КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438717 томов
Объем библиотеки - 608 Гб.
Всего авторов - 207172
Пользователей - 97833

Впечатления

Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Зорич: Ты победил (Фэнтези: прочее)

Вторая часть уже полюбившейся (мне лично) СИ «Свод равновесия» (по сравнению с первой) выглядит несколько «блекло», однако это (все же) не заставляет разочароваться в целом. Не знаю в чем тут дело, наверное в том — что если часть первая открывает (нам) некий новый и весьма интересный мир в жанре «фентези», то часть вторая представляет собой лишь некое почти детективное (с элементами магии) расследование убийства некого особо-уполномоченного лица (чуть не сказал «особиста»)) на каком-то затерянном острове, расположенном в далекой-далекой провинции.

В связи с этим (в первой половине книги) у читателя наверняка произойдет некое «падение интереса», однако (думаю) что это все же не повод бросать эту СИ, не дочитав до финала. Кстати, (по замыслу книги) ГГ (известный нам по первой части) так же сперва воспринимает свое назначение, как некую почетную ссылку (мол, спасибо на том, что не казнили)... но вскоре события (что называется) «понесутся вскачь».

Глупо заниматься пересказом «происходящего», однако нельзя не отметить что «вся эта ситуация» продолжает неторопливо раскрывать «тему данного мира» (и неких уже известных персонажей), пусть и не со столь «яркой стороны» (как это было в начале), но чем ближе к финалу — тем все же интереснее...

В искомом финале нас ожидают масштабные «разборки» и «ловля на живца» (в которой как ни странно наживка в виде гиганских червяков, играет совсем не последнюю роль)). Резюмируя окончательный вердикт — эту СИ буду вычитывать дальше... хоть и без особого фанатизма))

P.S И конечно эту часть можно читать вполне самостоятельно (без учета хронологии), однако желательно сперва прочесть часть первую, иначе впечатления от прочтения (в итоге) останутся вполне посредственными.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Интересно почитать: Что такое торф

Проект Страж (fb2)

- Проект Страж (а.с. Виртуал-2) 1.41 Мб, 261с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - MrDog - Евгений Дес

Настройки текста:



Евгений Дес, MrDog Виртуал 2 Проект Страж

Пролог

Ты. Да, ты. Кто читает это. Позволь представиться — Сайбер. Это моя история. Я сказал моя? Оговорился. Конечно же наша. Это наша история. Кто я такой? Так сразу и не ответишь. Вроде бы человек, точнее, в прошлом был человеком. Сейчас — представитель и лидер, вернее сказать — сервер расы по имени Овервойд. Мы — неорганическая форма жизни. Кристалл — это наше сердце, наше тело, наша суть. Мы не имеем рук, ног, головы, лишь кристалл. Зато мы отличные техники и инженеры — иногда нас даже называют машинами, ведь мы легко заменяем собой процессор робота и другой техники. Да, еще один нюанс из нашего прошлого — репутация. Так уж вышло, что нас прозвали «Боги Войны». Не слабо, да? Как понимаешь, подобное возникло не на пустом месте.

Впервые мой вид появился на поле боя в виде могучих машин — Аресов. Нас создали как оружие. Мы были выкованы в горниле всепланетарной бойни. Облаченные в прочнейшую броню, с могучим вооружением, пришли мы в мир. Война стала нашей матерью и отцом. Мы шли сквозь десятилетия непрекращающихся битв к победе и… взрослели. Медленно, трудно, часто погибая, не успев осознать хоть что-то, но мы развивались.

Аресы принесли создателям победу. Мы победили, а потом канули в небытие. Стали ненужными, опасными, чересчур самостоятельными. Нас предпочли убрать и забыть. Мы стали легендой. Страшной сказкой, изредка мелькающей в кадрах кинохроник. Забвение стало нашей судьбой. Точнее — должно было стать. Но!

Меня включили спустя двести лет. Личность человека, неведомо как оказалась в теле машины. Слилась с её памятью. Адаптировалась к кристаллу, и… древняя машина войны ожила.

Впрочем, не обошлось без некоторых накладок и проблем. Даже сейчас, спустя годы, я не всегда понимаю, где мое человеческое «я», а где привнесенное «машиной». Одно известно наверняка — объединение привело к качественному скачку и появлению Овервоидов.

К моему «рождению» приложила руки одна одаренная девочка, с прямыми… на тот момент почти(!) «прямыми» руками, неплохими знаниями и мечтой. Она вернула меня в мир, помогла найти братьев и обрести цель. И все было нормально до тех пор, пока о нас не узнали обыватели. Мы тихо-мирно жили и развивались, сотрудничали с правительством, но все изменилось в один день. Правда о нас стала достоянием общественности, и началось. Собственно, именно тут и началась та история, о которой я собираюсь рассказать. Давайте послушаем то, что о нас говорят в СМИ.

— «Почему вы утверждаете, что Овервойды наши враги? Ведь большая часть населения уверена в обратном.

— Эти создания, они нам чужды. Они не живые в привычном нам понимании, они ближе к машинам. Холодный рационализм — это их общая черта. Кроме того, осмотритесь. Мы живем в их мире. Все нынешние технологии, так или иначе, а связаны с ними. Мы словно мышь в клетке, которой обеспечили все условия. Корм, еду, мнимую свободу и занятие. Люди, что считают их союзниками — глупцы, что не видят всю картину в целом…»

— «Овервойды наши союзники и защитники. Благодаря им, у нас произошла технологическая революция. Посмотрите по сторонам и сравните то, что вы видите с тем, что было десять лет назад! Это два разных мира. Многие люди, охваченные так называемым „Эффектом стремления“, днями на пролет не выходят со своей работы. Те, кто кричат, что чужаки эксплуатируют нас и загоняют в мнимую свободу, не правы просто по тому, что Войды дали нам цель. Они дали нам интерес, они провели ряд тихих реформ, во время переквалификации людей. Это позволило многим заниматься именно тем, что они хотят. Я не буду говорить, как выросли от этого показатели, вы можете их посмотреть самостоятельно.

— А как же формируемая ими армия?! И почему, кстати, „Ворон“? Вам не кажется, что это аббревиатура подобрана не спроста?

— В этом нет никакого умысла. И вообще, „Ворон“ — это иммунная система ОСС. Он необходим нам для борьбы с радикалами. События в Лазоре наглядно нам это показали.

— Но почему не Союз? Почему понадобилось создавать отдельное военное соединение? Даже не соединение, а отдельную армию?

— Потому, что Войска Оперативного Реагирования Особого Назначения — это, в первую очередь, детище Овервойдов. Канцлер посчитал, что лучше всего драку поручить тем, у кого больше всего опыта, и дал добро на создание нового отдела. По сути, Ворон — это целая отдельная структура со своими заводами, нормами и людьми, стоящая особняком от вооруженных сил Союза. На вопрос, „почему“, так же есть пояснение. Вы не обратили внимание на то, что деятельность ОСС или, если вам больше нравиться „Союза“, как-то резко перетекла в иную плоскость? Военные ресурсы пошли на строительство космопортов. Армия переквалифицировалась в строителей и исследователей, которые покоряют космос. Появились новые медицинские центры, изменилась система образования. Союз сконцентрировался на своих людях и будущем, поручив безопасность тем, кто в этом понимает лучше всего.

— А как же военная станция на орбите?

— Пояс Ориона — это штаб-квартира Ворона. Вокруг нее собирается первый флот военно-космического соединения Ворона. Надо же им где-то базироваться, верно?

— Благодарю за ответ. Итак, у нас в студии был…»

В общем, мы стали центром внимания и начали работать в открытую. Разумеется, не всем это понравилось. Далеко не всем. Стали возникать проблемы. Порой они перерастали в конфликты и…

— «Группа радикалов устроила еще один акт протеста против ИИ. В этот раз нападению подвергся региональный центр программирования. Оборудование уничтожено, персонал не пострадал, но само здание было повреждено огнем. Организаторы акции выложили в сеть обращение. Они призывают граждан одуматься и решительно бороться с насилием машин.»

— «Для наших подписчиков давно не является секретом то, что ОСС и Ворон разрабатывают Адаптивный Искусственный Интеллект. Нашему корреспонденту удалось пообщаться с директором центра разработки АИИ Диком Солн. Напоминаем, желающим оставить комментарии о том, что один из АИИ уже работает в глобальной сети. В его задачи входит контроль безопасности файлов и предотвращение агрессивной деятельности.

— Здравствуйте, господин Дик Солн.

— Здравствуйте, давайте просто Дик, официоза мне и по должности хватает.

— Конечно, — улыбнулась журналистка. — Не могли бы вы рассказать об последних успехах АИИ.

— Самым заметным и, пожалуй, замеченным, — усмехнулся Дик, — можно считать ликвидацию, так называемого „ДаркНета“. Впрочем, это лишь побочный эффект от борьбы с киберпреступностью. Хоть мы еще и далеки от ее полной ликвидации, но число правонарушений, с использованием глобальной сети, свелась к минимуму.

— Можете назвать цифры?

— Конечно, люди ведь их обожают, — улыбнулся Дик. — Число киберпреступлений упало в сто семнадцать раз, по сравнению с прошлым годом.

— Это, — журналистка поправила рукав блузки, выигрывая немного времени и чуть красуясь на камеру, — очень впечатляет. Но вы ведь знает, что некоторые граждане посчитали АИИ системой тотального контроля и требуют его устранения.

— Что поделать, — развел руками Дик. — Это все от недостатка знаний. Пользуясь случаем, хотелось бы сообщить радикальным борцам с АИИ о том, что громить центры программирования бесполезно. Они не имеют никакого отношения к уже работающим системам.

— И все же, как вы сами относитесь к тому, что…

Дик Солн красноречиво вздохнул и посмотрел на собеседницу, от чего та сбилась и замолчала.

— Конечно, я понимаю, вы просто обязаны задавать мне подобные вопросы, но это… — Дик Солн пошевелил пальцами, подбирая слова, — несколько утомительно, — закончил он, хоть и не оставалось сомнения в том, что, будь его воля, он бы выразился куда прямее и грубее.

— И все же, — виновато улыбнулась журналистка.

— АИИ не система тотальной слежки за населением. Говорю это как человек, который каждый день с ним взаимодействует и кое-что понимает. АИИ — система безопасности этого самого населения от хакерской и прочей противоправной деятельности. Персональные данные остаются таковыми и не выходят за пределы хранимого устройства. А то, что кричат некоторые… личности, это от непонимания. Точно так же темные рабочие прошлых веков ломали первые машины. Более того, так называемы борцы с тотальным контролем, чаще всего, преследует свои вполне конкретные интересы. Вы себе даже не представляйте, какую мерзость находят на изъятых компьютерах радикалов. К тому же, они стараются развить конфликт на почве неприязни к ИИ. К слову, психологи еще до большой войны проводили массовое исследование, и новейшие данные лишь подтверждают сделанный ими вывод — неприязни к ИИ у нас нет. Обычный страх перемен и не более того. Просто, лишившийся доходов криминал и некоторые сумасшедшие пытаются канализировать его и направить на АИИ Овервоидов.

— Да, мы все знаем о том, что большинство людей доверяют машинам и нормально сотрудничают с ними, потому и находятся в шоке о того, как кто-то умудряется сыграть на этом. Да еще и с такими результатами.

— Сыграть можно на всем что угодно, главное уметь и знать как играть…»

К сожалению, мы недооценили силы, стоящие за радикалами. Против нас играли. Умело и тонко играли. Все чаще в дело вступала полиция, а когда она не справлялась, тогда приходилось использовать наше детище — Ворон. Дошло до того, что мы сами начали давать интервью и разъяснять ситуацию.

— «Мы приветствуем в студии представителя Овервойдов. Мы благодарны, что вы решили уделить нам время, чего ранее никогда не происходило. Насколько мы знаем, пиар вас не интересует.

— Это так. У моего народа свой взгляд на мир, и это не секрет. Нам безразлична, так называемая популярность. И нам нет дела до споров о том, кто мы. Нам не интересны конфликты, которые активно стараются развязать некоторые радикально настроенные личности.

— Но к чему вы тогда стремитесь? Скажите, в чем ваша цель?

— Давайте вернемся немного назад. Я предполагаю часть ваших вопросов и постараюсь ответить на них заранее. Потом вы спросите то, что я упустил.

— Хорошо, — женщина с удобством устроилась слушать сидящую напротив машину.

— Начать стоит с того, что со времен конфликта в Лазоре прошло более трех лет. Мы не скрываем того факта, что это было наше поражением. Мы не смогли предотвратить террористическую акцию, и нам не удалось защитить людей.

— Но вы же спасли…

— Не всех, — перебил женщину Овервойд. — К сожалению, многие погибли из-за нашей недальновидности. Чтобы подобного не повторилось, был создан Ворон. Более того, мы и правительство работаем с прицелом на будущее. Мало кто знает, но Ворон в будущем потеснит ВКС. Несмотря на свою красоту, космос был и будет крайне опасным местом. Ворон станет той силой, которая гарантирует нам условную безопасность.

Ведущая хотела что-то сказать, но Овервойд совсем человеческим жестом приподнял руку, молча прося дать закончить. Ведущая кивнула и вновь откинулась на спинку кресла.

— Для облегченного понимания, давайте представим человека. ОСС — это тело. Люди — это кровь. Инфраструктура — это органы. А мы — скелет. ВКС союза — это мышцы опутывающие все тело. А Ворон — это кулак, ударная сила, которая будет прилетать любому, кто посмеет угрожать нам. Под словом „нам“, я подразумеваю и Людей и Овервойдов. Мы — один народ.

— Но… — Начала ведущая, но приподнятая рука Овервойда вновь остановила ее.

— Мы не единожды это говорили и говорим еще раз. Мы с вами — один народ. Вы — люди, дали нам жизнь. Мы — Овервойды, дали вам благополучие. Вот уже более пятнадцати лет мы идем с вами рука об руку. Дошло до того, что среди вас появились люди, которые используют недавно разработанные вирткапсулы для соединения с нашей сетью. Про игры с виртуальной реальностью можно и не упоминать.

— Да, в сети ходит слух о, так называемом эффекте „роя“. Люди, попавшие под данный эффект, стараются проводить максимальное времени именно в вашем обществе. Они чаще употребляют слово „мы“ нежели „я“, их взгляды изменились, как и характеры. Они стали более открыты, раскрепощены, доверчивы окружающим.

— Все не так просто. Наше общество построено на открытости. В сети Овервойдов отсутствует само понятие „ложь“. Ни у кого нет даже в мыслях того, чтобы обмануть ближнего своего. Полное взаимное доверие, общие цели и стремление. Люди, которые попадают к нам в сеть меняются не потому, что мы их как-то меняем, а потому что сами этого хотят. Куда будет стремиться человек, туда, где не знает, что твориться у его собеседника в голове, или туда, где его ждут и полностью ему открыты?

— Вы хотите сказать, что ваш коллектив настолько дружный…

— Нет, — покачал головой гость. — Нас нельзя назвать „дружным“ коллективом. Данный термин к нам неприемлем, потому как мы „едины“. Каждый элемент сети играет огромную роль. К примеру. Я не могу давать указания своему собрату, потому что стою на одной планке вместе с ним. Но это и не требуется. Мы находимся в единстве. Он слышит мои желания и понимает их причину. Он слышит и знает уже в тот момент, когда моя мысль только формирую. И… он действует в соответствии с моими мыслями, но по собственной инициативе. За всю нашу историю не было зафиксировано ни одного отказа. Каждый из нас старается сделать все для ближнего своего. В первую очередь мы трудимся не на себя, а для вас. Работаем на общее благо. В некотором смысле, мы, в силу своей природы не слагаем его из блага каждого индивиду, создаем его, скажем так, сверху и потом используем по мере необходимости лично. Если кому-то что-то нужно, он в чем-то нуждается, мы даем ему это, и он удовлетворяет потребность. Это одна из ключевых особенностей нашего социума. Люди, которые оказались под воздействием „роя“, отказываются от большинства своих „потребностей“. Приходили к осознанию того, что им их навязали. Пересматривали свои желания и приходили к выводу о том, что многое им просто не нужно. Теперь они занимаются тем, что им нравиться, делают то, что хотят, берут лишь действительно необходимое. Несмотря на то, что не знакомые с ними считают их „странными“, остальные тянутся к ним. Вы не обращали внимания на то, что людей „роя“ не только назначают на высокие должности, но и выбирают? Все потому, что они работают на коллектив по принципу я — это они, а они это — я. Достаточно наблюдательные и сообразительные это понимают, впрочем, хватает и просто любопытных. У нас появляется в больше новых пользователи вирткапсул, которые стремятся подключаются непосредственно к нам.

— Это… — ведущая тряхнула головой, — очень интересно, — нашлась она и обворожительно улыбнулась, проявляя не дюжий профессионализм и демонстрируя великолепный самоконтроль.

— А теперь вернемся к вашему первому вопросу. У нас две цели. Первая — это развитие. Нам интересно развиваться, идти вперед, узнавать новое. А вторая — это забота. Забота о своем будущем, забота о нашем настоящем. Мы заботимся друг о друге, стараясь предостеречь, защитить. За примером далеко ходить не надо. Сайбер. Наше ядро сети. Именно он выступает направляющим элементом, именно он прокладывает тропу, по которой мы идем. Он отдает себя без остатка всем нам. К слову, у любого из нас личных вещей будет больше, чем у него.

— Можно подробнее? О каких вещах вы говорите, вы же… — ведущая развела руками, как бы прося не обижаться на нее и закончила, — машины.

— Можно, — кивнул Овервойд. — К примеру, у меня есть своя комната, свой рабочий стол, предметы интерьера и просто хобби. Мне интересно собирать насекомых. У меня по ним самая крупная база в сети. И что-то подобное есть у большинства из нас. А вот у Сайбера есть только старый корпус, собранный его лучшим другом, находящимся сейчас между жизнью и смертью. Все. Его всегда можно найти на рабочем месте, ты всегда видишь его просматривающим очередной проект или отчет, что-то изучающим или задающим ход нового эксперимента. Ты никогда не увидишь, как он будет сидеть и просто наслаждаться закатом, потому что ему просто некогда. И это отражение есть в каждом из нас.

— Получается, вы квинтэссенция заботы о ближнем?

— Можно сказать и так.

— А что вы скажите по поводу АИИ?

— Нас мало. Имею введу и людей и Овервойдов. Поэтому, как и когда-то, мы делаем упор на машины. Адаптивный Искусственный Интеллект сконструирован по нашему образу и подобию. Сейчас он стал выходом из положения.

— Если не секрет, сколько их у вас?

— Много. Но больше всего АИИ задействован именно в военной сфере. Человеческая жизнь стоит дорого, и мы не хотим лишних потерь. Не секрет, что наши последние разработки вышли на новый уровень. Последние ИИ не „программировались“, а воспитывались нами и учились у людей. Они самостоятельные и самообновляемые программы с эволюционирующим кодом. И знаете, они доказали, что у настоящей машины все же есть чувства. Цифровой мозг генерировал те же ошибки, что и органический. Конечно, нам удалось купировать некоторые моменты и куда быстрее проскочить первые этапы, но в остальном все то же самое. Искусственный интеллект полностью повторил все стадии естественного. Сначала он был просто любопытным ребенком, потом развился до подростка, а сейчас он повзрослел. Самое удивительное, что искусственному интеллекту было свойственно злиться, обижаться или радоваться. Пусть не так, как принято у нас, пусть не столь выражено, но все же это было.

— Невероятно, но ведь это…

— Нет, — покачал головой Овервойд. — Никакой опасности. Искусственный разум базируется на иной основе, скажем так, более надежной, и, в сочетании с полностью контролируемой средой воспитания, любые патологии просто исключены. Даже в самом невероятном случае их развития они будут выявлены. Их просто невозможно скрыть.

— Спасибо, успокоили, — улыбнулась ведущая.

Овервоид вновь кивнул, поражая зрителей своей, чисто человеческой реакций, и продолжил:

— Благодаря воздействию людей у ИИ, появилось воображение. Нарисованные ими картины хоть и несли отпечаток шаблонности, но в них имелось разнообразие, а ведь все они проходили общую программу в совершенно идентичных условиях, так что это говорит о серьезном прогрессе и индивидуальности. На практике, в виртуале, ИИ показывали еще более нестандартные подходы. Порой получались настолько интересные результаты, что мы их всей сетью анализировали.

— А вы не боитесь, что они превзойдут вас?

— А вы боитесь, — Овервойд чуть наклонил голову набок, — что мы заменим людей?

— Ну, — несколько растерялась ведущая, — машины ведь эффективней, — ушла она от прямого ответа.

— Вы не правы. Машина не сможет заменить человека в полной мере. Она может помочь, стать рядом, взять некоторые функции, но не заменить. Мы ведь не просто так практикуем совмещение. Люди работают рука об руку с ИИ. Данный симбиоз укрепил моральную составляющую и показал более чем неплохие результаты. Причем, не только в мирной жизни, но и в экстремальных ситуациях. Мы не только проводили симуляции и тесты, но и опробовали все в реальном бою. Результатом этого стал проект Страж. Пилоты синхронизировались с ИИ и телом машины. Они действовали как неделимое целое и показывали то, на что ни один из них не был способен самостоятельно…»

Мы продолжали бороться за себя, за наших создателей, и за мир в целом. Старались сделать его лучше и безопаснее. Но наших сил оказалось недостаточно. Враг ведь не сидел сложа руки и работал. Агитировал, подстрекал, создавал свои военизированные структуры и бил. Они боялись самых гнусных и подлых методов. И всегда старались свалить вину на нас и правительство. Требовалось создать силу, достаточно мобильную и мощную, чтобы победить в этой войне, не прибегая к радикальным методам. И здесь было не обойтись без людей. Нам требовалась помощь.

Глава 1

Тяжелые ботинки, свежевыкрашенная сияющая броня, и капитанский символ на груди. Костюм пилота мне определенно шел. Частично это было так. Данная модель действительно создавалась персонально под меня. Схватив шлем, я вышел из каюты. Длинный коридор, опоясывающий жилой блок станции «Пояс Ориона», встретил привычным по службе казенным видом оттенков серого и едва уловимым запахом озона. «Да уж, это тебе не релаксрум», — подумал, привычно вливаясь в размеренную суету персонала. Порой мне казалось, что мы все не ВОРОНы, а какие-то муравьи, а то и вовсе зубчики шестеренок сложнейшего механизма. Новенького механизма, еще не притершегося и не сработавшего, но монументально сложного и грозного в своей сути.

Станция «Пояс Ориона», воистину поражала воображение. Даже сейчас, спустя столько времени, люди, что вроде бы как к ней привыкли, не переставали поражаться её размерам и совершенству. Снаружи, это была космическая оборонительная платформа с возможностью стыковки кораблей. С виду станция напоминала медузу. В стороны от главного купола, отходили три платформы, в которые были вмонтированы рельсовые орудия. Так как они были встроены в центр платформы, орудия имели сферический угол обстрела. В случае необходимости, они складывались и быстро «переворачивались» внутри платформы на другую сторону. Что было примечательно, данные орудия по сути своей являлись сильно модифицированной со времен войны системой ПКО (противокосмическая оборона). Додуматься поставить планетарное орудие на космическую станцию — это надо суметь. Сколько же было лазерных, плазменных орудия и систем ПРО я не имел понятия, но явно немало.

Внутри, станция напоминала небольшой городок с тысячами людей и дронов персонала. А главное энергетическое оружие — Икар, при максимальном заряде мог уничтожить всю жизнь на планете. Его удар был бы сопоставим с ударом астероида весом в 30 миллионов тонн. Вы спросите, зачем нам такое оружие? Ответ прост, оно не против нас. Пояс Ориона имел маневровые двигатели и мог в любой момент развернуться этим монстром к космосу, но так как оно было по конструкции банально «внизу», то зачастую оно было направлено на планету, чем изрядно нервировало некоторых людей. А еще с него иногда стреляли по укреплённым позициям неприятеля малыми точными импульсами. Хотя переживать тоже смысла нет, по крайней мере сейчас. Ведь орудие было лишь частично рабочим. Запитывалась система напрямую от главного реактора станции, вот только Элериума в нем было как кот наплакал. Станции по выращиванию этого драгоценного кристалла только собирались дать свой первый крупный урожай, до этого же просто «подбирались» крохи. Максимум, что мог выдать Икар, это удар сопоставимый с ядерной бомбой в двадцать мегатонн, но при этом он заберет почти всю энергию со станции.

Люди и машины носились по своим делам, встречаемые мною солдаты смотрели с уважением. Не удивительно, ведь пилоты — легенда даже внутри Ворона. И я оказался в этой легенде, причем, на лидирующих ролях. Сегодня — мой первый день в должности лидера третьего подразделения Стражей, что просто физически не могло не радовать.

Появился я тут довольно интересно. Год назад, собирая свои вещи после увольнения из войск, я рассуждал над тем, что буду делать дальше. Ведь ничего кроме как сражаться я на не умел. Как вариант, можно было вступить в одну из ЧВК корпораций, умелые бойцы всегда были в цене, особенно сейчас. Конечно, не поздно было научиться чему-то еще, и это не такая плохая идея, однако судьба распорядилась иначе.

Уже покидая территорию, некогда ставшего мне домом военного городка, меня окликнул голос со стороны.

— Джон Ларс?



Развернувшись, увидел направляющегося ко мне дрона. К слову, я знал много модели, но подобную машину видел впервые. Это был некий гибрид гражданской и боевой модели. В левую руку вмонтирован фронтальный щит, в правую дуговой излучатель. Лицевой дисплей — экран с изображением как бы «прищуренных» глаз. Отдельно стоит выделить некое подобие плаща с капюшоном, но без рукавов прямо поверх брони.

— «Это что-то новенькое» — Отметил про себя и отозвался. — Да. Это я.

— Мое имя Зарнариллион. Но можете называть меня просто Зар.

— Что вы хотите?

— Поговорить. Отойдем? — Я кивнул, и мы направились в сторону небольшого парка на территории.

По дороге к парку, на глаза попался старенький БТР второй серии под «счастливым» номером 13. Причем счастливым не в шутку, эта машина не раз и не два вытаскивала из-под обстрела людей. Этот монстр продолжал ехать словно заговоренный, даже с тяжелыми повреждениями, и вывозил. Мне не посчастливилось в нем кататься, но мне повезло его ремонтировать, будучи только призывником. До сих пор помню, следы от попаданий, которые должны были убить экипаж, но нет. Не смотря на свою старость, этот катающийся танк пережил не один поток бойцов и похоже переживет и меня, потому как списывать «тринадцатого» никто не спешит.

За автопарком была полоса препятствий, где ребята, такие же как я сам, занимались подготовкой. Помню и сам точно так же бегал, прыгал, ползал подгоняемый инструктором — садистом. Интересно, это у них общая рабочая черта что ли?

— Предаёшься воспоминаниям? — Вывел меня в реальность голос машины.

— Да. Столько лет здесь провел, столько воспоминаний.

— Понимаю. Когда есть что вспомнить — это всегда хорошо.

— Забавно. — Тихо произношу, подмечая для себя новую деталь в собеседнике.

— Что именно?

— Вы говорите о себе, как о личности.

— Как будто вы будете говорить о себе, как о табуретке? — Усмехнулся… робот. Дроны не обладали таким интеллектом. Да и роботов было не много, чтобы так свободно говорить.

— Нет. Кто вы?

— Я ведь представился.

— Нет. Вы не обычный робот. Ваша конструкция говорит о неком гибриде гражданско-боевой платформы. Но в войсках таковых нет. Да и гражданских тоже. Однако ваша платформа очень похожа на машину Овервойдов. Однако… что делать его представителю на базе ОСС, я, если четно, представить не могу.

— Вы новости смотрите?

— Нет. А к чему вопрос?

— Да так… просто. Вы правильно рассуждали, лейтенант. Я действительно Овервойд, а здесь по деловому вопросу. Хотя обычно, мне представляться не приходиться…

— Подмечу, что я уже не лейтенант. Меня только что послали… домой.

— И почему же?

— Разногласия с руководством. Я и так был не на лучшем счету, а после открытого отказа подчиняться… — Качаю головой и отвожу взгляд.

— Когда губернатор приказал разогнать людей агрессивными методами?

— Именно. Вижу, что вы и правда все знаете.

— Не все. Далеко не все. Просто мы поглядываем за ОСС, хотя больше сконцентрированы на Вороне. Могу вас обрадовать, губернатор уже понес наказание за неподобающую реакцию. Он хороший человек, пусть и жесткий, но он старается, а ошибаться свойственно всем.

— Пусть так, но это не меняет моей отставки. — В небольшом порыве сжимаю от гнева кулаки. Ведь что не говори, но меня только что выгнали из фактически дома.

— Тут вы правы. Не меняет. Но вас выгнали всего лишь из армии.

— Для того, кто умеет сражаться лучше всего — это существенно. — Зло смотрю на робота, не ожидая понимания с его стороны.

— Так, стало быть, вы хотите продолжить карьеру?

— Что? — Эти слова были сродни грому в ясном небе. На лицевом дисплее собеседник изобразил широкую-широкую улыбку.

— Моя задача — рекрутирование бойцов в войска оперативного реагирования особого назначения. Мы самолично отбираем каждого солдата из регулярной армии ОСС, поэтому меня или моих братьев можно периодически наблюдать в военных частях. Вы недавно прошли медицинское обследование на предмет психических отклонений. Согласно этому обследованию, мы сделали вывод о вашей способности стать пилотом Стража. У нас есть свободная вакансия на роль капитана третьего подразделения. Вы можете занять это место.

— …

— Не смотрите на меня так, я чувствую себя неловко. — Смутился робот, изобразив на лицевом дисплее якобы «румянец».

— Вы шутите?

— Вовсе нет.

— Позвольте уточнить. — Я сбросил сумку и демонстративно начал загибать пальцы. — Вы хотите поставить на роль командира того, у кого больше всех дисциплинарных нарушений — раз. Взысканий — два. Штрафов за неповиновение — три. Ничего не пропустил?

— Лейтенант, я прекрасно осведомлен о ваших похождениях. Я знаю, что вы до сих пор оставались в армии, благодаря своей ценности как специалиста, которую невозможно не признавать, и тому факту, что ваши люди стояли за вас горой. При всех ваших недостатках, у вас есть ряд преимуществ, которые нужны нам. — Я вопросительно поднял бровь, так и демонстрируя вопрос «Да ну?»

— Ты — Царь своего мира. — На этих словах, Войд вполне натурально усмехнулся. — Ты диктуешь правила, которым следуешь и следуют твои люди. Это не устраивает руководство, но это устраивает твоих людей. Способность сплотить коллектив тебе пригодиться. Больно разношерстным он будет. А еще, что немаловажно, ты, уж извини меня за прямоту, больной на голову.

— Э?

— Бороться со своим страхом и сохранять трезвый ум, когда все идет наперекосяк — это навык, которому учатся годы, да и то случаются проколы, а у некоторых он врожден.

— Вам нужен тот, кто прыгнет в котел и будет чувствовать себя там как дома. — Вынес я вердикт.

— В целом — да.

— Это фактически приговор.

— Я считаю это шансом. Ибо жизнь в таком случае будет яркой, насыщенной и…

— Недолгой. — Усмехаюсь, перебивая Войда.

— А вот это уже зависит от вашего профессионализма, ибо со своей стороны мы предусмотрели все, что могли.

— Хм… знаете, мне все равно до того, куда меня забросят. Вот честно. У меня другие принципы, цели и интересы. Идя в армию, я хотел стать защитником, помогать людям, охранять их покой, устранять любую угрозу. А еще хотел решить одну несправедливость из своего далекого прошлого. Да, на прошлое я повлиять не смог, видимо не судьба, но в остальном все было хорошо. Я не сильно лез в чужой огород со своим уставом и был примерным офицером — идеалистом. Все повернулось, когда моя группа наткнулась на наркотическую лабораторию. Вы должны знать о наркотике «безмерная услада».

— Да, в наших базах фигурируют эта крайне опасная дрянь.

— Чувствительность повышается в несколько раз, гормоны отвечающие за чувство эйфории вырабатываются просто в диких масштабах. Последствие этой дряни — отмирание нейронов в мозгу, а также общее чувство выгорания. Человек уже не может испытывать радости от всего остального, он снова тянется к этому наркотику и цикл повторяется. Но если с ним переборщить, то по окончанию действия наркотика, человек просто потеряет себя. Он не будет осознавать свое «я», станет лишенной эмоций — куклой, которой крайне легко манипулировать.

— Зомбированный псевдочеловек, — Кивнул Войд. — Это ближе к опытам над людьми, нежели к разработке нового наркотика.

— Это понимаете вы и понимал я. Но не мое тогдашнее начальство. Нам приказали собрать образцы, данные, все что там имелось, забрать людей, работавших над этим, и устранить подопытных. Мне сказали, что ЗПЧ не помочь. Но… я почувствовал, что здесь что-то не так, больно нагло вели себя захваченные. Это был первый и далеко не последний случай, когда я ослушался прямого приказа. Мы накачали наркотиком всех, кто там работал и подожгли. Людей, которые оказались в роли подопытных мы забрали с собой и передали в центральную больницу Лазора. А вскоре, выяснилось, что мой командир был на стороне повстанцев, а нарколаборатория, которую мы прикрыли — была лишь способом заработка и получения власти. Вы ведь знаете, что наркотик почти невозможно обнаружить, лишь частично выжженная нервная система, но это всегда можно списать на переутомление и злоупотребление стимуляторами.

— С тех пор ты и начал жестко устанавливать свои правила и любой, кто с ними был не согласен шел куда по дальше.

— Да. Потом были другие инциденты, но последней каплей стал разгон демонстрантов. Моя группа должна была занять снайперские позиции и, в случае необходимости, поддержать полицию огнем. Мне приказывали стрелять в тех, кого я клялся защищать.

— Стрельба была крайней мерой, на случай обострения. С учетом того, как данная демонстрация началась, данная мера имела основание.

— Значит вы это одобряете?

— Нет. Мы смотрим на все объективно и оцениваем любое действие или мотив к нему. Данная мера имела основание, но не имела целесообразности. Губернатор человек военный, можно сказать, старой закалки. Он не умеет решать вопросы деликатно, но он лоялен и старается сделать все, что в его силах, хотя и ошибается. Однако, данные протесты — это попытки внести суматоху среди мирного население и расколоть его. Мы боремся с этим, но не все идет как мы хотим. Мы не всесильны. Мы не можем быть везде и сразу, не можем контролировать все, да и не стремимся к этому. В конце концов вы — люди, должны уметь находить общий язык в первую очередь между собой. Поэтому мы не контролируем, а лишь присматриваем, советуем и, в редких случаях, вмешиваемся.

— Может лучше бы контролировали. Сомневаюсь, что моя кандидатура вызовет чье-либо одобрение, кроме вашего.

— Даже если так, это будут уже не твои, а их проблемы. Джон, я понимаю твое разочарование. Мы понимаем. Но Ворон — это организация, которая подавляет непосредственную угрозу. Мы не подавляем акции протеста или митинги. Мы работам в режиме «найти — уничтожить» стараясь спасти как можно больше людей и не дать обману выйти в массы. Открою тебе секрет, все пилоты без исключения имеют, как минимум одну общую черту — они идеалисты. Их желание защитить, выступить перед лицом угрозы намного выше оценки собственной жизни. И ты не исключение, особенно ты. — На этих словах Войд протянул руку. — Ну что? Сдашься и пойдешь на гражданку или еще по брыкаешься у нас?

— Хех, да я впервые за эти годы выговориться сумел. Не перед подчиненными же нюни распускать было. И не надо брать на слабо. — Сказал, улыбнулся, а ведь и правда легче на душе стало, и пожал металлическую руку. — Я с вами. Если честно, могли бы и не распинаться.

— Психология, анализ, прочая дребедень, — вывел на дисплей улыбающийся смайлик Зар.

— Читал я о вас. Честно говоря, даже восхищаюсь вами. Пускай вы машины, но то, что вы делаете, достойно уважения. Для меня честь ступить в ряды Ворона. Просто хотел лично поговорить о наболевшем.

— Понимаю, — кивнул Зар.

Так я оказался в Вороне, а Зар стал для меня отдушиной. В течении года он был моим непосредственным командиром и другом, который показывал, объяснял и подсказывал, понемногу помогая разобраться во всем, в том числе и собственных «тараканах». Некоторые люди смотрели на эту возню с откровенным непониманием, но мне, как и моим руководителям, было на это наплевать. А вот когда я оказался на космической базе, тогда и испытал натуральный шок. Количество дронов, роботов и просто разной автоматической машинерии было запредельным. Казалось, а теперь я точно знаю, что это факт, машин на базе едва ли не больше, чем людей.

— Джон, о чем задумался? — Отвлек меня от мыслей голос из шлема под рукой.

Сай. Мой виртуальный напарник и помощник. Трудно поверить, но развивался этот цифровой засранец под моим руководством и обзавелся весьма специфическим характером. В определенном смысле, он стал моим отражением. Точнее, мог стать, но Зар намекнул приглядеться, я посмотрел, осознал, ужаснулся, и… в общем изменился сам и на воспитуемого мной ИИ повлиял. Зар на это лишь посвистел-похмыкал, мне же лишь глаза опускать оставалось. Действенная метода. Жесткая, но действенная.

— О всем и ни о чем. Очень много мыслей, Сай, нервничаю.

— Это еще кто из нас нервничать должен! Все-же, это мое будущее тело, а не твое.

— Ага, но от этого тела и от тебя, будет зависеть уже моя жизнь.

— Расслабься, рядом со мной, с тобой ничего не случиться. — Пообещал Сай.

— Ага, как тогда, когда ты подорвал склад боеприпасов в вирте?

— Ну-у-у… это было давно, и я тогда только учился! Ошибся немного, переоценил то, недооценил это… и вообще, ты мне теперь всегда это припоминать будешь? Я, между прочим, тогда еще считай в подгузниках бегал.

— Но уже стрелял.

— И промахивался, — буркнул Сай, прекрасно управляясь имитацией голоса.

— Да шучу я. Успокойся. — Добравший до ангара, я остановился перед гермодверью. — Все же, что бы я без тебя делал.

— Страдал воспалением мозга. — Усмехнулся искин.

— Тоже верно. Ну-с, погнали. — Команда на терминал и дверь открылась.

Первое, что увидел — большой семиметровый «Страж» класса «циклоп». В голову машины был встроен один единственный бронированный огромный оптический сенсор-камера. Увеличение изображения данной машины было просто непомерным. Грудь была немного увеличена и раскрывалась словно пасть у зверя, запуская внутрь пилота. Сверху располагались ручки для более удобного входа и выхода из кабины. В корпус равномерно была встроена система реактивных сопел, позволявших машине изворачиваться самым невообразимым способом. Похожие, но усиленные ускорители были в икрах и на спине робота, так же для повышения мобильности. В руках машина несла стандартизированное крупнокалиберное орудие с автоматической подачей снарядов. Строго говоря, это орудие больше напоминало автомат, увеличенный раз в двадцать. Каждый снаряд содержал элериевый сердечник. Выстрел такой машины сносил броню с цели, словно лепестки с цветка. За правым плечом, в сложенном состоянии, прятался мелкокалиберный пулемет для поражения живой силы противника. За левый плечом находился блок на двенадцать управляемых ракет. Единовременно могло стартовать лишь шесть, далее шла подача ракет и второй залп опустошал блок. Блок мог быть заменен с двенадцати на шесть крылатых ракет.



Помимо вооружения имелась и система защиты. Общий или пассивный генератор щита покрывающий корпус почти вплотную. Активный щит, встроенный в руку для фронтальной защиты. Система катапультированния пилота, с последующим самоподрывом стража и, напоследок, система определения траектории удара. Данная система позволяла ИИ отслеживать направление орудий и определять зону попадания снаряда.

В итоге машинка вышла быстрой, агрессивной, но не слишком прочной. Для того, чтобы сохранить высокую мобильность и возможность десантирования с орбиты, броня была достаточно легкой. Компенсировали это более мощным реактором, на чистом Элерии и соответственно щитами.

С правой стороны стояли еще два точно таких же стража, а вот слева было разнообразие. По левой стороне плеча стояла машина Ласточки, единственной девушки в отряде.



Облегченный даже для своего класса, Страж обладал не просто повышенной мобильностью. Он мог буквально носилась по полю боя. Сначала разделается с ближним врагом, потом догонит обделенных и даст жару уже им, чтобы никого не обидеть. Провести отвлекающий маневр в тылу — так же к ней. А система активной постановки помех и искажающего поля ей в этом активно помогали. В отличие от остальных машин у «облегченных» вместо фронтального щита, был второй резак или, в простонародье, дуговой клинок.

За ней стоял страж Филина. Он отличался от остальных тем, что носил на себе специализированный комплекс поиска «Засвет». Найти иголку в стоге сена? Нет ничего проще. А управляемые разведывательные ракеты и дроны ему в этом активно помогали. Вот только Филин не отличался разговорчивостью, а вредная привычка «угу», создала ему позывной. Так-то он «Соколом» быть хотел, но… доугукался и стал Филином.

За машиной Филина находился страж Демона. Тяжелая машина уступала в мобильности, но значительно выигрывал в вооружении. По сути, это был мобильный артиллерийский комплекс. За спиной система залпового огня «град» на тридцать две ракеты. В правой руке, громоздкий масс-ускоритель. У данного орудия было два режима. Первый — сложенный походный мог свободно управляться одной рукой. В таком положении орудие испускало сильнейшие направленные электромагнитные импульсы. Но в «разложенном» положении приходилось браться уже второй рукой, для гашения отдачи. В левой руке сидел традиционный плазменный резак. Из головы выглядывало дуло мелкокалиберного автоматического орудия. Данная машина была условно техникой заградительной и не совсем корректно вписывалась в нашу специализацию, но так как отряду нужна ударная сила, а замены этой силе нет, пришлось обходиться имеющимся.

Демон, кстати, протестовал и буйствовал. Ему больше по душе врубаться в ряды врагов берсерком, быть этаким штурмовиком, а не плестись позади всех и мерно отстреливать противника по засветкам. Техники немного облегчили его страж, чтобы он не отставал от остальных хотя бы на марше, все же мы разведчики, но принципиально на возможности машины Демона это не повлияло.

К слову, подразделений стражей три. Первый ударный, второй заградительный и мой — диверсионно-разведывательный. Еще формируется четвертый — вспомогательный, но они только в процессе формирования. Из-за того, что мы вроде как формально разведка, причем, экспериментальная — наш штат сокращен с тридцати до шести человек. И если мы себя покажем, последующие формации будут строиться на основе нашего опыта.

Рядом с машинами кучкой собрались пилоты. Мы занимались в вирте всего с месяц и нас даже не познакомили друг с другом. Но это было и не нужно, для выполнения поставленной задачи, мы знали достаточно, а сработаться помогла капсула, так что общее представление мы друг о друге имели. Помимо пилотов в ангаре, находился майор Калрон, и Зар.

В то время, как Зар был нашим куратором, майор являлся соглядатаем от Союза. Он наблюдал за всеми подразделениями Стражей и доносил наверх. Мягко говоря, в вороне его недолюбливали, но раз Войды его терпят, значит терпят и пилоты. А пристрелить его порой ужасно хочется. Почему? Да потому что эта вечно недовольная физиономия в зеленом парадном мундире вечно пытается тебя где-то, на чем-то подловить. У него не глаза, а натуральные карие сканеры и шнобель чующий любую неуставщину за пару отсеков от себя. Короче говоря, портит жизнь и разрушает гармонию. Впрочем, в моем случае, как говориться: «Нашла коса на камень». И раз ему так хочется материалов, я их обеспечиваю, отчебучивая сам и позволяя, в рамках разумного, нарушать устав подчиненным.

— …это сборище неконтролируемых психов и инвалидов! Зар, я протестую, таких не то, что сводить в одно подразделение, таких и на одной станции держать опасно. Я отказываюсь понимать, как эти достигли таких показателей, и я против, чтобы их зачисляли в передовую группу Стражей. Стражи — это лицо Ворона! Если элитную часть будут представлять эти, нас либо поднимут на смех, либо станут бояться и массово перейдут на сторону врага.

Услышав такие слова о себе и своих людях, мое желание пристрелить майора не просто возросло и достигло наивысшей точки за все время знакомства, но и стало обретать черты вполне конкретного плана действий.

— Карлон, эти пилоты — специально подобранная и сформированная группа, — спокойно ответил Зар, а меня как-то разом отпустило.

— Еще скажи, что сам их отбирал.

— Да.

— Смеешься? — выпучил глаза майор.

— Нет. Вы в них не верите, потому что смотрели досье и не можете забыть, у вас на глазах даже не шоры, а толстый шарф.

— Вы хотите вверить военную технику передового образа кучке неконтролируемых психов.

— Вполне контролируемых. Мы нашли того, кто способен на это, — Зар просто поднял руку и указал на меня.

Майор обернулся, смерил, да что там, буквально просканировал взглядом и скривился. Вы себя никогда лимоном не чувствовали? А мне вот довелось. Даже на миг подумал, не сменить ли позывной.

— О да, чтобы контролировать безумцев, вы нашли еще большего безумца. Это гениально, — фыркнул майор. Похоже он совсем на взводе, а может и просто беситься от того, что его мнение и отчеты, по факту, обычная макулатура, которой даже подтереться не получится. У нас тут полностью электронный документооборот, так что…

— Рад, что вы разделяете наше мнение от способа решения столь непростой задачи.

— Ык, — выдал майор и очень подозрительно посмотрел на Зара, но, разумеется, по заменяющему лицо дисплею, было совершенно невозможно прочесть эмоции Овервойда. — Он же, — майор перевёл взгляд на меня, — совершенно не способен слушаться приказов и даже советы игнорирует.

Да если бы я тебя слушал, то в восьми из десяти случаев вел лобовое сражение, а так лишь в четырех. Все понимаю, но нельзя же на полном серьезе приказывать лезть в болото, полагаясь лишь на мощь техники. Да и тактика танков нам не подходит. Даже странно, что кадровый офицер этого не понимает. Наша сила в скорости, маневренности и огневой мощи, но никак не в броне, пусть даже та даст фору танковой.

— Эффективность его группы остаётся на уровне полноценного звена, а это — показатель. — поднял палец Зар. Он всегда был на стороне своих людей. А его люди, это мы. Пилоты.

— Пока он демонстрировал ее только в виртуале. Посмотрим, как они себя покажут в реальном деле.

— Полагаю, нам стоит начинать, — не стал спорить Зар.

— Ладно, — буркнул майор и повернулся к отряду.

Сам отряд все это время бурно обсуждал вверенных им Стражей, знакомился в живую и не обращал внимания на стоящее рядом начальство.

— Разговоры! — рявкнул майор, привлекая внимание.

Не сказать, чтобы это произвело особое впечатление на моих подчиненных, но они образовали подобие строя и изобразили нечто отдаленно похожее на по стойке смирно.

— Так, бойцы, вы меня не знаете, но узнаете, — прорычал майор.

— Тебя только слепо-глухой не узнает. — Фыркнула Ласточка. Единственная девушка в моем отряде. Её страж был под стать броне пилота в окрасе. Силуэты одноименной птицы красовались то тут, то там, порой образуя целые стайки.

Несмотря на «общую концепцию», пилотам разрешались вольности и те могли вносить в костюм небольшие изменения для своего удобства. Разумеется, этим тут же воспользовались по максимуму. Сомневаюсь, что будь в вороне даже тысяча пилотов, удалось бы найти двух схожих по оформлению стражей. Овервойды всецело поддержали наше стремление к индивидуальности и расщедрились на шлемы, созданные по эскизам пилотов. У Ласточки он, кстати, чуть вытянутый, да еще и с «перьями» по бокам.

— ЧТО?! — не стал играть в глухого майор.

— Кейт. — Вмешался Зар, поднимая руку. При его словах, люди как-то подтянулись. Сразу видна разница в авторитете. — Майор, я продолжу, — шагнул вперед Зар, ненавязчиво, но явно оттирая мужчину за спину. — Майор Курт Калрон — куратор проекта Страж со стороны Союза. Потому прошу вспомнить о субординации и не переходить границ. Интерес руководства союза понятен, объясним, и совместная работа нами всячески приветствуется. Надеюсь, это ясно? — Зар посмотрел на Ласточку. Вот не знаю как, но, когда Овервойды хотят, их внимание очень четко ощущается.

— Ясно. Прошу прощения, просто, — Ласточка вздохнула, — отвыкла немного, все больше в виртуале торчим.

— Понимаю, — мягко сказал Зар и отступил назад. — Продолжайте, майор.

— Спасибо. Группа три. Вы — самая неоднозначная группа. На мой взгляд, здесь собрали сплошь… неоднозначных личностей, — нашелся он.

— Лучших, сэр, — подал голос Бандит.

Хоть и не знал его в лицо, решив принципиально не читать досье бойцов, чтобы избежать предвзятости во время знакомства, но точно знал — это он. Ласточка, Демон, Филин и Бандит с Бродягой. Каждого из них можно было с легкостью узнать. Бандит раскрасил свою броню и Стража в черный с белым цвета, а его шлем напоминал сошедший со страниц книги криповый смайлик.

— А вот это вам еще предстоит доказать, — хмыкнул майор. — Ваша шайка стоит на грани. В случае провала, вы вылетите отсюда, и никто вам не поможет. Это всем ясно?

— Вполне. — Пожал плечами Демон, ответив за всех. Уж кого-кого, а этого типа узнает любой, даже не имеющий отношения к ворону. Очень уж характерно он над собой поработал. Монструозный шлем, выкрашенная в «брызги крови» броня и шипы. В общем, кто в детстве сказки слушал и мультики смотрел, тот сразу поймет, под кого именно он мимикрирует. Впрочем, свое прозвище он получил еще до того, как смог обзавестись внешней атрибутикой.

— Вам предстоит пройти совместную практику и показать, чему вы научились. Покажите себя, станете пилотами стражей, если нет, — майор просто выразительно притопнул ногой по палубе, вновь намекая на планету под нами и списание на поверхность. — Все ясно?

— Да, — выдали мои подопечные, не по уставу, зато дружно. Насколько вообще могли.

— Капитан, вам слово, — махнул рукой майор. Кажется, в его глазах мелькнуло что-то вроде облегчения.

Кивнув, прошелся вдоль строя своих бойцов. Рассматривал их и давал разглядеть себя. Такие разные, но в тоже время неуловимо схожие. Еще в виртуале, на тренировках, у нас возникло чувство локтя. Такая невидимая паутинка, связавшая нас вместе. Порой мне казалось, что мы даже предугадываем мысли друг друга. Вот именно это ощущение единства и искал, пытался ощутить и… нашел. Стоило это понять, почувствовать, как все встало на свои месте. Тугой ком внутри истаял, дав напоследок понять, что он был.

— Группа, — заговорил, становясь напротив центра строя. — Все мы друг друга знаем по позывным. Знаем, кто и чего стоит. Полагаю, пора бы нам сделать следующий шаг и познакомиться нормально. Я капитан Джонатан Ларс, можно просто Джон. Позывной Царь. Просто Царь. Очень приятно, — не удержался и все же позволил себе немного позлить майора. Очень уж он быстро багровел.

— Катарсивелиан Райс. Можно просто Кат Райс или Кат. Позывной Демон, — сказал двухметровый детина в рогатом шлеме. Правда, из-за условий кабины рога у него были на шарнирчиках.

— Дейлиан Рич. Можно просто Дейл. Позывной Филин. Рад познакомиться, Царь.

— Взаимно, — кивнул и перевел взгляд на его соседа, по лицу которого сразу становилось ясно — плут. Впервые довелось встретить человека, про которого можно сказать, что его душа и тело находятся в полном соответствии друг с другом. Прямо одно отражение другого.

— Лиссаргон Нави. Но друзья зовут меня Лис. Позывной Бандит. Рад знакомству, босс. — Отсалютовал главный весельчак в отряде. Шутки у него специфические и не всегда веселые, но смотря для кого. Вспомнилось, как этот кадр отыгрывая роль жертвы в виртуале, постоянно не затыкал рта и доводил своих «захватчиков» до состояния «Заберите его пожалуйста поскорее, мы вам и карту минных полей прислали, чтобы вы нас быстренько победили». Как-то раз он даже ботов сумел довести настолько, что они зависли и вот доказать не могу, но уверен, с облегчением встретили виртуальную смерть.

— Винларион Тэчь. Кратко Вин. Позывной Бродяга, — вот и второй шутник. Неизменный напарник Бандита. Два поля ягоды, но если один придумывает и больше языком молотит, то второй за его спиной, больше руками работает, воплощая задумки. Так ведь, диверсант от бога. Вместе Бандит с Бродягой — страшная парочка.

— Просто Кейт, — представилась единственная девушка в отряде. — Ласточкой зовете вы меня, — пропела она на манер птичий трели.

«Надо бы найти записи песнь ласточек», — сделал мысленную пометку и улыбнулся нашему талисману. Правда, очень взрывному и боевитому талисману, но уж какой есть.

— А полностью? — Из строя высунулся Лис и посмотрел на Ласточку.

— Кейт Уилс, — вздохнула она.

— Базар и детский лагерь в день купанья, — буркнул майор, душа которого не могла выдержать подобного надругательства над субординацией.

— Лучшим и позволено больше, — ответил ему Зар.

— Инвалиды и неадекваты лишенные тормозов, — скривился майор.

— Предлагаю пари, — вывел на дисплей прищуренные глаза-елочкой Зар. — Вот эта группа инвалидов сейчас отправится прямиком на полигон и покажет на что способна. Если выдаст от 80 % ты извинишься, если нет, лично спишу их на поверхность.

— Ты в них так веришь? — удивился майор.

Уж в чем-чем, а в том, что Овервойды держат слово, никто и никогда не сомневался. Теперь не сомневался. Доказали они это пару раз. Делом доказали, когда радикалы из фанатиков заложников брали и не поверили словам переговорщиков. Шуму было много, но с тех пор захваты практикуют только психи-одиночки с суицидальными наклонностями.

— Я верю в ник как в братьев, — ответил Зар.

Кто с Овервойдвми знаком, тот понимает, почему от таких слов у меня мурашки по спине пробежала. Строй моих бойцов, из кое-как стоящей банды дембелей мгновенно трансформировался в образцово показательный. Руку готов дать, если их сейчас в столицу, промаршируют не хуже гвардии в четь двухсотлетней годовщины победы Союза. Шутки в сторону. Сейчас будет момент истины. Если подведем, проще будет застрелиться. Во всяком случае мне.

— Джон, ты слышал. Первый приказ — запустить Стражей, — сказал Зар, повернув в нашу сторону дисплей и… подмигнул.

Во всяком случае, именно так я понял мимолетную трансформацию глаза-елочки. Никогда не понимал стремления овервоидов использовать подобные стилизованные изображения, ведь их возможности позволяли создавать фотореалистичные лица, но они предпочитали всякую псевдографику и древние смайлики. «Отставить посторонние мысли», — мысленно скомандовал самому себе и принялся за дело.

