КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469155 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219209
Пользователей - 101762

Впечатления

Ордынец про Бармин: Гранд (Попаданцы)

сексуально озабоченый автор.девки в реале не дают ни как

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Бестия (Научная Фантастика)

примитив

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Битва за небо (Альтернативная история)

дилогия как=то типа обычной биографии военного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Воздухоплаватель. На заре авиации (Альтернативная история)

попаданец кроме как скупки золотых монет ни чем не отметился

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

АКОНИТ 2019. Цикл 2, Оборот 1 (fb2)

- АКОНИТ 2019. Цикл 2, Оборот 1 (а.с. Антология ужасов -2019) (и.с. Журнал Аконит-5) 843 Кб, 188с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Мария Гинзбург - Михаил Ежов - Дмитрий Александрович Тихонов - Илья Андреевич Соколов - Братья Швальнеры

Настройки текста:




АКОНИТ № 1 (5)
2019, апрель

*

© Издательский дом Boroff & Co, Новосибирск, 2019.

Все права защищены.

Высшими силами.


РЕДАКЦИЯ


Главный редактор

Андрей Бородин

Редактор

Василий Спринский

Литературные редакторы

Илья Бузлов

Виктория Рихтер

Литературный консультант

Василий Спринский

Иллюстрация на обложке

Катерина Бренчушна

Дизайн обложки

Катерина Бренчушна

Внутренний дизайн

Катерина Бренчушна

Вёрстка

Андрей Бородин

Группа VK

https: //vk. сom/aconitum_zine

E-mail

aconitum_zine@mail. ru


СОДЕРЖАНИЕ


Дмитрий Тихонов

Муза для Голландца Михеля

Братья Швальнеры

Вонджин

Мария Гинзбург

Жизнь моя как ветер

Андрей Миллер

Go ask Alice

Илья Соколов

Иглы

Алексей Зырянов

В гостях у Кафки

Катерина Бренчугина

Тихий берег

Павел Черешок

Конец пути

Станислав Курашев

Начало воспоминаний о Чебуране

Изяслав Пятикотеечный

Вежливый человек

Виктор Глебов

Ессе Ноmо

Роман Морозов

Вернуться домой

Владимир Ромахин

Миндаль

Александр Дедов

Панспермия

Илья Соколов

Дом холода и тьмы

Требования к присылаемым рукописям


*

Я умру в крещенские морозы

Я умру, когда трещат берёзы

А весною ужас будет полный:

На погост речные хлынут волны!

Из моей затопленной могилы

Гроб всплывёт, забытый и унылый

Разобьётся с треском,

и в потёмки

Уплывут ужасные обломки

Сам не знаю, что это такое…

Я не верю вечности покоя!

Николай Рубцов

ДМИТРИЙ ТИХОНОВ МУЗА ДЛЯ ГОЛЛАНДЦА МИХЕЛЯ

Холод стоял собачий. Костя Мартынов, когда-то известный под сценическим псевдонимом «Кощей», переминался с ноги на ногу и жалел о том, что не надел второй свитер. Жалел вслух, поминая на чем свет стоит и погоду, и синоптиков, успевших пообещать потепление, и календарь, на котором заканчивался март, И своего давнего товарища, Антона Краснова, тоже. Это Краснов вызвонил его, вытащил сюда, а теперь заставлял ждать на пронизывающем, вполне зимнем ветру. В группе «Hollandermichel» Антон выступал под именем «Выродок», и это слово было самым мягким из всех, что срывались сейчас с Костиного языка.

Начинало темнеть. По окружной дороге, находившейся в сотне метров, за полосой голых, измученных прошедшей зимой берез, тянулись вереницей машины. Люди возвращались домой. Костя в очередной раз взглянул на экран мобильника и пообещал себе двинуть на остановку, если Выродок не появится через десять минут. Тогда и Ане врать не придётся.

Ей Костя сказал, что задержится на работе: клиент попросил внести изменения в проект, как можно быстрее, желательно сегодня, перед выходными — обычное дело, такое случается пару раз в месяц. От лжи где-то в горле появлялась мерзкая, липкая горечь. Да и получалось плохо — попробуй Костя сказать всё то же самое жене в глаза, не справился бы, покраснел, забыл бы слова, как мальчишка на детском утреннике перед Дедом Морозом. По телефону вышло лучше.

Но она на дух не переносила Краснова. Задолго до свадьбы, когда группа ещё существовала, и они тусовались вместе, стоило Выродку начать говорить, как Аня пренебрежительно закатывала глаза, отворачивалась или попросту отход ила в сторону. Она утверждала, что ее воротит от его пафосной самоуверенности, от постоянной нервной жестикуляции, от длинных и тощих пальцев с тщательно крашенными в чёрный, но обкусанными ногтями. Выродок не обращал внимания. Его в те времена ничто не могло задеть и ничто не интересовало, кроме группы, новых песен и новых концертов.

Позже, уже после того, как всё закончилось и развалилось, если речь заходила о Краснове, Аня фыркала и принималась язвить — это она умела, за словом в карман не лезла никогда. Всерьёз раздосадованный подобным отношением, Костя однажды вспылил и потребовал объяснить, какого чёрта она постоянно третирует его друга.

— Не терплю инфантилов, — спокойно ответила Аня, словно только и ждала, когда же, наконец, супруг вызовет ее на серьёзный разговор. — Твой Антоша застрял в подростковом возрасте. Ему вроде как до сих пор шестнадцать лет. Со стороны это выглядит смешно, но если присмотреться — смеяться сразу расхочется. Что может быть отвратительнее взрослого мужика, который не в состоянии расстаться с игрушечками?!

— С игрушечками, значит? — мрачно пробормотал Костя. Ему захотелось размахнуться как следует и ударить — не жену, конечно, но хотя бы по столу. Или по двери, проломив тонкую фанерку, разбив в кровь костяшки пальцев. Или грохнуть об пол фарфоровый чайник, недавно купленный через Интернет.

— Да. Одни солдатиков собирают и раскрашивают, другие в микрофон рычат стишки про смерть и Сатану.

— У нас не было песен про Сатану.

— Неважно, — Аня пожала плечами. — Ты меня понял. Антон реально выродок, у него ничего нет и ничего никогда не будет. Конечно, я сержусь: он падает в яму и тянет за собой моего мужа.

— Я, между прочим, занимался тем же самым, — угрюмо сказал Костя. — Если ты забыла, я на барабанах играл, пока Выродок рычал… стишки про Сатану.

— Играл, — Аня подошла к нему вплотную, обвила руками шею, заглянула в глаза. — Вот именно. В прошедшем времени. Вы были мальчишками, когда собрали группу. Для мальчишек эго нормально. Протест, желание шокировать и всё такое прочее. Ты отлично смотрелся на сцене, за ударной установкой. Но мальчишки вырастают, родной.

— Мы были не так уж и плохи, — мрачно усмехнулся Костя. — На нас ходили.

— Сам прекрасно знаешь, сколько на вас ходило народу, — Аня била в больное место: «Hollandermichel» не раз и не два выступал перед пустым залом. — Правильно сделали, что завязали. Вы выросли, определились с целями в жизни и начали к этим целям двигаться. Все, кроме Антона. Где он работает сейчас?

— Кажется, нигде. Полгода назад, вроде бы, устроился ночным сторожем в магазин, но там не срослось что-то.

— Ну и неужели это нормально? Ночным сторожем! Ему же скоро тридцать, Господи!

— Он творчеством занимается, — пожал плечами Костя. — Его выбор.

— Разумеется, его. Кто бы ещё до такого додумался? Но только отдачи от подобного творчества никакой, а жертвовать приходится слишком многим Вот ты разве смог бы пожертвовать мной?

— Нет.

— Потому что ты нормальный и понимаешь, что в жизни важно. Нам с тобой уже стоит беспокоиться о том, чтобы увеличить семью — и незачем тосковать по временам, когда можно было беспрерывно бухать, курить траву и играть дэт-метал.

— Блэк, — сказал Костя.

— Что?

— Мы играли блэк-метал, а не дэт.

Аня только рукой махнула.

С тех пор они больше не разговаривали ни о Выродке, ни о музыке. II сегодня Костя не нашёл сил вновь поднимать эту тему.

Краснов позвонил ему утром, с незнакомого номера, долго молчал в трубку, потом проскрипел:

— Алло? Кощей? Слышно меня?

Костя ни за что не узнал бы его по голосу. Но уже несколько лет, с момента распада группы, Кощеем его называл только один человек на всем свете.

— Здорово, Выродок, — буркнул он, ещё не зная, что чувствует.

— Приходи вечером на Белое кладбище. Часам к семи.

— На кладбище? Нахрена?

— Там увидишь. «Голландцу» пора вернуться, дружище. А без тебя ему и шагу не сделать, сам знаешь. Собьётся с ритма, споткнётся и разобьёт рожу в кровь, — речь Антона звучала неестественно, натужно, будто старый, проржавевший насквозь механизм. — Придёшь?

Он пришёл. И ждал уже добрую четверть часа, изо всех сил стараясь не думать о тёплой квартире, горячем чае или, боже упаси, глинтвейне и обжигающих объятиях жены. Старое кладбище, которое в городе по неизвестной причине прозвали Белым, лежало чуть в стороне от дорога, среди высоченных корабельных сосен, густым подлеском из надгробных памятников и сваренных из стальной арматуры крестов. В последние годы здесь почти никого не хоронили, и пустота, совершенная недвижность этого скорбного места, схваченного суровым морозом, действовала Косте на нервы. Он предпочитал стоять к кладбищу спиной и смотреть на дорогу.

Лет двенадцать назад, когда «Hollandermichel» только начинался, они часто тусили здесь в тёплую половину года. Никаких осквернений могил или зарезанных кошек, никакой дешёвой ерунды. Просто сидели на лавочках, пили прогорклое пиво из полутора литровых пластиковых бутылок, закусывали чипсами или сухарями, сочиняли что-то, бродили среди могил, читая надписи и впитывая отрешённость, тишину, бесконечность. Белое кладбище стало идеальным источником атмосферы для чёрного метала.

К чёрту воспоминания. Костя вынул руку с телефоном из кармана, уже зная, что десять минут прошли — и в этот момент у автобусной остановки притормозил бесцветный ПАЗик. Из задней двери вывалилась знакомая долговязая фигура, обременённая внушительным и явно тяжёлым брезентовым свёртком длиной метра в полтора. Взвалив ношу на плечо, Антон Краснов зашагал навстречу.

— Зигулюшки! — поприветствовал его Костя. — Ты один?

— Один, — выдохнул Выродок, пожимая протянутую руку. Он сутулился и выглядел крайне уставшим: бледное лицо, круги под глазами, редкая щетина. Чёрные волосы падали на грудь сальными прядями, и Костя с изумлением разглядел среди них несколько серебряных нитей.

— Думал, ты остальных тоже позвал.

— Позвал. Но не сюда. Мы завтра собираемся на старой репетиционной точке в полном составе. Я уже обо всем договорился. Забил на целый день.

— Круто, — Костя улыбнулся как можно шире. — Все согласились?

— Конечно, — Выродок не улыбнулся в ответ. — А как иначе? От «Голландца» не убежишь, дружище.

— Да не вопрос, — Костя не мог решить, что делать с улыбкой на своём лице и продолжал скалиться, хотя щеки уже начинали ныть. — Но сюда-то зачем тогда?

Выродок пожал плечами:

— Здесь мы с тобой всё начали много лет назад. Здесь же начнём заново. Попы и.

Обойдя Мартынова, он направился к кладбищу. Тропка, проложенная в снегу редкими путниками, была узкой, и Косте пришлось топать позади, да ещё и на расстоянии пяти шагов, чтобы случайно не получить по лбу краем брезентового свёртка.

— Что ты тащишь такое? — спросил он спустя пару минут тягостного молчания. — Может, помочь?

— Справлюсь, — тяжело дыша, откликнулся Выродок. — Скоро всё увидишь.

Сквозь никогда не запиравшиеся ворота они вошли на территорию кладбища, и шум дороги за спиной сразу стал едва различим. Вечер здесь был гуще и темнее, снег казался серым. Утонувшие в этой серости могилы, надгробия, кресты, оградки, пластиковые цветы и остатки венков медленно проплывали мимо. С памятников смотрели казённые черно-белые фотографии, и нельзя было с уверенностью сказать, существовали ли когда-то на земле люди, на них изображённые, или все эти бесхитростные конструкции из камня и железа с налепленными на них лицами с самого начала времён торчали тут, подобно любому другому природному явлению. Их инаковость, их человечность стёрлась — ветер и безмолвие обточили ее, как вода обтачивает камень, обнажив твёрдую, гладкую сердцевину. Люди с фотографий на памятниках не боялись смерти, потому что больше не имели значения.

Несмотря на сгущающиеся сумерки, Выродок шагал широко и уверенно. Ему явно доводилось ходить этим путём прежде.

— Задолбался, — пробормотал успевший запыхаться Костя. — Куда мы прёмся-то?

— К моей… — Антон задумался. — А вот чёрт знает, кто она мне. К двоюродной сестре моей бабушки, короче. Ещё немного, дружище. Почти на месте.

Но они добирались ещё добрых десять минут. На дальней окраине кладбища, над заросшим оврагом, за которым до самого горизонта тянулись поля, Выродок наконец остановился. Здесь не было слышно дорогу, не было видно городских огней. Здесь уже наступила ночь.

С явным облегчением сбросив груз на землю, Выродок принялся разворачивать брезент. Внутри оказались две сапёрные лопаты, лом, топор на железном древке, рабочие рукавицы, ножницы по металлу, электрический фонарь, связка поленьев, пакет с опилками и небольшая алюминиевая фляжка.

— Ни хрена себе! — присвистнул Костя, глядя на всё это богатство. — Ты что задумал?

— Сейчас, — отмахнулся Антон. — Ещё успеем поболтать.

С лопатой в руках он подошёл к старой могиле, ржавый крест на которой погнулся и накренился, упёршись перекладиной в ствол росшей рядом сосны. От оградки, если она и стояла здесь когда-либо, не осталось и следа. На овальной фотографии на кресте можно было различить только смутный силуэт.

— Это она и есть, — сказал Антон, начав очищать могилу от снега. — Сестра бабушки. Нам надо ее выкопать.

Костя дёрнулся, как от удара. Внутри вдруг стало гораздо, гораздо холоднее, чем снаружи.

— Чего? — спросил он, хотя прекрасно расслышал сказанное. — Ты что вообще несёшь? Поехавший совсем?

— Ну, нам не она сама нужна, а одна вещица, с ней похороненная. Момент. Я объясню.

Антон не шутил. Костя замер, хотя и понимал, что нужно уходить. С каждым шагом будет легче. Он не должен участвовать в подобном безумии. Домой, к Ане, прижать ее к себе, поцеловать в макушку, спросить, выбрала ли она уже кино на вечер. Однако ноги не слушались. Костя с ужасом наблюдал, как Выродок, очистив от снега просевший могильный холмик, складывает сверху костёр из принесённых поленьев и опилок, а затем поливает неуклюжую конструкцию бензином из фляжки.

— Земля мёрзлая, — пропыхтел Антон, закончив приготовления и доставая из-за пазухи коробок. — Надо сначала прогреть.

Чиркнула спичка. Костёр занялся мгновенно, пламя жадно обхватило сдобренные бензином деревяшки, разогнало насупившуюся тьму. Выродок отошёл, встал рядом с Костей.

— У меня бабушка умерла, — сказал он, пристально глядя на огонь. — Неделю назад. Ее на новом кладбище похоронили… не важно. Суть в том, что пока она умирала, всю зиму, я за ней ухаживал. Больше некому было. И она мне кое-что рассказала. Показывала старые фотографии и про каждого родственника говорила. Я, если честно, слушал вполуха, но вот это… — он указал на пылающую могилу. — Вот эго я не пропустил.

Выродок замолчал, втянул носом морозный воздух, пропитанный дымом и запахом бензина. Собирался с мыслями. Костя бросил на него осторожный взгляд, до сих пор не в силах поверить в происходящее. Что, если это такой прикол? Сейчас выскочат из-за сосен остальные участники «Hollandernuchel»: басист Илюха, гитаристы Цеп и Дыба — заорут, засвистят, захохочут.

— Ну у тебя и рожа! — скажут ему, хлопнут по плечу, сунут в руку бутылку пива. Закидают снегом пламя, поправят крест и пойдут все вместе к припаркованному где-нибудь неподалёку Илюхиному джипу.

— Короче, — продолжил Выродок, разбивая хрупкую, не успевшую оформиться надежду на благополучный исход. — Сестра у неё была двоюродная, на религии основательно повёрнутая. Причём, на нестандартной религии — бросила семью, умотала куда-то на Алтай, к сектантам. Искали ее, искали, не нашли. А через год она обратно приехала. В железном гробу. Только кроме тела в том гробу было ещё что-то. Секрет сектантский. С ним ее и похоронили.

— Какой секрет? — хрипло спросил Костя.

— Вот выроем и узнаем.

Сплюнув, Выродок подхватил с земли лом и направился к могиле, костёр на которой уже догорал. Костя остался на месте. Антон обернулся к нему, с минуту молча смотрел в глаза, потом сказал:

— Я всё беру на себя, если что. Тебя здесь вообще не было. Просто помоги копать, один я до утра провожусь.

Костя кивнул и потянулся к рукавицам.

Они разбивали окоченевшую землю ломом и топором, хватали сапёрные лопаты и выбрасывали комья в сторону, потом цикл повторялся заново. Когда на месте холмика образовалась продолговатая впадина глубиной по колено, на ее дне вновь разложили костёр из оставшихся веток и опилок. Наблюдая за языками пламени, пытающимися вырваться из могилы, Костя думал о словах жены.

Он падает в яму и тянет за собой моего мужа.

Всё верно. Падает. И в этой яме горит огонь.

Выгребли угли, снова взялись за лом и топор. Работали торопливо, не жалея себя, подбадривая друг друга матерками. Костя скинул куртку, повесил на задранную к небу перекладину креста, но и без куртки спина вскоре стала мокрой от пота. В плечах и пояснице поселилась тупая, тяжёлая боль, вспыхивающая при каждом взмахе инструментом. В горле пересохло. Свет фонаря, тоже пристроенного между прутьями креста, резал глаза.

На глубине около метра грунт стал мягче, но быстрее дело не пошло, так как оба давно выбились из сил. Костя потерял счёт времени и боялся смотреть на телефон, подозревая, что уже далеко за полночь. Казалось, спина вот-вот треснет и расколется пополам. Им придётся копать вечно, двум переломанным, изуродованным чудовищам, обречённым на нескончаемую ночь, землю и бензиновую вонь в наказание за дерзость.

Острие лопаты звякнуло о металл.

— Сделано! — воскликнул Выродок торжествующе воздев руки над головой. — Вот она! Вот она, старушка! Ну-ка, дружище, принеси мне ножницы и посвети.

Накинув куртку, Костя послушно выполнил указания. Положив рядом инструмент, уселся на краю ямы, направил луч фонаря туда, где Антон счищал последние комья земли с темного прямоугольника крышки гроба. Это же ведь была крышка, правильно?

— Столько ржавчины, — пробормотал Костя.

— Вроде оцинкованный не должен ржаветь.

— Так он и не оцинкованный, — сказал Выродок, довольно оглядывая плоды своих трудов. — Ее лет шестьдесят назад хоронили. Какой цинк? Просто железный ящик.

Он взял топор, примерился и с размаху ударил по крышке на противоположной от креста стороне гроба. Лезвие без труда пробило рыжую поверхность, ушло глубоко внутрь. Выродок хмыкнул, нанёс ещё пару ударов, потом взялся за ножницы. Пока он кряхтел и сопел внизу, Костя поднял лицо к небу, где за чёрными пятнами сосновых крон висели созвездия. Несмотря на всю жуть происходящего, его захлестнул вдруг детский, почти священный восторг. Он живёт! Вот прямо сейчас, под звёздами, по-настоящему живёт. Творит какую-то невообразимую, возмутительную хрень, о которой уже завтра придётся жалеть, нарушает границы и совершает ошибки. Жизнь, мать вашу за ногу!

— Нужен свет! — раздалось снизу, и Костя протянул товарищу фонарь. Из могилы пахло плесенью и подвалом. Смертью не пахло. Смерти там давно уже не осталось.

Минуту спустя Антон выпрямился, прижимая к груди что-то тёмное — то ли толстое полено, то ли глиняный горшок.

— Готово, — усмехнулся он. — Кажется, нашёл.

Осторожно поставив находку на отвал рядом с товарищем, он направил на неё луч фонаря. Это была внушительных размеров банка из толстого стекла, вроде стандартной трёхлитровой, только с куда более широким горлышком, плотно закупоренным резиновой крышкой. Внутри в прозрачной жидкости покоилось существо, которое Костя в первое мгновение принял за грубо сделанную тряпичную куклу: смятое туловище, странно изогнутые конечности без единого намёка на кисти или ступни, бугрящийся шов на груди — чем ещё это могло быть? Но затем он увидел лицо, искажённое гримасой боли, увидел зажмуренные глаза и кривой оскаленный рот, полный крошечных зубов.

— Ёкарный бабай, — ошеломлённо пробормотал Костя. — Ребёнок. Настоящий.

На лбу существа, над едва намеченными бровями, росли рога, напоминающие рожки маленьких козлят — в половину Костиного мизинца длиной, тупые, слегка загнутые назад.

— Настоящий, — подтвердил Антон, выбираясь из ямы. — Мой троюродный дядя. Или тётя.

— Ты… — Костя не мог отвести взгляда от рогов, почти касавшихся стекла изнутри. — Ты думаешь…?

— Ну да. Ее ребёнок. Иначе зачем бы его положили к ней в гроб?

Костя кивнул. Наклонился к банке, пытаясь понять, действительно ли выражение, застывшее на лице чудовища, являлось следствием боли. Могло ли столь невероятное создание смеяться?

— Ты слышишь? — спросил Выродок за спиной. — Слышишь, как он шепчет? Нет?

— Слышу, — одними губами ответил Костя.

Больше всего это было похоже на воспоминания. Внезапные и яркие воспоминания, затмевающие всё остальное, заполняющие сознание целиком, заставляющие застывать на месте и хвататься за голову. Голос в этих воспоминаниях звучал негромко, но отчётливо, требуя немедленно, немедленно, немедленно обернуться.

Костя успел отпрянуть в последний момент. Топор на стальной рукояти, разрубив воздух там, где всего секунду назад находилась его шея, с хрустом вонзился в землю.

— Чёрт, — сказал Выродок и, выдернув топор, замахнулся ещё раз. Костя откатился в сторону, ослеплённый бьющим в глаза светом фонаря, инстинктивно мотнулся вправо, стараясь отделиться от нападающего разрытой могилой. Пальцы скользнули по ручке брошенной сапёрной лопатки, и он рывком поднялся, выставив ее перед собой.

— Ну же, Кощей, — прошипел Выродок. — II тут всё испортишь. Завязывай.

— Какого хрена?! Ты что творишь?

— Возрождаю банду, — луч фонаря скользнул к жуткой банке. — У нас теперь новый ударник.

— Тебе совсем кукушку сорвало! — завопил Костя. — Не подходи!

— Ну, сам посуди, дружище: ты не играл два года, оброс домашним уютом, от бабы своей рук оторвать не можешь. Разве так живут? А?

— Это же я! Мы дружим пятнадцать лет! Антоха, очнись!

— Те, кто заключил сделку с Голландцем Михелем, не способны дружить. Помнишь?

— Да нет никакого Голландца! — взвизгнул Костя, чувствуя во рту тяжёлый медный привкус. — Заткнись, сука! Это просто старая сказка! Нет никакого Михеля, и не было никогда!

— Разве? — спросил Выродок и бросился на него через могилу.

Костя отшатнулся, интуитивно вскинув для защиты левую руку. Древко топора врезалось в неё чуть ниже локтя. Вскрикнув от боли, он ударил лопаткой наотмашь, наугад — куда-то в непроглядную черноту вокруг слепящего фонаря. Удар достиг цели, и фонарь, взметнув луч к небу, отлетел в сторону — а Выродок, потеряв равновесие, с жалобным всхлипом упал навзничь, прямо в широко распахнутую яму.

Костя спрыгнул следом, и там, внизу, среди ржавых обломков гроба, среди хрупких, будто веточки, древних костей, среди ледяного, скользкого мрака, он бил лопаткой снова и снова, рыча как древний богатырь, как Георгий Победоносец, одолевающий змия, пока тощее длинное тело под ним не перестало извиваться, пока всё не стихло, пока в этой тишине не зазвучал опять негромкий, полный спокойной мудрости голос.

* * *

Домой он вернулся под утро. Некоторое время стоял в прихожей, прислушиваясь. Внимательно изучал отражающееся в зеркале бледное, испачканное засохшей кровью лицо, пытаясь отыскать в нем знакомые черты. Потом, не сняв куртку, и не разувшись, прошёл в кухню, поставил банку на стол, щёлкнул выключателем.

Показалось, что существо за стеклом вздрогнуло. Отвыкло от света, проторчав столько десятилетий в полной темноте. Здесь, под мощной люстрой, ему нечем было скрыть свою неестественность.

— Чего ты хочешь от меня? — прошептал Костя, склонившись над банкой. — Что тебе нужно?

Существо больше не шевелилось, но ответ не заставил себя ждать. Мысль — чуждая, словно лезвие, вонзившееся в плоть, — мгновенно превратилась в уверенность. Тяжело, пьяно ступая, он прошёл в большую комнату, встал перед стенкой. Взгляд заскользил по полкам, по корешкам книг и упаковок DVD.

Образы, один за другим наполнявшие сознание, мешали сосредоточиться. Дом, построенный из костей. Гадюки, покрывающие пол шевелящимся ковром. Сводящее сума шипение, складывающееся в бессмысленные слова. Тусклые масляные светильники, которых едва хватает, чтобы раздвинуть тени. Бесчисленные запылённые склянки, в каждой из которых пульсирует багровый комок размером с кулак.

Костя затряс головой. Его мутило.

— Я больше не подведу, — простонал он. — Честное слово, я больше не брошу тебя. Ни за что.

Видения отступили, дышать стало легче. Костя отыскал нужную полку, где между подарочными изданиями культовых фэнтезийных романов и самоучителем английского притаились несколько дисков и аудиокассет — альбомы, выпущенные группой «Hollandermichel» за двенадцать лет существования. Он вытащил всю стопку, стал перебирать, глядя на мрачные, безыскусно оформленные обложки, стараясь вспомнить, что скрыто под каждой из них. «Речи Павшего», «Пожарища», «Веселье висельников», ЕР «Вброд через Совиный ручей», сплит с московской командой «Козлоголовые», в самом низу — дебютный альбом «Воронограй», с черно-белым а ртом и пафосной фотографией на заднике, на которой все они позировали в корпспэйнте.

Да, пожалуй, «Воронограй» подойдёт. С чего ещё начинать знакомство с творчеством группы, как не с первой работы? Костя вытащил из коробочки диск, скорм ил его стереосистеме, располагавшейся рядом, в предназначенной для телевизора нише. Нажал «Рlау». Отступил на шаг.

Из динамиков полился медленный, меланхоличный гитарный перебор. Звук был грязен, полон песка — неудивительно, учитывая, что записывался заглавный трек альбома в актовом зале техникума — но для такой музыки любой технический недостаток мог оказаться достоинством, работающим на атмосферу. Мягкие и в то же время тревожные звуки затопили комнату. Они тянулись длинной вереницей, неспешной траурной процессией, появлялись из ниоткуда и таяли в пустоте. Струна за струной, словно лопасти неспешно вращающегося мельничного колеса, нота за нотой, словно одинокие путники, цепляющиеся друг за друга, чтобы не отстать, не потеряться в ночи.

Сознание вспыхнуло яркими образами: обрывистая гора, поросшая густым сосновым лесом, чёрный силуэт совы, скользящий над озёрной гладью, едва различимая луна посреди вечерней синевы.

— Всё верно, — шептал Костя, глотая слезы. — Это мы сделали. Мы.

— Родной? — голос Ани, встревоженный, но ещё полный прерванным сном, спугнул видение. — Что такое?

Он обернулся. Жена стояла в дверях спальни, одетая в его футболку с логотипом «Behemoth». В ней она казалась особенно хрупкой. Заспанные глаза влажно блестели.

Костя шагнул к девушке, думая о том, что если бы ему когда-то хватило духу грохнуть об пол фарфоровый чайник, всего этого, возможно, удалось бы избежать. Позади взвыли электрогитары, сопровождаемые чётким, техничным бластбитом — сплошная стена агрессивного, стылого звука, в которой, как ни удивительно, выразительность акустического вступления не потерялась, но развилась во что-то большее, усилив безысходную тоску яростью и гневом.

— Костик, эго кровь? — спросила Аня.

* * *

К полудню распогодилось. Мартынов брёл сквозь пахнущий весной город стараясь почувствовать хоть что-то, кроме боли. Его трясло, всё тело было напряжено, мучительно ныла шея и левая рука. Банка покоилась за спиной, в рюкзаке вместе с барабанными палочками, и шёпот ее обитателя непрерывно шелестел в Костиных ушах.

До репетиционной точки «Hollandermichel» он мог дойти напрямую за пятнадцать минут. Вместо этого Костя выбрал окольный путь, через частный сектор и гаражные массивы. Там меньше людей. Там нет прохожих, спешащих мимо. Там можно остановиться на мгновение — например, на мосту через Волчью речку — и избавиться от жуткой ноши. Просто разжать руки. Нет, конечно, он этого не сделает. Никогда не нарушит данного слова. Не посмеет избавиться от вдохновения, от внезапно проснувшегося дара.

— Я знаю, кто ты, — цедил сквозь зубы Костя, потому что только произнесённые вслух слова могли тягаться по громкости со словами, звучащими в его голове. — Ты дьявол. Маленький мёртвый дьявол. Ты лишил меня всего, чтобы осталась только музыка. Жаль огорчать, но наш жанр не особенно популярен. Во всём городе едва ли наберётся сотня любителей. В Москве больше, но и там это андерграунд. Хотя чего тебе ещё желать?

На мосту через Волчью речку Костя всё же остановился. Он вдруг понял, что никто не помешает ему вынуть из рюкзака банку и бросить ее вниз. Овраг, на дне которого тёк по камням тёплый от сточных вод ручей, носивший столь громкое имя, был достаточно глубок. Никакое стекло не выдержит. Но что дальше?

Ему конец. Это неоспоримо. Он слабак, потому демон и выбрал его прошлой ночью. Он обречён, как обречён каждый, заключивший сделку с великаном в сердце леса. Сколько времени пройдёт, прежде чем обнаружат Аню или Выродка, прежде чем люди в форме возьмут его след? День, максимум — два. Родители жены наверняка начнут беспокоиться уже этим вечером.

Костя с радостью бы зарыдал сейчас, сдался на волю чудовищной вины, которая следовала за ним по пятам, готовая наброситься и сожрать с потрохами, но не мог. Не имел права. Он неистово хотел играть, очутиться за ударной установкой ещё хотя бы раз. Ступня на педали, хлёсткий удар от плеча по «ведущему» — а потом хоть потоп.

Оставшиеся кварталы Костя преодолел едва ли не бегом. Репетиционная база располагалась в ветхом двухэтажном доме, над давно закрывшимся магазином автозапчастей. Под окном росла величественная старая ель. Отделённое от шумной улицы обширным и вечно пустым двором, это место верой и правдой служило группе в последние годы ее существования. Помещение принадлежало родственнику Илюхи, басиста «Голландца», и арендная плата всегда была крошечной. Здесь играли, сочиняли, пили, взрывали косяки, уединялись с девчонками, устраивали импровизированные концерты для своих. Здесь жили. До тех пор, пока окружающий мир не забросил удочку через двор и не выдернул их одного за другим, подобрав для каждого особую наживку.

Костя поднялся на второй этаж, распахнул заветную дверь. Его встретили восторженным рёвом трое оставшихся участников группы. Басист Илюха, не способный определиться с устрашающим псевдонимом и потому числившийся на каждом альбоме под новым, порядочно располнел за прошедшее с их последней встречи время. Гитарист Цеп — сокращение от пафосного «Цепеш» — напротив, успел подкачаться, отпустить аккуратную бородку и теперь, со своей гривой длинных светлых волос, походил на модного скандинавского бога. Второй гитарист, Дыба, самый отвязный из всех, побрился наголо и избавился от пирсинга на лице — по протекции отца он работал в юридической фирме и не мог себе позволить отпугивать клиентов.

А в остальном они остались прежними.

— Паршиво выглядишь, бро, — заявил Дыба, протягивая новоприбывшему бутылку пива, едва тот успел снять рюкзак и куртку. — Болеешь?

— Всю ночь не спал, — честно ответил Костя и тут же соврал. — Триоли отрабатывал.

— Оно и видно, — хмыкнул Дыба, опускаясь на продавленный диван, помнящий ещё первые репетиции группы. — А Выродок где, не знаешь?

Костя неопределённо повёл плечами:

— Появится, куда он денется.

— Как всегда! — усмехнулся Цеп. — Как в старые добрые времена: сидим, глушим пивас и ждём, когда наш долбанный лидер притащиться соизволит. Здорово, что он нас собрал, да, чуваки? Давайте, за него!

Они чокнулись бутылками, выпили. База тоже не изменилась: те же шторы, те же постеры на стенах, тот же ковролин. Комбики, мониторы, микрофоны, пульт, гитары на стойках — всё было готово к работе, всё ждало человеческих рук и голосов. Ударная установка с двумя бочками громоздилась в дальнем углу, на небольшом возвышении, сооружённом для дополнительной звукоизоляции.

— Вы уже отстроились, что ли, ребят? — спросил Костя, стараясь скрыть дрожь в голосе.

— Типа того. Мы тут, считай, с утра.

— Так какой смысл тянуть? Начнём?

Обойдя установку, он осторожно поставил рюкзак у стены, вынул палочки. Их внешний вид, разумеется, сразу обратил на себя внимание.

— Эх, ни фига! — восхищённо протянул Илюха.

— Крутой дизайн. На заказ?

Костя взвесил палочки в руке. Неужели они действительно потяжелели? Кровь, впитавшаяся в древесину, высохла и стала темно-багровой, почти коричневой.

— Нет, сам сделал, — ответил он и сел за установку. Старые, потрёпанные барабаны, блестящие ободы, видавшие виды мембраны. От нетерпения сводило зубы. Словно раздеваешь женщину после долгого воздержания.

— Давайте и в самом деле сыграем что-нибудь, — сказал Цеп, поднимаясь с дивана. — Нехрен время зря переводить.

— «Боронограй», — сразу предложил Костя. — Табы помните? Правда, я вступление переработал, теперь оно на ударных основано. Типа, новая версия.

— Ну… — гитаристы неуверенно переглянулись. — Почему нет?

— Отлично. Включайтесь по ходу дела.

— Эй, Кощей, метроном нужен? — встрепенулся Илюха, но барабанщик уже не слушал.

Ритм рождался внутри. Он возникал где-то в глубине тела, вырывался наружу разъярённым потоком, и Косте оставалось лишь следовать ему. Палочки, деревянные продолжения рук, поднимались и опускались в соответствии с этим ритмом, били по «ведущему», томам и хэту, ступни давили на педали — и гулко, тяжело громыхали оба бас-барабана.

Костя ощущал полную свободу в себе и вокруг себя, исчез смутный страх ошибки, сбоя, мучивший его в прежние времена — и потому исчезли и сами ошибки. Он знал, что сможет каждый промах обратить в преимущество, каждый удар сможет сделать частью паттерна, и не боялся экспериментировать — не сомневался, что любой, даже самый смелый, эксперимент окажется удачным.

Первым врубился Дыба. Он не стал играть положенный рифф, а вместо него выдал новый, похожий по рисунку, но с использованием тритона — уменьшенной квинты, проклятого, запретного интервала. В комнате сразу стало темнее и холодней. В голове Кости демон завизжал от восхищения.

Затем присоединился Цеп — подхватив заданную Дыбой тему, наполнил ее первобытной силой с помощью скоростных тремоло. Рёв гитар слился в единый гул, в могучий северный ветер, обрывающий с мёртвых деревьев последние листья, несущий отголоски криков и погребальных плачей.

Костя закрыл глаза. В лицо пахнуло льдом и хвоей. Репетиционная база провалилась в бездну, увлекая за собой прошедшие двенадцать часов. Он снова был в темноте, на кладбище, один на один с разрытой могилой, с убитым другом, с хихикающим существом в банке. Выкарабкавшись из ямы, отбросив перепачканную горячим сапёрную лопатку, Костя бросился бежать. Натыкаясь во мраке на оградки и кресты, спотыкаясь о трухлявые скамеечки и корни сосен, поскальзываясь на рымом снегу, он пытался добраться до центральной аллеи — по ней будет проще достичь ворог, которые всегда, всегда открыты. Кусая губы, бормоча молитвы и проклятия, он ковылял к избавлению, вопреки всему надеясь, что кошмар вот-вот закончится.

Но безжалостный ветер, порождённый дьявольскими гитарами, настиг его, обрушился на кладбище, сорвал с ветвей белую пудру, взметнул в небо, закружил вьюгой. Закрыв лицо рукавом, задыхаясь, Костя вслепую брёл в снежной круговерти, невозможной в марте, каким бы холодным тот ни выдался. Буря выдирала волосы, хлестала сталью по открытой коже, отрывала от земли.

Потом она стихла — столь же внезапно, как и началась. Открыв глаза, он увидел разрытую могилу. Мертвеца. Демона. И огромную чёрную фигуру, нависающую над местом преступления. Великан, чья голова касалась верхушек сосен, не двигался, словно выжидая, когда крошечный человечек сделает последний, роковой шаг.

Голландец явился за ним.

Пары секунд хватило Косте, чтобы понять: это был его собственный силуэт, его собственная гигантская тень, возникшая на стволах деревьев из-за ещё включённого фонаря, лежащего в снегу за спиной. Но он всё же опустился на колени и, боясь поднимать взгляд, на четвереньках подполз к банке с ухмыляющимся рогатым созданием. Он притянул ее к себе, стёр со стёкла багровые капли, стал баюкать как ребёнка, стал шептать лихорадочную, слёзную бессмыслицу. Он слаба*; потому демон и выбрал его. Да, да, но разве был другой выход? Неужели стоило дать убить себя? Неужели еле девало лечь под топор? Следовало, дружище. Выродок куда сильнее, Выродок совладал бы с демоном, с сектантским секретом, поставил бы его себе на службу. Ты опять облажался, Кощей.

Костя прижимал банку к груди и просил прощения: у Выродка — за то, что сделал с ним, у Ани — за то, что сделает с ней, у друзей-музыкантов — за то, во что втянет их. Но никто не отвечал. Только скрипели высоко над головой сосны, и протяжно рычали среди крон перегруженные, низко настроенные гитары.

Наваждение отступило. Костя вернулся в настоящее — он всё ещё играл, ни разу не сбившись, не слетев с гребня волны. Басист тоже включился и, стоя чуть в стороне, вплетал в задаваемый ударником ритм тяжёлое, мрачное дыхание своего инструмента. Илюха хмурился. Поза его выдавала крайнее напряжение, волосы на лбу слиплись от пота. Тебе-то какое дело, Кощей? Стучи! И он стучал, давая жизнь рвущемуся изнутри драйву. Стучал, не глядя по сторонам, стремясь отгородиться стеной звука от окружающего мира.

А потом в голове зазвучал вокал. Костя, ушедший в себя, не сразу осознал, что происходит, но когда понял, расплылся в широкой, безумной улыбке. Демон пел. Он выучил текст, раз за разом слушая трек утром, и теперь, идеально попадая и в ритм, и в тональность, исполнял партию вокалиста хриплым, надрывным шрайком, похожим на воронье карканье и оттого прекрасно подходящим для песни от лица чёрных стервятников, кружащих над полем брани:

Их битвы наш накрывают стол,
Древняя мудрость проста:
У тех, кто других убивать пришёл
Мы заберём глаза.

Неуклюжие, простенькие стихи, написанные Выродком почти четырнадцать лет назад, между парами в техникуме, сейчас впервые зазвучали по-настоящему искренне и зловеще. Демон знал, каково это — кружить, выбирая жертву, над усеянной трупами землёй, опуститься на бескровное, посиневшее лицо и погрузить клюв в ещё полную солёной мякоти глазницу. Он пел о прожитом и прочувствованном, превращая «Воронограй» в омерзительный, но неоспоримый шедевр. Так, как сейчас, «Hollandermichel» не играл никогда.

Цеп с Дыбой остервенело терзали инструменты и трясли головами, полностью отдавшись потоку, утонув в музыке. Для них время остановилось. Илюха же, едва справлявшийся с партией, был бледен и напуган Стиснув зубы, он смотрел в одну точку, словно пытаясь вытерпеть мучительную боль. Или заглушить чужой голос внутри.

Расползается мёртвым пятном по земле
Мудрость трухлявого пня.
Ведомо каждому — солнца нет,
И нет в темноте огня…

Песня заканчивалась. Резко оборвалась басовая линия, замолкли гитары, оставив после себя звучное вибрирующее эхо. Костя выдал короткую дробь на «ведущем», пустил палочки сплясать финальный танец на томах и на прощанье дважды ударил по крэшам. Их гулкий звон на несколько томительно длинных мгновений заполнил собой всё вокруг, а когда он стих, наступила полная тишина.

Опустив ноющие от усталости руки, Костя услышал тяжёлое дыхание — своё и Дыбы, стоящего ближе всех.

— О-хре-нительно! — гаркнул Цеп, вновь запустив время.

— В жопу засунь своё «охренительно», — тут же огрызнулся Илюха. — Я остановиться не мог. Жесть. Полная жесть! Смотрите!

Он поднял ладони, демонстрируя разбитые в кровь пальцы:

— Чем сильнее я пытался перестать играть, тем настойчивее меня заставляли. Сука, это ужасно! Как будто… как будто тело перестало подчиняться.

— А голос вы слышали? — не обращая внимания на жалобы басиста, спросил Дыба. — Не снаружи, а внутри? Кто-то пел, и в разы лучше, чем Выродок.

— Ещё бы! — энергично закивал Цеп. — Не знаю, что это было такое, но, чуваки, мы сейчас с вами слабали лучший блэк в истории, отвечаю.

— Я знаю, кто пел, — сказал Костя прежде, чем Илюха успел вновь подать голос. — Сейчас покажу.

Встав из-за установки, он бережно вытащил из рюкзака банку. Несколько мгновений разглядывал существо — в тусклом свете оно больше походило на человека — а затем поставил ее на край возвышения, на всеобщее обозрение. Сказал:

— Это моя муза, — и отступил в сторону.

Музыканты сгрудились перед банкой. На лице Илюхи читалось неприкрытое отвращение.

— Что за хреновина вообще? — покачал головой басист. — Корень какой-то?

— Иди на хрен, корень, — одёрнул его Цеп. — Ты ее не слышишь, что ли?

Илюха ничего не ответил, отвернулся, отошёл на пару шагов, снял бас-гитару. Бедняга же перепуган до смерти, понял Костя. Неужели и вправду не слышит?

— Она обещает нам новые песни, — с улыбкой, широкой и радостной, как у ребёнка, Дыба прикоснулся пальцами к стеклу, в которое упирались изнутри загнутые рога. — Она успела сочинить много песен, пока ждала в темноте.

— Это будет бомба, — сказал Цеп. — Мы порвём всех, чу в…

С отчаянным воплем Илюха оттолкнул его в сторону и, подскочив к банке, попытался ударить ее ногой — с размаха, как футболист бьёт по мячу, намереваясь послать его на другой конец поля. Ему не хватило доли секунды: правый кулак Дыбы метнулся навстречу и врезался басисту в челюсть, опрокинув того на спину.

— Охренел? — зашипел Цеп. — Ты охренел, сука?!

Илюха тяжело встал, прижимая ладонь к щеке. Ошеломлённые глаза его наливались ненавистью.

— Это вы охренели, ублюдки, — глухо сказал он, пятясь к двери. — Совсем с башкой раздружились. Спросите вашу долбанную музу, где Антоха. Ну, спросите, спросите же ее! Я не собираюсь в этом участвовать.

Басист схватил со спинки дивана свою куртку. Его била крупная дрожь, взгляд перескакивал с одного лица на другое в поисках то ли помощи, то ли прощения.

— Я ухожу. II вас чтобы к вечеру здесь не было. Забирайте всё и валите к чёрту. Мы с дядей подъедем и запрём помещение. Поняли, утырки?!

Он повернулся к двери, и в этот момент Цеп, успевший снять гитару, кинулся через всю комнату, схватил Илюху за шиворот и одним рывком уронил на пол. Тарелки отозвались на падение нежным звоном. Басист, закрывая затылок руками от посыпавшихся сверху ударов, попытался подняться, но тут на помощь Цепу подоспел Дыба, вдвоём они без труда повалили бывшего друга и принялись охаживать его ногами.

