КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591884 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235563
Пользователей - 108213

Впечатления

Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Клуб "Орион". Серенада для Мастера [Екатерина Васина] (fb2) читать онлайн

- Клуб "Орион". Серенада для Мастера (а.с. Строптивые -5) 822 Кб, 232с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Екатерина Юрьевна Васина

Настройки текста:



Клуб "Орион". Серенада для Мастера Екатерина Васина


Глава 1

Рине хотелось завести питона. Огромного и прожорливого. Или гремучую змею, которая трясла бы трещоткой при приближении всяких личностей. Ну на крайний случай Рина согласна была на ужика. Чтобы пришла на отработку, положила его рядом и чуть что — нацепила на шею. Просто, кажется, это был единственный способ оградить себя от посягательств Бориса Олеговича.

Рина вздохнула и покосилась на календарь. Такие стояли на всех столах проектного института, где она уже две недели проходила практику. Еще одиннадцать дней и можно будет свалить отсюда с материалами для дипломного проекта и приглашением на работу. Насчет последнего Рина, правда, сомневалась. Зачем идти туда, где озабоченные руководители отдела? Ну просто как в банальном романе: она и похотливое начальство. Не хватает только прекрасного и сурового рыцаря, что защитит ее. И можно смело записывать себя в главные героини любовной истории.

Рина ухмыльнулась: в реальной жизни ей самой приходилось быть и слабой женщиной, и истинным рыцарем. Она подняла взгляд от бумаг, которые ей велели проштамповать, осмотрелась. Посадили ее в отдел заводского проектирования, в кабинет, где сейчас находилось семь человек. Все — женщины старшего среднего возраста, милые и осторожно-любопытные. Любопытство вообще постоянно витало в атмосфере этого довольно старого, но недавно отремонтированного семиэтажного здания. Где семьдесят процентов работников составляли женщины.

Скрипнула плотно закрытая дверь, семь пар глаз на мгновение метнули взгляды в сторону вошедшего. Рина едва не зашипела сквозь зубы и опустила голову еще ниже, понимая, что это глупо. Ее ярко-рыжую шевелюру видно за много километров.

— Как наша студентка? — деланно бодрый голос Бориса Олеговича не мог обмануть Рину. Поднимая голову, она уже знала, что увидит подернутый масляной поволокой взгляд начальника отдела. Черт подери, он разглядывал ее так, словно она стояла голой. Хотя на самом деле Рина уже давно одевалась на практику как можно более сдержанно. Сегодня, например, нацепила широкие джинсы и бесформенную футболку с высокой горловиной. А волосы закрутила в простую кубышку. Про косметику и думать забыла.

— Студентка хорошо, — голос она старалась сделать как можно более суше, — все в порядке.

— Вопросов никаких нет?

От него пахло смесью пота, дорого парфюма и почему-то рыбой. Рина подозревала, что Борис Олегович в своем кабинете лопает бутерброды с икрой.

— У меня нет никаких вопросов и проблем, спасибо.

Она прямо кожей чувствовала, как замерли тетушки вокруг.

— Если что, — проговорил Борис Олегович, стоя уже совсем вплотную к Рине, — то заходи, не стесняйся. Сразу решим все вопросы.

Рина постаралась смотреть на бумаги перед собой. Потому что живот начальника практически упирался ей в плечо. И молчала, заморозив на лице улыбку.

Завибрировавший телефон вызвал у нее едва ли не вопль восторга. Пробормотав извинения, Рина схватила его и буквально выскочила за дверь, протиснувшись мимо начальника.

— Да!

В коридоре, в отличие от кабинета, стояла духота. Такая, что хотелось открыть рот, как рыбка. Сквозь стеклянную стену вливались поток солнца и нагревали помещение. По спине Рины почти сразу потекла струйка пота.

— Привет, хотел уточнить, все ли в силе.

При звуках низкого сильного голоса Рина испытала такую радость, что едва не села прямо на пол. Ограничилась тем, что оперлась о стену, рядом с дверью в туалет.

— Привет, Дан. Конечно, все в силе. Я подъеду к девяти.

— Я пришлю машину, даже не думай отправляться на общественном транспорте.

— Я хотела вызвать такси.

— Интересно, — пробормотал Дан насмешливо, — ты самая упрямая девушка на свете или нет? Пока идешь наравне с Алькой?

— О, я польщена. Тем не менее…

— Тем не менее это не обсуждается. Кстати, не понял, а почему ты больше не поешь в «Ривидже»?

Рина по многим причинам не хотела касаться темы довольно пафосного ночного клуба, куда Дан ее пристроил через многочисленных знакомых. Так что она ограничилась неопределенным мычанием и фразой:

— Пошла я дальше штамповать бумаги. И ладно, присылай машину, все равно вечером дождь обещали. Хоть проедусь с комфортом.

После разговора с владельцем клуба, который за какие-то два месяца стал кем-то вроде старшего брата, Рина успокоилась и даже неприятность в лице Бориса Олеговича стала выглядеть довольно жалко. И вообще, надо будет сфотографировать Дана и фотку поставить в рамочке на рабочий стол. Будет говорить, что это ее парень. Черт, как она раньше до такого не додумалась! Рина мысленно поаплодировала сама себе и едва ли не вприпрыжку вернулась обратно в кабинет. Тем более начальник отдела уже сделал доброе дело — удалился оттуда.

И вообще жизнь прекрасна. Жаль, конечно, что не вышло с «Ривиджем», деньги лишними не бывают. Но смотря какие. Зато появилось время делать на заказ работы младшим курсам. Все равно про карманные деньги от родителей Рина уже и думать забыла. Причем давно. Лет пять назад прямым текстом сказали, что она девушка сильная, умная, может и сама заработать на мелочи и развлечения. А вот Андрею нельзя отвлекаться, он же гений и так далее и тому подобное. Хорошо у нее младший брат устроился.

Остаток дня, до пяти часов, пролетел незаметно. По дороге домой, заскакивая в раскаленное нутро новенького автобуса, Рина вдруг случайно поймала на себе взгляд одного из мужчин, что находились на остановке. И на мгновение облилась холодным потом. Хотя понимала, что все позади, работорговцы схвачены и ей ничего не угрожает. Рину даже с допросами не сильно мучили, по сравнению с теми жертвами, которых нашли уже у покупателей. Там разворошили такое осиное гнездо, что девушка до сих пор порой стискивала зубы от страха. Ведь все могло закончится по-другому. И она могла сейчас не ехать домой на заднем сиденье печи на колесах, а лежать прикованной где-нибудь, ждать «хозяина». Или участвовать в оргиях. Или…

— Так, — буркнула на сама себе под нос, — заткнись, а? Сама придумала, сама испугалась. Лучше мысленно репертуар пропой на сегодняшний вечер, а не рассказывай страшилки.

Самовнушение, как всегда, помогло. И к дому Рина подъехала уже полностью адекватной, без попыток побледнеть и упасть в обморок. Да, да, было и такое, в первые дни. Ее привезли на опознание тех, кто был в том доме, а она благополучно сползла по стеночке и прямо в обморок. И после такого позорища Дан ее называет сильной? Шутник!

Дома была тишина, редкое явление. Минут через сорок-пятьдесят должны были вернуться родители и Андрей, а пока квартира принадлежала Рине. Чему она несказанно радовалась. Можно не спеша принять душ, поесть и послушать музыку. Как раз отдохнет перед выступлением.

К приходу родителей и Андрея, Рина успела выполнить все поставленные задачи и даже высушила феном волосы. Отчего те окончательно распушились и стали напоминать веселое облако. Пришлось из укладывать и с помощью утюжка и пары крепких слов делать гладкими и прямыми. Ничего, отлично пойдет к образу, который они с Даном обсуждали два дня назад.

Она как раз вытягивала последнюю прядь, когда в замке входной двери заскрежетал замок, потом послышались голоса родителей и Андрея. А спустя несколько секунд, в спальню к девушке заглянула мама.

— Привет, — она оглядела дочь, — куда-то собираешься?

— В ночную смену, — откликнулась Рина. Официально она работала официанткой у отца одного знакомого в ночном клубе. Мол, все пристойно, полно охраны, а ее, по знакомству, довозят до дома. И если вначале родители, еще напуганные похищением дочери, пытались возмущаться, то потом их внимание переключилось на Андрея. Того позвали в игру «Самый умный» и, конечно, «бедному мальчику» требовалась моральная поддержка. И материальная, чтобы он не сидел все время за конспектами и учебниками, а хоть иногда выходил прогуляться. Ну или проехаться на машине, подаренной в честь восемнадцатилетия.

— Осторожнее, пожалуйста, — попросила мама. От нее Рина получила рыжий цвет волос и чуть раскосые зеленые глаза, над которым брови изгибались аккуратными дугами. От папы же получила бледную кожу, которая моментально обгорала на солнце. Ну а вечное стремление все делать самой выработала уже в процессе взросления и наблюдения за тем, как семейное созвездие крутится вокруг солнца по имени Андрюша. Вот стопроцентно они ему даже жениться не дадут, чтобы какая змеища гениального мальчика не загубила морально.

Может, даже хорошо, что с ней так не носятся. Поохали недельку, пока она приходила в себя после похищения, а потом успокоились. Дочь дома? Дома. Цела? Абсолютно. Ну а то что ночами орет и от кошмаров просыпается, так это пройдет. Молодая, здоровая девушка, у таких психика гибкая. А Рина как-то не привыкла жаловаться. Даже психологу, который работал с ней и с остальными девушками. Даже мужчине, который ворвался в тот дом, вместе с отрядом спецназовцев или кто они там, и спас их. Который потом на руках вынес ее наружу и передал подъехавшим врачам.

У него были светло-русые коротко стриженые волосы, серые глаза и лицо человека, который привык командовать. Но с ней и с остальными пленницами он общался крайне внимательно и бережно. И даже пару раз присутствовал, когда ее вызывали для дачи показаний. От его присутствия Рине становилось немного легче, не так трясло. Потом она еще встречала его два или три раза в клубе «Ривидж». Наверное, он часто ходил туда отдыхать, но почему-то Рине было приятно думать, что он мог приезжать туда ради нее.

А потом Адриан — так звали ее спасителя — исчез. Да и она ушла из клуба, оставшись в «Орионе». Где он, конечно же, не мог появиться. К счастью, потому что тот контингент Рина предпочитала обходить стороной в плане личных отношений.

А вообще забавно да, как глупый спор может повлиять на дальнейшее развитие событий. Если б она знала, то никогда не поддалась бы уговорам подруг и не решилась зарегистрироваться на одном из форумов, посвященных БДСМ. Не стала бы изображать из себя начинающую сабу. Идиотка! Доигралась! Ладно все закончилось более-менее хорошо и кроме кошмаров больше последствий не было. Но идиоткой Рина чувствовала себя до сих. Адриан, скорее всего, тоже составил о ней не самое лестное мнение. Потому что после ее признания о споре, как-то странно покосился и уточнил:

— Так ты просто изображала девушку в Теме?

— Конечно! Можете представить нормального человека, который добровольно на такое пойдет?!

Он тогда хмыкнул и перевел разговор в другую область, к искреннему облегчению Рины.

Дверь открылась так резко, что девушка вздрогнула и едва не ткнула себя кисточкой для подводки в глаз.

— Стучать не учили? — поинтересовалась, глядя в зеркало на брата. Тот внешностью сильно напоминал отца в молодости: русые волосы, мягкие и послушные, чуть выпирающий вперед подбородок и нос с небольшой горбинкой. А вот глаза, как и у Рины, были зеленые. Правда, более светлые и не такие большие.

— Ты во сколько отчаливаешь? — поинтересовался, одергивая модную рубашку-поло в бледно-желтую клетку. Их семейный гений обожал все модное и трендовое, прямым текстом сообщая, что он должен выглядеть шикарно. Потому что «времена ботанов-гениев прошли, теперь рулит тот, кто постоянно на виду и выглядит круто».

— В девять. Закрой дверь, мне надо переодеться.

— Тебе в какую часть? — проигнорировали ее просьбу.

— В сторону центрального вокзала. Ты выйдешь?

— Блин, а давайте вы меня подбросите до «Искушения»?

Тут Рина не удержалась и обернулась с искренним изумлением в глазах: одним накрашенным, а вторым — еще нет.

— Ты едешь в стриптиз-клуб? Предки в курсе?

— Мне надо расслабиться, у мен завтра берут интервью наш городской канал, как у победителя в международном конкурсе на лучший инновационный проект.

— Бери машину и езжай расслабляться, — не пожелала войти в положения гения сестра.

— Я могу выпить коктейль и тогда за руль не сяду. Шанс попасть в аварию многократно возрастает даже при принятии незначительного алкоголя. А меня надо беречь.

— Вызови такси.

— Ты знаешь какой огромный риск нарваться на горе-водителя и попасть в аварию?

— Андрей, — рявкнула Рина, отворачиваясь обратно к зеркалу и хватаясь за тушь, — Твой клуб вообще в противоположной стороне, какого хрена я должна буду просить человека делать крюк через весь город? Это не мой личный водитель.

— Ты должна.

— Я прощаю тебе долги, иди с миром.

Скандал не успел начаться. Во-первых, Рина при желании могла изобразить каменный утес и прикинуться глухонемой. Во-вторых, к воплям брата она приобрела иммунитет. В-третьих, сдаваться не собиралась даже под давлением родителей. В итоге взбешенного Андрея в клуб решила отвезти мама, она же обещала забрать его ночью.

— А ничего, что ей завтра с утра на работу? — только и поинтересовалась опешившая от такой наглости Рина. Андрей, переодевшийся в белую стильную рубашку и рваные джинсы, мотнул уложенной прической. От него пахло дорогим парфюмом с кокосовым ароматом. Сладкий мерзкий запах.

— Мать понимает, что это ее вклад в мое будущее. Потом, когда я стану миллионером, то возьму на себя их содержание.

— А, — только и смогла сказать Рина, — слушай, а мне надо кланяться тебе в ноги или достаточно просто называть «господином»?

— Твой тупой сарказм не может меня вывести из себя.

— Тогда почему ты так тяжело дышишь? — участливо поинтересовалась сестра. — Уже представляешь танцовщиц-стриптизерш?

Если бы не мама, которая почти вытолкала Андрея из квартиры, скандал мог бы разгореться. А так только папа высказал Рине про то, что нельзя обижать брата. Он — гений, он — будущее светило науки. И к его капризам лучше относиться снисходительно.

— Ладно, — согласилась «тупенькая» дочь, — когда он вздумает упасть на пол и засучить ногами с воплями, что хочет себе в жену во-о-он ту девушку, я лишь поглажу его по голове и не стану вызывать психиатров.

С этими словами она скрылась в комнате. До приезда машины оставалось всего ничего, пришлось в срочном порядке натягивать простой сарафан и плетеные босоножки. Даже ночью температура не опускалась ниже двадцати трех градусов. Ну а шикарные наряды для сцены хранились в кабинете у Дана.

— Я буду дома в шесть утра! — крикнула куда-то в воздух. Папа из кухни проворчал что-то насчет осторожности, его перебил ликующий вопль комментатора футбольного матча. Папа смотрел прямой эфир чемпионата.

— Да, и вам всем спокойной ночи, — буркнула Рина, выбегая из квартиры. На телефон уже пришло сообщение, что машина у подъезда.

* * *
Этот маленький спортзал знали очень немногие. Он скромно спрятался в двухэтажном здании, где когда-то раньше размещались многочисленные детские кружки. Потом они переехали на цокольный этаж построенного рядом дома, а здесь открыли тренажерный зал и небольшой магазинчик спортивного питания.

Зал был такой… брутальный. Куча спортивного железа, больше функционального нежели красивого, одно зеркало и обшарпанные синие стены. Плюс две огромные груши, которые сейчас с упоением колотили двое качков.

Адриан последний раз, с усилием, поднял штангу, чувствуя, как мышцы на руках и груди уже едва ли не рвутся от усталости. И опустил ее на стойку.

— Спасибо! — кивнул тому, кто подстраховывал, — Зови если что.

Сам поднялся, чувствуя, как пот стекает по спине, по плечам, пытается залить глаза. Дотянулся до полотенца, набросил его на плечи, а сам с жадностью выпил почти всю воду из стоявшей рядом бутылки. Мужчина лет тридцати пяти, с мокрыми светлыми волосами и поджарой фигурой с прорисованными мышцами. Чуть заостренные скулы придавали суровому лицу с резкими чертами более жесткое выражение. На правом плече виднелись пара тонких шрамов. Ни спине, под мокрой потемневшей майкой прятался еще один.

По телу разливалась приятная усталость. Не та, которую он испытывал, сойдя вчера с самолета. После месяца изнурительной командировки в столицу. Все эта история с работорговцами. Она всколыхнула очень многих в их структуре. Вплоть до высшего начальства. Собственно, к нему Адриан и ездил. Вернулся злой, как черт, но удовлетворенный. Работорговцы на снисхождение могли не рассчитывать. В принципе, приговор им уже был вынесен. Основным действующим лицам. Остальным в скором времени грозило то же самое.

Потянувшись до хруста в суставах, Адриан допил воду и встал. Вот он — настоящий отдых. А не лежание на диване. Лично у него долго валяться не получалось, внутри словно горел огонь и требовал что-то делать.

На стене висели часы в виде металлического римского щита. Девять вечера. Чисто теоретически, можно было продумать, что делать дальше. Домой не хотелось: там пусто и неинтересно. Родители на неделю улетели отдыхать на Кубу, сестра с мужем тоже в отпуске. Адриан озадаченно потер подбородок. Этот вечер проводить в одиночестве совсем не хотелось. Но как назло, пятничный вечер раскидал друзей по разным местам, в основном за городом. А отношения на данный момент находились в состоянии «спермотоксикоз».

Вот с последним Адриан и решил разобраться. В клубе у Дана всегда можно было встретить свободную сабочку. Послушную, милую.

Дану он уже высказал, что тот козел. На что друг безмятежно сообщил, что Адриан сам виноват. Скрывал свою сущность Доминанта и страдал фигней. И ничуть это не отклонение и не изврат, а просто потребность властвовать больше, чем обычно. Есть те, кто любить подчинять и те, кто любит подчиняться. Так почему бы ему, Адриану, не расслабиться уже и не прийти к нему в клуб, чтобы познакомиться с единомышленниками?

Ну он и пришел. А потом закрутилась история с работорговцами. А сам Адриан в какой-то момент понял, что стал едва ли не постоянным посетителем.

Правда, менять саб он не любил. Все же отношения Доминант-сабмиссив были для него достаточно интимными и глубокими. Это же понять человека, обсудить все страхи и желания, практически влезть в душу. Если уж хочется быстрого перепиха, то проще снять девочку в клубе или в ресторане, или еще где.

Мелькнула мысль: плюнуть и все же поехать туда, куда днем его звали друзья. На природу, в палатки. Расслабиться, покорить всех правильной жаркой шашлыка и соблазнить какую-нибудь свободную и красивую.

Но, увы, помимо развлечений, в клубе еще он хотел переговорить с Даном. Днем не вышло, друг мотался по городу, замученный делами. Зато сейчас — Адриан знал точно — он был в клубе. И собирался уехать оттуда после полуночи. Ну вот, съездит, сообщит не самые приятные новости, а потом спустится в главный зал и посмотрит на публику. Вдруг кого-то да найдет.

Душ в спортзале был специфический. Тут часто отключали воду, в конце концов, хозяин плюнул и поставил бойлер. Но теперь порой ломался и он. Клиенты уже начали подшучивать, что само провидение говорит им принимать после тренировки холодный душ. Вот и сегодня: вместо нормальной теплой воды лилась довольно прохладная. Как раз такая, которую Адриан любил.

Но дома в душ он заглянул еще раз, побрился и заглянул на сайт клуба, помня, что порой у них бывают дресс-кодовые вечеринки.

Угадал. Сегодня в «Орионе» все Домы и Домины должны были приходить в деловых костюмах и вечерних платьях. А их нижние — либо в белье, либо в костюмах из секс-шопа. Адриан хмыкнул и прикинул, насколько жарко будет в костюме. После чего плюнул и решил ограничиться строгой белой рубашкой, галстуком и брюками.

Спустя полчаса он уже садился в машину, предвкушая вечер. То-то внутри подсказывало: сегодня может произойти нечто интересное.

Летний вечер отдувался после жаркого дня, показывал красивые закаты и дарил хоть немного прохлады. Ну да, после сорока градусов днем, двадцать пять ощущались как блаженство. Адриан так вообще тайно мечтал поехать в Антарктиду и поспать на айсберге. Серьезно, весь день ходить мокрым, как кит, ему не нравилось. Зато сейчас он включил кондиционер, расслабил галстук и подвернул рукава рубашки.

«Орион» утопал в зелени старых кленов, которые уже второй собирались подровнять и все откладывали. Зато здесь всегда была тень, даже на стоянке. И машина не превращалась за считанные минуты в раскаленную печку.

На входе скучал охранник. Глянул на золотисто-черную карту Адриана и кивнул — проходи. И снова уставился в телефон. Ну да, проходимость у «Ориона» была не такой, как у обычных ночных клубов. Но сюда и попасть в разы сложнее. Зато те, кто попадали, сразу очаровывались атмосферой и становились постоянными посетителями.

Сейчас народу пока было немного, основная масса подтянется ближе к одиннадцати. Примерно через час. Большинство круглых столиков у дальней стены пустовало, у черно-зеркальной барной стойки тоже было не особенно людно, и бармены выглядели расслабленно. Две сцены — большая и малая — освещались пока приглушенным красноватым светом. Как и вся обстановка вокруг, отделанная в черно-красно-золотистых мягких тонах.

Зато Адриан сразу заметил знакомое лицо. Госпожа Диана собственной персоной, окруженная новенькими: три девушки и двое мужчин лет двадцати семи. Она что-то весело им рассказывала, а при виде Адриана махнула ему рукой и крикнула:

— Подойдешь?

— Привет, — поздоровался он, приближаясь. Диана выглядела восхитительно в черном узком платье с открытой спиной. На серебристой поясе, слева, висел мини-флоггер темно-фиолетового цвета. Светлые волосы струились по спине, достигая талии.

— Привет, с возвращением. — она кивнула своим слушателям. — Познакомься с нашими стажерами. Дорогие мои, это Мастер Икс.

Потом посмотрела на Адриана и шепнула:

— Тут бы помочь им с практикой. Не хочешь?

— В плане? — поинтересовался, оглядывая женскую часть новеньких. Понравилась одна: с русыми волосами до плеч, хрупкая и с огромными глазами.

— Ну провести практику сегодня вечером. Просто показать, как надо вести начинающей сабе.

— Это не ко мне, я предпочитаю же опытных. Попроси Дана или вон еще кого-нибудь.

— Дана? Ты прикалываешься? У него свадьба на носу.

Адриан крякнул и мысленно обозвал себя идиотом. Да, ему все еще сложно было привыкнуть к тому, что друг скоро женится.

— Еще трое согласились, — продолжила Диана, — а парни пообщаются с нашими опытными сабами. Просто рассказать, подсказать, я же не прошу тебя сессию проводить. Им до этого еще далеко.

— Рассказать говоришь? — протянул Адриан. Русоволосая по-прежнему смотрела на него и застенчиво улыбалась. Он молча смерил ее взглядом с ног — довольно неплохих — до макушки, спросил:

— Пойдешь со мной на ошейнике? На него табу нет?

Девушка мотнула головой, словно голос пропал.

— И как тебя зовут?

— Кира.

— Давай, Кира, ты подождешь пока я тут кое с кем поговорю, а потом пообщаемся, — предложил Адриан, — ради таких красивых глаз готов пойти на уступки и побыть один вечер наставником. Сразу условия: сидишь рядом, на цепочке. Согласна? Ты не будешь испытывать дискомфорта?

— О, нет!

— Договорились, — Адриан подмигнул Диане, — смотри, чтобы ее не похитили.

И тут же поспешил на второй этаж, в кабинет к Дану.

У того одна стена была стеклянной и позволяла любоваться тем, что творилось в зале. Чем сейчас Дан и занимался. Стоял, заложив руки за спину, и задумчиво смотрел вниз.

— Прям темный император, — сообщил Адриан, намекая на черную рубашку и брюки друга. Длинные, тоже черные волосы, Дан обычно стягивал в низкий хвост.

— А ты мой наемный убийца, — парировал тот, оборачиваясь, — с возвращением!

После крепкого рукопожатия, мужчины выжидательно уставились друг на друга.

— Ты хотел что-то мне сказать? Почему не по телефону.

— На рожу твою глянуть хотел, — огрызнулся Адриан, — новости не слишком хорошие, товарищ Дом. Ты со своей свадьбой совсем в розовые облака улетел, там радужных единорогов не видел, нет? В курсе, что за последний месяц в городе произошло три убийства. Два из них одновременно.

Дан нахмурился:

— Это имеет какое-то отношение ко мне?

— К нам. Ко всем Топам. Все три жертвы — Тематики. Убиты разными способами, но у каждого отрезано…в общем, отрезано. Либо это дикое совпадение, во что я не верю. Либо кто-то открыл на нас охоту.

В кабинете наступило молчание. Такое задумчивое и малость ошарашенное. Судя по лицу Дана, тот про убийства и правда не слышал. Впрочем, Адриана это не удивило. Про убийства в новостях сказали вскользь и уж точно не сообщали про сексуальные пристрастия жертв. Это уже Адриан узнал по своим каналам. Делать выводы он умел.

— Смысл? — наконец, коротко спросил Дан. — Думаешь, кто-то решил вырезать всех тематиков? Это из разряда бреда. Кстати, а они именно из наших или из тех, кто «аццкие аспадины»?

— Из наших, — кивнул Адриан, — я их нашел на крупном тематическом форуме. Довольно опытные Топы, в клубе не состояли, предпочитали сессии в своих местах. Двое из них практиковали групповые экшены. На одном их как раз и убили.

Дан потер подбородок и хмыкнул. Чувствовалось, что он все еще переваривает новость. Быстро глянул на зал первого этажа, пробормотал какое-то ругательство.

— Ты связан с этим делом?

— Нет, занимаются другие, но я постараюсь быть в курсе всего. И… паника нам не нужна.

— Предлагаешь скрыть новость?

— А что ты скажешь посетителям? Тут в городе, возможно, объявился некто, решивший убивать Топов?

— Похоже на сценарий триллера.

— Дан, — негромко произнес Адриан, — во-первых, пока ничего толком неизвестно. Во-вторых, ну скажем, поднимется паника, убийца заляжет на дно и хрен мы его оттуда достанем.

Дан снова повторил ругательство, но уже более тоскливо. Адриан его понимал: зная информацию и молчать о ней… это подставлять своих же. Но паника и правда сейчас была ни к чему.

— Пожалуйста, держи меня в курсе, — только и попросил, — не говори того, что нельзя, но хотя бы в общих чертах.

— А то! Не волнуйся, если уж в итоге раскидали рабовладельческое гнездо, то и здесь разберемся.

— Засранец. Сначала выдал новость, а теперь «не волнуйся».

— Женихам вредно волноваться перед свадьбой, — вкрадчиво заметил Адриан, — мало ли, в брачную ночь упс… и осечка будет.

— Такое ощущение, что у тебя уже был опыт.

— Отшучивайся, отшучивайся, а я в день свадьбы буду ржать над тобой и над Алексом.

Дан в ответ продемонстрировал не самый приличный жест. Адриан ответил тем же, но в двойном размере, потом изобразил демонический хохот и пошел к двери.

— Но все же, — он обернулся на пороге, — будь осторожен. И передай Алексу. Он вроде тоже не истеричка, болтать не побежит. Главное своим са…женщинам не сообщайте. А то поднимется кудахтанье.

— Аля с Кларой не склонны к сплетням и панике.

Адриан одним только изгибом брови дал понять, как сильно он сомневается в этом утверждении, вышел из кабинета и выдохнул. Ладно, новость сообщил, а там посмотрим. Он пока и сам сомневался, что Тема и убийства как-то связаны. Но внутри было неспокойно.

Тем более, беспокоило двойное убийство на групповом экшене. Адриан уже проверил по своим каналам: жертвы не были бисексуалами, посторонних в свои игры не приглашали, так что «левый» мужчина там скорее всего исключался. Хотя Адриан предпочел бы учесть все варианты.

Женщина? Но тогда она должна быть очень… очень зла.

Адриан заставил себя временно перестать думать о деле. Тем более у лестницы его ждала большеглазая девушка с чудным именем Кира. На руке красовался бледно-желтый браслет — знак того, что она новенькая, но выбрала себе временного наставника.

На нее оглядывались. Адриан и сам залюбовался: симпатичная и милая. Плюс наверняка старательная.

— Идем, — он взял ее за руку, повел за собой к бармену. У Кости под стойкой был такой длинный шкафчик с кучей ящичков, где многие Топы хранили свои девайсы.

— Привет, — кивнул Адриан бармену, — дай мне мою сумку, пожалуйста. И кофе. Кира, что-то будешь? Алкоголь здесь нельзя, но Костя делает обалденный безалкогольный мохито и еще кучу замечательных коктейлей.

— Тогда я буду мохито.

— Слышал? — подмигнул Адриан бармену, забирая свою сумку, — давай наши заказы, а мы пока тут кое-что наденем.

С этими словами он достал из темной кожаной сумки черный ошейник, строгий и лаконичный. Без шипов и накладок. Просто кожа и застежка.

Кира не сопротивлялась, а, пожалуй, даже с любопытством прислушивалась к ощущениям, когда на ее горле защелкнулась темная полоска.

— Смотри, — объяснял Адриан, прицепляя поводок в виде тонкой серебристой цепочки, — Когда тебя вот так ведут, ты идешь на шаг позади своего Топа. Обращаешься к нему так, как он тебе велит, не разговариваешь с другими посетителями клуба до тех пор, пока тебе не разрешат. К любому Топу обращаешься на «вы». Если вдруг чувствуешь какой-то дискомфорт, то моментально сообщаешь об этом Топу.

— А если он занят?

— Отличный вопрос. Для него первое — забота о своей сабочке. Поняла? Все тонкости общения ты узнаешь только, когда найдешь себе хозяина.

— А я могу сама попросить кого-то стать им?

— Конечно, можешь. Но не факт, что согласятся. В любом случае, это все решается путем разговоров.

— А вы могли бы меня взять своей сабой?

Адриан кашлянул.

— Я не самый лучший вариант. Но мы еще поговорим, забирай наши бокалы и иди за мной, так как я тебе сказал.

Черт, ну вот неопытной сабы ему только не хватало. Такой головной боли он точно не хотел. Тем не менее сразу отказываться Адриан тоже не спешил. Посмотрит, понаблюдает, в конце концов, обучить то можно.

Место на полукруглом диванчике нашлось прямо рядом с низким металлическим заборчиком, который окружал столики. Не так далеко от сцены.

— Встань на колени справа от меня, — приказал Адриан, усаживаясь на диван, — если устанешь, можешь коснуться меня рукой и попросить разрешения сменить позу. Обращение — Господин. Можешь задавать вопросы. Кстати, не в курсе, что все так смотрят на сцену?

— Сегодня тут поет кто-то, — пожала плечами Кира, встретилась с предупреждающим взглядом и поправилась, — Господин.

— А, — рассеянно кивнул Адриан, — ну пусть поют, пока не запели давай поболтаем.

Глава 2

Дан спустился к Рине, когда она уже собиралась выходить на сцену. И поправляла у зеркала макияж. Дан ухитрился за сценой организовать пару комнатушек с довольно приличной мебелью и большими зеркалами. Тематикам они были не нужны, но порой клуб арендовали. Учитывая расположение здания и его размеры, желающих было более чем достаточно. Но Дан весьма капризно выбирал арендаторов. И больше, чем на сутки, клуб не сдавал.

В любом случае, у Рины была гримерка, куда перед выступлением администратор приносила платье. Сегодня, например, длинное, из белого шелка, с одним открытым, на греческий манер, плечом. И совсем тонким серебристым поясом.

— Я похожа на девственницу, которую вот-вот принесут в жертву, — заметила Рина, когда в гримерку вошел Дан. И словно занял собой большую часть пространства. Она обернулась от зеркала и взглянула на того, кого уже считала своим другом.

— Думаю, сердце самого жестокого властелина дрогнуло бы и он тебя пощадил, — усмехнулся хозяин клуба.

— Ну да, это как в анекдоте: «Сжечь ведьму! Но она красивая… Хорошо, но потом сжечь», — хихикнула Рина, поправляя волосы. Выпрямленные утюжком, они шелковой рыжей волной спускались по спине. И все. Даже макияж Рина сделала не особенно яркий, а нежный.

— Не забудь браслет.

Девушка помахала правой рукой, на запястье которой красовался светлый браслет из плотной ткани. Знак того, что она не в Теме и не хочет подобных знакомств. Хорошая, кстати, вещь. На Рину в клубе хоть порой и облизывались, но дальше комплиментов дело не шло. Тематики уважали чужой выбор.

— Тебя все ждут, девственница, — сообщил Дан, — только скажи, что там случилось в «Ривидже».

Рина поскучнела: этой темы ей не хотелось касаться. Однако Дан стоял в проходе и протиснуться мимо него казалось невозможным. А отодвинуть почти двухметровую горушку мышц для Рины было вообще за гранью реальности. Хотя она честно постаралась. Потыкала пальцем Дану в бок, ощутила железные мускулы и поинтересовалась обреченно:

— Пытать будешь?

— Это тебе к Алексу. Я просто стану давить авторитетом.

— Оставь его для Клары, — посоветовала Рина, — ну блин, Дан, какая тебе разница?

— Я тебя туда устроил, — сурово отрубил друг, — тебе там нравилось, но потом ты оттуда уволилась. Говори, женщина!

— Оставь свои доминачьи замашки. Ладно, — Рина вздохнула, понимая, что тут бесполезно отнекиваться, — Там хорошо было. Только, видишь ли, некоторые посетители решили, что я не только пою. А мне не нравится, когда в гримерку вламывается мажор и с ходу спрашивает, сколько я стою. Или всякие подозрительные личности начинают обещать золотые горы в шоу-бизнесе, предлагают съездить в отель, обсудить контракт.

— Ясно, — помрачнел Дан, — я так понимаю, ты выразила свое негодование?

— Два раза, — кивнула Рина, — Один раз каблуками, второй раз — лаком для волос.

— Ну, значит, хватит с тебя «Ориона». Здесь таких нет.

— Забавно, да? — не удержалась от колкости Рина и попросила, — Пусти, сцена ждет.

Дан молча закатил глаза, но посторонился.

— После трех песен сделай перерыв, хорошо? Чтобы зрители не расслаблялись. Часик отдохнешь, потом опять.

— А сегодня есть экшены?

Дан чуть прищурился, вспоминая:

— Нет, сегодня просто тусовка постоянных членов клуба, плюс знакомство с новенькими, ответы на вопросы и все в таком духе. Мирная спокойная обстановка. Кому хочется поострее — добро пожаловать в подземелье.

Рина скорчила рожицу и поспешила уйти, не уточняя, что еще за подземелья. Явно ничего хорошего.

Коротким полутемным коридором она прошла до сцены, помедлила мгновение и вышла на свет. На яркий свет, который заливал сцену, оставляя остальной зал в чуть интимном полумраке.

Ее встретили аплодисментами. Никаких свистов или выкриков. Рина чуть прищурилась, стараясь разглядеть лица. И, словно угадав ее желания, свет немного смягчился, сузился до размеров небольшого круга, в которой вошла певица и микрофон.

— Добрый вечер, — негромко проговорила Рина, — я очень рада видеть вас всех. Споем?

Для разогрева она выбрала немного печальную песню, некогда бушевавшую в американских чартах. И теперь, слушая нежное вступление, мысленно настраивалась и одновременно улыбалась слушателям. Глаза уже привыкли, и Рина могла различать лица тех, кто сидел довольно близко к сцене. Вот, например, Дан устроился на диванчике, в компании двух мужчин и яркой блондинки в красном платье. А вот это Диана — ее Рина тоже знала. Сидит, окруженная девушками и мужчинами, дружелюбно улыбается певице.

А это…

А это…

Рина вдруг вцепилась в стойку микрофона так, что тот издал протестующий взвизг. И только это привело ее в себя. Осознав, что пропустила вступление, Рина виновато махнула рукой, прося повторить, отшутилась:

— То чувство, когда сама заслушалась и забыла, что пора петь. Не наказывайте.

Дан погрозил ей пальцем, остальные отозвались понимающим хмыканьем.

Следующее вступление Рина уже не пропустила. Мягко, но сильно начала песню, тогда как сердце продолжало грохотать где-то в ушах.

Светловолосый мужчина со стальным взглядом серых глаз. В белой, небрежно расстегнутой рубашке, вольготно сидевший на диванчике. Четко очерченные скулы, нос с едва заметной горбинкой, породистые черты лица и едва заметная складка в уголке губ. Рина отчетливо видела это даже с такого расстояния.

А еще она видела девушку, стоявшую на коленях рядом с креслом мужчины. От ее ошейника тянулась тонкая цепочка, исчезала в руке Адриана.

Господи, он что здесь делает?!

«Ты идиотка? Что может делать здесь мужчина, да еще с коленопреклонной девчонкой?

Голос Рины стал чуть сильнее, напряжение в песне нарастало. Ей казалось, что сам воздух вибрирует от звуков. А внутри, в такт, дрожала обида.

Ну почему мужчины так любят подкладывать свинью? Вот и тот Адриан! Какого черта он оказался в Теме? Это нечестно! Он почти ей понравился!

Но девушка на коленях…

Ошейник…

Сама его самодовольная поза…

Чертов Доминант! Это нечестно!

Песня закончилась на высокой пронзительной ноте, и Рина от обиды вложила в нее всю силу легких. Замолчала, глядя куда-то поверх голов. И очень стараясь не смотреть на того, кто ей подложил свинью.

Нет, объективно, Адриан ей никто. И ничем не обязан. Но все равно вот прямо до дрожи в горле обидно. Рина ведь же решила, что ему интересна только как спасенная жертва из лап рабовладельцев и даже смирилась. А оказывается вон оно что. Она может быть какой угодно красоткой или секси-леди, но Адриану нужна эта самая, которых называют сабами или нижними, а некоторые и вовсе «зверюшками».

Зоофил, честное слово.

Когда заиграла вторая песня, Рина даже малость засомневалась, стоит ли петь. Текст сочиняла Элиза- одна из местных девушек, саба какого-то Топа. Рина все никак не могла запомнить его имя, да и не старалась. Провокационная песня. И исполняла ее Рина негромким голосом, добавляя немного сексуальной хрипотцы.

Я снова здесь. у Ваших ног,

Покорна и неприхотлива,

Вы для меня мой Идол, Бог,

Хотя для вас я только лишь рабыня,

Господи, она это поет! Обычно Рина спокойно относилась к репертуару, но сегодня прямо не по себе было от слов, которые она произносила. Внутри все переворачивалось от протеста.

Но музыка звала за собой, томная, тягучая, словно медовая река. И в такт ей звучал голос Рины.

Мне незнакомо слово честь,

Я грешница, я ангел падший…

В какой-то момент, когда ощущение чужого взгляда стало уже просто невыносимым, Рина не выдержала и посмотрела туда, куда поклялась даже не коситься.

Горло сдавило так сильно, что к ужасу девушки она едва смогла пропеть следующую строчку. И лишь нереальным усилием воли продолжила, стараясь не сбиваться.

Адриан сидел, чуть подавшись вперед, опустив локти на колени, и очень внимательно смотрел на Рину. Так внимательно, что она физически ощущала его взгляд на коже. И чего он там себе придумал? Рина на миг представила, как выглядит со стороны: с томным взглядом, распущенными волосами, в белом струящемся платье и поющая такую песню.

«Я просто поспорила тогда с подругами, что смогу пообщаться на тематическом форуме и изобразить рабыню! Но мне это и близко не надо! Если бы я знала!» — эхом прозвучала в ее голове фраза, сказанная Адриану на следующий день после спасения.

А песня продолжалась, прерывать ее было бы неуважением к публике.

И я принадлежу вся Вам,

Зависима и одержима

От взглядов, жестов, рук тепла,

От губ, что шепчут мое имя…

«Вашу ма-а-а-ать, у него глаза сейчас на лоб вылезут!»

Впервые в жизни Рина жалела, что у нее зрение как у орла. Потому что при виде неприкрытого изумления пополам с каким-то голодным восхищением на лице Адриана она едва не падала в обморок. Все тело то словно окунали в кипяток, то швыряли под ледяной душ. Хорошо еще это не сказалось на качестве песни. Рина даже ухитрилась, когда смолкла музыка и аплодисменты, слегка поклонится и чуть игриво проговорить:

— А теперь у вас час, чтобы прийти в себя и быть готовыми ко второму раунду.

Обычно, после этого, ей помогал сойти со сцены Дан, который или уводил ее за столик, или к барной стойке, а то и в своей кабинет, если Рина не хотела общения. Но сегодня она развернулась и торопливо ушла за сцену. Тихо радуясь, что под платьем не видно, как дрожат ноги.

Если бы Адриан посмотрел на нее таким взглядом хотя бы месяц назад, Рина могла упасть в обморок от восторга. А сейчас лишь надеялась, как бы он не подумал, что она все же решила заинтересоваться Темой.

Еще и девочка эта на поводке…

Обидно до щипания в глазах.

Не хотелось идти в зал, хотя там ее наверняка уже ждали знакомые. Рина опустилась на стул и тупо уставилась на свое отражение. Оно выглядело малость ошарашенным и каким-то побледневшим.

— Рина. — ну вот и Дан пожаловал с претензиями, — ты куда пропала? Я к сцене, а певица от меня рванула так, что народ выпал. Что случилось?

«Голова закружилась, наверное, давление упало», — едва не сказала Рина, но потом поняла, что тогда ее отправят домой. Кстати, хорошая идея! Но тогда она подведет всех, кто хотел ее послушать. Дан по секрету сказал как-то, что в дни ее выступлений народу становится все больше и больше.

Да и вообще, сбегать это по-детски, а она уже из ползунков вылезла.

— Женские дела, не волнуйся, — Рина широко улыбнулась и встала, спросила, — проводишь до барной стойки?

— Весь к вашим услугам, леди.

На самом деле она спокойно могла бы дойти и без Дана. Прошло то время, когда Рина шарахалась от посетителей клуба, считая их едва ли не дьяволами во плоти. Обычные люди, ну подумаешь с заскоками в плане расслабления и секса. Главное ее не трогают и ладно. А потом и вовсе обзавелась знакомыми, узнала много интересного и расслабилась. Ей говорили комплименты, болтали на посторонние темы, но не заигрывали. Белый браслет ясно говорил: не трогать.

До барной стойки они с Даном дошли спокойно. Хотя Рина невольно шарила взглядом по залу. Но нет, Адриана нигде не было. Небось ушел в подземелья, вместе с девушкой.

Как-то совсем плохо от таких мыслей.

«Ты чего разнылась дура? Радуйся, что там не ты. Иначе хана Адриану».

— Кофе? — спросил Дан, облокачиваясь о стойку, — Ты что-то совсем бледная.

— Просто вы — энергетические вампиры, высосали мою кровушку, — буркнула Рина. Присаживаться на высокий стул, предложенный каким-то мужчиной, она не захотела. Просто встала рядом с Даном и попросила бармена:

— Костя, сделай что-нибудь такое, чтобы душа развернулась, а обратно не сворачивалась.

— Хочешь оргазм за стойкой?

— Секс в клубе запрещен.

— Это будет тайный секс, — подмигнул Костя, уже жонглируя бутылками, — никто о нем не узнает.

Буквально через несколько минут перед Риной поставили бокал, в котором льдисто-голубые слои перемежались с ярко-желтыми.

— Ни капли алкоголя, — подмигнул Костя, — но прилив энергии обеспечен.

— Не совращай мне девушку, — усмехнулся Дан, отпивая кофе.

Рина же осторожно пригубила напиток. Прохладно, в меру сладко и очень вкусно. Все же бармены здесь талантливые. И веселые.

— Ты прямо наш талисман, Рина, — услышала она голос Дана. Люди вокруг шумели, разговаривали, некоторые ей улыбались. Она улыбалась в ответ.

— В смысле? Почему?

— После твоих песен все словно…ну не знаю, светлеют что ли. Те, кто поссорились, мирятся. Те, у кого поганое настроение — расслабляются.

— Запатентуй меня. — зевнула девушка, отхлебывая коктейль, — Просто мне нравится у вас петь, вот и все. Кстати, Элиза прислала еще пару песен… в вашем стиле.

— Народ будет в восторге.

— Народ в моем лице уже в восторге…

От знакомого голоса за спиной, лицо Рины вдруг закололо мелкими невидимыми иголками. Так бывает, если сунуть его под ледяную воду.

Кажется, она обернулась чуть поспешнее, чем хотелось бы.

Адриан. К счастью уже без спутницы. Зато слева, на поясе, висела та самая цепочка. Рину слегка передернуло, и она поспешила глотнуть коктейль.

— Шляешься? — уставился на него Дан, — Куда девочку дел?

— Отпустил в туалет, — равнодушно бросил Адриан. При этом он очень внимательно разглядывал Рину, у которой уже кожа едва ли не дымилась под его взглядом.

— Ариана, — наконец произнес ее спаситель и главный «свинтус» мира, — вот кого, а тебя здесь увидеть не ожидал.

— Это взаимно.

— Все же заинтересовалась, — в голосе Адриана слышалось неподдельное любопытство и интерес.

Правая рука Рины была скрыта от его взора. Так что девушка, выдержав театральную паузу, вытащила ее из-за спины и подперла подбородок. Чтобы полюбоваться на то, как медленно вытягивается лицо собеседника.

— Ай-яй-яй, Адриан, — сообщила чуть язвительно, — неужели всех гребете под одну гребенку. Я свое мнение меняю очень редко.

— Но меняешь?

— Последний раз, — поведала Рина, — я поменяла его года три назад. Когда хотела сначала простить бывшего молодого человека. Но в результате спустила его с лестницы. Так что изменение решения не всегда на пользу тому, кто хотел подобного.

— Так, — Дан достал из кармана телефон, — оставлю я вас, дела зовут. Рина, потом забежишь, обсудим моменты со свадьбой.

— Да, мы еще не обсудили мой гонорар.

— Корыстная женщина, — вздохнула Дан, удаляясь.

Предатель! В его компании, Рина хоть чувствовала себя немного увереннее. А сейчас осталась лицом к лицу с тем, кто ее вытащил из плена.

— Смотрю, ты хорошо себя чувствуешь, — заметил Адриан, жестом подзывая бармена себе, — Костя, бутылку воды и два стакана, пожалуйста.

— Ну да, — задумчиво проговорила Ариана, — о своей подопечной надо заботиться. Как о собачке, да?

— Ну вот, я так и думал, что будешь недовольна. Шок — это по-нашему?

— Вообще ровно.

— Поэтому ты неслась со сцены, как наскипидаренная? — усмехнулся беззлобно собеседник.

— Не знала, что все вращается вокруг тебя, — парировала Рина, — Я пойду, ладно? Мне надо еще настроится, из Дана выбить гонорар.

Нет, ну правда, о чем им разговаривать? Оказывается, у Адриана был свой взгляд на этот счет.

— Подожди, — он мягко придержал ее за руку, прямо поверх белого браслета, — Рина, ты же понимаешь, что я тот же самый.

— Конечно. Можно я пойду?

— Думаешь, я ожидал тебя здесь увидеть? Дан, скотина, не сказал.

— А зачем он станет тебе говорить? — удивилась Рина, которую продолжали волновать пальцы Адриана на своем запястье. Слишком сильные, жесткие, и одновременно гибкие.

— Да вот и я думаю, что незачем. Правильно?

— Абсолютно.

— Господин Адриан, я верну…простите! Мне же нельзя называть ваше имя, да? Ой!

Рине показалось, что собеседник едва не треснул себя ладонью по лбу. Но сдержался, лишь слегка поморщился:

— Старайся запоминать все с первого раза, Кира, а если забыла, то лучше спроси. Не стесняйся.

Рина все же высвободила руку из захвата и сделала шаг назад, прихватывая с собой стакан с остатками коктейля. Стало смешно.

— Не забудь поводочек одеть, — посоветовала Рина с деланной заботой, — а вообще…спасибо.

— За что? — не понял Адриан. Рука у него как замерла в паре сантиметров от поводка, так и не двигалась. Зато он так смотрел на Рину, что ей стало не по себе. Этот мужчина сейчас ее что ли представляет на месте своей сабочки. Ну так оттопыренный средний палец ему в ответ.

— За многое, — обтекаемо ответила Рина, — за многое. Удачи в воспитании очередной женщины. Девушка, — обратилась она к Кире, — а вам удачи с этим типом. Он хороший.

И ушла, держа спину прямо и чуть покачивая бедрами. Главное — не оборачиваться. Тоже вот дурочка, напридумывала себе, пока общалась с ним после спасения. А на самом то деле все эти взгляды, которые порой ловила при беседе — пустышка. Не зря Адриан резко перестал с ней общаться. Да, дело рабовладельцев почти закрыто, но еще и она оказалась «не его поля ягода».

До начала выступления оставалось еще минут тридцать, когда Рина поднялась к Дану. Там же она обнаружила еще одного знакомого. Алексей — жених Али — Тематик и Садист. В последнее время, по словам Дана, он почти перестал посещать клуб. Так как основная его Тема в лице Алики — любительницы пауков и прочей экзотики — не слишком жаловала «Орион». А расстраивать ее тот, кого в клубе знали как Мастера Лекса, явно не хотел.

Алексей Рине нравился. Не так, как Дан, рядом с которым становилось спокойно и безопасно, но тоже ничего. Особенно если закрывать глаза на его увлечение. Но так ни Алексей, ни владелец клуба ни разу не намекнули ей на Тему. Даже словечком, даже взглядом.

Адриан же, к которому Рина все равно продолжала испытывать благодарность за спасение, разглядывал так, словно она перед ним голая и на коленях.

— Как я вовремя приехал, — пошутил Алексей, приветствуя Рину взмахом руки. Он сидел у длинного стеклянного стола, весь такой небрежно-расслабленный, в свободных брюках и темной футболке с треугольным вырезом. Темно-серые глаза смерили Рину доброжелательным взглядом, после чего этот человек заявил с самым серьезным видом:

— Дан, приставляй к девушке охрану, иначе сопрут.

— У меня браслет, — предупредила Рина, поднимая руку.

— Дан, чисто в теории: ты бы отказался от Клары, увидев на ней браслет?

— В клубе — да, — с не менее серьезным видом сообщил тот, — но потом нашел бы вне его.

Вот зря они так сказали.

— Издеваетесь?!

— Просто хотим сказать: не делай культа из браслета. Здесь тебя не тронут. Но если кому понравишься — найдут и начнут обольщать.

— Ну пусть рискнут, — согласилась Рина, старательно отгоняя мысли о том, кто сейчас наверняка вел девушку Киру на поводке. Может, даже в подземелье, где разрешался секс.

— Прекрати ее пугать, — поморщился Дан, — Ариана зашла насчет свадьбы.

— Согласна, да?

— А вы мне выбор дали? — отшутилась девушка, присаживаясь на край стола. Подол платья с легким шелестом скользнул по ногам приятной прохладой.

Ситуация складывалась забавная. Клара и Аля как-то почти одновременно получили предложение руки и сердца. Это их так повеселило, что они решили продолжить действовать синхронно и сыграть обе свадьбы в один день. В одном месте. Все равно друзья общие.

Рина проглотила вопрос о том, как Аля и Клара согласились на свадьбу и банкет в клубе. Лучше сама у них спросит завтра, благо они хотели устроить женский день красоты.

Биться за гонорар не пришлось: Дан сразу назвал цифру, от которой Рина сначала икнула, а потом робко заметила, что она не настолько классный исполнитель.

— Дорогая, — перебил ее Алексей, — после твоих песен посетители его клуба, — он кивнул на Дана, — или бегут делать предложение своим женщинам или тащат их любить…долго. Так что просто молчи и радуйся, хорошо?

— Хочешь сказать я природная виагра?

— Хочу сказать, что пошли, мы проводим тебя на сцену. — Алексей присмотрелся, спросил. — А почему ты такая дерганая?

Рина постаралась взять себя в руки и перестать мять пальцами платье. Тогда ногой принялась отстукивать странный ритм, поймала заинтересованные взгляды собеседников и спрыгнула со стола.

— Все нормально, я на взводе перед выступлением.

В сопровождении двух крутых мужчин ей было гораздо легче пробираться по залу. По крайней мере. Адриан к ней не подошел. Но она его увидела. Рядом с Дианой и незнакомыми девушками. Кира тоже там была, стояла в шаге от него и внимательно что-то слушала.

Словно ощутив взгляд Рины, Адриан вдруг повернул голову и в упор посмотрел на нее. Девушка едва не отвернулась, потом сдержалась, даже выдавила улыбку и прошла дальше. Лопатки зачесались от взгляда в спину.

Что ему надо?

Дальше вечер прошел довольно гладко. Хотя присутствие Адриана заставляло Рину ощущать все острее. Это просто шок. Все же мужчина нравился ей, чего уж скрывать.

Лучше бы она его тут так и не встретила. Остался бы мечтой. А так обидно.

Вечер, а уже точнее ночь, подошла к концу. Ближе к пяти утра, желая только одного — спать, Рина переоделась в сарафан, заплела волосы и поплелась к выходу. В «Орионе» уже постепенно стихало веселье, свет над сценой потушили. Пора домой — отсыпаться и отдыхать.

Дан сказал, что водитель будет ждать ее у входа. И потому, оказавшись на стоянке перед клубом, Рина завертела головой в поисках знакомого лица. Водителя по имени Вадим она знала, он уже подвозил ее пару раз.

Вместо этого с тихим шорохом опустилось стекло огромного внедорожного автомобиля.

— Садись, — коротко сказал Адриан. Именно он сидел за рулем.

— Спасибо, меня подвезут.

— Да, я тебя подвезу. Дан согласился, что так даже будет лучше.

Предатель! Рина замотала головой и даже слегка попятилась:

— Спасибо, тогда я лучше вызову такси.

Адриан вздохнул с таким видом, словно ему уже безумно надоел диалог.

— Просто сядь и я тебя довезу. Уж меня то можно не бояться.

С одной стороны — да, с другой — Рина уже начинала сомневаться. Но если она сейчас все же настоит на своем, то покажет себя трусихой. И потом, так-то придраться не к чему. Адриан ей вообще ничего плохого не сделал.

«Ага, только поимел взглядом, а так все хорошо, прекрасная маркиза…»

— Ладно, довезешь, но я сяду сзади.

— Да хоть в багажнике. Поехали, я уже начинаю хотеть спать.

Везет. А вот у Рины сонное состояние, как рукой сняло. Ну почему так? Он же уже один раз подвозил ее домой. После того, как ей стало плохо на первой даче показаний. Довез, сдал на руки встревоженным родителям, а потом еще уточнил в сообщении, все ли в порядке.

Тогда у нее так быстро заколотилось сердце от простого прикосновения. Совсем мимолетного. Адриан просто чуть придержал ее за талию, помогая обходить лужу и опасаясь, как бы она опять не сомлела. А Рина потом два дня ходила как в тумане.

Сейчас туман исчез. Даже было немного жаль…

Да и машину она садилась с острым чувством, что добровольно залезает в клетку.

* * *
Честное слово, Адриану почти понравилась Кира. Умная, скромная, знания впитывает, как губка. А в глазах прямо плещется готовность услужить. На миг проскользнуло: может, все же, попробовать взять ее к себе? Обучить можно, симпатия вроде есть, и под рукой всегда будет.

Но эти идея продержалась ровно до того момента, как загорелся свет над сценой и появилась Она. Да, да, именно с большой буквы.

Говорите, хотел себе взять новую сабу? Милую и необученную? Та, что стояла на сцене, выбила все дурные мысли из головы.

Сначала Адриан решил, что все же слишком устал и у него что-то с глазами. Не могла Рина находиться здесь, в «Орионе». Он отчетливо запомнил ее слова, полные удивления и отвращения.

«Я просто спорила, смогу ли общаться на тематическом форуме, а сама совершенно нормальная. Вообще не понимаю подобного увлечения и никогда не пойму. Между мужчиной и женщиной должно быть уважение».

А сейчас она стояла на сцене «Ориона», в белом струящемся платье, под которым угадывалось то тело, от которого у него с самой первой минуты кружилась голова. Сверкающие рыжие волосы, бледное изысканное лицо с чуть раскосыми зелеными глазами. И голос…

Адриану было стыдно признаваться даже самому себе в том. Что она приходил пару раз в «Ривидж», чтобы услышать Рину. Ее голос обволакивал, уносил куда-то далеко и заставлял чувствовать себя странно. Очень странно. Словно внутри начинало что-то рождаться.

Вот и сегодня. Он забыл про сидевшую рядом Киру, про остальных зрителей. А лишь слушал ее — сирену в белом платье — поющую ярко и сильно.