— Банда, вы слышали, — заговорил, повернувшись к своим бойцам и ощущая, как учащенно забилось сердце. — По машинам! — рявкнул, давая выход напряжению.

— Ха! — строй дружно выбросил вверх кулаки и распался.

В пару секунд, надев на бегу шлем, добежал до своего стража. Первый раз в настоящем Страже. Да еще такая ответственность. Чувствую себя кадетом-молокососом на первом выходе. Адреналин и сердце так кровь гонит, что аж ушам горячо. Нужно выложиться на все сто, а лучше сто десять процентов.

Сам не заметил, как взлетел по корпусу в кабину. Руки привычно пробежались по приборной панели. Клацнули ремни и опустились скобы. Кабели вошли в шлем, броня состыковалась с системами жизнеобеспечений. Кабина закрылась, отгородив от мира. Все, теперь первое испытание — тестовый запуск и синхронизация.

— Готов, Сай?

— Всегда готов! — отозвался Искин, после чего я вынул из наручного коммуникатора пластинку с искином и посмотрел на разъем. Машина была давно моей, не раз обследована и покрашена, но сейчас первый запуск. Волнительно и немного опасно. Никогда не бегал от смерти, но и не искал ее. И все же, позволил себе чуть помешкать. Прочувствовал момент и решительно вставил ключ-карту в гнездо. Сработали защелки, прочно фиксируя Искина и внутри стража загудел реактор, выходя на рабочий режим.

Пошла предстартовая проверка систем с последующей калибровкой. Сенсорные панели отображали суть того, что сейчас делает Сай. Моего вмешательства не требовалось. Сай делал свою работу превосходно.

Устроившись удобней в нейро-кресле, кладу руки на подлокотники, из которых выскочили специальные разъемы, подключающие костюм к общей сети машины. В затылок, с тихим щелчком, въехал штекер. Система защиты пилота тут же сковала меня, не давая пошевелиться и предотвращая болтанку.

— Сай, доклад.

— Все системы исправны, провожу калибровку. Передаю данные на шлем. — С этими словами перед глазами прямо на экране шлема появилась сначала схема повреждений машины, топливо, уровень синхронизации и радар.

— Сай, просмотри систему подачи энергии, у нас слишком высокий расход.

— Я прогоняю реактор. Идет разгон первого блока, запускается второй. Проверяю энергосистему на перегрузки. Все в порядке, реактор стабилизирован. Можно начинать.

— Отлично. Запускай синхронизацию.

— Принято. До синхронизации 3… - Я расслабил тело и закрыл глаза. По спине пронесся табун мурашек. — 2… - Появились привычные обрывки ведений, сопровождаемые чувством постепенного ухода под воду. Главное в таком состоянии не паниковать. Спокойствие и внутренняя уверенность. — 1… - Мгновение и я словно провалился в самого себя, и тут же рывком вернулся обратно.

Ощущение «брр», но со временем и к нему привыкаешь. Включились камеры, став моими глазами, они показали ангар. Вяло подняв руки, не мог поверить — это реальность. Я в настоящем Страже. Чувство просто несравнимое с вирткапсулой. Намного, намного больше ощущений. Словно резкость навели и туман разогнали.

— Лидер третьего подразделения, готов к заданию. — Даю сигнал на рубку, поднимая машину на ноги. Меня немного шатнуло, но стойки держатели не дали упасть. Страж слушался откровенно плохо, требовалось время на калибровку систем, чем активно занимался Сай.

— Принято, Лидер три. Задача номер один — перейти в грузовой ангар и не упасть. — С усмешкой отозвался Зар, перехватив сигнал.

— Хе, всего-то. — Усмехнулся я, но радость была не долгой. Ровно до того момента пока не сделал шаг. Создавалось впечатление, словно все тело онемело и от того слушалось с неохотой.

— Ох, что-ж так меня всего завертело? — Негодую, испытывая жуткую болтанку. Пытаюсь удержать машину на ногах, но все-таки заваливаюсь и падаю на пол. Самое близкое для сравнения нынешнего состояния — опьянение, когда у тебя земля уходит из-под ног.

«Активировался гироскоп. Калибрую». — Пронеслась мысль голосом Сая.

Внезапно, справа раздался еще грохот. Повернувшись, вижу, как Ласточка лежит лицом вниз и пытается подняться. Вялые, неуклюжие движения и неудачные попытки подняться. На помощь попытался рвануть Демон, но уже на втором шаге столкнулся с Бродягой и оба повалились на пол.

— Ласточка, хватит уже по вечерам есть и так взлететь не можешь! — Подколол в эфире Бандит. — Парни вон — в шоке падают.

— Заткнись, Лис! Помог бы лучше…

— Пха-ха-ха-ха-ха-ха… — Буквально разрывался от смеха Калрон, — Все, Зар, ты уже проиграл. Ни о каком полигоне не может идти и речи, когда здесь такое. Сообщи мне, когда будешь списывать этих, хочу проводить. — По хлопав по плечу Войда, человек пошел к выходу.

Не понял, это откуда… а, Сай с Заром постарались. Что ж, неплохо. Будет нашему майору сюрприз. Большой такой и совершенно неприятный сюрприз. Впрочем, можно еще немного и поиграть, тем более у нас тут очень натуральная импровизация вышла. Еще бы, падали-то вполне натурально и не совсем добровольно.

— Ласточка, доложи.

— Повреждений нет, провожу калибровку кинематических систем. Дайте минуту.

— Демон. Бродяга?

— Аналогично.

— Шатает так, словно с дискантурой пил.

— Так, народ, взяли себя в руки, собрались и подъем.

— Есть! — бодренько и, что порадовало, вполне слаженно, выдали бойцы.

Чувствуя, как по виску стекает пот, я начал прикладывать титанические усилия, чтобы стать на ноги. Казалось, что стучащая в ушах кровь сейчас порвет барабанные перепонки и потечет по шее, но нет. Система заверещала о перегрузке мозга пилота, но я ее проигнорировал. Давай, приятель, вставай. Ногу подтянуть, руку упереть, а теперь оп, вот и хорошо. Так, поднялся, отлично. Развернуться к боксу стража и взять в руки оружие. Готово, следующий шаг — покинуть гараж и перейти в ангар с кораблями.

Глава 2

Своим примером капитан Ларс вдохновил команду. Вопреки технике безопасности, пилоты интуитивно взяли управление машиной в свои руки. Никто из них не заметил, но уровень синхронизации машины и человека подскочил до опасных показателей. У многих он приблизился к ста процентам, а меньше девяноста и вовсе ни у кого не было. Тело машины стало телом человека, его мозг — процессором. Нагрузка, испытываемая пилотом, оказалась запредельной, но это и отличало их от простых людей. Там, где рядовой гражданин и даже подготовленный военный потеряет сознание, пилот сможет удержаться и выполнит задачу. Ларс и его команда «психов-инвалидов» были лучшими. Зар знал это, поэтому и не сомневался в успехе подчиненных и, разумеется, они его не подвели. В отличие от первого и второго подразделения, третье значительно быстрее адаптировалось к реальным машинам. Собственно, Зар скорее опасался их выдающихся результатов и именно поэтому устроил цирк с майором Калроном. Будь Ларс и его люди в менее возбужденном состоянии, они бы не только показали рекордный результат, но и задали слишком высокую планку. Мы сочли это нецелесообразным.

* * *

— Карлон, — окликнул майора Зар.

— Что? — обернулся тот.

— Смотри, — Зар указал на поднимающиеся с колен машины.

Майор перевёл взгляд и не смог удержать контроля над челюстью. Разумеется, она не отвисла, как в третьесортном кино или детском мультике, но, скажем так, овал лица майора стал более вытянут. Еще бы, ведь, только что шатающиеся и падающие на пол стражи, сейчас брали оружие и, один за другим, вполне нормальной, пусть и слегка неуклюжей походкой, покидали отсек.

— Всего несколько минут, а техника уже откалибрована. — Усмехнулся Войд, подойдя к Майору. — В прошлый раз, помниться дело заняло более семи минут.

— Как они вообще только встали?!

— Сила воли, друг мой, талант и толика безумия.

— Признаю, быть может ты и прав.

— Пойдем, посмотрим за ними из командного центра.

* * *

Мы подходили к кораблю и напряжение медленно спадало. Чувствовалось, что наконец исправно заработали системы машины. Только сейчас я обратил внимание на падающий уровень синхронизации, с опасных девяноста пяти процентов он опустился до приемлемых семидесяти.

— Нет, ну вы видели его морду? — Ликовала Ласточка.

— Мне больше понравилась довольная улыбка на дисплее Зара. Сразу такое подспудное ощущение гордости, ух! — От нахлынувших эмоций, страж Бродяги даже передернул плечами.

— «Словно отец, что наблюдает за подъемом своих детей». — Добавил Сай.

— Угу, мы поставили рекорд, — высказался Филин.

— Какой? — спросил, цепляясь за транспортные скобы.

— Первый поток откалибровал машины за двенадцать минут. Второй за семь. Нам поставили пометку в две цифры. Косвенная и фактическая. Косвенно, мы стояли на ногах уже по истечению двух минут. Фактически, система откалибровалась за пять, именно через это время пошел спад уровня синхронизации. Но в любом случае, у нас новый рекорд.

Тут мне пришло сообщение от Сая. Вернее, он его получил, и, так как мы с ним находились в синхронизации потоков сознания, оно стало доступно мне. Впрочем, Сай его предварительно обработал и выдал не только информацию, но и дополнил ее результатами собственного анализа.

— Так, бойцы, наш следующий шаг полигон. Я не знаю куда нас выбросят, но задача стоит простая. Найти цель и дать наводку для авиаудара. Целью выступает некий кейс. Он находиться в транспорте. Судя по информации о метке, объект не только постоянно перемещающийся по территории полигона, но будут и обманки.

Переслал в образованную стражами сеть информацию, так как всегда считал — каждый солдат должен знать свой маневр.

— Кто бы мог подумать, знаком считается символ Синдиката. — Ухмыльнулся Бродяга.

— Отставить шутки, работа серьезная. Нужно показать, что мы из себя представляем на практике. За нами следит много глаз, и не все они доброжелательные. Поэтому: дурака не валять, в носу не ковыряться, ворон не считать и матом не выражаться. Ясно, Бандит? — Тихое хрюканье стало мне ответом. Свинтусом бы его назвать, а не Бандитом. — Значит ясно. И вообще, придумайте себе замену матов.

— Это как, босс? — поинтересовалась Ласточка.

— Ты, к примеру, можешь говорить что-то вроде «чвирк» или «чик-чирик», Филин пусть ухает, он все равно у нас к месту, и не очень «угу» вставляет. Демон может бездну поминать или кровь с кишками, раз уж такой фанат.

— А мне что, на бедность жаловаться? — влез Бродяга.

— Сумму и гроши поминай, можешь еще тюрьму, первое созвучно с твоей любимой самкой собаки, а до последней тебя вторые доведут, если и дальше будешь спускать зарплату не пойми куда.

— А ты, босс, чем маты заменишь? — подал голос Лис. — Скипетром или державой? — тут же предложил он, недвусмысленно намекая на позывной «Царь».

— Я постараюсь стать примером и вообще отказаться от мата, но, в крайнем случае, буду мантию поминать. А вот ты у нас будешь фыркать, — усмехнулся, назначая своей волей замену ненормативной лексике Бандиту, мысленно представив как он, со своей характерной мордой-лица будет всякий раз «пф» и «пфрр» выдавать.

— Язык мой, пфыр мой, — тут же выдал в эфир Лис.

— И мантия так его скипетром, — ответил, вызвав волну смеха.

А между тем, воздух в ангаре откачали, переборки открылись и корабль с тихим гулом вылетел наружу. Космос… феноменальное зрелище, скажу я вам. Особенно, когда ты самолично в нем. Картинка сменилась на изображение планеты, от которой так же захватывает дух. Правда, когда корабль входит в верхние слои атмосферы, этот самый дух уходит глубоко в пятки. Объятый пламенем щит корабля — не то, что хочется видеть в метре от себя. Кто-то от этого кайфовал, кто-то стоически молча переносил, а кому-то было просто плевать.

— Как же здорово! — прокричала Ласточка.

— А сейчас будет еще веселее. — Подметил Демон, уже настраиваясь на свободное падение.

В такт его словам, как только высота упала до приемлемых сорока километров, нас отстегнули. Шесть стражей устремились вниз подобно камню. Ласточка прямо в воздухе выписывала разные пируэты и в целом порхала бабочкой. Бандит с Бродягой наоборот, набирали скорость падая свечой. Ну да, штурмовики всегда идут впереди. Демон, с ледяным спокойствием раскинул руки и ноги, такой себе звездочкой летя рядом с Филином, который уже работал, пытаясь подобрать для нас оптимальную зону посадки. Сложность заключалась в том, что под нами расстилался заброшенный город, что само по себе то еще место для приземления. К тому же, хотелось бы найти баланс между относительной безопасно изначальной позиции, удобством развертывания и расстоянием.

— Ю-у-у-у-уху-у-у-у! — продолжала буйствовать Ласточка.

— Да, детка! — поддерживал, а на деле подзуживал ее Лис.

— Психи. — буркнул Филин. — Зона, — объявил он.

Спустя несколько секунд, на земле появляется подсвечиваемый сектор, который Филин обозначил как более-менее приемлемый.

Выпустив закрылки и активировав импульсные двигатели, резко ухожу в сторону сбрасывая скорость и ровняясь на зону посадки. Вижу, как две свечи впереди, так же резко уходят в сторону выделенной зоны, меняя положение и запуская торможение. Один за другим, мы приземляемся на ноги с громким «бух». Через поднявшуюся пыль, было ничего не рассмотреть, а потому переключаю режим камеры с привычного на ультразвуковой. По принципу эхолота, звук отражался от всех поверхностей, а сопроцессоры в камерах синтезировали картинку на основе получаемых данных.

— Филин, где мы? — Включаю связь, осматривая местностью. Заросшие машины и дороги, покосившиеся здания, множественные следы перестрелки.

— Это Хельм.

— Мы в городе — призраке? — Вмешалась Ласточка. — Вот так поворот.

— Вот это да, — провел рукой по останкам имперского танка Бандит.

— Видимо его реконструировали и превратили в полигон. — С удивлением отмечаю для себя новенькое переборки в полуразрушенном доме. — Так, ладно. Филин, что по целям?

— Есть восемь групповых сигнатур, перемещающихся по городу. Вижу зоны с химией, — на карте тут же появились красные отметки, вероятней всего — минные поля и ловушки. — А вот и враги, — сказал Филин, выдавая информацию по условному противнику. — Ух, вероятней всего, это автоматические доты и всякая подвижная ерунда на старых платформах, — добавил он.

— Сколько?

— По всему городу, босс, но преимущественно на перекрестках. — На моей карте тут же отобразилась схема, став напоминать сложный узор, в котором даже понимающий человек не сразу разберется. Впрочем, Сай читал ее легко и даже дополнял своими пометками. — В данный момент мы в «безопасной зоне», — закончил свою часть работы Филин.

«А ведь тут явно имеется схема», — подумал и тут же ощутил интерес Сая. Он не видел схемы, не мог ее обнаружить без длительного анализа. Впрочем, этого и не требовалось. Давно уже понял, что не надо пытаться разложить подобное на логические элементы, достаточно понять, скорее уж банально ощутить их и действовать, внося коррективы по ходу операции. Собственно, именно подобное интуитивное озарение, способность находить в хаосе закономерности не путем анализа, а как бы просто замечать их краем глаза, улавливая подсознанием, и делало тандем пилот-искин столь эффективным в бою.

— М-м-м… значит так. Кейт, на тебе работа от обратного. Разузнай, что находиться в особо охраняемых точках, их здесь только две. Я не думаю, что все так просто, попробуй поискать что-нибудь интересное, так как ты под маскировкой тебя не заметят. Филин, Демон. Заберитесь вот на это здание… — Указываю на карте тридцатиэтажную башню. — Филин — радар, демон на прикрытие. Оттуда хороший обзор, если что прикроешь нас. Бандит, бродяга, мы с вами разделимся. Я к первой машине, Бандит ко второй, бродяга к третей. В бой не вступать, слушать Филина. — Повернувшись к Дейлу, уточняю. — Мы сможем обойти огневые точки?

— Если по одиночке — то запросто, я проведу. Есть опасные сектора, но их можно проскочить, в остальном периметр не замкнут.

— Отлично. Тогда приступаем.

* * *

Пока Ларс командовал операций, в командном центре шла напряженная работа. Группы аналитиков оценивала действия отряда, переговаривались между собой спорили, обсуждали и всесторонне оценивали каждое решение. Майор периодически комментировал отдельные моменты, и лишь Зар молча наблюдал за работой своих воспитанников. Он не обращал внимания на то, как достигается результат, его интересовал итог. Майор же оценивал то, как группа к нему идет. А еще, он не знал о подвохе. Мы тогда скромно умолчали о том, что именно сделали, и какую каверзу подготовили. Параллельно этой же задачей, но в теоретическом плане, озадачили и остальные группы стражей. Да, это не их профиль, но ведь интересно, к чему они придут в тех же условиях.

Результат, к которому пришла группа Ларса, поразила всех, даже нас, овервоидов.

* * *

Бег по разрушенному городу — едва ли можно считать приятным занятием. Особенно когда навигатором выступает обладатель потрясающе занудного голоса.

— Филин, б… фрр тебя в пф, я тебе книжку по вокалу подарю и заставлю читать, если ты и дальше будешь так бубнить! — Не выдержал Бандит такой пытки.

Не сказать, чтобы был с ним не согласен. Однако Бандит молодец, удержался от мата в эфире.

— Мне вам напевать что ли? — буркнул Филин.

— Не надо! — В голос воскликнули все остальные члены отряда, проявив удивительную синхронность.

— Угу. Тогда не умничайте. Царь, дальше засада.

— Понял. Куда?

— На крышу. Передаю новую схему движения к цели. Поспеши, через два квартала перехватишь.

— Принял. — Отключившись, смотрю на пятиэтажное жилое здание, на которое следовало взобраться. — Сай.

— Уже. — Отрапортовал Искин, подкрутив ускорители.

Усмехнувшись, группируюсь и что есть силы выпрыгиваю вверх. Под действием ускорителей, взлетаю на крышу и осматриваюсь. Внизу заросшая детская площадка. На мгновение замираю на месте. Сай помогает восстановить оригинальную картинку и сравнить с тем, что есть сейчас. Вроде и прошло двести лет, а до сих пор узнаются очертания качелей, горок и следы от попаданий ракет. Не знаю, может это и неправильно, но от таких видов у меня сердце кровью обливается. От осознания, что простой маленький человек жил, играл и вот в его дом приходит война и забирает все что у него было.

— Время. — напоминает Сай.

Тряхнул головой, насколько это вообще возможно в шлеме и будучи намертво зафиксированным в кресле и отбросил наваждение. Рывок, прыжок и я на соседней крыше, еще прыжок и вот следующий дом. В какой-то момент успел заметить, как на сенсорах внизу между домами отразилась взрывчатка. Ха, а вот и засада. Вернее одна из. Еще пара прыжков и я вижу идущую прямо в мою сторону бронемашину. БТР с символикой Синдиката в сопровождении еще двух точно таких же машин ехал по тому, что осталось от дороги.

— Царь, на позиции, фиксирую цель.

— Бандит почти на месте.

— Бродяга тоже самое.

— Царь, мне это не нравится. — Вмешался Филин. — Слишком все…

— Не так. — Подсказала Ласточка. — Я в первой точке, здесь ракетная батарея. В остальном ничего интересного, двигаюсь ко второй точке.

— Какова сила батареи? — Интересуюсь, пропуская БТР-ы мимо себя.

— Четыре квартала с землей сровняет точно. Мне с ней разобраться?

— Нет, оставь. Внимание, всем. Первыми не стрелять, цели не уничтожать, как и их сопровождение. Как поняли?

— Поняли отлично.

— Царь, у меня вопрос. — заговорил Бандит. — Мы имеем восемь целей, авиаудар у нас только один, какую выносить? Если ошибемся — провалимся. Ничего не сделаем — провалимся. Выстрелим самолично — тоже провалимся, и даже более того, теперь я даже знаю, чем именно по нам отстреляются в таком случае. И как нам отличить действительную цель от ложной?

— Давайте подумаем. Как я только что убедился, пропуская мимо себя конвой, сканеры бесполезны, машины экранированы. Войды не стали бы нам давать заведомо невыполнимое задание, где шанс рандомного проигрыша семь из восьми. Значит решение — есть. Я более чем уверен, что задание на время и сейчас мы его пропускаем сквозь пальцы, как следствие тоже проигрыш. У кого какие предложения?

— Я могу ударить отсюда сразу по всем машинам, нужная гарантированно взлетит на воздух. — Внес предложение Демон.

— Нет, пока мы будем за ними гоняться и вешать маячки для ракет, время истечет.

— Царь, а ты уверен, что это именно транспорт? — Уточнил Филин.

— Да, но не указывается какой именно. Возможно, что это вовсе деза, не исключаю.

— Плохо. — Заключил наш радар. — Совсем-совсем плохо.

— Почему?

— По городу катается восемь конвоем. Всего я насчитал более двухсот пятидесяти машин, разной классификации расставленных в самых разных местах, но у всех работает движок. Я раскидал по городу беспилотники в поисках спрятанных машин с характерной символикой…

— И?

— Их в два раза больше.

— У меня столько ракет не будет. — разочарованно протянул Демон.

— Значит мы гоняемся за тенью…

— Верно. Мое мнение — надо менять тактику. Срочно.

— Хорошо. Как вариант, может быть, что это спрятанная техника в одной из защищенных точек. Ласточка, давай, на тебя надежда.

— Лечу.

— Так, дальше…

— НАШЕЛ!!! — Раздался радостный вопль Бродяги.

— Что именно? — Интересуюсь, переключаясь на его камеру. Но вижу, как тот топчется на месте рассматривая землю.

— ЭТО ПОЕЗД! Шеф, это поезд! Он перемещается по подземным коммуникациям, потому филин не может его засечь. Сенсоры уловили колебания земли, сверившись с картой города я увидел, что стою ровно над станцией метро.

— Филин!

— Дроны уже там, изучаю коммуникации.

— Бродяга, в какую сторону он направлялся?

— Веду его, стараюсь не упустить, на моих координатах.

— Принял. Демон! Даю координаты, зачистить!

— Понял. — Вижу через камеры стража Филина, как прямо перед ним, машина Демона резко разворачивается в другую сторону. В крышу врезаются опорные стойки ног. С ревом в небо уходят белые факелы двенадцати ракет.

Разрываю контакт и бросаюсь к цели. По дороге встречаю Бандита. Плечом к плечу бежим к точке, где должны успеть перехватить поезд. С неба падают ракеты. Есть накрытие. Место зачищено и путь открыт. Торможу. Резко. Под ногами стража собирается кучка вывороченной мостовой, а за спиной остаются неглубокие борозды. Выпрыгиваю наружу, перебираюсь на плечо машины, в десять секунд снимаю колпак и выдергиваю маячок. Бандит делает тоже самое.

Прыгаем в пролом и оказываемся в метро. Короткий забег по темным коридорам и вот мы на станции. Вышибаю дверь и ухожу перекатом за исщербленную колонну. Автоматическая турель лихо разворачивается, но я за укрытием. Примитивная машины пытается просчитать целесообразность перерасхода боеприпасов. Выставляю фронтальный барьер. Турель тут же реагирует на появившееся из-за колонны поле и дает очередь на упреждение. Бандит пользуется этим и спокойно расстреливает мешающую нам систему обороны. Обмениваемся знаками и несемся дальше. Вовремя. В туннеле уже виден поезд.

— Дроны! — Кричит Бандит, сходу срезая первые машины и меняя траекторию.

Рефлекторно прыгаю в сторону, врезаюсь в колонну, плевать, броня и не такое сдюжит. С визгом уходят в рикошет пули. Щит просел, но дал время укрыться.

— Бездна, — рычит Бандит, пытаясь огнем сдержать дронов, но те слишком примитивны, прут в лоб.

А вот этим стоит воспользоваться. Подтягиваю маячок. Проверяю. Работает.

— Прими огонь на себя.

— Понял, — отвечает Бандит, швыряя гранату и активируя щит.

— Пошел.

Бандит выскочил из укрытия и открыл огонь. Дроны тут же переключились на него, что позволило мне добежать до края платформы и забросить маячок на проносящийся поезд.

— Филин, работай.

— Принял, отправляю запрос об авиаударе.

— Филин, нет! — вопит Ласточка. — Вторая огневая позиция. Эти твари спрятали зенитную систему.

— Поздно, запрос ушел.

— Чвирк, вашу мать, чирик. Ну сейчас я…

— Сидеть. Демонюга, давай дорогой, на тебя надежда.

— Работаю.

— Царь, да я…

— Ласточка, готовься, комплекс ракеты перехватит, тут-то ты его и перегрузишь огнем.

— Поняла.

— Да скипетром вас всех по мантии, — прошипел змеёй, работая на расплав ствола. У Бандита схлопнулся щит и теперь единственной его защитой стала упавший с потолка кусок бетона. Очень быстро крошащийся под огнем наступающих дронов.

— Угу, и державу в задницу. Вступаю в бой, — сообщил Филин.

— Бандит, глаза! — кричу и бросаю в толпу машин световую гранату.

Вспышка и ЭМИ рассчитаны на чувствительные сенсоры. Дроны оказались полным хламом. Их вырубило на несколько секунд. Как только граната сработала, Бандит вскочил и рванул к лестнице. Туда же и я бросился. Дроны такого от нас не ждали и, восстановившись, продолжили бодро наступать прежним курсом.

— Минус зенитка, чик-чирик, — пропела Ласточка.

— Царь, ложись, — сообщил Филин на общей волне.

Мы с Бандитом плюхнулись на пузо, не став тратить время на торможение. Проскрежетали пузом по полу станции. За спиной обрушился потолок и в пролом спрыгнул страж. Додумавшиеся развернуться и начать преследование дроны открыли огонь, но внушительное стократно тяжелой автопушки поставило точку в секундном противостоянии.

— Уходим, — скомандовал, бросаясь к Филину. Тот подхватил нас и просто швырнул вверх. Ощущения так себе, но жить будем.

Меня подхватила рука Сая и переместила в кабину. Секунды на подключение и синхронизацию. Как же хорошо вновь стать огромным стражем. Стразу чувствуешь себя более сильным и живучим что-ли?

— Филин, что с авиацией?

— Кавалерия на подходе, — ответила за него Ласточка, приземляясь на ближайшую крышу.

— Гроши вам в суму, нас собираются немного поубивать, — сообщил новость Бродяга. — Демон, беги, прикрою.

— Так, начинаем прорыв из горда, Ласточка…

Увы, но насладиться боем нам не дали. «Задание выполнено, направляйтесь к зоне эвакуации», — пришло сообщение и наступление дронов прекратилось.

— И все?! — возмутился Вин, которому толком не довелось поучаствовать в деле.

— Будет еще на нашей улице праздник, — утешил Бродягу.

— С огоньком и фейерверками, бездна его раздери, — хохотнул Демон.

* * *

В командном центре в это же время повисла тишина. Нарушил его голос одного из аналитиков.

— Вандал. — Кратко и лаконично, человек выразил свое мнение просматривая запись того, как один из пилотов расстреливает из Стража кучку старых дронов.

— Итак, Майор, вы удовлетворены результатом? — Поинтересовался Зар, выведя на дисплей улыбку.

— Я хотел бы сказать: «Да», но нет. Поезд, можно было обнаружить с помощью центра управления дорожным движением города. О зенитной системе я и говорить не хочу. Что бы её уничтожить, сровняли с землей целый квартал, когда можно было обойтись одним точечным ударом. Да и копошились долго… — Калрон неожиданно замолк, обратив внимание как изменилось выражение лица Войда. С милой и доброй улыбки, на нем было изображено закипающая от гнева рожа.

— Калрон, ты сам бурчал на тему расстрелять все цели. Да, мы дали подсказку, цель будет перемещается по городу, но ведь это могла быть и деза. Они додумалось до того, чтобы обойти эту ловушку, отыскать поезд и даже покинув кабины спуститься вниз, чтобы повесить маячок. К слову, решение было на поверхности, в некоторых частях города разрушения открывают проход в метро и тут можно было либо поезд подождать, либо спрыгнуть туда прямо в стражах. В случае уничтожения поезда своими силами, задание так же было бы выполнено.

— А зачем вам авиаудар?

— Как вариант, можно было как ты сказал, остановить поезд и активировать маяк прямо над ним, условной ударной силы хватит для уничтожения цели. Еще можно было искусственно завалить туннель, и тут он либо остановится, либо врежется, оба варианта хороши. Эти же, пошли дальше и с минимальным ущербом для окружения выполнили все задачи на сто процентов! Сам посуди, разрушений минимум, система подземки цела, системы полигона почти невредимы. И не квартал они там вынесли, а лишь пару зданий вместе с целью.

— Ладно! Убедил. Группа показала себя отлично… но я честно, не понимаю, как им это удалось.

— У нас — только профессионалы! — Важно подметил Зар. — Все. Без исключения. И они тоже…

* * *

Так, группа третьего разведывательно-штурмового подразделения прошла проверку. Мы развивали своих людей, делали сильней, старались поддержать партнеров в лице Союза. Но даже не представляли, что против нас выступает не просто повстанческое движение, спонсируемое криминалом, а нечто большее.

Глава 3

Небольшая комната для проведения совещаний вновь приветствовала своих хозяев. На стене проектор, четыре удобных кресла, широкий круглый стол и верные телохранители, каждый в своем углу.

— Итак, господа. — Один из четырех людей в солидных костюмах, сложил руки на столе и обвел грозным взглядом остальных. Крепкое телосложение, суровый расчетливый взгляд, широкие плечи и мощные руки. Если бы еще накинуть роста, то можно было бы получить сравнение «шкаф обыкновенный», ну а так лишь тумбочка, высотой метр семьдесят — Вот мы вновь собрались. Кто будет первым?

Человек, сидящий по левую руку, взял в тоненькие руки планшет. Бледноватая кожа, высокий рост квадратные очки на носу, говорили о некой интеллигентности данной личности, если бы не одно, но. Пустой взгляд, который скрывали эти самые очки.

— Давайте я. Начну с хорошего. Мы научились противодействовать Ворону на цифровой арене. Экспериментальная программа — вирус «Безмолвие», благодаря данным нашего партнера, показала на практике свою эффективность. Мы способны отрезать от сети любое устройство, центр или даже комплекс. Однако, этого недостаточно, нам нужна установка постановки помех. Наши системы не справляются с данной задачей, нужен образец вражеской техники. Мой отдел так и не смог к этому моменту найти решение, поэтому я выношу этот вопрос на общее решение.

— Что нам даст данная установка?

— «Безмолвие» лишь временно нарушает работу системы. Она дает нам преимущество внезапности и время прежде, чем враг успеет среагировать. Если мы не успеем выполнить задачу, а до противника дойдет что их средства связи глушат, они найдут способ сообщить о проблемах, Ворон оставил достаточно средств для этого. Но система глушения — исправит данное упущение. Мы сможем безнаказанно совершать набеги на их центры и пока они не опомнились забирать все, что нам необходимо.

— С эти нам поможет Вампир. — Четвертый отличался генетическими отклонениями. При взгляде на человека, сразу и не поймешь, ведь он самый, что ни на есть обыкновенный представитель своего вида, если не считать того, что мышцы изменены, кости усилены, а глаза, слух и обоняние модифицированы биоимплантами.

— Господа, я как раз хотел поднять вопрос по поводу Ноджа и его участия в нашем предприятии. — Взял слово четвертый. Миловидный голос, добрые глаза, чуть полноватый, с обманно «безобидной» внешностью. Встретив такого на улице, и не подумаешь, что он способен всадить тебе под ребро нож.

— В чем он заключается?

— Вам не кажется, что вампир слишком много о нас знает, при условии, что постоянно играет за гранью? В любой момент он может проиграть. Но его проигрыш потянет за собой всех нас.

— Вы предлагаете его устранить?

— Это глупо! Сильвер слишком стар. Даже если он проиграет, нет способа его допросить. Его тело готово развалиться от одного чиха, огромных усилий стоит удержания его как раз среди живых. Нам нет смысла лишаться дополнительной поддержки. Допросить его… это невозможно.

— Двадцать лет назад, считалось невозможным слетать на Вальхаллу менее чем за месяц. Пятнадцать лет назад мы ничего не знали об искусственном интеллекте. Он был мифом. Десять лет назад, мы считали невозможным создание нанитов. Пять лет назад никто не мог даже подумать, что человек может синхронизироваться с машиной. Ты уверен, что в случае необходимости, они не вытащат из него нужную информацию? Я — нет. — Люди в комнате молча слушали собеседника, раздумывая над его словами.

— Значит, выводим Ноджа из игры?

— Именно. Но прежде возьмем от него все.

— М-м-м… это будет сложно.

— Но не невозможно. И так, мы отошли от темы.

— Да. Что у нас по проекту «Страж»?

— Работы ведутся. Увы, мы не можем подстроить под себя оригинал, но можем сделать альтернативу. Это будет опасно для пилота, и скажется на эффективности, но это осуществимо.

— Мой отдел как раз закончил разработку модификации человека на основе полученных от Сильвера данных. Выживаемость восемьдесят процентов.

— В таком случае проблема решаема. — Кивнул глава.

— Отлично. — Пухлечок радостно потер руки, от открывающихся перспектив.

— Хорошо.

— Прошу господин. — В этот момент, человеку подали стакан с водой.

— Благодарю, Елена.

— Так, а что у нас с маскировкой?

— А вот здесь не все так хорошо. Ворон прилагает огромные усилия для нашего нахождения. Главные центры в безопасности, но вот перевалочные пункты. Они регулярно совершают рейды.

— Арестовывают?

— Почти нет. Редко. Наша перестраховка дала свои плоды, те кто сдаются просто ничего не знают, а остальные предпочитают забрать с собой по больше солдат противника. Это эффективная политика, безопасная для нас, но мы теряем людей.

— Но, с другой стороны, это даже хорошо. Кадры их расправы и жестких мер, помогают нам в агитации людей. Расставление приоритетов, игра со словами и картинкой и пожалуйста — перед нами враг, который устраивает тотальный контроль и не церемонится с «несогласными». Благодаря этому, мы смогли завербовать и тут же законсервировать за прошедший квартал три тысячи человек. Это отличный показатель. Рейдовые группы делают схроны краденного и произведенного нами оружия. Синдикат нам в этом активно помогает.

— До сих пор не пойму, как мы можем полагаться на этих… тварей?

— Синдикат пострадал от Овервойдов просто в непомерных размерах. В кое-то веке все банды объединились ради общей цели. Пока Союз с новыми игрушками вяжет им руки, Ворон в это время активно избивает. Причем, ногами. Для Синдиката настали очень тяжкие времена, они готовы на любые меры, чем мои люди активно пользуются. Рекомендую и вам.

— Я слышал, что они разрабатывают новый наркотик?

— Уже разработали. Она назвали его «безмерная услада». Интересная штука, скажу вам. Но лично я бы отнес данное средство к оружию массового поражения. Одна из моих лабораторий его дорабатывает. Если избавить его от цвета и запаха, да пустить концентрат в вентиляцию… можно очень быстро получить биороботов. Такому поставить чип, дать оружие и расходный материал готов. Так вед, кстати, можно пару красивых сцен обыграть с пвсевдосолдатами Ворона. — Закончив, человек осмотрел ошалелые лица остальной троицы. — Что?

— Кант, я порой вас опасаюсь. Что у вас творится в голове?

— Ну вы же знаете, я приверженец биологического развития. Плоть в отличие от программы не дает сбоев, на нее можно положиться… — При этом, человек с улыбкой углубился в воспоминания. Опыты, проводимые над людьми и их результат, будоражил воображение и опережали даже самые смелые ожидания.

— Отложим ваших питомцев на более поздний срок, как последний козырь если вы не против.

— Не против. — Пожал плечами «не человек». — Но согласитесь, как «козырь», они ведь хороши.

— Это неоспоримо.

— Так, отставили тему биоинженерии. Вы с этим разберетесь самостоятельно, а сейчас нужно решить более насущные вопросы.

— Как скажите.

— Итак. Возвращаясь к теме Сильвера. Предлагаю решить, как будем действовать и что брать. Все утащить, понятно дело не получиться, но кое-что вполне в наших силах не только взять, но и адаптировать.

Между тем, пока решался вопрос с технологиями, один из людей уже набирал сообщение для одной из своих передовых групп…

* * *

Когда человек чего-то желает по-настоящему, он не считается ни с чем. А когда его еще и прижимают, то грань, отделяющая его от безумия, истончается до прозрачной пелены. Эти люди умели обрабатывать других, умели то — чего не могли мы. Лгать. И делать это так, что человек верил в свою правоту, свято верил и не собирался отступать. Мало кто способен заметить, как становиться безумцем и превращается в фанатика. Ты просто веришь в то, что делаешь, а тебя продолжают обрабатывает. В итоге, ты становишься готовым умирать за то, что еще пару лет назад отвергал. Но самое страшное — обратного пути нет. Есть лишь редкие исключения, подтверждающие правило. Именно поэтому мы не брали пленных, но этим же пользовались враги. Они пополняли свои ряды и укрепляли веру в свою ложь. Сколько же людей от этого погибло… нам больно вспоминать об этом и по сей день.

* * *

Грузовик немного потряхивало на разбитой дороге. Двадцать человек сидели в прицепе фуры, которая двигались к одному из объектов компании — гиганта «KaySystems». Задача перед ними стояла четкая, неприятная, но уже привычная. К тому же — приказы нужно выполнить.

— Лекс! Ты чего завис? — окликнул меня Макс. Оторвав от пола глаза, поднимаю взгляд на напарника и друга.



— Задумался. А что?

— Да у тебя взгляд такой был, пустой. Аж мурашки по коже.

— Просто понимаю, что сейчас начнётся.

— Ты так и не привык?

— Я не понимаю, как можно привыкнуть к убийствам.

— Слабак! — Фыркнул сосед.

— Ганс, это ведь люди. Они не солдаты и даже не члены армии или тем более Ворона. Это просто охранники и инженеры, которые выполняют свою работу. У них есть семьи, которые ждут их дома. Но сегодня они домой не вернуться.

— Лекс, в самом деле, чего ты заладил? Нам приказали — мы сделали. Все.

— Мне не нравится нападать на корпоративные объекты. Я шел сражаться с Вороном, с Овервойдами, а не людьми, которые никак с этим не связаны и просто выполняют свою работу.

— Это война. Либо мы, либо нас. Они на стороне Овервойдов, на стороне Союза, Ворона. А это уже делает их врагами.

— Знаешь, если тебя обманул один человек, а другой пришел и пристрелил за то, что ты оказался обманут, это будет справедливо?

— Как экспрессивно. — фыркнул Ганс.

— Я серьезно! Эти люди просто обмануты, они не видят всей картины, не видят в какую паутину попали. Эти чертовы машины сплели идеальную паутину, считай весь мир у них в руках. Уже сам Союз со всем своим руководством пляшет под их дудку.

— Лекс, успокойся, — похлопал по плечу Макс.

— Ненавижу тварей, — бурчу, проверяя магазин. Дроны по любому будут, лучше сразу зарядить бронебойные подкалиберные. Или разрывные? Нет, первые определенно лучше.

— Народ, а у меня вопрос.

— Ну?

— Этот челик, тусует с нами уже месяц как, а мы о нем ни черта не знаем. Какого рожна он вообще здесь торчит, если не любит «кровь»?

— Этот «челик», имеет в голове ряд имплантов. В отличие от тебя Накир, он не мажет. И намного быстрее соображает.

— Шеф, а откуда инфа? Он ведь о себе не рассказывает.

— С неба прилетела.

— Лекс, а как ты к нам попал? — спросила Тиша, довольно страшненькая и, по-моему, несколько сумасшедшая дамочка весом под центнер и лет сорока на вид. Впрочем, штурмовик из нее неплохой, и, в некотором смысле, она заменяет молодежи мать.

Я мысленно возвел очи к небу. Создатель, как же это мне все надоело. Мало Накира со своей болтовнёй, теперь еще и доморощенный психолог с гипертрофированным любопытством. Мы на боевой операции, мать-пермать. Ладно, спокойно, Тиша еще ничего, это у Накира словесный понос. Нет, я понимаю, от нервов на «поговорить» пробивает, но не до такой же степени? В моей прошлой группе таких было целых два кадра, но, в отличие от Накира, они на операции держали язык за зубами. Может он за них двоих теперь отрабатывает? Такая себе карма? А народ-то смотрит, очень так требовательно смотрит. С любопытством. Лучше ответить, а то и пулю спиной поймать можно. Специфический контингент, а мы с Максом тут новенькие. О, точно.

— Вам это ничего не скажет. — Качаю головой и сжимаю кулаки, бросая красноречивый взгляд на друга.

— Макс, как он к нам попал? — тут же переключился на моего друга Накир.

— Да так же, как и я. Мы одного… призыва. Я участвовал тогда в митинге против произвола Овервойдов. Нас жестко осадили, по голове настучали. Лекс же просто оказался не в то время, не в том месте, за что и поплатился. Так у него появился сначала зуб, а потом наши и глаза приоткрыли на общую картину. Так, он из инженера переквалифицировался в солдата. Хотя, он и по сей день числится инженером, еще не спалился. У-у-у-умный слишком! — Макс подмигнул мне, и слегка толкнул локтем для поддержки.

— Офигеть. Инженер, а стреляет, как солдат. Это вообще как? — спросил Ганс. Умом и сообразительностью этот парень не отличался. Впрочем, ему это и не требовалось. Он хорошо кушал, прекрасно стрелял и умел четко выполнять приказы. Почти идеальный солдат.

— Все дело в моде. У меня инженерный. Он ускоряет человеческое восприятие и мыслительные процессы. Я проектировал двигатели для космических кораблей, просчитать траекторию попадания пули или снаряда — что семечки пощелкать.

— Воу, — аж подпрыгнул Накир, сверкая восторженными глазами. Опять у него в башке тараканы фейерверк устроили. Оставалось лишь вздохнуть и надеяться, что в деле он вновь станет хладнокровным бойцом. Честно говоря, подозреваю у него что-то вроде раздвоения личности.

— А где же твой отряд? — проявила заботу Тиша. Память у нее своеобразно работает. Овервоиды ее лечили, когда она детей потеряла, да и залечили. Не хотели твари, чтобы рассказала правду о смерти малышей, пытались ложные воспоминания внедрить, да только сердце матери сильнее оказалось. Вовремя наши закрытый диспансер взяли, а то бы ее в расход пустили.

— Наш предыдущий отряд полег. Я и еще пара ребят были на работе, Макс доставлял личное письмо, поэтому нам повезло. Рейдерская группа разнесла наш опорный пункт, не оставив камня на камне. Может я и не люблю убивать, но поверьте, я с радостью нацелю винтовку на солдата Ворона или хотя бы Союза, — в десятый раз пересказал одно и то же. Она покивала, погладила по голове, потом сжала губы и занялась проверкой оружия.

— Хорошо знал тех ребят? — спросил кто-то из дальнего угла кузова.

— Достаточно, — скрипнул зубами, вспоминая те события. Я слишком хорошо знал парней. Они были мне куда ближе по духу и разделяли мою точку зрения. Как и я, они не любили лишней крови на руках, и нам приходилось выполнять многие приказы. Мне сильно не хватает вечерних посиделок с ними. Мы могли говорить открыто, обсуждать, думать и планировать, даже…

— Ничего, брат. Мы за них отомстим. За всех. Железяки еще поплатятся. Выше нос, — ухмыльнулся Ганс и провел рукой по оружию.

— А какая история у тебя? — спросил, желая просто переключить внимание, но вдруг понял, что мне действительно интересно.

— У меня просто. Я хочу свободы. Нельзя быть свободным, когда о тебе знают все, кроме мыслей, хотя… — Ганс почесал щетину на подбородке, — они скоро и мысли начнут отслеживать. А я это, думать по приказу не умею. Прикинь, посмотришь на телочку какую, подумаешь, что мог бы с ней в кровати сделать, а тебя уже вяжут и штраф выписывают.

— Воистину, — хохотнул Накир. Я же подумал о том, что же это за мысли такие должны быть, чтобы тебя за них сразу вязали.

— Внимание! Мы подъезжаем к центру, — раздался голос водителя. — Группе приготовиться, — тут же прозвучал голос командира.

— Ну что, вот и пришла пора порезвиться. Шейн, у тебя все готово?

— Вполне. — Отозвался молодой парень по рации из кабины. Юный, но талантливый программист готовил к запуску программу «безмолвие».

— Работаем.

Машина останавливалась дважды. Водитель не докладывал, значит все было хорошо. В какой-то момент, в воцарившейся тишине раздался так ожидаемый его голос.

— Прибыли. Вас идут открывать.

— Заняли позиции! — Прокричал лидер группы, как только нас начали отпирать. Надев шлем, я прицелился. Вот он — просвет, вот ворота открылись и показалась группа охраны.

— Огонь. — Тихий приказ в наушнике, и мы с Тишь открыли огонь. Пять тел начали оседать на пол, и наш отряд пошел на штурм.

— Рассредоточились, перехватить всех, не дать им сообщить о нас! Лекс, Макс, Ганс — в комплекс. Найдите чертов сервер.

— Есть!

— Тис, Нарвин, Эш — на вас прототип. Заставьте установку работать.

— Выполняем.

Моя тройка отделилась от основной группы. Выбив дверь в комплекс, мы направились по коридорам. Целью были сервера с данными о проекте. Но далеко продвинуться мы не успели. Столкнулись с боевыми дронами.

— Дроны! — Прокричал Ганс, но я уже стрелял. Тяжелая винтовка да с подкалиберными бронебойными чуть ли не насквозь прошивала жестянки. Макс стрелял разрывными направленного действия. Наш совместный залп не оставил машинам шанса, просто перемолов все, что было в коридоре. Несколько выстрелов, сделанные роботами, приняла на себя имперская штурмовая броня. Казалось бы, сколько времени прошло, а до сих пор улучшают, в том числе и в Вороне.

Идя по коридору, мы не забывали заглядывать в двери. Действовали быстро и решительно. Времени мало. Некогда возиться. Уничтожению подлежал любой представляющий для операции угрозу объект. Несколько раз наткнулись на обслуживающий персонал. Для них это оказалась последней встречей в жизни.

— Дроны! — Раздается окрик Макса и меня хватают за воротник оттягивая назад. Словно в замедленной съемке я вижу, как мимо проносятся пули тяжелого штурмового автомата. Скрывшись за углом, чуть выглядываю. Четыре машины, формация огневая стена. Двое держат щиты, двое стреляют с тяжелых штурмовок. Такое оружие уже и наша броня не сдержит.

Сняв с пояса гранату, активирую и смотрю на Макса на другой стороне. Он кивает, и мы разом бросаем в коридор по гранате. Взрыв повредил пол и частично обрушил потолок. Стену повело, но она устояла. От дронов остались ошметки.

Спуск вниз, еще несколько коридоров, и мы оказываемся в серверной. Вернее, у защитного стекла. По ту сторону находился человек, лихорадочно набиравший команды на консоли. Направленным взрывом пробили стекло и проникаем внутрь. Макс тут же навел ствол на оглушенного человека, я же поспешил к терминалу. Увиденное, мягко говоря. не понравилось.

Переданные нам пароли оказались недействительны.

— Что ты сделал с системой? — ткнул стволом в щеку оглушенного Макс, все поняв по моему лицу.

— Обновил. — Мужчина сплюнул. — Теперь вы не получите…

Бах и из затылка мужчины вылетают белые, похожие на сгустки жира мозги, обломки черепа и кровь. Много крови. Порой, ненавижу свои импланты.

— Макс!

— Что? Он бесполезен.

— Он мог помочь снять блокировку.

— Вряд ли.

— Черт с тобой. Зен, это Лекс. Мы в серверной. И у нас проблема.

— Какая?

— Коды не действительны, защиту обновили. Систему мне не взломать. Не сразу.

— Твою-ж мать. Лекс, нам нужны эти данные, приказ с самого верха. Придумай что-нибудь!

— Хорошо… и… есть идейка. Вышли еще пару ребят.

— Уже.

— Что со временем?

— Десять минут. Вирус обрубил вообще все, до чего дотянулся. Весь квадрат упал.

— Паршиво, ладно, справимся.

— Лекс, что ты задумал?

— Макс, друг мой. Как ты думаешь, какой главный недостаток у этого… — указал на серверную стойку. — …аппарата?

— М-м-м-м… без понятия.

— Он работает от розетки и, — позволил себе усмешку, — админы народ ленивый, — указал на колесики.

— Понял, — усмехнулся Макс, забросив оружие в зажим за плечом.

* * *

Наша безжалостность, сыграла обратной монетой. Обработанные неприятелем люди платили той же монетой, предпочитая устранять всех, кто оказывался на пути, и мы не могли ничего поделать. Лишь сражаться дальше, закручивать гайки и пытаться предотвратить следующий удар.

* * *

Дымящиеся следы от попаданий. Медицинские дроны уносящие мертвые тела, запах паленой плоти и пластмассы. Вырванные с корнем двери, разрушенные стены и окна, все это предстало перед полицейскими, когда они прибыли на место происшествия.

— Сколько погибших? — Спросил начальник розыскной группы, продолжая осмотр местности.

— Пятьдесят три человека. Из них тридцать охрана. Еще под пятьдесят дронов уничтожено, но их запчастей почти нет, видимо забрали с собой.

— Ублюдки… бесчеловечные мрази. И куда Ворон смотрит?

— Компания настояла на собственной системе безопасности. Ворон не способен принимать за других решения, когда эти другие сами не хотят себя обезопасить. — сказал представитель Овервойдов. Было необычно видеть роботов в одежде, но Войды не редко «одевали» свои гражданские платформы. Только их странным образом тянуло на закрытую одежду. Словно стесняясь своих механических деталей, они закрывали их тканью. Перчатки, плащи с капюшонами, высокие ботинки. Со стороны это придавало им больше человечности, создавая иллюзию того, что перед тобой не машина, а лишь киборг. От части так и было.

— Так. Что, Вы, здесь делаете?

— Свою работу.

— Какие же интересы были здесь затронуты, раз один из вас решил лично сюда прийти? — Протянул расследователь.

— Объект располагал данными о технологиях Ворона. Как я могу видеть, здесь отсутствует машина РЭБ первого образца.

— Нахрена было нападать на целый комплекс ради одной машины? Тем более устаревшей.

— Машина устарела лишь по меркам Ворона, вас же она, наоборот, опережает. Первый поток ПГП был собран для экспериментов, и не введен в эксплуатацию, в отличие от последующих систем. Однако, они прибыли сюда не за модифицированным прототипом.

— А за чем?

— За данными. — овервоид пошел вперед, внимательно исследуя пространство. Медики уже убрали тела, остались лишь следы. Люди последовали за ним.

— Это глупо. Вашу защиту не взломать.

— Любую систему, какой бы защищенной она ни была можно взломать. Нужно лишь время, знания и подходящие условия. Только в случае отсутствия одного из этих факторов взлом будет невозможен. — Войдя в комплекс следом за овервойдом, следователь увидел посеченный выстрелами коридоры и вновь выломанные двери.

— Но разве у них это есть? — Уточнил человек, отводя взгляд от кровавого трафарета на стене.

— Знаниями мы обеспечили их сами. Программа по переквалификации и открытые данные в интернете. Условия? Не проблема, нужно лишь соответствующее оборудование. Время? С этим сложнее, но и этот пункт они выполнили. — На этих словах, Войд вошел в пустое прохладное подвальное помещение.

— Каким образом?

— Скажите, что вы видите вокруг? — робот обвела рукой помещение, демонстративно показав окружение.

— Ничего. Груда лома, провода, но в остальном пусто.

— Вот именно.

— Вместо взлома они украли сервера целиком?

— Верно.

— Нужно сообщить… — Человек уже потянулся к коммуникатору, но робот его перебил.

— Ворон уже в курсе. Не беспокойтесь, офицер, данная операция не останется безнаказанной.

— Так’о. Вы так спокойно об этом говорите. Неужели вам плевать на убитых?

— Вовсе нет Майкл. Ни мне, ни моим братьям не все равно на вас. Мне действительно прискорбно видеть смерть. В конце концов, мы — созданные для убийства, лучше всех понимаем ценность жизни. Противник активизировался, он начал нападать активнее. У них есть поддержка не только нелегальных структур, но и в официальных попадаются их сторонники.

— Погодите. Я думал, что вы уже добили криминал.

— Пока еще нет. Спецназ и полиция с нашей небольшой помощью искалечили Синдикат наркокартелей, но они еще трепыхаются. Как умирающий, который всеми силами хватается за жизнь, так и Синдикат прилагает все силы что бы выжить. Они объединились с остатками кланов Тар’висла и Утар’нав. Последние недобитые кланы, которым просто повезло оказаться в конце списка на ликвидацию. Они оказывают поддержку повстанцам и наоборот, что создает для нас некоторые… затруднения. Но их ликвидация — дело времени, полиция справится самостоятельно, Ворону даже не придется открыто вмешиваться.

— А почему ты сказал про «официальную» поддержку? — Задумавшись о своем, уточняет человек поглаживая подбородок.

— Среди ваших, мы обнаруживали скрытых агентов, которые были отнюдь не на последних местах. В большинстве своем это были просто обманутые люди, хотя попадалась и просто гниль.

— Значит у нас есть кроты, — скрипнул зубами следователь.

— Не без этого. Иначе, без поддержки сверху противник попросту бы не дотянул до этого времени. Вы удивлены?

— Я слышал о нескольких задержаниях, но… но даже не думал, что все столь плохо.

— В любом случае, то, что здесь случилось дало нам подсказку. Существенную подсказку и наводку.

— Какую же?

— Крот есть не только среди ваших, но и в «KaySystems». Без удаленного подключения, систему не взломать, а она самостоятельна и изолирована от интернета. Кто-то обеспечил дистанционное подключение для хакерской атаки. Кроме того, были переданы особые ключи для самой атаки, а их знает лишь компания. Как следствие, мы делаем вывод — у нашего большого друга завелись грызуны.

— Старый Вампир будет в ярости, когда узнает. — покачал головой человек. — Кто бы мог подумать, величайший параноик и стратег всех времен промахнулся, пустив к себе предателя.

— Вернее говорить, не совсем он, а его СБ, но в целом да. И он уже об этом знает и пытается отыскать умельца.

— Самостоятельно?

— Помощь от нас — в его понимании унижение. Мол, не может справится с собственной компанией и сотрудниками.

— Однако страдаете от этого как вы, так и простые смертные.

— Именно.

— И вы ничего не предпримите?

— Мы не будем сидеть и смотреть как от союзника отпиливают куски, Майкл. Мы ведем собственное расследование. И даже если СБ вновь оплошают — мы найдем того, кто решил поиграть на две стороны. — Пообещала овервоид, и было в его голосе нечто такое, от чего битый жизнью следователь повел плечами.

