы делали его похожим на прекрасную скульптуру из полированного дерева. Ремень и чёрные штаны ещё ярче подчёркивали контраст между широкими плечами и узкими бёдрами. Юношеские гибкость и стройность удивительно сочетались в нём с огромной силой.

Чем дольше я смотрела, тем сильнее хотелось подойти и прикоснуться к этой красоте.

Джастер закинул руки за голову и довольно потянулся. На какой-то момент меня ослепило, словно он весь излучал солнечный свет. Я заморгала, но, когда зрение вернулось, Джастер уже входил в воду, оставив всю одежду на берегу. Как же он умудрился загореть так ровно? Или это не загар, а он сам…  такой? Дойдя почти до середины речки, Джастер остановился, с удовольствием подставив лицо солнцу. Волны ласково плескались о его грудь, оставляя сияющие капли на золотисто-янтарной коже. Сильный, свободный и безумно притягательный…

Не в силах устоять, я сложила свои вещи на землю и дернула шнуровку корсета. Может, мои формы и не такие пышные, как у некоторых, но стесняться мне точно нечего. Соблазнять как обычная женщина, да?

Джастер смотрел на меня, на его губах играла полунасмешливая лёгкая улыбка. Под его неотрывным взглядом я скинула платье, спустила с плеч рубаху, перешагнула одежду и пошла к воде, стараясь ничем не показать своего внезапного смущения. Ну что я, девочка, что ли?

— Иди сюда, — шагнул он мне навстречу, разгоняя волны. — Тут мельче.

Вода оказалась тёплой, а дно песчаным. Я неторопливо подошла к Джастеру. И в самом деле, мельче: мне по шею, а не с головой накрыло. От его кожи шло ощутимое тепло. Я осторожно коснулась пальцами груди, твёрдой, как полированное дерево. Ни пятнышка, ни родинки, даже шрамов нет…  А улыбка такая…  очаровательно-мальчишеская…

Какой же он молодой ещё на самом деле…  Только много хмурится и ведёт себя, словно раза в три меня старше.

И какой же он красивый…  Как же я его хочу…

— Джастер…  — Я решилась посмотреть ему в лицо. В светлых, почти голубых глазах плясали те же солнечные искры, что и на воде. — Ты…

— Не против. — Он с улыбкой привлёк меня к себе и поцеловал.

Никогда не думала, что в воде и под водой можно летать.

Не знаю, сколько прошло времени, когда Джастер вынес меня из реки, опустил на траву, а сам вытянулся рядом. Я пристроилась у него под боком, и он приобнял меня, закинув вторую руку за голову. А я грелась и млела от его запаха, тепла, силы…

— Джастер…  — Я гладила кончиками пальцев его грудь и живот и не могла остановиться: настолько приятно это было. — Кто ты? Бог или демон?

— Второй раз спрашиваешь…  — вдруг неожиданно мягко вздохнул он. — Разве после Великой войны боги не покинули этот мир, чтобы спасти людей от демонов?

— Да, но…  — Я растерялась от его тона и вопроса, внезапно почувствовав себя маленькой девочкой. В самом деле, это же всем известно. Ведьмовство у женщин и волшебство у мужчин — всё, что осталось людям от магии после Великой войны и исхода богов.

— Тогда почему ты решила, что я кто-то из них? — Джастер не собирался щадить моё самолюбие, снова напомнив, что словами может ранить не хуже меча.

Я отрыла рот ответить и закрыла, окончательно смутившись. И в самом деле, почему? Откуда мне в голову лезут такие мысли?

— Ну-у…  ты такой…

— Какой? — Он с откровенным любопытством смотрел на меня, только улыбка была очень уж…  хитрая.

Вот как так?! Он явно шутит, а я не понимаю, в чём подвох!

— Странный! Ты владеешь волшебством, но говоришь, что не волшебник, носишь оружие, но не наё…

— Почему не наёмник? — перебил Джастер. — Я охраняю за деньги и делаю это вполне неплохо. Разве нет?

Я сердито замолчала, вглядываясь в смеющиеся светлые глаза. Он откровенно надо мной подтрунивал, а я не могла поймать его на слове.

— Я должна тебе денег?

— А разве мы об этом договаривались, ведьма? — Светлая бровь была приподнята так иронично, что я вновь почувствовала себя глупой девчонкой и досадливо прикусила губу. Что за дурацкая привычка вопросом на вопрос отвечать?! Как с ним разговаривать?!

— Нет. — Я вынуждена была признать его правоту. — Но…

— Если ты что-то встречаешь впервые, это значит только то, что ты раньше этого не видела. И ничего больше, — Джастер снова смотрел в небо. — Я — Шут. Говорил ведь уже. Впрочем, если тебе так хочется, пусть будет бог и демон в одном. Какая разница-то?

Я только тихо фыркнула ему в плечо, переставая сердиться. Действительно, шутит…

— Ты так говоришь, как будто это твоё ремесло и имя сразу…

На этот раз в изгибе губ не было веселья, только грусть и едва заметная горечь, словно я задела какие-то важные воспоминания.

— Да. Меня давно так не называли. Можешь звать, если хочешь. Всё равно Джастер означает то же самое.

Теперь уже удивилась я.

— Хочешь сказать, что ты шут по имени…  Шут?!

— А что такого? — Он спокойно покосился на меня. — Чем тебе не нравится?

Я покачала головой. Джастер не переставал меня удивлять.

— Это же неправильно. У тебя должно быть нормальное имя, как у всех людей. Как тебя называли родители?

— Никак. — Он снова смотрел в небо. — У меня не было родителей. А Шутом меня звали всегда. Мне нравится.

Я только закрыла рот и снова легла рядом. Вот, значит, как…  Неожиданной откровенностью Джастер дал новую пищу для размышлений и догадок.

Выходит, он ещё и сирота. Наверное, его взяли в услужение в богатый дом, где он получил такое странное имя. Но это не объясняет всего остального! Как он овладел волшебством, где научился сражаться…  и кто была его возлюбленная. Я тихо ахнула от внезапной догадки. А может, она была дочкой этого богача? В таком случае Джастеру ничего не светило с самого начала…

И откуда тогда он пришёл? На каком языке ему дали такое имя? С трёх сторон Эрикию окружали неприступные горы, и только на юге была граница с Сурайей. Но торговцы, привозившие пряности, ткани и прочий удивительный товар с юга, рассказывали, что люди там тёмнокожие и черноглазые, и волосы у них чёрные, как смоль. Носят они многослойную одежду, похожую на длинные платья, на улице всегда закрывают голову и лица тонкими цветными покрывалами. Говорят местные жители на певуче-гортанном языке, и без привычки кажется, что человек постоянно кричит.

Задумавшись о южной стране, я вспомнила, что торговцы рассказывали, что если пройти через Сурайю и обогнуть горы с запада или востока, то можно попасть в удивительные земли. Говорили, что на востоке жили белокожие и черноволосые люди, а жители запада отличались золотой кожей и коричневыми волосами. Но больше торговцы не знали ничего, потому что товары из этих далёких земель они покупали в Сурайе.

Может, Джастер пришёл оттуда? Но он ничем не похож на чужеземца…

От этих вопросов голова начинала не просто болеть, а почти трещать. Джастер же приобнял меня покрепче, недвусмысленно скользнув ладонью с талии вниз, и мысли стремительно свернули в другое русло, следуя за движениями его пальцев.

— По-моему, я в тебя влюбилась, — не в силах молчать и, не желая сейчас ворошить его прошлое, призналась я в своих чувствах. — Ты меня с ума сводишь…

— Увлеклась немного. Это пройдёт, не переживай. — Он неотрывно смотрел в небо, не прекращая откровенной ласки и всё сильнее распаляя моё желание. На мгновение мне почудился в спокойной интонации едва заметный оттенок горечи, но Джастер сразу же добавил спокойно и сдержанно: — У тебя другая судьба.

— Ты её знаешь? — Я приподнялась на локте и недоверчиво заглянула ему в лицо, тут же ахнув и не сдержав стон от того, что он сделал, воспользовавшись случаем. Нахал же и бровью не повёл.

— Конечно, знаю. — Он невозмутимо встретил мой страдающий взгляд и снисходительно усмехнулся. — И ты узнаешь. Всему своё время, Янига. А пока иди сюда, соблазнительница.

Он легко подхватил меня и усадил сверху так, что все вопросы разом вылетели из головы.

Спустя какое-то время я так и уснула на его плече, греясь и наслаждаясь его близостью, наполненная и сытая настолько, что не могла и пошевелиться. Одно я знала точно. Может, у меня и другая судьба, но забыть Джастера, кем бы он ни был, я не смогу никогда.


Проснулась я под тихое потрескивание костра и вкусный запах. Оказывается, пока я спала, утомлённая прогулкой и любовными утехами, Джастер не терял время даром и успел не только развести огонь, но и приготовил похлёбку. Откуда только он котелок взял? Его-то торба не битком набита, в отличие от моей.

Солнце скатилось за деревья, и начинало вечереть.

Чувствуя себя ленивой засоней, я села, закутавшись в новый плащ, и только теперь поняла, что он и об этом позаботился: уснула-то я без одежды и на солнышке…

— Одевайся и будем ужинать. — Джастер даже головы не повернул в мою сторону, помешивая варево, аппетитно булькающее в котелке. Пахло так вкусно, что рот сам наполнился слюной.

— Что это?

— Заяц. Был. — Шут ответил коротко, но не резко. И на том спасибо, что не нагрубил ни за что… .

Пока я торопливо одевалась, смущённо натягивая рубаху под плащом, и приводила себя в порядок, умываясь в реке, Джастер снял котелок с огня и наполнил густой похлёбкой деревянную миску.

— Это твоё. — Он поставил посудину на расстоянии вытянутой руки от себя и положил рядом ложку.

— А это откуда? — Я взяла угощение, разглядывая резную витую рукоять ложки. Глубокая миска удобно лежала в руке и не обжигала ладонь.

— Вырезал. — Он пожал плечами, наполняя вторую миску. — Скучно было. А у тебя всё равно посуды нет. Ешь давай, а то остынет.

С этими словами он зачерпнул похлёбку и начал есть, давая понять, что считает ответ исчерпывающим. Его ложка, тоже резная, была проще моей, но при этом выглядела красиво.

Смущенная такой неожиданной заботой, я последовала примеру Шута, думая, что он гораздо привычней к такой жизни, чем я. Так далеко в лес мы с наставницей никогда не уходили и ночевали без крыши над головой лишь изредка, не утруждая себя при этом костром и готовкой, а перекусывая дорожными припасами.

Вот и сейчас, в отличие от Джастера, я не подумала о крупе и других припасах в дорогу, чтобы готовить горячее, обойдясь свежим хлебом и сыром, но с хороших заработков добавив к ним круг колбасы.

А он вот обо всём позаботился…  Даже зайца добыть успел, пока я спала.

Похлёбка оказалась очень вкусной. И я снова задумалась, как его возлюбленная могла променять Джастера на кого-то другого. Но я слишком мало знала о нём самом и его прошлом, а спрашивать напрямую пока не решалась.

— У тебя хоть есть, в чём нормальные зелья готовить? — Мой спутник невозмутимо облизал ложку, закончив с ужином.

Можно подумать, он сам не знает!

— Конечно, есть! — Я немного обиделась на его насмешливый тон. — И нечего на меня так смотреть.

Я поставила пустую миску на землю, достала из торбы ступку и пестик, и поняла, почему Джастер задал такой странный вопрос. Для тех зелий, что я продавала, этого хватало, а вот чтобы использовать собранные сегодня травы — явно недостаточно.

И как я об этом не подумала?!

Следующая мысль расстроила ещё больше: пустых флаконов для зелий у меня тоже не было. Хотя я покупала самые дешёвые пузырьки — по три «шипа» за пару, но запаса никогда не делала. Во-первых, мне это было не по карману, а во-вторых, я не видела в том особого смысла. В последний раз зелья я делала дома у Холиссы, собираясь в дорогу, а уж купить у лекаря или стеклодува несколько пустых склянок — дело недолгое. Я и подумать не могла, что невинное «пойдём за травами» обернётся не просто ночёвкой в лесу, а ещё и настоящим ведьмовством…

— Понятно. — Шут отряхнул руки, взял свою торбу и, к моему изумлению, достал колбы для настаивания, ситечко, крохотные горшочки для мазей и целую связку узких длинных флаконов с пробками для готовых зелий.

— Держи.

Он кивнул на всё это добро, взял свою миску и пошёл к реке, пока я пыталась прийти в себя и закрыть рот.

— Откуда у тебя всё это? — Забыв про ужин, я осматривала каждый предмет, убеждаясь, что это не видение.

— А то ты не видела, — откликнулся Шут с берега. — Купил у стеклодува и гончара. У тебя же в запасах нет ничего.

В который раз от его слов я чуть со стыда не сгорела. Вот зачем он мои вещи перетряхивал…  Но сам-то каков?! Как у него всё это в торбу влезло?!

— Она у тебя, что, — бездонная? Что это за волшебство?

— Это не волшебство. Это банальная пространственная физика.

— Банальная прор…  простр…  Тьфу! Язык сломать можно! Что это за заклинание?

— Это не заклинание. Это использование некоторых свойств пространства, замешанных на временном парадоксе. Грубо говоря, берешь кусок многомерного пространства, сворачиваешь в нужную форму и внутри останавливаешь время. Получается личный нулевой подпространственный карман почти неограниченной ёмкости.

Понимать, что он говорит, я перестала после третьего слова. Такое впечатление, что он на другом языке со мной разговаривал. Джастер оглянулся, и знакомым жестом потёр переносицу.

— Хорошо, скажу проще. Это кусок времени, завёрнутый в кусок пространства. Так понятно?

— Не хочешь — не говори. — Я обиженно отвернулась. — А не придумывай какую-то ерунду.

— Ладно, считай, что это заклинание. — Он встал, стряхнул с помытой чашки воду и направился к костру. — Только руки совать не советую. Если жить хочешь.

Я демонстративно фыркнула. Не очень-то и хотелось…

— Сунешь руку — затянет всю. — Джастер сел возле костра, не обращая внимания на моё недовольство. — А живое там не выживает.

Я с содроганием посмотрела на неказистую торбу. Ничего себе, защита от воров…

— А как же ты сам?

— Она же моя. — Он недоуменно покосился на меня, убирая в торбу помытую посуду. — В чужую такую я бы тоже не полез.

— И оттуда всё, что хочешь, можно достать?

Шут усмехнулся.

— Чтобы что-то достать, сначала это что-то надо положить. А если не положено — то и доставать нечего.

— И где ты такую взял? — Ни о чём подобном даже в сказках не рассказывали. Даже в легендах о временах до Великой войны.

— Где взял, там уж нет. Ты лучше делом займись, пока солнце не село, — фыркнул он, давая понять, что разговор закончен.

Мне оставалось только последовать его примеру с мытьём посуды, собрать одолженное и заняться подготовкой трав для будущих зелий, благо над лесом в ранних сиреневых сумерках поднималась почти полная луна, а все собранные травы по-прежнему томились в торбе.

В начале лета ночи ещё не настолько коротки, как в середине, и я закончила разбор и подготовку ближе к полуночи. Цветы настаивались, листья и корешки разложены на просушку и сбор утренней росы. Что бы там Джастер про себя ни говорил, в лес он меня привёл в лучшее время для ведьмовства. В ночи полнолуния зелья выходили самыми сильными, а чары накладывались легко, как никогда в другое время.

Пока я занималась травами, Шут сидел у костра, думая о своём и что-то вырезая из веточки.

— Что мне делать с этим? — Я растерянно смотрела на охапку оставшихся трав, собранных по его указке. — Они же бесполезные…

Джастер отвлёкся от своего занятия и смерил меня взглядом, полным снисхождения и какой-то жалости.

— Раз бесполезные — выброси.

— Выбросить? А зачем я их собирала?!

— Понятия не имею. — Он пожал плечами и снова начал стругать веточку. — Ты же их собирала.

И, хотя Шут не улыбался, я не сомневалась, что он опять надо мной смеется. Я вскипела, чувствуя себя обманутой. Я-то думала, что он!.. А он!..

— В чём, по-твоему, заключается дар?

Неожиданный вопрос остудил меня резко, как ушат воды.

— В чём? — буркнула я, недовольно смотря на невозмутимое лицо этого наглого грубияна.

— Да уж не в бесконечном повторении плохих рецептов других ведьм, — тут же съязвил он. — Подумай сама, Янига. И заодно подумай, почему ты собирала эти травы.

Я закрыла рот, так и не огрызнувшись в ответ. А ведь и в самом деле…  Джастер не говорил мне их собирать. Он просто показывал мне то кустик, то цветок, то веточку, а я сама решила, что они обладают волшебной силой, и просила у них «разрешения»…  И ведь травы откликались в необычном «разговоре»…

Я задумчиво стала перебирать собранное. Лиловник, тармец, будиголов, тысячецветник, мерзлянка…  Ничего необычного, их даже травники не собирали. Что же я нашла в них?

Гранёный бархатистый стебель лиловника. Розово-сиреневые, с жёлтыми прожилками, цветы пахли как-то по-особенному вкусно, даже пролежав в торбе полдня. И я вдруг подумала, как приятно было бы тоже так пахнуть. Наверно, женщинам и их мужьям такое тоже понравится.

Мне же нравится, как пахнет Шут…

— Вот в этом и заключается дар, — Джастер, оказывается, внимательно смотрел на меня. — Видеть возможность там, где другие не видят ничего, доверять себе и не бояться пробовать делать что-то новое.

— И как я смогу это сделать? — Я не стала спрашивать, откуда он узнал мои мысли. Всё равно не скажет. Или опять посмеётся надо мной.

— Это уже другой разговор, — хмыкнул этот всезнайка. — Тебе придётся потрудиться. Только уже завтра. А сейчас спать пора.

Спорить я не стала, но, глядя на его возню с веточкой, поняла, что спать мне придётся одной, и устроилась с другой стороны костра.

Ночью меня разбудили необычные звуки, доносящиеся откуда-то с берега реки. Нежная и печальная мелодия то взмывала к полной луне, то, меняясь, опускалась к земле, сливаясь с ночными звуками леса. Спросонья я не могла понять, что это за неведомая птица поёт так удивительно и красиво. Сев и протерев глаза, я решила разбудить Джастера, чтобы он тоже послушал, и, только увидев, что ни мужчины, ни лютни на месте нет, всё поняла.

Оказывается, он и на свирели играть умеет…

Пока я просыпалась и приходила в себя, мелодия изменилась. На смену свирели, чей нежный голос я и приняла за пение птицы, неожиданно пришла лютня. В её напеве звучала такая пронзительная тоска, что я передумала вставать и идти к Шуту. Он явно хотел побыть один.

Устроившись под плащом поудобнее, я закрыла глаза и стала слушать волшебные и необыкновенные мелодии и песни на незнакомых языках. Они совсем не походили на те песенки, что Джастер день назад пел в трактире для развлечения публики. Хотя я не понимала слов, но, стоило закрыть глаза, и перед внутренним взором проносилась вереница туманных образов. Мелодии же сменялись одна за другой, унося все мысли, и я не заметила, как снова погрузилась в сон.

Проснулась я почти с рассветом, едва успев спрятать от солнца травы, напитавшиеся за ночь лунной силой. Джастер спал в обнимку с лютней, закрыв плащом лицо, и я не стала его будить.

Говорить о ночном происшествии, когда он проснулся, я тоже не стала. Он не хотел делиться своей болью, и мне оставалось только смириться с его решением.

Всё равно пока я ничего не могла с этим поделать.


Когда после позднего завтрака я всё разложила для приготовления зелий, Джастер многозначительно хмыкнул.

— Что не так? — Я оглянулась на него. — Опять травы не угодили?

— Книгу свою дай.

Что?! Мою ведьмовскую книгу?! Да такие вещи даже ученицам не дают! Как только я освоила грамоту, Холисса приобрела для меня несколько листов пергамента, и я сама записывала на них все рецепты и заклинания, которые знала. Потом я сшила эти листы и носила в кожаном чехле вместе с запасом чистых. Походная чернильница и перо хранились в отдельном футляре. А этот наглец!..

Высказаться я не успела. Он всё понял по моему лицу.

— Ты хочешь стать настоящей ведьмой или так и будешь переводить добро на…

— Хватит уже оскорблять меня и мою наставницу! До тебя никто не жаловался! И вообще, моя бабка была хорошей целительницей, мне Холисса рассказывала! И ты сам сказал, что я хорошая ведьма!

Последнее заявление удостоилось такого недоверчивого взгляда, что я чуть не поперхнулась от захлестнувшего меня возмущения.

— Да ладно?! — искренне удивился Шут и тут же осуждающе покачал головой. — Это я не в себе был. После твоих зелий и не такого наговорить можно.

Да как он!?.. Да я!.. Я что-нибудь с ним сделаю!

Но моя волна возмущения бессильно разбилась о непоколебимую стену стального взгляда.

— Я - не все, ведьма. А ты — не твоя бабка. Советую это запомнить. И я никого не оскорблял. Пока. — Джастер хмуро и холодно смотрел на меня. — Не хочешь — не надо. Делай, как делала. Только пеняй потом на себя.

Он поднялся, взял свою торбу и пошёл к реке, заставив меня снова почувствовать себя глупой сопливой девчонкой. Ну что за невыносимый тип!

Я решительно отвернулась, даже взяла в руки чашку, чтобы смешать травы…

Нет, не могу я так! После всего, что он наговорил…  Не могу!

Вот откуда он узнал, что я иногда была не согласна с рецептами Холиссы, но не спорила, доверяя опыту наставницы?! Холисса считала свои рецепты лучшими. И до Джастера у меня не было причин в этом сомневаться.

— Зачем тебе моя книга?

— Порвать и выкинуть, конечно, — хладнокровно отозвался Шут, снова заставляя меня злиться. — Ещё можно костёр ей разжигать. Или в кусты сходить…

Я опять вскипела и едва удержалась, чтобы не развернуться и не швырнуть чашку в этого наглого грубияна.

— Ты мерзкий, гадкий, грубый, отвратительный!..

— Да, — неожиданно легко отозвался он, перебив мой запал. — Зато ты у нас образец хороших манер.

Я зло ударила кулаком по земле, размазывая другой рукой слёзы обиды. Вот как с ним разговаривать?! Он совершенно невыносим!

За спиной раздался тихий всплеск, как будто что-то упало в воду. Я оглянулась, чтобы удивиться в очередной раз.

Шут безмятежно лежал на песке, закинув ногу на ногу. Рубаху он подстелил под спину, положив одну руку под голову, а другой прикрыв лицо от солнца. Обувь лежала неподалеку, а от большого пальца ноги в воду уходила тонкая бечева. В зубах колыхалась травинка, на губах безмятежная улыбка, а ветер даже так умудрялся игриво трепать пшеничные вихры.

Мальчишка он — мальчишка и есть. Деревенский.

Хам, наглец, грубиян и…  потрясающий любовник, воин и волшебник. Самый странный, загадочный и удивительный человек из всех, что я видела.

Рыба на обед или ужин — это хорошо…

— Ты можешь нормально ответить?

— А ты?

Я снова вспыхнула. Да он надо мной издевается! Сколько можно заставлять меня чувствовать себя виноватой! Всё, хватит! Не буду я с ним разговаривать! Он первый начал оскорблять меня и мою наставницу!

Воцарившееся молчание нарушали только обычные звуки леса да негромкий плеск воды. Возле Шута уже лежало две плотвы, сам он лениво дремал под солнцем и ничуть не заботился, как обстоят дела у одной ведьмы.

У меня же всё валилось из рук. Точнее, я просто не могла заставить себя смешивать компоненты по старому рецепту. Меня не оставляло ощущение, что я только испорчу с таким трудом собранные редкие и дорогие травы. Собранные благодаря Джастеру, который уже не один раз доказал, что прекрасно разбирается в ведьмовской магии.

К тому же у меня оставались травы, с которыми он обещал вчера помочь приготовить что-то новое…

Помучавшись в борьбе между обидой, гордостью и ведьмовским благоразумием, я вздохнула и пошла сдаваться на милость победителя.

— Извини. Вот, держи. — Я подошла и протянула ему свои записи с ведьмовскими рецептами. — Только не выкидывай её, пожалуйста.

Джастер лениво приоткрыл глаз, посмотрел на меня из-под руки, переснял петлю с пальца ноги на лежащую рядом ветку, воткнул неказистое удилище в песок и сел, взяв футляр с книгой.

— У тебя хоть есть чем писать, ведьма?

Ну уж нет, на этом он меня не поймает! Это не пузырьки для зелий.

Я кивнула и побежала за чернильницей и пером, почему-то радуясь, что Шут на меня не сердится.

Когда я вернулась, Джастер откровенно зевал и обмахивался моими записями.

— Я бы это…

— Не надо! — Я поспешно выхватила у него книгу, не сомневаясь, что он в состоянии воплотить любой способ её уничтожения. Шут хмыкнул, обратив внимание на ожившую бечеву, а я опять почувствовала себя глупо.

Прибежала, перо с чернильницей принесла, книгу забрала и стою, в обнимку со всем этим добром, смотрю, как он, полуголый, рыбу удит, а в голове не про травы и зелья мысли, а про вчерашнее купание…

Джастер же аккуратно и бережно обхватил удилище ладонью, пристально наблюдая за дёргающейся бечевой, а затем внезапно подсёк, плавно подвёл рыбу к берегу, резким движением дёрнул — и серебристое тело подъязка упало на песок в шаге от меня. Глядя, как воин снимает трепещущую добычу с крючка, я словно очнулась.

— Вот, ты просил…

Шут недоумённо взглянул на меня, словно только сейчас вспомнил о моём существовании.

— Хочешь рыбу нарисовать?

— Джастер! Не начинай снова…

— Ладно, как скажешь. — Он снял бечеву с удилища, сложил её и убрал в торбу. — На уху хватит. Пошли, что ли, травница. Расскажешь, что ты хотела сделать, а я послушаю.

Собственно, рассказывать было нечего. По старым рецептам делать рука не поднималась, а как сделать по-другому — я не знала.

— Ты вчера сказал, что дар — это умение видеть возможности. — Я так и сидела в обнимку с книгой, глядя, как он ловко чистит рыбу. — Я…

— Ты боишься, ведьма. — Он без улыбки взглянул на меня, отвлёкшись от своего занятия. — Ты не доверяешь себе и своему дару, поэтому боишься делать новое. А ты не бойся ошибиться. Времени и трав тебе хватит. Мы здесь как раз для того, чтобы ты научилась понимать травы и делать хорошие зелья.

Я вздохнула, чувствуя, как что-то отпускает внутри, отчего на душе и сердце становится легче.

— Ты мне поможешь?

— А чем, по-твоему, я занимаюсь? — Джастер ловко вскрыл рыбье брюхо, выпуская кишки. — Всё, как договорились, ведьма.

4. Болотник

К вечеру я чувствовала себя совершенно вымотавшейся, но очень довольной. Джастер предложил делать привычные зелья, доверяя только своему чутью. Иногда всё получалось легко, словно само собой. Но было и так, что я подолгу сидела, держа травы в руках и стараясь понять, чем же, например, листья меланжицы будут отличаться от цветков дубозуба, потому что оба входили в состав притирания для кожи, но мне казалось, что надо добавить что-то одно.

Но даже в таких случаях Шут не указывал напрямую, а задавал вопросы в своей насмешливо-язвительной манере. Отвечая ему, я неожиданно понимала, что и как надо делать, и всё больше проникалась уважением к Джастеру.

Кем бы он ни был и как бы ни разговаривал, он очень хорошо знал ведьмовство и прекрасно разбирался в травах. Хотя его манера общения была очень…  своеобразной и часто болезненной для моего самолюбия.

Обстоятельно и без своих шуток он объяснил и показал только одно: как приготовить ароматную мазь, чтобы наносить на тело и приятно пахнуть, пожертвовав на это дело горшочек заячьего жира из своей торбы. На мой вопрос, пользуется ли он сам такой мазью, он только фыркнул и ответил, что не любит на себе посторонние запахи.

Записи в своей книге я исправляла сама.

Довольная и счастливая, оглядев результат своего труда и убрав новые зелья в сумку, я расслабилась от добродушно-насмешливого тона Джастера и перестала бояться сказать или сделать что-то не то. Ведь он действительно мне помогал. Значит, я тоже должна хоть что-то сделать для своего обещания.

Поэтому и решилась задать личный вопрос.

— Джастер…  Она…  умерла?

Шут, снимавший котелок с остатками ухи с огня, резко замер, словно внезапно закаменев. Даже дышать перестал, а кожа на судорожно сжавшихся кулаках побелела. В мгновенно почерневших глазах я увидела смесь боли, горечи и гнева. Что же я наделала…

— Нет. — Он поставил котелок на землю и с усилием глухо вытолкнул ответ сквозь стиснутые зубы, закрыв глаза и утихомиривая внутреннюю бурю. Я молчала, искренне переживая за него, но понимая, что другой возможности узнать хоть что-то о его прошлом у меня нет.

— Нет. — Он не смотрел на меня, в безжизненных серых глазах стояла глухая стена, а лицо застыло в мрачную холодную маску. — Она вполне себе счастлива.

Не сказав больше ни слова, Джастер взял лютню и ушел в лес по берегу реки, оставив меня задумчиво размышлять в одиночестве.

Знал ли он сам, что открыл мне больше, чем хотел? Или именно на это и рассчитывал? Он ведь ничего не говорил и не делал просто так, а о себе вообще не желал рассказывать.

Всё, что мне удалось узнать о его прошлом, он сказал только из-за нашего договора.

Может, мне и не хватало любовного и ведьмовского опыта, но Холисса не зря меня учила.

Похоже, сдержать слово ведьмы будет намного сложнее, чем я представляла…

Рана Джастера не была старой, как я думала. Сколько бы времени ни прошло, разбитое сердце кровоточило до сих пор. Вот почему он равнодушно смотрел на всех женщин и пил, не пьянея. Его мысли и душа витали вокруг прошлого, и никакие плотские утехи не могли облегчить страданий, отвлекая лишь ненадолго.

То, что Шут не убил соперника, с которым, очевидно, и осталась счастливо жить его возлюбленная, говорило о многом. И, в первую очередь, о его глубокой и неподдельной любви к этой женщине.

Что же между ними произошло, и почему она предпочла другого? И что же это за необыкновенная женщина, ради которой Джастер смирился с судьбой отвергнутого?

Я задумчиво смотрела вслед ушедшему Шуту. Вопросов у меня было много, но задавать их напрямую явно не стоило. То, что он разделил со мной постель, помогал с травами и позволял находиться с собой рядом, — ровным счётом не значило ничего.

А мне…  Мне хотелось, чтобы он смотрел на меня совсем иначе.

Увлеклась немного, пройдёт, да?..

И даже бесчувственным чурбаном в ответ не назовёшь…

Вот бы с Холиссой поговорить! У неё такой богатый опыт…

Хотя нет. Я прикусила губу и покачала головой. Наставница наверняка бы посоветовала использовать приворотное зелье и не мучиться понапрасну. Но делать такую глупость я не собиралась. И даже не потому, что Джастер прекрасно разбирался в ведьмовстве. Обманывать Шута я не хотела и не смогла бы. Даже попроси вдруг он сам такое зелье, результат мог оказаться настолько непредсказуемым, что лучше не рисковать.

Я очень хорошо уяснила разницу между его природным желанием и магически наведённым. Но если с любовным зельем я отделалась очень бурной ночью, то последствия применения приворотного — когда привороженный кроме предмета страсти ничего не видит, — даже представлять страшно.

Только вот как добиться его признания и ответных чувств — совершенно не представляла…

Этому Холисса меня не учила. И не могла бы научить, ведь она меняла любовников, как богатая дама — платья.

Поужинав в одиночестве, я долго и напрасно прислушивалась: ветер доносил только обычные звуки ночного леса. Шут или ушёл очень далеко, или просто не играл, погрузившись в свои переживания. Возле маленького костра было неуютно и одиноко, но где искать Джастера — я не знала, а заблудиться в ночном лесу могла очень легко. Оставалось только надеяться, что воин скоро вернётся.

Так и не дождавшись, я задремала почти под утро, вздрагивая от холода и каждого шороха.

Проснулась я в таком же одиночестве. Выгнав из котелка насекомых, приползших на оставленную для Шута порцию, я долго отмывала посуду начисто, с песком, глотая слёзы от жалости к голодному Джастеру, бродившему всю ночь по лесу и по остаткам вкуснейшей ухи, которые пришлось вылить. После завтрака всухомятку своими запасами, весь день провела в тревожном ожидании, коротая время за записями и приводя в порядок содержимое магической сумки. Трав у меня не осталось, всё ушло на опыты и новые зелья. Уходить от лагеря дальше десятка шагов я опасалась и очень хорошо поняла, что такое оказаться одной в глухом лесу.

Хотя никто из зверей меня не побеспокоил, без Шута я почувствовала себя чужой. Это в его присутствии лес был для меня безопасным и почти домом. Зато теперь постоянно казалось, что за мной наблюдают, и вовсе не птицы и звери. Джастер словом не обмолвился о других лесных обитателях, но теперь я вспомнила и о лесовиках, и о цветочных пыльниках, и о недобрых моховиках и водниках…

Даже оружие Шута, оставленное вместе с торбой, служило слабым утешением. В случае опасности я не смогла бы воспользоваться Живым мечом. Про фламберг и говорить не приходилось. Он был почти с меня ростом.

Джастер вернулся только к вечеру, когда я успела не один раз обругать себя за свой язык и несдержанность и вся извелась от переживаний и страхов. Шут нёс в руках охапку трав, лютня была у него за спиной.

Вся моя радость от его возвращения мгновенно погасла, едва я наткнулась на непроницаемый взгляд, такой же холодный и мрачный, как в начале нашего знакомства. Хотя небо над головой всё это время оставалось ясным, настроение у воина было совсем иным. Он молча бросил передо мной травы, отошёл к своим вещам, закутался в плащ и устроился спать, повернувшись ко мне спиной.

Я очень остро почувствовала себя обузой, которую он был вынужден терпеть.

Да ещё и голодным из-за меня остался…

Горько, обидно, и…  сама виновата.

— П-прости…

Мой тихий шёпот остался без ответа.

Вздохнув и вытерев мокрые глаза, я принялась разбирать принесённые Шутом травы, чтобы успеть до темноты.

Утром он на меня не смотрел и почти не разговаривал, отделываясь по необходимости только короткими резкими фразами.


В лагере на берегу реки мы задержались на несколько дней.

Джастер не спешил возвращаться к людям, но и мне было чем заняться: молчаливый Шут почти целыми днями водил меня по чащобе и буеракам. Именно водил, целенаправленно и без сомнений указывая редкие и магические растения.

Воин настолько легко находил дорогу в густом лесу, часто шагая напрямик к ведомой ему цели, что я скоро перестала этому удивляться. На мой робкий вопрос, как ему это удаётся, он коротко бросил через плечо: «Просто вижу», и на этом разговор был исчерпан. Я уже поняла, что некоторые его ответы лучше просто принять, чем искать объяснения.

Много раз нам встречались звериные тропы. Но крупные хищники обходили нас стороной, а остальное зверьё вело себя так, словно никаких людей рядом вообще не было. Дорогу перебегали зайцы и олени, белки скакали над головами, а лисы охотились, не обращая внимания на мою возню рядом. Однажды мы услышали жалобный рёв, и Джастер, не колеблясь, свернул в его сторону, жестом дав понять, чтобы я оставалась на месте. Я бы послушалась, но любопытство взяло вверх. Осторожно крадясь и держась на границе видимости, я последовала за ним, чтобы с изумлением и потрясением увидеть, как Шут, что-то негромко говоря, бесстрашно подошёл к поваленному дереву, из расщелины которого жалобно ревущий медвежонок не мог достать лапу. Озабоченно рычащая возле детёныша медведица не кинулась на Джастера, а лишь протяжно заревела, словно просила помощи. В ответ воин взялся за расщелину и расщепил ствол на две части. Освобождённый медвежонок, радостно вякая, кинулся к матери, а Джастер с довольной улыбкой отряхивал руки. Я не стала ждать, когда он или медведи меня заметят, и, как могла, тихо вернулась на тропинку, сделав вид, что никуда не уходила.

По пути Шут не ленился собирать грибы, несколько раз мы ели землянику. А ещё, пока я копала корешки или собирала цветы и листья, он по-хозяйски осматривал деревья и кустарники, где-то убирая сухостой, где-то подвязывая сломанные ветки, при этом иногда негромко разговаривая с деревьями, как будто лес и в самом деле был ему домом.

Бывало, что Джастер с едва заметной улыбкой наблюдал за какой-нибудь белкой или лисицей, и я стояла рядом, слушала и впитывала неведомую раньше магию леса. В такие моменты я начинала чувствовать себя глубже и мудрее, и мне казалось, что Шут относится ко мне немного лучше.

В своём бережном отношении к лесу Джастер даже комаров не трогал, лишь отмахиваясь от надоедливого зудения да ставя на ночь магическую защиту.

Я не сразу поняла, что в этом скрыто нечто большее, чем простое нежелание убивать.

Он и в самом деле искренне любил и уважал лес с его обитателями. Им он улыбался, радовался и заботился о них, как любящий хозяин. Он вообще был добр к животным.

А вот к людям, в том числе ко мне, он относился совсем иначе.

Как бы горько и обидно от этого ни было, я оставалась для него таким же пустым местом, как в момент нашей встречи. Вот почему он хотел разорвать наш договор…  Я не впечатлила его, как женщина, и ничем не смогла помочь, как ведьма. И он передумал.

Только разорвать заключённый договор можно было со взаимного согласия, а я отказалась это делать, потребовав исполнения…

И, когда он стал ко мне чуточку лучше относиться, опять всё испортила.

После моей неуклюжей попытки разузнать о его прошлом, Шут снова помрачнел, всё время думая о своём. Я же чувствовала себя лишней и виноватой: он-то по-прежнему мне помогал, а я ничего не могла для него сделать.

Думала ли я совсем недавно, что буду скучать по его грубоватым замечаниям и колким насмешкам? Но как исправить свою оплошность — я не знала. Извинения не помогли, и мне оставалось только молчать да заниматься своей работой.

Пока я разбирала травы и готовила зелья по новым рецептам, в том числе то, что Джастер назвал «духами», он занимался ужином, а в ожидании еды вырезал из подобранных веточек всякие фигурки. Иногда это были звери, иногда люди, а иногда очень странные существа. Готовые поделки он убирал в торбу, и я только украдкой вздыхала, не решаясь попросить посмотреть игрушки поближе.

Всё-таки я взрослая ведьма, а не маленькая девочка.

Когда я заканчивала свою работу, то ложилась спать, а он так и сидел у огня, строгая очередную фигурку. Я засыпала, глядя на его печальное и сосредоточенное лицо, чтобы спустя какое-то время вновь проснуться от звуков музыки. Джастер уходил в лес и играл для себя, но я, затаив дыхание, слушала.

Одни мелодии уносили меня в таинственные места, где над холмами под светом незнакомых звёзд танцевали крохотные человечки со стрекозиными крыльями. Другие увлекали в бескрайние просторы, где вольно гулял ветер и не было ничего, кроме высокой травы и неба, под которым неслись табуны прекрасных коней. Третьи поражали мерным рокотом волн, бьющих в деревянные борта кораблей, хлопаньем парусов и пронзительными криками птиц над головой. Четвёртые уводили в глубокие пещеры, и я слушала эхо шагов и рокочущие голоса таинственных подземных жителей. Иные убаюкивали журчанием ручейка, бегущего под пологом леса, и переливчатыми трелями птиц. Но иногда я слышала тяжёлую поступь неведомых армий, яростный звон мечей и звуки битвы. Такие мелодии славили победу, но при этом часто оплакивали павших.

Свирель же иной раз плакала так, что у меня невольно на глаза наворачивались слёзы.

Тосковал ли Джастер каждую ночь, или бессонница настигала его лишь в полнолуние, а может он не мог уснуть из-за растревоженной по моей вине раны — я не знала. Только чем круглее становилось ночное светило, тем больше горечи и надрывной тоски звучало в музыке.

В такие моменты мне хотелось пойти в лес и найти Шута, чтобы успокоить или просто побыть рядом. Но он хотел быть один, и я уважала это его желание. Слушая незнакомые песни, я думала, откуда же он пришёл и сколько всего ему довелось повидать, пока не засыпала под очередную волшебную мелодию.

Да и вправе ли я была вмешиваться в это его одиночество?

Днём я по-прежнему делала вид, что ничего не слышала, потому что Джастер явно не хотел об этом говорить. Он вообще не хотел со мной разговаривать.

Зато приносил новые травы и отсыпался после ночных прогулок почти до полудня.


Когда моя сумка была доверху набита склянками с зельями по новым рецептам, а торба — запасами трав, Шут решил, что нам пора возвращаться к людям.

— Куда пойдём? — Он затушил костёр и собирал вещи.

Я задумалась, вспоминая, какие городки есть поблизости.

— Можно в Грихаун, Солектор или…

— Ты что, собралась с такими зельями по деревням ходить? — Хмурый Джастер посмотрел на меня, как на дуру. — И продавать за медяки и полсеребрушки? Приди в себя, ведьма. Крестьянам будешь мусор за мелочь предлагать, а эти — только в город и по настоящей цене, за серебро и золото, не дешевле. Это не помои, это настоящие зелья. Твоего любовного теперь пять капель на кружку воды с лихвой на всю ночь хватит. Да и остальные не хуже.

За серебро и золото?! Ладно, раз уж он сам про это заговорил…

— Джастер, что ты со мной сделал?

— В каком смысле? — он смотрел по-прежнему хмуро.

— В смысле денег. Почему раньше я не могла столько за неделю заработать, как с тобой за один день?

— А где ты раньше торговала?

Неожиданный вопрос меня ошеломил.

— Что значит — где? В Вышгосе, конечно! И потом в попутных деревнях, пока тебя не встретила…

— Вышгось? Что это?

— Я там жила с наставницей. Это городок на…  — я беспомощно огляделась, пытаясь сориентироваться, и тут же поняла, что это бесполезно. — Неделя пути на восток от Кокервиля, где мы встретились.

— И такая же деревня? — усмехнулся Шут. — То есть ты в обычном городе не была ни разу? А только по следам своей наставницы ходила?

— Вышгось — не деревня! Это город! Может, он тихий, маленький и…

— В большом городе другие люди, ведьма. И они готовы платить за твои зелья настоящую цену. Главное, знать, как предложить свой товар.

Я сердито смотрела на хмурого Шута. Опять он прав оказывается…  Конечно, по сравнению с тем же Стерлингом, Вышгось был небольшим, но не настолько, чтобы мне там с деньгами не везло! У Холиссы-то прекрасно всё получалось!

— Ещё вопросы, ведьма? — холодно осведомился Джастер. Его тон предполагал, что от вопросов я как раз должна воздержаться. Но я же не о его возлюбленной снова спрашиваю, в конце концов!

— Хочешь сказать, что того торговца ты в Тормане нашёл, и только поэтому он заплатил тебе за пять дней золотом, а не серебром, как любому другому наёмнику?

— А ты знаешь, кто он? — усмехнулся Шут.

— И кто? — Я с подозрением смотрела на него. Только пусть попробует сказать, что это какая-то важная шишка…  Ни за что не поверю!

— Ювелир. — Джастер сложил руки на груди, глядя на меня сверху вниз. — И состоятельный ювелир. Но договаривался я не с ним.

— А с кем?!

— Ты же ведьма любовной магии. Неужели не поняла, кто там главный? — Он насмешливо приподнял бровь.

«Берёт очень, очень дорого…  Очень вежливый и обходительный… .»

Ах ты ж…  Ну что я за недогадливая ведьма…

— И как ты убедил его жену заплатить золотом? Ты с ней…

— Поговорил. По душам. — Он вновь холодно пресёк все мои невысказанные подозрения. — Она разумная и здравомыслящая женщина, поэтому мы договорились.

— И что ты ей сказал?

— Правду, разумеется. — Джастер смотрел спокойно и невозмутимо. — У её мужа хватает врагов и завистников, дорога опасная, разбойников много. Под моей охраной они доберутся благополучно, а без меня их просто убьют. Если тебе интересно, сколько стоят мои услуги охранника: две «розы» за день.

То есть…  Это он десять «роз» получил?! А я, как простушка деревенская, купилась на жалобы о тяжёлой доле и продешевила со своим товаром?!

Я смотрела на Шута, открыв рот. Торговец в добротной, но небогатой одежде, который путешествует с женой и детьми на простой телеге, без прислуги и всего с одним охранником, к тому же одетым как бродячий шут, и в самом деле не навевал мыслей о скрытых под обычным скарбом сокровищах. А запрошенную цену Джастер только на моих глазах оправдал дважды…

Выходит, разбираться в людях и торговаться он умеет намного лучше меня.

Но это всё равно не объясняло странностей с моими покупателями.

Впрочем, пытаться выяснять правду дальше бесполезно. По его лицу понятно, что других ответов я не получу.

— И что ты предлагаешь? — Я так же хмуро смотрела на него.

Хотя это была наша первая беседа за последние несколько дней, обидно услышать, что в его глазах я куда больше деревенская простушка, чем настоящая ведьма. И, как ни обидно признавать, услуги Шута-наёмника мне совсем не по карману.

— В Кронтуш пойдём. Это большой торговый город, самое то о себе заявить. Там постоянно проходят ярмарки. Дня за три дойдём, как раз к очередной успеем.

В Кронтуш?! Он серьёзно?! Это же…

— Три дня?! Ты шутишь?! Да до него три недели пути! Он же…

— Это если по дорогам петлять и в каждую деревню заходить. А напрямую — три дня. Может, чуть побольше.

— Напрямую? — Я осмотрелась. Лес. Кругом лес, густой, дикий, звериный. А ещё глубже, куда мы не ходили, — не просто лес, а настоящая чаща. Там наверняка нечисть водится. Куда тут напрямую?

— Да. — Джастер был холоден и непреклонен. — Нечего время зря терять. Идём.

Лесную реку мы пересекли вброд. Шут долго шёл вдоль берега, пока не скомандовал переправу. В самом глубоком месте воды оказалось мне по пояс, но я справилась, потому что он забрал мои вещи и перенёс их вместе со своими на плече, хотя вода едва достигала его бёдер. Так как день клонился к вечеру, Джастер решил не углубляться в лесные заросли, и мы устроили лагерь на берегу. Вечер прошёл в молчании: я больше не осмеливалась беспокоить мрачного Шута, а он думал о чём-то своём.

В эту ночь он не играл и не разводил костра, и утром мы проснулись рано, разбуженные поднявшимся с реки туманом и выпавшей росой. Позавтракав из моих запасов, мы углубились в настоящую чащу.

Я никогда не думала, что деревья и подлесок могут образовывать такие густые заросли. Мне казалось, что в них невозможно даже руку просунуть, но Джастер шёл вперёд, и заросли словно расступались перед ним. Идти за ним след в след и не отставать требовало определённых усилий. Временами оглядываясь, я видела со всех сторон всю ту же сплошную стену стволов и зелени.

А ещё я постоянно ощущала чужие взгляды. Неласково смотрят, но пропускают…

Вечером мы неожиданно вышли к болоту. Стена леса оборвалась, выпустив нас на пологий берег когда-то огромного лесного озера. Осока и бычий хвост ещё не зацвели, и только острые, как лезвия, листья тихо шелестели на ветру. Земля под ногами поросла мхом и редкими кустиками какой-то низкой травы, в чёрной воде виднелись россыпь кочек и полузатопленные остовы давно мёртвых деревьев. Над самой водой кое-где стелился туман. Где-то невидимо чавкало, ухало и тяжело вздыхало. Тяжёлая водная гладь иногда вздыбливалась пузырями, которые лопались, оставляя после себя отвратительный запах.

Длинные косые лучи заходящего солнца делали болото одновременно красивым и жутким.

По доброй воле я бы сюда ни за что не пошла. Даже присутствие Джастера не успокаивало. Я спиной чуяла, что на нас недобро смотрят, хотя никого не видела.

Лес на другой стороне болота зловеще скалился густым тёмным ельником, у подножия которого подозрительно быстро сгущались сумерки, и мне совсем не хотелось туда идти.

Но именно в ту сторону и смотрел Шут.

— Джастер, — я почти шептала, боясь громким звуком привлечь к нам внимание и нарушить то невидимое, что мнилось мне защитой. — А может, обойдём?

Шут недоуменно посмотрел на меня.

— Зачем? — Он говорил, не стесняясь, громко, и все болотные звуки разом стали тише, словно к нам внимательно прислушивались. — Вон тропа, идти всего ничего.

— Мне страшно. — Я решила честно признаться. — Мне кажется, что на нас смотрят отовсюду.

Шут хмыкнул и небрежно огляделся.

— Ну смотрят, и что? Вон утенцы, там гнобыши, а там тёмник сидит.

Он кивками указывал в сторону невидимых наблюдателей, пока у меня кровь застывала в жилах от перечисления опасной нежити. Да нас же сожрут, как только солнце скроется! А оно очень скоро скроется!

— Обычные кровососы и падальщики, делов-то. Ты же ведьма, чего ты боишься?

Я с изумлением уставилась на воина. И что, что я ведьма?! Их я и боюсь! Это ж нежить! Чего непонятно-то?!

— Ясно. — Джастер хмуро кивнул, не скрывая, насколько он во мне разочарован. — Значит, с болотником тоже не договоришься…  Ладно, сам поговорю.

Мне оставалось только закрыть рот, одновременно обижаясь, боясь и негодуя. Нет, а чего он от меня ждал?! Что я должна мановением руки всю эту нежить жуткую разогнать, потому что ведьма?! Или своих зелий им предложить?! И что значит: тоже не договорюсь?! С кем это он уже договориться успел, что я даже не видела?

Или…  Все эти взгляды в чаще мне не казались, а были такими же настоящими?!

Да кто он такой, что среди всякой нечисти как у себя дома ходит?!

Шут, не оглядываясь, подошёл к редкой цепочке кочек, ведущих на ту сторону болота, прямо в ельник, где поджидал свою добычу тёмник.

— Эй, хозяин! — Джастер приложил ладонь ко рту, чтобы было громче, и крикнул куда-то вглубь болота. — Пройти бы нам на ту сторону! Твоего не тронем ничего, не боись. Пропустишь?

В болоте что-то ухнуло, булькнуло, и через какое-то время по чёрной глади прошла слабая волна, плеснув на берег и едва не замочив обувь вовремя отступившего Шута.

— Ну ладно, — с непонятным выражением процедил Джастер и оглянулся на меня. — Пошли, пока солнце совсем не село.

Пошли — это он пошутил. Нет, он сам действительно почти шёл, а мне приходилось перепрыгивать с кочки на кочку, каждый раз поднимая юбку, придерживая тяжёлую торбу и стараясь не упасть в чёрную воду. Волосы падали на лицо, торба норовила опрокинуть меня в сторону, а поднявшиеся комары старательно пытались напиться моей крови. Но это лучше, чем оставаться на берегу, где слишком подозрительно шуршали заросли осоки, а спину буравили невидимые и жадные взгляды.

Солнце склонялось всё ниже, последние лучи слабо пробивались через густой лес по правую руку, вокруг заметно похолодало, и клочья тумана почти на глазах затягивали чёрную маслянистую поверхность воды. Ещё немного, и я даже кочки под этим туманом не разгляжу!

Джастер, ну зачем ты полез в это болото?! Да ещё на ночь глядя?!

Откинув падавшие на глаза волосы, я увидела, что Шут стоит на крохотном — в несколько шагов — островке, поперёк которого лежит голый тонкий ствол то ли осины, то ли ещё какого дерева. Комель вместе с когда-то обвалившимся левым берегом мок в воде, а обломанный ствол преграждал Джастеру путь. Но не это остановило хмурого и настороженно прислушивающегося воина.

— Быстро сюда. — Он протянул мне руку, и я молча прыгнула, уцепившись за его ладонь, чтобы не соскользнуть в воду, прямо на глазах исчезающую в коварном тумане. Никогда не думала, что так приятно почувствовать человеческое тепло рядом…

— Тс. — Настороженный воин приложил палец к губам, жестом показывая мне, чтобы я пригнулась, а ещё лучше — присела на землю, где стою.

Спорить я и не собиралась. Я тоже слышала подозрительный плеск воды о наш крохотный островок. Туман глушил звуки, небо над головой ещё оставалось светлым, но длинные тени сгущались и наливались опасными и голодными сумерками.

Единственной и желанной добычей на всём болоте были мы.

Слева от меня о кочку легко плеснулась волна…

Огромная, чудовищная туша с широко раскрытой пастью внезапно и бесшумно вынырнула из воды, и я в ужасе попрощалась с жизнью…

— Да щас же!

Разгневанный рык — и полузатопленная осина с пинка взвилась в воздух, в руки Шута, чтобы почти мгновенно заполнить пасть чудовища своими корнями и отправить его в полёт через голову взьярённого мужчины.

Я не успела ничего понять, как с обиженным рёвом неведомое чудище, больше всего похожее на огромного головастика, брюхом кверху рухнуло в воду шагах в двадцати от нас, разом разгоняя туман. Чёрная вода высокой волной помчалась к нам, слизывая кочки и траву на них. Я и вздохнуть не успела, как Шут вскинул свободную руку, и вода ударила в невидимую защиту, скатываясь по волшебному куполу.

— Ах ты, сволочь безмозглая…  — негромко, но очень страшно прорычал Джастер. Чёрное призрачное пламя окутывало его фигуру, а глаза полыхали алым. Несчастное дерево, которое он держал обглоданным комлем вверх, напоминало пародию на волшебный посох. Только это зрелище не веселило. Шут был в такой же ярости, как тогда, на дороге, и даже сомневаться не приходилось, что сейчас он не станет сдерживаться.

Я сжалась в комочек, боясь даже напомнить о себе.

— Чтобы я из-за тебя в гнилой воде ещё марался…  Ну всё, пеняй на себя…

Болото глумливо булькнуло.

— Что?! Думаешь, спрятался?! — Взбешённый Шут с боевой осиной в руках, в несколько мощных прыжков оказался на месте падения чудища. — Думаешь, не достану, жаба тупомордая?! Я тебе что, не человечьим языком сказал: пропусти — не трону, скотина тупая?!

В следующий миг он вскинул осину наподобие боевого копья и с силой метнул комлем вперёд, но не туда, где ещё расходились круги от падения чудища, а заметно правее. Осиновый ствол вспыхнул зелёным светом и вонзился в чёрную воду, как горячий нож в масло, скрывшись под водяной гладью полностью.

Через удар сердца болото встало на дыбы и содрогнулось от нового рёва, полного боли. Что бы там ни случилось в глубине, чудовище металось, отчего всё вокруг ходило ходуном, а чёрные волны то и дело скатывались с волшебной защиты. Я лишь крепко вцепилась в траву, всем телом прижавшись к трясущемуся островку, и надеялась, что в этом ужасе сумею не свалиться в беснующееся болото…

— Я тебя по-человечьи просил: дай пройти?! Просил! А ты что удумал, жаба недобитая?! — не меньше чудища бушевал Шут. — Совсем страх с разумом потерял, не видишь, на кого пасть раззявил?! Так я тебе быстро всё на место вставлю, тварь безмозглая!

В длинных тенях, густеющих сумерках и чёрных приливах я не видела, что сделал Джастер, но новый столб зеленого света, ударивший в воду, на некоторое время ослепил меня.

Болото жутко взвыло и застонало на разные голоса. Куда там гнобышам и утенцам! Куда тёмнику и болотнику…  Самым опасным здесь был тот, кто называл себя Шутом.

Это глупую ведьму он пожалел, но болотная нечисть — совсем другое дело.

