КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 464101 томов
Объем библиотеки - 672 Гб.
Всего авторов - 217663
Пользователей - 100995

Последние комментарии


Впечатления

vovih1 про Выставной: Межавторский цикл "Сталкер-10". Компиляция. Книги 1-25 (Боевая фантастика)

Спасибо, ждём последнюю,11 книгу...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovih1 про Выставной: Межавторский цикл "Сталкер-9". Компиляция. Книги 1-24 (Боевая фантастика)

Спасибо, с терпеньем ждём завершения вашей работы над циклом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Тумановский: Межавторский цикл "Сталкер-7". Компиляция. Книги 1-24 (Боевая фантастика)

Спасибо за вашу отличную работу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Лебедева: Контракт на ребёнка. Книга 2 (СИ) (Любовная фантастика)

Ехали , ехали , ехали. Сливаясь в экстазе в позе зю ( потрахушки короче), И так две книги, больше 2000 страниц .. Думаю надо ждать еще две книги, как минимум, раз от слияний- потрахушек намеки на чувства начали зарождаться в самом конце второй книги.
И вроде грамотно и сюжет интересный , мир неплохой, но ..Но постельные сцены и вечные поездки – очень нудно и муторно, ждешь каких то действий , а их почти нет.
Если сравнивать – то раньше в фильме СССР за 1,5 часа показана вся жизнь, а сейчас в современном сериале из 25 серий- сплошной пшик и мутота.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Броуди: Форт-системы для MS-DOS и Windows (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Вот выкладываю несколько Форт-систем из своей коллекции, для тех, кто будет читать книги по Форту.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Дьяконов: Форт-системы программирования персональных ЭВМ (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Подробно описаны Форт-системы для ZX-Spectrum и IBM PC под MS-DOS.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Морилка про Нордье: Конфидентка королевы. На службе Ее Величеству (Исторические любовные романы)

И в конце преодолев все преграды они остались вместе.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как выбрать фейерверк

Попаданка для двух драконов (fb2)

- Попаданка для двух драконов 704 Кб, 178с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кира Рамис

Настройки текста:



Рамис Кира Попаданка для двух драконов


Глава 1. Ой, берёзы, берёзы, не ломайтесь громко так «Нельзя вернуться в прошлое и изменить свой старт, но можно стартовать сейчас и изменить свой финиш»

Рой Джонс младший

— Иванов, миленький мой, только не шевелись! Сейчас вернётся Станислав Сергеевич с ребятами из леса и снимет тебя с дерева, — молодая женщина, задрав голову вверх, нервно пыталась отгрызть кончик ногтя.

— Марга-ри-та Семёновн-а-а, мне страшно, там такой обрыв-в-в, река чёрн-а-а-ая шумит, я хочу вниз-з-з, снимите меня-я-я, — лёжа на толстой ветке и истерично всхлипывая, стучал зубами рыжеволосый паренёк.

Весёлые одноклассники прыгали, махали руками и кричали наперебой: «Женька, да отпусти ты эту берёзу, что ты вцепился в неё, как в родную, ты потихоньку отползай назад…», «Трус, а ещё обещал тарзанку повесить…», «Трус-трусище мокрые усища!»

— Ребята, быстро все затихли, кажется, ветка трещит! Иванов. Женечка. замри, я сейчас. Мальчишки, отцепите верёвку от доски и на всякий случай скидайте вещевые мешки под дерево. Я сказала: на всякий случай! Иванов, перестань реветь! — Маргарита Семёновна, отбросив сомнения (в конце концов, она учитель труда, а это почти учитель физкультуры), полезла на дерево спасать ученика.

«Всё получится, всё смогу, всё получится» — как мантру, про себя повторяла Маргарита, потихоньку взбираясь на дерево. — «Не зря же я посещаю спортзал и тружусь там под неусыпным надзором физрука», — хихикнула она и покраснела.

Привязав верёвку к ветке, что была на одну пониже паренька, Маргарита, словно цирковая обезьянка, обняв ствол руками, обошла его, перепрыгивая с ветки на ветку.

«Как хорошо, что берёза растёт одна без соседок, толстых веток много выросло. Это адреналин меня ведёт, я же не такая смелая, чтобы так по деревьям скакать».

Выдохнув, Маргарита связала верёвки тугим узлом, с силой подёргала, проверив на прочность ствол, и медленно села на ветку, подперев спиной дерево.

— Марга-ри-та Семёновн-а-а, я рук не чувствую, затекли, — снова застонал Иванов.

— Сейчас, быстро тебя обвяжем, и будем думать, как спускаться. — подтянувшись на цыпочках, Марго накинула верёвку на пацана. — Женя, помоги: просунь конец верёвки под грудью, я завяжу узел.

Вдвоём они с горем пополам справились с задачей.

Маргарита радостно выдохнула: у неё всё получилось.

И тут случилось сразу несколько событий.

Похоже, столетняя берёза счастливо доживала свой одинокий век и совершенно была не согласна держать на своих раскидистых ветвях груз в виде двух человек. Ветка под Маргаритой Семёновной Пулеш с громким треском сломалась, удивлённые глаза девушки увидели вбегающего на поляну Станислава Сергеевича, а мудрый мозг скомандовал рукам схватить верёвку, что они и сделали.

От сильного толчка верхняя ветка тоже подломилась, увлекая вниз учительницу и привязанного ученика. Ладони Марго обожгла резкая боль, кожа содралась, верёвка заскользила в руках. Пальцы разжались, и женщина с криком полетела вниз.

Словно в замедленной съёмке, Маргарита видела раскачивающегося Иванова, пытавшегося поймать ствол руками.

«А вот и Станислав Сергеевич медленно бежит к обрыву в надежде поймать учителя труда. А вот и быстрая река разверзла свою пасть. Только бы выплыть. Фух-х-х, почему тебя не подогревает солнышко или хотя бы подземные гейзеры?» — с такими мыслями, зажмурив глаза, кувыркаясь и пытаясь руками выровнять положение тела, Марго неслась к шумящему обрыву.

Глава 2. Учительница в болоте


«Не бывает такой безвыходной ситуации, в которую мы не можем попасть»

Платон

Маргарита Семёновна очнулась в темноте, вокруг было мокро и тепло. Спина ощущала землю. В руках были комки грязи, ноги находились в тёплой воде.

«Я спасена! Я спаслась, река отпустила меня», — с такими мыслями Марго медленно перевернулась со спины на живот, встала на четвереньки и двинулась вперёд, прощупывая рукой землю перед собой. Ей очень не хотелось напороться на корягу или острый камень. Несколько раз, соскальзывая со склизкого илистого берега, женщине всё же удалось взобраться на него. Тяжело дыша, она словно медуза раскинула руки-ноги и замерла, уставившись в звёздное небо.

«Я тут полежу немного, на звёзды посмотрю. Интересно: долго ли меня будут искать? В воду я упала днём, думаю, что спасательная экспедиция уже идёт по берегу в поисках меня. Неожиданно: почему ладони не болят, я же точно содрала их в кровь…».

Не успев додумать мысль, Маргарита почувствовала, как ей в шею ткнулся мокрый нос.

— Джек, солнце моё, вы меня уже нашли, — девушка радостно провела рукой по тёплой морде. Морда недовольно чихнула и исчезла в темноте.

— Джек, ты куда, не оставляй меня одну! — всхлипнула Марго. — Чего я плачу, он же за людьми побежал, ещё чуточку полежу, и буду спасена.

Словно услышав её слова, вдалеке раздались голоса, лай собак, а через минуту берег осветили десятки факелов.

«Надо же, факелы! Интересно, как долго меня искали? У спасателей, похоже, фонари разрядились».

— Г оспожа Марго, вы ли это?

«Нет, пока не выла» — счастливо улыбалась женщина, уставившись на факел, поднесённый к её лицу.

— Чёрный комок грязи, а не госпожа. Да вы посмотрите, она же бежать пыталась, сумка с вещами в кустах лежит, неблагодарная! Наш господин пожалел её, взял старую деву в жёны, а она ещё нос воротит, бегать вздумала, и куда? В болото к лягушкам её понесло, — «визглявый» голос женщины то приближался, то удалялся от ничего не понимающей Маргариты.

— Разве вы не меня спасаете? Какую Марго вы ищете? Я не бежала, я с дерева упала в бурлящую реку, пытаясь спасти ученика. Они надумали втихую «тарзанку» повесить на старой берёзе, пока мы с помощниками костёр разжигали. Я — Маргарита Семёновна Пулеш.

В звенящей тишине послышался писк комара.

— Но меня тоже нужно спасать, — обеспокоилась женщина, испугавшись, что, раз она не та Марго, то её оставят сушить на берегу грязь.

— Ирвин, что с ней? Что за бред извергает её рот? — первой очнулась хозяйка противного голоса.

Учительницу приподняли и посадили на пенёк, чьи-то руки ощупали голову, руки, ноги, спину и даже грудь.

— Ничего не сломано, ран нет, только на голове большая шишка. Скорее всего в темноте поскользнулась, упала и ударилась головой о камень или землю. Сделаю мазь, отвар, немного поколдую, и утром будет, как новенькая. А теперь её нужно перенести в замок, к мужу, пока она точно не заболела.

Маргариту Семёновну подхватили под грязные рученьки и резко внесли в портал.

— Портал? Какой портал? Это неправда. Неужели на самом деле мой воспалённый мозг выдаёт фантастическую реальность? Похоже, я так и лежу в болоте, замерзаю или засыпаю, и никто меня, бедняжечку, не найдёт там, — грустно бормотала Марго, пока её несли по длинным, освещённым странными цветными шарами, коридорам. — Направо, налево, направо, эта бесконечность когда-нибудь закончится?

— Плоха, совсем плоха, — зацокал голос за спиной. — Бредит. Мало того, что взяли её, неполноценную, в жены. Наш господин просто святой, всех в шестнадцать лет разбирают, а эту даже с приданым в восемнадцать никто не хотел брать, так ещё сейчас и на голову будет ушибленная.

— Что ты наговариваешь, не язык, а помело! Ты кто? Кормилица, а не мать и не хозяйка! Не боишься, что за свои слова отхватишь сутки-другие в подземелье? Да и сама знаешь ситуацию, наш господин Теодор тоже не с простой судьбой, не каждая бы согласилась за него пойти, одно крыло чего стоит, такой сильный магический ожог, когда ещё взлететь сможет! Не уверен, что в семью за оставшееся время найдут третьего, так и будут доживать век вдвоём, — заявил за спиной лекарь.

— Да, я бы сейчас не отказалась от литра-другого валерьянки, в лечебных целях, пострадавшую голову подправить. Помыться, напиться, забыться… а третьего недолго сделать, если умеючи, — громко прошептала Марго, надеясь завязать разговор, уж в очень любопытную игру пытался завлечь её мозг.

Сзади двое охнули и зашипели друг на друга на предмет «заткнуть свой болтливый рот».

Глава 3. Краснолицая ревность


«Ревность легковерна, как дитя, и бешена, как дикое животное»

Н.А. Некрасов

— Заносите тихонько. Чего встали, хозяйку первый раз видите? — прикрикнул Ирвин на двух девушек в белых фартуках. — Обмыть, переодеть, и ко мне на осмотр.

— Ну нет, обмывать меня рано, я ещё поборюсь за жизнь. Согласна на тёплый душ, в крайнем случае, на бочку с водой. Что в вашем каменном замке имеется?

Огромные до невозможности синие глаза девушек попытались расшириться ещё больше.

— Вот смотрю я на вас и закрадываются мысли, что лежу я сейчас в реанимации или на операционном столе под наркозом, и вот эта гадость выдает такие фантазии. Ну не бывает таких огромных глаз. Уф-ф-ф, хорошо, значит, скоро очнусь. А пока — мыться и одеваться, а то грязь начинает стягивать кожу.

Девушки сорвались с места и пулей вылетели из комнаты.

— А вы долго меня будете на руках держать? — взгляд Марго уткнулся в широкую мускулистую грудь и медленно скользнул вверх к широкой шее и квадратному, выточенному, словно из камня, подбородку. — Мужчина, конечно, выше всяких похвал, — учительница провела по груди «каменного изваяния» ноготком, — но всё же странно, что привиделся именно такой красавчик, совсем не мой типаж. Пе-ре-ка-чан-ный немного, — Марго изобразила из указательного и безымянного пальца маленькие ножки и поднялась, топая по слогам, от груди до кадыка.

Мужчина медленно сглотнул и опустил взгляд на хозяйку.

— Какой у вас приятный парфюм, с нотками хвои. Tom Ford?

— Нет, Курт Медведь.

— Не слышала о таком бренде. Новый, наверное, — девушка положила ладони на шею удивлённого охранника и попыталась сомкнуть вокруг неё пальцы.

— М-м-м-м, мощная шея, у меня совершенно не получается её обхватить ладонями. Ой, извините, замарала вас немного, — Марго медленно принялась стирать чистым пальцем грязь с кадыка мужчины.

— Зато твою шею у меня сейчас получится обхватить своими руками и хорошенько сжать её! Даже одной руки хватит! — раздался жуткий рык от двери.

— Кто это? — испуганно поглядела на целителя Маргарита.

— Муж это твой, совсем стыд и совесть потеряла на своём болоте! Похоже, не головой ты ударилась, как говорит лекарь, а бешенством заразилась! — ещё громче взревел высокий раскрасневшийся мужчина и попытался кинуться к молчаливому переносчику болеющего тела своей жены.

Но ему помешали Ирвин и стоявшие у двери охранники.

— Ну и силища, трое усмирить не могут, держите крепче моего любимого мужа! А я приму подобающий вид, негоже леди грязной перед своим господином представать, — Маргарита Семёновна быстро выскочила из тёплых объятий молчуна и кинулась в ванную комнату.

Уткнувшись головой в закрывшуюся дверь, она задвинула железную щеколду и попыталась выровнять дыхание.

— Нет, ну разве можно так пугать? Не голос, а иерихонская труба! Я так и без помощи эскулапов из комы выйду. Да не выйду, а просто выскочу, от испуга. Вот удивятся врачи, если во время операции больная убежит от них с криками, — усмехнулась Марго. — Интересно, прицепили уже ко мне пищащие датчики?

За дверью послышался грохот и крики.

— Надеюсь, этот шкаф не прибьёт моего мужа, а то и познакомиться толком не успели, — Маргарита улыбнулась и подмигнула застывшим от удивления служанкам: — Не обращайте на меня внимания. Скоро будет ванна готова?

С внешней стороны забарабанили в дверь.

— Открывай дверь, Марго, или я её выломаю!

— Не открою! — Марго нервно захихикала. — И вообще, мне помыться нужно.

— Что, не накупалась на болоте? Открывай, считаю до трёх или дверь сожгу!

Марго испугалась и зажмурилась. Ну чего он пристал?

И мысленно обратилась к своему подсознанию: «Дорогое подсознание, выдай фантазию другую… Ну, пусть хотя бы муж в ней будет подобрее, что он как с цепи сорвался, кричит, орёт, пугает меня? В конце концов, я тут пострадавшая, лежу неизвестно где, хорошо ещё, если в больнице, а если на берегу кровью истекаю, а ты такую злость транслируешь! Не поменяешь — заплачу и буду рыдать долго и горько. Может, договоримся? Я тебе книжку интересную про драконов куплю?»

— Чего замолчала? Кристалл включи или точно вынесу дверь.

— Какой кристалл, нет у меня кристаллов, — Марго поискала в грязном платье карманы. — Даже карманов нет. Стоп, а где мои брюки, почему на мне платье?

Тут к Марго подскочила служанка и протянула коробочку с белым кристаллом.

— Госпожа, проведите рукой над кристаллом и подумайте о том, с кем хотите связаться, — тихо зашептала девушка, склонившись в поклоне.

— Так с кем же я хочу связаться? С мамой наверно. Или нет, со Станиславом Сергеевичем: неплохо бы узнать, как там Иванов, — беспокоясь за учеников, Маргарита Семёновна водила пальцами над кристаллом. Сначала ничего не происходило, но ровно через пять секунд «сдилинькал» громкий звук и над кристаллом выплыла надпись: «Собеседник не найден».

— Эх, попытка не пытка, — глубоко вздохнула Марго и улыбнулась служанке. — Хочу видеть мужа, любимого и дорогого! В общем, покажи мне Теодора Злючкина.

— Что, кого? — дверь в ванную ощутимо нагрелась.

— Нет, нет, подожди поджигать, — Марго не на шутку испугалась, — виновата, исправлюсь: заказываю разговор с господином Теодором, — кристалл «дилинькнул» более мелодично и надпись попросила уточнить род Теодора.

— Муж мой любимый, а род у нас какой?

Дверь вновь содрогнулась, и послышался нечленораздельный рык.

— Белокрылых драконов, госпожа, — всё также кланяясь, прошептала служанка.

И тут же над кристаллом возникло злющее лицо мужчины. На Маргариту, не мигая, смотрели красивые глаза небесно-голубого цвета, обрамлённые густыми ресницами (ну почему у красавчиков всегда густые ресницы?). Высокий лоб без единой морщины, чёрные смоляные волосы (укладку утром делает?) и широкий прямой нос, идеально подходящий к волевому подбородку. А пухлые губы так и манили поцеловать. В целом придуманный муж был очень даже симпатичен девушке (вот бы встретить такого в жизни).

— Не наигралась еще, Марго, в строптивую невесту? Чем я тебе не угодил, что ты меня так изводишь? До свадьбы я потакал всем твоим прихотям: кольца, серьги, драгоценный камни, да одна драконья цепь стоит половину моего состояния, а ты даже не перекинулась ни разу! Я стерпел, когда ты сбежала с брачного ложа сразу после ночи, полной страсти. Подожди… или может тебе не понравилась первая близость, и все твои вздохи были лишь притворством и обманом, а сама ты готовилась к побегу?

Марго всматривалась в красивые черты лица своего «мужа», а память услужливо открывала шкатулки памяти с давно забытыми и затёртыми воспоминаниями о первой любви, тёплых летних ночах, страстных поцелуях на своих губах, о скошенной траве и бабушкином сеновале.

Маргарита затуманенным взглядом вновь видела сильные мужские руки, жарко прижимающие девушку к груди. Шёлковый платок цвета голубого неба медленно падал с головы; рыжие локоны, освобождаясь, словно водопад, накрыли голые плечи мужчины. «Ты мой огненный цветок, — выдохнул мужчина в розовые губы, нежно касаясь их пальцем, обводя по контуру, заставляя приоткрыться. — Этой ночью ты будешь моей», — он медленно провёл языком по припухшим губам. Застонав, девушка сама притянула мужчину к себе.

Страстные требовательные поцелуи сменялись нежными и невесомыми, словно прикосновения ветерка к губам. Марго таяла, словно воск, от жаркого огня, и желание отдаться ласкам этого мужчины казалось правильным, всё сильнее закручиваясь спиралью в животе. Блузка уплыла в туман, табун мурашек бежал вслед за руками мужчины, по спине. Нежные объятья пьянили сильнее любого вина, зажигая огоньки страсти в зелёных глазах; пальцы девушки рисовали узоры на загорелой, до тёмного шоколада, спине любимого.

— Марго! — дверь снова громко вздрогнула, вырывая учительницу из нежных грёз.

— Нет, первая ночь была просто великолепна, я ни о чём и ни о ком не жалею, — девушка улыбнулась своим мыслям.

Глава 4. Приду, только уж и ты приходи


«Ревность всегда смотрит в подзорную трубу, делающую маленькие предметы большими, карликов — гигантами, подозрения — истинами»

Мигель де Сервантес

Маргарита Семёновна прикрыла рот и посмотрела по сторонам.

— Вы зачем при посторонних такие речи ведёте, это неприлично. Нас же слышат! — девушка покраснела и опустила голову, заметив, как захихикала служанка.

— Я тебе скажу, что неприлично! А неприлично замужней женщине по болотам бегать от мужа и на слуг кидаться! — шипел и краснел Теодор. — А за этих не беспокойся: отрублю головы всем свидетелям — получится, что никто нас и не слышал.

Марго увидела, как у служанки поменялся цвет лица, с розового на зелёный.

— Бедняжка, — прошептала Марго и, уронив кристалл, осела под дверь.

— Марго, душа моя, что с тобой? — с той стороны в дверь заколотили, словно кувалдой. Учительница подобрала кристалл с пола и произнесла:

— Не нужно никого убивать, пожалуйста! И перестаньте колотить в дверь, спине больно от вашей заботы.

— Я не могу оставить их в живых, да они и сами понимают, что стали свидетелями постыдной сцены. Ты и охранник, наш разговор.

— Да что ты прицепился к этому охраннику? Сказал же тебе лекарь, что я не в себе. Значит, не отвечаю за свои поступки. Может, в бреду приняла его за тебя, — резко в разговор ворвалось «ты». — Уважаемый Теодор, вы не против, если я задам несколько вопросов, что накопились у меня за время моего забытья? — на мужчину через кристалл смотрели любимые улыбающиеся глаза его, и только его врединки.

— Жена моя, ты уж определись: на «ты» или на «вы» ко мне? Хорошо, выслушаю тебя.

— Мы в волшебном мире… ну то есть, тут есть волшебство, вы волшебники? — Маргарита закусила нижнюю губу, ожидая ответа.

— Можно и так сказать, — удивлённо ответил Теодор. — Ирвин, это правда, что она почти ничего не помнит? Что за бред она несёт?

— Получается, и зелья волшебные варить умеете? — продолжила задавать нелепые вопросы девушка.

— Умеем, — вклинился в разговор Ирвин. — Я понял, что она хочет предложить, Теодор, у меня и правда есть зелье забвения. Можно заставить выпить всех слуг, включая меня — твоего верного и преданного друга детства хочу заметить…

Теодор ухмыльнулся, его не проняла обвинительная речь. В душе он сам понимал, что не сможет убить друга, да и никого не сможет: добрый очень (это на поле брани он наводил ужас, а в своём замке даже мышей не трогал), и был уверен, что друг это знает.

— Так вот, продолжу, если мы все выпьем это зелье, то забудем всё, что произошло за последние сутки. Конечно, есть сильные побочные эффекты, но ради спокойствия своего господина — переживём.

— А какие побочные эффекты? — влезла с вопросом любопытная Маргарита Семёновна.

— Шерсть облезет, листья опадут, а у кого-то и чешуя полиняет, — врач недовольно глянул на Теодора. А может даже нюх пропадёт, на сутки-другие.

— Ну и шутки у вас, — Марго обиженно надула губы.

— Хорошо, я согласен, пусть все пьют зелье. Кроме медведя: его всё равно придётся убить, он оскорбил меня, своего господина.

— Да чем, чем он тебя оскорбил-то? Стоял, словно статуя, монолит!

— Вот этим и оскорбил! Он должен был сразу бросить тебя на пол, как только ты открыла рот, словно заразу, нет, словно грязь, прилипшую к одежде. Так бы и избежал казни.

— Это я зараза, я грязь? В какой стороне наша общая спальня? Не буду я мыться, вот так, как есть, чёрная, с земляными комьями и заявлюсь на брачное ложе. И только посмей от меня отвернуться, муж мой любезный. На развод подам! — кричала Марго, тыча пальцем в кристалл. Щёки девушки раскраснелись от гнева, прядки грязных рыжих волос, потревоженные нежной рукой, рассыпались по плечам.

Мужчину изнутри сжигала безграничная любовь, перемешанная со сладкой ревностью. Он любил её любой, пусть даже без памяти, грязную и кричащую на него. Он сделал бы всё, чтобы его половинка жила и была счастлива.

«Моя и только моя!» — шипел дракон и рвался сломать дверь.

«Да, ты прав, никому не отдадим! Тем более грязному болоту» — мысленно ответил дракону Теодор.

Мужчина засмеялся так громко, что в окнах зазвенели витражи, резко замолчал и приблизил кристалл к лицу. Марго увидела, как цвет зрачков с небесно-голубых поменялся на ало-красный и обратно.

Испугавшись, женщина отодвинула кристалл подальше от себя.

— Хорошо, жена, я тебя услышал, ты придёшь ко мне сегодня ночью — сама, без приглашения, и будешь одета подобающе, без твоих безликих закрытых наглухо платьев. Если ты сможешь удовлетворить меня, оставлю жизнь медведю, сотру память и отправлю служить в дальний гарнизон. А не придёшь — наутро его голова будет украшать стол в твоей комнате. Я ясно выразился? — кристалл резко погас.

— Я всё прекрасно поняла и не нужно меня запугивать, я приду, только уж и ты приходи, давно физкультурой не занималась, останешься довольным! — прокричала Марго в закрытую дверь и всхлипнула.

Глава 5. Служанки


«Благодарность — прекраснейший из цветков души»

Генри Уорд Бичер

— Спасибо, госпожа, за наше спасение, давайте мы поможем вам помыться, — произнесла позеленевшая девушка.

— Ну что ты, милая, всё же хорошо закончилось. Тебе плохо? Цвет лица совсем несвежий. Позеленела бедняжка, присядь на скамеечку, отдохни. Где у вас нюхательная соль?

Девушка улыбнулась и тут же порозовела.

— Однако чудные твои творения, мозг ты мой непознанный… — озадаченно отметила Марго.

Девчушки захихикали и подвели нарушительницу всеобщего спокойствия к каменному душу:

— Госпожа, нажимаете красный огонёк — идёт горячая вода, синий — холодная.

— А если зелёный нажму, что произойдёт?

— А вы правда мало что помните? Лекарь нас предупредил, что вы можете говорить странные вещи после удара головой.

— Правда-правда, так что означает зелёный?

— Зелёный нажмёте — польётся смесь из мыла и душистой воды. А голубой нажимайте после того, как воду выключите: душ поменяет природный источник и подсушит волосы тёплым воздухом.

Марго обошла огромную залу по кругу. Небольшой бассейн был усыпан лепестками неизвестных розовых цветов.

— А там вода тёплая? — девушка кивнула в сторону бассейна.

— Да, подогрели огненным источником.

— Я сейчас быстро помоюсь, и пойдём все вместе расслабляться в бассейне. Купальники у вас есть? Хотя зачем, так будем плавать, без одежды, — Маргарита подмигнула девушкам и попыталась снять платье, но крючки на спине оказались до такой степени мелкие и их было так много, что понадобилась помощь служанок.

— Но нам нельзя вместе с господами мыться, запрещено.

— Сегодня всё можно, сегодня у моей фантазии пир, гуляем! — засмеялась хозяйка, намыливая волосы, и грязная вода с комками присохшей земли смывались в сток. — А волосы у меня тут намного длиннее и ярче, дома у меня светло-рыжие и по пояс, а в фантазии огненно-рыжие и ниже попы. Да и кудри не такие упругие.

Высушив волосы, Марго встала на цыпочки и вытянула руки вверх.

— Ох и красивая я: тело точёное, кожа нежная, а цвет — словно в солярии была, ну загорала на солнышке, — пояснила она молчавшим девушкам.

— Так вы же огненная. — начала было одна из служанок, но вторая заткнула ей рот:

— Не спорь, лекарь велел со всем соглашаться.

— Ну что встали? Раздевайтесь и ко мне ныряйте, не стесняйтесь, все свои, — Марго бережно раскладывала волосы на бортике, подложив под голову валик. — Лепота, тепло-то как, кто лепестки принёс?

— Это мы ваши любимые розмарии принесли, — прикрыв ладошкой треугольник между ног, зеленоволосые красавицы вошли в воду.

— А без чепчиков и фартуков вы намного красивее выглядите, цвет волос очень редкий, ярко-зелёный (у нас никто так и не красит, кроме молодых бунтарей), но вам идёт, вы прекрасны. Только глаза необычные, до невозможности огромные. И кожа зеленовато — розовая, — ближе подплыла к девушкам хозяйка.

— Дриады мы, госпожа.

— Да? — удивлённо рассматривала служанок, Марго. — А расскажите-ка девушки-красавицы о мире, в котором вы живёте. Что за мир, чем дышит, кто хозяин: царь, император или князь, а может падишах? И как вас зовут?

— Делия и Камелия. Госпожа, мы очень рады, что вы остались целы и невредимы на болоте,

— пролепетала та, что звалась Делия. — А страной правит императорское трио.

— Трио? Власть что ли не смогли поделить? — Марго намотала локон на палец.

— Вот уже двести лет мы живём в счастье и процветании. Вы не смотрите, что наш замок такой мрачный, запутанный и холодный. Как только ваша семья станет полной, всё изменится, и наш замок посетят уют, тепло, любовь и счастье, — дриады, улыбнувшись, сделали странный жест, и на воде расцвёл невиданной красоты цветок.

Нежные лепестки медленно распустились, и над сердцевиной запорхали бабочки.

— Примите от нас сей дар, госпожа Марго! Это необычный цветок, Лилит белоснежный, он обладает омолаживающими свойствами, а ещё он очень красивый, — произнесла Камелия.

— Обычно мы сами вас моем, но сегодня вы не перестаёте удивлять. Спасибо от всей нашей семьи, что заступились за дев рода Древолистных перед господином и не дали наказать нас,

— хихикнули служанки.

— Он очень добрый и очень вас любит, наш господин Теодор, — покраснев, пролепетала Делия.

— Вот уж не подумала бы. Хотя, ревность, переходящая в страсть… можно и поверить, что влюблён. Вечером проверю. Кстати, а что мы в тишине сидим, у вас кристаллы с музыкой, надеюсь, есть? Или придётся звать живых музыкантов?

Удивлённые девушки выскочили из воды и побежали к огромным шкафам. Открыв дверцы первого, они вынули оттуда поднос с кристаллами.

— Госпожа Марго, какую музыку включить: тихую, нежную, танцевальную?

— Несите все кристаллы, будем слушать и выбирать, мне сегодня ещё мужа ублажать, устрою я ему представление! Будет думать в следующий раз, как на законную жену кричать. Деспот, сатрап. Вовек не забудет моего выступления!

Глава 6. А нужен ли осмотр?


Владимир Бехтерев

Марго рылась в огромном саквояже врача, пока тот водил вдоль тела пациентки тонкой чёрной палочкой. По его словам, проверял целостность ауры.

— Госпожа, вы могли бы не трогать мои инструменты?

Вредная госпожа, проигнорировав вопрос лекаря, задала встречный:

— А что это у вас за скляночки?

— Голубая бутылочка содержит сильный успокаивающий настой, я рекомендую его вам выпить. Зелёная — яд с языка далёкой болотистой курилы. Его лучше не трогать. А красная бутылочка — настойка «медоварка», для гномов: она на них действует, как болеутоляющее. Тоже не советую пробовать, — произнёс Ирвин, рассматривая родинку на большом пальце ноги девушки. — В последний осмотр этой родинки не было, такая яркая и большая.

— А, эта родинка, — икнула учительница. — Она у меня с рождения, только растёт с возрастом. Доктор, а это не опасно, что она увеличивается? — Марго допивала красную жидкость, держа бутылочку в одной руке, а другой попутно доставала из саквояжа белые ажурные чулочки.

— Что вы наделали, Марго! — возмущённо крича, Ирвин попытался выхватить пустую бутылочку из рук девушки. — Да вы представляете, что с вами произойдёт? Чешуя осыплется, вы же девушка, как же без неё, пока новая отрастёт!

— Пусть осыпается, жалко что ли, главное, что не волосы… Стоп… у кого чешуя? — Марго резко отпустила бутылочку из-под настойки и чуть не упала с кушетки. Вскочила и начала лихорадочно ощупывать свою кожу на руках и ногах, не забыла даже заглянуть в разрез халата и убедилась, что на груди чисто. — М-м-м, не «очешуилась»! Как хорошо, что фантазия не превратила меня в змею.

Охрана у дверей закашляла, пряча улыбки в усах, а у доктора из ноздрей пошёл пар.

— Молчать, стоять и не шевелиться! — повернулся в сторону охраны врач, набрал полные лёгкие воздуха и рявкнул: — Отвернуться лицом к двери! Ещё одна ухмылка — и отправитесь мыть конюшни! Госпожа, а как зовут ваших родителей? — обратился он к девушке. — Какого вы рода? Где проходила ваша свадьба? Сколько вам лет? Что вы вообще помните до момента, как вас нашли?

Опьяневшая Марго решила пошутить.

— Так-с, значит, родители мои такого знатного рода, что вслух не пристало произносить их имена. Рода королевского. Свадьба. ах, свадьба. — девушка потёрла зачесавшееся ухо, — так у родителей и проходила. Лет? Восемнадцать? — вопросительно посмотрела на лекаря двадцатипятилетняя Маргарита Семёновна. — Ну, по крайней мере, в зеркале я очень молодо выгляжу, может что-то выпила не то и помолодела. Вон, как опрометчиво врачи раскидывают свои сумочки, — икнула хозяйка и потянулась к новым склянкам.

Ирвин резко вырвал саквояж из рук госпожи.

— Стресс у меня, горе, ничего не помню, а вы последнюю радость отбираете — вкусную настойку на меду! — всхлипнув, Марго придвинулась к лекарю и попыталась того обнять.

Ирвин резко отпрыгнул так, словно на него попыталась напасть злая собака.

— Ну, нет, мне на заставу не хочется! У меня в городе очень уютное гнездо на двенадцатом этаже, коллекция цветов, и вы не в моём вкусе, да и Теодор мой друг, — припечатал храбрец.

— Я просто утешительных объятий хотела! Не каждый день с дерева в бурную речку да в водопад падаешь, а просыпаешься в болоте, вокруг волшебство, оборотни и муж злющий, словно стая пираний! Страшно до дрожи! Кстати, а почему я ещё ни одного оборотня не видела? Все говорят, что вокруг сказка да оборотни, а не оборачиваются! Да вы меня все разыгрываете, — вновь икнула разорительница саквояжей.

Лицо лекаря пошло пятнами.

— Мы не на развлекательной арене, чтобы по желанию перекидываться, и не война сейчас, и даже не полнолуние или гон! Проспитесь и память вернётся, а то вы, госпожа Марго, весь этикет позабыли и нормы приличия, а не только родителей! — начал читать лекцию мужчина, гордо выпрямив спину и презрительно глянув на болеющую госпожу. — Ох, что это я, разве можно так с пациентами разговаривать? Весь такт растерял, приношу свои извинения, вам нужен усиленный отдых и крепкий сон, — покраснел он.

— Тут вы правы, доктор, отдых с любимым мужем очень даже не помешает. Делия или Камелия, а где мои красивые платья? Несите, будем наряжать меня к брачной ночи. А вас, господа, я не задерживаю, — Маргарита развернулась в сторону Ирвина и охраны. — Леди будет одеваться, прошу покинуть комнату. Только один вопрос: а откуда у врача в саквояже белые ажурные чулки?

— Это не чулки, а удерживающие повязки для магических манипуляций, вам всё равно не понять, отдайте медицинские вещи, они вам ни к чему!

— Спасибо доктор, оставлю себе на долгую память о вас, — улыбнулась Марго и спрятала чулочки за спину.

Ровно пяти минут хватило девушке, чтобы осознать, почему муж так злился на неё из-за одежды. Она никогда не понимала женщин, которых тянуло на вещи а-ля «мышиная страсть».

— Нет, это никуда не пойдёт, даже при моих умениях и фантазии я не смогу из этого… — Маргарита пнула серую кучу платьев, выкинутых из шкафа на пол, — в общем, я не волшебник и не учусь. Что есть в наличии более красивого у вашей госпожи?

— Вы свадебные подарки ещё не распаковали. Может, там есть платья?

— Лучше пеньюар или на худой конец шёлковый халат.

— Госпожа, я нашла, нашла замечательный комплект, посмотрите: это просто прелесть! — защебетала Камелия.

В руках у служанки было воздушное розовое нечто.

— И это у вас модно? Я даже немного стала понимать мою страсть к серому. Так, рюшки долой, эти ужасные и нелепые цветы также отрезаем. Что дальше? — Марго постучала пальчиком по носу. — А дальше отрываем второй подол и третий тоже, для чего столько подолов у халата?

— Чтобы тепло было и не просвечивала ткань, — вклинилась Делия.

— Что с сорочкой? Замечательно, что есть лиф. Так, делаем уже бретельки, углубляем вырез, отрываем опять же дурацкие цветы. Ну вот, кажется, привели в более презентабельный и эротический вид. Края обрабатывать нет времени, так сойдёт, а то муж или уснёт или осерчает и посадит, куда он там обещал меня засунуть за непослушание. Девочки, я готова, показывайте, где наша с благоверным спальня!

— Госпожа, но господина Теодора ещё нет в спальне, в это время он работает в своём кабинете. И покидает его обычно за полночь.

— Кабинет так кабинет. Надеюсь, диванчик есть, — засмеялась Марго. — Не нужно так удивляться: нервное состояние, нервные шутки. Где мелодия, что мне понравилась?

Делия подала кристалл.

Маргарита выбрала тёплые меховые сапожки на ноги, практично подумав, что в коридорах каменного замка не слишком тепло, накинула на плечи меховой палантин, выуженный из свадебных подарков, и отправилась на поиски мужа.

— Ну что, девочки, любовные приключения начинаются, — госпожа махнула на прощание служанкам и тихонько впорхнула в приоткрытую дверь кабинета.

Глава 7. Танец страсти


«Танцы — перпендикулярное выражение горизонтальных желаний»

Джордж Бернард Шоу

— Почему такой полумрак, Теодор? — тихо позвала мужа Маргарита. И, увидев, что из-за стола, освещённого лунным светом, начал подниматься мужчина, быстро произнесла: — Не нужно, не вставай, а то я застесняюсь и танец не получится.

Девушка нажала на кристалл.

Кабинет заполнила тихая эротическая музыка, инструменты то затихали, то просыпались, будоража кровь.

Меховой палантин полетел на пол пушистым облаком, упав около тёплых сапожек. Девушка взяла стул, стоявший у стены, и, глядя прямо на силуэт мужчины, спрятавшегося в полутьме, провела правой рукой по волосам. Медленно присев, она наклонила голову, и волосы красивой волной опустились вниз, закрывая спинку стула.

Тело, заворожённое нежной музыкой, выгибалось, посылая жаркие возбуждающие волны от кончиков ног к животу и выше. Глаза были закрыты: сейчас для Марго существовала только мелодия, ритм и желание выплеснуть через танец всю накопившуюся страсть.

Пальцы, ведомые нежными звуками флейты, затронув шею, погладили ключицу, медленно провели по груди, слегка её сжав, скользнули ниже по талии и зазывающе поманили мужчину к себе. Но тот не тронулся с места.

Соблазнительно покачиваясь, девушка провела руками по ажурным чулочкам от колена вверх по бедру и резким движением раздвинула ноги. Танец не обманывает, только он показывает страсть, на которую способно свободное от мысленных оков тело.

Мужчина громко выдохнул и подался вперёд.

Марго резко встала, оттолкнула стул и закружилась, зазывно изгибаясь. Неуловимо слетел пеньюар с плеч, мелодия заплакала, заставляя девушку изогнуться, вскинуть руки вверх и резко опустить только затем, чтобы подхватить шёлковый край сорочки и втянуть её в сладкий танец.

Соблазнительница повернулась спиной к Теодору и, не сгибая ног, немного нагнулась вперёд, повернула голову, кокетливо посмотрела в сторону мужа, провела языком по припухшим губам и легонько шлёпнула себя по заду.

Стол с грохотом отлетел в сторону, и мужчина в мгновение оказался рядом.

— Я ещё не закончила, — тихо пролепетала Марго и вскрикнула, рассмотрев лицо мужчины.

— Вы кто? Где мой муж?

Мужчина резко схватил Маргариту за талию и прижал к себе так близко, что она даже при плохом освещении разглядела вертикальные зрачки.

— Вы меня сломаете, мне больно! — охнула она, почувствовав боль в спине.

Незнакомец тут же ослабил хватку.

Дверь распахнулась, в кабинет ворвался Теодор.

— Что тут происходит? — глаза мужчины расширились. — Рональд Эдгар… Марго? Что это значит, ты не нашла нашу спальню? Отпусти мою жену, чернокрылый! — чеканил каждое слово Теодор.

Раздался скрежет когтей по полу, облик Теодора начал меняться, в нём уже трудно было узнать мужчину, и через несколько мгновений перед девушкой стоял огромный белый дракон, хвост которого разносил в щепки мебель в кабинете.

Маргарита Семёновна вскрикнула и, не желая того, прижалась в страхе к незнакомому мужчине.

Марго поразило то, что неизвестный Рональд не испугался доисторического ящера, а громко рассмеялся прямо в морду Теодору, резко развернулся к окну, одной рукой выбил витражи и, крепко удерживая девушку, выпрыгнул в проём.

Крик пленницы подхватил ветер. Девушка видела перед собой бесконечный обрыв и неумолимо приближающуюся землю. Умирать очень не хотелось, и она всеми силами вцепилась в держащую её лапу. Лапы? Мозг не понимал, в какой момент мужчина поменял облик, ещё одна рептилия?

— Отпусти меня, драконище! — кричала Марго и всеми силами колотила по лапе мужчины-перевёртыша.

Когти на мгновение раскрылись, но только для того, чтобы тут же резко поймать девушку обратно.

От замка раздался оглушающий рык, переходящий в рёв зверя, у которого отняли законную добычу.

Маргарита как могла, повернула голову в сторону замка и увидела, как белый дракон спикировал вниз, в пропасть, за ними. Он не раскрывал крылья и очень быстро догнал планирующего Рональда.

Девушка почувствовала сильный толчок, а затем и рывок. Между мужчинами началась нешуточная борьба. Маргариту носило по воздуху, словно сломанную куклу, нещадно болела спина и голова, руки онемели от того, что пришлось мёртвой хваткой держать чужую «ногу-лапу».

— Неужели это правда? Это всё на самом деле? Чужой мир, чужие реалии, эти страшные драконы, эта боль, всё это правда? — сквозь слёзы кричала Маргарита. — Эти замки, дриады, медведи-перевёртыши. Как такое могло случиться, я не верю, я не хочу верить… Мне больно, хватит меня трясти, словно тряпку!

Марго с силой забила кулаком по лапе и начала вырывать чёрные чешуйки.

— Я вам покажу, как измываться над Маргаритой Семёновной, вы у меня лысыми будете ходить, нет, ощипанными, словно петухи после боя! — слёзы сменились истеричным смехом.

В миллиметре от лица женщины пронёсся белый коготь. От испуга быть пораненной пленница резко замолчала и замерла, а белый коготь вонзился в лапу чернокрылого, тот взревел и разомкнул когти.

«Вот и закончился твой тихий жизненный путь, Маргарита Семёновна Пулеш, многого ты не успела…»

Слёзы застилали девушке глаза. Падая, она видела красивый и беспощадный бой драконов, попрощалась с мамой и закрыла глаза лишь за тем, чтобы вновь распахнуть и закричать:

— Нет, я не хочу умирать, я хочу жить! Теодор, спаси меня!

Но крик девушки не был услышан мужем, который в пылу борьбы и не заметил падения Марго.

— Вот и всё? Не-е-е-т! — душераздирающий крик разрезал тишину.

— Нет так нет, зачем так кричать-то, могла бы просто позвать, сейчас помогу… — в руку девушки вцепился огненный дракон размером с небольшую кошку.

Девушка ухватилась двумя руками за него, словно утопающий в соломинку.

«А вдруг спасёт? Пусть он и маленький, но вдруг у него получится, пусть крылья будут сильные, пусть удержит!» — цеплялась за мысли, Марго сильно прижала дракончика к себе.

— Крылья не помни! Кому говорю — крылья не трогай, разобьёшься! — дракончик тряс помятым крылом, а Маргарита улыбалась сквозь слёзы. — Какая же ты тяжёлая, уф-ф-ф, пирожные больше не ешь на ночь.

Руки несчастной танцовщицы снова онемели и потихоньку начали скользить по спине дракона.

— Держись, практически спустились!

Но Маргарита уже разжала руки и с криком упала на сухие ветки, больно ударившись спиной.

— Жива, я жива! Спасибо тебе, дракончик, нет, ты не дракончик, ты — просто «драконище»! Самый лучший, самый сильный, самый умный на свете, — от переизбытка чувств девушка сграбастала подлетевшего огненного дракончика и начала зацеловывать его в нос.