А потом зазвучала песня, от которой кровь бросилась в пах. Потому что после первых же строчек Адриан очень ярко представил рыжеволосую, стоявшую перед ним на коленях. Обхватившую руками его за пояс расстегнутых брюк. Даже стало немного больно, так все внизу распирало.

Но как Ариана оказалась здесь? В место, куда она ни за что не отправилась бы добровольно?

Ответ пришел довольно скоро. И Адриан едва не прибил Дана. Тот реакции не понял вообще. Вышел из-за сцены, сел на диван и тут к нему подошел крайне злой Адриан с Кирой на поводке.

— Ты! — рявкнул он, привлекая внимание остальных гостей.

— Я, — согласился Дан, — вот и познакомились. Ты чего злой? Отпусти девочку, вдруг плохо ей сделаешь. Ты злой, ей страшно.

— Сядь, — повернулся Адриан к Кире, добавил чуть мягче, — на колени, спину прямо.

— Господи, — вздохнул Дан, — откуда такие диктаторские замашки?

— Что она здесь делает?

— Давай для начала уточним, — невозмутимо откликнулся друг, откидываясь на спинку дивана, — под понятие «она» попадает практически половина всех присутствующих здесь гостей. Ты о ком конкретно. Явно не о своей подопечной, потому что она сидит рядом и смотрит таким милым взглядом.

— Я про Ариану. Какого черта она здесь делает?

Кажется, ему удалось удивить Дана. По крайней мере, тот посмотрел чуть внимательнее. Потом хлопнул себя по лбу и проговорил:

— А, ты же участвовал в той спасательной операции. Удивлен, встретив ее тут? Я пригласил Рину подработать, тем более посетители балдеют от ее голоса.

— Ей что ли в «Ривидже» уже доходов не хватает?

— Она оттуда ушла, публика оказалась не самой хорошей. А здесь безопасно. Что с тобой? Уж прости, но ты похож на бабуина в период спаривания. Та-а-а-а-ак…

Дан замолчал, суровое лицо, обезображенное шрамом, как-то быстро и неуловимо приняло такой ехидный оттенок, что Адриан понял: друг догадался. И теперь будет очень долго его троллить на эту тему.

Но Дан ограничился лишь тем, что сообщил:

— У нее белый браслет.

— В пределах клуба, — рявкнул Адриан, — в пределах клуба. Когда она заканчивает?

— В районе пяти утра. Так, ты что задумал?

— Ничего, ничего плохого. Просто хочу отвезти ее домой. Доставить в целости и сохранности.

— Ее великолепно отвезет мой шофер.

— Ее великолепно отвезу я!

— Нервный ты какой-то, — покачал головой Дан, — Может, тебе жениться?

Адриан с размаха уселся рядом и негромко признался:

— Она вообще не признает Тему.

— Наша милая сирена тебя зацепила?

— Есть такое. Даже думал ее пригласить куда-нибудь, после возвращения из командировки, но потом передумал.

— Ты в курсе, что тебе вредно много думать?

— Просто заткнись и отпусти своего шофера.

— Сложно одновременно заткнуться и велеть кому-то что-то сделать.

Они уставились друг на друга: в черных глазах Дана плавали смешинки, тогда как в светло-серых плясали едва сдерживаемые огни то ли ревности, то ли злости.

— В отпуск тебе пора, — сообщил, наконец, Дан, — ладно, отпущу шофера. Надеюсь на твое благоразумие

Вот так Адриан подписался на то, чтобы временно поработать извозчиком.

Рина выглядела уставшей, но пыталась сопротивляться. Наивная. Он спокойным голосом сообщил, что не стоит брыкаться, а проще принять его предложение. И вообще, кажется, ей с ним как раз будет безопасно.

Раньше — Адриан это ощущал отчетливо — рядом с ним Рина и правда расслаблялась. И не так боялась давать показания. А теперь от нее шла волна настороженности. Хорошо хоть не неприязни.

Несмотря на то, что курить он бросил лет пять назад, сейчас потянуло прямо достать сигарету, хотя ее и не было.

Некоторое время ехали в молчании, разве что негромко играло радио для тех, кому не спится. На светофоре, глядя на красный, Адриан поинтересовался:

— Ты поддерживаешь отношения с другими девушками?

— Ты про Алю, Клару и Ольгу? В принципе да, правда, Оля тяжелее всех перенесла. Ну из-за фигни, которую ей кололи.

— Я в курсе, — кивнул Адриан, — благо у нее сестра психолог, так что все будет хорошо.

— Да у нее уже все хорошо, — согласилась Рина, — тем более там у нее этот… — она вдруг замолчала, даже в полутьме машины было видно, как покраснела.

— Этот Доминант?

— Да, — рыкнула она, — она то настоящая. В смысле из ваших.

— Аля с Кларой тоже.

— Клара — нет!

— Не буду спорить. — поспешил он ответить. — Хватит от меня шарахаться. Знаешь, вот зря мы с тобой в клубе увиделись. Я все думал пригласить тебя куда-нибудь.

— Долго думали, — последовал ответ, — зато теперь можешь себя не нагружать такими мыслями.

Оба опять замолчали. Рина явно тяготилась его обществом, а Адриан мысленно материл Дана, который не сообщил ему о такой мелочи, как ее выступление.

Плюс рядом с ней было сложно находится, сложнее чем месяц назад. Там он старался смотреть на нее глазами спецсотрудника, а сейчас в машине сидела красивая девушка, которая явно поборола страх после похищения. И потому внутри медленно поднимал голову темный зверь, требующий ее покорить.

Ее адрес Адриан отлично помнил. Старая высотка в окружении более низких домов, несколько подстриженных тополей и очень много машин. Один даже ухитрился припарковаться на детской площадке.

Адриан остановил машину у самого подъезда, спросил:

— Так значит, не согласишься поужинать?

Ее лицо казалось еще более бледным и уставшим, под глазами наметились легкие круги. Все же нельзя не спать всю ночь. Особенно девушке. Женщина должна следить за своим здоровьем, правильно питаться и спать столько, сколько надо.

— Почему же, я ужинаю каждый вечер.

Она еще ехидничать пыталась. А Адриану сложно было смотреть на нее и не представлять, как опрокидывает ее на спинку сиденья и начинает целовать. Жадно. Везде.

Плюс этот нежный аромат от нее, которым пропитался весь салон автомобиля.

— Уточню. Ты со мной так и не согласишься поужинать?

— А зачем? — искренне удивилась Рина, открывая дверь, — это просто трата времени. Или мы будем общаться, как хорошие приятели? Тогда — да, можно. В другом случае не вижу смысла. Я не из вашей когорты, так что не трать время.

— Решаешь за меня?

Какая она была сейчас серьезная и обиженная. Адриан невольно залюбовался. На пожелание не тратить время вообще не обратил внимание. Ему решать, как и куда его растрачивать.

— Просто советую.

— Я люблю советы, — задумчиво произнес мужчина, тоже вылезая из машины, — особенно умные. Жаль твой не из их числа.

— Тем более! — обрадовалась Рина, отступая к подъезду, — зачем тебе дурочка? Возвращайся в клуб. Судя по всему, ты там популярен.

Адриан скрипнул зубами и мысленно обматерил Диану, так не вовремя подсунувшую ему Киру. Девчонку он оставил в клубе, под присмотром Ди. И связываться с ней надолго раздумал.

Тут появилась добыча получше. И самое главное — она трепыхалась, старалась удрать и показывала зубки.

Кажется, это интереснее, чем изначально иметь послушную милую сабу. Гораздо, гораздо интереснее.

— Ариана. — назвал он ее полным именем, — ты не дурочка, поздно ею прикидываться. Твой ум я вполне оценил уже с самого начала знакомства. Так что просто расслабься и подумай над моим предложением. Пошли.

— Куда?!

— Провожу до квартиры, — вздохнул Адриан, — обещал же Дану и своей совести, что ты дойдешь до дома целой и невредимой.

Судя по ее взгляду, Рина готова была удрать в подъезд и захлопнуть железную дверь перед его носом. Ну ну, хотел бы он посмотреть на ее попытки.

Дотрагиваться до девушки Адриан не решился. Она и так напоминала натянутую струну, не хватало, чтобы взорвалась.

Мягче надо, мягче.

Возле квартиры Рина достала ключи и сообщила спокойным голосом:

— Спасибо, что проводил. Пока.

— До встречи.

Конечно, она промолчала, открыла и дверь и слишком поспешно ее захлопнула. Напоследок стрельнув в него взглядом зеленых глазищ. Отчего кольнуло в сердце.

— До встречи, — задумчиво повторил Адриан, разглядывая обитую кожей железную дверь. Золотистые цифры ехидно подмигивали в ответ отсветами подъездного фонаря.

И светофоры, казалось, усмехались злорадно, пока он возвращался домой. И фонари подмигивали и шептали: «Продинамили, продинамили». Да черт побери, даже бездомная кошка на скамейке, в его дворе, проснулась от звука машины и начала умываться с каким-то ехидным подтекстом.

Весь мир сейчас хохотал над тем, как Адриана поставили на место и дали от ворот поворот.

*** автор стихотворения Малина Ягодкина

Глава 3

Рина уснула в начале седьмого утра. Под одеяло залезала уставшая и настолько сонная, что плевать было уже на все, включая встречу с Адрианом. В душе боялась, что не сможет заснуть, думая о нем, но нет, организм настроился на отдых. И даже не показывал снов, вплоть до полудня. Вот там он выдал кое-что…

Рина проснулась, задыхаясь и цепляясь пальцами за горло. Не сразу поняла, что свободна, за окном вовсю светит солнце, а из глубины квартиры слышится звук телевизора. Какое-то кулинарное шоу.

Хорошо хоть не заорала и не перепугала всех. Рина села, все еще жадно вдыхая воздух раскрытым ртом. Все хорошо, она в безопасности. Ни ошейника, ни кандалов уже нет и не будет.

Она закрыла лицо руками и всхлипнула, ненавидя себя за эти сны и за беспомощность. За то, что никак не получалось с ними справиться. Почему из всех воспоминаний двухнедельного плена ей в память врезалось именно это. Как на нее нацепили ошейник с толстой цепью, еще в самом начале, и велели привыкать. А через несколько дней к ним добавились наручники. После такого Рина поняла, что пытаться кричать и пинаться опасно. Могут начать колоть ту гадость, что делали Ольге.

Она потрясла руками, избавляясь от ощущения тяжелого железа на запястьях. Все, хватит, она дома. Пора вставать и приводить себя в порядок. В пять часов у нее встреча с Алей и Кларой. Они собирались в спа-салон, устроить небольшой девичиник.

В субботу дома что-то решили собраться все. Папа отвоевал себе телевизор, переключил кулинарное шоу и наслаждался боксом. Мама пыталась читать журнал и недовольно косилась в ответ на вопли боксеров, потом не выдержала:

— Ты Андрея разбудишь.

— Время первый час, — отозвался муж, — пусть встает.

— Он вернулся в районе четырех!

— И что? Вполне нормально поспал. О, вон и Рина встала, а она вернулаась еще позже.

Мама осмотрела дочь и поинтересовалась:

— Ты как, дорогая? Постарайся больше так поздно не возвращаться.

— Возвращаюсь как смена заканчивается.

— Может, тебе все-таки сменить работу?

— Мам, что такое? — удивилась Рина, останавливаясь посреди гостиной. Папа недовольно что-то заворчал, так как дочь загородила часть обзора телевизора. Пришлось поспешно отходить в сторону, к огромному аквариуму. Его завели по просьбе Андрея, который расслаблялся, глядя на рыб. Чистили же аквариум все, кроме юного гения.

— Ма-а-а-м? — она присмотрелась к родительнице, та отвела глаза. — Блин, опять соседка херню наговорила?

— Ну она видела, как ты вернулась под утро, с мужчиной под руку и…

— Это был шофер, которому приказали проводить меня до дверей и проследить как я войду в квартиру, — вскипела мигом Рина, — где ты еще найдешь работодателя, который станет так заботится обо мне? Тем более там зарплата больше, чем если бы я пошла тем же консультантом в какой-нибудь салон сотовой связи или что-нибудь похожее. Что тебе эта тетя Нина натрепала? Кому веришь? Ей или своей дочери?

— Я знаю, что это был шофер, — торопливо проговорила мама, пряча взгляд, — просто тетя Нина сама знаешь какая сплетница. А тут еще твое похищение…

Ариана только хлопнула себя ладонью по лбу и ушла на кухню. Краем уха услышала, как родители шепотом переругиваются. Автоматически включила чайник, присела за стол и обвела взглядом идеально чистую кухню, зеленые шкафчики и бежевые стены.

Ну да, конечно, их имена старались особо не афишировать, лица тоже. Но слухи есть слухи. И соседи косились, а то и прямо спрашивали про историю с работорговцами. Пока отец не пригрозил особо рьяным сплетницам спустить их с лестницы. После этого притихли, но Рина иногда чувствовала на себе липкие любопытные взгляды.

Эта тетя Нина болтала языком бойче всех. Причем додумывала такие вещи, от которых волосы дыбом.

— Рина, извини, — мама вошла на кухню, зазвенела посудой.

— Я сама разогрею, — вяло отозвалась девушка, — мне еще умыться надо.

— Вот и иди умывайся, я тоже хочу чай попить.

— Что эта маразматичка наболтала?

— Рина!

— Что? Я ж не виновата в ее маразме! Ей надо поменьше телевизор смотреть и читать побольше умных книг. Глядишь, перестанет чушь нести. Что на этот раз она выдала? Что я вернулась с оргии?

— Ну-у-у… она рассказал мне про теле…пеле…короче не помню термин. И намекнула, что если у женщины перед законным мужем было много мужчин, то ребенок получает и их гены.

Рина пару секунд ошарашенно смотрела на смущенную мать, потом заорала в голос:

— Чего? Ты серьезно? Маразм теперь заразен?

— Рина, не кричи, ты разбудишь Андрея.

— И отлично! Мне не веришь, так у него спроси! Боже мой, какая чушь! И эта крыса сказала тебе всю эту фигню, потому что увидела меня ночью с мужиком? Мама, посылай еще, я серьезно! Нельзя общаться с человеком, когда у него вместо мозга — какашки.

— Тут я вынужден согласиться, — на кухню вошел заспанный и лохматый Андрей. — вы чего? Я не выспался.

— Сам виноват, — огрызнулась Рина, — вставать пора.

— Не ворчи, я, между прочим, на твоей стороне. Мама, тетя Нина говорила тебе про телегонию. Это совершенная чушь. Мне то ты веришь? Поэтому Ринка может спать хоть с десятком мужиков, ребенок будет только ее и того, кто станет отцом.

Мама покраснела и поспешила перевести разговор на другую тему:

— Рина, какие планы на сегодня? Поможешь мне разобрать шкаф с бельем?

— Угу, я только к пяти ухожу часа на три. С девочками встречусь.

Рина все же встала и сунула в микроволновку тарелку с завтраком. Посмотрела на Андрея, вздохнула и наполнила вторую тарелку. Братец сам почему-то не делал этого. Видимо, брезговал совершать столь примитивные действия.

Пока завтрак разогревался, Рина наскоро умылась и вернулась на кухню. Мама там уже варила кофе для Андрея, который рассуждал о человеческих генах и о будущем генетики. Рина машинально слушала и жевала, глядя в окно. А там же асфальт плавился от жары. Ну сколько можно? С начала мая столбик термометра не опускался ниже двадцати пяти градусов. Рина ухитрилась обгореть два раза. Кожа у нее была нежная, загар почти не приставал, зато краснела девушка под солнечными лучами моментально.

— И все же, Рина, — голос мамы вернул ее в реальность, — подумай насчет смены работы.

— Подумать могу, сменить — нет. Мам, тебя реально волнует, что скажут соседи? Да они всегда мололи языком. Вспомни что про Андрея болтали, когда он школу на два года раньше закончил. Типа раз он гений, значит аутист. Сами значения слова не знают и все туда же. Не удивлюсь, если они знают таки про похищение и начнут болтать, что меня там насиловали.

Она вдруг резко замолчала и уставилась на маму. Андрей же прожевал кусок омлета и проговорил:

— Так они уже болтали.

— Что-о-о-о-о?!

— Ну типа вы скрываете все потому что Ринку там насиловали все мужики? И поэтому теперь ее замуж не возьмут.

Рина молча обхватила себя руками за голову. Нет, жители их дома были вполне нормальные, но среди них обитали три семейства, которые и распространяли сплетни.

Нет, большинство им не верило, а порой даже посылало. Но ведь не все…

Она буквально заставила себя доесть, залпом выпила чай и ушла в комнату, закрыв дверь. Мама стучалась, просила выйти. Но Рина сообщила, что выйдет только через полчаса, когда ей расхочется идти убивать. Бензопилой.

Фу, отвратительно. Она чувствовала себя так, словно ее окунули в помои. Да, конечно, первым делом у нее и у остальных девушек спросили, не было ли насилия, их осмотрел врач. И родители были в курсе, что кроме нервов у Рины и у остальных ничего не пострадало. Почему мама не послала эту дуру далеко и надолго? Да, они старались скрывать произошедшее, но раз уж пошли такие сплетни, то проще действительно рассказать все, как было.

«А не поверят, — подумала Рина, сидя на подоконнике и глядя во двор, — поверит какая-то часть, а такие, вроде этой тети Нины, все равно будут смаковать несуществующие подробности. И передавать остальным».

Ну и что теперь, рыдать? Ага, десять раз. С соседями ей детей не крестить, ядовитая слюна отдельных личностей не должна ее коснуться. Тем более все равно семья на ее стороне. Главное, чтобы мама всякую хрень не стала больше слушать, а верила ей, Рине.

И все равно девушка еще минут пятнадцать сидела, успокаиваясь. С ее места было видно, как двор постепенно заполнялся людьми. Пенсионеры, собачники, детки с нянями, бабушками и мамами. А вот и тетя Нина. Ариана подавила желание взять из холодильника яйца и кинуть ими в соседку. О, уже кого-то учит: подошла к молодой маме, переехавшей сюда пару лет назад и что-то говорит, показывая на годовалого пацана, сидящего на траве.

Рина мысленно сплюнула, спрыгнула с подоконника и ушла помогать маме разбирать шкафы. Время за этим занятием пролетело быстро, так одевалась она на встречу с подругами быстро. На улице даже листья поникли от жары, несмотря на то, что утром и вечером поливальные машины проезжали везде, где только можно. Рина натянула шорты с топом, босоножки с длинными ремнями и запихала в сумку кошелек с телефоном и подарками.

Никогда еще из подъезда она не выходила так осторожно. Вроде горизонт был чист. Но стоило из-под козырька выйти под палящее солнце и надеть темные очки, как сбоку тут же послышался оживленный голос тети Нины. Она что, ниндзей раньше подрабатывала?

— Арианочка, здравствуй, куда в самую жару то?

— Добрый день. По делам.

— Не страшно так легко одеваться то? — поинтересовалась соседка, взглядом маленьких серых глаз скользя по фигуре Рины.

— Увы, у меня нет такого шикарного халата, как у вас, а то б точно в него завернулась.

С этими словами, Рина прибавила скорости, уже не слушая, что ей там ответили. Ну да, грубить нехорошо. Но иногда просто вот сил нет терпеть и вежливо улыбаться. Да, она не уважает взрослых людей. Она уважает умных и адекватных, неважно при этом сколько им лет.

Еще и на свой автобус не успела. Когда Рина, стараясь передвигаться по тени, добралась до остановки, то увидела лишь желтую задницу автобуса.

— Стой, гад! — рявкнула она, словно он мог услышать. — Ну стой же!

Рина даже сделала пару шагов следом, но потом замерла, понимая, что никто ради нее останавливаться не собирается. Ну вот, одна на раскаленной остановке. А в ту сторону едет только один автобус, который теперь придет в лучшем случае минут через двадцать. И то не факт. Днем транспорт в их районе ходил редко и неохотно.

Рина топнула ногой по побелевшему от мелкой пыли асфальту, выругалась. Подумала и выругалась еще раз. Услышала за спиной смешок и обернулась.

— Не люблю девушек, которые матерятся, — сообщил незнакомый мужчина, стоявший в нескольких шагав от Рины, — а у вас такие забавные выражения. Что за «ондатра ты тоскливая, а не автобус»? Богатое воображение.

— Спасибо, не жалуюсь.

— Вас подвезти?

Рина откинула с лица рыжую прядь и поинтересовалась:

— Серьезно думаете, что я сяду в машину к незнакомому мужчине?

— Я добрый.

— Ой, — обрадовалась девушка, — правда? Ну тогда конечно, в чем проблемы, прям вот уже сажусь.

Мужчина рассмеялся. Он был одет в белую майку с зелеными буквами и армейского типа брюки, на шее, на тонкой веревке, болталась подвеска в виде небольшого клыка. Волосы темные, коротко стриженые, вокруг голубых глаз тонкие морщинки, словно их обладатель часто щурился.

— То есть, мама тебе говорила, что нельзя садиться в машину к постороннему мужчине? — перешел он на «ты».

— К тетям тоже не советовала, — кивнула Рина, — и к шумным компаниям. И вообще чужие машины обходить стороной. Так что я уж лучше подожду автобуса, спасибо.

— Но я правда безобидный.

— Охотно верю, я тоже. Но в машину не сяду, ага. Спасибо за приглашение и все такое…

— Марк, — вдруг произнес незнакомец, — это чтобы ты знала, к кому отказалась садиться в тачку.

— Красивое имя, — одобрила Рина, — редкое. До свидания.

— А ты хочешь остаться прекрасной незнакомкой?

— Да, это будет так романтично!

— Романтичнее, чем если бы я взял твой номер телефона, пригласил на свидание на набережную, где открылся ресторан молекулярной кухни, а потом выпустил в небо воздушные шарики в виде твоего имени.

— На шариках разоришься. — откликнулась Рина, думая, что на свидания она не ходила уже давно. Почти год. Поездки с Адрианом на дачу показаний не считаются.

— Я возьму кредит, — не растерялся мужчина с именем Марк, — на чужой паспорт. Так будет брутально?

— Зашкаливающе брутально. А потом ты будешь убегать от кредиторов и красиво отстреливаться. И все мимо.

— Я не умею мимо, — деланно загрустил собеседник, — у меня всегда в цель.

«Еще один любитель тира», — усмехнулась Рина, вспомнив своего братца. Андрей как-то задвинул целую теорию, что попасть в цель легко, надо лишь четко вычислить угол наклона и еще кучу каких-то тонкостей. После чего отправился в тир, чтобы доказать свою правоту. Из десяти раз он не попал ни разу. После чего сказал, что в расчетах мог допустить ошибку из-за того, что Рина слишком громко разговаривала по телефону.

И вообще, она же девушка, ей любви хочется. Нормальной, без Темы и прочих кошмариков.

— Пиши, — скомандовала она, — точнее, давай свой, я тебе сейчас позвоню.

Он ей понравился. Что-то в нем было такое…какое она замечала в Адриане. Но точно не Тема. Скорее другое, чему Рина пока не могла подобрать название.

Ох, лишь бы он не оказался таким же…из Темы. Рина покосилась: ну да, тут ведь не угадаешь. И спрашивать напрямую глупо.

«Да прекрати уже. Теперь будешь всех мужчин в извращенцы записывать»?

Она все же сделала ему дозвон с телефона.

— Жди от меня послание, — сообщил Марк с явным удовольствием, — ну давай подвезу, а?

— На свидание отвезешь, — отказалась Рина, — тем более вон, моя тарантайка едет.

Впереди, в жарком дрожащем воздухе и впрямь возник автобус. Похожий на мираж в пустыне.

Марк не отстал, пока она не залезла внутрь транспорта, похожего на печку. Ну почему на всех автобусах написано, что есть кондиционеры, а на деле они не работают? Толку от раскрытых окон было немного: ветер дул горячий и сухой.

Неудивительно, что в спа-салон, похожий на волшебное бело-сиреневое царство, Рина ворвалась мокрая насквозь и ощущавшая себя человеком, который пересек пустыню.

— Добрый день, — приветствовала ее светловолосая администратор салона, — вы записаны?

— Да, мои подруги, наверное, еще не подошли. Записывались, кажется, на имя Алика.

— Минуточку, — девушка посмотрела в компьютере, улыбнулась, — да, ваши подруги только прошли в раздевалку. Идемте, я вас провожу.

По короткому коридору, на стенах которого висели картины с какими-то китайскими иероглифами, Рину провели в небольшое помещение, больше похожее на шикарную комнату отдыха, нежели на раздевалку. Мягкая мебель, теплые цвета, приглушенный свет и множество электрических свечей, удивительно похожих на настоящие. Они стояли на столике, подвесных полочках и даже на полу.

— О, наконец-то!

— Привет!

Аля с Кларой уже были здесь, переодетые в бледно-розовые пушистые халаты, с высоко заколотыми волосами. Сидели на полукруглом светлом диване, рядом с которым примостился стеклянный низкий столик с фруктами и зеленым чаем.

— Переодевайтесь, — проговорила администратор, — как будете готовы, проходите вон в ту дверь, там фито-сауна. Как время пребывания там закончится, вас позовет массажист. Приятного отдыха.

И вышла, прикрыв дверь. В помещении на миг возникло молчание, прерываемое тихой музыкой природы. Сейчас, например, журчал ручей.

— Что у вас такие лица? — поинтересовалась Рина. Она с наслаждением скинула одежду, быстро переоделась в купальник и накинула халат. — Где здесь душевая?

— Вон там, — махнула рукой Ал в сторону дальней двери из матового золотистого стекла, — Иди, мы тебя подождем. Полотенца там.

— Нет, девочки, правда, что случилось? Клара, ты… ты злая.

Удивление Рины было понятным: подруга Али явно не умела злиться. А если и пыталась, то дольше двух минут никак не могла продержаться.

Сейчас же Клара, похожая на очаровательную принцессу в розовом халате, сидела и буквально сверкала глазами. При этом пальцы с безукоризненным бежевым маникюром отбивали зловещий ритм на подлокотнике дивана.

— А она решила свадьбу отменить! — радостно сообщила Аля. — Клар, скажи Рине зачем ты такое сообщила Дану и отключила телефон? Прикинь какой у них сейчас веселый мальчишник!

Рина икнула: по ее мнению, Клара могла отказать Дану только если солнце поменяется местом с луной, а сама Клара переселится в тело мужчины. Да и то не факт, что сумеет отказать.

Судя по широкой улыбке Али трагедии она в случившемся не видела.

— Так, стоп, — Рина замахала руками, — сейчас я сбегаю в душ, потом мы сядем в сауне и вы мне расскажете про пичальку в виде злого Дана. Он, кстати, сюда не примчится?

— Я не сказала адрес, — буркнула Клара, ставшая похожая на надутого ежа.

— Алексей знает! — радостно грянула Аля, — Так что могут и приехать, но не факт. Мой жених то адекватный, сейчас споит твоего, поговорят по душам и все будет тип-топ.

Рина со скоростью скаковой лошадки стремилась в душ, наскоро сполоснулась и почти бегом направилась в сауну. Уже там, оставшись в купальнике, чувствуя, как мягкий жар вместе с терпкими запахами трав проникает в каждую клеточку тела, потребовала:

— Давай, Клара, рассказывай почему ты отказала «ах, какому мужчине».

Аля хмыкнула, но промолчала. Запрокинула голову и прикрыла глаза, наслаждаясь действием сауны. Только лишь порой блаженно вздыхала.

— Он мне запрещает обрезать волосы!

— Чего? — не поняла Рина. У Клары были шикарные волосы удивительного карамельного оттенка, длиной ниже талии. Густые, ровные и блестящие. Обрезать их, по мнению Арины, было бы преступлением.

— Того! — Клара и правда выглядела сердитой. — Я хотела их подрезать, голове тяжело, шея устает и все такое. Мне идеально, когда они длиной до середины спины.

— Ты сказала об этом Дану?

— Я сказала, что обрежу их наполовину. А он сообщил, что нет, не обрежу.

— А ты?

— А я сказала, что он не может мне приказать насчет выбора длины волос.

— А он?

— А он сказал, что может.

— А ты?

— А я сказала, что мы договаривались: он не лезет с приказами в мою личную жизнь, кроме как в спальне.

— А он?

— А он сообщил, что любит мои волосы всегда, включая в спальню. И их очень приятно наматывать на руку. Ну в общем, тут я психанула.

Рина кинула взгляд на Алю, та пожал плечами: мол, не понимаю вообще темы спора.

Вот и Рина не понимала. Потому и спросила осторожно:

— А чего ты свадьбу то решила отменить?

— Потому что, — с надрывом в голосе сообщила Клара, — он вообще меня зажмет.

— Он тебя и так зажимает, — не удержалась Аля ехидно, — и тебе это нравится. Блин, ну ты чего ему не сказала, что тебе от таких волос тяжело? Он же сам не догадается, у него такой длины не было.

— Вот именно, — поддержала Рина. — Странная реакция. Ты, милая, не беременная?

- Я на таблетках. — возразила Клара. — Просто вот он сейчас мне волосы запретил резать, потом запретит работать, потом носить что-то.

— Я ее убью! — вдруг злобно сказала Аля, резко поднимаясь. — Ты опять с этой кретиноидкой болтала? Так вот откуда такие мысли! Клара, блин, тебе такой мужк достался, а ты слушаешь идиотку!

— Света не идиотка, она психолог.

— Она не психолог! — взвилась Аля, вставая с лежанки. — Она дура, которая мозг имеет таким, как ты! Так, я на выход, а то у меня тут давление подскочит и от жары, и от беседы.

Она вышла, с трудом сдержавшись, чтобы не хлопнуть дверью. А Рина тихо спросила:

— Что за Света? Не сестра Оли, случаем?

— Ага, она. Хотя…может, правда стоило Дану сказать?

— Про то, что тебе неудобно с волосами? Конечно, стоило. Ему они нравятся, он не хочет, чтобы ты их обрезала, считая это капризом. А мужики с капризами часто борются лишь запретами. Скажи ему о причине и уверена — он сам тебя отвезет к лучшему парикмахеру.

Клара промолчала, но явно задумалась.

После сауны шевелиться не хотелось, но пришлось шевелить ножками и переходить в соседнее помещение: где царил золотистый полумрак и звучала нежная индийская мелодия, плюс пахло едва уловимо жасмином. Тут подруг уже поджидали три девушки-мастера и три лежанки.

В какой-то момент Рина ощутила себя этакой аморфной массой концентрированного удовольствия. Оказывается, масляный массаж всего тело, а после массаж лица и головы могут подарить наслаждение, близкое к оргазму.

Три часа пролетели незаметно. После всех процедур Девчонки лежали на диванчиках в комнате отдыха, где светлые стены контрастировали с ярко-желтой мебелью и лениво переговаривались. А еще пили соки и то и дело тянулись к фруктовой тарелке. От шампанского отказались, сообщив, что алкоголь сюда как-то не идет.

— Алексей тут написал, — сообщила Аля со своего места, проверяя телефон на сообщения, — спрашивает, надо ли им сильно спаивать Дана, который уже планирует крестовый поход против бабской дурости. Клара, не дымись, это мой жених сказал — не твой.

— Оторви ему…хвост. — посоветовала подруга.

— Мне его хвост дорог!

Рина хмыкнула, а потом спросила:

— А они где мальчишник то отмечают? В клубе?

— Не-аааа, они тоже так по-брутальному и по-мужски сняли сауну на кучу часов. Там их человек десять. — Аля потянулась, как большая кошка, протянула мечтательно. — Прикиньте, они там полуголые.

— И что, все в Теме? — решила уточнить Рина, которая подумала, что полуголые Доминанты явно не входят в круг ее эротических фантазий.

— Не знаю. — пожала плечами Аля. — Ну Дан с Лешей, плюс эта наглая задница Адриан, плюс еще там кто-то. Остальные вроде нет. А что?

— Вообще ничего. — пожала плечами Рина, у которой сердце подпрыгнуло к горлу. Ого, там и Адриан. А вот теперь полуголые Доминанты как-то резко обрели краски.

— Адриан милый, — возразила Клара, подхватывая грушу и надкусывая ее, — он вежливый.

— Они все милые и вежливые, — пробормотала Рина, — пока ручки к поводку не тянутся.

— О, Мастер Икс это любит, — покивала Аля, — помню, когда я пришла в клуб, то увидела, как этот индивидуум сидел, сложив ноги на спину своей сабы. А та изображала пуфик.

Сок у Рины едва не пошел носом.

— Чего-о-о? — переспросила она, уверенная, что слух сыграл с ней злую шутку.

— Вот! — покивала Аля. — У меня было примерно такое же выражение лица. Мы с Алексом сразу обозначили табу. Для меня это — вот такие унижения. Никаких кошачьих мисок, облизывания ботинок, лежки в ногах и изображения предметов, на которые можно что-то сложить.

— Какой ужас! — передернулась Клара. — Дан о таком вообще не заикается. Говорит, что ему достаточно видеть меня такой милой и послушной в спальне. А ты, Аля, вообще…

— Я не «вообще», я мазохистка, — поправила ее подруга.

Рина покосилась на нее и осторожно спросила:

— А это…а почему…я думала у тебя там эти…следы и все такое.

Гладкая кожа Али выглядела безупречно, никаких отметин.

— Не надо мне следов, — отмахнулась Аля, — и потом, перед походом в спа в подобные заведения лучше от экшенов воздержатся. Некоторые следы проходят дня через два-три, а таких, чтобы на месяцы Леша не делает. Ты что! И потом, свадьба скоро. Да я его лично загрызу. И он, кстати, в курсе!

Рина подумала, что этого она не поймет.

Девичник медленно подходил к концу. Кстати, через неделю ожидался еще один, куда Клара с Алей собирали уже всех подружек и родственниц. А это была так, репетиция. Да и Аля призналась, что хотела просто расслабиться в приятной компании.

Рина была с ней согласна. После спа-программы во всем теле чувствовалась истома и легкая эйфория. Одевшись, Рина подошла к зеркалу в раздевалке. Огромное, почти на всю стену, оно охотно показало высокую девушку с еще слегка влажными рыжими волосами, рассыпанными по плечам, в коротких шортах и топе, что открывал плоский живот. Обычно бледная кожа сейчас казалась чуть розоватой и словно сияла.

— Надо почаще ходить на такие штуки. — пробормотала Рина, оборачиваясь к подругам. — Идемте. Клара, ты чего?

— Спать хочу. — зевнула та. — Последнее время постоянно в сон клонит. Сейчас приду и вырублюсь.

— Сначала ты скажешь Дану про волосы и про то, что с отменой свадьбы ты погорячилась.

— Погорячилась, — послушно подтвердила Клара, шагая к выходу, — но прямо как нахлынуло! Странно, да?

— Очень странно. — пробормотала Аля. — Все же тестик то купи.

— Глупости!

Через холл, попрощавшись с администратором, подруги вышли на улицу. Там уже золотился безветренный вечер. Жаркий и душный. Рина посмотрела на небо и понадеялась, что в итоге природа разродится дождем.

— Ой…

Краткая реплика Клары заставила Рину повернуть голову.

— Ой… — вырвалось невольно, тогда как Аля просто вздернула брови и явно обрадовалась.

В стороне от спа-салона стоял знакомый светлый внедорожник. И из него выглядывал, спустив темные очки на нос, Адриан. С заднего сиденья, крайне мрачно, на подруг смотрел Дан. Такое выражение придавало его лицу со шрамом еще более зловещий вид.

— Бить будете? — спросила Аля. Она единственная, кто сохранил спокойствие. Тогда как Рина думала, не пора ли «делать ноги», а Клара то краснела, то бледнела.

— Да кто ж разрешит то. — деланно огорчился Адриан. Его взгляд при этом заставлял Рину нервно сглатывать и страдать. Ну почему он такой…такой. Почему?

— А где мой то жених? — поинтересовалась Аля. — Адриан, ты не пил? Ты за рулем!

— Я не пью, а вот ваши дорогие женихи малость того…

— Где Алекс?

Адриан на секунду исчез в салоне, потом снова выглянул:

— Он спит, как младенчик, на заднем сиденье. Разбудить? Только ведь орать будет. Тоже, как младенец.

— По-моему, тебе пора становится папой, — задумчиво проговорила Аля, подходя к машине и заглядывая в салон, — тебя на детях заклинило.

— Я ж не против. — обрадовался Адриан. — Осталось женщину найти, которая согласится.

Рина мигом отвела взгляд, хотя всем телом ощущала, как Адриан, произнося эти слова, разглядывал ее. Ага, сейчас! Днем с ребенком, а вечером тумбочкой для ног?

— Клара, — низкий голос Дана разом оборвал шутливый диалог, — садись в машину, принцесса. Дома поговорим.

— Загружайтесь, — велел Адриан, — я этот пьяный сброд загружал специально. Отвезем вас и дальше поедем кутить. Там остальные ждут счастливого жениха и грустного жениха. Клара, умоляю, сделай ты Дана счастливым женихом. Он своей злобной рожей чуть вечер не испортил!

— Так, стоп! — вмешалась Аля, — Так ты нас завезешь домой, а потом обратно поедешь?

— Я думал и Алекса забрать. — протянул Адриан, — но чую толку от него там будет мало. Он за четыре часа что-то совсем расслабился. Садитесь уже!

Машина у него была семиместная. Рина предпочла бы залезть на самое дальнее сиденье. Но там разместились парочки. К тому же Адриан распахнул перед ней дверь, а отказываться на глазах у других показалось глупым.

Рина села вперед, но тут же стала смотреть в окно. И тут еще, как назло, запищал мобильник. Пришло сообщение. Открыв его, она невольно расплылась в улыбке.

«Слушай, мне не дали кредит на воздушные шары, так что пришлось их украсть. Теперь полиция идет по моему следу, а я лечу на шариках. Ты же меня не бросишь, да? Встретимся завтра в пять?»

Рина представила картинку, не выдержала и хихикнула. И тут же краем взгляда уловила движение. Адриан, воспользовавшись тем, что машина остановилась на светофоре, повернул голову и как-то странно взглянул на девушку.

— Хорошие новости?

— Зовут на свидание. — сообщила машинально Рина, потом до нее дошло, кому она это сказала.

Но Адриан отреагировал спокойно. Разве что руки на руле сжались так, что хрустнул пластик. А в остальном нормально. Рина решила, что злобные огни. Мелькнувшие в серых глазах, ей померещились.

— Ух ты! — вмешалась Аля, сидевшая сзади и скучавшая от того, что Алексей продолжал спать. — А кто он? А чего ты не говорила?

— Нечего говорить, — отмахнулась Рина, уже ругая себя за несдержанный язык. Ну вот кто просил ее говорить правду?

«Просто хочу показать ему, что мне интересны нормальные отношения».

— Если ты идешь на свидание, то значит есть о чем, — не успокаивалась Аля. Клара тоже что-то буркнула полусонным голосом.

— Да мы сегодня только познакомились! На остановке! Он меня предлагал подвезти, а я отказалась. Тогда выпросил мой номер телефона и сказал, что уркадет воздушные шары.

Адриан кашлянул и насмешливо произнес:

— Нереально романтично. Сейчас пущу мужскую скупую слезу.

— Крокодилью, — мигом парировала Аля, — Ты не умеешь плакать, не ври.

— Умею, я в душе рыдаю каждый раз, когда слушаю женскую болтовню. Где логика, Рина? В машину сесть побоялась, а телефон дать — нет.

— Ну мне же надо как-то знакомиться с мужчинами, — ответила Рина, — давайте закроем тему. Это моя личная жизнь и она только начала налаживаться.

Опять послышался едва уловимый хруст несчастного руля. Зато на лице Адриана не дрогнул ни один мускул. И он даже отказался рассуждать дальше насчет женского ума.

Сначала завезли Дана с Кларой. Девушка к тому времени практически спала. Пришлось Дану подхватывать ее на руки и тащить домой. Аля задумчиво посмотрела им вслед, достала телефон и что-то кому-то написала. После чего с видом героя стала смотреть в окно. И то и дело пытаться разбудить Алексея.

— Зря стараешься, — не выдержал Адриан, когда Аля принялась щекотать у своего личного Садиста зубочисткой в носу.

— Почему?

— Потому что если этот тип выпьет и уснет, то проспит до утра.

— Размечтался!

Рине даже было жалко Алексея. Аля ему разве что воду на голову не лила. И то потом, что Адриан запретил разводить сырость в его машине. Зато благородно помог донести спящего жениха до дома и даже складировать на кровать. К тому времени Рина уже всерьез задумалась на тему, как быстрее удрать. И сделала попытку рвануть к остановке.

— Куда? — поинтересовался Адриан, мешая ей вылезти из машины тем, что встал перед открытой дверцей.

— На остановку.

— Прекрати, я довезу.

— Зачем? — удивилась Рина, — Светло же! И автобусы ходят.

— Садись давай. Или хочешь еще с ем-нибудь познакомиться?

— Я смотрю, тебя эта тема задела? — прищурилась Рина. Смотреть на Адриана снизу вверх было неудобно: во-первых, появлялось чувство беспомощности, во-вторых, взгляд с лица мужчины так и норовил соскользнуть в район…пресса.

— Просто опасаюсь, что твои подруги начнут орать, если узнают, что не доставил тебя до места. Сядь уже!

Вот если бы он повысил голос — Рина бы ему ответила. Но Адриан проговорил все спокойным тоном, но настолько стальным, что ноги девушки словно сами по себе втянулись обратно в салон. И лишь когда машина тронулась с места, Рина возмутилась:

— Какого хрена приказываешь?

— Я не приказывал, а настойчиво попросил. Или ты теперь в каждой просьбе будешь видеть подвох?

Рина молчала, не желая продолжать ненужный разговор. Хотя краем взгляда следила за водителем. Да у него железная выдержка!

«Слушай, он силовик, конечно, у него она будет такой».

Молчание становилось все напряженнее. Честное слово, Рине казалось, что она видит искры, которые то и дело вспыхивали в воздухе. Огненно-красные, колючие и слегка шипящие. И их становилось все больше и больше. Они пахли тем же парфюмом, что и Адриан. Плюс им самим.

Рина тряхнула головой, прогоняя наваждение. И поняла, что машина уже въезжает во двор ее дома. Наконец-то!

Адриан остановил машину чуть в стороне, в тени большого дуба. И всем корпусом развернулся к Рине. Та мигом подобралась и приготовилась к бою.

— Значит со мной на свидание ни-ни, а с малознакомым типом — запросто?

— Кажется, я тебе ясно дала понять причину этого «ни-ни». До свидания.

Рина дернула дверь и тут же сердито обернулась:

— Разблокируй немедленно!

— А я ведь тебе нравился, — задумчиво протянул Адриан, — и что, встреча в Клубе все перечеркнула?

— Дверь открой!

— Сейчас открою. Ариана, серьезно, ты в курсе, что есть такая вещь, как компромисс?

— Я так понимаю, в Теме компромиссы в основном касаются табу и ограничений. Но никак не отказа от нее.

Адриан помрачнел:

— Вот так? А твой новый ухажер… ты уверена, что он не в Теме? Ты бы могла сказать, что Алексей обожает пороть девушек или пользоваться зажимами? Или что я… впрочем, неважно.

А вот сейчас задел, да. У Рины запылали щеки от одного воспоминания девушки на поводке.

Еще и рассказы про пуфик.

— Я не хочу это обсуждать.

— Угу, потому что не знаешь, думаешь об этом и тебя все пугает. Не пытайся делать выводы, увидев человека в необычной обстановке. Ты так же могла пойти на свидание со мной, до того, как мы встретились в Клубе.

— Прекрати! — почти рявкнула Рина. — Тебе покоя не дает, что я иду с кем-то на свидание? Так уже говорила и повторю: я тебе благодарна за спасение. Всегда буду благодарна. Но это все, ясно? Поводки, ошейники, стойка на коленях и прочая хрень — не мое. И не будет моим в любом виде. Просто смирись, ок? Эти два месяца ты великолепно провел без меня. Значит и дальше проведешь. Открой машину.

Слабый щелчок разблокирования дверей на миг даже удивил Рину. Она то в глубине души была уверена, что ей сейчас начнут рассказывать что-то, приводить доводы. Даже приготовилась уйти в глухую оборону.

А тут раз и отпускают!

«Ну и ладно! — она с силой толкнула дверь и вылезла наружу, — Значит не сильно то и хотел. Чисто из уязвленного самолюбия».

Внутри что-то саднило. То ли от разговора, то ли от того, что она отходила все дальше от машины.

И когда уже подошла к подъезду, сзади послышался голос.

— Сирена, — окликнул ее Адриан, высунувшись в окно и снова чуть сдвинув темные очки на нос, — я не из тех, кто может смириться. Запомни!

Рина в сердцах так хлопнула подъездной дверью, что гул прошел до последнего этажа. Издевается что ли?!

Очень злая, просто крайне злая то ли на себя, дуру, то ли на идиота-Тематика, Рина доплелась до квартиры. И только на своем этаже поняла, что до седьмого этажа дошла пешком.

«Вот что злость душевная делает, — подумала не без восхищения, доставая ключи, — Надо почаще злиться. Вон как взлетела. И даже одышки нет!»

Решив, что даже от Адриановской наглости есть польза, Рина повернула ключ в двери, зашла и прислушалась. Родителей слышно не было. И, судя по отсутствующей на полочке обуви, они куда-то уехали. Впрочем, выходные же. Скорее всего удрали на дачу, отдыхать. Мама с папой ничего, кроме цветов и яблонь, там не сажали. Предпочитая проводить время за городом наедине друг с другом. Рина за них была только рада.

Но все же дома она была не одна. Замерев, как цапля на одной ноге, Рина прислушивалась к звукам в квартире. Ага, кто-то на кухне. Один из собеседников точно Андрей. А второй…

В следующее мгновение зеленые глаза чуть расширились. Как у кошки, которая увидела наполненную ванну и хозяйку, приговаривавшую: «Сейчас наша киса будет купаться».

Второй голос она узнала сразу, едва услышала. Мужской, с чуть растянутыми гласными и чуть проглатываемой буквой «р». В принципе ничего особенного в голос не было, за одним исключением. Он принадлежал Полкану. Да, да, парень со столь дивным именем уже год ходил в близких друзьях у Андрея. Познакомились они, когда брат Рины поступил в технический университет нефти и газа. Полкан был постарше, уже перешел на пятый курс.

И от него у Рины уже подергивался глаз. Вот, например, как сейчас. Серьезно! На фоне этой тщеславной особи ее брат выглядел просто пай-мальчиком с идеальным воспитанием. Андрей хотя бы имел хоть какое-то чувство юмора и умел относится к себе несколько критически. Особенно, когда дело касалось девушек. А вот у Полкана, кажется, все ушло в мозги. Хотя и внешностью природа не обделила. А вот с остальным… в общем, где-то с полгода назад Рина столкнулась с ним у дома. Когда он и Андрей спорили насчет каких-то последних методов разработки газовых месторождений.

С тех пор бедной Ариане периодически не давали покоя.

«Очень медленно совершаем тактическое отступление. А, нет, очень быстро!»

С такими мыслями Рина торопливо натянула обратно только снятую босоножку и схватилась за дверную ручку…

— Ари?

Следом за голосом брата появился и сам Андрей.

— Ты куда? — удивился он. — Ты же только пришла.

— Я забыла…сумку!

— Она у тебя в руках. — сообщил Андрей.

— Все нормально, я знаю, когда одна женщина три часа искала очки. А они все это время были у нее на голове. — проговори Полкан, следом за другом выглядывая из кухни.

— И как она их нашла? — только и смогла спросить Рина.

— В зеркало посмотрела. — пожал плечами парень. — Но забавно было.

— В смысле?

— Это бабка моя была.

Рина посильнее сжала ручку, жалея, что это не ручка сковородки.

— То есть ты видел, но не сказал своей бабушке, что очки у нее на голове?

— Так смешно же было! — явно удивился Полкан недогадливости Рины. — И потом, побегала по квартире, физическая нагрузка. Плюс мозги поднапрягла. А ты прямо как мой батя. Мы с мамой посмеялись, а он наорал вечером, когда узнал от бабки.

— Ари, — вмешался брат, — так я не понял: ты пришла или уходишь?

— Я пришла, — сообщила Рина, — но опять ухожу.

— О, класс! — обрадовался Полкан. — Я с тобой, мне как раз домой надо. Пойдем вместе.

— А, нет, я передумала. Мой организм желает остаться дома. В своей комнате.

Под взглядами парней, Рина, наконец-то, скинула босоножки и ушла в спальню. Где швырнула сумку на постель и выдохнула. А теперь засечем время…

Спустя пять минут Полкан зашел в комнату без стука. И дернулся в сторону, когда мимо него пролетела щетка для волос. С глухим стуком дарилась о стену и пала на пол, рядом с небольшой корзиной для бумаг. Туда Рина обычно швыряла черновики от курсовой и прочий хлам.

— Ой! — без тени раскаяния проговорила Ариана от трельяжа, за которым устроилась с кучей ватных дисков и кремом для лица. — А я тут тренируюсь попадать в цель.

— У тебя очень плохой прицел.

— Да, надо больше тренироваться. Почаще заглядывай.

Полкан то ли не понял намека, то ли сделал вид. Рина же отвернулась к зеркалу, давая понять, что ей не до гостей. Хотя такому толстокожему надо все говорить прямым текстом. Даже порой жалко, что воспитание не всегда позволяет.

В зеркале она видела, как парень оглядывает ее комнату. Хотя уже вваливался сюда пару раз. И ведь довольно симпатичный, этакий претендент на главную роль в слезливых подростковых сериалах. Особенно волосы хороши: каштановые, густые и блестящие, длиной почти до воротника рубашки. И разворот плеч неплох, хотя с Адрианом не сравнить. Тот уже мужчина в расцвете сил и возможностей. А тут молодой парень, пусть и очень умный.

И очень наглый.

— Рина, когда мы уже сходим куда-нибудь?

— Лично «мы» — никуда. Но ты можешь сходить куда-нибудь сам. Я разрешаю. Не забудь отпроситься у мамочки.

— Твоя агрессия говорит о том, что я тебя задеваю.

— В точку!

— Значит, не оставляю равнодушным.

— Слушай, — развернулась Рина к нему, — если ты мне сейчас толкнешь тут речь про то, что важны любые чувства, то я кину в тебя вот этот крем. И он мимо не пролетит, поверь. У жертвы к маньяку тоже чувства. Ненависть и так далее. Так что теперь?

— Ты передергиваешь. И скорее всего, это результат психотравмы.

— Я тебе сейчас психотравму продемонстрирую во всей красе! — приподнялась Рина. — Вали из комнаты! Сказала уже и повторю еще раз: я никогда и ни за что не пойду с тобой на свидание. Почему? Ты наглый и самоуверенный. Ты избалованный маменькин сыночек, который привык, что ради его гениальности родительница в клювике принесет все, что надо. Так вот, не всегда тебе может обломится, что ты хочешь. И еще совет: прежде чем подступиться к девушке, лучше не говори ей про свой «ай-кью» и про то, что после университета ты уедешь в Штаты. Плюс не проходись по книге, которую она будет читать. Видишь ли, не все хотят пролистывать научные журналы. И еще! Не сообщай, пожалуйста, что входишь в маленький процент гениев, но вынужден сосуществовать с обычными людьми. Иначе боюсь не все девушки окажутся такими же спокойными, как я. Андрей!

Она буквально рявкнула, зовя брата. А тот — вот молодец — откликнулся мгновенно. Пришел и заглянул в комнату.

— Чего?

— Вы куда-то собирались?

Нет, у него определенно бывали просветы в эгоизме. Андрей думал лишь секунду, потом кивнул:

— Собирались. Полкан, пошли, я тебе показать хотел одну головоломку. Спорим, ты ее решишь позже меня?

Друг поколебался, но все же головоломка перевесила возможность побыть рядом с явно злой Риной. Кинув еще один слегка тоскливый взгляд на девушку, Полкан вышел из комнаты. Но напоследок произнес. Так тихо, что услышала лишь та, которой эти слова предназначались:

— Мы все равно сходим на свидание. Ты не можешь мне отказать.

Рина помахала ему рукой, а сама подумала, что за последние два дня в ее жизни стало чересчур много мужчин, решивших покуситься на ее свободное время. И ведь уверены в своем превосходстве.

«Может, хоть этот Марк окажется нормальным», — подумала, переползая на кровать и раскидываясь там в позе звездочки. В голове послушно появился образ нового знакомого, но почти сразу задергался, поплыл, сменяясь никем иным, как Адрианом. Причем выглядел он, как в первую их встречу.

Рина очень не любила эти воспоминания, но сейчас они нахлынули волной: отчаянные попытки открыть дверь камеры обычной кредитной карточкой, которую дала Аля. Слезы пополам со злостью, когда не получалось. Дикий страх упустить шанс на спасение и понимание, что больше такой возможности может не быть. А потом, словно лавина, невероятное облегчение. Когда в подвал ворвались люди в черных комбинезонах, без опознавательных знаков. Забавно, что в тот момент Рина подумала лишь одно: «Главное вернуть Альке карточку». А потом села на пол, так как ноги отказали и заревела. Вот так ее и вытащили наверх, в гостиную, где усадили на диван. Похитители же валялись на полу, мордами вниз. Именно мордами. Лица могут быть лишь у людей, а этих назвать так язык не поворачивался.

Вот тут к ней подсел Адриан, тихо спросил, как она, задавал ее какие-то вопросы. И Рина постепенно перестала реветь. Настолько мягким был голос у ее спасителя, и так сильно он контрастировал со всем остальным обликом.

«Успокойся, — опять услышала она Адриана, — все позади. Больше они тебя никогда не тронут. Ты мне веришь? Больше тебя никто не тронет».

Опять защекотало в горле. Но теперь Ариана лишь сглотнула, загоняя обиду внутрь. Ну да, никто не тронет, в том числе и он.

Глава 4

Адриан всегда знал, что ревность — чувство для слабых и неуверенных в себе. Настоящий мужчина если и выскажет ревность, то в шуточной форме и больше для удовольствия женщине. А ж ревновать сабу… пф-ф-ф-ф! Когда начинаешь испытывать это то все, пора разрывать отношения. Потому что обычно саба принадлежит тебе душой и телом, и даже не посмотрит на другого мужчину. Они могут, да. Но она — нет.

В школе и даже в университете порой Адриану приходилось ревновать. Вплоть до драк, до сбитых костяшек и битья конкурентских морд. Но потом как-то резко схлынуло. А может просто убедился: ревнуй не ревнуй, но если девушка захочет — она уйдет. Насильно ты ее к себе не прикуешь. А если попытаешься, то это чревато уголовным преступлением.

Может, поэтому он тянулся к Теме? Там женщина только рада, если ты поставишь ее на колени и привяжешь к спинке кровати.

По крайней мере, она честная и не скрывает то, что чувствует. Это запрещено. А те, с кем он встречался раньше, слишком любили притворятся.

Адриан же притворство ненавидел.

А Тема помогала оставаться человеком вне ее. В жизни и на работе. Ведь в какой-то момент он правда испугался профдеформации. В его работе такое случалось. Слишком тонка грань между ощущением силы и применением ее вне закона.

Кто-то занимался экстримом, кто-то находил спокойствие в семье, а он метался, не зная, какая разрядка ему необходима.

Слишком легко почувствовать себя суперменом.

Так что не проще ли выплескивать все это с теми, кто сам хочет подчинения и силы?

«Дебил ты, — сказал как-то Дан, с которым они сидели ночью и пили…сок. — Не то это. Не то. Ты в Теме словно лекарство получаешь, ты ею не живешь. Тебе удобно. Но ты видишь ее просто как спасение».

Адриан тогда лениво его послал. Какая разница кто и зачем пришел в Тему. Он соблюдает правила? Соблюдает. Так пусть от него отстанут.

Но вот появилась Рина. Зеленоглазая рыжая зараза с голосом, от которого дрожь даже у него. И ей плевать на его внимание. Точнее, стало плевать, когда узнала про Тему.

Адриан открыл глаза и злобно уставился в потолок. На часах время приближалось к полудню, а он сумел заснуть лишь в районе пяти утра.

Не один…

И не у себя, а в отеле.

Сначала была мысль позвонить Кире и пригласить ее в ресторан со всеми вытекающими последствиями. Потом передумал. Девочка слишком неопытная, зачем ее пугать? Тем более заводить с ней постоянные отношения Адриан все же пока не решался. Поэтому просто поехал в ресторан один, где быстро познакомился с двумя симпатичными девушками. Не охотницами за богатыми мужчинами, а просто решившими отдохнуть подружками. Одна как-то к концу вечера незаметно исчезла, а вторая — светленькая и стройная — осталась.

Вот теперь она спала рядом, тихо и мирно дыша. В номере было жарко, так что одеяло красавица, которую звали Нина, сбросила в ноги. Фигурка у нее оказалась вполне ничего.