— А ну тихо все! — Громогласный приказ сопроводила такая волна силы, что разгладились даже волны. Ни один звук не нарушал установившуюся тишину. Не квакали лягушки, не звенели комары, не булькала и не вскипала пузырями вода. Даже туман перестал струиться и попрятался в камыши. Мне чудилось, что все обитатели замерли в один миг, даже не закончив движения. Никто не хотел испытать на себе новую вспышку гнева неожиданного повелителя болота.

— Вот так и сидите! — Джастер легко перепрыгивал с кочки на кочку, возвращаясь на наш островок. — А то совсем охамели, ни стыда, ни совести…  Одичали вконец…

Я поднялась на ноги, молча и как можно тише отряхивая платье. Не буду я ничего говорить, пусть думает, как хочет! А то вдруг опять рассердится…

— Тропу вернул! — негромко прорычал Шут новый приказ, едва ступив на островок.

Торопливый плеск воды и от островка к чёрному ельнику пролегла цепочка обнажившихся травянистых и мокрых кочек. По такой тропе даже я могла пройти безбоязненно.

— Идём, — хмуро бросил Джастер через плечо и зашагал к ельнику, который заметно посветлел. Я шла за ним, глядя под ноги, чтобы не оступиться в сумерках, и думала, что тёмник тоже поспешил убраться подальше от шагающего к берегу Шута.

Нечисть тоже хотела жить.


К моему удивлению, уходить от болота Джастер не стал. Всего в десятке шагов от края он нашёл сухую высокую полянку и развёл костёр. И, пока я молча варила кашу, с болота не раздавалось ни звука. Я прямо чуяла, как боятся пошевелиться все его видимые и невидимые обитатели. Честно говоря, я их очень понимала. Ведь в случившемся была и моя вина. Это из-за меня у Шута испортилось настроение на несколько дней, просто он срываться на мне не стал, потому что у нас был договор…

Ещё я думала: повезло мне с таким удивительным спутником, сейчас мрачно смотрящим в огонь, или наоборот?

С одной стороны, Джастер оказался опаснее всего и вся, что я знала, но в то же время был самым надёжным защитником, какого можно вообразить. Разбойники?! Да чихать он хотел на каких-то разбойников! Да и на всю болотную и лесную нечисть и нежить заодно.

Он ведь даже оружия не достал, просто первой попавшейся дубиной чудище усмирил…  А уж что за заклинания он использовал — я даже не представляла. Это была не сила волшебника и не ведьмовская магия. Ни о чём подобном мне даже слышать не доводилось.

С момента нашего знакомства Джастер не переставал меня удивлять, часто заставляя чувствовать себя глупой девчонкой, которая ничего не понимает в жизни. Но только сейчас я осознала насколько он сильнее меня магически.

Интересно, что бы сказала бы про него Холисса?

«Держись за такого парня крепче, девочка». Голос наставницы прозвучал в голове как наяву, и я грустно улыбнулась своим мыслям. Да уж, рядом с Шутом бояться нужно только самого Шута…

Только вот я для него была деревенской ведьмой-простушкой, навязавшейся со своим словом…

Но хотя бы что-то правильное и достойное умной ведьмы я сделать могу.

Например, не подавать вида, как сильно напугало и удивило всё произошедшее, и не задавать вопросов, пока он не подобреет. Придя к такому решению, я сняла котелок с огня, разложила готовую кашу и молча протянула воину его порцию.

— Ладно, отомрите, — смилостивился Джастер, когда его миска опустела наполовину.

Болото облегчённо вздохнуло и ожило. Подул лёгкий ветерок, зашелестели травы, зазвенели комары, снова забулькала вода, и пополз туман.

Осмелела и я.

— Джастер, кто это был?

— Болотник, кто ж ещё. — Он покосился на меня. — Ты что, никогда на болоте не была?

Я покачала головой. Откуда мне? В такие дебри вообще никто не ходит, даже травники: кому охота с жизнью расстаться?

В болоте тяжело вздохнули.

— Сам виноват, — негромко бросил через плечо Джастер, как будто подводное чудище могло его слышать. — Тебя попросили по-хорошему — вот и нечего было выёживаться, жабья морда. А теперь сиди и не булькай, пока не выпущу.

Новый вздох, тяжелее предыдущего. Слышит, значит…

— Не, не интересно. — Шут доскрёб остатки каши из котелка и облизал ложку.

Вздох.

— Чего ещё? — Джастер прислушался к бульканью и чавканью. — Снежноягодник? Да на кой он мне?

Я чуть не подскочила на месте, разом забыв про все свои страхи и переживания. Что значит «на кой»?! Это же летний снежноягодник! Он чуть ли не от всех болезней лечит! И стоит безумно дорого, потому что растёт на таких вот болотах с нечистью, жадной до человеческого мяса. Да я за пригоршню этих ягод могу столько золота получить — на несколько лет безбедной жизни хватит! В этом Кронтуше одну ягодку можно за «бутон» продавать, а то и целую «розу» просить!

Шут же лишь мельком взглянул в мою сторону, по-прежнему разговаривая с болотником.

— Ладно, присылай утром своего проводника. Посмотрю, что у тебя там за снежноягодник…

В ответ на мои полные горячего любопытства взгляды хмурый Джастер ничего не сказал, только закутался в плащ и улёгся спать. Мне ничего не оставалось, как последовать его примеру.

Тёмник, чьё присутствие я ощущала неподалёку от лагеря, прятался под лапами елей и даже не смел приближаться к нашему лагерю.


Проснулась я на рассвете, стуча зубами от холода. Плащ насквозь промок от росы, от болота шёл холод, а белый туман поднялся настолько высоко, что почти добрался до нашей полянки. Собственно, вместо болота в сером утреннем свете я видела только белесое одеяло, укрывшее собой всё.

Я уж совсем решилась подобраться к Джастеру поближе, желательно под плащ, когда из тумана беззвучно появилась сначала одна белая когтистая и скользкая на вид лапа с острыми длинными пальцами, а за ней вторая. Старая хвоя бесшумно проминалась под лапами отвратительной твари. Следом из тумана возникла большая и приплюснутая голая голова с алыми точками глаз и двумя дырками вместо носа. Выползень скалил редкие острые зубы и принюхивался, отвратительно дёргая верхней губой. Почуяв мой ужас, тварь уставилась на меня, и я не выдержала.

— Джастер! — Путаясь в юбке и плаще, я кинулась к спящему Шуту, чтобы врезаться ему прямо в грудь.

— Ты чего орёшь, ведьма? — хмуро вопросил он, сидя и придерживая меня одной рукой. Во второй был Живой меч.

— Вы-вы-вы…  — я только клацала зубами, трясущейся рукой указывая в сторону чудовища, прижавшегося к земле на границе тумана.

— А, проводник явился, — лениво зевнул Шут, отпустив и меня, и оружие. — Я уж думал, тебя тут заживо едят. Стоило так орать…

П-п-проводник?! Да он же людей жрёт! Он меня чуть не съел!

— Ладно, подожди пока. — Джастер небрежно махнул рукой, и выползень послушно отступил под нависшие лапы елей, снова скрываясь в тумане.

Да уж, вот так уснёшь на берегу болота, а утром от тебя одни косточки и найдут, если найдут…

— Всё, успокаивайся уже, — хмурый взгляд Шута подействовал на меня отрезвляюще. — Собирайся и пойдём тебе за ягодами.

Болото тяжело вздохнуло под туманным одеялом, медленно таявшим под первыми лучами солнца.

— Вот увижу, тогда отпущу, — ответил болотнику Шут. — Ничего, потерпишь ещё, не помрёшь. Всё, собирайся, ведьма. Хватит зря время терять.

Мне не оставалось ничего, кроме как встать на ноги, торопливо привести себя в порядок и собрать свои вещи. Судя по всему, Джастер мог отпустить болотника откуда угодно, и навряд ли мы сюда вернёмся.


Выползень бесшумно перебирал перепончатыми лапами, враскорячку перешагивая с кочки на кочку и почти распластываясь над водой. Если бы не лёгкий ветерок, разогнавший туман над тропинкой, жуткая тварь легко могла бы в нём скрыться и подобраться к утратившим бдительность путникам, чтобы полакомиться свежим мясом. Впрочем, Джастер шагал настолько спокойно, что я стыдилась своего страха, хотя замечала мелькающие по бокам и за спиной белые тени, почти сразу растворяющиеся в тумане. Конечно, я понимала, что болотник не настолько глуп, чтобы повторить вчерашнюю ошибку, но зубы всё равно нервно выбивали дробь. Я просто старалась, чтобы это было не так заметно.

Снежноягодник рос в глубине болота, на сухой возвышенности, в окружении редких кривых сосёнок. Памятуя, мимо каких топей и как извилисто мы шли, просто так сюда не добраться, даже если никто не тронет.

Выползень замер на краю этого острова, отступив в сторону и пропуская нас. Красные точки сверлили мне спину, пока я поднималась к кусту. Остальные выползни прятались по окрестным кочкам и зарослям камыша, бесшумно поднимали плоские головы из воды, внимательно следя за нами.

Впрочем, Джастера это ничуть не волновало.

— Устроит тебя? — равнодушно кивнул он в сторону куста, усыпанного белыми ягодами.

Я кивнула, одновременно чувствуя страх из-за окружившей нас нежити и ликование при виде драгоценного ягодного изобилия.

— Ладно, гуляй, заслужил. — Шут поднял руку и по-особому прищёлкнул пальцами. Где-то далеко довольно ухнуло, и по чёрной воде пошла мелкая рябь, словно чудище радостно плескалось, как рыба в речке. Выползни скрылись: солнечные лучи уже разогнали туман, а эти твари не терпели прямого света. Под чёрной водой тускло мелькали алые глаза и белёсые тощие тела: выползни вовсе не собирались оставлять нас без внимания.

Опасность как была, так и осталась.

— За одного битого двух небитых дают, — усмехнулся Шут, наблюдая как солнце превращает жуткое обиталище нечисти в обычное заболоченное озеро, пока я торопливо собирала ягоды в свою миску. Придётся ещё на полденька задержаться, чтобы их подсушить, но уж очень ценный откуп.

Отвечать на непонятную фразу я не стала: мало ли, вдруг опять рассердится…

— Ну что? — Воин обратил внимание на меня. — Готова?

Я кивнула: миска была полна с горкой. Я бы ещё взяла — весь куст обсыпной, да только деть некуда.

— Не жадничай, ведьма. Сколько раз тебе говорить…  — проворчал Джастер, и я торопливо отвела взгляд от куста.

И вовсе я не жадничаю…  Просто когда ещё будет такая возможность?!

— Идём. — Шут не собирался давать мне поблажек. А учитывая, кто охранял этот кустик, спорить было просто глупо.

Я не сомневалась, что одинокую ведьму никто бы из местной нечисти не пожалел. Дёрнуть за ногу в воду — и всё. Только булькнуть успею.

Уходили от снежноягодника мы самостоятельно и не той тропой, что пришли. Островок соединялся с берегом узкой грядой. Наверняка раньше это был далеко выступающий мыс или даже полуостров. В любом случае, сейчас мы шли посуху, пробираясь между редких чахлых сосенок, и я не сразу обратила внимание, что Джастер что-то ест.

— Что ты ешь?

Он показал горсть, наполовину полную белых ягод. И когда успел?

— А разве их можно есть? — Моё чутьё травницы, которое за последние несколько дней заметно обострилось, подсказывало, что обращаться с ягодами надо осторожно. Было в них что-то мне непонятное. Какая-то неуловимая двойственность. Но раз он так спокойно их ест…  Я потянулась к своей миске, которую так и несла в руках, но тут же была неожиданно остановлена Шутом.

— Нет, вообще-то. — Он двумя пальцами придержал меня за запястье. — Они почти ядовитые.

— Тогда почему ты ешь?

— Мне можно.

— Почему?!

Джастер смерил меня внимательным взглядом и усмехнулся.

— Хорошо, Янига. Место для лагеря найдём — узнаешь.

С этими словами он опустил мою руку и снова пошёл вперёд, окончательно распалив моё любопытство. Но нарушать негласный запрет я не осмелилась, только тихо обрадовавшись, что Шут снова стал со мной разговаривать. Подожду до привала. И кроме как о ягодах, вопросов у меня много. Надеюсь, они его не рассердят…

— Джастер…  Почему ты их не убил?

— Кого?

— Болотника, выползней, тёмника, и…

— А почему я должен был их убивать? — Нахмурился воин, оглянувшись через плечо. — Мы здесь гости, они у себя дома, за порядком следят, травы-ягоды редкие охраняют, людям хитничать не дают. Ну, сглупил у них хозяин, бывает, жабья морда — она и есть жабья морда. Я его просто на место поставил, чтобы не забывался и за своими следил. Теперь поумнее будет, нахрапом не полезет и своим закажет. Ягодами этими он передо мной извинялся. Что ты так на меня смотришь?

— Хочешь сказать, что это ты не меня защищал, а…

— А от кого тебя защищать-то было? Тебя же никто не трогал. Даже не пытался. И рот закрой, комары залетят.

Джастер развернулся и продолжил идти между деревьев, оставив меня потрясенно переваривать совершенно иной взгляд на случившееся.

Выходит, лесная нечисть и впрямь оказалась умнее болотной…

Когда под ногами оказалась настоящая твёрдая земля, Шут остановился и осмотрелся из-под руки.

— Далеко ушли…  — Он недовольно хмурился. — И короткой тропы нет…

— Очень далеко? — осторожно полюбопытствовала я.

— Ну да. Мы на север ушли, а нам к югу надо. А чаща здесь совсем непролазная, даже местные не жалуют, обходить придётся. Дня два уйдёт. Затем к дороге выйдем.

Местные не жалуют? Это он опять про нечисть всякую?

— Разве ты не рад?

— Чему?

— Мне кажется, что ты не очень любишь людей. — Я осмелилась высказать свои наблюдения. Но ответ получила неожиданный.

— В каком виде? — невозмутимо поинтересовался Джастер. — В сыром, жареном, варёном, копчёном, тушё…

— Ты прекрасно меня понял!

— В сыром и болтливом я их определенно не люблю. — Он сделал вид, что не расслышал. — А вот если выпотрошить и пожарить на костре, то вполне себе…

— У тебя отвратительные шутки! — рассердилась я. И чего жалела, спрашивается, когда он молчал?! — Не хочешь говорить, так и скажи, а не…

— И да, и нет. — Он перебил меня сухо и холодно. От шутливого тона не осталось даже тени. — От конкретного человека зависит. Если это всё, то будь добра — помолчи. Мне надо сосредоточиться.

Он снова осмотрелся, выбрал направление и пошёл вдоль края болота, постепенно углубляясь в лес. Мне ничего не оставалось, как молча идти следом, сердиться на хмурого Шута и думать, почему нечисть и нежить ему дороже людей…


На ночёвку мы остановились довольно поздно, зато Джастер нашёл родник, что было очень кстати: я с удовольствием умылась и напилась.

— Ты обещал объяснить про снежноягодник. — Я раскладывала добычу на просушку, пока Шут разводил костёр и набирал воду из родника.

— Ты по деревьям лазать умеешь? — Он повесил котелок над огнём.

— По деревьям? — Он опять меня удивил. — Нет, конечно. Разве это надо для…

— Да нет, — перебил Джастер в своей неподражаемой манере. — Иди сюда.

Он отошёл к крепкому молодому ясеню, росшему на краю крохотной полянки. Я убедилась, что все ягоды разложены ровно, отряхнула руки и подошла к нему.

— Спиной к стволу встань и руки назад сделай, — спокойно попросил воин.

Недоумевая, я выполнила его просьбу и тут же пожалела об этом, ощутив на запястьях веревочную петлю.

— Ты что делаешь?! Развяжи меня немедленно!

— Это для твоей безопасности. Ещё спасибо мне скажешь. — Джастер невозмутимо сделал своё грязное дело, отошёл к разложенным ягодам и почти сразу вернулся.

— Ты что задумал?! — Я пыталась испепелить его гневным взглядом, но видела только насмешку в серых глазах.

— Ты хотела ответы, вот сама всё и узнаешь. — Он поймал меня за подбородок и впихнул белую ягоду мне в рот. — Жуй тщательно. Семечко тоже.

Всё ещё сердясь на этого грубияна, я перекатила ягоду языком. Шершавая, тугая…  Мякоть была плотной и сладковатой, а крупное семечко оказалось не твёрже ядра лесного ореха и почти таким же на вкус.

— Ну как? — поинтересовался Шут.

— Вкусно…  — Я задумчиво разжевала приятную смесь и посмотрела на мужчину. В наступивших сумерках его кожа даже через одежду светилась золотистым цветом, а волосы напоминали всполохи огня, если бы огонь был цвета солнца…

При виде такого восхитительного зрелища кровь в моих жилах побежала быстрее.

— Ты очень красивый…  — почти промурлыкала я, надеясь, что он подойдёт ближе и поступит со мной так, как должен поступать мужчина с женщиной.

— О, действует, — удовлетворённо кивнул синеглазый и золотой Джастер. — Наслаждайся, ведьма.

Он развернулся и пошёл к тусклому костру, оставляя за собой в воздухе мерцающий искрами след, а я рванулась за ним следом. Точнее попыталась, потому что проклятое дерево не пускало меня!

— Джастер, стой! Подожди! Вернись! Я хочу тебя!

Шут оглянулся, усмехнувшись, и остался у костра.

Волны вожделения накатывали на меня одна за одной, доводя почти до безумия. Я кричала, стонала, умоляла его прийти ко мне. Я мечтала сорвать с себя одежду и отдаться ему, как пожелает. Я была готова бежать за ним на край света и дальше, лишь бы он дал мне желаемое. Я была готова умереть за него и убивать за него…

Ночь стала чёрной водой, лес и костёр отражениями заплясали на её волнах и растворились в небытии. Я не видела ничего, кроме Шута.

Неистово желанный и такой недостижимый, Джастер представал передо мной прекраснейшим янтарным и солнечноволосым обнажённым богом с глазами синее неба. За его спиной раскрывались крылья, сотканные из света и ветра. Крылья исчезали, и золотой бог становился белокожим брюнетом в чёрном, глаза которого меняли цвет с вишнёвого на густой зелёный. В следующий миг белоснежный плащ гладких волос, взрезанный острыми кончиками ушей, падал на обнажённую спину. Из-под верхней губы появлялись тонкие клыки, а глаза обретали глубину и цвет речного льда. Я видела, как за спиной Шута распахивались кожистые крылья, а тело покрывалось лиловой чешуей, и он обретал облик чудовищного огромного ящера, каких не бывает в мире. Ящер же уступал место сгустившемуся облаку мрака, у которого были только очертания человека, а вместо глаз сияло такое жуткое золотисто-коричневое нечто, что кровь стыла в жилах, и сердце почти отказывалось биться от ужаса. Но даже в таком виде Шут оставался невыносимо прекрасным и самым желанным для меня…

И я рвалась, тянулась к нему, билась, не в силах разорвать путы или освободиться иным образом…

Наконец, он смилостивился над моими мольбами.

— Ну что, хватит тебя мучить, ведьма? — Прекрасный и ужасный, с каждым шагом меняющий облик, солнечноволосый Джастер шёл ко мне.

Я же изнемогала от сжигающей страсти, опустившись на колени, изо всех сил стремясь к этому мужчине.

— Возьми меня…  Хочу тебя…

— А как же. — Прекрасный бог протянул руку, двумя пальцами приподняв мой подбородок. От этого горячего прикосновения захлестнуло новой волной сумасшедшего вожделения. Шут же с лёгкой улыбкой обвёл большим пальцем контур моих губ, и я чуть не захлебнулась от этой ласки.

— Дай…  — Я жадно попыталась поймать его пальцы губами. Прикоснуться хотя бы так, почувствовать его частичку в себе…

— Да-ай…

— Дам, — усмехнулся он, и в следующее мгновение его пальцы глубоко проникли мне в рот, дразняще пощекотав у самого горла. Но вместо наслаждения тело вдруг сотрясла совсем другая волна!

Ошеломлённая и испуганная, я согнулась в рвотных позывах, а он держал меня за волосы и издевательски подбадривал.

— Вот и молодец, вот и умница, девочка…

Когда миновал первый порыв, Шут приподнял мне голову и поднёс к губам чашку с водой.

— Пей, — серые глаза воина смотрели требовательно и внимательно. — Пей, и повторим ещё раз. Тебе надо очистить желудок от яда.

Я послушно выпила, и меня снова рвало.

Только после третьего раза, когда я уже без сил легла на землю, он счёл издевательство оконченным, развязал мне руки и помог добраться до костра.

— Ну что, ты удовлетворила своё любопытство, ведьма? — Джастер в своём нормальном виде и со знакомой усмешкой смотрел на меня. — Или дать тебе ещё полакомиться? Очень уж ты просила, чтобы я пришёл. Я чуть не поддался.

Он ещё и издевается…  Я с содроганием покосилась в сторону белеющих в темноте ягод и покачала головой. Состояние было отвратительным. Перед глазами всё плыло, и даже лёжа мне казалось, что я куда-то падаю. Да и стыдно было за всё, что я наговорила…  Как уличная девка…

— Что…  что это было?

— Яд, я же сказал. — Джастер протянул мне чашку. — Вот, выпей. Это целебный отвар. Он тебе поможет. Только пей маленькими глотками.

Сесть удалось с трудом, но чашку я удержать смогла. Приятно горячая, терпкая и пахнущая хвоей жидкость лилась в горло, и я действительно начинала чувствовать себя лучше. Земля обрела твёрдость и не стремилась сбежать из-под меня.

— Мякоть вызывает в женщинах безумную страсть, а семечко заставляет любого человека видеть то, чего нет, — пояснил Шут, не дожидаясь моих вопросов. — За это ягоды и ценят так высоко. И очень быстро к ним привыкают.

— А как…  же…  ты? — прохрипела я осипшим голосом, протягивая чашку обратно. Натёртые веревкой запястья горели огнём, да и остальные суставы тоже болели. Рвалась к Джастеру я нещадно. И ведь даже жуткие видения не отпугивали…

— Я? — Он усмехнулся. — Так я семена не ел. А мякоть на мужчин не действует.

Вот ведь хитрюга какой…

— П-поэтому ты…  удержался?

Джастер коротко взглянул на меня, забрал опустевшую чашку, налил в неё остатки отвара из котелка и снова протянул мне.

— Во-первых, я не терплю насилия и принуждения, ведьма. Особенно в этом. Говорил уже. Во-вторых, если бы я поддался или подождал ещё немного — ты бы с ума сошла. — Он не шутил. — От целой ягоды исход всегда один, но с получением желаемого это будет быстрее и приятнее. Вообще, с этих ягод ты бы на любого мужика кидалась, даже самого неприятного и отвратительного для тебя. Так что я не обольщаюсь.

— С…  спасибо…  — Я уткнулась лицом в чашку, чувствуя стыд, и благодарность, и…  тихое ликование глубоко в душе оттого, что он всё же не остался равнодушным.

— На здоровье, — отозвался Шут. — Допивай, ложись и спи. Сейчас для тебя это лучшее лекарство.

Я кивнула и легла, уже сквозь наваливающийся сон почувствовав, как бережно опустился на меня плащ.


На следующее утро я встала поздно. Точнее, просыпалась на рассвете от холода, но Джастер укрыл меня вторым плащом, и я снова заснула, очень быстро согревшись.

— Доброе утро. — Шут сидел у костра, вырезая очередную игрушку, когда я высунула нос из своего укрытия. — Как себя чувствуешь?

— Лучше, спасибо. — Я только поразилась внезапной смене его настроения. Сейчас он совсем не походил на мрачного и жуткого воина, одним махом поставившего болотника на место и распугавшего всю нежить в округе. Да и от грубого хама и насмешника не осталось и следа.

Напротив меня сидел красивый ясноглазый парень, с добрым и чуть насмешливым взглядом, балагур и сердцеед, в руки которому напрашивалась лютня, а не оружие. Светлые пряди задорно падают на весёлые глаза, улыбка ироничная и мальчишеская одновременно. Берет с пером, наряд яркий — и у обаятельного красавца-менестреля отбоя от женщин не будет.

Неужели он на самом деле вот такой? Молодой шут и музыкант, чьё призвание дарить людям радость и улыбки…

И ведь до чего очарователен, нахал…

Я поспешно отвела взгляд, чтобы не выглядеть совсем уж влюблённой дурочкой.

Странно, что вместо настоящего Джастера я вчера видела нечто невообразимое. И ведь оно мне казалось самым настоящим. Особенно та жуть с глазами…  Брр!

Накорми он меня только семечком, я бы от ужаса в лес рвалась, сбежать куда подальше, а не к этому чудовищу.

Так, всё, хватит о ненужном думать. Пока он в хорошем настроении, можно кое-что спросить.

— Откуда ты всё это знаешь? Ты же меня на год-два всего старше!

В ответ на удивлённо приподнятые брови я довольно пояснила:

— У тебя усы не растут ещё.

— А, это да-а. — Он задумчиво погладил гладкие щёки и подбородок, знакомо усмехнулся и сразу стал похож на себя обычного. — Так я в книге ведьмовской прочитал. Настоящей.

Ну вот. Только стоило порадоваться, что он грубить перестал…  Но на это я больше не поведусь, не дождётся.

— И почему сразу не сказал?

— Один битый умнее двух небитых. — Он внимательно смотрел на меня, заодно пояснив вчерашнюю непонятную фразу. — Я бы объяснил, а ты бы всё равно попробовала. Проще и быстрее было накормить тебя под приглядом, чем ловить потом по всему лесу. Или отбиваться посреди ночи от сумасшедшей ведьмы.

Хмм…  то есть, если бы я решила попробовать только мякоть, он бы не устоял?

— Даже не думай, ведьма. — Шут проследил мой взгляд и посерьёзнел окончательно, сразу становясь грозным воином. — Выпорю. Жгучкой. По голой заднице. Неделю враскорячку ходить будешь.

Я только фыркнула и рванула в кусты, так как потребность облегчиться дала о себе знать.

В серьёзности угрозы я ничуть не сомневалась. Жгучкой выпорет…  Брр!

Да от неё волдыри только неделю сходить будут, а язвы и рубцы от них — еще дней десять! Хорошо, если шрамы не останутся, а то так и буду рябая ходить ниже пояса, даром что ведьма…  Ни один мужик не соблазнится!

И не важно, что жгучка — отрава редкая, он — найдёт!

Я же не его возлюбленная, а всего лишь навязавшаяся деревенская ведьма…

И тут меня озарило: неужели он так ведёт себя именно потому, что хочет заставить меня отказаться от исполнения договора? А я, глупая, не понимаю его прямых намёков…

От таких мыслей настроение резко испортилось, и на поляну я вернулась в мрачном расположении духа.

Джастер же только покосился в мою сторону, но расспрашивать ни о чём не стал, только хмыкнул, чем ещё больше укрепил меня в ужасных подозрениях.


На лесную дорогу, ведущую к торговому тракту, мы вышли до того, как солнце поднялось над вершинами деревьев. Моя торба была забита редкими травами, а сумка — отличными зельями, что сулило невиданные прежде заработки. Белые ягоды, по совету Шута, я вышелушила от семян, но выкидывать ядра не стала, ссыпав в отдельный мешочек, который Джастер забрал себе, «от греха подальше», как он выразился. Я спорить не стала, решив, что потом попробую приготовить любовные зелья именно для женщин. По крайней мере, Шут не возражал против этой идеи. Учитывая, насколько сильное действие оказывала мякоть одной ягоды, — запаса для зелий хватит надолго.

Туфли и платье после лесного путешествия пообтрепались и требовали чистки и стирки, зато плащ выдержал все испытания и выглядел вполне прилично.

Но, прежде чем возвращаться к людям, я остановилась, глядя в спину идущего впереди Шута.

Не могу я так больше. Не могу.

Может, я снова делаю глупость, но я должна знать, что он думает обо мне на самом деле.

— Джастер…  — Он чуть замедлил шаг, а я решительно набрала воздуха и выпалила на одном дыхании: — Скажи честно: ты хочешь разорвать наш договор? Да или нет?

Он развернулся и внимательно посмотрел на меня. Сердце в груди забилось, а в коленях появилась предательская слабина.

Но Шут себе не изменял.

— Ты передумала, ведьма? И почему же?

Пришлось сглотнуть комок в горле. Почему…  Опять он надо мной издевается.

— Потому что я…  я много глупостей наделала. — Я смотрела в землю. — Я не знаю, как тебе помочь. Ты считаешь меня плохой ведьмой. И, как женщина, я тебе не нравлюсь.

Шаг, другой — и он уже рядом. Ноги по щиколотки утопают в траве, на чёрной ткани играют яркие солнечные отсветы. Серебряная пряжка на поясе, ладонь на рукояти Живого меча. Едва уловимый тёплый запах. Его запах. Ставший для меня таким родным и желанным…

— Ты хорошо подумала, Янига? Ты на самом деле этого хочешь?

Мне показалось, или в его голосе прозвучала…  горечь?

Я подняла голову и неожиданно увидела не стальную стену, а живой взгляд серых глаз. Внимательный, глубокий и…  с затаённой грустью?

Это стало последней каплей.

— Нет. — Я обхватила Шута руками, обняв и прижавшись лицом к груди, не обращая внимания на впившуюся в щёку перевязь. — Я хочу остаться с тобой и помочь тебе. Очень хочу.

Джастер молчал. Молчал так долго, что я, слушая, как размеренно бьётся его сердце, потеряла всякую надежду и мысленно прощалась и с Шутом, и со своими мечтами стать настоящей ведьмой в его глазах, и…

Воин глубоко вздохнул, вынуждая меня отстраниться. Я разжала руки, отступила назад и замерла с опущенной головой, как ученица перед наставником, ожидая отказа. Но он вдруг легко взял меня двумя пальцами за подбородок и заставил посмотреть на него. Глубокий взгляд тёмно-серых глаз проникал в самую душу и был настолько серьёзен, что у меня даже дыхание перехватило от волнения.

— Знаешь, в чём твоя беда, ведьма? Ты не ценишь себя и то, что делаешь. Я подтверждаю наш договор, Янига. Ты помогаешь мне, я помогаю тебе. Твоя судьба исполнима. Всё, не спрашивай меня больше об этом.

Каждое слово весомо падало куда-то вглубь меня, и оставалось там каменной глыбой под тёмной поверхностью моего дара, становясь основанием чего-то очень важного…  Ничего подобного я не испытывала раньше. Я понимала только одно: всё сказанное связало нас с Джастером намного сильнее, чем моё слово ведьмы.

Но не успела я обрадоваться и осмыслить пережитое, как он снова стал обычным насмешником, резко выводя меня из этого нового, глубинного ощущения самой себя. Словно из настоящей глубины на поверхность одним рывком вытащил.

— Поэтому выброси ерунду из головы, вытри слёзы и хоть причешись, а то народ распугаешь. — В его руке неожиданно появился резной гребень с длинной ручкой. — Подумают ещё, что ты чудище лесное.

Вот ведь! И приятно очень, что он для меня такую вещь сделал, и…  Только я обрадуюсь и расчувствуюсь, как он обязательно скажет какую-нибудь грубость! Можно подумать, я не расчёсываюсь каждый день!

Мне было одновременно и смешно, и обидно, но в то же время я вдруг поняла, что эти мои переживания лежат высоко над той глубиной, которую я внезапно обнаружила в себе. Так, хватит. Потом обо всём этом подумаю.

Прикусив губу, чтобы справиться с противоречивыми чувствами, я взяла подарок. Гребень был прост и при этом незатейливо красив, как все поделки Джастера. В руке он лежал очень удобно и по волосам прошёлся неожиданно легко. Не дёргал, не путался, а словно гладил бережно…

— Не увлекайся, а то весь день простоим. — Насмешливый Шут опять развеял приятное. — Теперь запомни. С этого момента ты — госпожа ведьма Янига, а я — твой охранник. Всё. Ничего личного. Голову не опускай, спину держи прямо и веди себя достойно госпожи ведьмы. По сторонам не пялься, как девка деревенская, пальцем не показывай, ко мне, как к охраннику, обращайся. В общем зале долго не сиди, лучше в своей комнате и ешь, и посетителей принимай. С ценой не продешеви. Меня к другим женщинам не ревнуй. Комнаты будем снимать разные.

Теперь я обиделась куда сильнее, чем на «лесное чудище». Только спорить с Джастером бесполезно.

— Ничего, потерпишь. — Усмехнулся этот нахал, сразу поняв причину моего настроения. — Думай о деле, а не о постели, ведьма.

Вот ведь, хам! Я что — девка беспутная?! И что он там говорил про «сидеть в комнате»?!

— Мы же на ярма…

— Ярмарка — это моя забота. Делай, как говорю, и всё будет хорошо.

Опять он всё с ног на голову переворачивает! Где это видано, чтобы ведьмы от людей прятались?! Всегда мы с Холиссой по ярмаркам и улицам ходили или в общем зале сидели, чтобы люди нас видели и за товаром подходили. Это когда Холисса дома жила, тогда, конечно, горожане к ней шли…

Но Джастер чихать хотел на все обычаи.

— Ты хочешь, чтобы я вообще в город не выходила?

— Почему? Выходи, только веди себя соответствующе. А ещё лучше охрану бери с собой. Не ты в покупателях нуждаешься, а они в тебе.

— С охраной? Так ты же всех покупателей своим видом распугаешь!

— Мой вид — не твоя забота, Янига. Думай о себе.

Он несколькими движениями поправил на мне платье и плащ, игнорируя моё недоумение.

— Вот, так намного лучше. Теперь духи доставай.

— Зачем?

— Чтобы ими пахнуть, разумеется.

— За…

— Хочешь поспорить, ведьма? — Джастер нахмурился.

Я, мигом вспомнив болотника, торопливо покачала головой и полезла в сумку за баночкой с душистой мазью.

— Вот сюда и вот сюда, — воин пальцем легко мазнул меня по запястьям и за ушами, заодно поправив волосы. — Запомнила?

— Да, — кивнула я, убирая баночку обратно в сумку. — А ты что будешь делать?

— Охранять молодую, привлекательную и богатеющую госпожу ведьму, конечно же, — усмехнулся воин, положив ладонь на рукоять Живого меча. — Как и положено наёмнику. Идём.

Сам Джастер выглядел так, словно и не бродил ни по каким чащобам и болотам. Одежда чистая, волосы слегка растрёпаны, как обычно. А ведь я ни разу не видела, чтобы он себя в порядок приводил. Отряхнулся, волосы пятернёй расчесал и пошёл…

Шут и в самом деле уже шагал по дороге в сторону тракта. Я вздохнула, убрала гребень в торбу и поспешила следом за своим необычным спутником.

Привлекательную госпожу ведьму…

Это он, правда, так думает или опять посмеялся надо мной?

То соблазняй его как женщина, то веди себя как госпожа…  Я бы ещё знала, как они себя ведут. Издалека видела, конечно, но знатные господа и дамы к нам с Холлисой не приходили, слуг присылали.

— Ты бы уж сам определился, что от меня хочешь, — тихо пробормотала я себе под нос и, догнав Шута, постаралась идти следом за ним с прямой спиной и поднятым подбородком.

5. «Госпожа Янига»

Узкая дорога, по которой мы шли, очень скоро вынырнула из-под покрова леса, полого спускаясь по склону в широкую долину, где несла свои воды широкая и спокойная Вистула.

Несмотря на предупреждение Джастера, я всё же сбилась с шага и приоткрыла рот, пораженная открывшимся зрелищем.

По берегам лоскутным покрывалом лежали бесчисленные поля и сады, с крохотными домиками имений и деревень. Серебристая гладь реки качала многочисленные скорлупки торговых и рыбацких кораблей. Сам Кронтуш широко раскинулся на правом берегу. В двух кольцах высоких стен сверкали шпили красных черепичных крыш и дворцовых башен, пристань щетинилась мачтами, как игольница хорошей портнихи иглами. Даже отсюда я видела, насколько город велик и красив. Конечно, я знала, что Кронтуш — столица юго-западной провинции, где проживает один из наместников короля, но не думала, что город…  такой огромный. Внешние стены, наверно, могли вместить в себя все города и деревни, в которых я побывала, и еще столько же места осталось бы…  Простёршийся за пределами стен пригород с полями и садами ещё больше усиливал это впечатление.

В ближайшие к нам распахнутые ворота Кронтуша непрерывным потоком вливалась река из торговых караванов, крестьянских телег с зеленью, дровами, разнообразной живностью и прочим товаром. Не меньший людской поток покидал город. Такое оживлённое движение я видела впервые в жизни.

Шум от людских голосов, скрипа колёс, мычания и хрюканья скотины, ржания коней на тракте стоял как на площади в базарный день. Даже отсюда слышно. Да и пахло похоже, несмотря на свежий ветер с реки.

А я-то думала, что Стерлинг — большой город. Понятно теперь, почему Джастер на меня как на деревенскую простушку смотрит…  Наверняка и в Кронтуше на меня так же смотреть будут. Платье у меня простое да пыльное, и сама я…  Может, не стоит туда идти?

— Янига.

Я вздрогнула, поняв, что, погрузившись в грустные мысли, едва не врезалась в поджидающего меня Шута.

— Что? — Я остановилась возле Джастера.

До тракта было с полполёта стрелы, и на нас не обращали внимания, к тому же стояли мы в тени деревьев. Каждый в очереди был занят своим делом. Кто-то дремал, кто-то ругался, кто-то лениво смотрел по сторонам поверх голов. И никто не собирался уступать своего места соседу: все торопились в Кронтуш, чтобы успеть подготовиться к очередной ярмарке. Потому любой, кто пытался объехать вперёд, тут же осаживался впереди стоящими. Ссоры вспыхивали и затихали, служа скорее способом скоротать время, чем реальным поводом для драки.

Хвост этой очереди был далеко, въезжали телеги в ворота достаточно неторопливо, и хотя пеших путников я не заметила, мы вполне могли войти в город только к вечеру.

— Иди за мной, помни, что ты сильная ведьма, и веди себя, как я сказал. Остальное — моя забота. Поняла?

Он говорил негромко и не оборачиваясь, прищуром оценивая открывшуюся картину. Моего ответа Шуту не требовалось, но я всё равно кивнула, пытаясь почувствовать себя неизвестной мне «госпожой ведьмой». Получалось плохо.

— Идём.

Джастер поправил перевязь и легко пошёл по дороге в сторону тракта. А я приподняла юбку, чтобы не путалась в ногах, и постаралась идти за ним, словно знатная дама: с достоинством и глядя перед собой.

Я думала, что Джастер направится в хвост очереди, но он вместо этого свернул с дороги, не доходя до тракта, и прямо по обочине зашагал в сторону ворот, минуя большой торговый караван.

Мне ничего не оставалось, как последовать за ним, молча поражаясь его непомерной дерзости.

И вот теперь нас заметили.

Обычный говор крестьян, торговцев и прислуги затихал, растекаясь по каравану волной удивлённых шёпотков и пересудов. Я всем телом ощущала любопытные и недоумённые взгляды, впервые чувствуя себя не ведьмой, а товаром на прилавке или неведомой зверушкой. Мне было не по себе, хотелось извиниться за такую дерзость и наглость и убежать обратно в лес, но вместо этого я продолжала идти за Джастером, стараясь делать вид, что так и надо.

Шут же шагал к воротам так невозмутимо, что я невольно успокоилась. Он же сказал, что я должна изображать госпожу ведьму, а остальное — его забота…  В конце концов, я уже не раз убеждалась, что он знает, что делает.

Под волну удивлённых шепотков и пересудов мы успели миновать несколько повозок каравана, когда охранники опомнились от такой неслыханной наглости и перешли к делу.

— Эй! Эй ты, сопляк, тебе говорю! Куда со своей девкой прёшь?! Думаешь, железки прицепил — и всё можно?!

Черноволосый бородатый громила выбрался между телег и заступил нам дорогу. Кожаная куртка с металлическими бляхами была надета прямо на обнаженный торс, а на поясе я заметила меч и кинжал. Под загорелой смуглой кожей демонстративно перекатывались бугры мускулов. Охранник каравана впечатлял одним своим видом.

Но только не Шута.

Джастер остановился и внезапно обернулся ко мне с таким низким изящным поклоном, что я чуть было не открыла рот от удивления. Но под его коротким суровым взглядом вовремя опомнилась и нахмурила брови, показывая недовольство «госпожи ведьмы».

— Мои извинения за задержку, госпожа Янига. Я разберусь.

Под заинтересованными взглядами многочисленных торговцев, их прислуги, возниц и остальных охранников мне оставалось только величественно кивнуть, «разрешая» Шуту делать всё, что заблагорассудится.

И недоумевать про себя: где ж он таким манерам-то научился? Я ведь и впрямь с этого поклона себя почти госпожой почувствовала…

Неужели он всё-таки был шутом при дворе знатной дамы?

Джастер же развернулся к охраннику.

— Никто не смеет заступать дорогу госпоже Яниге. Так что будь добр, исчезни.

Ответом послужил громкий смех как самого зачинщика ссоры, так и многочисленных зрителей. Следовало ожидать…

— Слышь, ты, щенок, усы отрасти сначала, а потом тявкай! Забирай свою пигалицу, чучело огородное, и валите в ту дыру, из которой вылезли, пока я добрый!

Я не поняла, что сделал Шут. Смазанное пятно, изумлённый вскрик, резко наступившая тишина — и фигура в чёрном возвышается над охранником, уткнувшимся лицом в землю. Вывернутую правую руку громилы Джастер без видимых усилий удерживал за средний палец, ногой придавил голову противника, не давая тому даже вздохнуть, а Живой меч остриём легко касался блестевшей от пота шеи поверженного.

— Госпожа Янига — это тебе не пигалица и не девка, а могущественная ведьма, безмозглого мяса ты кусок. Благодари Забытых богов, что с тобой разбираюсь я, а не она. Я хотя бы убью тебя быстро. А от её проклятия ты о смерти до-олго мечтать будешь.

Вот ведь! Ну что он такое говорит! Он же так всех людей распугает! Я вовсе не страшная, да и не знаю я таких проклятий…

Однако слова Джастера произвели впечатление. Охранник заметно вздрогнул, да и зрители на телегах как-то сразу подались назад. Я же, по-прежнему хмурясь, постаралась ничем не выдать своих чувств и мыслей. А то ещё и мне от Шута достанется…

Под острием меча показалась кровь, глаза громилы выпучились от ужаса, потому что он не мог освободиться, несмотря на все попытки. И я решила вмешаться.

Не смотреть же на самом деле, как он этого бедолагу из-за ерунды убивать будет?!

— Оставь его, Джастер. Не стоит начинать этот день с кровопролития.

Шут нахмурился и с видимой неохотой отвёл меч от шеи поверженного «пса».

— Как скажете, госпожа. — Новый поклон, в сопровождении смачного хруста, и охранник взвыл дурным голосом: его правая рука упала на землю, неестественно вывернутая сразу в локте и плече. Впрочем, торчащему в обратную сторону пальцу тоже не поздоровилось…

— Ах ты!..

— Только вякни — язык отрежу. — Совершенно спокойно заявил Шут, сильнее надавив ногой на голову заскулившего страдальца и не обращая внимания на ощетинившуюся мечами охрану каравана.

И это он ещё себя добрым называет?!

— Отвали от Махмара, парень! Тебе же хуже будет! — Охранники, однако, не спешили переходить от слов к делу. Всё же не в лесу, а под стенами города да при свете дня. Вон свидетелей сколько, все участники смертоубийства на виселицу пойдут.

— Да ладно? — Шут вызывающе вздёрнул бровь, чуть подался вперёд, на губах появилась нехорошая ухмылка, а Живой меч хищно блеснул в руке. Вся его поза так напомнила историю с болотником, что у меня мурашки по спине пробежали от внезапного страха и понимания.

Он не шутил. Джастер был готов убивать, и виселица его совсем не пугала. И «псы» каравана тоже это поняли. Я видела это по их лицам.

Да он что — с ума вдруг сошёл?! Это же не разбойники и не нежить, в конце концов! Мы сюда вообще торговать пришли!

— Джастер, немедленно прекрати! Хватит!

Мой приказ прозвучал действительно сердито и громко. И своей цели достиг.

Джастер с едва заметным усилием выпрямился, чуть помедлил и легко закинул Живой меч в кожаную петлю на поясе.

— Не умеешь драться — не дерись, — хмыкнул Шут как ни в чём не бывало, перешагнул незадачливого охранника, не забыв в последний раз вдавить его лицом в землю, и направился ко мне.

Я не успела облегчённо вздохнуть и порадоваться, что обошлось без кровопролития, как из-за телег выступил хозяин каравана. Одежда из шёлка и бархата, на руках перстни, каштановая борода с проседью. Держался он важно, почти лениво, но чёрные глаза смотрели внимательно и цепко. Интересно, сколько он там стоял, наблюдая за ссорой Шута и своего «пса»?

Сопровождал караванщика поджарый, словно степной волк, воин в лёгком кожаном доспехе с металлическими нашивками и двумя мечами за спиной. Если караванщик смотрел на меня, то его охранник не сводил взгляда с Джастера.

Шут же стоял с таким видом, словно рядом с нами вообще никого не было. Каменное выражение лица. Как будто и не угрожал только что полкаравана вырезать…

— Нехорошо калечить чужих людей, госпожа ведьма, — начал караванщик, и я сразу напряглась, чуя, на что он намекает. И медяка не поучишь за своего хама! Скажи спасибо, что он вообще жив остался!

— Махмар мне верно служит…  хм…  служил. — Караванщик бросил короткий взгляд на страдальца, которому двое товарищей помогли подняться и пытались помочь с перебитой рукой. — А ваш…  охранник покалечил его ни за что.

Ни за что?! За дело он его покалечил! За дело!

— То есть оскорбление ведьмы — это «ничто»? — Я сложила руки на груди и нахмурилась уже по-настоящему. — С каких это пор так стало?!

Караванщик открыл рот, чтобы возразить, но внезапно вмешался Джастер.

— Госпожа Янига, только не гневайтесь! — Он в один миг оказался между мной и опешившими от такой прыти мужчинами. — Умоляю, только не проклинайте их!

Шут рухнул передо мной на колени и просяще сложил перед собой ладони.

— Я не хочу ещё раз это видеть! Это слишком ужасно даже для меня!

Ничего подобного я не ожидала настолько, что просто замерла, как столб, не в силах поверить глазам и ушам. Что он вообще делает?!

— Я уверен, что это просто недоразумение, госпожа Янига! Виновник уже наказан, а господа не будут затевать новой ссоры. Не так ли, уважаемые?

Джастер на одном колене развернулся к мужчинам, не меньше меня поражённым такой выходкой. Ладонь Шута ненавязчиво лежала на груди, подтверждая чистосердечность сказанного, но в опасной близости от рукояти фламберга.

Глядя на это, я вдруг подумала, что Джастер своим чудовищным мечом легко достанет до обоих мужчин, а те даже не сумеют как следует защититься…

И их убийство положит начало кровавой бойне, где выживших казнят на виселице за нарушение законов королевства.

— Э-э…  м…  — растерянно протянул караванщик, переглянувшись со своим охранником. Тот не сводил взгляда с Джастера, точнее с огромного меча за его спиной. Пальцы наёмника подрагивали, выдавая готовность к драке, но всё же он едва заметно качнул головой. Неужели подумал о том же, о чём и я?

К счастью, караванщик решил не обострять ситуацию.

— Не будем ссориться, госпожа ведьма. Ваш…  человек прав, это недоразумение.

— Хорошо. — Я успела прийти в себя и ответила почти спокойно, как подобало «госпоже ведьме». — Рада, что мы друг друга поняли. Идём, Джастер.

Шут вскочил на ноги, едва уловимым движением отряхнув колени, и я увидела его поклон в третий раз.

— Как скажете, госпожа.

Он выпрямился и с невинной улыбкой посмотрел на мрачного караванщика с его охранником.

— Госпожа Янига завтра на ярмарке будет продавать зелья. Приходите, уважаемые! Не пожалеете!

Караванщик невнятно хмыкнул в бороду от такого приглашения, а его охранник, прищурившись, смотрел на вновь невозмутимого Шута, как на опасного зверя.

— Идём, Джастер.

Шут коротко кивнул и снова пошёл впереди.

Провожаемая внимательными и задумчивыми взглядами, я приподняла юбку и последовала за Джастером под негромкий неразборчивый шепоток со стороны тракта, размышляя над странным поведением Шута и придуманной им историей с неведомыми ужасными проклятиями.

Быть «госпожой Янигой» мне понравилось, но становиться пугалом совсем не хотелось.

До самых ворот нас больше никто не останавливал.


Стражники на воротах удивлённо переглянулись, видя, что никто из желающих попасть в город не спешит осаживать таких наглецов.

— Кто такие? Зачем пришли? — один из них перегородил дорогу копьём.

— Госпожа Янига прибыла на ярмарку торговать ведьмовскими снадобьями. — Джастер снова взял разговоры на себя. — Приглашает всех нуждающихся. Берёт дорого, но лучше зелий вы не найдёте.

— Прям уж и не найдём, — негромко рассмеялся второй стражник, пересчитывая отсыпанные Шутом монеты. — Проходите, госпожа ведьма. Вам повезло: кроме вас, в городе пока нет других ведьм.

Я кивнула и поспешила за Шутом, стараясь не слишком сильно глазеть по сторонам, чтобы и в самом деле не выглядеть деревенской девчонкой.

Кронтуш поразил меня своими размерами и многолюдностью. Мощённые камнем улицы сплетались в настоящую сеть. Вдоль каменных рек и ручьев отвесными скалами возвышались дома в два и даже в три этажа. Люди спешили по своим делам кто куда. Мастеровые работали, зазывалы нахваливали товар в лавках, женщины несли корзины с продуктами, малышня помогала им или цеплялась за материнские юбки. Слуги из богатых домов, подростки, снующие с поручениями, подмастерья, школьные учителя…  — кого только ни было в этой шумной людской круговерти.

Многие горожане обращали на нас внимание, и я спиной чувствовала долгие взгляды, провожавшие нас.

Впервые я подумала, что мы с Джастером очень необычно выглядим рядом. Оба в чёрном, но он высокий, выше многих, в шутовском наряде, с оружием и лютней за спиной. И я, молодая рыжая ведьма в достаточно потрёпанном платье и достающая странному охраннику до груди…

Да о такой колоритной парочке очень скоро поползут самые разные слухи и сплетни. А уж после того, что он устроил на тракте…

Интересно, об этом он тоже подумал, когда решил идти в Кронтуш?

Пока я предавалась размышлениям, стараясь при этом следовать советам Шута, чтобы выглядеть как «госпожа ведьма», он сам шёл как ни в чём не бывало, уверенно сворачивая с улочки на улочку, пока не остановился перед большим постоялым двором с выразительным названием «Яблочный гусь». По крайней мере, я именно так поняла намалёванную у входа вывеску.

Джастер толкнул дверь и вошёл внутрь.

Большой зал оказался на удивление чистым: все полы и столы выскоблены набело, мебель на редкость не груба и массивна, а аккуратно сделана и даже украшена незатейливой резьбой. Камин без золы, стены и потолок побелены и даже расписаны видами различных блюд. Чаще всего на стенах встречался тот же яблочный гусь, что и на входе в гостеприимное заведение.

Несмотря на ранний час, посетителей было много: почти все столы заняты. Зажиточные торговцы с помощниками и прислугой, состоятельные ремесленники — все они приехали на ярмарку. Даже менестрель в углу за столиком сидит, обед за обе щеки наворачивает…

Не давая мне времени как следует оглядеться, Джастер прошёл к стойке, где лысоватый человек склонился над толстой книгой. Нам вслед тоже смотрели, но, кажется, я начинала к этому привыкать.

— Рад приветствовать госпожу ведьму. — Хозяин «Гуся» обладал почти такой же внешностью, как и птица, давшая название его заведению. — Чем могу служить?

— Комнату для меня и лучшую комнату для госпожи ведьмы. — Джастер сразу перешёл к делу. — Ещё для госпожи горячей воды для мытья, и…  — он стрельнул взглядом по сторонам, — обед в комнаты мне и госпоже.

— Всё будет в лучшем виде, почтенный. — Гусь-хозяин кивнул и словно склюнул золотой «бутон» со стойки. Но чуть задержался в наклоне, потянув носом, как будто принюхивался к чему-то. — Не беспокойтесь ни о чём. Тарьяна! Проводи госпожу ведьму и её охранника в их комнаты.

Девушка-разносчица плюхнула пустой поднос на стойку и с лёгким поклоном пригласила нас следовать за ней.


Наши комнаты оказались на самом деле двумя в одной. Передняя, небольшая, где уместились кровать, крохотный столик и сундук со шкафом, явно предназначалась для прислуги. Вторая комната, отделённая от передней плотным тяжелым занавесом, оказалась просто огромной. В ней легко умещались обеденный стол с несколькими стульями, шкаф, кровать с тонким навесом, стол для письма, сундук для вещей — и ещё оставалось места столько, что мы с Джастером и служанкой чувствовали себя свободно. На чистом полу лежали тонкие домотканые ковры, на окнах красивые занавеси, в углу у входа — таз и кувшин с водой для умывания.

Я не успела и слова сказать от восхищения, как Джастер негромко хмыкнул.

— Что-то не так, господин? — тут же откликнулась Тарьяна.

— Это лучшая комната? — хмуро поинтересовался Шут. — Я просил отдельные комнаты себе и госпоже Яниге.

Служанка неожиданно смутилась.

— Простите, господин, госпожа, — она виновато поклонилась. — Это лучшая свободная комната. Сейчас очень много людей приезжают на ярмарки и…

— Хорошо, меня устраивает. — Я поспешила вмешаться, пока мрачнеющий на глазах Шут не устроил очередное пугающее представление. — Всё в порядке, Джастер.

— Как скажете, госпожа. — Холодный и вежливый короткий поклон.

— Ваш обед скоро будет готов. — Служанка с облегчением вздохнула и выпорхнула из комнаты, бросив прощальный взгляд на хмурого Джастера. Кажется, она тоже сожалела, что для охранника госпожи ведьмы не нашлось отдельной комнаты…

Дождавшись ухода девицы, Шут мрачно прошествовал в переднюю, сложил вещи на сундук и сел на кровать, закрыв руками лицо и зарывшись пальцами в волосы.

Решив, что самым лучшим будет пока его не трогать, я присела на свою кровать. Перина была мягкой, подушка — взбитой, и вообще, это была лучшая комната из всех, где мне доводилось бывать. А за окнами жил и шумел огромный и удивительный город…


Обед нам накрыли действительно быстро. Тарьяна и ещё одна девица принесли подносы, уставленные разнообразными блюдами. Здесь были овощи, птица, мясо и даже пироги с разными начинками. Из питья нам принесли два кувшина вина и воду.

Поняв, что хмурый Шут не собирается нарушать молчание за столом, я решила заговорить первой.

— Тебе не нравится эта комната, потому что мы вместе?

Он мрачно взглянул на меня.

— Придумаю что-нибудь. Я не буду здесь ночевать.

Я только молча проглотила обиду. Не то, чтобы я надеялась, что он вдруг передумает, но всё-таки…

— Джастер…  Что это было?

— Что именно? — холодно осведомился он.

Я вздохнула. Вот бы он все время так себя вёл, как при людях…

— Вообще всё. Что за представление ты устроил и наговорил про меня всяких ужасов?

— Представление — ты же сама сказала. И никаких ужасов я не говорил. Просто напомнил, что не следует оскорблять ведьму.

Ничего себе: напомнил…

— Я боялась, что второй охранник на тебя нападёт.

— Он же не дурак. Я бы их обоих убил быстрее, чем он меч достанет.

Некоторое время мы молчали, уделяя внимание еде, но мои вопросы не закончились. Раз уж намерен оставить меня в этой великолепной комнате одну, я хотя бы выясню его дальнейшие планы.

— Что мы будем делать с ярмаркой?

— Ничего. Пока. — Джастер положил ложку. — Сегодня отдыхай и приводи себя в порядок. В город без меня не ходи. Во-первых, здесь ворья полно, обчистят тебя, как младенца. А во-вторых, заблудишься — я тебя где искать буду?

