КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474357 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 221001
Пользователей - 102775

Впечатления

Serg55 про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

да, жаль нет продолжения

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Темир: Пурпурный рассвет. Конфликт (Триллер)

Это огрызок, книга еще не дописано.Надо предупреждать что это фрагмент

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Пожалуйста, не пишите "Спасибо" в комментариях. Для этого есть соответствующие кнопки.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Спасибо, огромная и качественная работа

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Высшая школа для темных магистров [Дмитрий Цыбин] (fb2) читать онлайн

- Высшая школа для темных магистров [СИ] (а.с. Высшая школа для темных -1) 0.99 Мб, 301с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Цыбин - Лика Ясинская

Настройки текста:



Высшая школа для темных магистров Dmitry Tsybin, Лика Ясинская

1

— Эт-то что? — наместник Северной Пустоши брезгливо покосился на груду измазанного тряпья, валяющегося посреди портальной комнаты. — Мусор можно было бы и на свалку выкинуть.

— Это — не «что», это — «кто», — меланхолично заметил охотник, незаметно отодвигаясь от еле слышно застонавшего тела, туго спелёнутого в кокон. — Только разматывайте её сами, милорд. А то она кусается. И больно! Вот! — и наместнику была продемонстрирована большущая такая, загрубевшая ладонь, прокушенная в основании большого пальцы чьими-то донельзя острыми зубками. — А за травмы вы, господин, не платите ни медяшки. Так что забирайте, расписываться не надо. Ибо негде.

— И на кой грых она мне сдалась!? — седые волосы на висках ошарашенного таким подарком мужчины ощутимо натопорщились, выдавая крайнюю степень возмущения. Он еще раз с долей гадливости осмотрел трепыхающийся и постанывающий скруток на полу. — Если это точно «она». Ты что за нечисть ко мне притащил, еще раз спрашиваю?

— А то непонятно! Как по заказу, это — новый декан вашей любимой Академии для темных, — наемник презрительно фыркнул, разводя руками. Видимо, у него было свое особое мнение по поводу Высшей школы для темных магистров. — У этой девки три высших образования, преподавала какие-то там забубенные науки в Юрисии. Образования — три, а мужа — ни одного. Я всегда говорил, что умная баба — горе в семье.

— Ты ухитрился украсть… Айю?! — сановник, доселе крайне недовольный подарком, с неподдельным восторгом и одновременно ужасом вытаращился на приосанившегося охотника. — Ээээ… А, как мы будем потом с шахом Юрисии объяснятся? Ты подумал, Темный тебя забери!?

— А вот дипломатия, Ваш Светлость, меня совершенно не интересует, — хладнокровно припечатал ловец, поправляя перевязь с парными мечами. — Моё дело маленькое, вы заказали «умного» декана для вашей новой игрушки, я приволок. Ну, в целом, всё, забирайте и используйте на здоровье. А лучше скажите, милорд, когда мне деньги за заказ отдадут? А то, глядите, она уже приходит в себя. И к моменту, когда эта чертовка окончательно очнется, мне бы хотелось оказаться как можно дальше и от этого места, и от ее зубов…

— Эй, я всё слышу! — из кокона показалось раскрасневшееся миловидное личико, отфыркивающееся от прилипших к губам светлых прядок. Следом выпросталась оголенная по локоть рука, на которой болтались обрывки рукава бывшего любимого синего платья. А затем она и вовсе ужом вывернулась из удерживающих ее пут. При этом, хотя вид девица имела весьма потрепанный, но жутко разгневанный. Так что присутствующие в комнате мужчины синхронно шарахнулись он ее тонкого пальчика, обвиняюще нацеленного в приволокшего ее громилу. — Ты-ы-ы! Охотничек недоделанный! А, ну, стоять! Не смей убегать, скотина! Знай, ты уже труп! Завещание можешь написать на мое имя. А ты! Вы?! Милорд! Советник Угории, милорд Кернис?! Это и к вам относится! Вот, вам, ловите!

— Поймал уже, — названный советник легко перехватил устремленную в них с ловцом энергетическую структуру, в народе именуемую «огненный шар», и демонстративно развеял в пространстве. — Мда, слабовато как-то, магисса. Еще чем-нибудь порадуешь, девочка?

— Ах, так?! Ну, как скажете, милорд! — теперь в его направление рванул очередной результат манипуляций магиссы, на этот раз — «водный шквал». — Что, нравится?

— Две стихии, огонь и вода, уже неплохо, — ее оппонент, легко справившийся и с этой попыткой, ехидно усмехнулся, сворачивая воду рулончиком и испаряя ее на глазах у окончательно рассвирепевшей пленницы. Он небрежно смахнул пылинку с рукава обшитой заговоренным серебром мантии и продолжил издевательства. — Ну, что же ты, милая, выдохлась так быстро? Нет? Ай, да, охотник! Тебе ж за такое сокровище в самом деле премия причитается!

— Нате, подавитесь! — и на присутствующих обрушился неслабый такой ментальный удар — «паутина ужаса». Невидимая сеть заклинания накрыла голову и плечи обоих мучителей и начала просачиваться внутрь тел, вызывая паническое желание содрать с себя ее липкие нити вместе с кожей. — И на сдачу! — пол под ногами мужчин поплыл, лишая их способности двигаться и медленно затягивая в свое каменное основание. Охотник покачнулся, глухо бормоча ругательства в сторону одуревшей ведьмы. — Достаточно? Или ещё добавить?

— Уже гораздо лучше, милая, — наместник, не напрягаясь, непринужденным пассом нейтрализовал магию Айи, стряхивая обрывки «ужаса» на злосчастный пол, который с громким чавком выплюнул их ноги и снова затвердел, как прежде. — Чем ещё, дитя мое, порадовать можешь дядю? Четыре стихии на выбор: огонь, вода, земля и менталистка. Это — твой предел?

— Нет, плохой дяденька, ещё про пятую забыли! — воздушный смерч, с завыванием пронесшийся по покоям, подхватил массивный стул и со скоростью оголодавшей пещерной виверны налетел … на защитный купол, выставленный милордом Кернисом перед носом пригнувшегося охотника. Обломки стула, шурша, осыпались на камни и истлели. — Силен, дядя! А этого не ожидал, с-с-с-советник?! — и следом за поглощенным вихрем на головы противников обрушился поток вулканической лавы.

В помещении стало ощутимо душно, но девушка даже не заметила капелек пота, выступивших на ее побледневших скулах и шее. Она вся была поглощена поединком. Глаза горели азартом, волосы пришли в окончательный беспорядок, а личико перемазалось грязью, когда она машинально смахивала волосы.

— Ого, впечатляюще! — наместник вывернул купол в обратную сторону, завернув его края вокруг дымящей, пузырящейся от нестерпимого жара магмы, и, напрягшись, схлопнул свой щит вместе с содержимым. В воздухе повеяло запахом свежескошенной травы, и заметно похолодало. Потом маг нарочито медленно отряхнул ладони и поучительным тоном обратился к ошалевшему от происходящего наемнику. — А вот это уже заклинания одиннадцатого порядка. Парень, и как ты её «взять» ухитрился?

— Совершенно случайно, — «парень», под два метра ростом и косой саженью в плечах, пару мгновения назад затравленно жавшийся в тесном пространстве купола к спине нанимателя, выпрямился, как спущенная пружина и с непередаваемым выражением на физиономии пробормотал. — И, если б только знал, вообще бы не приблизился. А так, неувязочка вышла, эти, деятели от науки, что-то свое унылое отмечали в кабаке. А я её кружкой по голове и заехал… Случайно.

2

— Айя, деточка, отзови своего наглого фамильяра, — седовласый наместник обреченно осел в кресло, предполагая, что культурный диалог с захваченной девицей без очередной угрозы не построишь. — Тебе никто не говорил, что высших демонов нельзя призывать просто так, из вредности?

— А меня красть можно было… без спросу!? — задетая за живое вредина отточенным жестом обеих рук материализовала перед собой подчиненного демона в полубоевой ипостаси. — А если я его на вас сейчас спущу?

Демон, прибывший в образе огромного получеловека-полушакала, укоризненно посмотрел на девушку своими бездонными глазами цвета антрацита. Его сложенные на груди мощные лапы с кинжально-острыми когтями бугрились мышцами. Предплечья, спина и шея были покрыты жесткими, как осока, волосками, из-под которых на иссиня-черную, обнаженную кожу жуткой твари расползались, извиваясь и постоянно меняясь, защитные руны. Вытянутая морда, заросшая густой черной шерстью, с острыми ушами и демонстративно оскаленной пастью с тройным рядом зубов-игл, несомненно прибавляли его фигуре внушительности. Но магистр даже не вздрогнул, лишь брезгливо поморщился, когда зверушка из адских пределов демонстративно поскребла нижней конечностью по каменному полу, выбивая каменную крошку и издавая преомерзительнейшие звуки. Как ни странно, пахло от демона даже приятно — раскаленным докрасна железом, горьковатым можжевельником, терпким мускусом. Никакой тебе банальной и до оскомины раздражающей серы и дыма. И это настораживало опытного мага больше всего.

— Останешься без собачки, — маг иронично выгнул бровь. — Ты думаешь, что демон, даже из Высших, меня остановит?

— Тронешь Дёму, и получишь меня в кровники! Из-под земли достану вашу светлость и туда же зарою, — безразлично процедила сквозь зубы пленница. Демон лишь шумно втянул воздух пастью. — Что тебе надо?

— Тебя мне надо, — советник Кернис доброжелательно усмехнулся, чувствуя, что потихоньку отыгрывает и этот ход. — На пять лет. Возглавишь учебную часть в Академии тёмных. В качестве моего проректора или, на крайний случай, декана.

— Мечталка, часом, не отсохнет? — Айя со вздохом потерла тонкие запястья, скованные широкими антимагическими браслетами. Такие ее, конечно, не сдержат, но неприятных ощущений и ограничения резерва добавят. — Бросаю вызов! Как маг — магу. Могу даже остаться в этих цацках. Я решила — будет дуэль! На рассвете.

— Совсем с ума сошла? — магистр устало посмотрел на кипящую от переполняющих ее эмоций будущую младшую коллегу. — Жить надоело? Или головой крепко приложилась? Я же вас порву на тряпки! И тебя, и твоего плюшевого демона.

— Меня всё устраивает, а вот ты, кажется, не рискнешь здоровьем, милорд Кернис, — его противница довольно потянулась, выгибая спину, от чего демон рядом с ней еще громче засопел и забил длинным, совсем не шакальим, хвостом с бритвенно-режущей стрелкой на конце. От камней посыпались уже искры. А девчонка, ничуть не смущаясь, продолжила выдвигать требования. — До рассвета осталось всего два часа. Готов к поединку?

— Дура ты, конечно, девонька, но зато какая красивая! — Его Светлость жестко ухмыльнулся, хлопнув обеими ладонями по подлокотникам кресла. Решение он умел принимать быстро и в свою пользу, не будь он по натуре прожжённым функционером. — Где драться будем? Здесь или на полигоне Академии? Я против вас с фамильяром? Как, кстати, твоего крылатого зовут? Дёма?

— Я сам прихожу, меня звать не надо, — глухо пророкотал «крылатый», и, на самом деле, за спиной Айи проявились темные крылья, окутавшие ее плотной завесой покоя и защищенности. — Бой, значит, бой. Вызов принят. Я — Эльхарн Али Грей, принимаю вызов за эту женщину.

— О, как! Я, кажется, угадал! Не просто Высший демон, — магистр самодовольно осклабился. — А из правящего рода. Эльхарн Али Грей, второй наследник Тёмного трона? Девочка, ты как его к себе привязать ухитрилась-то?

— Не твое дело, дядюшка, — девушка размяла кисти рук, морщась от боли в натертых плотными браслетами местах. — Дём, начинаем? Я тебя, увы, подпитать не смогу, у меня, сам видишь… наручники… С ними не помагичешь.

— Сейчас помогу, — ее подчиненный протянул когтистую лапищу и очень бережно взял сразу обе ее руки, а второй накрыл сверху. Из-под ладоней заструилась тьма, окутывая их непрозрачным щитом. — Держись, маленькая, сейчас больно будет. На счет раз-два-три.

— Стой! Не надо так! Я сам сниму, — за спиной порождения Хаоса возник хмурый охотник и попытался отпихнуть громадную тушу от Айи. Только тихое повеление девушки предотвратило нарастающую стычку. — Айя, протяни ко мне руки. А ты, демонюка, не дергайся, обещал снять без боли, значит, так и сделаю. Замена в поединке предусмотрена? Магистр Кернис, я выхожу вместо Айи.

— Что-то такое я и ожидал, — милорд потер кончик носа, скрывая смешок. — Айя, а как ты посмотришь, если я и его убью? Прямо сейчас?

— Не выйдет, господин наместник, клятву чести нельзя нарушить. Он — мой по праву. А потом я прикончу тебя, — со стоном облегчения она наконец стряхнула остатки осточертевших браслетов, почувствовав, как энергия свободно заструилась по пережатым энергетическим каналам. Какое это дикое упоение вновь управлять своим резервом! — Никто не вмешивается, его голова принадлежит мне!

И тут началось! Спевшаяся против советника троица не успела толком занять позиции, как в них поочередно понеслись все мыслимые и немыслимые заклинания, чередуясь в таких замудреных последовательностях, что вскоре от стен начали отваливаться целые пласты. А когда пол под ногами взорвался, и Айя начала стремительное падение в образовавшийся провал, демон, распахнул свои впечатляющие крылья и сиганул следом, прихватив очумевшего от такой прыти охотника. Жесткое приземление этажом ниже выбило дух из мужчины, но уже через пару мгновений он смог собраться и отпрыгнуть в сторону от «ледяной молнии», прилетевшей откуда-то сверху и чуть не оставившей дырку в его черепушке.

— Страхуй спину девчонки! — рыкнул демон, моментально выставляя щит перед Айей. — Охотник, цель сзади! Соберись! Подохнуть всегда успеешь! Этот бой надо выиграть.

— Засек, — наемник занырнул под щит, притягивая к себе магиссу поближе, и тут же разворачиваясь к ней спиной. — Не учи отца детей делать. Слева от тебя — морок, а вот за ним чую что-то материальное.

— Принял, — его случайный напарник со всей мощи своей темной сущности врезал по мороку сгустком тьмы, с шипением и треском рассеивая его. — Есть контакт. Охотник, девочка на твоем попечении. Там ещё кто-то остался.

— Уже никого, — Айя, безостановочно плетущая и бросающая одно за одним заклинания, стряхнула остатки магии с рук. Золотистые искры вспорхнули и поглотились демоническим щитом. Эль лишь зыркнул довольно в ее сторону. Она ему подмигнула. — После меня живых не остается. А где наш магистр?

— Здесь я, детки, соскучились уже? — пресловутый маг обозначился в углу комнаты. — Двенадцатый уровень заклинаний. И девочка их строит одной лишь силой мысли, используя руки, как направляющие потоков. Невероятно!

— Семнадцатый! — Айя кинулась к Эльхарну, пострадавшему во время магатаки. Его крыльям требовалось лечение. Золотые искорки вновь заплясали на краях рваных ран, которые на глазах стали затягиваться. Демон что только не заурчал от удовольствия, как сытый кот. — Сейчас, всех подлечу. А потом… будет суп с … магистром!

* * *

Осторожно вышагивающий меж разлетевшихся на приличное расстояние от эпицентра каменных обломков высокий, худощавый, слегка сутулый мужчина, в темной мантии без каких-либо украшений, внимательно оглядывался по сторонам, подмечая интереснейшие детали. Его нос постоянно принюхивался к окружающей обстановке, а длинные узловатые пальцы что-то бесконечно перебирали в воздухе. Внешность его не была б столь отталкивающей, если бы не брезгливое выражение надменного лица и чуть выпуклые мутно-серые глаза, прямой взгляд которых не мог переносить ни один из сопровождающих его подручных.


— И что это у нас такое мощное взорвалось? — первый архимаг королевства приблизился к руинам, бывшими великолепным дворцом, ранее не раз посещаемым им. — Выплеск силы на уровне не менее двадцати магединиц. Темной магии, заметьте. И еще… демоном тянет. Точнее — разит. Точно! Здесь явно побывал Высший!

— Он и сейчас здесь, Ваше Превосходительство, — торопливо поспевающий за ним коротышка ощерился щербатым ртом, что вызвало у архимага новую гримасу отвращения. Но он сам виноват — нарочно привлекал в подчиненные ущербных с физической стороны людей и полукровок. Такие, обиженные на всех и вся, рвали врагов в хлам, вымещая застарелые обиды и комплексы. — И все еще держит купол. Сильный, сволочь хвостатая. Самый что ни наесть Высший! Но на привязке. А вот к кому привязан — понять не могу, силенок не хватает мне. Ага, ещё тут Охотник. Тоже под куполом. Магия демонов в сочетании с магией ловцов. Забавно, забавно… Непревзойденный Лантар, как же они договорились?

— Из-за девки они договорились, — Риар Лантар хищно усмехнулся, раздувая ноздри. Ее запах он учуял первым. Слабая, нежная человечка, от этого не менее занимательно, что она забыла в этом раздрае. Такие загадки архимаг любил даже больше своих жестоких, тщательно скрываемых ото всех, включая короля, экспериментов. — Тук-тук, девочка, сними защиту. И давай без глупостей!

— Да, легко, — Айя сдернула защитный купол, как присохшую чешуйку, и улыбнулась шкодливой улыбкой малышки-первоклассницы. А на прибывшую инспекцию выметнулся целый шквал воды вперемешку с комьями земли. — Ловите, гости дорогие! Ешьте, не подавитесь! Дём, уходим. Эй, охотник, ты с нами! Возражения не принимаются. Портал, живо! Ныряем!

* * *

— Да уж, недалеко мы ушли, — демон, принявший более человеческий вид и обзаведшийся одеждой по своему статусу, хмуро осмотрелся по сторонам. Сейчас он представлял собой широкоплечего мужчину, с породистым лицом, хищным разлетом темных бровей и четкой линией рта. Высокие острые скулы и треугольный зрачок остались единственным приметным отличием нелюдя от человека. Даже ростом он оказался наравне с охотником. — Айя, я совершенно пустой. Наемник, а ты?

— Примерно так же, — его напарник обессилено присел на землю, прикрывая темно-серые усталые глаза. Для ловцов такая растрата сил была непомерной. Все же они пользовались магией лишь в бою, в остальное время полагаясь на оружие из заговоренной стали. — Резерв на нуле. На следующий переход уже не хватит.

— Нас отследить могли? — девушка, напротив, нервно кружила по небольшой полянке, на которую их вынес ненаправленный портал. Она пыталась отряхнуть свое многострадальное платье, но бросила это бесперспективное занятие. Светлые волосы потемнели от копоти и пыли и свисали неопрятными прядками вдоль точеной шеи. Она ловко закрутила тугой узел на макушке и воткнула отломанную от ветки палочку в качестве шпильки. — У меня с магией тоже… всё не очень. Пара суток на восстановление потребуется. Про переход я вообще молчу.

— Стоять на месте! — неожиданно, как снег в июле, из открывшихся послушно чьей-то злой воле порталов посыпались вооруженные амулетами и артефактами люди в серых хламидах. На левом плече у каждого из нападающих был вышито «всевидящее око» — знак принадлежности к службе Первого архимага Угории. Сам Его Превосходительство чинно вышел из последнего, открывшегося чуть в отдалении, пространственного перехода и неторопливой походкой подошел к беглецам. — Без глупостей! Айя, тебя это касается в первую очередь! Выйди ко мне, нам надо поговорить!

— Пирамида Леснинга, делаем! — даже не обернувшаяся в сторону говорившего девушка протянула руки демону и охотнику. — На прорыв силы у меня не хватит, а вот разнести всё вокруг — вполне.

— Высший, не дури! — из завесы невидимого всем портала появилась женщина, которая сразу притянула на себя все взоры окружающих поляну мужчин. Показалось, слаженный вздох восхищения единовременно вырвался из десятка глоток. Но черноволосая, гибкая как лоза, красавица говорила лишь с напряженной перед последним в их жизни боем троицей. Ее голос стелился по их фигурам, словно туман, такой же мягкий и невесомый, внушающий доверие к его обладательнице. — Охотник, к тебе это тоже относится. Попытаетесь сделать пирамиду Леслинга — уничтожу. Лично. Её. На точечный удар у меня сил предостаточно. Мальчики, вы меня поняли?

— Вы весьма доходчиво объясняете, Ваше Высочество, — демон отдернул руку от Айи, вызвав ее закономерное злое шипение. — В ответ клянусь, если с ней что-нибудь случится, я пожертвую своим посмертием.

— Я тебя услышала, — черноволосая блеснула ядовито-яркой зеленью раскосых глаз из-под густых ресниц и недовольно усмехнулась. — Чем же она тебя привязала, Высший, что ты готов ради человечки рискнуть своим посмертием?

— А вот это не твоего ума дело, принцесса, — краткая дрожь от перехода в боевую ипостась и наглый черный хвост почти уперся кончиком в роскошную грудь. — Но я предупредил, вздумаешь тронуть Айю, и я из мрака Тёмных начал вернусь за тобой.

— Не трону я её, — Эрика Ликар, принцесса Угории, переливчато засмеялась. И снова над поляной понеслись мужские вздохи. А Айя лишь крепче сжала грязные кулачки, мечтая с размаху прекратить этот раздражающий игривый смех. Красавица будто почувствовала ее желание, и более серьезным тоном продолжила. — Если человечка сама не нападет, а то она готовится. Причем, готова встать между мною и тобой. И чем ты ей так дорог, демон, что она жизнь за тебя готова отдать?

— И это тоже не твоё дело! — и темный ударил остатками сил по принцессе. — Айя! Беги! Встретимся в посмертии!

— Не царское это дело, бегать! — проворчала непослушная человечка и на пределе своих возможностей выставила искрящий зеркальный щит, прикрывая оскаленную морду своего верного монстра. — А вот так? Нравится? Обратка не замучает?

* * *

— Выжата до суха, — целитель в очередной раз провел рукой над лбом не приходящей в себя девушки. — Но жить будет. Она же человечка, а магия — демоническая, сильная, из высших. И еще откуда-то ей магией сирен перепало. Смею предположить, Ваше Высочество, ее уровень — семнадцать единиц?

— Двадцать три, как минимум! — принцесса засмеялась, но уже безо всякой игривости в голосе. И выглядела она обыкновенно, просто красивая, ухоженная женщина лет двадцати пяти. Да и глаза перестали светится изнутри, хотя и имели необычный зеленоватый оттенок радужки. — Выставить против меня зеркальный щит при полном истощении резерва — это надо было ухитриться! И у неё демон на привязке. Высший. Ты прав, Ксандр. Как могла человечка привязать к себе Высшего демона?

— У неё еще на привязке ловец, — лекарь осторожно прикрыл Айю тонким одеялом, боясь потревожить ее пограничное состояние. — Тоже сильный, уровень выше пятнадцати.

— Девятнадцать, — недовольно фыркнула принцесса. — Или даже двадцать. Это он девчонку притащил к нам. Когда я с ней смогу поговорить?

— Не раньше, чем через пару дней, — Ксандр требовательно посмотрел на нахмурившуюся женщину. — Она просто раньше не проснется. Слишком слабенькая. А будить опасно!

— Ну-ну, я вам покажу, маленькую и слабенькую! — девушка, до этого подававшая лишь слабые признаки жизни, неловко приподнялась над постелью, и в распахнувшееся настежь окно ворвался ледяной смерч. — Маловато? Сейчас добавлю…

— Двадцать пять, не меньше! — около постели из портала вышагнул архимаг Лантар, перехватывая стихию и стряхивая капли воды на пол. — Айя, глупышка, приглуши свои выверты… Энергия тебе ещё понадобится… Ты же не хочешь, чтобы твой демон выгорел?

— Не хочу, — выпавшая из полузабытья Айя окончательно очнулась и выставила очередной щит. — А темные сильны, уважаю. Дёма, слияние!

— Не выйдет, моя госпожа, — Высший поморщился, нехотя признавая свою беспомощность. — У меня магии практически не осталось. И ещё охотник тянет. Но ему надо, он практически в минус ушел. Ты его зачем к нам привязала?

— Я его что? — магисса недоуменно похлопала ресничками. — Нужен он мне! Рви связку! Останемся вдвоём!

— Не могу, малышка, — ее напарник раскатисто хохотнул. — У тебя с этим идиотом что-то типа любовной привязки. Не рвется такая на раз. Хотя, подожди… Тсс! Да, он скоро сам сдохнет… Если ты его не подпитаешь своей магией.

— Да нечем мне его подпитывать! — она удрученно опустила голову. — Я — пустышка.

— Могу поделиться, — Первый архимаг королевства не мог не вмешаться в столь трагический для захваченной троицы момент. — В обмен на контракт. Ну, моя девочка, решайся! Всего пять лет в должности проректора Высшей школы для темных магов… И никто сегодня не умрет. Ни ты, ни охотник, ни Высший. У вас же жизненной сил практически не осталось?

— Согласна, — Айя спрятала лицо в ладонях. Только бы не сорваться на истерику от безысходности! — Лечи, грых с тобой. Сначала демона, потом охотника, меня на сдачу.

— Сначала тебя, моя милая, они от тебя энергией питаются, — архимаг осторожно притронулся ладонью ко лбу девушки. И вперился взглядом своих жутких глаз в ее лицо, отчего она вся обмякла и тихо завалилась на спину. — А у тебя даже не «ноль», это ты в минус ушла. И стоили они того?

— Право на дуэль остается за мной, — Высший перебрался поближе к кровати и взял Айю за руку. — Попробуешь её привязать к себе, и месть моего клана тебе обеспечена будет по гроб жизни.

— И я в стороне не останусь, — хрипло просипел наемник и, подтянувшись на дрожащих от бессилия руках, рухнул навзничь. Наблюдающий с видом исследователя-энтомолога за его попытками дотянуться до лежавшей в отключке магиссы архимаг покачал головой. Последняя все же удалась ловцу, опять же не при помощи демона, который просто подтащил парня за шкирку и закинул на соседнюю кровать. Тот сразу же вцепился в маленькую прохладную ладошку и, задыхаясь, закончил тираду. — Имя моё — Лайк Рико. Если Айе будет причинен вред, честью Охотника и Словом Рода клянусь, что приложу всю свою суть для уничтожения гада. Да будет так!

— А это уже серьезно, — архимаг перестал улыбаться. — Две клятвы жизни. Принцесса, отзовите-ка своих бойцов. Мешают. И сама уходи. Если я её сейчас не вытащю, то здесь начнется локальный… апокалипсис. Или армагедец. Да, хвостатый?

Когда за вышедшими захлопнулась дверь, разговор продолжился.

— Ничего здесь не будет, мешок с костями, верст так на двадцать, — демон, уже снова перекинувшись полностью человеком, поднес к губам безжизненную руку. Кончиком языка провел по кровоточащему порезу, полученному во время боя в замке. Удовлетворенно хмыкнул, когда порез начал зарастать тонкой розовой кожицей, и облизнулся. Как ни крути с привязкой, а человеческая кровь — слишком сильное искушение для детей Хаоса. — Знаешь, что происходит при самоуничтожении Высших? Никто не спасется, и ты не мечтай. Я тебя и на изнанке жизни достану.

— Так чем же моя девочка тебя так привязала, что ты готов на всё? — Риар Лантар осторожно вливал свою силу в Айю, не глядя в сторону взбешенного демона. Эту адскую тварь слова «моя девочка» привели в такое неистовство, что воздух вокруг присутствующих сгустился, а по углам зашевелились неясные тени. — Для таких, как ты, такая преданность… нелогична.

— Жизнью она мне обязана, — демон взял себя в руки и аккуратно погладил женщину по руке. А в помещении сразу стало легче дышать. — Моей жизнью. Подробностей не будет. Но я ей должен. И хвостом клянусь, долг отдам. И за тобой следить буду!

— Ну, да, связываться с Высшими себе дороже может обойтись, — маг позволил себе краткую улыбку. Затем протянул руку и вытащил из волос девушки застрявшую веточку, которую запихнул себе в карман мантии. — А сколько у неё единиц? Не двадцать, иначе она бы уже выгорела.

— Сорок две, — Высший нехотя выдавил из себя информацию. Все равно при подписании контракта ее силу измерят артефактом. — У тебя, человечишка, пятьдесят четыре. У меня — сто сорок. У наемника — семнадцать. Ещё вопросы будут?

— У магистров нет вопросов, — отшутился Его Превосходительство. — И как она со своим резервом в сорок с небольшим ухитрилась поймать тебя, всего такого мощного?

— Тебе это никогда не узнать, — демон приложился щекой к ладошке Айи, вдыхая ее тонкий аромат. Бесподобная малышка. Просто невозможно оторваться. — Она меня и не ловила, а спасла. Но как, где и когда тебя это не касается.

3

Под вечер в палате остались только трое потерпевших от произвола наместника и архимага. Трое очень пострадавших и очень обеспокоенных потерпевших.

Айя, очнувшаяся от лечебного сна, обнаружила себя полностью отмытой и переодетой в чистую, мягкую распашонку. На ее фигурке это безразмерное фланелевое безобразие в мелкий фиолетовый цветочек выглядело, как походная палатка, в которой запуталась тощая, белая кошка. Стеснительной она хоть и не была, но в душе все же понадеялась, что очистительными процедурами с ней занимались не напарники, а лекарки.

Правда, после пробуждения в еще большее расстройство ее привело отсутствие даже крохотного отклика резерва, даже малюсенькой искорки в энергетических линиях. Вот это — потеря потерь! А не испорченная прическа, выжженные местами пряди которой топорщились на затылке, придавая ее унылой мордашке чуть диковатый облик.

— И что это было? — девушка, устроившаяся поверх одеяла, обхватила себя руками за плечи и подтянула к груди острые коленки. И еще больше стала напоминать бездомного котенка, которого как-то раз случайно нашел на просеке и притащил к себе на зимовку охотник. Такой же жалкий комок потрепанной шерсти с бездонными от пережитого ужаса голубыми глазенками. Обнять и плакать! — Эль, кажется, я вопрос задала… Ответ могу услышать?

— Ты себя почти полностью выжгла, Айя, — демон неприязненно усмехнулся, в отличие от сердобольного ловца он любил жестко обламывать молодых и наивных дев, возомнивших себя спасительницами Высших. — И подписала контракт на следующие пять лет. Ты сейчас у нас проректор по воспитательной работе и связям с общественностью какой-то учебной богадельни. Прости меня, Темный владыка, язык не поворачивается назвать это заведение — Академией. Я… пусть тебе будет понятнее… твой фамильяр. Этот недоловец — твой телохранитель.

— Сбежать у нас уже не получится? — опешившая от таких новостей магисса с превеликим отвращением воззрилась на довольного нелюдя, который, решив, видимо, окончательно добить свою хозяйку, материализовал перед ней большое такое зеркало. — Ох, ты ж, ёж! Да уж, красопетка! Неотразимая красавица, прямо, ни в одном болоте не отразится! Убери от меня эту бледную немочь, я ее знать не знаю, и верни меня красивую обратно! Дём, а я тебя опять что ли кровью поила?

— Да, моя ненаглядная госпожа, я воспользовался твоим беспомощным состоянием и сделал несколько глотков твоей бесподобной кровушки, — демон не стал отрицать очевидного удовольствия от проделанной пакости. — Ты подпитала меня и этого доходягу заодно. Зачем он тебе, малышка? Он же тебя поймал… По подлому обошелся…

— Я сама подставилась по глупости, за что и поплатилась, — Айя передернула плечами, еще больше скукоживаясь. Она все же натянула на себя одеяло, укрываясь с головой. От потери резерва и холода, медленно разливающего у нее по венам, скоро уже натурально начнет стучать зубами. — С-с-сама виновата! С-с-сама дура, сама и расплачусь. Дём, я тебе сейчас еще крови дам… Немного, но тебе хватит.

— Совсем очумела, болезная?! — Лайк подскочил на своей кровати, на которой до этого мирно отдыхал, и протянул запястье. — Давай я твою собачку покормлю. Эй, адская псинка, ты мою кровь бери!

— Она совершенно безвкусная, изжогой замучаюсь! Хотя… если только тебя, полутруп, мне в жертву не принести, — на секунду лицо мужчины поплыло, являя присутствующим свирепую шакалью морду и блеснувшие алым отсветом кошмарные черные глаза без белков. — Но, я все же побрезгую и лучше еще раз полакомлюсь кровью хозяйки.

— Перетопчешься, страшила хвостатая, — ловец душ встал со своего места, в наглую сгреб пискнувшую было девушку в охапку вместе с одеялом, усадил себе на колени и с вызовом взглянул на свирепеющего Высшего. — Или моя кровь, или отвали! А то сам сдохнешь! Понял?

— Без тупых наемников разберемся, — второй наследник Тёмного трона с усилием подавил гнев на зарвавшегося человечишку, но месть ему решил все же не вычеркивать из списка неотложных демонских дел. — Айя, тебе же нужно пополнить резерв? И быстро… Я сброшу от себя десяток единиц.

— Не откажусь, Дём, — она зашебуршилась в своем коконе, шипя на Лайка, чтобы убрал свои загребущие конечности и дал ей наконец заняться самолечением. — Давай. Но только десять единиц, не больше! А то знаю я темных, так и норовят впихнуть невпихуемое…

— Я тоже от себя сотку добавлю, — охотник засмеялся, придерживая магиссу за талию, чтоб она не свалилась с кровати.

Держать ее, вот так близко от себя, было невероятно… хм… волнительно. Вот еще бы эта мелкая зараза так самозабвенно не ёрзала на его коленях, а то некрасиво выйдет. Он же не каменный! А от ее волос так вкусно пахнет лесными ягодами, мятой и еще чем-то теплым, от чего хочется притянуть ее всю к себе и… Да, твою ж маковку, и что это с ним сейчас происходит, а?

— Кхм, меня архиважный наш хорошенько подпитал. На пару сотен единиц. Я ж большую часть в накопители посливал, благо у нас, охотников, свои секреты есть! — продолжил он, смущенно откашлявшись. — Да и Айя постаралась, так меня накачала дармовой энергией! Умелая! И как ты, мелкая, смогла вместить в себя столько?

— Не трещи над ухом! Это не я мелкая, это ты — шкаф на ножках! — Айя дернулась, распашонка издала подозрительный «хрясь». Охотник с демоном переглянулись. — Я и не на такое способна, уж, поверь мне! Так, соратнички, что там у нас имеется на круг…

Девушка чуть прикрыла глаза и сосредоточилась, прощупывая окружающее пространство магическим взором. Спасибо матери, подкинувшей ее младенцем на порог приюта, и неизвестному папаше, благодаря которым ее способности сильно отличались от тех, которыми владели обычные одаренные. Сколько она себя знала, а это было лет с трех от роду, когда в ней проснулся дар, она могла поглощать и отдавать бесконечное количество энергии. Но для этого необходимо было полностью перекрыть или разрядить резерв. Как только она заблокировала свой внутренний, почти пустой источник, то сразу же смогла ощутить все энергетические потоки, линии силы, нити поддерживающихся в лечебнице заклинаний и охранок, вообще, всю магию! Это как нырнуть в нереально мощный гейзер, сразу можно и захлебнуться от восторга и переполняющей силы!

— Ч-ч-ч… Ох, ты ж! Четыре сотни… Я возьму себе две, сто для демона, сотку для тебя, громила, свои оставишь себе, — она почти задохнулась, но сумела справиться и не потерять контроль. Главное, максимально раскрыться и не препятствовать потокам проникать сквозь нее. Да, и еще контролировать ауру, не дать демону почувствовать ее возможности. Эту тайну она не собиралась доверять никому.

— Ты же совсем пустая, — охотник нахмурился, не понимая происходящего. Расклад по силам не сходился, хоть ты тресни! Девчонка что-то мудрит, а вот что, этого он как раз понять и не мог. Но интуиция у ловца прямо-таки колоколила о необычном. — Сто моих — тебе. Демон, ты с ней поделишься? Дай ей хоть двадцать единиц.

— Может ты хотел сказать, двести, убогий, — Высший презрительно глянул на вытянувшееся лицо наемника. — И ещё четыреста с моей ауры.

— Шесть сотен, весьма щедро с твоей стороны, хвостатый! — и тут Лайк неосознанно наклонился вперед и уткнулся носом в изгиб шеи Айи. Его накрыло таким! Такой! Волной щенячьего восторга, какой он с детства не припоминал. В душе пели птички, а разум, кувыркаясь в упоительных потоках силы, помахал ручкой и был таков. И только возмущенный рык Эльхрана возымел действие над отъехавшим парнем. Он встряхнулся по-собачьи и немедленно отстранился от девушки. — Эээ… Я столько не смогу. Двести — мой предел.

— Слабак, совсем-совсем немощный, да? — выплюнул пренебрежительно демон и расправил могучие плечи. По его шее к вискам поползли, вспыхивая багрово-красным магические знаки, скулы заострились, а из пальцев выстрелили шакальи когти. — Отдам девочке восемь сотен единиц. Пусть берет. Мне не жалко.

— Она же столько не потянет! — напрягшийся охотник привлек притихшую Айю к себе. Девушка даже не огрызнулась, ей бы справиться сейчас с окружающей силой, ничего не порушить и не привлечь ничьего излишнего внимания. — Сотка — это максимум, что она способна…

— Да, ну, уверен? И кто, вас только обучал?! — Высший встал посреди палаты и расправил темные крылья. Вечерний полумрак сменился непроглядной тьмой, в которой лишь угадывалась огромная фигура демона. — Девочка заслужила полутысячный объем.

— Эй! А меня спросить? — вскинулась Айя и, вдруг, с небывалой для такой мелюзги силой затрепыхалась в руках охотника — Дёмочка, хороший мой, темненький мой! Ой, не надо! Погоди, Дём, ты что делаешь?! Мне больно-о-о-о!

— Силу свою отдаю, — «Дёмочка» величественно взмахнул крылами, поддав жару в комнате, и резко накрыл руку девушки своей лапищей. — Лови, маленькая! Забирай всё, что сможешь.

— Дё-ё-о-о-ом, не надо-о-о-о! — магиссу выгнуло дугой, и она чувствительно приложилась затылком к носу удерживающего ее ловца. Сочный мат гулким эхом прогулялся по углам, спугивая настороженные тени и развеивая тьму. Девчонка рвано задышала и хрипло заорала на фамильяра. — Не надо! Фу! Ты что творишь?! Хватит! У тебя же сто сорок единиц, сам говорил, а ты сейчас отдаешь намного больше!

— Почти тысячу потянула! — демон восхищенно оскалился. В его нынешнем виде это выглядело довольно угрожающе. Лайк попытался спрятать свою ношу за спину, но демон не позволил. Еще пару мгновений они перетягивали брыкающую и вопящую магичку на себя, пока охотник не сдался, переживая, что они просто-напросто разорвут ее пополам. Шакалья морда самодовольно всхрапнула. — И отдам ещё пятьсот магединиц. Айя, принимай подарочек от Тьмы!

— Ой, недаром у нас на кафедре говорят, два упертых дебила — это… сила! — Айя, разметавшая руки и ноги по кровати, не могла даже пальцем пошевелить от переизбытка стресса в организме. Ну, и как эти двоим живодерам разъяснить, что все, что они влили в нее, она благополучно скинула в «гейзер». Да на кой феерический икс ей сдалось столько силы? Реки вспять поворачивать? Тоннели в горах прогрызать? В алчные до власти ручонки архимага попасть? — Взяла. Во мне сейчас просто прорва энергии. Э-э-э-э, и, кажется, меня сейчас вывернет!

— Да по тебе и не скажешь, что столько вошло! — демонюка придирчиво покрутил пальцами ее личико из стороны в сторону. — Сколько впитать смогла? Тысячу пятьсот единиц?

— Бери выше, Дём! Почти две тысячи, — Айя прислушалась к себе, резерв был глух и нем, как и положено, а вот каналы энергетические чуть не полопались от такого напряжения! Зато в дальнем углу она заметила, как красиво так, с переливами набухал пребольшущий пузырь с халявной магэнергией. И теперь ей нужно было как-то этих экспериментаторов отвлечь, чтобы распустить всю эту прелесть по потокам, пока не лопнула и не уничтожила лечебницу вместе с постояльцами. — Эй, мучители, может на сегодня закончим эксперименты над тушкой проректора и перейдем к ужину!

4

Магический шар лениво пульсировал под потолком, озаряя мягким желтоватым светом двух высокопоставленных лиц королевства, вооружившихся каждый десятком резных шахматных фигурок и терзающих игровое поле сложными многоходовками. Порой партия Первого архимага и принцессы Эрики могла длиться несколько дней, занимая все свободное от интриг и козней время. Порой страсти между ними накалялись до таких высот, что слуги замучивались отмывать закопченные стены, выбрасывать обгоревшую мебель и заново остеклять высокие окна. Поэтому совместными усилиями было принято мирное соглашение, по которому в комнате наличествовал лишь минимальный набор мебели из наиболее жароустойчивого дерева, а занавески и ковры заменялись иллюзиями, любезно поддерживаемыми Его Превосходительством. За иллюзию цветочков и освещение несла ответственность Ее Высочество.

— Эти гаденыши умыкнули у меня почти две тысячи магединиц силы, — архимаг Лантар задумчиво разглядывал сидящую напротив него в кресле принцессу, постукивая черной фигуркой рыцаря по каменной столешнице. Эрика сегодня играла белыми, и, похоже, намеревалась выиграть. Обучил на свою голову, теперь приходится напрягать мозги, чтобы не ударить в грязь лицом. — Причем так виртуозно, что я и не почувствовал сразу, так как занят был девчонкой. Интересно, кто из них такой талантливый, что ухитрился опустошить мои накопители, не потревожив охранку? И куда они дели слитую энергию?

— Высший, кто же еще, — недовольно отозвалась принцесса, делая ход и незаметно от противника крутя тонкий витой браслет на руке. Вшитое в него заклинание отвода глаз пару раз выручало ее и дарило почти призрачную надежду на победу, которая каждый раз каким-то неуловимым образом от нее ускользала. — Ты уверен, Риар, что этой троице можно доверить нашу «Вышку»?

— Уже не очень, — даже не пытаясь увильнуть от ответа, честно признался архимаг, будучи поглощенным замысловатой рокировкой. Кстати, основную роль браслетика он давно раскусил и сумел подправить пару связок, так что теперь мог считывать если не мысли целиком, то слабые образы, возникающие у королевской доченьки в момент ее концентрации над игрой. — Но вариантов нет, девчонка контракт подписала кровью. Так что она теперь то ли декан Темной академии, то ли даже ректор. Вспомнил! Проректор! Эри, а давай её отпустим с миром? Мне сегодня сон плохой приснился, сердце колет, колено ноет…

— А не получится, — принцесса тяжело вздохнула, понимая, что отступать ей некуда. Этот грыхов первый маг королевства снова проявил чудеса изворотливости и сумел-таки переиграть ее. Она со злости отпихнула доску, оставшиеся пару фигурок с глухим стуком попадали на доску. — Ты им покои в Школе выделил? А то они себе сами подыщут, и нам это может не понравится. Очень!

— Не успел, с тобой заигрался, — Риар небрежно взмахнул рукой, и рассыпанные по столу фигуры вместе с раскрытой доской исчезли, а вместо них появилось блюдо с фруктами и бутылка вина с двумя бокалами. — А где они вообще, не могу отследить их ауры? Целитель их отпустил? Или они сами из лечебницы смылись?

Рука Первого архимага, разливающего выдержанное красное, даже не дрогнула, когда за его спиной едва слышно схлопнулся портал, и нарочито веселый голосок Айи отразился от голых каменных стен звонким эхом. Девушка, одетая в выданное ей жалостливой кастеляншей серое ученическое платье, выглядела юной адепткой, а не солидным должностным лицом. Волосы она стянула на макушке в куцый хвостик, после того, как, посовещавшись с товарищами по несчастью, состригла подгоревшие пряди.

— А вот и мы! — она расправила складочки на форменном подоле и растянула губы в наивно девчачьей улыбке, призванной, видимо, вызвать закономерную жалость у власть имущих работодателей. — Уважаемые наниматели, я так и не поняла, где предназначенные мне по статусу покои? А еще моим… моему фамильяру и охраннику тоже надо. И, раз уж я случайно услышала, что у вас похитили энергию, сразу заявляю при свидетелях, я тут ни причем! Совершенно и абсолютно! Так куда я заселяюсь, не расслышала?

— Желательно — в склеп, — архимаг тоскливо посмотрел на довольную собой и жизнью девицу сквозь рубиново-красную жидкость в бокале. — Ты, несчастье ходячее, как портал ухитрилась открыть сюда? Я же купол над твоей палатой поставил!

— Подумаешь, защитный купол, — Высший проявился из тени и нагло уселся на одинокий диванчик, обшитый огнеупорной саламандровой кожей.

Эльхарн пощупал обивку и присвистнул, ему такая гениальная идея в голову не приходила. Надо будет Темному владыке в подарок комплектик стульев в Тронный зал передать. А то он к старости совсем перестал себя контролировать, и подданным приходится все приемы на лапах и копытах отстаивать.

— Ты выставил, а я убрал. Так, ближе к телу, где мы жить будем? И да, я тут тоже походя уловил про твою потерю, маг… так вот, твою энергия спер я. Не Айя. Спасибо, это было несложно, — демон уловил возмущенный жест Эрики. — Ой, да, ладно, Ваше Высочество, не напрягайтесь вы так, я у Вас меньше тысячи единиц возьму. Ну вот и всё, благодарствую. Охотник, проявись, я тебе половину отдам.

— Хам и наглец! Обожаю! — Эрика передернула плечиками и заливисто рассмеялась. Вместе с ней ухмыльнулся и польщенный таким отзывом нелюдь. Только Айя поджала губы и отвернулась. — Ты забрал полторы тысячи, лгун! Шерсть не облезет от жадности, хвостатый? Не лопнешь от такой-то дозы?

— И даже не подавлюсь, сладкая, — Эльхарн так вызывающе бесстыже подмигнул венценосной красавице, что ту бросило в краску. Не выдержав такого обращения, принцесса с гордым видом исчезла в портальном переходе, даже не попрощавшись. — Так, о чем я? Пять сотен — мне, пять — Охотнику, остальное — Айе, хотя она уже наполнена под завязку.

— Силенок на переход хватит? Да, вижу я, вы же столько утянули, — Первый архимаг досадливо оглядел недопитое Эрикой вино. Опять целый вечер придется в одиночестве прозябать или в лабораторию тащиться. — Демон, прояви сочувствие и разъясни мне, как ты мою силу-то перевариваешь, она же твоей противоположна?

— Легко и непринужденно, — порисовался напоследок демон, перед тем, как подняться, ухватить Айю за руку и шагнуть в изнанку. — Давай координаты, маг.

* * *

Айя еще не успела перевести сбившееся дыхание после перемещения через изнанку, как ее уже дернули в сторону и поставили за широкую спину охотника. Вот так всегда, самое интересное творится без ее участия. Мужчины!

— Жди снаружи, мелкая, тут дело для настоящих профессионалов. Двенадцать «следилок», восемь «маячков», — ловец ладонью провел по двери комнаты, выделенной от щедрот администрации для Айи. — Ломаю? Но, учтите, я грубо работаю! Берегитесь щепок!

— Нас совсем не уважают? Не будь мы в питомнике для темных, такое недоверие к нашим особам я бы ректору не простил, — демон, успевший отстранить Лайка от готовящегося покушения на имущество Академии, выдохнул тончащую струйку темного дыма, которая втянулась в запертый замок. Щелчок, и дверь, натужно скрипя не смазанными с самого основания школы петлями, приоткрылась. Из помещения пахнуло застарелой пылью и сыростью. — Эй, наемник, теперь твоя очередь, глуши прослушку.

— Сделано, — напарник стряхнул обрывки следящего контура и первым шагнул внутрь. — Это же комната Айки? Да тут все заросло паутиной и грязью. Для порядка надо бы Хранителю «Вышки» шею намылить! Это ж какой бардак в госучреждении развел! Хоть бы домового прислал, нечисть нерадивая!

— Лови, хозяйственный ты наш, вот тебе…, — Эльхарн прищелкнул пальцами, посреди громоздкого письменного стола взвилась и осела серая пыль, и кто-то невидимый громко и раскатисто чихнул. Рядом послышался такой же трубный чих и невнятное шебаршение. — Домовой. И в пару к нему — домовушка. Пусть за порядком наблюдают, заодно и по соседям сведения пособирают.

— Ловко ты, демон, своих нечистых к делу пристроил, — Лайк обвел сузившимися глазами покои Айи. Как бы и его припрятанного «жучка» шустрые духи не изничтожили. А ему позарез нужно за девчонкой проследить. Не дает ему покоя странная тягучая привязанность к ней, одолевшая его и лишающая способности адекватно мыслить в ее присутствии. — Имена она им сама придумает… И все же, Эльхарн, как Айя умудрилась тебя привязать?

— Меня к ней папаша привязал, — вполне беззлобно расхохотался нелюдь, наблюдая за оторопевшим ловцом. — Наша блондинистая глупышка решила по малолетству вызвать маленького демоненка. Ее в приюте сильно доставали из-за цвета волос и маленького роста. Вот она и захотела себе защитника из самого Пекла… Сил вбухала в вызов немерено, и случайно зацепила меня в изнанке. А отец в наказание за мою… беспечность… Короче, что-то я растрепался малость… Но, ты и сам видишь, я теперь ее верный цепной пес.

5

«Подопытные могут и подождать, а любопытные величества никогда!» — подумал Первый архимаг королевства, с иронией глядя на Эрику, перекормленной уткой вываливающуюся из тайного прохода в стене. На этот раз она от расстройства промахнулась с координатами портала.

— Чего застыл, как не родной! Помоги своей госпоже с закуской, — руки принцессы оттягивала большущая корзинка со снедью, добытой в неравной схватке с Властелином кухни Фердинандом Янгом — любимым шеф-поваром короля Реджинальда VIII. И только угроза привлечь санитарную инспекцию во главе с венценосным папенькой перевесило решимость одержимого кухмейстера бороться за свои припасы до конца. — Правда, придется все блюда проверить на наличие ядов, но это — твоя забота!

Пока архимаг с педантичностью серийного маньяка сервировал стол и проводил антитоксическую обработку кушаний, Эрика приглушила свет магшаров до интимного полумрака, накинула на покои полог тишины и со стоном блаженства нырнула в объятия любимого кресла. Кивком поблагодарив Риара за наполненный нектаром бокал, она обратилась к своему наставнику.

— Скажи-ка, дядя, как так вышло, что этот сброд абсолютно и однозначно обнаглел? — принцесса совсем не по-девичьи мощно отхлебнула вина и ухмыльнулась, вспоминая недавнюю перепалку с демоном. — Есть предположения, твое превосходительство, куда они свистнутую у нас энергию девают?

— Сам бы хотел знать, — Первый, прищурившись и сменив традиционно кислое выражение на лице на задумчиво-восхищенное, не сводил глаз с сидящей напротив женщины.

Пятиюродное родство позволяло им прикрывать свои отношения от злопыхателей и на людях обращаться как заботливый дядюшка с любимой племянницей, а на деле… Те, кто случайным образом или по наущению своих хозяев попытались разнюхать подробности, заканчивали обычно в личной прозекторской архимага. Или, что гораздо болезненнее и трагичнее, в его лаборатории.

— Хранитель школы доложил, что Высший призвал пару кобольдов из Нижнего мира, — Лантар провел длинным пальцем по кромке браслета на руке Эрики. Она лишь на секунду прикрыла свои изумительные зеленые глаза и покачала головой. Архимаг в ответ пожал плечами и отстранился, продолжая говорить негромким, успокаивающим голосом. В приручении всяких зверей и тварей ему не было равных, главное, терпение и время, время и терпение… — Пристроил в качестве домовых. И защиту они с покоев снесли на счет «раз», не запыхавшись… Сколько они у тебя выкачали?

— Почти две тысячи с артефакта, сделанного по спецзаказу! С пожизненной гарантией от взлома! — принцесса продолжала веселиться и провоцировать мужчину, то отталкивая его с отстраненным видом, то позволяя чуть больше допустимого приличиями и родственным статусом. Эта игра не надоедала им никогда. — И у тебя столько же. Итого у них почти четыре тысячи единиц. Невероятно, как, вроде бы, случайные личности сумели так быстро спеться в воровскую шайку у нас на глазах! И ты еще требуешь от меня с ними церемониться! Да, знаешь, что я хочу с этой троицей сделать? Вы… Выдрать плетьми. Опустошить. И вышвырнуть в Пекло! Но сначала, этого их Высшего вые…

— Я понял, принцесса, понял! Но, увы, мстительная моя, они и сами кого угодно вы… тьфу, ты ж, прицепилось! Поимеют, — Риар растянул узкие губы в гнусной улыбочке, вызвав у Эрики нестерпимое желание прямо сейчас пойти и доказать всяким перепонокрыльчатым, кто в их королевстве самый главный после папы-короля. Но вкусная еда, весьма реалистичная иллюзия потрескивающего дровами камина, выдержанное вино, а главное, ласковые руки архимага, успокаивающе поглаживающие ее ладони, удерживали женщину от необдуманных поступков на ночь глядя. — Да, Эри, плохая была идея Айю призвать. Кернис не учел Высшего… а, может, наместник играет с нами по своим правилам, как думаешь?

— Что сделано, то сделано, они уже здесь, — Эрика сидела надувшаяся, и вечер томно стремился к завязке. Архимаг это понял и не стал давить на женщину, позволив ей самой решать, останется она или исчезнет в портале. Терпение и время…

* * *

В сверкающей чистотой и благоухающей свежестью комнате царил образцово-показательны порядок и постельный режим для уставших до полусмерти блондинок.

— Дём, а большие кроватки у тебя особенно хорошо получаются… Опыт, наверное, тоже большой? — Айя распростерла тщедушное тельце на мягком матрасе, устланном белоснежным бельем, и сладострастно вздохнула, не замечая выгнутую дугой бровь демона. Для своего возраста и происхождения девчонка была на редкость неиспорченной, и поэтому второго смысла в своем же высказывании, в отличие от него, не усматривала. — Мне понравилась. Дёмушка, а шкафчик для меня притянешь?

— Кхм, и что тебе в нем развешивать? Платье одно и то казенное, а распашонку отобрали на выходе из палаты. Бельишко что ли, так его всего один комплект и тот на тебе, — Эльхарн цинично ухмыльнулся, подмечая вытянувшуюся от обиды моську Айи и ее скорбно поджатые губки. — Ладно, ладно, будет тебе гардероб со шкафом. Что еще надо? Коврик из шкуры оборотня под кровать, шторку со стразами в ванную, хрустальную люстру из Королевского оперного театра? Заказывай, пока я добрый. Эй, ловец, может и тебе какой будуарчик приволочь?

— Себе приволоки, ты ж у нас весь из себя такой! — Лайк закатил глаза и помотал руками в воздухе, показывая, какой из себя высший. — Жлобяра хвостатый. Оторвать бы его тебе вместе с… языком!

— А не получится оторвать, — Дём периодически шагал в изнанку и выныривал с новой партией мебели и барахла. Высший не заморачивался бытовой магией, не по рангу ему такой ерундой маяться. Гораздо проще пройтись по загашникам Академии или и вовсе королевского дворца и прикарманить приглянувшееся. Демон давно забыл, как пользоваться совестью, поэтому этот рудимент у него напрочь атрофировался. — Коврики у кровати, в рабочей зоне и в ванной раскидал. Зеркало повесил. Даже картину с котятами приволок. Айя, подумай, что ещё из необходимого надо? Потом, малышка, у принцессы извинения попросишь, я у неё еще пару соток магединиц выкачал, порталы во время ремонта и новоселья, сама понимаешь, весьма энергозатратное занятие.

— Прохвост, ты, Дём, но зато какой хозяйственный! — девушка приподнялась на кровати и с мечтательным видом обозрела свое разросшееся хозяйство. В ее жизни еще никогда не было столько красивых вещей и таких заботливых товарищей. Она немного смущалась, что приходилось напрягать мужчин с обустройством жилья, и поэтому даже не пыталась указывать, куда мебель расставлять. И так все было очень гармонично и стильно, во вкусе Высшему не откажешь. Хотя эта картина… — А ничего себе так получилось, красиво! Я с вами вовек не расплачусь! Спасибо огромное-преогромное! А где же домовые?

— Хде-хде, — на колени магиссы вспрыгнул маленький, лохматый и недовольно сопящий уродец. Сердце Айи сжалось от жалости, таким тощеньким и несчастным показалось ей существо. Но хамоватости в нем было на целого дракона. — В ней! Тебе правду сказать? Али в рифму ответить? Чаво есчо хозяйка изволит?

— Порядок в комнате наводите почаще и никого не пускайте… пожалуйста, — девушка еле сдержала неприличное хихиканье при виде высокомерной позы духа-бытовика. — Эльхарн, ты где такое чудо чудное раздобыл?

— Где, где! … Всё там же, в Нижнем мире, — демонюка заржал, услышав яростное ругательство ловца. — А что, не нравится? Нормальный такой домовенок с супругой, хоть и с рожками. Шороху тут наведут, то есть я хотел сказать, порядок.

— Я уже поняла, — Айя зевнула, скромно прикрывая рот ладошкой, и практически упала лицом в подушку. Последние ее слова были еле различимы. — Лайк, прогуляйся по окрестностям… Надо же знать, куда мы вляпались по самое не могу… Дём, не бросай меня одну… пожалуйста… я пока посплю… пару часиков… Скоро рассвет, и новая должность на горизонте…

— Часов так пять не будить, — вынес свой вердикт демон и окутал девушку для надежности и тепла призрачными крыльями. — Вымоталась наша малявка. Ловец, не зависай мрачной тенью! Ты слышал, чем нужно заняться. По части разведки ты у нас профи. Вот и действуй!

— Обнаглевший и ох… очучевший… блохастый шакалюга! — проворчал про себя ловец, навешивая на спящую Айю свои «охранки». На скептическую ухмылочку Высшего он демонстративно внимания не обращал. Напоследок, окинув диспозицию строгим взором, он показал демону здоровенный кулачище, и вышел из комнаты, неслышно прикрыв за собой отремонтированную дверь. — А то я не знаю, что ей поспать надо…

6

Лайк вернулся через полчаса, сурово осмотрел умиротворяющую картину «Черная наглая скотина, преданно охраняющее чужую добычу», убедился, что Айка даже не повернулась ни разу, а так и провалилась в неосознанное сновидение, скрутившись калачиком под одеялом и мягким пледом из Тьмы. Не усмотрев, к чему придраться, начал донимать Демона придирками, надеясь, что тот поведется, кинется на охотника…, а Лайк благополучно займет свято место возле девушки. Высший, ну, вот ни разу не подозревающий о захватнических планах парня, полировал алмазной пилкой когти, сидя на краю широкой кровати, и читал в темноте похабный журнальчик, благо видел всё… аки демон. Страницы ему услужливо переворачивало домовое чудище, отпуская тихим, гнусавым голоском скабрезные шуточки по поводу изображенных в издании для больших мальчиков девиц, а скорее уже давно не девиц. Больше всего мелкому монстру нравились тощие, высоченные эльфийки, все подряд с ненатурально переделанными выпуклостями. Ловец, кинув один единственный хмурый взгляд на разворот сентябрьского номера «Ого-го, под хвостом!», на пару минут забыл даже, зачем он в тысячный раз спрашивал нелюдя, не просыпалась ли мелкая в его отсутствие. Придя в себя и клятвенно пообещав себе дальней дорогой обходить темных эльфиек, гномок, русалок и прочее фигуристое безобразие, он притянул массивное кресло, честно сворованное Дёмушкой из Лавандовой гостиной Ее Высочества Эрики, и продолжил светский разговор с фамильяром.

— Кстати, хвостатый, а почему домовые своими прямыми обязанностями пренебрегают? Халтурят! — он незаметно подкинул на ковер фантик от конфеты, который подобрал под окном Школы во время недавнего ночного обхода. — Порядок я наводить буду? А оно мне надо?

— Тебе точно не надо, ловец, — подчеркнуто равнодушно буркнул в ответ демон и переглянулся с домовым, нахально трущим свою здоровенную лиловую носяру средним пальцем. Лайк предупреждающе свел брови, кобольд скосил глаза и цыкнул зубом. — Чисто там, где не мусорят. Кстати, ты разведал, мой юный бесхвостый друг, где мы, собственно, сами жить будем? Может сходим, еще пару комнат вскроем?

— Да, как два пальца обо… эээ… драть! — залихватски усмехнулся охотник Эльхарну и злорадно хмыкнул, увидев неприкрытое разочарование на мордочке домового. — Слева или справа по коридору, выбирай! Тут у местных школяров какая-то мания с паранойей, всё «следилками» обвешано.

— Уже нет, — Эльхарн прищелкнул когтистой лапой, проверяя маникюр на убойность, остался довольным и пояснил. — Я их детские трещотки малость подправил, на нас они не среагируют, да и информацию о владельце подскажут в нужное время.

Тут за окном что-то гулко заухало, засвистело. Яркую полную луну пересекло несколько темных пятен. Ловец метнулся к окну и осторожно приоткрыл створку. Демон лишь повернул голову на шум.

— Оппа, что я вижу! — Лайк едва слышно присвистнул. — А ничего себе так натюрморт вырисовывается! Ведьмочки. Шесть штук. Краси-и-ивые!

— По контракту, озабоченный ты наш невежда, нам запрещено с учащимися и персоналом спать, — Эльхарн, не удержавшись от соблазна, не менее заинтересовано выглянул в окно и втянул носом прохладный осенний воздух. — Но, на этот раз, согласен, миленькие. Особенно вон та, темненькая.

— А контракт только у мелкой, — ловец плотоядно облизнулся и подбоченился, за что заработал насмешливый тычок под ребра от Дёма. — Лично я ничего не подписывал. И вообще, я — телохранитель, а не евнух.

* * *

Понаблюдав издалека за темными чародейками некоторое время и пообсуждав их достоинства по сравнению с красотками из журнала, мужчины уже более мирно рассредоточились по комнате, занявшись каждый своим делом: охотник разложил на подоконнике мечи и начищал их до зеркального блеска в лунном свете, демон что-то строчил в длинном свитке, периодически покусывая вечное магперо и вычеркивая строчку за строчкой.

Внезапно предрассветную тишину нарушил треск раздираемого пространства и из рваной прорехи портала вышел незнакомец. Присутствующие «неспящие» одновременно, не сговариваясь, перенеслись вплотную к незваному гостю, отгородив его от кровати с Айей.

— Ни шагу ближе! — пришелец в строгом светлом камзоле, даже на вид стоившим недешево, с отличной военной выправкой и спесью, присущей исключительно оборзевшим от безнаказанности светлым магистрам, приподнял в защитном жесте резную трость с серебряным набалдашником. Глаза серебряного грифона при этом вспыхнули истерично-бирюзовым светом, больно резанувшим по привыкшим к темноте глазам мужчин. — Хороша компашка! Высший демон, ловец и два засланца из низших духов. А где же, смею спросить, моя невеста?

— Где, где… Всё там же…, — весело ответил по устоявшейся привычке Дём и подчеркнуто медленно перетек в боевое обличье, полностью отрезав наглого проныру от обзора. — А ты кто, с — с-с-собственно говоря, такой? А то я тебя что-то в первый раз вижу, и ты мне уже не нравишься.

— Ты мне тоже, честно говоря, — его противник усмехнулся одними уголками рта, при этом глаза его оставались льдисто-холодными. Настоящий северянин из светлых магов, лорд по рождению. — Я мужчинами не интересуюсь. Где Айя Этори? У меня брачный контракт с ней.

— А в лоб ногой с разбегу тебе не прилетит случайно так? — ловец, будучи парнем прямым и за вежливым словом в карман лишний раз не лезущим, недовольно насупился. — Или не случайно? Кем контракт подписан?

— Его Святейшеством, Бренидиром II, — северянин с видимым нежеланием вытащил из-за отворота камзола сложенную бумагу, перевитую алой лентой охранного заклинания. — Можешь ознакомиться, демон, если по-нашему читать умеешь. Попутно замечу, я не в восторге от всего происходящего, если ты не заметил.

— А уж как мы не восторге! — Эльхарн подцепил когтем ленту, заискрившую не хуже бикфордова шнура и лопнувшую с громким «тресь», и внимательно прочитал содержание, подписанное подлинной магической подписью Святого отца Единой церкви Угории. — Только тебе, любезный, придется лет так пять подождать. У Айи должностной контракт с запретом спать с посторонними мужчинами.

— Я не посторонний! Я — жених, — и снова смех задел только нижнюю часть красивого лица мужчины, промахнувшись мимо глаз, из которых ушли последние крохи хоть какого-то тепла. — Так где она? Хоть посмотреть, кого мне сосватали.

— Спит «она», — процедил сквозь зубы Лайк, не двигаясь с места. Лишь ладони покрепче перехватили рукояти мечей. — Будить не дам. Она вчера практически выгорела. Если тебе это о чем-то говорит.

— Айя выгореть не могла, охотник, — лорд высокомерно окинул взглядом «живой щит». — Она — универсальный проводник магии. Поглощает всё, что с ней рядом плещется. К слову, приятель, а как она тебя ещё не сожрала в плане магии?

— Видимо, ей достаточно того, чем мы с ней делимся, — Высший хищно потянулся, хрустя суставами лап и взбивая рассветные сумерки острым хвостом. — Я — ей, она — мне. И ты, приятель, к слову, представиться забыл, а это — невежливо.

Слова начавшего было представляться невежливого северянина перебил знакомый до оскомины голос Первого архимага, который пожаловал собственной незваной персоной в комнату, ставшей уже достаточно тесной для такой толпы разношерстного народу.

— Его Сиятельство, милорд Марк Орт Лейт, к нашим услугам, — проворковал Его Превосходительство с видом гурмана, которому наконец-то принесли самое долгожданное яство за банкетом. — Ты что здесь, к грыхам собачьим, забыл, светлый?

— Невесту забыл, — лорд вальяжно оперся на трость и с довольным выражением лица осклабился. Лайка, рванувшего было эту слащавую до отвращения ухмылочку приглушить, придержал за плечо более осторожный демон. — Так, и где моя ненаглядная? Ордер брачный на нее я уже предъявлял.

— Тебе на этот вопрос уже один раз ответили, — рядом с архимагом, как по заказу, возникла слегка растрепанная со сна, но очень решительная принцесса Тёмного королевства Угории, несравненная Эрика. — Ещё раз повторить, милорд светлая задница? Тебе в рифму сказать или удовольствуешься цензурным вариантом ответа? Девчонка спит, отвали!

— Я её забираю, — смутить непрошибаемого северянина было нереально. Он лишь презрительно искривил губы и пожал плечами. — Моё законное право. Она — моя по договору, подписанному кровью. Как бы я еще пробил к ней портал на территорию темных, если бы вздумал проникнуть незаконно?

— Право светлых проходимцев у нас не признается! — Эрика зевнула, прикрыв ротик изящной ладошкой, и махнула ею в воздухе, как бы избавляясь от надуманных притязаний Орт Лейта. — Так что, шел бы…ты, добрый человек… своей дорогой. У нас с Айей контракт. Попробуй через пять лет заглянуть. А еще лучше — через десять. А совсем хорошо будет, если вообще сгинешь.

— Перегибаете палку, Ваше Высочество? — фигура Марка натурально заледенела, на кончиках пальцев засверкали кристаллики льда, отражая красноватые блики восходящего за окнами Школы любопытного светила. Связываться с особой королевских кровей светлому не хотелось, но другого выхода он не находил. Или он забирает девчонку с собой, или… — А зря!

— Перегибать я ещё не начала, но, если надо…, - принцесса нехорошо прищурилась в ответ, сверкая глазами и сжимая кулаки. — То я могу! Кстати, а подорожная у тебя есть? Хранитель, стражу сюда! Арестовать нелегала! Я не давала графу Орт Лейту разрешения на пребывание в Тёмном королевстве!

— А можно так громко не орать? — послышался тяжкий такой стон, и к собравшимся по ее невинную душу выползла заспанная Айя в накинутом поверх ночнушки одеяле. Так как она была значительно ниже всех присутствующих ростом, видеть, кто завалился к ней в комнату с утра пораньше, она не могла. Поэтому робко потеребила за хвост возмущенного таким бесцеремонным поведением демона, протиснулась мимо напряжённого ловца и оказалась на передовой брачных разборок. — Так. Узнаю всех, кроме … Мужчина, а вы кто?

— Твой жених, — язвительно уточнил Марк, разглядывая девушку. По мере увиденного выражение его лица становилось все более непроницаемым. Северянин взял под контроль даже малейшую эмоцию, настолько вид этого белобрысого подростка женского пола его обескуражил. — Собирайся, бракованная моя, поехали жениться.

— Нарушение границ, незаконное вторжение, пункт сорок первый Закона о таможенной границе Угории, — вызванный принцессой Хранитель Школы в образе стражника взял руку Марка в захват, зачитывая ему пункты законов, которые он проигнорировал при своем появлении. — До пятнадцати лет рудников. Попытка похищения личной гостьи Ее Высочества — ещё плюс двадцать. Оскорбление словами Её Высочества — еще пятьдесят. Или он сразу на казнь согласится? Я с удовольствием посодействую, давно души ни из кого не вытягивал! Он же из благородных, таких вешать нельзя. Только голову отрубить или душу выпить.