Но Адриан сейчас размышлял не о прелестях случайно подружки, а о том, что делать с Риной. Забить? Да, самое лучшее решение. Проблема состояла в том, что образ Рины, как назло, не желал уходить. Он ведь надеялся за месяц ее подзабыть. Оказалось — зря надеялся.

Особенно после ее заявления о предстоящем свидании. Кто там такой самоубийца вообще? Кто осмелился посягать на его женщину?

«На твою? — ехидно осведомился внутренний голос. — Ты ей это скажи, ага. И посмотри потом на лицо Сирены. Главное потом быстро отступать, чтобы жертв не было».

Адриан едва не простонал. Сел на краю постели и потер лицо руками. Ладони ощутили щетину. Да, пора ехать домой, приводить себя в порядок и потом в спортзал.

Кстати о спортзале. Надо бы созвониться по времени.

Тихо, чтобы не разбудить Нину, Адриан ушел в ванную. Заодно душ принять и умыться. Ну и побриться, благо тут предоставляли одноразовые бритвы. Не его, конечно, модный станок, но сойдет. Хотя бы доехать до дома.

После душа, разглядывая свою мрачную не выспавшуюся физиономию в слегка запотевшее зеркало, Адриан дозвонился до самого близкого друга и коллеги. С которым они вместе проводили все спецоперации. За исключением только той истории с работорговцами.

Друг ответил после третьего гудка. Таким бодрым голосом, что Адриану на миг стало стыдно за свое лежание в постели почти до полудня.

— Ну здорово.

— Здорово, — проворчал Адриан, одновременно прислушиваясь к тому, что творилось в номере, — ты как сегодня?

— Я в половину второго в спортзале и до трех. В пять свидание с очаровательной дамой, так что хочу смыть пот и все дела.

— Это же феромоны. — хохотнул Адриан.

— Вот сам и ходи в таком виде, распространяй феромоны. А я лучше по старинке приведу себя в порядок. Так что, приедешь?

— Да, к половине второго буду. Пока, Марк.

Адриан прикинул, что успевает. Тут ехать от отеля до его дома минут двадцать. И пробки вряд ли будут. Тем более воскресенье, многие уехали за город и потянутся в город лишь вечером, когда основная жара спадет.

— Доброе утро…

Адриан отвернулся от зеркала. Нина стояла, закутавшись в халат, который предоставил отель. И сонно разглядывала мужчину.

— Точно, — подтвердил он с улыбкой, — самое что ни на есть доброе. Завтрак закажем? Хотел через десять минут же тебя будить, а то лучше пораньше выехать. Дела, дела.

— Закажем. Я так есть хочу! И тоже…дела.

Она явно смущалась и не знала, как себя вести. А ее украдкой оглядывала его поджарую фигуру.

А перед глазами Адриана стояла Рина. В белом платье, на сцене клуба. Самое недоступное создание сейчас.

А другая, более доступная, стояла совсем близко. Только положи руку на плечо.

Он и положил. Чуть надавил, мягко намекая на то, что хотелось. И почувствовал, как девушка послушно опустилась вниз, на колени. Тонкие пальцы с аккуратным маникюром размотали обернутое вокруг его бедер полотенце.

Очень понимающая девушка… повезет кому-то.

Адриан прерывисто вздохнул, чуть откидывая голову назад. Представляя не светловолосую макушку, а рыжую…

А спустя полтора часа он уже входил в небольшой спортивный зал, наполненный бряцанием «железа», гулом голосов и звуками клипа из висевшего под потолком телевизора. На синих стенах висели множество плакатов с указаниями, как правильно прокачивать те или иные мышцы.

— Вот почему ты не сделаешь зал модным? — поинтересовался Адриан, здороваясь с хозяином этого брутального заведения. Огромный лысый Костя отдаленно напоминал актера Вин Дизеля. А на обеих руках красовались просто шикарные «рукава» татуировок.

— Нафига? — удивился тот. — Народ ходит? Ходит. Занимается? Занимается. А ремонт — это надолго. И потом, зал обновлю, сделаю там модным и современным, так потянутся девушки. И что дальше? Бдете на них слюни пускать, а не заниматься. Так что фиг вам.

— Шовинист. — протянул Адриан. — Девушек он в зал не пускает.

— Зато вы не отвлекаетесь. — отрезал Костя и не спеша отошел в угол, где лежали штанги.

Адриан покачал головой, а сам направился к Марку. Тот уже разминался на эллиптическом тренажере. И при виде друга кивнул, предлагая присоединится.

Некоторое время было не до разговоров. Адриан старался выплеснуть копившееся непонятное раздражение в разминке. И скоро бежевая майка потемнела на спине и на груди.

С Марком разговорились только уже возле скамьи для качания пресса.

- Ты как вообще? — поинтересовался Адриан, дотягиваясь до кулера и наливая в бутылку воды. Друг у него пару месяцев назад только вышел из больницы после ранения в плечо.

— Нормально, только посоветовали не сильно пока нагружать конечность. — откликнулся Марк. На правом плече остался хороший такой рубец.

— Вот пойдешь сегодня на свидание, там тебе раны и залижут. — лениво проговорил Адриан. Он помнил ту операцию, в которой ранили Марка. Нехорошая была операция, мерзкая, кровавая. Он все же предпочитал все делать быстро и желательно эффективно. А там пришлось убирать почти всех, за исключением одного.

— Ты циник, — сообщил Марк печально, — это первое свидание, придурок. Хотя о чем это я. Ты ж цепляешь однодневок, тебе не до серьезных отношений.

— А ты типа уже на них губу раскатал?

Марк сел на странную конструкцию, начал мерно поднимать и опускать ноги по очереди.

— Ни на что я не раскатал, — сообщил напряженно, — просто девушка там такая… к ней кроме как с серьезными намерениями лучше не подходить. Знаешь таких?

— Знаю. Но они часто оказываются не теми. Красивая хоть?

— Яркая. Рыжая, веселая. Думаю, там и с чувством юмора все в порядке.

Адриан кисло подумал, что нынче на рыжих прямо урожай. И на веселых тоже. Ведьмы расплодились.

— И где ты ее нашел? — поинтересовался скорее из вежливости.

— На остановке, — усмехнулся Марк, останавливаясь, чтобы передохнуть. — В магазин за водой заскочил. Выхожу, а рядом, на остановке, стоит дивное видение и орет вслед уходящему автобусу.

— Тебя покорило это?

— Ее выражения. Не смотри так. Там все было без мата, но очень забавно. А потом она отказалась сесть ко мне в машину.

Что-то зацарапало внутри. Но пока что Адриан до конца не осознал всю глубину той задницы, в которую он устремился.

— Прелестно. А имя то она тебе назвала?

«Пусть ее зовут там Настей или Таней. Да как угодно, только не…»

— Ариана, — сообщил Марк, вставая с тренажера, — прикольное имя, да? Ей подходит.

Адриану показалось, что на него с грохотом обрушился потолок. Он на мгновение забыл как дышать, видеть и слушать. Даже сердце словно сделало перебой. А потом забилось гулкими ударами, кровь бросилась в голову.

Кажется, на лице все же что-то такое отразилось, потому что Марк поинтересовался:

— Все нормально?

«Нет, б…, ненормально! Ты идешь с Ней на свидание!»

— Да, задумался, забей, — выдавил Адриан. Дышать все еще было тяжело, но хотя бы пропало оглушающее впечатление удара.

Марк вот не мог познакомиться с кем-то другим?! Почему именно Рина попалась ему на глаза?!

— Ты на штангу то пойдешь?

Адриан чужим взглядом уставился на друга. Железная воля уже взяла верх над чувствами, но ревность все равно пыталась прорваться наружу.

— Нет, наверное. Что-то как-то устал…

Марк вздернул бровь:

— Ты занимался сорок минут. Причем не напрягался. Мужик, ты все-таки не в порядке. Ощущение, что от тебя жена ушла. А ты не знаешь: то ли с горя нажраться, то ли с радости.

— Если ты встретил какую-то девчонку, это не означает, что теперь мир вертится вокруг чувств.

— Тебе в отпуск надо. — сделал вывод Марк. — На ровном месте на людей бросаешься. Хочешь, спрошу у Арианы, нет ли у нее свободной подружки? И потом устроим совместное свидание?

Адриан едва удержался от хохота. Представил лицо Рины, если он придет на такое вот свидание.

— Спасибо, не надо. Извини, я правда дерганый с этими убийствами последними.

— Маньяки встречались во все времена, — философски сообщил Марк, вытирая плечи полотенцем, — а женщины-маньяки порой могут фору дать любому мужику.

— Все-таки баба?

— Судя по тому, что слышал — да. Следаки рвут и мечут, ищут связь между жертвами.

— Общих знакомых женщин?

— В том числе. Пока зацепка лишь одна: все они посещали сайт «Добрый мир боли».

Адриан скривился, давая понять, какого он мнения о названии. Хотя сам сайт был неплохой и сидели там реальные Тематики, а не те, кто возомнил себя ими. мудаки там тоже попадались, несмотря на старания админов отсеивать идиотов. Форум работал просто отлично.

— Больше никаких совпадений?

— Копают. — коротко ответил Марк. — Ладно, пойду железки покачаю. Подстрахуешь?

— Куда ж я денусь? А то уронишь ее себе… на печень.

* * *
Свидания Рина любила. В университете на первом-втором курсе бегала на них довольно часто. Со многими парнями просто поддерживала в итоге приятельские отношения, потому что общаться интересно, но симпатии на уровне гормонов как-то не получилось.

В воскресенье утром она не отказала себе в удовольствии поваляться в постели подольше. Во-первых, чтобы под глазами ушли синяки, во-вторых, все равно по выходным семья старалась отдохнуть. Да и просто хотелось поваляться, помечтать, подурачиться. Заодно Рина переписывалась с Ольгой. Та находилась в сильнейшем возбуждении: ее Мастер предложил переезжать к нему, а заодно готовиться стать женой.

Тут Рина подумала, что в воздухе явно витает вирус женитьбы. Трое Тематиков и все тащат своих женщин в ЗАГС. Или это жара так на них влияет?

Ольгиного Стаса она видела один раз, в больнице. Их там тогда продержали двое суток, чтобы исключить любые повреждения. Плюс Оле вливали какие-то лекарства, чтобы убрать последствия тех коктейлей, вкалываемых ей в плену.

Так вот, Олькин Стас ей понравился. Чисто по-человечески, даже зная, кто он такой. Сама то Рина оклемалась быстро, ей больше психологическая помощь требовалась, нежели врачебная. А вот Оля больше суток лежала пластом, под капельницами. В основном спала, а когда просыпалась, то начинала реветь. Хорошо в такие моменты Стас обычно находился рядом. И сразу начинал ее успокаивать, называть «котенком» и «храброй Олькой». Рина же читала, а сама косилась в их сторону. Ну…Оле повезло, да. Они нашли друг друга. Причем, самое смешное, на каком-то сайте. Стас — огромный мужчина с бородкой и выбритыми висками, вечно одетый как байкер, влюбленный в мотоциклы. И Оля — с копной светлых волос, выдающимися красивыми формами, обожающая платья и косметику.

«Оль, а что Светка говорит? Ну про переезд. А когда ты собираешься переезжать?»

«Ну чем скорее, тем лучше. Стас прямо сегодня готов меня забрать. Но надо собрать вещи, поговорить со Светой».

«Светке же твой Стас нравится».

«Вроде ничего так, по крайней мере общаются они адекватно. И Света в курсе, как он меня искал и каких людей на ноги поднял. В любом случае ей только в плюс будет, когда я перееду. Личную жизнь там устроит и все такое».

«Ну да. А сама как себя чувствуешь?»

«Уже все хорошо. Но ребенка рискнем попробовать сделать не раньше, чем через пару лет. Мало ли. Врачи от состава тех уколов офигевали, так что пусть организм пока в себя приходит».

Они еще переписывались, пока Оля не заторопилась одеваться: они со Стасом собирались в кино. Рина же поняла, что пора вставать. И хотя бы сделать завтрак для остальных. Пусть мама поспит подольше.

В квартире еще стояла тишина. Эх, если честно, Ариана до безумия мечтала завести кошку. Но, увы, из-за Андрея все животные, кроме рыбок, были под запретом. Считалось, что четвероногие будут шумом отвлекать будущее светило науки.

Завтрак прошел мирно: все члены семьи были еще сонные, то и дело зевали. Папа смотрел телевизор, мама одним глазом косилась в журнал по огороду, а другим в тарелку. Андрей лазил в планшете и бубнил себе под нос. Рина же постаралась позавтракать как можно быстрее и заняться домом. А заодно выбрать наряд для свидания.

Время летело бешеными скачками. Наверное, оттого, что воскресенье. А впереди опять трудовая неделя. И часы отработки в проектном институте. И рожа Бориса Олеговича. Точно надо фотку Дана принести.

Для свидания Ариана выбрала бледно-голубое длинное платье из тонкой шелковистой ткани, на тонких лямках и с поясом под грудью. Волосы просто заплела в две французские косы, чтобы от них не было так жарко. И совсем немного подвела глаза. Все… готова.

Марк еще в обед написал, что заедет за ней. Рина же пыталась отбиваться и предлагала встретиться уже на месте. В итоге мужчина прислал россыпь смайлов и сообщил, что раз у нее фобия на автомобили симпатичных незнакомцев то хорошо, они встретятся уже прямо на набережной. Возле памятника голубям.

«Надеюсь, ты меня узнаешь».

«Ты же обещал, что будешь с воздушными шариками, так что узнаю».

Рина запомнила его лицо: умное, с прямым носом и белой ниткой мелкого шрама на правой брови.

Странно, что Адриан пока молчал. То ли выжидал чего-то, то ли готовил стратегию по захвату жертвы. Рина аж три раза проверила телефон, но нет, ни сообщения, ни даже звонков. А ведь вчера бил себя в грудь и уверял, что не отступит.

«Вот зачем ты думаешь о нем, когда собираешься на свидание с крутым и веселым мужчиной?»

Зато пришло сообщение от Полкана, который приглашал сходить посмотреть документальное кино про Эверест. Рина ответила, что лучше она поднимется на Эверест лично, после чего удалила сообщение. Потом подумала и внесла его номер телефона в черный список. Все равно ничего интересного друг брата написать не мог.

На набережную она приехала, опоздав на десять минут. Не специально, просто в одном месте автобус решил устроить гонки с каким-то лихачем. И оба попались на глаза полиции.

Зато на набережной раскинулась потрясающая красота. Это место год назад привели, наконец-то, в порядок. И сделали пешеходной улицей со множеством красивых скамеек, фигурно подстриженных кустов, деревьев и разными аттракционами. Плюс ресторанчики, кафе, будки с моментальными фотографиями. Общее впечатление: ярко, шумно и весело. Для Рины — идеальное место первого свидания. Народу много, так что в случае чего можно заорать. Да, да, после плена девушка поймала себя на мысли, что с подозрением косится на тех, кто звал ее погулять.

Статуя с голубями была особым местом на набережной. Какие только шутки не ходили про эту группу металлический метровых птичек, словно парящих над мостовой. Вплоть до того, что если ходить здесь по ночам, то они могут тебя обгадить.

Но Марк явно не обращал внимания на подобные легенды. Он сидел на низком каменном бортике, ограждавшим статую. И с интересом разглядывал снующих вокруг людей. Рина на миг замедлила шаг. Показалось вдруг, что неправильно все это. Да, Марк явно прикольный, но не екало ничего внутри. Хотя мужчина выглядел просто великолепно в летнем легком костюме и светлой футболке. И он почти сразу заметил Рину. Широко заулыбался, помахал небольшим букетом каких-то ярких цветов.

«Вот дура, — разозлилась сама на себя Рина, — ну екнуло у тебя при виде Адриана и что? Где он и где Марк? И кто он и кто Марк? Как бы ни екало, надо дать шанс. Тем более там все совсем фигово. Нафиг нам любители пуфиков».

Мысленный диалог пришлось прекратить: подошел Марк и едва ли не с поклонами вручил букетик. Мелкие мелкие разноцветные ромашки. Таких Рина еще не видела.

— Привет. А где шарики?

— Улетели, — вздохнул с притворным огорчением Марк, — но обещали вернуться. Тут кстати можно прокатиться на огромном шаре. Хочешь?

Рина хотела. Она все хотела, лишь бы расслабиться и перестать сравнивать двух мужчин, чем-то неуловимо похожих друг на друга.

— Но сначала выпьем чего-нибудь холодного. Ты не против? — спросил Марк, предлагая руку.

— Не против. Но я не знаю, какое заведение здесь хорошее.

— М-да, я тоже. Как-то с работой редко вырываюсь на свидания. Или просто на прогулки. Предлагаю пройтись и выбрать то, где больше всего народа. Это будет один из показателей качества.

Они нашли небольшую кофейню, где отвоевали столик и заказали кофейный коктейль и пирожные.

— А где ты работаешь? — поинтересовалась Рина, осторожно отпивая холодный напиток.

— В силовых структурах.

Девушка вздрогнула и едва не уронила эклер. Что-то везет ей на таких в последнее время. Ну тогда становится понятным схожесть с Адрианом.

— Слушай, — она еще раз попробовала коктейль, облизала губы, — и ты драться умеешь?

— Какой забавный вопрос. Есть немного, да.

— А можешь меня научить?

Если честно, Рина все хотела пристать с подобным вопросом к Адриану, но в связи с последними событиями решила не делать этого.

Марк задумчиво посмотрел на собеседницу, покачал головой:

— Не, из меня очень плохой учитель. Я сразу психовать начинаю. Зачем нам с тобой ссориться.

Рина сникла.

— А зачем тебе? — поинтересовался Марк.

— Один раз не сумела себя защитить и чуть все не закончилось печально. Хочу, чтобы больше такого не повторялось.

— А… — протянул Марк, — Ну тут… черт, я бы с радостью. Но из меня правда учитель так себе. Но! У меня есть друг! Вот он просто Мистер Стальные Нервы! Могу попросить его.

— Я подумаю, — улыбнулась Рина.

Болтать с Марком было легко и весело. Первая неловкость прошла быстро. Еще бы тень Адриана исчезла и было бы просто супер.

После кофейни не спеша направились в сторону воздушного шара. Там тянулась небольшая очередь.

— Слушай, — Рина с неудовольствием посмотрела на новые босоножки, — ты иди, я тебя догоню. Ремешок что-то барахлит, застегну получше.

Она отошла к скамейке, присела и с наслаждением вытянула ноги. Красивые босоножки, но не очень удобные. И каблук тонкий. На таком она быстро уставала ходить.

Ремешок и правда что-то болтался. И это новая обувь! Рина посмотрела на Марка: тот уже стоял в очереди, метрах в ста, и разглядывал шар. Нет ну правда хороший мужчина. И веселый.

Она наклонилась к обуви, подергала чертов ремешок и затянула его посильнее…

А потом услышала крики. Вскинула голову…

Первая мысль была полна удивления: «О, олень!»

По набережной неслось животное, довольно крупное. И правда похожее на оленя, правда с небольшими рожками и довольно изящное. Скорее — олениха. Неслась на полной скорости, от нее шарахались все вокруг.

Рина окаменела, круглыми глазами глядя на то, как обезумевший от страха зверь несется прямо на нее. Явно не видя ничего перед собой.

«Девушку на набережной сбил олень», — появился перед глазами яркий заголовок «желтой прессы».

В следующее мгновение олень замер, словно натолкнулся на препятствие. Хотя почему «словно»? Он и натолкнулся. Какой-то мужчина выскочил из толпы наперерез животному, чуть шагнул в сторону и со всей силой врезал оленю по голове. Неуловимо быстрый и точный удар. От которого животное грохнулось на мостовую, слегка оглушенное и невероятно удивленное.

Все ее окаменев, Рина продолжала сидеть на скамейке и смотреть как спаситель садится верхом на поверженного оленя, как к нему подбегают еще мужчины, откуда-то в их руках появились веревки. И вскоре осторожно, но тщательно связанное животное смирно лежало. И уже не пыталось подняться. Бока судорожно вздымались и опадали.

— Рина!

Ее буквально сдернули с места.

— Господи, — Марк ее обхватил за плечи, — если бы не Адриан, то этот чертов олень тебя бы снес! Я же не успевал добежать! И оружие… дома. …..

Рина моргнула. Знакомое имя вырвало из состояния, похожее на анабиоз. В уши хлынул шум улицы, взволнованные голоса.

— Что… — она кашлянула, голос что-то прозвучал слишком тонко, — кто…

Откуда тут Адриан? Или у Марка есть знакомый с таким же именем.

— Мой друг, — объяснял Марк, все еще держа Рину за плечи и с тревогой вглядываясь ей в лицо, — не знаю уж как он тут очутился. Но снес оленя и помог связать. Млять, я ему всю жизнь обязан буду.

Рина зажмурилась, потом осторожно открыла глаза. Внутри вдруг все ослабло настолько, что она буквально повисла на Марке. А тот мигом сориентировался и подхватил ее на руки. Решил, что его спутница переволновалась.

А Рина всего лишь окончательно разглядела спасителя. Светлые волосы, сейчас взлохмаченные, чуть порванная майка, кровь на локте и поза хищника, готового броситься в драку.

Ее Адриан…

В смысле не «ее», конечно. Господи, о чем она подумала вообще! Как он здесь оказался?! Следил?

Адриан уже подходил, на ходу крича что-то в телефон. До ушей Рины долетели фразы, обильно сдобренные матом.

— Что значит нет? Олень … в городе! Это уже ваша … задача …. И?…и… присылайте кого угодно…и вывозите в лес. …тут чуть жертвы не случились…

Он с такой злостью уставился на мобильник, что у Рины появилось стойкое ощущение: сейчас аппарат расколют об асфальт. Но нет, Адриан сдержался. Сунул телефон в карман продранных от схватки с оленихой брюк и подошел к Рине и Марку. Та вдруг ощутила, что лучше слезть с рук спутника. Слишком нехорошим был взгляд Адриана. Особенно когда он посмотрел на то, как Марк осторожно придерживает Рину под спину и бедра.

«То есть, ты подсознательно даешь ему право диктовать тебе условия с кем быть и как себя вести?»

Рина обхватила Марка руками за шею и выдавила улыбку. Получилось так себе: губы дрожали и словно находились в заморозке.

— Мужик, ты… — Марк явно не мог найти слов, — я твой должник. Если бы с Арианкой что-то случилось…я же…

— Не в первый раз, — скупо откликнулся Адриан, — там же расклад сразу было видно: ты добежать не успевал. Я был рядом.

Он перевел взгляд на Рину, проговорил:

— Так я спас твою подругу?

— Это Ариана, — произнес Марк, медленно опуская девушку на землю, — да, я тебе про нее рассказывал. Рина, а это Адриан — мой коллега. И тот самый друг, которого я тебе рекомендовал для занятий самообороной.

Рина сглотнула и поинтересовалась севшим голосом.

— Приятно познакомиться. Какое счастье, что вы тут оказались. Прямо-таки невероятная случайность.

«Ты же следил за мной!» — говорили ее глаза.

«Не докажешь, Сирена, не докажешь» — отвечали глаза Адриана.

— Да, совпадение удивительно, — подхватил Марк, — ты как тут оказался?

— На свидании был. Коротком и не слишком приятном. Друг мой, не знакомься с девушками через Интернет.

— А зачем мне с ними знакомиться. Я уже познакомился.

— Рад за тебя. — скучающим голосом поведал Адриан, оглядываясь на олениху. Возле нее стояло трое мужчин — добровольцев и не подпускали остальных. Народ вокруг фотографировал все на телефоны. А вот МЧС и егерь все не приезжали.

— Может, я поеду домой? — тихо спросила Рина у Марка. Мысленно она была благодарна Адриану за то, что тот сделал вид словно они незнакомы. К чему лишние подробности?

— Да, Марк, — включил заботу Адриан, — смотри как твою спутницу трясет. Давай отпустим ее домой. Девушку чуть вместе со скамейкой не размазали.

Рина вздрогнула. На воображение она не жаловалась, а слова Адриана родили в голове такую картинку…

— Ну ты как ляпнешь! — рявкнул Марк. Он стоял рядом с Риной и придерживал ее за талию, поэтому ощутил ее вздрагивание.

— Прошу прощения.

— Все нормально. — успокоила Марка Рина, — но правда, давай мы перенесем свидание на другой раз?

Она не смотрела на Адриана, но каждой клеткой тела чувствовала на себе его темный мрачный взгляд. Нехороший взгляд, полный ревности.

— Вообще ты права, наверное, — протянул Марк, — сейчас еще приедут сюда всякие. И тебя трясет.

Рину трясло, но вовсе не из-за оленихи. А говорить истинную причину потряхивания она не собиралась. Еще чего. Тогда эта самая причина от радости лопнет.

— Ты согласишься увидеться со мной еще раз? — задал тем временем Марк ей вопрос. Рина улыбнулась:

— Конечно, хоть завтра.

Ей показалось или Адриан на самом деле скрипнул зубами?

«Так и разориться на стоматологе недолго. Расскрипелся тут».

— Отвезу тебя домой, — решил Марк тем временем, — а потом вернусь к Адриану. Мужик, а кровь это твоя или нет?

Адриан равнодушно глянул на рассеченные локоть и плечо.

— Мои. Видимо, поцарапался, когда верхом звере сидел.

— Олениха не ранена? — подала голос Рина. — А то если кровь животного в рану попадет, то лучше анализы на бешенство провести.

Адриан задумался на мгновение, потом шевельнул губами, явно выругался.

— Ариана права, — кивнул Марк, — даже слюна ведь опасна. А ты ее за морду хватал.

Рина пожелала сама себе провалиться сквозь землю. Супер! Теперь этому вот Топу или Мастеру, или как там его, скорее всего предстоит курс уколов от бешенства. Пока будут делаться анализы.

— Извини, — беззвучно проговорила, когда Марк отвернулся, а Адриан встретился с ней взглядом. В ответ же Мастер Икс сделал страшные глаза, свел их в кучу и схватился руками за горло. Вышло так красочно, что Рина едва не поаплодировала.

— Ну, — Марк снова повернулся к ней. Адриан же стоял с прежним невозмутимым видом.

— Поехали, Ариана?

— Поехали.

Рина уходила с набережной, понимая, что в душе очень хочет ехать с другим мужчиной. И одновременно радовалась присутствию рядом адекватного Марка.

Ну он же не Топ, верно? Иначе у нее уже истерика начнется.

Она спиной долго еще чувствовала взгляд Адриана. И словно видела, как он стоит, сунув руки в карманы брюк, чуть выпятив челюсть и нахмурив брови.

Одного она не знала. В этот момент Адриан не чувствовал себя обиженным или встревоженным за свое здоровье. Он ощущал себя очень злым и очень влюбленным.

К счастью, Рина не была в курсе его истинных чувств. Иначе свою реакцию побоялась бы предсказать.

* * *
Стас был на седьмом небе от счастья, как бы пафосно это ни звучало. Все как-то незаметно стало именно так, как он хотел. Дела на фирме пошли ровно, доход, пусть и медленно, но верно поднимался. Но самое главное — его Оля стала прежней веселой девушкой, пропала затравленное выражение глаз. Теперь они снова сверкали и искрились безмятежной голубизной.

Он бы сам вырвал руки тем ублюдкам, которые осмелились похитить его сокровище.

В квартире, где пахло свежим ремонтом и ощущалась особая атмосфера обновления, на полную мощность орала Ария. Стас пытался подпевать, одновременно застегивая пуговицы на рубашке. Через час они увидятся с Ольгой. И он уже окончательно прикажет ей собирать чемоданы. Да, понятно, что это серьезный шаг. Но Оля тоже девочка неглупая и поняла, что он хочет не просто сожительствовать, но и сыграть свадьбу. Сначала обычную, такую, какую захочет Ольга. А затем же по его правилам, на территории спальни.

Оля даже не подозревает, какие девайсы-сюрпризы он ей приготовил. Как раз те, на которые она смотрела в интернет-магазине, но молчала. Глупая, боялась, что он сочтет ее вульгарной.

Звонок в домофон слегка удивил. Стас никого не ждал.

— Стас Николаевич, — раздался голос консьержа, — к вам курьер. Говорит подарок от невесты.

Стас едва не подавился, но вовремя взял себя в руки.

— Пропустите его.

Ничего себе Оля решилась. Стас аж обрадовался. После похищения его девушка скорее напоминала дождливую осень нежели прежнюю яркую весну. Он как мог вытаскивал ее из этого состояния. Не без помощи Светы, конечно. Психиатр она так себе, но зато сестру любит до безумия и все для нее сделает.

В дверь стукнули, и Стас, пряча улыбку, открыл дверь.

Последнее, что он увидел, была венецианская маска…

Лайки, репосты и награды очень вдохновляют автора:) и радуют героев:)

Глава 5

В эту ночь кошмары Рине не снились. Во сне она скакала верхом на лосихе, которая вдруг превратилась в Марка. Причем неподалеку, на скамейке, сидел Адриан, размахивая попкорном и кричал, что скоро его очередь. От такого дурдома Рина проснулась за целых полчаса до будильника. И лишь спустя пару мгновений поняла, что под подушкой вибрирует телефон. Кто мог звонить в такую рань? Пытаясь раскрыть глаза, которые упорно слипались, Рина достала мобильник. Оля? А ей то чего в семь утра названивать?

Зевая во весь рот, Ариана пробормотала:

— Чего та… — потом резко распахнула глаза и замерла. Потом севшим голосом спросила:

— Убили?!

А затем выдохнула и упала на подушку.

— Оля, не реви, он же жив. У нас отличные врачи. А он у тебя мужчина сильный, здоровый, — Рина лепетала чушь, сама плохо понимая, что говорит, — Ты где? Ага…ага…а кто с тобой? Так, успокойся, я тоже приеду. Прекрати, пока Света до тебя доберется после пациентов своих, я уже сто раз успею приехать. Он в первой клинической? Все, уже еду!

Рина свалилась с кровати, встала, путаясь в одеяле, рванула в ванную. По пути затормозила: поняла, что не стоит скакать по квартире в одних трусиках. Кинулась к шкафу, схватила первые шорты и футболку, натянула и убежала в ванную. Даже такой кошмар, как удар пальцем по косяку двери не смог ее замедлить. Рина лишь зашипела и на одной ноге добралась до цели.

Да, подругами они со Олей не были, так, довольно хорошими приятельницами. Общались в основном сообщениями, ну и порой обменивались ссылками в соцсетях. Но сейчас Рина понимала: Оле очень плохо. Она даже не представляла насколько может быть плохо человеку, оказавшемуся в такой ситуации.

Почему она Рине позвонила, а не кому-нибудь из подруг? Да ладно, разберемся.

В итоге, не поев и не накрасившись, кое-как заколов волосы, Ариана выскочила и поспешила к остановке. Ехать до больницы было недалеко: три остановки. В это время суток, правда, пришлось буквально втискиваться в транспорт, где Рине отдавили ногу, едва не въехали локтем в глаз и попытались ущипнуть за попу. На последнее девушка отреагировала просто: пнула наугад. Рука тут же убралась в сторону, сзади кто-то зашипел от боли, но Рина уже выскакивала на своей остановке.

Олю она нашла в приемном покое. Светловолосая приятельница сидела в углу, на длинной скамейке, и беспомощно оглядывалась. Одета она была почему-то в бледно-розовое платье с открытыми плечами и широким поясом. Волосы явно побывали в руках стилиста. И вот такое великолепие дико контрастировало с полными ужаса и тоски глазами Оли. Вот она обратилась к пробегавшей мимо медсестре, та послушала, качнула головой и убежала дальше.

Огибая людей, Рина добралась до приятельницы, села рядом и молча ее обняла. Это послужило спусковым крючком. Ольга подалась навстречу, прижалась и снова заревела:

— Все. Все, все, хватит. Оль, а где остальные? Где родители Стаса?

— В другом городе… — донеслось сквозь слезы, — а…а…а тут никого…и…и…Светка в пробке-е-е-е-е-е!

— Господи, понятное дело, что в пробке. Она в центре работает. Так, Оль, соберись. Расскажи, что случилось.

Она постаралась говорить спокойным и строгим голосом. Вроде подействовало. Минут через десять Оля успокоилась настолько, что смогла, заикаясь и вздыхая, рассказать, что знала.

Стас не приехал за ней в назначенное время. Не приехал и через час…и через два. Сначала Оля ему названивала, но мобильник молчал. Потом решила обидеться, потом начала ревновать. В голову полезли сексапильные соседки, бывшие девушки и, почему-то, красотка-сантехник.

А потом, в какой-то момент решив позвонить и сказать, кто он такой, Оля вдруг услышала в телефоне незнакомый мужской голос…

И начался ад наяву.

Вот про этот самый ад Рина успела прослушать раз семь, а подробностей Оля не знала. Ей толком ничего не сказали. Когда она примчалась сюда, то уставший врач приемного отделения велел сидеть и ждать вестей. Оля и сидела…с десяти вечера. Светка приезжала, наорала и пыталась забрать домой. В итоге плюнула и умчалась к пациентам. А Оля продолжила ждать. Час назад позвонила Света, сухо сообщила, что приедет, как закончится прием и заберет сестру. Мол, она ничем не поможет, сидя в приемном отделении. Зато может заработать новый нервный срыв.

— А подругам звонила? — только и поинтересовалась Рина, машинально гладя Олю по голове.

— Звонила. Они все на работе или с детьми. Ой…а у тебя же практика!

— Мне к одиннадцати утра. — откликнулась Рина. — Так, сиди тут. Я попробую сейчас раздобыть сведения.

Для начала она рванула разыскивать врача приемного отделения. Где-то же он должен быть! Вокруг была суматоха: плановые больные прибывали оформляться, скорые привезли двух любителей кататься без защиты и пожилую женщину с высоким давлением. Вокруг стояла суматоха, кто-то уже с кем-то ругался. Рина дернулась в один кабинет, в другой, едва не врезалась в кого-то, попыталась обойти по дуге и была схвачена крепкой мужской рукой.

— Что вы… — начала ругаться, подняла взгляд, растерянно заморгала.

— Не понял! — удивился Адриан, придерживая ее. — Сирена, что ты тут делаешь?!

Тут он запнулся и уже более встревоженно проговорил:

— С тобой все в порядке?

— Со мной да! А ты что тут делаешь? Или, — Рина вдруг сама вцепилась в мужчину. — Ты из-за Стаса приехал? Или из-за себя?

— Из-за Бельского, да. Ариана, что происходит? Ты его знаешь?

— Там его невеста! С вечера сидит! Ей никто ничего не говорит! Это Ольга, она с нами там была…ну в подвале.

— Мать вашу, — пробормотал Адриан озадаченно, — про нее вообще никто ничего не сказал. Где она?

Оля сидела там, где ее оставила Рина. При виде Адриана растерянно заморгала и встала. Ну да, она явно его узнала.

— Доброе утро, — мягко заговорил Адриан, вновь усаживая Олю на скамейку, — Ольга, верно? Вы знаете Стаса Бельского?

— Он мой парень…жених…мы собирались жить вместе. И вчера он…мы хотели пойти в кино.

Рина тихо стояла у стены, стараясь слиться с ее поверхностью и снова переживала то чувство диссонанса. Только что перед ней стоял мужчина со стальным взглядом и скупыми движениями, а сейчас вдруг он держал плачущую девушку за руку и что-то негромко и спокойно ей объяснял. И с такой неприкрытой заботой, что в груди Рины опасно всколыхнулось нечто теплое и пушистое. Только этого не хватало! Девушка мигом вспомнила клуб, цепочку, ошейник. А еще то, что в природе Топа быть заботливым и милым.

«За зверюшкой надо ухаживать. Ее надо ласкать и лелеять, а то начнет кусаться или заскучает».

Рина сама удивилась злым мыслям. А еще решила, что пора отсюда сваливать. Оле сейчас явно помогут, она тут лишняя.

И словно в ответ на ее мысли, Адриан проговорил:

— Ольга, идемте со мной, поговорим насчет ваших посещений, когда Стаса переведут в обычное отделение. Сами понимаете, в реанимации другие правила. Зато вам сейчас все расскажут. И перестаньте плакать, вы Стасу сильная нужна. Рина, дождись меня.

Ариана дождалась…пока Адриан с Ольгой не свернули за угол. После чего молча вышла из приемного отделения и…понеслась к автобусной остановке. Ага, сейчас, дожидаться его. Как собачке велел.

«Ты просто слишком предвзято к нему относишься».

Рина тихим рыком приказала заткнуться сама себе.

Десять минут на остановке показались вечностью. Когда вдали запылил автобус, Рина уже едва не прыгала от нетерпения. Ведь Адриан в любую минуту мог обнаружить ее отсутствие. А с него станется рвануть за ней.

Уже заскакивая в автобус, Рина обернулась. Нет, вроде на горизонте все было чисто. Фух, успела.

Ее счастье продолжалось примерно до третьей остановки. А потом удача показала язык и вильнула в сторону. Автобус, начавший закрывать двери, вдруг поменял решение и снова их распахнул.

Рина медленно сползла за спину стоявшего впереди сиденья, когда в салон заглянул Адриан. Молча обернулся на ворчание кондуктора и шофера, показал какую-то корочку, после чего ласково позвал:

— Вылезай.

Понимая, что ведет себя ужасно глупо и нелепо, Рина продолжала прятаться за спинкой и молчала.

— Ариана, ты задерживаешь людей. И опаздываешь на отработку. Или мне сейчас при всех начать тебя уговаривать, моя Сирена?

Ну это уже наглость! Рина поднялась во весь рост и рявкнула:

— Тебе никто на меня право собственности не выдал!

— Кино снимают? — робко предположил один из пассажиров громким шепотом. Адриан услышал, хмыкнул, но промолчал.

— Ток-шоу, — мрачно поведала Рина, понимая, что ее загнали в угол, — новое, пилотная серия. Называется «Кто выносливее: мужчина или женщина». Рейтинги порвет на раз-два. Пошла я доводить партнера. Дамы, пожелайте мне удачи.

В наступившей тишине вышла из автобуса, следом спрыгнул довольный Адриан.

— Н что ты как ребенок, Сирена? Почему не дождалась? Просто хотел тебя подбросить до отработки. Жара вон уже дикая.

Тут он был прав. На открытой остановке уже можно было смело готовить яичницу. Рина потрогала затылок и поморщилась: он ощутимо нагрелся. Еще голова болеть начнет.

— А вчера на набережной ты тоже просто хотел прогуляться? Не поверю в свидание.

Адриан чуть помрачнел. Рина явно задела больную тему.

— Из всех мужчин в городе ты ухитрилась выбрать именно моего лучшего друга.

— Ну извини, — развела Ариана руками, — я забыла при знакомстве уточнить, не знает ли он тебя.

— Ты понимаешь, что теперь мне придется отбивать тебя у него?

— Я не отбивная, чтобы меня отбивать. Как тебя там в клубе…Мастер Икс? — Рина подошла вплотную, проговорила негромко и раздельно. — Командуйте сабочками, Мастер Икс. Я не в Теме. И никогда там не буду.

Ой зря она подошла так близко, ой зря. Миг, и пальцы Адриана обхватили ее подбородок. От них словно мягкий огонь побежал вдоль всего тела. И, усиливая его, прозвучал чуть хриплый голос мужчины:

— Компромиссы можно найти всегда.

Так нельзя! Это подло, пользоваться своим обаянием и при этом оставаться мерзким Топом.

— Предлагаю компромисс, — Рина чуть дернула головой, но хватка не ослабла, — я встречаюсь с Марком, а ты перестаешь меня преследовать. Господи, что ты прицепился, а? Месяц не было, а тут свалился. Или…погоди, Марк тоже в Теме?

— Нет, — качнул головой Адриан, — нет, он не в Теме.

— Счастье то какое! Хоть кто-то здесь нормальный.

— Ариана…

То, как он произнес ее имя, заставило Рину ощутить себя падающей в жерло вулкана. Все сжалось внутри.

— Ты понимаешь, что я вчера чуть с ума не сошел?

— Ты спас меня во второй раз. Спасибо большое. — Рина еще раз дернула головой. И ее все же отпустили, очень нехотя.

— Сядь в машину, — в голосе Адриана теперь чувствовалась просьба, а не приказ, — я просто тебя отвезу и все.

— Сяду. Но ты мне скажешь, что со Стасом.

— Зачем тебе это?

— Любопытна я, — вздохнула Рина, — плюс ты отвлечешься и не станешь умолять бросить Марка.

— Умолять? — вздернул бровь Адриан. — Сирена, и недели не пройдет, как ты станешь моей.

Рина как раз сделала шаг в сторону его автомобиля. Но тут остановилась и задумалась, потом протянула:

— Вот думаю: тебе фигу показать или чего понеприличнее.

— Сядь в машину и можешь продемонстрировать что угодно и обеими руками.

Как-то прозвучало несколько двусмысленно. Впрочем, Рина ограничилась злобным взглядом и уселась вперед, хлопнув дверью.

Почему ее бесит его вызывающее поведение? Пусть растит свое самомнение на взглядах сабочек. То пропадает на месяц, то перед этим, оказывается, думает не пригласить ли ее куда-то, а то начинает наступать со скоростью лавины. А у нее, между прочим, спасательных причиндалов с собой нет. Ее снесет, поломает и закрутит.

И вообще, нельзя рядом с Топом чувствовать себя так, словно в животе разгорается миниатюрное солнце. Нельзя!

Рина любила сравнения. Когда познакомилась с Даном и Кларой, то поняла, что мужчина — дракон, унесший в пещеру сокровище и теперь тщательно его охраняющий. Ну а Алексей самый настоящий тигр, нашедший тигрицу по нраву.

Насчет Адриана прогнозы были не столь оптимистичны. Сначала она увидела в нем подвид китайского дракона: быстрого и смертоносного. Теперь же склонялась к тому, что натура у Адриана змеиная. Точнее — питонья. Окружил жертву и давит кольцами.

Между прочим, она ужей в детстве в огороде голыми руками ловила. И дрессировать пыталась.

В машине было хорошо: чуть затененные окна, прохлада и приятная музыка.

— Итак, — Адриан уселся за руль, нацепил темные очки и спросил, — Тебя сразу на работу?

— Да, это в стороне…

— Я знаю где это, — перебил он ее, — поехали.

«Все то он знает. В мою медицинскую карточку не заглядывал, нет?»

— Так что там со Стасом? Кто на него напал?

— Будем выяснять, — откликнулся Адриан, — ему повезло. Сильно повезло.

— Так повезло, что в реанимации? — удивилась Рина. На что получила быстрый взгляд и пояснение:

— Поверь, лучше реанимация, чем лежать в морге. А Стасу как раз светило второе. Сосед спугнул маньяка, вышел из квартиры, а там…такое.

— Какое?

Адриан молча свернул направо и чуть прибавил радио. Рина так же молча его убавила и проговорила:

— Какое такое? И почему маньяк?

— Не обращай внимания. В общем, считай, что жених твоей подружки родился в рубашке. Ничего не пострадало, даже пуля не в лоб попала, а лишь содрала кожу на виске.

— А почему ты думаешь, что стреляли в лоб?

Адриан снова промолчал. Темные очки скрывали выражение его глаз. Рина подумала, а потом спросила:

— А почему тогда в реанимации?

— Потерял много крови, плюс, внутренняя гематома от пули, плюс сильный сотряс. Когда падал, ударился головой о плитку в коридоре.

Рина вспомнила, что с Адрианом можно нормально разговаривать. Когда он не намекает, что она станет принадлежать ему.

Принадлежать. Слово то какое мерзкое. Словно она вещь.

— Ой, — вспомнила кое-что, — Адриан, а с оленем то что?

— Олень пока в лесном хозяйстве, у него взяли кровь на анализы. Мне уже сделали один укол. Если выяснится, что животное здорово, то второй делать не будут.

— Все из-за меня…

— Из-за стечения обстоятельств. Но если чувствуешь свою вину, то я не против того, чтобы ты ее загладила, — Адриан, даже не глядя на спутницу, ощутил незаданный вопрос, усмехнулся. — Просто давай где-нибудь встретимся и все.

— Тебя не смущает, что я была на свидании с твоим лучшим другом?

— Смущает, — признался Адриан, — Марку ты понравилась, он буде расстроен, когда вы расстанетесь.

Рина промолчала, не желая ввязываться в заранее проигранный спор.

Вот и стоянка перед приземистым зданием проектного института. Тут хотя бы вокруг росли старые клены, и можно было передвигаться по тени.

Рина же помрачнела, когда увидела неподалеку Бориса Олеговича. Черт! Знала теперь, что он подстроить так, чтобы оказаться с ней в одном лифте. Будет болтать чепуху, ощупывать липким взглядом и пыхтеть.

— Сирена, ты чего?

Адриан проследил за ее взглядом.

— Кто это?

— Это руководитель отдела, — девушка подумала и добавила, — потаскун и козел.

— Делал намеки?

— Не твое дело, хорошо? Я вот думаю у Дана фотку попросить, на стол поставить. И сказать, что это — мой жених.

— Могу избавить от посягательств старого козла, — весело проговорил Адриан. Он заглушил машину, открыл дверь и продолжил:

— Идем!

— Не надо его бить! — испугалась Рина, — мне тут еще две недели отрабатывать.

— Не буду я его бить. Все в рамках закона, расслабься.

Недоверчиво хмыкнув, Рина послушалась. Все равно надо было вылезать из машины. А тут еще Адриан быстро обогнул автомобиль и галантно распахнул дверь, протягивая спутнице руку. Девушка оперлась на нее и вылезла. Только вечернего платья не хватает и шпилек вместо шорт и футболки.

Боковым зрением она отметила, что Борис Олегович ее заметил и мигом встал в стойку.

— Эй, посмотри на меня.

Адриан обхватил ладонями ее лицо, а после буквально запечатал рот поцелуем. Таким, что из груди вылетел воздух, а вместо него ворвался огненный вихрь.

Рина думала, как это — целоваться с ним. И вот узнала. И ответила. Не могла не ответить со всей жадностью. Не понимая и толком не осознавая, что творит. Руками обхватила за пояс, едва ли не впиваясь ногтями. Отвечая так, что закружилась голова от нахлынувших эмоций.

«Млять, ты чего творишь?» — взвыл внутренний голос.

«Твори, твори и в разных позах», — орало радостно либидо.

Рина попыталась забрыкаться. Другими словами, слабо дернула ногой и промычала нечто то ли страстно, то ли возмущенное. Как ни странно, но Адриан мигом прекратил поцелуй, правда, не отодвинулся, а прошептал прямо в губы:

— Ну что, теперь тот козел точно от тебя отстанет.

Рина моргала и пыталась понять: какой козел и от кого отстанет. Лицо Адриана, с едва заметными морщинками в уголках глаз, жесткой линией губ, которые совсем недавно так жадно ее целовали — было совсем близко. И мешало сосредоточиться.

— Борис Олегович, — дошло, наконец-то.

— Ну, он, наверное.

— Отпусти! — Рина отошла в сторону, зачем-то поправила футболку. Губы горели и словно слегка опухли.

— Ручки вот они! — поднял ладони вверх Адриан. Глаза его — еще недавно горевшие просто диким желанием — теперь откровенно смеялись. Над ней? Рина в клоуны не нанималась.

— Вот пусть твои руки там и будут. Спасибо, показал всем, что я занятая. Но больше так не делай.

— Кажется, ты не сильно сопротивлялась.

Рина прокляла свою рыжую участь — краснеть как мак при смущении.

— Пока. — она оглянулась в сторону института. На стоянке уже никого не было, кроме нее и Адриана.

— До скорой встречи. Ты мне обещала сходить на свидание.

— Я не понимаю зачем тебе это.

— После поцелуя, думаю, понимаешь.

— Знаешь, — Рина вдруг решилась, — ну хорошо, вот сходим мы да? Допустим мы даже начнем встречаться. А что дальше? Что? Твое увлечение не для меня. Все эти браслеты, ошейники, цепочки, пуф…короче, понимаешь, тут вообще никак. Ноль. Найн. Как долго ты продержишься, пока не сбежишь к очередной сабе?

Она погрозила пальцем вскинувшемуся Адриану:

— Не начинай. Просто подумай, хорошо? А меня зовет трудовая деятельность.

Ну да, она почти убежала. А что прикажете делать?

В кабинете, протараторив приветствие и почти упав на стул, Рина выдохнула и тут обратила внимание, что все взгляды направлены на нее. Все семь пар глаз, с разных концов комнаты. Даже Эльвира Александровна так и замерла с электрическим чайником в руках. А Ольга Владимировна застыла над чертежами, что были разложены на столе в центре кабинета.

— Ариана, — ласково проговорила Кристина Иннокентьевна, — а кто тебя подвозил? Старший брат?

Рина с величайшим удивлением уставилась на начальницу. То есть, та всерьез думает, что девушка способна так целоваться со страшим братом? Да?

— Вы же понимаете, что нет.

— Я пошутила, извини. Это твой кавалер?

— Типа того, — решила согласиться Рина. Кавалер и кавалер. Не посвящать же их всех в тонкости ее общения с Адрианом.

Постепенно нездоровое оживление по поводу «кавалера» иссякло. Особенно после вопроса, где же работает «такой видный» мужчина. Ариана сообщила, что грузчиком на рыбном рынке, после чего пошла в архив, за документами.

По дороге зазвонил мобильный, показав номер Адриана. Вбитый в него уже давно, с первых дней после плена. Поколебавшись, Рина все же решила ответить.

— Я же просила.

В ответ вдруг раздался такой вопль, что девушка даже споткнулась:

— Куда прешь, скотомудилище, тут главная! Главная, осел ты жопокрылый, и меня надо пропускать!

Рина замерла, не зная, как реагировать. Спустя мгновение, поняла, что Адриан в машине и только что обложил кого-то по самые уши. Телефон же, вероятно, позвонил сам. Случайно. И «повезло» именно ей.

Судя по тому, как глуховато звучал голос Адриана, мобильник у него находился в одном из карманов. Рина уже хотела сбросить вызов, как вдруг услышала:

— Нет, Марк, Бельский еще дня два не сможет давать показания. Состояние тяжелое, но надеюсь выкарабкается.

— Охрану поставили, — раздался низкий голос нового приятеля Рины, — причем и от нас, и еще от больницы. Может, он все же сможет описать нападавшего. А вообще повезло мужику.

— Повезло, — вздохнул Адриан, — лучше в реанимации и с целыми частями тела, чем как предыдущие жертвы. Надеюсь, разберутся.

— Зачем ты в это влез?

— Любопытство не порок. Всегда хотел посмотреть, что там, в мире БДСМ, делается.

Рина ойкнула вслух, перепугалась и машинально сделала сброс. После чего озадаченно уставилась на замолчавший телефон. Она сейчас услышала любопытные вещи. Прямо до зуда любопытные.

Как-то незаметно Рина добралась до архива, забрала нужные документы, вернулась в кабинет. Мысли все вертелись вокруг сказанного Адрианом. Почему БДСМ? Ну ладно, он, видимо, свое пристрастие скрывает. Но почему они вообще заговорили об этом? Даже если Адриан в курсе, что Стас один из них…

Рина мотнула головой и тупо уставилась в лежавшие перед ней бумаги. По-хорошему, надо было их прочитать и выписать нужное. Или сходить, сделать копии. Но девушка даже не могла пошевелиться от количества скопившихся в голове мыслей. Хорошо еще сегодня ее не отвлекали: отдел был занят сдачей сразу двух проектов. И все носились по этажам, подписывали, ругались, нервно пили чай пополам с валерьянкой. От Рины требовалось лишь тихо сидеть и не мешать. Что она и делала.

Клара позвонила в тот момент, когда Ариана уже собиралась писаь сообщение ей и Але.

— Привет.

— Привет, — прошептала Рина, косясь на нервных женщин вокруг, — погоди, выйду сейчас.

Она бесшумно выскользнула из кабинета и удрала в закуток между туалетом и окном. Тут реже всего проходили люди.

— Клар, ты как мысли мои прочитала. Слушай, тут какая-то фигня…

— Какая фигня? — голос подруги задрожал, — что еще случилось?!

— Ты чего?

— О Господи, Рина, я все же купила тест, как Алька посоветовала. И сделала его сегодня утром. На работе, в туалете.

— Я не буду спрашивать почему ты не сделала его дома. И что?

Клара издала звук, похожий на крик павлина, которому вырвали все хвостовые перья.

— Судя по всему, тест показал две полоски, — невозмутимо проговорила Рина.

— Да-а-а-а! Что делать? Что делать?

— Ну как бы я вижу два варианта: рожать или нет. Или есть третий? Мол, рассосется? Боюсь тебя огорчить…

— Как ты можешь! — возмутилась Клара, — это же ребенок, живое существо! Он внутри меня.

— Хорошо, что дальше? Паника то по какому поводу. Дан знает?

— Ну-у-у…

— Иди ты! — ахнула Рина, опираясь рукой о стену. — Не сказала что ли? Клар, ты серьезно?

— Я боюсь.

— Чего боишься?

— А вдруг он детей не хочет.

Рина подумала и осторожно стукнулась лбом о стену.

— Он тебе такое говорил?

— Нет. Но он и не говорил, что хочет детей.

— Ну так сообщи ему. Или будешь прятать положение, пока пузо на носу не окажется? Слушай, я как раз хотела сегодня попросить встретиться. Услышала сегодня какую-то непонятную вещь. Надо обсудить.

— Какую? — вяло поинтересовалась Клара.

— Непонятную. Давайте встретимся часов в шесть в кафе? Аля же сегодня вроде до пяти на работе.

— Да. Давай я ей позвоню. Все равно новость хочу сообщить.

— Бедный Дан, — вздохнула Рина, — в итоге все вокруг будут знать о беременности кроме него. Сюрприз-сюрприз.

* * *
То ли появление Адриана произвело невероятное впечатление на Бориса Олеговича, то ли он в принципе был занят, но сегодня до Рины не домогались. Так что в четыре часа, собрав все бумаги для диплома, она радостно удрала из гудевшего как улей отдела. Судя по всему, сдача проекта грозила затянуться до позднего вечера. И кое-кто уже шепотом матерился, считая, что коллеги не слышат.

На ходу поправляя застежку босоножки, Рина допрыгала до лифта, спустилась вниз и побежала на остановку. Что-то она вечно то бегает, то скачет, никак не хочет спокойно ходить.

На улице жар обрушился на плечи и голову, волосы сразу показались горячим одеялом. Рина постаралась заколоть их повыше. Отрезать что ли? Жалко. Она их отращивала так долго.

С подругами они договорились встретиться в «Льдинке». Кафе было особенно популярно летом, так как в основном специализировалось на холодных десертах, мороженом и коктейлях. То, что надо в такую погоду. Лишь бы столики свободные нашлись.

Столики нашлись. В количестве двух штук. Рина заняла тот, что в самом углу кафе, подальше от кондиционера. Прохлада — это хорошо, конечно, но когда ледяной воздух лупит в поясницу, то совсем некомфортно.

Клара и Аля подъехали практически друг за другом, примерно через десять минут. Алика, что-то спросив у подруги, прямиком направилась к стойке, сделать заказ.

— Ощущение, что в ледяную пещеру зашла, — призналась Клара, плюхаясь на стул. Да, кафе и правда было стилизовано под ледяные чертоги. Все в снежно-белых и голубоватых оттенках, стойка с витриной из полупрозрачного материала, по внешнему виду похожего на лед. В его глубине мягко светили синие огоньки. Столы и стулья словно высечены из кусков льда. Хотя на ощупь теплые.

— Как себя чувствуешь? — поинтересовалась Рина, отхлебывая клубничный кокетйль.

Клара откинула за спину карамельного цвета длинные волосы. Лицо у нее было каким-то уставшим.

— Спать хочу постоянно, — пожаловалась она, — вчера вот вечером пошла, легла. И вырубилась.

— Дану был облом.

— Нет, он даже утром посмеялся и назвал меня спящей царевной. Прихожу, говорит, весь в предвкушении, а там сонное царство. Пожалел будить и неудовлетворенный лег спать.

— Кто там неудовлетворенный? — спросила Аля, подошедшая к столу. Аккуратно поставила прозрачный поднос с бокалами и тарелочками.

— Устала, как собака, — пожаловалась, присаживаясь и расправляя подол красного длинного платья, — сегодня прямо друг за другом народ идет. Куча собак с клещами, кошки покусанные собратьями. Ладно хоть ничего серьезного. В жару дуреют все.

Она сделала глоток сока и посмотрела на Клару:

— Дорогая, ты долго собираешься водить Дана за нос?

- Я не знаю как ему сказать.

— Подсказать? — оживилась Аля. — Приходишь домой, обнимаешь мужчину и так с придыханием: Дорогой, скоро нас будет трое. Главное заранее корвалол приготовь.

— Как вариант, — вмешалась Рина, — можно ему дать такую нарядно упакованную коробочку, а внутри тест. У тебя какой? Электронный или обычный?