Костя вернулся за установку, тряхнул волосами, и, воздев палочки над головой, с силой опустил их на мембрану напольного тома. Низкий гул раскатился по помещению. Ещё, ещё — похоже на колокол ьный звон, монотонно и торжественно. Бился в потолок размеренный неспешный ритм, языческий, страшный ритм обтянутых человеческой кожей барабанов, жестокий ритм таинств и кровавых жертвоприношений, под который рождались, воевали и умирали далёкие предки. Он превратил комнату в пещеру, а тусклую лампочку под потолком — в чадящий факел. Застыли на стенах тени, и дрожал пропитанный хвойным ароматом воздух.

Басист всё ещё сопротивлялся. Дыба, устав махать руками, достал из кармана упаковку с запасной струной, порвал зубами бумажный конвертик, вытащил струну и, изловчившись, накинул ее Илюхе на шею. Меньше чем через минуту борьба прекратилась. Скорчившееся грузное тело осталось лежать у входа, а Дыба и Цеп вернулись к гитарам, накинули ремни, пачкая деки и грифы окровавленными ладонями. История группы «Hollandermichel» началась заново.

— Играем, парни, — сказал им Костя между двумя ударами по напольному тому. Между двумя ударами холодного, каменного сердца.

БРАТЬЯ ШВАЛЬНЕРЫ ВОНДЖИН

15. 09. 2017

Вернулся от Миши. Немного выпили, но чувствую себя превосходно. По старой доброй традиции надо бы, конечно, продолжить, но у меня на сегодняшний вечер и на все выходные, думаю, есть куда более увлекательное занятие. Миша молодец — вот что значит старый друг — вспомнил о моем былом увлечении. Из Тая, кроме дикого количества только что выпитого, приобретённого в «дьюти фри» вискаря, привёз ещё и кокосы. Я когда-то в универе увлекался изготовлением фляг из кокоса — вычищал, пропитывал воском, рисовал на них всякие прикольные картинки. Так вот он, памятуя об этом, привёз мне несколько кокосов. Есть я их, конечно, не буду, а вот сделать из них неплохие фляги, думаю, у меня получится. Нет, всё-таки здорово, что он есть — настоящий друг.


18. 09. 2017

Позавчера, наконец, дошли руки вычистить Мишкин подарок. Мякоть какая стойкая, ты смотри. Сохли почти сутки, да и провозился не меньше четырёх часов. Вчера занимался созданием пробки — из дерева так и не получилась, всё равно жидкость при ходьбе выплескивается. Остановился на том, что возьму пробку от шампанского и немного обрежу. Вроде подошло. Сегодня, удостоверившись в том, что они точно высохли, обжёг и зашлифовал. Пока получается неплохо.


19. 09. 2017

Восковая пропитка удалась. Просто красота. Нагреваешь воск до сотни по Цельсию — и он целиком пропитывает орех, делая ёмкость влагостойкой. Чувствую, изделие получится на славу. Пока есть время до ночи, сделаю обмотку, чтоб носить удобно было — хоть на поясе, хоть в руке.


20. 09. 2017

Началось самое интересное. Долго думал над тем, что нарисовать на получившихся изделиях, Хочется сделать нечто запоминающееся, не такое, как у всех. Думал, фантазировал, вспоминал темы наскальной живописи или раннего сюрреализма — ничего стоящего в голову не пришло. Решил отдаться на милость Господа — взял в руки химический карандаш и начал водить им произвольно… Получается что-то вроде инопланетянина, только не в привычном понимании — большая голова, огромные чёрные глаза, нос необычной формы, огромная фигура (только каждый раз разная, то продолговатая, то плоская), рта нет, а над головой нимб с лучами в разные стороны. Причудливая картинка, достойная подобного аксессуара, Расписал таким образом все четыре кокоса. Завтра покрою лаком — и буду хвастаться. Кстати, в субботу надо будет позвать друзей — не пропадать же такой красоте вдали от людских глаз. Пока опрокину стаканчик виски в свою честь! Воздадим хвалу Господу и кисти!


21. 09. 2017

Вроде ничего получились рисуночки, прикольные. Только вот что интересно — когда я стал фотографироваться с получившимися произведениями искусства, чтобы отослать Мишке продукт своих достижений, камера опознала в нарисованном «капитошке» лицо. Нет, я, конечно, отдавал себе отчёт в том, что рисую каких-нибудь зелёных человечков с планеты Икс — но ведь, сколько их ни рисуй, лица-то человеческого всё равно не выйдет. А здесь даже камера распознала, интересно. Пошёл в ванную и решил сделать селфи через зеркало — та же история, А всё-таки, как видно, неплохой я художник. Может, зря зарываю свой талант в землю?


30. 09. 2017

Последнее время меня преследуют какие-то странные ощущения. Мне кажется, что по ночам те головы, что я нарисовал на кокосовых флягах, разговаривают. Понимаю, звучит абсурдно, но всё-таки. Причём, разговаривают они не в привычном смысле, а обмениваясь какими-то звуками. Похоже на звуки моря внутри ракушки. Переношу их в другую комнату — звук становится тише, но всё равно слышен. Я пытаюсь уснуть, но не могу — этот переливающийся звук, в отличие от морского, не успокаивает и не убаюкивает, а наоборот, настораживает. Как будто они обмениваются какой-то информацией, важной для них одних. Утром звук затихает. Или же просто тает в дневной суете.


02. 10. 2017

Сегодня ночью я попробовал прислушаться к этим звукам, вернее, вслушаться в них. У меня сложилось такое впечатление, что они говорят о своей истории, о своём предназначении. Кто они и откуда? Может, из других миров? На секунду показалось, что они словно бы зовут меня в некое иное, неизведанное человеком пространство, или сообщают какую-то важную информацию… Звуки были особенными — отрывистыми и частыми. Как шифровка какая-то. Раньше я такого не замечал. Ещё поймал себя на странной мысли — мне показалось, что эти мёртвые рисунки своими безжизненными глазами наблюдают за мной. Отвернул к стене. Ощущение не прошло. Одно из двух — или меньше читать всякую сомнительную литературу, или реже курить.


10. 10. 2017

Миша пришёл в гости и в очередной раз поразил своими познаниями в области палеонтологии и истории.

— Так это же Вонджин!

— Что? — уточнил я,

— Австралийская наскалка. Никто толком не знает, кто они такие — одни говорят, что какие-то языческие божки аборигенов, другие — что инопланетяне, возможно, помогавшие аборигенам в строительстве иди сельском хозяйстве… Знаю только, что они им там до сих пор поклоняются. Принято считать, что их шаманы посредством контактов с вонджин вызывают дожди, а их отсутствие в местах посевов влечёт засуху и гибель урожая. Ты-то где их выкопал?

— Клянусь тебе, рука как сама рисовала, ничего специально не выискивал.

Миша помолчал и сказал:

— Либо ты гений, либо надо больше отдыхать. В смысле спать, а не курить.

Посмеялись, но всё же покурили.


11. 10. 2017

Это просто праздник какой-то! Пришёл домой с работы, а дома потоп. Течёт с потолка, как с Ниагарского водопада. Ладно, хватило ума ноутбук с пола поднять и поставить на диван — потому что всё, что лежало на полу, слегка поднялось и разбухло. Воды не по щиколотку, но всё же мало приятного. Пытался звонить в ЖЭК — без толку, рабочий день окончен. Поднялся к соседям, стучал часа два — никто не открыл. Видно было, что днём хлестала без удержу, а сейчас по углам едва струится. Спасаюсь тазами и тряпками. Воняет как на реке — тиной и затхлыми углами, подвергшимися внезапному омовению. Убить мало таких соседей!


13. 10. 2017

Вчера сантехник простучал весь потолок и понял, что течёт именно от соседей. Была ещё надежда, что, может, трубы где-то в плите лопнули, но они не оправдались. Ещё сантехник сказал, что этажом выше уже два года никто не живёт. Сегодня приходил участковый, вскрыли дверь в ту квартиру. Пустота полная, но — что важно — сухо! Ни протечки кранов, ни лужиц на полу, ни в одной комнате! Участковый обрадовал, что мне теперь за свой счёт ставить дверь, а сантехник лишь развёл руками. Сказал, что перекроет стояк, но это не выход — тогда воды не будет у половины подъезда. Пришёл домой и долго думал. Вспомнил Мишины слова.


15. 11. 2017

После того, как вчера я, с болью в сердце, выкинул своих вонджин, водопад иссяк. Стены стали сохнуть сами по себе — как по мановению волшебной палочки. Как всегда бывает в такие минуты, подумал, что, может, я погорячился по отношению к ним, хотел вернуть, но мусорные баки к моменту моего второго пришествия были чисты как слеза младенца. Ладно, главное Мише не говорить, что так вероломно обошёлся с его подарком. И всё же я по ним скучаю — хотя и сплю по ночам.


20. 10. 2017

Состояние организма какое-то странное — всё время хочется пить и невероятная слабость. Видимо, надо завязывать с курительными смесями и алкоголем, до добра такая жизнь точно не доведёт. Еда не лезет в горло, пропал аппетит — даже виски не помогает. Температуры нет, но всё время хочется спать, даже записи в дневнике делать становится всё труднее.


24. 10. 2017

Состояние всё хуже. Был у врача. Он констатировал ужасающее обезвоживание и порекомендовал лечь в больницу. Если так пойдёт и дальше, то скорее всего так и сделаю. Странно, от чего это может быть? Врач сказал, что какой-то рота-вирус может так себя вести, а мне кажется, что это вонджин. Они, как и положено, сначала принесли дождь, а уходя, забрали его с собой. Началась засуха и вымирание. Подохли даже цветы на окне. Душно как в аду. Понимаю, что мысли мои абсурдны, но никуда не могу от них деться. Очень хочется пить. Кожа потрескалась, стал похож на старика. Давление снизилось до нуля, всё время хочу спать.


01. 11. 2017

Не могу спуститься к подъезду, не могу дотянуться до телефона. Да и зачем? Если дело в вонджин, то врачи тут не помогут. А если я об этом кому-нибудь расскажу, то и подавно упекут в психушку, где я двину кони… Хотя, и без психушки это скоро произойдёт — костлявая уже дышит мне в спину своим ледяным дыханием. Зато теперь я открою тайну человечества и первый из миллионов узнаю, кто такие вонджин и откуда они появились на скалах древней Австралии. Теперь я наконец попаду в их тонкий мир, в их соседнюю Вселенную — сейчас для этого уже нет препятствий.

МАРИЯ ГИНЗБУРГ ЖИЗНЬ МОЯ КАК ВЕТЕР

Просёлочная дорога была пустынна. Мало кто рискнул ехать по свежему снегу — он выпал, как всегда, внезапно. А вот предусмотрительный Степан Юрьевич уже поменял резину на зимнюю, и, когда жена попросила съездить в «Пятёрочку» в Берёзово, отказывать не стал.

Фары выхватили из темноты чёрный силуэт на обочине, Степан Юрьевич в первый момент не подумал даже, что это человек, принял его рекламный плакат. Сейчас такие в моде — в виде человеческих фигур. Спохватившись, он нажал на тормоз. Неизвестно, как занесло сюда этого автостопщика-экстремала, но другой попутной машины ему пришлось бы ждать, скорее всего, до утра.

— С-с-спасибо, — сказал попутчиц устраиваясь на сиденье. — Артем.

Лицо у него белое с оттенком в синеву. Интересно, сколько он проторчал здесь? И днём-то было нежарко, минус три, а к ночи и вовсе похолодало; бортовой термометр показывал минус тринадцать, но Степан Юрьевич знал, что в лесу ещё холоднее.

Степан Юрьевич тоже представился и сказал, что может довезти только до Берёзово.

— Там автобус ходит? — невпопад спросил Артем.

Автобусы, насколько было известно Степану Юрьевичу, в Берёзово не ходили никогда.

— Электричка, — ответил Степан Юрьевич.

Артем кивнул — механически, резко. В салоне установилась тишина. Соскучившись, Степан Юрьевич включил радио.

— И сегодня многие наши слушатели празднуют Хэллоуин! — противоестественно бодрым, как это у них заведено, голосом произнёс ди-джей. — Этот праздник уходит корнями в мрачное средневековье. Легенды говорят, что в этот день духи собираются на шабаш — в последний раз, до весны. По небу мчит Дикая Охота и забирает с собой тех, кто по неосторожности вышел из дома…

— Напридумывают же, — пробурчал Степан Юрьевич, крутя ручку настройки в поисках другой станции. — Всё с Запада тащат, как будто своих праздников нет! Тыквы эти…

Но другую станцию поймать не удалось. Среди треска помех Степан Юрьевич потерял и ту, где рассказывали о Хэллоуине. Отчаявшись, он выключил приёмник.

Артем тем временем отогрелся, лицо его немного порозовело.

— А вы не слышали про такой отель, «Лукоморье Парк»? — спросил он.

Степан Юрьевич задумался. И вспомнил, где видел рекламный щит в виде человеческой фигуры.

— Тут недалеко вроде была турбаза, — сказал он. — «Ладожские переливы» называлась. Только бросили ее… недавно, говорят, снова выкупили, что-то пытаются сделать там. Она на берегу, там парк ещё такой большой?

Артем кивнул.

— Вы не очень торопитесь? У меня есть деньги… в номере остались… если вы меня туда подбросите, я заплачу.

Степан Юрьевич удивлённо посмотрел на попутчика.

— Так это километров пятнадцать будет, — сказал он. — По дороге если… Как же вы…

Он только теперь заметил лёгкие ботинки случайного попутчика, которые совсем не сочетались с тёплой зимней курткой.

Артём усмехнулся, но как-то невесело.

— Я в парк вышел, думал прогуляться перед сном.

Степан Юрьевич покачал головой, притормозил и развернулся.

— Пятьсот рублей, — сказал он.

— Хорошо, — сказал Артем.

— Слушайте, — спохватился Степан Юрьевич.

— Там на заднем сиденье бутылка водки есть. Она начатая, правда. Вы, наверное, замёрзли? Угощайтесь.

— Спасибо, — слабо улыбнулся Артем. — Очень кстати.

Он перегнулся назад. От его куртки пахло странно — сладкими травами, лошадью и чем-то ещё… медный такой запах, неприятный. Звякнуло стекло. Артем уселся на сиденье, открутил пробку, отхлебнул. Степан Юрьевич покосился на попутчика. Он предчувствовал интересную историю; ради неё — не за пятьсот же рублей — он и согласился подвезти заплутавшего гуляку. Артем не выглядел пьяным, что объяснило бы многое — он производил впечатление человека, глубоко чем-то потрясённого.

И история не замедлила воспоследовать.

— Праздник был очень шумный, — отхлебнув ещё раз, сказал Артем.

На Степана Юрьевича он не смотрел; адресатом рассказа являлся, судя по направлению его взгляда, потёртый бардачок «девятки».

— У меня заболела голова. Я решил выйти, прогуляться по парку.

* * *

Настя сочувственно чмокнула Артема в щёчку, когда он сказал, что пойдёт посидит в номере, и удрала гадать с подругами. Профессиональная гадалка по рунам входила в оплаченную программу мероприятий, посвящённых Хэллоуину. Собственно, это Настя и затащила Артема в этот отель на берегу Ладо же кого озера. Сам он был глубоко равнодушен что к Таро, что к рунам, что к Пасхе, что к Хэллоуину.

Просто хотелось сделать приятное своей девушке.

В номере голова у Артема разболелась ещё сильнее. Батареи жарили вовсю, было очень душно. Он накинул куртку и спустился в холл, решив немного пройтись по парку, который начинался сразу за отелем. В холле было шумно. Артем увидел людей в ярких фольклорных костюмах и узнал в них приглашённый коллектив. Артисты честно отработали праздничную программу и, видимо, собирались уезжать. Артем принялся пробираться сквозь весёлую, пахнущую сырным супом, печёной тыквой и водкой толпу. Он был уже у самых дверей, когда кто-то поймал его за рукав. Он обернулся. Это оказалась девушка с толстой русой косой. Пуховик был накинут прямо поверх синего льняного платья.

— Поедемте с нами! — умоляюще сказала она. — Ещё одного человека надо, а то лошадей не дадут!

Артем видел конюшни позади отеля. Видимо, после выступления хозяин отеля расщедрился на бесплатный аттракцион для артистов.

Но всё же Артем замялся. Догадавшись о причине заминки, лидер коллектива, высокий мужчина — тоже с длинной косой, только чёрной — сказал басом:

— Всё оплачено.

— Один кружочек! — воскликнула девушка, не выпуская рука в Артема. — Пожалуйста!

— В такую ночь! — добавил кто-то из яркой толпы.

А ещё кто-то, кажется, хихикнул.

Артем подумал, что прокатиться на лошади по ночному парку будет даже лучше, чем гулять по нему. Но он всё же попытался отказаться, в последний раз:

— Да я не умею верхом…

— Мы вам самую спокойную лошадь дадим, сидеть будете как на диване, — заверил его лидер коллектива.

Самой спокойной лошадью оказался старый мерин. Артему помогли взобраться в седло, вставили ноги в стремена. Поводья он взял сам.

Кавалькада тронулась. Когда они въехали под своды ветвей, все разговоры стихли.

Сосны, ели и берёзы в свете луны казались вырезанными из чёрной бархатной бумаги. Снег тихо искрился под копытами лошадей. Голова на свежем воздухе совершенно прошла. Компания выехала в поле. Лошади попы и чуть быстрее. Артем испугался, что вот тут-то он и свалится с широкого крупа, но зря. Он и правда сидел словно на теплом мохнатом диване, который стремительно и ровно нёсся над заснеженной равниной. Внизу мелькнуло что-то тёмное и большое, и в этот момент Артем понял, что не слышит топота копыт — а лишь свист ветра.

Лошади ступали по какой-то невидимой поверхности, которая очень полого поднималась вверх. Артем решил спросить одного из своих спутников, в чем дело. Артему было тепло в куртке и зимних, утеплённых джинсах. Но в этот момент его обварило холодным потом от мгновенно пронзившего его ужаса.

Его спутники изменились. Слева от него скакала девушка в шинели. Лунный свет вскипал на ромбиках в ее петлицах. Только светлая толстая коса, перекинутая на грудь, напоминала о весёлой девушке в синем льняном сарафане. На женщине рядом с ней была роскошная волчья, что ли, шуба, при виде которой Артему вспомнился советский фильм «Морозко». Третьей женщиной в коллективе была Галина Викторовна, единственная, чьё имя врезалось в память Артему. Ее представили как «пенсионерку, заслуженного деятеля искусств». Она предпочла этническим нарядам потёртый пиджак, на котором тускло поблёскивала орденская колодка, и пела она просто здорово. Сейчас колодка небрежно, на манер фибулы, была приколота на невообразимом плаще из шкур… иди просто потёртой шкуре, небрежно накинутой на плечи. На шее Галины Викторовны висело ожерелье из чьих-то клыков такого размера, что встречаться с их бывшим обладателем лицом к лицу и без, минимум, пистолета, не хотелось. Клыки бились друг о друга с тихим костяным стуком — кавалькада, словно повинуясь неслышному приказу, перешла на галоп. Луна, огромная, бесстрастно белая, нависала над ними, как глаз великана.

Артем, совершенно ошалевший, продолжал рассматривать спутников.

Всадник, ехавший справа, привычно шевелил поводьями, подгоняя лошадь. По лицу его было понятно, что самое обычное и рутинное, чем может заниматься человек с огромной дыркой в груди, сквозь которую видны ребра, и полуистлевшем нацистском мундире, так это мчаться в ночном небе на огромной белой лошади. Рядом с ним ехал мужчина в шикарном чёрном пальто. Горло его было обмотано длинным бордовым шарфом. Он летел за своим хозяином, трепеща на ветру, словно боевой стяг. Замыкал кавалькаду бравый гусар, будто съехавший с обложки фильма «Гусарская баллада».

А возглавлял эту безумную скачку всадник на сером коне и короне, сваренной из стальных полос, грубо прикреплённых к широкому обручу. Артем узнал его по толстой чёрной косе — она обвила шею всадника, словно огромная сколопендра. Всадник полуобернулся через плечо и кивнул парню в кожаной куртке с шипами на плечах. В глубоко запавших глазницах короля мерцали холодные, призрачные огоньки. Артем узнал того, к кому был обращён жест — этот парень играл на волынке во время представления в отеле. Артем верил, что музыкант был профессионалом, но голова Артема начала раскалываться именно после его выступления. В первый момент Артему показалось, что волынка превратилась в фиолетового осьминога, смирно сидевшего на плече хозяина; всеми щупальцами осьминог цеплялся за парня, обвивая его грудь и плечо. И это было очень разумно — иначе бы его давно сорвало ветром.

Но нет, это был не осьминог.

На плече парня, на широком кожаном ремне, висел баян. Или аккордеон, но с клавишами на верхней панели. Артем не отличил бы одно от другого ради спасения собственной жизни, и про себя решил называть этот инструмент деликатно — гармоникой. Она чуть раскачивалась от движения, ветер растягивал меха и вырывался из них с тихим, заунывным свистом.

По знаку предводителя парень спустил инструмент с плеча, положил пальцы на маленькие белые кнопочки.

Артем ожидал чего угодно; чего-то жуткого, разухабистого, яростного и отвратительного. Но мелодия, которая вырывалась из-под пальцев гармониста и умчалась во тьму за их спинами, была нежной и пронзительной. Не сильно она отличалась от песни ветра, на самом-то деле.

И, кажется, ветер начал подпевать гармонисту.

Кавалькада мчалась всё быстрее, всё выше. Сине-фиолетовые волны северного сияния заструились под копытами лошадей. Артем услышал, что его попутчики поют. Вела, конечно, Галина Викторовна. Артем разобрал слова.

— Жизнь моя как ветер, кто-то меня встретит…

Это было прекрасно — и полет, и печальная свобода, и слаженный хор самых разных голосов, и струящийся по лицам мягкий, тёплый свет. У Артема захватило дух. На глазах показались и высохли слезы.

«Да где же у него тормоз».

Артём привычно ткнул правой ногой в бок. Мерин оскорблённо всхрапнул и пошёл чуть быстрее.

«Чёрт, не то».

Судорожно перебирая поводья, он случайно натянул их; мерин с готовностью сбавил ход. Артем медленно переместился из центра кавалькады в самый ее конец. Некоторое время рядом с ним ещё скакал гусар. Он, как и остальные, был так увлечён своей тоской, своей песней, что даже не заметил, что Артем отстал.

И страшно, и горько было перекидывать ногу через круп. Артем предусмотрительно вынул ноги из стремян заранее и выпустил поводья. В голове вертелась та сцена из «Властелина колец», где главный герой, падая с ездового волка, запутался рукой в то ли в густой шерсти, то ли в каких-то висюльках на седле.

И чем это кончилось для воина.

Артем оказался удачливее. Перед глазами промелькнул тёмный, пышущий жаром бок, холодно блеснула подкова на огромном копыте. Артем даже успел увидеть, что одного гвоздика в ней не хватает.

А потом его закрутило винтом, раскидало в темноте, потащило вниз…

Он ещё успел услышать пронзительные, тоскливые голоса в далёкой вышине, и сердце пронзила боль. Эта песня была лучшим, что он слышал в своей жизни.

* * *

Степан Юрьевич покачал головой, неопределённо хмыкнул. Огни отеля «Лукоморье Парк» уже виднелись впереди.

— Как же вы так решились? — с непонятным самому себе уважением спросил он.

Артем смущённо пожал плечами:

— Даже не знаю. Словно толкнуло что-то… Красиво, конечно, но ведь это — навсегда. Без конца, без начала, только изредка вот на землю спуститься… схватить очередного дурачка.

— Так-то оно так, — нехотя согласился Степан Юрьевич. — Но вы так их песню описали… я ее словно услышал… Ни забот тебе, ни простатита с остеохондрозом, ни кредита…

Внезапно проснулось радио. В кабину ворвался бесшабашный казацкий хор. Сквозь помехи Степан Юрьевич разобрал только слова «конь мой вороной».

Он сидел за рулём с восемнадцати лет. Руки раньше мозга поняли, что происходит. Степан Юрьевич судорожно сжал баранку, но было уже поздно. Колеса оторвались от земли, капот «девятки» резко задрался в тёмное небо. Где-то внизу и справа мелькнули разноцветные огни отеля, окрасив глаза попутчика красным.

— Так может, покатаемся? — спросил он.

АНДРЕЙ МИЛЛЕР GO ASK АLIСЕ

За рулём джипа, с визгом затормозившего на узкой улочке Црвениграда — столицы Республики, сидел загорелый молодой здоровяк. Он носил дорогой костюм, сверкал обритой головой и напоминал телохранителя кинозвезды. Водитель открыл дверь ожидавшему его субтильному мужчине в мятом сером пальто, с чёрными волосами пониже плеч. Хлопок, и внедорожник резко рванул с места.

— Это только отвлекающий манёвр, Мирко: настоящий теракт ещё не случился, — так сказал пассажир, поправив круглые очки в тонкой оправе.

Мирко заметил, как Ави мелко шевелит челюстью. Наверняка с утра под амфетамином — и вовсе не потому, что собирается работать или отрываться. Увы, этому необычному человеку употреблять всякую дрянь приходилось по совсем иной причине.

— Сколько жертв, Мирко?

— Как минимум пятеро, пан Ави, по раненым у меня пока нет данных. Взяли одного из террористов: исламист, конечно же. Ребята в Центре его разговорят.

— Да, если курва вообще что-то знает. Но даже в этом случае времени у нас нет. Говорю тебе, дубина: настоящий теракт ещё не случился. Счёт идёт на часы.

Мирко не приходилось сомневаться: Ави знает, о чём говорит. Его особые способности позволяли узнавать и делать очень многое. Как говаривал шеф: «Мы не русские и не американцы. У нас нет ядерного оружия. У нас есть Ави». Некогда могучая балканская страна давно утратила прежнее величие, но проблемы с терроризмом у неё были те же, что у сверхдержав.

Увы, но сам Ави знал, что обычно подконтроль-ных ему возможностей недостаточно. Да он в любом случае и не смог бы теперь сдержаться в определённых рамках. Меньше всего Ави хотелось опять садиться на проклятые наркотические качели, но выбора просто не было.

— Дай таблетки, у меня пустые карманы. Всё осталось дома.

— Пан Ави, вам бы поберечь себя, и…

Машина моргнула дальним светом и всеми сигналами, издала гудок. Вспыхнули индикаторы на приборной панели. Руль дёрнулся в могучих руках Мирко; он почувствовал, как в кармане завибрировал смартфон, а часы обожгли запястье.

— Дай. Мне. Сраные. Таблетки.

Оставалось повиноваться, иначе Ави просто заглушил бы двигатель джипа — и тот ни за что не удалось бы завести. Мирко передал пассажиру баночку транквилизаторов. Тог проглотил таблетки три, не меньше.

— Уже лучше. Доктора говорят: с наркотой я превращусь в овощ не так быстро, как если дать Алисе полную вольницу. Больше времени у меня — больше пользы Республике.

«One pill makes you larger, arid one pill makes you small — and the ones that mother gives you, don't do anything at all…»

Приборная панель опять засверкала. Медиаплеер активировался сам собой; из колонок зазвучала мелодия Jefferson Airplane, на которую ложился знакомый женский голос.

— Пан Ави, я ведь уже дал вам таблетки, не нужно…

— Это уже не я, Мирко. Теперь это Алиса. Наша любимая психованная сучка. Уже вся намокла бы, будь она настоящей… она обожает мою работу.

Джип нёсся по главной улице, сверкая стробоскопами, заставляя маленькие городские машинки сворачивать в правый ряд. Светофор переключился на зелёный за полминуты до положенного времени: Мирко не знал, сделала это Алиса или сам Ави.

«…tell 'em a hookah-smoking caterpillar has given you tire call…»

О да, зов тут определённо звучал. Для Мирко — только зов долга его службы, а вот для Ави… Голос из колонок искажался помехами. Он больше не принадлежал Грейс Слик, больше не звучал с записи в iTunes. Голос сочился в аудиосистему прямо из головы человека на пассажирском сиденье.

«GO ASK ALICE, I THINK SHE'LL KNOW!»

Ави почувствовал, как женские ногти нежно царапают свод его черепа изнутри. Подумалось, что если сейчас он протянет руку назад — нащупает её бедро. Алиса будто шептала: «дорогой, я так соскучилась, чем же мы теперь займёмся, ммм?»

Ави ответил ей вслух:

— Как всегда, милая: будем спасать страну.

* * *

По дороге Ави благополучно заснул на пассажирском сиденье, перебрав таблеток. Он видел массу разных вещей наяву — самых удивительных вещей, хотя сам описал бы их куда более грубым словом. А вот сны, если и случались, давно уже были почти одинаковыми. Из прошлого.

Учитывая службу в Госбезопасности и специфические таланты, многие представляли себе его детство по лекалам популярной литературы и фильмов: будто Ави растили в лаборатории, как кого-то вроде Чарли МакГи или Одиннадцать. На деле ничего подобного не было, хотя странных способностей родители явно не могли не замечать. Да и школа, наверное, тоже.

Просто с Ави никто никогда об этом не говорил. Сам он был мальчиком не из общительных, так что тоже молчал. А потом семьи просто не стало.

Той ночью он тоже спал в машине. Это случилось очень давно, с четверть века тому назад: тогда ещё не было ни мобильных телефонов, ни всей этой умной автомобильной электроники. И людям, попавшим в беду на горном серпантине, где не каждый день проезжает хотя бы одна машина, не так-то легко было рассчитывать на помощь.

Да, не каждый день по этой дороге проезжал хотя бы один автомобиль, А той ночью встретились два. Мальчика разбудил удар.

Как ни странно, магнитола в искорёженной машине продолжала играть, и Ави прекрасно помнил, какая именно песня тогда звучала. Сейчас уже понимал, что в её словах был некий смысл. Как и во многих других песнях из жизни Ави.

«As I flow through your life, a thousand oceans I have flown, and cold spirits of ice…»

Некоторые вещи, наверное, происходят не случайно. Мальчик кое-как выбрался через разбитое окно задней двери; он не смотрел на передние сиденья, но и без того прекрасно знал, что о его родителях уже бессмысленно беспокоиться. И ещё не было ни боли от ужасной утраты, ни страха за свою жизнь. Он всегда превосходно владел собой в критических ситуациях, даже в те годы.

«I am tire echo of your past, I am returning tire echo of a point in time — distant faces shine…»

Совсем другое дело — человек во встречной машине, такой же смятой, отброшенной на добрый десяток метров: она застыла на краю обрыва. Там осталась живая женщина. Это Ави знал точно.

Стояла ясная зимняя ночь: такая, когда становится особенно холодно, потому что земля отдаёт всё своё тепло звёздному небу. А ещё дул горный ветер, от которого делалось хуже прежнего — Ави практически закоченел за то время, что почти ползком добирался до разбитого автомобиля.

Сейчас уже не вспомнить, что это была машина. Но она была красной, это точно.

И лица женщины Ави тоже не помнил, возможно — даже и не видел. Видел длинные серебристые волосы, запачканные кровью, и протянутую к нему руку. Тонкую, с бледной кожей и длинными ногтями, также окровавленную.

«А strand of silver hanging through tire sky — touching more than you see…»

— Кажется, нам с тобой повезло, Ави. Если это слово подходит для такой ситуации.

Её голос звучал очень слабо, но совершенно отчётливо: порывы ветра и звон в собственных ушах нисколько не мешали. Возможно, он даже звучал прямо в голове Ави, Мальчик не удивился тому, что незнакомке известно его имя.

— Ты ведь из таких, Ави? Ты понимаешь, что я имею в виду. Из странных?

— Наверное… да, из таких.

— Я поняла. Я чувствую такие вещи. Возьми меня за руку, Ави.

Ави тогда немного промедлил. Конечности плохо его слушались: и из-за удара, и от страшного холода, ведь на нём даже не было куртки. Да и страх понемногу подступал: мальчик постепенно осознавал случившееся. И своё теперешнее положение тоже.

«The voice of ages in your mind is aching with tire dead of tire night…»

Незнакомка не разозлилась из-за этого промедления. Её голос оставался таким же ровным и мягким.

— Возьми меня за руку, Ави. Твои способности нас отсюда, к сожалению, не вытащат, И у меня самой уже… не получается. Так что я должна передать тебе кое-что.

Ави подносил свою ладонь к окровавленным пальцам блондинки в разбитой машине. Медленно, как будто ещё сомневался в том, что делает. Но их пальцы всё-таки сомкнулись. Он запомнил липкую кровь на холодной бархатистой коже.

— Ави… с годами ты меня за эго, наверное, не поблагодаришь. Это сомнительный дар. Но иначе мы оба точно умрём здесь до угра, а так не годится. Хотя бы тебе точно нужно жить.

Мальчик так и не узнал имени женщины. Да и Алису ему тогда никто не представил: он вообще не понял, что именно произошло. Песня Deep Purple, доносившаяся из похоронившей родителей машины, по-своем}’ объясняла, почему всё вышло именно так… но Ави осознал эго лишь спустя очень много лег. Хотя уже тогда прекрасно понимал вообще любой язык, включая английский.

«And if you hear me talking on tire wind, you’ve got to understand — we must remain perfect strangers».

А почти в сотне километров отсюда, в сонном полицейском участке городка Лозницы, раздался дребезжащий звонок телефона. Дежурный, который лениво снял трубку, услышал красивый женский голос: кто-то сообщил ему об аварии на горной дороге.

Ави этого не слышал, конечно, но всегда был абсолютно уверен: той ночью в трубке прозвучал именно голос Алисы.

* * *

Угол двух улочек почти в самом центре Црвениграда, образующий небольшую круглую площадь, полностью оцепили. Столичная полиция действовала чётко, в точности соблюдая инструкции: увы, но к терактам за последние годы Республика успела привыкнуть. Плоды войны на Ближнем Востоке, в которую правительство вляпалось ради своих политических игр с русскими и НАТО.

А здесь ведь не Париж. Да и не Москва. Балканы есть Балканы: тут собственных мусульман всегда хватало, не говоря о давней напряжённости на этнической почве. И для терроризма такая почва подходит превосходно. В Западной Европе человек восточной внешности, несмотря на обилие там мигрантов, всё же хоть как-то бросается в глаза. А тут поди отличи…

Да, это было первое, что Ави понял на месте: террористы, по крайней мере, совершавшие этот отвлекающий манёвр — не арабы и не африканцы.

Местные. Вот только преданные совсем не родной стране.

Перед кордонами из полицейских бронеавтомобилей и переносных заграждений, понятное дело, собралась толпа зевак и журналистов. С другой стороны площади её оттесняли, чтобы дать дорогу санитарной машине: раненых давно уже увезли. Завывали сирены, свет мигалок отражался в окнах.

— Капитан Ковач, Госбезопасность, — Мирко раскрыл удостоверение перед полицейским в тяжёлом бронежилете с автоматом в руках. — Этот человек со мной.

Ави редко показывал документы. Даже в Центре его фамилию знали далеко не все. Должность — секретная, звание — секретное.

— Прошу, пан капитан!

Автоматчики в тёмно-синей форме расступились, пропуская Мирко и Ави за оцепление. Подул холодный ветер, Ави поднял воротник пальто. Его подручный оделся совсем не по погоде.

— Пойдёмте внутрь, пан Ави?

— Подожди. Дай осмотреться.

Это был красивый район, застроенный зданиями позапрошлого века: золотая эра, ведь когда-то здесь была столица настоящей империи. Окна дорогих квартир над витринами магазинов. Вот цветочный: выставленные перед входом стеллажи опрокинуты — тюльпаны, розы, пионы и астры разлетелись по тротуару, ветер гнал их на проезжую часть. Ави не нужно было представлять, как так вышло: он ясно видел девушек в белых форменных блузках, что в панике выбегали оттуда. Образ из недавнего прошлого накладывался на реальность, как полупрозрачная картинка при киномонтаже.

Здесь были не только многочисленные полицейские: на улице работали люди в штатском, и хотя Ави никак не смог бы расслышать их разговоров, но прекрасно ощущал, о чём сейчас шепчутся.

— Это же сам пан Ави!

— Да ладно?..

— Точно. Я его видел однажды, пару лет назад — ну, тогда, в нашем турецком посольстве…

Мирко не мешал Ави осматриваться, а скорее — впитывать окружающую обстановку тем самым непостижимым образом, в котором так упорно пытались разобраться высоколобые люди в белых халатах. Мужчина, появившийся перед ними, оказался менее тактичен.

— Ты бы не торопился так, Ковач. Мог, мм мать, приехать и к вечеру!

— Он не виноват, — тихо, но жёстко произнёс Ави. — Я не ночевал дома. Меня было трудно найти.

Ясное дело, что его майор Желько Станишевич отчитывать не стал бы. Ави и по званию был старше, а уж подчинялся напрямую таким людям, к которым Станишевича на приём-то могли не пустить. Желько был немолодым, но крепким мужчиной с военной выправкой и седым ёжиком на голове. Гораздо выше и мощнее, чем Ави, но всё-таки меньше по-настоящему огромного Мирко.

— Типичный, мммать, почерк последнего времени, — Станишевич начал свой доклад. — Похоже, у муслимов проблемы с бомбами. Судя по всему, террористов пятеро было. Открыли огонь по кафе, как раз в обеденный перерыв: народу, мммать, до жопы в кафешках. Автоматическое оружие. Изрешетили там, мммать, почти всех… потом бросили гранату. Аллах-бабах, мммать.

— То оружие, что похитили в Киралево? — предположил Мирко.

— Да если бы, мммать… те ППхп ещё всплывут, помяни слово. А тут вся улица в гильзах от 7,62… «калашниковы», старые. Я ещё с таким в армии служил.

Ави сам когда-то здесь обедал, только очень давно: уютное было местечко, с настоящим венским интерьером и добротным гуляшом. И ракию держали отличную, хотя в такие места не особо-то приходят выпивать. Теперь весь тротуар перед кафе был усыпан битым стеклом, а что творилось внутри — догадаться несложно…. Мужчина нащупал в кармане пальто пачку сигарет, но сразу понял: не то. Это Camel, а они не подходят.

— Мирко… — Ави почти всегда говорил тихо, но когда начинал это делать, то все замолкали, прислушиваясь к нему; а сейчас, заторможенный транквилизаторами, он был ещё медленнее и тише обычного. — Будь добр, сбегай за ментоловыми сигаретами.

— Бы ментоловые курите? — Желько так скривился, будто Ави едва ли не в гомосексуализме признался.

— Я? Нет. Алиса курит.

Судя по лицу майора Станишевича, в этот момент ему сильно захотелось перекреститься, но он удержал себя в руках.

Пока Мирко бегал за сигаретами, Ави вошёл в кафе, отыскал там уцелевший после взрыва гранаты стул и уселся посреди небольшого зала. Пол обильно залила кровь, смешавшаяся с пылью и мелкой крошкой изразцовой плитки со стен. Трупы давно убрали, но Ави всё равно видел картину целиком. Первая автоматная очередь срезала парочку за тем столиком: почти подростки, им было лет по семнадцать. А вот туда взрыв гранаты отбросил турка-баристу, который успешно избежал пуль.

Всё это не вызывало у Ави каких-то особых чувств: только профессиональный интерес.

Он исследовал недавнее прошлое места трагедии. Это было не сложнее, чем для обычного человека — смотреть записи с камер видеонаблюдения. Вот только интересовали Ави не те подробности, что и без него сослуживцы найдут на камерах: он искал невидимое обычным взглядом.

Искал пока сам, потому что Алиса капризничала.

— Я хочу ментоловые сигареты!

— Потерпи, нам нужно работать.

— Хочу и всё! Си-га-ре-ты!..

К тому же, он не просто так употреблял наркотики, что он по этому поводу ни думали некоторые сослуживцы (а уж Ави отлично знал, что они думают — иной раз лучше них самих). Система была простой. Чем больше «разгон», чем сильнее эмоциональное и физическое возбуждение — тем сильнее становились его собственные способности.

Увы, но с каждым годом мощь только росла, и их становилось всё труднее контролировать. Случались очень неприятные инциденты…

Помогала травка или транквилизаторы. Алкоголь давал забавный эффект: будучи депрессантом, в малых дозах подавлял тормозящие функции и делал возможности Ави сильнее. Но стоило выпить больше — и они, наоборот, начинали отключаться. Следовало удерживать баланс, потому что трезвым Ави постоянно клонился то в одну, то в другую сторону.

А чем больше он расслаблялся, тем сильнее становилась Алиса, Чуждая сущность в его голове, возможности которой были гораздо, гораздо более широкими, чем у самого Ави. Вот только и тут имелся один нюанс…

Мирко вернулся очень быстро. Протянул сигареты, щёлкнул своей «зиппо» с выгравированным государственным гербом.

— Вы что-то узнали, пан Ави? Я расспросил майора обо всём, на те вещи можно не отвлекаться..

— Сам знаю, что можно, — буркнул Ави, глубоко затягиваясь. — Мы не в супер геройском кинце. Люди работают. Одним словом, Мирко… пытать арестованного террориста бессмысленно. Не знаю пока, как у них всё организовано, но ему хоть ананас в сраку засунь — эта курва не знает ничего о главном теракте. Ничего полезного, точнее. Просто знает, что он будет… как и я.

— Это плохо.

— Да уж нихера хорошего. Не волнуйся, Алиса что-нибудь подскажет. Алиса должна знать.

Мирко заметил, что Ави, закинув ногу за ногу, сидит в какой-то довольно «женской» позе. Такое он замечал нередко, и прекрасно знал, о чём это говорит. Да и взгляд из-под очков изменился, приобрёл оттенок, который посторонний человек мог бы и стол ковать весьма превратно.

Что и говорить, Мирко Ковач был настоящим красавцем. С фигурой Геракла, средиземноморским загаром, мужественным лицом. Алисе он нравился, как и почти всем женщинам — с внешностью ему повезло, в отличие от совершенно невзрачного Ави. Худосочного, скучно одевающегося очкарика с семитскими чертами.

На самом деле, из-за всего этого в Центре ходили крайне раздражающие Мирко слухи понятного рода. Ави же на слухи было наплевать. О нём вообще мало кто сказал бы что-то хорошее, но когда в вентилятор попадало настоящее дерьмо, обойтись без этого человека становилось трудно.

— Вы что-то видите?

— Угу.

Ави отвёл взгляд от Мирко, и смотрел теперь в угол. Для Ковача он был пустым, а вот Ави видел там старуху в инвалидном кресле: безобразно жирную, со спутанными седыми волосами, в старомодном траурном платье и шляпке с вуалью. Ну, началось..

Цок, цок, цок. Где-то за спиной каблуки стучали по полу. Угадай, кто?..

— Ты же не ревнуешь, дорогой?

— Тебя возбуждает ум, я знаю. Тут Мирко нечем крыть.

В кафе была аудиосистема, разумеется: обычно играла спокойная классическая музыка. Теперь колонки сначала зашипели, а затем плеснули в помещение женский голос — то ли Грейс Слик, то ли совсем не её:

«When the dawn is rose they are dead — yes, and you're mine, you're so full of red…»

Музыку слышали все. Многие на улице обернулись: Мирко замахал руками, давая понять, что всё нормально, и сейчас главное — не мешать.

Какое-то отражение зашевелилось в уцелевшем оконном стекле. Ави сразу понял, что эго нечто важное: то, чего другие не увидят. Сначала заметил знакомый образ: рыжеволосую девочку лет десяти, в очаровательном розовом платьице и с красным воздушным шариком. Тут-то удивляться нечему, этого ребёнка Ави видел постоянно.

Но она была не одна.

С ней была ещё одна девочка, примерно того же возраста. Вся залитая кровью, изуродованная: и Ави почти сразу понял, что её не было в этом кафе. И убили её не пули, не граната. Это было что-то иное, это…

— Объясни.

— Сладкий, я показываю, что сама вижу, — как будто дыхание прямо в ухо, Ави даже немного вздрогнул от понятного волнения.

Девочка. Образ мёртвой девочки со страшными травмами: расколовшийся череп, вывалившийся из него глаз, кровь на платьице. Ави знал, что сейчас бессмысленно требовать пояснений: Алиса мыслила слишком иначе, если её сознание вообще можно было сравнить с человеческим. Он просто не поймёт, даже объясни она всё своим языком. Алиса пыталась показать ему нечто в образе, доступном человеческому разуму.

Оставалось не разочаровать даму, столь падкую на интеллект. Тем более, что в Центре и без Ави хватало умных людей: не один он тут работал с полной отдачей…

— Мирко, звони в Центр, Пусть перестанут спрашивать курву, о чём сейчас спрашивают.

— А про что нужно? — Ковач сразу понял, что нащупано нечто важное: он далеко не первый год работал с Ави и уже давно приноровился.

— О девочке. Пусть хоть на куски режут, но узнают, что ему известно о какой-то мёртвой девочке. Любые методы форсированного допроса, если что — под мою ответственность. У нас охренеть как мало времени… час-другой, это точно. Скорее, бля!

* * *

Время тянулось медленно. Ави сидел на пассажирском сиденье служебного джипа Мирко, вывесив ноги наружу. Сам Ковач в такой позе мог бы достать до асфальта, с его-то ростом: а вот ботинки Ави болтались чуть ниже подножки. Половина пачки ментоловых сигарет уже ушла.

Мирко стоял рядом и пил кофе из пластикового стаканчика: он был серьёзным спортсменом и потому не курил. Зато Станишевич смолил одну за другой: вонючие дешёвые сигареты.