Как ни обидно было это слушать, не признать правоту Шута я не могла. Кронтуш был слишком огромен, и, положа руку на сердце, этим он меня и манил и пугал одновременно.

— Не волнуйся, по городу погуляешь: мы задержимся здесь на пару дней, — успокоил меня Джастер. — Но сначала ярмарка.

Всего два дня в таком городе? Да я же ничего не увижу, кроме своей работы!

— А ты чем займёшься?

— Делами, — усмехнулся он, вставая из-за стола. — И найду место для ночлега. Кровати тут хорошие. В кои веки поспать можно, а не мучиться.


Отдыхать и приводить себя в порядок — это он не пошутил, как выяснилось. Едва служанка сообщила, что купальня готова, а я успела подосадовать, что придётся после мытья надевать пыльное платье, как в дверь комнаты постучали, и на пороге возник невысокий коренастый человек в зелёном костюме. За его спиной стоял худой подросток со свёртком в руках.

Представившись мастером Подериусом, портным, неожиданный гость без лишних церемоний разложил передо мной красивое чёрное платье из тонкого муслина. Идеально для летней жары, но в лесу от такого очень быстро останутся лохмотья.

— Ваш охранник сказал, что госпоже нужен подобающий наряд для приёма посетителей, — пояснил он в ответ на мой безмолвный вопрос.

— Сколько? — Я вдруг испугалась, что у меня может не хватить денег. Не так и много я заработала в Стерлинге и к тому же потратилась там на обновки…

— О, не волнуйтесь, госпожа, ваш «пёс» уже передал мне оплату, — улыбнулся мастер Подериус.

Мне ничего не оставалось, как в очередной раз сдержать изумление и, сделав вид, что так и надо, кивнуть в ответ.

Проводив портного с подмастерьем, я подумала, что опять Джастер платит за нас обоих, а я пока ничем ему не помогла…


Когда я вернулась из купальни в новой одежде, меня уже поджидала Тарьяна, чтобы забрать старое платье в стирку и починку.

— Что-то ещё? — Я посмотрела на девушку, переминавшуюся с ноги на ногу.

— Да, госпожа, если позволите.

— Говори, — милостиво кивнула я. Мне определённо нравилось быть такой госпожой ведьмой. Ещё бы Джастер вёл себя наедине как при людях…

— От вас так чудесно пахнет, госпожа! Что это? Волшебство? — Девушка поспешно опустила взгляд. — Простите за дерзость…

— Это называется духи. — Я улыбнулась, понимая, зачем Шут заставил меня намазаться ими. — Завтра я буду их продавать на ярмарке.

— Почём, госпожа?

В голубых глазах была настоящая мука, смешанная с жаждой получить такую вещь. А ведь я даже не думала, по какой цене продавать новые зелья и эти самые духи, потому что последние дни была занята совсем другими мыслями.

— Не дёшево. — Уклончивый ответ, но точнее я сказать не могла. — Но тебе я сделаю скидку.

— Благодарю, госпожа!

Счастливая Тарьяна упорхнула за дверь, оставив меня в неожиданных воспоминаниях и размышлениях.

Не ценю себя и того, что делаю, да?

Ох, Джастер…  Умеешь же озадачить…  Я покачала головой, достала сумку с магическими запасами, и села за стол.

Себя оценивать мне ни к чему, я не уличная девка. Платье теперь новое, выгляжу хорошо: мужские взгляды я видела, — и хватит.

А вот как теперь оценить уже готовые зелья? За золото и серебро продавать, не дешевле? Хмм…

Я задумчиво достала перо и макнула в чернила, пожертвовав под запись один из листов своей книги.

Надеюсь, Джастер появится к ужину, чтобы я успела с ним обсудить эти вопросы.

Продешевить с новыми зельями на ярмарке Кронтуша мне совсем не хотелось.


Джастер появился намного раньше, чем я рассчитывала. Солнце только клонилось к вечеру, а я ещё раздумывала над ценами, когда он без стука распахнул дверь.

Я вздрогнула от неожиданности, а Шут закрыл дверь и прислонился к косяку, сложив руки на груди.

— Собирайся и пойдём, — заявил он без всяких церемоний. Никаких тебе «госпожа», «как скажете», «позволите»…

— Куда? — Я отложила перо и закрыла книгу.

— За покупками, — усмехнулся он в ответ на моё недоумение. — Заодно город посмотришь. Или ты передумала?

Передумала? Ещё чего!

Фыркнув в ответ, я спрятала книгу обратно в сумку с зельями и потянулась к торбе, где хранила деньги.

— Не бери. — Джастер смотрел на меня с усмешкой. — Ты же госпожа ведьма, забыла?

— То есть мне без денег за покупками идти? Да мне же никто…

Шут снисходительно усмехнулся, и я замолчала, подавив лёгкую обиду и ожидая пояснений.

— Это не деревня, это Кронтуш, ведьма. Здесь достойные и уважаемые дамы ходят за покупками без денег. За них расплачиваются мужья, отцы или управляющие.

— И кем ты себя считаешь? — Я хмуро смотрела на невозмутимого Джастера. Вот как ему удаётся сказать приятное и задеть мою гордость одновременно?

— Наёмником, — парировал он, привязывая кошель на пояс рядом с Живым мечом, — охраняющим госпожу ведьму. Заработаешь завтра и будешь рассчитываться за себя сама.

— Идём. — Я взяла ключ от комнаты и сердито бросила его Шуту. Хочет, чтобы я вела себя как госпожа, — получит.

— Как скажете, госпожа. — Усмехнувшийся Джастер ловко поймал ключ, сунул его в кошель и, изобразив поклон, открыл передо мной дверь. — Прошу.


— Куда мы идём? — Я сменила гнев на милость, когда мы прошли несколько улиц, и я попривыкла к многолюдью вокруг и к высоким домам в несколько этажей. К тому же Шут больше не произнёс ни слова, заставив меня томиться в полном неведении и изнывать от любопытства.

Джастер, как обычно, уверенно шёл впереди, и хотя его спина закрывала мне обзор, идти за ним было спокойно. Как ни странно, люди предпочитали уступать ему дорогу, а затем многие смотрели нам вслед. Я же старалась не подавать виду, что замечаю эти косые взгляды, но обратила внимание, что вокруг слуги следуют за женщинами, а не наоборот.

Впрочем, Джастер же играл роль охранника, а не слуги. Да и не знала я города, чтобы вот так уверенно идти к неведомой цели.

И хотя вокруг нас люди расступались, я несколько раз чувствовала, как меня словно невзначай толкают или задевают рукой. Виновники тут же растворялись в толпе, а я молча радовалась тому, что по совету Шута не взяла ни торбу, ни кошелёк. Очень уж лёгкими и характерными были такие столкновения, чтобы счесть за простую случайность.

Джастер же держал кошель хоть и на виду, но под рукой, очень недвусмысленно лежащей на рукояти Живого меча. И этого предупреждения любителям лёгкой наживы вполне хватало.

— За покупками, — откликнулся Шут, обернувшись через плечо. — Потерпи и увидишь. Почти пришли.

С этими словами он свернул на очередном перекрёстке, и мы оказались на улице стеклодувов.

Как здесь всё сверкало! Солнечные лучи пролегли вдоль улицы, и выставленный в лавках товар сиял и искрился на свету, ослепляя и восхищая одновременно. Вазы, графины, бокалы, чаши, низки разноцветных бус и бисера…  Можно подумать, я попала в настоящую сокровищницу из сказки…

— Идём. — Негромкий голос вернул меня на землю. Джастер снова шагнул вперед, и чёрная рубаха мягко заиграла в разноцветном мерцании. Сморгнув, я вспомнила, что должна вести себя как госпожа ведьма, а не деревенская девчонка. Приняв серьёзный вид, я последовала за Шутом, размышляя, зачем же мы сюда пришли. Всё необходимое для приготовления зелий у меня уже есть, покупать что-то про запас рано, я ещё ничего не продала. Бусы и бисер, как бы красивы ни были, я не ношу: не ведьминское это дело. Да и жалко будет потерять такую красоту в лесу или в дороге…

— Прошу, госпожа. — Джастер остановился перед одной из лавок и с лёгким поклоном указал на распахнутую дверь. — То, что вы искали.

Я искала? И что же это такое, хотела бы я знать…

И почему Шут выбрал именно эту лавку? Вон, у других-то, народа куда больше толпится. Мужчины и женщины посуду покупают, девушки бусины и бисер выбирают…  А здесь и не выставлено ничего.

Из открытой двери выскочил взлохмаченный подросток-подмастерье. Волосы у него отливали рыжим, а лицо было усыпано веснушками.

— Заходите, почтенные! — радостно и щербато заулыбался он. — У уважаемого мастера Извара самый лучший товар на всей улице!

Джастер всем своим видом дал понять, что я должна идти первой. Мне ничего не оставалось, как скрыть недоумение и, приподняв юбку, перешагнуть порог лавки.

— Госпожа ведьма, добро пожаловать, — отозвался откуда-то из полумрака старческий голос. — Чем могу служить?

— Госпоже Яниге нужны флаконы для зелий, — наконец-то озвучил причину нашего визита Джастер, пока мои глаза привыкали к переходу от яркой улицы к сумеречному небольшому помещению, перегороженному поперёк прилавком. — Маленькие и изящные.

— Кхе-хе, — раскашлялся сидевший по ту сторону пустого прилавка мастер. Седой и в таких же веснушках, как стоявший в почтительном молчании мальчишка. — Вижу, госпожа ведьма понимает толк в настоящих изделиях.

— Разумеется, — не дал усомниться во мне Шут. — Что вы можете предложить?

— Какого рода флаконы нужны госпоже? — Старик переключил внимание на Джастера, как ни в чём не бывало. Видимо, такие разговоры слуг и продавца в присутствии «достойной дамы» тут считались нормой.

— Для мазей и жидкостей. На маленькие порции.

Улыбка уважаемого Извара несколько поблёкла. Тем не менее, мастер кивнул, и мальчишка послушно выставил на прилавок несколько невысоких ящичков, в ячейках которых лежали небольшие круглые баночки с притёртыми крышками и плоские узкие флаконы, наподобие тех, что я обычно покупала по три «шипа» за пару. Только эти склянки были раза в два меньше по размеру. И зачем они мне?

— Два «листочка» за пять штук, госпожа. — Мальчишка жестом указал на товар, предлагая мне выбрать.

Сколько?! Они что, с ума посходили с такими ценами?! Да за две серебрушки таких склянок можно у любого стеклодува почти два десятка купить!

Сдержав возмущение, я только приподняла бровь, недоумевая: неужели ради этого мы сюда шли?

— И это всё, мастер? Люди говорили, у вас есть особенный товар. — Спокойный и невозмутимый тон Шута заставил старика негодующе выпрямиться и внимательно присмотреться к таким странным посетителям, точнее — к кошелю на поясе Джастера, пытаясь определить нашу платежеспособность. И теперь я поняла, почему Джастер не пожалел денег мне на новое платье. Будь я в старом, потрёпанном, этот уважаемый мастер меня и на порог бы не пустил.

Как же отличается этот город от всего, что я раньше видела… ..

Я постаралась принять невозмутимый и скучающий вид, решив полностью довериться Джастеру.

— Есть ещё кое-что, почтенные. Нанир, принеси ларец с фиалами.

Мастер Извар кивнул, и подмастерье скрылся в глубине дома, чтобы через некоторое время вынести и поставить на стол невысокий и широкий ларец. Под резной крышкой, в ячейках, обитых синим бархатом, лежали настоящие драгоценности.

Точнее, там лежали крохотные пузырьки такой формы и красоты, что назвать их иначе у меня просто язык не поворачивался. Фигурки зверей, цветы, огранённые кристаллы и сосуды, украшенные узорами, с крохотными, плотно притёртыми красивыми пробками — эти фиалы, как назвал их стеклодув, стоили, наверное, целое состояние.

— Вам нравится, госпожа? — Хитрый старик внимательно наблюдал за мной. Я кивнула, постаравшись не показывать эмоций. Не знаю, сколько он хочет за эту красоту, но мой восторг поднимет цену ещё выше.

— Неплохо. — Я с деланным равнодушием отошла от ларца. — Сколько вы за это хотите?

Мастер Извар расплылся в такой улыбке, что мне захотелось немедленно сбежать из лавки, пока нас догола за эти пузырьки не раздели.

— Две «розы» только для вас, юная госпожа!

Я чуть не поперхнулась от неожиданности. К таким ценам я оказалась совершенно не готова.

Джастер же шагнул вперёд, наклонился к ящичкам и по-детски наморщил нос, пальцем демонстративно пересчитывая количество пузырьков и шевеля губами с таким видом, словно счёт давался ему с большим трудом.

— Э…  Почтенный…  Что вы делаете?

Стеклодув с недоумением смотрел на Шута. Кажется, он сталкивался с подобным поведением впервые. Впрочем, я была удивлена не меньше. Но, помятуя об устроенном представлении перед воротами, поняла, что, скорее всего, это новый спектакль Джастера.

Сильно я сомневалась, что он настолько плохо считает, как это сейчас показывает.

— Что-то я не понял. — Шут выпрямился и озадаченно почесал в затылке. — Откуда тут две «розы»? Здесь и на «бутон» не набирается.

— Постойте-постойте, почтенный! — Мастер коршуном навис над товаром по ту сторону стойки, пока я пыталась прийти в себя от неожиданности и не рассмеяться от такого резкого снижения цены. — Как это — не набирается?!

— А где набирается-то? — Джастер недоуменно смотрел на стеклодува. — Вот этих — два десятка, этих столько же. Один «листок» за пять штук, получается четыре «лепестка» за всё. И этих пятнадцать. Всего…

— Но эти же по «лепестку» за штуку стоят! — Возмущённый мастер обхватил ларец руками. — Это же произведения искусства! Вы таких даже в столице не найдёте!

— По «лепестку», значит…  ага…  — проигнорировал возмущение Джастер, задумчиво возведя глаза к потолку. — Тогда «бутон» получается и девять «лепестков». Всё равно меньше «розы». Вот если вы ещё столько же ваших замечательных склянок добавите, тогда да-а…

Лицо стеклодува, ошеломлённого подобным заявлением, покрылось красными пятнами. Мальчишка-подмастерье за его спиной старательно зажимал рот руками, с неподдельным восхищением глядя на торгующегося Шута, а я так же старательно пыталась сохранить невозмутимый вид.

Джастер же, не давая мастеру прийти в себя, развернулся ко мне.

— Что скажете, госпожа?

Я только кивнула, потому что сказать мне было совершенно нечего. К счастью, этого оказалось достаточно.

— Вот и чудесно. — Джастер двумя золотыми «розами», припечатанными о прилавок, решительно поставил точку в торге, не давая открывшему было рот мастеру даже слова сказать. — Госпожа Янига становилась на Торговой улице, в «Праздничном гусе». Все фиалы нужно доставить сегодня до заката. Приятно иметь с вами дело, почтенный Извар. Прошу, госпожа.

После поклона-приглашения к выходу, я только кивнула мастеру, сердито хмурящему брови, и, подхватив подол юбки, вышла на улицу, сощурившись от яркого света.

— Всё будет доставлено в срок, госпожа ведьма! — донеслось мне в спину. — Приятно иметь с вами дело!

Я только вздохнула и снова последовала за невозмутимым Джастером по улице стеклодувов. Приятно иметь дело…  Посчитал уже, хитрый старикан, что ему два серебряных от цены сверху дали.

Хотя, на мой взгляд, это было слишком щедро, оспаривать решение Шута я не собиралась. Моей заслуги в этом торге не было никакой.


Я думала, мы пойдём куда-то ещё, но Шут решил вернуться обратно в «Гуся». Шли мы другой дорогой, и я любовалась домами, окна которых были украшены цветами, ажурными решётками или лепниной; небольшими садиками, разбитыми за оградами; перекрёстками больших улиц, где выступали менестрели или бродячие артисты.

К моему сожалению, Джастер не задерживался посмотреть представление, а отстать от него и потеряться в городе мне не хотелось. Но я решила, что после ярмарки обязательно уговорю Джастера погулять по Кронтушу и послушать разных музыкантов.

Конечно, самого Шута я послушала бы с большим удовольствием, но пока не осмеливалась попросить его сыграть. На публику он пел совсем не так, как в лесу для себя…


По возвращению в «Гуся», продолжая изображать госпожу ведьму, я оставила Джастера распоряжаться насчёт ужина, а сама отправилась в комнату. И только перед закрытой дверью вспомнила, что ключ остался у Шута.

К счастью, он не заставил себя ждать. Отперев дверь, он с уже привычным поклоном открыл её, пропуская меня в комнату.

Но снова удрать по неизвестным «делам» я ему не дала.

— Джастер.

— М?

— Останься. Я хочу поговорить.

Шут бросил в сторону двери тоскующий взгляд и со вздохом сел на свою кровать.

— И о чём?

Поговорить мне хотелось об очень многом. Только всё равно не ответит. Или снова рассердится и замолчит на неделю. И так его Кронтуш не радует…

— Зачем ты всё это купил?

— А как ты собираешься завтра свои зелья продавать? — хмуро посмотрел он на меня. — Прямо целиком всей бутылкой в одни руки? И насколько покупателей тебе товара хватит с таким подходом? Кроме того, чем красивее твои зелья упакованы, тем серьёзнее ты выглядишь, как ведьма. Ты здесь, чтобы показать себя с лучшей стороны. Второго шанса произвести первое впечатление не бывает.

Я закусила губу, досадуя, что сама не подумала об этом. Сейчас зелья и в самом деле сильнее, поэтому порции должны быть меньше. И эти духи…  Чем больше я продам склянок, тем выгоднее. А что склянки будут красивее обычных…  Наверно, это неплохо. Ведь их цену я могу частично добавить к цене содержимого…

Произвести впечатление…  Ох, Джастер…  Всё для этого делает. Значит, я тоже должна стараться быть «госпожой ведьмой». И я постараюсь.

В конце концов, мне нравится, когда ко мне относятся с должным уважением.

— Ты поможешь мне определиться с ценой? — просительно посмотрела я на хмурого Джастера. — Как, по-твоему, «листок» за такую склянку приворотного — это не слишком дорого?

— О, Боги, — негромко простонал Шут, закрыв лицо рукой.

Не скрывая радостной улыбки, я достала свою книгу и приготовилась писать.


Мастер Извар обещание сдержал. Мы с Джастером едва закончили обсуждать цены, когда подмастерье постучался в дверь. Косясь на хмурого Шута, мальчишка пронёс в комнату и поставил на стол шесть деревянных ящиков, заметно больших по размеру, чем были в лавке. Как раз в каждый по два десятка флаконов уместиться должно.

Джастер же воспользовался случаем и ушёл, отговорившись проверкой нашего ужина.

— Всё, как обещал мастер. — Конопатый подмастерье вежливо мне поклонился. — Проверите, госпожа?

Я кивнула и открыла первый ящик. Плоские баночки с крышками удобно лежали в подстилке из сена. Ещё три ящика с баночками и узкими флаконами не удивили. А вот последние два…

— Шестнадцать и шестнадцать? — недоуменно посмотрела я на подмастерье. Тот поковырял пол носком башмака и щербато улыбнулся.

— Дед сказал, что его давно никто так не обставлял в торге. Поэтому всё честно. На две «розы» ровно. — Он вытер нос рукавом, оглянулся на дверь и, понизив голос, прошептал: — А правду болтают, госпожа, что ваш «пёс» на тракте один всю караванскую стражу побил?

— Почти, — я покосилась на кровать Джастера, где одиноко лежали фламберг и лютня, ожидая возвращения хозяина. — Он может.

Мальчишка изумлённо присвистнул в щербину, тут же зажав себе рот ладонью, а я подумала, уж не этот ли слух помог честности уважаемого мастера?

— Ступай. — Я закрыла ящики, отпуская подмастерье. Он кивнул, бочком пробрался мимо кровати Шута, с восторгом глядя на огромный меч, и ящеркой юркнул за дверь, оставив меня в одиночестве.

Один побил караванскую стражу…  Ох, Джастер…  Неужели ты для этого народ пугал?


Ложиться спать мне действительно пришлось в одиночестве.

Сразу после ужина Шут забрал лютню и ушёл, сказав, чтобы я его не ждала. Где он нашёл себе ночлег — он не обмолвился даже намёком. О том, что он не бросил меня окончательно, свидетельствовали только фламберг и торба, оставленные на кровати.

Мне было обидно, но сделать я ничего не могла. Не разыскивать же его неизвестно где. С равной вероятностью он мог всю ночь пить и играть в каком-нибудь кабаке, наведаться в публичный дом или просто найти женщину на ночь. Хоть к той же Тарьяне в постель попроситься, наверняка не откажут…

Вытерев навернувшиеся на глаза слёзы, я занялась подготовкой к завтрашней ярмарке. Мне предстояло разлить зелья по маленьким флакончикам и разложить ароматные мази по новым баночкам. Если всё будет, как сказал Джастер, то завтра этот товар разлетится как горячие пирожки.

Красивые и дорогие фиалы Шут спрятал в свою торбу, сказав, что для них ещё не пришло время. Я спорить не стала, склянок и без того было много.

Закончив с работой, я погасила свечу и легла спать, оставив дверь незапертой в надежде, что Джастер всё же вернётся. Раз уж он не побоялся оставить меня одну в этом «Праздничном гусе», то навряд ли мне здесь что-то угрожает.

На мягкой перине и после очень насыщенного дня сон пришёл быстро.

А вот пробуждение было ужасным.

Потому что на меня сверху навалилось тяжёлое потное тело, и это был не Шут!

Но я не успела ничего сделать и даже вскрикнуть: рот и нос накрыла грубая большая ладонь, а чьи-то руки крепко схватили меня, не давая пошевелиться.

— Вяжи её крепче! И рот заткни, чтобы не вякала.

Я попыталась вырваться, но в голове неожиданно зазвенело, и мир погрузился в чёрную тишину.


Холодный поток воды обрушился на меня и привёл в чувство. Я попыталась дёрнуться, но поняла, что мои руки к чему-то привязаны наверху, во рту какая-то мерзкая тряпка, левый висок болит и саднит, а сама я босиком и в мокрой нижней рубахе почти на цыпочках стою возле холодной каменной стены в каком-то небольшом сарае. Слева — дверь, справа крохотное окошко, в нём темно — значит, ещё ночь.

Напротив меня стоял колченогий стол, с фонарём и несколькими пустыми бутылками из-под вина. За столом сидел знакомый мне громила, с перевязанной рукой, и мерзко усмехался. На полу валялась сопревшая солома, а возле меня стоял ещё один «пёс» из каравана, как две капли воды похожий на Махмара. В руке он держал пустое ведро и откровенно паскудно разглядывал прилипшую к моему телу мокрую и почти прозрачную из-за этого рубаху.

Я дёрнулась, старясь избежать его липкого и мерзкого взгляда, а наёмник похабно и довольно хохотнул.

— Что, ведьма, очухалась? — Он грубо и больно схватил меня за лицо пятернёй. — Не ждала, тварь? Думала, тебе и твоему дружку всё с рук сойдёт?

И я вдруг поняла, что далеко не первая беспомощная жертва этой парочки.

— Где он?! — Махмар неожиданно вскочил из-за стола, в два шага оказавшись возле меня. От него несло перегаром, потом и мочой, а глаза были злые и полные ярости. — Где этот наглый щенок, ведьма?! Я заставлю его заплатить за то, что он сделал!

— Никто не смеет обижать моего брата, девчонка! — Второй снова развернул меня к себе. — Ты заплатишь за всё, что он сделал! И никто тебе не поможет, не надейся! Здесь никто тебя искать не будет! А потом мы…

— А потом я вырву этому щенку язык и заставлю его сожрать сырым! Я переломаю ему все кости до единой! Он будет ползать, как червяк, и молить о пощаде!

— А пока мы займёмся тобой, ведьма! И твои проклятия тебя не спасут, потому что твой милый ротик заткнут кляпом. — Паскудная ухмылка, резкий рывок — и мокрая рубаха разорвана пополам.

— Рот этой твари можно и по-другому заткнуть. — Махмар ухмыльнулся, грубо хватая меня между ног, пока его братец давил своими ручищами мою грудь.

Никакие они не «псы», и даже не «волки», а самые настоящие звери!

Я была в таком ужасе, что не смогла бы закричать, даже не будь у меня во рту кляпа. Потому что понимала жуткую правду: Джастер меня не спасёт. Он вернётся только утром, а я столько даже не проживу…

Внезапный грохот слева и что-то большое и тёмное снесло обоих братьев к стене под окно. Я не успела вздохнуть, как передо мной оказалась знакомая фигура в чёрном. В следующее мгновение Живой меч промелькнул над головой, обрезая путы, а кляп был выдернут и отброшен в сторону. Мои руки бессильно упали вниз, а я сама едва не рухнула на пол, но меня окутал плащ Джастера, и воин прижал меня к себе одной рукой, удерживая на ногах.

Джастер…  Он пришёл…  Он спас меня…  И его плащ такой тёплый…

Мне хотелось обнять Шута и разрыдаться от избытка чувств. Но я понимала, что ещё ничего не закончилось, хотя он и убрал Живой меч обратно на пояс.

— Я же говорил, что это твои звери, Визурия. — Шут обращался не ко мне, и только теперь я заметила несколько стражников с факелами и мечами наготове, а за их спинами того самого поджарого воина с двумя мечами за спиной.

Визурия молчал, потому что возразить ему было нечего.

— Ах ты, щенок…  — Братцы наконец-то откинули выбитую дверь, которую Джастер использовал как щит и таран, и поднимались на ноги, с проклятиями и руганью. — Ты за всё заплатишь…

— Сдавайтесь! — выступил вперёд один из стражников. — Вы арестованы и будете казнены за похищение и попытку убийства ведьмы.

— Это просто баба, идиоты! — Махмар, несмотря на покалеченную руку, потянулся к висевшему на поясе мечу. Его братец с рыком выдернул своё оружие, готовясь к бою. Только вот между преступившими закон наёмниками и стражей стояли мы с Джастером.

Терять новоявленным преступникам было нечего. Или в мучениях умереть на дыбе, или от мечей стражи, но с возможностью убить обидчиков.

— Это грязная девка ничем не отличается от простой шлюхи! А этому наглому щенку самое место в петле!

— Надо было тебя убить…  — негромко и очень спокойно произнёс Джастер. Только вот костяшки на руке, сжавшей рукоять Живого меча, побелели от гнева.

Я была полностью согласна с Шутом. Эти мерзавцы заслуживали смерти!

— Сдохни уже со своей девкой, сопляк! — Братцы кинулись в атаку, и на меня накатило.

Мой дар, моя тьма, что до этого таилась в недавно открывшейся глубине, в одно мгновение накрыла с головой, вбирая в себя весь мой накопившийся страх, боль, стыд, унижение, злость, гнев, отчаяние и пережитый ужас.

— Да чтоб вас наизнанку перекорёжило, изверги! — в сердцах крикнула я, вложив в это пожелание всю себя. Тёмная волна моей силы выплеснулась наружу, окатив похитителей. Больше всего мне хотелось, чтобы сказанное исполнились буквально. Тёмная сила бурлила во мне и требовала выхода.

В следующее мгновение наёмники словно налетели на невидимую стену, а Джастер сильнее сжал пальцы на моём плече и крепче прижал к себе, словно просил успокоиться.

И внутренняя тьма подчинилась этой безмолвной просьбе, медленно отпуская меня.

— Что…  А…  А? — Братья не могли пошевелиться, замерев в позах как их настигло моё проклятие. По рукам, недоуменным лицам и животам словно прокатилась рябь. Но недоумение не успело смениться на новый приступ ярости. Глаза обоих братьев округлились и самопроизвольно полезли из глазниц.

— А-а-а! — Крики быстро затихли, потому что языки обоих вывалились наружу неестественно далеко. Но страдать они не перестали.

Тела преступников самопроизвольно изгибались, ломаясь в спинах, руки и ноги выворачивались в суставах, с отвратительным хрустом и чавканием разрывая мышцы, на каменный пол плескалась горячая тёмная кровь, заливая прелую солому…

Испуганные стражники отскочили от проклятых, а я с отвращением, но без жалости смотрела, как эта парочка умирала от моего слова. Впервые в жизни я прокляла, и не просто на неудачу, а на смерть, но не жалела об этом.

Это не люди, это звери. Подонки и насильники.

Ребра бывших наёмников лопались на спине и выворачивались в обратную сторону. Болтающиеся на ниточках глаза застывшими в них ужасом и болью выдавали, что эти двое всё ещё живы. Кожа на телах трескалась, лопалась, и её края лоскутами заворачивались наружу, как у старых свитков. С влажным чавкающим звуком одна за одной рвались мышцы поясницы, и на пол выпали серо-розовые кишки. Но проклятые были живы, их тела продолжали подёргиваться, выламываясь наизнанку заживо на залитом тёмной кровью полу. Брызги и грязная солома разлетались в стороны, заляпывали стены и падали вокруг, не задевая нас.

Джастер не собирался мараться в этом.

Стражники закрывали лица руками и отворачивались от этого зрелища, кого-то даже тошнило. Джастер стоял молча, опустив голову и стиснув зубы, так, что на виске билась жилка. Но я и без того слышала, как гневно и яростно стучит его сердце.

Я не сомневалась, что он убил бы эту парочку без жалости. Но моё проклятие опередило. Шуту оставалось только смирять свою ярость.

И только когда с хрустом лопнули черепа, и на камни с влажным чавканьем шмякнулись мозги, я поняла, что всё закончилось.

Внутри стало пусто и глухо. Не осталось ничего, кроме очень глубокой усталости.

— Джастер.

— Простите, госпожа. Это моя вина.

Он отпустил меня и так чётко и отточено опустился передо мной на одно колено, виновато склонив голову, что я бы удивилась, если бы у меня оставались на это силы. Но теперь я хотела только одного: очутиться в постели и забыть весь этот кошмар. Я вдруг почувствовала, насколько сильно замёрзли босые мокрые ноги, и меня пробила сильная дрожь. Даже плащ не согревал.

— Я хочу домой, Джастер. Мне холодно.

— Да, госпожа.

Он выпрямился, и я не успела даже охнуть, как оказалась у него на руках. Он держал меня как ребёнка, бережно и осторожно, старясь не задеть многочисленные синяки. Лицо Шута не выражало ничего. Это была каменная маска.

Стражники молча расступились, пропуская нас. На меня они старались не смотреть, впрочем, как и на последствия ведьминского проклятия.

И только Визурия осмелился встретиться со мной взглядом, но тут же отвёл глаза. Не знаю, о чём он думал, но я подумала о том, как странно и неожиданно сбылись слова Шута про страшную смерть от проклятия ведьмы Яниги…

Провожать нас никто не стал. Улицы города были темны, лишь кое-где у домов висели фонари или горели факелы, но Джастеру ночь не была помехой. Судя по его лесным прогулкам, в темноте он видел как кошка.

До «Праздничного гуся» мы добрались в полном молчании. Но мне и не хотелось говорить. Я даже не думала, просто прижавшись к Шуту и греясь его теплом.

Оказывается, хозяин заведения не спал, ожидая нашего возвращения. С многочисленными извинениями он кинулся нам навстречу, но Джастер коротко и холодно приказал принести в комнату горячей воды в лохани и кипяток в чайнике. Я же молчала, просто наслаждаясь чувством безопасности и тепла у него на руках. Даже боль от синяков почти затихла.

В комнате он усадил меня на кровать, забрал у служанки воду и заставил меня сначала обтереться, используя остатки рубахи, а потом греть ноги в лохани, пока он делал напиток из трав. Я так и сидела, снова закутавшись в его плащ. Мне было удивительно тихо и спокойно внутри.

Мрачный Джастер подал мне чашку с настоем и отошёл к окну.

— Прости, Янига. — Он глухо нарушил молчание, когда я уже уверилась, что ничего от него не услышу, и начала медленно погружаться в дрёму. — Это моя вина. Я не думал, что они осмелятся на такое. Прости.

Я только вздохнула, понимая, насколько не просто далось ему это признание. Что-то, до этого холодной льдинкой сидевшее в душе, вдруг растаяло, вытекая из глаз слезами неожиданного и запоздалого облегчения. Я поспешно вытерла мокрые глаза.

Он пришёл. Он успел. Он меня не бросил.

Всё уже позади.

— Как ты меня нашёл?

— По следам, конечно. — Шут так и смотрел в окно, не поворачиваясь ко мне. — Я пришёл, дверь открыта, тебя нет, в комнате разгром, и воняет немытыми мужиками. Разбудил хозяина, спросил, кто приходил к тебе. Он сказал, что никто, только двое «псов» Саризулы спрашивали, не здесь ли остановилась ведьма Янига. Один был со сломанной рукой. В общем, всё. Остальное — дело техники. Саризула живёт здесь, дом у него известный, его цепной пёс всегда при нём. А уж выяснить, в какой дыре Визурия нашёл этих недоумков — дело недолгое.

Вот оно как…  Разбудил…  Интересно, двери-то хоть уцелели, когда он будил?

Я допила отвар, чувствуя, как вместе с приятным теплом внутри разливается благодарность и тихая радость. Значит, он всё-таки вернулся…  И он действительно сожалеет, что так получилось.

— Джастер…  — Я поставила чашку на пол и забралась под одеяло, не скидывая с себя плащ. Мне казалось, что это не ткань обнимает и греет меня, а сам Шут.

— М?

— Побудь со мной. Пожалуйста.

Он вздохнул, подошел и сел на край кровати.

— Спи, Янига, — бережно опустилась его ладонь на мою голову. Как раз там, где рассёк кожу оглушающий удар. — Спи.

Джастер осторожно и очень легко гладил меня по волосам и лицу, едва касаясь синяков и ссадин. Мне же чудились тёплые золотистые искорки, стекающие с его пальцев, боль затихала, и я сама не заметила, как безмятежно уснула.

6. Саризула

Утром меня разбудило солнце, отразившееся от оконного стекла. Если бы не ярмарка, то я бы с удовольствием поспала ещё. Постель и в самом деле была прекрасной. Лежать было так мягко, тепло и уютно, что я зажмурилась от удовольствия, а затем сладко потянулась, нежась под шелковистым чёрным плащом. Джастер…

Джастер?! На мне его плащ?!

Сон и дрёму как рукой сняло. Я рывком села на постели, разом вспомнив всё, что случилось ночью, и торопливо закуталась в плащ, чувствуя себя голой и беззащитной. Впрочем, так оно и было. Настроение сразу испортилось, а в душе тошнотворно заныло.

Нет, не хочу про это думать! Не хочу! Не буду! Не буду!

Я прижала пальцы к вискам и потрясла головой, стараясь настроиться на деловые мысли и подавить поднимавшуюся удушливую тошноту.

О ярмарке думать надо, о том, как хорошее впечатление на покупателей произвести!

Вот нижняя рубаха теперь даже в стираном и зашитом виде для хорошего впечатления точно не годится, да и я сама…  Полуголая избитая ведьма, у которой всё тело боли…

Так, стоп! Я торопливо ощупала голову и осмотрела себя. Ни синяков, ни ссадин, даже на виске никаких следов от вчерашнего удара! И не болит ничего…

Джастер…  Что ты…  Додумать мысль я не успела: меня осенило иное. Что он вчера сказал про разгром в комнате?

Я торопливо огляделась. Нет, комната выглядит как обычно: мебель на местах, занавеска, отделяющая переднюю, опущена…  только…  где мои вещи?! Платье, торба и сумка с зельями?! Внутри всё разом похолодело от внезапного понимания. Даже накатывающая от воспоминаний тошнота отступила. Неужели эти двое их…

— Джастер…  — беспомощно прошептала имя, даже не подумав, что Шута может не быть в комнате.

Но он откликнулся.

— Госпожа, вы проснулись? Позволите войти?

В голосе Джастера звучало что-то такое, что я торопливо нырнула обратно под одеяло, затащив туда же чёрный плащ. Мало мне переживаний из-за вчерашнего, одежды и пропавших вещей, неужели опять что-то случилось?

— Да, входи! — От напряжения голос дрогнул и прозвучал излишне громко и резко.

К моему удивлению, занавеску откинула девичья рука, и в комнату проскользнула Тарьяна с подносом.

То испуганно и виновато опуская глаза в пол, то косясь на меня, девушка составляла тарелки с завтраком на стол. Я же смотрела на неё, едва высунув нос из одеяла, и не понимала, что происходит.

— Где Джастер? — Я не выдержала, поняв, что она сейчас так и убежит в полном молчании. К моему удивлению, девица вдруг выронила поднос, упала на колени и разрыдалась. Из её рыданий я разобрала только: «Простите, госпожа» и «не проклинайте». Но спросить, что происходит, я не успела.

— Я здесь, госпожа, — откликнулся вдруг Шут, откидывая занавеску и внося в комнату стопку одежды с парой новых туфель на ней и горячий чайник.

Вид рыдающей служанки его не смутил. Он спокойно положил одежду на край моей кровати, поставил дымящийся чайник на стол и обратился к страдающей девице:

— Тарьяна, успокойся и иди работать. Ты не виновата, я уже говорил. Всё хорошо. Никто тебя проклинать не будет.

От последней фразы мне стало не просто стыдно, а по-настоящему плохо. Отступившая тошнота снова вернулась, вдобавок внутри поднималось ощущение мерзости и отвращения, словно я поела тухлой еды.

Служанка же коротко кивнула, подняла поднос и, вытирая лицо передником, торопливо выбежала из комнаты.

Передо мной же, как наяву, снова встала вчерашняя картина смертельного проклятия, и мне поплохело окончательно. Перед глазами всё почернело и сжалось в точку, а внутри поднялся такой клубок тошноты, неприятия и отвращения к себе за сделанное, что меня свернуло в клубочек и затрясло в рвотных позывах желания исторгнуть саму себя из тела. По лицу текли слёзы, я ненавидела себя настолько, что хотелось умереть.

— Тихо, тихо, девочка. — Вокруг стало тепло и надёжно, потому что меня вместе с плащом взяли на колени и обняли, тихо покачивая, как ребёнка. — Тихо, Янига. Что с тобой?

— Мне плохо, Джастер…  — Рыдая, я крепко прижалась к Шуту, уткнувшись в него лицом и силясь хоть немного унять колотящую меня дрожь. — Мне очень плохо. Зачем я это сделала, а? Лучше бы ты их убил…  Мне теперь самой умереть хочется…

— Не торопись умирать, Янига, — ласково он гладил меня по плечам, спине и волосам, согревая прикосновениями и тёплым дыханием. — Не надо. Давай лучше в другой раз ты не будешь устраивать самосуд, а постоишь в сторонке? Я сам убью кого надо. Хорошо?

Я закивала, подумав, насколько глупо звучит наш разговор. Только от этой глупости давивший меня клубок чувств распался, и на душе стало немного легче.

— Вот, держи. — Перед мной появилась кружка с дымящимся отваром. — Пей потихоньку.

Я взяла кружку за горячие глиняные бока, молча удивляясь: когда только успел? Отвар пах мятой, ромашкой и чем-то ещё, приятным и незнакомым. Сидя клубочком на коленях по-прежнему обнимавшего меня Шута, я пила маленькими глотками, чувствуя, как всё больше отпускает напряжение внутри.

— Что со мной, Джастер? — Я, наконец, смогла отстраниться от воина и посмотреть ему в лицо. — Почему мне так плохо? У Холиссы никогда такого не было! Она этих проклятий иногда по три за день раздавала! На мне какая-то порча? Проклятие? Откат?

— Ты раньше проклинала на смерть, Янига? — Он смотрел серьёзно и без улыбки.

Я покачала головой. И больше не хочу. Никогда в жизни. Ни за что. Лучше умереть, чем ещё раз такое сделать.

— А просто проклинала?

— Нет. — Я снова покачала головой.

Джастер нахмурился, начиная меня пугать.

— Привороты, отвороты, порчи, ритуалы разные, что у вас там ещё обычно бывает, делала?

— Нет…  — Я уже испуганно смотрела на хмурого Шута. — Холисса меня этому учила, я это знаю, но у меня таких заказов не было, все к ней шли…  У меня только зелья покупали. И то до тебя денег еле на еду хватало…  И дело не в том, что я с Холиссой ходила! У неё всё отлично покупали, а у меня и при ней, и без неё плохо! Я не понимаю — почему! Я же всё делаю по правилам, как все ведьмы делают!

— Ты давно сама стала путешествовать? — воин, как обычно, не спешил отвечать на мои вопросы.

Я покачала головой в третий раз.

— Я только весной обучение закончила.

Шут закрыл глаза ладонью с таким видом, что мне окончательно стало не по себе.

— А это важно? Со мной что-то не так? Джастер?! Ну не молчи! Ты меня пугаешь!

— Не знаю пока, — мрачно буркнул он в ответ, отняв руку от лица. — Сейчас посмотрим. Подожди.

Легко пересадив меня на кровать, воин ушёл к себе и вернулся, неся в руках небольшой мешочек из чёрной ткани. Остановился у стола, сдвинул посуду и достал из мешочка толстую стопку тонких пластинок, размером с ладонь. Забыв про всё, я на цыпочках подошла к столу, затаив дыхание, наблюдая за новым неизвестным мне волшебством. С одной стороны пластинки были чёрные, с золотыми и серебряными звездочками, а с другой на них были красочные рисунки. Держа всю стопку звёздной стороной вверх, Джастер быстро мешал пластинки между собой, а затем протянул стопку мне.

— Сдвинь.

Я поставила чашку с отваром на стол, пальцем осторожно коснулась торца пластинок, и они легко соскользнули примерно на середине стопки.

Шут молча убрал сдвинутую часть вниз стопки и снял сверху три пластинки, кладя их перед собой на стол картинками вверх.

Я едва слышно ахнула от увиденного. И не только потому, что рисунки были очень искусно сделаны.

На левой был изображён самый настоящий демон, восседавший на троне. Крылатый, козлоногий и рогатый, с чертами зверя и человека, пугающий и притягивающий одновременно. Перед ним в цепях и на коленях стояли обнажённые мужчина и женщина. По бокам трона горел огонь; демон же, властно вскинув руку, явно повелевал пленными людьми.

На правой очень красивая и крылатая женщина, в нежном платье цвета весенней листвы и венке из звёзд, восседала на каменном кубе. Правую руку она возложила на стоявший рядом щит, в левой держала тонкий изящный скипетр. Босой ножкой она касалась месяца, а за ней на ночном небе всходило солнце. В отличие от демона, лежала эта картинка головой к Джастеру.

Между ними лежала картинка с двумя скрещенными мечами. Клинки едва слышно звенели, сойдясь в равном поединке.

— Да ладно? — Шут изумлённо приподнял брови. — Вы серьёзно, что ли?

В ответ женщина недовольно нахмурилась и стала притоптывать босой ножкой, а демон оскалился в зубастой ухмылке и демонстративно развёл руками, словно говоря, что серьёзнее не бывает.

Увидев это, я зажала рот ладонью от волнения и изумления, едва сдержав чувства. Джастер же нахмурился, потёр лицо ладонью, буркнул: «Понятно», собрал картинки и снова перемешал всю стопку.

— Так, ладно. — Он хмуро начал выбирать картинки по какому-то понятному только ему принципу. Я во все глаза смотрела, как он откладывает в сторону знакомых мне демона и женщину, а к ним ещё много разных рисунков и фигур, иногда красивых, иногда пугающих.

Мне очень хотелось спросить что это, но я молчала, боясь нарушить творящееся удивительное волшебство. И, честно говоря, хмурый вид Шута останавливал от расспросов не меньше.

Закончив, Джастер взял выбранные картинки, перемешал и протянул мне звёздной стороной вверх.

— Держи и выбери семь штук, вразнобой только. Выбирай, как травы. Доставай и давай мне.

Пластинки на ощупь и по весу больше всего напоминали тонкий металл. Как травы, значит…  Я чуть прикрыла глаза, спрашивая у такого чуда разрешения взять нужное. Признаться, я не знала, чего ждать. В ответ пришла такая дружелюбная и тёплая волна, словно множество обитателей волшебных картинок оглядели меня с головы до ног и довольно кивнули: разрешаем. В то же мгновение все пластинки в моей руке едва заметно засветились голубым и золотом, показывая, что я должна выбрать. Я без колебаний вытащила золотистые пластинки, передавая их Джастеру, и молча положила оставшиеся на стол, жалея, что не могу рассмотреть каждую и расспросить Шута про это удивительное чудо прямо сейчас.

Джастер же, ни слова не говоря, переложил картинки в понятном ему порядке и перевернул верхнюю.

Солнце ослепило меня. Оно горело ярко и тепло, грело летним днём и радовало измученную вчерашним ужасом душу…  Я сама не заметила, как потянулась к нему всей собой, чувствуя какую-то тихую радость внутри, греясь теплом и наполняясь удивительным ощущением, что я дома…

Лёгкая тень прикрыла солнце, вырывая меня из этого погружения обратно в реальность. Я заморгала и только теперь заметила, что Джастер смотрит на вторую картинку, которая легла рядом с первой. Но рассмотреть, что там, я не успела. Шут досадливо цокнул языком и собрал всё со стола, спрятав обратно в мешочек.

Только теперь я окончательно пришла в себя и осмелилась спросить.

— Джастер, что это?

— Карты, Путь Дурака называются. — Он унёс чудо в свою каморку и почти сразу вернулся, неся мешочек с травами. — С тобой всё в порядке, не волнуйся. Об остальном поговорим после. А сейчас одевайся, поедим и пойдём на ярмарку.

Я только ахнула, поняв, что плащ остался лежать на кровати, покраснела и кинулась одеваться. С души словно упал камень. Со мной всё в порядке, значит, совсем не страшно, что та красавица сердилась, а демон скалился. В конце концов, это было моё первое проклятие в жизни и сразу такое сильное, да ещё и очень…  неприглядное. Я просто переволновалась из-за вчерашнего, вот мне и стало плохо. К тому же Джастер обещал рассказать про волшебные картинки, и это тихо радовало предвкушением нового чуда.

Шут же встал ко мне спиной и негромко загремел посудой, готовя очередной настой и давая возможность одеться не стесняясь.

— Мы и так припозднились, но тебе надо было поспать.

— Про это уже все знают? — Слова Джастера меня успокоили и порадовали, и теперь я могла здраво подумать о более насущных вещах.

Я взяла нижнюю рубашку из тонкого белого полотна, украшенную шитьём. Очень красиво будет смотреться из-под ворота и к телу приятно.

Джастер неопределенно повёл плечами.

— Все — не все, но наверняка многие. Любителей почесать языки везде хватает. А тут такой повод есть.

— А за что она просила прощения?

Платье тоже было новым и ничуть не хуже вчерашнего.

Опять он меня одевает…

— Винит себя в случившемся. — Шут сел на стул, опёрся локтями на столешницу и устало потёр лицо ладонями. — Это она пустила Махмара. Потому что слышала, как он спрашивал у Гузара — хозяина этого места, — про тебя, а тот ответил, что ты остановилась здесь, но ушла по делам. Махмар же обещал вернуться позже с деньгами, а Тарьяну попросил пропустить его через чёрный ход, чтобы сохранить визит к ведьме в тайне. Дело обычное, вот Гузар и Тарьяна об этом не стали говорить ни тебе, ни мне. Поздно вечером она открыла им дверь, показала твою комнату и, убедившись, что ты действительно ждёшь посетителей, оставив дверь открытой, ушла, получив за услугу три «листочка». Эти мерзавцы спокойно вынесли тебя через чёрный ход. Гузар с Тарьяной про них вспомнили, когда я стал тебя искать.

Джастер поднял голову и посмотрел на стыдящуюся меня.

— Скажи мне, Янига, почему дверь в комнату была не заперта?

Под его усталым и каким-то очень глубоким взглядом я залилась краской по самые уши, чувствуя себя не просто глупой ведьмой, а самой настоящей деревенской дурочкой. Ведь запри я дверь, эти двое в попытке сломать замок привлекли бы внимание, которого так старались избежать. Да и служанка могла заподозрить неладное и поднять шум. И ничего бы из ночного кошмара не случилось. Совсем ничего.

— Я…  я её не закрыла, — еле слышно прошептала я, вжав голову в плечи и боясь посмотреть на воина. — Я подумала, что вдруг ты передумаешь и придёшь…

Джастер молчал, и я даже боялась представить, что он сейчас скажет или сделает. У него были все основания отругать меня, как глупую девчонку.

Шут устало вздохнул. Я робко посмотрела на него из-под волос, упавших на глаза.

— У меня есть второй ключ от комнаты.

Джастер поймал мой взгляд, пока я снова краснела со стыда за свой проступок. Но воин смотрел по-прежнему устало, а не сердито.

— Не делай так больше, Янига. Никогда. Хорошо?

Я кивнула, чувствуя тёплую волну благодарности за такое отношение, и стала шнуровать корсет.

— А ты вчера где был?

— В зале пел, на жизнь зарабатывал, — спокойно отозвался Джастер. — У меня кошель не бездонный, знаешь ли.

Ой, стыдобища мне…  Не ведьма, а девка-содержанка какая-то! Я столько не заработала, сколько он на меня уже потратил!

Обязательно всё ему верну после ярмарки.

— Это дорого стоило?

— Не дороже денег, — хмыкнул он. — Готова?

Я со вздохом сунула ноги в новые туфли. Удобно…

— Прости. Я опять глупость сделала, — подошла я к Джастеру, виновато смотря в пол.

— Всё ошибаются, Янига. Иногда это случайность, иногда судьба, а иногда ошибки неразрывно сплетаются с обстоятельствами. Главное, не наступать на эти грабли снова. Умойся и садись, поедим.

Завтрак подходил к концу, когда я вспомнила о самом главном.

— А где мои вещи?

— Я думал, ты и не спросишь уже, — хмуро буркнул Джастер. — Украли, конечно. Вместе с моими, между прочим.

Украли…  всё…  И…  и мои зелья…  и…  его фламберг…  и торбу…  И Живой меч бы прихватили, только Шут с ним не расставался…

Глядя на моё изменившееся лицо, Джастер снова устало вздохнул.

— Да не волнуйся ты так, всё в порядке. Ты уснула, я туда вернулся и всё нашёл. Одежду твою потом принесут, она грязная была, я постирать отдал. Всё остальное у меня лежит.

— Прости, пожалуйста…  — Я вытирала мокрые от облегчения и раскаяния глаза. — Я такая…

— Ты просто ещё очень молодая и неопытная, Янига, — пресек он мои покаяния. — Всё, хватит уже. Доедай и пойдём. Нам на ярмарку пора.

Я кивнула, взяла чашку с новым горячим настоем, но едва успела пригубить ароматный напиток, как в дверь снова постучали.

— Что надо? — не слишком вежливо откликнулся Шут.

— К госпоже ведьме пришёл уважаемый господин Саризула и со всем почтением просит его принять! — отозвался за дверью сам Гузар.

Джастер посмотрел на меня, пока я пыталась прокашляться от попавшего не в то горло настоя. Легко дотянувшись через стол, он дважды хлопнул меня по спине, и сразу полегчало.

— А это обязательно? — испуганно взглянула я на Шута. Ему виднее, чего ждать от этого визита.

— Принимай, — он серьезно кивнул. — И не стесняйся торговаться. Он к тебе пришёл, а не ты к нему.

— Он очень богат?

Слова про торг настроили меня на деловой лад. И в самом деле, как я про это забыла? Джастер же привёл туда стражу, а магистрат так просто дело не закроет. Братцы были людьми Визурии, и вместо них на дыбу может пойти он, как только я подтвержу обвинения. А на самого купца ляжет такое пятно позора, что о торговле можно забыть навсегда. Разумеется, Саризула поспешил опередить градоправителей и пришёл торговаться за себя и жизнь своего человека.

Джастер ухмыльнулся.

— Он состоятельный и влиятельный купец. Но и ты не деревенская ведьма, а госпожа Янига, в могуществе которой сегодня ночью Визурия убедился лично. Только причешись сначала.

С этими словами он встал и забрал свой плащ с моей кровати. Затем подошёл к занавеске, закрепил её, оставляя проём в прихожую полуоткрытым, наклонился к вещам и почти сразу кинул мне гребень.

Пока я торопливо приводила волосы в порядок, он приоткрыл дверь ровно настолько, чтобы не показаться невежливым.

— Госпожа Янига примет уважаемого господина Саризулу. Прошу.


В распахнутую Шутом дверь чинно вошёл вчерашний торговец, снова разодетый в шёлк и бархат. Несмотря на неприятную причину визита, держался он с достоинством. Визурия скользнул за ним тенью, но остался стоять слева у входа в комнату. С другой стороны пост занял Джастер, оставляя меня с Саризулой почти наедине.

Оба охранника застыли как статуи. Но если лицо Шута не выражало ничего, то Визурия явно напряжённо косился то на меня, то на Джастера, пока купец, тяжело ступая по тканому ковру башмаками с изящными пряжками, шёл ко мне.

А я думала, что ещё вчера волновалась при разговоре с таким богатым и важным господином. Но сейчас мне было на удивление всё равно.

Неужели всего за день я так привыкла быть «госпожой ведьмой»? Или после всего пережитого и вчера и сегодня просто устала волноваться?

— Добрый день, госпожа Янига.

— Добрый. — Я хмуро смотрела на Саризулу, не зная, что мне сказать ещё. — Что вам угодно?

Купец чуть замешкался от такого начала беседы, но всё же остановился в шаге от стола. От его брошенного на стол взгляда не укрылось, что охранник завтракал со мной вместе. Но с этим я уже ничего не могла поделать. И потому взяла чашку с остывшим отваром и пригубила с невозмутимым видом.

Пусть думает, что хочет про наши отношения с Джастером. Мне всё равно.

Саризула заметно смутился. Покосился на стул, снова на стол, где стояла грязная посуда.

— Позволите присесть, госпожа? — не дождался он приглашения. Но я даже не подумала, что ему нужно моё разрешение на это.

— Да, пожалуйста, — снова пригубила я настой, окончательно успокаиваясь. Джастер прав: этот купец ко мне пришёл, а не я к нему.

— Так что вы хотели, господин?

Присевший на стул Саризула покосился в сторону двери, где напряжённо замер его охранник. И я вдруг подумала, что, каким бы замечательным воином Визурия ни был, он проигрывает Джастеру в умении держаться.

Купец собрался с духом и снова посмотрел на меня.

— Думаю, я должен принести вам свои извинения, госпожа.

Что?! Извинения?! Всего лишь?! После того, что я пережила?! Да он что, совсем стыда не имеет?!

Наверно, что-то во мне изменилось настолько, что здоровый цвет лица Саризулы заметно поблёк. Но я не собиралась молчать и щадить ни его самолюбие, ни репутацию, ни кошелёк. Точнее, как раз кошелёк я собиралась щадить в последнюю очередь.

— Ваши люди меня избили, похитили, едва не изнасиловали и хотели убить, — холодно и мрачно перечисляла я преступления братцев. — Ещё они украли все мои вещи, в том числе первосортные зелья, которые стоят дороже вашего платья. Да если бы не Джастер, меня бы уже в живых не было! И вы считаете, что извинений за совершенные злодеяния достаточно?!

Саризула побледнел ещё больше, а его охранник и вовсе походил на натянутую до предела струну. И я внезапно поняла, что им страшно. Очень страшно. Потому что ведьма Янига на деле доказала, на что способны её проклятия. И Визурия наверняка описал своему хозяину ужасную смерть братцев в красках.

Хотя внутри всё вздрогнуло при мысли о проклятии, знать гостям об этом совсем не следовало.

Джастер же сказал, что со мной всё в порядке. Это просто остатки переживаний. Вот и всё.

— Я требую виру, господин Саризула.

Теперь побледнел и Визурия. Я заметила, какой полный отчаяния взгляд он кинул на своего хозяина. Как там Джастер его назвал? Цепной пёс? Вот и посмотрим, насколько купец ценит своего охранника.