— У меня их три. Два обычный и один электронный.

— Ну положи все три значит. Тройное удовольствие и шок. Бей в упор и все такое.

— Вопрос, — Рина подняла ложечку, — если ты принимаешь таблетки, то как ухитрилась забеременеть?

Клара открыла рот и…закрыла. Взгляд стал малость обалдевшим. Так выглядит человек, который столкнулся с отсутствием каких-либо объяснений ситуации.

— Ой, — махнула рукой Аля, — бывает такое, бывает. Ни одно средство не может дать стропроцентной гарантии.

— Недавно я пропустила прием таблетки, — вспомнила Клара, — выпила не вечером, а утром, а потом уже следующую — вечером. Это могло быть причиной?

— Не знаю! — хором ответили подруги.

— В любом случае, — продолжила Аля, — сказать надо. Пожалей Дана.

— Я подумаю, как сказать сначала.

Рина с Алей безнадежно переглянулись. Видимо Дану суждено было узнать о беременности не раньше, чем через месяц.

— Рина, — Клара явно решила сменить тему, — а ты о чем хотела поговорить?

— Какая-то фигня происходит, — призналась та. И пересказала нечаянно подслушанный разговор. Пока говорила, едва не ежилась от пронзительных взглядов Али. Та сидела и как-то подозрительно ухмылялась. Потом, правда, перестала.

— Я помню Стаса, — проговорила, когда Рина замолчала, — нормальный мужик, с Оли пылинки сдувает. То, что Адриан скрывает принадлежность к Теме — это нормально. Но почему они вообще об этом заговорили.

— Стас тематик, — напомнила Рина.

— Как бы в курсе. И что? При чем тут другие жертвы? Смотри, Адриан сказал насчет маньяка. Значит, серийные убийства. И только Стасу повезло, преступника спугнули.

— Да! И есть те, кому не повезло, — кивнула Рина, отодвигая пустую вазочку из-под мороженого. — Стасу вон даже охрану назначили. И еще, если только он тематик…

— Если, — протянула Аля. Клара переводила взгляд с одной на другую и чуть нервно постукивала ложечкой по столу. Звук, пусть и негромкий, раздражал.

— Стас и Тема, — бормотала Рина, — хм…смысл копать с сторону БДСМ. Если только…ой, блин!

— Че-е-е-ерт! — почти одновременно протянула Аля.

— Что? — не поняла Клара.

— А что если, — убитым голосом проговорила Аля, — остальные жертвы тоже были из Темы?

Рина ойкнула, а Клара побледнела и схватилась руками за край стола.

— Мамочки, — в голосе ее отчетливо зазвучала паника, — а вдруг Дана убьют! Ой мамочки!

«Ду-у-уры-ы-ы», — одновременно прокатилось в голове у Рины, и у Али. Они быстро переглянулись и наперебой заговорили:

— Клара, прекрати.

— Клара, это просто теория.

— Дан сам любого прибьет.

— Ты своего жениха не знаешь что ли?

— Клара, наверняка на самом деле все не так.

— Тихо, тихо! — вмешалась Клара, с трудом перебив подруг. — Вы чего? Конечно, Дан сам любого прибьет. Все нормально. Это у меня просто гормоны скачут. Ой, девочки, я теперь совсем поглупею?

— Не факт, — нерешительно произнесла Рина, — может, не изменишься. В любом случае, это все временно. И ты лучше подумай, как Дану новость преподнести.

Удалось вернуть тему на безопасные рельсы. Хотя, когда Клара вышла в туалет, Аля шепнула:

— Надо будет потом вдвоем это дело обсудить. А чего это у тебя номер Адриана есть?

Ни одни мускул на лице Рины не дрогнул:

— Ну да. Он же меня сопровождал на дачу показаний.

— А, ну да, — пробормотала Аля, хотя все равно поглядывала недоверчиво.

В итоге расстались только ближе к восьми вечера. Перед этим нагрузив Клару всевозможными вариантами преподнесения новости о беременности. Аля поехала, ворча, что у нее еще питомцы не обласканы на пару с женихом. Клару отправили на такси, а Рина, уставшая до предела, погрузилась в автобус. И едва не проспала свою остановку. Нет, завтра на практику не поедет. Тем более, ей сегодня откровенно намекнули, что ближайшие три дня будет идти сдача. И студенте Ариане лучше посидеть дома, дабы не попасть под горячую руку. А вот потом пусть приходит.

Рине такое было только в плюс. Можно отоспаться и отдохнуть. Заодно подумать насчет подслушанного разговора.

По тихой улице, залитой вечерним солнцем, она доплелась до дома. Поесть и тупо лежать, в обнимку с книгой или с ноутбуком. Что-то сегодня выдался бурный день.

Еще и поцелуй этот…

Рину словно с ног до головы обдало теплой волной, внутри все сжалось от воспоминания опытных мужских губ на ее губах.

Больше такого позволять нельзя. Во-первых, все равно между ней и Адрианом ничего быть не может. Во-вторых, она вроде как пытается встречаться с Марком.

Рина открыла дверь ключом и прислушалась: из кухни доносились голоса. Маму она узнала, а еще узнала Полкана. Третий голос — женский — был незнаком. Все говорили негромко и перебивали друг друга. И не разобрать, что там происходит.

Поколебавшись, Рина все же разулась и пошла на кухню. Что опять этому гению понадобилось?

— Ринка… — мама первая заметила ее появление на пороге кухни. Растеряно замерла возле плиты, где заваривала чай. Запах чабреца и мелиссы наполнял кухню, делал ее уютнее.

Правда сидевший за столом Полкан и незнакомая женщина вносили диссонанс в атмосферу.

— Привет, — поздоровался парень. Рина кивнула и уставилась на гостью. Ну женщина как женщина: светлые волосы, сдержанный макияж, примерно лет сорок пять, чуть располневшая фигура, хорошо маскируемая свободным светло-коричневым платьем с бежевым орнаментом.

— Добрый вечер, — поздоровалась девушка.

— Добрый, — голос у гостьи оказался чуть хрипловатым, — так это ты мешаешь моему сыну нормально учиться и развивать свои таланты?

Брови Рины сами собой полезли на лоб. Ну согласитесь, обвинение звучало, мягко говоря, странно.

— Мама хотела сказать, — вмешался Полкан, — что своими отказами ты меня расстраиваешь и я не могу ни на чем сосредоточиться.

Глава 6

Нет, ну за двадцать два года Рина повидала в отношениях разные виды маразма. Были и смешные, и страшноватые. Странного вида молодой человек, который ухаживал за ней на первом курсе университета. Он имел привычку появляться словно из ниоткуда, вставать в стороне и пристально за ней наблюдать. Порой из-за кустов. Или Руслан — вполне симпатичный молодой человек на пару лет старше, спортивный, баскетболист. Все бы ничего, но у него была странная привычка: в любое время года он ходил только в джинсах и в футболке, иногда надевал тонкий свитер. Даже зимой, когда температура могла опускаться до минус тридцати. А Женя? Длинноволосый бледный мужчина около тридцати, с фанатично горящим взглядом, обожающий йогу и веганство. От него Рина удирала быстрее чем от предыдущих двух вместе взятых.

По сравнению с такими экземплярами, тот же самый Марк казался просто идеалом. Да и предпочтения Адриана слегка меркли.

Слегка. И временно.

Но еще никогда и никто из поклонников Рины не пытался надавать на нее через маму.

Поэтому девушка даже слегка растерялась. Сначала она решила почему-то, что она каким-то образом мешает Полкану учиться, и тот решил попросить ее оставить его в покое.

— Не поняла, — проговорила растерянно. — Я тебе с Андреем заниматься что ли мешаю? Что за гон?

— Это Нелли Анатольевна, — запоздало сообщила мама, — она…

— Я хочу узнать, — проговорила гостья — почему ты не соглашаешься встречаться с моим мальчиком?

Глаза Рины увеличились еще сильнее. Кажется, пока она была на практике, тут образовался локальный дурдом. И на кухне сейчас сидело два главных пациента.

— Прошу прощения, — да, она старалась говорить вежливо, — как бы Полкану я изначально сказала, что он мне не нравится.

Очень аккуратные брови Нелли Анатольевны чуть дернулись.

- Мой Полкаша тебе не нравится?!

— Извините, так бывает. Порой люди не всегда могут нравится всем.

— Олеся Викторовна, обратилась вдруг гостья к маме Рины, — можно я с вашей чудесной дочкой пообщаюсь наедине? Полкаша, милый, ты выйдешь?

Парень молча встал и, не убирая с лица выражения обиженного оскорбленного величия, вышел. Следом ушла и мама Арианы, бросив на дочь подбадривающий взгляд. Хлопнула дверь, отрезав все уютные домашние звуки. На кухне воцарилась напряженная тишина. В которой Ариана спокойно направилась к плите. Разговор разговором, а ей пить хочется.

— Ты понимаешь вообще, что мой сын хочет с тобой встречаться?

— Я в детстве мечтала выйти замуж за героя мультфильма и что?

— Мне это не интересно. Из-за тебя мой сын в депресси. Ему это сильно мешает продвигаться вперед. Девочка, ты в курсе, что мешаешь гению идти к славе? Это преступление перед человечеством.

Ну Рине тут уже все было ясно. Она налила чай, попробовала: каркадэ, да еще охлажденный. Просто блаженство в такую жару. Повернувшись к Нелли Анатольевне, она оперлась поясницей о край кухонного гарнитура и весело ответила:

— Отведите сына к психиатру, а заодно скажите ему, что иногда «нет» это правда «нет».

— Мой сын гений! И он до тебя снизошел!

— А я до него нет, — пожала плечами Рина. — Бесполезный разговор, давайте его закроем. Тем более у меня есть с кем встречаться.

— Сколько? — деловито спросила гостья. Рина едва не подавилась чаем и переспросила:

— Что?

— Сколько тебе заплатить, чтобы ты встречалась с моим сыном? Полкану нужна идеальная атмосфера вокруг.

Рина осторожно поставила чашку, а потом расхохоталась. Она хохотала долго и старательно, видя, как постепенно вытягивается лицо Нелли Анатольевны.

— Если у вас есть деньги, — пробормотала девушка, наконец, прекратив веселье, — то лучше купите Полкану какие-нибудь курсы на тему «как общаться с людьми». Ну или проститутку. Если ему чисто для секса. Потому что с таким подходом ни одна нормальная девушка с ним общаться не будет.

— Офигела? — взвизгнула собеседница, с которой вмиг слетело все снисходительно-высокомерное выражение. — Да тебе радоваться надо, что нормальный парень внимание обратил. После похищения то, небось, пробы ставить некуда! Говорила я Полкану, что ему чистая девочка нужна, невинная, а он к тебе прицепился!

— Пошла на… — спокойно сообщила Рина, — разговор окончен.

— Встречайся с моим сыном.

Ариана снова ее послала, после чего подошла к кухонной двери, открыла ее и громко сообщила в глубину квартиры:

— Мам, гости уходят, — потом подумала и добавила, — уходят на ….

В общем, скандал получился отличный. Жаль папы и Андрея дома не было, пропустили такой цирк. Нелли Анатольевна визжала, Полкан сначала крепился, потом орал на мать, мама Рины уговаривала всех успокоиться. Ариана же плюнула и ушла к себе. Еще участвовать в концерте по заявкам.

Наконец, громко хлопнула входная дверь. Так, что гул прошел по всей квартире. А спустя еще минуту в спальню к Рине вошла мама.

— Что у вас там случилось?

— Я мило послала семейство вдаль.

— Ринка, а он вроде парень неплохой.

— Вовка парень неплохой, — задумчиво протянула Ариана, лежа животом на кровати и болтая ногами, — только ссытся и глухой. Давай я сама буду выбирать парней, ага? А таких лесом, лесом, лесом и все оврагами.

— С твоим характером… — вздохнула мама, — Нет, эта Нелли, конечно, палку перегибает. Но сам Полкан… у него будущее боольшое. Почти как у Андрюши.

— Мам, но ведь ты Андрею вот так девушек не ищешь!

— Он же не дурак! — возмутилась мама. — Сам найдет.

— А если вот так же его пошлют.

— Ну значит нафиг такая дурочка нужна?

— Ну хоть в этом соображаешь. А наш гений Поканчик не постеснялся пожаловаться мамочке, что плохая девочка не дает ему… дергать себя за косу.

— Ну можно было сходить один раз и спокойно все объяснить.

— Есть люди, которым доходчиво можно объяснить только путь, куда им стоит отправиться. Мама, ты на чьей стороне вообще?!

— На твоей, конечно. — вздохнула та, — Просто ты в последнее время дерганая стала.

Рина отвернулась и сделала вид, что увлечена картинкой на ноутбуке. Мама постояла несколько секунд, потом со вздохом вышла. А дочка опустила голову и уперлась лбом в гладкое покрывало на кровати.

В последнее время и правда все раздражало. И, если честно, было немного обидно. Ариана бы своего ребенка, после такого случая как с ней, на улицу бы боялась одного выпускать. А тут спокойно ей разрешают работать в ночную смену. Но зато когда Андрей собирается в клуб, то начинается паника и просьбы писать сообщения каждый час.

Андрей… Андрей… везде он. Рина своего брата любила. Честное слово. Но все же порой утомляло вот это ношение с ним, как с золотым яйцом. Братец не мог себе даже заварить быстрорастворимую кашу! Как он шнурки вообще научился завязывать?

Но при этом Андрей мотался по ночным клубам, пусть и нечасто, плюс порой встречался с девушками. Недолго. Рина подозревала, что они удирали, узнав Андрюшу поближе.

«Переезжать надо», — робко мелькнула мысль в глубине сознания. Ариана даже приподняла голову и хмыкнула. А почему бы и нет? Платить за квартиру, конечно, не в шикарном районе, она в состоянии. Дан вроде от ее пения в восторге. И они договор подписали аж на год вперед. А там уже диплом, потом официальная работа по специальности.

Рина подумала, что этот вопрос надо покрутить и рассмотреть со всех сторон. Может, кто из знакомых сдает квартиру.

Пискнул телефон. Ого, а вот и Марк активизировался.

«Привет, все хорошо? Извини, был по уши в делах. У меня хорошие новости: мой друг Адриан согласился обучить тебя навыкам самообороны».

— Еще б он не согласился, — проворчала Рина.

«Привет, все супер. Слушай, Марк, а зачем оно мне? Еще друга твоего напрягать. Как будто у него дел других нет».

«Дел полно, я сам в шоке, что он согласился. Не смог мне отказать»

— Это он тому, что у него в штанах отказать не может, — опять вслух сказала Рина, — блин, отказаться надо. Надо… надо…

«Марк, спасибо, но прямо не знаю. Неудобно».

«Знаешь, что неудобно? Заниматься сексом на потолке, верхом на люстре. Все остальное вполне нормально. Ты должна уметь постоять за себя. В среду в семь вечера, хорошо? Я дам твой номер Адриану. Спишетесь».

Рина уже написала было отказ, но задумалась. Если она правда соберется переехать, да жить одна… может, лучше и правда немного потренироваться?

Идти на курсы будет накладно. Лучше на квартиру откладывать и на первое время. Адриан же судя по всему, решил помочь безвозмездно.

Рина не любила героинь романов, которые могли часами рефлексировать насчет мужиков. А теперь сама сидела и мучилась, кусала губы, чуть ногти уже не грызла. Не стоило ей встречаться с Адрианом. Тут при одном воспоминании о поцелуе все внутри теплело так, что становилось страшно: еще немного и сгорит.

«Я поговорю с ним. Завтра выступление. Если Адриан будет там, то просто попрошу его только заниматься. Никаких подкатов. Воззову к совести. Марк его лучший друг, а мне нужен нормальный мужчина, без мозговых завихрений».

В этот вечер Ариана из комнаты не вышла. Нацепила наушники и слушала музыку, переписывалась со знакомыми, смотрела какие-то видео. Немного попела, подбирая песни для завтрашнего выступления. Одну правда петь не рискнула. Она готовилась для исполнения только в «Орионе». От текста у родных глаза были бы на лбу.

Один раз в спальню заглянул Андрей, как всегда без стука. Подкрался к сестре, стянул наушники и спросил:

— Отшила Полкана?

— Я чуть тебе сейчас в ухо не двинула, — рявкнула Рина, — Ты чего подкрадываешься?

— Он просил передать, что все равно будет с тобой встречаться.

— Пусть встречается, — отмахнулась девушка, — только меня в это не впутывает.

Андрей пару мгновений посмотрел на сестру, а потом сообщил:

— Вот чего у тебя не отнять, так это чувства язвительности. Спокойной ночи. Если будешь больше спать, то синяки под глазами станут меньше.

— Ты явно следуешь этому совету и дрыхнешь как сурок.

Андрей вздохнул и пошел на выход.

— О! — тут он обернулся, — А ты где поешь?

— Тебе зачем? — заволновалась Рина.

— Вроде клуб закрытый. Там интересно?

— Вообще ничего интересного! Скучное сборище английских лордов. Я пою там всякие баллады или старые хиты. Туда фиг попадешь.

Андрей мигом потерял интерес и удрал из комнаты. Рина же не выдрежала и матюкнулась. Только брата там не хватало.

Ближе к полуночи все же решила лечь спать. А то и правда с утра будет выглядеть как панда. Слишком нежная кожа тоже та еще проблема. Чуть не доспишь и синяки просто на половину мордочки.

Расслабленная после прохладного душа, нацепив любимую длинную футболку с розовым зайцем, Рина забралась в постель. Уже отключала звук у телефона, когда пришло сообщение:

«Сирена, надеюсь за завтрашнюю встречу в клубе».

Супер! Адриан гений! Сон мигом удрал в неизведанные дали, на смену пришло будоражащее волнение.

«Надейся дальше»

«О, у меня просто громадье надежд. Так говорят? Например, утром увидеть тебя рядом с собой. Готов принести кофе в постель»

Рина икнула и нервно дышала минуты две, прежде чем начала печатать ответ:

«Теперь я точно знаю, что подарить тебе в ближайшее время. Губозакаточную машинку. А то ты их раскатал на километры вперед»

«Мило. Нет, правда, мило. Ты так забавно кусаешься»

«А ты так прикольно изображаешь Казанову. Дай поспать, я отключаю телефон»

В ответ пришла россыпь смайлов. Рина молча вырубила звук у телефона. Подумала и выключила гаджет совсем. Все равно будильник сработает.

Спустя два часа она всерьез думала на тему: как возненавидеть Адриана. Какого он ей написал? В голову вместо спокойствия лезла такая чушь, от которой начинали гореть щеки и уши.

— Убью гада, — прошипела она в потолок, по которому ползли тени от деревьев за окном, — лишу сна и покоя!

* * *
* * *
Ариана могла особо не переживать. Адриан и так не спал. Впрочем, не из-за нее. Мысли там бродили мрачные и касающиеся работы. Сам он не занимался делом убитых Топов, но был в курсе расследования. И теперь прокручивал в голове все варианты, где можно выйти на маньяка. Мужчина вертелся в постели, пару раз вставал и выходил на кухню, где машинально покормил вечно голодного кота. Опять возвращался в спальню и тупо смотрел в окно, на проспект, где сверкали отблески реклам. Идиотское место, надо менять квартиру. Переезжать ближе к родителям.

Упав обратно на постель. Адриан попытался заснуть. Потом выругался и злобно уставился в потолок. Не выдержал и потянулся за телефоном. Звук у него он отключал на ночь, оставляя лишь вибрацию. Так что периодически с тумбочки, где замер светильник и валялся телефоном, доносилось жужжание.

Сообщения успели прислать трое: Кира, Диана и Дан. Ну Ди просто напоминала насчет завтрашней встречи в клубе и что он обещал передать ей заказанную через него плетку. Это Адриан помнил отлично. Знакомый мастер уже все сделал, и заказ лежал в сумке.

Кира… Адриан прочитал сообщение от нее. Девушка писала, что завтра будет в клубе и откровенно намекала на продолжение знакомства. В другое время он бы согласился, тем более шея Киры в ошейнике смотрелась просто очаровательно. Так и хотелось прикусить нежную кожу.

Но не сейчас…

Кира прислала ему свое фото, где основной одеждой были цепи и кожа. Адриан смотрел, оценивал и…видел Рину. Бледное лицо, слегка уставшие, с чуть вздернутыми бровями и упрямым взглядом зеленых глаз. Вот кстати эти самые глаза затягивали, манили и звали куда-то очень далеко.

«Давай, давай, поглубже заройся в романтичные бредни».

Адриан закрыл сообщение от Киры, так и не ответив на него. И открыл то, что пришло от Дана.

«Принцесса беременна».

Адриан крякнул, почесал затылок, и напечатал:

«Ты поэтому не спишь? Принимаешь поздравления или пьешь? Обычно напиваются уже когда жена родила»

«Я читаю про правильный образ жизни при беременности»

«Не понял. Уточни, кто из вас ждет ляльку?»

«Ты кретин?»

«Говорят, флюиды беременности могут передаться и мужу. Ты сильно поглупеешь? Будешь вязать пинетки или чего там делают в таких случаях?»

«Я покажу тебе переписку, когда забеременеет твоя девушка»

«Вот теперь я ржу в голос. А вообще поздравляю, чел. Ты крут. Как твоя принцесса?»

«Гормоны. Сначала она смеялась, когда сообщала новость, потом ревела. Потом опять два раза ревела. Посмотрит на меня и в слезы».

«Ну на тебя реально порой без слез не взглянешь»

Дан прислал смайлик с оттопыренным средним пальцем.

— Вот и поговорили, — проворчал беззлобно Адриан, отправляя ответный, не менее нецензурый смайл. Кинул телефон на мягкий ковер, что покрывал всю пространство спальни.

Надо было как-то найти сон, сбежавший в неизведанные дали. А как его найти, если в голове эта зеленоглазая так и вертится. Еще и Марк…

Черт, Адриана прямо кусала совесть. Он ведь должен был отказаться, когда друг предложил дать Рине несколько уроков самообороны. Да ему в принципе сейчас не следовало приближаться с ней. Не мешать Марку, который лишь недавно пришел в себя после внезапного разрыва с любимой женщиной.

А вместо таких разумных действий, Адриан согласился поднатаскать ту, в присутствии которой чувствовал себя сначала рыцарем, а теперь последней скотиной.

Какой-то странный переход получился. Ему роль рыцаря нравилась больше.

Чуть скрипнула дверь, на лунную дорожку вдоль ковра легла вытянутая тень с ушами и хвостом. Кот услышал, что хозяин не спит и решил проверить, что происходит.

Адриан приподнялся и похлопал ладонью по покрывалу:

— Идем, усатый, сегодня спишь у меня, — скомандовал строго.

Глава 7

— Аля?

Рина безмерно удивилась, когда в гримерную вошла Алика. В белом облегающем платье, заканчивающимся гораздо выше колен. Темные волосы подруга небрежно заколола наверху.

— Что «Аля»?

— Ты же не любишь «Орион»!

— Не, «Орион» нормальный клуб, — весело заметила подруга, подходя к столику и трогая разные тюбики и пузырьки, — классная помада. Просто контингент меня тут подбешивает. Алексей тоже сюда теперь нечасто заглядывает. Но! Сегодня особый случай. Алечка вышла на тропу войны.

Рина недоуменно хлопнула накрашенными ресницами. Сегодня ее макияж состоял из длинных стрелок и ярко-красной помады, в тон длинному платью с открытыми плечами. Рыжие волосы золотились в ярком свете гримерной, уложенные в хвост из кудряшек.

— Что? — прищурилась Аля. — Мне тут мышка на хвосте принесла, что на Алексея заглядываются. Нет, конечно, сия отвязная мазохистка чтит правила и к занятому Мастеру не лезет. Но постоянно то спрашивает что-то, то восхищается. А еще я слышала, как она говорила, что все равно добьется того, что он ее выпорет. Прилюдно.

Рина закашлялась и схватилась за стакан с водой.

— Честное слово. — проговорила, переведя дыхание, — Это все мне недоступно для адекватного восприятия.

— И не мучайся, не воспринимай, — отмахнулась Аля, — Короче, сегодня я решила порадовать своего Мастера Лекса. Официальная причина появления здесь: хочу послушать любимую подруженьку. А потом мы с тобой спрячемся где-нибудь и пообщаемся на тему маньяков и Стаса. Все, я побежала показывать всем, что у Мастера Лекса такая невеста, которая любую соперницу сожрет.

— Думаю, Алексей даже не в мыслях тебе не изменяет.

— Это не означает, что всякие могут заглядываться на моего чувака с плеткой.

— Натрави на нее Васю, — вспомнила Рна про любимца подруги — огромного мадагаскарского таракана с тягой к путешествиям.

— Васеньку сюда не пускают. Крутые Домы боятся Васеньку, — пропела Аля и вышла. Малость ошарашенная, Рина подумала, что в этой среде порой такие страсти, что аж огнем пышет. Как от трехглавого дракона.

Пора было выходить на сцену. Сегодня репертуар ожидался более энергичным, ярким. Потому и наряд Рина выбрала под стать. Она сама себе напоминала кусочек пламени, колеблющийся от малейшего ветра. Легкая ткань юбки взмывала при каждом движении.

И, конечно, Ариана не думала об Адриане, выходя на ярко освещенную сцену, под бурные аплодисменты. Ну разве что самую капельку. И взглядом скользила по лицам лишь потому, что хотела отыскать Алю, а не какого-то там блондина с тягой к ошейникам.

Пусть себе их напяливает и радуется. Хоть все сразу. Вон в каком-то племени, говорят, женщина так шеи вытягивают, цепляя туда множество медных колец.

На запястье, поверх алой длинной перчатки белел браслет неприкосновенности.

«Смотри Адриан и вбивай себе в голову: тебе здесь не светит. Иди к своим сабам».

Пока что возмутителя ее спокойствия Рина не видела. Видимо, он если и пришел, то уселся где-то за дальними столиками. Ариана же могла различать лица лишь тех, кто сидел ближе. Вот, например, Алексея и Алю она видела отлично. Как и Дана, что устроился за одним столом с ними. Хозяин клуба выглядел как обычно: невозмутимо и сдержанно. Хотя Рина уже была в курсе, что он толком не спал ночью, штудировал Интернет насчет беременности. А с утра отволок Клару в отличную клинику, где она и встала на учет.

Сегодня выступление Рины не было разбито на две части: в полночь ожидалось начало показа от известного мастера бандажа. И сегодня в клубе народу было много. Очень много.

Пока все шло неплохо. Рина спела пару энергичных и чуть игривых песен, сделала перерыв на пять минут, чтобы выдохнуть и попить воды. После чего пропела еще три композиции, сорвав кучу аплодисментов.

— И еще одна песня, — сообщила Рина, чуть приглушенным голосом, внимательно разглядывая зрителей, — написана она одной девушкой. Для своего Мастера. Если тот угадает, будет круто. Поехали!

Ей нравилась подобранная музыка. Такая тягучая, но с ноткой игривости, с неясным ожиданием. И голос легко подстраивался, становясь чуть хрипловатым, мурлыкающим.

Вечер. Ночь. На улице темно.

В комнате погашен свет.

Жду тебя смиренно и давно

Я падший ангел, полюбивший грех.

Слышу звук ключей и несколько шагов:

Ты пришёл — я вздрагиваю сладко.

Мой личный дьявол, появившийся из грёз,

Твоя любовь дерзка, больна, опасна.

И припев. Как отчаянный зов, как обещание:

Ты — моя горькая любовь

Я живу тобой, я дышу тобой

Ты — моя пронзительная боль

Я готова стать вечной твоей рабой

Ее знакомая очень любила своего мужчину. И Рина отчетливо ощущала это в стихах. Да, своеобразная любовь, чего уж там. Но признайтесь, неужели можно подобные чувства загнать под стандарт? Вон взять Алю с Алексеем… там вообще волосы дыбом. А ведь они буквально неразлучны.

Песня лилась, звала, обещала. Застыв посреди сцены, в ярком кругу света, Рина пела, сквозь ресницы оглядывая притихший зал. Она словно видела, как звуки оплетали невидимыми нитями всех вокруг.

Мир теперь соткан из муки и страсти,

Запретный плод — мой личный ад и рай.

Я покорно приму от тебя наказание,

Покоряясь взгляду тёмно-серых глаз.

Ты застегнёшь на нежной шее ошейник

И сорвёшь с моих губ тихий стон.

И тогда я встану пред тобой на колени —

Мой хозяин, мой властный король.

Смолкла музыка. И на несколько мгновений наступила тишина… которая сменилась просто взрывом аплодисментов. Рина довольно улыбнулась и изобразила подобие книксена. Поймала взгляд Али, та махала рукой и широко улыбалась. Алексей же, хлопая, поглядывал на невесту. Словно прикидывал, чем займется после клуба.

Песней что ли вдохновился.

Откуда появился Адриан, она не поняла. Но он легко поднялся по ступенькам на сцену, а девушка от неожиданности ойкнула. И тут же замолчала, круглыми глазами глядя на мужчину. И на букет в его руках. Ярко-алые розы, невероятно прекрасные без дополнительных украшений и роскошных упаковок.

Вот как-то цветов ей здесь еще не дарили. И Рина даже слегка растерялась. Просто переводила взгляд с цветов на Адриана и обратно. Сердце бешено стучало: то ли после эйфории аплодисментов, то ли от присутствия светловолосого мужчины, который смотрел на нее так, словно готов съесть прямо здесь, на сцене. Она даже не сопротивлялась, когда Адриан мягко отобрал у нее микрофон и весело проговорил, обращаясь к залу:

— Кстати, у меня глаза серые!

Зрители грохнули со смеху. Рина же мигом пришла в себя и едва не забулькала от возмущения. Так, он что там себе успел надумать?

— Губу закатай! — прошипела, радуясь, что за шумом ее не слышно.

Адриан же, нимало не смущенный, протянул букет и опять громко проговорил:

— Сирена, я там на всякий случай шипы убрал. Не бей меня, пожалуйста, я все-таки не мазохист.

Хохот усилился. Рина отобрала микрофон и не менее громко спросила:

— А ты проверял?

— Можем обсудить это на свидание?

— О-о-о-о-о! — пронеслось по рядам, а со стороны Дана раздалось:

— Мастер Икс, вне клуба. Здесь наша Сирена неприкосновенна.

— Я с самыми серьезными намерениями.

— Адриан, — Рина намеренно опустила слово «мастер», — я не останусь с тобой наедине. Мало ли…вдруг правда мазохист. А я добрая. Мне стыдно станет, что не могу тебе дать этих…ощущений.

Она еще раз чуть поклонилась всем и весело закончила:

— Спасибо большое за внимание. Это был неожиданный экспромт.

— У нас завтра свидание! — тут же вставил Адриан, увидел показанную фигу и покачал головой. — Почему женщины такие упрямые?

Рина мрачно подумала, что вот нельзя бить цветами по лицу. Глупо, пафосно и опасно. Перехватила букет поудобнее и ушла со сцены. Чтобы через пять минут появиться в зале и оказаться в кругу знакомых.

— Ринка, Ринка, он угадал! — налетела на нее темноволосая изящная девушка в синем коротком платье. Поверх него шла кожаная портупея, подчеркивающая изгибы фигуры. Ариана автоматически обвела взглядом толпившихся вокруг людей, но «хозяина» этой красавицы не увидела.

— Макс отпустил меня к тебе, — поняла ее замешательство девушка, которую звали Лиля, — разрешил пообщаться и все такое. Представляешь, он догадался! Ринка, как так вышло?!

— Интуиция развита.

С Риной хотели пообщаться многие. Она же мечтала выпить кофе и удрать до начала мастер-класса по бандажу. Смотреть на связанных подвешенных девушек и парней ей совершенно не хотелось. Домой, если честно, тоже особо не тянуло. Но выбора не было. Не станешь ведь в час ночи писать кому-нибудь и спрашивать о планах.

Душераздирающий визг прорезал гул и музыку в зале. Оборвав какую-то фразу на полуслове, Рина с интересом заозиралась, равно как и остальные.

Визжала молодая женщина. Ну от силы лет тридцати. В красивом комбинезоне с кучей сетчатых вставок, с роскошным бюстом и волной темных волос. Она визжала, пятилась и тыкала пальцем куда-то в сторону Алексея. Тот выглядел несколько раздраженно, зато стоявшая рядом Аля едва ли не ухмылялась во весь рот. Рина торопливо начала к ним пробираться. Первая мысль: Алька все-таки соврала и ухитрилась протащить Ваську, несмотря на прямой запрет Дана. Вторая мысль: нет, не таракан, но тоже из ее коллекции.

К парочке Рина успела одновременно с Даном. Зрители вокруг уже забыли про скорый бандаж. Тут зрелище разворачивалось покруче.

— Ну чего ты визжишь? — раздраженно просил, наконец, Алексей, смахивая с себя что-то на стол. — Какого ты вообще подошла?

Шатенка уже не визжала, но с ужасом смотрела куда-то на стол и едва ли не хваталась за горло.

— Поговорить! — просипела кое-как.

Рина проследила за ее взглядом, и сама едва не присоединилась к визгу: на столе сидел огромный и крайне мохнатый паук. При виде такого ее тело передернулось словно само по себе. Некоторые из присутствующих все же взвизгнули. В основном девушки.

— Вот нервная, — раздался голос Али, — ты шкурку испугалась? Так я ее не на тебя цепляла, а на Мастера. Он то пауков любит. Развлекаемся мы так.

С этими словами она двумя пальцами взяла паука… а нет, не паука, а всего лишь и правда шкурку. Которую те оставляют после линьки.

— Нина, — Алексей тяжелым взглядом посмотрел на вопившую, — зачем ты отвлекаешь меня, когда я разговариваю со своей невестой? Кажется, кто-то забыл правила клуба? Я сказал тебе, что занят. Ты должна была извинится и отойти. Удивлен. Ты вроде не новенькая.

Ага, кажется, это и есть соперница. Рина едва заметно хмыкнула и бочком подвинулась ближе к Але. Ну… Нина, конечно, эффектная девушка. Но сейчас выглядела она не очень.

— Алексей, поднимись в кабинет, пожалуйста, — голос Дана звучал чересчур вежливо, — и свою за…невесту прихвати.

Аля ничуть не смутилась. Помахивая шкуркой, стала пробираться следом за Алексеем. Поравнявшись с Риной, шепотом прокомментировала:

— Хреновые мазохисты пошли, эх! — махнула рукой и пошла дальше. Рина же, с трудом сдерживая смех, направилась к бару. Она была уверена, что Дан для вида сделает Але внушение. Но она по сути не нарушила никаких правил клуба. По крайней мере среди запретов не указаны паучьи шкурки.

«Но, видимо, теперь появятся», — усмехнулась Рина. У бара она с трудом отыскала свободное место. Точнее — ей уступил один из постоянных посетителей. Подарив джентльмену улыбку, Рина устроилась на высоком кожаном стуле. Спустя буквально пару мгновений подошел и бармен Костя — как всегда с ирокезом, пирсингом и кучей ярких татуировок.

— Привет, ты сегодня зажгла.

— Спасибо. Сможешь заправить зажигалку?

— Коктейль?

— Кофе, — попросила Рина, прикрывая зевок ладонью, — просто хороший кофе. И много сахара.

Она не спеша выпила почти все, когда к ней пробилась крайне довольная Аля и деланно сердитый Алексей.

— Ну что? — поинтересовалась Рина. — Выпороли или отделалась моральными пинками?

Говорить приходилось чуть громче обычного из-за большого количества народа и музыки. Не бьющей по ушам, но довольно громкой. До начала мастер-класса оставалось пятнадцать минут. Рина как раз планировала допить кофе и удрать.

— За что меня ругать? — удивилась Аля, опираясь локтем о барную стойку. — Я своему Мастеру медаль на грудь вешала. Называется «папа всех пауков». Ты в курсе, что они теперь, когда его видят, зарываются в свои укрытия? Чуют, где садизмом то попахивает.

— Господи, — вырвалось у Алексея. Он стоял рядом с Алей и задумчивым взглядом скользил по ее шее. То ли поцеловать хотел, то ли придушить.

— Господи, — повторил он в сердцах, — Вот скажи, почему ты мне не сообщила? Что ты там вбила в голову? Какая еще хренова соперница? Девочка просто спрашивала кое-какие моменты, это нормально. Что там у нее в голове творилось — ее проблемы.

— Она явно мечтала не столько спрашивать, сколько постонать под твоей плетью!

— Мою плеть мы обсудим дома. — рыкнул Алексей. — И пауков тоже. Хорошо хоть настоящего не приволокла. Ты можешь, я знаю.

— Запреты клуба не распространялись на шкурки, — парировала Аля, — Мы идем отсюда? Я пришла только из-за Ринки.

— Ну да, — покивал Алексей, — исключительно из-за нее. Я тебе, конечно, верю. Ладно, поехали домой.

— Ой! — вспомнила Рина при слове «дом». — Костя!

Бармен вначале закончил наливать сложный пятицветный коктейль, только потом подошел.

— Кофе повторить?

— Нет, слушай, я помню ты как-то говорил, что у тебя кто-то квартиру сдает?

Аля прекратила шепотом переговариваться с Алексеем и навострила уши. А у Рины почему-то зачесалось между лопаток. С трудом подавив желание дотянуться туда рукой, она выжидательно уставилась на бармена.

— Сдавали, — кивнул тот, — позавчера нашли новых хозяев. А что?

— Ну… уже ничего. Спасибо.

— Ты хочешь съехать? — не выдержала Аля.

— Захотела самостоятельной жизни, — чуть насмешливый голос прояснил ситуацию с зудом на спине. Небось, Адриан опять пытался прожечь ее взглядом. Плохой из него василиск, плохой.

Один Алексей не стал раздавать комментарии и вопросы, а спокойно проговорил:

— Алька, ты же искала кому сдать квартиру.

— Точно! — стукнула себя ладонью по лбу Аля. — С этой свадьбой совсем мозги не работают.

— Они работают, — ухмыльнулся Мастер Лекс, — просто не в том направлении. Ты временно стала прям девочкой-девочкой и думаешь о платьях, прическах и так далее.

— И о детских кроватках, — хохотнул Адриан, — у вас в роду близнецы были?

Аля проявила силу воли и не стала отвечать на выпад, лишь ограничилась многообещающим взглядом.

— Ринка, а точно, может, переедешь? Там даже ремонт есть. Не крутой, но такой, нормальный.

— Как вариант. Я тебе завтра позвоню? То есть, уже сегодня, — Рина заторопилась, так как Адриан продолжал ее разглядывать, — Ладно, всем пока, поехала я баиньки.

— Ты хоть скажи, когда соберешься переезжать, — подал голос Мастер Икс.

— Тебе зачем? — уставилась на него Рина.

— Вещи помочь перевезти, — откликнулся тот с самым серьезным видом, — сумки там, посуду. Картины повесить…гвозди прибить.

Рина молча повернулась к Косте, благо тот как раз стоял рядом.

— Молоток есть?

Бармен внимательно посмотрел на девушку и сообщил:

— В клубе желательно никого не убивать.

Рина закатила глаза:

— Просто дай мне чертов молоток. И гвоздь. Один.

— Без проблем.

Костя достал откуда-то из-под стойки самый обычный молоток и гвоздик. Рина взяла их и огляделась. Ага, рядом с барной стойкой висела толстая деревянная доска, на которой каждый вечер писали расписание того, что ожидает гостей. Перехватив молоток поудобнее, Рина направилась туда.

Два точных удара и гвоздь до самой шляпки ушел в доску. Обернувшись, Рина сунула молоток Алексею, который вместе с остальной компанией следовал за ней.

— Всем спокойно ночи! — сообщила, после чего гордой походкой удалилась на улицу, где уже ждал шофер от Дана.

Все трое молча смотрели ей вслед, пока отблеск красного платья не исчез за поворотом.

— Ну, — нарушил молчание Алексей. Он повернулся к Адриану и спросил:

— Ощутил всю глубину своей ничтожности?

— Пойду утоплюсь, — согласился тот развернулся и ушел.

— Главное, чтобы не в унитазе, — задумчиво протяну ему вслед господин Садист.

— Не поместится, — мотнула головой Аля, — к тому же это унизительно, а Адриан гордый птиц. Ой, он в Ринку влюбился! Ему крышка!

— Кому тут крышка мы дома поговорим. За мной, любительница шкурок.

* * *
Ариана, не подозревая ни о чем, спокойно доехала до спящего дома, бесшумно прокралась в ванную и смыла макияж. После чего с удовольствием намазалась кремом, заплела волосы и, зевая, на цыпочках направилась в спальню. Где упала на кровать и просто выключилась. До восьми утра. Потому что в восемь телефон, у которого забыли отключить звук, издал пронзительную трель. Тем самым радостно оповещая о новом сообщении.

Рина со стоном сунула голову под подушку и решила спать дальше. Сообщение не апокалипсис, может и подождать.

Резкий звук повторился спустя пару минут. Затем…еще через пять. Затем телефон принялся наигрывать веселую мелодию, установленную для незнакомых номеров. Ну кто там с утра пораньше? Рина все же приподнялась и дотянулась до лежавшего на тумбочке мобильника. Сонно моргая, уставилась на дисплей. Все еще затуманенный взгляд осознал только, что там высвечиваются какие-то цифры. Идентифицировать их пока не получилось.

Телефон продолжал орать.

Рина ответила только из опасения, что могут звонить с практики. Или из университета.

— Слушаю, — она очень старалась, чтобы голос звучал не слишком сонно.

— Ариана, это тетя Нелли.

Рина попыталась вспомнить, кто с практики может так представляться. Вроде никто.

— А вы откуда? — решила прояснить ситуацию.

— Я — мама Полкана.

— … - вслух вырвалось у мигом проснувшейся Рины. Причем вырвалось так… громко.

— Попросила бы тебя впредь воздержаться от подобных выражений, — мигом среагировала звонившая, — видишь ли, мой сын очень трепетный мальчик и не выносит девушек, которые ругаются, как сапожник.

«Супер, буду при встрече с ним разговаривать исключительно на русском матерном».

— Вам чего?

— Так ты сегодня приедешь к пяти к кинотеатру «Орегано»? — голос Нелли звучал, словно она уточняла давно обговоренную вещь, — Полкан будет ждать тебя там. И, пожалуйста, не надо сильно краситься. И надевать короткие вещи. Это мальчика может спровоцировать. А ему еще рано иметь детей.

— Идите вы… — Рина подумала и решила смягчить посыл, — в кинотеатр. На пару с сыном.

Сбросила вызов и внесла номер в черный список. После чего попыталась уснуть. Но нет, сон, словно обидевшись на звонок, удрал далеко и возвращаться отказывался. Поворочавшись и поплевав в потолок, Рина махнула рукой и решила вставать. Все дела по дому сделает раньше и удерет с друзьями куда-нибудь. А то уже скоро лето заканчивается, а она на озере всего три раза была. Так и плавать можно разучиться.

Открыв дверь спальни, Рина услышала негромкий разговор родителей. И невольно прислушалась. Ага, Андрей еще спал, а предки решили обсудить очередную его хотелку.

Даже не столько хотелку, сколько действительно нужную вещь. Андрей хотел на полгода уехать в Штаты, по программе обмена студентами. Но сумма требовалась хорошая… очень хорошая. И теперь родители размышляли, где и как ее достать и заработать.

Рина послушала немного и помрачнела. Класс! Папа всерьез подумывал, чтобы брать больше смен. Работал он на заводе. Да, зарплата неплохая, но явно недостаточная, чтобы отправить обожаемого сына в Штаты. Про маму вообще речь не шла. Фирма, где она трудилась сметчиком, уже второй месяц задерживала зарплату, все списывая на кризис. Тут надо думать, как в принципе прожить, а не как Андрея отправить в Штаты.

Ариана пару минут колебалась, но все же тихо прокралась в комнату к брату. К удивлению, Андрей не спал, а лежал и рылся в телефоне. Увидев сестру, явно удивился и спросил:

— Тебе чего?

— Мне понять, — сообщила Рина шепотом, — ты в курсе вообще, что у нас с финансами проблемы?

— Да и что?

— Почему не отложишь поездку в Штаты? Ты понимаешь, что предки ее сейчас не потянут?

Андрей откинул упавшую на лоб прядь волос. Пожал плечами.

— Скорее всего кредит возьмем.

— Возьмут, — поправила его Рина, — они возьмут и выплачивать будут. А ты поедешь туда, да? Скажи, почему не отложить хотя бы на год? В чем проблема?

— В том, что на следующий год может возникнуть та же проблема. И через год тоже. Так какой смысл откладывать?

— Эгоист, — не выдержала Рина. Хотелось от души отвесить брату подзатыльник.

— Я как раз и думаю о будущем, — поправил тот невозмутимо, — Все вложения в мое образование со временем окупятся.

Рина поняла, что тут спорить бесполезно. Порой у брата бывали проблески совести, но видимо Штаты оказались сильнее. Молча развернулась и вышла, не слушая уже, что там пытается сказать ей вслед Андрей.

На кухне ее встретили напряженным молчанием. Рина заподозрила, что родители поругались. Интересно, это папа засомневался в правильности выбора сыночки или мама? Нет, скорее папа.

— Доброе утро, — Рина оглядела какие-то вымученные улыбки на лицах родителей, поинтересовалась, — Вы чего?

— Не спится? — деланно бодро спросил папа.

— Да вот как-то не очень. Жара.

Девушка подошла к плите, посмотрела на сковородку с омлетом и потянулась к холодильнику. Яйца она не особенно любила, а вот Андрей обожал.

Родители следили как она делает себе бутерброд.

— Ой, — сообразила мама, — ты же не хочешь яйца, да?

— Да. — кратко сообщила Рина, доставая сыр.

— Прости, я не успеваю готовить два зав…

— Мам, не сходи с ума! Я прекрасно готовлю сама. Кстати, Андрею тоже не помешало бы научиться. Или, думаешь, ему в Штатах будут приносить все на подносе, как ты делаешь?

Глаза мамы округлились от ужаса: видимо, до этого в голову не приходило, что в Штатах то Андрей окажется предоставлен сам себе. Да, в семье, которая примет студента на время. Но ведь они не станут с ним так носится.

Рина молча принялась за завтрак, давая маме время обдумать новость. А сама взглядом косила в телевизор, прикрепленный высоко над мойкой. Там показывали новости. Промелькнуло сообщение о серийных убийствах, и на ум сразу пришел опять подслушанный разговор Адриана. Эх, так и не удалось вчера пообщаться с Алей.

— Пап, — она перевела взгляд на отца, спросила, — ты же не планируешь идти еще на смены? Тебе здоровье не позволит.

— Посмотрим…

— Пап! Ты блин серьезно? Ты издеваешься?

— Рина, — вмешалась мама, — Андрею надо в Штаты.

— Андрею надо губу закатать и скотчем подклеить. Для надежности. Папе на работе гробить окончательно здоровье?

— Ну, — замялась мама, — ты можешь тоже помочь с деньгами.

Рина едва не плюнула чаем на стол. Хорошо уже успела проглотить.

— Что? Мама, вам я деньги даю. Вам, но не Андрею. Который может еще год потерпеть. И пойти поработать.

— Андрей наработается еще. Рина, твоему брату нужно развиваться.

— Вот знаешь, он как-то, по-моему, не в ту сторону развивается.

— Успокойтесь, девочки, — вмешался папа, — ну решили же, Олеся, что кредит возьмем. Нормально, прорвемся.

Рина медленно выдохнула и посчитала до пяти, чтобы не сорваться. А тут еще принесло Андрея. Сонного, в модных домашних брюках и без футболки. Братец следил за собой и не собирался быть похожим, по его словам, на «задрота-ботаника». Так что с фигурой у Андрея все было в порядке. Ну худощавый немного, зато подтянутый, аккуратный. И прыщей нет нигде.

— Андрюша, у тебя бессонница? — всполошилась мама. — Ты чего так рано встал?

— Не спалось вот и встал, — пожал тот плечами, — лежать не хочу, а вы громко разговариваете. Мать, не проси у Рины денег, а? Вот что ты заладила. Тем более она собирается квартиру снимать.

На солнечной яркой кухне наступила удивленная тишина. И в ней, взгляды родителей скрестились на заерзавшей Рине.

— Подслушивал? — спросила она у брата. Тот мотнул головой и присел за стол:

— Просто вчера мой ноут глючил вечером, я в твой залез, посмотреть кое-что. А у тебя в закладках куча объявлений по квартирам.

— Я поставлю пароль.

— Риночка, — прошептала мама, — ты собираешься уезжать? От нас?

— Я собираюсь жить отдельно. Это нормально для девушки двадцати двух лет от роду.

— И правильно, — одобрил папа спокойно, — ты бы ко мне обратилась. У меня знакомый квартиру сдает. И район хороший.

— Спасибо, уже с подругой договорилась. Не так далеко отсюда, всего пара остановок.

— Но Рина! — продолжала ахать мама. — Как ты можешь сейчас уезжать? То есть, деньги снимать квартиру есть, а помочь Андрею — нет.

— Мама, — подал голос братец, — Рина — взрослая женщина, у нее наверняка есть личная жизнь. Еще раз повторяю, не трогайте ее. Время еще есть, надо подумать, какой кредит выгоднее брать.

— Работай иди, — не выдержала Ариана, вставая из-за стола, — поработай годик, накопи и езжай. Пожалей родителей.

И вышла, не дожидаясь ответной реакции. Быстро оделась и удрала из дома, под предлогом «хочу мороженого и квас». Родители, уже в голос, обсуждали разные кредиты. А у Рины сводило скулы от злости. Как у Андрея хватает наглости просить такую дорогую вещь? Да, поездка будет полезной, несомненно. Но ее можно оформить через год или через два. Это вообще не проблема.

Чтобы хоть как-то успокоиться, Рина позвонила Але, благо та уже должна была быть на работе.

— Можешь говорить?

— Могу, — откликнулась подруга спокойно, — пока пациентов нет. Что случилось?

— Я насчет квартиры, если ты не передумала.

— О, согласна? — обрадовалась Аля, — хоть завтра переезжай, я сегодня туда наведаюсь, проверю, что да как. Тебя цена то устраивает?

— Более чем.

— Ну и супер. А, Ринка, надо встретится на днях. Мне прямо покоя не дает то, что ты рассказала. Я вчера так думала, думала, что даже экшен не получился толком.

— Я не хочу об этом слышать.

— Ну и ладно. Короче, ты же завтра еще выходная? У меня вечерняя смена. Давай увидимся где-то часов в одиннадцать, нормально? А то мне потом по делам бежать, плюс обещала другу помочь в питомник сгонять и щенка посмотреть, которого он выбрал. Фух! Ай!

— Ты чего?

Аля хмыкнула:

— Не думаю, что ты хочешь узнать.

— Ты права, не хочу. Аль, у меня вторая линия. Тогда завтра в одиннадцать. Пока!

А на второй линии — тут у Рины екнуло внутри — находился Марк.

— Привет, — голос у него звучал весело и непринужденно. Судя по шуму, мужчина был за рулем.

— Привет, а я думала ты на работе.

— Я буду на работе часа через два. И потому хотел предложить тебя украсть выпить кофе и поболтать.

— Я не дома, я в квартале от него.

— Успеешь подготовиться к спонтанному утреннему свиданию за двадцать минут?

Рина оглядела себя: шорты, бледно-зеленая футболка и старые кеды. Самый шикарный наряд для второго свидания.

— Двадцать пять минут.

— А-а-а, — протянул понимающе Марк, — хочешь успеть погладить вечернее платье. Ну давай, давай.

— Вечерние шорты с вечерней футболкой подойдут?

— Не забудь к ним кроссовки, чтобы цветом шнурков сочетались с футболкой. Буду у подъезда уже через двадцать минут.

«Не причесана, — промелькнула легкая паника, — не накрашена, синяки под глазами. Ой мамочки».

— Договорились, — только и сумела проговорить, после чего буквально понеслась к дому. Хорошо еще магазин находился неподалеку. И через десять минут Рина уже влетала в квартиру. Можно было, конечно, задержаться, заставить подождать. Но обстановка в квартире напоминала вулкан, который вот-вот взорвется. Пока Рина металась между ванной и спальней, она то и дело натыкалась на укоризненный мамин взгляд. Папа уже ушел на работу, Андрей собирался в университет, и мама сейчас гладила ему рубашку: белую, в тонкую голубую полоску. При этом следила укоризненным взглядом за Риной. Та предпочла временно оказаться слепоглухонемой. Сделала хвост, протерла лицо тоником и безуспешно попыталась замазать синяки под глазами. Плюнула и стерла все «художество». В такую жару тональный крем, даже самый дорогой, вел себя непредсказуемо.

— Рина, ты надолго? — поинтересовалась обиженным тоном мама, когда девушка уже завязывала кроссовки.

— Часа на два.

«Ну же, поинтересуйся, куда я пошла! Вдруг я узнала, что беременна и побежала к врачу? Ну же, мама!»

— Ключи не забудь, я уйду на работу через час.

Рина молча сунула ключи в сумку и вышла за дверь. Услышала обрывок фразы: мама спрашивала у Андрея какие у него сегодня планы.

Все хорошо, пора бы привыкнуть. Родители только первые две недели после освобождения Рины плясали вокруг нее. А потом Андрей ухитрился подхватить простуду и все. Ну а что, Ариана то выбралась живой и здоровой, работорговцев накрыли. Значит, дочь в безопасности.

Рина старалась во всем видеть хорошее. Зато она привыкла все делать сама. И не отчитывается куда и зачем пошла.

Хотя вот даже иногда хочется отчитаться, честное слово!

* * *
Марк ждал в тени огромного клена, чуть в стороне от подъезда. При виде Рины махнул рукой и крикнул:

— Отличный вечерний наряд.

Рина заметила, что пара прогуливающихся неподалеку молодых мамочек с любопытством стали оглядываться: где тут девушка в вечернем платье?

— У тебя тоже смокинг ничего так, — заметила, разглядывая светлые летние брюки и голубую футболку с воротником. На шее все так же болталась подвеска в виде клыка.

— Видишь, как мы совпали по стилю, — рассмеялся Марк, беря ее за руку и ведя к машине. Пальцы у него были теплые, надежные. И запах парфюма, легкий и ненавязчивый, Рине понравился.

— Куда мы едем?

— Мне нравится одна кофейня, — сообщил Марк, осторожно выруливая со двора, — надеюсь, тебе тоже придется по вкусу.

— Типа кофе должен быть только хорошим, надо себя уважать и так далее? Если что, я растворимый тоже не пью.

— Просто там бармен — гений, — откликнулся собеседник и поинтересовался. — Ты чего дергаешься?

— На слово «гений» у меня аллергия, — буркнула Рина, понимая, что рассказывать про Полкана и его мамочку не стоит. Сама разберется, не маленькая девочка.

Кофейня оказалась в старой части города. В еще дореволюционном доме: бледно-голубом, с белой лепниной и необычной формы окнами. Внутри же все сделано по современным стандартам: небольшой зал в бледно-коричневой и бежевой гамме, столики, мягкие стулья, точечные яркие светильники и упоительный запах кофе. Он буквально проникал в каждую клетку тела, заставлял чувствовать себя кофейным маньяком.

— Марк, — протянула Рина, разглядывая меню, — А что ты посоветуешь? Я даже растерялась.

— Смотря какой кофе любишь: крепкий, средний, слабый. Сладкий, с лимоном…

— Поняла, буду делать методом тыка.

Рина наугад ткнула пальцем и прочитала:

— Ванильный кофе. О, вроде неплохо. А ты что будешь?

— По-турецки.

— Бр-р-р, он крепкий.

— Так и я не слабый, — чуть хрипло рассмеялся Марк. И у Рины внутри что-то опять дрогнуло. Все же симпатичный мужчина, и вроде характер нормальный. И смотрит так, что вот прямо чувствуешь себя желанной интересной женщиной.

Кофе был таким…ну просто восхитительным. Рина сразу ощутила себя гораздо бодрее и веселее. Хотя и само присутствие Марка значительно сняло накопившееся внутри напряжение. Болтать с ним было хорошо и легко. Как с близким другом.

Флиртовать тоже оказалось весело.

— А что за подвеска? — спросила Рина, отставляя пустую чашку, — Ты все время ее носишь?

— Если не на задании. — кивнул Марк.

Он коснулся указательным пальцем клыка, чуть улыбнулся.

— Этого волка добыл мой дед, когда ему было всего четырнадцать. Заблудился в лесу, наткнулся на голодного зверя, который решил, что справиться с человеком.

— И как твой дедушка справился? — ахнула Рина.

— У него ружье было, — хмыкнул Марк. — Дед обиделся на что-то за родителей и решил уйти из дома. Стащил ночью ружье и удрал. Обращаться с ним он умел, думал уйти из деревни и дойти до города. Короче, нафантазировал. Плюс еще зимой ушел, в холод. В общем, вернулся в обед, когда уже народ собирался на поиски отправляться. Еще и волка притащил. С тех пор клык переходит по наследству в нашей семье, от мужчины к мужчине. Считается, что он дарит удачу в делах, гармонию в семье и так далее.