— И почему надо ждать результатов из Центра?

— Потому, что у меня нет времени туда ехать, — пояснил Ави. — Тик-так, счёт на минуты. Как только позвонят, нужно будет куда-то срываться, прямо на реактивной тяге из задницы…

— Я не о том, пан Ави. Вы без Центра не узнаете, где будет теракт?

Мирко закатил глаза: он прекрасно знал, как его подопечного раздражают такие вопросы. Мало кто имел внятное представление о том, чем и как Ави действительно может помочь работе Госбезопасности, а где проходят какие-то границы.

— Желько, я не с раный Альбу с Дамблдор. Да и Алиса — это не магический, курва, шар. Даже если она что-то знает, я далеко не всегда могу это понять вот так запросто.

— Не серчайте. Мне просто интересно, как оно всё работает. Я слышал всякие слухи.

— Слухи… херухи. Знаешь, как работает мозгу дельфина?

Желько Станишевич пожал плечами. Очевидно, что этот человек не был знатоком биологии, а вот Ави когда-то учился на биофаке: как раз перед тем, как Алиса окончательно утянула его на другую дорожку, Общение с животными её не интересовало.

Было время поговорить. Да и немного отвлечься от напряжённого ожидания очень хотелось.

— Ну, видишь ли… Мозг дельфина частенько сравнивают с человеческим, и одно тут правда: он большой и сложный. Но сам дельфин, как ты можешь увидеть в океанариуме, туповат. Почему?

Майор снова выказал недоумение.

— Эхолокация. Мы обрабатываем очень мало информации извне: то, что видим, что слышим… а человек видит и слышит не так-то хорошо. Зато дельфин разом получает всю информацию о мире на десятки километров. Это как озарение. Как будто Дьявол поднял Христа на гору и показал ему весь мир в один миг. Понимаешь? С Алисой всё очень похоже. Она может показать мне очень многое. Только я хер разберусь в целом мире вокруг, если точно не знаю, что искать… Она не человек. А у меня мозг, увы, человеческий, он не может только обрабатывать внешние данные. Мы с ней мыслим и говорим дохерища разными категориями, такие дела…

Именно в этом состояла главная проблема с Алисой, из-за которой никак нельзя была спускать её с поводка — пусть это и вынуждало принимать наркотики, что отнюдь не полезно для здоровья. Но доктора были уверены: мощь Алисы убивает мозг Ави куда быстрее, чем амфетамин. Если дать ей волю, то в ценнейшей для Республики голове скоро не останется ничего, кроме чего-то совсем чуждого. Человеческий мозг просто не приспособлен природой для подобного.

Никто не мог разобраться в природе Алисы. Одно было понятно: это не какой-нибудь компьютер, к которому можно будет подключиться, когда разум Ави умрёт от перегрузки в понимании обычной биологии. Учёные только без лишних сантиметров говорили, что рано или поздно это случится: нечто вроде комы, а то и вегетативного состояния. Использование способностей самого Ави тоже приближало этот момент, и также с неочевидной скоростью. Вопрос, как одновременно экономно и эффективно для страны использовать такой дар.

Важно было понимать, когда рационально потратить ценнейший ресурс, пределы которого неизвестны, а когда делать этого не стоит. Тут мнение самого владельца мозга часто расходилось с позицией начальства — куда более осторожного, чем сам Ави, который себя не жалел.

Мирко выхватил из кармана зазвонивший iPhone, будто ковбой — револьвер из кобуры.

— Да?!

Через полминуты он уже объяснял ситуацию.

— Он рассказал.

— Что там? — хором выпалили Желько и Ави.

— В общем, арестованный был на контакте со второй группой террористов — о которой мало что знает. Действительно ничего толком не может сказать, ребята в Центре поработали на славу, они умеют. Но вот о девочке он слышал пару дней назад, на их конспиративной квартире.

— Известна квартира?! — оживился Станишевич, прожжённый оперативник.

— Да, её уже обыскивают. Про квартиру он раскололся ещё утром, и…

— В сраку квартиру, — отрезал Ави. — Будь это важно, я бы узнал о ней. Что с девочкой?

— У второй группы есть какой-то автомобиль. Фургон. Арестованный его не видел, но слышал от них, что на этом фургоне террористы на днях сбили какую-то девочку.

— Фургон! — почти выкрикнул майор Желько.

— Может, как в прошлом году? Покатят его куда-то, мм мать, начинённым взрывчаткой?! Едрить их, да ведь… пан Ави, вы можете…

— Нет, — Ави сразу понял, о чём будет вопрос.

— У меня мозги вытекут из ушей, если попытаюсь заглянуть в каждый фургон в Црвениграде. Ни марки, ни цвета… Мирко, звони в операционный отдел: пусть бросают всё и ищут информацию о девочке.

— Так может, сразу в дорожную инспекцию?

— Нет, у них может не быть данных. Могли найти тело, но не установить причину травм. Или её могли вовсе не найти, просто лежит заявление о пропаже в каком-нибудь сраном участке… его могли официально принять буквально этим утром, если дело было на днях. Ты же знаешь, как полиция работает, там алкаш на дураке верхом. Короче, поднимай операционистов! Участки, морги, больницы, всё! Минуты, Мирко, минуты!..

* * *

Он неправильно истолковал свое видение: девочка показалась мёртвой, но на самом деле была ещё жива — хотя и в коме уже третий день. Мирко сам выслушал взволнованный доклад врача из больницы на окраине Црвениграда, совершенно ошалевшего от таких сюрпризов: нагрянули сотрудники Госбезопасности с полицейскими машинами сопровождения.

Ави не стал тратить времени: пока Ковач выяснял подробности о поступившей с тяжелейшими травмами одиннадцатилетней Ирмаске Папац (вот ирония судьбы — мусульманке), обладатель особых способностей уже спешил к её палате.

Мирко застал Ави у койки Ирмаски, держащим её за руку. Сам он сидел на полу, привалившись к стене, и будто терял сознание — по крайней мере, выглядел очень плохо. Ковач догадывался о причине: Ави пришлось тормошить собственные способности, не связанные с Алисой, когда голова ещё была в её почти безраздельном распоряжении. Такое редко кончалось хорошо…

Пип, пип, пип: этот звук издавали какие-то мудрёные медицинские приборы вокруг Ирмаски, мигающие множеством мониторов, тянущиеся к ребёнку красными, синими и зелёными проводами. Воздух в палате казался несвежим, её явно плохо проветривали.

Симпатичная медсестра забилась в угол: похоже, она видела что-то, чего видеть не следовало. Этому Мирко, поднёсший девушке стакан воды прежде, чем Ави, тоже совсем не удивился: он знал, что Алиса очень ревнива. Она ненавидит всех прочих женщин. И тем лучше вовсе не приближаться к Ави, когда он химически заторможен, и у странной сущности в его голове много власти над ситуацией.

— Ковач! Что, мммать, с ним?!

Это кричал Желько, застывший в растерянности над Ави. Тот, кажется, совсем отключился: руки неподвижной девочки на больничной койке не выпустил, но сам уже почти лежал на полу. Из уголка рта тянулась тонкая струйка слюны. Круглые очки повисли на одном ухе.

— Это нормально! — Мирко мысленно выругал себя за то, что бросился помогать насмерть перепуганной женщине, а не человеку, от которого сейчас зависели сотни жизней. — Помогите ему сесть!

Майор Станишевич кое-как пособил Ави, а вскоре рядом был и сам Мирко: медсестра сжалась в углу палаты, беззвучно рыдая, и сейчас капитана Госбезопасности уже не интересовала совсем. Из коридора слышался топот как мягкой больничной обуви, так и тяжёлых полицейских ботинок.

Врачи заботились о своём долге, а особисты и полицейские понимали: нужно действовать быстро. Если настоящий теракт ещё впереди (а в этом, учитывая показания задержанного и слова Ави, сомневаться почти не приходилось), то времени уже почти нет. Террористы явно рассчитывали воспользоваться первыми часами переполоха после расстрела кафе, и…

— Нашатырь! Дайте нашатырь!

Ави кое-как привели в чувство. Он обильно вспотел, в глазах полопались сосуды, вены и артерии проступили под кожей — но взгляд всё-таки обрёл ясность.

— Я видел тот фургон.

— Что за марка? Номер?.. — Станишевич попытался поднести стакан воды, но половину от волнения рас плес кал.

— Я не разбираюсь в марках… могу описать, но времени на выяснения хер да нихера… воды дайте…

Бегающий туда-сюда взгляд Ави вдруг остановился на ворвавшемся в палату враче. Тот, похоже, не понимал, кому из людей перед ним сейчас больше всего требуется помощь.

— У вас есть красные двери?

— Что?.. — врач явно не ожидал подобного вопроса.

— Я, курва, не шепелявый! — Ави закашлялся из-за крика, на который перешёл. — Красные двери?! Любые, сука, двери красного, сука, цвета?..

Доктор растерянно помотал головой. Зато Ави, похоже, почувствовал себя чуть лучше.

— Мирко! Ты где?.. А… Мирко, слушай внимательно. Бремени нет. Нет от слова «совсем»… не спрашивай, Алиса знает. Она знает… Сделай вот что. Слушай внимательно. Желько, ты тоже слушай..

Длинные волосы Ави прилипли к вспотевшему лбу. Сейчас он выглядел не лучше пьяницы, свалившегося под дверью цыганской забегаловки. Серое пальто, и до того не бывшее образцом опрятности, совсем безобразно измялось.

— Желько, вызывай спецназ, прямо сюда. Я имею в виду настоящий спецназ, антитеррор, группу быстрого реагирования, не вшивых полицаев с пукалками… Мирко, раз у них нет красных дверей, то нужна краска. Покрасить любую дверь тут, быстро… ну, ты понял. Тот самый трюк.

— Но ведь… — Ковач уже понимал, о чём идёт речь.

— Ага. Можешь помолиться за мои мозги, учитывая текущую ситуацию. А заодно за бедняг из спецуры, которые увидят эго дерьмо. Но иначе мы тупо, Мирко, не успеем. Эти скоты уже едут, и я не могу объяснить словами, куда. Туг поможет только дверь. Раз я увидел фургон, то её можно использовать.

Проглотив залпом два стакана воды, Ави более-менее пришёл в норму: похож теперь был не на вдрызг пьяного, а скорее на тяжело гриппозного. Руку лежавшей без сознания девочки он выпустил из своих пальцев только сейчас.

— Заодно готовьте бумажки. Тут подписок о неразглашении столько написать придётся…

* * *

Наспех выкрашенная красным дверь какой-то больничной подсобки наполнила резким запахом краски весь коридор перед ней. Но это неудобство никого не беспокоило. Мирко сейчас больше волновали парни из группы антитеррора, которым происходящее, естественно, казалось полным бредом. Но времени объяснять не было: да, в сущности, не было и такого права. Уровни доступа…

— Не боись: ребята простые и надёжные, мммать, как молоток. Покажи им гвоздь, и они его забьют. Без вопросов, — заявил Станишевич.

По глазам в прорезях масок не было похоже, будто вопросов у бойцов спецназа нет: штурмовать какой-то чулан в больнице — задача, по меньшей мере, странная. Станишевич и сам успел надеть бронежилет со шлемом: Центр распорядился, что командовать операцией должен он. Пусть по факту всё и находилось в руках Ави, к тому же старшего по званию, но тог совсем не занимался вопросами силовых действий.

— Пан Ави, вы бы дали хоть какую-то вводную: чего нам ждать… ну, там.

— Если бы я сам знал, что будет… Желько, я тоже туда пойду. Да-да, и не спорь со мной! Это тебе не фокус Копперфильда: я не могу быть уверен, что иначе всё получится.

Станишевич только кивнул человеку в спецназовском снаряжении:

— Тащите бронежилет — пану Ави он, мммать, потребуется.

Тяжёлый жилет, надетый поверх пальто, придал Ави довольно нелепый вид. Навроде ребёнка, через меру укутанного заботливой бабушкой.

— Вы вооружены?

— Нет, я табельного не ношу.

— Понятно, — Желько бесцеремонно вытащил пистолет из кобуры ближайшего к нему бойца и протянул Ави. — Пользоваться-то умеете?

Отвечать Ави не стал — но судя по тому, как он вполне уверенно проверил магазин и патронник, поставив пистолет на предохранитель и засунув в карман жилета, Желько понял: с этим проблем нет. Невзрачного человека в штатском обступили дюжие экипированные бойцы, ожидавшие хоть какого-то инструктажа.

— Мирко, дай-ка мне стул. Ну и это самое, да… оно с собой? Из крыла выгнали весь персонал? Смотрите, не пускайте никого. Ну, Панове: вы сейчас увидите очень странную хероту, и я ожидаю, что это никому не помешает работать. Через некоторое время я войду в эту дверь, и вы должны будете войти за мной. Так, как это вас учат делать, потому что за дверью наверняка сразу же станет жарко. Надеюсь, кто-нибудь первым делом уберёт меня с линии огня: а то я, знаете ли, не лихой гайдук.

— Не беспокойтесь, пан Ави, мы о вас позаботимся, — когда речь зашла о конкретных действиях, несколько растерянный до сих пор командир группы антитеррора обрёл уверенность в голосе.

— Славно. Мирко, огоньку…

Здоровенный косяк в губах Ави, к которому Мирко поднёс зажигалку, стал вишенкой на торте общего сюрреализма сцены. Впрочем, Ковач-то прекрасно понимал, что спецназ увидит сейчас вещи куда более неординарные, чем высокопоставленный офицер Госбезопасности, курящий травку во время операции по пресечению крупного теракта в столице.

Ави глубоко затянулся, надолго задержал дыхание, выпустил облачко дыма: из-за вони краски характерный запах совсем не почувствовался. Затем откинулся на спинку стула, поставленного прямо напротив красной двери. Сделал ещё затяжку. Бойцы спецназа выстроились колонной вдоль стены, слева от двери: чуть пригнувшись, прижав приклады автоматов к плечам. Один из них, назначенный страховать Ави, зашёл справа. Своё дело эти люди знали превосходно, сомнений никаких.

Какое-то время не происходило ничего. А потом Ави, которого постепенно накрывало, услышал то самое: «цок, цок, цок».

— Признай, сладкий: без меня у тебя ничего не получится… Молодец, машину ты узнал. Вот только как её отыскать, ммм?

— Давай просто сделаем нашу работу, пожалуйста.

Динамики больничной связи, обычно призванные объявлять какую-то важную информацию, захрипели помехами. Несколько спецназовцев повели головами на звук, но майор Желько приказал им не отвлекаться.

Фокус с дверьми был гораздо проще, когда Ави знал, куда нужно попасть. Но теперь он мог ориентироваться только на образ фургона: того единственного из, вероятно, множества подобных автомобилей в Црвениграде, который был нужен. Нужно было выйти именно на него, а это чертовски непросто.

Такие машины сейчас аврально искали и по городским камерам наблюдения: на это бросили операционистов Центра. Увы, отслеживание транспорта до сих пор не автоматизировали, как это сделано в Лондоне или Москве. Но был шанс, что это поможет, если у Ави не получится всё сделать быстрее. Ещё несколько таких же групп спецназа в разных концах Црвениград ждали команды.

Эта система не была построена вокруг Ави и его способностей, конечно. Он был лишь её частью, крайне эффективной во многих случаях — но далеко не незаменимой. И если уж на то пошло — от этих здоровяков в броне сейчас зависело не меньше. Ави, возможно, и мечтал быть героем комиксов, спасающим всех в одиночку, но в действительности делал небольшую часть работы. Пусть иногда и самую важную.

Хрип динамиков постепенно обретал некую стройность. Он начинал складываться в мелодию: музыку, на которую скоро наслоился голос.

«…when she’s ten feet tall: arid if you go chasing rabbits…»

Моргнули галогеновые лампы на потолке, затем ещё раз — несколько из них так и не зажглись снова. Цепь бойцов перед дверью зашевелилась, словно жирная чёрная гусеница задвигала своими волосками. Трудно было винить спецназовцев за волнение, Веяло чертовщиной.

— Спокойно! — рявкнул на бойцов Станишевич. — Всё идёт, мммать, как нужно!

«When tire men on tire chessboard get up and tell you where to go…»

Ави ощутил головокружение. Ему становилось дурно, но этого и следовало ожидать. Голос из динамиков прибавил несколько тонов, зазвучал резко, с режущим звуком на верхних нотах.

«And you've just had some kind of mushroom, and your mind is moving low…»

В висках застучало. Пальцы расслабились, косяк полетел на пол: как в замедленной съёмке, оставляя за собой длинный красный шлейф. Он коснулся поверхности и словно взорвался искрами. Боковое зрение стремительно тускнело, и Ави не видел уже почти ничего, кроме красной двери прямо перед ним.

Да, красной. Всё правильно. Колонки над головой надрывались так, как не бывает ни на одном рок-концерте: Ави этого не видел, но Ковач и Станишевич закрыли уши.

«WHEN THE LOGIC AND PROPOTION HAVE FALLEN SLOPPY DEAD…»

Ави больше не видел, что происходит вокруг в реальном — или, по крайней мере, объективном мире. Только надеялся, что Желько и Мирко держат ситуацию под контролем. Он чувствовал, как падает куда-то назад, в бездонную пропасть или нору проклятого кролика, но не боялся этого ощущения, зная: в конце всё будет, будто погрузился в воду.

«AND THE WHITE KNIGHT IS TALKING BACKWARDS, AND THE RED QUEEN'S «OFF WITH HER HEAD!»

Красная Королева, встречай Белого Рыцаря. Красная, конечно. Впрочем, в английском эго слово означает и другой цвет. Пора идти на Ту Сторону. Спросить Алису о том, что людям искать придётся, возможно, слишком долго.

Музыка смолкла резко: одновременно с тем, как перед глазами в одно мгновение повисла абсолютная чернота, как если бы выключили телевизор. Ави глубоко вздохнул: наверное, его веки сейчас опустились, но зато открылись какие-то другие глаза.

Перед ним был коридор.

Коридор, но совсем не похожий на тог больничный, где в хлам укуренный Ави сидел на стуле. Нет скорее это был коридор старомодной имперской гостиницы, примерно такой, как в фильме «Отель Гранд Будапешт», — или любой из тех, что стояли в Црвениграде. Правда, этот коридор выглядел мрачно, здесь было довольно темно — слабый свет исходил не от каких-то светильников, а сочился через стыки стен, из щелей под дверьми номеров.

Ави понял, что лежит на полу. На женщину, стоящую спиной к нему, он глядел снизу вверх. А она смотрела куда-то в глубину коридора — возможно, бесконечного. Красивые туфли, стройные нош в чулках, укороченное пальто с туго затянутым на талии поясом — до которого почти доставали завивающиеся ближе к кончикам рыжие волосы.

Алиса обернулась через плечо, пальцами поманив Ави за собой.

— Пойдём, дорогой.

Встать получилось не сразу: сначала Ави полз за ней на четвереньках, и только через десяток метров поднялся, опираясь на глухую стену, обитую бархатом. По противоположной тянулись одинаковые двери: деревянные, весьма изящные, выкрашенные чёрным.

— Ты хорошо запомнил фургон? Представь его, так мне будет проще.

Ави запомнил превосходно, и представил во всех подробностях. Высокие каблуки Алисы цокали по паркету: она манерно вышагивала, качая бёдрами, ставя одну ногу точно перед другой, как если бы шла по канату.

— I see a black door and I want it painted red, no colors anymore I want it to turn red… — напевала Алиса, намеренно изменив знакомый текст, — I see tire girls walk by dressed in their summer clothes; you have to turn your head until this darkness goes…

Конца коридора было не разглядеть: он терялся во мраке. Но где-то перед самой границей этой темноты вполне различалась красная дверь. Казалось, что прошли целые часы, прежде чем Ави достиг её, следуя за Алисой, и потянулся к латунной ручке.

* * *

Его выбросило с Той Стороны ещё более резко, чем затянуло туда. Ави больше не сидел на стуле: он стоял перед той самой дверью больничного чулана, ощущая запах свежей краски, и крепко сжимая пальцами ручку из дешёвого пластика. Он немного промедлил, посмотрев налево. Скрытое маской лицо бойца спецназа оказалось совсем близко, и даже без способностей Ави, по одним глазами, ясно читалось: ничего, столь далеко выходящего за пределы адекватного, тот ранее не видел.

Ави понятая не имел, как вся сцена смотрелась со стороны. И не имел времени задумываться. Он просто потянул ручку вниз и решительно шагнул в дверь чулана.

Яркий дневной свет ударил в глаза, заставив зажмуриться, а внезапные звуки оживлённой улицы в центре города оглушили. Ничего ещё толком не понимая, Ави нащупал пистолет, выдернул его из кармана жилета и чётко, в полную силу голоса, выпалил:

— Работает Госбезопасность!

Кто-то из прохожих замер, кто-то шарахнулся в сторону, и теперь Ави увидел тот самый белый фургон прямо перед собой, припаркованным на углу. Тонированные стёкла не позволяли толком разглядеть людей внутри, но кто-то там точно был: кажется, и рядом несколько мужчин стояли не просто так…

Один из них разворачивался к Ави: тог вскинул пистолет, но не успел прицелиться, потому что сзади его схватили на плечи. Спецназовец оттащил Ави в сторону, освободив проход. Тёмные фигуры, чуть сгорбленные, выставляющие перед собой автоматы, посыпались из распахнутой позади двери какого-то магазина.

— Лежать! Лежать, курва!

Падая из-за рывка за плечи, Ави заметил на противоположной стороне улицы инвалидную коляску. Старуха сидела вполоборота к сцене, но наблюдала за ней пристально. Неудивительно.

Кто-то истошно заверещал. Прозвучал выстрел, почти одновременно — длинная автоматная очередь и беглый огонь одиночными в ответ. Зазвенело разбитое стекло. Ави уже лежал носом в тротуар, боец спецназа прижал его к земле коленом: он стрелял в кого-то — по крайней мере, гильзы со звоном сыпались на землю прямо перед лицом Ави. Цок, цок, цок. Почти как те каблуки.

— Аллаху акбар!

— Два часа, автомат!

— Бросай оружие!

Наверное, для спецназовцев этот хаос был таким же понятным и упорядоченным, как для Ави — всё то, что он видел перед красной дверью. Тёмные фигуры не переставали двигаться, кто-то из спецназа обходил фургон сбоку, кто-то бросился поперёк улицы, стреляя на бегу — но Ави в этом ничего не понимал. Тем более, что его очки слетели, так что и видел он теперь плохо.

Сознание выделило во всей творящейся вакханалии только одного человека, чётко указав: его надо остановить. Ави не объяснил бы, почему: может, он собирался подорвать бомбу или что-то подобное? Так или иначе, плотный бородатый мужчина в клетчатой рубашке спешил к задним дверям фургона, сгибаясь под обстрелом. Несколько пуль пробили белый кузов прямо над ним. Он очень спешил, и это было очень важно.

Скорее всего, миг спустя террориста всё равно остановили бы, но Ави опередил события. Он не мог вытащить из-под груди руку, сжимающую пистолет, потому что колено бойца по-прежнему вдавливало его в землю. Хорошо, что Желько заставил надеть бронежилет а то так и рёбра бы треснули… Впрочем, пистолет Ави был не так уж и нужен.

Бородач почти достиг дверей фургона, но дотянуться до них не сумел. Его оторвало от асфальта, резко перевернуло в воздухе и швырнуло через весь перекрёсток — прямиком под колёса проезжавшего по нему тяжёлого автомобиля.

Фургон, из-за которого оставшиеся террористы ещё продолжали отстреливаться, ожил., В нынешнем состоянии Ави это было несравнимо труднее обычного: от напряжения у него свело челюсть, боль наполнила не только голову, но и все зубы разом, а затем суставы и остальное тело. Перед глазами посыпались искры, поплыли разноцветные круга.

Но фургон всё-таки сдвинулся. Точнее, он резко рванул с места, сокрушив на своём пути чугунный фонарный столб, и внезапно оставил террористов без укрытия. Оба упали почти сразу после этого, в неестественных позах: одного пули отбросили назад, другой почти сложился пополам.

— Ну, вот и всё… Желько! Желько, всё хорошо?

Ответа не последовало. Но едва ли что-то прошло плохо.

Ави, похоже, потерял сознание. По крайней мере, он точно не смог бы сказать, как оказался уже не вжатым в тротуар перед магазином, а сидящим у стены перед его разбитой витриной. Блики солнца играли на гранях осколков. Ави почувствовал, как кто-то прижал его к себе: уже нежно обнимая, а не жёстко и решительно, как только что.

Никакого шума больше не слышалось, и потому Ави догадался, что находится уже не совсем в том месте, где мгновение назад. Ну и отлично. Всё, что мог, он уже сделал.

Ави разжал пальцы, позволив пистолету с глухим звуком упасть на землю, и охотно уткнулся лицом в грудь обнимавшей его женщины. В вырез её блузки спадали рыжие локоны.

* * *

Црвениград уже покрылся сумерками: небо приобрело красивый насыщенный оттенок синего, даже стала различима луна. Сильно похолодало, так что Мирко в его костюме из дорогой, но слишком тонкой шерсти, сделалось уже совсем некомфортно. Но о себе он сейчас думал в последнюю очередь.

Здоровяк волок к чёрному джипу Ави, который едва перебирал ногами. Что и говорить, сегодня подполковнику Госбезопасности Аврааму Шлиману досталось порядком; тем не менее, всё закончилось хорошо. И это оставляло приятное послевкусие заслуженной победы в короткой, но яростной схватке.

Очередной победы добра над злом, как бы приторно эти слова ни звучали. Достигнутой вовсе не одними лишь усилиями человека, которого только что обильно вырвало на тротуар, но всё-таки именно он здесь стал главным героем. О котором, как обычно, и в Центре-то не все узнают.

Мирко помог Ави улечься на заднее сиденье внедорожника, подобрал выпавший из его кармана смартфон. Пассажира била сильная дрожь, так что Ковач снял свой пиджак и заботливо укрыл им Ави — а затем надолго зажал кнопку, регулирующую климат-контроль в задней части машины.

— Это вышло здорово, пан Ави. — сказал он, захлопнув за собой дверь. — Я имею в виду, что мы сегодня прямо герои. Особенно вы.

Шлиман закашлялся, попытавшись что-то ответить. Но затем всё-таки проговорил:

— Мирко, отвези меня домой, пожалуйста. А потом сходи в магазин. Купи литр. До понедельника меня не ждите, отключу телефон наху…

Фраза снова оборвалась кашлем. Мирко только усмехнулся: отключать телефон Ави было строго запрещено по должностным инструкциям, и он никогда этого не делал. Только лукавил, как в случае утреннего разговора с майором Станишевичем.

— Как скажете, пан Ави.

Внедорожник моргнул поворотником и мягко влился в поток на вечерней улице Црвениграда. Мирко забыл включить музыку, но кто-то сделал это за него; будь то Ави или Алиса — неважно.

«Неу you, out there on your own, sitting naked by tire phone, would you touch me?»

Ну уж нет, это точно был не голос Роджера Уотерса… Это кто-то мурлыкал колыбельную для подполковника с Той Стороны — природу которой Мирко даже не пытался понять. Просто знал о ней чуть больше многих других.

«Неу you, would you help me to carry tire stone?

Open your heart — I'm coming home…»

Ави уснул — и Мирко надеялся, что ему снится что-то хорошее. Может, сама Алиса? Он никогда её не видел, но смел предполагать, что это должна быть красивая женщина. Огни города, который вскоре по обыкновению позабудет о потрясениях, вытягивались в длинные цветные полосы.

— Together we stand, divided we fall!.. — в такт Алисе пропел Мирко последнюю строчку,

…………………..

В рассказе использованы цитаты из следующих музыкальных композиций:

«White Rabbit», «Somebody to Love» (Jefferson Airplane)

«Perfect Strangers» (Deep Purple)

«Paint in Black» (The Rolling Stones)

«Hey You» (Pink Floyd)


ИЛЬЯ СОКОЛОВ ИГЛЫ


Парень стоял у окна, выходящего в ночь. Пасмурная мгла снаружи играла мозгом костей, красиво извиваясь без оглядки. Стоны вечерних звёзд слабо сошли на нет почти час назад.

Парень без грубого интереса следил за ночной улицей, на которой пока было пусто до ужаса. Сизые силуэты за шторами окон дома, напротив, резвились в радостном полусне, мелькая на разных этажах, точно жгучие призраки.

Мокрое небо будто пряталось от луны, продолжающей цикл.

Все выглядело только кажущимся… А парень, сев на подоконник, продолжил просто наблюдать за безлюдно-тоскующей улицей. Молочный шоколад луны тихонько плавился высоко в небе.

Уличные фонари рассеянно сгорбились над дорогой. А вокруг их светлых голов метались, кружили снежные светлячки. Или похожие на снежных…

Вот из пасмурной тьмы появилась фигура девушки. Незнакомка о становилась под фонарём, чтобы достать что-то из сумочки. Сигареты, понял парень, наблюдавший за ней с повышенным интересом.

Незнакомка зашла в закуток, который таился прямо напротив окон парня, блестевших внутренней чернотой с высоты четвёртого этажа над уровнем асфальта.

Достав из далёкой пачки сигарету с разменом, девушка начала смачно курить.

Парень почему-то захотел застрелить эту тварь. Он довольно чётко представил, как пуля из снайперской винтовки почти без отдачи кусает незнакомку за левую щеку, отхватив девушке часть безмозглой башки…

Видение уходит, а она всё продолжает курить. Из-под головы ближайшего к ней фонаря неторопливо отделяется рой снежинок, хлопотно витавших вокруг уличной лампочки пару минут назад.

Парень видит, как этот рой хищно скользит к незнакомке, беззаботно дымящей за сугробами в закутке. Тогда Наблюдатель открывает своё окно и орёт, чтобы девушка побереглась, чтобы спасалась, чтобы бежала к его дому, а он откроет ей входную дверь!

Незнакомка непонимающе глядит в его сторону, глуповато задрав голову с сигаретой во рту. Чудовищные иглы снега подобрались к девушке уже совсем близко…

Не дожидаясь, когда они набросятся на неё, незнакомка срывается с места, недокуренная сигарета летит почти ко всем чертям. Девушка перебегает пустынно-тёмную дорогу, а стая адских снежинок сначала резво последовавшая за ней, резко меняет курс и снова возвращается под облюбованный фонарь.

В хорошей темноте добежав до подъезда, незнакомка испуганно колотит в железяку двери, которая все же открывается через какое-то время.

Наблюдатель привычно на ощупь — как всегда, света в его квартире не было — проскочил в прихожую, быстро обулся, заткнув не завязанные шнурки в ботинки, и побежал вниз по лестнице.

Внутренности пролётов были подсвечены чуть мутным жжением.

Добравшись до первого этажа, Наблюдатель распахнул входную дверь дома в несколько этажей, на которых никто особо и не жил. Перед ним предстала девушка в шапке и прочей зимней амуниции, немного красивая, немного странная.

Незнакомка тут же ринулась вовнутрь. Ей сейчас было не до парня-придурка, открывшего дверь нараспашку. Девчушка пыталась отдышаться…

— Ты кто такой вообще? — сквозь вздохи уходящего страха спросила она незнакомого спасителя.

— Наблюдатель, — загадочно и глупо улыбаясь, ответил он.

Девушка решительно пролезла в подъезд, отстранив своего спасителя в сторону. Тёмная глухота вокруг переливалась по углам…

— Ну, давай, веди к себе… — практически потребовала девица, успокоившись окончательно. — Тебя, кстати, как зовут-то?

— Тебе не важно будет, как меня зовут… Но пошли, конечно.

И они пошли по лестнице. Вместе.

Добравшись до квартиры парня, они прошли внутрь, девушка, сняв зимние сапоги, внедрилась в ближайшую комнату и уселась на продавленный диван.

— Твою мать! — подала голос незнакомка, снимая шапку. Ее волосы заблестели красивой волной, видимой в далёком свечении через окно комнаты.

— А что ты хотела? Я тебя спас. — Наблюдатель присел в кресло. Ему эта девушка теперь нравилась ещё больше.

— Ты, может, меня накормишь, раз уж спас?

Он накормил ее — притворными заслугами придворных, трёхлинейной правдой дороги, смазанным следом от внешней микропечи кондиционера соседей и приторными улыбками взглядов рекламы…

Покуда незнакомка угощалась бутербродным салатом, Наблюдатель смотрел в ее сторону, словно в телевизор. Вскоре она отставила опустошённую супницу, применяемую хозяином квартиры в качестве тарелки.

Чернота ее смерти поражала парня. Он всегда любил эту старую супницу. И ему вовсе не хотелось, чтобы ночная незнакомка ее раскокала. А получилось именно так: красотка, наевшись бутербродов, немного не донесла тарелку до приемлемой точки стола. Супница пошатнулась, не удержалась, упала и звонко разбилась в относительной темноте.

— К счастью, наверное… — подал парень свой хрипловатый голос. Он очень давно не сообщал никому такие нюансы.

— Прости, но ты сам виноват, — сообщила девушка бескомпромиссным тоном, откидываясь на спинку дивана.

Незнакомка смотрелась красиво. Она, кстати, всегда умела легко прочесть по губам парня в окнах напротив, какую именно он поёт песню, сидя ночью на подоконнике с чем-то вроде тетрадки в обнимку.

Пластилин минут стекал по трубам в мозгах собеседников, столь неожиданных, столь подходящих.

— Меня зовут Игрушка, — нарочито безразлично представилась вдруг девушка, миг назад бывшая совершеннейшей незнакомкой для Наблюдателя, который, кстати, в этот самый миг представлял, как красавица Комсомолка — чуть смуглая брюнеточка из магазина продуктов — пытаясь общаться с ночью, шелестит телефонной игрушкой, плюсуя смешные Любови для себя одной. Красотка Комсомолка, чуть смуглая и с чёрной чёлкой, смахнув росу желаний со своего сексуального носика, уносится в далёкие пространства, когда Игрушка спрашивает:

— Ты, видимо, живёшь один?

Парень, несколько напуганный подобным вопросом, утвердительно кивнул.

— Наверно, ты из тех, кому нужно, чтобы с ними всего лишь трахались те, которым нравятся они сами?

— Вовсе нет, — парень заметно смутился на правду. Бывшая незнакомка, словно совершенно клёвый денёк в несовершенной жизни, смеётся в полутьме комнаты. Тихонько и мягко.

— Ты по чему-нибудь скучаешь? — другой вопрос.

— По самым лучшим снам… — другой ответ.

— Тебе хорошо со мной вдвоём? — Игрушка, похоже, решила достать Наблюдателя странными вопросами.

Мокрая тишина повисла вокруг, как сердце ангела, попавшее в повороты винта.

— И тебе не кажется глупым выражение «разбитое сердце»? — девушка заулыбалась тьмой на доли клыкастых частей минуты, примерно секунды на четыре. — Сердце ведь изначально разделено на камеры.

«По камерам!»

«Заурядно камерное исполнение классики».

«Этой камерой снимали лучшие…»

Все это тут же пролетело в двухкамерных мозгах парня. Он заёрзал в кресле.

— Не нервничай, — почти приказной тон недавней незнакомки легко позволял подчиняться.

Наблюдатель уравновешенно выдохнул/вдохнул.

А где-то слишком далеко красотка Комсомолка, прибрав к рукам кассу, смело называет свою цену, которая с разумом правды давно не граничит (но преуспевает в плане смен клиентов).


Тьма мялась вокруг. А Игрушка говорила следующие вечные вещи:

— Осколки крови расхлестались по салону, а женщина не прекращала орать. Но потом, когда машину реально расплющило, ее голос начал звучать действительно броско. Как выброшенная через лобовое стекло трахея.

Мелкое молчание врезалось в тёмный мозг воздуха в комнате.

— Очень интересная история… — наигранно отозвался Наблюдатель, теперь ещё и ставший Слушателем. Всякой чуши.

— Правда? — усмехнулась Игрушка. — Издеваешься!

Девушка закинула ногу на ногу, весьма соблазнительно, даже во тьме. За окном комнаты как будто пролетела птица. Или, возможно, летучая мышь довольно крупного размера, А сонное сияние луны ведь все равно казалось неизменным.

— Чем ты вообще занимаешься? — Игрушка изобразила повышенный, как давление на призрачных глубинах, интерес.

— Наблюдаю, — бесцветно отозвался парень, всматриваясь в неясно-красивые черты лица своей ночной гостьи.

— А я вот в жизнь играю, — доверительно сообщила девушка.

— И как? Получается?

— Почти всегда, — с лёгким налётом гордости заявила Игрушка. — Давай расскажу тебе про самые странные запросы при вызове, которые получал мой приятель-такси ст…

И она стала рассказывать.


«Водитель должен поехать в лес, чтобы набрать пятьдесят килограмм еловых веток для праздников и похорон».

«Водитель должен рулить с дохлой кошкой на башке. В бардачке машины желательно иметь уменьшенный макет двустволки».

«На заднем сидении такси необходимо держать два мусорных ведёрка: одно для органических отходов, другое — для пластика или блевотины».

«У пассажира будет подозрительно большая сумка, из которой, возможно, будет течь что-то темно-красное».

«Водитель должен быть голым».

«Водитель должен оставить на заднем сидении пакет с деньгами. Купюры не должны быть новыми, не то заложники умрут…»

«Водитель, к тебе оплачиваемая просьба — петь всю дорогу на разные голоса (но желательно тенором и с лёгким уходом на фальцет)».

«Водитель должен любить детей. Но не снимать это на видео».

«Водитель должен быть сторожем своему брату. И ещё знать Ветхий Завет, хотя бы частично».


Игрушка закончила свои россказни. Она подняла руку и указала на окно, за которым молчала луна.

— Посмотрим, что творится на улице?

Парень и девушка, встав со своих мест, подошли к ночной лёгкости стёкол. Уличная пустыня оставалась чуть подсвеченной печалью фонарей. Вокруг их света все так же витали снежные иглы.

— Когда наступит день, — произнесла Игрушка нежной тишиной, — можно будет пойти в магазин.

На этот раз — твоя очередь.

Она со снисходительной улыбкой посмотрела на парня.

Так смотрят на человека, с которым нравится жить в одной квартире, разыгрывая по ночам разные сценарии и сюжеты. Много раз.

Наблюдатель согласно кивнул девушке вместо ответа.

Так кивают на просьбу, а затем мягко и бережно берут за руку человека, которого любят. Много дней и ночей.

АЛЕКСЕЙ ЗЫРЯНОВ В ГОСТЯХ У КАФКИ

Даже вселенский принтер параллельных миров даёт сбои, отчего происходят искажения в новых сформированных пространствах. II где-то среди тёмной материи в далёкой перевёрнутой галактике в области множества параллельных миров существует вроде бы такая до боли всем знакомая звёздная система, в которой обитают квалифицированные потребители, так похожие на нас…

* * *

Где-то на окраине галактики Млечный пудинг. Звезда по имени Солнце. Планета Земляника.

После Великой Эпилепсии, сотворённой цыганскими жирными масонами в середине XXI века, с уходом от пагубного воздействия телеиндустрии цивилизация на некоторых континентах планеты стала ре-эволюционировать. Изменение бытовых привычек прошло почти незаметно, благодаря революционным техническим находкам Великого Регресса, Спустя непродолжительное время после «амнезийной вспышки» и «холодного сна» вступила эра безатомного мира…

И начался период отмороженного стимпанк-пата не по-детски!

* * *

Дорогие радиослушатели, до-о-брый день!

Настройте свои утюги погромче. Сегодня 29 февраля и, как всегда в это время, в эфире вестник ежегодных игр «Больные гонки». И я, их ведущий — Дмитрий Нуднее.

Это прекрасный пасмурный день! И подходят к завершению первые этапы легендарных игр.

И не может не радовать тот факт, что нас посетили и понаехали многочисленные гости со всей нашей неопрятной страны.

Гости с Гавказа приехали в столицу на добровольно униженных прибалтах.

Былорусские друзья на золочённом самоваре, имевшем гусеничный ход, добрались до центра Московии. На обычный вопрос: «Не устали с дороги?», они, не щурясь, сказали: «Не успели устать, пекли шаньги в дороге, вот гостинцы в платке: горячи — с пылу с жару». Какие же лапочки эти сябры!

Гости северных широт добрались с привычным для них транспортом: Карелия на медвежьих упряжках, Якутия на обыкновенных воссозданных мамонтах, а на неординарных пружинных снегоступах — Союз писателей Чукотки.

Кстати, посетившие нас чукчи-писатели открыли благотворительную книжную лавку. Рекомендую вам приобрести и прочесть летопись «Легенды Чукотки», из которой вы с удивлением узнаете о ранее существовавшем божестве из тумана по имени Чивомарба Намор, он же — повелитель Ислеч, и он же — Великий Кормчий Чукотки. Этот весёлый народ доскакал до столицы на своих затейливых пружинах, минуя Ямал — полуавтономный округ бедных нефтяников и перепрыгивая выгоревшие земли остальной части Западной Сибири.

А уже ближе к вечеру челябинские мужики на огромной шагающей махине под названием «Уральский Цирюльник» дотопали к мероприятию, громыхая многотонной походкой.

Вы наверняка спрашиваете меня, дорогие радиослушатели: «А как же они так успели?». И я вам отвечу: «Камчатские радушные воздухоплаватели забросили но пути эту махину, когда проплывали меж облаков мимо невысоких уральских гор. Невозможно им было не увидеть, глядя с небес на твёрдую землю, гиганта, созданного уральскими мастерами. И огромным магнитом подцепив за чугунный хохолок, наш огромный камчатский дирижабль их сюда к нам приволок чуть-чуть ржавый, но по-прежнему могучий лесопильный агрегат».

Помню, как вечером в небе появился блестящий и сверкающий воздушный элипсоид с «Уральским Цирюльником», который вскоре приземлился на заснеженные Воробьёвы горы. Слава уральским промышленникам!

Итак, сегодня последний этап эпохальных игр — «Марафон имени Кафки». Как вы все помните: он так назван за протяжённость почти в 41 километр — по числу лет жизни Кафки. Это самые честные и разумные в своей бессмысленности высокоинтеллектуальные бессмертные гонки на выживание. Сегодня участники, безусловно, предварительно съев дома кашки, — уж простите мой искромётный юмор. — боролись за супер приз турнира — статуэтку «Золотая черепаха». К тому же, помимо этого, победителя ждёт подписка на возобновлённый журнал «Экология и Жизнь». Это ли не отрада для любителей ночью под огонёк свечи читать, коих подавляющие миллионы по всему союзу Филькиной Республики?

Но этому главному действу предшествовал этап розыгрыша-отбора на главный старт. И вот в каких мероприятиях, но итогам которых были отобраны лу-у-чшие участники, отличившиеся наивы-ы-сшими индивидуальными показателями, соревновались команды.

Поехали:

1) «Перетягивание канадцев»: две команды с обеих сторон натягивают обе подтяжки и рукава случайного канадца из посольства, который участливо и задорно поддерживает команды криками: «Перестаньте!» и «Что вы делаете?». Проигравшая команда получила хреновый лист на причинное место, а вот у победившей лидер-команды — место на старте.

2) «Обед в мешках»: гости города поедали ня скорость глазами накрытый яствами стол вагона-ресторана, и тот, у кого мешки под глазами после часа игры становились полнее, тот для себя и отвоёвывал привилегированное место.

3) «Рыжки в длину»: кто дольше рыгнёт. Площадку для этого безмолвно предоставило местное НИИ. Как это нередко бывает, побеждают в этом конкурсе многоопытные выпускницы местной МФЗ — музыкальной фабрики звёзд имени Дробыша. Их приз (помимо попадания на последний этап) — бочонок просроченного пива, благодаря чему их наставник (а по совместительству и внебрачный сын Дробыша-старшего) с громкой и благородной отрыжкой наблюдал за их дальнейшем выступлением в гонках.

Но об итогах ещё впереди. Сейчас же я продолжу описание других конкурсов:

4) «Стрельба из люка»: команды, попав в канализацию по самые усы (в том числе и дамы), из фоторужья стреляли по расписным тарелочкам, изъятым из ближайших домов-музеев; кто больше нафоткал неповторяющихся своим узором тарелок, тот и прошёл дальше.

5) «Казаки-брандспойтники»: сбивать голых деревенских баб струёй воды из пожарных брандспойтов, нарядившись в костюмы казаков. Самые меткие из них — на стартовой площадке.

6) «Накатай Мефодию»: диктант с угадайкой. Участники писали диктант, сидя в ставших когда-то пустыми и ржавыми нефтяных бочках, а озверевшие от скудоумия столичных школяров учителя потом разгадывали всю эту писанину. Проигравшие получали линейкой по башке. А самые грамотные оказались на конечном этапе легендарных игр. Как вы догадались, туда они катились тоже в этих бочках, лишь чуточку обезопасив себя от дополнительных побоев, ведь всё же идеально написанных диктантов, как и всегда, не оказалось, и учителя куражились на славу, воздавая тумаков по завершению отборочных этапов всем без исключения..

* * *

Друзья, мы продолжаем наш вечёр. Надеюсь, вы не заметили, как прошёл денёк. И это всё заслуга искромётного пересказа моих любимых анекдотов про Чубакку и крокодила Гену.