Глава 8. А удался ли побег?


— Ковальски, варианты.

— Стратегическое отступление.

— Поясните…

— Мы убегаем, но мужественно.

«Пингвины из Мадагаскара»

Маргарита осмотрелась вокруг, густой лес обступал со всех сторон. Она была безмерно удивлена, что дракончик сумел опустить их, не задев веток. Скала, на которой стоял замок, терялась в тёмных облаках. А огненный дракончик давал немного света и тепла.

Успокоившись, девушка отодвинула от себя спасителя и охнула: сорочка была в дырах от когтей. И самая большая прореха была на груди. Маргарита Семёновна покраснела и прикрыла голую грудь рукой.

— Дракоша, а у тебя случайно иголки с ниткой нет? — с затаённой надеждой девушка погладила огненного малыша по голове. — Не беда, поверну платье наоборот — так будет и грудь закрыта, и не страшно, что по спине ветерок гуляет, — довольная своей смекалкой, девушка отвернулась от дракона и переодела сорочку.

— Как ты меня назвала, великого непревзойдённого Чаруша Огнеструйного? — рассмеявшись, дракон упал в траву.

— Осторожно, не устрой пожар.

В смехе дракончика стали проскальзывать хрюкающие звуки.

— Марго, ты чего? Правда потеряла память? Какой пожар, да без моего позволения ни одна травинка не загорится, — микродракон несколько раз потрогал лоб девушки. — А я теряюсь в догадках, почему ты меня не зовёшь. Первым делом подумал, что таким экстремальным образом — вырвавшись из когтей чёрного хама и прыгнув в пропасть — ты решила пробудить свою ипостась. А что, умный ход. Ты падаешь, дракониха от испуга выскакивает на белый свет и медленно приземляет тебя на землю. Хотя я о таком раньше не слышал, но ты же у нас оригинальная госпожа, даже через болото решила сбежать от мужа к своему любимому, хотя я тебя отговаривал, еле вытащил из трясины. Столько сил потерял, если бы ты только знала, чуть за грань не ушёл! Не бережёшь ты своего хранителя, а я, между прочим, самый сильный хранитель рода, что остался в этом мире, остальные мне и в подмётки не годятся. Ну чего молчишь?

Маргарита Семёновна ошалело хлопала глазами.

— Ваша Марго была драконом?

— Почему ваша?

— Да потому что я не Марго, это бред, это сюрр… всё это мне снится, не бывает перемещений из мира в мир, из тела в тело. Верните меня домой, пожалуйста. — Маргарита жалобно посмотрела на дракона, вытирая рукой слёзы.

— Ой, шутница, — дракон резко увеличился в размерах, раскинул крылья и ринулся на учительницу.

Маргарита от испуга неудачно развернулась, упала на четвереньки и попыталась уползти от настигающего её дракона.

— Точно память потеряла, — пророкотал огненный великан и накрыл девушку своими крыльями. — О, как интересно, а ты и правда не моя Марго! — удивлённо воскликнул хранитель. Видимо, каким-то образом считал нужную информацию. — Девочка моя, как же так получилось, что ты ушла от нас, — его крылья распахнулись, и он принял прежний вид. Насупился и смахнул навернувшуюся огненную слезу.

— Теперь ты веришь мне, Чаруш? Помоги вернуться домой, в мой мир, вовек твоей доброты не забуду!

— Маргарита Семёновна Пулеш, а я не знаю, как вернуть, — крылья огненного опустились к земле. — Я видел твою жизнь, твоих близких, но не в моих силах изменить ход времени и истории. А давай наведаемся в ближайший храм, может там подскажут? В нём служат очень сильные маги, такие переносы только они могут устроить. И ещё, забудь своё имя, никому не рассказывай о себе. А может, к мужу вернёшься? Скоро спохватится, что тебя в лапах соперника нет, кинется искать.

Маргарита поднялась, пошатнулась и покачала головой.

— Я же думала, что это мои фантазии: этот мир, красавец муж, брутальные охранники, симпатичный врач, даже дриады волшебные. В нашем мире нет драконов, никто не оборачивается медведями и не раскидывает листья. Идём в храм, я хочу домой! А если не попаду, то потребую развод. Для меня тут всё чуждо, — всхлипнув, Марго подняла Чаруша на руки. — Веди нас вперёд, великий драконий фонарь!

Чаруш засмеялся и перед Марго, словно клубок, на земле засветился плотный огонь, внутри которого находилась небольшая палочка.

— Куда повернёт огненный клубок, туда и идём, госпожа Марго Джиллиан Дороти из клана Огненных крыльев. Запомни своё новое имя, дитя.

Над головой убегающей девушки раздался пронзительный рык разочарования. Учительница поняла, что её спохватились и, прибавив шаг, направилась в противоположную от скалы сторону.

Через двадцать минут блужданий беглянка поняла, что погорячилась, двинувшись через лес по темноте. В первые минуты ей казалось, что освещения от дракона хватит, чтобы не упасть, но после пятого спотыкания она остановилась и спросила:

— Чаруш, а есть другой способ перемещения? Например, портал? Я через один сегодня переходила.

— Нет, на портал сил не хватит, выдохся недавно магически, — вздохнул огненный напарник,

— но могу донести на крыльях. Только есть два отрицательных момента: во-первых, лететь будем медленно, а во-вторых, нас быстро заметят и могут догнать ещё на подлёте к храму. У чешуйчатых отменное зрение даже в темноте, а я свечусь, словно маяк.

Марго посмотрела на исколотые ноги и произнесла:

— Рискнём. Без обуви я точно не дойду. Пусть ты и стелешь огненную подушку под мои ноги, но ветки и высокая трава колют и царапают икры и колени.

— Держись крепче, — Чаруш увеличился, вытянулся, снёс ближайшее дерево и взлетел вверх.

— Чарушик, а можно меня обернуть в огненную подушку, холодно, бр-р-р! Только лицо не укутывай: хочу видеть, что происходит и куда летим. Вот так, отлично, спасибо! Тепло, — Марго поблагодарила дракона и даже на минутку задремала.

Но только на минутку, так как сзади небольшую компанию настиг грозный окрик:

— Марго, стой, ты куда летишь? А ну вернись, неверная жена!

Девушка встрепенулась и засмеялась.

— Какой же страстный мужчина, если бы не был драконом, точно бы влюбилась! Быстрее, Чаруш, быстрее, я вижу крыши, осталось совсем немного! — девушка задёргалась в нетерпении.

Чаруш зашипел и быстрее замахал крыльями, но удача отвернулась от беглецов, их нагоняли.

Марго повернула голову и закричала:

— Чаруш, спаситель мой, осталось совсем немного, я вижу ворота, поднажми!

— Куда летим? — с двух сторон Чаруша окружили белый и чёрный драконы. — Мы, значит, переживаем, в овраге по кустам её ищем, а она с хранителем в бега подалась, да ещё в храм правды. Что там узнать хочешь? Хранитель, отдай жену, в целости доставлю в храм! Там и спросим, зачем на болота бежала моя дорогая Марго.

— Нет, не отдам! У меня тоже есть сомнения, и ваш брак, Белокрылый, под вопросом! И нечего тут льдом раскидываться. Как хранитель рода, я поставлю вопрос ребром! Оскорбили вы жену своей ревностью, подозрениями, позволили похитить из своего же гнезда!

— Получается, у меня есть шанс стать первым мужем, раз Белокрылый в немилость впал? — чёрный дракон сделал вираж над хранителем.

Маргарита хранила гордое молчание и про себя молилась: «Только бы дали спокойно долететь до храма. Только бы там помогли попасть в своё тело! Домой… хочу домой!»

Глава 9. Неожиданная встреча


«Даже когда мы отчаиваемся, мы всё ещё надеемся»

Р. Гурмон

— Закрыто? Нет, вы серьёзно, закрыто? — Маргарита стояла на тёплой огненной подушке и с остервенением дёргала большую ручку массивной двери. — А почему вывеску не повесили «переучёт»? До какого числа закрыто, это же храм, он круглые сутки должен быть открыт!

— Марго, возьми себя в руки, — к раскричавшейся девушке подошёл Теодор в человеческом обличии. — А скажи мне, ножки не жжёт подушечка хранителя?

— Нет, не жжёт, очень приятное тепло, — уставшая беглянка села на подушку.

— А теперь смотри, — с пальцев Теодора сорвался голубой туман, который заклубился, принимая различные фантастические формы в виде зверей. Марго заворожённо, как ребёнок, смотрела за фокусами. Нет, она давно уже поняла, что попала в магический мир, и именно сейчас перед ней творилось настоящее фантазийное чудо.

Туман уплотнился, из дымки выпрыгнул ледяной тигр и медленно поплыл к Марго. Девушка, улыбаясь, протянула руку, чтобы взять статуэтку, но та резко упала на огненную подушку, от которой вверх взметнулись красные языки пламени и в мгновение сожрали тигра.

— Это. это. зачем? Почему вот так? Огонь? — заикаясь, шептала Маргарита, спрыгнув с подушки и даже не заметив, как забралась на руки довольного мужа, словно испуганная кошка.

— А затем, Джиллиан Дороти, что в тебе просыпается магия. Тебя не может обжечь огонь твоего рода, но защищать он обязан всегда, особенно от чужой магии, — мужчина, счастливо смеясь, закружился вместе с девушкой, держа её на руках, и нежно зацеловывая капризулю в губы, щёки, нос. — Люблю, я люблю тебя, мой маленький огненный дракончик!

Маргарита улыбалась в ответ. Она была приятно удивлена, что постоянно кричащий и злой мужчина так преобразился. Его голубые глаза, ещё недавно похожие на два айсберга, лучились счастьем. Ей были приятны нежные поцелуи и сильные объятья Теодора. Она крепче прижалась к нему и пальцем провела по гладкой щеке.

— А ты очень даже милый, когда не злой дракон.

Теодор резко остановился, посмотрел на соперника и произнёс:

— Рональд, я думаю, что все деловые вопросы можно отложить до завтра, моя жена устала, мы отправляемся домой.

— Не так быстро, Теодор. Я хочу поговорить со своей невестой. После великолепного танца, что устроила мне твоя жена в кабинете, я могу претендовать на её руку и сердце. Не правда ли, сладкая, нежная, возбуждающая воображение тигрица? — чёрный дракон тихой поступью, словно он и не дракон, а представитель кошачьих, приближался к Теодору.

Тот медленно опустил женщину и задвинул её за спину.

— Но там было темно, служанки сказали, что это кабинет моего мужа и он сидит за работой. Хотела устроить сюрприз, — с испугом посмотрев на спину белого дракона, промямлила начинающая танцовщица. — Теодор, только не злись, я не собираюсь замуж за незнакомого человека, — Маргарита медленно отступала в сторону хранителя. — Я, если честно, и за тебя замуж не собиралась, ещё вчера сидела дома в своём мире, пила чай, читала книги и учила детей в школе борщи варить.

Теперь уже в сторону девушки недоумённо смотрели две пары глаз.

«Интересно, в этом мире есть некрасивые люди? Что ни мужчина, то эталон, бери за грудки и на обложку журнала. А ничего так выглядит обладатель чёрных чешуек, прямо аристократ во плоти. Только вот черты лица слишком уж нежные: надень парик, накрась — и не отличить от девчонки. Глаза очень красивые, цвета расплавленной карамели с крапинками солнечных зайчиков. Губы только тонковаты, зато подбородок идеальной правильной округлой формы…» — Маргарита задумчиво всматривалась в Рональда.

— Каким-то непостижимым образом меня перекинуло в тело твоей жены, я поняла, что всё это происходит наяву только в момент падения в пропасть. А почему ты разжал когти? Невеста говоришь? Кто так заботится о невестах? Нет, конечно, если ты решил стать вдовцом ещё до брака, то да, можно. Но я хотела жить! Ты хоть представляешь, какого ужаса я натерпелась, пока падала? — резко, с упрёками, Маргарита переключилась на второго мужчину.

От такой наглой отповеди Рональд сначала посерел лицом, затем пошёл красными пятнами.

— Строптивица, — усмехнулся мужчина. — Вижу, что ты не Марго Джиллиан Дороти из клана Огненных крыльев, а значит и ваш брак не действителен. И я могу стать первым мужем и главой дома? — задумчиво спросил сам себя мужчина.

— Не можешь, — за разговорами компания и не заметила, как отворились двери храма и из них вышел седоволосый старец. Он был полностью, с головы до ног, объят голубым свечением.

Увидев мужчину, претенденты на руку Марго тут же упали на колени и низко склонили головы.

Маргарита недоумённо осмотрела сцену действий и решила поклониться. Но как это сделать правильно? Девушка нагнула голову и тут же подняла обратно, решила склонить колени, но услышала голос старца:

— Не падай ниц, дева из чужого мира, тебе можно: ты даже не знаешь, кто я, разрешаю постоять. Брак освещён храмом и эти двое будут неразлучны до конца своих дней, — сошедший со ступенек человек подошёл к девушке. — Всё, что я могу сделать, дать тебе отсрочку в несколько дней на знакомство с мужем. Хочешь, отправляйся в замок, принадлежащий тебе по рождению или обратно в дом мужа, тебе решать. Сама понимаешь, что в свой мир и прежнее тело тебе не вернуться. Смирись. А ты, Теодор Огюст из рода Белокрылых драконов, прими свою новую жену, будь с ней счастлив, открой ей своё сердце, сделай всё, чтобы и она полюбила тебя. Поднимитесь с колен, дети драконьего племени.

Глава 10. Шанс


«Успешным человеком считается тот, кто встретил шанс и взял его»

Роджер Бабсон

Теодор встал и только хотел открыть рот, как старец вновь заговорил:

— Отвечу на твои вопросы, молодой дракон, молчи и слушай. Во-первых, как ни прискорбно, но Марго Джиллиан Дороти из клана Огненных крыльев сбежала от тебя. Она давно была влюблена в зелёного дракона, только его семья не захотела даже рассмотреть кандидатуру девушки в невесты без второй ипостаси. Глупая девчонка думала, что они тайком поженятся и только потом поставят перед фактом тебя и его родных, но заблудилась, и вот итог. Встретились две души за гранью, а так как за Марго стоял хранитель, кинувший все свои магические силы на спасение подопечной, магия помогла притянуть душу обратно, да только другую, а хозяйка или не услышала или не захотела… В общем, не буду объяснять вам, как действует магия, я и сам до конца не знаю, хоть и накопил в своей голове мудрость тысячи драконов.

Начитанная Маргарита Семёновна невольно охнула и прошептала:

— Так что, её любимый ничего не знает и всё ещё ждёт свою Джиллиан на том мосту? Бедняжка.

Теодор гневно стрельнул глазами в сторону жены, весь его вид говорил: попадём в замок, там и поговорим. Рональд закашлялся, только бы не рассмеяться, а старец захохотал во весь голос.

— Ой, насмешила девочка, вот спасибо! На каком мосту!? Не хочу тебя разочаровывать, но придётся! Никто её не ждал, несостоявшийся жених в этот день вёл под венец другую деву и давно позабыл про обещание встретиться и тайком посетить храм с Марго. Но может и не забыл, а захотел стать первым мужем, а не вторым, — говоривший перевёл взгляд на мужчин. — Так о чём это я? А, вспомнил. Во-вторых, я знаю, как твоей драгоценной половине обрести дракона, да только это долгий путь, через границу империи, в тёмные пески, осилите? Но есть условие: во время пути перекидываться драконом так и быть, разрешаю, но только в целях самообороны. Никаких порталов, своим ходом. Следуя карте, вы найдёте самую древнюю драконью сокровищницу посреди пустыни, в ней будет находиться бутылка…

— С джинном? — слушая, словно сказку, вновь вклинилась девушка.

— Нет, о таких камнях не слышал. Бутылку из зелёного стекла доставите сюда, в храм, в ней мой любимый столетний вар, подаренный дорогим другом. Пришла пора его попробовать.

От услышанного драконы пришли одновременно и в восторг, и в ужас.

— Вы хотите сказать, что пускаете нас в свою сокровищницу, о великий первый дракон? — с благоговением прошептал Теодор.

— Ух ты, первый. — Маргарита зажала рот, чтобы не сболтнуть чего лишнего.

— Сами понимаете, бестелесный я. Ничего не могу оттуда забрать. Разрешение даю, но ограниченное! Один раз в месяц я могу принять человеческий облик, так что не советую со мной играть, — древний дракон поднял вверх указательный палец. — Золото, драгоценные камни и редкие свитки не выносить, за исключением одного, самого древнего. Он будет лежать под стеклянным колпаком на высоком пьедестале. Его возьмёте, прочитаете, запомните текст наизусть и вернёте на место, под колпак. В том свитке написано, как вернуть дракона. Но поспешите: у вас не больше трёх месяцев.

Драконы молча кивали, соглашаясь со всеми условиями.

— Девочка моя, подойди.

Марго медленно приблизилась к старцу.

— Понимаешь, мир наш устроен не так, как твой. Чтобы магия полностью раскрылась, у тебя должно быть два мужа, два любимых человека. Но и сейчас магия уже очень сильна в тебе, Маргарита Семёновна Пулеш! Да-да, именно в тебе, ты только одними разговорами помогла своему мужу, приласкала душевные раны и излечила крыло, а какую бурю эмоций ты вызываешь, только открыв рот! Даже сейчас у твоего супруга при виде соперника дёргается глаз, а они должны не драться, а благосклонно друг к другу отнестись, спрятав старый топор войны.

Девушка покраснела и обернулась в сторону мужчин.

— Я всё сказал, идите, и не позднее, чем через три месяца возвращайтесь в храм. По прибытию хочу видеть женатое трио, — к ногам ревнивого мужа упала потрёпанная карта мира.

Маргарита хотела поблагодарить духа, но площадь перед храмом была пуста.

Теодор резким движением руки запихнул карту за пазуху и двинулся в сторону Маргариты.

— Чаруш, ты где? Я хочу эту ночь провести в своём родном доме, мне нужно всё обдумать,

— учительница медленно пятилась назад, пытаясь позади себя нащупать рукой хранителя.

— Я тут, Джиллиан, не бойся, он не сможет нарушить слово древнего дракона, данное тебе,

— произнёс хранитель, и девушку окутало огненное облако.

Теодор зарычал и отдёрнул руку.

— Значит, не хочешь возвращаться? Будь по твоему, Марго, но имей ввиду: если к вечеру не появишься… — черты лица мужчины начали меняться, приобретая заострённые формы, — и дриады, и медведь, и даже лекарь будут ожидать тебя в подземелье! Не испытывай моего терпения. Пусть ты и изменилась, но ты моя жена, и ночевать вне нашей спальни я тебе запрещаю! — светящийся портал захлопнулся за ушедшим драконом.

Марго испуганно вздрогнула и посмотрела на Рональда.

— Я думаю, что мы неправильно начали знакомство, прекрасная Маргарита. Твой танец был бесподобен, как и ты сама. Мой дракон, как и я, требует твоей руки и сердца.

— И другие филейные части, — усмехнулась девушка. — Тоже угрозами будете добиваться меня?

— О, вы обиделись на моего партнёра по бизнесу. Зря. Я могу поручиться за него, он благородный дракон старинного рода. Просто ему не везло с девушками. Вас в нашем мире намного меньше, и вы выбираете, молодых, здоровых. драконов. А его крыло было ранено в магической битве с… — лицо мужчины стало мрачным. — Не стоит забивать подробностями вашу бедную голову, я буду надеяться, что увижу это прелестное лицо завтра. Вас проводить до замка, прекрасная госпожа?

— Нет, на сегодня мне хватит общества драконов, не смею вас задерживать. Я подумаю над вашим предложением о встрече.

— Думай, не думай, а будешь моей, то есть нашей с Теодором. И не смотри, что между нами разногласия, мы их уладим.

Маргарита устало застонала. Она поняла, что, если все драконы этого мира такие упёртые, то спокойной жизни ей не видать.

Глава 11. Слёзы очищения


«Люди плачут не потому, что они слабые, а потому, что они были сильными слишком долгое время»

— Джиллиан, может, подаришь своему жениху маленький поцелуй? Нужно же жаркий танец красиво закончить. Я, конечно, не отказался бы от большего, но уверен, что ты не согласишься.

— Уходите, Рональд, не до женихов мне сейчас, — устало произнесла Марго, махнув рукой в сторону дракона.

Тот поклонился и открыл портал. Развернулся, занёс ногу, замер, повернул голову в сторону Марго и с усмешкой произнёс:

— Ты обязательно влюбишься в меня и будешь молить о поцелуях, и вот тогда я уже подумаю: быть с тобой или нет.

Маргарита ошарашенно посмотрела на наглого дракона, и в эту секунду натянутая струна эмоционального нерва лопнула. Сама не ожидая от себя такого, девушка с кулаками бросилась на чернокрылого. Удары градом посыпались на грудь Рональда. Попавшая в переплёт девушка кричала о несправедливости всех миров, о наглых драконах, набивающихся в мужья, о жалости к себе, о том, что больше не увидит маму и не сможет вернутся в своё тело, сильными ударами выплёскивала своё горе и страх на обидчика, который позволил ей упасть в пропасть. Слёзы омывали лицо бедняжки, застилая взгляд.

Истерика постепенно сходила на «нет», и Маргарита поняла, что Рон даже не пытался защититься от её нападения, молча стоял, обняв её за талию, и терпел эмоциональную бурю. Марго последний раз всхлипнула и почувствовала неожиданное прикосновение к спине, нежный поцелуй в шею и ласковый голос Тео:

— Тихо, всё будет хорошо, мой огненный цветок! Мы виноваты, нам никогда не замолить перед тобой свою вину. Прости, мы сделаем всё для твоего счастья, — Теодор медленно целовал шею и вдыхал аромат своей женщины.

— Прости, за всё прости, огонёк, — Рональд опустил руки.

Девушка последний раз всхлипнула, повернулась к мужу, сильно обняла его, прильнув к груди:

— Ты не ушёл, не бросил меня тут одну.

— Я никогда тебя не брошу! Неужели ты думаешь, что муж оставит свою жену поздно вечером в лесу? Характер у меня взрывной, и у нас с Рональдом непростые отношения, его я последним хотел бы видеть в роли второго мужа, но выбирать тебе.

Рон взял руку Маргариты в свои, поднёс к губам и поцеловал:

— Теодор, а давай махнём в город, приоденем нашу красавицу! Я знаю один очень приличный магазинчик, моя невеста посмотрит город, который никогда не спит, оценит красоту ночной столицы, — предложил он, и, увидев хмурый взгляд соперника, примирительно произнёс: — А твоя жена испробует изысканные блюда нашего мира. Что бы ты хотела попробовать, Марго?

Какой вы… Рональд…

— Какой, дорогая Джиллиан?

— Напористый. Для вас не существует слова «нет»?

— Никогда, слышите, Джиллиан, никогда я не отступаю, если решил. Я всё сделаю, чтобы завоевать ваше сердце!

— Поспать бы ей. Ты как, Марго, — спать или в город? — спросил Тео.

— Я сейчас однозначно не усну, перенервничала сильно. Показывайте неспящую столицу: с кафе, магазинами и музеями.

— Ты знаешь, не все, но несколько музеев и ночью работают.

Мужчины засмеялись, Теодор подхватил жену на руки и вошёл в портал.

Из магазина госпожа Маргарита Джиллиан Дороти выпорхнула счастливой обладательницей дюжины платьев, трёх пар туфель, сапожек из мягкой кожи, рыжие кудри украшала белоснежная шляпка с нежно-сиреневыми цветами. Длинное, цвета голубого неба приталенное платье идеально сидело на новой хозяйке.

За счастливицей вышли хмурые драконы, весь их вид показывал вселенскую усталость.

— Чтобы ещё раз я согласился присутствовать на примерке женских платьев! Это тихий ужас, а потом ещё причёска, макияж, — ворчал Теодор, — целый час в потолок смотрел.

Рональд понимающе поглядел на друга и пожал тому руку.

— Теодор! — воскликнула Маргарита, оборачиваясь назад.

— Что случилось, мой неоперившийся птенчик? — ворчащий муж тут же изобразил улыбку.

— Теодор, а где моё кольцо?

— Какое из колец? У тебя дома целая коллекция.

— Обручальное кольцо! Если я замужем, то где парные кольца? Твоё и моё?

— У нас нет такой традиции, — пожал плечами мужчина, — у трио, когда их магия воссоединяется, на предплечье появляется изображение трёхцветного зверя. У каждого трио особенный зверь, который может даже не существовать в нашем мире.

Марго задумалась, улыбнулась и произнесла:

— А у нас будут обручальные кольца! Жаль, что на своей свадьбе я не побывала, белое платье, фата, море цветов, м-м-м. красиво наверно было, огромный торт, шумящие гости с подарками, танцы и романтическое путешествие.

— Красное платье. Что такое фата — не знаю, храм при замке, без цветов, гостей не было, в знак уважения главные дома прислали свадебные подарки, которые ты, — пустился в объяснения Тео, но девушка исподлобья посмотрела на мужа, так смутив мужчину, что он быстро поправился, — не ты, а Марго, даже не соизволила открыть. А романтическое путешествие намечается на днях. Думаю, будет весело, добираться не порталом и даже не на крыльях.

— Теперь понимаю, почему Марго решила бежать: не свадьба, а ужас, она один раз в жизни бывает, а ты даже не устроил девочке праздник.

Белый дракон зарычал и направился к Марго.

— Тише, тише мой «почти друг», нельзя так явно показывать эмоции на людной улице, народ уже шарахается в стороны, угомонись, — между супругами встал храбрый Рональд. — Джиллиан, на нашей свадьбе сделаешь всё, как тебе будет угодно, только платье принято одевать под цвет твоей магии.

Из кармана Теодора, словно кузнечик из травы, выпрыгнула коробочка с кристаллом. Дракон извинился и отошёл.

— Прошу простить меня, срочные дела требуют моего присутствия в замке, нужно разместить прибывших гостей. Маргарита, ты со мной или останешься попробовать изысканные блюда?

— Теодор, разреши мне угостить поздним ужином несравненную Джиллиан, я доставлю её в замок не позднее, чем через час-полтора.

Белый дракон кивнул, поцеловал руку жене и шагнул в проём.

Маргарита задумчиво смотрела на то место, где захлопнулся портал:

— А почему ты меня зовёшь вторым именем? Марго не нравится?

— Так звали мою маму, — дракон посмотрел в глаза девушки.

— Сочувствую, — всё сразу понявшая девушка погладила по руке улыбающегося мужчину.

— Ну что, пойдём, поедим. Нужно же заесть стресс после урагана по имени «Теодор», да спать отправляться.

Глава 12. Кольца примирения


«Обручальное (венчальное) кольцо — это не кольцо всевластия и не кандалы, призванные удержать друг друга. Это золотая нить, соединяющая любящие сердца, чтобы не потеряться и после жизни»

Венедикт Немов

— Мне очень хотелось бы посмотреть город при свете дня. То, что я увидела, просто великолепно, город и похож, и одновременно не похож на города нашего мира. У вас такое нагромождение стилей и размеров: многоэтажные дома соседствуют с японскими

Минками; китайские пагоды стоят рядом с готическими замками. А это магическое освещение в виде шаров на столбах — как они красиво светятся, переливаются всеми светами радуги!

— Джиллиан, освещение в городе везде одинаковое, равномерно-жёлтое. Тебе наверно показалось от переизбытка эмоций, что шары разноцветные.

— Нет, я уверена. Даже сейчас в этом великолепном кафе все три шара разного цвета: голубой, белый и разноцветный.

Рон взглядом подозвал официанта.

— Скажите, любезный, а кто зажигает магический огонь в вашем заведении?

— Как придётся, обычно официанты: кто первым подойдёт к шару, тот и активирует, — без малейшего удивления, невозмутимо ответил вышколенный мужчина.

— А сегодня сколько человек зажигали?

— Точно не отвечу, двое или трое, господин, — официант поклонился и, получив разрешение, удалился.

— Джиллиан, ты начинаешь удивлять! Оказывается, твои глазки увидели цвета магии, что использовали при включении освещения. Нужно будет об этом сказать Теодору. Да ты как невеста начинаешь подниматься в цене, — улыбнулся дракон.

— Я что, товар? И попрошу не называть меня невестой, я ещё не давала согласия, как и не получала предложения, — насупилась Марго. — Вот ты извини меня, конечно, за резкость, очень симпатичный дракон, но что-то есть в тебе такое, что настораживает меня. Мой внутренний голос не советует рассматривать такого алчного дракона, как второго мужа, — Маргарита опустила глаза в тарелку и поковыряла незнакомый деликатес, как ей показалось, очень похожий на морского осьминога.

— Мне бы обидеться на несправедливые обвинения, красавица, но не стану. Я не привык скрывать свои мысли и чувства. Лучше об этом скажу тебе я, нежели ты узнаешь о своей ценности после свадьбы, связав себя с каким-нибудь проходимцем. А о моей честности и преданности можешь поинтересоваться у мужа, он не обманет. Напоследок могу добавить, что ты, как последняя из рода, имеешь право распоряжаться всеми сокровищами… О, я слышал, что ваша сокровищница до неприличия огромна и доверху набита золотом, артефактами и другими ценностями.

— Почему мне всё время хочется спорить с Теодором? Где у вас тут магазин с сувенирами? А нет, лучше ювелирный магазин. Ой, а денег-то у меня с собой нет, не в сокровищницу же ехать.

— Ты моя прелесть, я за тебя заплачу, покупай, что твоей душе угодно.

— Премного благодарна твоей, нет, вашей щедрости, но так не пойдёт, я хочу купить подарок, а подарок — это от души. А если вы заплатите, то какой это подарок? Просто покупка, и не от меня, а от вас.

— Не нужно переходить на вы, нас столько связывает, милая танцовщица, — усмехнулся дракон. — Тогда держи банковский сундучок, выстукиваешь код рода, твой хранитель знает его, произносишь своё имя и заказываешь сумму, которую хочешь получить.

— Вот это да, переносной банкомат… — Марго покрутила в руках маленький сундук. — Чаруш, а сколько я могу потратить? — Марго повертела головой, но не увидела огненного дракончика.

— Заказывай, сколько твоей душе угодно. На кольца десять золотых хватит, только код выстукивай там, где тебя никто не услышит, выйди в дамскую комнату, — прошелестел голос Чаруша в голове у девушки.

Довольная своим новым приобретением, Маргарита выпорхнула из-за стола, подмигнула дракону и направилась в дамскую комнату. Всё произошло, так как и сказал Рональд. После заказа денег возле сундучка возник небольшой мешочек с золотыми.

— Ну что, пойдём примерять кольца, — улыбнулась вернувшаяся девушка, показывая небольшой мешок.

Ювелирный магазин поражал своей роскошью, Марго ни разу не была в таком заведении. Это её напугало: а хватит ли у неё средств купить тут кольца. Вдруг и на одно не наскребёт, а спрашивать в таком месте, где дамская комната, как-то неуместно. Девушка передёрнула плечами и подошла к стеллажам. Как и оказалось, ценники пестрили баснословными цифрами.

— Рональд, пойдём в магазин попроще, что — то дороговато за одно кольцо, сто пятьдесят просят, и это за самое простенькое, я не заказала столько золотых.

Дракон приобнял девушку и зашептал на ухо:

— Это не золотые, а серебряные. Один золотой вмещает в себя сто серебряных. Так что выбирай.

— Ух ты, прямо с души камень упал, тогда пойдём туда, где подороже кольца.

— Чем могу служить? Благородная госпожа ищет кольца? — словно из воздуха перед Марго возник холёный мужчина.

— Да, мне, пожалуйста, одно женское кольцо и два мужских. Все они должны быть одинаковыми, золотыми и без украшений. Мужские — широкие, а мне — узенькое. Рон, побудешь манекеном, будем на тебя примерять кольца.

— Почту за честь, с надеждой буду ожидать, что третье кольцо украсит мою руку. Хотя они магические и подстроятся под любой палец, но я хочу померять всё, что ты выберешь.

После небольшого спора с продавцом, что такой уважаемой и благородной даме всенепременно нужны кольца с дорогими каменьями и не из золота, а как минимум «драгонита», Марго всё же получила заветные коробочки с обручальными кольцами, заплатив за них восемь золотых. Своё кольцо одевать на палец не стала, очень ей захотелось почувствовать себя желанной невестой, поэтому решила предоставить такую возможность мужу.

Портал переместил загулявшую пару прямо к парадному входу в замок, аллею перед входом освещали магические фонари разной окраски.

Марго тепло попрощалась с Роном, поблагодарив его и за покупки, и за прогулку. На предложение зайти в дом ответила отказом, решив ещё минутку подышать свежим предутренним воздухом.

Оставшись одна, Маргарита, зевнув, потянулась и позвала хранителя.

— Чаруш, а этот мир мне начинает нравиться, и самое замечательное то, что я оказалась тут не одна, и от меня не отвернулись. Спасибо тебе, хранитель, что ты рядом со мной!

— Ты моя единственная, последняя подопечная, так что не подведи меня, не дай мне исчезнуть в дымке истории, роди наследника, а лучше двух, — смеясь, Чаруш обнял крыльями девушку.

— Чарушик, а как ты думаешь, где спальня моего мужа? Слишком длинный день был, то есть ночь. Я же сюда попала ранним вечером, а уже практически утро, хочу в мягкую кроватку.

— Так вот же она! Видишь балкон на втором этаже, с открытой дверью? Я точно помню, как ты стояла на этом балкончике несколько дней назад, любовалась на утренний восход солнца.

Маргарита осмотрела себя, поправила шляпку и попросила хранителя поднять её на балкон.

— А давай устроим сюрприз моему Теодору Злюкину? Я тихонько проберусь в спальню, а как он придёт, то спрошу: а где это вас носит, уважаемый дракон, жена тут уже вся истомилась в ожидании!

Пара авантюристов выполнила задуманное, Марго тихонько отодвинула штору и замерла от удивления. Увиденная сцена ошеломила девушку, в голове заметались мысли:

«Почему? Это неправда, он же мне сказал, что мой навеки, а сам с другой любовью занимается!»

Слёзы навернулись на глаза, Марго отступила назад на балкон. От переполнявших, царапающих душу чувств, девушка, не отдавая отчёта, вскинула руку, и небольшой огненный шар ворвался в комнату.

— Чаруш, уведи меня! — не задумываясь, она спрыгнула с балкона.

Глава 13. Тайные любовники


«Она пожала мне руку. Пожала ладонь. Пожала локоть, бицепс, плечо, подбородок. Ее губы коснулись моих. Я ослеп, оглох, онемел. Я был рождён ради этого мгновенья»

Фредерик Бегбедер "Романтический эгоист

Единственным источником света, не считая, свидетельницы луны, что заглядывала через большое окно, был красивый камин, обрамлённый железными завитками. Тени от огненных всполохов гуляли по стенам спальни, вырисовывая причудливые танцующие силуэты. Холодные каменные полы устилали ковры с высоким ворсом.

Широкоплечий статный мужчина подкинул дров в угасающий огонь, выпрямился и взял с каминной полки кубок. Подошёл к окну, открыл балконную дверь и пристально посмотрел на шумящие листвой тёмные кроны деревьев. Свежий ветерок подхватил прозрачную штору и попытался завернуть в неё голый торс мужчины.

— Иди ко мне, я хочу тебя… — на высокой кровати лежала голая девушка и поглаживала себя по налитой груди.

— Что? Опять? Да ты горячая штучка, Амели! — мужчина бросил пожирающий взгляд на грудь девушки. Силуэт соблазнительницы был идеален. — Тебя создал великий художник, он рисовал саму красоту, облачив её в женское тело.

Девушка засмеялась, зазывающе изогнулась и поманила мужчину пальцем.

— Как же я устал сегодня от этой ненормальной Марго! Но для тебя я скину усталость и буду неутомимым до утра.

— Жаль, что твой план провалился, если бы Марго вчера не стало, то только ты, как единственный наследник, получил бы родовую сокровищницу Огненных крыльев. Хотя, если подождать полгодика, второго мужа нет… дракона нет. детей нет. она исчезнет, и ты всё равно получишь сокровища.

— У меня нет столько времени. Ладно, хватит о неудачах, когда рядом со мной такая страстная — ты.

Мужчина медленно повернулся к окну спиной, показав луне свое идеальное тело во всей красе. Ни капли жира, прорисованные мышцы играли под кожей, красивые руки и сильные ноги не оставляли Амели равнодушной, возбуждение гуляло в крови. Глаза девушки загорелись в предвкушении, взгляд скользил по правильным чертам лица, в мыслях она уже целовала его тёплые губы, а глаза опускались ниже, исследуя миллиметр за миллиметром горячее и желанное тело.

Искуситель засмеялся, медленно наклонил кубок над девушкой, и игристое вино тонкой струйкой полилось между грудей женщины. Та выдохнула, провела рукой по правому холмику и двумя пальцами защемила розовый сосок, застонав, оттянула его вверх. Мужчина склонил голову к животу любовницы, провёл языком по влажному следу от вина и слизал стекающие сладкие капли.

— Я хочу выпить тебя всю, без остатка, ты мой хмель, ты та, с которой я хочу прожить жизнь. Оставь свои попытки завоевать его, будь только моей.

Женщина приподнялась, притянула мужчину вверх за шею и зашептала в губы:

— Ты очень симпатичный, очень умелый любовник, но я не люблю тебя, и ты это знаешь! Мужчина зарычал и толкнул засмеявшуюся женщину на подушки.

— Какая же ты красивая, Амели, и не моя! Скажи, что ты моя! — не дожидаясь ответа, он резко перевернул любимую на живот. С оттягом шлёпнул девушку по заднице, и после того, как красотка вскрикнула, обрушил шквал нежных поцелуев на покрасневшую ягодицу. Поцелуи перешли в покусывания, девушка застонала громче и приподняла упругую попу.

Мужчина сжал ягодицы двумя руками, ещё раз шлёпнул по ним, перевернул девушку на спину и резко развёл её ноги в стороны, открыв себе доступ к тёмно-вишнёвым губам. Медленно наклоняя голову вниз, он смотрел прямо в глаза раскрасневшейся женщины, наслаждаясь её возрастающим возбуждением. Тихонько прикоснулся губами к клитору, вызвав бурю эмоций и дразня девушку, вновь подавшись вверх — поцеловал живот.

Не выдержав напряжения, Амели нажала на голову мужчины, возвращая его к вишнёвым губам. Мужчина, улыбнувшись, подчинился. Язык гулял по лону, прикусывая то одну, то другую губу, настойчиво проникая внутрь. Губы пили нектар любимой.

— Ещё, прошу ещё, не останавливайся, — застонала, извиваясь, Амели, и с силой притянула голову мужчины к себе. Горячие, жгучие всполохи желания возникали в районе живота и словно высокие волны уходили вниз, разбиваясь о тёплые настойчивые губы мужчины.

Язык захватил клитор во влажный плен, заставляя стон перейти в крик. Руки напряжённо сжали шёлковую простынь и сладкий оргазм волной прошёл по телу девушки. Мужчина застонал, перевернул любимую на живот, навис сверху и с животной всепожирающей страстью резко вошёл в неё сзади. Удерживая себя на прямых сильных руках, мужчина с наслаждением входил в возбуждённую женщину, вдалбливая член на всю длину и упираясь в упругие ягодицы. Всхлипы женщины стали похожи на один непрерывный стон, мужчина не выдержал сладкой гонки, и резко разрядился, в последний раз с силой нанизывая на себя женщину, та не заставила себя ждать и догнала мужчину, содрогаясь от повторного оргазма.

Тишину утреннего расцвета нарушило шипение и дым. Разомлевшие, в объятиях друг друга любовники не заметили резко влетевшего в окно огненного шара, но огонь, начавший пожирать балдахин, мгновенно выдернул их из эйфории.

Женский визг перекрыла ругань мужчины, бросившегося к открытой двери с намерением убить нападавшего, но балкон был пуст. Голый мужчина кинулся обратно в комнату тушить огонь.

Глава 14. Корины


«Юмор и любовь — два мощных болеутоляющих»

Бернар Вербер

«Вот и всё, даже тут ложь и обман. Кому верить в этом незнакомом мире? Бежать! Нужно бежать, я найду помощь, вернусь к тому старому дракону и потребую…»

Маргарита, смахнув слёзы, позвала Чаруша и прыгнула с балкона.

Огненная подушка окутала её, чтобы смягчить удар о землю, но упасть девушке не позвонили сильные руки. В темноте Маргарита разглядела вертикальные зрачки, пылающие гневом.

— Что ты сейчас скажешь в своё оправдание? Я собственноручно поймал тебя при побеге из гостевой спальни! С кем ты там была, Маргарита Семёновна? Говори, пока я тебя не бросил в темницу и не растерзал твоего любовника! Рональд? — глаза дракона сузились. — Ты там была с этим…

Мужчина не успел договорить, так как заплаканная Маргарита бросилась жарко целовать мужа, не давая ему произнести больше ни слова.

— Там был не ты, с той женщиной в постели был не ты, Тео, — поцелуи становились всё настойчивее.

Теодор сильнее прижал к груди любимую женщину, нежно поцеловал в ответ и шагнул в портал. Ревнивый дракон присел на большую кровать, посадил девушку на колени, нежно поцеловал в губы и спросил:

— Рассказывай, что ты забыла в гостевой спальне?

Маргарита горько вздохнула, улыбнулась, поцеловала мужчину в подбородок и произнесла:

— Я шла к тебе мириться, купила для тебя подарок. Чаруш сказал, что это наша спальня, я пыталась устроить весёлый сюрприз, войдя через балконную дверь, но там. — Марго покраснела, — на кровати лежали двое. И не просто лежали, они были очень заняты друг другом. Прости, но, похоже, я подожгла балдахин, — из уст девушки вырвался нервный смешок.

Теодор, распластавшись на кровати, долго не мог успокоить свой смех.

— Маргарита, теперь я целиком и полностью понимаю, что попал, ты же не соблюдаешь никаких приличий! Баловница ты моя, я буду очень рад, если доживу до старости с такой весёлой женой. Уф-ф, хорошо, что половина веселья достанется второму мужу, может и дотянем до рождения внуков. Наша спальня на этаж выше, Чаруш ошибся.

Маргарита потянулась и зевнула, напряжение последних часов дало о себе знать, девушку клонило в сон.

— Ты пока располагайся, ванна прямо, твои покупки на столе, Рон занёс. А я схожу, посмотрю, что и как в подожжённой тобой комнате. Скоро буду, без меня не засыпай.

— Да, конечно, не засну, я только проверю, мягкая ли подушка, — Маргарита сильнее прижала к себе сумочку с подарком и провалилась в объятия морфея.

— Эх, ты, храбрый дракончик, — мужчина погладил девушку по волосам и укрыл покрывалом.

Теодор осмотрел голубую спальню, но не нашёл следов присутствия посторонних, гостям эту комнату не подготавливали, в этом он был уверен. Задумчиво потрогал обожжённый материал и вышел из комнаты.

А Марго, перевернувшись на другой бок, погрузилась в гнетущий, сумрачный сон, в котором чёрный туман стелился по примятому травяному ковру. Серые деревья тонкие, словно прутики и абсолютно лысые, опоясывали небольшую поляну-проплешину. Перед костром, спиной к «смотрящему», сидели две согнувшиеся фигуры в тёмных балахонах.

— Они пройдут этой дорогой, тут мы их и подождём, из леса Чёрной девы ещё никто не уходил живым.

— Маловато мы попросили с того трясущегося дракона, притащил пять душ и не одной драконьей. Зачем ты его отпустил, его душа стоит пяти тех, что он ещё по магическому договору доставит.

— Успокойся, если он не соврал, а он точно не соврал, — злой каркающий смех заставил поёжиться смотрящего, — завтра тут будет два дракона, хватит и тебе и мне, — говоривший заглянул в котелок с чёрной булькающей жидкостью и медленно повернулся назад.