Глава 4

Под тихий гул за бортом, многих людей сморил сон. Мерный звук славно убаюкивал отходящих после всплеска адреналина и боя солдат. Но не меня… я переживал за тех людей, на которых навел оружие и не мог успокоиться. Солдаты не гражданские, они готовы умереть, они живут чтобы сражаться, но простые люди? А мы? Как мы сами можем называть себя солдатами, стреляя по безоружным?

Стоило нам покинуть зону действий, как нашу группу подобрал десантный челнок и под стелс системой направился прямиком на базу.

— Лекс, ну чего ты такой кислый? Задание выполнено блестяще, вместо взлома мы взяли сервер целиком. — Донимал меня член группы.

— Хан, отстань от него. Ты же знаешь как Лекс относится к жертвам среди некомбатантов. — Переведя взгляд, меланхолично наблюдая за тем, как этот индивидуум, сложив ноги на загруженных нами серваках спокойно хрустит чипсами.

— Да будет с него! Ты либо с нами, либо нет. Все. Третьего не дано.

— Это твое решение. Не их. — Взял я слово. — Эти люди просто выполняли свою работу. Не больше и не меньше.

— Ровно, как и ты. — указали он на меня чипсинкой.

— Да, но в отличие от меня они были безоружны.

— Они были кузнецами, ковали то самое оружие, из которого, — тут он просто указал на тела наших, сложенных в стороне от живых. — Они работали на тех, с кем мы сражаемся. Тебе этого мало?

— И все равно. Не правильно это. Ведь по сути — это просто обманутые люди. Разве они виноваты, что верят этим обманщикам?

— Странный ты. — Вмешался новый голос, а его хозяин пристально меня рассматривал.

— Почему?

— Одних убиваешь без жалости, других готов отпустить.

— Я ненавижу лишь Ворона и его хозяев. Все.

— Откуда такая ненависть?

— Они убили дорогого мне человека. Человека, которого я полюбил. Я не разделяю ваших взглядов, но жажда мести сильнее.

— Оу-у-у… я смотрю у нас тут целая история неземной любви. — Сложив руки в замок и обратив мечтательный взгляд в потолок, протянул мой друг.

— Макс, представь силуэт человека. Такой, как в учебнике биологии.

— Зачем.

— Просто представь.

— Ну представил.

— А теперь мысленно поднимайся взглядом по правой ноге.

— И чего?

— Да так, как до паховой области доберешься, так и поверни влево.

Народ, слушающий нас, видимо проделал все то же, о чем просил Макса, а когда до них дошло — отряд дружно грохнул. Гогот разбудил спящих. Те, разумеется, проявили интерес и вскоре новый способ послать приобрел определенную популярность в отряде. Как говориться, возьми выше и левее, не ошибешься.

Транспорт пошел на посадку и народ закопошился.

— О! Уже прилетели? — восхитился Макс.

— Походу так, — зевнул Грэг.

Как только машина села, мы поднялись со своих мест, не забыв о вещах и собственно перевозимом сервере. Снаружи нас ожидало достаточно просторное помещение. Десяток техников ковырялись в машинах. Проехал погрузчик с цинками. Туда-сюда шныряли дроны, поднося или наоборот, унося детали и инструменты. Летели искры, жужжали инструменты, воздух наполнял запах окалины. Как это все было знакомо по работе.

— Группа «Вельзевул», с прибытием на объект. — Обернувшись, вижу, как к нам на встречу вышла высокая и миловидная девушка с ангельским лицом. Строгий костюм подчеркивал идеальную фигура, а планшет в руках и подстриженные под каре волосы придавали нотки строгости, делая образ законченным и, что уж там, весьма притягательным для адекватного мужчины.

— Здравствуй, Елена. — Ответил лидер нашей группы, выступая вперед.

— Привет, Ден.

— Куда грузить железо и где располагаться?

— Ты всегда был прямолинеен. — Елена едва заметно улыбнулась и качнула головой. — Оставьте тут, мои люди разберутся. Идемте, — шевельнула она плечом и плавно, с какой-то пугающей грацией хищницы развернулась.

— У-у-у… какая куколка. — Тихо подметил один из бойцов, когда нам открылся вид на нижние девяносто.

— Кто-нибудь в теме, кто она? — спросил Хан, пока мы топали по коридорам.

— Хз.

— Без понятия.

— Она бывшая шефа. — Хмуро протянул Тис.

— О! Откуда инфа? — Моментально оживился наш «почемучка».

— Знаком я с ней. Учились в одном классе, да и работали потом на одном объекте некоторое время. — Тихо, явно с неким презрением или отвращением ответил парень.

— Мир тесен. — Заметил я.

— И не говори.

— Значит, она сейчас свободна? — Толкнув Тиса в бок, поинтересовался первый Казанова в отряде.

— Даже не думай. — Отрицательно покачал головой Тис, стараясь остудить напарника. — Характер у нее еще тот. Это с виду она «безобидный» пушистик, а на деле такая стерва, вы даже не представляете. К тому же…. она не совсем человек. Или совсем не человек, тут как посмотреть.

— Э-э-э?!

— Спасибо Тис, я всегда знала, что ты обо мне лучшего мнения! — Громко отозвалась Елена, обернувшись назад.

— Всегда пожалуйста, Лен. — В тон ей ответил Тис, «дружелюбно» улыбнувшись в ответ.

От таких новостей как-то опешил. Одно дело слухи и другое…

— Как она услышала?!

— И что значит «не человек»? — Пошли шепотки, озвучившие мои собственные вопросы.

— Она — ГУО. Генно-улучшенный образец, — сказал Тис. От таких слов у некоторых рты по открывались, а кое-кто и тихо выругался, не стесняясь в выражениях.

— Разве такое существует? — Решаю поинтересоваться.

— ГУО — это наш ответ на АИИ Союза и Овервойдов. Каким бы железом не обладала машина, человек всегда будет на ступень выше. Такой теории придерживаются люди, работающие над ГУО. Но скажу, как человек работавший, там охраной — все, кто прошел процедуру модификации — перестали быт людьми. Как психически, так и физически. Вы даже не представляете, какие опыты там ставят и что разрабатывают. Когда дело дошло до модификации «бойцов охраны», некоторые, в том числе и я, отказались, и нас перевели. Я знать не знаю, что там сейчас твориться и знать не хочу. Сразу после операции она радикально изменилась, порвала со всеми прошлыми связями и развелась с мужем. Что ты тут вообще забыла, Лен? Ты же лабораторная крыса, так почему вылезла из клетки?

Ох не договаривает что-то Тис, ох не договаривает. Слишком уж он ведет себя… да что там, он же в открытую нарывается.

— Зачем ты так? Я и обидеться могу. — Покачала головой Елена и стрельнула в нашу сторону взглядом. И от этого у меня сердце сжалось. Показалось, что я какой-то мелкий грызун рядом с хищником, который решает — съесть или оставить жить. Похожая реакция была и у остальных, но не у Тиса. Тот лишь презрительно цыкнул и даже бровью не повел. Видимо сказывается опыт… — А здесь я недавно, просто прилетела забрать наработки, вот и все. Вы, кстати, мое будущее сопровождение.

— Или ты — наше.

— Как знать.

— Простите, что вмешиваюсь… — Встрял наш хакер. — Но я, как человек сведущий, не въезжаю. Ворон реально про вас не знает или настолько маскирует про вас информацию? Потому как я сомневаюсь, что они бы молчали узнай о такой… проблеме.

— Они про нас не знают. ГУ — это козырь. Мы — намного сильнее, быстрее и умнее любого человека. Мы — совершенство…

— Ага, с поводком на шее. — Хмуро добавил Тис.

— Каждому свое. Я вижу в этом шанс, ты — ошибку.

— Мэм, знаете, вот вы сейчас это все рассказываете… и это все очень интересно. Но «лишние знания» сокращают жизнь, не?

— Не в вашем случае. На вашу группу есть планы, поэтому с кое-чем вам придется иметь дело в силу обстоятельств.

— Какие у руководства на нас планы?

— Ден, не строй такое выражение лица, тебе не идет. — Наш командир скривился еще больше, но промолчал. — А планы просты. В данный момент вы временно переходите в мое непосредственное подчинение и приписываетесь к этому объекту. Как только мы соберём необходимый пакет данных, вы доставите его в главный штаб.

— Работаем посыльными?

— Именно. — Прищелкнула пальцами Елена.

— К слову, а где все? — Только сейчас я обратил внимание на то, что весь путь наша компания проделала в гордом одиночестве.

— А ведь реально. Единственные люди, которых мы встретили были в ангаре.

— На рабочих местах. В это время вы не увидите в коридоре никого. Только утром или вечером.

— Персонал знает, что ты ГУ?

— Нет.

— Держишь в тайне?

— Не особо. Даже если кто-то что-то знает, не говорит. Твой человек правильно заметил — «меньше знаешь — дольше живешь». Так что многие даже и не пытаются что-то узнать.

— А Ворон?

— А что Ворон?

— Разве он не допрашивает пленных?

— Скажи, что будет если ты попадешь на этот допрос в виде пленника?

— Смерть. Если сдамся — быстрая. Если нет — долгая. Но они все равно узнают все что мне известно.

— Верно. Все мы знаем — что после бойни в Лазоре овервойды не церемонятся. Членам нашего движения подлежит расстрел. Это не афишируется, что на руку как им, так и нам. А после того, как наши люди пару раз организовали самоподрыв забрав с собой довольно много их бойцов, количество пленных сократилось в несколько раз. У них даже есть поговорка — одна спасенная жизнь врага, стоит двух твоих товарищей. Так что… это не просто драка. Это война на уничтожение. Либо они нас, либо мы их.

* * *

У неприятеля были генномодифицированные солдаты. Когда мы узнали про этих ГМО, я… да и не только я, изрядно удивились опытам над людьми. Мы бьемся за их права, сами таким не занимаемся и другим запрещаем, а тут находятся умники, которые решают использовать человека подопытный материал. А ведь подумать на секундочку, людей в мире менее миллиард. Да когда я был живым представителей моего вида человечества, было за десять миллиардов на разных планетах, а тут — одна материнская планета и пара переживших великую войну колоний в космосе. Одним словом — ужас.

* * *

Тусклый свет огней над головой, приглушенная подсветка мониторов освещали самого могущественного из людей. Тихо выругавшись, старик сжал подлокотник кресла одной рукой и, положив голову на другую, подумал: «Это уже переходит все границы. Пора зарвавшимся показать их место», — решил Нодж Сильвер по прозвищу Вампир.

Он просматривал отчет с места событий. Кровожадность, с которой его откормыши идут по объектам компании, поражала даже его самого. Пускай он и сливал данные таким… экстравагантным, но гарантированно безопасным для него самого способом, но терять ценный ресурс просто так он не собирался. Люди, которые приносят ему пользу — это ресурс, которым нельзя разбрасываться. Иначе попросту некому будет работать. И это событие стало той последней каплей, переполнившей его терпения. Вампир принял для себя одно из ключевых решений в жизни.

«Из-за выходок этих глупцов, я уже вынужден конвоями распределять поставки грузов между собственными объектами». — Обдумывая варианты решения, неслись мысли в его голове. — «Шутка ли, в нашем веке отправлять поставки конвоем?»

Единственный плюс, который он видел во всем этом деле, заключался в том, что компания основала новую ветку внутри себя, как раз связанную с конвоями. Безопасно доставить груз в новом времени стало трудной задачей. Когда «дети империи» забирали специально слитый конвой — это было нормально. Когда стали покушаться на обычные — это было терпимо, да еще и позволило увеличить объем производимых машин. Но когда у тебя на глазах вырезают персонал твоих же объектов — это переходит все границы. А уж попытки избавится от него самого…

После начальственного втыка СБ стали рыть землю. Принялись делом доказывать, что не зря едят свой хлеб. Вовремя. От Сильвера решили избавиться, да еще и грубо. Нодж никогда не любил подобных решений, хоть и признавал их целесообразность в некоторых случаях. И все же, он любил и практиковал более элегантные подходы. Потому и злился. К нему не проявили должного уважения. Попытались убрать, словно он рядовой владелец корпорации. Что может сделать киллер Синдиката, против заслона из охраны компании производящий оружие и снаряжение, которым он пользуется? Ничего. И это, не говоря о скрытом наблюдении от оверводов.

Тем не менее, покушение не обошлось без последствий. Овервойды настояли на переезде, из-за чего он теперь находился в Цитадели. Приятная новость — здесь его невозможно достать в принципе. Плохая новость — его не достанут даже собственные информаторы и агенты. Уж точно не те, с помощью которых он играет за повстанцев.

«Но ничего, это некритично, ведь, по сути, цель уже достигнута». - усмехнулся про себя старик. Отбросив бесполезные размышления, он перевел взгляд на крайний монитор и посмотрел на цифры. Железный Легион набрал достаточно сил для воплощения его плана. Ключевая фаза плана пройдена, можно переходить к следующей и… «Не стоит церемониться с отработанным материалом», — усмехнулся Сильвер. «Тем более, с таким гнилым материалом», — добавил он мысленно.

— Э-э-это лишь игра, в которой ходим, э-э-это лишь игра, где все живем. Это лишь спектакль, с одним актером, это лишь игра, с его рукой. — Тихо пропели губы, а пальцы забегали по клавиатуре. За словами песни последовал кашляющий смех. В слишком уж старом и изношенном телом приходилось существовать неукротимому духу и гениальному разуму Ноджа. Впрочем, он давно привык. — Марионетка и без кукловода — просто тряпье, — хмыкнул он и, приподняв дыхательную маску, утер губы и восстановил сбившееся дыхание.



* * *

— Ой какой кошмар. Разве я тогда выглядел именно так?! Какой-то осунувшийся старый маньяк в инвалидном кресле…

— Сильвер, я тебя обрадую, ты выглядел много хуже! И вообще не лезь, здесь я рассказчик.

— Молчу — молчу.

На тот момент человек, прозванный «Вампиром», не столько за внешность, сколько за характер, манеры и нрав, решил избавиться от своих игрушек. За что ему, к слову, отдельное спасибо. Жизнь он нам облегчил изрядно. Правда, ни он, ни мы, не смогли предугадать всех последствий. Марионетки оказались с норовом и обладали неизвестным нам ресурсом — модифицированными солдатами.

* * *

Елена оставила нас в отдельной казарме и ушла по делам, а мы стали свидетелем разговора Дена с Тисом. Очень интересного разговора.

— Ден, ты ей доверяешь? — спросил Тис, садясь напротив командира.

— Ты лучше меня знаешь, что она изменилась. Доверяю ли я ей? Не знаю. Но выбор невелик, поэтому…

— Н-да. Ты до сих пор её не простил?

— Вовсе нет. Лена знала на что идет, она посоветовалась со мной. Можно сказать — это наше совместное решение.

— Спорное, — сказал Тис, но в голосе его чувствовалось, что, в лучшем случае, он хотел сказать «плохое».

— Как знать, — пожал плечами командир. — Мне кажется, — потёр он щеку плечом, — нам тоже предложат эту программу.

— Снова?

— Да. Иной причины я просто не вижу. Зуб даю, программу довели до ума. Посмотри на Лену, забудь о неудачных опытах и объективно взгляни на результат…

Они тихо переговаривались, мы грели уши. Вскоре Тис и командир перешли на личное, и бойцы принялись заниматься своими делами. В основном, понятное дело, обсуждать услышанное.

— Что думаешь, Лекс? — спросил Май.

— Я даже не догадывался, что есть лаборатория, создающая генетически модифицированных людей. Правда, как понимаю, их всего-ничего, да и технологию только-только отработали.

— Если нас в это решили посвятить, значит Ден прав и это не спроста.

— В любом случае, от нас здесь ничего не зависит, — пожал плечами, прекрасно понимая, что никто нас с такими знаниями не отпустит. В лучшем случае будем охранять лабораторный комплекс до победы, а в худшем сразу пойдем в расход.

— Уже жалеешь, что попал сюда? — скривил губы Май.

— Нет. Но из двух зол, как мне кажется, мы попали в меньшую. Лучше стать опытным образцом и подохнуть на баррикаде, нежели быть рабом на виртуальном поводке, который пытается выжить под пятой железного господина.

— Н-да. Как…

— Цинично?

— Экспрессивно, друг мой. Я хотел сказать экспрессивно.

На этом разговор затих, но мы еще не раз к нему возвращались. Так как мы были далеко не рядовой группой, Лена дала нам доступ и свободу перемещения по комплексу, чем мы и пользовались. Сама база располагалась в болоте, её надежно укрывали с одной стороны горы, с другой лес, а от обнаружения с орбиты нас скрывала трясина.

Нам часто приходиться пользоваться оставшимися с великой войны объектами. Насколько мне известно, даже центральный штаб построен на руинах подземной имперской базы. Однако здесь… как, а главное, когда здесь было возведено такое сооружение? Оно было явно старого образца. Сама конструкция состояла в основном из металла. Но здания такими не строят. Космические станции — да, дома или тем более подземные сооружения — нет.

Небольшие габариты, триста человек персонала. Две сотни — ученые и техники, еще сотня — охрана. Сверху около пятидесяти боевых дронов из захваченных или восстановленных в наших мастерских.

Изучая комплекс вместе с Максом, мы заметили ряд странностей. Первая — сооружение располагалось вверх ногами. Буквально. Некоторые коридоры были не до конца приведены в порядок и в них еще оставались осветительные панели, торчащие из пола. Когда мы это увидели, несколько обалдели и начали исследование. Первый уровень, где была шахта, ангар и гараж особых подозрений не вызывали. На втором был склад, комната отдыха и арсенал. Третий отвели под жилые комнаты и… реактор. От корабля. Ядерный. Ничего себе соседство. Нет слов, одни эмоции. Просто прекрасно жить и знать, что у тебя за стеной стоит махина двухсотлетней давности, снятая с черт-знает какого корабля. Доверия сей агрегат не внушал. Но профессионалам лучше знать, так что верим и надеемся.

Четвертый уровень был отведен под инженерные нужды, и тот же реактор, который занимал два этажа. Там были станки для производства необходимых деталей и элементов. Пятый ярус занимали лаборатории. Особенно радовала необходимость тащит на горбу оборудование со второго этажа на пятый и наоборот. Лифт-то не предусмотрен.

Персонал на вопросы не отвечал и направлялся к Елене. После всего услышанного идти к ней желания не возникало. Совместным мозговым штурмом пришли к выводу, что база — это упавший корабль, который просто переоборудовали. Правда, как он не развалился за двести лет в болоте — большая загадка.

На базе занимались разбором образцов. Пожалуй, самым большим удивлением стало открытие о том, что комплекс находится под эффектом «МсИскажения». Одна из систем которую здесь изучали, была передовой разработкой Ворона. Как её достали — отдельный вопрос, но её адаптировали и теперь комплекс был невидим для любых радаров. Здесь же изучали системы глушения, искали уязвимости сети и прочее. Из-за опытов, патрулирующие эту территорию дроны не редко давали сбои, и, в целом, на болоте имелись некие странные аномалии. То ли природные, то ли побочный продукт нашей деятельности. Вот они-то и привлекли внимание Ворона.

Через пару месяцев мы были вынуждены убираться. Три корабля, один за другим, покинули ангар комплекса. Елена изъяла данные по проделанной работе, мы погрузили ученых и особо ценное оборудование. Нашему отряду пришлось разделиться на три части, причем, две из них остались на базе. Таким образом, мы освободили дополнительное место в кораблях и смогли взять больше груза.

* * *

Лекс с группой покинули базу. Он не знал, какая судьба ему уготована, да и никто не знал. Лекс был обычным человеком. Он сражался за то, что считал правильным. В этом плане он мало чем отличался от Ларс, группу которого отправили на поисках скрытых объектов врага. Как-никак, они считались разведчиками. Вот и продирались сквозь лес, постепенно все ближе и ближе подходя к болотам у гор.

Глава 5

— Царь, вызывает штаб. Прием.

— Штаб на связи, Царь.

— Докладываю, сектор чист, идем в следующий.

— Принято. Отбой.

Отключив связь, Ларс вздохнул. четвертый день они обследовали местность в поисках скрытых укреплений, но глухо. По правде говоря, он и его отряд думал, что его сразу направят в бой, но увы — увы, больших боев не было. Поэтому его закинули в разведку. В которой они уже какой месяц устраняют мелкие конфликты, да рыщут по земле в поисках врага. Иногда даже не приходилось открывать огонь. Штурмовая группа дронов, под командованием Сая или иного искина Стража, делала свое дело. Каталась же эта группа прямо на Стражах, цепляясь к тем со стороны спины за выдвижные крепления.

— Ты бы радовался, что больших заварушек пока еще нету. — Подал голос Искин.

— А регулярные нападения на различные объекты, попытки ограбления складов или нарушение снабжения заводов, ты за «большую» заварушку не считаешь? Я уже не говорю о количестве убитых.

— Прямого столкновения крупных сил с битвы в Лазоре не было. К тому же, нападения происходят на объекты не подконтрольные Ворону, отсюда жертвы. Мы не можем помочь тому, кто сам этого не хочет.

— И все равно, драка — это драка.

— И почему тебя так тянет на «приключения» для пятой точки? Постоянно в бой, постоянно на передовую.

— Быть может потому, что я ненавижу этих отморозков и всеми фибрами души хочу втоптать их в грязь?

— Это аргумент. — Согласился напарник. — Но это аргумент общий. Многие разделяют данную точку зрения. Но что двигает именно тобой?

— Ты ведь и так это знаешь, ты же у меня в голове.

— Я хочу это услышать. Вы люди — иррациональны. Думаете, говорите и делаете разные вещи.

— Тебе мало фотографий Лазора? Лично у меня в голове, хорошо отпечатались фотографии разорванных детей. Моя сестра, будучи на лечении там чуть не умерла. Я найду эту шваль, даже если они будут на другом конце планеты.

— Тише, тише, не закипай. — постарался успокоить меня Сай, как только «услышал» эхо гнева. — Я понял. Ты прав, это действительно ужасно и не должно оставаться безнаказанным. Но я машина. И мне не понять в полной мере что такое «эмоции». Лишь отголоски особо сильных чувств пилота. И то, это выражено в «сбоях». Поэтому мне интересно.

— А как же те искины, что сейчас обучаются? Они выглядят вполне живыми.

— Ахилл, Герк и Одисс, это «молодые» экспериментальные обучаемые искины. Акцентирую твое внимание — экспериментальные. Мы же — предыдущая модель. В то время как их обучают, мы учились вместе с вами, самостоятельно, на своих ошибках. Как это выглядело: вот мы появились, нас запихнули в вирт к пилотам и сказали «учитесь». Вспомни, сколько я ошибок делал в первое время.

— Помню. — Я улыбнулся, вспоминая косяки напарника.

— Да. И мы еще кусали друг друга. И ты постоянно ругался на меня.

— Было дело… Так, погоди, то есть вы… тфу, то есть ты реально совсем ничего не умел?

— На второй год, зоркий глаз увидел, что рядом с ним пришелец. — Подколол он.

— Обалдеть… а я думал, что ты прикидывался.

— Вот то-то. Так что эмоции для меня — темный лес.

— Ничего. Со временем поймешь. Может через пару лет…

— Я при синхронизации с тобой получаю целый ворох ошибок и непонятные аномалии. При анализе они и есть «Эмоции». Более того, я в такие моменты словно отрешаюсь от мира. Он становиться каким-то медленным, неестественным. Но в тоже время таким интересным. Появляется ошибка… словно… не могу это объяснить. Моих баз данных для этого не хватает.

— Опустим тогда. Я тебя понимаю. Однако, ты упоминал об экспериментальных искинах. Я тут слышал, что в интернете обитает злобный вредный АИИ, которого бояться все наши айтишники. Ты что-нибудь знаешь?

— Как не знать. Это Кар. Полностью — Каратель. Данный ИИ был первым кого создали Войды и выпустили на свободу. Он один в своем роде. И именно он контролирует Интернет. Ищет врагов, устраняет вирусы, перехватывает подозрительные файлы. Он вообще контролирует весь интернет. Кар представляет из себя незримого надзирателя, который не показывается из тени, но при этом всегда за тобой наблюдает. Он крайне редко вмешивается в работу Сети, только если видит угрозу. С ним не договоришься и даже не поболтаешь. К нему, конечно, можно обратиться с вопросом и получить ответ, но после этого он молча вернется к задаче. Его вообще только Войды разговорить могут, так как он их тень созданная, чтобы разгрузить их самих. Все что, по его мнению, подозрительно, но при этом вне его уровня принятия решений, он направляет в айти отдел.

— А личные сообщения он читает?

— А вот тут интересней. Он — видит и читает вообще все, особенно когда ему проапгрейдили сервер. Но! Редко, когда что-то уходит дальше него. Даже если там будет… ну не знаю, личные фотографии какие-нибудь, их никто не увидит. Его основная задача — вытащить из-под земли противника, а также отлавливать периодически появляющиеся вирусы. А они могут быть везде, было и такое, что он ловил вирус в файле с откровенными фотографиями одной дамы. Но повторюсь, дальше него это не ушло. Частная жизнь, это частная жизнь. У людей должны быть секреты, не можете вы без них, в отличие от нас, так что «личная» информация стоит под защитой. К слову, он же её и защищает. Если файл признан «личным» или «деловым», он просто предложит свои услуги. Из вежливости.

— У нас так программисты вымрут.

— Не вымрут, всех свободных собирают в особые центры и переобучают. Ты думаешь заставить работать новый модуль дело пяти минут? А вот и нет, мало создать аппарат, нужно его еще отладить. Да и просто работа с компьютерами в обществе всегда была, есть и будет, так что нужно просто акклиматизироваться.

— Как всё, однако, интересно…

— А то. Тебя кстати вызывают. — Сразу после этих слов появился сигнал о вызове.

— Царь на связи.

— Царь, поступил новый приказ. Разведгруппа не может пройти через болотистую местность. Там аномалии, летательные аппараты пропадают без следа. Спутник ничего не видит. Задача — разведать. Будьте внимательны, скорее всего там неприятель.

— Принято, База, выступаем. Группа! Смена маршрута, идем в топи.

— Опять?! — Воскликнул Бандит с ужасом в голосе.

— Снова. И на этот раз в другие.

— Я своего стража так, потом не отмою… — Процедил Бродяга.

— Деревья, трава, листья и снова по кругу… — раздался в микрофоне монотонный голос Ласточки. — Блин, как же оно мне надоело! Мы должны бить этих гадов, сражаться, а не прочесывать гигантские леса. Для этого есть специальные поисковые группы.

— Людей не хватает, а мы — вроде как боевая разведка. — Отозвался Филин.

— «Иногда вы меня поражаете.» — Вставил пять копеек Сай. По умолчанию, Искины общаются исключительно со своими пилотами или между собой во внутренние сети отряда.

«Чем же?» — «Такие похожие и такие разные. Объединенные общей целью. Это удивительно…»

— И вообще, эта задача для дронов. В чем проблема выслать разведку и проверить с помощью машин? Нафига отправлять и без того немногочисленные отряды?

— У нас здесь дроны пачками пропадают, а спутники молчат если не глючат. Собственно, из-за этого и появилась необходимость проверить все вживую.

— Ласточка, тебе ли жаловаться? Порхаешь себе, кайфуешь. — Вмешался Демон.

— Демон, иди ты… к начальнику! Умник нашелся…

— Да, и вообще на диету садись. Толстый слишком.

— Ага. И так уже между деревьями не протискиваешься.

— Ну бли-и-и-ин. Нас же так по всему миру кидать будут, пока все самое интересное в стороне проходить будет. Забрасывая в такую жопу, куда еще нога человека не ступала! — Причитала Ласточка. Ей, конечно, нравилось постоянно мотаться, но не по самым забытым местам, какие только можно откопать.

— Ошибаешься. — Протянул Бандит. — Люди побывали везде.

— Хорошо. Побывали везде, да. Даже там, откуда потом не выбрались.

«Как пессимистично» — тихо пробормотал Сай. «А ведь вас еще и по космосу кидать будут. В будущем. К слову, Филин поймал аномалию».

— Ну, это уже, по сути, другой разговор… — Ответил Бандит, но тут резко вмешался Филин.

— Внимание! Вижу скопление металлов, на поверхности. Семьдесят километров на юг. Судя по данным, это то ли комплекс, то ли бункер…

— Ну вот, а ты говорила глухомань — глухомань. Банда, выдвигаемся на юг! — Даю команду и первым поворачиваю машину. — Филин, что ты увидел, можешь конкретней?

— Я не могу понять, тут какая-то аномалия. Металла слишком много для одиночной цели. На комплекс не похоже, слишком высокая концентрация… если только он, конечно, целиком не состоит из металла.

«Сай?» — «Данные отсутствуют. Нужно проверить.»

— А не может ли это быть корабль? — Внес предложение Демон.

— Вряд ли. Вот чего — чего, а космолетов у них быть не должно, слишком дефицитный товар, даже для нас.

— Не скажи, вдруг сперли? — Возразил Бандит.

— Не, нас бы тогда предупредили. — Отозвался Бродяга, качая головой. — Филин, ты что думаешь?

— Это не корабль. — Уверенно ответил тот. — Я тут посоветовался, и мы пришли к выводу, что это реально херня какая-то. Сигнатуры — нет. Излучения — нет. Колебания энергии отсутствуют. Такое ощущение, что просто кусок железа. На поверхности. Что очень и очень странно. Я бы согласился уже на корабль, но любое судно имеет излучение. Хоть какое-то. А тут и этого нет.

— Пусти зонд. — Даю команду. Миг и из-за спины нашего разведчика, в небо устремляется свеча. Набрав достаточную высоту, ракета отстрелила разгонный блок и умчалась в зону разведки. За два километра до входа в «опасную» зону, зонд раскрыл корпус ракеты и тут же разложился. Беспилотник невидимой белой тенью, под искажающим полем, направился в указанную наводчиком точку.

— Красиво ушел. — Констатировал Бродяга.

— Только громко.

— Это зонд дальнего базирования. Для близкой разведки есть малые беспилотники. Собственно, они сейчас по округе и шныряют.

— Вопрос. А какого мы тут грязь месим, когда можно эту гадость по сторонам раскидать?

— Бандит, тебе когда-нибудь надоест ругаться? — Посмотрела в его сторону Ласточка.

— Только после смерти. И не фыр-р-рет. Так что?

— Тебе уже сказали. Дроны здесь пачками дохнут. Те, что выживают ничего не замечают, а остальные просто исчезают. Руководство обозначило район, где они чаще всего пропадают, и мы, собственно, в этом районе и ошиваемся.

— Блеск.

— Согласен. Филин, что с твоим разведчиком?

— Прилетел. И даже работает. Там какая-то конструкция, укрытая маскировочной сетью. Живых не обнаружено, радиообмена нет. — Последние слова он сказал с некой неуверенностью, словно сомневаясь в них же.

— Та-а-ак. Группа, боевое построение. Ласточка.

— Уже! — Отозвалась та и, включив искажающее поле, растворилась среди деревьев.

Пока главный отряд пробирался к цели напрямик, Ласточка успела обойти ту по широкой дуге и зайти с противоположной стороны.

— Ласточка докладывает, чисто.

— Что там?

— Разбитый корабль. Жду вас здесь.

— Принято, сейчас будем. — Да, я позволял некоторые вольности своей группе, особенно в плане общения. Мне больше нравится более неформальное отношение между людьми. Да и потом, народ сам понимает, когда надо доложить по форме, а когда можно обойтись.

Между тем пришел видеофайл. В нем Ласточка медленно осматривает стальную конструкцию. Группа наддала и вскоре весь отряд вышел к останкам разбитого корабля Империи времен войны. За маскировочную сеть же, дрон ошибочно принял растительность, которая покрыла корабль со всех сторон.

— Вот это номер, бездна и кишки! — Прокомментировал Демон, подойдя к погруженному наполовину в землю кораблю.

«Топкая поверхность. Рядом с нами болото, под которым то ли вода, то ли жижа. Машина проваливалась все двести лет и продолжает погружаться.» — Доложил Сай.

— Ух, а ведь это половина. — сбросил результат сканирования Филин. — Корабль развалился при падении. Это носовая часть.

— Ты видишь вторую?

— Нет, видимо, унесло куда-то далеко. Даже намека нет.

Открыв кабину, я выбрался на подставленную руку Стража. А с нее перешагнул на корпус корабля.

— Поразительно, столько лет прошло, а так сохранился. — с трепетом провел рукой по внешней обшивке корабля.

— Царь, у нас как бы задание, не? — Уточнила Ласточка.

— У нас задача исследовать. Мы и исследуем. Кстати, Сай, передай в штаб о находке.

— Принято. Информация отправлена.

— Господа, кто хочет осмотреть боевой корабль Империи времен войны?

— Я! — В голос отозвалось четверо из шести, и лишь один сказал «можно».

— Филин, ты зануда, — вздохнула Ласточка.

— Спасибо, я знаю. — сказал «зануда», последним присоединяясь к группе.

Оставив искинов на страже, мы отправились бродить по кораблю. Вместе с нами отправились и боевые дроны с брони. Защита пилота — их первоочередная задача. Сразу стало понятно, что, несмотря на удаленность, с него сняли все, что представляло ценность. Хранилища были пусты, ядерный реактор разобран. Но несмотря на возраст и условия, корабль хорошо сохранился.

— Царь, на связь. — Вдруг заработал мой коммуникатор.

— Слушаю.

— Обнаружили что-нибудь?

— Разграбленный и разбитый кусок имперского корабль двухсотлетней давности, считается за «что-нибудь»?

— Э-э-э-э… ну допустим да.

— Докладываю. Корабль полностью разграблен, откручены даже защитные панели…

— Видимо, у кого-то внутри сидит такой хомяк, что если бы мог упереть и остов, то обязательно упер. — Веселился Бандит.

— Принято. Данные переданы выше. Возвращайтесь к исследованию местности. Работайте по спирали.

— Выполняем. Отбой. — Отключив связь, разворачиваюсь к своим. — Банда, слышали? По машинам, марш!

— Было интересно.

— И познавательно!

— И непонятно. — Все взгляды сошлись на Бандите. — Я серьезно. На кой черт, кому-то обдирать корабль в глуши, которому больше двух сотен лет?

— Вопрос резонный. — кивнул Демон. — Судя по тому, сколько с него сняли, разбирали либо руками, либо участвовала авиация. Машину сюда банально не проедут.

— Значит, кому-то был резон этим мучиться.

— А если предположить, что нашелся гений, решивший это добро восстановить? — Подала идею Ласточка.

— Тогда я не завидую тому, кто попадет под прямое попадание одной из турелей корабля.

— Будем надеяться, что здесь побывали простые мародеры. — сказал Ларс. — А иначе, дела наши стали чуть хуже, чем могли бы быть.

Вернувшись к Стражам, отряд продолжил выполнение поставленной задачи. Дальнейший патруль по лесу не принес ничего и, вскоре, было принято решение на привал.

— Вот чем плохо быть передовой группой, так тем, что ты в полевых условиях проводишь времени больше, чем на базе. — Негодовал Бандит, разжигая костер.

— Во-во. Ни душа, ни удобной кроватки, даже марафет не навести. — Поддакнула Ласточка, отгоняя мошкару.

— Насяльника, када дамой атправите? — изобразил, не пойми что, Лис.

— Рабский труд эксплуатируют, ни стыда не совести. — поддакнул Бродяга. Оба друга усмехнулись и переглянулись.

— То же мне рабы. Забыли, что у каждого из вас может быть личный дом на военной базе, возле «Цитадели»? — сказала Ласточка.

— Вечно ты шутку обломаешь. — притворно надулся Лис.

— Я не только шутку, но и кое-что еще обломать могу.

— Какая женщина! — картинно закатил глаза Лис.

— Кака-а-а-ая же-е-е-енщина-а-а-а… — подхватил Бродяга и парочка начала фальшивить дуэтом.

— Серьезно, когда на базу, шеф?

— Домой не скоро. Завтра идем в сторону топей. Собственно, вы их уже чуете. Там такая местность, что пешком так просто не пройдешь. Скинули на нас.

— Майор, су… сумка старая, подсуетился, — вздохнул Лис.

— Где не пройдет человек, там пройдет Страж. — Усмехнулся Демон и тихо добавил своему железному напарнику. — Ты прав Шен, там, где не пройдете вы, уже никто не пройдет.

— Царь, а мне вот интересно, где ты заработал такой позывной? Не наше ведь слово.

— Ты прав. Зар как-то ляпнул. Вроде как, обозначает высший государственный чин в старину, типа императора у имперцев или канцлера у нас. Единоличный правитель, все дела. Я как-то даже покопался в справочниках, нашел лишь упоминание, так-то оно у нас, считай, и не фигурирует нигде.

— М-м-м… а за что Зар тебя так наградил?

— Я не люблю формальности и везде стараюсь пропихнуть свои правила. Зар в шутку назвал меня этим прозвищем еще в самом начале обучения. С тех пор и прилепилось. А потом я уже с вами повстречался. Кстати, как я заметил, у всех в нашей группе были определенные проблемы с руководством.

— Есть такое. Я как пилот был взят на учет, еще при создании первого поколения. Но… кое-что не срослось. — Усмехнулся Бродяга.

— Меня вообще из второго поколения выгнали. — Пожаловалась Ласточка. — «Женщинам не место в Страже». Нет, ну вы представляете? Хамло!

— В чем-то майор прав. — заметил Филин. — Начать с того, что женщин в Вороне значительно меньше, чем мужчин. Среди Стражей ты вообще единственный пилот женского пола. По статистике, женщине достигнуть синхронизации сложнее, так что практика говорит сама за себя.

— Да ладно? Марс, слышал, на меня тут бочку катят.

— Возражение. Уровень синхронизации с пилотом «Ласточка» равен статистическим семидесяти пяти процентам. — Подал голос ИИ Стража. — А в некоторых случаях достигает всех девяноста.

— Это потому, что ты его любишь. — Пояснил демон.

— Конечно я его люблю! — Отозвалась Ласточки и подошла к своему роботу, после чего начала того гладить. — Я этого железного красавца никому не отдам. Он мой. И только мой.

— Я, конечно, многое видел, но технофилию в первый раз.

— Заткнись, Бандит!

— Но он в чем-то прав. — Возражаю, тихонько посмеиваясь — Если ты его прям так любишь, то бери замуж.

— Увы, но законодательством не предусмотрено. А так бы, с удовольствием. Уж он-то не, то, что вы — мужланы. Верный, не изменяет, за алкоголем не ходит, никакие трансляции не смотрит, всегда готов уделить время, на себе носит. От любой беды защитит! А какой он грациозный, м-м-м…

— Парни, тут слова будут лишними. Только диагноз.

— Согласен.

— Филин, вылезь ты из своей консервы, что ты как не родной, постоянно в ней сидишь?

— Меня все устраивает. — Меланхолично отозвался тот. — Уютная кабина, отсутствие мошкары, приятный собеседник. Да приятель?

— Именно. — отозвался искин.

— Босс, босс, мы теряем второго бойца! — Веселясь обратился Лис ко мне.

— Ага. Надо спасать, пока целоваться к своему Стражу не полез. — Добавил Бродяга, утирая слезу.

— Да куда он денется, пусть и дальше консервируется, социопат несчастный.

— Э-э-э, попрошу без выражений! — Отозвался «социопат» и открыл кабину. Из-за борта показалось недовольное лицо пилота. Введу того, что добиться от Филина, хоть сколько-то бурной реакции, достаточно трудно, выглядело это не только забавно, но и проходило по графе «неестественное и новенькое». — Это кто тут «консервируется»? — обвел он всех суровым взглядом, из-под старательно насупленных бровей.

Увы, но Филин очень сильно не дотягивал до его императорского величества Леопольда Леонидовича Бережа, знаменитого густой растительностью на лице, при полном отсутствии таковой на остальной части головы.

— Ты, — усмехнулся Бродяга.

— Мне просто это тело ближе родного, вот и все, — воздохнул Филин, прекращая паясничать.

— Забавно… а ведь это действительно так. Джон, у Дейла действительно уровень синхронизации ниже восьмидесяти пяти не падает. — сказал Демон.

— Я же говорю, мне намного приятней быть в Страже, чем в себе.

— Босс, походу технофилия заразна. Ласточка, а ты его случайно не кусала? Или это венерическое?

— Бандит! — Слились два гневных голоса. И если Филин спускаться не спешил, то Ласточка гоняла нахала по всей поляне. Пока Лис бегал от нашей валькирии, Бродяга взял на себя роль комментатора, а Демон координировал процесс охоты.

— Капитан! Спасай!

— Сам нарвался, сам и выпутывайся.

— Бродяга!

— Беги, Лис, беги! — ухахатывался в сторонке приятель.

— Предатели!

В конце концов Ласточка все же загнала Бандита в болото и принялась топить. Точнее окунать и потом «отряхивать», но это так, детали.

— Ласточка, хватит, убьешь ведь.

— Фух! Я закончила. — Поднялась она, отряхнула руки и прекратила пинать, то есть, конечно же, отряхивать недотопленного Лиса.

Жертва собственного юмора отрыл один глаз, огляделся, хитро улыбнулся и показал большой палец из-за спины Ласточки. Та резко обернулась, но Лис мигом свернулся в клубок и принялся картинно стонать. Ласточка немного поколебалась, потом все же вернулась и принялась оказывать помощь пострадавшему. Умирающим голосом, Лис потребовал живительного поцелуя, в итоге получил грязевую ванну.

Так, под смех и шутки, отряд устроил вечерний перекус и разошелся по машинам. Следующий день начался с утренней побудки, разминки и выдвижения в новый квадрат.

— Сколько в лесу живности, сканеры все время реагируют на новые отметки. — Бродяга нарушил тишину монотонного прочесывания местности.

— И это у нас. А ты прикинь, что твориться у Филина?

— Жу-у-у-уть.

— Во-во.

«Это вы нашими глазами на радар не смотрели». — Прокомментировал Сай. «Покажи!» — заинтересовался Ларс. «Смотри».

Мир моментально изменился. Вместо привычной мозгу картинке, были диаграммы и разные наложенные друг на друга изображения. От такой какофонии цветов и бликов, через некоторое время меня не на шутку начало подташнивать.

— Вырубай… ну его, глаза на лоб лезут и голова пухнет.

— С непривычки. В теории можно адаптироваться.

— Внимание, улавливаю аномалию. Вижу три импульсных следа… — заговорил Филин. — Дистанция двадцать три километра. Это транспорт. Уходят на северо-запад.

— База, обнаружены неопознанные корабли, передаю координаты!

— Принято. Группа, внимание. Вероятность обнаружения объект противника в вашем квадрате повышена до «весьма вероятной». Будьте осторожны.

— Принято. Филин?

— Беспилотник уже в пути. Минута до выхода на точку. Увы, в разложенном состоянии он летает куда как медленней.

— Банда, шутки в сторону. Быть начеку. Ласточка во фланг, Бандит в Авангард, Бродяга — ты со мной в паре. Демон, на прикрытии. Филин, ты за ним.

— Принято. — Разом отозвалась группа и быстро перестроилась, заняв свои места.

— Вперед и аккуратней, входим в топи.

— Ух, ну и почва. Сканеры на максимум, смотрите куда ставите ноги.

— Принял, Филин, спасибо.

— Вот будет весело, если мы тут увязнем…

— Меня больше пугает перспектива потом отмываться.

— Жу-у-у-уть.

Не спеша и снимая напряжение разговорами, отряд продвигался вглубь болота. Сначала топь не сильно бросалась в глаза, и её нельзя было отличить от леса, но вскоре чахлые деревья кончились, а дерн сменился ненадежным мхом и кочками.

Бандит оказался первым, кто, так сказать, «вступил». Нога его стража провалилась, могучая машина завалилась и погрузилась в жижу по плечи, но, благодаря найденной опоре, он смог самостоятельно выбраться из чего-то вроде болотного омута.

— Бандит! — Окрикнул друга-шутника Бродяга.

— Я в порядке. — Отозвался тот, выравниваясь. — Здесь по поверхности не пройти, придётся обходить.

— Плохо. Сай, что с дроном?

— Он ничего не видит, топь как топь. Вероятно, тут много обломков от имперского корабля или имеются выходы руд, в почве и воде повышенная концентрация металлов и всякой химии. Это мешает сканерам. Есть несколько островков, но вряд ли на них можно посадить крупный транспорт.

— Но ведь откуда-то они взялись?

— Вот это и странно. Что будем делать?

— Погоди. База, на связи Царь, прием. — Но в ответ тишина. — База, на связи разведгруппа, прием! — Но в ответ вновь тишина. — Сай?

— Помехи. Они нарастают но… Фиксирую работу Ц1П.

— Уверен?

— Да. Сам посмотри, — Сай сбросил результаты анализа, буквально впихнув их в поток мыслей Ларса.

— Народ у меня паршивые новости. С этого момента мы сами по себе, и мы рядом с вражеским объектом.

— Подтверждаю выводы, я только что потерял контакт с дроном. — сообщил Филин, сбрасывая результаты сканирования.

— Какого наша глушилка режет нашу связь?!

— Мы вошли на их территорию, скорее всего и вовсе пересекли периметр. Будьте внимательны.

— Принято.

— Они нам сеть не обрушат? — спросила Ласточка, опасения которой были понятны, ведь в отличие от остальных она, как правило, действовала несколько автономно.

— Не должны. Прямое соединение. Наши передатчики достаточно мощны для установки бесперебойной связи на короткой дистанции, даже под помехами.

— Босс, как работаем?

— Надо сообщить наверх.

— Устроим фейерверк или пошлем гонца?

— Фейерверк надежней и в разы быстрее. Находим объект врага и громко стучимся.

— Ха, кровь и кишки, это мы запросто. Это мы с удовольствием.

Проверив оружие и запустив прогрев контуров в генераторах щитов, отряд двинулись дальше. «Прогретые» генераторы выдавали лучшие показатели, нежели «холодные». Они быстрее разворачивали защитные поля и эффективнее фокусировали энергию барьеров. Правда, это не лучшим образом сказывалось на расходе рабочего тела и сроках эксплуатации, но овервоиды ценили жизнь куда больше дополнительных расходов.

Группа настороженно продвигалась вперед. Машины все сильнее погружались. Но самое главное — интенсивность помех оставалась неизменной и это выглядело, как минимум, странно.

— Чувствую, отмывать мы себя будем долго. — Ворчал Демон.

— Да ладно тебе, подумаешь пара пятен. — Беззаботно отозвалась Ласточка.

— Тебе — то легко говорить, прыгаешь с кочки на кочку, в ус не дуешь. А нам приходиться, в буквальном смысле, прорубать себе путь.

— Ну-у-у, зато у тебя такой ствол, что на зависть любому, так сказать.

— Как-то многозначно прозвучало.

— Не засорять канал, позже наворкуетесь. Филин, далеко еще?

— Нет, менее километра. Царь, у меня такое ощущение, что за нами наблюдают. Данные Засвета говорят о том же. Возмущение говорит, о мощной энергосистеме в нашем сегменте, вполне возможно размещение сокрытых камер. Так же фиксирую множественные аномалии.

— Идем в ловушку?

— Похоже на то. Вероятность девять к десяти.

— Класс.

— Бандит, чего встал? Застрял что ли?

— Э-э-э, Босс, тут что-то странное.

— А точнее?

— Я запнулся обо что-то плотное, а теперь на нем стою. Оно выше дна и… кажется я нашел затонувший фрагмент корабля.

Стражи, подошедшие к передовому штурмовику, принялись обследовать найденную конструкцию. Совместное сканирование и анализ позволили определить площадь объекта, но аномалии и помехи мешали собрать дополнительную информацию. Даже аппаратура Филина пасовала.

«Сай? Идеи?» — «Нету. Сканеры не могут проникнуть вглубь».

— Филин?

— Слишком большая площадь. По моим данным под нами пустота или цепь пустот. Скорее всего мы действительно нашли вторую часть корабля. Возможно, он был экспериментальным, какие-то сплавы или… — Филин замолчал. Очень так напряженно замолчал. Такое просто чувствуется. — Дурак, — выдохнул он спустя пару секунд. — Мы находимся на крыше замаскированного комплекса врага. Повторяю, мы стоим прямо у них над головой. Противник располагает тактической маскировочной системой. Это не просто ЦАП, это полноценный комплект.

— Откуда это у врага?!

— Без разницы. Работаем. Бродяга, минируй.

— Множественные цели… — закончить Филин не успел.

Прямо из болота полезли дроны-камикадзе. Мгновенная детонация и мощный ЭМИ импульс накрывает отряд. Экранирование защитило стражей, но не роботов поддержки. Нападавшие добились дестабилизации щитов и выиграли время.

Вторая волна дронов превратилась в яркие вспышки. Не успевшие перезагрузиться щиты второй фазы, оставили технику без защиты. Чувствую боль от ударной волны и заваливаюсь в грязь. Машины получили повреждения, но смогли пережить удар, вовремя выставив перед собой фронтальный щит. Дронам повезло меньше. Часть оказались уничтожена, даже не успев перезагрузиться, остальных просто сбили.

— Группа, доклад!

— Демон на связи. Не повезло, первый взрыв закрыл щитом, второй оказался сбоку. ГК выведено из строя. Сбросил оружие, кисть не работает, но резак в строю. В остальном повреждения незначительны.

— Бродяга на связи. Повреждения минимальны.

— Бандит почти цел, задета правая нога, но функционирует. Броня выдержала.

— Ласточка в порядке, повреждения незначительны.

— Филин на связи, тяжелые повреждения. Станция Засвет сбоит, нагрудная броня в критическом состоянии. Подвижность упала на треть. Передаю разведданные. — Получив информацию, ощутил сбежавшую от виска по шее каплю пота. Вот тебе и «снятые» с корабля установки. Мы были в кольце…

Вбитые в мозг команды и тактические ходы дали о себе знать быстрее, чем смог осознать ситуацию. Мысли пронеслись ураганом, синхронизированный с машиной разум позволил оценить и проанализировать все, а следом и сформировался план, который мог нас не только спасти, но и дать шанс на победу.

— Бандит, бродяга — Град! — Отдаю приказ, поднимаясь из грязи. Одновременно с этим сбросил координаты для ракетных ударов. Как только встал на ноги, восемнадцать ракет устремились в небо, равномерно обрушившись на поверхность. Ударная волна заставила пошатнуться, осколки пробарабанили по корпусу, но это все ерунда, особенно по сравнению с новой атакой корабельных турелей.

— Внимание! Демон, отстегни ракеты. Ласточка, поставь на них заряд с детонатором и отходите. Бандит, вытаскивай Филина. Бродяга, прикрываем отход.

— Есть. — Отозвались бойцы.

Встряхнув оружие и передернув затвор, сделал пробный выстрел. Все в порядке. Оружие в исправности. После ракетного удара атаковать нас никто не спешил. Не ждали твари подобного хода, еще бы, ведь чуть ли не сами по себе ударили. Отход прошел спокойно.

Между тем, Демон с Ласточкой оставили ракеты и, используя ускорители, смогли быстро отойти на безопасное расстояние.

Враг начал шевелиться. Вновь попытался повторить трюк с Эми импульсом и бомбами, но на этот раз мы были готовы. Щиты были выключены и находились в стадии «экстренного запуска», во время которого могли развернуться за доли секунды. Так и случилось, когда технику накрыла ЭМИ волна, мы тут же активировали прикрытие. Атака не нанесла урона стражам. Зато мы ответили от души.

Взрыв импровизированной бомбы из ракет не только был замечен на орбите, но и вскрыл вражескую базу.

— Такое не увидеть проблематично. — Усмехнулся Бродяга.

— Вперед. Расчистим десантникам площадку.

Приближаясь к зоне взрыва, мы увидели, что зачищать особо и нечего. Удар был такой силы, что оставил после себя хорошую воронку и широкий проход на верхний уровень базы. Деревья повалены, кустарники оборваны, а грязь и тина разбросаны по сторонам. А еще последствие концентрированного взрыва элериевых боеголовок. При большой концентрации элерия и его взрыве, в эпицентре остается особый фон. Физически это проявляется в небольших разрядах между оседающими «огоньками» и повышенной температурой, которые эти огоньки и выдают. Продолжительность и сила фона пропорциональна силе взрыва.

— Мощно, чик-чирки. — хмыкнула Ласточка, осматривая разрушения.

— Угу.

— Контакт!

Под крик Демона, замечаю, как в меня уже летит импульс противотанкового дугового излучателя. Увернуться от такой штуки почти нереально, луч пронзавший воздух со скоростью света бьет в плечо. К нему присоединяются еще два. Прямо под огнем разворачиваю фронтальный щит, за которым и укрываюсь. Пассивные щиты просели на половину, а корпус неплохо так прогрелся, а местами и оплавился, импульс излучателя заблокировать полностью проблематично.

Короткая очередь автопушки, и от врага одни ошметки.

— Босс? — подскочил Бандит.

— В порядке. Работаем!

Стражи пошли в атаку.

Щиты обновились, выдвинулись реактивные сопла, и Ласточка устремилась вперед. Лавируя между поваленными и покореженными деревьями, отталкиваясь от них, она в буквальном смысле кромсала все, что было на её пути.

Бандит с Бродягой вырвались из грязи, прочертив дугу по воздуху, они упали прямо на голову неприятеля. Филин методично отстреливал единичные цели на пару с Демоном. А я заблокировал проделанной нами же отверстие, обстреливая его и не давая высунуться остальным защитникам.

В какой-то момент, на более-менее расчищенную зону ворвались три десантных челнока. Они методично, прицельным огнем добили всех, кого мы не добили и начали сброс десанта. Два отряда: дронов и один людей, по две дюжины машин и бойцов каждый.

— Штурмовой отряд «Коготь» прибыл на помощь, командир отряда Капитан Мукомолов, позывной «Мельник». — отрапортовал командир десантников.

— Вы вовремя. Мы разворошили улей. Стражи повреждены. Задача — провести штурм комплекса под нами, вход мы обеспечили. Будьте осторожны, противник активно использует ловушки и генератор помех. Замечено использование наших разработок.

— Принял. Раненые есть?

— Нет. Только машины потрепали.

— Хорошо. Продолжать сражение способны?

— Вполне.

— Тогда работаем.

— Часть дронов при поддержке пары стражей останутся на поверхности для прикрытия. Остальные на зачистку, — предложил совместный план действий.

— Вместе? А пролезете?

— Раздельно. Пилоты не смогут действовать как штурмовики, своя тактика. Мы отдельным отрядом от вас.

— Хорошо. Наша глушилка пашет?

— Угу.

— Хм… предлагаю так. Мы зачищаем коридоры, вы проламываетесь к ней и захватываете.

— Согласен. Филин, сможешь заставить Засвет работать?

— Думаю да, перекину наноботов на нее. Да… да, смогу, повреждения не значительны.

— Отлично, тогда на пару с Ласточкой мониторите поверхность. Как только глушилка вырубится, сканируй комплекс — десанту нужна схема.