— И как, помогает?

— Тебя же встретил.

— Думаешь, амулет помог? — прищурилась Рина, — А я думала, нагло ушедший автобус.

— В любом случае я уговорил тебя на свидание, — усмехнулся Марк, постукивая пальцами по поверхности стола, — Кстати, помнишь, что сегодня в пять часов встречаешься с моим другом?

Рина порадовалась, что уже выпила кофе и съела изумительное и нежное пирожное. А то бы точно могла поперхнуться.

— Может, не надо?

— Надо, — нахмурился Марк, — сейчас девушке лучше уметь постоять за себя. Я же не всегда рядом. Поверь, для девушки в наше время ходить вечерами одной нефига не безопасно. Два месяца вон назад гнездо работорговцев накрыли. Жаль я тогда в больничке валялся. А то бы с удовольствием в рожи бы их посмотрел. Ты чего, Рин?

— Жарко, — выдавила побледневшая Ариана, у которой упоминание о работорговцах всколыхнули глубоко запрятанные страхи.

А ведь Марк прав. Где гарантия, что она опять не влипнет во что-то подобное? Или что на нее не нападут однажды вечером. Или даже днем.

— Может, сам позанимаешься со мной?

— Я бы рад, но, Рина, из меня никудышный преподаватель. Быстро выхожу из себя, не умею объяснять. Наорать могу. А Адриан он как скала. Все объяснит, покажет. Ты его не бойся, он только с виду мрачный. А на самом деле у него с чувством юмора все полный порядок.

— Да уж… — только и смогла проговорить Рина. Чувство юмора у Адриана она оценить успела.

Может, сказать Марку, что ее тоже спасли от работорговцев? Рина колебалась. А как ему это подать?

Она все еще думала, когда у Марка зазвенел мобильный. Коротко с кем-то переговорив, мужчина чуть виновато глянул на Ариану.

— Пора ехать, я подброшу тебя домой. А, и адрес занятий пришлю сообщением. Встречу тебя после них и поедем в кино. Ты как?

— Только «за».

Пусть Адриан поймет, что она с его другом.

Уже у самой машины Марк, идущий чуть впереди, вдруг резко остановился. И обернулся к Рине.

— Я одну вещь хотел сделать…

— А…

Мужчина за руку притянул ее к себе.

«Поцелует», — мелькнула мысль.

— Можно? — шепотом поинтересовался Марк, когда его губы почти соприкасались с губами Рины. Девушка на миг прикрыла глаза, давая молчаливое разрешение.

— Можно? — шепотом поинтересовался Марк, наклоняясь. Девушка на миг прикрыла глаза, давая молчаливое разрешение. И ощутила легкое прикосновение мужских губ к своим губам. Осторожное, изучающее.

Рина закрыла глаза, наслаждаясь новыми ощущениями. Закинула руки, обхватывая Марка за шею, сама чуть подаваясь вперед. Провела языком по его губам и почувствовала, как мужчина вздрогнул. На мгновение прижал ее к себе сильнее и тут же отпустил.

— И как теперь работать?

— Первый начал, — сообщила Рина ехидно, — совращает тут девушку, а потом еще и жалуется.

— Зато представь, как я встречу тебя после занятий. Рина, садись в машину, иначе я передумаю и отвезу тебя куда-нибудь на набережную.

— Зачем?

— Зацеловывать до потери сознания.

Рина попятилась, потому что вот не вовремя мозг подкинул воспоминание о поцелуе с Адрианом. Тогда она словно проглотила жидкий огонь, согревший ее изнутри.

— Поехали, — отшутилась чуть нервно, — я пока не готова терять сознание от счастья. И ты тогда на работу опоздаешь. Ой, кстати, — она вспомнила про обстановку дома, — лучше высади меня у торгового центра, я там поброжу.

— Женщины, — проворчал шутливо Марк, глядя на дорогу, — манят вас торговые центры, прям как бабочек — фонарь.

— Зато мы там сбрасываем стресс. Хотя, наверное, сбрасывать его в тренажерке полезнее, да?

Вот так, весело переговариваясь, доехали до небольшого торгового центра, окруженного стоянкой. Пока еще довольно пустой. Разрешив себя поцеловать еще раз, Рина выскочила из машины и поспешила к вращавшимся входным дверям.

Ничего особенного ей в центре было не нужно. Бездумно бродя по бутикам, вместе с редкими посетителями, Ариана лениво ковырялась в одежде и обуви. Мысли же витали где-то далеко.

Нельзя сравнивать двух мужчин. Но оно как-то само сравнивалось.

«О чем я думаю! — мысленно рявкнула девушка, возвращая на стойку короткий облегающий топ, — С одним в принципе не может быть отношений, со вторым они только начинаются. А ты уже тут, дорогая, из себя Клеопатру корчишь и сравниваешь. Все, забыла и забила».

Разозлившись на саму себя, она решила заскочить в кафе, перекусить. Кофе и пирожное скорее разбудили аппетит, нежели его заглушили. А утром толком позавтракать Рина не успела.

Приличное небольшое кафе с заманчивой вывеской «У нас есть завтраки» нашлось на втором этаже, сразу за еще закрытым фудкортом. Несколько столиков, пара посетителей и стеклянная стена, отчего все кафе было залито солнечным светом. Шумел кондиционер, играла музыка. Две официантки о чем-то разговаривали возле стойки. При виде Рины, одна из них направилась к ней, прихватив меню.

— Доброе утро, у нас до двенадцати часов завтраки.

— Я посмотрю, спасибо.

Рина присела за ближайший столик, огляделась, открывая тяжелую папку меню. Оглядела зал. Парочка в дальнем углу ворковала, держась за руки, пожилая женщина пила чай и читала книгу, а через столик замерла девушка, обхватив руками белую чашку. Сидела она боком к Рине. И та решила, что где-то уже видела эту девушку. Потом вспомнила. Точно! В «Орионе». На поводке у Адриана. Милашка…Кира, кажется, тогда смотрела на него влюбленным взглядом и, казалось, готова была сыграть любую роль. Даже побыть пуфиком. Фу!

Дожидаясь заказа, Рина все равно нет-нет да поглядывала в сторону этой Киры. Девушка сидела неподвижно. За пять минут она не отпила из чашки и не посмотрела по сторонам. Сидела, уставившись в одну точку.

А потом Ариана услышала короткий всхлип. Встрепенулась и повнимательнее присмотрелась к Кире. Точно! Слегка покрасневший нос, пальцы, смахивающие со щек слезы. И совершенно несчастное выражение лица.

Рина не выдержала. Если человек сидит в кафе с утра пораньше и тихо льет слезы, значит ему, мягко говоря, не совсем хорошо. А учитывая, где она встречала Киру… в общем, Ариана прихватила свою чашку и решительно направилась к девушке.

Та поняла, что не одна, лишь когда Рина присела рядом на стул и кашлянула. Кира вздрогнула и едва ли не с испугом уставилась на внезапную гостью.

— Привет. Кажется, у тебя проблемы.

Кира продолжала смотреть круглыми глазами и молчать. Вблизи выяснилось, что глаза у нее покраснели и слегка припухли. Значит, реветь она начала не в кафе, а гораздо раньше.

Рина мысленно приготовилась к тому, что ее могут послать.

— Вот это встреча, — как-то вяло проговорила Кира, снова отворачиваясь к своей чашке, — Адриан тоже с тобой?

— С какой радости?

— Он же тебя на свидание пригласил. Мастеру не отказывают.

— Козе он Мастер! — разозлилась вмиг Рина, — Я не из вашей тусовки. А свидание он явно устроил в своем воображении.

Кира недоверчиво на нее покосилась:

— Ты ему отказала? Серьезно?

— Серьезно, — передразнила собеседница, — нет, блин, в шутку. Так, погоди, — она обомлела от догадки, — Только не говори, что ревешь из-за этого…Т-т-тпоа, мать его!

— Тебе какое дело?!

— Да в общем-то никакого, — пожала плечами Рина, — только сидеть с утра в кафе и рыдать тоже странно, согласись. Мужик от этого рядом не материализуется. Зато нос распухнет и станет, как картошка. Глаза станут щелочками. И голос осипнет. Вот красота то писаная. Нафига тебе любитель тумбочек, тьфу, пуфиков?

— Он такой сильный, — грустно протянула Кира, — такой властный…

Рина испытала сильное желание хлопнуть себя по лбу. Но ограничилась тем, что закатила глаза. Не хватало только выслушивать оды во славу Мастера Икса.

— Он тебе что-нибудь обещал?

— Он меня отверг, — всхлипнула Кира, — я сама подползла. На коленях. С ошейником в зубах.

— Я просто не… ладно, продолжай.

— А он меня погладил по голове и предложил соку.

«А вот сейчас не смей ржать. Для нее то это удар по самолюбию».

— И что? Это значит отказал? Может, он решил, что ты пить хочешь.

— Нет, — покачала Кира головой, — потом сказал, что я милая и хорошая, очень старательная, но он все же пока не готов связывать себя постоянными сессиями с кем-либо. А случайные пока не для меня. Мне, мол, еще учится и учится!

Да, тут явно был тяжелый случай. Или же Кира просто эмоциональная особа и все принимает близко к сердцу. Рина задумалась: время свободное у нее было, сегодня она не собиралась встречаться ни с кем из друзей. Разве что ближе к выходным. Времени до пяти часов было просо море. Да и Киру ей вдруг стало чисто по-человечески жалко. Вот влипла, бедолага.

— Слушай, а зачем ты вообще в эту Тему пришла?

— Мне нравятся сильные властные мужчины! — всхлипнула Кира.

Рина откашлялась и поспешила выпить глоток кофе. Так, все еще не стоит ржать.

— Погоди, а они только в Теме остались? Что тебе мешает познакомится с норм…просто мужчиной без всяких штучек? Но который будет отвечать твоим запросам?

— Я люблю подчиняться, слушаться.

— И?

— Ну а где это еще реализовать, кроме Темы? — спросила Кира у Арианы с таким видом, словно беседовала с дурочкой.

— Погоди, я тоже не против слушаться любимого мужчину. Но в сироп то под его ногами зачем расплываться. Знаешь, я вообще не в Теме вашей, и она мне неинтересна. По ряду причин. Но судя по тому, что видела… там все же ценят не за любовь таскать плетку в зубах.

— Откуда ты то знаешь если сама не одна из нас?

— Я умею видеть. Слушай! — осенило Рину, — давай завтра встретимся, я хочу тебя познакомить с одной девушкой. Попой чую, она тебе все объяснит.

— Кто она?

— Она скоро выходит замуж за Мастера Лекса.

Глаза Киры округлились в немом восторге.

— О, я ее один раз видела. Вы подруги?

— Ага.

— А Мастер Лекс дружит с Адрианом!

— Кира, — мрачно проговорила Ариана, — он дал тебе отставку.

— Пока дал, — согласилась как-то незаметно успокоившаяся девушка, — но, может, если я найду того, кто обучит меня всем премудростям, то он согласится сделать меня своей сабой? М-м-м…

— Для начала пообщайся с Алей, хорошо? Я в ваших штуках не сильна, а она вроде как разбирается. Хотя стебется постоянно. Ну как, больше рыдать не хочется?

Кира мотнула головой и вытерла мокрые щеки салфеткой.

— Спасибо. Не думала, что ты такая милая. Ты казалась…

— Стервой?

— Пофигисткой. Но поешь классно.

— Хоть что-то я делаю классно, — шутливо вздохнула Рина, — давай записывай мой телефон. Ты вообще работаешь или учишься?

— Работаю, но сейчас в отпуске.

Еще немного поболтав, Кира убежала. Спустя полчаса ушла и Рина. Еще немного побродила по центру и все же поехала домой. Мама уже должна была умчаться на работу.

Да, дома было пусто, чисто и тихо. Рина забрала из спальни ноутбук, плюхнулась с ним на диван в гостиной и на три часа выпала из реальной жизни. Поболтала с подругами, которые учились в других городах, посмотрела кино, полазила по новостям. В общем, просто отдохнула, ни о чем не думая.

Потому что думать было как-то страшновато. Мысли не в ту сторону ехали.

Ближе к четырем Рина поняла, что пора собираться. Она же едет на тренировку, ну значит спортивная одежда, никакого макияжа и хвост.

Рина с тоской посмотрела на широкие темно-синие спортивные трико, в которых она порой бегала осенью. Но в плюс тридцать пять в тени в таких выходить — чистой воды самоубийство. Так что пришлось ограничиться тонкими светло-серыми брюками на широкой резинке и спортивной майкой. С лифчиком. Только с лифчиком.

Адрес, который Марк ей скинул, Рине был незнаком. Видимо, тренажерный зал. На всякий случай она сунула в рюкзак гель для душа и полотенце с запасным бельем и одеждой. Не будет же ехать обратно мокрая от пота.

В половину пятого Рина уже тряслась в автобусе, слушая музыку через наушники и гадая, какого черта Марк не видит дальше собственного носа. Это полное доверие к лучшему другу или глупость?

Сходит один раз на тренировку, скажет, что Адриан грубиян и больше туда не сунется.

Рина дурочкой себя не считала и понимала: оставаться наедине с мужчиной, от прикосновения которого у нее туманится разум, крайне неразумная затея. А если учесть его наклонности, то ей лучше всего обходить Адриана километра за два. По кругу. Вооружившись дубинкой.

«Ага, а он тебя этой самой дубинкой по темечку и в пещеру».

Да, жара явно вредит ее разуму.

По нужному адресу оказался жилой дом, неподалеку от шумного проспекта. Рина даже проверила еще раз: нет, все правильно. Она с недоверием обошла по кругу модную высотку с прозрачными балконами и ярким фасадом. Потом все же позвонила Адриану.

— Приехала? — поинтересовался тот вместо приветствия.

— Вопрос в том, куда я приехала.

Адриан довольно сухо продиктовал адрес, дождался ответа и сообщил:

— Все верно. Подходи к первому подъезду, я сейчас тебя впущу.

Так мило. Рина подошла и с подозрением уставилась на стальную дверь с одиноко белевшим листочком объявления. Что-то про дрова.

Она все еще пыталась понять, кто такой умный решил, что кому-то могут понадобится дрова в центре города, когда дверь почти бесшумно распахнулась.

— Заходи, — Адриан, тоже в сером спортивном костюме, махнул рукой и придержал дверь, пропуская Рину.

Та быстро прошмыгнула, стараясь не встречаться с ним взглядом.

— Слушай, я по-прежнему не думаю…

— Да, не думаешь. Пошли за мной.

— Ты хамишь?

— Нет, я настраиваюсь на тренировку.

Рина злобно посмотрела на широкую спину, обтянутую тонкой футболкой. Он то чего злющий? Можно подумать, ему руки выкручивали, заставляя с ней позаниматься.

На большом и шумном лифте с кучей зеркал они спустились куда-то в подвал. Длинный и тускло освещенный коридор, какие-то запертые двери, под потолком трубы. Пейзаж не понравился Рине от слова «совсем». Пока Адриан не открыл одну из дверей и не проговорил:

— Прошу.

А вот тут все выглядело по-другому. Чистый и светлый зал, чуть пружинящий пол, прохладный и свежий воздух без запаха пыли. Какие-то спортивные снаряды, длинное зеркало у дальней стены. И в углу кожаный ободранный диван, а рядом с ним музыкальный центр.

— Это блин что?

— Тренажерный зал. Мой и моих коллег. Тут должны были офисы находится, но как всегда, что-то пошло не так. Мы арендуем помещение и занимаемся, когда хотим.

— У вас что, других залов нет?

— Есть. Но в таком вот своя прелесть. Типа клуба по интересам. Идем.

Рина, оглядываясь, пошла следом. Ну надо же, клуб по интересам. А тут мило, если присмотреться.

— У вас тут кондиционер?

— Вентиляция офисная, она же рабочая. И да, кондиционер поставили.

— И душ есть?

— Вон та синяя дверь. Встань лицом ко мне.

Рина мысленно фыркнула на приказной тон, но послушно сделала так, как велели.

Они стояли в центре зала, лицом друг к другу. Не близко, но и не далеко.

— Я тебя научу жестким приемам. Которые можно применять, если тебе угрожает реальная опасность. Именно реальная, а не когда одногруппник замахнулся сумочкой. Во всех остальных случаях их применять нельзя. Вообще. Никогда.

— Уже страшно.

— Без шуток, Рина, — серьезно проговорил Адриан, — я не собираюсь учить тебя каким-то запрещенным приемам. Нет, их может показать любой хороший тренер. Просто они грубые, эффективные и точно выводят противника из строя. Вплоть до травмы. Понимаешь?

— Да. У меня нет привычки лезть в драки. Я лучше убегу.

— И правильно сделаешь. Самое главное: если есть возможность — убегай. Как можно быстрее. Самооборона для случаев, когда бежать уже некуда. Итак, сначала легкая разминка. Я хочу оценить твои физические данные. Давай легкую пробежку, а потом немного помашем руками.

С этими словами Адриан снял футболку, небрежно швырнув ее на пол и первым взял небыстрый темп.

«Ты нафига это сделал, скотина?» — мысленно взвыла Рина, у которой ноги резко потяжелели, а мысли начали беспорядочно порхать озабоченными бабочками. Гибкая фигура мужчина со стальными мышцами производила впечатление похожее на удар скалкой по лбу.

Она попыталась обогнать Адриана, но он, не оборачиваясь, проговорил:

— Не советую сбивать дыхание. И, Рина, не пыхти как паровоз. Ты же вроде не куришь.

Она попыталась дышать равномерно. И пристроилась метрах в полутора от мужчины. В принципе пробежка не была для нее в новинку. Периодически Рина начинала бегать. Обычно ее запала хватало на месяц, потом становилось лень, начинали отыскиваться самые разные отговорки. И так до следующего прилива энтузиазма.

Правда, ей еще не приходилось бежать за мужчиной с такой…кхм, спиной. Да, да, именно спиной.

Разминка и правда оказалась легкой. Иначе игривые и совершенно неуместные мысли легко бы выветрились из головы. А так Рина лишь немного запыхалась и чуть вспотела.

— Ну, физическая подготовка нормальная, — одобрил Адриан, когда они закончили. Сам он лишь слегка учащенно дышал, но выглядел совершенно не уставшим.

— Итак, — он размял кисти рук, отчего взгляд Рины мгновенно к ним прикипел, — Сначала я объясняю на словах, потом показываю, а затем ты повторяешь.

— А практика будет?

— Хочешь побить меня? Посмотрим на твое поведение. Итак, начали.

Рина слушала, следила за движениями Адриана и понимала, что была о нем не слишком хорошего мнения. Если честно, она ожидала как минимум постоянные комплименты от него. И попытки снова поцеловать. Или обнять. Но мужчина ее правда удивил. Он вел себя сдержанно и довольно отстраненно. Объяснял, показывал, еще раз объяснял.

— Смотри. — он подошел ближе, показывая, — Я иду на тебя, хватаю за руки. Вспоминай. Сначала удар лбом в нос. Если не получается — в пах. И двумя пальцами в глаза.

Рина повторяла. И чувствовала себя неуклюжей коровой по сравнению с Адрианом. Он легко уворачивался от ее попыток защититься.

— Рина, не старайся делать это красиво! — не выдержал он, наконец, в очередной раз подхватив ее, потерявшую равновесие. Тут же помог выпрямиться и продолжил сурово:

— На тебя напали. Тебя хотят ограбить, изнасиловать, убить. Тебе надо максимально быстро и жестко вырубить противника. Ты перед па будешь вытанцовывать?

После этих слов у Рины начало что-то получаться. Во всяком случае пару раз она почти достала Адриана. Тот заявил, что ее шансы на спасение значительно увеличились.

— На следующем занятии будем отрабатывать внезапное нападение. В полумраке.

— Адриан, я не думаю…

— Зря, надо думать. На занятия ходить будешь, даже если мне придется приволочь тебя за шкирку. Как нашкодившую кошку.

— Тебе это нафига? — не выдержала Рина. Ей хотелось в душ. Несмотря на включенный кондиционер, майка потемнела от пота. Волосы прилипли к шее, а сердце колотилось где-то в горле.

Да уж, загонял.

Сам Адриан лишь немного запыхался, да мощные плечи заблестели от выступивших капель пота. Рина поймала себя на том, что как только тренировка закончилась, она опять начала старательно отводить взгляд.

Чертово либидо! Почему ты на Марка так не реагируешь?

— Я в душ.

— Ага…

— Адриан, надеюсь, там есть защелка.

Мужчина возвел глаза к светлому потолку и проговорил:

— Рина, тут маньяков нет, иди мойся уже. Я туда вламываться не буду…

Лишь слегка успокоенная Ариана повернулась было в сторону душевой, и тут Адриан решил закончить фразу:

— … но у Марка все равно отобью! Кстати, ты в курсе, что он ценит честность?

— Так и я не особо люблю врать.

— Да ну? А ты ему рассказала, что мы уже знакомы? И где познакомились?

— Зачем?

Рина с недоверием обернулась к Адриану. Тот развел руками:

— Говорю, что знаю, Сирена. У него манечка на тему честности. С первой девушкой они из-за этого и разбежались.

— То ты говоришь, то отобьешь меня у него, — задумчиво протянула Рина, — то сообщаешь, как лучше себя вести с Марком. Определись, а?

— Предпочитаю играть по-честному.

— Главное меня не забудь спросить насчет выбора, — ядовито произнесла Рина, — девушки, знаешь ли, тоже право голоса имеют.

— Постараюсь не забыть. — с самым серьезным видом сообщил Адриан.

Рина напомнила себе, что он специально выводит ее на эмоции. И ушла в душ: небольшое помещение с душевой кабинкой, шкафчиком и — о чудо — старинным феном на длинной гофрированной трубе.

Она уже смыла шампунь с волос и взялась за гель, как вдруг ей на голову обрушился кусок льда. Спустя мгновение Рина поняла, что каким-то чудом приятно-теплая водичка сменилась на обжигающе-холодную. И в следующее мгновение с визгом вылетела из душевой кабинки. Едва не поскользнулась на синей плитке, выравнивая равновесие взмахнула руками и ухватилась за ручку. Замок тут был хитрый: он закрывался кнопкой, а открывался изнутри простым поворотом ручки.

Наверное, сидевший на диване, с телефоном в руках, Адриан никак не ожидал столь эпического появления. Впрочем, Рине было не до его эмоций. Перестав поскальзываться, она замерла, продолжая тихо визжать от холода. Пару секунд Рина и Адриан ошарашенно разглядывали друг друга, потом девушка почему-то прикрыла руками пятую точку и буквально улетела обратно в душевую.

Адриан сначала закрыл глаза, потом открыл, мотнул головой и беззвучно расхохотался, откидываясь на спинку дивана. Он все еще веселился, когда Рина, уже одетая и крайне злая, вернулась обратно в зал.

— Какого черта там полилась холодная вода?

— Я не сантехник, дорогая. Черт, значит придется дома принимать душ. У тебя с волос капает.

Рины молча отжала воду прямо на пол зала и злобно уставилась на Адриана. Тот развел руками, не выдержал и снова хохотнул.

— А почему ты прикрывала попу? Почуяла неприятности?

Глаза Рины нехорошо прищурились.

— А вообще, — продолжал изощряться в остроумии Адриан, — прям такой сюрприз получился приятный. Мне понравилось, да, да.

— Забудь все, что видел. Могу помочь: глаза выколоть.

— Сирена, твои си…эээ…ты отпечаталась в моем сердце. Присядешь?

Рина попятилась к выходу.

— Погоди ты, — поморщился Адриан, вставая, — дай мне пять минут, и я подвезу тебя.

— Меня Марк встречает, мы едем отдыхать.

Лицо Адриана неуловимо изменилось на миг, а затем он вновь расслабился и улыбнулся.

— Хорошего вечера, Сирена. Интересно, как долго ты будешь себя обманывать?

— Ты о чем?

Вместо ответа Адриан неуловимо быстро пересек зал. Рина не успела добежать до двери, как ее прижали к стене. И, захватив подбородок в жесткий захват, заставили посмотреть прямо в глаза.

— Потому что ты отвечала на мой поцелуй так, что я едва не кончил прямо там. Потому что когда равнодушен к человеку так отвечать не будешь, ясно? Потому что ты боишься посмотреть мне в глаза, черт подери. И вечно смотришь куда угодно, но только не на меня…

Тут он резко замолчал и чуть задумался. Медленно, словно нехотя, опустил взгляд. Наткнулся на колено Рины, которое пока еще довольно бережно, но многообещающе прижималось в районе паха.

— Советую меня отпустить. — мило улыбнулась девушка, чуть усиливая нажим. — Иначе будет больно. Смекаешь?

- Любишь давить на самые уязвимые точки?

— Учителя хорошие, — парировала Рина, — руки убери.

Адриан с видимым усилием отступил на шаг, облегченно выдохнул. А потом широко улыбнулся, глядя на то, как Ариана нащупывает дверную ручку

— Знаешь…

— Что? — глянула на него злобно девушка.

— У тебя талант к самообороне, — обезоруживающе улыбнулся Адриан, — Погоди, Сирена, выйдем вместе, а то еще заблудишься.

Рина была вынуждена притормозить. И правда: подвальный коридор почему-то извивался как ненормальная змея. Плюс какие-то ответвления, заглушки. И как тут собирались офисы сдавать? Сотрудники ходили бы с картами наперевес.

Адриан вышел уже в футболке, правда брезгливо морщился и едва ли не фыркал.

— Ты чего? — не выдержала Рина.

— Тебя провожу и пойду в душ, у меня дома бойлер стоит. Задолбали воду отключать.

— Вот тут поддержу возмущение, — усмехнулась девушка, — тоже бойлер стоит, в ванной. Когда воду отключают, то таскаем посуду туда.

— Я посудомоечную машинку купил, — отмахнулся Адриан, — все равно вечно некогда.

Рина подавила завистливый вздох: этот агрегат ей давно хотелось. Но, во-первых, некуда ставить, во-вторых, нет лишних средств.

Адриан покосился, идя рядом, потом спросил необычайно серьезным тоном. Каким разговаривал, когда они встречались на даче показаний.

— Ты подрабатываешь у Дана чисто из любви к искусству или с деньгами проблемы?

— Тебе то что?

— Наверное, я волнуюсь.

— Все нормально, — откликнулась Рина, — просто лишних денег не водится, хочу немного разгрузить предков, чтобы хотя бы мне не давали на всякие карманные расходы и мои хотелки. Им моего братца хватает.

— Который вундеркинд.

— Ну да, — вздохнула Рина, — который тот самый, ага.

— У меня знакомый, — задумчиво протянул Адриан, открывая перед ней тяжелую дверь на выходе из подвала, — не гений, конечно, но очень умный. Он с восемнадцати лет подрабатывал уже на кафедре университета, теперь там защитил кандидатскую, его зовут читать лекции на Западе. Почему твой брат так не делает?

— Потому что он считает, что копит силы для будущего, а пока ему надо отдыхать вне учебы. Чтобы не перетруждаться. Вычитал где-то, что в противном случае может наоборот начаться регресс.

— Он у тебя точно гений? — усомнился Адриан.

— Точно, — вздохнула Рина.

Они вышли из подъезда. И первое, что увидела девушка: светлую машину и стоявшего перед ней Марка. С букетом мелких белых розочек, в светлом костюме и с широкой улыбкой.

Ей показалось, что замерший рядом Адриан скрипнул зубами и не удержалась: посмотрела не мужчину. Тот и правда выглядел…напряженно. Разве что пальцы не сжал в кулаки, но весь так подобрался и глаза блестели холодно и нехорошо.

— Не думал, — сказал так тихо, что его услышала только Рина, — что придется бороться за девушку с другом.

Потом взглянул на Ариану, обжег взглядом и коротко усмехнулся:

— Но ты того стоишь.

После чего махнул рукой Марку и поспешно ушел в подъезд. Дверь с грохотом захлопнулась, гулом спугнув стаю воробьев.

Даже не зная, как прокомментировать услышанное, Рина подошла к Марку.

— Привет, — он протянул ей букет. И тут Рина струсила. Просто банально притворилась пеньком и струсила. Чувствовала, что надо приподняться на цыпочках и поцеловать кавалера, но не смогла. Вместо этого уткнулась носом в сладко пахнущие цветы и прощебетала, как же любит розы. После чего торопливо проговорила, стараясь отвести Марка от темы поцелуев:

— У тебя не друг, а зверь прямо. Но приемы классные. Но такие надо хранить в себе и применять, когда уже полный капец.

— Абсолютно верно. Рад, что вы с Адрианом нашли общий язык.

«Нашли, — подумала Рина, отводя взгляд и несколько поспешно усаживаясь в машину, — прям нашли не то слово».

Почему-то было немного стыдно. Ведь там, в зале, когда Адриан держал ее за подбородок, вдруг на мгновение захотелось плюнуть на все. И самой сделать первый шаг, чтобы снова ощутить тот мягкий огонь, поднимающийся изнутри и сливающийся с жаром мужчины.

И там струсила. Потому что бессмысленно заигрывать с Топом, если ты сама не в Теме. Ничего, кроме истрепанных нервов, в итоге никто не получит.

«Я трус. Трусишка. Самый последний трусливый заяц в стаде или что там у них бывает».

Впрочем, непосредственно на самом свидании Рина немного отвлеклась. Все же Марк очаровывал. Не так, как Адриан, к которому ее тянуло до боли в сердце. Тут скорее было нечто легкое, светлое и игривое. Без надрыва, сомнений, метаний. Разве это не чудесно?

Поцеловать себя Рина разрешила только когда Марк привез ее домой. Город к тому времени уже укутался в сумерки, зажглись фонари. Под свежим ветром зашуршали листья деревьев, а руки Арианы покрылись мурашками. Вот тут Марк, вышедший проводить ее до квартиры, и воспользовался шансом. Галантно накинул пиджак, приобнял и притянул девушку к себе. А та лишь ответила на поцелуй: такой романтичный и окутанный розовым флером первых свиданий.

— Рина?!

Романтика мигом пропала. Раздосадованная Ариана оглянулась, чтобы понять, кого там нелегкая принесла почти в полночь. Марк же молча смотрел ей за спину, продолжая приобнимать девушку.

Ну вот каким ветром сюда принесло Полкана? Рина посмотрела на парня, у которого в руках была зажата роза. Что они все на этих цветах помешались? После чего задала один вопрос:

— А где мама?

— Чего? — не сразу понял незадачливый ухажер и кандидат в вундеркинды.

— Неужели тебя отпустили одного? Тут же гопники…бандиты…бешеные собаки…озабоченные котики…

— Это кто? — поинтересовался Марк.

— Не трогай маму! — взвился Полкан. — Ты что, с кем-то встречаешься?

— Со мной, — решил уточнить Марк. — Проблемы, парень?

Полкан его проигнорировал, видимо решив, что интеллектом соперник не вышел. Глядя на Рину, продолжил сердито:

— Так ты поэтому отказывала мне в свидании? Мне?!

— Нет, — устало проговорила Рина, — ты мне тупо не нравишься, Полкан. Ищи себе девочку-цветочек, которая устроит твою маму. А я, как видишь, вредная и занятая.

— Иди, парень, иди, — присоединился Марк, — вот просто спокойно иди, хорошо?

— Вот так, — громко произнес Полкан, — физическая сила берет верх над разумом. И женские особи показывают свои поверхностные желания и не могут разглядеть более умного и глубокого партнера.

— Ты меня так изысканно тупым назвал? — расхохотался Марк. — Молодец, пафоса много. А теперь иди, не мешай.

— Я еще вернусь! — подал голос Полкан, встретился взглядом с Марком и как-то боком удалился со двора. Только теперь Ариана решилась негромко рассмеяться. И пошла к подъезду.

— И часто тебя тут поклонники поджидают? — деланно ворчливо осведомился Марк. Он придержал дверь, пропуская спутницу внутрь. В подъезде подмигивала тусклая желтая лампочка и натужно гудел лифт.

— Сегодня первый раз, — призналась Рина, поднимаясь по лестнице. — Вот приставучий, а? Друг моего брата. Он и маму свою подсылал, прикинь!

Она кратко, но емко рассказала Марку эпизод. После чего мужчина хохотал так, что едва не вошел вместо лифта в стену.

— Тебе не скучно.

— Да уж, — согласилась Рина, — скучать вообще некогда. Надеюсь, Полкан все понял и слился.

Лифт привез их на этаж Рины, выпустил и уехал вниз, покашливая и полязгивая.

— Нет, — возразил Марк, — такие порой очень прилипчивые. Так что боюсь он еще покапает тебе на мозги. Но я в крайнем случае проведу с ним профилактическую беседу.

— Только не бей!

— Я противник насилия без серьезных поводов. Просто пообщаюсь. Я люблю общаться.

С этими словами Марк улыбнулся так, что Рина поверила: общаться любит и Полкан останется после беседы под сильным впечатлением.

Еще раз поцеловав спутника, она убежала в квартиру. Где осторожно прокралась в ванную, а оттуда уже, замотавшись в полотенце — в спальню.

Спать…спать… спать. Тренировка плюс свидание просто вымотали Рину. Так, что она упала на кровать, едва успев натянуть футболку. И уснула.

Чтобы проснуться опять от кошмара. К счастью молча. Лишь вцепилась пальцами в несуществующий ошейник и тяжело дыша, огляделась вокруг. Нет, все хорошо. Она дома, в безопасности. Постукивая зубами и дрожа, Рина дотянулась до тумбочки у кровати, вытащила валерьянку и выпила пару таблеток. Да, плацебо. Но чисто психологически может и подействует.

Заснуть опять удалось лишь часа через два. К счастью, кошмар не вернулся. Он приходил только один раз за ночь. Зато теперь явился Адриан. Во сне Рина буквально плавилась у него в руках. Причем без секса или домогательств. Ее целовали так, что подгибались ноги и внутри все начинало звенеть от восторга, ее гладили по волосам, что-то шептали и говорили, что она будет только с ним. Во сне все казалось таким… правильным.

И тем обиднее было проснуться утром, от звонка будильника. Рина вырубила его и попыталась вернуть сон. Потом обиженно всхлипнула и прикусила подушку. Ну зачем ей это все?! За что?

Автор песни — Елена Болотонь.

Глава 8

С Алей, как и договорились, Рина встретилась в одиннадцать утра. Перед эти позвонила Кире и попросила подъехать по нужному адресу к полудню. Мол, пообщаешься с любимой сабой и невестой Мастера Лекса. Судя по сообщению, Кира там воодушевилась.

Алина квартира Лекси понравилась. Однокомнатная, чистенькая. Ремонт явно сделан недавно. И находится в тихом зеленом районе.

— Соседи меня, правда, ведьмой считали, — поделилась Аля, открывая окно, — и считают. Из-за моих питомцев. Но ты — не я, так что все будет нормально. Только договор подписать придется. А то с них станется еще нажаловаться куда-нибудь.

— Подпишу без проблем, — согласилась Рина. Она прошлась по комнате с новой простой мебелью, заглянула на кухню, обставленную в бежево-коричневых цветах.

— Спасибо, Аля!

— Да не за что. Тебе спасибо. — хихикнула подруга. — Мне же лишний доход. Ну что, подпишем и поедем за вещами? Ты сегодня переедешь?

— Да, вечером. А то завтра выступление, потом еще дела найдутся. Лучше сразу. Давай сейчас с той девочкой встретимся, о которой я тебе говорила.

— А, о Кире, — Аля хмыкнула, — слушай, я не профи. Я не саба, а задница. Нет во мне трепета.

— Зато в ней этого самого трепета перебор. Поговори с ней, а? Я точно ничего не посоветую кроме: «Беги оттуда, пока тебя не отшлепали».

— Ревнуешь Адриана? — вдруг поинтересовалась Аля, лукаво взглянув на подругу. Та закашлялась и посоветовала не выдумывать.

— Ну да, ну да, — покивала «не саба, а задница», — Действуешь исключительно из любви к ближнему. Верю! Ладно, поговорю я с твоей страдалицей. А как твой кавалер?

Они вышли из квартиры, Аля загремела ключами, запирая дверь. Рина же чуть загрустила, вспомнив Марка.

— Ну он… хороший.

— Если девушка говорит про парня, что он хороший, то тому можно смело удаляться с ее горизонта.

— Нет правда! — заспорила Рина, краем глаза замечая, как приоткрылась соседняя дверь. — Он целуется хорошо, вежливый, симпатичный, умный…

— Прям не мужчина, а картинка. — усмехнулась Аля. Потом вдруг повернула голову и отчетливо сказала:

— Доброе утро, Нина Павловна, как ваше ничего? А я вот думаю, вернуться что ли…со своими лапочками.

Соседская дверь тут же захлопнулась.

— Сейчас начнет заговоры шептать, — с довольным видом объявила Аля, — а все потому, что я Деба выгуливала тут частенько. Да паучьи шкурки один раз вышла в мусорку выбросить. В прозрачном пакете. А она увидела. Нелогично вообще. Будь я ведьмой — использовала бы их в зельях.

Они спустились во двор, тенистый и относительно прохладный. На одном из мощных тополей сидела кошка и задумчиво разглядывала редких прохожих.

С Кирой договорились встретиться в кофейне «Ретро», неподалеку от Алиной квартиры. Довольно большое заведение, со стенами в черно-белую полоску, с пластинками вместо картин и квадратными белоснежными столами. Кира уже была на месте. Какая-то испуганная, в белом длинном платье и с высоко заколотыми волосами.

Знакомство было быстрым и дружелюбным. Рина оставила Алю с Кирой наедине, а сама отошла позвонить Оле. Та ответила за звонок, и голос был такой, что Ариана испугалась.

— Со Стасом что-то?

— Ничего, — всхлипнула собеседница, — совсем ничего. Не хуже и не лучше.

— До сих пор в себя не приходит?

— Нет, пришел, но пока в реанимации, разговаривать не может. Рина, я дико за него боюсь.

— Главное ему это не показывай.

— Так все равно не пускают к нему!

— И правильно. Ему и так хреново, тут еще ты с соплями и слезами. Тебе Адриан что сказал? Ты ему нужна как поддержка, а не как истеричка.

Кое-как успокоив Олю, Рина вернулась к столику. И как раз услышала обрывок разговора.

— Думаешь, им главное, чтобы ты киселем расплывалась? Им нужен не просто покорный коврик. Им нужна умная покорившаяся женщина. От сессии до сессии живут все Топы весело? Ну да, особенно если со своей Нижней можно еще и поговорить, обсудить что-то, просто поболтать. Оно, наверное, приятно, когда на тебя всегда смотрят собачьим взором, но такое быстро приедается. И потом, да, ты отдаешь своему Мастеру всю себя, но при этом сохраняешь достоинство. Понимаешь?

Кира что-то тихо ответила, Рина не расслышала и подошла поближе. Аля кинула на нее быстрый взгляд, продолжила:

— Нет, ты неправильно все поняла. Такие вещи долго и подробно обсуждаются с тем, кто становится твоим Мастером. Адриан просто провел небольшую практику. Но он не предложил тебе стать его постоянной сабой. И не предложит.

— Почему?!

«Да, почему? — мысленно заинтересовалась Рина, тихо усаживаясь рядом, — Вроде все при ней, включая покорность и желание угодить».

— Потому что ему трудно угодить. — пожала плечами Аля. — Сам не знает, чего хочет. Хочешь совет?

— Конечно!

— Забей на Тему, я серьезно. Ты слишком для нее ранимая что ли. Всегда надо сохранять себя. Даже если Мастер требует в нем растворится. Но! Ты можешь меня не слушать. Я ведь не профи.

— Ты встречаешься с Мастером Лексом! Я столько о нем слышала! В клубе.

— Без комментариев, — вздохнула Аля, — ты подумай, хорошо? Выбор то в итоге за тобой.

— Черт! — выругалась Рина, у которой опять запиликал телефон. — кто там опять?

Звонил Андрей. С претензией, что он забыл дома ключи, а ему срочно надо туда попасть. Так как в университете прорвало трубу и пары отменили. Так что пусть Рина дует домой и ждет его там.

— Фигушки, — сообщила черствая сестра, — у меня тоже дела. Надо — приезжай в «Ретро». Это от дома совсем недалеко.

— Но мне надо заниматься.

— А ты и сядешь. Но сначала пройдешься, подышишь свежим воздухом.

— Тебе сказать какой процент загрязнения…

— Не надо! Просто забери ключи. Или жди меня, я буду часа через три.

Поворчав, Андрей сказал, что скоро приедет и первым сбросил связь.

И Рине с Алей стало совсем весело. Так как Кира решила порыдать на тему «Меня не любят мужчины, что им всем, гадам, надо. Где я найду любимого».

— Тебе двадцать три! — не выдержала Аля. — Ты себя уже в старые девы записала? Кошек начала собирать? Еще скажи что девственница.

Кира всхлипнула и едва заметно кивнула. Ошарашенные Рина с Алей лишь переглянулись.

— Спорим, Адриан не в курсе, — хмыкнула Ариана, — Кира… блин тот случай, когда слова закончились.

Разговор получился неожиданно длинным. Прервался он лишь когда к столику подошел крайне недовольный Андрей. Как раз в тот момент, когда Кира закончила рыдать и вытирала потекшую тушь салфеткой.

— Давай ключи, — буркнул недовольно братец.

— И я рада тебя видеть, — откликнулась Рина, отворачиваясь к сумке. Противные ключи затерялись где-то в ее глубине.

— Держи и беги домой.

Она протянула связку ключей брату и удивленно вздернула брови. Андрей, одной рукой оперевшись о стол, с интересом разглядывал Киру. А та пыталась одновременно вытереть лицо и похлопать ресницами.

Аля сидела, прикрыв лицо рукой, изображая «фейспалм». Плечи у нее подрагивали.

— Андрей… — Рина добавила металла в голос. Братец не стал умничать, молча забрал ключи и ушел. Пару раз оглянувшись.

— Это твой брат? — поинтересовалась Кира, забывшая, что еще минуту назад лила слезы.

— Младший, — буркнула Рина, — ему только-только девятнадцать исполнится.

— А, прикольно. Вы совсем непохожи.

Рина была в курсе. Андрей внешностью пошел в маму.

Разговор дальше как-то не клеился. Кира, скомкано поблагодарив и зачем-то обняв девушек, удрала прочь. Аля же с Риной не спеша пошли в сторону припаркованого автомобиля.

— Ты завтра будешь в клубе? — поинтересовалась Аля, отпинывая попавший под балетку камешек. На улице звенела жара, народ проходил исключительно в тени.

— Буду, — вздохнула Рина. — Не собиралась, но Дан сбросил сообщение, что у них там расписание поменялось. Мастер-класс по порке отменили, чувак заболел. Вместо этого будет несколько публичных сессий и я. Слушай, как думаешь, кто больше внимания привлечет?

— Тематиков сессиями особо не удивишь. Смотрят с интересом, но чисто профессиональным. А ты, дорогая, для эстетики и запретных желаний. Девушка, поющая про желание попасть в рабство, а у самой белый браслетик. Вне клуба никто не достает?

Рина пожала плечами. Не доставали. Видимо, хватало ума понять, что не стоит. Ничего не выйдет. Это лишь Адриан оказался упертым. Ну или упоротым. Тут еще понять надо.

— Ты на девичник то придешь послезавтра?

— Приду. — кивнула Рина. — А Клара будет? Или Дан ее теперь никуда не отпускает?

— Отпускает, — хмыкнула Аля, доставая из сумки брелок и нажимая кнопку. Юркий зеленый автомобильчик моргнул фарами и пискнул.

— Отпускает, — повторила она, открывая водительскую дверь, — в парк, в клинику, короче гулять и расслабляться. Но боюсь девичник пройдет мимо нее. Кларка то ли от гормонов, то ли от страха ревет постоянно. Дан боится, что ее на сохранение положат, угроза может быть.

— Она себя накрутила, — мрачно сообщила Рина, усаживаясь рядом с подругой, — точно надумала фигни про маньяка и теперь трясется. Черт! Зачем я при ней все рассказала?!

— Да уж, — пробормотала Аля. Тонкие темные брови сошлись на переносице, девушка явно волновалась за подругу. И Рина ее понимала. У Клары был талант додумывать и накручивать себя. Реально талант. Причем воображение выдавало такие варианты, что лично у Рины от таких мыслей точно могла бы крыша поехать.

А ведь Клара и правда может попасть в больницу. Рина посмотрела на подругу, та кусала губы и о чем-то думала. Потом тряхнула головой и выдала:

— Поехали сдаваться.

— Куда?

— К Дану.

- Плохая идея. — осторожно заметила Рина.

— Может и прибить, — согласилась Аля беспечно, — а может и нет. Зато ощутим адреналин, выплескивающийся из ушей.

* * *
Рина обожала Дана. Как старшего брата. Он проявил участие и поддержку в один из не самых легких периодов ее жизни. Хотя мог и не делать этого. Потому что по сути она ему никто. Подумаешь, была в плену вместе с его невестой. Оля тоже там побывала, только Дан с ней всего лишь вежлив, не более. А с Риной носится. Работу предложил, зарплату поставил, по мнению девушки, высоковатую. Но она то, понятное дело, не против. Плюс постоянно бдит, как бы не обидели.

Эх, что же у нее такого старшего брата нет? Глядишь, он и Андрея бы приструнил.

Но вот именно сегодня Рине как-то не особо хотелось встречаться с Даном. По одной простой причине: она правда опасалась за свое здоровье. Узнает Дан, что они выболтали при беременной Кларе и точно озвереет.

В глубине души Рина надеялась, что хозяина «Ориона» внезапно уехал в командировку. В Антарктиду, договариваться с медведями об открытии филиала клуба. Но, увы, Дан был в городе. Разговаривала с ним Аля недолго, после чего обиженно фыркнула и бросила мобильник в сумку.

— Чего? — поинтересовалась Рина, регулируя холодную струю от кондиционера. Заболеть не хотелось.

— Кажется, он загруженный, — пожаловалась Аля, выезжая и вливаясь в общий поток машин. — Я только сказала, что нам надо поговорить, как он ответил, что до двух будет в клубе, отрывать голову администратору и директору, а потом уедет на важную встречу и уже до вечера.

— Давай отложим разговор?

Аля колебалась. На светофоре все поглядывала по сторонам, словно планировала свернуть и поехать в другую сторону. Но потом все же вздохнула и покачала головой:

— Нет, Кларке плохо. Тут каждый день на счету. Накрутит себя до завтра по самое не могу и в больницу с угрозой загремит. Или опять какая-нибудь язва прорежется. Себе дороже. Не убьет же он нас, в конце концов.

— Думаешь?

— Тела замучается прятать. — отмахнулась Аля, — Все, скажем быстро и уедем. А то прямо стыдно так.

Рина промолчала, но подумала, что да — стыдно. Она ведь знала уже, что Клара беременна и все равно сболтнула. Язык без костей.

Днем в «Орионе» она была лишь один раз, когда Дан привозил ее, чтобы показать сцену и так далее. Сейчас тут, как и в прошлый раз, было пусто, перевернутые стулья стояли на столах, а между ними скользила уборщица. После нее пол просто сверкал. В нем отражались несколько зажженных ламп.

А вот тихо не было. Девушки прислушались: резкие голоса доносились откуда-то сбоку, со стороны чиллаута. Один — жесткий и явно раздраженный — принадлежал Дану, а вот два других — оправдывающихся — его сотрудникам. Интересно, что они натворили, раз вывели мужчину из себя. Дан крайне редко злился. Еще реже повышал голос. Зачем? Ему было достаточно посмотреть на человека особенным взглядом, чтобы у того мигом отпала охота ругаться.

Аля решительно пошла через зал. Рина, сомневаясь, последовала за ней. Одновременно гадая: не влетит ли им под горячую руку.

Они знали, как выглядит чиллаут: довольно большое полутемное помещение в розово-красных тонах, с красной мягкой мебелью и декором в виде элементов БДСМ. Но сейчас, зайдя туда, девушки на мгновение остолбенели. На миг показалось, что они ошиблись дверью и каким-то странным образом очутились в порностудии.

Посреди чиллаута стояло несколько ящиков. Обычных таких, в которых перевозят вещи. Другое дело их содержимое, частично лежавшее на полу и на стоявшем рядом диване. Плетки, вибраторы, цепи, стеки и еще куча девайсов самых различных цветов и размеров. А посреди этого два перепуганных сотрудника и сдержанно-злобный Дан, чеканящий слова:

— … и вместо нормального качественного товара я получаю китайскую х…ю! Которой пять копеек за пучок красная цена. Вопрос: кому из вас, умные товарищи, пришла в голову идея сэкономить и решить, что он умнее владельца клуба? И поему по накладным у меня в клубе сейчас не дерьмо на палочке, а отличные девайсы?

С этими словами он легонько пнул одну из коробок. Из нее выпал розовый вибратор в виде похабно улыбающегося гнома. Аля не выдержала и хрюкнула от смеха. Но тихий звук заставил Дана резко обернуться. В руках у него покачивался огромных размеров фаллоимитатор веселого сиреневого цвета.

— Вы? — мигом сбавил он обороты. — Так вас двое. Что случилось?

— Ну… — Рина покосилась на «игрушку» в его руках, — Знаешь, мы, пожалуй, потом зайдем.

— Стоять! Пошли ко мне в кабинет. А вы, — Дан повернулся к администратору и директору, — мне неважно как, но вы вернете весь товар и закажете правильный. Дальнейший разговор будет после того, как исправите свой косяк. Дамы, за мной.

— Дан. — сдавленным голосом проговорила Аля, — а можно эту штуку тут оставить, а то нам как-то даже идти с тобой страшно.

Хозяин клуба как-то чересчур торопливо отбросил в сторону фаллоимитатор и молча пошел на второй этаж.

— Господи, — прошептала Рина на ухо Але, — это была самая плохая идея из всех придуманных тобой. Ты понимаешь, как он может нас покарать?

— Я тут другое думаю, — откликнулась едва слышно Аля, — нафига он это в руки брал. И перед своими сотрудниками размахивал. Угроза или предвкушение?

Они поднялись на второй этаж, в ярко освещенный и идеально чистый кабинет без единого намека на специфику клуба. Словно тут сидел директор крупной корпорации, а не владелец БДСМ-заведения.

— Присаживайтесь, — кивнул Дан, направляясь к миниатюрному холодильнику, встроенному в длинный шкаф на всю стену. — Сок, воду?

— Обещание, что нас не прибьешь. — попросила Аля, а Рина добавила:

— И не сделаешь с нами ничего противоестественного.

Дан молча принес три небольшие бутылочки с соком. Две из них протянул девушкам, проговорил:

— Однако. И в мыслях такого не было.

— Обещай!

— Дамы, вы меня пугаете. Давайте быстрее, тут видите какая проблема.

— Проблема прямо-таки многочленная, — не удержалась Аля, — ладно, но помни о том, что нас трогать нельзя.

Дан глотнул сока и кивнул.

— В общем, — вмешалась Рина, — понимаешь, мы знаем, что так расстраивает Клару.

Она, слегка путаясь от волнения, рассказала все, что ей удалось случайно услышать. И все, что они обсуждали при Кларе.

Она, слегка путаясь от волнения, рассказала все, что ей удалось случайно услышать. И все, что они обсуждали при Кларе. Дан слушал молча, разглядывая подруг в упор. Отчего лично Рине становилось все больше не по себе. Вот это Доминант! Одним взглядом прибивает к месту. Даже вон Аля как-то поубавила воинственности.

— Это все? — поинтересовался владелец клуба, когда девчонки замолчали. Аля с Риной кивнули и чуть отступили на шаг.

— Ну… — Дан потер подбородок, — дуйте по домам, я сейчас вставлю сотрудникам и тоже поеду. Разговаривать с Кларой. А…насчет маньяка просто выбросите из головы, хорошо? Аля, ты тоже беспокоишься за Алексея?

Аля ограничилась тем, что округлила испуганно глаза. Потом подумала и сообщила:

— Ваську науськаю, чтобы Лешу охранял. Вот ты глупости говоришь. Беспокоюсь, конечно! Точнее, боюсь безумно.

— Чего? Вроде Мастер Лекс тебе верен, с левыми сабами не путается.

— При чем тут сабы? — возмутилась Рина. — На Стаса вон маньяк напал в виде курьера!

Дан крякнул и сообщил, что вот об этом он не подумал.

— Вот именно! — прошипела Аля. — И после этого ты говоришь не беспокоиться? Ты, кстати, в хорошей зоне риска, господин владелец клуба. Можешь быть уверен, что маньяк не пожалует к тебе, к Алексею, к твоему новому соучередителю. Этому…как его…

Она резко замолчала и прислушалась. Рина тоже насторожилась: из коридора донеслись шаги. Такие обычные, мужские. Аля потянулась за стоявшей рядом вазой, но дан перехватил ее руку и повертел пальцем у виска.

— Всем при… вы чего?

Вошедшему в кабинет мужчине было около тридцати двух-тридцати трех. И если Дан напоминал этакого вальяжного льва, то незнакомец рождал у Рины ассоциацию с леопардом. Таким поджарым, гибким и крайне опасным. Сходство усиливало рыжие волосы и темно-карие с золотыми искрами глаза.

— Тебя каким ветром занесло, Макс? — проворчал Дан, пожимая руку мужчине.

— Ну так ты же сам сказал приехать. — удивился тот. — Ты чего? Вроде до маразма далеко.

Потом он посмотрел на девушек и моргнул:

— Только не говорите, что я прервал оргию.

— Кто о чем… — проворчала Аля, — Точно, тебя же Максом зовут. Я его имела в виду, Дан!

— А я думаю, почему меня икота одолела, — весело произнес тот, кого назвали Максом, — а мне тут косточки красивые женщины перетирают. Ой, пардон, Дан. И ты тоже, конечно.

— Дамы, — медленно произнес Дан, — идите. Пока я мирный. Мне ехать надо. К невесте. Которую вы, хоть и невольно, довели. Макс, раз ты здесь, то иди, разбирайся с нашими дорогими сотрудниками, которые закупили китайскую фигню.

— Да с удовольствием, — Макс подмигнул Рине, — Там и игрушек полно для разборок.

Ариана закатила глаза и молча вышла первой из кабинета. Господи, здесь работают и отдыхают ненормальные. Просто психи.

— Я не знала, что у Дана есть совладелец, — сказала, когда они вышли из прохлады клуба в душную августовскую жару. Теперь не спасала даже тень. А в машине, кажется, можно было поджарить яичницу. Аля с тихой руганью врубила на полную мощность кондиционер.

— Он недавно появился, — сообщила, усаживаясь за руль и открывая воду. — подробностей не знаю. Но они с Даном вроде мутят совместный бизнес насчет открытия каких-то магазинов. И в клуб он влил нехилые средства. После чего Дан предложил ему стать совладельцем.

— Он тоже…из этих?

Аля хохотнула и промокнула лицо влажной салфеткой. В машине уже стало довольно прохладно, но все равно кожа была неприятно мокрой и липкой. Лично Рине хотелось в душ.

— Из этих, только…никто не знает насколько и какой он.

— Вот сейчас вообще ничего не поняла.

— В смысле он точно Топ, но партнерши у него нет. И своих пристрастий он не показывает. Поэтому непонятно какие у него предпочтения. Он тебе понравился?

— Он странный.

— У него совершенно ужасное чувство юмора. Мне кажется, что такой тип будет даже сессию проводить с шуточками.

— Я не хочу об этом думать.

На самом деле Рина была рада, что они рассказали. Прямо как с плеч что-то тяжелое свалилось. И день прошел такой, на подъеме. Аля завезла ее домой, отдала ключи от своей квартиры и сказала, что вечером приедет. С вином. Обмыть новоселье. После чего уехала, помахав рукой.

А у Рины закипела работа. Радуясь, что никого, кроме Андрея, не было дома, она занялась сборами. Притащила два чемодана, потом подумала и приволокла еще огромный баул, который с незапамятных времен валялся в кладовке. Искать его пришлось долго, и вылезла Рина оттуда злая, в пыли и с засохшим пауком в волосах. Последнее ее особенно не обрадовало.

Андрей сидел в своей комнате и, судя по голосам, слушал какой-то вебинар на английском. Рна складывала вещи и злилась, что они все не хотят впихиваться как положено, а вываливаются или ложатся комками.

— Ты чего де… — в спальню заглянул Андрей, присвистнул, — переезжаешь все-таки?

— Квартиру нашла у знакомой, — пропыхтела Рина, заталкивая лыжный костюм, тот выталкивался обратно. — Да чтоб тебя!

— Ты неправильно складываешь вещи. — занудил Андрей, — вообще нефига не правильно.

— Да? — ядовито поинтересовалась сестра. Смахнула с лица прядки волос и посмотрела на брата. Хмуро проговорила:

— Ну раз умный, то покажи, как правильно.