Капюшон упал с головы, чудовище уставилось прямо в глаза смотрящего и резко выкрикнуло:

— Ты тоже приходи, вкусная девочка, ням-ням, — пасть захлопнулась с металлическим звуком, — поиграем, нам без тебя скучно, — провыло остромордое чудовище.

Резко вскочив, оно побежало на смотрящего, жутко завывая.

Нечеловеческий крик, полный страха и ужаса, раздавшийся над самым ухом и разорвавший крепкий сон хозяина, заставил дракона принять истинный облик для защиты спящего себя.

Теодор приходил в себя долгую минуту, соображая, откуда исходит опасность. Увидев перепуганную жену, сидящую на обломках кровати, перекинулся обратно, схватил супругу в объятья и крепко прижал к себе.

— Там… там… там такой ужас, чёрный лес, чёрная поляна… чёрные чудовища… — Маргарита жалась всем телом к дракону, пытаясь унять дрожь и прийти в себя, сбивчиво рассказывая сон. — Может, не пойдём в сокровищницу старого дракона? Я не хочу, чтобы кто-то из-за меня погиб, Теодор.

— Цветочек, это просто сон, нет такого леса на карте, ты устала, перемещение, падение с высоты, принятие нашего мира, — вот тебе и приснился кошмар. Давай я позову Ирвина, он даст тебе успокоительное, и ты ещё немного поспишь? Только комнату придётся поменять, кровать в хлам раздавил. Со мной такое в первый раз. Наверно, слишком крепко уснул после вчерашнего. Хорошо, что не поранил тебя.

— Нет, не нужно успокоительного, не хочу больше спать, лучше позови Делию и Камелию, я хочу привести себя в порядок.

— А медведя не позвать, для охраны?

Маргарита засмеялась и ударила кулачком в грудь мужчины.

— Я правильно понимаю, что «медведь» будет дежурной шуткой на долгие годы? Теодор, скажи, а второго мужа я обязательно должна выбрать из драконов?

— Ну, прямого запрета на смешанные браки нет, — мужчина повалился на матрас, его сотрясали конвульсии от истерического смеха.

Марго не удержалась и засмеялась вместе с мужем.

— Ты только представь, какие у вас будут дети, — хрюкал дракон, — с медведем-то, драконий хвост и медвежья морда, — отсмеявшись и вытерев слёзы с глаз, дракон сел, схватил в охапку жену и нежно поцеловал в висок. — А если серьёзно, чаще всего такие браки бесплодны. Какая-то напасть случилась пятьсот лет назад, не то, что смески, а чистого вида дети стали редкостью. Рождение девочки считается великим праздником и удачей всего рода.

— Чёрные пески виноваты? — тихо спросила Марго

— Достоверно не известно, но именно пятьсот лет назад закончилась магическая война с коринами, беспощадными хозяевами чёрных песков.

— А кто такие корины? — страшась услышать ответ, спросила Маргарита.

— Это огромные чёрные драконы, не имеющие крыльев, живущие в песках, даже в первой ипостаси всем своим видом напоминают ящеров: вытянутые лица, острые, словно бритвы, зубы. Практикуют чёрную магию. С ними у нас зыбкое перемирие…

— И в такое место мы собираемся? Я категорически против.

— Марго Джиллиан Дороти, я, как твой муж, заявляю со всей ответственностью: у нас перемирие, и жители нашей империи, как и их жители, пересекают границу не только по деловым вопросам, но и по семейным. Да-да, не смотри так удивлённо, и в чёрной пустыне живут простые драконы. Пойдёшь в сад, присмотрись к садовнику.

— Он корин? — испуганно спросила девушка.

— Нет, медведь, — рассмеялся мужчина и обнял фыркающую жену.

Глава 15. Давид! Нет, Аполлон!


«Мужчина, обладающий большими достоинствами и умом, никогда не бывает безобразен»

Жан Лабрюйер

— Маргарита, у меня к тебе несколько пожеланий, нет, даже требований! — беспокойный дракон нарезал круги возле ширмы, за которой одевалась жена.

— Теодор, ты мне мешаешь, я спокойно даже платье не могу надеть. Почему оно такое узкое?

— Маргарита, подпрыгивая, с натянутым на голову платьем вышла к мужу.

Мужчина громко сглотнул, посмотрев на красивые лодыжки жены, обтянутые белыми чулочками, и подумал, что нужно уточнить у Ирвина, зачем он ей их дал. Может, ноги болят?

— Так ты же не расстегнула потайной замок, — Теодор с силой дёрнул замочек на боку, тут же раздался характерный треск ткани. — Да где носит этих служанок? — простонал дракон.

— Прости меня, неуклюжего, я тебе куплю новое платье.

— Ничего страшного, Теодор, тут разошлось по шву, — девушка вытянула шею. — Я зашью попозже, а сейчас надену другое, не зря же ты вчера на примерке стоически закатывал глаза и любовался люстрой, — улыбнулась Марго и зашуршала пакетами.

— И что, не будет истерики по поводу испорченной вещи, как раньше?

— Она не испорчена, и я не твоя Марго, которую ты любил, — тихо произнесла девушка.

— Но я влюбился вновь, в тебя, моя весёлая переселенка! Я буду любить тебя, пока дышу, — Теодор с нежностью посмотрел в глаза жене.

— Всё исправлю, надеюсь, что платья шьются с помощью ниток и иглы, а не магии, — зарделась девушка, смущённая от комплементов.

— Когда как, от швеи зависит. Да ты что, служанки всё починят! — спохватился дракон. — Не пристало госпоже дырки зашивать.

— И что мне, трудовому человеку, привыкшему работать с детьми с утра до вечера, делать в вашем распрекрасном мире? — подперев бока руками, девушка медленно наступала на Тео.

— Так это… придумаем… — отступил дракон. — О, родишь своих детей и будешь воспитывать!

— Какие у тебя пожелания, Теодор, я слушаю, — девушка кокетливо повела плечиком.

— Накануне к нам приехали мои партнёры по бизнесу, с друзьями. Пришлось вечером тебя покинуть, чтобы всех размесить. С главным партнёром ты вчера познакомилась, при очень пикантных обстоятельствах.

Марго прикрыла лицо руками и посмотрела на мужа сквозь пальцы.

— Я не специально, ты же знаешь.

— Я очень тебя прошу: не рассказывай за обедом о том, кто ты, забудь прошлую жизнь. За столом будут вестись светские беседы, просто умоляю — молчи. Никому не тыкай, кланяться не нужно, можешь при знакомстве склонить немного голову, руку подавать также не нужно. С мужчинами первая не заговаривай, и постарайся держать магию в руках. Многие знают твой род и не претендовали на тебя только потому, что ты была без магии и дракона. Первое появляется, второе добудем в пустыне.

— Хорошо! Сижу, молчу, жую! Какие ещё приказания, ваше «великое драконство»?

В комнату впорхнули дриады.

— Как кстати: мои девочки пришли. Ваша лягушонка в коробчонке будет готова минут через десять. Сможете забрать или самой искать столовую?

Не поняв сарказма, сквозящего в голосе жены или просто проигнорировав, дракон пожал плечами, попытался неудачно поцеловать девушку в щёку и вышел.

— Ну что, красавицы, причёску будем делать, ароматной водой брызгаться и готовиться к встрече с враждебным миром.

Маргарита, задумавшись, подошла к окну.

— Ах, какие у вас в саду красивые цветы, а аромат так и манит выйти полюбоваться. А кто у вас садовник? — затаив дыхание, спросила Маргарита.

— Спасибо за похвалу, госпожа, это наш брат старается, ухаживает за садом. Ему повезло: работает со своей стихией, как я ему завидую, — прощебетала Камелия.

Разочарованный вздох вырвался из груди хозяйки: она надеялась, что садовник — корин, и у неё получится сравнить видение из сна с тем, кто в саду.

— Спасибо, вы просто волшебницы, такая воздушная причёска, — Маргарита, восторгаясь, смотрела в зеркало, поворачиваясь то левым боком, то правым. — Оставьте меня одну, минут на пять.

Девушки поклонились и вышли.

— Чаруш, ты тут? У меня есть одно дело, помоги! — Марго бросилась к шкафу, распахнула дверцы и выудила камзол, в котором вечером был её муж.

— Всегда рад прийти тебе на помощь, моя девочка.

«Девочка» обернулась и, чуть не закричав, села на пол.

— Чаруш? Это ты? — не веря, что перед ней её хранитель, переспросила Маргарита. Но голос-то был его!

— Ох, ты же не видела меня в земном обличии! Вчера я подчистую истратил свои запасы магии, даже жизненные силы потратил, и был размером с кошку. Отдохнув, пришёл в себя.

Мужчина отличался неземной красотой. У него были правильные черты лица, высокий лоб, пшеничного цвета волосы и улыбка, покоряющая сердца даже без выстрела купидона. Рост и стать такие, что даже богатыри не постеснялись бы пожать ему руку. В учительнице проснулся эстет, который постоянно водил её на выставки: в галереи, музеи, уличные распродажи.

Широко открыв глаза, она два раза обошла вокруг хранителя. Не скрывая своего восхищения, потрогала руки и плечи. Пришла к выводу, что он настоящий, живой.

— Жаль, что у меня нет фотоаппарата. Это с тебя ваяли Давида? Нет, Аполлона! Ты знаешь, что твоя красота достойна того, чтобы её запечатлел на картине сам Микеланджело?

— Мне поменять внешность? — растерялся он. — Я могу вернуться обратно в огненную ипостась.

— Нет, не нужно, Чаруш, я ещё не вышла из музея, зависла у самой красивой скульптуры. А проводи меня в столовую! Знаешь, где она находится? — восхищение сквозило в каждом её слове.

— Знаю, пошли, — ни один мускул не дрогнул на лице Аполлона.

Маргарита, чуть дыша, взяла хранителя под руку и направилась к дверям, но тут же спохватилась.

— Ой, я же тебя не за этим звала! Всё, музей закрывается, возвращаемся к действительности. Постой, пожалуйста, у двери: посмотри, чтобы никто не помешал нашему разговору, — заявила Марго.

Обыскивая карманы камзола, она рассказала об утреннем кошмаре.

— Нашла! Я нашла карту! Нужно более подробно рассмотреть, куда нас направил хитрый дракон.

Глава 16. Обед-этикет


«Я понимаю, ты несведущ в этикете, но вовсе не обязательно называть меня сэр. При обращении ко мне можно просто опуститься на колени и коснуться лбом земли»

Терри Пратчетт "Пирамиды "

— Чарушик, ты же самый мудрый, самый умный дракон, давай разбираться вместе: есть ли на этой карте тот страшный лес, — Марго смотрела на карту и понимала, что с такими мелкими, незнакомыми обозначениями разберётся только знаток, которого она нашла в лице хранителя.

Чаруш подпёр спиной дверь и взял в руки карту.

— Да, ты права, лес Чёрной девы и правда существует, но это ещё не означает, что сон был вещим, Маргарита, — дракон с нежностью посмотрел на девушку.

— Но я всё равно думаю, что стоит его обогнуть. Надеюсь, получится уговорить моего мужа. Чаруш, ты же поедешь со мной? — хитрюга сложила ладошки в просящем жесте.

— Даже не знаю, моя принцесса, — дракон вернул карту. — Постоянно с тобой быть не могу, но как только ты подумаешь обо мне или позовёшь вслух, я всегда приду на помощь.

Маргарита ещё раз полюбовалась идеальными чертами лица огненного дракона и с нежностью обняла его.

— Спасибо, что спас мою душу, спасибо, что до последней капли магии боролся за Марго! Я никогда не забуду твоего поступка.

— Это мой долг, как хранителя, — в ответ Чаруш обнял девушку и поцеловал в лоб. — Идём на званый обед, и убери карту обратно, я сделал с неё слепок на всякий случай.

Весёлое настроение оставляло Маргариту, нервная дрожь пробегала по рукам по мере приближения к обеденному залу. Она побаивалась и переживала: а вдруг там одни снобы и она не придётся ко двору? Чаруш погладил девушку по руке и ободряюще улыбнулся. Улыбка дракона успокаивала, рядом с ним Маргарита Семёновна с первой минуты чувствовала себя комфортно, уютно, словно и не знакомилась с милым маленьким дракончиком, а знала его всю жизнь.

Двухстворчатые двери распахнулись, впуская хозяйку замка. Гости, как по команде, повернули головы в сторону Марго. Та смутилась, но постаралась не подать вида. Чаруш отпустил руку девушки и испарился, будто и не было его рядом.

— Госпожа Марго Джиллиан Дороти, — мажордом поставленным голосом представил вошедшую.

Теодор поспешил встретить жену:

— Отчего же ты не сообщила по кристаллу, что готова, я бы пришёл за тобой, — мужчина медленно поцеловал руку Марго и провёл её к столу. — Дорогая супруга, прошу отобедать с нами, а после, на фуршете, я представлю тебе наших друзей и партнёров по бизнесу.

За столом было не менее десяти незнакомых мужчин и одна прекрасная дама.

«Драконница, на дриаду не похожа, скорее всего с мужьями прибыла», — подумала Марго.

— «А вдруг она не дракон, а представитель другой расы? Лучше молчать, чтобы не облажаться»

Марго Джиллиан Дороти поглощала изысканные кушанья, которые нескончаемой вереницей несли слуги, и посматривала на гостей.

Рональд, сидящий напротив прекрасной госпожи, открывшей в себе гурмана, пытался привлечь её внимание, тихонько задевая своей ногой туфельку «невесты» под столом.

Красавица-драконница (как её окрестила Марго), сидевшая рядом с Роном, недовольно что — то произнесла тому на ухо, поднялась и покинула стол. Чернокрылый дракон извинился и проследовал за странной девицей на выход.

Девушка мысленно пожала плечами: мало ли что могло произойти между этими двумя, и, потирая руки, опять же мысленно поблагодарила повара за то, что порции маленькие, и ей удастся попробовать не одно блюдо.

Столовые приборы были очень похожи на приборы с земли, так что Маргарита, улыбнувшись, посмотрела на мужа и перевела взгляд на свои руки, давая понять, что знания столового этикета ей знакомы с детства.

После трапезы Теодор с гордостью представлял партнёрам свою супругу, те вежливо кивали, и не более. У Маргариты сложилось ощущение, что, если бы не муж, то напыщенные представители магического мира и не посмотрели бы в сторону безмагического «недодракона». А так приходилось следовать этикету и улыбаться.

— Теодор, я оставлю вас ненадолго, — улыбнувшись мужчинам, Маргарита развернулась к балкону.

— Конечно, душа моя, вид на сад великолепен, подыши свежим воздухом, — дракон улыбнулся и сжал руку девушки. — Только без глупостей, ненаглядная, — наклонившись к уху Маргариты, прошептал мужчина.

— Скучно с вами, о бизнесе слушать — не моё, ты мне потом… один на один расскажешь… что производишь и кому продаёшь, — томно на ухо прошептала «ненаглядная» и открыла дверь на балкон.

За спиной раздался тихий рык.

Маргарита довольно улыбнулась и вдохнула полной грудью. Вид с балкона открывался неземной: широкие, полные зелени аллеи, высокие диковинные деревья, сразу похожие и на пальму и на раскидистый дуб. Взгляд девушки приковали к себе небольшие кусты, осыпанные яркими огненными цветами, в лучах солнца создавалась иллюзия, что они горят.

— Чаруш, а как называются эти огромные цветы? В нашем мире таких нет, — нежный ветерок задел шею, заставив Марго поёжиться.

— Завтра достану тебе книгу о животных, растениях, да и об империи не помешает. Цветы

— вечерней зорянки вздох, — рядом встал в полный рост её собственный Аполлон.

— Вечерней зорянки вздох. Какое необычное название. Красивое, как и всё в этом мире.

— Цветы вечером закрывают свои бутоны со вздохом, похожим на свист маленькой птички

— зорянки. Отсюда и название.

Маргарита оперлась руками о парапет балкона, вытянулась, подняла голову вверх, подставив лицо под солнечные лучи, закрыла глаза и вытащила шпильку из уставшей головы. Огненные кудри рассыпалась по плечам.

— Чаруш, скажи правду: какие шансы пробудить моего дракона? Только не ври! Мне нужно знать, не напрасна ли будет борьба со временем или лучше прожить эти три месяца на полную катушку: путешествуя по вашему великолепному миру, знакомясь с расами, без оглядки любить и в одно прекрасное утро растаять в дымке, как и должна была? Если я правильно поняла, два мужа дают усиление магии, покой в семью и долгий жизненный век. А вот дракон и сама магия дают именно жизнь, после восемнадцати лет. Магия уже просыпается, вчера занавеску подпалила, — Марго открыла затуманенные глаза и посмотрела на хранителя.

— Верь старому дракону: если он сказал, что есть возможность, то вы должны выполнить все поставленные им условия. Шансы пробудить вторую ипостась выше среднего. А это уже много! Если по дороге полюбишь и выйдешь замуж, останется лишь прочитать свиток, сделать, как там написано, и не забыть бутылочку, что старику подарил его друг, то есть я.

Марго удивлённо распахнула глаза и с сомнением, с головы до ног, оглядела Чаруша.

— Да, я его знал, когда он был юношей-драконом, полным сил, — поменявший облик Чаруш огненными крыльями обнял подопечную. — Хочешь полетать?

— Ух ты, а можно? — в Марго проснулся любопытный ребёнок. — Муж не потеряет? — кинула она обеспокоенный взгляд на комнату.

— Он сейчас занят разговором о передаче полномочий перед отъездом, не заметит.

Шум под балконом отвлёк девушку от разговора. Внизу шумно выясняла отношения девушка, которая так внезапно покинула стол. Собеседником оказался Рональд.

— Ох, какие страсти! Может, она его девушка? Как жестикулирует… Похоже, драконницы не менее импульсивно-экспрессивные, чем их мужчины. Эх, Рональд, как хорошо, что я не успела в тебя влюбиться, — тихо произнесла Джиллиан и уже более громко обратилась к хранителю: — Ну что, мой рыцарь, летим?

— Не знаю, кто такой рыцарь, надеюсь, что ты не сравнила меня с домашним питомцем. Полетели, посмотрим горы с высоты птичьего полёта! — огненные лапы обхватили талию Маргариты Семёновны, и пара взмыла вверх под облака.

Марго раскинула руки навстречу ветру и во весь голос закричала, звонко смеясь:

— Я птица, я дракон, нет — я огненный дракон! Лети, мой рыцарь, подними меня выше! Выше леса, выше птиц, выше облаков! — от захлестнувшего счастья девушка не заметила, как начала светится ровным жёлтым светом, и как от замка в воздух поднялись два дракона.

Глава 17. Нежный поцелуй


— Марго, куда летим? — сбоку от огненного хранителя пристроился Теодор. — А ну спускайся! Я просил не привлекать к себе внимание, а ты светишься, словно уличный шар в тёмную ночь!

Потоки воздуха частично уносили прочь слова мужчины, и Маргарита была этому несказанно рада. Прямо в эту минуту её настроение прорвало отметку в сто баллов из ста и устремилось в бесконечность. Она не хотела потерять градус, слушая ворчание мужа.

— Теодор, ты самый милый белый дракон, что я видела! — заявила она и подумала, что даже не соврала: ведь это первый белый дракон, которого она увидела в этом мире.

И, пока дракон удивлённо хлопал глазами, приходя в себя от неожиданного комплимента, Марго раскинула руки и прокричала:

— А давай наперегонки до ближайшей скалы! Если я приду первой, то подарю тебе умопомрачительный поцелуй, а если ты.

— А если я, — глаза дракона превратились в два сверкающих фонаря, — то с тебя десять поцелуев, романтический ужин в том месте, что я выберу, страстная ночь. — зависнув в воздухе и махая крыльями, он начал загибать когти на лапе, — а ещё постоянное и повсеместное послушание! Марго, ты всегда будешь слушаться меня, твоего господина. Моё слово — закон!

— Догоняй, разиня! Так недолго и жену потерять. Размечтался он! — Маргарита прокричала, смеясь и удалившись от дракона на приличное расстояние.

— Ах, ты так? — громкий рык оповестил округу о начавшейся погоне. — Моя! Ты моя добыча!

— рычал дракон, нагоняя беглецов.

До скалы оставались считанные взмахи крыльев. Огненный дракон откровенно смеялся над потугами белокрылого.

— Я в полной силе. Давай, сосунок, догоняй хранителя. Ты ещё не завоевал руку и сердце моей Пулеш! Докажи, что ты настоящий самец и достоин самой сильной и самой красивой самочки этого побережья, — подзадоривал, громко хохоча, Чаруш.

Сзади раздался наводящий ужас и дрожь громкий рык. Обернувшись, Маргарита увидела, что к погоне подключился Рональд. Крылья дракона Рона в размахе не уступали крыльям небольшого самолёта.

Девушка поняла, что драконы не на шутку распалились.

«Так, Маргарита, спокойно, ты спорила только с Тео и только на поцелуй. Всё, что они там себе надумали, это их проблемы, воплощать их "хотелки" в жизнь я не собираюсь».

Маргарита ещё раз счастливо закричала и, указав рукой на высокую скалу, скомандовала:

— Вперёд, мой славный дракон, твоя Дульсинея укажет верный путь! Ё — хо! Нас не догонят!

— Маргарита нежно погладила огненную лапу. — Чаруш, неужели ты допустишь, чтобы мы проиграли? Маши крыльями, остались считанные метры.

— Ох, силы на исходе, девочка моя, боюсь, что твой хранитель из последних сил, только на воздушных потоках, еле тянет к скале. Да и замуж тебе пора, пусть мужчины за тебя повоюют, ты такой сладкий приз предложила — поцелуй. Посмотрим, насколько силён Рональд, набивающийся в женихи, — отметил хранитель и сбавил скорость полёта.

— Не-е-е-т, — простонала азартная учительница. — Как ты можешь, верный оруженосец, так легко предать нашу дружбу? — смеясь, она показала язык дракону и, улюлюкая, закричала:

— Давай-давай, поднажми, будь первым, мой милый дракон!

Теодор и Рональд повернули морды в сторону избранницы, счастливо прорычали и бросились вперед, поскольку каждый их них принял возглас красавицы на свой счёт.

Вырвавшись вперёд всего на несколько секунд, победил Рональд. Злой Теодор одним движением лапы снёс острую каменную шапку скалы, та с грохотом и скрежетом полетела вниз и, достигнув дна ущелья, гулко об этом оповестила.

— Поцелуй мой! Я слышал, на что вы спорили, — вернувший земной облик Рон улыбался так, что Марго успела посчитать белоснежные зубы претендента на руку и сердце.

— Но я спорила не с тобой! Да и как успела заметить, у тебя есть девушка, и не говори, что это не так. Я видела вас под балконом, вы очень бурно выясняли отношения. Не похоже, что вы брат и сестра или просто знакомые.

— Нет, не просто знакомые. Девушку зовут Амели Полия из рода Зеленокрылых драконов. Ты можешь не верить, но она оказывает мне знаки внимания уже года два. Но я знаю, что ей нужно: она падка до золота, но её род обнищал, моя же сокровищница полна жёлтого металла, драгоценных камней и знаний. Но ей никогда не просунуть свой маленький нос в мои стратегические запасы.

— Получается, что, будь я нищей, словно мышь, то ты даже и не посмотрел бы на меня? Я заметила, насколько Амели симпатичней меня. Она бесконечно красива.

Чернокрылый рассмеялся.

— Да, судя по слухам, твоя сокровищница огромна, но я принадлежу к более знатному роду, чем ваша ветвь, и золота в моих закромах настолько больше, что и ты, и твоя сокровищница поместитесь в ней три раза. При выборе невесты я руководствуюсь сердцем, а не головой. Твой танец, аура и нежный цветочный запах захватили моё сердце в плен. Как только ты согласишься быть моей невестой, я с радостью покажу тебе свои сокровища. А пока я требую свой законный приз! Поцелуй.

Маргарита перевела взгляд на мужа.

— Я согласен, он честно победил, — признал Тео. — Ты можешь его поцеловать, но при одном условии: мне тоже достанется поощрительный приз в виде нежного поцелуя.

Марго Джиллиан Дороти счастливо улыбнулась и подошла к Теодору.

— Ах ты, хитрый дракон! Но только нежный и в щёку, он всё же поощрительный.

— Я согласен, — прошептал на ухо жене Теодор и, смотря прямо в глаза девушки, медленно провёл пальцем по её щеке, коснулся верхней губы, обвёл контур нижней, слегка нажал пальцем на подбородок, заставив чуть приоткрыть рот.

Марго томно вздохнула. Тео не выдержал и впился губами в вишнёвые губы любимой. Поцелуй резко вышел за грань мимолётного, превратившись в страстно-зовущий к продолжению. Девушка закрыла глаза и отдалась во власть умелого мужчины.

Дракон не было груб, его губы были нежными, и в то же время требовательными. Маргарите было приятно, что муж был гладко выбрит. Её руки миллиметр за миллиметром исследовали лицо Тео: ресницы, брови, лоб и даже скулы, всё в нём было идеально. В ответ на жаркие поцелуи Марго засасывала, покусывала, впивалась в пряные губы мужа, в ней проснулось желание захватить их в плен и не отпускать.

— Джиллиан, — тихий шёпот на ухо и руки на талии оторвали девушку от поцелуя, заставив повернуться в сторону чернокрылого.

Девушка распахнула глаза и затуманенным взглядом увидела прекрасное лицо Рона. Он медленно наклонился, поправил рыжий локон, рукой взял девушку за затылок, притянул к себе и поцеловал.

Тёплые губы дракона пахли карамелью и шоколадом. Марго застонала и разомкнула уста, впустив в рот настойчивый язык жениха. Тот медленно и робко притронулся к языку невесты, как бы здороваясь и приглашая на рандеву. Возбуждённая девушка тут же откликнулась, и, нежно касаясь друг друга, языки закружились в танце страсти.

— Рональд, дорогой мой, что всё это значит? Я не потерплю измен! — возле целующейся пары раздался громкий женский крик, вырвавший Марго и Рона из эйфории страсти.

Глава 18. Ревнивица


«Не путай любовь и желание. Любовь — это солнце, желание — только вспышка»

Анхель Де Куатье "Схимник"

К счастливой троице подошла красивейшая из фурий. Длинные светлые волосы развивались по ветру, большие синие глаза, обрамлённые густыми пушистыми ресницами, кидали «колючки» в сторону Марго. Румянец на щеках и вздымающаяся грудь говорили о том, что девушка приложила немало усилий, чтобы быстро долететь до скалы.

— Вот теперь я понимаю! Всё встало на свои места, и мне уже ясно, почему ты в очередной раз отверг меня сегодня утром, — взволнованная девушка кругами ходила вокруг Маргариты, рассматривая её, словно та была аутсайдером в гонке за звание «Мисс Вселенная», и вдруг неожиданно заняла первое место. И не просто заняла, а ведущий вышел на сцену, извинился перед зрителями, поясняя, что произошла ошибка, стащил корону с головы Амели и передал гадкому утёнку, которому и в отборе участвовать не стоило.

Маргарита поморщилась: она никогда не понимала женщин, что прилюдно пытаются раздуть скандал.

— Амели, не нужно устраивать сцен, это верх неприличия, тем более для такой благородной дамы, как ты, — попытался успокоить драконницу Теодор.

— Хоть мы с тобой и родственники, пусть и дальние, Тео, но я не позволю отбивать твоей жене моего возлюбленного!

Рон громко вздохнул и произнёс:

— В сотый раз…

— А ты тоже хорош! — перебила она чёрного дракона. — Я ещё могу понять Теодора, и даже счастлива за него, что с его ранением ему удалось подцепить девицу. Интересно, сколько её хранитель заплатил, чтобы такую взяли в жёны? — Амели окатила Маргариту презрительным взглядом, и та прямо физически почувствовала противную липкую волну пренебрежения. — Но ты — здоровый, умный, богатый эталон красоты, — девушка сыпала сладкими словами в уши мужчины, — и волочишься за этим недоразумением: ни магии, ни дракона! Да она простая человечка, если бы не её деньги, выбирала бы себе мужа из таких же человечков.

— Ну всё, наслушалась, хватит оскорблять меня и моего мужа! — вспыхнула Маргарита Семёновна Пулеш. В ней проснулась независимая, гордая женщина своего времени и мира.

— Послушайте меня, драгоценная дальняя родственница Амели, сегодня же выметайтесь из моего дома, чтобы ноги вашей больше не было на нашем пороге!

Кончики волос женщины, вставшей на тропу войны, начанали светиться, и, чтобы никто не заметил магии, хранитель обнял Марго крыльями, якобы пытаясь успокоить.

— Чаруш, не мешай и не успокаивай, я ещё не всё сказала! А вы что молчите, уважаемый жених? Только вот чей жених на самом-то деле? Я попрошу вас разобраться в своих чувствах, предпочтениях и только потом оказывать знаки внимания другой женщине, то есть мне. Мы оставим вас, господа, думаю, вам есть что обсудить… — Маргарита попыталась скрыть слёзы злости и разочарования, резко развернулась в сторону мужа, решительно подхватила его под локоток и, улыбаясь, произнесла: — А не осмотреть ли нам ближайшие достопримечательности?

— Все знают, что ты побывала на болоте! Что ты оттуда притащила, неужели нашла огненный цветок бессмертия? Только таким подарком ты могла завлечь Рональда. — вслед уходящей паре кричала Амели.

— Благородная леди, а до сплетен и сказок опускаешься! — одёрнул девушку Рон, и с силой сжал запястье так не вовремя появившейся, ревнивице. Зрачки разозлённого мужчины вытянулись, голос стал походить на рык. — Я терпел все твои выходки, постоянно потакал твоим капризам из-за уважения к твоему отцу, но и моему терпению пришёл конец! Я тебя не любил, не люблю и никогда не полюблю! Ещё раз увижу твое нежное личико рядом с собой или моей невестой, разорву все деловые отношения с твоим отцом! Я надеюсь, что ты меня услышала, Амели? — Рон обернулся драконом и с громким рычанием практически вертикально взмыл вверх.

— Угрожаешь мне, разлюбезный Рональд? Не пройдёт, всё равно будешь моим! — громко произнесла Амели. И уже тихо, себе под нос зло прошипела: — Скоро не станет этой недодраконницы. И папа найдёт рычаги давления. — девушка всхлипнула и ещё тише прошептала: — Я тебя люблю, чернокрылый.

Маргарита стояла под тёплыми струями душа, прикрыв глаза, и вспоминала умопомрачительные поцелуи драконов. Желание повторить эксперимент, щекоча нервы, спустилось ниже к животу и запорхало воздушными бабочками. Ей даже во сне никогда не снились ласки сразу двух красавчиков, а тут наяву, и каждый целуется так, что ум отключается: инстинкты и фантазии берут верх и ведут в мир нежности и сладких грёз.

И даже встреча со склочной несостоявшейся невестой не омрачила приятных воспоминаний. Тем более дальнейшая прогулка рассеяла мутный осадок на душе. Ухаживания мужа, красивый вид со скалы, тёплые нагретые солнцем валуны. В течение пяти минут слуги через портал доставили изысканные яства.

Больше всего Маргарите понравился нежный мусс, вкус которого напоминал одновременно и виноград, и клубнику. Маргарита ещё раз улыбнулась своим воспоминаниям и, вытираясь мягким полотенцем, подошла к огромному шкафу, с сожалением оглянулась на бассейн, в который раз подумывая, а не поплавать ли ей. Но откинув эту мысль, решительно распахнула створки шкафа.

Сегодня у воинствующей учительницы было два плана: всё же подарить кольцо Теодору и после этого провести с ним «свою» первую брачную ночь. Желание, проснувшееся от жарких поцелуев, весь день будоражило хозяйку и требовало разрядки.

— Так, это не подойдёт. А это что за розовый ужас? — бормотала Маргарита, перебирая вещи, висевшие в шкафу. Поняв, что тут только одежда для сна, она выбрала ансамбль, купленный ею накануне, шёлковую сорочку и пеньюар насыщенного шоколадного цвета.

Ещё раз критически осмотрев себя в зеркало, она взялась за ручку двери, а, приоткрыв, услышала мужские голоса.

— Что ты тычешь мне этой картой в лицо, я её хорошо видел и знаю, что дорога лежит только через лес.

— Теодор, ты же прекрасно слышал, что тебе рассказала Марго Джиллиан! Она точно видела коринов, её сон был не просто кошмаром, а предвидением. Они ждут именно двух драконов и девушку, а кто собирается в пустыню? И вам не миновать Чёрный лес.

— Миновать, у меня есть одна мысль…

— Поделись, мой наивный друг. Если старый дракон сказал, что не пользоваться кристаллами, то ни один кристалл тебя не перенесёт в пустыню. А если вдруг и перенесёт, то ты этим только вызовешь гнев первого дракона. Или ты не хочешь пробудить вторую ипостась Марго?

— Я не буду использовать кристалл и не собираюсь переноситься в пустыню. Вот, смотри,

— Марго услышала шорох свитка, а затем тихий смех хранителя.

— Ты думаешь, это древнее заклинание перенесёт вас через лес? Ошибись только в одном слове — и вас закинет в соседнее государство! Хорошо, если туда, а если в море улетите?

— Я его уже испробовал. Или ты думаешь, что я стану рисковать женой? Всё прошло просто великолепно. Первый дракон запретов на заклинания не давал. Да и я не последний маг в империи, всё пройдёт, как я задумал. А теперь, уважаемый Чаруш, оставь нас, мы отдыхать будем. Завтра сборы в дальнюю дорогу.

— Ну-ну, отдыхать. — вновь послышался смех огненного дракона.

Марго облокотилась на дверь и задумалась: «Всё же существует этот Чёрный лес. Сон был и сном, и предупреждением. Я должна всё узнать у Чаруша. Завтра утром выпытаю все подробности разговора между ним и моим мужем».

Мысли о муже вновь захватили Маргариту в плен. Улыбнувшись и смахнув несуществующую пылинку с одежды, девушка распахнула дверь.

Глава 19. Страстный ужин


— Почему Вы так говорите, будто у неё их сотни?

— А чё, первый он у неё, что ль? Не шестнадцать, поди, ей!

— Не 16! И не первый. А если это любовь, Надя?

«Любовь и голуби»

«Вот ведь засада: пока мылась в душе, в голове гуляли шальные мысли, а сейчас, когда я смотрю на Теодора, меня начали терзать сомнения. Как в этом мире положено: может ли жена сама подойти к мужу и соблазнить его? Не считается ли это вульгарным? Ну, хорошо: я подойду, попытаюсь соблазнить, а что, если попытка будет удачной? Что дальше? Он же будет считать, что я его безумно люблю! А я не люблю, я просто уже забыла, как выглядит настоящий мужчина, у меня отношения были… а когда они были?! Примерно полгода назад наш физрук разлюбезный ко мне и охладел, а я глупая всё лелеяла надежду, что он одумается, вернётся ко мне, поэтому и согласилась на поход в лесные дебри. Лучше бы дома сидела, телевизор смотрела и тортик пекла для себя любимой. Сейчас вот стой тут перед самым красивым мужчиной, который меня когда-либо любил и пускай слюни, думая: подойти или нет», — Маргарита от мысленных терзаний прикусила ноготь.

— Марго, ты проголодалась? Организовать поздний ужин в спальню?

В голове соблазнительницы вспыхнула «умная лампочка».

— Теодор, — Маргарита понизила голос и напустила бархата. — Я сама организую ужин. Ты наверно очень устал и хочешь принять душ, не откажи жене в капризе, тем более, что я ещё не вручила тебе подарок.

В глазах мужчины вспыхнули искорки надежды.

— Да, конечно, через минуту тут будут слуги, закажи всё, что твоей душе угодно, а я очень быстро в душ.

— Не торопись, тщательно подготовься, — Маргарита прижала руку ко рту, пытаясь остановить слова, но вылетевшего воробья не поймать. На удивлённо-воодушевлённый взгляд девушка не нашла ответить ничего умнее, чем: — Ну. к получению подарка, — и, закрыв рукой глаза, махнула в сторону дракона: — Иди уже.

— Я мигом, ты и не успеешь заметить моего отсутствия, — дверь за драконом громко захлопнулась, но Марго ясно расслышала громкий рык, донёсшийся из душевой.

Стол накрыли на удивление быстро, всё, что заказала хозяйка, было доставлено.

— Госпожа, что такое креветки, повар не знает, поэтому на свой вкус заменил морским деликатесом «критос», — слуга поднял крышку с тарелки, откуда на Марго смотрели красиво уложенные креветки. — Игристое вино принесли из погреба хозяина. Я очень надеюсь, что он дал вам разрешение взять его, а не то всё может кончиться очень плачевно, это его личная коллекция.

— Спасибо, за пояснение, вы свободны, — девушка посмотрела на бутыль и решила не возвращать вино в погреб, подумав: «Вот и проверим, как он отреагирует, что всё его стало нашим».

В который раз поменяв позу в кресле, Марго с нетерпением посмотрела на дверь, вновь встала, прошлась вокруг стола и потрогала коробочку с кольцами.

Дверь ванной комнаты бесшумно открылась и в проёме показалась высокая фигура Теодора.

Маргарита заворожённо посмотрела на мужа. Его мокрые тёмные волосы волнами были зачёсаны назад, халат, завязанный на толстый пояс, к верху расходился V-образным вырезом, открывая вид на грудь, покрытую чёрными кудряшками.

— Не знала, что у тебя есть халат такого же цвета, как мой пеньюар, — произнесла Марго, заглядевшись на Тео, и подняла два бокала. — Я попросила слуг принести вино из твоих личных запасов, ты не против? — она пристально посмотрела в глаза мужчине.

Дракон направился в сторону жены походкой «охотящегося льва», мягко ступая по толстому ковру.

— Нет, моя дорогая, не против.

«Смотри-ка, ни один мускул не дрогнул на лице. Может, соврали слуги насчёт вина?»

— Но оно из твоей личной коллекции, — Марго сделала последнюю попытку вывести мужа на эмоции.

— Марго, хочешь, я подарю тебе свою сокровищницу? Для тебя ничего не жалко, мы с тобой одна душа и тело.

— Не нужно сокровищницу, — смутилась молодая жена и подала бокал Тео.

Отпив прилично из бокала, Маргарита протянула коробочку Теодору.

— В моём мире принято, что мужчина просит руки девушки и надевает на безымянный палец кольцо, а девушка, если согласна выйти замуж, то же самое проделывает в ответ. Я купила тебе, себе и второму мужу в подарок кольца. Примешь ли ты кольцо?

— Нет, подожди, давай сделаем всё по правилам твоего мира, — Теодор открыл коробочку, посмотрел на кольца и произнёс: — Дорогая моя, единственная Марго Джиллиан Дороти из клана Огненных крыльев, согласна ли ты стать моей женой и принять от меня это кольцо?

Прежде, чем хорошенько подумать над ответом, Маргарита выпалила:

— Согласна! Я согласна быть твоей женой, Теодор, в горе и в радости, в богатстве и бедности!

Удивлённый, восхищённый и ошеломлённый словами девушки мужчина дрожащей рукой надел кольцо на безымянный палец своей избранницы.

Довольная Маргарита окольцевала мужа и произнесла:

— А теперь брачующиеся должны поцеловаться.

Теодор не заставил себя долго ждать. Сначала поцеловал ладони любимой женщины, затем поднял голову вверх и долгим поцелуем в губы скрепил брачный союз.

Нежно, и в то же время настойчиво Тео ласкал припухшие губы Марго.

Страсть, вспыхнувшая днём, разгоралась в груди девушки с новой силой. Из горла вырвался стон удовольствия.

— А ты знаешь, что твоя верхняя губа похожа на маленький бантик, а нижняя на фруктовую дольку? Ты не против, если я её съем? — тихо шептал мужчина, целуя девушку в нос.

— Не против, — Марго провела руками по оголённой груди мужа. — А у тебя растут кудряшки на груди!

— Откуда, у меня девственно чистая грудь! — рассмеялся дракон и подхватил девушку на руки. — Посмотри мне в глаза, моя избранница, я хочу видеть страсть и желание.

Маргарита с силой сжала лацканы халата мужа и, застонав, подняла взгляд.

— Я вижу огонь в твоих глазах, — выдохнул мужчина и нежно поцеловал губы любимой женщины.

Мысли покинули голову Марго, инстинкты захватили тело девушки в капкан страсти.

Слова остались позади, сильные мужские руки развязали узел пояса. Маргарита одним движением руки скинула пеньюар, оставшись в коротенькой сорочке.

Дракон зарычал и задрал сорочку вверх, оголяя бёдра девушки.

— Ты прекрасна, — мужчина упал на колени, осыпая поцелуями плоский живот, двигаясь всё ниже, к заветному треугольнику.

Марго вцепилась руками в плечи мужчины и пошатнулась. Тео подхватил её на руки и медленно положил на ковёр. Нависнув сверху, отодвинул рассыпавшиеся волосы, посмотрел в бездонные зелёные глаза, шепнул на ухо: «Ты моя!», — и покрыл шею горячими поцелуями, прикусывая зубами кожу.

Кожа запылала под прохладными поцелуями дракона, дрожь возбуждения, словно необузданная стихия, заметалась по телу, ища выхода, заставляя Марго изогнуться под умелыми руками Теодора.

Девушка ладонями подняла лицо мужа и потянулась за поцелуем, губы дракона пьянили, она хотела пить и пить их, в голове билась только одна мысль: «Возьми меня всю, я — твоя».

Ноги сами обвили его бёдра, притягивая ближе желанное тело к источнику наслаждения.

Дракон рыкнул и двумя руками сжал грудь женщины, защемив сосочки, вызвав у любимой лавину стонов. Погладив живот, он резко ввёл палец во влажное лоно женщины.

— Марго, я больше не могу сдерживаться…

Женщина облизнула губы, и раздвинула ноги, чуть согнув в колене.

— О, да, моя страстная драконница, — мужчина закинул ноги любимой себе на спину и резко вошёл на полную длину члена.

Руки Марго гладили спину, шею, грудь Теодора, исследуя каждый сантиметр накачанного тела, из горла вырвался стон страсти, и, чем быстрее двигался Тео, тем громче и сильнее становились крики девушки.

Находясь на пике наслаждения, Тео лишь на мгновение притронулся рукой к клитору девушки, как та, будто ждавшая этого момента, взорвалась мощным оргазмом. Не ожидавший такой бурной реакции мужчина не выдержал, громко застонал и последовал за женщиной, в последний раз насадив её на себя.

Ещё долго он не отпускал её от себя, с силой прижав к своему телу, и нежно целуя затылок.

— Я люблю тебя, мой цветок, моя Маргарита! Переверну материки, осушу океаны, но найду твоего дракона, верь мне, моя единственная, моя душа!

Глава 20. Магические машины


«Всё началось с того, что я огляделся по сторонам и, не увидев автомобиля своей мечты, решил сконструировать его сам»

Фердинанд Порше

— Маргарита, что это за список? — кричал из кабинета дракон. — Для чего нам аптечка, палатка, верёвки, спальные мешки и прямо-таки годовой запас еды? Мы не в военный поход собираемся, а в сокровищницу к дракону.

— Как же не в поход, видела я карту, — ворчала девушка. И добавила погромче, чтобы услышал муж: — В путешествии всякое может произойти: колесо у кареты сломается или заблудимся, да много что может случиться.

— Не говори глупостей! И почему сразу карета? Мы живём в продвинутом магическом мире, поедем по оживлённой дороге на машине, заезжая и ночуя в приличных гостиницах. И, если верить карте, то лес нам встретится единожды, мы его преодолеем за несколько часов. А за ним будет небольшой город, так что зря ты так стараешься, но я всё равно тебе благодарен за то, что ты так близко к сердцу приняла подготовку к отъезду. Отдохни, милая, я всё беру на себя.

— Но в пути мы будем больше недели, судя по карте. Берём всё, что перечислено в списке или я никуда не поеду!

Теодор подошёл к шкафу, из которого торчала приятная пятая точка его любимой жены, так и манящая или шлёпнуть или поцеловать.

Что незамедлительно и проделал дракон.