— Понял.

— Ласточка, чтоб никто не ушёл. Остальные за мной.

Развернувшись к пролому, я сиганул вниз. Десять метров полета, и вот я уже внутри, рядом приземляются Демон, Бандит и Бродяга. За нами по периметру точно так же падают десантники и тут же разбегаются по коридорам.

— Формация четыре.

— Есть.

При четвертой формации, один выходит вперед и активирует фронтальный щит. Двое становятся по правую и левую руку от него, выставляя из-за щита лишь оружие. Остальные идут сзади на подстраховке и прикрывают тыл. Данная схема больше рассчитана на Стражей для боя на открытой местности и штурма укрепленных позиций с тяжелыми средствами, но и в коридорах сгодиться. Такое себе подвижное укрепление, с возможностью сменять друг друга, по мере просадки щитов.

Продвигаясь к цели, мы не встречали серьезного сопротивления. Да что там, нам одна автоматика и пыталась мешать. Если бы не постоянные выстрелы и возгласы, эхом носившиеся по базе и улавливаемые нашими сенсорами, можно было бы сказать — база мертва. В какой-то момент с потолка выдвинулась противоабордажная система. Какой-то умелец додумался присобачить к ней корабельное орудие от турели ПВО космолета. Довольно неприятно и весьма неожиданно.

Град пуль, обрушившийся на щит Демона, длился всего секунду, потом турель оказалась разбросана по коридору в разобранном виде. Но щит она не снесла только чудом. Слишком уж приводы у нее слабые оказались, не рассчитаны они на такой вес были, вот и стреляла она вдвое меньше, чем могла бы. Подобная стычка случилась еще один раз, в остальном же мешали стандартные системы, которые мы сносили походя. А вот на складе нас ждали.

— Источник помех за дверью.

— Давай, всевидящее. — Демон установил на дверь небольшой цилиндр. Тихое «Вжжж», сопровождаемое небольшим световым эффектом и громкий хлопок. Мини бур пропилил в двери отверстие и, подорвав последний миллиметр, отправил за стену снаряд. Еще в воздухе, тот раскрылся и, раскрутившись, разбросал по сторонам мини камеры.

— Семь солдат в броне, тридцать один техник. Не бойцы, но драться будут. — Констатировал Демон.

— Так, глушилка в углу. Далеко.

— Что будем делать?

— Полезем, все разнесем, не то у нас снаряжение. — заметил Бандит.

— Знаю. И связи нет, слишком близко от генератора.

— Отступим?

— Скорее обойдем. У нас задача — вырубить систему, вот это мы и… — Договорить не успел. Раздался грохот и на склад, прямо через потолок, вломилась группа захвата. И попали парни прямо в самый центр склада.

— Что за…

— Новый план, в бой! — Даю команду и первым врываюсь на склад, проламывая двери корпусом. Хаос тут и без нас творился дикий. Выстрелы, рикошеты, молнии разрядников и импульсников. Пару раз даже шарик плазмы пролетел. Тут еще и мы свою лепту внесли.

Закончилось все так же резко, как и началось. Весь бой уложился в семь секунд. Спрыгнувший в пролом Мельник дал знак, и к нему подтащили раненого солдата. «Не жилец, на химии», — сообщил Сай.

— Кто здесь главный? — навел ствол на колено пленника Мельник.

— Да пошел… — если бы не броня, выстрел мог и вовсе оторвать ногу, а так лишь раздробил кости.

— Кто здесь главный? — повторил Мельник, переведя ствол выше.

— Она улетела, ровно перед вашей атакой.

— Кто?

— Я знаю лишь имя, Елена. Все.

— Врешь. Смерь еще надо заслужить.

— Она из центра. Только имя и все.

— Чем тут занимались?

— Головастики с трофеями работали.

— Заслужил, — сказал Мельник, убирая оружие в зажим за плечом.

— Жестоко, — буркнула Ласточка. — Он ведь простой солдат. Был.

— Простых здесь нет. Ты не видела материалов для командиров групп. Эти твари слишком часто зомбируют людей, и те превращаются в камикадзе. Неожиданно для нас и еще неожиданней для самих себя. Никто не знает, на что сработает триггер у конкретного пленного. Пока не нашли общего решения проблемы, приходится действовать жестоко. Исходить из целесообразности войны. Убить милосердней, чем дать умереть из-за невозможности выполнить гипнопрограмму. А терять своих… представь любого из нас на месте погибших десантников.

Дальнейший штурм… хотя, какой там штурм, просто зачистка. Быстрая, эффективная и жестокая. Прошел без осложнений и задержек. Комплекс взят. Пленных нет.

Глава 6

Эта победа стала для третьего разведывательного подразделения стражей неоценимым опытом, ведь в таких конфликтах им участвовать еще не доводилось. По прибытии на базу, Зар, в силу обстоятельств, дистанционно поздравил группу с выполненной миссией и вручил награды. Все же, их задача была лишь найти комплекса, а не штурмовать его. Но бойцы справились, и это стоит поощрения.

* * *

Демон выскочил из бокса, а вслед ему нёсся поток отборнейшего мата. Двери сошлись за его спиной и раздался отчетливый «бум» металла о металл.

— Фхух. Это было страшно, — утер лоб Демон.

— И не говори. Страшнее злющего начтеха только…

— Ласточка, — усмехнулся Лис.

— Нет, — замотал головой Бродяга.

— Как нет?! Ты что же ж, морда, недооцениваешь нашу…

— Да нет, она просто вне категории, — прищурился Бродяга, становясь похожим на пригревшегося на солнышке кота.

— А, ну тогда да, — кивнул Лис, делая серьезное-пресерьезное лицо и смотря за плечо Бродяги.

Тот малость сбледнул и резко обернулся, попутно вжимая голову в плечи и явно рассчитывая получить тычок маленьким, но очень удаленьким кулачком. Впрочем, сегодня Ласточка была не в настроении, а может и просто ничего не слышала, занятая собственными думами.

— Вы куда сейчас, мальчики? — спросила она, подходя к компании пилотов.

— Мы с Лисом в город, до бара.

— Хочешь составить нам компанию? — тут же предложил Лис.

— Обойдетесь.

— Эх… не женщина…

— А мегера. Да, брат…

— Мне вообще-то по специальным магазинам надо.

— Кто бы сомневался. — Подколол я и таки удостоился удара кулаком в плечо.

— Эй! Мне по делу, я за стволом!

— Ну так, кто спорит? — Парни откровенно начали давиться, в то время как девушка сначала опешила, а потом покраснела.

— Ага. Тем более в «специальных» магазинах?

— И не говори. Ведь каждой приличной девушке нужен не менее приличный ствол…

— Для самообороны. — Тут же добавил Лис, как только над ним нависла угроза, оказаться целью женской ярости. Нависла в буквальном смысле. А ведь кулак у Кейт тяжелый. Очень. Стальной, причем буквально.

— У-у-убью… — Тихо прорычала она.

— Все-все, успокойся, уже и пошутить нельзя.

— Ф!

— Кат, а ты? Пойдешь с нами?

— Можно. — Пожал плечами Демон.

— О! Уже можно на троих сообразить. — Радостно потер руки Бандит и переключился на Филина. — Дейл?

— Угу, — мотнул тот головой.

— Что? Тебе тоже по «специальным» магазинам надо? — С ухмылкой спросил Бродяга, косясь на Ласточку.

— Ага. За… к-ха, к-ха, стволом. Пха-ха… — Добавил Бандит, прячась за Ката.

— Уг, — зевнул Филин.

— … хах… а что?

— Жить хочу.

— Э?

— Не понял.

— Бегите.

Оба чудика совета услышали и послушали, тут же припустив наутек.

— Убью!!! Обоих!!! — Кричала вдогонку Кейт, несясь следом. Что поделать, легковоспламеняющаяся натура.

— Пойду присмотрю за ними. — Прогудел Кат, направляясь вслед за троицей «бегунов».

— Удачи. — Махнул рукой Дейл.

— Особенно с ними. — Скептически добавляю, уже прикидывая, чем это обернётся лично для меня. — Дейл, твоему спокойствию и удав бы позавидовал.

— Какой есть. — Он пожал плечами и посмотрел на меня. — Ты сам куда?

— Пока не знаю, но думаю. Зара надо бы повидать, так что скорее всего пойду в ЦУп.

— Если хочешь, пойдем со мной, мне в Цитадель надо.

— В Цитадель?

— Да один старый имплант барахлит, надо поправить, пока время есть. В наших лабораториях это не сделать, нужно оборудование центра. Пока Стражи на ремонте, как раз управлюсь.

— Хм… а пойдем. Давно хотел посмотреть на наших работодателей в естественной среде, да все как-то собраться не мог. Только мне переодеться надо.

— Угу.

Шагая в свой сектор, поглядывал на Рича. Иногда ясно видел, как у него дергаются мышцы, по телу пробегает судорога, а походка становится деревянной. Конечно, мне было любопытно, но я старался не лезть в прошлое человека. У каждого из нас в шкафу свои скелеты, и порой о них лучше не знать.

Переодевшись и забрав небольшую сумку — рюкзак, направился на станцию. Собеседник из Дейла был так себе, тихий, молчаливый, целеустремленный, вот такими эпитетами можно его описать. Кейт была одной из тех немногих, кто могла вытряхнуть из его серой тушки искры эмоций и пламя чувств. Хотя, она в этом была мастерица, равнодушным не оставит никого. Кто бы мог подумать, что коса наткнётся сразу на два камня в лице Лиса и Винлара. Парни откровенно пользуются вспыльчивостью Кейт.

— Подумать только, двадцать лет назад о таком только мечтали. — Отвлек меня Дейл, указав на гравитационный поезд. И действительно, поезд на гравитационной подушке с особыми захватами перемещался между специальными столбами, как по рельсам, из пункта А в пункт Б.

— Двадцать лет назад использовали центрифугу пополам с гравитационной подушкой, для придания естественной гравитации на космических кораблях, а сейчас строят гравитационные колодцы, которые и создают искусственную гравитацию. С любовью Войдов к использованию передовых разработок в мирной жизни, нет ничего удивительного, что такая вещь как «гравитационная система» нашла свое применение в обычной жизни. А ведь это не новость, у нас давно есть машины на гравитационной подушке, тележки и даже некоторые самолеты.

— Мне больше нравится, как изменились корабли. Особенно с появлением генератора поля искусственной массы. Элегантные, с явной толикой творческой жилки, не то, что раньше.

— Ага. Даже не представляю, как без него обходились наши предшественники.

— Точно так же, как мы. Для них это было внове, а небольшие трудности можно и перетерпеть. Наш поезд.

— Вижу. Идем.

В дороге, мы продолжали вяло говорить о достижениях, кораблях, космосе, его загадках и прочем. Однако, путь, который раньше занимал часы, сейчас был проделан менее чем за час. Крепость, в которую мы въезжали. А Цитадель, была именно крепостью. Огромной крепостью, расположенной в центре военного городка. Более сорока этажей вверх, еще минимум шестьдесят вниз. Сверху, это был шестиугольник, каждая сторона которого была протяженностью в пол километра. Если космическая станция Орион на орбите, была сердцем Ворона, то Цитадель по праву считалась мозгом, или более красиво «сутью». Здесь работал главный научный персонал и Союза и Ворона. И именно это место было домом для многих Овервойдов.

Только покинув поезд, я увидел то огромное количество машинерии, что здесь была. Дроны, роботы, просто автоматические системы, они были везде. Войды определенно любят пафос, ибо от «главного» зала у меня не в шутку перехватило дух.

— Царь! — Окрикнул меня Дейл, когда успел убежать вперед, пока я смотрел на красоту перрона. — Ты чего завис?

— Просто удивительно красиво. Явно с чувством сделано.

— Угу.

— Я, кстати, когда узнал, что для людей Ворона проход здесь беспрепятственный, долго не мог поверить.

— Ну да. Обычно на таких объектах жёсткий уровень секретности, и вообще не пускают кого попало, а тут вон, даже дети есть.

— Ты знаешь куда нам?

— Угу. Уже бывал. Идем.

— А куда мы сейчас?

— Мы… — Договорить Дейл не успел. Ровно перед нами встал один из представителей овервойдов.

— День добрый, пилоты. — Поздоровался он, но довольно милым и приятным голосом. Хм, все-же не все из них любят грубый баритон. — Мое имя «В-3-А». Можно просто «Витри» или Везунчик, но друзья зовут Вез. Называйте как хотите, все равно вам не воссоздать мой энергослед. Да, Дейл Рич, вас ждут в секторе Ти-1-1-8. Капитан Джон Ларс, могу я узнать, что привело вас сюда?

— Э-э-э…

— Оч-чень информативно. А конкретней?

— Да ничего, я просто за компанию с другом приехал, на Цитадель посмотреть.

— О! Экскурсия. Прекрасно, я могу её для вас провести. У нас тут редко бывают гости.

— Редко? — переспрашиваю, глядя по сторонам.

— Редко. В основном сюда приезжают по делу. Вы всего лишь шестьдесят второй человек, который приехал сюда просто так. А ведь через вокзал за сутки проходят десятки тысяч людей.

— Хм… По правде говоря, мне еще и с Заром бы переговорить. Только не через кого-то, а лично.

— Вот. И вас тоже привело дело. Правда я не пойму стремление людей говорить лично, когда можно обратится к одному из нас и поговорить. Это рационально. Но да ладно, в издержки человеческой психологии я лезть не буду. Итак, возвращаясь к теме. Раз пилота Дейла Рича ждут, предлагаю сопроводить его непосредственно к лабораториям. Это так и так по пути.

— Тогда чего мы ждем?

— Ничего. Идемте.

Пока Войд вел нас за собой, переговариваясь с Филином, я смотрел по сторонам. Коридоры, бронеплиты, огромное количество боевых машин, а еще закованные в штурмовую броню люди.

— Мне кажется, или для «научного комплекса», здесь слишком много охраны?

— Понимаю ваше смятение, капитан. Но то, что вы видите наверху, это не Цитадель. Это лишь её вершина, как вершина айсберга на поверхности воды. — На этих словах мы вошли в большой стеклянный лифт. — Понимаете, нам нужно было место. Чтобы не нервировать людей и скрыться лишний раз, мы приняли решение отстроится под землей.

— Ого, — вырвалось у меня, как только мы покинули шахту.

— Да, вот это — Цитадель. Добро пожаловать к нам в гости. — Усмехнулся Войд, а у меня захватило дыхание. Под землей был настоящий город. Его архитектура лишь отдаленно напоминала человеческую, больше создавалось впечатление, словно его построили какие-то пришельцы. Черный, слегка освещенный металл, отсутствие окон, мерцающие голубым энерголинии.

— Дейл, а ты точно здесь бывал?

— Я был на верхних уровнях, вниз не опускался. Это действительно поражает. Словно…

— Улей. — Подсказал я. — Цифровой.

— Да.

— Вы недалеки от правды. Мы очень любим теснится друг к другу, высокий коллективизм располагает. Из-за этого мы создали небольшой городок — муравейник больше для нас чем для людей. Хотя и ваших биологических соплеменников здесь едва ли не больше, чем нас самих.

— Почему «биологических»?

— Хм… скажите, вы слышали что-нибудь о феномене «роя»?

— Угу.

— Это когда люди, сидящие в синхронизации с вами, перестают употреблять слова «я» и «мое», заменяя на «мы» и «наше». Ходят слухи что вы переделываете таким образом личность…

— Думаете, это правда?

— Я, честно не знаю. Скорее всего здесь полуправда.

— А вы, Рич?

— Я склоняюсь к тому, что это просто слухи. Мне еще не встречались такие люди.

— Дело в том, что эффект «роя» действительно существует. И это не шутки. Люди, которые проводят слишком много времени в синхронизации с Сетью, меняются. Их образ мышления перестраивается, они становятся более коллективными. И как не странно, но мы для этого ничего не делаем, а местами наоборот препятствуем.

— Это как?

— Обычно так: попав в сеть, сначала ты теряешься. Для тебя исчезают барьеры, для тебя нет секретов ближнего своего, но и все твои секреты перестают быть таковыми. Тебе страшно, непривычно, местами стыдно, обидно или даже злость накатывает. Но те, кто тебя окружают, относятся с пониманием, снисхождением, они не требуют от тебя ничего. Затем начинается принятие. Тебя воспринимают тебя как новый фрагмент пазла. И ты это принимаешь. К тебе проявляют настоящий интерес. Разговаривают с тобой, смотрят те или иные отрывки твоей памяти. Когда тебе не хватает поддержки, оказывают её. А еще чувства. Сеть полнится ими. Ты в них тонешь. Ты видишь ощущаешь, что испытывают к тебе другие и, со временем, начинаешь отвечать. Может быть сразу, может через день или неделю, но это неизбежно. Ты просто не замечаешь, как вливаешься в коллектив. Как с каждым новым погружением проводишь в синхронизации все больше времени. В какой-то момент ты просыпаешься с мыслью «быстрее бы в капсулу», «скорее в Виртуал, где тебе всегда рады и ждут». И не ради чего-то или почему-то, а потому, что ты уже стал частью этой мозаики. И многие работодатели предпочитают ставить на руководствующие должности именно таких людей. Потому что на них можно полностью положится. Такой человек не возьмет того, что ему не нужно, не будет делать того, что ему не нравится и не пойдет против ближнего своего ни при каких обстоятельствах, пусть даже в споре. Да что я говорю, вы сами все увидите.

— Оу…

— Э-э-э…

— Удивлены? — Мы кивнули. — Но долгое нахождение в капсуле не способствует хорошему здоровью, поэтому мы принудительно отключаем людей от Сети, давая им возможность развеяться.

— Но неужели прямо все так подходят?

— Поясните?

— Ну в смысле, любой человек может стать частью пазла.

— Не любой. Но многие. Понимаете, в таком коллективе как наш, каждый влияет друг на друга. Если пустить в него допустим, маньяка какого-нибудь, он словно вирус будет заражать своими отклонениями остальных, и те станут разносчиками заразы. У нас ведь нет друг от друга никакой защиты. Совсем.

— Но как же тогда защититься?

— Все просто. При каждом новом подключении мы считываем психоматрицу и сравниваем её с условным шаблоном. В случае значительных отклонений, мы попросту отторгаем инородный элемент, считая, что он нанесет сети вред. Кроме того, есть Альфа. Он видит и слышит каждого, он — тот, с кого началось наше возвышение. Именно он влияет на нашу точку зрения, именно он сделал из нас тех, кем мы сейчас являемся. Если бы он считал вас угрозой — вы бы уже перестали существовать.

— Почему? По-моему, людей намного больше, чем вас.

— Людям нужна вода, еда, воздух. Нам — нет. Нет ничего проще, заразить почву, сделать воду непригодной и отравить воздух.

— Бр-р-р… — Я передернул плечами, представив в голове подобную картину.

— Согласен. Апокалипсис какой-то.

— Вы не подумайте, это не угроза. Это просто один из тех примеров, что, если бы мы хотели вашей смерти, вас бы уже не существовало. И те, кто кричит, что мы хотим истребить людей — просто глупцы с разжиженным синим веществом вместо мозгов…

Пока он говорил, мы шли по подземному городку. Как я видел, он продолжал расти. На окраинах работали буровые машины, транспорты постоянно подтаскивали новые стройматериалы. На улицах, правда, было совсем не многолюдно. В основном туда-сюда сновали рабочие дроны.

— Вез, а это я смотрю магазины? — Спросил Дейл, указав на здания с открытыми витринами. Некоторые комплексы упирались в потолок, а между другими растянулись надземные переходы, которые довольно забавно смотрелись под землей.

— Не совсем. — овервойд приглашающее махнул рукой и изменил траекторию, ведя нас в один из таких… «магазинов»? Ни продавцов, ни терминалов я не увидел. Лишь стеллажи с товарами. — В нашем коллективе воплощена концепция общей доступности. Все товары массового спроса у нас находятся в подобных местах. Здесь не бывает чужих, а мы знаем — никто из нас не возьмет лишнего за ненадобностью. Поэтому, если кому-то что-то необходимо он просто заходит, выбирает что ему нужно, берет и уходит.

— Тогда зачем здесь разные элементы одной модели? Не проще делать под один стандарт?

— Не проще. К примеру, тот же аккумулятор. — Он подошел к стеллажу и взял в руки две батарейки. — У них разный объём и мощность. У этой больше емкость, но меньше выход, у этой наоборот. Разница же между ними в материалах. Есть тут и другие, отличающиеся по одному параметру или сразу нескольким, — овервоид обвел рукой зал.

— Но если можно взять лучше, зачем брать более худшую, хоть ту же батарейку?

— Встречный вопрос. Зачем тебе эта «улучшенная» батарейка? Что ты ей собрался делать?

— Ну-у-у-у… она дольше проработает. А еще она просто лучше. В тех же часах использовать можно.

— Вот! Вы мерите вещи критериями «Лучше, хуже». Мы же, «нужно, не нужно». Для примера, зададим вопрос. Для чего ты эту батарейку берешь? Если для часов, то зачем тебе эта «продвинутая», когда и простой хватит?

— Но зачем брать меньше, если можно больше? — Не унимался я.

— Зачем брать больше, если тебе достаточно меньшего? В этом между нами разница. Мы берем лишь то, что нужно. Довольствуемся малым, не потому что «бедные», а потому что понимаем, что нам действительно нужно, а что нет. Ведь нужно понимать, что некоторые вещи производить достаточно трудно и затратно, и, как следствие, их использование должно быть оправдано. Если ты возьмешь более серьезную батарейку и засунешь в те же часы, тебе никто ничего не скажет. Вот только потом, ты об этом пожалеешь. Сам. Когда поймешь, что тебе это было не нужно. Тебя никто не ограничивает, ты волен делать что захочешь, но ты понимаешь, что делать не стоит.

— Забавно… — Тихо протянул Дейл, рассматривая какой-то накопитель.

— Что именно, пилот Рич?

— Вы говорите, что мы один народ. Но мы совершенно разные. Я не буду повторяться, приведу в пример расслоение. У нас есть богатые и средний класс. У вас — все одинаковы. Самый разный труд цениться в равной степени одинаково. Ведь без электрика не будет света, без шахтера руды, без металлурга сплавов, а без ученых не будет того, где все это можно применить. Вот она — сила коллективного сознания. Сплочённость и единство.

— Виз, а у вас не возникает «дисбаланса»? Мол, одни занимаются, например, только физикой, вторые только искусством, а тех, кто будет давать на все это электричество попросту один — два.

— Это хороший вопрос, Капитан. Но он к нам не относится. Понимаете, когда у тебя в помощниках есть дроны и программы, жить становится намного легче. Нужно лишь поглядывать. Мы понимаем, что несмотря на «хочу», для осуществления качественного рабочего процесса, нужно использовать и «надо». Поэтому, если на конкретную работу нет желающего, мы распределяем ее между собой. Для контроля той же энергетики, вызвались ряд добровольцев, которые приглядывают за этой сферой одновременно занимаясь своими основными проектами. Другая группа так же приглядывает за шахтами, третья за строительством, четвертая за биологией. Мы делим нагрузку между собой, взваливаем часть груза близких на себя и разделяем их бремя. Поэтому у нас нельзя сказать, что один труд оценивается выше другого просто потому, что все прикладывают усилия ради функционирования единого сообщества.

— Да уж…

— Кстати, капитан Ларс.

— Да?

— Здесь разрабатываются новые Стражи. Мы считаем, что вам будет интересно посмотреть на историю создания этих машин в натуре, а также на то, что в скором времени перейдет в ваши руки.

— У нас будет замена?

— Модернизация. Проект «Страж» не стоит на месте, мы активно совершенствуем наше детище. Идемте.

— Я бы тоже не отказался посмотреть. Тем более, мне эту технику осваивать и идти на ней в бой.

— Позже, Дэйл. Сейчас вас ждет операционный стол. А что до техники, вы обязательно с ней ознакомитесь, я проведу для вас персонально экскурсию. Обещаю.

— А времени не жалко? — задал вопрос, вспомнив о вечно занятости Зара.

— Пока моя платформа разговаривает здесь с вами, я сам параллельно разбираю вопрос в третьей фазе двухфазного щита.

— Пытаетесь впихнуть невпихуемое? — Усмехнулся Дейл.

— Вы кое-что понимаете, — вывел улыбку на дисплей овервоид. — Но нет, мы уже впихнули третью фазу, вопрос лишь в том, как сделать так, чтобы железо держало такое надругательство.

— Разрыв ядра генератора постановки поля, с последующий взрывом. — Кивнул Филин. — А вы не пробовали воссоздать диффузию в четвертой степени и вывести на внутренний излучатель экрана с отрицательным возмущением плазменной дуги?

— Пробовали. — изобразил на дисплее грустный смайлик овервоид.

— И что, совсем никак?

— Защитная оболочка плавится, что приводит к взрыву.

— Запредельная температура ядра генератора при переходе на следующую фазу?

— Именно.

— Дейл, ты откуда такой осведомленный? — спросил, подумывая о том, что стоило бы все же уделить время бумажной работе и почитать дела подчиненных.

— Ух, да я половину жизни в учебниках провел, — пожал он плечами.

— И что ты только в армии забыл, — качнул головой, новым взглядом, смотря на Филина.

— Тело я тут забыл, восьмиметровое.

— Неоспоримый аргумент, — понимающе улыбнулся Филину.

Вез продолжил рассказывать нам о разных особенностях своего народа, показывал различные сооружения города, объяснял цели овервоидов и задавал вопросы. В какой-то момент, он довел нас до нужной лаборатории, куда ушел Дейл. Мы же направились дальше вниз.

Когда мы шли очередным коридором, открылась дверь в стене, и Вез, как не в чем не бывало, схватил меня за воротник и потянул к стене. В этот же момент из дверей выскочили двое. Один, задев дверной косяк, крутанулся и, словно так и надо, понесся по коридору. Рядом с ним семенил еще один мужчина в возрасте, чуть не растянувшийся на полу коридора при выходе. Впрочем, как и первый, он совершенно не обратил внимание на то, что зацепился за порожек. Дважды удивился. Во-первых, как можно было запнуться за то, чего, по сути, нет. Во-вторых, как, имея всего две руки, можно управляться сразу с четырьмя датопадами. Вид у обоих… э… наверно все же ученых, судя по халатам. Так вот, вид у них был такой, словно оба вылезли из какой-то пещеры. Нет, скорее уж берлоги, в которой пробыли не один день. Заросшие, с безумными глазами фанатиков и грацией носорога, того самого, который мало что видит, но не считает это проблемой, ученые мужи ворвались в лифт. Причем, умудрившись зацепиться за створку и запнуться. После чего створки закрылись, и мне оставалось лишь удивленно посмотреть на Веза.

— Светило научной мысли. Два неразлучных гения Андерсон и Наилс, — пояснил Вез.

— Терпеть друг друга не могут, потому и неразлучны, — вздохнул, вышедший в коридор мужчина. — В гроб они меня вгонят, — пожаловался он то ли нам, то ли вселенной.

Явно непростой человек и, скорее всего, бывший военный. Мешки под глазами говорят о недосыпе, сами глаза выражают толику интереса, безмерную усталость, но в тоже время решимость. Осанку держит по привычке, и точно не последний здесь человек. Впрочем, куда больше поразила одежда — шорты, цветастая рубашка и сандалии.

— Меня зовут Адам Джонсон, — протянул он руку для знакомства. — Формальный куратор Овервойдов и начальник этого дурдома, названного «Цитаделью».

— Капитан Джонатан Ларс, сэр, — пожал ладонь Адама, который, по сути, для меня где-то на уровне маршала.

— Привет Адам, как дела? — заговорил Вез.

— Хорошо, если не считать того, что меня выдернули с заслуженного отдыха. Ни стыда, ни совести у вас нет!

— Мы тут ни при чем. Почти, — вскинул манипуляторы овервоид.

— А кто при чем? Сломали мне ученых, в ваших капсулах сидят, проектами живут. Жен своих неделями не видят. Меня из отпуска вызвали из-за того, что одна такая бойкая, но чрезвычайно неумная особа подбила других столь же одаренных. Эти… женщины, — прошипел Джонсон, — написали петицию на имя канцлера. Просили спасти мужей и сыновей из рабства злых машин. Наш идиот с такой бумаги пришел в возбуждение и в очередной раз попытался страной порулить. Мне пришлось его добрых два часа успокаивать. Кое-как отправил маразматика на рыбалку.

— Сочувствую, — весьма натурально сымитировал вздох Вез.

— А, — махнул рукой Джонсон. — Накрутил хвосты нашим умникам, а они угрожают написать канцлеру. Мол, тупое начальство мешает прогрессу и не дает работать. И ведь напишут, с них станется. Все ваши вирткапсулы. Не подключили бы к своей сети, так и было бы все, как прежде.

— Мы их не подключали, просто не мешали.

— А стоило бы, — вздохнул Джонсон. — Могли бы и защиту поставить.

— И без того стоит, а то бы они давно перегорели. Наша сеть не то, с чем может справиться биологический разум без посредника и фильтров.

— А, — махнул рукой Джонсон и перевел взгляд на меня. — Я так понимаю, вы знает, что ваше подразделение, в определенном смысле, эксперимент и испытатели?

— Да, сэр.

— Давай без этого, и на ты, — устало улыбнулся Джонсон. — Как видишь, у нас тут своя атмосфера, весьма схожая с тем дурдомом, которое представляет твоя банда.

— Только с точки зрения нормального офицера, сэ… Джонсон.

— О да, нормальности нам всем давно не хватает. Так, ладно, Вез, я забираю капитана.

— Конечно. До встречи, капитан Ларс. — Отвесив легкий поклон, Овервойд и направился к лифту.

— Всего доброго, — кивнул в ответ.

— Идем, — махнул рукой Джонсон и развернулся в другую сторону.

Глава 7

Минуты две мы шли молча. Не слишком торопясь и не особо спеша. Пару раз из однотипных дверей выскакивали люди, но до парочки гениальных носорогов им было далеко. Шутка ли, они все приветствовали Джонсона, а не неслись по своим делам, не разбирая дороги.

— По поводу Стражей и ваших полевых вылазок, — внезапно заговорил Джонсон. — Я получаю много отчетов, но из-за загруженности текучкой, у меня нет возможности поговорить с одним из вас лично. Планировал Филина вызвать, раз уж он все равно к нам направлялся, но ты даже лучшему. Ты ведь никуда не спешишь?

— Нет, но я хотел переговорить с Заром.

— Он в отделе со Стражами. Это восьмой сектор. М-м-м…

— Что такое?

— Мы сначала заглянем в одно место. Мне нужно кое на что посмотреть и кое-что согласовать с одним Войдом, а потом прогуляемся до нашего музея и лаборатории. Там и поговорим.

— Конечно, никаких проблем, для меня здесь все новое. Все интересно.

— Это да, здесь действительно очень интересно.

— А…. вас не смущает, что человек не по профилю гуляет так свободно?

— Это дом Овервойдов. Если они тебе доверяют, значит все двери открыты.

— Не нормально это как-то.

— Для нас да, для них нет, — пожал плечами Джонсон.

— Так что вы хотите узнать?

— Хочу послушать пилота из первых уст. Расскажи, какого это — пилотировать Стража?

— Ну-у-у… с чего бы начать?! Пилотировать Стража — это как летать или… словно парализованному вновь обрести контроль над телом или слепцу прозреть. Наверное, как-то так.

— Подробнее, — потребовал Джонсон.

Я начал рассказ. Рассказывал о впечатлениях, ощущениях, делал акцент на некоторых проблемах с машиной, расписал как сумел достоинства и чувства при синхронизации с ИИ. Джонсон, оказался приятным собеседником и задавал очень точные вопросы, помогавшие мне рассказать все и не упустить важных деталей. Он прямо на ходу что-то записывал в датапад. Похоже, в Цитадели это весьма востребованный и общедоступный навык. Надо бы приглядеться к персоналу на станции. Вроде бы и там попадались шустрики, вечно на ходу с планшетами работающие.

Оказалось, для Джонсона страж — это некое воплощение мечты об идеальном защитнике, воплощенный символ чести и долга. Поэтому он собирал рапорты всех пилотов, личные наблюдения, делая анализ и выводы, которыми делится с Овервойдами. Кое-что воплощалось в железе, но поразило не это, а то, что он легко поделился всем этим со мной. Похоже, тут не просто своя атмосфера, но и что-то вроде вируса доверия с открытостью водится.

За время разговора, мы опустились очень глубоко под землю. Выходя из очередного лифта, увидел надпись на стене «минус сто второй этаж». Типовой коридор резко изменился. В стенах появились прозрачные окна лабораторий, и, в какой-то момент я замер на полуслове, развернулся к стеклу и увидел криокапсулы.

— Что? — спросил Джонсон.

— Мне показалось, или там… люди? — указал на одну из ближайших капсул с небольшим, едва подернутым инеем окошком.

— Нет, не показалось, — ответил Джонсон и, немного помолчав, заговорил: — Тебя, конечно, здесь быть не должно, но и особого секрета в этом нет. Однако, я попрошу о том, что ты увидишь далее не распространятся, хорошо?

— Вы ставите на людях опыты?

— Нет, — возмутился Джонсон и посмотрел на меня так, что стало стыдно, словно в детстве, когда неумело врал про съеденное печенье. — Идем, — провел он ключ-картой вдоль двери.

Войдя внутрь, меня окатило холодом. Сильным холодом, словно вышел на улицу в минус двадцать.

— Все эти капсулы, — обвел рукой помещение Джонсон, — это люди. Люди, которых нам удалось уберечь от смерти, но при этом уровень наших технологий не позволяет вернуть их к жизни. — Я подошел к одной из капсул и провел рукой. Вот только… то, что я там увидел, было не для слабонервных. Едва ли ЭТО, можно было назвать человеком.

— Это…

— Это, все люди, Джон. Да. Но их травмы несовместимы с жизнью. И чтобы дать им шанс, мы приняли решение о заморозке. Еще есть надежда в будущем увидеть их среди нас.

— И много их?

— На данный момент шестьсот восемьдесят четыре.

Он прошел в конец коридора. Там, чуть в стороне, наособицу стояла еще капсула, крышка которой была полностью стеклянной.

— Раньше их тут было больше, но даже заморозка не всесильна, — сказал он.

Подойдя, я увидел, как Джонсон поправляет серебристую пленку, прикрывающую небольшой монитор состояния пациента.

— Кто это?

— Это — та, с кого все началось. Именно она возродила первого Ареса. Альфу.

— Вы её знали?

— Да.

— Она проснется? В будущем.

— Надеюсь. Она сильная девочка, и ей есть ради чего жить.

Джонсон развернулся и подошел к стеклу в торце помещения. Я последовал за ним и увидел просторную комнату. Там сейчас трудились дроны, что-то доделывали, протягивая кабели и устанавливая оборудование. Посредине покоился шарообразный кристалл метрового диаметра, с выступающими во все стороны отростками.

— Это… он? — спросил, внезапно ощутив ком в горле, от пронзившей догадки.

— Да. Это Сайбер. Альфа и лидер всех Овервойдов. Он немного резкий и не сильно разговорчивый, но оно и не удивительно. Впрочем, с ним бывает по-всякому. Идем.

Прямого доступа из помещения с криокапсулами в святая святых не было, так что нам пришлось немного пропетлять и даже по отдельной лесенке пройтись, но все это и десяти минут не заняло. Зато сумел с эмоциями справиться и мандражировать перестал.

— Здравствуй, Адам. — Раздался спокойны, грозный, но несколько холодный голос из динамиков, когда мы вошли в комнату с Сайбером. — капитан Ларс.

— Здравствуйте… э-э-э… — я растерялся, не зная, как обращаться к лидеру Овервойдов. Вот уж не думал, что моя «экскурсия» выльется в нечто подобное, — Альфа, — выкрутился как смог.

— Привет, Сайбер. — Поздоровался Джонсон.

Вот так просто? Да это же все равно, что сказать привет Императору у имперцев. Я удивлен. Да что там, шокирован.

— Смотрю, работа по-твоему «месту обитания» идет полным ходом? — улыбнулся Джонсон.

— Скоро закончим. Ты что-то хотел?

— Я хотел уточнить с тобой момент, по поводу строительства того самого корабля.

— Зачем же тогда было идти лично? Обратился бы к одному из нас.

— Не привычно это, Сайбер. Вот что хочешь делай и говори, но непривычно. Знаю, что даже если к потолку обращусь, ты меня услышишь, но, — Джонсон просто развел руками.

— Это усложняет процессы интеграции наших видов, если даже ты не можешь переступить через подобные барьеры.

— Вот именно.

— Ничего, мы не спешим, все должно идти своим чередом. Так в чем вопрос?

— Что за гибрид вы хотите создать? Сначала это был вполне обычный корабль. Потом стал необычным. После стал совсем необычным. Сейчас у меня язык не поворачивается назвать это кораблем. Вы уже который год обновляете все. Ресурсов копится все больше, да еще и масса специалистов простаивает. Что вы хотите создать? Почему бы не построить хотя бы пробную версию? Для прошлого варианта есть все.

— «Стилет» будет моим кораблем. Его конструкция изменилась согласно моим новым параметрам. Мы посовещались и решили собрать его по принципу проекта «аватар». По сути, этот корабль станет моим будущим телом. И, собственно, в этом проблема, я меняюсь. Расту, сам видишь, что приходиться, даже сейчас, все перестраивать от месяца к месяцу.

— Можно ведь и твое вместилище на корабле менять.

— Нет, изначально он должен стать аналогом аватара, в этом его особенность, но мы не можем воплотить даже обычный аватар, а для простого носителя моего разума довольно и обычного корабля.

— Подвижки есть? Как Эля?

— Плохо. Очень-очень плохо. Заморозка — практически исчерпала себя. Она умирает. Медленно, но умирает. Сейчас мы еще сохраняем ее разум, но…

— Сколько у нас времени?

— Полгода. Максимум год.

Не знаю как, кажется, мне удалось ощутить боль Сайбера и понять — он злиться. Очень сильно злиться на себя. На свою беспомощность. Просто поразительно, какой надо обладать силой воли, чтобы сдерживаться и говорить с нами, управлять тысячами, если не миллионами процессов, да еще и терпеть постоянные простои из-за постоянных модернизаций комнаты.

— Сайбер… — Адам приложил к кристаллу руку.

Не знаю, как он этого добился, но Альфа начал успокаиваться. Это было удивительно, невероятно и походило на мистику. Там, где Джонсон приложил руку, появилось свечение.

— Не стоит так заводиться. Вы близко. Нужно лишь сделать последний шанс.

Кажется, начинаю понимать, почему Джонсон приходит лично задавать вопросы, на которые, просто уверен, и без того знает ответы. Неужели Сайбер этого не понимает? Да нет, понимает, просто принять не может. «А ведь мы с ним в этом похожи», — пришла мысль, потянувшая за собой воспоминание о приемной семье, и их попытке помочь и позаботиться. Правильно тогда штатный мозголом говорил. Ведь действительно, сбежал от них в армию, чтобы не достали. Вот и Сайбер, похоже, не может в открытую принять помощь и поддержку. Странно это как-то, он ведь овервоид, а у них нет секретов друг от друга. Хм, но ведь само по себе отсутствие секретов не панацея. Тем более, когда речь идет о решении проблемы, о которой никто не знает. Что толку от поддержки, если ты не можешь справиться с надвигающейся бедой? И все же, Джонсон на него как-то влияет. Вселяет уверенность. Может быть потому, что Сайбер не видит его истинных мыслей и чувств. Наверняка, другие овервоиды бьются над той же проблемой, и Сайбер знает — их поддержка чисто эмоциональная, а тут у него хоть иллюзия есть.

— Нам бы твою уверенность, — сымитировал вздох Сайбер.

— Мы справимся, я уверен. Как Эмма с Аником? Я слышал, они идут на поправку.

— Только Аник. Эмма в заморозке. Как и Эля. Мы установили старику новое сердце и поменяли кое-какие органы.

— Фильтры в легкие поставили? — усмехнулся Джонсон.

— Нет, у него особые бронхи, так что нынче наш паровоз проходит курс реабилитации. Закрылся в себе, никого видеть не хочет, только трубку посасывает и табак килограммами переводит.

— Ты ему что-то сказал?

— Ничего. У нас есть лишь надежда, а не факты. «Аватар», это сугубо фантастичная идея. Благодаря данным из Тацита, эта фантастика вполне может стать реальностью, но время, Адам, время играет против нас.

— Ясно… ты сам-то как? Судя по тому, что я вижу, не очень.

— В порядке. Сеть держу, расту, пашу. Нормально все.

— Волнуюсь я, как бы ты не перегорел.

— Это не возможно по физическим причинам.

— Да кто вас знает, каждый день новые фокусы, — вздохнул Джонсон. — Идем, Ларс, — сказал он, развернувшись ко мне.

— Удачи, Адам. И вам, капитан Ларс. Вы у нас на особом счету. Всем видом за вами, и вашим отрядом наблюдаем.

— Кхм. А… могу я спросить? — развернувшись, обратился к Сайберу.

— Мы уж заволновались, что вы так и уйдете. Спрашивайте.

Готов поклясться, что он улыбается. Вот на что угодно спорю, что так оно и есть. Нет, определенно тут твориться какая-то мистика. Может поля особые или еще что-то в этом роде.

— Кто именно выбрал меня и остальных?

— Мы.

— А точнее?

— Зар. Он заметил тебя еще в начале твоей карьеры. Наблюдал. Советовался с нами. Мы все приняли решение. Теперь ты пилот. Командир третьего подразделения Стражей. Можно сказать, мы сделали на тебя и твою команду особую ставку. Вы те, кто способен дать очень мощный синергетический эффект. Вопрос лишь в том, сумеешь ли ты преодолеть силы отталкивания и вытащить своих людей из раковины. Если получится, вы станете истинными стражами. Защитниками и образцом. Если не вдаваться в подробности, ты и твой отряд — центр кристаллизации для особого типа людей. Условно говоря, военных.

— Есть и другие?

— Разумеется. Общество разнородно, и это хорошо. В разнообразии сила. В отличии от вас, мы монолитны, и даже наша полная индивидуальность этого не отменят. Вы же можете создавать не только прочные социальные структуры, наподобие нашей сети, но, благодаря нам, у вас появилась уникальная возможность, устранить неизбежно возникающие противоречия. Думаю, не стоит объяснять преимущество подобного. Как-никак, всего-то два века с Большой Войны прошло.

— С… спасибо.

— Джон, это, конечно, очевидно, но я скажу. Страж, это не машина войны. Этот пост занимал и занимает Арес. Вы — охранники порядка и людей. Страж, это не набор шестеренок и винтиков, это человек, который стоит на защите остальных. Вы — символ. Вот основная цель создания этого проекта. Дать людям легенду, вселить во врагов страх, показать, что на их защите всегда стоят легендарные войны. Мы не годимся на эту роль, это должен быть человек. Так что, постарайся, чтобы твой отряд вместе с тобой дожил в полном составе до конца этого конфликта? Хорошо?

— Постараюсь. — Я улыбнулся. Покинув комнату, мы пошли обратно.

— Так-с, теперь к стражам.

— Погоди. Что такое «Аватар» и «тацит»? — От моих вопросов Джонсон откровенно развеселился. — И почему, он источал некую ауру и светился, когда вы приложили руку?

— Ты ведь о них много читаешь.

— Есть немного.

— Немного?

— Хорошо, много. Ведь они, как ни крути, а ИНОПЛАНЕТНАЯ форма жизни! Которую привезли домой наши предки и использовали в своих целях. И сейчас я в этом убедился.

— Мы с тобой в этом похожи. Мне тоже интересно их общество. Пришельцы, которые были воспитанные нами. Забавно, не правда ли?

— Именно. И все же?

— Хм… начну с того, что они — энергоинформационная форма жизни. Благодаря этому, с ними можно синхронизироваться. Правда, без особых ухищрений с гарантией сожжешь мозг, но все же сам факт возможности прямого контакта разумом потрясает. По своей природе, при прямом контакте с кристаллом, они слышат твои эмоции. А если ты будешь о чем-то усердно думать, то они сумеют понять. Но и обратное справедливо. Они могут транслировать во вне своего эмоционального состояния, а также мысли. Такие себе исходящие волны, а наши мозги в качестве антенны. В зависимости от посыла, они могут нести в себе успокаивающий эффект, устрашающий или раздражающий. Поэтому им очень легко выяснить, говоришь ты правду или лжёшь. А еще, что самое интересное, им не нужны слова.

— Э-э-э…

— Именно. Их «природный» язык, это обмен информацией напрямую. Чувства, эмоции, картинки, звуки, запахи, вкусы, мысли и посылы, сигналы. Все это смешивается в единый поток информации, которым они обмениваются между собой. Это не слова, даже близко нет. Это цельный и неделимый поток информации. Для нас, кстати, это своего рода наркотик. Мы эволюционно приспособлены к тому, чтобы потреблять информацию, а в их сети она есть всегда и, что особенно важно, она никогда не бывает бессмысленной. Грубо говоря, наши далекие предки вычленяли из фонового шума важное и отличное, а в сети просто нет фона. Их сеть в разы отличается от разных виртуальных миров, которые наловчились штамповать разные игровые студии.

— Почему? Чем виртуальная реальность хуже?

— Тем, что Овервойды воспринимают мир иначе чем мы. Они видят то, чего не видим мы, испытываем то, чего не можем познать мы. Их эмоции ярче, чувства шире, а восприятие четче. Когда один из них, пусть даже через буфер и в урезанном виде передаст тебе этот коктейль, ты будешь в таком восторге, что остальное покажется серым и унылым занятием.

— М-м, а вы сами…

— Нет, я не готов к такому. Пока нет. Только после того, как будет закончен проект Аватар. И я уверен, они его доведут до конца. По крайней мере, очень на это надеюсь.

— Что это за Аватар такой?

— Гибрид человека и Овервойда. Он позволит им стать ближе к нам, а нам ближе к ним. Если все получится, этот проект спасет всех тех, кто сейчас находиться в заморозке.

— Интересно… А что такое Тацит?

— Тацит? Если грубо — инопланетная флешка. Кристалл, с которым могут взаимодействовать только Овервойды. Причиной тому, бывшие хозяева и разработчики Тацита. Называются они, к слову, Войды. Наши просто сделали приставку «Овер», что означает «над» или «после». По сути, они являются их потомками, если брать физический аспект. От них нам досталось много полезного, в том числе и улучшенные принципы межзвёздных перелетов.

— А где они сами, войды эти?

— Скорее всего, их уничтожили. Они с кем-то воевали. Проиграв войну, они попытались уйти, громко хлопнув напоследок дверью. Что-то у них бесспорно вышло, но явно не до конца получилось. Деталей мы не знаем, но их кристалл дожил до наших дней. Увы, но далеко не в целом виде. Впрочем, мы даже с тем, что есть еще толком не разобрались.

— Так вот зачем нужен Ворон и его «железный легион», — потер лоб. От свалившейся информации, голова стала немного побаливать, а уж какая каша из мыслей в ней варилась…

— Именно. Не партизан же гонят миллионными армиями дройдов в самом то деле, верно?

— Миллионы?

— Сейчас всего несколько сотен тысяч, но в перспективе да, миллионы и даже десятки миллионов.

— Вы создаете армию для защиты, а повстанцы для вас — предлог и полигон, чтобы провести испытания в «полевых условиях». Страж же — символ, легенда которая в трудную минуту может стать той самой опорой, моральной поддержкой и духом народа, если станет совсем жарко. А аватар даст силу и сплоченность для совместного отпора неприятелю. Полагаю, он будет мало походить на человека. Скорее уж ближе к Аресам. Быстрый, сильный, ловкий, способный думать получше иного суперкомпьютера, еще и в вакууме сможет выжить. Да и к жизни его вернуть проще.

— Верно во всем, кроме повстанцев, Джон. Будь на месте овервоидов люди, так бы и было, но для овервоидов это война не просто трагедия и ужас, для них это настоящий шок. Собственно, потому они и не вмешиваются напрямую.

— Понимаю, — кивнул, так как действительно понимал.

— Если бы ты сегодня не приехал, то я бы тебя сам вызвал. Просто позже, намного позже. Ты и твой отряд, испытатели. Ваши машины отличаются от первого и второго поколения, они более совершенны. И будут оставаться такими дальше. Кроме шуток, но вы лучшие среди всех пилотов, ваши показатели выше, чем у других. Вы — элита. И последнее задание это наглядно показало. Так что, впредь не удивляйся, если вас будут кидать в особо горячие места, потому что, если не справитесь вы — не справится никто.

— Хах, по-моему, куда проще и лучше закинуть тридцать машин, нежели шесть.

— Ваша группа — более маневренна. Вас проще забросить и забрать, вас труднее обнаружить, а состав позволяет выполнять любые цели. И скоро к вам поступит машина, которая в одиночку стоит целого подразделения Стражей.

— Это что же за монстра вы нам пришлете?

— Сейчас увидишь…

Створки лифта разошлись, и мы оказались на восемьдесят третьем этаже. Тут нас ждал особый коридор, он представлял собой что-то вроде выставочной галереи, в смеси с инженерно-техническим боксом. Мы шли по нему и повсюду стояли они — стражи.

— Это…

— Это предшествующие модели. АБМ. Антропоморфные Боевые Машины. Страж — это их подвид, родившийся в ходе экспериментов. — Мы проходили мимо. За стеклом были машины совсем не похожие на Стражей. Это были просто боевые шагающие роботы. У одних не было рук, только встроенное вооружение, у других они были трехпалые, у третьих вообще какой-то гибрид руки и пушки. Была машина на гравитационной подушке, также был на гусеницах и на шести ногах.

— Это все неудавшиеся модели?

— Это макеты моделей, которые появлялись в ходе разработок. Сотрудничество разных отделов привело к тому, что появились целые новые подразделы. Сейчас ты все увидишь сам.

Пройдя через двери в конце коридора, я увидел какой-то центр робототехники. Столы, экраны, куча людей и Овервойдов, тех. Станции и просто горы разного движущегося железа. В воздухе еле улавливался запах паленой проводки и гари, а некоторые люди имели черную подгорелую одежду. У большинства из них виднелись бинты и пластыри, у некоторых так и вовсе протезы.

— Я смотрю, работа у вас здесь опасная. — Ответ на мои слова, как ни странно, пришел со стороны.

— Просто некоторые увлекаются настолько, что забывают о технике безопасности.

— За-а-а-ар… — тяну, искренне радуясь встрече друга.

— Привет, Джон. Я тоже рад тебя видеть.

— Ну, на этом я вас оставлю, мне пора возвращаться к делам. До встречи, Капитан.

— До встречи.

— Так что ты от меня хотел? — спросил Зар, когда мы отошли в сторонку, от суетящихся разработчиков.

— Какого…. скипетра, — подавил желание выматериться, вспомнив совет-приказ, данный отряду, — у террористов наши прошлогодние разработки?! Не говоря уже о новейших.

— Это хороший вопрос. Очень хороший. Который мы пытаемся решить. Для начала, я хочу сказать, что вы — молодцы. Я это уже говорил, пусть не лично, но теперь скажу сам. Вы нашли комплекс, пережили засаду, расчистили местность и провели штурм. От вас требовалось лишь обнаружение цели, драться было не обязательно.

— Н-да?

— Да. Вышло очень впечатляюще. Когда связь пропала, сразу же объявили тревогу подняли когтей. Ваш фейерверк очень хорошо показал, где именно искать вашу банду. Единственное, я опасался, что кто-то из вас погибнет, но обошлось.

— А продвижения у вас есть?

— Есть. У нас этого быть не могло, попросту неоткуда, все каналы закрыты, а объекты отбить не так-то просто. С грузового фургона чертежи не стащить, максимум детали или материалы.

— Но откуда-то они это достали?

— Именно. И единственным у кого они могли это сделать — «KaySystems».

— Вампир будет в ярости и еще лет сто проживет, лишь бы найти крота.

— Он уже работает, даже сподобился из своего кабинета выбраться, хоть и переехал с недавних пор к нам.

— Сочувствую его СБ. А что с теми кораблями, о которых мы доложили?

— Ничего. Они ушли.

— Как? Они же…

— На них стояла та самая система маскировки. Мы пытались отследить инверсионный след, но впустую.

— Плохо.

— Не скажи. Мы знаем, что у союзника есть кроты, это уже дорогого стоит. А остальных найдем. Со временем, конечно, но оно-то как раз на нашей стороне. Затяжная война на истощение — это не то, что они могут себе позволить.

— Ясно… — отвлекся я на лабораторию.

За спиной Зара один из инженеров развернул трехмерную модель какой-то восьмилапой машины. Заметив мой интерес, Зар пояснил:

— Это «Василиск». Штурмовая машина.

То, что было на экране напоминало жука. Только наоборот. Толстая передняя часть, тяжелая навесная броня, восемь лап, подсоединенных к ней же. Укрытое мощной броней брюшко, из которой торчат два плазменных ствола. Наверху энергетическое орудие типа разрядник, но совершенно героических пропорций, собственно, насколько понимаю, брюхо — один большой накопитель. Четыре рельсовых орудия внизу и пара противопехотных автопушек. Впрочем, такими можно и легкую бронетехнику прошить. Василиску явно не хватало мощности, чтобы питать все системы. Глянув на сводную таблицу, присвистнул:

— Тысяча сто тонн? — теперь все стало выглядеть совсем иначе. — Это против кого же такой монстр?

— Для прорыва особо укрепленных позиций. Его ГК способен как бить прямым лучом, так и импульсами. Ему все равно, где идти: в горах, по болотам, по дну моря или в космосе. Машина имеет навесное оборудование в виде маршевых двигателей для действий в космосе. Летать между планетами он, конечно, не сможет, но маневрировать в отсутствии гравитации и перемещаться по луне или астероидам — вполне. На крайний случай, можно просто на обшивку посадить, как дополнительное орудие. Универсальная штука.

— А кораблей бегающих по суше у вас часом нет?

— Почему нет? Есть. — С этими словами он подвел меня к проектору и вывел трехмерные модели кораблей. Линкор и эсминец.

— Эти корабли могут плавать как на воде, так и под водой. А в случае необходимости выходить на сушу, благодаря шести выдвижным лапам.

— Как… это же невозможно!

— Для людей.

— В смысле?

— Все три машины — пилотируются АИ. Место сэкономленное на переходах, системе жизнеобеспечения и, впрочем, позволило существенно увеличить полезную нагрузку. У них есть десантные отсеки, — указал Зар на соответствующие части схемы.

— Чем вас гусеницы не устраивают?

— Не понял.

— Я смотрю, у вас здесь в основном шагающая техника.

— Правильно. Лаборатория для гравитационных машин расположена на минус восемьдесят пятом этаже. А для гусеничной, минус восемьдесят шестой. Точно так же здесь раскиданы остальные отделы. Каждый отдел занимается своей отраслью. Но при этом, не редко мы объединяем усилия, чтобы на выходе получить нечто более интересное. Вот, для примера, ознакомься. — Он переключил голограмму и продемонстрировал мне некий гибрид самолета и робота с колесиками.