К чести Саризулы, он не собирался сдаваться так просто.

— Я хочу предложить вам выкуп, госпожа Янига. Визурия много лет верно служит мне, и я не хочу его терять из-за этого недо…

— Ещё слово — и мы закончим нашу беседу! — рассердилась я уже не на шутку, и мой собеседник это понял. — Это обдуманное преступление, а не недоразумение! Если ваш верный слуга набрал себе таких подонков, то пусть расплачивается за это!

— Прошу, не гневайтесь, госпожа Янига. — Джастер перестал изображать статую и подошёл ко мне, остановившись за левым плечом. — Вы же добрая ведьма. Выслушайте уважаемого господина. Потребовать смерти Визурии вы всегда успеете.

Добрая ведьма? Он серьёзно? Я удивилась настолько, что гнев утих сам собой. Но показывать это гостям я не собиралась. Торговаться — так торговаться. Я и так Джастеру много задолжала…

Хоть что-то верну.

— Говорите, — хмуро кивнула я купцу.

Бедный Саризула нервно вытер со лба холодный пот. В его глазах страх потихоньку уступал место разуму.

— Я…  — он сглотнул, пока ещё с трудом овладевая голосом. — Я могу предложить вам деньги, госпожа. Золото, разумеется.

Ещё бы он серебро посмел предложить за такое…

— Сколько? — Смотрела я по-прежнему хмуро.

— Пять…  Десять «роз».

Десять «роз»?! За всё, что я пережила?! Двадцать, не меньше!

— Не гневайтесь, госпожа, — на моё плечо легко и предупреждающе легла ладонь Шута. — Уважаемый господин Саризула просто оговорился от волнения. Не так ли, господин? Вы же хотели сказать пятьдесят? — участливо поинтересовался он.

От озвученной суммы глаза Саризулы округлились, как две «розы», и он закашлялся, поперхнувшись словами. Да и я сама едва не открыла рот от изумления. Это же огромные деньги!

— П-п…  пя…  пятьдесят? — прокашлялся купец.

— А разве жизнь уважаемого Визурия стоит меньше? — невозмутимо поинтересовался Шут. — В таком случае, госпожа Янига сегодня подаст обвинение в канцелярию магистрата. Если не ошибаюсь, заседание по делу назначено за час до полудня, это уже скоро.

Заседание по делу уже назначено, и оно скоро? Долго же я спала…  И о какой ярмарке он тогда говорил? Нам же тогда в ратушу надо!

— Смилуйтесь, госпожа Янига! — не выдержал купец, с чувством прижав сложенные ладони к груди. — Это же огромные деньги! Двадцать пять!

Я чуть не расхохоталась от неожиданности и восхищения, с трудом сохранив суровый вид. Вот это купец! Даже здесь торгуется!

— Это обычная вира за покушение, почтенный господин. А как же кража? — Джастер не собирался уступать. — Сорок девять. У госпожи только одно новое платье «бутон» стоило.

Вчерашнее платье стоило целый «бутон»? А сколько же стоил мой сегодняшний наряд?! «Розу»?!

Купец же окинул меня быстрым взглядом и обратился к Джастеру, окончательно уверившись, что Шут не просто мой охранник. Впрочем, я не собиралась его в этом разубеждать.

— Прошу прощения за дерзость, любезный, — Саризула позволил себе немного расслабиться, явно собираясь сбить цену, — но госпожа Янига прекрасно выглядит. И её платье…

— Осмелюсь заметить, — перебил Шут так невозмутимо и равнодушно, словно хозяин, отчитывающий прислугу, — госпожа Янига — могущественная и достойная ведьма. Или вы считаете, что из-за случившегося она должна выглядеть как побитая разбойниками нищенка?

Саризула нахмурился и замялся, не зная, как реагировать на подобный тон. Я же постаралась принять невозмутимый вид, как будто и в самом деле так могущественна, что одним щелчком пальцев могу синяки исцелить…

— Конечно, нет. — Купец решил сделать вид, что не заметил хамства ведьминого охранника. — Я имел в виду, что готов заплатить двадцать девять «роз» и предоставить новое платье для госпожи Яниги…

— Сорок восемь с половиной, — совсем чуть-чуть уступил Шут. — Госпожа вчера заказала фиалы для зелий у мастера Извара на две «розы». Ваши люди их разбили вместе с готовыми на продажу зельями. Всего пропало товара на пятнадцать «роз» полтора «бутона» девять «лепестков» и три «листка». Госпоже придётся всё делать заново, а это требует времени, сил и редких дорогих трав. Это не считая прочих испорченных вещей.

Что-о?! Эти мерзавцы разбили мои зелья?! Неделю моего лесного труда?!

Джастер снова предупреждающе сжал пальцы на моём плече. И это не укрылось от купца, как и моё отношение к услышанному, потому что он снова заметно побледнел.

— Полная сумма ущерба от кражи: двадцать «роз», «бутон» и четыре «лепестка». Вместе с вирой — почти пятьдесят пять «роз». Как понимаете, госпожа и так очень снисходительна и добра к вам, уважаемый Саризула, — невозмутимо припечатал Шут.

За окном, перекрывая шум города, раздался мелодичный звон городских часов.

— О, скоро заседание магистрата, — покосился в сторону окна Джастер. — Так что вы говорили, почтенный?

— С-с-сорок восемь! — Купец чуть ли не на колени рухнул, понимая, что спорить с Джастером бесполезно. — Больше не смогу, госпожа! По миру пойду!

— Что скажете, госпожа? Сорок восемь «роз» и прекрасное новое платье от уважаемого господина вас устроят? — смилостивился Шут, давая понять, что торг окончен.

— Так и быть, — кивнула я, старательно скрывая внутренний восторг. Демоны с этими братцами и разбитыми склянками! Новые сделаю…  Сорок восемь «роз»! Это же целое состояние!

— И госпожа забудет про обвинения? — Саризула не был бы купцом, не обговорив все условия сделки.

— Да, — кивнула я, изображая милостивую ведьму.

— Договорились, госпожа Янига! — Саризула с облегчением протянул мне руку, закрепляя наш договор вежливым пожатием.

Деньги, как и заранее составленная бумага про виру, куда оставалось только вписать сумму, у него оказались с собой, и я не слишком этому удивилась.

Дождавшись, когда за незваными гостями закроется дверь, я счастливо рассмеялась. На столе блестела гора золота, я жива и здорова, Джастер со мной, и жизнь просто прекрасна!

— Чему радуешься? — вернул Шут меня на землю. — Собирайся, пойдём на ярмарку. Точнее, сначала в магистрат, а потом на ярмарку.

— Зачем? — Я недоуменно смотрела на него. — Ты же сказал, что все зелья…

— Духи уцелели, а зелья я восстановил, — хмуро буркнул он. — Но продавать их будешь завтра. Сегодня просто осмотримся. Ты же хотела погулять по ярмарке просто так?

Моя радость заметно угасла, потому что снова стало стыдно. Вот почему он такой мрачный и усталый. Я-то спала, а он всю ночь глаз не сомкнул. То меня спасал, потом вещи искал, потом зелья до утра делал, ещё и наряд новый мне нашёл, и про завтрак подумал…  Ещё и меня сколько успокаивал…

— Может, тогда ты отдохнёшь? — Я робко смотрела на Шута. — А погуляем в другой раз.

— Не спорь, ведьма. — Джастер потёр лицо ладонями. — Дел и так много. Нужно ещё к аптекарю зайти и в книжную лавку. И не только туда заглянуть надо. Так что лучше вернёмся пораньше, и я лягу спать. А тебе дел хватит — порядок в своих вещах наводить и зелья заново заговаривать.

Я кивнула, но оставалось ещё кое-что. В конце концов, это будет честно и справедливо. Отсчитав половину монет, я пошла к Шуту, устало сидевшему на своей кровати.

— Джастер…  — робко протянула ему пригоршню золота. — Возьми, пожалуйста.

— Что это? — Он хмуро посмотрел на деньги, а потом на меня. — Мы об этом не договаривались, ведьма.

Я смутилась окончательно. Конечно, не договаривались. Только я считала, что это будет правильно.

— Ты столько для меня сделал…  И вообще, платишь за меня везде, и одежду покупаешь, и…  В общем, вот, возьми и не спорь! — Я высыпала золото ему на кровать. — И дай, пожалуйста, мои вещи.

Шут смерил меня долгим взглядом, устало вздохнул и протянул мою потрёпанную поклажу.

— Деньги спрячь, и пойдём уже. В ратушу пора, а мы всё еще дома сидим. И да, духи не забудь.

Я едва успела убрать свои вещи в сундук и закрыть его на ключ, когда в коридоре послышались громкие уверенные голоса, тяжёлые шаги и бряцание железа.

Городская стража не заставила себя ждать.

Сердце неровно забилось от внезапного волнения, а Джастер открыл дверь, не дожидаясь, когда на неё опустится закованный в доспехи кулак.

7. Прогулка

Хотя потерпевшей стороной была я, грозный вид возникшей в дверях четвёрки стражников и их начальника, в начищенных доспехах, украшенных королевским гербом розы, меня немного напугал.

Не привыкла я иметь дело со стражей как…  со стражей. Мы с Холиссой в такие истории не попадали…  А это, к тому же, не просто стражники, а состоящие на королевской службе.

— Ведьма Янига и её охранник, именующий себя Джастером, должны немедленно проследовать в магистрат для допроса в деле похищения упомянутой ведьмы! — Командир стражников встопорщил пышные усы, больше похожие на щётку для чистки платья.

Зрелище бы позабавило, если бы дело не касалось меня.

— Госпожа Янига готова идти в магистрат, чтобы засвидетельствовать достигнутое между сторонами мирное решение спора, — вежливо склонив голову, ответил Джастер, в очередной раз меня удивив.

Он ещё и изъясняться не хуже опытного писаря умеет, оказывается…

— Прошу следовать за мной, госпожа ведьма. И вас тоже. — Усы снова встопорщились, командир развернулся, а четвёрка образовала вокруг нас с Шутом караул.

— Только комнату закрою, — мирно улыбнулся Джастер стражникам.

Командир снисходительно кивнул, ключ щёлкнул в замке и исчез в кошеле Шута. Живой меч тоже красовался на поясе, но отбирать оружие у ведьминого охранника никто не спешил. Значит, всё действительно не страшно, я зря разволновалась.

В сопровождении караула мы отправились вниз, где в главном зале уже переминался с ноги на ногу хозяин «Гуся». Прислуга испуганно и опасливо выглядывала из дверей кухни.

— Госпожа…  — завидев меня, трактирщик поклонился, всем своим видом выражая раскаяние.

— Госпожа Янига вернётся к вечеру. Приготовьте ей купальню и ужин в комнату, как обычно.

Джастер распорядился так спокойно и небрежно, словно всю жизнь отдавал подобные приказы и ни мгновения не сомневался, что так оно и будет. Даже стражники покосились на него с некоторым удивлением.

А вот Гузар воспринял почти хозяйский тон как должное.

— Всё будет исполнено в лучшем виде, госпожа Янига! — поспешно закланялся он. — Не сомневайтесь!

Я только кивнула и подумала, что мне и в голову не пришло бы оставить какие-то распоряжения к своему приходу. А вот Шут опять обо всём позаботился…

Ужин в комнату и купальня…  Да, от такого удовольствия вечером я точно не откажусь.

Настроение окончательно поднялось, и за порог «Гуся» я шагнула, чувствуя себя настоящей госпожой, которую даже на прогулке сопровождает почётная охрана.


К моему удивлению, у ворот стояла карета, окружённая ещё одной четвёркой стражников, а рядом переминался с ноги на ногу Саризула. Его «цепного пса» видно не было.

Увидев нас, купец белым платком вытер лоб — солнце припекало хорошо, — и вежливо мне улыбнулся.

— Госпожа Янига, позвольте предложить вам мою карету. До ратуши далеко, а день жаркий.

— Гкхм! — многозначительно кашлянул командир стражи. — Подозреваемые должны прибыть на заседание совета в надлежащем сопро…

Возникший невесть откуда Визурия почти незаметно опустил в подставленную командирскую ладонь небольшой, но вполне увесистый кошель.

— У нас с госпожой Янигой есть охрана, — многозначительно улыбнулся начальнику нашего конвоя Саризула. — Мы с ней заинтересованы как можно скорее прибыть на заседание совета и не задерживать почтенных хранителей порядка в такой жаркий день…

Кошелёк был взвешен и спрятан, и коротким кивком командир стражи отозвал охрану от кареты.

— Не опоздайте, господин Саризула. Советники не любят ждать.

— Я знаю, — купец кивнул, не обращая больше внимания на стражников, и посмотрел на меня.

— Прошу, госпожа. — Джастер без лишних слов с поклоном распахнул передо мной дверцу, и я, чувствуя себя настоящей знатной дамой, подобрала юбки, опёрлась на его руку и села в карету.

Купец сел следом за мной, закрыв дверцу. Джастер и Визурия остались на улице, но я не успела ничего сказать, как карета дрогнула, и я поняла, что оба охранника заняли место позади, на запятках, как ездили слуги богатых господ.

В следующее мгновение мы тронулись с места. Подковы лошади цокали по булыжникам мостовой, карета мягко покачивалась, и ехать было приятно, хоть и душно. Пожалуй, пройтись по улице было бы не так жарко…

— Надеюсь, наш договор в силе, госпожа? — Саризула внимательно посмотрел на меня.

Да что он там обо мне думает?! Что я своего слова не держу?!

— Разумеется, — холодно бросила я, вспомнив, как обычно отвечал Шут, и даже интонации получились похожи.

Купец вместо ответа только шумно потянул носом, снова покосился на меня, но больше ничего не сказал.

Я же думала, откуда Джастер так хорошо знает роли слуги и охранника. Он ведь не изображал прислугу, он действовал так, словно не один год прожил в богатом доме. Только вот отдавал распоряжения, словно жил вовсе не в роли живой игрушки для господ, хоть и называет себя шутом…

Кто же ты такой, Джастер?

Неужели мальчишку-сироту всё-таки воспитали в богатом доме как члена семьи? А он влюбился в знатную девицу…  Тогда понятно, почему он столько знает и почему его возлюбленная предпочла другого. Безродный приёмыш, каким бы любимцем семьи ни был, не пара благородной даме.

Только это совсем не объясняет, где и как он научился неведомому мне волшебству. И как его способности остались незамеченными для волшебников и всех остальных людей?

— Госпожа, — негромкий голос купца и остановившаяся карета вывели меня из задумчивости. — Мы приехали.


Карета стояла на большой площади. Разноцветные камни были выложены красивыми узорами и плотно пригнаны друг к другу так, что даже трава не могла пробиться. Посреди площади стоял фонтан, осеняя всех вокруг брызгами и прохладой, к нему подходили служанки с кувшинами для воды.

Неподалёку чинно прогуливались почтенные горожанки, щеголяя платьями, проходили домашние учителя и няни со своими воспитанниками, мелькали одежды слуг и подмастерьев. На нашу карету смотрели мельком и кивали, здороваясь с Саризулой. Теперь понятно, почему он предпочёл от стражников откупиться.

Одно дело — просто прибыть в магистрат в своей карете, пусть и в компании ведьмы, и совсем другое — в окружении стражи, как преступник. Это же сразу какой урон репутации…

А ещё я подумала, что в своём новом платье выгляжу ничуть не хуже тех дам, что вежливо улыбались купцу и придирчиво разглядывали меня. Вот только жарковато, вчерашнее платье тоньше было.

Зато пахнет от меня духами…

На площадь выходило несколько широких улиц с богатыми домами на них. Один из таких домов — прямо напротив ратуши — за высокой оградой и окруженный зеленью, — целиком ограничивал площадь с восточной стороны.

Здание ратуши поразило меня не только своей огромной высотой — башня с часами возносилась далеко над вершинами садовых деревьев — но и неожиданным изяществом. Строгие черты, стройный силуэт, огромные стрельчатые окна, украшенные цветными стеклами, и искусная резьба на каменных стенах делали ратушу похожей на что-то сказочное и волшебное. На каждом окне была изображена сцена из времён первого короля, а на центральном красовалось роскошное изображение Огненной Розы, тысячелетнего символа королевской власти.

Я постаралась ничем не показать своего изумления, но про себя тихо вздохнула, вспоминая слова Шута про деревенскую девчонку. Как же много ещё я не видела, оказывается…

Молодая и неопытная, как он сказал…  Я досадливо и недовольно поджала губы. Конечно, опыта у него побольше моего, но разница-то в возрасте всего ничего, чтобы так задаваться!

Покосившись на невозмутимого Джастера, я неожиданно заметила напряженный взгляд смотрящего на меня купца. Кажется, моё недовольство он принял на свой счёт…

А, мне всё равно. Пусть думает, что хочет.

Высокие створчатые ворота закрыты, но внизу распахнута обычная дверь, возле которой лениво опирался на копьё одинокий стражник.

Наверняка мается от жары в своём доспехе, бедняга. И в тенёк не уйти — нельзя. Одна радость: когда ветерок от фонтана прохладу донесёт.

К этой двери мы и направились в сопровождении нашей «охраны».


Внутри ратуши оказалось приятно прохладно и немного сумрачно, хотя солнечные лучи, проникающие через цветные стекла, придавали помещению нарядный и праздничный вид. Мы шли по коридору следом за встретившим нас служкой, и я очень старалась не глазеть по сторонам. А поглядеть было на что.

Стены ратуши украшали гобелены со сценами из жизни богатых дам и господ. В нишах, между вышитыми полотнами, стояли красивые статуи и вазы из белого камня, а над вазами висели многоглавые подсвечники. Во многих мотивах красовалась роза как знак королевской власти, но я заметила и другие цветы.

Сам зал совета располагался за высокими створчатыми дверьми, покрытыми искусной резьбой. Стражники перед ними стояли не расхлябанно, а строго, как статуи. На нас даже не посмотрели.

Саризула же шёл сосредоточенно и так привычно, что сразу понятно: не в первый раз здесь. Да и как иначе, если он действительно известный и уважаемый купец в Кронтуше? Наверняка со многими советниками лично знаком, хорошие товары-то всем нужны…

Служка попросил нас подождать, скользнул за дверь и почти сразу вернулся, сообщив, что совет готов начать рассмотрение дела госпожи ведьмы.

Оба охранника следовали за нами как тени.


Сам зал совета оказался не настолько велик, как я успела вообразить. На небольшом возвышении за длинным столом восседала дюжина мужчин в богатых камзолах и с волосами, уложенными в одинаковые причёски, видимо отражающие статус советников. Все они приветствовали купца короткими кивками, и Саризула ответил вежливым поклоном.

Я вдруг поняла, что не знаю, как мне себя вести перед этими господами. Джастер об этом ничего не сказал. И потому просто коротко кивнула в знак приветствия.

Перед возвышением стоял столик с пачкой пергамента, пером и чернильницей. Сидевший за ним пожилой писарь окинул нас усталым взглядом, взял чистый лист и приготовился писать.

— Итак, госпожа ведьма, вы можете рассказать нам, что именно произошло прошлой ночью? — Председатель совета восседал по центру стола.

Я не успела ответить, как Шут неожиданно выступил вперёд.

— Я могу рассказать это достопочтенному магистрату. — Он сопроводил слова учтивым поклоном. — Пережитое потрясение было очень сильным для госпожи, и я прошу разрешения уважаемых членов совета не тревожить её снова этими ужасными воспоминаниями. Кроме того, я был непосредственным участником и свидетелем, потому прошу позволить мне изложить эти неприятнейшие события.

Короткие переглядывания, негромкий шёпоток, и глава магистрата милостиво махнул пухлой рукой.

— Рассказывайте, любезный.

Джастер не заставил себя просить дважды.

Говорил он так складно и витиевато, что я поневоле заслушалась, словно это был рассказ не про ужасную смерть двух мерзавцев от проклятия перепуганной ведьмы, а баллада о чудесном спасении девицы из рук негодяев.

По крайней мере, члены совета слушали Шута, затаив дыхание. Даже писарь замер, оставив перо и забыв о своих обязанностях, пока Джастер чуть ли не по ролям разыгрывал сцену похищения и спасения госпожи ведьмы. Честно говоря, в некоторых местах это было так проникновенно, что я сама чуть не разрыдалась.

Понятно, почему он мимо бродячих артистов проходил. Наверняка их спектакли ему скучными казались.

Только почему он со своим даром артиста и менестреля стал наёмником? Мог бы на площадях такие толпы собирать…

— Если этот мальчишка оружием владеет, как языком, то цены этому наглому засранцу нет, — тихий шёпот купца привел меня в чувство. Я покосилась на Саризулу, который делал вид, что слушает Шута.

— Оружием он владеет ещё лучше. — Смолчать я не смогла: мне стало обидно за «засранца». Джастер такого точно не заслужил. — И я жалею, что не позволила ему показать это сразу.

Саризула вздрогнул, слегка изменил цвет лица и покосился на меня.

— Простите, госпожа, я не хотел вас обидеть. Где вы его нашли?

Я только неопределенно повела плечом, решив, что отвечать на этот вопрос не стоит. К тому же рассказ подходил к концу. А когда ещё я увижу такое представление?

К чести Джастера, незапертую дверь он объяснил простой случайностью, а сцену освобождения госпожи ведьмы и смерти двух мерзавцев деликатно описал как весьма неприглядную и отвратительную, не углубляясь в детали.

— Почтенные господа тоже там были и всё видели своими глазами, — роскошным жестом Джастер указал на Визурию и двоих стражников, которых я заметила только сейчас. Видимо, из тех, кого Шут вчера привёл с собой.

— Вы подтверждаете слова этого человека? — Глава магистрата грозно взглянул на свидетелей.

Те дружно кивнули.

— Что скажете, господин Саризула?

Купец выступил вперёд, достал подписанную мной бумагу и с поклоном протянул советникам.

— Вопрос виры между мной и госпожой Янигой решён сегодня утром. Вот, прошу уважаемый магистрат убедиться.

Документ пошёл по рукам, советники мельком смотрели в бумагу, затем глаза каждого округлялись при виде суммы. Они коротко смотрели на нас и передавали бумагу дальше.

В отличие от остальных, глава совета внимательно прочитал документ, свернул его и протянул подскочившему писарю. Тот быстро пробежал написанное глазами, ничуть не удивившись, свернул и с поклоном отдал купцу.

— Вы подтверждаете, что подпись в этом документе ваша, госпожа? Указанную виру вы получили?

— Да. — Я коротко кивнула.

— Что ж, поскольку вопрос виры между вами решён и магистрату предъявлена соответствующая бумага, заполненная по всем правилам, я считаю, что дело можно считать закрытым. У кого есть возражения?

Члены магистрата закивали, соглашаясь, что вопрос решён. Я тоже не собиралась с этим спорить.

— В таком случае, добро пожаловать в Кронтуш, госпожа Янига. Удачной торговли на ярмарке. Всего доброго, господин Саризула.

— Благодарю, — ответила я, в то время как мужчины вежливо раскланивались друг с другом.


Выйдя из приятной прохлады ратуши, я остановилась, заново привыкая к яркому солнцу и горячему воздуху. Джастер молча ждал, а купец подошёл к карете и оглянулся. Визурия уже занял своё место на запятках.

— Я бы мог довезти вас, госпожа, куда пожелаете.

В ответ я покачала головой. Джастер сказал, что есть дела в городе, да и прогуливаться по улицам всё же приятнее, чем ехать в душной карете.

— Благодарю, господин Саризула. Я хочу прогуляться.

Купец кивнул, но, оказывается, это было ещё не всё.

— Послушайте, юноша, — Саризула замер, поставив ногу на подножку кареты. — Когда вам понадобится работа, я могу подумать над местом…  управляющего, скажем.

Ого! Управляющего?! Так сразу?! Да он что, решил у меня Джастера сманить?! Чуть ли не правой рукой ему быть предлагает!

В следующее мгновение я увидела, каким взглядом Визурия смотрит на своего хозяина, и мне внезапно стало жаль этого человека. Он ведь искренне был предан купцу и расценил такое щедрое предложение тому, кто стал причиной смерти его людей — пусть и поступивших подло и против закона, но его людей, — как предательство.

Только вот купец этого не заметил.

— Полторы «розы» в месяц, восемнадцать за год, очень неплохо. Что скажете?

— Пять «роз» в день, — хладнокровно парировал Шут. — И, может быть, я подумаю над вашим предложением, почтенный Саризула.

Пока потрясённый таким неимоверно наглым ответом купец переваривал услышанное, Джастер с поклоном дал мне понять, что нам пора идти. А я заметила, как на губах отвернувшегося Визурии мелькнула улыбка.

Кажется, я всё же недооценила этого человека. А вот они с Шутом вполне поняли друг друга…

Пять «роз» в день…  Ох, Джастер…  Надо же так…  красиво «нет» сказать…

Кивнув на прощание ошеломлённому купцу, я приподняла юбку и пошла к фонтану. Мне хотелось немного освежиться и заодно дождаться, когда Саризула покинет площадь.

Не показывать же ему, что это я хожу за охранником, а не он за мной.

К тому же я всё равно не знала, куда идти.


Гулять вокруг фонтана пришлось недолго. Я едва успела полюбоваться на украшавшие его скульптуры цветов и лесных зверей, как Джастер вежливо склонился к моему плечу.

— Нам пора, — негромко сказал он, не привлекая внимания окружающих. — Видишь особняк с красивыми воротами? Иди вдоль по улице справа от него. Она ведёт прямо на ярмарку. Я пойду за тобой.

Я слегка кивнула, давая понять, что всё поняла, и, стараясь держать вид уважаемой ведьмы, направилась к нужной улице.

Как оказалось, дорога к ярмарке пролегала через весь Кронтуш, хоть и в обход внутреннего города, где располагался дворец наместника.

Начали мы свой путь с центральной площади. Мимо нас неторопливо проходили мужчины и дамы в ярких и красивых платьях, в сопровождении хорошо одетых слуг, но под их мимолётными удивлёнными взглядами я не чувствовала себя деревенской простушкой, потому что была уверена: мой наряд смотрится ничуть не хуже.

Джастер же в своей чёрной шутовской одежде и с мечом без ножен вызывал куда больше заинтересованных взглядов и шепотков, но его это не волновало.

За порядком в Кронтуше следили стражники как с гербом города, так и с королевской Розой. На нас они обращали внимания не больше, чем все остальные.

Подражая дамам в богатых платьях, я не спешила, но и не медлила, успевая любоваться широкими улицами и площадями, украшенными фонтанами и цветами. Про себя изумлялась настоящим дворцам, в которых жили знатные и богатые горожане, искусно выкованным решёткам оград и пышным цветущим садам за ними.

Улицы и площади были полны народа. Слуги, ученики, торговцы, поверенные, уличные артисты и музыканты, наставницы и учителя со своими подопечными, ремесленники и замужние дамы — кого тут только не было! Часто приходилось уступать дорогу всадникам, повозкам и даже богато украшенным каретам, чьи владельцы тоже желали посетить ярмарку.

Чем дольше мы шли, тем больше я сожалела, что отказалась от предложения Саризулы. Кто ж знал, что идти так далеко! Доехала бы в карете, а не маялась в такой толпе по жаре…

В городе было множество ремесленных улиц, на одной из которых мы и побывали вчера, и я думала, что для торговых рядов отвели какую-нибудь площадь на окраине города, но я ошибалась. Дорога и людская река вывели нас из широко распахнутых восточных ворот на берег реки, где и раскинулось знаменитое торжище. Мы зашли в Кронтуш с запада, потому я не представляла, насколько велика ярмарка.

К самой реке спускались сараи и склады для корабельщиков, рыбаков и лодочников, дальше шли ряды, где торговали рыбой, деревом, доспехами и оружием, тканями, пряностями, посудой, готовой одеждой, обувью, снаряжением, украшениями, овощами и зеленью, шкурами…  На отдельном поле продавали коней и домашнюю скотину. Звон кузнечных молотов и стук плотницких топоров мешался с мычанием коров и ржанием коней, лаем собак, блеянием коз и овец, боевым кукареканием и многоголосием толпы.

А уж сколько ворья там промышляет…

Это был настоящий город со своей жизнью.

От вида бесчисленных торговых рядов, уходящих вдаль и кишащим там людском море, мне стало немного не по себе. Желания погулять тоже заметно убавилось. Как я буду там продавать свои зелья? Да я же там потеряюсь сразу!

— Госпожа, — Джастер едва заметно взял меня под локоть, выводя на обочину тракта, где было меньше народа.

— Нам обязательно туда идти? — Я нервно вздрогнула, обхватив себя руками. — Может, вернёмся? Я не думала, что она такая большая…

— Не волнуйся, — Шут остановился передо мной. — Я пойду впереди, а ты следом. Держись в двух шагах за мной и постарайся не отставать. Если что-то понадобится — просто скажи, и я подожду. Поняла?

Я кивнула, стараясь унять внутренний страх. Я — госпожа ведьма, а это — просто ярмарка.

Подумаешь, никогда раньше столько народа не видела…

Но как продавать зелья в этой толпе — я совершенно не представляла.


Идти за Шутом оказалось удобно: он шагал так уверенно и непоколебимо, что люди сами расступались перед ним. Я только старалась не отставать и гадала, куда же именно он идёт.

Наш путь лежал мимо самых разных товаров, выставленных на прилавках. Зазывалы всех мастей наперебой нахваливали ковры, пряности, сладости, украшения для девиц и дам, ткани и ленты, гребни и зеркальца, туфли и платья. Разносчики продавали с лотков пирожки, булочки, простоквашу, воду и разные напитки. Я уж совсем хотела попросить Шута задержаться, чтобы купить хотя бы воды, но он сам махнул рукой одному из разносчиков. Напившись, мы продолжили путь, пока Шут не свернул в ряд, после большой толпы показавшийся мне едва ли не пустым.

Оглядевшись, я поняла почему. Здесь расположились со своим товаром травники, лекари, аптекари и книжники. Не слишком ходовой товар, за таким идут только по необходимости. Посетителей тут было намного меньше, чем в соседних рядах, и потому на нас сразу обратили внимание.

Под молчаливыми пристальными взглядами Шут невозмутимо шёл между прилавков, не реагируя на попытки торговцев привлечь «госпожу ведьму», и, по-моему, даже не покосился на предлагаемый «мусор». Я недоумевала, зачем он сюда пришёл, если зелья были восстановлены, а к предлагаемому товару он относился с откровенным презрением. Тем неожиданней было, когда он внезапно свернул к одному ничем не примечательному прилавку.

— Чем могу служить, почтенные? — из-за пустого прилавка, на котором стояла только табличка «мастер Авир, аптекарь», поднялся сухонький белобородый старичок в белой одежде, до нашего появления дремавший в теньке навеса.

— Госпоже Яниге нужно это, — неведомо откуда Джастер достал свиток и положил перед аптекарем.

Мастер Авир взял пергамент, развернул и подслеповато прищурился, вчитываясь в целый список. Белые брови то взлетали вверх, то сходились к переносице, пока мне оставалось только гадать, что же такого там понаписал Джастер.

— И когда госпоже нужны эти ингредиенты? — Аптекарь вынырнул из свитка и посмотрел на меня.

— Всё, что возможно, сегодня к вечеру, — невозмутимо ответил Шут. — Остальное — завтра.

Мастер Авир положил свиток на прилавок и задумчиво пощипывал бородку тонкими сухими пальцами.

— Это будет дорого стоить, госпожа. — Аптекарь снова глянул на свиток. — Это редкие ингредиенты, и, признаться, я не понимаю, к чему они вам в вашем ремесле и к тому же в таком количестве…

Вот ни капли не сомневалась, хотя даже не знаю, что там написано.

— Сколько? — только вздохнула я, готовясь услышать очередную сумму золотом. С Джастером по-другому не получалось.

— Три «розы» и четыре «лепестка», госпожа.

Признаться, я ожидала очередного торга, но Шут молча достал кошелёк и положил требуемую плату на прилавок.

— Доставить нужно в…

— «Праздничного гуся», — в ответ на моё удивление аптекарь лукаво улыбнулся, сгребая монеты. — Я наслышан о вас, госпожа. Всё будет доставлено в срок.

Мне оставалось только кивнуть и последовать за Шутом, думая, насколько же быстро разлетелась по Кронтушу молва о «госпоже Яниге» и её охраннике. Что при этом в слухах было правдой, а что придумали сами сплетники — я даже представлять не пыталась.


Конец торгового ряда занимал большой прилавок с книгами и свитками. Здесь продавали пергаментные листы, «Житие его величества Магмуса Первого и его рыцарей», «Обретение Огненной Розы», «Нравоучения», «Наставления», «Сказания королевства для детей» и прочие истории, которые обычно читали простые люди.

Пухлый торговец в ярко-синем кафтане о чём-то негромко беседовал с худым мужчиной в скромной, но опрятной одежде. Чёрные волосы и борода книжника были тщательно уложены, а лицо и пухлые пальцы темнели от загара, словно он целыми днями сидел здесь. Бледная кожа его собеседника с въевшимися чернильными пятнами на пальцах выдавала домашнего учителя или писаря из канцелярии магистрата. В руках он держал завёрнутую в ткань книгу.

Шут сбавил шаг, оглядывая товар. Наверно, хочет купить листы пергамента в запас, а то моя книга почти закончилась…

— Чем могу помочь, госпожа ведьма? — Книжник заметил нас, но не встал, как другие торговцы при виде покупателей. — Желаете…

— «Сказки и легенды», полный список, — Шут невозмутимо оборвал торговца. — Желательно, с картинками.

Что? Сказки? С картинками? Джастер, ты что, ребёнок?!

Только вот глаза продавца округлились по иной причине.

— Полный список? — подался он вперёд. — Вы в своём уме, юноша?

— Да уж не в вашем точно, — тут же нагрубил Шут. — Есть или нет?

С лица продавца сползла улыбка; притихший учитель, даже не попрощавшись, растворился в толпе, а книжник нахмурился и с вызовом сложил руки на груди. Точнее — на животе, выше у него просто не получилось.

— Возможно, эта редкая книга у меня есть. А возможно, и нет. Не могу вам сказать, любезный.

Я сдержала невольную улыбку. Кажется, Джастер впервые получил достойный отпор своей грубости…

Но Шут даже глазом не моргнул.

— Тогда добавьте к вашему ответу «Расхождение миров», «Трактат о камнях и травах», «Записки Альхабура о движениях светил» и чистую книгу для госпожи Яниги.

Видимо, всю любезность и красноречие на сегодня он исчерпал в ратуше.

Торговец заморгал от неожиданности и перевёл вопросительный взгляд на меня. Я незаметно вздохнула. Пока Шут изображал перед всеми «ведьминого охранника», за его поведение придётся отвечать мне.

— Пожалуйста, простите Джастера за грубость, он всегда такой. — Я постаралась мило улыбнуться этому человеку, чувствуя себя немного виноватой за поведение Шута.

Названия книг я слышала впервые, но вот чистый пергамент мне действительно пригодится.

— Есть это у вас?

Торговец сердито пожевал губами, покосился на молчащего Шута и снова обратил внимание на меня.

— Простите за грубость, госпожа ведьма, и что я лезу не в своё дело, но вы ему слишком много позволяете, — он достал из-под прилавка пачку пергаментных листов в кожаной обложке. — Это лучшее, что есть на сегодня. Про остальное я подумаю.

— Я буду вам очень благодарна, — я постаралась вежливо и мило улыбнуться, как иногда делала Холисса, когда общалась с особо несговорчивыми заказчиками. — И попрошу вас доставить мои покупки в «Праздничного гуся» сегодня к вечеру. Джастер, будь добр, заплати этому любезному господину, сколько он скажет.

Глазки торговца заметались между мной и Шутом, словно он в чём-то сомневался. Я же только вздохнула про себя, готовясь к головокружительной цене. Джастер наверняка мне потом выскажет за то, что не торгуюсь, а соглашаюсь на условия продавца. Но он сам виноват, мог бы и не грубить без всякого повода!

— Четыре с половиной «лепестка» за каждую книгу, госпожа, — вздохнул вдруг торговец. — Дешевле вы не найдёте. А это пусть вам будет подарок от меня. — Пухлая ладонь легла на чистый том. — Очень уж вы на мою Малеску похожи. Тоже красавица была…

От такой честности и щедрости я едва сдержала удивление. Вот ведь порядочный какой, другой на его месте постарался бы нажиться…

— Только вы уж простите великодушно, доставить я их вам не смогу, — торговец встал со стула и опёрся на незаметную до того трость. — Один я, госпожа, помощников не держу.

— Мы можем забрать их сейчас, — спокойно сказал Шут, выкладывая на прилавок деньги. — Или завтра. Как скажете.

Книжник снова пожевал губами, переводя взгляд с блестевших монет на нелюбезного ведьминого охранника.

— Приходите завтра вечером, юноша. Переулок Кривой Ивы, дом с грушевым деревом. Деньги принесёте тогда же.

Шут молча кивнул, смахивая плату обратно в кошель.

— Всего вам доброго, — попрощалась я с торговцем. — Завтра Джастер заберёт книги.

— И вам, госпожа, — книжник тяжело опустился на стул. — Глаза у вас добрые, но «пса» вашего построже держите!

Я только кивнула и пошла прочь, стараясь спрятать неожиданное смущение.

Глаза добрые…  И приятно, и…  Ну кто будет по-настоящему уважать «госпожу ведьму» с добрыми глазами?

Холиссе никто бы такого не сказал. Она как взглянет, у мужиков поджилки трясутся…

А я…  Добрая…

Вот и Шут меня ни во что не ставит…

Может, действительно быть с ним…  построже?


— Ты бы мог быть и повежливее с людьми.

Мы стояли в поле за дальним краем ярмарки. Солнце давно перевалило за полудень, но ветер с реки приносил приятную свежесть. Здесь без людской толчеи было не так душно, и Джастер оглядывал ряды из-под руки, пока я наслаждалась временным затишьем.

В ответ на моё замечание Шут коротко покосился на меня, но сказал совсем другое.

— Тебе его жалко, ведьма?

— Мне неприятно извиняться за твои грубости! — сердито сложила я руки на груди. — Ты ему нахамил без всяких причин, а я чувствую себя за это виноватой!

— Теперь только к кожевникам заглянуть — и всё, можешь гулять, куда захочешь, — негромко сказал Шут, пропустив мои справедливые упрёки мимо ушей. — И я буду очень благодарен, госпожа, если прогулка не продлится слишком долго.

Я досадливо закусила губу, вспомнив, что, в отличие от меня, он не спал всю ночь, а переделал много дел, возникших по глупости одной ведьмы. Вот и язвит теперь через слово…

— Зачем нам к кожевникам?

— Надо запасы пополнить, — спокойно ответил он, направляясь к выбранным рядам. — А то в дороге что случись, даже обувь починить нечем.

— Хорошо, — вздохнула я, примиряясь с необходимостью идти в такие скучные ряды, и тут мой взгляд упал на сверкнувшее лезвие Живого меча. Хотя за всё время нашего знакомства обнажённый клинок на поясе Шута не причинил вред ни хозяину, ни другим людям, такое наверняка не могло продолжаться долго.

— Джастер, а ножны ты ему посмотреть не хочешь? Здесь же столько всего!

Шут чуть замедлил шаг, раздумывая над предложением, а затем решительно качнул головой.

— Нет, — положил он ладонь на рукоять Живого меча. — Не время ещё.


У кожевников мы пробыли дольше, чем в других рядах до этого. Джастер придирчиво осматривал разложенные шкуры и куски кожи, пока не нашёл то, что его устроило. Огромная бычья шкура стоила дорого, торговец оказался тем ещё скрягой, и даже Шуту удалось сбить цену всего на полсеребрушки. Набрав у других торговцев дратвы и кусков кожи помельче, Джастер, со свёртком в руках, наконец, кивнул, давая понять, что теперь я могу выбирать, куда хочу пойти.

Поглядеть мне хотелось многое, и я с радостью направилась в ряды, где продавали ткани, платья и прочие красивые и интересные для меня вещи. Конечно, покупать такие наряды я не собиралась — ведьмы носят только чёрные платья, — но полюбоваться вдосталь на красоту и помечтать, как бы это выглядело на мне, я могла.


— Не пора ли обратно? — тихо сказал Шут, наклонившись ко мне.

Пока я гуляла по рядам, солнце заметно склонилось к горизонту, но до вечера ещё далеко. Хотя после кожевников Шут молчал, свёрток кожи в руках не сделал его добрее и сговорчивей. Но что поделать, я гуляла без сумки, а торба Джастера осталась в комнате. Большую шкуру торговец обещал доставить, но гонять посыльных с остальной мелочью было глупо.

Я вздохнула, с сожалением отрываясь от разглядывания бус, колец, перстней и браслетов из самоцветов и серебра. Товар был рассчитан на заезжих торговцев и богатых горожан, кому не по карману золото и драгоценные камни.

Мне очень нравились эти украшения, только ведьмы такое не носили. Настоящая ведьма гордится своей силой, а не бусами и серьгами.

Из всей женской красоты я купила только зеркальце размером с ладонь. Платил, конечно, Шут, но не всё же ему себя покупками радовать. Увесистый мешочек из мягкой кожи висел у меня на поясе и грел душу.

— Пойдём, — я кивнула, вспомнив, что дорога обратно предстояла через весь город.

На самом деле многолюдная ярмарка успела утомить и меня, а Джастер, наверное, уже на ходу засыпал…

Но мы не успели даже покинуть ряд, когда дорогу нам неожиданно заступили несколько вооружённых мужчин, чья одежда выдавала наёмников, но не ищущих работу, а давно нашедших хлебное место.

Я замерла, не успев испугаться, как и оглянуться на Шута, как вперёд выступил один из громил.

— Вечер добрый, госпожа ведьма. — Предводитель этой шайки постарался изобразить поклон и вежливую улыбку. — Не гневайтесь, просим покорно, дельце у нас к вашему «псу» есть.

— Какое? — Я нахмурилась, скрывая внезапный страх. Догадываюсь, что это за «дельце»…

— Нехорошо он поступил с нашим приятелем. При людях честных в грязи извалял, покалечил забавы ради. Не-не-не, не гневайтесь, госпожа! Мы их злодеяние не оправдываем, не подумайте! Наказали вы их по-своему, а не на дыбу оправили, так на то воля ваша, ведьмовская! Мы вашу волю не оспариваем!

— Что вам нужно от Джастера? — спросила я уже сердито. Всё настроение от прогулки испортили…

— Говорите и не задерживайте меня!

Охранники Саризулы переглянулись, а их предводитель продолжил не очень уверенно.

— Мы не бесчестные люди, не подумайте плохого, госпожа. Но обидел он нас, перед хозяином и людьми порядочными опозорил. Потому пусть бой нас рассудит. До первой крови, как положено. Ристалище тут недалече, а нас всего семеро. Ежели он такой «пёс», как себя выставляет, то мы ваше время долго не отнимем, госпожа!

Скрывая растерянность, я посмотрела по сторонам в поисках свидетелей этого разговора.

Торговый ряд заметно опустел. Даже за прилавками, казалось, никого не было. Но я понимала, что всё не так. Просто попрятались с глаз ведьмы подальше, а то вдруг рассердиться и проклянёт…

Настроение испортилось окончательно. За такую славу стало обидно, а теперь вот ещё и за Шута отвечать перед приятелями убитых…

Хотя ответ понятен и так: заступлюсь за охранника, и ломаный медяк цена нам с ним обоим. Будут сплетники языки чесать, что «щенок» «псам» надерзил да за ведьминой спиной спрятался, а та за своего полюбовника, как за малое дитя, заступилась.

И вместо славы сильной ведьмы стыд и срам нам обоим получится, как этим «псам» от выходки Джастера. Только вот Саризула охранников не выгнал, а ко мне никто за товаром не пойдёт, за спиной смеяться будут…  И никакими даже самыми распрекрасными зельями от такой молвы не отмоюсь!

Шут же стоял молча, держа свёрток в руках с таким видом, как будто всё происходящее его вообще не касалось. Ветер трепал пшеничные пряди, серые глаза прищурены, но на плотно сжатых губах — тень снисходительной усмешки.

И меня взяла неожиданная злость.

Ах, вот как…  Я тут мучаюсь за него перед людьми, а он смеётся, выходит?! Ну уж нет! Я не позволю так со мной поступать! Сам это начал, сам пусть и разбирается!

— Хорошо, — я решительно кивнула. — Показывайте это ваше ристалище. Только быстро.

— Вы не гневайтесь, госпожа ведьма, — угодливо осклабился предводитель в поклоне, пока остальные довольно ухмылялись и потирали руки, предвкушая драку. — Мы его поучим чутка и отпустим. Негоже такому «щенку» своего места не знать.

Поучим чутка и отпустим? Они что, всей толпой на одного хотят? Раздражение сменилось опасением и беспокойством, но я постаралась ничем этого не выдать. Конечно, я видела, как Джастер разобрался с разбойниками, только сейчас-то всё совсем по-другому…

Но мне уже ничего не оставалось, как пойти за довольной компанией наёмников. Шут тенью следовал за мной, ничем не высказав своего отношения к происходящему, и я уже надеялась, что он не рассердится на меня за принятое решение.

Всё равно же эти «псы» Саризулы не успокоятся, пока своё не получат. Не по-хорошему, так по-плохому. Он ведь тоже это понимает.

Следом за нами потянулись любопытные. Близко никто не подходил, но я слышала шепотки, что мальчишке повезло: сам Визурия разделал бы самонадеянного «щенка», как опытная хозяйка рыбу, что ведьмин охранник не продержался бы против «цепного пса» и нескольких ударов…  Даже ставки заключали, на каком моменте наглый ведьмин охранник сдастся на милость победителей…

Слушать такое было неприятно. К счастью, идти пришлось недолго. Утоптанное поле ристалища располагалось между городом и ярмаркой, в стороне от широкого тракта. Я просто не обратила на него внимания днём.

Я остановилась на краю, где обычно смотрели представление зрители. Ристалище стремительно окружала многочисленная толпа. Здесь были горожане всех уровней дохода, со своими спутницами и детьми, прислуга, посыльные, торговцы-разносчики…

Вокруг меня оставалось пустое пространство, но в нескольких шагах яблоку негде было упасть от любопытных. Такое впечатление, что сюда пол-Кронтуша собралось.

Купца, как и Визурии, нигде видно не было. Выходит, Саризула не знал, что задумали его охранники? Или знал, но предпочел сделать вид, что не при чём? Мол, нужного человека от дыбы спас, а простые «псы» пусть сами разбираются…

Шут же спокойно опустил поклажу возле меня и направился в центр ристалища, даже глазом не моргнув, что все семеро охранников купца последовали за ним.

Они что, всей толпой на одного навалиться хотят? Это совсем не поединок!

— Вы же говорили, что…

— Пускай, госпожа. — Джастер впервые заговорил. — Быстрее управлюсь.

Толпа от такого самоуверенного заявления восторженно заулюлюкала, подбадривая противников. Охранники Саризулы переглянулись, и шестеро отступили, оставляя Шута один на один со своим предводителем.

— Давай, Куртас, намни ему бока!

— Покажи, чего стоишь, красавчик! Если уцелеешь, я тебя поцелую!

— Эй, «щенок», задай им жару!

— Куртас, не зевай, а то этот мальчишка тебе зад надерёт!

На последнюю фразу Шут внезапно так откровенно вызывающе ухмыльнулся, что Куртас зарычал, выхватил меч и кинулся в бой.

А дальше началось настоящее представление. Джастер, не доставая меча, словно танцевал по ристалищу. Неуловимым образом он оказывался то справа, то слева, а то и за спиной противника, в последний момент уворачиваясь от всех атак Куртаса и всё сильнее приводя того в бешенство. Пока наёмник оглядывался в поисках наглого «щенка», Шут с недоумённым видом разводил руками, вызывая очередной приступ зрительского хохота.

С учётом шутовского наряда Джастера этот «поединок» выглядел откровенным издевательством над опытным «псом».

Оставшиеся «псы» хватались за оружие и потрясали кулаками, сыпля угрозами в адрес трусливого мальчишки, который отказывается драться, но не вмешивались, чтобы не прослыть бесчестными.

Я же стояла, зажав рот ладонью, чтобы не хохотать в голос, и совершенно не понимала, чего добивается Джастер таким поведением. Он же с Махмаром справился легко и быстро, неужели этот противник страшнее?

Насмешки, крики, откровенный хохот и улюлюкание веселящейся толпы добавляли дров в костёр ярости Куртаса.

— Парень, бросай меч, иди в шуты!

— Куртас, ты не за девкой бегаешь! Кончай его уже!

— Убей!

— Надери ему зад!

— Куртас — слабак!

— Хватит бегать, сопляк! — Лицо наёмника налилось кровью от злости. — А ну дерись, щенок трусливый!

Шут, под восторженный рёв толпы, с милой улыбкой развёл руками, словно говоря: «Ты сам напросился». Взбешённый Куртас в очередной раз замахнулся мечом, а в следующее мгновение выбитый клинок сверкнул в солнечных лучах и зазвенел на утоптанной земле чуть ли не у края поля.

Над ристалищем резко нависла тишина.

За комическим зрелищем никто не ждал, что ведьмин «щенок» покажет такие зубы. Даже меня это перевоплощение удивило и…  напугало своей внезапностью.

В полном молчании острие Живого меча коснулось шеи противника, оставляя кровавую царапину.

— Забавно…  — задумчиво и очень спокойно протянул Джастер. — Если я нажму чуть сильнее, то первая кровь может стать последней…

Тишина стала чуть ли не гробовой. Сказано было так, что никто из собравшихся не усомнился в реальности угрозы.

Побледневший Куртас беззвучно шевельнул губами, а над моим ухом неожиданно раздался гневный каркающий крик, с треском разорвавший воцарившуюся тишину:

— Стой!

Красный от бега и гнева Визурия птицей влетел на поле, ударом отбил Живой меч от горла побеждённого «пса» и хищно встал перед Шутом, держа оба меча наготове.

— Долго ты шёл, — Джастер спокойно опустил оружие, даже не подумав отступить или принять боевую стойку. — Я уж думал, покалечить твоих придётся, чтобы в ум вошли. Что они у тебя все горячие-то такие? — с этими словами он убрал Живой меч в петлю на поясе.

Что?! То есть он просто ждал, когда Визурия придёт и своих людей, как расшалившихся сорванцов, приструнит?!

Визурия медленно выпрямился, не отпуская мечи и не веря, что Джастер не собирается продолжать бой. В толпе зрителей разочарованно заулюлюкали, называя Шута «слабаком», «молокососом», «трусливым щенком» и прочими нелестными словами, но Джастер даже бровью не повёл.

А я поспешила вмешаться.

— У меня нет претензий к вашим людям, уважаемый Визурия. — Воин резко обернулся ко мне, стараясь не выпускать Шута из поля зрения. — У Джастера тоже. Ваши люди хотели получить от него пару уроков, они их получили. Не так ли?

— Верно…  Ваша правда, госпожа ведьма…  Так и есть, госпожа…  Размяться токма хотели… Мы ж без умысла…  — на разные голоса загомонили «поединщики», надеясь смягчить гнев главного охранника Саризулы, который явно не давал им позволения на подобный вызов, а значит, сейчас они рисковали остаться без хорошей работы.

— Куртас! — хрипло каркнул Визурия, сверкнув глазами в сторону заводилы.

— Простите, господин, демоны попутали…  — завиноватился тот, зажимая кровавую царапину на шее. — Мы ж всё по закону хотели! Только хозяину не говорите…

Разочарованные зрители с воем и улюлюканием уже поносили не только ведьминого выскочку и его противников, которые не смогли проучить наглого мальчишку, но и самого Визурию, напряжённо сжавшего рукояти мечей.

Но если для Джастера все крики и оскорбления были как с гуся вода, то «цепной пёс» Саризулы не собирался терпеть подобное унижение. Даже если он поначалу и не хотел драться с Джастером, то отступить сейчас на глазах всего города, не потеряв уважения и чести, как прославленный боец, просто не мог.

— Ты с ними построже, что ли. — Шут развернулся, явно собираясь покинуть ристалище.

— Бейся. — Верный охранник Саризулы с усилием вытолкнул вызов. На напряженной шее ярко белел шрам, а в горле тихо клокотало, словно речь давалась воину с трудом, и каждый раз приходилось напрягаться, чтобы произнести хоть слово.

Шут обернулся, глядя на напряжённого Визурию. А затем медленно кивнул, принимая вызов.

— Но не для них. Для тебя.

Визурия едва заметно улыбнулся, а в следующее мгновение стремительно кинулся в атаку.

Я не успела увидеть, как Джастер достал Живой меч, но отчётливый звон столкнувшихся клинков услышали все. Неудачливые поединщики порскнули с ристалища, как стая сорванцов из чужого сада, оставляя на утоптанном поле настоящих воинов.

То, что происходило дальше, сопровождалось ошеломленным молчанием зрителей, свистом рассекаемого воздуха и звоном стали. Визурия ястребом налетал на Шута, его клинки сливались в неразличимый вихрь, но Живой меч синим отблеском молнии отражал удары противника. Под звон оружия оба противника словно танцевали по ристалищу, но в какой-то момент я вдруг подумала, что на этот раз ведёт Визурия, а Джастер опять не атакует, а только защищается.

И тут меня накрыл страх.

Забытые боги, он же на ногах вторые сутки! Как он вообще всё это выдерживает?! А если Визурия его…

— Невероятно…  — негромкое бормотание вырвало меня из поединка.

Я покосилась в сторону говорившего и с удивлением увидела запыхавшегося Саризулу, остановившегося возле меня. Пришел-таки…

Точнее, приехал. Вон и карета его стоит.

— Где вы его нашли, госпожа? — Купец тяжело дышал, но не сводил напряжённого взгляда со сражающихся воинов. — Впервые вижу человека, который может на равных противостоять моему Визурии!

Ого…  Выходит, он действительно такой отменный воин…  Но и Шут ему не уступал.

— Демоны меня побери…  — Саризула восхищённо прицокнул языком, глядя, как оба противника в очередной раз сошлись в схватке. — Этот мальчишка определённо стоит своего золота…

Что? Он решил предложить Джастеру пять «роз» в день?! Ещё чего! Он мой! И я не собираюсь его никому отдавать!

— Где нашла, там уж нет, — сердито ответила я, вспомнив отговорку Шута. — И он служит мне, а не вам, не забывайте.

Купец вздрогнул, недоуменно посмотрел на меня и вежливо улыбнулся:

— Конечно, госпожа ведьма. Конечно.

Но я уже смотрела на Джастера и переживала, что из-за усталости он сражается слабее, чем может. Хотя даже так ему удавалось не уступать лучшему бойцу Кронтуша, и это поединок не до смерти, но всё-таки…

В следующий миг все зрители ахнули, как один.

Шут и Визурия — оба тяжело дыша, — держали мечи у горла противника, глядя глаза в глаза.

Поединщики действительно оказались достойны друг друга. Но кто-то должен был уступить.

Мгновения затянувшейся тишины — и внезапно Джастер опустил Живой меч, отдавая победу Визурии.

— Я бы с тобой выпил, — почти весело усмехнулся Шут, убирая оружие в петлю на поясе и не обращая внимания на клинок у своей шеи. — Только госпожа Янига сердиться будет. Я и так заставил её долго ждать.

Визурия опустил мечи, а затем отступил на шаг и неторопливо кивнул Шуту, признавая его равным себе.

И Джастер ответил тем же.

Под потрясённое молчание зрителей Шут подошёл ко мне и коротко поклонился, игнорируя стоявшего рядом купца. Потемневшие от пота пряди прилипли ко лбу, рубаха промокла насквозь, а в серых глазах — глухая стена. Словно ещё немного, и просто упадёт, где стоит.

И меня это напугало. Он же только что улыбался…

— Простите, что заставил ждать, госпожа. Так получилось.

