КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432707 томов
Объем библиотеки - 595 Гб.
Всего авторов - 204735
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

Shcola про Адамов: Тайна двух океанов (Научная Фантастика)

Книга добрая и интересная. На ней должны вырасти наши дети, чтобы в жизни они были - ЛЮДЬМИ.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Костин: Занимательные исторические очерки (сборник рассказов) (Историческая проза)

Отличный набор (в большинстве практически неизвестных) исторических фактов. Рекомендую! :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Олег про Нэнс: Заговор с целью взлома Америки (Политика)

Осталось лишь дополнить, как Россия напала на Ирак, Ливию и Югославию...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Елена: Хелл. Замужем не просто (Любовная фантастика)

довольно интересно, как и первые книги про Хэлл

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
SubMarinka про Марш: Смерть в экстазе. Убийство в стиле винтаж (сборник) (Классический детектив)

Цитата из аннотации:
«В маленькой деревенской церкви происходит убийство. Погибает юная Кара Куэйн…»
Кто, интересно писал эту аннотацию?! «юная Кара Куэйн» не так уж юна, ей 35 лет, а действие происходит в Лондоне ─ согласитесь, как-то неприлично этот город назвать деревней!
***
Два неторопливых традиционных английских детектива. Как всегда у Найо Марш, элегантный инспектор Аллейн против толпы подозреваемых, которые связаны с жертвой и между собой множеством разнообразных запутанных отношений…
Прекрасная книга для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Карова: Бедная невеста для дракона (Любовная фантастика)

Пролистнула. Скудноватый язык, слабовато.. Первая часть явно напоминает сплагиаченную Золушку, герои какие-то картонные и поверхностные.
ГГ служанка, а гонору то ..То в герцогини не хочу, то не могу , хочу, люблю..
Полностью согласна с отзывом кирилл789
Аффтор не пиши больше , это не твое..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Митюшин: Хронос. Гость из будущего (СИ) (Альтернативная история)

как-то маловато, завязка вроде, а основная часть не написана

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Операция "Halloween" + экстра (fb2)

- Операция "Halloween" + экстра [СИ] (а.с. Некомант-5) 402 Кб, 87с. (скачать fb2) - Сергей Геннадьевич Кириллов (NonSemper)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Некомант: Операция "Halloween" + экстра (18+)

Операция "Halloween", часть 1

Радостный гомон, множество огоньков, громкая, но не раздражающая музыка — все это действовало умиротворяюще, хотя кому-то подобное и покажется странным: вряд ли любой большой праздник можно назвать спокойным местом.

У меня, пожалуй, создавалось подобное ощущение из-за того, что возникало чувство принадлежности к чему-то большему. Нечто подобное теплится в глубине души на Новый Год, а вот возникновения схожего чувства на Хэллоуин я никак не ожидал, но в данном случае ситуация была особой. Без сомнения, в родном мире, да еще и у себя в стране, можно было встретить празднующих разве что в тематических барах или на вечеринках, но здесь, в седьмом мире, масштабы были воистину потрясающими, словно бы вся планета в один момент превращалась в один большой карнавал. Даже местный октябрь назывался «Призрачным месяцем», чего уж еще говорить...

Аутентично смотрелась даже комнатушка в гостинице: деревянная мебель, пергамент на столике, искусственная паутина и небольшие тыковки, светящиеся яркими ядовито-зеленым и желтым цветами.

Но, конечно, отправились мы сюда не ради того, чтобы поучаствовать в самой фееричной вечеринке года, хотя после беготни по нулевому миру и последующих лихорадочных поисков я был бы рад взять отпуск хотя бы на недельку-другую... Причина иная: столь большое количество людей, столь усердно верящих в то, что в День всех святых появится нечисть, стопроцентно спровоцируют ноотическую волну, которая эту самую нечисть и призовет. Если верить СМИ, то каждый год после подобного фестиваля таинственным образом исчезают люди, но жителей подобное ничуть не пугает, настолько они повернуты на суевериях, мистических штучках и паранормальных явлениях... Им наоборот, подобные истории добавляют перчинки к предстоящему празднику, так что стоит быть настороже.

— Ня! Как я выгляжу? — Эн наконец-то прекратила мудрить со своим образом для карнавального костюма, битый час занимаясь корректировками в голографической системе ошейника.

Вернее, в данном случае одними лишь голограммами дела не ограничивались: несмотря на то, что седьмой мир не сильно ушел от сорок второго по технологическому развитию, большое внимание к карнавалу сделало свое дело, так что здесь имелось нечто, что я бы назвал трехмерным принтером для одежды. Вещица сравнительно недорогая и широко распространенная, так что я разорился на покупку одной подобной вместе с прочими аксессуарами — все-таки кошечкам очень хотелось поразвлечься после того, как они успели напереживаться за мою скромную персону.

На Эн был плотно облегающий и излишне короткий белый халатик, перепачканный бутафорской кровью. Хвостик свободно покачивался, продетый сквозь специальное отверстие, на голове была шапочка с прорезями под ушки, а ехидно ухмыляющееся личико было частично скрыто под медицинской маской. Оттянув резинку, кошечка показала свои немного удлиненные клыки и, стала тыкать пальчиком в бейджик, на котором было написано «Dr. Akula».

— Как тебе, ня? — нетерпеливо спросила нека еще разок, и я, обойдя ее со всех сторон, одобрительно кивнул.

— Мне нравится, — сказал я, сделав вид, что долго раздумывал. Если прямо скажу, что они милашки в любом наряде, то слишком загордятся.

— Это... Я тоже готова, ня-а, — неуверенно протянула Эннет, кружась на месте с закрытыми глазами, будто если она не увидит реакцию, то и не сможет расстроиться.

Должен признать, она поработала над образом куда больше, чем ее близняшка. Видимо, все-таки сказывалась информация о том, что это не ее «настоящая» внешность, поэтому в свободное от рабочих моментов время кошечка старалась внести изменения в свой образ, чтобы отличаться. Отпустив волосы подлиннее, Эннет покрасила шерстку местной временной краской, перекрасив хвостик и ушки в черный цвет, отлично подходящий к ее наряду. Правда, чей это образ был, я так до конца и не понял, но, похоже, что-то вроде ведьмочки-горничной. Черно-белый наряд служанки забавно сочетался с яркими бело-оранжевыми полосатыми носочками, не менее яркими бантиками, шарфиками... Что бы это ни было, получилось ярко и пестро, прямо под карнавал.

Получив свою порцию похвалы, Эннет осторожно приоткрыла глаза и, смотря на меня ярко-красными радужками, выдававшими в ней и впрямь что-то темное, несколько разрушила созданный образ милым мяуканьем.

— Ага! Хана вам, темные твари, бэнг-бэнг няхрен! — с громким шумом и грохотом в нашу комнатушку ввалилась Кейт, с щелчками взведенных курков наставив револьверы на двух кошечек-«монстров». — Кейт Ван Хельсинг прибыла в город, е-е-е! — ловко одернув широкополую шляпку, явно отобранную у Иветт, боевая нека самодовольно хмыкнула и ловким робокоповским кручением спрятала оружие обратно в кобуру. Фэнтезийный наряд охотника за нечистью ей очень даже подходил, учитывая то, как плотно облегали ее фигурку кожаные вещи, а объёмная грудь грозила вырваться из-под блузки без ведома хозяйки. Поймав мой взгляд, Кейт шевельнула ушком и так, чтобы больше никто не видел, оттянула язычком щечку, после чего легким кивком указала на дверь.

— Нас так просто не одолеть, ня, — демонстративно щелкнув призванными лезвиями, Эн прищурилась и встала в наигранную позу, прямиком вышедшую из какого-нибудь детского сериала. — Узри нашу мощь, чертова охотница, ня!

— Н-няшу мощь, да-да! — неуверенно добавила Эннет, направив на Кейт волшебную палочку, но тут она заметила, как на носочке образовалась складка, и бросилась ее поправлять.

— Тц! Двое на одну, подлые злодеяки, ня! Быть может, этот обворожительный джентльмен поможет известной охотнице справиться с проблемой? — жалобно мяукнув, сказала Кейт, с мольбой смотря на меня.

— Хм. Госпожа Ван Хельсинг, разрешите обратиться?

— Разрешаю, ня... Ай, подловил!

Улыбнувшись, я почти сразу принял вид оборотня и, капая слюной на пол, стал медленно приближаться к «охотнице», широко растопырив когтистые пальцы.

— Няхаха! — клацая лезвиями, Эн тоже стала приближаться, а затем и Эннет тоже присоединилась, так что ничто не помешало нам прижать Кейт к стенке и ...

— Няет! Ня-а-а! — не в силах выбраться, кошечка звонко смялась, пока мы ее щекотали, вместе с этим облизывая ее лицо, а затем был совершен победный кусь за ушко, и Кейт, шумно выдохнув, сползла на пол, раскрасневшаяся от своего «поражения».

Приняв свою обычную форму чуть раньше, я тем временем проверил микрофон на случай проблем с ментальной связью и, убедившись, что у остальных групп все хорошо, помог кошечке подняться.

— Думаю, выглядим мы достаточно бестолково, чтобы влиться в ряды обычных празднующих, — подвел я итог, когда девчата угомонились. — Тогда действуем по заранее оговоренному плану... Город слишком большой, чтобы мы могли быстро переместиться в место обнаружения темных, так что будем все время на связи, — сообщил я, хотя девчата наверняка все прекрасно помнили. Разделение было не только для подобного удобства; нам было бы неплохо повысить мастерство, мне в особенности, а в небольших отрядах это сделать куда удобней и проще, если учитывать тот факт, что особо сильные темные не ожидаются. Высшие так и вовсе не обнаружены сканером...

— Мы помним, Костя, ня, — сказала Эн, хрумкая мясной палочкой, выполненной в виде человеческого пальца. Смотрелось жутковато, ничего не скажешь...

— Но как мы няйдем привиденяя? — поинтересовалась Эннет, осторожно усевшись на краешек стула и принявшись грызть карамельное яблоко.

— Аурой, как обычно,-пояснил я, заодно открывая сумку, принесённую с собой Кейт. — Молодчинка!

Коротко мяукнув, боевая нека требовательно сняла с себя шляпу и подалась головой вперед, подёргивая ушками, просто-напросто требуя, чтобы я ее погладил в награду. Вслед за раздавшимся урчанием, я тихонько проводил ладонью по серебристым волосам девушки, выуживая предметы свободной рукой один за другим.

— Спиритические доски, амулеты, печати призыва... Ня! А тут подобное поставлено на поток, — заинтересованно сказала Эн, разглядывая каждую вещицу очень внимательно. — О! «Кровавая Рэбби»? Ня?

Усадив Кейт себе на колени, раз она ни в какую не хотела отрываться от моей руки, я продолжил поглаживания, рассматривая цветастый буклет. Похоже, что ритуал простецкий, а название связано с тем, что здесь все же иной мир.

— Трижды произнести перед зеркалом в темноте «Кровавая Рэбби», и тогда ее призрак появится, — пугающим шепотом сообщил я, отчего ушки у Эннет испуганно шевельнулись, а сама кошечка быстро осмотрелась, высматривая в тенях появление призрака. Было забавно наблюдать за подобным, особенно после того, как мы сражались с куда более опасными тварями, чем обычные привидения. Кейт же, похоже, вспомнила что-то, связанное с призраками, и задышала чаще, а шёрстка на ее ушках стала непрерывно щекотать мою кожу.

— Даже не верится, что подобное может сработать, но кто знает, ня, — закончив осмотр, заявила наша Доктор «Акула» скептическим тоном. — Скоро начнется основное празднование, стоит выдвигаться, ня.

Несмотря на протестующий няк, я поднялся и, собрав снаряжение, вместе с кошечками отправился на улицу, где уже вовсю ходили люди, наряженные в разномастные костюмы.

***

Эктоплазма призрака была обязательным ингредиентом зелья мастерства. Вызвано это было, скорее всего, тем, что привидения издавна считались своего рода промежуточной формой существования, вроде как душой, застрявшей в материальном мире. За счет ноотического преобразования подобные существа не исчезали полностью, как прочие монстры, а могли оставить нечто вроде слизи... К несчастью, неупокоенные души, обнаруженные нами в тринадцатом мире и создаваемые Ведьмами, были слишком слабыми и по классу не подходили, поэтому требовался именно «Призрак» или «Привидение» хотя бы уровня эдак десятого. С учетом того, что ни на кого из нас в обычном состоянии ментальные атаки не действовали, а всякие швыряния предметами бессильны против силового щита браслетов и ошейников, бояться было нечего.

Мы остановились в гостинице в спальном районе, но даже здесь число бегающей по частным домам детворы было просто невероятным. Нежить, белые простыни и всякие покрытые шерстью существа сновали по округе, бросая на меня и моих спутниц восхищенные взгляды.

— Дядя! Где вы взяли такой крутой костюм? — все-таки один из мальчуганов не выдержал и подскочил ко мне, явно решив попросить потрогать. Пожав плечами, я взял его за руку и, хихикая про себя, смотрел за тем, как его загримированное бледное лицо становится еще белее. Взвизгнув то ли от страха, то ли от восторга, мальчуган бросился наутек, когда его кисть прошла между ребер моей формы скелета.

— Даже не знаю, хороший ли из тебя получится отец, ня, — прищурившись, сказала Эн. Последнее время она что-то слишком часто затрагивала эту тему...

— Им весело, посмотри, ня, — сказала Эннет, с умилением смотря на восторженно рассказывающего что-то своим друзьям любопытного мальчугана.

— Пф. Мои котята не будут такими пугливыми, ня, — пробурчала Кейт, сложив руки на груди. — Пиво или жизнь! Ой. То есть, сладость или ... сладость, — захлопав ресничками перед открывшейся дверью, боевая нека немного растерялась, увидев радостных жителей одного из домов, а уж когда ей и впрямь принесли банку пива, настроение ее резко улучшилось.

— А я хочу конфету, ня, — тихо сказала Эннет, когда мы подошли к следующему дому. — Это... А ну дали мне вкусня-няшку! — зажмурившись, кошечка протянула ладошки вперед и не открыла их до тех пор, пока дверь уже не закрылась. Выхватив цветастый леденец, кошечка сразу запихала его в рот и принялась, мурлыкая, посасывать. И почему я возбуждаюсь?

— На главной улице начался парад, ня, — сообщила Эн, когда мерцание ее глаз прекратилось. — Пока что на удивление тихо для подобного размаха, ня...

— Еще не вечер, посмотрим, что будет в полночь, — предположил я, когда мы уже почти дошли до конца улицы, набрав увесистые сумки разных вкусняшек. — А это...

— Местная достопримечательность, ня, — тут же сообщила Эн, увидев, куда я смотрю. — Есть подозрение, что его изначально таким построили для антуража, а не побоялись сносить старую постройку, ня.

Кивнув, я продолжил рассматривать мрачный деревянный домище, расположившийся за зубчатым забором. Несмотря на потрепанный вид, можно было заметить, что жилье явно не в аварийном состоянии, и простоит как бы не больше, чем окружающие его простенькие домики из стандартизированных тонких панелей.

— Прямо логово Пеннивайза... Ну-с, если и будем пробовать сами кого-нибудь призвать, то лучше места не найти, верно?

Эннет сглотнула, с хрустом раскусив леденец. Ее ушки поникли, но она не решилась высказаться против, видя энтузиазм оставшихся кошечек. Но, видя, как я подхожу к калитке, осторожно заметила:

— Может, позовем Нолик, ня-а?

— Можно, конечно... Но если будем все время на нее рассчитывать, это тоже ни к чему хорошему не приведет, — ответил я. Соблазн был велик, но в критической ситуации, когда с Ноликом вдруг что-то случится, мы окажемся в опасности, так что стоит хотя бы на подобных небольших миссиях пробовать разные комбинации команд. Ками была с Иветт и Оудетт, Нолик — с Мику и Искрой, а вот Ар пришлось оставить дома, поскольку она так и не научилась толком контролировать пламя.

Открыв скрипучую калитку, я медленно прошелся по потрескавшейся каменной тропинке прямиком к не менее скрипучим ступенькам. Входная дверь была массивной, с металлическими колотушками вместо звонка, и я решительно постучал пару раз, прислушиваясь к свистящему ветру, разгоняющему опавшие листья.

— Здесь никто и не живёт, походу, ня, — скомкав банку, Кейт под моим строгим взглядом спрятала мусор в сумочку, а не просто выбросила в сторону. — У нас в таких сосунки днем тусят, так что я больше привыкла видеть подобные зданьица во всесжигающем пламени, ня-а! — злорадно рассмеявшись, Кейт машинально потянулась за своим карманным огнеметом, когда дверь приоткрылась, будто бы от сквозняка.

— И ничего тут странного, ня, — тут же сказала Эн, видя, как ее близняшка испуганно икнула. — Ты что, боишься привидений, ня?

— Недолюбливаю то, что не могут сожрать наниты, ня, — честно призналась нека-инженер, и я даже как-то немного успокоился от такого прямого ответа. Все-таки борец с нечистью, боящийся нечисти — это было бы слишком странно.

Внутри кто-то расставил несколько тыквочек, от огромных, до самых маленьких, так что зданьице вполне могло оказаться местом для одной из закрытых вечеринок, все-таки атмосфера здесь была подходящая... Сквозняк, пыль, посторонние звуки, будто бы сам дом живой и недоволен тем, что кто-то беспокоит его многолетнее спокойное существование... Подойдя к шикарной резной винтовой лестнице, я предложил осмотреть верхние этажи, поскольку на первом наверняка уже все обшарили те, кто приходил до нас.

На стенах висели гобелены и покрытые паутиной картины, изображающие не самую жизнерадостную публику из тех, что я видел. Похоже, что либо по легенде, либо на самом деле, дом принадлежал какому-то богатому семейству. Супруги были настолько похожи друг на друга, что я ненароком подумал о кровосмешении, но, возможно, это было видением художника. Отдельно была изображена молоденькая девушка, похожая на своих родителей: брюнетка с длинными волосами, миловидным личиком и превосходной фигуркой, легко угадывающейся даже под свободным на вид платьем. Красивые сиреневые глаза, казалось, прямо сейчас смотрели на меня, с какой бы точки я ни смотрел на картину, и от этого на душе оставалось двоякое чувство, так что в итоге я поймал себя на мысли, будто нахожусь внутри какого-нибудь фильма ужасов. Если все это — продуманный аттракцион или задумка арендодателей, выделяющих домик для вечеринок на Хэллоуин, то рукоплещу им стоя!

— Здесь написано, что семья Сангвис исчезла довольно давно, прямо в День Всех Святых, ня, — добила меня Эн вовремя подвернувшейся информацией. — Их молодая дочь, Ребекка Сангвис, числится погибшей, не дожив до своего двадцатилетия буквально несколько часов, ня. Причины смерти не установлены, официально указано — сердечный приступ, ня... Эх, мне бы ее вскрыть, я бы сказала наверняка, — последнюю фразу Эн пробормотала себе под нос очень тихо, но довольно кровожадно.

— Вот уж, блин, классно слушать такие истории в подобном месте, ня! — задрожав так, что кончики ушек мелко заколыхались, сказала Эннет, взявшись за хвостик. — Прекращай, пожалуйста! Ня-а!

— Да ладно вам, померла так померла, ня, тут никого нет, — зевнув, сказала Кейт, украдкой поставив на столик пустую банку, пока я «не видел».

Вздохнув, я не стал ругаться, с жалостью глянув на красивый портрет. В такие моменты и впрямь хочется сделать так, чтобы спасенных, пусть даже и не мной, было больше. Даже осознавая, что разорваться невозможно, немного печально осознавать, что такая красавица вдруг погибла, ведь она с деньгами семьи наверняка могла стать известной актрисой или моделью какой.

— Пойдем дальше, раз уж пришли, — коротко сказал я, оторвав взгляд от грустной девчушки, смотрящей на меня с полотна.

Густые ковры скрадывали наши шаги, отчего посторонние шумы и свист ветра, казалось, просто обволакивали нас. Но «Шепот» молчал, а я достаточно привык к тому, чтобы воспринимать в качестве опасности лишь подвывание давно умерших людей, все остальное могло быть пугающим, но чаще всего не было настолько опасно. Эннет, не выдержав напора атмосферы, стала тихо мурлыкать какую-то песенку, но, поймав себя на том, что это колыбельная, которой Путешественницы провожают души, попыталась быстро перейти на песенку из какой-то рекламы.

— Ух, какая спальня! Я бы тут зажгла, ня, — прервала молчание Кейт, увидев трехспальную кровать с балдахином, оказавшуюся за одной из резных дверей.

— Кровать мертвецов, ня-а, — побледнев, Эннет стиснула хвостик посильнее и испуганно мяукнула, когда я приобнял ее за плечи, отводя подальше от комнаты.

— А то больше негде потрахаться, любительница экзотики, ня, — недовольно прошептала Эн боевой неке, но та лишь пожала плечами и поправила широкополую шляпу.

— Вот так ванная, — теперь уже удивился я. Сколько бы мы не переезжали, все время размеры ванной были не особо впечатляющими, но даже так, шикарная квартирка Эн и даже купальыне помещения Башни меркли перед гигантским помещением. В центре находилось здоровенное джакузи, судя по всему, украшенное малахитом, смесители и сам душ были или позолоченными, или вообще из чистого золота. Как их только не украли...