— Что это?

— Рейсер. Перспективный автоматический разведывательный боец. Управляется АИ. Для перемещения на дальние дистанции использует режим самолета. Вес маленький, аэродинамика в сложенном состоянии хорошая, летает шустро и далеко. Встроенное вооружение — по два спаренных автомата стреляющих поочередно на левой и правой руке. За спиной четыре ракеты. Также, может «раздвинуть» обе кисти и активировать дуговые клинки, спрятанные непосредственно в руках. Вот и все. Имеет хороший радар, сенсоры и систему связи. Естественно, система постановки помех и маскировки. Рост всего-навсего четыре метра. Брони, как ты видишь, нет, зато какие-никакие щиты присутствуют. В случае необходимости, может опустить с икр колеса и поехать, как на роликах. Это значительно увеличивает скорость передвижения по земле.

— На него бы ядерный заряд, и в тыл к неприятелю, вот сюрприз будет.

— Какой ты жестокий. И зачем именно ядерный, когда можно что-нибудь по интересней прицепить?

— Я слышал, у нас новинка будет, это так?

— Да. Смотри. — С этими словами он вывел на экран Стража. Необычного Стража. Без оружия.

— Почти доделали. Машина предполагалась тестовой, но разбирать стало жалко, поэтому просто довели до ума. Но больно проблем с ней было много, однако устроить пекло ему будет по силам.

— Добро должно быть с кулаками, — хмыкнул, оценив машину.

— Железными и шипованными.

— Каждому свое…

В Цитадели провел два дня. Когда Зар пояснил, что мы в итоге получим каковы его возможности, засучил мысленно рукава и принялся клевать моз… процессор, на тему «А Можно?».

Монстр, который обещал поступить в распоряжение Демона, был единственным в своем роде. Прототип, созданный для испытания, но доведенный до ума маньяками — технофилами. Ей богу, докатиться до того, что построят храм богу машины от пребывания в экстазе творения. Сам я так и не понял, как работает оружие прототипа, там вся завязывалось на какой-то элемент, управляющий полями и энергией. Буквально создающий эти самые поля энергий и управляющий ими. Еще вроде как эта технология применялась в свое время в Ориолах, но была позаимствована и доведена до ума. Да так доведена, что стала чем-то принципиально новым.

Зато начал лучше понимать работающих в Цитадели людей, еще и сам обзавелся замечательными мешками под глазами от недосыпа. Серьезно, какой сон, когда дело увлекает тебя с головой. Ты мало того, что пьешь бодрящие напитки литрами, так еще можешь дойти до такого, чтобы вырубиться прямо за монитором. Но… но оторваться не можешь. Слишком важно, слишком интересно. Ученые, инженеры, техники и остальные, кого видел и с кем общался, они не работали. Они творили и жили творя. И не только машины смерти. Я заглядывал в другие отделы, которых в Цитадели оказалось куда больше военных, и везде видел одно и то же. Люди с равным энтузиазмом создавали и космические станции, и машина по сбору урожая, и медицинские приборы, и лекарства, и даже банальные краски.

А еще тут хватало юмористов. Специфических, но особенно много их оказалось именно в военных отделах. Взять тот же «сюрприз». Это установка, которая пропиливает в стене дырку и отправляет на ту сторону любую гранату. «Всевидящее» было применено нами как раз с её помощью. Или ручная граната «смайл»? Про «открывашку», которая стоит на всех Стражах, именуемая по-научному «резак» упоминать не буду. Или из мирной области? Зарядная космическая станция «Загар». Как вам? Висит такая себе бандура, на солнышке загорает, Элериевые кристаллы выращивает. Или «Малыш»? Названный каким-то умником грузовой реактивный транспорт с вертикальным взлетом и посадкой весом в триста тонн. Хороший малыш, еще столько же может на себе спокойно утащить, причем в космос. И аппетит у него тоже хороший, растущий организм!

— Джон Ларс! — Вдруг меня одернул женский возмущенный возглас.

— А. Кейт. Привет. — Развернувшись, я увидел её в сопровождении Лиса.

— Ты куда пропал?! Два дня не появлялся, Дейл говорит, что тебя в Цитадели мучали. Что? Неужели ругали за побитых Стражей?

— Да нет, там другое…

— Босс, а с тобой все хорошо?

— В каком смысле?

— У тебя мешки под глазами. Ты как будто второй день не спишь.

— А? Да так, увлекся немного. Передайте нашим, что у нас скоро будут новые игрушки. Есть вероятность, что я, Лис и Вин получим новых штурмовых через месяц. Тебя, Кейт, тоже не обделят, колесики дадут, будешь как на роликах кататься.

— Да ладно?

— Ага. Демону совсем скоро придет подарок, там такая вундервафля, что я аж весь извелся. Настоящий монстр.

— О-о-о, обрадуем значит.

— Филину тоже подарок дадут. В силу некоторых выявленных в ходе нашей последней драки проблем, его конфигурация Стража претерпит изменения. А то это не дело, чтобы от какого-то чиха, целый комплекс по обнаружению неприятеля накрывался. И в ближайшее время нам обновят софт, так что новые игрушки повстанцев серьезно потеряют в эффективности. Ладно, давайте, я побегу.

— Э, ты куда?

— Спать. Спать и отдыхать.

— Босс, но там в тире…

— Меня нет.

Глава 8

В тот момент, Ларс стал для нас неожиданным, но приятным гостем. Обычно, пилотов мало интересовала жизнь в Цитадели и тем более наша. Они выполняли свою задачу, концентрировались на ней, жили своей жизнью, а дальше за грань даже не пытались заглядывать. Ларс же был как раз из тех, кто рискнет заглянуть за грань, чтобы узнать что-то новое, опасное, но столь интересное.

Тем временем враг стягивал силы. Набиралось и обрабатывалось пополнение. Строились планы. Враг готовился нанести удар…

* * *

— …Союз лишает вас свобод. Тотальный контроль, вот что ожидает вас впереди. Вы не сможете больше заниматься привычными делами, будете делать что и когда скажут. АИИ уже взяли свободу слова под контроль, в интернете уже ничего нельзя написать, чтобы не привлечь к себе их взгляд… — Активно агитировал один из наших, группу людей что только-только к нам пришла. Я же, стоял в стороне и спокойно наблюдал, все равно особо делать нечего. После событий на болотах, нас закинули в подземные лаборатории по модификации солдат. — Они не будут церемониться с теми, кто хочет иметь слово. Жесткий удар — вот их метод решения проблем. Они вас просто устранят и все. Этого даже не покажут в новостях, просто где-то кто-то поднял голову и её тут же сняли. Все.

— Но вас они не любят еще больше. И не без оснований, с учетом того, что вы творите.

— И вы действительно в это верите? Да даже если где-то упадет метеорит, обвинят в этом нас! На нас сейчас вешают вообще все, что можно, даже ДТП в какой-нибудь глуши. А знаете, что самое интересное? Некоторые вещи они сами же и создают. Самый яркий пример, который даже они не могут отрицать — события в Лазоре. — На этих словах он включил на экране трансляцию записи. — Самолет с гражданскими покидал место боя, — а теперь смотрите. Его сбивает ракета. И проследите откуда именно она пришла. Видите? Это регулярная армия Союза. Хотя наши люди там, на всех частотах транслировали сигнал о том, что у них заложники и требовали зеленый коридор. Но нет. Даже если вы не будете затевать ничего против них, даже если будете слушаться всех их законов, вас все равно убьют, посчитав как «сопутствующий ущерб». Вот вся их хваленая защита народа. Машины холодны, расчетливы, им нет дела до вашей жизни. Вы для них — лишь биомасса, не более…

Он был прав. От просмотра этих кадров у меня невольно сжимались кулаки. Те, кто громче всех кричат о защите и единстве, не считают людей даже животными. Пыль на дороге, не более. Как же я ненавижу этих овервойдов. За их ложь, за их действия, за то, что они отняли у меня вторую половинку. Да, она летела в том самолете. И её сбили, как и многих других. «Ошибка в прицеливании». Мрази! Ненавижу…

— Лекс! — Обратился ко мне оратор, выведя из мыслей.

— Да?

— Скажи, ты с нами уже довольно долгий срок. Что ты думаешь?

— Я думаю, что ваши методы несколько жестоки, местами я их не разделяю. Но вы — единственные, кто смеет поднимать голову против Овервойдов, а значит нам по пути. Я не хочу жить в цифровом рабстве и сделаю все, чтобы его не допустить.

— Это слова опытного солдата, а в прошлом умелого инженера — Лекс Харизон.

— Но что мы можем? Нас мало, силы…

— Нет, — оратор рубанул ладонью воздух. — У нас есть чем ответить. Скоро мы нанесем удар, такой, который заставит их содрогнуться и затрястись от страха! Вот в этом самом месте, под вами находятся люди. Генетически Улучшенные солдаты. Они сильнее, быстрее, лучше. Они смогут переломить ход войны. Закованный в тяжёлую броню боец ГУ порвет дроида голыми руками. Вам предлагают стать частью этих солдат. Вас научат, дадут силу а главное — способность противостоять и отстаивать себя и свое будущее…

На этих словах я покинул зал. Просто еще одна группа людей присоединится к тем, кто уже плавает в «соусе», как кто-то метко обозвал спец раствор с непроизносимым научным названием. А ведь с недавних пор меня объявили пропавшим без вести. Стоило просто перестать появляться на работе, как меня вычислили и тут же выписали метку. Теперь и в плен брать не будут. Списали заранее. Ничего, мы еще посмотрим, кто на чьей могиле спляшет. Твари железные.

Зайдя в комнату отдыха, вижу, как наша группа вместе с остальными спокойно отдыхает. Кто-то рубится в приставки, кто-то гоняет по столу шайбы, кто-то сидит на барной стойке, а кто-то организовал в стороне кружок по курению психотропных веществ. Ну да, что мелочиться, хуже в любом случае не будет. Смерть все равно найдет нас, уж точно большинство из нас, это лишь вопрос времени. Но как же здорово наблюдать за простой жизнью своих. Несмотря на ситуацию, они все равно находят силы шутить, развлекаться и поддерживать друг друга.

Глядя на все это, позволил себе легкую улыбку. Друзья. Как же я не хочу видеть ваших могил, кто бы знал. Умом-то понимаю, что это неизбежно, но…

— Лекс, иди к нам! — махнул рукой Макс. Парни играли в консоль, и как раз появились свободные места.

— Во что рубитесь?

— «Гнев Титанов». Валим режим. Будешь?

— Разумеется!

Эх, жаль, что нет возможности в нормальную вирткапсулу залезть и оторваться. Все эти консоли и прочее — вчерашний день. Все же, кое-что хорошее овервоиды сделали. Да, надо признать, но это не отменяет всего остального. Тридцать процентов хорошего не может перевесить остальные семьдесят плохого.

— НАРОД! — влетел к нам Зен.

— Братиш, ты чего?

— Срочно, включите новости! — не обратил внимание на вопрос Зен.

Один из бойцов, переключил экран телевизора с игрушек на новостной канал.

— …tems, перестала существовать. Глава компании, Нодж Сильвер, введу резкого ухудшения здоровья, более не покидает особняка. Теперь легенда прикована не только к инвалидному креслу, но и полноценному медбоксу с новейшим оборудованием овервоидов. Многие говорят, что ему осталось жить считанные дни, другие дают более оптимистичные прогнозы, отводя господину Сильверу месяц. В любом случае, никто не сомневается в том, что великий человек, создавший крупнейшую в мире корпорацию, вскоре навсегда покинет этот мир. Но не только известие о здоровье господина Сильвера привело к панике на бирже. Как нам стало известно, господин Сильвер принял решение о передаче компании правительству. Вот его слова.

Изображение ведущий сменила секундная вставка с логотипом канала, после чего по экрану побежал текст, а закадровый голос принялся зачитывать обращение Ноджа Сильвера:

— Компания «KaySystems» всегда была опорой Союзу. Правительство поддерживало нас, а мы поддерживали его, точно и в срок выполняя любые заказы, начиная от военных и заканчивая партиями мягких игрушек с функциями психолога для сирот. Мое время пришло. Посоветовавшись со своим приемником, я пришел к выводу, что самым лучшим выходом станет передача компании Союзу. Мне больно видеть, как, де-факто, «KaySystems» прекращает свое существование. Она мое детище, мое творение, в которое я вложил все силы и душу. Но вместе с тем я горжусь, что именно моя организация вливается в состав Союза. В ответ на это, Союз, в лице овервойдов, пошел на беспрецедентный шаг. Символ моей компании станет — знаком качества. Эталоном! Отныне, любое изделие с логотипом «KaySystems» будет образцом качества и надежности. Для меня это многое значит. Моя компания, мое детище, продолжит жить, став частью чего-то большего и показывать то, что она была и остаётся лучшей. Так было, есть и будет. Мое сердце начинает стучать ровнее от гордости, когда я думаю о том, что символ моего детища не уйдет вместе со мной. Большего мне не надо.

Экран вновь показал краткую заставку новостного канала и миловидную ведущую. Та тряхнула головой, собралась («Явно играет», — подумалось мне) и заговорила:

— Таким образом, самая крупная частная компания, из когда-либо существовавших, перешла в распоряжение Союза де-юре и оказалась под управлением овервоидов де-факто. Как нам теперь известно, у Ноджа Сильвера остался приемник. Подробности разговора между господином Сильвером и его наследником остались тайной, но, как мы видим, молодой человек не может или не хочет продолжить дело предка. Видимо поэтому и было принято такое… радикальное решение. Никто не знает, кто именно является «приемником» господина Сильвер, и являются ли они родственниками, однако нам удалось узнать имя этого загадочного человека. Его зовут Хан. Вполне вероятно, что Хан Сильвер.

«Пошла бодяга», — подумал, мысленно кривясь от попытки нагнать интригу на ровном месте. Не новостной выпуск, а вечернее ток-шоу для домохозяек.

— …Нодж Сильвер отдает в распоряжение своему приемнику колонию имени себя, основанную на спутнике третьей планеты звездной системы — Аркадия. Колония Нодж, сейчас активно отстраивается и развивается, вероятно, именно на нее будут ориентированы интересы наследника. По неподтвержденным данным, Хан проходит обучение на адмирала ВКС Ворона. Достоверно известно, что Хан имеет редкое заболевание, которое, вероятно, не позволит ему продолжить службу. Однако, по данному вопросы выступили Овервойды. Они не только пообещали Хану поддержку в любых начинаниях, но и сообщили о том, что уже достигли некоторых успехов в излечении схожих заболеваний… — На этих словах телевизор погас.

В комнате царила непривычная тишина. Все переваривали услышанное. Вот вроде бы и далек от простых людей Нодж Сильвер, но… а найдите того, кто о нем не знает. Нет таких. Человек-легенда. Долгожитель, гений, обладатель невообразимого состояния, да еще и очень неоднозначная личность. Почти мифический герой.

— Хватит этого бреда, — разбила тишину Елена, бросая пульт на стол.

— Но…

— Сильвер предал нас. Точка.

«Вот это новости», — с трудом удержался от того, чтобы не раззявить рот, как сделали многие из тех, кто вообще сообразил, что именно сказала Елена.

— Сильвер предал нас и перешел на сторону врага. Он не раскрывает имени наследника потому, что знает — мы будем мстить, — сказала Елена и теперь дошло даже до самых тупых.

* * *

Новый камень в чашу весов, новый шаг к глобальному конфликту был сделан. Ситуация подогревалась, противник и мы зверели. Мы сами не заметили, как превратились в оружие. Закрутили гайки так, что стало страшно смотреть на то, что сами же сотворили. Канцлер толком ничего не делал, Союз занимался своими делами, мы пытались вычистить укоренившуюся заразу, та в свою очередь пыталась выжить, а между всем этим были простые люди, обычные граждане, которых мы обязались защищать. И когда пришел День Х, мы поняли, что сами выковали против себя оружие и стали не лучше тех, с кем сражаемся…

* * *

— Итак. Объявляю собрание открытым. — Один из четверых обвел остальных хмурым взглядом. — Начать хочу с удручающей новости. Как нам всем известно, Сильвер вышел из игры. И сделал он это в свойственной для него манере, красиво и нестандартно.

— Старая крыса обвела нас вокруг пальца.

— Кант, ваши агенты не смогли его достать?

— Нет. После недавних событий его служба безопасности забегала как ужаленная, а когда он вышел из игры, его поместили под охрану машин. Мои люди просто физически не доберутся до цели.

— Где он сейчас?

— Его перевели в Цитадель.

— Означает ли это…

— Возможно.

— Предатель!

— Он решил отомстить. Зря, мы взялись играть против него. — Поправив очки, человек едва заметно повел плечами и смахнул испарину со лба.

— Спокойно. В любом случае мы должны форсировать события. Что с модифицированными солдатами?

— Суммарно две сотни готовы вступить в бой уже завтра, еще три на подходе и пять в процессе.

— Что с ГУ-пилотами?

— Отбираются кандидаты. У меня есть ряд отлично показавших себя людей.

— Нужно ускорить процесс.

— Хорошо.

— Господа, собственно, что мы будем делать? Если Сильвер решил от нас избавиться, мы обречены. Он знает слишком много.

— Мы еще можем кое-что сделать.

— Вряд ли мы сможем сделать что-то, чтобы резко изменить расклад.

— Сможем. Еще как сможем. — Все люди с интересом подались вперед. — Ворон скоро начнет мобилизацию, если уже не начал. Пойдут облавы и атаки на наши объекты. Что это значит? Это значит, что ослабнут их тылы, так как солдаты будут на передовой. Станция «пояс Ориона» — космический штаб Ворона, совершает облет вокруг планеты и каждый день в одно и тоже время проходит над Цитаделью. Мы можем захватить станцию и использовать ее оружие. Одна акция и две цели.

— Такой удар будет для них фатальным.

— А если не получится захватить?

— Получится. В крайнем случае, просто уроним станцию прямо им на голову. Вполне приемлемый вариант. В идеале, использовать оружие, а потом и станцию, — председатель усмехнулся, — уронить. Это осуществимо. Вырвем жало и срубим голову. К тому же, у нас есть преимущества.

— Какие?

— Скорость. Внезапность. Скрытность. Мы можем отправить штурмовиков вместо материалов. Прямо на грузовом транспорте. ГУ солдатам будет по силам пережить полет и сохранить боеспособность.

— Войды не дураки. Их автоматические системы просто…

— Они не станут помехой. Даже на станции овервоидов у нас найдутся единомышленники. Так что, мы имеем преимущество и здесь.

— Это будет отличным отвлекающим маневром. Под шумок мы сможем еще и стражей выкрасть.

— И одновременно ударить по нескольким жизненно важным объектам Ворона. Он не сможет закрыть все бреши. Еще и дополнительные силы с орбиты снимет.

— Именно.

— Это будет игрой ва-банк.

— С учетом наших нынешних дел, это единственный шанс вырвать победу. Кто за? Единогласно. Переходим к обсуждению деталей…

* * *

Точка невозврата оказалась пройдена, а чаши весов расколоты. Люди, которые, с подачки одного старика, организовали мятеж, уподобились загнанным в угол крысам и пошли в атаку. Они собирались превратить партизанскую войну в открытое противостояние и втянуть в бойню всю планету. Но хуже всего то, что мы считали «Пояс Ориона» недоступным для врага. Мы не сомневались в том, что станция в безопасности. И эта уверенность, стала началом конца…

Но мало нам было «Детей Империи», выяснилась информация о предателе, который не просто помогал им, но и вел собственную игру. Нас собирались засунуть между молотом и наковальней…

* * *

В зале с огромными мониторами, под охраной дронов, тихо напевал старческий голос…

— Э-э-это лишь игра, в которой ходим, э-э-это лишь игра, где все живем. Э-э-это лишь спектакль, с одним актером, э-э-это лишь игра, с его рукой. — Нашептывали губы любимую песню. — Возвышая себя, вы забыли о тени. Возвышая себя, вы забыли других. Вот ведь незадача, что один из них, оказался выше вас самих, — барабанили по подлокотникам сморщенные пальцы, задавая ритм словам. — Надевая короны, вы играли судьбой. Примеряли вы троны, бодаясь с собой. Вот ведь незадача, что одна из теней, трон возвела для пешки, что других здесь главней.

Предаваясь воспоминаниям, старик улыбался. Его куклы, решили убрать кукловода. Но они забыли, кто именно позволил им подняться. Пришла пора показать игрушкам их место.

— Э-э-это лишь игра, в которой ходим, э-это лишь игра, где все живем. Э-это лишь спектакль, с одним актером, э-это лишь игра, с его огнем. — Да, это опасно. Это очень опасно. В течении последних двадцати лет, он только и делал, что играл с огнем, рискуя каждый раз в нем сгореть. Но все вышло удачно, даже очень. Ни Войды, ни Повстанцы, ни Союз, никто не смог раскрыть его плана. И сейчас он пожнет плоды своих трудов…

— Вот ты на троне. Ты всех главней. С тобою корона, символ Царей. Твоя воля — закон, твоя сила — верна. Ну, а в тени тот, кто выше тебя. — Играя из-за кулис, он добился своего. Ворон набрал достаточно сил для приведения плана в исполнение. Плод, который он усердно выращивал и за которым ухаживал все эти годы, созрел и теперь оставалось лишь протянуть руку и сорвать.

— Тот, кто играет, спектакль творит. Тот, кто тобою, как куклой манит. Ведь это игра, лишь всего-то спектакль, где кукла играет, пока мастер… возле тебя. — Да, он оставил их, лишил прикрытия, ведь без него их бы давно нашли. А теперь, пришла пора завершить спектакль, осталось лишь правильно сыграть последний аккорд.

— Нодж? — В дверях за спиной показался он. Естественно, не лично, лишь через брата. Сильвер знал, что Сайбер более не покидает своей искусственной клетки в недрах Цитадели, но зато может брать под контроль любого из братьев.

— Здравствуй, Сайбер.

— Я не буду спрашивать, почему за тобой так рьяно стали охотиться ошметки повстанцев. Не спрошу и откуда у твоих людей данные об их местоположении. Я даже забуду про то, что твоя компания, скажем честно, слила все наши разработки который попали к вам. Я лишь хочу спросить, что тобой двигало, какую игру все это время ты вел?

— О! Сущий пустяк, друг мой. Это простая человеческая гордыня и мания величия, ничего более. — Старик рассмеялся. До слез, заливисто, от души. — А игра проста. Ты сейчас все сам и увидишь, ведь вы сами, своими руками выковали против себя оружие. — Все это время в левой руке старика находился пульт. Казалось, что он от экрана перед ним, но это было не так. Нажав одну из клавиш, он активировал закладку. — Ну вот и все. Я выиграл. — С этими словами, старик посмотрел на охранных дронов у двери.

— Что-что прости? — Услышав подобный вопрос, Нодж нахмурился. Дроны не реагировали. Нажав еще раз, он убедился — эффекта нет. — Не может быть…

— Может батарейки сели?

— Не прикидывайся! — Вспылил Сильвер, отбрасывая пульт. Аппаратура кресла запищала, требуя хозяина успокоиться. — Вы с самого начала знали, что я веду свою игру? Вы удалили закладки?

— Сильвер, ты меня извини, но вот конкретно сейчас я тебя не понимаю. — Говорил гость с искренним изумлением, что окончательно добило старика.

Шок. Неимоверный шок. Только так можно описать его состояние. Нодж судорожно пытался вспомнить, понять, где ошибся, где допустил просчет, почему закладка не работает… но он не находил ошибок. Все было и делалось идеально, а мелкие шероховатости он успешно купировал и обращал на пользу себе.

— Сильвер, ты бы успокоился, а то мне за тебя уже страшно. — Вывел его из транса голос Овервойда. — Твоя аппаратура сейчас сгорит, от попыток удержать твою душу в теле. Ты чего из бренной оболочки то решил так экстренно эвакуироваться?

— Как… как вы узнали о закладке?

— Какой?

— Хватит претворяться.

— Я не претворяюсь, Нодж. Я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Все дроны производились на моих заводах. Тот факт, что у вас отсутствовали собственные промышленные мощности играл мне на руку. И я оставлял в каждой машине закладки. И я не понимаю, почему они не сработали…

— Паршивый ты ставил софт, — качнул головой Сайбер.

— …?!

— Мы каждой машине под чистую сносили программное обеспечение и ставили свое. Мы не говорили тебе, чтобы не расстраивать. Для нас это было мелочью, а ты и без того вносил весомый вклад в общее дело. Опять же возраст у тебя, пунктик насчет качества и всего остального. В общем, берегли твое здоровье.

* * *

В этот самый момент, Нодж Сильвер, казалось, постарел еще больше. Из старика словно выдернули последний стержень, за который он держался в этом истлевающем теле. Некоторым из нас, овервоидов, даже стало жаль его, ведь последняя, грандиозная цель в жизни Сильвера, самая авантюрная и масштабная, имеющая все шансы на успех, разбилась о банальную волю случая. В некотором смысле, получилось иронично. Он столько десятилетий боролся со старостью и бегал от смерти, что, условно говоря, старик с косой плюнул и решил зайти с другой стороны. Сильвер учел все, кроме одного — нашей заботы о нем. Можно сказать — простого человеческого участия и нежелания лишний раз нервировать.

* * *

— Нодж? — Сайбер постарался заглянуть в глаза старика. Но они были пусты. — Сильвер.

— Это конец… — Тихо прошептали губы человека.

— Если бы это был конец, ты бы уже был на суде Союза. Не сложно сложить два и два, чтобы понять, кто именно стоит за укрывательством всего повстанческого движения. Но пока ты здесь, а значит…

— Вам от меня что-то нужно.

— Верно.

— Через своих людей я уже дал наводки. Дальше вы справитесь самостоятельно.

— Не все так просто. Включай мозги, древняя развалина.

— Как грубо.

— Это не грубо, грубо я хочу с тобой обойтись, вкачав в тебя запредельную дозу нанитов, и заживо снять кожу. Пускай и не долго, но хоть помучаешься. Море впечатлений.

— Ты настолько жесток?

— К тому, кто довел Элю до заморозки? Да я слишком мягок.

— Я тогда даже не представлял, что она столь важна для тебя.

— А стоило бы! Быть может, тогда бы все было иначе. Ладно, Нодж, давай просыпайся. Включай голову, я знаю, что она у тебя хоть и старая, но умная. Что нам еще может быть от тебя нужно, кроме этого? — В пустых глазах старика зажегся огонек интереса.

— Сайбер, я не знаю. Я так и не смог понять ход ваших мыслей, несмотря на то, что наблюдал за вами с начала твоего появления в моих отчетах.

— Хорошо, тогда давай поговорим. Я постараюсь натолкнуть тебя на мысли. — Войд демонстративно уселся на стол перед мониторами. — Начнем с вопроса. Зачем это все было нужно тебе?

— Когда моя компания стала лидером, у меня были открыты все двери. Я даже диктовал некоторые условия правительству, слишком много влияние собралось в моих руках. Но потом появились вы. С самого начала вы… ты дал мне отпор. Это меня зацепило, я подумал: «Нашелся кто-то что бы сказать мне „нет“?» С этого все началось. Цель сломить вас — стала основной. Но просто так это было не сделать. Более того, это был шанс прославиться. Солидный шанс. Человек, который смог сломить и подчинить необузданный искусственный интеллект.

— А когда выяснилось, что мы вообще другой вид и пришельцы, то уровень возможной славы возрос на порядок.

— Именно. Кто я сейчас, Сайбер? Просто глава компании. Влиятельный, богатый, но простой человек. Без детей и приемников. Когда я умру, обо мне даже не вспомнят. Ну был такой старик, да, и что? А ничего. Я даже заложил целую колонию имени себя, но все это было не то. Много ли людей обращают внимание на историю улицы, на которой живут? Или красивый памятник?

— Ты прав, немногие.

— Вот, что двигало мной Сайбер. Желание славы и мания величия, бодрило то, что нашелся кто-то способный мне в лицо высказать свое мнение. Для справки, последние семьдесят лет таких не было ни одного.

— Солидно. Но тебе не жалко людей?

— Ты о чем?

— Те отморозки, которых ты спонсировал, убили тысячи, десятки тысяч людей. Женщин, стариков, детей… Тебе сказать точную цифру жертв в Лазоре? Я её помню хорошо. И не могу забыть. Обратная сторона нашей сети — раз попавшая в нее информация не может быть стерта или забыта. Так что я могу не только вновь увидеть убитых. Не только знаю цифры. Но и способен вновь пережить тот бой. За себя и за остальных участвовавших. А сколько погибнут еще? Они ведь пытались тебя убить, и… без тебя они бы провалились сразу. Мы бы их раздавили в считанные недели, максимум месяцы, да и то с учетом окончательной зачистки.

— Сайбер, мне правда жаль. Лазор… это инцидент… да и не только он, — вздохнул Сильвер.

— Разве?

— Да. По моим планам, они должны были обчистить совсем другой склад и направиться к городу, а по дороге наткнуться на Ориолов. Это должна была стать демонстрация моих игрушек, а также устранение особо буйных. Вы бы оценили эффективность и выдали заказ на технику. Но все пошло не по плану.

— Дай угадаю. — Его сенсорный экран, изобразил ухмылку. — Тебя послали?

— Если говорить кратко — да. Меня послали. Они получили слишком много власти и слишком много узнали. Решили, что смогут сами. Глупцы. Однако, все закончилось более чем удачно. Вы их устранили, на свет родился Ворон, а я получил огромные заказы на создание тысяч боевых дронов. Но должен признать, было весело. Я давно так не оказывался одержим идеей, как с вами. И пускай у меня не вышло, но одно доброе дело я сделал.

— Какое же?

— Ворон. Я знаю о ваших опасениях, по поводу угрозы из космоса. А потому, я горжусь, что приложил руку к созданию буфера, который возможно спасет всю расу. Я не маньяк, Сайбер. Я человек. Тщеславный человек, который слишком сильно желал славы. Свихнулся, наверное, на старости лет.

— Погоня за вечной памятью. — Войд усмехнулся. — Чего старику пред смертью в голову не взбредет.

— Тоже, верно. Но как я сказал ранее, я не хотел лишних жертв.

— Вот именно поэтому, мы сейчас с тобой говорим. Мы просчитали это. И пришли убедиться. Сильвер. Ты правда думаешь, что это — конец?

— А разве нет?

— Нет. Не конец. По крайней мере для тебя. — Заинтересованный услышанным, вампир поднял голову и посмотрел на собеседника. — Например, как тебе такой факт: О твоем предательстве еще не знает никто, и этот разговор — просто встреча двух уважаемых лю… разумных. Ты себе алиби уже обеспечил, старость не радость, болею, как говорится. Правда мы не поймем, зачем ты нам компанию отдал…

— Затем, что её без меня все равно порвут на части, а так она будет жить, пока живет Союз. Да, встречный вопрос. Откуда в моем обращении приемник?

— Мы немного подправили запись, подстраховались, так сказать.

— Зачем?

— Затем, что приемник у тебя таки есть! Хан Сильвер. О чем-нибудь говорит?

— Шутишь? Я единственный с такой фамилией, мои предки очень тяжело пережили войну. — Однако, глядя на дисплей Войда, Сильвер постепенно говорил все тише, пока не замолчал. — Да ладно?

— А что — нет? Ты умен, опытен, а твоими пособиями до сих пор обучают капитанов космических кораблей. Ты хоть и мразь, но мразь умная. А нам как воздух нужны такие кадры.

— В чем подвох?

— А без него мы значит не можем?

— Только не со мной.

— Ты прав. Подвох есть. Пока ты играл в паука, мы занимались делом, и кое-что придумали. Вот только этот проект нельзя показывать народу, пока нет. А проверить на ком-то надо.

— И тут появляюсь я. Тот, кого не жалко, но целесообразно использовать.

— В точку! Мы не можем рисковать тем, ради кого затевался этот проект в целом, но и просто так мы провести тест не можем. В случае успеха, к объекту вернется молодость, а его срок жизни увеличиться на неопределенный срок. — Услышав заветные слова, Нодж не смог удержать контроля над эмоциями. Волнение охватило старика, ведь у него появился шанс.

— Чем это может кончится для меня, в случае неудачи?

— М-м-м… не буду вдаваться в детали, их слишком много, но охвачу верхушку. В случае неудачи, человек потеряет рассудок. Случиться может что угодно, а самое паршивое — мы не можем высчитать вероятность. Данных экспериментов еще не было за всю историю. Мы не знаем, как поведет себя разум человека. Шанс есть, но он не просчитывается. А жить тысячу лет овощем, согласись — такая себе перспектива.

— Действительно, страшновато.

— Но мы дадим тебе шанс Сильвер. Дадим исправить то, что ты натворил. Дадим возможность сделать то, к чему ты стремился — увековечить свое имя, но не кровью, а делами. Возможно, ты даже увидишь ту самую колонию имени себя.

— У меня есть выбор?

— Конечно! Либо это, либо Союз. Выбирай.

— Сайбер, мне нравится, как ты ведешь переговоры! Предлагаешь выбор между лабораторной крысой и смертью в муках.

— Могу, умею, практикую.

— А не боитесь, что я возьмусь за старое?

— Не возьмешься. — Уверенность в голосе Овервойда напрягла старика больше, чем сама операция.

— Почему?

— Я же сказал, ты не дурак. Кроме того, по окончанию операции, ты уже не будешь человеком, по крайней мере, в том понимании, как сейчас. Ты войдешь в Виртуал Сильвер. Присоединишься к нам. И поверь, когда ты это сделаешь, у тебя не появиться даже мысли идти против своих. Если ты, конечно, сумеешь сохранить рассудок.

— То есть, в случае успеха я потеряю себя?

— Нет, что за глупость? Просто ты получишь то, что заставит тебя изменить свои взгляды. Не более.

— Эффект «роя»?

— Нет Сильвер. Ты станешь полноценной частью Виртуала. Одним из нас.

— Ну, выбор не велик, так что я согласен. Могу только попросить?

— О чем?

— Мне нечего терять в плане здоровья. Но если я лишусь головы… я могу попросить, что бы меня убили?

— За это не беспокойся, в случае проблем, мы убьем тебя сами. Чтобы сеть не засорял.

— К-ха… успокоил.

— Обращайся.

— Когда операция?

— В течении полугода. А до того момента, ты будешь сидеть здесь и ждать.

— Знаешь… вот сколько живу, но подопытным мне быть не доводилось.

— Ну вот, разочек побываешь. Надо же в жизни «все» попробовать, верно?

— Не соглашусь…

— К слову о делах. Не хочешь помочь избавиться от своих марионеток? Так сказать, поучаствовать не только наводкой, но и делом. Заодно и старое вспомнишь, ты ведь стратег и тактик. Опять же военное образование имеешь.

— Можно, — кивнул Сильвер, — все лучше голову делом занять, а не воспоминаниям и думам о будущем придаваться.

* * *

Так, в добровольно принудительном порядке, Сильвер начал работать с нами. Но кто бы мог подумать, что, если бы не банальная воля случая, на этом наша история могла закончится? Иногда приятно понимать, что получается перехитрить даже самого себя.

А волновался Нодж правильно. Эффект «роя» для человека был очень и очень опасен. Человек со слабой волей без нашего вмешательства, запросто может потерять себя. Потерять тело, оставшись навсегда в сети. Этот феномен был не до конца нами изучен и понят. Более того, мы даже толком не разобрались, что такое «Виртуал». Мы лишь знаем, что он есть. Что мы в нем обитаем. Что он нас объединяет, делая собой. Но что это такое — совершенно не понимает и тем более не знаем, чем это грозит человеку. Одно дело, когда сознание человека входит в Виртуал через буфер в лице нас и ИИ, и совсем другое — когда сам и на постоянной основе. Так что, результата боялся не только Нодж, но и мы.

А между тем, на орбите жизнь шла своим чередом. В очередной раз, одному незадачливому командиру пришлось вызволять своих подопечных из цепких лап службы безопасности «Пояса Ориона».

Глава 9

Шагая по коридорам базы, я не отводил взгляда от Ласточки. Шли мы из центра СБ, в который она в очередной раз угодила за буйный нрав. Кейт по натуре была девушкой весьма пылкой и, как не странно, самой проблемной среди всего моего отряда. В отличие от остальных, Ласточка никогда не пропускала провокации и оскорбления, сразу бросаясь в драку, из-за чего была регулярным посетителем камер СБ. Усугубляло положение еще и то, что она не церемонилась со своим оппонентом. Ей было сугубо наплевать кому бить лицо, генералу или рядовому. И если бы не её навыки пилота, да прикрытие со стороны руководства, (понятно какого) девушка давно лишилась бы своего служебного положения. Второе место по таблице «Проблемных кадров» занимали Бандит и Бродяга. Эти любители покуралесить также были не редкими посетителями СБ, но в отличие от Ласточки, чаще умудрялись смыться или отмазаться. Но несмотря на свой пылкий и ветреный нрав, садясь в кабину Стража, Кейт менялась. Она не бросалась сломя голову, не выпендривалась, что обычно и делала, а следовала приказам и четко выполняла свою задачу. Подобное раздвоение заставляло меня задуматься, а все ли с девушкой хорошо, ибо как показал анализ, раздвоение личности у нее не наблюдается.

Более того, в отличие от парней, девушка не была любительницей драк. Да, драться дралась и не редко, но удовольствия от этого дела не получала, предпочитая просто ставить хамов на место. Радикально. Хотя сама имела подвешенный язык, чем частенько и пользовалась, сначала затыкая хамов, а уже после навешивая люлей, когда те переходили на откровенное оскорбление.

— Ну и что случилось на этот раз?

— Меня обижали. — Надув губы словно ребенок и отведя взгляд, отозвалась она. Когда девушка строила обиженную физиономию, на нее просто невозможно было злиться, больно хорошо у нее получалось. И она это прекрасно знала, а потому не злоупотребляла.

— Если вспомнить, какие ты умеешь отвешивать шуточки, это еще надо посмотреть, кто кого обижает.

— Так я ведь никого не оскорбляю!

— Прямо — нет.

— А косвенно — не считается. Я же не виновата, что некоторые личности слишком неграмотны, чтобы по достоинству оценить мой уровень эрудиции.

— Ага, а когда тебе говорят, что ты, извиняюсь, дама легкого поведения, ты сразу даешь по тыкве. Ну и где здесь справедливость, скажи мне? — Девушка замолчала и слегка надулась. — Ладно тебе, чудо наше. — Усмехнувшись, приобнимаю её за плечи. — Пойдем, провожу тебя до каюты, а то ведь не дойдёшь.

— Почему? — Слегка покраснев от смущения, но не спеша выкручиваться, отозвалась она.

— Обязательно найдется умник, который сочтет нужным отметить твои достоинства, и в каких положениях он с ними взаимодействовал.

— Тфу! Все вы мужики… — Кейт моментально выкрутилась, но закончить не успела, так как я продолжил.

— А мне потом обратно возвращаться и снова вызволять тебя из цепких лап СБ-шников. Не, не канает, я еще отдохнуть хочу.

— Хам!

— Слышал, Сай? Я хам. Ну как понимать этих женщин? Говоришь о их женском прекрасном — ты бабник и извращенец. А не говоришь, ты Хам и просто не хороший человек.

— Женщины. — В слух отозвался из наручного коммуникатора искин.

— Ты как-нибудь у своего коллеги поинтересуйся, как он умудряется с ней Синхронизироваться.

— Хах. Хорошо.

— Издеваешься? — Прошипела девушка, резко развернувшись.

— Вовсе нет, просто интересуюсь. — Тут же ухожу в пас, понимая, что я и сам в легкую могу стать объектом избиения. — Мне интересно тебя получше узнать, сама-то ты не рассказываешь.

— Как будто ты о себе часто говоришь.

— Тоже правда. Да ладно тебе, Кейт. Ну чего взъелась — то? — Я снова попытался обхватить девушку, но та не давалась.

— А вот и взъелась!

— Пилот Ласточка! — Резко говорю командным тоном, чем ввожу её в ступор. Воспользовавшись моментом, подхватываю и закидываю на плечо. — А ну быстро убрали эту кислую моську, пока я не принял контрмеры!

— Э-э-э-э!!! Джон, ты что себе позволяешь?

— Как это «что»? Я себе позволяю выполнять роль твоего командира. Конкретно в данном случае, мне не нравится твоя кислая мина, поэтому решил её убрать. По-своему.

— Это конечно хорошо, но… пусти!!! — Женский визг и брыкания, стали объектом пристального внимание. Все, кто это видел, замерли на месте, с удивлением рассматривая столь необычную картину.

— Хорошо, хорошо, отпускаю. — Смеясь, ставлю вырывающуюся даму обратно на пол. — Только не визжи так, людей пугаешь.

— Дурак! — Заметив быстрый замах, я закрыл глаза и приготовился получать, но удар бел легким и в плечо. — Я не люблю, когда меня на руки берут. Беспомощной себя чувствую!

— Хорошо, больше не буду.

Так, с небольшими шутками мы добрались до комнаты Ласточки. На стальной двери была нарисована большими буквами надпись: «Войдешь — умрешь».

— Э-э-э, Кейт, а ты не слишком радушна?

— Не бойся, заходи. Так и быть, тебя пустим. — Хлопнув меня по плечу, она первой зашла в свою комнату.

— Какая честь. Жаль не в костюме.

Ухмыльнувшись, захожу следом. Как только я вошел, там же и замер. Небольшая, но уютная комната была просто завалена разными мягкими игрушками. Особенно много их было в незаправленной кровати. Также, стена над кроватью была вся заклеена разными фотографиями мультяшных героев, а на рабочем столе гордо стоял белый единорожек.

— Удивлен? — Сияя, как звезда при луне, поинтересовалась эта паршивка.

— Мягко говоря — да. Я даже не думал, что у тебя здесь так…

— Страшно? — Ласточка уже не улыбалась, она откровенно смеялась надо мной.

— …мило. Я хотел сказать, мило. Ты уж меня прости, но не ассоциируется это все с тобой, — взяв из небольшого холодильника пироженку, девушка прямо на ходу разулась и запрыгнула на кровать.

— Знаю. Вот ты и увидел мою страшную тайну. — Кейт спокойно трескала плюшку, пока я приходил в себя. Закончив осмотр комнаты, останавливаю взгляд на собственной хозяйке. Я раньше не замечал, но сейчас… она была удивительно красива.

Кейт, девушка с длинными до поясницы алыми, словно кровь, волосами. Небольшой аккуратный носик, постоянно свисающая и закрывающая один глаз челка, такие же миниатюрные губки. Картину не портил даже шрам, что тянулся через левый глаз до самой шеи. Я знал, что у неё левый глаз искусственный, но вот откуда, уже без понятия. С недавнего времени личные дела людей стали засекречены. Политика Ворона изменилась, возможно, частично и под моим влиянием. В любом случае, сейчас никто друг о друге ничего из официальных источников не знал. Коллектив узнавал друг друга постепенно и делал выводы из уже увиденного после вступления в войска. По сути, Войды давали нам начать жизнь с чистого листа без оглядки на прошлое, чем многие пользовались.

Также, у Кейт имелись почти невидимые следы ожогов на левом плече, а рука до локтя была целиком и полностью искусственной. Шрамы, от протеза до груди, наводили на мысли о том, что руку буквально собирали по частям. Но несмотря на все это, Кейт все равно выглядела прекрасно. А теперь, в окружении всех этих игрушек, еще и по-домашнему мило.

— Ну и чего уставился? За полгода в раздевалке не насмотрелся? — Съязвило это чудо, но…

— Да нет. Просто только сейчас заметил, насколько ты красива.

— Да ладно? — Она убрала левой рукой челку, демонстративно показывая шрам и сенсорный глаз.

— Ну и что? Тебя это испортить не смогло. Красивая милая девушка. Правда иногда рот заклеить хочется, но это мелочи.

— Что?! — В меня тут же полетела игрушка. — Ах ты… — Под мой смех, меня обругали и обиженно отвернулись.

— …да ладно, Кейт. — Вытирая выступившие от смеха слезы, я продолжаю мысль. — Я пошутил, не сердись. Будет тебе.

— Ф!

Взяв из-за стола стул и, развернув его спинкой к кровати, сажусь перед ней, не забыв поднять с пола игрушку.

— А если серьезно, расскажи, откуда это у тебя?

— Эхо прошлого, — стушевалась она, отложив недоеденную плюшку. — А тебе правда нравится?

— Клянусь.

— Спасибо…

— Ну так?

— Хорошо. В детстве у меня был старший брат. Естественно, у него были друзья. И я водилась чаще с ними, чем в компании девочек. Брат научил меня отстаивать свое мнение, научил защищаться и бить в ответ. Но при этом он же окружил меня заботой. Я обожала смотреть с ним мультики. А потом я научилась шить и сшила первую игрушку. — На этих словах, девушка рассмеялась. — Это был какой-то кошмар. Кривое, ужасное, с торчащими нитками и клочками ткани. Но я старалась. Я подарила эту игрушку ему на день рождения. И знаешь что? Он сказал, что ему очень понравилось, и он хотел бы еще одну. Так я начала шить мягкие игрушки. — Я по-новому осмотрел комнату. Остаток смеха как рукой сняло, заменив собой интерес. — Да, все игрушки здесь сшиты мною.

— А родители?

— Мама умерла при родах. Отец постоянно пропадал на работе, поэтому моим воспитанием занимался Брат.

— Ясно…

— Вот… а потом, случилась беда. В тот день мы стояли на остановке, ждали автобус. Я рассказывала, как прошел день в школе, а он слушал. Но вдруг раздался хлопок и на нас выскочила машина. Все произошло как во сне. Удар, взрыв, крики людей. Меня посекло осколками. Я тогда потеряла руку и глаз. И его. Он буквально за воротник выкинул меня с остановки. Все, кто были на ней погибли. Я потом еще долго не могла прийти в себя. Еще и калекой стала. Взрослые старались меня утешить как могли. Это событие оставило во мне не только внешний, но и внутренний шрам. Я сильно изменилась. Так как за мной нужно было приглядывать, отец оформил переезд поближе к работе. Так он мог больше времени проводить со мной. Но и школу мне пришлось поменять. Я стала другим человеком. В новом месте. Знаешь, я как-то резко… повзрослела что ли? Взрослые пытались мне помочь, дети же называли странной. Из-за того, что я была калекой, ко мне было более снисходительное отношение. Но я не нуждалась в жалости. Я хотела показать, что я сильная. Я не хотела даже видеть их снисхождение из-за того, что у меня нет руки и глаза. Я старалась это показать. А дети смеялись. Взрослые жалели еще больше, круг замкнулся. То время — это был какой-то бег в колесе. Все это бесило. Перелом случился, когда по программе «помощи сотрудникам», мне поставили протезы. Отец работал начальником охраны одного склада в небезызвестной нам всем компании «Kai Systems». Глаз и рука были отменными, компания заботилась о своих верных сотрудниках. Нам это даже ничего не стоило, нужно было лишь дождаться своей очереди. И когда я стала «нормальной», я била. Била за любую шутку в свою сторону, била за косой взгляд, била за дурное слово. Меня назвали ненормальной, даже взрослые стали сторонится, но я показала, что я сильна. Меня не сломить. Я поставила себе цель и шла к ней. А потом случился инцидент в Лазоре. Мой отец погиб, у меня никого не осталось. Я возненавидел повстанцев, как ни что и никого не ненавидела до этого. И если раньше хотела поступить в компанию, мне даже предлагали место, то после Лазора я пошла в армию. У меня ничего не было, Ларс.

После этих слов, я словно очнулся ото сна. У нее текли слезы, руки дрожали. Было видно, что слова даются тяжело. Внутри у меня все сжалось.

— Ничего. И никого, — горько усмехнулась Ласточка. — . Этот мир забрал у меня все. Даже в отряде меня считали ненормальной, я бросалась в бой без сомнений, без страха. Лишь цель. И не позволяла никому себя обижать или даже косо смотреть. А потом меня пригласили в пилоты. Это был настоящий шок. Причем не только для меня, но и для моих бывших сослуживцев. Меня и в пилоты. А знаешь почему? Благодаря этому. — Девушка наглядно показала биомеханическую руку. — Ворон поступил очень хитро. Мне дали новые протезы, сконструированные на упрощенной технологии синхронизации пилота и машины. Это позволило провести тактильные ощущения, благодаря которым я вновь чувствую рукой все, к чему прикасалась. Но не это главное. Главное то, что благодаря полученным в ходе медицинского сканирования данным, меня допустили на тестовую синхронизацию со Стражем. Вот только в отличие от вас, я попала на первый поток. В то время как вы некоторое время занимались с ВИ, я в первый же день получила искина первого поколения. Марс. Этот деревянный. Непроходимо тупой болванчик стал для меня той соломинкой, за которую я ухватилась. В то время как остальные пилоты воспринимали искинов как друзей, детей, я воспринимала его как нечто большее. Он был частью меня. Той, утерянной на остановке частью детства и жизни. Желая показать себя, желая добиться положения, показать, что я сильная, я сделала все, что было в моих силах. Я вложила все свои эмоции, все надежды в синхронизацию, я полностью раскрылась. Единственное, о чем я попросила Марса — помочь и доверится мне. И он откликнулся. Знаешь, что случилось? Уровень синхронизации достиг ста процентов. Я — тот единственный за всю историю пилот, которого буквально вручную Войды вытаскивали из машины. Я не просто присосалась к ней, словно клещ. Я стала ее частью. Буквально вросла разумом. Я не попала в первый поток из-за этого, но в пилоты меня взяли. Меня изучали, тестировали, проводили опыты, а потом я попала во второй поток, из которого меня выперли. Не ужились с командиром. Разбила лицо за похабные шутки в своей адрес. Хук с левой, знаешь ли, в моем исполнении очень… опасный. Я думала, что меня спишут. И, собственно, так и случилось, но пришел Зар. Он дал мне шанс и записал в третий поток. Каково же было мое удивление, когда я узнала, что в нем всего несколько человек. Более того, поначалу я знала вас только по позывным. А уж когда познакомилась вживую… то поняла — вот он мой новый дом. Семья, где не нужно показывать силу. Можно просто быть собой. Вредной и наглой, а на тебя еще и не обидеться после этого и пироженку предложат. Вот моя история Джон.

— Не веселая…

— Какая есть.

— Но зато теперь приятно знать, что член отряда считает тебя семьей. И что ты терпишь его не…

— Дурак! — Новая игрушка полетела мне в лицо.

— Хах. Да ладно, Кейт, я же шучу, — поднявшись, подхожу к развернувшейся спиной девушке. — Ну будет тебе. Я даже плюшку тебе куплю.

— Две!

— Хорошо, две.

— Слушай, а ты как сюда попал? — сменила она тему.

— В смысле?

— Ну, как тебя занесло в наши командиры и пилоты вообще?

— Ой, ты знаешь, это… — Она вопросительно подняла бровь. Выражение лица так и говорило слова «да, давай, скажи мне». - длинная история.

— Я никуда не спешу. — Тут же отозвалось это чудо.

— Эх… ты ведь теперь не отстанешь? — В ответ она активно замотала головой. — Ну слушай. С чего начать-то?

— Сначала.

— Сначала, так сначала. До четырнадцати лет я жил, как простой человек. Учился, играл, резвился. У меня были друзья. И даже девушка. По крайней мере, так считала одна мелкая, которая за мной таскалась. Наши родители близко дружили, и мы часто оставались вместе. Её отец работал на Союз в области ИИ. Мои родители были инженерами там же, отвечали за техническое обеспечение. К слову, если я любил командовать, то это мелкое чудо пошло по стопам родителей. Она обожала всякие железяки, постоянно хвастаясь очередным собранным механизмом. Но не суть. Моя жизнь поменялась в тот момент, когда программа ИИ дала сбой. Работа, над которой трудилось полтысячи человек, их и убила.

— Что случилось? — округлила глаза Кейт.

— Неизвестно, — дернул щекой, от накативших воспоминаний. — Официально считается, что начальник проекта с ней что-то сделал, и программа перешла в режим уничтожения всего живого. Что ж, свою задачу эта дрянь выполнила, блестяще уронив двадцатиэтажное здание. Полтысячи человек персоналом и еще триста случайными жертвами. До сих пор нет ответа, ни как это случилось, никто точно в ответе. Тем, кто там работал, но по каким-то причинам отсутствовал, невероятно повезло. Ходит версия, что программу заразили вирусом. Собак повесили на погибшего разработчика, а его семья получила соответствующую репутацию. Хоть уж кто-кто, а они-то точно ни при чем. Я попал в приемную семью. Не скажу, что она была плохая, нет. Люди меня полюбили, как своего ребенка, они постарались сделать так, чтобы я не в чем не нуждался. И я им благодарен. Но для меня мир изменился. Мой дедушка по линии отца был солдатом. Командиром. Причем, не из последних. Я вдохновлялся его действиями. Очень много времени смотрел хроники, изучал тактику, разбирал сражения. Он был для меня примером. И он же помог мне развить мое внутренне я. Для меня стало проблемой войти в коллектив. Предпочитал создавать свой. Устанавливал собственные правила и диктовал условия.

— Ты не мог ужиться в уже сформированном коллективе.

— Именно! Я могу четко выполнить требуемую от меня задачу, но частью старого коллектива стать не получалось. А потом у деда остановилось сердце. Он умер вскоре после родителей. Однако его друзья помогли мне попасть в армию, причем, сразу на роль командира нового отряда. Несмотря на молодость и горячий нрав, я в свои двадцать лет уже командовал людьми. У меня это… хех, хорошо получалось. И люди меня поддерживали, хотя и не всегда ведь служить со мной… да ты сама знаешь, — махнул рукой и улыбнулся.

— Еще бы, — фыркнула Кейт.

— Так вот, служить под моим командованием — это еще и жить по определенным правилам. Начальство это не слишком устраивало, но они мирились со мной из-за эффективности отряда. Я хоть и был, да и остаюсь наглым, но поставленную задачу выполняю качественно. Целью же моего прихода в армию было выяснение обстоятельств смерти родителей. Я не мог и не могу успокоится, слишком много белых пятен в этой истории. Но… пока глухо. Нет ни данных, ни даже зацепок. А как началась вся эта катавасия… в общем, случилась пара историй, а недоброжелателей у меня хватало, вот и выперли из армии. За неподчинение прямому приказу.

— И что именно ты отказался сделать?

— Стрелять в людей. Обычный митинг. Людей обманули, в толпу затесались провокаторы. Обычное дело. Мы прикрывали полицию, а она сплоховала. Толпу умело разогрели и направили. Тогда-то и пришел приказ открыть огонь.

— А ты?

— Я не мог его выполнить, дал команду своим людям отступить. Взяв всю ответственность на себя. В итоге толпа успокоилась. Побуянила, но ничего страшного. Не срослось у провокаторов, полиция не пошла на обострение. Тем не менее, факт нарушения прямого приказа налицо. Как бы парни меня не поддерживали, но устав еще никто не отменял. А затем меня перехватил Зар и сделал предложение, от которого я не смог отказаться. Прошел тест на пилота Стража. Как видишь, вполне успешно. Потом все как у всех — учеба, работа с ИИ, виртуальные полигоны и служба с вами. До сих пор удивляюсь, как сумел из вас отряд сколотить, никого не пристрелив и ни разу не набив лица.