Пожав плечами, Андрей вытащил руки из домашних штанов и пошел к шкафу. Рина, отдуваясь, пока сбегала на кухню и глотнула квасу. Сразу стало чуть легче. Пригладила волосы и вернулась обратно в комнату…

Чтобы замереть на пороге от изумления. Андрей весьма ловко и быстро упаковывал ее вещи. Да так, что они ровнехонько лежали в чемодане. И места там оказалось просто куча.

— Эээ… — только и смогла произнести Рина, разводя руками.

— Что? — спросил Андрей, который ловко складывал злосчастный горнолыжный костюм. — Принеси лучше из кладовки вакуумные пакеты и пылесос. Такие вещи лучше упаковывать плоским блинчиком. Меньше места займут. А как квартиру нашла? Не у той знакомой, что ревела сегодня?

Рина взяла непрозрачный пакет с нижним бельем и молча запихнула во второй чемодан. Потом поинтересовалась:

— Ты пришел помогать, чтобы вызнать насчет Киры? Только честно.

— Немного. Просто мне стало скучно. Вебинар тупой, говорят то, что и так понятно.

— Попробуй сам вести вебинары, — предложила Рина, — удиви людей.

— Тупняк, — поморщился Андрей, складывая джинсы сестры, — тем более мне некогда этим заниматься. А вы тесно общаетесь?

— Нет. И она старше тебя на четыре года.

— И что? — удивился Андрей, вскидывая взгляд на сестру, — эта разница крайне незначительна и с годами окончательно смазывается.

— Слушай…

— Она с кем-то встречается?

— Нет…нет.

— Тогда дай ее телефон, а? — оживился брат. — Не бойся, я тебя не выдам. У меня план есть!

Рина недоверчиво хмыкнула. Но все же вытащила телефон из сумки и продиктовала номер. Впервые она видела брата таким… вдохновленным.

Кто знает, что из этого получится. Начинающая саба Кира могла стать мазохисткой и решить, что ей нужен гений? Нет, ну мало ли.

Повеселевший Андрей мигом уложил все вещи сестры, которые уместились в два чемодана и небольшую спортивную сумку. И удрал в свою комнату. Явно воплощать план по завоеванию Киры.

До возвращения родителей с работы Рина успела отвезти все вещи в новую квартиру. После чего приготовила ужин, накрыла на стол и мысленно перекрестилась.

Как она и думала, ее новость о переезде восприняли без энтузиазма. Но если папа больше волновался за дочь, то мама заявила недовольно:

— Как можно снимать квартиру, когда твоему брату нужна поездка в Штаты.

— Давай ка попридержи рвение, — чуть повысил голос отец, и Рина взглянула на него с благодарностью, — поедет Андрей, решили уже.

— Ты же не будешь выходить еще на смены? — заволновалась дочь.

— Не буду. Кредит одобрили.

Рина без особой радости кивнула и посмотрела на брата. Тот сидел с таким видом, что все нормально. Ну да, в Штаты летит он, а кредит платить родителям.

Мама начала мыть посуду, звеня тарелками так, что становилось понятно: она раздражена сверх меры. Рина не выдержала:

— Мам, вот что вам мои копейки, а? Я вам половину зарплаты отдаю, мне сейчас вот остается только за квартиру заплатить и на еду. И все! Вам же легче будет, когда я съеду. Блин!

Настроение, и без того не слишком веселое, окончательно испортилось. Махнув рукой, Рина вышла из кухни. Вслед ей долетел голос папы:

— Ринка, я отвезу тебя. Подожди пять минут.

Да, да, сегодня она собиралась уже первый раз переночевать на новом месте. Жалко Аля не смогла составить компанию: начавшиеся чуть раньше «красные дни» уложили ее в кровать. Рина ее сочувствовала: сама она этот период переносила совершенно спокойно, без болей и других неприятных ощущений. А вот Аля ложилась и сутки не вставала.

Папа поднялся вместе с Риной, посмотрел квартиру, одобрительно кивнул и сказал:

— Звони каждый день, хорошо? Приезжай почаще и по вечерам одна не ходи. И на маму не обижайся. Она и так на нервах, что Андрея в штаты отправлять так надолго.

— Все нормально, — деланно спокойно ответила Рина, — ты сам аккуратнее. Без всяких подработок, хорошо?

Она помахала отцу с балкона, посмотрела, как машина выезжает со двора и глубоко вдохнула вечерний летний воздух. Терпкий и жаркий, с запахом недавно подстриженного газона. Где-то далеко играла музыка, во дворе, несмотря на сумерки, веселились дети. Неплохое место.

Рина постояла еще немного, потом вернулась в квартиру, и работа закипела. Почти до полуночи девушка развешивала и раскладывала вещи, потом выпила чай, подключила ноутбук и проверила Интернет. А затем с удовольствием обняла подушку и успела подумать, перед тем, как уснуть: «На новом месте, приснись жених невесте».

И как всегда в подобных случаях, ей снилась всякая чушь. Братец, сидевший верхом на самолете и выкрикивавший «н-н-о, н-н-о». Подруги, крадущиеся вдоль полуразрушенной кирпичной кладки, по пояс в воде. Что они там делали — Рина так и не поняли. Какие-то инопланетяне, гонявшиеся за ней по огромному гулкому цеху. И еще куча гадостей.

Немудрено, что после такого Рина проснулась с гудевшей головой и обалдевшим сознанием. А впереди ее ожидал рабочий день и вечер в «Орионе».

Глава 9

То ли появление Марка сыграло свою роль, то ли Борису Олеговичу в свете сдачи проекта было не до амурных дел, но к Рине никто не приставал. Она мирно отсидела положенное время, помогла отнести готовый раздел на первый этаж и отдать на копирование, выполнила еще кучу мелких поручений и ближе к пяти часам удрала домой.

С утра в душе засело что-то непонятное, мутное. Так бывает, когда подсознательно чувствуешь неприятности, но не понимаешь, откуда они могут прийти. Правда, ближе к обеду, Рина махнула рукой и решила, что у нее уже нервы шалят. Немудрено: с утра звонила мама и с ходу начала спрашивать, как на новом месте, что дочка делает и может она все-таки вернется домой? Рина с трудом отбилась, вновь отказалась спонсировать поездку в Штаты и ощутила себя последней негодяйкой. Подумала и позвонила Марку, но тот не брал трубку. Лишь скинул сообщение: «Прости, милая, я по уши в работе». На что девушка мысленно ойкнула и почему-то представила мужчину в процессе освобождения заложников. Внутри все похолодело от страха. Но затем возобладал здравый смысл: вряд ли Марк стал бы писать ей сообщение в такой момент. А то просто картина маслом выходит.

В общем, к моменту приезда в «Орион» Рина была взвинченная и раздраженная. Скорее всего тут дело было в приближающихся месячных. Но обычно она так сильно не бесилась. А тут внутри прямо дрожала пружина. Готова вот-вот сорваться.

В чем дело вообще?

Охранник на входе махнул рукой и весело спросил:

— Сегодня будет новая песня про страдания сабы?

— Бери выше, — заставила себя ухмыльнуться Рина, — исполню арию Госпожи, которая пришла за своим миленьким рабом. Главное плеточку достать.

— Могу исполнить роль раба.

— Ты ж не из их компании! — воззрилась на охранника Рина. Тот широко улыбался:

— Так и ты, дорогуша, не Тематик.

— Да ну тебя! Вечно фигню несешь!

— Зато ее нести весело и легко.

И среди гостей, которые только подтягивались, тоже все было хорошо. Рина огляделась, ища знакомые лица, но пока никого не увидела. Дан, скорее всего, приедет позже. Ну а про Адриана она старалась не думать. Он один приедет? Он сейчас вообще с кем-то встречается? Молодой здоровый мужчина и все такое.

«Ты обещала о нем не думать», — взвыл внутренний голос. Рина с виноватым видом поняла, что все это время в основном выискивала взглядом именно Адриана.

Она поймала взгляд проходившего мимо мужчины. Довольно симпатичного и незнакомого. Он послал ей воздушный поцелуй, Рина машинально улыбнулась, но тут же отвернулась и помрачнела.

После тренировки с Адрианом внутри не переставало все подрагивать. Вот правда, как струны на гитаре. Их настраиваешь, настраиваешь, подтягиваешь, но главное не переборщить. Иначе порвутся.

«Потому что ты отвечала на мой поцелуй так, что я едва не кончил прямо там. Потому что когда равнодушен к человеку так отвечать не будешь, ясно? Потому что ты боишься посмотреть мне в глаза, черт подери. И вечно смотришь куда угодно, но только не на меня…», — вспомнились слова, произносимые негромким жестким тоном. Ну правильно, а зачем на него смотреть, только зря травить себя.

Рина не была в Теме, но она прекрасно знала некоторые нюансы. А еще умела видеть и слышать. Например, один из местных Тематиков, будучи глубоко женатым человеком, раз в неделю посещал сабу. Одну и ту же на протяжении многих лет. Просто сессия, без секса. А вон еще одна Нижняя не сумела сберечь семью. В итоге — развод и новая свадьба, со своим Мастером. В общем, сложно все у них как-то, грустно, с надрывом.

Зачем ей мужчина, который за острыми ощущениями будет бегать к другой? Кто вообще такое может выдержать? Сидеть и знать, что вот сейчас он получает то, что она не может ему дать.

С этой точки зрения Марк гораздо лучше. Да, она его еще не очень хорошо знает, но пока от него не было никакого негатива. Только вот внутри при виде него ничего не вздрагивает. Да, весело, да, легко. Но и только. Нет ощущения, что рядом с ним мир начинает меняться.

«Дура, — безжалостно заявила сама себе Рина, усаживаясь в гримерке перед зеркалом, — Мир у нее меняется, видите ли. Да ты с Адрианом тоже как-то не особо общалась. Ну да, спас, поддержал, мотался везде с тобой, пока таскали на показания и так далее. Теперь вот крутится рядом. И что? Почему от него у тебя словно крылья разворачиваются, а с марком просто прикольно проводить время? Почему один мужчина выбивает почву из-под ног, а второй симпатичен и все?»

Такие размышления не мешали Арине краситься и одеваться. Кудрявые рыжие волосы, золотистый макияж, бледно-зеленое облегающее платье с длинным разрезом почти до середины бедра. И белый браслет на правом запястье.

Пора.

Сцена сегодня освещалась бледно-розовым светом, порой он сменялся на золотистый. Рина смотрела на тех, кто сидел в первом ряду. Ага, Дана все еще не было, видимо, сидел в кабинете. А, может, вообще не приехал.

Зато она увидела Адриана. Точнее, сначала сердце подпрыгнула куда-то к горлу, а затем Рина поняла, что смотрит на Мастера Икса. Который в гордом одиночестве сидел за ближайшим к сцене столиком. Белая чашка на столе почему-то выглядела сиротливо. Адриан рассеянно постукивал по ней пальцем, а сам смотрел на Рину. Причем как-то так хмуро смотрел. То ли злился, то ли еще что. Хотя Ариана не понимала почему.

«Ах, да, ты же его продинамила из-за лучшего друга. Будешь тут злиться».

Раздраженная за то, что ее сердце прыгало, как радостный щенок при виде хозяина, девушка исполнила первую песню крайне эмоционально. За ней вторую, уже чуть поспокойнее. Заодно тихо радуясь, что сегодня не ожидается никаких песен про господ и так далее. И уж тем более не будет она петь от лица госпожи. Еще чего!

А на третьей песне у нее уже пот градом катился по спине. То ли от красноречивых взглядом Адриана, то ли от жара прожекторов. Непонятно. Буквально на остатках самообладания Рина допела песню и постаралась удрать со сцены не слишком быстро.

Щеки просто полыхали. Она посмотрела на себя в зеркало и сравнила с помидором. Прижала почему-то ледяные руки к лицу и тихо простонала: ну классно, теперь ее и нервы начнут шалить.

Какого черта этот мерзкий Адриан во время тренировки снял рубашку? Перед глазами так и стояла его фигура, настолько откровенно мужская, что во рту моментально пересыхало.

«Да это ж просто похоть! — радостно завопил внутренний голос. — Это нормально! У тебя вон как давно никого не было, а тут аж два кавалера и никому не даешь. Гормоны они такие, бессердечные твари».

Рина отняла руки от лица и глубоко выдохнула. Все нормально. Через такое многие проходят. Просто у нее мозгов хватает понять, что подобная связь ни к чему хорошему не приведет. Значит, надо просто «переболеть» и все пройдет.

«Ага, а Марка ты в качестве антибиотика использовать будешь?»

Сидеть дальше в гримерке и предаваться таким мыслям Рина не могла и не хотела. Лучше уж побродить среди людей. Может, с кем-нибудь поболтает. Да и пить дико хотелось. А она, как назло, забыла сегодня бутылку с водой.

В клубе как всегда шум голосов сливался с негромкой музыкой. Сегодня вроде не ожидалось никаких шоу, просто общение, обмен опытом, знакомство. Рина такие вечера любила и порой задерживалась чуть дольше обычного. Тогда как в дни экшенов удирала почти сразу после выступления.

Пить хотелось просто безумно. Барная стойка, за которой хозяйничал Костик и какой-то новенький, казалась Рине сейчас прямо-таки оазисом в пустыне…

Сбоку, на полукруглом диванчике целовали сабу, одетую лишь в кожаные шорты и такой же топ. На шее красовался металлический ошейник, на руках — кандалы. И все это соединялось многочисленными цепочками, которые позвякивали при малейшем движении. Рина на миг даже сбилась с шага: настолько эротичным выглядел поцелуй. Эротичным и правильным.

Вот этого она не сможет дать!

Рина отвернулась и почти сразу уткнулась носом в незнакомую мужскую грудь, спрятанную под темно-синей рубашкой. На левом кармане можно было прочитать название модного бренда.

— Засмотрелась? — громыхнуло откуда-то сверху. Вскинув голову, Рина поняла, что этого мужчину уже видела. Он ей улыбнулся сегодня, пока она пробегала в гримерку. Вот память, а? То не может вспомнить имя бывшего, а то запоминает случайного мужика!

— Простите, — извинилась Рина, не желая ни с кем разговаривать. Ей бы воды сейчас. Бочку.

— Понравилось, да? — заговорщическим шепотом спросил незнакомец, делая шаг влево и преграждая Рине путь.

— Что мне понравилось? — устало поинтересовалась в ответ и добавила, — Пропустите. Я пить хочу.

— Тебе хочется быть на ее месте? — продолжал приставать странный мужчина, пряча руки за спиной. Рина проследила за его пальцем, который указывал на все еще целующуюся пару. И аж онемела от возмущения. Он чего там себе напридумывал?

Увы, кажется ее молчание приняли за знак согласия.

— Пошли, я сам тебя напою. Если заслужишь.

— Вы с ума сошли? — почти развеселилась Рина. Новенький что ли? Так посетители себя не ведут. Точно не пьяный, тут алкоголь под запретом. Просто наглый и неправильно понявший местные правила.

— Отойдите от меня, — сказала строго, продемонстрировала браслет и шагнула мимо.

Тихий щелчок стал ответом. В первое мгновение Рина даже не поняла, что произошло. Лишь повернула голову и тупо уставилась на свою руку. На запястье, поверх браслета красовалось массивное кольцо наручников.

Секунда тишина. Такой абсолютно мертвой, потому что все звуки словно исчезли.

Металл, от которого кожа мигом заледенела…

Цепочка, намотанная на руку урода…

Горло сдавило так, что воздух куда-то пропал.

Разум отчаянно кричал, что она в клубе, что надо просто наорать и позвать на помощь, а паника уже захлестнула с головой. Память словно сделала провал на несколько секунд. Вот Рина вроде только что смотрела на руку, а потом вдруг поняла, что ее пытаются удержать, а она куда-то рвется.

Даже не сразу поняла, что крик — ее собственный.

— Не хочу! Не хочу! Пусти! Пустите меня!

— Рина!

От громкого рыка паника на мгновение съежилась, и Ариана смогла вернуться в реальность.

— Тихо, тихо! Все, девочка, все хорошо!

Оказывается, ее держал Адриан, на скуле которого виднелась подозрительная припухлость. А ее запястья… теперь там был только браслет. Мгновенное облегчение нахлынуло так, что ноги подкосились, и Рина буквально обвисла на руках явно перепуганного Адриана.

А незнакомца уже выводили. Она успела заметить краем глаза, как охрана вытаскивала без всякого почтения незадачливого посетителя.

— Рина…

Она все еще дышала рваными вдохами, хватая воздух ртом и стараясь сильно не дрожать. Противное ощущение, как после долгой температуры. И холодные липкие капли на лбу.

— Идиоты! — послышалось совсем рядом. Это подошедший рыжеволосый Макс рвал и метал. Народ вокруг слушал, на Рину косились с сочувствием.

— Какой кретин подписался за этого выродка? Какой идиот не объяснил все правила? Что за хрень, мать его! Подниму все списки.

— Кто это? — отрывисто спросил Адриан, подхватывая Рину на руки. Все равно пол уплывал из-под ног.

— Пришел по приглашению и поручительству одного из постоянных посетителей. Решил пошутить, блин. Шутник херов! — бушевал Макс, потом резко сбавил звук, — Ариана, я вызову вам скорую. Такое чувство, что вам очень плохо сейчас.

Девушка молча мотнула тяжелой головой. Ей хотелось просто лечь куда-то и заснуть. После вспышки наступила тягучая усталость.

— Значит скажу водителю, чтобы отвез домой.

— Я ее отвезу, — вмешался Адриан.

— С чего вдруг? — прищурился Макс. — Ариана, вы его знаете?

Снова кивок. После которого Рина еле произнесла:

— Да…знаю хорошо.

Макс посмотрел на нее, на Адриана, потом предупредил:

— Головой отвечаешь.

— А то не знаю, — проворчал тот в ответ, — Жалко зубы ублюдку пересчитать нельзя.

— Проблемы клубу не нужны, — отрезал Макс, — а этот сюда больше не попадет. Ни под какое поручительство. Еще найду того, кто его сюда пригласил и штраф впаяю. Уж если поручился — будь добр просвети человека.

Он ее раз взглянул на Рину, покачал головой и ушел.

* * *
Голос Рина более-менее обрела уже в машине, когда та выехала со стоянки.

— Я сейчас живу в другом месте.

— Ну так диктуй адрес, — пожал плечами Адриан. Когда они остановились на светофоре, то взял ее за запястье и знаком велел молчать. Начал считать пульс, потом покачал головой и поехал дальше.

— Сирена, может, к родителям? Я не настаиваю, но твое состояние мне не нравится.

— Это пройдет, расслабься. К родителям не поеду, что я им скажу. Что у меня была истерика от поступка идиота, решившего поиграть в БДСМ? Они думают — я работаю официанткой в ночном закрытом клубе, которым заведует друг.

— Странно, что они тебе вообще разрешили там работать. После истории с похищением.

— Им все равно, — вяло ответила Рина, — им брата надо в Штаты отправлять. Извини, я немного помолчу, ладно?

Те десять минут, что они ехали до дома, она проехала с закрытыми глазами. Слушая что-то успокаивающее и негромкое, включенное Адрианом. Вроде радио «Релакс». Неважно.

У дома Адриан не дал ей вылезти: ловко вытащил и на руках понес к дому. Слабые попытки Рины отбиваться были оборваны сразу и решительно.

— Просто расслабься и дай мне покомандовать, хорошо?

— Ну да, — согласилась девушка, — тебе не привыкать.

На самом деле в душе она даже была рада, что можно на кого-то положиться. К тому же изнутри то и дело поднималась крупная противная дрожь. К счастью, все реже и реже.

Адриан, с ней на руках, ухитрился открыть дверь в квартиру и нащупать выключатель. Яркий свет озарил крохотную прихожую и часть комнаты, куда отнесли Рину и осторожно усадили на диван. Его девушка не успела собрать, разве что накинула сверху плед, зная, что вернется ночью и сразу упадет спать.

— Уверена, что не нужен врач? — поинтересовался Адриан. Он опустился на одно колено перед сидевшей на краю дивана Риной и принялся осторожно снимать с нее золотистые лодочки на высоком каблуке.

— Уверена. Мне надо просто лечь и поспать. Не в первый раз уже…

Мужские пальцы замерли где-то в районе лодыжки.

— В смысле? — тихо переспросил Адриан, глядя снизу-вверх.

Рина так устала, что даже не стала отнекиваться. Пусть узнает.

— После похищения. Мне снятся кошмары, где меня опять держат в кандалах и в ошейнике.

К горлу подступил скользкий комок, глаза отчаянно защипало. И голос получился каким-то сиплым:

— Снятся через день. Я не знаю почему, но у меня какая-то фобия на все эту цепи и так далее. Понимаешь теперь? Просто отстань от меня. Я тебе не смогу ничего дать… такого!

Все, невидимая стена пала. Закрыв лицо руками, Рина расплакалась в голос. Ну вот, он знает и теперь уйдет. Потому что поймет, что к чему.

Рина настолько уверила себя в мысли об уходе Адриана, что вздрогнула, когда диван рядом с ней чуть прогнулся под весом присевшего мужчины. Адриан молча притянул ее к себе и начал покачивать, как ребенка. Осторожно гладил по волосам.

— Вот как тебя предки отпустили, а? — спросил, когда рыдания стали сходить на нет.

— Рина, это психологическая проблема, понимаешь? Почему ты не стала посещать психолога, когда тебе предложили? Почему тебя родители туда не отволокли?

Она всхлипнула еще раз и замолчала, лишь иногда прерывисто вздыхая. Оказывается, в объятиях Адриана так хорошо, так спокойно. Как тогда, во время спасения, когда она ощутила себя в полной безопасности. И даже запах такой же. Его, Адриана. Вот сложно сказать, чем он пах. Сам собой, смесью парфюма и мятной жвачки, и чего-то еще, заставляющее все внутри замирать от ожидания.

— Рина…

— Ты можешь идти, тебе со мной нет смысла тратить время.

— Ты… — Адриан явно проглотил ругательство, — ты кем меня считаешь? Я тебе задал вопрос: почему ты с такой проблемой отказалась от психолога. Ее скажи, что предки не в курсе.

Рина промолчала и это стало ответом.

— Как? — выдохнул Адриан. — Как они не заметили то?

— Андрей…

— … - ругательство все же вырвалось само собой, — Что Андрей? Что с ним не так? Судя по всему, ему задницу облизывают. А на родную дочь плевать?!

— Прекрати, — вяло отбивалась Рина, чуть отодвигаясь, — я нормально. Чего еще их тревожить? Да и привыкла, что Андрей везде первый. Зато я более самостоятельная. Плевать!

— Да?

Адриан заставил ее посмотреть на себя, изучил зареванное лицо с припухшими глазами и мрачно заявил:

— Мне не плевать. Раздевайся и ложись. Тебе помочь?

Рина растерянно заморгала. Она как-то рассчитывала, что останется одна и теперь не знала, как реагировать.

— Ты не понял? Тема не мое!

— Да, саба из тебя хреновая, — согласился Адриан, — залезай под одеяло, я все принесу сейчас.

Он ушел на кухню, давая Рине возможность торопливо стянуть платье и в одном белье залезть под простыню. Даже идти в ванную и смывать макияж не было сил. Эх, завтра будет шикарная физиономия.

Адриан вернулся минут через десять, когда Рина почти уже задремала. Но за звук шагов дернулась и открыла глаза. Адриан осторожно поставил на журнальный столик металлический круглый поднос с огромной чашкой, над которой поднимался пар, плюс ватные диски и бутылочку, в которой девушка узнала жидкость для снятия макияжа.

— Нет, я могу отнести тебя в ванную, — ответил на ее молчаливый вопрос Адриан, — но мне кажется тебе комфортнее будет все сделать здесь и лечь спать. В чай добавил коньяк. Откуда он тут?

— Видимо Аля тайком приезжает и пьет, когда ее Леша достает. Я точно не покупала.

— В любом случае пей. Хотя нет, погоди.

Ошарашенная происходящим вокруг, Рина даже не сразу отреагировала, когда Адриан уселся рядом и начал диском стирать у нее с лица макияж. Опомнилась и шарахнулась в стороне, едва не пролив чай.

— Эй, я сама!

— Сиди, — прикрикнул Адриан, — пей чай, я в перерывах тебе весь этот кошмар уберу.

Рина почему-то послушно замолчала и продолжила отхлебывать чай мелкими глотками, периодически чувствуя, как по лицу скользит вата, убирая весь макияж. Ужас, просто нет сил и все!

Она допивала чай уже в полусне. Почувствовала, как забрали выскальзывающую из рук чашку и помогли устроиться поудобнее. А потом просто провалилась в сон.

Глава 10

Несмотря на то, что заснула Рина во втором часу ночи, проснулась она, когда время только подползало к восьми утра. Открыла глаза и моргнула, стараясь понять, где она и что происходит. Потом вспомнила: на новой квартире, после истерики в клубе. Притащил ее сюда Адриан и показал себя таким, что на душе стало только хуже. Когда он просто шутил и отвешивал комплименты, было легче держать его на расстоянии. А так…

Рина села и потрясла головой. После вчерашнего срыва она боялась, что проснется разбитой. Но нет, кроме легкой слабости, ничего не напоминало о случившемся.

Но на практику определенно не хотелось.

Кстати, а что ее разбудило? Рина прислушалась, глаза чуть расширились в удивлении: из кухни донеслось отчетливое позвякивание.

Да ладно? Не может быть!

Рина осмотрелась: из одежды поблизости лишь платье, небрежно брошенное на спинку стула, да домашний сарафан. Но его девушка надевала, когда была одна дома. Потому что хоть он и был любимой вещью с семнадцати лет, но выглядел уже не слишком привлекательно. Выцвел, резинки в районе пояса растянулись — в общем, не тот наряд, который можно демонстрировать гостям.

Рина посмотрела на сарафан, потом на шкаф в дальнем конце комнаты. Перевела недоверчивый взгляд на кухню. Там продолжало позвякивать и что-то шипеть. Тогда, завернувшись в простыню, девушка на цыпочках добрела до шкафа и осторожно потянула зеркальную створку на себя. Наугад вытащила первое попавшееся платье, торопливо натянула и незаметно выдохнула. Потрогала волосы и поморщилась: нет, надо в душ. И для этого придется пройти через кухню.

Заглядывать туда было почти страшно. И замирательно. Рина как-то по-детски сначала высунула голову и оглядела крохотное кухонное пространство…

Да, по которому ловко перемещался его Доминантское Высочество Адриан. Опять без футболки. Стоял спиной к Рине, что-то помешивая на плите. А потом резко обернулся.

Немая сцена, в течение которой они разглядывали друг друга, длилась секунд пять, а то и больше.

— И где ты спал? — спросила Рина первое, что пришло на ум.

— Сон для слабаков.

— В смысле?

— В смысле, с добрым утром. Ты вроде в душ собиралась?

Довольно сухой тон был смягчен вполне искренней улыбкой. Рина пару раз моргнула и с рудом удержалась, чтобы не щипнуть себя за руку. Черт побери! Адриан у нее в квартире. Даже больше: он у нее на кухне и что-то готовит! Когда мир сошел с ума?

В ванной Рина не удержалась и включила воду похолоднее. Мигом застучала зубами и вернула нормальную температуру. Зато остатки слабости испарились, а голова окончательно прояснилась. Настолько, что девушка сполна ощутила новость.

Адриан в ее квартире.

Сердце билось, как сумасшедшее. От вчерашней истерики не осталось и следа. И снова этот раздрай в душе: притяжение и попытка мыслить трезво.

В дверь деликатно стукнули. Рина вздрогнула и едва не упала в ванне. В последний момент ухитрилась ухватиться за стену и тихо выругалась.

— Сирена, ты там уже полчаса почти. Все хорошо?

— Кхм…да, все отлично. Я уже выхожу.

Руки чуть дрожали, пока Рина торопливо вытиралась и натягивала одежду. С кончиков мокрых волос капало, отчего платье в местах попадания воды становилось полупрозрачным.

Это все нервы после вчерашнего, просто остаточное явление.

Вопреки надеждам и опасениям, Адриан не исчез. Он стоял у окна и с интересом разглядывал двор. На скрип двери ванной комнаты чуть повернул голову и сообщил:

— Красивый у тебя тут двор: кусты, деревья, бомжи в мусорках роются.

— Последнее придает особый колорит, — согласилась Рина, незаметно сглатывая. В горле что-то пересохло. Да так сильно, что пришлось налить воды из бутылки и выпить с таким видом, словно не пила три дня.

— Как ты себя чувствуешь?

Адриан соизволил отвернуться от окна и теперь разглядывал Рину. А у той дыбом вставали все, даже невидимые волоски.

— Все хорошо. Надо есть и собираться на практику.

— Садись.

— Нет, — засмущалась Рина, — ты у меня в гостях, давай я за тобой поухаживаю.

Черт, надо было надеть другое платье. Это слишком розовое, слишком тонкое и слишком короткое. Или ей так кажется?

— Поухаживай, — согласился Адриан. Он сел в угол, между окном и стеной. Рине показалось, что кухня стала какой-то маленькой. Куда не сунься, все равно натыкаешься на пристальный взгляд гостя.

— Спасибо, — проговорила она, накладывая омлет с зеленью и раскладывая тосты, — но правда, мог бы просто меня привезти и все. А так тебе на работу. Ты правда не спал?

— Внезапно навалилась бессонница. Но ты не переживай, у тебя отличный широкий подоконник. Плюс за окном два кота выясняли, кто круче. Так что я еще их ругань послушал и прямо впечатлился, серьезно. Рина, присядь.

Это запросто. Рина опустилась на стул напротив, глотнула кофе и постаралась выглядеть спокойной. Что-то ее прямо лихорадит, так что даже кожа кажется слишком горячей.

— Ты понимаешь, что у тебя сильная фобия и с этим надо что-то делать?

— Эта фобия мне не мешает.

— Сама говорила, что тебе снятся кошмары, — парировал Адриан, разрезая омлет на ровные квадратики.

— Со временем они закончатся.

Резкий звук упавшей на стол вилки заставил Рину округлить глаза.

— Со временем? — тихо, но грозно поинтересовался Адриан. — Тебя вытащили из той задницы больше двух месяцев назад. Как часто тебе снятся кошмары?

— Это со…

— Рина!

— Каждые два-три дня, но это…

— … - рявкнул Адриан, у которого от сонного добродушия не осталось и следа, — Ты понимаешь, что это надо как-то исправлять? Тебе же предлагали помощь психолога! Какого хрена ты отказалась?

— Потому что я не вижу в этом проблемы! — тоже повысила голос Рина. Она отложила вилку с ножом и чуть подалась вперед, сердито сверкая глазами.

— Всем снятся кошмары, что теперь — хвататься за голову и бежать лечиться? От чего? От воспоминаний? Это все проходит лишь со временем. А моя фобия может помешать только таким, как ты!

— Ты понимаешь, что дальше может быть только хуже?

— Куда хуже то?

— Мы не знаем до конца природу фобий. Твою надо как-то… я не знаю, что, но надо что-то делать.

— Давай я сама с этим разберусь.

— Может, хватит уже? — прищурился Адриан. — Самостоятельная девочка, которая в душе обижена на родителей и мечтает все же доказать им, что она лучше брата? Может стоит взяться за свое психическое здоровье?

— О, так я псих? Просто класс! Вот ведь разочарование, верно? Психованная, да еще с такой фобией, что про Тему и твои милые штучки можно забыть!

Они уже практически кричали, встав и уперевшись руками в стол. Адриан ухитрился парой фраз ударить по больному. И Рина сейчас его практически ненавидела.

— Уходи! — рявкнула, выходя из-за стола и указывая пальцем в сторону двери. — Разберусь без Доминантов!

Адриан медленно вышел из-за стола. Еще медленнее направился… не в ту сторону.

— Дверь там! — прошипела Рина, пятясь от наступающего. Наверное, все же не стоило повышать на него голос. Вдруг озвереет?

— Я тебя смущаю? — голос у мужчины изменился, стал более глубоким и бархатистым. Он прямо-таки опутывал Рину силками.

— Ты меня бесишь. Хотя спасибо за все.

— Обалдеть! — хрипло рассмеялся Адриан, а у Рины внутри что-то оборвалось. — Ты одновременно и хамишь, и пытаешься быть вежливой.

Все, Ариана внезапно поняла, что ее как-то незаметно загнали в угол между мойкой и стеной. Впору только выставлять вперед руки и начинать голосить. Но вместо этого она ткнула пальцем в грудь подошедшему уже совсем близко Адриану и отчеканила:

— Последний раз говорю: уходи по-хорошему. Ну нормально же общались. Уходи, пожалуйста.

— Почему? — все тем же обволакивающим голосом поинтересовался Адриан, одной рукой опираясь о стену рядом с Риной. Все. Она в ловушке.

— Потому, — девушка проглотила ставшей вдруг горькой слюну, — потому что ты себе что-то придумал, а это неправильно. Потому что я не того…в смысле если даже сначала получится, то потому будет не очень, и в итоге станет совсем пипец. А потом…

— Да чтоб тебя… — проворчал Адриан в ответ на тираду.

Рина еще за секунду до того, как все произошло, все поняла. Самоконтроль пискнул, махнул рукой и самоустранился.

Адриан просто осторожно, двумя пальцами взял ее за подбородок, второй рукой зарываясь в густые рыжие волосы, влажные после душа.

— Меня бесит, — шепнул ей в приоткрывшиеся губы, обдавая теплым дыханием, — бесит, что ты чувствуешь себя несчастной. Это неправильно.

Он почти касался ее губ, дразнил.

— Будь моей, Сирена.

«Ни за что, — взвыл внутренний голос, — даже не думай, идиотка!»

Рина выдохнула так, что из груди вырвался полустон-полувсхлип. Слишком близко. Так близко, что кружится голова и все кажется неважным.

— Да…

И победный отблеск в серых глазах мужчины.

А потом поцелуй. Сокрушающий, забирающий дыхание и волю, заставляющий раскрыться губы и принять его. Внутри Рины вдруг проснулся так долго сдерживаемый ураган. И с ревом рванул навстречу бешеному напору Адриана.

Она сама вцепилась в плечи мужчины, чувствуя стальные мышцы, напряженные до предела. Прижалась, отвечая на поцелуй с не меньшим напором. И какой-то отчаянной злостью.

Несколько шагов до разобранного дивана. Черт, как же далеко.

Рина сама потянула его брюки вниз, зацеловывая каждый сантиметр тела. У нее сейчас было ощущение, что она напилась крепкого вина. Губы горели от ощущений гладкой кожи, под которой перекатывались мышцы.

— Посмотри на меня! — услышала хриплый приказ. Послушно откинулась на спину, продолжая отчаянно цепляться за Адриана. Прохладная простыня под обнаженной спиной. Когда с нее успели стянуть платье? Неважно… все неважно, кроме его запаха и прикосновений.

— Посмотри…

Рина с усилием подняла взгляд и у нее мягко закружилась голова от встречного взгляда. Серые глаза Адриана потемнели, стали почти черными. И в них страсть сплеталась с восторгом и изумлением.

— Ты моя, Сирена…

Его пальцы скользнули вниз по бедру, и Рина чуть всхлипнула, выгибаясь навстречу ласкам. Томительное ожидание пополам с возбуждением сводило с ума. Сердце уже просто заходилось в бешеном ритме, до звона в ушах. Словно звенели туго натянутые струны, сотканные из чистого наслаждения.

Болезненно-сладкая волна прокатилась по телу от первого движения внутри нее…второго.

— Только моя…

Рина выгнулась, открываясь еще сильнее. Пальцами вцепилась в спину, буквально впилась. Чтобы уже не отпускать никогда.

Никогда…

Общий ритм яростных движений…

Вздох, слетевший с ее губ вместе с его именем…

Глубокий приглушенный поцелуем рык…

Резкий приказ: «Повернись», — и мужские руки на ее бедрах.

Струны внутри звенели все сильнее, накаленные до предела.

Внезапный укус в районе затылка стал последней каплей. Рина откинула голову и содрогнулась в ослепляющем оргазме. Чувствуя как Адриан сзади прижимается к ней с протяжным стоном.

Внутренний голос сидел на задворках сознания, обхватив голову и раскачивался из стороны в сторону.

* * *
Если бы Адриана попросили назвать сейчас самого счастливого человека в мире, он бы самодовольно ткнул пальцем в себя. Потому что впервые понял, каково это — когда счастье буквально падает с неба. Вот еще совсем недавно Рина выставляла его за порог, а сейчас она в его объятиях и выкрикивает его имя.

Жаль побыть в такой эйфории пришлось совсем недолго. Впрочем, Адриан не обольщался и понимал: от одного спонтанного секса Рина не станет милой пушистой кошечкой. Тут скорее она может обернуться самкой богомола и попытаться откусить ему голову.

Рина и правда как-то чересчур быстро приходила в себя. Затуманенный желанием взгляд прояснялся прямо на глазах. Адриан, прижимая ее к себе, ощущал, как она начинает напрягаться. Только что девушка воском таяла в его руках, а теперь уперлась ладонями в грудь и смотрела крайне ошарашенно.

— Господи… — прошептала потрясенно Рина, — мать вашу…

— Теперь ты выдашь мне пощечину и рявкнешь «я не такая»? — ухмыльнулся лениво Адриан, понимая, что если будет утешать или сюсюкать, то начнется форменная истерика. А так Рина сейчас взбодрится и начнет соображать, а не жалеть себя.

Рыжая строптивица принялась извиваться, пытаясь выбраться из кольца его рук. Адриан нехотя отпустил. Хотя бы потому, что снова начал возбуждаться, но понимал, что сейчас это будет несколько лишним.

Рина выбралась из постели и растерянно уставилась на Адриана. Ему даже показалось, что она сейчас расплачется.

— Сирена, погоди!

Он встал, а взгляд Рины тут же заметался из стороны в сторону. О, нет, нельзя ей позволять начинать заниматься самобичеванием. Адриан уже понял, о чем она подумала. Точнее, о ком.

О Марке. О его, блин, лучшем друге.

Тут он собирался принять удар на себя. В конце концов, изначально не собирался отпускать девушку. Жаль только дал слишком много времени, вот и едва не упустил.

Но теперь уже не отпустит ни за что.

— Сирена, я сам с ним поговорю… — начла было и тут же осекся, видя как сверкнули просто ведьминским светом зеленые глазища.

— А я, значит, как овца буду бессловесно поддакивать? — поинтересовалась Рина. — Как ты себе представляешь этот разговор? Прости, Марк, но я переспал с твоей девушкой и забираю ее себе? Ты меня об этом спросил?

Адриан до боли стиснул зубы, понимая, что Рина сейчас итак на нервах. И еще сильнее ее злить не стоит. Тем более она вбила себе в голову, что он прямо зло во плоти. И все из-за его увлечения. Но ведь выход всегда можно найти.

— Хорошо, а ты что предлагаешь?

— Я сама все расскажу.

— Рина, я вообще не понимаю проблемы. Вы с Марком не жених с невестой. Встретились то всего пару раз.

— И что? Люди иногда через сутки после знакомства женятся.

— Платье то свадебное уже купила? — хмыкнула Адриан, которого чуть резануло ревностью.

Рина мрачно взглянула на него и ушла в душ. Ну вот и поговорили. Мужчина встал и потянулся, встряхнул головой. Идиотская ситуация на самом деле. Он понимал, что к разговору лучше подойти осторожно. Ему с Марком еще работать. А с Риной — встречаться.

Зазвонил телефон, который в порыве страсти уронили возле дивана. Взглянув на номер, Адриан мигом посерьезнел.

— Слушаю.

Новости одновременно радовали и огорчали. Стас окончательно пришел в себя и начал разговаривать. Но описать нападавшего не мог.

— В смысле? — уточнял Адриан, расхаживая по комнате, до сих пор не одевшись, — Он говорит, что курьер был в маске? Консьерж говорила что-то про темные очки и бороду. Нет, я понимаю, что маску можно нацепить уже в лифте, но нафига это делать. А какая маска? Венецианская? Совсем там что ли шиза разыгралась? А голос? Что с голосом?

Совершая очередной разворот, Адриан вдруг заметил вышедшую из ванной Рину. А та прислушалась к разговору и громким шепотом спросила:

— Маньяка поймали?

Адриан подавился словами и закашлялся. Чего?!

— Перезвоню, — выдавил из себя.

Ему очень не терпелось задать Рине один вопрос. И как? А главное — когда она успела узнать про маньяка? Судя по круглым глазам девушки, она не собиралась откровенничать на эту тему

— Ну ты понимаешь, да?

Он видел как Рина сглотнула и огляделась, словно прикидывала: не сбежать ли. Ага, с мокрыми волосами и в одной длинной футболке. Адриан усилием воли заставил себя не думать про то, что ее хочется утащить обратно на диван и зацеловать всю. С головы до ног.

— Это вышло случайно, — все же решила сообщить рыжеволосая зараза.

— Согласен. Чаще всего подобное происходит совершенно случайно. А можно подробнее?

Рина рассказала подробнее. И Адриан едва не треснул себя ладонью по лбу Да уж, тут никто не виноват, кроме чертовой техники.

— Рина, кому ты рассказала?

— Але с Кларой. А Дан уже в курсе, мы потом к нему ходили, — затараторила Ариана, — ну когда Кларка себя накрутила и чуть угрозу ребенку не создала. Дан вроде грозился, что тебе скажет.

— Забыл значит, — протянул Адриан, — ну немудрено: у него дел полно, так что не будем гнать на Дана. Ну вот почему тебе так везет, а?

— И не говори, — кивнула Рина, ядовито добавила, — мне вообще по жизни капец как везет: брат-гений, ухажер — тематик, телефоны — сами подключаются к левым разговорам. Не жизнь, а сказка…триллер, мать его!

Ее мобильник заиграл что-то веселое. Он лежал не так далеко от Адриана, так что тот прочитал на экране имя «Марк». И потянулся за телефоном, но Рина оказалась быстрее. Буквально за долю секунды опередила мужчину, обожгла гневным взглядом и с мобильником ушла на кухню.

Ревность внутри зашипела, обдавая ядовитым дыханием. Требуя отобрать телефон и запретить общаться с тем, кого Адриан уже давно считал другом.

Сдержаться удалось неимоверным усилием воли. До вонзенных в ладонь ногтей и прикушенной губы. Несколько глубоких вдохов, и ревность чуть успокоилась. В конце концов, Рина сейчас была с ним. А с Марком ей все равно придется встретиться.

Тут Адриан рассуждал трезво: да, он может сам поговорить с ним, но Рина тогда озвереет. Она слишком самостоятельна, слишком привыкла все решать сама, а такая вот попытка задвинуть ее за спину вызовет бурю не самых приятных эмоций. Сам Адриан не понимал в чем вообще проблема: в конце концов, она с Марком познакомилась совсем недавно.

А еще он напряженно прислушивался к разговору. И подмечал малейшие интонации в голосе Рины.

— Да, Марк, — ее голос звучал вполне весело и бодро, — я все понимаю, у тебя работа такая. Я… — она запнулась, — я встала недавно. Да, думаю мы сможем встретиться. Тоже хотела спросить об этом.

Адриан мысленно пнул ревность и велел заткнуться. А Рина все разговаривала и разговаривала, то и дело звонко смеялась. В такие моменты мужчина вспоминал особенно четко, что Марк тот еще юморист. И его шутки почему-то очень нравятся женщинам.

Кто сказал, что Рина исключение? Нет, он не собирался от нее отказываться, но здравый смысл нашептывал нехорошие вещи. Ведь нельзя быть уверенным, что Ариана все скажет, а Марк вытрет слезу и благословит ее на новую личную жизнь. Может ведь вцепиться в девушку клещом и тогда начнется война.

А воевать с коллегой и другом Адриану вообще не хотелось.

Закончившая разговор Ариана вышла из кухни и крайне настороженно уставилась на того, кто продолжал сражаться с внутренними демонами. Но заставил себя улыбнуться.

— Что, договорились сегодня увидеться?

— Да, — ответила она и чуть вздернула подбородок: верный признак того, что пытается скрыть волнение.

— И сама скажешь?

— Скажу так, как посчитаю нужным. Извини, мне надо собираться на практику.

Она еще и выставляла его крайне вежливо. Адриан хмыкнул и мягко проговорил, отступая в прихожую.

— Рина, я довезу тебя и не спорь. А заодно пообщаемся по дороге.

Ну не мог он просто так развернуться и уйти. Вот не мог и все.

Рина зарыла дверь в комнату, оставив Адриана мерить шагами крошечную прихожую и думать. Нет, не о недавнем сексе, а о том, что проблемы, вроде бы и мелкие, но навалились кучей.

И еще о том, что не стоит Рине говорить о том как они решили выйти на маньяка. Идея принадлежала Адриану. Он же и вызвался сыграть роль «живца».

А еще надо было решать вопрос с Темой. Увы, компромиссов тут не было. Девайсы для Рины в зоне табу. Любые девайсы.

Адриан хотел кое-что проверить в ближайшее время.

А пока он смотрел в круглое зеркало на светлой стене и ждал, пока Рина приведет себя в порядок. И позволит ему умыться и одеться.

Произошло это лишь спустя полчаса. Посвежевшая и даже слегка повеселевшая девушка вышла в прихожую и тут же замерла при виде Адриана.

— Ну да, — пожал тот плечами, — ты же мне одежду не дала, когда выгоняла из комнаты.

Рина на мгновение закрыла глаза и проговорила:

— Просто иди оденься.

Адриан управился за двадцать минут. И вскоре они вышли из дома, в сторону припаркованного в тени автомобиля. Солнце уже основательно припекало, а еще над городом сгустилась желтоватая дымка с привкусом гари.

Если бы Адриан не был так погружен в свои мысли и спутницу, то наверняка заметил бы кое-что интересное. Например, молодого человека, стоявшего у чуть пожелтевших кустов сирени, который откровенно косился в их сторону.

Глава 11

— …и вот он висит на высоте метров этак сто и с грустью наблюдает, как его очки летят в ущелье. С тех пор в горы ходит в линзах. Тоже морока, но хотя бы не слетают. — закончил рассказ Марк и глотнул стоявший перед ним облепиховый чай.

— Я даже представить себе такое боюсь, — вздохнула Рина, — высота точно не мое. Хотя… я как-то прыгала с парашютом в тандеме.

— Кстати, можешь прыгнуть со мной, у меня есть разрешение.

— Надо подумать.

Рина поковыряла ложечкой воздушный десерт, но аппетита не было. Вместо него внутри стыд перемешивался с чувством вины. Вроде и правда встречаются всего ничего, и никто никому не обещал, но вон как у Марка горят глаза при виде нее. И даже голос меняется.

«Марк, извини, но я подумала…. Кажется, у нас ничего не выйдет».

— Рина…

Она вздрогнула и поняла, что уже минуты две сидит, уставившись в пространство.

— Ты не выспалась? — ласково спросил мужчина. Его рука накрыла ее пальцы, такая теплая, надежная. Рина уставилась на нее и тут же в голове вспыхнула картинка: рука Адриана на ее груди, ласкающая так, что дыхание перехватывало.

Черт!

— Не выспалась, — выдавила через силу, — жара с ума сводит.

— Вроде сегодня дождь обещали.

— Пора бы уже! А то скоро все вокруг в пустыню превратится, а мы — в верблюдов

«Марк, мне кажется, нам больше не стоит видится. Почему? Ну, думаю у нас ничего не выйдет».

Как же это сложно оказывается! Рина легко отшивала поклонников, а тут словно нашел ступор. И вот она уже третий час крутила в голове фразу, а вслух ее сказать не могла. Язык прилипал к небу, а губы словно замораживало.

Она внимательно посмотрела на Марка. Ну ведь обаятельный и симпатичный, с ним весело, легко. Но вот в глубине при виде него ничего не вздрагивает. Зачем она вообще согласилась тогда пойти с ним на свидание? Дура!

— Марк, я…

— Рина, прости, что перебиваю. Ты в выходные свободна?

— Не в курсе. А что? Срочного ничего нет.

— Хочешь съездить со мной в горы? Два дня палаток, свежего воздуха и горных речек.

Вот оно! Скажи ему сейчас!

— Я…посмотрим, — выдавила Рина, мысленно ругая себя за слабость.

— Просто сам понимаешь, все может быть.

— Понимаю, — кивнул Марк, — давай в пятницу встретимся и обговорим. Я бы очень хотел, чтобы ты поехала со мной. Узнаем друг друга получше.

Рина почувствовала себя самой распоследней свиньей на свете. Едва не зажмурилась, до того стыдно было. Причем стыдно за то, что никак не может собраться с духом и все сказать.

А вот за секс с Адрианом не стыдно. И от этого на душе еще хуже.

Разговор как-то зашел в тупик. Марк явно не понимал, почему его спутница сегодня рассеянная и малоразговорчивая, а Рина мысленно все подбирала фразы. И выходили то они красивыми, правильными. А как бросала взгляд на Марка и все — вылетали напрочь и не желали произноситься.

Оказывается, бросать человека, в которому очень хорошо относишься безумно трудно. Это с надоедливыми поклонниками просто. Ты не чувствуешь их, тебе не интересны их эмоции и потому ведешь себя как эгоистка. Рина проходила через такое.

А к Марку она успела привязаться и оценила его характер, чувство юмора, благородство. Потому и никак не могла заставить себя произнести нужную фразу.

— Марк, извини, — не выдержала, наконец, — я сегодня отвратительный собеседник. Сможешь отвезти меня домой.

— Конечно. Рина, все в порядке? Ты скажи если что.

«Скажи, дура, прямо сейчас скажи и покончи с этим!»

— Устала просто. Голова болит, дома небольшие напряги, ничего особенного.

«А еще я переспала с твоим близким другом и мне даже не стыдно».

Они вышли из кафе на улицу, где жара уже сгустилась настолько, что стало трудно дышать. Дымка в воздухе усилилась, а далеко на горизонте — к радости многих — собирались темно-синие тучи.

Машину пришлось бросить в квартале от кафе: все стоянки были забиты. Но идти по тенистой аллее было довольно приятно.

— Кстати, — весело проговорил Марк, держа Рину за руку, — помнишь того оленя?

— Такое не забудешь.

— Так с ним все хорошо, нет бешенства. Так что Адриану уколы делать перестали. Вы с ним занимаетесь?

— Да-а-а-а, — протянула неопределенно Рина. И вдруг поняла, что все — дальше тянуть нельзя.

— Марк, я кое-что хочу тебе сказать.

— Говори.

Ак же трудно! Слова упрямо хватались за язык и не желали произноситься. Но надо. Иначе совсем уже свинство.

— Марк, ты такой классный, — проговорила Рина, уже видя, как сползает улыбка с лица собеседника. Тоже ведь не дурак.

— И ты… правда, ты необыкновенный. Только…

— Отлично! — громкий женский голос раздался как гром посреди неба. — То есть мой сын влюбился в шлюху!

Самое паршивое, что вокруг люди моментально начали оборачиваться, гадая, к кому обращается скандальная женщина. На лице Марка проступило искреннее удивление. Он явно не связал обращение с Риной. А та… та захотела провалиться сквозь землю. Как? Вот как мать Полкана сюда занесло? Каким ветром?

Сначала Рина попыталась сделать вид, что это восклицание вообще не к ней. Но Нелли встала прямо перед девушкой и ткнула в нее пальцем.

— Говорила я Полкану, что ты ему не пара. Но ради сына согласилась поговорить с тобой. А ты!

— Женщина, вам чего? — поинтересовался Марк, чуть задвигая Ариану за спину. Этот жест явно взбесил Нелли. А зрители вокруг, которые украдкой наблюдали, придали ей еще большей воинственности. Скрестив руки на груди, она набрала воздуху и выдала:

— После борделя то по рукам пошла? Значит, нормального парня ей не надо, а по мужикам шляться — за здорово живешь? То с одним, то с другим! Небось привыкла, когда толпой то пользуют?

Рина онемела. Наверное, ей надо было ответить как-то резко, осадить вконец обнаглевшую женщину, а она банально растерялась. Стояла и просто смотрела на нее, даже не понимая, как можно такое говорить.

Зато не растерялся Марк. Подошел к Нелли и что-то тихо произнес. Так тихо, что Рина не расслышала. Зато мать Полкана буквально захлебнулась словами и умолкла. А Марк продолжал говорить. И выражение лица у него было таким, что даже Ариане стало не по себе. Наверное, так он выглядел, когда проводил какую-нибудь операцию по захвату.

Нелли молчала, а глаза становились все круглее, а сама она словно уменьшалась в размерах при каждом слове Марка. И во взгляде уже метался откровенный страх. Нелли явно привыкла брать нахрапом и голосом, а при таком раскладе растерялась.

Марк же обернулся с Рине и чуть улыбнулся:

— Она извинится перед тобой, милая.

— Д-д-да, — куда только девался громкий голос Нелли, сейчас она тихо лебезила, — из-з-звини…

— Плохо слышно, — проговорил Марк.

— Извини, Ариана, я не думала, что говорю.

— Пошли отсюда, — только и вымолвила девушка, которой хотелось вымыть руки после всего услышанного.

Они с Марком обогнули стоявшую столбом Нелли и торопливо ушли по аллее дальше. Рина постаралась не оборачиваться, спросила только:

— Что ты ей сказал?

— Посоветовал не кидаться словами и не думать, что за это ничего не будет.

— Чувство, что меня облили какашками.

— Убери его, — посоветовал Марк чуть сердито, — не стоит так близко принимать вопли идиотки. Думаю, теперь она надолго засунет язык в задницу. Рина…

Она поняла. И чуть ниже наклонила голову, набираясь храбрости.

— Да…меня правда похищали. Та история про работорговцев… меня должны были отправить кому-то. Я две недели просидела взаперти. Но меня не трогали. Оскорбляли, рассказывали, что меня ждет, но не трогали.

— О как!

Марк выглядел изумленным. Но вроде не спешил шарахаться и убегать. Потом чуть нахмурился и посмотрел на Рину.

— Так тогда ты знаешь Адриана.

— Там было много народа, нас вытащили и… да, я его знаю.

— А чего скрывала? И он тоже притворился дурачком.

— Извини, — прошептала Рина, — это я первая ступила, а он, видимо, из деликатности решил поддержать.

И ведь сейчас был самый удачный момент, чтобы все рассказать. Просто шикарный момент! Но Марк не дал ей вставить ни слова, забросав вопросами о пребывании в плену. Рина послушно отвечала, хотя на душе скребли огромные когти. То время она не любила вспоминать. Была бы возможность — удалила бы эту часть памяти, как вредную для психики.

— Я ведь тоже тогда там мог быть. — проговорил Марк, который стал задумчивым. — Но валялся в больнице. Мда…забавно.

Разговор явно не клеился, удачный момент прошел. Рина уже хотела домой. И не понимала какого-то болезненного любопытства Марка к той истории с пленом. Ну да, похитили, но она сейчас тут, здоровая и нормальная.

В общем, из-за чертовой Нелли все свидание и объяснение пошло коту под хвост. На Рину навалилась такая апатия, что ни о каких признаниях и речи быть не могло. Она кое-как попрощалась с Марком, который все так же выглядел задумчиво и скрылась за дверью квартиры.

А там… там был так и не заправленный с утра диван с разворошенным бельем. Рина прошла в комнату, посмотрела на него и сползла по стене, обхватив голову руками.

Идиотка и трусиха. Завтра же все расскажет. Завтра же!

* * *
То, что Сирена ничего не сказала, Адриан понял сразу, как только встретился с Марком в тренажерном зале. Тот выглядел малость растерянным, но не брошенным.

— Чего такое?

— Почему ты не сказал, что знаешь Ариану?

Адриан кинул полотенце на соседний тренажер и с интересом посмотрел на друга. Тот смотрел в окно с таким видом, словно пытался там найти ответ на самый главный философский вопрос.

— Подыграл девочке, в чем проблема? Тем более это как-то касается ваших отношений?

Черт, почему Сирена промолчала? Адриан готов был сейчас сам все сказать, но понимал — Рина ему не простит.

— Она была у работорговцев?

Адриан мысленно икнул.

— Она сама тебе сказала?

— Нашлись доброжелатели, — невесело усмехнулся Марк и кратко поведал встречу с Нелли. Адриан емко выразил свое отношение к ненормальной и добавил:

— С Риной все в порядке, она тогда не пострадала.

— Уверен?

— Слушай, их осматривали врачи, они сутки провели в стационаре. Поверь, Ариана здорова и просто не хочет вспоминать то время. Да что с тобой?

— Б… — вдруг выразился Марк.

Он прошел взад-вперед, тяжело оперся о велотренажер и покачал головой:

— Адриан, помнишь мы как-то уже накрывали гнездоработорговцев.

— Притона, Марк, притона. Ну помню.

— Помнишь тех девушек?

Адриан сглотнул и промолчал. Помнил, конечно. Даже его тогда проняло. И после операции он с остальными участниками просто напились до потери памяти.

— Марк, я не вижу связи. Здесь девчонок держали, чтобы переправить покупателю. Их не трогали и не насиловали.