— Я тебе сейчас сам всё отрублю, алкаш призрачный! — процедил лорд и попытался вывернуться из захвата, но в результате оказался на коленях. Дух Школы был невероятно силен с тех пор, как его регулярно подпитывали адепты, умудрившиеся накосячить и при этом попасться на месте преступления не ректору, а лично Хранителю. — Отпусти, исчадие темных!

— Оскорбление стражника при исполнении должностных обязанностей — еще пять лет, — Хранитель коленом уперся в спину мужчины, самозабвенно вырывающегося из множества цепких рук, выращенных из своего тела обличенным властью фантомом. — Ваше Высочество, а давайте он при задержании погибнет? Спинку сломает, например. — Да, отпусти ты его, — принцесса с трудом сдерживала смех, получая искреннее удовольствие от представления, устроенного по ее велению смышленым духом. — Нас за него… Короче, отписываться замучаемся. Это — прихлебник, ой, приспешник… То есть доверенное лицо святош из королевства «Бледных». Пусть себе живет! Ооо, нее-е-ет, демон! Да сколько ж можно-то! Ты! Опять! У меня! Силу! Тянешь!

— Уже нет, — Эльхарн, заскучавший во время спектакля с бездарными, по его мнению, актеришками, наклонился к принцессе и состроил умильную «пёсью» рожицу. У громадного шакала это вышло так занимательно, что Эрика прыснула звонким смехом, схватившись за его мохнатое ухо. — Всё что смог, уже стянул. Уииии! Пусти ухо! И у твоего архимага — тоже. Спасибо! И за магию тоже! А то нам ещё свои покои благоустраивать. Айя, малышка, а шла бы ты себе… Спать дальше, — вырвавши пострадавший орган слуха из цепких пальцев Эрики, демон развоплотился в мужчину. — Кстати, принцесска, а где у вас приличные портные водятся? А то у Айки с гардеробом как-то все очень печально. Мне за неё стыдно! Хуже нищенки, прости Тьма! А за наряды я сам заплачу. Да, хотя бы, вот, кольцом вашего архимага. Хорошее такое колечко. Сколько за него дашь, маг? Айе на десяток платьев хватит?

7

Малышке Айе всю ее недолгую жизнь только одного не доставало — чтобы ее перестали все доставать! Сначала ей пришлось привыкать к воспитанникам приюта «несвятого Маразмуса Нольэмоция», с их жестокими розыгрышами, обидными прозвищами и, что совсем уж печально для беззащитной крохи, маленьким, но очень жестким кулачкам. Хмурые наставницы-наздирательницы, суровые настолько, что одним своим скорбным видом отбивали охоту к вечной жизни у любого вампира, могли, казалось бы, из ниоткуда вытащить гибкую, больно жалящую розгу и устроить показательное истязание за малейшую попытку не сдержать рвущийся наружу дар. С трех лет отчаянному мышонку приходилось отстаивать свое право на личное пространство, свои немногочисленные вещи и возможность заниматься любимым делом — учиться. Но и тут тихая девочка с огромными в пол-лица глазенками, в которых, как в роднике, сверкала неутолимая тяга к знаниям, вызывала лишь глухое раздражение окружающих. Иная личность забилась бы под плинтус, не справившись с тяжестью комплексов и фобий, но не эта мелкая одаренная. Получая тычки и пинки, она научилась так ловко уворачиваться от населяющих приют подкидышей и их надсмотрщиков, что со временем ее и вовсе перестали замечать.

И Айка с превеликим удовольствием и крайними предосторожностями освоила свою собственную, тайную ночную жизнь, обнаружив и оккупировав крохотную приютскую библиотеку на чердаке с ее пыльными, никому не нужными фолиантами, погрызенными крысами свитками и заплесневелыми древними картами. Эти молчаливые, но от этого еще более ценные источники знаний стали для нее той самой волшебной замочной скважиной, через которую она, сначала робко, а потом все увереннее стала познавать мир, пока не выросла и не вырвалась за стены воспитательного дома в университет… и пока ее бедовая головушка, принявшая участие в праздновании защиты очередного диплома, не встретилась в трактире с глиняной кружкой охотника!

И теперь последствия этого случайного рандеву заполонили ее чудесную комнатку, топчут ее чистые коврики, надрывают свои глотки и мешают выспаться! И это накануне учебного года! Да какими бы стремными ни были условия вступления ее в должность заместителя ректора, никто не смеет так нагло и без спросу вламываться в ее коморку! И если этот самый ректор все и подстроил, то пусть с «важномордым» женишком сам и разбирается. А заодно учебные планы покажет, а то подсунули контракт на подпись в бессознательном состоянии, а кого учить и, главное, чему — не сказали.

Тут и Дём со своим посылом «пойти поспать» подоспел. Поэтому Айя, не долго думая и не выпадая из образа послушной девочки, развернулась, гордо перекинула болтающийся конец одеяла через плечо и … полетела носом в пол. За спорами присутствующие не заметили, как засланный женишок воспрял духом, естественно, не Хранителем, и незаметно подставил подножку девушке, которую она не разглядела в тесноте, а затем ловко подхватил ее, потерявшую равновесие, и закинул себе на плечо.

И как же тут сразу тихо стало в помещении! Красота! «Может и вправду замуж выйти, ты ж смотри, как эта ледышка ловко всех заткнул на раз», — подумала Айя и слабо задергалась на неудобной, твердой перекладине. Но тут же получила поощрительный шлепок по пятой точке и ненадолго замерла, негодующе и невнятно пыхтя.

— Требую швоего вошврата!.. тьшфу! — волосы спутанной массой дружно полезли в рот и нос, отчего замректора сбилась с попытки вернуться в исходное положение посредством прямого приказа.

— Будет тебе разврат, детка, но только после свадьбы! — отрезал нареченный и попытался повторно прощупать хоть какое-нибудь выпуклое достоинство невесты через объемную преграду. Айе стало стыдно и немного щекотно, а еще она почувствовала, как светлый начинает собирать силу вокруг артефакта переноса, спрятанного у него на груди под одеждой.

— Отдай девчонку! Руки прочь от нашего сотрудника! Да, я тебе сейчас…! — понеслось со всех сторон, но Марк действовал быстрее, и через мгновение Айю ослепило вспышкой портала, и она вместе с женихом рухнула в разрыв.

* * *

Как это обычно пишут в журналах для взрослых девочек — про его горячие руки на талии, ее прерывистое дыхание и общие жаркие поцелуи, сбивающие с ног… Все в этот раз было с точностью наоборот — его ледяные пальцы, пытающиеся остудить огромную шишку на ее лбу, и ушат холодной воды, которую она в отместку вылила ему за шиворот. Такими их и застал у себя в кабинете Его Светлость, милорд Кернис, мокрыми и желающими придушить друг друга. Айя шипела и отбивалась от помощи Орт Лейта. Сам же граф, скинув на пол промокший камзол и стянув такую же рубашку, требовал, чтобы она подпустила его к своей голове, ему просто необходимо там у нее что-то важное подправить. В ответ девушка обещала лишить его не только магической энергии, но и мужской силы, для начала заморозив кое-что не столь важное, а потом пнув от души коленкой.

Вдоволь полюбовавшись на несостоявшихся супругов, которых выбросило порталом, сбитым с курса Хранителем школы и перенаправленным к нему в кабинет, ректор Школы для темных магов решительно прервал дискуссию. Рассадив нахохлившуюся Айю и набычившегося Марка по разным местам, Илар Кернис предложил замять конфликт и приступить к мирным переговорам. В качестве рефери он предложил себя, хотя граф и усомнился в его непредвзятости. Но на встречное предложение пригласить: а) архимага, б) Ее Высочество, в) всех остальных заинтересованных лиц, он с досадой отмахнулся. По итогу, посредством голосования: двое «за», один «воздержался», переговоры продолжились под чутким руководством так не вовремя разбуженного наместника.

Орт Лейт настаивал на категорической капитуляции ректора, аннулировании контракта и передачи Айи Этори в его руки. Грозил мерами и карами, Советом Священного Ока, тайным орденом Длани Господней и светлым благословением самого Святого Отца, что для темного магистра станем несмываемым позором на всю его оставшуюся жизнь.

Ректор посыпал голову пеплом, клялся, что никаких сведений о заключении брачного контракта к нему не поступало, предлагал выпить за встречу кофе с ликером и всячески оттягивал время.

Об этом догадалась Айя, но не сообразил граф. А когда над Школой разнесся заполошный бой часов на главной учебной башне, возвещающий о начале трудового дня и по совместительству нового учебного года, стало уже поздно пить ликеры. На тонком запястье магиссы вспыхнул магический браслет, уколов кожу и причинив слабую боль. С шести утра сего дня госпожа Этори официально вступила в должность проректора, а взбешенный таким темнейшим коварством Марк попытался все же на свой страх и риск снять заклятие. И как следствие, кофе с ликером ему все же пришлось заглотнуть, так как молния от недовольной его посягательствами невесты и мокрая одежда привели его в чутка расслабленное и слегонца подкопчённое состояние.

— Я не покину территорию вашего рассадника знаний без нее! — несмотря на потрепанный, а местами подгоревший вид, граф без рубашки смотрелся очень даже ничего. Айе пришлось отвести глаза, чтобы уж совсем откровенно не пялиться на это дитя северных широт.

— Вот и отлично, Ваше Сиятельство! Можете оставаться, — наместник Северной Пустоши придвинул к своему оппоненту листок формуляра и магперо. — Так как госпожа Этори не имеет права покидать пределы нашего славного заведения для темных мальчиков и девочек в течение пяти лет без моего на то разрешения, а Вы, граф, искренне и добровольно, в здравом уме и твердой памяти желаете того же, вот вам бланк заявления на вступление в должность декана факультета… эээмм… защиты от светлой магии. Дата, подпись и расшифровка.

* * *

— Мне?! Светлому магистру! Пойти в подчинение вот к этой… этому… недоразумению! — кажется и на графскую ледяную непрошибаемость можно найти свою дозу кипятка, которая с треском расколет этот непокобелимый айсберг.

Марк Орт Лейт что только не рассыпал искры из глаз, так его задело нескромное предложение ректора возглавить факультет. И пока он подыскивал достойный, а главное цензурный ответ «нет», пока подбирал рифму к словам «на фиг, к грыху, в Бездну…» и всячески изображал из себя оскорбленную персону высокого полета, Айя преспокойно встала со своего места, отряхнула оборочки на своей скромной ночной рубашонке и бочком-бочком устремилась к выходу. По дороге она со вздохом сожаления полюбовалась на одеялко, сиротливо заброшенное под ректорский шкаф с артефактами, и торопливо выскользнула за дверь. Все эти телодвижения прошли незамеченными лишь потому, что умница-наместник полностью поглотил внимание взбешенного светлого коллеги и подпустил немного отводящего флера, прикрыв тоненькую фигурку девушки дополнительным отводом глаз.

Айя припустила, что есть мочи к себе в комнату, полагая, что заждавшиеся друзья в последнюю очередь будут разыскивать ее в административном корпусе, а скорее уж начнут разносить по кусочкам стены общежития для преподавателей и студентов в поисках следов портала.

И как же она была возмущена, когда, ворвавшись маленьким разлохмаченным торнадо в свою каморку, застала двух лоботрясов играющими в карты на интерес. При этом разговор велся о ее персоне в весьма недопустимом тоне.

— Слышь, хвостатый, а может, и все три сотни золотых потребуем, — Лайк пошел с козырей, на что демон лишь презрительно прищурил левый, особо хитрый, глаз. — Графеныш же не бедный, а наше «золотце» ему такую церемонию брачную устроит, что он и все полтыщи «имперских» нам в качестве откупного выплатит. Лишь бы больше это чудо мелкое рядом с собой не видеть.

— Так и продешевим, расчетливый ты наш, — Высший легко отбился и начал свое наступление на призадумавшегося охотника, ловко подменяя карты в рукаве. — Надо требовать не деньгами, а…

— А совесть у вас, я погляжу, совсем зачахла! Живую меня какому-то северному оленю продавать, и не стыдно! — Айя еще больше бы распиналась, если б не вспомнила, что на ней отводящий покров, который она стряхнула раздраженным взмахом руки.

И тут же оказалась в центре внимания парочки прохиндеев.

— Ты смотри, она и раньше справилась! — Дём в предвкушении потер ладони. — Эй, наемник, гони золотой, ты продул!

— Вот еще, мне этот любитель общипанных куриц выкуп за нее не выплатил! — огрызнулся в свою очередь ловец, и не думая доставать кошель. — Да и зачем тебе, фамильяру, деньги? Все равно без Айкиного разрешения ты по бабам не пойдешь и в ближайший трактир не смоешься. Сиди тут, в питомнике для недомагистров, и командуй своими домовыми.

— А шел бы ты, охотничек, в свою комнату! — демон навис над недавним товарищем по экономическим махинациям и тыкнул в него когтем для убедительности. — А я, так и быть, побуду с нашей малышкой, платьишко ей помогу подобрать, корсетик там затянуть, ваты в стратегических местах подложить… Эй, эй, полегше, милая! Мне еще темненькой ведьмочке свидание сегодня назначать, а ты мне прическу прорядить пытаешься! Да и что я обидного сказал-то?! Подумаешь, намекнул, чтобы впечатление на коллег по учебному цеху правильное произвела. А ты сразу драть своего лучшего приятеля! Вот так любой может Дёмушку обидеть!

Демон заорал дурниной, пытаясь отцепить ручонки Айи от своей черной гривы, которой втайне гордился и мыл исключительно эльфийскими шампуньками для элитных пегасов. А что, у каждого порядочного темного есть свой пунктик на внешности.

Уже малость подуставшая и оттого не такая свирепая девушка, демонстративно задрав носик, прошла в ванную, где постаралась как можно оперативнее привести себя в порядок, так как всеми фибрами души чувствовала приближение пушистого северного зверя, чье появление обычно предвещает многочисленные неприятности.

Поэтому она туго затянула покосившийся за время метаний по Школе пучок волос на макушке, пощипала зачем-то вечно бледные щеки, добавив им чахоточного румянца, покусала губы до состояния среднего размера пельменек и вырулила к шкафу одеваться. И тут ее накрыло очередным сюрпризом, точно снегом с елки, если дернуть ее зимой за лапку. И смешно, и хочется ругаться в голос. А все потому, что ее новенький шкафчик был забит под завязку нарядами. И в его полированной дверце отражалась до ужаса довольная рожа демонюки. Охотник тоже нарисовался за его плечом и, затаив дыхание, наблюдал, как девушка завороженно проводит ладонью по подолам платьев, дорожных костюмов, амазонок для верховой езды, шелковых пеньюаров…

— Дё-о-о-ом, это как?… Это все-превсе мое? — ее глаза, распахнутые во всю свою небесную ширь, всколыхнули в душе наследника Темного престола то самое сокровенное, что он ни под какими мыслимыми и немыслимыми пытками не признал никогда в наличии. — Я могу выбрать любое?

— Да… кх… девочка, любое, — Эльхарн откашлялся, надевая на лицо привычную маску шального Высшего, которому доступны все прелести жизни в этом мире и за гранью, и махнул рукой в приглашающем жесте. — И по секрету, если что не понравится, только намекни, я еще принесу.

— Ага, а спонсор этого «ты только намекни» — Его Превосходительство Риар Лантар, — загоготал ловец, любуясь на вытянувшееся лицо Айи.

— Придурок, — коротко рявкнул демон и потащил смеющегося и упирающегося парня за шиворот на выход. — Достал уже со своим болтливым языком. Айя, ты не слушай этого лесника, он же кроме магазина «Охотник, рыболов и наемник» ничего в жизни не видел. Я САМ выбирал наряды, а Эрика… эээ… Ее Высочество подсказывала, что брать. Ну, и что, что «в пять утра»! Да, когда хозяева нас вдвоем с принцесской в лавке увидели, готовы были затискать от радости, мы им такую рекламу устроили. Так что ты не стесняйся, выбирай любое. А я тебе если что, пуговички застегну. У меня опыт такой… кхм… большой. Ага, как кровать! Ну-ну! А ты иди, иди, бестолочь неадекватная, и не подкалывай! Айка, мы в свои апартаменты пойдем. Там на столике кольцо, надень. Если связаться надо будет, вдави камень и покрути вокруг пальца. Ну, все, удачи, проректорша! Мы на связи!

8

Когда двое переругивающихся приятелей вытолкались наконец из комнаты, и Айя смогла выбрать себе наряд на первый день, башенные часы пробили семь утра — время завтрака и знакомства, пока неофициального, с населением ее темницы, то есть Школы, на ближайшую пятилетку.

На душе было одновременно и грустно, что попалась так неосторожно в застенки государственного учреждения, и восторженно. Она, как никто другой в ее прошлой жизни, оставленной в том злосчастном трактире, ценила такие переломные моменты. Новые возможности, новые открытия и, конечно, новые знания. Например, как отточить маскировочные заклятия до автоматизма или какого духа призвать, чтобы отслеживать ловушки и пакости студентов и коллег «Вышки», которые наверняка последуют, как проверка на наличие мелких кровососущих насекомых.

Переборов внутренний голос, как всегда пытающийся исподтишка напомнить, что она — невысокая, светловолосая, скажем так, женщина (а чего скрывать, ей уже за двадцать, как-никак), с субтильной фигуркой эльфа-подростка. Личико можно назвать миленьким, носик — курносеньким, щечки впалыми,… о, нет! Скорее, скулы — высокие, глаза — лучистые…

А лучше, как обычно, не придавать внимания насмешникам, которые всегда находят повод прицепиться к ней. То с нелепыми советами поприкладывать капусту к декольте. Ага, то-то Айка наблюдала повсеместное стремительное обогащение на этом 100 % натуральном средстве для роста округлостей. То с обидными «кыш, отседова, малявка, еще не доросла до этого, и куда родители смотрют», то с грозными «предъявите-ка метрику, гражданочка темная… а это с какими вы средствами омолаживающим так переусердствовали»… И так бесконечное количество раз и вариантов. И хоть кто бы просто признал в ней взрослую, трижды ученую личность!

Кроме магистра Аделфуса Алейры, пожалуй, никто. Этот престарелый маг сумел разглядеть в расстроенной девушке настоящую искру, хотя все его сослуживцы в голос заявляли, что «безродная девка» годна лишь поломойкой служить или горшки за больными в городской больнице для бедных выносить, ибо даже в борделе ей места не дадут по причине крайней невзрачности и бездарности. Магистр же, упертый злопамятный старикашка, устроил такой грандиозный раздрай во время вступительных экзаменов, припомнив с маниакальной точностью все грехи коллег за последние триста лет с гаком, что те вынуждены были отступить под натиском его доводов. Большей частью не желая, чтобы студиозусы, быстренько развесившие уши, не услышали жареные факты о своих преподавателях из приемной комиссии.

Так, Айя Этори, шестнадцатилетняя сирота, без медяшки за душой, поступила на бюджетный факультет Южной академии, находящейся в самом дальнем приграничье, в городке Ривус. Пять лет обучения под крылом магистра Алейры, потом несколько лет, потраченных на приобретение еще двух специальностей, и вот, она докатилась до того, что кому-то очень понадобилась на северной окраине Королевства.

Второе, что занимало мысли заместителя ректора, пока она добиралась до столовой через толпу гомонящих и толкающихся студентов, это ее неожиданное, почти состоявшееся, замужество с неизвестным ранее графом. Поначалу Айя, потерявшаяся в гуще событий, не смогла верно проанализировать такой выбивающий из равновесия факт, как наличие у нее жениха, размахивающего брачным контрактом, заключенным, кто бы мог подумать, где и когда, на крови! И что теперь прикажете ей делать и как себя вести, если этот снежный лорд вздумает купиться на увещевания ректора и останется мотать ей нервы в Школе?

Пока девушка шла на завтрак, она умудрялась проворно избегать столкновений в узких коридорах старинного замка, отданного наместнику в качестве полигона для дрессировки одаренных. Краем глаза она подмечала направленные в ее сторону любопытные, ироничные, откровенно злобные и равнодушные взгляды, старалась перешагнуть подножки, увернуться от тычков и посылаемых в след мелких проклятий типа «неприличной почесухи» или «мокрых подмышек».

Платье, которое она чудом откопала в заваленных изысканными тряпками гардеробе, можно было бы назвать отчаянно целомудренным, так как никто в трезвом уме не дерзнет пристать к девушке в таком сугубо монашеском наряде, когда в округе все рябит от откровенных вырезов, нескромных обтягивающих фасонов, блеска и пафоса с претензией на роскошь. Ведь темные по душе — вечные дети с их любовью к ярким, сочным цветам, черному кружеву, бриллиантам, надеваемым до шести вечера, и выставлению себя напоказ.

И тут такой скромный одуванчик в невнятного цвета и стародевичьей длины одежде, без килограмма пудры на юной целеустремленной физиономии и еще имеющий наглость ускользать от «дружеского» приветствия.

К концу своего забега у дверей вожделенной трапезной о новенькой перешептывались все, кто выполз в эту рань продегустировать столовские изыски и перетереть языками новости перед занятиями.

А когда уже на самом подлете руку девушки все же перехватила уверенная такая, до знакомых ледяных мурашек по коже, ручища и, сомкнувшись капканом, рванула Айю внутрь обширного помещения, степень заинтересованность у адептов зашкалила неимоверно, включая нелегальный тотализатор, задействованный их в нестройных рядах по любому поводу.

— Отпусти…те! — прошипела жертва уже двойного похищения и намечающегося третьего. — Ваше Превосходительство! Что Вы себе позволяете! Я же даже позавтракать не успела! А я голодная — я злая! А я злая — я очень нехорошая! Впрочем, сытая — тоже ненамного лучше!

— Это — студенческая столовая, моя девочка, — Лантар кисло улыбался приветствующим его студентам, многие из которых попытались незаметно вытащить записывающие кристаллы и запечатлеть неравную схватку двух магов. Но у них ничего не вышло, архимаг не зря ел свой бутерброд с икрой — «записалки» рассыпались прахом прямо в карманах, отчего по столовке прошел недовольный гул. — У преподавательского состава — своя. И кормят там, кстати, намного лучше. Так что, не сопротивляйся, Этори, и давай пошевеливайся! Мне тебя еще преподавательскому составу представлять.

— А оно того стоит? — Айя быстро передвигала ногами, предвкушая вкусный завтрак и не задумываясь особо, как нелепо выглядит рядом с первым маглицом Королевства. — Вам своих преподавателей совсем не жалко? А давайте я лучше оставшиеся пять лет у себя в комнате посижу? Дистанционное обучение нынче в моде. Да я могу даже в столовые не ходить! Мне Эльхарн будет что-нибудь приносить пожевать. Сухпаек какой, корочку хлеба или что там в государственных застенках принято. И Вам, милорд, спокойнее будет, и все преподаватели… выживут.

— Хм, в тему сухпайка и корочки хлеба, — Первый учтиво, и, можно сказать, почти без издевки, распахнул дверь перед новым проректором Высшей школы для темных магистров и перешел на официальный тон. — Магисса Этори, будьте добры сообщить Вашему … эм-м-м… «демонюке», что появляться с утра на территории королевской кухни и сжирать подчистую приготовленный для королевских персон завтрак — это уже не наглость, а подкоп под государственный строй! Повара в шоке, Его Величество без завтрака и хорошего настроения, а это может сказаться на приговорах, к примеру, или принятии новых законов по поводу нелегальных мигрантов из Низшего мира… Вы в ответе за тех, кого не приручили! Пострайтесь преподать ему, хотя бы, азы маскировки, а то даже не потрудился за собой следы подтереть! Так и нашли его по подтекам от соуса и майонезным следам лап… Да не дергайтесь, антидемонскую защиту на дворец я все же укрепил, теперь хотя бы сигнализация не будет верещать, как полоумная, и холодильные шкафы с припасами самолевитируют в подвал.

— Бесполезно, уже проходили! Когда это Дёму смущали какие-то там защиты от демонов? — Айя насмешливо посмотрела на закипающего Лантара и постаралась объяснить очевидное, чтобы не заработать минус в карму от начальства. — Вы же знаете, милорд, кто его папа? А дворец его Темнейшества отлично защищен как раз вот от таких «эльхарнов». По крайней мере, так Темному Владыке кажется, и что совершенно не мешает Дёме иногда наведываться к нему «в гости». В его отсутствие, разумеется. Так, на карманные расходы денег из казны прихватить или артефактик какой замылить. Ну, или пару — троечку бутылочек коллекционного вина из личного погреба одолжить на бедность. Дюжин бутылочек, разумеется. За парой бутылок можно было б и к Светлому архимагу сгонять…

— Даже слушать про ваши похождения не хочу! — тёмный архимаг Угории в очередной раз засомневался в адекватности тех, кто приволок магиссу Айю на должность проректора. Риар Лантар вяло поковырялся в тарелке мясного салата, принесенного расторопной официанткой. Сервис в этой трапезной можно было бы оценить на «отлично», если бы не привкус темного колдовства в каждом блюде, которое вызывало странное послевкусие с непривычки. Архимаг вдруг наклонился над столом и тихо прошептал. — Ладно, проехали! Но скажи-ка мне лучше, моя шустрая, как ты ухитрилась получить три диплома в таком юном возрасте? Или это секрет? Обычно ведь после обучения в академии получают один и то не все…

— Так если во время сессии дурака не валять, возможно и не такое, — невозмутимо заметила Айя, с аппетитом уплетая все полагающееся ей, как преподавателю, на завтрак. И плевать ей было на приправы из заклятий после стольких лет, проведенных в состоянии партизанской войны со всем светом. — А вот если валять… У меня же универсальный дар во всех стихиях. Но сдавать сразу на категорию универсала мне усидчивости не хватило. Мы с Дёмой на последнем курсе немного… эээ… расслабились в плане посещаемости. Поэтому я сначала сдала на воду и землю. Раз, диплом. Потом досдала на воздух и огонь. Два диплома! А еще через год — на ментала. Три диплома!

— И тебе это разрешили? — Риар потрясенно вытаращил свои пугающие глаза на девушку, сидящую с невинным взглядом напротив него и неторопливо прихлебывающую травяной взвар. — И чем ты обосновала такое… ээээ… такой странный график обучения?

— А это не совсем я была, — блондиночка изящным жестом отставила в сторону пустую кружку и также грациозно поднялась из-за стола, вызвав у мага стойкое подозрение о раздвоении личности у некоторых юных магисс — так легко ей удавалось переходить от роли маленькой девочки к манерам светской леди. Все же, он догадывался, кровь не вода, и надо бы подробнее разузнать о родителях этой актрисы. — Всё было намного проще. Просто я его Темнейшеству пообещала, что разорву привязку с его сыночком, поскольку он на меня дурно влияет, и из-за него я не получила диплом мага-универсала, и отправлю Эльхарна к нему обратно. И всё! Через две недели пришло приглашение из Южной академии досдать оставшиеся дисциплины на второй диплом. А уж пройти экзамен на ментала… Чтобы «мозговик» не уговорил комиссию, состоявшую из «нементалов»… Особенно, если их защитные амулеты в это время без усилий подавляет один Высший демон … Они мне даже билет сами выбрали. Ну, вот, как-то так всё получилось.

— А вы с Эльхарном действительно можете привязку разорвать? — подхватил ее за локоток и слегка придержал архимаг, в котором проснулся интерес исследователя. — Её же сам Темнейший ставил! Ты представляешь, какая там сила вбухана? Причем, именно демоническая!

— Можем, — хмуро отрезала Айя, аккуратно высвобождая конечность и отстраняясь на приличную дистанцию. Она решила, что никакого секрета в этом, в общем-то, нет, в старинных книгах по демонической магии этот ритуал подробно описан, так что с нее не убудет, если она расскажет подробности. — Путем слияния, а потом разделения единой сущности на двоих. Правда, при этом есть большая вероятность, что мой хрупкий организм может этого и не пережить, и моя сущность развоплотится. Второй вариант, это когда сам Темнейший её снимет. А вот в этом я сильно сомневаюсь, что он добровольно на это пойдет. Тут или откупаться, или шантажировать!

— Шантажировать Повелителя Пекла?! — Первый архимаг Угории аж поперхнулся, когда его стереотипы малость пошатнулись от слов этой «бледной моли», сказанных безапелляционным тоном. — Это же верный способ самоубийства! Причем, не самый безболезненный! Представляю, что он с шантажистом может сделать! Начиная от физического воздействия, заканчивая вытягиванием души! Со всеми вытекающими в плане посмертия!

— Ой, да, ладно, Вам, милорд Лантар, демонов-то …демонизировать! — тяжело вздохнула Айя, спешно направляясь к выходу, ведь скоро начнется ее персональный Ад с представлением кадровому составу «Вышки». — Нормальные они ребята! И договориться с ними можно. Просто имидж у них такой! Жестоко-кровожадный! Вот они его всеми способами и поддерживают, как умеют по мере возможностей. А возможностей у них хватает… Ой, время летит с Вами! Поели, попили, теперь можно и поспать пойти!

— Теперь можно пойти и начать знакомиться с преподавателями, — с немалой долей ядовитости проворковал Его Светлость, не поведшийся на тонкие намеки Айи. — А потом пойти и освоиться в своем новом кабинете. Просмотреть учебные планы на год. По всем пяти факультетам. Написать по ним свои замечания и пожелания. После чего сходить пообедать. Пройтись по учебным корпусам с ознакомительными целями, включая полигоны. Поужинать. А вот после этого можно и в кроватку на бочок!

— Значит, работать все-таки заставят, — обреченно потупилась правая рука ректора, придавая своей невинной мордашке преувеличенно убиенный вид. — Но в случае чего, имейте в виду, я Вас заблаговременно предупреждала, что меня, безответственную, лучше к такой ответственной работе не подпускать! Хотя… О, мать моя Тьма! У Вас же… хи-хи… новоиспеченный декан на боевом факультете со специализацией «защита от светлой магии» недавно из портала выпал. Вот с него я, пожалуй, и начну! И если он план еще не написал, то разрешите, Ваше Превосходительство, я ему выговор строгий вкачу? С лишением премии и дополнительных дней к отпуску. А что, у него целый час для его написания был!

9

Но попасть Айе на первое свидание с алчущей свежей крови преподавательской сворой не вышло. Вроде шли-шли они с архимагом по бесконечной веренице коридоров и переходов в учебный корпус, но пришли вовсе не туда, куда новоявленная сотрудница так долго плелась с обреченным видом, волочимая уверенной дланью Лантара.

— Для начала, магисса Этори, я Вам расскажу о славных традициях Высшей школы для темных магистров, — торжественно начал свою просветительскую речь первый архимаг после того, как усадил слегка недоумевающую заместительницу ректора в глубокое кресло в незнакомом ей роскошном кабинете и налив ей чашечку ароматного кофе. Он даже за стол с ней не присел, а так и замер в величественной позе вождя всех степных варваров, только без коня и полагающегося по чину кривого ржавого меча. — Традиции этого магистериума были положены в те времена, ко…

— Вы серьёзно думаете, милорд Лантар, что мне это хотя бы на мизинец интересно? — довольно бесцеремонно прервала вдохновленного лектора Айя и скептически посмотрела на него в упор. И пока Первый откашливался, неожиданно поперхнувшись набранным для пространственной речи в легкие воздухом, девушка подцепила с любезно выставленной перед ней тарелки шоколадный эклер. Архимаг лишь с молчаливой укоризной в слезящихся глазах проследил, как вкусняшка за секунду исчезает в хрупкой магиссе. — Оставьте Ваши пафосные речи для учащихся и проверяющих. Кстати, Ваше Превосходительство, а кто в этом храме лженауки на самом деле обучается? А то, что-то ваши студенты, как мне показалось, ненамного младше меня выглядят…

— Наши с Вами студенты, — подчеркнул слово «наши» обретший голос маг, обиженный до глубины души таким невниманием. Лантар даже скрипнул зубами, понимая, что ни один нормальный подход к этой женщине не срабатывает, а к крайним мерам прибегать ему не велит монаршая воля. — Это лучшие выпускники академий, между прочим, которые решили продолжить свое образование и… м-м-м… попытаться все же получить вожделенное звание магистра! И мы, их наставники, руководствуясь лучшими традициями нашей системы постдипломного образования…

— Предложили им, а точнее, их родителям, поделиться за это звание золотыми в количестве…, — бесхитростно, но так бесяще собеседника, похлопала ресничками Айя. — И сколько нынче стоит звание магистра в Тёмном королевстве? А у вас бюджетники хотя бы есть? Или всё на ком-м-ме-э-рческой основе? То есть действительно талантливых выпускников я не увижу?

— Это прямого отношения к делу не имеет! — взвился архимаг, пугая девушку выпученными, как у разбуженной совы, глазами. — Вас, Этори, никто не заставляет преподавать этим богатеньким бездарям! Вы — мой проректор по… по… по воспитательной части! А я — Ваш непосредственный куратор от Короны!

— Ага, понятненько! Значит, так и запишем в протокол нашей «рабочей» встречи: воспитаю в лучших темных традициях, — проректор смиренно склонила голову и пробурчала про себя, впрочем, не особо надеясь, что маг не расслышит. — «Определенно задание в моем духе… Только как бы Вы потом, «вашество», не обрадовались такому пополнению магистров в ваших рядах… И, если меня после первого семестра не уволят, на что я, собственно, и нарываюсь…».

— Так вот, уважаемая моя магисса, в ваши обязанности будет входить…, - и тут Лантар запнулся, ибо и сам не знал, чтобы такого безопасного для всех заинтересованных сторон поручить этой своенравной девице, навязанной ему королевской четой. И воспользовались же «величества» его единственной оплошностью! — Итак, ваши обязанности будут включать в себя…

— Пока Вы мне, милорд, объясняете очевидное, мой рейтинг в учительской с каждой минутой опоздания падает на несколько градусов вниз, — Айя закинула в рот уже третье пироженко и демонстративно облизнула пальцы под свирепеющим взглядом своего контролера. — Все эти проверки учебных планов, вынесение выговоров и подача предложений по усовершенствованию — это основная работа… А что касается бонусов и «плюшек»? Кто их распределением займется? У вас есть Ученый совет Школы? А я в нем — кто по статусу? А премия мне за участие в нем будет? А то мне средств к приличному существованию не хватает! Вы же видите, в чем приходится ходить и в чем, прости Тьма, спать! А у меня в компании — фамильяр совершеннолетний и ловец взрослый, а я перед ними в таком затрапезном шмотье хожу! А преподаватели со студентами, вообще, мрак! Представить страшно, что о Вас подумают — подобрали оборванку воспитательной работой руководить… А, знаете, как дорого приличное… то есть как неприлично дорого неприличное дамское белье? Вижу по вашим глазкам — знаете преотлично! Это же такое расточительство для бедной сиротки! Так что я буду иметь кроме зрЯплаты? Процентов тридцать на тряпочки накинете?

— Прекрати этот балаган, девчонка! — рявкнул архимаг и вдруг успокоился, поняв, что его нахально провоцируют. — Процентов не будет! Ты контракт добровольно подписала! И я еще закрыл глаза на кольцо, которое умыкнул твой совершенно оборзевший фамильяр и которое ты уже полминуты, как теребишь на своем пальце!

— Малышка, вызывала скорую демоническую помощь? Это ты насчет того, какую обивку в комнате на стенах натянуть? — из тени, отбрасываемой Айкиным креслом на полу кабинета куратора, заструилась тьма, из которой соткалась взлохмаченная шакалья морда её ручного демона. — Как я понимаю, за розовый цвет я получу пинок с разбега под хвост?

— Правильно понимаешь, — Айя улыбнулась своему приятелю и запустила в него оставшимся шоколадным лакомством. — А давай ты сам об этом подумаешь и без пинка, а то мне бежать на собрание коллектива надо, а это в другую сторону…

— Начинается, женщина! — Высший на лету перехватил подачку длинным раздвоенным языком, прищелкнул от удовольствия всеми 48 зубами и заканючил противным, ломаным голоском. — Я под такое не подписывался, крошка, чтобы еще и цвет обоев подбирать! Хочешь, салатовый? Или сиреневый. Или оранжевый. О! Давай, золотистый!

— Ты как мои охранки прошел, демон? — Риар Лантар ошарашенно тряхнул головой и прервал ведущих увлеченный диалог Айю и издевательски передразнивающего ее шакала. — Они никого не пропускают! Даже Высших!

— А здесь что, какие-то охранки были? — Эльхарн непритворно изумился, со скептическим видом осмотрелся, глумливо фыркнул и продолжил игнорировать шокированного архимага. — А я и не заметил. Значит так, мелкая, твои покои оформляем в золотистых тонах. Приглушенные, да? А-а-а, Лантар, привет, сразу не заметил тебя! Ты же не против небольшого ремонта у новой проректорши? А то за ту помойку, в которую ты нас поместил… голову бы тебе оторвать вместе с ушами, — пророкотал враз выросший до потолка Эльхарн и устрашающе скрежетнул когтем по наборному паркету, оставляя глубокие царапины на светлом дереве.

— Убедил, Дём, на золотистый я согласна, — Айя перевела взгляд с изувеченного паркета на Высшего и кивнула головой. — Ладно, пусть будет по-королевски. Но без излишеств! Ты меня понял?

— Вечером посмотришь, не понравится — обдерем и переделаем, — демон еще раз поиграл когтями, снимая стружку с досок, и исчез… на секунду, а затем снова появился. — Айка, забыл сказать, мы твои покои немного расширили. Спокойно, маг, не гони шумовую волну! Подумаешь, пару стенок снесли. У тебя теперь обновленная, большущая ванная, кабинет и что-то еще, за развалинами стен не разглядеть… Потом сама увидишь! Ладно, вы тут продолжайте свое архиважное совещание без меня, потому как, с вами хорошо, а без вас ещё лучше… Мне еще золотистую обивку с кого-то обдирать…

— Как он смог снять мою защиту?! — казалось, первого мага Королевства больше ничего не волнует. Он со страдальческим видом рассеял темный дымок, который остался после ухода Высшего. — Она же не пробиваема! Моя Защита!!! Она идеальна! И совершенна!

— Можете ему об этом сами рассказать, когда он к вам в очередной раз в гости зайдет без приглашения, — девушка злорадно улыбнулась, поправляя светлую прядку, выбившуюся в процессе активного обсуждения реставрационных работ. — Милорд Лантар, Вы за завтраком обещали столкнуть меня лбами с деканами и преподавателями. Так, вперед! Пожалуй, в качестве моральной компенсации за ущемления меня в премиальных, я не откажусь от портального перехода вместо забега по этажам…

* * *

— И насколько, ты считаешь, хороша была идея притащить эту безродную выскочку вместе с её неуправляемым фамильяром в Северную Пустошь? — Король Реджинальд VIII, еще не старый, крепко сбитый мужчина, с полностью седой курчавой шевелюрой под тонким золотым обручем короны, насмешливо смотрел на свою насупившуюся дочь. — Это ж сколько силы они распылили впустую, чтобы просто так, ради понта, разнести дворец в Свелиции?!

— Да, магичка почти пустая была при захвате, у неё в резерве всего пара единиц просчитывалось, — неохотно призналась принцесса помрачневшему, как небо в грозу, отцу. Она очень даже неплохо сумела изучить венценосного родителя, чтобы даже не пытаться открыто выражать недовольство вынужденным допросом с пристрастием. — После того, как ей наемник Рико по голове кружкой не засветил и магистру Кернису не приволок… А в поединке вбухали они в разгром дворца… единиц тридцать. Она же резерв отдала своему псёнышу! А у него источник на сто сорок единиц! Ну, и бахнуло! Знатно так, что у них даже на нормальный переход сил не осталось.

— А мы остались без летней резиденции, — Его Величество перестал грозно хмурить брови и искренне расхохотался. Не выдержало монаршее сознание такого пренебрежения к королевскому имуществу. — И ведь претензии не предъявишь к этой безотцовщине, ведь, по сути дела, это Кертис первый начал испытание. А дворцовый комплекс надо восстанавливать, как-никак, наследие предков и все такое… или все же проще новый построить? Твои идеи, дочурка, прояви смекалку!

— Но контракт же она подписала! — Эрика окрысилась на насмешки отца по поводу ее недальновидности. — У меня хватит сил уничтожить её в случае непокорности!

— А ее ручную зверушку-фамильяра? — король нехорошо ухмыльнулся и вперился изучающим взглядом в своевольно чадо. — У неё на привязке Эльхарн, второй сын Владыки Преисподней. Моя родная, а не заигралась ли ты со своим архимагом в стратегии?

— Пап, а в чём проблема? — красавица в ответ также ожесточенно прищурилась, выдерживая давление королевского недовольства. — Ну, на поводке у нее Высший, так и ловец на привязке. А что в этом страшного? Сразу трое у нас на контроле…

— Да, разумеется, верь в это, наивная моя, — монарх неласково покосился на свою наследницу. — Ты мне, Эри, как объяснишь то, каким таким хитрым образом ловец умудрился к ней «привязаться». Причем сразу на «неодолимое влечение». Он же от неё слюни пускает, хотя и сам объяснить ничего не может. И как только не захлебнулся еще! Вот же ж выдержка у душелова! А если докапываться начнет, сопоставлять факты там, совпадения просчитывать… не такое уж он и бревно неотесанное, как тебе представляется, их «школа жизни» покруче вашей «Вышки» будет!

Короля так проняло от непонятной ситуации, организатором которой явилась Ее Высочество Ликар, что он вскочил со своего места и начал широкими шагами мерять свои покои, по дороге пиная ни в чем не повинную мебель. От чего молчаливые предметы интерьера получали значительный урон, что еще больше вгоняло Реджинальда VIII в раж. Эрика как могла незаметнее переместилась на дальний край диванчика и даже ноги поджала, не желая оказаться под раздачей у гневающегося папеньки.

— Когда Лайк поймал Айю, Эльхарна с ней не было в тот момент, — король замер на полдороге и задумался. — А вот когда они вынырнули из портала в Свелиции, мальчишка-охотник уже был в сердечных путах по самое не балуй!

— Пфф, вопрос-то на медяшку, отец! — фыркнула Эрика, подмечая, что пыл короля слегка поугас, и можно немного расслабиться. — Когда ловец вырубил магичку в трактире, чтобы она не воспользовалась своей силой, Высшего с ней не было, это точно. Этот кобель в борделе обретался, на соседней улице. Это мои люди впоследствии выяснили… Так вот, демон почувствовал, что связь с его подопечной истончается, метнулся за похитителем по изнанке, да и пролез в захлопывающийся портал. Не рассчитал, что девчонка в бессознательном состоянии начнет истощать подпитку артефакта переноса у охотника, что грозило всем троим незапланированным развоплощением по пути. Вот демон и скинул с себя привязку, запитанную силой тёмных, чтобы Айю насытить и не схлопнуться вместе с порталом. А Лайк на свою невезучесть как раз этот «эротический поводок» на себя и подцепил без примерки. Вот пусть теперь ходит и облизывается на свою жалкую добычу! А Эльхарн девчонку ему ни за что не уступит, хотя и привязки, как таковой, уже между ними нет… только грыхова дружба!

— Эри, посмотри мне в глаза! — неожиданно мягко, но настойчиво повелел король Угории. — Ты ревнуешь?! Эту незнатную девицу? И к кому! К такому же оборванцу — охотнику?

Эрика побледнела под цвет жемчужной обивки диванчика и отвела заблестевшие от слез глаза. Король со вздохом присел рядом с дочерью, обхватил крепкими пальцами подрагивающий от сдерживаемых всхлипов подбородок и развернул ее лицо к себе. Ему невыносимо было наблюдать страдание горячо любимой девочки, так до боли за грудиной напоминающей ту, что подарила ему такое недолгое, но такое отчаянное счастье…

— Маленькая, не реви! — отец аккуратно провел ладонью по щеке, стирая мокрую дорожку. — Хочешь, я ему титул подарю, земельки подкину, на государственную службу определю поближе к тебе во дворец…

— Да, не нужна Эльхарну никакая земелька с титулом! — тихо прошипела принцесса, отталкивая руку короля, гладящую ее по шелковым длинным волосам. — У этой морды хвостатой пол-Пекла в перспективе в наследство достанется! Он же — второй наследник!

10

Архимаг Лантар веско припечатал своим эксклюзивным давящим взглядом собравшихся в учительской «Вышки» преподавателей в составе девяти женщин и семи мужчин Все они с разной степенью интереса рассматривали стоящую перед ними с невозмутимым видом Айю. По ощущениям ей казалось, что с нее то заживо по клочочку сдирают кожу, то обливают холодным презрением, то жалят тончайшими иглами. В целом, весьма тепло встречают и приветствуют в неровных рядах светочей разума.

— Итак, дорогие коллеги, позвольте представить вам нового проректора по воспитательной работе нашей элитарной Школы для избранных…, - Первый маг Королевства убедился, что никто при нем в открытую нападать на новенькую не будет и продолжил более любезно. — Магисса Айя Этори, прошу терпеть и не жаловаться. Она прибыла из Южного приграничья, практически со Светлой стороны, чтобы поделиться с нами последними достижениями в оптимизации педагогического процесса в отношении подрастающего поколения магов, наших обожаемых будущих магистров. Не так ли, магисса?

— Поделюсь… всенепременно, Ваше Превосходительство, в полной мере, — Айю в данный момент интересовали более приземленные проблемы, например, что ее неугомонные прилипалы — Дёма и Лайк — вытворяют с её комнатой. И чтобы позлить утратившего бдительность Лантара, она громким шепотом спросила. — Пользуясь случаем, могу я полюбопытствовать, а Летний дворец уже расчистили от обломков и когда приступят к его восстановлению? А то у меня тут пара беспризорных дизайнеров-самоучек дурью маются, могу предложить их услуги. Но не бесплатно!

— Магисс-с-са, это к теме нашей встречи не относс-с-ится! — укоризненно прошипел в сторону девушки архимаг, делая ей знаки замолчать. — Лучше разрешите Вам представить ваших коллег!

— «А зачем мне их представлять-то? — подумала Айя и недоуменно обвела взглядом присутствующих. — Лантар, ты действительно думаешь, что меня они интересуют? Настолько, что я сразу запомню всех их по именам? Да, ты — оптимист!»

Представление заняло битых полчаса, окончательно доведя новоиспеченную заместительницу ректора до звона в ушах и небольшой спутанности сознания — слишком много информации для первого раза. Запомнить она постаралась лишь имена деканов пяти факультетов, и то переиначив их названия для лучшего усвоения.

Так, Хеклер Глок, магистр тёмно-боевого факультета, специализацию которого она обозвала про себя «противодействием себе подобным и бесподобным», предстал перед ней немолодым, но полным забористой дури… то есть кипучей энергии господином. Его особенность проявлялась в излишней фамильярности и развязности. Поэтому сразу после представления девушка постаралась отступить подальше от него и его липких ладоней, которыми он схватился за ее руку, чтобы поцеловать.

Следующей деканессой шла магисса Одори Хакарл с общего факультета, которому Айя приписала девиз: «Траводелы всех регионов, объЯДеняйтесь». Госпожа-отравительница или по — простому — зельевар, невысокая, хорошенькая шатенка, с яркими разноцветными прядями в высокой прическе и пронзительными карими глазами, которые она умело подчеркивала косметикой, звонким голоском попыталась выспросить у своей начальницы подробности ее личной и наличной жизни, клички ее домашних питомцев, о которых она была уже с утра наслышана, а также напроситься в гости на чай, который обещала принести с собой. Но Лантар, который с некоторых пор был настороже, не дал ей развить тему, и подтолкнул магиссу Этори к следующему коллеге.

Магистр Фресан Нокс, представляющий целительско-правовой факультет, тотчас же переименованный в отделение «современного здравоГРОБления и его своевременного юридического прикрытия», был немногословен, подозрительно хмурил кустистые брови и, по всей видимости, был еще и жутко злопамятен. Он тут же, проигнорировав новенькую, начал закидывать Первого архимага требованиями по выделению дополнительно бюджета на его исследования, выражая их резким, скрипучим голосом подстать его сухопарой, жилистой фигуре. «Надо будет с ним поосторожнее, а то потом не отобьёшься от его притязаний», — сделала себе пометку в памяти Айя.

Господин Арбутнот Бринкли, декан факультет менталистики, парил в своих мыслях и не отреагировал на появления перед собственным носом архимага Лантара. «Ловля крыши на живца» — отныне и присно главное кредо данного вида обучения.

Марк Орт Лейт, светлый магистр, декан боевого факультета «защита от светлой напасти», и по совместительству ее жених, лишь едва заметно кивнул и даже не попытался вырваться из плотного кольца окруживших его преподавательниц.

— Коллеги, — взяла слово Айя Этори, когда архимаг наконец-то перечислил ей всех собравшихся. — Я с вами, надеюсь, ненадолго, но потраченное время, обещаю, мы проведем с толком. Так что, начнем прямо сейчас. Магистр Орт Лейт, после этой «летучки» жду от Вас план воспитательной работы вверенного Вам факультета на пять ближайших лет.

— И не подумаю, Этори! — новоявленный кумир женской половины преподавательского состава зло покосился на свою беглую невесту. — Я перед тобой ещё отчитываться буду! Тебе по чину не положено у меня план требовать!

— А куда ты денешься, Марк? — удивленно вопросила девушка у нового декана, переходя на «ты» под обескураженными взглядами присутствующих. — И отчитаешься, и план мне нарисуешь, тьфу, ты, Бездна, представишь! К остальным преподавателям это тоже относится. Планы работ по моему профилю должны лежать на моем столе еще вчера. Кто не справился — по выговору.

— Айя! Магисса Этори, сбавьте обороты! — Первый архимаг Темного королевства отчаянно побагровел, превратившись в подобие свежесваренной свеклы, пытаясь всем своим авторитетом остудить нарастающий конфликт в учительской. — Не хами… те!


— Мелкая, не одолжишь пару сотен золотом? — под вконец очешуевшими взглядами преподов, у которых давненько не было такого интереснейшего живого представления, из стены высунулась половина демонской туши в боевом полуобороте, то есть уже с шакальей мордой, но пока ещё без боевых шипов и крыльев. — Ох, ты ж, темные дали, какая живописная компания! Леди, очень рад вас всех видеть! — секундная дымовая завеса, и из стены вышел уже импозантный темный в дорогом костюме и белоснежной рубашке с расстёгнутым воротом. Слаженное женское «ах!» стало ему ответом. — Позвольте представиться, лорд Эльхарн Али Грей. Для очаровательных леди можно просто — Эль.

— Сгинь с глаз моих, нечистый, — шикнула Айя, с еле сдерживаемым смехом глядя на распушившего хвост Высшего, галантно целующего пальчики преподавательницам и надменно пожимающему руки мужчинам. — У папы возьми, не таскаю же я с собой золото!

— Я так и думал, о, моя жестокая хозяйка, — демон с трагическим видом попытался растворился в изнанке, но на полпути развернулся. — Я правильно понял, что тебя к ужину не ждать? Дамы, очень было приятно с вами познакомиться! Мужчины — не очень, но тоже сойдет.

— Стой, коварный темный! — Айя слишком хорошо изучила Эльхарна, чтобы хоть немного поверить в его благочестивые намерения. — На кой грых, тебе понадобились деньги? И лицо у тебя подозрительно довольное…

— Ладно, у отца займу, раз ты такая жадная, — тёмный мотнул черной гривой волос и неожиданно почесал подбородок отросшим хвостом. В учительской повисла напряженная тишина, как во время спектакля Королевского театра. — Вот именно такой меркантильности я от тебя и ожидал!

— Нет у меня наличности, нету! — Айя протянула левую руку демону, позволяя дотронуться до метки на запястье. — Так и быть, разрешение на два часа визита в Пекло даю. Но, Эльхарн, два часа по времени нашего мира! А то меня потом твой адский папа прихлопнет за своеволие. И ты так и не сказал, зачем тебе деньги?

— А ты не в курсе, что в этом гадюшни… то есть респектабельном учебном заведении процветает подпольный тотализатор? — демон в человеческом обличье заговорщицки подмигнул застывшей девушке и плотоядно облизал губы. — Уже принимают ставки на тебя. Кто с тобою первым переспит!

— Уточнение! Спорят на время? — Айя быстро взяла себя в руки и что-то деловито прикидывала в уме. — Дём, ты поставь на два месяца, потом на четыре. А если условие — с кем, то уже без разницы, никто не выиграет. Я — в доле. Моя — половина выигрыша. Потом, когда нас выгонят отсюда, деньги пригодятся.

— Как прикажешь, госпожа, — Эль издевательски усмехнулся и ушел через стену, покрытую защитными контурами архимага. Из коридора донеслось приглушенное. — Вечером поговорим!

* * *

Клубы горьковатого дыма овивали фигуру седовласого господина и сразу же втягивались в крохотный портал над его головой. До его гостей терпкий аромат дорогого табака почти не долетал. Но весь кабинет, обшитый темными дубовыми панелями, вплоть до высоких потолков, затянутых посеребрённой кожей с нанесенными на нее магическими символами, и плотно запахнутых тяжелых портьер, пропах этим густым, навязчивым духом. Хозяину же кабинета нравилась угнетающая атмосфера его «берлоги», а немногочисленные посетители, покидавшие его пределы в живом состоянии, тут же, мгновенно, благодаря встроенным в двери заклинаниям очистки, избавлялись от навеянного пришибленного состояния и впитавшегося в одежду запаха.

— У девочки всего сорок с небольшим единиц резерва, — Седой задумался, пуская замысловатые кольца дыма в потолок и не глядя на своих соратников. Говорил он отрывисто, глухим от беспрерывного курения голосом. — У её фамильяра — сто сорок. Немного.

— Дворец это им снести не помешало, — ворчливо заметил второй мужчина, кажущийся совсем крохотным по сравнению с двумя другими собеседниками. Но спеси в нем было на порядок больше каждого из них. — Причем грамотно все провернули, никто из живых не пострадал. Из нежити — тоже. И имей виду, Первый… Количество магединиц в резерве — это только то, чем она распоряжается в данный момент.

— Не учи дедушку кашлять, Второй, — досадливо фыркнул в ответ Седой. Имена в кабинете не произносились, а всем присутствующим предлагали лишь безликие номера на время встречи. — Ты сам после полного выброса силы из внутреннего источника сколько времени восстанавливаться будешь?

— Пару суток, само собой разумеется…, — низкорослый собеседник седого насторожился — А это имеет какое-то значение? Или я что-то не понимаю?

— А она восстановится за секунду, если в её теле хотя бы единица силы останется, — Седой криво усмехнулся, щелчком отправляя окурок в разрыв. — Она не может прыгнуть выше своего уровня резерва в мощности заклинания. Зато, если её прикроет кто-то… То таких заклинаний может быть много, очень много. Прикинь, бесконечное количество заклинаний такого уровня каждые несколько секунд!

— Оп, приехали! — третий из присутствующих злорадно рассмеялся, привлекая внимание к своей незапоминающейся внешности и соответствующей ей неброской одежде. — А силу она, случаем, передавать не сможет? Чужую? Своим?

— Как догадался? — съехидничал Первый, разливая густое, темно-вишневое вино по бокалам и предлагая их своим визитерам. — Может. И поэтому за ней скоро начнется охота. Сейчас её прикрывает крылатый. Это я про Али Грея.

— А он тут каким боком?! — коротышка взметнулся со своего места, а в комнате весьма ощутимо запахло скандалом. — Эльхарн всего лишь второй претендент на трон Владыки!

— Тебе рассказать истинную историю его привязки к этой девушке? — хозяин кабинета наклонился над столом, вытягиваясь в сторону набычившегося Второго. — Слушай же. Одну, доселе неизвестную в столь широких кругах, одаренную малышку конкретно достали в приюте. Девочки её шпыняли и издевались, мальчики… сам понимаешь, что пытались с ней проделать. А ей было всего одиннадцать. Так что, впору вешаться от безысходности. И наша кроха, не знаю точно, но где-то умудрилась раздобыть гримуар и, недолго думая, решилась на вызов демона. Выбор у неё был небогатый: или низший в телохранителях, или в петлю, или в подстилки для старших по приюту. Постельную подстилку. И она не отступилась.

— Их нельзя вызвать, ни низших, не высших! Это всё — сказки! — мужчина недоверчиво посмотрел на ухмыляющегося собеседника. — Демоны сами не приходят. Хочешь втереть мне про несуществующий ритуал призыва? А может, она построила портал в другой мир? Чушь! Демоны живут и у нас! На Ойкае, на вулканических островах целые поселения!!!

— Успокойся, Второй, мы не об этом, — рассказчик примирительно поднял ладони вверх. — Короче, девочка сбегает ночью из спальни на крышу дома и рисует круг призыва. Решив для себя, что, если демон не придет, она с этой же крыши и сиганет вниз. Нарисовала, забыв о круге защиты от обратного возвращения, тьфу, ты, от прорыва демона с изнанки. А тут на ее несчастье этот охламон Высший, который с очередной гулянки по нашему миру возвращался в состоянии сильнейшего подпития. И торкнуло его выйти из тени именно в этот момент! Увидел падающую с крыши деваху, поймал её на крылья. Чисто машинально. Ну, и, не особо соображая о последствиях, притащил к себе в Нижний мир. А тут его папаша притопал морали сыночке почитать на ночь…

— А у наследничка на руках — маленькая девочка в беспамятстве и уже почти с умершей душой, — тут третий, «неприметный» гость загнулся от беззвучного хохота. — Что дальше было? Мне очень интересно!

— Темнейший Владыка поставил сыну условие, или он собственноручно убивает подкидыша, или получает оковы, — Седой недовольно покачал головой, не одобряя нравы Высших. — Владыка еще тот любитель поразвлекаться. Да и Эль его достал до самых печенок. В общем, у малышки появилась нянька, а у одного опустившегося демона — смысл жизни. Вот так они и живут. Весело, кстати, сказать. В этом неравном союзе, к слову, никто никого подавлять не пытается. Спелись они — маленькая девочка и не очень-то и кровожадный демон.

11

То, что Айя увидела своими глазами в конце бесконечного дня, измотавшего ее стойкую психику, захотелось сразу и навсегда развидеть, развернуться и раздать устроителям непотребства сочных благодарностей за креатив. Раньше студентов, провинившихся или не очень состоятельных, и преподавателей, находящихся в негласном трудовом рабстве у ректора, которым «повезло» обитать в этом крыле замка-школы, «радовали» сырые каменные стены с полуотвалившейся штукатуркой, пятна плесени и равномерно прогрызенные вдоль плинтусов крысиные ходы. А сейчас… просторный коридор с анфиладой комнат по обе стороны, мягкое покрытие, приглушающее шаги, восстановленные массивные двери покоев, чьи бронзовые ручки приглушенно сияли начищенным блеском…

— Насколько мой скудный человеческий умишко еще готов соображать, весь этот этаж уже исключительно наш? — Айя устало прислонилась спиной к стене рядом со своей комнатой, любуясь преобразившимся интерьером. — Дёма, яви же свой пакостный лик мне сию минуту! Ну, и что же вы тут наваяли, прохиндеи, пока меня не было? Эй, здесь есть кто живой?

— Все для Вас, хозяйка! — с подобострастным видом перед девушкой возник домовой. — Чего изволите?

— Мир завоевать, — буркнула Айя и с разбегу прыгнула на свою огромную кровать с высокой резной спинкой, судя по всему, безвозмездно прихваченную демоном из какого-то музея. Новый матрас не издал ни одного недовольного скрипа, лишь молча подкинул хрупкую магиссу несколько раз, вызвав у нее восторженный писк. — И кинуть мне под ноги! Но это потом, а сейчас я бы ограничилась чашкой чая. И булочку хочется. С вареньем.

— Сейчас все будет! — страшненькая, но чрезвычайно опрятная домовушка поставила перед Айей на маленький чайный столик кружку с горячим травяным напитком и блюдо с горкой ароматной выпечки. — Меня, госпожа Айя, на кухню не пускают! — с обидой в голосе добавила она и забавно шмыгнула своим рыльцем. — А то я бы Вам такого наготовила! Я, правда, готовить умею! Вкусно! Я Его Темнейшеству такие десерты выделывала!

— О-о-о! Теперь понятно, откуда Дёма вас утащил! Очень вкусно! — Айя с кровожадным наслаждением впилась в мягкий булочный бочок. — А фто он ешфё у папеньки фташшить уфитрилфя?

— Секретаря для Вас, хозяйка, он уволо… призва… Ой! Пригласил, — в разговор влез домовой, нежно обнимая расстроенную супружницу за лохматую спинку. Он с таким гнусным прищуром натужился, извлекая из памяти сведения о новом приобретении Эльхарна, что Айка поперхнулась чаем. — Из энтих, из Изгнанных! Теперича тут будет совсем неприлично для такой молодухи, как Вы!

* * *

Утро заставило проснувшуюся Айку поежится. Она ночью неплотно прикрыла окно, позабыв, что в Северной Пустоши в конце сентября может уже и снег выпасть. А пока лишь неприветливые ветра, норовившие устроить противный сквозняк в ее спальне, да облетающие с деревьев листья, налипшие на мокрое оконное стекло, напоминали о скором приближении холодов. Быстрая пробежка в ванную, недолгое любование ее внушительными габаритами и множеством разнокалиберных пузырьков и баночек с косметикой, экспресс-умывание и причесывание, и вот она, собранная и одетая в теплое платье и мантию, бодро топает наводить порядки в вверенной ей «Вышке». Но сначала — завтрак!

— Моя прекрасная леди! Могу я Вас пригласить на прогулку? — преподаватель, кажется, физической подготовки с боевого факультета, подкараулил Айю возле выхода из столовой и настойчиво привлек к себе. — Меня зовут Хомейни Арк Серинди, баронет и магистр. И раз уж Вы не соизволили запомнить мое имя вчера… для Вас я — просто… лорд Хомейни. Так, как насчет прогулки верхом? Мои лошади — к вашим услугам.

— Благодарю Вас, Ваша Милость, — магисса церемонно и немного издевательски поклонилась первому, как видится, претенденту на ее победу в тотализаторе. Титулованный прогульщик? Ему разве не нужно сейчас проводить занятия с группой? — Я с удовольствием принимаю Ваше приглашение. Седло — мужское, в женском я не езжу принципиально. Желательно — хаолийку. Знаете, о чем я говорю?

— С двумя клыками? — мужчина удивленно приподнял бровь, окидывая Айю уже более серьезным взглядом. — И с поддержкой сзади? Найдем, разумеется. Пастушье седло. В нем спать хорошо… Но Вы же, милая Айя, на прогулке спать не собираетесь?

— Всё зависит от Вас, господин Серинди, — девушка, как ее учил когда-то Эльхарн, кокетливо потупила свои озорные глазки и стрельнула ими пару раз исподлобья. В голове уже вызревал план по разоблачению «физкультурника». — Если Вы не будете настоль скучны… Чтобы мне захотелось спать.

— Поверьте мне, заскучать я Вам не дам, — заправский ловелас, перепробовавший половину женского «цветника» Школы, предвкушающе улыбнулся от близкой победы. — Со мной обычно никто не засыпает!

— Это Вы про своих лошадок? — девушка начала откровенно развлекаться. — И что же Вы с ними делаете, чтобы они не спали? Даже ночью?

— А Вам палец в рот не клади, Айя! — баронет Хомейни продолжал улыбаться, хотя и с натяжкой. — По локоть откусите. Но я от своего предложения не отказываюсь. Завтра рано утром, до занятий, жду Вас на верховую прогулку?

— И я от своего согласия тоже не откажусь…, - юная магисса как-то даже очень хищно ухмыльнулась. — Только я буду на своей… коняшке… мне ещё Ваших маячков не хватало в подарок. На этом всё, спешу Вас покинуть по причине чрезвычайной занятости воспитательным процессом.

* * *

Стоило навязчивому преподавателю, словившему намек на возможные неприятности от опоздания на занятие, поспешно раствориться в недрах учебного корпуса, как девушка обняла себя за плечи, пытаясь подавить панику, зарождавшуюся в душе. Она, отчаянно зажмурившись, покрутила на пальце кольцо.

— Дём, ты мне срочно нужен, — прошептала Айя, прижимая замерзшие ладошки ко рту, чтобы согреть. — Дём, мне завтра лошадь нужна! Где же её взять?

— Это всё, что тебе понадобилось от меня? И что это только за «ля-ля-фа» такое было между вами, объяснишь? — выросший перед ней Высший обвел окрестности далеко не ласковым взглядом. — А может, тебе эмоций положительных не хватает или приключений на нижний ярус? Мелкая! Ответь! Ты зачем на лошадиную прогулку с этим козлом блудливым согласилась? Ты его коней-то видела? Это же — фризы!.. Ай, да что с тобой разговаривать, бестолочь несознательная! Ладно, не хнычь, подберем тебе… пони по твоему росту! Во-о-от, уже улыбаешься!

— Я просто хотела на лошадке прокатиться, — виноватая магичка подошла к своему защитнику и по привычке уткнулась хлюпающим носом в твердую грудь. — Не ругайся, пожалуйста, я не подумала о подставе! Правда, не сообразила! Решила, что он из-за тотализатора…

— Верю! У-у-у, и за что мне такое счастье перепало, — демон перетек в боевую ипостась, сгребая девушку в охапку и уходя в изнанку. — Сейчас добудем тебе коника, если нас не убудет…

Нижний мир принял их в свои раскаленные объятия и погрузил в тишину, лишь изредка прерываемую отдаленными раскатами и вспышками на грозовом небе. Горячее марево уже грозило человечке неизбежным обмороком от перегрева, если бы не теневая защита Высшего. Легкая вуаль из Тьмы предохраняла нежную кожу от жара и иссушения, лишь чуть-чуть согревая Айю знакомым с детства теплом.

И тут на горизонте фонтаном взвился красный песок, из которого стремительным огненным потоком вынесся табун лошадей. Убийственно прекрасных и совсем не дружелюбных. Они закружили в стремительном танце вокруг незваных гостей, вздымая волны колючих песчинок, забивающихся под одежду и царапающих лицо и руки девушки.

Айя только успела сделать единственный судорожный глоток перегретого, сухого воздуха, как в то же мгновение Высший демон вихрем налетел на оскаленного табунщика, напавшего под прикрытием своих выкормышей. Мощный удар, от которого сотряслась земля вместе далекими багровыми скалами, мог бы впечатлить любого невольного свидетеля, если бы он смог выжить в этих диких местах.

— Что понадобилось тебе здесь? — табунщик с трудом поднялся на лапы, помогая себе обрубком огромного шипастого хвоста. Под описание его внешности больше всего подходило слово «чудовищная». — Эльхарн Али Грей, мои животные тебе не подчиняются. А твою человечку сейчас и вовсе сожрут.

— Самонадеянность — не лучшая черта для долгой жизни, — Эльхарн задвинул испуганную Айю за спину. — Я заберу двух лошадей. Одного жеребца — себе, одну кобылу — для неё.

— А ты ещё более наглый, чем твой отец, — табунщик внезапно запрокинул рогатую башку и громко захохотал, лупя себя здоровенной девятихвостой плетью по бедру и скаля желтые кривые зубища. И также резко прекратил это сумасшествие. — Ты хоть цену знаешь за моих лошадок, наследничек? Жизнь за голову, если слияния не будет.

— За мою — отдам свою, — Дём, в свою очередь, продемонстрировал не меньшие клыки. — А за неё…твою. Тронешь её, и я тебя даже за Гранью выщемлю… Тогда и посмеемся, весельчак навозный…

— Ого, как у вас всё серьезно… высший демон и человеческая девчонка, ну-ну! — скорчил уж совсем мерзопакостную рожу табунщик. — Красиво и до безумия глупо! Но это ваше дело… Что ж, Эльхарн, с выбором ты определился, не так ли?

— Беру Азарта для себя и Легенду для моей спутницы, — демон вызывающе скинул с себя пояс с оружием и сделал шаг навстречу противнику. Перепуганную Айю он за минуту до этого отвел за границы круга, начерченного на песке табунщиком. — Кто в свидетелях?

— Пожалуй, сын, я побуду свидетелем, — нежданно-негаданно из полыхающей портальной арки вышел сам Темнейший, собственной величественной персоной. — Детишки, а вы не попутали берега? Или миры? Призвать огнегривых из Бездны… Это же надо было так изловчиться! Но… вызов брошен… Эльхарн, действуй… Подфартило мне с с-с-сыночком! Айя, заноза моей печени, если что, я вашу связь оборву… Перед тем, как ты умрешь.

— Не надо ничего обрывать, Владыка! — храброе «недоразумение» встало рядом с демоном, прижавшись к нему плечом. Она едва доставала ему до ребер, но это ничуть не волновало будущую самоубийцу. Темнейший лишь сощурил глаза, забавляясь этой сценой. — Эльхарн, твой жеребец слева, моя лошадка — справа? Работаем? На счет раз, хватаю за гриву и пытаюсь удержаться пару минут… Так мне действовать? Как ты рассказывал?

…А смертоубийственного шоу-то и не случилось! Лошади просто мирно подошли, сверкая алыми глазами и поводя огненной гривой, склонили колени и позволили малость озадаченному Высшему себя заседлать. И даже ни разу не взбрыкнули. И все это под отпавшую челюсть табунщика и непроницаемую мину на физиономии Владыки Пекла.