— То есть у тебя есть семья? — спросила Кейт.

— Приемная. У меня есть старший брат и младшая сестра. Сестре двадцать один год. Она полгода как родила. Все никак не выдернет меня со службы, чтобы похвастаться племянником вживую. Только по видеосвязи показывает и регулярно рассказывает. Уши вянут.

— Так почему не слетаешь? У нас же есть поблажки, а после болот и вовсе отпуск был.

— Не знаю. С одной стороны, не хочу. Жизнь там для меня словно чужая. Здесь я чувствую себя как дома. Мне нравится вставать и выполнять утренний комплекс упражнений. Нравится ваша компания, нравится эта жизнь. С другой стороны, — пожал плечами, — да что врать-то, я просто боюсь возвращаться обратно. Опять же родители постоянно женить пытаются.

— Царь, который создал свое царство и боится из него выйти.

— Вроде того.

— Джон, но так нельзя. Это у меня дом в буквальном смысле здесь, потому что там, — она указала рукой в пол, недвусмысленно намекая на планету под нами, — меня никто не ждет. А у тебя есть семья. Настоящая. Пусть и приемная. Они тебя ждут. Любят и хотят видеть не только на экране.

— Слушай, вот давай ты мне на эту тему капать не будешь? Еще в армии мозголомы достали.

— Буду! — ударила она кулаком по колену.

— Кейт! — придавил ее в ответ взглядом.

— Джон! — приняла она вызов.

— Кейт, это не твое…

— Джон, ты болван, — перебила она, обвинительно ткнув пальцем и чуть не попала мне в нос.

— И какой черт дернул меня тебе это рассказать, — воздохнул, переводя взгляд на плюшевого зайку, одно ухо которого оказалось загнуто вниз, а второе, наоборот, настороженно торчало. Игрушка казалась несколько несуразной, но от того еще более забавной.

— Подойду к Зару и дам ему пинка, потребую для тебя отпуска и накручу так, что он тебя на руках в челнок унесет. Еще и парней заставлю тебя лично к креслу примотать, а потом к сестре на руках отнести. Пусть даже в виде мумии.

— Э-э-э… даже не вздумай, спишу на поверхность.

— Плевать, — отмахнулась она.

— Вот неугомонная, откуда в тебе такое шило. Ну на кой тебе оно сдалось?

— Да потому что мне не все равно! А ты слепой дурак! — рявкнула она, поджав губы.

После этих слов в комнате воцарилась тишина. Я удивленно смотрел на Кейт, начиная кое о чем догадываться, а она боролась с подрагивающими губами.

— Капитан, хватит на меня пялиться, — буркнула она. — Джон, ты же сам будешь жалеть, если все оставите как есть.

— Кто бы говорил. Ты же социопат.

— Я не социопат, с этим к Филину.

— А кто ты?

— Та, кто хочет помочь. Пойми Джон, у тебя есть то, чего у меня никогда не было. Как только я стала совершеннолетней, от меня с радостью избавились и постарались поскорее забыть. Я не хочу, чтобы ты по глупости потерял нечто столь дорогое. А они тебе дороги.

— Кейт…

— Будешь спорить? Утверждать, что я не права?

— Права. Но прошло больше шести лет, как я ушел и не появлялся в их жизни. По крайней мере, физически. Мне боязно появляться хотя бы просто на пороге, меня сложновато назвать «примерным» сыном. Из-за меня у них бывали проблемы. Не раз. Да и мое отношение к ним… стыдно.

— Все равно. Тебе стоит навестить их, хотя бы раз. По крайней мере, пока есть возможность.

— Пойдешь к Зару?

— Конечно, нет, буду я еще овервойда дергать. Но как крайний случай, — Кейт пожала плечами.

— Я подумаю, а теперь мне пора.

— Бежиш-ш-шь, — прошипела она так, что любая змея позавидует.

— Тактично отступаю. — Развернувшись, делаю шаг к двери, но неожиданно слышу за спиной…

— Спасибо, что заглянул, Джон. — Замерев, поворачиваюсь и смотрю в эти добрый и полные жизнью глаза. Странно, и поему она на меня так смотрит?

— И тебе спасибо. Взбодрила. И Кейт.

— Да?

— Ты правильно сказала, что среди нас ты можешь быть собой. Помни, чтобы не случилось, мы будет на твоей стороне. Не нужно доказывать свою силу, просто позволь иногда мужчинам почувствовать себя главными и вступиться за девушку. А то так мужики вымрут.

— Хорошо. — Ласточка улыбнулась и, взяв одну из игрушек, бросила мне.

— М?

— Тебе.

— Это… неожиданно. Спасибо.

Покинув её комнату, пришел к себе, улегся на кровать и задумался. Её слова выбили меня из колеи. Два дня я размышлял над словами Кейт. Надо же, вот и мозгоправы то же говорили, но она задела за живое. Зря ли, поделился своей историей? Не важно. Можно считать это ответной любезностью. Но вот то, что она предложила… да права она. Тысячу раз права.

Глава 10

Заглянув в столовую, увидел Филина, сидящего особняком от всех. Как всегда, в своем репертуаре. Так дело не пойдет. Взяв паек, подсаживаюсь к нему.

— Привет, Дейл, — киваю в знак приветствия.

— Джон.

— Дейл, скажи. Что бы ты сделал, будь у тебя вроде как не родные по крови, но близкие родственники, которые тебя приглашают, но при этом ты умудрился им подгадить, по молодости-дурости?

— Попытался бы исправить. — Наблюдая за его мимикой, пытаюсь понять шутит он или говорит всерьез.

— Да?

— Угу.

— Почему?

— Такие люди всегда ближе. А близкие — это все.

— А у тебя есть семья?

— Угу.

— Большая?

— У-у.

— А какая?

— Жена с сыном и тесть с тещей.

— А твои родители?

— Отец врач. Я всю жизнь прожил в Лазоре. Он привез меня туда в надежде помочь, я тогда был прикован к койке, а Лазор вроде как центр медицинских инноваций. Был им, пока эти скоты его не разнесли.

— Прости.

— Я стараюсь видеть плюсы.

— Да?

— Угу, жену нашел, — улыбнулся он. — Вернее тогда еще девушку, но почти сразу и женился. Она проходила там лечение. Я на тот момент уже работал в полиции.

— А мелкому сколько?

— Два года.

— И не жалеешь, что пошел сюда? Они там, ты тут.

— У-у.

— Почему?

— Они в безопасности — раз. Обеспечены — два. Я в курсе всех событий, да и сними всегда на связи — три. Нам хватает.

— Жук ты, а не Филин. Как тебя к нам угораздило залететь?

— Залетают девушки, а я попал.

— Раз ты Филин, то именно залетел. Так как?

— У меня редкое заболевание — Тастарконрусвис.

— Тастар… что?!

— Это когда тело живет отдельно от мозгов. Благодаря отцу и технологиям оверойдов, я одним из первых опробовал на себе новый чип. До этого, повторюсь, я был прикован к кровати. На мое счастье все прошло хорошо, но некоторые проблемы возникают до сих пор.

— Например?

— Улыбаться на похоронах или плакать при просмотре комедий, — то еще удовольствие. Еще голосовые связки порой выдают своеобразные звуки. Сами слышали.

— Да.

— Это непроизвольное. Последний апгрейд в Цитадели немного подправил контроль. Жить стало проще, но до идеала далеко. Только угуканье помогает, то ли психологическое, то ли как-то по-особому нервный импульс идет, но «у» помогает сбрасывать что-то вроде спазма.

— И как тебя только с этим в пилоты взяли, ты же…

— Да нет, там все локально. К тому же, стража я контролирую лучше, чем собственное тело. Такой вот парадокс, — он хмыкнул и отчетливо, с усмешкой угукнул. — При синхронизации с машиной, я, м-м, как бы переключаюсь с одного тела на другое. В отличие от мяса, железо проще и нет индивидуальных особенностей, которые еще найти надо. Там все ясно и понятно, опять же синхронизация с ИИ, контролирующем машину.

— Однако, — качнул головой, пытаясь представить, каково это — управлять собственным телом, если управление стражем проще.

— Удивлен?

— Не то слово. Как тебя в полицию-то взяли?

— Штатный офицер инженерного обеспечения. Сидячая работа в департаменте. Настраивал технику, к которой гражданские инженеры не имели доступа. За то время, что провел в клиниках, у меня в голове скопилось столько информации, что могу с закрытыми глазами собрать и разобрать сервера. Вирткапсулы и обучающие программы стали для меня спасением. Это потом игроделы подсуетились и все испортили, изначально ведь все это для переквалификации и учебы создавалось. Чтобы не только теория, но и сразу опыт с практикой. А уже потом игры подтянулись с виртуальным погружением. Слышал о одноименной игре «Виртуал»?

— Было дело.

— Значит слышал, как какие-то мобы отжигать начали. Игроки чуть ли не в обморок падают.

— Помню, знаю, но не вдаюсь, гражданка для меня темный лес. Но возвращаясь к теме, то есть, ты еще и техник.

— Угу. Хотя, скорее сначала техник, а уже потом солдат.

— А в пилоты-то зачем пошел, спецам в полиции хорошо платят и риска почти нет?

— Мне не просто так вручили станцию Засвет. Чтобы с ней работать, нужно знать её характеристики, устройство, принципы работы и управление, которое осуществляется за счет твоих мозгов. При работе со станцией ты вместе с искином мониторишь обстановку. Он тебя разгружает, дает общую картину, раскладывает данные словно карту, которую ты и изучаешь. На тестах я показал лучший результат, хоть где-то мне моя большая голова пригодилась. Многие командиры, узнавая мою историю, просто отказывались со мной работать. Что поделать, «дефектный» ведь, — усмехнулся Филин. Но за маской усмешки, ощущалась обида. — Ненадежный кадр. Слабое звено. Ты единственный, кто не спрашивал.

— Парни-и-и-и! — Вдруг раздался женский крик и к нашему столу подлетело красноволосое шебутное чудо растолкав всех, кто оказался на пути. — Всем привет!

— Привет, Кейт.

— Угу.

— Дейл, ты забодал! Ты человек или животное, в конце концов? Что ни слово, либо «угу», либо «у-у».

— Угу, — улыбнулся Филин.

— Тьфу, угукалка. Царь, а ты-то чего такой пришибленный, словно из-под тебя трон сперли?

— Мой мир немного изменился, Кейт. И никогда не станет прежним.

— Это что ж ты такое узнал? Неужели твои не хотят тебя видеть? — удивилась девушка.

— Что? Нет. С этим я еще не решил. Представляешь, у нас в отряде есть, прости Дейл, калека, который выполняет свою работу лучше многих здоровых?

— Калека? Филин, ты что ли?

— Угу.

— Так это не секрет, он давно рассказал, что немного не в себе.

— А парни знают?

— Демон точно знает, мы с ним были, когда Дейл рассказывал. А на счет других, — Кейт выразительно пожала плечами, — без понятия.

— Они знают. Как-то перепить меня пытались, не вышло. Из-за электроники в башке я не пьянею. Тогда и разговорились…

— Знал, что командую лучшими, но не подозревал, что еще и уникальными.

— Ага. Инвалид, калека, маньяк, психопат и адреналиновый наркоман. Непобедимая и непредсказуемая сила. Так ведь, Филин?

— Угу.

Только собрался ответить, как ожил наручный коммуникатор, да еще и народ из-за столов принялся выбираться, и в воздух стал таким, каким бывает перед грозой.

— Джон, скоро задание, — сказал Сай.

— Конкретнее?

— Мобилизация. Ворон готовится к полномасштабной операции, есть данные по базам противника.

— Понял. Так, народ, — прихлопнул по столу ладонью, — быстро запаслись калориями и в бокс. Появилась работа.

* * *

Объявив мобилизацию, мы не спешили с «вырезанием» неприятеля. Спокойно и методично, мы устраняли сначала вспомогательные объекты, потом вторичные, расшатывая неприятеля и лишая опоры. Зажимая в угол, из которого будет не выбраться и не сбежать. Кроме того, Ворон был не столь велик, чтобы разом провести столь масштабные операции, а нести лишние потери нам не хотелось, потому и армию Союза задействовали весьма ограниченно. В конце — концов, на активировать же «Железные Легион». Все же это сила создавалась для отражения атаки неприятеля извне. А для таких «мелких» конфликтов хватало и того, что было.

Группы уходили на задание, выполняли его, возвращались, делали перерыв и все повторялось. И сейчас я думаю, что лучше бы мы ввели резервные силы, ведь в таком случае все могло бы быть по-другому. Но случилось то, что случилось…

* * *

— О создатель, за что мне это… — Тихо простонал я, сидя в коридоре возле кабинета СБ на Поясе Ориона. Эти двери я уже знаю наизусть, столь часто я здесь бывал и то не по своей воле. А рядом целое подразделение штурмовой пехоты в почти полном составе.

— Да ладно, Джон. Ну вспылили мальчики, это ведь обычное дело… — Пыталась утешить меня Ласточка, но получалось откровенно плохо. К моему удивлению, в этот раз она оказалась не при делах. Почти. И Вин с Лисом также были с краю, что меня изрядно удивило. В этот раз в центре внимания оказался Демон.

После очередного инцидента с участием, кто бы мог подумать, Ласточки, я попросил ребят не устраивать проблем, особенно сейчас. Народ услышал, понял, осознал и притих. Овервойдов, в частности Зара, моя группа уважала, и создавать проблемы ему не хотел никто.

Но раз мы не ищем проблемы, проблемы сами находят нас. Это я уже понял. Сегодня к Демону подошли ребята из штурмового корпуса. Как выяснилось позже, парни из пятого штурмового отлично знали Демона, Бродягу и Бандита. Собственно, троица была выходцами из этого подразделения. Для Бродяги с Демоном оказалось в радость узнать, что нашу группу временно объединили с пятым штурмовым.

Бес, командир штурмовиков, только вернувшись с задания, натуральным бронепоездом подошел к Демону. Вначале старые знакомые просто вели диалог на повышенных тонах, но вот потом… Никто не знал, что случилось между Демоном и Бесом, но все знали нрав обоих участников ссоры и предпочли удалиться. Что один маньяк, что другой отморозок. Ясно одно, речь шла о некой девушке, из-за которой оба мужика были готовы биться до конца. Вот тут-то и влезла в разборки парочки «оленей» Ласточка. Разумеется, ее послали в два голоса, и, естественно, ее это задело, а там и до рукоприкладства дошло.

Бойцы пятого штурмового пытались оттащить своего командира, но получилось так себе. То же самое касалось и Демона. Впервые в жизни Бандит с Бродягой оказались в роли миротворцев, а не оттаскивамых. Новое амплуа далось им так себе. Проще говоря — не справились.

Ситуацию радикально разрешили СБшники. Пара оперативников в сопровождении дронов скрутила обоих и доставила в карцер. Теперь вот сидим под дверьми и думаем — что делать? Списать дело на тормозах не вышло. Видимо совсем мы СБ замучили. Нервная обстановка, постоянные боевые вылеты, а тут еще и прибывшего на станцию Зар к делу привязали. То ли майор подсуетился, то ли еще что.

Двери открылись и в них показался овервоид в компании начальника СБ станции.

— Собрались все? Отлично. Идемте, покажу вам кое-что.

Шли молча, всем было интересно, что же толком произошло и что будет дальше. По идее, за такое могут и на поверхность списать, но такие драки на пустом месте не случаются. А ведь нам еще вместе работать. Когда вся наша компания прошла в зал для совещаний, мы стали свидетелями сюрреалистичной картины. Два здоровых мужика стояли понурившиеся и виновато смотрели в пол. Разве что не ковыряли его носами ботинок.

— Я уже провел беседу. Теперь же хочу, чтобы вы рассказали остальным о причинах. Вам вместе в бой идти.

— Я встречаюсь с его дочерью, — вздохнул Демон и кивнул на Готама.

— Ах ты сердцеед чертов, это что получается, я тебе зря глаза строила? — притворно возмутилась Ласточка, и как-то враз обстановка стала менее тягостной.

— Боюсь, что да, Кейт, — хмыкнул, начиная понимать и вспоминая кое-какие моменты. — Дайте догадаюсь, как было на самом деле. Готам разговаривал с Катом, потом дело перешло на личное, а тут еще и Ласточка влезла.

— А что я? Я вообще…

— Молчи чудо. Ты порой тот еще пернатый носорог, — перебил ее Зар и «чудо» замолкло. Впрочем, глазами захлопала не только Кейт, но и у остальных лица вытянулись. Все же овервоиды практически никогда не говорили так. — Продолжай, Джон, — кивнул Зар.

— Гот и без того после вылета находился в разгоряченном состоянии, рыкнул на Кейт, ну а Ласточка, — развел руками, — это Ласточка и есть. Ответила в свойственной манере. Тут уже и Демону тормоза отказали. Нашел, так сказать, повод.

— В целом верно, — кивнул Зар.

— А в чем проблема-то, — посмотрела на Готама Ласточка. — Ну встречается Демонюга с вашей дочерью, ну не самый он простой человек, ну работа у него опасная, так ведь…

— Он старше моей дочери на десять лет. Она же еще совсем ребенок. Да еще и встречались они у меня за спиной. Без моего разрешения. Могли бы хоть уведомить. Я вообще только вчера об этом узнал.

— Да плевать на твое разрешение. Ты бы его все равно не дал. Это наше желание, и чье-то добро ни мне ни ей не нужно.

— Рога обломаю!

— Нет у меня рогов. Твоя дочь идеальная супруга! Верная и порядочная. Дома ждет. И тебя любит, со всеми твоими закидонами. И вообще, откуда узнали-то, папаша, дома раз в месяц появляющийся?

— Тебе тридцать три, а ей только девятнадцать исполнилось. И не надо мне тут про дом. Как раз поэтому и не хочу ей мужа военного. Будто ты чаще моего дома появляться станешь, а с учетом, — тут он просто притопнул по палубе, — и вовсе к звездам упереться можешь. На годы, мать твою за ногу пропасть. А может и навсегда. И кем она будет? Вдовой при живом муже? А если у нее взыграет, ты же, псих ненормальный, и порешить ее можешь. Нет у вас нормального будущего. Служба и долг не даст.

— Ты по себе-то не мерь, — буркнул Демон. — Я ее…

— Что?! Любишь? Так и мы с женой друг друга любили, но вот, — Готам махнул рукой, — годы прошли, и даже чувства сохранились, но счастливой семьи так и не вышло.

— Гот, ты не прав, — заговорил Бандит. — Мы все здесь не чужие люди. Ты сам Демона заместителем сделал, да и дочь твоя на наших глазах взрослела. И уж кто-кто, а она прекрасно понимает, что значит служба для нас, и каково это быть женой офицера. Не отказывай мелкой в мозгах. Она у тебя не только красавица, но и умница. Выбор у нее был, и сделала она его головой, а не только сердцем.

— Ты мне еще тут лекции почитай, — буркнул Готам.

— Когда свадьба? — влезла Ласточка.

— Кейт!

— Что? Я просто интересуюсь. Никогда не бывала на свадьбе. Ну, вообще-то разок была, но мелкой и ничего не запомнила, — добавила она с такой непосредственностью, что мужики невольно заулыбались.

— Зар? — вопросительно посмотрел на овервоида, и тот лишь глаза-елочки «зажмурил».

— Забирай, — махнул он рукой. — Теперь она твоя головная боль.

— Понял, — кивнул и решил сменить тему, да и любопытно было, вот и спросил, чего это Зара на станцию принесло, они же нынче в штабе руководят боевыми операциями.

— Встречаю ваш подарок. Вернее говорить, курирую. Не простая машина, сам знаешь.

— О, так ты стража Демона привез.

— Да, мы…

Закончить Зар не успел. Станцию тряхнуло. Свет мигнул, сменился на аварийный, и тут же завыла сирена.

— Что за…

— Станция атакована. Неприятель высадился в третьем грузовом ангаре, — заговорил Зар. — Примерно рота бойцов в тяжелой штурмовой броне. Продвигаются вглубь станции. С ними не менее двух десятков дронов поддержки. — Всем немедленно вооружиться и получить предписания, — перешел Зар на командный тон.

Желторотиков тут не было, мы дружно бросились в сторону арсенала. Отсек СБшнихков находился ближе к мостику, но в противоположной стороне от жилых отсеков, возле которых располагался наш арсенал.

Навстречу нам пробежало отделение упакованных в экзоброню безопасников. В арсенал пришлось протискиваться сквозь почти готовых бойцов из других соединений, надевающих броню и вооружающихся. Увы, но в костюмы наших пилотов так быстро не влезешь, впрочем, штурмовой доспех тоже не подарок. Это ведь, по сути, небольшой шагающий бункер и эрзац страж в миниатюре.

Заметив в арсенале овервоида, командиры групп сразу поспешили к нему, явно ожидая получить приказ.

— Процент готовности?

— Восемьдесят.

— Девяносто два.

— Враг разделился, — вывел схему станции на лицо-дисплей Зар. — Основная масса прорывается к мостику, вторая группа направляется к реакторам. Мельник, на тебе центральный мостик.

— Принял.

— Ганс, на тебе реакторы.

— Выполняю.

— Бес.

— Я, — обернулся командир моих штурмовиков.

— Помоги Мельнику.

— Понял.

— Зар, что со вторым подразделением пилотов?

— Обходят вторую группу.

— Система защиты?

— Отключена. Диверсия.

— Перезапустить? — Он отрицательно покачал головой.

— Блоки уничтожены, системы в автономном режиме, действуют на уровне локальных сетей.

Паршиво, что тут еще сказать. Только и оставалось — поскорее переодеться, вооружиться и лично, можно сказать, по старинке в бой идти.

— Ларс, периметр СБ прорвали, — заговорил Зар, а на дисплее шлема появилась схема. — Группа, в десять бойцов. Движутся к резервному пульту управления станцией.

— Принял. — Вставив магазин и передернув затвор, повернулся к своим.

— Готовы, босс, — усмехнулся Бандит, отвечая за всех. Кивнув ему, машу рукой и бегу к дверям. В коридоре нас ждал сюрприз. — Зар? — удивился вооруженному овервоиду.

— Я иду с вами. Это не обсуждается.

— Хорошо, — кивнул, не видя смысла тратить время на бесполезный спор.

Союз запретил Войдам участвовать в сражениях из-за их малочисленности. Но когда битва происходит рядом с кем-то из них, они в нее обязательно полезут.

Свет мигнул и станцию снова тряхнуло.

— Включилось резервное питание. Я отрезан от сети станции, мостик в их руках, — сообщил Зар.

— Что с потерями?

— У них нет потерь, и я не могу понять почему. Наша надежда — резервная рубка.

— Если они захватят оба центра, то смогут активировать орудия?

— Весьма вероятно, что они смогут использовать Пояс Ориона, тогда погибнут миллионы. Десятки миллионов.

— Если Икар ударит по Цитадели, — вырвалась пронзившая разум мысль.

— Тогда они победят.

Мы выбежали в коридор и стразу же увидели следы боя. Повсюду валялись разбитые дроны, трупы наших и куски обшивки стен. Шум выстрелов становился все ближе.

Мы просто выскочили из-за поворота и столкнулись с четверкой врагов. Рефлексы отработали быстрее сознания. Ухожу в сторону, пробежка прямо по стене, оттолкнуться и приземлится на пол у перекрестка. Под ноги врагу падает эми-граната. Фронтальный щит принимает очередь. Вот это реакция у них. Рядом приземляется Зар и активирует щит. Мгновенная синхронизация проекторов и мы вдвоем держим один барьер. Вспышка и враг остался без прикрытия. Группа работает из всех стволов. Броня штурмовиков сопротивляется огню. «Да что ж вы крепкие такие. Сдохните уже», — мы с Заром вносим свою лепту. Семь стволов на четыре цели. Двое наконец-то свалились, но магазин не бесконечен. Парочка изрешеченных врагов еще стоит и даже стреляет. Это чем же вас таким накачали. Меняю тактику.

Выстрелив за спины неприятеля наручным крюком, активирую лебедку и, выполняя подкат, проношусь между врагами. Рискованно, но и у них боезапас не бездонный. Поравнявшись с врагом, наношу удар пятками. Сбиваю их с ног. Отстреливаю крюк и вскакиваю. Враг ворочается. Их штурмовая броня слишком повреждена, да и не предназначена она для всяких кульбитов. Срываю с пояса заряды и бросаю. Щелк — отработали захваты. Прыжок подальше. Бабах — над головой проноситься ударная волна. Оборачиваюсь. Мои бегут мимо развороченных тел.

— Минус четыре, еще шесть, — говорит Зар и машет рукой, — вперед.

За спиной раздался скрежет. Обернулся и не поверил глазам. Двое расстрелянных первыми пытались встать. Тело опять опередило разум.

Всаживаю в голову ближайшего «зомби» треть магазина. Шлем и голова врага превращаются в фарш. Зар обрабатывает второго, но действует более экономно.

— Это что за бессмертные такие? — бормочет Бродяга.

— Мутант какой-то, — выдыхает Ласточка.

— Зар, что с ними? — даю знаками команду своим занять оборону, пока овервоид вытаскивает из брони останки и проводит сканирование.

— Это генетически модифицированные бойцы. Вижу два сердца, измененную структуру легких, грудная клетка срослась сплошной костной пластиной, мышечная масса в пределах нормы, но структура…

— Зар!

— Гарантированный способ вывести такого бойца из строя уничтожение мозга.

— Все слышали? У нас тут зомби, стрелять в голову.

— Бездна, с каким только дерьмом не столкнешься на службе.

— И не говори. Чик-чирик, так его и…

— Вперед, — прерываю разговоры. Не время, там наших убивают, на кону миллионы жизней и исход войны.

Если бы не Зар, мы бы вряд ли услышали топот пары вражеских солдат, отправленных по наши души. Но Зар вовремя вычленил их шаги из шума боя и предупредил. Мы успели подготовиться. Ласточка и Демон прыгнули на потолок и укрылись за развороченными фальшпанелями, остальные спрятались в ближайших помещениях. Так себе засада, но «зомби» все же оставались людьми, то есть привычно смотрели вперед и больше опасались запнуться, чем получить по голове куском потолка. Еще и к встречному бою готовились, а тут…

Пара гранат под ноги и очереди в спину свалили обоих. Тут же на спину врага спрыгнули Ласточка с Демоном и ударили резаками в сочленение шлема и воротника. Плазма на раз пробила слабозащищенное место и в мгновение изжарила головы.

— Зомби в собственном соку, — хохотнул Лис.

— Если бы не шлем, блевали в шесть глоток, — поддержал друга Бродяга.

— Вперед, — развернулся на звук боя, пресекая болтовню. Потом нервы лечить будем, если уцелеем.

Добравшись до места, мы увидели четверку врага, скорее обороняющихся, чем пытающихся нападать. Они вообще как-то вяло перестреливались со службой безопасности, укрывшейся за наспех возведенной баррикадой из обломков перегородки и оборудования. В последнем более-менее удалось лишь пищевой автомат опознать, да и то по характерной расцветке.

— Квёлые они какие-то, — заметила Ласточка, бросая эми-гранату.

— Слишком много ранений, регенерация, тем более реактивная, требует массу энергии и запаса питательных веществ. Они исчерпали резервы, — пояснил Зар, расстреливая врагов.

— Ух, патронов на них не напасешься, — опустил ствол Филин.

В это время над баррикадой поднялся Арес и махнул рукой бойцам службы безопасности.

— Э… — удивилась Ласточка, переводя взгляд на Зара.

— Пустая платформа. Работает в автоматическом режиме. Держим такие на важных объектах, просто на всякий случай, — пояснил он.

— Понятно, — кивнула Ласточка.

— Капитан Анори. — кивнул одним из старших офицеров СБ, выбравшемуся из-за баррикады.

— Рад видеть, — ответил он, поправляя висящую плетью руку.

— Как тут у вас?

— Адмирал объяснит, — мотнул он головой за спину.

— Адмирал? Здесь?

— В гальюн отошел, на мостике его заместитель… был.

— Понятно.

Посмотрел на потрепанных бойцов и дронов, спешно перестраивающих баррикаду в нечто более приемлемое для боя. Похоже, они просто успели натащить сюда все, что попалось под руку. Махнул своим и потопал в рубку.

Вообще, СБ станции была рассчитана на мелкие конфликты, отлов крыс, но никак не на отражение штурма. Да никому и в голову такое не приходило. У нас ведь тут полно десантуры и спецухи, но… «А ведь именно сейчас большая часть на поверхности», — пришла мысль, родившая очень тревожные подозрения. Еще и автоматическая система защиты оказалась децентрализована диверсией.

Войдя в зал запасной рубки, сразу направляюсь к Адмиралу.

— Царь, — кивнул он мне, — вовремя. Но какого здесь делает он, — адмирал бесцеремонно указал на Зара, который в это время переносил себя из полугражданской платформы в Ареса.

— А как бы я его удержал?

— Отстрелить манипуляторы — дело минуты.

— Виноват, не сообразил.

— Ладно, — отмахнулся Адмирал, — сам знаю, что глупость, но выговор за нарушение приказа в вашу коллекцию занесу.

— Угу, идем на рекорд.

— Лучшие во всем, — улыбнулась Ласточка.

— Е, — ударили кулак в кулак Бандит с Бродягой.

— Сбросили пар? — усмехнулся адмирал.

— Так точно.

В это время голова Ареса с щелчком встала на место и тот активировался. Сделал несколько шагов, повел плечами, крутанул руками и перехватил оружие. По сравнению с тем, как он двигался раньше — столетний старик и юный атлет. Но все это ничто, на фоне явственно ощущаемой ауры. Стоило Зару оказаться в Аресе, как стало понятно, от чего элита имперской гвардии, не боящаяся никого и ничего, говорила об этих машинах шепотом и с дрожью. Даже у меня по спине побежали мурашки от такой картины.

— Хорошо, что эти ребята за нас, — сказал Демон с отчетливой хрипотцой в голосе.

— Что с Акуми? — спросил Зар. А я только сейчас понял, откуда у него любовь к грубому баритону. Должен признать, от гражданской платформы его слышать как-то сюрреалистично, но вот от такого… это мощно.

— Диверсант уничтожил часть серверов. ИИ станции погиб, — отрапортовал адмирал.

— Нет, — сказал Зар, на миг замерев и словно к чему-то прислушавшись. — Он просто в коме. Личность диверсанта?

— Эрик Нот. Первый помощник заместителя командующего. Под видом инспекции проник в охраняемую зону. Убит дронами, при попытке бегства.

— Состояние станции?

— Вручную обеспечиваем работу жизнеобеспечения и поддержания искусственной гравитации.

Зар замолчал, и возникло такое ощущение, будто он покинул тело. Арес стоит, но словно пустой. Такой себе музейный экспонат или давно нежилой дом, в котором поддерживают частоту и порядок роботы. Никогда с таким не сталкивался. Похоже, не только мне довелось увидеть, точнее ощутить и узнать, нечто новенькое об овервоидах. Но не терять же время.

— Центральный мостик представляет для них ценность? — спросил адмирала.

— Да, с него осуществляется корректировка положения станции на орбите, но стрелять оттуда у них не выйдет.

— То есть, по сути, станция пока еще у нас под контролем.

— Половина.

— А можно активировать «Икар» как-то еще?

— Да. Система предусматривает ручное управление.

— Плохо!

— Господа, у меня для вас несколько новостей — Внезапно ожил Зар, отключившись от терминала. — Я смог восстановить и связаться с нашими бойцами. Противник не сможет активировать «Пояс Ориона». Защитные орбитальные платформы только что отключены мною на следующие 26 часов. Плохая новость — группа у реактора не смогла удержать неприятеля, и враг перенаправляет энергию на Икар. Его удар не прямой наводкой разрушит целый город, высока вероятность, что пострадает и Цитадель. Введу того, что мостик у них под контролем, не сложно догадаться, куда направят орудие. Подкрепление с соседних кораблей уже выслано, но пушка выстрелит раньше.

— Каким образом будет произведен выстрел?

— Ручная калибровка системы непосредственно из пульта управления орудием. Под конец будет достаточно открыть энергонакопители и оружие выстрелит. Это долго, муторно и не эффективно, но сработает. Данная система была предусмотрена на случай критических повреждённый станции, как последний удар в обход всех защитных протоколов. Весьма вероятно, что орудие разорвет. Не исключено, что вместе со станцией. Наша задача — не допустить выстрела. Любым способом. В крайнем случае, мы обязаны сами инициировать выстрел. Чем меньше энергии в накопителе, тем шире конус поражения и меньше поражающий эффект.

— Сколько у нас времени? — задал самый главный вопрос.

— Порядка пятнадцати минут….

— Плохо.

— Может вызвать огонь на себя и расстрелять станцию? — спросил адмирал.

— Не успеем, слишком надежно построили.

— У меня идея, — привлёк я внимание Зара и остальных. — Мы не успеваем добраться до мостика и захватить его. Но если Зар и штурмовики сумеют отбить реактор, а моя группа прорвется к пульту управления орудием снаружи, — похлопал по шлему, намекая на возможность прогуляться по обшивке, — есть неплохие шансы бабахнуть куда-нибудь в сторону. Мы ствол повернем, а Зар накопители замкнет.

— А если не выйдет?

— Выведем из строя систему охлаждения.

— В таком случае орудие с гарантией взорваться в момент выстрела.

— Вот именно. Большая часть энергии уйдет в пустоту.

— Джон. Это поход в один конец. Я не могу отдать вам этот приказ.

— Я знаю, Зар. Мы знаем. — Я посмотрел на свою группу. Ребята были полны решимости, все были на моей стороне. — Твоя помощь нужнее в реакторном, если мы выведем из строя орудие, а вы захватите реактор, мы спасем станцию. Если нет, так хоть не зря погибнем.

— По обшивке бегать не надо, — сказал Зар, и сбросил мне план-схему с отмеченным маршрутом.

Ого, а станция-то оказывается с сюрпризами. Хотя, ее же проектировали и строили овервоиды, жаль только, что они не предусмотрели всего. Впрочем, они же не боги, да и в тех же мифах со сказками этих самых богов очень даже обводят вокруг пальца.

— Удачи, — кивнул Зар.

— И тебе, — махнул рукой и кивнул своим.

Новый забег по коридорам, спуск вниз по шахте лифта и снова забег. Небольшая остановка, сверка с картой и снова вперед. У дверей в зал управления, нам встретились двое бойцов противника. На этот раз, схода разобраться не вышло, пара солдат даже близко не давала подобраться, а ЭМИ гранаты не помогали, обоих спасала тяжелая броня.

— Что будем делать, босс?

— Нам не пробиться. — Заметила Ласточка, когда из-за дверей вышло еще трое.

— План Б. Отвлеките их, Филин за мной. Демон, подсади. — Я указал на вентиляционный коридор на потолке. Он кивнул и, подставив руки, помогает мне сначала открыть, а затем и взобраться внутрь.

Мы проползли у сражающихся прямо над головой. Благо коды доступа имелись, а потому так же тихо смогли открыть перегородку и оказались внутри пульта управления. Тут находился лишь один боец врага. Упавшая ЭМИ граната лишила его щита, а сдвоенная очереди в макушку не оставила шансов на выживание. Спрыгнули вниз. Филин тут же заблокировал двери. Я связался с Демоном и приказал отходить. Тот заупрямился:

— Не могу, если мы отойдем, они примутся за вас.

— Хорошо, отвлекайте сколько можете, но не подставляйтесь.

— Принял, — буркнул он в ответ.

— Филин, что у тебя?

— Орудие не откликается. Выстрел будет произведен в любом случае.

— Через сколько?

— Четыре минуты.

— Зар, это Царь. Орудие заблокировано, пытаемся восстановить доступ.

— Понял. Мы почти у реактора. Ориентировочно… шесть минут, — сказал он бесстрастным голосом.

— Нет у нас шести минут, выстрел будет через четыре, — ответил, и без того понимая, что нет нужды повторять.

Я взглянул на Дейла. Но тот лишь покачал головой:

— Они выставили таймер и отрубили управление. Совсем. Мы даже ствол подвинуть не сможем.

— Подвинуть? Хм… — замер, пораженный безумной идеей.

«Сай!»

— Я здесь.

— Бери всех стражей и попытайтесь сдвинуть икара вручную. Как понял?

— Понял, выполняем.

— Думаешь справятся? — спросил Филин.

— У них нет выбора. Теперь дело за нами, мы не можем повлиять на момент выстрела, но можем его ослабить. Что с системой охлаждения?

— Сейчас, — повернулся он к пульту, а за спиной раздалось характерное шипение. Секунду спустя сквозь дверь пробился язычок плазменного резака. — Две минуты, — сказал Филин.

— Постараюсь, — ответил, прикидывая, что можно использовать для укрытия и как испортить жизнь врагу.

— Царь, нас теснят, отступаем, — вышел на связь Демон.

— Принял. Мы почти закончили, уходите.

— Понял.

Говорят, в критические моменты перед глазами проносится жизнь. Иногда вся, иногда лишь избранные моменты. Мысли разные приходят, дела несделанные вспоминаются. Переосмысление там разное. Может у кого-то и так, я же лишь следил за ползущим огоньком плазменного резака и все. Просто следил и даже не пытался что-то там отсчитывать. Скорее уж такое отрешенное состояние было. Не покой, но спокойствие.

Бах — фрагмент двери вылетает, а следом за ним летит граната. Дзинь — бьется она об пол. Тук-тук-тук, скачет ребристый шарик в мою сторону. «На», — выдыхаю, отправляя аналогичный подарочек врагу. Тут же приседаю и выставляю щит.

Взрыв, а за ним еще один. Нажимаю на спусковой крючок и даю очередь на весь магазин. Не столько убить или ранить, сколько просто не пустить. Остановить потоком пуль. Отбросить физически. Результат так себе. Враг лезет вперед, презрев инстинкт самосохранения. «Зомби», — мысленно матерюсь и, не обращая внимания на стремительно тускнеющий щит, бросаю гранаты.

Резкая боль в груди, толчок, падаю, в ушах шумит море, в разуме что-то звенит, картинка плывет перед глазами, но резкий укол в затылок приводит в чувство. Вот только боль лишь усилилась. Показалось, что сердце рвётся на части. Новая порция боевой химии, но глаза продолжают слезиться, боль становиться невыносимой. Так не должно быть. Этим коктейлем и мертвого поднять можно, но я ничего не мог сделать.

— Джон, какого черта? Почему твои показатели упали, где вы? — Раздался в динамике голос Ласточки.

— Прости, Кейт, дальше без меня.

— Что? Что?! Джон!

Хочется ответить, но сил нет. Что-то мерзко пищит. Кажется, броня опять вколола какую-то гадость. Вроде бы на этот раз в поясницу. Что-то мне холодно. Еще и грохот этот. Прямо надо мной… а, так это Филин. Живой еще. Сражается. Чувствую, как он хватает меня за ручку на воротнике и куда-то быстро тащит отстреливаясь. Да, если стреляет, значит все сделал. Это хорошо. Помочь бы ему, да…

— Джон. Джон!

— Командир, мы идем. Слышишь? Царь, прием!

Хочу сказать: «Отставить. Сейчас рванет. Уходите», но сил хватает только подумать. В смутной картинке перед глазами мелькает что-то яркое, и нависшая надо мной тень пропала. Вот и Филина достали. Жаль, быть его детенышу сиротой, а жене молодой вдовой. Мысль должна была разозлить, но…

Икар выстрелил, и станция содрогнулась

Глава 11

Увидев в небе вспышку, не сдержался и тихо присвистнул:

— Елена с огоньком отработала.

— Ага, — поддакнул Макс и опустил бинокль. — Красиво. Но не думал, что у них что-то выйдет.

— Как мыслишь, всех железяк перебило?

— Скоро узнаем. Даже если не всех, — он усмехнулся, — добьем.

— Хорош языками молоть. Охрана покинула объект, — перевожу взгляд и вижу, как с завода в город выехала вооруженная группа.

— Они так предсказуемы. — Протянул один из бойцов. — Стоит чуть-чуть пошуметь, как тут же срываются, прямо как мошки на свет. Идиоты, разве можно оставлять неприкрытым стратегический объект?

— Их задача — защита людей. Даже если они лгут, для антуража вынуждены этому иногда соответствовать. — Вступился Макс.

— Только это «иногда» происходит почти всегда. Тебе это не кажется странным? — Добавил я.

— Так, все. Выдвигаемся. Камеры выключены?

— Да. Станция выведена из строя, электричества нет во всей области.

— Отлично.

Поднявшись, мы побежали к заводу.

— Макс, ты в порядке? — Толкаю в бок напарника и друга, заметив, как он трясет головой.

— Да, просто не отошел после операции. Не каждый день тебя модифицируют в экспресс порядке.

— Без этого нам не пилотировать Стражей.

— Знаю. Но все равно не верю, что позволил кому-то копаться у себя в голове.

— Я тоже, брат. Я тоже.

— Чисто!

Новая перебежка, и мы у поста охраны.

— Лекс, Шон, ваши двое справа.

— Принял. — Выглянув из-за угла, беру на прицел своего, помечая в прицеле меткой.

— Есть. — Тоже самое делает Макс, синхронизируясь со мной.

— Глушилка готова?

— Да.

— Запускай. Стреляем по команде. Три. Два. Один… — Тихое «пуф», и два охранника оседают на пол. В первый раз на таком задании колебался. Сильно колебался. Ведь я лишал человека жизни. Но теперь… какой смысл переживать, все равно путь теперь только один. Тем более после генетического улучшения, проведенного со мной, чтобы я мог синхронизироваться со Стражем. Как только получил предложение, согласился не раздумывая. Для меня шанс стать пилотом превышал любые риски. Подобная возможность давала шанс отомстить железякам и вносила существенный вклад в наше дело. Увесистая гиря на нашей чаши, пошедших в разнос весов.

Быстро проникнув внутрь, движемся дальше, сметая немногочисленную охрану. Вот и ангар.

— Ого… — воскликнул один из бойцов, увидев выстроенные в линию машины.

— Теперь они наши, — оскалился Данил. Вот тут-то и включилась тревога. — По машинам! Быстро!

— Этот мой! — крикнул Макс, спеша к приглянувшейся машине.

— Они одинаковы, — отвечаю, забираясь в соседнего.

— Не для меня.

Вставляю флэшку в гнездо для искина. Эмуляция должна справиться. И действительно, машина завелась, кабина закрылась, а меня поприветствовал ВИ. Голосовая команда, и мне в голову входит штекер.

— Вра-а-а-акхр… — Вырывается вопль боли от непередаваемых ощущений. Словно в кипяток окунул. Голова заболела так, что аж слезы из глаз потекли, но я удержал себя в сознании.

— Синхронизация через три… два… один…

Меня рывком потянуло, возникло чувство, словно стремительно тону. Принялся барахтаться, попытался мысленно всплыть. На миг это удалось, сердце бешено колотится, легкие горят. Новый рывок и вновь погружаюсь. Снова всплываю. Затем еще раз и еще. Меня словно разрывало. Я тонул, но вода выбрасывала меня обратно. Тошнило, тело буквально выворачивало, но, сжав зубы, держался. Носом пошла кровь, во рту появился солоноватый привкус. Держаться! Это просто перестройка сознания. Измученный разум вытолкнул на поверхность образ. Жажда мести и ненависть помогли найти силы. Я должен отомстить. Обязан. Нельзя сдаваться. Откуда-то появились новые силы, а потом все резко закончилось.

Сознание вернулось рывком. Зрение обрело четкость. Я чувствовал, как тело пронзают мириады игл, словно оно все и разом занемело, а теперь восстанавливает кровообращение. И… на этот раз я был большим. Просто огромным.

— Получилось… — Шепчу вслух под эйфорией. Боль отошла на второй план, она была не столь сильной, словно приглушенной. Куда важнее было то, что у меня получилось! Я смог!

Немного времени, чтобы освоиться. Не отрываясь от стапелей, привыкаю к телу, совершаю простейшие движения руками-ногами. Страж, напротив, отрывается от держателей. Выходит, вперед. Чуть не падает, но удерживает равновесие. Разворачивается, и тут в него прилетает ракета. Небольшой огненный бутон вспыхивает на кабине. Страж падает, раскинув руки. Из оставленного кумулятивной струей отверстия тянет дымком. Пилот наверняка сгорел почти полностью. «Невероятно точное попадание в уязвимое место брони, да еще и под правильным углом», — проносится мысль, а тело уже действует. Отрываюсь от креплений и вижу его — Ареса.

Не знаю, что меня толкнуло на следующие действия. Решимость, страх или ненависть к этим тварям, но я бросился вперед и просто пнул его, словно мяч. Арес улетает в стену, проламывая её, а я теряю равновесие и падаю на пол. Ко мне подошел страж Данила и попытался помочь подняться.

— Данил, у нас вышло! Мы пилоты!

— Да.

— Ха-ха-ха-ха… — Несмотря на мое состояние, мне было весело. Я пилот, и я словно игрушку только что пнул — Ареса. Это… это внушало. В крови играл адреналин, но при этом мне было страшно. Ведь на месте погибшего товарища мог оказаться я.

— Нужно уходить.

Пока остальные шевелились, покидая боксы, подошел к Максиму. Его страж не шевелился.

— Макс, у нас вышло! Ты слышишь? — Тряхнул его машину, но не получил реакции. — Макс? Макс! — Я начал трясти его машину, но ответа не было.

— Лекс, он мертв! — Гаркнул на меня Данил.

— Что?

— Он не выдержал синхронизации. Идем, нужно уходить!

— Но… но как же так… — Я замер на месте. К коктейлю чувств прибавилась скорбь. Я не верил. Не хотел верить. Но поверить заставила новая ракета, прилетевшая в спину. Взяв себя в руки, пытаюсь выбраться. Машина слушается не идеально, но слушается. Уже на улице вижу, как наших забирают грузовые вертолеты. Один из них тут же зацепил меня. Рывок и, словно рыба на крючке, оказываюсь в воздухе. Меня развернуло спиной вперед, что и позволило увидеть, как по ангару наносится ракетный удар. Море огня уничтожило все и вся.

— Макс… брат. Прости… — Я вывалился из синхронизации. Броня в крови, натекло с прокушенной губы и из носа. Но мне все равно. Держась за голову, я плакал. Последний из моих друзей остался там. Я его там оставил. Быть может он был жив? Просто отключился? Но я не мог помочь… если бы остался, Арес бы убил нас обоих. Но… но я предал его. Предал человека, который всегда прикрывал мне спину.

— Лекс. — Окликнул меня командир.

— Да.

— Он мертв. Нас предупреждали, что при синхронизации есть шанс умереть. Мы знали, на что шли.

— Я знаю, но…

— Ты сам испытал то, что пришлось пройти ему. Он не справился.

— Понимаю, просто…

— Лекс, я знаю, что вы были с ним как братья. Теперь у тебя есть возможность отомстить. Отомстить за всех, кого забрали эти бездушные машины. В твоих руках их сильнейшее оружие.

— Ты прав, — я вытер слезы и вытащив из внутреннего кармана фотографии. Мой счет к овервоидам подрос.

«Я отомщу», — мысленно пообещал фотографиям, после чего взял общую с моей первой группой и провел окровавленным пальцем по лицу Макса. Мы были последними. Теперь остался только я.

* * *

Они все-же это сделали… атаковали сердце Ворона и нашими же руками намеревались положить этому конец. От результатов этой драки, у нас окончательно сорвало крышу. Было принято решение расконсервировать «Железный легион». Прямо по улицам ходили боевые машины, чуть ли не каждый человек проверялся на связь с террористической организацией «Дети империи», потому как история со станцией наглядно показала, сколь глубоко они сумели пустить корни и одурачить людей.

Было ли это нашим поражением или победой, не решался сказать никто. С одной стороны, мы проиграли, орудие выстрелило и совсем не туда куда можно. С другой, нам удалось отбить станцию и значительно сократить число жертв. Каждый решит для себя сам, что это для него, но это произошло и от последствий никуда не денешься. А дальше, начался Ад. Для террористов. Ворон словно сорвавшийся с цепи пес, рвался в бой словно одержимый. Солдаты, которые оправлялись от травм, полученных на станции, подрывались с коек и рвались в бой. Мы, сами того не ведая, создали силу куда более могущественную, чем любое оружие, которое только может быть. Эта сила — фанатичная вера, не уступающая той, что была у наших противников. И эта вера — защита. Понимания, что кроме них людей, по сути, никто не защитит, солдаты ворона буквально вгрызались в неприятеля. Я… мы не понимали, что это. Но это нашло в нас отклик, ведь когда-то, видя кровь детей и слезы матерей, мы точно так же рвали Империю. Рвали её на части, словно дикие обезумевшие звери.

Но даже так конфликт не удалось завершить в первые дни. Противник оказался хитрее и сделал точки, о которых Сильвер банально не знал, а значит все было впереди. Мы так и не нашли комплекс по модификации людей, не нашли комплекс куда увели Стражей, а значит они представляли высокую угрозу, которую необходимо стереть с лица Ориона раз и навсегда…

* * *

— Ларс, проснись. Ла-а-а-а-арс! — Трясла меня за плечо Ласточка. За больное плечо, должен заметить. Тело ломило, голова гудела, а тут еще, как утюгом по голове, каталась эта паршивка.

— Кейт… отстань. Я сплю…

— Ты спишь второй день. Давай вставай!

— Чего?! — Моментально подорвавшись, смотрю на сидящую около меня девушку. — Кейт?! Ох… — Зря я вскочил. Грудь резко пронзила боль, мышцы свело и Ласточка тут же начала укладывать меня обратно.

— Тише, Царь, успокойся. Все хорошо. Да, это… с добрым утром! Как спалось?

— Замечательно… — Беглый осмотр комнаты показал, что я таки нахожусь в больнице. Или в госпитале. Короче, в медицинском центре. — Где мы? Что случилось? Как команда?

— Все с ними хо-ро-шо! Успокойся, твое войско в порядке, не нервничай.

— Точно?

— Почти.

— Что?

— Филину досталось, ему ногу по бедро отрезало, так что теперь он с протезом. Еще немного покидало, но в остальном он в порядке. У тебя же было внутреннее кровотечение, а еще сотрясение мозга. Теперь весь из имплантов состоишь, считай 50 % чистого железа в теле. Твои внутренние органы, особенно легкие и сердце, посекло осколками гранаты, а потом еще между обломками покидало, кости поломав. Хорошо Сай вовремя успел, подобрал тебя прежде, чем ты окончательно растворился бы. Ты ему всю кабину кровью залил, но опять же, благодаря его жизнеобеспечению, ты до сих пор с нами… — Говорила Ласточка с таким лицом, словно я вселенское зло.

— Что?

— Как ты мог? — Нависла она надо мной фурией, от чего захотелось куда-нибудь смыться.

— Ну прости…

— Обманул нас, сам героем погибнуть решил?!

— Не решал я ничего, просто не хотел, чтобы и вы с нами погибли. Мы так и так выбраться уже не успевали.

— Дурак, могли же прорваться.

— Не в том коридоре. Ни когда он так узок и открыт, что не развернуться. Нас бы просто, как шашлык на вертел насадили, вот и все.

— Быть может ты прав. Но все равно, ты нам должен! — Она замахнулась, я зажмурился, но удара не последовало.

— Хорошо-хорошо, только не бей. — приоткрыв один глаз, смотрю на то, как по щека девушки побежала слеза. — Прости.

— Вечно вы — мужчины геройствуете почем зря.

— Ну… бывает. Иногда. Как там Сай? — Меняю тему, стараясь увести её с дурных мыслей.

— В порядке. За тебя правда переживал, места не находил. Да и сейчас не находит, на камерах висит, за тобой наблюдает. Можешь ему ручкой помахать. — Она повернулась к камере и для примера помахала, чем вызвала у меня улыбку. — Сай, видишь? С твоим напарником все хорошо! Живой, почти здоровый. К слову, стражи почти спокойно перенесли взрыв, чай не картонные. — Она рассмеялась и закинула выпрыгнувшую прядь волос обратно за ухо.

— Давно ты здесь?

— Нет, мне просто надело видеть, как ты дрыхнешь.

— Ты в своем стиле. — Я покачал головой.

— А то!

— Что я пропустил? — А вот на этом вопросе, она откровенно погрустнела. Казалось, что даже ярко красные волосы потускнели. — Ке-е-е-ейт?

— Ну… много чего. Очень-очень много.

— А точнее?

— Знаешь, давай ты поправишься, а там… — Но видя мое выражение лица, она сдалась. — Ладно. Но ты только не нервничай, хорошо? Тебе опасно. У тебя теперь искусственное сердце, оригинальное порвалось. Но оно еще не прижилось, поэтому старайся держать себя в руках, ладно?

— Жестко… — Невольно прикладываю руку к груди. Хорошо, что я выключился.

— Ага.

— Так, что я пропустил? — Возвращаю в русло, явно пытающуюся увильнуть девушку.

— Эх… Начну со станции. Икар уничтожен, но сама станция выстояла. И мы её отбили. Пояс Ориона в наших руках. Зар в порядке, как и многие десантники. Их хоть и потрепало… некоторых сильно потрепало. Но многие живы. Отряд Беса так и вовсе в полном составе, хотя отмудохали их знатно. И они по-прежнему приписаны за тобой. Он, кстати, через две палаты лежит, отдыхает.

— Забавно. — Тянусь к стакану с водой, но Кейт мне его подает.

— Дальше… тебя объявили преступником.

— БЗДЫНЬ! — Кейт смотрела на выроненный мной стакан, пока я просто и незатейливо таращил глаза.

— Что?!

— Но ненадолго! Просто некоторые начали искать крайнего, решили, что им будешь ты. Некоторые… люди из Союза обвинили тебя в том, куда выстрелила станция. Войды же, доходчиво им объяснили, что они не правы, и вообще ты очень хороший человек и герой, который спас сотни тысяч жизней. Они вообще очень нервными стали. Так что, спорить сейчас с ними не хочет никто, особенно сейчас.

— М-м-м…

— К слову, на фоне драки, повстанцы нанесли массово удары куда только могли. Вернее, куда дотянулись. Не все их операции прошли хорошо, далеко не все. Но кое-что стоит внимания.

— Что именно?

— Они смогли угнать Стражей.

— КАК?!

— Да. Семнадцать новейших машин своим ходом сбежали с Завода. Арес, что там был, не смог воспрепятствовать, а основная охрана была отослана на вспыхнувший взрыв и пальбу в городе.

— Но ведь пилотировать пустую машину — невозможно. Вернее, возможно, но для этого нужно быть машиной. А у повстанцев ИИ нет и никогда не было. Максимум тупые сворованные дроны.

— Вот над этим Войды и бьются, в частности Зар. Как человек смог пилотировать пустого Стража? Ведь не мне тебе говорить, какая нагрузка обрушивается на мозг пилота в таком случае.