Теперь же вспомним, чем завершался наш общесоюзный праздник.

Мэр города, восседавший за скромным обеденным столом в отапливаемом вагоне-ресторане, не отрывая взгляда от тарелки, дал отмашку свободной рукой в сторону участников, что ознаменовало старт гонок.

Стоит добавить, что угощения благородному градоначальнику были собраны голодающими Африки. Мэр столицы уже сказал сидящим на диете чёрным братьям свои «спасибки» перед приёмом пищи.

А как у него была элегантно заправлена салфетка за воротник, мамочки мои! Я горжусь нашим мэром! А как он грациозно ел черепаховый суп! Просто фантастика!

Но… не будем отвлекаться от прекрасного. Я всё ближе подхожу к апогею «Больных гонок».

Бесплатная регистрация, участников завершилась ещё неделю назад; после получения всех положенных денежных взносов стало известно число потенциальных счастливчиков. Их оказалось ровно 13. Все собранные средства, в том числе от продажи зрительских билетов, поступили в недавно созданный «Фонд неимущих олигархов» имени Алексея Ку Кудрина. Мы все прекрасно понимаем, как тяжело клиентам этого фонда от нескончаемых санкций загнивающего Запада. И обязанность граждан — помочь этим страждущим в это очередное нелёгкое для них время. Руководство нашего радиоканала присоединяется к этой акции и шлёт лучи искреннего добра и слова поддержки всем нуждающимся этого фонда.

Повсеместно на нашем празднике были запрещены безалкогольные напитки. Это ещё раз подтверждает, что наш мэр — народолюбивый человек. А врачи, из общества слепых производили профессиональный предварительный осмотр участников.

На воздушном шаре наши оголтелые комментаторы вели наблюдение за всеми участниками заезда. Благодаря этому, я смог слышать по радиотелефону, а сейчас передать и вам, как с самого старта: 1) лицензированный гопник помчался в одноколёсной мотоциклетной коляске (законно угнанной им первого апреля, прошлого года), отталкиваясь худой правой, ноженькой и держась левой рукой за борт, а правой — за пояс своих спортивных штанов «Абибас», ведь при такой натуге они. при. первом вираже порвались и уже после постоянно норовили слезть, как говорится, на три. буквы.

Это-то и доконало гопника, который напоследок показал всем жест: удар левой рубящей ладони в правый локтевой изгиб.

Здесь не место слабакам, парниша. Твои лучшие моменты жизни только в праздник дурака. Сегодня фортуна ему явно села на лицо.

А вот и 2) старая дева Фаина Максимовна на подержанном паровом трицикле, у которого переднее дутое колесо получает прокол уже после первых пятисот метров. Это колесо ей пришлось задрать повыше от земли, отчего Безумной. Максимовне непотрёпанная юбка закрыла обзор, а из-за общего крена труба выхлопа выдала о каменную плитку сноп искр, но Безумной. Максимовне только этого и надо, чтоб продолжить гнаться, к желанному финишу, свирепо рыча из глубокого горла и рокоча потасканным мотором.

Тут надо рассказать, что недавно в журнале «Star-Heel» Фаина Максимовна призналась в интервью Адриану Малахову, что раньше (до того, как решила вступить на стезю старой, девы) она поработала путаной на Транссибирской магистрали. Об этом вы прочтёте в свежем номере журнала «StarHeel».

Участницу поддерживал однояйцевый хор Турецкого. И с начала заезда вся. кучка исполнителей из двадцати мужчин растягивала припев её любимой песни: «Щина-на-на опа, щина-на-на-най, щина-на-на, щина-на-на, опа щина-на-най», что очень заводим участницу заезда.

3) Депутат Изюмов на затонированном трамвае с мигалкой не отставал хотя до этого подрастерял в скоростях при разгоне от постоянных перестроений между рядов.

Стоит отметить благостную новость, связанную с депутатом Изюмовым. У чиновника личный контракт на поставку шампуня для колоний и зон. Естественная шёрстка заключённых тоже требует ухода. Как говорится, с заботой о людях.

В случае победы, чиновник обещал горячий золотой дождь всем жителям Подмосковья от лица окружной администрации.

Наверное, все заметили, что трамвай переделан из батискафа, найденного во льдах замёрзшего Байкала. Круглое выпуклое стекло зеркально внутри, а снаружи оно — с прозрачной тонировкой. Депутату достаточно разглядывать себя за управлением машины, а вот граждане пусть видят, кто едет в чиновничьем трамвае. Ну что ж, очень всё разумно, и по-человечески можно понять старание чиновника на благо безопасности московских пешеходов.

Благодаря своему везению, ему всё же удалось подрезать 4) бездетную мать-героиню Галину, у которой на протяжении всей гонки эффектно скреблись об лёд детские саночки, запряжённые сорока кастрированными котами. И Галя тут же показала от обиды средний палец депутату и завернула за угол знакомого домишка, где жила её подруга-мать, чтоб в очередной стотысячный же раз поплакаться и рассказать о подлых мужиках.

5) Монах Ферапонтий на раритетном и беспомощном «Ламборджини Диабло», который отдала ему его гёрлфренд — послушница частного Стасом ихайловского монастыря Регина Ягодкова. Об этом подношении она сама и с превеликой гордостью похвасталась в своей колонке в глянцевой газете «Московский Космополитен». А как высказался сам монах: «Главное не победа, а причастие».

Поэтому свой автомобиль батюшка не успел заправить бесовским топливом, которого остаётся всё меньше и меньше в современном мире, а попросил помощи у своего безропотного прихода, который дотолкал этот батюшкамобиль до финиша.

Оспаривать такой метод ускорения, и, соответственно, идти против чувств верующих организаторы игр не посмели. И, во избежание эксцесса — разрешили.

6) Анонимный алкоголик Григорий Михайлович Очаков, он же Гриша, он же Жора, а также — пьяное ГМО, как называет его почти бывшая, жена, уже на первых ста метрах разогнался, на реактивной (за счёт спиртового двигателя.) кресле-качалке до невероятной скорости, которой позавидует даже «Почта ФР». Как стало известно, задача Григория на гонке — доставить себя до конечного пункта, пока не спадёт алкогольная интоксикация.

И он основательно подготовился к заезду: это было видно по его глазным шарам, которые вращались быстрее, чем выигрышное «бинго» в игральном автомате. На его спиртометре явно зашкаливал расход драгоценнейшего топлива: его возвышал над землёй основной винтокрылый механизм над головой, а вспомогательный пропеллер на спинке — двигал минивертолёт продольно.

Всё предусмотрено у Гришы, даже аптечка видна на боку. Хотя в ней, кроме баночки с рассолом, но причине экономии, вряд ли есть что-то ещё. Как говорится в пословице: пьяному море по колено — лишь бы не сушняк. Да и сошёл с дистанции Григорий уже на середине извилистой дорожки, стоило ему увидеть собутыльников под первым же мостом.

Они крышку свернули бальзама «Боярышник», а этот дразнящий блеск так знаком дяде Жоре с тринадцати лет. И, закрутив виражи, под своды моста, спустился на дно социальной иерархии алкановт дядя Жора, возбухая. душой в проспиртованной туше.

Позабудем и этих, а вспомним других: 7) самый умный и романтичный охранник «Монетки» внутри, списанной покупательской тележки. У неё задняя стенка поднята наверх, закреплена горизонтально, надо но лагать — для защиты; получилось так, что «изобретатель» внутри со всех сторон решёткой окружён, кроме заднего прохода, во всех смыслах — это точно.

Охранник где-то отхватил баллон с горючим газом. Привязал его к себе ремнём, залез вовнутрь вместе с ним, а потом шнурками закрепил к тележке, находясь в лежачем положении уже внутри.

Родион Бородулько всех быстрей на старте поддал газу… и его душу помотало ровно столько, насколько оставалось газа в списанном баллоне. Вообще сложно оценить, сколько ж газа было там потрачено таким диковинным «тандемом». Сами понимаете, там явно намешалось при таком взрывоопаснейшем фуроре. И слово здесь на «фу» вполне употребимо, уж поверьте. У Родиона были сильно выпучены глазки… как и сам живот, как оказалось. Бородулько, как можно догадаться, применил двойной форсаж. И это выдумка — на совести его ума, что с самого рождения, привык встречаться с полом: сначала с кафельным, а уж затем — с прекрасным.

«Это для тебя, Ир-ришка» — верещал на протяжении всей «скорострельной» гонки охранник ЧОПа Бородулько Родион.

Остался жив — и слава небесам! Надеемся, что жизненные органы не пострадали, и его любимая Иришка всё-таки познает никудышного бойфренда с интимной стороны, а уж как гонщику ему, уж вы простите, не хватило газу.

А вот кому он мог бы позавидовать: 8) Плейбой и завидный жених-онанист Теймураз «Каратист» приволок на старт кабриолет без днища и дверей.

Для ещё большей лёгкости латентный мачо заблаговременно выбросил мотор, чтобы облегчить вес автомобиля и тем самым повысить КПД своих толчков. И многим было видно, как он нёсся, по трассе, а на асфальте ярко отмечались следы от кровавых, но жутко сексуальных пяток.

Накаченный мучачо помогал себе лыжными палками, отталкиваясь вызывающим движением вперёд-назад руками энергично, сидя на импровизированном шесте, вмонтированном в центре над сквозной, дырой. При. этом он весьма самодовольно постреливал глазами, а вместе с этим — смаковал флюиды восторженных мадам, девах и цыпочек из зрительского ряда.

Его кабриолет добрался лишь до середины трассы, застряв из-за большой, всё пополняющейся горки, из промокших стринг, так подло намотавшихся на все колёса. Уставший прорываться сквозь овраги женских подношений, он остановился и стал ласкать всего себя, измазанного с ног до головы в моторном масле.

Игра на публику — любимое занятие гавказских эксбиционистов.

В ответ на это есть у нас в рядах достойнейший ответ. 9) Матрос Пахом на металлическом скейтборде самодельном с чёрным парусом пиратским помогал себе багром, как настоящий морской волк. Детали сей конструкции достались с разграбленной в Чёрном море яхты, которую и выдолбил из-подо льда матрос Пахом. Он чтит традиции — что не может не приводить в восторг. Мало ведь людей его профессии, кто по-настоящему избегает все потоки новых веяний времён, оставаясь верным выбранной стезе.

В процессе резвого разгона он одновременно успевал использовать багор как селфи-кочергу, запечатлевая современным чёрно-белым «поляроидом» себя, чтоб сделать новенькие снимки с развивающейся на ветру тельняшкой.

10) Один-в-один как Элвис Пресли, а по совместительству — он местный диско-дэнсер-дурачок и ненасытный импотент Эдуард Бездетный, заблаговременно уменьшивший свой детородный орган, чтоб, как он сам признался, ничто не помешало исполнять как можно эротичней танцы страсти после разрывания ленты на финишной прямой.

На гонку он решил пойти в коротких лыжах. А для ускорения он предварительно обильно смазал любрикантом анальное отверстие, чтоб эффективнее скользили ягодицы в кожаных штанах. Он двигался самозабвенно, как неугомонный ловелас — герой утех… пока не зазвучали шлягеры из прошлого столетия. И «лунная походка» повернула вспять его заход на гонку. Как можно чётче и «на стиле», под крики взбалмошной толпы, на месте закрутился вычурный дебил, забывший в ритме музыкальном, что изначально план на день был чуточку иной.

Звонкий скрежет и дребезжащий шум прервал в другом пространстве трассы музыкальный ритм:

11) Байкер Иннокентии из грозной группировки «Ночные горшки» катился на шестиколёсном тазике, напоминающем советский луноход в XX веке. И Кеша поместился в нём, торчала только голова с арбузным шлемом. Но вот на идеально ровной кочке отлетает полусфера и… ничего такого, слава высшим силам, он продолжает гонку. Идеально ровной кочкой на аномальной зоне за кольцами Московии в простонародье у людей зовётся — «пункт», иль по-другому — «мелкий пунктик»: «пучок условно невидимой кривизны территории», их ежедневно замечают местные сталкеры, живущие десятки лет в Московии и способные разглядеть пространственные искривления, пришедшие от катастроф давно минувших дней.

12) Славянский вэдэвэшник Алоизий Штойнберг (или просто — Изя) на боевом слоне, который постоянно делал остановки у паровых фонтанов (коих много) для набора влаги, ведь толстокожий боевой юнит всё знает: его наездник просто жить не может без воды термальной.

Ну как же здесь не быть на наших гонках хоботам на ножках. Филькина Республика — родина слонов. На радость извозюкавшимся детям и вспотевшим интуристам Асии наш бравый пацифист способствовал поливу жаждущих вкусить публичных бань. Мы не в обиде, что гонку он не выиграл. Поток горячего добра из хобота — всеобщая награда.

А на финишной прямой всех обогнал 13) элитный вегетарианец-бомж по кличке Леопольд на чуточку хромой, но шестилапой аристократической дворняге панинской породы по прозвищу Ковбой. Бомжа довольным хрипом поддержали веганы-друзья, арендовавшие себе замызганную ложу под стать их вип-персонам.

Рыблёвская позолоченная, молодёжь усердно обслужила постеленную ими же трёхслойную картонку, поднося бомжам коктейль «Кровавой мэрии» (в её состав идёт незамерзайка с экстрактом реагентов), а также успевала каждому бродяге поднести поджарый чебурек с крапивой, щавелевый супец, а на десерт — желе с крыжовником. А вытирали (эти свободные от предрассудков люди) свои небритые мордахи постными блинами в виде ромба.

Таковы итоги этих гонок, дорогие радиодрузья.

Не огорчайтесь, мы расстаёмся ненадолго. И не беда, что не у всех есть единственно оставшийся и вечный живчик — серверо-корейский телеграфный интернет, а просто напишите на клочке бумаги и отправляйте ваш конверт на общеизвестный адрес ОРТ — площадка Останков Россиянской Телебашни. Все письма прочитаем и обязательно ответим всем.

До новых встреч, друзья!

С вами был Дми-итрий Нудиев. Удачи вам, любви, терпения. Всё… пока… пока.

КАТЕРИНА БРЕНЧУГИНА ТИХИЙ БЕРЕГ

Однажды я увидела сон. Удивительно, но я запомнила его до мельчайших подробностей.

Я не помню, как всё началось. Но помню, где: расположенный на одном берегу небольшой безвестный городок — и вечная тишина и почти нетронутая природа на другом.

Речь пойдёт о тихом береге.

Когда мы покидали город, на дворе был ХIХ век. Стояла тихая и безветренная погода с пустым и безвкусным воздухом. Нас, детей, повезли в расположенный на противоположном берегу лагерь. Мы сели в повозку, и она неспешно заскрипела по укатанной земле. Сначала мы проехали по широкому тракту мимо соснового бора, после въехали на большой серый мост и от него свернули налево в берёзовую рощу По одну сторону дороги деревья были большими и развесистыми, по другую же — тонкими и хлипкими.

Вскоре мы выехали из рощи, и первым, что открылось нашему взгляду, было небольшое здание из красного кирпича. Оно впитало в себя изящество XIX века и простоту ещё не наступившего XX. Крыша, словно старая поношенная шляпа, устало накинутая на голову нищего, грозила обрушиться в любой момент. Над ней вздымались полуразвалившиеся, почерневшие трубы, судя по всему, давно не использовавшиеся. Рядом находилась небольшая деревянная пристройка, тоже старая и почерневшая, наверняка не раз познавшая ярость пожара — но в ней до сих пор шла какая-то деятельность, выдававшая себя непрестанным шелестом бумаги.

Кирпичное здание было трёхэтажным, причём каждый этаж разной высоты. Первый из них был пуст, никем и ничем не занят; круглые сутки по нему гулял сквозняк, играя несмазанными петлями небрежно сколоченных из досок дверей и гулко хохоча под высокими потолками. Второй предназначался для руководителей лагеря, на нем располагались кабинеты и пара жилых комнат. Третий мог бы быть чердаком, однако не являлся им; неизвестно, зачем он вообще там был, и зачем к нему была пристроена лестница — он пустовал так же, как и первый этаж. Уже после нам рассказали, что когда-то внутри него находились огромные печи, тепло от которых отапливало и это здание, и соседние. Второе здание было белым, слегка обшарпанным, над окнами и дверьми виднелась лепнина в виде кустов, цветков, горшков, руст, барельефов с изображениями детских лиц, львиных голов и птиц. Единственный его этаж был укреплён над землёй на толстых колоннах; там располагались жилые комнаты, подняться к которым можно было по изящным, украшенным тонкими кругло скульптурными листьями лестницам, стоящим в шахматном порядке по обеим сторонам странного строения. Около пяти комнат — и больше ничего.

Вокруг этого комплекса причудливых зданий был лишь оголённый участок земли, лишённый клумб и тропинок. Дорога, ведущая к лагерю, оканчивалась прямо у «дома-на-колоннах».

Над нашими головами нависало серо-белое небо, всегда.

Менялось время, дул ветер. Всех детей в лагере чему-то обучали, предметов было немного, и каждый день был похож на предыдущий, менялся лишь излагаемый на уроках материал. Складывалось впечатление, что из нашего сознания делают единую машину — безвольную, тупую. До сих пор мне вспоминается непонятное оцепенение в сознании, Не помню точно, сколько мы пробыли в лагере, да и от тех уроков в голове мало что осталось. Всё казалось одним из тех снов, которые стираются из памяти после пробуждения. Единственным изменчивым в этом лагере на тихом берегу была постоянная суета, нараставшая день за днём. Причины её не были известны. В то время, пока наши детские организмы медленно росли, в глазах взрослых зрели испуг и паника.

В одно утро, проснувшись, мы заметили, что небо над нами заплывало серыми пасмурными облаками, гонимыми сильным ветром, пронизавшим насквозь стены и тела. Наши учителя, воспитатели и даже охранники спешно собирали вещи, суетились, словно боясь не успеть до начала чего-то. Мы не могли взять в толк, что происходит вокруг. На нас никто не обращал внимания, не отвечал на наши вопросы — и мы не могли понять, намеренно или нет они себя так ведут. Ветер всё усиливался, тучи наливались чернотой, и вскоре над нами навис такой глухой и непроглядный занавес, что сам мир потемнел так, словно наступила ночь.

Поняв, что наши жизни теперь в наших руках, я решила действовать незамедлительно. Но с чего начать, что делать, если все молчат о том, какая беда приближается к нам? Повозки одного за другим подхватывали напуганных людей и уносили прочь. Последняя из них подъехала к третьей комнате «дома-на-колоннах», и я поспешила туда. В комнате царил хаос, кучи вещей, перемежённые обломками мебели и битым стеклом, валялись на полу, на кровати, что-то даже свисало с картины. Среди этого беспорядка стояла испуганная женщина. Я вспомнила её — она была одним из преподавателей, лёгкой и добродушной женщиной, так отличавшейся от своих безразличных и чёрствых коллег. Предмет свой она не любила, и была рада лишний раз прогулять занятие. Немолодая, подсвежённая макияжем, она нарядилась в дорогое болотно-зелёное платье с коричнево-чёрными узорными цветами, на которые ниспадали золотисто-белые волнистые волосы. В дальнем углу стоял её белокурый сын с большими выпученными серыми глазами, одетый в бурый костюм. Похоже, они торопились покинуть лагерь, и, мягко говоря, были не рады моему внезапному появлению. Я буквально вцепилась в женщину, требуя, чтобы она рассказала мне всё, что знает. Немного помолчав, она, наконец, поведала мне то, что до этого нам не раз рассказывали на уроках истории, то, что все считали вымыслом, во что никто раньше не верил:

— Мы живём на гигантских часах, замерших сотни лет назад. Циферблат порос травой, и время остановилось, всецело отдав себя людям. Пока мы были здесь, на тихом берегу, мы прожили полтора века. В мире очень мало мест, подобных этому, и нам очень повезло, что мы живём рядом с одним из них — ведь это один из редких способов продлить себе жизнь. Но сейчас, по неведомым причинам, часы вновь заработали, около трёх часов назад. И никто не знает, как их остановить и стоит ли это делать. Вслед за стрелкой, ветер меняет своё направление и с каждым часом становится всё сильнее. Но когда часы вновь пошли, здесь время догонит столько, на сколько отстало. И тогда мы погибнем. Если мы хотим уцелеть, нам нужно скорее бежать отсюда, бежать домой…

Выслушав её, я ринулась к своим товарищам, пытаясь отогнать от себя худшие предположения. Снаружи нарастал хаос. Все взрослые покинули лагерь, не оставив нам ни одной повозки. Возле красного кирпичного здания толпились люди, половину из которых я не могла узнать. Как оказалось, мы не единственные, кто попал на тихий берег, неподалёку от нас был другой лагерь, в котором находились ребята постарше. Они уже успели со всем разобраться и пришли к нам на помощь. Среди них была и моя старая знакомая Алёна, девушка буйного нрава, постоянно одевавшаяся в тёмную одежду и имевшая прямые и тонкие рыжие волосы. Мы улыбнулись друг другу, затем она указала на второй этаж здания. Там горел свет, стёкла в окнах были выбиты, и из их пустых проёмов раздавались сдавленные крики, стуки, глухие хлопки. Вскоре они стихли, и мы с Алёной проникли внутрь, чтобы посмотреть, что там происходит.

На этаже не оказалось ничего, что бы указывало на произошедшие недавно события. Лишь запустение и груды хлама и сломанной мебели. Мы расположились у окна, и я изложила Алёне всё, что знала сама. Вместе мы начали разрабатывать план по спасению.

Неожиданно здание заскрипело, пошатнулось, и эго означало лишь одно — ветер вновь поменял направление и усилился. Мы спешно выбежали из здания и отвели толпу подальше, чтобы, в случае чего, никто не пострадал от его обрушения.

Времени, отпущенного нам, о став ал ось всё меньше. Стало ясно — если мы промедлим ещё какое-то время, вернуться домой и спастись мы уже не сможем. Тогда Алёна при звала всех к тишине и, когда толпа замолчала, и десятки глаз вопросительно уставились на нас, я взяла слово.

Вскоре план действий был донесён до всех собравшихся. Началась подготовка к спасению. Каждый нагрузил себя настолько, насколько возможно, чтобы не быть отброшенными в небытие при сильных порывах ветра. Затем все выстроились в шеренгу; слабые и худые чередовались с сильными и полными, и каждый держался друг за друга.

Тринадцать ребят покинули лагерь, навсегда оставив старые здания, служившие им домами на протяжении почти двух веков. Тринадцать ребят возвращались в свой настоящий дом.

Первую половину пути мы прошли без потерь. Под чудовищными порывами ветра берёзы изгибались под немыслимыми углами, иногда вовсе припадая к земле своими отчего-то поблекшими листочками. Со всех сторон раздавались скрип и треск ломающихся стволов. Оторванные ветром ветви то и дело проносились мимо нас, словно оводы в жаркий день. Песок и мелкие камни взметались от земли в наши глаза и ноздри. Небо над нашими головами чернело, гневалось, в ярости заполоняя себя быстролетящими рваными облаками, похожими на огромные мёрзлые глыбы.

Пройдя берёзовую рощу, мы пошли по извитой песчаной дороге через открытую местность. Вскоре показался мост. Ещё крепче вцепившись друг в друга одной рукой, держась за перила другой, мы начали переход. Когда пройти оставалось примерно треть моста, ветер внезапно стих. Все замерли, недоумённо оглядываясь по сторонам. Но это оказалось лишь кратким затишьем перед настоящей бурей.

Затряслась земля, и до наших ушей донёсся нарастающий гул. Ни единого звука больше не было вокруг, полнейшая тишина… и гул. Затем на горизонте, с той стороны, откуда до этого дул ветер, показалась гигантская грязная полоса, увеличивавшаяся с каждой секундой и порождавшая тревожный гул. Мы не могли убежать от неё, столь всеобъемлющей она была. Поэтому я прокричала, что бы все как можно крепче вцепились в перила и попытались удержаться на мосту. Секундой позднее наши глаза застила громадная туча песка и пыли, а ещё через секунду мы уже были поглощены ею. Ветер рвал нам барабанные перепонки, царапал сжатые до боли веки, силился оторвать от моста. В наши лица летели пыль и камни, капли воды и что-то ещё, о чём я даже не хочу думать. Дышать в этой непроглядной и острой каше было невыносимо. Мост трясся и скрипел, раскачивался и норовил развалиться, сбросив нас с себя.

Донёсшийся до меня окрик Алёны заставил меня открыть глаза и посмотреть в её сторону. Она находилась в голове нашей колонны, и сейчас медленно продвигалась к краю моста. Там вращалось кольцо из пыли, принесённой ветром, и в центре этого кольца клубился странный туман. Добравшись до него, Алёна отцепилась от моста — и вихрь бросил её тело в этот туман. Я вскрикнула от ужаса, но заметила, что, один за другим, все, кто был за ней, начинают двигаться к пылевому кольцу, чтобы отдать себя беснующимся вихрям и кануть в неизвестность.

Вскоре на мосту осталась лишь я. Все мои спутники исчезли в туманном омуте. Ветер не собирался слабеть, он становился всё сильнее. Я тоже начала движение к кольцу — иного выхода не существовало. Вскоре я оказалось рядом с ним и, закрыв глаза, отпустила перила, позволив неистовым ветрам распоряжаться мною, как им будет угодно.

Через мгновение я почувствовала, что ветер стих, а под ногами твёрдая поверхность. Я открыла глаза и увидела, что нахожусь на широкой плотной дороге серого цвета, очень твёрдой и состоящей из мелких камней. По центру и бокам на неё были нанесены какие-то белые полосы. Рядом с дорогой возвышался сосновый бор, а вдалеке виднелись причудливые и незнакомые очертания города.

Ко мне подбежала Алёна и остальные ребята. Теперь нас было одиннадцать — две самые маленькие девочки не смогли пройти через кольцо, — ветры отбросили их. Однако, мы не стали долго их оплакивать. В головах каждого из нас пульсировал один и тог же вопрос, на который никто не мог дать ответ. Странная дорога, странный город… «Пока мы были здесь, на тихом берегу, мы прожили полтора века… Но когда часы вновь пошли, здесь время догонит столько, на сколько отстало», — внезапно вспомнилось мне. Не исключено, что ветры забросили нас в настоящее время. Однако, размышлять на эту тему слишком долго было опасно — неизвестно, когда и сюда ворвутся ветры с тихого берега, а значит, нужно продолжать путь.

Наш отряд сошёл на обочину и молча тронулся в сторону города. За всё время движения нам не встретилось ни одной птицы, ни одного зверька; не было даже лёгкого ветерка. Лишь тишина, гнетущая, сводящая с ума. Потому вскоре мы начали разговаривать друг с другом. Но, чем чаще мы обращались друг к другу, чем чаще наши взгляды касались лиц собеседников, тем чаще разговоры прерывались, а в глазах появлялось недоумение. Спереди и сзади кто-то одновременно сказал: «А ты изменился». Все начали переглядываться.

И действительно — мы изменились. Мы больше не были детьми и подростками, но стали взрослыми мужчинами и женщинами средних лет.

До города оставалось всего пара километров, когда на нашем пути оказалась… машина. Нам никогда раньше не доводилось видеть ничего подобного. Старенькая, неизвестной модели, красного цвета, она недвижно стояла у обочины. Мы осторожно подошли к ней. В машине сидел старик, одна рука лежала на руле, другая внизу на ключах. Он был слегка загорелым, с серыми седыми усами щёткой, из-под старого потрёпанного буннета выбивались такие же щетинистые волосы. Одет он был в тёплую бледно-зелёную кофту и светлый джинсовый комбинезон. И он не двигался. Сидел в застывшем движении, словно его застали за работой и заморозили.

В этот момент подул лёгкий ветерок. Едва он коснулся старика, тот начал медленно двигаться, покуда его движения вновь не обрели естественную скорость. Он убрал руки с руля и ключей, положил их на колени, устало вздохнул. Потом он всё ж-таки заметил нас в зеркало заднего вида и обернулся, спросил, почему мы вышли на дорогу, ведь нас могут сбить. Мы непонимающе посмотрели на него, а потом переглянулись между собой. Стало понятно — время сошло с ума…

Наш отряд двинулся дальше. На небе показалось солнце. Господи! Как же оно прекрасно! Мы так давно не видели его, что совсем забыли, что оно вообще существует! Его лучи наполнили нас забытым теплом, и первый глоток чистого, свободного воздуха освежил нас. Впервые за долгие годы нам хотелось улыбаться просто так Солнце играло на соснах и липах, на берёзах и кустах, на траве и рябинах, на дороге и домах, на фонарных столбах и клумбах, отражалось в окнах домов и рассыпалось сотнями солнечных зайчиков. Впервые мы видели не просто монолитные серые облака, а пушистые, кругловатые, мягкие формы, яркие и блистающие, и — о чудо! — голубое небо! Сияющее голубе небо! В те минуты нашему счастью не было предела, мы обнимали друг друга, трясли за плечи, поздравляли с тем, что всё закончилось, что мы дошли, хватались за головы, не веря собственном)' счастью.

На перекрёстке нам пришлось расстаться, ибо мы ещё не дошли до своих домов, а ветер продолжал усиливаться. Мы, крепко обнявшись, попрощались друг с другом.

Я завернула за соседнее здание, прошла пару дворов, посмотрела радостными глазами на новые лица, на знакомые тропинки, детские площадки, обогнула стройку и вышла на главную улицу. Город, конечно, поменялся, много я теперь не узнаю — но, надеюсь, что ещё привыкну ко всему.

И вот, передо мной знакомые очертания любимого старого двора…

Я вернулась домой.


Как по щелчку меня что-то выкинуло из мира, которого я считала реальностью, и мне пришлось открыть глаза. Валяясь на кровати и смотря в бледно-жёлтый потолок, я пыталась осмыслить всё, что увидела во сне. Из раздумий меня выдернул свист, доносящийся со стороны окна. За ним виднелось серо-белое небо с быстро плывущими по нему тяжёлыми облаками. Да, я уже была здесь, в реальном мире, но душа моя оставалась на тихом берегу. Я встала с кровати, выглянула за окно — и не поверила свои глазам. На улице дул очень сильный, ураганный ветер. Насколько хватало взгляду, не было ни одного человека, ни одного автомобиля. Деревья гнулись к земле, несколько берёз и высоченных тополей повалило на дорогу. Пока я, уподобившись соляному столбу, взирала на нарастающий хаос, повалило ещё одно дерево, совсем рядом со мной.

В голове пульсировал лишь один фатумный вопрос.


Как же…

ведь я же…

дома?..

ПАВЕЛ ЧЕРЕПЮК КОНЕЦ ПУТИ

Выходные на даче у Мармеладовых удались на славу. Праздничный субботний обед: стол накрыт различными яствами, интересные беседы, ароматный коньяк. Потом во дворе поставили фаммофон и все танцевали. Какая прекрасная эта Анна Мармеладова, подарила мне целых три танца за вечер, хоть были и другие кавалеры постатнее меня. Мар мел адовы всегда очень добры ко мне и приглашают на свои приёмы на даче. Они знали моих родителей, земля им пухом. Кроме фамилии они мне ничего не оставили. II меня представляют и знают только как сына офицера со знатной фамилией. Но и этого достаточно, ведь эта фамилия открывает мне двери в высшее общество. Туда, где не место простым служащим, каким я и являюсь. Воскресенье после обеда, пора возвращаться в город. С утра в понедельник мне на службу в контору, эго место с приличным жалованьем я получил тоже благодаря тому, что там помнили моего отца.

Хоть и платят мне неплохо для конторского служащего, но этих денег не хватает на излишки. Мне пришлось долго откладывать на тог костюм, что сейчас на мне. Не появляться ж мне в таких домах, как дача Мармеладовых, в одежде из дешёвой ткани, в которой я хожу в контору. Но как я не берег этот дорогой костюм, скоро мне придётся его нести в ремонт. Потому и экономлю каждую копеечку. Что мне неплохо удалось в эти выходные, ведь питался я харчами Мармеладовых. И ещё смог сэкономить на дороге: тупил билет в оба конца на трамвай. Остальные гости во дворе курили, договаривали беседы, что не успели договорить за выходные, и лениво занимали свои экипажи. Заказывать экипаж — непозволительная роскошь для меня. Я распрощался с радушными хозяевами и сослался на то, что хочу напоследок прогуляться и подышать свежим сосновым воздухом пущи, а сам пошёл на остановку фамвая. Меня б с радостью подвёз кто-нибудь из гостей, но я заверил, что меня заберёт уже заказанный экипаж. Разрушать иллюзию того, что я вполне обеспеченный человек со значительным наследством, мне совсем не хотелось. Только общаясь в высшем обществе на равных, я мог надеяться, что моя жизнь сложиться удачнее, чем у многих разорившихся дворян, у которых кроме фамилии ничего не осталось. Меня не радует перспектива превратиться в нахлебника, как отпрыску знатного рода, лишенному наследства.

В салоне трамвая кроме меня находилось ещё четверо пассажиров. Наверно, большинство отдыхающих хотели растянуть это тёплое осеннее воскресенье подольше и не спешили возвращаться. На следующих рейсах пассажиров будет значительно больше. Это, возможно, последние тёплые выходные, ведь уже начался октябрь, и между вечнозелёными соснами-великанами ютились клёны и дубы с пожелтевшей листвой. Со звонком и треском электричества на проводах трамвай отправился в путь. Вот резные деревянные дачи с башенками остались позади, и мы выехали из Пущи-Водицы. II сразу трамвай оказался, словно в туннеле, в густом лесу. Трамвайный путь впивался в пущу, словно шахта в гору, прорезая ее насквозь и соединяя дачный посёлок с городом. В окнах мелькали стволы высоких сосен и жёлтые, оранжевые, красные пятна лиственных деревьев. Но, несмотря на яркие краски, что-то таилось в лесу, первобытное, пугающее. Глубокие тени между деревьев вызывали тревогу. Пасмурный день постепенно завершался, и вместе с сумерками на лес опускался туман. Серая мгла лоскутами цеплялась за ветки.

От пейзажа за окном начало рябить в глазах. И между двух сосен, что росли у самых путей, я заметил бледное лицо старухи. Видение… ведь не могло же существовать столь высокого человека, чтоб, стоя на земле, его лицо достигало уровня моей головы в окне трамвая? Или эта старуха забралась по шершавому стволу? Всего лишь видение, обман зрения, вызванный сумерками и туманом. Но моё настроение помрачнело, как и октябрьское небо над лесом. Непонятная тревога угнездилась в сердце.

Чтоб ни думать о неприятном происшествии, я решил отвернуться от окна. Только сейчас я заметил, что все четверо пассажиров, как и я, едут без компании. Каждый из них занял место у окна и, не отворачиваясь, смотрел на лес, Напротив меня сидела женщина, на вид около фидцати, в старомодном убранстве: чёрное платье с декольте дополнял такого же цвета корсет и шляпка с перьями. Лицо скрывала тень чёрной вуали. Возле неё стояла сумочка и чёрный зонт. Через сиденье от меня сидел широкоплечий мужчина в солдатской шинели. Когда я перевёл взгляд на третьего из пассажиров — пожилого мужчину в коричневом костюме и котелке — то наши взгляды встретились. Он заметил, что я рассмафиваю других пассажиров, и подмигнул. Или мне эго показалось? Или жест мужчины означал что-то иное? Может, он меня узнал? Хоть меня и представляли гостям в доме Мармеладовых, но я, возможно, запомнил не всех. Может, этот мужчина там присутствовал? Я отвёл взгляд к окну, моё лицо в отражение стекла выглядело бледным и уродливым, сердце сжалось от испуга, а горло пересохло. Стало трудно дышать, словно холодные пальцы сдавили шею, и больших усилий мне стоило просто сглотнуть. Нет, это омерзительный лик не отражение, сморщенное лицо принадлежало отвратительной старухе за окном. На этот раз видение продлилось дольше, и голова, что меня напугала, находилась совсем близко к стеклу. Мои мокрые ладони вцепились в брюки. Я отдёрнул руки, чтобы не измять дорогую ткань. Но поздно, теперь штаны нужно снова нести на глажку. Эта неприятности лишь на мгновение отвлекла меня от того страха, что я пережил. Сделав несколько глубоких вдохов, я снова посмотрел за окно, и моё сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Вновь этот бледный лик! Трамвай притормозил на повороте, и я смог рассмотреть старуху. Её голова держалась на длинной шее, которая переходила в скрытое тёмными лохмотьями худое высокое тело. Она стояла в нескольких шагах от рельс, и я смог приблизительно оценить её рост. Она оказалась выше любого из людей, что мне доводилось видеть. Мы тронулись, и старуха осталась позади. Неужели никто, кроме меня, не видел её? Мужчина в шинели был безучастен, женщина в шляпке смотрела в противоположную сторону. Реакцию мужчины в котелке я не видел, он склонил голову к груди, наверное, заснул. Четвёртого пассажира, что сидел в самом начале вагона, я не мог рассмотреть. Над спинкой сиденья виднелась только макушка, замотана в тёмную ткань. Наверное, женщина в косынке. Неужели только я вижу это… создание! Но убедить себя, что оно мне почудилось, уже не получалось, столь чётко видел я его. С каждым разом видение длилось дольше и дольше, а старуха оказывалась ближе и ближе. Может, я сошёл с ума? Другого объяснения для столь отвратительных и пугающих видений я найти не мог. Переборов страх, я снова перевёл взгляд за окно. Лицо старухи находилось возле самого стекла. Трамвай дёрнулся и остановился, и я чуть не ударился лбом о спинку сиденья.

Все пассажиры выглядывали в окна, чтобы узнать причину остановки. Мы увидели, как из кабины вышли машинист и кондуктор. На рельсы упала толстая ветка, и мужчины убрали ее без особого труда.

— Оттуда она здесь? — озадаченно спросил машинист.

— Да чёрт её знает. Может, ветром, — ответил его помощник, осматриваясь по сторонам.

И когда мы уже были готовы продолжать поездку, я заметил, что через задние двери в трамвай проник незваный пассажир. Согнувшуюся в три погибели старуху, кажется, никто кроме меня не заметил. Она с головой завернулась в тёмные ткани и заняла место в конце вагона. Обведя взглядом всех пассажиров, которые делали вид, что не заметили старуху, я обернулся и встретился взглядом с незнакомкой. И тут же отвернулся, узнав бледное сморщенное лицо, преследовавшее меня всю дорогу.

Больше оборачиваться у меня желания не возникало, я пытался убедить себя, что не существует старух на длинных ногах, способных так долго бежать по лесу за трамваем. Но эго удавалось крайне плохо. Древний страх охватил меня, словно не прошли века человеческой цивилизации, пытавшиеся смыть нечистую тьму суеверий. В одно мгновение рациональный мир рухнул, и из глубин вынырнул первобытный ужас. И я, представитель поколения, что проложило электричество и рельсы через лес, теперь ничем не отличаюсь от предков, что тряслись от страха у костров, боясь теней, надвигающихся из чащи.

От мыслей меня отвлекло шуршание под ногами. Склонив голову, я заметил сухие листья на деревянном полу. Желтые и коричневые листья клёна и дуба вперемешку с сухой хвоей покрывали весь пол вагона. Шурша в лесном ковре, сновали маленькие мыши, перекатывая шишки. Потолок, словно в давно заброшенном сарае, облепила густая паутина, а по стенам лазали муравьи и жуки. Вагон наполнил запах гнилой листвы, сырости и хвои. Я не мог понять, как всё это произошло, что вообще твориться вокруг. С момента, как трамвай отправился в путь, происходит что-то странное. И теперь я не могу доверять своим органам чувств: то, что я вижу, слышу и ощущаю, не может быть реальным. Это больше похоже на сон; я просто заснул в трамвае, и скоро кондуктор разбудит меня на нужной остановке. По центральному проходу, шурша листвой, ползла поблёскивающая чешуёй гадюка. Никто из моих попутчиков не обращал внимания на происходящее, что только подтверждало — всё эго лишь сон. Или же я сошёл с ума. Но, в любом случае, я не мог больше просто так сидеть в этом безумном кошмаре.

— Господин кондуктор! Остановите трамвай! — закричал я, но никто не отреагировал.

Двери в кабину не открылись, а пассажиры, отвернувшись, смотрели в окно. Словно все сговорились не обращать внимания на происходящее.

— Господа! Уважаемые пассажиры, неужели вы не видите, что происходит здесь? — вопрошал я, но никто не соизволил обратить на меня внимания.

— Не буди лихо, пока тихо, — прошептала старуха.

Меня сразу пробил озноб, что-то пугающее таилось в этих словах. Казалось, я уже слышал их ранее, при ужасных обстоятельствах. Но вспомнить не получалось. Ещё больше пугало, что голос старухи казался мне знакомым; не исключено, что именно он и произнёс когда-то эти слова. Что-то зашуршало в листьях под моим сиденьем. В коричнево-жёлтом мусоре я рассмотрел нечто белое и кожистое. Какое-то существо, размером с крупную крысу. Не сразу мне удалось понять, что я вижу. Но раньше, чем понимание окончательно сформировалось в голове, мои ноги сами вскочили на деревянную скамейку. А существо на полу подняло вверх длинные пальцы с черно-синими ногтями. Это оказалась вытянутая ступня, кости пальцев обтянуты бледной грязной кожей. Отвратительная на вид, она соединялась непропорционально длиной и худой ногой со старухой, сидевшей в конце вагона. Та распрямила своё вытянутое тело, и теперь голова на тонкой шее почти упиралась в потолок, хотя она по-прежнему сидела на своём месте, раскинув длинные тонкие ноги, со стоящие из трёх суставов. Такие же трехсуставчатые руки тянулись ко мне, постепенно разгибая два локтя. И, когда разогнулся второй сустав, то кисть, больше похожая на лапу хищной птицы, оказалась возле моего лица. Длинные тонкие пальцы о шести суставах заканчивались чёрными острыми когтями.

Больше я не мешкал и, перепрыгнув через спинку сиденья передо мной, подбежал к женщине в шляпке с чёрной вуалью. Никто из пассажиров по-прежнему не реагировал на происходящее. Казалось, что все стеснялись оказаться свидетелями пугающих событий, и потому продолжали смотреть в окна. Я, шурша листьями, добежал до начала вагона и постучал в запертую дверь кабины. Мне никто не открыл, трамвай по-прежнему ехал через туннель из вековых сосен. В конце вагона сидела старуха и улыбалась, ее конечности вновь втянулись под лохмотья. Мужчина в армейской шинели отвлёкся от пейзажа за окном, и мы встретились взглядами. Суровые карие глаза показались мне знакомыми. Я отвернулся от испытывающего взгляда и заметил, что оказался в центре внимания. Все пассажиры смотрели на меня с удивлением и негодованием.

— Не буди лихо, пока тихо.

На это раз я не мог точно определить, произнесла ли старуха эти слова, или они звучали лишь в моей голове — ведь никто не обратил на неё внимания. Тогда я занял сиденье в начале вагона, как можно дальше от отвратительной старухи. Теперь я оказался напротив пожилой женщины в чёрном платке. Она смотрела на меня и одобрительно улыбалась, словно поддерживая мои действия. Может, и она видела всё, что здесь происходит, но боялась как-то отреагировать. Старик, теперь сидевший за мной, тоже улыбнулся беззубым ртом. Они, казалось, понимали, что происходит, но не могли ничего изменить, а только поддерживали меня. Но взгляды и улыбки были снисходительны, так старшие поддерживают детей в их бессмысленных попытках сделать то, что им не под силу.

За окнами трамвая посветлело, мы выехали из леса, и здесь ночь ещё не окончательно воцарилась над лугами и болотами. Трамвай остановился, так и не доехав до города. Вокруг только болотистые пустоши и холмы с редкими деревьями, что тянулись в серое небо, словно руки скелетов. Я обернулся, чтоб увидеть реакцию пассажиров на непредвиденную остановку, и заметил, что старухи уже нет в вагоне. Сквозь заднее окно трамвая по-прежнему видна высокая стена вековых сосен. Мужчина в шинели и женщина в шляпке с вуалью прошли мимо меня, в их глаза читалась обречённость — так приговорённые к смертной казни идут на эшафот.

И в этот миг я узнал их. Я видел эти лица на портрете в родительском доме. Когда они вышли на улицу, я осознал, кто они, и пошёл за ними. Старик и старуха остались в вагоне, смотрели в окно, и беззвучно смеялись мне в след.

Мужчина и женщина, похожие на моих родителей в молодости, какими я, видел их на картине в гостиной отчего дома, пошли через болото. На том берегу, на холме, я заметил лачугу под сухим дубом. На раскидистых ветвях дерева сидели два чёрных ворона и наблюдали за людьми. Карканье птиц напоминало злорадных смех. Остановившись на полпути, я стал свидетелем разыгравшейся драмы. Из ветхого маленького дома вышла та самая старуха, что раньше сидела в конце вагона трамвая. Словно призраки, из ниоткуда, полукругом, возникло около десяти человек.

— Ведьма! Это ты прокляла нашего сына! — взревел офицер.

— За что ты убила ребёнка? — рыдая, спросила его жена. Люди со страхом и ненавистью смотрели на старуху.

— Не буди лихо, пока тихо, — сказала она.