— Да, что за непруха с утра! И чего стоило предупредить, что они — пара, иначе бы их мои зверюги не признали, — взревел раненной в зад виверной табунщик и смачно сплюнул на зашипевший песок. Он всего за несколько минут лишился лучших своих лошадок. — Подумать только! Высший и человечка! Какой кошмар!

— Пасть захлопни! Кошмар я тебе устрою, если ты перед ними не извинишься, — излишне добро и почти нежно пообещал Темнейший, глядя как Эльхарн и Айя соревнуются в скорости лошадей, несясь во весь опор к темнеющим вдали причудливым скалам. — Да не смотри ты на меня так, я сам не в себе уже сколько лет! Давай, в качестве извинений открой-ка им прямой портал. Чтоб с глаз моих! Сразу вместе с копытными! Ты меня услышал, табунщик?

* * *

Порой и Темнейший Владыка имел весьма бледный вид и затаенное желание уйти в обитель адептов Безымянного Бога лет так на пятьсот. А перед этим принести ему в дар определенную нечеловеческую жертву. А всё из-за его очередной матримониальной оплошности, которую он совершил после смерти второй жены, будучи прискорбно пьян до беспамятства. Он умудрился в угаре безутешной скорби проглядеть ту, которая ядовитой гадиной просочилась в его одинокую Цитадель Хаоса и коварством оккупировала ее. Марисса… это рыжеволосое, громкоговорящее, вездесущее исчадие, его неизбывная головная боль, была плодом скоротечной любви залетного василиска с королевой пустынных джиннов.

— Что ты, Первый среди Высших, позволяешь вытворять этому гаденышу… Эльхарну?! — третья «фатальная ошибка» Темнейшего чуть ли не ядом плевалась от возмущения, пока ее Повелитель мученически заглатывал «узбагоин» — крепчайший орочий самогон, который варвары гнали в своей бескрайней степи не пойми из какого вторсырья. — Он ранил нашего табунщика! И забрал двух огнегривок!

— Ранил, но не убил же…, — сквозь стиснутые зубы заметил предводитель демонов. — А я бы на его месте, Марусь, этого урода добил бы и в песочек закатал. А младший, кстати, забрал не двух лошадок, а четырех. Еще пару заводных увел, конокрад хитрохвостый! Ты только не вопи мне над ухом, ладно? Глухой Владыка — позор для Ада.

— У этой девки слишком много власти над нашим сыном! — Марисса хоть и снизила уровень громкости, но тон поменяла на въедливо-доставучий. Ну, точно, как железной вилкой по дну кастрюли. — Что он перед ней хвостом метет! Это, по крайней мере, неприлично!

— А не ты ли предлагала удавить Эльхарна сразу после его рождения? — Темнейший налил себе еще один стакан из закаленного вулканического стекла, другие просто расплавлялись от жутко токсичного пойла. Но только «узбагоин» мог примирить Владыку с присутствием ненаглядной супружницы. — Так вот, дражайшая моя… жена… Предупреждаю на будущее, только кинь свой фирменный взгляд в сторону Эля и его человечки! Засажу в … хотя бы в эту бутыль из-под самогонки и заставлю вечность в ней просидеть! Ты меня поняла, королева моего сердца? Всего один взгляд — и отдачей замучаешься! Клянусь своими рога… крыльями! Своим истинным именем клянусь!

— Я всё поняла! — рыжеволосая пери в отчаянии заломила руки и попыталась воззвать к самым низменным чувствам супруга — жажде власти и паранойе. — Тёма, но Эльхарн же может претендовать на твой трон!

— Может, разумеется, по праву крови он — мой наследник, — Повелитель вкинул в стакан оливку, поболтал до полного растворения, задержал дыхание и одним махом опрокинул полученный коктейль в себя. С каждой новой дозой Марисса становилась все привлекательнее, а ее слова — все приглушеннее и бессмысленнее. — И старший может. Если силенок хватит. Но Эль сейчас занят, у него отвст… осветит… ответственная миссия! Он за малышкой присматривает. А вот старшенький… Ты мне ничего рассказать не хочешь про себя и моего старшенького?

— Не хочу! — дочь василиска прищурила заалевшие глазки и уперла руки в пышные бедра. Ох, в таком виде она была адски соблазнительна, чем и пользовалась от случая к случаю. — Мы с Мариком… ээээ… Мархарном… на тебя не покушаемся! Но трон твой принадлежит по праву наследования ему! А не Элю с его облезлой девкой!

— По поводу девок, — Темнейший вдруг искренне и громко расхохотался, заставив жену удивленно отшатнуться. — Я бы поостерегся её так называть, а то младший может и обидеться. На твоем месте, Марусь, я бы не стал так рисковать.

И как в воду глядел! Из стены над полыхающим камином, как по заказу, высунулась до жути нахальная физиономия Эльхарна.

— Привет, Марисса! Чего такая надутая? Как будто поцелуйный клоп покусал. Эй, поаккуратнее с кочергой! Пап, привет, угомони нашу мать!.. И одолжи пару сотен золотых! А то Айка мне наличку зажилила. И у меня времени в обрез. Мелкая всего пару часов выделила на поиски финансирования начала нашей новой финансовой пирамиды, а я и так задержался, — выпалил сынишка, улыбаясь во всю ширь.

— Сгинь, порождение Тьмы, — разомлевший от «лекарства» Владыка небрежно отмахнулся от неугомонного отпрыска. — А то ты не знаешь, где деньги на мелкие расходы взять!

— Благодарствую, Ваше Жутчайшейство! — Эльхарн попытался поклониться в пояс и чуть не кувыркнулся головой в растопленный камин. — Так я мелочишку подберу? Потом отдам с процентами… если не забуду.

— Исчезни, Великий махинатор, — тяжко вздохнул темный родитель и раздраженно рыкнул. — Девке своей безродной не забудь что-нибудь подарить. Колечко медное… должно хватить за постельные заслуги.

— Как ты назвал Айю, отец? — перед Владыкой в мгновение ока возник Высший демон в полном боевом облачении и зверским выражением на оскаленной морде. — Повто-р-р-ри! Иначе — вызов! Девка? Безродная? Подстилка!

— Сын, вали отсюда, да поживее, — Темнейший угрюмо рассматривал младшего, готового за свою женщину порвать родного отца. И это ему внушало скрытую гордость вкупе с определенной долей отчаяния. Так как он видел в нахождении Айи рядом с сыном лишь смертельную опасность для обоих. — Ей сейчас плохо, пластом лежит. Она же по незнанию сразу всех «лошадок» к себе привязала.

— Мать мою да в …! Мамуля, я хотел сказать, в щечку поцеловать! — увесистое полено, отправленное в полет недрогнувшей материнской рукой, врезалось в каминную полку, сбив парочку дизайнерских хрустальных черепов. Но Высший уже ушел в изнанку.

— Вот же ненормальная! Она же на работе сейчас должна быть! Преподов до истерики доводить! Ректору седых волос добавлять! Архимага на премию раскручивать! А не в отключке валяться! — по инерции продолжал возмущаться демон, врываясь в скромный кабинетик, выделенный новому заму по темной идеологии для совершения трудовых подвигов поближе к учительской.

И ничего, что раньше в нем была лаборантская. Айя ни за что не соглашалась на ее переделку, встав всей своей невнушительной грудью на пути дизайнеров-самоучек.

— А я и не сплю, врете вы всё! — уронившая голову на стол и так и задремавшая магисса Этори приоткрыла один осоловевший глаз и через полминуты осознания увиденного засияла. — Эль, радость моя, ты пришел! А мне без тебя та-а-ак плохо было! Еле сюда дотащилась. На проверку сил вообще не осталось, так я Лайка отправила на занятия. Под видом нового студента. И ему польза, и нам бесплатный резидент в тылу врага. Правда, я хорошо придумала?

— Спи, чудовище моё практичное, — демон перенес девушку на шаткую кушетку в дальнем углу кабинета и закутал в призрачные крылья из тьмы. Пригладил мягкие, золотистые волосы. Надо бы ей эльфийского шампуня отжалеть, а то отрастают неровными перьями. — Колыбельную тебе что ли спеть?

12

Лайк Рико, свежевылупленный студент первого курса боевого факультета «защиты от светлых сил», вальяжно развалился за лабораторным столиком на чахлом трехногом табурете. Что ему стоило удерживать равновесие на этой пыточной «жердочке», наверное, долгие годы непростого обучения в рядах охотников за душами и желание грамотно сыграть свою роль. Не впервые ему приходилось изображать из себя разные личности, порой до того не схожие, что, возвращаясь обратно в свою личину, он каждый раз не узнавал сам себя и привыкал к себе, настоящему, заново. Таких как он, мастеров перевоплощения, братья за глаза называли «перевертышами». И сейчас в учебной лаборатории Школы, которую по очереди использовали то зельевары, то целители, то ведьмы в своих сугубо научно-практических целях, он притворялся … Лайком Рико. По легенде, наспех придуманной мелкой и одобренной Высшим, он являлся сыном новоиспеченного графа Ар Рико, который получил свой титул взамен на некоторую (тут воображение девушку немного подвело), пусть будет, деликатную услугу Короне. А самодовольный папаша от свалившегося на него счастья тут же отправил свое нерадивое чадо, до этого беспросветно кутящее с дружками и напропалую портившее окресных девиц, получать магистерское звание. А, если попросту, сплавил шельму с глаз долой и еще немало приплатил, чтоб из «Вышки» сынка еще несколько лет не выпускали на волю.

Он восседал в окружении таких же темных снобов, разодетый в подобранные демоном шмотки, с малым фамильным кольцом на пальце. Ради этого фальшивого родового перстня Эльхарну пришлось смотаться на задворки Угории и порыться в семейном склепе каких-то малоизвестных аристокришек, а потом полночи переделывать герб на семейной реликвии, упокаивая то и дело долгую череду разбушевавшихся от такого вопиющего непотребства духов — родственничков почившего дворянчика.

В данный момент Лайк без стеснения громко и в весьма колоритных выражениях комментировал своему соседу по столу каждое действие, производимое магиссой Одори Хакарл, которая самолично вела травоведение у младшего курса. К заложенным первоосновам, которые все студенты-боевики проходили во время учебы в своих академиях, добавлялись новые специфические знания. От ядоведения до оружия биомагического распространения, в которых малейшая ошибка могла повлечь поистине апокалиптические результаты. Поэтому хорошенькая, но строгая деканесса не терпела ни малейшего намека на невнимательность, а уж тем более не могла пройти мимо такого возмутительного беспредельщика.

Оценив ширину расправленных плеч ловца и размер его мужской харизмы, его раскрепощенную позу и примерную стоимость новехонького облачения, кареглазая наставница грациозно процокала на своих высоченных каблучках, вызывающих приступы неконтролируемой зависти у всего женского персонала, к месту совершения правонарушения.

— … да этой травкой у нас в имении кто только не балуется! И ничего, представляешь?! — вполголоса шептал Лайк на ухо рыжему верзиле, который сразу признал в лже-виконте такого же разгильдяя, что и он сам. И даже не дернулся, когда острые красные ноготки побарабанили по столешнице. — А она «пена желтая изо рта, памяти лишитесь»! Говорю, девкам не место в учебе…

— А где, простите, им место?! — высокий голосок взвился к потолку и раскатился со звоном по стеклянным пробиркам и ретортам, которые издали весьма немелодичное треньканье.

— На кухне? На сеновале? — издевательски заломил бровь ловец и так откровенно блудливо улыбнулся магиссе, что был незамедлительно скинут с «насеста» невидимым глазу, но очень прочным магическим арканом. Затем тушка возмутителя спокойствия была доставлена к доске, на которой магисса Одори писала рецепты и пояснения к ним, и вздернут в спеленутом виде повыше, чтобы и за дальними столами была видна его раскрасневшаяся от немого протеста морда лица.

А преподавательница со спокойным видом продолжила лекцию.

— Сегодня у нас с вами, уважаемые адепты, беспрецедентная акция! — «уважаемые» навострили уши и даже перестали дышать от волнения… или предвкушения дальнейшего беспредела. Какой же тёмный не любит быстрой расправы! — У нас появилась уникальная возможность на следующем за теорией практическом занятии, которое начнется в этой лаборатории через пятнадцать минут, проверить свои наработки на этом милом лабораторном… крысеныше! Который имел наглость показать свои зубки, за что, собственно, и поплатился свободой, — Одори легонько, как могло бы показаться неискушенному зрителю на первый взгляд, ткнула пальчиком в бок парня, который задергался всем своим мощным телом, беззвучно разевая рот и что-то с упоением пытаясь донести до ядовитой кареглазки.

— Так что, мои хорошие, в конце этого занятия я хотела бы, чтобы у вас выработались правильные выводы, — она тряхнула головой, и на мгновение студентам показалось, что разноцветные прядки в ее сложной прическе зашевелись, раскрывая маленькие безглазые головки и шипя по-змеиному. — Перерыв десять минут. Не опаздывайте к началу практики!

Когда взволнованная публика покинула пределы аудитории, то в ее внезапной тишине мелкие шажочки за его спиной вызвали-таки иррациональный приступ страха у ловца.

— Ла-а-айк Ри-и-ико, — нараспев проговорила деканесса, приблизившись вплотную к виконту под прикрытием. — Кто ты такой, Лайк Рико, что так неблагоразумно ведешь себя на занятиях? Тш-ш, не дергайся, вот видишь, ты только хуже себе делаешь, затягивая петли аркана.

Женщина опустила свою жертву вниз, вынуждая молодого человека встать на колени перед ней. Вблизи она казалось нереально жуткой, с пульсирующими, узкими, змеиными зрачками, окруженным мерцающей темно-янтарной радужкой на побледневшем личике. И невыразимо привлекательной.


Ловец прекратил попытки вырваться и завороженно следил, как она медленно наклоняется к его лицу…

— Эй, приятель! — рыжий сосед, имени которого Лайк так и не удосужился уточнить, всунул голову в приоткрытую дверь. — Ты скоро? Перерыв же!

Видя, что его напарник по лабораторке не может справиться с путами, детина промаршировал к ловцу и под насмешливым взглядом преподавательницы ловко распустил удушающие плети.

— Тут главное, словить момент, затихнуть, почти перестать дышать и скинуть их к грыхам, — рыжий помог Лайку стать на затекшие ноги и по-свойски шлепнул по плечу. — Ты что, не в теме? Мы ж такое плетение на боевке, на третьем курсе академки проходили — «сонная лиана». Наш наставник еще говорил, притвориться дохлой кошкой нам будет не трудно. После кросса по пересеченной местности мы были полуживые и воняло от нас совсем не розочками. А ты какую, кстати альма-матер заканчивал?

И тут шпион Рико понял, что его легенда начинает рассыпаться. Да еще и под внимательным взором Одори, которая не сводила с него задумчивых глаз.

На его счастье прозвенел звонок, спасший его от разоблачения.

— Далеко не уходите, — магисса махнула рукой на стул возле доски. — Проходите, на следующие два часа практики ваше место будет тут.

* * *

Первое, что Айка увидела, выбравшись рано поутру из теплого кокона тьмы, истаявшего от ее прикосновения, это широкую спину своего личного фамильяра, бессовестно раскинувшегося на другой половине ее кровати. Фамильярно, так и отметим, распластавшего все пять конечностей, включая хвост, и беззаботно дрыхнувшего, как принцесса Снежнобелка в хрустальном гробу из старой сказки про 7 троллей, которую она вычитала в приюте много лет назад.

Помотав головой и сотворив отвод глаз в надежде, что морок все же развеется, Айка окончательно продрала кулачками заспанные глаза и тихонько дернула Эльхарна за ухо. И тут же была обвита хвостом и притянута к подушке, без возможности выразить свое недовольство физическим способом. А нефизическим… что ж, у каждой порядочной женщины, обнаружившей в своей постели незваного оккупанта, оставался только один метод — устного морального подавления противника.

— Э-э-эль! Выпусти меня немедленно! — заостренный кончик на ее груди мотнулся из стороны в сторону. Говорить с хвостом было немного дико, но Айя не отступала от намеченного плана по выдворению кроватного захватчика. — Я… я хочу…, - хвост изогнулся вопросительным знаком. — В ванную!

Отрицательное покачивание.

— Завтрак! — та же реакция.

— В уборную, — выдавила из себя покрасневшая Айка. Стрелка демонстративно улеглась в ложбинку на шее. Варианты уменьшались, а лежать становилось все неудобнее.

— Ты зачем табунщику полхвоста оторвал? — неожиданно выпалила она, и, о, чудо! Была освобождена из плена. Пользуясь моментом, девушка перекатилась поближе к Высшему и что есть мочи гаркнула в его правое ухо. — Эль, я задала вопрос! Но ответа не услышала! Ну, и зачем?

— А-а-а! Зачем так орать!!! — Эльхарн попытался сцапать мелкую рукой, но промахнулся. Айя успела увернуться и отползти почти на край лежанки. Демон перевернулся на бок, не раскрывая глаз. Он жутко умаялся вчера со своими аферами, хотел спать, а не разговаривать. — Я ему при следующей встрече и башку на сдачу оторву. Малыш, отцепись… дай поспать?

— А почему ты к себе не ушел, — девушка потихоньку потянула одеяло на себя. С безопасного расстояния она не боялась задавать вопросы. — Ты подумал, что скажут обо мне…

— А ты чем думала, когда коней на себя привязывала? — огрызнулся Эль, всё еще надеясь урвать кусочек вожделенного сна. — А когда вырубилась в своем кабинете во время рабочего дня, одна, без защиты и помощи? Так что не выпендривайся, и отдай мне одеяло. Хвост мерзнет!

— А нечего без штанов по чужим кроватям валяться! — Айя искоса обвела глазами фигуру своего фимильяра и со вздохом завернулась в одеяло с головой, оставив снаружи только порозовевший носик. — Эль, а у меня сегодня утром прогулка верхом. Я какую лошадку могу взять? Чтобы она меня не скинула?

— Лин бери, она смирная… вроде как… была, Легенду не трогай! — Эльхарн недовольно заворочался. Кстати, спал он в нижнем белье. Но само его присутствие так близко провоцировало у магиссы Этори совсем не деловые мысли. — Так! Стоп! Ты с кем это там собралась на покатушки?!

— С… с баронетом, — Айя похлопала ресничками и потуже натянула одеяльную защиту. — Так я Лин забираю? Она смирная? Я сама заседлаю!

— Огнегривую Лин?! — демон окончательно проснулся и сел, ничуточки не обращая внимание на робкие попытки Айи сползти под кровать и дать деру. Подтянув добычу к себе, он размотал сопротивляющуюся мелкую и неожиданно нежно обнял ее за худенькие плечики. Его слегка хрипловатый ото сна голос у ее виска заставил девушку поежиться. И совсем не от страха. — Даже не мечтай, малыш-ш-ка. Эту дикую тварь седлать только я могу. И то под настроение. А оно у меня кем-то с утра испорчено…

— А мне на прогулку надо, — Айя жалобно посмотрела в темные провалы глаз. И еле смогла удержаться на краю той Бездны, что выплескивалась из них. Она нарочито громко шмыгнула носом и тоненько протянула, гладя Высшего по руке, посчитав это место наиболее нечувствительным и безопасным. — Правда, правда, надо. Очень-преочень! Дём, ну, я пойду?

— Ну, попробуй, непутёвое моё сокровище, — демон растянул губы в улыбке, которая вызвала у Айи очередной приступ подозрительной дрожи. Она быстренько сбежала в ванную, пока Эльхарн не передумал. Больше она ни за какие «хотелки поскакать на красивой лошадке» не пустит этого пугающего типа под свое одеялко. В спину ей донеслось насмешливое. — Кстати, ты собираешься имена давать домовым? А то они у тебя бесхозные какие-то.

* * *

Убедившись, что Айя включила воду на полную, Дём одним махом вылетел из кровати. Выглядел Высший адски довольным, и это не преминули отметить упомянутые домовые, оживленно зашушукавшись за шкафом.

— Лирг, объявись! Пора начинать трудовой день, — позвал он секретаря Айи, которого высвободил из Нижнего мира и закинул в кипящий страстями котел школьной жизни. Рядом с одевающимся Али Греем материализовался невысокий, юркий низший демон в чуть великоватом для него строгом камзоле и с реденькой черной бородкой на смуглой рогатой роже.

Бедолага еще не подозревал, что ему, по сути, уготовано, и не лучше было бы остаться в тепле и спокойствии вечной долговой тюрьмы Пекла.

Вчера он под иллюзией несколько часов торчал в тесном кабинетике девчонки, изображая за нее бурную деятельность, а на деле перекладывая бумажки из одной огромной стопки в три поменьше. И все бы ничего, можно было бы расслабиться, но на его рогатую беду к проректорше на прием ломилась целая прорва народу. То студенты, которых за поведение вытурили с занятий. То сами преподаватели, возжелавшие пожаловаться на незаслуженно низкую зарплату или необходимость ремонта в общаге. То комендантша, зловреднейшая особа, требовавшая от ни в чем не повинного демоненка возвращения каких-то раскуроченных стен на место… Если бы не его природная изворотливость, пришел бы к нему тот пресловутый пушной северный зверек. А так, отбился и даже заслужил похвалу у заглянувшего на пять минут ректора за старания.

— Ты слышал о поездке? Из нее должна вернуться только одна! — Эльхарн многозначительно замолчал.

— Я понял, Хозяин, — Лирг иронично хмыкнул. — И это, разумеется, не огнегривка?

— Доостришься — развоплощу, — тёмный снисходительно посмотрел на новообретенного секретаря своей мелкой занозы. — Изничтожу, прощелыга языкастый! Твоя задача держать рот на замке и, для начала, проконтролировать поездку. Пусть этот хлыщ физкультурный себе шею сломает. Шмякнется с лошади своей аристократичной задницей, и кирдык. Я так решил.

— Как скажете, милорд Али Грей, — демоненок глумливо ухмыльнулся. — А его коней я могу себе потом забрать? Четыре фриза! Хорошая… представа.

— Мне они не нужны, забирай, в оплату за службу, — Высший припечатал взглядом своего слугу. У того аж коленки подогнулись, но он устоял, хоть и пошатнулся. Почувствовал силу чистокровного демона и склонился в уже гораздо почтительном и низком поклоне. — Ты ещё здесь? Не понял? Тебя здесь уже быть не должно!

* * *

Пока Эльхарн приводил себя в порядок в своей комнате, расположенной напротив Айкиной, в его дверь тихонько поскреблись. Ухмыльнувшись «и кто же это может быть таким деликатным», он впустил задыхающуюся от восторга девушку. На него сразу обрушился такой поток чистых и ярких эмоций, что его темный источник заворочался в груди, причиняя несильную тянущую боль.

— Эль! Эль! Эль! Она просто прелесть! Спасибо тебе огромное! — Айя размахивала руками, изображая лошадиные стати. Смешно трясла чуть влажноватыми прядями, которые лохматились и золотились в свете утреннего солнца. И улыбалась. Как же она улыбалась! Боль добралась до горла Грея и сжала его спазмом. — Прикинь, такая красавица! Лин… Линочка… Я в неё уже влюбилась!

— В меня лучше влюбись, мелкая, — демон подхватил девушку на руки и уткнулся горячим лбом в ее лоб. И когда она успела так измениться? Вроде все бегала за ним смешным неловким подростком, а сейчас… Он сипло продолжил с вымученной улыбкой. — Толку больше будет. Так, что мы имеем? Ты почему до сих пор в платье?

— Ой, я совсем не то, что хотела ухватила! — девушка ошарашенно посмотрела на себя, растянув подол в темно-синюю клетку. — Дём, отпусти! Я, с твоего позволения, пойду переоденусь?

— А то тебе моё позволение требуется, — Эльхарн показательно выставил внушительные клыки, замечая, как увеличились вдвое ее зрачки. Вот это — уже совсем другие эмоции, правильные… наверно. — Брысь отсюда, мелочь! Пока не пузатая!

— Я зеленую амазонку надену, можно? — девушка решила сбежать обратно в свои покои. А то хватают тут всякие! А она уже опаздывает … к Лин! Она попятилась спиной к выходу, не выпуская фамильяра из поля зрения. А то странный он какой-то сегодня. — Так я пойду?

— Иди уже, наездница, — Высший, видя ее неуверенное состояние, расхохотался. — И выбери лучше жемчужно-серую. Так хоть тебя издали видно будет в лесу. Зря мы что ли, с ловцом ограбили Её… эээ… оговорился! Конечно же, позаимствовали одежду!

— Её? … У Эрики стянули!.. — магисса неожиданно запнулась на пороге. — Это вы что, нелюди, принцессу ограбили? А ну, стоять, бояться, деньги не прятать! Удавлю придурков!

— Деньги ты мне зажилила, напомнить? Пришлось у родителя позаимствовать в счет… наследства, — с неприступным видом демон отбился от обвинений. — Кстати, тут тебе подарочек передали из Цитадели… Пару колечек… Хочешь глянуть? Сама примеришь, или мне надеть? А то я, кажется, готов… Примерить… на твои пальчики.

— Я тебе сейчас вот эту вазу на голову примерю! — Айя убийственным взглядом вытаращилась на Эльхарна. Выглядело это презабавно, учитывая разницу в росте, габаритах и степени наглости обоих. — Вы, какого распоследнего грыха, нашу непредсказуемую принцесску обобрали? Совсем нюх отшибло?

— С неё не убудет, — ее фамильяр повел плечами и почесал кончиком хвоста за ухом. — Не последнее забрали. Подумаешь, пару платьишек! Можешь у наемника сама спросить. Кстати, и мне тоже пора! Надо товарища проведать, а то у него с прикрытием как-то не заладилось. Вчера его сокурснички во главе с декантессой-травоядкой такими отборными зельями напоили Лайка, что этот пасынок удачи так до своей комнаты и к утру не добрался. Кажется, из-за общей интоксикации проворонил-таки сильнейшее приворотное… Надо бы спасти напарничка, пока его не заездили…

— Не выйдет у тебя слинять! Я тебе сейчас сама съездию… съездиваю… Ка-а-ак дам больно! — Айя начала кастовать замудреное плетение на пальцах. — Вот тебе! Игрушка от меня! Восемнадцатый урроовень!!!

— Ха! Поймал, дальше что? — вредный демон снисходительно посмотрел на разошедшуюся и позабывшую о прогулке девушку. — Лови обратно, дитя человеков…

— Всё! Нарвался ты, папенькин сыночек, пиши завещание! — Айя с хаканьем отбила пульсар. — Ннаааа, главгад крылатый! Получи!

— Да что от такой поганки бледной ожидать! Не-удо-вле-тво-ри-тельно! — развел вражина руки, и огненный шарик взорвался у него перед грудью, не причинив никакого вреда. — Двадцать шесть единиц использовала? Тебе ещё подкинуть? Могу соточкой поделиться.

— Ну, ты и скотина, Грей… такая! такая! …любимая …, — девушка присела на пол, закрывая лицо покрасневшими от ожога ладошками. Как всегда, на эмоциях забыла загасить остаточную энергию. — Дём, вот почему я с тобой ругаться не могу?

— Потому, что ты все-таки меня любишь? — нахально предположил прохвост, присаживаясь рядом и обнимая пострадавшую за талию одной рукой. Второй он осторожно держал обе Айкиных ладони, делясь силой и залечивая волдыри. — Всего лишь…?

— Вот ещё! — Айя с трудом встала на ноги. — Спасибо, что подлечил, но я могла и сама! Перестань меня опекать, как маленькую, нищую сиротку! У меня сейчас появилась настоящая работа… Даже деньги обещал ректор регулярно платить… И верни одежду, кроме самой необходимой, обратно. Я же не слишком много прошу?

Она резко развернулась и убежала к себе. А Высший так и застыл неподвижным изваянием на полу.

13

Это утро оказалось тяжелым еще, как минимум, для двоих. Лайк, опоенная зельями жертва магиссы Хакарл, проснулся не в своей постели с жутким похмельем и раздражением на весь этот жестокий школьный мирок, и Эрика, несравненное Высочество, с теми же нехорошими симптомами, но, как ни странно, у себя в спальне. Да и душевное состояние обоих потерпевших имело сходные признаки — необъяснимое, неодолимое влечение к объекту противоположного пола.

* * *

Охотник смутно припомнил, как полдня после занятий провел в попытках разыскать неуловимую деканессу и преподать уже ей свой собственный урок послушания. На его беду, демон в это время был занят и не смог перехватить юного мстителя. И как нашел ее — вспомнил, а что последовало за бурным выяснением «кто прав, кто — сам дурак», тут его память попыталась сделать ноги, видимо, впечатлившись достигнутыми, неоднократно повторенными за ночь результатами противостояния.

— Эй, Рико, — гортанный, бархатистый контральто провел мягкой замшей по его спине, задев в сердце наемника какую-то звонкую, но редко задеваемую струну. — Водички принеси.

Охотник плавно приподнялся на локтях и уставился в дерзкие янтарные глаза. Затем взгляд скользнул по припухшим губам Одори, сорвался вниз… «Ндаа, уж, явно — не евнух!», — самодовольно ухмыльнулся про себя парень, отмечая полную недееспособность преподавательницы к передвижению. — «А как вначале-то сопротивлялась, змеючка!»

Лайк молча поднялся с растерзанной кровати, также без лишних слов подхватил свои вещи и удалился в ванную. Буквально через несколько минут, потраченных на душ и одевание, уже стоял рядом с женщиной и протягивал запотевший бокал с ледяной водой. Наблюдать, как она жадно припала к питью, как влажным блеском засверкала прозрачная капелька воды в уголке рта, как чуть вздрагивают в такт глоткам длинные, темные ресницы, было выше его сил.

— Больше ничего не надо? — хрипло спросил Лайк, скрещивая руки на груди. За язвительностью он пытался скрыть свою нарастающую растерянность. — Завтрак в постель, спинку почесать, массаж пяток?

— Не сейчас, спасибо, — ухмыльнулась его нечаянная любовница и потянулась поставить пустой бокал на крохотный стеклянный столик. У охотника сердце застучало в два раза быстрее, пришлось мысленно врезать себе в челюсть, а физически постараться взять дыхание под контроль. — Но твои предложения мне нравятся, вернемся к ним сегодня вечером.

— Я так поздно не завтракаю! — отрезал ловец и, не прощаясь, зашагал на выход. — Мне на учебу надо, опоздаю — заработаю минус от магистра Глока. Потом на экзаменах…

— А что-то мне подсказывает, Рико, дело вовсе не в учебе, — охотник замедлился возле самой двери комнаты и обернулся с хмурым выражением на лице. Магисса провокационно потянулась, выгибая спину и нисколько не заботясь об эмоциях, вспыхнувших на физиономии мужчины. — Да и есть ли смысл … для охотника в знаниях для темных магов?

Одно мгновение, и Лайк уже нависает сверху над смеющейся и не сопротивляющейся женщиной, вжимая ее своим телом в скомканные простыни и удерживая за руки.

— А дальше, что, охотник, — мурлыкает она ему прямо в губы. — Попробуешь убить меня за верную догадку или…

— Или…, - выдыхает мужчина, и мысли о надуманной учебе сменяются на более приземленные.

* * *

— Воды, кхр, — у Эрики во рту, казалось, песчаные джины устроили свою тайную обитель. — Полцарства за глоток воды…

— Договор подпишешь кровью, — неприкрытая насмешка в голосе Первого архимага царапнула воспаленный мозг. — А то откинешься сейчас с перепоя, потом не докажу, что ты меня своим наследником назначила.

— О-о-у-у, демон тебя раздери, Лантар, — принцесса с неимоверным трудом приоткрыла затекшие глаза. Для этого пришлось прибегнуть к помощи обеих рук, и то получилось не с первого раза. — Дай воды!

— Сначала подпись, — не унимался маг, громко посмеиваясь, чем доводил Эрику до красной пелены бешенства перед глазами. — Вот была у Реджинальда наследница, умница-красавица, да вся вышла…

— Куда вышла, — не доходила до Ее пересохшего Высочества издевка архимага. — Я же здесь… И если не дашь напиться…

— Вчера же дал, и вот тебе и результат… хм… на все лицо, — хмыкнул Риар и все же принес принцессе целый графин жидкости. — Пей, любительница, водичку, а вот путь к королевским винным погребам — забудь! А то скоро попадешь ко мне … в погребок… на реабилитацию… Сама догадываешься, какой оттуда выйдешь… просветленной!

Послышалось непередаваемое бульканье, со всхлипами и судорожными вздохами. Пока Лантар твердой рукой не отобрал сосуд.

— Я в воду кое-что добавил, — он склонил голову набок, изучая результат опохмела принцессы. — Теперь любое алкогольное пойло, употребленное в течение месяца, будет вызывать у тебя неконтролируемое желание… говорить правду. Только вообрази, болезная, ты просто-напросто не сможешь не высказаться на любой заданный тебе вопрос или просто вызванную реакцию. Так что, вся твоя королевская репутация сейчас зависит от твоего умения взять себя в руки. И не смотри на меня, как на ненормального, на государственные тайны я поставил ментальный блок, а вот на все твои личные, девичьи секретики это ограничение не распространяется.

— Сволочь магическая! — Эрика расплылась в довольной улыбке, чувствуя, как перестает болеть голова и крутить желудок, но еще не осознавая степени засады, в которую ее угораздило вляпаться, перебрав от личного горя накануне с винишком. — А если я папке нажалуюсь. Королю сейчас хоть с кем бы сцепиться, он тебя на магические декокты прикажет разобрать.

— С меня, деточка, плохие декокты выйдут, — засмеялся маг и приложил узкую прохладную ладонь к пылающему лбу Эрики. И ей постепенно стало совсем хорошо, и даже появилось желание встать и заняться наболевшим «хвостатым» делом. Но милорд Лантар тут же погасил ее порыв. — Еще полчаса полежи, а я прикажу принести легкий завтрак. За это время ты расскажешь мне, что задумала. Я ведь вижу, Эри, как заблестели глазки, и эту тонкую напряженную морщинку между бровей… Но нам же не нужны неприятности, так?

— И в кого ты такой замечательный, Риар, — девушка надулась, но послушно осталась под одеялом. — Все-то замечаешь! Прям, эльфийский следопыт на тропе Лунной охоты! Вот, покормишь, может быть и расскажу. А пока я и сама не представляю, как мне свой план реализовать.

* * *

Айя летела по коридору, не замечая никого и ничего вокруг. Пока не оказалась прихваченной за обе подмышки и болтающей все еще бегущими ногами в воздухе.

— Ай, ай, ай, мелкая! — ловец повертел магиссу из стороны в сторону, от чего ее зеленая, кто бы мог сомневаться, что она-таки послушает демона и не поступит наоборот, закружилась колоколом. — И кудай-то мы так целенаправленно прём, как распоследний вурдалак на запах свежей кровушки.

— А-а-а! Явился — не запылился, — она попыталась выкрутиться из рук охотника, и была аккуратно поставлена на пол. — Свежей кровушки я напьюсь сейчас, если ты меня сию же минуту не пропустишь! Лайк, ну, пожалуйста, отцепись! Мне на прогулку! Опаздываю! Его милость Арк Серинди ждать не будет!

— А у этого Серинди, смотрю, челюсть лишняя имеется…, - пробормотал Рико и отступил в сторону.

— Ты о чем? — уже на бегу переспросила девушка.

— Да, так, ты лети, воробей, только под ноги смотри, — охотник в задумчивости уставился вслед Айе. Ему показалось, что когда он держал ее в руках, желание вернуться к ненасытной деканессе практически перестало его мучить. — И что такого в этих … бабах! Как сговорились не давать спокойного житья! Пойду, что ли, с хвостатым пообщаюсь на эту тему. Может, совсем и не кажется мне…

Только выскочив, как мелкий грых, за порог, Айя перешла на приличный шаг и устремилась к месту встречи… с Лин.

— Как говорил мне магистр Алейра на выпускных экзаменах, «нельзя» — это для тех, кто спрашивает…, - она усмехнулась и расправила плечики. — И кто бы не указывал иное, этот изумрудно-зеленый цвет амазонки мне больше к лицу, чем невнятный «жемчужный». А если этот «кто» и задумал подглядывать за моим свиданием, да боится не разглядеть подробностей, пусть берет капли для улучшения зрения. У магиссы Хакарл, наверняка, найдется. Так-то!

Поприветствовав недовольного баронета, который уже битых полчаса утаптывал дорожки Школы дорогущими, начищенными до неприличного блеска ботфортами, Айя потянула его к конюшне. На его негатив девушка не повелась, щебеча о лошадках и погоде, а также беспрестанно благодаря благодетельного лорда, обратившего свое бесценное внимание на такую, как она. Постепенно «физкультурник» оттаял, выпятил грудь колесом и попытался цапнуть Айку за локоток или куда еще. Но она держала ушки востро и лишь улыбалась восторженно-наивной улыбкой.

И до чего ж она обрадовалась встрече со своей Линочкой! Бросив магистра без присмотра, она бесстрашно повисла на шее ошарашенной огнегривой. Дикая и своевольная, лошадь навела такого шороху на конюшне, что ее по дуге обходили служащие и преподаватели «Вышки», держащие своих животных рядом с ней. Самый лучший корм, самая чистейшая вода и только один мальчишка-грум, которого норовистая красавица подпустила к себе. А тут к оседланной лошади подрывается непонятное существо, мелкое и вопящее, путающееся в длинной юбке, вкусностей не предлагает, а вцепляется маленькими ручонками в гриву, как степной грыхополох, и… Вся ярость, весь огненный, бешенный темперамент, все искры безумия из глаз моментально исчезли, уступив место мягкому, доселе неизвестному и крайне приятному ощущению… Лин переступила тонкими, сильными ногами и слегка повела головой, стряхивая с себя девушку, а потом ткнулась носом ей в лицо, раскрасневшееся и счастливое.

— Айя, позвольте помочь Вам забраться в седло, — баронет Арк Серинди, не дожидаясь ответа, дернул девушку на себя. И тут же ему в лицо дохнуло опаляющим зноем, а перед самым носом клацнули совсем не лошадиные зубки. У огнегривой, учитывая ее далеко не растительный рацион в адских пределах, в пасти красовались внушительные такие желтоватые резцы. Ими она попыталась оттяпать кусочек магистра, а когда не смогла дотянуться, взвыла совсем по-волколакски: угрожающе и свирепо. Пришлось баронету, понизив голос, зашипеть на ухо начальнице. — Госпожа Этори, прикажите своей нервной твари не рыпаться, иначе я за себя не ручаюсь. В случае чего, я предпочту спасать свою жизнь. Имейте в виду!

Айя молча кивнула, еще раз поражаясь разнице в интеллекте у дикой огнегривки и человека: первая защищала девушку, почувствовав в мужчине угрозу, второй даже не скрывал, что защитник из него, как из лягушки архимаг. Ну, и с кем тут в тотализаторе соблазняться?

— Отпустите меня, я как-нибудь сама управлюсь, — она поспешила вырваться из неприятных объятий и ловко взлетела в седло. Помнится, Эльхарн тренировал ее этому трюку до состояния нестояния. Вспомнив о тёмном собственнике, она искоса бросила взгляд на башню, где находились ее нынешние покои. — Так как времени у нас немного до начала занятий, предлагаю, господин баронет, устроить состязания. Приз — исполнение любого желания.

Айя прекрасно различила хищный блеск в глазах и похабную улыбочку на лице «физкультурника». Она наклонилась вперед и ласково прошептала в чуть прядущее ухо своей любимицы: «Мы же не дадим этому гнусу выиграть, да, Линочка? Не подведи меня, красавица!».

— Лин, вперед! — мелкая покрепче сжала поводья, не натягивая и позволяя лошади самой выбирать шаг и скорость. Огнегривая лишь насмешливо фыркнула, потанцевала на месте, давая девушке привыкнуть к посадке.

— А у Вас прекрасная лошадь, Айя, — баронет Хомейни завистливо поглядывал на гарцующую под девушкой огнегривую кобылу. — Я про таких только слышал. И где Вы её нашли, если не секрет? Я не слышал, что они вообще продаются.

— Они действительно не продаются, мне её подарили! — Айя кокетливо повела плечиком, распутывая поводья. — Мой фамильяр решил сделать мне приятное! В честь…. Просто так! А, что, имеет право!

— Я пока еще близко не знаком с Вашим фамильяром, — задумчиво протянул ее спутник, срочно пытаясь сообразить, какой-такой козырный фамильяр может быть у этой недокормленной пародии на проректора. И почему его по этому поводу ещё никто не просветили. И, скорее всего, целенаправленно! — Королевский подарок! А сбрую тоже он подарил?

На Лин было надето седло из прекрасно выделанной кожи, с золотой отделкой по крыльям, бархатный вальтрап и сбруя с золотыми бляшками по всем поводьям. Счетчик в мозгу баронета сбился от представленной суммы потраченного на эту роскошь.

— Очень красивая сбруя! И что-то она мне напоминает…, - магистр попытался на ходу вырубить жабу, заедавшую его, и простимулировать свою отклчившуюся память. — Где-то я подобное великолепие уже видел.

— Моя лошадь достойна самого лучшего! — гордо заметила магисса Этори, в то же время лихорадочно соображая, где Эльхарн мог раздобыть конную амуницию, и почему на неё с таким подозрением смотрит из-за угла старший конюх. Надо было срочно выкручиваться. — Сделана по специальному заказу!

— Причем, Ее Высочества Эрики, — конюх, убедившийся, что девушка уже взяла под контроль Лин, и ему не угрожает схлопотать копытом или, чего похуже, огнешаром, не удержался от ехидной реплики. — К парадному выезду в честь годовщины своего рождения. На ней даже личные гербы принцессы на бляшках пробиты!

— «Убью Эльхарна, как только поймаю!» — про себя подумала Айя, продолжая мило улыбаться. — «Вот же… экспроприатор шерстяной! Ему что, больше грабить некого, кроме королевской четы?!»

— Э-э-э… это тоже подарок, действительно, от самой принцессы, — покрасневшая до кончиков ушей проректор, чуть не погоревшая на хищении в особо крупном размере, решила подставить своего фамильяра. Заодно проучить его за опасные выходки и спихнуть на него предстоящее оправдание с принцессой. — Не мне, а лорду Эльхарну Али Грею.

— «Правда, есть подозрение, что оседлывать собирались самого его, а не лошадей. И я даже поспособствую этому в меру своих сил!» — мстительно потерла лапки ее разобиженная совесть.

— Эльхарн Али Грей… Не этот ли высший демон, который сейчас нагло… извините… гордо разгуливает по нашей Высшей Школе? — баронет потрясенно взглянул на беззаботно улыбающуюся девушку. — И Вы хотите сказать, что этот Высший — Ваш персональный фамильяр?

— Ага, вот так вот, не свезло, знаете ли, — притворно тяжело вздохнула девушка, поправляя перчатки для верховой езды. — Навязался на мою голову, никак отделаться не могу! Приходится терпеть. Хотя… что-то хорошее в нем все-таки есть… хвост, например! Так и мечтаю оторвать и сделать себе хлыстик!

— А почему вы, собственно, без стека, моя милая? — Арк Серинди наконец оправился от потрясения. — И без шпор? Как Вы своей тва… лошадкой управляете? На очень смирную она не похожа! Хотя трензель хороший, строгий!

— А если я возьму в руки стек и надену шпоры, она и на лошадь перестанет быть похожа, — Айя с тоской посмотрела на Лин, которая с демонстративным удовольствием тут же хрумкнула вставленный в губы стальной трензель и выплюнула остатки на землю. — Хорошо, хоть седло набросить дает! Ой, а вот и Вы, господин баронет, без стека остались! Надеюсь, он не был Вам дорог как память! Линка, чудовище мое зубастое, перестань хулиганить!

— «Еще даже не начала,» — словно бы ответила огнегривая, с плотоядным интересом поглядывая на фриза под седлом баронета. — «Но скоро начну! Какой славный, аппетитный кусок мяса на копытцах!»

— А что это Ваша кобыла так на моего жеребца смотрит? — «физкультурник» на всякий случай дернул за поводья своего коня, увеличивая расстояние между ним и Линой. — Надеюсь, она не плотоядная?

— Надейтесь, надеяться не вредно! — Айя благосклонно кивнула головой. — Ну что, господин Арк Серинди? Прокатимся отсюда и до во-о-он тех скал за леском? Выигрывает тот, кто приходит первым. Там же и с желаниями определимся!

— Погнали! — баронет дар шпоры своему фризу, с которым выиграл не один десяток скачек… и с недоумением отметил, что огнегривая с ходу вырвалась вперед примерно на два корпуса. Он попытался спасти положение, надеясь на выносливость своего коня. — Я даю Вам фору, госпожа Этори! Но скоро я Вас догоню!

— Догнал один такой на своем битюге, — Айя пригнулась к шее Лин, отпуская поводья и давая огнегривой набрать запредельную скорость. — Да пока ты своего тяжеловеса разгонишь, мы уже у скал будем! Он же больше моей лапушки раза в полтора весит! Пока разгонится… Пока ход наберет. Мы уже финишируем! И будешь ты, баронет, месяц у меня денники у огнегривых чистить!

14

На шикарной столешнице письменного стола из наборного дерева остались отвратительные обугленные отпечатки ладоней Его Превосходительства Риара Лантара, который с несоизмеримым прискорбием смотрел на это дымящееся доказательство приближающегося к нему нервного срыва. Прикрыв место своего позора первым попавшимся документом, он разрешил войти посетителям, топтавшимся за дверью его кабинета.

— Итак, господин магистр, так что же, на самом деле, произошло? — его магическое великолепие устало вперился в поскучневшее лицо Хеклера Глока. — Рассказывай в подробностях, Глок! Почему баронет Арк Серинди с кучей переломов и травмой головы у лекарей сейчас обретается?

— А что тут рассказывать? — декан боевиков тоскливо посмотрел на злющего архимага. — Вы же про тотализатор знаете? Сейчас в основном ставят на госпожу Айю Этори. Кто ее первым в постель уложит. Вот Арк Серинди и решил… погнать лошадей. В прямом смысле этого слова. И предложил госпоже магиссе участие в скачке… на желание. И, как итог, навернулся с лошади.

— Арк упал с лошади?! — Лантар начал багроветь, буквально дымясь от гнева. Он быстро спрятал руки под стол, от греха подальше. — В жизни не поверю! Да еще так, с переломами! Он же у нас неоднократный чемпион Королевства по скачкам! Что эта… фффух!.. проректор Этори с ним сделала?

— Ничего она с ним не делала, — неожиданно мягким, текучим голосом отозвался еще один из присуствующих на срочном совещании — декан факультета менталистики Арбутнот Бринкли. — А вот кто врезал по фризу Арка ментальным ударом, мне самому интересно. Да так, что этого великолепно обученного жеребца понесло, и он Арка из седла выкинул! Тот даже сгруппироваться не успел. И еще потом фриз от души пробежался по нашему чемпиону!

— Раз Айя сама является менталом, выходит…, — архимаг судорожно пытался понять, не перешла ли девушка на активные военные действия. — Стоп! Повтори-ка, Бринкли, что, Хомейни совсем и не почувствовал ментального удара? У него разве защиты не было?

— А ударили не по нему, а по фризу, — отстранённо уточнил главный менталист Школы. — И это была не Айя. Она в это время уже на несколько корпусов впереди него мчалась. А с такого расстояния точеный ментальный удар не нанесешь!

— Сведения проверенные? — Риар Лантар прищурился, почуяв нужную ниточку в этом запутанном клубке. Главное, терпение и время… Это — его главный принцип на ближайший период. Он отлично понимал, что Айя скачку уже практически выигрывала, и калечить баронета ей смысла не было. — Запись скачки есть?

— Разумеется, — неохотно сообщил магистр Глок, радующийся, что архимаг не спешит сдирать с него шкуру заживо. — И не одна. Там «следилками» вся трасса была увешена, чтобы потом победу Хомейни никто оспорить не смог. А запись весьма … хм… любопытная. Этори на своей огнегривой вырывается вперед. И хорошо так припустила! А потом, неожиданно, фриз Арка встает на дыбы, начинает размахивать копытами и падает на бок, попутно выбросив всадника из седла. Кстати, если бы фриз упал на баронета, то одними переломами он бы не отделался!

— Этот высокомерный западлист, который высший демон, мог это всё провернуть? — мысли с новой силой закрутились в голове у первого мага. Вечерком жди мигрень в гости! А пока он намерен докопаться до правды… всеми правдами и неправдами. — Ментальный удар с изнанки? Поэтому его и на записи нет! Врезал, не выходя в наш мир?

— Не мог, он в это время демонстративно чистил своего Азарта на конюшне и попутно изгалялся над конюхами, кормя этого, якобы коня, сырым мясом! — Глок отвел глаза от своего начальника. Его ощутимо замутило от представленной картины. — Что это вообще за зверюга такая?

— Официально не внесена в бестиарий и признана, кто бы мог в трезвом уме представить, лошадью, — Лантар задумчиво потер подбородок. — А там, кто их разберет, тварей этих из Нижнего мира. Лучше скажи, Бринкли, что наш неизвестный мог внушить фризу такого, чтобы он в неконтролируемую панику впал? Боевой конь, между прочим!

— Не внушить, а показать, — магистр менталистики недовольно поморщился, отрываясь от своих собственных, далеких от произошедших событий, размышлений. — За примером далеко ходить не нужно. Всего лишь навести морок охотящихся на него упомянутых ранее тварей. Табун, загоняющий бедолагу-фриза и готовящийся его растерзать. Тут не только конь запаникует, тут и человек, как бы поделикатнее выразиться, штанишки испачкает. Но, замечу, никаких доказательств у нас нет! Да, у Эльхарна подвизается тут парочка кобальтов в качестве домовых, но они по изнанке не ходят. И хотя мелкая нечисть и эмпаты, ментальных способностей у них нет.

— А кто вообще в курсе, кого ещё этот хитрохвостый демон мог с изнанки притащить? — магисса Одори оторвалась от разглядывания своего убойного маникюра и обвела всех собравшихся вопросительным взглядом янтарных глаз. — Насколько я поняла, эта троица полностью и бесповоротно оккупировала замковый флигель. Весь! И кто и что там сейчас обитает — никто из нас толком и не ведает. «Следилки» то во флигеле не работают!

— Работают, и вполне нормально, Одори! — съехидничал со своего кресла магистр Глок. Он уже заметно оживился после втыка Лантара и снова вел себя… как боевик — нагло и прямолинейно. — Только с небольшим дополнением, этот твой любимчик, Лайк Рико, их на себя переключил. Кстати, а как ловец вообще в студенты затесался?

— Надо же было его как-то в Школе легализовать, — сквозь зубы процедил Лантар, которому уже донесли, где этот шпион недоделанный ночевал. — Эльхарн — фамильяр, на него Этори имеет все права, а вот телохранители ей ни по должности, ни по статусу не положены. Вот мы Лайка обучаться и направили!

— И, несомненно, зря это сделали, — вставил свои три медяшки магистр с факультета общего целительства Фресан Нок, который не смог удержаться от ядовитой шпильки в адрес недоступной для него деканессы с траводельческого. — А то смотрю, уже не Вы его, а он Вас обучает. Интересно только, чему, а, магисса Одори?

— Можете у него и спросить, — холодно отозвалась магисса, вновь возвращаясь к своему занятию. Змейки в ее прическе свернулись в незамысловатую фигуру, во всех мирах четко указывающую направление пешей эротической прогулки для всяких там хамов. — Вы этому точно не научите. Кстати, после того, как зададите вопрос, заодно и по основной специальности попрактикуетесь в излечении себя, любимого. Между делом, с Хомейни лясы поточите в собственном отделении травматологии.

— Прекращайте свару! — Первый архимаг строго посмотрел на распоясавшихся подчиненных, готовых полоскать грязное белье друг дружки, не взирая на приличия. — Личную жизнь каждого можете за обедом пообсуждать, в теплой и дружеской обстановке. Только не перетравите друг друга! Значит так, слушаем и запоминаем! Официальная версия случившегося — несчастный случай. Баронет Арк Серинди упал с лошади. Про тотализатор молчим, мы ничего не знаем. Нет у нас в Школе никакого лохотрона! А вот список участвующих в нем нужно достать. В первую очередь, имеются в виду те кандидаты в соблазнители, на кого ставят против магиссы Этори. И если среди этих отчаянных начнётся массовый падеж, что ж, будем принимать меры. Пока у нас Школа без младшего преподавательского состава не осталась!

— Не останется, Эльхарн еще кого-будь из Пекла притащит, — Одори решила оставить последнее слово за собой. — Коллеги, а декана Орт Лейта никто не видел? А то если он не перестанет доставать Айю женитьбой, то мы скоро и без высшего преподавательского состава останемся!

— Не останемся, замену спесивому северянину мы точно найдем, — недовольно проворчал Риар Лантар, поднимаясь из кресла и показывая всем, что аудиенция, то есть рабочая встреча завершена. — А теперь все — за работу! Так, Боги с ним, с Марком! А вот где героиня нашего сегодняшнего собрания — Айя Этори? А то, когда я её не вижу больше часа, у меня нервный тик начинается!

— И не только у Вас, милорд! — из стены высунулся дух-хранитель Школы. — Господин архимаг! Что они себе позволяют?! Ладно, второй этаж они разгромили, были в своём праве! Это же мы им жилье нормальное не предоставили! Из восьми комнат сделали четыре. И стены снести не постеснялись! На первом этаже у них теперь холл, кухня, кладовая и комнаты для слуг! Для ДОМОВЫХ! Где это слыхано?! Чтобы у всякой мелкой нечисти свои покои были? На третьем — гостевые апартаменты! Шесть штук! Ну, и кого они к себе в гости приглашать собрались-то? Думаете, остановились на этом? А вот и нет! Эти авантюристы теперь за крышу взялись! Им, видите-ли, оранжереи не хватает! И веранды для ужинов под луной. И мансарды — зимнем вечером на закат смотреть!

* * *

Возвращаясь ближе к ночи в отвоеванную своей, пока еще малочисленной, но слаженно действующей командой, часть замка, Эльхарн подозрительно прищурился. В темноте коридора, на полу рядом с дверью в его комнаты виднелась непонятная бесформенная груда. Решив не рисковать понапрасну и действовать с предосторожностью, он тотчас перетек в изнанку и кинул из тени небольшой «светляк» с сюрпризом в виде встроенного, самоактивирующегося при малейшей угрозе хозяину, взрывпакета с парализующим заклятьем.

Через пару секунд, не дождавшись ни хлопка, ни ответного магического удара Высший покинул свое убежище и осмотрелся. Его удивленному взору предстал его же магшар, отбрасывающий тусклый, едва различимый свет, с недовольным, практически затухающим жужжанием кружащий вокруг…

— Ты что твориш-шь, мелкая?! — взъяренный демон немедля подхватил обессиленную Айю на руки и укутал в свои крылья. Она смогла лишь жалобно улыбнуться и повиснуть безвольной тряпочкой, пока он вносил ее к себе. — Опять резерв совсем пустой? Баронетишка того стоил, что бы ты его лечила? Так, ну, и что с тобой делать?

— М-м-меня б-б-бы со-согреть, — она дрожала от холода, как всегда бывало после опустошения резерва. Но и подпитаться от магии вокруг тоже не получалось, могла случайно разрушить защитный контур. Посторонние же проникнуть внутрь не пытались за это время, а до своих артефактов-накопителей банально не успела доползти. — С-с-светляка мне твоего не хватило, крохотный такой… Дём, нне-не ругайся, п-п-п-ожалуйста!

— На тебя не ругаться надо, тебя пороть нужно! — проворчал Грей, осторожно прижимая девушку к груди. Заодно, на всякий случай, проверяя наличие иных внутренних повреждений или… полное отсутствие мозгов. — Совсем без головы! Бестолковка упрямая!

— Есть у меня голова! — Айя с трудом приподнялась и уронила свое блондинистое доказательство на плечо Эльхарна, мазнув разлохмаченной макушкой по его подбородку. Демон лишь тяжело вздохнул и подул на щекочущие, стриженные вихры. Пора наведаться в Цитадель, у Мариссы наверняка имеется отличный визажист. А уж он заставит это горе общипанное в приглядный вид привести. — Только бе-на-деж-но не-пу-те-ва-я. Эль, согрей меня, а то мне, и правда, так холодно.

— Вижу, мелкая, не слепой, — ворчливо произнес демон, осторожно сгружая подопечную на кровать в своей спальне. И уже тише, на ушко, почти отрубившейся от его тепла и заботы магиссе. — Спи, моя маленькая. Я рядом. А потом мы защиту переделаем, больше я таких ошибок не допущу…

* * *

— Она что, у тебя спит?! — глаза у ловца, проскользнувшего без приглашения в спальню демона, недовольно сузились. — А ты не охамел, часом, хвостатый?


— Вот тебя как-то забыл спросить, гость нежданный, — Эльхарн осторожно убрал крылья и прикрыл Айю одеялом. — Если не заметил сразу, девочке плохо. А вот что ты здесь забыл?

— Поговорить с тобой хотел, — Лайк ошеломленно смотрел на приятеля, достающего из гардероба пушистый, явно девичий, халат. — А вы давно вместе… спите?

— Как ей одиннадцать исполнилось, — хладнокровно уточнил Эльхарн и ушел в примыкающую к спальне ванную, где начал неторопливо выкладывать на бортик ванны мыльные принадлежности и наполнять ее горячей водой. — С тех пор. Иногда. А что?

— Ты! Это…, что с малолеткой спал? — охотник выглядел совсем ошарашенным. — Я что-то не въехал, Грей! Объяснись! На педофила ты не похож! Не понимаю!

— И не поймешь, — припечатал Высший, растворяя пару кристаллов с восстанавливающим эликсиром в воде. — Ладно, а то чего доброго полезешь к ней выяснять… Так, вот… Она на мне спит, когда её кошмары мучают. Ты как думаешь, с чего она тогда, в приюте, с крыши сигануть решила? Её изнасиловать попытались. Семеро отморозков малолетних. До сих пор криком заходится во сне от кошмаров. Так что спит она на мне в качестве «демотерапии». Я ей дарю необходимый покой. Просто спит, если ты еще никак не усёк. Без всякого секса.

— А, давай-ка, дружище, разберемся с ними? — Рико уже совершенно по-другому взглянул на демона и закатал рукава модной рубашки. — По-нашему, по-мужски? Портал откроешь?

— Не с кем там больше разбираться, — недобро ухмыльнулся темный, проверяя кончиком хвоста температуру воды. — Я и без тебя разобрался. Лет так… много назад. Их даже не похоронили, ибо хоронить было нечего. Хотя в приют надо бы наведаться. И разнести его, к тролльей бабушке! Прикинь ситуацию, ловец, моя девочка — очень чувствительна к холоду. Я настоятельнице приюта говорю, что привез малышке теплую одежду, а эта мразь равнодушная мне в ответ: «Ходить можно только в форме, поэтому, никакой другой одежды! А холод закаляет характер!»

— Совсем она в своей богадельне сбрендила?! — ловец обалдело наблюдал за взбивающим ароматную пену демоном. — И что ты с ней за это сделал?

— Ничего, отец её трогать запретил, — демон деловито закрутил кран с горячей водой и отряхнул руки. — А вот сопливых подонков — не запретил. А Айке я просто новую форму заказал из утепленной ткани. Пришлось знакомым «ушастым» проставиться за одежду для девочки. Хорошо так проставиться, эльфы те еще жмоты, но оно того стоило. А потом… Всё, Лайк! Линяй отсюда, сказки про добрых демонов закончились! Злой и страшный Высший сейчас Айку купать будет. И не морщись — в белье буду купать. Не тебе же с ней поутру изъясняться, если что. А потом она будет спать у меня под боком. Вот же ж, засада! Сама — менталистка, а вытравить те воспоминания не может. А меня в свой разум не пускает.

* * *

Наместник Северной Пустоши и, по совместительству, ректор Высшей школы для темных, Его светлость герцог и магистр, Илар Кернис был весьма и весьма занятым человеком. А также скользким, изворотливым, беспринципным, корыстолюбивым…, короче сказать, идеальным администратором сего уважаемого заведения. Поэтому, умотав обтяпывать свои темные делишки в вверенной ему провинции, он переложил все свои заботы о подчиненных и студентах на ум, честь и совесть Королевства Угории — Первого архимага. Вместе с ректорской печатью и ключом от сейфа с чудодейственными декоктами в качестве приданного.

От голубиной почты, высылаемой Лантаром, он попросту прицельно отстреливался. Магическими шкатулками-почтовиками демонстративно не пользовался, ссылаясь на свою аллергию на спецмагтехнику. На угрозы Его Превосходительства отвечал лаконичными посланиями, типа, «у кого печать, тот и ректор». Умаявшись отлавливать неуловимого главу «Вышки» по суровым просторам необъятной северной провинции, Риар Лантар взвалил на себя неподъемную задачу по приведению питомника для будущих магистров в хоть какой видимый порядок, предварительно ополовинив бесценный запас из ректорского сейфа.

— Так-с, этот проклятый флигель снимаем к грыховой теще с баланса Школы! — и.о. ректора довольно потянулся и маслянисто улыбнулся подчиненному. Вот что декокт животворящий с дошедшими до ручки архимагами делает… Он поднял вверх указательный палец и наставил его на декана боевиков. — И переводим в разряд хлама, подлежащего утилизации. Нас же абсолютно не интересует, что эти охламоны с ним делают! Начнут наглеть, и вовсе разрушим!

— Сами об этом госпоже Этори скажете? — магистр Глок злоехидно взглянул на своего начальника. — А Вы в курсе, милорд, что над этим «флигелем», как Вы выразились, стоит защитный купол? Причем такой, что я его пробить не смог? Там под пять тысяч магдиниц вкачано! И где они столько энергии берут?

— Так проректор наша ненасытная энергию из Источника Школы качает и демону передает, — милорд архимаг недовольно скрипнул зубами. Всё лечебное действие спасительных эликсиров пошло сейчас к волколаку под блохастый хвост. — Пять тысяч уже вкачали, хапуги?! Хранитель! Отчитайся!

— Двадцать шесть тысяч, господин, — угрюмая полупрозрачная морда Хранителя Школы проявилась перед Лантаром из простенка между книжными шкафами. — И продолжают напитывать купол. Там очень хитрое плетение… Демон накрутил шесть стихий.

— Стихии — это, скорее всего, малышка Айя, — первый маг ненадолго задумался, покусывая губы. — Менталка тоже вплетена? Полная защита? И от «мозговиков»?

— Угу, причем такая, что при попытке в неё влезть, можно без этих самых мозгов и остаться, — злорадно уточнил Хранитель. — Я пробить не смог. Без риска для жизни.

— Хранитель, ты мертв, на вскидку, уже несколько столетий, с момента постройки этого замка, — живенько подколол древнего духа магистр Глок. — Двадцать шесть тысяч единиц!.. Не слабо они защититься постарались.

— Уже тридцать тысяч, — мелочно наябедничал Хранитель. — И продолжают качать энергию. Интересно, на каком объеме они остановятся?

— Тысячах на пятидесяти, не меньше, — Лантар отрешенно изучал дальнюю стену своего кабинета, за которой прятался, как он предполагал, невскрытый никем еще тайный ход. — Купол в пятьдесят тысяч единиц магэнергии… Да его вообще ничем не пробьёшь! А наше сокровище будет его постоянно подпитывать ворованной из Источника магией.

— Сами её пригласили — сами и управу на нее ищите, — мстительно выплюнул призрак, шустро убираясь обратно в каменную кладку. — А меня не вздумайте привлекать, я в домике!

— Одно неловкое замечание, и мы потеряли отличного исполнителя, юридически к нему не подкопаешься, ибо еще при жизни был редчайшим маразматиком, и практически давно мертв, увы, — с грустной миной заметил исполняющий обязанности руководителя «Вышки». — Что ж, на самом деле, я уже согласен с тем фактом, что проще с одной Этори контракт расторгнуть, чем со всей тройкой бодаться. Но, укуси ее серый грых за… бочок! Ее Высочество Эрика пока против. А для меня — это веский довод. Бездна! И зачем ей этот мажор хвостатый понадобился? У него же привязка к человечке такая, что легче их обоих прибить разом, чем связь разорвать!

— Хе-хе, как раз-таки, замечу, Этори — не совсем человечка, — Хеклер Глок был готов поспорить на многое, отстаивая свои подозрения. — В ней намешано, минимум, три крови: свежая людская, наследие вымерших сирен и, вероятнее всего, демонюки где-то в роду наследили. Иначе огнегривые её бы не признали. Может, и ещё кто-то по предкам приблудился. Но за эти три крови ручаюсь. И что самое невероятное, все три наследия из Высших родов. Сиротинушка наша оказалась с тройным секретом!

— Так, а вот об этом молчим в тряпочку! — Лантар вполне ощутимо напрягся и подался вперед, угрожающе глядя на догадливого декана. Стоит связать его дополнительной клятвой. — Глок, ей сколько сейчас лет? Около двадцати пяти? Подними мне все хроники всех государств за период её рождения. Если в ней столько намешано, как ты говоришь, то должны быть следы тех, кем были её родители. И я хочу это знать!

15

За окном, под проливным дождем, маячила недовольная усатая физиономия местного кошака, прирожденного партизана и диверсанта, умудряющегося одинаково обходить любые магловушки, вырвавшуюся с местного учебного полигона некронечисть, принципиальную комендантшу и даже самого Хранителя Школы. Как это удавалось мохнатому проходимцу, Темные боги ведают! Но животина имела несколько рваных, уже полностью заживших шрамов на поджарой полосатой тушке, полтора вечно настороженных уха и некрасиво изломанный тощий хвостец, горделиво задранный над оптимистичной, шустрой задниц… задними лапами.

Его такой же хвостатый противник, скрестив руки на широкой груди, а темный взгляд на таких же наглых, но только желто-зеленых, глазищах, молча посылал попрошайку туда, куда приличные коты ходят песочек скрести — в Пекло, разумеется.

Котина не сдавался, разевая зубастую пасть и выводя преотвратнейшие рулады, которые, впрочем, пропадали втуне, так как заботливый вражина поставил полог тишины в спальне.

Наконец, мотнув левым, полноценным ухом, и проведя всеми когтями правой лапы по стеклу с пробивающим тишину скрежетом, кошак развернулся и со скорбным воплем свергся с карниза в только-только занимающуюся рассветом непроглядную темень школьного двора. Не срослось бедолаге втереться в доверие и повысить статус в качестве домашнего питомца.

— Тэкс-растэкс, и с этим гадом помойным мы разделались, теперь возьмемся за… кх-кх, — демон был возмутительно доволен жизнью и своим утрешним подвигом во имя прекрасной дамы, занявшей его постель. — Айя, просыпайся! У меня для тебя хорошие новости — я тебе тут ещё мебелишки спёр, ой, то есть… притащил.

— Верни обратно, — невозмутимо посоветовала девушка, восставая из вороха одеял и прикрываясь халатом, сброшенным вчера после купания возле кровати. — Дём, ты меня достал уже. Конкретно! Ты зачем на этот раз разграбил музей антиквариата в Ларенсии? Ты — не диагностированный мозгоправами клептоман?

— Хто? Я? Да ни в одном глазу, — Эльхарн изобразил самый невинный вид из своей внушительной коллекции и ловко скрестил пальцы за спиной. — Я тут не причем! Подумаешь, пару стульчиков заныкал. И незачем так орать! Ты же девочка!

— Орать я ещё не начала, — магисса укоризненно посмотрела на своего фамильяра, прекрасно зная, что он обычно прячет от нее. — Дёма, я всё понимаю. И твои… хм… эстетические пристрастия, и тягу к асоциальному поведению, и желание «чтоб у мелкой было всё, как у людей»… Но тырить у короля Ларенсии его любимую, эксклюзивную мебель — это уже перебор!

— Ябеда этот ваш король! — Высший никаких угрызений совести не испытывал. — Пару деревяшек он пожалел… А она просто в тон твоей комнаты подошла. Но если не нравится, могу у Эрики что-нибудь позаимствовать.

— Ты у неё уже много чего назаимствовал! — Айя, закрутившись в пушистый халат до пят, забралась с ногами в кресло. — Вот объясни, зачем у неё сбрую для лошадей подчистил? С парадного выезда!

— Кто тебе такую глупость наплел? — демон воплощал собой настоящий памятник невинности. Если бы не мельтешащий за его спиной хвост, выдающий нервозность злоумышленника. — Не было такого. Она сама мне всё добровольно отдала. Так и сказала «заседлаю тебя, демонюку». Это когда я у неё в очередной раз «магики» скачивал. Нам же надо? А она мне «когда управу на тебя найду и в стойло поставлю». Вот я сбрую и забрал, чтобы не подводить принцесску. А то, мало ли, передумает ко мне приставать…

— Долго ты еще придуриваться будешь? — девушка, живо представившая этот диалог и вдоволь отсмеявшись, продолжила с видом строгой училки пилить злодея. — Клоун из тебя никудышный. Эль, это уже несерьезно! Отстань от королевской семьи!

— А я к ним и не приставал, малыш, — Эльхарн повел плечами и совершенно по-кошачьи потянулся, а затем и вовсе почесал хвостом затылок. — Подумаешь, кое-что позаимствовал. С них не убудет! А нам, несчастным беспризорникам, жить, практически, негде! Сама убедись, прозябаем в каком-то клоповнике! Кстати, птичка, ты в курсе, что, Лантар эту развалюху с баланса Школы снял? И теперь ее официально не существует!