— Ничего страшного, — снисходительно кивнула я, изображая милость и стараясь ничем не выдать своего беспокойства.

Толпа расходилась, обсуждая неожиданное представление; Визурия, чуть прихрамывая, шёл к своему хозяину. Шут молча поднял свёрток, готовый идти, а мне вдруг пришла в голову совершенно сумасшедшая идея.

Неужели я заразилась от Джастера его неимоверной наглостью?

— Господин Саризула, ваше предложение ещё в силе? — Я обернулась к купцу, который задумчиво поглаживал подбородок, поглядывая то на Визурию, то на хмурых провинившихся «псов», сгрудившихся неподалёку и ожидающих справедливого наказания хозяина.

— Госпожа? — купец недоуменно посмотрел на меня, потом на мрачного Шута и снова на меня. — Вы имеете в виду…

— Ваше предложение подвезти меня на вашей чудесной карете. — Я постаралась мило улыбнуться, как улыбалась книжнику.

Брови Саризулы изумлённо взлетели вверх, а затем он негромко засмеялся.

— Вы и в самом деле настоящая ведьма, госпожа. Что ж, будь по-вашему. У меня ещё есть дела здесь, но Мизольд довезёт вас до «Гуся». Вы же это имели в виду?

— Да, — снова улыбнулась я. — Джастера я вам не отдам, извините.

— Понимаю, госпожа Янига, — ухмыльнулся Саризула. — Я бы такого тоже не отдал.

Подошедший Визурия молча остановился рядом со своим хозяином, а купец махнул рукой, подзывая кучера.


В карете купца до «Гуся» мы добрались намного быстрее, чем шли бы пешком.

Хотя Джастер ехал на запятках, это всё равно было лучше, чем тащиться через весь город, к тому же с увесистым свёртком, который лежал в карете рядом со мной.

День выдался настолько насыщенным, что я чувствовала себя очень уставшей. А ведь ещё нужно заговорить зелья и подготовиться к завтрашней ярмарке…

Каково было Шуту, вторые сутки проводившему на ногах, да ещё и после поединка с Визурией, я даже не представляла.

— Купальня готова, госпожа, — Гузар встретил нас с поклонами. — Ваши покупки доставлены, они в вашей комнате. Ужин подадут, как прикажете.

Я кивнула и оглянулась на Джастера. Мрачный, уставший, взмокший и обсохший после драки, он был готов прямо сейчас упасть на кровать, в чём был. Но допустить такого я не могла.

Конечно, мне хотелось понежиться в горячей воде, но ему это сейчас нужнее.

— Джастер, иди в купальню и помойся. Только не усни там. А это давай мне.

Он вздрогнул, не сразу поняв, о чём я говорю. Такое впечатление, что на ходу засыпает.

— В ку…  Да, госпожа, — короткий поклон, и увесистый сверток кожи упал мне в руки. Сверху лёг ключ от комнаты.

— Как прикажете.

Под опасливыми взглядами прислуги он отправился мыться, а я велела подать ужин к его возвращению и пошла в комнату.

Наверное, госпожа не должна себя так вести по отношению к слугам, но мне хотелось хоть как-то отблагодарить Шута за всё, что он для меня сделал.


Свёртки с покупками были сложены на столике в каморке Джастера, и я не стала их трогать. Потом посмотрю, что он там напокупал, хотя ящики с новыми склянками для зелий от мастера Извара я узнала. Положив кожаный свёрток рядом с остальными, я с удовольствием умылась с дороги.

К моему удивлению, Джастер ждать себя не заставил. Я едва успела немного полежать, давая отдых ногам, когда дверь открылась, и я услышала его вежливое:

— Я вернулся, госпожа. Ужин уже несут.

— Как ты себя чувствуешь? — Я соскочила с кровати, а Джастер отдёрнул занавеску, входя в комнату. Его одежда снова выглядела чистой, мокрые волосы уже начинали непослушно вихриться, да и сам он выглядел бодрее, чем когда мы пришли.

— Лучше, спасибо. — Джастер благодарно улыбнулся. — Но всё же с прислугой так поступать не следует. Купальня была приготовлена для тебя.

— Как хочу — так и поступаю, — сердито нахмурилась я. — Я — госпожа ведьма. Для тебя же старалась…

— Как скажете, госпожа, — неожиданно по-доброму улыбнулся он, оглядываясь на стук в дверь. — Ужин принесли.

На этот раз горячий чайник и поднос, полный еды, принёс сам хозяин. Видимо, остальные слуги наотрез отказались идти к грозной госпоже ведьме. Или Гузар сам решил выслужиться за невольный проступок. Ему же так и не удалось переговорить со мной о ночном происшествии.

— Прошу не гневаться на нас, госпожа ведьма. — Гузар составил блюда на стол. — Не по умыслу мы…

— Я знаю, — я кивнула, почти привычно изображая милость. — Но в будущем попрошу говорить мне или моему охраннику обо всех желающих тайной встречи.

— Не сомневайтесь, госпожа! — Гузар закивал, довольный, что так легко отделался.

Ужинали мы в молчании, но под самый конец я не вытерпела. Слишком много впечатлений и мыслей у меня накопилось, и мне хотелось ими поделиться.

— Джастер…  Знаешь, мне его жаль.

— Кого?

Шут невозмутимо заваривал травы в чашках. То ли местное вино ему не понравилось, то ли была другая причина, но пить он предпочитал настои из трав, которые делал сам. И меня ими поил заодно.

Впрочем, я ничуть не возражала и хотела потом записать рецепты.

— Визурию. Он ведь очень переживал, когда Саризула тебе работу предложил…

Джастер помолчал, а затем ответил.

— Видела шрам у него на горле?

Я кивнула, вспомнив тонкую белую полосу. Визурия его не прятал, но мало ли шрамов у того, кто зарабатывает на жизнь охраной? Это Джастер каким-то чудом без них обходился, но после сегодняшнего представления меня это уже не удивляло.

— Очень давно, в юности, ему перерезали горло. Но не дорезали, Саризула его спас. Визурия, когда поправился, поклялся ему в верности. Вот и все. Я не знаю деталей, эту историю не часто по трактирам рассказывают, пару раз мельком слышал только.

Я кивнула, удивляясь, как много всего умудряется замечать и услышать Шут. Вот почему он назвал Визурию «цепным псом»…  И вот почему тот всегда молчит.

Но, оказывается, Шут не закончил.

— Люди обычно всегда ценят новое и хорошее. Только к хорошему быстро привыкаешь. А когда к чему-то привыкаешь, то перестаешь это ценить. Потому что кажется, что так теперь будет всегда. Это касается и людей, и вещей. Только потеряв вещь или человека, понимаешь, что они для тебя значили.

Джастер замолчал, наверняка вспомнив свою возлюбленную.

— Каждый сам выбирает свою судьбу, ведьма, — внезапно он прервал молчание. — И сам выбирает, чему или кому хочет служить. Саризула ещё не терял, а Визурия давно выбрал.

Он неторопливо пил настой, а я молчала, внезапно поняв: Джастер мне не служил. Только на людях он изображал слугу и охранника госпожи ведьмы, но между нами был совсем другой договор.

Странный, непонятный, но связавший нас крепче, чем слово ведьмы.

«Ты помогаешь мне, я помогаю тебе»…  Но какой помощи он от меня ждёт?

Этого я не понимала.

— Я слышала, что его называли мастером меча. Он очень умелый…  Тебе было тяжело драться с ним?

Шут покосился на меня и досадливо дёрнул уголком рта. Но не успела я ничего подумать, как воин негромко сказал:

— Как тебе объяснить, ведьма…  Нас учили разному. Его учили побеждать противников на поединках. А я учился убивать. Быстро и без всех этих танцев. — Шут задумчиво заглянул в чашку и поболтал содержимое. — Он трижды меня достал, а я дважды его чуть не убил. Будь это настоящий бой…  Я не знаю, кому бы улыбнулась удача.

Ранил трижды?! И он молчал?!

— Сиди, не волнуйся, царапины просто, — небрежно махнул рукой Джастер, останавливая мой порыв. — Ерунда.

Я недоверчиво смотрела на него, но воин не спеша и задумчиво пил свой настой. Да и одежда у него была целёхонькой…  Значит, и правда царапины. Настоящие раны я бы наверняка сразу заметила на ристалище.

И, раз он сам об этом заговорил…

— Долго ты учился?

— С детства, — он покосился на меня и добавил, резко пресекая моё любопытство. — Жизнь научила.

Я досадливо прикусила губу, понимая, что расспрашивать его о прошлом бесполезно. Пока сам не захочет — слова не скажет.

— Почему ты стал наёмником? Ты же так хорошо поёшь и играешь…

Шут неожиданно криво и горько усмехнулся, поставив чашку на стол.

— Ты будешь смеяться, ведьма…  — он отвернулся от меня, смотря в окно. — Но я не помню своих песен. Ни одной. Я пою чужое, а настоящий менестрель должен иметь своё.

— Разве ты их не записывал? — В этом я его понимала. Каждая ведьма тоже рано или поздно составляла свои зелья и заклинания, которые берегли даже от учениц.

— Записывал. Когда-то очень давно. А потом я перестал петь совсем.

Он замолчал, но я не спешила прерывать тишину, чувствуя, что Джастер ещё не всё сказал.

— Настоящий менестрель живет музыкой, это его любовь. А я пел, потому что…  Мне хотелось петь, по зову души. И песни писал так же… . А ещё менестрели поют о разном, они бродят по дорогам в поисках сюжетов для своих песен. Я пел только о своём. Вот и всё.

О своём он пел…  О своей ненаглядной пел! — так бы и сказал.

— Твои записи…  Они сохранились?

— Нет. Я их сжёг. Давно.

Мне даже нечего было сказать ему в ответ, настолько неожиданным было это откровение. Я и не думала, что чуткий и трепетный музыкант, каким я лишь однажды увидела его на болоте, из-за несчастной любви может стать хладнокровным и беспощадным воином. И чему он научился раньше: музыке или…  убийству?

— Тебе так нравится сражаться?

— Да, — неожиданно легко согласился Шут. — Это развлекает. Немного.

То есть рисковать своей жизнью — это ему забава? Неужели он настолько сильно болен душой, что ему и жизнь не дорога?

И тут меня осенило.

— А я…  Выходит, я тоже для тебя игрушка и развлечение? Поэтому ты…

Джастер посмотрел на меня, и я осеклась под его взглядом. Почти чёрные глаза были глубокими и страшными, как два омута.

— Иногда…  Нет, не так. — Он качнул головой, потирая переносицу, и снова отвернулся к окну, глядя, как закат окрашивает город в розовое и золотое. — Очень часто мне хочется убить всё и всех. Ты даже не представляешь, насколько сильно. Если бы это помогло — я бы так и сделал.

Я вздрогнула, вспомнив, насколько он силен и опасен на самом деле. За многочисленными событиями в Кронтуше, пока Джастер играл роль обычного охранника, я успела позабыть, как легко Шут справился с болотником и напугал всю нечисть. А ведь он сказал, что просто на место их поставил и убивать не собирался…

Да он с этими братцами наверняка мог такое сделать, что моё проклятие невинной шалостью бы показалось.

Но с Визурией-то он дрался честно, без волшебства…  И его людей пощадил, даже не покалечил никого, как Махмара, хотя мог бы легко…

Шут негромко вздохнул.

— Ты — не игрушка, Янига. С тобой я вспоминаю, что такое быть человеком. Доброй ночи, ведьма.

С последними словами он окончательно помрачнел, встал и ушёл к себе, оставив меня в растерянности и задумчивости.

8. Ярмарка

Пока я пыталась осмыслить сказанное, Шут отпустил за собой занавеску, и я услышала, как скрипнула кровать, когда Джастер лёг.

Этот звук привёл меня в чувство. Склянки для зелий остались у него на столе! Да и грязную посуду после ужина тоже убрать нужно…

Я встала и пошла к двери. Надо позвать кого-нибудь из прислуги, пока Джастер не уснул. И ящики мастера Извара забрать.

Откинув занавеску, я посмотрела на Шута. Он лежал поверх одеяла, в одежде, отвернувшись лицом к стене, скрестив руки на груди и закрыв глаза. Решив, что не стоит его беспокоить, я выглянула в коридор в поисках прислуги.

Коридор оказался пуст. Из общего зала доносились голоса посетителей и других постояльцев — время ужинать, и, видимо, вся прислуга была занята там.

Я вышла из комнаты, собираясь спуститься в общий зал, как вдруг на лестнице раздался топот, и в меня чуть не врезался бегущий мальчишка лет десяти.

— Ой! — испуганно сказал он, когда я цапнула его за воротник рубашки. — Ой, простите, госпожа ведьма!

— А ну стой, негодник! — По лестнице торопливо поднимался рассерженный хозяин «Гуся». — Вернись немедленно на кухню! Ох, госпожа Янига…  Простите великодушно моего племянника! Никакого сладу с ним нету!

Я перевела взгляд со встревоженного Гузара на мальчишку и не могла не отметить определенное сходство в фамильном профиле. Только вот если трактирщик смотрел испуганно и встревоженно, то мальчишка — наоборот, с дерзким огоньком плохо скрытого любопытства.

Раньше я бы рассердилась за такое неуважение, а сейчас он вдруг напомнил мне Джастера.

— Что ты наделал, Сирт? — сердито прошипел его дядюшка, хватая мальчишку за руку. — А ну немедля проси прощения у госпожи!

— Простите, госпожа, — опустил мальчишка глаза, не чувствуя за собой никакой вины.

— Сирт, — я отпустила его рубаху и сложила руки на груди, вспоминая, как распоряжался утром Джастер. — Из моей комнаты надо забрать грязную посуду. Сейчас же.

— Слушаюсь, госпожа. — Мальчишка тут же послушно склонился в поклоне и юркой ящеркой скользнул за дверь.

— Простите великодушно, госпожа, — снова поклонился Гузар, но уже с заметным облегчением. — Несносный он совсем!

— А где его родители? — спросила я, сама не понимая, какое мне до этого дело. Неужели мимолётное сходство с Шутом так на меня повлияло?

— Померли, госпожа, — вздохнул трактирщик. — Отец его рыбаком был, в том году утоп. А сестра моя вторыми родами вместе с дитём померла, и лекарь не помог…  Сам-то я семьёй не завёлся пока, а он — родная кровь, не на улице же его бросать?! Только к моему делу он негодный совсем, хватки нужной у него нету. Ночей вот не сплю, всё думу думаю, куда его в ученики отдать, чтобы делу учился…

Дверь комнаты открылась, и показался Сирт, сосредоточенно держащий поднос, полный посуды. Серьёзный взгляд мальчугана снова затронул мне душу.

Гузар поспешил откланяться, мальчишка тащил поднос к лестнице, а я смотрела им вслед, сама не понимая, что во мне вдруг так отозвалось на эту простую историю, каких полно вокруг?

Впрочем, подумать об этом я могла и после. Меня тоже ждали дела.

Зайдя в комнату и закрыв дверь на ключ, я остановилась, глядя на спящего воина. Джастер лежал на спине, повернув голову и закинув согнутую левую руку на подушку. Правая ладонь накрыла рукоять Живого меча.

Даже здесь с ним не расстаётся…

Шут хмурился во сне, уголки рта недовольно опускались, пальцы вздрагивали и слегка сжимались на рукояти оружия. Что бы ему ни снилось, сон явно был неприятным.

Жизнь научила с детства убивать…

Я тихо ахнула, поражённая ещё одной догадкой. А вдруг его родители были бродячими музыкантами?! Ведь в кого-то же он родился такой способный! Значит, на труппу могли напасть разбойники. Тогда малыш Джастер остался сиротой и начал учиться выживать…

И рос он среди других бродячих артистов, потому и прозвали его Шутом…

А что у него родителей нет, как он говорит…  Просто маленький был, когда сиротой остался, вот и не помнит. Я же своих тоже не помню, хотя меня Холиссе отдали, когда мне три лета минуло.

Я представила, как сероглазый мальчонка, с красивой мордашкой, пел на улицах какого-нибудь большого города, наподобие Кронтуша, и рос, оттачивая мастерство менестреля. Может, тогда его и приметил какой-нибудь богатый человек и взял в свой дом, где Шут получил новое воспитание. Манеры-то, какие у знати приняты, у него есть. Это вести себя он предпочитает по-другому…

Потом он встретил свою любовь, и, конечно, она не захотела связывать свою жизнь с каким-то безродным певцом, как бы чудесно Джастер ни исполнял песни…

И тогда улыбчивый и очаровательный юный красавец-музыкант, с разбитым сердцем, отгородился от всего мира и сменил лютню на фламберг, чтобы стать мрачным наёмником со скверным характером…

Или…  Вдруг его пощадили разбойники?! И оставили мальчишку себе, дав в насмешку такое имя…  Тогда понятно, почему он с детства учился именно убивать и по лесу, как у себя дома, ходит…

Затем он подрос, сбежал от них и прибился к бродячим музыкантам, выучился музыке и пению, а от них попал в богатый дом…

Я посмотрела на спящего Шута и снова покачала головой, отгоняя внутренние видения. Этак ещё немного, и я сама, как менестрель, баллады сочинять начну.

Только вот волшебная сила, которой загадочный воин владел не хуже меча и лютни, не укладывалась ни в одну придуманную мной историю.

Не знаю, как волшебники узнавали о рождении младенца с их даром, а вот ведьмовской дар сразу заявлял о себе. Когда рождалась ведьма, в округе скисало всё молоко и скотина начинала буянить сверх меры. Поскольку ведьмы брали учениц только после третьего лета, то младенцу привязывали на ножку заговорённый оберег, который сдерживал проявление дара. Такие обереги ведьмы оставляли на будущее вместе с детьми-подкидышами. Я тоже такой носила, пока Холисса не забрала меня к себе.

Но даже если волшебные силы мальчишки не дали сразу о себе знать, то потом-то наверняка они проявились! И кто-то же его тайно учил! Учил странному и непонятному мне волшебству, а ещё ведьмовству и, Забытые боги ведают, чему ещё…

Но, самое главное — он научил Джастера скрывать эту силу так, что и не догадаешься о ней.

Странно всё это. Странно, непонятно и…  и немного не по себе от всего этого.

Пробивающаяся из-под занавески полоса света на полу почти погасла, и я вспомнила, что время идёт, а к ярмарке я не готова.

Старясь не шуметь, я слегка приоткрыла занавеску, чтобы было светлее. Перетаскав по одному ящики со склянками к себе, я не удержалась, снова остановившись у постели спящего Джастера, потому что мысли о нём не давали мне покоя.

Так ли уж он ненавидит людей, как сказал сегодня? Ювелира с семьёй до Стерлинга проводил. Трактирщика в Кокервиле напугал, но не убил, как его разбойников. Визурию не просто пощадил, а победу ему отдал; его людей даже пальцем не тронул. Одному Махмару досталось, так и то, этот негодяй всего лишь сломанной рукой отделался…  Со мной сколько забот претерпел и даже не заругался по-настоящему ни разу, ворчал да язвил только…

Да и то, что он сказал про песни и менестрелей…

Музыка-то ему не любовь? Это от нелюбви он с собой лютню таскает, в обнимку с ней спит и бережёт не меньше мечей? От нелюбви на свирели в лесу по ночам играет да песни поёт?

Да и вообще…  Серенады — это даже не старинные баллады о любви и подвигах, это любовные песни. Их не каждый менестрель сочинить может. По кабакам и трактирам такое не поют, их богатые господа заказывают для своих дам. И платят за такие песни золотом.

А он для неё пел…

Конечно, грубости, наглости и хамства ему не занимать, но ведь я знала и другого Шута. Шута-музыканта и Шута-любовника. Чуткого, нежного, заботливого и…  доброго. Пусть это и были редкие моменты за всё время нашего знакомства, но я не сомневалась в их искренности. Да сколько он для меня сделал — не каждый муж для своей жены делать будет!

Про постель и говорить нечего. Я на всё готова, чтобы он снова на меня, как на женщину, посмотрел…

Только вот как бы он ни относился к людям, но к себе не подпускал никого.

И убивать он умел. Без жалости, хладнокровно и беспощадно.

Не знает он, кому бы удача улыбнулась…  Да даже мне понятно, что, возьми он фламберг вместо Живого меча, и Визурии не помогли бы все его «танцы». Огромным мечом Шут оружие и доспехи рубил с одного удара вместе с их хозяевами.

Ох, Джастер…

Кто же ты на самом деле? Воин или менестрель?

Шут вздрогнул во сне, и я, не задумываясь, протянула руку и осторожно погладила его по мягким и непослушным прядям, убирая их с лица. Какой же он красивый…  Даже когда сердится…

— Ма на эйро…  — тихо прошептал вдруг он, внезапно ухватив меня за запястье и прижимаясь к ладони щекой. Напряжение на лице сменила печаль, а у меня сердце зашлось от волны неожиданной нежности.

Ох, Джастер…

— Эт та ла…

Нежность уступила место неожиданной боли и горечи понимания. Это он меня за свою возлюбленную принял…  А если проснётся и увидит, что это всего лишь я…

Опять на меня, как на пустое место, посмотрит и фыркнет: «Снова ты, ведьма…»

Нет, не хочу!

Я осторожно потянула руку к себе, надеясь незаметно освободиться от хватки Шута, но Джастер вздрогнул и открыл глаза.

— Янига? — Он сел и нахмурился, нашаривая второй ладонью Живой меч. — Что случилось?

— Ничего, всё хорошо, — я постаралась успокаивающе ему улыбнуться. — Просто служанка приходила, посуду забрала, а ты…

Он перевел взгляд с двери на мою руку, которую по-прежнему держал в своей.

— Извини, — помрачневший Шут разжал пальцы и отвернулся. — Я не хотел тебя напугать.

— Ты не напугал, — я обняла освобождённую кисть второй ладонью, стараясь не показать досаду и разочарование. Всё-таки я ему не нравлюсь…

— Я пойду, мне ещё зелья заговаривать.

— Да, конечно, — не глядя больше на меня, Джастер сдёрнул с крючка свой плащ, укрылся и снова лёг, отвернувшись к стене.

— Доброй ночи, — пожелала я спине воина.

Шут не ответил: он уже спал.


Опустив занавеску, отделявшую каморку Джастера от моей комнаты, я только вздохнула, мысленно обругав себя. Заговаривать зелья и разбирать вещи совсем не хотелось. Хотелось упасть на кровать и порыдать в подушку от неожиданной обиды из-за того, что Шуту снится его любимая, а не я.

Я сердито вытерла слёзы кулаком.

Ну что я за слабовольная ведьма такая…  Опять расчувствовалась, вместо того чтобы о деле думать!

Вот Холисса ни разу из-за своих любовников слезинки не уронила! Она вообще из-за них не переживала!

И я не буду! Я — ведьма любовной магии, а не влюблённая девчонка!

К ярмарке надо готовиться, Джастер столько усилий приложил, чтобы о моих зельях и обо мне все узнали, а я даже заговорить их заново ленюсь!

Интересно, на каком языке он так певуче говорил…  И почему мне показалось, что он просил не уходить…

Так, Янига, соберись! Это ему сон снился, и не меня он остаться просил! У нас с ним не любовь, а магический договор! Он же сказал, что я просто немного увлеклась, — и правильно сказал! Это пройдёт!

И вообще, мне завтра Кронтуш на ярмарке покорять, хватит о лишнем думать!

Сердито нахмурившись, чтобы не потерять деловой настрой, я поддёрнула рукава платья, достала из сундука сумку с магическими запасами и принялась за работу.

С подготовкой зелий я провозилась почти до полуночи. Джастер хорошо потрудился, я не смогла бы отличить свои зелья от его, если бы не пришлось разливать готовое по новым склянкам. Закончив работу, я убрала всё нужное для завтрашнего торга в сумку, решив остальной разбор вещей отложить на потом. Время на это ещё будет. Я тоже очень устала за день, да и поволноваться не один раз пришлось.

Самым неожиданным и сильным переживанием для меня стал поединок. Каким бы умелым и ловким воином Джастер ни был, но даже с Живым мечом он не бессмертен и уязвим для опытного противника.

А мне совсем не хотелось потерять Шута из-за очередного такого «развлечения».

— Знаешь что, Джастер, — я поуютней закуталась в одеяло, погружаясь в сон. — Ты сам говоришь, что я хорошая ведьма и силы мне не занимать. Я дала тебе слово ведьмы, и я его сдержу. Я вылечу твоё сердце, не будь я Янига…


Утром воин поднял меня ни свет ни заря.

— Вставай, ведьма.

Пока я зевала и протирала глаза, он уже накрывал стол. Выходит, кухарку он разбудил ещё раньше, изверг…

— Зелья готовы?

— Угу, — буркнула в ответ, выбралась из постели и прошлёпала босиком по прохладному полу к тазику с водой, чтобы умыться. За окном небо едва наливалось зарёй.

Холодная вода привела меня в чувство, но спать хотелось невыносимо. И куда он в такую рань собрался? Спят же ещё все…

— Рано же ещё, солнце только встало!

— Пока соберёмся, пока дойдём, пока на месте устроимся — как раз будет. Сегодня тебя везти некому, а идти не близко.

Джастер говорил сухо и несколько отстранённо, словно обдумывал что-то более важное, чем ярмарка. Кареты сегодня действительно нам не подадут, но не это же его волновало?

— Что-то случилось? — Я давила зевоту и надевала платье, поглядывая на Шута, возившегося с отваром.

— Нет, — он качнул головой, поставил чайник и сел на своё место. — Всё в порядке.

Хотя по его хмурому и сосредоточенному лицу я бы такого не сказала, выспрашивать бесполезно. Может, не выспался, как и я, может, жалеет о вчерашней откровенности, а может, опять о своём думает.

Решив, что переживать по этому поводу бессмысленно, я села за стол и приступила к завтраку.

Как бы там ни было, идти далеко, а ярмарка — на весь день. И трактиров там нет…


Утренний город бодрил пронзительной прохладой, от которой хотелось закутаться в оставленный в комнате плащ, и радовал малолюдьем. Пекари только растапливали печи, зевающая прислуга у дверей и ворот зажиточных домов негромко переговаривалась с соседями и поджидала крестьянские повозки с дровами и свежими продуктами к хозяйским столам.

Тем удивительней было, что Шут опять свернул на улицу мастеровых. Судя по вывескам, здесь хозяйничали портные, но ставни и двери мастерских и лавок по раннему часу были закрыты.

Я не успела спросить, зачем мы здесь, как воин вежливо постучал в один из домов.

— Госпожа Янига за заказом, — негромко сказал он.

— Уже несу! — откликнулся из-за двери женский голос.

Взглянув на хмурое лицо Джастера, я прикусила язык и спрашивать ничего не стала. Всё равно сама увижу…

Моё любопытство было удовлетворено очень быстро. Дверь открылась, и на пороге появилась совсем юная девушка со свёртком в руках. Точнее, это была девочка-подросток. Фигурка у неё хоть и начала округляться в нужных местах, но ещё угловатая и немного детская. Бледная от постоянного сидения за шитьём кожа, светлые волосы выбились из-под чепца, курносый нос и глаза цвета болотного мха. Совсем не красавица и не будет ею. Судя по одежде, перешитой из взрослого платья, девчонка или подмастерье, или родня хозяина дома.

— Доброго утра, Полита, — ослепительно улыбнулся ей Джастер, и девчонка прямо засияла от счастья.

Вот по каким делам он ходил, значит…  И что он в ней нашёл?! Она же ребёнок совсем! Ей же ещё расти и расти! Мне он так не улыбался ни разу…

— И вам доброго утра, господин, госпожа ведьма, — она заметила хмурую меня, и радости на лице сразу поубавилось. — Вот, всё, как вы просили.

С вежливым поклоном она протянула свёрток. Шут взял его за край и развернул, одним движением превратив часть утра в полночь. Только вместо месяца и звезд на этом куске ночи красовались вышитый жёлтым трилистник и сердце — знаки моего ремесла.

— Прекрасно, Полита, прекрасно.

Джастер ловко сворачивал огромное чёрное полотнище с многочисленными завязками по бокам, и только теперь я поняла, что с другой стороны это нечто было тёмно-зелёным, как мой плащ.

— Благодарю, господин, — залилась девчонка румянцем и робко взглянула на меня. — Вам понравилось, госпожа?

— Да, — я кивнула, стараясь скрыть растерянность, потому что не понимала, зачем нам такой странный кусок ткани. — Всё хорошо.

— Благодарю, госпожа, — Полита робко мне улыбнулась. — Я вижу, платье вам подошло. Вы в нём очень красивая. Оно вам нравится?

Я кивнула, вдруг понимая, что даже не поинтересовалась у Шута, где он раздобыл мне новые наряды и как вообще смог подобрать одежду и обувь без примерки…

— Да, очень.

— Я передам ваши слова мастеру Торлу, — радостно заулыбалась девчонка. — Он будет очень рад!

— Разумеется, — Шут убирал свёрток в свою торбу. — А это возьми себе за работу.

В его пальцах сверкнул серебряный «листок», и девчонка с благодарностью приняла плату.

— Всегда будем рады вам, госпожа Янига! — Она кланялась, пока мы не отошли достаточно далеко.

Только теперь я решилась задать вопрос воину, снова шагающему с хмурым видом.

— Зачем нам это?

— Удобная штука. — Джастер едва покосился на меня. — Во-первых, на ярмарках тебя сразу видно будет. Во-вторых, от солнца и дождя неплохо укроет. Ещё спать на нём можно и им же укрываться. Ты же в лесу мерзнешь всё время.

Я опустила голову, скрывая досаду и смущение. И приятно, что он обо мне думает, и обидно, что к себе не зовёт…  Даже не улыбнулся ни разу, как этой девчонке…

— И чего ты ей так…

— Кажется, я просил не ревновать меня, ведьма? — Джастер замер и обернулся ко мне так резко, что я едва не врезалась в него. — Разве нет?

Под его мрачным и недовольным взглядом я только опустила голову и молча кивнула. Просил…

А я и не ревную!

Мне просто обидно…

— Вот и чудесно. — Шут развернулся, и до ярмарочных ворот мы дошли в полном молчании.

Но молчание Джастера не помешало снова задуматься о его прошлом. Только теперь я думала о том, как же выглядела его возлюбленная.

То, что я на неё совсем не похожа, — я уже поняла. Холисса говорила, что брошенные мужики всегда выбирают женщин или очень похожих на бывшую внешностью и характером, или начинают гулять со всеми подряд.

Судя по всему, Джастер относился к первому типу. Только вот не могла же его возлюбленная быть такой…  некрасивой, как эта Полита?

Не верилось мне, что обычная простушка смогла бы покорить такого сердцееда, чтобы он ей серенады пел…  Нет, его возлюбленная наверняка была необыкновенной красоткой.

Но какие женщины ему нравились?

Нежные, томные, светловолосые и голубоглазые «небесные девы», как таких называли в балладах? Или наоборот, он любил страстных чёрнооких красавиц с волосами цвета ночи? Или его привлекали спокойные зеленоглазые женщины с волосами цвета дубовой коры, напоминающие этим его любимый лес?

Мне оставалось только тихо вздыхать и строить догадки. Потому что равнодушный взгляд Шута не выделял из толпы никого.


Выйдя за городские ворота, я убедилась, что Джастер был прав.

На ярмарке, несмотря на ранний час, было достаточно людно. Торговцы открывали лавки, первые покупатели лениво прогуливались вдоль пока ещё полупустых рядов.

— И что им не спится? — Я подавила зевок и поправила сумку на плече. — Что они продают в такую рань?

— Кто что, товар разный бывает, ведьма, — Джастер с прищуром смотрел по сторонам. — И далеко не все сделки законны. Многие считают, что, чем шляться по ночам, лучше всё сделать рано утром. У стражи пересменка, ворьё ночное уже скрылось, а дневное ещё на охоту не вышло. Удобное время.

Я покосилась на него и промолчала. О тёмной стороне торговли я, конечно, догадывалась, но не думала, что это может быть так…  при свете солнца…

— Идём, — Шут положил ладонь на торбу. — Вон там, за рядами, перед выгоном, рощица, там и встанем.

— Нас же никто там не увидит!

Я подобрала подол юбки, торопясь за его широким шагом.

— Кому надо — те увидят. А все остальные тебе ни к чему. — Джастер оглянулся через плечо. — Тебе покупатели нужны или желающие поглазеть на знаменитую ведьму? Тогда ты не тем занимаешься, Янига. Бросай своё ремесло и иди к бродячим актёрам.

В ответ я только фыркнула, выпрямила спину и постаралась идти с гордым видом. Нашёл же, с кем сравнить…  Актёры бродячие…

Нет уж. На уличные представления я люблю смотреть, а не выступать перед толпой. Я — ведьма, и мне это нравилось. А быть госпожой ведьмой нравилось ещё больше.

И, честно говоря, сейчас я совсем не нуждалась в деньгах, чтобы за торговлю переживать. А уж с такими ценами, какие Шут посоветовал, и одну склянку продать — успехом будет.

Потому я решила, что волноваться из-за покупателей не стоит, и шла следом за Джастером, поглядывая по сторонам и мило улыбаясь в ответ на вежливые приветствия других торговцев.

Воин же на все эти кивки и пожелания хорошего утра и торговли как бы невзначай говорил, что госпожа ведьма сегодня продаёт очень редкие магические ароматы и невероятной силы волшебные зелья. Мужчины в ответ вежливо улыбались, но смотрели опасливо и старались держаться подальше. Наверняка слухи о вчерашнем поединке ведьминого «пса» с Визурией уже стали достоянием всего города…

Впрочем, Шута это ничуть не смущало. Когда мы покинули ряды ярмарки, направляясь по дороге в сторону выгона, где продавали лошадей и домашнюю скотину, я украдкой оглянулась и заметила, как перешептываются и смотрят нам вслед.

Рощица, которую Джастер избрал для места торговли, была крохотной. На самом деле, даже рощицей не назовёшь. Несколько ольховин и берёз с невысокой порослью понизу и кустами смородины на окраине, вытянулись узкой полосой, разделяя два торжища. Это был крохотный кусочек, отсечённый дорогой от настоящей рощи, которая простиралась дальше.

Не так и плохо, как я думала сначала. Дорога наезженная, народа здесь ходит много, наверняка найдутся желающие купить зелья. А когда солнце поднимется высоко, здесь будет приятный тенёк и прохлада…

Джастер свернул под кроны деревьев и достал из своей бездонной торбы тонкую верёвку. Примерившись, он начал натягивать её между стволами. И, только когда он достал купленный у портного полог и набросил на натянутые верёвки, скрепляя концы полотнища завязками, я поняла, почему Шут выбрал эту рощицу.

— Прошу, госпожа, — с шутливым поклоном воин поднял полог, закрывавший вход, и предложил мне пройти в образовавшийся шатёр.

Чёрная ткань с вышитым сердцем и трилистником смотрелась серьёзно, и внутри места оказалось достаточно для двоих. Хотя стоять в полный рост было нельзя, но мы могли бы с ним и спать в таком шатре…

— Как чудесно…  — я не сдержала восхищения. — Это ты сам придумал?

— Нет, — Джастер хмыкнул, подвязав полог так, чтобы свет проникал внутрь шатра. — В Сурайе такие у караванщиков видел.

— Ты там был? — я с удивлением оглянулась на невозмутимого воина. — Расскажи!

— Я же наёмник, ведьма, ты забыла? — усмехнулся он в ответ. — Обычная работа, нечего рассказывать. Лучше вот, держи и располагайся.

С этими словами он достал квадратную подушечку вишнёвого цвета размером с локоть. Ткань была плотной и гладкой, вдоль шва был пришит витой золотистый шнур, а уголки украшали пушистые кисточки. Следом появилась ещё одна такая подушка, а за ней небольшое пёстрое покрывало размером с обычную шаль.

— На подушках сидеть, а на него можешь свои зелья выложить, вместо стола, — пояснил Джастер, пока я с удивлением разглядывала необычные вещи.

— Это тоже из Сурайи?

— Это отсюда, — Шут кивнул в сторону Кронтуша. — Но ты права, это сурайская мода. Располагайся, ведьма. Поначалу непривычно, но, в общем, довольно удобно. Всяко лучше, чем на голой земле весь день сидеть или по толпе, как лоточнице, толкаться. В Сурайе торговцы ещё маленькие столики используют, но у них лошади есть, а я такую тяжесть на себе таскать не хочу, мне и так хватает.

Ответить мне было нечего, и потому я снова зашла в шатёр и расстелила покрывало, примериваясь, как мне удобнее расположиться.

Сурайя, значит…  Вот где он торговаться выучился…  И…  Неужели его возлюбленная оттуда?! Тёмнокожая и черноволосая…  Поэтому и местные красотки его не привлекают…  И если это так, то его история ещё запутанней и трагичнее, чем я представляла…

И не спросить, и от догадок разных я скоро с ума сходить начну…

Так, Янига, опять не о том думаешь!

— Давай тоже купим лошадь? — я села на подушку и пыталась приспособиться к такому низкому сидению, чтобы было удобно и выглядело прилично.

— Зачем? — отозвался Шут откуда-то снаружи шатра.

— Ну, чтобы не ты на себе всё это таскал, а лошадь. Ещё на ней верхом ездить можно…

— Я не конюх, ведьма. И предпочитаю ходить на своих двоих. Мне в последний раз возни с этим хватило, хотя я не об этом договаривался. Просто лошадь жалко было. — Джастер заглянул в шатёр. — Хочешь ездить по дорогам с удобствами и торговать мусором за медяки — сколько угодно. Но без меня.

Он снова исчез, не нуждаясь в ответе и оставляя меня сердиться в одиночестве. Даже спросить ничего нельзя, сразу огрызается…  Можно подумать, это я его заставляла с лошадью ювелира возиться…

— Ты готова, ведьма? — Шут бросил на землю, в шаге от входа в шатёр свой плащ и уселся на него, опираясь спиной на ствол ближайшей ольхи и скрестив ноги. Рядом с ним лежала невзрачная торба, а Живой меч почти растворился в игре света и тени.

И не скажешь, что «пёс», который в бою мастеру меча не уступает. Сидит молодой бродячий шут, отдыхает в тенёчке…  Лютни и наряда попестрее не хватает для полного сходства.

— К тебе уже идут.

Я подалась вперёд, стараясь не задеть разложенные на покрывале склянки с зельями и баночки с духами. Опираясь на руки и стоя на четвереньках, я выглянула из шатра.

— Это же…

— Мытарь и стражники, всё верно, — Шут даже бровью не повёл.

— Они нас выгонят?

— Это не твоя забота, Янига. — Джастер усмехнулся уголком губ. — Делай своё дело. С остальным я сам разберусь.

С последними словами он протянул руку и опустил полог, оставляя меня в полумраке шатра. Ну конечно, не моё…  Надеюсь, в этот раз он на драку напрашиваться не будет?

— Эй ты, — неприятный голос раздался возле полога шатра. — Кто таков?

Я осторожно отодвинула ткань, выглянув в щёлку.

Джастер по-прежнему сидел на земле, опираясь спиной на ствол ольхи, вытянув скрещенные ноги и небрежно закинув руки за голову. Прямо перед ним в красных облегающих штанах и чёрно-белом полосатом дуплете стоял мытарь с животом такого размера, что напоминал шарик на ножках. Большой малиновый берет с белым пером на голове сборщика податей смотрелся очень комично, невольно вызывая улыбку. Сопровождали мытаря двое стражников с гербами Кронтуша на доспехах.

Всю троицу Джастер проигнорировал, лениво зевнув. Стражники переглянулись, и один из них шагнул вперёд, намереваясь толкнуть нахала в плечо. Но тут же едва не наткнулся на чёрный башмак, потому что Джастер небрежно закинул ногу на ногу.

— Что-то хотели, господа хорошие? — Шут невозмутимо смотрел на начинавших закипать служителей порядка.

— Ты кто такой? — мытарь попытался грозно наклониться над нахалом, но большой живот не позволил сделать это, и сборщик податей поспешно выпрямился. — Как ты смеешь нам мешать?

— Да чем же я вам помешал, ваша милость? — Джастер недоуменно приподнял брови. — Сижу, никого не трогаю. Разве это запрещено?

— А это что такое? — мытарь гневно указал на мой шатёр. — Кто дал…

— А это, ваша милость, шатёр госпожи ведьмы Яниги, — Джастер подобрал ноги, ненавязчиво поправив Живой меч под руку. — И я, как её охранник, очень не советую вам беспокоить госпожу без дела. Рассердиться — так проклянёт, хоронить нечего будет. Но уж зелья у неё — лучше во всём королевстве не найдёте.

Ну вот опять он за своё! Мне и так этот ужас вспоминать не хочется, а он как заслугу преподносит! Хотя про зелья — это приятно и даже очень…

— Так это про тебя наши болтают, что ты аж с самим Визурией дрался? А твоя ведьма его «псов» прокляла и они жуткой смертью померли?

— Я слухи не собираю, — ухмыльнулся Шут. — Но с твоих слов — даже не привирают.

— Да ну, брешут всё! — Второй стражник недоверчиво и опасливо покосился на мой шатёр. — Куда тебе против Визурии? Он бы тебя в котлету порубал!

— Может, и брешут, — улыбнулся Джастер. — Полгорода видело, любой приврать мог.

— Выходит, это правда, что господина Саризулу с твоей ведьмой в магистрате видели? — Мытарь напряжённо морщил лоб, явно что-то обдумывая.

— Истинная правда, ваша милость, — отозвался Джастер с едва заметной усмешкой. — Вчера до полудня они в магистрат ездили, все дела уладили.

— Уладили, ага, — нахмурившийся мытарь полез в небольшую сумку, висевшую у него на поясе, и достал оттуда свиток пергамента. — Сейчас проверим, «пёс», брешешь ты или нет.

Развернув свиток, он начал внимательно читать, бормоча себе под нос и водя пальцем по строчкам.

— Так, так, так…  Подати с Вакирия, с Лукмора, с Браштора…  Церизия…  Ага…  Так, так, так…  Пошлина…  Атонен…  Вариус…  Гриджия…  Марколо…  Пентар…  Трувор…  Хм, твоя правда, «пёс», нет здесь твоей хозяйки. — Мытарь убрал свиток обратно в сумку. — Так что ты там про зелья болтал?

— Любовные зелья у неё — лучше не найдёте! — Шут огляделся, легко встал на ноги и подался вперёд, поманив незваных гостей пальцем.

Все трое невольно наклонились ближе. Даже мытарь перестал сердито пыхтеть и затаил дыхание. Воин же чуть ли не приобнял стражников, доверительно понизив голос.

— Сам выпьешь — ночь от бабы не оторвёшься. А красотке подольёшь — от неё не отобьёшься. Сам всю ночь проверял, к утру силы потерял, а он всё столбом стоял.

— Брешешь…  — нервно сглотнул самый недоверчивый. — Тебе-то, с твоей-то мордой…

— А то ты сам не знаешь: он не захочет — его не заставишь, — Джастер с милой улыбкой развёл руками под негромкий натужный смех.

Судя по выражению лиц троицы, Шут попал по больному месту. Но представление ещё не закончилось.

— Я вот что вам расскажу, — он снова поманил собеседников пальцем, наклонился ниже, и начал что-то говорить настолько тихо, что я не могла разобрать слов.

К концу его рассказа склонившиеся послушать стражники пошли пятнами, а раскрасневшийся мытарь и вовсе вытирал лоб беретом. Я прижала руки к пылающим щекам. Надеюсь, это он не про случай с зельем и служанкой им рассказывал…

— Вот так-то, — закончил Джастер, снова выпрямившись во весь рост. Стражники недоверчиво переглядывались, а мытарь мял в руках свой берет, бросая в сторону моего шатра частые взгляды и нервно облизывая губы.

— А ты сам-то кто таков? — один из стражников вспомнил о порядке. — Вроде ж ты «пёс», а одетый как шут бродячий.

— А я и есть Шут и дурак, охраняю ведьму просто так, — легко улыбнулся воин.

Стражники рассмеялись, приняв сказанное за очередную шутку.

Но мытаря интересовало другое. Он снова нервно облизнул губы и спросил:

— Так, говоришь, хороша ведьма?

— Вона, знаки видите, ваша милость? — Джастер мгновенно посерьёзнел, сводя на нет двусмысленность вопроса. — С её зельями от баб отбоя не будет. И болячки вредные исцелить может. Но, если прогневаете — я вам не завидую. Поверьте, жуткое зрелище. Можете у Визурии спросить, он тоже видел. Из стражи я уж по именам не знаю, кто там тоже был…

Стражники озабоченно переглянулись, а мытарь нервно сглотнул.

— А что, и впрямь может?

— А то, — Шут серьёзно кивнул. — Она по годам юная, но ведьма серьёзная. Силы ей не занимать, хоть смерть, хоть болезнь ей легко наслать. Делов-то, как вам плюнуть и растереть. Волосы выпадут, нос провалится, вставать не будет, а дальше, сами понимаете, всё…  Так что? Сказать госпоже Яниге, что вы пришли?

— Чур, меня, чур, — стражники попятились, переглядываясь и прикрывая самое дорогое. — Ты ей не говори, что мы тут э…  Мы не со зла. Работа, сам понимаешь…

— Не вопрос, — воин с лёгкой улыбкой смотрел на незваных гостей, положив руки на пояс и зацепив ремень большими пальцами. — Заходите, если что.

Я зажала рот, чтобы не рассмеяться в голос. И едва не забыла про главное зло в этой троице.

— Дорого твоя ведьма берёт за зелье-то? — глаза мытаря заинтересованно поблёскивали.

Мой заказчик. Да и стражники навострили уши…

— А вот цены, ваша милость, — Шут невозмутимо показал куда-то в сторону. — Всё честно, без обмана.

— Сколько?! — охнул кто-то из троицы. — Целый «бутон» за любовное?! Она у тебя…

— Тс! — второй стражник зажал приятелю рот. — Молчи, дурья башка, пока язык не отсох!

— Дорого, — мытарь с неудовольствием покосился на мой шатёр. — Не слишком ли?

— Оно стоит, но от него и стоит, — Джастер с ухмылкой показал большой палец в подтверждение сказанного. — Пять капель на всю ночь хватит, ваша милость. А в пузырьке намного больше. Ежели с головой использовать, по две капли, к примеру, одного пузырька на месяц хватит. Всяко лучше, чем серебром даже не за ночь, а за один раз платить.

Стражники, однако, недоверчиво переглядывались, и Шут внезапно обаятельно улыбнулся.

— Ладно, так и быть. Вижу, что вы люди порядочные и честные, каких поискать, — он подался вперёд и покровительственно похлопал одного стражника по плечу. — Я замолвлю за вас словечко перед госпожой Янигой. Для таких хороших людей не жалко. Но только — тс! Никому про это ни слова! А то она на меня рассердится, а я ещё жить хочу.

В полном изумлении я смотрела, как трое мужчин, несколько минут назад готовые разнести мой шатёр и выгнать взашей с ярмарки, рассыпались в благодарностях перед тем, кто, на мой взгляд, очень ловко водил их за нос.

Мытарь и стражники ушли, оглядываясь и перешёптываясь. Я же села на подушку и не могла поверить, что с меня даже медяка пошлины не взяли.

Джастер оказался невероятен.

— Готова? — невозмутимый баритон вернул меня на землю. Шут едва отвёл полог, не заглядывая в шатёр. — У тебя скоро будет толпа покупателей.

— И насколько я должна им снизить цену? — я хмуро смотрела на Джастера, даже головы не повернувшего в мою сторону.

Одно дело, когда он в нашу пользу торговался, а когда моим покупателям цену сбивает…

Это как-то…  неправильно.

— Пары серебряных вполне достаточно, — невозмутимо ответил он, наблюдая за дорогой. — И не жадничай, ведьма. Для тебя же стараюсь.

Мне ничего не оставалось, как проглотить эту колкость. Ладно уж…  Два «лепестка» с одной склянки любовного…  Хм…  Почему нет? Это же только для этой троицы. В убытке я не останусь.

— Что ты им наговорил? — Я постаралась принять вид, подобающий серьёзной ведьме.

— Правду, разумеется, — воин приоткрыл полог чуть больше и насмешливо посмотрел на меня. — Я всегда говорю правду, Янига. Силы и дара тебе не занимать. Зелья у тебя не в пример лучше прежних, а уж любовных проблем у мужиков не меньше, чем у баб. Да и посплетничать они тоже любят. Пользуйся и учись, пока я здесь, — он снова одарил меня усмешкой и отпустил полог шатра.

Я только недоверчиво хмыкнула, но Шут оказался прав.

Довольно скоро я услышала шаги, и Джастер громко объявил, что ко мне посетитель. К моему изумлению, им оказался тот самый мытарь. Под благосклонный кивок Шута, поднявшего полог шатра, сборщик податей протиснулся внутрь. Я, поддерживая затеянную игру, надменно кивнула, разрешая полосатому колобку сесть. Пыхтя и стараясь не снести разложенные на покрывале склянки мастера Извара, мытарь устроился на второй подушке напротив меня. Его взгляд лишь раз масляно пробежался по моей фигуре, но он тут же испуганно отвел глаза и попросил средство для мужской силы и для…  гкхм-км…  женской благосклонности.

Вот о чём говорил Шут…  Теперь понятно, каких посетителей ждать сегодня. Надеюсь, запаса зелий у меня хватит.

Старательно сохраняя серьёзный вид, я взяла нужные склянки и строго посмотрела на заметно взволнованного мытаря. Круглое лицо пошло пятнами, он нервно тёр взмокшие ладони об одежду.

— Сколько, госпожа?

— Одна «роза» за всё, — я положила зелья перед ним. — И только потому, что за вас попросили.

Рассыпающийся в благодарностях мытарь раскошелился без споров.


Чем выше поднималось солнце, тем больше становилось народа на дороге и любопытных возле шатра. Я очень скоро оценила всю предусмотрительность Шута. Двойные стенки укрывали от жары и лишних глаз, и я могла расслабиться в небольшом одиночестве, пока Джастер снаружи беседовал с любопытствующими.

Просили не только любовные зелья. Приходили за лекарствами от любовной тоски, и хвори, и от нехороших болезней. Служанки из богатых домов и обычные горожанки интересовались волшебными ароматами, притираниями и мазями для красоты и прочими вещами для женской привлекательности.

Джастер по одному ему понятному принципу пропускал ко мне посетителей. Многих он разворачивал, кого с шутками, а кого и с ненавязчивой угрозой.

Список цен, который Шут, оказывается, повесил возле шатра, отпугивал большую часть любопытствующих. Зато те, кого Джастер допускал к «госпоже Яниге», приходили именно за покупками.

Полумрак шатра, необычная обстановка и таинственное мерцание склянок на покрывале производили на покупателей заметное впечатление, делая их тише и почтительней.

Когда время подошло к полудню, Джастер разогнал всех любопытных и заглянул в шатёр.

— Вещи собери и пойдём, пройдёмся. Перекусить не помешает. Да и в горле пересохло.

— Разве ты не поставишь свою защиту?

Собирать все склянки обратно в сумку, а заодно подушки и покрывало мне совсем не хотелось. Намного удобнее было гулять по ярмарке налегке, а не с сумкой наперевес…

Джастер смерил меня таким взглядом, словно я сказала очевидную глупость.

— Если ты умеешь такое делать — делай. — Он встал, поднял свой плащ и начал его отряхивать.

— Ты же умеешь!

— Я не волшебник, ведьма. Я просто наёмник. Поэтому предпочитаю не давать ворам повода. И им соблазна меньше, и мне спокойнее. А то прибью ещё ненароком. Или покалечу.

С этими словами он свернул плащ и убрал его в торбу. Мне ничего не оставалось, как последовать его примеру.

Прибьёт он ненароком…  Вот в это я точно не поверю.

Если он решит убить или покалечить, то сделает это осознанно.

Джастер ждал меня снаружи, забрав покрывало и подушки и выразительным жестом предоставив мне решать, куда направиться.

— А шатёр ты собирать не будешь? — Я всё же сердилась на него за отказ наколдовать защиту. — А то вдруг и его утащат воры?

— Нет. — Джастер холодно и мрачно покосился на меня, ничего не объясняя. — Идём уже. Я хочу есть, пить и помолчать.

Мне оставалось только вздохнуть, смиряясь с его очередной грубостью. Хотя я его понимала — говорить и шутить ему пришлось много, — но мог бы и полюбезнее ответить…

В сопровождении Шута я с удовольствием прогулялась по ярмарочным рядам, порадовав себя разными пирожками, сластями и напитками. При этом я часто замечала испуганные, восторженные и заискивающие взгляды как торговцев, так и горожан. На Холиссу смотрели похоже, и мне нравились такие взгляды. Приятно чувствовать себя сильной и серьёзной ведьмой, а не деревенской простушкой с «мусором»…

Джастер, с каменным лицом, шествовал за мной, на ходу перекусывая пирожками и запивая всё это водой. Люди на него косились с опаской и торопливо расступались, давая нам дорогу. После вчерашнего поединка Шут тоже заработал себе определённую репутацию.

Вторая половина дня выдалась насыщенней первой. В какой-то момент я даже подумала, что мне не хватит готового товара, но к вечеру поток посетителей заметно спал. Стражники, пришедшие за теми же зельями, что и мытарь утром, окончательно разогнали оставшихся зевак.

— Собирайся и пойдём. — Джастер заглянул в шатёр. — Надо ещё книги забрать.

Ох ты, я совсем про это забыла…

— Шатёр оставим?

— Нет, — воин посмотрел на меня с усмешкой. — Днём здесь мелкое ворьё промышляет, они его не тронут, им кошельки да ценности интереснее. А ночью кто тут только ни ходит. Точно утащат. Завтра снова поставим.

Пока он разбирал шатёр, я собрала в сумку оставшийся товар.

— Как успехи? — поинтересовался Шут.

— Очень хорошо, — я взвесила в руке тяжёлый кошель, полный золота и серебра. — Я не думала, что за такие деньги у меня будут что-то покупать…

— Подожди, за ночь распробуют — завтра от желающих не отобьёшься, — хмыкнул Джастер.

— Тогда надо ещё зелья сварить! — воодушевилась я.

— Нет, — он свернул шатёр и убирал его в торбу. — Продавай завтра, что осталось, и пойдём дальше.

— Почему? — я удивлённо смотрела на Шута. — У меня ещё есть травы, и торговля так хорошо…

— Потому что не стоит терять время, ведьма.

— Я не понимаю, почему ты меня торопишь, как будто куда-то мы опаздываем? — недовольно фыркнула я. — Лето только началось!

— Всё однажды заканчивается, Янига. — неожиданно спокойно сказал воин, сматывая отвязанную от стволов верёвку. — А сделать нужно много.

И тут меня осенило.

Время! Любой магический договор имеет свой срок! А значит, он…  однажды…  уйдёт?!

— Сколько у нас времени? — испуганно выпалила я, кинувшись к удивлённому таким порывом Джастеру, и ухватив его за рукава рубахи. — Сколько?

С трудом сдерживая панику, я заглядывала в серые глаза, желая и боясь услышать ответ. А вдруг сейчас он скажет, что ему уже надоело и он уходит?!

Я же этого не перенесу… .

— Больше, чем ты думаешь, но меньше, чем надеешься, ведьма. — Шут смерил меня неожиданно хмурым взглядом и повёл плечами, легко освобождаясь от моих пальцев.

Я отступила назад, опустив руки и ужасаясь внезапному холодному пониманию: он будет со мной до наступления осени. Как только я выберу город, чтобы перезимовать, он уйдёт.

Даже если я вопреки всем ведьмовским традициям решу продолжать путешествовать по зимним дорогам, он всё равно уйдёт. Доведёт меня до первого города или деревни и уйдёт.

Я не могла объяснить, откуда взялась такая уверенность, но ни мгновения не сомневалась, что так оно и будет. И дело не в деньгах, отсутствии работы или желании бродяжничать.

Он просто уйдёт. Как ушёл от неё…

Уйдёт независимо от того, смогу я сдержать слово ведьмы или нет.