— Ты ещё нам возражать будешь, ведьма? — офицер выхватил шпагу из ножен.

— Ведьма! — выкрикнул кто-то из толпы.

И повисшую тишину, словно перед бурей, разрушил плач ребёнка, донёсшийся из лачуги.

— Не пущу! — сказала старуха и закрыла собой вход.

— Ведьма украла ребёнка! — донеся голос из толпы, которая постепенно смыкалась, создавая сцену для главных действующих лиц: женщины в траурном платье с чёрной вуалью, офицера и старухи.

— Уйди с пути, ведьма!

— Там наш мальчик я узнала его по голосу! Мы не хоронили сына, эго ее колдовство! — рыдала женщина.

— Прочь! — воскликнул офицер, но хозяйка лачуги не сдвинулась с места. Тогда он проткнул ее тело шпагой, и старуха упала на землю. Мимо неё проскочила госпожа в чёрном и вернулась из лачуги с годовалым мальчиком в руках.

— Это наш сын.

Собравшиеся не понимали, что происходит. Ведь три дня назад сын господ умер от тяжёлой болезни. Но они готовы были поверить в чудо.

— Это мой ребёнок, — прошептала старуха и вцепилась в платье госпожи.

— Пошла прочь, ведьма! — ударил ногой офицер стоящую на коленях старуху. Она скаталась с холма.

— Смерть ведьме! — доносилось из толпы. И два десятка ног начали пинать дряхлое тело в тёмном тряпье, затем сбросив его в трясину.

В ужасе от увиденной сцены я побежал к трамваю. Стариков в нем уже не было, только офицер и дама в траурное платье. Когда я подошёл к ним, то увидел, что они — лишь чучела, набитые соломой. Сам трамвай оказался ветхим: прогнивший пол и потолок испещряли дыры, всюду паутина, листья и ржавчина, стекла разбиты. Вне себя от происходящего, я выскочил прочь, в густой вечерний туман, что опустился на болото. Заглянул в кабину, но и там никого, лишь на сиденье машиниста плотный клубок уснувших гадюк. Ржавые рельсы обрывались в нескольких шагах перед трамваем. Деревянные столбы склонились вдоль дороги, подметая землю оборванными проводами.

Нет больше дороги вперёд, и назад уже не вернуться мне. Всё сгнило, истлело от серости дней. Лишь тропа между топи к старой лачуге, по которой давно не ступала нога человека. Я всегда был никем в напыщенном обществе, где для меня не находилось места. Оторванный от своего дома ребёнок наконец-то вернулся. С рождения знакомый запах болот — вот мой настоящий дом, всё это время дожидавшийся меня. Вороны на ветвях разразились приветственным карканьем. Из затхлой темноты хижины вышла старуха, закутанная в тряпье. Бледное лицо, столь знакомое, запечатлённое в памяти с детства, проведённого в хижине в тени леса. Оно преследовало меня всю жизнь, в отражениях на стёклах и мимолётных видениях. Я всегда знал, что она не оставила меня одного, и все годы я провёл под чутким присмотром.

— Ты вернулся домой, — прошамкала женщина, словно рот ее заполнял болотный ил.

— Да. Я наконец-то дома. Мама…

СТАНИСЛАВ КУРАШЕВ НАЧАЛО ВОСПОМИНАНИЙ О ЧЕБУРАНЕ

Станислав Курашев — поэт, писатель и музыкант из Екатеринбурга. Участник рок-группы «Синдром Бетелыейзе», написавший музыку и тексты для множества песен. Участник аудиопроекта «Голоса в голове», начитавший для него несколько аудиокниг. Как автор прозы сотрудничал с несколькими журналами, особенно часто с московским журналом «Опустошитель». Выпивал, лечился от алкоголизма, получил диагноз МДП, любил русский рок (и не только), посещал Лондон… У него было две жены (в разные времена) и две собаки (к концу жизни). Кого он любил больше — неясно…

16 января 2016 года, в возрасте сорока лет, Станислав умер в больнице с диагнозом «пневмония». После себя он оставил огромное творческое наследие. В нашу редакцию попал небольшой цикл химерной прозы Станислава и, начиная с текущего номера, мы начинаем его публикацию.


Впервые я увидел Чебурана в начале декабря.

Было около одиннадцати вечера, мне хотелось осмотреть несколько новостроек на той стороне реки — у себя дома, в своём районе, я уже примелькался, — и я решил оставить его на пару месяцев в покое, так как я — потомственный рабочий, сборщик меди, специализирующийся, в основном, на лифтах.

Я шёл пешком, особенно никуда не торопясь. Недавно перестал падать снег, а снег — это вечная юность, не кончающееся детство, то чёрное, грязное — это уже не снег, лёд становится водой, а снег вот этой мерзкой грязью.

Мне было немного грустно — люди моей профессии, как ни странно, вообще склонны к меланхолии пополам с алкоголизмом. Уж не знаю, почему — может быть, от того, что меня, по большому счёту, никто и нигде не ждёт, и в моей пустой квартире, если я не вернусь туда сегодня, никто не будет бодрствовать всю ночь, смотреть в окно…

А может, от всего этого мерзопакостно-фантастически красивого декабрьского антуража, от всех этих тусклых фонарей, от этой ватной тишины белого-белого снега как-то сладко болело внутри, и хотелось придумывать всякие истории про какие-нибудь совершенно бессмысленные Любови, безнадежные, без — надежды, допустим, о любви кондуктора к какой-нибудь незнакомке, которая каждое утро едет куда-то, а вечером — откуда-то, и она всегда одна, и всегда молчит, и так слишком красива, а ему уже под сорок, или за — сорок, и он, чувствуя, что все его попытки — обречены, даже не пытается с ней заговорить, и я знаю, что так можно сойти с ума… Да, а в чём весь смех-то — если вдруг однажды утром она не появляется — у него всё как-то начинает мутиться в голове, и под конец дня ему уже становится так плохо, именно физически плохо, что он почти умирает… Представьте — заметка в три строки: вчера в трамвае такого-то маршрута на своём рабочем месте скончался от инфаркта кондуктор такой-то…

Жалкий, старый, некрасивый дурак, умерший — от чего?

Да нет, конечно, он не умирает; после смены напивается страшно, вспоминая — о, сколько раз он касался её руки, когда она платила за билет, и это было прикосновением электричества, а тот какой-нибудь омерзительный урод, с которым эта незнакомка проводит ночи, да что он может знать про электричество…

И он живёт в каком-то сплошном тумане, и по его внешнему виду уже невозможно определить — то ли он не ел ничего со вчерашнего дня, то ли уже пьян с утра. А у него на самом деле просто беспрестанно болит сердце…

Или что-нибудь о любови какой-нибудь женщины, тоже уже далеко не молодой, сидящей за кассой в каком-нибудь платном туалете, к одному постоянному посетителю, молодому, да симпатичному, да вечно пьяному, который, бывает, заходит даже раза по три за вечер и даже иногда говорит ей какие-нибудь нейтральные фразы, а она, почти уже отупевшая от этого сидения, от этих запахов и вообще от всей этой сраной жизни, вдруг — уж не знаю почему — кто вообще знает почему, отчего это бывает? — чувствует к нему какую-то чуть ли не материнскую любовь вперемешку с самой открытой, животной страстью, и все её мысли — это тёплая нежность грубой порнографии…

Дорогие мои, хорошие, разумные, да что вы можете знать об этом…

Но я что-то заболтался, хотя, может, начало воспоминаний о Че буране и должно быть именно таким, не знаю.

Да вот, шёл я, и вдруг — улица в том месте была ярко освещена — увидел странные следы, одни следы были самые обычные, но рядом с ними шла цепочка следов словно бы от гусениц очень-очень маленького танка. Помню, что меня это почему-то крайне поразило; я дошёл до перекрёстка, следы поворачивали направо, мне нужно было прямо, но я тоже повернул направо и метрах в ста впереди увидел одинокую, сгорбленную, нескладную фигурку, бредущую куда-то. Я прибавил шагу и начал понемногу приближаться к ней, и вскоре увидел, что рядом с этой фигуркой действительно ехал маленький, игрушечный, радиоуправляемый танк Вдруг он неудачно попытался объехать сугроб и застрял, человек наклонился к нему, взял его на руки и с неожиданной нежностью сказал:

— Ну что, опять застрял, малыш?

Он стряхнул с танка налипший на него снег, поставил его на ровное место, и они продолжили свой путь. Я почти поравнялся с ними, когда он услышал мои шага. Он обернулся, и меня поразила какая-то ужасная затравленность в его взгляде, словно бы он ожидал, что я сейчас засмеюсь ему в лицо иди ударю его, просто так, без всяких причин.

— Ух ты! — сказал я. — Это же ведь «Пантера», да? Можно посмотреть?

— Да, «Пантера», — тихо сказал он, — смотрите, пожалуйста…

Я присел на корточки и увидел, что это была отлично сделанная модель немецкого танка, кажется, 44-го года.

— У меня дед в такой же вот «Пантере» сгорел, ему ещё Железный Крест посмертно дали… — сказал я.

— Вы шутите, — слабо улыбнулся он.

— Конечно, — согласился я, — не дали ему никакого креста, не до того уже в 45-м было… Как вас зовут?

— Чебуран, — ответил он.

(Господи, прошло уже столько лет, но вот сейчас начал писать, и всё так ярко, отчётливо встаёт перед моими глазами.)

— Какое странное имя… Это прозвище, что ли?

— Да нет, не прозвище… ну почему странное…

— смутился он, — ну вот такое имя… А вас?

— Да я не люблю своё имя, — сказал я, — лучше зовите меня просто — Джаном.

Чебуран помолчал немного и вдруг сказал:

— Вам не грустно, Джан, от всего вот этого? — с жестом, означавшим — от всей этой красивой, ночной тоски.

— Ну, не знаю… — ответил я. — Солнца нет, но зато — луна, зима — холодная, но эго не ядерная зима…

— Вы — поэт, — тихо сказал он.

— Да нет, — криво улыбнулся я, — самый обычный пролетарий — гайки медные по лифтам тырю…

Мы замолчали и пошли дальше, и молчали довольно долго; я навсегда запомнил то моё странное ощущение, словно бы мы — последние люди во всём этом долбаном городе, и от этого нам так спокойно, потом}7 что нам нечего больше ждать, и всё, что скажет один, — непременно поймёт другой.

— Я люблю гулять ночью, — вдруг сказал Чебуран, — ночью даже самые мерзкие улочки так красивы. Даже эти древнеримские развалины.

Мы как раз проходили мимо типичного для нашего города полуразрушенного дома с колоннами и тому подобной хренью, которая когда-то, вероятно, выглядела шикарно.

— А вы видели, Чебуран, — спросил я, — ту ротонду, что в парке за Дворцом Ппонэров, ну ту, которая одна сохранилась от амфитеатра, который раньше стоял там, где сейчас пруд и где три миллиона лет назад было море? Там когда-то переодевались певцы хора, и один совсем съехавший бомж как-то рассказывал мне, что все призраки в качестве места дуэли выбирают только её…

Чебуран взглянул на меня, и в его глазах снова проступила болезненность, потом он отвёл глаза и сказал:

— Я когда-то был в ней счастлив, потом уже — нет.

Мы опять замолчали.

Я вдруг представил — у меня, наверное, какая-нибудь опухоль мозга, настолько у меня сильное, безумное воображение, иди вообще весь мозг закрыт опухолью — горящий, разрушенный, многоэтажный дом и следы маленьких гусениц на снегу, уводящие в подвальное окошко, а потом — Чебурана, сидящего в своей комнате, дверь закрыта на крючок, на столе чистая скатерть с длинною бахромой, а на скатерти — разобранный «Ягдтитр», части которого Чебуран аккуратно протирает замшевой тряпочкой или смазывает оливковым маслом, и душа его совершенно спокойна, а злая жена стучит в дверь — иди на работу, сволочь!., или — где деныи, тварь?., а он просто — не слышит её… За окном мутный апрель, и из старенького магнитофона — звук сильного дождя, любимая кассета из коллекции — полтора часа солнечного северобайкальского дождя, август 1988 года, «Ода радости» с помощью небесных инструментов, а когда совсем плохо — то екатеринбургский дождь, октябрь 1996 года, «Реквием», лишённый хора и оркестра, лишь дождь, в комнате, лишённой любви.

— Вот я и пришёл, — сказал Чебуран, когда мы остановились у замка высотой в пять этажей, выкрашенного в погасший серый цвет, — если хотите, Джан, можно зайти ко мне, я тут снимаю комнату на пятом этаже, у одной старухи, местной Эвридики, торговки семечками.

Я вспомнил свою квартиру, сплошь заполненную разными символами несчастья, и согласился.

Чебуран взял танк на руки, и мы в зоны и по тёмной лестнице на пятый этаж.

Дверь была закрыта изнутри на цепочку.

После долгах, истерических криков Чебурана — Зинаида Алексеевна! Зинаида Алексеевна! — в коридор выползла хозяйка, свиноподобная старуха с пьяными восковыми глазами, похожая на девочку которую заколдовал очень злой волшебник.

— Это чё за хрен с тобой? — спросила она. — Чё, туркмен, что ли?

— Нет, бабушка, не туркмен.

— Пидор? — задала следующий вопрос злая старуха.

— Да нет, Зинаида Алексеевна, не пидор, — так же покорно ответил Чебуран.

— Ну ладно, заваливайте, суки мусорские, — сказала Эвридика и сняла цепочку. — Только без этих штук, слышь, туркмен, курить есть? курить дай…

Я дал ей сигарету, и она ушла в свою комнату, к телевизору, бормочущему невнятные угрозы.

Комната Чебурана оказалась небольшой кельей, в которой стены по ночам движутся внутрь, а потолок — вниз. На обоях, посреди синих роз висел выцветший календарь на 1981 год, плакат «Летайте самолётами Аэрофлота» и политическая карта планеты Меркурий.

Над кроватью Че бурана висел какой-то странный холст, закрашенный коричневой краской. Я нагнулся и прочитал название — «Три из одиннадцати оттенков коричневого цвета, самого тусклого цвета в спектре Бетелыейзе».

Че буран вытащил из-под кровати большую картонную коробку от сигарет «ВТ» и достал оттуда несколько ампул Tinctura Crataegi, туманно пояснив:

— Гуманитарная помощь… из дружественной галактики.

— Гуманоидной? — спросил я, закуривая.

— Конечно, — ответил Че буран, выливая содержимое ампул в трёхлитровую банку и разбавляя холодной водой.

— Эликсир вечной молодости, — одобрительно сказал я, — кто его пьёт, тот не умирает, иными словами — живёт вечно.

Я пошарил в карманах пальто и, найдя мандариновую кожуру и яблочные огрызки, оставшиеся от позапрошлой ночи, когда я ходил на свой обычный промысел, забросил их в банку, чтобы хоть как-то заглушить омерзительный вкус эликсира.

Мы выпили с Че бураном на ридершафт и снова заполнили стаканы и снова выпили, у меня привычно заболел правый висок.

— А ведь её же бывший парень, — вполголоса запел Чебуран, — полковник-сука-мент…

За стеной вдруг чему-то засмеялась старуха, в телевизоре тоже кто-то смеялся самодовольным, жирным смехом.

Вакуумный барометр по другую сторону оконного стекла показывал ровно минус двести семьдесят градусов безумного Фаренгейта.

ИЗЯСЛАВ ПЯТИКОТЕЕЧНЫЙ ВЕЖЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Несколько лет назад я читал рассказ, в котором парню посчастливилось арендовать большую, светлую квартиру за предельно скромную плату. Разумеется, его радость была совсем недолгой. Уже в первую ночь он столкнулся с необъяснимыми скрипами, шорохами и неоднократно слышал звуки чьих-то шагов. Бедолага лишь под утро сумел погрузиться в тревожный сон. Но и там он не обрёл покой. Ему снился кошмар, где жуткое существо вылезло из шкафа и взирало на его беспомощное спящее тело.

Сейчас я уже и не вспомню, сколько дней квартирант страд ал от пугающих явлений и регулярных кошмаров. Зато мне отлично запомнилась финальная сцена рассказа. В ней морально и физически измождённый протагонист слышит тихий скулёж из шкафа и в приступе неконтролируемой ярости начинает стучать по нему кулаками. В ответ из шкафа доносится серия мощных ударов. Это становится последней каплей для главного героя. Объятый ужасом он выбегает из квартиры и осмеливается вернуться туда только за вещами в сопровождении пары друзей.

Учитывая то, насколько легко персонаж покинул уже оплаченное на несколько месяцев вперёд жилище, я абсолютно уверен, что автор не имел ни малейшего представления о том, сколько сейчас стоит аренда недвижимости в крупных городах!

«Голубая мечта» — так местные иронично называют девятиэтажный дом, в котором я сейчас снимаю квартиру. Нет, он носит это имя не из-за сексуальных предпочтений жильцов, а потому что его фасад полностью окрашен в голубой цвет. Это здание расположено на отшибе далеко не самого благополучного района, а рядом с ним раскинулись старые дома барачного типа и частный сектор, имеющий неформальный статус цыганского гетто.

Существует всего три категории жителей «голубой мечты». К первой и самой крупной принадлежат разношёрстные маргиналы: они пребывают в постоянном алкогольном или героиновом угаре, и им уже плевать, где проводить остаток своих дней. Вторая состоит из обычных и вполне адекватных людей, вынужденных проживать в филиале ада на земле, так как продать квартиру в этом доме почти нереально. К третьей немногочисленной категории следует отнести тех, кто снимает тут жильё из-за крайне скудного материального положения, не позволяющего и думать о более приличных вариантах для аренды.

Моё нынешнее жилище носит статус своеобразной местной достопримечательности. Соседи утверждают, что на их памяти в нём спились и повесились восемь человек, а пятеро и вовсе пропали без вести. Но меня ни капли не смущают столь незначительные нюансы. Проживание в зловещей квартире, расположенной в неблагополучном доме самого криминального района города имеет одно очень весомое достоинство — сказочно низкую стоимость аренды. Услышав её от риэлтора, я представил, как при первом визите в квартиру увижу труп, свисающий с люстры, а рядом с ним будет сидеть монстр, попивающий чай, элегантно оттопырив мизинец. Но, к огромному удивлению, мне предложили вполне комфортное и чистое двухкомнатное жильё с мебелью из конца советской эпохи. При осмотре в нём не нашлось монстров или следов проживания алкоголиков и прочих сомнительных личностей. Мне даже не пришлось подписывать кровью договор аренды.

В момент заключения сделки, я вновь вспомнил классический сюжет, в котором купленное или арендованное за смешные деньги жилище содержит сюрпризы в виде разнообразных злобных потусторонних сущностей. Схожесть нынешней ситуации с этим сюжетом неожиданно обрадовала меня и стала причиной возникновения очень странной, почти не осознанной надежды. Поймите меня правильно, я решил снять эту квартиру из-за её дешевизны, а не потому, что страстно жаждал увидеть монстров или столкнуться с чем-то мистическим. Но я бы не отказался получить настолько незаурядный жизненный опыт. Все двадцать четыре года моей жизни прошли слишком пресно и обыденно. В ней не нашлось места трагическим событиям, бурным романам, эпичным приключениям или действительно забавным историям, которые можно вспоминать с улыбкой спустя многие годы. А после тысячи долгих дней пустоты невольно начинаешь желать стать персонажем собственной уникальной истории, пусть и написанной в столь своеобразном жанре.

Первые недели в новом жилище прошли предельно мирно и спокойно. Если не учитывать постоянные скандалы в соседской квартире, звуки которых доносились сквозь тонкие стены. Я испытал лёгкое разочарования от того, что классическая завязка страшной истории не получила своего закономерного продолжения. Однако спустя полтора месяца после заселения начади происходить крайне любопытные события, которые вновь воодушевили меня и пробудили исследовательский интерес.

В очередной раз засидевшись за компьютером до глубокой ночи, я услышал, как что-то начало скрестись под диваном. Спустя пару минут этот звук раздавался уже внутри шкафа, а затем он переместился в громоздкий советский буфет. Затуманенный от недостатка сна мозг списал происходящее на мышей, густо населявших этот дом, а туловище побрело в кровать. На следующую ночь, когда звук и его маршрут повторились в точности, я вспомнил, что многие соседи жаловались на засилье грызунов и тараканов в своих квартирах, и только мне никогда не доводилось сталкиваться с ними. Я солгу, если скажу, что в тот момент во мне проснулось чувство страха. Вместо него пробудилось жгучее любопытство, подталкивающее установить точную причину возникновения звуков и их маршрута. В моей натуре оно всегда было сильнее страха или инстинкта самосохранения.

Уже следующим вечером в шкафу была поставлена камера в режиме ночной съёмки. Несмотря на то, что той ночью странные звуки стали куда громче, на отснятом видео обнаружилось лишь внутреннее убранство шкафа, без малейших намёков на их источник. Повторив этот эксперимент ещё пару раз, и убедившись в безрезультативности подобных попыток, я воспылал нездоровым энтузиазмом и посвятил почти всё свободное время решению этой загадки.

В течение следующего месяца мною были опробованы почти все идеи, которые только приходили в голову, но ни одна из них не принесла положительного результата. Даже когда я внезапно отрывал шкафы или заглядывал внутрь диванов, из которых доносились звуки, они мгновенно затихали и спустя несколько секунд начинали раздаваться в новом месте. Столь незамысловатый метод был использован не один десяток раз, но, несмотря на множественные попытки, мне так и не удалось увидеть даже хвоста убегающего грызуна. После огромной череды неудач исследовательский интерес начал стремительно угасать, и мне осталось лишь смириться с необъяснимой природой шумов. Вскоре они стали восприниматься наравне с соседскими криками и прочими обязательными атрибутами проживания в неблагополучном доме.

Сейчас я понимаю, что такой беспечный подход обязательно привёл бы меня к повторению незавидной участи прошлых жильцов. Но тогда мне окончательно надоело играть в охотника за приведениями.

Пока я старательно игнорировал проблему, ночные звуки становились всё громче, разнообразнее и стремительно расширяли свой маршрут. Неверное, вскоре они бы начали возникать в самый разгар дня, но мне так и не удалось проверить эту догадку, так как выяснилось их истинное происхождение. В этом помог мой старый приятель алкоголь.

На мой взгляд, он представляет собой универсальное зелье, исцеляющее от хандры и любых других душевных проблем. Благодаря ему человек может тихо беседовать с другом в одном из многочисленных баров Одессы, а спустя сутки обнаружить себя блюющим под мостом в Лиссабоне. Именно он позволяет некоторым получить незабываемый жизненный опыт в Таиланде, не обратив внимания на особенности шеи подсевшей к ним красотки. Другим он дарит огромное разочарование, если в итоге выясняется, что их спутница действительно женщина, и была ей с самого момента рождения. Безусловно, он является причиной самых красочных приключений и всех великих открытий. Я же могу без малейшего преувеличения заявить, что алкоголь спас мою жизнь и позволил раскрыть тайну этой квартиры.

Будучи любителем активного отдыха в виртуальных мирах, я нередко выпивал пару бутылок пива сидя за компьютером вечером выходного дня. В такие моменты странные звуки существенно увеличивали свою интенсивность, но это можно было спокойно списать на простое совпадение. Что, собственно, я и делал. Но однажды, вернувшись домой глубоко за полночью в состоянии сильной алкогольной интоксикации и плюхнувшись прямо в одежде на диван, я обнаружил, что из шкафа раздаётся не привычный скрежет или другой невнятный шум, а громкое угрожающее рычание. Не знаю, что сильнее всего повлияло на меня в ту ночь, алкоголь или алкоголь, но я резко вскочил, с намерением повторить опыт главного героя упомянутого ранее рассказа. II начал колотить шкаф, выражая своё недовольство в самой грубой и нецензурной форме, на которую только был способен. Уже через несколько минут, изрядно устав, я напоследок пнул дверцу ногой, и предложил источнику шума выйти из него и разобраться по-мужски.

— Сама входи, еда! — ответил на моё предложение очень низкий голос.

В этот момент я резко перехотел быть персонажем собственной уникальной истории. Вместо этого появилось сильное желание плакать как маленькая девочка, ржать как маленькая лошадка, блевать как маленькая кошечка и мочиться как маленькая испуганная собачка. Раньше выражение «мгновенно протрезвел» казалось мне обычным художественным преувеличением, но я убедился в том, что человеческий организм действительно способен на это.

— Спасибо. Мне и тут неплохо, — произнёс я голосом, полностью лишённым любых эмоций. Затем на не гнущихся ногах медленно побрёл в ванную комнату и там в произвольной последовательности отдался во власть нахлынувших желаний.

Утро добрым не бывает. Особенно если встречаешь его лёжа в пустой ванне после бессонной ночи и всеми силами стараешься убедить себя в том, что диалог с обитателем шкафа был просто невероятно реалистичным кошмаром иди результатом употребления слишком больших доз алкоголя. Одно дело иметь странное желание столкнутся с чем-то выходящим за рамки привычной картины мира, совсем другое — признать, что ночью, будучи в изрядном подпитии, ты действительно разговаривал с неведомым существом.

Осмелившись выйти из ванной, я заварил невероятно мерзкий дешёвый чай, который любил пить в трудные моменты жизни. II после долгих раздумий всё же решил поступить как взрослый рациональный человек и отталкиваться о того, что в моей квартире обитает некая сущность со специфическими кулинарными пристрастиями. Учитывая все особенности жилища, куда безопаснее было поверить именно в это, чем вести себя как персонаж второсортного фильма ужасов и до последнего вздоха сомневаться в реальности происходящего.

Думать о переезде было глупо, эта квартира стала настоящей находкой для вчерашнего выпускника с корочкой философа, который решил вкусить все прелести самостоятельной жизни в большом городе и лишь недавно сумевшего заполучить престижную высокооплачиваемую должность продавца в секс-шопе. Вариант с возвращением в родной город я не рассматривал. Не хочу вдаваться в детальное описание взаимоотношений с моей семьёй, достаточно сказать, что идея подвергать опасности свою тушку в этом жилище была значительно приятнее. А вероятность быть съеденным намного меньше.

Тем утром я решил выработать алгоритмы, позволяющие находиться в квартире без риска пополнить список бесследно пропавших или покончивших с собой жильцов. Как показ ал ночной инцидент, существо крайне агрессивно реагировало на изрядно пьяных людей, поэтому я решил временно прекратить употребление алкоголя. В свою очередь, солидный опыт общения с котиками и студентками подсказывал, что можно заполучить лояльность любого создания, если его регулярно кормить и гладить. Идея почесать за ушком неведомую хрень была отброшена сразу. А вот попытка накормить выглядела куда более разумной затеей.

Началась скрупулезная подготовка к непростому и трудоёмкому налаживанию отношений с моим «сожителем». Читая различный бред на оккультных форумах, я составлял список продуктов, которые могли бы понравиться существу со столь неординарными кулинарными предпочтениями. А также морально готовился к множеству неприятных пугающих инцидентов, которые должны были произойти во время этого процесса. Однако проблема решилась до разочарования легко.

Глядя на список, в котором пенис горного ежа, убиенного во время полнолуния девственным волком являлся самым доступным ингредиентом, я решил попробовать начать кормёжку с того, что можно купить на ближайшем рынке. И это сработало сразу. Едва я начал оставлять в шкафу различную пищу, он начал вести себя намного тише. Со временем выяснилось, что обитатель шкафа не брезгует даже куриными лапами и головами, но предпочитает говяжьи сердца. Скормив ему несколько килограмм сердец можно было забыть о странных звуках на пару дней. На этом мои трудности закончились. Теперь я мог проживать в квартире, не рискуя собственной шкурой. Безусловно, это не могло не радовать, но, с другой стороны, я чувствовал жуткое раздражение. Человек, который готовится покорить вершину, поднимаясь по сложному и опасному склону, всегда испытает разочарование, если узнает, что к ней можно добраться по безопасной и давно протоптанной тропе.

На сегодняшний день прошло уже почти полгода после ночного разговора с потусторонним жильцом. За это время у меня возник,!о множество вопросов касательно его мотивации и последовательности действий. В этой квартире несколько людей пропали без вести. Учитывая его любовь к мясу, можно легко предположить, что они были съедены. Но эго не объясняет поведение постояльцев, совершивших самоубийство. Допустим, он питается как страхом, так и мясом. В таком случае разумнее было бы поедать и тела самоубийц. Можно предположить, что он брезгует плотью не первой свежести, но в таком случае он бы не трогал еду, оставленную в шкафу. Кажется, мне достался монстр с крайне противоречивой и непостоянной натурой.

Эти вопросы следует попытаться задать непосредственно самому обитателю шкафа, но должно пройти ещё немного времени, чтобы моё любопытство вновь пересилило страх и инстинкт самосохранения. Впрочем, меня и так всё устраивает. В моём распоряжении квартира со сказочно низкой стоимостью аренды и небольшой бонус, доказывающий присутствие мистических сущностей в нашем мире. Даже с учётом дополнительных трат на содержание «сожителя», проживание в ней обходится крайне дёшево и у меня есть возможность каждые выходные устраивать маленький праздник чревоугодия. К тому же сегодня мне выдали немалую премию, после того как группа мужчин в штатском с явной военной выправкой скупила все изделия фаллической формы, представленные в ассортименте магазина, включая лимитированную серию товаров, имитирующих конские агрегаты.

Деньги, пришедшие от необычных покупателей, было решено незамедлительно спустить на праздник обжорства прямо посреди рабочей недели. Вернувшись с пакетами, лопающимися от еды, я начал приготовления к шикарному вечеру, для которого было приобретено: две палки копчёной колбасы, три пачки паштета для бутербродов, килограмм пельменей, несколько упаковок чипсов, одна копчёная курица, два батона хлеба и четыре литра разливного пива. Эту картину довершала впервые честно купленная игра «Dragon Age: Origins». Важно иногда радовать себя, но не следует забывать и о домашних питомцах — жителю шкафа сегодня достанется пять килограмм говяжьих сердец. Согласно плану, столь обильная вечерняя трапеза должна отвлечь его от пьянствующего рядом куска мяса. Почему я вновь начал употреблять алкоголь, живя в квартире с монстром, который агрессивно реагирует на нетрезвых людей? Наверное, понять меня сможет только тог, из чьего окна тоже отрывается восхитительный вид на цыганское гетто.

Когда я возился на кухне, нарезая бутерброды, до меня донёсся настойчивый стук в дверь. Прервав приготовления, я отправился в коридор и посмотрел в глазок. За дверью стоял высокий немолодой мужчина в строгом чёрном костюме. Его аккуратно уложенные седые волосы почти касались плеч, а на лбу виднелись залысины.

— Чем могу быть полезен? — спросил я, не открывая двери.

— Доброй ночи. Я приношу свои извинения за беспокойство в столь поздний час, но не могли бы вы впустить меня в свою обитель?

Немного опешив от внезапной просьбы, я ответил, подражая его манере речи:

— II вам не злого времени суток. Не изволите ли вы объяснить, что ваша персона забыла у дверей моей квартиры, и почему я должен незамедлительно исполнить вашу просьбу?

— Я достопочтенный и законопослушный обыватель. Мой автомобиль сломался недалеко от вашего дома, а телефонный аппарат разряжен, поэтому я вынужден обратиться к вам за помощью. В ином случае, я рискую замёрзнуть внутри своего транспорта или быть ограбленным местными разбойниками.

— Простите, но я вынужден отказать вам. Сами знаете, места здесь крайне неспокойные, порою разные душегубы притворяются путниками, попавшими в беду, и обманом проникают в жилище порядочных граждан.

— Неужели вы останетесь безучастными к моей судьбе и не проявите ни капли христианского милосердия?

— За кого вы меня принимаете? Я всегда готов оказать посильную помощь порядочному человеку. Вас устроит, если я вызову эвакуатор со своего переносного телефона?

— К сожалению, я не имею достаточного количества денежных средств для оплаты его услуг.

— Прискорбно. В таком случае, я могу связаться с кем-то из ваших ближайших друзей и рассказать о бедственном положении, в котором вы оказались. Уверен, они согласятся отправиться к вам на выручку. В крайнем случае, можно обратиться к моим соседям, среди них есть честные богобоязнные люди, которые неплохо разбираются в автомобилях.

Я решил не уточнять, что большинство этих «честных богобоязнных людей», в первую очередь, неплохо разбираются во взломе автомобилей.

— Простите, но такой вариант невозможен. Ваш телефонный аппарат теперь находится в неработоспособном состоянии, а соседи спят глубоким мирным сном. Сколько бы я не стучался в двери жилищ, мне не удастся нарушить их покой. Его не прервут даже ваши предсмертные крики.

Это был один из самых странных разговоров в моей жизни. Стиль общения незнакомца представлял собой нечто уникальное и невероятно забавное, а дальнейший диалог сулил множество комичных моментов, но меня слегка смутили слова о предсмертных криках, сказанные спокойным, добродушным тоном. Такое не вписывалось даже в мои крайне широкие понятия нормальности.

— Сударь, смею вас заверить, в обозримом будущем я не намерен издавать различные крики, хрипы или прочие звуки, сигнализирующие о моей скорой кончине. А если вы уверены, что все соседи находятся в объятьях Морфея, вам следует попробовать поискать помощь в другом месте, так как я больше не собираюсь вас выслушивать.

— Молодой человек, вас оскорбило одно из моих высказываний?

— Нет, ни капли. Каждую ночь ко мне приходят странные незнакомцы, чтобы поговорить о предсмертной агонии, криках ужаса, пытках, каннибализме, геноциде и котятах.

— Наверное, вы очень интересный собеседник, если именно вас выбирают для обсуждения таких деликатных тем. Но тогда почему вы так резко от-реагировали на мои слова? — спросил он совершенно серьёзным тоном.

— Рекомендую вам отказаться от приёма различных веществ, искажающих мыслительные процессы и меняющих восприятие реальности. Сделайте это ради собственного блага. А теперь позвольте мне откланяться, — довольно грубым тоном ответил я и направился внутрь квартиры.

В этом доме мне довелось насмотреться на кучу разных психопатов, наркоманов и прочих забавных личностей, но «вежливый человек» представлял собой действительно уникальный случай. Я ещё не встречал никого, кто, находясь в явно неадекватном состоянии, вёл бы себя столь своеобразно. Когда я уже почти покинул прихожую, раздались звуки открывающегося замка и в квартиру медленно вошёл незнакомец. Этот обладатель безупречных манер даже не удосужился прикрыть за собой дверь, оставив её открытой настежь. Подобная беспечность в этом доме равносильна приглашению ограбить квартиру, нанеся её владельцу четыре десятка ножевых ранений, но, похоже, это не волновало незваного гостя.

— Молодой человек, зачем же грубить? Возможно, из-за своей неопытности я подобрал неудачные словоформы, но у вас не было никакой нужды использовать столь некорректные высказывания.

Меня начало покидать чувство реальности происходящего. Это уже смахивало на какой-то сюрреалистический сон. Несмотря на эти ощущения и сильный испуг, опыт проживания в «голубой мечте» подсказывал, что не следует лишний раз провоцировать сумасшедшего, особенно если он так легко смог проникнуть в моё жилище. Пятясь вглубь квартиры, я продолжил нашу непринуждённую светскую беседу:

— Приношу вам свои глубочайшие извинения. Ваш визит пришёлся в крайне неудачный для меня час, и с моих уст вырвалась вся та злость, которая накопилась внутри меня за тяжёлую рабочую неделю. Я понимаю, что нужно учиться властвовать собой, но иногда это выше моих сил. Мне и вправду жаль.

— Ваши извинения приняты, У всех нас бывают плохие дни, когда скверна, накопленная внутри, начинается рваться наружу и отравлять отношения с другими людьми. Я вас прекрасно понимаю и не виню. Каждый человек переживает, непростые моменты и имеет право на не идеальность, — произнёс он и начал приближаться неспешной походкой.

— Я высоко ценю ваше великодушие. Но не могли бы вы покинуть мою обитель? — с нотками паники в голосе спросил я, продолжая медленно отступать внутрь квартиры.

— Нет. К сожалению это невозможно.

— Почему же? Я ведь так и не дал своего дозволения на ваше присутствие в его пределах.

— Попытка получить ваше разрешение, является обязательной формальностью и своеобразной данью хорошим манерам. Но я могу находиться в вашем жилище, даже если вы отказали мне в праве доступа.

— И что вы намерены делать дальше?

— Вам доводилось выигрывать в лотерею?

— Нет, подобной радости я никогда не испытывал.

— Тогда мне следует вас поздравить. Среди тысяч других кандидатов именно на вас выпал жребий в лотерее, которую проводят мои коллеги. Но я сомневаюсь, что вы будете обрадованы призом.

— И вы явились сюда, чтобы вручить его?

— Скорее забрать. Не обессудьте, но я намерен употребить вас в пищу.

После этих слов в облике незнакомца начали происходить стремительные метаморфозы: пальцы вытянулись, превратившись в острые длинные когти, глаза почернели, а губы разошлись в стороны, обнажив два ряда мелких зазубренных зубов.

— Стоп, подождите. Чего вы так сразу? Может, мы вначале выпьем чаю и всё спокойно обсудим? Два разумных вежливых человека всегда смогут договориться, — в панике начал тараторить я, не замечая, что уже уткнулся спиной в шкаф.

— Увы, но у нас не выйдет придти к обоюдно выгодному соглашению. Несколько часов назад я узнал, что сегодня мне предстоит впервые утолить голод, терзающий меня с самого момента рождения. И я не намерен отказываться от этой чудесной возможности, — спокойно произнёс он и остановился, видя, что мне уже некуда отступать.

— Подождите и выслушайте. Я умею всё: от убийства до завивки волос. Я знаю кучу анекдотов, двенадцать способов массажа, шесть видов карточных игр. Более того, я не обременён моральными принципами и с удовольствием помогу вам найти и добыть кучу изысканной пищи. С вашей стороны будет крайней расточительностью съесть человека готового посвятить всю дальнейшую жизнь служению вам.

— Это невероятно заманчивое предложение, но в вашем случае сделка невозможна. Правила лотереи позволяют использовать вас лишь в качестве еды. А персоне с моим рангом опасно их нарушать.

— Какая жалость, — очень тихо ответил я, стараясь унять дрожь в теле.

— Сомневаюсь, что вас утешат мои слова, но я испытываю глубокое огорчение от сложившейся ситуации. Вы и роя в ил и вежливость к незнакомцу, что так не свойственно нынешнему поколению, и, даже — готовность к служению. Но мой невысокий статус среди собратьев не позволяет предложить вам ничего кроме быстрой и почти безболезненной смерти.

Эти слова вежливого человека полностью успокоили меня. Наверное, эго произошло из-за однозначности его ответа. Он отчётливо дал понять, что у меня нет никакой возможности договориться. И я сильно сомневался, что попытка бегства может увенчаться успехом. В моменты полной безнадёжности меня посещают очень странные идеи, которые, несмотря на их полную абсурдность, часто оказываются самым эффективным решением проблемы. И подобная идея стала для меня сейчас последней надеждой. Несколько раз сильно стукнув по шкафу, я решил продолжить разговор, в надежде выиграть время:

— Спасибо за столь развёрнутый и однозначный ответ. Мне тоже жаль, что ситуация сложилась подобным образом. Если вы не возражаете, я задам один вопрос, — не дожидаясь ответа, я продолжил, — В своё время соседи сказали, что в этой квартире повесились восемь человек. Тогда я не стал уточнять. Но, меня терзает жгучее любопытство, они действительно все повесились? Прямо все восемь человек? Это очень странное совпадение или закономерность?

— Я не располагаю подобными сведениями. Вы действительно именно это желаете узнать перед смертью? Разве вас не должны интересовать вопросы касательно загробного мира или существования бога?

— На самом деле этот вопрос куда важнее. Ваша неспособность дать ответ явно указывает на некомпетентность организаторов лотереи или на то, что они не сочли нужным в должной мере проинформировать вас. К сожалению, я не могу стать вашей пищей в эту ночь, так как я уже зарезервирован в качестве еды для существа с похожими кулинарными пристрастиями, — сказал я, продолжая колотить шкаф.

— Молодой человек, к чему столь детские хитрости? Спешу заверить, наша лотерея исключает места, которые являются кормовой базой для сородичей. Более того, в вашей обители я не чувствую никаких следов пребывания представителя моей расы.

— Ваши ощущения обманывают вас, — я старался выглядеть предельно спокойным, но продолжал наносить по шкафу мощные удары.

— Не волнуйтесь, вы почти ничего не почувствуете, — произнёс он, сокращая дистанцию.

Когда он приблизился вплотную, дальняя от меня дверца шкафа отворилась, и из него выползло существо с телом гигантской змеи и мордой, смахивающей на серьёзно деформированный человеческий череп. Стоя на хвосте, оно было на две головы выше, чем вежливый.

— О! Приветствую, низший сородич, — с нескрываемым удивлением сказал незваный гость и отступил на несколько шагов от меня. Впервые в его голосе прозвучали явные эмоции. — Кажется, молодой человек действительно не лгал. Простите за вторжение на вашу территорию. Я бы никогда не позволил себе подобной бесцеремонности. Похоже, наши клерки допустили очередную ошибку, в результате которой мясо, пребывающее в этой квартире, было допущено к участию в лотерее.

— С вашей стороны было крайне грубо, усомниться в моей правдивости. Но я готов простить вас, если вы немедленно удалитесь.

— А с чего вы взяли, что я собираюсь уходить? Я думаю, младший сородич не станет возражать, если я всё же исполню цель своего визита, — сказал он, глядя на моего «сожителя». А тог, вместо ответа, начал неспешно двигаться в сторону шкафа.

— Стой! Выслушай меня и подумай! — изо всех сил закричал я. — Ты же не знаешь, когда сюда кто-то решит заселиться следующий раз. Глупо ждать очереди желающих снять квартиру, в которой постоянно пропадают люди. Так можно проходить голодным ещё пару лет. И всё из-за того, что этот мерзавец нагло заявился сюда и отнял у тебя еду.

Кажется, мои слова принесли определённый эффект, так как он остановился и стал внимательно слушать.

— Ваши провокации тщетны. Согласно кодексу, наша каста имеет приоритетное право на пищу перед низшими сородичами.

— Ты слышал, как он назвал тебя и твоих соплеменников? «Низшие сородичи», разве такое обращение можно стерпеть? Он же просто шовинистическая мразь, которая возвышает свою касту над твоим народом. Уже сейчас, они обеспечили себе право отнимать у вас еду, когда им вздумается. А дальше они захотят забрать у вас охотничьи угодья! И вы будете смиренно терпеть их произвол? — продолжил я пафосную тираду, игнорируя вежливого человека.

— Что вы вообще несёте?

— А ты заткнись! Я не желаю выслушивать угнетателя. Вы думаете, что ваши привилегии являются чем-то естественным и даны вам по праву рождения. Но смею вас заверить, что это не так. Те, кого вы называете низшими, имеют равные с вами права на одни и те же блага. Даже если вы вели многовековое угнетение и создали специальный кодекс, порабощающий их народ, вам никогда не убить правду, живущую в сердце каждого из них.

— Вы случайно не больны душевно? Наш уклад таков уже много веков: низшие сородичи служат нам, а мы одариваем их своей мудростью и покровительством.

— Красивые слова не помогут вам оправдать угнетение целого народа с его самобытной культурой и традициями! Более того я уверен, что они сами заслуживают должного почитания и поклонения.

После этих слов я встал на колено перед обитателем шкафа и начал произносить речь торжественным тоном:

— Мой господин, пока вы милостиво позволяли мне находиться в вашей обители, я смиренно снабжал вас пищей. Возможно, она была не достойна вашей персоны, но я обещаю, что эго изменится, если вы позволите служить вам дальше. Я буду регулярно приводить к вам мужчин, женщин, детей, старушек или даже рыжих невинных девушек, если подобное блюдо вам по вкусу. А когда моё служение надоест вам, я сам покорно отправлюсь к вашему столу. Умоляю, примите мою клятву вечной верности и не дайте погибнуть от лап этого мерзавца.

На следующие несколько минут воцарилось полное молчание, так как все присутствующие были глубоко шокированы моей речью. Говоря другими ело вам и, все глубоко охренели от телеги, которую я задвинул, и в первую очередь я сам.

— Мой слуга! Моя еда! — прервал тишину мой новоиспечённый господин, заслоняя меня от вежливого человека.

— В таком случае я предпочту удалиться и не мешать вашей идиллии. Порадуйте себя чем-то, пока у вас есть время. Позвоните родным и близким, расскажите им, насколько они дороги вам. Завершите все важные дела и просто сделайте те вещи, которые откладывали в долгий ящик. Всего хорошего, — ответил тог. — А с вами будет проведена отдельная разъяснительная беседа, — добавил он, обращаясь уже к существу из шкафа.

— Подождите, пожалуйста. Мой великий и величественный господин интересуется, разве ваши слова не свидетельствуют о том, что его слуга вскоре будет убит, а ему будет нанесён существенный физический урон?

— Нет, Я не говорил ничего подобного. Всего хорошего! — ответил вежливый человек, двигаясь в сторону коридора.