— Что лично меня не может не радовать, — поджимая под себя пальчики подмерзающих ножек, заметила Айя и стала раздумывать, что же ей надеть. — Нет тела — нет дела. То есть, сейчас мы с нашим жилищем можем творить всё, что захотим, не интересуясь мнением архимага.

— А мы его вообще-то хоть раз спрашивали? — от удивления на лице человеческой ипостаси демона вытянулся нос, и девушка снова прыснула от смеха. Довольный Эль пошмыгал черным кончиком и лихо подмигнул ей. — Не помню такой глупости с нашей стороны. Кстати, тебе обивка комнаты понравилась или другую подобрать? А то тут караван из Орегассии пришел с грузом тканей. Есть веселые расцветочки.

— Дёма, ты издеваешься?! — его подопечная с намеком посмотрела на своего наглого и очень самодовольного фамильяра. — В десятый раз повторяю, прекращай грабить всех, кого можно и кого нельзя. Взывать к твоей совести даже не пытаюсь, тебя ею с рождения обделили. Зато с наглостью изрядно переборщили!

— Закон сохранения энергии в природе, — улыбка демона зашкаливала от ехидства. — Если где-то убыло, то где-то прибыло. Что-то же мне должно было достаться. Совести не досталось, так хоть наглостью не обделили.

— Изыди, чудовище, — устав от непрошибаемой самоуверенности некоторых, Айя со вздохом встала с кресла и выбрала себе платье в шкафу. Для этого демон сделал для нее небольшой разрыв в пространстве между их комнатами, чтобы мелкая не носилась по коридору в халате и босая, а смогла выбрать из своих вещей. — Чтобы глаза мои твою бессовестную физиономию не видели! Хотя, стоп, на пару минут задержись! А что у нас с куполом сейчас творится?

— Тридцать семь тысяч магединиц! — Грей предвкушающе потер руки. — Нас теперь даже пять архимагов одновременно не взломают! Кстати, Айка, а почему ты вчера от Источника не восстановилась?

— Потому что блондинка, — грустно вздохнула девушка и потянула одну из светлых прядок. — Ты прав, с головой у меня проблемы. Я поток энергии из Источника на купол закольцевала, а себе подпитку кинуть забыла. Вот и поплатилась за собственную дурость.

— Хоть это ты признаешь, — демон плавно приблизился и обнял ее, приглаживая одной рукой волосы. Потом также мягко отступил. — Ладно, прихорашивайся. Я тебя в трапезной подожду. Трапезная у нас теперь на третьем этаже. Мы его опять немного перестроили. Тебе домовушка что-то особенное приготовила. И раз ты никак не решишься им имена выбрать, я сам их нареку… Только потом не обижайся!

* * *

Риар Лантар уже с некоторым недовольством взирал на свой кабинет в Школе, подозревая, что в ближайшее время он станет для него постоянным местом обитания. Может пригласить гоп-компанию обустроить здесь конференц-зал для проведения малого совета Ковена? Эта мысль показалась ему не такой уж и абсурдной. Ладно, текучка, которую он с превеликим удовольствием раскидал по подчиненным ему службам Магканцелярии. Но были в его компетенции вопросы, которые требовали непосредственного участия, вмешательства и разрешения. И отсутствие в нужное время главного мага Королевства грозило вылезти боком. А пока он вынужден решать проблемы, навязанные ему строптивой пассией. И чего он, собственно, с Эрикой так долго возится? Пора применять спецсредства по подавлению ее сопротивляемости. Девочка заигралась в любовь к Высшему, а он не станет делить ее с другим.

В замершей тишине кабинета послышалось недовольное старческое покряхтывание, нарочитое и въедливое.

— А Ваша краденная проректорша совсем и напрочь обнаглела, вашпревосходительство, — пожаловался Его Светлости Хранитель Школы, наполовину материализовавшись из стены напротив. Лантар сделал пометку в ежедневнике срочно разобраться с содержимым за стеной, слишком вольготно дух просачивался в том месте, не обращая внимание на защиту кабинета от несанкционированного доступа. Наверняка предшественники оставили там парочку неприятных сюрпризов-артефактов, приманивающих своей магией прожорливого старикашку-призрака. — И смею заметить, окончательно и бесповоротно!

— Ей это не грозит, она такой сразу уродилась, — Лантар утомленным взором посмотрел на наябедничавшего духа. — Чем ты опять недоволен? Сидит девочка у себя в кабинетике, никого не трогает. Проверяет учебные планы, ну, и заодно… Строчит очередной приказ о наложении выговора на северного придурка. Их у него уже двадцать три. Выговора. Три строгих. На что ему глубоко наплевать.

— А госпожа Этори сегодня вообще из их флигеля не выходила, — не отступал стукач от выбранной линии поведения, пакостно ухмыляясь и щеря редкие зубы. — Она вчера выложилась, пытаясь магистра Арка Серинди подлечить. А еще в её кабинете был зафиксирован мной какой-то нелегал из нелюдей под её личиной. К слову, очень качественной, если её даже наши магистры раскусить не могут. Работа иллюзиониста уровня архимага. И это не Эльхарн.

— «Хоть бы внешность подправил себе, старый маразматик. Ведь сам нахаляву регулярно присасываешься не только к Источнику, но и со студентов излишки вытягиваешь, наркоман энергетический, а мордой можно и взрослых пугать», — мысленно фыркнул Лантар, но вслух сказал иное:

— Иллюзионист, говоришь, высшей категории, под ликом Айи? — архимаг хищно усмехнулся. — А вот и наш неизвестный менталист нарисовался. Что у него с защитой?

— Защитный кокон, единиц на триста, — завистливо заложил неизвестного демона Дух-Хранитель Школы. — Но плетение… Там всё странно. Основа — магия демонов, но вплетено ещё что-то. Я бы с наскока пробивать не стал. Боюсь, как бы откат не накрыл. Так и сдохнуть можно. Особенно, если туда менталку вплели. И это даже не наша ментальная магия.

— Тебе-то что, ты уже давно дохлый, — первый лихорадочно продумывал следующие свои ходы. — А вот я еще очень даже живой! И хочу оставаться в этом состоянии еще очень долго! Так, его пока не трогать. Он нормально исполняет обязанности за моего проректора?

— Вполне! Старается, гад, не подкопаешься! — Хранитель настороженно посмотрел на архимага. — Но нанимали-то мы не его, а Этори! И зарплату ей платим!

— Айя сразу предупредила, что работать не собирается, — Его Превосходительство добродушно расхохотался. — А кто работает вместо неё, мне лично не интересно. Этому демону мы же вторую зарплату платить не собираемся. Как я понимаю, с ним расплачиваться будет сама нанимательница. Наша девочка сразу подчеркнула, что сам работает только тот, кто не умеет организовать работу других на свое благо. Вот она и организовала.

— Или Али Грей, — древний дух был крайне разочарован, натравить на нарушителей его спокойствия Первого архимага Королевства не вышло. — Так что, они и дальше будут беспредельничать?

* * *

Перебравшись из спальни Эльхарна в свои апартаменты, а попросту перебежав пару метров по коридору под издевательские комментарии хвостатого попечителя, Айя с облегчением захлопнула дверь, привалившись к ней спинной, и решила, что сегодня проведет этот день исключительно в этой самой комнате. И больше никаких поездок, лечебниц, спасений и прочих стремных приключений. Она, наконец, должностное лицо, у нее планы учебные горят! Хотя эти обязанности за нее поставлен исполнять Лирг, но как же ее контроль и …

— Айя, надо поговорить, — Марк Орт Лейт, ее заноза-подчиненный и отправленный в отставку женишок, нагло закинул ноги на спинку дивана, вольготно расположившись в её комнате, куда накануне путем угроз и домогательств получил-таки разовый допуск. И о ком девушка абсолютно забыла, проведя ночь под крылышком у демона. — И долго ты будешь дурью маяться? Наш брак — решенное дело!

— А кем решенное, граф? — Айя с интересом посмотрела на слишком самонадеянного идиота, слишком красивого и слишком беспечного. Она бы на его месте так развязно на чужой территории себя бы не вела. А то, мало ли… глюк какой в защитном контуре… и нету графеныша ледяного, лишь жалкая кучка пепла… — Лично я не помню, чтобы я что-нибудь решала в отношении своего замужества! Так что, Марк, давай, до свидания! И только не заливай мне о своей любви. Ты меня до нашей феерической встречи пару дней назад даже в страшном сне ни разу не видел. Я же тебя интересую исключительно, как «накопитель»? И зачем тебе столько силы, спрашивается?

— Силы много не бывает, — Марк зло посмотрел на девушку, которая в эту минуту подумала, что ума — тоже много не бывает, но не в случае с этим отмороженным. — И да, дорогая, про любовь речь не идет! Брак сугубо по расчету! А если ты думаешь, что сможешь от меня спрятаться за стенами этой псевдошколы, то зря! У меня есть способы решить эту проблему!

— Марк, дорогой, если я захочу спрятаться, то банально переселюсь в Пекло, — ласково поведала магисса, с наслаждением рассматривая взбешенного ее откровениями мужчину. О! Уже и ноги со спинки снял, и подобрался, как мантикора перед прыжком. Поэтому она продолжила с той же язвительностью. — А потом буду с радостью наблюдать, как ты меня у Темнейшего забрать попробуешь. Если ты ничего не понял, то у меня привязка с его вторым сыном. Причем, ставил он её самолично. Его Темнейшество, я имею в виду. И вообще, ты с чего надумал, что мы с тобой энергетически совместимы?

— А, давай, проверим? — светлый искушающе улыбнулся и протянул руки к девушке. — Ну, давай, моя дорогая, перекинь через меня пару сотен единиц? И если не выйдет, так и быть, я сразу от тебя отстану!

— Наивную дуру нашел? — Айя посмотрела на Марка, как на слабоумного. — Чтобы передать тебе силу, мне нужно будет снять щиты. А ты в это время накинешь на меня ментальный поводок? Как-то эта перспектива меня не вдохновляет. От слова «совсем».

— Ай, ай, ай, детка! Но тебе же всё равно в этой жизни понадобится защита, — маг решил перейти от угроз к уговорам. — И я тебе её могу дать! И защиту, и положение в обществе, и достаток!

— Разберем по пунктам, — девушка тяжело вздохнула, понимая всю бесплодность дальнейших переговоров. — Ну, и, на кой грых, мне твоя заявленная защита, если у меня на привязке Высший из правящего рода? Ты серьезно считаешь, что он не сможет меня защитить? Или отомстить за меня, в крайнем случае? Привязка-то у нас обоюдная получилась. Это — раз. Положение в обществе? Так, к слову, меня завтра принцесса Угории на завтрак приглашает. Два! Материальный достаток? Вот ты, к примеру, сидишь на диванчике стоимостью в двадцать тысяч золотых… Ещё аргументы остались? Чтобы я по твоей указке глупости делать начала?

— Ты контракт подписала! — Марк распрямленной пружиной взвился над диваном, нависая над ее светлой макушкой. — Кровью! Своей! И ты — моя невеста!

— Пьяная была, наверно, — Айя лениво зевнула, прикрывая изящной ладошкой растянутые в ироничной улыбке губы. — На трезвую голову я бы его, ни в жись, не подписала. Кстати, а покажи-ка мне этот брачный контракт. А то я словам давно уже не доверяю. Так и где наш документик? А что, если внезапно меня всё устроит, так, может, я и соглашусь. Побыть твоей «батарейкой». То есть женой. По совместительству.

И тут до графа дошло, что контракт он предъявил Эльхарну Али Грею перед тем, как прыгнуть в портал с Айей. И после этого он свиток больше не видел. И больше никогда не увидит. Поскольку демон контракт ему не вернул. И не собирается. В лучшем случае — закинет в камин, предварительно взломав печати, в худшем — сделает из него мишень для метания дротиков. Но давить на девчонку ему больше нечем. Больше шансов получить хоть каплю крови Айи Этори у него не будет.

* * *

После того, как милорд Лантар избавился от присутствия надоедливого духа, он тщательно перепроверил охранные плетения, влив в них дополнительный запас силы. И все же терзали его темномагическую сущность стойкие подозрения, что для некоторых, особо одаренных, его «плетенки» на один укус. Вот только простой альтернативы он не находил. А вот из жестких методов стоило покопаться в тайном архиве запрещенных практик. Имелась у него непротестированная на подопытных теория, как подчинить девчонку вместе с ее демоном или, на крайний случай, увеличить сопротивляемость ее дару. Занятная задачка! А пока он внимательно выслушает своего гостя, который вот уже полчаса со всех сторон изучает предоставленные ему документы и вещи.

— Женщина. Молодая. Детей не вынашивала. Самая «юная» часть ее крови — человеческая, — незнакомец в маске, полностью закрывающей лицо и искажающей голос, сидел перед Первым архимагом Угории и вертел в руках каменный осколок с крохотным бурым пятном. — А вот другие части… Очень интересно. Сирены. Демоны. Остроухие из светлых. Ну, эти блудники где только не отметились. И еще кто-то из нелюдей. Точнее сказать не могу. Если бы нормальную каплю крови изучить, а не засохшие ошметки.

— Я и эти-то с трудом достал, — досадливо отмахнулся Лантар, вспоминая, как он заставил подчиненных перетряхнуть практически все развалины летнего дворца, где Айя приоткрыла щиты перед прыжком в портал и получила несколько секущих ударов осколками камней. — Значит, все-таки полукровка. Или квартеронка. А почему демон так и не понял, кто она такая?

— Как вариант, просто не присматривался, — «маска» безразлично пожал плечами. — У неё, по идее, должна быть видима аура обычной человечки. Со всполохами. А если она магичка, то всполохи вполне можно принять за всплески стихий.

— Она магисса, — куратор Школы нахмурился, нервно постукивая пальцами по столешнице, которую уже восстановил в прежнем виде. — Шесть стихий: Огонь, Воздух, Земля, Вода, магия Льда и менталистика.

— Еще некромантия и иллюзии, — гость в последний раз пристально глянул на камень, положил его перед архимагом, встал из кресла и пониже натянул капюшон плотного темного плаща, укрывающего его приземистую фигуру до самых пят. — Последние — в латентном состоянии. Она — универсал и очень неординарная девочка. И еще, от её крови просто разит магией демонов. Где она могла ее зацепить?

— У неё Высший на привязке, — неохотно пояснил архимаг, очень ревностно отнесшийся к замечанию вызванного эксперта. Эту девочку он уже давно считал исключительно своим приобретением. — На полной, такой, что её никто разорвать не может!

— Айя Этори и Эльхарн Али Грей, — безымянный в маске тихо рассмеялся, заставляя собственнический инстинкт Лантара еще глубже вцепиться в его нутро, и вызывая недовольное шипение мага. — Больше таких привязок в этом мире не существует. И не советую пытаться эту связку рвать. Откат так накроет, что потом столичный Рэйвенштадт восстанавливать придется. Но это не моё дело, я свою работу выполнил. Мой гонорар?

— Как договаривались, — Лантар вытянул из верхнего ящика стола и протянул мужчине тяжелый мешочек с драгоценными камнями. — Благодарю за оперативный диагноз! Если я найду свежие образцы её крови, смогу я к вам снова обратиться?

— Расценки знаете, не стесняйтесь, — представитель запрещенного клана «видящих» равнодушно кивнул. — Но мой совет, совершенно бесплатно, не лезьте к ним. Себе дороже может обойтись. И камушками Вы, милорд архимаг, больше не откупитесь. Эльхарн сам по себе личность очень пакостная. А уж если Вы тронете его пару… То Вы потом не только Столицу отстраивать будете, но ещё и половину Королевства. Если будет кому отстраивать. А если ещё папенька этого Высшего влезет… Кроме того, имейте в виду, правители соседних государств сделают вид, что ничего не происходит. Знаете ли, воевать с Правящими — занятие малопродуктивное. Именно поэтому пять сотен лет назад было заключено Ангерское соглашение с ними. Демоны ведут себя прилично, если мы не нарушаем их личное пространство и личные интересы. А задеть девочку Эльхарна — это нарушение этих гребанных условий! Вы же не хотите пару-тройку боевых легионов демонов на своей территории? Страшное зрелище, поверьте мне, грешному. При этом повторюсь, соседи вам не помогут, потому что после легионов живых не остается. Засим, позволю себе откланяться, — и он одним движением руки открыл себе в заклубившемся у стены тумане портал, в котором и растворился под раздосадованным взглядом архимага, наплевав на двойную защиту кабинета.

* * *

Эльхарн задумчиво помешивал серебряной ложечкой с королевской монограммой приготовленный деловитой домовушкой травяной отвар, сидя во главе большого стола во вновь отстроенной трапезной.

— Айя, а все же, откуда у Марка подписанный тобою брачный контракт? — он аккуратно положил прибор на стол, и с видом главного дознавателя уставился на свою подопечную. — Ты бы такое даже в нетрезвом уме не подписала!

— Есть у меня нехорошая догадка, — девушка досадливо поморщилась, склоняясь над своей чашкой. — Из приюта, вестимо, откуда же еще! Нам там часто давали что-то подписывать. А мы же запуганные были, подмахивали, не глядя. И, похоже, что приют работает в том числе и на его «бледнолицее» Святейшество. А что, очень удобно… Выпустились девочки из приюта. Если кто из сироток что-то полезное из себя в плане магии представляет, этим подбирают подходящих мужей, с точки зрения Его Святейшества. Деваться-то им некуда, контракт, вот, примите, даже расписываться не надо. А если нет — контракт в камин.

— И после этого нас, демонов, называют коварными? — Высший иронично поднял бровь и прищурив темные глаза, став просто ходячим воплощением этого самого коварства. — Да, мы, по сравнению с вами, просто образцы добродетели! Никаких таких обходных маневров, хвостом лапки связал и к себе в темное логово утащил.

— Вот я и говорю, Дём, надо тебе в качестве профилактики хвост купировать, — проворчала магисса под ехидную улыбку демона. — Чтоб разных глупых мыслей не возникало! Слушай, а где вообще этот дурацкий ангажемент на супружество с «ледышкой»? Ты же его этому артисту не вернул.

— Владыке Пекла на хранение отдал, — с самым бесхитростным видом отозвался Эльхарн, на всякий случай отодвигаясь от Айи подальше. — Вот будешь плохо себя вести, папа его Орт Лейту вернет. Вместе с тобой в праздничной упаковке!

— Дёма, ты, конечно, долгоживущий, но не бессмертный, — вкрадчиво произнесла девушка, угрожающе поднимаясь из-за стола во весть свой невысокий рост. — Я тебя сейчас сама празднично упакую! И бантик на хвост привяжу! И подарю Эрике на день рождения!

— А шантажировать своего фамильяра — это жестоко и бесчеловечно! — жалобное выражение лица у двухметрового громилы, даже в упомянутой человеческой ипостаси, выглядело очень комично. Айя едва сдержала порыв обнять и придушить. — Я плакать буду! Вот сяду там, в уголочке рядом с камином, и буду рыдать! Скупыми мужскими слезами. Пока ты, бессердечная хозяйка, не разжалобишься и меня не пожалеешь!

В углу и вправду послышалось заунывное, слезливое хлюпанье чьих-то любопытных рыльцев. Парочка домовых обожала эти милые, дружеские посиделки хозяев, полные безграничной темной энергии и светлого, но не менее вкусного, отката. Низшие, подпитывающиеся от ярких эмоций, приобрели густую, блестящую в свете магшаров шерстку, приятную округлость и запредельное чувство достоинства и обожания своих ненаглядных работодателей.

— Ты там не поместишься, — хладнокровно парировала девушка, привычно не обращая внимание ни на кривляние своего фамильяра, ни на шебаршение кобальтов. — Я серьезно спрашиваю, Эль, где контракт? Граф до него точно не доберется? А то не нравится мне его настроение!

— Я, на самом деле, документ на сохранность отдал Его Темнейшеству, — уже на полном серьезе отозвался Эльхарн, успокаивающе погладив девушку по раскрытой ладошке. — Самое безопасное место, сама понимаешь. Вот куда-куда, а в Пекло даже его Святейшество не доберется, не то, что Орт Лейт. А попробуют папочке права качать, сама знаешь, куда он их пошлёт, не взирая на титулы, чины и заслуги. И это будет даже не Пекло.

16

— Лайк Рико, избранный Безымянным Богом охотник за душами, ты приговариваешься Братством к запечатыванию дара и клейму отступника, — голос говорившего ледяными каплями стекает по виску наемника, заползая за разодранный воротник рубашки, скребется цепкими паучьими лапками вдоль позвоночника, порождая в нем тысячу болезненных игл, от которых немеют руки, а ноги превращаются в неподъемные колоды…

Боль он терпит, к этому приучен с начала жизни в Обители и в дальних, скрытых от посторонних, «волчатниках», предназначенных для воспитания таких, как он.

Но несправедливость наказания разъедает душу «перевертыша», подтачивает его веру в устои Братства ловцов, которое предало его верного адепта и сейчас готово полностью лишить его части этой бьющейся в агонии ненависти души.

— За… что… — спекшиеся от внутреннего жара и невыносимой жажды губы охотника с трудом могут вытолкнуть наружу пару слов вместе с облачком пара. В этом каземате царит вечный мрак и такой же неизбывный холод.

— За измену, бывший брат Рико, за неисполнение приказа Магистра Братства, — голос все также холоден и безучастен.

— Кх. кхогда…, - не унимается «перевертыш», чувствуя, как ползающая по нему тварь нашла себе местечко под седьмым шейным позвонком и уже прикладывается своим склизким брюхом к намеченной цели.

— Уже, — шесть проколов-ожогов по числу суставчатых лап, двойной укус хелицер, и леденящая молния рассекает его сознание пополам.

— О, Боги, Лайк, вставай! Да, просыпайся ты, грыхово неподъемное бревно! — этот голос ему смутно знаком, он теплый, звонкий и ничуточки не похож на тот, из сна… А, значит, это был сон! Всего лишь редкое ночное видение, отголосок прошлого.

Он, не открывая глаз, перехватывает тонкое запястье тормошащей его девушки, подтягивает ее к себе и шепчет:

— Принеси водички, мамуля, — и тут же с хохотом откатывается на спину, уворачиваясь от затрещины.

— Болван, ты, Лайк, а еще в телохранители мои записался! — недовольно фыркает Айя и присаживается на край жесткого дивана, который ловец не захотел променять на предлагаемое ему щедрым демоном более комфортное ложе из честно стыренных.

— Так иди ко мне, тело мною хранимое, дай хоть разгляжу поближе, а то издалека просвечиваешься, — на скептический взгляд начальства Рико ответил очередной порцией смеха. Развалился на спине, закинув руки за голову и мечтательно уставился в чисто выбеленный потолок своей спальни. Своей! Спальни! Как звучит-то! — Вот, скажи мне мелкая, что будет, если я тебя сейчас поцелую. Не вопи ты! Я теорию проверяю. Почувствует ли морда демоническая мою страстную любовь к нанимательнице? Не, ты не злись! А то на ошпаренную креветку становишься похожа, такие же глазки круглые да рожица красненькая. И лапками дрыг-дрыг! Ну, точно! Эй, потише! Не то я от теории к практике перейду!

— Ты совсем уже от безделья и кобелизма своего с катушек съехал?! — девушка, от греха подальше пересевшая на стул у окна, покрутила пальцем у виска. — Я к тебе, между прочим, с серьёзными намерениями пришла.

— Э-э-э, малышка Айя, ты меня случаем с северным направлением не перепутала? Графеныша надо искать в соседнем крыле, — попытался отшутиться Лайк, но схлопотал в качестве предупреждения маленький магзаряд бодрости в лоб. Заранее подготовленный мелкой и наведенный недрогнувшей рукой. — Ой, начальник, ты чего дерешься!

— Прекращай пустые разговоры, Лайк, мне ты нужен, как профессионал, — магисса шевельнула рукой и над ними опустился полог тишины. После чего охотник заметно подобрался и уже по-иному посмотрел на свой охраняемый объект. — Понимаешь, раньше мне и в голову не приходило узнавать, кем были мои родители. Бросили и бросили. Я же не пропала, вон, до чего доросла, — она обвела комнату рукой и глубоко вздохнула, набираясь решимости. — Ты, единственный, кто волен покидать Школу, без разрешения архимага Лантара, только по моему приказу. Так вот, я, Айя Этори, даю тебе, Лайк Рико, приказ разыскать мою мать и отца, или принести мне сведения о них, живых или мертвых, так как чувствую, что моей жизни угрожает опасность.

— То есть, мелкая, ты хочешь, чтобы я, помимо разведки и шпионажа в Школе, стал бы еще и твоей доверенной ищейкой, — перебил охотник девушку, нервно комкающую подол хорошенького платья. Демон приложил-таки адские усилия, чтобы привести это блондинистое чудо в такой, в общем-то, весьма и весьма привлекательный вид. Что-то он раньше не замечал, какая она… Ёжкин грых, опять накрыло! — Пока ты тут со своим ручным Высшим по его кроватям кувыркаешься?

— Что! Ты! Сказал! — раненой мышью запищала Айя и руки ее невольно сжались в кулачки, тут же полыхнувшие сначала огнем, потом искрами, потом с них посыпались снежинки…

Но внезапно ее личико искривилось, и первый, такой несчастный всхлип подорвал ловца с дивана и швырнул перед ней на колени. И не магическим арканом, а той натянувшейся под сердцем струной, которую эта мелюзга дернула, чуть не лишив его чувств.

— Ну, что же ты, не реви, — он схватил ее крепко-крепко, и, не обращая внимание, на колючие льдинки, брызнувшие ему на обнаженную грудь, прижал к себе. — Тише, тише! Маленькая! Прости меня! Не знаю, что нашло. Может, позавидовал вашей связи с Эльхарном… Только не плачь!

— Ты!..ых… Ты! — Айя не могла остановиться, выплескивая весь тот стресс, и страх, и переживания, накопившиеся за эти дни.

— Знаю, дурак, бревно бесчувственное, кобель блудливый, — он гладил ее вздрагивающие плечи, вытирал градины крупных слезинок, заливающих ее щеки и капающих на его кожу.

И, грых его раздери в болоте, он нечеловечески ревновал ее к демону! И тому, что у наследничка есть та, о которой можно заботиться, защищать и чувствовать себя цельным. А не так, как он, с разорванной на две половинки душой. От таких мыслей противная тварь под кожей проснулась, зашевелилась, впиваясь в позвонок и недвусмысленно намекая носителю о единственном условии его дальнейшего служения Братству. И о единственном задании, которое сейчас проливало горючие слезы по своей незавидной участи.

И как тут быть дальше, как поступить? Есть друг — темный, который за эти дни стал по-настоящему близким, есть девушка, к которой его неумолимо влечет и которую надо привести к алтарю Братства и отдать в жертву Безымянному, есть он, «перевертыш», с разбитой надвое душой и желанием выжить любой ценой…

— Я согласен, Айя Этори, выполнить твое задание, — быть может, это — шанс оттянуть неизбежное, ведь ослушаться прямого приказа он не смеет, и тварь может сколько угодно беситься внутри него. — Только давай, ты умоешься и не будешь больше раскисать… А то, боюсь, твой черный пудель меня порвет, как тузик тряпку.

* * *

— Эй, есть кто дома? — Эльхарн с обычной циничной ухмылочкой выскочил из портала посреди гостиной во дворце Его Темнейшества. — Или я опять не вовремя?

— Как защиту прошел? — не здороваясь, поинтересовался Повелитель Пекла, входя в покои и хмуро обозревая своего непутевого младшего. — Я же её только вчера обновил!

— Узел связки между твоей магией и магией светлых ушастых хлипковат, — не стал темнить довольный собой проходимец, впрочем, не собираясь добавлять, что знает еще, как минимум, о трех дырах в родительской охранке. — Воздействуем ментальной магией на этот слабенький узел БЕЗ применения демонической составляющей, и пока твой защитный контур соображает, что менталу понадобилось среди охранных стихий, быстренько проскакиваем.

— Я тебя понял, сын, — Темнейший задумчиво почесал подбородок, мысленно аплодируя талантливому отпрыску, но внешне сохраняя суровость настоящего адского правителя. — Такое решение проблемы мне в голову не приходило. Ты чего приперся-то?

— Ответ «соскучился» не прокатывает? — с затаенной надеждой поинтересовался Эльхарн, принимая подобострастно-дурашливую позу. — Могу же я по собственным родителям соскучиться?

— Сказки своей глупой девке рассказывай, — Владыка с нарочитым презрением отозвался об Айе, запросто вызывая жесткий оскал у заигравшегося в детство демона. Так-то лучше, а то совсем размяк рядом со своей парой. — Она может и поверит по малолетству. Не тяни кота за подробности, чего надо? Денег? Неужели уже кончились?

— Денег не надо, я тут немножко в тотализатор выиграл, — со скромным достоинством сообщил младший наследник, умолчав, что ставка была на проигрыш магистра Айка Серинди в гонке с Айей. — А я как раз по поводу нашей малышки. Отец, а что у неё за ментальный блок стоит? Я имею в виду твой, про остальные я знаю.

— А тебе зачем? — насторожился Темнейший, в последнее время весьма подозрительно относившийся к интересующимся его секретными наработками в области любых видов защит и совершенно не желающий ими делиться ни с кем. Со своей настырной копией, регулярно их взламывающей, тем более! — Хорошая блокировка, надежная.

— Ладно, ставлю вопрос по-другому, — Эльхарн без разрешения залез в бар и достал оттуда бутылку вина из личной коллекции главы семейства и два бокала. Когтем сковырнул сургучную печать вместе с пробкой. — Отец, если Айя решит кому-нибудь передать энергию, она ведь должна снять щиты?

— Если тебе, то нет, — предок насторожился, вопросы такого рода ему совсем не нравились. — У вас же полная привязка. И в вашей паре она — ведущая. Поэтому тут немного другой механизм передачи. Если кому-нибудь со стороны, то ментальные щиты она должна полностью снять. Но при этом девчонка станет уязвимой для ментальной атаки.

— А если передать энергию, на снимая ВСЕХ пяти щитов, то что будет? — наследник с интересом посмотрел содержимое бутылки на просвет. — В частности, тому, кто её должен принять?

— Айке твоей — ничего, а принимающему, скорее всего очень плохо, — Его Темнейшество неодобрительно глядел на бесцеремонного вторженца, по-хозяйски распоряжающегося драгоценным содержимым его бара. — Это же будет обычная атака. В зависимости от того, силу какой стихии она решит отдать — или файербол, или ледяная стрела, или что там ещё есть в её ассортименте.

— Это то понятно, — Эльхарн разлил темную, густую жидкость по бокалам из вулканического стекла. — А можно сделать так, чтобы Айя передала немного энергии, но при этом сама была защищена от ментальной атаки? И желательно, чтобы принимающая сторона эту энергию не смогла переварить? Но, без смертельного исхода.

— Так, рассказывай, что еще случилось? — Повелитель Пекла крайне недоверчиво посмотрел на сына. — Ты ведь не просто так интересуешься?

— Не просто так, разумеется…, — невозмутимо согласился демон, потягивая полутысячелетнее эльфийское вино мелкими глотками. — Наш неугомонный граф всё никак не успокоится. Несмотря на то, что брачного контракта он лишился. Точнее, он-то есть, печати на нем я ломать не стал, и значит он ещё в базе Его Святейшства числится. И уничтожать его пока не стану, чтобы не провоцировать святош на новые безумства. А вот доступа к контракту у Марка нет, так что официально легализовать его он не сможет. И этот светлый предлагает Айе проверить, а совместимы ли они магически вообще, или не стоит огород городить.

— А в момент передачи энергии он попробует накинуть на неё ментальный ошейник! — Его Темнейшество задумался, смакуя «Слезу Кровавой Луны» — вино, ценность которого не поддавалось исчислению, и которое было бессовестно раскупорено младшеньким без малейшего на то повода. — И получит не только Айю, но и тебя на привязке. А не проще его прибить где-нибудь втихомолку? Так нет же! Святой Престол взовьется. В общем-то, плевать на них, но не хотелось бы масштабных скандалов, в то время, как твоя мать наконец-то решилась выносить мне еще одного ребенка.

— Угу, поздравляю! Но мне в подчинение к этому уроду тоже не хочется, — Эльхарн отсалютовал отцу бокалом. — И рвать привязку — тоже. Боюсь, что при разрыве моя девочка может сильно пострадать. Да, и без моей защиты останется…

— Посиди спокойно пять минут, — отец бросил на сына недовольный взгляд, достал из-под рубашки связку кристаллов на цепочке, выбрал один, зажал между указательным и средним пальцем левой руки и прикрыл глаза. — И помолчи, пожалуйста!

— Я и так молчу, — Эль, пользуясь паузой, выгреб из бара еще пару бутылок и незаметно от отца закинул их в узкий портал, раскрытый прямо в винном шкафчике. — Я сегодня вообще паинька! Аж, самому противно! Ничего, вот родиться самый младший, я его такому обучу!

— Завтра утром жду тебя с твоей девкой у себя в Цитадели, — Повелитель закончил сеанс связи с кем-то, о ком не стал говорить Эльхарну, и вернулся к разговору в своей грубоватой манере. — Часиков в десять по местному времени.

— Не получится, отец, — тяжело вздохнул Высший, прикидывая, чтобы еще позаимствовать из родных пенат, раз уж он всё равно здесь прохлаждается. — У нас с мелкой завтра званый завтрак у Её Озабоченного Высочества, Эрики Ликар. Сам понимаешь, от таких приглашений не отказываются.

— Значит, сразу после завтрака! — отрезал Темнейший, о чем-то раздумывая. — И защиту ломать не надо! Я вам на завтра доступ дам. А твоей девке хоть есть что во дворец надеть? Я имею в виду, из побрякушек? Не позорь семью!

— Да, папочка, спасибо, все у неё есть, и колечки, и сережки, и колье с браслетиками, — елейным тоном уточнил Али Грей, не так давно не вполне санкционированно забравшийся в папину малую сокровищницу и немного облегчив её на несколько комплектов драгоценностей. — Так, что, я исчезаю?

— Узнаю, что опять лазил по моей сокровищнице — хвост оторву и вместо плети буду использовать, — добрейшим голосом пообещал заподозривший неладное Владыка, с непередаваемой теплотой глядя вслед исчезающему во тьме изнанки сыну. — Вырастил же сокровище себе на голову! Весь в меня!

* * *

Эльхарн Али Грей, второй наследник Темного Трона и первый прирученный человечкой Высший демон, вольготно развалился на кровати в спальне Айи, не обращая внимания на её недовольные взгляды.

— Душа моя ясноликая, да, не коси красивым глазом, а лучше поведай мне, ты в чем завтра к Эрике на завтрак пойдешь? — на самом фамильяре была черная рубашка и такого же цвета домашние штаны, а темные волосы, которые демон не потрудился собрать в низкий хвост, черным нимбом рассыпались вокруг смуглого лица по белоснежным подушкам. Он всегда старался одеваться на контрасте с ней, светлокожей, светловолосой, отдающей предпочтение неярким оттенкам в одежде. — Ты платьице себе уже подобрала? Или всё еще в тяжелейших девичьих раздумьях? Только лобик не хмурь, пожалуйста, морщины появятся. Всё, всё, понял, не прекращу острить, и у меня самого появятся синяки. То есть, эти, гематомы, по-научному. Я правильно сказал, ученая ты наша? Так что ты завтра наденешь?

— А ты с какой целью интересуешься? — Айя смерила недоверчивым взглядом наглого демона. — Опять какую-нибудь гадость задумал? Дёёёёммма, завязывай со своими развлечениями! Мы все же во дворец идем, а не в таверну!

— Ну, не сильно-то они друг от друга отличаются, — небрежно отмахнулся от слов девушки Эль, бесцеремонно утаскивая хвостом стакан с водой с её прикроватной тумбочки. — Вся-то разница, что по дворцовому этикету в правой руке должен быть ножик, а в левой вилка. А в таверне в левой руке должен быть соленый огурец, а в правой кусок мяса. А-а-а, еще забыл, в таверне рукав соседа сойдет за салфетку!

— Не вздумай завтра за столом что-нибудь такое отколоть! — строго предупредила мелкая, насмешливо наблюдая, как Эльхарн демонстративно, по-кошачьи, лакает жидкость из её стакана. — К слову сказать, ты только что выпил мой тоник для снятия макияжа. Вкусно?

— Могла бы предупредить! — демон с гримасой отвращения на лице быстро сплюнул остатки жидкости в стакан, а саму емкость закинул в изнанку. — Ой, фуу-у! То-то привкус у водички странным показался! Колись давай, что там в ингредиентах было?

— Мог бы и разрешения спросить, прежде чем тянуть свой загребущий хвост к моим вещам. Тебя мои рассказы про приютское детство ничему не научили? Да, ладно, не смотри так мученически! Ты-то точно не отравишься, тебя и крысиным ядом не убьешь, — беззаботно усмехнулась Айя, расчесывая остатки от некогда пышной гривы волос. С потерей косы она уже смирилась, тем более домовушка научила ее, как делать красивые укладки и с тем, что имеется. Но, проводя гребешком по своим блондинистым прядкам, она не преминула с серьезным видом подсунуть мелкую месть своему приятелю. — А там в составе… травки разные, вытяжка из жабьих бородавок, двухнедельный мышиный помет, настоянный на дохлых слизнях… Ну, и еще по мелочам, о чем даже я знать не хочу. Но ты не бледней, Дём, всё уже отфильтровано. Приятного аппетита!

— Ведьма ты, а не Хозяйка! — обиделся Эльхарн. Хоть бы вспомнила, что он, вообще-то, фамильяр, и Айя должна о нем заботиться. — Ладно-ладно, и не такое переваривали! Так что у тебя с платьем?

— Примерить хочешь? На тебя не налезет, — отрезала девушка, с сожалением откладывая почти бесполезный в её ситуации гребень. — Вон оно висит. Цвета мяты.

— Ишь ты, смелая какая! В ночнушке идти собралась, — ехидно уточнил демон, скосив глаза на лежащую на спинке кровати ночную рубашку светло-бирюзового цвета. — А, ничё так себе, оригинальненько.

— Глазки разуй, Дёма, — Айя тяжело вздохнула, цвета женских нарядов Высший не различал. Никаких тебе пятидесяти оттенков синего или красного, в его лексиконе было исключительно названия семи цветов радуги, золотой, серебряный и оттенки, типа, «никакой», «дерьмовый», «пыльный» и пр. — Да, вот же, на вешалке около двери висит! И заметь, честно сшитое портнихой и оплачено из моих собственных денег, а не прихваченное в гардеробе у принцессы.

— Нда, фасончик так себе, скромненький, да и вырез маловат, не в моем вкусе, опять же, рукава закрытые, — Высший оценивающе повертел на вешалке платье, пропустив мимо ушей шпильку о криминальном происхождении первоначального гардероба девушки. Для этого он даже поленился встать, а применил магию. — Не писк моды, но тебе пойдет. Надевай! Надо внести последние штрихи в твой завтрашний облик. Будем тебе драгоценные безделушки под обновку подбирать.

— Дёма, дружище, не рви мне сердце! Откуда у тебя драгоценности из разряда женских украшений?! — сурово произнесла проректор, глядя прирученному прямо в глаза. — Что ты разграбил на этот раз, ворюга хвостатый? Надеюсь, это не Алмазный фонд Юриссии? И не эльфийский Музей Благородных металлов или гномий Выставочный зал в Подгорье?!

— Вот снова, злобная человеческая женщина, обижаешь меня, маленького, беззащитного демоненочка, — демон легко поднялся с кровати, и смешно похлопал длинными ресничками. — Чуть что, сразу «ворюга хвостатый, свистнул, стырил». А вдруг, купил? Хорошо-хорошо, не сверкай так своими прелестными голубыми глазками…Э-э-э… Это тебе папа презентовал на день рождения! Клянусь Святым престолом! Вот те Святой круг! — и Высший, нисколько не смущаясь, сотворил охранный жест. — Еще могу поклясться мощами всех святых и прочими их бренными остатками, которые в свое время не догрызли вурдала… то есть не затронул тлен времен! Поскольку их или вовремя какой-то гадостью защитной пропитали, или каждый раз новые где-то откапывают… Хотя, малышка, твоя идея насчет Алмазного фонда и Выставочного зала коротышек меня восхитила! А вот к длинноухим лучше не соваться, хлопотно очень…

— Эльхарнчик, золотце, клясться чужими святынями — дело твое сугубо личное, но все же, откуда украшения? — Айя тяжело вздохнула, пререкаться с демоном можно было до бесконечности, а главное — совершенно бессмысленно. — Имей в виду, ворованное я не надену!

— Правду говорю, Владыка подарил, — также тяжело вздохнул в ответ Эльхарн и укоризненно посмотрел на недоверчивую девушку. — «Но он еще об этом не знает», — добавил про себя истинный потомок Его Темнейшества. — Кстати, птичка, завтра, сразу после завтрака во Дворце, он нас ждет у себя. Сам пригласил. Честно-честно! Даже допуск дал!

— И правда дал, — задумчиво произнесла Айя, легко коснувшись метки на запястье. — А что ты у него сегодня делал? И почему без моего ведома? Я тебе, вроде бы, допуск в Пекло сегодня не давала!

— За подарками тебе мотался, мамой-джинном клянусь! — с кристально честным видом соврал демон. — Я же сказал, Темнейший тебе ко дню рождения немного драгоценностей решил отсыпать! Вот и вызвал меня. А еще сказал, чтобы мы завтра обязательно были!

— Дёма, у меня день рождения только через три месяца будет, — девушка с иронией посмотрела на совершенно не смутившегося мужчину. — Темнишь ты что-то, тёмный. Но, так и быть, поверю на этот раз. Пойдем, подберем мне что-нибудь, если есть из чего! Знаю я твое пристрастие к каменьям и цепочкам драконьих размеров…

* * *

В личном рабочем кабинете короля Угории хорошо себя чувствовал только сам его венценосный хозяин. Напичканное всевозможными защитными, охранными, подавляющими и сигнальными артефактами помещение вызывало у посетителей желание поскорее покинуть его недружественные стены. Даже на принцессу повышенный магический фон действовал раздражающе, а вконец выбешивало красавицу вынужденное выслушивание отцовских наставлений, которые могли длиться часами, исходя из его настроения и ее тяжести ее проступков.

— Эрика, не вздумай завтра на утреннем приеме что-нибудь гадостное устроить госпоже Этори, — требовательно предупредил свою дочь Его Королевское Величество Реджинальд VIII в восьмой же раз за этот нескончаемый час. — А, чтобы у тебя и мыслей не возникло какую-нибудь глупость сотворить, позавтракать с вами я попросил архимага Лантара. Я тоже, наверное, зайду, но не обещаю.

— Про завтрак это тебе королевский шеф-повар донес? — тоскливо поинтересовалась принцесса, которую присутствие архимага в их и так довольно тесной компании совершенно не устраивало. — Можешь себе нового повара искать. У Фердинанда Янга по гороскопу на этой неделе линия жизни прерывается в связи с несчастным случаем. Вроде как поскользнется и упадет на свой разделочный тесак. Раз так пять-шесть. А сверху на него упадет кастрюля с варящимся супом.

— Только попробуй, дочурка, — ласково улыбнулся король той самой улыбочкой, от которой у его подчиненных начиналась не проходящая сутками икота. — И лето ты проведешь на Кадримановых Островах. В приятном обществе монахинь Обители Святой Лауренсии. Будете песни петь хором под названием «псалмы о послушании». Книжки читать. Ты «Житие блаженных двухсотлетних непорочных дев» еще не читала? Очень рекомендую! В ста семидесяти пяти томах. Ты меня поняла, родная?

— Вполне поняла, папуля, — Эрика даже не считала нужным скрывать злую досаду в голосе. — И Эльхарну ты запретил глазки строить? Совсем — совсем?

— И что ты в нем нашла? — Реджинальд VIII глубокомысленно взглянул на злящуюся дочь. — Хотя… ну, да, Высший демон, ну, да, второй сын Темного Владыки, ненаследный принц, если только его старшего брата не прикончат… Только с одним уточнением, он — порождение Тьмы, выродок Хаоса. Совсем маленький такой нюанс. А ты — человеческая принцесса. Что может быть общего между первородным демоном и чистокровной человеческой девушкой?

— А что общего между Эльхарном и Айей?! — зло огрызнулась принцесса Угории, ненавидяще глядя на отца. — Она тоже — человечка! Да еще и простолюдинка!

— Если не считать того момента, что Али Грей привязан к ней в пару? — король позволил себе усталую улыбку. Его девочка еще никак не вырастет из девичьих грёз. — Причем в связке демон — ведомый? А ведущая — Айя? У Его Темнейшества своеобразное чувство юмора. И еще того, что есть веские подозрения, что Айя — не человек. Точнее — не совсем человек. И ты, милая моя, права в одной, она — не принцесса.

— Ну, а титул-то тут причем?! — Эрика слушать логичные доводы отца совершенно не желала. — Ну, да, я — наследница Короны. А Эльхарн — Второй наследник Темного Трона! Никакого мезальянса не вижу! Мы оба — королевских кровей!

— Эльхарн — демон, и если ты вдруг, каким-то образом, ухитришься выскочить за него замуж, то править Угорией будет именно он, — Реджинальд Ликар с затаенным сожалением смотрел на беснующуюся дочь. — А демоны живут долго. Очень долго. Его Темнейшеству в настоящий момент около тысячи лет. Милашке Эльхарну — около двух сотен. Мне восемьдесят девять. Я проживу примерно еще столько же. Тебе сейчас тридцать два. Ты проживешь еще лет сто пятьдесят — двести. Так вот, пока ты жива, подданные Угории, может быть, еще смирятся, что у них на троне сидит НЕЛЮДЬ. А теперь представь, что будет, если после твоей смерти Али Грей, который к тому моменту в Пекле будет все еще считаться молодым и перспективным, женится на демонице. Подумай, как отреагируют все государства континента, что у них под боком правит парочка Высших демонов?! Демоническое королевство в нашем мире! Через сколько времени они объявят Угории войну? Причем, ВСЕ государства разом. Начни, наконец, думать, как будущая королева, а не как сопливая девчонка!

* * *

Его Сиятельство, граф Марк Орт Лейт, целенаправленно и злонамеренно надирался недорогим, но убойным по силе гномьим пойлом, сидя в таверне ближайшего к Школе городка под названием «Сам пришёл». Он никого к себе за столик не приглашал, и скорбные девы нетяжелого поведения, плотным кольцом окружавшие богатого и видного клиента, горестно обсуждали, когда же эта северная твердыня наконец падет к их нескромным прелестям.

Но оскорбленный отказом, в который раз (!), этой выскочки-приблуды, этой твари безродной, этой бесприданницы, чтоб ее демоны в Пекле… Стоп! Какие, к грыховой заднице, демоны! Есть только один, он же Высший, он же — корень всех зол и решение его проблемы. Нет Эльхарна, нет привязки, девка топает к алтарю и становится его собственностью. По законам Севера, после свадебного ритуала, он сможет сделать с ней всё, что захочет! А списочек у него накопился внушительный. Лишь бы она не сдохла раньше, чем он хотя бы до середины череды наказаний дойдет.

Марк предвкушающе улыбнулся, а шлюхи, как одна, встрепенусь и одновременно захлопали глазами. Глядя на размалеванных и полуоголенных жриц интимного досуга, он снова скривился и отвернулся, пытаясь мутным взглядом рассмотреть в ночной тьме за немытым окошком способ избавления от тёмного.

— Возможно, если Вы пригласите меня присесть, я смогу быть Вам полезен, милорд, — голос, показавший Орт Лейту каким-то безжизненным, прозвучал от невысокой фигуры в поношенном, дорожном одежде. Во внешности говорившего не было ничего примечательного, затуманненый спиртным мозг никак не мог сфокусировать зрачки на лице мужчины, оно смазывалось и стекало растопленным воском. От этого светлому магистру стало не по себе, а выпитое запросилось наружу. — Дышите глубже, Ваше Сиятельство, сейчас станет легче!

И на самом деле тошнота отступила, а цветные круги перед глазами перестали сводить Марка с ума. В голове прояснилось, и он смог почти внятно произнести:

— Кто. Ты. Такой? — незнакомец, не дождавшись разрешения, присел на широкую лавку и положил крепкие кулаки на стол. Граф смог разглядеть мозоли от частого применения холодного оружия, мелкие рубцы заживших порезов, даже парочку переломанных и сросшихся пальцев. Гость лишь приподнял в усмешке уголок рта, давая понять, что в курсе выводов, сделанных уважаемым лордом.

— Я — Гарх, вольный наемник, — мужчина представился с вежливым кивком. — И я прибыл Вам в помощь от… Впрочем, неважно. Для нас с Вами, милорд, первостепенное — это результат, а средства, их мы будем подбирать по ходу операции.

— Нно, приятель, а не гонишь ли часом ты лошадей? — Марк набычился, ему совершенно не понравилась покровительственная нотка в голосе Гарха. — С чего ты удумал, что мне по чести связываться с таким как ты… Да, кто ты такой, я тебя не звал!

— Тише, милорд, а то эти курицы, рассевшиеся вокруг Вас, быстро донесут о нашей встрече кому не следует! — наемник наклонился вперед, сузив и без того маленькие глазки. — Вам надо избавиться от соперника, и я Вам помогу в этом.

— Он мне не соперник! — магистр явно был не в себе от ярости, но старался все же говорить потише. — Мне на каком основании верить тебе? Заявился тут, помощью перед носом тыкаешь, на убийство толкаешь! А потом найдут меня с перерезанным горлом в канаве? Или, хуже того, и вовсе ни косточки не останется!

— Так Вы, граф, даже и пальцем к адской твари не прикоснетесь, — начал уговаривать Орт Лейта сообщник. — Мне только и надо через Вас получить допуск в Школу. А то нынешний ректор запретил вход посторонним, включая родителей и родственников студентов и преподавателей, без его прямого разрешения.

— И как же я тебя проведу внутрь этой грыховой фабрики по производству тёмных недоучек? — скептически поджал губы декан «Вышки».

— Закажите мне кружку темного эля, милорд, — наемник полез за пазуху и достал помятый конверт, запечатанный личной магической печатью Его Святейшества, Бренидира II. — И накиньте, ради Пресветлого, полог безмолвия на нас. И мы обсудим все подробности…

17

Не заморачиваясь на наемные экипажи и точно зная расположение всех дворцовых покоев, Высший со своей юной спутницей, красиво одетой и увитой изящнейшими драгоценностями, достойными самой Королевы Драконов, той еще помешанной на уникальных, авторских побрякушках стерве, вынырнули из теней аккурат напротив золоченных дверей малой королевской гостиной. Вышколенные лакеи, которым показушное появление демона стоило стиснутых до хруста челюстей, с низким поклоном и заполошно колотящимися от испуга под ребрами сердцами распахнули перед ними створки.

— Доброе утро, Ваше несравненное Высочество! — Эльхарн, разодетый по случаю визита во дворец в подобающий Темному принцу бягряно-алый, цвета свежей жертвенной крови, парадный камзол с черным шитьем, отпустил от себя Айю. До этого он торжественно ввел ее в малый зал приемов, держа под локоток. По этикету демон не должен был кланяться равной ему по статусу принцессе, но выполненный по всем придворным правилам обоих миров изысканный поклон, на пару мгновений расцветил надменное личико Эрики торжествующей полуулыбкой. — Просто счастлив был принять Ваше приглашение. Вы ослепительно выглядите!

Так и было до этой самой минуты. Влюбленная в Высшего женщина провела несколько утомительных часов перед зеркалом, загоняв с десяток служанок и перебрав под сотню платьев и костюмов. Ей нужен был тот единственный образ, который сразит упрямого тёмного наповал. Но в своем ярко-лиловом платье и вычурных драгоценностях она вдруг почувствовала себя жалкой старухой по сравнению с трогательно-нежной в своем скромном, по меркам Двора, платье и неброских, но безумно дорогих, фамильных украшениях темного семейства, Айей.

— Я всегда так выгляжу, — капризно ответила Ее Высочество, надув губы, и оглянулась, недовольная не только присутствием соперницы, но и архимага Лантара, чья худощавая фигура маячила позади нее. — Доброе утро, Айя, и прекрати изображать из себя аристократку, делая реверанс, тебе достаточно просто низко поклониться мне!

— Как скажете, Ваше Высочество, — магисса Этори спрятала усмешку, чуть прикусив губу. Её такие грубые шпильки ещё с приюта не трогали. Она, выпрямившись с изяществом той же непризнанной аристократки, демонстративно положила свою маленькую ладошку на подставленный демоном сгиб руки. — И я действительно не из родовитых, чем и горжусь. Принадлежать к высшей знати — это так утомительно! Мне и одного Али Грея для общения более чем достаточно. Принцы тоже могут быть несколько эксцентричными и порой весьма невыносимыми…

— Дамы, раз обмен любезностями закончен, прошу всех к столу, — моментально среагировавший на зарождающую перепалку архимаг, понял, что Эрика намеренно провоцирует Айю, а малышка не даст себя в обиду. Соответственно, последствия для его проректора могут быть весьма плаченые. — Надеюсь, вам понравится приготовленное нашим шеф-поваром угощение!

— Не сомневаюсь в этом, он великолепно готовит! — не скрывая издевки в голосе, ответил Высший, намекая на свои неоднократные рейдерские налеты на королевскую кухню с нелегальным присвоением припасов. — А моей милой Айе особенно нравятся его превосходные десерты. Главным образом, фруктовые!

— Скажем, молочные тоже весьма неплохи, — задумчиво протянула Айя, присаживаясь на стул, заботливо отодвинутый и придвинутый обратно демоном, шуганувшим сунувшегося было помочь лакея. — Хотя ты прав, Эльхарн, ларенсийская клубника со взбитыми сливками в прошлый раз была бесподобна!

— Я рада, что вам понравилось! — желчно прошипела Эрика, у которой из-под носа этот десерт хвостатый как раз-таки и увел. — Интересно, магисса, а как это, иметь принца на побегушках? Которого можно за десертом послать?

— А Вы попробуйте сами себе такого организовать, Ваше Высочество, — невозмутимо посоветовала гостья, убирая скрученную в пирамидку салфетку со своей тарелки. — Могу поделиться опытом. Шаг первый — заводите себе собственного принца. Шаг второй — начинаете его дрессировать. Шаг третий — понимаете, что это бесполезно. Но, это долго рассказывать. В общем, обзаведетесь — сообщите, я Вам дам пару практических советов в соответствии с его личностными данными.

Если бы взглядом можно было убивать, то наглая мелкая тварюшка была бы уже мертва! Раз так десять! Эрика, понимая, что проигрывает словесный поединок, раздраженно отбросила свою салфетку и свозь зубы приказала слугам подавать блюда. «Заведите себе принца!» — эта выскочка так тонко поиздевалась в отместку на ее грубость, и не придерешься.

— Эльхарн, а что Вы делаете в то время, когда Ваша госпожа занята учебным процессом? — переключилась принцесса на объект своего вожделения, аккуратно намазывающего свежайший паштет на еще теплую булочку. — Насколько я знаю, она целыми днями не выходит из своего кабинета. Наверное, Вам скучно без хозяйки одному?

— Отнюдь, мне совершенно некогда скучать, — светским тоном отозвался Эльхарн, нахально выпустив хвост на волю и ухватив им чашку с чаем. На красноречивый взгляд Айи он отреагировал, отсалютовав хрупкой фарфоровой посудиной и сделав внушительный глоток обжигающей жидкости. — Она у меня такая беспомощная в плане быта. А благодаря Вашему гостеприимству, приходится решать столько насущных хозяйственных проблем! Сломанный стульчик починить, шторку заштопать…

— Совести у тебя нет, тёмный, — тяжело вздохнул Лантар, оценивая опытным взглядом, что обстановка за столом весьма далека от дружеской. — Ты какой стульчик решил починить? Из ларенсийского тронного гарнитура? Или из музея антиквариата? И какую шторку заштопать, которую ты от длинноухих из Полуденной Долины притащил? Так они не рвутся, насколько мне известно! И даже не пачкаются!

— Совершенно верно, мой ты замечательный, — демон решил, что раз архимаг позволяет себе фамильярности, то и ему можно отступить от этикета. — Кстати, шторы госпоже Айе подарил Элиэль, третий сын Властителя Долины Света в качестве приданого. Но вот такая незадача, пришлось ими воспользоваться раньше времени. В свете… хе-хе… острой необходимости.

— И много ли еще у госпожи Этори знакомых принцев? — Эрика чувствовала нарастающую волну безудержного гнева, нарочно не обращаясь к самой Айе, скромно жующей фруктовый салат. — Которые ей дарят шторы из драгоценной эльфийской ткани в качестве приданого?

— А давайте, принцесса, считать вместе, — коварный провокатор уже откровенно веселился, шныряя пятой хватательной конечностью на расставленных блюдах и бесцеремонно выуживающий лучшие кусочки для своей спутницы. Тарелка магиссы постепенно заполнялась горой всевозможнейших кушаний, а ноги демона под столом ловко ускользали от острого каблучка ее туфельки. — Сразу договоримся, что человеческих считать не будем. Это неинтересно. Их тут, как вурдалаков в полночь на неупокоенном кладбище. С ними даже знакомиться скучно. А вот из Истинных, Первородных и Высших… Светлый «ушастик» Элиэль, темный «патлатый» Эрнааль, подгорный «коротышка» Дормут… Вот вроде и всё. С вампирюгами мы еще не познакомились, никак я со своей Хозяйкой к ним в гости не выберусь, занята бедняжка своей работой… Хотя кровососы и приглашали неоднократно.

— Достаточно! — принцесса почувствовала, что еще пара словесных выходок Эльхарна, и она совсем не по-королевски сорвется и разнесет тут полдворца, а идея с совместным завтраком уже и вовсе не казалась ей глупой. Она приняла решение. — Я всё поняла! Прошу прощения, но я вынуждена Вас покинуть!

— Куда же Вы, Ваше Высочество? — оторвавшись от клевания своего салатика и оставив в покое ногу фамильяра, бросила Айя вслед стремительно удаляющейся Эрики. — А как же принцы? Хотите, я с Вами поделюсь? Темный длинноухий вроде как себе, ничего! Берите, не жалко!

— С огнем играешь, девочка, — устало произнес Лантар, откидываясь на спинку стула. — Эрика злопамятна, а ты вот так с ней…

— Милорд Лантар, думаю, что это уже давно не имеет никакого значения, — девушка закончила есть и деликатно промокнула салфеткой уголок рта. — Она меня и так на дух не переносит. Так что поводом больше, поводом меньше…

— А теперь, раз уж сама приглашающая сторона нас покинула, мы пойдем, пожалуй, — Эльхарн с деловым видом убрал хвост и поднялся, приглашающе протягивая Айе руку. — Нас еще Темнейший ждет. Не скучайте тут без нас, мы скоро снова заявимся, — с этими словами демон приобнял магиссу за плечи и провалился в изнанку. — А защита у тебя во дворце, Лантар, по-прежнему дырявая!

* * *

— Эт-то она и еш-шть? — уточнил у Владыки Пекла ящероподобный субъект, указывая когтистой ладонью на вышедшую из портала под руку с Эльхарном девушку. Приплюснутое лицо и обнаженные жилистые предплечья полуящера были покрыты мелкими золотистыми чешуйками, тускло отблескивающими в свете магшаров. — Интерес-с-сный экш-шемпляр-р-р.

— И вовсе я не «это», для вас я — госпожа Этори, — магисса бросила на чешуйчатого строгий взгляд и вежливо поклонилась Его Темнейшеству. — Доброе утро, Владыка! Спешу поблагодарить за подарки, они прекрасны! Я в восторге! Правда, осмелюсь напомнить, день рождения у меня еще не скоро.

— И что же тебе на это раз в моих подарках так впечатлило, человечка? — Владыка Даркхарн с трудом сдерживал смех, глядя на стоящего рядом с Айей абсолютно безмятежного наследника. — Дай-ка, угадаю… Вот этот гарнитурчик работы мастера Агастуса на твоей тонкой шейке, запястьях и в ушках? Изготовленный всего-то две тысячи лет назад? И стоимостью как два этих дворца, вместе взятых?

— А-а-а-а, и этот, в том числе, — Айя, понявшая, что Эльхарн её в очередной раз подставил перед Владыкой, с угрожающим видом стала поворачиваться к своему спутнику, с явным намерением оторвать ему хвост и хорошенько пройтись им между его лопаток. — Но, если возникло недопонимание, то я его сейчас же сниму и верну.

— Себе оставь, — благодушно отмахнулся Даркхарн Темнейший, однако сделав себе зарубку в памяти, что сыну все же надо задать достойную трепку. Если он, конечно, не расскажет, как он снял защиту с сокровищницы. — Его все равно никто давненько не носил. К тому же это Я его тебе подарил. А на день рождения я тебе еще чего-нибудь вручу, раз уж Я с датой ошибся.

— Крас-с-сиф-фая деф-ф-фачка, — людоящер, воспользовавшись тем, что присутствующие отвлеклись, обошел Айю кругом. — И ш-шт-то-о ж-же-е с-с не-ей надо с-с-сделать, Владыкх-ха? Защ-ш-шит-та на н-ней х-хорош-шая!

— А надо, что бы была безупречная, — правитель Нижнего мира жестом приказал сыну с девушкой сесть в кресла. — Причем, как я уже тебе говорил, защита твоей магией, не нашей. И не снимая наши блоки. Такая, чтобы она могла отдавать силу посторонним, не снимая твоего блока. Сделаешь?

— Поп-пр-ро-об-бую, — чешуйчатый оценивающе осмотрел сидящую в напряженном ожидании магиссу. — Пус-с-с-сть рас-с-слабится, а лучш-ше — ус-с-снёт, — и ящероподобный сделал еле заметный пасс ладонями, погрузивший девушку в сон. — А вы пока пос-сидите в друг-г-гой ком-мнате!

— Отец, а как ты ухитрился вытащить сюда змеелюда?! — преувеличенно заинтересованно спросил Эльхарн, стремясь уйти от допроса Владыки о происхождении украшений на Айе. — Они же вроде как свой Остров никогда не покидают.

— Я его просто… пригласил, — Темнейший с явной насмешкой поглядывал в сторону младшего, пытающегося изобразить смущение. — Тебе такой простой вариант в голову не приходил. И не заговаривай мне зубы, охотничек за семейными сокровищами! Садись за стол и пиши детальный список, что Я подарил Айе, чтобы потом не случилось каких-нибудь конфузов с твоей гремучей мамочкой. Дабы я ей заранее озвучил, чего именно она не найдет при очередной ревизии в семейном хранилище. А на втором листе рисуй, как ТЫ обошел защиту Малой сокровищницы. В ТРЁХ вариантах. И не надо пытаться мне врать, что у тебя туда всего один лаз. У тебя время, сынок, пока мой гость работает над защитой для Айи. Приступай. Время пошло.

* * *

Шкрябание и матерное бормотание в толще замковой стены достигло своего апогея, когда Риар Лантар все же смилостивился и впустил настойчивого просителя в свой кабинет.

— Ах, ты ж!.. архимаг! А эти наглецы скачали пятьдесят тысяч единиц магединиц, — Дух-Хранитель Школы попытался вывалиться из кладки и недовольно поморщился, он смог лишь проявиться на поверхности повешенного недавно на стену большого овального зеркала-артефакта в зачарованной рамке. — И подключили свой защитный купол напрямую к Источнику! А я связь оборвать не могу!

— Не можешь — и не старайся! — раздраженно ответил Лантар, поимевший грандиозный скандал с Эрикой после ухода парочки с завтрака. С истерикой, швырянием острых и тяжелых предметов и голословными обвинениями в пособничестве «девке, присвоившей ее ненаглядного принца». На память о разговоре ему достался наполовину истраченный на гашение спонтанного выброса силы резерв и парочка весьма болезненных царапин, которые он с трудом свел. Однако, затянувшиеся шрамы от них жутко чесались. — От Источника не убудет. Тебе что, он мешает? Или завидно, что ты сам на постоянной основе к нему подключиться не можешь? Только крохи подбираешь? Так ты Этори попроси, может она смилостивится и тебе от Источника подпитку кинет!

— Она меня скорее развеет, чем поможет, — уныло признался Хранитель, подумав, что зря он проректорше пакостил, надо было дружить. — У нас с ней это, психологическая несовместимость! Полная. Хозяин, а может ты мне личный допуск к Источнику дашь?

— И не подумаю! — отрезал и.о. ректора, резонно предполагая, что Дух, итак относящийся к своим обязанностям весьма избирательно, после получения допуска к халявной энергии вообще перестанет что-либо делать, погрузившись в магическую эйфорию. — Обойдешься тем, что у наших недомагистров забираешь, и стихийными выбросами из Источника, которые ты в наглую в одно рыло впитываешь. Хватит с тебя!

— Ага, выходит, Вы любимчиков завели, вашпревосходительство, я буду вынужден доложить об этом господину Кернису по его возвращении! — мстительно огрызнулся старикан, победно выпучив свои злобные зенки на скептически поднявшего в ответ бровь архимага. — И придется объясняться, почему какой-то пришлой выскочке был дан допуск к Источнику, который является достоянием Школы!

— Допустим, Керниса я бы и сам не против увидеть, и даже близко пообщаться, — Лантар размышлял, как бы полностью перекрыть зловредному духу доступ не только в свой кабинет, но и ограничить его передвижения по «Вышке». — А допуск к Источнику, ты не поверишь, я проректору не давал. Он её сам признал и силой поделился. Неужели ты думаешь, что я бы позволил ей создать на территории школы купол, который я не могу пробить? А теперь, кыш отсюда, мне надо поработать в спокойной обстановке. Иди, иди, займись лучше своими служебными обязанностями!

* * *

— Ффссё, заб-бир-рай с-с-свою деф-фач-чку, — чешучатый вошел в комнату, где Эльхарн упорно раздумывал над тем, как составить схему своего проникновения в отцовскую сокровищницу таким хитрым способом, чтобы оставить себе пару лазеек, и при этом чтобы Владыка не просек его уловку. — С-с-сегодня пус-с-сть с-с-спит, а зав-в-втра пос-с-сле обеда я вас-с-с жду с-с-сдес-сь. Буду её учить пользоватьс-с-ся новыми с-с-способнос-с-стями.

— Что скажешь, Торн? — Темнейший проводил взглядом скрывшихся в портале сына с девушкой на руках, подошел к столу и достал из-за боковой фальш-панели запечатанную бутылку вина и пару бокалов. — Что-нибудь получилось?

— Всё получилось, — людоящер перестал коверкать свою речь и изображать из себя полудикого шамана с Островов. — Тьфу, ты! Чуть язык не свернул! А твоя будущая невестка — занятная девчушка. Правда, намешано в ней столько, что без пол-литра не разберешься. Эльхарн уже понял, что она не чистокровный человек?

— Не знаю, не спрашивал, — Его Темнейшество ехидно ухмыльнулся. — Но вряд ли, аура у неё вполне человеческая. А про лаургов он вряд ли вообще когда-нибудь слышал. Они наш мир покинули еще три тысячи лет назад. Или около того. Но это мы потом обсудим, за бутылочкой вина. Так что у неё сейчас с ментальной защитой?

— Я поставил даже не защиту, а скорее полноценный когнитивный блок, — полуящер осторожно подбирал слова. — И привязал его напрямую к ауре, поэтому определить его наличие практически невозможно. Даже если знать, где искать. Сам понимаешь, наша магия, эльшурнов, людскими магами не определяется. И этот блок позволит ей передавать энергию, правда при условии, что остальные щиты она все же опустит. Иначе может возникнуть резонанс. Впрочем, для самой Айи ничего не изменилось — просто появилась практически врожденная защита.

— Что будет с тем, кто попытается накинуть на неё ментальный ошейник во время передачи энергии? — с любопытством посмотрел Темнейший на своего необычного гостя. — Он просто не сможет этого сделать или пострадает?

— Этот блок работает по принципу зеркала, — чешуйчатый злорадно усмехнулся, не скрывая своего удовлетворения от проделанной работы. — Другими словами, чем сильнее воздействие, тем мощнее отдача. Если быть более понятным, от головной боли в качестве предупреждения до выжигания мозгов с превращением нарушителя в овощ.

— Это сработает только при попытке надеть ошейник или при любой ментальной атаке? — насторожился Владыка, представляя Айю в окружении пускающих слюни и бессвязно блеющих бедолаг. — Торн, сам понимаешь, прощупать её защиту желающих будет много!

— Он сработает только в том случае, если не справятся ваши щиты, — успокоил менталист Владыку. — Поэтому просто любопытствующим ничего не грозит. Если только от вашей защиты прилетит ответка, но это уже с претензиями не ко мне, сам понимаешь. Вы там тоже немало навертели!

— Ладно, с защитой пассии младшего разобрались, — Даркхарн расслабленно улыбнулся, отдавая дань заныканному от сына вину. Лучше всего прятать свои «сокровища» на виду. — Что с передачей энергии у неё теперь стало? Эльхарн не пострадает?