— Ты не хуже меня знаешь, что насиловать можно по-разному.

Адриан встал и вплотную подошел к другу. Хорошо, что сегодня в зале было мало народу, и в основном они все скучковались в той части, где лежали штанги.

— Поясни, — велел сухо.

Ему не нравился взгляд и тон друга. Очень не нравился.

— Я познакомился с Риной и она показалась мне безумно светлой и чистой, — негромко проговорил Марк, также глядя в окно. Пальцы до боли сжались на ручке велотренажера.

— Она такая веселая, легкая… красивая, да. И тут… такое.

— Я не вижу проблемы.

— Черт, Адриан, — почти простонал Марк, — я вот сейчас стою и думаю: сколько народу ее там перетрогало. И понимаю, что теперь буду думать это всегда. Ты ведь знаешь: если велят не портить товар, то это не означает, что его нельзя поиметь по-другому. И как мне теперь смотреть на нее? Смотреть и думать: ее там трахали в рот или просто лапали?

Глаза у Адриана просто полезли на лоб.

— Ты идиот? — только и сумел он спросить.

Нет, друг у него всегда был с некоторыми странностями, но чтобы такое. Видимо, все же на психику Марка наложилось все то, что ему довелось увидеть.

— Идиот. — не стал спорить друг. — Сам понимаю, что так нельзя. Но по-другому не выходит. Это как-то…грязно.

— Предлагаешь девочке расплачиваться за то, что ее украли? — тихо спросил Адриан, чувствуя, как внутри поднимается тяжелая злость. — Не пойму. Ты ее обвиняешь в том, что сразу не сказала тебе? А что ей надо было говорить? Извини, я была в плену у работорговцев?

— Ну да…

— И ты совсем недавно говорил, что готов с ней на серьезные отношения. Что она такая и такая, что прямо «ах». Что изменилось? Это та же Рина.

Марк угрюмо молчал, а Адриан понял, что тут бесполезно что-либо объяснять. Его друг пребывал в плену собственных убеждений. Где девушка не должна была попадать в плен, а попав — автоматически становилась непригодной ко встрече с ним.

Что за бред вообще?

Ему бы радоваться, а на деле было дико обидно за Сирену, которая не заслужила такого обращения. И едва ли не впервые мелькнуло желание набить Марку морду. Только не стоит. Во-первых, не поможет, во-вторых, им еще работать вместе.

Хотя…

Черт, как это все сложно. После такого выпада со стороны Марка, Адриан всерьез задумался насчет его профессионального выгорания.

— Только Рине ничего не говори, — сказал вслух. — Придумай что-нибудь, не унижай девочку.

— Она тебе понравилась, да? — повернулся к нему Марк.

— Понравилась, — не стал скрывать Адриан.

— И тебя не смущает…

— Даже если бы ее там пускали по кругу, я бы просто этих ублюдков убил. А ей помог забыть весь кошмар.

Марк внимательно на него посмотрел, криво усмехнулся:

— Знаешь, хорошо, что мы не успели стать серьезными соперниками. Ты прав, Рине я ничего не скажу. Только стандартные фразы насчет несхожести характеров и так далее. Но ты меня удивил.

— Ты меня тоже, — буркнул Адриан, про себя с тоской подумав, что его Сирена все поймет. Она же умная, умеет делать выводы.

Зато ей не придется самой бросать Марка. Хотя, возможно, так было бы лучше. Ну почему она не сказала все ему раньше? Адриан еще колебался: не признаться ли Марку насчет прошлой ночи, но потом решил, что тогда его друг окончательно начнет Рину презирать. Еще не выдержит, скажет что-нибудь, а Сирена у него очень чувствительная. Хоть и пытается выглядеть крутой и самостоятельной.

Но — подумал Адриан мрачно — Марку я все равно морду набью, просто официально, во время спарринга. А Сирене помогу поскорее все забыть. Марк идиот, сам виноват в том, что упустил такую девушку.

«А ты помнишь, что она немного не переносит твое увлечение?» — появилась мысль. Но Адриан отмахнулся. Сейчас он находился не в том настроении, чтобы обдумывать альтернативы с Темой. Сейчас главное подумать, как помочь Рине.

— Ты решил насчет ловли на живца? — поинтересовался Марк. Вот уж кто не терзался сердечными страданиями. Решил и все.

— Работаю над этим, — подхватил Адриан переход темы, — пока общаюсь на том же форуме, на котором сидел Бельский.

— Ребята сейчас изучают его переписку…

— Да, я в курсе, что у него последние сообщения были от некой Nikki7. Но он ее отшил, сказав, что уже имеет сабу и собирается на ней женится. Тем не менее я с этой Nikki7 пообщаюсь.

* * *
— Ну что ты прилипла к ноутбуку?

Резкий голос Светы заставил Олю вынырнуть из привычного мира форума «Ласковая боль». Да, да, форум был полностью посвящен Теме. И именно там Оля познакомилась со Стасом, который, к ее огромной радости, сейчас постепенно шел на поправку. И врачи обещали, что через пару недель его можно будет выписывать.

— Общаюсь с друзьями.

На Свету она не обижалась и не огрызалась. Понимала, что старшая сестра, заменившая ей родителей, старается как может. На работе весь день, а потом еще и дома куча дел, хотя и Оля крутилась как могла. Она приходила раньше Светы, быстро готовила ужин и обед на завтра, после чего или убегала со Стасом или старалась встретиться с кем-нибудь из подруг. Потому что иначе вечер проходил под бубнеж сестры. Она постоянно что-то втолковывала Оле, после спасения той из лап работорговцев.

— Какие у тебя там друзья? — мигом начала старшая сестра, в сердцах хлопая дверцей кухонного шкафчика. Квартира у них была просторная, двухкомнатная, оставшаяся от родителей. Но основное время сестры проводили на уютной кухне, обставленной в стиле прованс: в сиренево-белых тонах, с кучей статуэток и милыми светлыми шкафчиками.

— Обычные друзья, Свет, — устало проговорила Оля, — про Стаса спрашивают, беспокоятся. Хотят его навестить, раз уже перевели в обычное отделение.

Резкий звук удара крышки о кастрюлю стал ответом. И последующее истерическое:

— Жаль его не добили, ублюдка такого.

— Заткнись!

Оля мигом вскочила и развернулась к сестре. Несмотря на разницу в возрасте почти пять лет они выглядели ровесницами: обе высокие и стройные, с копной белокурых волос и милым личиком с огромными серо-голубыми глазами.

— Не смей так говорить про Стаса!

— Как я еще буду говорить про человека, который мою сестру испортил? Тебе в какой раз объяснить, что подобные увлечения — признак нездоровой психики.

— А я читала, что наоборот — среди тематиков как раз больше всего людей с крепкими нервами.

— Ну правильно: они весь стресс в своей херне растрачивают. Оля, Оленька, очнись, ты понимаешь, что у тебя твой Стас больной на всю голову? Он тебе ошейник подарил! Ошейник!

Света вцепилась пальцами в край мойки. Она уже едва не плакала от отчаяния. И Оле стало ее жалко.

— Свет, ну давай порассуждаем логически, а? Нам с ним все это нравится. Ну ради меня, ну наладь ты со Стасом отношения, пожалуйста! Ты сама говорила, что надо принимать чужие слабости и интересы. Так это моя слабость и мой интерес.

— Почему бы тебе не найти нормального парня. Думаешь, мама с папой хотели бы тебе такого, который тебя в ошейник наряжает?

— Не трогай родителей! — тоже повысила голос Оля, понимая, что уютный вечер безнадежно испорчен. — Я люблю своего парня! И выйду замуж! И свадьба будет в тематическом клубе! Вот!

— Где?

— В тематическом клубе! А ты думала? Стас там пару раз бывал, хочет меня привезти.

Света молча открыла шкаф, где хранилась аптечка, молча и картинно накапала себе корвалол, после чего ушла в гостиную.

— Ну и ладно, — буркнула Ольга, возвращаясь к ноутбуку, а вслух крикнула, — Еще скажи, что ты за того козла, который на Стаса напал.

— Я за то, чтобы моя сестра, наконец, нашла себе нормального парня!

— А он нормальный!

— Кому как!

Оля сплюнула и нацепила наушники. Включила музыку погроме и опять застучала по кнопкам ноутбука. Есть вещи поважнее глупой непримиримости сестры.

А со Стасом надо все же что-то решать…

Глава 12

Ариана, как и подозревала, заснула далеко не сразу. Во-первых, трясло после стычки с мамашей Полкана, во-вторых, вся постель пропахла сексом и Адрианом. Тихо ругаясь сквозь зубы, Рина кинула белье в стирку, постелила свежее и без сил упала. Сухо, без слез всхлипнула, но реветь не стала. А смысл? Эту Нелли уже на место поставили, рот ей не зашьешь и надо жить дальше. Тем более ей с этой неадекватной дамой детей не крестить.

Марк не писал. То ли был занят, то ли переваривал новость. Рина видела, что известие его неприятно шокировало. А что она может сделать? Сказать: «Отмотай назад и представь, что ничего не было?»

Она обняла подушку и перевернулась на бок. За окном уже догорали остатки заката, тучи прошли мимо и так не дали дождя. Хотя в воздухе пахло свежестью. Рина смотрела на темное небо и незаметно для себя заснула. Крепко, без кошмаров…

Чтобы проснуться в шесть от звонка телефона. Играла мелодия, поставленная на брата. С чего бы ему звонить в такую рань? С гулко бьющимся сердцем, Рина схватила мобильник.

— Что случилось? — почти выкрикнула от испуга.

— Ты чего орешь?

Судя по недовольному голосу брата все было в порядке. И Рина откинулась обратно на подушку, проворчав:

— Какого хрена, гений?

— Я не спал всю ночь.

— И решил страдать не один? Что случилось? С родителями все в порядке?

— Абсолютно. Ты же понимаешь, что случись с ними чего, я бы сразу сказал.

— Тогда отчего бессонница? — продолжала недоумевать Рина. Вот уж на что, а на сон братец никогда не жаловался. Если он не был в клубе, то ложился ровно в одиннадцать и до девяти его невозможно было разбудить.

— Вчера вечером я встретился с Кирой…

О, а вот это уже интересно! Рина даже простила ему чересчур раннюю побудку. Подпихнула под спину вторую подушку и велела:

— Рассказывай!

— Нечего рассказывать, — угрюмо сказал Андрей, — Мы пошли в кафе, начали болтать.

— И?

— И что? Я про себя рассказывал, про олимпиады и награды все. Кира слушала, потом говорит: «Вау! Ты, наверное, уже подрабатываешь вовсю? Такие же на вес золота. Вот родителям повезло с таким сыном!»

Возникло неловкое молчание. Настолько неловкое, что у Рины зачесался затылок. И она повозила им по спинке кровати.

— Ну-у-у-у… — нет, девушка честно пыталась хоть как-то подбодрить брата, но не вышло. — Зато ты умный.

— Не пытайся! — взорвался шепотом Андрей. — А то я не знаю, что ты сейчас думаешь!

— Ну ты же разыграл перед дамой сердца юного миллионера?

Опять молчание, потом недовольный голос брата:

— Я… я… я не смог соврать. Сказал, что пока все силы отдаю учебе. И собираюсь в Штаты на стажировку.

— Только не говори, что рассказал про кредит и остальное!

— Нет, конечно, но мне кажется она догадалась. Удивилась и сказала, что каждому свое, просто ей непривычно такое. Мол, у нее два брата и оба работали с первого курса универа. И что? Такое очень сложно сочетать. И часто не в пользу учебы!

— Боюсь, Киру это не убедило, да?

Андрей вздохнул так, что Рине почудилось, как ее волосы шевельнулись.

— Она попрощалась крайне сдержанно, а на следующее предложение о встрече сказала, что пока не знает, у нее много дел и так далее. А это неявный отказ!

Рина слушала и в чем-то понимала Киру. Встретилась с парнем на пять лет младше, а тот сидит на шее у родителей, да еще мнит себя гением. После увлечения Адрианом — серьезным и самостоятельным мужчиной — Кире явно такое видеть странно и смешно.

— А я тут при чем?

— Что вам, женщинам, надо?

— Ты локально или во вселенском масштабе?

— Рина!

— Ох, Андрей, — вздохнула та, — ты же умный, а самого простого понять не можешь. Надежности нам надо, надежности. Плюс любви и чувства защищенности. Остальное приложится.

— И денег, — мрачно добавил брат.

— Самостоятельности, — поправила Рина, — задачу тебе задали, вот и решай. Все в твоих руках. Андрюш, у тебя огромные возможности, а ты все копишь силы для чего-то. Копи дальше. Только, боюсь, Кира не из тех, кто будет восхищаться твоим умом и только.

Брат ее раз вздохнул, потом коротко буркнул, что все понял и первым прервал разговор.

— Вот и супер, — проворчала Рина, а потом рассмеялась. Ай да Кира, ай да саба недоделанная. В итоге гения вон как уязвила!

Она проверила сообщения: Марк по-прежнему молчал, хотя до этого каждый день присылал пожелания с добрым утром. Зато пришло послание от Адриана: «Сирена, давай увидимся, пожалуйста». Решив пока не отвечать, а подумать, Рина повалялась еще немного, но сон не шел. Пришлось вставать, идти в душ и готовить завтрак. Утро буднего рабочего дня потекло своим чередом. Опять в раскрытое окно потянуло жарой, пришлось натягивать легкие брюки и широкую футболку. Чтобы не провоцировать Бориса Олеговича

Приехав на работу, Рина вошла в кабинет, весело поздоровалась и… насторожилась. Ответные приветствия были слишком наиграно-бодрыми. И лица сотрудниц непонятные.

Что происходит?

Одна лишь руководитель комнаты — Кристина Иннокентьевна — сидела с мрачным видом и перебирала бумаги. На Рину она взглянула со странной смесью жалости и понимания.

Ариана, поглядывая на сотрудниц, дошла до стола, присела…И все это в тишине.

— Риночка, — подозрительно ласково поинтересовалась главная сплетница отдела по имени Эльвира, — Как твое здоровье?

— Спасибо, великолепно. — растерянно ответила та. — А что?

— Ну мало ли…

— Никогда не жаловалась.

— Слушай, — вмешалась другая сотрудница по имени Ольга, — А ты медкомиссию проходила, когда сюда на практику устраивалась?

— Э-э-э, нет.

— Надо будет сказать, чтобы в следующий раз заставляли студентов справку о здоровье приносить, — пробормотала Эльвира, а у Рины едва глаза на лоб не полезли.

— Зачем?

— Ну мало ли…

— А ты, Рина, давно гинеколога проходила? — продолжила расспросы Ольга.

— Вам то какое дело? — обалдела Ариана. Нет, тут, конечно, женщины частенько делились интимными секретами, но она сама старалась держаться от такого в стороне.

— Так!

Кристина Иннокентьевна рявкнула так, что в комнате мигом воцарилась идеальная тишина. Обведя сотрудниц тяжелым взглядом, женщина приказала Рине:

— Иди за мной.

Под многочисленными взглядами, ничего не понимающая Рина, вышла за женщиной, прошла по чуть сумрачному широкому коридору, до укромного закутка, неподалеку от туалета.

— Давай тут поговорим, — спокойно предложила Кристина Иннокентьевна. Она прислонилась к стене и глубоко вздохнула.

— Что случилось?

Рина правда не могла понять. В работе она ошибиться не могла хотя бы потому, что ничего серьезного ей не давали. Вела она себя всегда спокойно и вежливо.

— Сегодня Эльвира принесла на хвосте весть о том, что тебя держали в секс-рабстве несколько месяцев и не факт, что ты не болеешь всякой дрянью. Откуда она это узнала — понятия не имею. Рина, это правда?

— Да, — выдохнула та мигом побледневшими губами. Унижение пополам со стыдом, непонятно за что, хлынули волной.

— Но какое это имеет отношение к моей практике?

Кристина Иннокентьевна постучала пальцами по стене, вздохнула.

— У нас, Ариана, коллектив такой, что любая новость обрастает невероятными подробностями. Ты понимаешь, что сейчас только ленивый не будет тебя обсуждать?

— То есть я еще и виновата в том, что меня похищали?

— Нет, конечно. Но…

— Видимо, нет смысла говорить, что меня просто держали взаперти и не насиловали. — ядовито сообщила Рина.

«Держись. Чтобы даже не думала реветь на радость всем этим».

— Я думаю так все и было, — кивнула собеседница, — но слухи… они ядовитые, Ариана. Тебе от них будет плохо.

Кристина Иннокентьевна вздохнула и продолжила чуть суховатым тоном:

— Поэтому давай сделаем так. Ты материалы для диплома собрала?

— В принципе, да.

— Я подпишу бумагу, что практику ты прошла и все. У тебя там осталось то несколько дней. Можешь не ходить. У Бориса Олеговича тоже все подпишу сама, хорошо? Можешь пока сдать компьютер нашему админу.

— Думаю, про приглашение прийти работать после универа следует забыть? — таким же тоном спросила Рина. Она смотрела на узкое окно, рядом с головой собеседницы. За ним виднелся кусок раскаленной от жары улицы.

— Ну почему же. За год все изменится, забудут. Думаю, мы еще вернемся к этому вопросу.

«Читай между строк: за год мы наверняка найдем другого молодого специалиста, без такой истории».

Тяжелее всего было вернуться в кабинет, чтобы забрать сумку и сдать компьютер админу. Благо тот быстро посмотрел и ушел, весь в своих думах. Хорошо еще прямых вопросов Рине никто из коллектива не задавал. Зато между собой как бы невзначай обсуждали на первый взгляд невинные темы, вроде замужества дочерей, которые невинность потеряли лишь с женихом. Или распространение венерических заболеваний. И все в таком духе. Рина на время притворилась глухой. Торопливо покидала в сумку вещи и, не прощаясь, вышла. Подписанные бумаги о прохождении практики она дожидалась уже в коридоре. И ей все казалось, что проходившие мимо сотрудники как-то чересчур внимательно на нее смотрят.

Ощущение, что ей на голову венец позора надели.

Раньше Ариана никогда не задумывалась насколько слухи могут испортить жизнь. А вот теперь из-за них она, кажется, лишилась работы в будущем.

Ну и кто их распространил? Вывод напрашивался лишь один: оскорбленная Нелли. Но не пойман — не вор.

Атмосфера здания, казавшаяся раньше деловой и интересной, теперь едва ли не душила. Поэтому Рина с огромным облегчением забрала бумаги и выскочила на улицу.

Внутри все жгло от обиды и злости. Теперь девушка даже в чем-то начинала понимать жертв насилия, которые боятся признаваться в произошедшем. Конечно, с таким-то отношение в обществе.

К счастью, слезы полились уже на улице. Злые и тихие. Рина прошла пару остановок, прежде чем они более-менее прекратились. Хорошо еще под темными очками ничего не видно.

И кому пожаловаться? Ариана в принципе не любила ныть, но сейчас все распирало и требовало излить душу. Хорошо, что есть подруги.

В итоге, домой она добралась лишь через три часа. Плюнула на все и решила идти пешком. Хорошо на пути было много тенистых аллей. Так и шла, с телефоном возле уха, болтая и жалуясь.

Марк по-прежнему молчал. Подумав, Рина позвонила ему сама. Он долго не брал трубку, а когда решил ответить, то голос звучал сдержанно.

— Привет, — поздоровалась она первой, — ты занят?

— Привет. Я на работе, но недолго говорить могу.

Что-то в их беседе было не так.

— Марк, я правда не могла тебе сказать сразу про похищение. Ну как-то… глупо это выглядело.

— Согласен. Все нормально, Ариана.

Ого! Не Рина, а Ариана.

— Мы сегодня сможем увидеться? Я тебе кое-что сказать хотела?

— Можешь сказать по телефону.

— Вот даже как?

Все вдруг стало понятно. И грустно. И легко.

— Знаешь, Марк, я еще в прошлый раз хотела сказать, что у нас скорее всего ничего не выйдет. Извини. Ты такой хороший, но…

Ей показалось или собеседник облегченно вздохнул. А потом проговорил:

— Знаешь, я тоже так думаю. Ты милая, но видимо что-то не так, да?

— Все верно.

— Но спасибо тебе огромное за общение.

— И тебе не хворать, — откликнулась деланно-беззаботно Рина, — пока. Удачи с работой!

Вот и все. Хорошо, что она уже почти дошла до дома.

Нет, правда, вот именно разговор с Марком стал последней каплей в море унижения. Ладно сплетницы на практике, поболтают и забудут, но Марк! Он что, тоже поверил в вопли Нелли?

Рина, захлопнув дверь, сразу прошла в душ и включила сначала горячую воду, потом холодную. Жесткой мочалкой с таким остервенением терла кожу, что та покраснела. Потом ударила кулаком по бледно-желтому кафелю. Еще и еще, так, что руке стало больно. И громко от души материлась. Пока ругань не перешла в злые, но быстро прошедшие слезы.

Потом сидела на кухне, пила чай и смотрела за окно. По идее, лучшим выходом из ситуации было позвать подруг и устроить веселье. Но портить настроение Але не стоит, у нее свадьба впереди. Клару вообще лучше не трогать. Остальным подругам она уже выплакалась, хотя легче не стало.

Нет, посиделок не хотелось. Рина поставила чашку и вернулась в комнату, где присела на аккуратно собранный диван. Силы куда-то исчезли, навалилась апатия. И девушка, прямо в одном полотенце, улеглась и незаметно для себя задремала.

Очнулась от резкого длинного звонка в дверь. В первую секунду оторопело моргала, потом услышала стук кулаком и злой голос Адриана:

— Рина, открывай или дверь выломаю. Я в курсе, что ты тут!

Ариана продолжала молча смотреть на вход в квартиру и все пыталась понять: сон или уже нет. Потом быстро ущипнула себя за ногу и скривилась от резкой боли.

«Блин, соседи!», — мысленно охнула. Не хватало только, чтобы Але пожаловались на шум. Слетев с дивана и придерживая полотенце, Рина поспешно добралась до прихожей и распахнула дверь.

— Быстро зайди и не шуми! — прошипела, буквально втаскивая Адриана в квартиру. Вроде никто из соседей не выглядывал, но может в «глазок» подглядывали. Рина захлопнула дверь и развернулась к незваному гостю. Нахлынули воспоминания и ноги вдруг опасно ослабели. Так что пришлось придержаться рукой за косяк.

— Ты чего?

Адриан провел рукой по коротко стриженым волосам. Он выглядел злым и собранным, похожим на хищника во время охоты. Длинные ноги в темных джинсах и белая футболка, подчеркивающая загар и тугие мышцы. Ох…

— Что случилось? — спросил отрывисто и тихо. — Ты не берешь телефон, тебя нет на практике. Я звонил в твой отдел, мне сказали, что ты ее уже подписала и больше туда не явишься.

Рина прикусила губу и постаралась сохранить нейтральное выражение лица. Но вышло плохо. Тогда криво улыбнулась и проговорила:

— Ну… кто-то преподнес моему начальству несколько утрированную версию того, как я проводила время в плену. Догадываюсь, кто это, но доказательств нет. Плюс когда я гуляла с Марком, то одна неадеквашка начала обвинять меня в этом же. Итог — кажется, мы с ним расстались.

Рина сама удивилась, насколько сухим вышел ее тон. Правда ресницы чуть намокли, но, возможно, от того, что она смотрела в яркое окно, прямо на солнце. От этого же глаза слезятся, верно?

— О… — присвистнул Адриан, помолчал и добавил, — Ну они дебилы, что ж теперь. Тебя это расстроило?

— А ты как думаешь?

— Сирена, ты… — мужчина откашлялся и проговорил, — оденься, что ли. Потом побеседуем. Можно воды, кстати?

Рина спохватилась, что на ней кроме короткого полотенца ничего нет. То-то у Адриана глаза такие.

— Ага, дайте попить, а то есть хочется, аж переночевать негде. Сейчас.

Она прихватила шорты с футболкой и ушла в ванную. Лихорадочно натянула все, пригладила мокрые волосы и посмотрела в зеркало. Нос чуть припух, но вроде ничего ужасного нет. Рина зачем-то ущипнула себя за щеки и поспешно вышла из ванной. По дороге вытащила из холодильника минералку, а из шкафчика — пару стаканов. Пить хотелось, да.

Адриан уже успел по-хозяйски расположиться на диване. И даже схватить в руки пульт от телевизора.

— Мда, — мигом прокомментировала Рина, усаживаясь рядом, — мужчина и телевизор явно не могут долго друг без друга.

— Как и женщины без того, чтобы не придумать себе проблему.

— Например? Ты кстати рисковал, я могла и не быть дома.

— Ты была дома. — зевнул Адриан, — мне об этом бабульки внизу сказали.

— Ни от кого не скроешься.

— Итак, Сирена, почему ты плакала? Из-за слухов?

Рина налила минералки и протянула Адриану, словно предлагая ему заткнуться. Увы, наглый Доминант или кто он там, не понял намека. Быстро осушил стакан, со стуком поставил его на столик перед диваном и сообщил:

— Марк идиот, понимаешь?

Да при чем тут Марк. Сама ситуация. И то, что люди так легко верили в те слухи.

— Чувствую себя грязной. — призналась вдруг даже для самой себя неожиданно. И тут же стрельнула взглядом в собеседника. Адриан смотрел на нее с таким видом, словно с трудом удерживался, чтобы не покрутить пальцем у виска.

— Ну иди душ прими. Хотя ты вроде недавно оттуда.

— Ты не понимаешь…

— Не понимаю, — согласился мужчина. Он откинулся на спинку дивана так, что одна его рука почти касалась плеч Рины. Почти…

— Не понимаю, Сирена, почему ты так заморачиваешься по этому поводу. Ты знаешь, как все было на самом деле? Знаешь. Скажи, твои подруги после всего этого перестали с тобой общаться?

— Одна.

— Твои одногруппники, родители, родственники?

— Нет, — мотнула головой Рина, — наоборот, даже достали немного вначале общением.

— Плюс смотри сколько у тебя новых знакомых появилось. Дан, например, в курсе истории, но он же не смотрит на тебя, как на прокаженную.

— Так у него Клара в такой же ситуации…

— Не в такой, ее продавать не собирались. Сирена, ты не понимаешь главного: нельзя нравиться всем. И в мире много идиотов, но и много адекватных людей. С кем ты предпочтешь общаться? Ну вот. Да, это мерзко и неприятно, но подумай сама: пройдет время и эти люди уйдут из твоей жизни. И они про тебя тоже забудут. А рядом останутся те, кому ты дорога. Так есть ли смысл переживать из-за тех, кто рядом с тобой временно?

— Мне стыдно.

— За что? За то, что попала в плен? Серьезно? Боже, Рина, я даже не думал, насколько у тебя это серьезно. Без шуток, тебе нужна помощь.

Адриан притянул ее к себе, но без какой-то романтической подоплеки. Серьезно глядя в расширенные зеленые глаза, произнес:

— Никогда не смей себя винить за тот случай, поняла? Никогда. И давай ка, дорогая, отправим тебя к психологу. Один мой знакомый как раз специализируется на таких вот случаях.

Рина высвободилась из жесткого захвата и сурово произнесла, хотя голос в конце чуть дрогнул:

— Так, я не поняла, ты тут все за меня решил?

— Ну так ты сама явно не хочешь ничего решать. Вон погрязла в жалости к себе и радуешься.

— Иди отсюда, — мрачно проговорила Ариана, — рад небось, что Марк удрал, да?

— Не рад, — признался Адриан, — точнее — рад, конечно, но не так, как ты думаешь. Если бы вы просто расстались — одно дело. А вот так…Зато я могу без угрызений совести за тобой ухаживать.

— Не можешь. Я твои интересы не разделяю и не буду.

— Всегда можно найти компромисс, — начал было Адриан и замолчал, как-то погрустнев.

— Вот-вот. — кивнула Рина, — это я как бы в курсе компромисса Дана и Клары, но у него в принципе нет тяги к девайсам, он словами командует.

— Ты слишком яростно настроена, Сирена. Все можно решить.

— Решай. Пока что я видела то… что видела. И слышала. И про то, как ты ноги на девушку складывал. И еще куча всего.

— Язык у женщин без костей, — проворчал Адриан, — Хорошо. Я тебя услышал.

— Хорошо бы.

— Язва ты, Сирена. Сам не знаю почему мне это нравится.

— Мазохист? — ухмыльнулась Рина. — Ты точно не ошибся со званием в Теме? Э, давай без рук!

Адриан примирительно показал, что прячет ладони за спину.

— Ариана, — ох, как ей понравилось ее полное имя, произнесенное его голосом, — мы обязательно что-нибудь придумаем.

— Может быть. А может быть и нет. Я же видела пары, где один в Теме, а другой — нет. В большинстве своем там все равно рано или поздно приходится обманывать «ванильного» партнера или сдерживать и подавлять себя. Я такого не хочу, Адриан. А разделить интерес… одно дело если ты просто берешь на себя главную роль в постели. Это не Тема, а просто… ведущая роль. И другое дело — вот так, как любишь ты. Прости. Девайсы не мое.

— Я тоже не хочу тебя обманывать. — кивнул Адриан. — Потому и говорю, что буду искать компромисс. Думаю, я даже смогу отказаться от Темы.

Брови Рины взлетели куда-то на середину лба. Вот такого она точно не ожидала.

— Чего?

— Погоди пока. Ты это… собирайся.

— Адриан!

— Что? У нас сегодня тренировка.

— Какая к черту тренировка?

— По самообороне, — подмигнул ей мужчина, — А ты думала все что ли? Нет уж, будешь учиться постоять за себя. Давай, давай, заодно остатки дури вылетят. А насчет Темы и всего остального мы еще поговорим, да? Когда ты устанешь, успокоишься и так далее.

Рина со стоном спрятала лицо в ладонях. Ну вот за что ей такое наказание? Причем в груди полыхала буйная радость. И от того, что Адриан пришел. И от его слов… и от всего!

Глава 13

Оказывается, время может пролетать незаметно и быстро, как ниндзя с крыши. Несмотря на продолжавшуюся жару, у Рины появилось стойкое ощущение, что она глотнула свежего чистого воздуха. Который очистил ее от ненужных мыслей. Не до конца, конечно, но начало было положено.

До свадеб Клары и Али оставалась ровно неделя.

— Вот скажи, — спросила Рина, когда они с Алей сидели на крыше дома и загорали. Семь вечера, солнце калило нещадно и Ариана предпочла намазаться защитным кремом. Тогда как Аля презрела все эти меры и буквально впитывала в себя солнечные лучи.

— Скажи мне, почему ты согласилась, чтобы Дан и Леша наняли организатора свадьбы?

— Это сделал Дан, — сообщила Аля, глядя в небо через темные очки, — потому что Кларе он сейчас доверяет только оздоровительные прогулки. А Лешка подозревает меня во всяких пакостях. Просил вон латекс на свадьбу не надевать.

Рина едва не подавилась минералкой, которую как раз решила глотнуть.

— А ты хотела?

— Нет, ты же видела мое платье. Просто он перестраховывается.

— Ну да, я бы с тобой тоже перестраховывалась.

Все песни, которая она готовила к свадьбам, Рина уже выучила и отрепетировала. А заодно написала себе в напоминалке положить в сумочку обезбаливающее. Первый день месячных должен был прийти аккурат на свадьбу. А в такие дни Рине было очень плохо. Очень больно и очень плохо. А на двойной свадьбе такое состояние ни к чему.

— Вы встречаетесь с Адрианом?

Вопрос застал Рину врасплох. Аля же перевернулась на живот и смотрела на подругу, чуть спустив очки на нос. Молчание затягивалось.

— Ну… вроде того.

— Так вроде или того?

— Блин, Аля!

— Что? — возмутилась подруга. — Мне же интересно, чего ты благосклонно решила взглянуть на нашего Мастера Икса. С его то предпочтениями. Вы беседовали об этом, кстати?

Рина вздохнула и призналась:

— Беседовали. Но это как футбол в одни ворота.

— Можно подробнее? Ты же противница Темы.

— Он в курсе. Не противница, Аль. Просто все эти ошейники, наручники и остальное вызывают у меня какую-то истерику. После плена. На меня тогда это дело надевали, мол, чтобы привыкала.

— Да, ты рассказывала…

— Ну вот. Поэтому либо Адриан отказывается от всего этого, либо от меня. А еще я хожу к психологу. И меня уже меньше мучают кошмары.

— Мда… — пробурчала Аля, — Смотри, Ринка, видела я прецеденты.

— Какие?

— Когда тематик пускал слюни на «ванильку», а свои потребности удовлетворял на стороне.

И таким она это произнесла голосом, что Рина буквально проглотила рвавшиеся с языка вопросы. Вместо этого поинтересовалась:

— А сегодня зачем тебе в клуб?

— Клара просила лично еще раз проверить меню для банкета. Я с ней сейчас не спорю. Кстати, о клубе. Давай закругляться, тебе же еще надо волосы уложить да?

Да, Рина сегодня выступала в «Орионе». Причем выступление было не совсем обычным. И слегка ее пугало. Во-первых, она должна была петь после публичного показательного экшена, во-вторых, ее сегодняшний наряд вводил в смущение. Рина даже подумывала сперва отказаться от него, но затем все же согласилась. В коне концов, посетителей «Ориона» смутить сложно. Да и по сравнению с некоторыми тематическими нарядами ее платье просто сама скромность.

Пока Рины вытягивала «утюжком» волосы, Аля сидела на диване и разглядывала себя в круглое настольное зеркало. То голову наклонит, то глаз прищурит.

— Ты чего кривляешься?

— Думаю, что во мне Алексей нашел.

— Мазохистку?

— Ну да и это тоже. Но он же еще от меня детей хочет.

— А ты?

— Забавно представлять себя беременной. Интересно я поглупею или нет?

— Главное подвал потом от детишек запирайте, — вздохнула Рина, так как была в курсе того, что располагалось у Алексея в подвале. Аля хихикнула и предложила перекусить. До выхода из дома была еще куча времени.

Рина вдруг подумала, что ведь все может получиться. То ли занятия с психологом дали такие результаты, то ли почти ежедневные встречи с Адрианом. Даже если он допоздна торчал на работе, то обязательно заскакивал хотя бы на пять минут. И два раза в неделю вытаскивал ее на тренировки. А еще отыскал мать Полкана и что-то ей такое сказал, отчего она звонила Рине и пусть сквозь зубы, но извинилась.

Родителям про практику Ариана ничего не сказала. Просто сообщила, что закрыла ее раньше времени и все. Да мама особенно и не слушала. Она находилась в глубочайшем шоке: ее любимый сыночек встретил девушку, которая не слишком то стремилась к общению с гением. Андрей же звонил сестре и консультировался, пока та не вышла из себя и не сказала прямым текстом, что Кира до этого обожала взрослого состоявшегося мужчину. И на гениальность поклонника ей глубоко плевать. И дело не в деньгах, совсем нет. Просто она из тех девушек, что ценят поступки, а не громкие обещания.

— Она даже не соглашается ходить со мной в кино! — ныл братец. — И в кафе.

— Правильно, она не хочет, чтобы ты тратил деньги родителей. Для нее это дико, Андрюш, она работала с первого курса универа.

Андрей маялся, а Рина лишь хмыкала и удивлялась, как тихая и услужливая саба Кира оказалась такой хитрой. Что касается мамы, то она сходила с ума и требовала знакомства со «странной девушкой, не понимающей проблем Андрюши». На что Ариана делала «фейспалм» и желала брату удачи.

А сегодня она споет, глядя Адриану в глаза. И попробует понять: сможет он уйти от Темы или нет. Потому что если нет, то лучше расстаться сразу.

Она бы и рада была найти компромисс, но единственное, на что могла согласиться: доминирование на словах и в пределах спальни. Хватит ли Адриану такого? Будет ли это Тема или просто игры пожестче? Как же много вопросов и сомнений, нормально ли это для отношений?

Вот Але хорошо: она свой выбор сделала и теперь старательно занималась тем, что делала жизнь Алексея яркой и незабываемой. По мнению Рины, могла бы чуть смягчить свой напор. Порой ей казалось, что несчастный Мастер Лекс вскоре обзаведется нервно подергивающимся глазом.

В клуб они приехали ближе к полуночи. До этого времени Клара успела позвонить Рине и Але по три раза и напомнить про некоторые обязательные блюда в меню. Ангельскими голосками подруги успокаивали беременную девушку.

Рина в глубине души надеялась, что экшен уже закончился. Увы, он был в самом разгаре. И, как назло. Аля протащила ее через главный вход. Так что невольно пришлось идти через зал. А там… там на большой сцене творилось такое, отчего у Рины запылали уши, щеки и все остальное. Аля же чуть скривилась, но взгляд не отвела. Ну да, что ей какие-то кляпы, цепи и зажимы. Единственное, что она не любит: публичные экшены. Рина ее неприятие разделяла полностью.

И вот именно в тот момент, когда она собиралась незаметно прошмыгнуть за сцену, в гримерку, незнакомый Топ, проводивший экшен, вдруг громко проговорил:

— Я обещал сюрприз в начале действия. Ну что, господа и леди, предлагаем вам присоединится к нам. Один из Мастеров.

Он обвел взглядом зрителей, широко улыбнулся:

— Икс, ты как-то высказывал желание присоединиться к публичному экшену. Желаешь вместе со мной потерзать мою милую сабочку?

Рина примерзла к полу. Аля рядом едва заметно хмыкнула, но тоже насторожилась. И рукой коснулась локтя подруги. А та и не почувствовала прикосновение, вся устремившись мысленно на сцену.

Прошли годы… века, прежде чем она услышала знакомый голос с чуть ленивыми интонациями. Так, наверное, говорил бы сытый тигр.

— Спасибо за приглашение, Ден, уверен, это будет незабываемо.

Рина коснулась рукой горла, которое вдруг перехватило. Глаза видели, а мозг отказывался воспринимать картинку. То, как Адриан легко поднимается на сцену, подходит к другому Топу и подвешенной на цепях и веревках девушке. Все, дальше ее нервы не выдержали. Развернувшись, Рина пошла в обход зала, к неприметной дверце, что вела в «рабочие» комнаты, в том числе и в ее гримерку.

— Ринка, стой!

Она лишь прибавила шагу, но Аля ее догнала и пошла рядом. Как-то неуверенно проговорила:

— Уверена, что всему есть объяснение.

— Точно! Есть! Он выбрал Тему.

— Рина…

— Не хочу говорить об этом. Мне пора краситься и готовиться к выступлению.

Звуки со сцены заставили Ариану перейти на бег и почти запрыгнуть за дверь. Там уже шел узкий ярко освещенный коридор, ведущий на кухню и в другие помещения.

— Ты сможешь петь?

— Это моя работа, она не зависит от моего настроения. Аль, иди разбирайся с меню, я норально.

— Не ври.

— В любом случае я не хочу сейчас это обсуждать.

Рина рванула на себя дверь гримерки, где уже горел свет и висел наряд. Аля за ее спиной беспомощно произнесла:

— Ну не должно все быть так плохо.

— Ага, все рано или поздно будет хорошо.

С этими словами Рина закрыла дверь, оставив подругу в коридоре. На мгновение закрыла глаза и сделала пару глубоких вдохов, загоняя эмоции внутрь. Так, краситься, одеваться и идти выступать. И не думать о том, что сейчас происходит на сцене.

Не думать!

Что там говорил Адриан? Какое тебе дело до людей, с которыми у тебя не будет ничего общего в жизни? Ну вот она его совету и последует.

Рина успела сделать два шага по направлению к зеркалу, когда дверь в гримерку открылась.

— Упс, — без тени раскаяния заявил Адриан, — а я надеялся, что ты тут без одежды.

Рина обалдевшим взглядом уставилась на него. Он же сейчас должен быть на сцене. Девушка перевела взгляд на дверь, потом на Адриана, опять на дверь, помотала головой и глубокомысленно произнесла:

— Э-э-э…

— Что?

— Там…

— Что там? — оглянулся Адриан. — Ты о чем?

Он посмотрел на лицо Рины и, видимо, что-то прочел на нем. Мальчишеская улыбка мигом исчезла, уступив место серьезному выражению.

— Ты видела, как я поднимался на сцену?

— Да, — прошептала Рина, — видела. И почему ты сейчас не там?

— Наверное потому, что я здесь.

— Но ты же согласился принять участие!

— Я согласился присоединиться, — поправил ее Адриан, — но не уточнил насколько долго. Раскланялся перед всеми, пошутил и сказал, что отдаю привилегию любому желающему, ибо у меня сейчас грядет свой экшен. После чего удрал сюда. Сирена, ты чего?

А она чего? Она ничего. Только ноги подкосились, и Рина без сил опустилась на стул, рядом с зеркалом. Вяло махнула рукой: мол, все в порядке. Адриан же опустился рядом на корточки и заставил ее посмотреть на него.

— Сирена, ты подумала, что я буду участвовать в экшене?

«Да я, мать твою, была в этом уверена».

— Ну ты волен решать сам, — сообщила вслух, глядя прямо в серые глаза. И понимая, что не может оторвать от них взгляд. Вот просто зацепились, как магнитом, и все тут.

— Я и решаю, — спокойно ответил Адриан, — странно, но меня приглашение не особо порадовало. И потом, мы с тобой, кажется, решили проверить откажусь ли я от Темы, верно?

— Не стоит ломать себя.

— И не собираюсь. Но сегодня меня не зацепила мысль поучаствовать в том экшене. Хотя еще месяц назад я бы присоединился с огромным удовольствием. А сейчас хочу одного.

— Чего? — прошептала Рина, вспоминая их первую и пока единственную ночь. А точнее — утро.

— Послушать как ты поешь. А можно я посмотрю, как ты переодеваешься?

Вот тут Ариана не выдержала и попыталась дать собеседнику подзатыльник. Понятное дело, он легко увернулся и поспешно выскочил за дверь, сообщив, что будет подглядывать.

Шутник тоже тут нашелся. Времени до выступления оставалось не так уж и много. Рина торопливо наложила макияж, уделив особенное внимание губам, а потом повернулась к платью.

Нет, оно определенно выглядело… вызывающим. Из темно-красной шелковистой материи, с длинной летящей юбкой и разрезами едва ли не до середины бедра. А грудь прикрывалась двумя тонкими полосками. Хорошо прикрывалась, но при этом почему-то выглядела более соблазнительно, нежели в обнаженном виде.

Рина посмотрела на себя в зеркало и поежилась: да уж, она похожа на вампиршу. Яркие рыжие волосы, поддерживаемые золотистой лентой, темно-красное платье и такого же цвета губы.

На душе вдруг стало легко и свободно. Даже не верилось, что совсем недавно она думала, что все, Адриан может отправляться к черту. Сейчас же ее окутывало пушистое невесомое тепло. И хотелось, чтобы оно не исчезало.

Даже зрители сегодня воспринимались по-другому. Рина и без того тепло относилась к ним, а сегодня готова была расцеловать. Подарив ослепительную улыбку, поинтересовалась хрипловатым голосом в микрофон:

— Готовы отправиться со мной в мир музыки?

— Хоть на край света. — донесся веселый голос Макса. Он сидел за одним из ближайших столиков, вместе с Даном и Алей. Та весело помахала рукой. А где Адриан. Рина стрельнула глазами по сторонам и увидела его. Он сидел правее и чуть дальше, почти теряясь в полумраке. Но все же Рина его заметила, и теплое чувство внутри едва не захлестнуло с головой.

Наверное, ее состояние передалось и голосу. Он звучал сегодня особенно проникновенно. Три песня, после каждой гром аплодисментов.

Ты можешь делать больно — вытерплю.

Ты можешь гнать — я не уйду.

Могу все в этом мире вытерпеть.

И я не сдамся. Устою!*

Все дрожало и переворачивалось в душе, когда Ариана произносила слова песни. И вместе с томной мелодией сама взлетала к потолку…

До тех пор, пока не увидела, что впереди стало на одного зрителя больше. Сначала даже не поняла ничего, продолжая петь. А когда последний звук растворился в тишине помещения, до Рины дошло, что она видит.

Рядом со столиками стоял Полкан. Ошарашенно смотрел на нее, скрестив руки на груди.

Он то что здесь делает?!

К чести Рины, она не попятилась и вообще никак не выдала своего замешательства. Лишь отвела взгляд с таким видом, словно и не узнала. После чего улыбнулась зрителям и не спеша исчезла со сцены… чтобы уже бегом удрать в гримерку. А там дрожащими руками взъерошить волосы. Черт, черт, черт! Точнее, не черт, а Полкан, но это неважно.

Какого он тут делает вообще?

Рина торопливо переоделась в короткую юбку и майку, стянула волосы в хвост. Так, надо выяснить, что тут делает Полкан. Кто занимается новенькими? А то, что друг брата новенький — Ариана не сомневалась.

На Адриана она налетела сразу, как только вышла в зал. Раз, и уже в объятиях мужчины.

— Ты чего? — поинтересовался тот, сразу отметив несколько дикий взгляд Рины.

— Тут был друг брата, — выдохнула она, — блин! Я же не говорила, где работаю и кем!

Но Адриан отказался разделить ее волнение.

— Не понял проблемы. Ты просто тут поешь и что?

— Ты не понимаешь! Для всех я — официантка в закрытом клубе, где собирается всякая элита. А клуб БДСМ это как… как красная тряпка для быка! Прикинь, если он моим предкам расскажет!

Судя по взгляду, Адриан все же скептически отнесся к панике. Но взял Рину за руку и со словами: «Давай найдем твоего гения», — потащил ее к Мастеру Дэну. Сегодня он был донжоном в клубе и занимался новенькими.

— Кто? — переспросил, выслушав сбивчивый рассказ Рины, — Полкан Видов? Нет такого, вот сами посмотрите.

Рина уставилась в строчки на бумаге и охнула.

— Андрей Васильев? Это же мой брат!

Она огляделась, словно братец мог стоять за спиной. Но нет, вокруг были завсегдатаи клуба. Полкан растворился, словно ей померещился.

А если…

— Полкан мог прикинуться моим братом!

— Мы проверяем на входе паспорта, — напомнил Мастер Дэн.

Рина фыркнула:

— Уверена, что при желании выкрасть паспорт у лучшего друга — раз плюнуть.

— По чьей рекомендации пришел Андрей? — поинтересовался Адриан.

— М-м-м, дай посмотрю, — снова углубился в записи Мастер Дэн. Выглядел он внушительно: рост под два метра, косая сажень в плечах и огромная борода. Плюс много черной кожи и заклепок.

— Ага, он указал, что тут выступает его сестра — Ариана Васильева.

— И никто не удосужился спросить у Сирены, можно ли впускать ее брата, — рявкнул Адриан, — так, пошли!

— Куда? — вопрос одновременно вырвался и у Мастера, и у Рины.

— К охране! — прорычал Адриан. — Ну безопасность, блин!

Втроем они прошли в холл, где в темно-красной обстановке, за небольшим столом, рядом с гардеробом, сидел охранник.

— Олег…

Охранник поднял глаза от телефона на троицу и поинтересовался:

— Что-то случилось?

— Сегодня ты впускал посетителей? — спросил Мастер Дэн.

— Да, как всегда: новеньких по списку и с паспортом.

Адриан выдохнул и повернулся к Рине:

— Твоему брату ведь уже восемнадцать?

— Девятнадцать. Блин! Зачем Полкану им притворятся?

— Меня другое интересует, — вмешался Мастер Дэн, — обычно по рекомендациям все строго: связываются с тем, кто рекомендовал и спрашивают: так ли оно. А тебе, Ариана, явно не звонили. И не писали, да?

— На почту я не заходила, на вашем форуме не зарегистрирована. А так… я в последнее время незнакомые номера не беру.

— Ясно, — вздохнул Адриан, — все одно к одному. Олег, спасибо, ты в следующий раз паспорт внимательнее смотри. Рина, звони брату.

— Три ночи!

— Ничего с гением не случится. Спроси, где его паспорт.

Вздохнув, Ариана позвонила Андрею. К ее удивлению, тот не спал, а сидел в Интернете. На вопрос про паспорт удивился, но ответил:

— В сумке спортивной, а она у Полкана. Мы после фитнеса к нему зашли, потом сорвались там по делам, и я решил сумку завтра забрать. А что?

— Ничего. Спокойной ночи.

— Из-за «ничего» ты бы не стала звонить. Рина, что случилось?

— Просто решила побеспокоиться о любимом брате, — пробормотала та, не зная, что еще придумать. Андрей хмыкнул недоверчиво, но приставать с расспросами не стал. Только заметил:

— Помнишь, что предки тебя хотели завтра видеть?

— Помню, ближе к вечеру приеду. Ладно, пока.

— Ну? — все мужчины вокруг Рины выжидательно смотрели на нее. А она убрала телефон в сумочку и произнесла:

— Паспорт Андрея у Полкана.

Мастер Дэн пробормотал что-то нелестное насчет безопасности и проходного двора по имени «Орион», после чего направился на поиски Дана. Адриан погрозил Олегу кулаком и увел Рину во двор.

— Только не волнуйся.

Нет, она волновалась, хотя еще накануне твердо решила не обращать внимания на пересуды вокруг. Адриан прав: обсуждают всех. Кого-то больше, кого-то меньше. СО временем все утихнет. А ее не должно волновать, что думают сплетники.

Но какого хрена Полкан так сделал? Как вообще узнал, где она работает?

— Я хочу домой, — сообщила тихо, глядя на неподвижные силуэты деревьев в отсветах ночных фонарей. Даже в такой поздний час было душно и жарко. Так, что по спине тонкой струйкой стекал пот. И на лбу выступили капли.

— Я тебя отвезу, — спокойно ответил Адриан.

— Только не забивай себе голову дурью, — посоветовал, когда они уже приехали к дому: темному и сонному, как и двор вокруг. Где-то запиликала и умолкла автомобильная сигнализация. Рина сидела и смотрела на железную дверь подъезда с одиноким листком объявления насчет отключения горячей воды.

И вот прямо до дрожи что-то…

Рина сама плохо понимала, что делает, когда поворачивалась к Адриану.

— Останься сегодня у меня.

Мужчина на секунду окаменел, словно не поверил тому, что услышал. Потом как-то криво усмехнулся и проговорил:

— Опасно, Сирена. Нет, я готов постараться быть джентльменом, но боюсь у меня плохо получится.

Кровь с шумом ударила в голову, так что на миг стало трудно дышать. И оттого голос у Рины получился чуть хрипловатым:

— Да я и не прошу.

Целоваться они начали еще на лестнице. Прежде Ариана бы не подумала, что так можно: одновременно подниматься и вся отдаваться поцелую. И кстати она так и не поняла: сама шла или Адриан ее тащил. Нет, вроде сама, но цепляясь за спутника так, словно он был сейчас единственным, кто мог ее удержать.

— Темпераменты, — пробормотала она, когда они ввалились в темную квартиру, — они у нас вроде совпадают.

— Обычно я не прошу женщин заткнуться…

— Ок.

Прежде Рина не понимала, как это: совпадают темпераменты или нет. Ей казалось, что если человек нравится, то значит можно подстроится друг под друга. С двумя парнями, с которыми были отношения, ее в принципе все устраивало.

Но оказывается какая пропасть между «в принципе устраивало» и «идеальное попадание».

Словно одно дыхание на двоих. Прерывистое и глубокое, со всхлипами и хриплыми вскриками.

Словно растущее внутри удовольствие опутало нитями обоих и приковало друг к другу.

Рина металась по кровати, то ногтями вцепляясь в широкую мускулистую спину Адриана, то наоборот прижимаясь к нему спиной. И подставляя грудь под его ладони.

И да! Вот так! Еще сильнее и резче. Чтобы почти на грани удовольствия и боли.

После такой жаркой встряски ночной ветерок из окна показался довольно прохладным. Рина простонала что-то неразборчиво и приподняла голову. Она лежала на груди у мужчины, а тот разглядывал ее из-под опущенных ресниц.

— Слушай, — пробормотала Ариана, — я тебе там, кажется, спину поцарапала. Вроде Домы этого не любят.

— Вроде мы договорились, что я отойду от Темы. Но в общем да, за такое можно нехило огрести.

— Закроем тему о Теме.

— Согласен, — усмехнулся Адриан. Его рука запуталась в волосах Рины. Огненных и растрепанных. А она сама едва не мурлыкала. Вот кто бы мог подумать, а?

Впервые в жизни Ариана не хотела ничего загадывать и планировать, а просто наслаждалась текущим мгновением.

И даже спать не хотелось, хотя небо на востоке начинало медленно розоветь. Где-то во дворе запел соловей, ему ответил второй, за ним — третий.

— Скоро сентябрь, — пробормотала девушку, пальцами скользя по мужской груди, — хорошо, что учеба только с десятого числа. Что-то ощущение словно лета и не было. Не отдыхала толком.

— Представь, что будет после универа. От отпуска до отпуска.

— Нет уж! Надо и в работе находить удовольствие. А вам дают отпуска?

— Дают. Два раза в год по месяцу.

Рина молча позавидовала. А потом не удержалась и зевнула: внезапно резко захотелось спать. Так сильно, что аж в глазах защипало.

— Спи, Сирена, — уловил ее состояние Адриан, — завтра пятница: мне на работу к десяти, я тихо уйду, чтобы тебя не будить.

Ариана не ответила, лишь кивнула и послушно закрыла глаза. Но потом не выдержала и уже едва ли не сквозь сон поинтересовалась:

— А с сабами прикольно? Ну раз ты любишь подчинение…

Сдержанное рычание было ответом.

— Рина — спать. Иначе я озверею. И дам по попе.

— Нельзя! У меня табу на Тему.

— А я не как Тематик, а как злой мужчина.

— Руки вырву, — пробормотала Рина, все дальше уплывая на теплых волнах дремы. Услышала короткий смешок Адриана и окончательно вырубилась. Заснула так крепко и сладко, как не спала уже давно. Какие там кошмары! Они обходили ее сегодня стороной. Даже во сне девушка чувствовала рядом присутствие Адриана. И чуть улыбалась, даже не догадываясь, что он довольно долго разглядывал ее. Как-то задумчиво и даже чуть сурово. Потом губами прикоснулся к виску, где замерли рыжие завитки и тоже быстро уснул.

Глава 14

Это было похоже на сказку. О которой порой читаешь в романах и в душе веришь, что такое может быть в жизни. И ждешь.

Рине казалось, что дождалась. Адриан утром и правда попытался ускользнуть, чтобы ее не будить. Но куда там! Девушка вцепилась в него голодным клещом и заявила, что с нее завтрак. Адриан подумал целых три секунды и попросил только не делать яичницу. Потому что он уже на яйца не может смотреть без содрогания. Рина ухмыльнулась и пообещала приготовить манную кашу. На воде. После чего ей сообщили, что даже самые отпетые садисты просто младенцы по сравнению с ней.

На завтрак были гренки с помидорами и сосиски. И кофе. Очень много кофе. Рина сидела на столе, болтая ногами и языком. Темы находились сами собой. Она и до этого легко могла общаться с Адрианом. Это потом, когда увидела его в клубе, произошел ступор. А так Рина уже догадывалась, что у них довольно много общего.

День начался на подъеме и так же продолжился. Проводив Адриана, Рина взялась за уборку и за себя любимую. Лежа с маской на лице и слушая музыку, думала насчет Полкана. И пришла к выводу, что лучше послушать Адриана и прекратить трепать себе нервы. Даже если этого придурок решит про нее что-нибудь наговорить, она не сможет никак ему помешать. Значит, улыбаемся и машем.

Вот так. Главное поймать нужную волну и не отступать от нее. Хватит кошмаров и всего остального. Больше всего Рина ненавидела жалеть себя. А ведь этим практически и занималась последнее время.

Очень неприятное занятие, надо признать.

В приподнятом настроении, она ближе к вечеру собралась к родителям. Пешком, благо было не так далеко, а в такую погоду ехать на автобусе — сплошное издевательство. Проще пройтись по тенистым местам города. Благо в этом районе их было довольно много. По дороге заодно заглянула в пару магазинов. А еще обзавелась кучей каких-то листовок и пробников. В одном торговом центре шли рекламные акции, в результате чего Рина незаметно для себя стала обладателем коробочки кошачьего корма, крохотной баночки с каким-то новым соусом, который ей вручила симпатичная девушка в синем фартуке, миниатюрного тюбика губной помады, электронного теста на беременность и еще кучи абсолютно ненужных ей вещей. Сумка стала раздутой и едва застегивалась, когда Рина, отдуваясь, выскочила из торгового центра и поспешила к родителям. Вот так вот зайдешь просто поглазеть, а в итоге…

Родители ее уже ждали. Причем в глазах мамы — или Рине всего лишь показалось — мелькала вина. По крайней мере она обняла дочь и поцеловала, чего давно уже не было. И забросала вопросами насчет жилья и всего остального. И девушка постепенно расслабилась. Андрея дома не было, на кухне пахло пирогом с вишней и мятным чаем, папа сидел на своем любимом месте и выглядел отдохнувшим.