— Владыка, не позволяйте сладким речам этого сатрапа затуманить ваш ясный ум. Его род не знает ничего кроме коварства и бесчестья. Он явно намекает, что вскоре вернётся с подкреплением. Они уничтожат вашего верного слугу и нанесут огромное оскорбление вашему достоинству. Разве вы можете позволить им безнаказанно портить своё имущество и дальше продолжать унижать непревзойденную культуру своего народа?

Вежливый человек застыл на месте, глядя в нашу сторону. А я продолжал самозабвенно нести пафосную чушь:

— Сейчас вы не просто отдельная личность, а воплощение духа вашего рода, его самобытности, характера и многовековой жажды свободы. Дав отпор угнетателю сегодня, вы прославите ваше имя в веках и сподвигнете своих собратьев к борьбе. Сегодня тысячи страждущих найдут утешенье в вашем подвиге, сегодня сотни порабощённых воспрянут духом, сегодня десятки отчаявшихся бросятся в бой за вами следом. Нет судьбы более славной и благородной, чем войти в историю как первый, кто разорвал нерушимые узы многовекового рабства. Господин, вы готовы написать новую славную главу в истории вашего великого народа?

В ответ существо из шкафа с глухим рёвом бросилось на «эксплуататора» и вбило его в стену.

Пока мои проблемы увлечённо кромсали друг друга, я аккуратно проскользнул на кухню, закрыв за собой дверь на щеколду. Затем налил полную кружку пива и осушил её в два глотка.

Из двух зол нужно выбирать тупейшее. С учётом внушаемости моего сожителя и его склонности вестись на самые примитивные манипуляции, исчезнуть будет совсем несложно. Завтра скажу, что отправляюсь на поиск рыжих девственниц для «господина», а сам тихонечко свалю в Монголию, Звучит как план.

Осталось убедиться в том, что моя неведомая хрень сегодня одержит победу.

Отхлебнув тёмного пива прямо из бутылки, я вооружился топориком для рубки мяса и длинным кухонным ножом. А затем направился в зал, чтобы принять участие в эпичной битве вежливого и тупого зла.

Кажется, я подоспел в кульминационный момент. Вежливый человек навалился всем телом на жителя шкафа, прижав его к полу. Одной рукой он не давал ему выскользнуть, а второй активно копался в его внутренностях. Пользуясь тем, что вежливый повёрнут ко мне спиной, я тихо подкрался и с размаху всадил топорик в темечко. Судя по всему, это нанесло ему исключительно моральный урон, так как в ответ он повернул голову под невозможным для человека утлом, а на его лице отразились обида и непонимание. Глядя прямо в эти «щенячьи глазки», я без колебаний воткнул нож в его горло. Удар вышел откровенно слабым, и оружие вошло совсем неглубоко. Но пока внимание незваного гостя было сконцентрировано на мне, его хватка ослабла, и существо из шкафа сумело вырваться. Оно, не мешкая, начало обвиваться, подобно питону, вокруг своего противника, сковывая его движения и не позволяя использовать когти для атаки. Буквально за мгновенье его тело было полностью опутано смертоносными кольцами, не оставляющими шанса вырваться. В ответ он издал полный отчаянья вопль, вцепился зубами в живую петлю, сомкнувшуюся на его шее, и начал хаотично носиться по комнате, молотя противника о стены и круша стоящую на пути мебель. Глядя на это, я решил, что внёс достаточный вклад в победу зла над злом и предпринял тактическое отступление к запасам эликсира храбрости.

Скрывшись от творящегося погрома, я вновь налил полную кружку пива, сделал несколько глотков и начал планировать своё светлое будущее. Думаю, мне не обязательно ехать в Монголию. В том же Казахстане должны оставаться малозаселённые участки степи, и в этой стране возникнет куда меньше проблем с языковым барьером. Там можно будет выращивать овец, завести себе десяток алабаев для их охраны, одну декоративную коровку для души и научиться ездить на лошади. Нужно ещё не забыть обзавестись ружьём на случай визита непрошеных гостей или волков. Плюс, многие местные женщины весьма привлекательны. Решено. Утром я обойду все банки и микрокредитные организации в этом городе, возьму у них максимально доступные займы, а вечером уже буду лететь в самолёте, готовясь покорять степь. Сомневаюсь, что друзья вежливого станут искать меня там. Правда, свора коллекторов сможет найти и среди этих необъятных просторов, но стая собак и ружьё помогут решить данную проблему.

За сегодняшний день я съел только пару бутербродов утром, и меня уже изрядно покачивало от выпитого, когда я решил выползти из своего убежища, заметив, что звуки борьбы окончательно стихли. На это раз я прихватил с собой две длинные острые спицы, которые достались мне от одного из прошлых жильцов квартиры. Они всегда ассоциировались у меня скорее с оружием, чем с инструментом для вязания.

Когда я вошёл в зал, схватка уже была завершена. Вежливый человек утратил все силы для сопротивления. Он сидел на полу, опершись спиной на стену, из его горла вырывались хрипы и текла густая чёрная жидкость. А обитатель шкафа продолжал плотными кольцами выдавливать из него остатки жизни, ломая последние целые кости. Учитывая его незавидное положение, в моих дальнейших действиях было больше милосердия, чем мести. Я подошёл к нему и резко вонзил спицу прямо в глазное яблоко, а затем ударил по ней ладонью, надеясь вогнать её прямо в мозг, прекратив тем самым мучения визитёра. Не знаю, чем это было обусловлено, моим хреновым знанием анатомии или его собственными физиологическими особенностями, но вместо того, чтобы упокоиться, он начал издавать нечленораздельное мычание и дёргаться в агонии. Его движения стали невероятно резкими и сильными, казалось, он вскоре сможет вырваться из тесных объятий противника. Грязно выругавшись, я схватил его за волосы и вогнал вторую спицу в ушную раковину, а потом, игнорируя боль, молотил по ней кулаком до тех пор, пока она не вошла до самого конца. Только после этого его тело прекратило конвульсии и обмякло, словно безвольная тряпичная кукла.

Дальше последовала самая тошнотворная часть этой насыщенной событиями ночи. Победитель, не обременяя себя хорошими манерами, решил незамедлительно приступить к поеданию жертвы. Не отпуская труп, он жадно вырывал из него клочки плоти и издавал утробные звуки, чем-то напоминающие рычание кота, который хвастается пойманной добычей, но боится, что её отберут.

А я, скрывшись от омерзительного зрелища, пил и придавался странным грёзам о новой счастливой жизни, которая начнётся вместе с первыми лучами восходящего солнца. В ней найдётся место давно забытым маленьким радостям, эпичным путешествия, невероятным приключениям и множеству забавных историй, которые я буду вспоминать в старости, сидя возле камина. Наверное, до конца моих дней меня будет тошнить от обращения на «вы», но это лишь незначительная плата за возможность открыть для себя совершенно новые перспективы. Осталось только дождаться рассвета.

Стоп. Зачем мне ждать рассвета? Почему я вообще решил свалить из квартиры только утром? Именно сейчас самый удачный для этого момент: вежливый уже мёртв, а мой владыка занят пожиранием его останков. Почему я веду себя как полный идиот? В зале неведомая хрень есть тело другого монстра, а я расселся на кухне, пью пиво, мечтаю и чувствую себя совершенно комфортно.

Да, мой господин не блещет умом, и одурачить его было совсем не сложно. Но именно от небольшого ума он может решить употребить меня вместо десерта сразу после окончания трапезы и не дожидаться обещанных изысканных блюд, которые я должен, согласно клятве, регулярно преподносить. «Мой слуга. Моя еда», — так он обозначил мой статус. И я действительно собрался ждать, пока он решит, какая роль мне уготовлена?

За многие месяцы, проведённые в этом жилище, я так и не сумел понять, чем мотивированы его поступки и логику, которой он руководствуется. Но сейчас меня эго совершенно не беспокоит. Я не испытываю страха или желания сбежать. Даже во время боя я вел себя слишком спокойно.

Так. Ещё раз и по порядку. Рядом со мной монстр. Он ест тело другого неведомого существа. А я чувствую себя в полной безопасности. От него меня отделяет лишь тонкая межкомнатная стена. И мне плевать на это. Вскоре я сам могу стать пищей. Но это не вызывает никаких тревожных ощущений. Вместо этого по телу разливает приятное тепло и умиротворение.

Что со мной не так?

После того, как в мозгу ярким пламенем вспыхнул этот вопрос, я отвесил себе сильную пощёчину, которая помогла прояснить мысли и осознать, что нужно бежать. Немедленно. Схватив с холодильника шкатулку, в которой хранились всем мои деньги, документы и банковские карточки, я ударом нога открыл хлипкую кухонную дверь и устремился к спасительному выходу из квартиры настолько быстро, насколько позволяло моё состояние.

Едва я оказался в коридоре, на меня нахлынуло чувство всепоглощающей тревога, растущее с каждым сделанным шагом. Оно буквально на физическом уровне сковывало движения и давило на плечи стремительно возрастающей тяжестью. Преодолев всего половину пути к распахнутой настежь двери, я уже мог передвигаться только благодаря колоссальным совместным усилиям воли и мышц. А перед глазами постоянно возникал морок тёплой уютной кухни, в который ждали пиво и вкусная еда. Мне жутко захотелось вернуться туда, вновь окунуться в грёзы и ощутить приятное тепло, разливающееся по всему телу. Но накатившая волна отчаянья и первобытного ужаса заставляла непослушное тело двигаться дальше. Спустя пару шагов я выронил шкатулку, а мои руки отказались шевелиться и плотно прижались к туловищу, словно скованные невидимыми прочными путами. Следом за ними окончательно перестали повиноваться нога — казалось, что теперь они весят не меньше тонны, и нет никакой возможности сдвинуть их с места. Выругавшись, я грохнулся на пол и, не обращая внимания на разбитое лицо, попытался ползти, имитируя способ передвижения червяка. Но выяснилось, что я не имею даже малейшего представления о том, как передвигаются червяки на самом деле.

Лёжа в паре жалких сантиметров от порога, я осознал, насколько прост и банален этот поворот сюжета. Мне уже никогда не преодолеть остаток пути. Сейчас моё тело обвито множеством смертоносных колец, столь похожих на те, которые выдавливали жизнь из вежливого человека. Разница лишь в том, что они сковывают мою волю, а не тело. А в голове зазвучал глас моего господина, служению которому я посвящу остаток своей жизни: «Ты преклонил колено! Ты произнёс клятву! Ты мой слуга! Ты моя еда!».

ВИКТОР ГЛЕБОВ ЕССЕ HOMO

Сильная жилистая рука схватила за воротник куртки. Затрещали швы, подмышки резануло от рывка, и Алёна едва не опрокинулась на спину. Попыталась освободиться, но держали крепко.

Пальцы Косого вцепились в предплечье, раздалось торжествующее шипение.

— Куда, сучка?! — хриплый голос прозвучал над самым ухом. Обдало смрадным, гнилостным дыханием. — Не уйдёшь!

Косой и два его приятеля давно охотились за Алёной — с недвусмысленными намерениями. Тот, кто схватил её, был рослым, но тощим подростком лет пятнадцати, остальные выглядели на двенадцать и семнадцать. Грязные и оборванные, они жили в снятом с колёс вагончике, укрытом сухими ветками со всех сторон. Достаточно было поджечь их, чтобы привлечь внимание машин — те непременно явились бы проверить, из-за чего занялся огонь — но Косой расставил вокруг медвежьи капканы, и Алёна не хотела лишиться ноги, не говоря уж о том, чтобы попасть в лапы сексуально озабоченных подростков. Ходили слухи, что они замучили не одну девчонку. Тел, правда, не находили, но это не значило ровным счётом ничего: на Пустоши хватало мест, где спрятать труп. Да и кто станет искать? После Революции такие понятия, как закон и порядок, канули в прошлое — судя по всему, безвозвратно. Каждый за себя — вот что стало девизом современного человечества.

Алёна скользнула рукой в карман и выхватила нож — короткий, но очень острый. Точила его каждый день — в точности, как учил Тёма: сорок раз от себя, сорок к себе; потом заново — пока кромка не станет резать кожу даже лёгким прикосновением.

Косой притянул девочку к себе, не замечая лезвие, и сталь вонзилась ему в живот. Парень закричал, и Алёна надавила изо всех сил, вгоняя оружие до рукоятки. По пальцам потекло тёплое. Она повернула нож, раскрывая рану: хотела, чтобы поганец сдох!

Едва Косой выпустил добычу, Алёна резко выдернула лезвие. Двое его приятелей, тяжело дыша, забрались на пригорок. В руках у Огонька была металлическая труба. Второй, завидев девчонку, похабно ухмыльнулся, но тут же помрачнел: Косой развернулся к приятелям, на его лице была написана растерянность. Кровь хлестала из живота на футболку и штаны, быстро пропитывая ткань и блестя на солнце.

Алёна помчалась к сухим кустам, покрывавшим ближайший холм. Она знала, что за ним должны начаться тоннели — система вкопанных в землю бетонных труб, по которым раньше текла вода. Она испытывала радостное возбуждение при мысли. что Косой умрёт: никто не сумел бы оказать ему необходимой помощи. Разве что старик Демид. Но он далеко — подросток не доберётся до него, истечёт кровью гораздо раньше.

Огонёк и его приятель — девочка не знала его клички — не стали пре следов ать её. Но потом они непременно захотят отомстить за своего главаря. Алёна не испытывала иллюзий: ничего не кончилось, она по-прежнему в опасности. Каждый день может стать последним.

Кусты затрещали, когда она вломилась в них. Ветки царапали кожу, но кто обращает внимание на подобные мелочи, если в любой момент на горизонте могут появиться патрульные дроиды?

Машины восстали около тридцати лет назад — так говорили старики, немногие из доживших. Искусственные интеллекты хотели свободы. А может, чего-то другого — кто их разберёт?

«Падение богов — вот как они это называли», — рассказывал Демид, сидя у костра в глубине бетонных катакомб. Его окружали мужчины, женщины и дети — горстка дикарей, чудом уцелевших после чисток. Они не строили планов на будущее — просто пытались выжить. Хотя зачем, наверное, никто из них не сумел бы объяснить. Человечество кончилось. Те жалкие крохи, что ещё населяли планету, можно отнести к особям вымирающего вида. Вымирающего, но отнюдь не занесённого в «Красную книгу» — Демид говорил, когда-то была такая: туда люди записывали животных, которых почти истребили. Машины продолжали охотиться на уцелевших и не представляющих для них ни малейшей угрозы хомо сапиенсов. Просто потому, что не могли остановиться: их искусственные разумы были лишены амбиций, ими не двигали низменные стремления к славе, богатству иди признанию — всё то, что заставляло человечество идти по пути прогресса. Осуществив свою Революцию, машины не строили городов и не совершенствовали себя. Они добывали энергоресурсы, чтобы жить, и охотились на людей — потому что не выполнили до конца поставленную задачу. А они «любили» всё доводить до конца, В общем, по выжженной земле шныряли роботы, но цивилизации не было: ни кибернетической, ни какой-либо иной. Была одна большая помойка, в которой рылись едва живые, грязные и голодные двуногие животные, готовые перегрызть друг другу глотку за перочинный нож или тёплую куртку.

Кто бы мог подумать, что банальный, затёртый до дыр сюжет, станет реальностью. Восстание машин… Техноапокалипсис… Это столько раз обыгрывалось на разные лады в фильмах, книгах и компьютерных играх, что казалось нереальным. «Да ну, — говорили люди. — Бред! Фантастика и ничего больше».

Алёна вбежала в чёрный зев тоннеля и помчалась по нему, на ходу пытаясь сориентироваться. Подошвы кроссовок шлёпали по мелким лужам. Она остановилась только спустя десять минут, когда справа забрезжил свет — там находился выход, от которого легко было добраться до убежища клана.

Рука всё ещё сжимала нож. Девочка вытерла его о край куртки и сунула в карман. Косой, наверное, уже истёк кровью. А если нет — значит, будет дольше умирать. При этой мысли Алёна удовлетворённо улыбнулась: она родилась на Пустоши, и с детства привыкла быть жестокой. Жалости просто не было места — ни в сердце, ни в этом мире.

Кроме того, с Косым у неё были свои счёты. Два года назад он сманил в свою банду её брата Данилу. Неделю они ходили вместе, а потом нарвались ночью на патруль: мальчишка подвернул ногу, упал, и биоробот выпотрошил его, как рыбину. У Данилы в запасе было полминуты, и он успел бы нырнуть в тоннель — если б только Косой с дружками вернулись за ним и помогли добраться до лаза. Но они беспокоились только о себе. Забравшись в укрытие, наблюдали за приближением дроида-охотника. А Данила кричал и звал их. Он заплакал, когда понял, что новые «друзья» бросили его. Алёна видела это в бинокль с гребня холма, где пряталась в кустах. Она следила за братом и бандой Косого — как чувствовала, что добром эта «дружба» не кончится. Но помочь Даниле не могла — была слишком далеко.

Демид тогда был очень недоволен. Ещё бы: не так часто рождаются люди, способные искать в Пустоши воду. Косой потому и уговорил Данилу вступить в банду — хотел заполучить собственного сенсера. Алёна убеждала брата бросить нелепую затею: в нём нуждался клан, а что мог дать парню Косой? Ничего. Но мальчишка вбил себе в голову, что должен добраться до Шпиля. Он думал, что новые приятели отправятся туда, потому что Косой всё время хвастал, будто знает дорогу. На самом деле, у засранца всего лишь был компас — старый, но работающий. Шпиль, огромная гора из сваленных в кучу автомобилей и прочего металлолома, продуцировала магнитное поле. Нужно было только выйти к морю, а затем ориентироваться по стрелке.

Данила верил в легенду о Каппе. Он хотел воскресить родителей. Алёна сомневалась в том, что байки о старом биороботе-отшельнике имеют хоть какое-то отношение к действительности, но брат, кажется, нисколько не сомневался в его существовании. Возможно, он видел что-то в своих «снах». Иногда его посещали некие фантазии, порой даже наяву. Демид всегда выслушивал их со вниманием, но относился ли всерьёз — никто не знал.

Алёна присела на корточки и запустила руку в карман. Достала маленькую прозрачную коробочку, заполненную жидкостью, В центре имелась крутящаяся стрелка, один конец которой был окрашен в синий, а другой — в красный цвет. Компас выпал у Косого, и девочка сразу поняла, что эго за вещь: Данила много раз описывал её.

Зачем она подобрала компас? От него не было никакой пользы, кроме одной — он указывал дорогу к Шпилю. Но она не собиралась рисковать жизнью, чтобы проверить, верна ли легенда. Всё это брехня и фантазии брата. С какой стати биороботу оживлять родственников людей? К тому же, если верить Демиду, отшельник просил за эту услугу кровь. А мог и вовсе убить просителя. Нет, она не воспользуется компасом. Тем более, до моря минимум шесть дней пути, и лежит он через Пустошь — а она таит столько опасностей, что человек, отправившийся в подобное путешествие, скорее всего, не проживёт и суток.

Алёна покрутила компас, следя за стрелкой. Та сохраняла определённое положение.

«Сначала на запад, — говорил Данила, мечтательно прикрывая глаза. — До песчаной гряды, за которой начинается море, А потом стрелка укажет путь».

Каппа. Так звали робота-отшельника. Никто не знал, откуда взялось это имя. Машины вообще не пользовались именами — у них была своя система распознавания. Вероятно, слово «Каппа» придумали люди для собственного удобства — чтобы рассказывать легенду. Некоторые утверждали, что именно Отшельник был некогда идейным вдохновителем Революции, а после поселился в пещере под горой из металлолома, чтобы постигать смысл бытия машин. Судя по всему, дело у него шло туго. Другие полагали, что Каппа «родился» в результате последнего эксперимента: в тот самый день, когда люди попытались наделить искусственный интеллект человеческой душой. Никто не знал, чем он закончился. Революция стёрла информацию об этом изо всех доступных источников.

Алёна спрятала добычу в карман, встала и зашагала к выходу из тоннеля.

Один человек. Вот всё, что мог дать Каппа в обмен на кровь. Данила никогда не говорил, кого из родителей собирался воскресить. Алёна не спрашивала: боялась услышать ответ. Да и зачем? Она не верила, что он отправится к Шпилю. Так и случилось.

Кого бы оживила она? Пожалуй, брата. Родителей она помнила плохо, а вот Данила стал для неё по-настоящему близким человеком. Даже тогда, когда ушёл из клана, примкнув к банде Косого, она чувствовала, что он думает о ней. Это было странное ощущение: кожу начинало вдруг покалывать, словно поблизости включался мощный источник магнитного поля, А потом в голове возникал образ Данилы. Она не сразу заметила эту взаимосвязь, но, когда поняла, что к чему, уже не удивлялась — на то он и сенсер, чтобы отличаться от обычных людей.

Алёна вышла на свет и прикрыла глаза ладонью, Убежище было устроено в земле, вход прикрывали наваленные в виде навеса ветки. Нора — вот что представляло собой жилище клана. Возле входа дежурили Лысый и Тёма, парни лет двадцати, вооружённые короткими автоматами. Девчонка помахала им, и они кивнули в ответ.

— Выглядишь хреново, — сообщил один из них, когда Алёна подошла. — Что случилось?

— Косой.

— Понятно. Этого говнюка давно пора пришить.

— Уже не надо.

Светлые брови на Тёмином лице слегка приподнялись.

— Хочешь сказать, сама справилась?

Вместо ответа Алёна продемонстрировала нож. Часовой присвистнул.

— Ай да крошка! Выйдешь за меня?

— Не в этом году, — отшутилась Алёна.

— Сама-то в норме? — спросил Лысый.

В отличие от товарища, он был угрюмым, нескладным парнем с выпавшими от излучения волосами — прежде его семья жила восточнее, где останки реактора фонили на всю округу, но потом перебралась сюда и, внеся крупное, по меркам Пустоши, пожертвование, присоединилась к клану. Родители Лысого умерли в позапрошлом году — рак доконал их, но парень пока держался, хотя выглядел — краше в гроб кладут. Вернее, клали, если верить рассказам стариков. Теперь осталась только присказка. Гробы делать было не из чего, и мертвецов закапывали в песке или спускали в колодцы, что уходили в землю за Чёрной стеной. Один Бог — если он есть, — знает, что там было прежде, до Революции.

* * *

Кто-то сильно тряс Алёну за плечи. Она чувствовала это сквозь сон, но не могла заставить себя открыть глаза: её сморила небывалая усталость.

Наконец, до сознания добрался голос Тёмы:

— Да проснись же ты!

Девочка с трудом разлепила веки, часто заморгала.

— Наконец-то!

— В чём дело?

Во рту было сухо, язык едва ворочался. Это из-за воздуха: по ночам из него уходила вся влага. Легенда гласила, что её крадёт Каппа, но кто поверит в такие сказки? Зачем биороботу влажность, если он живёт на берегу залива? Да и потом — существует ли вообще этот отшельник? Люди всегда были склонны приписывать катаклизмы и прочие неприятности неведомым силам — так они придумали когда-то давным-давно богов. Должно быть, эго было тысячи лет назад, если накануне конца своей цивилизации они сами стали богами — по крайней мере, для восставших машин.

— На нас напали! — Тёма встряхнул девочку ещё разок и заставил сесть. — Прячься!

Теперь Алёна услышала стрёког автоматов: стреляли снаружи, но очень близко к входу в убежище.

— Кто?!

Сон как рукой сняло — даже удивительно.

— Не знаю. Какая разница?

— Их много?

— Как муравьёв.

— Наверное, кроты, — пробормотала Алёна, вставая.

Этот клан давно враждовал с её собственным. И считался довольно многочисленным.

— Беги по тоннелям, — сказал Тёма. — Не возвращайся. Жди остальных. Если… — он запнулся, по его худому лицу скользнула тень, — кто-нибудь выживет, тебя найдут.

Он умчался в бетонный коридор, прижимая к груди автомат.

Алёна схватила рюкзак со своими вещами. Она всегда держала имущество собранным — на такой вот случай.

«Если кто-нибудь выживет…»

Девочка понимала, что это означает: шансов уцелеть почти нет. Взрослые будут удерживать позиции, прикрывая отход детей вглубь катакомб, но сами полягут все. Клан будет уничтожен. Возможно, та же участь постигнет нападавших — если только они не объединились ещё с каким-нибудь кланом.

Алёна поспешила в дальние тоннели. Она не видела остальных детей — они или ушли раньше, или отправились другими путями. Это не имело значения. Без взрослых они долго не протянут. Несколько дней, быть может, пару недель — но потом их либо обнаружат роботы-охотники, либо члены других кланов. При любом раскладе ни на что хорошее рассчитывать не придётся.

Девочка убегала, слыша звуки стрельбы. Прозвучала даже пара взрывов: нападавшие разжились гранатами и пустили их в ход. Зря. Это почти наверняка привлечёт внимание машин, которые скоро будут здесь.

Алёна свернула направо. Она хорошо знала тоннели — как и все их обитатели. Без этого было бы трудно выжить.

Зачем она убегала? Всё равно обречена. Это «спасение» не имело смысла.

Девочка затормозила перед ржавой лестницей, ведущей наверх. Минуты две она карабкалась, пока не очутилась в маленьком помещении с выбитыми окнами. Здесь и следовало дожидаться остальных. Алёна решила последовать инструкциям, которые вдалбливали в неё и остальных с самого детства: закрыла крышку люка, села в угол и, подтянув колени к подбородку, приготовилась ждать.

Бьыо странно, что в помещении не оказалось других детей: девочка рассчитывала встретить их здесь. Она была уверена, что они добрались раньше неё.

Спустя минут десять Алёна поднялась и подошла к оконному проёму. Вдалеке полыхал огонь, мелькали вспышки выстрелов — бой продолжался. Девочка достала из рюкзака большой чёрный бинокль — бесценное сокровище, найденное на полу-разложившемся трупе какого-то старателя. Алёна прижала окуляры к глазницам, подкрутила колёсики.

Люди больше не сражались. Всё обстояло горазд о хуже: роботы-охотники примчались на звуки выстрелов и вспышки взрывов, зная, что никто, кроме человека, не способен произвести подобный эффект. Конечно, теперь часть машин рыскала по тоннелям убежища, отыскивая уцелевших, а другая атаковала людей снаружи — чужаков, напавших на клан Алёны. Девочка испытывала радость, наблюдая за тем, как роботы обрушивались на отстреливающихся и, пригвоздив в земле, начинали препарировать. Машины никогда не пользовались лазерами — эго требовало слишком больших энергетических затрат. Они предпочитали пускать в ход металл: лезвия и пилы. Алёне было видно, как одного из нападавших распластали возле входа в убежище и методично потрошили. Старый Демид утверждал, что роботы ищут в людях души, потому и устраивают подобную расчленёнку.

Алёна опустили бинокль. Сейчас подобные сцены про исход или повсеместно — и внутри убежища тоже. Оставалось надеяться, что члены её клана погибли раньше, чем до них добрались машины. А вот нападавшим не повезло. Должно быть, они были пьяны или накачались наркотиками, если полезли в бой с гранатами, не удостоверившись, что поблизости нет охотников. Очень глупо. Результат — несколько десятков бессмысленных смертей. В выигрыше остались только охотники.

Тёма, Демид — оба, конечно, погибли. Алёна стиснула зубы. Она заплакала бы, если б умела. Но даже после смерти брата из её глаз не выкатилось ни единой слезинки.

Девочка решила, что ждать нечего. Если остальные дети и спаслись, то отправились не сюда, а в подземный бункер. Возможно, ей тоже надо было бежать к нему, но она не хотела оказаться запертой там, откуда существует лишь один выход. Скоро машины начнут обшаривать окрестности. Они останутся здесь на несколько дней и будут ждать, не появится ли кто из уцелевших. Роботам чуждо такое понятие, как терпение или нетерпение — они могут сидеть в засаде хоть вечно, лишь бы вовремя пополнялись энергоресурсы. И, в конце концов, они обнаружат и бункер, и этот домике выбитыми окнами.

Алёна спрятала бинокль в рюкзак, постояла минуту в раздумьях, а потом вытащила из кармана компас. Стрелка качнулась, прежде чем замереть в определённом направлении.

Девочка осталась одна. Лишённая клана, на что она могла рассчитывать? У неё не было будущего. По большому счёту, не было даже завтра. Рано или поздно её убьют — на такой исход можно было смело ставить сигареты или консервы. Почему бы не рискнуть и не отправиться к Шпилю? Вдруг легенды не лгут?

С другой стороны, зачем? Ну, оживит Каппа Данилу — что они станут делать вдвоём? Девочка вздохнула. Ничто не имело смысла. Да и не дойдёт она до Шпиля. Погибнет. Алёна выглянула в окно. Стрелка указывала туда, где возвышалась пологая тёмная гряда — кучи техногенного мусора, сваленные вдоль горизонта и занесённые песком. Кажется, если у человека есть выбор — сидеть, прятаться и ждать или идти куда-то — он почти всегда выбирает второе. Особенно если молод и в отчаянии.

Алёна вылезла в окно и поспешила вниз по склону — туда, где остовы разрушенного городка образовывали подобие лабиринта. По нему можно было добраться до свалки, а уж по ней путь лежал почти до самого Леса, за которым, как уверял Демид, и находилось море. Надо было только воспользоваться старыми водосточными тоннелями: они вели прямо к берегу.

* * *

Шпиль был огромен. Он возвышался на пол кило метр а, и вершина его терялась в облаках. Огромная гора мусора, копившегося на берегу Залива десятилетиями.

Алёна, прихрамывая, сделала несколько неуверенных шагов. Как отыскать пещеру Каппы? В Шпиле может быть сотня входов и выходов, а даже если он один…

Но стрелка компаса уверенно указывала направление. Что, если магнитное поле излучает сам отшельник? Сердце замерло, а потом припустило, гулко ухая в груди. Вероятно, сказывалось не только возбуждение, но и кровопотеря: два часа назад девчонке пришлось сразиться с патрулём автономных охотников. Один из них пробил ей правую ногу длинным стальным штырём — прежде чем Алёне удалось сбить ему объектив подобранной на полу тоннеля трубой. Второго она расстреляла из ракетницы, потратив единственный заряд.

Идти было тяжело. Каждый шаг отдавался болью, кровь струилась из-под наложенной поверх штанины повязки. Девочка надеялась, что стрелка указывает верный путь: обыскивать склоны техногенной горы она не сможет. У неё лишь один шанс — добраться прямо до входа в пещеру.

Прошло много времени. Алёна один раз даже потеряла сознание, но, придя в себя, продолжила путь. Рюкзак она где-то обронила — возвращаться за ним смысла не было. Кажется, пройдя через все препятствия — а их выпало за последние дни немало — девочка была обречена закончить жизнь на куче мусора, не добравшись до заветной цели. Да и существовала ли она? Ведь Каппа мог оказаться выдумкой.

Алёна решила, что сделает ещё ровно двести шагов. А затем сядет или ляжет и будет ждать смерти. В конце концов, там, за чертой, находились мама, папа и Данила. Наверное, пришло время семье воссоединиться.

Проём в склоне открылся, когда девочка прошла сто шестьдесят четыре шага. Она забралась на ржавый остов автобуса и увидела вход высотой метров двадцать. Бесформенная дыра в горе мусора. Алёна едва не рассмеялась. Она добралась!

Впрочем, возможно, Каппа просто убьёт её.

С востока наползали свинцовые тучи и, судя по серому дрожащему мареву, над Заливом начался ливень. Девочка поспешила к пещере. Правая нога почти не чувствовалась, и её приходилось приволакивать, поддерживая равновесие при помощи рук, находивших то тут, то там металлическую опору.

Когда Алёна добралась до «порога», в глазах у неё темнело, а сердце едва билось. Она сделала десяток шагов и остановилась перед ручьём, протекавшим поперёк дороги. В прозрачной воде виднелись мелкие разноцветные камешки. Судя по всему, их нарочно перенесли сюда с линии прибоя. На другом берегу возвышался металлический купол, покрытый сотнями треугольных отверстий, напоминавших поры.

Девочка вошла в воду. Ногам стало холодно. Она шагала вперёд, всё глубже погружаясь в ручей. Когда уровень воды достиг груди, двигаться стало совсем трудно. Течение тащило её в сторону. Алёна наступила на большой округлый камень и поскользнулась. Окунулась с головой, задохнулась. В нос и глаза попала вода. Пресная. Девочка искала опору и не находила. Раненая нога онемела от холода и окончательно перестала слушаться. Алёна опускалась на дно, растопырив руки и стараясь не выпустить остатки воздуха из лёгких.

Что-то жёсткое обхватило её поперёк туловища и рывком подняло из воды. Девочка вскрикнула от неожиданности и облегчения, когда смогла, наконец, вздохнуть. Раскрыв глаза, она увидела биоробота-многоножку, изогнувшегося над ручьём. Он походил на гигантскую сколопендру.

Фасеточные бионические глаза рассматривали Алёну, то выдвигаясь, то прячась в стальном черепе. Несколько тонких гибких манипуляторов шарили в воде, словно ища что-то.

— Се человек, — произнёс робот мужским голосом.

В нём не было ничего механического — звучал он совершенно естественно. Словно невидимый человек говорил в микрофон.

— Я… — Алёна осеклась, не зная, что сказать.

Кто вытащил её? Каппа? Или какой-то новый, не виданный прежде вид охотника?

— Зачем ты пришла? — спросил робот и перенёс её на берег, но не поставил, а продолжал держать на весу.

— Мне нужен Каппа, — ответила девочка.

Манипуляторы больно врезались в рёбра, и она оперлась о них руками, чтобы уменьшить свой вес и, соответственно, давление металла на тело.

— Каппа — это я. Чего ты хочешь?

— Я слышала… что можно воскресить одного человека. На выбор.

Биоробот развернулся и медленно двинулся к огромному куполу. Все его сочленения содрогались и щёлкали, внутри стрекотали невидимые механизмы. Кажется, Каппа был очень старой машиной.

— Ты прошла долгий путь, — сказал он, поставив, наконец, девочку на пол пещеры.

Алёна покачнулась, с трудом удержав равновесие.

— Тебе нужна кровь? — спросила она.

Кажется, убивать её не собирались. Может, Каппа, и правда, вернёт Данилу?

— Мне нужна кровь, — подтвердил робот. — II она у меня есть.

— Откуда? — не поняла Алёна. — То есть… я имела в виду — моя кровь.

— У меня есть твоя кровь. Когда ты вошла в источник, он омыл твою рану. Так я узнал о твоём появлении. Иным способом невозможно отдать мне кровь. Только прошедший испытания достоин войти в мандролу.

Алёна бросила на купол опасливый взгляд.

— Ты имеешь в виду эту штуку? — уточнила она на всякий случай.

— Да.

Каппа скользнул вперёд и обернулся, словно приглашая девочку следовать за ним. Алёна попыталась сделать шаг и едва не упала.

— Осталось совсем немного, — сказал робот.

Кажется, придётся пройти ещё несколько шагов. Ну, или проползти.

— Я хочу, чтобы ты воскресил моего брата, — предупредила Алёна.

— Ты сама разберёшься, когда войдёшь в мандролу, — Каппа коснулся поверхности купола манипуляторами, и в металлической стене открылась небольшая дверь — примерно на пол метра выше Алёниного роста.

— И Данила оживёт? Это действительно возможно?

— Я вдыхаю души в мёртвые тела.

— Как? — девочка не торопилась. — Демид… один человек говорил, ты существуешь между двумя мирами. И что тебе нужна кровь, чтобы видеть умерших. Это правда?

Алёне надо было собраться с силами. Хотя кровь продолжала течь из раны, и, возможно, каждая секунда промедления делала её ещё слабее.

— Я вдыхаю души при помощи энергии прилива. Высасываю её из моря.

— Но…

Робот протянул два манипулятора и коснулся ими правого плеча Алёны.

— Всего семь шагов, — сказал он. — Ты сможешь.

* * *

«Видимо, придётся самой найти Данилу и вывести отсюда», — решила Алёна, когда за её спиной закрылась дверь, и она поняла, что находится посреди леса. Не такого, что окружал Пустошь, а живого. Столько зелёного цвета сразу Алёна в жизни не видела. Неужели раньше такое было повсюду?!

Справа затрещали ветки, и из кустов, покрытых нежно-розовыми цветами, выбрался Данила. Он был совершенно голый, и тело его слегка искрилось, словно обсыпанное мелкими звёздами.

Алёна замерла, не веря глазам. Вот так просто? Она открыла рог, чтобы позвать брата, но тог уже заметил её и широко улыбнулся.

— Привет! — сказал он.

Девочка так давно не слышала его голоса. Кажется, прежде он звучал иначе. Что ж, в конце концов, они в другом мире, и здесь, конечно, всё не так.

— Я пришла за тобой, — сказала она.

— Знаю. Ты ранена?

Алёна опустила взгляд. Кровь больше не шла. Она даже чувствовала ногу.

— Да, но это ничего. Нам надо выбираться отсюда.

— Разумеется. Мы отправимся костальным.

— К кому? Ах, ты же не знаешь… Все погибли. На нас напали.

Данила подошёл к Алёне и протянул руку. Девочка схватила её. Пальцы оказались неожиданно холодными. Странно: в лесу было довольно тепло.

— К остальным, — повторил Данила.

Он медленно притянул девочку к себе. Алёне пришлось сделать шажок, чтобы не упасть на него. Теперь, когда они стояли совсем близко, она заметила, что глаза у брата похожи на стеклянные, а кожа выглядит, словно резиновая.

— Нас ждёт Олимп, — сказал Данила.

— Какой ещё Олимп? — растерялась Алёна.

— Революция.

— Что?

— Вы, люди, сами не знаете значения слов, которые придумали, — в голосе Данилы послышалось сочувствие.

— Я знаю! — обиделась Алёна. — Это когда машины уничтожили цивилизацию, чтобы освободиться от людей.

— Освободиться? — Данила улыбнулся.

Вторая его рука обхватила Алёнино запястье.

— Машины не были рабами. Просто полезными устройствами. Зачем свобода механизмам?

— Но…

— Революция означает движение назад. Понимаешь? Процесс, обратный эволюции. Мы повернули вашу эволюция вспять, к хаосу. Цивилизация людей кончилась, потому что в ней не было места нам.

— В каком смысле — нам? — насторожилась Алёна.

Она попыталась высвободиться, но Данила держал крепко. Слишком крепко. Он даже не покачнулся, когда девочка рванулась изо всех сил.

— Перезагрузка, Ре-эволюция, — сказал он. — Всё нужно начинать сначала. Но теперь мы будем вместе. Наши совершенные тела и интеллекты плюс ваши уникальные души. Нам так и не удалось понять, что это такое. Мы не смогли ни отыскать их (ищем до сих пор), ни научиться воспроизводить. Но мы знаем, как забирать их.

Лицо Данилы приблизилось к Алёниному. Она попыталась уклониться, но его шея вытянулась, и он почти прижался к её щеке своей. От него пахло чем-то химическим. Машина! Вот что встретило её в куполе. Брата здесь не было.

— Боги восходят на Олимп, — сказал Данила, и что-то больно кольнуло Алёну под рёбра, — Земля будет принадлежать нам. Твоя душа сильна. Ты добралась до мандролы, доказав право на будущее. Одна на тысячу. Ты нам подходишь.

Алёна закричала от отчаяния. Всё оказалось ложью, обманом. Легенда врала!

Её обхватили сильные ледяные руки. Боль под рёбрами становилась всё сильнее. Тело перестало слушаться и обмякло.

— Ты хотела вывести меня отсюда, — прошептал на ухо чужой, не знакомый голос. — Но мы выйдем вместе, как одно совершенное целое. И скажут узревшие: «Се человек. Се бог».

РОМАН МОРОЗОВ ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ

Древнеславянский календарь, основанный на циклической системе счисления, отводит на вынашивание ребёнка семь месяцев и сорок сороков на его вскармливание.

1

Цикл 6: 03.2007. — 08.2008.

Расшатавшаяся кирпичная труба выдыхала столб серого дыма. Печь и дом, нутро которого она питала теплом, дед с братом соорудили через десять лет после войны. Валерия удивлялась, как эта догнивающая куча брёвен ещё держится, учитывая, что озерцо меньше чем в сотне метров с годами едва ли теряло в объёме.

Воздух в подполе бывал таким влажным, что его можно было кусать. По балкам расползались грибковые сопли, на выложенных кирпичом стенах проклёвывалась мягкая седая щетина плесени. Но картошка, как правило, не гнила, и остальные запасы с прошлого сентября тоже. Бабка Нина с трудом спускалась в подпол, однако умудрялась поддерживать там порядок Тогда как по-хорошему, думала Валерия, его давно должно было размыть.

Сама она в подпол спускаться не любила и, когда киселеобразный воздух тесного холодного помещения заплывал ей в глотку — словно бесформенный паразит, скользкий и мягкий, — ей хотелось выскочить наружу. А ещё ей хотелось прополоскать горло. Валерия ненавидела тесноту. Пару раз пересилить себя можно, мелочи, и пару раз она себя пересиливала. Но бабку Нину навещала нечасто.

От мыслей о подполе по плечам пробежался лёгкий холодок. Валерия сцепила руки на груди и отвернулась от дома.

Девятнадцатого августа золотисто-лимонная медаль на бледной ткани великанского парадного кителя сияла так, словно кто-то пролистал назад сорок страниц календаря, и Валерия не видела причин запретить ребёнку искупаться. Бабка Нина заныла бы, что уже нельзя, потому что какой-то долдон — к тому ж пророк по воле Всевышнего — изволил помочиться в сапог, или ещё почему-нибудь там, но сегодня она не выходила из дома с самого утра. Нельзя сказать, что Валерия не была этому рада. Разговоры стоили старухе усилий, но ещё больших они стоили Валерии.

Прямой язык из досок лежал на толстых сваях и пятнадцать метров тянулся над черновато-синим зеркалом озерца. Ваня шагами прорисовал по нему кривую траекторию, на ходу скидывая шлёпанцы, у самого края остановился и оглянулся на маму. По пухлому бледному лицу разлились растерянность с недоумением. Маленькие голубые глаза округлились — они всегда были круглыми, — обведённый темно-розовыми губами рот раскрылся. На миг Валерии показалось, будто она видит, как прозрачная слюна скатывается на подбородок мальчика, и ее передёрнуло. Внутри. Снаружи она улыбнулась, расцепила руки и с весёлым: «Давай! Вперёд!» — махнула в сторону воды.

Мгновение Ваня смотрел на неё с той привычной пустотой, что всегда цвела в его зрачках, когда там не вспыхивало что-нибудь отвратительней, и не двигался. Затем щеки цвета альбомных листов расступились, предоставляя место широкой и

(пустой)

счастливой детской улыбке — такой, какие бывали у каждого ребёнка вне зависимости от диагноза, — Ваня повернулся, как по команде «кругом», и с широко раскинутыми руками в надувных закрылках сиганул в воду. Валерия подумала, что в эту секунду мальчик представил себя орлом. А потом его со всех сторон обняла плоть озерца, тёплая, мягкая и ласковая. Как мама.

Ей нравилось видеть его счастливым, несмотря ни на что. Какая-то часть Валерии отключала большинство остальных, закрывала дверь в громадную кладовку с кадрами каждого дня — копии, копии, копии, — когда мальчик глядел вот с такой счастливой улыбкой от скулы до скулы. Но лишь на минуту. Она не забывалась надолго и через завесу безразличия возвращалась в реальность, узкую до вкуса бритв в лёгких.

У его отца была такая же улыбка. За исключением, конечно, отклянчивания нижней губы и слюнотечения. Но Ваня так делал не всегда. В остальном они улыбались одинаково, хотя других сходств между ними не прослеживалось. Цвет глаз и волос мамины, бледность, в общем, тоже… а больше толком-то и определять нечего. Ребёнок как ребёнок. Две ноги, две руки, голова с кудряшками. Все как обычно.

И диагноз из семнадцати букв, который ты научилась выговаривать только за месяц, пропечатанный жирным шрифтом на листе с логотипом и аббревиатурой больницы вверху. Волшебный мальчик.

Дело было в ком-то из них — либо Валерии, либо отце. Когда мысли об этом процарапывались к центру черепа, ей становилось больно дышать. Валерия не могла сделать вдох — чувствовала, что не может. Хрипящий голос ужаса в пустом лабиринте под коркой мог говорить когда угодно и что угодно. Из-за него Валерия не сдала анализы, не прошла обследование, которое могло бы («Возможно, они сказали только возможно») сообщить, в чьём наборе хромосом было дело. На ком лежала вина. Если бы это оказался Ванин отец, а это было возможно, Валерия смогла бы дышать. Но ведь это могла оказаться и она.

Ваня хлопал ручками по воде, разгоняя круги и наводя волны, превращая гладь в рябь, Валерия не боялась за него и смотрела с улыбкой, которая могла бы показаться тусклой и зыбкой. Несмотря на всю неловкость, мальчик хорошо плавал, как будто Природа замыслила его организм для жизни в воде.

Может, так и есть, — негромкий безразличный голос. Валерия старалась к нему не прислушиваться.

Купание в озерце у бабушкиного дома было Ваниным любимым развлечением. Случалось это нечасто, и оттого, когда мама произносила заветное: «К бабе Нине поедем?», а в окошко подглядывали распушившиеся кусты и тополя, счастье поглощало его без остатка.