— Эльхарн-то точно не пострадает, девочка ему передает энергию, пропущенную через свой резерв, — змеелюд пакостно осклабился, продемонстрировал по паре ядовитых клыков на верхней и нижней челюстях. — Что для твоего младшего наследника приемлемо в любом виде. А вот завтра я её научу, как делить потоки отдаваемой энергии по стихиям. На универсале это не сработает, конечно, он любую энергию поглотит, а вот на обычном, даже сильном, стихийнике… Сам понимаешь, если огненного накормить водой, или земляного воздухом…

— То будет очень весело, — довольно улыбнулся в ответ Владыка Пекла, которому идея поиздеваться над Марком нравилась всё больше и больше. — Всем, кроме него самого! Как я понимаю, кто-то удостоверится, что Айя сняла щиты и начала передавать магическую энергию. Противоположную магической стихии самого Марка. Хотя, что именно она передает, наблюдатель определить не сможет. И Марку станет очень плохо. Что должно его убедить отстать от девочки… хотя бы на время.

— А если он или наблюдатель попытаются накинуть на неё магический ошейник, то их ждет большой-большой сюрприз, — в тон Владыки отозвался настройщик магзащиты. — А поскольку воздействие явно будет максимальным, то в Угории наверняка станет одним идиотом больше, а в гильдии бледнолицых магов одним магистром меньше.

* * *

Вчерашний день, начавшийся так неудачно во время завтрака с распсиховавшейся Эрикой, завершился не менее неудачно. Очередным разбирательством с ней же с так и не прошедшими за ночь зудящими последствиями.

К тому же, в кабинет, в очередной, якобы «случайно пробегал мимо» раз, заявился декан Глок собственной, обуревшей от выраженного ему накануне доверия, персоной и от души поязвил на тему обязательной явки Айи на рабочем месте. Лантар, не сдержавшись, попытался высказать своё «фи» магиссе Этори, которая клятвенно пообещала сегодня же прибыть на промежуточный экзамен магистров боевого факультета лично. И, вроде как, не обманула.

— Ваше Сиятельство, что себе эта Ваша проректорша позволяет?! — в кабинет без стука ворвался декан боевого факультета, господин Хеклер Глок, у которого был круглосуточный допуск по причине возложенных на него дополнительных обязанностей. Система охраны лишь успела вяло пискнуть архимагу о бесцеремонном вторженце, вызвав на лице Его Превосходительства кислую гримасу. — Это уже переходит всякие границы!

— Что она на этот раз натворила? — скучающим тоном отозвался архимаг Лантар, не отрываясь от прочтения бумаг, в которые захотел зарыться с головой. — Кстати, сами вчера намекали, что просто жаждете её, цитирую «личного присутствия в стенах нашего учебного заведения». Насколько мне известно, она сегодня это ваше пожелание и выполняет. Лично! А не старательный нелюдь под её личиной.

— Она не просто присутствует, она заявилась на экзамен! — взвился в истошном петушином крике декан боевиков. — И задает вопросы! И даже у некоторых студентов проверила практику!

— Ну, и что? Имеет полное право, как проректор, — и.о. ректора равнодушно пожал плечами, его проблемы Глока волновали все меньше и меньше. — Если вопросы по существу и по уже пройденным темам. Так, скажите, Хеклер, вопросы были по существу?

— Естественно, и достаточно простые, — сквозь зубы процедил магистр, осознавший, что поддержки от куратора «Вышки» он и на сей раз не дождется. — Но в результате, из группы, в которой числится двадцать два человека, только двое сдали на «Отлично». А остальные двадцать оправились на пересдачу! Это же практически вся группа!

— Ого, а здесь еще хоть кто-то учится? — непритворно изумился Риар Лантар, откладывая в сторону прочитанный документ. — Странно, я думал здесь все пришли только за дипломами, мантией и шапочкой, чтобы повесить их в своем кабинете над письменным столом. А что касается Айи, вы сами жаждали её видеть. Вот и увидели. Полегчало?

— Учатся только бюджетники, их тут всего-навсего около двух десятков, — Глок с ненавистью смотрел на спокойного, как валун у подножья Полночной горы, и.о. ректора. — Должен же хоть кто-то потом пойти на обязательную королевскую службу от нашего учебного заведения! А по поводу остальных, Вы правы, они сюда не учиться приехали, а за статусными мантиями! Но королевству от них вреда не будет никакого, работать-то эти «мантии» не собираются по определению!

— Можно подумать, что их кто-то к работе допустит, — злорадно уточнил архимаг, сделав себе пометочку в распухший от дел ежедневник, что для него и курируемых им ведомств диплом «Высшей Школы» равнозначен «волчьему» билету. — Так что Вы от МЕНЯ-то хотите? Я не собираюсь вмешиваться в процесс обучения ваших боевиков!

— Поговорите с госпожой Этори, пусть отменит результаты экзаменов, — уже понимая, что получит отказ, страдальчески воздев руки к и.о. ректору взмолился декан. — И пусть больше на экзамены не ходит… И вообще, нельзя же так со студиозусами!

— Вам не угодишь, Глок, на работу сама не ходит — плохо, стала ходить — еще хуже, — проворчал первый маг Королевства, беря в руки очередной лист с чьими-то неразборчивыми каракулями. Так только целители могли писать. — Вы бы, уж, определились, что ли. Или пусть сидит у себя во флигеле, пока тут за неё доппельгангер отдувается, или она будет проверять глубочайшие, что не донырнешь, знания наших обучаемых!

— Пусть лучше дома сидит! — окончательно сдался несчастный боевик. — Меньше вреда будет. Правда, мне вот любопытно, а на кого тогда в тотализатор ставят? Как я понимаю, на эту нечисть трудолюбивую? Про то, что в кабинете проректора низший демон хозяйничает, кроме нас с Вами никто не знает! А какого он полу, не знаем даже мы!

— Еще Дух Хранитель в курсе, — с издевкой усмехнулся Лантар, сам ставки не делающий и не одобряющий подобные азартные пристрастия у преподавателей, заодно разбивая в дребезги надежды декана на участие в лохотроне. — Так что вообще не советую рисковать, заложит за пару магединиц или просто из вредности, но настучит обязательно!

— Несомненно, мерзавец фантомный и при жизни стукачеством не брезговал, столько своих коллег под магтрибунал подвел, — печально вздохнул магистр Глок, окончательно расставшись с мыслью немного обогатиться за счет пари. — Так я пойду? Пересдачу назначать. Кстати, милорд исполняющий обязанности ректора, а все же я могу надеяться, что госпожа Этори не осчастливит нас своим присутствием на пересдаче и последующих экзаменах?

— Если не проговоритесь ей, что её присутствие нежелательно, то не придет, — Лантар повертел заевшее магперо в пальцах, а потом громко пристукнул им о столешницу. — А вот если ей покажется, что её не жаждут видеть, заявится обязательно. И тогда учебный процесс у нас может изрядно затянуться…

18

Тишина. Больше всего на свете Его Святейшество, Бренидир II, почитал тишину. Ведь только в прекрасном безмолвии можно так остро, так самозабвенно наслаждаться … сокровищами, собранными со всех уголков континента во славу Единого. Не было крепче веры у его самого преданного и истового адепта, чем вера в переливающиеся в горстях золотые монеты, в таинственное мерцание островного «лунного» жемчуга, в ранящее сердце совершенством отполированных граней и изысканностью ковки оружия, украшений, статуй, картин, фолиантов, механизмов… и, безусловно, одаренных. Но только тех, чья сила и дар несли в себе уникальность и могли послужить благим целям Главы Светлого Храма.

Преданный Слуга Пресветлого, а скорее, даров ему полагающихся, в свое время не стал мелочиться и вот уже на протяжении полусотни лет своим постоянным местом обитания застолбил цитадель и прилегающую к центральному Храму Единого обширнейшую территорию. На память хитрый старый лис никогда не жаловался, употребляя укрепляющие отвары и ежедневно упражняясь в ментальной гимнастике. Только он один знал все тайные тропы и ходы и мог беспрепятственно посещать все самые укромные уголки этого храмового лабиринта.

Никто из его прислужников не мог предугадать, в каком заповедном месте этого муравейника возникнет из арки перехода сутулая фигура пронырливого святоши в белоснежной мантии и шелестящим въедливым голосом не начнет вгонять в трепет своих подчиненных. И пришибить рады были бы многие этого всезнающего светлого засра… посланца Единого, но рядом с дряхлой тушкой непременно возникали двое телохранителей из личной когорты Святейшества. А эти до трех не считали, у них лицензия на устранение угрозы прям на груди была нанесена несмываемыми рунами. Поэтому самое умное, что рядовые храмовники могли делать в присутствии своего Пастыря — застыть истуканом и молча изображать раболепие и покорность.

Но не на всех это правило распространялось, были под крылом Бренидира II служители нескольких Орденов, чье мнение иногда учитывалось, а на некоторые нелояльные прегрешения по-отечески мудро закрывались глаза.

— Итак, Ваше Святейшество, подводя предварительные итоги нашей встречи… Вы предлагаете уничтожить Эльхарна Али Грея, — собеседник Главы Святого Престола недовольно поморщился от упоминания имени нелюдя. — Высшего демона, из правящей семьи, второго наследника Владыки Пекла… А Вы отдаете себе отчет, что будет, если у Вас это получится? А это будет прямое нарушение Ангерского договора. Неужели, Вы хотите развязать новую войну с демонами? Мой Орден не станет в этом участвовать, сразу предупреждаю!

— Не будет никакой войны, Леон, — лениво протянул его Святейшество, скрестив скрюченные старческим артритом руки на груди поверх символа Единого Бога, выполненного из крупных кристаллов редчайшего радужного алмерита. Он незаметно поглаживал знак кончиками узловатых пальцев с плоскими желтоватыми ногтями. — Эльхарн просто в какой-то момент исчезнет. Бесследно. И произойдет это на территории тёмных, в Угории. В таком случае, придется Реджинальду VIII самому отдуваться. Наше участие доказать не удастся ни при каких обстоятельствах.

— А Вы уверены, Святейший, что Повелителю Пекла, в принципе, какие-либо доказательства вообще будут нужны? — Глава Ордена Судного дня скривился в нехорошей ухмылке. — Направит пару легионов низших и разнесет для начала Угорию к грыхам, а потом еще пару соседних стран утопит в крови. И скажет, что так и было. А если решит, что это дело «светлых» рук, то начнет охоту прямиком за служителями Святого Престола. А от «ходящих по изнанке» ни за какими стенами не спрячешься!

— Исполнители к нам никакого отношения не имеют, — сухо проронил Бренидир II, сам в душе с содроганием представляя, что будет в случае, если его план провалится, и Темнейший найдет доказательства его причастности к гибели сына. — Вот поэтому, Леон, я привлек парочку наемников из одной широко известной темной секты.

— Ваше Святейшество, ладно, допустим, следов они не оставят и все за собой подотрут, — светлый магистр Леон Форблад с еле заметной насмешкой глянул на недовольно поджавшего губы Пастыря. — Но как Вы планируете убить младшего наследника? Как показывает практика последней войны, чтобы уничтожить Высшего, даже не из Правящей семьи, потребовались усилия сразу пятерых архимагов, вооруженных накопителями по две тысячи магединиц каждый, при этом, как минимум, троих из них умирающий демон забрал с собой за грань. А также следует вспомнить и еще про один скромный артефакт — «отсекатель», который не давал нелюдю возможности сбежать в изнанку! А все подобные «отсекатели» мы, по тому же мирному Ангерскому договору, передали Владыке!

— А если окажется, что не все? Вдруг, один у нас случайно завалялся где-то в хранилище? — вкрадчиво протянул Святейший. — Совершенно случайно. И, благодаря этой случайности, сбежать в изнанку Эльхарн не сможет! И теневой портал построить тоже!

— Ну, да, ну, да, а ему и сбегать не обязательно, — скептически хмыкнул его недоверчивый оппонент. — Он и так нападавших прихлопнет. Кстати, а где найти пять архимагов-смертников? И прикрыть их исчезновение в случае несомненной гибели… Поверьте, как только демон почувствует рядом с собой мага-боевика, а он его почует обязательно, он сразу же активирует всю свою защиту. А у него «кокон» единиц на пятьсот, если не больше. Долго ломать придется. А еще он при этом будет огрызаться. Сколько у него там резерв? Единиц на сто? Хотя… он же из Правящей семьи, там сто тридцать — сто пятьдесят. Шесть огнешаров по двадцать единиц одномоментно? Вполне хватит с парой-тройкой архимагов разобраться, даже не сильно напрягаясь!

— «Это ты еще про его связку с девчонкой не знаешь», — злорадно подумал Святейший, не собираясь пока делиться с орденцами своей информацией. — «Так что, если что-то пойдет не так, то будет не шесть зарядов, а штук восемнадцать, причем, не сильно напрягаясь», — но вслух сказал. — А если у Эльхарна не будет возможности сразу атаковать? А потом и вовсе станет не до нападения?

— И что может ему помешать? — орденец недоверчиво посмотрел на кровожадного старика. — Как только он почувствует нападающего мага и активирует защиту, он будет готов атаковать сразу. А плохой реакцией демоны никогда не страдали!

— А кто сказал, что атаковать Али Грея будет маг? — Слуга Единого посмотрел на фанатика своими выцветшими до блеклости глазами, в которых на мгновение отразился красный отблеск алой мантии Форблада. — Это будет обычный человек. Поэтому Высший ничего и не почувствует до начала атаки. Нет, он её отобьёт, разумеется. И защиту поставить успеет, но вот контратаковать — уже нет!

— А поподробнее? — магистр Форблад нахмурился и поплотнее запахнул свою кровавую накидку. В обычное время он предпочитал не выделяться и носил серое одеяние рядовых «судей». Но старик настаивал на статусности при посещении Храма, и Леон был вынужден полыхать посреди белоснежного пространства приемной Светлейшего, как гребаный огненный феникс в брачный период. — Если всё так просто, почему же мы проиграли ту войну? Сказки можно в летописях писать, но мы-то, избранные служители Единого, знаем, что демоны при желании весь континент могли в пыль растереть! И то, что тогда их Владыка предложил заключить мир, стало благом именно для нас!

— Мир тогда демоны предложили исключительно потому, что, на самом деле, им наши человеческие государства и на грыхов хвост не упали, — хладнокровно выдал настоящую подоплеку событий Глава Святого Престола. — Им и у себя в Адских пределах неплохо, ходи в другие миры через изнанку или осваивай новые источники на трех континентах. А к нам заглядывает, в основном, молодняк, поразвлекаться. И вот терять Высших по глупости Владыке не хотелось. Их у него всего две или три сотни. Мы же тогда, аж, целых пятнадцать Первородных положили! В ответ на девять городов, полностью уничтоженных вместе с населением. Поэтому и этот жалкий мирный договор мы с радостью подписали!

— Так все же, Отче, как ваши люди собираются уничтожить темного, да еще таким способом, чтобы никто и ничего не понял? — Глава Ордена сдаваться не собирался, понимая, что его Святейшество не договаривает что-то важное. — Предположим, ваш человек подобрался достаточно близко к нелюдю и активировал «отсекатель». Но перед ним демон в защитном «коконе» на пять сотен единиц, готовый к атаке?

— А кроме «отсекателя» наш человек задействует еще и «каскад Нобиля» вместе с «поглотителем Анцифируса», — раскрыл свои козыри Бренидир II. — Обученному наемнику под силу активировать сразу три этих артефакта.

— И все эти три «презента» — вне закона в обоих мирах, — магистр похолодел от раскрывшихся перед ним перспектив. — Но это же, однозначно, война! Согласен, у Высшего при таком раскладе шансов выжить практически нет. «Отсекатель» не даст ему уйти, «Каскад» сплошным огнем заставит постоянно поддерживать защиту в местах атаки, а «Анциферус» начнет тянуть энергию из его кокона, пока не вытянет её всю… И демон останется без защиты, после чего ему хватит и простейшего огнешара. Только где взять накопитель такой мощности? Несколько накопителей, соединенных последовательно, не подойдут, — пока они будут «переключатся», темный успеет порвать связь с «Нобилем». А мощности надо не менее трех тысяч единиц…

— «А шести не хочешь, недоумок», — снова окрысился про себя Его Святейшество, на сморщенном от старости лице которого не дрогнул ни один дряблый мускул. — «Половина из которых на тот случай, если нам не удастся отсечь поток энергии от магички, и она успеет отдать Эльхарну свою силу. А у неё в резерве может оказаться около двух тысяч единиц!»

— Хорошо, но тогда еще один вопрос, — Леон задумчивым взглядом изучал постную физиономию Святого Отца. — Если Вы не собираетесь развязывать войну с Нижним миром, зачем в этом случае убивать Али Грея? Для чего он Вам понадобился? И сразу второй вопрос, почему Вы хотите привлечь наш Орден? Как я понимаю, Вы и без нас отлично все спланировали. А я вовсе не горю желанием опрометчиво совать голову в пасть к отродьям Бездны!

— Сам Эльхарн нам не нужен, — тяжело вздохнул Святейший и снова затеребил пропитанные магией кристаллы. — И, поверьте, магистр, если этого можно было избежать, мы бы никогда не стали покушаться на Высшего демона, тем более, на Второго наследника Владыки. Нам нужна только девушка, к которой он «привязан». Очень нужна. А пока она в связке с Эльхарном, мы до неё не доберемся. И даже если и доберемся, то толку всё равно не будет. Поэтому, единственный способ её получить — это разорвать её привязку к Али Грею. Точнее, его к ней. И единственный способ это провернуть — это уничтожить демона.

— Ну, и чем так ценна эта девица?! — в глазах Главы Ордена так и свозило недоверие к словам Его Святейшества. — И причем тут Орден Судного дня? Что от Вам понадобилось от «судей»?

— Начну со второй части вопроса, — старый интриган недовольно нахмурился. Следовало бы поставить зарвавшегося служителя на место, но, еще не время. — От вас, «судей», надо, чтобы после уничтожения ее привязки вы девчонку спрятали в своем Гнезде Ворона. Ваша крепость — это единственное место на всем континенте, куда демонам вход заказан. А вот причина, по которой мы с Вами будем действовать сообща… Видите ли, мой верный «судья», эта девушка — прямой потомок лаургов. Да-да! Не упадите на пол от радости! Именно, лаургов, которых ваш доблестный орден как раз и искореняет уже поди как три тысячи лет. Правда, за всё это время, как мне помнится, так ни одного и нашли. Да, Глава? А тут такой подарок! Правда, сжечь на костре я её не дам, и не сводите брови домиком, она слишком важна. Но, вот, сделать почетной пленницей — вполне! Чисто номинально. Общаться с ней буду только я и еще пара моих доверенных лиц. А Вы войдете в историю, как первый магистр Ордена Судного дня, победивший настоящего лаурга.

* * *

Под чайным столиком что-то деловито зашуршало, послышался топот маленьких копытец, короткая перебранка между кобольдами, и на стул ловко запрыгнула распушившаяся домовушка.

— Госпожа Айя, госпожа, я Вам отварчику успокоительного приготовила! — из-под стула высунулась любопытная мордочка ее супруга и усиленно закивала длинным рыльцем в знак поддержки. — И пирожных приготовила. Вку-у-сных! С кремом! Очень способствуют душевному успокоению и состоянию умиротворения у человеков!

— О-оу, а так заметно, что я нервничаю? — удивилась Айя, снимая поднадоевшую ей за день мантию магистра и прикидывая, чтобы ей надеть удобное на предстоящую встречу с чешуйчатым. — Так, зачем мне отварчик, да еще и успокоительный? Я вроде спокойная, как удав после пережора. И вообще, день-то удался! Целую группу боевиков завалила! Завтра надо еще сходить. У пары курсов экзамены принять с тем же успехом. Они еще пожалеют, что меня сделали проректором без моего на то согласия! Так что я ни капельки не нервничаю! Я очень даже довольна жизнью и собой!

— Сейчас, как раз, и начнете, — черный «шарик» с большими глазками грустно улыбнулась и потеребила белый аккуратный передничек, непонятно каким чудесным образом державшийся на абсолютно круглом пузике. — Там Хозяин Эльхарн Вам горничную-камеристку притянул, пока Вы на работе были. Тоже из наших, из низших. Только специализация у неё другая, она прически делает, маникюр, массаж, помогает одеваться и раздеваться. И у неё даже имя есть, — завистливо вздохнула домовушка.

— Имя у неё говоришь, есть, — магисса сощурила глаза, продумывая планы мести хвостатому, превратившему их флигель в общежитие для нечисти. — И у тебя сейчас будет! А вот хвоста и головы кто-то точно сегодня лишится! Так, моя хорошая, что нужно для того, что бы тебя обозвать, ой, поименовать, то есть наречь? Есть ли какой-то ритуал на этот случай?

— Нет, надо просто сказать «нарекаю это создание Тьмы…», а потом имя произнести, — домовушка растеряно посмотрела на хозяйку, навострив ушки и сложив ручки на пузике. — А так нет никакого особого ритуала. Это у Первородных с именами какие то заморочки, особенно со вторыми.

— Нарекаю тебя, создание Тьмы, Нокси, в честь Богини Ночи! — торжественно произнесла Айя, протянув к стоящей по стойке смирно и взъерошенной от волнения нечисти руку и погладив ее по голове. — Да будет! Хорошо, Нокси, зови теперь сюда своего супруга, его тоже обозвать надо! А то, видишь ли, Дёма таскает сюда нелегалов из Нижнего, да еще и с именами, а у меня домовые безымянными по комнатам ныкаются. Непорядок, однако!

— Ох, ты ж, Тьма моя мать, у меня теперь имя есть! Настоящее! — радостная нечисть чуть ли не в пляс пустилась, но запуталась в коротеньких ножках и совершенно счастливая рухнула на руки к подоспевшему мужу. — Меня теперь Нокси кличут! Я теперь полноценная домовая! Эх, силушки прибавилось! Мне теперь по ночам будет особенно легко Ваши задания выполнять…

— Хмм, знала бы, что для вас это имеет такое значение, давно бы клички, ой, имена придумала, — задумчиво пробормотала Айя, наскоро приглаживая ладонями встопорщившееся на затылке волосы. Действительно, она всем своим резервом почувствовала, как ночное божество приняла ее выбор имени. — Так, а тебя, мой славный, обзову, то есть нареку … Дис… соответственно, в честь Бога Дня. Точно! Будет у меня домовой Дис и домовушка — Нокси.

— А мне тоже нравится, — донеслось откуда из-под столика, куда парочка укатилась совещаться и шебаршить. Через пару минут на свет магшаров вылез домовой со слезами на глазах. Айя ахнула и подхватила растроганное существо на руки. — И у меня… чмыхх… имя есть! Я теперь тоже полноценный! Ой, спасибо, Хозяюшка! Да мы теперь для Вас всё, что угодно сделаем! Ой, радость то какая, у нас теперича имена есть! Так что же для Вас сделать?

— Хвост моему приятелю Элечке оторвите по самое не могу, — мрачно произнесла Айя, спуская с рук пошатывающегося от эмоциональной нестабильности кобольда, и решила срочно переобуть туфли на каблуках на удобные лодочки. — Чтобы не таскал сюда разных там горничных без моего ведома! Эй, Дис, ты чего такой обалдевший стоишь? Да, я пошутила, не пугайся, я Эльхарну хвост сама оттяпаю. Лично! Это моя прерогатива, этому… этому… слов нет, кому! Хвост купировать!

— Ну, что вы все бесхвостые к моей любимой конечности прицепились, как будто у меня других частей тела нет, — недовольно проворчал Эльхарн, входя в комнату, и поперхнулся, когда до него дошло, что именно он сказал. — В общем, не надо меня калечить! Требую сохранения целостности физических границ моего тела! И суверенитета в рамках этих границ! А камеристка тебе нужна, мелкая. Ходишь непонятно с чем на голове. А Энжи — настоящий мастер своего дела! Я её у своей любимой мамочки умыкнул… То есть переманил к тебе на службу. А то мамочка совсем расслабилась, даже поводок на неё не накинула. Грех было не воспользоваться моментом и не увести такое сокровище!

— Показывай немедленно, где это твоё сокровище? — девушка вопросительно подняла бровь. — Вот пусть и продемонстрирует свои таланты на мне, а то я на свидание к змеелюду опаздываю.

— Ээээ, знаешь, она еще не пришла в себя от …счастья, — Высший заискивающе заморгал бесстыжими темными глазенками, подкрадываясь мелкими шагами к Айе и приобнимая ее за талию. Но девушка решительно выкрутилась из его рук и отправилась к распахнутому шкафу. — Давай, я тебя сейчас сам причешу. А вот когда мы вернемся, я вас и познакомлю! Она как раз переполнится радостью служения тебе!

В ответ мелкая лишь отрицательно потрясла блондинистой шевелюрой и скрылась в спальне.

— Хозяин, а камеристку покормить надо, пока Вас не будет? — робко спросила заботливая домовушка и тут же не преминула похвастаться. — А у нас двоих теперь имена есть! Меня Нокси зовут. А моего мужа — Дис!

— Приятно познакомиться, Эльхарн, — машинально отозвался демон, о чем-то лихорадочно размышляя. Внезапно он протянул руку, сгреб пискнувшую Нокси и, склонившись к самому ее мохнатому уху, едва слышно прошептал. — Только не развязывайте её, с ложечки кормите, а то сбежит еще, лови её потом по всей Школе.

— Я готова! Пойдем, что ли, не уверена, что полуящер будет долго нас ждать, — Айя, одетая в платье «никакого» цвета, встала рядом с хмыкнувшим при ее виде Эльхарном. — Надеюсь, обучение не затянется. А то я устала сегодня. Оказывается, работать самой это так интересно, но столь же утомительно! Хорошо еще, что у меня Лирг для повседневной деятельности есть! И что бы я без него делала? Сама бы на работу ходила? С трудом верится! Открывай портал, Элька, не тяни!

* * *

— Эльхарн Али Грей…ты…ты… сссуч… сыночек! — не успели демон со своей подопечной материализоваться в одной их роскошных гостиных дворца Его Темнейшества, как на них фурией налетела взбешенная Марисса.

От шлейфа ее золотистого платья, с вышитыми алыми рубинами языками пламени по подолу и лифу, тянулся широкий дымный след, а на висках отчетливо проступили кривые шипы. Помесь джинна с василиском была готова перевоплотиться в одну из своих ипостасей, благо, чисто по-женски, еще не решила, какая ей будет к лицу. Поэтому и демонстрировала признаки обеих сущностей. От ее воплей огромная кованная люстра на три сотни магшаров, заключенных в горный хрусталь, жалобно тренькнула. Но разъяренная мамаша лишь взяла на полоктавы ниже.

— А ну быстро верни мне мою камеристку, наглец! Ты совсем охамел, сыночек? Точно весь в своего отца — море наглости и ни капли совести! И это — не комплимент!

— Для меня, несомненно, комплимент, я все же демон, — «папина гордость» приосанился, раздвинул немаленькие плечи и… сделал изумленное лицо. — А у тебя что, мам, есть камеристка? В самом деле? Незаметно. Мам, я всегда думал, что ты сама и причесываешься, и одеваешься. Поэтому и выглядишь как… настоящая Повелительница Тьмы! Не беря во внимание то утро после пьяной оргии по случаю твоего пятисотлетия…

— Айя, детка, ну, хоть ты ему скажи, пусть вернет мне мою служанку! — жалобно попросила супруга Владыки у зачарованно наблюдающей за этой сценой девушки. — Скажи ты этому балбесу, что нехорошо воровать чужую нечисть!

— Эльхарн, чужую нечисть воровать нехорошо, — послушно повторила Айя, раздумывая, каким из известных ей наиболее мучительных способов лучше оторвать своему фамильяру … — И немедленно верни маме камеристку! Госпожа Марисса, я все правильно сказала? Ничего не перепутала?

— Еще одна острячка-самоучка! — та злобно посмотрела теперь уже на маленькую человечку, едва доходившую статной Мариссе до плеча. — Что, недотрога, понравилась моя камеристка? А давай я тебе другую подберу? А то я к этой уже привыкла! Договорились? Ты мне вернешь Энжи, а я тебе вручу кого-нибудь ещё!

— Да, я Вашу камеристку в глаза ни разу не видела! — девушка равнодушно пожала плечами и украдкой скосила глаза на откровенно развлекающегося ситуацией демона. — И вовсе не нужна мне служанка! Одежда у меня такая, что я и сама легко одеваюсь, а причесывать мне в последнее время особо нечего и некуда. В крайнем случае Эльхарнчика привлеку. Правда, фамильярчик ты мой, временно живой?

— А ведь не врет же, девка, и правду не видела, — прошептала про себя расстроенная тёмная. — Эх, плакала моя Энжи горючими слезами!

— А почему сразу плакала, может, радостно смеялась? — самым своим пакостным тоном уточнил демон у раздосадованной матери. — Кстати, что за наезды, Величайшая? Это у кого я нечисть украл? Насколько я помню, если берешь себе низшего в услужение, то ставишь на него свою метку принадлежности. Вот, у меня парочка домовых есть — оба меченые. И их больше никто не сворует, проще вольного поймать. А какая метка на твоей, этой, как ты её назвала? Энжи?

— Не было на ней никакой метки! — заорала Марисса и стремглав выскочила из комнаты, покрываясь иглами так плотно, что они практически разорвали на клочки ее наряд. Она поняла, что Эльхарн прав, и по их законам Энжи является собственностью любого Высшего, который её поймает. Ее визгливый голос донесся с конца коридора. — Не мечу я свою нечисть! Хотя бы потому, что ни у кого, кроме тебя, поганец, до сих пор не хватало наглости у меня её угнать!

— А я вот такой, единственный и неповторимый! — «мамина радость» обвел внимательным взглядом гостиную, но ничего достойного экспроприации не увидел. Даже в баре было оглушающе пусто. — Так, похоже нас здесь действительно ждали. Даже вино припрятали. Хотя вон там вижу симпатичные каминные щипцы. Айка, нам инструмент для растопки нужен?

— Нет, не нужен! — Айя встала из кресла, где до этого успела уютно устроится, и поздоровалась с вошедшим в комнату полуящером. — Здравствуйте, господин Торн. Мы явились, как вы и просили. Где мы с Вами будем заниматься?

— Прям-мо с-с-д-д-е-с-сь, деф-фач-чка, — змеелюд странно пришепетывал и растягивал звуки, пока не планируя раскрываться перед Айей. — А мол-ло-одо-ой чшел-лов-ве-ек-к пойдет-т в друг-гую ком-мн-нат-ту!

— Уже ухожу! — ее сопровождающий несомненно обрадовался возможности безнаказанно пошляться по родительскому дворцу и моментально скрылся за дверью. — Айка, я тебе чего-нибудь интересненькое сейчас найду! И принесу. Сразу домой, причем! С доставкой курьером, так сказать!

— Что мне надо делать? — Айя махнула с досады рукой и внимательно посмотрела своего учителя. — Мы будем изучать теорию или сразу перейдем к практике?

— Для нач-чала ты будеш-ш-шь сп-па-ат-ть, дитя, — змеелюд сделал пасс в сторону девушки, и она обмякла в кресле. — А я тебя учить. Теорию, практику ей подавай! Любят людские маги всё усложнять. А гипнотическое воздействие на что? И проще, и надежнее. По крайней мере, запоминается всё без ошибок! Ладно, настраиваемся, сейчас буду учить человеческого детеныша разделять магию на потоки.

19

Погода за окном «радовала» заключенных унылой школьной обители первым сентябрьским снежком, бодро трусившим на понурые плечи студентов и «антиосадочные» щиты преподавателей, спешащих приобщиться с утреца к неиссякаемому источнику знаний. Порыв Айи влиться в этот несмелый ручеек будущих и нынешних магистров прервало появление в ее комнате настойчиво жаждущего её внимания архимага, которому она накануне выдала разовый допуск. Это сопровождалось искренней обидой куратора «Вышки» и его угрозами «прикрыть грыхову лавочку».

— Присаживайтесь, Ваше Превосходительство, — магисса со вздохом разочарования махнула в сторону заставленного мебелью пространства. Ее трудовой энтузиазм был вынужден притормозить в самом начале дня. А ведь это достаточно хрупкая материя, только отвлекись на всяких там настырных начальников, как, бац, и нету больше этого необычайно редкого настроя поработать. — В ногах правды нет. Нокси, принеси нам чай, пожалуйста.

— Айя, я вот о чем с тобой хотел поговорить, — Риар Лантар присмотрелся к антикварному креслу явно из запасников королевского дворца. Только какого государства? — Тебе обязательно сегодня лично идти на экзамены у зельеваров и боевиков со второго потока? Может, отдохнешь? С недельку? А то вид у тебя какой-то замученный.

— Ни-за-что! Я как раз планирую сегодня проверить уровень знаний именно этих двух групп! — и проректор «Вышки», хищно улыбнувшись вздрогнувшему архимагу, мстительно добавила. — Вы же сами говорили, милорд, что мне надо почаще появляться на рабочем месте собственнолично! Хотя непонятно, чем Вас мой помощник Лирг не устраивает? Работает себе неспеша, планы проверяет, за дисциплиной среди учащихся по мере сил следит, никуда не лезет…

— Значит, все-таки «он», — задумчиво протянул и.о. ректора и пояснил, уловив вопросительный взгляд магиссы Этори. — Не обращай внимание, это мы просто с магистром Глоком гадали, кто из низших вместо тебя кабинет проректора занимает — демон или демонесса. Все же, мальчик! Но это мелочи, и лично меня исполнительная нечисть в твоей роли вполне устраивает. Это нашего Глока заклинило, но он уже раскаялся! И уже не единожды!

— Нет, по всем признакам, он еще не полностью осознал, — Айя мечтательно улыбнулась, приложив ладошку к щеке. Только мрачный тон ее слов разбивал эту наивную картинку с маленькой доброй мечтательницей. — Вот когда его любимая группа будет промежуточный экзамен в пятый раз пересдавать, тогда он раскается окончательно. А когда деся-я-ятый, тогда я точно поверю в его искренность! Может быть… Между прочим, Вы в курсе, что эти ваши будущие магистры элементарных вещей не знают? Как они академии-то свои закончить ухитрились?

— Примерно так же, как планируют закончить и нашу Высшую Школу, — прикрыв левый глаз с дергающимся верхним веком, ответил первый архимаг Угории, доставая из рукава своей мантии тяжелый мешочек. В этот момент он напоминал не мага, а барыгу с Теневого рынка. — Вот, считай. Здесь ровно две тысячи золотых монет. Точнее, сто монет, на остальную сумму — драгоценные камни. Не сомневайся, они не фальшивые, я их лично проверил на подлинность.

— А, собственно говоря, что это такое? — ее светловолосая головка с интересом склонилась над раскрытым мешочком, но брать подношение в руки девушка не торопилась. — Это моё жалование за отработанный месяц? Так многовато будет… За год?… А-а, догадалась, это Вы мне еще и премию за ударную работу выписали наперед!

— Нет, моя девочка, не угадала. Это ответы на пока незаданные тобой вопросы на сегодняшнем экзамене у зельеваров, — Лантар тяжело вздохнул, понимая, что Айя открытым текстом потешается над ним, затем потуже завязал подношение и кинул его на столик рядом с выставленными чашками и тарелочкой с пирожными. — По сто золотых с каждого из двадцати экзаменующихся. И двое решили сдавать самостоятельно. Впрочем, это бюджетники, и они действительно учатся на совесть, поскольку денег у них все равно нет! Так что, они правильно ответили на вопросы?

— Вполне… мне кажется, что они достаточно основательно изучили предмет, — Айя с трудом сдерживала усмешку, уже решив для себя, что деньги пустит на повышенную стипендию для небогатых учащихся. Будет им дополнительный стимул для усиленной учебы. А чтобы не было поводов обвинить ее в вымогательстве денег, заставит Лантара официальным приказом провести это решение по бухгалтерии. — Хорошо, милорд архимаг, напишу я Вам вопросы, которые сегодня на экзаменах задаст от моего имени Лирг. Их-то всего три и самых элементарных! Надеюсь, выучить хоть пару страничек из учебника наши взяточники в состоянии?

— И договоримся, что этот твой ушлый помощничек под твоей личиной не будет препятствовать, если наши… хм… филантропы воспользуются шпаргалками, — быстро добавил архимаг, вполне обоснованно сомневающийся, что его подопечные способны даже на такой подвиг. — Заранее соглашусь, шпоры должны быть написаны собственноручно, а не выдраны из учебника! Может, хоть что то запомнят, когда переписывать будут.

— Итак, с зельеварами разобрались, что там со второй группой боевиков? — деловито уточнила магисса, одной рукой быстро набрасывая вопросы для экзамена, другой запихивая в себя десерт. — Эти так просто не отделаются. Я же у них еще и практику построения щитов проверяю. Как же они забавно по аудитории летают! Загляденье! От самого простейшего заклинания «воздушного молота» второго порядка.

— Прогнозируемо, Айя, все об этом наслышаны от предыдущей группы «лётчиков», — Риар Лантар движением фокусника с праздничной ярмарки вытащил еще один мешочек, который брякнулся рядом с собратом, издав звон гораздо увесистее. — В этом — четыре тысячи. По сто за теорию, и по сто за практику. Вопросики тоже записать не забудь. Кстати, а этот твой низший ничего по ходу не перепутает?

— А с чего Вы взяли, что Лирг — низший демон? — «головная боль» и.о. ректора отрешенно сканировала взглядом мешочки с золотыми монетами и драгоценными камнями, прикидывая, на что, кроме именной стипендии старательным школярам, их потратит. — Вообще-то, он из Высших, только род опальный. Они то ли отлученные, то ли низверженые, я точно не поняла, это надо у Эльхарна спросить.

— Надо — спрашивай! — из темного провала в стене вывалился злющий демон, с двумя увесистыми плетеными корзинами в руках и чем-то звучно гремящим сзади. — Привет, Лантар! Какими судьбами? Решил к нам на этаж переселиться, чтобы поближе к подчиненным быть? Нет? Ну, и славно! Меньше народу, меньше очереди в туалет по утрам. Айя, малышка, помоги своему пострадавшему Эльхарнчику, а то я сам не дотягиваюсь, — на столе перед девушкой, сдвинув вбок тарелки и чашки, оказался черный хвостище, унизанный парой устрашающего вида железяк в виде сомкнутых зубастых полуколец. Демон, видя ее недоумение, трагическим голосом простонал. — Сними же, благодетельница наша, эту гадость проржавевшую с моего демонического достоинства! Давай, быстрее отмирай! Там сбоку рычажок, его надо отвести в сторону и разжать дуги! Только руки береги, там пружина мощная, как бы не сорвалась.

— Оо-оу, Дёма, а это, вообще, что за пакость? — Айя под ошарашенным взглядом архимага выполнила инструкции стенающего от унижения демона и отцепила железки с обрывками цепей от пострадавшей конечности Эльхарна. — Ты где таких репьев нацеплял?

— Это, мелкая, мой собственный родитель, грыхову бабушку ему в постель, охранку своего дворца усовершенствовал! — зло прошипел Высший, осматривая свой хвост на предмет повреждений. Регенерация тёмного моментально затянула глубокие раны, но не в сердце, уязвленном таким подлым коварством ближайшего родственника. Али Грей, побаюкав, как младенца, перекинул раненную конечность через плечо. Выглядело это до того потешно, что его подопечная, не сдержавшись, звонко захохотала. — Волчьих капканов понаставил, затейник! Понял, что его магическую защиту я ломаю на раз, ну, и вот, исхитрился, изверг! Я чуть было без моей прелести не остался!

— Ему это усовершенствование сильно помогло? — пришедший в себя архимаг тоже едва сдерживал смех, глядя на попытки демона рассмотреть хотя бы шрамик на абсолютно здоровом отростке. Это ж как надо темному себя любимого обожать… — Судя по тому, что руки у тебя заняты — не очень.

— Не помогло, меня капканами не остановишь, — хмуро согласился с архимагом Эльхарн, выпуская хвост на свободу, а затем доставая из большой корзины запыленную бутылку с коллекционным вином и привычным жестом срывая сургуч вместе с пробкой. — Накатим с утра за моральный ущерб? Молодое эльфийское, двухсотлетней выдержки. И не смотри на меня, Ай, как «ЯжеМать», не сопьюсь! У Высших к пьянству иммунитет врожденный, а у архимага опыт, который, как он утверждает, не пропьешь. Айя, тебе же не предлагаю, ты — девочка, и, в принципе, тебе, как должностному лицу, ещё экзамены сегодня принимать!

— Неа, я их уже с утра приняла, — девушка закатила глаза, выражая свое отношение к выходке Эля. Затем вызвала домовушку, которая по привычке вкарабкалась на стульчик, чтобы быть повыше. — Нокси, золотце, принеси бокалы и что-нибудь на закуску этим двоим. Ты еще не завтракал, Дём? Нет? Мясную нарезку для мужчин — обязательно. И побольше. Судя по размеру корзинок и перезвону, твой Хозяин далеко не одну бутылку притащил.

— Вот еще, мне что, прикажешь каждый раз бегать? — демон разлил ароматную слезу эльфийской лозы по подставленным емкостям и продолжил ворчливо. — Давно же известно, отправь дурака за бутылкой, он, и правда, одну принесет. Я дюжину уволок. Между делом, Айчик мой, надо с них очень аккуратно этикетки отклеить, так, чтобы ни одну не повредить. Нокси, справится?

— Справится, разумеется, — ответила Айя за проворную нечисть и подозрительно посмотрела на Эльхарна. — Дё-о-ома, ты что опять затеваешь, охламон покусанный?

— Ничего особенного, так, мелочи, — издевательски фыркнул демон, смакуя элитное эльфийское. — Надо же папеньке спасибо за капканы сказать. А тут к нему скоро делегация темных эльфов должна на переговоры пожаловать… И эти «зайчики» только свое пойло предпочитают. Вот я этикеточки от этого вина на орочью косорыловку и переклею. Да пару травок для отбивки запаха закину. И будет всем им радость. Жаль, я этого не увижу.

* * *

На третьи сутки бешенной скачки, Лайк наконец достиг границ территории одного из «волчатников» Братства, где в скальном укрытии у него должна была состояться встреча со Старейшиной, братом Миро.

— Что ты забыл в Обители, ловец? — иссохшая мумия некогда могучего брата-охотника, тем не менее сохранившая величественную осанку, восседала в высоком деревянном кресле с резными подлокотниками и спинкой. Несуразность этому реликту придавал низкий рокочущий голос, так не вязавшийся с жалким подобием человека. Глаза, затянутые белесой пленкой, безошибочно нашли взгляд молодого мужчины и впились в него мертвой хваткой. — Зачем ты, брат Рико, вернулся раньше указанного тебе срока?

— Мне нужна помощь общины, Старейший, — ловец смиренно склонил голову в низком поклоне, даже не сомневаясь, что старик, несмотря на слепоту, точно знает, что он делает. — Я дал обещание, которое не могу не выполнить. Мне нужно найти родителей… одной девушки…

— И почему я чую, как от тебя так и разит любовной связью, — недовольно пророкотал старец, ни разу не шевельнувшись за время разговора. — Неужели сам не чувствуешь, ловец? И тебя не коробит, что тебя привязали, как мальчишку, и теперь используют на побегушках?

— Она меня не привязывала, брат Миро, — тоскливо протянул Лайк сквозь зубы, не смея поднять глаза на патриарха Братства. Он ненавидел себя за эти жалкие оправдания, но долг перед Айей душил его не меньше, чем тварь под кожей, почуявшая своего древнего создателя. — Это вышло случайно. Она была моим заданием, я утянул её в портал, а у неё в привязке оказался Высший демон, который прыгнул следом за нами. И мы сплелись все трое. Но я бы её просьбу выполнил даже без привязки! Очень, уж, она… необыкновенная!

— Если у неё Высший демон на поводке, то, конечно, ее уникальность не подлежит сомнению, — язвительно бросил Старейшина. — Обычные девушки в Пекло даже случайно не забредают. А чем же она еще так поразила тебя, брат?

— В ней кровь трех рас, кроме человеческой, еще и эльфийская, и сирен, — охотник незаметно выдохнул с облегчением. Если его сразу не выгнали взашей, то есть надежда получить хотя бы совет, заинтересовав старшего. Поэтому он, помедлив, добавил. — А еще её признали огнегривые… Но это могло случиться из-за её связи с Эльхарном Али Греем.

— Не могло! Исключено! — желчно гаркнул старик, прикрыв свои бельма полупрозрачными от старости веками. — Плохо вас, молодежь, учить стали. Огнегривые — дикие создания и подчиняются только в том случае, если в носителе есть хоть капля демонической составляющей. Значит, в родне этой девушки еще и демоны… Причем, неважно, в каком поколении, их наследие очень сильно. Оно и в десятом по счету наследнике проявиться может. Хорошо, ловец, ты принес важные сведения… что ты хочешь взамен от Обители, если мы все же решим тебе помочь?

— Разрешение поработать с архивами, Старейший, — Лайк затаил дыхание, ожидая немедленного и безапелляционного отказа. — Я хочу узнать, в каких человеческих родах могла проявиться кровь сирен.

— А ты не безнадежен, молодой брат Рико, — неожиданно одобрительно произнес старец, снова приоткрывая глаза и насмешливо раздувая усохшие ноздри. — По крайней мере, ты умеешь думать. Действительно, кровь сирен — это зацепка. Правда, слабенькая. Мало ли где они успели потомство оставить! Тем более, что последних из них истребили не так давно, всего лет шестьсот назад. Кстати сказать, мы в этом тоже приняли деятельное участие!

— Её предок был из Примариев, — почти беззвучно прошептал ловец, бессовестно пользуясь информацией из подслушанного разговора между Лантаром и представителем клана «видящих». Его «жучки» приносят несомненную пользу. Может, открыть на пенсии производство… эхх, если доживем. — И остальные предки — тоже все из Первородных. Это точные данные, так как кровь определял «видящий», причем, не из последних.

— А вот это уже очень даже серьезно, и сильно сужает круг поисков, — брат Миро надолго о чем-то задумался в своей неподвижности. У Лайка уже ноги затекли стоять, когда древний отмер и заговорил вновь. — Примариев среди сирен было всего три клана. И селились они очень компактно. Допустим, ты получишь доступ в архивы Обители. Но! Ты за это должен будешь нам еще одну услугу. Какую, пока не скажу. Обещание скрепишь клятвой на крови. И кроме того, ты будешь ставить меня в известность обо всем, что узнаешь из свитков. Если согласен, протяни руку для принесения клятвы! Молодец, мальчик, ты научился терпеть боль. А я помню, как подселял тебе моего Стража… Что ж, архив в твоем полном распоряжении.

* * *

Багровые отблески пламени в камине рассыпались по стенам рабочего кабинета Владыки. Опустевший стол проводил своего хозяина грустной кипой непрочтенной корреспонденции, которую подготовили расторопные секретари. Срочные дела на сегодняшний день были решены, и настало время более важных разговоров. О семье и близком к ней круге.

— Рассказывай скорей, как идет обучение человечки? — Даркхарн вольготно расположился в любимом кресле напротив змеелюда. — У неё хоть что-нибудь получается?

— Вечером посмотрим, я же только вчера вкачал ей приличную порцию знаний, — Торн расслабленно пялился на языки пламени, пытаясь усмотреть за ними снующих раскаленных саламандр, далеких, так сказать, его родственников. Его змеиные зрачки то сужались, то расширялись, гипнотизируя огонь, который вскоре стал также мерно вспыхивать в такт его дыханию. — И если она человечка пусть даже наполовину, то я синий морской кит.

— Хм, а кто же она тогда? — впрочем, задавая свой вопрос, Владыка Пекла не очень удивился, видимо, подозревал что-то в этом роде. — Полагаешь, друг, там всё сложно… А я сразу о этом подумал, когда только её увидел впервые. Решил морские сирены не испортят дело… Поэтому и привязал к ней Эльхарна. Будет очень интересно, если это племя морских получится возродить. Кровь-то у нас, демонов, с ними схожая.

— Подозреваю, Дарк, она наполовину лаург, — чешуйчатый покачал головой из стороны в сторону, и пламя послушно закивало в ответ. — Это нигде и никогда не афишировалось, но аура у лаургов идентична человеческой. Точнее, это у человеков аура идентична ауре лаургов! Что наводит на подозрение, что люди как раз и являются их побочной ветвью развития. Причем, бракованной. Ничего хорошего они от лаургов не взяли, кроме способности выживать в любых условиях.

— Эти вопросы, пожалуй, стоит задать нашим ученым, — пришла пора задуматься уже Повелителю. — Но тогда возникает другой вопрос, откуда в Верхнем мире взялся лаург? Они же покинули наше измерение три тысячелетия назад! Как раз из-за того, что люди принялись их активно истреблять. Ты определил, с какой стороны у Айи лаурги — матери или отца?

— Отца, разумеется, мать-лаурга в Верхнем мире — это точно из области сказок, — Торн отвернулся от камина, наигравшись с огненными собратьями. — Они же, как и некоторые из вас, «ходящие по изнанке». Теоретически возможно, что какой-то молодой авантюрист вполне мог и к нам в гости наведаться. Особенно, если он сохранил знание нашего языка. Язык, конечно, за это время изрядно изменился, но, думается мне, не настолько, чтобы нельзя было понять друг друга!

— Допустим, молодой и любознательный лаург попал в наш Верхний мир, — Его Темнейшество продолжил свои рассуждения вслух. — Шляясь, где попало по изнанке. Но где он смог найти женщину из рода сирен? Сильно сомневаюсь, что такие вообще остались. Их и в древности было не так, чтобы много, а уж после того, как храмовники взялись за их истребление…

— Ну, почему же, остались, и не так уж и мало, — полуящер невесело усмехнулся старому приятелю. — Только вот маленький такой нюанс, все эти потомки-смески — королевских кровей. Не первой линии, конечно, но третья-пятая — это точно. Видишь ли, мой властный друг, несколько столетий назад, еще до того, как на бедняжек ополчилась церковь Единого, жениться на сиренах было очень модно. Правда, в связи со снобизмом самих же морских дев, согласие на брак они давали только с высокородными. Не меньше, чем с герцогами королевских линий.

— Интересная получается картинка, — Владыка Пекла недоуменно посмотрел на собеседника. — Какой-то иномирный гость забрел в наш Верхний мир, заделал ребенка нашей аристократке, причем с титулом как минимум маркизы, и смылся обратно к себе. Наша обесчещенная аристократочка родила, полагаю, втайне, и сдала ребеночка в приют. Какая-то дешевая мелодрама получается! Ну, точняк из Мариськиных романчиков, о которые я везде спотыкаюсь!

— Это не обязательно должна была быть титулованная аристократка, могла и бастардка залететь, — возразил Торн, весело сверкая своими змеиными глазами. — Но гадать можно долго и безрезультатно. Хотя… есть еще одна проблемка, о которой хочу тебе сообщить, Дарк. Девочку кошмары не мучают?

— Это надо у Эльхарна спрашивать, он с ней дни и ночи проводит, а что? — насторожился демон. — С Айей что-то не так?

— У неё есть кусочек в памяти, который она пыталась стереть, — менталист осторожно подбирал слова. — Но не совсем удачно, воспоминания прорываются. Я мог бы попробовать это подправить, но мне нужно знать, что ваша Айя хочет забыть. А то, как бы, не навредить ненароком. Ладно, вижу ты не в курсе, я сам у Эльхарна вечером осторожненько поинтересуюсь. Лично девушку его спрашивать не хочу, боюсь, ей совершенно не понравится, что я в её памяти покопался! Я, правда, там особо глубоко и не лазил, просто мое внимание привлек «скомканный» кусочек памяти, я и попытался посмотреть, не будет ли он нам в процессе обучения мешать. Обучаться не мешает… А вот девочке, похоже, жизнь портит.

* * *

С противоположной стороны коридора доносился неразборчивый шум. Аккурат из покоев беспокойного демонюги. На все вопросы, что и с кем там происходит, Эльхарн лишь морщился и накидывал полог тишины.

С другого фронта подпирал вконец отмороженный первыми лютыми заморозками котяра, освоивший карабканье по отвесному стеклу до форточки и неумолимое падение на обледеневший карниз вследствие срабатывания защиты.

Жалостливое «да впусти же ты, бедолагу» от объединенной группы поддержки страдальца в лице Айи и двух черных рыльцев домовых почти пробили брешь в черством сердце Высшего. Просто, они не догадывались, что Эльхарн давненько привечает котеича и даже разрешает ему поохотиться на крыс в подвале флигеля. Но вот к своей мелкой он хитрого одноуха решительно ревнует. Хватит ей и одного хвостатого!

Так и не добившись взаимности, кот замер грустной горгульей на самом краю злосчастного карниза. Он решил действовать измором.

— Эльхарн, ты зачем у своей мамы камеристку стащил? Сам говорил, ей нервничать нельзя! — Айя стояла перед зеркалом и рассматривала свои слегка отросшие во все стороны пряди. А шампунчик у фамильяра — «агонь»! — Только не говори мне, что исключительно из-за заботы обо мне! Скажи честно, решил её позлить, что она на тебя внимания в детстве не обращала?

— Не без этого, птичка, — не стал отрицать очевидное хвостатый прохиндей. — Но служанка тебе действительно нужна! А то гостей принимаешь, а сама выглядишь, как непонятно что. Аж, перед Лантаром совестно! Смотри, что на твоей распрекрасной головушке творится! А уж что в самой головушке…

— А кто-то сейчас вообще без оной останется, — в тон демону отозвалась девушка. — Ладно, раз того требует мое положение при Школе, тащи её сюда, знакомиться будем. Заодно и оценим её парикмахерское искусство. Раз уж тебе за меня со-вест-но…

— Не получится прямо сейчас, — с сожалением произнес Эльхарн, лихорадочно выдумывая причину, по которой он не может предъявить до сих пор бузящую в его гардеробной Энжи. А шмотки ему и так пора новые прибарахлять. Взамен изодранных в клочья. Он подошел к Айе со спины и взял ее в плен, для надежной фиксации опустив подбородок на растрепанную макушку. От волос подозрительно вкусно пахло луговыми травами его любимой косметической марки. — Она в процессе осознания свалившегося на неё счастья служения тебе, о, моя лохматенькая госпожа! М-м-м, вкусно пахнешь как! …Пока осознала не до конца. Вот доосознаёт, я её тебе сразу представлю!

— Опять темнишь, тёмный, — со вздохом констатировала девушка, откидывая голову ему на плечо. Стыдно признаться, стояла бы так вечность в обнимку с Элем. Да, кто ж ей, такой незавидной растрепе, позволит полностью присвоить Высшего себе… чтоб целиком и насовсем… Она нехотя повернулась к нему лицом и, задрав голову, чтобы видеть его глаза, пробурчала. — А чего ты сегодня во дворец поперся? Только не ври, что за вином, у нас еще из королевского винного погреба десятка три бутылок осталось! Эрика узнает, что ты и туда наведался, опять скандалить будет. Вот зачем ты нарываешься? Скучно тебе?

— Разумеется, скучно, ты же вечно занята, — демон безмятежно пожал плечами и белозубо улыбнулся во все свои клыки. Рук он не распускал, только обнимал крепко, да глядел пристально и периодически вздыхал, как больной дракон. Жарко и со смыслом. — Вот и приходится мне хозяйством заниматься. Я тут такую занятную вещичку у папочки приглядел, что не смог удержаться! Пришлось прихвостизировать.

— Это когда этим местом хватательным в капкан угодил? — невинно уточнила Айя, пофыркивая ему в распахнутую на груди рубашку, отчего демон сверкал глазами и пытался куснуть ее за ухо. — Смотри, благородный разбойник, оторвут тебе как-нибудь твой прихвостизатор. И лапки загребущие заодно. Ну, и что ты на этот раз из родного дома увел? Ладно уж, хвастайся давай, вижу же, распирает от нетерпения.

— Вот это! — Эльхарн не выдержал подначки, выпустил мелкую из лап и с торжествующим видом поставил на стол запаянный кувшин. — Это, моя хорошая, наш будущий Хранитель этого флигеля! Дух самого архимага Митреля, собственноручно убитого моим дедушкой полторы тысячи лет назад и заточенного в этот сосуд. Правда, говорят, что характер у него и при жизни был мерзопакостный, но нам такой в Хранители этой халабуды и нужен. Будет заодно Стража школы гонять, чтобы свой призрачный нос не совал куда попало! Ты чего так на меня странно смотришь, Ай? Ничего ты в Духах-Хранителях не понимаешь! Ладно, сейчас укушу чего-нибудь… или кого-нибудь… и буду его к дому привязывать. Давненько я этим не занимался. Так что ты лучше пойди погуляй пока пару часиков, к лошадкам сходи… Пока я буду делом занят!

20

А удачно он устроился куратором в Школе, подумал про себя Риар Лантар, незаметно запихивая носком сапога пробку от эльфийского полусухого под ковер. Этот Высший хоть и редкостная сволочь по характеру, но в хозяйственности ему не откажешь. В качестве жеста доброй воли наполнил сейф с опустевшими пузырьками от ректорского успокоительного, целой батареей разнокалиберных «патронов». Явно с намеком, чтобы не совался в их с Айей ареал обитания. Вот же ж, темный! Может, его комендантом «Вышки» назначить или смотрящим за погребами? У некромантов такие приятные, сухие, хорошо проветриваемые подвальчики, как раз для хранения винной коллекции подойдут… Приятные мысли архимага нарушило сопение Хеклера Глока. Первым делом, решил руководитель Школы, надо действовать по примеру малышки Этори и аннулировать у этого дуболома пропуск, взамен на выдачу разовых, а то заманал уже врываться со своими жалобами!

— Ну, и что сказала эта стервядь, тьфу ты, проректор Этори? — декан боевого факультета практически не сдерживал выплескивающие через край эмоции. — Она согласилась на предложенную форму сдачи экзаменов? Или опять кочевряжиться начала, как обычно?!

— Она девочка разумная, поэтому согласилась, — архимаг Лантар победно улыбнулся, наблюдая за сменой оттенков бордового на холеном лице магистра. — Вместо неё на экзамене будет этот её двойник, демон под её личиной. Кстати, это у нас — мальчик. Хотя назвать Высшего мальчиком, как-то уж слишком дерзко, не находишь? Вот список вопросов, Глок, которые он, то есть фальшивая госпожа Этори будет задавать на экзаменах. Право на шпаргалки я тоже выторговал, но при условии, что они будут написаны собственноручно! А не вырванные из учебника страницы!

— Думаю…, с этим мои бойцы должны справиться, — неуверенно ответил декан Глок, пробегая взглядом вопросы, на которые ответил бы и первокурсник любой заштатной Академии Угории. — Сейчас дам команду, пусть готовятся. Хм, три часа им на переписку трех страничек должно же хватить…

— А если выяснится, что они ещё и писать не умеют, то мне будет совсем грустно, — не упустил возможности поехидничать Лантар, а про себя подумал. — «А когда я грустный, мне хочется… экспериментировать с живой полуразумной формой жизни…», — но вслух бодренько прибавил. — Хотя с теми критериями, с какими Кернис подходил к подбору кандидатов на звание магистров, меня не удивит, если часть наших обучающихся ни писать, ни читать не умеют. Только деньги считать, которые им предки на содержание отстёгивают!

— Не надо утрировать, господин исполняющий обязанности ректора, — Глок сморщился, как от сильной зубной боли, признавая справедливость слов Лантара и стыдясь своего участия в афере беглого ректора. — Умеют они и читать, и писать, и считать. И даже какие-то зачатки магического образования получили. Ну, хочется их отцам, чтобы их непутевые отпрыски стали магистрами тёмной магии, вот и готовы для этого раскошелится. Так и пусть! Вы же им всё равно выходы на настоящую работу перекроете.

— И даже не сомневайтесь в этом, — первый маг Королевства лучезарно оскалился. — Таких к работе допускать — так нам и враги не нужны будут. Они сами страну развалят и без внешней помощи. Кстати, а куда делся декан Орт Лейт?

— О! Этот мужественный северянин весь в трудах! Наш «бледнолицый полузащитник» гоняет своих подопечных на полигоне, — беззаботно отмахнулся Глок от вопроса. — Хоть кто-то чем-то полезным занят. Пусть оборону от его собратьев отрабатывают. А Вы уже сегодня были в этом центральном филиале Пекла — «Логове демона»?

— Это так теперь их флигель называется? — Лантар весело расхохотался, восхищаясь меткому названию. — Да, действительно, был. Магисса Айя была настолько любезна, что выделила мне от своих щедрот разовый допуск в её покои. А что касается их защиты, магистр, то даже я не смог разобраться, что они там навертели. Шесть слоев как минимум. Причем перекручены между собой. Так что ломать их послойно не получится. Я вообще не уверен, что эту защиту можно пробить. Проще снести каким-нибудь массированным ударом.

— Пятьдесят тысяч упорядоченных магединиц одним ударом? — уныло уточнил магистр боевой магии и громко шмыгнул носом в раздражении. — Да еще с постоянной подпиткой от Источника? Характер которой никто понять не может? Я бы за такую задачу не взялся, даже если бы у меня в подчинении были все архимаги Угории. Да, чтобы пробить их купол, надо врезать одновременно шестью десятками тысяч единиц. А если учесть, что непременным откатом при таком ударе сметет вокруг абсолютно все километров на десять… Склонен признать, они хорошо устроились.

— Они не жалуются, — Его Превосходительство криво усмехнулся, вспоминая роскошную обстановку в Логове и, в частности, в тех помещениях, куда ему удалось засунуть свой любопытный нос. — По крайней мере обстановка у них не уступает королевской. Если её не превосходит. Впрочем, Эрике об этом лучше не знать, во избежание, так сказать претензий. А то наше Высочество и так в последнее время слишком неуравновешенная.

* * *

Сегодня встреча Эрики с отцом проходила на ее территории. Но что-то снова пошло не по заготовленному женщиной плану, и ее, казалось бы, весомые аргументы стали очень быстро стремиться к нулю. Она в ярости металась перед сидящим у окна Королем, который провожал взглядом легкую сентябрьскую поземку, стелющуюся по дорожкам дворцового парка. Скоро северные ветра завоют в каминных трубах, а старший егерь соберет Двор на зимнюю охоту. Опытный зверолов присмотрел в королевских угодьях парочку матерых волков, терроризирующих подданных в нескольких окрестных деревушках. Стало быть, пора расчехлять любимое оружие и… В его размышления ворвался надрывный голос дочери.

— Хорошо, отец, я тебя отлично поняла! Эльхарн не может стать моим мужем по политическим мотивам! — Эрика в разговоре со своим царственным родителем старалась все же не сорваться в истерику. Лишь покрепче сжала кулачки, до крови вгоняя острые ногти в ледяные ладони. — Да, ты прав, демоническое королевство в Верхнем мире остальные человеческие королевства не потерпят, и может начаться война! Но почему он не может быть просто моим фаворитом?!

— Второй наследник Владыки Пекла в фаворитах? — Реджинальд VIII посмотрел на свою дочь, как на умалишенную. Может, стоит показать ее опытному менталисту… — Принц Хаоса, Первородный, порождение самой Тьмы? Не вздумай сказать такую глупость ещё кому-нибудь, девочка, засмеют. Послушай же меня, Эрика! Он — принц демонов, пойми же ты наконец! Он равный тебе! И он никогда не станет твоей игрушкой! Он — Высший! Нелюдь и нечисть. И никогда и никому подчиняться не будет!

— Но он же этой безродной девке подчиняется! — непослушно огрызнулась принцесса, прикусив нижнюю губу и смело глядя в глаза правителю Угории. — А я — не безродная! Я — из высшей аристократии! Я намного выше её по происхождению!

— А у этой безродной, как ты постоянно стремишься подчеркнуть, воспитание, не хуже аристократки, — припечатал Его Величество, с сожалением глядя на задыхающуюся от ярости дочь. — Как я понимаю, Его Темнейшество постарался в свое время, подослав к ней парочку учителей этикета. А ещё, если ты не заметила, на этой сиротке надеты фамильные драгоценности Али Греев. И Эльхарн ей подчиняется только тогда, когда хочет сделать вид, что он беззащитный, белый и пушистый фамильярчик.

— И всё равно, я не понимаю, почему МОЙ демон не может быть со мной! — в упрямстве Эрика могла посоревноваться с известным копытным животным, рогов которого опасались даже горные тролли. — Быть моим официальным фаворитом мечтают многие из нашей знати! Высшей знати! И не только из Угории. Да, любой герцог сочтет за честь разделить со мной ложе!

— О, доченька! А ты Эльхарну сама предложи стать твоей постельной грелкой, — Королю надоело объяснять зарвавшейся великовозрастной девице прописные истины. Да и слушать ее вопли про перебывавшей в ее спальне толпе мужчин, было крайне неприятно. Сам Ликар не был ханжой, и к женскому полу имел весьма высокий интерес, но выносить любовные неудачи на пересуд подданых он никогда не стремился. — И послушай, что он тебе ответит. Хорошо ещё, если просто посмеется, а не пошлет искать утешения где-нибудь… в известном своей терпимостью доме.

— Не посмеет, я все же принцесса! — уверено заявила Эрика, даже мысли не допуская, что кто-то вздумает от неё отказаться. — Это будет оскорблением королевской крови!

— Предложить иномирному принцу не менее родовитой крови стать посмешищем Двора и всего Королевства — не меньшее оскорбление, — твердо парировал Реджинальд VIII. — Так что вы будете квиты. Кроме того, не забывай, что списывать со счетов его «безродную девку» еще рано, также как и их привязанность друг к другу. Так что кончай дурить, доченька, и займись лучше делами королевства.

— Делами пусть твои советники занимаются, — зло зашипела в ответ будущая Королева Угории. — А я хочу Эльхарна! И мне ничего не помешает! Я всегда получаю то, что хочу. Понятно, папенька? Или я не твоя дочь?

— Эрика, я тебя предупредил, что сделаю с тобою, если ты тронешь магиссу, — ледяным тоном, чеканя каждое слово, произнес Король. — Сию же минуту окажешься в окружении сестер на острове. Ты что, не понимаешь, что если Его Темнейшество Дархарн Али Грей допускает, чтобы Айя Этори носила украшения из сокровищницы его рода, то это же не просто так? Нам еще войны с «нижними» из-за твоей дури не хватало! Остынь и хорошенько подумай, прежде, чем что-то делать!

— Я уже подумала! — Эрика резко развернулась и стрелой вылетела из своих покоев, на ходу размазывая по красивому лицу злые слезы. — И все решила!

— И за что мне это, Тьма?! Она же вся в мать, такая же красивая, и такая же безголовая, — печально подумал Король Угории, глядя вслед дочери. — Ох, чует моё сердце, наломает она дров с этой своей надуманной любовью к демону. Тем более, что Эльхарн ясно дал понять, что Эрика его совершенно не интересует. Ни в каком плане. И что теперь с ней делать? Не на остров же ее, на самом деле, отправлять…

* * *

Счастливая Айя, которую отпустили проветриться, вдоволь нагулялась по заснеженному парку, сходила проведать огнегривых и даже самолично расчесала гриву и хвост Линке. А зарумянившись от ветра и слегка подмерзнув, решила, что пора возвращаться домой. Пока кто-нибудь, слишком глазастый, не засек, что принимающая экзамены проректор одновременно совершает променаж в другом месте.

Ворвавшись в комнату и стягивая с себя ботинки, магисса так и застыла в неудобной полусогнутой позе, оглушенная.

— Ээээ, Дём, а ты что, извиняюсь, делаешь? — она медленно распрямилась и ошарашенно посмотрела на демона, держащего хвостом перед собой открытый кувшин и самозабвенно молотящего по его стенкам двумя серебряными столовыми ложками. Грохот стоял адский. — Дёмааа!!! Это что, часть ритуала по привязке Хранителя к Логову?

— Нет, это часть ритуала по добыванию этого долбанутого духа из места его заточения, — Эльхарн продолжил молотить ложками по кувшину. — Выходи, тварь упрямая, всё равно же достану!

— Глупый сопляк! — придушенно донеслось из кувшина, и на секунду из его узкого горлышка показалась призрачная рука, ловко скрутившая пальцами кукиш. — Достал уже один такой оптимист, намедни похоронили. Надоест барабанить, скажешь.

— Слушай, а может его над свечкой подогреть? — задумчиво произнес Эльхарн, судя по всему уже уставший изображать из себя барабанщика на параде. — Ай, представляешь, эта дохлятина вылезать не хочет. Что только с ним не делал: и драконьей кровью натирал, и об пол швырял, и самогонку внутрь заливал, и в ледник засовывал. Уперся, душара, и ни в какую вылезать не хочет! Нет, меня предупреждали умные демоны, что он создание мерзопакостное, но не до такой же степени!

— На себя посмотри, выкормыш Тьмы, — послышалось из кувшина довольное кудахтанье. — Весь в деда пошел — такой же кретин без зачатков разума. Над свечкой он кувшин подержать решил! Ну, держи, держи, неуч. Я — ДУХ! Мне все эти ваши температурные извращения до одного места, не при дамах будет сказано какого!

— Добрый день, архимаг Митрел, — Айя укоризненно посмотрела на сокрушенно пыхтящего демона. — А почему Вы выходить не хотите? Разве Вам в кувшине за эти полторы тысячи лет не надоело обретаться?

— Надоело, девонька, еще как! — донесся возмущенный голос Митрела из сосуда. — Но это невоспитанное хамло мало того, что не поздоровался чин по чину, так сразу командовать принялся! Мною! Архимагом! Первым среди магов Союза Королевств! Да, передо мною знаешь какие императоры склонялись!