Я же ему никто…

— Времени всегда достаточно, если не тратить его зря, ведьма. — С этими словами хмурый Шут следом за верёвкой убрал в торбу подушки и покрывало. — Идём. Я хочу забрать книги засветло.

Развернувшись и не глядя на меня, мрачный, как сыч, воин отправился к городу.

Я шла за ним и размышляла о сегодняшнем дне.

Торговля прошла так, что мне бы радоваться такой удаче. Только вот теперь, когда Джастер напомнил, что наш договор конечен, радости не было.

Я и без того понимала, что этот торговый успех — заслуга Шута, а не моя. Он позаботился и о славе госпожи Яниги, и о дорогих фиалах для зелий, и о моих нарядах, и даже о личном шатре для приёма покупателей. Всё сделал, чтобы я произвела впечатление могущественной и богатой ведьмы. И у него это получилось.

Мне лишь оставалось изображать из себя ту, кем я только мечтала стать. Хотя денег у меня теперь много, но всё моё ведьмовское могущество заканчивалось на зельях, которые я смогла изготовить только благодаря помощи Джастера…

А без него…  Снова покупать «мусор» у травников и продавать за медяки и полсеребрушки по деревням? И надеяться, что меня по дороге никто не тронет, а в многолюдных местах не ограбят, не убьют и не попытаются опять изнасиловать?

Я передернула плечами от неприятных воспоминаний. Пережить подобное снова совсем не хотелось. Конечно, в нападении братцев была вина Джастера, но от воров-то никто не защищён. А у меня теперь столько золота, что сумка заметно оттягивает плечо…

Только если раньше расставание с Шутом казалось мне чем-то настолько далёким и маловероятным, что я даже об этом не задумывалась, то теперь я поняла, что это реальная угроза моему благополучию.

Нас связывало не моё слово ведьмы, а всего лишь желание Джастера следовать странному договору.

Если я не придумаю, как достучаться до его сердца, чтобы он захотел остаться со мной, то рискую потерять его навсегда.

Нет-нет-нет! Я этого не хочу! Совсем не хочу! Как же я буду без него?! Мы же вместе! Он…  Он — мой!

Воин же шёл впереди и даже не догадывался о моих переживаниях.

9. Неожиданная просьба

До переулка Кривой Ивы мы дошли в полном молчании.

Всю дорогу я думала, как удержать Джастера, но каждый раз приходила к неутешительному выводу, что такого способа просто не знаю.

Соблазнять как женщина…  Знать бы ещё, что он имел в виду. Любовное зелье ему подмешивать бесполезно, этот урок я хорошо запомнила и повторять не желала. Вести себя как гулящая девка — это точно не то. Служанки сколько ему глазки строили — так он и на них внимания не обращал. А как ещё его соблазнять — я придумать не могла.

Каждый раз это было его решение, а не моя заслуга.

Хорошо простым девкам: что не знают про мужиков — у женщин постарше спросят. А мне и спросить некого…  На смех же поднимут. Ведьма любовной магии — мужика в постель заманить не может.

Стыдоба и позорище, курам на смех!

А может, всё-таки как настоящей ведьме поступить? Холисса бы не колебалась…

Приворожить — и дело с концом. Не зельем опаивать — долго это, да и спадает такой приворот без зелья быстро, — а настоящим ритуалом, который раз и навсегда его привяжет. Если хорошо над заклятием поработать, то, кроме меня, его ни одна ведьма не снимет.

Соблазнительно. Очень соблазнительно. Всего-то и надо, что волосок срезать, пока он спит…

На крови ещё надежнее. Холисса рассказывала, что любой ритуал на крови всегда очень силён и необратим. Только вот сама она таких не проводила и мне запрещала, если не хочу плохо кончить. Почему плохо и откуда этот запрет, она не объясняла. Но мне хватало того, как серьёзно и уверенно она про это говорила. От других-то ритуалов она не отказывалась…

Впрочем, волосы всегда достать намного проще, чем кровь.

Только вот я сама не понимала, что сильнее меня останавливает от использования магии: совесть или страх. Обманывать Шута совсем не хотелось, но и страх перед непредсказуемыми последствиями был силён. Я не сомневалась в ритуале, но боялась того, как Джастер поведёт себя после этого. Магия на него действовала, только вот не как обычно. И именно это меня и останавливало. Я приворожу, а он как начнёт вместо любовных ласк сцены ревности закатывать и убивать каждого, кто на меня посмотреть посмеет…  Глупости, конечно, только вот после его вчерашнего откровения про «хочется всех убить» я почти не сомневалась, что он на такое способен. Не за мной будет бегать и меня любить, как я хочу, а решит от мнимых соперников избавляться, чтобы никто меня не увёл, как его бывшую. Я же первая от ужаса взвою и побегу со всех ног отворот делать. А он потом в себя придёт, и мне так достанется, что даже представить страшно.

Обещанная порка жгучкой любовными ласками покажется.

А ещё…  После такого он даже до осени со мной не останется. Выскажет всё, что думает о глупой ведьме, и уйдёт.

Да и неприятностей с законом сразу станет столько, что проще самой руки на себя наложить, стражников и суда не дожидаясь.

Никто не будет разбирать, приворожённый он там был или нет. Убивал добропорядочных людей из-за ведьмы — на дыбу обоих, чтобы неповадно было…  Джастер-то своим фламбергом отмахается да в лесу любимом скроется, а там его никто не найдёт. А вот мне придётся за себя и за него отвечать…

Конечно, он сказал, что я для него не игрушка, но ведь и не любимая женщина. Даже любовницей не назовёшь. Он же меня к себе и близко не подпускает. Всё «ведьма» да «ведьма», да грубит через раз.

Только вот когда он был нежен и ласков…  От одного воспоминания пронзала такая сладкая дрожь и невыносимое желание снова оказаться в его постели, что я почти готова рискнуть…

Может, попробовать приворот и приворотное зелье одновременно? Вдруг подействует как надо? Он же сам сказал, что теперь зелья намного лучше. Вот и попробовать…  Сначала ритуал провести, а потом зельем напоить? После ритуала он из моих рук что угодно примет и счастлив будет.

А может, ещё любовного зелья добавить? Чтобы наверняка…

Надо подумать над таким рецептом. Время есть, торопиться не стоит, чтобы ничего не испортить. И заклинание для зелья и ритуала подобрать отдельно, чтобы все последствия учесть.

Жаль, что снежноягодник на мужчин не действует! Какое бы приворотное зелье могло получиться!

— Кажется, мы рано пришли.

Голос Шута вывел меня из задумчивости, и я огляделась, замедлив шаг.

Переулок Кривой Ивы располагался не очень далеко от ярмарочных ворот и оказался коротким: пять домов с одной стороны и шесть с другой.

Солнце садилось, заливая весь город золотым сиянием, которое рассекали темнеющие длинные тени, и переулку тоже хватало этой красоты. Освещённые стекла домов горели густым золотом, а в тени едва заметно светились жёлтым. Слышались голоса взрослых и детей, где-то женский голос позвал всех к столу. Вчера в это время мы тоже ужинали, а сегодня до ужина ещё долго. Книги-то заберём, а потом ещё сколько идти…

Но хотя бы не я это понесу. Джастеру они нужны, вот сам пусть и тащит.

Дом с грушевым деревом обнаружился почти в самом конце переулка. Само дерево росло вплотную к ограде, за которой виднелись крохотный садик и добротный каменный дом с тёмными окнами. У соседних домов я заметила небольшие огороды на задних дворах, но у книжника всё заросло травой и полевыми цветами. Женской руки здесь явно не хватало.

Выходит, он и впрямь живёт один, даже прислуги нет?

Перед входной дверью лежал серый лохматый пёс размером с волка, поднявший голову при нашем приближении. Фонарь над молчаливым сторожем тоже не горел, значит, хозяин ещё не вернулся с ярмарки.

Странно. Когда мы уходили, многие торговцы уже закрывались. Все торопились вернуться в город до закрытия ворот.

Пёс поднялся, лениво прошёл по дорожке и сел возле калитки. А затем зевнул, демонстрируя зубы и намекая, что незваных гостей не пропустит. В густой шерсти прятался широкий ошейник, но цепи не было.

— Подождём, — Шут, едва покосившийся на такого охранника, хмуро опёрся на ограду прямо под грушей. Чёрная одежда почти сразу слилась с густеющими тенями. — Надо было его с ярмарки проводить.

— Угу, — тихо буркнула я под нос, удивляясь его словам. То грубит ни за что, а то «проводить надо»…

— Вы к Рику? То есть к господину Эрдорику?

Я обернулась на голос. Это оказался вчерашний писарь-учитель, с которым разговаривал книжник. Худощавый мужчина в серой одежде близоруко щурил глаза в наступающих сумерках и прижимал к себе стопку пергаментных тетрадей.

— Да, — я поспешила ответить, опережая Джастера, и постаралась вежливо улыбнуться. — Мы с ним договаривались…

— Да-да-да, он предупредил меня, что к нему должны прийти за книгами. Вот…  он…  кажется, — мужчина подошёл ближе, вглядываясь в стоящего в тени Шута. — От вас, госпожа ведьма.

— Я была на ярмарке. Поэтому решила зайти сама.

— Рик ещё не вернулся, — наш собеседник смущённо улыбался, то глядя на меня, то отводя взгляд. — Я прошу вас не сердиться на него, госпожа. Рик…  он ходит медленно. Если хотите, можете подождать его в моём доме. Я буду…  буду очень рад. Я бы мог пригласить вас и к нему, но Борн без Рика пропустит только меня…

— А вы кто? — невозмутимо поинтересовался Джастер из тени.

Серый пёс встал и к чему-то принюхивался, обеспокоенно водя мордой.

Может, запах этого писаря ему был тоже незнаком, как и наш? Неужели он врёт? Но зачем?

— Ох, простите великодушно, госпожа, я забыл представиться! — Мужчина виновато заморгал и отвесил мне витиеватый поклон. — Абрациус, младший архивариус магистрата. Рик — мой сосед и давний друг. А вы — госпожа Янига, я читал ваше дело. Оно очень необычное и впечатляюще…  гм…  простите…  Я вам соболезную…  и…  мда…  наверно, уместнее принести вам…  простите…

Архивариус окончательно смутился, отвёл взгляд, и, кажется, даже щёки у него потемнели от румянца. Длинные тени, протянувшиеся по переулку от домов и деревьев, не позволяли утверждать это наверняка.

— Так что с вашим другом? — по-прежнему невозмутимо поинтересовался Шут. — Здесь недалеко идти, в чём причина задержки?

Абрациус перехватил тетради крепче и отвернулся в сторону, стараясь справиться с собой.

— Разбойники, госпожа ведьма. — Его голос стал неожиданно глухим. — Прошлой весной Рик с семьёй возвращался из столицы, зимой его дела там идут…  шли лучше. Ночью на караван напали разбойники. Изольду и…  мою Малеску…  убили. — Мужчина коснулся глаз кончиками пальцев, но тут же снова обнял тетради. — Рик…  он выжил чудом. Для забавы эти чудовища подрезали ему колени, а потом разбили голову и сочли мёртвым. Но он…  пока был в сознании, он слышал и видел, что эти мерзавцы вытворяли…  Простите!

Абрациус отвернулся и тёр глаза, тщетно пытаясь скрыть слёзы. Я старательно глотала вставший в горле комок, чтобы не всхлипывать от нахлынувших чувств.

Даже Борн, или как там звали пса, тихо и обеспокоенно подскуливал, словно сочувствовал человеческому горю.

— Она была вашей невестой? — неожиданно мягко спросил Джастер.

— Да, — архивариус закивал. — Мы собирались пожениться весной. Осенью, перед отъездом, я подарил ей серебряный кулон в виде сердца, с настоящим сапфиром, как символом нашей любви…  Мастер Юстон написал на нём наши имена по моей просьбе…

— Нападение под Упочкой. — Шут не спрашивал, он утверждал. — Я слышал об этом. Разбойников не нашли.

Абрациус печально кивнул, по-прежнему глядя в сторону.

— Это ужасное и неслыханное по дерзости преступление. Караван был большой, дорога между Кронтушем и столицей всегда считалась безопасной, поэтому никто не ожидал такого…  Эти злодеи убили всех. Говорят, это очень страшная банда. Я слышал, что они скрываются по лесам и даже солдаты короля не рискуют с ними связываться.

— Становится темно. Думаю, мне стоит пойти и встретить вашего друга. — Хмурый Джастер покосился на тихо скулящего пса, беспокойно переминавшего с лапы на лапу, и оторвался от ограды. — Госпожа Янига, прошу вас подождать здесь. А ещё лучше — в доме у господина Абрациуса. На улице может быть небезопасно.

Я не успела ничего спросить, как архивариус обернулся, с тревогой глядя на моего хмурого «пса».

— Вы полагаете…

— Я прошу вас оказать гостеприимство госпоже Яниге, пока я не вернусь, — ответил Джастер холодно и отстранённо, смотря куда-то сквозь дома и словно к чему-то прислушиваясь. — Я постараюсь не задерживаться.

С этими словами он решительно пошёл вниз по переулку, а затем, не обращая внимания на поднявшийся собачий лай за оградами соседних домов, побежал туда, где в нескольких кварталах были ярмарочные ворота. В вечерних лучах в руке Шута блеснул Живой меч.

Серый пёс оперся лапами на ограду и отчаянно скулил, словно просил его выпустить.

Забытые боги! Что же случилось с беднягой книжником?!

Только бы Джастер успел!

— Госпожа Янига, — встревоженный архивариус обратился ко мне. — Что происходит?

— Не беспокойтесь, — я постаралась изобразить спокойствие и уверенность. — Джастер обо всём позаботится. Нам просто нужно подождать.

— Вы увере…  Ах да…  он же…  Да…  Да, конечно, простите! — Абрациус подошёл к калитке соседнего дома и открыл её.

— Прошу в мой дом, госпожа Янига. Не обессудьте за беспорядок, я живу один и беру работу на дом. А почтенная госпожа Гвитлоу помогает нам с Риком вести хозяйство раз в неделю и придёт только завтра…

— Ничего страшного, — мне с трудом удалось мило улыбнуться этому скромному и доброму человеку, не показывая своего беспокойства. — Это всё мелочи.

Что такое беспорядок холостяка по сравнению с тем, что где-то на сумеречных улицах Джастер сейчас сражается неизвестно с кем?

Пока архивариус зажигал фонарь над дверью, открывал замок, искал свечи в прихожей и торопливо расчищал в гостиной стол и стул от завалов из свитков и пыльных фолиантов, я думала о Шуте.

И дело было не только в моей тревоге за него.

Его поступок стал для меня полной неожиданностью. После того как он напрашивался на драку со всей охраной каравана Саризулы, после его поединка с Визурией, после откровения про «хочется всех убить» — кинуться спасать чужого для него человека, которому вчера сам же и хамил?

Я совсем этого не понимала.

Не из-за книг и желания же подраться он так поступил…

— Госпожа Янига! — архивариус привлёк моё внимание, перестав нервно возиться со свитками, перекладывая их с места на место, чтобы не падали. — Простите мою невежливость и позвольте предложить вам…

— Смотрите, это не они? — я показала в сторону окна, где на улице мне померещились два силуэта.

Архивариус кинулся к окну.

— Да помилуют нас Древние боги…  Рик!

Абрациус сорвался с места и выбежал из дома, забыв закрыть дверь. Я кинулась за ним.

В свете фонаря я увидела, как в калитку входил книжник, которого поддерживал Шут. С другой стороны торговцу тут же подставил плечо архивариус.

— Ваш друг ранен, осторожнее, — предупредил помощника Джастер.

— Кажется, я недооценил вас, юноша…  — книжник с трудом держался на ногах, а его камзол был залит кровью. — Если бы не вы…

— Лучше помолчите, — Джастер решительно перешагнул порог. — Где у вас тут кровать?

Архивариус кинулся освобождать постель, которую я даже не заметила, от горы свитков, сваливая их обратно на стол.

Уложив тяжело дышащего торговца, Шут затребовал горячей воды и чистых тряпок. Пока Абрациус метался из кухни в комнату и обратно в поисках необходимого, я разожгла очаг, повесила греться чайник и вернулась в комнату.

Джастер, поставив у изголовья кровати стул, а на него — свечу, закатал рукава рубахи и решительно разрезал ножом пострадавший камзол. Книжник, стиснув зубы, терпел это издевательство. А вот хозяин дома неожиданно возмутился.

— Что вы себе позволяете, почтенный?! Разве вы лекарь?!

— Я наёмник, — холодно отрезал Шут, не прекращая своего занятия. — И такого добра повидал больше, чем вы — книжек и свитков. Поэтому помолчите и не мешайте. А ещё лучше — принесите воды, она уже согрелась.

Не нашедший возражений такому хамству архивариус растерянно взглянул на меня, видимо, надеясь, что я осажу своего «пса». Но я не собиралась мешать Джастеру. Он явно знал, что делал.

— Принесите воды, господин Абрациус, — я снова постаралась ему улыбнуться. — С вашим другом всё будет хорошо.

Архивариус беззащитно заморгал и без возражений отправился на кухню.

— Моя помощь нужна? — мне хотелось хоть чем-то побыть полезной, а не чувствовать себя лишней.

— Нет, госпожа. — Шут освободил рану от мешающей одежды и оторвал лоскут от принесённой хозяином простыни, разорвав оставшуюся ткань на длинные полосы. — Я сам.

Белый, как простыня, архивариус принёс миску с горячей водой и, по указанию Джастера, дрожащими руками обмывал рану книжника от крови, пока воин что-то искал в своей торбе.

Шут выложил на стул небольшой запечатанный воском горшочек и кожаный чехол с нитками и иглой.

— Вам повезло, — воин заглянул в лицо бледного книжника. — Рана неглубокая, нож прошёл по касательной, ваш живот вас спас. Ничего важного не задето. Вы даже крови потеряли немного.

На губах торговца появилась тень улыбки.

— Какой вы образованный юноша…  Вы спасли меня…

— Рану надо зашить. — Джастер по-прежнему не обращал внимания на приятные слова. — Придётся потерпеть. Потом я наложу повязку и оставлю вам мазь, она снимает боль и помогает заживлению.

— А как же л-лекарь? — робко поинтересовался архивариус, держа миску с бурой водой, в которой плавала тряпка.

— Завтра позовёте, если хотите, — милостиво разрешил Шут и снова обратился к пострадавшему: — А теперь — терпите.

Книжник кивнул, сжал зубы и зажмурился, стискивая пухлыми пальцами простыню, пока Джастер хладнокровно зашивал рану.

Мне же, как и бледному Абрациусу, оставалось только наблюдать за его работой и удивляться, как ловко воин орудовал иголкой и ниткой. Словно опытный портной…

Сколько же у него таких умений, о которых я ничего не знаю?

— Вот и всё.

Джастер завязал концы нитей, отрезал лишнее ножом, тщательно вытер иглу об уголок оторванной полосы ткани и убрал в кожаный чехол. Кончиком ножа он поддел восковую пробку, и по комнате распространился резкий свежий запах, почти сразу же растворившийся в воздухе.

Абрациус покосился на меня, но я постаралась принять невозмутимый вид, и архивариус со вздохом понёс миску с грязной водой на кухню, пока Шут смазывал шов и накладывал повязку.

Сам книжник лежал без сознания.


— Благодарю вас, — архивариус кланялся мне и Джастеру. — Благодарю от всего сердца! Вы спасли Рику жизнь!

— Если вы не против, мы с госпожой Янигой завтра заглянем узнать, как дела, — воин спокойно убрал чехол с иглой и нитью в торбу.

— Конечно, конечно! — Абрациус заморгал и виновато улыбался. — Вы всегда дорогие гости в моём доме! И в доме Рика тоже!

— Вашему другу несколько дней лучше не вставать, чтобы шов не разошёлся. Попросите соседей, пусть завтра помогут перенести его в дом. И не забудьте утром поменять повязку. Рана небольшая, шов можно будет снять через неделю.

— Вы точно не лекарь? — Архивариус с подозрением щурился на невозмутимого Джастера.

— Я - наёмник, — спокойно повторил Шут и обернулся ко мне. — Нам пора, госпожа. Уже стемнело, а дорога не близкая.

— Ох, и в самом деле! — хозяин дома неожиданно смутился. — Простите, госпожа, что я невольно вас задержал. Я бы вас проводил, но я не могу оставить Рика…  — архивариус посмотрел на Шута и смутился окончательно. — Простите покорно, госпожа. С вашим охранником мне не сравниться…

— Позаботьтесь о вашем друге, господин Абрациус, — я изобразила вежливую улыбку. — До свидания.

— Конечно, госпожа Янига, — архивариус открыл нам дверь и проводил до калитки. — Я буду счастлив увидеть вас снова.

Я только кивнула в ответ и отправилась в ту сторону переулка, куда меня незаметно подтолкнул Шут.


В этот раз Джастер без церемоний шёл рядом, незаметно придерживая меня под руку. Я была только рада этому. После случившегося с книжником я вдруг поняла, что улицы Кронтуша действительно опасны по ночам.

Но рядом с Шутом я не боялась ничего.

В наступивших сумерках улицы освещались только фонарями у домов и светом из окон. В центре города на перекрёстках и площадях фонари тоже были, а дома знати просто сияли от света, как драгоценности.

Не смотря на позднее время, город ещё не спал. Нам попадались кареты, патрули стражников с факелами и спешащие по домам горожане.

Поскольку мы с Джастером носили чёрное и шли без факела, то нас замечали не сразу, а замечая, шарахались в сторону, напугавшись нашего внезапного появления.

Несколько раз в нашу сторону направлялись патрули стражников, но стоило им разглядеть светлую шевелюру Шута, мои рыжие волосы и чёрное платье, как они тут же теряли к нам всякий интерес.

Всё-таки в нашей славе были и хорошие моменты.

До «Гуся» мы добрались, когда небо окончательно потемнело и ярко засияли звёзды.


На громкий стук запертую на ночь дверь открыл сам хозяин. Точнее, сначала выглянул в крохотное окошко, посмотреть, кого там принесло так поздно. Увидев нас, он поспешно распахнул дверь, кланяясь и извиняясь за то, что вода в купальне по позднему времени уже остыла.

— Я немедленно велю её подогреть, госпожа!

— Спасибо, не нужно, — я чувствовала себя уставшей настолько, что мечтала только поесть и лечь спать. — Принесите ужин в комнату, и этого хватит.

— Всё будет исполнено, госпожа! — Гузар поклонился и исчез в кухне.


Ужин нам тоже достался не горячим. Впрочем, холодная курица и подогретый овощной гарнир меня вполне устроили. Ели мы уже, по традиции, в молчании.

— Ты ему понравилась, — Шут заговорил неожиданно, допив отвар и поставив чашку на стол.

Я только вздохнула, отодвинув пустую тарелку. Понравилась…  Месяц назад я бы этому радовалась, как глупая девчонка. А сейчас…

Что мне этот несчастный архивариус, когда меня интересует только один мужчина?

Но я для него — пустое место.

— Мне обязательно завтра туда идти?

— Надо забрать книги, — Джастер встал из-за стола и стал собирать посуду на поднос. — Это важно.

— Забери сам, — я хмуро отвернулась к окну, допивая свой отвар. Не только ему так разговаривать.

— Ты ему улыбалась.

— А надо было ходить с каменным лицом, как ты? — я вскипела неожиданно для себя и со стуком опустила чашку на поднос, едва не разбив. — И делать вид, что я равнодушна к его утрате? Да, я ему сочувствую! И постаралась его поддержать, как могла! Это вежливо, в конце концов! Мне его жалко и этого беднягу Рика тоже! Но он во мне не меня видит, а свою невесту, на которую я похожа! Как будто ты сам этого не понял!

— Я рад, что ты это понимаешь, — холодно сказал Джастер. В серых глазах стояла знакомая стена. — Доброй ночи, ведьма.

С этими словами он забрал поднос с грязной посудой, вышел из комнаты и негромко прикрыл дверь, оставляя меня злиться в одиночестве.

Я сердито посмотрела на опущенную занавеску и опёрлась щекой на подставленную ладонь. Улыбалась я этому Абрациусу…  Подумаешь…  Это же не потому, что он мне понравится, а из сочувствия и из вежливости. Он же в людях лучше меня разбирается, сам же всё прекрасно понял, а сказал так, словно я в чём-то виновата…

Я вздохнула и подошла к окну. Город погрузился в темноту, только изредка мелькали огоньки солдатских патрулей.

Пора спать. А то он опять меня ни свет ни заря поднимет.

Дверь за спиной тихо стукнула, возвещая о возвращении Шута. Но занавеска лишь колыхнулась от движения воздуха, а затем я услышала, как воин лёг.

Задув свечу, я разделась и забралась под одеяло. Не хочу больше ни о чём думать.

Спать.


На второй день моя торговля закончилась очень быстро.

Джастер опять оказался прав. Мы только подходили к рощице, а нас уже поджидали. Слуги и служанки и даже трое зажиточных горожан прогуливались возле рощи, зевая, кутаясь в плащи и ёжась от утреннего холода с реки. Помятуя о своей вчерашней небрежности, сегодня я тоже взяла плащ и ничуть не жалела об этом.

Пока хмурый Шут натягивал верёвку, чтобы поставить шатёр, я, вежливо улыбаясь, в лучших ведьмовских традициях продавала товар прямо из сумки, чтобы не создавать толпу.

Солнце ещё не достигло полудня, а все оставшиеся зелья и духи оказались раскуплены, причём, как мне признавались некоторые посетители, — про запас.

Теперь я очень хорошо поняла разницу между большим торговым городом и всеми посёлками и городками, где была раньше.

Кое-кто даже спрашивал, не хочу ли я обосноваться на зиму в Кронтуше, на что я с вежливой улыбкой отвечала, что пока не думала об этом.

Сама мысль о зиме заставляла меня вздрагивать.

Ну что я буду делать в этом, да и в любом другом городе без Джастера?

Как вообще без него жить?

Что мне сделать, чтобы он решил остаться?

Ответов у меня не было.


Когда последний покупатель покинул шатёр, я подумала, что на этом мой день закончился, но ошиблась. Полог приподнялся, и Шут молча пропустил молодую миловидную женщину в простом коричневом платье. Она заметно нервничала, устраиваясь на подушке напротив меня. Голубые глаза бегали, и куда девать руки, женщина тоже не знала: то поправляла чепец, то стискивала кружевной передник или мяла юбку.

Я постаралась мило ей улыбнуться. Холисса не часто улыбалась покупателям, которые робели под её суровым взглядом, но у меня такая улыбка уже входила в привычку.

— Слушаю вас.

Женщина вздрогнула, судорожно сцепила пальцы и, опустив голову, тихо пробормотала:

— Позор скрыть…

— Какой? — я не сразу поняла, о чём она говорит, и та повторила, прижав руки к животу:

— Позор…

Внутри всё похолодело от внезапного понимания. Вот оно что…

Да, за этим к ведьмам тоже обращались и довольно часто. Холисса чуть ли не каждый месяц продавала такие зелья не только гулящим девкам, но и вполне порядочным женщинам, желавшим избавиться от последствий любовных связей. В особо сложных случаях она даже проводила ритуалы, после которых женщина рисковала остаться бездетной, но всегда находились те, кого это устраивало. Однако ко мне с такой просьбой обратились впервые.

Я с трудом удержала счастливую и довольную улыбку. Наконец-то во мне увидели настоящую ведьму, а не молодую девчонку! Моя мечта начинает сбываться!

От нахлынувшего ликования и сильного волнения сердце забилось так быстро и громко, что я испугалась, как бы это не услышала посетительница. Но она смотрела на свой передник, который нервно мяла пальцами.

Только при взгляде на её совсем не заметный живот почему-то в душе снова стало подниматься чувство тошноты и отвращения от того, что предстоит сделать.

Да что это вдруг со мной? Неужели я всё ещё не пришла в себя после проклятия?

Нет, так нельзя. А ну, соберись, Янига! Мне надо не проклятие наложить, а всего лишь зелье изгнания сделать! Оно к вечеру готово будет. Это моя работа! Я ведьма, в конце концов! И не хуже Холиссы!

— Какой срок? — в горле немного пересохло, но я постаралась ничем не показать ни своего волнения, ни того, что мне становилось плохо.

Она должна думать, что я занимаюсь такой работой не в первый раз.

— М-месяц, госпожа, — женщина коротко взглянула на меня и снова опустила глаза. — Я знаю, что ваши зелья стоят дорого, но вы очень сильная ведьма. Скажите, сколько это будет стоить? У меня есть немного сбережений, я хорошо вышиваю и брала дополнительную работу…  Я думала, что Гришви женится на мне, и у нас будет семья…  и наш малыш…  Простите, госпожа, вот…

Она торопливо достала из-под передника небольшой кошелёк и дрожащей рукой положила на покрывало серебряные монеты.

— Вот, госпожа…  Шесть «лепестков». Наверно, это мало, но у меня больше нет…  Я…  я займу денег, госпожа, сколько скажете! Только помогите…

К концу её неожиданной исповеди у меня комок стоял в горле. Я сама не понимала, что со мной. И жалко её, и плохо, и душно, и…

Ничего сказать или сделать я не успела. Полог шатра внезапно откинулся, и хмурый Джастер шагнул внутрь, заставив вздрогнуть от неожиданности нас обеих.

— Убьёшь этого ребенка — всю жизнь страдать будешь. Ни счастья, ни любви, ни удачи никогда не увидишь.

Непоколебимая холодная уверенность в сочетании с мрачным видом грозно нависшего над нами Шута пробрали до дрожи даже меня. Несчастная жертва запретной любви и вовсе смотрела на это воплощение гласа судьбы с ужасом, прижав руки к груди.

— Д…  Джастер…  — я осмелилась нарушить молчание, понимая, что если он решил вмешаться, то причины для этого есть и очень серьезные.

— За всё надо платить. Всегда. Тяжкий грех убивать невинную душу, зачатую в любви и данную на радость, — воин пристально смотрел в широко распахнутые голубые глаза женщины. — Не сделаешь глупости, Саманта, всё у тебя наладится. Он твой ключ к счастью.

С последними словами Шут почти улыбнулся и вышел из шатра, как будто его и не было. Я ошеломлённо перевела взгляд с опустившегося полога на посетительницу. Саманта снова прижала руки к животу, а по её щекам текли слёзы облегчения. Можно подумать, неожиданный выговор освободил её от тяжкого груза…

У меня на душе точно полегчало от того, что не придётся делать такое зелье. И тошнота отступила…

Последнее напугало куда сильнее, чем внезапное вмешательство Шута.

Да что вдруг со мной такое?! Вчера же всё хорошо было!

— Простите, госпожа, — Саманта всхлипнула, торопливо вытерла глаза. На её губах блуждала робкая улыбка, и вся она прислушивалась к новой жизни в себе. — Я пойду. Простите за беспокойство.

Женщина встала, вежливо поклонилась, забыв про деньги, и вышла из шатра.

— Спасибо, господин, — донеслось до меня. — Спасибо.

— Не за что, Саманта, — невинным тоном отозвался этот глашатай судьбы. — Удачи тебе.

Не сдержав любопытства, я выглянула наружу. Женщина удалялась по дороге к городу, а Шут невозмутимо любовался бегущими по небу облаками.

Плащ я взяла удачно. К вечеру может дождь пойти.

А тошнота совсем прошла…  Даже есть захотелось. Вот и хорошо.

Значит, я просто разволновалась слишком. Вот и всё.

— Джастер, — я намеревалась выяснить истину, — ты её знаешь? Что это вообще было?

Шут легко поднялся на ноги, и поднял плащ.

— Она тут вчера полдня кругами ходила, зайти не решалась. Конечно, я слышал, как её зовут. Ну, что, собирайся, ведьма. Провожу тебя обратно.

— А ты чем займёшься? — я бросила серебро в кошель, вытащила покрывало и подушки из шатра. Больше собирать мне нечего.

— Пойдёшь за книгами?

Сидеть в «Гусе» в одиночестве полдня, дожидаясь возвращения Шута, совсем не хотелось. Лучше снова с ним в этот переулок прогуляюсь. Но улыбаться этому архивариусу больше не буду.

Не хочу снова с Джастером из-за такой ерунды ссориться.

— Вечером зайду. Сначала кузницу найти надо, сделать кое-что.

— Что-то с…  твоим оружием? — Я испуганно покосилась на Живой меч.

— Нет, с ним всё в порядке. — Воин собирал шатёр, пока я отряхивала от прилипшего мусора подушки и покрывало. — Так, мелочи небольшие.

Если Шут хотел окончательно разжечь моё любопытство, ему это удалось.

— Можно с тобой? А потом вечером вместе книги заберём?

— Это надолго, ведьма. И ты мне там будешь мешать.

Честно и прямо. Как всегда…

— Но хотя бы дойти до кузницы с тобой я могу? Это далеко?

— Нет, недалеко. — Джастер убрал шатёр в свою бездонную торбу следом за подушками и покрывалом. — Вон они, отдельно от остальных рядов стоят.

— Тогда я тебя провожу и погуляю по ярмарке, пока ты занимаешься своими мелочами. — Я решительно поправила свою сумку на плече. — Ты не против?

— Хорошо, — неожиданно легко согласился воин. — Тебя уже успели узнать здесь, так что неприятностей быть не должно. Но для начала перекусим.

С этими словами он направился в сторону ярмарки, из-под руки высматривая торговцев пирожками.


Кузницы действительно стояли особняком от остальных рядов, расположившись ближе к реке, между городской стеной и ярмаркой по левую сторону от дороги, ведущей в Кронтуш. Каждая была отгорожена от соседей стеной из обожженных глиняных кирпичей и имела двор, куда могла без помех заехать телега. На ночь каждое хозяйство надёжно закрывалось прочными воротами из тёмного дерева, днём распахнутыми настежь.

Готовый товар, от гвоздей, инструмента и домашней утвари до оружия и доспехов, продавался в ярмарочных лавках помощниками или членами семьи кузнеца. Сами же хозяева оставались у горна и работали наряду с подмастерьями.

Здесь стоял жар, звон молотов и шум от зычных голосов. Подъезжали телеги, загружали готовый товар, привозили колеса на оковку и приносили вещи в починку. Отдельно в двух кузнях подковывали коней.

Жизнь здесь кипела, как и по всей ярмарке.

Джастер шёл вдоль кузниц, высматривая неведомо что. На нас косились, кто-то здоровался, кто-то спешил мимо, торопясь по делам. Я вежливо кивала в ответ, старательно поддерживая вид серьёзной ведьмы.

Шут остановился возле кузницы, во дворе которой было свалено в кучи старое и ржавое оружие. Двое молодых подмастерьев, разбиравших одну из куч, переглянулись, и один из них поспешил в кузницу, а второй с боязливым любопытством смотрел, как мы заходим во двор.

— Что угодно госпоже ведьме?

Кузнец в кожаном фартуке, невысокий, но кряжистый, как дуб, вышел навстречу и с прищуром окинул нас взглядом. Короткая тёмная борода в подпалинах, а руки, покрытые следами ожогов, — толщиной с мою талию. Подмастерья за его спиной воспользовались случаем бросить работу и с любопытством уставились на необычных посетителей.

— Кузню твою до вечера одолжить хочу, — выступил вперёд Джастер. — Поправить кое-что нужно.

Косматые брови кузнеца удивленно приподнялись от такой наглой просьбы.

— Кузню мою одолжить? — и без того красное от горна лицо наливалось кровью и темнело на глазах.

— Ага, — обезоруживающе улыбнулся Шут, ничуть не обращая внимания на гнев кузнеца. — Я гляжу, она у тебя добрая, в хороших руках. Лучше во всей округе не найдёшь.

— Гкхм, — смущённо поперхнулся довольный кузнец возражениями, горделиво поглядывая по сторонам: кто из соседей слышал похвалу?

— И что же господин поправить хочет?

— Да так, по мелочи, — Джастер снова улыбнулся. — За простой не переживай, не потеряешь.

На раскрытой ладони появился «бутон», тут же перекочевавший в широкую лапищу заметно подобревшего кузнеца. За такие деньги он мог и три дня не работать.

— До вечера, значится?

— Угу, — кивнул Джастер. — Вот как солнце до леса опустится, так и приходи.

Но кузнец так просто сдаваться не собирался.

— Может, помочь чем, господин? Я сам могу, или вот кого из помощников оставить?

— Выпейте лучше за здоровье госпожи Яниги, — Шут сложил вещи у входа в кузницу, скинул рубаху и надел кожаный фартук одного из подмастерьев. — Сюда только не ходите.

Кузнец невнятно хмыкнул от такого недвусмысленного посыла, но кивнул подмастерьям, довольно переглядывавшимся в предвкушении дармовой выпивки.

— До вечера, значится, господин! — кузнец решил оставить последнее слово за собой.

— До вечера, госпожа Янига, — коротко бросил Шут, подходя к створке ворот, и мне ничего не оставалось, как выйти на улицу следом за кузнецом и подмастерьями.

Ворота за нашими спинами закрылись сами, но мужчины, возбужденные из-за неожиданного отдыха и предстоящего веселья, этого даже не заметили.


Гулять до назначенного срока по ярмарочным рядам в одиночестве оказалось утомительно. Хотя я вдоволь налюбовалась платьями, тканями, украшениями и разным другим товаром, но отсутствие Джастера чувствовалось очень сильно.

Дело было даже не в том, что без него я чувствовала себя немного не по себе. Шут словно отталкивал от себя людей. Вокруг него как будто была невидимая граница, пересекать которую совсем не хотелось.

Меня же в ярмарочной толчее не замечали: рыжие волосы не редкость, а чёрное платье под зелёным плащом ещё разглядеть надо.

Конечно, когда толкавшие или грубившие понимали, что я не просто городская девица, а ведьма, они извинялись, но мне от этого было не легче. К тому же приходилось тщательно следить за сумкой, в которой была сегодняшняя выручка золотом и серебром. Мне совсем не хотелось быть обворованной в царящей вокруг толчее и кутерьме.

И потому я с нарастающим нетерпением поглядывала на катившееся по небу солнце, поджидая назначенное время.

Бегущие по небу облака хотя и укрывали ярмарку своей тенью, но дождя не приносили. Я опасалась, что они скроют солнце, и решила отправиться к кузнице пораньше.

Лучше там подожду, чем задержусь и Джастер будет на меня сердиться.


Когда я подошла к кузнице, стало ясно, что Шут ещё там.

Одна половинка ворот была приоткрыта, и перед ней собралась целая толпа. Из трубы кузницы вырывались искры и пламя, а сквозь гул огня и звонкие удары молота доносился сильный и уверенный голос. Слов было не разобрать, но по напевному речитативу это могло быть как песня, так и заклинание.

Даже в соседних кузнях бросили работу и пришли поглазеть на невиданное диво. При виде меня любопытные расступились, и я зашла во двор, проскользнув в приоткрытую створку.

Во дворе, задрав голову и приоткрыв рот, стоял хозяин с подмастерьями. От всей троицы шёл заметный винный дух: значит, последовали совету выпить за здоровье…

Сама кузня была заперта изнутри.

— Во даёт, — один из подмастерьев вытирал лоб: от кузницы исходил ощутимый жар. — Чой-то за слова такие, и не разобрать даже? Колдует он там, что ли?

— Придержи язык, чушка, — хмуро приструнил его кузнец, заметивший моё присутствие. — Тыщу лет уж колдунов нету! Дело парень делает. Это вы малохольные, духу так бить нету.

— Синий, синий огонь-то! — второй подмастерье ткнул пальцем вверх. — Во, видали?! А теперь зелень! Колдует же!

— А ну цыц! — кузнец отвесил болтуну крепкий подзатыльник. — Не волшба это. Слыхал я от деда, а он от своего деда, что в древности в цветном пламени клинки особые ковали. Крепкие и остроты необыкновенной. Цены им не было, только короли такими владели. А как боги наш мир покинули, так и секрет тот утерялся. Кто ежели и помнит, не откроет. Не думал, что сам такое увижу…  Верно я молвлю, госпожа?

В ответ я сложила руки на груди и промолчала с многозначительным видом. Сказать мне всё равно было нечего, да и не нужно.

За моей спиной за воротами пополз тихий шепоток, а я подумала о том, что всего за несколько дней ведьма Янига и её «пёс» успели обрасти самыми разными слухами, к которым только что добавился новый.

Подмастерья замолчали, косясь на пышущую жаром кузню с уважением и страхом. Даже мне стало немного не по себе.

Джастер был полон тайн и загадок.


Солнце коснулось макушек леса на том берегу, когда удары молота стихли, а из трубы перестали вырываться языки пламени. Джастер распахнул дверь, на почерневшем от копоти лице сияла улыбка, голубые глаза светились от удовольствия. В руке, защищенной толстой кожаной рукавицей, горел алым огнём раскалённый меч.

Кузнец с подмастерьями отступили к воротам, и я невольно тоже сделала несколько шагов назад, в то время как любопытные как раз осадили щель, пытаясь разглядеть, что тут происходит.

Не обращая внимания на собравшихся, Шут остановился посреди двора и поднял вверх клинок, наверно только вытащенный из горна. Стремительный взмах — и воздух низко загудел. Затем вишнёвая полоса раскалённого металла в руках воина слилась в сплошную бледнеющую завесу, а низкий звук перешёл в тонкий пронзительный свист. И только когда свист стал едва слышен, движения Шута замедлились, и он опустил вниз серый невзрачный клинок.

Где-то за моей спиной тихо ахнули. Кузнец провёл рукой по лицу, словно смывая наваждение.

— Ну вот, — Джастер придирчиво осмотрел результат и щёлкнул по мечу ногтем. Ответом был чистый мелодичный звук. — Хорошо…

Воин кивнул сам себе и только теперь обратил внимание на нас. Выглядел он очень довольным, а голубые глаза смеялись.

Кузнец с подмастерьями не сводили взгляда с оружия, а я смотрела на Шута и думала, что ещё никогда не видела его настолько…  живым и красивым. Как в пасмурный и хмурый день, когда вдруг свинцовые тучи расходятся, чтобы напомнить о чистом небе и солнце, которые скрыты за ними…

— Хорошая кузня у тебя. Возвращаю, как было. — Джастер с улыбкой положил серый клинок возле своих вещей, прикрытых чёрным плащом, стянул фартук, забросив его на дверь, и склонился над бочкой с водой, отмывая с себя копоть.

И всё больше становился похожим на себя обычного.

Зрители за воротами начали расходиться, понимая, что представление окончено. Какие слухи поползут по Кронтушу теперь — я решила не думать.

Всё равно завтра утром мы отсюда уходим.

Кузнец же, не отрывая жадного взгляда от меча Джастера, шагнул вперёд, а подмастерья тенью повторили за ним.

— Ножны бы ему…  — Шут умылся и натягивал рубаху, словно не замечая того, как дрогнули руки кузнеца в желании взять чудо-клинок. — Оружие делать люблю, а ножны — лениво.

— Я…  — кузнец с трудом оторвал взгляд от меча и посмотрел на его создателя. — Я могу сделать господин. Оставьте на денёк, самым лучшим образом ножны сработаю!

— Я б оставил, да какой я тогда «пёс» — без оружия? — Джастер не повёлся на эту уловку. — Вот если готовые подберёшь — возьму.

Кузнец заметно скис, понимая, что попытка заполучить чудесный клинок не удалась, но отказываться от денег всё же не стал и кивнул подмастерьям:

— Тащите, что готовое есть. Пусть господин посмотрит.

Пока он отдавал распоряжения, Шут успел собраться и даже плащ надел.

Примерка ножен затянулась надолго. Джастер отвергал и простые, и узорчатые, дорогие и не очень. Подмастерья начали тихо ворчать, да и сам кузнец зыркал недобро, но Шут игнорировал их недовольство.

— Всё показал, господин, — на второй дюжине кузнец не выдержал. — Нету боле.

— Есть, я слышу, — поморщился воин, чуть наклонив голову, словно на самом деле к чему-то прислушивался.

Кузнец не нашёлся, что ответить на такое заявление, а Джастер уже подошёл к куче старого железа, сваленного в углу двора, и попинал его ногой.

— То ж барахло негодное, господин! — едва ли не взвыл кузнец, пока Шут вытягивал из-под гнутых кос, рубленых кусков колёсных ободов и неумелых поковок подмастерьев потрёпанные ножны. — К делу не приспособить и выкинуть жалко!

— Вот видишь, как хорошо сложилось. — Джастер оглядел неказистого найдёныша и с тихим шелестом вложил клинок в ножны. Меч в них вошёл как в родные. — И во дворе чище, и тебе заботы меньше, и мне нужное нашлось. Идёмте, госпожа Янига.

Он направился к воротам, и я была готова пойти за ним, решив придержать все вопросы, пока мы не доберемся до трактира.

— Эй, а деньги?! — один из подмастерьев подбежал и дёрнул Шута за рукав.

Я не успела даже рта раскрыть, чтобы возмутиться, потому что наглец уже висел над землёй, в ужасе дёргая ногами и вцепившись в сжимавшее горло пальцы.

— Говорят, в старину, до Великой войны, мастера древности знали один любопытный способ закалки.

Голос Джастера был сух и холоден, глаза знакомо потемнели, а лицо стало знакомой маской хладнокровного воина. Держать подмастерье за шею ему труда не составляло. В другой руке Шут держал меч в ножнах, почему-то не повесив его на пояс.

Подмастерье снова задёргался, едва скобля носками башмаков по земле, но ни его приятель, ни сам кузнец не осмелились вмешаться: они прекрасно понимали, что мечом загадочный «господин» владел ещё лучше, чем кузнечным молотом.

— Так вот, — Джастер не нуждался в ответе. — Они считали, что самые лучшие мечи получались, когда их остужали в теле живого человека. Раскалённый клинок медленно погружали в живот и дальше, до самого горла. И давали остыть. Само собой, жертва умирала в страшных мучениях, но хорошее оружие этого стоит, правда? Только повторить надо не меньше трёх раз.

Подмастерье смертельно побледнел, прекрасно поняв намёк, и задёргался ещё сильнее, тщетно пытаясь освободиться от железной хватки. Трезвел он прямо на глазах.

— Я вот подумал, — ледяной взгляд прямо в глаза бедняге. — А может, попробовать? Горн ещё горит, вас здесь как раз трое. Что скажешь? Будешь у моего меча первым?

И я вдруг поняла, что воин совсем не шутит и не пугает. Это было другое состояние его гнева, холодное и беспощадное, как сама смерть. Я видела такое впервые, но нутром чуяла: он действительно на грани того, чтобы убить этих троих, жадных до чужого добра. И никто ему не помешает.

Хоть весь город, хоть весь мир…

Но я не могла этого допустить. Сглупил этот бездельник по пьяни, не убивать же за это? Хватит уже ссор и драк!

— Джастер, не надо, — я осторожно и мягко положила ладонь на руку с мечом, нутром чуя, что приказывать ему, изображая «госпожу», сейчас точно нельзя. — Он всё понял. Отпусти его и пойдём.

Белый, как мука, подмастерье скосил на меня полный ужаса взгляд и отчаянно захрипел, пытаясь подтвердить, что всё осознал.

— Н-не надо, господин, пощади дурака! — Кузнец бросился на колени, окончательно поняв, что связался не с тем. Глядя на происходящее, второй подмастерье молча шлёпнулся рядом со своим наставником.

— Глупый он ишчо, как чушка неотёсанная! Прости дурака, господин!

— Угу, я так и понял, — мрачный Шут разжал пальцы, и подмастерье упал на землю.

Схватившись одной рукой за горло, где чётко отпечаталась пятерня воина, кашляя и хрипя, парень торопливо отполз подальше от страшного «господина».

— Учи их лучше, — Джастер холодно посмотрел на кузнеца. — Жадность, она, знаешь ли, до добра не доводит. И сильно жизнь укорачивает.

Толстую створку ворот воин распахнул с такой силой, что она едва не слетела с петель.

Шёл же он, с таким видом держа в руке ножны с мечом, что люди перед ним просто разбегались. Даже со спины было понятно, что к Шуту сейчас лучше не подходить.

Я же шла следом, стараясь сохранять невозмутимость госпожи ведьмы, и не думать про испуганные и косые взгляды, которые бросали нам вслед.

И когда толкают со всех сторон — плохо, и когда шарахаются как от чудища — тоже не слишком приятно…


— Джастер…  Мы пойдём за книгами? — я осмелилась заговорить, когда воин свернул с дороги и остановился у городской стены, не слишком далеко от ворот, только сейчас прилаживая ножны с мечом на пояс. — Ты успокоился?

— Да, — буркнул Шут. — Почти.

Я облегчённо вздохнула.

— Ты меня напугал. Я думала, ты его убьёшь.

В ответ он неопределенно повёл плечом и снова хмуро буркнул:

— Спасибо, ведьма.

От этой неожиданной благодарности внутри вдруг поднялась такая волна радости и нежности, что я едва сдержала счастливую улыбку и желание обнять Джастера на глазах идущих мимо горожан. Как же приятно, что он не сердится за моё вмешательство…

Настроение у меня заметно поднялось. И только теперь я поняла, что меч в ножнах, с которым возился Шут, — это не Живой меч!

— Джастер…  А где твой…

Вместо ответа он немного наклонился, и под расправившимся на спине плащом показался знакомый контур Живого меча, занявшего место фламберга. Джастер выпрямился и складки плаща снова скрыли оружие.

Но тогда получается, что…

— Подожди, а зачем тебе ещё меч? У тебя же два есть!

— Так он не для меня, — Шут даже бровью не повёл, проверяя, как держатся ножны на поясе. — Он для тебя.

— Для ме…  Что?!

— Я обещал научить тебя сражаться, — Джастер едва заметно усмехнулся, глядя на моё изумлённое лицо. — Вот и будешь учиться сразу с хорошим оружием. Или ты забыла?

Забыла…  С момента нашего договора столько всего случилось, что я про это совершенно забыла.

— Так ты у нас ещё и кузнец, выходит? — Мне не хотелось показывать свою растерянность, и я сердито нахмурилась.

Кто-то из горожан, идущих в город, покосился в нашу сторону, но говорили мы тихо, а судя по тому, что Шут стоял, опустив голову, а я хмурилась, издалека вполне можно было решить, что ведьма отчитывает своего «пса».

— Я не…

— Что? Такой же не кузнец, как не менестрель, не волшебник, не лекарь, и ещё скажи, не наёмник?

— Я умею делать оружие, ведьма, но это всё. — Джастер смотрел на меня с усмешкой. — Гвоздь какой, может, ещё скую, а подкову уже нет. Извини, что разочаровал.

Мне оставалось только смириться с очередной колкостью.

— А что ты ещё умеешь?

Джастер хмыкнул и положил ладонь на тонкую рукоять нового меча.

— Так, по мелочи кое-что, что в дороге может пригодиться. Одежду-обувь подлатать, царапину подлечить, еду сготовить. Вот и всё. Ну что, идём? Или у тебя ещё вопросы?

Я только вздохнула, глядя на него исподлобья. Всё складно со всех сторон получалось, только его волшебство никуда не вписывалось.

— Джастер, а это правда, что ты им сказал?

— Что именно? — Шут приподнял бровь. — Про жадность? Правда, конечно. Любого разбойника спроси.

— Нет, — я покачала головой, скрывая улыбку от его шутки. — Про то, что ты рассказывал? Что меч в живого человека…

— Понятия не имею, — он равнодушно пожал плечами. — Я ж не мастер древности. Может, и было. Люди иногда творят такое, что демонам от зависти удавиться впору.

Я помолчала, не зная, что ответить на это, а Шут спокойно оглянулся в сторону ворот.

— Пошли уже, надо ещё книги забрать, собраться и выспаться. Выходим завтра на рассвете.

— Так рано? — Я пошла к воротам, стараясь не оглядываться на идущего следом воина.

— А ты что, здесь жить собралась?

Я покачала головой. Конечно, заявили мы с Джастером здесь о себе очень громко, и Кронтуш поразил меня красотой, размерами, многолюдностью и ярмаркой, но…

— Ты опять скажешь, что я деревенская девчонка…  — я грустно улыбнулась на его молчание. — Только, пожалуй, для меня это слишком большой город.

— А может, слишком маленький, — негромко ответил Шут. — Ты ещё много не видела, Янига.


Переулок Кривой Ивы встретил нас любопытными носами, торчащими из всех окон. При нашем приближении носы отрывались от стекла и окна задёргивались занавесками, но я всё равно чувствовала любопытные, опасливые и восторженные взгляды. Даже казалось, что я слышу, как перешёптываются невидимые наблюдатели.

— Чего они так смотрят? — я тихо обратилась к Джастеру, идущему следом за мной.

Мне хотелось закутаться в плащ и спрятаться в тень, чтобы стать как можно незаметнее. Но приходилось идти по переулку на виду этих домашних соглядатаев с гордо поднятой головой.

— Это люди, — негромко фыркнул он. — А ты теперь известная на весь Кронтуш ведьма. Чего ты хотела? Привыкай.

Я только вздохнула, признавая его правоту. Конечно, я мечтала стать известной ведьмой, не хуже Холиссы, но не думала, что это может оказаться…  Не очень приятно.

В доме книжника горел свет. Хотя вчерашнего сторожа видно не было, Джастер не стал заходить во двор, а громко постучал в калитку.

— Иду-иду, госпожа ведьма! — Дверь распахнулась, и показалась женщина в возрасте, одетая в коричневое платье, белый передник и белый чепец.

Видимо, та самая госпожа Гвитлоу, о которой говорил архивариус.

Женщина торопливо зашаркала деревянными башмаками по дорожке. Доброе и круглое лицо напоминало загаром и румянцем печёное яблоко. Подойдя ближе, она посмотрела на меня и всплеснула руками.

— Ох ты, батюшки…  Как вы на неё похожи…  Только моя девочка была чёрненькой, а глазки синенькими…

— Госпожа Янига пришла навестить господина Эрдорика и забрать покупки, — спокойно огласил Джастер цель нашего визита, беззастенчиво прерывая очередной виток воспоминаний о несчастной судьбе хозяина дома.

— Конечно, входите, входите!

Женщина открыла калитку, запуская нас во двор. Из-за угла дома показался вчерашний пёс, но, увидев, что всё в порядке, лениво лёг у забора, почесав за ухом.

— Древние боги, как хорошо, что вы пришли, госпожа ведьма! И вы, господин! — Госпожа Гвитлоу замерла на пороге и, снова всплеснув руками, смотрела на нас как на спасителей. — Пойдёмте скорей! Он совсем меня не слушает!

— Кто? — я удивлённо смотрела на неё.

— Господин Эрдорик, конечно же! — женщина вздохнула. — Так и рвётся встать с постели, говорит, что у него перед вами долг…

— Кто там, госпожа Гвитлоу? — отозвался из глубины дома книжник. — Абрациус?

— Нет, это ваши спасители! — ответила женщина и тут же кинулась на голос. — И не смейте вставать! Вам нельзя вставать! Я запрещаю вам вставать! Вы слышите, господин Эрдорик?

Я посмотрела на Шута и поразилась неожиданной мягкой улыбке, тенью играющей на поджатых губах. Даже серые глаза потеплели и, казалось, искрились весёлыми огоньками.

— Идёмте, госпожа. — Джастер тут же стёр улыбку с лица, снова становясь ведьминым «псом». — Прошу.

Я только вздохнула, понимая, что на людях так будет всегда. Ведьма и её «пёс».

А ведь всего несколько дней назад мне хотелось, чтобы Джастер так себя вёл постоянно…

Ох, Янига, сама-то знаешь, что хочешь?

Признаться, после беспорядка у архивариуса и заброшенного заднего двора я ожидала увидеть в доме книжника нечто подобное хаосу. Но, к моему удивлению, здесь царил порядок. Причём не столько наведённый госпожой Гвинтлоу, сколько установленный самим хозяином дома.