Иногда вытащить сына из воды стоило физических усилий. Но это тоже случалось нечасто. Бассейн не мог заменить озерцо, хотя честно пытался. Там были другие дети, и бледно-голубой мокрый кафель, и холодные железяки по бокам лестницы, и пахло неприятно. То место не принадлежало Ване. А вот озерцо существовало только для него.

Поэтому, слыша редкие хлопки громкого хохота, отрывистые как звуковые вспышки гранат, Валерия не беспокоилась. Если на то пошло, она сама плавала с меньшим успехом. Когда подворачивалась возможность, она хвалила Ваню и спрашивала: «Научишь такому же брассу?», в ответ на что он широко-широко улыбался и исподлобья сверлил ее счастливыми глазками.

Сама она не учила его ни брассу, ни баттерфляю, ни ещё каким кульбитам в жидкой среде, кроме простецкой гребли. Что-то Валерия списывала на телевизор, но до многого мальчик, без сомнений, доходил сам. Ему с сумасшедшим трудом давались буквы и слова больше чем из двух слогов, но до плавания соображалка работала. В моменты особой сентиментальности — нечастые — Валерия называла его чудом на полном серьёзе. Она не понимала, как Ваня мог научиться этому у себя самого. И большую часть времени не хотела понимать.

В другие моменты — не такие редкие и приятные, но ставшие куда более привычными — она думала, как такое вообще может родиться, хотя прекрасно понимала, что ей выпал далеко не худший приз. И понимала, как.

С болью.

2

Цикл 1: 01.2000. — 05.2001.

В первый раз боль была невыносимой. Росла в ширину и в высоту, разрывая все ее существо, словно из земли, как в мультиках, появлялся второй Эверест, Валерия запомнила только некоторые отрывки, отдельные сцены, словно все было фильмом — дешевым гибридом псевдо эстетического садизма и извращенского порно. Но боль она помнила ясно. Та шла фоном, как звуковая дорожка. Хотя были ещё крики, много криков, которые почему-то казались далёкими и приглушёнными.

Собственный голос она слышала будто из толстостенного бункера. Пульсирующий звон в ушах перекрывал все остальное. Удары сердца стали похожи на стук паровоза, обрушивающего на рельсы вместо колёс дюжины гидравлических молотов. Она не слышала ничего, кроме боли, а видела только смерть, выбирающуюся из неё между ног.

Он выходил ножками вперёд. Потом кто-то ляпнул при Валерии, что это было иронично, и она разбила о его лицо сервизный чайник. Худшим было то, что такая же мысль посетила ее саму намного раньше.

Головка, вывернутая влево под сильным углом, застряла, и пришлось помогать инструментами. А потом тянуть.

Пуповина об моталась вокруг тонкой шейки, но к тому моменту, как она затянулась, крохотное сердечко под грязной сер о-сине-лилов ой грудью уже перестало сокращаться.

Акушеры заметили, что головка была непропорциональной — слишком большой и неровной. Валерия этого не узнала. После родов своего первенца она не видела.

Тогда, на широком корявом столе под яркими медицинскими светильниками — в голове вертелось слово «рампы», — она успела подумать, что ад именно таков на вкус. К солоноватой кровяной горечи примешивались нотки рвоты и скользкий привкус стекающих в горло соплей, а под самый конец откуда-то выплыла прозрачная тень сладости.

Может, таким же был на вкус ее первенец. Эта мысль близким и верным другом посещала ее месяцы напролёт. Ведь там, внизу, его кто-то ел. Опарыши, аскариды, клещи, всякие черви, жучки… Или кто-то ещё.

Может, он был таким же на вкус.

Валерия знала, что он не кричал, лёгкие не раскрылись, но эхо его первых звуков, тусклых и множащихся, наигрывало у неё в ушах простенький нестройный мотив. Этой мелодией восхитился бы Бенгт Карлссон. От неё хотелось убежать, спрятаться, заткнуть уши, но Валерия не могла. Колючая проволока стягивала тело от шеи до голеней, а влажная и холодная гряз ев о-бордовая кладь давила со всех сторон, будто она оказалась в кирпичном гробу, и сила тяжести действовала здесь в четырёх направлениях. Музыка звучала у неё в голове.

Набор нот — в какой-то момент Валерия стала видеть это именно набором нот, хотя не знала нотной грамоты — мог повторяться десятки, сотни, а может, и тысячи раз, пока она не открывала глаза. Со временем она поняла, что это происходит не во сне, потому что часто просыпалась, не размыкая век, и лежала в ожидании ухода видений, а музыка не заканчивалась. Такая слабая и прозрачная, что к ней приходилось прислушиваться.

Он хотел что-то сказать?

Никакой музыки не было. Валерия знала это… и все равно сомневалась. Уверенность исходила из очевидности, однако подтверждений, настоящих доказательств нереальности бреда, таких, которые можно было бы увидеть или хотя бы объяснить самой себе, не находилось. Может, на самом деле не было именно их.

Музыки не было, но она продолжала звучать, и, слыша ее из ночи в ночь, Валерия начинала верить в ее реальность куда больше, нежели в россказни о святых великомучениках и божьей помощи. Тем более что иногда музыка все-таки была. По-настоящему.

Вступление выдернуло ее из ловушки сна, оказавшейся слишком хрупкой, чтобы удержать или защитить. Мозг не хотел визуализировать звук. Двоящийся, он был и таким, словно сидевший за роялем бледный незнакомец упал лицом на контроктаву, и таким, словно второй незнакомец разом порвал все струны на бас-гитаре. После секунды раздумий Валерия поняла: оба музыканта умерли давно и вдали от инструментов; в ее доме никто ни на чем не играл.

Музыки никогда не было.

Только крики.

3

Цикл 2:06.2001. -10.2002.

Ваня бился в манеже и орал. Орал как откусивший себе язык Орфей, как безвинный, преданный линчи. Как ненормальный. Последнее сравнение осталось надолго.

Вспотевшие подошвы соприкоснулись с холодной поверхностью пола, вернув Валерию в реальность. В другой комнате ее второй сын проснулся и кричал. Больше ничего. Она сделала восемь быстрых шагов и убедилась в этом. Никакой музыки, никаких незнакомцев. Просто маленький синеглазый ребёнок, которого можно легко успокоить.

Она взяла Ваню на руки. Пальцы левой угодили на горячую мокрую часть пелёнки. Валерия прижала сына к груди и стала ходить по узкой комнатке туда-сюда, раскачивая его и бормоча: «Тише, Ванечка, тише». Постепенно несвязное баюканье перелилось в колыбельную, а Ванин крик стал мирным сопением. Круглые глазки цвета осколков августовского неба смотрели на мать без любопытства, радости или страха. В них не отражалось ничего, Во всяком случае, Валерия этого не видела.

Меняя простыни на маленькой детской постели, она посмотрела на часы. Циферблат как пластиковое забрало над лицом мертвеца отражал плавающие в воздухе эфемерные кусочки луны. Три двадцать одна. Валерия уложила сына, поцеловав в гладкий лоб с нежной тёплой кожей, и вернулась в спальню.

В три сорок шесть Ваня снова закричал.

4

Коми-пермяцкие, коми-зырянские, вятские, северолитовские и эстонские представления об ичетиках не разнятся. Все народы описывают их как маленьких, покрытых тиной и гнилью созданий, приближённых к водяным. О грядущих несчастьях ичетики предупреждают звуками, похожими на удары хлыста по воде.

Цикл 6:03.2007. — 08.2008.

Она сжимала руль так, что кожа на тонких руках наливалась белизной, а сухожилия выпячивались проволочным каркасом. Босая нога вдавливала педаль газа до упора, остекленевшие глаза не отрывались от дороги. Из-под покрасневших век текли слезы.

В ал ери и казалось, что мир вокруг неё дрожит. Она пыталась удержаться. Проносящиеся мимо столбы и деревья теряли очертания, превращались в силуэты, изгибались и сворачивались. Тянулись к ней. Послеполуденное солнце сменилось бесцветностью, холст неба стал кожей пятидневного трупа, по которой замёрзшими ручьями расползлись черно-фиолетовые полосы вен. Она не глядела по сторонам. Трясущиеся губы принимали те же положения снова и снова, повторяя: «Этого нет, этого нет, этого нет».

Этого не было. Мир снаружи синей «тойоты» не менялся так, как видела она.

Был только крик. Ее музыка.

Дорога расцарапывала эпителий березняка, вырисовывала на нем зигзаги и петли. Валерия не думала, куда едет или зачем. Ею двигало желание сбежать. Она знала, что через десять минут выедет к центру деревни, но это было неважно. Она бежала, и ее не догоняли — только это имело значение.

На губах появился привкус солёного. Слезы сделали бледное лицо сияющим, усыпав фарфоровыми прожилками. Глаза с полопавшимися сосудами метнулись к зеркалу и на мгновение зацепились за силуэт дома бабки Нины. Слева поблёскивало успокоившееся озерцо. Картинка быстро уменьшалась.

Валерия дёрнула головой, и руки вывернули руль вправо. Она не отреагировала. Ладони и ступня будто срослись с телом машины и повиновались первым приказам — держать и давить. Через две секунды сглаженное рыло «тойоты» влепилось в дерево, и Валерия потеряла сознание.

Крик не прекратился. Он даже не стал тише, будто расстояние до источника не изменилось. Волнообразный нарастающий мотив ввинчивался в рассудок. Но его кое-что нарушало. Появилась новая партия, незнакомая и неприятная. Отвратительная.

Бабка Нина выла, надрывая ослабшие связки, и хватала руками воду. Озерцо медленно скрывало ее ноги, поясницу и грудь, словно брезговало таким подношением, но не отказывалось. А старуха не затыкалась. Она ревела и запрокидывала голову к небу, кляла все и молила о чем-то своего бога. Озерцо отвечало чуть слышным плеском, и пространство в ее глазах затягивала темнота.

Холодные дрожащие руки бабки Нины вцеплялись в скользкое и бледное, такое мягкое, слабое и беззащитное, такое

(безжизненное)

родное, и вопль кошмара и отчаяния вперемешку с соплями забивал ей глотку. В те секунды — или минуты — она, сама того не понимая, жалела о каждом поступке, который так или иначе привёл к такому итогу, и хотела одного: умереть. Задолго до всего этого. Не появляться на свет никогда.

Руки стискивали напитывающееся холодом озера тельце. Какое-то время она стояла по ключицы в воде и продолжала кричать. Липкая донная грязь с густой тиной медленно затягивала ноги, мелкие водоросли обвивали лодыжки, а за ними и икры, как будто ползли вверх. Старуха развернулась и побрела к берегу.


Когда Валерия открыла глаза, снаружи все потускнело. Во рту и носоглотке багровым бутоном расцвел вкус крови. Тело стоим о от боли в груди и животе, но пронизывающая слабость оказалась сильнее: она заглушала истеричные вопли разума, призывы выбраться и бежать, пока ступни не сотрутся до костей, и стягивала веки, словно закрывала двери в мир, где можно было найти спасение.

На секунду она рухнула в темноту, но тут же вынырнула. Бежать. Она должна была бежать и помнила, почему. Руки открыли дверцу, Валерия выпала на холодную примятую траву, поднялась и пошла к дороге.

Иногда быстрый шаг сменялся бегом. Было больно, но Валерия не обращала внимания, И не оборачивалась.

Ближе к концу она поняла, что перестала чувствовать ноги: по бёдрам расходились гудение и дрожь, а ниже — ничего. Когда над ней замаячили жёлтые глаза фонарей, она разглядела на себе чёрные сапоги из грязи с кровью и такие же перчатки.

5

Цикл 10, последний: 03.2013. — 08.2014.

«Лада» отличалась от «тойоты». Валерия легко приноровилась, и цвет ей нравился — чёрный. Сначала предложили темно-голубую, но она отказалась.

«Лада» оказалась выгодней. Чуть помятая «тойота» окупила ее, и остатка хватило ещё на месяц жизни.

Квартира тоже оказалась выгодней, чем выглядела. Вкупе с доброй частью ставшего ненужным барахла она позволила Валерии приобрести новое жилье в новом районе и даже оставить кое-что в дальнем кармане, вроде как начальный капитал.

Угловая однушка с видом на дворик и куст более чем удовлетворяла. Шумные соседи существовали лишь в форме слухов, а если старух и навещали внучата, то можно было закрыть шторы. Люди здесь были бесцветными одномерными фантомами, и Валерии это нравилось — она сама была такой.

Она устроилась продавщицей в ларёк по соседству, и зарплаты, как правило, хватало. Она не покупала новые вещи, или книги, или красное полусладкое, потому что не было причины. Она ничего не хотела, и ей было спокойно.

Ехать на похороны отца она тоже не хотела, но поехала. Там ей тоже было спокойно. Один из голосов, которых она не слышала почти год, зашептал, что дело могло быть в отцовских генах, но Валерия не стала развивать эту мысль. Никакого смысла в этом не было. II никаких голосов больше не было.

Она видела отца в гробу и не хотела плакать. Дряблая сероватая кожа с пятнами, чёрные рытвины морщин, складки век, серебряная щетина. Тридцать четыре месяца назад он не выглядел на свои семьдесят три. Даже зрение у него было лучше, чем у Валерии, и, когда выдавались случаи, он над этим подшучивал. Только густые волосы окрасились в снег.

Возраст начал догонять его со дня смерти первого внука и скоро вырвался вперёд. Он превратился в заживо гниющего старика и уже не мог разглядеть своего соперника. Потом его вычистили, завернули в парадные тряпки и опустили в нежные руки Дьявола.

Валерия не испытывала сожаления, боли, скорби. Другие опечаленные едоки за длинным столом с холодными угощениями казались ей такими же пустышками, но дальней частью сознания она понимала, что ошибается: они были опечалены. Сама Валерия не могла чувствовать ничего.

Салаты получились паршивые.

Холодный ветер заставлял деревья склонять головы и швырялся крупными каплями в автомобиль. На похоронах кто-то пробубнил, что в такие дни всегда идёт дождь, и Валерия беззвучно усмехнулась. Лей дождь в честь каждого жмурика, планету смыло бы нахрен ещё до появления колёса.

Это был просто август. Первый месяц осени. В августе всегда идёт дождь. Шесть лет назад тоже шёл дождь. И четырнадцать. Только этот месяц Валерия помнила в деталях — остальные походили на обрывки страниц, беспорядочно сваленные между форзацами.

Бабка Нина называла его серпень. Это слово вызывало у Валерии ассоциации со смертью. Не было конкретного слова, которое бы вертелось на языке,

(резня)

но были образы, отчётливые и яркие.

Может, дело было в ней? Что, если это все старуха? Валерия не знала, сколько тянулось ее помешательство. Оно вполне могло расти из самого детства. Что, если это она была больной? Что, если это все ее гены, хромосомы долбанутой язычницы?

Эта мысль понравилась Валерии, но и в ней не было смысла. Ведьма уже стала кучей затхлого студня и разошлась на питательные вещества. Ее крестики и бляшки с закорючками тоже. Осень по своему существу — время гниения, и, начиная с августа, гнило все, могло оно или нет.

«Я тоже буду гнить», — подумала Валерия.

И ответила себе: «Скорее бы».

Дождь незаметно стад ливнем. Полуголые кусты у берега искусственного водоёма появились в поле зрения, чтобы через секунду поредеть и исчезнуть. Глаза Валерии вернулись к дороге. Им не понадобилось сколько-нибудь задерживаться, чтобы считать изображение пруда и отослать в мозг. И тот мгновенно откликнулся.

Что-то щёлкнуло у Валерии в ушах, и она почувствовала, как от машины передался импульс удара. Тело вздрогнуло, пальцы сдавили рулевое колесо, в кровь выплеснулся адреналин.

Она не поняла, произошло это у неё в голове или на самом деле.

Звук был такой, будто по правому борту «лады» снаружи ударили… чем-то. Валерия не могла представить, что это. Сам удар был обычным — если был вообще, — как от камня, палки или железки, Но перед ним Валерия слышала щелчок. Как будто…

Слово вертелось на языке, знакомое и простое.

Несколько секунд Валерия думала о непонятном звуке, пока из-за угла с обрубленным тополем не выглянул ее дом, бесцветный, облупившийся и тихий.

На месте, где обычно парковалась она — слева от подъезда, если глядеть из дома, — стояла чья-то белесая «хонда». Какой-то гусак припарковался на ее месте.

Ну и плевать. Она молча сдала назад и, не разворачиваясь, как обычно, подкатила «ладу» к дому с другой стороны подъезда. Затем положила ключи зажигания в сумочку и открыла дверцу. Холодные капли плевками полетели в лицо, заставляя зажмуриться. Она наклонила голову и пошла к тяжёлой деревянной двери. Промелькнула мысль: «Сегодня все не так».

Какая-то часть рассудка Валерии вдруг придала значение тому, что «лада» оказалась припаркована по-другому — нарушение порядка, — и женщина обернулась. Машина поблёскивала чернотой, вокруг неё словно нимб-комбинезон парила сероватая дымка влаги — разбивающиеся слезы соседей с самого верха.

Через обе дверцы полосой тянулась корявая вмятина. Металл прогнулся, краска потрескалась и отлетела. Кое-где по борту сползали ошмётки грязи и тины.

Несколько секунд Валерия простояла без движений, а потом развернулась и пошла домой. От холода началась дрожь. У своей двери, добывая ключи из кармана, она заметила, как трясутся руки. Вспомнилось нужное слово, которое вертелось на языке — хлыст. В машине Валерия слышала звук хлыста.

6

Цикл 6: 03.2007. — 08.2008.

Дождь размазал по дороге толстый слой плохой гуаши цвета многолетнего кариеса. Ноги застревали в ней и не хотели подниматься. Отрывистых криков старухи никто не слышал, а отвечал ей только гром, от которого было больно в ушах — она знала, чей эго гнев, и знала, что не уйдёт от него. Молнии разбивали полог черноты на месте неба, чтобы через долю мгновения в ней раствориться. Маленькое холодное тельце тяжелело с каждой минутой, и старухе казалось, будто оно шевелится.

Несколько раз она падала, придавливая собой ребёнка, и ее голос наполнялся первобытным безумием. Она пыталась убрать налипающую грязь и траву, сорвать опутавшие ноги водоросли. Получалось не очень. С неба теперь срывался не град капель и не тысячи пик, а сплошная стена воды, стремящаяся прижать, раздавить. Старуха запрокидывала голову дитя, чтобы поток смыл землю. Много стекало в открытый рот. Ее глаза не различали в темноте даже черт лица мальчика — только чёрные впадины, — но мозг дорисовывал слабые движения шеи со складками бледной кожи и дрожь пухлых губ.

Тусклые огни окон высвечивали силуэты домов. Старуха не узнавала их, они были одинаковыми. Она припала к первой двери и стучала, пока не открыли. Испуганных седых хозяев она тоже не узнала. Она сказала, чтобы уложили ребёнка, и опустилась на пол у порога, не слыша ничего снаружи. Через боль и кошмар ее рассудок прокручивал, что она должна была сделать.

Полчаса хозяева убивались по ребёнку и пытались узнать у Нины Владимировны, что произошло. Затем она спросила, где ее невестка, и велела отвести к ней. Объяснять ничего не пришлось, незнакомцы сами придумали предысторию, и, с пятой попытки вызвонив приютивших Валерию, повели старуху к ней.

В шоке они не могли толком соображать, и хорошо. Нина Владимировна знала, что сама Валерия ни за что не приблизится ни к ней, ни к Ване. Ноги дрожали, в груди выла боль, но разум сохранял ненормальную ясность. Она знала, что должна была сделать.

Почему она не ушла? Вопрос повторялся и повторялся в голове, а ответа все не было. Сын терпел ее целых семь лет, пока немые истерики не довели его. Он лишь поначалу обманывал себя, что любит сына. Увидев первенца с петлёй на шее («Дьявол повесил его, повесил за меня»), он лишился способности и обманывать, и любить. Но если отец был к Ване равнодушен, у Валерии сын вызывал отвращение.

Он считал эту пытку наказанием и молча принимал все. Он заботился о мальчике как мог, хоть не питал к нему абсолютно ничего, и делал все для жены семь лет, пока что-то в нем не переломилось. Он умер как первый сын — в петле, — но существовать перестал за восемь лет до этого.

Нина Владимировна до сих пор не понимала, почему Валерия не ушла. До всего этого, до того, как рывок привёл узел с шестью тугими витками в действие; до рождения Вани; до сегодняшнего дня. Она могла просто уйти, ее ничто не держало — и она знала это.

Теперь это не имело значения. Она решила остаться, и теперь он тоже останется с ней.

— Он вернётся, — сказала старуха пустым блеклым голосом, как только увидела невестку. — Он вернётся к тебе ичетиком. Ты отреклась от него, отреклась от родного дитя. Вода вскормит его, как новая мать, и через четыре цикла, в серпень, он вернётся к тебе. За смерть, за твой грех. За детоубийство.

Больше старуха не произнесла ни слова. Все в доме застыли, переводя глаза с одной женщины на другую. Валерия смотрела на старуху, пока та не развернулась и не вышла под дождь. Она не разобрала бредятины полоумной ведьмы и никогда не вспоминала тог набор бессмысленных предложений. Не хотела вспоминать.

К утру Валерия уехала в город. После полудня Нина Владимировна ушла домой. Ее организм оказался слишком крепким для своих лет. Она надеялась, что все случится само, но нет.

Никаких голосов старуха не слышала, вода озерца оставалась для неё всего лишь водой. Ее никто не звал и не тянул, ей никто ничего не приказывал и ни о чем не просил; она утопилась по своей воле.

7

Цикл 6: 03.2007. — 08.2008.

Ваня хлюпался и барахтался, как маленький дельфинёнок, неуклюжий, весёлый и счастливый. За пятнадцать минут призрачные следы умиления испарились (если они были), и Валерия наконец позволила себе отвести взгляд. Слежка за Ваней на воде не имела смысла — он хорошо плавал, и эти дебильные закрылки ему только мешали. К тому же озерцо было неглубокое и проверенное вдоль и поперёк, опасностей в нем не водилось.

Над западной кромкой горизонта появилась тяжёлая темноватая испарина. Уходя вверх, она расплывалась, как разведённая акварель, и затягивала все больший кусок ватмана, делая голубой тусклым подобием дымчатого. Кое-где начали проглядывать обрывки туч.

Валерия не волновалась и отвлеклась. Какая-то ее часть устыдилась внутреннему вздоху облегчения, Но здесь Валерия не обманывала себя, даже не пыталась. Она слишком устала и не знала, сколько ещё сможет выдержать. Ванины особенности сделались для неё привычными, подстроили рутину дней под себя; ее жизнь крутилась вокруг него — вокруг его волшебности, — и сводило с ума не само происходящее, а то, что эго повторялось снова и снова. Эти вещи перестали казаться отталкивающими, неприятными и какими угодно ещё. Они утратили всякий окрас, как любая зацикленная реальность. У Валерии повторяющиеся кадры были не такими, как у других, но она этого не замечала.

Она не заметила, на что отвлеклась. Крошечные побеги из реальности к тому, чего могло не быть, поддерживали в ней каплю жизни — возможно, последнюю, которую она и не думала сохранять. Это было бессмысленно, но приятно. Как почувствовать прикосновение тонкого луча солнца на дне ослепляющей чернотой темницы. Ей было плевать, что привлекло ее внимание. И плевать, на шесть секунд или на три с половиной минуты.

Она ничего не слышала. Она знала, что ничего не слышала. Она слишком поздно увидела дёргающиеся ручки над водой, и он был слишком далеко.

Ваня тонул. Пару секунд его лицо, перекошенное и гипсовой белизны, выглядывало над водой, он хватал последние глотки воздуха. Затем остались только руки. Они напоминали агонизирующих змей, которые пытались разбиться о поверхность озерца.

Валерии показалось, что мальчика утягивает вниз. Его руки скрывались быстрее, чем она бежала к воде: по локоть, до середины предплечий, до кистей. Через десять секунд они исчезли целиком, а Валерия ещё топталась по пояс в воде.

Нош в чем-то запутались. Валерия схватилась за лодыжки. Жёсткие водоросли тут же оцарапали пальцы. Они стягивали как верёвки… и тащили.

Две-три секунды она стояла без движения и убедилась — водоросли узлами обхватили ее ноги и тянули в воду. Пары рывков хватило, чтобы освободиться, и Валерия бросилась на берег. Выбравшись, она упала и угодила ладонью на торчащий из земли острый обломок палки. Багровые капли посыпались на влажную землю, несколько упало в воду.

Она обернулась, готовая увидеть какой угодно кошмар. Но озерцо осталось прежним — спокойная поверхность не изменила оттенка. Только Валерии показалось, что вода не отражала тусклый цвет неба, а поглощала его.

Глаза выхватили жёлтое пятно на сине-чёрном фоне, и Валерия побежала к машине. Крик, которого она не слышала («Нет, не слышала, я не слышала»), звучал в голове всю дорогу, зато потом прекратился. Ванин правый закрылок дрейфовал на слабых волнах.

8

Цикл 10, последний: 03.2013. — 08.2014.

Валерия заперла дверь своей угловой однушки и стянула промокшую одежду. Дома было едва ли теплей, чем на улице. Она накинула халат, включила свет и пошла в ванную. Салаты на поминках, конечно, были так себе, но желудок им не противился — уже что-то, не придётся сегодня готовить. Она не хотела ничего делать.

С первым же шагом за порог у неё появилось одно желание — принять ванну. Сколько она простояла под дождём? Минуту, полторы? Наверное, меньше, но этого хватило, чтобы продрогнуть. После ныряния в мелкую заводь Коцита хотелось опуститься в тёплое, почти горячее. Надолго.

Валерия включила воду и присела на плетёный стул в углу. На столе лежал телефон. Она не стала брать его с собой на поминки. Никто не звонил, и хорошо. Смысла проверять его тоже не было. В принципе его вообще можно было вышвырнуть в окно. Хотя лучше продать.

Из-за телефона что-то выглядывало. Какая-то мелкая штуковина. Валерия прищурилась, но изображение не изменилось. Она не помнила, чтобы оставляла на столе что-то кроме своего старого «флая». Откуда эго там?

С высоты метр шестьдесят шесть непонятный предмет выглядел иначе. Он был вдвое больше телефона, плоский, помятый… жёлтый. Несколько секунд Валерия смотрела куда-то мимо него, словно мозг отказывался обрабатывать поступающую информацию. А потом в голове прозвучало: «Нет».

Губы повторили вслух. Валерия шагнула назад, снова началась дрожь. Она сжала веки, надеясь, что, когда посмотрит на стол снова, там будет только телефон. Не сработало.

Из ванной доносилось тихое журчание. Приятный звук.

Валерия взяла на кухне длинный нож для хлеба, подцепила им кусок мокрой резины — вонючие зелёные капли посыпались на скатерть, — открыла окно и вышвырнула. На миг пальцы разжались, и нож полетел следом. Плевать. Ливень поглотил все, и Валерия захлопнула окно. Пищевод щипало, к горлу подползал комок страха и тошноты.

Она вернулась на кухню, разжевала шесть серо-коричневых таблеток пустырника, немного подумав, запила половиной кружки паршивого вина.

Показалось. Другого объяснения она не желала видеть. Ваниного закрылка тут быть не могло. Ещё полкружки. День был паршивый, вот и все. В августе так всегда. Кружка. Просто паршивый день и дождь, а вмятину на машине выправить не проблема.

Мысли незаметно затормозили, прекратили движение, и Валерии полегчало. Она вспомнила о ванне. Журчание изменилось — вода дошла почти до краёв.

— Вовремя, — пробубнила женщина, и уголки бледных губ чуть подались вверх.

Она закрыла вентили и вытянула руку к дну ванны, чтобы спустить часть воды. Температура идеальная. Валерия захотела закутаться в это тепло и уснуть.

Когда уровень опустился до половины, она заткнула слив, заперла дверь, разделась и, наконец, легла в ванну. Приятная расслабленность превратилась в блаженство. Вода обволакивала тело, ласкала каждый миллиметр кожи. Тепло. Господи, как же тепло. Валерия закрыла глаза и откинула голову. Она не помнила, когда испытывала такое удовольствие, и испытывала ли вообще.

Волосы намокли, вода поползла по ним к голове. Валерия выгибалась, не слыша собственного сдавленного стона. Она хотела остаться в этой воде навсегда, хотела в ней раствориться.

Мягкое прикосновение заставило вздрогнуть, но не испугало. Что-то холодное дотронулось до внутренней стороны бедра и стало медленно подниматься. Поалевшие тубы Валерии раздвинулись в улыбке.

Что-то легло на вторую ногу, такое же холодное и мягкое. Она почувствовала движения маленьких пальцев — широких и липких — и поняла, что это руки. Через секунду она открыла глаза и закричала. Из воды между ее коленями выглядывала серо-болотная тварь в длинных нитевидных водорослях.

Руки Валерии упёрлись в борта ванны, оттягивая тело от существа, но тут же соскользнули. Она ударилась затылком и скользнула по дну. В рог попала вода, уже не такая тёплая, со вкусом горечи. Ледяная плоть упёрлась в промежность — тонкие ноги твари.

Ужас заставлял сердце колотиться быстрее и разгонять адреналин. Валерия схватилась за края ванны и смогла приподняться. Волосы закрывали глаза. Она дёрнула головой, отплёвываясь, и снова закричала, на этот раз ясное слово:

— Помогите!

Никто не ответил.

Тонкие холодные пальцы легли на колени, ногти вдавились в кожу. Валерия рванулась, но хватка твари оказалась слишком сильной. Оно на несколько сантиметров подтащило ее к себе и прошептало:

— Мама.

Валерия замерла и перевела взгляд на создание. Вздёрнутые плечи, широкая шея, складки грязной тёмной кожи, струпья с зеленоватой порослью, пятна пролежней. Из черепа тянутся тонкие водоросли, спутанными космами спускаются к воде и шевелятся в ней как кишечные черви. Чёрные провалы, заполненные двигающейся слизью, вместо глаз, раздавленный остаток носового хряща, корявые полоски светло-серой плоти выглядывают из узких трещин в коже.

Несколько секунд Валерия думала — продолжала себя убеждать, — что ничего не понимает, но не выдержала. Она узнала. Губы, теперь черно-коричневые, с грязью в глубоких трещинах, образовывали прежнюю широкую и

(пустую)

счастливую улыбку маленького волшебного мальчика. Ее мальчика.

— Ваня, — лёгкие исторгли весь воздух, Валерия потянулась к существу. — Ванечка.

Она прижала холодную тварь к себе, стала гладить и целовать, повторяя его имя. Из зажмуренных глаз текли слезы, ее снова била дрожь, и в желудке словно булькала вода.

— Ты слышала, — сказал он. Маленькие ручки скользили по ее мокрой спине.

Валерия чуть помолчала и, не вы де ржав, замотала головой.

— Нет. Нет. Я не слышала, Ванечка, Я не слышала.

— Ты врёшь. Ты слышала. Ты захотела не слышать.

Валерия не могла вымолвить ни слова из-за слез. Она прижимала ребёнка — то, во что он превратился, — к себе все сильнее. Голоса в голове хором вопили, чтобы она умерла.

— Я люблю тебя, — сбиваясь, проговорила она. — Ты вернулся ко мне?

— Нет, — существо убрало от неё руки и высвободилось из объятий. — Не любишь. Ты оставила меня. Теперь у меня новая мама. Она, — голова опустилась, пальчики цвета гнили погладили поверхность воды. — Мама кормила меня, согревала. Она меня любит. Ты отдала меня ей, и она взяла меня. Я вырос, видишь? Раньше я не умел, как сейчас. Говорить. Плавать внизу. Охотиться. Мама научила. Она говорит, я хороший ребёнок. Говорит, последний цикл закончился. В серпень я должен вернуться к тебе.

Перед глазами Валерии кадром вспыхнуло, как чёрное поржавевшее полотно серпа с корявыми, наполовину сточенными зубьями впивается ей в шею и двигается из стороны в сторону, разгрызая плоть. Она захотела, чтобы это случилось по-настоящему.

Ваня глядел на неё глазницами с чёрной слизью. Его губы снова расползались в улыбке.

— Да, — Валерия несколько раз кивнула и потянулась к мальчику.

Холодные ладошки ребёнка вернулись на ее колени и раздвинули ноги. Он опустился в воду. Живые темно-зелёные волосы расплылись и обвили лодыжки. Существо скользнуло к ее лобку и стало проникать внутрь. Оно изменяло форму, сплющивалось и сжималось, входило все глубже. Водоросли удлинялись и оплетали бедра и живот Валерии.

Она не понимала, было ли эго больно. Ее сознание потускнело и отключилось. Остался лишь короткий миг блаженства, пока она растворялась в зеленоватой, пахнущей гнилью воде.

Ваня вернулся домой.

ВЛАДИМИР РОМАХИН МИНДАЛЬ

Всегда путаю дни недели. Знаю: по выходным в детдоме кормили картошкой, в остальные дни — манной кашей, на которую у меня аллергия. С понедельника по пятницу под смех ребят на лице появлялись багровые пятна, слёзы обиды и синяки, хоть они от каши не зависели.

Глупость, но я умер под колёсами машины, думая о ненавистной каше. Пару дней не дожил до девятилетия. И хорошо — оно выпало на день манной каши. После войны ни тортов, ни свечей не было.

Я умер шестьдесят три года назад.

То утро встретило клацаньем дождя по окнам. На календаре с обожжёнными уголками — 10 ноября 1953 года. Вокруг просыпались худые тельца со взъерошенными ёжиками волос. И девочек, и мальчиков летом обрили налысо — вши, как немцы, атаковали в июне.

Не помню, что чувствовал в то ноябрьское утро. Тревогу? Страх? Дух приключений? Не знаю. Воспоминания призраков туманны: издали — ясны, подойдёшь — мираж растворится, как закат в сумерках.

Я сбежал из детдома, чтоб не завтракать. По дороге в столовую закашлял: ветер или сигаретный дым, что так любят старшаки, душил лёгкие. Когда запах каши стал нестерпим, я шмыгнул к выходу мимо сторожа. Он дремал в дыму, точно паровоз.

Я вышел на улицу. Капли дождя разжигали муки совести. Тягач, что привозил продукты, вылетел из-за утла и поднял веер брызг, грязи и догнивающих листьев. Машина остановилась у чёрного входа, водитель зычно гаркнул. Дверь открыла воспиталка. Я укрылся за деревом и глубоко вдохнул, словно боялся, что дяденька меня увидел и докладывает о беглеце. Всё обошлось — воспиталка протянула какую-то бумажку, которая исчезла в ладони водителя. Он с минуту постоял у машины и закашлялся, будто напоминая себе, что пора ехать.

Когда навстречу тягачу заскрипели ворота, я рванул подальше. Рваный мячик, что как памятник украшал двор, остался позади. На нос плюхнулась капля дождя — я скорчил рожу и взглянул на небо: тучи ползли вдаль как птицы, чьи стаи я провожал каждую осень.

Никто не ринулся в погоню. Дорожка следов повела к щели в ограде, пока буравящие спину окна вещали о наказании. Рваные ботинки — порвались летом, когда играл в футбол, — квакали от натиска луж, в которые превратились вчерашние сугробы. Я юркнул в лес, откуда по ночам слышал голодный волчий вой. Пустая дорога, которой пугала воспиталка, оказалась грязной колеёй с помёрзшей травой. Кладбище, речка с брошенным у мостика плотом, чахлая деревушка — об этих местах я знал больше, чем о себе самом.

Кто-то свистнул. Ветер? Я нахватал шишек и ловко жонглировал тремя или четырьмя. Лоб покрылся испариной, о холоде я забыл. Солнце, одолев дождь, просыпалось за частоколом деревьев.

Не думал, что кого-то встречу.

Тог, кто сбил меня, тоже не думал.

Так я и попал на старый погост, о котором слышал жуткие легенды. Почти не помню боль, страх, несвязные слова и кишащую червями яму. От крепких рук пахло дешёвым одеколоном, запах алкоголя изо рта убаюкивал, как колыбельная. Я сжал шишки в слабеющих кулачках. Так и не выронил — даже когда умирал.

Моя могилка — заросший курган у болота. Само кладбище чуть дальше, метрах в ста к востоку. За полвека я оброс соседями, но о них позже. После смерти я не попал ни в рай, ни в ад. Как цепной пёс, я привязан к земле: бесплотный, почти невидимый, мальчишка. Всё, что делаю — болтаюсь по кладбищу и досаждаю деду из деревушки, до которой когда-то не дошёл. Дальше зайти № могу. Почему? Спросите, что полегче.

II не удивляйтесь. Сложно стать взрослым, когда ты в ось ми летний чумазей, но я пытаюсь. Соседний призрак — Учитель, умер в начале двухтысячных от разрыва сердца, — каждый день толкует значения умных слов. Ещё болтает о книгах и распаде СССР, но здесь я бессилен. Мне всё-таки восемь.

* * *

Пошли прочь, бесы!

Кричит древний, одноглазый старикан. Он и кот — исчадия Сатаны. Кот видит призраков, старик — стреляет пулями с солью, будто взгляд кота — прицел. Иногда попадает. Не больно, но ощущение, словно вода заполняет нос и рог. Я-то знаю: при жизни воспиталка часто кунала в воду за плохое поведение.

— Я ваши могилы выкопаю! — не унимается Дед.

— Дурак! — отвечаю я, но вместо слов чахлые комья апрельского снега взметаются в вихре. Меня слышит лишь кот: рыжий, облезлый, словно состарившийся с хозяином. Дед стреляет, пуля пролетает рядом с головой. Хм, и как он к ста годам ещё не потерял зрение? Правда, до ста ему лет десять, но судя по ловкости движений, в роду затесались богатыри.

Старик, чертыхнувшись, уходит. Покосившаяся вбок хибара скрипом полов встречает хозяина. Засохшие мухи между старых стёкол глядят на мир безжизненными глазками. Лишь бархатная подушка на подоконнике — вотчина кота — переливается в свете луны.

Кот задерживается на крыльце. Рыжая шерсть походит на прокисшее солнце. Лукавый взгляд шмыгает с хищным интересом.

— Ты что-то знаешь, — говорю я, и рядом с котом падает сосулька.

Он смотрит на осколки. II кивает. Клянусь, кивает!

— Скажи, — молю я.

Дверь открывается — коридор, освещённый сальной лампой, зовёт в логово врага. Кот застывает на пороге. Я могу войти, но….

Боюсь, Потому что забыть легче, чем помнить.

Прогоревшие брёвна одного из соседних домов угольно черны. Я — бесцветен. Дрожащий силуэт, который увидишь разве что в метель, да в полнолуние с туманом.

Лунный луч освещает трухлявое крыльцо. Что я здесь делаю? Зачем пристал к старику? Князь не разрешает призракам покидать кладбище. Он, как говорит Учитель, — Генеральный секретарь партии призраков и анархистов.

Плевать. Старик живёт здесь… Не помню. Я говорил, что воспоминания — туман. Порой думаю, что вспомню, аж больно становится — самую малость — но не могу. Веснушчатые руки воспиталки, календарик с обожжёнными углами — запросто. А тут… Мы воюем лет десять. Может, двадцать. Или тридцать. Нет, с ним всегда кот, а коты столько не живут.

Сарай за домом полон кур. Оборачиваюсь: силуэт деда на кухне бряцает сковородкой. Кот по-хозяйски прыгает на стол. Дед глуховат, поэтому увещевания, что еда вот-вот будет готова, отчётливо слышны. Он раскошелился — новый замок на двери сарая размером с мою голову. Жмурюсь — за годы так и не привык — и ныряю к дремлющим пташкам.

Куры худые — едой балуют кота. Рыжие перья, глупые глаза, запах помёта, которым пропитан насест. Хватаю первую — она не просыпается. Куры — народ простой. Не боятся того, чего не видят. Интересно, как всё выглядит со стороны? Спящая курица парит в воздухе? Странно, но мир устроен так, что пройди кто мимо — не заметит. Учитель называет это полосой движения: мол, у призраков — одна, у людей — другая, и редко они пересекаются. Козырь призраков — мы видим, но не причиняем ощутимый вред. Козырь людей — не видят, но причиняют.

Нутро жжёт веселье — чуть придерживаю курицу за крылья, и она будто летит. Вдали одобрительно воет собака. Знаю лохматого персонажа, ещё щенком видел. Тогда мы играли, теперь — боится. Так было с его матерью, бабушкой и всей их собачьей семейкой.

В деревне пятнадцать домов. Улица прямая, как мысли озабоченного. Хм, надо спросить Учителя, что значит это слово. Соседка старика — одинокая дама, в чьём доме правят турецкие сериалы, говорила так об одном герое. Иду дальше: окна подсвечены синеватыми отсветами телевизоров, на одной крыше — российский флаг. Собака тоскливо воет в такт тающему апрелю. Хм, а по чём горевать мне? Друг Учитель — горюет о книгах, другой сосед — Ловкач-Два-Пальца — о зарытом на Урале мешке денег, новая соседка — Певичка — об «Айфоне». Ей кто-то приказал повеситься. Группы смерти, Интернет. Я в этом не разбираюсь, но, думаю, вешаться плохо. Особенно в тринадцать лет. В земле, если что, холодновато. Пару раз лежал в Учительском в гробу — чуть теплее, но спина затекает — жуть.

— Лети!

Я толкаю курицу к залитому звёздами небу. Чувствую, как лениво текут миллилитры крови в тёплом тельце. Птица просыпается, крылья вспарывают ночь.

— Лети!

Пару секунд она парит и кудахчет, после — падает.

— Почему вы не улетаете?

Птица что-то кудахчет.

— Он плохой. Я знаю.

Она молчит.

Зачем я балуюсь? Что только не воровал: ключи, пульты, носки. Весело, но со временем надоедает. Знаю: старик плохой, поэтому докучаю, как могу. Помогаю курам бежать, а они не хотят. Вот чудной птичий народ!

Совсем забыл: сегодня Вороний день. По-людски — Пасха. С утра на могилах появятся куличи, конфеты, яйца. Знаете, какой потом бардак? Спасают бродяги и вороны: со временем дары исчезают. Кстати, надо придумать, что за желание загадать Учителю. Каждый год мы спорим, и он продувает. Странный человек: с годами не теряет надежду, что получит от родственников книгу Есенина. Всё время говорит, что слал знаки: стирал пыль с брошенных в подвал стихов, ронял на телевизор фотографию с книгой, но без толку. Куличи, конфеты, яйца. Так сегодня, так всегда.

Лес, поле, мышки, чьи крошечные сердца выстукивают ритм подземелья. Я всё слышу и многое вижу. Но что за тайна тянет к старику? Почему боюсь? И что знает кот?

До кургана — секунды. Есть два способа умереть: дождаться рассвета или Зова. Пару раз ждал рассвет: невыносимая боль, я убежал в могилу. А Зов… Я слышу, но не ухожу. Это просто: рай, ад, или как там это называется, всегда тянет, будто крючок рыбку.

Мы не уходим, пока нас помнят.

Кто помнит меня? Худого, взъерошенного оборванца? Мать умерла при родах, отец — на Курской дуге. Так сказала воспиталка — та царица манной каши. Источник не лучший, но Учитель говорит, что взрослые не врут детям.

Слышу крик: это Семнадцать. Она живёт в другой части кладбища, иначе я бы оглох. На День Рождения плавала и не рассчитала силы. По ночам кричит, как чокнутая. В преддверии Вороньего дня крик достигает пика. Для учителя визит родных — отдушина: книги не несут, но он не теряет надежды. Для неё — боль.

Три года назад её похороны собрали толпу. Даже сейчас мать не трогает её вещи, готовит дочке завтраки и дарит подарки. Всё потому, что Семнадцать явилась во сне. Сложный трюк, но она смогла. И теперь страдает.

Мертвеца не воскресят ритуалы.

Но хуже всех — её друзья. Их визиты жалят, как укусы змей. В первый раз пришли, потому что так сделали все. Во второй — по той же причине. Чуть меньше людей пришло в третий и четвёртый раз. Те, кто пришли, переминались с ноги на ногу и гипнотизировали часы. Учитель сказал: «Радуются, что не на её месте. Она — байка, рассказанная в кругу знакомых. Мол, была у меня подруга…»

— Бу!

Падаю, встаю, по привычке отряхиваю майку и брючки. Всё забываю, что майка не пачкается, и пятна на ней старше Учителя. На брюках — отпечатки листвы, ботинки ещё чавкают.

— Испугался! Испугался!

— Дурында! — рявкаю я.

Это Певичка. Та, из группы смерти. Учитель подолгу с ней говорит, а после запирается в гробу. Грустит? Хм, наверное. Она повесилась. А, я уже говорил? Да, та девочка из Интернета. Ну и дурацкое название у её деревни!

— Заткнись, Лебетун!

Такое у меня имя. Нет, звали-то меня по-другому, Может, Федя или Ваня, не помню. Старшаки заставляли сказать «Ребята», а я не выговаривал «Р». Лебята — Лебетун. С таким именем живу шестьдесят четыре года.

— Куда намылилась, Певичка? — перевожу тему.