— Пока тебя мой дед не пришиб по пьяни, — с ленцой в голосе уточнил Эльхарн, поставив наконец кувшин на стол. — А твой дух в кувшинчик из-под вина не заточил и в оружейной зале на полочку не поставил. Да и нет уже твоих империй, давно сгинули. Так что некому тебе больше кланяться.

— Так, всё с вами ясно, мои хорошие, — девушка присела в кресло, скинув теплую мантию на стул, и шепотом попросила Нокси принести ей горячего травяного отвара. — Опять начнете сейчас чем-нибудь меряться. У Эльхарна преимущество, он свой длинный и наглый хвост на примерку выставит… или любопытный шакалий носище… Но, речь не об этом! Послушайте, уважаемый архимаг Митрел, а Вы не хотели бы побыть Духом-Хранителем этого флигеля? Работа спокойная, не пыльная. Домик небольшой, всего три этажа. Из обитателей: мы с Эльхарном, и еще один демон-секретарь, ловец да трое из низшей нечисти. Ах, да! Еще кот приблудился… Правда, тут по соседству Дух-Хранитель Школы обретается. И представьте, утверждает, что он таки призрак самого могущественного мага всех времен и народов. Ему даже древние чародеи в подметки не годятся.

— Что?! Мы ему в подметки не годимся?! — из сосуда повалила белая дымка, которая сформировалась в силуэт довольно представительного мужчины, одетого в длиннополый балахон. Аккуратная бородка, длинные седые волосы и хитрющие глаза под густыми лохматыми бровями дополняли образ древнего волшебника из приютской книги сказаний. Дух легонько подмигнул Айе, восторженно разглядывающей его, и въедливо поинтересовался. — Ну, и где этот самонадеянный наглец? Я ему сейчас все объясню! На пальцах!

— Сначала, господин архимаг, привязка к этому месту, — нарочито сожалеюще произнесла магисса Этори, молитвенно сложив ладошки перед собой и светло улыбаясь. — А то Вас защита не выпустит. Вы же не хотите, что бы Вас развеяло? У нас с этим строго, даже этот зловредный школьный Страж не может просочиться.

— Ладно, светлоликая дева, твои учтивые речи меня убедили. Эй, хвостатый недоросль, привязывай меня, пока не передумал, — улыбнувшись в ответ Айе и недовольно хмыкнув в сторону настороженного демона, дух покойного архимага как мог сильнее уплотнился, принимая почти осязаемую материальную форму. — Только пошевеливайся! Мне еще с этим самозванцем пообщаться нужно. Древние маги ему в подметки не годятся! Сейчас от него одни подметки и останутся! Привязал? Молодец! Возьми себе за это пирожок на кухне. А я — на дело! Вернусь — доложу обстановку.

— Вот, видишь, Дёма, сколько всего хорошо можно достичь добрым словом? — Айя томно потянулась, не вставая из кресла, а потом с удовольствием обхватила пальчиками теплую кружку. От нее приятно пахло свежезаваренными травками и медом. — А если к этому добавить файербол единиц на тридцать, ум-м-м… то и без слов можно обойтись. А теперь, мой вредоносный, веди меня всё-таки знакомиться с моей новой помощницей. А то вечером у нас очередное рандеву с Торном, а я до сих пор не имею понятия, как мне причесаться нормально. И не отводи глаза, Дёма! Я все равно знаю, где ты её прячешь. И представляешь, что будет, если я ее без тебя найду!

* * *

В краткие минуты одиночества, когда ни одна сущность не находилась с ним рядом, Эльхарн позволял себе становиться тем, кем являлся на самом деле. Не вечным шутом, вором и хамлом, не обаятельным опекуном-фамильяром, исполняющим любое пожелание Айи, не юнцом, жаждущим доказать отцу, что он хоть что-то из себя представляет… В эти минуты он бы мог показать намного старше, мрачнее и жестче. Обычная легкая безуминка в его раскосых темных глазах, сменялась на переливающуюся за края радужки черноту. Он становился выше ростом, раздавался в плечах, распрямлялся, как будто вырастал из своеобразного кокона. Черты лица заострялись, волосы густой чернильной патокой ниспадали до пояса, а над головой разворачивались знамена крыльев. Только однажды ему довелось предстать таким перед другим своим собратом — Мархарном, старшим наследником, отправленным в иномирье набираться опыта и готовиться к передаче наследства от отца. И тогда братья впервые испытали свои силы друг на друге… А после Эльхарн пообещал старшему беречь себя и до поры не раскрываться перед другими. Но как же эта тайна тяготила его!

Он чутко прислушивался к тому, что происходило в соседних покоях. И не пропустил момент, когда ловкий змеелюд бесшумно вышел из дверей. Сделав вид, что ковыряется на полках с ларенсийским антиквариатом в одном из шкафов, он очень даже натурально вздрогнул, стукнувшись головой о фарфоровую статуэтку сирены.

— Что такого случилось с девочкой, что её кошмары мучают? — Торн, переставший шепелявить, возник за его правым плечом. — Эльхарн, я задал вопрос! Дважды!

— И с чего бы я тебе должен отвечать, полукровка? — младший наследник перетек в боевую ипостась и теперь перед полуящером вырос огромный Зверь. Все его тело покрывала уже не черная шакалья шерсть, а шипастая антрацитовая чешуя, представляющая непробиваемую броню. Хвост, раскрывшийся на конце острыми лезвиями, нетерпеливо шаркал по полу, высекая искры. — Ты посмел тронуть мою девочку!

— Да, никто её не трогает! — чешуйчатого демонстрация боевой мощи демона не впечатлила, он был слишком увлечен разгадкой. — У неё проблема — повторяющиеся мучительные сновидения. Она часто просыпается от собственного крика? Эльхарн, хватит изображать из себя великого война, сейчас не время для понтов. Я вам с Айей зла не желаю. Так что будь любезен, смени имидж и ответь… по-человечески! Что такого произошло, что она попыталась сама себе память стереть?

— О! А ты даже нормально разговаривать можешь, — Эльхарн изменился, становясь знакомым всем балбесом. — Ну, и зачем было так подкрадываться? Захотел быть размазанным по стенам? Так Марисса этого не оценит, она, представь себе, вида выпотрошенных кишок не переносит! А мелкая… Она не только память себе подправить попыталась. Перед этим она попыталась сигануть с крыши. А я её поймал. Это было тринадцать лет назад…

— Над ней надругались? — хмуро уточнил чешуйчатый, потерев ладонями виски. — Он был один или их было несколько?

— Попытались, — неохотно отозвался Высший. От того, что он вынужден был снова откровенничать на эту тему, ему захотелось взвыть. Но он продолжил, понимая, что Торн старается не удовлетворить свое порочное любопытство, а помочь его девочке. — Не успели. Она сбежала. На крышу. И попыталась вызвать демона для защиты. Как сам понимаешь, мы по вызову не являемся. От отчаяния она и бросилась… А тут я, вечно молодой, вечно пьяный со сбившимся порталом… Подхватить успел в последний момент… А потом нас в Пекло под батюшкины темные очи и перенесло вдвоем.

— И Даркхарн Али Грей тебя к ней привязал, — змеелюд очень нехорошо усмехнулся — Ты понимаешь, чтобы ее вылечить, надо, чтобы она перестала бояться тех уродов? Ты сможешь их мне привести?

— Сам за гранью поищи, — язвительно порекомендовал Эльхарн и, пошарив за спинкой дивана, достал невскрытую бутылку вина, спрятанную туда Владыкой. — Если на перерождение не ушли. Хотя это вряд ли, посмертия я их постарался лишить. И даже не похоронили за неимением останков. Их я призрачным гончим скормил. Осуждаешь?

— Да нет, ты всё правильно сделал, — полукровка одобрительно кивнул и сам достал бокалы из шкафчика, в котором до этого пасся наследник. — Как часто приходят кошмары?

— Пару раз в неделю, — вздохнул демон, разливая вино по бокалам. — Я стараюсь купировать последствия, закутывая её в свои крылья. Но ты меня пойми, мне же тоже сложно! Она уже не девочка… И испытываю я при этом совсем не родственные чувства!

— Сочувствую вам обоим, — а вот как раз этого в голосе чешуйчатого совсем не чувствовалось. — Как часто вы энергией меняетесь?

— Да постоянно? — насторожился демон, недоверчиво глядя на змеелюда. — Зачем спросил?

— Эльхарн, а сколько Айе лет? — вкрадчиво спросил Торн, насмешливо поглядывая в сторону нахмурившегося тёмного. — По человеческому исчислению.

— Двадцать пять будет скоро, — Али Грей нетерпеливо подался вперед, предчувствуя подвох. — Через три месяца, а что?

— А выглядит она как шестнадцатилетняя, — рассмеялся змееликий, залпом выпивая содержимое своего бокала и блаженно щурясь. — Эльхарн, вы оба — идиоты. Вы же не чисто магической энергией меняетесь, а жизненной силой. И пока вы будете этим обменом заниматься, Айя будет жить долго, скажем, пока ты сам жив. Она постепенно будет меняться внешне, очень медленно, но, если вы… перейдете на новый уровень отношений… физическое развитие замедлится, и стареть она не будет. Тебя же это устраивает, не так ли? Так почему ты не сделаешь ее своей…

— А вот это не твое дело, ящерица двуногая! — нелюдь тягуче потянулся и словно случайно выпустил острые когти. — Мы с ней сами этот вопрос решим. Ты ее память вылечить сможешь?

21

Низкие каменные своды упирались в плечи ловца, пришедшего в Старый королевский архив Угории, норовя помешать ему исполнить свое обещание. Несмотря на то, что сведения здесь хранились весьма разноплановые, при постройке нового хранилища два века назад было принято решение оставить часть документов и свитков, касающихся прерванных аристократических родов государства в его запасниках. Этим архивом редко кто пользовался, поэтому храмовники и маги несли здесь скорее наказание, чем службу, любым способом уклоняясь от своих обязанностей. Со временем обветшавшие помещения превратились в захламленные пыльные угодья для всеядных крыс, расплодившихся в этих стенах в неимоверном количестве, да опальной мелкой нечисти, которую ничуть не смущало соседство с прожорливыми грызунами.

Лайк осторожно выбирал куда ступить, протискиваясь вдоль узких коридоров, заставленных стеллажами и шкафами. Он разыскивал хотя бы одну должностную морду, в которую мог бы уткнуть знак Братства и которая бы облегчила поиски необходимых сведений в этом крысятнике. Пару раз под сапогом что-то громко чавкнуло и с задушенным писком исчезло в полутьме, скребя по загаженному полу коготками. Порой его плеча касалась чья-то лапа или по ноге пыталось подтянуться неразличимое оголодавшее нечто, но тут срабатывал его древний страж под кожей, и твари с уханьем и неразборчивыми причитаниями рассыпались в стороны. Чтобы вновь и вновь попытаться добраться до вожделенной человеческой плоти. На мелких разведчиков охотник внимания не обращал, но чутко прислушивался раздвоенным сознанием к малейшему перепаду магического фона, который недвусмысленно подсказал бы ему о твари посолиднее, заявившейся на гастрономическую инспекцию. Так и продвигался гномьими шагами, напряженный, с парными кинжалами в обеих руках и тусклым «светляком» за спиной.

Наконец его поиски увенчались успехом, если так можно выразиться, и он набрел на освещенную комнатушку, в которой прозябал священослужитель из Церкви Единого. Видимо, грехи брата были настолько вопиющи, что светлого закинуло аж в другое королевство. Никак по обмену опытом прислали.

— Я желаю просмотреть записи о рождении, — Рико даже не подумал спрятать оружие, глядя на нервно комкающего подол засаленной хламиды священника. Здороваться и представляться он тоже не счел нужным, решив, что чем меньше следов оставляет за собой, тем безопаснее это будет для Айи. — За последние четверть века. Меня интересуют дети, от которых отказались родители, а также сведения о знатных девушках, которых подвергли обряду очищения перед свадьбой. Знаешь о таком, любезный? Это когда девицу, потерявшую честь до замужества, три недели маринуют в обители, внушая ей заповеди «Достойной жены». Ну, чего ты вытаращился, как будто говорящего голема увидал, показывай записи!

— А не пошел бы ты на…выход, добрый человек! — отмерший брат-архивариус хотел было выразиться совсем не по-церковному, но вид заговоренной стали у тощего горла поумерил его лингвистический экспромт. — Уматывай отсюда, да поскорее! Не понимаешь, скоро стемнеет, и пора мне запираться на засов, а ты…

— Я-то умотаю, не сомневайся, — ловец спрятал кинжалы в ножны, вытащил связку амулетов из-за пазухи и нашел кристалл связи, переданный ему Эльхарном с дружеским советом «лучше не вызывай, если не сдох». Но накануне своего ухода по заданию мелкой Лайк все же провел в компании Высшего несколько минут, обеспечивая себе прикрытие со стороны демона. Не распространяться о поисках Айя просила только среди людей, а про нелюдя речь не шла. — А вот ты будешь сейчас разговаривать не со мной. И собеседник тебе вряд ли понравится. Да и ночь ему не помеха.

— Не слышу предсмертных хрипов, наемник? Я же предупреждал! — рядом с Лайком материализовался Высший, хмуро поигрывая в руке хвостом. Судя по спешно накинутой, но не застегнутой рубахе, мокрым волосам и милым домашним тапочкам на босу ногу, демонюга изволил принимать водные процедуры. — Ну? Излагай быстро, проси мало, беги быстро. Я слушаю внимательно.

— Этот совсем не благочестивый светлый не хочет отвечать на мои вопросы, — ловец небрежным жестом показал на посеревшего храмовника, передавая его душу и тело в распоряжение Высшего. — И, как мне кажется, зря он это делает, так как просьба моя касалась … нашей общей подруги.

— Все вопросы, что касаются мелкой, касаются и меня непосредственно, — демон, опершись плечом в косяк двери, окинул насмешливым взглядом скукожившегося святошу и поморщился. Еще не хватало, чтобы жалкий архивный червь обмочился от страха. Видимо, натерпелся бедолага от низших в этой королевской помойке. — Вижу, наш безмолвный брат не в состоянии связно изъясняться с наследником Темного Трона… Лайк, давай ты расскажешь сам, в чем проблема возникла?

— Мне нужны записи о детях ее года рождения и возможной матери, а без помощи этого полутрупа, я сам в этих катакомбах не разберусь и за год! — сдал хранителя архива Лайк, нисколько не заботясь его моральным состоянием. Недолюбливал он служителей Единого за их предвзятость и узколобие. — Подумал, если род был древним, возможно, оставшимся без наследника мужского рода, то по ритуалу очищения можно попробовать найти искомое по материнской линии. Но это — только догадки. Сам посмотри вокруг, сюда и команду ловцов пригони, толку ноль, если не знать, где искать.

— Не найдешь, это верно…, — Эльхарн жестко оскалился в лицо архивариуса. Но у того, вероятно, наступил предел страха, и жалкий человечишко даже глаз не отвел от оценивающего взгляда Зверя. — Если наша жертва не поможет… Но архив надо бы почистить. Так, пожар или потоп?

— Вы не посмеете! — у служки вдруг прорезался удивительно громкий голос. — Вы собрались уничтожить документы, хранимые в этих стенах в течение нескольких тысячелетий?!

— И кто же мне помешает? — с презрительной миной на лице поинтересовался Высший демон, сплетая вокруг себя сложное заклинание. — Рико, бери этого доходягу за шкирку и следуйте за мной. Сейчас здесь станет еще больше пыли, вернее тлена. Хотя и не сразу, мне все же интересно, что там у них хранится в закрытом секторе… Ладно, я тут намудрил небольшой фортель… Сначала избавимся от местной нечисти…, - еще пару пассов руками, и тьма по углам заклубилась и рванула в узкий проход, растекаясь по коридорам. Сразу же поднялся невероятный гвал, рев, писк и завывания, которые очень скоро стихли. — Отлично! Теперь нужные нам свитки и храмовые книги… — в каморку впорхнули окутанные тьмой стопки макулатуры и пропали в портале. Кроме парочки совсем уж ветхих изданий, которые Дём даже не потрудился взять в руки. — Порядок! Их я перебросил в Логово, там разберусь. Ого, хроники «Темных начал» двухтысячелетней давности! Пожалуй, не откажусь взять на память… Это обязательно почитать надо. Что там еще мне подсказывает Тьма?…

— Вам это вторжение безнаказанным не останется! — взвыл дурниной архивариус, схваченный ловцом за ворот ветхого балахона и молотящий в воздухе хилыми ручонками. — Я на вас нажалуюсь!

— Можешь прямо в канцелярию Темнейшего подаваться, — Эльхарн сбросил остатки темной энергии с пальцев на пол, потертые и местами выгрызенные доски которого тут же обуглились. — Тебе пропуск обеспечить? Правда, есть сомнение, что ты туда живым и целым доберешься. Понимаешь, болезный, у меня мама в положении, без конца трепет Владыке нервы. А тот, в свою очередь, отрывается на подданных… Ну, так что, смертничек, пойдем с обиженными подчиненными Повелителя Пекла знакомиться?

— Не-не-не надо! — храмовник начал заикаться, осознав наконец, что перед ним не только Высший демон, но и наследник Темнейшего. — Забирайте, что хотите, ой, что Вам надо!

— Что мне надо, я и так уже взял, — Эльхарн задумчиво повел взглядом по шатким стеллажам с молитвенниками, которые его ничуть не заинтересовали. — А тебя забыл спросить. Формуляры о взятом заполнять, так и быть, не стану. Вижу по твоим глазкам, что и ты настаивать не будешь. Ладно, оставим архив в покое и относительной чистоте… лишних записей тут уж точно после нас не сыщут. Ловец, тебе ещё что-то здесь нужно? А то мне обратно надо скорее. У меня там … подруга наша не кормленная со служанкой осталась. Боюсь, как бы девочки не спелись и не спились на радостях моего долгого отсутствия.

— Нет, Эль, я попозже загляну к тебе, помогу покопаться в записях, — ловец тяжело вздохнул, запрещая себе думать, чем там хвостатый с девушкой будут сегодня вечером заниматься вдвоем. От дурацких мыслей было трудно избавиться, и он лишь покрепче стиснул перевязь с клинками. — Только напоследок ответь, а зачем тебе древние свитки темных? Их же запрещено выносить, опять же на них «охранки» недетские.

— Меньше знаешь, охотник за душами, целее останешься, — хмуро ответил демон, уходя на изнанку мира. — За «надом», такой ответ тебя устроит? А охранки я перенастроил, не снимая.

— Ваш… приятель забрал всё, что касается темных времен, — архивариус непроизвольно поежился, отползая мелкими шажочками подальше от насупившегося парня. — Это опаснейшие знания… Он понимает, какую скверну может выпустить в этот мир?

— Хочешь сам его об этом спросить? — Лайк недовольно поморщился, осознавая, что эта архивная крыса задает весьма правильные вопросы. Не дурак он, этот отрезанный от королевства светлых, неизвестный брат. Вопросы-то верные, а вот намерения демона — непонятные. — Могу его обратно позвать.

— Не надо, господин охотник, — заискивающе отозвался служка, забившись в угол между стеллажами и грозя обрушить конструкции своими маневрами. — Он жуткий! И совсем не тот, кем старается казаться!

— И правильно делаешь, — равнодушно ответил ловец, не обратив внимание на последние слова задохлика, но добавив от себя. — Очень неприятный в общении тип. Отвратительный, я бы даже сказал. Гад первостатейный. Но верный и слово держит… что прощает практически все его недостатки… Да и не мне с ним жить…

* * *

Эти несколько часов нетерпеливого, но тщательно скрываемого ожидания, дались Эрике с поистине титаническими усилиями. Его Величество Реджинальд VIII Ликар собственной королевской персоной в окружении полусотни придворных и бессчётного количества слуг и охраны отбыл в Северную Пустошь на долгожданную им охоту. По прикидкам его доверенных архимагов-стихийников и по расчетам самого Лантара эта зима обещала стать самой затяжной и суровой. Уже сейчас, в конце сентября Угория утопала в сугробах и откапывалась по утру после снежных метелей. В столичной Рэйвенбурге и крупных городах на помощь жителям приходили преподаватели и студенты магических учебных заведений, отрабатывая таким незамысловатым образом практику.

Труднее приходилось поселениям и деревушкам помельче, где и маги были поплоше, да и сельчане не торопились расставаться с деньгами, предпочитая грубую физическую силу заклинаниям. А вот дикие звери совсем распоясались. Крупные стаи хищников обложили вассалов короля кровавой данью, нападая на хозяйства, обозы, охотников и любую доступную двуногую или четырехкопытную дичь.

И обеспокоенный это травлей поданных король решил самолично разобраться с налетчиками, заодно развеявшись от давящей на нервы обстановки, воцарившейся во Дворце из-за регулярных истерик принцессы. И хоть покидал он Столицу с тяжелым сердцем, все же надеялся на объединенную силу первого архимага Лантара и главы Службы безопасности Короны.

Когда за последней повозкой королевского обоза закрылись массивные ворота, а стража заняла свои законные места по периметру, Эрика вызвала к себе начальника королевской охраны. Этот опытный безопасник был оставлен при ней решением самого Реджинальда VIII, но строптивой красавице было абсолютно плевать на это.

— Как видишь, Бьорн, мой отец на пару недель отправился в Северную Пустошь, — принцесса чуть ли не замурлыкала, глядя на серьезное лицо с резкими чертами и ранними глубокими морщинами в уголках внимательных серых глаз. Он мог бы ее привлечь этой своей непохожестью на слащавых придворных лизоблюдов, но, увы, пылкое сердце было напрочь занято одним неуловимым тёмным. Поэтому Эрика всего лишь надменно поджала пухлые губы, став похожей на капризную малолетку, но никак не на наделенную полномочиями королевскую наследницу. — И я сейчас единолично представляю собой всю власть в Королевстве. И дарованной мне по рождению волей приказываю тебе арестовать девицу Айю Этори и препроводить её в мою личную темницу.

Пришлось принцессе выдержать целую минуту, пока Грег Бьорн совладал с собой и заговорил привычным хрипловатым голосом, как ни в чем не бывало.

— Мои полномочия при оказании ею сопротивления, Ваше Высочество? — он все же нахмурился, понимая, что сам король такого приказа бы не отдал, но сейчас принцесса была в своем праве, и пока он мог лишь играть роль подчиненного. — Она, как мне известно, магисса-универсал уровня архимага.

— Мне всё равно, что тебе известно, но мой приказ должен быть исполнен, — Эрика недовольно скривилась и, подражая отцу, властно повторила. — Арестуйте эту приютскую подстилку. Она оскорбила меня. А это — преступление против короны. Ты меня понял? И еще, я запрещаю тебе сообщать об этом решении моему отцу. Действуй, не медля!

— И все же, разрешите уточнить, принцесса, — глава телохранителей спешно прикидывал свои шансы на выживание. Они приближались к прогнозируемому минимуму. — У неё в защите Высший Демон. Вы разрешите взять с собой квинтет архимагов? Без них мы не справимся.

— Бери кого хочешь, — царственно отмахнулась королевна, в мыслях уже представляя во всех подробностях, как она растопчет эту заигравшуюся выскочку, посмевшую кинуть её вызов. Ей! Устроившей мелкую дрянь в Высшую Школу. — Мне без разницы.

— Ты что творишь, Эри!? — из перехода, открывшегося рядом со взвизгнувшей от неожиданности принцессой, выскочил крайне раздосадованный архимаг Лантар. — Ты хоть понимаешь, что сейчас может произойти по вине твоей безрассудности? Эльхарну твои стражники — на один клык! Он их порвет и не поморщится!

— Не посмеет! — королевская стерва злорадно усмехнулась, сжимая кулаки. — Это будет нарушением мирного договора между Верхним и Нижним миром. А Этори — жительница нашего мира, и подчиняется нашей юрисдикции.

— Его Темнейшейству это явно не понравится, — Его негодующее Превосходительство многозначительно посмотрел на принцессу и веско добавил. — Да и твоему отцу тоже. Эрика, кончай глупить! Ты что, войну с демонами решила развязать?

— Тебя забыла спросить, — она совершенно перестала себя контролировать, переходя на шипение. — Я ПРИКАЗЫВАЮ, а ты подчиняешься, маг! Или ты моих приказаний решил ослушаться, Риар!? Это — государственная измена! Тебя тоже под арест взять?

— Навязчивый психоз, причем, в обостренной форме, — Лантар поклонился, бормоча себе под нос проклятья. Ругал он и короля за его внезапный отъезд, и себя, что увлекся Школой и упустил из вида прогрессирующее наваждение у дочери Правителя Угории, и его клятву подчинения королевской воле, связывающую ему руки… — Послушайте, Ваше Высочество, Вы последствия своего распоряжения представляете?

— Да! Безусловно! Я заполучу моего возлюбленного в обмен на свободу этой дешёвки, — Эрика довольно хохотнула своим безумным, каркающим смехом, который вызвал о обоих мужчин нервную дрожь. — А потом сделаю так, что он сам не захочет к ней возвращаться!

— Бьорн, ну, ты-то хоть ей объясни, если она меня не понимает! — Лантар повернулся к начальнику охраны. — Мы же не одного демона получим, а несколько боевых легионов, которые возглавят «ходящие в тени». И Угория станет безжизненной, выгоревшей дотла пустошью! Эрика, отмени приказ!

— Арестовать предателя! — принцесса вытянула руку и указала на бывшего уже любовника. — И вообще, мои приказы впредь не обсуждаются! Арестовать магиссу и Лантара. Обоих — в застенки. Этого изменника Короны — в одиночку. Ничтожество, посмевшее перейти мне дорогу — в карцер. Я всё понятно объяснила? Или у меня в охране одни недоумки работают? Так я живо расклад исправлю!

— Принцесса, опомнитесь! — архимаг, получивший незаметный знак от Бьорна «не сопротивляться», послушно протянул руки. И все же не удержался и с досады дернулся, услышав щелчок туго обхвативших его запястья антимагических браслетов. — Так Вы Эльхарна только разозлите. А этот демон и в обычном состоянии — не подарок, — Лантар снова перешел на привычное «ты». — Эрика, моя умная девочка, ты в курсе, что ему по положению положен эскорт? Полудюжина «ходящих в тени»? Хочешь с ними со всеми познакомиться? Стоит с его шкуры упасть хоть одной черной шерстинке…

— Эльхарн никого не призовет, это я беру на себя, — самоуверенно заявила принцесса Угории, презрительно отвернувшись от закованного архимага. — И он будет моим добровольно! Слово Высшего нерушимо! А все остальное — несущественные мелочи, которые недостойны моего внимания! Все всё поняли? Или кому чего еще разъяснить? До захода солнца эта девка должна сидеть под замком! Исполнять!

После того, как Высший проверил еще раз охранный контур и убедился, что населению его Логова ничего не угрожает, он разрешил Айе подойти поближе к окну, уступив свой наблюдательный пост на широком подоконнике. И магисса Этори вот уже на протяжении получаса развлекалась, разглядывая за прихваченным морозом стеклом разворачивающуюся эпичную сцену штурма их флигеля. Пока весь драматизм заключался в прощупывании магами силовых линий и в яростных дебатах с выдиранием друг другу волос и обвинениями в некомпетентности. Простые стражники лишь посмеивались над архимагами, лепя снежки и швыряя от скуки в стены постройки. Снежки красиво вспыхивали, испаряясь, а по стенам лился нежный хрустальный перезвон.


— Ты становишься крайне популярной, птичка Айя! — Эльхарн, стоявший за ее спиной, привлек девушку к себе. — Посмотри, сколько народу нагнали под наши стены, чтобы тебя арестовать. Кажись, Эрика совсем с катушек съехала. Придушить её, что ли? Так, для разнообразия. С лишением посмертия на сдачу.

— Не надо! Лучше давай, я сама им сдамся, — Айя весело расхохоталась, запрокидывая голову. В таком безопасном положении она ничуточки не боялась снующих внизу энергичных стражников и нескольких сильно подмерзших на ветру магов. — Я так думаю, она меня Марку отдать захочет. Но ее ждет парочка сюрпризов. Представь только, Дём, что мы поменяемся с ним энергией. Я с удовольствием ему пару сотен «магиков» отдам. Шаман Торн меня уже научил потоки разделять. Графу должно понравится, когда он чужеродную ему стихию переварить попытается.

— Как скажешь, не моя пока еще коварная невеста, — демон пакостно улыбнулся, предвкушая очередное развлечение. — Тэк-с, надень-ка вот это колечко… это портал, ведущий на территорию дворца Владыки. Если станет совсем жарко, просто переверни его камнем вниз и активируй. Он сработает, даже если на тебя антимагические наручники наденут. Это разработка чешуйчатого, его же магией настроенная.

— Ага, поняла, — Айя протянула тонкие пальчики, и Эльхарн после небольшой примерки водрузил явно великоватое ей кольцо на большой палец левой руки. — Сойдет! Потом попрошу змеелюда подогнать под мой размер. Выпускай меня, Эль… Пойду сдаваться! Пока эти солдафоны и впрямь не решились тронуть защиту нашего Логова с фатальными для них последствиями.

Она мягко отстранилась от Али Грея, на мгновение испытав чувство беззащитности. Но тут из возникшего посреди комнаты марева проявился их новый Дух-Хранитель, при жизни бывший архимагом Митрелом.

— Подожди, девонька, — в этот раз призрак принял вид древнего воителя и выглядел весьма впечатляюще в вороненых доспехах, состоящих из массивной кирасы с ожерельем и набедренниками, руки его прикрывали латные наручи. Клубящийся туман служил ему опорой вместо ног. А в щелях шлема светились зеленоватые огоньки. Митрел был архидоволен своим вызывающим видом, а девушка не посмела ничего ляпнуть по поводу его устаревшего на несколько веков облачения. — Я пойду с тобой. А ты, невоспитанный внук пьянчуги-Грея, зацепи мою привязку еще и на кольцо госпожи Этори! Чтобы я нашу светлоокую мог везде сопровождать.

— Дельная мысль, ископаемый, в этот раз я согласен с тобой, ей лишняя защита не помешает, — демон выполнил требование воинственного архимага. — Но особо не рискуйте. Если что-то пойдет не так, сразу уноситесь в Пекло. Там и встретимся. А с Эрикой я ещё поговорю при случае. Вот же, неугомонная дря… кошка драная! И как её выходки Реджинальд терпит? Давно пора ей розги прописать в качестве профилактики.

— Теперь нам уже ничего не мешает, пойдёмте, господин Хранитель, — Айя поправила теплую мантию, которой укрыл ее плечики Эльхарн и натянула перчатки. — А то королевская стража топчется у порога. Как бы нервы у них не сдали раньше времени.

— Грых им в помощь, Айюшка! Вы тут такого накрутили, что в случае штурма их снесет вместе с половиной территории Школы к самим Полночным горам в качестве кучки пепла и белых тапочек сверху, на радость тамошней нечисти, — Дух стал совсем прозрачным и тонкой струйкой просочился сквозь перчатку прямо в самую сердцевину кольца. Ободок артефакта слегка похолодел, но скоро это ощущение прошло. Зато голос мага продолжал ехидно разноситься по гостиной. — Слушай ты, деятель длиннохвостый, а заклинание «тлена» обязательно было в купол вплетать? Это же запрещенное заклятие.

— Тебя забыл спросить, пережиток прошлого, что мне можно, а что нельзя, — беззлобно огрызнулся демон, незаметно накидывая на Айю еще один слой защиты. Ему нравился этот архаичный маг, который до зубовного скрежета напоминал любимого деда, в свое время многому обучившего Али Грея и передавшему по наследству свою силу и наглость. — И это не банальное заклинание «тлена», это — истинно темное заклятье «праха».

— А ты силен, мальчишка! — с некой долей уважения произнес голос архимага. — Это же заклинание как минимум одиннадцатого уровня… Хотя, с учетом влитой в него силы, тринадцатый?

— Пятнадцатый, — Эльхарн довольно шевельнул хвостом, принимая скрытую похвалу Хранителя. — Я не мелочусь на защите. Ладно, идите, а я пока к Темнейшему смотаюсь, обсудим ситуацию. Думаю, ему будет интересно узнать, что его личную мелкую занозу в Верхнем мире обижают. Думается мне, моему отцу нужен повод размяться… и от доставаний Мариссы на время отвлечься. Жаль мне Угорию, хорошее королевство… было…

* * *

Принцесса Эрика Ликар остервенело отчитывала нерасторопных, по ее мнению, слуг, которые никак не соображали, как поскорее выполнить ее приказания по обновлению обстановки спальни Ее Величества. В частности, размещения новой кровати внушительных размеров и расширения ванной комнаты до размеров нескромной купальни.

На пике этого морального надругательства над подданными Ее озлобленному Величеству доложили о посещении Дворца магистром Орт Лейтом, которого она срочно призвала накануне.

— Ты забираешь себе эту магичку, а я — демона, — Эрика не по-королевски стремительно влетела в приемную, заставляя Марка просто-таки выпрыгнуть из кресла для посетителей и согнуться в низком поклоне. Она продолжила нарушать этикет, не приветствуя визитера и не давая ему и слова молвить. — И чтобы я эту поганку больше не видела в Королевстве!

— Ваше Высочество, мне самому она нужна только в том случае, если наша сила совпадет, — светлого магистра отсутствие манер у принцессы ни разу не впечатлило. Он давненько был наслышан о ее несносном характере и бунтарских замашках, выдающих ее душевную ущербность. Но это устраивало его хозяев, а значит, Марку было на ее выходки начхать. — Позволите проверить? Пусть Этори опустит щиты и поделится магией. А ваш архимаг Лантар проконтролирует, что все сделано правильно. На ней же, как минимум, тройной щит. И один из них — демонический.

— Этот жалкий предатель Лантар арестован, — принцесса сердито фыркнула — Но я дам тебе ещё одного архимага, магистра Яверия. Он и накинет на девку ментальный ошейник, а потом передаст тебе управление. Тебя устроит такое соглашение?

— Вполне, Ваше Высочество, — светлый предвкушающе облизал пересохшие губы. — Мы договорились. Мне — Айю, Вам — Эльхарна. Хороший размен. Но как Вы заставите её подчиниться приказу? Их Логово в Школе неприступно.

— Сама придет, она же любопытная не в меру. Я за ней стражу отправила для подстраховки, — Эрика хищно осклабилась, сверкнув зелеными глазищами. А Марк почувствовал перемену в ее облике. Принцесса стала настолько привлекательной в этот момент, что он невольно шагнул ей навстречу. Медальон Его Святейшества, спрятанный под рубашкой болезненно ожег кожу на груди, развеивая магию соблазна. Но он решил немного подыграть тщеславию наследницы. Поэтому поднес ее руку к губам и, не сводя восхищенных глаз, медленно поцеловал каждый пальчик. Принцесса томно улыбнулась, но руку не отняла, наслаждаясь обожанием своего поклонника. Ее голос стал еще ниже, в нем появились мурлыкающие нотки.

А почему бы ей не внести такого полезного и симпатичного Орт Лейта в команду своих запасных игроков. Эта мысль возникла в хорошенькой головке принцессы, как часть плана по отмщению ненавистной магичке. Она заберет себе Эльхарна, а после того, как граф использует Этори в качестве одноразовой «батарейки» и отберет у нее силу, Эрика полностью подчинит светлого магистра себе. Воодушевившись, она еще раз поощрительно улыбнулась Марку, но в это время ее ушей достиг веселый девичий голосок, и двери распахнулись, впуская Айю Этори собственной жизнерадостной персоной в окружении мрачных стражников и их молчаливого командира Грега Бьорна.

— Как вижу, ждали только меня? — магисса присела в идеальном реверансе, заставив принцессу захлебнуться желчным смешком. А вот Марк оценил ее жест. Быть может, при правильной дрессировке, из девчонки и выйдет неплохая конкубина-содержанка, раз законной женой Этори не пожелала стать. — Я пришла. Приветствую, Марк, век бы тебя не видеть. И Вам, принцесса, нескучного вечера. А давайте угадаю, что вы хотите от меня… Так… ты, Орт Лейт, наверняка жаждешь убедиться, что мы с тобой совместимы, и добиваешься своего любыми методами, это понятно. Что ж, не буду тебя разочаровывать в этот раз, я готова. Сколько единиц ты примешь? А то во мне сейчас порядка двух тысяч. Не ожидал? … А Вам, Ваше Высочество, что же спокойно не спится? Захотели Высшего на поводке повыгуливать? Советую губу закатать и собачку себе для этого завести. Нет Вас в его списке любовниц на ближайшие пару сотен лет. Чистую правду говорю, сама под диктовку писала.

— Он забудет про всех будущих девок и про тебя тоже, подстилка! — Эрика недобро прищурилась, нависая над маленькой белокурой магиссой. Аромат ее дорогих тяжелых духов окутал девушку, вызывая приступ удушья. Но она не отступила, лишь лучезарно улыбнулась побелевшей от ярости женщине. — Твоя участь уже решена! А будешь сопротивляться и хамить, только усугубишь все! Демон мой!

— Это ты так решила, несравненная? — с издевкой, лениво протянул Эльхарн, проявляясь в кресле, которое до этого занимал Марк, ожидая аудиенции. — Очень даже самонадеянное заявление… Ничем, кстати, не подкреплённое. Ты каким местом думала, когда отдала команду арестовать мою подопечную? Своим… хм… соблазнительным нижним ярусом? А головой думать не пробовала? Хотя, о чём это я… Это же тебе совсем не свойственно. Так вот, тебе наверняка в детстве на ночь сказки читали про мстительных демонов? — и мир вокруг потемнел, подернулся пеленой мрака, а в наступившей оглушительной тишине черный бронированный Зверь сделал несколько тяжелых шагов. От его темной мощи начала потрескивать охранка Дворца, выбивая тусклые искры из защитных силовых контуров. — Аэры, Айю под охрану!

— Команда принята, аэрх, — рядом с девушкой выросли шесть здоровенных, серокожих Высших демонов в боевом обличье. У них у всех была одна отличительная черта — они не отбрасывали тень. Просто их тени служили им крыльями и плащами, в которые они заворачивались, уходя в изнанку. Один из демонов глухо уточнил. — Источник угрозы устранить? Я могу забрать её душу?

— Пока не трогать, — тёмный внимательно посмотрел на побледневшую Эрику, спрятавшуюся за спину Орт Лейта. — Скверная у нашей принцессы душонка, как видишь. А вот если Высочество начнет дергаться, я тебе пару городов отдам. Можешь с ребятами поразвлечься. Да, Эрика? Тебе же своих подданных совершенно не жаль?

— Хватит! Не надо! Я всё …поняла, — женщина впилась зубами в сжатый кулак, чтобы не завыть от бессилия и отчаяния. Она едва нашла в себе силы, чтобы прошептать. — Но… но она же согласилась отдать свою силу Марку! Добровольно!

— Так я не против, — Эльхарн нежно погладил Айю по плечу. Это выглядело настолько нелепым в глазах принцессы, что слезы градом покатились по ее щекам. Но она все глядела сквозь слипшиеся ресницы, как огромная когтистая лапища ЕЕ демона осторожно проводит по телу магички. А та светло ему улыбается и тянется за лаской, ничуть не смущаясь присутствующих. — Птичка моя маленькая, а ты готова поделится с этим мудил… рисковым парнем капелькой магии? Сделай это, как тебя Торн учил.

— Да, не вопрос, Эль, — девушка согласно кивнула. — Марк, готов к ритуалу передачи? Возьми меня за руки. Да не хватай же так сильно! Оооуу, чуть запястье не сломал! Эльхарн, нет! Прикажи «ходящим» освободить Марка. Спасибо, мой любимый защитник, ты такой заботливый. А ты, Орт Лейт, впредь думай, прежде, чем пытаться сделать мне больно. Мы так не договаривались! — надменное лицо графа вытянулось от возмущения, но шесть весомых аргументов, заслонивших от него магичку убедили его прижать хвост.

— Хмм, Айя, твои слова надо где-нибудь записать, потом внукам буду показывать, — Эльхарн тем временем расплылся в довольной улыбке, которая на его монструозной мордахе выглядела зверски забавно. — Моя ты лю-би-мая… Уффф! Так, пора уже заканчивать это представление. Аэры, мою женщину проводить в Логово, охрану не снимать.

— Принято, аэрх Эльхарн, — снова отозвался серокожий, который был старшим в отряде охраны. — А с этими людьми что прикажете делать?

— Оставьте их, — Первородный деловито осмотрелся. — Пусть живут. Недолго и несчастливо. Разговор с ними еще не окончен. Ах, да! Тут еще и архимаг Лантар где-то обретается. Его я тоже забираю. Ваше Высочество не возражает? Молчание — знак согласия, поэтому… Бьорн, дружище, ты же видел, что принцесса согласна выпустить Его Превосходительство и вернуть в стены Высшей Школы незаменимого и.о. ректора? А что касается тебя, светлый… Ты сегодня рискнул даже больше, чем жизнью своей никчемной. Если бы не Айя со своей просьбой не трогать тебя, то Его Святейшеству отправили бы магпочтой кулечек с прахом. Твоим! А душа бы была разделена между моими «ходящими». Больше предупреждений не будет, магистр. Ритуал повторится завтра, Хранитель передаст тебе пропуск в Логово.

Эльхарн повернулся к девушке, которая устало позевывала в ладошку, переминаясь с ноги на ногу. Запал ее энтузиазма понемногу иссяк, а виски начало потихоньку колоть, предвещая тяжелую ночь. Она подняла руки, чтобы потереть их, но напоролась на сочувствующий взгляд демона. Пришлось нарочито поправить волосы и бодро улыбнуться.

— Иди ко мне, усталая птичка, нам пора лететь домой, — Высший распахнул крылья, подхватывая Айю на руки и укутывая до подбородка в свою ласковую тьму. — День был насыщенным событиями. И мои крылья в полном твоем распоряжении на всю ночь, — и уже совсем тихо, только для нее добавил на ушко. — Моя любимая девочка…

22

«Моя любимая девочка! Эрика!

Я ничуть не сомневаюсь в твои намерениях, поэтому предоставляю тебе этот шанс убедиться в своей неправоте. Глупое упрямство, помноженное на тщеславие и магию соблазна — плохие помощники для будущей Королевы. Но, твои ошибки — это твой собственный выбор, доченька. Мое письмо передадут тебе только в том случае, если ты все же, вопреки моим доводам и наперекор моей воле, решишься пойти ва-банк.

Можешь доверять Бьорну, он тебе поможет справиться с последствиями. Лантар тебе тоже не враг.

P.S. Надеюсь застать хотя бы половину дворца в целости.

Р.»

Желание убивать всех и вся, которое овладело Ее Высочеством после ухода Высшего с Айей на руках, пропало вместе с желанием жить. И теперь безопасник мог наблюдать перед собой лишь красивую, но опустошенную оболочку, машинально выполняющую требуемые действия. Он был почти уже готов послать за личным целителем принцессы, но тут она пошевелилась и впервые за долгое время, проведенное в неподвижности, произнесла.

— Все кончено, Грег, — Эрика подняла заплаканные глаза на молчавшего все это время начальника охраны. — Он признал ее своей парой. Теперь Айю можно только… поздравить с помолвкой.

Она еще немного помолчала и, скорбно опустив плечи, поднялась, чтобы уйти к себе в личные покои.

— Ваше Высочество, — Бьорн последовал за ней по коридору, ведущему в крыло замка, отданного Королем в распоряжении принцессы. — Я пришлю к вам лекаря, Вам надо успокоиться и поспать. Вы полночи прорыдали. А сегодня вечером прием в честь открытия Зимнего сезона балов.

— Ты смеешься, какие балы! — Эрика грустно и совсем не агрессивно отмахнулась от мужчины. — На этом приеме я должна была представить всем моего… Грег! Не могу об этом! Кажется, сейчас просто умру от стыда и отчаяния!

— Вы сильная, моя принцесса, — Бьорн склонился перед потерянной и обессиленной женщиной. — Я уже дал распоряжение от Вашего имени взять с каждого свидетеля клятву о неразглашении. Есть и еще одна новость… Ваше Высочество, после тщательной проверки в ходе… хм… реновации Вашей спальни был обнаружен неизвестный артефакт. Создали его не наши человеческие маги и не демоны, скорее всего, он темноэльфийский, из запрещенных практик…

— Что за гадость вы нашли? — принцесса с трудом сконцентрировалась на словах безопасника, отгоняя печальные мысли. — Какое у нее действие?

— Наведенное проклятье, — коротко доложил начальник охраны. — На Вас. Объект влечения — Высший. Поэтому Вы и не могли справиться со своими… желаниями. Его воздействие было точно рассчитанным, кратковременным. Во время сна. В остальное время он бездействовал.

— Как обнаружили? — Эрика собралась и начала уже более четко задавать вопросы. — Разве мои покои не проверяют архимаги? А Лантар? А ТЫ!

— Ваше Величество, архимаги… не проверяли Вашу постель, — немного смущенно ответил Бьорн. — Видите ли, кто-то из Ваших… фаворитов активировал артефакт во время… своего визита. Обнаружить его практически невозможно. С этим мог бы справиться только милорд Лантар, но…

— Но он давно не был в моей спальне, — закончила его речь принцесса. — Вы артефакт уже дезактивировали?

— Он, как бы сам, — Грег Бьорн ухмыльнулся. — Как только слуги вынесли старую кровать, она вспыхнула… а в ее останках и обнаружили проклятую вещицу. По остаточным эманациям архимаги смогли установить приблизительный уровень воздействия и направленность чар. Сейчас в Вашей спальне полностью наведен порядок и поставлена дополнительная магическая защита… первым архимагом Лантаром. Надеюсь, Вы не возражаете?

— Бьорн, ты же понимаешь, что это неспроста, — Эрика пристально взглянула в глаза телохранителю. — кто-то целенаправленно подталкивает Угорию к развязыванию войны с демонами. Созывай Малый военный совет и пригласи верхушку Ковена! Надо до вечернего приема успеть обсудить наше положение. И… сообщи отцу, что полдворца очень ждут его скорейшего возвращения.

* * *

Первый легат Владыки, Умракар, по-свойски развалился своей немаленькой тушей в самолично выбранном им кресле. Парочка сидений, не прошедших предварительную проверку на прочность, жалкой кучкой были свалены возле камина в покоях Эльхарна в школьном Логове. А недовольные таким отношением к хозяйскому имуществу кобольды тихо, но грозно шипели на него с каминной полки. Как только командующий легионом поворачивал свою массивную башку назад, парочка замирала по стойке смирно в самых причудливых позах.

— А вы неплохо так устроились здесь, младший Али Грей, — демон показушно подчеркнул вторичный статус Эльхарна. — Говоришь, защита шести стихий, как минимум. Или больше?

— Говоришь ты, легат, и местами не по делу, — Высший, дождавшись вышедшую из ванной комнаты Айю, уже привычно взял ее на руки, прикрывая тьмой от жадного взгляда незванного гостя. — Спи, храбрый лягушонок и не подслушивай взрослых. И да, Умракар, некрос я тоже вплел. И иллюзии. Так что, посчитай сам, если сможешь.

— А также, в довесок, призрачных гончий привязал, — командир личной охраны Темнейшего нехорошо улыбнулся, завистливо щуря маленькие желтые глазки, спрятанные под тяжелыми складками век. — И сколько же стражей ты сманил, наследничек?

— Не сманил, а забрал положенное мне по положению, — Эльхарн нежно баюкал сонную Айю в своих крыльях, не отрывая взгляда от нарывающегося на трепку немолодого демона. — Тринадцать шавок в охранку вплел… А что, Владыку земноводное заело, жалко стало элитных псинок для нас?

— Не жалко, аэрх, а вот про супругу его ты правду сказал, злится неимоверно, — главный охранник басовито расхохотался, заставив Эля недовольно поморщиться и покрепче прижать к себе вскинувшуюся в испуге девушку. — Ты зачем её сокровищницу разграбил?

— Это ты про несчастные пару-тройку комплектов? — темный ласково провел рукой по влажным, потемневшим после умывания волосам магиссы, снова крепко уснувшей на его коленях. В его понимании, настоящая драгоценность сейчас беззащитно обнимала его во сне, трогательно сопя и изредка глубоко вздыхая. — Из ста шестидесяти. Не обеднеет. И отец в курсе, если ты сейчас вздумаешь уточнять. Сам понимаешь, аэр, без его благословения я бы не рискнул фамильные драгоценности на Айю надеть.

— Кстати, наш Повелитель просто жаждет вас двоих видеть, — легат насмешливо посмотрел на хозяина Логова. — Рандеву назначено на сегодня, отказы не принимаются.

— Перетопчется, пока моя девочка не выспится, с места не стронусь, — Эльхарн осторожно прикоснулся губами к виску Айи, мечтая, чтобы грыхов переговорщик поскорее провалился в Пекло. — И даже не думай меня…

— Лови, младший, — в лицо отвлекшегося на свое сокровище Эльхарна полетело кольцо, незаметно стянутое с пальца и активированное Умракаром. — Поймал? Ай, молодец. Реакция есть, значит и дети будут…, - а затем легат резко метнулся из жалобно хрустнувшего кресла к камину и зажал в кулачищах перепуганную и не успевшую дать деру нечисть. — Еще учиться и учиться тебе, сопляку, как с легатами бодаться… Ну-с, мелкие засранцы, теперь поговорим о вашем здесь пребывании. Докладывать по одному!

* * *

— Явились, не запылились, — Владыка Пекла сердито глянул на перенесшихся к нему наследника с так и не проснувшейся Айей. Правда, громкость возмущения он уменьшил и приглушил пляшущие в глазах огоньки веселья. — Эльхарн, грыхов ты несостоявшийся фаворит! Что за проблемы у тебя с Эрикой? Разве мы не обсуждали возможные последствия!?

— Да, нет там проблем, отец, — наследник аккуратно прижал к себе девушку и подул ей в лицо. Через пару мгновений яркие голубые глаза уставились на него вопросительно. А смущенная улыбка чуть не привела к опрометчивому отступлению в изнанку. С трудом сдержав порыв утащить Айю обратно в Логово, темный спустил ее на пол, перевёл взгляд на ухмыляющегося Владыку и продолжил объяснять. — Погорячилась она на свою бедовую головушку. Да и неопознанные умельцы помогли ей с расшатыванием психики. Там сейчас Бьорн с моей подсказки разбирается на месте.

— Руки протяните, ко мне, быстро! — неожиданно рявкнул Даркхарн, пряча что-то за своей спиной. — Я кому сказал? Ты меня не услышала? Айя, дай лапку!!!

— Ой! Нате, вашество темнейшество, только не оторвите, — ещё не окончательно очнувшаяся от наведенного сна девушка протянула к Владыке руку и вздрогнула, когда её предплечье охватил витой браслет из черного золота. — А что это было?

— Это, девочка, брачные браслеты Первородных на вас, — Вашество совершенно счастливо улыбнулся во все свои клыки, убедившись, что украшения, вспыхнув алым, проросли магической вязью, скрепившей союз бестолковой парочки. — Вы теперь женаты, моей властью и ранее обменянной между вами силой. Можете поцеловаться, молодожены, не стесняйтесь!

— А я целоваться не умею, — ответила Айя, настороженно разглядывая брачную метку на своей руке. — Не было возможности научиться, Эль от меня всех поклонников отгонял! А я что, теперь его взаправдашняя жена?! О, Тьма вездесущая! И что я теперь должна делать?

— Вот муж тебя и научит, и не только целоваться, — Владыка по-мальчишечьи непочтительно подмигнул. — А ещё кое-чему… хм… поинтереснее. У него опыт богатый.

— Не больше, чем у тебя, — спокойно парировал Эльхарн, намекая на третью супругу Владыки. Он взял свою новоиспечённую жену за похолодевшую ладошку и успокаивающе сжал дрогнувшие пальчики. — Ладно, вы тут и без нас отметите это событие, Ваше Интриганство, а мы тогда к себе? Учиться целоваться? Портал откроешь, коварнейший?

— Сам откроешь, не маленький, — Владыка Пекла иронично посмотрел на сына. Сегодня расклад сил в обоих мирах снова сместился в пользу Нижнего. — Мне когда внуков ждать? Надеюсь, не очень долго. И да, охрану я вам оставляю. И ещё гончих тебе даю. Десяток. Цени мою доброту.

На скептический взгляд Эльхарна довольный Повелитель лишь величественно выпрямился, и Айя с удовольствием отметила их поразительное сходство не только в наружности, но и манерах, и в характере. И не расспросишь же Мариссу, как управляться с таким муженьком. А вот и сама, не к ночи упомянутая, супружница Даркхарна, в умопомрачительном платье и драгоценностях на всех открытых частях тела. Даже пару позвякивающих цепочек на щиколотках разглядеть можно.

— Так вот, где они! — в зал почти вбежала "полувасилиска", тяжело дыша откровенным декольте и рассыпая искры вокруг себя. До вырастающих из тела шипов она еще себя не накрутила. Но по ее горячечному румянцу и выставленным в сторону молодожёнов когтям было видно, женщина старалась, готовилась. — Эльхарр-рн, ты что о себе возомнил!? Мало того, что стащил моих призрачных стражей, так ещё и в очередной раз обнес мою сокровищницу! Ой, погодите… как это? Что это?! На вас же брачные браслеты!!! Дорогой, они, что же, поженились? Без меня?!!!

— Как видишь, моя красавица, — Владыка сделал замысловатый жест рукой, показывая всю степень запущенности их отношений. — Я сам постарался! А теперь, брысь отсюда, малолетки. Пока я на вас окончательно не разозлился! И, так и быть, ловите портал. Эльхарн, празднование обсудим отдельно. А с тобой, дорогая, мы поговорим прямо сейчас. И тебе этот разговор явно не понравится.

— Беспокойный выдался денек, — проворчала Айя, скрывая смущение на лице и утыкаясь в теплое плечо своего… о, Тьма, СВОЕГО уже мужа! От желания грохнуться в законный девичий обморок она быстро себя отговорила. Не хватало еще показать себя истеричной дурочкой в первую же… брачную ночь. Но от этого словосочетания она еще больше разволновалась.

— Да, и ночь та еще, спать уже поздно… или рано… как считаешь… жена? — Эльхарна ее внезапная робость и тихое «угу» лишь позабавили.

«Ну, и что дальше делать будем со всем этим? Вот же, папаша — грыхов манипулятор, так подставил с этой поспешной женитьбой!». Нельзя было провернуть все по-темному, элегантно, с помолвкой, принятыми у нормальных Высших ритуалами… Внуков ему подавай!

Ему было немного неловко за то, что девушка сейчас вся напряглась, как струна, и даже смотреть на него не хочет. Прячется в свою раковину, а там, ох, какие воспоминания и ужасы живут. И ему предстоит их вместе с ней преодолеть. Потихоньку, не испугав еще сильнее, не искалечив и не спугнув то робкое счастье на двоих, которое однажды, совершенно случайно приземлилось на его крылья с небес.

И глядя на эту маленькую, сильную, робкую и, одновременно, храбрую птичку, Эльхарн принял решение.

— Пойдем, Айя, нам пора это сделать — он не стал слушать ее бессвязные отговорки, не обратил внимание на мелькнувшую в глазах обреченность. Лишь сильнее стиснул ее окаменевшие плечики… и провалился в изнанку.

Сколько раз они с мелкой бродили по закоулкам Тьмы, подходили к самому краю Бездны, осторожно нащупывали грани других, еще не открывшихся им реальностей. Благодаря силе магии Эльхарна Айя могла чувствовать себя в безопасности в этих беспредельных краях, таящих тысячи опасностей для неосторожных путешественников. Несколько раз им попадались истончившиеся в своих скитаниях потерянные души тех, кто пренебрег правилами и навсегда привязал себя к нежизни во Тьме. И среди этих неудачников были и те, кто когда-то учил или был знаком с младшим наследником, и кто бросился его вытаскивать ценой своей жизни на поверхность, и кто был отправлен им туда в наказание. Все эти полутени скрывались в бесконечных преломлениях реальностей и, больше не ощущая себя частью мира живых, стремились лишь к одному — убивать пришлых в отместку, загонять их души в теневые пределы и безжалостно поглощать их.

Сейчас им обоим требовалось отвлечься, вновь начать доверять друг другу. Поэтому Эль молча вел Айю за руку по искривляющейся, одной ему знакомой Тропе, среди череды острых сколов, чернильных разрывов и зияющих провалов пространства изнанки.

Наконец, он набрел на относительно безопасное место — скромный по размерам пятачок плотной тьмы, на котором остановился и, не давая девушке шагнуть дальше во мрак, мягко привлек ее спиной к себе. Обхватив ее двумя руками и нечего не объясняя, замер и постарался максимально раскрыть себя, свой внутренний источник, свою сущность для той единственной, которую ему подарило небо.

Сначала Айя была совершенно скована, лишь тихонечко вздыхала и боялась пошевельнуться. Постепенно их сердца застучали в унисон, дыхания выровнялись, два существа стали почти единым, нераздельным целым. А мир изнанки затаился безмолвной тишиной вокруг, окутывая двоих влюбленных возможностью стать друг для друга чем-то еще большим.

Айя первая начала тянуть силу из демона, но через некоторое время поток энергии вдруг повернул вспять и начал неумолимо захлёстывать Эльхарна. От пресыщения Высший не смог даже двинуть пальцем, он онемел окончательно, лишь распахнутые во Тьме глаза наполнились болью и жаждой избавления от рвущей его магии. А маленькая магисса внезапно выгнулась в его руках и дико закричала. От бессилия хоть чем-то ей помочь темный рвал свои силовые линии изнутри, но они снова, и снова, и снова восстанавливались, не давая ему разъединиться с любимой. И когда эта обоюдная пытка прекратилась, а к его ногам упало хрупкое бездыханное тело, он впервые в жизни потерял над собой контроль. Трансформации сменяли одна за одной, пока Высший не перерос во что-то совсем уже не поддающееся описанию, величественное и одновременно безумно жуткое. И это отчаявшееся и оттого неиствующее существо припало на свои четыре лапы, молотя хвостом, и среди потрясенных граней прокатился до жути леденящий души и разрывающий пространства вой. Потом чудовище упало рядом со своей нареченной.

Сколько времени они пролежали вот так рядом неизвестно. В изнанке обычные законы мироздания не действуют. Но тот миг, когда полупрозрачная, полная внутреннего света ладошка скользнула по омерзительной морде перерожденного демона, он не забудет никогда. Сколько бы ему не пришлось прожить на этом свете и в посмертии. Маленькая женщина, его любимая маленькая Айя, приподнялась, опираясь… на два совершенно черных, плотных крыла и, облизывая пересохшие губы, улыбнулась.

Потом была их сумасшедшая, адреналиновая гонка наперегонки, перемежающаяся с полетами, прыжками с граней во тьму, переходами, порталами, пока они в итоге, совершенно измученные и опустошенные, не вывалились в оранжерее, под взглядом изумленной предрассветной луны и россыпи ярчайших звезд на замершем от мороза небе. Стеклянная крыша над ними давала тусклый рассеянный свет, а расставленные пока еще в хаотичном порядке кадки с цветущими кустами дарили умопомрачающий аромат.

Не хотелось ни говорить, ни двигаться…

— Айя… считаешь, что был неправ, не позволяя тебе встречаться с другими, — глухо прозвучал голос Эльхарна, потеснив расслабленность и запустив по коже девушки тысячи маленьких, приятных иголочек. — Позволишь исправить?

— Рискни, Эль, — «я доверяю тебе, любимый!» хотелось крикнуть Айе, но она лишь застенчиво прикусила губу, вызвав у демона смешок. — Я тебе доверяю.

Он повернулся на бок, чуть нависая над ней. Постарался, как мог, поточнее запомнить этот образ, созданный, казалось из игры света и тени. Рассыпавшиеся белокурые прядки ореолом вокруг головы, нежный, светлый лик лица, шея, беззащитный наклон которой вызывал несомненно темные желания… И перелив угольно-черных крыльев под ней… Которые она не смогла или не захотела спрятать. Открытая, хрупкая, доверчивая, только его!

В неугомонном и, в целом, крайне нестабильном существовании демона появился настолько мощный и притягательный якорь, что теперь он, никогда и нечего не боявшийся, испытывал одновременно и дикий страх потерять эту малышку. И его чувство демона-собственника наконец-то довольно урчало, заполучив в безраздельное пользование Айю.

Поэтому он не станет торопиться, а начнет обольщать, как истинный темный, свою юную, неопытную жену, устроит ей настоящую Школу для высших… хм… с определённым уклоном. Таким вот, как открывает эта полубнаженная грудь (и когда только успел расстегнуть все эти 40 пуговичек на лифе ее домашнего платья — мечты пансионерки! пересмотреть гардероб и пор-р-рвать к гр-р-ыхам все неаппетитное!)… Или округлое плечико… или…

Первый урок поцелуев по экспресс-программе будущего дедушки длился до того момента, пока северное солнце не начало слепить глаза. Губы Айи припухли, на ней практически не осталось одежды, в отличие от ее мужа. Как и стыда, и страха, и плохих воспоминаний.

Почти смерть в изнанке, когда она невольно призвала к себе наследие лаургов, до этого дремавшее в ее крови, и разделила свою жизнь и магию с демоном, приняв от него в качестве свадебного подарка возможность не только летать, но и ходить в тени. Это стоило ей каких-то несчастных воспоминаний, которые не давали ей нормально существовать и которые наконец-то растворились в потоке безграничного доверия к любимому.

Айя ощущала себя настолько цельной, правильной, что, глядя в счастливые глаза своего мужчины, она не боялась ни предстоящей ночи, ни мириадов ночей и дней, которые они проведут вместе. Сегодняшние уроки она постарается запомнить навсегда, чтобы в любое время, прикоснувшись краешком сознания к своей памяти, вызвать это, сначала легкое и осторожное прикосновение его губ, а потом целый шквал огненных поцелуев и прикосновений. И даже маленькую горчинку разочарования, когда она поняла, что ее муж сдерживается, и главное событие, которое навсегда закрепит их брачный союз, произойдет лишь сегодня ночью.

Эльхарн помог ей подняться и привести себя в порядок. Пару раз они снова не удержались и процесс обучения грозил растянуться до обеда, но заполошное шуршание и вежливое то ли хихиканье, то ли покашливание спустили молодоженов с небес на землю. Крылья Айи исчезли, а в облике Эрхана не осталось ни намека на монстра.

— Да, выходите вы, хватить топтаться за кустом мальтиссы, это растение не любит много темной энергии, а вас, я вижу, распирает от нее, как сытых комаров, — с улыбкой позвала семейку домовых магисса Али Грей.

Смущенные, но очень радостные кобольды поспешно выкатились пред светлые очи хозяйки и темные очи хозяина и затараторили в два горла.

Разобрать в их нестройных выкриках, что произошло, получилось с трудом. В результате, выяснили, что час назад в покои Айи вошел Орт Лейт и устроил нечисти разнос, за то, что госпожи нет на месте. А они, герои, храбро отбившись от наглого пришельца и пробравшись на верхний этаж, не смогли помешать процессу обучения поцелуям от Великого мастера Эльхарна Али Грея. Тут домовята конфузливо распушились и попытались слинять. Но были перехвачены командирским окриком аэрха «а, ну, стоять — бояться!».

Пришлось подхватить их беспокойные тушки на руки и отправиться разбираться с магистром-ледышкой лично.

23

— Эй, светлый, в морду хочешь? — ласково прорычал Эльхарн, глядя на напрягшегося, но решительно настроенного Марка. Они застыли друг напротив друга, являя полную противоположность. Если бы Айя не понеслась пугливой козой сразу в ванную, умываться и приводить себя в порядок, то наверняка не удержалась и прокомментировала бы на эту сцену. — Сейчас оформлю. А могу еще в печень и по хребтине — выбор за тобой. Встал и свалил отсюда! Я неясно высказался?

— Брачные браслеты… настоящие, — магистр не сводил переполненного ледяной яростью взгляда с руки Эльхарна, державшего его за отворот мантии. Вязь черно-золотой брачной татуировки выглядывала из-под манжеты рубашки, опоясывая широкое запястье демона. — С каких пор, тёмный, ты слово не держишь? Не справился со своей женушкой в брачную ночь и совсем поехал крышей? Так я напомню, не гордый, вчера твоя девк… Айя обещала энергией поделиться. Вспоминаешь?

— Сейчас поделится, — демон предвкушающе оскалился, отпуская графа и вытирая ладонь о его белоснежную мантию. Слова высокомерного придурка его не задели, а девушка была слишком занята своим переодеванием и прической, чтобы обратить внимание на оскорбления. Но месть он в долгий ящик откладывать не станет. Северный лорд сам напросился. — Любимая, ты как? Есть еще силы ритуал провести? Я тебя не сильно замучил своей настойчивостью? — он дождался ее улыбки и обратился к магу. — К слову, кто процесс контролировать будет? Где назначенный Эрикой архимаг? Или это ты не пережил нашей с Айей женитьбы и впал от отчаяния в маразм?

— Яверия ваш охранный контур задержал, — неохотно процедил Марк, коршуном следивший за появлением магиссы Али Грей в гостиной. Ишь, вырядилась, как кукла!

Если бы он мог сейчас безнаказанно применить свою магию, одной двуличной дрянью стало бы меньше! От желания сжать пальцы на этой изящной шейке, с явными признаками проведенной бурной ночи, и вглядеться в эти дерзкие, счастливые глаза… почувствовать ее нарастающий ужас от невозможности сделать вдох… О-о-о! Орт Лейт бы дорого отдал за такую возможность поквитаться с Айкой. И, быть может, не прикончил бы ее сразу, а оставил бы в качестве игрушки для снятия напряжения… Твое ж, Светило, да в… Единому! Его разыгравшееся воображение было безжалостно разодрано в клочья прилетевшим сгустком силы.

— Лови! — Айя, недолго думая, запустила потоком некроса в замершего напротив нее бывшего жениха. — Вкусно тебе? А это всего лишь жалкие три сотни магиков. Не учишься ты, Марк, на своих ошибках… поводок на меня накидывать было не лучшей идеей.

— Добавки хочешь? — демон нехорошо улыбнулся, глядя на мага, катающегося от боли по полу и пытающегося переварить чужеродную энергию, пожирающую его изнутри. — А теперь — ползком на выход! И предупреждал же сразу, вали по-хорошему, так, нет, строит из себя бессмертного… Охрана, выкинуть его из Логова. Разовый допуск магистра аннулирован, проследите, чтобы этой мрази в пределах дома не было.

— Куда зашвырнуть тело светлого, аэрх Эльхарн? — за спиной Первородного из теней выступили двое «ходящих» в боевой ипостаси. — Просто выкинуть из флигеля или переместить в изнанку и гончих спустить вдогонку? Им должно понравится, засиделись, оголодали, — и по щелчку когтей вокруг распростертого магистра материализовалась десятка одних из самых опасных тварей Бездны. — Команду «фас» даем?

— Не надо, — Айя с интересом наблюдала за с трудом пришедшим в себя лордом. Его лицо было перекошено от смеси ненависти и боли, а по шее расползалось жутковатое на вид трупное пятно. В комнате ощутимо запахло тухлятиной. Пришлось Эльхарну сотворить очищающее воздух заклинание, которое не особенно помогло. — Марк, тебе хватит, или ещё добавить от щедрот моих?

— Не надо мне ничего добавлять, — их заклятый враг, в чем, собственно, девушка уже не сомневалась, неуверенно поднялся на ноги и осмотрел свои ладони с почерневшими и наполовину отслоившимися ногтями. Исцеляющее заклинание в защищенном от посторонней магии Логове не срабатывало, грозя превратить декана Орт Лейта в ходячий труп. — И собачек своих отзовите…, - он натужно откашлялся, вытирая рукавом некогда чистейшей мантии кровавую пену с губ. — Чем ты в меня кинула, Айя? Некромантия?

— Именно она, некрос в чистом виде, — Эльхарн втянул воздух носом и поморщился от отвращения. — Ты на грани, светлый, а собачки у меня не брезгуют ничем, даже таким куском тщеславного дерьма, как ты. Больше никаких предупреждений и попыток подчинить мою жену ментально или навредить физически. Иначе я тебя лично по кусочкам гончим скормлю, очень мелким кусочкам.

— Хм! С такой её защитой я и сам не рискну, — светлый, пошатываясь, заковылял в сторону выхода. И добавил еле слышно. — Пока не найду способ взломать ее… ведь это же не только демонические щиты. Эй, Этори! Чешуйчатые постарались? Я три блока с тебя сковырнул. А сколько их ещё осталось в твоих мозгах?

— Еще столько же, — хладнокровно ответила Айя, сожалея, что домовым придется сегодня снова убирать за этой падалью. На светлом ковре остались безобразные бурые потеки и почерневшие проплешины. — А добрался бы до последнего, тебе бы самому мозг выжгло. Так что, считай, Ваше Сиятельство, повезло тебе. Хотя я начинаю сомневаться, что у тебя есть чему теряться… Марк, отстал бы ты от меня! А то моё терпение не безгранично. В следующий раз врежу зарядом в единиц семьсот. И не только некросом. Ещё иллюзий добавлю для красочности или огоньку. Ты же их тоже не перевариваешь?