Маргарита, взвизгнув, выпрямилась, и счастливый муж получил ощутимый толчок по подбородку от пострадавшей попы.

— Ах так, ты ещё и кусаешься, — засмеявшись, девушка повалила Тео на пол, уселась ему на живот и оставила несколько укусов на груди довольного дракона. — Ответная атака озверевших вампиров, дракон повержен воинственной и голодной девой.

Дракон извернулся и подмял под себя Марго, посмотрел избраннице в глаза и приблизил губы для поцелуя.

— Нет-нет-нет-нет, — отталкивая Теодора, затараторила девушка. — Берёшь всё, что я написала в списке или поцелуев не видать тебе, дорогой, до самой сокровищницы, — Маргарита облизнула языком свои губы.

Мужчина изобразил на лице муки тяжёлого выбора и кивнул головой:

— Твоя взяла, шантажистка! Вызови мажордома, передай ему список, он всё соберёт. Так и быть, выделю одну пространственную суму под твои капризы. Кодом для открытия сумки будет пароль: «Вьющая верёвки». А теперь отдавай мои поцелуи, дорогая жена, — словно голодный тигр, он набросился на губы любимой.

Языки сплелись воедино, но, страстный поцелуй, готовый перейти в нечто большее, был прерван громким стуком в дверь.

Молодожёны подскочили. Марго, смеясь, поправила платье, пытаясь выровнять дыхание, выхватила из рук мужа помятый список, и побежала открывать дверь.

— Теодор… — позвала Маргарита, смотря в глаза пришедшему. — Это к тебе, твой деловой партнёр, — девушка наклонила голову, изображая вежливый поклон, и попыталась проскользнуть мимо Рональда.

— Подожди, Джиллиан, — ухватив за руку обиженную девушку, Рональд попытался объясниться. — Ты можешь злиться на меня за то недоразумение, произошедшее на скале, твоё право, но дай сказать.

Подошедший Тео обнял жену и жестом пригласил Рона в комнату.

— Я поговорил с Амели и надеюсь, что она всё поняла. По крайней мере, сегодня утром её уже не было в замке, — чернокрылый сел в кресло. — Она оставила мне извинения, на кристалле, если хочешь, могу его воспроизвести. Только не отталкивай меня, Джиллиан, ты мне нужна, как воздух! Только о тебе одной я думаю весь день, работать не могу, спать не могу, — он сложил руки в молящем жесте.

Маргарита задумчиво посмотрела на свои руки без маникюра и спросила:

— А что у вас за бизнес, господа, претендующие на мою руку и сердце? А то вдруг вы финансово несостоятельные, а я невеста видная, капризная, разборчивая, — в глазах девушки заиграли смешинки.

— Мы производим живые машины, — выдохнул и расслабил спину Рон, увидев, что Джилл больше не злится.

— Как это живые? Я о таких не слышала, расскажите подробнее.

— О, они великолепны, каждая — шедевр, — молодой человек вынул из кармана кристалл и кодовым словом вошёл систему, напоминающую «интернет».

Над кристаллом возникло изображение машины, но какой! Марго от восхищения воскликнула: «Какая красота», — и потянулась за кристаллом.

Машина одновременно была похожа на машины с Земли, и не похожа. Капот напоминал морду чёрной пантеры, вместо решётки радиатора была пасть, скалящая зубы. Глаза выступали в роли фар, а подёргивающиеся и светящиеся усы напомнили поворотники.

— Ух ты, я вижу, как у неё шевелится хвост! — восторженно произнесла Марго. — А капот открывается?

— Нет, капот у такой модели не открывается, — засмеялся муж. — Машина создана при помощи магии, наделена зачатками сознания, она пройдёт по любой местности, ибо является трансформером. По дороге двигается на колёсах, по лесной и горной местности на лапах.

— Трясёт наверно сильно? — представив скачки по пересечённой местности, спросила девушка. — А только таких животных производите?

— Нет, не трясёт. Это магия, Марго, с помощью неё можно сделать многое. Не заметишь, как машина переместит тебя через лес, горы, а есть модели, что и через реку перенесут и даже подводный мир покажут. На какое животное будет похожа машина, заказчик выбирает на свой вкус. Вот только птиц пока не научились имитировать, в воздух наши модели не поднимаются. Не отнимают хлеб у драконов-таксистов и других магиков.

— А вживую можно посмотреть? — глаза девушки горели огнём познания.

— Конечно, любопытная моя девочка, тебе подарю любую модель — выбирай. Амфибию не советую, они на земле более медлительные, — произнёс Тео, увидев, с каким интересом Марго рассматривала машину, похожую на крокодила.

— Вот это зубы!

— Да, в момент опасности любая машина должна встать на защиту пассажиров.

— А на чём ещё передвигаются в вашем мире?

— Заказываю показ машин, едущих по улицам города, — скомандовал местному интернету Тео.

Перед глазами удивлённой девушки замелькали всевозможные модели, и даже невозможные.

— А как эта машина без колёс едет? — пальчик обвёл изображение аппарата, похожего на яйцо.

— Она летит на магической тяге, не касаясь земли. Такие модели медлительные, подходят только для города.

— Так это же ступа! — Марго не удержалась и ткнула в изображение, увеличив картинку.

— Ой, разве это машина? На таких передвигались лет триста назад наши предки, одноместные, ретро, — пыфнул Тео.

— А для чего вам кареты, если ваши магические изобретения ушли так далеко вперёд? Ух ты, да это же велосипед, хоть что-то знакомое, только колёса слишком широкие, — потирая руки, улыбнулась девушка.

— Кареты по этикету: на бал, например, а велотрессы для удовольствия и развлечения.

— Мне всё больше и больше нравится ваш мир! Не средневековье, как мне показалось в момент прибытия в этот замок, а смесь стилей, времён. Я прямо сейчас готова ехать познавать мир.

— Выбирай машину, вечером отправляемся. А насчёт замка — это моё родовое гнездо, но у меня есть большая квартира в городе, только я редко там бываю.

— Чаруш, а где наше родовое гнездо? И родители Марго?

Драконы разом опустили голову.

— В сильном пожаре погибли и родители, и гнездо, не успели проснуться, я будил… опоили их… кинулся к тебе. Не простой пожар был, магически закольцованный. Пока я тебя выносил, всё было кончено, не успел всех. Прости! — голос Чаруша дрожал.

Пулеш, видя, что её хранителю больно, кинулась к нему, и, сильно обняв, зашептала:

— Ты всё правильно сделал, ты не знал, что пожар так быстро захватит гнездо. Родители не простили бы себя и тебя, если бы ты бросился выносить их, а не ребёнка. Отпусти боль, они смотрят на тебя с драконьих небес и, улыбаясь, благодарят за Марго! — девушка, обняв хранителя, плакала, а мужчины, окружив её с трёх сторон, гладили по голове, рукам и шептали успокаивающие слова.

Маргарита медленно повернулась к Теодору, и с глазами, полными слёз, спросила:

— Это правда, что ты взял деньги, которые предлагал Чаруш, чтобы выдать меня замуж? Теодор громко засмеялся, подхватил девушку за талию и закружил.

— Никогда не слушай сплетен, тем более те, которые разносят склочные девицы. Это я предлагал за тебя деньги хранителю, а он ещё нос воротил, проверял меня. Ты загляни в свой сундук с сокровищами, что я тебе надарил, пока ухаживал!

— Целый сундук! — охнула девушка.

Глава 21. А может, сразу в пустыню?


— Как и все мужчины, Вы самонадеянны. — Как и всем женщинам, Вам это нравится.

Сериал "КГБ в смокинге

— Чаруш, а в нашей сокровищнице есть такой пространственный карман, ну вот такая сумка, в которую можно складывать вещи? — Марго любовалась доставленной из запасников Теодора серой сумкой. — Смотри: входит и выходит, входит и выходит! — Маргарита словно чулок натягивала сумку на руку, веселя хранителя.

— В каждой сокровищнице есть такая, в твоей тоже, — улыбнулся Чаруш.

— Я слышала ваш разговор о Чёрном лесе. Ты считаешь это хорошей затеей — перепрыгнуть через него с помощью древнего заклинания? Я не хочу очутиться под водой, для меня одного раза было достаточно.

— Да, сомнительная затея, но разве его переубедишь? Будем надеяться, что всё пройдёт успешно. А ты знаешь, что он делает всё это только из-за тебя, боится потерять и пытается уберечь от злодеев. Если бы ему одному пришлось идти этим путём, то прямо в лес бы и направился — искать приключений на драконий хвост. Он же воин, не одна победа за его крыльями.

Маргариту передёрнуло: перед её глазами встал жуткий взгляд корина.

— Ну, всё, я перепроверила содержимое сумки по списку, можем отправляться.

В большом каменном зале на полу, по кругу, стояли огромные, в метр высотой, свечи. Высокие серые стены украшали полотна с батальными сценами, причём героями на полотнах были сплошь драконы.

— Марго, нам нужно встать в центр круга. Закрой глаза и расслабься. Перемещение будет быстрым, не заметишь, как сократим путешествие с недели до трёх дней, — уверенно произнёс Теодор.

— Что-то эта затея мне всё меньше и меньше нравится, — Маргарита посмотрела на рядом стоящего Рональда. — А ты точно уверен, что хочешь поехать с нами?

— Уверен! Для того, чтобы ты лучше меня узнала, влюбилась и согласилась быть моей драконницей, я поеду с тобой хоть на край света собирать жухлые морские огурцы. А до них год добираться, если без портала.

Маргарита нежно улыбнулась и пожала руку Рона.

— Чарушик, мне страшно, возьми меня за руку, я никогда не путешествовала таким способом.

Тёплые огненные крылья обняли Марго, успокоив девушку окончательно. Путешественница по мирам закрыла глаза и представила голубое небо. Тихий тягучий голос Теодора, читающий стихотворное заклинание, звал за собой.

— Маргарита, солнце моё жгучее, очнись, девочка! Как же тебя приложило, будь он неладен, этот перенос. Найду Теодора, завяжу ему уши бантиком на хвосте. Чуть не убил мою девочку! Марго, очнись!

— Где он, где мы? — девушка резко села и огляделась, но увидеть ничего не получилось: туман был настолько плотный, что бери нож и нарезай, словно масло на хлеб.

— Очнулась! Наконец-то очнулась, моя кнопочка! Ты как себя чувствуешь, нигде не болит?

— Чаруш, словно наседка, бегал вокруг Марго, то трогая лоб, то поправляя платье. — Я весь испереживался, нас как выбросило тут, так я и не отходил от тебя. Но я точно уверен, что это не лес Чёрной девы, и то хорошо.

— Спасибо тебе за заботу, но нужно сейчас же отправиться на поиски мужа. Вдруг они попали в неприятности, а мы тут прохлаждаемся. А ты не мог бы развеять туман своим огнём?

— Я пробовал, не получилось: магический туман, кем-то специально завьюженный сюда.

Взявшись за руки, они решили двигаться в одну из сторон, выставив вперёд по одной руке и размахивая ими перед собой.

«Только бы не споткнутся, только бы не наткнуться, только бы не упасть», — Марго всё повторяла и повторяла про себя одни и те же слова, словно мантру, пытаясь успокоить нервы.

Не успели они пройти и десяти метров, как послышались крики, лязг металла и знакомые голоса.

— Куда ты тычешь, обходи справа, там тоньше… Да не размахивай ты так мечом, поранишь меня. Попробуй найти у ней болевую точку, разматывай. Да отруби ты ей уже хвост, может тогда получится. Я скоро задохнусь, давай быстрее… Откуда у неё второй хвост отрос? Что ты там рубишь?..

Марго с Чарушем переглянулись и побежали на голоса.

— Тео, Рон, мы идём, держитесь.

— Куда женщине в мужскую драку?! Стой за моей спиной, если там опасность — беги в туман и ложись на землю! — хранитель ворчливо задвинул девушку за свою спину.

— Ну, всё ясно, где мы очутились, — не успев вбежать на поляну, сообщил Чаруш. — Не долетели вы, орлы поднебесные, до Чёрного леса, как раз в лапы кровожадной магической лианы, обитающей в трёх днях от замка, попали! Ну как, она вами ещё не отобедала? Скорее всего, сытая, из вредности решила вас схватить или про запас, — злился хранитель.

Всё, что смогла рассмотреть Марго сквозь туман, так это силуэт мужа в объятьях толстых верёвок.

— Мы справимся, не подходите! — прокричал спелёнатый Теодор.

— Долго будете искать болевую точку у краснопёрой лианы? Ещё немного — и разверзнется пасть. Вон, уже поднимает свою голову. Рональд, да хватит её таскать за хвост, беги к голове, попробуй попасть мечом в подбородок, ну или что там у неё вместо него. Марго, ты куда? Не подходи близко, лиана может учуять тебя, — Чаруш командовал и раздавал указания.

Маргарита испуганно и заворожённо смотрела, как Рональд, играючи, как ей показалось, и практически не прилагая усилий, подпрыгнул вверх, размахнулся широким мечом и одним ударом снёс огромную голову ужасного создания. Та отделилась от туловища и с глухим грохотом покатилась по земле, разнося по округе жуткую вонь. Плотный туман тотчас пропал, будто его и не было.

Маргарита зажала нос руками.

— Ну, так тоже можно было, — произнёс хранитель, переворачивая мёртвую голову ногой. — Да, огромный экземпляр вам попался, если бы не мой опыт, то сожрала бы она тебя, Теодор, и костей не оставила.

Глава 22. Ах, какая поляна…


«До тех пор, пока человек не совладал с желанием, он не совладал ни с чем»

А. Камю

Пасторальная картина милой поляны с красивыми деревьями, ветки которых гнулись от огромного количества спелых плодов, сочной зелёной травой под голубым небом была испорчена огромной кровавой головой лианы, лежащей у ног хранителя.

Ум Марго отказывался верить, что это всё произошло на её глазах. Она никогда не видела более жуткого зрелища. Просмотр фильмов давал защищённость от происходящего с героями по ту сторону экрана. А тут она вживую наблюдала за боем монстра и Рона.

— Всё было под контролем! — бравировал Тео. — Зря ты, хранитель, переживал! Рональд практически победил кровожадную краснопёрую лиану, и тут появились вы. Марго, надеюсь, ты не подумала, что мне грозила серьезная опасность? — мужчина увидел побелевшее лицо родной супруги и бросился к ней.

— Это… это… это же живой цветок, он просто огромен. На земле есть хищные цветы, но они маленькие и питаются насекомыми. Это так страшно, неужели она могла тебя съесть?

— губы девушки подёргивались, на глазах выступили слёзы.

— Ну что ты так распереживалась, — Тео обнял Марго. — Если я правильно понимаю, в вашем мире нет жестокости? Ты не привыкла к этому?

— Жестокости в нашем мире предостаточно, только мы её видим на экране телевизора, по — вашему на кристалле, и глобальные войны проходят в других странах. Зла, ужаса, смерти, голода, даже рабства хватает, но я всего этого в своей стране не видела, жила в небольшом уютном городе.

— Мы поняли и всеми силами постараемся тебя оградить от…

— Как ты её оградишь, Тео, посмотри в какой переплёт мы попали, не успев выйти из замка?

— перебил друга Рональд. — Марго, если такое ещё раз случится, закрывай глаза, хранитель тебя укроет огненными крыльями. Он всегда будет рядом в минуту опасности. А мы с Тео эту опасность обязательно победим, устраним, изничтожим, во славу тебя, нашей роднулечки, — улыбаясь, Рональд загородил ужасную картину, вплотную подойдя к девушке.

И пока он отвлекал разговорами расстроенную Маргариту Семёновну, простую учительницу труда из тихого города, два других представителя рода драконов убирали последствия боя: Чаруш поджёг магическим огнём останки лианы, а Тео магическим холодом превратил огненные всполохи в лёд и рассыпал льдинками по поляне.

— Ух ты, как красиво, летом снег. И часто у вас так бывает? — отодвинув «жениха» в сторону, удивилась девушка.

— Такое нет, Тео постарался для тебя, вот ты и успокоилась, — улыбнулся Рон.

— Спасибо вам, дорогие мои.

— Прибрались немного, можно и в путь-дорогу собираться, — Тео вынул карту из камзола. — Магией пользоваться нельзя, получили уже по полной, а что нам тогда можно? Нет, ну не пешком же идти. Чаруш, ты не знаешь, где ближайшая деревня, город, любой населённый пункт, чтобы купить лошадей или машину?

— Тео, а что с машиной, которую я выбрала? Я думала, мы на ней поедем, даже не придала значения, что перемещаемся без неё.

— Дело в том, что я заранее отправил и машины, и вещи, и даже слуг через портал, в точку, которая за Чёрным лесом. Хотел перехитрить дракона, а получается, перехитрил сам себя. Они ждут нас там, в Белозёрном городе, — виновато посмотрел на жену Теодор. — Конечно, я был не прав, нужно было сразу отправляться на машине, от замка. Приношу извинения всем вам, — дракон чинно поклонился.

— Но есть и плюсы, — Марго решила вступиться за Тео. — Мы за несколько минут преодолели три дня пути, а это уже не мало. Так что ты прощён и возвращён ко двору! Но очень прошу в ближайшем городе нанять машину, а не лошадь, они прекрасные животные, но я никогда на них не сидела, — улыбающаяся женщина поискала глазами поддержки у мужчин и обняла мужа.

Чаруш взял карту в руки и произнёс:

— Двигаемся на запад до ближайшей деревни. Если идти быстро, то часов за десять дойдём. Марго, я откланяюсь, но в любой момент только позови — и я приду.

Первым шёл Рональд. Если требовалось, то он своим широким мечом прорубал дорогу в густых зарослях.

— Тео, — прошептала Марго осматриваясь по сторонам. — А это лес Чёрной девы?

— Нет, — также шёпотом ответил мужчина. — Это простой лес, о котором я тебе говорил ещё дома, а твой сон был просто сном, не придавай ему значения, — попытался успокоить девушку Теодор.

Время шло, а лес не заканчивался. Марго с непривычки выбилась из сил и начала жалеть, что не одела плотный спортивный костюм или хотя бы брюки, поверив мужу, что перемещение будет сразу в город. Ноги начали ныть, спина болеть, а настроение быстро падать.

— Всё, на ближайшей поляне привал, я пойду на охоту, Рон остаётся разводить костёр и ставить шатёр или палатку, что там Марго складировала в суму. Маргарита, я надеюсь, что ты всё взяла по своему замечательному списку?

— Я-то всё взяла, а кто-то сомневался и не хотел выдавать мне вещи по моему замечательному списку, — съехидничала девушка и, довольно улыбаясь, поправила свою сумку. — И на охоту не обязательно, у меня много продуктов в сумке.

— Тут небольшой ручей, так что перепрыгиваем аккуратно, — Рон протянул руку подошедшей Марго.

Девушка осторожно в ответ протянула свою, но, не удержавшись, споткнулась и упала в воду, мужчины бросились поднимать её, больше мешая друг другу, чем помогая, поэтому вымокли все.

Поляна была очень красивой, полной солнечного света и ярких цветов. Мужчины ушли в лес: Теодор — как и обещал, искать дичь, а Рональд отправился собирать хворост, предупредив Марго, что он ровно на пять минут, и попросив её сидеть на пне и разбирать суму.

Маргарита, поёрзав, поняла, что, если не снимет мокрое платье, то или простудится или вконец задубеет, так и не дождавшись костра. Влажное платье еле поддалось, всеми силами цепляясь за мокрое тело. Разложив аккуратно вещи для просушки на ближайшем поваленном стволе, она достала плед и подушку под попу, решив посидеть с удобствами.

Из леса на поляну с вязанкой хвороста вышел Рональд и замер у ближайшего дерева, не в силах отвести взгляд от красивой полуобнажённой Маргариты. Её точёное нежное тело манило мужчину. Не успев ещё чётко этого осознать, он почувствовал тяжесть в паху, желание обладать девушкой захватило не только плоть, но и ум.

«Зачем она так зазывно наклоняется к этому дереву, практически ложится на него, приглашая меня поиграть? Вот бы спустить сейчас её трусики и ворваться в нежную сладкую плоть на всю длину… и насаживать… насаживать…» — Рон застонал, представляя эту картину. Ноги медленно направились в сторону девушки.

— Рон, ты чего делаешь?! — Марго подскочила, выпрямляя спину, плед полетел на траву, а Рональд осознал, что стоит вплотную к девушке и гладит её по ягодицам.

— Какая ты сладкая, Марго, мой ум улетает, как только я рядом с тобой, твой цветочный запах сводит меня с ума, — Рон провёл когтём по шву трусиков, порвав их, и отбросив в сторону.

— Ты мне, конечно, очень нравишься, но я не хотела бы до свадьбы. Рон. — шептала Марго, пытаясь отстраниться от разгорячённого мужчины.

— Я чувствую, что ты тоже хочешь меня, маленькая драконница, — Рональд провёл пальцем по нежным складочкам и затронул клитор. — Расставь ноги пошире, — мужчина проник пальцами во влажное лоно. — Заявляешь, что не хочешь меня, а тело говорит: «Возьми меня, Рон».

Разгорячённый мужчина рывком расстегнул ширинку, его штаны тут же оказались на земле, и в спину девушки упёрся твёрдый член.

— Рон, Рональд, что с тобой, ты чего молчишь и так странно смотришь, с тобой всё хорошо?

— Да, всё хорошо! — Рон перевёл затуманенный взгляд на испуганную девушку, прижимающую плед к груди.

— Я тебя спрашиваю: где будем разводить костёр, а ты стоишь, смотришь и молчишь. Ты меня напугал.

— Замечтался… Ой, нет, задумался, куда хворост скинуть… — дракон понял, что всё произошедшее было лишь его мечтами и расстроился. — Сейчас разведу огонь, согреешься и платье высушишь.

Глава 23. Нежные признания


«Я не безнадёжный романтик. Ни в коем случае не позволяла себе это. Но как только поняла, пусть на мгновение, каково быть с тобой… Ты меня обрёк на муки, я теперь не согласна на меньшее!»

"Меняющие реальность"

— Рональд, почему ты так на меня смотришь? Я смущаюсь, и не к месту вспоминаю свою оплошность, — Марго глубоко вздохнула, заставив дракона приковать свой взгляд к двум идеальным (по его личному мнению) грудям.

Не выдержав напряжения, дракон зарычал, изменил ипостась, полыхнул огнём в сложенные шалашиком дрова и резко взмыл вверх. Сделав круг над поляной, он медленно опустился на землю перед Марго.

Девушка испуганно попятилась от приближающегося исполина:

— Рон, что ты наделал, опасности нет, а ты драконом.

Дракон молча приблизил морду к девушке, её обдало тёплым дыханием.

— Какие у тебя красивые бездонные глаза, а ресницы. — Маргарита протянула руку к чёрной щеке и погладила её. — Я думала, что кожа будет жёсткая. Чешуйки так плотно прилегают друг к другу, что начинает казаться, будто ведёшь рукой по шёлку, — пальчики заскользили по изгибу правой скулы чернокрылого.

Дракон оскалился и поднял голову, а Марго от неожиданности села на пень.

Рональд долгую минуту молча смотрел в глаза девушки, потом раскрыл крыло и засунул под него голову.

— Э-э-э, ты только не засыпай, ты чего? Нужно ещё поужинать, — Маргарита уже хотела его потормошить, но он резко вынул голову из-под крыла.

Во рту дракона, вися на клыке, что-то поблёскивало. Рональд сел, а затем подвернул под себя передние ноги, медленно опустил голову к плечам девушки и раскрыл пасть.

Марго охнула: на клыке раскачивался кулон в виде сердца. Девушка плохо разбиралась в драгоценностях, но ей показалось, что этот невероятного размера камень — рубин. Она сняла его и поднесла поближе к глазам. Присмотревшись, увидела, что внутри камня переливается, искря, магия.

— Это мне? Ты хочешь подарить это сердце мне? — волна умиления захватила девушку в романтический плен. Её собственное сердечко сильно забилось, руки прижали подарок к груди. — Я буду носить этот кулон близко к сердцу! Спасибо тебе, дорогой Рон! — она тут же застегнула цепочку на шее, засмотрелась на переливающийся кулон и не заметила, как оказалась в руках довольного мужчины.

Рональд кружил её по поляне, держа на вытянутых руках, смотрел прямо в глаза и, смеясь, кричал в небо, что теперь она официально его невеста.

Его заразительный смех сначала вызвал улыбку на лице девушки, а затем и ответный хохот. Она запрокинула голову вверх, раскинула руки в стороны и закричала:

— Кружи, кружи меня, мой дракон! Я лечу, я птица, я маленькое облако! — девушка не заметила, как её руки начали светиться тёплым оранжевым цветом, волосы из тёмно-рыжих превратились в огненно-рыжие, и мелкие искорки огня вылетели из кончиков пальцев, подпалив траву.

Рональд притянул девушку к себе и губы в губы спросил:

— Марго Джиллиан Дороти из клана Огненных крыльев, согласна ли ты принять моё сердце и стать моей невестой, а впоследствии женой?

— Неужели я до такой степени тебе приглянулась, что ты, практически не зная меня, зовёшь замуж?

— Моего дракона не обмануть, он видит душу, а она у тебя светлая, красивая, незапятнанная грязными мыслями и делами. Такую, как ты, хочется любить, носить на руках, совершать героические подвиги, прославляя твоё имя. Я хочу от тебя маленьких дракончиков, прекрасная дева. Не отказывай мне, иначе моё сердце разобьётся на миллионы осколков и уже никогда не будет собрано. Ты мой воздух, без тебя я забуду, как дышать, Марго! — голос Рональда затих, и губы потянулись за сладким поцелуем.

Маргарита закрыла глаза, её щёки пылали, словно алые маки. Таких нежных, страстных, красивых и зовущих за собой слов ей никто и никогда не говорил.

— Нужна, как воздух… — Маргарита тихо повторила его слова, посмотрела в глаза мужчине и медленно кивнула. — Я согласна стать твоей невестой, Рональд, — девушка обняла жениха за шею и нежно поцеловала, скрепляя соглашение.

От оглушающего драконьего победного рыка с ближайших деревьев взлетели испуганные птицы.

— Отпусти, тебе наверно тяжело держать меня на весу, да и мне неудобно, я в одном нижнем белье, мне бы прикрыться.

— Маргарита, твоё тело не нуждается в одежде, я готов вечно носить тебя на руках и любоваться твоими изгибами, — улыбнулся мужчина и поцеловал шею избранницы.

Тонкий слух дракона уловил шорох, Рон сгруппировался. Маргарита не успела пикнуть, как оказалась укутанной в плед позади мужчины.

Шорох усилился, и на поляну вышла целая делегация.

Марго не удержалась и выглянула из-за плеча Рона. На поляне стояло не менее десяти представителей неизвестного девушке народа. Они были меньше гномов, изящные, словно феи, но без крыльев.

Вперёд выступил мужчина благообразной внешности с абсолютно белыми волосами:

— Дети народа драконов, мы бесконечно благодарны вам за освобождение нашего дома от кровожадной магической лианы! Её щупальца раскинулись по всему лесу, а сама она занимала самую солнечную и большую поляну. Жители леса стенали от её гнёта, если она не могла поймать мимо пролетающих птиц или магических животных, то пыталась охотиться на нас, не давая спокойно жить и ухаживать за домом, за нашим лесом. За вашу доблесть прошу принять от нас дары и пройти на гостевую поляну, где мы примем вас, как самых дорогих гостей, которых когда-либо принимал народ лесных мальт!

Представители маленького народа низко поклонились и стали ожидать ответа.

— Рон, а кто такие мальты? Это гномы? — зашептала Марго тихо на ухо дракону.

— Нет, это не гномы, у них нет бороды, и они намного меньше горного народа. Это духи леса, родившиеся вместе с первыми деревьями. Деревья-гиганты спрятаны магическим пологом от чужих глаз, и они приглашают нас туда — первых магиков, кто когда-либо там был.

В этот момент на поляну вышел Теодор, державший в руках несколько куропаток.

Осмотрев поляну и поняв, что опасности от маленького народа не исходит, он подошёл к паре обручённых.

Глава 24. Душевный приём


«Благодарность — долг, который надо оплатить, но который никто не имеет права ожидать»

Ж. Руссо.

Поляна поражала своими размерами. Собственно, её и поляной-то с трудом можно было называть: перед глазами Марго развернулся целый город. Деревья-исполины кронами терялись в облаках, на ветках и в стволах виднелись распахнутые настежь окна. Девушка даже представила, как небольшой лифт поднимается внутри ствола, развозя после трудового дня маленький народец по их деревянным квартирам. Тёмно — зелёные листья обрамляли каждое окошко, даря тень квартирам.

— Сказка… — не веря своим глазам, шептала Маргарита, теребя за рукав мужа. — Я никогда не видела такой красоты. Вот бы побывать внутри.

— Прошу пройти на главную площадь, уважаемые гости, — перед троицей из воздуха возник лесной мальт, поправил ливрею и поклонился. — Вас ожидает старейшина народа, подарки и праздничный обед в вашу честь.

Драконы двинулись вперёд по ухоженным улочкам.

— Прошу обратить внимание: справа от вас проходит выставка редких цветов империи, выращенных нашими непревзойдёнными магами-садоводами. По окончании выставки цветы будут занормалены и отправлены к монаршему двору в подарок от нашего народа. Руками прошу не трогать, цветы очень нежные и не выносят прикосновений, — Марго смущённо убрала руку за спину.

— Что такое «занормалены»? — ещё больше смущаясь, спросила девушка.

— Это значит, что для цветов время будет магически остановлено, они сохранят свой цветущий вид и запах примерно на год, то есть до следующей выставки. Так происходит из года в год.

Не успели гости попасть на площадь, как со всех сторон послышались громкие крики восхищения. Складывалось ощущение, будто весь народ лесных мальт вышел поприветствовать героев. Всем хотелось воочию увидеть тех, кто избавил их от страшной беды, не дававшей спокойно жить, растить детей, ухаживать за любимым детищем: лесом, да и просто вести торговые отношения с внешним миром.

За главным столом восседала троица старейшин: милая женщина и два прекрасных мужчины. Один из них поднялся из-за стола и произнёс приветственную речь, в которой ещё раз поблагодарил драконов за освобождение народа от гнёта. После его слов в центр одного из столов были выставлены: сундук с монетами, отрез неизвестной Марго ткани (та искрила и переливалась, словно радуга). Внешне ткань совершенно не впечатлила девушку, не любила Маргарита такие кричащие цвета. А вот драконы ахнули, и Тео, толкая в бок Рона, тихо произнёс:

— Антимагическая ткань.

И, уже обращаясь к жене, пояснил:

— Вещи из этой ткани поглощают магию, обращённую против её носителя. Редкий и дорогой подарок, нам выпала огромная честь получить его от самих создателей.

После взаимных поклонов и расшаркиваний, гостей усадили рядом со старейшинами за стол.

Маргарита про себя улыбалась: она чувствовала себя Гулливером в стране лилипутов. Специально для гостей столы были увеличены в размерах, как и стулья. Чтобы не обидеть принимающую сторону, девушка стоически себя сдерживала и вежливо улыбалась.

— Ах, какой у вас прекрасный цвет волос, госпожа, цвет огня, — к девушке обратилась жена глав деревни. — Вы очень красивы, платье, преподнесённое нашими рукодельницами, прекрасно сидит.

— Спасибо, платье и правда великолепное, невесомое, словно сшито из воздуха.

— Вы почти угадали, оно сшито из лепестков воздушных лилий, — улыбнулась та и, увидев удивление на лице девушки, пояснила: — Не беспокойтесь, оно занормалено и не потеряет своего вида, но стирка ему противопоказана.

— А теперь танцы! — выкрикнул старейшина и за столами, отложив приборы, все затихли.

Начиналось волшебство, Марго замерла, боясь пропустить хотя бы частичку сказки.

Величественные кроны деревьев зашевелились и, наклоняясь, друг к другу, образовали огромный плотный купол из листьев. На поляне потемнело, солнечные лучи перестали проникать сквозь зелень. Со всех сторон загорелись маленькие огоньки. Присмотревшись, девушка поняла, что это тысячи ярких светлячков образовали над головами сидящих звёздную карту, дав тёплый жёлтый свет и тем самым добавив поляне романтики. Тихий вздох прошёл по рядам.

Столы магически, вместе со стульями, разъехались, образовав пустой круг, позади сидящих послышалась музыка, а с ближайшего дерева спорхнули музыканты: в руках каждой из фей пели инструменты: скрипки, гитары, арфы, дудочки и колокольчики.

— Феи, настоящие феи!

— Разрешите вас пригласить, любезная Маргарита, окажите честь вашему мужу, подарив первый танец.

Девушка вложила ладонь в горячую руку Теодора, и они первые выпорхнули на танцевальную поляну.

Тёплые чувства захлестнули девушку. Кружиться в объятьях Тео, чувствовать его крепкие руки на талии, смотреть на его красивое лицо и утопать во взгляде голубых глаз…

— Теодор, тебя что-то беспокоит, твои глаза не улыбаются.

— Я заметил на твоей шее сердце. Ты приняла сердце дракона. Марго. Я думаю, что Рональд не сказал, что это означает?

— Сказал, — Марго положила голову на плечо мужа. — Теперь он мой жених, Теодор, я согласилась на его предложение руки и сердца.

— Но он не сказал тебе самого главного, Маргарита.

— Сказал, Теодор, я всё ей сказал, — рядом оказался Рон. — Все слова любви она услышала, не нужно ревновать меня, Тео.

Теодор остановился и долгим взглядом посмотрел на Рональда, тот покачал головой.

— Я ничего не понимаю, что за недомолвки? Я что — то не так сделала, нельзя было принимать сердце? Теодор, поясни мне, — Марго понимала, что дело тут совсем не в ревности, но в чём тогда?

— Только после того, как примешь и моё сердце, душа моя, — драконы и не заметили, как стихла и музыка, и разговоры, маленький народ затаив дыхание ждал ответа Марго.

На вытянутой руке Теодора лежало и искрило синее сердце, переливаясь, словно большой кристалл.

— Я согласна принять твоё сердце, мой муж… — девушка наклонила голову, оголяя шею. Мужчина застегнул замочек и поправил кулон.

— Спасибо тебе, мой маленький дракончик, я не подведу, и всегда буду рядом.

В тишине раздался голос старейшины мальт:

— Я как старейшина рода, призываю магию и становлюсь свидетелем таинства обмена магией между тремя драконами: Теодором, Рональдом и Марго.

И только затихло последнее слово, как сквозь кроны деревьев пронеслось три вихря. Покружив над головами танцующих, они ринулись к драконам, окутав тех коконами. Марго с удивлением заметила, как на её плечо опустилось изображение огненного феникса, которое обняло крыльями руку девушки и замерло, хвостом обвив предплечье.

Счастливые крики раздались со всех сторон, и музыка зазвучала громче прежнего.

Довольные мужчины продемонстрировали девушке такие же татуировки, закатав рукав.

— По магическим законам мы стали твоими мужьями, обменявшись не просто магией, ты приняла наши сердца.

— Вы не против отойти и объясниться? Я совершенно запуталась, я же уже замужем.

Трио проводили в уединённую беседку и оставили одних.

— Я слушаю вас, дорогие мужья. Без меня меня женили называется. И про сердца поподробнее.

— Есть два вида свадеб. Одна из них простая, женихи и невеста в храме произносят клятвы, магия влюблённых смешивается, и священнослужитель объявляет трио мужьями и женой. А есть древний обряд обмена сердец, — Тео замялся.

— Ну не томи, что мы сейчас сделали, то есть что я сделала, приняв ваши сердца?

— Это не просто сердца, это сердца с нашей магией, если их не станет, мы перестанем быть драконами. Будем доживать свой век простыми людьми, — Рональд перебил Тео и попытался поцеловать руку жены.

— И это всё, Тео? Тогда сердца нужно убрать в сейф, а сейф в сокровищницу! Это такая ответственность — носить на шее вашу магию, а вдруг их украдут?

— Не всё, Рональд, не всё! — Тео гневно посмотрел на второго мужа. — То, что он сейчас тебе сказал, неправда. Сердца не могут украсть, разбить, их скоро не станет видно на твоей прекрасной шее. Дело в том, если ты погибнешь, уйдешь за грань, то и мы отправимся за тобой.

Марго посмотрела на мужчин, и, поняв, какую глупость сделала, осела на скамейку.

Глава 25. Первая ночь для троих


«Может быть, секс — просто предлог, чтобы глубже заглянуть в чужие глаза?»

Дуглас Коупленд

После долгих объяснений и увещеваний, что ничего страшного не произойдёт, магия проснулась, поэтому скоро дракон будет разбужен, и будет жить трио долго и счастливо, Маргарита успокоилась и согласилась вернуться на праздник.

Но там их ждал ещё один сюрприз: старейшины в честь свадьбы подготовили гостевой дом для молодожёнов, куда с почестями их и проводили, раздавая мужчинам ценные указания о первой брачной ночи, чем ввели Марго в шок, заставив сильно покраснеть.

Домик был деревянный, красиво убранный цветами и шёлковыми тканями. В единственной комнате стояла огромная кровать под балдахином.

Так как Марго приняла душ ранее, когда её наряжали белошвейки, то теперь, присев на краешек кровати, ждала, когда Рон и Тео выйдут из ванной.

— А зачем вы оделись? — удивлённо произнесла девушка вышедшим мужчинам.

— Чтобы быть с тобой наравне и не смущать тебя, начнём с главного.

— С чего? С главного? — растерялась девушка.

— С поцелуев, конечно, — засмеялся Тео.

Рональд сбросил камзол и остался в шёлковой рубашке. Марго вскинула глаза: дракон был гораздо выше жены, и её взгляд непроизвольно сканировал мощную грудь. Ресницы, словно бабочки, затрепетали, желание волнами начинало разливаться по животу, но девушке всё ещё было неловко. Она пыталась, но не могла сбросить с себя оковы морали, которые с детства вбивали ей в голову: муж один и на всю жизнь. А тут, в этом мире, другая норма…

Мысли девушки прервал лёгкий вздох возле уха:

— Маргарита, что ты чувствуешь, когда рядом с тобой два твоих мужа, которые желают тебя?

Она покраснела от провокационного вопроса и, прикрыв глаза, глубоко вздохнула:

— Я. мне страшно… стыдно. но я хочу вас… — её тихий шёпот был еле слышен.

— Громче, скажи это громче, — Тео нежно укусил Марго за ушко, заставив её издать негромкий стон.

Она сильно зажмурила глаза и прикусила нижнюю губу.

— Чего именно ты хочешь, Маргарита? — хрипло спросил этот мучитель, лаская языком и лёгкими покусываниями нежную кожу за ушком.

Девушка распахнула глаза, полные желания, и, посмотрев прямо в глаза Рональду, громко произнесла:

— Я хочу. хочу вас. Я хочу стать вашей.

Рональд улыбнулся и, подхватив девушку на руки, отнёс в постель. Медленно положил на шёлковые простыни и расстегнул верхнюю пуговицу своей рубашки.

Тео прилёг ближе к изголовью кровати.

— Я сама. — Маргарита протянула руки и начала теребить маленькие перламутровые диски, с трудом вынимая их из петлиц непослушными пальцами. Её губы несмело ласкали каждый сантиметр оголившейся кожи, лишая мужчину терпения.

Рон рыкнул и, не вытерпев, скинул рубашку через голову.

Тео тем временем снял с жены платье, покрывая поцелуями её спину.

— Маргарита, посмотри на меня. — Теодор, нежно придерживая пальцами подбородок девушки, развернул её к себе и смял в жарком поцелуе губы жены, заставив ту изогнуться навстречу возбуждённому Рональду.

Хриплые стоны мужчин смешались в её сознании. В розовом тумане возбуждения Маргарита уже с трудом различала, чьи смелые руки скользят по её телу, чей ненасытный рот терзает ставшей чувствительной грудь, успевая только стонать и изгибаться от нестерпимого удовольствия.

— Как долго я этого ждал, моя любимая танцовщица! — водя пальцами по розовым соскам и пощипывая их, произнёс Рон, заставив Марго застонать прямо в губы Тео.

Безжалостно сладкие поцелуи Рона опускались всё ниже, рассылая колкие мурашки от горячих влажных касаний к животу, от скольжения мягких губ всё ниже, пока они как будто невзначай мазнули по опухшему от желания клитору. Маргарита вскрикнула, но этот звук утонул в рыке Тео, который продолжал терзать её рот, имитируя языком то, к чему они трое стремились.

— Пожалуйста. пожалуйста. — всхлипывала Марго, не в силах выносить эту изощрённую пытку. Ей уже было мало поцелуев, недостаточно обещаний, они были нужны ей оба, в ней.

Здесь и сейчас значение имели только эти мужчины, подарившие ей сердца и навсегда похитившие её.

Горячий язык Рона издевательски медленно скользнул между влажных створок, безошибочно находя ту точку, что едва не отправила её за грань удовольствия.

— Какая ты сладкая. Моя, — прорычал он, заставляя вскрикнуть от яркости ощущений.

— Твоя… ваша! Прошу… — кричала она, царапая плечи Тео, отчего дракон лишь сильнее заводился.

Резкий рывок — и Маргарита стоит на коленях, чувствуя, как в её истекающее влагой естество проникает большой, каменно-твёрдый член Рона. Медленно, но неотвратимо он заполнял её собой, нажимая на такие чувствительные точки, о существовании которых Марго и не подозревала. Первый осторожный толчок и их общий стон. Глаза Тео, полные жажды и удовольствия от того, что он видит, лишь усилили её наслаждение. Желая разделить его с ним, девушка сама потянулась к возбуждённому органу Тео, накрывая его губами.

Сдавленные хриплый стоны Тео вторили влажным шлепкам плоти и рыкам Рона. Марго не удавалось сосредоточиться на каком-то одном ощущении, её почти разрывало от подступающей разрядки и желания подарить удовольствие Теодору. Его ствол уже практически звенел от напряжения, а перевитые крепкими мышцами бёдра дёргались от близящегося оргазма, но всё же она скользнула за эту грань первой.

Слепящее наслаждение взорвало её на мириады звёзд, что вспыхивали и гасли внутри сознания девушки. Вибрация от её крика стало последней каплей для Тео, как и для Рона хаотичное сокращение узкой шелковистой плоти вокруг его каменного члена.

Их совместный хриплый крик слышали, наверное, во всём поселении, но трио до этого не было никакого дела.

Им было слишком хорошо, чтобы думать, сомневаться или даже просто двигаться. Некоторое время они просто загнанно дышали, приходя в себя.

— Я не могла даже представить, что может быть так хорошо, — призналась Марго, обессилевшая от наслаждения.

— Будет ещё лучше, моя драконница, — сказал Тео

— Наша, — вторил ему Рон.

Маргарита сквозь пелену слышала голоса мужей, которые мягко укладывали её на подушки, но морфей уже забирал её в своё царство. И не видела, как на плече встрепенулась птица, из блёклой став трёхцветной.

Глава 26. Ревнивый соперник


«Я обнимаю своего соперника, но только с целью задушить его»

Жан Расин

Утро началось с сюрпризов. Марго, словно ребёнок, с восхищением рассматривала переливающегося разноцветными всполохами феникса.

— Какой он красивый, величественный! Я так счастлива, что это именно птица! Переживала: вдруг магия пошутит и крокодила нарисует, — девушка и так и сяк поворачивалась у зеркала, чтобы лучше рассмотреть феникса.

— Рон, похоже, мы допрыгались-доигрались, посмотри на свою руку, — обеспокоенный Тео подошёл к Рональду.

— Хитрый лис! Да, он не дракон, а именно лис! Лишить магии в такой ответственный момент, когда сам же отправил нас в опасный поход, — возмущающийся мужчина рассматривал блёклую, практически исчезнувшую татуировку.

— Тут Чаруш кричит мне в уши всё, что о вас думает. Просит передать, что его магию также заблокировал древний дракон, на пару с вашей. И сейчас его сил хватает только на то, чтобы мысленно со мной связаться. Я девушка приличная и не буду повторять все эпитеты, которыми он вас наградил. Но от всей души поздравляет с консуммацией брака, — Марго покраснела и замолчала.