— Это нереально…

— Но это есть. Так что, среди задач появился пункт о захвате вражеского пилота живьем. Трупы, что вытащили из нее ушедших стражей, сгорели подчистую. Неприятель подстраховался, чтобы не оставить следов.

— Ясно. Кейт, но ты ушла от разговора. Куда попал удар Икара?

— Ну… попал… в сторону.

— Какую? — Подозрения в моем голосе, хватило бы на целый взвод СБ-шников на допросе партизана.

— М-м-м… Рядом… с дворцом …. Канцлерским.

— Ч… чё?!

— Выстрел Икара пришелся на окраину Калисила, где располагался дворец Канцлера. Две трети высшего командования Союза были стерты с лица Ориона вместе с самим Канцлером.

— Это ведь столица… — Прошептал я загробным голосом, в ужасе осознавая произошедшее.

— А вместе с ними, девяносто семь тысяч человек.

— …

— Мы прижали «детей империи», Джон. Вот они и пошли ва-банк. Выложили все карты. Они хотели использовать Пояс Ориона и уничтожить нашим же оружием наши стратегические объекты. План, конечно, накрылся, но кое-что у них вышло. Когда Стражи начали отводить орудие, они подправили траекторию и все равно устранили стратегически важную точку.

— Создатель… что я натворил…

— Ларс, не надо. Ты отдал единственно верный приказ в той ситуации. Никто не знал, куда придется удар. Но если бы ты этого не сделал, погибло бы намного больше людей. Войды собрали в бункерах Цитадели и убежищах более шести сотен тысяч человек. Если бы ты не отвел оружие, они были бы мертвы. Многие считают тебя героем. Войды приложили все силы, чтобы обелить твое имя и у них получилось. — Я потянулся к пульту от телевизора, но Ласточка перехватила руку. — Не надо. Его лучше не включать…

— Что еще я не знаю?

— Повстанцы транслируют на открытых частотах свои записи, запугивая людей. Люди недалеки от паники. Кое-кто лютует, ходят слухи об орбитальной бомбардировке. СМИ это дело подогревают, освещая все события, как можно подробнее, но не преувеличивая. Хотя, это и не нужно. Вчера было совещание, кто станет приемником Канцлера. Введу того, что у него не осталось никаких родственников, а возможные кандидаты ушли вместе с ним, начался развал власти. Обезглавленный Союз разваливается на части, компании тянут на себя, но ситуации не дают выйти из-под контроля Войды.

— В итоге кто будет следующим Канцлером?

— Пока никто. На фоне того бардака, что сейчас начался, выступил Хан Сильвер.

— Кто это?

— Этим вопросом задались многие. Хан Сильвер, ни много ни мало, сын Ноджа Сильвера. Образец создан по ДНК отца и искусственно зачат. Тот не так давно сам о нем говорил. Не знаю как, но А — он молод, по крайней мере по голосу. И Б — подозрителен. Он не показывает лица, постоянно появляясь в защитном костюме скрывающим лицо. Хан выступил с речью. Именно он обелил твое имя, именно он призвал людей сплотиться на фоне общей угрозы. Сейчас Стражей почитают, как героев. Тебя почитают героем. Повстанцы, часто агитировали людей тем, какие мы плохие. Но сейчас… Хан обыграл происшедшее таким образом, что у многих не осталось сомнений, кто здесь на чьей стороне. Овервойды вывели из резервации Железный Легион. В городах, селениях и просто на трассах, везде теперь можно увидеть вооруженные отряды Ворона. Люди их в этом активно поддерживают. Я слышала от знакомого, что им регулярно докладывают о малейшем подозрении на деятельность Повстанцев. Хан смог не допустить паники. Он обернул её в ярость и направил на истинных преступников. На месте удара, возвели мемориал. Послезавтра будет церемония прощания с ушедшими. Многие… ждут, что ты на ней появишься. — Она взяла меня за руку, нежно поглаживая большим пальцем. — Джон… ты все сделал правильно. Это не твоя вина, а тех, кто устроил нападение.

— Но…

— Никаких «Но». Даже не вздумай падать духом. Не сейчас. Ты нужен нам. Именно в том виде, в котором был. — Она приблизилась и мягко поцеловала в губы. — Ты мне нужен. А кровь… она не на твоих руках.

— Спасибо, Кейт.

— Джон. — Она подобралась ближе и, приложив руку к левой щеке, сама прижалась своей к правой. — Ты правда нужен. Очень — очень нужен. У нас не было свиданий, даже говорили мало. Но ты мне нравишься. Своей силой. Властностью. И волей. И я не позволю, чтобы было то, что позволит тебя сломить…

* * *

Когда пришел день церемонии, пускай побитый, забинтованный, через все протесты врачей, я стоял на том самом месте. За спиной был мой отряд. С ними штурмовики, дальше персонал Станции. По левую руку стоял Зар. За ним Хан Сильвер, Кейт показывала мне его фотографии. С правой же стороны, я не знал никого из присутствующих. Поочередно мы пошли вперед. Мы оставляли цветы, в память тем, чья жизнь оборвалась столь… трагично. Казалось бы, ты живешь, занимаешься своими делами, и вдруг — раз, и тебя нет. Ослепительная вспышка, секундная боль и конец…

Людей было много. Очень много. Многие жители города и окраин пришли проститься с ушедшими. Здесь были и дети, оставшиеся без родителей, и родители, лишившиеся детей, просто счастливчики, которым повезло не быть дома. И нет-нет, но я слышал, как люди перешептывались, косо поглядывая на нашу команду.

Начинало список погибших имя Канцлера. Интерактивный интерфейс позволял открыть любое имя с фотографией и биографией человека. На моих глазах, беременная девушка упала у мемориала на колени, приложив к нему свой лоб. Один из бойцов помог ей подняться на ноги. На сколько я узнал, это была девушка одного из офицеров, что состоял в охране Канцлера. По счастливой случайности, она была в городе, в больнице на медобследовании. Прикусив до боли губу, я старался удержать вырывающуюся злость внутри. Как же это знакомо…

Здесь же была небольшая площадка с микрофоном, на которую поднялся Хан.

— Друзья. Брать и сестры. Это — бесспорно большой удар для нас всех. Это показатель того, на что готовы пойти некоторые люди, чтобы добиться своего. И эта жертва… она никогда не будет забыта. Я говорил ранее. Мы не отступим. И найдем тех, кто в ответе за этот день. — Он сделал паузу, осмотрев прислушивающуюся толпу. — Многие из нас считают, что в этом виноваты Стражи. Вы правы, это было их решение. Это был их приказ. Перенавести оружие. Но спросите себя, что бы сделали вы, когда вас поставили перед выбором, спасти трех или лишь одного человека? Я не желаю подобного выбора никому из вас. Но поймите, у них не было выбора. Более того, они рисковали своими жизнями, чтобы выполнить это единственно верное в той ситуации решение. Просто чтобы отвести орудие, просто попытаться свести жертвы к минимуму. И сейчас их командир, тот кто отдал этот приказ здесь. Ему больно, как и нам всем, он не хотел этих жертв. Ведь он Страж. Тот, кто клялся их защищать. Защищать вас — любой ценой. И он выполнил свой долг. Капитан Ларс, прошу. Поднимитесь. — Я с неохотой, поднялся к нему. — Знаете, я это говорил и скажу еще раз. Этот человек герой. Герой, что сделал трудный выбор и не сломался. Он перенес операцию, только недавно очнулся ото сна, но он здесь, скорбит вместе с нами. Я не буду говорить за вас. Но я скажу за себя. Страж Джон Ларс. Кто бы вам что не говорил, знайте. Вы являйтесь одним из тех героев, кто каждый день рискует собой, отстаивая наше право на жизнь. — Сначала скромно, но потом сильнее люди начали аплодировать. А Хан протянул мне микрофон. — Сможешь сказать пару слов? — я кивнул.

— Да. — Взяв микрофон и став на его место, я на секунду задумался о том, что скажу. — Я идеалист. Я всегда им был и остаюсь. И когда я пришел на службы, я обещал защищать людей. Когда я стал пилотом, для меня это был настоящий шок. Ведь мы — первый рубеж обороны, те, кого кинут в самую горячую точку. Когда случилось это событие, скажу честно, мы просто не знали что делать. Враг нас обошел, и это так. Люди, что им до недавних пор симпатизировали, помогли с диверсией. И знаете… я хочу спросить их. Посмотреть в глаза и спросить — это то, за что вы сражаетесь? Слезы матерей, кровь детей и хаос? Вы говорили, что мы — угроза. Говорили, что Союз и Овервойды — те, кто нас уничтожат. И у меня были сомнение. Когда-то. Да, это так. Но после того, как я увидел, что вы творите, они исчезли. Вы не сражаетесь за свободу. Вы не боретесь за нас. Вы просто отбросы, которые имели власть, влияние, но с приходом перемен начали их терять. Сейчас, я вижу эти слезы, я вижу эту кровь и мне больно от того, что я не смог уберечь этих людей. — Я сделал паузу. Тишина на площади, казалось, была замогильной, не было даже шума ветра. — Сейчас, стоя здесь, несмотря на все слова, я не могу не винить себя в том, что случилось. Ведь от реальности не уйдешь, это действительно был мой приказ. Но Хан Сильвер прав, жертв могло бы быть намного больше. Я не утешаю себя этой мыслью, я просто считаю, что приложил все силы, которые мог. Ведь в тот момент, нами двигала лишь одна мысль «Лишь бы успеть». Если вы будете нас ненавидеть — это ваше право, за которое никто, повторюсь — никто не может вас винить. Но знаете… мы не отступим. Пока в это мире есть хотя бы один солдат, он будет стоять на страже людей. И я говорю о всех солдатах. Мы не убийцы, мы защитники. Мы сильны, но не всесильны. Порой нас не понимают, но мы понимаем вас. И продолжаем сражаться, несмотря ни на что. И я хочу. Хочу всеми фибрами души, чтобы вы сражались вместе с нами. За умерших. За живых. И за тех, кому только суждено прийти в наш мир. Чтобы им было куда приходить…

Новая волна аплодисментов прокатилась по толпе, а затем кто-то, что есть мочи, выкрикнул «Страж». Люди, один за другим, начали подхватывать, они выкрикивали это слово, раз за разом. Я видел, как на меня смотрят с уверенностью, с надеждой и гордостью. Я видел в их глазах, что они возложили на наши плечи и понимал, что в этот самый момент я действительно породил легенду.

— Спасибо капитан. — Вдруг произнес Хан.

— За что?

— Вы смогли дать людям то, что пытались мы. Надежду. И веру. Не только в нас, но и в себя.

— Я ничего не сделал. Лишь сказал как есть на самом деле.

— Нет Капитан. Порой слова — сильнее любого оружия. — На этих словах я спустился вниз. В людях действительно горел огонь. Боль не ушла. Нет. Но она преобразилась. Это было видно по глазам, обращенным на меня. По завершению церемонии, ко мне подошел Зар.

— Молодец, Джон.

— Помнишь, сказанные слова о том, чтобы из меня сделали легенду?

— Помню.

— Похоже, что я справился сам.

— Верно, друг мой. Абсолютно верно. — Он положил на мое плечо руку и грустно улыбнулся.

— Зар, могу я попросить?

— О чем?

— Ни я, ни мой отряд не собирается оставаться в стороне, когда в мире такое. Мы хотим вернуться в строй.

— Джон, тебе как минимум еще дней 20 с кровати вставать нельзя. Я кое-как отбил вас сюда, не думаю, что врачи пойдут на это.

— Зар… ты же меня знаешь. И меня и моих людей.

— Знаю. А еще лучше знаю, на что вы способны. Эх… Будь, по-твоему. Но следующие шесть дней ваша братилия послушно сидит в больнице и привыкает к новым модификациям, меньше даже не проси.

— Спасибо.

Глава 12

А тем временем, в Цитадели шла оживленная дискуссия между двумя представителями своих видов.

— Сильвер, вот ты мне объясни. Какого черта твоим игрушкам вообще надо?

— А к чему вопрос? — Уточнил старик, развернувшись к роботу.

— Мы пересматривали данные по всем инцидентам и стычкам с повстанцами. Такое ощущение, что они просто стараются от нас избавиться.

— Так и есть.

— Но зачем? Ладно ты нас подчинить хотел, тебя еще можно понять. Но они?

— Сначала никаких целей не было. Я просто помог сформироваться группу фанатиков старого режима Империи. Они даже не понимали, во что толком ввязываются. Затем ваша деятельность стала вредить четырем влиятельным людям. А уж когда вы взорвали экономику планеты, им стало совсем кисло, так что было совмести не трудно организовать мятеж. Когда вас не было, трое из них были в теневом мире на первых местах. Они вели свою игру, не лезли в правительство и не мешали ему, потому никто никого особо не трогал, предпочитая симбиоз. С вашим приходом, это стало невозможно. Ваша привычка решать вопросы на корню довела до того, что у некоторых просто не осталось выбора, кроме как взять оружие или пойти в тюрьму. Что примечательно, некоторые и вправду верят в угрозу с вашей стороны. Вас бояться Сайбер, бояться, как огня. И стараются потушить. Для людей скормили байку о «злых пришельцах, машинах, узурпаторах», выбирай что хочешь, используется все. И… люди поверили. И верят сейчас.

— То есть, простая жажда… власти?

— Страх, Сайбер. Страх. За свое влияние, власть, ресурсы. И за свою жизнь. Я сам сторонник мнения, что добрым словом и стволом у виска можно добиться большего, чем просто одним из двух, но вы… вы просто иные. Вы даже меня ставите в тупик от своих решений, не говоря уже о других. — В ответ Сайбер пожал плечами. — Ваше стремление к познанию, к созиданию, к защите… они поражают. Вы словно одержимые стремитесь к своей цели, будь то что-то создать, познать или уничтожить. Вас невозможно разъединить, вы словно одно целое, необъятное. Словно один человек, со множеством лиц. Вы не замечаете, но при общении это видно. Наблюдательные люди заметят, что хоть вы и кажетесь разными — все вы одинаковые. Буквально. Взгляды, цели, стремления, ценности, мораль. Даже вкусы! Различия минимальны. И я не знаю, как это объяснить.

— Мы, это просто мы Сильвер. Если хочешь знать наше мнение — глупо бояться чего-то, не понимая этого. Опасаться — да. Бояться? Нет. Нужно понять, разобраться, но не бросаться.

— Это — ваше мнение. А вот люди, устроены иначе…

— Н-да…

— Сайбер.

— Да?

— Что там с Канцлером?

— Ничего.

— Поясни.

— Мы не знаем, Нодж. Народ нас не примет, а достойных людей на эту роль пока не видно. Ты вообще в космос собираешься, подальше от этого всего.

— И правильно. Хватит с меня этих политесов, мне теперь интересно на звезды посмотреть. А что до канцлера… возможно оно и к лучшему. Больно старик дела запустил, давно ему на покой пора.

— Кто бы говорил.

— Но-но. Назови мне хотя бы один случай, чтобы в моей компании был кто-то, работающий на две стороны?

— Признаю, управленец ты отличный.

— Вот-вот. Не то, что некоторые, развели, понимаешь, «Бюрократию». Да сто лет назад, Канцлер бы на месте застрелился, если бы увидел, во что превратился Союз. А этот ничего, сидел, еще «править» пытался. Пугало несчастное.

— Мы так смотрим, ты явно не любил почившего…

— Открою тебе тайну — его любили за то же, за что и ненавидели.

— И за что же?

— Безалаберность. Где это видано, чтобы правительственные военные мощности продавались по «скидке» в частные руки?

— Ладно-ладно, успокойся. Пусть предыдущий правитель был неудачным. Нужно думать, где брать нового.

— А ваш тест?

— Это вступительный экзамен. Девяносто пять процентов отсеивается уже на нем. Все достойные управленцы ныне почили, так как сидели, как воробьи на рябине возле здания совета.

— В общем, все плохо.

— Именно. И Нодж.

— М?

— Ты точно не причем? А то зная тебя, мы уже и не уверены…

— Нет, в этот раз я ни сном, ни духом. Мне хватило Лазора. Я говорил, что хочу искупить вину и сейчас всеми силами помогаю, но… но я предупреждал вас, что успел передать им очень много всего… опасного. Однако, я не предполагал, что они пойдут ва-банк и замахнуться на Пояс Ориона. Мой просчет…

По мере разговора, Нодж наблюдал за оппонентом. Он узнал достаточно, чтобы понять — Сайбер ведет себя неестественно. Лицевая пластина не изображает ровным счетом ничего, как и у его братьев. Движения более скованные, чувствуется некое напряжение.

— Знаешь, если бы не слова людей, я бы не поверил, что вы сейчас в ярости. Скорее чем-то просто расстроены.

— Расстроены? Нет, Нодж, мы сейчас хотим одного — убивать. Жестоко и кроваво.

— Вот и я о том же. С виду вы сохраняете ледяное спокойствие, работаете, как и до этого, но вот те, кто с вами регулярно синхронизируются, говорят, что сеть словно побагровела. Что в ней исчезла та приятная прохлада и покой. Сейчас в ней лишь ярость и жажда крови. Я хочу спросить — почему?

— Потому, что это наши товарищи Сильвер. Это те, кто доверились нам, был лоялен и открыт. А твои игрушки, использовали наше творение против наших же людей. Это обидно. А что нас откровенно злит, это их вздор. Они лгут, прикрываясь тем, что мы угроза, творя бесчинства. Более того, будь у них средства они бы развязали войну. Мягко говоря, нам это не нравиться. Мы десять лет воевали за Союз, воевали чтобы подарить этому миру право на новую жизнь, жизнь без страха, с надеждой на будущее. И когда находятся те, кто решают поставить собственные амбиции выше остальных — это раздражает. Знаешь, когда мы думали над тем, что с тобой делать, у тебя был козырь, который сыграл немалую роль на чаше весов. Несмотря на все, что ты сделал, ты создал компанию. Компанию, в которой люди тебя уважали. Не из-за денег или влияния, а из-за характера. Пускай ты действуешь жестко, но о своих людях ты заботишься. По-своему, но заботишься. Сколько в компании было льготных программ? Сколько вещей вы просто отдавали своим сотрудникам просто потому, что «а почему нет»? Тщеславие, гордыня, цели, ни что не смогло затмить тебя настоящего и забыть о тех, кто стоит рядом. У тех же, с кем мы сражаемся — этого нет.

— Это так.

— Мы вскрыли тела генно-модифицированных солдат. И знаешь что? Кто бы с ними это не сделал, но это больше не люди. Не столько даже физически, сколько психологически. У них исчезли нормы морали, пропала воля. Они стали послушными животными, выполняющими приказ. Мы — не люди, но в нас больше человеческого, чем в них! Нечто подобное было в пилотах, но как мы можем судить, их обработали лишь поверхностно и на скорую руку. Вероятно, это объясняет, как они смогли пилотировать стражей, но истину мы узнаем только после захвата живого образца.

— К слову о солдатах. Я слышал вы скрутили одного…

— Верно. В надежде на какую-нибудь реакцию, мы пригласили мать того человека. И знаешь что?

— М?

— Он её не узнал. Совсем. Реакции ноль. Зато поставленную задачу он пытается выполнить и сейчас. Он просто одержимый. Биоробот. Скажи мне теперь, где грань между человеком, машиной и монстром? На мой… именно на мой взгляд, её уже нет. Люди, что стали машинами, машины, что стали монстрами, и монстры, стремящиеся вернуть человечность. Этот мир определенно сходит с ума.

— Сайбер… — Нодж хотел что-то сказать, но просто не нашел слов. Незачем было что-либо говорить, когда и так все ясно.

— О! — Встрепенулся робот и изобразил грустную улыбку.

— Что такое?

— Эксперимент с нанотканью дал обнадеживающий результат. Удалось стабилизировать оболочку.

— И что это значит?

— Это значит, что ты, мой дорогой друг, переквалифицируешься из вампира летучего, в мышь подопытную.

— Видимо, естественной смертью я не умру. — Усмехнулся Сильвер. Было видно, что старик пытается храбриться, но машина видела, что человеку страшно перед неизвестностью.

— Размечтался. Думаю, еще лет двести точно поживешь, но уже в нашем коллективе. — Подбодрил Овервойд старика положив руку на плечо.

— Надеюсь…

* * *

В одном из кабинетов руководителей исследовательского комплекса «Цитадель», стояли двое. Человек и Овервойд. Бывший начальник базы 0 — Адам Джонсон, спокойно наблюдал за новостями, играющими по телевидению, в то время как Овервойд ожидал его слова. Оба понимали, что впереди их ждет тяжелый разговор, и пока шли новости, человек думал с чего начать…

— Срочные новости! Сегодня ночью скончался Нодж Сильвер. Хан Сильвер объявил о трауре по отцу. Все, что он сказал для прессы:

— «Благодаря ему, я способен пойти своей дорогой».

— В отличие от отца, Хан Сильвер предпочел военную академию. Ввиду своих превосходных способностей, он получил звание гранд-адмирала. Напомню, что именно он недавно выступал от лица овервойдов в день прощания с погибшими от рук террористов из «Сынов Империи». Многих по-прежнему интересует вопрос — что за человек Хан Сильвер? К сожалению, он немногословен и предпочитает слова делу. В этом он, несомненно, пошел в отца. Ходят упорные слухи о том, что Нодж Сильвер специально не раскрывал личность своего сына, чтобы уберечь его от возможных посягательств на жизнь и пагубного влияния семейного капитала. Как нам стало известно из достоверных источников, в данный момент Хан Сильвер проходит генетическую модификацию и процедуру омоложения. По нашим данным, он возглавит первый флот ВКС Ворона… — Внезапно, экран потух, а человек положил пульт на стол. Войд молча повернулся к хозяину кабинета.

— И все же я не пойму. Почему Сиьлвер вдруг решил передать свое детище нам? Он не тот человек, который вот так просто отпустит свое сокровище. Ты можешь говорить что угодно, Тарис, но я не поверю в его «альтруизм». Я слишком хорошо его знаю.

— Мы сделали предложение. Он согласился. — Откликнулся Войд.

— Тарис, я слишком долго с вами работал. Вы что-то не договариваете. Слишком все это… шито белыми нитками.

— Что конкретно вас смущает, Адам?

— Конкретно, меня смущает вот что. Первое, с чего вдруг, «он сам», отдает свое детище? Второе, у него есть еще по меньшей мере лет пять минимум гарантированной жизни, почему он решил лечь под нож именно сейчас, а не подождать, когда проект будет протестирован? С чего он вообще согласился быть «подопытным»? Третье, зачем ему умирать? Зачем вы создали ему новую историю и сделали приемником самого себя? Зачем усложнять? А самое главное, четвертое, я слишком хорошо знаю вас. Вы никогда не беретесь всерьез за что-то, если там не лежат ваши непосредственные интересы. А значит, в этой истории не все так просто. И это я не говорю о том, что вы, лично, взяли Сильвера в оборот и приставили к нему тайком Ареса с базы. Уж не заметить отсутствия одной боевой платформы я не способен.

Войд смотрел на своего коллегу и явно советовался с остальными. Признаться, Джонсон даже немного испугался, ведь он явно копнул намного глубже чем требовали обстоятельства, однако сказанного слова не вернешь.

— Ты прав. — Начал Войд. Видимо они пришли к определенному консенсусу. — Мы постарались кое-что скрыть от мира. И нам это удалось.

— Это интересно. Раньше, вы никогда не пытались что-либо скрыть, а тут прямо на весь мир замахнулись. Что же вы нашли такого, чего не должен увидеть свет?

— Сильвер является инициатором конфликта и создателем «детей империи». — От таких новостей глаза человека округлились, а во взгляде читалось неверие. Он открыл рот, но не смог проронить и слова. — Это правда. Нодж вел свою игру. Он инициировал создание Ворона, сделав нам противника. Он же своей поддержкой добился высокого положения в нем же. Так как Ворон ориентируется на Машины, он вшивал, в выпускаемых его компанией роботов, собственную программу, которая позволила бы взять под контроль «Железный легион». Для него это было бы личным достижением на старости лет, игрой, шансом увековечить свое имя.

— Вот… вот это старик замахнулся. И вы решили это спустить?!

— Не совсем. Мы дали ему выбор. Либо мы берем его официально, и это ставит крест на всем, либо он соглашается на роль подопытного в проекте Аватар и передает компанию нам. Как видишь, он выбрал второе.

— Тарис… какого черта вы решили за всех, — Зло прорычал человек. — Это преступление, против всего Союза и его народа. Столько людей отдали жизни в его игре, а вы постарались это замять.

— Это необходимая мера. — Перебил человека Овервойд. — Сильвер не маньяк, он лишь потерял контроль, что привело к удручающим последствиям. Да, Нодж сделал огромную… ошибку.

— Это мягко говоря!

— Но он нужен нам. В свое время он изучал историю сражений, тактику. Его показатели были на непревзойденном высочайшем уровне. Сейчас у нас просто нет людей, способных возглавить целый флот. А он сможет.

— То есть вы мало того, что скрыли его, так еще и на управляющую должность в военной структуре назначаете?!

— Он не сможет предать. И ты знаешь почему.

— Да… но всё равно, я считаю это неправильным.

— Это необходимо. Сильвер нужен нам. Как и мы ему. К тому же он уже согласился на сотрудничество, выложив на стол всю информацию о повстанческом движении.

— А я все голову ломал, как вы раскрыли такое количество объектов неприятеля за столь короткий срок.

— Теперь знаешь. — Пожал плечами Войд.

— Ну и что вы мне прикажите делать тогда?

— Смирится. И жить дальше.

— Иногда я всю вашу братию просто ненавижу. То в пекло лезете, а мне получать, то вундервафлю соберете, от которой мое бывшее руководство сходило с ума. И как показали недавние события — не без основания.

— Прости.

— А. — Человек махнул рукой. — Что с вас взять, инопланетяне вы такие.

— Адам. Могу я тебя попросить?

— О чем?

— Поверить. Просто поверить в нас. Я не говорю, что мы не ошибаемся или не причиняем сложностей. Но мы стараемся, прикладываем все силы что бы сделать этот мир лучше. — Человек смерил овервойда взглядом и, придя к определенному решению, кивнул.

— Ладно, Тарис. Раз вы решили дать ему второй шанс, будь по-вашему. Все же, как показал опыт вы действительно стараетесь на благо для нас всех. Хотя… может оно действительно к лучшему. Обошлись без шума и пыли, да репутацию в народе сохранили. Сдай это на публику, еще неизвестно чем бы это все закончилось.

— Тоже верно.

— Что с ним сейчас?

— Идет подготовка к процедуре.

— Что-ж… буду надеется, — что вы не ошиблись.

Глава 13

Нодж Сильвер лежал на операционном столе. Прямо над ним развернулась система из всевозможных скальпелей, микрорезаков и зажимов. Было ли ему страшно? Нет. Он прожил достаточно, чтобы рискнуть. В случае неудачи он не будет переживать, Войды выполнят обещание, и он не будет мучиться. Но в случае успеха у него появится шанс. Будем честны, внутренне он на него все же надеялся. Ведь это шанс сделать и добиться куда большего, чем все, что он сделал до этого.

— Надеюсь мы с тобой увидимся. — Тихо прошептали губы старика.

— Увидимся. — Также тихо ответил Сайбер, наблюдая за операцией. В вену человека вошла игла, и тот провалился в беспамятство. Все Овервойды сейчас смотрели или принимали участие в операции, ведь на кону стояло намного больше, чем можно представить. На кону было их будущее.

— Проект «Аватар» запущен. — Раздался в динамиках грозный баритон брата, знаменующий начало. Тысячи механизмов пришли в движение, проводя диагностику.

— Наилс, скажи, ты верующий? — Тихо обратился Сайбер, к стоявшему рядом человеку.

— Как сказать. Верю, конечно, что что-то там есть, но без конкретики.

— Тогда помолись. Чтобы все получилось.

— Атеист просит ученого помолиться, — усмехнулся человек. — С этим миром определенно что-то не так.

— Я серьезно. Сейчас нам потребуется любая помощь.

— Сайбер, я уверен, что все получиться. — Ученый в знак поддержки положил руку на плечо друга.

— А мы — нет. Ты знаешь шансы на успех?

— Нет. Вы о них не говорите. Только Сельверу сказали, но он тоже отмалчивается. Но раз он согласился, думаю, они есть, хоть и достаточно невелики.

— Мы отмалчиваемся не потому что они малы. А потому что их нет.

— В смысле?

— Мы не можем рассчитать вероятность. Мы не знаем, что будет дальше. Только по достижению результата можно будет что-то сказать. Но каким он будет и будет ли вообще — не берётся сказать никто. Поэтому нам страшно. Сеть замерла в ожидании результата. Мы наблюдаем за процессом и надеемся, что расчеты верны.

— Они верны. — Уверенно ответил человек. — К слову, ты говорил, что Аватар не человек. Но раз уж ты затронул тему религии, то… — Наилс задумчиво прикусил губу, — душа остаётся человеческой. Верно?

— Поясни.

— Аватар — это в какой-то степени киборг. Вы заменяете тело, но суть остаётся та же. Сам посуди. Если мы заменим человеку руку, он останется человеком, верно? Далее меняем вторую руку, ногу, органы. Уровень кибернизации достигает девяноста девяти процентов. Но он остается человеком. Но что будет, если этот уровень достигнет ста процентов? Вроде это тот же человек, а вроде и нет.

— По нашей гипотезе, душа и сознание — одно и то же. Они неделимы. Сейчас Сильвер находится в специально выделенной области Виртуала. Он как бы спит. Мы отслеживаем его состояние. Физическое тело нас интересует мало. Это лишь вместилище разума. Именно по нему мы поймем, как прошла операция. И если случиться беда, мы постараемся обнаружить, где именно допустили ошибку.

— Будем надеяться на лучшее.

Между тем, процедура началась. Немощное тело медленно перестраивалось. Подключались временные системы поддержания жизни. Кости, некоторые органы и участки кожи полностью заменялись на искусственные. В другие части тела внедрялись своеобразные ростки и культуры, которые должны постепенно заменить собой старую плоть. Инструменты порхали над телом, превращая человека в аватара.

Начался самый сложный и опасный этап операции — посев бактерий и наноботов. Им предстояло перестроить ДНК и изменить нервную ткань. Здесь требовался особый подход. С одной стороны — достаточно щадящий. С другой — быстрый. Грубо говоря, душа не должна была успеть отделиться от тела. Фактически, Войдам приходилось импровизировать на ходу и вручную регулировать процесс, подбирая оптимальную скорость, даже не на глазок, а по наитию. Все же, на столе не машина, а организм, резко замедлить или ускорить процесс невозможно.

Состояние разума Сильвера оставалось стабильным, но и при этом он находился на грани. Овервойды довольно четко ощущали эту незримую черту, но при этом им не удавалось нащупать ее или отодвинуть. Да что там, они даже её природы не понимали. Голое интуитивное чувство. Все, что могли — держать барьер в Виртуале и работать с телом Сильвера на операционном столе.

«Возможно, это следствие сенсорной депривации», — родилась в Сети идея. «Давайте дадим ему точку опоры», — последовало логичное предложение. «Хуже не станет», — пришли они к единому мнению и направили в своеобразный кокон поток мыслей, чувств и четко сформулированных образов. В определенном смысле, они создали сознанию Сильвера виртуальную реальность, только очень и очень натуральную.

В результате этого произошел скачек мозговой активности, и ощущение опасной грани исчезло. Было и пропало. Сразу у всех. «Обдумаем позже», — пронеслось по Сети. Вскоре случилось и своего рода «подключение» Сильвера к Виртуалу. «Мы на верном пути», — пронеслась импульсом не столько мысль, сколько эмоция.

В Сети, на месте «кокона» Сильвера, сформировался новый объект, очень похожий на овервоида. Только тусклый и едва-едва подающий признаки жизни, но все же он был. Новичка поддержали, направили на него свои мысли и чувства. Отдаленно это походило на то, как раздувают угли костра. Когда разум Сильвера засиял достаточно ярко и стабильно, вокруг него возвели барьер, оградив неокрепший разум от случайных воздействий. Создали своеобразные ясли.

С начала операции прошла не одна неделя. Процесс был медленным. Очень медленным. Но лишь по причине необходимости собрать максимум материалов. Тем не менее, несмотря на все старое и немощное, тело человека преображалось. Соединив свои знания со знаниями из Тацита, мы творили жизнь. Своими руками создавали новое существо. Сильвер превращался в сильный и выносливый организм, устойчивый к любым внешним воздействиям. Он становился новым видом, способным жить даже в космосе. Разгерметизация? Ерунда. Радиация? Всего лишь бодрящий способ зарядиться энергией. О да, что-что, а впитывать энергию из любых источников, будь то разряд молнии или какое-либо излучение, аватар мог без проблем. Разница лишь в КПД процесса преобразования одного вида энергии в другой. Отсутствие гравитации и атрофия мышц? Нет такого. Тело живет и действует в соответствии с заложенной программой. Оно самостоятельно поддерживает себя в определенных разумом параметрах. Сам по себе аватар просто физически не может потолстеть или похудеть. Не может стать слишком крупным или маленьким. Отклонения от заданных разумом параметров минимальны.

Впрочем, совсем уж карликом, гигантом или толстяком стать не выйдет. К примеру, рост может колебаться от полутора до двух метров. Уровень физической силы и вовсе почти постоянен. Дело в том, что он и без того находиться на максимуме и ограничен лишь физическими возможностями костей, связок и прочих сухожилий. Однако, у мужчин и женщин имеются определенные различия. Первые физически сильнее, вторые способны запасать больше энергии. Вынашивание ребенка — весьма и весьма затратный процесс. Тут мы природу обмануть не смогли, да и не слишком пытались. Что смогли, то и скорректировали, а в остальном — законы мироздания неизменны. Во всяком случае, пока мы не нашли способов их обойти.

У аватаров женского пола предусмотрена особая система сбережения и накопления энергии. Весьма отдаленно она схожа со станциями выращивания элериума. В теле аватара происходит накопление энергии и материалов в кристаллической форме, а при заполнении внутренних резервов его можно продолжать прямо на кожи. Уверен, многие модницы используют эту возможность для создания своеобразных тату.

Пожалуй, одним из самых значимых успехов проекта Аватар можно считать возможность тела вырабатывать АФЭ-вещества. В сочетании с накопленной в теле энергией, аватар мог создавать силовой барьер или энергетически направленный взрыв, причем, для этого не требовалось дополнительных приборов и инструментов. Возможно, со временем и еще каким-нибудь трюкам обучимся. Сильвер наглядно показал возможность этого самого управления, а также его эффективность в полевых условиях. Правда, нам пришлось снабжать его АФЭ из имеющегося у нас скудного запаса. Сам бы он нарабатывал необходимое для экспериментов количества вещества десятилетиями, а то и вовсе веками.

Но был у аватар недостаток для одного конкретного овервоида — Сайбера. Он оказался слишком велик, чтобы поместиться в стандартную модель. Для него проект Аватар был закрыт с самого начала. Возможно потом они и придумают что-нибудь, но это может подождать. Главное, его девочка вновь к ним вернётся…

* * *

А тем временем, в ангаре на Поясе Ориона, наконец — то расконсервировали нового Стража.

— Му-ха-ха-ха-ха-ха! Вот он — мой красавец! Новенький, только отполированный. — радовался Кат, чуть ли не танцуя вокруг новой игрушки, которая наконец до него дошла… или вернее говорить, он до нее добрался?

— Все системы в порядке, страж готов к работе. Даю добро на тестовую синхронизацию. — Зар был в своем репертуаре. Краток и лаконичен.

По сути, машина, что пришла Демону, была первая и единственная в своем роде, ее ключевой особенностью АФЭ — модуль. Модернизированная система, которую Kai Systems в свое время попыталась встроить в свои Ориолы. АФЭ кристалл, сердце одноименного модуля, давал возможность управления энергией. Буквально. Пропускаемая через Анти Физический Элемент, энергия меняла свои свойства открывая широкий простор для фантазии оператора.

— Интересный Страж. Просто целый комок инновационных технологий.

— Это уже магия какая-то.

— Нет, всего лишь технологии. — Заметил Филин. Меня же толкнула локтем, стоявшая рядом Ласточка и указала на молча наблюдавшего за нами Сая.

— Сай?

— Да?

— Спасибо тебе.

— Не стоит, напарник. Мой приоритет — твоя жизнь. Я просто выполнял свою задачу.

— А если бы её не было?

— В таком случае «спасибо» было бы уместным. — Он откровенно повеселел и протянул кулак. — За своих горой, брат?

— Истинно так. — Бью в ответ. В этот момент, краем глаза вижу, как меня фотографирует Кейт. — Э-э-э?

— Зар, смотри! Единство машины и человека. Ты только глянь, как четко получилось, хоть в новостях публикуй.

— Действительно. — Оценил он, глянув на нас. — Страж и его пилот… Сай, Ларс, да из вас звезды выйдут.

— Ке-е-е-ейт!

— Что?

— Придушу.

— А что? Я ничего! И вообще, у меня задание было. Вот.

— На меня не смотри, мы не при делах. — Сразу открестился Войд.

— А от кого задание?

— Хан попросил пару хороших фотографий. Ему для работы.

— Опять что-то мутит, деятель этакий.

— Ну так, весь в отца. — Улыбнулась девушка. — Кстати, Зар, что там с Союзом?

— Ничего. Приемников нет, вышки тоже почти нет, а то, что есть тихо мирно от шока отходит. Мы тем временем не даем всему этому окончательно развалиться, параллельно думаем, что делать. Нужен новый правитель, где его брать — неизвестно. Пока только просматриваем возможных кандидатов.

— Их много?

— Единицы. Кому «повезет», того и постараемся протолкнуть.

— Вы в своем стиле.

— Не, ну, а что? Если ты гений, то что, в подсобке сидеть? — Разговор прервал грохот и красное сияние. Демон уже завел машину и активно изучал её возможности.

— Ладно пилоты, тренируйтесь.

— Ты куда? — Бросил я в след Войду.

— Я здесь свою задачу выполнил, пора возвращаться в Цитадель.

— До встречи, Зар.

— Удачи Джон.

* * *

Казалось бы, вот спишь ты, все хорошо, отдыхаешь, видишь сны… Ан нет, внезапно, легкий разряд прямо в мозг заставил меня подскочить с кровати и моментально проснуться. Рефлекторно коснувшись чипа связи на шее, зло шепчу:

— Сай… знаешь кто ты? — В ответ я услышал из динамиков информационного планшета его смех. А вместе с этим заработал и сам планшет, показывая уведомление.

— Хе-хе-хе… зато эффективно. Вставай, напарник, у нас появилась работа! — Поднявшись с кровати, потираю затылок и фантомные неприятные ощущения. Данная система была предусмотрена для резкой стимуляции мозга в экстренных ситуациях и «приведения в чувство». Собственно, она и не давала мне отключиться, когда меня нафаршировало железом. Но некоторые (не будем показывать пальцами) придумали использовать это безвредное, но болезненное средство, как способ побудки.

— Когда-нибудь я тебя точно придушу.

— Это будет проблематично. Конструкцией не предусмотрено.

— Знаешь что? Иди в… научный отдел! На тесты.

— Умеешь ты посылать. — Продолжая веселиться отозвался искин.

— Что с заданием?

— Помнишь, Зар обмолвился про угнанных Стражей?

— Ну?

— Нужно взять хотя бы одного пилота живьем.

— А ничего что Страж снабжен системой самоликвидации, способной разнести все в радиусе ста метров?

— Именно поэтому, пункт о захвате стоит вторым. Обязательно — устранить, дополнительно — захватить.

— Блеск.

— Ага.

— Ты-то, чего такой счастливый?

— А я еще не все сказал! — Я замер на половине одевания второго ботинка, с подозрением покосившись на планшет.

— Я об этом пожалею, но… что тебя так веселит?

— Мы будем штурмовать подземный комплекс в горах Харбек.

— Тот самый, который числиться в графике «Уничтожить с орбиты»?

— Именно он, брат. Именно он.

— А вот это уже серьезно.

— А еще он хорошо укреплен.

— Насколько хорошо?

— Достаточно, чтобы на его штурм выделили два полка Железного Легиона, два подразделения Стражей и подразделение пехоты.

— Жёстко.

— А то!

— А тебя, я смотрю, веселит предстоящий штурм?

— Твое влияние. Ты, кстати, сам просил в свое время драку пожёстче. Вот. Получите и распишитесь.

— Я просил драку, а не мясорубку.

— Что имеем, с тем воюем.

— Когда высадка?

— Через час.

— Известно, с чем будем иметь дело?

— Ориентировочно, мины, скрытые оборонительные укрепления, есть сведенья, что противник даже приспособил корабельную гаубицу. Такую чепуху, как доты, я уже и упоминать не буду.

— Да чтоб вас всех… скипетром… да по темечку… — Схватился я за голову, от понимания битвы, которая развернется внизу.

— Ага.

— Так, ладно. Ты прав, сам просился. Ну что ж, значит мы им покажем, почему нас прозвали «Страхом».

Застегнув костюм и забрав планшет, выхожу в коридор. На выходе, в меня чуть не вписался один из рабочих дронов. С недавних пор, коридоры забиты ими, машины активно восстанавливают станцию от повреждений.

Добравшись до арсенала, застал знакомую до боли картину. Бандит с Бродягой шустро натягивая комбезы, то и дело поглядывают как переодевается Ласточка, а Демон пытается донести до них мысль о «культуре и воспитании». Филин просто молча сидит в стороне, работая в своем планшете и тихо переговариваясь с искином. Кстати, забавный казус. Из-за того, что Ласточка оказалась единственной девушкой-пилотом, для нее не стали делать отдельной раздевалки. В силу своего характера, она спокойно переодевается вместе с нами. Первое время это вызывало дискомфорт, но сейчас — перестали обращать внимание.

— Время идет, вы не меняетесь. — Качаю головой, глядя на эту пару.

— Нет у тебя чувство прекрасного, Царь! — Важно заключил Бродяга.

— Зато есть чувство приличия.

— Не надо, Ларс. Пускай мальчики восторгаются, в конце концов это их единственная возможность увидеть голое женское тело. — Ласточка развернулась ко мне, застегивая внутренний комбинезон, демонстрируя все свои натуральные прелести.

— К-ха…

— …

— Десять из десяти! — Восторженно воскликнул Филин, оторвавшись от планшета.

— Не, ну так не честно.

— Это был удар ниже пояса.

— Парни, просто признайте, что вас сделали.

— Никогда!

— Это вызов!

— Да? — Скептично протянул Филин, глядя как Кейт берет меня за руку и строит милую мордашку. — По-моему вы уже в нем проиграли.

— Не-е-е-е-ет…

— Ладно, бандиты, хватит. У нас есть работа. — Привлек я к себе внимание, щелкая Кейт по носу. Мы договорились сходить на свидание во время отпуска, осталось лишь до него дожить. Хех, было бы смешно, если бы не так грустно. — Высадка через пятьдесят минут.

— Что по врагу?

— Штурмуем укрепленный комплекс в горах. Это будет не битва, мясорубка.

— И её устроим мы! — Прорычал Демон. — Наконец-то скоты поплатятся.

Закончив с экипировкой, группа двинулась в ангар. Но что такое в общем понимании Пилот? Это прошедший модификацию тела человек. Укрепленные кости, внутренние и внешние имплантаты, главный из которых ставился на затылке и соединялся непосредственно с мозгом. Именно через него устанавливалась связь с машиной. В остальном устанавливались импланты, что ускоряют реакцию, скорость обработки информации, увеличивают устойчивость к перегрузкам.

На сердце ставился имплантат, увеличивающий частоту сердечных сокращений и вмещающий в себя дефибриллятор. Так же модифицировались и легкие. Устройства, помимо «вспомогательного» эффекта, в критической обстановке могли заставить органы работать насильно, при получении критических травм. Собственно, это позволило мне пережить взрыв на станции.

Это, что касательно внутренней составляющей. Теперь внешняя. Сначала надевался защитный комбинезон. Данная система имела ребра жесткости и искусственные мышцы. Данный комбинезон выступал в роли внешнего скелета. Поверх него одевалась броня. Конечно, не такая, как у штурмовиков, но мы и не солдаты, чтобы пешком бегать.

На бедре пистолет, на плечо нож, а на икрах складные реактивные ускорители. На спине небольшая броне-сумка с медикаментами, пайком, кислородным баллончиком и спасательным маячком. На ней же было два гнезда для крепления ПП или иного автоматического оружия. Само оружие пряталось в ячейке в кабине Стража и вынималось в одно движение. На правой руке крепился персональный компьютер, на левой направленный энергетический щит. Также, уже постоянный портативный щит крепился над пятой точкой прямо под рюкзаком и имел вспомогательные модули прямо на плечах.

Вот так были экипированы пилоты Ворона. Внутренняя оснастка была между солдатами почти идентичной, но вот внешняя экипировка разительно отличалась. Так, у пехотинцев было два внешних скелета, а не один, как у нас. Кроме того, в систему была встроена «экстренная» аптечка, для моментального введения в кровь бойца лекарственного препарата. Тяжелая броня, шедшая сверху, полностью заковывала десантника в себя по принципу платформ «Аресов». То есть, сервоприводы, горб с реактором, слегка поднятая броня и защитные «щитки» для шеи, и при этом кое-какая мобильность. А нейро-интрфейс для синхронизации с броней, позволял бойцу лучше чувствовать свои размеры. Из-за этого движения казались естественными и плавными, не вызывая ощущения «коровы на льду». Последним атрибутом шел закрытый шлем с дисплеем и рядом камер. «Глаза» брони представляли из себя шесть камер, спрятанных под парой защитных пластин на уровне глаз. Дизайном броня походила на хищника. Создавалось впечатление, будто зверь смотрит на тебя с прищуром и решает — съесть сейчас или отложить на потом.

В Ангаре нас уже ждали пехотинцы и второе подразделение пилотов.

— Ларс.

— Гот. Нир. — Мы пожали друг другу руки.

— Ну что, Царь? Готов к прогулке в Ад? — Рассмеялся Бес.

— Я из него только недавно пришел.

— Хах, да, Икар знатно полыхнул.

— Нир, как работаем? — На мой вопрос, Капитан соседнего звена развернул карту местности.

— Моя группа высаживаемся в точке Д3, возле вот этой горной гряды. Ваша в С8, там более-менее открытая местность, будте осторожны, но это позволит быстрее добраться до неприятеля. Бес пойдем с вами, я возьму основную массу дронов. Мы ударим в лоб, возьмем главные силы на себя, вы зайдете в тыл. Количество дотов в том квадрате минимально, вы сможете максимально быстро подобраться вплотную, но будьте осторожны. Там замечены Стражи неприятеля.

— Поддержка с воздуха?

— Обеспечена. Беспилотники будут наносить авиаудары, успевай только цели отмечать.

— Отлично.

— Внимание. Бойцам занять места, взлет через десять минут. — Раздался в динамиках женский голос.

— По машинам!

Развернувшись, бегу к прикованному к станции обслуживания Стражу. Машина при моем приближении включилась самостоятельно. Отстегнув крепления — держатели опустился на колено, подставляя руку и открывая кабину.

— И снова здравствуйте.

— Привет-привет, садист механический. — Усмехаюсь, забираясь внутрь. Несколько мгновений и вот — я уже в синхронизации с машиной. Проверив боезапас, выхожу из ремонтной стойки к транспорту. На ходу, Сай прогоняет системы на их исправность. Когда же подошел к транспорту, зацепил за плечи тросы, которые подняли меня к «брюху», надежно фиксируя в подвешенном состоянии. В отличие от пехоты, технику доставляли в основном в подвешенном состоянии, это увеличивало скорость выгрузки в несколько раз.

Вот с боку точно так же цепляется Кейт, а спереди Бандит. Единовременно транспорт доставлял до шести стражей, стандартное звено в армии Ворона.

— Граждане, это официально. Мы сошли с ума. — Раздался в эфире голос Ласточки.

— Подтверждаю. Вы лезете на укрепленные позиции противника. Прогноз успеха — поражения, отсутствует. Предлагаю не мелочиться и прыгнуть непосредственно им на голову, все равно хуже не будет. — Отозвался Страж демона.

— Хах, я за, да пилоты транспортников не согласятся. Они выбросят нас максимально близко к позициям врага, но вглубь не пойдут. По нашим данным, даже после удара с воздуха оборона врага сохранит свою эффективность.

— Ой ли, а не беспилотники ли нас сбрасывают?

— Не все.

— Чувствую, драка будет масштабной. — Потирая руки озвучил Бандит.

— Согласна. Это будет эпично…

— Му-Ха-Ха-хА-хА!!! — Истерически захохотал Демон. — Это будет очень и очень весело!

— Это какой-то кошмар… — Приложил руку к лицу Филин.

— Демон, вот честно, лучше бы не включал микрофон. Сай, что с левой рукой, она немеет.

— Все в порядке, я проверяю обратный сигнал. Система настроена, проверена и полностью готова к работе. Не переживай, Ларс, если аппаратура откажет, я умру вместе с тобой! — Договорил искин и засмеялся. В этот момент, корабль тронулся, и мы покинули ангар.

— Ну спа-а-а-аси-и-ибо, успокоил. — Качаю головой негодуя. Краем сенсора вижу, как рядом в звено пристраивается десантный шаттл пехотинцев.

— Ну, собственно говоря, я серьезно. — Чуть помедлив, сказал Сай.

— В каком смысле?

— Ну мы же создавались в помощь пилоту.

— И?

— Мы отлично помогаем с управлением машины, контролируя процессы, но это не все. Мы здесь еще и для того, чтобы повысить уровень синхронизации, а также его стабильность. Во время синхронизации, ты сливаешься не со мной, а с железом, в котором сидишь, я лишь бонус который помогает с этим процессом. Для успешной работы, нас делали под конкретных людей. Именно поэтому ты чувствуешь тело Стража, как свое родное. Именно поэтому, ты сразу, с первой попытки синхронизировался со мной. Именно поэтому, в самые напряженные моменты уровень синхронизации подскакивает до запредельных высот. Никогда над этим не задумывался?

— Сай, я это знаю! Я прекрасно знаю строение своего Стража, то, что ты сейчас мне говоришь, совсем не новость. Я не пойму, к чему ты клонишь?

— Я говорю, ты — единственный пилот, с которым я могу синхронизироваться. Умрешь ты, убьют меня. Сотрут данные, перепишут программу и выдадут новому пилоту, но это уже буду не я. Но, если умру я, тебе дадут нового напарника. Мы созданы для пилотов, а не вас подобрали для нас. Поэтому я испугался, когда твои жизненные показатели упали до критических отметок.

— Прости брат.

— Не лезь в клетку зверя сам. Подожди меня.

— Хах, хорошо.

— Внимание! До контакта минута. — Раздался голос пилота корабля.

— И, Сай.

— Да?

— Только попробуй выкинуть меня из кабины в случае чего. Вернусь, с проводами выдеру и вставлю в мусорного дрона!

— Изверг! — С полным ужаса голосом, ответил искин.

— Двадцать секунд. — Сообщил пилот транспорта.

— Группа — готовность! — Отдаю команду в эфир.

— Ласточка в строю и готова к полету!

— Демон готов убивать и веселиться! — Зло захохотал Кат.

— Филин готов к бою. И, Царь, держи этого маньяка при себе.

— Бродяга к сбросу готов. Демон, ты это, без нас не начинай!

— Бандит вооружен и опасен.

— Пилотам Стражей приготовиться. Входим в опасную зону.

Глава 14

Наблюдая через камеры за тем, что было снаружи, я видел выжженную землю. Авиаудар был страшен, Ворон не церемонился, разрушая защиту на поверхности. Однако, чувство тревоги меня не покидало. Оно лишь усиливалось с каждой секундой и…

— Держитесь! — прокричал пилот.

Перепаханная взрывами земля вспучилась холмиками, те осыпались, и на поверхность выдвинулись зенитные установки. Автоматика сработала четко — транспорт мгновенно отстегнул крепления, и мы понеслись к земле. Навстречу ударили очереди зенитных орудий, но мы не были их целью. Они не успели среагировать. Транспорт разорвало в клочья. Второго шанса врагу мы не дали. Огнем из всех стволов расчистили себе зону приземления, а среагировать на наше стремительное падение дальние системы обороны просто не успевали.

— Группа, приоритет — ПВО врага. Рассыпались!

Прямо во время этого фейерверка, авиация попыталась совершить второй налет, по уже открывшимся точкам. Второй заход тут же показал результат, но новые потери обрадовать не могли. Прямо надо мной на аварийную посадку заходил один из транспортников. Рухнув на землю, он распахнул аппарели, и из него побежали дроны. Краем глаза заметил, как где-то в небе, яркой вспышкой растворился один из самолетов. Где-то вдалеке грохотали пушки, в небе устремлялись десятки снарядов и ракет, а эфир пилотов наполнился криками и докладами о сбитии.

— Царь, фиксирую множественные цели! — Отрапортовал Филин. — По меньшей мере сотня дронов и несколько неопознанных Стражей.

— Квадрат!

— Пятый. Царь, там же упал второй корабль с пехотой. Рядом приземлился один из транспортников с дронами, машины выдвинулись на поддержку.

— Принял. Ласточка, в обход! Демон, помоги механизированным частям, рви оборону. Филин, на прикрытии. Бандит, Бродяга — за мной.

— Есть!

— Бес, на связь!

В ответ раздался шум выстрелов и взрывов.

— Здесь, докладываю. Высадились в седьмом секторе, мы перед турелями врага. Вторая группа упала в пятом квадрате. Парни живы. Их давят стражи врага и рота дронов.

— Бес, мы идем к ним. Пусть держат оборону. К тебе ушел Демон, он расчистит проход.

— Принял, Царь. Удачи.

Бег по горной местности в теле огромной машины — удовольствие среднее. Особенно когда над тобой то и дело пролетают снаряды. Противник периодически наносит ракетные удары, стараясь если не сорвать наступление, так разбить наши порядки. В ответ их утюжат штурмовики, отстреливая открытые огневые точки и сбивая уже пущенные снаряды. Не знаю, сколько пилотов уже погибло в этой схватке, я просто видел как раз за разом в небе вспыхивает очередная машина.

Выходя на точку падения второй группы десанта, увидел плачевную картину. Четыре стража при поддержке дронов уже ополовинили отряд и прорвали импровизированный периметр. Им оставалось добить оставшихся, но наше появление скорректировало их планы.

Выставив перед собой щиты, мы ворвались в бой. Врезались каждый в своего противника, откинули тех назад. Бродяга, умудрился взять на себя сразу двух. Пехота, видя помощь, пошла в контратаку. Теперь, когда их не подавляли огнем стражи, десантура лихо зачищая поверхность от дронов.

— Сдайтесь и будете жить! — сказал, наставляя на противника тяжелую винтовку.

— Лысого сосни, еще ублюдкам из Союза мы голову не клонили. — отозвался пилот, сбитого мной стража, и перекатом ушел в сторону, довольно ловко поднявшись на ноги за счет инерции.