— Всё, малышка, плохой дядя сейчас исчезнет, — Эльхарн зловеще улыбнулся, распахивая портал за пределы Логова перед заострившимся носом стремительно разлагающегося декана. — А мы отдыхать пойдем. По контракту у тебя есть право на три дня отпуска за свой счет в случае экспресс-выхода замуж. Да, не переживай, Ай, я с Лантаром все формальности утрясу. А ты, Марк, чтоб и не смел дышать в сторону моей жены. Ты меня услышал?

— Не глухой, — граф напоследок мрачно посмотрел на «ходящих в тени» и десяток недовольных призрачных гончих, окруживших его плотным, безмолвным кольцом. И не удержался, хрипло расхохотавшись и так и не войдя в переход. — А ты в курсе, муженек, что твоя благоверная — не человек?

— Я — в курсе, можешь не сомневаться, а вот ты сейчас проглотишь свой поганый, длинный язык, — Высший угрожающе расправил плечи, раскрыв за спиной крылья из тьмы. — Айя Али Грей — лаург. Теперь ты все узнал, что хотел? Вон отсюда! А то я, и вправду, собачек спущу. И совесть меня мучить не будет, за неимением таковой. Вот, у моей любимой женщины можешь спросить, какие у меня с этой бесполезной функцией отношения.

— Ой, не могу! Нет у Дёмы никакой совести, и даже тени её не наблюдается. Вместо нее хвост вырос! — Айя с тихим смехом прижалась к мужу, осторожно касаясь пальчиками клубящихся крыльев. Ее так и тянуло ухватиться за них и отгородиться от надоевшего северянина и распространяемого им отвратительного запаха тлена. Тем более, что усталость все больше давала о себе знать, веки наливались свинцом и грозили впадением в спячку прямо на ходу. Эльхарн поддержал свое сокровище за талию, и одним жестом впихнул упирающегося графа в тут же захлопнувшийся портал, а вторым — отдал приказ охране исчезнуть.

«А я, оказывается, бесценный раритет!» — это стало последней связной мыслью магиссы, перед тем, как она провалилась в глубокий сон.

* * *

Уже несколько безрадостных часов Его Святейшество не находил себе места ни в покоях Цитадели Света, ни в лабиринтах парковых дорожек. Даже отработанные годами медитации с перебором четок, изготовленных из идеально ровных, бархатистых на ощупь, радужных жемчужин, размером каждая с крупную виноградину, не вселяли больше спокойствие и умиротворение в нервничающего Пастыря. Ни помогло также и любовное поглаживание статуи обнаженной кающейся грешницы, выполненной в полный рост из редчайшего Ирессийского мрамора, дающего ощущение живой, теплой плоти под скрюченными от артрита пальцами. А всё эта истинная парочка нелюдей из Угории, будь они прокляты Вечным Светом! Старик в припадке чистейшей злобы мешал проклятья вперемешку с руганью на всех известных ему наречиях Верхнего мира. Отдельно он прошелся по характеристикам Темного Владыки.

Откинув в крайнем раздражении бесполезные четки и хлопнув по бесстыже оттопыренному каменному заду, он вызвал к себе для разговора прислужника, принесшего с утра выбесившие его вести.

— У инициированной Тьмой Айи Али Грей отросли крылья, — соглядатай Бренидира II понуро глядел на своего патрона. — Они вчера с демоном устроили показательный полет над Школой. Выходит, она, действительно, лаург!? И откуда, Отец мой, у нас взялась эта нечисть? Мы же их того…, - он провел ребром ладони по горлу. — Причем, похоже, чистокровка, значит, лаургом был ее отец… иначе она бы не смогла пройти инициацию в изнанке.

— Прибавь к этому наследие сирен и толику эльфийской крови, — недовольное таким раскладом начальство пожевало сморщенными губами и скривилось от досады. — Причем я так и не выяснил до сих пор, темной или светлой. Выходит, брат Остран, она сейчас владеет практически всеми видами магии… Это делает ее исключительно опасной для нас. Её надо поймать.

— Могу я считать это также приказом на устранение Эльхарна? — храмовник втянул обритую голову в плечи, становясь похожим на стервятника в своем черно-белом облачении. — Но он Высший, и его подпитывает магичка с бездонным резервом. Они же половину Угории выжгут, если на них начать охоту. А если демон погибнет… от войны с крылатыми нас ничего не спасет!

— Войны не будет, младший наследник просто исчезнет, — жестко отрезал Его Святейшество, накрывая знак Единого на груди ладонью. — А вот Айю надо захватить и переместить в Гнездо ворона. С «судьями» я договорился. А уж там мы с ней побеседуем, используя все козыри, которые будут у нас. И я даже не сомневаюсь, что мы сумеем договориться.

— «Когда на нас гончих из Пекла спустят, договариваться будет некому», — подумал соглядатай, топчась на месте. — «А следом придут их легионеры».

— Вы видели демонов в боевой трансформации, Пресветлый Отче? Я видел, отвратительное зрелище. Тогда наши неразумные светлые братья напали на кого-то из Высших. Причем, не из рода Владыки. В разгар схватки появилось их звено — шесть «ходящих в тени». И город Заранд исчез с карты Верхнего мира. Они его просто в пыль превратили вместе домами и жителями. На это им потребовалось всего несколько минут. И это они ещё не торопились.

— А когда они своих гончих на Торракен спустили, то дома остались стоять, — Бренидир II сжал челюсти до скрежета. — Правда, из живности исчезли не только люди, но даже крысы. Там ничего живого не осталось. Но всё равно, мне нужна эта магичка! И живая! А в Гнездо демонам доступа нет. Единственное место, куда наши враги попасть не могут, даже «ходящие по изнанке».

— Что не помешает им разгромить остальную территорию, — тоскливо промямлил бритоголовый. — Если молодожены одновременно пропадут, Вы думаете, что Владыка разбираться будет? Да ему проще кинуть на Угорию пару своих легионов в несколько сотен голов. Можем ли мы, служители Единого, подписаться на это?

— Не твоего ограниченного ума дело! — резко выкрикнутые стариком слова дробно отразились от высоких колонн, приобрели мощь и ударили храмовника наотмашь по лицу. Он нелепо выпучил глаза, хватая разбитыми губами воздух, и еще ниже согнулся перед разъяренным Пресветлым. — Выполняй команду! Эльхарном займутся другие. Твоя задача — Айя. На, возьми пластину. Переломишь, когда схватишь её, и перенесешься в скальную крепость к «воронам». Вопросы?

— Я все понял, Пресветлый, — прислужник низко поклонился, сотворив знак Единому перед собой. Но не удержался от сказанного тихим шепотом себе под нос. — «Если только за нами их адские шавки не кинутся. А они обязательно это сделают из-за своей адской «сучности», — он медленно распрямился и исподлобья спросил. — Вы в курсе, Отче, что Эльхарн притащил в Логово гончих?

— Он их к куполу охранному привязал и выпускает только в изнанку, поохотиться, — светлый гнусно ухмыльнулся, показав не по-стариковски крепкие острые зубы. — Так что их можешь не опасаться. А защиту Логова мы трогать не будем. Мы эту темную парочку на территории Школы возьмем, где их защита не сработает. Девка будет на заседании школьного совета, а хвостатый… Впрочем, об этом не думай. Твоя забота — наша одаренная сиротка. Только смотри, осторожно к ней приближайся, если она в тебе заподозрит угрозу, то ты получишь, как минимум, огнешаром помеж глаз силой в три десятка единиц. А я сомневаюсь, что ты такую атаку отразишь.

— Я и с меньшей не справлюсь, если у меня не будет дополнительных накопителей и щитов, — брат Остран тяжело вздохнул, уже чувствуя себя загнанным между двух огнешаров разом. Своей шкуркой он дорожил, но и против приказа Пресветлого возразить не мог. — А если она еще и ледяным заклятьем припечатает, будет совсем грустно. Я так догадываюсь, что девчонка защитную «зеркалку» одновременно с атакующим заклинанием выставляет? Читал отчеты директриссы в ее личном деле. Талантливая малышка. Так вот, Ваше Святейшество, если она щиты выставит, я её тронуть не смогу. «Зеркало» — это не шутки. Оно же такой откат даст, что не будет ни меня, ни Школы. И это в лучшем случае.

* * *

Недаром Темнейшему доносили соглядатаи, что у его благоверной женушки есть потайная комнатка, полностью обшитая изнутри юриссийскими зеркалами и встроенным в кладку стационарным пологом безмолвия. В этой мини-студии, на импровизированной сцене аэрхесса Марисса оттачивает свое мастерство выматывания души из еще живого человека. При этом она всего лишь изводит его придирками по поводу малочисленности и дешевизны своих нарядов, из-за несметного количество которых Повелителю пришлось достраивать еще одно специальное крыло Цитадели, состоявшего из череды гардеробных. Или безрукости отдельно взятых слуг, у которых по «чистой случайности», вдруг, внезапно, окаменели и отвалились верхние конечности, потому что одна беременная полувасилиска не удержала под контролем свой фирменный взгляд. Или на несъедобность шеф-поварских блюд. Песку в них золотого маловато, и он как-то вяло хрустит на зубах, без огонька и пепла. А самым чудовищным пыткам подвергались те, кто был вынужден выслушивать перечисления всех достоинств шипастой красавицы. В этот момент она, не стесняясь, скидывала свои одежды и представала этакой забавной до смерти огненно-колюче-клыкастой тварюшкой весом под три центнера с красивыми красными глазками и улыбчивой пастью, способной заменить подгорным коротышкам землепроходческий комплекс. Кстати, один из выживших и умудрившихся сбежать из Марисськиного плена предлагал гномам выкрасть супругу Владыки как раз, чтобы использовать в этом качестве. Жаль, бедолагу неудачно приложило о камушек пару раз, так что Ее Темнейшество преспокойно продолжала измываться над подданными своего супруга.

Но Даркхарн, закаленный в двух предыдущих бездетных браках, которым отдал лет семьсот своей бесконечной жизни, на странные хобби супружницы внимания не обращал, периодически подкидывая к ней в студию-схрон выловленных шпионов, которых неугомонные претенденты на Темный трон пачками засылали в его дворец.

Вот и сейчас, благоразумно переждав разнотональные и бессодержательные вопли своей ненаглядной, Владыка снисходительно внимал потоку очередных обвинений в свой адрес.

— Ты их поженил! — Марисса с ненавистью смотрела на мужа, с одного боку полыхая, с другого покрываясь еще небольшими, но очень острыми шипами. — И на них сейчас наши родовые брачные браслеты! А почему не на старшем сыне?!

— Найдет себе достойную пару, и его обраслечу, — Даркхарн осторожно отодвинулся от особо длинного шипа, выстрелившего в его сторону из запястья красавицы. — И вообще, что-то давно я его не видел. Стоит, пожалуй, разузнать, где шляется старшенький Али Грей. Заодно уточни-ка мне, Мариссик, ты это из-за гончих взвилась или из-за драгоценностей? Зверушек можешь моих забрать, а побрякушек у тебя столько! Носить, не переносить.

От сказанных спокойным тоном слов Повелительницу сердца Темнейшего так и подкинуло. Она демонстративно попыталась схватиться правой рукой за сердце под левой грудью, но от красноречиво насмешливого взгляда Даркхарна опомнилась и уперла обе руки в боки. Два сердца билось у нее в груди, о чем она постоянно забывала, начитавшись женских любовных романов и натренировавшись в своей зеркальной комнате пыток изображать томных эльфиек, страдающих от неразделенной любви к суровым мачо-нелюдям.

— Он же совершенно неуправляем, — злобно прошипела эта не очень талантливая актриса. — И его человечка такая же дерзкая!

— Так она и не человечка вовсе, а лаург, — лениво протянул Его Темнейшество, шаря рукой за диваном в безрезультатных поисках бутылки вина. — С примесью. Зато, крылатая! Что, не ожидала от подкидыша такой родословной? А она, Марисська, покруче твоей царско-приблудной будет. Хорошая девочка… Но, вот только боюсь, сейчас за ней начнется охота. И на нашего младшего. А ты, женщина, хоть иногда вспоминаешь, что он ещё и наш сын?

— Я-то помню, демон ты бессердечный, — обиженная на всех женщина обессиленно опустилась к ногам мужа. — Но он же не идет на контакт! Совершенно!

— Он взрослый мужчина, а ты его постоянно унизить пытаешься, — Владыка ласково провел по переливающимся огненными всполохами волосам жены. Они напоминали ему обожаемых огнегривых, таких же непредсказуемых и диких, но в умелых руках табунщика становящихся покорными и ласковыми. Под его чуткими поглаживаниями будущая мать его третьего наследника умиротворенно вздохнула и кокетливо поправила пропаленное на левом плече платье. Правда, походило это скорее на попытку и вовсе избавиться от пострадавшего клочка одежды. Демон снисходительно улыбнулся, продолжая свою мысль. — А ты просто поговорить с ним никогда не пыталась? Просто поговорить.

* * *

Впервые за всю свою недолгую жизнь Айя проснулась с четким пониманием, что кошмары к ней больше не вернуться, а просыпаться она будет не от собственного вскрика, а от нежного, прочувственного, демонически жаркого по… полурыка на ухо «Айка, вставай! Ты проспала! У тебя сегодня заседание Совета Школы по подготовке к ежегодному королевскому смотру!»

Она разлепила сонные глаза и уставилась на развалившегося у нее в ногах демона, который строил невинную физиономию, а сам незаметно стягивал с нее одеяло. От того, что под ним она спала без ночной сорочки или белья, супруг, конечно же, был в курсе. Сам всё целенаправленно вчера вечером посрывал. И спрашивается, зачем тогда эти два дня и две ночи наряжал ее во всевозможные красивые наряды и сногсшибательное белье?

В первый раз, когда Дёма увидел ее в эльфийских, полупрозрачных, кружевных тряпочках, он натурально хлопнулся на пол и перестал подавать признаки жизни. Перепуганная магисса Али Грей, накинувшаяся на пострадавшего в попытке откачать его, была коварно перехвачена гибким хвостищем и красиво уложена на лопатки на новехонький ларенсийский ковер. Потом было несколько отчаянных попыток отбиться от мелькавшего в воздухе кончика-лезвия, потом незаметно она осталась совершенно обнаженной и беззащитно распятой, а Эльхарн, как и положено по учебной программе с особым, темным, уклоном, проводил с ней занятия.

Поэтому, точно осознавая, что не только не успеет привести себя в подобающий порядочной замужней магиссе вид, но и рискует провести первое брачное утро, судя по потемневшим от желания глазам Эльхарна, Айя с присущей ей приютской изворотливостью вывернулась из-под зарычавшего от досады темного и стрелой метнулась в спасительные недра ванной комнаты.

В спину ей донесся довольный ржач демонюки, точно рассчитавшего момент окончательного просыпания жены.

— Не забудь позвать, когда полотенце понадобиться, — крикнул он ей во след, заранее озаботившись, чтобы в ванной не осталось ни клочка ткани, которую можно было бы использовать для вытирания после душа. Этой малышке и носового платочка достаточно. Хотя…

Высший с нескрываемым удовольствие воскресил в своей идеальной памяти все изящные изгибы и прятавшиеся в несуразных, балахонистых шмотках выпуклости. А ведь как умело его Айка скрывала ото всех свою привлекательность и женственность. Ну, мелкая, погоди! Пора уже признаваться, что с уроками поцелуев они затянули… надо приступать к сдаче итогового зачета.

24

— Лови, гаденыш! — наемник кинул под ноги демону два активированных артефакта. — Ну, и что скажешь? Нравится, мразь? Ты уже труп!

— У тебя каждый накопитель всего на десятку, смертничек, — демон демонстративно расхохотался.

Но когда сделал шаг в сторону затаившегося человека, понял, что из-за своей излишней самоуверенности может оставить Айю безутешной вдовой. Судя по напряженной, трясущейся от страха фигуре наемника, он только что чудом не угодил в расставленную ловушку. Пришлось Эльхарну замереть в не совсем изящном полунаклоне, балансируя хвостом и упираясь одной когтистой лапой в землю. От его когтей по обледеневшей дорожке школьного парка потекли грязные ручейки талого снега.

— Айя, мне надо подключение к Источнику, этот клоун тянет из меня энергию, — демон усмехнулся, растягивая в жутком оскале черную пасть и полностью перетекая во вторую ипостась. В этом состоянии он мог беспрепятственно общаться с женой мысленно. Ментальную настройку они оба прошли у Торна после того, как на днях магисса испугалась до икоты, услышав голос Высшего в своей голове. А он всего лишь поинтересовался, не нужны ли ей его услуги в ванной, спинку потереть там или полотенечко подать. Пришлось потом в качестве лечения пугать малышку, погасив все магшары и вытаскивая ее полунамыленную и визжащую в спальню. Зато от икоты избавили. — Перекинь мне пару тысяч магиков, птичка, я сейчас ему накопитель взорву, к грыху!

Хотя демон и раньше мог при желании улавливать отголоски мыслей и эмоций своей пары, ведь она доверяла ему и особо не закрывалась ментально, но сейчас эта окрепшая после надевания брачных браслетов связь пришлась, как нельзя кстати. И хотя чужеродная магия артефактов приглушала ее, связь с источником нивелировала искажения.

— Лови, сбрасываю сразу всё, что есть, — Айя уже не обращала внимание на притихшее собрание Совета Школы. Она вскочила из-за стола и попыталась выбежать на помощь своей темной половинке, нашедшей таки приключения на свою пятую конечность. Но вслед ей, наперехват, неожиданно метнулся один из членов Попечительского фонда, которого прислал Реджинальд VIII в составе группы из пяти независимых магэкспертов. Этот бритоголовый, жилистый товарищ непочтительно крепко схватил ее за локоть, заламывая руку за спину и притягивая к себе. От резкой боли девушка не успела ничего предпринять.

— Я её забираю! — мужчина ловко переломил пластину со встроенным переходом. — Всем до свидания!

Среди оставшихся начали нарастать шум и крики, кто-то требовал у и.о. ректора вызвать стражу, кто-то лишь радостно ухмылялся и требовал продолжить заседание без проректора, кто-то подпиливал ногти, кто-то, приложив к губам артефакт связи, спешно докладывал вышестоящему начальству о произошедшем… Лантар пытался навести порядок, сначала постукивая по столу пачкой документов, затем грозным рыком. Но когда это не возымело нужного действия, просто кинул обездвиживающее заклинание вкупе с заклятьем немоты, которые враз установили нужный рабочий режим в новехоньком конференц-зале. Кстати, недавно презентованном архимагу Али Греем в счет Айкиного трехдневного отпуска.

— Всем — здравости, — перед застывшими магистрами и членами Попечительского фонда появился в высшей степени разъяренный Первый легат Владыки Умракар в полном боевом обличье. Но бедолаги даже испугаться толком не могли, так как имели возможность лишь дышать через нос и моргать глазами в знак согласия или не согласия. И сейчас все почтенное собрание живенько так лупало глазками в качестве ответа на приветствие. — И, если через час аэрхесса Айя Али Грей не вернется, ожидайте полноправное вторжение с нашей стороны, смертные. Это не угроза, это условие. Аэрх Эльхарн?

— Здесь, аэр легат, — Высший вынырнул из изнанки, обводя присутствующих вымораживающим внутренности взглядом. — Кто посмел? Молчите?… Ладно, разберемся сами. Кстати, Лантар, восстанавливать Школу сами будете. Этот недоумок нападающий использовал против меня три запрещенных артефакта… Третий был подложен заранее. При их нейтрализации его полностью развеяло… С этим тоже можно теперь не торопиться… А вот, где моя жена, я хотел бы узнать в первую очередь!

— Легионы в твоем распоряжении, аэрх, только скомандуй, — легат Темнейшего скосил взгляд на возникшие за ним тени «ходящих в изнанке». — Гончих спускаем? А то они у нас недокормленные. В Нижнем мире сейчас негусто с заговорами…

— Даю час на возвращение моей жены, а потом я сам собак спущу, — Эльхарн кончиком хвоста взбил из каменной кладки облачко пыли, которое сформировалось в отсчитывающее минуты и секунды табло. — И дергаться не советую, тут под стенами, как минимум, три десятка призрачных гончих.

— Уточняю, аэрх, Владыка пять сотен тварей прислал, — демон хищно усмехнулся, в то время как начавшие потихоньку оживать магистры резко приняли единогласное решение еще немного поиграться в «море волнуется». И даже вздумали дышать пореже рядом с этими неадекватными тёмными. Тем более, у них есть Первый архимаг Угории, который просто обязан обеспечить им прикрытие в случае начала войны с демонами. — Прикажете начать с этого Королевства?

— Отведенное время еще не вышло, — глаза младшего наследник полыхнули алым. Молчание за столом стало и вовсе гробовым. Лишь Лантар недовольно повел плечами, но тоже промолчал, чувствуя за собой несомненную вину в происходящем. — Пятьдесят семь минут, и от Угории не останется даже пепла. Умракар, ты понял? Контролируй время.

— Она в Гнезде ворона, ее кровь на контракте со Школой действует, как маячок, — первый архимаг решил нарушить безмолвие, воцарившееся после ультиматума Эльхарна. Пока шло запугивание, он просканировал остатки пластины и смог определить конечное место перехода. А также ослабить действие магического договора, чтобы у Айи не было неприятностей из-за несанкционированного выхода за пределы «Вышки». — А это уже Юриссия. Али Грей, включи разум, отключи чувства и подумай хорошенько. Не Угория пытается развязать с вами войну! Кто-то целенаправленно сталкивает нас лбами! Найдешь жену, начинай искать ответы. У светлых наверняка есть данные о твоей девочке. Не зря от тебя таки несет магией «бледнолицых»!

— Я подумаю, — Высший, не сводя полыхающего взгляда с побледневшего лица архимага, медленно кивнул ему и развеял табло. — Легат, сколько у меня бойцов под рукой? Не считая гончих? На кого можно рассчитывать?

— Три сотни легионеров, из них пять десятков «ходящих», — Умракар, просекший ситуацию и догадавшийся, что война плавно перетекает на сопредельную с Угорией территорию, решил уточнить приказ. — Как работаем, аэрх?

— Снеси всё вокруг Гнезда, — прорычал Зверь голосом Эльхарна. — Километров так на десять. Достали уже смертные со своей мышиной возней. Им война нужна? Так организуем.

— Приступаем, — командующий легионами повел монументальными плечами и хрустнул шейными позвонками, вызвав у кого-то из присутствующих испуганный всхлип. — Войти в их Гнездо мы не сможем, там закольцованный источник с магией древних, но и поганые «вороны» оттуда вылететь не смогут.

— Энергия лаургов, — задумчиво протянул Высший. — А зря всё это они затеяли, кто бы это ни был. Отец уже не на шутку разозлился, судя по всему… Три сотни демонов и пять сотен оголодавших исчадий изнанки. Нда, людишки совсем забыли, как тёмные воюют? Через пятьдесят минут напомним. Всем должно будет понравиться. Если будет, кому радоваться.

* * *

— Тёмные уже знают, что девчонка у нас, Пресветлый, — глава ордена «судей» недовольно посмотрел на стоящего около окна Бренидира II. — Видите, вокруг замка теперь выжженная пустошь. На несколько грыховых километров! Заклинание «праха». И ведь не мелочатся, Тьму им под хвост! Тут не меньше полусотни тёмных магов сработало.

— Плохо, очень плохо! — Его Светлейшество вцепился искореженными болезнью пальцами в каменный подоконник, не отводя глаз от простирающейся за стенами Гнезда ворона некогда покрытой чистым белым снегом земли, а сейчас обуглившейся и местами оплавившейся почерневшей корки. — Почему Эльхарн выжил? Все же было так хорошо спланировано! Ловушку он не должен был почуять!

— Потому что кто-то не учел, что эта девка привязала к себе Источник, — язвительно отозвался глава ордена. — И перекинула через себя демону почти три тысячи единиц. Так, что у Вашего наемника рванули все накопители разом, включая замаскированный артефакт-ловушку. Кстати, от части Школы остались руины. Король Угории будет очень недоволен.

— Если от Угории еще что-то осталось, — злобно окрысился Пастырь светлых. — И сними с девки антимагические браслеты, пока она сама не рванула. Она и есть самый настоящий живой «накопитель». И сколько в ней сейчас энергии, только Единому известно. А если она не сможет скидывать лишнюю энергию, то здесь будет большой «бум».

— А на неё браслеты никто и не надевал, — орденец нагло усмехнулся в ответ. — После того, как Ваш выкормыш её сюда притащил, она уже один «бум» сделала, и теперь у нас нет портальной комнаты. Впрочем, Ваш протеже тоже не выжил. И теперь магичка сидит на верхнем этаже привратной башни, а мои люди пытаются понять, как и из чего она ухитрилась защитный кокон на весь этаж накинуть.

— К вашему источнику уже присосалась, скорее всего, — Светлейший натянуто улыбнулся, понимая, что попал в самим собой расставленную ловушку. Портальной комнаты нет, а значит, переходы из Гнезда заблокированы магией древних. — Патовая ситуация: она не сможет выйти, как и мы к ней войти.

— Без воды долго не протянет, — безжалостно заметил «судья», сжимая кулаки. Найти бы способ добраться до магиссы, и он бы заставил ее преклониться перед мощью ордена. — Завтра сама попросится наружу. Или послезавтра.

— У неё одна из стихий — вода, глупец! — старик расхохотался издевательским лающим смехом, трясясь всем своим дряхлым тельцем. — Так что с водой у этой универсалки точно проблем не будет. Из воздуха притянет. А вот у нас…

— Брат Леон! Демоны уничтожили все точки выхода из Гнезда, — на пороге комнаты появился мрачный и до ужаса напряженный начальник гарнизонной стражи. — В округе выявили не менее полусотни «ходящих». Войти в замок они не смогут, но вот уничтожать всё, что за пределами стен, им ничто не мешает. И мы ничего сделать не сможем, они выныривают с изнанки, наносят удар и тут же отступают обратно за доли секунды. И самое скверное, связи с внешним миром у нас тоже больше нет. Демоны накрыли Гнездо своим куполом.

— А что девка делает? — безжизненным голосом поинтересовался Бренидир II, понимая, что весь его план накрывается огромным таким медным тазом, в котором его, собственно, и похоронят. — Надо бы с ней поговорить.

— Можете попытаться, — нехорошо усмехнулся вояка, следя за перекошенным лицом Отца Церкви. — Она закрылась на верхнем этаже башни и выставила свою защиту. И в охранке у неё вплетён некрос. Так что лично я к ней не пойду. Не хочется заживо подыхать, знаете ли.

— А с демонами же можно переговорить? — Светлейший был уже вполне готов обменять свою жизнь на Айкину. — Вызови кого-нибудь.

— Темные на переговоры никогда не идут, — презрительно фыркнул воин, нисколько не заботясь о выказывании почтения к этому ходячему властолюбивому умертвию. — И нас из Гнезда живыми не выпустят. Провианта у нас месяца на три. А вот что потом делать будем….

— Твою ж грыхову матушку, магичка начала защиту замка ломать! — встрепенулся глава ордена, у которого ядовито-зеленым цветом вспыхнул камень на одном из перстней. — Сколько же у неё силы?! И что она вообще творит?!

— А эта белобрысая стерва замкнула охранный контур на себя и теперь развлекается запусканием огненных стрел в соседнюю башню, — в комнату вошел ещё один светлый «судья». — Это ж надо так суметь! Она запросто тянет энергию из наших щитов и ей же и швыряется! Вы, вообще, братья, зачем эту дрянь сюда притащили? Внутри замка малолетка, которая часов за пять разрушит всю защиту, снаружи — демоны, которые сразу после падения защитного контура сюда ворвутся. А это аэры… Личная охрана Владыки. Нам всем скоро крышка!

— Брат Леон, по периметру замка — гончие! — в комнату ворвался еще один стражник. — Самые что ни наесть призрачные! Их много. Больше сотни. И кто-то их энергией питает.

— Эльхарн, кто же еще, — скрипнул зубами Леон Форблад, с ходу оценив масштаб нарастающего бедствия. — А его подпитывает наша гостья. Как она ухитряется ему свою энергию скидывать? Тут же антидемоническая защита, еще древними установленная!

— Как древние установили, так и сняли, — перед обескураженными храмовниками посреди комнаты материализовался Дух-хранитель Логова в им же любовно созданном военизированном «прикиде». — А неплохая компания здесь собралась! Ладно, юноши, займитесь чем-нибудь полезным. Можете завещания написать, например. А я пошел. Дел много еще. И я предупредил, как вы помните, защите жить осталось три часа, не больше. Я всю её энергию на Хозяйку перенаправил. За сим позвольте откланяться, ещё на таких тупиц время тратить, когда у меня светлоликая аэрхесса завтраком не кормленная.

— Древние говорите… а это и есть очень древний и очень сильный дух, — как-то совсем уж обреченно вздохнул начальник охраны. — Он, и вправду, мог охранку сломать. Откуда он взялся у этой девчонки?

— Думаю, Эльхарн подарил, — Его Святейшество начал осознавать, что жить ему осталось, в лучшем случае, до вечера. Демоны, в принципе, прощать врагов не умеют, и выпросить помилования у наследника не имеет шансов. — Он на ней не экономит.

— Это заметно, — глава ордена Судного дня с тоской смотрел в окно донжона на развалины башни. — Скоро и вторая падет. Пресветлый, а ты был прав, она, на самом деле, лаург. Ну, что же, братья, хоть не зря умрем. Орден лаургам проиграл. О, вторая башня обвалилась. А она по-настоящему сильна. Теперь я понимаю, почему на этих нелюдей охота была открыта. Она же в состоянии даже город в одиночку уничтожить. А в паре с демоном — и страну.

— А гончии приготовились к атаке, — начальник стражи Гнезда прильнул к окну. — Хотя скоро здесь и атаковать будет некого. Эта ваша Айя сама тут всё разгромит.

* * *

Двое Высших, отец и сын, бок о бок стояли на небольшом возвышении в восьмистах шагах от рушащегося Гнезда. Их клубящиеся мраком крылья-плащи трепал налетающий, пронзительный, северный ветер, который всей своей неукрощенной мощью пытался прогнать наглых захватчиков с этих пострадавших земель. Ледяная крошка сыпалась демонам под ноги, припорашивая осквернённую темными заклятьями землю.

— А Айя защиту замка всё-таки сломала, — Темнейший глянул на лицо младшего, застывшее непрошибаемой для эмоций маской. И это было гораздо страшнее любого его вида в боевом обличье. — Как думаешь, она сама справилась или Митрел руку приложил?

— Вдвоем постарались, — Эльхарн отмер, отводя свои глаза, выглядевшие бездонными провалами черноты, от оседающей пыли и каменной крошки. Решение от принял, пора брать под свой контроль гончих. Он мысленно отдал тварям приказ на расправу. — Не щадить никого! — затем повернулся к Владыке. — Отзывай аэров, отец. Им здесь больше делать нечего после нашей охоты… Свору я потом верну в Цитадель.

— Собачек я, все же, оставлю тебе, пользуйся на здоровье, — великодушно отмахнулся Властелин Пекла. Он по-новому, оценивающе посмотрел на сына, только что отдавшего приказ на уничтожение гарнизона светлых «ворон». Что ж, Эльхарну пора учиться и на собственных ошибках тоже. Последствия этой бойни еще отразятся на межмировом балансе. А пока он выдает наследнику карт-бланш. Он свирепо усмехнулся и неожиданно задал вопрос. — А какого цвета у Айи крылья? Надеюсь, не белые?

— Черный антрацит с сапфировым отблеском, невероятно красивые, — выдавил Эльхарн сквозь стиснутые зубы, с трудом удерживая контроль над почти пятью сотнями призрачных бестий, резвящихся в развалинах крепости. — Какие были у меня, если бы я не был «ходящим в тени»… Тебе-то что?

— Пытаюсь представить, какие у внуков будут, — Владыка иронично усмехнулся, открывая переход в изнанку. — Завтра на обед приходите, шеф для вас что-нибудь вкусное приготовит. Не век же ему Мариссе угождать с ее экзотичными пристрастиями… Ты хоть свою девочку нормальной едой покормишь, а то она, похоже, полностью выложилась.

Тяжелый взгляд младшего вдогонку Владыка уже не увидел, растворившись в пространственном разрыве.

— Замок нами взят, живых нет, а вот свою жену из последней оставшейся в целости башни сам забирай, аэрх, — перед Эльхарном вырос начальник личной охраны Владыки Умракар. — Она там такого навертела с перепугу, что даже я сунуться не рискну. И тебе советую для начала… хм… постучаться. Там только некроса на тысячу единиц.

— Она у меня девочка талантливая, — с Высшего разом сошла окаменелость, и он насмешливо посмотрел на аэра легата. — А стучаться… Купол сними, а то как бы она и меня не испепелила. С ней Митрел, а это такой поганец злокозненный, что, по сравнению с ним, меня можно к святым причислять.

— Желаю удачи, младший наследник, — издевательски поклонился Умракар, исчезая в изнанке мира следом за своим патроном. До ушей демона, взлетающего над пустошью в сторону единственной сохранившейся башни, донеслось глумливое. — Мне Владыке уже можно доложить, что вы-то хоть дальше поцелуев продвинулись, а, молодежь?…

— Дошутишься, легат, прикажу бесхвостую реформу армии провести, — почти беззлобно отозвался Эльхарн в мощную спину начальника охраны, сотрясающуюся от хохота. — И ты первый на очереди будешь! И не только хвост, а ещё и рога отшибу. Достали уже! У нас с женой целая вечность впереди, а им скорей да скорей! Право слово, демоны! Тотализатор, что ли они у себя запустили?

— Эль, ты же здесь? — в голове Эльхарна послышался неуверенный шепот Айи. — Я тут немного перестаралась… И мне слегка не по себе… Ты меня сможешь забрать?

— Прыгай ко мне, — Эльхарн, стоя под уцелевшим донжоном, уже привычно распустил бархатно-черную тьму вокруг себя. — Ловлю тебя, птичка. Или мне за тобой прилететь наверх?

— Не надо-о-о-о, — девушка на секунду появилась в оконном проеме, расставила руки и спиной ухнула вниз в раскинутые объятья своего демона. Переведя дух и обняв его за шею, она пожаловалась мужу. — Хлопотной денечек получился. Заседание Совета сорвали. Очередное платье на помойку выбрасывать…, - она всхлипнула, пряча лицо в складках его теплого плаща. — Эль, а я живых вокруг совсем не вижу… Это я сделала?

— Нет, гончии и аэры постарались, — Высший пристально осмотрел свою ношу. Чумазая, руки и лицо в многочисленных ссадинах и царапинах. Сопротивлялась, видимо, когда похищали или бежать пыталась. Но, в целом, невредимая. Он с видимым облегчением перевел дух и закончил. — А гончих оставили нам в свиту. Ты же не возражаешь против пять сотен приемных щеночков, маленькая? Организуем свой собачий приют… Будем в аренду сдавать…

— Я их под контроль взять не смогу, — магисса беспомощно улыбнулась сквозь слезы, прижимаясь к мужу в поисках тепла и защиты. Ветер не унимался, пытаясь забраться под потрепанную и местами порванную юбку, кусая за босые ноги и вызывая не прекращаемую дрожь. И только крылья Эльхарна надежно укрывали ее, иначе бы она уже давно превратилась в ледышку. Чулки подрались, и она их стянула, а обувь потеряла еще при побеге от стражников на верхний этаж башни, когда отбивалась от них чем придется, включая обе туфельки. — А их н-н-нельзя обрат-т-тно отдать?

— Они под моим контролем, — демон осторожно поцеловал Айю в висок. Губы девушки были искусаны до крови, его малышка снова побывала на грани и выжила. — Вернуть не сможем. Зато они сытые до отвала… Интересно, скольких бледнолицых «ворон» они тут сожрали?

— Фу, Эль! Как ты можешь об этом шутить!? — девушка зябко пожала плечами. Но, заметив резкие складки вокруг его губ, темноту, плещущуюся в глазах, чувствуя его неистовое напряжение, поняла, что для Высшего все эти жертвы не более, чем пыль под ногами. За своих он мог бы отомстить гораздо, гораздо безжалостнее. Например, выкосив полконтинента. И она ласково провела холодной ладошкой по его пылающей от сдерживаемой ярости щеке. — Я… не могу думать о всех этих людях, скормленных призрачным… но я понимаю, что по-другому нельзя было никак! И знаю, что это было сложное решение, Эль… я сама только башни рушила. А ты… Элька, мне опять холодно. Ты же меня согреешь?

— Жалостливая ты моя дурочка, разумеется, согрею, — демон с Айей на руках переместился в свое теплое Логово. — Так, а где тут наши бездельники мохнатые? Нокси, Дис! Мы вернулись, и вашей хозяйке нужна горячая ванна.

— Сейчас всё будет! — послышалось приглушенное цоканье копытец. — Ох, ты ж, господин Эльхарн, как же наша Айечка вся перемазалась! Что, снова летали и с башенок прыгали? Нет? Ну, дело молодое, кто вас, темных Высших разберет… судя по её губам, целоваться Вы её научили, Хозяин!

— Через пять минут не будет готова ванна, я тебя тоже кое-чему научу, грыхово дитя Ночи, — демон угрожающе насупился, нависая над ухмыляющейся низшей нечистью, задорно скалящейся в ответ. — Например, саму себя от стен отскребать, когда очень злой и вредный Высший начнет хвостом махать от раздражения и по чье-то отъевшейся и оборзевшей тушке совершенно случайно попадет.

— Ванна уже готова, Хозяин, — Дис пришел на выручке супруге, которая и не подумала испугаться, а начала бережно промывать порезы на лице и руках попискивающей Айи. — Госпожа сама купаться изволит… эээ… или Вы с ней за компанию?

— Тьма Вас, раздери! Вы, что, сговорились все сегодня?! Развел, понимаешь, у себя пакость всякую! Теперь приходится терпеть наглых слуг в доме, — как-то неубедительно вызверился Высший. — Брысь отсюда, без вас разберемся. Кто и кого, и с кем, и как… И не подглядывать. Это — приказ.

25

Зал приемов по случаю срочного заседания Высшего королевского совета Угории был оживлен и шумен как свадьба горцев, не взирая на присутствие возвратившегося в экстренном порядке Реджинальда VIII. Архимаг Лантар, условным знаком предложивший своему сюзерену успокоить собрание проверенным на деканах магическим способом, был мрачно послан… тут Риар сделал вид, что не разобрал направление.

— Так, по всему выходит, нас убивать не будут, — Король Угории тяжелейшим взглядом, которому обзавидовался бы и василиск, посмотрел на собравшихся советников. Этого как раз хватило, чтобы надоедливое перешептывание придворных моментально захлебнулось. — По крайней мере, сразу. Хотя за выходки моей дочери вполне могли! Хорошо еще Светлейший интриган влез во-вовремя, вечная ему память… И демоны удовлетворились им самим и его приспешниками. Что со школой, господа министры?

— Восстанавливать учебное здание придется, Ваше Величество, — неохотно произнес министр финансов, который пребывал в вечной запарке по поводу расходной части бюджета Угории. — Там что-то так рвануло, странно еще, что обошлось практически без жертв. А может, и не обошлось… Этих бедолаг-недомагистров пока не пересчитали. А вот крыши у всех посносило. В смысле, черепицу. И окна — тоже. Сейчас комиссия подсчитывает убытки, о результатах доложу позднее, когда будем знать, на кого возмещение ущерба записывать.

— Накопители магии там рванули, — хладнокровно прервал чиновника возвращенный из опалы Лантар. Если сейчас не заткнуть министра, он сможет ввести в венценосные уши ненужные мысли об урезании госфинансирования. — И пара-тройка запрещенных артефактов, на которые светлые рассчитывали, применив их против демона. Правда, нападающие не знали, что девочка привязана не только к Эльхарну, но еще и к Источнику. Как привязалась, до сих пор понять не могу, но факт есть факт. И как они с Высшим ухитряются передавать друг другу энергию без прямого контакта, тоже. Так вот, когда на демона напали, он успел Айе подать сигнал опасности, что с него энергию вытягивают, и он скоро останется без щитов. А вот сколько она через себя сразу пропустила и ему скинула, установить невозможно. Но накопители у наемного убийцы не выдержали такого потока чистой силы и взорвались.

— А еще уважаемый Первый архимаг забыл добавить, что магисса Али Грей — инициированный лаург, — с ехидной улыбочкой вклинился еще один из присутствующих на совещании — архимаг Яверий. — И к тому же — крылатая, то есть из высших Первородных. Кстати, Эльхарн — тоже. Так что трогать эту парочку я бы поостерегся, а то еще их родственнички опять понабегут со своими претензиями и со всех сторон. И потеря одного замка и десятка деревушек нам покажется детской шалостью.

— А селян демоны, как раз-таки, не тронули, — добавил в защиту легионеров начальник личной безопасности короля Угории Грег Бьорн. — Просто дали час на сборы и выпустили за обозначенные границы. Какие-то они слишком гуманные стали. Там же, возле Гнезда с полсотни магов из Нижнего мира было и несколько сотен их адских собак. Выходит тёмные людей пожалели, иначе бы просто песиков спустили, а потом заклинанием «праха» врезали, и половины Юриссии не стало бы. Минут за пять.

— А потом и Угории, — невесело улыбаясь, подтвердил архимаг Лантар, почувствовавший негласную поддержку безопасника. — Так, они только вокруг "вороньей крепости" зону отчуждения сделали, а если бы ударили не точечно, а просто по площадям… Была бы у нас одна большая Воронья пустошь, на которой еще пара сотен лет ничего не росло бы. Даже сорняки.

— А где сейчас вообще эта парочка? — осторожно закинул удочку король Угории, опасаясь узнать ответ. После трагедии с Эрикой он на дух не выносил нелюдей с именами на "э" и "а". Но любопытство королей обычно подпитывается их чаяниями за безопасность государства, поэтом он уточнил запрос. — А то они сейчас на радостях допьют остатки моего винного погреба и отправятся на приключения. Кстати, дорогие мои приближенные, требую разъяснить, как Эльхарн ухитряется вашу защиту обходить? Он же из моих запасников почти все коллекционное вино уже утащил!

— Ваше Величество, он и у Темнейшего Владыки запасы изрядно подчистил, мне темноэльфийский посол рассказывал, — министр иностранных дел обреченным сусликом смотрел на своего монарха. — Да, еще, поганец, переклеил этикетки с бутылок от изысканного эльфийкого на орочью косороловку. В общем, переговоры для эльфов в очередной раз не задались… Им и по паре бокалов хватило, как сами понимаете. А отказаться пить на приеме у Владыки не позволил дипломатический этикет…

— В своем Логове они, отсыпаются, — слил местонахождение молодоженов Лантар. — Оно вообще не пострадало! И я не удивлюсь, если Айя завтра нагло заявится к ректорат и устроит истерику на тему отсутствующих у неё в кабинете окон. А потом пойдет еще у кого-нибудь экзамены принимать. Она ведь может!

* * *

За окном весело светило холодное северное солнце, рассыпая алмазные искры на высокие, плотные сугробы, прикрывающие полуразрушенный учебный корпус "Вышки". Студенты, по причине отмены некоторых пар из-за отсутствия взорванных аудиторий, слонялись без дела и всячески мешали разнородным комиссиям, присланным из Столицы для проведения расследования, растаскивая уцелевшие учебные пособия на сувениры о бесцельно проведенных годах обучения. Поэтому со двора периодически доносились крики схваченных в процессе стыривания очередной улики студиозусов, хлопки порталов и другие звуки, подразумевающие, что новый день, а точнее, полдень, в королевском питомнике начался.

А на периферии Айкиного зрения мрачно, с отчаянной настойчивостью драпал когтями оконную раму Одноухий, игнорируя вспышки защитных заклинаний и воинственно топорща подпаленные усы.

— Эль, а я уже проснулась, — Айя сладко потянулась в постели и улыбнулась этому замечательному новому дню. — И, если ты мне вернешь одежду, я даже встану.

— А если, вдруг, не верну? — коварно щуря левый, особо наглый глаз, поинтересовался демон, что-то дописывая на парящем в воздухе документе. — То не встанешь? Так и будешь валяться?

— Дём, а ботинком в глаз? — девушка встала, закутавшись в одеяло, чем сразу стала похожа на невысокий сугроб с лохматой, золотистой макушкой. — Причем, ТВОИМ, тяжеленным. Сейчас организую! Поскольку, где мои туфельки, я не знаю!

— Под кроватью посмотри, рядом с остатками ночнушки, — тёмный оторвался от очередной бумаги, ставя на неё свою размашистую подпись. — Но голенькой ты мне нравишься намного больше.

— Угу, туфли наконец-то нашла, — Айя прикинула на вес обувку в качестве метательного снаряда. — Сейчас, и ты, муж, оценишь! Тебе, и правда, урок семейной вежливости преподать?

— Не надо, о, моя грозная любимая, я осознал…, — Эльхарн расплылся в такой теплой улыбке, что Айя поневоле сбавила обороты, но тут же он добавил с ехидством. — Осознал, что мы вчера не всё выучили. Продолжим? На чем остановились?

— Не помню! — крайне смущенно произнесла Айя, сразу став пунцовой, как обожаемые ею цветки мальтиссы, горшками с которыми Эль заставил всю оранжерею. — И вообще, не было у нас с тобой вчера ничего! Это тебе всё приснилось!

— Разумеется, приснилось, Айечка, — Высший легко подхватил жену на руки вместе с ее объёмным одеянием и пару минут они самозабвенно целовались. — А сейчас моё сонное сокровище идёт одеваться. Нокси, быстро ко мне! Я же слышу, как ты возишься под кроватью! Ну, совсем нечисть разбаловалась… Девочку одеть, легкий макияж. Мы к Темнейшему родственнику на обед приглашены. А после надо Школу посетить, если от неё хоть что-то осталось. Рвануло там не по-детски. Чудо мое, ты мне сколько единиц тогда скинула?

— Ни сколько, сначала просто резерв перелила, — Айя попыталась вывернуться из объятий демона, проворно извиваясь и пыхтя под его издевательский смех. Ей крайне важно было отвоевать одеяло, а не вывалиться из него голышом. Чего так настырно добивался вредный супруг. — Я потом тебя просто на Источник Школы переключила напрямую через себя. Уфф! Дём, оотпусти-и-и! Ну, откуда я должна была знать, сколько тебе надо! А потом меня немножко украли и утащили в Гнездо.

— Кстати, хороший был замок, — расхохотался Эльхарн, выпуская добычу из лап. — Мы его на протяжении нескольких сотен лет взять не могли. А ты его защиту за пару часов сломала. И защита-то была лаургов.

— Понятия не имею, о чем ты, это вообще была не я, это всё архимаг Митрел, — магисса Али Грей робко смотрела на мужа, удерживая на плечах уже порядком поднадоевшее одеяло. А этот главгад еще и закутывал ее старательно, еле сдерживаясь от смеха. Только почему-то ощущения его рук на ее теле были слишком отчетливы. — Я только пристроилась к их защите, начала плести охранный контур, отсидеться думала. А тут Древний вылез из кольца. Он щиты и взломал. И перекинул на меня все их контуры. Вот, я и поразвлекалась. Кто ж знал, что светлые такие бестолковые! Беру магию из их же охранки и ей же кидаюсь, а у них даже ума не хватило перемкнуть контуры на соседние башни, чтобы я от их Источника не питалась.

— Ты ж моя диверсантка! — демон откровенно веселился, стоя у приоткрытой двери в ванную, где аэрхесса чистила перышки и освежала свою мордашку. — Безумству идиотов поем мы гимны. А вот папочке надо бы вернуть собачек, поскольку кормить их нечем. Нет, пару десятков оставим себе, но не пять сотен. И имей в виду, тебя сейчас охраняет звено из шестерых аэров. Они все из Высших, «ходящие по изнанке». И все — маги — некроманты. Твоему Марку некроса не подкинуть? А то можем отписать оптом… Или его просто грохнуть? Надоел он мне в живом виде, если честно… Что значит "не надо"? Ай, я же двухсотлетний демон, я привык вопросы решать кардинально. Когтями в шею, и чтобы голова в сторону отлетела. А ты меня такого удовольствия лишаешь…

— Ты и с моими несостоявшимися насильниками также поступил? — магисса поправила на груди приготовленное ей домовушкой нежно-голубое платье с серебристой вышивкой по рукавам и подолу. — Головы оторвал?

— Я их целиком своим гончим скормил, — честно признался наследник Темного Трона и одобрительно посмотрел на свою хорошенькую жену. — Лапы ещё об них марать. Тебе подробности нужны? Ты видела, как призрачные охотятся? Особенно стаей… Могу показать, в принципе. Только зрелище тебе вряд ли не понравится.

— Спасибо, Эль, за доверие, а вот этого делать не стоит ни коем разе! — девушка примерно представляла, припомнив сведения из прочитанных академических учебников, что могут натворить спущенные с поводков голодные исчадия. — Они же тут загонную охоту устроят, и живых не останется.

— Если им выставить конкретную цель, тогда кроме неё никто не пострадает, — деланно равнодушно пожал плечами Эльхарн, но заметив гримаску отвращения решил поскорее закончить тему. — У меня тогда была совсем маленькая стайка… но цель у них была четко определена… Так что, тех мразей просто сожрали… А теперь, малышка, выброси всё лишнее из головы и приготовься к первому семейному обеду Али Греев в новом для тебя статусе… И, главное, помни, что я тебя никому в обиду не дам.

* * *

— Фас, беспредельщики грыховы! — Эльхарн стоял в изнанке, напряженный до кончика хвоста, и внимательно следил за беснующейся стаей из почти пяти сотен призрачных тварей, готовых сорваться с его ментального поводка и кинуться в грани на поиски добычи. — Кормиться пора! И где ж вас мой предприимчивый папаша взял?! Такую-то прорву?! Ну, и что с вами делать? Мне столько точно не надо! Я же вас не прокормлю!

— Случайно получилось, сын, я не уследил, как они целой стаей на верхний уровень ломанулись вслед за Умракаром и его легионерами, — рядом с распахнувшим клубящиеся крылья демоном появился его отец. Пришлось Эльхарну потесниться на невысоком скалистом уступе, с высоты которого он управлял процессом кормежки. — Не перехвати ты их в самом начале… Сам-то контроль сейчас удержишь или помочь? О! Гляди ж, ты! Они дрейков загнали. С полсотни, не меньше! Сейчас тут будет весело. Стая хищников Преисподней на стаю таких же проглотов с изнанки.

— Издеваешься, как обычно, Темнейшество? — свора сорвалась в безумной жажде убивать, повинуясь лишь одному мысленному приказу наследника. После этого он с медленным выдохом разжал кулаки, втягивая лезвия когтей и стряхивая в окружающее недружественное пространство капли темной крови с пропоротых ладоней, которые вспыхнули и разлетелись невесомым серым пеплом. Не дай, Тьма, стая развернется на запах, тогда проще самому последовать за последнюю Грань. — Радует только, что от гончих сейчас половина останется. А тут еще пары стаек дрейков нет? Мне столько ненасытных и трудноуправляемых стражей не надо, я их выгуливать замучаюсь. Да, и Айе они малосимпатичны от слова «совсем».

— Больше точно нет, — Владыка одним отточенным движением руки уничтожил вырвавшуюся из кольца призрачных загонщиков огромную медведеподобную тварь, почти допрыгнувшую до того места, где стояли демоны. Над полуразорванной тушей немедленно началась свара из десятка псин, рвущихся к еще дымящейся плоти. Темнейший лишь многозначительно хмыкнул, оценив, как за пару мгновений от трупа не осталось даже кровавых ошметков. — Ладно, заберу оставшихся… Но вот твоей пассии все же пару десятков оставлю для личной охраны.

— Спасибо, благодетель ты наш! — Эльхарн склонился в издевательском поклоне, подметая тенями крыльев убогую поверхность изнанки. — Она будет в полнейшем, непередаваемом в приличных выражениях, восторге! Особенно, после сегодняшнего семейного обеда. Они там с мамой не передерутся, часом, в наше отсутствие? — с ехидцей уточнил второй наследник Владыки, сбежавший из-за стола, как раз под предлогом, что ему надо покормить подаренную им свору. — Мамуля её случайно не съест? А то как-то я не готов без нее один остаться. И я не про мамочку.

— Не съест, твоей поганкой мелкой самой отравиться можно, — в тон ему ухмыльнулся Даркхарн, наблюдая, как стая гончих ломает защиту дрейков и начинает рвать «медведей». — На ней сколько щитов? Шесть? Включая «зеркало»?

— Восемь, шесть было до похищения, — недовольно буркнул Высший, сам поражаясь той кипящей ярости, с которой происходило неравное сражение внизу под скалой. — Еще два чешуйчатомордый кинул. И «зеркал» уже два, одно её, второе от змеелюдов подарок.

— Неплохо, очень даже неплохо, — одобрительно покивал головой Повелитель Преисподней. — Жаль, жить она у нас, в Пекле, не сможет долго, кровь сирен не даст — жарковато для «детей воды». А то бы её спрятать надо. Слишком многие узнали, что в Верхний мир лаург вернулся. Сейчас за её бесценной шкуркой отлов начнется, по сравнению с которым выходки Светлейшего маразматика покажутся… несерьезными, что ли. Я тебя предупредил, Эльхарн, обеспечь девочке полнейшую безопасность!

— Как начнется, так и закончится, — рубанул хвостом Эльхарн, снова беря отъевшихся, и от того более благосклонных, бестий под ментальный контроль. — Ты только глянь! Потери — всего двадцать шесть штук! Да, это издевательство какое-то! Я их количество таким темпами год сокращать буду!

— Не о том сейчас думаешь, — жестко отозвался Темнейший, перехватывая у сына поводок. — Этих я увожу, но два десятка стражей останется при моей невестке. Это не обсуждается! И давай-ка возвращаться скорее, пока там наши… благоверные на самом деле не попортили друг другу фасады. Собачек я сейчас перекину в укрепленные загоны… И пока будем добираться, расскажи-ка мне, ты выяснил, кто её родители?

— Даже следов никаких не нашли пока, — неохотно признался Эльхарн, вздыхая от явного облегчения, что скинул на отца рвущие него изнутри связи с гончими. — Судя по архивным записям, которые мы забрали, не рождалось таких девочек четверть века назад. Правда, есть у нас с Ловцом подозрение, что Айе не двадцать пять лет. Она Перворожденная из Высших. Так что ей и все тридцать может быть, и сто тридцать… И подростком на вид она еще лет так пятьдесят останется.

— Правильно мыслишь, сын, — снисходительно улыбнулся Его Темнейшество, отправляя обожравшуюся свору гончих на задворки своей Темной империи. — Дам еще подсказку. Ищи по крови сирен, так как их изначально в наших мирах мало было. И началось это… лет пятьсот назад. А теперь мы возвращаемся на семейный перекус. Если что, сын, я тебе с контролем над стаей помогал… А то Марисса ревнивая стала в последнее время, просто жуть!

* * *

— О, Марк, а ты уже неплохо выглядишь… м-м-м… местами, — Айя с неприкрытой издевкой смотрела на графа Орт Лейта, лежащего в случайно уцелевшей палате у лекарей Школы и выглядевшего, как болотный рыхляк, переболевший волчьим лешаем. — Некрос снять смогли? Рада слышать… что не все здесь безнадежны, как показалось. Лекари, так точно. Кто из студентов лечить помогал? Зачеты поставлю. Я тут как раз ищу, у кого бы экзамены принять. Вот, случайно зашла. Раз уж помещение ещё сохранилось.

— Ну, ты, Этори, и с-с-с…! — Марк с ненавистью смотрел на веселящуюся магиссу, специально называя ее девичьей фамилией. — С-с-с…терва, причем с большой буквы! Я же чуть в умертвие не превратился! Триста единиц некроса! Да они меня всей больничкой вытаскивали! Чистый некрос, его «светлые» заклинания не берут! Надо мной девять целителей работали! Как я не сдох от их усилий, одному Единому известно! А ты только сейчас «случайно зашла»!

— Исправить это недоразумение? — за спиной у похрюкивающей от еле сдерживаемого смеха проректора словно бы из ниоткуда вырос зловеще скалящийся Эльхарн в весьма прилично разодетой человечьей ипостаси. — Хочешь, голову оторву? Я же обещал… хотя, не стану, прикасаться к тебе сейчас противно, вдруг, ты заразный какой? Кстати, поблагодарил бы аэрхессу Али Грей, она тебе жизнь спасла. Если бы ты здесь не валялся, а был со своими подельниками в «Гнезде ворона»… Ах, болезный! Да, ты, еще не в курсе, что нет больше вашей «вороньей» помойки? И что Светлейший досрочно к праотцам отправился, сам себя переиграв? Да, не стесняйся ты, выругайся, облегчи душу! Мой совет, если там твои вещички оставались, стоит в руинах порыться, может и найдешь чего. Мы по крепости «прахом» ударить не рискнули, побоялись Айю задеть. Пришлось «гончих» спустить.

— Ты врешь, темный! «Гнездо абсолютно» неприступно! — светлый магистр смертельно побледнел, понимая, что, на самом деле, демон не шутит. Но не мог все же до конца поверить в это. — Там защиту от демонов ставили Древние! Она для вас непроходима!

— Как поставили, так и сняли, — из кольца на руке Айи прямо перед перекошенным от злобы лицом Марка, которое было перемазано какой-то дурно пахнущей, но крайне заживляющей жижей, появился зловредный Дух архимага Митрела и скрутил увесистый полупрозрачный кукиш. — Да, и вообще, так себе охранка была. Дилетант ставил. Три контура. Я один контур на Хозяйку перекинул, и она эту вашу хваленую защиту за три часа в хлам разнесла. А, ибо, не грых! По совести надо ставить! В пять контуров и все слои сплести в многоуровневую сеть! Халтурщики!

— Ладно, Марк, лечись, может, пока здесь валяешься и ума надерешься, то есть наберешься, — Эльхарн издевательски пододвинул к нему поближе батарею разнокалиберных пузырьков с пометками на ярлычках-инструкциях, сделанных рукой деканессы-травоядки Одори Хакарл. — А мы пойдем с проректором Али Грей. Нам еще истерику наместника Керниса выслушивать по поводу того, что мы с его любимой Школой сделали. Быстренько же он прискакал, когда запахло паленым. Хотя мы ещё даже ничего сами не сделали, а надо бы это упущение исправить. Как считаешь, любимая? Может контракт с тобой расторгнут. Нет Школы — нет контракта.

— Легко не отделаемся, — тяжко вздохнула Айя помахав на прощанье рукой лежащему на кровати Марку, который провожал парочку неприязненным взглядом льдистых глаз, вокруг которых кто-то старательно намалевал огромные буро-коричневые круги. Сразу видно, дело рук ведьмочек, так что у Орт Лейта еще долго после выписки возможны побочные эффекты от их примочек. Пакостницы вряд ли ему простят пренебрежение ими в пользу белобрысой выскочки-проректорши. — Любимый, а мне надо еще у остальных потоков экзамены принять. Только, где бы их еще изловить… Эль, а твоих призрачных можно на розыск этих недоучек послать? Пусть они мне их притаскивают, а я их экзаменовать буду.

— Я не настолько Угорию не люблю, — Эльхарн подхватил девушку на руки и скрылся в теневом портале. — Зачем Реджинальду несколько сотен перепуганных до… кхм… неприличия идиотов? А они будут, если мои пёсики их за шкирку пред твои лучезарные голубые очи приволакивать начнут. Студентики же после этого не только отвечать не смогут, как бы они вообще говорить не разучились и писать.

— Ладно, свою оплошность осознала, каюсь, — магисса задумчиво покусала губу, понимая, что план действительно так себе, а лучшего нет. — Тогда скажи, о, многомудрый, двухсотлетний муж мой… Где Керниса искать? По развалинам учебного корпуса рыскать? А он нам нужен или мы ему? Если ему надо, пусть нас и ищет. Неси меня в свое Логово, Высший! Эй, не ухмыляйся так… я имела введу, пообедаем! А не то, что ты себе вообразил! А наместнику надо, пусть официальное приглашение присылает, как положено, зарегистрированное в канцелярии.

26

— Нашел что-нибудь, ловец? — Эльхарн устало присел напротив вернувшегося в Логово, небритого и осунувшегося наемника. — Что-то интересное про мою Айю?

— Угу, полные штаны приключений, — ловец без разрешения взял со стола бутылку вина, одним ударом выбил из неё пробку и сделал внушительный глоток прямо из горлышка. Ох, и резануло ему по ушам это демоново «мою Айю». С него никто привязку к мелкой не снимал, и только пройденное расстояние, состояние крайнего напряжения и убежденность в исключительных возможностях Высшего не позволило охотнику плюнуть на свои дальние поиски и рвануть обратно в Школу на выручку магиссе. — Причем, совершенно не те, что искал. Впору у тебя защиты просить, хвостатый, пока мне голову не оторвали. А к этому всё идет.

— За чем дело стало, Рико, даю свою защиту, — Эльхарн протянул свою руку парню. Быстрый росчерк кончиком хвоста по ладоням нелюдя и человека, и крепкое, до боли, рукопожатие с шипящими от магии произносимых слов каплями крови. Темной и ярко-алой. — Я, Высший демон династии Али Греев, аэрх Эльхар Али Грей, предоставляю этому человеку свою защиту.

— Я, в миру охотник за душами, смертный, названный Лайком Рико, твою клятву принимаю, клятва принесена, — ладони разомкнулись, ловец плеснул на руку из бутылки и перемотал порез не особо чистым платком. Затем он порылся в дорожном мешке и кинул на стол перед Эльхарном пачку бумаг с рисунками. — На, смотри, кто изображен на портретах. Знаешь этих людей?

— Этот… хм… Элиадр, второй принц темных эльфов, — демон, с удовольствием слизнув кровь с уже сразу же зажившей ладони, начал перелистывать портреты. — Их же ушастенькая принцесса Тирабиэль, кажется, третья. Первый советник темноэльфийцев с супругой. Этого не знаю. Этого тоже. Но все они из «зайчиков». Тэкс, это их начальник службы безопасности, к слову, сволочь похуже меня. А вот у этой женщины лицо… вроде как знакомое!

— Эльхарн Али Грей, и что твоя нечисть позволяет себе, а?! — познавательную беседу внезапно прервал вопль, донесшийся из кристалла связи, вмонтированного в стибренное из краеведческого музея Юриссии чучело мелкой пучеглазой химеры. Голос отсутствующего немалое время в Школе ректора Керниса сбивался от возмущения на фальцет. — Это уже ни в какие ворота не лезет!

— Что хочет, то и позволяет, — отстраненно протянул Высший, с неудовольствием откладывая бумаги в сторону. — Рико, приводи себя в порядок, а я этому паникеру всё объясню, пока он Айю своими криками не разбудил. И вернусь. Как домовых зовут, помнишь? Сейчас тебе ужин организуют. А я пока с этим проходимцем пообщаюсь. Интересно, и что там Лирг отчебучил…, — с этими словами тёмный исчез в портале.

— Ну, и чего орём, как насилуемая в крапиве монашка? — Эльхарн появился за спиной бьющегося в истерике наместника Северной Пустоши. — Отдыхать мешаем.

— Не наглей, демон, — милорд Кернис злобно зыркнул на невозмутимого аэрха, рассматривающего его сверху, как доселе невиданное насекомое. На взгляд Эльхарна, весьма надоедливое и кровососущее. — Не забыл урок, когда ты только появился у нас? Когда вы все хвосты поджали?

— Это когда вы нас с абсолютно пустыми резервами сюда вытащили? — издевательски уточнил Высший демон, стряхивая несуществующую пылинку с рукава безупречного камзола. Один из модных домов Ларенсии безвозмездно преподнес Дёме с десяток своих творений из последней коллекции. Взамен на технологию пошива бесшовного, нижнего дамского белья, о которой проговорился темноэльфийский посол после дегустации элитного самогона на переговорах у Владыки. И даже пытался продемонстрировать ее на своей вечно примороженной супружнице. — Как же, помним. Только учти, у меня сейчас резерв полный. И я еще могу у Айи пару тысяч единиц занять. Причем так, что она и не заметит.

— И ты думаешь, что тебя это спасет, порождение Тьмы? — наместник гневно прищурился. По мнению демона, как-то очень уж заметно ректор изменился за время своего отсутствия. Словно совершенно другая личность сейчас яростно сверкала глазами и щерилась сквозь сжатые челюсти. — Мне ваши резервы на один зуб!

— Гнездо ваших «воронов» тоже так думало, и где оно сейчас? — Эльхарн задумчиво посмотрел на уже темнеющее над беснующимся перед входом в Логово Кернисом небо. Полетать бы с мелкой, снять напряжение, а потом согреть ее… А приходится выслушивать бестолковые наезды. — Кстати, там было почти семьдесят одаренных, некоторые уровня архимага, не считая остального мусора. Типа послушников, которых никто не считал. Ну, и где они сейчас? ВЫ же в курсе, что на призрачных гончих ваша людская магия не действует? А у тебя их за спиной сейчас ровно десять штук в рядок. Спустить?

— Не посмеешь своих шавок спустить с поводков! — Кернис осторожно обернулся и увидел два десятка пылающих алым пламенем глаз. — Ты забыл, что Я — наместник Северной Пустоши!

— Да, я сам и не стану, — совсем уж издевательски улыбнулся Высший. — Вот еще, напрягаться я буду. Тем более, что мои гончии на поводках не ходят, даже спускать не с чего. Охрана! — тут же перед опешившим наместником появилось шесть "ходящих" в боевой ипостаси, взяв его в кольцо. Полюбовавшись пару мгновений на недовольные голодные глазки исчадий и довольные рожи аэров, демон продолжил «светский» разговор. — Если дядя чего не понял, то расценивайте это, как нападение на Высшего аэрха клана Али Грей. Со всеми вытекающими, — от бессильной злобы ректор мог только сжимать кулаки да безмолвно про себя чехвостить наглую тёмную тварь, прижитую на свою беду под боком. Демон, с лёгкостью читая мысли сановника, лишь еще больше подливал яду в голос. — Кстати, мой дорогой наместник Северной Пустоши, познакомьтесь, это — аэры Владыки. Мальчики дружно киваем и прячем клыки. А ты, Кернис, завтра приходи, обсудим ТВОИ проблемы. Охрана, контур за мной закрыть, — на полушаге Эльхарн обернулся. — И еще, советничек, в моем Логове двадцать три гончии и дюжина аэров. Вопросы исчерпаны? Или хочешь еще чем-нибудь помериться? Какой-нибудь выступающей частью тела? Имей в виду, у меня преимущество, я хвост на примерку выставлю. Так что у тебя без вариантов. Если только твой папа китом не был… Там даже мой хвост пассует. Против…. Хвоста.

* * *

— Элька, что там за шум? — Айя сонно посмотрела на осторожно (по его мнению) крадущегося в комнату демона, старающегося после беседы с ловцом под пару — тройку бутылочек вина из погребов короля Угории не сшибать косяки и не ронять мебель. Он мог бы выжечь алкоголь из себя одним махом, но клятва защиты на крови внесла свои коррективы, уравняв его с Лайком в состоянии нестояния. Присмотревшись к «защитничку», молодая жена прошипела, не хуже гарпии. — Ой, а кто это у нас такой «красивый»! Спать будешь у себя. Я с алкоголиками ложе не делю!

— Это мы с охотн… ик… кком его возвращение отпраздновали, — демон осторожно пристроил свое немаленькое тело в кресло, удивляясь такой насыщенной палитре ощущений. — А скандалить Кернис приходил. Что хотел, я так и не понял. Он с утра снова заявится. Эээууффф… Наверно, по поводу состояния его любимой Школы. Но мы-то тут причем? Её светлые недоумки взорвали. Я же не просил их в меня разной артифакторной гадостью кидаться, которая от передоза магиков взрывается.

— Да, просто у них Источник магии куда-то пропал, — Дух архимага Митрела с наипакостнейшей из своих улыбочек появился из снятого Айей перед сном кольца и уселся пятой точкой на краешек антикварной прикроватной тумбочки. — Вот он и бесится, что больше магической энергией торговать налево не сможет. И еще жалобы поступают от недомагистров, от этих, у которых моя ВНУЧЕНЬКА успела экзамены принять. Совсем даже недорого… Так, вот! Они вроде уже за всё заплатили, а тут незачет за незачетом.

— Так, всем — стоп! А куда это Источник мог пропасть?! — сон с проректора моментально слетел. Мысль остаться без халявной магоэнергетической подпитки ее совершенно не обрадовала и она даже слегка запаниковала. Опять ждать, когда её резерв восстановится сам или с помощью Эльхарна опустошать чужие накопители ей не хотелось. Отвыкла уже. Она соорудила из подушек «гнездо», подтянула одеяло повыше и, с решимостью докопаться до истины, продолжила расспросы. — Я же его чувствую! И энергия продолжает поступать в защитный контур Логова! Как так?

— А я что, разве сказал, что он вообще исчез? — древнейший Дух, представший в этот раз в своем первоначальном одеянии, сложил руки на груди и блаженно ухмыльнулся. — Я, вроде как, сказал, что он у НИХ пропал, а не у нас. И пусть теперь эти новые Хранители, которым мы, Древние, в подметки не годимся, попробуют его отыскать!

— Уважаемый архимаг Митрел, ты что, стащил у Школы Источник?! — Айя с недоумением уставилась на злорадно торжествующего Духа, покинувшего антикварный насест и зависшего посредине комнаты в полном довольствии жизнью и собой. — Но, это же невозможно! Источник не материален!