Но куда больше восхищало исполинское зеркало со всю стену в инкрустированной самоцветами раме. Похоже, владельцы очень любили разглядывать сами себя во время водных процедур, или даже развлекались, рассматривая себя в зеркало. Хотя это может быть и моя пошлая фантазия, а неизвестный дизайнер таким образом пытался увеличить и без того громадную комнату в два раза.

— Лучше места не найти, верно? — с улыбкой сказала Кейт, выуживая из рюкзачка купленную в спиритической лавке атрибутику.

Эннет тихо мяукнула, протестуя, а Эн, со вздохом подойдя ближе, помогла боевой неке разложить пропитанную чем-то красным пергаментную бумагу с нанесенными чернилами словами.

— Быстрее скажем, быстрее поймем, что все это — суеверная чушь, ня, — добавила кошечка, бросив на меня взгляд.

Подойдя ближе, я взялся за руки с Кейт и Эн и, смотря в зеркало, в котором отражались лишь наши тускло светящиеся глаза, громко сказал:

— Кровавая Рэбби!

— Кровавая Рэбби!

— Кровавая Рэбби!

— Мяу! — испуганно някнула Эннет, когда Кейт закончила наш короткий ритуал. Шум в доме немного усилился, а затем где-то послышались шаги. С грохотом упала и покатилась по полу банка из-под пива, пока кто-то на нее не наступил, после чего она звякнула пару раз.

— Костя? Ня-а? Это... Аура же работает, правда? Здесь люди, ня? — осторожно уточнила Эннет, прижавшись ко мне. — Я не хочу никуда идти, давай останемся!

«Поиск» работает, но... Кейт, Эн? — желтые силуэты, окружающие меня, неожиданно переместились, так что мы с Эннет оказались вдвоем.

Операция "Halloween", часть 2

Эннет мелко дрожала, прижавшись ко мне, а я... Нет, именно страшно мне не было, но револьвер я все же призвал, заодно активировав тэнэбра форму. Тусклое фиолетовое свечение оружия, ушек и хвоста разгоняло полумрак громадной душевой, создавая атмосферу паранормальности, отчего кошечка и вовсе зажмурилась, стиснув хвостик до побеления костяшек пальцев. Забавно, что под шумок она схватила еще и мой хвост, из-за чего тихо охнула, почувствовав касание моей ауры на чувствительных рецепторах под шерсткой.

Силуэты Кей и Эн были сравнительно недалеко, в пределах дома, и, судя по движениям, с ними было все относительно в порядке... Не считая странности самого факта внезапной телепортации.

«Костя! Что... за...всплеск..» — по голосу я сразу узнал Нолик, но ментальная связь почему-то барахлила, поэтому приходили лишь обрывки фраз. Хуже того, наш обычный передатчик так и вовсе отключился, но из повторенных пару раз кусочков я мог выцепить главное.

Всплеск ноотического излучения! Я не ощущал ничего схожего с ноотической бурей или полем обработки вербинита, но если подобное и впрямь вдруг произошло здесь... Как минимум, весь город в опасности! И мы заодно...

Подхватив испуганно мяукнувшую кошечку за талию так, что ей пришлось лишь беспомощно болтать ножками, я подошел к открытой двери. Шум от неизвестного гостя больше не раздавался, а «Шепот» молчал, как назло, но выброс излучения вполне может блокировать подобное умение... В трубах раздался шум, на который я почти что машинально обернулся, и следом из глубины ванны ударил кроваво-красный гейзер.

— Сладость! Не гадость, сладость, ня-а! — неожиданно воскликнула Эннет, затрепыхвавшись в моих объятьях подобно пойманной рыбешке и, прежде чем я успел дать ей «Приказ», со звонким стуком каблучков спрыгнула на пол. Юбочка всколыхнулась вместе с передничком, открывая вид на белье неки. Не совсем понимая, почему вдруг акцентировал на этом внимание, я увидел, что кошечка построила нечто вроде крошечных стенок, чтобы жижа не добралась до нас.

Густые алые капли начали капать с испорченного потолка, с тихим бульканьем ванная продолжала и продолжала извергать жидкость, заполняя огромное помещение с удивительной скоростью, а в воздухе распространялся резкий запах... клубники?

— Так это не кр...

— Няет! — положив мне пальчик на губы, Эннет сердито нахмурилась и глянула на меня с укором, шевельнув ушком. — Костя, ноотическое...

— Ах, да.

Видя, что варенье, или чем это теперь являлось, нам не угрожает, я вновь переключился на слух и ощущение от умений. Осторожно выглянув з угол, сразу же навел оружие, но в длинном коридоре никого не было, а из-за ковра даже сложно оценить, передвигается ли кто-нибудь по дому сейчас или нет.

— Ня! — требовательно дергая меня за рукав, Эннет заставила меня обратить на нее внимание. Чуть надутые щечки и стоящие торчком ушки говорили о ее недовольстве, какая резкая смена поведения...

— Что такое?

— А ты приготовил мне подарок, ня?- с вызовом и не обещающей ничего хорошего улыбочкой спросила кошечка, не отпуская мою одежду.

Меня немного переклинило, должно быть, это защитный рефлекс всех мужчин, когда девушка задает внезапный вопрос, касающийся ее персоны... Несмотря на абсурдность и явно не самое подходящее время для подобного вопроса, я немного потянул время, чтоб ответить:

— Мы ведь все время вместе, когда бы я это сделал...

— Тю... Так и знала. Ня. Ты меня хоть любишь? — на мгновение мне показалось, что глаза неки вздрогнули, но то ли это было от захлестнувших ее эмоций, то ли вызвано излучением... Ясно лишь, что пора поскорее выбираться.

— Я же говорил. Давай позже с этим разберемся, а не тогда, когда остальные девчата могут быть в опасности, — торопливо сказал я, но кошечка неожиданно для меня дернула рукой так, что я чуть не влетел обратно в ванную. — «Приказ»!

— Остальные тебе важнее, да? Ня-а-а... — пробурчала кошечка, вмиг став спокойней после использования мной умения.

Видя, что больше выкрутасов пока не предвидится, я наконец-то выбрался в коридор, время от времени поглядывая на странно ведущую себя Эннет. Ее ушки поникли, а хвостик, от которого теперь не требовалась поддержка, безвольно повис, так что обиду можно считать вполне искренней, хотя сообщения об ухудшении отношения и не последовало. Прекратив трогать мою одежду, служанка-ведьмочка плелась позади, удерживая кончик моего хвоста, и даже не обращала внимания на то, что ее полосатые чулочки съехали до колена.

Продвигаясь бесшумно, я добрался до спальни, которая почему-то оказалась заперта. Мне туда, конечно, сейчас было не нужно, но оставлять странные двери за спиной тоже не слишком улыбалось. Выстрелив из револьвера в область замка, я просто-напросто снес кусок древесины вместе с фурнитурой и, толкнув дверь ногой, быстро осмотрелся. Кровать с балдахином оказалась покрыта грибами-паразитами, тускло светящимися в темноте голубоватым светом, а остатки ткани трухлявой паутиной давным-давно сползли на пол. Не менее старым выглядели и пол с потолком, но разглядывать дольше мне не пришлось, поскольку я услышал быстрый удаляющийся цокот каблучков.

Вновь подхватив безвольную кошечку, я рванул вперед, рассчитывая за поворотом увидеть вторженца... шаг, вскидывание оружия, выстрел! Но не мой. Пуля со свистом сплющилась, угодив в силовое поле, и бесшумно упала в толстый ворс ковра.

Низкая фигурка, принадлежащая незнакомой девчушке, в уверенной позе стояла в самом конце очередного коридора, выставив пистолет перед собой. Яркие сиреневые глаза — единственное, что можно было увидеть в полумраке дома, даже несмотря на то, что я прекрасно видел в темноте, будто сами тени скрывали внешность девицы.

Отпустив Эннет, я за доли секунды вызвал второй револьвер и, наведя метку, чтобы уж точно не промахнуться, открыл огонь. Первый сгусток — девчушка ловко отскочила в сторону, на лету разворачиваясь. Второй — тут же прыгнула зигзагом, оттолкнулась от стены, коснулась потолка, отпружинила от противоположной стены и, сделав в воздухе сальто, вмиг исчезла за поворотом. Лишь щепки остались валяться на полу, выбитые зарядами разряженных барабанов.

Чертыхнувшись, я бросился вперед, рассчитывая попробовать заблокировать девицу стенами Эннет, но кошечка на секунду задержалась, и момент был упущен. Обернувшись, я увидел, как заряд нанитов сжирает семейные портреты, не оставляя ни кусочка.

— И зачем?

— Не знаю, просто вдруг захотелось. Ня, — пожав плечами, кошечка миловидно и вполне искренне на вид улыбнулась.

«Нолик?»

Нет ответа. Все это скверно... Не думаю, что простая вещица из сувенирной спиритической лавки могла спровоцировать подобное, даже если учесть другие обстоятельства. Это будет из разряда сюжетных роялей, где главный герой находит супер-пупер меч среди никому не нужного хлама... или группа молодежи пробирается в старый дом и внезапно пробуждает древнее зло.

Постаравшись отогнать последнюю ассоциацию, чтобы еще чего неприятного не случилось, я добрался до лестницы, чтобы поскорее объединится с оставшимися девчатами. Скрипучие ступеньки шумели так, что любой желающий мог оценить, где именно сейчас есть посетители старого здания, так что мы с Эннет просто спрыгнули вниз, чтобы не терять время и заодно не привлекать совсем уж много внимания.

Однако внизу мои кошачьи уши легко уловили знакомый звук, который, впрочем, не должен был здесь раздаваться. Да и сам силуэт красноречиво говорил о происходящем... Зайдя в ближайшую дверь, ведущую в кабинет, выглядящий совсем по-новому, в отличие от трухлявой спальни, я увидел Кейт. Чуть спустив кожаные штаны и расстегнув блузку, она стояла возле столика и самозабвенно терлась клитором об угол. Ее ушки мелко подрагивали от возбуждения, пушистый хвостик задрал плащ, позволяя мне рассмотреть аппетитные ягодицы девушки, а сама кошечка вместе с мастурбацией с усилием сжимала свою грудь, покручивая сосочек между пальцами.

Дернув ушком, кошечка полуобернулась и, издав стон, посмотрела на меня подернутым поволокой взглядом, полным похоти и неудовлетворённого желания.

— Костя, трахни ме-ня! Я с ума схожу, хочу ощутить в себе твой толстый член, Костенька-а-а! — шумно дыша, нека развернулась ко мне и, прислонившись попкой к столу, стала яростно теребить клитор пальчиками одной руки, пока вторая продолжала расстегивать блузку.

Никогда не видел ее такой. Нет, Кейт всегда была одержима сексом, но она, пусть и шутила часто, прекрасно знала, когда это уместно... Правда, самое неприятное было в том, что я чертовски возбудился, увидев ее в таком виде. Разгоряченная кошечка, готовая принять в себя мой член в любую секунду, вымаливающая подобное... Ощутив, как стояк болезненно упирается в тугую нанитовую ткань, я сам себя похлопал по щекам и поспешил к кошечке, отметив, что Эннет вообще никак не среагировала на странное поведение нашей спутницы.

— Тише, моя милая, тише, — обняв Кейт сзади, я постарался своим прикосновением успокоить ее. Она была горячей, и задышала даже чаще, когда мои руки обняли ее. Тихо мяукая, Кейт потерлась о меня попкой, призывно мурлыкая и шлепая по мне хвостиком, но мне вновь пришлось использовать «Приказ», чтобы угомонить Путешественницу. Разочарованно някнув, Кейт медленно натянула трусики и штаны, после чего стала возвращать блузке былую аккуратность.

— Что с тобой произошло? — нейтральным тоном спросил я, и Кейт, не смотря на меня, ответила:

— Ничего особого, ня. Просто вдруг оказалась здесь, и жутко захотела секса, ня. А кто-то меня не захот...

— Ты не слышала выстрелы?

Дернув ушком, Кейт нервно облизнула губы, после чего все-таки ответила:

— Слышала, ня...

«Но была слишком занята самоудовлетворением, чтобы среагировать» — хотел было добавить я, но по стыдливому выражению лица было и так все понятно. Не думаю, что в обычной ситуации Кейт поступила подобным образом, так что исследование продолжается...

— Я понимаю, что без меня вы слишком никчемны, чтобы хоть что-то сделать, но может все-таки подойдете, ня? — неожиданно ожил передатчик, по которому с нами связалась Эн. Ее тон звучал настолько самодовольно, что я даже невольно скривился, но все же передал девчатам метку по направлению к движущемуся силуэту.

Эн бежала по одному из соседних коридоров, которыми был пронизан на удивление большой дом, и проскочив через затопившую половину коридора лужицу клубничного нечто, мы добрались до бегущей кошечки, которая даже не удостоила нас взглядом. Задрав носик к потолку так сильно, что это наверняка мешало неке следить за дорогой, Эн направлялась к задней части дома, держа в руке нанитовый пистолет.

Поворот, поворот... Не отвлекаясь на расспросы, мы оказались в громадной столовой, где по непомерно длинному обеденному столу, заставленному всевозможными яствами, бежал темный женский силуэт, выбивая из деревянной поверхности щепки и ошметки лака.

Заметив нас, незнакомка потянулась к сумочке, что висела у нее на плече и, выхватив несколько маленьких тыковок, будто какой-нибудь комиксовый гоблин, швырнула их в нашу сторону; ярко засветившись призрачным ядовито-зеленым светом, фонарики стали выписывать в воздухе восьмерки, норовя врезаться в нас в любую секунду.

Пока Кейт отстреливала взбесившиеся овощи, я вместе с Эн открыл огонь по девице, а притихшая Эннет быстро формировала маленькую пушку, раз уж для стены сейчас не было времени. Подпрыгнув так вовремя, будто у нее были глаза на затылке, темная девица проскользила по столешнице, разбрасывая тарелки, и следом сделала гигантский трехметровый прыжок; пытаясь подстрелить ее во время приземления, я с удивлением обнаружил, как девица отпрыгивает прямо от воздуха, будто бы повсюду были разбросаны невидимые платформы. Еще немного — и беглянка скрылась на кухне, следом раздался звон разбившегося стекла, и незнакомка слиняла на улицу.

— Вот ведь...

— Ха! Как и ожидалось от посредственностей, упустили, ня, — сообщила Эн, сложив руки на груди.

— Вообще-то ты тоже не попала, — парировал я

— Боялась вас зацепить, ня. Не нужно сваливать на меня свои неудачи, я и так всю команду тяну. Таков удел умной самодостаточной женщины, ня, — качнув хвостом, заявила Эн. — Бездарности.

Выдохнув, постарался успокоиться, но все же спросил:

— Вот как? Может, хочешь, чтобы я освободил твой сигилл? Устала от моего общества?

— Какой ты проницательный! Уже давно бы мог заметить, ня, — впервые глянув на меня, Эн усмехнулась. На ее личике читалось трудно скрываемое презрение, а радужки... Тоже на миг стали темнее, чем прежде, похоже, именно это я и видел у Эннет до этого.

— Ясно. Думаю, что самое время немного выпить и перекусить, раз цель все равно упустили, заодно обсудим наши разногласия, — примирительным тоном сказал, я, подходя ко столу. Блюда выглядели только что приготовленными, но это не значило, что стоит с упоением объедаться не пойми чем, хотя от обилия яств у меня засосало под ложечкой... Столько вариантов сочного мяса, дорогой сыр, изысканное вино, и много хэллоуинских блюд из яблок и тыквы, украшенных соответствующе. — Пробуйте, — добавил я будничным тоном, предложив каждой из кошечек свой вариант интересных на вид блюд.

Переглянувшись, девушки подошли к столу и по очереди подхватили то, что, им показалось, я предложил взять, поскольку фраза была произнесена волевым тоном, которым я обозначал «Приказ» еще во времена вербального применения. Одна, вторая, третья... Осторожно откусив по кусочку, кошечки как бы невзначай поглядывали на меня, пока я не подошел к Эн. Улыбнувшись, я положил руку ей на плечо и шепнул на ухо:

— Ну и кто ты такая? Если что-то сделала с моей милой кошечкой, я же высосу твою душу без остатка и отправлю в твой персональный ад навеки, тварь.

— Ня... Ха! — резко толкнув меня с такой силой, что силовое поле жалобно замигало, Эн прыгнула точно так же, как и незнакомка до этого, и скрылась на кухне, явно воспользовавшись уже разбитым окном.

— Мы ее найдем, Костенька, не переживай, ня, — хрумкая чем-то, сказала Кейт, уверено кивая.

— Да! Глупо было думать о том, что ты не заметишь подмены. Ня, — добавила Эннет, потихоньку попивая вино из бокала.

Чуть приобняв девчат, я наигранно улыбнулся. На самом деле ни одна не выполнила данный им «Приказ», поскольку я говорил одно, а в умении использовал другое...

Операция "Halloween", часть 3

На душе было мерзко из-за того, что какая-то неведомая тварь посмела повлиять на моих милых ушастиков. Можно было, конечно, укорить себя за то, что не взял с собой Нолик, но не факт, что и она с подобным лихо бы разобралась. Нет как признаков Темных, так ощущения излучения, так что происходящее было куда более запутанным, чем казалось на первый взгляд. Девчата не были чем-либо ментально ослаблены, чтобы попасть под воздействие, если только все не мешалось в кучу... Но как тогда я остался собой? Хотя, если задуматься, невольно мое внимание раз за разом оказывается приковано к девичьим прелестям, рассеивая концентрацию... Но это ладно.

На Эн я, конечно, не обижался за ее слова. Учитывая правдивость кошечек, они бы подобное выложили бы и сами с большой вероятностью, хотя, если любовь тому виной... Но вряд ли бы они тогда смогли в меня влюбиться, если бы изначально были недовольны. В любом случае, сейчас не о словах стоит думать.

Перемещения Эн мне заметны, так что потерять ее из виду можно не бояться. Если бы некто хотел ей навредить, для этого было гораздо больше возможностей. По этой же причине они вряд ли пытались навредить мне, ведь подобное приведет к гибели Путешественниц... Да, темная незнакомка воспользовалась пистолетом, но если принять во внимание недавно произошедшее, она точно связана с «кукловодами», так что должна быть в курсе того, что подобным оружием с нами ничего не сделать.

— Почему ты не бежишь за ней, ня? — поинтересовалась Эннет, держа меня за руку.

— Передал сообщение остальным, они перехватят быстрее, — солгал я, на что обе кошечки синхронно ответили разочарованным кивком. — Эннет, думаю, тебе стоит установить в главном холле защитные системы, чтобы быть готовыми к тому моменту, когда прыгунья вернется.

— А... Хорошо. Ня, — заморгав, сказала нека и, нехотя отпустив мою руку, бросила взгляд на Кейт, после чего ушла.

Я же, оставшись один на один с боевой некой, подошел ближе и снял с нее шляпу, которую она нацепила набекрень, а затем медленно погладил тоненькую ткань блузки, ощущая твердость сосочка под ней.

— Костя, ня... хи-хи, — облизнув губы, Кейт наблюдала за тем, как я медленно сжимаю и массирую ее грудь через блузку, после чего мило някнула, оказавшись вплотную ко мне. Положив свободную руку на обтянутую кожаными штанами попку, я звонко шлепнул кошечку, и та задышала чаще. В глазах мигнул сиреневый огонек, сменившись обычным цветом радужки Кейт.

Я прекрасно помнил эпизод с поселившимся внутри боевой неки призраком, который был совсем не рад тому, что его драгоценное тело кто-то трахает. Здесь же ситуация совершенно иная, поскольку «вселившаяся» сама просит, чтобы с ней занялись любовью. Не укрепит ли подобное позиции твари внутри моей милой Кейт? К счастью, есть идейка. Даже с подстраховкой, что редко в наше время! Учитывая, что кошечка одна, в ближнем бою я смогу с ней справиться за счет пассивок Мику и Иви, ей не поможет даже усилялка. Но все же надеюсь, что до подобного не дойдет.

Резким движением я развернул Кейт к себе спиной, и крепко обнял ее сзади. Откинувшись, кошечка томно замурлыкала, потираясь о меня ушком, пока я быстрыми движениями расстегивал ее блузку. Еще немного — и превосходные буфера оказались на свободе, чтобы через мгновение оказаться в моих руках. Чувствуя мой стояк, нека стала медленно тереться попкой о мой пах, не прекращая улыбаться, пока ее хвостик игриво шелестел о нашу одежду.

Взяв кончик ушка в рот, я довольно сильно стиснул губы, «покусывая» кошечку, на что та в ответ издала тихий стон, не открывая глаз. Ее ладошки легли на мои руки, прижимая к груди сильнее, а сосочки стали совсем твердыми, выдавая новую волну возбуждения Кейт. Высвободив ушко, она полуобернулась, чтобы заглянуть мне в глаза.

— Вставь, Костя! Вставь же! — девица распалилась настолько, что даже забыла мяукнуть, лишь нетерпеливый горячий шепот и животное желание самца в глазах.