— Рональд, тем более нужно проверить всю амуницию и побыстрее добраться до ближайшего постоялого двора, взять в аренду машину. Идём, — Тео взялся за ручку двери.

— Ты прав, спросим дорогу у старейшин, пока Марго примеряет новое платье.

— Лучше бы помог, старый интриган, а он козни строит, магию отбирает, — заворчал Теодор.

— Подождите, я с вами, я практически оделась, — девушка в последний раз крутанулась перед зеркалом, поправила красиво уложенную причёску и подлетела к мужьям. — А теперь сладкое, — подтянулась она на носочках и поцеловала каждого мужчину в щёку.

— Ты наш яркий лучик, — улыбнулся Тео. — Идёмте, времени остаётся всё меньше, нужно выяснить, как выбраться из гостеприимного леса в цивилизацию.

— Нет, постой, ещё не всё, — Марго что-то усиленно искала в своей безразмерной сумке. — Ага, нашла! Рональд, вчера всё так быстро произошло, даже стремительно, вот я — никто для тебя, а через пять минут невеста и жена. Прими, пожалуйста, от меня обручальное кольцо в знак верности и любви! Я буду с тобой и в горе, и в радости! Постараюсь сделать всё, чтобы ты мог гордиться мной и никогда не пожалел, что твой выбор пал на меня, — засмущалась девушка.

— Я никогда не пожалею, для меня именно ты с первого взгляда стала любимой, частичкой души; только о тебе были все мои мысли, только ты жила в моём сердце с того момента, как я увидел твой танец. Я сердцем чувствую, что наш союз навеки, ты усилила нашу магию, и именно ты будешь мамой наших с Тео детей. Я уже вижу тебя, расхаживающую с круглым животиком по замку, — улыбнулся дракон.

Рональд протянул руку, магическое кольцо с лёгкостью скользнуло по пальцу.

— Никогда не говори никогда, все они предательницы, падкие на золото и власть… И она не твоя… Моя-я-я.

Марго резко обернулась и посмотрела на улыбающегося Тео:

— Что ты сказал?

— Ты о чём, дракончик? Я молча слушал твои признания, и тепло разливалось по телу, я самый счастливый дракон в империи: мне повезло выиграть самый дорогой приз в истории. А что? Тебе показалось, что я что-то сказал?

— Да, скорее всего, показалось… Чудны деяния мозга.

«Чаруш, ты слышал мужской голос или мне почудилось?» — Марго мысленно обратилась к хранителю, но ответа не услышала, только шум и треск в ушах.

Лес Чёрной девы

— Ты что вытворяешь? Хватит пялиться в этот горшок, сдалась тебе эта девка! Только о ней и говоришь. Тебе наложниц мало? Столько времени убить на охоту на недодраконницу! Ещё чуть-чуть — и выдал бы себя магической трансляцией. Совсем хватку теряешь, правитель.

— Я убью этих драконов. Я сам перегрызу им глотки, они умоются своей кровью за то, что притронулись к Марго…

— Ну и зачем тебе порченная? Да мы найдём сотню девственниц, в нашей пустыне девушки намного красивее этой.

— Не смей о ней плохо говорить! Марго будет моей, и кольца куплю в сотни раз дороже, с огромными камнями. Она будет купаться в золоте, всю сокровищницу подарю ей!

— Ох, как тебя припекло, ты же ни одну женщину не пускаешь в свою святыню. А тут грязная девка из чужого рода, да что рода — другого вида!

— Не смей так о ней говорить, — черты мужчины заострились. — Она надежда всего нашего народа, эти недостойные драконы даже не знают, с кем имеют дело! Марго последняя фениксовая драконница, только она может подарить мне крылья.

— Шахтар, ты совсем свихнулся. Какие крылья, у нашего народа их никогда не было, мы всю жизнь в песке живём.

— Были крылья. Были крылья у моего народа! — закричал мужчина и потряс дряхлым манускриптом у носа собеседника. — Сотни тысяч лет назад мы так же, как они, рассекали небесные просторы, были свободны от песков, жили в огромных городах, охотились в величественных лесах!

— И что произошло? Как мы оказались в пустыне? — слушавший речь мужчина протянул руку к манускрипту.

— Не знаю, это всё, что сохранилось. Я долгие годы перерывал библиотеки всех империй в поисках хоть каких-то знаний о нашем народе. Притворялся, что нам нужно перемирие, что мы решили быть добрыми, плясал под их дудку. И нашёл, я всё узнал! Они ещё пожалеют, что в последней магической войне не сдались нам, а прислали парламентёров… — грозный смех раздавался по Чёрному лесу, пугая редких ворон.

— Шахтар, но как ты узнал, что именно она фениксовая драконница?

— Я и не знал, но в манускрипте написано, что в такой-то год и час в мир придёт ребёнок, все решат, что магии в нём нет! Но в нём столько магии, что она будет заблокирована до совершеннолетия и проснётся неожиданно, и, когда она высвободится полностью, именно тогда проснётся фениксовый дракон, — правитель замолчал и вновь уставился в котёл, любуясь Маргаритой.

— И что, там было написано, как найти этого ребёнка? А если ты ошибся и это не она?

— Написано, — корин развернул манускрипт. — Вот тут, смотри: «И только этот ребёнок выживет и выйдет невредимой из магического пожара». Годами мои соглядатаи докладывали о пожарах и выживших в них детях. И вот, несколько лет назад всё совпало: магический пожар, погибли все, кроме неё. Она вышла из огня невредимой.

— А дальше? Да не молчи же, как она поможет тебе стать крылатым драконом?

— Калисан, брат мой, наберись терпения. Этого я тебе не раскрою. не хочу испортить сюрприз. Но скажу тебе одно: если пройдёт всё, как я задумал, то Маргарита будет единственной моей женой, я разгоню весь свой гарем.

Брат присвистнул:

— Но есть два неучтённых тобой фактора: её мужья не последние магики в империи, а второй: как ты их заманишь в Чёрный лес?

— Калисан, если бы ты не ворчал, а больше смотрел в котёл, то увидел бы, что первородный дракон заблокировал их магию за то, что они ослушались его приказов. Они сейчас даже в драконов не смогут перекинуться. А по поводу леса не беспокойся: моё имя творит чудеса. они будут тут!

— Один раз ты уже положился на её родственника-предателя, и что вышло? Вместо обещанной доставки сюда он её чуть не утопил в болоте.

— Я ещё посчитаюсь с ним! Он никуда не денется от моего гнева, — мужчина недобро ухмыльнулся. — В этот раз прокола не будет, я уверен, что скоро увижу свою суженую.

Глава 27. Огненный цветок бессмертия


«Когда в Поднебесной узнали, что красота — это красота, появилось и уродство. Когда узнали, что добро — это добро, появилось и зло»

Лао цзы

Пока драконы рассыпались в благодарностях перед мальтами, как того требовал этикет, к Марго подошла жена старейшин.

— Госпожа Марго Джиллиан Дороти, я поздравляю вас со вступлением в полный брак и приобретением такой сильной магической защитницы, — дама чинно поклонилась.

— Что вы, можете называть меня просто Марго! Извините, запамятовала ваше имя, — Маргарита вежливо улыбнулась. — Спасибо за поздравления, мне очень приятно, — и, понизив голос, прошептала, делясь сокровенным, как женщина с женщиной: — Я сама себе не верю, что вышла замуж за самых умных, красивых и сильных драконов империи.

— Малиния меня зовут, госпожа. Как я вас понимаю, сама счастлива в браке.

Два дракона медленно повернули головы в сторону женщин, и Марго, увидев широченные улыбки на лицах мужчин, вспомнила, какой острый слух у драконов.

«Когда уже я перестану краснеть при виде этих красавчиков?» — Марго смущённо опустила взгляд.

— Давайте пройдёмся до беседки, там нас ожидает вкусный цветочный чай, пирожные, сможем спокойно поболтать, по-девичьи, — Малиния махнула изящной рукой в сторону раскидистых деревьев.

Расположившись на мягких подушках, Маргарита восхищённо произнесла:

— Госпожа Малиния, у вас великолепный дом, поляна выше всяких похвал, всё усыпано огромными цветами, но они так искусно посажены, что складывается впечатление, будто находишься в картинной галерее! Всё очень гармонично сочетается. Жаль, что вы не разрешаете фотографировать, то есть запечатлять такую красоту, — Марго ещё раз обвела взглядом ближайшие цветы и поднесла кружку с чаем ко рту. — Я чувствую медовые нотки в чае, очень вкусно, спасибо.

— Да, пчёлы нам поставляют мёд, а мы им разрешаем беспрепятственно собирать пыльцу на наших цветах.

— Это очень благоразумно, — девушка протянула руку к зелёному пирожному.

— Я вас позвала не просто так, госпожа, мне хотелось поведать вам одну тайну, ваши мужья оказали неоценимую услугу для нашего народа.

— Я вас слушаю, госпожа Малиния, о чём вы хотите мне поведать?

— Мы все были свидетелями вашего необычного бракосочетания. Но я знаю намного больше, чем все остальные. Вы когда-нибудь слышали об огненном цветке бессмертия?

Маргарита задумчиво посмотрела на маленькую изящную госпожу:

— Да, при мне однажды вскользь упоминали о таком цветке. Чем же он может быть интересен именно для меня и моей семьи?

— В вас не проснулся дракон, госпожа Марго. Да, я в курсе, не делайте удивлённого лица, мне многое известно. Мы не просто магики, а, если можно так сказать, сотворены из магии. Так вот, если вдруг по какой-то причине ваш дракон не проснётся, хотели бы вы остаться в живых и сделать всё, чтобы и ваши мужья не ушли с вами за грань, а жили долго и счастливо?

Маргарита выпрямила спину и внимательно посмотрела на женщину:

— Что мне для этого нужно сделать?

— О, ничего тяжёлого или опасного для жизни. Дело в том, что цветок расцветает один раз в год, но место никто не знает, даже мой народ не в курсе, кроме меня и моих мужей, — жена старейшин отпила чай и посмотрела прямо в глаза Марго.

Маргарита нервно сжала ручку чашки и кивнула.

— Сегодня именно этот день, то есть ночь. Тёмной лунной ночью зацветёт огненный цветок бессмертия, и тот, кто его сорвёт, будет жить долго и счастливо. И смерть его настигнет только в глубокой старости, по естественным причинам. Но это ещё не всё! И мужья или жёны, испив напиток, сваренный из лепестков цветка, также обретут долголетие. А если варево закупорить стазисом и принимать по капле раз в год, то жизнь может быть невообразимо долгой. Я вижу, что заинтересовала вас. Хочу добавить, что проснётся дракон или нет, неважно, ваша жизнь не прервётся.

— Если я правильно вас поняла, госпожа Малиния, вы мне покажете место, где произрастает это великолепный цветок?

— Не я, мои мужья проводят вас, но прошу учесть, что цветок сорвать должны именно вы, собственноручно. После разговора с мужьями прошу дать ответ, но дорога будет не близкая, идти пешком минимум часов пять, так что собираться нужно прямо сейчас, чтобы засветло найти тайное место. Цветок покажется только ночью, придётся подождать.

— Я согласна, госпожа Малиния, спасибо вам за такой редкий и щедрый подарок. Я постараюсь сделать всё так, как вы сказали. А сейчас, чтобы не откладывать в долгий ящик, я бы хотела поговорить с мужьями.

— Не смею вас больше задерживать, Марго, — мальта улыбнулась и, махнув рукой, подозвала слугу. — Проводите госпожу Марго Джиллиан Дороти к её мужьям. А я останусь тут и отдохну.

Счастливая Маргарита летела навстречу мужьям, окрылённая радостной новостью. Ей казалось, что мальты решили все их проблемы: даже если дракон не проснётся, то всё равно все будут жить долго и счастливо. Вот сейчас она всё им расскажет: они обнимут её и радостно согласятся пойти искать редчайший цветок бессмертия.

— Марго, опустись на землю, о каком цветке ты говоришь? Это даже не былины, это сказки, которые рассказывают из века в век. Мы только время потратим на поиски неведомого цветка, — осадил пылкие эмоции жены Тео. — Нет, я против, мы и так отклонились и от курса, и по времени, а ещё дракон вмешался и лишил нас магии. Потеря ещё одного дня может тяжело сказаться на нашем походе. Я категорически против.

— Тео, я хотел бы поговорить с тобой наедине, если ты не возражаешь, — злясь, Рональд ухватил мужчину за руку и утащил на противоположную сторону улицы.

Маргарита видела, как мужья принялись спорить и кричать, размахивая руками. Она огорчилась, что первый совместный супружеский день проходит в накалённой обстановке.

— Мы пришли к общему мнению! Солнышко моё, улыбнись, не нужно хмуриться: если мужчины не спорят, то это скучно! Мы будем участвовать в вашей с госпожой Малинией затее. Вдруг именно в этом году расцветёт тот легендарный цветок, приносящий удвоенное долголетие?

Глава 28. Магия, просыпайся!


«Всё начиналось с мечты. Добавьте лишь веру и старания, и со временем мечта станет реальностью!»

Матео Кавачич

Оставив все организационные вопросы на мужей, Маргарита упорхнула с Малинией к белошвейкам, они как раз дошивали для госпожи Марго плотный брючный костюм, так необходимый в походе.

— Вы поражаете своей скоростью и идеальным качеством, — сделала красавицам комплимент девушка.

Засмущавшиеся швеи подали госпоже шляпку в цвет к костюму.

Нетерпеливый Теодор заглянул к белошвейкам и поторопил жену: мол, все на конях, одну её ждут. Маргарите поплохело: какие кони, она же просила — только без коней. Она любила этих животных, но издалека, на картинках, или полотнах великих художников.

Выбежав вслед за мужем, повертела головой и поняла, что Тео её обманул. А может и не обманул: вдруг в этом мире есть такое устойчивое разговорное выражение.

Мужчины были одеты в кожаные тонкие доспехи, больше походившие на курточки, но на груди и спине блестели небольшие металлические пластины. У каждого на боку висел меч, за поясом нож, а у Рона за плечом болтался большой лук.

— Милая, тебе нести колчан. Как самой маленькой, так и быть, уступлю, — сыронизировал Теодор.

Маргарита похлопала себя по сумке и покачала головой:

— Я маленькая лошадка, мне и так несладко, — медовым голосом пропела жена и встала рядом с мужьями.

Рональд не удержался, подхватил девушку на руки и поцеловал.

— Рон, мы тут не одни, не смущай меня, — Марго спрятала лицо на плече мужа.

— Ну всё, выдвигаемся, — старейшины двинулись к краю леса.

Маргариту на землю так никто и не отпустил, да она и не настаивала. На сильных руках мужа было очень удобно и тепло.

Марго прекрасно видела магический полог, но решила промолчать и не говорить об этом мальтам, чтобы не расстроить. А то вдруг с перепугу решат что — то перестраивать.

За пологом уже было не так красиво: зелень не такая яркая, нежные цветы не висели гирляндами. Компания шла по обычному лесу. Шли в тишине, редко перекидываясь короткими фразами.

Часа через два один из народа мальт заявил, что нужно сделать небольшой привал, так как они маленькие и устали.

Маргарита, поискав в своей сумке припасы, накрыла небольшую сытную поляну, состоящую из копчёного мяса, сыра, фруктов, холодной воды и хлеба.

Пригодились и одеяла с подушками и спальными мешками: их кто как мог, пристроил на пнях и земле, сидеть сразу стало удобнее.

— Джиллиан, а ты в курсе, что из нас троих только ты осталась с магией? Кто нас защитит от злых магических мышей? — тихо засмеялся Рон. — Давай попробуем её пробудить, ты не против?

— Это так волнительно, я немного боюсь. А вдруг не получится или наоборот подожгу лес? Как в прошлый раз подожгла комнату. Хорошо, пробуем, — решилась девушка.

— Вот молодец! Смотри на мои руки и повторяй, всё что я сделаю и скажу.

Маргарита кивнула головой.

— Закрой глаза и сконцентрируйся, подумай о самом приятном моменте в своей жизни или, наоборот, о самом неприятном. Собери эту эмоцию в воображаемый шар и почувствуй его на своих ладонях.

«Шар, шар, шар»

И тут Марго вспомнила, как они в детстве с друзьями отбивали мяч о стену многоэтажного дома. Как звонко подпрыгивал резиновый мячик, ударяясь о твёрдый асфальт. И тут же, попадая в руки пацанов и девчонок, не мешкая отправлялся обратно в стену.

— Молодец, у тебя всё получается, сжимай руки, открой глаза, посмотри на это чудо, Джилл!

Девушка медленно открыла глаза и увидела, что в её руках теплится маленький, размером с горошину, огонёк.

— А теперь медленно отпускай его, но не просто скидывай на землю, а отправляй в полёт. Например, в ту кучу хвороста, и у нас будет костёр, — Рональд светился от счастья, когда жена сделала всё именно так, как он попросил.

К обучению присоединился Теодор:

— Марго, давай сделаем огонёк посложнее. Закрой глаза и так же представь в своих руках только не шар, а небольшое насекомое. Какое у тебя любимое?

Девушка прикрыла глаза и представила яркую огненную бабочку, летящую в ночи.

— Это невероятно! Я первый раз вижу, чтобы кто-то так быстро учился магии, ты очень сильная драконница, Марго. Я даже не знаю, чего можно будет от тебя ожидать, когда ты войдёшь в полную силу.

Маргарита распахнула глаза и увидела маленькую огненную бабочку, крылья которой трепетали на ветру.

— Отпусти её, — прошептал Тео, поцеловав плечо любимой.

Сосредоточенная Марго вздрогнула и выпустила бабочку. Та, медленно маша крыльями, направилась к костру, села на самый высокий огненный пик, в последний раз взмахнула крылом и растаяла, превратившись в огненный язычок.

— Это так красиво! — восхитилась Марго. — Давайте ещё раз попробуем: хочу создать маленького цыплёнка.

Глава 29. Я тебя хочу


— Какая твоя мечта?

— Чтобы меня кто-то поцеловал под дождём…

— А твоя?

— Чтобы начался дождь.

Чарльз Буковски

— «Цыплёнков» будем создавать дома, малышка, — Тео нежно подул на шею Марго, заставив толпу мурашек задёргаться в ожидании продолжения нежных ласк.

— Тео, ты меня возбуждаешь, — девушка уткнулась лицом в плечо мужа.

— Ещё нет, но могу… — Теодор не успел закончить свою мысль, так как резко оживились мальты: встали и, собираясь, подали знак драконам, что пора выдвигаться дальше.

— Только решил любимую жену поцеловать, и такой облом, — Тео состроил грустную мину, чмокнул Марго в лоб и отошёл проверить амуницию.

А Маргарита, оставшись сидеть одна на пне, закрыла глаза и размечталась, что Теодор никуда не ушёл, а продолжил свои ласки. Неторопливо поглаживая спину, проник рукой под рубашку и прохладными пальцами провёл по позвоночнику вверх, заставляя девушку затаить дыхание.

— Маргарита, хватит мечтать, пора выдвигаться, нужно до темноты добраться до поляны, где расцветёт цветок, — Рональд, улыбаясь, подхватил девушку на руки и неожиданно в ответ получил жаркий поцелуй в губы: не обращая внимания на зрителей, Маргарита обхватила руками лицо Рона, притянула к себе, и их губы встретились.

Отдавшись жгучему желанию, Марго сама приоткрыла рот, языком провела по губам мужчины и проникла в рот Рона. Их языки сплелись в сладком танце. Покусывая, посасывая, выталкивая и тут же забирая обратно в свой плен, Рональд словно приз получил нежный стон из уст Марго.

— Маргарита, ночью продолжим, — тихо и страстно прошептал Теодор, забирая у Рональда жену. — Сейчас я тебя понесу, пока не придёшь в себя.

Мальты понимающе махнули рукой, сказав, что тоже когда-то были молодыми и горячими, и двинулись вперёд.

Часа через два утомлённые мальты радостно сообщили, что их путь окончен, осталось только ждать темноты. В назначенный час они откроют тайный проход-портал на заветную поляну и пропустят ровно на полчаса драконов. Именно за это время Марго должна найти и сорвать цветок. А если не успеет — портал захлопнется, и выбираться с поляны семейному трио придётся самому. Так что никаких поцелуев и сюсюканья. Зашли, нашли, сорвали, вышли.

Томительное ожидание выводило из себя. Маргарита от скуки закрыла глаза, сконцентрировалась, вспомнила тёплые вечера, проведённые с деревенскими друзьями у речки и, улыбаясь, раскрыла ладони, на которых, потрескивая, перебирал лапками маленький огненный цыплёнок.

Малыш потоптался и неожиданно клюнул хозяйку в ладонь. Маргарита вздрогнула и тряхнула рукой. Счастливый огненный цыплёнок ринулся по сухой траве вперёд, оставляя за собой огненный след.

— Воды, Маргарита доставай воды! — прокричал Рональд.

Теодор выхватил сумку у растерявшейся девушки, вынул бутыль с водой и плеснул на траву.

Цыплёнок сделал последний шаг и растворился в дымке.

— Плохо, что ты ещё не умеешь гасить свой же огонь. Это самое важное знание, завтра же начнём тренироваться. А то вдруг создашь слона, бутыль уже и не спасёт, — Тео спрятал пустую бутылку обратно в сумку и обнял огорчённую жену.

— Приготовьтесь, портал начинает светиться, скоро отроется проход. Не мешкайте, мы тут вас будем ждать. Не забудьте, что цветок должна рвать женщина, — давали последние указания мальты.

Мужчины шли первыми, на всякий случай положив руки на мечи. Неизвестно, что ночью может подстерегать на заколдованной поляне.

Теодор и Рональд встали по бокам от портала, пропуская девушку вперёд.

Маргарита охнула и попятилась назад: она узнала эту лысую плешивую поляну без травы и деревьев.

— Нам туда нельзя, — зашептала девушка. — Туда нельзя, нужно вернуться! — уже в голос закричала Марго. — Там корины!

Мужчины резко развернулись в сторону портала, обнажив мечи.

— Мы приносим свои извинения, но на кону стоял наш народ. Если бы мы вас не привели, корины наслали бы на наш лес более страшных чудищ, чем убитая вами лиана, — прокричал старейшина в закрывающийся проход.

— Марго, стоишь за нашими спинами, что бы ни происходило! — скомандовал Теодор.

Глава 30. Мелкие ящеры


«Смелым судьба помогает» Латинская пословица

Долгую минуту стояла тишина. В голове у Марго проскользнула спасительная мысль: «А вдруг я ошиблась, и это был только сон? Страшный сон! И сейчас мне всё это снится, ещё минутка — и меня разбудят тёплые объятья мужа и никаких коринов не будет».

Неожиданно картина вокруг драконов начала меняться: подул холодный ветер, лысая поляна изменила очертания, проросла чёрная густая трава, заполняя всё вокруг. Резко вверх метнулись огромные корявые деревья, придавая поляне жутковатый вид. Марго показалось, что это не деревья, а деревянные люди, застывшие в ужасных позах. Дрожь прошла по телу девушки.

Со всех сторон послышался свист и шёпот, словно застрекотали кузнечики и одновременно затрясли погремушками ядовитые змеи. Чёрная трава зашевелилась, мужчины приняли боевые стойки, закрывая спинами жену.

Десятки остромордых тварей поднялись из травы: жутко оскалив пасти, кинулись в атаку на маленький отряд. Марго видела, что лапы ящериц были пусты, но острые когти не давали надежды на положительный исход боя. Численный перевес явно был на стороне недругов.

«Как же их много, я должна помочь, я смогу, у меня же есть магия… Пусть отрядом цыплят, но я должна поджечь эту треклятую траву», — Маргарита всеми силами пыталась представить самый страшный и ужасный момент своей жизни, но от испуга ничего не шло в голову.

Сквозь закрытые веки Маргарита видела магические очертания тварей и белые ауры своих мужей, магии в них практически не было, лишь фениксы на руках еле светились разноцветными всполохами.

Звонкий стук мечей, громкие указания Тео, ругань Рональда и жуткий рык тварей выбил Марго из равновесия, горькие слёзы обиды покатились по щекам, а в руках замигал жёлтый огонь, приобретая очертания собаки. Овчарка Марко, долгие годы жившая в семье Маргариты, спрыгнул с рук девушки и, раскидывая огненные всполохи, кинулась в самую гущу борьбы, поджигая шкуры и кусая ненавистных ящеров.

Маргарита уже радовалась, что чаши весов качнулись в их сторону. Она во все глаза смотрела, как легко обходят противников мужья, меч в руках Тео звенел боевой песней, рассекая толстые шкуры.

— О, да, это моя девочка, моя сильная, красивая огненная драконница, — вдруг со стороны огромных деревьев раздался громкий рык. — Какая ты у меня грозная, Маргарита, твоя магия бесподобна! В следующий раз ты постараешься для меня, создашь огненный тайфун.

На поляну вышли два огромных ящера. Драконами их трудно было называть, всем своим видом они напомнили девушке комодских варанов, как-то увиденных в экзотическом зоопарке, приезжавшем в их город с гастролями. Ящеры не уступали в росте драконам, только вот за их спинами не было крыльев.

«Вот как, значит, выглядят корины», — на мгновение Маргарите стало страшно за жизнь мужей.

— Всех брать живыми, с девушки ни одного волоса не должно упасть! Кто её тронет — отправится кормить пустынных муравьёв своей плотью, — скомандовал чёрный ящер.

Маргарита удивилась его словам. Зачем они нужны ему живыми?

Чёрный страшный «варан» махнул рукой, и высокая трава резко метнулась вверх, играючи поглотив огненного пса. Ящерицы, шипя, обступили уставших воинов, густая трава незаметно подобралась к ногам мужчин и резко, словно тонкие лианы, метнулась вверх, окутав драконов в травяные коконы. Даже мечи не отобрала, а просто прижала вдоль тел.

— Вот так-то лучше, а сейчас поговорим. А то устроили мне тут кровавую бойню, столько воинов положили зазря, — мужчина махнул рукой, и Рональд с Теодором взлетели в воздух, травяные оковы спали, уступив место чёрной клетке. А поляна очистилась от тел, будто и не было боя.

— Я уважаю сильных соперников, но не советую кидаться на прутья или тыкать в клетку мечами: она начнёт сжиматься. Сами понимаете: она голодная и только ждёт ваших эмоций, чтобы высушить до дна. Хотя, можете кричать и пытаться вырваться: не придётся марать руки, убивая вас.

— Не трогай жену, отпусти! За нас хороший выкуп дадут, — воскликнул Тео.

— Можешь нас убить, но женщину не трогай, освободи! Её хранитель дорого заплатит за свободу своей подопечной, таких денег ты никогда не видел, — вторил ему Рон.

Ящер громко рассмеялся и заявил:

— Я не разбойник с большой дороги, как вы меня тут представляете! Я воин, завоеватель и правитель Чёрных песков, Шахтар Громогласный. И ваши жалкие гроши меня интересуют в самую последнюю очередь. Я пришёл за своей женщиной, будущей женой и правительницей Чёрных песков. За тобой, моя душа, — ящер мгновенно обернулся мужчиной, каким-то непостижимым образом достал из-за спины чёрный цветок в футляре и направился к Маргарите.

От мужчины веяло опасностью, он весь выглядел, словно языческий варвар, вышедший на охоту. Высокий лоб с нависающими бровями, карие глаза, обрамлённые густыми смоляными ресницами, приковывали взгляд.

Средний прямой нос и большой рот с чётко очерченными губами, широкими по центру и сужающимися к краям, с приподнятыми уголками, делали мужественное лицо красивым. Чёрные волосы были собраны в густой хвост чуть выше затылка и скреплены замысловатой заколкой, увенчанной раскрытой драконьей пастью. Затылок выбрит. Шея была мощной, жилистой, переходящей в широкие бугристые плечи. Накачанные руки покрыты устрашающими татуировками.

«Только шкуры на бёдрах не хватает», — подумала девушка, посмотрев на кожаные штаны.

— Не подходите! — Маргарита в ужасе попятилась назад, видя, как злобные твари расступились и пропустили мужчину в круг. — Я буду защищаться! Я замужем… Во мне проснулась магия. Зачем вам девушка, простая человечка, у меня даже дракона нет. — лепетала от страха девушка всё, что приходило на ум.

Теодор зарычал и, вынув меч, кинулся на клетку, пытаясь разрубить прутья. Та издала радостный скрип и плотно сомкнулась вокруг мужчин, прижав тех спинами друг к другу. Лица драконов посерели.

— Тео, что ты наделал?! Не нужно, не шевелись, всё будет хорошо, я справлюсь, — со слезами на глазах прокричала девушка. — Отпусти их, пожалуйста, великий правитель Шахтар. Я выполню твои условия, если мужья будут в безопасности.

Глава 31. Чёрный цветок


«Храбрость, придаваемая страстью, не знает преград» «Речные заводи»

— Тебе никогда не завладеть душой и магией Маргариты, — шипел слабеющий Рональд. — Она наша законная жена, ты опоздал Шахтар! — последние слова мужчина выплюнул, словно раздавил червяка.

— То, как вы себя ведёте, даёт мне шанс на скорую свадьбу: вдову не запрещается брать в жёны, — довольный смех раскатами разошёлся по поляне.

Дальше пятиться было некуда, Маргарита спиной уперлась в тёплый бок ящерицы. Тихонько повернув голову, она с замиранием посмотрела на зубастую рептилию.

— Не бойся, моя дорогая невеста, он тебя не обидит, будет служить верой и правдой, охраняя твой покой.

Маргариту бросило в дрожь: она ярко представила, что до конца дней её будет сопровождать такой зубастый охранник.

«Соберись, моя малышка, ему что-то нужно от тебя. Выясни, что именно, а там будем решать, как себя вести», — прошелестел в голове голос Чаруша.

«Чарушик, миленький, где ты пропадал, мне страшно», — слёзы радости выступили на её глазах.

— Нет-нет, плакать не нужно, сердце моё, — Шахтар неожиданно упал на колени перед девушкой и протянул чёрный цветок в футляре. — Маргарита, в знак того, что я никогда не причиню тебе вреда и всю жизнь буду любить, носить на руках, прими моё сердце, душа моя.

Ошарашенная девушка удивлённо смотрела то на мужчину, то на цветок.

— Это что, злая шутка? Это цветок, а не сердце. Я не верю, что можно влюбиться в женщину на расстоянии.

— Я несколько лет наблюдал за тобой, Маргарита и именно я привёл тебя в этот мир! Я сделал всё, чтобы ты не погибла в водопаде, а очутилась тут, в этом мире, живая и здоровая. Я, и только я должен был стать твоим мужем! Прими моё сердце, и сокровища всего мира будут у твоих ног, тысячи драконов будут преклоняться перед тобой, восхвалять, любить, считать своей императрицей. А сердце, Маргарита, может иметь любой облик, твои мужья и хранитель подтвердят.

«Чаруш, что тут происходит»? — в голове раздался шум и треск.

— Принимай решение, госпожа, — Шахтар склонил голову и замер с цветком на вытянутой руке.

— Ослабь решётки, им же больно, я приму твоё сердце, — после недолгих метаний решилась Марго.

— Но есть условие: моё сердце в обмен на сердца твоих мужей, — заявил Шахтар, и клетка увеличилась в размерах.

Теодор, потерявший много жизненных сил, тихо повалился на пол, придерживаемый Роном.

— Тео… — Маргарита рукой зажала рот, боясь разрыдаться. — Зачем тебе их сердца? Не отдам! Да и забрать их невозможно, они уже исчезли.

Шахтар рассмеялся:

— Мне их сердца не интересны, я же не девица! Но и у тебя они не останутся, ты вернёшь их своим бывшим мужьям. Соперники мне не нужны.

— Но как? Их невозможно вернуть, разводов в магическом браке не бывает.

— Что, древний дракон на уши напел, что невозможно? Всё в этом мире возможно, если применить немного магии, — с рук Шахтара заструился чёрный туман, который, превращаясь в щупальца, потянулся к Марго и обвил шею.

Марго вскрикнула: кожу шеи обожгло, будто приложили горячую плойку для волос. К ногам девушки упали два кулона. Маргарита дёрнулась вниз, чтобы поднять сердца любимых мужчин, но те резко взмыли в воздух, и словно невидимой рукой были закинуты в клетку.

Рональд зарычал, но поднял сердца и убрал их.

Маргарита сквозь слёзы смотрела на любимого мужчину и была рада, что Рон держит себя в руках. То, что он находился в сознании, придавало ей сил. Она решительно подняла голову: «Хорошо, поиграем по твоим правилам, песочный правитель».

— И что же вы сделали, уважаемый господин Шахтар? То, что сердца вернулись Теодору и Рональду, ещё не означает, что мы разведены, — девушка попыталась изобразить милую улыбку.

— Прими сердце, моя драгоценная Марго, а потом поговорим, — Шахтар сверкнул глазами. Маргариту передёрнуло от предчувствия, что её опять затягивают в ловушку.

— Что, неужели я тебе настолько неприятен? Кажется, не кривой, не косой, здоровый. Или тебя не устраивает, что я бескрылый? — мужчина посмотрел внимательно в глаза девушки.

— Нет, тебе это неважно, вижу по глазам. Ты живёшь мерками своего мира, не так ли?

— Отпусти мужей, отвечу на все твои вопросы.

— Хорошо, будь, по-твоему, — не отводя взгляда от девушки, Шахтар хлопнул в ладоши, и клетка исчезла вместе с мужчинами.

— Где? Куда ты их дел? — вспылила девушка, дёрнувшись в сторону опустевшей поляны.

— Они живы и в полной безопасности. Я не хочу начинать семейные отношения с кровью на руках, пусть и отвоевав жену у других, — Шахтар приложил палец к голове Маргариты, и она ясно увидела мужей в центре какого — то поселения, в окружении десятка воинов. Рональд поддерживал обессиленного Теодора.

«Он говорит правду, они живы, в какую-то деревню закинул их, бескрылый», — Чаруш ворвался в эфир.

— Ты варвар! Ни одна женщина не полюбит своего мучителя! — осмелевшая женщина решила пойти в наступление. — И я замужем, и не изменю своим мужьям, ни в мыслях, ни действием!

— Моё сердце приняла? Приняла! Согласие дала: я освобождаю твоих бывших мужей, и ты становишься моей!

— Да где? Я такого не обещала! Поговорить — не значит выйти замуж.

— Мне их вернуть обратно в клетку? — Шахтар перешёл к угрозам.

«Блефует, далековато закинул, даже его магии их не достать», — Чаруш успокоил Марго.

— Я замужем! — Маргарита ещё раз попыталась достучаться до сознания правителя Чёрных песков. — И забери сердце обратно! Словами я не произнесла, что ты станешь моим мужем, а значит, никакой сделки нет!

— Проверим, дорогая Марго, — ящер удлинившимся когтем разорвал рукав девушки от плеча вдоль руки, оголив поблёкшую птицу.

Девушка охнула: феникс не просто светился ровным красным цветом, давая понять, что в нём присутствует только магия Маргариты, а держал в когтях чёрный распустившийся цветок.

— Магия, Маргарита, не прощает обмана, договор есть договор! В ближайшем храме обвенчаемся.

— Мой хранитель не даст на это согласие! — попыталась привести последний довод Марго.

— И где же твой хранитель? Не наблюдаю! Ау, храни-и-и-тель! Мы ждём тебя, — усмехнулся Шахтар и двинулся к Маргарите.

Глава 32. Мартовский кот


«Чемупорней она сопротивляется, тем сильнее меня к ней влечёт»

Пауло Коэльо. "Заир"

Шахтар, словно мартовский кот, ходил вокруг Маргариты кругами и рассматривал ту, как дорогую картину.

«Ох, теперь я представляю, как себя чувствовал Чаруш, когда я нагло «любовалась» им. Стыдно-то как, нужно будет извиниться», — Марго медленно поворачивалась вслед за хищником.

— Калисан, брат мой, отправляйся домой, отдай приказы подданным о подготовке к самой пышной свадьбе! — мужчина оторвал взгляд от девушки и посмотрел в сторону чёрных деревьев.

Маргарита удивлённо повернула голову. Она и забыла, что изначально ящеров было двое, настолько тихо себя вёл второй.

Дракон наклонил голову и открыл портал. Вслед за братом правителя в портал ушли и мелкие ящерки.

— Ну а теперь, Маргарита, когда мы остались одни, не будем откладывать на потом вкусненькое, как же я тебя хочу! До темноты в глазах! Ещё с того момента, когда ты танцевала танец страсти. Он был таким необычным! Мои наложницы тоже для меня танцуют, но ты была настолько раскованной и открытой, что излучала сладкое карамельное желание. Я не мог устоять, даже… Хотя, не будем об этом. Что было дальше, не для твоих нежных ушек, которые я хочу ласкать, и шептать в них нежности, и только нежности.

Маргариту передёрнуло, она представила его властное лицо, грубые руки на своём теле, то, что он возжелает сделать с ней против её воли.

— Может быть, поговорим? — девушка смотрела, как враг её семьи приближается к ней. «Как же его отвлечь»?

— О чём, моя драконница, ты хочешь поговорить? Все наши разговоры сейчас должны состоять из нежных слов, поцелуев и вздохов.

— Шахтар, вы же не мокроусый подросток, а ведёте себя так, будто опыта в плотских утехах с гулькин нос! И где вы набрались таких банальных слов? Литературу из моего мира таскаете контрабандой? Может, тогда письмо маме передадите от любимой доченьки? — Марго попыталась сбить пыл с дракона. — Я же не первая женщина на вашем веку, чтобы так накидываться, до свадьбы!

— Не первая и даже не двадцатая, но именно при виде тебя мозг отключается, и мной овладевает желание схватить тебя, сделать своей. Мой дракон давно сточил о свои когти не одну скалу, требуя срочно до тебя добраться.

Марго в испуге отпрыгнула и завизжала, когда ящер Шахтара возобладал над человеком, вырвавшись на свободу. Теперь у девушки от переизбытка адреналина включился инстинкт самосохранения.

— А тебе что нужно? Сожрать меня решил? Я не вкусная, я буду защищаться! — на руках Маргариты появились искорки, девушка резко стряхнула их в траву.

— И это всё, на что способна маленькая человечка? Я беру в жёны грозную драконницу, — Шахтар хлестнул хвостом о землю перед ногами испуганной девушки, чем ещё больше её напугал.

Вскрикнув, пленница вскинула руки и выпустила большой огненный шар прямо в голову правителя Чёрных песков.

Довольный ящер распахнул пасть и, словно это было сладкое мороженное, втянул в себя её огонь.

Какой вкусный, дай ещё! — прорычал Шахтар, наступая на девушку.

— Ах ты, ящерица переросток, дома тебя не кормят? Прими обратно человеческий вид, не пугай меня своими тёмными туманами! — девушка не заметила, как засветилась ровным жёлтым цветом.

Правитель высунул язык и лизнул Маргариту, ведя влажным шершавым языком от уха к щеке. Девушка задрожала от отвращения, содрогаясь всем телом.

— Нет-нет! Не прикасайся ко мне, гадская ящерица, ты мне противен! — жуткая жгучая боль пронзила тело девушки. Оно выгнулось.

Маргарита ясно слышала, как ломаются кости, а может ей показалось? Она мотнула головой и попыталась сфокусировать взгляд. Её глаза в упор смотрели в лицо ненавистного Шахтара. И тут её хвост со всего размаха заехал по довольной роже ящера.

— Только посмей меня тронуть! — прорычала девушка. — Ой, что это? Хвост? Что с моим голосом? Я дракон? — тихо спросила Марго у Шахтара, не веря своему счастью.

Тот мотнул улыбающейся мордой.

Глава 33. Фениксовый дракон


«Две вещи в жизни женщины абсолютно неизбежны: появление пыли на мебели и разочарование в мужчине»

Анхель де Куатье

— Я дракон! Дракон! Я буду жить! — Маргарита запрыгала сразу на четырёх лапах, сотрясая поляну мощными ударами. — Ты только посмотри: крылья, у меня крылья! Какие красивые, все оттенки рыжего присутствуют, какая я красивая! — повторялась, захлёбываясь эмоциями, девушка. — Вот бы зеркало — посмотреть на себя, какая у меня морда, носик, глазки.

— Зеркал с собой не ношу, но ты можешь посмотреть в сумке, вдруг завалялось.

— Что-то мне нехорошо, — Маргариту повело, и через мгновение девушка в человеческом обличии оказалась в руках Шахтара.

— Какая ты красивая, — масляным взглядом Шахтар рассматривал голую девушку. — Что, мальты не подумали зачаровать твою одежду? Ай-яй-яй, но это и к лучшему, раздевать не нужно!

Маргарита дёрнулась в руках дракона, пытаясь подняться:

— Отпусти! Я тебя не люблю и не хочу, я замужем!

Но стальной захват рук только сильнее сжался на талии девушки.

— Я слишком долго ждал, когда ты будешь моей! Я буду нежен с тобой, моя драконница. Ты захочешь меня, как только почувствуешь мои страстные ласки на своей коже.

— Никогда! Слышишь? Никогда насилие не доставит мне удовольствия, я буду драться!

— Какие пикантные подробности, разрешаю разок укусить меня, — мужчина приблизил губы к шее девушки, за что получил глубокую царапину на щеке. — А вот это было лишним, моя дорогая невестушка. Накажу! — глаза мужчины наполнились чёрным туманом, который тут же спеленал руки Маргариты по швам, больно прижав к бокам.

Маргарита до крови прикусила нижнюю губу, горькие слёзы покатились по щекам, она чувствовала жаркие поцелуи нелюбимого мужчины на своём теле. Руки Шахтара, погладив шею, зажали розовый сосок на груди. Мужчина наклонился к уху девушки и зашептал нежные слова. Но ни ласки, ни слова не вызвали нужного эффекта, тогда чёрный правитель резко развёл ноги Марго.

«Рональд, Теодор, неужели это всё? Никто не придёт мне на помощь!? Поруганная, я не смогу вернуться к мужьям, я уже не смогу смотреть им в глаза. Я должна что — то сделать ради любимых мужчин, ради нашего с ними семейного счастья. Дракончик, пожалуйста, помоги мне, проснись ещё раз! Я понимаю, что ты устала, но мы должны быть сильными, мы не должны прогнутся, уступить… Этот гад не получит моё тело и душу, я не стану сломанной игрушкой для тёмного правителя!»

— Марго, очнись, открой глаза моя дорогая девочка! Всё кончено, ты смогла, ты вырвала победу!

Девушка распахнула глаза и от страха закричала, всё вокруг пылало и превращалось в пепел в жарком огне. Она сама горела, и не просто горела, а была катализатором пожара: красный огненный дракон, вырвавшись на свободу, сжёг всё на своём пути. Жидкий огонь, капающий с крыльев фениксового дракона, плавил землю, деревья, траву, выжигая всё живое и мёртвое.

Огненный Чаруш обнимал крыльями Маргариту и шептал успокаивающие слова. Девушка потихоньку приходила в себя и через некоторое время в коконе из огненных крыльев плакала освобождённая пленница.

— Чаруш, неужели это наделала я? Сожгла всё тут: деревья, траву. Где Шахтар? Чаруш, неужели я его убила? А может, — девушка с надеждой посмотрела на хранителя, — вдруг он успел телепортироваться?

— Нет, мой зайчик, не успел, я своими глазами видел, как он сгорел в пламени твоего огня. Туда ему и дорога. Посмотри на своего феникса, цветка на руке больше нет.

— Нет! — Маргарита, плача, оттолкнула мужчину. — Я не убийца, не убийца!

— Марго, ты защищала свою честь! Перестань плакать, нам надо уходить, пока не вернулся его брат. Позже поговорим.

Девушка окинула взглядом пепелище и кивнула головой, соглашаясь со словами хранителя.

— А как же я голая-то пойду?