— Умная внученька, в отличии от этого забулдыги хвостатого! — одобрительно кивнул Древний, поудобнее устроившись в воздухе. — Украсть нельзя, а вот перенастроить его привязку на небольшом расстоянии можно.

— Эта очень древняя и очень давно сдохшая развалина хочет сказать, что Источник теперь к нашему Логову привязан, — беззаботно уточнил уже окончательно протрезвевший Эльхарн из глубин своего кресла. — Понимаю возмущение наместника. Он же теперь не сможет накопители задарма заряжать.

— Мальчишка ты сопливый и совсем безграмотный, — незамедлительно парировал закипающий от возмущения Дух архимага. — Это не Источник к Логову привязан, а Логово уже напрямую к Источнику запитано! Первоначально — Источник! Логово — вторично! Поняли, бездари? А-а, что с вами вообще говорить, малолетки! — и он опять легким дымком втянулся в кольцо.

— Это не благородное Логово Демонов, это какой-то элитный воровской притон, — Айя обессиленно откинулась на подушки, раскинув руки в стороны. — Один ворует мебель, вино, сбрую. Второй вообще не мелочится, уже Источниками магии не брезгует…

— А еще наш Господин вчера притащил два новых чайных сервиза! — из-за эльфийской шторы высунулась умильная мордочка домовушки. — Взамен тех двух чашек, которые они с Лиргом случайно тренькнули, когда решили присланный из деканата в качестве свадебного подарка чаек попить! Ради ксперименту, говорили! А чашечки оказались заговоренными от ядов и треснули. Зато новые — такие красивые! И Хозяин у нас хороший! Зря, Хозяюшка, на него ругаетесь!

— Так и какие вы две чашки разбили? — магисса выпрямилась и с нехорошим прищуром посмотрела на мужа, явно примериваясь к его шее своими изящными руками. — Это, случайно, не из того сервиза, который ты позаимствовал из дворца королей Юриссии? Я же его вернуть обещала! Дёма, ты своей смертью не умрешь! Я тебя самолично удавлю!

— Так я замену принес, — у демона появилась мысль, что неплохо бы действительно лечь спать в своей комнате. А заодно перед этим прихлопнуть заложившую его из лучших побуждений нечисть. — Не хуже этого дефективного сервиза!

— А вот сейчас ты, прихвотизатор мой любимый, мне расскажешь, откуда ты эти два чайных сервиза утянул, — Айя начала медленно и угрожающе подниматься в кровати под предвкушающим взглядом Эльхарна. — Из какого точно дворца. Про то, что ты их тоже вернуть обещал, я верю. Скоро, буквально, очень скоро. Только забыл уточнить, что для тебя «скоро» — это лет так через сто. Эльхарн Али Грей, я тебя придуш-ш-шу! Хотя нет, я более коварная! Я поступлю более жестоко. Я тебя зацелую! И заобнимаю! Бойся, несчастный!

* * *

Той же ночью, до беспамятства зал+юбленная еще более коварным темным, Айя нежилась в надежных объятиях Эльхарна, с трудом представляя свою судьбу без него… Под его сонное и довольное «спи, маленькая, провокаторша, я тебе утром еще отомщу» она вдруг вспомнила недавний грандиозный семейный сканд… обед. Заснешь тут с такими родственничками! Да покой нам только снится!

…- И как тебе живется в качестве жены моего дорогого сыночка? — жена Владыки смотрела на невестку немигающим взглядом полувасилиска, что, впрочем, выросшую в приюте девочку совершенно не впечатлило. Когда годами живешь под неусыпным прицелом десятков глаз… — Нравится? Ага, кивнула… А как человечке наша еда? Даркхарн, ты смотри, ей, вроде, нравится!

— Очень! Не передать, как! — Айя оторвалась от смакования выставленных в честь званого обеда у Его Темнейшества блюд. Благо она могла себе позволить есть что угодно в любых количествах, на ее хрупкой конституции излишки не удерживались, в отличие от пышнотелой Мариссы. — Всё очень вкусно. Благодарю, Темнейшая аэрхесса Али Грей. А-а, Вы уже не про еду? Там все тоже … Очень нравится. И главное, он такой… горячий! А я мерзлячка, знаете ли. А в целом, вкусно! Слов нет, одни чувства и эмоции!

— Не дерзи мне, девочка! — Марисса напряглась, сузив густо накрашенные глаза. То, что Айя за словом в карман не лезет, она знала, но сейчас человечка могла бы и высказать почтение. — Я теперь твоя свекровь!

— Тогда можно я Вас буду мамой называть? Вы моргнули! Это значит, да! Ой, спасибо! — сиротка невинно похлопала глазками, ногой под столом пиная Эльхарна, чтобы не вздумал заступаться. — Мамуля, а можно Вас попросить… впрочем, мы, наверное, можем уже перейти на «ты»? Мам, а ты мне во-о-он то-о-от паштетик из печени непонятно кого не пододвинешь? А то от наших мужчин разве дождешься помощи. А мне кушать много надо! Ты же внучка хочешь? Или внучку? Или того и другую? — и мелкая очень многозначительно посмотрела на слегка задымившуюся Мариссу.

— Я тебе потом с-с-скажу, кого я хочу, — свекровь уже была на грани истерики, но все еще держала свою шипастую натуру под контролем. Она решила подыграть наглой человечке. — О, да, можешь называть меня мамой, ДОЧЕНЬКА!

— Мамуля, и все же, подвинь паштетик, а то я опять голодной спать лягу, — Айя тяжело вздохнула, выдергивая из блюда с салатом себе на тарелку пару листиков непонятного фиолетового растения. Один из листьев, припечатанный вилкой, неожиданно задергался и попытался скрутиться трубочкой. Эльхарн, наблюдающий за своей половинкой, прикрыл рвущийся смешок салфеткой. Молодая подтолкнула беглеца к фарфоровому краю с золотой каемочкой, откуда тот благополучно шмякнулся на темно-красную скатерть и дал деру под защиту глубокого блюда с чем-то подозрительно шевелящимся и побулькивающим в густом зеленом соусе. — А твой сын… Он такой ненасытный! Оооу! Не в плане паштетиков, разумеется. А еще соус не подашь, с теми аппетитными серыми комочками?

— Бурные и продолжительные аплодисменты! — Темнейший совершенно искренне похлопал в ладоши, глядя в спину вылетевшей из-за стола жены. Убедившись, что она не уронила по дороге расползающееся по швам платье и не зашибла никого из слуг, Даркхарн повернулся к девушке. К этому моменту принявшей уже совершенно нормальный вид и сбросившей маску провинциальной хамки. — Айя, спасибо. Тебе удалось переиграть мою жену, за это я прощаю твоему мужу пару его выходок.

— Мой муж, по сравнению с его родственниками, просто образец добродетели! — магисса со вздохом окинула взглядом заставленный кушаньями стол. Еще бы к каждому блюду да табличку с перечнем ингредиентов и местом их отлова. А то сидишь и мучительно выбираешь, каким столовым прибором, к примеру, приговорить вот это извивающееся, спиралеобразное, студенистое желе, украшенное ягодками, сильно смахивающими на волчьи. — Эль, положи мне, пожалуйста, какого-нибудь… съедобного мяса… Вот и почему мама Марисса так поспешно ушла? Так ей, наверно, носик попудрить надо было. Знаете, мы, девочки, тоже иногда… носики пудрим. Опять же, прическу поправить, макияж, шипы и когти… Это у вас все просто, у мальчиков, штаны надел, хвостом морду протер, по рогам тряпочкой провел, и уже красавец. Демоны, одним, словом!

— Сейчас договоришься, милая, — добродушно пообещал Темнейший, наслаждаясь наступившей доверительно-семейной атмосферой с легким налетом агрессии и темных эмоций. К красному крепленому — самое то! — И будет тебе парочка подарочков от меня. Тебе кого сейчас подарить?

— Ой, нет-нет, спасибо Вам, но мне в этой жизни больше ничего не надо! Мне и Вашего сына за глаза хватает, — Айя решила не нарываться и поскорее откусила кусочек удивительно вкусного жаркого, которое по ее просьбе выбрал муж. — А так у нас всё есть!

— А чего нет, то мой наследничек младший где-нибудь сопрет, — обвиняюще выставил указательный палец в сторону виновного Его Темнейшество. — Эльхарн, прекращай! Я замучился от нот протеста отписываться! По поводу твоих выходок! Хватит грабить музеи!

— Заведи себе секретарей, пусть отписываются за тебя, — невозмутимо посоветовал Эльхарн отцу. Он решительно вытянул возмущенную таким окончанием застолья жену, недораспробовавшую и половины вкусностей, вместе со стулом и, подхватывая ее на руки, открыл портал в Логово. — А лучше натрави на них своих адвокатов. Пусть докажут, что именно я там был. А мы возвращаемся к себе! Спасибо за обед. Жалко, поесть как следует не удалось, и малышка десерта не дождалась. Шефу — наша благодарность, он себя превзошел. А ты лучше маме внимание удели, чем за нами шпионить.

— Сказал он и исчез, — с толикой грусти пробормотал себе под нос Владыка, глядя на почти пустой стол. — Грыхова печенка, и когда этот гаденыш успел стол ополовинить?! Ладно, кушанья в судках он хвостом скинул в портал. Но как он ухитрился построить второй переход в абсолютно защищенном помещении?! Да еще и с женой на руках?! Нет, жалко, что он второй в очереди на трон наследник. Какой бы из него Повелитель вышел бы! И Айя, заноза, конечно… Но за следующие тысячу лет они нагулялись бы и… Жене внимание, говоришь, уделить! Ну-ну, лучше я чешуйчатого к себе выдерну, пока Марисська на своих жертвах в студии отрывается…

Эльхарн, уткнувшись носом в разметавшиеся по подушке волосы Айи и притянув ее поближе к себе, с педантичностью маньяка-дознавателя прокручивал в мыслях состоявшийся накануне разговор с Лайком. Это не мешало ему делать вид, что он засыпает под Айкино верчение и странное похмыкивание. На ментальном фоне жена была довольной, как… довольная жена. А чем она у себя в голове на ночь глядя занимается, ему сейчас разбираться было недосуг. Итак, вот он вернулся от взбудораженного Керниса, затем домовые натаскали еды на столик у камина, дальше… ах, да! шуганул кота с подоконника, открыв ему лаз в контуре в подвалы, ночь грозила стать очень морозной, и одноухого было жалко, ага, вот оно! нужное воспоминание!..

…- Так и чем ты темным ушастым не угодил? — вопрошал Эльхарн у ловца, вернувшись после разговора с наместником и разливая элитное эльфийское по бокалам. Пить из чайных чашек от зачарованных сервизов он больше не рисковал. — Я и сам с ушастиками стараюсь не связываться. Злопамятные очень. Рассказывай, давай.

— Я эти портреты в их посольстве позаимствовал, — покаялся безо всякого чувства раскаяния на лице Рико. — Правда, без их ведома и согласия. А они чего-то всполошились. Кстати, ты на древнеэльфийском читаешь?

— Я на нем даже разговариваю, — демон стремительно проглядывал принесенные Рико документы, отделяя те, которым надо уделить повышенное внимание. — Если нахожу, с кем поговорить. Знаешь, сколько времени мой папаша потратил, чтобы найти мне учителя, и мне правильное произношение поставили? Это всё?

— Не знаю, честно говоря, взял, что по нашему делу было, — ловец залпом опрокинул в себя напиток, за который некоторые ценители готовы были бы продать свои почки, крылья и гребни. — Эльхарн, на последнем портрете — это, несомненно, Айка. Только постарше. Поверь, нас учили сопоставлять черты лиц и другие особенности. Разрез глаз, форму ушей. Нет, не совсем мелкая, но ближайшая родственница. Скорее всего, мать. А что это, вообще, за бумажки?

— Это, так называемые, «розыскашки», — Высший перестал изображать из себя великовозрастного балбеса и принял серьезный вид. — Розыскные листы. Они в одной папке были?

— Ага, в одной, остальные я проверить не успел, охрана у них слишком резвая, пришлось очень быстро уходить, — Лайк широко зевнул, усталость брала свое даже у такого закаленного жизнью охотника за душами. А еще горячая еда и отличное вино. Не хватало только женщины. Пора бы к деканессе Одори заглянуть, может, впустит раненого к себе и излечит от ненужных душевных терзаний. Он искоса глянул на дверь спальни, за которой спала Айя. — Но эта сверху лежала. И первым листом — портрет этой женщины. А что там написано на обороте?

— А написано там, что при обнаружении некой ларенессы Ней Сиериен из Дома Серебристой Ивы, она подлежит немедленному уничтожению, — Эльхарн непроизвольно оскалился, демонстрируя немаленькие клыки. — Так, смотрим дату выдачи «розыскашки». Шестого листа третьего ростка акации, выросшей под сенью золотистого клена на холме великой липы… Так, перевожу для тех, кто не мучился с древнеэльфийским в детстве… это — двадцать шесть лет назад. И что тогда мы имеем? Двадцать шесть лет назад некая Ней Сиериен свалила из Тёмного леса от остроухих. Ларенесса… Плохо, это типа нашей герцогини. Высокородная. Но имя не эльфийское… И перед этим она учудила что-то позорное, что Лес решил открыть на неё охоту. Масштабную. По всем государствам Верхнего мира. Иначе бы «розыскашка» на неё в этом посольстве не лежала.

— Например, залетела от лаурга и опозорила род, — предположил охотник, четко осознавая, что если бы Эльхарн не дал ему защиту рода Али Греев, то жить ему бы оставалось очень недолго. — А на детях темноухие отыгрываются? И что там за непонятки с именами?

— На детях — нет, а имя… Ней в качестве первого имени… Потомок нечистой крови, — тёмный нервно стучал хвостом по полу, правда, пока, не выпуская лезвий. — Впрочем, сходится. Так, кажется, потенциальную маму Айи мы нашли. Точнее, имя мы её знаем. Знаешь, надо бы мне с отцом на эту тему поговорить. Не уверен, но могу предположить, что сюда «зайки» не сунутся. И к тебе не полезут, ты только из Логова пока не выходи, я завтра тебе охранный браслет из Пекла прихвачу. И еще, Рико, Айе ни слова! Мы с тобой сегодня просто пьем. А что? Имеем право. Еще бы моя домашняя нечисть нас не заложила. А то они могут, особенно, домовушка. Причем сделает это из лучших побуждений — «Хозяин, Вам с похмелья рассольчику не принести? А то у Вас головушка, наверно, болит? Ах, я Вам сейчас самого вкусненького из кадки с солеными огурчиками нацежу». При Айке, с утра. Развел я тут таких, жалостливых, удавить бы, но самому… жалко. А все дела порешаем послезавтра. Тебе еще добавить, или ты, я вижу, уже морду налево мылишь?

* * *

— Почему не удалось убить Эльхарна? — новый глава Ордена Судного дня, мужчина лет пятидесяти, в обычной серой форме, стоящий у растопленного камина в своем родовом замке с заложенными за спину руками, пытливо глянул на своего понурого заместителя. — У Светлейшего был великолепный план. Только не говори мне, что Высшего демона вообще нельзя убить. Убить можно любого, было бы желание и ресурсы. А у Пастыря было и то, и другое!

— Его Святейшество подвела излишняя самоуверенность, — осторожно проговорил молодой человек лет двадцати пяти со светлыми волосами, в еще более неприметной одежде, сидящий на краешке неудобного, жесткого стула напротив своего патрона. Он пока еще не знал, чего ожидать от шефа, поэтому слова подбирал очень тщательно, забавляя этим своего начальника. — План был действительно хорош. Отсечь демона от изнанки, заставить уйти в глухую защиту, выкачать его защиту и добить. Если бы не одно «но»… он на привязке у магиссы оказался. А у той — пассивный резерв около двух тысяч единиц магиков. О чем Светлейший знал, разумеется и даже сделал на это расчет, дав своему наемнику накопитель на десять тысяч. Итого, расклад был в сторону наемника, ведь у демона должно было быть тысяч пять единиц, не более.

— А эта магисса поделилась с демоном своим пассивным резервом, — новый глава «судей» Милош Ренон на минуту задумался, еле заметно раскачиваясь с пятки на носок. — Причем хорошо поделилась, и рвануло так, что в Угории до сих пор думают, восстанавливать эту их школу, или проще новую построить. И это было явно не две тысячи магиков. А как она могла поделиться энергией, не вступая в прямой контакт с демоном?

— Выясняем, Магистр, — заместитель кисло поморщился, ибо похвастать своими успехами в этом вопросе не мог. — Первый архимаг Лантар владеет информацией. Но он нашего посредника просто послал и честно признался, что с этой парочкой связываться не хочет и не собирается. И посоветовал обращаться к ним напрямую. Правда, при этом дал адреса лучших похоронных контор.

— Юморист грыхов! — недовольно высказался главный «судья», начиная расхаживать по комнате в нетерпении. — Что Ордену на сегодняшний день известно про эту женщину?

— Что к ней обращаются «госпожа», а не «миледи», она не аристократка, в девичестве носила имя Айя Этори, — начал перечислять брат Хельке, вспоминая скупые строки донесений. — Ей двадцать пять. Окончила Южный университет в приграничье, в городке Ривус. Официально имеет шесть стихий. Стихийница, вроде как, по документам. На самом же деле — маг-универсал. Три диплома, один из них — менталистика. Реальный уровень силы неизвестен. Живет с фамильяром, он же муж, он же Высший демон, аэрх Эльхарн Али Грей. Что уже само по себе нелепо! Высший демон — в фамильярах, кто бы поверил! Сирота, до Академии воспитывалась в приюте. Остальные подробные сведения о ней хранились в Гнезде ворона. И вместе с ним… в общем, пропали.

— Гнездо брали аэры самого Темнейшего вместе с призрачными гончими, — глава Ордена остановился на середине комнаты и жестом показал своему заместителю записать его приказ. — Из них полсотни «ходящих по изнанке», неслабые маги-некроманты. Личная охрана Владыки Пекла. Из-за какой-то простой, пусть даже и талантливой, и очень сильной магиссы Владыка бы напрягаться так не стал. И тем более, присылать свою элиту для ее защиты! Пиши, брат Хельке, распоряжение нашим агентам в Угории. Я хочу знать о ней всё! И даже то, что она сама о себе не знает!

27

— Женскую особь надо уничтожить, — темный эльф с безразличной, но от того еще более пугающей, улыбкой на идеальном лице, не мигая, смотрел на нового магистра Ордена «судей». Было видно, как он с неприязнью выталкивает из красиво очерченных губ слова на всеобщем языке. — Она опасна для нашего мира и нарушает баланс сил в пользу Нижнего. К тому же, она — инициированный лаург с примесью крови сирен. Ваши скудные представления об этом дают понятие, насколько это гремучая смесь?

— Опять хотите решить свои проблемы чужими руками? — хладнокровно уточнил Милош Ренон, который в свое время немало «зайцев» поджарил на костре инквизиции, оставив на память пару связок их наглых длинных ушей. Может, стоило надеть эти «бусы» на встречу… — Хорошее стремление, со стороны Долины Полудня. Но есть маленький нюанс, нам аэрхесса Али Грей в настоящее время не мешает своим существованием, и устраивать заведомо проигрышную войну с демонами я не желаю. Впрочем,… чем грых не шутит! Заинтересуйте меня, аэль. А то как-то без весомого поощрения не хочется проснуться однажды утром… без души и в изнанке.

— А как же цель вашего Ордена! — «ушастый» презрительно фыркнул, не меняя как приклеенного выражения радости на лице. Только зрачки на миг сузились до крохотной точки. — Он же был создан, как раз, для борьбы с лаургами!

— С одной наследницей лаурга мы уже поборолись, — рубанул ладонью глава Ордена. — И после этого лишились неприступной крепости. Поэтому я и спрашиваю, а что же равноценного нашим потерям мы с вашего предложения поимеем? Кроме безымянных могилок, в которых после гончих кроме значка судьи и нечего больше хоронить. Вы, аэль, со своими обширными познаниями, в курсе, что там еще, кроме элиты демоновой армии, сам сын Владыки подвизается?

— И что вы, слуги Единого, хотите взамен? — презрение в голосе эльфа начало зашкаливать, диссонируя с его счастливой до омерзения улыбочкой. Заклятье его рожу что ли припечатало какое несмываемое, подумал Магистр Ренон. — Мы готовы рассмотреть ваши пожелания. В пределах разумного, разумеется.

— Поделитесь артефактами, — Милош усмехнулся, когда улыбочка все же приугасла на пару градусов. — Нам нужны отсекатели резерва, извлекатели энергии и нойоны. Это амулеты, которые отражают магические удары и перенаправляют их обратно на источник атаки.

— Запретные и абсолютно незаконные артефакты, — каково же было потрясение Ренона, когда темный эльф вдруг совершено по-паскудному ухмыльнулся и на какое-то краткое время перестал быть похожим на идеальную скульптуру. — Отсекатели дадим, извлекатели — тоже. А вот нойонов у нас нет. Вернее, есть, но полностью разряженные. И как их восстановить, мы не представляем. Ваша лаург смогла бы, наверное, но, как Вы понимаете, мы к ней с такой просьбой обращаться не можем.

— Потому что вы её мать убили? — невинным тоном уточнил Магистр, снова сбивая улыбку с лица. И как оно еще не трескается от таких резких смен выражения, удивился он. — О, Айя Али Грей будет в восторге от такого известия. А уж её фамильяр просто забьется в экстазе… И разнесет при этом половину вашего драгоценного Леса. А вторую половину просто сожжет и развеет пепел над Долиной. И да, уточните-ка, аэль, чем вам так Ней Сиериен не угодила? Что на неё была начата Большая охота?

— А вот это точно не Ваше дело, брат Ренон, — вымораживающим тоном ответил эльф, глядя при этом мимо Магистра. — Итак, мы дадим двадцать отсекающих и столько же истощающих артефактов. Можем добавить парочку нойонов, но они пустые. Не хочу начинать наше сотрудничество с вранья. Этого достаточно?

— И еще десять ваших лучших магов, — нагло усмехнулся Магистр ордена "судей" в ответ, радуясь, как мальчишка, что перекошенное злобой лицо эльфа уже не лучится от притворного счастья. — И каждый — не слабее десятого уровня. Поправочка! Пятнадцать магов, и мы договоримся. Понимаете, ломать их защиту… Дело трудоемкое. А у меня своих специалистов осталось мало. Все сливки нашего братства были отправлены Светлейшим в Гнездо ворона, где их благополучно сожрали призрачные твари.

— Наглеешь, двуногий смертный, — как ни странно, одобрительно кивнул головой эльф. — Но мне нравится твой подход к делу. Ты действительно хочешь решить проблему. Магов будет два десятка, из них шесть — архимаги. Мы договорились? И сколько своих одаренных ты дашь?

— Столько же, двадцать, — Милош решил проигнорировать высокомерную фамильярность эльфа. Когда-нибудь и его ушки нацепят на связку трофеев, доставшихся Ордену от его собратьев. Пусть пока нелюдь потешит свое раздутое самолюбие. — Но архимагов будет всего четверо, просто у меня больше нет. А ты уверен, аэль, что защиты на Логове не будет? А то там такой уровень…

— Защиты не будет, щиты лаургов снимут, — остроухий предвкушающе ощерился, демонстрируя идеально ровные, острые зубы. — Мы смогли договориться Духом-хранителем Логова. Он и снимет защиту.

— Что же он за это попросил? — подозрительно прищурился Магистр. — Эти древние духи — те ещё сволочи. И, за просто так, ничего не делают!

— Тело он себе попросил, помоложе и попригляднее, — расхохотался темный эльф странным, ненатурально переливчатым смехом. Окно в раме тоненько затренькало, грозя незапланированным проветриванием в личном кабинете Магистра. — Да, найдем мы ему тело. Или не найдем. Это уж, как получится. Такую тварь в подлунном мире иметь… Но, мы потом с Митрелом разберемся. Главное, защиты на Логове не будет!

* * *

Эль моментально проснулся среди ночи, уловив чутким ухом невнятное бормотание. О, Тьма, следует поставить «ночной режим» на кольцо, подумал демон, когда понял откуда идет подозрительный шум. А то это как-то неприлично, что дух Митрела может в любую минуту нарисоваться посреди опочивальни.

— Слышь, хвостатый недоросль, я чую, что ты не спишь. А мне бы с твоим папашей встретиться, — призрак высвободился из камня и завис перед лицом демона. При этом одним полупрозрачным глазом он недвусмысленно косил на «внученьку». Пришлось Высшему прикрыть жену одеялом, чтобы не затевать мордобой с оборзевшей потусторонней неличностью. — Устрой встречу, а? А я за это твоего блохастого одноухого кошака перестану науськивать на осаду.

— Не ори, дедуля, Айю разбудишь — развоплощу, — Эльхарн легко поднялся с кровати, стараясь не потревожить свою любимую. — Так, по поводу облезлого кошака, во-первых, это не тема для шантажа. Его дело по подвалам крысюков ловить, если они у нас ещё остались. А если не угомонишься с провокациями и жестоким обращением с животными, то сам вместо него займешься мышиной охотой. Второе, что тебе от Владыки понадобилось, да еще ночью?

— А это… я вас вчера продал! — ехидно заявил Дух, потирая призрачные ручки и любуясь на вытянувшееся лицо демона. — Пообещал защиту с Логова снять в обмен на новое, молодое тело. Эй, держи хвост в руках, мальчишка! Имей терпение выслушать до конца, балбес! О чем я говорил?… Так вот, я же не обещал, что на нашем Логове не будет другой защиты. Вот на эту тему я с твоим папулей пообщаться и хочу.

— Вот же, ты — тварь прековарнейшая! — с нескрываемым восхищением шепотом произнес Эльхарн, пряча кольцо Айи в карман штанов. — Старикан, а ты точно не демонической крови? Это мы такие фортеля обычно выкидываем, — он кинул заклятье призыва слуги на зеркало и позвал сонного секретаря к себе. — Лирг, рысью ко мне! Айя остается под твоей защитой! Если с ней что-нибудь случится… Сам понимаешь, что я с тобой потом сделаю. Тебе точно не понравится.

* * *

— О, твоё Темнейшество, — глумливо оскалился Митрел, выдуваясь темной струйкой из кольца и с жадным любопытством ограниченного в передвижениях узника оглядываясь по сторонам. — Жив-здоров, а очень жаль. Лучше бы ты сдох. Но этого мы и подождать можем, — и, не давая ошарашенному Владыке прийти в себя, архимаг продолжил. — Даркхарн, ты со змеелюдами как, не разругался еще вусмерть? А то я с ними перетереть хочу на интимные темы.

— Развеять тебя, что ли, — тоскливо протянул Темнейший, со скепсисом глядя на Духа. — Надоел ты мне, Митрел, еще при жизни. Чего надо, выкладывай подробности?

— Защита на Логово, твоя и чешуйчатого, — нагло заявил Дух, подбоченившись и обшаривая обстановку в кабинете Владыки на предмет изучения новейших охранных заклинаний. — А то я защиту снять пообещал. Мы же, Древние, слово держим всегда! Сниму то, что там внученька навертела с твоим охламоном. А вот остальное… Ну, ты понял?

— Торн, можешь ко мне заглянуть? — Владыка неприязненно посмотрел на бесцеремонно заглядывающего во все углы Духа, сжимая амулет вызова змеелюда. — Портал уже построен. Жду тебя.

— А вот и я! Соскучи… Ох, ты ж! Митрел, собственной нетленной рожей! — перед присутствующими возник чешуйчатый, выступая из огненного кольца перехода. — Опять проблемы со щитами, Дарк? Я вроде как свой щит к ауре Айи привязал. Никто не придерется. У неё сейчас ментальный блок, как данный от рождения.

— Нет, с этим, ящерица, все отлично! Просто нас завтра убивать будут, — с довольным видом заявил Древний, отмечая эффект, произведенный его словами. — Я продался врагам и наобещал защиту вырубить. Вы сможете поставить другую охранку?

— Кракен тебя полюби, Митрел! Ну, что за дичь ты устроил, совсем ментальные связи растерял в силу возраста?! — чешуйчатый лишь тяжело вздохнул да перевел взгляд на Повелителя. — Кто переход строит? Темнейший, перекидывай нас всех к ним в нору. Сделаю «зеркало». А девочку тебе советую забрать в свою Цитадель, пока она не допрыгалась.

— Ты, главное, «зеркала» настрой, — Владыка Пекла колдовал над привязкой к дому в Верхнем мире. — А я поставлю «поглотители». Девочку, как ты советуешь, мой предусмотрительный друг, я забрать к себе не могу, если забыл, она немного сирена. Дитя воды. Понятно? Она у меня долго не сможет протянуть, даже с силой Эльхарна. Тем более, и своим наследием она управляться пока еще не может, ее сущность потомка Примарий должна проявиться только после рождения первого ребенка. Тогда вода ее окончательно примет, как часть своей стихии. А сейчас я могу ее только на краткое время у себя привечать…

— Понял тебя, — полуящер встал рядом с Даркхарном. — Переносимся? А нападавшим будет много сюрпризов заготовлено, это я обещаю. И это будет не людская магия, а островная. Им должно понравиться. Так понравиться…

* * *

— Нокси, Дис, выбирайтесь сюда, — Эльхарн первым вступил на порог дома, подзывая домовых. — Моя Айя не должна проснуться, пока у нас гости. Приказ понят? Исполнять. А мы начинаем? Кому силу передавать?

— Пока никому, — змеелюд перетек в свою изначальную ипостась, полностью утратив человеческие черты. От его великолепного мощного тела и толстенного хвоста, золотистыми кольцами извивающегося по гостиной Логова, было трудно ответи глаза, настолько гипнотизировал необычный узор тихо шелестящих чешуек. Кобольды в тихом трансе застыли в своем уголке. А собравшиеся нелюди ощутили веяние чуждой им древней магии. — Так, я начинаю. Не мешать! …Есть! Первый слой я установил. Эльхарн, поделись силой, я второй слой сплету.

— Держи, забирай сколько надо, — демон обвил хвостом плечо змея, чтобы не мешать ему проделывать сложные пассы мощными лапами. — Я через Айю подпитываюсь напрямую от Источника, поэтому бери, сколько хочешь.

— Уже всё, что надо, забрал, — чешуйчатый устало выдохнул. — Всё, разрывай контакт. Два контура защиты я поставил. И у обоих — «зеркала». Так, когда на вас нападут? Завтра? Я хотел бы поприсутствовать. Темнейший, тебя тоже приглашаем. Такое бесплатное представление намечается. И собачек с собой захвати, пусть порезвятся. Хотя девочке этого лучше не видеть…

* * *

— Какой восхитительный, почти родной, адский пейзаж! — издевательски произнес Его Темнейшество, выходя из практически не пострадавшего Логова и взирая на руины, оставшиеся от Школы. — Какой бесславный конец бесполезному учебному заведению. Надеюсь, Кернис с Лантаром успели всех обитателей «Вышки» эвакуировать? Впрочем, эти не должны пострадать… Интересно, сколько же нападавшие вбухали в атаку? Несколько тысяч единиц, это точно. Эльхарн, мои аплодисменты! Тебя с женой оценили по высшему разряду опасности!

— Я сейчас гончих спущу, и те по достоинству оценят вкусовые качества всех выживших налетчиков, — невозмутимо уточнил вышедший следом за отцом демон. — По высшему гастрономическому классу! А вот сама атака была сокрушительной, я уже даже начал подозревать, что щиты чешуйчатого не выдержат.

— Там в защитном контуре «зеркало» стояло, двойное, — слегка обиженным тоном уточнил змеелюд, вставая рядом с Владыкой Пекла. Была задета его профессиональная гордость. Но вскоре и он начал с любопытством первооткрывателя вертеть головой и носиться по руинам с каким-то замудреным артефактом, издающим высокие звуки в разной тональности. — А неплохо их откатом приложило. Кстати, Эльхарн, оцени: минимум затрат энергии, и такой впечатляющий результат. О, скорее сюда! Кажется, Лантар выжил. Надо бы его подлечить, а то похож на кучку… хм… потрепанных припадочным вурдалаком останков. Видимо, до последнего студентов через портал выводил. А вот Керниса я не вижу рядом. Из чего можно сделать вывод, что Риар магией в вас не швырялся. Умный мужик!

— Был бы дураком, до первого архимага королевства Угории бы не дослужился, — с ленивой улыбкой заметил Эльхарн, оглядывая строй аэров в боевом обличье, взявших Логово в оцепление и державших на ментальной привязи десятки призрачных гончих, вверенных им Владыкой. — Ну, так что, пойдем, поговорим с ним? Надо бы выяснить все подробности. А вообще-то, такого рода нападение на тебя, отец, это даже не дипломатический скандал. Это — повод для войны.

— Догадываюсь, сын, сейчас нам эти «останки» расскажут, что они, вообще-то, флигель, который вы с Айей под свое Логово переоборудовали, снести хотели, — иронически приподняв темную бровь, протянул Повелитель, давая мысленную команду десяти аэрам следовать за ним. — Поскольку он на балансе Школы уже не состоит. А для сноса этого ветхого строения привлекли пару десятков архимагов со всех королевств Верхнего мира, включая темных «остроухих». К которым у меня, по ходу, накопились вопросы.

— Угу, просто так флигель снести было нельзя, — не менее ядовито уточнил Эльхарн, подхватывая на руки вышедшую на крыльцо Айю. Та лишь успела пропищать приветствие высокородному родственнику и менталисту. — Для этого всего лишь двадцать шесть архимагов потребовалось. Но и у них… не получилось.

— Ещё бы у этих недоумков что получится! — из кольца магиссы материализовался древний Дух и с высокомерным видом главного целителя начал ставить всем неутешительные диагнозы. — Кучка обреченных идиотов! Если я им обещал снять защиту Айи, то я это выполнил! А вот про остальные щиты и речи не было! А «зеркала» у змеюк хороши! Но, даже если бы и их взломали, там еще два слоя охранок от демонюк бы осталось!

— Айя, да, как же ты с этим древним ископаемым общаешься-то?! — полуящер Торн насмешливо посмотрел на уютно устроившуюся на руках у мужа миниатюрную женщину, не желающую оглядываться по сторонам. Уж, слишком вокруг все было растерзано отбушевавшей магической стычкой. — Я бы на твоем месте давно бы его развеял. Во избежание… разных несчастных случаев.

— Уважаемый Митрел хороший, и меня древним заклинаниям учит, — заступилась за зловредного «дедулю» Айя. — А хотите, покажу вам заклинание «чёрного ветра»?! Меня он научил!

— Не надо!!! — одновременно синхронно ответили Темнейший, змеелюд и Эльхарн. — Мы тебе и на слово верим! — и Эльхарн погрозил вредоносному призраку кулаком за спиной жены. — А то в прошлый раз, когда он тебя заклинанию «восстание костей» научил, то тут несколько кладбищ в округе поднялось. Я потом замучился умертвия уничтожать!

— Оуу, это я с силой немного перестаралась, — смущенно пробормотала Айя, пряча лицо на плече мужа. От него шло успокаивающее тепло, которого ей так не хватало в этой бесконечной зиме. — Не рассчитала немного, с кем не бывает. И, между прочим, нас сегодня убивать уже передумали?

— Так легко и изящно моя милая невестка решила соскользнуть с темы, — раскатисто расхохотался Владыка Пекла, сметая эхом стаю воронья, слетевшегося на остовы учебного заведения. — Но ты права, убивать вас сегодня не будут. По одной простой причине — некому. Умракар, есть в периметре замка живые «остроухие»? Я с ними пообщаться хочу на тему покушения на мою темнейшую задницу. Ну, нет, так нет… Неужели, людишки вместе с «зайками», и вправду, решили, что на меня можно безнаказанно нападать? Так я это заблуждение могу и исправить. А не навестить ли нам их столицу? С не очень дружеским визитом. Эльхарн, хватить лапать жену, натискаешься ещё, никуда она от тебя не денется, отнеси-ка её домой, и пойдем, прогуляемся по Верхнему миру. Давненько я не наведывался к соседям сверху. Торн, с нами пойдешь? Проветримся…

— Собачки, фас! — Темнейший тряхнул кистями рук, спуская стаю из нескольких десятков призрачных гончих с ментальных поводков. — Нажретесь — сами вернетесь. Умракар, контролируй оглоедов, мне не нужны потери среди мирного населения, только вооруженные бойцы длинноухих, оказывающие сопротивление! — отдав приказ своему безопаснику, Владыка повернулся к Торну. — Итак, что мы имеем? Тёмные эльфы объявили мне войну? Забавно! Напасть на меня — это же до какой степени наглости надо было дойти… Мне даже самому неловко за их неудавшуюся попытку. Я, вот, подумал и…

— Отзови гончих, Даркхарн! — перед Владыкой демонов появился Повелитель темных эльфов — сам таэль Аскаиэль. Он был пониже Первородного, изящнее, но не менее смертоноснее. Хотя сейчас он выглядел донельзя безучастным, пульсирующие от сдерживаемых эмоций зрачки выдавали его крайне возбужденное состояние. — Мы с тобой не воюем. А вот девка — наша добыча. Она — дочь опальной ларинессы и заслуживает смерть по рождению.

— Да, ладно, Аскаиэль? Ты же не шутишь? — Владыка сделал вид, что задумался. — А то, что она — моя невестка, тебе никто из приближенных не доложил? Собачек я не отзову, уж, извини. Им нужно регулярное питание… Кстати, а то, что сейчас на территории твоей Долины три моих легиона аэров, это тебе тоже забыли сказать? Их я тоже отзывать не собираюсь.

— Темнейший, но это же война! — эльфийский князь судорожно облизал губы. — Разве ты этого хотел?

— Это действительно война, — охотно подтвердил Али Грей-старший. — Но соглашение первыми нарушили вы. Напасть на мою невестку — это непростительная наглость. И я не прощу. Хорошая у тебя столица. БЫЛА. А сейчас мои легионы собираются добить твоих защитников и в остальных городах. Женщин мы, так и быть, заберем себе. Самых красивых! Остальных… сам понимаешь.

— Мы сможем откупиться? — Властитель темных эльфов с ужасом смотрел на раскинутый ним тончайший полог из тьмы, на котором в данный момент вырезали его подданных легионеры. — Мы же договоримся? Да? Что ты хочешь? Мы же договоримся?

— О чем? — рядом с Владыкой возник змеелюд. — Не обещай ему ничего, Даркхарн, ушастые все равно предадут. Да, остроухий? Вы же предадите, как только вам это станет выгодно. И еще вопрос, кто отдал приказ на ликвидацию матери Айи. Она эту тему рано или поздно подымет. И ей нужен будет ответ. Так кто?

— Не твое дело, грязный шаман! Катись на свои Острова, чтоб их в море смыло! — окрысился потерявший над собой контроль Властитель Полуденной Долины. — Это дело детей Священного Леса! И только наше!

— Да, не вопрос, — нарочито небрежно зевнул змееподобный. — Мне-то что? А вот ты скоро без подданных остаешься. Легионы демонов уже сломали защиту всех ваших поселений. Да, я помог, и угрызений совести не испытываю. А когда они своих собачек спустят… Тебе их совсем не жалко? Подданных? Никогда не видел, как призрачные охотятся? Отвратительное зрелище, могу заметить. Когда они еще живую добычу рвут на клочья. Хочешь посмотреть, дитя Леса?

28

— Что произошло в Высшей Школе?! — Король Угории Реджинальд VIII яростно рвал важные бумаги на своем столе в кабинете и швырял клочки прямо себе под ноги, не глядя на пребывающего в безутешной тоске архимага. — Остроухие совсем зарвались?! Почему они проводят свои военные операции на нашей территории без согласования с нами?!

— У своего начальника службы безопасности спросите, — зло огрызнулся Первый архимаг, смело глядя в глаза своему сюзерену. — Меня тоже в известность в последний момент поставили. Еле успел наших недомагистров вывести, прежде чем Школу откатом накрыло! И первого, и второго учебного корпуса, фактически, больше не существует. Кроме флигеля-"логова", по которому удар и нанесли. Он, кстати, вообще не пострадал! И, как ни странно, конюшни.

— Его бы еще найти, моего дражайшего безопасника, — свирепо сверкнул глазами монарх. — А заодно и ректора этой вашей Школы, наместника Керниса. Как я понимаю, эльфам доступ в Школу именно он, как раз, и открыл! За умеренную плату! Или неумеренную!

— Допустим, начальника службы безопасности Угории где-нибудь в районе развалин "Вышки" можно поискать, — мрачно посоветовал первый архимаг королевства. — Отправьте солдат с совочками, пусть пепел просеют. Может, и найдут чего. А Кернис сбежал к себе в Северную Пустошь, поскольку явно не хочет общаться с родителями этих недоумков, с которых он плату за обучение авансом содрал. Школу-то придется расформировывать, студиозусов по Академиям распихивать. А вот смогут ли они доучиться там, я сильно сомневаюсь. Тем более, в магистратуре. Хотя… как-то же они дипломы получили, а в академиях свои "кернисы" их быстро в оборот запустят.

— У демонов к нам претензии есть? — угрюмо процедил сквозь зубы Король Угории. — А то я что-то их легионов у себя во дворце не наблюдаю. И даже со скандалом никто не заявился! Что весьма настораживает. Как мне доложили мои агенты, в Логове в момент нападения находился сам Его Темнейшество.

— К нам претензий нет, Владыка Пекла присутствовал при неудачном нападении… с неофициальным визитом, — со вздохом уточнил Лантар, с утра уже пообщавшийся с Эльхарном. — Только к ушастым и Ордену Судного дня. Последних пообещали истребить полностью, до последнего послушника. А нам тонко намекнули, чтобы не вмешивались.

— И не собирался, мне прошлого раза для общения хватило, — недовольно пробормотал Реджинальд VIII, невольно поежившись и вспоминая оскаленные пасти гончих и впечатляющие способности к смертоубийству у аэров Повелителя. — А что с эльфами? Первородные ушастым войну объявят?

— Войну вряд ли, но половину Леса точно разнесут, — уверенно заявил архимаг Лантар, вспоминая зловещую усмешку второго наследника Пекла. — Полномасштабные военные действия сейчас никому не нужны. В настоящее время сложился некий баланс в Верхнем мире между людьми и нелюдями. Если демоны уничтожат весь Темный лес в Долине Полудня, опять начнется передел влияния, а "нижние" в этом не заинтересованы. Так что, думаю, ограничатся разгромленной эльфячьей столицей.

— Это успокаивает, — задумчиво протянул король Угории, прикидывая, что бы в этой мутной водичке выловить в интересах своего королевства. — А что бы нам в данной ситуации с темного эльфятника содрать? Они же нас подставили, на самом-то деле! И Школа из-за них в руинах, а её восстанавливать надо! А это такие расходы!

— Восстанавливать там нечего, дешевле новую отстроить, — с вселенской скорбью на лице уточнил Лантар, в душе уже прикипевший к этому недоучебному заведению. — Там такой магический фон сейчас, что его чистить дольше, чем новые корпуса построить! Не знаю уж, чем орденцы и ушастые по Логову врезали, но откатом от «зеркал» защитного купола два учебных корпуса чуть ли не в пыль превратили! И еще интересный момент, а вот защитного купола, который наши "дорогие" молодожёны ставили, в момент атаки на Логово не было! Иначе бы этот домик никто атаковать не рискнул. Так что «зеркала» чьими-то чужими были. И явно не лап демонов. Даже не знаю, кто на такое мастерство способен, но ни наши маги, ни остроухие этот защитный слой не заметили. Есть догадка, что змеелюды постарались. Но как Его Темнейшеству с ними договориться удалось? Эти островные шаманы вообще на контакт ни с кем не идут!

* * *

— О, а вот и Элечка вернулся, — Айя радостно соскочила со стула, на котором она восседала с чашкой чая в рука и в обществе домовых. Чашку пришлось поспешно впихнуть в лапки Нокси. — Ты голодный? Сейчас тебя покормят. А где наши гости в лице твоего папы и господина Торна? Приказать ужин на всех накрывать?

— На всех, папа и змеемордый сейчас поднимутся, они отправкой трофеев в Пекло руководят, — Эльхарн обнял жену и нежно поцеловал её. — Отец, воспользовавшись моментом, стационарный портал к себе во дворец прямо из холла первого этажа построил. Интересно, он что наивно полагает, что я в его винный погреб буду через него ходить? А потом капканы от хвоста отдирать?

— Не надоела вам обоим эта игра? Иди принимай ванну и переодевайся к ужину, а то весь пропылился в своих вылазках, — с досадой вздохнула молодая магисса, давно махнувшая рукой на криминальные замашки мужа. — С папой сами разберетесь! До чего с эльфами договорились? Темный Лес сильно пострадал?

— Да нет, по мелочи, священные деревья никто не тронул, — отмахнулся Эльхарн, предвкушая вкусный ужин. — Но столицы у них больше нет. Ничего, новую отстроят. Они ребята не ленивые. Население вообще всё шустро попряталось в лесной глуши, куда аэры не заглядывали. А вот Владыка Леса остался без личной гвардии, но сам цел и невредим. Вовремя осознал, что гвардию он себе еще наберет, главное, чтобы было кому эти заниматься.

— Понятно, пришли, спалили дворец, вырезали гвардию и ушли, — Айя с укором посмотрела на мужа. Но развивать тему не стала, прекрасно зная, что без приказа Эльхарна не трогать мирное население, на месте Долины была бы вторая Воронья Пустошь. — А что тогда Его Темнейшество с господином Торном в Пекло переправляют такого, что им стационарный портал потребовался?

— А, мелочи разные, подарки от Владыки тёмных эльфов… в знак примирения, — вид у демона при этом стал до неприличия довольным. — Там и тебе немножко подарков прислали. Я приказал в твою комнату сунду… коробочку отнести. После ужина разберешь!

— Элечка, что ты в Тёмном Лесу на этот раз умыкнул? — вкрадчивым голосом поинтересовалась Айя, обоснованно подозревая, что Эльхарн, в действительности, притащил не маленький сундучок, а хорошо, если не огромный ларь или, чего хуже, реликварий непонятно с чем. — У тебя совес…? Нда, этот вопрос уже неоднократно обсуждался между нами!

— А к чему сразу такие нехорошие подозрения? — Высший обиженно посмотрел на супругу абсолютно честными глазами, при этом уголок его рта едва подрагивал от сдерживаемой хитрющей улыбки. — Это всё — военная контрибуция от проигравшей стороны! Отец с Торном у них вообще всё артефактное хранилище вынесли! Впрочем, правильно сделали, там запрещенных во всех мирах артефактов с десяток сундуков набралось.

— Эльхарн Али Грей, меня НЕ интересует, что забрали у темных эльфов твой папа и господин Торн! — Айя притопнула ножкой в домашней туфельке. Так что это получилось не очень грозно, а располагающая улыбка мужа стала еще шире. — Меня интересует, что у них забрал ТЫ! Мы же договорились, что считаем это нападением на Его Темнейшество, а не на нас! Поэтому никакая контрибуция нам не положена!

— А… а это папа поделился, — выкрутился Эльхарн, прикидывая пути отхода в свою комнату с целью скрыться в ванной от праведного гнева одной маленькой, но очень справедливой птички. — Там совсем чуть — чуть! Пара колечек, пара браслетиков, сережки, диадемка … сервиз. Ты же все страдаешь, что мы с Лиргом пару чашек разбили от предыдущего. Ну-у… и пара рулончиков эльфийской ткани.

— Эльхарн, судя по твоему списку, это была не контрибуция, это было банальное мародерство! — зашипела не хуже рассерженной кошки молодая женщина. — А твой папа вообще в курсе, что он с тобой чем-то поделился? Или ты ему, как обычно, потом об этом скажешь? Когда он эти украшения из «пары колечек, сережек и брошек» на мне увидит? Всё, исчезни с глаз моих! А я пойду смотреть, что там за контрибуция такая!

* * *

В скромной по меркам Цитадели, но вопиюще неприлично роскошной для Логова оружейной зале, посреди нагромождения разнообразного конфиската приютились трое мужчин.

— Пока нет Эльхарна и Айи, предлагаю обсудить один вопросик, — Владыка Пекла потягивал выкраденное у обитателей Логова коллекционное эльфийское вино на правах его первоначального хозяина, сидя на крышке внушительного кофра, обитого полосами железа и увешанного массивным замком. Магические замки Даркхарн уже посбивал, так что его хвостатому заду ничего фатального не угрожало. — Ловец, где именно ты взял бумаги, которые мне показал сын?

— В кабинете у эльфийского посла, в сейфе под портретом какого-то ушастого, — лениво отозвался Рико из единственного кресла, салютуя присутствующим бокалом. То, что это был малый церемониальный трон ушастых, ему было откровенно наплевать. — Но сразу оговорюсь, взял первое, что сверху лежало. У них охрана нервная какая-то, пришлось быстро делать ноги.

— Я бы тоже занервничал, если бы какой-нибудь наглец мой личный сейф вскрыл и начал из него деловые бумаги выгребать, — насмешливо заметил змеелюд, стоя у камина и по привычке забавляясь с тамошними огненными саламандрами. — Слушайте, вы, жители Логова, а вам мамы в детстве не говорили, что воровать нехорошо?

— Про других не знаю, а я сирота и подкидыш, поэтому мама мне вообще ничего не говорила! — недовольно огрызнулся ловец. — И потом, я же не ценности воровал, а необходимые для Айи документы!

— Потом погрызетесь, когда детишки закончат выяснять отношения у себя и позовут нас ужинать, — отмахнулся от зарождающейся перепалки Даркхарн. — Нестыковочка в этом всем деле первая… если эту Нейю Сиериен действительно ликвидировали, какого тогда растреклятого грыха, в сейфе темноэльфийского посла делает розыскной лист на неё? До сих пор, я имею в виду? По идее, сразу после устранения розыскашка должна быть списана в архив, а не мозолить послу глаза.

— И нестыковочка вторая, почему они решили ликвидировать Айю? — Торн согласно кивнул головой в ответ на выводы Темнейшейства. — Эльфы, вроде как, никогда не отыгрывались на детях преступников. Тем более, что Айя про свою маму ничего не знает, она — сирота.

— И напасть на неё решили только после того, как Рико увел у них розыскной лист на эту Сиериен, которая, с большой долей вероятности, является настоящей матерью Айи, — подхватил рассуждение змеелюда Даркхарн. — Чем наша девочка может быть для них опасной настолько, что её решили устранить?

— Боятся, что Айя будет мстить за мать? — предположил ловец, которому такие мысли в голову и раньше приходили. — А что, пока она была обычной сиротой, пусть даже и магиссой, она никому не была нужна и не опасна. А вот в качестве жены демона, из Высших, да еще и из правящей семьи… Но всё равно непонятно, почему не закрыт розыскной лист!

— И поспрашивать некого, — недовольно поморщился Его Темнейшество. — Начальника эльфийской службы безопасности мы не нашли и его следов не отследили, а тащить сюда и допрашивать с пристрастием кого попало тоже не вариант. А вот кого мы сейчас кое о чем пораспрашиваем, так это нашего глубокоНЕуважаемого Древнего. Митрел, а ну-ка проявись. Знаю, ты тут уши клеишь. Кое о чем спросить хочу.

— Ну, и чего надо, папочка? — зловредный призрак материализовался посреди комнаты. — Когда же ты наконец свалишь за грань, противный!

— Поговори у меня! Я тебе призрачную собачку в кольцо-привязку запущу! — задумчиво протянул Его Темнейшество, нехорошим взглядом окидывая фигуру древнего старца в нелепом халате. — А поведай-ка мне, древняя дохлятина, куда делся Дух-хранитель Школы?

— Как куда? — фальшиво удивился Митрел. — Развеялся, разумеется! Как откат от «зеркал» чешуйчатого пошел, так его и не стало. А я всегда говорил, что эти молодые духи ничего не знают и не умеют! А туда же: "древние духи им и в подметки не годятся"! А сам, молокосос, от какой-то магической атаки развоплотился! Ха-ха-ха!

— Митрел, а ведь это ты атаку на Логово спровоцировал, — Темнейший сделал пасс рукой и Древний дух архимага беспомощно дернулся в воздухе, не имея возможности сбежать. — Решил с Духом-хранителем Школы разобраться?

— Э-э, да, а что здесь такого? — с недоумением спросил древний маг, продолжающий попытки вырваться из захвата. — Надоел мне этот мальчишка! Слишком много гонора! Да, и скучно мне было. А так смотрите, как хорошо все получилось. И страж развоплотился, и Школы нет, значит с Айкой контракт сейчас расторгнут, и эльфам задницу надрали, и Ордену "судей" жить осталось два понедельника! Всем же хорошо! Эй, что вы на меня так уставились? Вот посидели бы с моё в кувшине, поняли бы, как в жизни развлечений не хватает! А тут такой простор для деятельности! Ну, шепнул я этому недоразвитому духу, что за новое тело я защиту с Логова сниму, они и повелись! Кстати, Айкину защиту я уже вернул на место, так что отпусти меня, приставучее исчадие Ада!

* * *

На Совет, который проводил ее отец, Эрику не позвали. Реджинальд VIII мотивировал это решение тем, что принцессе и так есть, чем заняться. А именно — своими непосредственными обязанностями при Дворе и ментальными тренировками по устранению последствий проклятья.

А так как Эрика клятвенно обещала слушаться и не проявлять свой бунтарский характер после учиненного скандала, то она, слегка поскрипывая зубками и отогнав от себя надоедливую прислугу, в гордом одиночестве промаршировала в свое личное крыло в королевской резиденции.

— Позвольте представиться, Ваше Высочество! Аэрх Мархарн Али Грей, — первый наследник Его Темнейшества в весьма привлекательном человеческом облике вольготно развалился в кресле возле камина в спальне принцессы Угории. — Но для Вас, мое очарование, просто — Мар.

— Как! Вы! Сюда! Проникли?! — женщина, никак не ожидающая наткнуться в своих собственных покоях на совершенно постороннего демона, невольно попятилась к выходу. От страха у нее отнялось привычное чувство превосходства над окружающими, зато внезапно проявилась непривычная вежливость. — У меня же лучшая антидемоническая защита! И Вы просто не могли ко мне попасть!

— Видите ли, Ваше Высочество, вообще-то вся эта антидемоническая защита разрабатывается, как раз-таки, у нас, в Пекле, — первый принц невинно похлопал длинными темными ресницами, что абсолютно не вязалось с его издевательским тоном и лукавыми искорками в темно-синих глазах. — А если быть совсем точным, непосредственно моим папочкой. А потом продается вам, в Верхний мир. Ваши маги совершенно не в состоянии нам реально противостоять. В плане, предотвратить наше появление в любой точке любого из миров. А что возвел один демон, то другой вполне может и разрушить.

— Через «изнанку» прошли, — протянула Эрика задумчиво и оценивающе посмотрела на Мархарна. И ведь было на что посмотреть. В этом Высшем сочеталось все, что она не переносила в мужчинах: чувство собственного превосходство над «маленькими и глупыми женщинами», фамильярность ни разу не проигрывавшего в споре, самоуверенность, льющаяся через край, самолюбование собой любимым и до кучи — удивительно низкий, бархатный голос, вызывающий ассоциацию с горячей южной ночью… Она незаметно впилась острыми ноготками в ладонь, приводя себя в чувство. Вот, ведь, гад обаятельный! И она продолжила еще более ровным тоном. — И поэтому с вами никто воевать и не хочет…

— Совершенно верно, Эр-ри-ка, — Мархарн довольно улыбнулся, чуть растягивая ее имя, как будто пробуя на вкус. — Можно я Вас так буду называть? Э-ри-и-ка… Мы же с Вами равны по крови. И да, ваши маги могут не дать нам уйти обратно через «изнанку» и даже уничтожить, но для этого надо точно знать, а где мы, собственно, выйдем. А вот это уже очень сложно вычислить. Поэтому никто и не хочет неожиданно получить отряд боевых аэров посреди дворца, например. На пару секунд, во время которых они нанесут удар и исчезнут.

— Вы мне угрожаете? — принцесса надменно задрала подбородок, осознавая, что Высший не блефует и, на самом деле, мог бы её уничтожить и уйти раньше, чем её стража поймет, а что вообще произошло. — И чем я заслужила такую сомнительную честь?

— Ну, что Вы, зачем мне Вам угрожать? — Мархарн вполне искренне удивился и даже от изумления выпустил хвост. Женщина непроизвольно сделала еще шаг назад под довольным взглядом незваного гостя. — Какой в этом смысл, золотце? Если бы я хотел кому-нибудь поугрожать, я бы сейчас возглавил совещании у Вашего отца. Он там как раз обсуждает с приближенными сложившуюся ситуацию в связи с нападением на Владыку. А угрожать такой прекрасной девушке… фу, для этого я слишком хорошо воспитан.

— Хорошо воспитанные… мужчины не забираются тайком в спальни к незамужним девушкам, — тут же парировала Эрика, медленно, но верно успокаиваясь от внезапной встречи. — Или у Вас в Пекле это считается нормальным?

— Хм-м, уели, — демона отповедь принцессы совсем не впечатлила. Он внезапно весь подобрался, сверкнув тьмой в своих раскосых глазах. А почуяв, как бешено от испуга заколотилось сердце хозяйки Дворца, снова принял нарочито расслабленную позу. Эмоции, которыми сейчас фонтанировала принцесса доставляли ему непередаваемое наслаждение. Такой ненаигранный ужас с толикой желания и в смеси с порочным любопытством… — Но я сюда не пробирался, я прямо сюда и вышел. А почему в спальню… Просто во всех остальных местах Вы ходите с охраной. И, боюсь, если бы я неожиданно появился рядом с Вами где-нибудь, скажем, в коридоре, они могли бы занервничать и попытаться меня убить. А Вам разве не жалко Вашу охрану?

— Мне больше себя жалко, если охрана меня защитить не сможет, — проворчала про себя принцесса Угории, переводя дыхание. Этому бесполезно объяснять, что она еще не отошла после недавних событий с черным артефактом, и его полузаигрывания-полуиздевательства снова разносят ее многострадальную психику в хлам. — И все же, что привело Вас ко мне, Мар? И хорошо, я согласна, зовите меня просто Эрика. Мы с вами действительно равны по положению. Вы — наследный принц, я — наследная принцесса.

— Я просто хотел с Вами познакомиться, Эри, — Мархарн неожиданно весело улыбнулся. — И заодно пригласить Вас как-нибудь посетить наше Пекло с неофициальным визитом. Я уверен, Вы получите незабываемые впечатления! Вашу безопасность я гарантирую. К тому же, сами понимаете, если бы я хотел причинить Вам вред, мне абсолютно ничего бы не помешало! Я оставляю Вам вот этот кристалл для связи. Надумаете, свяжитесь со мной, — и Высший буквально растворился в воздухе.

* * *

— Эльхарн, Высшую школу для темных магистров официально расформировали, — Айя отложила в сторону «Академический вестник Угории» и довольно потянулась. — Вот и кончился мой контракт. Кстати, надо бы зарплату за мой тяжкий труд не забыть забрать.

— Представляю, как Риара перекосит, когда ты к нему за ней придешь, — весело фыркнул Высший демон, пересаживаясь на диван поближе к жене. — Но мы с тобой так и не решили, что с Логовом делать будем? Как я понимаю, мы возвращаемся домой ко мне, в Юриссию. А Логово жалко, сил мы сюда вбухали немало. Опять же, Источник практически свой.

— И выкупить его не получится, потому что официально его не существует. Этот перестраховщик Лантар его с баланса Школы снял, — Айя доверчиво положила голову на плечо к мужу, заключившему ее в кольцо своих рук. — Хотя нам его и так бы не продали, думаю, что Реджинальд VIII после нашего отбытия домой от радости напьется… Если ты у него еще не всё вино перетаскал.

— Не всё, я ему косорыловки орочьей притащил пару ящиков, — зловредно ухмыльнулся Эльхарн, довольно потирая руки. — Пусть приобщается к настоящим элитным напиткам. А Логово я предлагаю перед отбытием снести. Раз его все равно по документам не существует. Жалко, конечно, но не оставлять же его угорийцам. А можно и оставить, защиту-то мы по любому снимем, и в состоянии просто флигеля на этом пустыре он и на грых никому не нужен! Еще и этот древнюю заразу попросим, чтобы он Источник куда-нибудь так переподключил, что его Лантар вместе со всем своим Ковеном потом несколько лет искал.

— Да, Источник жалко, конечно, — жалобно вздохнула магисса, уже избаловавшаяся на халявной магэнергии. — Но, что поделаешь. А теперь вопрос второй, Эль, ты уворованное имущество не хочешь обратно по дворцам и музеям отправить? Нам в Юриссии его все равно девать некуда. В нашу трехкомнатную квартирку все это великолепие всё равно не влезет!

— Хочу, конечно, но сейчас у меня на всё это времени не хватит, — произнес Эльхарн с абсолютно честным видом, с которым обычно врал жене и по которому она каждый раз безошибочно определяла, что он врет. — Поэтому мебелишку пока к папе во дворец поставим. Тем более, что он сам стационарный портал к нам сделал. А потом присмотрим домик в Юриссии, его же тоже обставлять придется! Не все же в квартире ютиться!

— То есть, никому и ничего ты возвращать не собираешься, — уточнила Айя и безнадежно махнула на Эльхарна рукой. — Эль, а у нас деньги-то на домик есть? Или ты собираешься нагло и беспринципно распродать ранее стыренное в музеях? Только все это никто не купит, радость ты моя хвостатая. Поскольку все эти предметы во всех каталогах описаны! А покупать ворованное… Или ты готовился все это оптом в скупку сдать?

— Ну, я тут совсем немножко на тотализаторе поднакопил, — вид и голос у демона стали совсем невинными. — Только на тебе почти семьдесят тысяч. Кто с тобой первым переспит. Хорошо мы их со свадьбой обломали. На меня-то никто не ставил. Кроме меня, разумеется. И в жульничестве меня не обвинишь, нас отец бракосочетал, причем, без нашего на то согласия.

— А ну-ка, колись, жулик ты мой доморощенный, отец в доле был? — ехидно поинтересовалась жена, игнорируя возмущенный взгляд мужа. — Имей в виду, приличный домик тысяч двести золотых стоит! А в хорошем месте, и все триста. А может у твоего папы займем? Только вопрос, с чего отдавать будем. Элька, про заимствования из королевских сокровищниц даже не думай!

— Уже думал, не наш вариант, — совершенно правдиво признался бессовестный демон. — Одно дело, где-то мебелишки или кухонной утвари надыбать — это хиханьки-хаханьки, те же короли поворчат и успокоятся. А вот в сокровищницу влезть — это уже преступление против Короны. И мы быстренько становимся персонами нон грата во всем Верхнем мире. А в Нижнем тебе жить кровь сирен не даст. Так что, будем думать.

— Ладно, в конце концов нас прямо завтра никто из Логова не выгоняет, — Айя прижалась поплотнее к любимому. — Муж, сходи, что ли, в Пекло. Поймай пяток низшей нечисти, пусть начинают наши вещи паковать. Только, Элька, ПОЙМАЙ, а не опять у своей матушки сопри. И не привязывай, вещи упакуют и отпустим их обратно. Нам и своих домовят более, чем достаточно. Так что разбегаемся по делам, ты в Пекло рабочую силу нам ловить, а я к Энжи — на маникюр и массаж. Вот, как я хорошо домашние обязанности распределила! Я же у тебя умничка? Да, еще, лови нечисть только мужского пола! А то моя Нокси еще приревнует Диса, потом сам их черную шерсть по всем закоулкам собирать будешь!

29

— А чета Али Греев пакует вещички и собирается возвращаться домой, — напряженным тоном начал свою речь Глава магического Ковена Юриссии, первый архимаг Гарт Лерпо, устроившийся напротив своего сюзерена. — Так что, скоро ждем их обратно! — и, не выдержав, в сердцах добавил. — Чтоб их еще пару веков не видать!

— А разве у них контракт закончился? — удивился король Юриссии, Фердинель XI, пригласивший к себе архимага на срочное совещание по его, архимага, просьбе. — Я так рассчитывал, что мы от этой неугомонной парочки избавились, как минимум, на несколько лет! У них же был пятилетний контракт, если я не ошибаюсь! Айя — проректор какой-то там Школы, а Эльхарн Али Грей … даже не помню точно… атташе по культуре при посольстве, кажется. Но, он, все равно, накрепко привязан к своей паре, так что, где она, там и он.

— Контракт досрочно прекращен "в связи с невозможностью исполнения своих обязанностей", — со скорбным выражением лица уточнил первый архимаг Юриссии и протяжно вздохнул. — Как оказалось, на них не только Орден Судного дня зубы точил, а еще и темные эльфы. Неудачно у них как-то вышло с покушением. Заговорщики жилище этой парочки атаковали. А по итогу… в общем, Али Греи не пострадали, зато от Школы остались одни воспоминания. Поэтому проректорствовать Айе просто негде.

— Хммм, так, по этой причине столица темных эльфов сгорела? — полюбопытствовал юриссийский монарх, скрывая совсем уж злорадную ухмылку от своего магсоветника. — Это радует, не только же нам страдать! С нас и Вороньей Пустоши достаточно! Но, это еще один аргумент в пользу того, что чете Али Грей в Юриссии делать нечего! Куда бы их пристроить? И желательно подальше от нашего королевства? Гарт, может до тебя слухи доходили, что Реджинальд VIII желает их еще куда-нибудь пристроить?

— Абсолютно не желает! — мрачно отозвался несчастный архимаг Юриссии, коему предстояло взять шефство над некультурным атташе и безработной проректоршей. — Более того, он собирается после их отъезда бал закатить. И грандиозный банкет. А по слухам, банально напиться вместе с ближайшими советниками. От великой радости!

— Я бы на его месте тоже напился, — мрачно пробубнил в ответ Фердинель XI, покрутив в руках золотое магперо. — И, скорее всего, тоже напьюсь. Но не от радости, а с горя. И что, совсем ничего придумать нельзя, дабы эта парочка держалась от нашего королевства, как можно дальше?

— Пожалуй, если только направить Айю в качестве нашего представителя в Наблюдательный совет магических академий в Угории, — прищурив один глаз, произнес архимаг, которого возвращение строптивой магиссы в Юриссию совершенно не вдохновляло. — А магистра Юхана отзовем обратно. Он давно ныл, что хочет домой вернуться. Но, есть одно «но»: Айя — не магистр! А по соглашению между нашими Ковенами представителями в Советах могут быть маги уровня, не менеше магистров. От Угории в нашем Наблюдательном совете, вообще, архимаг Рауш сидит!

— А что нужно для того, чтобы она стала магистром? — глаза правителя Юриссии загорелись надеждой. — Это же такой перспективный маг! С тремя дипломами!

— Это потому, что эта разгильдяйка с одного раза диплом мага-универсала получить не захотела! — недовольно проворчал Глава Ковена, в свое время чуть не стерший зубы от злости, подписывая эти самые дипломы. — Но Вы правы, Ваше Величество, очень перспективный маг! И я полагаю, что если я завтра соберу Ковен, то за особо выдающиеся заслуги мы присвоим магиссе Айе Али Грей звание магистра… скажем, в области менталистики… Поскольку на диплом мага-менталиста она сдала очень даже лихо… взломав со своим, якобы, фамильяром защитные артефакты приемной комиссии.

— И, следовательно, уже послезавтра можно будет отправлять в Угорию приказ об отзыве нашего представителя из Наблюдательного совета магических академий, магистра Юхана, и назначении на эту должность магистрессы Айи! — торжествующе произнес Фердинель XI, довольно потирая ладони. — Надеюсь, за два дня Айя с Эльхарном вернуться не успеют. А то, как показывает практика, их легче сюда не пустить, чем потом отсюда выжить! Все, решено! Собирай Ковен, нельзя терять время!

* * *

— Господин Лантар просит разовый допуск в Логово, — недовольный полученной от Его Темнейшества взбучкой из кольца Айи материализовался Дух архимага Митрела, вспомнивший, наконец, о своих обязанностях Хранителя Логова. — Дать разовый, или пусть идет, откуда пришел?

— Запускай, это он мне зарплату, наверное, принес, — захихикала Айя, присаживаясь на малый церемониальный трон темных эльфов, который «забыл» забрать Владыка Пекла и который использовался жителями Логова в качестве обычного кресла. — Зарплата — это святое! Зря я, что ли, вкалывала, как проклятая?

— Мы тоже пахали, сказала муха, слетая с крупа запряженного в плуг быка, — тонко сиронизировал демон Лирг, практически все время подменявший Айю на посту проректора. — Всё-всё, госпожа! Молчу! И даже на Вашу зарплату не покушаюсь. Мне аэрх Эльхарн платит.

— Вот и помолчи, целее будешь, — вполне беззлобно посоветовал Эльхарн, собственной персоной появляясь из стационарного портала. — Эй, Духлятина, а кто еще с Лантаром приперся? Так, одного я знаю, это посол Юриссии, а вот еще двоих в первый раз вижу. Дай картинку!

— Так, один — это магистр Юхан, наш представитель в Наблюдательном совете магических академий в Угории, — от слов Митрела у Айи зародилось в душе какое-то нехорошее предчувствие. — А второй — кто-то из Ковена магов. Кажется, архимаг, но имени не помню, мы с ним не пересекались. Интересно, а что им-то зд