Ничего не ответив, я продолжил лапать девушку, теперь уже слегка куснув ушко; охнув, кошечка чуть дернулась, но я ее держал достаточно крепко, чтобы не позволить упасть. Одной рукой я начал спускаться ниже, через пару секунд забравшись под облегающие штаны девушки прямиком в трусики, которые, казалось, уже промокли насквозь. Издав протяжный стон, когда мои пальцы коснулись клитора, Кейт прекратила попытки перетянуть инициативу на себя и, словно девственница, не знала куда себя деть, пока нежными круговыми движениями ласкал ее.

— Ох! В-внутрь.., — прижав одно ушко, поскольку второе все еще было в моей власти, кошечка сжалась, но снова издала стон, когда сразу два пальца проникли в ее лоно. От каждого медленного вхождения девушка тихо охала, никак не в силах привыкнуть к новым ощущениям, а я становился все напористей, не давая ей и секунды на то, чтобы опомниться. — Да! Да! Ищей... Некомант! — вцепившись ноготками в мою ладонь, орудующую у нее в штанишках, Кейт издала протяжный мявк, смешанный со стоном. Хвостик девушки тихо зашелестел от дрожи, а сама Кейт задышала глубоко, ощущая накатывающие волны оргазма. Черт... Несмотря на план, я сам был на грани того, чтобы просто не нагнуть неку, уложив на стол, и отодрать хорошенько... Стоп.

Попытавшись сконцентрировать на задаче, поскольку от этого зависела безопасность моих милашек, я постарался выглядеть невозмутимо, ожидая того, что скажет вторженка на результат моих действий. Прошло совсем немного времени, когда Кейт смогла распрямиться и, развернувшись ко мне, громко и призывно мяукнуло.

— Костя... Ну тебе ведь хочется... Трахни меня.

— Тебе мало, да?

— М-м. С тобой я готова заниматься этим круглосуточно, — ласково прошептала девушка, прижимаясь ко мне грудью и щупая область паха. Ня. — А еще лучше, если ты сменишь форму! Точно! Отдери меня здоровым хером ликана, ня! Ух! — мне показалось, что от разыгравшейся фантазии у кошечки даже слюнки потекли, но чем больше она уверялась в том, что я ее не подозреваю, тем больше отличалась от Кейт, но последнее предложение девицы меня несколько смутило. Она — какой-то монстр в теле Путешественницы, или просто фантазерка, в глаза голого мужчину не видевшая и считающая, что чем больше пенис, тем больше удовольствие?

— Звучит лестно, — похотливо улыбнувшись, сказал я. — Но... Как говорят, не подмажешь — не поедешь. На колени, — прозвучало достаточно властно, чтобы кошечка сразу послушалась. Неотрывно смотря на холмик под тканью, она широко раскрыла глаза, когда перед ее личиком возник моя стояк. Заморгав сиреневыми глазками, девушка не удержалась от довольной улыбки и, осторожно положила ладошку на ствол.

— М-м... Я не думала, что у обычных мужчин... А, — поняв, что начала говорить что-то не то, Кейт тут же обхватила головку губами и стала неуверенно облизывать сочащийся смазкой кончик. Снова и снова шершавый язычок убирал свежие капельки, но никак не дотрагивался до чувствительного места... Чуть нахмурившись, я схватил Кейт за ушки и, вогнав член поглубже в ее ротик, прижал голову девушки к столешнице. Подложив шляпу, я стал медленно вгонять фаллос как можно глубже, касаясь головкой глотки и наблюдая за тем, как зажмурившаяся кошечка охреневает от охвативших ее чувств. С одной стороны, она получает удовольствие от того, как мое поле стимулирует ушки «вторженки», а ведь это ненамного хуже, чем ласки клитора; с другой — ее ротик впервые принимает в себя член, и она просто в шоке от подобного.

Обдавая мой повлажневший от слюны ствол дыханием, кошечка тихо мяукала, позволяя мне делать с ней все, что хочется. Подхватив Кейт, я стряхнул часть блюд со стола и уложил кошечку на спину, позволив ее голове свеситься с края, после чего сразу же продолжил. Опираясь на ее роскошную грудь, я методично вгонял разгорячённую плоть, чувствуя, как сладостное ощущение резкими волнами нарастает, накрывая с головой. Еще немного... Удерживая голову Кейт, я уперся головкой в ее щеку и, слегка оттянув, даже тихо застонал, настолько сладостным и необычайно ярким оказалась вспышка наслаждения, пронзившая все мое естество. Густая сперма вливалась в ротик девушке, и та машинально сглатывала, ошеломленная происходящим.

Медленно вытащив, я благодарно погладил кошечку между ушек и, проведя головкой ей по губам, улыбнулся, видя замешательство в сиреневых глазах.

— Это... Это неправильно! Почему рот, это... Уф! Еще раз! Ня! — сжав кулачки, Кейт приподнялась на столе, а вид у нее был крайне недовольный, несмотря на то, что она сейчас была снова возбуждена. — Слышишь, нет?! Ня-а! — гневно потрясая ушками, девушка снова охнула, когда я ловко развернул ее на гладком столе, в итоге уложив на живот.Резким движением сдернув штаны до колен, я звонко шлепнул девицу по заднице, оставив ярко-красный след, и нека тут же замолчала, предвкушая продолжение.

— Как ты могла забыть, что мне одного раза мало?

Слегка раздвинув ягодицы Кейт, я провел все еще влажной головкой по нежной кожице промежности, перепачкав член в обильной смазке кошечки. Водя то по щелке, то по розочке ануса, я удерживал кошечку за основание хвоста, чтобы она не шевелилась.

— Да... Да! Наконец-то.., — с одержимостью маньячки бормоча себе под нос, Кейт поглядывала назад, сосредоточившись на ощущениях, когда... — Нет! Не туда! Это же попа! Ты что, девственник?! Ня-а!

— Я и хотел, милаш. Твоя попка такая сочная, грех не попользовать, — добавил я, проталкивая головку внутрь. Казалось, что Кейт сама пыталась сжать сфинктер в попытке не пустить меня, но я пропихнул член внутрь и стал медленно двигаться, ощущая, как плотно зажала меня девица. — Тише, тише...

Забарабанив кулачками по столу, Кейт в итоге попыталась дотянуться до меня, чтобы ударить, но я был сильнее. Наращивая темп, я трахал ее все яростнее, прекрасно видя, как нека бесится, уже смирившись с тем, что придется дождаться, пока я смогу насытиться ее телом. Слегка натягивая хвостик, я бесил ее еще больше, вынуждая самостоятельно насаживаться попкой на член, а уж когда к моим шлепками добавились тихие непроизвольные постанывания, Кейт взвыла от бессилия.

Силуэт Эннет резко переместился, спеша в нашу сторону хотя бы для того. чтобы усилить боевую неку общей аурой Путешественниц, судя по всему, но я отшвырнул в ту сторону заготовленный тетраграмматон, и новосозданный голем благополучно загородил проход, а сама Кейт, похоже, вообще не обратила внимания на перемещение своей союзницы. Открыв рот, она тихо стонала и мяукала, царапала ноготками столешницу каждый раз, когда мой член входил в ее попу по основание, но ничего не говорила.

Продолжая удерживать непокорный пушистый хвостик, я навалился на девчушку всем телом и стал буквально втрахивать в стол; ее тугая попка настолько восхитительно обволакивала член, что я уже снова был готов кончить, еще немного... Отпустив хвост, я крепко обнял Кейт, одной рукой схватив ее за шею и вынудив выгнуться ко мне. Смотря мне в глаза, кошечка слегка дернулась, когда сперма влилась внутрь нее, но не отвела взгляд, даже когда я не стал вынимать.

— Почему? Тебе что, сложно? Ня...

— Может, мне нравится анал? Я буду сношать твою попку все эти несколько часов до Хэллоуина, милаш, — ответил я, целуя неку в нос.

— Нет!

— Да! Снова и снова, раз за разом, пока мне не надоест, — уверил я девицу, чувствуя себя немного опьяненным от очередной волны наслаждения.

Мигнула искра, будто из ниоткуда появилась молния, а следом по столу метнулся силуэт. Вблизи я понял, что он больше всего похож на сгусток черного тумана, настолько плотного, что издали его легко перепутать с тенью человека. Яркие сиреневые глаза сверкнули злобой, но выстрел вновь не попал, несмотря на то, что я использовал помощь в прицеливании. Темная энергия зарядов револьвера разбила пару супниц, а затем и силуэт Эннет куда-то смылся из дома следом за скрывшейся на кухне незнакомкой.

— М-м. Ты меня усыпил, чтобы трахнуть в попку, ня? Вот так ты затейник, любимый, это что, месть за тот раз, когда я тебя оседлала сразу после операции? — со смешком сказала Кейт, смотря на меня с хитринкой. — И привкус... Ня, какие у тебя интересные фетиши появились, но я бы ведь и так все разрешила, ня...

Вынув член из Кейт, я услышал ее разочарованный вздох, после чего развернул кошечку к себе и прижал изо всех сил, так сильно, что нека испуганно мяукнула сперва, но затем тоже крепко меня обняла.

— Миленькая моя Кейт, ты здесь, — улыбаясь, я целовал кошечку снова и снова, на что та отвечала удивленными, но радостными няками.

— Я знаю, что ты меня любишь, Костя, ня. Но какого хрена здесь все-таки произошло? — одеваясь, спросила кошечка, и я бегло изложил ей произошедшее. — Ха! То есть, ты нам опять изменил с призраком, ня? Похотливый... Тем и дорог. Но вообще у меня какая-то агрессия и зубы скрипят, надо пристрелить этих засранцев, ня, — уже серьезней сказала нека, и мы отправились к выходу из особняка, благо кое-кто уже успел поразбивать окна, так что даже дверь разыскивать необязательно.

По ярко освещённым улицам вовсю растекалась клубничная жижа, измазав весь квартал настолько, что все стало напоминать производственную аварию на кондитерской фабрике. Но это никак не сказалось на празднующих — разномастные «зомби», «вампиры» и «привидения» смеялись, ходили по домам с полными сумками конфет, покупали в установленных повсюду палатках всякую вкусную дрянь и сувениры, в шутку пугали друг друга и...

Пока Кейт пыталась по следам определить, куда именно могли отправиться тени, я уловил «Шепот», стоило лишь немного отойти от дома. Причем целей было так много, что голоса просто терялись в догадках, куда меня направлять. Стараясь не слишком пачкаться клубникой, я перепрыгнул сразу на тротуар и увидел сразу несколько аур Темных, расположившихся в каждом, абсолютно каждом доме поблизости. Но они либо не шевелились, либо медленно вышагивали по комнате, будто бы занимаясь своими повседневными делами. Неужели весь город захватили вселяющиеся в живых призраки?!

— Ня! Любимый. У них мизерные уровни, спасти умниц важнее, ня! — крикнула Кейт, ткнув стволом револьвера в сторону перекрестка.

Глянув на часы, я увидел, что до Хэллоуина осталось куда меньше, чем я думал. Меньше часа! Кивнув, я бросился вперед, не слишком обращая внимания на радостные крики окружающих.

Операция "Halloween", часть 4

Конечно, с учетом того, что силуэты видны, потерять девчат было бы проблематично, но подобная информация не слишком-то помогала ориентироваться в незнакомом городе, где перекрытые для движения дороги и многочисленные палатки создавали своего рода лабиринт. Даже пришлось заглушить «Шепот», поскольку из-за обилия целей я больше терялся, чем был настороже.

Кейт бодро бежала вперед, маневрируя в толпе и выискивая даже самые узкие дорожки между домами, отчего в такой момент я не мог ей не гордиться: передо мной была не просто похотливая влюбленная кошечка, а профи, которая и до встречи со мной отправила не одну сотню темных тварей обратно в небытие, и сейчас напала на след.

К счастью, местные либо не обращали на нас внимания, слишком увлеченные праздничной эйфорией, либо считали револьверы кошечки бутафорскими, но отсутствие паники тоже было нам на руку, хотя я в любую секунду ожидал криков ужаса из-за атаковавших Темных... Оставлять за спиной столько потенциально опасных тварей казалось безумием, но если речь о спасении девчат, то выбор очевиден. Хреново еще и то, что ментальная связь с остальными не только не наладилась, а вообще исчезла. И на Сишку надежды никакой... Судя по всему, и с использованием телепортации из-за излучения тоже беда, иначе бы кошечки уже оказались рядом со мной, или хотя бы Мику использовала свой скачок... Лишь бы с остальными тоже все было хорошо.

Очередной перекресток привел нас на сравнительно безлюдную улицу, где размеры дороги не позволяли устроить массовые гуляния, так что кроме парочки местных жителей в костюмах поблизости никого не оказалось. В воздухе витал неприятно резкий аромат ванили, пока я не увидел источник: из нескольких домов, прямо из окон, вываливались густые хлопья белесой субстанции, от которой ощутимо веяло холодом. Детвора, успевшая насобирать в ведерки клубничного желе с соседних улиц, вовсю наводила себе клубнично-ванильный десерт, после чего мелюзга с перемазанным рожицами убегала на поиски новых сластей.

— Похоже, что здесь, ня, — вновь используя ствол револьвера, как указку, сказала Кейт, указывая на очередной обветшалый дом. То ли местный город так сильно разросся, и подобные постройки оставили в качестве памятников архитектуры, то ли кто-то подрабатывал на общем помешательстве Хэллоуином, специально выстраивая разномастные пугающие особняки.

В отличие от первого, новое здание было выполнено в виде небольшого замка, будто бы какой-то богатей фанател от историй о Трансильвании. Даже на дворе за забором с облупившейся краской висел какой-то жутковатый туман. Помня о том, что сущность, жившая внутри Кейт, напоминала по своей структуре подобное, я заблаговременно превратился в нежить и, подождав, пока нека нацепит рунную защиту из воздушной эссенции, мерцающую вокруг ее тела полупрозрачной пеленой, направился на территорию здания.

Поросшая мхом тропинка из булыжников, очередные скрипучие ступеньки... Все это вызвало бы чувство дежа вю, если бы не обилие монеток повсюду. Кривые, будто бы бракованные, они устилали землю и часть пола веранды неровным ковром из металла, тускло поблескивая в неровном свете тыквенных огоньков; да, даже здесь несколько жутковато оскалившихся овощей стояли на страже покоя владельцев дома.

Ощущая присутствие Темных, я положил одну руку на рукоять меча, а второй крепко сжимал револьвер, после чего пнул дверь, снося ее с петель, и сразу же оказался в огромном каменном зале, где под потолком висела усеянная подплавленными свечами люстра. Прямо перед нами с Кейт находился монстр, иначе и не назвать: несмотря на то, что его тело было человеческим, рост существа был около трех метров, а вместо головы была одна из множества тыкв, подсвеченная фиолетовым излучением. В руках у безголового чудовища был энергетический топор, на манер косы Смерти, одного из Всадников Апокалипсиса, а рядом стояла механическая лошадь. Из пасти животного вырывалось некротическое пламя, и, стоило нам навести на Темных оружие, как они пришли в движение.

Разделившись со своей коняшкой, всадник бросился по дуге в нашу сторону, занеся топор над головой; первый же выстрел сбил часть кожуры с тыквы, хотя я и не был уверен, что изначально безголовому существу навредит подобное повреждение... Кувырок, выстрел, еще один — дистанция сократилась, и, чтобы не угодить под топор, я отклонил его лезвие вербинитовым клинком, на ходу зачитывая активирующий верб. Лезвие тыквоголового выбило искры из моего меча, после чего со всей силы врезалось в пол, проделав глубокую прорезь прямо в камне; энергоструктура не застряла в поверхности, позволяя монстру сразу же атаковать снова, но я оказался быстрее: подсвеченный тэнэбрической энергией клинок по короткой дуге приблизился к громоздкому телу твари и... ударился о сферическое поле, которое после активации отбросило меня в сторону.

Дьявольски расхохотавшись, тыквоголовый играючи выписал несколько пируэтов топором, медленно приближаясь, а я в это время отвлекся на Кейт.

Ее дела были примерно на том же уровне, что и мои... Для коняшки даже столь большой зал, что оказался в этом мини-замке, все равно был маловат, так что толком разогнаться ей не удавалось. Кошечка же за счет моего «Усиления» с легкостью перепрыгивала любую атаку животины, уворачиваясь от вспышек некротического пламени, но из-за постоянного движения воспользоваться винтовкой ей не удавалось, а револьверные пули даже с разными эссенциями толком не повреждали броню лошади.

Если здесь принцип тот же, что у Всадников, то без подготовки с ним не справиться... Порождение Хэллоуина, очевидней всего, что его питает сам праздник, все те, кто его сейчас празднуют... Если моя догадка верна, то сильнее существа здесь сейчас и не встретить, но довольно очевидно, что тварь просто пытается нас задержать или вынудить переместиться — все же Некоманта укокошить тоже не самая простая задача.

Изменив форму на ликана, чтобы стать быстрее, я направился прямо в сторону тыквоголового, чья рожа исказилась в злобной ухмылке, несмотря на то, что была просто вырезана в шкуре овоща. Вновь выбив сноп искр от столкновения нашего оружия, я поднырнул под обратный удар, которым тварь пыталась отсечь мне руку и, вместо того, чтобы пытаться ударить мечом как в прошлый раз, попробовал использовать энергокогти, но защита опять свела мою атаку на нет — сделав сальто в воздухе, я проскользил по полу несколько метров. Ясно. Такая же абсолютная защита, которую не взять ничем, хоть используй кристалл меча на полную, хоть рассчитывай на использование космической эссенции, которую нигде сейчас не найти.

Выпад, выпад, выпад... Уйдя в глухую оборону, я лишь ловил грубые, но мощные удары твари без всякого намека на мастерство. Впрочем, сам тыквоголовый был не против того, чтобы молотить по моему мечу, даже не пытаясь схитрить и использовать какой-нибудь трюк, чтобы попробовать прикончить меня или Кейт.

Кошечка тем временем, повинуясь моим указаниям, во время прыжков расставляла руны по периметру зала, и, когда кольцо силовых линий сомкнулось, резко рванула в сторону монументальной каменной лестницы, ведущей наверх. Я же в этот момент обошёл всадника сбоку и вновь сделал выпад, намереваясь поразить тело существа, после чего полученного импульса оказалось достаточно, чтобы оказаться сразу рядом со ступеньками. Хлопнув в ладоши, Кейт даже слегка пошатнулась, ощутив потерю сил от применения нескольких десятков рун, но вид полностью замурованного каменно-ледяными стенами зала был выше всяких похвал...

— Я в порядке, ня, вперед, — отстранив мою руку, Кейт шустро побежала наверх, и, слыша, как барабанит монстр внизу, я тоже будто получил заряд скорости.

Еще один зал, поменьше, но куда богаче, особо забавным может показаться то, что у противоположного конца можно заметить проход в ванну... Странная архитектура, либо кто-то изменил планировку под свои нужды. Цветастые знамена с неизвестными мне гербами, выцветшие картины, на которых ничего нельзя рассмотреть, и два самых настоящих трона, окружённых поблескивающими монетами, часть которых покрывала пол точно так же, как и на улице.

Позади тронов было гигантское окно, через которое можно было разглядеть аномально большую Луну, причем диск был практически идеально ровным... сегодня еще и полнолуние? Но все это было не важно по сравнению с тем, что в ближайшем от меня кресле восседала... Эн полагаю. Или все же Эннет? К сожалению, тяжело было это определить, поскольку обе сидящих на тронах кошечки сейчас выглядели одинаково. Серебристо-белые волосы, светящиеся алым глаза, время от времени помигивающие сиреневым оттенком, и странного вида камзол на голое тело, открывающий вид на смелое декольте... Еще и грудь стала одного размера.

Синхронно положив одну ногу в облегающих ботфортах на другую так, чтобы можно было видеть бледную кожу бедер, неки прищурились. Странные у меня акценты в наблюдении за ними... Как только я себя вновь поймал на подобной мысли, почувствовал некоторое отрезвление. Даже Кейт почему-то замерла, до конца не веря, что кто-то вот так запросто пользуется телами наших близняшек.

Щелкнув взведенными курками, я навел оба вновь призванных револьвера на девушек.

— Лучше оставьте моих любимиц по-хорошему. Я лучше пристрелю их сам, чтобы потом воскресить и искупить вину за их боль, чем позволю какой-то твари и дальше осквернять их тела, — холодным, не терпящим возражений тоном процедил я, отчего Кейт даже дрогнула, но ничего не сказала, видимо, соглашаясь.

Я не знаю, как их освободить. Пусть с Кейт и сработало, но мотивы остальных теней были иными, так что... Если бы я хоть понимал, как неки вообще оказались подвержены подобному, когда у всех Путешественниц ментальная защита достаточно сильна, чтобы противостоять любым Темным... Или здесь в воздухе есть что-то, что мы упустили? Излучение виной? Чёрт! Неизвестность буквально сжирает изнутри...

— Некомяунт.., — коротко сказала одна из Эн, продолжая смотреть на меня с прищуром.- Почему ты с таким упорством хочешь мне помешать? Ня, — ушко девушка раздраженно шевельнулось, но на личико она оставалась спокойна.

— Это неочевидно? Все равно, что спросить, почему повар с таким упорством пытается приготовить блюда. Каждый занимается своим делом...

— Тоже верно, ня...