В центре гостиной стоял большой стол, гладко отполированный за годы службы, и несколько стульев вокруг него. Перед камином красовалось кресло, накрытое пестрым шерстяным покрывалом. Наверняка там любил коротать вечера хозяин дома. Вдоль одной стены возвышались полки, на которых аккуратно были расставлены книги и лежали свитки.

Я невольно загляделась на эту невидаль. Никогда не думала, что книг может быть…  так много.

— Наших здесь нет, — тихо сказал Джастер. — Они редкие и наверняка хранятся в тайнике. А собрание у него неплохое…

Спросить, откуда он это знает, я не успела.

— Прошу, прошу сюда, госпожа ведьма, и вас, господин!

Одна из занавесей, служивших здесь вместо дверей, откинулась в сторону, и госпожа Гвитлоу позвала нас за собой.


— Вы уж не обессудьте, госпожа, — женщина негромко стучала деревянными башмаками по полу коридора. — Сами понимаете, господин Эрдорик в постели и принять вас, как положено, не может…

— Не волнуйтесь, — я успокаивающе ей улыбнулась. — Всё в порядке.

Госпожа Гвитлоу только вздохнула и отодвинула очередную занавесь, пропуская нас в спальню книжника.

— Добрый вечер, госпожа ведьма! — книжник с приветливой улыбкой попытался приподняться, но тут же был остановлен властной ладонью Шута, положенной на одеяло. — И вам, юноша…

— Добрый вечер, господин Эрдорик, — я улыбнулась в ответ, а Джастер молча кивнул. — Как вы себя чувствуете?

— Благодаря вашему охраннику — я жив, госпожа, — книжник печально улыбнулся. — И сожалею, что не встретил вас раньше, юноша.

— Всё случается тогда, когда случается.

Шут подвинул мне стул от маленького столика, предлагая сесть. Сам он остался стоять за моей спиной, как и положено «псу».

— Не стоит сожалеть о том, чего не случилось.

— Может, вы и правы, юноша, — господин Эрдорик все же печально улыбался. — Я не стану с вами спорить. Вы ещё молоды и не теряли близких.

Ох, нет…  Только не это напоминание! Он же только после кузнеца успокоился!

— Джастер! — я поспешно посмотрела на Шута, сохранявшего каменное выражение лица. — Ты посмотришь, как заживает рана господина Эрдорика?

— Если ему будет угодно, — невозмутимо ответил воин, ничуть не успокоив моих подозрений.

— Буду благодарен вам, юноша, — книжник кивнул. — После вашего вмешательства я вам доверяю больше, чем лекарю.

— Госпожа ведьма, — раздался громкий шёпот, занавесь приоткрылась, и меня поманила знакомая рука. — Позволите вас?

— Я отойду поговорить с госпожой Гвитлоу, — я вежливо улыбнулась, понимая, что одно дело — срочная помощь раненому, и совсем другое — присутствовать на таком лечебном осмотре. Я не лекарь и не целительница всё-таки.

Предлог покинуть комнату был очень кстати.

— Конечно, госпожа Янига, — ответил книжник, а Джастер подошёл к его кровати, и хозяин дома откинул одеяло, оставаясь в нижней рубахе.

Я только вздохнула и вышла из спальни.

— Госпожа ведьма, — женщина поджидала меня возле гостиной и смущённо сжимала руки. — У меня к вам будет одна просьба.

— Конечно, — я улыбнулась, гадая, чем могу помочь этой женщине. Явно она не зелий у меня купить хочет…

— Вы…  вы не могли бы сказать Рику…  господину Эрдорику, конечно же, — тут же поправилась она, — что ему необходим постоянный уход. Хотя бы до тех пор, пока лекарь не разрешит вставать. Вы спасли ему жизнь, он вас послушает! Понимаете, я очень переживаю за него. После того несчастья он…  он очень сдал, бедняжка. Я…  я много лет помогала вести хозяйство госпоже Изольде, и их дочка выросла у меня на глазах…  После их гибели он…  он очень замкнулся в себе. Долго никуда не выходил, и только необходимость заставила его снова вернуться к делам. Я предлагала ему помощь, но он согласился только, чтобы я приходила раз в неделю убираться и готовить…

Женщина промокнула уголки глаз краем передника.

— Понимаете, госпожа…  Рик…  он очень дорог мне. Понимаете? Они стали моей семьей, госпожа…  Конечно, он не знает об этом, и…  простите…

Госпожа Гвинтлоу вытирала передником слёзы, а я ошеломлённо молчала от такой откровенности, чувствуя, как внутри всё холодеет от какого-то глубинного понимания. Можно подумать, я про саму себя сейчас слушаю…

— Вы не подумайте дурного, госпожа! — женщина с испугом обхватила мою руку ладонями. — Я ни на что не претендую! Я хочу только заботиться о нём! Мне этого довольно…

— Я…  я поняла, — с натянутой улыбкой я потянула руку к себе и госпожа Гвинтлоу разжала ладони. — Я…  я скажу ему.

— Благодарю, госпожа! — женщина в порыве чувств снова схватила мою ладонь и благодарно прижала к горячему и мокрому от слёз лицу. — Вы — сама доброта!


Успокоив разволновавшуюся госпожу Гвинтлоу и отправив её на кухню готовить ужин, я потёрла лицо ладонями, стараясь прийти в себя от всей этой истории.

Забытые боги…  Неужели Джастер улыбался по этой причине? Сразу понял, что эта служанка неравнодушна к книжнику, но…  отнёсся к этому тепло? Я ведь не ошиблась? Ему понравилось это…

Только вот к моим чувствам Шут холоден. Он — не ослеплённый горем книжник. Он — знает, что нравится мне и что я хочу быть с ним.

Но ему это не нужно. Его интересует только одна женщина.

А я нужна, чтобы от драк со всеми подряд удерживать…

Вздохнув, я постаралась взять себя в руки. Как бы там ни было, а я пообещала помочь. И ему, и этой милой женщине. А ведьмы обещаниями не разбрасываются.

Значит, сделаю всё, что в моих силах.

Подойдя к спальне, я услышала голоса и остановилась, прислушиваясь. Без меня мужчины беседовали на равных.

— Вам порезали не сухожилия, а мышцы. Они неправильно срослись, поэтому вам тяжело ходить. Сколько вы лежали без помощи, пока вас не нашли?

— Трое суток, как мне рассказывали. Но откуда вы…

— Я вижу по этим рубцам. Вам бы найти хорошего целителя, который не побоится убрать рубцы, чтобы восстановились мышцы. Бегать не будете, но ходить быстрее — вполне.

— Где же вы видели таких целителей, юноша? — негромко и с болью рассмеялся книжник. — Лекарь сказал, что…

— В Сурайе есть целители. Когда соберетёсь туда за книгами, навестите Алинсанннах. Там спросите баллу Вашртави. И послушайте, что он вам скажет.

— Вы…  Вы понимаете, что сейчас сказали?

— Прекрасно понимаю. Я оставил вам мазь, вы можете смазывать и эти рубцы тоже. Конечно, не исцелитесь, но боль она снимает.

— Вы учились у этого…  баллу?

— Баллу Вашртави. Нет, я не лекарь и не целитель. Я просто видел тех, кого он исцелил.

— Вы очень интересный «пёс», юноша. Для простого наёмника вы необычно образованны. Вы родом из Сурайи?

— Вы ошибаетесь, господин Эрдорик. Я обычный бродяга и наёмник и знаю только то, что может помочь в моём ремесле. Когда госпожа Янига не будет нуждаться в моих услугах, я отправлюсь дальше.

Я только усмехнулась и покачала головой. Шут оставался верен себе и не собирался открывать своих тайн никому.

Вполне подходящий момент мне вернуться.

— Джастер, вы закончили?

Я не собиралась нарушать правила приличия без всякой необходимости.

— Да, госпожа, — спокойно отозвался Шут. — Я осмотрел рану.

Вздохнув, я постаралась придать лицу невозмутимое выражение и вошла в спальню.

Книжник снова был укрыт одеялом до шеи, и я села на стул, за которым с видом статуи стоял Шут.

— Господин Эрдорик…  — начала я, но книжник выпростал из-под одеяла руку, останавливая меня.

— Я помню про ваши книги, госпожа, — он слабо улыбнулся. — Абрациус доставит их вам сегодня.

Сдержанное неудовольствие Джастера я почувствовала даже спиной.

— Вы не сердитесь на меня, госпожа, — улыбка книжника стала немного виноватой. — Он очень хотел отблагодарить вас за вчерашнее и долго упрашивал меня разрешить оказать вам эту услугу…

Мне оставалось только кивнуть, досадуя про себя.

Ох, чую, Джастер мне выскажет опять…  Второй раз за этими книгами приходим, а всё никак не забрать!

Да ещё и архивариус сам принесёт…

Доулыбалась, Янига, молодец…

— Хорошо, господин Эрдорик, — я сдержанно улыбнулась. — Плату оставить вам или передать господину Абрациусу?

— Вы мне спасли жизнь, госпожа, — улыбнулся книжник. — Считайте это моим ответным подарком вам и вам, юноша.

— Благодарю, — негромко отозвался Шут, давая мне время прийти в себя от такой щедрости. — Но позвольте спросить: книги сейчас у вас?

Книжник нахмурился, а я посмотрела на невозмутимого воина.

— Что ты имеешь в виду, Джастер?

— Мне не нравится, что вчера, когда мы договаривались забрать книги, какие-то бандиты напали на вас. И я не хочу услышать о смерти господина младшего архивариуса и краже книг завтра утром или сегодня вечером.

А ведь верно…  Если это такие ценные книги, архивариуса за них вполне могут убить, ведь скоро стемнеет, а он совсем не производит впечатление человека, способного за себя постоять. Да и вон как щурился вчера в сумерках…

С книгами или без — он лёгкая добыча для ночных грабителей.

Книжник задумчиво погладил бороду и внезапно решительно махнул рукой.

— Помяни меня Древние боги, но вы правы, юноша. Абрациус, конечно, расстроится, но в ваших руках книги будут в большей безопасности. Госпожа Гвинтлоу! — громко позвал он.

— Иду, иду, господин Эрдорик! — почти сразу откликнулась женщина, а затем в коридоре раздался стук башмаков.

— Вы звали меня, господин Эрдорик? — она заглянула в комнату. Но первый взгляд женщины был обращён не к её Рику, а ко мне: сказала или нет?

Я уверенно улыбнулась в ответ. Скажу. Обязательно скажу.

И только пусть попробует не послушаться.

— Госпожа Гвинтлоу, прошу вас, принесите книги, которые должен забрать сегодня Абарциус. Они в комнате…

— Да, господин Эндорик, — женщина кивнула, не дослушав. — Сейчас принесу.

Она скрылась за занавесью, а я решительно обернулась к книжнику.

— Господин Эрдорик, у меня будет к вам небольшая просьба, — я постаралась мило улыбнуться. Если уж я так похожа на его дочь, то почему бы этим не воспользоваться?

— Какая, госпожа? — книжник внимательно смотрел на меня.

— Послушайтесь Джастера и не вставайте с постели, пока вам не разрешит лекарь. Госпожа Гвинтлоу присмотрит в это время за домом, чтобы вы не волновались.

Книжник откинулся на подушки и негромко засмеялся, но тут же схватился за рану рукой.

— Ох…  — он вытирал навернувшиеся на глаза слёзы. — Она вам нажаловалась на меня, да, госпожа?

— Она беспокоится о вашем здоровье, и я считаю, что так поступить будет разумно.

Мужчина опустил руку вдоль тела и вздохнул.

— Гвин всегда заботилась обо мне…  Всегда была с нами рядом. Знаете, госпожа, мне иногда кажется, что я не достоит такой самоотверженности…

— Она так не считает, господин Эрдорик, — я покосилась в сторону коридора, где снова стучали башмаки. — И будет рада, если вы позволите ей остаться и помогать вам.

Книжник недоверчиво посмотрел на меня, но ничего сказать не успел.

— Вот книги, которые вы просили.

Женщина вошла в спальню, с трудом неся четыре огромных фолианта, каждый толщиной с моё запястье. Сверху эту гору украшала толстая тетрадь из пергамента, в кожаной обложке.

Я услышала за спиной только движение воздуха, а книги уже были у Шута.

— Они прекрасны, — Джастер бережно положил фолианты на столик и быстро просматривал по одному. — Просто великолепны.

— Благодарю, юноша, — книжник довольно улыбнулся. — Приятно встретить настоящего ценителя. А вы что скажете, госпожа?

Я встала со стула и подошла к столику. Книги были переплетены в толстую, тиснёную узорами кожу и закрывались на миниатюрные бронзовые замочки. Тонкие листы исписаны ровным красивым почерком, а уж ярких и разных рисунков здесь…  Забытые боги, я никогда такой красоты не видела! Я же сама готова разглядывать это чудо, как маленькая девочка! Понятно теперь, почему Джастер так за них беспокоился…  Четыре с половиной «лепестка» — да за такую красоту это всё равно, что даром!

А он их нам просто подарил…

— Это…  Это волшебный подарок, господин Эрдорик! — я в совершенном восторге посмотрела на книжника и сначала даже не поняла, в чём дело. — Что с вами? Вам плохо? Вы плачете?

— Всё…  всё хорошо, госпожа…  — книжник вытирал лицо ладонью, а госпожа Гвинтлоу нежно поглаживала его по другой руке. — Всё хорошо…  Я вижу…  вижу, что эти книги оказались в достойных руках…

Забытые боги…  Мне никогда не было так неловко, потому что никто раньше не смотрел на меня как…  как на любимую дочь.

Джастер закрыл фолианты, сложил один на один и взял всю стопку в руки, передав мне только тетрадь, которую я торопливо убрала в свою сумку.

— Нам пора, госпожа, — невозмутимо сказал он. — Скоро стемнеет.

— Да, всё верно, — книжник взял себя в руки и кивнул. — Простите, что так задержал вас, госпожа Янига. Я очень рад знакомству с вами. И с вами, юноша. Если вдруг надумаете оставить службу у госпожи Яниги, приходите. Много платить я вам не смогу, мои дела не слишком хороши, но буду рад…

— Благодарю, господин Эрдорик, — серьёзно ответил Джастер. — Я буду иметь в виду.

И вот эта его неподдельная серьёзность сразу испортила мне настроение.

Потому что напомнила о том, что Шут со мной только до осени.

Госпожа Гвинтлоу проводила нас до двери, но, прежде чем выйти на улицу, Джастер неожиданно взял её ладонь, и я успела заметить только жёлтый блеск мелькнувших монет.

Книги Шут легко удерживал одной рукой.

— Но ведь…

— Тс, — воин приложил палец к её губам, не давая изумлённой женщине сказать даже слово. — Это не за книги. Господин Эрдорик отказался взять плату, и мы с госпожой очень ценим его щедрый дар и не намерены оскорблять такой великодушный поступок деньгами. Но госпоже нужна лампа для чтения. Небольшая. Вот как эта, — Шут указал на висевшую под потолком маленькую старую лампу, которую я даже не видела. — Лавки уже закрыты, а мы уходим из города завтра утром и не успеем купить новую лампу. Поэтому госпожа Янига покупает у вас эту.

С этими словами он протянул руку, легко снял лампу с притолоки и передал мне. Старая, помятая, закопченная…  Да ей же цена — три медяка в ярмарочный день…

Потрясённая женщина зажала золото в кулак и переводила ошеломлённый взгляд с Шута на лампу, на меня — и снова по кругу.

— Доброго вечера вам, госпожа, — поклонился Джастер с очаровательной улыбкой, прикрыл стопку книг плащом и, развернувшись, отправился к калитке.

Я последовала за ним, неся в руке старую закопченную лампу и думая о том, что Джастер всё-таки всегда поступает так, как решил сам.

Серый пёс пропустил нас, даже не тявкнув.


Книги Джастер убрал в торбу, пока шёл к калитке. Потому что, выйдя в переулок, он обернулся ко мне уже с пустыми руками и забрал лампу, небрежно бросив её в чёрную бездну своей торбы, которая по-прежнему выглядела полупустой.

Сколько же всего там поместиться может?!

— И зачем она нам?

— Читать, конечно. Она рабочая, просто почистить надо — и всё. — Он спокойно обогнал меня и пошёл впереди. — Лавки уже закрыты, а я про это только сейчас вспомнил.

Я вздохнула, глядя ему в спину. Что-то я сильно сомневаюсь, что он стал вдруг таким забывчивым…

И ведь как серьёзно к предложению отнёсся…  Саризуле за золото отказал, а у этого Эрдорика чуть ли не за еду согласился…

Может, в самом деле перезимовать в Кронтуше? Пусть он у книжника поработает, если хочет, пока весна не настанет, а там снова по дорогам вместе пойдём…

Потому что я совершенно не представляла, что должна сделать, чтобы он решил остаться со мной…

— Нужен ребёнок. — внезапно сказал Джастер.

Что?!

— Что?!

Я запнулась от полной неожиданности, но Шут развернулся и подхватил меня под локоть, не дав упасть. Я вцепилась в его руку, чтобы удержаться на ногах, а сердце колотилось, как у зайца.

— Нужен ребёнок, — спокойно повторил он, не обращая внимания на мой ошеломлённый вид. — Смышлёный парнишка, который сможет выполнять мелкие поручения и в будущем стать подмастерьем.

Забытые боги…  Вот он о чём…  А я-то уж решила, что он…

— Ты хочешь воспитать оруженосца? — Я отцепилась от его руки, выпрямилась и поправляла съехавшую вперёд сумку.

— Нет, — невозмутимо ответил Джастер. — Отправить к этому книжнику.

— Зачем? — я хмуро смотрела под ноги. И чего он так о нём заботится? Книги свои получил, а всё не успокаивается. — Если бы ему был нужен…

— Клин клином вышибают, ведьма. — Воин снова пошёл впереди. — Ему нужна новая семья. Другая, ничем не похожая на прежнюю. Женщина у него есть. Нужен мальчишка.

Вот оно что…

— У Гузара есть племянник, — я вздохнула, понимая, что, кажется, ввязываюсь в очередную историю, которой ведьма не должна заниматься. — Он жаловался, что мальчишка не приспособлен к его делу, и он не знает, куда его пристроить.

— Это который вчера забирал посуду после ужина? — Шут чуть покосился на меня из-за плеча и снова отвернулся, глядя на дорогу. — Пожалуй, подойдёт. Я поговорю с Гузаром, если ты не против.

— Нисколько, — я мрачно вздохнула, потому что настроение испортилось ещё сильнее. — Так ты не спал?

— Дремал, пока он посуду собирал. Потом уснул.

Понятно. Дождался, когда одна неразумная ведьма комнату на ключ закроет, и тогда только уснуть себе позволил. А то вдруг опять обворуют посреди ночи…

Совсем он меня ни во что не ставит. Клин клином…

Я точно ему не такой клин. Хотел бы он себе другую женщину, давно бы завёл.

Ох, Янига, Янига…  Что-то плохо у меня с мужиками всё. И не только с Шутом.

Книжник во мне свою дочку увидал, его приятель — свою невесту, даже этот мальчишка Сирт во мне не ведьму видит, а…  диковинку какую-то. Гузар…  Ну, он просто выгоду свою блюдёт, работа у него такая — всем кланяться…  Он и чудище госпожой назовёт, лишь бы деньги платили…

Вот женщины — совсем другое дело. Они во мне настоящую ведьму видят!

Вон как эта Саманта сегодня. С какой тайной просьбой пришла!

Так приятно было, ещё бы не тошнило…  Что?! Снова?!

Я зажала рот, чтобы не ахнуть от внезапной догадки и не привлечь внимание Шута.

Забытые боги, неужели я…

Нет, не может быть!

Торопливо найдя взглядом худеющий месяц, мелькавший между крыш на светлом сумеречном небе, я посчитала лунные дни по пальцам и поняла что, кажется, неожиданно оказалась в положении Саманты.

Он…  он меня убьёт. Или бросит. Или убьёт и бросит.

Ох…  Не убьёт, конечно. Просто бросит.

Забытые боги, ну что я за невезучая ведьма такая!

Мало того, что умудрилась увлечься мужчиной, который ко мне равнодушен, так ещё и ребёнка от него жду…

И почему я сразу про это не подумала?! Увлеклась, как сопливая девчонка, и совсем забыла, что мне Холисса рассказывала! Настойку-то защитную сделать легко совсем, даже заговаривать особо не надо, зато никаких забот из-за детей, люби, кого хочешь, ничего не будет! Холисса сама эту настойку каждый месяц пила…

А я, глупая…

Этой Саманте он такого хорошего наговорил, так и ребёнок не его.

Да и я — не она.

Это ведь он на людях улыбается и шутит да со мной раскланивается, охранника изображая. А на самом деле который день мрачный, как сыч, ходит, не разговаривает почти…  Я ему скажу про ребёнка, а он встанет и уйдёт совсем. И так он со мной сколько намучился, а если про это узнает…

Если уж от любимой женщины ушёл, что ему какая-то влюблённая ведьма?

Ему до других женщин вообще дела нет. До сих пор по своей ненаглядной сохнет. Он ведь после того раза в лесу на меня, как на женщину, и не посмотрел ни разу. Даже когда я без одежды перед ним стояла, картинки волшебные разглядывала, не покосился…

Бросит он меня.

Как пить дать, бросит. Всё равно я, как ведьма, ему ничем помочь не могу, а с таким известием и вовсе обузой стану.

И останусь я одна-одинёшенька в этом Кронтуше. Зелье-то нужное я сделаю, не портить же себе такой неожиданностью всю работу, да только Джастера уже не верну.

Ох, тошно-то как…

Нет, не надо ему про это говорить.

Надо зелье изгнания как можно скорее сделать. Только так, чтобы он не узнал.

И всё.

Ведьма любовной магии я или кто, в конце концов?!

Хотя при мысли о зелье снова поднялись тошнота и отвращение, но я постаралась выкинуть всё из головы, чтобы не привлекать внимание идущего впереди воина.

Ставить Шута в известность о своём неожиданном положении я не собиралась.


В этот раз до «Гуся» мы добрались до темноты, и отказываться от купальни я не стала. Мне хотелось побыть одной и немного подумать. Греясь в тёплой воде, я думала, как исхитриться и сделать всё незаметно для Шута. Зелье изгнания в запас не готовилось, его надо использовать как можно скорее после приготовления, так что этим я его не обману. Сделать его «по ошибке», вместо любовного? Хмм…  Травы там похожие, мало ли: задумалась, перепутала…  Он же вот тоже лампу «забыл» купить…

Нет, не получится. Он меня раскусит, как дитя. И так посмотрит, что я раскаюсь, разревусь и сама ему всё расскажу…

Ох, как же с ним сложно-то всё!

Но главная трудность — даже не зелье тайком сделать. А как раз потом, когда его выпьешь…  Это же не запретные дни, когда всё спокойно проходит и объяснять ничего не надо. Это же как рожать на самом деле! Сколько раз я видела, как женщин скручивало от боли и как они потом по полдня или ночи у Холиссы отлёживались, прежде чем на ноги встать могли, а она их травами отпаивала, чтобы кровь остановить…

Нет, чтобы такое проделать, это надо Джастера на целый день куда-то подальше отослать. И наверняка, чтобы не вернулся в самый неожиданный момент…

Только куда я его отослать могу? Да никуда. Он сам меня тогда так пошлёт, что и демонам не снилось…

Это же он в первый день по делам ходил, а завтра уже всё, снова в лес, а там он меня целыми днями опять будет по буеракам водить, травы собирать…

Одна надежда, что снова ночью в лес сбежит…  Только и я к тому времени уже на ногах не стою. А тут надо будет успеть и приготовить, и выпить, и в себя прийти, и все следы спрятать…

Нет, не успею.

До следующего города ждать и надеяться, что там комнаты будут разные, и я всё это тайком сделаю?

Можно, но чем меньше срок, тем легче всё проходит. Да и лишние свидетели мне совсем не нужны. А на постоялом дворе всё равно придётся служанок о помощи просить, раз уж я «госпожа»…  Да и крови будет много, это тоже так просто даже служанкам не объяснишь…

И тогда точно все наверняка решат, что он мой любовник, а Джастер об этом сразу узнает и разозлится на меня ещё больше, чем за сделанное.

О-ой…  И так плохо, и этак нехорошо…

Или…

Может, признаться? Повиниться в глупости, сказать, что сделать хочу…

Вдруг он не уйдёт? Не обрадуется, конечно, посмотрит опять на меня, как на дуру, так это же мелочи! Ну, подумаешь, плечами пожмёт и скажет равнодушно: «Делай, ведьма…» Неприятно, но не смертельно же.

Зато он останется…

Забытые боги…  Что же делать-то?!

Под такие нерадостные размышления я выбралась из остывшей воды, оделась и с неохотой отправилась в комнату.

Меньше всего сейчас мне хотелось встречаться с Шутом, потому что я боялась, что он всё поймёт по моему лицу.

Только выбора у меня не было.

Ладно, Янига. Возьми себя в руки и изображай «госпожу ведьму». Всего-то ужин продержаться, а там он к себе уйдёт, и уже легче будет.

Ещё надо вещи собрать все…

Дверь в комнату я открыла почти с невозмутимым видом.

Джастер у накрытого стола заваривал травы, а вот на моей кровати лежало…

— Что это? — я с изумлением показала пальцем на голубое платье, украшенное лентами и кружевами.

— Обещанный подарок от Саризулы, взамен испорченного, — отозвался Шут. — Ты забыла?

Конечно, забыла…  Я подошла ближе, разглядывая платье. Красивое, очень красивое. Но…  голубое?!

— Я же ведьма…  Куда оно мне?

— Можешь продать в другом городе, — равнодушно пожал плечами Джастер. — Всё равно это не твой оттенок.

— Что? — я недоуменно посмотрела на воина. Он сейчас о чём вообще говорит?

— К твоим волосам и глазам этот цвет не подходит. Он красивый, но слишком голубой. Тебе нужен или синий, или зелёный.

— Ведьмы носят чёрное! — я сердито сложила руки на груди. Да что он понимает, что мне подходит, а что нет?! — Чёр-но-е! А не голубое, синее и любое другое!

— Как скажете, госпожа, — невозмутимо ответил Шут, подошёл к кровати и взял платье. — Тогда продадим в другом городе.

— Ты его куда понёс?

— Уберу к себе. В твою торбу всё равно ничего не влезет.

Угу… Зато в его уже целый сундук вещей упихался…

Он скрылся за занавесью и быстро вернулся, неся в руках другой сверток. На этот раз чёрный.

— Вот, держи. Переоденешься завтра.

Я развернула и с трудом узнала своё старое платье. То, в котором отправилась в своё первое путешествие и встретила Джастера. Постиранное и заштопанное, оно выглядело очень…  бедно и по-деревенски.

— Мне обязательно это надевать?

— А ты собралась в этом по лесу ходить? — Шут хмуро посмотрел на меня.

Я вздохнула, признавая его правоту. От этой красоты в тех дебрях, где он ходит, одни клочки останутся…

— Не волнуйся, мы выходим с рассветом, никто тебя разглядывать не будет. Плащ запахнёшь, и вообще никто ничего не разглядит. Всё, давай поедим. Дел много ещё.

Настроение снова испортилось. Как я была для него пустым местом, так им и оставалась.

Нет, не надо ему ничего говорить.

Только хуже будет.

Надо как можно скорее зелье делать, а то опять мутить начинает…

Поглощённая мрачными мыслями и построением планов по изготовлению и использованию зелья изгнания так, чтобы про это не узнал Шут, я усилием воли давила очередные волны тошноты и ковырялась в тарелке, не в состоянии нормально поесть.

И только когда Джастер внезапно отодвинул посуду в сторону, я пришла в себя и подняла взгляд на Шута. Даже не заметила, что наш ужин прошёл в полном молчании…

— Что-то случилось, Янига? — он смотрел внимательно и неожиданно мягко. — Ты сама не своя.

Никогда не думала, что может бросить в жар и холод одновременно. Но именно это я сейчас и чувствовала.

— Нет! — я торопливо покачала головой, на мгновение испугавшись, что он всё поймёт по моему лицу. — Всё в порядке! Просто задумалась.

— Хорошо. — Джастер кивнул. — Скажи, ты по-прежнему хочешь помочь мне?

Ох…  От неожиданного вопроса мысли заметались в смятении, сердце заколотилось, как у зайца, а щекам стало горячо. Неужели…  Неужели он…  Он сейчас скажет…  А я…  сделаю…  и тогда он…  уйдёт?!

А я…  останусь…  одна?!…  И неважно, с ребёнком или нет…

Нет-нет-нет! Я не хочу, чтобы он ушёл!

— Конечно, — я закивала, нервно улыбаясь и стараясь унять охватившую меня панику. — Очень хочу.

— Тогда у меня к тебе будет просьба. — Джастер мягко улыбнулся, словно не заметив моё состояние. — Обещай, что исполнишь.

Я только кивнула, не в состоянии даже представить, о чём он может меня просить.

— Приворожи меня.

10. Ведьма я, эх…

— Что?! Кха-кха…  — едва не упав со стула, я закашлялась, поперхнувшись от неожиданности.

Джастер спокойно дотянулся через стол и заботливо похлопал меня по спине.

Я вытерла навернувшиеся слёзы и уставилась на невозмутимого воина.

— Ты пошутил?

— Нет, — он покачал головой. — Я совершенно серьезно. Что тебе для этого от меня нужно? Волосы подойдут?

— Д-да…  Но…  Джастер, подожди! Что ты делаешь?! Ты, правда, это серьёзно?!

— Я же сказал, что да, — он бросил на стол отрезанную светлую прядь. — Этого хватит? Может, для верности крови добавить?

Ошеломить ещё больше он просто не смог бы.

— Нет, стой! Не надо крови! Пожалуйста! Нельзя на крови делать!

В панике я замахала руками, испугавшись, что он сейчас так же решительно и щедро пластанёт ножом по жиле, как по волосам.

Нельзя! Нельзя! Нельзя!

Джастер положил нож на стол и вернул рукав на место, наверняка даже не представляя, насколько у меня отлегло от сердца.

Я не могла поверить в реальность происходящего. Это было слишком…  слишком не похоже на того Шута, которого я знала. Он же на самом деле не терпит принуждения — и вдруг просит сам…  Сам даёт мне в руки такое сильное средство…

— Почему?! Что на тебя нашло?! Ты заболел?!

— А почему нет, Янига? — Воин опёрся подбородком на сложенные пальцы, грустно и устало глядя на меня. — Разве ты сама об этом не думала? Я буду тебя любить и останусь с тобой. Ты же этого хочешь, разве нет? А надоем — сделаешь отворот, и я уйду. Чем плохо?

В смятении закусив губу, я отвернулась. Сердце колотилось, а поднявшиеся неожиданные чувства захлестывали почти с головой, раздирая меня на две части.

Мой дар, та самая тёмная глубина, которую я недавно узнала в себе, — ликовал. Чёрные волны, чуя моё желание, вздымались и жаждали воплотиться в словах приворота, как воплотились в смертельном проклятии. Из чёрной глубины отзывалась такая мощь, что наложенный приворот не снимет никто, даже я сама.

Стараться и придумывать ничего не надо: мне хватит собственной силы и желания, чтобы Шут остался со мной.

Но душа…  Душа пронзительно и надрывно звенела струной, стонала и кричала: «Не смей!»

Чем сильнее волновался дар, тем надрывней и отчаянней стонало и кричало в душе.

«Сделай!»

«Нельзя!»

«Сделай!»

«Нельзя!»

«Сдела…»

Забытые боги! Да что со мной такое?! Что происходит?! Он ведь сам это попросил…  Сам этого хочет…  Даже волосы сам отрезал…

В конце концов, так я помогу ему и сдержу своё слово! Всем от этого будет только лучше!

«Нельзя!»

— Джастер!..

Я развернулась к Шуту, надеясь получить ответы, но встретила такой мягкий и ожидающий взгляд, что вместо слов сорвалась со стула и заметалась по комнате, не в силах совладать с чувствами и поднимающейся тошнотой. Движение помогало хоть немного оставаться в разуме.

«Сделай!»

«Нельзя!»

«Сдела…»

«Нельзя! Нель…»

— Ты уверен?! — я коршуном нависла над столом, не сводя полубезумного взгляда с Шута. — Ты точно уверен?! Ты меня не обманываешь?!

Воин покачал головой.

— Зачем мне тебя обманывать, Янига? — он легко и нежно коснулся моей руки, проведя пальцами вверх, к запястью.

От этого прикосновения, этой нежданной ласки всё тело пронзила такая сладостная и мучительная до тошноты дрожь, что я чуть ли не до крови прикусила губу, чтобы не застонать в голос.

— Я же сам попросил.

«Не смей! Не смей, Янига! Нельзя!»

Я застонала, вырвала руку и схватилась за голову, пытаясь сдержать рвущуюся на волю силу.

«Сделаешь — и он твой! Навсегда твой! Никуда не денется! Хочешь — рожай, хочешь — нет! Он останется!»

«Нельзя…»

«Делай, делай, делай! Всё так удачно складывается! Холисса бы не раздумывала!»

«Не дела-а-ай…»

— Если тебе будет легче без меня, я могу выйти.

«Такого мужика упускать нельзя! Ты ведьма или кто?!»

— Да! — крикнула в ответ внутреннему голосу, не сразу сообразив, что Джастер тоже что-то сказал.

Но, прежде чем я успела переспросить, Шут уже ушёл к себе, опустив разделяющую нас занавеску.

Посмотрев на светлую прядь, живым золотом блестевшую на досках стола, я решительно сжала кулаки и стиснула зубы, усмиряя внутреннюю бурю.

Успокойся, Янига.

Я — ведьма! Это моя работа!

И вообще, он сам попросил!

А тошнота…  Ничего, потерплю! Сначала приворот сделаю, а потом и с остальным разберусь!

Усилием воли давя муторные волны, я подготовила всё для ритуала.

Перевязав пшеничную прядь своим волосом, начала читать заговор. Только вот вместе с силой поднималось мучительное отторжение. Протест души не вплетался в заклинание, но с каждым словом тошнота грозилась перейти в рвотные спазмы.

И перед внутренним взором вместо счастливой картины нашей любви всплывало совсем иное.

Мутные больные глаза. Безвольное выражение лица. Полубезумная улыбка на каждый жест, взгляд, слово…  И глухая тоска, которую не залить вином, хоть утопись.

Сколько я таких приворожённых видела? Десятки? Сотню? Ходят следом за заказчиком, как привязанные, и смотрят на него собачьим взглядом. Ничего больше вокруг не видят и не слышат, глаза мутные и больные…  А если прогнать и приворот не снять, то пьют так, что ни один пьяница с ними не сравнится.

И чтобы Джастер таким же стал…

Да это ещё хуже, чем с его бывшей!

Я же и себя, и его возненавижу! И отворот не поможет…

Не могу! До тошноты не могу! До рвоты! Не хочу я так!

Делай! — Дар бился во мне, стремясь истечь заклятием. — Делай! Делай, делай!

Нельзя-я-я!..

Я упала на колени, не дочитав заговор. Свечи трещали и чадили, пламя ярилось, питаемое даром и незавершённым заклятием.

А меня снова сворачивало в клубок, пустой желудок сводили спазмы, в глазах было темно от слёз и отвращения к привороту.

Это не Джастер будет, это…  Это не то будет! Это не любовь! Это обман! Нельзя так делать! Плохо это!

Не правильно!..

Не хочу так! Не могу-у-у…

Я скулила по-собачьи. Трясло и колотило так, что стучали зубы. К горлу подкатывали приступы тошноты, и, если бы не пустой желудок, наверняка бы вырвало…

Я билась и рыдала, не в силах остановить этот непонятный приступ, а Джастер отдёрнул занавеску и вошёл в комнату.

— П-п-прост-т-ти…  — я едва прошептала в перерывах между дрожью и сбивчивыми рыданиями. — Я п-п-плох-хая вед-д-дьм-м-а…  й-й-я н-н-не м-м-мог-гу…

— Не извиняйся, я знал, что у тебя не получится, — Шут хладнокровно поднял меня под мышки, подвёл к кровати и усадил на перину.

Ч-что?

— Т-ты з-з-нал? — Зубы стучали, и я закуталась в одеяло — так сильно меня трясло.

— Не сомневался.

Ах т-ты, г-гад…  Подлец…  А я-то поверила…  Д-дура…

— Всё, ведьма, успокаивайся. Всё уже прошло. — Шут протянул мне кружку с обычной водой и отошёл к окну. — Извини, что так получилось, но это был лучший способ проверить.

Вода и в самом деле принесла облегчение, да и одеяло меня согрело. Но как он мог?! То на болоте, теперь здесь…  И ни капли раскаяния в голосе!

Вот за что он так со мной?!

То ягодами накормил, теперь приворот делать заста…  Ну не заставил, ладно, я сама хотела. И ягод хотела, и приворот…

Но я не хотела, чтобы мне от этого так плохо было!

— Т-ты м-м-ме-н-н-я об-б-б…

— Разве? — Воин покосился через плечо. — И каким образом, позволь полюбопытствовать? Тем, что дал очередную возможность исполнить твоё желание? Думаешь, если бы ты зелье изгнания делала, тебе лучше было бы?

Что?! Откуда он…  Как он догадался?!

— Ч-т-то тт-ы х-хотел п-проверить? — нахмурясь, я смотрела на него поверх кружки, пряча страх за сердитостью. — Ты мог бы и предупредить, что!..

— О чём предупредить, ведьма? — сухо и холодно осведомился Шут. — Тебе было мало последствий от проклятия и визита Саманты? Ты совсем ничего не поняла?

Саманта…  Фух…  Слава Забытым богам, не догадался…

А на мои вопросы опять не отвечает. И откуда он знает, что я тогда чувствовала? Он же снаружи был!

И при чём здесь приворот? Как это всё вообще связано?

— Я тогда очень испугалась и переволновалась! И вообще, это было…

— Жестоко, отвратительно и мерзко, как и подобает смертельному проклятию. Но не настолько, чтобы тебя так с души воротило. Тем более, если ты — ведьма. Тёмный дар защищает от таких откатов. За свою силу ведьмы платят иначе. Разве ты не знала?

Я покачала головой, с каким-то затаённым ужасом чувствуя, как отступает тошнота.

Платят иначе…  Холисса ничего такого никогда не говорила!

Неужели…  неужели он опять прав?! И я теперь ловлю откаты буквально от одной мысли о…

— Значит, я не берем…  ОЙ! — я испуганно зажала рот, но было поздно.

— Нет, конечно, — Джастер хмуро смотрел на меня. — Так ты это себе придумала и потому от меня весь вечер шарахалась?

Забытые боги! И камень с души, и стыдобища-то какая!!!

Я спрятала лицо в ладонях, чувствуя, как краска стыда заливает меня всю. Ну что я за дура…

— Меня стало тошнить, когда была Саманта, и я потом посчитала…

— Ты просчиталась, — хладнокровно припечатал Шут. — К тому же, так рано тошнить не начинает.

Что?!

— Тебе-то откуда знать?! Ты что, ведьма?! Лекарь?!

— Нет. — Он даже бровью не повёл. — Я по запаху чую. В такие дни женщины пахнут по-другому. А вообще беременных сразу видно. Ты и это не знала? Чему тебя вообще учили?

Грубиян! Мерзавец! Негодяй!

— Зелья меня учили делать! Обряды проводить! Заклинания читать! — я не выдержала и швырнула в Шута пустую кружку, мечтая попасть ему в лоб, чтобы хоть немного отомстить за все унижения.

Конечно, у меня ничего не вышло. Воин легко поймал невинную кружку и поставил на стол, как ни в чём не бывало.

— Все ведьмы этим занимаются! И всех всё устраивает! Один ты всегда всем недоволен! Только и делаешь, что надо мной издеваешься! А я…  как дура…  тебя…  слу…  слушаю-у-у…

От обиды я разрыдалась, в глубине души надеясь, что Джастер всё же проникнется и сядет рядом, обнимет или вообще на колени к себе посадит, как два дня назад…

Я бы за это ему всё простила…

Но Шут снова отвернулся к окну. Даже не посмотрел в мою сторону, сволочь…  Ненавижу…

— Что ты знаешь о любви, Янига? — неожиданно тихо спросил воин, глядя на город. — Я ведь у тебя не первый. Кого ты любила?

Ну вот как опять он меня смутить умудрился?!

Сдерживая всхлипы и вытирая мокрое от слёз лицо, я виновато опустила голову.

Не первый в постели, но первый во всём остальном. А тот подмастерье…  Я спрятала лицо в ладони от внезапного стыда за тот поступок. Погуляла на празднике, заманила такого же глупого юнца, как сама, зелья ему приворотного капнула в угощение…  Тогда я хоть и разочаровалась в любовных отношениях, но собой гордилась: молодец, Янига! Парня, как ведьма, соблазнила…  Могла бы просто пообещать сладкого, он бы и так вперёд штанов побежал. Нет, захотелось по-колдовски сделать…

Сейчас я понимала, как глупо взять себе в постель того, к кому не испытывала никаких чувств, кроме любопытства и наивной уверенности, что это сделает меня настоящей взрослой ведьмой любовной магии…

Кто бы мне сказал месяц назад: потерпи, через пару недель встретишь мужчину, с которым и без зелий в постели звезды меркнут, не разменивайся на сопливого юнца!

Холисса надо мной посмеялась тогда. А узнала бы про Шута, смеялась бы ещё больше.

Теперь я тоже знала разницу. И от этого отвечать Джастеру было ещё совестнее.

— До тебя был один раз, — прошептала еле слышно. — Я его не любила. Это было очень глупо с моей стороны, прости.

Шут едва слышно хмыкнул.

— Что ж, это многое объясняет.

Забытые боги, больно-то как! Как ножом по сердцу…

— Я совсем никудышная ведьма…  — перед глазами опять всё поплыло, и слёзы снова потекли по щекам. — Ни приворожить, ни проклятие наслать…  И, как женщина, я ничего не могу тебе дать…  Только зелья и умею…

Шут снова даже не покосился в мою сторону. Всё равно ему, что я чувствую…

— Ты когда-нибудь слышала баллады о высокой любви? Которую называют вечной и ради которой мужчины отправляются на подвиги, чтобы потом вернуться, жениться на своей возлюбленной и жить долго и счастливо?

Воин стоял, сложив руки на груди, и смотрел на улицу. Не нужен ему мой ответ. И я не нужна.

Вон про какие баллады вспомнил…

В трактирах и на улицах музыканты исполняли простые песенки, собирая медяки и мелкое серебро. За такие баллады просили целый «лепесток», и редко находились желающие послушать о геройских подвигах благородных воителей ради прекрасных дам.

Но почему он спрашивает?

— Сейчас про такое редко поют, не так ли? — эхом моим мыслям откликнулся Шут. — Люди считают, что это сказки, как древние легенды про богов и демонов.

— А это не так? — я вытирала горькие слезы. Обидно. Очень обидно, что он во мне никчёмную обузу видит. Только реви — не реви, а Шута этим не проймёшь.

— Конечно, нет. — Он едва слышно фыркнул. — Есть любовь земная, и есть посланная небом. Они были, есть и будут, пока живут люди. В земной любви человек может счастливо прожить всю жизнь, но может быть несчастлив или менять супругов и любовников…

— И чем она отличается от небесной? — кажется, я начинала понимать, к чему он клонит. И это меня совсем не радовало.

— Тем, что небесная всегда взаимна. И всегда против устоев общества. Поэтому люди, которым достаётся такой дар, часто от него отказываются и предпочитают любовь земную.

— А ты, значит, не такой? — от едва сдерживаемых слёз голос почти звенел.

Выходит, его возлюбленная действительно из знати. Но взаимная любовь?! С такими страданиями?! Врёт он всё!

— Прости, но я не верю, что от взаимной любви можно отказаться, если она действительно так прекрасна, как поют в балладах! С чего ты вообще решил, что у тебя такая лю!..

Джастер резко обернулся, и от его взгляда я не только поперхнулась злостью и обидой, но и забыла, как дышать, спиной вытянувшись в струнку. Потому что очень ярко ощутила острие фламберга у своей шеи.

Хотя оружие лежало в его каморке, Шут мог пригвоздить к стене одним взглядом.

— Ты называешь себя ведьмой любовной магии. — Ледяная волна окатила меня с головы до пят, заставив дрожать под одеялом не только от страха. — Ты должна знать такие простые вещи. Люди идут к тебе за помощью в сердечных делах, а не за зельями, приворотами и проклятиями. Они хотят обрести счастье с тем, кого любят или думают, что любят. Только вот любовь травами не лечится. Она или есть, или её нет. Иногда человеку может помочь магия, а иногда важнее и нужнее мудрый совет, который люди хотят услышать от тебя. Неужели ты даже этого до сих пор не поняла?

Невидимый клинок у горла исчез, и я судорожно вздохнула. Опять он меня пристыдил…  И натыкал носом в наш договор, как нерадивую ученицу…

— Твой путь — это не путь твоей наставницы. Запомни и подумай над этим, Янига. Больше повторять не буду. Доброй ночи. Ведьма.

Добив остатки моей гордости, мрачный Шут хладнокровно прошёл к занавеске и скрылся в своей каморке, оставив меня в одиночестве лить горькие слёзы в одеяло.

Мне и в голову не приходило, насколько я скверная ведьма в его глазах.


Рыдала от обиды я не очень долго. Столько успела нареветься за время разговора, что сил не осталось ещё плакать.

Но горечи от понимания это не убавило.

Я-то, глупая, думала, что мне только с деньгами и мужиками не везет, а всё оказалось намного хуже.

Мой путь — не путь наставницы…  Очень наглядно объяснил, спасибо. В жизни не забуду такую науку.

На, ведьма, пробуй, что хочется. Вот тебе зелье любовное, вот тебе снежноягодник, вот тебе волосы для приворота…  Чего ещё твоя душа пожелает, Янига? Проклясть со злости захочется? Ну давай, попробуй, рискни здоровьем…

В любви я ничего не понимаю, видите ли…  Не любила никого, а им просто «увлеклась»…

Дурак ты, Джастер! И я дура…

Если бы просто увлеклась, не было бы сейчас так больно и обидно.

Я снова всхлипнула. Если бы дело было только в этом…

Какая из меня ведьма, если кроме зелий, да и то самых простых, я ничего не могу?! Холисса проклятия раздавала, и ритуалы проводила, и зелье изгнания делала — и даже не моргнула ни разу! И не платила она никому, это ей все платили за работу!

А я…  От одной мысли уже откатом накрывает — куда хуже?!

Недооцениваю я себя? Ха-ха, пошутил…  Переоценивала, глупая. С его слов возомнила себя той, кем не стану никогда.

Видно, теперь так и придётся всю жизнь зельями простыми перебиваться да притираниями для красоты. Духи — тоже хорошо, но делать их сложно, и цена высокая, не каждый купит…  И то, это пока осень не началась. А когда Шут уйдёт — придётся снова на «мусор» переходить…

Эх, Янига-Янига…  Плакала твоя мечта о славе могучей ведьмы…  Походила с Шутом, пощеголяла в богатых платьях — и довольно с тебя. Одевайся в старое и ходи по дорогам, как девчонка деревенская…

Вот и вся судьба.

Всё в порядке со мной, конечно. Никаких проклятий на мне нет. Просто ведьма я никудышная.

За окном окончательно стемнело. Свечи на столе тихо потрескивали, оплывая воском. Грязную посуду после ужина никто не убрал. Как я собрала её на поднос, чтобы не мешала ритуалу, так она там и стояла. Магическая свеча потухла, золотистой пряди на свитке с нарисованным кругом заклинаний нет и в помине.

Следовало ожидать…

Знал, что ничего не получится, и посмеялся надо мной. Что на болоте, что сейчас. Дал возможность исполнить желаемое…

Шут…  чтоб его…

Я торопливо оборвала даже мысли о проклятии. Тошноты не было, но вместо моей силы всколыхнулся не просто страх, а настоящий ужас не только перед новым откатом, но и перед Джастером.

Нет-нет-нет! Чтобы я на него ещё хоть одно заклятие или зелье…

Ни за что! Никогда! Даже под страхом смерти не соглашусь! Хватит с меня его шуточек и уроков! Хоть на коленях пусть умоляет — не поведусь больше!

Одеяло было мокрым от слёз и ничуть не грело. Вопреки всему мне хотелось, чтобы Джастер пришёл, извинился и снова согрел меня хотя бы своим плащом, но после такого откровенного разговора он ко мне добровольно не подойдёт. И раньше-то желанием не горел, а теперь и подавно.

Из-за занавеси пробивалась полоса света: воин у себя собирал вещи.

Я спустила ноги на пока ещё теплый пол, босиком прошла к тазу с водой и умылась. Может, я и никудышная ведьма, но выглядеть плохо не хочу.

От холодной воды меня опять затрясло, и я торопливо обулась, чтобы хоть чуть-чуть согреться. Достала зеркальце, полюбовалась на зарёванное и опухшее от слёз лицо. Нашла свой крем и намазалась, убирая следы расстройства.

Ну вот, уже лучше. Хотя бы сердито и недовольно выгляжу, а не как зарёванная девчонка. Пока ещё не все спят, надо позвать прислугу, чтобы забрали грязную посуду. Не стоять же ей тут всю ночь. Да и вещи свои тоже собрать надо.

Всё равно теперь не усну с такого расстройства, так хоть что-то полезное сделаю.

Оглянувшись на занавесь, я второй раз за вечер пожалела, что у нас не раздельные комнаты. Проходить сейчас мимо Шута мне совсем не хотелось.

Только другого выхода не было.

Решительно сжав кулаки, я постаралась принять почти привычный вид госпожи ведьмы и, подняв руку, отдёрнула занавесь, заставив затрепетать пламя свечи в каморке воина.

— Куда собралась? — хмуро вопросил Шут, стоя ко мне спиной.

Перед ним на кровати лежала такая гора вещей, что от удивления я растеряла всю свою решимость.

Огромная бычья шкура, скатанная в рулон; обрезки кожи и дратва; ящики с фиалами от мастера Извара; множество разнообразных свёртков с пометками от аптекаря; огромная бутыль прозрачной жидкости, запечатанная каменным воском; несколько кожаных мешочков с деньгами, как было видно по очертаниям; два моих платья — черное, пострадавшее от нападения, и подаренное взамен голубое; колбы и прочие приспособления для приготовления зелий и мазей…

И это ещё не всё! Сколько всего скрывалось под этим богатством, я даже не представляла.

Перевязь, три меча (один в потрёпанных ножнах), лютня и книги лежали на столе.

Как он собирался всё это упихать в свою торбу — я не представляла совсем. Здесь впору повозку нанимать…

— Надо посуду…

Воин хмуро посмотрел поверх меня в комнату, недовольно дёрнул уголком рта, сощурился и прищёлкнул пальцами.

— Всё, можешь никуда не ходить.

Он снова вернулся к изучению горы вещей, пока я, открыв рот, таращилась на пустой стол. Нет, всё моё осталось, а вот поднос просто исчез.

— А-а…

— Мне сейчас здесь чужие не нужны шляться, — хмуро бросил Шут, перебирая аптекарские свёртки. — Иди, делом займись или спать ложись. Не мешай только.

Очередную грубость я приняла, как удар, только глаза закрыла, чтобы сдержать чувства.

Всё.

Хватит с меня.

Раз уж со мной так плохо, то ни к чему это затягивать.

— Джастер, — я открыла глаза, но смотрела не на Шута, а мимо него. Так легче. — Я хочу разорвать наш договор.

Очередной пакет с пометками шлёпнулся на кровать.

— Повтори.

Чёрный воин грозно навис надо мной. Его тёмный взгляд просто обжигал. Я отступила и упёрлась спиной в косяк прохода.

От страха в горле пересохло. Нет! Соберись, ведьма!

— Я…  — отвести глаза, не смотреть на него, не смотреть! — Я х-хочу…  разорвать наш договор! Или изменить!

Шут выпрямился и сложил руки на груди.

— И как ты хочешь его изменить, Янига?

Мысли в голове лихорадочно заметались. Он не согласен разрывать договор. Но почему? Почему?!

— Ты…  ты же всё равно уйдёшь, — от отчаяния снова навернулись слёзы, и я поспешно стала вытирать лицо рукавом. — Я…  Я никчёмная ведьма, от меня тебе никакого толка! Я всё равно для тебя игрушка…  Хочешь, я найму тебя просто, как охранника, до осени?! За половину…

В следующее мгновения я только испуганно пискнула, потому что оказалась перекинута через широкое плечо, а Шут откинул занавесь в мою комнату и пошёл к кровати.

И я испугалась по-настоящему. Кто его знает, что он решит сделать?!

— Джастер?! Отпусти меня! Ты что де?!..

Вопреки моим страхам, он осторожно посадил меня на постель и накинул на плечи холодное одеяло.

— Вот теперь ты действительно переволновалась, Янига. Ложись и поспи. Мы выходим рано.

— Н-но…  — я растерянно смотрела на мрачного воина, не понимая его отказа.

Чёрная одежда дымчато сливалась с полумраком комнаты, и только глубокие тени на бронзовом лице и рыжие блики на волосах давали понять, что передо мной не призрак из тьмы.

— Коней на переправе не меняют, ведьма. — Шут грозно смотрел на меня, в тёмных глазах горели огоньки. И мне казалось, что это не пламя свечей.

— Доброй ночи, Янига.

Он развернулся и скрылся у себя, а я прямо в платье забилась под одеяло и тихонько заскулила в подушку, потому что снова трясло.

До ужина я была бы счастлива услышать, что он не желает менять договор, но сейчас мне было страшно.

Я не понимала, чего он хочет от меня, и не знала, чего от него ждать.


— Встава-ай, Янига-а-а…

Мягкий голос вкрадчиво вплёлся в сон, призывая меня в реальность, и я открыла глаза. За окном разгорался рассвет.

Тепло…  как же тепло и приятно пахнет…  У Джастера не плащ, а…

Что?! Его плащ?! Откуда?!

Я села так резко, что закружилась голова, и я схватилась за край кровати, чтобы не упасть.

— Всё в порядке, ведьма, мы никуда не опаздываем, — Шут, как ни в чём не бывало, занимался завтраком, точнее возился с чашками и травами спиной ко мне. — Можешь так не волноваться.

Грустно усмехнувшись, я потёрла глаза и лицо ладонью. Опять он надо мной смеётся. Мало ему вчерашнего.

— Зачем ты это сделал?

Я не стала закутываться в его плащ и просто села на кровати, как была, в одной рубахе. Зябко, зато так сон уйдёт быстрее.

Надо же, даже не помню, как вчера заснула. И так крепко, что не почувствовала, как он с меня платье снял. Или просто пальцами щёлкнул, и оно само исчезло, как посуда вчера. Впрочем, какая разница? Наверняка оно теперь в его бездонной торбе. А меня вот моё старое ждёт.

То, которого «госпожа ведьма» Янига действительно достойна.

— Ты о чём? — Воин даже не оглянулся, разливая кипяток по кружкам.

— О договоре.

Что-то после вчерашних переживаний во мне стало другим. Пусто, больно, горько…

Может, поняла, наконец, что не в моих силах его удержать?

Ведь мой мир — мир, где я была госпожой ведьмой любовной магии, — рухнул.

Из «госпожи ведьмы» в один миг я стала наивной деревенской девчонкой с даром, которым не могу пользоваться в полную силу.

Всё, во что я верила и о чём мечтала, обратилось в пыль.

Мне жить не хочется, не то что есть.

А Джастеру хоть бы что.

— Почему ты не хо…

Шут поставил чайник и обернулся. Спокойный, невозмутимый, но взгляд глубокий, внимательный и тёмный, словно омут.

— Потому что коней на переправе не меняют, ведьма, — повторил он вчерашнее. — Это во-первых. А во-вторых, меня всё устраивает.

— А моё мнение, тебе, как обычно, не интересно, — тихо огрызнулась я. — Только вот я не…

Шаг, другой, третий — и он снова навис надо мной. Я уже ожидала очередной грозы, но Джастер неожиданно присел на корточки, и взглянул на меня снизу вверх.