— Закрой глаза и представь самое красивое платье и туфли, огненная магия тебе поможет, — подсказал Чаруш. — Ладно, и так сойдёт, — мужчина скептически окинул взглядом огненный спортивный костюм и огненные кеды. — Идём, мой самый ценный клад.

И, махнув рукой, открыл портал.

— Ничего себе, к тебе вернулась магия! — запоздало осознала девушка, что Чаруш материален.

Ещё раз окинув взглядом горы пепла, она вздохнула и прошла через портал.

Чёрная поляна потихоньку меняла вид, словно очистившись от скверны, сквозь мёртвую землю и пепел быстро пробивалась зелёная трава.

Задержись девушка и хранитель чуть подольше, то заметили бы, что из самой большой кучи пепла показался чёрный драконий нос.

Глава 34. Перерождение


«Я любил тебя всегда. Я переродился! Я как будто сам содрал свою кожу… и, корчась от боли, обнаружил, что у меня есть сердце…»

Наталья Солнцева. "Кинжал Зигфрида"

Маргарита с размаха упала в высокую траву. Портал оказался выше земли сантиметров на пятьдесят. И девушка, не рассчитав ширину шага (обычно портал стоял прямо на земле), оступилась и кувырком покатилась по разноцветной траве.

— Чаруш… — застонав, Марго потёрла пострадавший бок. — Что с твоим порталом, магия не полностью восстановилась?

— Магия восстановилась полностью, даже через край, я чувствую себя молодым! Ты даже не представляешь, как всё интересно произошло: стучусь, долблюсь, пытаюсь пробиться в эфир, и вдруг твоя наглая драконница хватает меня прямо за хвост (меня, хранителя, и за хвост!), и выдёргивает на поляну! Вот откуда у неё призрачная рука и столько безграничной наглости?

— Не наговаривай на мою девочку! Испугалась — вот и выдернула тебя. А почему портал выше, чем обычно?

— Даже не знаю, — дракон осмотрелся вокруг. — Вот это да, первый раз меня так переклинило! Скорее всего, от переизбытка магии. Я заказывал портал в ближайшую деревню, а где нас выкинуло? — перекинувшись, Чаруш почесал пятернёй затылок. — Маргарита, а я не знаю, где мы. Но ты не расстраивайся, доберёмся до ближайшего поселения и там уже решим, как быть дальше. Порталы пока строить не буду, а то как бы не оказаться в океане.

— Какие красивые и необычные растения в вашем мире, — Маргарита провела руками по белоснежным цветам и подхватила Чаруша под локоток. — А что, Чаруш Батькович, а не полетать ли нам, молодым и красивым драконам? — Маргарита с замиранием сердца ждала, что ответит хранитель.

— Маргарита, прибудем домой — нужно будет заняться твоим образованием. Забудь все странные слова из того мира. Нам тебя ещё замуж выдавать, повторно! — хохот дракона разнёсся по округе.

Марго вспомнила, что произошло на поляне, и помрачнела.

— Извини, неудачно пошутил, — повинился Чаруш. — Ты не переживай, там ты сделала всё правильно, по-другому нельзя было. Маргарита, ты никому не должна говорить, что у твоего дракона две ипостаси. Будем стараться с твоей драконницей договориться, чтобы она была мягкой и пушистой на людях, а огненным фениксом — на войне.

— На какой войне? — девушка осела в высокую траву. — Я не могу на войну, я даже мух дома не убиваю, полотенцем в окно выгоняю. Чарушик…

— Ох уж эти женщины. Маргарита, не трясись! Я за тебя буду трястись! Фениксовых драконов наш мир не видел больше тысячи лет. Заставить не смогут, если ты замужем будешь, а вот если не будешь, то всё равно ты самая счастливая драконница на свете! У тебя есть я, через хранителя тоже не смогут переступить. Да и не воюем сейчас ни с кем, кажется.

— Я замужем, Чаруш! — уверенно произнесла девушка и улыбнулась. — А теперь полетаем?

Поляна Чёрного леса

Калисан медленно обходил огромного чёрного дракона по кругу.

— Расправь крылья, брат мой, — в голосе Калисана промелькнула целая гамма эмоций: безграничное восхищение, зависть (почему не он получил крылья, такие красивые, такие недосягаемые, чёрные и блестящие на солнце), злость (как ему первому не пришла такая гениальная мысль: порыться в манускриптах и обрести крылья?).

Светившийся от счастья Шахтар раскинул огромные кожистые крылья.

Только сейчас гроза песков понял, что не только получил крылья и новую шкуру, но и кучу проблем в довесок, которые, конечно, меркли на фоне радостного события.

«Раз родной брат не узнал, то и свита, и народ не узнают. А это значит, что придётся доказывать приближённым и подданным, что это он — Шахтар, их истинный правитель, а не самозванец с улицы», — задумавшись, дракон взмахнул огромными крыльями и услышал вздох восхищения.

— Я же, как вернулся, чуть не кинулся на тебя: чёрной поляны нет, вокруг одна зелень! Брата нет, вместо него стоит большой чёрный крылатый дракон, только внешне напоминающий

Шахтара. Хорошо, что ты заговорил… Но как, брат мой? Как тебе удалось обрести крылья? Неужели фенисковый дракон всё же помог?

— Получилось именно так, как я задумывал, и даже лучше.

— А где она, твоя невеста, неужели сбежала?

— Пока я перерождался, Марго ушла, решила, что я погиб. Её магия высвободила Чаруша, а с ним мне сейчас не тягаться. Сильна моя невестушка, не зря я её выбрал в жёны.

— Расскажи, — Калисан аж подпрыгивал от нетерпения, обернувшись ящером и взбивая лапами землю.

— А что рассказывать, в старых манускриптах было написано: лишь тот обретёт крылья, кто сгорит и вновь возродится в пламени фениксового дракона. Сгореть-то не составит труда, а вот возродиться. В этих манускриптах всё завуалировано. Прочитав немало свитков, догадался, что моё сердце должно быть у дракона, иначе просто погибну. А дальше ты сам видел: избавиться от её мужей не составило труда, древний дракон в этом деле очень вовремя помог, без его капризов мы бы долго боролись, и ещё не ясно, кто кому глотки перегрыз бы. Хитростью заставил Марго принять моё сердце, оставалось только пробудить фениксового дракона. А как это сделать? Конечно, напугать, хотя сильно и пугать не пришлось. Дракона своего показал, с поцелуями полез: нагло и грубо. Слу-у-шай, а может мой дракон настолько неотразим, что её стеснительная драконница решила не от испуга, а от любви ко мне появиться? Даже по щеке хлестанула меня своим хвостом, точно заигрывала!

Калисан, упав в траву, рассмеялся:

— Именно, дракон! Да-да! Влюбилась в твою неотразимую морду! — Калисан получил увесистый подзатыльник мощным хвостом, отчего резко перестал смеяться и поклонился правителю. — Извини, господин, перешёл границу, но не со зла, а от счастья за тебя.

— Знай своё место, брат, да не заговаривайся!

Шахтар посмотрел на брата, он прекрасно видел все эмоции, сжирающие родственника, поэтому благоразумно умолчал, о том, что лишился чёрной магии, ушедшей вместе с проклятием. Теперь оставалось дело за малым — понять, какая магия с ним сейчас. А то, что она есть и бурлит в венах, он знал и чувствовал.

«Скорее бы остаться одному и выяснить»!

— Сможет ли Маргарита простить меня, смогу ли я вымолить прощение? Она — ключ к решению нашей проблемы, только она может снять проклятие с моего народа.

Глава 35. Первый полёт


«Летать просто. Надо только прыгнуть на землю и промахнуться»

Дуглас Н. Адамс

— Торопыга! Хорошо, давай полетаем, — Чаруш обернулся драконом. — Так как я не вижу вблизи обрыва, придётся с места взлетать, оборачивайся.

Маргарита кивнула и позвала свою драконницу. В этот раз оборот произошёл мгновенно и без боли.

— Какая ты у меня красавица, девочка моя! Сосредоточься… Ох, как бы самому-то сосредоточиться, когда рядом такая.

— Какая? — Марго кокетливо опустила глазки.

— Неземная! Будь я лет на двести помоложе, ух, я бы приударил за тобой.

Маргарита от такого признания села на хвост.

— Чаруш, почему ты раньше не сказал? Я тобой так восхищалась, ты же самый красивый дракон в этой империи! Прошляпил своё счастье. А мог бы жениться, детьми обзавестись. Я думала, что хранители прошли свой жизненный путь и больше не могут жить в этом мире.

— Могут, Маргарита, — задумчиво и очень серьёзно дракон посмотрел на девушку. — А теперь соберись и слушай, что скажет старый хранитель! — мужчина тихонько подтолкнул девушку крылом. — Закрой глаза, раскрой крылья и представь, что ты лёгкое, невесомое пёрышко. Тёплый ветерок подхватывает тебя и отрывает от земли. Взмахни крыльями. Правильно, держи равновесие, хвостом тихонько помогай рулить. Марго, глаза открой, впереди скала! — громко крикнул Чаруш.

вынырнула из грёз и резко распахнула глаза. От испуга выставила вперед лапы и встала чуть ли не вертикально, маша крыльями от скалы, словно пыталась оттолкнуться от неё и лапами, и крыльями.

Подлетевший Чаруш поймал драконницу в свои объятья. Со стороны могло показаться, что драконы затеяли игру.

— Выровняй дыхание, расправь крылья и лети! — вынырнувший из-под живота девушки дракон полетел вперед. — Молодец, не снижайся! Пытайся подняться выше, там ветер сильнее, взмахов придётся делать меньше, можно будет дольше планировать.

— Чаруш, посмотри, как красиво внизу. Ты только представь: я лечу, я дракон, я самая счастливая женщина на свете. Я всех люблю! — кричала представительница чешуйчатых. — Мир — я люблю тебя! Жизнь — я люблю тебя! Рон, Тео, вы мои навеки! — накал эмоций вырывался наружу, радостный смех сопровождался улюлюканьем Чаруша.

Вдруг Марго резко развернулась в сторону Чаруша, и зависла прямо перед его носом:

— Ты неправ, самый красивый дракон империи! Ты красив не только снаружи, но и внутри! Ты самый добрый, умный, мудрый. И я люблю тебя, — драконница лизнула Чаруша в нос и взмыла вверх.

— Догоню! — дракон хранителя покрылся огнём, крик перешёл в рык и осчастливленный признанием Чаруш кинулся догонять девушку.

Вдоволь налетавшись, пара медленно опустилась на землю.

— Всё же я очень рада, что дракон проснулся. В детстве я часто смотрела на небо и мечтала, что раскину крылья и взлечу, словно птица, в небеса, — уставшая девушка легла в высокую траву и раскинула крылья. — Чаруш, я есть хочу. Не знаешь где найти червячка размером со слона, чтобы чуточку утолить голод?

— Червяками драконы не питаются, а птицу добыть смогу. Жди здесь, скоро буду. Можешь пока хворост собрать, только от поляны далеко не отходи.

Не прошло и двадцати минут, как довольная Маргарита, найдя на поляне небольшую проплешину, складывала хворост шалашиком, заранее обложив камнями круг.

— Похоже, у меня сил прибавилось после появления дракона. Вон какие камни с лёгкостью поднимаю, — сама себе сообщила девушка.

— Что готовить будем, невестушка?

Маргарита резко обернулась на знакомый голос и, упав на землю, зажала рот рукой, пытаясь остановить рвущийся крик из горла.

— Но как это возможно? Ты же погиб, Чаруш сам видел! Как тебе удалось выжить? Я винила себя в твоей смерти. Как ты мог? Кто тебе позволил меня пленить, кто позволил трогать против моей воли? — Маргарита даже не осознала, что кричала на Шахтара, обернувшись драконом.

— Прости меня, императрица моего сердца, я виноват, и я понимаю, что мне не искупить перед тобой этой вины! Проклинай, ненавидь меня, я заслужил, но помоги моему народу, фениксовый дракон!

Шахтар обернулся, и Маргарита опешила от такой яркой перемены его дракона.

— Но такого не бывает, откуда у тебя крылья? Ты совершенно не похож на себя! — попятилась она от мужчины.

— Но это я! И я готов принять от тебя любое наказание за свой проступок, но прошу принять к сведению, что именно я поспособствовал пробуждению твоей драконницы. Прошу сделать скидку и не убивать.

— Ах, вот оно что, правитель песков, — перед носом Шахтара, заслоняя собой Марго, словно из-под земли, встал Чаруш. — Теперь я понял, что ты натворил. Ты нашёл старинные манускрипты, говорящие о проклятии, наложенном на ваш род. Обошёл препятствия, уничтожил заклятие. И что же ты сейчас хочешь от моей Маргариты? А я знаю, что ты хочешь! Чтобы со всех жителей спало проклятие! Ты, конечно, будешь удивлён, но его уже нет на твоём народе. Похвально, что ты, как правитель целой нации, пришёл с такой просьбой к фениксовому дракону. Но ты зря проделал путь, можешь отправляться домой.

— Но мой брат, он не поменял вид, у него не выросли крылья, — попытался возразить переродившийся дракон.

— А зачем крылья тому, кто чёрен душой? От злобы, душащей его, он никогда не сможет подняться в облака. Пусть сначала в грехах своих признается, примет себя, а там, глядишь, и крылья появятся. Ты бы сходил к себе домой, империю посмотрел, подданные скоро бунт устроят, не у всех крылья выросли. Только у тех, кто помыслами чист. Объясни народу, что нужно делать, осчастливь граждан, тем, что ты обрёл своего дракона и крылья. И ещё одно. К Маргарите больше не приближайся. А то были крылья, и не будет больше, я лично оборву.

— Можешь обрывать, но я не отступлюсь от Марго, она будет моей императрицей! Маргарита, я ненадолго, не скучай без меня, ты даже не заметишь моего отсутствия, — за Шахтаром захлопнулся портал.

— Чаруш, что ты наделал, зачем отпустил его? — Маргарита наконец обрела дар речи.

— А что такое, моя принцесса? Ты сама хотела выцарапать ему глаза?

— Чаруш, — застонала Марго. — Какие глаза, нужно было узнать, где мы, и может даже переместиться вместе с ним, куда угодно, лишь бы в цивилизацию!

Глава 36. Ягода-малина


«Не суй свой нос в чужие дела» — чистый вздор. Кто из нас настолько эгоцентричен?

Мертл Баркер

— Чаруш, Чарушик! — Марго крутилась вокруг себя. — Чаруш, что с моей магией? Одежда мигает-моргает, — Маргарита лихорадочно начала ладонями сжимать прорехи.

— Магия не бесконечна, ей тоже нужна подзарядка, отдых, — Чаруш, словно маленькому ребёнку, пояснял девушке истины, которые известны в их мире каждому с детства.

— Что? — вскричала юная драконница. — Я же останусь голая! Дорогой хранитель, придумай хоть что-нибудь! — Маргарита лихорадочно начала осматриваться по сторонам в поиске одежды.

— Чаруш, ты умеешь занормаливать? — взгляд девушки упал на огромные белые цветы.

— Не пробовал никогда.

— Я тут подумала, что могу из тонких стеблей и цветочных бутонов сшить платье, а ты его занормалишь, чтобы мы могли до ближайшего поселения добраться. Как на это смотришь?

— сложив руки в районе сердца, Марго замерла, всматриваясь в лицо мужчины.

— М-м-м, давай попробую, отойди, — Чаруш задумчиво постучал по носу пальцем, подёргал себя за ухо и приступил к эксперименту. Он долго водил руками над цветком, и через некоторое время Марго заметила, что лепестки окутало тонким светящимся слоем.

Маргарита захлопала в ладоши.

— Ты гений! Что бы я без тебя делала, Чаруш! — девушка аккуратно перевернула цветок, попросив мужчину выделить ей в помощь один острый коготь, взяла его лапу в руки и отрезала основание бутона по кругу. Получилась премилая юбочка. Проделав дырки по окружности, девушка вдела тонкий стебель. — Ура, кажется, я смогла! Давай померяю, — медленно, чтобы ничего не оторвать, Марго через ноги натянула юбку. — Ой, что-то тесновато. — она с тревогой глянула на Чаруша. — Ой-ой-ой, Чаруш мне больно, что происходит, она сжимается!?

Юбка всё сильнее обнимала бёдра девушки. И вдруг почернела, рассыпавшись серым пеплом.

Марго вздохнула с облегчением.

— Похоже, я что-то напутал, Маргарита, — Чаруш повесил голову.

— Синяк останется, наверное, — рукодельница с силой растёрла больное место на ноге. — Всё будет хорошо! Не вешать нос! Можешь сорвать вон те огромные листья? Будем по старинке шить, — девушка махнула рукой в сторону деревьев, похожих на дубы, но листья на них были в разы больше и плотнее.

Примерно через час с помощью Чаруша была готова травяная юбка и лиф.

— Ну как я, красавица? Чаруш, а давай я тебе тоже набедренную повязку сошью, из травы, будем вместе добывать пищу, поселимся на этой поляне, разведём коз?

Хранитель попятился, сообщив, что ему пора на охоту, и под хохот Марго удалился. Но ровно через минуту вернулся, поджёг костёр и попросил девушку больше не впадать в первобытное состояние, не экспериментировать и не покидать поляну в поисках приключений. Он скоро будет, принесёт добычу и накормит свою прожорливую драконницу.

— Иди-иди, послушная девочка никуда не пойдёт, буду тут ждать. Ну, если только ягоды пособираю, ты не против?

Дракон пожал плечами, кивнул, поцеловал девушку в макушку, напомнив, что за костром нужно следить, и направился в лес.

— Кормилец, — вздохнула девушка. — Только бы не кролика, не люблю кроликов.

Побродив по поляне, девушка на опушке приметила красные ягоды, обрамлённые пушистыми ворсинками. Попробовав одну, она удивилась: вкус напоминал одновременно и банан, и клубнику.

«Соберу-ка побольше, вот удивится Чаруш, что не только он принесёт еду»

Марго сорвала большой лист, свернула из него кулёк и начала собирать ягоды.

«Одну в рот кладу, вторую примечаю, третью срываю! Как-то так»

Собирая вкуснейшие ягоды, Марго успела наесться и заблудиться.

— Здрасьте-приехали! — добытчица еды покрутилась вокруг своей оси. Заметив просвет между деревьями, она направилась туда в абсолютной уверенности, что там её поляна.

Но не дойдя нескольких метров до «своей» поляны, услышала песнопения, а затем душераздирающие стоны.

Резко упав в траву, Маргарита замерла.

«Нет, похоже, не моя поляна! Нужно потихоньку отползать назад: судя по звукам, там кого — то мучают»! — руки драконницы потихоньку приминали траву, тело шуршало по направлению к душеразрывающим звукам. — «Но опять же, гляну одним глазком, вдруг там никого не мучают, а петь учатся? А то совесть сожрёт меня, если не посмотрю! Вдруг их из деревни в лес выгнали за плохой голос»? — как могла, успокаивала себя девушка, двигаясь вперед.

«А если всё совсем страшно, развернусь и позову Чаруша»! — мозг выдал здравую мысль.

Чуть приподнявшись и раздвинув руками небольшой куст, Марго увидела странную картину. Кучка людей, одетых практически так же, как и Маргарита, стояли на коленях и, вскидывая руки вверх в молитве, падали ниц. Марго осмотрелась и увидела, что молятся они на большую клетку, в которой жались друг к другу огромная представительница кошачьих, скорее всего, пантера или пума, и трое котят.

С души Марго упал камень, давящий на ту часть души, которая отвечала за совесть.

— Никого не убивают. Скорее всего, это животное считается священным у этого народа, — тихо пробормотала Маргарита, и решила потихоньку отползти обратно.

«Посоветуюсь с Чарушем, чужой мир, чужие устои».

— Что ты тут потеряла, плебейка? Сбежать решила? — в бок Марго уткнулся острый меч. Ягоды выпали из рук Маргариты и покатились по ногам.

Глава 37. Бушмены


«Больше всего люди интересуются тем, что их совершенно не касается»

Джордж Бернард Шоу

За спинами молящихся в густых зарослях виднелось поселение, небольшие крыши домиков проглядывали сквозь листву. Охранников Марго насчитала не меньше двадцати, а сколько их было на самом деле, оставалось только гадать.

«Чарушик, Теодор, Рональд, где вы, когда так нужны? Спасите меня!» — Маргарита стояла на коленях в конце толпы «плебеев», как их назвал мощный мужик, одетый совсем не по-плебейски. Кожаные штаны и курточка, тёмные очки на глазах, меч в руках. — «Согласна даже на Шахтара, так и быть, пусть искупает вину и спасает меня. Ау, кто-нибудь меня слышит»?

— Кому молимся? Что происходит? Маргарита, я ведь сказал оставаться на поляне! Выпороть бы тебя, — прямо в ухо шептал упавший на колени Чаруш.

Марго покраснела от стыда и замерла со вскинутыми вверх руками.

«Только не смеяться, только не смеяться», — мысленно повторяла она, видя, что Чаруш растерял свою одежду, и, как заправский плебей, был одет в набедренную повязку из листьев, а на его боку висел привязанный кролик.

«Всё же кролик! Дикая птица повывелась в лесах что ли»? — голод напомнил о себе, и желание смеяться пропало само собой.

— Я только ягодки хотела собрать, вкусные. Заблудилась, — понуро сообщила ему Марго. — А тут меня поймали «испанцы» и заставили падать ниц перед клеткой. Не знаешь, что тут происходит?

— Бандиты чистой воды перед тобой, а не «панцы», что бы это не значило, — прошептал припавший к земле Чаруш. — Умно поступили, разбойники…

— Почему умно? — еле слышно прошептала Маргарита.

— Перед тобой дикое племя пумарсов, очень агрессивное, вряд ли бы живыми сдались в плен. Скорее всего, бандиты обманом выманили на переговоры главную шаманку племени, а там уж схватили и в клетку посадили. Другой вариант: детей пленили, а шаманка сама пошла за ними в жуткую клетку. Видишь, прутья голодные светятся, эмоций ждут. Никто из племени не хочет рисковать.

— А чего или кому молимся-то, ничего не понимаю.

— А это… так, скорее всего, они пришли за призрачными дочерями племени. Дочери, когда входят в брачный возраст, пока не встретят свою любовь и не выйдут замуж, в светлое время суток становятся невидимыми. И именно в это время у них дар предвидения просыпается. Прошлое, настоящее, будущее, всё расскажут! Могут указать, где потерянные вещи находятся. Да только с внешним миром они не общаются, — Чаруш на мгновение замер, а потом прошептал: — Теперь понятно, почему мы оказались в этом диком месте: шаманка притянула самое мощное магическое существо, которое было близко, а это ты. Помощи просит, скорее всего. А преступники думают, что народ пытается уговорить шаманку отдать дочерей.

— Издеваешься, Чаруш, — змеёй зашипела девушка. — Мне что, тут всю поляну сжечь, какая от меня может быть помощь? Я как танк среди бушменов. Они на меня с копьями, а я на них. А, не важно, долго объяснять, если у вас нет танков.

— Хватит падать, надоели! Ну что, по — хорошему не хотите? Будем по-плохому. Сначала, заметьте, по-тихому, перережем глотки мужчинам! Мы же не хотим, чтобы клетка начала сжиматься, поэтому будем делать всё тихо, — к клетке подошёл высокий мужчина в тёмном плаще.

— Чаруш, ты драться умеешь? Как дракон? Даже не знаю, как объяснить, ты с огнём обращаться умеешь? — Марго видела, как от её слов у Чаруша медленно отвисает челюсть.

— Ты же хранитель, должен меня охранять, а ввязаться в драку за другой народ тебе позволительно? Или твои возможности ограничены магией?

— Ограничены магией? Могу ввязаться, — не сразу пришёл в себя хранитель.

— В общем, у меня есть план: я отвлекаю шайку разбойников, ты предупреди бушменов, чтобы готовились к атаке, а сам ползи к клетке. Как только мужики отвлекутся на меня, обращайся в дракона и просовывай лапы в клетку, чтобы она не сомкнулась, может, подавится твоей магией. А нет — лучше засовывай руки и обращайся, вдруг лапы не пролезут, а так точно всё получится, — и девушка, не дождавшись ответа, резко встала на ноги.

— Марго, твою магию за ногу… — шипел злой Чаруш. — Выпорю, как есть выпорю, дай только добраться до твоей пятой точки!

Маргарита направилась к опешившим разбойникам.

— Жить надоело, женщина? — ухмыльнулся тот, что притащил её из леса.

— Ну отчего же, жизнь мне дорога, я глава рода (и не соврала же, ну почти)! Сначала решила посмотреть, что вы с моими людьми делаете, — Марго боковым зрением видела, как Чаруш что-то шепчет ближайшему пленнику. — Если я правильно понимаю, ищете наших дочерей? Кто из вас главный, я готова вести переговоры. Что вы хотите от них узнать?

— Сейчас тебе всё популярно разъясним, — злодей толкнул девушку мечом в спину. — Иди вперед, глава рода, и не дай Бог, если ты соврала, первая сдохнешь у всех на виду.

— Какой вы вежливый мужчина, и, главное, галантный. Сразу видно, что женщины от ваших речей в любовный ступор впадают.

— На язычок остра, смотрю. Ничего, скоро укорочу, — он снова толкнул девушку в спину.

Глава 38. А был ли главарь?


«Собственная уцелевшая голова дивный трофей победы»

Е. Лец

Марго провели вглубь деревни, на небольшую поляну. Между домами находилось лобное место.

Откинув травяной полог, из самой большой хижины вышел грузный мужчина. Вытерев жирные руки о рубашку рядом стоящего охранника, он провёл тыльной стороной ладони по губам. Его щёки подергивались, словно застывший холодец, а маленькие глазки терялись в складках.

— И что, ради этой дикарки вы посмели прервать мою трапезу? — мужик грозным взглядом зыркнул на подчинённых.

— Господин Матриати, но она настаивает на том, что является главой рода. Потребовала привести к вам, хочет начать переговоры, — склонили головы разбойники.

Толстяк приблизился к Марго, наклонил голову к шее девушки и с громким звуком втянул в себя воздух. Девушка поморщилась: от здоровяка несло потом, смешанным с запахом еды и алкоголя.

— Вы кого притащили?! Она такая же глава рода, как я — фея с Мирных островов! Пахнет, как дракон, а не как пумарс, — мужик проворно схватил Маргариту за запястье и с силой сжал. — Полетаем, девица! — обернувшись драконом, мужчина взмыл вверх, так и не отпустив руку девушки.

Маргарита испугалась, что её либо сейчас уронят, либо покалечат. Попыталась дотянуться второй рукой до лапы дракона, но плечевой сустав руки пронзила боль, дракон с силой дёрнул девушку на себя и, подбросив в воздух, отправил кувыркаться вверх.

Громкий крик испуганной Маргариты пронёсся по окрестностям, привлекая к себе внимание.

«Марго, оборачивайся драконом, моя рука в клетке. Воины готовы к атаке, как только станешь драконом, я обернусь и попробую сдержать клетку. Пумарсы рвутся в бой. Давай, девочка!» — в голове раздался приказ Чаруша.

Но от испуга Маргариту то ли переклинило, то ли драконница не набрала силу. Перехода не получилось. И девушка, кувыркаясь, полетела вниз.

— Кому и что ты пытаешь доказать, плебейка? Пумарсы не могли дракона сделать главой рода. Покажи свою сущность, не бойся не обижу, — заржал большой коричневый дракон, поймав Марго и приблизив её к своему большому рогу, что украшал его мощную морду. — Ну, или обижу, но не сильно, — из пасти дракона воняло ещё больше, чем изо рта человека.

— Зубного посетили бы, уважаемый господин Матриати, а лучше сразу морг, не жилец вы более на этом свете, — порталы только открывались над головами говоривших, а Марго уже услышала и, главное, узнала родные голоса мужей. И пусть это был громкий рык, но такой знакомый и родной.

— Помощь позвала, глава рода? — и дракон взревел, словно иерихонская труба, и на его зов в небо взмыли десятки драконов.

Марго не на шутку испугал такой перекос в расстановке сил, ей даже в голову не пришло, что так много драконов напало на деревню. Изначально перед ней стояли люди, и ей казалось, что её драконница легко устоит, пока не подоспеют пумарсы.

Глаза заволокло слезами. Как же она ошиблась! Что могут сделать драконам с земли представители кошачьих?

Господин Матриати оскалился и прижал девушку поближе к себе.

— Теодор, Рональд, вы нашли меня, — шептала Маргарита.

— Если хотите, чтобы девушка спустилась на землю живой, сдавайтесь! — неуверенно произнёс коричневый дракон.

«Да он их боится»! — удивлённо посмотрела на мужей девушка.

— Я узнал вас, переговоров не будет. Я сожму её горло, и самка не достанется никому. Теодор усмехнулся, но поднял лапы вверх.

— Человеческий облик прими, генерал, или она полетит вниз.

— Теодор, нет, ты разобьешься! — Марго забилась в лапах разбойника.

— Пленным он мне больше интересен, девица! Есть о чём поговорить и за что отомстить, — противный язык мазнул по щеке девушки.

— А тебе отдельно повторить, приспешник генерала? — Рональд и Теодор приняли человеческий облик и тут же были пойманы одним из разбойников в магическую сеть.

Теодор вновь загадочно ухмыльнулся и подмигнул Маргарите, чем ещё сильнее разозлил господин Матриати.

— Ой, я нечаянно, как же так получилось? — коричневый гигант разжал когти и девушка, крича и кувыркаясь, полетела вниз.

— Опять? Я опять падаю? Где мой парашют? Гады! Чаруш, Чарушик, спаси свою девочку!

Не успела девушка закончить свою громкую тираду, как её подхватили мягкие лапы, но не дракона, как она ожидала, а двух больших пумарсов с крыльями. И тут Марго поняла, почему усмехался Тео: он знал, а может, увидел, что в небо взмыли представители семейства кошачьих.

— В атаку! — словно гром среди ясного неба, прозвучал голос Шахтара. — Порву, всех порву, кто посмел тронуть мою невесту!

Откуда и когда появился претендент на руку Марго, девушка не видела, но была безумно рада, что разбойник, выкинув её, развязал руки мужчинам.

Грозный голос не напугал разбойников, было видно, что они побывали не в одной передряге. Они очень быстро перестроились, окружив главаря, и приготовились к отражению нападения.

Маргариту медленно опускали на землю. Только её ноги коснулись земли, как она тут же бросилась на соседнюю поляну, к Чарушу, не забывая посматривать на небо. А там шёл настоящий бой. Девушка не понимала, как один дракон, пусть даже при поддержке двух десятков летающих пумарсов, может отражать атаки стольких противников.

«Держитесь милые, держитесь родные, я постараюсь, я перекинусь, я помогу»! — молодая драконница, спотыкаясь и падая, бежала к Чарушу.

Вбежав на поляну, девушка увидела ужасную картину. Клетка вибрировала, светилась и высасывала магию и жизненные силы из Чаруша, он худел и старел на глазах.

— Марго, я не выдержу так долго, я исчезну, и тогда клетка доберётся до детей. Ты должна обернуться драконницей, ради меня! Взмой к небу, вызови феникса, освободи мужей или убей того, кто создал клетку.

— Сейчас, я сейчас, — Маргарита закрыла глаза и начала представлять, что она лёгкое перо, невесомое облако.

— Лети, скорее лети!

Но Маргарита не послушала дракона, подошла к нему и со всей силой обняла его, делясь теплом и магией, напитывая своего хранителя.

Сколько времени прошло, девушка не знала. И поняла, что всё кончено только тогда, когда от Чаруша её оторвали родные лапы мужей.

— Всё кончено, Маргарита, разожми крылья и лапы, он цел, мы победили!

Лишь услышав эти слова, девушка расслабилась и потеряла сознание.

Глава 39. Нежное утро


«От любви есть только одно средство: любить ещё больше»

Генри Д. Торо

Солнце заглядывало в окошко небольшой хижины.

«Как же тепло и приятно», — Маргарита, просыпаясь, почувствовала возбуждающие поцелуи. Кто-то дарил ласку пальчикам её ног, целуя их один за другим, сначала невесомо и нежно, а затем проводя языком отдельно по каждому. Искорки желания проскальзывали вверх по ногам к бёдрам.

— Ммм, как не хочется просыпаться, — томно потянулась девушка и открыла глаза.

Её мужья: любимые, обожаемые мужья, были живы-здоровы, лежали рядом и улыбались.

— Что произошло, мы победили? — резко поднялась Марго.

— Да, моя лапочка, мы победили, но расспросы потом, — произнёс нежным голосом Тео, продолжая целовать пальцы ног. — Я должен тебя наказать за твои геройские подвиги! Что тебе приказал делать Чаруш? — мужчина чувствительно прикусил большой палец на ноге жены. — Чтобы слушала в следующий раз, что тебе старшие говорят!

— М-м-м, Теодор, повтори, пожалуйста! Аа можешь наказать чуть повыше? — возбудившись, простонала Маргарита. — Как же я соскучилась по вам, мои любимые мужчины! — томным, заигрывающим голосом произнесла девушка и медленно провела рукой от колена к бедру.

— Ах, ты, значит, так? Мы тут переживаем, что наша жена себя неважно чувствует, практически умирает, еле дышим на неё, а она заигрывает… — Рональд подхватил на руки смеющуюся Маргариту и, целуя в губы, направился в ванную комнату.

Занимающая практически половину большой комнаты ванна была деревянной, огромной и отполированной до блеска. Вся комната была сделана из дерева. Рон медленно поставил жену на пол. Маргарита сбросила с себя простынку, в которую её закутали после того, как раздели, и медленно погрузилась в тёплую воду.

— Лепота, какая тёплая приятная вода!

— Позволь тебя помыть, дорогая жена, — голосом, полным желания, попросил Рональд.

— Позволяю! Так и быть, можешь подержать мыло! — засмеявшись, она плеснула воду на грудь любимому. — Ой, тебе, наверное, придётся раздеться, Рон! — Марго потянула мужа за рубашку, тот наклонился и нежно поцеловал девушку в губы, одновременно проводя пальцами по затвердевшему соску.

— Думаю, что не только рубашку, — мокрыми ладошками девушка попыталась расстегнуть ремень брюк.

— А второму мужу что делать? — Тео сбросил с себя одежду и, не дожидаясь приглашения, погрузился в воду.

— Доставлять и получать неземные ласки! — Маргарита провела пальчиками ноги по лодыжке мужа, и тут же заметила, как член Теодора встал по стойке смирно.

Увидев, куда смотрит жена, Тео произнёс:

— Разлука и пережитый стресс сказываются! Маргарита, ты даже не представляешь, как я тебя хочу.

— Представляю, потому что это взаимно, — чуть краснея, произнесла драконница.

Рональд и Теодор намыливали Марго в четыре руки, доставляя двойное наслаждение. Острые лучики желания пронизывали грудь, бёдра и клитор девушки. Её тело трепетало от двойных ласк и было готово к любви.

Одной рукой Маргарита водила по члену Теодора, а другой по члену Рональда, умело возбуждая их ещё сильнее.

Первым не выдержал Теодор, подхватил Маргариту на руки и мокрую понёс в комнату.

Девушка обвила руками шею, а ногами — бёдра мужа, и, поцеловав мочку уха любимого, страстно зашептала:

— Какой нежный вкус у твоей кожи!

Маргарита тихо охнула, так как Теодор не выдержал и, упав на кровать, посадил жену на свои бёдра, проникнув членом между любимых ног.

— Узко, нежно, тепло, — шептал возбуждающие слова Теодор, нанизывая на себя Маргариту.

— Рон… — тихо простонала девушка, чувствуя, как губы второго мужа, целуя позвоночник, спустились ниже. Руки развели ягодицы, и язык скользнул к анусу.

— О, да! — вырвался стон из уст девушки.

Язык вырисовывал узоры, и как ни странно, Марго это заводило, ей захотелось большего. Не успела она об этом подумать, как почувствовала скользнувший во внутрь, смазанный чем-то холодным, палец. Неописуемое удовольствие накрыло девушку: чувствовать одновременно внутри себя и член Тео, и пальцы Рона, — об этом она не мечтала и во сне.

Пальцы Рональда, похоже, нашли кнопку под названием «эйфория», при нажатии которой по телу девушки проходили волны возбуждения, заставляя ту всё сильнее насаживаться на твёрдый член Тео. Ко второму пальцу присоединился третий, заставляя Марго от возбуждения стонать всё громче.

— Рон, я хочу. хочу тебя. почувствовать внутри, — простонала Марго.

Нежный, прохладный поцелуй опалил спину, заставив вздрогнуть. Маргарита почувствовала боль, когда немаленький член Рональда проник внутрь, но боль тут же прошла, уступив место удовольствию. Движение, ещё одно, темп нарастал, девушка закричала от нахлынувших эмоций накрывшего её оргазма.

Падая на грудь Тео, Марго почувствовала, как мужей одновременно настигла разрядка. Тихий стон спереди и горячие поцелуи, прошедшие по спине, были красноречивее всяких слов. Маргарита поняла, что счастье есть, и оно тут, рядом, заключено в двух нежных, заботливых драконах, которых она уже полюбила всем своим «иномирным» сердцем.

Глава 40. Семейный завтрак


Хороша ложка к обеду,

Мужчина к ужину,

А женщина к завтраку.

Максим Нечипоренко

— Чарушик, сердце моё, как же тебя жизнь потрепала, — девушка обняла маленького дракончика и погладила его по голове, пытаясь за шуткой спрятать слёзы. — Опять все силы потерял. Дай я тебя поцелую: в лобик, в носик, в милые щёчки! Набирайся сил, — мурлыкала девушка, укачивая хранителя на руках.

За столом стояла тишина, мужчины прятали взгляд в тарелках.

— Расскажите подробнее, что произошло в небе, когда я начала падать, — девушка переложила дракончика на рядом стоящий стул и взялась за ложку.

— А что рассказывать, — смутился Тео, — когда недалёкого ума главарь выкинул тебя, я видел, что с земли поднялись пумарсы. Дело оставалось за малым, ослабить его воинов и порвать сеть, как будто она остановила бы Рональда.

— Рон, я никогда не интересовалась, у тебя что, какая-то редкая магия, не восприимчивая к магическим сетям?

Рональд улыбнулся, но промолчал.

— Что такое? Нельзя спрашивать?

— Можно, конечно, он просто боится тебя напугать. Не знает, как ты отнесёшься к тому, что он дракон-вампир, — усмехнулся Тео.

Ложка со сладким мороженым звякнула о тарелку.

— А что, такие бывают? — удивлённая девушка распахнула глаза и внимательно посмотрела на мужа. — Так его же солнце не берёт, да и я не видела, чтобы он кровь пил.

— Тут такое дело, — прокашлялся Рональд, — я магический вампир, питаюсь магией других существ. В последней военной компании я был правой рукой генерала. Всегда на передовой, всегда рядом с ним. Его ледяная мощь и моя магическая атака не оставляли врагу надежды на спасение. Мне не нужна кровь, питаюсь я, как все нормальные существа и солнца не боюсь. И чтобы у тебя не осталось вопросов, подпитка мне нужна очень редко. Я просто ухожу на охоту в леса или океан, охочусь на монстров. Иногда мне даже деньги за это платят, те, кому докучают эти монстры. Так что в голодный год моя семья не пропадёт, — попытался шуткой разрядить обстановку дракон.

— Да, страшная у тебя магия. Буду откровенна, для меня всё это чуждо, не в обиду тебе, Рональд, будет сказано, но я бы не хотела обладать такой магией. Для меня это как страшная сказка, — девушка положила ложку и подтянула колени к подбородку. — Если разговор перешёл на откровенности, то я боюсь всего неизвестного, огромных клыкастых котов, драконов. Да, не удивляйтесь, пусть я и сама дракон, но всё это необычно и страшно. Но я буду привыкать, — улыбнулась девушка и продолжила: — А генерал у нас Теодор? И почему же тебя так испугался тот коричневый дракон?

— Тебе показалось, я белый и пушистый, очень семейный дракон. У меня полное трио, пусть придётся ещё раз идти к алтарю, но тут тоже есть плюсы, моя любимая жена устроит замечательную свадьбу: с гостями, цветами и всем, чем она там хотела, — Тео подошёл к Марго, встал на колено, снял кольцо с пальца, протянул его на ладони к девушке и спросил:

— Маргарита, станешь ли ты моей женой второй раз?

— Подождите, Марго молчи, — с другой стороны упал на колени Рональд. — Теперь говори: согласна ли ты стать нашей женой повторно? — он протянул своё кольцо.

Слёзы счастья навернулись на глаза девушки, и она, шепча слова согласия, поочерёдно надела кольца на пальцы вновь обретённых женихов.

— Я не считаю, что мы разведены, мы всё ещё женаты, просто обновим слова клятвы в храме. А теперь рассказывайте, что было в небе. И почему у барсов или пумпасов, крылья? Что за редкий вид?

Мужчины рассмеялись.

— Как же приятно тебя просвещать, наша малышка. Не пумпасы, а пумарсы, ты перепутала, солнышко. Крылья есть только у мужчин, ты даже не представляешь, какие красивые танцы они танцуют, раскрыв их. Чтобы привлечь невесту, на что только не пойдёт мужчина, даже красивые крылья отрастит, — засмеялся Теодор. — Когда все отвлеклись на прибывшего Шахтара, Рональд выпил магию того бандита, что накинул на нас сеть, остальное было делом техники. Порвав сеть, мы вступили в бой, я взял на себя главаря, Рон и Шахтар остальных разбойников. Не прошло и пяти минут, как бой был окончен. Несколько драконов попытались сбежать, только кто им позволит. Спеленали всех, тем более что магии в них почти не осталось. Утром из столицы прибыли дознаватели и всех забрали. Состоится суд, и там будет решаться их судьба.

— Это радует, что опасность прошла. А мне показалось, что бой длился целую вечность.

— Ты зачем сунулась в клетку, которая высасывает магию, эмоции, жизнь? А если бы погибла? Героиню пусть стоят другие, ты будь женой и мамой. Мы за тебя погеройствуем. Ой, придётся ещё раз тебя, вечером, наказать, Маргарита! — вновь закипал Теодор.

— Я не против, наказывай. Но знай, отольются кошке мышкины слёзы! И мстить я буду долго, изощрённо, эротично и сексуально, запомни! А лучше запиши!

Теперь смеялись всё, подначивая друг друга и рассказывая, какие наказания ждут каждого вечером.

— А как вы меня нашли-то? — отсмеявшись, спросила девушка.

— После того, как у тебя оказались наши сердца, мы всегда будем чувствовать, где ты находишься. Это такой маленький магический бонус. Только стоит о тебе подумать, и в голове словно точка на карте зажигается. Остаётся правильно построить портал. Мы первый раз ошиблись на несколько сот метров, и по лесу бродили, пока не услышали звуки борьбы и крики.

Маргарита нахмурилась.

— А почему не пришли сразу, как только вас выкинул с поляны песочный гад?

— Теодор был очень слаб, и нас утащили на допрос, а оттуда так просто не вырваться. Но как только нас отпустили имперские дознаватели, мы тут же пустились на твои поиски. Прости нас, что не смогли тебя сразу защитить от Шахтара. Вину перед тобой будем искупать до конца наших дней.

— Сердца больше не приму, и не просите. Никогда не знаешь, что произойдёт в жизни, я не хочу, чтобы вы ушли со мной за грань. Вы подумали в прошлый раз только о себе, а не обо мне или наших детях. Так что нет. Вы и так живёте в моём сердце, поэтому свадьба будет в храме. А если у меня проснулся дракон, появилась магия. Нужно ли нам продолжать путь в пески, за свитком и бутылкой? Или мы можем вернуться домой?

Глава 41. Благодарность


«Благодарность — это то немногое, что нельзя купить. Негодяю и мошеннику ничего не стоит изобразить благодарность, но с истинным чувством благодарности рождаются»

— Думаю, нужно будет узнать в храме, но моё мнение — возвращаемся домой, — Теодор нежно поцеловал жену в губы, провёл по ним пальчиком и прошептал, еле касаясь губами губ: — Ты моё наваждение, я тебя люблю, я тебе хочу!