— Хватит риторики, не стоит думать, что болтовней ты себе продлишь жизнь, — прервал я неку. — Считаю до трех. Раз.

— Костя, стой, — резко вскочив, Эн сделала несколько шажочков ко мне. — Любимый, не надо, ня-а-а.

— Два, — прикусив губу, я сглотнул но не убрал перекрестье со столь знакомого милого лица.

— Третья изолированная Энергосфера, код ХП-666, Ноолис Марго, урожденная Ребекка Сангвис или просто Рэбби, — выпалила девушка, со слезами на глаза смотря прямо на дуло пистолета.- Я отпущу твоих девочек, просто выслушай!

— Ты могла узнать от девчат о существовании Энергосфер, — с подозрением сказал я, но ствол револьвера слегка опустил.

— Придумаешь такое, ня.., — мелко дрожа, девушка бросила взгляд на большие старинные часики и обняла сама себя, пока вторая Эн сидела неподвижно с закрытыми глазами. — Стертая из баз данных Операция «Хэллоуин», по нормализации ноотического излучения силами воплощенных. Смотри!

Зная, что обычно в такой момент главгаду легче всего ударить исподтишка, я напрягся, но где-то в глубине души ощущал, что девушка может быть права. Но если она просто и дальше потянет время... Придется выбирать.

Торопливо выстукивая каблучками по полу, нека почти бегом добралась до одного из окон в дальнем конце зала и резко распахнула его. Серебристые волосы кошечки чарующе засверкали в лунном свете, а прядки разметались по плечам от сильного ветра; зал быстро наполнился ароматами сладостей, и, когда нека требовательно мяукнула, я все же подошел, оставив Кейт контролировать ситуацию.

Из окна можно было увидеть дом, находящийся по соседству. Простенький, с небольшим садом на заднем дворе, он ничем особым не выделялся, так что мне сразу пришла мысль о том, что Рэбби решила меня надурить, пока я не проследил за указательным пальцем девчушки.

Уже настолько привык к приглушенному «Шепоту», что даже не заметил — внизу был один из Темных... И люди. Женщина лет сорока или около того, парень, возможно, моего возраста — они улыбались, стоя рядом с полупрозрачным силуэтом, подсвеченным моим «Поиском».

— Вот здесь мы посадили розы, как ты и хотел, дорогой, — с радостью объявляла женщина, осторожно касаясь ярко-розовых бутонов цветов, которые каким-то чудом спокойно переносили осень. — Что скажешь?

— Чудесно, — явно растрогавшись, призрак опустился на колени рядом с цветами и провел рукой рядом с ладонью жены, отчего растение слегка заколыхалось. — Спасибо... Простите, что я так рано ушел, — добавил мужчина спустя небольшую паузу, посмотрев по очереди на парня и женщину.

— Пап, не начинай, от этого никто не застрахован, — ободряюще улыбнувшись, сын Темного подошел ближе и будто бы обнял силуэт. — Тем более — праздник, давайте лучше веселиться! — поспешно добавил парень, стараясь поскорее сменить явно больную тему.

Переглянувшись, супруги ответили кивком и, взявшись за руки, медленно пошли в дом.

— Теперь ты понял, ня? — тихо спросила Эн, стараясь заглянуть мне в глаза. — Весь город, вся планета с нетерпением ждет праздника... У всех есть погибшие, бабушки и дедушки, родители и дети, сестры, братья, возлюбленные... Это их шанс каждый год вновь побыть вместе!

— Они все равно Темные.

— Здесь никто не ждет чудищ, наша Энергосфера изолирует импернегати, чтобы тэнэбризация была контролируемой... Хотя это и непросто, ня, — ответила кошечка, сложив руки под грудью. — Но все это слишком трудновыполнимо и дорого, чтобы повторить в каждом мире...

— Люди же все равно исчезают, — продолжил давить я, и кошечка сморщилась.

— Да... Но я не забираю тех, кто этого сам не желает. Ня.

— И монстр внизу так, для антуража, чтоб праздник поддержать? — бросив взгляд на часы, я все еще не опустил оружие. — Отпусти их.

— Хорошо. Прости, что атаковала, я сначала подумала, что ты Ищейка, — грустно улыбнувшись, девушка посмотрела в сторону второй Эн, и около той сверкнула молния, формируясь в еще один силуэт, который сразу же скрылся в соседней комнате, преодолев пару десятков метров зала за один прыжок. Голографический камуфляж отключился, и ведьмочка-Эннет открыла глаза, удивленно осматриваясь по сторонам, пока не вжалась в кресло, увидев, что Кейт целиться в нее.

— Няа-а-а! Ч-что, почему?! Ня хочу! Костя!

Передав девушке, что все хорошо, я вопросительно глянул на оставшуюся в чужих лапах неку.

— И?

— Можешь хотя бы выслушать еще немного? Минута роли не сыграет, а там... Сам решишь, — отведя взгляд, Эн посмотрела в окно, где кто-то запустил фейерверки, взрывающиеся цветастым калейдоскопом красок в ясном ночном небе. Видя, что я молчу, кошечка кашлянула и сказала: — Местные люди слишком ментально слабы, как и многие другие. Без долгой подготовки они не способны контролировать мысли, погрязнув в своих мимолетных желаниях, злобе, зависти, и прочих мелочных потугах, ня. Поэтому любая Ищейка может сбить и без того шаткое равновесие, приведя сюда бакенеко, вот я и пыталась обезвредить тебя... Все же эти кошачьи духи — мощные Темные, неподвластные нашему воздействию, и любое их вмешательство может пошатнуть с таким трудом установленное равновесие!

Видя по моему непроницаемому лицу, что чужие проблемы меня, мягко говоря, мало волнуют на данный момент, Эн поспешила оправдаться:

— Дифферы в условиях повышенного излучения легко смогли использовать созданные нами же телами путешественниц в качестве сосуда, хотя мне все же стоило их проконтролировать.

Ага... Частично ясно, хотя это, видимо, какие-то понятия Энергосферы, слишком далекие от обычных. Будто прочитав мои мысли, кошечка пояснила:

— Осколки сильных желаний, эмоций, далекие от полноценных личностей, но достаточно инициативные, чтобы действовать самостоятельно, пытаясь насытить свой ментальный голод. Ня. Мои желания.

— Так Кейт поэтому...

— Да. И не только, — даже не смутившись, ответила Эн.- Влияние Энергосферы усиливает наши желания, разве ты сам не подметил, как хорошо тебе было? Это еще один аспект праздника, наряду с эктоплазмой, в которую превращаются отсеянные нами импернегати минусовых миров. Детвора жаждет сладостей, взрослые хотят денег, но все местные слишком слабы в ноотике, чтобы создать что-то более сформированное, чем бесформенные сласти и осколки поблескивающего металла, ня, — вздохнув, пояснила нека. — Все сегодня получают многое из того, о чем грустят, кроме меня. Сферы-шмеры, я просто призрак давно погибшей девушки, только и всего. Ня.

— Довольно неожиданно.

— А как обидно... Нулевой мир нас бросил, ведь не зря же мы «изолированные», — с издевкой процедила нека сквозь зубы. — Меня посчитали достойной кандидатурой, достаточно любящей этот мир, чтобы Вознести наряду с остальными. Единственная из семьи, даже мой жених... и тот превратился в Ночной Кошмар, оберегающий меня раз в году, но не способный утолить мои желания, — улыбнувшись уголком рта, девушка показала пальцем куда-то вниз, явно имея в виду тыквенноголового.

— Как печально, ня-а, — прошептала Эннет, прижав ушки к голове и взявшись за хвостик.

— Грустно и грустно, мало кто живет, катаясь в шоколаде, ня, это не повод отыгрываться на других, ня, — пробурчала Кейт, краем глаза приглядывая за соседней комнатой.

— Согласна, — пожав плечами, ответила Ребекка. — Но каждый имеет право на свою капельку счастья. Если ты тоже так считаешь, последуй за мной... Или не ходи. Все равно через полчаса я исчезну, — фальшиво улыбнувшись, Эн закрыла глаза, и яркая молния создала еще один силуэт, исчезнувший в пресловутой комнате. Нека начала заваливаться, и я тут же подхватил ее, видя, как отключившаяся голограмма вновь возвращает ей вид «Доктора Акулы». Правда, грудь почему-то все равно кажется больше, чем раньше, но почему меня это сейчас заботит?

Медленно открыв глаза, Эн уставилась в одну точку и, когда я провел у нее рукой между ушками, тихо мяукнула, подтверждая, что с ней все хорошо. Переведя взгляд на мое лицо, девушка долго всматривалась, пока, наконец, не сказала:

— Иди, ня, не сомневайся. Она уже помогла стольким, пусть и сама получит хоть что-то взамен, ня. Кроме нас все равно никто не посещал этот мир уже десятки лет, и вряд ли еще придет, ня...

Похоже, что умница видела мои колебания. Всегда есть место для трюка, но, раз девушка уверена, и не находится сейчас под действием так называемого диффера, как я уже проверил, стоит хотя бы полюбопытствовать. Да и не сказать, что меня полностью оставила равнодушным история Ребекки.

Пройдя по залу, я зашел в соседнюю комнату, откуда уже было слышно мерное гудение. Еще один предбанник, который, похоже, отводил эктоплазму от основной системы ванной в одну из комнат, и, открыв дверь, я увидел своеобразный стеклянный гроб. Ну это на первый взгляд, конечно, по факту это было какое-то техническое устройство, подключенное к трубам и странноватому посверкивающему агрегату, которым впору всяких чудищ Франкенштейна оживлять.

Самая густая из теней, рядом с которой лежал пистолет на столике, склонила голову набок и, ничего не говоря, подошла к устройству, где исчезла в очередной вспышке. Буквально через пару мгновений крышка контейнера открылась, и в дымке я увидел... В общем-то, я ее уже видел, молодая красавица семьи Сангвис, брюнетка с яркими сиреневыми глазами. Соблазнительная фигурка подчеркивалась эротичным бельем, в том числе полупрозрачными трусиками и кружевными чулочками на подвязках, но странным было наличие больших кроличьих ушек и короткого пушистого хвостика, все — с черным мехом.

Выпрыгнув из контейнера, Ребекка качнула ушами, будто привыкая, и сделала пару шагов ко мне в нерешительности.

— Спасибо, Костя.

— Да... Как бы не за что.

— Возможно, что для тебя — так, но я очень ценю, — закусив губу, девушка сделала еще шаг и, коснувшись моей кожи, мелко задрожала. — Я больше не одна... Хотя бы на эти пару-тройку десятков минут, — торопливо вытерев дорожки от крупных слез, что покатились по щечкам девушки, Ребекка шмыгнула носом. — Неужели тебя не удивляет...

— Кролик? Ну, после кошечек и лис как-то не очень, — усмехнувшись, ответил я.

— Это все ноотическое преобразование! Ребятишки не воспринимают меня, как зло, считают, что я кролик... вроде пасхального, — улыбнувшись, крольчиха потрогала свои ушки. — Вот и результат.

— Тебе идет. Но... Уверена, что ради этого звала меня?

— Я так рада обществу живого человека, что немного растерялась, — сглотнув, Рэбби решительно кивнула, качнув ушами. — Ты ведь уже понял мое желание?

— С праздником, Ребекка, — тепло произнеся эти слова, я выудил из кармана нанитовой ткани одну из кристальных батарей. Не думаю, то она здесь может пригодиться, но выглядят они все равно достаточно красиво.

Ахнув, девушка дрожащими ладошками приняла мой подарок и стала покачивать его, словно убаюкивала младенца. На кристаллик падали одна слеза за другой, но я надеялся, что это все-таки слезы счастья, а не последствия боли от материализации.

— Как ты хочешь провести свадьбу? — сев на стул неподалёку, я позволил радостной девушке сесть мне на колени. Она сразу же начала наперебой рассказывать о каретах, платьях, странноватых блюдах, нужном количестве свечей, украшениях зала и всевозможных мелочах, так важных для любой девушки с самых малых лет. Оставалось только догадываться, сколько тысяч раз погибший кролик представляла, как идет под венец со своим женихом, как они в первый раз целуются, танцуют первый танец...

Утянув меня за руку, Ребекка и впрямь затеяла какой-то вальс, в котором я не отдавил ей ноги разве что за счет повышенной пассивками ловкости. Называя меня чужим именем, девушка полностью погрузилась в свою фантазию, по крайней мере, так мне казалось, пока она не остановилась, шумно дыша после активных плясок.

— Спасибо! Костя, — Ребекка вновь назвала меня верно, так что наверняка отдавала себе отчет в происходящем. — Я не твоя любимая, и ты не мой жених, но все же... Я умерла девственницей.

— Уверена, что хочешь?

— Да... Полночь уже совсем скоро, это должно быть просто волшебно, — с придыханием сказала девушка, прижимаясь ко мне сильнее.

Операция "Halloween", финальная часть

Странноватые эмоции охватывали меня... Быть может, всему виной излучение, то самое обилие ощущений и всеобщая эйфория, радость и ликование, что все больше и больше охватывали город? Или же Рэбби мне просто понравилась куда больше, чем мне хотелось бы думать? Подобно актерам, играющим влюбленных, которые и после вступают в отношения... Хотя нет.

Скорее, это просто банальное желание. Не думаю, что даже самый целомудренный мужчина, проведя некоторое время с такой симпатичной полуобнажённой девицей, сможет быть полностью бесстрастен, или это я всего лишь пытаюсь себя оправдать? Кошечки... Ну, они поворчат, конечно, но не будут против, в этом плане у нас все же свободные отношения. Однобокие, правда, но, полагаю, тому виной, что их устроит лишь Некомант из-за своего поля, а за счет своей бисексуальности, они могут резвиться друг с дружкой, пока меня нет, так что на их счет я не очень переживал.

А вот Ками... После «лисьей свадьбы», она вполне четко обозначает, что хочет единолично захапать меня в свои коготки, но моя суть Некоманта не позволяет ей подобного. Пусть я даже сейчас на взводе, «спустить пар» есть с кем, так что...

— Милый... Я... Понимаю. Я не твоя любимая, и нет никаких причин заходить дальше, — с трогательными паузами прошептала Рэбби, прижавшись ко мне так сильно, что явственно ощущалось приятная мягкость ее упругой груди. — Я бы и сама не пошла на подобное, но ты сам видел моего жениха, — печальным голоском добавила девушка, обняв меня. Ее ушки качнулись, щекоча мою щеку короткой мягкой шерсткой.

— Поэтому я и спросил, — попытался я перевести слишком уж тяжелую паузу в нечто более нейтральное, слабо улыбнувшись.

— Да, спасибо, ты очень чуткий мужчина, потому они тебя и любят, — шмыгнув носом, Рэбби глянула мне в глаза. — Это я допустила слабость, но... Почему-то кажется, что умереть, не испытав близости подобного рода, как-то слишком грустно.

Только сейчас я осознал, к чему девица клонит. Я-то к ней относился как к тому же ангелочку, понимая, что за счет технологий они давно размыли границу между жизнью и смертью, но здесь этой славной крольчихе пришлось пойти на немалые ухищрения, чтобы появиться вживую. Ведь в самом-то деле, никто не мешал ей позвать любого из мужчин, чтобы попросить выполнить свое желание...

— Умереть?

— Угу, — не отпуская меня, Рэбби поежилась, словно в комнате вдруг стало прохладно. — Настрой какой-то драматичный, ты теперь...

— Постой, — прижав к себе дрожащую крольчиху, я провел рукой по ее слегка выгнутой спинке. — Ребекка...

Встав на носочки, девушка посмотрела на меня повлажневшими глазами и, нервно облизнув губы, тут же зажмурилась, когда мы поцеловались. Простой, ничего не значащий, скорее, успокаивающий поцелуй, но Рэбби вцепилась в меня сильнее, будто боясь, что я вдруг исчезну из ее фантазии. Наверняка она представляла, как сейчас ее давно погибший жених дарит ей первый поцелуй в браке перед множеством богато одетых гостей, в их поместье или церкви, кто знает, как именно тут проходит обряд...

Отключив часть нанитовой ткани, я почувствовал, с какой жадностью Рэбби скользит пальчиками по моей коже, прощупывая мышцы спины, поглаживая плечи... Девушка дернула ушком, когда я расстегнул защелку на бюстгальтере, и, замерев, просто держалась за меня, ожидая, что произойдет дальше. Легким движением сбросив обе бретельки, я наблюдал за тем, как кружевная ткань спадает со взволнованно вздымающейся от участившегося дыхания груди, открывая вид на сосочки. Тихо застонав, когда мои пальцы легонько сдавили прелестную округлость, Рэбби в ответ стала лапать меня, тщательно исследуя каждый сантиметр моей кожи.

— Я не видела обнаженного мужчину, ну... Самолично, — оправдываясь, пробормотала девушка.

— Просто действуй, я не против.

Кивнув, Рэбби закусила губу, потому что вместе со своими словами, я стиснул ее крепче. Крольчиха была на удивление чувствительной, раз даже простая ласка груди отзывалась во всем ее теле так, будто я касался клитора... Как только девчушка стала напористей, и я вцепился обеими руками, сдавливая грудь вместе так, чтобы сосочки оказались рядом. Опустившись, я сразу же припал губами к обоим, быстро двигая языком по темной кожице вокруг, и Рэбби практически сразу прекратила гладить меня, обняв вместо этого мою голову. Поглядывая вверх, я видел, как в ярких сиреневых глазах просыпается неудержимая похоть, сдерживаемая годами... Чуть прижимая мою голову к себе, Ребекка постанывала, ее уши слегка подрагивали каждый раз, когда я сжимал губы, теперь уже играясь то с одним сосочком, то с другим, а в воздухе повис неизвестно откуда взявшийся цветочный аромат.

Открыв ротик, Рэбби шумно дышала, не спуская с меня глаз. Оторвавшись от ее волнительной груди, я выпрямился, и девица тут же напрыгнула на меня, обняв руками и ногами. Грубо, страстно припав к моим губам, девушка целовала меня раз за разом, прижимаясь всем телом, и я, подхватив девушку под бедра, думал лишь о том, чтобы поскорее ей присунуть, настолько нестерпимой была охватившая меня похоть.

Звонко цокнув каблучками, крольчиха спрыгнула с меня, и, схватив за руку, бегом отправилась в соседнюю комнату, где оказалась шикарная старинная кровать, застеленная шелковым постельным бельем. Остановившись прямо перед постелью, Рэбби обернулась ко мне, одним лишь взглядом сообщая, что она готова. Удивительный взгляд готовой спариться самки, все объясняющий без слов.

Охнув, когда я повалил ее на кровать, девушка встала на четвереньки и даже не успела обернуться, когда ей пришлось громко взвизгнуть. Просто сдвинув промокшие трусики в сторону, я расположился сзади Рэбби и резко вошел, но, заметив, как пальчики девушки вцепились в простыню, постарался сдержаться. Неужели ей больно, даже если я использовал лечилку?

— Спасибо, но это ведь часть сути становления женщиной, я хочу прочувствовать все, — извиняющимся тоном сказала девушка, будто бы вновь читая мои мысли. — Не останавливайся, я хочу доставить удовольствие своему жениху...

Шкрябая ноготками по ткани, Рэбби стойко терпела боль, пока я медленно двигался. Слишком распаленный, я еле удерживался от того, чтобы не начать яростно трахать превосходную киску крольчихи, но остатки здравого смысла и желание сделать первый и последний раз особенным для этой странной девушки сыграли свое. Медленно вынимая и вставляя, я лишь изредка погружался внутрь, стараясь стимулировать чувствительные местечки своей разбухшей от обилия крови головкой. Вместе с этим я не удержался от эксперимента, и стиснул в руке короткий пушистый хвостик из черного меха, маячащий перед глазами, вызвав милый тоненький стон со стороны погрязшей в разномастных ощущениях девицы.

— Глубже... Я хочу ощутить мужское естество глубоко внутри, — пролепетала Рэбби, уже еле удерживая сама себя на руках, из-за чего в итоге просто улеглась на кровать, отклячив попку. — Да! Быстрее! Быстрее!

Схватив сама себя за ушки, девушка уткнулась личиком в постель, из-за чего ее голос звучал глухо, а я, уже поняв, что любовные соки Рэбби так миленько пахнут цветами, ускорился, явственно представляя, будто трахаю незнакомку где-то под цветущей сиренью. Забравшись на кровать, я расположился над крольчихой и принялся вдалбливать в нее член почти вертикально, с каждым вхождением полностью вгоняя агрегат внутрь лона, отчего девица восторженно стонала подо мной, покачивая попкой каждый раз, когда член оказывался глубоко внутри.

Ощущая, как первичная жажда секса потихоньку улеглась, уступая место волнообразному наслаждению, я вытащил, тем самым вызвав недовольный горестный вздох девицы подо мной. Стащив с нее трусики, я уложил Рэбби на бок и, улегшись позади, сразу же вернулся к делу, удерживая ее изящную ножку в чулочке на весу. Свободной рукой я стиснул грудь девицы, так что она не только не была против, но даже стала сладенько стонать громче прежнего.