— Ты взял отгул? — спросила Ариана, откусывая кусок пирога и блаженно вздыхая. Все же по родителям она соскучилась. По такому вот летнему теплому вечеру, когда вокруг чистая привычная квартира, родные люди и обстановка. А еще чай, который мама заваривает лучше всех.

— Да, надо же иногда и отдыхать.

— А как же Штаты? — не удержалась Рина. Мама чуть нахмурилась и сделала вид, что занята нарезкой новых кусков пирога. А папа широко заулыбался.

— Да что-то Андрюша наш замолчал насчет поездки. Точнее, начал поговаривать, что ее можно перенести на позже.

— Это его та девчонка подговаривает, — все же прорвало маму, — небось, решила с ним за его счет поехать.

Мятный чай у Рины чуть не пошел через нос от изумления.

— Ты про Киру что ли?

— Вроде ее так зовут. Домой к нам идти не хочет, знакомиться с нами не хочет. А я хочу посмотреть на нее. Что за краса еще нашлась!

— Нормальная краса, — буркнула Рина, — мозги есть вроде.

Тишина на кухне наступила внезапно. И до Арианы дошло, что она сказала нечто лишнее. Словно подтверждая ее слова, мама схватилась за сердце.

— Господи, ты их что ли познакомила?

— Нет, но я была с ней, когда меня Андрей нашел. Блин, мама, что не так.

Папа хмыкнул и сделал вид, что по уши занят журналом и телевизором одновременно. Вот тебе и мирный вечерок.

— Рина, как ты могла?!

У девушки брови взлетели вверх от удивления.

— Так, я тут при чем?

— Ты не должна была позволять такое!

В глазах у Арианы вопросы превратились в обалдевших чертиков.

— В смысле? Я должна была пинком отправить Андрея домой и сказать, чтобы он не приближался к девушке? Он взрослый парень, у него свои желания!

Хмыканье со стороны папы прозвучало одобрительно, а мама просто взвилась:

— Рано ему еще о таком думать! Пусть сначала закончит универ и с нормальной девушкой познакомится. Которая родителей будет уважать.

— Милая, — вмешался папа, — ты от моих родителей шарахалась даже после свадьбы.

— Твоя мать мной командовать пыталась!

— И ты ее ошибки сейчас повторяешь.

Мама замолчала и оскорбленно поджала губы. А Рина услышала, как хлопнула входная дверь, затем послышались шаги и на кухне появились Андрей с Полканом.

Ну вот за что?!

Ариана коротко поздоровалась и сделала вид, что все нормально. Даже подвинулась ближе к окну, чтобы парням было больше места. А мама тут же захлопотала вокруг них, спрашивая откуда они, как дела и так далее.

Рина молча медитировала над чашкой и понимала, что пора отсюда уходить. Присутствие Полкана бесило.

— …Андрюш, — услышала она голос мамы, — ну вот почему ты с другом не хочешь поехать. Ты же так рвался в Штаты, мы уже все запланировали. Неужели из-за той девочки…

— Киры, — отрезал сын, — мама, ее зовут Кира.

Полкан издал какой-то неприятный смех и хлопнул друга по плечу:

— Вот так подкаблучниками и становятся, чувак. Поехали в Штаты, там будет круто. Заодно и девчонку проверишь: дождется или нет.

Андрей вздохнул и мотнул головой. Даже плечи распрямил.

— Сейчас это будет слишком накладно финансово. Я тут подумал…мне же в универе предлагают давно подработку. Подкоплю, потом сам возьму кредит и тогда на следующий год смогу поехать.

— Боже, чел, на кафедре платят копейки.

— Ну…смотря как работать.

— Рина, — обратился Полкан к девушке, которая вздрогнула от неожиданности, — а ты чего не хочешь проспонсировать брата?

— Не влезай, Полкан, — буркнул Андрей, — мне еще не хватало у нее зарплату официантки просить, ага.

— Официантки?

— Ну так она же в ночном закрытом клубе официанткой подрабатывает, — кивнула мама, — я правда волнуюсь, но Рина заверила, что там публика приличная.

Еще до ответной реплики Полкана, Ариана уже поняла по его гаденькой улыбочке, что он скажет.

— Странно, а я видел, как Ринка пела в клубе для садомазохистов. Ну знаете, клуб закрытый да, потому что там оргии устраивают и куча неадекватов. Она перед ними такие песни распевала.

Кажется, поперхнулся даже телевизор. А, нет, это папа от неожиданности дернулся, нажал на пульт и звук исчез. Мама уронила тарелку, та разбилась на мелкие осколоки, но никто даже не пошевелился.

Глаза у Андрея стали круглыми, но он промолчал. А вот Рина широко так улыбнулась и проговорила заинтересованным голосом:

— Мне вот интересно, что ты там делал, в этом клубе порока и разврата. Где, кстати, очень строго контролируется понятие конфиденциальности и куда фиг попадешь без рекомендаций. А ты почему не уточнил, что прошел под именем Андрея и по его паспорту?

Мама икнула и пошарила рукой по кухонной столешнице, словно искала пузырек с валерьянкой. Андрей бесшумно куда-то исчез в сторону своей комнаты. А Полкан изобразил негодование.

— Я, Рина, между прочим, о тебе беспокоился. После того, что ты пережила, у тебя могло исказиться понимание происходящего.

— Ты о чем? — слабым голосом спросила мама у друга своего сына.

— Ну как о чем, теть Олеся, я изучал вопрос по жертвам насилия и похищения. Довольно высокий процент из них потом ударялись в такие вот извращения. Вы же не хотите, чтобы вашу дочь пороли кнутом?

— Идиот! — не выдержала Рина. — Я там просто пою и все! Никто меня бить не собирается, и я сама это не приемлю.

— Тогда почему ты туда пошла петь, а не в обычный клуб?

— Я и в обычном клубе пела, — пожала девушка плечами, — только там начали приставать с неприличными предложениями, и я уволилась.

— Так, стоп, — перебил ее отец, хлопнув ладонью по столу, — Рина, ты поешь в, кхм, клубе со специфическими наклонностями. Просто поешь? И к тебе там не пристают?

Ариана замотала головой. И увидела, как из спальни вышел задумчивый Андрей, в руках которого красовался сложенный вдвое кожаный ремень.

— Слышь, Полкан, — обратился он к другу, — а ты то чего в том клубе забыл, да еще по моему паспорту?

— За твою сестру беспокоился! Выяснил, куда она вечерами уезжает и посмотрел, что там да как. А паспорт…

— Да, да, — нехорошим голосом протянул отец, — почему ты паспортом моего сына воспользовался. И чего вдруг так нравственностью Рины обеспокоился. Поет и поет. Не пляшет же.

— А его мама, — протянула Ариана, — рассказывает всем, что меня коллективно насиловали в плену.

Мама прикрыла глаза и покачнулась, а папа медленно встал подниматься. Медленно и как-то угрожающе. Полкан нерешительно потоптался на месте. Он явно рассчитывал на другой эффект.

— Неужели вас это не волнует.

— Лично меня, — медленно проговорил отец, — больше волнует, что какой-то говнюк имеет наглость капать на мою дочь.

— А я, — подхватил Андрей, который подошел к другу уже совсем близко, — всерьез обеспокоен твоими наклонностями, Полкан. И как приятель не могу, не помочь. Вроде там у Тематиков куча ограничений, ну так я не они. И могу от них отмахнуться.

В следующую секунду Полкан завизжал совершенно женским визгом. Это Андрей от всей души приложил его ремнем по заднице, обтянутой модными джинсами. Весело щелкнуло, так что Рина подпрыгнула.

— Охренел!!!

— … - сообщил Андрей, замахиваясь, — ….и ….

— Присоединяюсь! — бодро откликнулся папа, тоже вытаскивая ремень из штанов. — Эх, порка — вещь удивительная. Многое доходит через задницу, ага!

Полкан рванул в прихожую, папа с Андреем за ним. Рина тоже поспешила следом, понимая, что такое зрелище пропустить не может.

— Андрей, Володя, вы с ума сошли! — кинулась мама. И только успела увидеть, как по лестнице удирает Полкан, а за ним, с ремнями наперевес отец с сыном-гением.

— Рина, ты понимаешь, что поссорила друзей?

— А ты понимаешь, в чем меня пытался обвинить этот ушлепок?

— Он позвонит в полицию! — простонала мама, — Андрея арестуют!

— Блин! — заорала Рина. — Блин, блин! Какая полиция?! Мама, а ты не подумала о папе? Да никто никого арестовывать не будет! Что Полкан скажет? Что его выгнали из квартиры, надавав по заднице? Все, я пошла!

— Рина, ты должна оттуда уволится!

Дочь, уже нацепив босоножки, показала фигу и тоже выскочила из квартиры. Отлично! Мама как всегда в своем репертуаре. Главное, чтобы Андрей не пострадал, а все остальное — тлен.

Папу и брата она встретила внизу. Те сначала пытались вернуть ее домой, потом все же согласились с доводами, но сказали, что довезут на машине. По дороге Рина подробно рассказала. Про клуб, про Дана и его невесту, про отношения с клубом, про то, что встречается с чудесным мужчиной, про попытки матери Полкана ей подгадить. Папа мрачнел с каждым словом и что-то бормотал нелестное. Только неясно в чем адрес. Андрей смотрел в окно, прикусив губу. Потом сообщил:

— Больше Полкан к тебе не полезет.

— Ты поругался с другом. — заметила Рина.

— Мудак он, а не друг.

— Он может про тебя гадостей наговорить.

— Я тоже, — парировал Андрей, — поэтому Полкан будет молчать в тряпочку.

— А я поговорю с мамой, — пробормотал отец. — Ариана, может, все же побудешь сегодня дома.

— Я хочу лечь спать. А дома мне этого сделать не дадут. Начнутся расспросы и все такое. Пусть мама переварит все и успокоится. А то сейчас будет гроза. Оно тебе надо?

В общем, спустя час, Рина осталась одна. У нее было чувство, что она только что побыла в торнадо и чудом осталась целой и невредимой. Выдохнула, упала на диван и задумчиво проговорила, глядя в потолок:

— Вот так номер…

Андрей удивил, мама в очередной раз показала, что кроме сына ей никто не нужен, а папа порадовал. Ну что ж, все хорошо, прекрасная маркиза. С такими мыслями Рина дотянулась до ноутбука и включила недавно скачанный фильм. Пока смотрела, ей позвонила Аля и попросила завтра с утра сгонять вместе за платьем, которое было на подгонке. Потом позвонила одногрупница и предложила днем поваляться на пляже. Все же скоро конец лета, надо хоть немного успеть загореть.

У Адриана мобильник был выключен. Такое случалось, если на работе происходило что-то срочное. Ариана с холодком в сердце понадеялась, что не какая-нибудь операция по захвату.

Фильм оказался скучным. Под него как-то незаметно ушло три чашки чая и куча печенья. А потом Ариана уснула, уронив голову на руки. И проспала до девяти утра. Она бы спала и дальше, но звонок от Али разбудил и заставил встать. Пару минут Рина сонно хлопала ресницами и пыталась понять, когда она успела уронить сумку. Да так, что оттуда вывалились все вещи. Видимо, вчера поставила неудачно.

Документы, какие-то чеки и куча врученных вчера пробников вперемешку лежали на светло-коричневом ламинате. Рина дотянулась и подцепила тест на беременность. Повертела и хмыкнула. Прикольный, электронный. Хвастливая надпись заверяла, что он выявляет беременность на самых ранних сроках.

Интересно, а как оно вообще — проверять? Рина в школе с подругами как-то купили презервативы и с хихиканием изучили их. Потом, уже в выпускных классах, забегали в секс-шопы и разглядывали витрины.

Вот и сейчас девушку посетило то же чувство, что было, когда она вскрывала пачку с презервативами. Любопытство.

Нет, ну ей же дали тест. Надо же поприкалываться.

В глубине души чувствуя себя немного идиоткой, Рина побрела в туалет. И все в каком-то пока еще легком сонном отупении. Все же, чтобы проснуться, ей требовалось около часа. И большая чашка кофе.

Небрежно бросив тест на стиральную машинку, девушка умылась и задумчиво изучила заспанную физиономию. Вроде все было в порядке. За ночь ни прыщиков, ни морщин. Если замазать синяки под глазами, так вообще красотка.

Время уже поджимало. Они с Алей договорились встретиться в одиннадцать, а еще до места доехать надо. И позавтракать.

Рина заторопилась. Пока пила кофе, пыталась заодно и накрасить глаза. Потом торопливо ела и думала, что надеть. Решила не выпендриваться и натянула светлые джинсы и белую футболку с забавной бахромой по краям. Волосы заколола повыше, на руку нацепила широкий браслет и…вспомнила про тест.

«Надо его выкинуть, а то мало ли».

Прекрасно зная, что он показывает, Ариана схватила его и уже собралась швырнуть в мусорку. Но ради прикола глянула на результаты.

— Что за?!

Тест ехидно подмигивал крохотным окошечком, в котором отчетливо виднелись буквы: «беременность 1–2 недели».

Нет, нет, нет! Он просто испорчен. Рина выдавила из себя нервный смешок, чувствуя, как затряслись руки и почему-то застучали зубы. Ну, конечно! Просто раздавали некачественные тесты, вот и все.

«А незащищенный секс то был», — всплыла мысль, от которой окончательно поплохело.

Но это было почти три недели назад! Не может быть, чтобы тест показал результат! Насколько Рина знала, подобные вещи можно заметить через месяц-два, но никак не через три недели.

Так что это просто ошибочный тест и все!

Но спокойствия как не бывало. Пока Ариана ехала в автобусе, то рылась в мобильном Интернете и изучала все тонкости возможной беременности. Ага, ну вот, написано было, что частенько тесты выдают ложноположительный результат. Из-за гормонального сбоя, из-за всяких воспалений, если сам тест некачественный. Так что все это глупости! Глупости!

Рина поймала себя на том, что кусает губу едва ли не до крови. А если не глупости? Тогда «ой». В Интернете же она прочитала, что можно сделать анализ на ХГЧ. Сразу позвонила в клинику женского здоровья, где проверялась раз в год, уточнила, можно ли подобное сделать у них и решила завтра же с утра отправиться и сдать кровь. А то так и будет думать: беременна или нет.

Надо ли говорить, что к моменту встречи с Алей, Рина успела надумать такое, что волосы на голове то и дело начинались шевелиться. А заодно сильно хотелось прибить Адриана и себя за безалаберность. Вот уж точно в тот раз гормоны мозги отключили!

— Ты чего? — уставилась на нее Аля. Видать лицо у Рины было красноречивым.

— Жара замучила, — отозвалась та, лихорадочно прислушиваясь к организму. Тот прислушивался в ответ и робко сообщал, что хочет чего-нибудь холодного. Но вроде не тошнило, асфальт нюхать не хотелось и в принципе все было, как всегда. Или подобные желания посещают позднее?

Стоит ли говорить, что окружающие события сейчас воспринимались Арианой как нечто неважное. Возможный «залет» заполнил все ее мысли. С трудом удавалось сосредоточиться на болтовне Али. И на ее платье. Тут, кстати, Рина ненадолго вынырнула из сомнений и восхищенно присвистнула.

— Клево, да? — подмигнула Аля. Она стояла на возвышении, в окружении зеркал, и медленно поворачивалась вокруг своей оси. Невысокая и юркая девушка, которая подшивала платья, все поправила и теперь ждала вердикта клиентки.

Платье было пышное и красное. Точнее — алое. Аля в нем напоминала оживший кусочек огня. Рина даже головой мотнула, отгоняя наваждение и спросила:

— Алексей то в курсе цвета?

— Не-аааа, сюрприз! В курсе только ты и Клара. Даже предкам не сказала.

— А фата будет?

— Небольшая шляпка с вуалью, — ответила Аля. — Да, оно сидит идеально! Рина, как тебе со стороны?

Со стороны выглядело шикарно, о чем Ариана и сообщила. Открытые плечи, золотистые от загара, алый корсаж и такого же оттенка пышная юбка из множества полупрозрачных слоев. При этом Аля не напоминала торт. Здесь были излишни украшения и перчатки. Только яркий жизнерадостный цвет, сверкающий так же, как глаза невесты.

— А в каком платье будет Клара? — поинтересовалась Рина, когда они уже выходили их ателье. Платье пообещали прислать сегодня вечером. И Аля шла, едва ли не подпрыгивая.

— В бледно-голубом. Греческий стиль и все такое. Увидишь. Там Дан командует парадом.

— Слишком она ему подчиняется.

— Это их выбор, — пожала Аля плечами, — Кларе такая жизнь нравится, Дан от нее млеет. Что еще надо для счастья?

— Мужа и господина Садиста? — хитро спросила Рина. Подруга показала ей язык и отчеканила:

— Мы с ним на равных. Садист он только на сессиях и все!

Рина промолчала. Каждому свое.

— А вы с Адрианом… — начала было Аля, но подруга ее перебила:

— Не знаю. Я уже ничего не знаю. Я думала, что тематики не уходят из Темы, но…

— Леша как-то скептически относится к его тематичности, — ответила Аля. — Типа, он больше играет, а не всерьез. Таких они называют «ванльными тематиками». Да и в прошлый раз… блин ну вот его на сцену пригласили, так? А он там пораскланивался, отвлек народ, пошутил и незаметно слился. Я аж сама обалдела и глазам не поверила!

На душе у Рины потеплело. Да, тот поступок ей о многом сказал.

А что будет, если она забеременела? Как тогда поступит Адриан? Тут ведь не со сцены удрать.

А как она сама поступит?

В общем, собеседница из нее сегодня получилась так себе. Сложно поддерживать разговор, когда в голове заезженной пластинкой крутится мысль о возможной беременности. Уже, собираясь на пляж, Рина не выдержала и спросила у Али:

— Слушай, а вот как бы ты поступила, если б залетела?

Подруга уже собиралась уезжать в другую сторону. Но призадумалась и пропустила свой автобус. Машину Али уже неделю стояла в ремонте, и девушку это бесило.

— Ну сказала бы Леше. Это понятное дело. А потом уже стали бы решать вместе. Да мы планируем года через два.

— А если внезапно?

— Это как? — не поняла Аля. — Я таблетки пью.

— Все может быть. — зловеще протянула Рина, — Дети они могут и нежданчик устроить.

Аля икнула, потом осторожно заметила, что «нежданчики» они все же стараются предупредить и все такое. После чего с подозрением покосилась на Рину, но та уже перевела тему и поспешила распрощаться.

На пляже, в компании одногруппницы Вики, легче не стало. Викуся год назад родила симпатичную девочку. И сейчас, захлебываясь словами, рассказывала Рине, как у нее дочка уже ходит и даже пытается что-то сказать. Ариана слушала и холодела все сильнее. Блин, как у людей получается ребенка воспитывать, учится и еще с мужем время проводить?

Еще и Адриан ближе к вечеру активизировался. Сообщил, что вчера была «внезапная задница» и пришлось отключить телефон. Но сегодня он готов встретиться и уже соскучился. Ариана же не была уверена в своей выдержке, поэтому наврала про больную голову и желание лечь спать пораньше.

— Сейчас семь вечера, — отметил Адриан, — тебе не кажется, что немного рановато?

— Полежу и кино посмотрю.

— С больной головой?! Рина, что там у тебя происходит?

— Ну я же девушка, — попыталась она вывернуться, — нам периодически лучше побыть одним. Иначе покусать можем.

Кажется, Адриан неправильно все понял, потому что вдруг миролюбиво проговорил что-то про «существо, которое семь дней кровоточит и не помирает», после чего грозно сообщил, что приедет завтра в обед и они вместе поедут в «Орион». Там Рина должна была выступать.

Ну хотя бы к завтрашнему обеду она уже все будет знать.

Общаться ни с кем больше не хотелось. Ариана боялась, что не выдержит и сболтнет лишнего. Нет уж, сначала все проверит, а потом будет думать, что и кому говорить. Поэтому она заперлась дома и правда включила фильм. Правда, в содержание толком не вникала. Потому что мысли продолжали крутиться вокруг понятно какой проблемы.

А утром, натощак, Рина понеслась в клинику. Небольшой светлый кабинет, в котором пахло чем-то специфическим, потом завтрак в ближайшем кафе и нервы, нервы, нервы. На всякий случай Ариана решила уточнить, можно ли в случае чего попасть к врачу, у которого она наблюдалась уже несколько лет. Получила положительный ответ и постаралась пока не думать о результатах.

Четыре часа тянулись мучительно долго. Прямо вот как резиновые шланги. Рина выпила кучу чая, обошла все ближайшие магазины и зачем-то купила себе яркие сабо и полотенце с фиолетовыми осьминогами. Осьминоги смотрелись просто кошмарно и напоминали расплывшиеся чернильные пятна.

«Может, у меня уже мозг пролактином заплывает? И я не ведаю, что творю?»

Спустя четыре часа Рина вернулась в клинику. И почувствовала, как на нее обрушился потолок. Анализ показывал беременность. Тут уже отговорками себя не успокоишь.

Ариана как во сне дошла до кабинета врача, просидела почти полчаса, прежде чем ее пригласили. В ушах стоял гул и что-то пульсировало. Сердце? Или паника?

Глава 15

Кабинет врача-гинеколога Валентины Андреевны Рина посещала раз в год: пройти осмотр и сдать анализы. Просто для профилактики. Обычный кабинет: светлые стены, светлые жалюзи, коричневая мебель и вход в смотровую. Отсюда был виден кусочек белоснежной ширмы, за которой следовало раздеваться. Здесь же стояла мягкая кушетка и аппарат узи. Ну и разные плакаты на стенах. Рина увидела детальное описание внематочной беременности, побледнела и постаралась не глазеть по сторонам.

— Давай посмотрим, что у тебя, — проговорила Валентина Андреевна. Возраст ее приближался к шестидесяти, доброе и чуть уставшее лицо и короткая стрижка. Плюс всегда идеально белый и выглаженный халат.

Рина тупо смотрела как врач изучает ее анализы. И все никак не могла осознать, что вот оно — происходит сейчас и на самом деле. Даже украдкой ущипнула себя пару раз, чуть повыше локтя.

— Дату зачатия можешь сказать?

О, это она могла. Дата ей в память врезалась.

— Ага, значит почти три недели с момента зачатия, — кивнула врач, — давай ложись на кушетку, посмотрим.

Рина не представляла, что там можно увидеть. Но послушно улеглась и подставила живот под прохладный гель и датчик. Потом под другой датчик, не такой приятный. Молча смотрела в потолок и слушала комментарии врача. Потом молча вытерла гель и села обратно на стул.

— Ну со своей стороны я противопоказаний не вижу. О плоде пока что-то рано говорить. — проговорила Валентина Андреевна, глядя на Ариану. — Что думаешь делать?

— А вы как считаете? — вырвалось у нее из глубины души. Врач усмехнулась по-доброму и покачала головой:

— Тут решать тебе. Сохранять ребенка или делать аборт. Решать и будущему отцу. Вы в отношениях?

— Да. Думаете, ему надо говорить?

— Я не знаю тонкостей ваших отношений, Ариана. Если хочешь совет: не спеши, возьми пару дней и как следует все обдумай. Ни с кем не советуйся, кроме отца ребенка. Никого не слушай. Это тот случай, когда решать только вам, обоим. Это ваш выбор и ваша ответственность. Срок у тебя крохотный. Аборт в ближайшее время можно провести медикаментозный. Решишь оставить — встанешь на учет у нас и будешь наблюдаться. Повторюсь: со здоровьем у тебя все в порядке. С моей стороны никаких противопоказаний нет.

Из клиники Рина не вышла, а практически выпала. И услышала звонок мобильного. Ну да, Адриан как будто подгадал когда звонить. Пару секунд она смотрела на телефон, сомневаясь, отвечать ли. Но нет, лучше ответить. Он же упорный.

— Ты где? — весело спросил Адриан, явно едущий в машине. — Дома или носишься по городу?

Рина посмотрела на розовую вывеску клиники и решила, что не стоит уточнять, где именно она находится. Взгляд зацепился за кафе напротив.

— Я в «Одуванчике», это на Карельской улице. Давай выйду на ближайшую остановку?

— Погоди, может, пообедаем и поедем куда-нибудь? В кино, например? Или куда ты хочешь?

— Ты не устал после работы? — поинтересовалась Рина, размышляя как лучше преподнести новость. Сразу в лоб или подобрать нужные слова.

— В клубе отдохну, — зевнул Адриан, — тебя послушаю. Ты же поешь сегодня, Сирена?

— Пою.

— Ну вот. О, кстати, можем заехать ко мне домой, расслабиться.

Рина поперхнулась и тут же услышала смеющийся голос Адриана:

— Спорим, ты уже придумала кучу пошлостей?

— Я этого не говорила. Надеюсь, у тебя там нет припрятанных сабочек на «черный день».

— Чую мне придется продемонстрировать тебе все ящики?

— А вдруг там будет компромат?

За такой вот беседой Рина дошла до кафе и как-то обреченно опустилась на ближайший стул. Посмотрела на принесенное зевающей официанткой меню и попросила молочный коктейль. От чая уже тошнило. Или не от чая? Нет, вроде для токсикоза рано. Ариана подперла голову кулаками и едва удержалась от желания повыть и побиться головой о стол.

Что делать то? Ответа пока не было.

Дети для Арианы представлялись чем-то далеким и загадочным. Нет, у ее многочисленных приятельниц были детишки. Но Рина видела их обычно или спящими в колясках, или мусолящими какую-нибудь игрушку. Те, кто постарше, обычно много шумели и бегали.

Но вот, чтобы самой рожать… такое в планы Рины точно пока не входило. Наивной дурочкой она не была и на всякие карамельно-розовые рекламы с милыми детишками и гламурными мамами не велась. Отлично понимала, что ребенок — это гигантская ответственность. Сильнее которой, наверное, и нет ничего.

Наверное, логичнее и умнее всего было бы быстро пройти все анализы и выпить таблетку или что там дают для аборта. Рина представила эту процедуру. Да, наверное, больно будет и неприятно, но зато потом можно будет не думать о том, как учится дальше, как содержать ребенка и все такое. Да, это сейчас было бы самым верным и правильным решением. По крайней мере паника и мозг орали именно такие фразы.

Но всегда ли разумное решение — верное?

Принесли холодный клубничный коктейль. Рина отхлебнула, не почувствовав вкуса. Ну вот что делать? Что? Ее то прошибало на холодный пот, а то бросало в жар. Как же трудно принять решение.

А кто у нее интересно внутри? А на кого похож?

«На кучу клеток он сейчас похож. Эй, это опасные мысли!»

Почему-то мысль про аборт не приносила облегчения. А вот если бы она родила? Рина попыталась представить себя мамой. К детям она относилась ровно. Понимала, что все когда-то были детишками. И общалась с ними спокойно, без сюсюканья.

Нет, одной тут точно не разобраться. На маму Ариана не рассчитывала. Доктор права: это ответственность ее и Адриана. Только им решать.

К тому времени, когда Адриан вошел в кафе, Рина успела десять раз поменять мнение, измучиться и попросить второй коктейль. При виде мужчины — усталого, загоревшего еще сильнее — она едва не пролила слезы. Уже настолько запуталась.

— Сирена, — нежно проговорил Адриан, наклоняясь к ней. Его поцелуй был с привкусом лимонно-мятной жвачки. Губы — твердые и жесткие, но очень жадные. Ну да…дожадничился. А она — допелась.

Видимо, от полного замешательства и желания уже скорее со всем разобраться, Рина проговорила, глядя прямо в серо-голубые глаза:

— Я беременна…упс…

Ну это стоило произнести хотя бы ради реакции Адриана. Мужественное резкое лицо с легкой щетиной как-то окаменело. А вот глаза, наоборот, стали округляться. Так, словно решили вылезти из орбит. Адриан так и замер в каком-то полупоклоне, нависнув над Риной. Странно было видеть его — обычно такого уверенного и самодовольного — в явной растерянности.

Рина ждала, замерев и чувствуя, как сердце отдает эхом в районе ушей и почему-то пятой точки. Забавно…

Наконец, Адриан выдохнул и как-то очень осторожно опустился на стул рядом. При этом не сводя непонятного взгляда с Арианы. Провел рукой по волосам и еще раз выдохнул. Потом сообщил с кривой усмешкой:

— Предупреждать надо же. Ладно у меня сердце крепкое.

— То есть, если бы я сказала: Милый, у меня к тебе серьезный разговор — ты бы отреагировал проще?

— Ну я бы тогда понял, что меня ожидает нечто интересное.

Адриан обеими руками потер лицо и мотнул головой. Рина же пока не могла понять его реакцию и осторожно заметила:

— Ну как бы я сама в шоке. И узнала это где-то почти час назад.

— А, и решила бить в упор?

— Ты явно недоволен.

— Я явно в шоке, — возразил Адриан, который и впрямь выглядел скорее потрясенным, нежели недовольным. — Вот это пово…выстрел. С первого раза и прямо в цель. Кхм…

— Что делать будем, снайпер?

— Есть варианты? — поинтересовался мужчина. — Так, я даже спать расхотел. А ведь полночи провел на работе. Фух…

— Ну у нас два варианта.

— Три. — с самым серьезным видом сообщил Адриан. — Мы женимся, мы не женимся, ты с гордым видом посылаешь меня и идешь на аборт.

Рина сглотнула и уставилась на стакан с остатками второго коктейля. Когда она его выпить успела?

— Ну как бы да, мне сказали, что, если что… сейчас все можно будет сделать таблетками.

Адриан перестал пытаться шутить и как-то весь подобрался. Рине показалось или взгляд его стал более острым, потемнел. На миг она вспомнила каким он был во время ее спасения.

— Ариана, — мужчина не назвал ее Сиреной, — я думаю, ты понимаешь, какой выбор мы должны сделать?

— М-м-м?

— Правильный, мы должны сделать правильный выбор. Ты хочешь сделать аборт?

Рина молчала минуты три. Адриан ее не торопил, задумчиво водил пальцем по полупрозрачной столешнице. И тоже явно о чем-то думал. Хотя ясно, о чем.

— Сначала я думала, что это будет самый правильный выбор, — наконец, почти прошептала Ариана, — но чем сильнее думала, тем сильнее сомневалась. Я… я не уверена, что хочу аборт. Но решать нам обоим.

И вздрогнула, ощутив, как на щеку легла мужская ладонь, крепкая и чуть шероховатая.

— Вот ты любишь ты сюрпризы, Сирена, — вздохнул Адриан, проводя пальцами вдоль ее скулы. И такая простая ласка находила отзыв где-то глубоко в душе Рины.

— И ты явно уже подумала об ответственности, учебе и прочих вещах?

— Ага.

— И теперь втайне сидишь и ждешь моего окончательного решения. Что я тресну кулаком по столу и скажу, что нам делать.

Рина закатила глаза, но промолчала. Потому что да, втайне мечтала о подобном.

— Страшно? — спросил Адриан. Руку он так и не убрал.

— До икотки.

— Правильно, а рожать еще страшнее, наверное.

— Спасибо, ты меня несомненно подбодрил!

Адриан расхохотался так внезапно, что Ариана с удивлением уставилась на него. Как-то повода для смеха она не видела. Тут думать надо, решать, а он хохочет.

— Неужели Сирена ждет решения мерзкого Топа?

— Я тебя ударю сейчас!

— Знаешь, что хочу я? — ласково поинтересовался Адриан. Он наклонился к девушке и прошептал почти на ухо, вызывая волну мурашек вдоль позвоночника.

— Я хочу сгрести тебя в охапку и отвезти к своим родителям, потом к многочисленным родственникам. Чтобы представить тебя, как свою невесту. Чтобы все мне завидовали. А потом вместе с тобой привыкать к мысли, что скоро стану родителем. Наверное, это захватывающе. Сирена я ни от одной женщины детей не хотел. А тут как-то так прямо… прямо не имею ничего против. Ты, рыжая, со мной сделала что-то, да? Ведьма!

Он чуть отодвинулся и деланно-небрежным тоном заметил:

— Но решать тебе, конечно.

— Нормально, да? — пробурчала Рина. — То есть давай, дорогая, вся ответственность на твои хрупкие женские плечи?

— Это твое тело, Сирена, решающее слово за тобой. Я свое мнение тебе сказал. Просто ты должна отдавать себе отчет в принятом решении.

Подбодрил, называется! Но в глубине души Ариана понимала, что Адриан безжалостно прав. Он свое отношение уже показал и сообщил, что хочет этого ребенка и хочет ее.

В голову у Рины завертелся бешеный вихрь мыслей и сомнений, хотя она уже знала ответ. Потому что все же надо уметь принимать подобные решения. В конце концов, она здорова, ее вон замуж зовут и все такое. А учеба и остальное — ну ведь все можно распланировать. А откладывать из-за подобного беременность как-то странно. Так можно всю жизнь откладывать, ведь потом будет работа, карьера, путешествовать захочется…

— Страшно! — вырвалось у Рины.

— Я вообще в ужасе. Роль папы на себя как-то не примерял. Зато, представь, сколько нас ждет нового.

— Да уж. Справимся?

— Вместе? Да горы свернем! Поехали!

— Куда?

— Домой. — сообщил невозмутимо Адриан. — отдыхать. И обсуждать наше будущее. А еще я буду приставать к тебе. Ясно?

— Ну так, господин Топ в своем репертуаре. Только, Адриан, пожалуйста, пока никому… просто первые три месяца самые такие рискованные. Может быть все, что угодно.

— Понял уже, — проворчал мужчина, поднимаясь и протягивая Рине руку. — Буду молчать, как рыба…

Он вдруг дернул ее на себя и обнял. Так крепко, что у Арианы перехватило дыхание.

— Эй…

— Все будет хорошо, — прошептал Адриан, — недоделанный Топ тебе гарантирует. Я тебя люблю.

Ох, в сердце словно ударил солнечный огонь!

* * *
— … конечно, я приду. Да, обязательно передам. Спасибо вам большое! — Оля закончила разговор и хлопнула в ладоши. Да, она попадет сегодня в «Орион», передаст всем привет от Стаса. И заодно изучит поведение других саб. В конце концов, ей учится и учится. Плюс Стас порекомендовал пообщаться с одной девушкой. Опытной сабой, по имени Юлия. Даже созвонился с ней и попросил встретить Олю.

— Куда ты собралась? — голос сестры за спиной заставил Ольгу вздрогнуть и чуть не выронить мобильный. Она, занятая разговором, даже не услышала, когда Света вернулась. Сейчас старшая сестра стояла в дверях кухни, чуть уставшая, в деловом костюме, и внимательно смотрела на Олю. Та мигом ощетинилась.

— Я иду в «Орион»!

— А, в тот клуб, где общаются такие, как твой Стас?

— Тебе напомнить, что я взрослая девочка?

— Разбирайся сама, — устало произнесла Света. Она словно даже сгорбилась и стала выглядеть немного старше. Не цветущая красивая женщина, а уже какая-то потерянная и поникшая. Оля даже немного смутилась и пробормотала:

— Сейчас разогрею ужин.

— Не мучайся. Ты же, небось, к Стасу собираешься?

— Перед клубом заскочит хотела, а что? Опять будешь читать нотации?

— Если сестра дура, — неожиданно обозлилась Света, — то из головы дурь уже не выбьешь. Все, хватит! Хочешь портить себе жизнь — вперед! Иди собирайся, я сама все сделаю. Иди, иди, мне надо успокоиться.

Пожав плечами, Оля вышла. Да, ей и правда пора было одеваться, чтобы не опоздать к Стасу в больницу. Было безумно тяжело и больно видеть его таким беспомощным. Но врачи говорили, что выздоровление идет полным ходом. И Оля поддерживала жениха как могла. А если сестра не желает смириться с ее выбором — очень жаль. Она просто не знает, какой Стас заботливый. А их отношения Господин-саба никого не должны касаться.

На улице по-прежнему царила жара, так что Оля решила ограничиться коротким бледно-голубым платьем с тонкими лямками. И в клуб хорошо, и на улице не одуреет от жары. Расчесала светлые пышные волосы и услышала голос Светы:

— Идем, попей чай перед уходом.

Оле не слишком хотелось что-то пить. Но Света в такую жару делала умопомрачительный напиток из зеленого чая, льда, лимона и мяты. Жажду он утолял просто великолепно. Вот и сейчас, старшая сестра налила полный стакан, поставила печенье и любимый Олин зефир — лимонный, с легкой кислинкой. Вот как тут устоять?

Глава 16

Все казалось несколько нереальным. Еще накануне жизнь текла привычно, пусть и с радостными всплесками. А теперь она просто резко изменилась и неизвестно, что ждало впереди. Но что-то явно захватывающее.

Хотя беременной Рина пока себя не ощущала. Вот честно, несмотря на новость, она никак не могла сопоставить себя и «интересное положение». У нее будет токсикоз? А когда ребенок начнет толкаться? А колики, а рожать… от таких мыслей голова шла кругом. Поэтому Ариана безумно была благодарна Адриану. Тот не распинался в вечной любви и в том, что всегда мечтал о ребенке. Просто сказал, что все будет хорошо. А она просто поверила.

Остальным решили не говорить ближайшие три месяца.

— Но тебе лучше все же уволится из Ориона, — говорил Адриан, пока они вдвоем ехали в клуб. Город уже окутался мягкими золотистыми сумерками, жара немного спала и даже подул прохладный ветерок. Рина морщилась, слушая новости: где-то в южной части города взорвалось самодельная бомба, причем в странном месте — в общественном туалете, в который никто не заходил по самой простой причине. Там стоял такой запах хлорки, что моментально сбивало с ног самых стойких.

— Господи, ну почему бы что-нибудь позитивное не рассказывать. — она до предела убавила громкость радио, — Адриан, я не буду увольняться. Только если начну страдать жестким токсикозом. Хотя бы первые три месяца.

— У тебя нехилая нагрузка выходит.

— Ничего, раньше до родов пахали.

— Тебе процент смертности назвать в те времена?

Рина засопела, не зная, что делать. То ли велеть, чтобы Адриан ею не командовал, то ли разомлеть от его заботы. Ограничилась тем что мрачно посмотрела и попросила не рассказывать ужастиков на ночь. Мол, ей такое теперь вредно слушать.

— А асфальт ты будешь нюхать? — спросил Адриан. — Или огурец с клубничным желе попросишь? Не, мне просто интересно, к чему надо морально готовиться?

— Вот через несколько месяцев поймем.

Возле «Ориона» все было как всегда: старые клены, заставленная машинами стоянка и уже притихшие дворы соседних домов. В клубе Рина напрямую отправилась в гримерку, договорившись, что Адриан займет место поближе к сцене.

Возле зеркала, ярко освещенного по периметру, Рина сделала то, что хотела еще с утра. Украдкой огляделась, встала боком и задрала майку. Живот как живот, плоский и подтянутый. Глупо было ожидать видеть что-то новое. Рина разделась и потянулась за сегодняшним платьем: темно-золотистым и облегающим, с юбкой до колен. Оно выглядело вполне консервативным, только вот спина была обнаженной почти до попы. Волосы заколола повыше, наложила макияж и пару раз глубоко вздохнула-выдохнула. Надо идти.

«Зато на свадьбе девчонок у меня не будет месячных», — хмыкнула Рина. От этого ее избавили на целых девять месяцев.

Сцена ее ждала, зрители ее ждали. Яркий круг света с микрофоном манил к себе. Ариана вновь ощутила тот самый прилив энергии, которая словно невидимыми нитями связывала ее и зрителей. И запела сразу: чисто и громко, вместе с музыкой мысленно взлетая вверх. И неотрывно глядя на Адриана. Тот, как обещал, сидел за самым ближайшим к сцене столиком. В светлой рубашке с короткими рукавами и воротником-стойкой, в темно-синих джинсах, весь такой загорелый и улыбавшийся одним лишь взглядом.

Чертов Топ, который ради нее решил отказаться от Темы. Выйдет ли? Получится ли? Если не попробовать — не узнаешь.

Не успели растаять в воздухе последние звуки мелодии, не успела Рина отойти от того состояния эйфории, в которой она пела, когда в голове возникла мысль: что-то не так. Она еще смотрела на Адриана, а тот на нее, но в его взгляде тоже стремительно зарождалась эта мысль. Всего лишь миг…

А затем вокруг словно проснулся ад.

Сначала донесся взрыв. Откуда-то со стороны входа. Звук показался настолько диким в этой ситуации, что даже Адриан на мгновение растерялся.

Рина словно в медленной съемке видела, как в зал входит женщина. Светловолосая, в спортивном костюме и…с винтовкой в руках.

«Оля… нет, Света. Что она…», — додумать Ариана не успела. По залу разнеслись звуки выстрелов, что-то чиркнуло по руке, обожгло, а в следующее мгновение ее буквально снесло в сторону и придавило к полу.

— Быстро уползай в гримерку! — прошипел Адриан, откатываясь в сторону и отталкивая Рину по направлению ухода со сцены. Та встала на четвереньки, и тут же в бедро словно впилась гигантская оса и просверлила ногу до кости. Заорав, Рина неловко упала на бок и замерла: ей показалось, что сейчас прогремит еще один выстрел и дальше наступит темнота. За пару секунд в голове пронеслись самые яркие моменты жизни.

Но нет, Света принялась стрелять в мечущуюся вокруг толпу. Стоя в дверях и не давая никому пройти к выходу.

Лежа на боку, Рина видела, как зал погрузился в панику. Сквозь слезы в глазах от раздирающей боли в ноге, наблюдала как падают от выстрелов люди, как бармен попытался метнуть нож в Свету, но после очередного залпа исчез за стойкой. Ранен? Убит? Где Адриан? Что происходит?!

«Вас убивают, дура!»

Надо было отползать, а Рину словно парализовало. И она продолжала лежать, наблюдая за бойней. Наверное, прошло от силы минуты две, ну три. Неужели все по-настоящему?

Выстрелы вдруг стихли. Зато раздался громкий и какой-то истеричный вопль Светы.

— Горите в аду!

А следом — взрыв и пламя. Огонь… много огня. Еще взрыв…Крики и грохот…

Рине на миг показалось, что она слышала голос Дана.

Света же надела противогаз и продолжала стрелять в толпу. Потом достала еще одну зажигательную бомбу.

И снова взрыв. Снова пламя и новые жертвы.

Откуда-то сверху ударили струи воды. Холодные, забивающие начинающий пожар. Рина закашлялась от горького дыма, проникающего в нос и горло, медленно, но верно все же попыталась ползти за сцену. Ей казалось, что из ноги вместе с кровью вытекают и силы.

А вот Света от сработавшей системы пожаротушения внезапно растерялась и даже чуть опустила винтовку. Воды заливала ей противогаз.

Ариана вдруг до крови прикусила губу, чтобы не заорать. Заметила за спиной женщины знакомую фигуру. Мокрый и потрепанный, но вроде не раненный Адриан. Он молнией бросился к Свете, схватил за руку и одним движением перекинул через себя. Лицом вниз. Сам прыгнул сверху, выбивая ружье.

Свету от такого падения оглушило, так что Адриан без сопротивления заломил ей руки и стянул тут же снятым ремнем. Зачем-то задрал спортивную куртку, осмотрел и кивнул сам себе. После чего заорал, перекрикивая панику:

— Открывайте дверь!

Звон в ушах Рины, прежде напоминавший комариный писк, стал сильнее, в голове помутилось. Она из последних сил приподнялась, чтобы встретиться взглядом с Адрианом, успела заметить, как он стремительно побелел, после чего упала в обморок. Уже не видела, как в клуб врываются люди в темных костюмах и с автоматами, пожарные и врачи.

Эпилог

Подобное происшествие мигом прогремело по всем городским новостям и даже за его пределами. Но Рина узнала об этом уже выйдя из больницы, куда попала с двойным ранением. К счастью, как потом сказали врачи, в Ариану пришелся не весь заряд, а лишь несколько дробинок. Остальным посетителям клуба досталось гораздо больше. И многие провели в больнице долгие недели.

Были и жертвы, увы. Один из них — охранник, которого Света пристрелила сразу же. Рина тогда долго ревела, пока врач не сказала, что ей лучше так теперь не нервничать. Но как прислушаться к разумному совету, если среди погибших были и знакомые? Которые приходили в клуб, слушали ее, болтали и улыбались. Теперь кто-то погиб, а кто-то лежал в реанимации, или просто в палатах этой же больницы.

— Что будет с клубом? — спросила она Адриана, когда он пришел навестить ее. В палате Рина лежала вдвоем с довольно пожилой и спокойной женщиной, которая сломала ногу во время похода на базар. И теперь целыми днями смотрела шоу по маленькому телевизору. Хорошо еще через наушники.

— Орион закроется, — пожал плечами Адриан, — точнее — уже закрылся. Помещение продается. Но думаю к следующему лету в городе появится другой клуб. С другим названием и чистой историей.

— Думаешь, у Дана получится? Не отпугнет никого то, что произошло?

— Он просто усилит охрану. И потом, от такого нельзя застраховаться. Увы, много психов на свободе, Сирена, но не значит, что от них надо прятаться. А тебе сейчас нужны положительные эмоции… ну хотя бы попытайся, пожалуйста.

Рина пыталась. Хотя по ночам в первое время тихо ревела от жалости к тем, кто пострадал и от тихой ненависти к Свете. Потом поняла, что надо брать себя в руки, так как уже не одна.

Шли дни. В больнице они текли размеренно, медленно. А вот снаружи — Рина была в курсе — творился полный дурдом. Адриан всячески увиливал от расспросов, но кое-что Рине удалось выяснить. Свете предъявили обвинения, держали под стражей и суд уже должен был состояться в скором времени. Местные репортеры же изощрялись как могли. Правды в их новостях было процентов десять. А уж какие слухи ходили по городу! Начиная от группы бандитов, которые ворвались в клуб свингеров, потому что туда уехала жена одного из них, заканчивая маньяком, убивавшем мужчин и только определенной внешности.

Приходили родители, Андрей с Кирой. Да, да, эти двое определенно старались найти общий язык. Брат Рины сурово заявил, что его девушки в такие клубы не сунется. А то вон сестра сунулась, а теперь лежит на постели и изображает раненного лебедя. Папа больше молчал и похлопывал Рину по плечу, а мама пару раз попыталась зареветь. Но ее никто не поддержал. Причем, когда Адриан видел ее попытку, то и вовсе проговорил, что не стоит нервировать его девушку. Ей и так нелегко пришлось.

О беременности пока не говорили. К счастью, с ребенком все было в порядке. Да и вообще Рина не чувствовала себя в пикантном положении. Хотя рано еще было.

Спустя пару месяцев все было решено. Свете дали максимальный срок, какой только смогли. Никакая защита не помогла. Сама же преступница ничуть не раскаивалась. А лишь сожалела, что не удалось довести начатое до конца.

У Светы проблемы с психикой начались с подросткового возраста. Вроде мелкие на первый взгляд и несерьезные. На такое редко обращают внимание. Девушка росла, воспитывала младшую сестру, много работала, а потом сама уже задумалась над своим состоянием. Обращаться к психиатрам не захотела, решив, что сама лучше разберется в себе. Прошла какие-то курсы «Основы психиатрии», получила диплом и… сменила профиль работы. Самое интересное, что у нее появились клиенты. Видимо, врожденное обаяние придавало вес словам. А вот самой себе Света диагноз поставить не смогла. Решила, что просто легкое нервное расстройство и все.

Забота о младшей сестре для нее было главным в жизни. Потеряв родителей, Света больше всего на свете боялась лишиться сестренки. Для нее Оля оставалась маленьким перепуганным ребенком. Как в тот день, когда мама и папа не вернулись с работы, а попали в аварию. И этого ребенка Света хотела уберечь от любой боли.

Представляете ее состояние, когда младшая сестра влюбилась в Доминанта. А когда пропала? Света чуть с ума не сошла. Тут еще выяснилось, что Оля то пропала не просто так, а потому, что заказчику нужны были молоденькие начинающие сабы. В голове Светы выстроилась довольно странная логическая цепочка: Тематики сманили наивную Олю на свою темную сторону, Олю похитили потому, что ее сманили. Вывод: виноваты Тематики. И они должны понести наказание за то, что ее девочка так страдала в плену.

Все же Света была нездорова. Нормальному человеку мысль об убийстве не может прийти. А тут не просто пришла, но и прочно укоренилась.

Сначала Света старалась убирать по одному. Знакомилась на форуме, каждый раз под другим ником, общалась. Потом они договаривались о первой встрече, на которой Света обычно изображала застенчивую смуглую брюнетку. После чего приходила на вторую встречу и убивала. Оружие у нее осталось от отца — заядлого охотника и в принципе любителя всего огнестрельного. Только вот пистолет пришлось доставать нелегально. На всякий случай, чтобы точно не вычислили.

А потом Света узнала про Орион и поняла — это рассадник порока. Нет смысла давить пчел, надо уничтожить весь улей. А потом убить себя, чтобы Оля все поняла и убежала от этого кошмара.

Оля и убежала. Она уехала со Стасом, едва Свете озвучили приговор. Уехала очень далеко, чтобы уже не возвращаться.

Начало октября…

Двойную свадьбу Клары и Али пришлось перенести по понятным причинам. И праздновали ее, конечно, не в клубе. Но все же место выглядело вполне симпатичным: загородный двухэтажный отель с желтым лесом, круглым прудом, сейчас почти спрятавшимся под опавшими листьями и деревянными строениями. Регистрацию провели выездную. В просторном зале, украшенным в стиле прованс. Все деревянное, лиловое и бежевое. Невесты блистали, женихи старались сохранить серьезный вид, гости умилялись, а родители держали наготове платки. На всякий случай. Клара и Дан выглядели живой иллюстрацией к сказке про Красавицу и Чудовище. Она — с локонами карамельного цвета, огромными глазами и в нежно-голубом платье, которое мягко скрывало уже наметившийся животик. Он — с черными, убранными назад волосами, шрамом на половину лица и в темно-синем костюме, с расстегнутым воротником и бледно-голубым шейным платком.

Аля с Алексеем смотрелись удивительно гармонично. Оба высокие и статные, с одинаково-хитрым выражением лица. Аля в алом платье, с убранными набок темными локонами и небольшой шляпкой с вуалью. Алексей же остался верен классике: светлый строгий костюм и красный платок, выглядывающий из кармашка.

Рина слушала их признания, какие-то фразы, а сама думала, что эти две пары очень и очень счастливые. Причем каждая по-своему. На шее Клары сверкало колье, больше похожее на драгоценный ошейник. А вот Аля вообще драгоценностей не надела. Платье и без того обращало на себя внимание, как и невеста. Ариана постаралась не думать, какая брачная ночь будет у врача-ветеринара и пластического хирурга. Да еще с их пристрастиями.

Начало декабря…

Стоя в лифте, Рина чувствовала, что ей трудно дышать от волнения. Несмотря на то, что токсикоз ее не мучил, все равно накатила легкая тошнота. Но ту она ощутила, как ее пальцы сжала рука Адриана. Он стоял совсем рядом, от него пахло снегом и свежестью. От парфюма пришлось отказаться. Это единственное, на что у Рины была реакция.

— Не бойся.

— Я как-то впервые с родителями парня знакомлюсь. Да еще беременная.

— Поверь, это их только обрадует.

Ариана вздохнула. Ее родителей новость о беременности шокировала. Потом мама попыталась командовать и приказать, чтобы она переезжала к ним, но Адриан отрезал: Рина живет и будет жить с ним. Теперь он несет за нее ответственность.

Вот дверь: железная, обитая светло-коричневой кожей. Серебристые значки номера квартиры. Рина сглотнула и постаралась раздвинуть губы в улыбке. Машинально сжала руку Адриана. Тот проворчал что-то насчет ранимости беременных.

Дверь распахнулась. На Рину волной обрушились запахи выпечки, корицы, чего-то травяного. Тошнота отступила.

— Адриан! — женщина в дверях почти бросилась на шею к мужчине. И Рина поняла. на кого похож ее жених. Его мама была такой же светловолосой и кареглазой. А вот вышедший следом отец отличался иссиня-черной гривой волос и орлиным профилем. На руках у него сидел толстый довольный кот.

Это было шумное знакомство. И веселое. Оно как-то снизило градус напряжения у Рины. Хотя, когда пришло время снять пальто, она все рвано запаниковала. Что скажут? Привел девицу, беременную…

Четвертый месяц беременности еще не так сильно выделялся, но все равно скрыть его уже было сложновато. Рина передала пальто Адриану и как-то обреченно посмотрела на его родителей. Они только что весьма вежливо и дружелюбно с ней познакомились. Что будет теперь?

Глаза у родителей чуть расширились, а потом…

— Так это… — растерянно пробормотала мама, которую Адриан представил как Викторию Николаевну, — Я что же…бабушкой стану?

— Все-таки станешь, — подтвердил ее муж. — все же зря гнала на сына.

— Замолчи, Гена. О Господи!

— Слезы в сторону! — торопливо проговорил Адриан. Мама его махнула рукой и постаралась не разреветься, хотя губы подозрительно подрагивали. Вместо этого она еще раз обняла Рину, очень осторожно и повела ее на кухню.

Кажется, все начиналось налаживаться.

Середина мая…

— Мамочки-и-и-и-и!

Вопль, пронесшийся по родильному отделению, не особо удивил медсестер и врачей. И не такое слышали. Это еще нормально. Да и пациентка оказалась адекватной. За эти часы лишь первый раз издала вопль. Одна из медсестер заглянула в палату, убедилась, что все в порядке. С роженицей был ее жених. И все держал под контролем. Эх, где же такие мужчины водятся?

Следующий вопль уже был не слишком цензурный.

— Сирена…

— Заткнись! — рявкнула Рина, которая уже пять часов провела в палате и сейчас пыталась забраться на стену. Адриан ей не давал, придерживал, массировал спину и всячески старался поддержать.

— Уйди отсюда! — проорала девушка, у которой уже запас терпения заканчивался. Словно поддерживая ее, в соседней палате заорала недавно поступившая роженица. Где-то была еще одна, но она не орала, а лишь громко распевала матерные частушки. Видимо, так было легче переносить схватки.

— Не уйду.

— Уйди! А то прибью! А-а-а-а-а-а!

Рина старалась держать себя в руках, но выходило плохо. А последний час и вовсе сознание словно заволакивало туманом. Если сначала она бешено смущалась, что Адриан видит ее такой: попискивающей от схваток, в просторном одеянии в мелкий цветочек, то теперь уже было плевать. Все инстинкты устремились куда-то внутрь организма, который сам обалдевал от происходящего.

Но все когда-нибудь проходит. Услышав приказ: «На кресло», — Рина едва ли бегом устремилась в указанном направлении. Почти запрыгнула на него, понимая, что раз позвали — значит уже скоро все закончится.

— Адриан, иди отсюда! — заорала, увидев мужчину, — Не смотри! Это опасно для…уа-а-а-а-а!

— Ага, понял! — кивнул Адриан, — ну я тут в сторонке постою, тебя за руку подержу. Можешь меня материть, я уже и так о себе много нового узнал. Слушай, у тебя богатый лексикон. Я самые интересные фразы запишу потом в блокнотик.

Рина едва его слышала. Машинально вцепившись ему в руку, она старалась следовать советам врача. То дышала, то тужилась, старалась уже не орать…

Когда раздался сердитый и недовольный плач, то Ариана даже не сразу сообразила, что произошло. Боль куда-то исчезла, а внутри все словно окатили теплой волной из концентрированного счастья.

— Ну что, — весело и устало проговорил врач — средних лет мужчина с чуть поседевшими висками, — поздравляю, у вас девочка.

Рина ошарашенно уставилась на того, кого положили ей на живот. Ребенок? Ее? Их? Обалдеть!

Следующие два часа она пыталась осознать себя в новой роли. Получалось плохо. Все не верилось, что вот это создание еще недавно пинало ее изнутри по животу, а теперь спит рядом.

Адриан исчез куда-то и вернулся лишь когда Рину с дочкой перевели в палату. Младенец спал в прозрачной пластиковой кроватке, рядом с кроватью Арианы. Такой запеленутый и важный.

Адриан некоторое время задумчиво созерцал нового человека, потом проговорил:

— Придется капканы покупать.

— Чего? — не поняла Рина.

— Ну так смотри какая красотка. Прикинь сколько поклонников будет! Волосы твои, а брови точно мои.

Он присел на кровать к Рине и просто поцеловал девушку.

— Спасибо!

— За что?

— За то, что помогла мне увидеть мой путь, — ответил просто Адриан, — Нет больше Темы, Сирена, я не смогу сделать тебе что-то такое…Да и не хочу. Мне теперь страшно подумать даже, что тебе или дочери кто-то сможет причинить вред. Я вас очень люблю. До безумия.

— Не, давай лучше с умом. Нам мужчина в доме нужен трезвомыслящий!

Конец.


Оглавление

  • Клуб "Орион". Серенада для Мастера Екатерина Васина
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Эпилог