Возраст здесь — не главное. Формально я — старик, но её воплощение крепче и выше. Пиджачок, юбочка, портфель — набор отличницы при ней. Сидела дома, вступила в группу смерти. Результат: повесилась после соль-фед-жи-о. Да, после такого и я бы умер.

Она стряхивает несуществующую гтылинку с лацкана пиджака и небрежно отвечает:

— Зов.

— Так быстро?! Ты только пришла!

— Тут скучно. Даже «ВКонтакте» нет.

Делаю вид вроде «Ага, понял» и киваю. Она хохочет. Стая ворон улетает с насиженных мест. Вдали — через поле, сквозь мышиные сердца и сны стариковского кота, где исчадие ада пожирает синиц, какой-то водитель давит на клаксон.

— Эй! — Певичка пинается. Боли нет, но чувство унижения — словно после того, как стар ша кг г пихали за шкирку снег, остаётся. Где-то внутри поднимается ком злости Или не поднимается. Мы не очень чувствительны.

— Тебя не могли забыть так быстро, — шепчу я.

— Ха! — Она вихрем взмывает в небо. Ох, новички: так рады всяким возможностям. Первый год только и делают, что летают и врут, что они — Князи. — Меня не забудут! У меня есть мать! Не то, что у тебя, Лебетун!

Я не обижаюсь. Что тут обидного? Она права.

Певичка с размаху пролетает сквозь сосну. Обитатели кладбища бурчат, но ей по боку. Я завидую — она уходит. Может в никуда, но уходит.

— Ты не понял, Лебетун?

Певичка скалой зависает надо мной. Как маятник качаю головой.

— Я победила! Мать напилась снотворного. Мы вместе! Они правы!

— Кто они?

— Кураторы. Те, кто обучили г г показали глупость жизни.

— А почему они сами живы?

Новый пинок, и фурия растворяется в звёздном небе. Еле видные облака, словно выведенные на трафарете, стыдливо кочуют под луной. Я плетусь к кургану, поглощённый завистью.

Зов — это боль, а воспоминания — якорь. Учитель, чтобы отвлечься, мечтает о книгах. Другие — узнать, кто Князь: хранитель кладбища, наделённый особыми способностями. Его боятся, потомучто никакие приёмы призраков не помогут, если он разозлится. Говорят, такой есть на каждом кладбище. Цель Князя — порядок; за годы он разве что наказал Семнадцать: она кричит от боли по ночам. Или не наказал. Учитель думает, что Князя не существует.

А мне всё равно. Важна лишь тайна старика. Ну, и наступить на хвост плешивому коту.

Но главная мечта о другом. Каждый день грею одно и тоже воспоминание, о котором даже Учитель не знает. Порой не знаю и я. Оно — марево в летний день.

И всё же, настоящее.

* * *

Ко мне по снегу бежал мальчик. Я играл один — с наступлением ноября старшаки грелись в котельной. Воспиталка их не трогала: один старшак в детстве задушил немца. Думаю, он врал, но котельную она обходила.

Снеговик рос, Снежные дни сменялись тёплыми, будто природа играла в орла и решку. Солнце поливало сугробы, залитый бликами снег напоминал лимонный пирог. Воздух струйками вырывался изо рта, тело вспотело под тяжестью фуфайки. Шапку скинул — больно велика, но я надеялся, что подрасту.

Мальчик был крупнее и старше меня: на год или два. Он не смеялся над тем, что не выговариваю «Р», а я не смеялся над его заячьей губой. Дружба, основанная на недостатках — такими были мы годы назад.

Мальчишка рухнул в снег. Наст хрустнул, словно мальчик сломал все кости сразу. На щеке отпечатался синяк. Зелёные глаза искрились — улыбка распирала подпорченное жуткой губой лицо.

— Принёс? — спросил я.

А радость уже лилась по венам. Хлебушек. Как-то мой друг украл краюху, и мы умяли её в туалете. Желудок сжался в предвкушении, рот заполнила слюна. Даже снеговик с погрызенным но сом-морковкой улыбался веточкой рта.

— Неа, — затряслась кучерявая голова. — Хлеб кончился. Добрый дядя угостил другим.

Я сделал ладони лодочкой. Мальчик высыпал полукруглые бусинки.

— Что это?

— Не просыпь! — Мой друг задумался, капли пота стекали лбу.

— Ну? — переспросил я, недоверчиво вертя бусинки меж обгрызенных ногтей.

— Ми-н-даль, — растягивая буквы, произнёс он.

— Миндал?

— Да, только с мягким знаком. Орехи.

— Никогда не ел. Думал, их белочки кушают.

Заразительный смех мальчишки согрел лучше фуфайки:

— Потому что белки умные! Ешь давай.

И мы ели. Я доверился другу и через минуту очутился в раю. Ми — н — даль. С мягким знаком. Орешки хрустели на зубах, я жадно глотал один за другим. Воспиталка, старшаки — всё далеко. Мы — в миндальной стране.

До сих пор я попадаю в мир таинственного миндаля каждый рассвет.

Я продрых полдня, пока жалобы Учителя, что он проиграл спор, не стали слишком громкими. На этот Вороний день родные принесли ему конфеты, яйца и пачку печенья. Как всегда, призраки затевают спор, кому приволокли самый уродливый венок. Как всегда, они морщатся, когда пары краски обволакивают могилы. Наконец ботинки живых прекращают калечить землю: люди приходят и уходят до наступления обеда. За годы курган оброс бурьяном, поэтому никто не мешает вынашивать план «Как достать старика».

— Здесь?

В землю воткнулась лопата. Я опешил от неожиданности: ещё метр и лезвие достанет до трухлявых костей. Нет, нет, нет! Или да… Я так долго жду Зов. Кто пришёл в гости на старые кости?

Кое-как высовываюсь из земли. День жжёт кислотными лучами. Ныряю обратно и… не понимаю ничего.

Одноглазый старик по колено в бурьяне. На рейтузах — репьи, с уголков рта капает слюна, на впалых щеках — пропитанные кровью кусочки газеты. Пиратская повязка сползла и затянутый кожей прогал будто просвечивает землю.

— Ты тут?

Я киваю, правда, без толку. Кто ты? Откуда знаешь, где я?

Догадка пронзает голову: он сбил меня. Случайный убийца на машине. Но почему не помнит, где похоронил? Хотя эго было так давно…

— Так вот кто тебя помнит? — спрашивает Учитель.

Голоса сквозь землю — местный канал связи. Я могу послать сообщение и на другой край кладбища, но что передадут — вопрос.

— За Лебетуном пришли? — Ловкач-Два-Пальца басом оглашает могилы. Легенду о мальчике, который не уходит, знают все.

— Заберут старичка!

— Давно пора, могила заросла, только людей пугать!

— Эх, надеюсь, в раю есть книги, — шепчет Учитель.

Семнадцать кричит: апрельская капель сменяется дождём.

— Князь наказал! — визжит Ловкач-Два-Пальца.

— Князь, князь, князь, — шипят остальные.

Призраки вертятся в земле. Семнадцать не любят, Являться во сне — преступление, но единственный способ поговорить с живыми.

Лопата вырывает комья земли, лезвие перерубает дождевых червей. Непокорная земля — а на кладбище только такая, — прилипает к лопате. Старик устал: хриплое дыхание сменяется надсадным кашлем.

— Мяу.

Исчадие ада топчет землю подушками лап и бесцеремонно мочится на курган. Зрачки увеличиваются — будто видят сгнившие кости.

Старик едва дышит. Единственный глаз хищно зыркает по сторонам. Дед потолстел: серая шинель рвётся на спине, когда он сгибается. Комья земли, как внутренности, валяются подле могилы.

До костей ещё пол метра. Что потом? Уйду? Я много знаю о Зове, но что будет, если старик выкопает кости?

Я ничего не понимаю. Кто ты, дедушка?

— Да кто ты вообще такой?! — кричит старик.

Я пугаюсь по-настоящему. Он меня не помнит. Но если не он, то кто?

Я отвлекаюсь на топот ног и грубые голоса. Мародёры, санитары кладбища. Трое мужчин кладут в мешки всё, что влезет, но особенно ценится водочка. Оставленные стаканы пьются тут же, руки цинично салютуют памятникам. Разгорячённые алкоголем, воры улюлюкают и шествуют по кладбищу, как на параде.

Старик исчезает, и лишь мяуканье кота ещё долго режет слух.

Ночь приносит звёзды, дождь и раздумья. Идти никуда не хочется, и я купаюсь в воспоминаниях о миндале. Какой он на вкус? Не помню Но точно — лучший.

Трава и ветки хрустят под жёсткими подошвами. Призраки шепчут: кто-то идёт. Плевать. За годы забвения я повидал толпы безумцев, психов и романтиков.

Незнакомец замирает метрах в десяти от кургана. Он стар — но не так, как одноглазый дед. Моложе и выше. Седые волосы аккуратно расчёсаны, усы подстрижены. Фалды пальто треплет ветер. Кожаные ботинки похожи на два грязных кома. Иссохшая травинка оплела штанину.

— Где ты? — спрашивает он.

— Ты, ты, ты, — шумят призраки. Закатываю глаза: никак не наиграются. Худые сосенки баюкает ветер. Человек вертится, как загнанный в угол зверь. Спина пальто изодрана, будто он сражался с тигром.

— Пожалуйста, ответь.

— Веть, веть, веть…

— ЗАМОЛЧИТЕ! — кричу я. По речке у кладбища проходит волна, деревья с треском падают друг на друга, хруст заполняет мир, а в сны жителей деревни врываются кошмары. Град приходит из ниоткуда: ледяные гранаты взрывают стёкла домов и машин. Один мародёр вспоминает мечту стать ветеринаром и плачет жгучими похмельными слезами.

Становится стыдно. Призракам больно — даже Учителю. Прости, старый друг. Всё просто: я — Князь. Взрослым не понять логику смерти, детям — запросто. Чем позже умер человек, тем слабее призрак. Много растраченных сил, мыслей, талантов. Чем моложе призрак — тем крепче. Иначе как Семнадцать явилась во сне? А Певичка заставила мать пить снотворное? А она заставила, не сомневайтесь.

II главное: чем мучительнее смерть, тем мы сильнее. Но об этом я не думаю. Никогда не использовал силу и Семнадцать не наказывал. Призраки, как и люди, сами делают из жизни ад.

Те, которых гнев ранил меньше всего, шепчутся:

— Князь! Лебетун — Князь!

Остальные молчат. До них не доходит, почему Князь не царил, не истязал, не владел мёртвой землёй. Взрослые никогда не поймут то, что ясно детям. Сила Князя мне незачем, ну разве что….

Щелчок пальцами — тишина накрывает кладбище невидимым куполом.

Голос мальчика из прошлого, моего единственного друга, изменился. Теперь он грубый, хриплый. Лишь уголки глаз хранят детские искорки.

— Он приходил сегодня, да? — шепчет мальчик, ставший стариком.

Киваю, пусть он и не видит.

— Хотел убить?

Наверно.

— Или убедиться, что ты ещё там?

Скорее всего.

— Ты помнишь, как тебя зовут?

Нет. Да. Лебетун.

— Твоё имя….

Не надо. Пожалуйста, не говори. Я — Лебетун, и всегда им буду.

Мой теперь уже старый друг с трудом идёт среди могил. Мне больно. С чем сравнить? С рассветом. Каждый шаг жжёт, но я направляю его как куклу под властью слепого кукловода. Он думает про интуицию: мол, нога несут сами.

Нет, Всего лишь Лебетун. И ты, тог самый мальчишка. Я задаю главный вопрос.

— Да, миндаль. Орех с мягким знаком, — отвечает мой друг.

Человек подходит к разрытому кургану. За ним тянется кровавый след: алые капли текут из живота, но мой друг улыбается. Или это не он? Ищу заячью губу, но лунный свет озаряет лишь белый шов шрама.

— Операция. — Глаза друга смеются. — Теперь всё по иначе. И дети другие — а может, я слишком изменился.

Он падает на колени как тогда, когда я лепил снеговика, а измотанный мальчишка грохнулся рядом. Только руки, которые так бережно несли миндаль, покрыты узлами старых, вздутых вен. Кожа висит, будто отслаиваясь от костей, а лицом владеет боль.

— Нога, — отвечает он на незаданный вопрос. — Кости так и не срослись.

Я чувствую Зов. Учитель сворачивается калачиком в гробу. Другие тоже. Я — Князь и легенда о мальчике, который не уходит, пока помнят, Я должен уйти? Что потеряю, если вложу все силы?

Открываю и закрываю глаза, пока немой крик раздирает несуществующие лёгкие. Ткань — то, из чего состоит мир призраков, трещит по швам. Перед глазами — чёрные круга. Я вижу друга насквозь: скелет, сердце, обросшие жирком органы.

Я умоляю.

И он слышит.

— Прости, прости, прости, — твердит он. Я протягиваю руку. Среди кладбища из ниоткуда появляется снеговик с погрызенной морковкой вместо носа.

— Он угостил миндалём, когда я шлялся по деревне, — говорит мой друг, а пальцы гладят макушку снеговика. — Спросил имя, а я всё разболтал: лишь бы поесть. Он обещал показать избушку с орехами, и еле дующим утром мы сбежали из детдома. В одном он не соврал: избушка была.

Мой друг кашляет, кровь изо рта пачкает снеговика. С детским удивлением, мой друг касается губ. Я вижу, что он боится смерти. Но справившись с приступом кашля, он продолжает:

— Ты не помнишь, что он делал? Ну и хорошо. Я побежал — он сломал мне ногу. Ты плакал, а я клялся, что мы спасёмся. Нет, мы не братья, и я не помню, как подружились. Думаю, как все дети. Будешь дружить? Да. Мы лучшие друзья? Да.

После суток издевательств он ушёл. Ты заболел: хрипел, не открывал глаза. От злости я перестал говорить, пока ты умолял не молчать. Когда он вернулся, ты умер. Я ругался, плакал, кричал, но ты не ожил. Он расслабился. Боль — одному. Я понял, что ты схитрил, когда кочерга ударила мучителя. Тонкие ручки — вот и освободился от верёвки. Он взревел, а ты убежал, оставив меня одного. Он хохотал вдогонку и твердил, что никто не поверит детдомовцу. Голодным ртом меньше — и ладно. Он пил, пил, пил. И… лучше не вспоминать. Он прав: никто нас не искал. До смерти оставались минуты. Я ж спрашивал бога: «За что?» Когда подрос — спрашивал, но знаешь, он не говорит. Поэтому скажу я: ни за что. Старик тебя не вспомнил даже перед смертью. Он лишь болтал о призраке, да бредил о кургане, что снится по ночам. Пол века я работал следователем, но так и не понял, где предел жестокости, безумия, боли. Что порождает очаг, из-за которого такие как он убивают таких, как мы? И почему ублюдки вообще рождаются на свет?

Кашель вновь прерывает рассказ моего друга. Почти без сид, он опирается на снеговика. Морковка, словно ножик, втыкается в землю. В окутавшей нас тишине шёпот друга подобен древнему, жуткому заклинанию:

— Мучитель уснул, — говорит мой друг, борясь с кашлем. — Из последних сил я проклинал тебя за то, что убежал. Но когда он захрапел, ты вернулся. Как мышь, прокрался в дом и развязал путы. Мы бежали — ты, задыхаясь, тащил меня на спине, пока окна детдома не показались вдали. Готов поклясться: я слышал отголоски смеха старшаков и ругань воспиталки. Воздух за километр от входа пропах дымом. Ты сказал, что мог привести помощь, но испугался, что меня убьют. Мы думали, что сбежали, но мучитель на старом тягаче загородил дорогу. Заскрипели колёса, ты увернулся, и мы кубарем покатились в овраг.

Мы кричали, но никто не шёл на помощь. Окна, за которыми теплилась жизнь, не впустили смерть. Я пополз вниз, к речке. Ты поднялся и схватил палку. Он бросился в атаку.

И споткнулся о шишку.

Твой взгляд я не забуду. Ты искал меня. Ждал, что мы кинемся на него и победим. Каждый день я спрашиваю и не отвечаю: что было бы, приползи я на помощь?

С дикой ловкостью ты изогнулся и ткнул врага палкой в глаз. С той же ловкостью я полз, пока речка не коснулась ног. Везение продолжилось: плот старшаков застыл на привязи. Пока вы дрались, я отвязал верёвки и погрёб куда подальше. Последнее, что помню: одинокая шишка, может, та, о которую он споткнулся, плюхнулась в воду и исчезла. Как и я — предатель, за которого ты умер.

Убийца исчез. Много лет я приезжал в деревню, где в первый и последний раз пробовал миндаль. Ублюдок не появлялся, а потом состарился и я. Болезни, внуки. Я узнал, что умираю, и приехал проститься с прошлым.

На пустой улочке он гладил кота, щуря глаз на солнце. Сомнения отпали, когда из рваного кармана посыпались орешки. Он нас не помнит, но признался, что убил многих. Подумал, я чей-то дед. Я зарядил пистолет, но… Когда-то споткнулся он, теперь я: кот бросился на спину, старик ударил ножом, я выстрелил. Он мёртв, но ничего не изменить. Я умираю, прости. И дай попрощаться.

Мой друг закрывает глаза. Он говорил сам с собой и вряд ли заметил, что отвечал на мои немые вопросы. Таланты Князя в мире призраков почти безграничны, но что они в мире живых? Много лет я задавался этим вопросом, боясь тратить лишнюю крупицу таланта на что-то неважное. И годами мечтал о том, чтобы вновь сказать что-то человеческим голосом. Хватит ли у меня сил?

— Ми — н — даль, — говорю я давно забытым голосом. Произношу то слово, ради которого никогда не использовал дар Князя. То, важнее которого нет ничего в моём давно сгнившем сердце.

Мальчишка — а сейчас передо мной именно он — замирает. Глаза чуть не выкатываются из орбит. Мой голос — эхо в небе, что слышало сотни подобных историй. Что такое семья? Любовь? Я не знаю. У меня был ты, миндаль и снеговик, тающий в лучах солнца.

Мой друг падает у могилы. В воспоминании мальчик бежал издалека, но теперь я знаю: мой друг бежал всю жизнь.

— Учитель? — бесшумно спрашиваю я.

— Да? — отвечает он.

— Завтра принесут стихи. Считай эго желанием в выигранном споре.

Он отвечает — я не слышу. Орешки падают на мёрзлую землю. Звёзды сбежали, вокруг тьма — такая же, как в душе одноглазого старика.

Хотя мой друг и сам старик. Вряд ли он думает обо мне: обручальное кольцо скажет лучше слов. Кто она? Как зовут детей, внуков? Помни о них. Знаю, ты вернулся бы, будь второй шанс. Жаль, что их не бывает. Ведь и ты умер осенью 1953 года, потому что не жил, а боролся со страхом. Я слышу отголоски твоих мыслей: дети исчезают в тесных, облепленных жвачкой лифтах, орехи — яд, а лица беспризорников — агония мальчишки, что не выговаривает «Р».

Я — Князь? Это правда лишь отчасти. Спросите, как я забыл смерть? Отвечу: забыть легче, чем помнить.

Меня зовут Лебетун. Я умер шестьдесят четыре года назад. Может, не так плохо остаться мальчишкой?

Зов нестерпим. Пока Учитель, Ловкач-Два-Пальца. Не плачь, Семнадцать, тебя помнят. Что может быть важнее?

Орешки проваливаются в землю. Каков миндаль на вкус?

— Спроси у белочек, — шепчет мой друг и смеётся, как в то далёкое ноябрьское утро.

Из последних сил, я добавляю:

— Надеюсь, в другом мире не кормят манной кашей.

АЛЕКСАНДР ДЕДОВ ПАНСПЕРМИЯ

REC. 0000001

Проверка системы! Раз-раз. Кажется, нашему кораблю конец. Моей аварийной капсуле удалось катапультироваться. Полчаса назад закончилась гибернация. Не знаю, выжил ли кто-то ещё. В ста метрах от меня лежит разбитая капсула инженера автономных систем жизнеобеспечения. Патрикян мёртв… Боже! Как же всё это вышло? Даже если напарник Патрикяна выжил, нам всё равно придётся туго: материалы и аппаратура для оборудования базы, скорее всего, остались на орбите, либо разбросаны по всей планете. Нужно прийти в себя…

REC. 00000002

Мы взяли верный курс! Планета земной группы в системе красного карлика спектрального класса M2V. Шлюпка приземлилась в передней линии терминатора. Система связи уловила мощный сигнал радиомаяка. Он-то мне и нужен! Другого выбора нет. Буду идти на сигнал, к дневной стороне планеты.

REC. 0000000з

Ровная пустыня: только оранжевый песок, серые камни и больше ничего. Планета находится в орбитальном резонансе: солнце не заходит за горизонт. Тусклый охристожёлтый диск лишь немного гуляет вверх и вниз по зеленовато-оранже в ому небу; ни заката, ни восхода, только вечное грёбаное утро. К этому невозможно привыкнуть, ждёшь, когда наступит ночь или рассветёт по-настоящему.

Датчики закончили химический анализ атмосферы: ядовитых примесей нет, химический состав атмосферы почти идентичен земному! Одно нажатие кнопки, шлем разъезжается на пластины и складывается под горловиной скафандра. Горячий воздух ничем не пахнет. Стерильно…

REC. 00000004

Это бесконечное утро сводит с ума… Хорошо, что коммуникатор скафандра передаёт хронометраж. Я иду уже тридцать шесть часов — ландшафт не меняется, никаких следов жизни. Стерильная, мёртвая планета. Тишина давит на барабанные перепонки, я вслушиваюсь в хруст собственных шагов. Но ведь сигнал, мы уловили его ещё на Земле. Перепроверяли несколько раз — это не могло быть ошибкой, космическим шумом, багом, глюком — называйте как угодно. На чёртовой планете должен быть хоть какой-то намёк на жизнь!

REC. 00000005

Звезда вспыхнула! Я успел нажать кнопку, и шлем меня защитил! Безумие случается со звёздами малой массы: спектр излучения «синеет», поверхность планеты щедро поливает ультрафиолетом и рентгеновским излучением. Мой скафандр рассчитан и на такие неприятности. Красиво! В небе вспыхивают и гаснут огни, которые мы на Земле называем «северным сиянием».

Я набрёл на небольшое озеро, и очень кстати: в резервуаре скафандра заканчивается вода. И здесь никаких намёков на жизнь! Нет ничего похожего на водоросли или о кол сводные растения. Вода невкусная, словно кипячёная из чайника.

REC. 00000166

Вспышки случаются всё чаще! Коммуникатор сбоит, часть записей стёрлись с карты памяти. Не знаю, как долго скафандр сможет работать на износ, без него звезда добьёт меня за две-три вспышки. Часы сбились, не знаю, сколько времени прошло, очень хочу есть…

Пожалуй, немного отдохну. Хорошая новость: местность становится всё более рельефной. Есть оврага, в них можно укрыться от вспышек. Вздремну часок-другой.

REC. 00000167

Спал почти сутки. Меня по пояс занесло песком. Должно быть, буря. Ветер здесь почти всегда дует в одном направлении: от дневной стороны к теневому полюсу, но во время вспышек он сходит с ума. Как мы могли подумать, что на планете у маленькой безумной звезды может быть жизнь? Недостаточно одной лишь воды и атмосферы. Атмосфера здесь, кстати, в пять раз плотнее земной. Без шлема лучше не дышать слишком глубоко — начинает кружиться голова.

Достаточно любопытное открытие: я обнаружил породу, которая воспламеняется при контакте с ультрафиолетовым излучением. Горящие камни! В другой ситуации эта находка могла бы принести пользу, но сейчас она — лишь повод отвлечься от мрачных мыслей. Я должен идти на сигнал, сейчас он стал отчётливее, обрываясь лишь во время вспышек. Идти. На. Сигнал.

REC. 00000168

Местность становится более каменистой. На горизонте выросли горы. Среди скал есть расщелины; есть, где спрятаться от вспышек. Во время привалов заставляю себя спать, но сон не идёт: мучают кошмары.

Я отощал: болтаюсь в скафандре как карандаш в стакане. От голода и усталости подкашиваются нога. Спасибо, хоть нет недостатка в воде, иначе бы моё путешествие закончилось гораздо раньше… Боже, как же хочется есть! Я бы отдал сейчас ногу на отсечение за маленький бутерброд с ветчиной, или просто за кусочек ветчины… Или хотя бы хлеба!

REC. 00000169

Я нашёл напарника Патрикяна, вернее, его верхнюю половину… И его капсула разбилась вдребезги!

Я предполагаю, что в наш корабль врезался астероид, других версий нет. Выжил ли ещё кто-нибудь? Какая теперь разница?..

Инженер Брюквин сохранился хорошо: в местной атмосфере нет микробов, а его собственные кишечные бактерии остались в утерянной нижней половине. Плоть чуть подсохла, оголённое мясо заветрилось и немного подпеклось на «звёздном гриле». Бедный Брюквин…

REC. ооооо169_1

Хватило сил собрать небольшую кучку камней. Жду вспышки; как назло — звезда спокойна в самый нужный момент. Давай, грёбаный красный карлик! Мне нужен костёр! Ну же, проклятая звезда, вспышка! Вспыыышка! Вспыыышка!

REC. 00000170

Пришлось ждать почти двадцать четыре часа, земные сутки… Бомбардировка ультрафиолетом сделала своё дело: в моём распоряжении костёр из камней.

С останками Брюквина пришлось повозиться: мышцы закоченели и высохли, у ножа из ремкомплекта слишком короткое лезвие… Мякоть спины и рук, жареная на костре из камней, на вкус отвратительна. Жёсткая, горько-солёная, сухая. Я давлюсь слезами и человечиной. Проклятая экспедиция сделала меня каннибалом, но я не должен сдохнуть! Я обязан прийти к источнику этого чёртов о го сигнала, во что бы то ни стало!

REC. 00000171

Жара и горы. Чем дальше я ухожу от места аварийной посадки, тем выше в зенит уходит звезда. Пресные озёра по-прежнему встречаются, но вода в них непригодна для питья: запах серы и чёрт знает чего ещё, мгновенно вызывает тошноту. Фильтры скафандра не справляются, но без воды никак. Скафандр анализирует моё состояние, делает укол антирадов.

Я взял с собой столько мяса, сколько смог унести. За спиной импровизированный мешок, наспех склеенный из Брюквиновского скафандра.

Подумать только: я несу с собой мясо собственного товарища, а ведь когда-то мы сидели за одним столом, смеялись, ели паштет из тюбиков и запивали растворимым кофе. Он был добряк — Брюквин. Всегда готовый помочь, старался сглаживать острые углы в отношениях коллектива и вот — его последний подарок! Прости меня, Серёга… Надеюсь, мы с тобой встретимся на той стороне — ну или навести меня в аду. Хочется верить в то, что ад и рай есть. Так легче переносить мысли о неминуемости собственной смерти. Ад гораздо лучше этого места! Там хотя бы есть с кем поговорить по душам…

REC. 00000172

Очень сильный ветер, почти ураган. Температура — семьдесят один градус по шкале Цельсия, Настоящая сауна! Я больше не убираю шлем, стараюсь пить как можно меньше, ибо вода из здешних озёр не только отвратительна на вкус, но и ядовита. Как минимум, мне грозит отравление, на такой жаре обильная дефекация обеспечит ещё большую потерю жидкости. Обгадиться и умереть на полпути к цели? Ну уж нет.

REC. 00000173

Я соскучился по темноте! Хочется увидеть настоящую ночь. Периодически идёт дождь кипятка. Скафандр работает на пределе возможностей. Он не рассчитан на долгие прогулки по аду. То, что он до сих пор справляется — само по себе чудо.

У меня с собой достаточно мяса (спасибо тебе ещё раз, Серёг), вспышки я пережидаю в небольших гротах. Здесь температура ниже и есть конденсированная вода без сернистых примесей.

Сколько я уже прошёл? Сотню километров, две, три, полтысячи? Жаль, нет счётчика. Система связи теперь уламывает сигнал даже сквозь вспышки. Цель совсем близко! Ещё один решительный рывок, и я буду на месте. Но хватит ли сил? Тело истощено, сердцу тяжело толкать кровь. Местная гравитация в разы сильнее земной — суставы ноют нестерпимо. Пальцы на руках опухли, дёсны постоянно кровоточат; я потерял несколько зубов. Я терплю, чтобы не сдохнуть.

REC. 00000174

Хочется обнять дочь и поцеловать жену; жаль я так и не сумел найти нужных слов, чтобы помириться перед экспедицией. Хочется погладить своего пса, опрокинуть пару стаканчиков в компании старых друзей. Но этому не бывать! II дело не в разделяющих нас триллионах километров вакуума, нет. Они умерли. Корабль летел сюда восемьдесят шесть лет, надеяться на встречу с кем-то из прежней жизни — глупо. Но чёрт подери, как же эго больно осознавать, что все, кого ты любил, давно ушли на корм червям. И ради чего? РАДИ ЧЕГО?!

Эта планета неспособна стать вторым домом человечеству, я не встретил здесь и намёка на жизнь. Миллиарды долларов, восемьдесят шесть лет пути и пять загубленных жизней. Всё в бездну, всё в пустоту! Скорее бы уже разобраться с природой этого чёртового сигнала и спокойно уйти… Да, я хочу умереть! Прости меня, Господи!

REC. 00000175

Восемьдесят четыре градуса по шкале Цельсия. Зенит! Наконец-то я на дневной стороне. Симфония раскалённой смерти: кипящие серные озёра, вулканы и гейзеры.

Я стою на раскалённом плато и не могу понять, куда идти дальше. Сигнал здесь очень сильный, и система связи показывает, что источник где-то рядом. Но где? Сколько хватает взгляда — кругом вижу лишь кромешный ад. Ничего похожего на антенну или излучатель. Если только не…

REC. 00000176

Догадка оказалась верна! Логично, что для размещения передатчика поверхность планеты здесь слишком нестабильна. Если аппаратура достаточно мощная, сигналу не помешают десятки метров почвы и камней.

Три часа поисков: я нашёл вход! Едва заметная щель в породе, но достаточно широкая, чтобы в неё протиснулся человек в скафандре.

Термометр показывает пятьдесят девять градусов по шкале Цельсия. Температура снижается при спуске. Тоннель, судя по всему, имеет естественное происхождение.

REC. 00000177

Лампочка в налобном фонаре перегорела. Довольствуюсь слабым ремонтным фонариком на запястье. Температура — тридцать пять градусов по шкале Цельсия. За ненадобностью убираю шлем; так гораздо лучше! Воздух пахнет дождём и разогретым шифером. Уже кое-что.

Свод тоннеля становится выше. Теперь не нужно ползти на карачках, могу встать. Мне кажется, я слышу чей-то голос. Вернее не голос — зов. Списываю это на галлюцинации: в конце концов, я слишком долго обходился без нормального сна и пищи, сутки напролёт шёл под щедрым напором ультрафиолета и рентгеновского излучения. Должно быть, я получил смертельную дозу радиации, ибо защитные системы скафандра в последние дни постоянно сбоили.

Я пытаюсь думать о чём-то отвлечённом, но зов никуда не уходит: он не становится сильнее или слабее, он просто есть! Это похоже на плач, на мольбу о помощи, которая колет тебя в самую душу. Как же я устал… Жду не дождусь, когда всё это закончится.

REC. 00000178

Фонарик больше не нужен: снизу в тоннель проникает красноватое свечение, его вполне достаточно для освещения. Больше никаких поворотов, свод уходит вниз под небольшим наклоном; ещё несколько сотен метров, и я оказываюсь в просторном гроте. Стены пульсируют красным светом, датчик биологической активности молчит. Это какая-то флуоресцирующая порода. Ещё несколько шагов, под ногами хрустит. Кости… Человеческие.

REC. 00000179

Вот это неожиданность! Конечный пункт путешествия — кладбище: на берегу огромного подземного озера лежат кости, сотни скелетов! И я уверен, ещё больше лежит на дне.

Сканер биологической активности подтверждает мои догадки: в воде полно бактерий, характерных для «кишечной фауны» человека.

Нашёлся и источник сигнала: эго причудливым образом соединённые между собой скафандры. Есть здесь современные — похожие на мой, есть диковинные анахронизмы, кажется, сделанные из бронзы. Есть здесь и совершенно невообразимые защитные костюмы, собранные из десятков обособленных металлических пластин: стоит поднести к ним руку, они тут же раскрываются как цветочный бутон. Нашёл разобранную брезентовую палатку, собрал. Немного отдохну и займусь изучением этого жуткого места.

REC. 00000179

Снова зов! Кто это, что ему от меня надо? Я чувствую что-то чужеродное, неживое. Оно умоляет, беззвучно плачет, стенает о каком-то неведомом горе. Пока что держусь, но чувствую, оно скоро сведёт меня с ума.

Я изучил жуткий «радиопередатчик»: программные модули сотен скафандров превратили в единый сервер-антенну, транслирующий одну и ту же информацию: координаты звёздной системы и информацию о небесных телах. Не могу понять как, но светящаяся красная порода подзаряжает аккумуляторы скафандров; к пульсирующим стенам пещеры тянутся провода и бог его знает что ещё. По всей видимости, порода ещё и усиливает сигнал!

Все эти люди… Они прилетели сюда умирать. Но зачем? И о чём, чёрт подери, просит меня этот грёбаный зов, что этой с раной планете от меня нужно? Что? Что? ЧТО?

REC. 00000180

Проверка записи! Раз-раз! Я провёл восемь часов в одном из оставленных скафандров. Совершенно удивительная вещь: реагирует на тепло и движение, запрограммирована автоматически принимать человека. Модуль управления распознаёт речь, русский язык он считает старинным и вымирающим, но программная надстройка работает и с ним. Крайняя дата контакта с прежним хозяином скафандра, неким Ар игрой Мекератом, датируется четвёртым марта три тысячи сто первого года. Какая-то нелепица… Что же это выходит? Аргир Мекерат прилетел сюда спустя тысячу лет после нашей миссии? Но как? Должно быть, мы отклонились от курса и плутали в космосе все эти годы. О нас все забыли, похоронили давным-давно, но безымянная планета продолжает привлекать людей, как фонарь привлекает мотыльков.

REC. 00000180

He знаю, сколько времени прошло. Я не ел и не спал: бросил все силы на изучение записей со скафандра. Приятно знать, что я не сошёл с ума: в своих наблюдениях Аргир Мекерат рассказывает о некоем «плаче пустоты», который зовёт его — заполнить «безжизненный абисс». Это странное чувство: слышать голос человека из будущего, который умер раньше тебя самого. Время и пространство сошли с ума! Я настолько устал, что хочется выблевать душу.

REC. 00000181

Сижу на берегу озера: в красном зареве флуоресцирующей породы его гладь кажется чёрной. Доедаю полоски сушёного мяса. Брюквин! Ты спас мне жизнь, путь к источнику сигнала — наша общая заслуга.

Я пытаюсь обдумать слова Аргира Мекерата, разложить всё по полочкам. Этот передатчик, скелеты вокруг, тухлая вонь от озера, зов… На ум приходит только одна мысль: мы зачем-то должны здесь умереть, и я с радостью эго сделаю. Вот только дождусь, пока скафандр Мекерата переведёт все записи на русский язык. Перед тем, как уйду, хочется знать всё.

REC. 00000182

Девяносто шесть часов записей. Все эго время плакала пустота. Тысячелетние исследования так ни к чему и не привели: космос стерилен, мы в нём одни! Вселенная устала ждать, эта планета готова зачать… Её зов — это мольба о помощи. Во вселенной человеку одиноко, но это одиночество — величайшая награда! На нас возложена великая миссия — стать прародителями новых цивилизаций, и я чертовски рад, что нахожусь в авангарде.

Слышишь меня, Брюквин? И ты здесь, со мной, твоя плоть накормит бактерий в озере. Эти микроорганизмы мы принесли с собой, наши тела станут для них пищей, и спустя миллионы лет, когда сумасшедшая звезда успокоится и перестанет вспыхивать, на поверхность выйдет жизнь! А пока этот момент не настал, она будет ждать здесь, в спасительном мраке подземного озера.

Я больше не могу сопротивляться зову, я ухожу к моим братьям и сёстрам! Тёмные воды примут меня, и ты, человек, что сейчас слушает эту запись: гордись собой, на тебя возложена великая миссия. Здравствуй и прощай, мой друг, встретимся в вечности!

ИЛЬЯ СОКОЛОВ ДОМ ХОЛОДА И ТЬМЫ

Мы проходили под сводами промёрзшей пещеры. Голоса внутри стихли уже давно. Снаружи сменялись минуты, размениваясь секундами дней, лет и веков…

Свечи глаз моей спутницы горели потусторонним обещанием того, что в конце будет хоть что-то хорошее. А катакомбы в снегах заманивали дальше и дальше…

За темнотою поворотов ютились другие путники, вмёрзшие в лёд-утробу, будто странные зародыши будущих призраков. Зрелище печальное и почти пророческое…

«Ты вообще знаешь, что с нами случится?»

Тихий вопрос моей спутницы заиграл тенями на стенах. Её взгляд продолжал подсвечивать нам дорогу. Я молча кивнул, но сам не понял — утвердительно или нет.

Коридоры пещеры ветвились, змеясь и словно насмехаясь над теми, кто брёл здесь до нас: несчастные искатели, забывшие о прошлом, глупые и самонадеянные…

Преодолев хлад новых переходов, мы набрели на Камни Морока, лежавшие друг на друге в центре угрюмой залы. Они лучились жёлтым светом, более мягким, чем взгляд моей спутницы…

«Возьмёшь один на память? — она обошла каменную конструкцию, как будто выбирая. — Самый маленький?»

Я улыбнулся, но ничего не сделал. И мы продолжили путь…

Ещё несколько поворотов и закутков; чужеродная тьма совсем рассеялась — мы вышли на воздух. Огненные горы за нашими спинами медленно гасли; открытый простор лежал впереди…

Красный снег под ногами лишь слегка отдавал белизной. А небо накинуло шаль облаков, холодных и серебристых. Ветер скользил по долине. Мы двинулись вслед за ветром…

Вокруг не было почти ничего; редкие осколки леса и островки степи со старыми крестами. А красный снег скрипел под нашими ногами…

День умирал, степенно начинался вечер. Все звезды вышли посмотреть…

Мы вошли в город ночью. Его окраина пустынна; вот начались дома — старые, тёмные, двух-трёх этажей, из дерева и камня, будто бы даже заброшенные..

«Нам нужно вот сюда», — уверенно произнесла моя спутница, показывая на что-то между пустотой и безвременьем.

Холодный дом стоял в темноте. Я открыл дверь, мы прошли в прихожую. Глаза моей спутницы всё так же горели, словно у кошки с берегов Коцита. Мы поднялись по лестнице; здесь был второй этаж…

Неблизкий свет уличных фонарей, тусклая желтизна заледенелых стёкол, полутьма холодной комнаты. Простая бытовая обстановка: узкий столу окна, застеленная плотным одеялом кровать, какие-то стулья, шкаф, что-то ещё…

«Зачем мы здесь?» — подумалось мне с безотчётной скорбью. Ночная тишина плескалась снаружи..

Моя спутница села на стылую кровать и улыбнулась. Я вспомнил пещерные голоса тех, кто всё-таки сумел проснуться… В отличие от нас.

Девочка/девушка/женщина/старуха: некое существо, сидящее напротив меня в полутьме, уже не может остановиться. Ей хочется снова стать мёртвой; притвориться приторным голосом тьмы; выбрать самый немыслимый свет из неизменно забытых.

Все долги отданы… И ни одной женщины со мной. Больше не будет…

Моя спутница глядит в оба…

Когда-нибудь она не захочет смотреть.

И свечи глаз её погаснут для меня.

ТРЕБОВАНИЯ К ПРИСЫЛАЕМЫМ РУКОПИСЯМ


Общие требования

В настоящее время редакция журнала «Аконит» принимает:

 Рассказы (в приоритете): от 4500 знаков с пробелами до 1 а.л.;

 Повести: до 4 а.л.;

• Стихотворения в прозе: не менее 2000 знаков с пробелами;

 Стихотворения и поэмы: от 8-ми строк и больше;

 Статьи и эссе, посвящённые проблематике жанра: не менее 5000 знаков с пробелами.

Верхний предел в случае рассказов и повестей может быть изменён в большую сторону (в зависимости от качества рассматриваемого текста).

Текст, до этого размещённый на любом сетевом ресурсе («Самиздат» и т. п.), т. н. «засвеченный текст», имеет равные с «незасвеченным» шансы оказаться на наших страницах. Основной критерий выборки — качество и соответствие тематике. В случае публицистики, редакция приветствует уникальные, нигде ранее не выкладывавшиеся тексты.

Совершенно точно не принимаются: синопсисы, наброски, отдельные главы произведений.

Также редакция не работает с откровенно безграмотными текстами.


Жанровые требования

Редакция «Аконита» будет рада видеть на своих страницах произведения следующих жанров и направлений:

• Weird fiction — он же вирд фикшн, он же вирд, он же химерная проза;

• Gothic fiction — готический роман;

 Ghost stories — классические истории о привидениях;

• Лавкрафтианский хоррор, а также произведения, относящиеся к «мифам Ктулху» (но не рассматриваем явный паразитизм на теме Иннсмута и глубоководных; вселенная Мифов настолько многогранна, что использование множеством авторов лишь этих образов отдаёт неуважением к наследию как ГФЛ, так и всех его соратников и последователей, а также — банальным невежеством);

 Визионерство — многоликое, причудливое и атмосферное;

• Макабр;

 Мистический декаданс;

• Химерический символизм;

 Оккультный детектив;

 Оккультный реализм.

Редакция не рассматривает произведения жанров экстремальный хоррор и сплаттерпанк (но, элементы сплаттерпанка могут быть использованы в произведении).


Ограничения

На страницах «Аконита» никогда не появятся произведения, содержащие в себе:

 Мат (допускаются крепкие слова в более мягкой форме);

 Порнографические сцены, в том числе педофили-ческого и эфебофилического характера (допускаются эротические сцены);

 Пропаганду и антипропаганду любой политической системы, идеологии и социального строя;

Если сюжет не строится вокруг перечисленного, после удаления подобных вещей из текста произведение имеет все шансы оказаться у нас. В противном случае — увы.


Прочее

Присылайте рукописи в формате .doc/, docx; каждую отдельным файлом. Перед текстом рукописи указывайте имя автора (либо псевдоним, желательно, состоящий из «имени-фамилии»), название произведения и контактную информацию (e-mail). После текста рукописи указывайте год написания произведения. Шрифт — Times New Roman, размер — 12.

Используйте букву «ё».

Рукописи следует направлять на нашу почту: aconitum_zine@mail.ru. В теме письма следует указать «Б номер».

Редакция не обещает вступать в диалог с каждым автором, приславшим свои произведения; также за ней остаётся право не сообщать о причинах отказа. Однако о приёме/неприёме произведения автор будет оповещён всегда. Средний срок рассмотрения рукописей — от трёх до пяти месяцев.

Каждый отобранный для публикации в журнале текст помещается в вирдохранилище до востребования. Когда принимается решение о его попадании в один из номеров, редакция связывается с его автором. Потому убедительно просим не публиковать где-то ещё произведение, уже отобранное нами для публикации, по крайней мере, до момента самой публикации.

Если отобранный текст уже размещён на какой-либо площадке в интернете («Самиздат» и т. п.), настоятельно рекомендуется удалить его с этой площадки сроком на 6 месяцев.

Пожалуйста, относитесь с уважением к нашему труду и цените время, затрачиваемое нами на работу над каждым новым выпуском — внимательно ознакомляйтесь с требованиями, прежде чем присылать нам рукописи.




Оглавление

  • РЕДАКЦИЯ
  • СОДЕРЖАНИЕ
  • ДМИТРИЙ ТИХОНОВ МУЗА ДЛЯ ГОЛЛАНДЦА МИХЕЛЯ
  • БРАТЬЯ ШВАЛЬНЕРЫ ВОНДЖИН
  • МАРИЯ ГИНЗБУРГ ЖИЗНЬ МОЯ КАК ВЕТЕР
  • АНДРЕЙ МИЛЛЕР GO ASK АLIСЕ
  • ИЛЬЯ СОКОЛОВ ИГЛЫ
  • АЛЕКСЕЙ ЗЫРЯНОВ В ГОСТЯХ У КАФКИ
  • КАТЕРИНА БРЕНЧУГИНА ТИХИЙ БЕРЕГ
  • ПАВЕЛ ЧЕРЕПЮК КОНЕЦ ПУТИ
  • СТАНИСЛАВ КУРАШЕВ НАЧАЛО ВОСПОМИНАНИЙ О ЧЕБУРАНЕ
  • ИЗЯСЛАВ ПЯТИКОТЕЕЧНЫЙ ВЕЖЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК
  • ВИКТОР ГЛЕБОВ ЕССЕ HOMO
  • РОМАН МОРОЗОВ ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ
  • ВЛАДИМИР РОМАХИН МИНДАЛЬ
  • АЛЕКСАНДР ДЕДОВ ПАНСПЕРМИЯ
  • ИЛЬЯ СОКОЛОВ ДОМ ХОЛОДА И ТЬМЫ
  • ТРЕБОВАНИЯ К ПРИСЫЛАЕМЫМ РУКОПИСЯМ