Растрепавшиеся волосы тоже пахли цветами, а до этого поникшие ушки сейчас были выпрямлены, словно крольчиха пыталась уловить малейший звук. Чуть подавшись вперед, я впился зубами в ухо, вызвав возглас удивления, но, как и положено беззащитному зайчику в руках хищника, Рэбби даже не пыталась сделать что-либо против, полностью отдавшись в мои руки. Часто дыша, словно загнанный кролик, она сбивчиво постанывала, одной рукой лаская свою грудь, а второй продолжая держаться за ткань простыни. Еще немножко...

Уложив девушку на спину, я навис над ней, уже и сам тяжело дыша. Я старался быть быстрым и напористым, учитывая недолгое оставшееся нам время, но это было и довольно изматывающе, учитывая, что не было восстановления сил, как от нек.

— Я чувствую, как приближается, милый... Еще чуточку, я тебя не разочарую, — с придыханием сказала Рэбби, умоляюще смотря на меня. Переводя взгляд с одного моего глаза на другой, девушка выгнулась, когда я вновь вошел, и, обхватив меня ножками, стала пытаться двигаться мне навстречу с каждой фрикцией. Растрепавшиеся волосы, мелко подергивающиеся кроличьи ушки, яркие глаза в полумраке комнаты — сейчас девушка казалась по-настоящему живой, а не той мечтательной пессимисткой, что была совсем недавно.

Обняв Рэбби, я стал наращивать темп, и, чувствуя частое дыхание на своей повлажневшей от пота коже, сопровождаемое благодарными интимными стонами прямо мне на ухо, вошел еще раз, еще... Не останавливаясь, я ощутил, как Ребекка крепко стиснула меня, задержав дыхание, а затем закрыла глаза и, широко открыв рот, издала громкий крик, полный сладостного наслаждения и ликующего счастья. Еще немного — и я сам, соблазненный накатывающими цунами сладостного удовольствия, чуть было не потерял себя — вытащив, я оросил лобок и животик Рэбби спермой, затем еще раз — ошеломляющий оргазм был настолько удивительно продолжительным, что я даже не сразу ощутил, как повернувшаяся лицом ко мне крольчиха шумно обсасывает мой член, стараясь сцедить все лишние капельки. Взглянув на меня снизу вверх, девушка облизнула губы от излишков белесой жидкости и, проведя пальчиком по влажному животику, съела новую порцию.

— Как и думала, это восхитительно. Усиление приятных эмоций компенсировало твою усталость? — хитро улыбнувшись, сказала девушка, вновь облизав пальчик.

— Ты что... Кто-то вроде суккуба? — с подозрением спросил я, видя, как девушка наслаждается поглощением семени.

— Просто узнала, что тебе такое нравится... Разве нет? — все еще держа пальчик на губе, невинно спросила перепачканная спермой девица, чьи кроличьи ушки вновь слегка шевельнулись. — А что касается эмоций, так я уже рассказывала... Теперь понятно, почему ты так одержим сексом.

— И вовсе я... А, ладно, думаю, не самое подходящее время спорить, — сказал я, осекшись на полуфразе. Быть может, нам и было сейчас хорошо, но сам факт того, что Рэбби теперь не станет, подействовал на меня отрезвляюще.

— Ну вот, теперь запереживал, не нужно, — ласково погладив мою щеку тыльной стороной ладони, Рэбби после этого легонько толкнула меня, призывая улечься на спину. — У нас есть еще немного времени...

Прежде чем я успел что-то ответить, крольчиха уже оказалась в моих ногах, тщательно вылизывая вновь готовый к бою член. Водя язычком то по одной стороне, то по другой, девушка внимательно следила за моей реакцией, а затем, задержавшись на уздечке, стала легонько щекотать кончиком языка чувствительное место. Улыбнувшись, когда увидела, что я опустил голову на подушку, прикрыв глаза от наслаждения, Рэбби обхватила основание ладошкой и стала наяривать кожицу, вместе с этим обхватив головку губами и продолжая работать язычком. Время от времени убирая с лица прядки волос, закрывающие мне вид на происходящее, девушка продолжала оральные ласки до тех пор, пока член не стал колом, и сразу же после этого шустро переместилась поближе. Улыбнувшись, Рэбби раздвинула половые губки пальчиками и медленно присела сверху, позволяя эрегированному кончику медленно войти в ее влажное от обильной смазки лоно. Опускаясь медленно, девушка смаковала каждый сантиметр моей плоти, входящей внутрь, пока не уселась на мне сверху.

— М-м. Как кролик, я... Ну, сам увидишь, — тихо засмеявшись, девушка оперлась руками на мою грудь и... Боже мой! Быстро, почти молниеносно, Рэбби двигалась так, будто хотела натрахаться вдоволь на следующие сто лет! Она насаживалась на член по несколько раз за секунду, крича и стоня от экстаза и множественных оргазмов, охватывающих ее тело так, словно первый сорвал пробку у бочки, и теперь поток нельзя остановить, пока все не вытечет.

Никакой эстетики, романтики и страсти, это был просто животный секс, нырок в собственную похоть и бездну плотских удовольствий. Прервавшись на мгновение, Рэбби повернулась ко мне спиной и продолжила остервенело трахать меня, виляя сочной попкой передо мной, но даже так, я и сам ее не останавливал. Удерживая меня мышцами влагалища, девушка доставляла мне четко сдерживаемое, дозированное удовольствие, сдерживаясь, когда я был готов кончить, и продолжая, когда я немного «остывал». Волны наслаждения превратились в окутавшее меня облако сладостного расслабленного ожидания, в котором я должен был просто лежать и кайфовать... Тяжело дыша, Рэбби шумно закричала в очередной раз, стерла струйку слюны, поскольку уже не закрывала ротик из-за постоянных криков от трудно сдерживаемых ощущений, и, вновь вернувшись к первоначальной позе, туго обхватила губами мой член. Несколько умелых движений, и вот уже зайчик громко сглатывает эякулят, заполнивший ее ротик. Показав мне язык, чтобы доказать, что не проронила ни капли, девушка устало шлепнулась рядом и, пытаясь отдышаться, обняла меня, положив голову на плечо.

— Тебе понравилось?

— Спрашиваешь...

— Ответь! — слегка капризным тоном сказала Рэбби, надув губки, и я, улыбнувшись, сказал:

— Да... Это было здорово, спасибо тебе, Ребекка.

— Если бы ты не пришел, этого бы не было, так что спасибо тебе, — радостно улыбнувшись, девушка повернулась ко мне и провела пальчиком по моей груди.- Осталось меньше пары минут...

Хотелось сказать, что после происходящего не слишком-то верится, что она девственница, но подобная фраза была бы неуместной после сказанного девушкой.

— Нет, ты правда мой первый, — сказала Рэбби, теперь уже не скрывая, что читает мысли. — Я узнала многое от твоих любимиц. Представляешь, Костя? У каждой из твоих любовниц свой, уникальный опыт, и если бы я хоть немного проконтролировала всех, то смогла бы стать идеальной.

— Это не повод захватывать моих девочек без их согласия, — холодно ответил я, несмотря на теплые слова Рэбби.

— Ты прав... Ну ладно. По поводу подарка...

— Эктоплазма? — предположил я, и девушка недовольно нахмурилась.

— Я не настолько мелочная, ее вы и сами могли бы собрать. Твоя милая Эн носит под сердцем новую жизнь, ты ведь еще и сам не знаешь, верно? — подмигнув, сказала девушка заговорщицким тоном.

Сглотнув, я попытался осмыслить подобное. Нет, разговорчики были, понятное дело, но многие из девчат любили поднимать подобную тему. Пусть истинное Имя и снимало блокировку, но кошечки не были беременны до этого, несмотря на то, что заканчивал я внутрь и до этого, а сперма не пропадает в одночасье.

— Но я не об этом, — не обращая внимания на мое удивление, продолжила Рэбби. — Мое присутствие... В общем, я постаралась сделать так, чтобы будущая милашка оказалась сильной, только и всего.

Не похоже, чтобы это было что-то плохое, поэтому я лишь ошарашенно пробормотал «Спасибо».

— Меньше минуты. Костя... а ты придешь в следующем году? — смущенно поинтересовалась Рэбби, стараясь не смотреть на меня.

— В смысле? Ты же...

— М-м. Ну я не говорила, что умру именно сегодня. Просто ноотическое излучение пойдет на спад, и я не смогу должным образом поддерживать оболочку, — торопливо сказала Рэбби, поднимаясь. — Ай-яй! Я ведь женщина, мы можем порой не сказать всего, уже должен был привыкнуть, — надув губки, высказалась девица в ответ на мои нелицеприятные мысли. — Но я рада, что ты переживал, быть кому-то нужной, не абстрактно, а лично... приятное чувство. Пока, — прижав руками ушки к голове, смущенная девушка резким прыжком добралась до меня и, поцеловав, растворилась в воздухе туманчиком.

— Я приду, — тихо ответил я пустой комнате, даже не зная, услышит ли девушка меня.

Собравшись, я мельком глянул в окошко, где основная масса гуляний уже подходила к концу. Подсвеченные Темные в соседних домах начали исчезать, и я медленным шагом вернулся к девчатам. Судя по взъерошенному виду, они тоже успели поразвлечься друг с дружкой, но отошли достаточно далеко, чтобы я не понял это по силуэтам.

Эн, судя по всему, пояснила свое мнение остальным, так что Кейт и Эннет не сказали мне и слова против, только вот когда все вернулись в точку сбора, атмосфера была тяжелая.

Ками, наигранно улыбаясь, сидела на диванчике, но бешено шелестящий хвост выдавал ее эмоции. Прищурившись, она смерила меня взглядом и, кашлянув, сказала:

— Костя, а ты можешь мне ответить на один-единственный вопрос?

— Конечно, — со вздохом усевшись напротив, я моралью приготовился ко всякому. Пусть у меня и контролируемый гарем, но поставить всех в рамки «Что хочу, то и делаю» было бы все же излишним.

— Скажи... А почему ты не трахнул Рэйчел?

Такого я как-то не ожидал и, даже не сразу вспомнив, о ком речь, удивленно раскрыл глаза пошире.

— Ты о дочке Некоманта, вампире?

— Ага, — быстро кивнув, Ками все еще сверлила меня взглядом.

Тут уж я не удержался:

— Так ведь это... Она же подросток, вот как повзрослеет, так и...

— Ах ты похотливый кошколюб! Я-то думала, что ты ни одного хвостика не пропускаешь, а тебе любая дырка сгодится! Призраки, вампиры, какую еще ты экзотику хочешь оприходовать? — закричала кицуне, а ушки от гнева стали мелко подрагивать.

— Я бы тоже переспала с Рэйчел, ня, — прошептала Кейт, в этот раз даже не став прерывать тираду «лисьей морды». — Она красивая, пусть и сосун, ня.

— Если так хочешь необычного, так давай превратимся в лис и спаримся высоко в облаках, среди молний! — продолжала бесноваться Ками. — Дурак.., — шумно выдохнув, она молча смотрела на то, как я поднимаюсь и иду к ней.

— Если ты думаешь, что я не чувствую себя виноватым, то ошибаешься. У меня вообще голова кругом от такого общества, — сказал я, показав рукой на лисичку и нек.

— Ладно, я чувствую, — пробурчала Ками себе под нос, ощущая отголоски моих эмоций. — Короче, наказание сексом. Тяф.

— Ты хотела сказать, отсутствием?

— Нет. Пока я не решу, что ты прощен, будешь... Ну понятное дело, что будешь делать, — фыркнув, лисица под взглядами удивленно-возмущенных кошечек отвернула личико. — Вот.

Хм... Получается, ее расстроил не сам факт измены, а перенос внимания на совершенно левую даму? Вот как... Погладив лисичку по волосам и примяв ушки, я пообещал наверстать упущенное, после чего все разошлись на сборы материалов.

Когда никого не оказалось рядом, я добрался до все еще перемазанного кровью «Доктора Акулы». Эн тихо мяукнула, когда я обнял ее сзади, положив руки на живот.

— Знаешь, ня? Я сама все еще не верю, — прошептала девушка, щекоча мой подбородок ушком. — Это так страння...

— И не говори. Но почему вдруг она решила...

— Не знаю, но мне, как и тебе, хотелось бы, чтобы дети жили спокойней, ня, — положив ладошки поверх мои рук, сказала Эн, тихо мурлыкая. Наверняка она понимала, что родит Путешественницу, значит, судьба у нее будет такая же, как и у других, заключенная в борьбе с Темными, но разве плохо помечтать?

Быть может, Рэбби полностью отрезана от остальных Энергосфер, поэтому знает о какой-то надвигающейся опасности, из-за чего и решила вот так странно помочь? На ум не приходит ничего, кроме Лордов и неизвестных Духовных Жнецов, о которых как-то слишком вскользь упомянули в досье на кошечку из операции «Арвер». И если с первыми мы постепенно разбираемся, то о вторых пока ничего неизвестно... Учитывая, что наш путь лежит в двенадцатый мир, там все и попробуем узнать.

С этими мыслями я и покинул мир Хэллоуина, даже не зная, что в одном заброшенном поместье на стене висит чудом восстановившаяся картина с молодой сиреневоглазой девушкой, на губах которой вместо многолетней печали теперь расцвела счастливая улыбка.

Экстра "Жаркая кошечка" (Ар+Костя)

После всех злоключений и постоянной беготни по куче разнообразных миров в поисках опасных Темных, возвращаться в свой особняк было особым, ни с чем не сравнимым удовольствием. Я, к слову, склонялся к мнению о том, что дом там, где близкие тебе люди, но иметь своего рода убежище было здорово.

Лениво потянувшись,поднялся на верхний этаж и, насвистывая какую-то приставучую песенку, добрался-таки до отдаленной комнатушки. Сестрички Эн оборудовали ее по последнему слову противопожарной безопасности, так что опасаться было нечего, но все же я на всякий случай проверил датчики. Жарко! Впрочем, это было заметно и по вспотевшей Кейт, выскочившей из комнаты и пробежавшей мимо меня, повторяя слова «Холодного пива!», как мантру.

Придержав дверь, я проскользнул внутрь и плотно закрыл ее за собой, сразу ощутив жаркий воздух комнатушки. Если бы не покрытие из серебристых нанитов, помещение казалось бы обычным: кровать, стол со стульями, голографический монитор и мини-холодильник, надсадно гудящий в попытке удержать свою температуру.

— Привет, — дружелюбно произнес я, бодро дошагав до столика и, усевшись на стул, внимательно осмотрел живущую здесь Ар.

Эта горячая кошечка была одной из самых низеньких в нашей команде, а вместе со своей тягой к миленьким вещам вкупе с симпатичным личиком казалась еще и самой молодой... Но благодаря данным нулевиков я прекрасно знал, что она, вернее, ее исходник, старше меня, так что Ар можно спокойно отнести к тем самым легальным лолям, каких часто любят показывать в аниме.

Раздраженно мяукнув, кошечка шевельнула ушками и отвернулась .У нее были светлые волосы, на ней были одеты белая матроска, короткая белоснежная юбка и чулочки, что все вместе заметно контрастировало со смуглой кожей неки, добавляя ее образу изюминки.

— Не рада меня видеть?

Бросив на меня взгляд ярких голубых глаз с вертикальным зрачком, Ар вновь отвернулась, тихо шелестя хвостиком по кровати. Как обычно, она не хотела кого-то выделять, но я уже знал, что моя персона вызывает у нее нестерпимое любопытство, из-за чего кошечка уже не одну вещь спалила, пытаясь вызнать обо мне побольше у своей бессменной «надсмотрщицы». Вот и сейчас температура явно стала увеличиваться...

Вздохнув, я поднялся и сделал несколько шагов навстречу кошечке, отчего та, испуганно мяукнув, быстро отползла к стенке и прижалась к металлу, смотря с тревогой. Но не на меня, а на собственные руки, вокруг которых стало плясать яркое пламя. Мой незримый до этого щит протестующе замигал, предупреждая об опасных условиях окружающей среды, но я все равно уселся рядом с некой, которая уже хотела было убежать.

— Не бойся. Я крепче, чем ты думаешь, — улыбнувшись, я протянул к девушке руку, и нека вновь мяукнула, зажмурившись. Ее кремового цвета ушки мелко задрожали, окруженные ореолом огня, но я все же беспрепятственно коснулся пальцами нежной кожи на ладошке кошечки. Ощущая, как из-за жара у меня по спине побежали дорожки пота, я все же старался улыбаться, и Ар, приоткрыв глаза, тихо замурлыкала, смотря на меня повлажневшими глазами.

— Прости, Константин, мряу, — тихо произнесла девушка, будто бы даже сжавшись. — Я так и не научилась...

— Тебя никто не торопит, няша.

Облизнув губы, Ар задышала чаще, и пламя вроде бы стало ослабевать, оставив тусклые язычки вокруг тела девушки.

— Хочешь, поиграем? — спросил я, доставая металлический кусочек вербинита. «Стихийное зачарование» — и вот уже этот и еще несколько кубиков покрыты рунами, а девушка, радостно закивав, улеглась на кровать, внимательно смотря за моими действиями. Осторожно приподняв край матроски, я оголил живот девушки, краем глаза видя, как Ар сжала губы, не зная, как реагировать. Учитывая наставничество Кейт, я не сомневался, что та уже успела заняться секс-просветом даже в излишнем виде, но сама Ар никак не выказывала свое мнение по этому вопросу.

— Мряу... Ой! — широко раскрыв глаза, кошечка наблюдала за тем, как ставшие ледяными кубики медленно скользили по ее жаркому животику. Капельки воды медленно стекали в пупочек, оставляя влажные дорожки, а участившееся дыхание девушки только больше смещало кусочки, так что через пару мгновений весь живот Ар оказался влажным, но даже так жидкость довольно быстро испарялась.

— Тебе нравится холод?

— Да, — тихо мяукнув, кошечка слегка изогнулась, смотря на меня с интересом. — Лед для меня, няверное, как легкая прохлада для других после долгого зноя...

— Я рад, что тебе хорошо, — усмехнувшись, я вновь подобрал кусочки и покрыл их рунами. Кожа кошечки, напоминающая молочный шоколад, чуть вздрогнула от нового касания, но затем Ар тихо замурлыкала, наслаждаясь тающими кусочками. Жидкость медленно стекла в пупочек, оставшийся единственным источником растаявшей воды, и я, наклонившись, осторожно провел языком вокруг. Сглотнув, нека ничего не сказала, но ее ножки слегка заерзали, когда я выудил порцию жидкости из пупка.

Как и остальные кошечки, Ар пахла по-особому. Что-то сладкое, мне незнакомое, но от этого ее сходство с шоколадом лишь усиливалось. Ее кожа уже не казалась пламенно-обжигающей, скорее, как жаркий пирог, недавно вынутый из духовки.

— Твои касания... Мряу. Будто фитилек внутри меня резко полыхнул, когда ты коснулся, — смущенно пояснила Ар, поторопившись хоть как-то развеять стыдливое молчание.

— Вот как? Тебе нравится, когда я тебя трогаю?

— Но... Я ведь твоя кошечка, это же нормально, мряу? Хозяин может и хочет тискать свою лю-лю-любимицу, — вновь сглотнув, объяснила девушка, пока ее ушки смущенно прижимались к голове. Главное, что вместе с этим она перестала задумываться о том, что может кого-то сжечь, и пламя оставалось на терпимом для человека уровне.

— Вот как? Тогда продолжим, — тихонько хлопнув в ладоши, я переконфигурировал наниты так, чтобы на коже рук осталась часть «ткани», после чего задействовал зачарование на свою «кожу». Высунув язычок, кошечка перевела взгляд на потолок, и лишь хвостик, беспрестанно колыхающийся сбоку, выдавал ее интерес.

Задрав матроску повыше, я открыл вид на небольшую грудь Ар. Темные сосочки призывно топорщились, сигнализируя о возбуждении кошечки, так что я не стал откладывать. Мои ледяные руки мягко опустились на нежную кожу, и, тихо застонав, нека чуть приподнялась на кровати, ощущая, как мои пальцы трутся о сосочки.

Прохлада, сменяющаяся уютной теплотой, мне нравилась не меньше, чем самой неке, так что я, продолжая наблюдать за миленьким личиком моей ушастенькой милашки, легонько массировал ее грудь, переходя к откровенному лапанью. Ощущая, как вставший член упирается в нанитовую ткань, я наклонился и впился в сосочек, плотно обхватив его губами. Тихо мурлыкая, девушка позволяла мне делать с ее телом все, что только вздумается, вцепившись пальчиками в серебристую ткань постельного белья; скомкавшаяся матроска съехала еще выше, юбочка немного соскользнула, открывая вид на белоснежные трусики, а сама Ар пыталась поймать мой взгляд, чтобы понять, нравится ли мне быть вместе с ней после всех доставленных проблем, или нет.

Меня же распаляло происходящее не меньше, чем жаркий воздух; отстранившись от груди, я отпустил кошечку, чтобы перевести дух. Все же я рассчитывал на то, что просто помогу Ар справиться с контролем пламени, а теперь...

Пригладив волосы, я шагнул к холодильнику, рассчитывая найти хоть что-то, что охладит и меня, но встретили меня пустые полки. Впрочем, ожидаемо, не даром Кейт смоталась на кухню.

— Хм... Я сейчас приду, — сообщил девушке, усевшись рядом с ней на кровати и объяснив суть астрального перемещения. Конечно, в другое время мне подобное показалось бы дикостью, но сейчас тренировать астральные путешествия было даже полезно, а запасы жизненных сил тем более позволяли.