— Я слушаю тебя. — Светлые, как лесной ручей, глаза, полны печали.

Ну вот как так он одним взглядом меня смутить умудрился?! И снова всколыхнул в душе боль и горечь от вчерашних откровений.

Отвернувшись, я подобрала ноги на постель и обняла колени руками. Слушает он…

— Зачем я тебе, а? — Я смотрела в сторону, чтобы снова не разреветься. — Я же никчёмная ведьма! В любви ничего не понимаю, сделать ничего не могу! Ты же это давно знал и просто издевался надо мной! Все эти твои «госпожа»…  Я же правда тебе верила! А ты!.. Ты!.. Скажи уже честно, что я для тебя просто развлечение! Глупая деревенская девчонка…

Размыто мелькнула тень и стало тепло. Джастер сел рядом, укрыл меня плащом, а затем развернул лицом к себе и начал вытирать мокрые от слёз щёки. А у меня не было сил сопротивляться.

— Мой мир…  рухнул…  — слёзы из глаз текли сами. — Ты…

— Ты просто окончательно избавилась от заблуждений насчёт твоих возможностей, Янига. — Он смотрел спокойно и внимательно. — Да, это больно, но не смертельно. Это бы всё равно случилось, со мной или без меня. Ты же сама говорила, что твои дела идут намного хуже, чем у других ведьм.

Я кивнула и прижалась к его плечу. Мне просто хотелось тепла и опоры. И всё равно, что я для него деревенская дурочка и мои чувства не похожи на эту самую небесную любовь.

Он был рядом. И больше мне сейчас ничего не нужно.

— Что мне теперь делать, а?

Тепло…  как же тепло, когда он рядом…

— Жить, конечно, — судя по голосу, он усмехнулся. Затем легко приобнял меня поверх плаща, и моей макушки коснулось его дыхание. Забытые боги…  он меня словно в душу поцеловал…

Я твоя, Джастер. Чтобы ты ни говорил и ни думал, а я — твоя.

— Твоя настоящая жизнь только начинается, ведьма.

— Какая я ведьма…  — от новой волны горечи душевная благодать отступила, и слёзы снова потекли по щекам. — Одно название…

— Ты не права, Янига. Нет, я не шучу. Просто таких, как ты, мир не видел очень давно.

— Я настолько редкая неудачница, да?

Только вот моя горькая усмешка натолкнулась на глубокий и мягкий взгляд, от которого в душе встрепенулась надежда.

— Неудачница? Ты? Смешно, молодец, — на его губах в самом деле появилась лёгкая улыбка. — Ты настоящая ведьма, Янига. Просто необученная. Но это поправимо.

Ошеломлённая услышанным, я и рта открыть не успела. Джастер приложил палец к моим губам, совсем как госпоже Гвитлоу, не давая сказать даже слова.

— Я рад, что встретил тебя. И хватит пока на этом. Давай поедим, и нам пора выходить.

Он встал и пошёл к столу, давая мне время прийти в себя.

— Джа…

— Не сейчас и не здесь, — он оборвал меня на полуслове, словно загодя знал, что я хотела спросить. — Всему своё время. И, по-моему, сейчас оно самое подходящее для завтрака. Ты не согласна?

Я только вздохнула, опуская ноги на пол и обувая туфли.

Ведьма я настоящая…  Рад он, что меня встретил…

Вроде и сказал всего ничего, а как тепло и радостно на душе стало! В самом деле жить захотелось. И пахнет-то как вкусно…  Даже в животе забурчало от голода.

— Ты уверен?

— Я и не сомневался. Остывает же всё, ведьма.

— Иду! — Совершенно счастливая, я скинула плащ на кровать и поспешила к столу.


Кронтуш мы покинули вскоре после рассвета, но через третьи, незнакомые мне ворота. В отличие от ярмарочных и тех, через которые мы вошли в город, эти по раннему часу были заперты. Впрочем, желающих покинуть город, кроме нас, пока не было.

В караулке желтело окно, но снаружи дежурил только один зевающий охранник, обнимая копьё и подпирая створку плечом. Завидев нас, он встрепенулся и выпрямился.

— Уже уходите, госпожа? — он заискивающе мне улыбался. — Куда теперь направитесь, коли не секрет?

— В Саннисхейм, — внезапно отозвался Джастер на это неожиданное любопытство. — Или Игг. Как карта ляжет.

— Эвон, куды вы собрались-то, госпожа! — присвистнул не в меру разговорчивый стражник. — Неблизкий путь-то! Про северную дорогу не слыхал, а на юге, болтают, разбойники совсем расшалились, управы на них нет. Лютуют, изверги. Ни старых, ни малых не щадят. Герцог тамошний за голову хватается, что делать не знает: по дорогам ездить страшно! Торговцы охрану вдвое больше прежней нанимают, и то не каждый «пёс» соглашается. Про вашего, я слыхал, много болтают, — косой взгляд в сторону хмурого Шута — токма лучше вы на юг не ходите. Опасно там этим летом.

— Благодарю за совет, — я вежливо улыбнулась, а внутри всё внезапно похолодело: а вдруг Джастер как раз туда и направится? Его же хлебом не корми, дай подраться…

После молчаливого завтрака Шут снова помрачнел и отделывался только короткими репликами, и я не стала приставать с расспросами. А когда обнаружила, что мои вещи аккуратно собраны и уложены, то поняла, что Джастер или опять не спал всю ночь, или спал очень мало.

— В Кронтуш-то когда вернётесь? — Стражник не отставал и не спешил открывать ворота. Скучно ему с самого утра, что ли? Поговорить не с кем?

— Пока не знаю, — я вежливо улыбнулась в ответ, кутаясь в плащ не только от утренней прохлады.

Мне не хотелось портить впечатление от «госпожи ведьмы» старым нарядом.

Это Джастеру всё равно, во что я одета. А в Кронтуше меня запомнили по дорогим платьям в том числе.

— Открывай давай, видишь — госпожа заждалась. — Шут хмуро выступил вперёд, и со стражника разом слетело всё любопытство. — До Саннисхейма путь не близкий. А по жаре кому охота ноги сбивать?

— Конечно, конечно, простите, госпожа! — стражник торопливо отодвигал засов на двери в створке ворот. — Не прогневайтесь, не со зла я! Доброго вам пути, госпожа ведьма!

Джастеру пришлось пригнуться, чтобы пройти в дверь, и постараться не зацепить фламбергом или лютней узкого проёма.

— Всего доброго, — попрощалась я, выходя на дорогу следом за воином.

Дверь за моей спиной закрылась, и я услышала, как стражник задвинул засов.

Теряясь в утреннем тумане, дорога в обрамлении многочисленных постоялых дворов, убегала далеко в поля, вела прямёхонько на юг и была на удивление пустынна.

— Странно как, — заметила я вслух, надеясь вызвать Шута на разговор.

— Что странно? — буркнул он, не оглядываясь.

— Людей никого нет. — Я обрадовалась его ответу и удивилась сама себе. Что во мне так изменилось, что я готова каждое его слово ловить и радоваться?

Неужели услышанное про настоящую ведьму и обучение на меня так подействовало?

— Постоялые дворы кругом, деревни, а в город никто…

— Так это пешеходный тракт, — Джастер покосился на меня. — Скоро проснутся, и здесь полно народа будет. Телеги с товаром через западные ворота пропускают, или сразу на ярмарку едут.

— Западные — это…

— Ну да, — спокойно подтвердил он. — Они ближе всего были. И зашли мы хорошо.

Я молча закрыла лицо рукой, поражаясь его поступку. Хорошо зашли…  Даже знать не хочу что в его понимании «плохо зайти».

— Мы пойдём в Саннисхейм?

До столицы северной провинции путь неблизкий, как раз к осени доберёмся, и это не самый плохой вариант для зимовки. Сама провинция славилась серебряными и золотыми рудниками, поставляла пушнину и очень тонкую и мягкую козью шерсть, какой не могли похвалиться её соседи. Люди там наверняка богатые, как в Кронтуше…

— Посмотрим. — Джастер замедлил шаг, дожидаясь меня. — Но я пока туда не собираюсь. Да и тебе там делать нечего.

— А куда ты собираешься? — На душе сразу стало тревожно. — На юг, к разбойникам?

— Для начала я хочу уйти с этой дороги. — Воин оглядывался, щурясь и поджимая губы. — Не нравится мне здесь. Слишком мы на виду.

Вздохнув и осмотревшись, я признала его правоту.

Вокруг нас простирались зеленеющие поля, где работали крестьяне. Дорога тоже оживала: первые странники уже покидали постоялые дома и трактиры, направляясь в Кронтуш. Из синеющего вдали леса показалась группа всадников.

Две недели назад я бы радовалась такому оживлению: путники тоже обращались к ведьмам за зельями. Но сейчас, когда весь товар продан, а в торбе полно золота, привлекать к себе внимание совсем не хотелось.

— Ты ищешь короткую тропу?

Воин хмыкнул.

— Здесь же люди кругом, какие короткие тропы, ты о чём? Дороги сплошные. Пойдём, до леса ещё далеко. И давай помолчим.

Я только вздохнула, следуя за мрачным Шутом. Не выспался он, вот и неразговорчивый совсем. Хорошо, хоть не грубит…

А короткие тропы только в лесу бывают, оказывается.


Дорога нырнула под лиственный полог леса, когда солнце заметно поднялось к полудню. За это время я не только успела намаяться от жары, но и надышалась пылью. Мой плащ давно был свёрнут и перекинут через торбу, а подол платья стал рыже-коричневым.

Тракт и в самом деле оказался очень многолюден. Хотя мы успели миновать большую часть постоялых дворов, нам навстречу то и дело попадались путники, крестьяне, торговцы, всадники. Не меньше людей покидало Кронтуш, обгоняя нас или идя на небольшом расстоянии следом.

Хотя мы снова большей частью шли по обочине, к моему удивлению, на нас с Шутом внимания никто не обращал. Люди просто скользили по нам взглядами, обходили или объезжали и, как мне казалось, сами не понимали, что заставляло их сворачивать в сторону.

Выходит, Джастер умеет не только внимание привлекать, но и глаза отводить.

Сколько же всего он знает?

И кто его научил таким вещам?

Громада приближающегося леса показалась мне почти родной. Я с удовольствием свернула следом за воином под сень деревьев и оставила пыльный тракт позади.


— Давай здесь передохнём.

Джастер выбрал место на берегу небольшой речушки, под раскидистой ивой, и сбросил поклажу на траву.

Я с удовольствием сделала то же самое. Торба и сумка оттянули мне плечо. Может, тоже их наперекрест носить, как Джастер лютню с фламбергом?

— Мы будем купаться?

— До тракта рукой подать, — хмыкнул Шут, скинув обувь и зайдя в воду по колено, чтобы умыться. — Но, если хочешь, — купайся.

Вот ведь какой! Ладно, хоть предупредил…

Я сняла туфли и зашла в воду, даже не подбирая подол платья. Пусть пыль смоет заодно.

Дно возле берега оказалось илистым, но тёплая вода приятно ласкала ноги, смывая усталость. Я с удовольствием умылась и напилась, пока Джастер на берегу резал хлеб и сыр.

— А сейчас время и место?

Я устроилась на траве, вытянув босые ноги. Сыр, хлеб, чистая вода, приятный тенёк, Джастер рядом…  Как же хорошо…

Шут прожевал кусок, запил водой и невозмутимо покосился на меня.

— Три вопроса, ведьма. Первый: кем ты хочешь быть? Второй: чего ты боишься? И третий: в чём ты сомневаешься? Можешь рассказывать, я слушаю.

От такого неожиданного поворота я чуть не подавилась и закашлялась. Я-то думала, он мне скажет, что будет меня учить, и что мне для этого нужно, а он!..

— Ты опять…

— Я не смеюсь и не издеваюсь, Янига. — Джастер и в самом деле смотрел спокойно и серьёзно. — Это главные вопросы, на которые ты должна ответить. Иначе смысла нет разговаривать на тему.

Сердито отвернувшись, я обняла колени руками. Вопросы у него…

— Я не знаю. Никогда об этом не думала. — Я опёрлась подбородком на колени, смотря на текущую воду.

— Разве? — негромко откликнулся Джастер.

Я вздохнула. Сам же знает, а спрашивает…

— До вчерашнего вечера я была уверена, что мой дар — любовная магия. И хотела стать такой же сильной и известной ведьмой, как Холисса. Мне только было непонятно, почему с деньгами не везет…

— А теперь?

— А теперь я вообще не знаю, что думать! — Я сердито покосилась на воина.

Он же вытянулся на траве и закинул ногу на ногу, поглядывая на меня с нескрываемым любопытством.

— И нечего на меня так смотреть! Я всю жизнь училась!..

— Только зря всё получилось, — неожиданно грубо перебил Шут. — Запомни раз и навсегда, ведьма: Силу нельзя использовать для нанесения вреда или контроля над другими людьми. Это разрешено только для защиты своей жизни и жизни твоих близких. Последствия нарушения запрета ты уже знаешь. Вопросы?

Я хмуро молчала, не зная, что сказать. Если это правда, а похоже, что так оно и есть, то почти всё, чему я училась, — это причинение вреда другому. Проклятия, привороты, зелья изгнания…  Поэтому он был уверен, что я не смогу его приворожить? А смертельное проклятие мне удалось только потому, что я защищала себя и Джастера?

Выглядит убедительно, но всё равно многое не складывается.

— Я не понимаю, Джастер! — снова посмотрела на Шута, лениво наблюдавшего за листвой ивы. — Почему тогда я могу делать приворотные зелья и не могу сделать приворот? В чём разница?

— В том, что действие зелья быстро проходит. Да и вреда от него, как от стакана крепкого вина. Выветрилось к утру — и всё. В конце концов, даже просто перетерпеть можно, если силы воли хватит. К тому же у другого человека всегда есть выбор: воспользоваться твоим зельем или нет. А уж с добром или злом он его использовать будет — это его решение, ему и отвечать. Вот и всё, — спокойно ответил он.

— Но ведь Холисса же никаких откатов никогда…  Я вообще о таком не слышала! И ты сам говорил, что дар защищает…

— Да, говорил. И что?

— Как что?! Почему другие ведьмы могут всё это делать, а я — нет?! У меня дар какой-то не такой?

— Хороший у тебя дар, сильный и правильный, — хмуро буркнул Шут. — Можешь не волноваться, ведьма.

Ну почему он вредный такой?! Никогда на вопросы не отвечает!

— А у других ведьм неправильный, по-твоему? Поэтому он их от отката защищает, и они спокойно работать могут?

Воин тяжело вздохнул.

— Что ты вообще знаешь о природе Силы, Янига? Или хотя бы о своём даре? Ты хотя бы знаешь, почему ведьмы чёрное носят?

Он точно надо мной издевается. И я ещё радовалась, глупая, что он поговорить согласился? Лучше бы он молчал!

— Я знаю, что я ведьма любовной магии! Я двенадцать лет этому училась! И не смей оскорблять ни мой дар, ни мою наставницу! А чёрное мы носим, потому что это традиция! Тра-ди-ци-я! Ясно тебе?!

Словно угадав мои мысли, Джастер промолчал, но ответный взгляд оказался выразительнее любых слов. Нет бы — нормально всё объяснил, а не своими отговорками!

— Прекрати так на меня смотреть! Лучше скажи, что мне теперь делать с этим правильным даром? Всю жизнь мусор покупать и безвредную дрянь продавать? — голос зазвенел от злости и обиды.

Новый взгляд был полон такой жалостливой снисходительности, что я окончательно разозлилась. Вот как так он одним взглядом умудряется мне настроение портить?!

— Можешь и так. А можешь следовать своей судьбе.

— И какая же она, моя судьба, о которой ты столько говоришь?! — Я сердито вскочила на ноги. — Откуда тебе вообще знать, какая она?!

— Да уж не такая, как у твоей ненаглядной Холиссы, — усмехнулся воин и сел, отряхивая рубаху и штаны от прилипших травинок. — Ты и о ведьмовском даре-то не знаешь ничего.

— Может, тогда ты расскажешь, раз всё знаешь?! — вскипела я окончательно. — Или так и будешь отговорками отделываться?!

Воин даже бровью не повёл, надевая башмаки.

— Потерпи немного. Отойдем от людей подальше, сама всё узнаешь.

На меня как ведро воды вылили.

Нет уж, снова у него такое не получится!

Помню я, чем это «сама узнаешь» в последний раз закончилось. Никогда не забуду!

— И не надейся! Пока ты по-человечески всё не объяснишь, я ничего делать не буду! Хватит с меня твоих шуточек!

— Как скажешь, Янига, — вдруг неожиданно легко согласился Джастер, чем только усугубил мои подозрения. — А теперь доедай, собирайся и пошли, пока народ не набежал. Караван по тракту идёт, за водой сюда свернут.


По лесу от людей мы уходили до вечера. Шут остановился на ночлег, когда под кронами заметно стемнело.

— Недалеко ушли, но делать нечего, — он недовольно дернул уголком рта, облюбовав под лагерь крохотную полянку с ручьём неподалёку.

— Сильно недалеко?

Я даже примерно не могла бы сказать, в какой стороне находится Кронтуш и оставленный нами тракт, но Джастеру доверяла в этом полностью.

— Ну как…  Охотники сюда забредают, дровосеки, путники иногда. Даже бабы за грибами и ягодами дойти могут. — Воин начал устраивать ямку для костра. — Нечисти здесь нет, зверьё да люди кругом. Переночуем здесь, а завтра на тропы выйдем.

— А разбойники?

— Ты что, Янига? — он с усмешкой посмотрел на меня. — Тут же Кронтуш под боком. Наместник стражу с ополчением поднимет — весь лес за день прочешет. Это леса хоженые…

— Угу, — я кивнула и села, дожидаясь, пока он разведёт огонь. — Дорога до столицы тоже…

— Нет, — Шут поднял голову, и его лицо застыло каменной маской, озаряемой язычками пламени. — Этих здесь нет. Не бойся.

Он посмотрел на меня и неожиданно легко улыбнулся.

— С тебя ужин, с меня шатёр. Договорились?

Мне не оставалось ничего другого, как кивнуть и взять протянутый мне котелок.


— Ты всё ещё сомневаешься, Янига?

Вопрос застал меня врасплох, и я чуть не резанула палец вместо молодой моркови.

— В чём? — оглянулась я на Шута.

Он уже натянул верёвку между стволами и теперь раскидывал на ней шатёр. Я не ожидала, что он решит продолжить наш разговор, ведь сам же сказал: люди близко.

— В том, что у тебя свой путь.

— Я не знаю. — Нахмурившись, я вернулась к нарезанию морковки в закипающую гороховую похлёбку.

Шатёр Джастер раскидывал зелёной стороной вверх, но я заметила мелькнувший вышитый символ своего ремесла. Бывшего ремесла, получается…

Настроение снова испортилось.

— Это всё очень неожиданно для меня. Мне нравится…  нравилось быть ведьмой любовной магии. А теперь я себя так даже называть не могу…

Я бросила хвост моркови в огонь и взяла пучок зелени. Опять Джастер в свою торбу разной еды набрал, а в моей только хлеб и сыр…

— Когда человек идёт не по своей судьбе, жизнь даёт ему подсказки. Это касается не только ведьм, а любого человека. Но люди видят в постоянных неудачах не знаки-предупреждения, а препятствия, и продолжают жить и поступать неправильно. Если человек вовремя не остановится и не одумается, то закончится для него всё скверно.

Я дорезала зелень в похлёбку, положила нож и обернулась к воину.

— Если ты прав, то получается, что меня чуть разбойники в Кокервилле не зарезали, потому что я не по своей судьбе шла?

— Не совсем, — Джастер одёрнул полог шатра и выпрямился. — Там тебе просто не повезло. Эту комнату для ювелира готовили, а я его переубедил. Морда у этого трактирщика слишком гадкая была.

Я только покачала головой, скрывая улыбку. Представляю, как он переубеждал…  Жуть.

— Как ты вообще услышал, что они ко мне ломятся?

— Так я не спал, а они шумели.

А пёс книжника беспокоился за своего хозяина…

Шут спас увечного Эрдорика, как спас незнакомую ведьму, попавшую в беду. Без просьб и ожидания благодарностей. Просто потому, что мог это сделать.

«Мне не сравниться с вашим «псом», госпожа…» Я покачала головой, вспомнив беднягу Абрациуса.

Да кто вообще может сравниться с Шутом?!

Ох, Джастер…  Горько признавать, но я верю, что она любила тебя. Только почему вы расстались?

Что творится в твоей душе на самом деле?

Шут обошёл костёр и сел напротив меня, заглядывая в котелок и мешая варево ложкой.

— Твои знаки — это твои неудачи в ведьмовских делах. Ты же сама говорила про это.

Я кивнула, но не успела ничего спросить, как Джастер внезапно выпрямился и прижал палец к губам, явно к чему-то прислушиваясь.

Испуганно подобравшись, я оглядывалась по сторонам, гадая, что же случилось. Вечерний лес сразу показался чужим и враждебным, и очень захотелось спрятаться за спину Шута.

— Кто-то идёт, — Джастер заметно нахмурился. — Охотник, скорее всего.

— Мне уйти?

— Сиди пока. Посмотрим, что за оно. Если захочешь — уходи, еду прикажешь в шатёр подать. Всё. Молчим.

Я только кивнула, постаравшись принять вид «госпожи ведьмы» и ничем не выдать своего испуга.


Шаги идущего к нам человека я услышала раньше, чем увидела незваного гостя. Он не остерегался подходить к незнакомому костру.

Видимо, лес и в самом деле обычными людьми «хоженый» вдоль и поперёк.

— Славный вечер, добры люди! — раздался из-за кустов хрипатый голос. — Дозвольте у вашего костерку простому охотничку передохнуть — погреться, госпожа ведьма?

Я кивнула, а Джастер, как ни в чём не бывало, помешал похлёбку и попробовал варево.

— Садись, отдыхай, грейся, — спокойно отозвался воин, даже не покосившись в сторону гостя.

Ветви кустов раздвинулись, и охотник, с луком и колчаном, перешагнул невидимую границу — я только сейчас это почувствовала! — нашего лагеря.

Одет нежданный гость был хорошо, видно, что не бедствовал, только половина лица бугрилась отвратительной коркой шрамов. Жутко это было: половина лица обычная, живая, даже бритая, а вторая — мёртвая, перепаханная. Рот с искорёженной стороны у охотника почти не шевелился, а вот глаз был живой и цепкий.

— Вы уж не обессудьте за мою рожу, госпожа, — осклабился он, заметив мой взгляд. — Энто меня медведица по зиме приласкала. Охотой я живу, а она дело такое…  Удачливый я, жив остался!

— Сегодня удача тебя не жалует, как я погляжу. — Джастер отвлёк внимание на себя. — Что сума-то пустая?

— И не говори, мил человек, — тут же повернулся к нему охотник. — Весь день брожу, ноги сбил, а даже зайца не подстрелил…

Я решила, что сейчас самый подходящий момент уйти в шатёр. Как же хорошо, что Шут его поставил!

Как знал…

— Джастер, я иду отдыхать. — Я встала с видом «госпожи ведьмы». — Ужин подашь мне в шатёр.

— Как прикажете, госпожа, — коротко поклонился Шут, пока охотник смотрел мне в спину.

Взгляд у него был липкий и неприятный до омерзения.


Сидеть в полном одиночестве в тёмном шатре оказалось скучно и душно. Даже подушечки для сидения, которые заботливо оставил Шут, не скрасили моё «заключение». И потому я осторожно приоткрыла полог, пропуская внутрь вечернюю прохладу и заодно слушая, какие байки травил неожиданный гость, то и дело жадно потягивающий носом в сторону нашего ужина. Рассказывал охотник нарочито громко, словно боясь, что я не услышу о его подвигах.

Джастер же словно не замечал косых взглядов и откровенного вранья, начищая «купленную» у книжника лампу, помешивая похлёбку и лишь иногда поддакивая рассказчику.

Наконец, запах от котелка пошёл такой, что в животе откровенно забурчало. Я торопливо отодвинулась от полога, надеясь, что болтливый охотник этого не услышал.

Что это за «госпожа», у которой в животе бурчит, как у девки обычной?

— Ужин готов, госпожа. И ваша лампа тоже.

— Хорошо, принеси мне их!

Мне очень хотелось увидеть Шута и выяснить, как долго он намерен терпеть этого навязчивого типа у нашего костра.

Но Джастер вёл себя подобающе.

Край полога был приподнят, обнажая опустившийся на лес вечер, и рука в чёрном поставила в шатёр зажженную лампу, а следом миску с дымящейся похлёбкой.

Полог опустился, оставляя меня в одиночестве, но теперь хотя бы было светло. Как же он удачно эту лампу взял…  Мне бы и в голову не пришло…

Я ела похлёбку и слушала вечернюю тишину.

Шут и охотник тоже ужинали.


— Эй, приятель!

Хриплый шёпот раздался вскоре после того, как я успела доесть горячее. И это было совсем не похоже на очередную байку. Я убрала лампу подальше от входа, загородила её свет своей торбой и чуть приоткрыла полог, выглядывая в щёлку.

В густеющих сумерках костёр хорошо освещал обоих мужчин.

Охотник подсел к Шуту и заискивающе заглядывал воину в лицо.

— Ух, и хороша у тебя баба. Я таких смазливых давно не видал. — Гость заметно понизил голос, но я всё равно слышала. — Ужином угостил, уважил, мож, и бабой по-братски поделишься, ась? Да ты не серчай, мы ж свои, ты — «пёс», я — охотник, в лесу все мужики — братья. А на рожу мою не гляди, я в этом деле мастак! Мне ж все наши давали, а как рожу скривило, так носы воротят! Хучь в городе девок покупай! А платить-то за чо? Бабы-то промеж ляжек все одни, хучь за деньги, хучь так! Ей юбку на голову задерёшь, она для порядку попищит да побрыкается, а потом ничо, хучь куда стерпит, главное придавить покрепче, чтобы не уползала. Ну повоет потом, слёзы с соплями поразмазывает, да утрётся. А твоя вовсе ведьма, такие, болтают, до этого дела охочи больно. Ну, так чо? Я парочку, а потом ты, ась? Иль ты сперва, я уж потерплю, хучь и гостю первый почёт… .

Что?! От гнева и омерзения меня едва не затрясло. Первый почёт ему?! Юбку он мне задрать хочет?! Попищит, а там всё стерпит?! Да я от него и мокрого места не оставлю! И чихать на откат! Ради такого дела перетерплю!

Но отдернуть полог и обрушить гнев на этого мерзавца я не успела.

— Она — не моя, — Джастер ответил негромко и так равнодушно, что разом остудил мой пыл. Но следующая фраза всё расставила на свои места: — Я как-то больше мужиков люблю.

В щёлку я видела, как воин отставил пустую миску, взял фламберг и придирчиво начал его осматривать под косым и настороженным взглядом охотника, поспешно отодвинувшегося подальше. Можно подумать, Живой меч на поясе Джастера был безобидной зубочисткой…

— Мёртвых, — невозмутимо уточнил Шут, пока я, закусив рукав платья, старалась не рассмеяться над очередным представлением.

Заметно побледневший, охотник спешно отодвинулся ещё дальше. Но представление только началось.

— Они, живые-то, орут, кричат, угрожают, оружием машут, бежать иногда куда-то пытаются. Беспокойство одно. Зато потом лежат, молчат, тихо так, хорошо…  Не дёргаются, главное. И похрен, какая там у них рожа.

Воин проверил пальцем лезвие, недовольно поморщился и достал из торбы точильный камень, сделав вид, что не замечает, как охотник отодвигается всё дальше и дальше от него, испуганно стреляя глазами то в сторону леса, то на мой шатёр, то на Шута.

— А к ней…  Ну хочешь — попробуй, вдруг повезёт. Правда, в последний раз она таких охотников наизнанку вывернула. Размазало по полу и стенам так — хоронить нечего было. Прям целиком весь изгаженный сарай и сожгли, вместо могилы, даже разбирать на доски не стали. Про это весь Кронтуш знает, да ты, видать, там не бываешь, иначе бы слыхал, что она силой и норовом крута, хоть и молодка по годам. Впрочем, ты мужик ловкий, смелый, хваткий, коли не брехал. А коли и удачливый, как баял, так, мож, ей глянешься, авось, и пожалеет, живым уйдёшь. Ну а коли нет — не обессудь, тут уж кто скорее успеет: я или она…  Я ж «пёс», ты ж сам понимаешь…

Джастер провёл камнем по клинку фламберга с таким жутким звуком, что даже меня пробрала дрожь. Охотник не выдержал окончательно. Даже изувеченная часть лица заметно побелела.

— Я-я-я п-пойду, пожалуй!

Он вскочил на ноги, подхватывая свои пожитки. На здоровой половине лица глаз заметно дёргался, второй был широко распахнут, а руки заметно тряслись.

— Х-хозяйке своей б-благодарность п-передай за госте-п-приимство! Я б ещё у вашего костра погрелся, да пора мне! Темнеет ужо! До дому бы поспеть засветло! Не обессудьте, коли чего не так сказал! Всего вам, люди добрые!

— Бывай, — невозмутимо откликнулся Шут, напутственно проскрежетав камнем по фламбергу ещё раз.

Ветки и кусты затрещали так, словно за охотником гналась вся лесная нечисть с волками во главе.

Я откинула полог, стараясь не рассмеяться в голос.

Ох, Джастер…  Правду он всегда говорит…  Только так эту правду с шуткой переплетает, что со стороны послушать — жуть берёт, какие тут чудища собрались.

— Ты его напугал, — я выбралась из шатра и села к костру.

Шут отложил фламберг и убрал точильный камень в торбу.

— А не надо было? — он внимательно посмотрел на меня, и я смутилась под этим взглядом.

— Темно уже, — я отвернулась и вздрогнула: где-то далеко раздался волчий вой. — Думаешь, он успеет до деревни?

— Если бегает хорошо — может, и успеет. А если нет, — Джастер равнодушно пожал плечами. — Тогда и жалеть не о чем. Зверям тоже есть надо.

— Ты же не такой жестокий! — возмутилась я. — Как ты можешь так говорить?!

— Если ты хочешь, чтобы я его вернул — так и скажи, — помрачневший Шут смотрел холодно и чуждо. — Хотя я сомневаюсь, что он не предпочтёт волчью стаю нашему обществу.

— Ты бы мог просто сказать ему…

— Давай договоримся так, ведьма, — хмурый Джастер встал, положив ладонь на рукоять Живого меча. — С этого момента со всеми желающими ты разбираешься сама. Хочешь — прогоняй, хочешь — бери к себе. Я вмешиваться не стану. Нужны они тебе — дело твоё.

На меня словно ведро снега опрокинули.

Что я вообще делаю?!

Да не нужны мне никакие другие! Мне Джастер нужен!

Он же за меня заступился, не убил этого охотника, а только напугал, а я разворчалась, как будто этот мерзкий тип для меня что-то значит!

Шут развернулся, явно собираясь уйти и наверняка опять на всю ночь. Но этого я допустить не могла.

— Джастер, стой! — Я вскочила, в испуге протянув руку, чтобы его остановить. — Подожди!

Воин едва повернул голову, а я виновато опустила глаза, не решаясь подойти к единственному мужчине, который мне нужен.

— Я…  Ты всё правильно сделал. Прости, я опять…  сглупила…

Шут смерил меня взглядом и отвернулся к лесу, где снова раздалась волчья песнь.

— Скоро вернусь, ведьма.

С этими словами он быстрым мягким шагом скрылся за деревьями, почти сразу растворившись в тенях.

— Я буду ждать, Джастер, — тихо вздохнула я, глядя на тёмный полог леса. — Я буду ждать.


Шут вернулся, когда над головой зажглись звёзды. К тому времени я успела отмыть нашу посуду в ручье и сидела у костра, не решаясь вернуться в шатёр.

Почему-то мне казалось, что в шатре я не услышу приближения воина, хотя он ходил по лесу тише любого охотника.

Глядя на огонь, я размышляла над событиями последних дней и думала, сколько всего случилось после знакомства с Джастером.

Одна ночь в Кокервиле, перевернувшая всё мое представление о любовных отношениях. Стерлинг с нашей первой ссорой, моим неожиданным денежным успехом и бурной ночью после любовного зелья. Неделя нашего путешествия по лесу, встреча с болотником, снежноягодник…  Да со мной за всю жизнь столько не случилось, сколько за эти полторы недели!

И всего три дня в Кронтуше.

Но каких три дня!

Саризула, Визурия, похищение, разбирательство в ратуше, ярмарка, книжник, кузнец с подмастерьями…  Неудавшийся приворот и мой дар…  Откровенные разговоры с Шутом…

Да и сам он оказался совсем не таким, как я сначала думала…

Как он там сказал? Сила не может быть использована во вред и для контроля за другими людьми? Только если защищаешь себя и своих близких…

Вот как он живёт, оказывается.

Вот почему с его-то «хочется всех убить» и «драки немного развлекают» он просто поставил на место болотника с его нежитью; пощадил «псов» и отдал победу Визурии, чтобы не порушить его славу мастера меча; спас меня в Кокервиле и помог книжнику просто потому, что мог это сделать. Поэтому и гроза в Стерлинге хоть и залила город дождём, но не причинила более серьёзного вреда…

Шут действительно использовал свою силу, и волшебную, и обычную, только в крайнем случае. Сначала он всегда разговаривал. Хотя словами он мог ранить не хуже меча, цели у него были…  добрыми. И он словно действительно знал судьбы людей.

Джастер разрушил надежды архивариуса на новую встречу со мной, но этим же спас жизнь, не позволив ему бродить по улицам ночью. Одной мимолётной улыбкой убедил меня помочь госпоже Гвитлоу и мимоходом пристроил в подмастерья племянника Гузара, осчастливив тем самым сразу несколько человек…

Я не сомневалась, что мальчишка пришёлся ко двору книжника. Наверняка госпожа Гвитлоу окружит его материнской заботой, а сам Эрдорик с удовольствием будет его учить. И Гузар тоже наверняка доволен: племянник пристроен, и после обучения может как торговать книгами, так и поступить писарем на службу в магистрат…

За пару дней Джастер изменил жизни этих людей. А ещё за один день он создал из наивной деревенской девчонки «могущественную госпожу ведьму», слухи о которой наверняка разошлись за пределы Кронтуша.

И очередным своим «уроком» разрушил всё моё представление о моём же даре.

Избавил от заблуждений…  Потому что у меня — другая судьба.

Я и верила, и боялась верить в это.

Шут перевернул всю мою жизнь. У меня до сих пор в голове всё не укладывалось. Что мне делать дальше и как жить — я даже не представляла.

А ещё я так и не знала, чем и как могу ему помочь.

Но была уверена, что никакой другой мужчина мне не нужен.

Я ждала, что воин просто появится из темноты на границе света костерка, но раздавшийся в лесу звук шагов и шорох веток заботливо предупредили о его появлении.

Он даже не представлял, как я была ему рада.

— Джастер! — Я вскочила навстречу, не скрывая радостной улыбки. — Ты в порядке?

— Что мне будет-то? — хмыкнул воин, снимая с плеча отрубленную оленью ляжку. — Давай лучше мяса поедим.

— А где…  остальное? — Спрашивать, как он умудрился добыть оленя мечом, я не стала. Всё равно не скажет.

— Стая ест, — воин достал из торбы изогнутый крюк и подвесил окорок на ветке. — И волки сыты, и баран твой цел.

— Он не мой, — сердито фыркнула я, немного обидевшись за такое. — Ты сам знаешь.

— Почитай мне, — не стал спорить Шут, взяв нож и отрезая от окорока тонкие и небольшие куски мяса в свою миску. — И, по-моему, я к тебе клал тимьян и шалфей.

— Хорошо, — я улыбнулась и отправилась в шатёр за травами.

Травы и в самом деле оказались в моей торбе. Я взяла их и лампу, и вернулась к костру.

— Что тебе почитать?

Просьба меня удивила, но сейчас я была готова исполнить любой каприз Джастера.

— «Сказки и легенды», — Шут натирал мясо травами. — Ты всё равно ничего не делаешь, а у меня руки заняты.

— Но ведь она же…

— Достань, я же разрешил.

С замирающим сердцем я впервые заглянула в бездонную торбу. К моему удивлению, в ней лежала только книга, бережно завернутая в чистый кусок полотна.

— А…

— Читай, Янига.

Я достала тяжёлый фолиант, вернулась на своё место и поставила лампу поближе. И в самом деле, с ней удобнее, чем при свете костра.

Любоваться на обложку, украшенную тиснёным узором, я не стала, успеется. Наверняка не в последний раз эту книгу в руках держу.

Устроив фолиант на расстеленном полотне, я открыла его и прочитала название.

— «Сказки и легенды о древнем мире, богах и демонах, героях и чудотворцах, собранные Аурзусом Уфендольским в этот список из старинных летописей и преданий, сохранившихся до наших дней, с примечаниями составителя». Примечания тоже читать?

— А как же, — Джастер сосредоточенно пристраивал над огнём кусочки мяса, нанизанные на тонкие прутья. — Ты знаешь, кто этот Аурзус?

— Нет, а кто?

— Волшебник. Насколько я слышал, он возглавляет конклав. Так что голова у него соображает, как понимаешь. Мне интересно, что он думает про всё это.

Я по-новому взглянула на драгоценный фолиант. Ничего себе! Так эту книгу написал настоящий волшебник?! Да ещё и глава конклава!

Могла ли я представить, что однажды буду держать в руках такую ценность?!

— Сколько ты за неё заплатил?

— По «бутону» за каждую, — не стал отпираться Джастер. — Это не списки, это подлинники.

— Откуда ты знаешь? — Книга прямо на глазах становилась все драгоценнее.

— Последнюю страницу открой.

Воин заканчивал возиться с мясом, пока я торопливо переворачивала фолиант.

— Видишь?

— Это…  Королевская роза?! И тут что-то написано, не разобрать…

— «Королевская библиотека» там написано. Книга оттуда.

— Да нас же за неё казнят! Решат, что мы её украли! Или печать подделали…

Шут смотрел на меня, как на помешанную. И под этим взглядом паника медленно отступала.

— Никто её не найдёт, — сказал воин спокойно и невозмутимо. — Это во-первых. А во-вторых, её никто не потерял, чтобы искать. И печать библиотеки — это не печать короля, за такое не казнят, успокойся.

Не найдут, да, верю. В его торбе никто ничего не найдёт. И про печать успокоил. Но почему книгу никто не ищет: ничего не поняла…

— Как, по-твоему, эта книга могла попасть на прилавок? Ты же не думаешь, что бедняга Эрдорик её похитил из королевской библиотеки? Или купил у вора?

Я покачала головой. Конечно, нет. Книжник произвёл на меня впечатление честного человека. Да и Джастер этого не отрицал. И, узнай Эрдорик, откуда книга, наверняка сам бы сдал её страже…

Но это не значит, что книгу не мог украсть…

— Каждую книгу волшебники отдают в скрипторий, где её копируют переписчики. Всего делают несколько списков, по одному на каждую провинцию и два в тайное хранилище. Скорее всего, кто-то из переписчиков перепутал книги и, чтобы избежать скандала, поставил печать на список и вернул его в библиотеку.

— Но как книга оказалась…

— Так в провинциях с таких книг тоже делают списки, только уже по заказу. Есть любители, которые гордятся тем, что у них есть те же книги, что и в библиотеке короля, хотя сами никогда их даже не открывали. Скорее всего, наш знакомый думал, что приобрёл именно такой список. А на печать просто не обратил внимания. Удивительно, что он вообще про эти книги вспомнил.

— А остальные книги тоже оттуда?

— Нет, они из частных собраний. Так ты будешь читать, ведьма?

Я кивнула. Буду, но прежде кое-то выясню. Раз уж он сам об этом заговорил.

— Джастер, откуда ты всё это знаешь? Только не говори, что ты просто наёмник! Я не вчера родилась и прекрасно знаю, что обычных наёмников, кроме денег, выпивки и гулящих девок, ничего не интересует! И разговаривают они совсем иначе! И даже вот полстолька не знают, сколько ты знаешь! — прижала я ноготь к кончику мизинца, показывая предел знаний простых «псов».

— А ты совсем не такой! У тебя же есть и манеры, и воспитание, как у богатых господ! Ты разговариваешь по-учёному! И в ведьмовстве лучше меня разбираешься! Ты жил при дворе? При королевском дворе? Ты волшебник? А она — знатная дама? Я знаю, что волшебникам нельзя любить женщин, поэтому ты сбежал из дворца?

Шут перевернул прутики с кусочками вкусно пахнущего мяса.

— Какое у тебя богатое воображение, ведьма. Может, тебе в менестрели пойти? На лютне играть я тебя, так и быть, научу. Будешь баллады сочинять, найдёшь себе знатного и богатого покровителя, станешь сама во дворце жить и там сказки рассказывать.

— Джа…

— Какая разница, Янига? — неожиданно тихо ответил он. — Я просто Шут. Им был, им и остался. И я не волшебник. Тем более — не сбежавший. А остальное не важно.

Ошеломлённая печалью и горечью в его голосе, я растеряла всю запальчивость. Кажется, не стоило так резко спрашивать его о прошлом. И тем более, о его возлюбленной.

— П…  прости…

— Слушай, ведьма. — Джастер хмуро смотрел в огонь. — Учись слушать и слышать. Смотреть и видеть. Думать и понимать. И очень многое, что люди полагают тайным, станет для тебя явным.

Я обхватила колени руками, виновато косясь на мрачного воина. Молодец, ведьма, испортила настроение…

— Мне читать дальше?

— Потом, — Шут снимал мясо с огня и складывал в мою миску. — Убирай книгу и поедим.

Мне оставалось только сделать, как он сказал.

Оленина была вкусной, но поздний ужин прошёл в тяжёлом молчании. Я винила себя за несдержанность, а Джастер мрачно смотрел в огонь, наверняка предаваясь воспоминаниям.

Даже на моё робкое «спасибо» он едва кивнул, погружённый в свои мысли. Чтобы хоть немного загладить вину, я сходила к ручью и помыла обе миски, даже забыв, что боюсь ночного леса.

Когда я вернулась, Шут так и сидел у огня, лишь поглаживая гриф лютни.

Ещё немного — и он встанет и уйдёт, оставив меня одну. И удержать я его не смогу.

Но хотя бы извинюсь перед ним.

— Джастер…  — я подошла к воину, молча посмотревшему на меня.

Какие же у него глаза красивые…  Только взгляд печальный и очень глубокий.

Ох, ведьма…

— Прости, пожалуйста. И спасибо тебе. За всё.

Обмирая от своей внезапной смелости, я присела, обняла его за шею и робко поцеловала в край челюсти.

— Прости…  — смутившись, я хотела уйти, но Шут неожиданно обнял меня, прижимая к себе одной рукой, а второй зарывшись в мои волосы на затылке.

— Не за что, — мягко и тепло улыбнулся Джастер, к моему удивлению. И повторил почти мне в губы: — Не за что, Янига…


Много позже засыпая в уюте шатра на плече воина и под его плащом, я призналась, не в силах сдержать свои чувства:

— Я хочу быть твоей, Джастер. Только твоей.

Воин лишь вздохнул и чуть крепче прижал меня к себе.

— Спи, ведьма. Спи.

11. Боевая магия

В объятиях Джастера спала я так глубоко и спокойно, как никогда раньше. И пробуждение оказалось неожиданно приятным. Точнее, меня разбудили очень нежные и едва заметные ласки. Твёрдая ладонь почти невесомо скользила над моим телом, пальцы касались кожи так легко и при этом волнующе, что в душе всё млело и замирало от удивительного наслаждения.

Никогда раньше Шут не оставался со мной до утра. Но сейчас Джастер лежал рядом, обнимая меня одной рукой и лаская второй. Даже не представляла, что просыпаться рядом с мужчиной так приятно и очень волнительно…

Я не открывала глаз, боясь разрушить это волшебство, но обмануть воина было не в моих силах.

— Прости, я тебя разбудил.

Бархатный шёпот без капли раскаяния и горячее дыхание коснулись шеи возле уха, вызвав у меня дрожь страсти. Забытые боги, что же он со мной делает…

Я открыла глаза и посмотрела на воина, боясь, что он сейчас встанет и уйдёт. Всегда же уходил, когда я засыпала…

— Джа…

В утреннем полумраке шатра Шут приподнялся на локте и приложил палец к моим губам. Светлые пряди падали на такие же светлые, как лесной ручей, глаза, а кожа, казалось, светилась изнутри. Красивый…  какой же он красивый…  И желанный.

Очень желанный.

— Ты куда-то собралась, ведьма?

Я покачала головой, любуясь им и пытаясь понять, что он задумал.

Воин с улыбкой навис надо мной, не оставив никаких сомнений в своих намерениях, и прошептал почти в губы:

— Тогда доброе утро, Янига.

И я поняла, что это самое доброе утро из всех, какие у меня были.


— Куда мы пойдём, Джастер?

Шут не спешил вставать, приобняв меня одной рукой, и я нежилась возле него, пользуясь такой возможностью. Как же это прекрасно, оказывается, — просыпаться вот так, с ним вместе…

Покрывало, служившее мне в Кронтуше прилавком, неплохо справлялось и с ролью постели, а подушечки оказались удобны не только для сидения, но и для сна. Кем бы Джастер ни был, он не чурался удобств, и я уже не сомневалась, что, покупая всё это, воин рассчитывал и на ночи вдвоём.

— Не знаю пока, — откликнулся он. — А ты куда-то конкретно хочешь?

Я покачала головой: за ним я готова идти куда угодно.

— Тогда можем пройтись по всем провинциям. Время есть.

— По всем?!

Я приподнялась на локте и встревоженно заглянула ему в лицо. То, что он собирался обойти всю Эрикию за три месяца, меня не удивило. А вот то, что он явно собирался нарушить установленные границы чужих наделов…

Все города и посёлки издавна делились ведьмами между собой, и странствовали ведьмы по своим наделам, не нарушая чужих границ. После обучения молодая ведьма всегда путешествовала по наделу наставницы, ожидая, когда появится свободное место или, — находились и такие, — отправлялась выяснять отношения с другой опытной ведьмой. С такими захватчицами ведьмы разбирались самостоятельно, используя свои знания и умения. Надел всегда доставался сильнейшей ведьме.

Только ведьмы-целительницы могли свободно путешествовать по всему королевству, потому что им нечего было делить с любовной магией.

Исключением из правила были самые крупные города провинций и сама столица: там могла торговать любая ведьма. Только поэтому я согласилась идти в Кронтуш, хотя он и находился на чужой территории.

Меня вполне устраивало мирное развитие событий, да и Холисса не возражала, чтобы я работала в её наделе.

Но то, что сейчас предлагал Шут…  Он же просто отговорился от стражника про Саннисхейм и Игг! Сам же сказал, что туда не собирается! Это опытная ведьма, у которой свой надел есть, может спокойно в такое путешествие отправиться! А меня могут и за захватчицу посчитать! Дорога-то туда не близкая! А прямых троп, чтобы на всём пути ни в одну деревню или город не зайти и даже склянки зелья не продать — нету! И быть не может!

Конечно, денег у нас хватит, чтобы просто путешествовать, но какая я тогда ведьма буду, если всем просителям отказывать начну? А буду зелья продавать — меня же за захватчицу посчитают!

А я этого совсем не хочу! И поединки с другими ведьмами устраивать тоже не хочу!

— А мы не можем наделом Холиссы обойтись? Ты же не хочешь, чтобы меня другие ведьмы возненавидели? Я же не це!..

— Тс! — Джастер приподнялся на локте, и я испуганно замолчала, тоже прислушиваясь к тому, что происходит за пологом нашего шатра.

А там явно что-то происходило. Я услышала странное утробное ворчание и вдруг вспомнила, что мы в лесу, где полно опасностей.

— Джа…

На мой еле слышный шёпот воин нахмурился, приложил палец к губам, и я отстранилась, давая ему встать. Совершенно бесшумно Шут откинул полог и выскользнул в лесное утро, не тратя времени на одежду.

— Не, ну ты охамевшая морда!.. И тебе не стыдно чужое жрать?

Услышав громкий и насмешливый голос, я кинулась к опущенному пологу, не забыв прихватить плащ. Накинув его на плечи, я выбралась из шатра и с изумлением и испугом увидела, что на ветке, куда Джастер вчера повесил олений окорок, сидит крупная рысь и старательно отгрызает от «добычи» кусок мяса, сверкая жёлтым глазом в нашу сторону.

Шут же, к моему удивлению, спокойно сложив руки на груди, с лёгкой улыбкой смотрел на опасного лесного хищника, словно это был домашний кот.

— Вот сейчас как на крюк насадишься, будет тебе урок, морда наглая, — ухмыльнулся Джастер, нисколько при этом не сердясь. — Так, ладно, пожрал и давай иди отсюда.

Рысь только недовольно заворчал, дёрнул ухом и снова начал отгрызать кусок мяса, придерживая его лапой.

— А НУ БРЫСЬ, Я СКАЗАЛ!

От неожиданного грозного рыка у меня замерло сердце и чуть не подкосились ноги. Устояла я только чудом, держась за грудь и пытаясь прийти в себя.

Рысь же прижал уши, и только пятнистая шкура мелькнула в кустах.

— Вот же непуганая скотина, — негромко проворчал Джастер, подойдя к обгрызенному окороку и осматривая его. — Всё обслюнявил, зараза пятнистая…

— Н-не делай так больше…  — жалобно пробормотала я, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце и прийти в себя.

— Извини, — он оглянулся через плечо и вздохнул. — Прости, я не хотел тебя напугать. Оденься, а я пока к ручью схожу, мясо помою и воды принесу.

Я кивнула, кутаясь в плащ, а Шут снял окорок с крюка, взял котелок и скрылся в кустах.

То, что лес «хоженый», а он разгуливает нагишом, воина совсем не смущало.


Вернулся Джастер быстро: я затягивала корсет, когда он показался между деревьев.

Повесив окорок обратно на крюк, а котелок над кострищем, воин раздул тлеющие угли.

— Он тут не всё обгрыз, кое-что ещё можно на суп взять. — Шут нырнул в шатёр и вышел, неся в руках свои вещи. — Поедим и пойдём дальше.

— А куда? — Я причёсывала волосы и смотрела, как он ловко и быстро одевается. Ни разу не видела…

— Я подумаю, ведьма. — Джастер застегнул серебряную пряжку пояса и поправил Живой меч, ласково проведя по рукояти ладонью.

И я почти не сомневалась, что оружию эта ласка приятна, как и мне.

— Время есть, пока по лесу прогуляемся. Тебе всё равно травы собирать и зелья делать ещё. Да и мне есть, чем заняться.

Хотя последняя фраза воина пробудила моё любопытство, я только молча кивнула. Лучше потерплю, и он сам расскажет. А не расскажет, так найду способ узнать без этих его шуточек.

Пока я приводила себя в порядок, воин взял нож и, негромко ворча под нос про наглую кошачью морду, вырезал из остатков окорока мясные кусочки, бросая их в закипевшую воду. Закончив с этим, он снял оставшееся с крюка и огляделся.

— Эй ты, морда кошачья! Иди сюда!

Я испуганно подобралась, поняв, что грозный хищник всё это время был где-то рядом. Вот ведь и в самом деле, возле Джастера про все опасности забываю…

— Кыс-кыс! — снова весело позвал Шут и помахал костью с остатками мяса. — Иди, доедай!

Оглядываясь по сторонам, я тщилась разглядеть пятнистую шкуру зверя, когда Джастер прищурился, усмехнулся и без замаха забросил угощение между деревьев.

— Ладно, я пока руки помою. — Воин взял нож и крюк и снова отправился к ручью.

Когда он скрылся, я увидела, как в ветвях над головой мелькнула тень. Хитрый хищник спрыгнул на землю в стороне от нашего лагеря, осторожно подошёл к угощению, обнюхал, взял в зубы и так же бесшумно скрылся, унося добычу.

Я только покачала головой, поражаясь увиденному.

Джастер был…  необыкновенным.

Кто бы из людей не только не убил грозного хищника, но и поделился с ним добычей?

Уж не вчерашний бравый охотник точно.

Да и любой другой предпочёл бы убить опасного зверя, а не кормить его. И уж точно никто не стал бы отдавать добытого оленя стае волков, чтобы отвлечь их от охоты на человека, далеко не самого достойного, честно говоря…

А Шут чуть ли не с любовью этого рыся ругал…

Кто же ты такой, Джастер? Кто же ты такой?

— Он забрал и ушёл, — сказала я, когда Шут вернулся.

Воин молча кивнул и сел к костру, убирая помытые вещи в торбу и доставая миску с ложкой.

И всё бы ничего, только вот настроение у него заметно переменилось. От лёгкости и веселья не осталось и следа. Передо мной снова был хмурый и мрачный воин, «любящий мёртвых людей».

— Что-то случилось? — осторожно поинтересовалась я, недоумевая, что же послужило поводом для такой внезапной перемены. Я же ничего не делала и не говорила…

— Нет, — он качнул головой, бросая в бульон травы. — Нет. Мне надо подумать.

Я тихо вздохнула, порадовавшись про себя, что всё не так страшно, как я боялась.

Завтракали и собирались мы в привычном, хоть и не приятном для меня, после такого необыкновенного утра, молчании. Но всё же раздумья Шута куда лучше, чем испорченное по вине ведьмы настроение…


Весь день мы уходили вглубь леса.

Я собирала травы, Джастер почти не разговаривал, иногда задумчиво поглаживая рукоять Живого меча. Мрачность ушла, и выглядел воин спокойным, но, наученная опытом, я не лезла к нему с расспросами.

В глубине души я надеялась на такую же ночь вдвоём и портить ему настроение совсем не желала.

К вечеру мы остановились неподалёку от маленькой речки. Джастер всегда искал место для лагеря возле воды, и я не могла не согласиться, что это очень удобно. К тому же теперь, в шатре и под плащом Шута, утренний холод меня беспокоил намного меньше.

Но в этот раз Джастер не просто нашёл местечко для двоих среди деревьев, а целую поляну, на которой могло бы расположиться человек десять. Точнее, это была заросшая разнотравьем луговина, посреди которой и протекала речушка.

Лагерь Шут устроил на границе луга и леса.

Пока я разбирала и подготавливала травы, воин развёл костёр, накидал в воду крупы и трав и установил шатёр.

— Луна цветущих садов скоро закончится, — Шут отошёл от огня на луг и смотрел на тонкий месяц, появившийся в сиреневых сумерках над кронами ив на том берегу. — Как быстро…

Я подошла и встала рядом. Вокруг разливался вечерний свет, звенели комары, плескала рыба в воде. Пахло пижмой и полынью. Не сады, конечно, зато комаров отпугивают.

Как же красиво он сказал…  Никогда не слышала такого…

— Луна цветущих садов? Ты сам придумал?

— Никогда не слышала? — он едва заметно покосился на меня. — Как же вы живёте, Янига?

Я отвернулась, закусив губу. Тихое предвкушение чуда погасло, и хорошее настроение сразу испортилось. Опять он за своё…

Хорошо мы с Холиссой жили. Она говорила, что в полнолуние самые сильные зелья выходят, а когда луны нет — то и нам отдых от всякого колдовства. А уж как там эти луны называются, нас никогда не волновало.

Только мой ответ ему не нужен. Он его и сам наверняка знает.

— У каждого лунного месяца есть имя, — Шут неожиданно приобнял меня за плечи, и я только вздохнула, прижимаясь щекой к шелковистой ткани на его груди, чувствуя лёгкий запах дыма и трав. И едва уловимый аромат клевера. Он всегда пахнет клевером…

И всегда такой горячий…

— И у каждого месяца своя, особая сила. Луна цветущих садов — время расцвета как мира, так и человеческой души. Как бы плохо ни было, хочется дышать полной грудью, жить, любить и радов