— Не заводи, Теодор, а то наш завтрак затянется до ужина, — девушка прикусила нижнюю губу мужа, и отправила в его рот дольку нежного экзотического фрукта.

— Маргарита, мы видели твою драконницу, она бесподобна — красивая, цвета твоих волос, а как переливаются крылья! Мы будем учить тебя летать, наша малышка, — Рональд поцеловал руку жены.

— Вы её видели? — восхищённо спросила Марго. — Она великолепна, только Чаруш меня уже учил летать. Вы даже не представляете, как дух захватывает, когда первый раз поднимаешься в воздух. И я сама себе создавала огненный костюм, а после обращения осталась голой, — смутилась девушка.

— Представляем, как это незабываемо, первый самостоятельный полёт… Жаль, что не мы были первые, не мы ставили тебя на крыло, — грустно произнёс Тео.

— Зато вы во многом другом были первыми! Кто первым увидел мой эротический танец, а? Кто первым меня поцеловал, м-м-м? Так что не стоит дуться. Чаруш замечательный хранитель, пусть и он будет в чём-то первый.

— Но как получилось, что она проснулась? Тебя обидел этот бескрылый песочник? Если да, то ему не жить, — нахмурился влюблённый генерал.

— Не нужно, он меня очень сильно напугал, но не хотел обидеть, а преследовал цель разбудить моего дракона! — объяснила Маргарита и рассказала мужьям всё, что произошло после их исчезновения.

— Рональд, не держи меня, пусть он и хотел получить крылья, но я ему самолично их повырываю и заставлю съесть! — попытался вырваться из стального захвата дракон.

— Теодор, успокойся и подумай над словами Чаруша: пока не состоится свадьба, никто не должен знать о фениксовом драконе, а то правящая верхушка быстро найдёт Маргарите более подходящих мужей. А бороться с войском империи мы вряд ли сможем. Так что прощаемся с гостеприимными хозяевами, берём жену под белые рученьки и в ближайший храм, свадьбу позже сыграем.

— Точно, Рональд глаголет истину, — прошептал Чаруш, не поднимая головы.

После вкусного завтрака вся семья отправилась на приём к старейшине, оставив Чаруша набираться сил на мягкой кровати. На широкой солнечной поляне, посреди красивых деревьев и цветов, на небольшом троне восседала немолодая женщина в окружении двух мужчин. Рядом с ними стоял Шахтар, и они о чём-то беседовали.

При виде пришедших женщина поднялась и поклонилась.

— Наша благодарность не знает границ, дорогие гости и спасители! Прошу вас принять эти скромные дары от прайда. Вы оказали неоценимую помощь, и с этого момента мы принимаем благородных господ в нашу большую семью. Только стоит позвать, мы всегда придём на помощь. Наши солдаты прямо сейчас готовы поступить на службу к прославленному генералу!

Четыре крупных мужчины внесли огромный сундук, медленно поставили его возле ног Маргариты и открыли крышку.

— Драгонит, — с придыханием произнёс Теодор. — Но откуда в таких количествах? В этом сундуке целое состояние!?

— За лесом начинается горная гряда, принадлежащая нам.

— Но как вы его добываете? — Рональд обвёл рукой вокруг, показывая на хижины. Старейшина улыбнулась.

— Вы находитесь в летней резиденции нашего прайда, каждое лето мы отправляемся сюда для брачных игр и свадебных церемоний! И, конечно, духовного единения с природой. Дети учатся охотиться. Может, слышали о корпорации «Венец драгонита»? Мы сделали глупость, что согласились принять незнакомых путников у себя в прайде, но они несли раненых драконов, сказали, что на них в лесу напала большая группа разбойников, направляющаяся в эту сторону. Наши воины вышли на поиски преступников, оставив деревню практически без охраны. Но дальше вы и сами всё видели. Те драконы, которые якобы были больны и размещены в дальней хижине, выбрались оттуда и захватили играющих детей. Оставшимся защитникам прайда ничего не оставалось, как сдаться.

— Они пришли за драгонитом? — любопытная Маргарита перебила старейшину.

— Нет, госпожа, они пришли за более дорогим призом. Глава преступников решил жениться. И вбил себе в голову блажь, что трёх невест, предсказывающих будущее, ему будет достаточно. Я не могла допустить такого кощунства и поэтому для начала попробовала попросить помощи у магических существ. Откликнулись вы, великие драконы, за что вам нижайший поклон, — женщина встала и поклонилась.

— Ну что вы, не нужно кланяться, любой бы на нашем месте поступил так же. Только боюсь вас огорчить. Мы пришли за своей женой и даже не знали, что вас захватили, всё произошло случайно.

— Случайности не случайны. И фениксовый дракон тому доказательство. Мои дочери сообщили мне, что он рядом, к нему я и взывала.

— Но это легенды, фениксовых драконов не рождалось в нашем мире много веков, — Теодор удивлённо пожал плечами.

— Один родился, — произнёс Шахтар и пристально посмотрел на девушку.

Рональд и Теодор гневно «зыркнули» из-под ресниц в сторону разговорившегося дракона.

— Спасибо за гостеприимство, но мы должны отклоняться. Нас ждут неотложные и очень срочные дела, — поклонился Теодор и развернул Маргариту в сторону временного пристанища.

— Подождите, это ещё не всё, мои дочери хотят вам подарить в благодарность один редкий цветок.

Глава 42. Дежавю


— Это как дежавю. Словно я уже здесь бывал…

— Видел по телеку?!

— Нет-нет. Это как дежавю. Словно я уже здесь бывал…

"Мадагаскар 2"

— Надеюсь, не огненный цветок бессмертия? Если вы хотите подарить мне его, то у меня аллергия на цветение данного представителя флоры, — пробурчала Марго.

— Вы правы, дочери хотят показать место, где он цветёт. Но как вы догадались? У вас не может быть аллергии на его цветение. Цветок на самом деле не является цветком по своему существу. Это, скорее, окаменевшая древняя магия, принявшая вид цветка. Этот артефакт содержит все виды магии, которые когда-либо существовали на земле.

— Спасибо, господа старейшины, но нас больше не интересуют долголетие и пробуждение драконов. Предлагаю оставить артефакт, там, где он находится, — попробовал ещё раз отклонить подарок Теодор.

— Моя дочь, Стефия, просит всё же принять дар. Не может огненный цветок бессмертия дарить долголетие, у него другое предназначение. Сколько лепестков на бутоне, столько раз можно использовать артефакт, оживляя мёртвых, не делая из них зомби, а именно возвращая к жизни, без каких-либо последствий! После применения исчезнет один лепесток, и так далее, пока цветок полностью не потеряет свои лепестки. Но есть ограничение по времени, нужно успеть оживить за час после смерти.

— Но такой жизненно необходимый артефакт лучше оставить себе, госпожа!

— За долгие годы мы вырастили три цветка и использовали только шесть лепестков. Невозможно воскресить того, кто умер от старости. Так что возвращали к жизни детей, воинов и женщин. Четвёртый артефакт напитался магией из подземных магических источников и уже как несколько дней его можно сорвать, чтобы освободить место для нового бутона, который будет расти и набираться каменных сил, и ровно через пять лет мы сорвём новый цветок.

Драконы переглянулись между собой, и Теодор озвучил решение:

— Мы окажем вам уважение и примем дар. Но мы очень спешим, нас ждут неотложные дела.

— Хорошо, моя дочь Стефия покажет вам дорогу. Мысленно позовите её по имени, и она откликнется.

— Стефия, вы тут? — послала молчаливый сигнал Маргарита.

— Я тут, фениксовый дракон! Давно тебя жду, я видела тебя в своих видениях. Ты прекрасна в огне. Всепоглощающий, всеразрушающий тайфун. Это невероятно. Идёмте! — и невидимой рукой увлекла девушку за собой.

Пещера поражала своими размерами, её свод терялся в вышине. Тёплый волшебный свет (как про себя его называла Маргарита) подсвечивал магические камни, растущие в небольших нишах пещеры.

— Вот он, самый прекрасный цветок на свете, — с придыханием произнесла Стефия. — Он очень хрупкий, поэтому срывайте очень аккуратно. Мы подготовили коробочку для него, стоит рядом. Маргарита, окажите честь, сорвите цветок.

Девушка подошла к небольшому постаменту и увидела десятки тонких магических нитей, тянущихся из-под земли, по постаменту, прямо к цветку. Медленно, чуть дыша, протянула руку к цветку и аккуратно надломила ножку. Раздался щелчок, и со стебля осыпалась каменная пыль.

— Тихонечко, очень медленно положи его на подушечку, — Рональд ловко подставил коробочку и, как только цветок оказался внутри, захлопнул крышку.

— Ух, чуть не забыла, как дышать, такая ответственность. Стефия, спасибо за такой дорогой подарок!

— Вам спасибо, что помогли. Госпожа Маргарита, у меня есть личная просьба. Можно с вами поговорить, наедине?

— Теодор, Рональд, вы не могли бы нас ненадолго оставить, вещи собрать, например, и подарки? У нас со Стефией небольшой девчачий разговор. Я недолго. Только узнаю, что хочет девушка, и приду.

— Хорошо, мы подождём у входа, говорите. Но если через десять минут не выйдешь, вернёмся.

Мужчины поклонились и вышли из пещеры.

— Рассказывай, не стесняйся, чем смогу помогу, — улыбнулась Марго.

— Тут такое дело, — чуть замявшись, начала свой рассказ дочь старейшин. — Мне с детства очень нравился один парень, его зовут Максимилиан. И он ко мне испытывает взаимные симпатии, но мои родители никогда не дадут разрешение на брак.

— Почему? Он ниже тебя по статусу? Или родители договорились с другой семьёй? — девушка присела на небольшой красный камень.

— Нет, в прайде нет статусов и преград, но правда в том, что Максимилиан умирает, — голос девушки дрогнул.

— Только не плачь! Ты хочешь, чтобы я использовала лепесток ради любимого или нужно отдать весь цветок?

— Нет, это не поможет, госпожа Марго. Он находится при смерти несколько лет, наши лекари ищут лекарство, чтобы вывести его из этого состояния.

— Но как это произошло? Если я правильно поняла, магических войн давно не было.

Глава 43. Откуда ждать помощи?


«Не избегай друга, в беде находящегося»

Менандр

— Магической войны не было, вы правы. Во всём виновата только я. Мы вместе с Максимилианом решили стать великими магами и изобрести лекарство от всех болезней. Наивные молодые, практически дети. Нам в руки попал древний свиток со странным рецептом, в нём говорилось о незаконченном эксперименте древнего дракона. Одним ингредиентом был слизневый хвост мокрой рыбы. Но дело в том, что эта рыба обитает только в одном месте, Проклятом болоте Чёрного леса. Мы нашли вкусную наживку. Ну, как нашли, выкупили у браконьеров жирных личинок мотыльковых бабочек. Вы только представьте, каждая весит не меньше трёх килограммов, благо у нас была пространственная сума. И вот ночью, когда все спали, мы переместились через портал прямо на болото. Не рассчитав правильную точку выхода, упали на берег. Я вскочила на ноги, а вот Максимилиана болото начало затягивать в свои недра. И тут, по иронии судьбы, из жижи выскочила рыба, размерами не уступающая большой лошади, на которую мы должны были охотиться! Но охота началась на Макса. Я, собрав все свои маленькие магические силы, перебросилась, и когтями вцепилась в нос рыбы. Та от боли попятилась назад, и в этот момент Максимилиан успел выдернуть ноги из жижи. Я уже была счастлива, что легко отделались, но радость была преждевременной. Я всё еще не могу понять, что тогда произошло, то ли его задела рыба отравленными клыками, то ли он наглотался болотной жижи, но силы его стали покидать, и к моменту, как нас нашли, он впал в забытьё и больше не выходил из того состояния. Его родители всеми силами поддерживают в нём жизнь, приглашая самых искусных магов империи. А я уже несколько лет пытаюсь изобрести противоядие.

— Но чем я могу ему помочь? Я не умею варить зелья. Но могу узнать у мужей, может у них будут идеи, — удивлённо пожала плечами Марго.

— Нет, вы меня не поняли, я хочу попросить вас о другом. До моей свадьбы с нелюбимыми осталось несколько дней. Если Максимилиан не очнётся, то я проживу грустную жизнь, — руки Маргариты коснулась ладонь взволнованной девушки. — Но для вас я предскажу будущее, напомню о прошлом, расскажу настоящее. Всё, что пожелаете, найду любую потерю, только обратитесь фениксовым драконом! Я видела, как вас обманул Шахтар, вручив вам своё сердце и переродившись в огне феникса. Помогите, молю вас, Маргарита, я знаю, что у вас большое и доброе сердце.

— Но я не могу вот так, по заказу. Максимилиан может погибнуть, у меня нет его сердца, — Марго с сомнением покачала головой.

— У меня есть, у меня его сердце. Когда мы отправились на болото, Максимилиан отдал мне своё сердце в знак безграничной любви. Но я тогда сомневалась и убрала его в суму, поэтому моё тело не приняло его. Когда всё случилось, как случилось, я пыталась вернуть сердце владельцу в надежде, что после этого он очнётся, но безвольные руки не смогли его сжать. Сделайте милость, оживите моего любимого. Цветок не сможет помочь: неизвестно, сколько лет мой Макс пролежит, словно растение. Молю… — тихий голос девушки перешёл в рыдания.

— Не нужно, Стефия, не плачь, — Маргарита, взяв девушку за руку, нащупала её лицо и пальцами попыталась вытереть слёзы. — Я спрошу мужей, они должны понять и помочь в вашем горе. Они помогут мне перекинуться фениксовым драконом, но это нужно сделать так, чтобы никто не видел. Или у меня могут быть проблемы. У вас получится вывезти Максимилиана в тихое место, в лесу? Нет, я не подумала, какой лес, нужна лысая скала, чтобы не устроить пожара. Позовите Рональда и Теодора, поговорим.

Но беседа вышла совсем не такой, как ожидала девушка. Удивление сменилось недовольством и полным запретом со стороны мужчин на такого рода эксперимент. Мотивировали тем, что разрешения родителей нет, да и сам Максимилиан не давал согласие на передачу его сердца. Стефия тихо плакала, Марго злилась.

— Но как вы не понимаете, её выдадут замуж, как наследницу главы клана, и не спросят! — эмоции захлёстывали сердобольную Маргариту. — Рональд, твои родители всё ещё не в курсе, что ты нарушил обещание, данное ими другой семье. Как будешь выходить из положения? Вдруг от тебя отрекутся и лишат наследства?

— Это совершенно тут не к месту! Даже если лишат, даже если отвернутся, я уже сделал свой выбор. Деньги не самое важное в этой жизни.

— А знаешь, почему ты так говоришь? Тебя лишат не всего: лишь денег, титула. Но у тебя останется твоя любимая женщина, феникс на руке, полный тройной магии. По идее ты потеряешь прошлое, но обретёшь будущее, а что делать этой бедняжке? Она готова распрощаться со всем, но её любимый лежит без сил и сознания. Чувствуешь разницу между вами? Ей светит безрадостное будущее.

— Маргарита, поможешь один раз — и будешь помогать бесконечное количество раз. Мы еще не женаты. Вот поженимся, тогда подумаем, как помочь девушке.

— Но у неё осталось два дня, а если не успеем? — Марго с надеждой в глазах посмотрела на Теодора.

— Успеем. Не плачь, Стефия! Хочешь, я поговорю с твоими родителями, чтобы они не заключали договорной брак? У меня сильные связи в империи, если понадобится, я подключу императорское трио, — пожалел девушку Тео.

— Да не это ей нужно, что же вы не слышите нас, мужчины, — плечи Маргариты поникли.

— Я прекрасно всё слышу, вещи собраны, мы готовы к отправке, выходите из пещеры, — Теодор был непреклонен. — Маргарита, дома поговорим, когда успокоишься.

В руку девушки уткнулся небольшой кулон в виде маленькой серой птички.

— Мы с Максом будем вас ждать госпожа, сегодня ночью, на скале Безразличия, у моря Надежды, ровно в полночь. Спасите моего любимого!

Маргарита незаметно убрала кулон в карман, вздохнула и мысленно произнесла: «Я постараюсь, может хранитель поможет, ждите!»

Глава 44. Дивный сад


Есть что-то прекрасное в лете, А с летом прекрасное в нас.

Сергей Александрович Есенин

В замок Маргарита заходила с радостью. Её радость была неподдельной. Она так устала от напряжённых и неожиданно свалившихся приключений, что добраться домой считала счастьем. Да, она уже начала считать этот хмурый замок своим домом, гнёздышком, где счастливо будут жить: она, её мужья и трое детей. «Нет, четверо, гулять, так гулять»! — думала Маргарита, заходя в распахнутые двери.

— Я сейчас помоюсь, покушаю, посплю; помоюсь, покушаю, посплю! — девушка по очереди поцеловала мужей.

— Не многовато «помоюсь и посплю», Маргариточка? — поцеловал пальчики своей невесте Теодор.

— Не-е-ет, в самый раз. Я так устала от действительности, что хочу одного: шикарный бассейн, вкусный обед и сладкий сон.

— И мы с тобой! — Рональд подхватил девушку за талию и закружил по холлу.

— Нет, — твёрдо ответила Марго. — С вами будет не сон, а море удовольствия, поцелуев и секса.

— Маргарита права, ей нужно отдохнуть, полностью восстановить силы, а нас с тобой, сам понимаешь, ждут важные рабочие вопросы, которые нужно решать, пока бизнес не развалился, — мужчины проводили девушку до её комнаты, и ещё минут пять целовали и прощались, пока Марго их не выпроводила.

Упав на кровать, девушка некоторое время задумчиво смотрела на потолок, пока не услышала тихое покашливание.

— Извините, я стучал, но вы не слышали, не хотел напугать, — в дверь вошёл Ирвин Томаш.

— Теодор попросил меня проверить ваше здоровье, вы вчера упали в обморок. Не вставайте,

— произнёс целитель, увидев, как Марго села на кровати.

Раздался ещё один негромкий звук, и в комнату проскользнули счастливые Делия и Камелия.

— Госпожа, мы так рады вас видеть, ванна будет готова минут через пять, если, конечно, господи Томаш позволит, — поклонились девушки.

— Как я по вам всем соскучилась! Дом, милый дом! Хорошо, доктор, проверяйте моё здоровье своей палочкой, дозволяю, — шутливо произнесла Марго и тронула Ирвина за руку. — А ажурных чулочков у вас не появилось новеньких? Не обязательно беленькие, можно и чёрненькие?!

— Марго Джиллиан Дороти, сколько раз вам можно повторять, что это не чулки, а медицинские изделия, — краснея, доктор попытался отобрать саквояж из цепких рук девушки.

От дверей ванной послышались смешки.

Маргарита отпустила саквояж.

— А может та вкусная медовая настойка есть? И не нужно так на меня смотреть, это я для мужей. Последние дни очень тяжёлые были, пусть они и не гномы, но успокоиться не мешает, — улыбнулась вредная пациентка.

— Нет! — твёрдо произнёс мужчина и приступил к проверке целостности ауры Марго. — Ничего страшного не вижу, кроме того, что в вас проснулся дракон! С чем вашу семью и поздравляю! — мужчина спешно сходил помыть руки и покинул комнату, беспокоясь за содержимое саквояжа.

— Эх, доктор, доктор! — Маргарита покрутила в руках бутылочку с настойкой. — Что же вы так вцепились в свои склянки? Делиться нужно, как завещал незабвенный вождь, а не то по-тихому раскулачат, — задумчиво произнесла девушка и убрала бутылёк в карман. — Вот он удивится, когда вместо бутылочки найдёт серебряный.

Приняв душ и плотно покушав, Маргарита решила прогуляться по саду, он манил своей красотой, ароматами и прекрасными трелями птиц. Спать расхотелось.

— Девочки, а не проводите меня на экскурсию по вашему дивному саду? — Марго обратилась за помощью к служанкам.

— Конечно, госпожа, с радостью, у нас прекрасный сад, а какие беседки с видом на реку! Вы не пожалеете, если отдохнёте в одной из них.

— Я с радостью, погода прекрасная, на небе ни облачка, почему не отдохнуть. Делия, принеси в беседку напитки и фрукты, а ещё захвати пирожное. Ну что, идём, Камелия, любоваться красивыми цветами?

Гуляя по красивым аллеям сада, Маргарита слушала пение птиц и думала, а стоит ли ей рисковать и уговаривать Чаруша на авантюру по спасению Максимилиана или отправиться одной.

— Госпожа, мы пришли, прошу! — Камелия показала на большую белую беседку, сделанную из дерева. Белые резные столбики были украшены тканью в кремовых тонах. Внутри стояла большая кушетка, столик и два пуфика.

— Мой брат передаёт вам, госпожа Марго, ваши любимые цветы, — Делия вышла через портал, сопровождаемая слугами.

— Какие нежные и красивые цветы, — Маргарита приняла букет и вдохнула сладкий аромат.

— Передай большое спасибо брату.

Слуги расставили сладости, фрукты и, поклонившись, удалились.

Делия налила в бокал свежий сок, а Камелия поправила подушечки.

— Девочки, спасибо вам, что бы я делала без таких замечательных помощниц!

Служанки заулыбались и поклонились.

Маргарита Семёновна, осмотревшись, решила не откладывать в долгий ящик решение проблемы и прямо тут, на природе, посоветоваться с Чарушем. Разместившись на мягких подушках и поближе пододвинув столик к кушетке, она отослала девушек в замок, оставив себе кристалл для связи. Дорогу обратно она не помнила и, боясь заблудиться, пообещала вызвать служанок через кристалл, если что-то понадобится.

— Чарушик, миленький, ты как там? Набираешься сил, можешь прийти ко мне? Я беспокоюсь и соскучилась, — тихо позвала Маргарита.

Через секунду на коленях у Марго Джиллиан Дороти сидел маленький дракончик.

— Чем сегодня нас кормят? — заинтересованная мордочка закопалась в тарелку с фруктами.

— Так, это я не ем, это тоже не интересно! А мясо где? Почему не положили? — закапризничал малыш.

— Сейчас, Чаруш, вызову девочек, они принесут мясо. Тебе какое, сырое или жареное? Дракончик упал на спину и засмеялся, вымазав мордочку кремом из корзинки с пирожным.

— Маргарита, ты решила, что я не магию потерял, а впал в доисторическое состояние и готов рвать клыками сырое мясо? Где моё копьё, пойду на охоту, недавно тут мышь пробегала, а ты пока костёр разводи, кормить буду! Я пошутил насчёт мяса, ничего не нужно, моя заботливая малышка.

— Ну, знаешь, я от чистого сердца. Беспокоюсь всё же! Раз шутишь, значит поправляешься. Чаруш, тут такое дело…

— Знаю я, что у тебя за дело, хранитель я или нет, всё знаю. Переживаешь, потому что мужья не отпускают тебя помочь влюблённым. Ты знаешь, а я с ними не согласен. Это очень хорошая возможность потренироваться в вызове фениксового дракона, но нужно с этой пары взять магическую клятву о неразглашении. А то повадятся все кому не лень тебя вызывать на помощь. И почистить магические следы, чтобы они не видели, где ты находишься.

— Так ты мне поможешь, мой рыцарь?! У нас с тобой одни мысли на двоих! Я тебе уже говорила, что люблю тебя, мой дорогой хранитель? Не покидай меня, никогда!

Ещё немного поболтав о пустяках, девушка и дракончик задремали.

Тёплый ветер ласково касался лица девушки, а тихие волны реки пели колыбельную.

Со стороны речки к беседке подошёл молодой мужчина, огляделся и вошёл внутрь.

Глава 45. Сад-арена


Чем опасней соперники, тем бичуем их резче, Чем дороже нам счастье, тем острее бои.

Эдуард Асадов

Маргарита проснулась от того, что кто — то разговаривал и шипел. Хотела распахнуть глаза, но услышав знакомый голос, решила повременить и послушать.

— Чаруш, разреши мне поговорить с ней, я хочу объясниться. Ты же сам понимаешь, что ничего плохого я бы ей не сделал. И не нужно так на меня смотреть, я обязан был пробудить дракона, чтобы моя невеста не погибла! Нет, конечно, насиловать бы я её не стал, была задумка: если не выведу на эмоции, то подниму в воздух и сброшу, а потом поймаю и опять сброшу, и так, пока не проснётся дракон!

«Ах ты, чёрный мучитель, американские горки хотел мне устроить»! — Маргарита начала закипать.

— Она мне всё рассказала, песочник! Сбрасывали уже, не помогло, — тихо зашипел дракончик.

— Как ты меня называл? — не хуже Чаруша зашипел мужчина. — Императора пустыни ты посмел назвать песочником? Да я тебя в этот песок и сотру! Какой ты хранитель, если в тяжёлый момент прохлаждаешься! Где ты был, когда был ей нужен?

— Сожгу!

— Опоздал, моя невеста опередила тебя!

— Она тебе не невеста, у неё есть мужья! — Чаруш подпрыгнул, пытаясь достать крылом до лица правителя, и нечаянно ударил Марго лапой в живот.

Та охнула и, распахнув глаза, потёрла занывший бок.

— Ну, хватит, словно петухи в курятнике! Да только я не курица. Что вы хотели, Шахтар, от меня? Только коротко, неприлично замужней женщине наедине с мужчиной разговаривать. На чай не приглашаю и советую не задерживаться, а то не дай бог, ревнивые мужья нагрянут. Теодор обещал перья вам повыщипывать! — девушка склонила голову набок и улыбнулась.

— Зачем мне его перья, мне нужны его крылья, — в беседку ураганом ворвался Тео и, не сбавляя скорости, кинулся на Шахтара.

Мужчины кубарем вылетели из беседки и, на ходу меняя ипостась, взмыли ввысь. Маргарита молча раскрывала рот, пытаясь что — то сказать.

— Дыши! Дыши глубже! — Чаруш бегал вокруг девушки. — Не переживай, померяются силами и спустятся. Должен же Теодор показать, кто в его доме хозяин. Да и отомстить за своё ранение и твою честь! Выпей водички, — хранитель пытался зажать в руках Марго бокал, но бросил это дело и сам поднёс воду к её губам.

На шум воздушной драки сбежались все слуги и домочадцы.

Беседка была окружена галдящей толпой, некоторые даже пытались делать ставки. Маргарита приметила, что все ставили на хозяина.

— Чаруш, почему никто не ставит на Шахтара? — девушка с замиранием сердца смотрела в небо.

— Во-первых, все верят в своего господина, а во-вторых, кто будет ставить против генерала армии? Вот если бы дрался Теодор и Рональд, ставки могли и разделиться. А так наш господин против императора чужой страны. Марго, где твой патриотизм?

— Но как тогда будут выплачиваться выигрыши, если все поставили на Теодора?

— А, это. Не волнуйся, раздадут деньги обратно и всё! — деловито махнул крылом Чаруш.

— Да! Господин, повырывай ему перья, хвост! Заходи сзади! Нет, под брюхо… под брюхо его! — бесновались домочадцы.

— И как часто такие бои тут проходят? — спросила Марго, посмотрев на весёлую компанию слуг и охранников.

— Часто. В каждом уважающим себя доме есть магическая арена, принимающая желающих. Драконы очень вспыльчивые, поэтому выясняют отношения на арене. Домочадцы все, поголовно, болеют за своего хозяина, но противник может привести своих болельщиков.

Громкий рык разрезал небо, и драконы камнем кинулись вниз. Испугавшись за жизнь мужа, Маргарита обернулась драконом, разнеся беседку, и кинулась вверх, наперерез падающим драконам.

— Да куда тебя понесло, не заметят! — кричал не поспевающий за ней Чаруш.

Тут же в небо взмыли четыре дракона и преградили дорогу Маргарите.

— Госпожа, дело чести, нельзя вмешиваться! Всё с нашим господином будет в порядке, поверьте, — произнёс один из них. — Благоразумно будет, если вы вернётесь в беседку.

Разозлённая девушка уже хотела возразить, но на счастье охранника увидела, как из воды с шумом вынырнули оба дракона.

— Хорошо, я вернусь, только куда возвращаться, беседки уже нет! — Марго обернулась и охнула, беседка стояла на месте, краше прежней.

— Садовники работают очень оперативно, госпожа, не зря мы нанимаем дриад, — охранник сопроводил девушку до земли.

И только Марго приняла человеческий облик, как сзади её обхватили родные руки Рональда.

— Ничего себе, и много я пропустил? Меня значит, оставил разгребать дела, а сам к жене побежал, жук! — засмотрелся на бой Тео. — Пять золотых на Теодора! Кто там принимает ставки? — Рональд кинул, не оборачиваясь, за спину небольшой мешочек.

Сквозь толпу пробирался толстый мужичок.

— Да как так можно, да кто разрешил и без меня, — охая и причитая, странный толстяк подошёл к Рону. — Непорядок, господа, как бы на штраф не нарваться, вне арены. Но я тут, и моя оплата будет стандартной, пять золотых.

Рональд, под удивлённый взгляд Маргариты, поморщился, но согласился.

Толстяк тут же с места подпрыгнул, преобразившись в представителя семейства орлиных, и взмыл вверх.

— Рефери, без него нельзя. Можно на штраф нарваться, — тихо на ухо прошептал Рон. Маргарита понимающе кивнула.

И тут над головами раздался громкий голос рефери. Девушка невольно зажала уши.

— В связи с тем, что драконы: Теодор и Шахтар, не долетели до арены, объявляю ближайшие пятьсот метров в ширину и высоту — ареной. Бой идёт до первой крови, победитель забирает приз! Ставки делаются по стандартной схеме! Гости принимаются в течение пяти минут! Объявление разрешаю размесить во всемирной кристальной сети!

И тут началось такое! Маргарита в ужасе наблюдала, как над рекой, садом и даже замком начали открываться десятки порталов, из них выходили люди, оборотни, драконы. Место борьбы окрасилось неярким фиолетовым свечением, деревья с помощью дриад покинули свои нажитые поляны, и прямо из земли начали вырастать трибуны.

— Рональд, — в голосе девушки осталось неподдельное восхищение. — Да дриады, это же просто волшебники! Дерево в их руках, словно пластилин. Какая мощь и красота!

Глава 46. Поединок драконов


«Суть боя — не в схватке как таковой, а в том, достигнута ли цель»

Пауло Коэльо. "Победитель остается один"

Самым удивительным для Маргариты было то, что на эти пять минут драконы в небе застыли, ожидая отмашки рефери, и именно в тот момент девушка успокоилась и поняла, что, раз всё по правилам, значит, ничего плохого с её любимым не произойдёт.

— Марго, бежим занимать самые лучшие места на трибунах, а это самое верхнее ложе! — Рональд, словно мальчишка, подпрыгнул, схватил жену в охапку и побежал к трибунам.

— Ты чего, отпусти меня на землю, люди смотрят на нас. Неприлично, мы же хозяева, должны принять гостей, разместить, а не занимать лучшие места, — пыталась успокоить мужа девушка.

— Оглянись, Маргарита! Это арена, пусть и временная, но арена! Тут нет правил, чинов и билетов! Абсолютно всем прибывшим хватит места. Будут даже воздушные ложи, для желающих.

И именно в этот момент открылся огромный, просто гигантский портал и из него выплыло облако, за ним ещё одно, и ещё.

— Вот видишь, есть гости, которые прибывают и со своими ложами.

— Но как? Как все так быстро среагировали и, бросив свои дела, примчались сюда? — Маргарита легко лавировала между гостями, поднимаясь вдоль трибун.

— Девочка моя, это же кристальная сеть, многие подписаны на портал рефери, объявления на самые интересные бои так вообще выскакивают перед лицом. Я удивлюсь, если бой между генералом одной армии и императором условно-дружественной страны не был мгновенно освещён по огромным кристаллам, что находятся на площадях городов. Ты только посмотри, прошло почти пять минут, а уже не протолкнуться, — Рональд усадил Маргариту в удобной просторной ложе. — Вот тут прекрасный обзор на нашего Теодора. Жаль, что не я первым прибыл к твоей беседке.

— А может и хорошо, что не ты первый пришёл меня попроведать, а то Шахтар и взлететь не успел бы! Ты же танк, не знающий пощады, — Марго лила елей в уши довольного Рона.

И только Рональд открыл рот, чтобы узнать, кто такой танк, как был прерван прогромыхавшим голосом рефери:

— Время вышло, резервные порталы закрываются, гости больше не принимаются.

— И как у него получается такой оглушительный голос? Не вижу магических примочек или рупора.

— Марго, это же рефери!

— Ну прямо с большой буквы сказал, — фыркнула девушка. — Ну и что, что рефери?

— А то, что в пылу сражения драконы никого не слышат, сосредоточенно ломая друг другу кости. И только голос рефери пробирает дракона. Представители их рода хоть и маленькие, но очень юркие. Ты видела, какой он тучный. Думаешь, почему? Это не жир, это огромные лёгкие. Так что не смейся, без рефери был бы хаос не только на арене, но и на трибунах.

— Всё поняла и прониклась уважением! — девушка уткнулась в плечо мужа.

— Смотри, Марго, начинается самое интересное!

— Ничего не меняется даже в чужих мирах, — прошептала Маргарита Семёновна Пулеш. — Всем и во все времена подавай хлеба и зрелищ: повкусней, да покровавей.

Ближайшие оборотни пристально посмотрели на рядом сидящую пару, улыбнулись и подняли бокалы, полные хмельного напитка.

— Рональд, а откуда у гостей напитки и еда? — Маргарита перевела взгляд с оборотней на мужа.

— А вот тут Марго Джиллиан Дороти самое сладкое для принимающей стороны. Общепринято, что гости приходят без еды и напитков и хозяева обеспечивают их всем необходимым. У каждого болельщика в кристалле появляется пункт: «Организаторы». В этом пункте можно найти еду, напитки и даже быструю магическую медицинскую помощь. Заказываешь любые напитки, наши слуги быстро всё доставляют через технический портал, расположенный под трибунами, получают оплату и удаляются. Может, ты хочешь чего — нибудь?

— Хочу, чтобы всё это поскорее закончилось. Отдохнула, называется. Не успела прилечь, как «жених» объявился, не успела моргнуть, как мой муж дерётся в небе.

Начавшийся бой заставил Маргариту замереть, подняв голову ввысь.

Теодор совершал немыслимые кульбиты, в последний момент чудом уходя от острых когтей соперника.

— Рональд, а почему они не используют магию?

— Всё время забываю, откуда ты прибыла. Маргарита, если они начнут использовать магию, то первой кровью тут не обойтись. Арены для того и созданы, чтобы использовать только когти, зубы, крылья, но людям разрешено использовать оружие. Представляешь, если человек вызовет на дуэль хотя бы оборотня. Чтобы вызывали дракона, я такого не помню, люди с драконами стараются не конфликтовать.

Пронёсшийся вздох восхищения отвлёк пару от разговора.

Теодор теснил Шахтара к магической ограде, нанося удар за ударом.

— Да! Руби! Оторви ему голову! Уходи от атаки! Влево… да уходи же влево! — Рональд влился в общий поток криков, раздававшийся со всех сторон.

Бой был короткий, но беспощадный. Теодор точным ударом лапы вспорол грудь противника, чёрные перья, окроплённые красной кровью, медленно летели к воде.

— Победа присуждается хозяину замка, Теодору из рода Белокрылых драконов, — рефери подкинул в воздух свиток, в котором было записано, кто, когда и во сколько победил. Свиток три раза кувырнулся и исчез в магическом огне.

— Попрошу внести приз победителю!

На трибунах воцарилась тишина.

— А какой приз-то? — рефери закрутил головой и уставился на хозяина боя.

И тут произошло то, чего не ожила Маргарита, да и никто, наверное. Рональд взмыл в воздух, схватив Марго. Подлетев к Теодору, поклонился и бережно передал жену первому мужу.

Шахтар взревел. В его голосе смешались: ярость, злость, грусть и обида. Именно в этот момент мужчина понял, что полностью проиграл, не только этот бой, но и своё счастье. Он видел, как девушка смотрит на Тео и Рональда. В её глазах горели страсть, любовь и желание, а в его сторону был брошен лишь мимолётный взгляд.

— Это ещё не конец, я ещё поборюсь, — крикнул император и исчез в тёмном портале.

Трибуны отмерли, и по рядам прошёлся крик победы и поддержки в адрес господина.

Теодор отдал Марго Рональду. Вылетев на середину арены, он поблагодарил тёплыми словами зрителей. Подхватил Марго, и под громкие одобряющие крики полетел к замку.

Глава 47. Сладкий подарок


«Твоё обнажённое тело должно принадлежать тому, кто полюбит твою обнажённую

душу»

Чарльз Спенсер Чаплин

— Нужно вызвать Ирвина, — Марго ходила кругами вокруг мужа и пыталась осмотреть его на наличие ранений.

— Никого не нужно вызывать, я здоров, крепок и безгранично счастлив! Я отстоял своё право быть твоим мужем, Маргариточка! — дракон, подняв жену повыше, закрутил её над головой. — Это прекрасно, это великолепно, ты даже не представляешь, что я сейчас ощущаю, какой прилив энергии! Да я готов горы снести, реки вспять повернуть, найти легендарный заброшенный магический рудник и подарить его всему миру!

Поцелуи посыпались на Маргариту, словно водопад. Девушка засмеялась, так как Теодор начал целовать ложбинку у шеи, а именно в этом месте девушке было всегда щекотно.

— Хватит, хватит дорогой, тебе стоит принять ванну после физических упражнений. Теперь я спокойна, ты здоров, иди, мы будем тебя ждать, — счастливая драконница попыталась соскочить с рук мужа.

— О нет, страсть, любовь, секс и без меня?

— Мы тебя подождём, дорогой, иди и скорее возвращайся.

Когда Теодор скрылся за дверью, Маргарита посмотрела на Рональда и произнесла:

— А может и не подождём.

Рональд улыбнулся и медленно приблизился к жене.

При виде идеальной мускулистой груди Маргарита мечтательно улыбнулась. От великолепного торса мужа невозможно было оторвать взгляд. Каждый раз при виде мужей девушка задавала себе вопрос: за что именно ей выпало такое счастье?

У Рональда внутри всё замерло. Судорожно втянув носом воздух, он почувствовал возбуждающий аромат своей женщины. Провёл рукой по её волосам, другой резко прижал девушку к себе. Мягкие изгибы женского тела будоражили фантазию, требовали действий. Застонав, мужчина наклонился к шее соблазнительницы, даря нежные поцелуи, и уже двумя руками сжал упругие округлые ягодицы.

Маргарита почувствовала, как нарастает желание, сметающее последние мысли, запрокинула голову, открывая горячим губам лучший доступ к своей нежной шее. Дрожь пробежала по телу, когда Рональд заскользил губами вниз, осыпая поцелуями ключицу, плечи.

Рон распалялся, его ласки становились всё настойчивее, кожа начинала гореть от покусываний и посасываний, возбуждение нарастало. Все мысли пропали, остался всепоглощающий сексуальный голод, жажда действия. Жажда чувствовать Рональда в себе.

Девушка не заметила, как мужчина отнёс её на кровать и бережно положил. Мысли были далеко, фантазия выдавала эротические картинки жаркого секса.

— Возьми меня, Рон. Я хочу тебя! — девушка, изогнувшись, провела рукой от груди к животу.

Горловой рык, который мужчина попытался сдержать, ясно дал понять, что он готов исполнить желание своей любимой.

— О нет, Маргарита. Ещё не время.

Руки мужчины заскользили вверх, от лодыжек к коленям девушки. Та, застонав, без стеснения широко раздвинула ноги, приглашая мужа. Но тот медлил, водя руками вверх и вниз по бёдрам, одновременно целуя их, чем доводил девушку до умопомрачения, она практически потеряла контроль над своим телом и уже была готова сама накинутся на искусителя, овладеть его горячим, твёрдым и таким желанным членом.

Из ванной комнаты вышел Теодор. Влажные волосы были гладко зачёсаны, водяные капельки медленно стекали по идеальной груди, бёдра мужчины были завёрнуты в белоснежное полотенце.

— Маргарита, ты великолепна в своей наготе!

Девушка распахнула глаза и увидела подёргивающийся член Теодора.

— Сладкое, десерт, — томно произнесла возбуждённая Марго и медленно провела языком по головке члена, впуская её внутрь. Разгорячённое естество требовало большего, тело изогнулось, бёдра поднялись вверх, приглашая, даже требуя действий от Рональда.

Рон повернул жену на бок, чуть приподнял её ногу и овладел любимой.

Маргарита чувствовала двойную наполненность, возбуждение разливалось по телу, отдавшись на волю мужьям, девушка впустила Теодора на полную длину, шире открыв рот.

Теодор простонал имя своей женщины и тихонько надавил на горло.

Движения Рона нарастали, влагалище девушки всё чаще и сильнее начало сжимать твёрдый член мужа, давай понять, что очень скоро она достигнет пика наслаждения.

Первым оргазма достиг Теодор, излившись в горло Марго. Девушка не выпускала член изо рта, пока последняя капля не заполнила её рот.

Теодор благодарно поцеловал Маргариту и опустил голову к клитору.

— О нет! — Маргарит вздрогнула и безумный, взрывающий фонтан эмоций оргазм настиг влюблённую женщину.

Громко застонав, она упала на руки Теодора, волны прошедшего оргазма ещё прокатывались нежными волнами по телу, Рональд слегка шлёпнул жену по ягодице и, прикусив плечо любимой разрядился.

— С каждым разом всё сильнее и сильнее я хочу вас любить! Вы навеки поселились в моём сердце. Пообещайте никогда не покидать меня, — девушка поочерёдно поцеловала мужей.

— Никогда, ты наша и больше ничья. Завтра свадьба, повторим обещания, обменяемся татуировками, кольцами и навеки вместе!

Мужчины нежно зацеловывали девушку, возбуждая и готовя к новому витку удовольствий и секса.

Глава 48. Вкусная рыбка


«Когда мужчина готовит, он никого не терпит рядом с собой. Но если готовит

женщина, он то и дело лезет на кухню»

Люсиль Болл

Маргарита проснулась от того, что два дракона сопели и мурчали с двух сторон, будто они и не драконы, а большие коты.

Вспомнив сексуальный марафон, растянувшийся на несколько часов, девушка тихо поцеловала мужей в плечи и сползла с кровати. Ей срочно понадобилось в дамскую комнату. Приняв душ, Маргарита потянулась и поняла, что выспалась. Накинула халат и позвала Чаруша.

— Чарушик, ты не знаешь, как бы еды раздобыть, чтобы никого не разбудить?

Хранитель потянулся и зевнул.

— Есть два варианта: вызвать служанок по кристаллу или сходить самой на кухню.

— Будить никого не будем. Чаруш, я обещала Стефии сегодня ночью помочь… Ты не знаешь, сколько сейчас времени?

— Почти полночь. Ты сомневаешься в своём решении? Если не хочешь, то не пойдём.

— Нет, я не сомневаюсь, обязательно нужно помочь влюблённым. Опять же, ты будешь рядом, переродишься вместе со мной, вновь станешь самым сильным хранителем. И если будет опасность, придёшь на помощь.

— Очень сомневаюсь, что фениксовому дракону нужна помощь, — усмехнулся мелкий дракончик. — А вот прийти в себя, отпустить феникса, тут я помогу.

Маргарита порылась в шкафу, выбрала на всякий случай два сменных костюма. Оказывается, одежда была зачарована, но на обычного дракона, фениксовый сжигал не только ткань, но и чужеродную магию. Лишь поэтому в первый раз девушка осталась голой. Так ей пояснили мужья.

— Чарушик, пойдём, поедим и отправимся к морю Надежды, на скалу Безразличия.

— А портал-то твой обессиленный Чарушик сможет построить?

Марго от неожиданности подпрыгнула и чуть не упала, поскользнувшись на гладкой плитке.

В дверях стояли мужья.

— Я, значит, просыпаюсь с намерением прижать любимую жену к боку, а рядом пусто. Маргарита, если твоей пятой точке не хватает приключений, то мы с Теодором быстро устроим ей повторный эротический марафон, с нежной поркой, даже можем приковать к кровати, чтобы голову покинули дурные мысли.