Не было меня совсем недолго, и тем забавнее было обнаружить, что Ар осторожно обнимает меня, поглаживая по волосам с таким личиком, будто к ней в руки попался маленький котенок, и она одновременно и боится ему навредить, и хочет его пожамкать. Испуганно мяукнув, девушка уселась рядом на колени и, склонив голову, с удивлением рассматривала корзинку клубники, которую я прихватизировал на каком-то рынке.

Взяв несколько больших ягод в руки, я наложил на них поверхностное зачарование, еще немного — и ягоды, покрытые розоватым инеем, стали потихоньку таять от жаркой ауры неки. Подхватив клубничку, я бесцеремонно коснулся ею губ кошечки, и та, приоткрыв ротик, с жадностью обхватила ягоду прямо возле моих пальцев. Клычки мягко вошли в тающую мякоть, и, тихо мурлыкая, кошечка закрыла глазки от удовольствия.

Получив еще одну ягоду, Ар вошла во вкус и, когда я сжал третью между своих губ, даже не мешкала. Смотря мне в глаза, кошечка откусила положенную ей половинку и припала к моим губам, язычком пытаясь заполучить добавку. Вновь задрав кошечке матроску, я мягко повалил ее на кровать, продолжая наш игривый клубничный поцелуй и, ощущая, как температура потихоньку повышается, продолжил гладить нежную грудь Ар все еще холодными от ягодного льда ладонями.

Мяукнув прямо в поцелуй, девушка попыталась сомкнуть бедра, но моя нога помешала. Слегка пододвинув колено, я почувствовал касание влажной ткани трусиков и, подхватив еще одну клубнику, не позволил ее скушать. Облизнувшись, Ар реагировала мелко подергивающимся ушками на то, как холодная ягода скользит по ее подбородку, шее, проходит в ложбинке между часто вздымающейся груди, оставляет капельки талого сока в пупочке, перескакивает через скомкавшуюся юбочку... Ловким движением спустив трусики кошечки, я коснулся клубничкой ее клитора, ответом на что был тихий чувственный стон.

Обдавая мое немного вспотевшее лицо жарким дыханием, Ар лизнула мои губы шершавым язычком и, положив свою ладошку на мое запястье, сама подтолкнула ягодку к щели; немного погрузив клубничку внутрь кошечки, я ощутил щекотку от пришедшего в движение хвостика и, продолжая неотрывно следить за Ар, медленно вынул ягоду, увидев вязкие полоски любовного сока, тянущиеся от клубнички.

Приоткрыв ротик, кошечка проглотила ягодку и, призывно мяукнув, потребовала продолжения.

— В мяуем мире спаривание стоит во главе угла... Я очень переживала из-за того, что могу сжечь тебя во время соития, но узнать твои возможности все никак не удавалось, мряу, — прошептала Ар мне на ухо, поцеловав перед этим в щеку.

— Вот как.., — глянув на кошечку, я так и не смог определить, смущена она или нет, но раз наши желания совпадают, то я отбросил последние сомнения. И нет, они не касались самого факта секса.

Оставив тонкий слой нанитов, я нехотя наложил зачарование, после чего активировал его. Своего рода ледяной презерватив был толстоват, да и холодил так, что никакие смазки с анестетиком в подметки не годятся, но ощущения новые — это точно.

Ар раздвинула передо мной ножки и, закусив губу, выжидающе смотрела на кусок льда, приближающейся к ее дырочке. Громкий стон, когда ледяной кончик соприкоснулся с нежной кожицей, резкий няк, когда толстоватый для комплекции кошечки орган стал проталкиваться внутрь... Обхватив меня белоснежными из-за чулочков ногами, Ар громко задышала, и я почувствовал, будто торчу в сауне на максимальном прогреве; еще немного двинув тазом, я проник внутрь кошечки, успокоив ее лечилкой, но отдышаться времени не было.

Обняв девушку, я прижал ее к себе, став медленно вгонять в нее ледяную оболочку, истекающую струйками по промежности Ар вместе с капельками крови. Не обращая внимания на мою покрывшуюся потом кожу, девушка вцепилась в меня всем тельцем, дрожа... Но по счастливому личику было ясно, что это не из-за страха или боли; неку просто разбирало оттого, что я сейчас внутри нее, еще и вместе с так полюбившейся ей прохладой. Продолжая постанывать, Ар впивалась клычками в мое плечо, когда головка упиралась в ее матку, несмотря на то, что двигаться я пытался чрезвычайно осторожно.

Взад-вперед, постепенно наращивая темп, я испытывал бурю ощущений, начиная от невыносимого жара, и заканчивая прохладой жидкости, хлюпающей в киске моей кошечки. Лед не выдержал напора градусов, и растаял раньше, чем рассыпался на острые кусочки, так что теперь мне казалось, будто член скоро расплавится. Чрезвычайно узко, влажно и горячо, но вместе с тем — чертовски приятно, настолько, что я не мог остановиться. Навалившись сильнее на хрупкую девушку, я буквально втрахивал ее в кровать, никак не в силах насытить свою животную похоть, на что Ар отвечала няканьем и сладкими стонами, время от времени слизывая капельки пота, сбегающие по моей коже.

Развернув кошечку попкой к себе, я даже не стал вынимать, надеясь, что остатки еще не разогревшейся воды смягчат эффект печки; правда было и ясно, что так эффект удовольствия для моей смуглой кошечки неполный, поэтому я вновь подхватил одну из клубничек и, на этот раз заморозив ее вместе с листиками, провел кончиком между аппетитных ягодиц Ар, отчего та миленько взвизгнула, покачав хвостиком прямо у меня перед лицом.

Коснувшись темной розочки ануса покрытым инеем пальцем, я слегка надавил, отстранив второй рукой пытающий помешать мне хвостик, а затем стал медленно погружать фалангу внутрь, продолжая наслаждаться хлюпающим при каждом вхождении лоном. Еще немного — и палец мягко вошел внутрь, так что я начал медленно разрабатывать вторую девственную дырочку. Побоявшись, что для хрупкой кошечки анальный секс с моим текущим размером разбухшего от крови достоинства принесет лишь боль, я вновь коснулся попки клубникой и, прежде чем Ар даже успела охнуть, медленно ввел ее внутрь на манер анальной пробки, оставив лишь заиндевевшие листочки торчать снаружи.

Выгнувшись, нека издала громкий стон, переходящий в блаженное мурлыканье. Не в силах больше держаться на четвереньках, Ар упала на кровать и, задрав попку кверху, продолжила мурлыкать, виляниями хвостика прося трахать ее еще и еще. Клубничка немного двигалась, увлекаемая сфинктером, но не выпадала все то время, пока я долбил жаркие губки. Чувствуя, как даже перед глазами начинает плыть от смеси жары, наслаждения и контраста эмоций, я крепко схватился за бедра Ар и, насаживая ее на себя, даже задержал дыхание, ощущая близость пика... В висках шумно застучало одновременно с блаженной волной удовольствия, заполнившей меня; белая густая сперма красивым узором осталась медленно стекать со смуглой попки, пока сама Ар протяжно мяукала, испытывая свой первый оргазм. Подтаявшая клубничка выпала из-за сокращений, и, повалившись на кровать, кошечка вновь мило изогнулась, улегшись на бок и смотря на меня.

Шевельнув ухом, она тихо някнула и, когда я лег рядом, ощущая, как падает температура, быстро поцеловала меня в губы, а затем принялась слизывать бусинки пота, словно благодарность за доставленное удовольствие...

Экстра "В здоровом теле здоровый ..." (Искра+Костя)

Один из свободных больших залов в особняке за последние пару дней преобразился до неузнаваемости: простенький пол сменился каким-то продвинутым прорезиненным покрытием, слегка пружинящим при ходьбе; окна прикрыли светящимися новомодными лайт-панелями, транслирующими то солнечное небо, то кучевые облачка, то просто излучающими яркий свет, чтобы всегда казалось, будто на улице хорошая погода. Должно быть, жители Платформы любили жить в подобном самообмане, но на меня самого осенняя слякоть за окном влияла негативно, вызывая депрессивные мысли.

В дальнем углу зала на площадке были установлены разномастные тренажеры, к ряду из которых я даже и не представлял, с какой стороны и подойти; напротив расположился автоматический фитобар, снабженный рецептами спортивных и не только коктейлей со всего мира, а довершало картину хранилище со всевозможными сетками, мячами и стандартизированным комплектом модулей с непроизносимой аббревиатурой, которая позволяла даже бассейн развернуть при желании, не говоря уж о баскетбольных кольцах или волейбольной сетке.

Все это великолепие обошлось в кругленькую сумму, и хотя подобное не слишком било по бюджету, я все равно не уставал удивляться силе денег. Хотя, должен признать, быть богатым хорошо, но эмоции, вызванные у девчат обновкой, и последующее общество были куда более ценными.

Поскольку после потери мастерства мне пришлось наверстывать все заново, пусть и в ускоренном варианте, физическая подготовка тоже входила в общую программу. Да, Амулет оптимизировал нагрузки, позволяя добиться пресловутых кубиков на прессе за считанные дни, как и пассивка Иветт «Тренировка Ордена», но в первый раз немаловажным фактором было и то, что нам приходилось все время где-то бегать и всячески превозмогать, один только подъем под ливнем на Шпиль вызывает у меня не самые приятные воспоминания...

В общем, пока мы заняты поисками и восстановлением, есть время позаниматься в комфорте, на чем настояла и сама Иветт, несмотря на ее умение. Сдается мне, что причиной была не только подготовка к боям, но и желание девчонок видеть рядом ухоженного накачанного парня, и я их в этом деле поддерживал. В конце концов, раз мои глаза радуются при виде подтянутых фигурок красивых Путешественниц, то кошечкам тоже можно угодить, так что убиваем двух зайцев разом.

Правда, не всем моим спутницам была присуща любовь ко спорту, так что энтузиасток оказалось куда меньше, чем хотелось бы, но я все равно был доволен. Понятное дело, тренированная Оудетт любила побегать вместе со мной, чтобы быть в тонусе, тем более, что после использования теперь уже потерянного экзоскелета ей казалось, что она растеряла форму; Иветт делала вид, что ей это неинтересно, но с радостью выполняла различные упражнения, правда из-за ее ценности в качестве убийцы, приходилось чаще отсылать ее на задания по устранению, чем держать дома.

Мику тоже была не против тренировок, но ее интересовал, по большей части, рукопашный бой, а в остальных занятиях она участвовала не очень охотно. Сестрицы-умницы проявляли своего рода аллергию к физическому труду и любым лишним движениям, а Кейт обычно заявляла, что тогда растеряет всю прелесть своих женственных очертаний, и Ками в этом, как ни удивительно, к ней присоединялась. Короче, на самом деле у многих находились отговорки, кроме одной неки. Вот и сейчас Искра с неунывающей улыбкой на губах тщательно разминалась рядом со мной, приглушённо урча.

Мне уже начинало казаться, что это из-за того, что я выбрал для нее именно спортивные топик и шортики, поскольку первоначально вторая И больше налегала на шаверму и некоторые другие не слишком полезные на первые взгляд блюда, но нет! Она досконально изучила все представленные тренажеры, коктейли, и все время пыталась уговорить остальных сыграть в футбол или что-нибудь еще командное, но даже несмотря на отсутствие энтузиазма, сейчас было неподходящее время, чтобы отрывать всю команду от дел. Правда, из-за этого я все равно чувствовал себя немного виноватым, рассчитывая в будущем порадовать нашу новенькую какой-нибудь совместной игрой с остальными.

— Я все, мя! — радостно кивнув, отчего большие ушки девушки качнулись, Искра проверила защитные повязки на локтях и коленях. — Костя!

— Да готов, я, готов! — закончив разминку, я теперь тщательно щелкал запястным пультом, выбирая какую-нибудь музычку поэнергичней. — Погнали!

— Мя! — сорвавшись с места, кошечка сразу же пошла в отрыв, будто пытаясь загипнотизировать меня мерно покачивающимся конским хвостом, в который были привычно убраны ее длинные волосы. Пушистый хвостик тоже мельтешил, и это был первый раз, когда я немного жалел о том, что он закрывает обзор. Уже привыкнув к тому, что И была выше, я не мог нарадоваться на ее подтянутую фигурку, скрываемую лишь плотно облегающей спортивной одеждой.

С новенькими мне не хотелось спешить, тем более после короткого разговора с Искрой, когда она уже была готова отдаться мне чуть ли не в переулке по какому-то пустяку. Но, честно признаюсь самому себе, при виде плавно покачивающихся от бега аппетитных ягодиц, я был готов быстро отставить свои мысли в сторону. Но, вспомнив, что стоит вложиться в тренировку, раз уж скоро предстоит отправляться черт знает куда, я ускорился и поравнялся с девушкой на следующем круге, получив от нее за это одобрительный мявк и милую улыбку. Объемная высокая грудь, сдерживаемая лишь топиком, подскакивала при каждом касании Искрой земли, просто-напросто олицетворяя все надежды и чаяния мужской половины человечества, и, поймав мой взгляд, девушка усмехнулась уголком рта.

— Мя... Хозяин. Опять срамные мысли?

Выбрав такой темп, чтобы бег не мешал более-менее нормально разговаривать, я издал тихий смешок.

— Возможно...

— Хм. Я немного удивлена, мне казалось, что грудь может интересовать разве что голодного ребёнка, мя, — устремив в задумчивости взгляд к потолку, Искра коснулась своих буферов через маечку.

— Думаю, если бы все вокруг ходили раздетыми, она и впрямь интересовала бы меньше, — немного подумав, ответил я.

— Но ведь ты исправно пробуешь булочки наших соратниц, мя, неужели еще есть интерес к чему-то подобному? — ехидно заметила Искра, хлопнув по стенке зала, когда мы пробежали через финишную черту и отправились прямо к бару, чтобы хлебнуть воды. — Ах! Мя! — воскликнула девушка, почесав себя за ушком.

— Догадалась? Для меня нет «всех», мне важна каждая.

— Ясненько... Я еще не привыкла, мя, — забавно, что Искру подобное ничуть не смутило, она лишь шевельнула ушком, будто отгоняя какую-то мысль.

Припав к бутылке, я удовлетворённо выдохнул и, оперившись на стойку, невольно залюбовался силуэтом моей спутницы, шумно поглощающей воду глоток за глотком.

— Мя! — встряхнувшись, кошечка вылила немало воды на топик, и выглядело это вполне случайным явлением. Отставив бутылочку, нека даже не глянула на то, как белая ткань начинает становиться прозрачной.

— Хм, почему ты так легкомысленно относишься к получению еды? — решил я отвлечься, и заодно попробовать выяснить о кошечке побольше. А может, мне просто этот вопрос не давал покоя.

— Мя? А, ты о том случае, — не слишком правдиво удивилась кошечка. — Я поинтересовалась о других по этому поводу, поскольку была немного удивлена, мя, — призналась девушка, улыбнувшись.

— И что же?

— Ты не так понял, мя. Естественно, я не готова торговать «булочками» со всеми подряд за пищу богов, — немного обиженным тоном заявила Искра, шлепнув себя по попке. — Но ты мой хозяин, мя, даешь кров, пищу и воду, обеспечиваешь безопасность, это самое малое, что я могла бы для тебя сделать, мя.

— Понятно.., — повисла немного неловкая пауза, так что я поспешил задать еще вопрос. — Почему тебе так полюбился спорт?

— Костя, я плохо помню, ведь возродилась совсем недавно, мя, — почесав затылок, Искра повернулась ко мне и облокотилась на стойку. — Думаю, там все зависело от силы. Кто сильнее — тот и прав. А здесь все-таки важна голова на плечах, мя.

— Пусть и недавно, но все равно. Кстати, ты уже почти не употребляешь, ну...

— Странные словечки, мя? — кошечка звонко рассмеялась, рассматривая бутылку. — Хитрая умница сообщила, что это анахр... анахо... анахеразмы, вот, и не на всех языках будет понятно, что я говорю, мя. Но переучиться несложно.

— Ты молодец.

— Спасибо, но ты мне зубки не заговаривай! Так, не отлынивать, некомантик, пошли на тренажеры, а потом еще с десяток кружков! — пихнув меня в плечо, кошечка бодрым шагом отправилась к горе металла, и вскоре включила два тренажера, расположенных друг напротив друга.

Усевшись на сиденье, я попробовал и чуть не охренел от того, какой вес мне Искра сбацала. Нагрузка на руки отличная, конечно, но как-то уж слишком мой «тренер» стала резко ее повышать.

— Хи, хозяин, неужели тяжело? — звякая железками так, будто они были из фольги, кошечка радостно шелестела хвостиком, наблюдая за моими потугами. — Мя! — оторвавшись от тренировки буквально на мгновение, девушка задрала топик, и ее грудь соблазнительно выпрыгнула из-под тугой ткани. — Ты и так смотришь на мои сосцы, просвечивающие сквозь одёжи, это дает тебе сил, мя? — хихикая, девушка продолжила заниматься, пока я, задумавшись, и впрямь начал тягать железо куда активней, разглядывая возбуждающие прелести кошечки. Боже, я безнадежен.

— У тебя... красивая... грудь, — процедил я, шумно дыша, на что Искра мяукнула.

— Кейт тоже так сказала, мя.

— И когда... А, вы мылись вместе?

— Нет, они с остальными провели полную проверку, мя, трогая меня везде, — рассказала нека. — «На случай, если в ней осталось что-то тэнэбраское или как-то так», — дернув ухом, девушка ещё раз свела руки вместе, и в ее тренажере что-то жалобно хрустнуло, после чего механизм запиликал, сообщая о поломке. — Ух, какая все-таки ненадежная бесовская железка, лучше бы стволы деревьев таскать, мя...

Расценив это, как окончание, я отпустил рукояти и протер пот с промокшей насквозь повязки.

— Все?

— Неа, мя, — поднявшись, немного разочарованная поломкой девушка стянула с себя топик и подошла к штанге. — Вперед, мой хозяин, мя!

Вашу матушку... Как бы не вымотаться настолько, что мне уже будет плевать на полуобнажённую Искру. Подойдя ближе, я с кислой миной посмотрел на то, как девушка одной рукой подняла штангу с таким количеством блинов, что их даже сосчитать будет непросто...Гриф угрожающе прогнулся, но выдержал, а затем И подхватила второй снаряд, окончательно убив мое самомнение. Я не самый умный и не самый сильный: получается, что и похвалиться-то нечем. Словно прочитав мои мысли, кошечка сказала:

— Костя, пусть каждый занимается своим делом, мя. Я тебе уже сказала, что здесь важна не столько сила, сколько мозг, а он у тебя есть, мя, — со стуком опустив штанги на пол, нека подошла ближе и положила мне руки на плечи. — Иначе бы я и дальше продолжала бы творить невесть что под началом того окаянного подлеца. Не помню ничего толком, но сейчас я явно счастливее, чем когда бы то ни было, мя, — прижав меня к себе так, что кости захрустели, и явно не у неки, Искра тихо замурлыкала.

— Ладно, я понял. Приятно, если все так, как ты сказала, — вдохнув после полулетальных обнимашек, я подошел к штанге поменьше и, скептически осмотрев ее, поднял.

— Не опускай, мя! — строго сказала кошечка, подойдя сзади. — Держи, держи...

Ее пальчики скользнули по моим напряженным мышцам, ненавязчиво, но явно оценивающе. Погладив мои руки, девушка прекратила ласки, и следующим, что я почувствовал, было то, что с меня стаскивают шорты.

— Эй!

— Держи-держи. Мя... О, я переживала, что маленький, раз ниже, ан нет, пойдет! Мя-ха-ха...

— Это что за разговорчики?! — воскликнул я, удерживая снаряд, но практически сразу ощутил, как кошечка прижалась ко мне сзади грудью и положила ладошку на основание члена, легонько двигая кожицу. Вскоре ладошка Искры полностью легла на ствол и, смакуя ощущения, девушка стала мне мастурбировать, обдавая жарким дыханием мою шею. Шершавое касание язычка на моем ухе, пальчики мягко погладили головку, а затем Искра плюнула в ладонь и, размазав импровизированную смазку по кожице пениса, стала наяривать мне активней, тихо мурлыкая.

— Тяжело...

— Тогда я прекращаю, мя.

— Я могу просто приказать тебе! — сообщил я, не зная, что и делать со столь смешанными чувствами.

— Если бы хотел, уже давно бы это сделал, мя. Я, может, и не понимаю многих вещей, но прекрасно вижу, когда самец меня хочет, — ответила кошечка мне на ухо, продолжая тихонечко лизать мою кожу.

Мышцы начали уставать, отдавая болью, но это частично компенсировалось тем, как целеустремленно Искра работала над моим членом. Подключив вторую руку, кошечка бережно трогала яички, щекоча сморщенную кожицу мошонки, пока вторая рука, туго обхватив головку, скользила взад-вперед, доставляя мне удовольствие. Четко выверяя темп, девица будто бы ловила каждую мою эмоцию, полностью контролируя ситуацию, но я все же уже устал...

— М-м. Ну ладно, — в этот раз без разочарования сказала Искра, когда я все-таки не выдержал и бросил штангу. — Мя. Девчонки хотят кубики, будешь качать пресс.

— Без отдыха?!

— Ты разве не ощущал прилив выносливости от моих касаний, мя? — парировала девушка.

Сложно уровнять жизненные силы и выносливость, но то, что без поддержки я бы вымотался раньше, довольно очевидно. Да и после раззадоривания было бы неплохо продолжить, но мне уже было интересно, что пришло в голову спортивного ушастика. Постелив мат, девушка приглашающим жестом позвала меня на него и, когда я улегся, села в ногах, удерживая меня.

— Раз, два... Поактивней, мя!- «подбадривала» меня девица, раздраженно дергая ушком, когда я сбивался с темпа. После первой двадцатки она кивнула и, смотря на меня, стиснула грудь, наблюдая за моей реакцией. Тихо мурлыкая, нека наклонилась и припала к сосочку, жадно его посасывая, пока вторая рука продолжала удерживать мои ноги.

— Это...

— Не отвлекайся, мя. Или не ты говорил, что тебе нравится грудь? — впервые смутившись, Искра продолжила ласкать то один сосочек, то другой, пока я не понял — это не румянец смущения, просто девушка довольно сильно возбудилась. Мурлыкая, нека внезапно оставила свою грудь в покое, когда счет дошел до пятидесяти, и, вновь стащив с меня шорты, раздвинула мои ноги, в то же время с такой силой прижимая мои ступни к полу, что я не мог пошевелиться.

Ее губы сомкнулись на головке и плавно пошли ниже, да так сильно сжимали, что я невольно застонал, ощущая блаженство после неудовлетворённого желания.

— Продолжай-продолжай, тут другие заняты, мя, — прикрикнула девица, посмотрев на меня из-под ресничек.

— Мы бы хотя бы приняли душ...

— Это запах самца, ни к чему от него избавляться, — немного севшим голосом сказала нека, шумно посасывая член. Ее хвостик шелестел по полу, а мурлыканье становилось все более отчетливым. Решив не спорить, я продолжил тренировку, с улыбкой касаясь топорщащихся ушек при сгибании тела, поскольку Искра теперь уже полностью увлеклась минетом.

— О... офигеть, — на миг я замешкался, но все же продолжил, когда почувствовал, как девушка без проблем умудрилась взять в рот и член целиком, и мошонку. Полируя язычком мою кожу, Искра закрыла глаза, всецело сосредоточившись на деле, но теперь одна ее рука скользнула под тугую ткань шортиков, где кошечка медленно водила пальчиками. То спокойно посасывая, то двигая головой, девушка оказалась на удивление умелой для первого раза, из чего я сделал вывод, что она, похоже, готовилась к подобному, обсуждая все с остальными девчатами.

— Сто! — разогнувшись, я улегся на мат и не успел даже положить руку на голову Искры, как та резко прекратила оральные ласки.

— Мялодец, — облизнув губы, девушка быстро вытащила руку из шортиков и, поднявшись, повернулась спиной, скрывая раскрасневшееся личико. — Последний тренажер, потом посмотрим...

О, велотренажер! Правда, не о нем были мои мысли сейчас, но если уж следовать плану тренировок, то до конца, верно? Правда, велик был двойным — своего рода неподвижный тандем.

Без лишних разговоров усевшись спереди, Искра подождала, пока я займу свое место, и тут же с таким усердием начала накручивать педали, что мне попасть в темп было бы просто нереально. Кошечка даже привстала, чтобы «двигаться быстрее», пока я любовался на ее обтянутую и такую близкую попку. Защитные наколенники были достаточно широкими, чтобы очерчивать полоску кожи тренированных бедер... Не могу больше!

Перескочив через рукояти, я уселся на переднее сиденье и, затормозив неку коротким «Приказом», сдвинул ее шортики вниз, открывая вид на порозовевшие от прилившей крови половые губки. Еще немного... Опустившись вместе с очередным нажатием педалей, кошечка вскрикнула, но я тут же успокоил боль и, подавшись вверх, позволил члену зайти поглубже в нетронутую киску. Правда, И оказалась большой не только по росту, но и там, но ощущения были ничем не хуже «разработанной» Кейт.

— А-ах, я думала, что мы все-таки чуточку проедем, прежде чем ты не выдержишь, мя, — сбивчиво сказала девушка, самозабвенно накручивая педали, из-за чего ее киска насаживалась на мой член все чаще и чаще.

— Секс — тоже неплохая тренировка, — добавил я, кайфуя от того, что мой разгоряченный прибор наконец-то оказался внутри. Искра была такой жаркой после всего, что я просто таял от удовольствия, мысленно подгоняя кошечку. Ее хвостик щекотал меня, метелкой болтаясь прямо по голой коже, так что пришлось его взять в свои руки и задрать, чтобы не мешал. Мило охнув, нека отпустила педали и, оперевшись на рукоять тренажера, просто подставила мне свою попку.

Соскользнув с сиденья, я обнял девушку и стал двигаться, вгоняя член каждый раз как можно глубже. Тренированные «булочки» отзывались на мои действия шлепками, а сама девушка сдавленно постанывала, вцепившись в рукояти тренажера пальчиками так, будто боялась вдруг укатиться куда-нибудь.

Резко вытащив, я обошел тренажер спереди и, погладив неку по волосам между ушками, взял за основание ее конского хвостика и направил вниз, между рукоятей. Послушно взяв мой член за щечку, Искра стала его посасывать, и я, удерживая ее за волосы, стал медленно трахать ее ротик, видя, как на губках проступают излишки смазки.

— Фуах! — отдышавшись, когда я отпустил ее хвост, кошечка выбралась с тренажера и, сняв шортики, улеглась на мат и сделала «мостик». — И чего ты ждешь, мя?

Поддержав недрогнувшую девушку за бедра, я медленно вошел в ее лоно вновь, став вгонять член не очень быстро, но компенсируя это иначе — массируя пальцами выделяющийся бугорок клитора. Громко застонав, кошечка без слов ответила на вопрос о своей чувствительности, так что я вскоре вошел в темп, наслаждаясь ее дырочкой и доставляя ей нужное наслаждение. Сотрясаясь всем телом, девушка в итоге все-таки не выдержала и повалилась на мат, и я упал на нее следом, вновь раздвигая ее ножки и входя в желанную дырочку.

— Да, глубже, хозяин, глубже! — смотря в потолок, Искра вжала мое лицо между грудей и, обхватив меня ножками, все время давила на поясницу пяточками. Свившись в дикий комок страсти, мы обнимали друг друга, не желая расставаться ни на секунду,кружась на мате и продолжая пытаться выжать максимум из нашего первого секса.

Вот Искра перекатила меня на спину и, усевшись сверху, стала лихо скакать. Запрокинув голову, она стянула резинку и распустила волосы, оглашая пустой зал своими громкими криками удовольствия. Положив руки на ее сосочки, я туго сдавливал их каждый раз, когда кошечка насаживалась на член — нека мило застонала после очередного вхождения и, припав ко мне, поцеловала в губы, торопливо двигая тазом, как будто никак не могла насытиться ощущением мужчины внутри себя.

— Хозяин, тебе хорошо? Тебе хорошо со мной? Мя, ответь, ответь пожалуйста, — удерживая мою голову, кошечка с тревогой смотрела мне в глаза.

— Да, но неужели нужен ответ, если и так все видно? — выдохнув, сказал я, поглаживая мелко подрагивающие ушки девушки. Радостно мяукнув, Искра поцеловала меня и, вскочив, подбежала к шведской стенке, вновь что-то придумав. Вцепившись в перекладины, она призывно покачала хвостиком и, когда я подошел, слегка отклячила попку.

— Ты очень спортивная девочка, да? — взявшись за перекладины рядом с руками Искры, я вошел в нее сзади и, услышав подтверждающий мявк, стал трахать грубее, вдавливая в стенку. — Теперь у нас все тренировки будут заканчиваться так?

— Я могу проводить ночную разминку дополнительно, если требуется, мя, — сдавленно простонала кошечка, прижавшись щечкой к перекладине. — Выдаю тебе абоминет, мя!

— Договорились, — усмехнувшись забавной оговорке и прильнув к девушке всем телом, я стал грубее и наглее, видя, как кошечка идет к финишу. Ее растрепавшийся хвостик продолжал беспокойно щекотать мой живот, но меня это уже не беспокоило. Ее тело, ее ненасытная киска, и чувство превосходства из-за того, что такая сильная девушка послушно стонет от моих действий, как и остальные — вот все, что меня сейчас волновало.

С хрустом выдернув перекладины, мы чуть не упали, но, быстро сменив опору, прижались друг к другу: она — громко крича от удовольствия, из-за которого она подалась своей попкой еще больше назад, желая ощутить меня глубоко внутри своего животика; я — тихо на выдохе кончив внутрь моей новой любовницы и крепко обнимая ее сзади, не желая пока что даже вынимать член из жаждущей моего семени киски.

— Фух... закончили упражнение... Еще два подхода по три раза, мя, — сообщила Искра спустя минуту-другую, повернувшись ко мне и став тихо мурлыкать от остаточного удовольствия. — Ты ведь не думал, что это все, мя?

С этого момент на тренировки я стал ходить с куда большей охотой...

Экстра "На вершине мира" (Эйлин+Костя)

В комнате приятно пахло жареным мясом и приправами, а слух ласкало уютное шкворчание попавшего на нагревательную панель жира. Быть может, конечно, кто-то расценил бы, что это не самые приятные звуки, но меня подобное успокаивало, хотя даже сейчас у меня вид был чересчур озадаченный, поэтому девчата даже переговаривались вполголоса, стараясь мне не мешать.

Не думаю, что они не замечали, что я уже давно не смотрю на голографическую инфо-панель, а просто погружен в свои мысли, но за подобную чуткость я их очень ценю. Даже Искра старательно делала вид, что это не она сломала ручку гриля, а просто конструкция оказалась съемной, но вскоре жарка котлеток для домашних бургеров завершилась, и передо мной поставили тарелку с сочным и наверняка вкусным блюдом.

После возвращения с Проэлии я никак не мог сбросить мерзкое ощущение камня на душе. Меня и раньше давил груз ответственности, несмотря на то, что никто от меня ничего не требовал, но сейчас, когда мои опасения насчет Жнецов подтвердились, я никак не мог обрести душевное спокойствие. Хотя не столько меня волновал сам факт наличия бороздящих космос безрожих ублюдков, как потеря связи с Сишкой. Прямо как какая-нибудь городская страшилка о том, что в супермаркетах воруют детей: понимаешь, что просто пугалка, но когда близкий человек вдруг задерживается или исчезает на минуту, то не можешь отогнать панику. Конечно, у меня не было ни детей, ни младших братьев и сестер, но сейчас подобное мне казалось вполне близким.

Ментальная связь не помогала, а технические возможности сто первого мира нам просто банально негде было воссоздать, все-таки это именно Сишка умудрялась связываться с нами сквозь межмировые барьеры. И переход... отсутствовал. Не как в нулевой, в который вообще нельзя попасть с помощью сигиллов, поскольку его не было в системах Маяка, а будто какая-то преграда мешала девчатам совершить скачок. Каждая из моих спутниц пробовала, мы пытались и из сотого, и из сто второго, девяносто девятого... Случайный переход, совместный, одиночный...

Все тщетно. Мысли были самые скверные, ведь даже если Путешественницу убьют, она возродится в случайном мире. А вдруг преграда может помешать и в этом ? Конечно, сейчас я уже старался не думать о плохом, поскольку так можно себя загнать в непроходящий депрессняк, да и прошло уже несколько дней, поэтому просто не осталось возможности все время тревожиться. Мы постепенно перешли от общекомандных поисков к будничным делам, поскольку теперь повышение мастерства и тренировки нужны еще сильнее, чем прежде, так что дома царила вполне себе обычная спокойная атмосфера. Мои спутницы тоже переживали за попавшую в беду кошечку, но тоже трезво могли оценить наши текущие возможности, поэтому искали удобный случай для простых ежедневных радостей, вроде вкусного обеда, как сейчас.

— Какие у тебя планы на вечер, хозяин, мя? — поинтересовалась Искра, уже успевшая схрумкать пяток бургеров и теперь не без интереса посматривающая на мою тарелку.

— Хм... На пятой Платформе передавали шторм, так что стоит туда наведаться, потренировать свою лисью поглощалку, — бесстрастным тоном сказал я, вяло дожевывая первый чизбургер. — Чем раньше сделаю агрегацию Лича, тем лучше. Или ты хотела потренироваться?

Кейт бросила подозрительный взгляд на Искру, и та слегка покраснела. О дополнительных «тренировках» девчата узнали в тот же день, так что теперь даже неки с «аллергией» на спорт пытались выцепить возможность позаниматься вместе.

— А, кхм, мя... Я не об этом, — под шумок заточив еще два бургера, Искра теперь принялась тщательно вылизываться, скользя язычком по перемазанным соусом пальцам.- Много тренировок — хорошо, но нужно и отдыхать!

— Все верно, любимый, ня, — поддержала соратницу «бравая» Кейт, не преминув упомянуть свой статус возлюбленной, чтобы быть немного выше новеньких. — Как вернулся после той планеты, так нихрена не расслабился, ня. Мы можем охренеть как долго поддерживать тебя жизненной силой, но если ты с нами не отдыхаешь, ня... Это просто вызов для нас, Путешественниц, словно тебе не в кайф наше общество, ня! — стукнув кулаком по столу, боевая нека в гневе дернула ушками.

— Эдак вы себе надумали, — со вздохом ответил я. — Ну как такие классные девчонки могут быть в тягость, скажи на милость?

Выдув банку пива залпом, Кейт все равно выглядела так, будто не поверила, но за ее обиженным выражением легко читалась тревога.

— Мастер! Вот вы где! Мяу! — в комнату очень вовремя проскользнула Эйлин, и на ней в этот раз было не привычное платье, а облегающие джинсы и пуловер, выгодно выделяющий женские качества девушки. Лишь кожаные сапожки нека не решилась менять. — Я хотела попросить вас показать мне город, мяу!

Я машинально хотел перевести взгляд на Кейт, но та уже смылась, сказав, что должна помочь своими рунами в модификации нового экзоскелета Оу, а Искра пожала плечами, невинно улыбнувшись — из-за насыщенных дней она банально не выходила из дома в тридцать шестом мире, поэтому на роль экскурсовода никак не годилась.

— Мастер, ну пожа-а-а-луйста, мяу! — сев рядом и обхватив мою руку, Эйлин мило улыбнулась. — Это поможет и в деле, ведь я все-таки довольно далека от новых технологий, мяу. И вообще, королева просит, как можно быть таким холодным?!

Прижавшись ко мне щечкой, нека стала тереться и мурлыкать, так что я не выдержал. Каждый раз на это попадаюсь! То ли это побочный эффект от Амулета Некоманта, то ли я просто слишком слаб к красивым кошкодевочкам... Радует, что они редко этим пользуются.

— Хорошо, хорошо. И куда ты...

— Фестиваль осеннего бала в Лунном Парке второй Платформы восточной сети, квадрат Бэ Восемь Один Е! Мяу! — выпалила Эйлин как по писаному.

— О... Хорошо, — хмыкнув, я осознал, что попал в тщательно спланированную ловушку, но здравое зерно во всем этом было. Быть может, мне и правда стоит развеяться...

***

Прилипнув к стеклу роботакси, Эйлин во все глаза рассматривала проносящиеся мимо неоновые рекламы и огромные трехмерные силуэты всяческих брендовых маскотов, актеров и просто анимационных фигурок. Перелет на другую платформу занял не больше получаса, так что уже совсем скоро мы оказались в другом городе, где я побывал только разок, когда Эннет решила попробовать поискать свое прошлое место работы.

Фестивали здесь проходили не то, чтобы часто, но из-за того, что каждый город был огромным и в рамках моей Земли мог вообще выступать, как маленькая страна, то зачастую на каждой платформе были свои, особые праздники, так что любителям покутить, имеющим деньги на перелеты, всегда будет где отдохнуть. Вот и сейчас, казалось, половина Платформы сверкала яркими огнями, со всех сторон лилась громкая, но терпимая музыка, а в небе то и дело взрывались всполохи нанитных зарядов, формирующих настоящие движущиеся картины в ночном небе.

Прижавшись ко мне, Эйлин непрерывно урчала, будучи в восторге от происходящего. Мало того, что в ее Ордене было мало возможностей радоваться из-за постоянной борьбы с темными тварями, так и, несмотря на обилие разносторонне развитых фракций на Проэлии, кошечка большую часть времени все-таки провела у "средневековых" Арверов.

— Мастер! Мастер, что это?! — ткнув в сторону множества лавчонок, выстроенных вдоль улицы, кошечка потащила меня к ним, не дожидаясь ответа. Ее ушки то и дело шевелились, улавливая феерию звуков и разговоров веселящихся вокруг людей, а глаза просто горели энтузиазмом, так что я невольно и сам заряжался ее радостью по поводу происходящего.

Радует, что здесь было немало молодежи, тоже внесшей изменения в свои тела, но у большинства ушки были лишь декоративными, так что на Эйлин поглядывали с завистью, а пару раз к нам даже подходили девчонки и узнавали адрес клиники, где можно подешевле сделать такие.

Отвязавшись от настырных личностей, мы полностью сосредоточили свое внимание на лавках, которые в честь праздника по-старинке обслуживали живые люди. Забавно, что богачам достаточно было спуститься на нижний уровень, чтобы увидеть ту же самую картину, а не робокассы, но на Платформе подобное считалось редкостью, которую могли позволить себе только всякие миллионеры с личными поварами, бариста и прочими специалистами.

Похоже, что часть местных организаторов вдохновлялась японскими фестивалями, поскольку первой же лавкой оказалась та, где торгуют...Я и сам не вспомнил, как это блюдо называется, поэтому просто предложил Эйлин попробовать жареных осьминогов с водорослями.

— А вы меня покормите, мастер? Мя-ау! — улыбаясь, девушка подставила тарелочку, и я, наколов шарик на палочку, положил его в открытый ротик кошечки. Ушки неки вздрогнули, и Эй расплылась в довольной улыбке. — Вкусно!

— Хочешь сделать такое дома?

— М-м, можно, конечно, но здесь, с тобой, гораздо вкуснее, мяу, — облизнув губы, прошептала мне на ухо нека, чтобы я точно не потерял ни одного сказанного ей слова. Вай-вай, кто-то флиртует! Я даже почувствовал себя беззаботней.

Уйдя чуть в сторону, в спокойное местечко, мы нашли скамейку и, усевшись с краю, я усадил девушку на колени, так что теперь роли поменялись.

— Мастер, а-а-а! — взяв шарик, нека с теплом смотрела на меня, и, когда я прожевал шарик, поспешила дать еще. Правда, получилось, что Эй немного испачкала мне щеку, но «грязным» я побыл недолго — быстро наклонившись, кошечка с готовностью слизала все с моей кожи и, как ни в чем не бывало, продолжила меня кормить.

— А фто же ты еще не ешь? — дожевывая, поинтересовался я, на что Эйлин облизнула губы.

— Мастер, вам разве не тяжело? — упадническим тоном сказал кошечка. — Мне, возможно, стоит немного сбросить... мяу...

— Не выдумывай, у тебя все отложилось в нужных местах, — прижавшись к кошечке, я погладил ее по бедру и чуть сильнее приобнял. Хотя, наверное, нет той девушки, кто не беспокоится за свой вес.

— То есть, я тебе нравлюсь, мяу? — осторожно уточнила Эй, с недоверием смотря на меня сверху вниз.

— Конечно. И не потому, что королева, а то опять тут затеешь...

Хвостик девушки стал раскачиваться так сильно, что мы стали мешать соседям по скамейке, и я, схватив его за кончик, свободной рукой аккуратно покормил Эйлин оставшимися шариками, после чего она меня сразу же утянула за руку обратно к лоткам.

— Ой! Какая милота! — схватившись за щечки, Эйлин подбежала к тиру, где были расставлены всевозможные плюшевые игрушки.

— Кошечка хочет себе кошечку? — сказал я, улыбнувшись, поскольку глаз Эй пал на няшную плюшевую игрушку в виде какой-то мультипликационной кисульки, популярной здесь.

— Угу, мяу! Костя, Костя! — шлепая по мне хвостиком, Эйлин вцепилась мне в рукав, а лыбящийся владелец тира, в котором просто сквозило звание «мошенник», красноречиво провел над терминалом считывания.

Отсыпав одноразовыми анонимными карточками вместо использования счета, я приобрел парочку попыток, и Эйлин тут же вцепилась в пистолет.

— Не убоюсь зла, прости меня божественное создание, пропитанное скверной... Этот выстрел избавит тебя от мучений, мяу! — пробубнив под нос, кошечка нажала спусковой крючок, и присоска улетела куда-то в потолок. Такая же судьба постигла и второй заряд, отчего ушки Эй сразу же поникли.

— Ой, ну не переживай, это ведь всего две попытки...

— Я не слишком хороша в стрельбе, мастер. Вернее... Вообще не хороша, мяу, — сокрушенно сказала девушка, пока я приобретал новые попытки у владельца.