Маргарита, покраснев, насупилась. Ей не хотелось обманывать мужей, но и бросить девушку в беде ей не позволяла совесть.

— А теперь слушаем меня, дорогие женихи! Я хочу специально сделать ударение на слове женихи! Так как я являюсь законным опекуном этой драконницы, пока она не замужем, то слушаем меня и желательно раболепно падаем в ноги, целуя мои крылья, — дракончик распалился, взлетел и завис перед лицами мужчин.

Мужчины от неприкрытой наглости дракончика сначала зависли, но через секунду послышался один смешок, потом другой, и вот уже вся честная компания заразительно смеялась, представляя мелкого Чаруша в роли хозяина-рабовладельца.

— Вот так бы сразу. А то накинулись на беззащитную маленькую драконницу, — хранитель подлетел к девушке и обнял её за плечи крыльями, словно укутал шалью.

— Хорошо, Маргарита, мы пойдём тебе на уступки, но только в этот раз. Сейчас поедим и отправимся спасать несчастных влюблённых, чтобы их жизнь была долгой и счастливой.

— Да, да, один единственный раз. Спасибо, что уступили, — Маргарита прятала улыбку за крылом Чаруша, пытаясь не рассмеяться.

Теодор открыл кристалл, чтобы разбудить повара, но Марго, взяв его за руку, покачала головой.

— Идёмте на кухню, сегодня вас будет угощать своими кулинарными изысками Маргарита Семёновна Пулеш, то есть я!

Кухня была огромной, будто в ней питалась рота драконов, взвод оборотней и несколько отрядов эльфов.

Маргарита с восхищение открывала шкафы, чего только тут не было, десятки видов круп, различные приправы. Отдельно стоял холодильник, наполненный до отказа различной дичью и мясом.

— Рай для кулинара. Ваш повар самый счастливый повар на свете, — произнесла Маргарита, вытаскивая огромную рыбину из холодильника. — Так как мы спешим, то сделаю рыбные медальоны на овощной подушке. Как вы относитесь к рыбе? Вижу, что положительно, — засмеялась девушка, увидев, как мужчины заворожённо смотрят на быстрые и отточенные движения девушки. Ножик в руках Маргариты жил своей жизнью, быстро отделяя и, удаляя ненужные части рыбы, извлекая из неё филе.

— Как же нам повезло, Теодор, можем жить в пещере и таскать рыбу жене, а она нас будет кормить, кормить и кормить… — Рон послал воздушный поцелуй жене и предложил свою помощь.

Маргарита предложила мужчинам помыть овощи, если они так сильно хотят поучаствовать в процессе. Чаруш решил не мешаться и, усевшись на самый высокий стул, начал командовать и руководить мужчинами — что, откуда и какие овощи доставать.

На раскалённую сковородку по очереди полетели нарезанный лук, натёртая морковка и, в завершении, овощ, очень напоминавший болгарский перец.

— Какой аромат! — потянул в сторону сковороды носом хранитель.

— Готовим овощную подушку, — Маргарита вытащила из шкафчика прозрачный противень, и обжарка мгновенно распределилась по нему. — Не забываем посолить и поперчить, — рассказывала девушка.

Порывшись в шкафу с пряностями, девушка перепробовала несколько семян и остановилась на тех, что по вкусу напоминали кунжут.

— В небольшой тарелке смешиваем кунжут и соль, окунаем с двух сторон наши замечательно пахнущие медальончики и ровненько укладываем на подушку. Сверху дополним дольками томатов.

Теодор помог поднести противень к духовке.

— Какая необычная духовка, светится сиреневым цветом.

— Магическая штучка. Выбирай температуру и время, — Теодор запихнул медальоны внутрь духовки.

— Подожди, она еще не разогрелась! — Маргарита попыталась остановить мужа.

— Нет, солнышко, как только ты выставила температуру, она тут же и нагрелась, то есть мгновенно.

— Ничего себе, ну хорошо, ждём минут пятнадцать, нужно обязательно перевернуть, чтобы не получились сухими, и оставляем ещё на пятнадцать. Нужно подготовить столовые приборы.

Пока шло время приготовления, семья сидела за столом, поглощая нарезанный сыр и вдыхая аромат готовящейся рыбы.

Вот и готово, Маргарита сняла фартук, повесил его на спинку стула и пригласила всех к столу. Красиво оформленные медальоны манили рыбным ароматом.

— Так и просятся в рот! Маргарита, ты кудесница, — зажмурив глаза, произнёс Чаруш. Быстро проглотив свою порцию, хранитель потянулся за новой порцией, его тарелка со звоном встретилась ещё с двумя пустыми тарелками. Все тянулись за добавкой.

Растроганная Маргарита положила каждому ещё по кусочку и пообещала почаще устраивать семейные ужины.

Глава 49. Песня феникса


Не гордись своей внешностью, потому что не ты её создал. Гордись своей душой. Ты являешься её скульптором.

Автор неизвестен

Ночную тишину разрезал громкий крик совы. Маргарита вздрогнула и поёжилась.

— Что-то я не наблюдаю никого. Или мы опоздали, или влюблённые не пришли, можно отправляться домой, — произнёс Теодор, пнув ближайший камень.

Но в этот момент зашуршали и раздвинулись ближайшие кусты, из них выглянула молодая привлекательная девушка, луна красиво серебрила её длинные чёрные волосы.

— Как я рада, госпожа Марго, что вы сдержали своё слово и появились, — девушка низко поклонилась перед драконами.

— А где твой возлюбленный, Стефия? — Маргарита подошла поближе к девушке и сняла маленький листочек с её волос. — А ты красивая! Вот как, значит, выглядят дочери вашего народа при свете луны.

— Я не стала зажигать магический огонь, побоялась, что за нами может быть погоня. Мне пришлось подкупить одного из охранников семьи Максимилиана, чтобы он меня пропустил к нему. Я соврала, что хочу попрощаться, а сама открыла портал и выкрала его. Сёстры могут быстро нас найти, но захотят ли. Я очень надеюсь, что не сдадут любимую сестру! А

Макс в кустах лежит, я его спрятала, — на одном выдохе выдала Стефия. — Я очень волнуюсь, вся в предвкушении и надежде, только бы всё получилось. Мне без него не жить, он моя судьба, моя любовь.

Мужчины раздвинули кусты, и на руках вынесли почти невесомое тело Максимилиана.

— Сделай два магических огня, плохо видно, куда нужно укладывать больного, — Теодор посмотрел на Рона.

— Какой больной, он уже не жилец. Может, подождать, когда уйдёт за грань и воскресить с помощью цветка? — Рональд с сомнением смотрел на Максимилиана.

— Нет, умоляю, нельзя медлить, меня завтра выдадут замуж, и я должна буду выбирать между пятью претендентами на мою руку и сердце. Они уже и венчальные танцы приготовили, — горько вздохнула девушка.

— Ну что тянуть кота за хвост, раз решили, значит пробуем. Мне тоже нужна практика. Не беспокойтесь, со мной будет Чаруш! Командуй, мой любимый хранитель! Как будем вызывать феникса?

— Для начала обернись просто драконницей, для тебя это не составляет труда. Сердце Максимилиана Теодор повесит тебе на клык.

Мужья восхищённо вздохнули, когда Марго обернулась драконом. Теодор повесил сердце парня на клык любимой, при этом не удержался и поцеловал её в нос.

— Мы в тебя верим, наша сладкая девочка!

— Теперь всех попрошу покинуть скалу и оставить нас одних, желательно отлететь подальше! — произнёс Чаруш.

Когда все покинули площадку, Хранитель, не стесняясь, запрыгнул на морду драконницы и, смотря прямо в её огромные глаза, произнёс:

— Маргарита, загляни в себя, открой душу, разгляди внутренний огонь, почувствуй и выпусти его наружу! Вдохни свободу полной грудью, стань фениксом, несущим природе перерождение. Ты знаешь, девочка! Ты помнишь, для кого и для чего служат великие фениксовые драконы. Только ты и никто больше не возродит мёртвую природу! Запомни, моя малышка, ты не разрушаешь, а созидаешь, ты никогда не должна бояться выпустить феникса.

Пока Чаруш говорил, Марго расслабилась и закрыла глаза. Её внутренний огонь растекался по венам, добрался до кожи, и она воспылала. Ей не было страшно, не было больно. Ей было хорошо, она слышала, как запела скала, запели травы, кусты и деревья.

Они вторили огню, счастливо сгорая в очищающем пламени перерождения. Маргарита увидела, как сердце, висевшее на клыке, начало расправляться, наполняться огнём, оно тоже пело. Тихо благодарило феникса за шанс жить. Дракон плакала огненными слезами от переполнявшего её счастья, сгорая и возрождаясь сотни раз за секунду. Только сейчас, являясь фениксовым драконом, Маргарита в полной мере поняла своё предназначение. Она осознала, что несёт не боль, а счастье.

Огненный феникс расправил крылья и взлетел в небеса, оповестив о себе окрестности громкой мелодичной песней.

Сидевшие на соседней скале мужья переглянулись.

— Чаруш, что она делает? — не таясь, в полный голос, закричал обеспокоенный Теодор, смотря на сожжённую поляну. — Зачем она поёт? — застонав, мужчина схватился за голову.

— Она освещает плато, словно солнце.

Но Чаруш не ответил, его не было на поляне, и в небе феникс был один.

А Марго пела и пела! Всё громче звучал её бархатный голос! Песня манила, влекла, обещала безграничное счастье. Она была глотком воды в жаркой пустыне, дождём для растерзанной засухой земли. По щекам мужчин покатились слёзы, они еле сдерживались, чтобы не взлететь к своей жене.

— Теодор, уходи порталом, я останусь, а ты уходи, сгорим оба. У меня больше нет сил сопротивляться её зову.

— Ты воин, держись, или я тебя ударю, а лучше вырублю, — шипел Тео, с силой стиснув зубы.

— Да, ты правильно придумал: ударь! Ударь так, чтобы я от боли не слышал её манящий голос.

На скале шёл нешуточный бой, а в небе пел огненный дракон песню возрождения.

И когда песнь феникса достигла апогея, вдруг начали открываться сотни порталов, из них появлялись люди, оборотни, драконы, там были представители всех рас и сословий. Мужчины, перестав друга мутузить, удивлённо взирали на то, что даже звери открывали порталы. Но этого не может быть. У зверей нет магии! Но порталы открывались, и они были не такие, как у разумных существ. Рваные, словно звери когтями разрывали ткань бытия, прорываясь к фениксу.

Кто не мог идти, того несли на руках. Пришедшие, не боясь, приближались всё ближе к спасительному огню, будто они знали то, чего не знали мужья феникса.

Глава 50. Пепел финикса


«Берегите людей, после встречи с которыми что-то светлое и радостное поселяется в вашей душе»

Восточная мудрость

— Что происходит, Теодор? Это ведь она их всех позвала, она открывает проходы зверью, я чувствую это, не зря я вампир. Это её магия открывает эти рваные порталы. Марго знает, кому сейчас жизненно необходим сжигающий огонь феникса, и зовёт их, — Рональд переводил удивлённый взгляд с толпы на Тео и обратно.

— Рональд, там Шахтар, прямо около неё Шахтар! Что он делает, неужели смертельно ранен? Не может быть, что происходит?

Не успел дракон закончить свою мысль, как красный огонь приобрёл синий цвет горящего газа и всё вокруг побелело, словно взорвалась сверхновая звезда.

Мужчины заворожённо смотрели, как в полной тишине падает на землю серый пепел, а огненный Чаруш опускается на скалу, держа обнажённую Маргариту.

— Одевайте скорее свою девочку, пока народ перерождается.

Мужчины засуетились и вытащили из пространственной сумы два комплекта одежды, Теодор перекинулся драконом и крыльями создал подобие ширмы. Рон помог жене одеть кремового цвета костюм.

— Маргарита, ты зачем так пугаешь? В каком смысле перерождается? — удивлённо уставился на хранителя Рональд. — Они разве не сгорели?

— Сам видишь, что сгорели. Но может, послушаем Маргариту?

— Я тут не при чём, это всё фениксовый дракон.

— Не томи, Марагарита, укушу! — Теодор поцеловал жену в плечо.

— Когда я перекинулась фениксовым драконом, в этот раз это было осознанно и без испуга. Я ясно поняла своё предназначение!

— Нести счастье людям? — нервно хихикнул Рональд, за что получил ощутимый толчок в бок от первого мужа.

— Не перебивай!

— Нет, очищающий огонь. Я дарую новую жизнь, тем, кто заболел, находится при смерти или просто хочет найти душевный покой. Те, кто не боится обжечься. Я их всех просто позвала, но пришли не все, кто взывал о помощи.

— Почему? — удивился Тео.

— Если нечист душой и помыслами, если тебя сжигает зависть и душит чёрная злоба, то ты просто сгоришь в очищающем огне. Вот и не пришли, но стенать не перестали, я до последнего слышала их и звала. И сердце для перерождения отдавать мне не нужно. Я думаю, что Шахтар неправильно понял или неверно перевёл манускрипт. Чист сердцем, душой и помыслами ты должен быть. Проклятие нёс правящий род, а вместе с ним и весь его народ. Шахтар, там Шахтар! — Марго обернулась и ринулась со скалы вниз.

— Вот это поворот, — взревел Рональд и камнем бросился вслед за женой, на лету ловя её. — Не пущу к нему, Маргарита, нет! — Рон, опускаясь, пытался крыльями остановить любимую. Летел спиной вниз, смотря на Марго.

— Стой, Рональд, любимый, разобьёшься. Я объяснюсь.

— Хорошо, я слушаю, завис в нескольких метрах от земли мужчина.

— Чаруш, выходи, старый интриган! Объяснись передо мной и моими мужьями!

— А что? Как только что случись, то сразу Хранитель виноват?

— Чаруш, не увильнёшь, я всё-всё видела, не хуже дочерей знакомого нам клана! Ты же сам мне открыл правду, как смотреть в души, как видеть боль и отчаянье. А за одним многое другое стало ясно.

— Хорошо, не отстанешь же, забирайте Шахтара и отправляемся… — замялся Чаруш. — Там всё расскажу.

— Где там? Чаруш… — строго глянула драконница на Хранителя.

— Марго, не выводи! Собирайте императора. тьфу, забирайте, и в одно интересное место полетим.

Девушка, окружённая десятком магических огней, взлетела над землёй в поисках многострадального Шахтара. К ней присоединились ничего не понимающие мужья.

Первой пробивалась зелёная трава, закрывая плотным ковром землю. Деревья, полные сил, красивые, мощные, все как на подбор, повыскакивали, словно грибы после дождя.

Кучки пепла рассыпались, являя на свет тех, кто отдался на милость огненному дракону. Кто-то обнимался, смеялся, а кто-то отряхивался и уходил через портал.

Сердце Маргариты заходилось от радости. Она была счастлива, что смогла помочь стольким людям.

— Госпожа! Госпожа Марго, подождите!

Драконница обернулась, к ней спешила молодая пара.

— Госпожа Марго, спасибо вам за Максимилиана, — девушка вдруг упала на колени. — До конца дней своих не забуду вашего доброго сердца.

Максимилиан, молодой статный красавец, поклонился и покраснел.

— Ты главное сердце своего любимого береги, больше не попадайте на болото в пасть к рыбе, — Марго присела на корточки и обняла плачущую девушку. — А теперь отправляйтесь домой, порадуйте родителей.

Мужчины пожали руку Максимилиану, подхватили Марго, попрощались и отправились на поиски императора.

Далеко идти не пришлось, Шахтар уже переродился и спешил навстречу улыбающейся Маргарите.

— Прости меня за всё, Маргарита, не отталкивай.

Девушку дружно заслонили мужья.

— Шахтар, все брачные места заняты, не обессудь.

— Теодор, Рональд, не нужно шума, в такой важный для людей и других существ момент. Давайте послушаем, что скажет Чаруш. Он нас ждёт на скале.

— А как же звери, ты их тут и оставишь? — Теодор оглянулся по сторонам, его взгляд упал на маленького енота.

— Это уже не моя забота, — девушка улыбнулась. — И не смотри на меня так, Чаруш позаботится, отправит всех по домам.

— Маргарита, пообещай, что не будешь устраивать такие огненные шоу около нашего замка. О, в пустыне у Шахтара будем устраивать фейерверки. Шахтар, ты же не против озеленить пустыню кактусами?

Глава 51. Неожиданные признания


— В прошлый раз мы так и не закончили разговор.

— Потому что ты стал говорить мне гадости, а у меня такие нежные уши.

"Двенадцать друзей Оушена"

— Чаруш, когда я про пустыню говорил, это была шутка! — Теодор огляделся. Вокруг ничего не было, кроме барханов, полных песка.

— Проходите внутрь, — с ближайшего бархана осыпался песок, открывая небольшую каменную пещеру с настоящей кованной железной дверью.

— Ничего себе, — присвистнул Рональд. — Редкий дракон покажет, где находится его сокровищница, а тем более пустит внутрь. Чаруш, насколько же ты провинился, что идёшь на такие жертвы?

— Шутить изволите, господа, — железная дверь распахнулась, и в тёмном проходе вспыхнул магический шарик.

— Может за руки возьмёмся, друзья? — улыбнулась Марго.

— Могу тебя на руки взять, Маргарита, — Шахтар дотронулся до пальчиков девушки.

— Спасибо, но я ножками пройдусь.

Пещера поражала своими размерами.

— А как так получается: сверху никакой пещеры не видно, а тут такой простор? Мы под землёй? — Маргарита вертела головой.

— Нет, Марго, это у Чаруша такой пространственный карман, поражающий воображение, — улыбнулся Теодор.

— Да, ты прав, это такой карман, могу позволить себе ещё больше, но пока не вижу смысла.

Мужчины резко обернулись, голос говорившего был старчески-скрипучим. Перед гостями стоял древний дракон из храма.

— Прошу любить и жаловать, Чаруш, он же хранитель, он же первый дракон, он же… а кто ты ещё, Чаруш?

— Я последний фениксовый дракон.

— Вот почему ты исчез, когда я дёргала ручку храма в надежде попасть домой! Чтобы выйти к нам в облике старца? А потом ещё притворился, будто он твой друг, всё продумал, до последней мелочи?! — огорчённо вздохнула Марго.

— И сколько всего было фениксовых драконов, если вы, уважаемый Чаруш, первый дракон, и феникс по совместительству? — поинтересовался Рональд.

— Не так уж и много, я и Марго. Претендентов было предостаточно, а вот перекинуться в феникса ни у кого не получалось. Кроме девушки, верящей в сказки и готовой распахнуть своё сердце навстречу этой сказке. Но вы проходите к столу, присаживайтесь, у меня как раз бутылочка очень старого вина завалялась, всё берег для особого случая.

— Всё это очень познавательно, но меня интересует наша история, — Теодор поднял бокал с тёмно-красным вином.

— А что рассказывать, я решил удалиться на покой. Рассчитал, или, по-вашему, предсказал, когда и в какой момент появится та, что сможет занять моё место. Я никогда не был хранителем клана Огненных крыльев. Провёл душу Маргариты Семёновны через миры, и в подходящий момент появился, прикинувшись маленьким потерявшим силы драконом. Подкинуть мысль императору Шахатару, что обязательно нужно обрести крылья, помочь сформировать план по поиску свитков-артефактов, которые сам и создал, не составило труда, а вот любовь между ним и Марго я не планировал. Неучтённый фактор, так сказать,

— Чаруш посмотрел прямо на Шахтара. — В благодарность за пробуждение фениксового дракона я снял проклятие со всех коринов. Конечно, я его и наложил, давно было дело, тысячелетия назад. Очень уж предки Шахтара были злобные, без меры агрессивные, пытались уничтожить все зарождающиеся империи. Вот и подрезал крылышки, до хороших времён.

— А нельзя было нас попросить о помощи? Мы всё же мужья, кто, если не мы, должны позаботиться о здоровье и счастье Марго?

— Если бы Шахтар не справился, я бы подослал головорезов по ваши души, они бы попытались вас убить, и я очень надеялся, что именно в такой критический момент дракон себя бы и проявил. Но других шагов не понадобилось, Шахтар справился со своей задачей. Но с перерождением с императора спала пелена, и я не стал повторно на него накладывать узы подчинения. Он сделал дело, мог бы спокойно удалиться и править своей империей и гаремом. Ан нет, запала девица в душу. Марго, а хочешь, я своей властью поменяю законы? Разрешу многомужество? Никто и не заметит, конечно, некоторые удивятся, а почему у всех по два мужа, если можно три, четыре, пять? И не будет твоя душа мучиться. Я же вижу, что после того, как ты узнала правду о том, что Шахтар действовал по указке, а любил тебя сильнее жизни, ты себе место не находишь.

— Хочу, — покраснела Маргарита и из-под опущенных ресниц посмотрела на Шахтара.

— Готово, дети мои! Что чувствуете?

— Да, я как бы с детства знаю, что многомужество разрешено, — медленно произнёс Рональд.

— Но я не готова сразу выйти замуж за Шахтара. Во-первых, за мной ещё не ухаживали, во-вторых, у меня огромная симпатия к нему, а я хочу влюбиться так, чтобы было тяжело дышать вдали от любимого.

— Маргарита, я завоюю твоё сердце и любовь, что бы мне это не стоило, тем более преград сейчас нет, и твоих мужей убивать не обязательно, — мужчина медленно поцеловал руку любимой.

Теодор поперхнулся вином и зашипел.

— Юмор у меня такой, императорский. Привыкайте, второй и третий муж, — громко рассмеялся император.

— Ну, раз всё выяснили, Маргарита, в награду за твою добрую душу, за то, что ты приняла феникса, разрешаю тебе выбрать подарок. Всё, что хочешь — бери. Раз я твой хранитель, значит, моя сокровищница и твоя тоже.

Недолго побродив вокруг золотых развалов, девушке приглянулась красивая брошь в виде маленькой черепашки.

— Замечательный выбор, брошь династии Руний. В этой броши заключено дыхание русалок, она дарует жабры. Пока ты будешь находиться под водой, сможешь спокойно дышать, не опасаясь за свою жизнь.

— Спасибо за такой нужный подарок, Чарушик. Я тебя никогда не забуду.

— Марго, ты чего вздумала с ним прощаться? Он нас ещё поженит, завтра, — Тео обнял жену.

— Точно, о свадьбе! Вас завтра будут ждать после обеда, в храме. Собирайтесь домой, готовьтесь к празднеству.

— А мне предстоит далёкий путь.

— Неужели за грань собрался, великий дракон? — удивился Шахтар.

— Нет, что ты. Дела передал, феникса взрастил, мужей подобрал для Маргариты, одно загляденье. Теперь и отдохнуть недельку-другую, в соседнем мире! К семье и детям полечу, тысячу лет не видел, соскучились наверно.

— Наверно не просто соскучились, а и забыли, как вы выглядите. За тысячу-то лет, — Рональд рассмеялся, довольный своей шуткой.

— А может и ошибся в одном муже, — Чаруш задумчиво посмотрел на Рона.

— Нет-нет-нет, всё, я серьёзен, как никогда! Можете оставлять Марго в наших надёжных руках. Счастливого пути!

— Не смею задерживать, — Чаруш открыл портал и обнял Маргариту. — Небольшой подарок найдешь на своей кровати. Спасибо тебе за всё, что ты сделала для меня и всех драконов, моя маленькая птичка.

Глава 52. Свадебные хлопоты


«Хорошая семья — та, в которой муж и жена днем забывают о том, что они любовники, а ночью — о том, что они супруги»

Сократ

Утро было солнечное, ни одного облачка на небе.

Птицы поют; деревья поют; душа поёт; мир вторит твоей радости. Именно такое настроение было у невесты.

Маргарита летала на крыльях счастья. Такой волнительный день, собственная свадьба! Замок был украшен по-парадному, в каждом коридоре стояли цветы, висели разноцветные ленты. Даже старые каменные стены преобразились, стали светлее, как показалось Маргарите.

В саду были расставлены рядами белые резные стулья. Мужья договорились с храмовниками, что свадебная церемония пройдёт прямо в саду, среди благоухающего цветочного великолепия.

Маргарита в который раз рассматривала белое платье и фату, подаренные хранителем, именно о таком платье мечтала девушка с детства. Лёгкое, воздушное, с открытыми плечами.

Марго подбежала к зеркалу и приложила фату к голове, ей очень нравились маленькие цветочки, перемежавшиеся с небольшими красными камнями, указывающими на огненную стихию невесты.

С самого утра Марго успела оббежать весь замок, побывать в саду и даже заглянула не кухню. Умение поваров поразило девушку, она обвела взглядом горы жареных куропаток, сотни салатов, и огромный многоярусный торт, выполненный в трёх цветах. Огромные бочонки с хмельным напитком. Как пояснил шеф-повар, это ещё не всё, готовка в самом разгаре и на подходе заморские деликатесы. Обещал приготовить все блюда к сроку. Тем более, что он кудесник и кулинарный маг в восьмом поколении, как снисходительно пояснил повар переживающей брачующейся.

Маргарита полюбовалась кулинарным волшебством и выпорхнула в парадный зал.

Как объяснил Теодор, они взяли в аренду пространственный карман такой величины, чтобы всем гостям хватило места. Столы уходили вглубь длинного зала, теряясь в дали.

Рональд, светясь от переполнявшего его счастья, по кристальной сети объявил о свадьбе и пригласил всех, кто знает его или Теодора, на свадьбу. И тут же понял, что совершил непоправимую ошибку, когда в ответ посыпались сотни благодарностей и заверений, что гости обязательно будут в назначенный час. Кто не захочет побывать на свадьбе у прославленного генерала и не менее прославленного дракона-вампира?

Поэтому приготовления начались с вечера, практически никто не спал, приглашённые маги приводили здание, сад, и другие постройки в надлежащий вид. Пришлось брать в аренду не только карман для зала, но и для стоянки.

Маргарита, налюбовавшись убранством зала, задумалась о том, что ей предстоит знакомство с родителями Рональда.

Поздно вечером между ними и Роном состоялся не очень приятный разговор. Было много слёз и упрёков в связи с тем, что сын разорвал договорной брак и практически разрушил не только репутацию отцов, но и, с потерей главного партнёра, бизнес родителей.

Теодор, стоявший рядом, и до этого не вмешивающийся в разговор, перехватил кристалл, представился и заверил, что возместит убытки и обязательно станет партнёром своих новых родителей.

На этом конфликт был исчерпан, Рон условно прощён. И, конечно же, получил обещание, что мама и папы прибудут на свадьбу своевольного сына.

Маргарита направлялась по длинному коридору к своей комнате, где её ждали дриады, пообещавшие сделать самую великолепную причёску.

— Марго, — прозвучал тихий голос прямо возле уха.

Девушка подпрыгнула от неожиданности:

— Зачем так пугать?

Перед ней с букетом цветов стоял Шахтар.

— Маргарита, разреши тебя пригласить на небольшую прогулку, совсем малюсенькую, минут на десять, — император замялся, но продолжил. — У меня для тебя есть небольшой подарок, но нужно выйти на улицу.

Девушка приняла цветы, улыбнулась и разрешила взять себя под локоток.

Когда Шахтар подвёл её к подарку, Маргарита потрясённо ахнула, увидев перед собой настоящую живую машину!

— Это мне? — от неожиданности Марго отпустила ручку двери раньше времени, но бдительный жених непостижимым образом успел выдернуть ногу невесты из лап захлопывающейся пасти. — Спасибо, господин Шахтар, это так неожиданно! — девушка от счастья даже не заметила, что могла пострадать прямо перед свадьбой.

— Ты такую модель хотела, моя душа?

Маргарита медленно обходила машину.

— Ох, ты только посмотри, какие усы, а глаза! Какая грация, и цвет чёрный. Назову её пантерой, будет моя любимица, — девушка погладила тёплый бок машины. — Шахтар, она тёплая! Но как, она же из железа?

— Магия, Марго! Магия.

— Шахтар, миленький, прокати свою невесту, это же чудо из чудес! Живая машина!

— Даже не знаю, у тебя же скоро свадьба, может быть завтра?

— Я практически готова, только платье одеть и причёску сделать, а если ты меня прокатишь, то я тебя поцелую, мой рыцарь дорог, — Марго подмигнула мужчине и взялась за ручку.

— Что только не сделаешь ради поцелуя. Маргарита, а может небольшой аванс?

— Шахтар, если будешь медлить, останется полпоцелуя!

Мужчина засмеялся в голос и взялся за ручку водительской двери.

Глава 53. Лёгкая прогулка


«Если бы люди знали, как приятно ходить по крышам, они бы давно перестали ходить по улицам»

"Малыш и Карлсон, который живет на крыше"

Машина тихо замурчала и тронулась по гладкой дороге вперёд.

Маргарита провела руками по сиденью:

— Словно на шубе сидишь, везде такой дорогой мех. Надолго ли?

— Надолго, Марго, фирма твоих мужей гарантирует, что навсегда!

— А для чего нужны машины, если можно порталом перейти? — девушка смотрела на мимо проплывающие красивые пейзажи.

— Маргарита, ты думаешь, что все умеют строить порталы? Нет, не все! Вот ты ещё даже не пробовала? Для этого и нужен транспорт, — император тихонько тронул своей рукой пальчики Маргариты.

— Да, много мне ещё предстоит узнать о нашем прекрасном мире. Благо учителей у меня теперь хватает. Шахтар, посмотри справа, какая красивая поляна! Давай остановимся, я первый раз вижу такой однотонный цветочный ковёр.

— Для тебя душа моя, всё, что угодно! — мужчина остановил машину на обочине, недалеко от обрыва, возле цветочного поля, и, выйдя, открыл дверь перед Марго. — А после вашей свадьбы я приглашаю посетить мою империю, для знакомства с народом! Все будут счастливы, что у меня появилась невеста.

— Всенепременно! Шахтар, ты только посмотри на это великолепие, — девушка обвела рукой каньон. — Теперь я понимаю, почему драконы селятся в горной местности. Такой величественной красоты больше нигде не встретишь. Разноцветные каменные обрывы без видимого дна. Взгляни на противоположную сторону. Видишь, как цветовая палитра меняется от светло-коричного до тёмного, практически чёрного цвета. И опять же повсюду великолепные взлётные площадки. Сейчас бы распахнуть крылья и полететь, но нет времени, а так хочется.

— Вечером, когда гости разойдутся, можно будет размяться всей семьёй. И не смотри на меня так, никуда ты уже не денешься, я свяжу наши судьбы навеки. Твой последний вздох будет моим последним вздохом, Маргарита.

Мужчина приблизился к девушке, притянул её к себе за талию и нежно поцеловал в губы. Марго опустила глаза и покраснела.

— Может, запечатлеем себя на память? Я видела кристалл на панели машины, ты пока выбирай место, а я быстро сбегаю, возьму его.

— И захвати на заднем сидении тёмные очки, от солнца, — дракон удалялся от машины к цветочной поляне.

— Да, конечно, — Маргарита не увидела очков на заднем сидении и наклонилась посмотреть вниз. В этот момент открылась передняя дверь, кто — то запрыгнул на водительское место и, больно чем-то уколов Марго в бок, нажал на педаль газа. Слышно было, как закрылась пассажирская дверь.

Девушка подняла глаза и обомлела: рядом сидел Ирвин Томаш.

— Доктор, вы откуда? Что вы со мной сделали? — язык девушки немел.

— И на фениксовых драконов есть управа. Как же ты меня бесишь, правильная девочка, с самого твоего рождения тебя не мог переносить! — доктор направил машину прямо в каньон.

— Это была просто нелепая случайность, что твоим старикам было подарено счастье стать родителями. Самим скоро на погост, а они в родители заделались. Я уже потирал руки, что сокровищница будет моей. Пусть я и был в очереди последний, но и очереди уже не было, устранил всех желающих.

— Остановитесь! — попыталась поднять руку девушка. — Обрыв.

— Правильно, что обрыв. У меня не будет другого шанса от тебя избавиться! Твой женишок сейчас перекинется и побежит тебя спасать, только я ему там сюрприз оставил, небольшой «бум»! Если смешать в нужных пропорциях травы и гномьи камни, очень неплохо можно повредить шкуру дракона!

Не успели затихнуть слова доктора, как позади автомобиля раздался взрыв. Маргарита попыталась повернуть голову, но не получилось, и в этот момент машина соскользнула вниз.

— Только я знаю, где твоя сокровищница! Тебя нет, твоего жениха нет, свидетелей нет, прощай, фениксовая неудачница. Никто меня не заподозрит, — Ирвин распорол заблокированную дверь, сработала система безопасности, и выпрыгнул на лету, формируя перед собой портал.

Маргарита хотела закричать, но и это у неё не выходило.

«Шахтар, бедненький, всё из-за моего глупого желания прокатиться. Только живи, пожалуйста!»

Бесконечное падение закончилось, машину с силой дёрнули вверх. Раздался скрежет металла, крышу вскрыли, словно консервы.

Если бы Марго могла, то она бы закричала, лапы Шахтара были в крови.

«Всё будет хорошо, всё будет хорошо! Сейчас приземлимся и вызовем доктора!» — Маргарита во все глаза смотрела на слабеющего Шахтара.

— Держись, брат! — машину подхватил Теодор, а Рональд страховал Шахтара, на помощь подлетели несколько охранников замка.

Медленно опустив машину в низ каньона, Теодор раздал команды своим людям срочно доставить доктора и сыскной отряд.

Шахтар лежал на земле, прикрыв голову крыльями, и не шевелился.

Прибывший доктор осмотрел первым делом Марго и что-то вколол. Сначала ожили губы.

— Пить… — простонала девушка. — Тео, где цветок? Шахтару помочь, всего час!

— Не нужно, он жив, скоро придёт в себя. У драконов хорошая регенерация, лапы быстро заживут, остальное не пострадало.

— Твой друг, Ирвин, на меня напал. Говорил, что я его дальняя родственница, наследство хотел, — в рот Маргариты влили горячую микстуру.

— Имперские службы уже вычисляют его местоположение по остаточному магическому следу, мы быстро прибыли, не успел испариться. А я ему столько лет доверял, — вздохнул мужчина.

Жар расплылся по телу, даря спокойствия. Марго почувствовала, что действие страшного зелья отпустило.

Она поднялась и кинулась к императору.

— Миленький, дорогой, Шахтарчик, открой глаза, — Марго зацеловывала нос дракона. — А может, фениксом? — девушка вопросительно глянула на Теодора.

— Не нужно, — на Марго, не мигая, смотрел большой тёмный глаз жениха. — Я полежу минут десять и встану. Не беспокойся, иди, готовься к свадьбе.

— Хорошо, я пойду, но и ты выбирай лучший смокинг, сегодня ты станешь мужем!

Глава 54. Свадьба фениксового дракона


«Жизнь измеряется не количеством сделанных вдохов и выдохов, а количеством тех моментов, когда от счастья захватывает дух»

"Правила съёма: Метод Хитча"

Маргарита пятый раз прибежала в соседнюю комнату проверить, всё ли в порядке с Шахтаром.

— Марго Джиллиан Дороти, — грозно начал Теодор, но увидев, с какой нежностью девушка гладит по руке императора, смягчился. — Солнышко, не беспокойся, Шахтар давно здоров, больше притворяется, чтобы ты пожалела его.

— Неправда! Марго, не слушай его, вот тут ещё погладь, — император ткнул пальцем повыше локтя.

— Да руки-то у тебя и не пострадали, мнимый больной, не мешай девушке прихорашиваться.

— Спасибо, Шахтар, за моё спасение, — будущая жена в сотый раз поцеловала довольного императора.

В этот момент в комнату, словно ураган, влетел запыхавшийся Рональд.

— Всё, поймали преступника. На допрос отвезли в имперскую тюрьму. Хотел спрятаться за морем. Но на границе его задержал контроль, он не ожидал, что его будут искать. Совсем со своей маниакальной одержимостью завладеть родовой сокровищницей забыл о магических следах. Или настолько поверил в свой план, что не стал затирать их. От удивления даже сопротивления не оказал.

— А что с ним сейчас будет? — поинтересовалась невеста.

— Допрос, суд и скорее всего казнь, если будет доказана его вина в смерти родственников.

— Но он же сам признался!

— Но этого не доказать, записи кристальной нет, кроме тебя никто не может подтвердить. Но ты не беспокойся, всё равно он где-нибудь, да наследил. Конечно, есть надежда, что чистосердечно во всём признается, — с сомнением произнёс Теодор.

— Вы столько для меня сделали, дорогие мои мужчины, я хочу тоже вас отблагодарить, — Марго притронулась к маленькой черепашке. — Я ни разу ещё не была в своей сокровищнице, а давайте сходим через портал, я вам небольшие подарки сделаю к свадьбе. Как вы на это смотрите? Время ещё есть, гости только прибывают.

— Нет! — практически одновременно взревели три голоса.

— Сначала свадьба, клятвы, обмен магией, романтическое путешествие, — Рональд достал из кармана кристалл — ничего не упустил? — А затем уже сокровищницы и новые приключения.

— Как это романтично, наш феникс будет четырёхцветным. Куда поедем отдыхать? Я давно не была на море. Пальмы, песок, тёплый бриз и красивые волны, кокосовый сок и три шикарных мужчины. Да я буду просто в раю!

— Песок точно будет, даже пальмы, а ещё кактусы, и счастливый народ, приветствующий императрицу, — Шахтар поднёс к губам руку Маргариты.

Девушка засмеялась

— Хорошо, тогда шатёр и бассейн. Имеются? Эх, жаль, черепашка, не придётся тебя испытать в ближайшее время, — драконница провела пальчиком по красивой брошке.

В комнату заглянули служанки.

— Всё, мальчики, я побежала одеваться, встречайте свою невесту у алтаря.

Через три поцелуя девушка оказалась в своей комнате.

— Это так волнительно, — произнесла Камелия, вставляя живой цветок в причёску. — Свадьба, гости, — замок давно не видел такого наплыва гостей. А вы знаете, что сегодня запланированы праздничные поединки? Арена украшена не хуже, чем банкетный зал. Вызвали самого дорого рефери, все в предвкушении. А ваши мужья, ой, женихи, первыми подали заявки. Будет очень зрелищно, но только сегодня бои будут проходить не до первой крови, а по счёту, кто сколько предполагаемого урона нанесёт. Над головой каждого участница зажигается магическая полоска с цветом его магии, как только одна из них исчерпает свой запас, так и будет объявлен победитель.

— Так интересно, я тоже хочу поболеть и поставить на своих мужчин! Девочки, какие средние ставки? — Маргарита достала сундучок.

— Для вас уже зарезервировано свадебное ложе, я ходила посмотреть, красота неописуемая,

— выдохнула Делия. — Ставят от одной медяшки и до бесконечности!

— Поставьте за меня, пожалуйста, по пятьдесят золотых на каждого мужа, — девушка протянула Камелии мешочек с деньгами. — Эх, обогатимся, — потёрла руки улыбающаяся драконница.

Из соседней комнаты послышался смех.

— Девочки, да вы просто кудесницы! — Марго не могла насмотреться на красиво уложенные рыжие кудри. — А теперь от меня небольшой подарок. Я приглашаю вас на свадьбу, загляните в свои комнаты, я взяла на себя смелость сделать вам подарок: платья и туфли, ваш брат мне подсказал, какие цвета вы любите, — девушки ахнули и поклонились. — А ещё, пока меня не будет, можете взять отпуск, съездить навестить родных.

— Возьмите нас с собой, госпожа Марго. По слухам, в императорском дворце самые красивые мужчины-дриады, — мечтательно произнесла Делия.

— Хорошо, возьму, вдруг вам повезёт, и вы встретите свою судьбу. А там и я побываю на свадьбе у дриад.

Осчастливленные девушки выпорхнули за дверь.

— Я вижу, что ты уже готова идти на церемонию?

Маргарита радостно вскрикнула и подбежала к Чарушу.

— Ты пришёл, не оставил меня одну в такой важный момент! Как я по тебе соскучилась, мой хранитель-интриган! — счастливая улыбка не сходила с лица невесты.

— Я не мог пропустить такой важный для тебя день! Я провожу тебя к алтарю, мой феникс. За окном зазвучала бравурная музыка.

— Гости готовы, идём навстречу новой жизни! — Чаруш увлёк невесту за собой.

Нежный цветочный аромат разливался по саду, красивые розарии радовали глаз. Бесконечные ряды гостей немного пугали невесту. Но она твёрдо вступила на белую каменную дорожку. Мысленно пожелала себе удачи и, ведомая Чарушем, направилась к алтарю, где её уже ожидали такие красивые, добрые, нежные, заботливые, страстные мужчины! Теперь уже только её мужчины!

На маленькой подушечке, на невысоком постаменте лежали четыре золотых кольца.

Мужчины произнесли клятвы вслед за Марго. Магическое свечение окутало брачующихся, и на открытом плече невесты новыми красками наполнился феникс. Расправил крылья, взмахнул ими, и над поляной повисла четырёхцветная радуга, вызвавшая неописуемых восторг у гостей. Такого зрелища ещё не было ни на одной свадьбе.

После обмена кольцами посыпались восхищённые поздравления от гостей. Вверх летели букеты цветов, разноцветные ленты, всеобщее веселье охватило и Маргариту.

Она была безмерно счастлива, что именно так, и никак по-другому сложилась её судьба.

В этом мире она обрела всё, о чём мечтала — свою семью и возможность помогать другим. И в том, что в её бурной семейной жизни всё будет хорошо — она не сомневалась. Как и в том, что её любимые драконы приложат все усилия, чтобы каждый её день был наполнен искрящимся счастьем.

Конец



Оглавление

  • Глава 1. Ой, берёзы, берёзы, не ломайтесь громко так «Нельзя вернуться в прошлое и изменить свой старт, но можно стартовать сейчас и изменить свой финиш»
  • Глава 2. Учительница в болоте
  • Глава 3. Краснолицая ревность
  • Глава 4. Приду, только уж и ты приходи
  • Глава 5. Служанки
  • Глава 6. А нужен ли осмотр?
  • Глава 7. Танец страсти
  • Глава 8. А удался ли побег?
  • Глава 9. Неожиданная встреча
  • Глава 10. Шанс
  • Глава 11. Слёзы очищения
  • Глава 12. Кольца примирения
  • Глава 13. Тайные любовники
  • Глава 14. Корины
  • Глава 15. Давид! Нет, Аполлон!
  • Глава 16. Обед-этикет
  • Глава 17. Нежный поцелуй
  • Глава 18. Ревнивица
  • Глава 19. Страстный ужин
  • Глава 20. Магические машины
  • Глава 21. А может, сразу в пустыню?
  • Глава 22. Ах, какая поляна…
  • Глава 23. Нежные признания
  • Глава 24. Душевный приём
  • Глава 25. Первая ночь для троих
  • Глава 26. Ревнивый соперник
  • Глава 27. Огненный цветок бессмертия
  • Глава 28. Магия, просыпайся!
  • Глава 29. Я тебя хочу
  • Глава 30. Мелкие ящеры
  • Глава 31. Чёрный цветок
  • Глава 32. Мартовский кот
  • Глава 33. Фениксовый дракон
  • Глава 34. Перерождение
  • Глава 35. Первый полёт
  • Глава 36. Ягода-малина
  • Глава 37. Бушмены
  • Глава 38. А был ли главарь?
  • Глава 39. Нежное утро
  • Глава 40. Семейный завтрак
  • Глава 41. Благодарность
  • Глава 42. Дежавю
  • Глава 43. Откуда ждать помощи?
  • Глава 44. Дивный сад
  • Глава 45. Сад-арена
  • Глава 46. Поединок драконов
  • Глава 47. Сладкий подарок
  • Глава 48. Вкусная рыбка
  • Глава 49. Песня феникса
  • Глава 50. Пепел финикса
  • Глава 51. Неожиданные признания
  • Глава 52. Свадебные хлопоты
  • Глава 53. Лёгкая прогулка
  • Глава 54. Свадьба фениксового дракона
  • Конец