— Ничего, я помогу, — вложив пистолет в руку кошечки, я обнял ее сзади, прижавшись всем телом. Ох... Она была жаркой и мягкой, так приятно... Попкой будто бы специально чуть сильнее надавила на мой пах, но это могло быть и простым совпадением.

Осторожно прижавшись подбородком между ушек, будто я был в засаде, я обнял ладошку Эй вместе с оружием.

— Дыши спокойно, не переживай... Тихо, задержи дыхание и мягко нажми, — шептал я, не обращая внимания на щекочущую мои щеки шерстку, больше сосредоточившись на установке прицела в «Дополненной реальности».

Выстрел!

Котик слегка качнулся, но присоска лишь упала на пол .Ясно, закреплено так, что и не собьешь. Увидев мой многозначительный взгляд, владелец пожал плечами и кивком указал на кассу.

— Костя, Костя! У меня почти получилось, мяу! — запрыгав на месте, Эйлин повернулась ко мне и прижалась. — Еще разочек?

— Оки, — взяв новую присоску, я наложил «Стихийное зачарование», после чего повторил трюк с наведением.

Выстрел — кисулька, сбитая воздушной волной руны дротика, шлепнулась в корзину, а владелец, вытаращив глаза, стал разглядывать нетронутый заряд, будто впервые его видит.

— Уи-и-и! Я смогла! Спасибо мастеру, мяу, — крепко обняв меня вместе с новообретенной игрушкой, Эйлин опять замахала хвостиком и уютно заурчала. Так приятно...Во время вечерней прохлады обниматься с милой, теплой и радостной девчушкой, так по-домашнему вибрирующей, хех.

Но дрон я все-таки оставил на терминале, чтобы Эн позже сняла деньги со счета засранца — не слишком круто пользоваться праздником, чтобы вот так наживаться.

Получив от меня наличку, Эйлин принялась накупать сувениры девчонкам, таская меня за собой, и когда у нас набралась уже порядочно тяжелая сумка, мы вызвали транспортный дрон, чтобы отправить все домой. Кошечка оставила при себе лишь пачку, напоминающую сигаретную, в которой были сладкие палочки.

— Мастер, я видела, как их едят! Нужно одновременно, мяу! — строго заметила Эйлин, доставая одну из палочек и зажимая ее губами. — Фперед!

Послушавшись, я принялся осторожно откусывать сладость со своей стороны, видя, как кошечка неотрывно смотрит мне в глаза. Все ближе и ближе, осталось немного... Наши губы соприкоснулись, а мы обняли друг друга, словно бы так и планировали. Тихо урча, Эйлин робко, но неотступно поддерживала мой поцелуй, пока я наслаждался ее чарующим ароматом и нежной мягкостью губ. Язычок внутрь — наш первый поцелуй был очень сладким, поддерживаемый объятьями и общей нежностью: как я поглаживал кошечку через ткань, так и она ласкала мою спину пальчиками.

Прервавшись, мы выдохнули — хотя никто не мешал дышать через нос, почему-то в эти секунды близости подобное показалось кощунственным, так что с глупыми улыбками мы сейчас восстанавливали дыхание.

— Отличный десерт, мяу, — отозвалась немного смущенная Эйлин, пряча коробку в сумочку.

— Мы могли и без пало.., — я прервался, увидев, как Эйлин хитро прищурилась. — Что такое?

— А я и не про них, мяу.

— Если не про них, то это уже десерт? — парировал я, и девушка на мгновения отвела взгляд, положив руки на грудь.

— Да, именно так... Но я не наелась, мяу, — томным голоском сказала Эйлин, вновь взяв меня за руку. — Я хотела посетить еще пару мест.

Думая, правильно ли истрактовал ее слова, я отправился следом, и вскоре мы оказались перед «Туннелем страха». Пешеходный аттракцион в духе всяких комнат ужасов, только более продолжительный, насколько я понял. К счастью, размах празднования был действительно большим, так что некоторые аттракционы присутствовали в нескольких экземплярах, если брать в расчет всю Платформу, поэтому ждать долго не пришлось; вот мы уже оказались внутри темного для людей коридора, в котором нам было все неплохо так видно.

И если в начале всякие жучки-паучки не внушали ничего, кроме скуки, то вскоре попались летучие мыши, от которых Эйлин даже мяукнула. Из-за неожиданности , не от страха, но все равно это посеяло в ней боевой настрой.

Навострив ушки, кошечка опередила меня на повороте и, когда из-за угла выскочил робот —вампир, с победным няком раскроила ему голову взявшимся из ниоткуда клинком.

— Ха! Глупая тварь, я убивала подобных тебе пачками, мяу, — поправ ногой «труп» монстра, Эйлин шумно дышала, раскрасневшись.

— Это...

— Я знаю, мастер, просто хотела вас немного повеселить, мяу, — обернувшись ко мне, девушка мило улыбнулась, но румянец с ее щечек так и не исчез. — Ничтожные создания, что вы можете предпринять против самой Пресветлой Леди?! Изыди, мерзость, не отравляй больше своей поганой поступью божью землю! — после этого крика фотоэлементы зомбяков, выступивших против девушки следующими, выжгло яркой вспышкой света, и я поспешил отвести девушку в ответвление туннеля, пока она совсем не разошлась. Вот и нашлось место, куда перенаправить мошеннические деньги...

— Эйлин?

— Д-да, мастер, мяу, — шумно дыша, кошечка обмахивала свое личико ладошкой. — Нет, стойте, туда нельзя... То есть, вам можно, но не здесь, мя-а-а, — закусив губу, Эйлин вцепилась в меня пальчиками, мило застонав, когда я коснулся ее между ножек через джинсы.

— Ты настолько возбуждена? Оу, интересно, — проскользнув под ремешок джинсов, я ощутил жар и влагу в трусиках кошечки, и, прижав девушку к стене в закутке, стал медленно ласкать ее клитор.

— Мастер, что ж вы делаете, мя-а-а, — сдавленно постанывая, так, чтобы «жутковатая» музыка заглушала ее голос, Эйлин продолжала цепляться за меня. — Меня заводит убийство темных, даже когда я просто об этом думаю, мяу... Простите, мастер.

Должно быть, это из-за того, что она чересчур «светлая».

— В этом нет ничего плохого, — прошептал я на ушко Эйлин, введя внутрь нее один палец. — Но, получается, за все время этих поспешных операций ты каждый раз была на взводе и... Прости, что не замечал, — поцеловав кошечку, я расстегнул ее ремень и слегка спустил вниз джинсы.

— Нет, мастер, вы ведь не обязаны, а-ах! — зажав рот ладошками, Эйлин наблюдала за тем, как я ввожу в нее пальцы, массируя клитор большим.

— Ты даже из-за этого подумала, что я тебя не хочу, вот ведь... Повернись, милаш.

Кивнув, Эйлин развернулась, и я, спустив ее джинсы и трусики ниже, опустился на корточки. Отклонив мотыляющийся хвостик в сторону, провел по влажной киске языком и, продолжая вводить пальцы внутрь, стал теребить бугорок клитора кончиком, то просто водя вокруг, то немного сдавливая его губами. Сверху были слышны сдавленные звуки красной, как томат, девушки, но она все же и не думала о том, чтобы вдруг резко одеться и побежать отсюда вместе со мной. Наоборот, она теперь зажимала рот одной рукой, второй забравшись под пуловер и принявшись ласкать грудь.

— Мастер... Мастер... Мяу! — пытаясь елозить хвостиком, все еще зажатым у меня в руке, нека беспомощно мяукала, балансируя на грани удовольствия и смущения от столь внезапного изменения наших отношений. — Костя, Костенька... Мой король! — громко застонав, когда мой язык проник внутрь и стал скользить по стеночкам, пока пальцы продолжали ласкать клитор, Эйлин не смогла больше зажимать рот, вцепившись в стенку. — Да! Да-да-да, мяу!

Выгнувшись, кошечка бурно кончила: ее ноги ослабели, а ушки встали торчком, вместе с шерсткой на хвосте, но я сразу же подхватил неку, позволяя ей не беспокоясь наслаждаться высшим удовольствием. Тихо постанывая у меня в руках, девушка открыла глаза и, потянувшись, потребовала еще один поцелуй, разделив на двоих приятный лавандовый аромат своих любовных соков.

— Даже если бы ты не был Некомантом, я бы, наверное, влюбилась, мяу, — облизнув губы, прошептала кошечка, поглаживая меня по щеке.

— Ты тоже потрясающая девушка, Эйлин, — ткнув неку в носик, ответил я, и она, шевельнув ушками, охнула и стала поспешно приводить свой внешний вид в порядок, что-то мурлыча под нос, но на выходе все равно была смущена, будто представляла, что все видели ее слабость.

— Уф... Костя, мяу...

— Уже не мастер? — решил я уточнить с улыбкой.

— А... Я не знаю, как тебе приятней, — смущенно опустив ушки, Эйлин посмотрела мне в глаза. — Как ты хочешь, мяу? Ты мой владелец, но мы куда ближе, чтобы я так отстраненно тебя называла.

— Как тебе больше нравится, ведь главное, что это ты меня зовешь, — включив пикап-мастера, сказал я довольно наигранно, и Эйлин, мяукнув, ткнула меня в бок.

— У-у, ты это всем говорил, да? Легко соблазнять честную девушку, да? Мяу! — держась за меня, продолжала в шутку ворчать кошечка, пока мы шли к достопримечательности парка — огромному колесу обозрения.

— Думаю, что это было бы слишком жестоким, если бы я просто говорил то, чего не чувствую, но ведь и ты далека от влюбленности в меня? — ответил я на ворчание, на что нека замурлыкала.

— Может, больше будешь внимания обращать не на цифры, а на отношение? Я не могу влюбиться сию секунду, но очень хочу, мяу, — сказала Эй, усаживаясь в кабинку.

Еще немного — и колесо пришло в движение. Должен признать, оно было огромным, а из-за того, что мы находились на Платформе, верхушка так и вовсе исчезала в облаках, но сейчас небо было достаточно ясным. Припав к стеклу, девушка с раскрытым от удивления ртом смотрела за яркой Луной, сияющей в небе и, когда наша кабинка оказалась в самом верху, колесо вдруг остановилось.

— Сработало, мяу, — хихикнув, сказала девушка. — Ой, не смотри так, все скоро наладится. Я всего лишь создала иллюзию, только и всего... Как и здесь, в кабинке, нас не видят, мяу.

— Интересно... И для чего же, позволь спросить? — произнес я, поглаживая девушку по волосам.

— Все просто! Мы сейчас здесь, на вершине мира, королева и ее король, совсем одни, мяу, — прошептала кошечка мне на ухо, и, куснув мочку, стала поглаживать мой давно вставший член сквозь ткань. — Ох ты, такой твердый, мяу, я плохая нека, раз позволила себе наслаждаться в одиночестве, мр-р-р.

Опустившись на колени, Эйлин расстегнула ремень и, стянув теперь уже мои джинсы, хищно глянула на член. Подавшись вперед, нека взяла его за основание обеими руками и стала вылизывать, словно мороженое. Язычок скользил по коже, работая очень активно, полируя ствол, яички, и, наконец, остановился на головке. Щекоча основание уздечки, кошечка настойчиво урчала, закрыв глаза, а я, поглаживая ее по сминающимся от касаний ушкам, полностью расслабился.

— Готов, да? Мяу, — стащив с себя пуловер, кошечка быстро расстегнула бюстгальтер и дала мне насладиться видом своей роскошной груди. Конечно, она и раньше дразнила меня ей, но, раз до дела не доходило, то все было зря. — Ну же, потискай, мой король, мяу.

Усевшись мне на колени, девушка тихо ахнула, когда я легонько куснул ее сосочек. Проминая жирок ее больших прелестей, я просто утопал в теплоте и мягкости. Да уж, у нее самые большие из команды... Поигрывая буферами, я вылизывал сосочки, порой тиская грудь весьма грубо, даже двумя руками, все это время возбуждаясь от милых ахов чувствительной к подобному Эй, так что спустя минуту игрищ у мой стояк был просто каменным.

Погладив меня по волосам, девушка вновь опустилась на колени и, плюнув между прелестей, поместила член в промежуток, с готовностью сжав грудь рукам. Двигаясь вверх-вниз, кошечка с интересом наблюдала за выскакивающей поверх ее мячиков головкой, и, наклонившись к ней, стала раз за разом посасывать член, теперь уже наяривая его грудью самостоятельно.

— М-м, горяфо, профто фупер, — часто дыша, Эйлин разошлась, став работать руками быстрее, и я, привстав, схватил ее за плечи и стал уже сам трахать ее сиськи, вгоняя кончик в рот при каждом движении. Обволакивающая мягкость и влага от слюны кошечки, вкупе с ее похотливым личиком — я, раззадоренный поведением девушки до этого, очень быстро разогнался, чувствуя, как с каждой фрикцией удовольствие все усиливается, отгоняя мало-мальские тревоги.

— Дай кисе молочка ,мяу, — вдруг сказала нека, и, стиснув грудь посильнее, постаралась сжать фаллос губами. — Ах! — заморгав, когда сперма попала ей в рот, кошечка от неожиданности приоткрыла его, и еще одна порция жидкости угодила ей на личико. — М-м, королю хорошо со мной, мряу...

Наблюдая за тем, как кошечка вылизывается, избавляясь от излишков семени, я продолжил лапать ее грудь, усадив Эйлин рядом с собой. Мы часто дышали, разгоряченные только что произошедшим, а затем я все-таки поинтересовался:

— И откуда ты такого набралась?

— О? Смотрела черно-белые книжки с картинками, мяу, — ответила Эйлин. — Кейт сказала, что это из твоего мира и, что самое странное, там в качестве героинь одни лишь Путешественницы, мяу.

Ох и не верится мне, что это она сама где-то хентайную мангу с кошкодевками раздобыла...

— Да? И как тебе?

— Вживую лучше, мяу. М-м, как же там...Девочки говорили, что тебе одного раза обычно мало, это ведь так, мяу? — кокетливо спросила Эйлин, закончив прихорашиваться.

— Верно.

— Тогда... Хочешь свою кису под хвостик, мяу? — встав, девушка спустила джинсы и, подойдя к стенке кабинки, наклонилась, помахивая хвостиком над вновь влажно поблескивающей вагиной.

Подобравшись ближе, я шлепнул развратную королеву по заднице, затем еще разок. Продолжая урчать, Эйлин смотрела за мной через плечо и, когда почувствовала мою головку на своих дырочках, мяукнула в предвкушении. Обняв ее так, чтобы мои руки утонули в груди, я мягко подался вперед и, ощутив давление, резко и быстро лишил кошечку девственности. Охнув, она стиснула кулачки всего на мгновение, и тут же расслабленно задышала, лизнув мою руку в благодарность за избавление от боли.

Прикусив ушко Эйлин, чтобы не мешало смотреть, я стал медленно входить в нее, слыша шумное хлюпанье переполненной смазкой киски. Отзываясь мурлыканьем, кошечка с открытым ртом смотрела на то, как вокруг проплывают облака, порой разукрашенные всполохами фейерверков, а где-то далеко внизу пестрят огни городской жизни.

— Мой король взял меня на вершине мира, я самая счастливая, мяу, — промурлыкала девушка и ответила на нежный поцелуй.

Освободив одну руку, я погладил кошечку по животику и забрался ей между ножек, став стимулировать клитор каждый раз, когда мой член оказывался глубоко внутри. Застонав, Эйлин шлепнула меня хвостиком пару раз, но немного взяла себя в руки и, прижавшись грудью к прохладному стеклу, полностью отдалась ощущениям. С каждым мощным ударом лобка о прелести Эй, я позволял ей ненадолго ощутить чувство наполненности внутри себя, поощряя это ласками клитора, так что совсем скоро Эйлин уже громко стонала каждый раз, когда я полностью загонял прибор внутрь.

— Нет, не прерывайся, мой король, мяу, — взмолилась кошечка, стоило мне вынуть, и, когда поняла, что я просто стягиваю с нее одежду, сама поспешно избавилась от джинсов.

Поставив ее ножку на сиденье, я вошел в девушку еще глубже, теперь наслаждаясь мягкостью и упругостью попки, обхватив ее сзади. Насаживая раз за разом, я наблюдал в отражении за тем, как грудь Эйлин соблазнительно покачивается, а личико кошечки выражает не свойственную королеве похоть и желание. Мурлыкая, нека уже стала и сама подмахивать мне попкой, но вскоре я подался назад и уселся на сиденье, увлекая девушку за собой.

Прижавшись ко мне спинкой, Эйлин уперлась ножками в пол, а руками вцепилась в кресло, став насаживаться на член. Сначала неуклюже, пару раз слишком сильно привстав, из-за чего фаллос выпадал, но вскоре, войдя в темп, девушка стала очень умело скакать, сладко постанывая на всю кабинку.

— Восхитительно! Это воистину королевское наслаждение, мяу! — крича от удовольствия, нека разошлась настолько, что мне пришлось «намотать» ее хвостик на кулак, лишь бы она прекратила меня хлестать. — Еще чуточку, еще совсем немножко! Мяу-мяу! Король!

Обняв девушку за талию, я стал долбить ее снизу и, когда девушка выгнулась в моих руках, позволил ей опуститься на мой член еще разок, крепко обнимая сзади. Широко открыв глаза, Эйлин смотрела на свое отражение, чувствуя, как жаркая сперма наполняет ее животик. Целуя ее плечо, я не хотел отпускать девушку и бережно гладил ее бархатную кожу, переживая полученное наслаждение и ощущение спокойствия, комфорта и уюта, вызванное близостью Путешественницы.

— Моя королева, — с улыбкой сказал я, раз уж девушке так нравилось подобное.

— Мой король... Мяу...Побудешь внутри меня еще немножко? Я с ума схожу, когда чувствую тебя...там. Я извращенка, мяу? — с легкими нотками тревоги спросила девушка, не решаясь даже пошевелиться.

— Нет, просто моя девочка. Мне тоже очень хорошо внутри тебя.

— М-м. Тогда ладненько, мяу...

Развернувшись ко мне, девушка и впрямь не стала вставать, просто обняла меня, и мы провели еще немного времени, слившись вместе и целуясь где-то на вершине мира, озаряемые торжественными всполохами праздничного салюта...

***

Вернулись мы уже за полночь, когда и встретить на пути уже было некого. Эйлин выглядела очень счастливой и, похоже, была не против еще разок сходить на свидание, причем прямо сейчас... Забавно, что до этого с подобной просьбой выступала только Мику, это так у них станет в порядке вещей. Хотя это вполне закономерно. Пусть все и не против порезвиться общей толпой, но каждая хотела и немножко личного внимания тоже. Только вот дней в неделе уже меньше, чем у меня девиц, м-да. В этот момент прямо-таки чувствую, как многие кричат «Мне бы твои проблемы, сволочь!».

Улыбнувшись своим мыслям, я пожелал кошечке спокойной ночи и впервые за время возвращения с Проэлии отправился спать без лишних тревог на душе. Улегшись, закрыл глаза, и когда Морфей уже стал подкрадываться, резко вскочил, поскольку в «Дополненной реальности» яркими всполохами пронеслось сообщение:

«Привет, пусечки.

Со мной все почти хорошо. Почти — потому что кто-то умудрился скопировать мои личные коды. Это плохая новость. (-_-)

Хорошая — этот кто-то активировал „Ноотический занавес“, отсекающий 101-й мир от остальных. Я и сама не была в курсе, что здесь есть такая штука... Мяф.

Я открыла занавес на какие-то миллисекунды, чтобы передать сообщение. Ищу утечку, а еще...

Здесь агент Жнецов. Я и тот некто, кто скопировал коды, пытаемся изолировать его локальными барьерами Занавеса, но он скрывается. Мяф. Дело движется, но медленно.

Жду вас в обозначенную в конце моей кулстори дату. Мяф. К тому времени смогу безопасно открыть межмировой проход, мяф.

ФПы.Сы. Одевайтесь теплее, у меня уже зима.

ИПы.Пы.Сы. И подарки возьмите, Рождество же уже будет. Мяф. С меня прожаренный жнецулик в собственном соку, если повезет. (((><)))

ЛПы.Пы.Пы.Сы. Костя, с тебя порнушный рассказ, не забудь. Я жду и готовлю свою вишенку в предвкушении. Ва-а-ай! Стыдно-то как такое писать! (⁄ ⁄>⁄ ▽ ⁄<⁄ ⁄)

ИПы.Пы.Пы.Пы.Сы. Все, не жду. ( ̄ヘ ̄)

НПы.Пы.Пы.Пы.Пы.Сы. Чуток жду. Костя -бака-бака-бака!

!Пы.Пы.Пы.Пы.Пы.Пы.Сы. Простите за цундерность. Всем чмаф!».

В самом низу была предрождественская дата, если ориентироваться на земной календарь католических праздников, а после — будто бы кто-то еще, кроме Сишки, добавил сообщение:

«У нас общий враг».


Оглавление

  • Операция "Halloween", часть 1
  • Операция "Halloween", часть 2
  • Операция "Halloween", часть 3
  • Операция "Halloween", часть 4
  • Операция "Halloween", финальная часть
  • Экстра "Жаркая кошечка" (Ар+Костя)
  • Экстра "В здоровом теле здоровый ..." (Искра+Костя)
  • Экстра "На вершине мира" (Эйлин+Костя)