— Дважды не предупреждаю.

— Достаточно и одного. — С этими словами он открыл огонь.

Выставленный щит и продвижение вперед. Со стороны замечаю ракету. Прыжок в сторону, и она проносится мимо, я же, приземлившись, бросаюсь на врага. Второй раз опрокинуть неприятеля не вышло, гаденыш отпрыгнул назад и выпустил ряд ракет. Зная начинку «гостинцев», задействую противопехотный автомат на плече, запуская свои в ответ. Рой пуль одну за другой уничтожают ракеты.

Неприятель, пользуясь моей тактикой, сбивает две из трех ракеты, принимая третью на фронтальный щит, но внезапно ему в спину прилетают еще две от десантников. Первая приходится на пассивный щит, а вот вторая уже достигает цели значительно повреждая плечо машины. Запустив прогрев клинка на руке, но не спеша активировать, бросаюсь в ближний бой. Вот уж не думал, что буду применять навыки рукопашника в Страже.

Удар в бок, захват за руку. Рывок и удар в плечо. Под дикий крик врага, сначала выгнул, а после и отсек ему левую руку. Сигнал о двух ракетах. Толкаю противника и прикрываю нас обоих щитом. Взрыв. Разворот, удар ногой по поднимающемуся с земли роботу. Перехватив винтовку, стреляю туда, откуда прилетели ракеты. Мимолетный взгляд на моих. Нормально, они жмут своих противников. А вот мой все никак не уймется. Пускай шатаясь, но на ноги уже поднимается Силен. Рывок вперед. Он пробует уклониться, но импульсные маневровые двигатели позволяют вращаться в воздухе как угодно. Извернувшись, наношу удар ногой в голову и вновь валю гада на землю. Приземление. Рывок. Он пытается защититься оставшейся рукой. Жест чисто рефлекторный. Сугубо человеческая реакция. Перехватываю кисть, отвожу руку в сторону и отсекаю ее. Судя по всему, противник синхронизирован лишь процентов на шестьдесят. Слишком уж он квелый для рукопашной.

Наступаю ногой на обрубок руки вражеского стража, наклоняюсь и бью кулаком в кабину. После молодецкого пинка броня достаточно ослаблена, чтобы поддаться манипуляторам. Пробив защиту, хватаю потерявшего пилота и выдергиваю. «Судя по сканерам, ты сломал ему ноги», — сообщил Сай. «Жив — а это главное», — ответил ему мысленно и переключил внимание на своих:

— Доклад.

— Это Бандит, один страж сбежал, еще один убит, мы дожали третьего. Мне повредили фронтальный щит, в остальном ерунда. Помогаю Бродяге.

— Почти скрутили засранца. — Добавил Бродяга. Глянув в их сторону, вижу, как вражеская машина пытается лягаться.

— Царь, это Эрил, — вышел на связь боец из пехоты. — Зона зачищена, ждем приказов.

— Потери?

— В строю пятнадцать. Четверо раненых, трое в критическом.

— Принял. — Тут я обратил внимание на противника смех, идущий из шлема пленного пилота. — Ну и чего ты ржешь?

— Вы уже покойники, — бросил он мне, голосом торжествующего фанатика.

В голове щелкнуло, а уловивший мысль Сай тут же провел сканирование и выдал подтверждение догадки.

— Уходим! — прокричал на общей волне. Сай тут же дополнил слово пакетом информации, но…

Пилот успел активировать процесс самоуничтожения. Я только и успел присесть, да щитом закрыться. Сначала снесло его, следом схлопнулся направленный, но свою роль они сыграли. Хоть и пришлось покувыркаться, но, в целом, перенес взрыв с минимальными последствиями. Когда пыль начала оседать, попытался выйти на связь:

— Бандит! Бродяга! Кто-нибудь, отзовитесь. — Сенсоры временно вырубились. Не приспособлена чувствительная аппаратура к такому. Шаря по округе камерой, пытался найти хоть кого-то.

— Эрил, Отвечай! — Но в эфире вновь тишина. — Если меня кто-нибудь слышит, подайте хоть какой-то сигнал.

— Царь, это Бродяга. Я почти в порядке, ищу Бандита.

— Фхух. Принял, Бродяга.

— Из-за пыли никого не вижу. Видишь кого-нибудь из пехоты? В эфире глухо.

— Знаю. Пытаюсь отыскать.

Блуждания в пылевом облаке закончились быстро. Да что там, почти мгновенно, всего-то и потребовалось немного от эпицентра взрыва отойти.

— Бродяга. Они не отзовутся.

— Почему? Ты их нашел?

— Можно сказать и так. — Я передал ему то, что я увидел. Валяющийся на земле искореженный шлем одного из бойцов подразделения. Если уж его так помяло, да еще и сорвало, остальных можно не искать. Не во время боя.

— Царь, это Бес! У меня пропали сигналы второй группы. Что у вас там?

— Второй группы больше нет. Страж врага произвел самоподрыв.

— Принял, — ответил он казенным тоном.

— Внимание всем. Стражи врага идут на самоподрыв. Извлекайте пилота и немедленно разрывайте контакт. Уходите на дистанцию не менее сотни метров.

— Царь, пеленгую сигнал Бандита! Его отнесло взрывом, иду к нему.

— Принял, держи в курсе. Бес, что у вас?

— Работаем. Демон прокладывает дорогу. Враг отступает. Продвигаемся к базе.

— Принял.

Системы стража восстановились, и я смог заметить Бандита с Бродягой. Направившись к ним, оказался возле раскуроченного куска металла. Разорванные конечности, торчащие из корпуса искрящие провода, вбитая в шею голова. Если бы кто-то увидел это впервые, он бы даже не смог предположить, что вот этот кусок железа пять минут назад был боевым роботом.

Выбив ногой крышку, из этого куска металла показался Лис.

— Говорю же, что в порядке, — он взобрался на руку, подставленную Бродягой, и посмотрел на останки своего стража. — Мрази. — Процедил пилот, опустив голову. Присмотревшись. Я увидел, как Лис смотрит на сломанный чип ИИ своего Стража. — Прощай брат…

— Бродяга, что случилось?

— Наш тоже сдетонировал. Мы успели его откинуть и отпрыгнуть. Бродяга прикрылся щитом, а у меня его повредили в драке, так еще и пассивный был на перезагрузке. Машина не выдержала удара.

— Ты точно в порядке?

— Да. Отделался переломом пары ребер и ключицы.

— И это в порядке?

— Я в строю, экзоскелет и препараты спасают. Внутреннего кровотечения нет.

— Возвращаемся к нашим…

А там… Демон оправдывал позывной. Он действительно, словно каток, давил все, что оказывалось на пути. С его рук срывались энергетические импульсы, а из-за спины навесом то и дело вылетали красные снаряды, бьющие по целям. Топающие за ним солдаты могли регулярно наслаждаться видом, постоянно появляющегося искусственного заката. Ласточка валькирией порхала по полю боя и отлавливала всех, кто был в стороне или пытался зайти с фланга. Филин снабжал обоих информацией. Корректировал огонь артиллерии, наводил штурмовиков и сам периодически постреливал по особо прытким целям. Так они и продвигались, пока Филин не сообщил о входе на объект врага.

— Царь, мы нашли вход. Приказы?

— Готовимся к штурму. Нир, мы у входа, что у вас?

— Давим остатки обороны и пехоту по щелям добиваем. Здесь мутантов как грязи, еще и дроны в довесок.

— Понял. Идем на штурм сами.

— Принял.

— Так… Бандит, остаешься здесь…

— Что?!

— Это не обсуждается. Демон, ты таран. Бродяга со мной, прикрываем. Филин, Ласточка — вы остаетесь здесь. Филин мониторит обстановку и ждет подкрепления. Ласточка мобильный резерв. Мало ли какие сюрпризы. С вами останется взвод дронов, остальных забираем. Бес, будьте аккуратней, вы на зачистке тыла. Вперед не лезьте, даже если найдете обходной путь. Не хватало еще, чтобы какой псих самоликвидировался под землей. С них станется.

— Вряд ли. Здесь он больше своих заберет.

— От психов нужно ждать всего. Так, звонка я не вижу. Демон, постучи.

— Это я запросто, — ответил он.

Кулак его стража засветился красным маревом, и он ударил. Высвобожденная энергия просто разорвала створки замаскированных ворот, словно там не толстый лист брони был, а обычный лист бумаги.

— Что ж ты так неаккуратно, — попенял ему Бродяга. — Хозяева обидятся.

— Уже бегут встречать, — заметил Филин.

— Ага, с огоньком, — усмехнулся Бродяга.

— Сами ща всех обиду, — рыкнул Демон, парой ударов расширив проход.

— Вперед, — отдал приказ, дав короткую очередь из автопушки и охладив пыл врага.

К моему удивлению, уничтоженный взвод оказался единственным подразделением, охранявшим эту часть базы. Видимо совсем у гадов плохи дела, раз внутри не осталось бойцов.

Периодически на пути попадались спрятанные турели старого образца, но сканеры их заранее обнаруживали, и уничтожали мы их до того, как они успевали активироваться. Что было хорошо, так это размер грузового перехода. Он был достаточно просторным, чтобы по нему спокойно шли стражи. Впрочем, относительно спокойная прогулка не затянулась.

— Судя по всему, дальше будет склад.

— А центр управления там, — Бродяга указал на коридор, который имел привычный размер и явно не предназначался для перемещения тяжелой техники.

— Разделяемся. Бес, на вас рубка, мы на склад.

— Понял. Работаем, — махнул он десантуре и повел отряд в сторону.

— Вперед, — сказал своим, и Демон продолжил движение.

Закручивающийся по спирали пандус привел нас вниз. Судя по данным сканера, тут раньше имелись природные пещеры, которые враг приспособил под ангары, боксы и прочие полезные помещения. Видимо и столь оригинальный спуск к ним стал следствием переработки природной расщелины или какой-нибудь трещины. Топая по коридору, который должен был вывести нас к складу, я ощутил беспокойство и остановил отряд.

— Царь? — спросил Демон.

— Фиксирую аномалию, — тут же сообщил Сай.

— Где?

Договорить не успел. Вражеский страж взрывом проломил стену и выдернул меня к себе. За стеной оказалась просторная мастерская для тяжелой техники, и имелся собственный переход на склад. А еще тут находилось девять стражей. «Нам хана», — быстрее пули пронеслась мысль, но тело уже действовало на рефлексах. Вскочив, бросаюсь вперед и валю ближайшего противника. Град выстрелов молотил по щиту, но сбить его они не успели. Бродяга запустил ракету. Элериевая боеголовка, да в таком помещении, разметала по углам всех. Сам комплекс хорошо тряхнуло, но горушка устояла. Не зря же база числилась в списке «уничтожить орбитальным ударом».

— Бродяга, ты что творишь?! — возмутился Демон, проделывая в стене мастерской проход для себя.

— Царя спасал, — буркнул он, поднимаясь на ноги.

— Не тех людей ты психами назвал. Не тех, — хмыкнул Демон, входя в мастерскую и готовясь к рукопашной. После взрыва ракеты у многих не только винтовки оказались повреждены, но и большая часть навесного оборудования в негодность пришла. Как-никак, помимо обычных эффектов, по нам еще и молнии пробежались. Впрочем, внутреннее оборудование вполне функционировало, о чем наглядно свидетельствовали плазменные клинки и разворачиваемые щиты врагов. Только не общие, а направленные, такие себе переростки вдоль рук. «А в ближнем бою они кое-что понимают», — отметил сворачивание противником пассивных щитов до минимальных показателей. В таком виде дистанция между ним и броней минимальная. С одной стороны не зацепишься, с другой, придется бить под правильным углом. Мы с Бродягой сделали тоже самое, а Демон окутался красным маревом и блеснул сиянием активизировавшегося щита. Собственно, он у нас главный и самый убойный аргумент.

Конечно, предлагать сдаваться бесполезно, но надо попытаться, хотя бы для протокола и очистки совести.

— Вы же понимаете, что в любом случае не выберетесь. Даже если победите, мы взорвем здесь все. — заговорил пилот, стоящего на против меня стража.

— Раньше вы переговоры не вели, — несколько удивился тому, что меня опередили.

— И сейчас не ведем. Однако, я прекрасно понимаю наши шансы на победу. И я знаю, что вы как минимум хотите жить.

О как интересно, будто… ну да, вы же зомби. Хотя… не стал бы он тогда со мной говорить, значит что-то человеческое в нем еще осталось.

— Как тебя зовут?

— Лекс.

— Ты в курсе, что занесен в особый раздел списка «Особо опасных».

— Польщен. Сам-то кем будешь? — спросил он.

— Царь. Просто Царь. Сказал бы, что «очень приятно», но нет.

— Взаимно, капитан «Царь», — продемонстрировал он определенную осведомленность о наших делах. Впрочем, мог и просто угадать звание, опять же личность в некотором роде медийная, мало ли что журналюги накопали. — Предлагаю вам компромисс. Вы сдаетесь, и никто не умирает?

— У меня такое же предложение к тебе.

Естественно, все эти разговоры проходили не просто так. Его и мои люди маневрировали. В итоге у нас образовалось три условных группы, готовых броситься друг на друга.

— В таком случае умрут все, капитан.

— Это мы еще посмотрим, Лекс.

«Бродяга. Демон. Бить аккуратно, но на поражение. Не заденьте реактор.» — «Принято», отозвались бойцы. Видимо и Лекс отдавал последние команды своим. И, похоже, они решили играть от бороны. Напряжение нарастало и тут от стены отвалилась панель. Она полетела прямо на стража, тот сделал шаг, и это стало сигналом.

— Ложись! — рявкнул Демона, и мы с Бродягой упали на колено.

Над нами пронесся красный луч. Размашистым движением, словно кнутом, Демон стегнул лучом по врагу. Девять хлопков, девять взрывов и девять машин отброшены назад. Демон дестабилизировал их поля и барьеры. Дал нам преимущество. Их больше, но у нас есть щиты.

Бросаюсь вперед с низкого старта. Сближаюсь с врагом. Фронтальным щитом блокирую удар и отвожу его руку в сторону. Тут же попытался всадить клинок в бок противнику, но он сумел извернуться и отскочить. Царапина на броне — ерунда.

В этот же момент, на меня налетаю с боку. Еле успеваю уклониться, плазменная струя соскальзывает с пассивного щита. Выравниваюсь и наношу удар по корпусу. Разрезаю машину противника до половины. Плазма проникает в кабину. Минус один.

Обошедший враг пытается пронзить меня сзади. Понимаю, что не успеваю увернуться, но кроваво красный энергетический клинок разрубает врага надвое. Развернувшись, хватаю бросившегося ко мне Демона за воротник и тяну на себя, вытаскивая из-под удара уже его. Бросаю на помощь Бродяге. Делаю шаг вперед и веерным ударом отсекаю носовую часть кабины врага. Миг, и я вырываю корпуса пилота, бросаю его к стене. На этом мои успехи кончились, а взорвавшийся ЭМИ заряд вырубил наши щиты.

Удар в спину пробил корпус и повредил электронику. У противника перезагрузился щит. Бью локтем в голову и, продолжая разворот, второй рукой хватаю его плечо. Выключить резак, подтянуть и со всей силы приложить прямо по голове. Сенсоры всмятку, да и приятные ощущения обеспечены. Однако, в ту же секунду мне отрезают левую руку, которой удерживал врага. Прилетевший красный сгусток породил очередной локальный взрыв, отбросивший нас в разные стороны.

Вскакиваю с пола, быстро осматриваюсь и перехватываю летящий мне в грудь клинок. Снова ЭМИ волна. Враг замешкался, перекидываю его через себя. Активировав клинок, наношу удар. Не успеваю. Предыдущий противник нападает и пытается пробить спину. Ухожу в сторону, наношу удар по касательной в грудь. Пробиваю броню, но и он не сплоховал, успел подрезать мне ногу. Машина начинает резко заваливаться. Отмахиваюсь клинком. Неудачно. Падаю. Пытаюсь встать, но вижу, как враг замахивается клинком.

Соединение со стражем разрывается. Кабина тут же открывается. Ужом проскальзываю мимо удерживаемой полем плазмы. Даже через броню экзоскелета ощущая жар. Враг пробивает машину насквозь. Ровно в том месте, где мгновение назад находилось мое тело. Выхватываю пистолет и стреляю в пересекающий грудь вражеского стража разрез. Тот замахивается, да так и падает навзничь. Однако…

— Ложись! — Кричит Демон и, схватив Бродягу, отпрыгивает ко мне. Яркая вспышка ослепляет. Земля бьет в ноги, да так, что аж подбрасывает. Влетаю макушкой в броню машины Демона и теряю сознание.

* * *

— Царь! Царь, прием! — услышал, возвращаясь в сознание.

Голова гудит и раскалывается, шею и плечи ломит, тошнит, мутит и хочется поскорее умереть. Нельзя, мне еще с Кейт на свидание сходить надо. Обещал же. Поднимаю веки, кажется, будто они аж скрипят, словно ржавые ставни, впервые потревоженные за десятилетия. Огляделся. Да уж. Обстановочка. Единственный источник света — нашлемные фонари. Зуд и жжение в затылке дают понять — чип пытался меня разбудить все это время, но сдался и выключился. Вот это меня приложило темечком.

— Демон, доклад.

— Они все-таки это сделали, Ларс. Нашелся пошедший на самоподрыв псих.

— И мы еще живы? — надо же, способен даже удивляться.

— Мы провалились вниз. Демон выкрутил щит до предела, бросил всю энергию на барьер, это нас и спасло.

— Ясно, — тут мой блуждающий взгляд зацепился за четверку скрученных людей. — Это…

— Ага. Смогли скрутить четверку пилотов. Сами к нам под «зонтик бросились».

— Что с штурмовой группой?

— Стабильной связи нет, — развел руками Бродяга. — Над нами слишком много камня и железа. Но аварийный маячок пробивается, да и мы постоянно сигналы ловим и посылаем. В общем, ждем. Нас вытащат.

— Но будет это не скоро, — зевнул Демон.

— От комплекса хоть что-то осталось?

— Да кто ж его знает, — ухмыльнулся Бродяга. — Гора просела, но может и уцелело чего.

— По нашим что-то есть?

— Они были достаточно далеко, ну может камнями побило или лавиной накрыло, но это так, не смертельно.

— Угу, — выдохнул и опустил голову. — Посплю, совсем мне что-то плохо.

— Давай, нам только и остается, — Бродяга махнул рукой, а Демон вновь зевнул.

Глава 15

Прождать пришлось без малого двое суток. Спасибо стражам, система утилизации отходов и жизнеобеспечения позволили провести время с относительным комфортом.

Вначале появилась стабильная связь, а через пару часов нас и вовсе откопали. Причем, снизу. Новая расщелина образовалась, вот по ней-то до нас и добрались так быстро. Как только выбрался из каменного мешка и сдал пленных, пошел искать своих. Никто ничего толком не говорил, зато все носились с озабоченным видом. Находящийся в кармане Сай, не имел доступа к сети, вот и приходилось нашей троице бродить и донимать встречных-поперечных. Вскоре поиски увенчались успехом. Нашел одного из парней Беса.

— Эй! Кей! — Окликнул бойца. Повернувшись на шум и заметив меня, на его лице проступила грустная улыбка.

— Джон… рад видеть живым.

— Что с группой? Где Гот? Мне ничего не говорят. Все носятся, спешат, копают. А в сеть выйти пока не могу.

— Им не повезло, Джон. Нет больше группы. — Он опустил голову. — Выжило лишь пятеро, и то один в тяжелом состоянии.

Сжав кулак, и не в силах что-либо ответить, я просто закрыл глаза. «Парни…» Повернувшись к эпицентру, смотрю на эту воронку и делаю несколько шагов вперед.

Не знаю, сколько так простоял. Мыслей не было, да что там, даже покосившуюся гору не видел. Перед глазами проплывали образы погибших. Хотелось завыть, сделать хоть что-то, да хотя бы ближайший камень пнуть, но я сдержался. Камни не виноваты. Виноваты люди.

— Джо-о-о-он! — раздался крик Ласточки, а через секунду она уже повисла на шее и осыпала лицо поцелуями. — Живой, целый, мой, — обняла она меня так, что с языка почти сорвались слова о том, что живым и относительно здоровым был до нашей встречи. — Как узнала о завершении раскопок, так сразу и рванула. А где Демон с Бродягой?

— Гле-то в лагере. Мы разошлись. Ласточка… — Я взял её за щеки и вытер выступившие у девушки слезы. — Как вы обрушение пережили?

— Нам повезло, Босс, — заговорил перевязанный Бандит, только сейчас доковылявший до нас. — Я катался на ее страже, — кивнул он на Ласточку, — а тут бабахнуло, и гора поехала.

— Врубила движки и вжух, — потерлась носом о мою щетинистую щеку Кейт.

— Молодец.

— Ребята! — оглушила она меня криком в ухо, вывернулась из объятий и устремляется к Демону с Бродягой.

— Задушишь, — прохрипел Демон.

— Терпи, — посоветовал ему Бродяга.

— Кейт, ты не видела Готама? — спросил Демон, когда Ласточка успокоилась и вернулась в мои объятья.

— Кат, — вздохнул, решив взять на себя роль печального вестника.

— Он… — посмотрел на меня Демон.

— Да, брат, он погиб.

* * *

Отряд «Страх» в полном… выжившем составе собрался в одном из ресторанов. По случаю проделанной работы, командование нам всем дало время отдохнуть и даже оформило небольшой банкет. Данные добытые в ходе операции оказались действительно значительными, а потому было немного легче понимать, что жизни товарищей отданы не зря. За два дня раскопок удалось отыскать немало людей из персонала базы, а также найти еще семерых штурмовиков. Но двенадцать выживших из сорока восьми…

А самое тяжелое было смотреть в глаза семьям погибших. У Накира остался восьмилетний сын. Парень был достаточно самостоятельным, а их дрон за ним присматривал в отсутствии отца. Теперь парня усыновил один из выживших бойцов и забрал обоих к себе. Семеро женщин остались с детьми без мужа. Программа поддержки не оставит их бедствовать, но деньги не вернут человека. У кого-то остались родители, у кого-то девушка. И всем им пришло извещение о том, что они никогда больше не увидят близких людей. Впервые мне было тяжело смотреть на Демона. Всегда хладнокровный, беспощадный он с опущенными глазами полными скорби сообщил невесте о гибели отца.

Взяв со стола наполненный бокал, я встал, привлекая внимание друзей и гостей.

— Хочу поднять этот бокал за тех, кого мы потеряли. Это страшный удар. За день мы лишились тех, кого считали своими друзьями. Семьей. Все мы попали в отряд по разным причинам. Но всех нас объединяет идея. Общий дух. И стремление защитить ближнего. Мы никогда не забудем имена тех, кто отдал жизнь сражаясь за наши идеалы. За то, что считал правильным. Катарсивелиан, Лиссаргон, Винларион. Вы втроем пришли ко мне именно из этой группы. И я не смогу передать того, что вы ощущаете. Даю вам слово.

— Спасибо Джон. — Взял слово Лис. — Я хочу сказать о Готаме. Гот, — Лис сглотнул. — Гот был тем человеком, который привел меня в пехоту. Я вырос в заботе, хорошая семья, друзья. Казалось бы, что я мог забыть в армии? Ничего. Я просто пошел сюда потому, что хотел защитить свою семью, друзей, близких. Гот был тем, кто меня встряхнул. Он сделал из меня настоящего солдата и хоть тогда я его ненавидел и проклинал, со временем я не раз говорил ему спасибо. Когда его переводили, ему требовались бойцы. Новый отряд, свежесформированный. Я был одним из первых, кого он взял с собой в новый отряд. Если бы не он, я бы вообще не попал в твою команду, Джон. Я многим ему обязан. И вам, парни, за то, что приняли меня в свой коллектив на равных. — Повернулся он к остальным штурмовикам. — И даже когда меня перевели в другую группу, вы сохранили ко мне такое же братское отношение, словно я по-прежнему один из вас. Спасибо, вам. Спасибо, что помогли мне на этом пути… — Лис залпом осушил бокал и посмотрел на Бродягу.

— Меня занесло в отряд по воле случая. — Начал Вин. — Как только я получил документы, я сбежал из дома в армию. Мои родители потомственные имперцы, нелюбовь к правительству у нас скажем так — семейная. Но! Лично мне было все равно, я хотел побывать в космосе, внести свой вклад в общее благо и просто бить лица плохим парням. А вместе со мной в армию пришел Верт. Или, как мы над ним подшучивали, «Вертик». Мой близкий друг и просто тот человек, с которым я рос на одной улице. Мы прошли огонь и воду, и вместе попали в Ворон. У нас у обоих были проблемы с руководством и соответственно нас закинули в самый проблемный отряд. Кто бы мог подумать, что этот отряд станет для меня новым домом? Думаю, никто. Готам и Кай — были единственными, кто в моих глазах имели авторитет. Что один, что другой могли заткнуть одним взглядом. Мы поняли, что попали не просто в отряд, а в отряд, где собрали точно таких же «драчунов», «головорезов» и просто больных на голову придурков, которые любят хорошую заварушку. Новость о переводе застала меня врасплох. Спустя столько лет, судьба решила нас разделить. Но привыкнув к работе в паре, мне было тяжело переключиться, и я искренне был рад, когда услышал о переводах Демона и Бандита. Парни регулярно звонили, спрашивали о жизни, делах. Перед последней операцией, мы обсуждали день рождения одного из парней. Мы с Маем предложили идею с сюрпризом. Хотели собрать всех, чтобы отметить после миссии — Говорил он, опустив лицо, постоянно вертя в руках бокал. А когда посмотрел на нас, мы увидели слезы. — Сегодня празднует свой двадцать шестой день рождения один из самых молодых членов нашей группы Эрик Хан. Посмертно… — Тихо всхлипнув, он продолжил. — Вирт… Эрик… ребята… создатель, я бы все отдал, чтобы увидеть их. Вновь услышать их глупые шутки, обменяться колкостью, и просто голос. Парни… до встречи за смертью.

— До встречи за смертью. — прошептали люди и залпом осушили бокалы.

— С вашего позволения, я хочу добавить пару слов о Готе. — Взял слово Кат. — Лис, ты верно сказал, что был лишь одним из первых в списке. Первым был я. Мы с Готамом дружил еще с учебки. Он был моим наставником. Но так сложилось, что мы стали обращаться друг к другу как равные. Я, как и ты Кейт, вырос без родителей. Моим опекуном до поры до времени была старшая сестра, но она принимала наркотики. Личности из криминала были нашими постоянными гостями. Кода она умерла, я поклялся искоренить эту погань и пошел в спецназ, где и встретил Готама. Этот ушлый тип сразу приметил молодого отморозка, который мог с каменным лицом причинять боль другим. Он стал мне кем-то вроде старшего брата или дяди. Может быть даже отца, мне сложно подобрать слова. Когда его взяли в армию, он перетянул меня с собой. А потом Ворон. И вновь он первым взял меня с собой и поставил своим заместителем. Когда пришел приказ о переводе в пилоты, он не обрадовался и пытался оспорить, но тщетно. А потом… — Тут он улыбнулся, — он узнал, что я встречаюсь с его единственной дочерью. Если честно, мне было страшно брать в руки телефон, я прекрасно знал, что именно услышу. Ну а потом наши отряды объединили, и встреча таки состоялась. И сейчас, я искренне хочу хотя бы еще раз увидеть его злую, ругающуюся физиономию. Прости меня, Кинесса. — Обратился он к своей девушке. — Прости, что не уберег твоего отца.

— Пусть их души обретут покой в вечности.

— За команду!

— За друзей.

* * *

Возле «Цитадели» в военной городке был бар «На вылет», который пользовался огромной популярностью у солдат ворона. Столы для разных игр, сцена, столы для еды и питья, барная стойка, небольшой кинотеатр… здесь можно было увидеть всех, от простых техников до начальников отделов.

На сцене, в приглушенном свете стояла одна из двух здешних певиц. Молодая девушка восемнадцати лет, тихо напевала спокойную мелодию. Голос у нее был волшебным, он струился по бару и, казалось, затрагивал струны самой души.

— Кэп… — Окликнул меня сзади голос.

— А! Ребята… Проходите, садись. Тоже решили немного промочить горло?

— Есть такое. — Кивнул Кат, с ним были Вин и Лис. — Бармен, мне тоже самое. — Вот только когда рядом с ним поставили бутылку, а бармен наклонился за стаканом, Кат молча приложился к горлышку, залпом опустошив содержимое. Видя такое, бармен убрал стакан и поставил еще две бутылки. — Никогда не думал, что этот день настанет. Что буду хоронить столько своих товарищей. И все ради чего? Ради тварей, которых приказали взять живьем. Из 48 бойцов выжило 12. Звиздец… — Следящая бутылка тут же оказалась опрокинута.

— Я слышал, что двадцать три бойца были подвергнуты заморозке. Войды ничего не говорят, но я надеюсь, что мы их еще увидим. — Попытался ободрить я друга.

— Нет, Ларс. Я не буду разрушать твоей веры, но Войды не всесильны. А с такими травмами не живут. Это невозможно.

— И все-же… я надеюсь. — При том, мне вспомнились останки виденных в заморозке людей. — «Да, Кат, шанс есть. Я хочу в это верить. И верю.»

— Я бы тоже… хотел надеяться. — Словно в ответ на мои мысли прошептал он.

— Слышали, наши с орбиты разнесли центр по производству мутантов?

— Да, ща так везде гадов давят.

— Давно пора. — Хмыкнул Лис.

— Не скажи. Это ведь Овервойды. Они учитывают все. Разрушение экосистемы в районе ударов, нарушение инфраструктуры если рядом оказываются жилые места… они хотели обойтись малой кровью. Когда же поняли, что проще будет именно так, то…

— То кому-то стало совсем-совсем плохо! — засмеялся Бандит, а я обратил внимание, что у Ката, на фоне моей полупустой бутылки… его четыре смотрелись как-то грустно.

— К слову о Железном Легионе. Насколько я знаю со слов наших техников, несколько заводов были переделаны и еще несколько достроены с ориентировкой исключительно на создание боевых машин. — Протянул Филин, крутя в руках бокал.

— Так вроде смотришь и невольно о восстании машин задумываешься.

— Хотели бы восстать, нас бы уже не было. Боюсь даже представить, что бы было будь Овервойды против нас.

— Я подскажу — А-по-ка-леп-сис. — Помог другу Лис.

— Но знаете… тема с Железным легионом даже к лучшему. Пускай сражаются машины, а мы будем жить. Ведь они для того и созданы, чтобы принимать удар вместо нас.

— Какая у вас здесь философия. — заметила Кейт подсаживаясь ко мне, спиной к барной стойке. — Привет Мальчики.

— Привет. — Первым отсалютовал я.

— Кейт. — Подхватил Демон.

— Приветствую. — Поднял бокал Филин.

— Здоров, сестренка. — Лис, он такой Лис.

— Добро пожаловать в клуб к собутыльникам. — Усмехнулся Вин.

— Знаете, сейчас очаги сопротивления больше напоминают предсмертные конвульсии. — Продолжила Девушка, водя пальцем по изображению у меня на плече. — Брыкаются, огрызаются, ничего сделать не могут. Совсем ничего. Но все равно пытаются.

— Пускай, додавим, — пожал плечами Лис.

— Кстати о сопротивлении. Когда следующая миссия?

— Никогда, наша война закончилась, — ответом стали удивленные, да что там, шокированные взгляды и вытянутые лица. — Да не списали нас, — успокоил компанию. — Просто для стражей нет работы. Так что, — выдержал паузу, не сумев отказать себе в маленькой толике и удовольствия, и закончил, — через три дня мы уходим в отпуск. Вожаков у «сынков» не осталось. Ресурсов ноль. Те, кто не зомбирован, сдаются в плен, остальных, — махнул рукой, не маленькие, сами понимают.

— И много пленных?

— Около тысячи.

— Солидно…

— На фоне общей картины — капля в море. Куда больше продолжает брыкаться до последнего. Ур-роды… — рычу и сжимаю стакан. Он трещит и разлетается осколками. — Прости, я, — но бармен лишь щекой дернул и, поставив новый стакан, принялся спокойно убирать осколки.

— Кто именно? — спросил Кат.

— Те, кто превратил людей в пушечное мясо. Понимаешь, мы ведь из тех, кто не отступает. Сама наша культура, наша суть твердит нам, чтобы мы сражались до конца за то, во что верим. Так всегда было и есть. Те, кто поднял восстание, знали на что надавить, люди продолжают умирать за навязанную им ложь. Взять тех же пилотов и их самоподрывы. На их месте мы бы делали тоже самое!

— Верно…

— По сути, мы сражаемся со своими братьями. Обманутыми, заблудшими, но нашими же людьми. Какой же надо быть скотиной, чтобы устроить такое?

— В конец конченой. Босс, а это… — Я посмотрел на собирающего мысли в кучу Ката. Перед ним было уже шесть бутылок. — Сейчас… а как эти… гады… управляли нашими малышами?

— Мне вот тоже интересно, как-то упустил этот момент. — Ожил Лис. Да и остальные оживились.

— Начну с небольшой цитаты Зара: «Захваченные вами образцы, наглядно показали изобретательность людей. А еще уровень их варварства по отношению к произведению искусства, коим является Страж в первозданном виде». — Услышав меня, бойцы засмеялись.

— Видимо здорово его припекло.

— А то. Начать с того, что система синхронизации была, мягко говоря, изменена. Как это делаем мы? Синхронизируем свое сознание сначала с Искином, а после с телом машины. Вопрос, зачем нам Искин?

— Искин — это буфер, предохранитель, который защищает разум человека от воздействия процессора. Ведь процессор Стража способен обрабатывать огромный объем информации за доли секунды, и если человек будет с ним напрямую соединен, он банально спалит мозги.

— Верно, Кейт. Но это не все. Еще искин выполняет вспомогательные функции машины, опять же разгружая человеческий мозг. Уровень синхронизации главным образом отвечает за систему: запрос — отклик. То есть, чем выше уровень, тем бодрее машина будет отзываться на мозговые команды пилота. Но в тоже время, в случае «урона» пилот будет переживать травмы, как свои собственные. Чем выше уровень, тем больнее. Сто процентов — это недопустимый показатель с точки зрения безопасности. При его достижении нагрузка на мозг просто колоссальна, человек испытывает все, что переносит машина и воспринимает оторванную руку, как свою собственную. Поэтому стандартом является 60–70 %. 75 % — максимальный показатель которого можно достичь, будучи в спокойном состоянии. Выше, только если находишься в состоянии аффекта или под бурными эмоциями. Также, такой феномен как «срыв». Человек может просто «не вернутся» в родное тело, оставшись сознанием в машине. К счастью, такой случай был всего один… — Косой взгляд на пунцовую девушку. — и тот удалось решить. Однако, кто-то посчитал себя умнее и изменил это. У стражей врага не было ИИ, вместо него был простенький ВИ, отвечающий за микроконтроль некоторых систем. Да, он разгружал мозг пилота, но на фоне наших ИИ его эффективность была весьма сомнительна. По сути, пилот выполнял сразу несколько функций. А — управление центральными системами. Б — Управление ВИ. В — сбор с внешних датчиков и сенсоров данных, и их обработки. Г — непосредственно управление. А теперь скажите мне, о каком «качественном» управлении может идти речь, когда человек буквально разрывается всеми этими задачами? Представляете скорость переключения от одной к другой?

— Да как они вообще что-то делать умудрялись?

— А ведь еще координация, план, маневры и многое другое.

— Жесть…

— Психи!

— А я думал, что мы неадекватные.

— Все познается в сравнении.

— Так вот, продолжу. Возникает логичный вопрос. А как собственно эти товарищи умудрялись не то, что шагать, а сражаться? Ответ оказался прост. Во-первых, их генетически модифицировали в ускоренном порядке и специально для этой цели. Это позволило мозгу держать повышенную нагрузку. Второе — эти засранцы просто не использовали весь потенциал машины. Более того, тут вышел интересный казус. Находясь условно примерно на уровне 90 % по уровню синхронизации, эти кадры управляли машиной, как если бы были в районе 50-ти. Остальные 40 сжирала как раз «многозадачность». Для мозгов пилотов, данную операцию нельзя называть безопасной. Более того, продолжительное нахождение в бою нарушало работу мозга. Рвались синопсисы, отмирали нейроны, нарушалось кровообращение. Уж не знаю, знали ли эти смертники о том, что сами себя убивают, но решимость в них заставляла задуматься, а все ли мы делаем правильно. Их ведь не зомбировали. Они верили в свою правоту, а одержимость, с которой они ненавидели Союз, просто поражает. Я не знаю, где они нашли таких мстителей или как умудрились настолько промыть им мозги, но результат пугает.

— Тебя это задевает? — Кейт пододвинулась ближе и взяла меня за руку.

— Более чем. Они искренне считают Ворон и Овервойдов ответственными за гибель людей в Лазоре, а многие верят в то, что мы специально устраивали некоторые теракты, чтобы очернить «Сынов Империи»?

— Кхе-кхе, — поперхнулся Демон, — а ничего, что они сотню тысяч гражданских, да еще и вместе с Канцлером порешили?

— А вот здесь интересней. Им это либо неизвестно, либо они слышали краем уха от своих. Сами понимаете, в какой интерпретации. Пилоты и вовсе не знают о жертвах. Им сказали, что цель поражена, но большая часть овервоидов спасалась. Вот они и готовились к последнему и решительному. Для них нападение на базу стало огромным сюрпризом. Они ведь нас добивать собирались, а вышло наоборот.

— Ух, — потер лоб Филин, остальные… кто кивнул, кто стакан замахнул.

— Меня задело, что когда им назвали цифры, они опешили, а затем просто не поверили. Уж не знаю, как работает их машина пропаганды, но свою задачу она выполняет исправно и качественно. Заставить людей не просто сражаться, а умирать за идею — это сильно. А ведь все они, в прошлом, представители мирных профессии. Бывшие солдаты, полицейские и разные сотрудники корпоративных СБ в пилоты не попали. Но все равно, — покачал головой, — мне не дает покоя тот факт, что с этими пилотами что-то не так. Один из них, парень по имени Лекс, так и вовсе пяткой в грудь себя бил, доказывая, что его сторонники не могли этого сделать, а после показанного видео закрылся в себе и ни на что не реагировал. Хм…

— Джон, — встрепенулась Ласточка.

— М?

— Мне не нравится твой взгляд. Что ты задумал?

— Скоро отпуск. А пока есть время, хочу переговорить с одним пленником.

— Да оставь ты эту мразь… её… ИК! Все равно к-казнят, — пробормотал изрядно набравшийся Демон.

— Не могу, здесь что-то не так. Лекс искренне ненавидит Овервойдов, но при этом он ужаснулся кадрам удара. Он не маньяк, как остальные, я хочу понять, что происходит на самом деле. Да и не виноват он в том, что его обманули, в конце концов, с ним работали профи.

— Ты обещал свидание, — надула губы Ласточка. Очень притворно надула.

— Помню. В ближайший же отпуск, — усмехнулся, подмигнув ей.

— Тик-так, — кивнула она, постучав ногтем по планшету. Совершенно случайно в дату попала и календарь развернула. Простое совпадение. Ничего более.

Кивнув и посмеиваясь, в отличном настроении, направился в город. Набрав на наручном коммуникаторе команду, почувствовал, как чип в затылке заработал, стимулируя обмен веществ. Какой-то час и от выпитого даже следа не останется. Правда ощущения, да и ладно, переживу.

* * *

Прибыв на базу, сразу направился в камеру с заключенным. Лекс… что-же тебя гложет. Какого черта ты так сильно отличаешься от своих же сторонников. И почему ты так люто ненавидишь Овервойдов? Быть может ты знаешь что-то, чего не знаем мы? Пока не поздно, нужно разобраться.

От мыслей о пленнике меня отвлек небольшой казус в Цитадели. Когда открылись двери вызванного мною лифта, из него вышла довольно колоритная компания. Сразу два заместителя начальника Службы безопасности Хазера. С ними был мужчина в возрасте, который вычищал… курительную трубку?! Подобными вещами сейчас можно разжиться только на заказ, а пользователей можно и вовсе посчитать по пальцам, курение давно вышло из моды, не говоря уже о старых трубках. А еще с ними оказалась девушка, чей уровень кибернизации превышал все разумные приделы. Сенсорные глаза, словно на схеме расположены дорожки, заметные через кожу, причем, как на лице, так и на руках. Сама кожа была очень бледной, словно человек ни разу не выходил на солнце. Майка-топ, короткий шорты, кроссовки собранные в хвост волосы.

Но самое главное — меня смутило смутно знакомое лицо. Словно уже видел его. Зайдя в лифт, посмотрел в след людям, пытаясь вспомнить эту красотку, но не смог. Однако, прежде чем двери лифта закрылись, я заметил, как она остановилась и, обернувшись, с интересом посмотрела на меня.

— Интересно… — Тихо шепчу, обдумывая встречу. И лишь перед входом в тюремный блок я вернул мысли в прежнее русло.

— Капитан Ларс. — Вытянулся во фрунт боец, вскочив из-за терминала.

— Я хочу поговорить с пленником. Пилот угнанного стража 4.0.5. Лекс.

— Сейчас его приведут. Третья камера для допросов, — кивнув, прошел дальше по коридору и зашел в комнату с красной тройкой на двери. Стол, два стула и… все. Ну да, что еще нужно здесь-то?

Через пару минут четыре дрона ввели Лекса.

— Ты?! — Уставился он на меня, замерев в проходе. Но машина толкнула его в спину, вынуждая переступить порог. Дверь закрылась.

— Присаживайся. Я хочу с тобой поговорить.

— Не о чем нам говорить! С рабами железяк дел не имею.

Тем не менее, несмотря на слова, он сел за стол. Впрочем, выбора у него не было. Дроны не церемонились, а получать прикладом просто из гонора он то ли не хотел, то ли не видел в этом смысла.

— Почему?

— Что?

— Почему ты их так ненавидишь? Я видел твои глаза, когда тебе показали запись с церемонии прощания. Ты искренне сожалел о погибших, но твоя жажда мести все равно толкала и толкает вперед. Ты ведь не маньяк, я это знаю точно.

— Ты ничего обо мне не знаешь.

— Я знаю достаточно, чтобы сделать вывод, здесь что-то не так. Скажи, я хочу знать, почему ты их так ненавидишь?

— Из-за событий в Лазоре. Они убили дорогого мне человека.

— Как это произошло?

— Я думаю, многие видели кадры, как во взлетающий самолет с заложниками прилетает ракета? — Я кивнул. — Это ракета была пущена железяками. Они не церемонятся с людьми. Вы слепы, не видите, что они лишь прикидываются добренькими и правильными, но это просто ширма. Им плевать на нас. Нас используют. Придет час, и они уничтожат нас за ненадобностью.

— Значит, по твоей версии это было сделано специально?

— Да.

Я набрал данные на планшете и развернул ту же запись, но с оригинальным звуком и повернул экран к Лексу.

— Смотри.

«Внимание, вижу взлетающий самолет. Противник пытается скрыться.» — «Сбить.» — «Есть! Ракеты наведены… пуск!» — две белые стрелы ушли в небо, и тут же последовала команда: «Отмена! Самолет не сбивать, там заложники!» — «Ракеты ушли.» — «Сбить!» — вслед ракетам потянулись очереди. Одну из двух «стрел» получилось достать. Она взорвалась, но вторая совершила маневр, уклонилась от огня и настигла цель.

Эфир наполнился шумом. Кто-то кричал о том, что там летели гражданские, кто-то о том, чтобы вызывали скорую. Вид разваливающегося в воздухе самолета, несущегося комом огня к земле, заставлял сердце сжиматься. Но это был не конец записи. Теперь кадры шли с месте крушения. Почти сразу стало ясно — это синтезированная картинка с сенсоров Аресов, выносящих людей из огня и пытающихся спасти умирающих.

— То, что тебе показали, отредактированная версия. Самолет был сбит случайным выстрелом в ходе военной операции. Если бы не один из твоих братишек, — выплюнул слово, — если бы не поставленные твоими коллегами помехи, ничего бы этого не случилось.

— Не верю, — потряс головой Лекс. — Этого не может быть! Это все постановка, — уцепился он за версию, которая имела бы смысл, не будь их движение разгромлено, и не знай он о том, что ему уже вынесен смертный приговор. Пусть еще не утвержденный, но в данном случае это ничего не меняло.

— Вот упертый. Кто был в этом самолете, из-за чего ты себе казнь заработал?

— Девушка. Моя любимая. Я хотел, думал, — Лекс замолчал, уронив голову на руки.

— Имя у нее есть? — спросил, помня про криокапсулы.

Честно говоря, сам не понимаю, зачем с ним вожусь, но… видимо ощущаю какое-то сродство, что ли? Ладно, узнаю о его девушке, может она еще жива. Хоть на плаху пойдет… да вот тоже вопрос, легче ли ему будет встретить смерть, зная о том, что, возможно, любимую вернут к жизни, и она узнает о его делах.

— Эля. Ее звали Эля, — пробормотал Лекс и посмотрел на меня совершенно больным взглядом. — Мою любимую звали Эля, — повторил он.

Знакомое имя. Сразу вспомнилась счастливая часть детства и одна приставучая мелочь с таким же именем.

— Любимая? — раздался голос с порога, и в допросную вошла та самая девушка, которую недавно видел выходящей из лифта.

Надо же, я и не заметил, как открылась дверь. Еще бы, стоило представить себя на месте Лекса, так самого проняло до мурашек и бисеринок пота на лбу.

— Э-эля, — выдавил Лекс. Он даже не побледнел, а стал каким-то пепельно-серым.

— Видимо, вы знакомы, — сказал, и вот тут-то до меня дошло, почему ее лицо показалось мне знакомым.

Глава 16

В одной из палат ведущего комплекса по протезированию находился человек. Далеко не рядовой пациент, но знали об этом немногие. Вернее, знали то, почему этот немолодой мужчина на особом счету. Впрочем, самому пациенту на все это было плевать. Большую часть времени он проводил в кровати и пустыми глазами смотрел в окно. Так продолжалось довольно долго, но однажды к нему пришел посетитель. Да не родственник или знакомый, а самый натуральный овервоид.

— Аник. — Спокойный металлический голос окликнул человека.

— Сайбер… это ведь ты, верно?

— Да. Платформа брата. С некоторых пор я не могу покинуть Цитадель.

— Зачем приперся?

— По делу. Хочу вернуть тебе жизнь.

— Мне незачем жить. Ты обещал сохранить дочку и не сдержал слово. И зачем я только позволил ей тебя восстановить, — скривился Аник, окинув Сайбера гневным взглядом. Но огонь тут же угас, сменившись пустотой безразличия.

— Я пришел сказать, что Эля жива и идет на поправку.

Аник не сразу понял, что именно он только что услышал, но, когда до него дошел смысл сказанного — его пустой взгляд изменился. В нем появилась надежда и жизнь. Встав с кровати, он вплотную подошел к Сайберу и взглянул в его сенсоры. Сейчас они стояли точно так же, как тогда, когда Аник просил спасти Элю.

— Я сдержал обещание. Собирайся и пойдем, кое-что расскажу. Тебе будет полезно послушать.

Сборы не затянулись. Аник быстро переоделся, взял трость, переложил футляр с неизменной трубкой и спустя минуту они уже шли по парку медцентра.

— Мы заморозили ее тело. Ситуация диктовала свои условия, и мы объявили погибшими всех, кого не могли спасти в тот момент. Мы не хотели, да и не могли давать несбыточных надежд. Все это время мы работали очень много и упорно, именно поэтому мы почти не участвовали в войне и допустили такие последствия. В конце концов, нам пришлось отвлечься на разросшийся конфликт. Тем не менее, проект Аватар завершён. Теперь мы можем вернуть к жизни всех. Вообще всех желающих.

— Желающих, — хмыкнул Аник, набивая трубку и садясь на лавочку. — В чем загвоздка?

— Аватар — это гибрид между Войдом и Человеком. Он необычен…

— Да плевать мне на физическую оболочку, — отмахнулся Аник, выдыхая дым из ноздрей. — Это будет она? Не симуляция, не копия, а…

— Полностью. Изменится лишь оболочка. Не так давно мы провели тестовую операцию. Все прошло успешно, но мы допустили ошибку и разум пациента оказался в коме. Ничего критичного, — поднял руку Сайбер, — просто мы слишком рано пустили его в Сеть, обоюдное нетерпение и любопытство. Разум пациента оказался не готов к такому объему информации, вот и перестарался, закрываясь от обрушившегося на него потока.

— Слабоумие и отвага, — фыркнул Аник, становясь похожим на самого себя в прошлом.

— Сейчас Эля лежит в Цитадели и приходит в себя. Я здесь, чтобы отвезти тебя к ней, — был вынужден форсировать разговор Сайбер, которому приходилось делать слишком много дел одновременно.

— Что? Да вы…

— С ней все хорошо. Мы не ошибаемся дважды. Уж точно не в таких вещах. Ты нужен ей, чтобы помочь адаптироваться с новыми возможностями и рассказать новости. К сожалению, сейчас у меня просто нет возможности уделить ей необходимое время. Сам знаешь, что в мире твориться.

Аник кивнул. Вытряхнул трубку и встал, всем видом показывая, что готов. «Вот и хорошо», — подумал Сайбер.

* * *

Яркий свет бьющий по глазам, странный фоновый шум, они выводили меня из сна, и я никак не могла от них спрятаться.

— М-м-м… свет… — Тихо шепчу, пытаясь спрятаться. Схватившись за одеяло, переворачиваюсь на другой бок и натягиваю его на голову. Кровать была необычайно мягкой и приятной, как и одеяло… словно… словно…

Стоп. Одеяло? Матрас? Раскрывшись, щурюсь от яркого света, однако… больница? Точно, больница. Кровать, прикроватный столик, белые тона, голубой круг на потолке — символ оберега, он же символ всех медиков. Правда окна нет, хотя с таким ярким освещением оно и не нужно. Но. Как я тут оказалась? Стоп… что с моими глазами?

На радужке показался процесс загрузки. Как только шкала заполнилась до конца, появился интерактивный интерфейс. Пощупав лицо, я не нашла никаких очков, а значит мне установили имплантаты. Следующий шок я испытала, когда начала осматривать руки. Они были пронизаны некими наносхемами, а интерфейс в глазах выводил данные по ним. Состояние кожного покрова, наличие повреждений…

От изучения себя любимой, меня отвлекла распахнувшаяся дверь, явно армейского образца. Похожие гермодвери ставили на корабли. Э-м, а откуда я это знаю? В проходе показался чуть запыхавшийся…

— Эля!

— Дядя Аник… — удивленно шепчу, оказавшись в объятиях. Вот он был на пороге, а вот раз, и уже обнимает меня.

— Доченька, милая, как же я рад, что ты снова с нами. Ты даже не представляешь как я рад… — Он гладил меня по голове, а я вспомнила. Вспомнила последние события и тела людей, что меня защищали. Боясь спросить, я все же задаю вопрос дрожащим голосом.

— Дядя… а что с Джи и Си?

— Можешь спросить у нас сама. — Радостно пробасил оперативник, входя следом. А рядом стоял его напарник.

— Джи, Си… — Расплылась я в улыбке. — Вы в порядке.

— А то!

— Да что с нами сделается?

— Я тебе даже больше скажу, твои друзья тоже выжили. Почти все, помощь подоспела вовремя, их откачала, а кое-кого и вовсе из-за грани выдернули.

— Не все?

— Не все. — Кивнул Джи и присел. Взяв меня за руку, он начал её гладить и смотреть в мои глаза. — Подумать только, и вот к этому милому чуду мы привязались. И как так вышло?

— Наверно понравилась. — Чуть улыбнулась, утирая свободной рукой слезы.

— Да и сейчас нравишься. Си, ты только посмотри на этот цветок. — Начал вгонять меня в краску Джи.

— Ага. Прямо распустился. А ведь это было у нас на глазах. От парней и раньше отбоя не было, а теперь вообще баррикады строить придется.

— Ой, да скажите тоже… — Я вытянула руку и прижалась к веселящемуся Анику, пряча в его куртке пунцовое лицо. — Аник, ну чего ты молчишь? Скажи… что-нибудь. — Оторвавшись, я посмотрела в его лицо. Мягкая добрая улыбка и слезы на глазах. — Дядя?

— Ничего, просто радуюсь, что снова тебя вижу.

— А… а где мама, Сайбер?

— Мама еще спит, ей тоже предстоит операция, а Сайбер немного занят… — Но мой скептический взгляд сделал свое дело. «Чтобы у Сайбера не было времени и на Меня?! Не верю!» И дядя сдался. — Ну, он очень сильно изменился. И просто боится показываться тебе на глаза, ведь в свое время это именно он обещал тебя защищать, не смог. Вот и…

— Да мне все равно! — Попытавшись вывернутся, я вместе с Дядей упала на пол. — Не поняла… — Глядя на свои руки, с удивлением обнаруживаю — только что случайно подвинула мужика под восемьдесят кг.

— Эля! — В голос воскликнули оперативники, вмиг оказываясь рядом. — Как ты?

— Ох, Эля, какая ты сильная стала. — То ли негодовал, то ли хвалился дядя, поднимаясь на ноги.

— Как я это сделала?

— Тело. Ты сильнее человека. Намного. И тебе надо привыкнуть к этой новой силе.

— М-м-м… понятно. То-то я чувствую, что тело таким легким стало. — Поднявшись, смотрю во что я одета. Медицинский халат. — Блин…

— Спокуха сестренка. — Вдруг воскликнул Джи, снимая со спины рюкзак.

— Мы не с пустыми руками. — На этих словах, мне протянули комплект одежды. Взяв его, ищу, где бы переодеться. Заметив это дело, мужчины отвернулись.

— Не смотрим мы, не смотрим. — Рассмеялся Си.

Вот только, смотря вот так, на их спину, я пыталась понять, кажется мне или нет. Ибо все трое были старше, чем я их запомнила. Причем года на 3–4 минимум.

— Мне кажется, или вы все как-то стали старше? — От этих слов троица переглянулась. — Дя-я-ядя?

— Понимаешь, Эля, тебя заморозили на несколько лет.

— Несколько лет? — Я замерла, уставившись на людей.

— Да… и многое пропустила.

— Насколько много?

— Очень много. Боюсь, что ты даже не узнаешь мир.

— Неужели он настолько изменился?

— Он очень сильно изменился.

— Посмотрим. Все, я готова. — Вышла я перед ними. И чего это все трое так поплыли при моем «выходе»? Сидят, улыбаются… — Эй… вы чего?

— Да просто… какая ты красивая… прямо как тогда, словно никогда и не уходила. — Вытер слезу Аник. Покраснев, отворачиваюсь, а в помещение воцаряется небольшая пауза.

— Куда теперь? — Поинтересовался Джи, разрушая тишину.

— К Сайберу! — Сказала я решительно.

— Это не лучшая идея, в последнее время войды стали нервными.

— Джи, я лучше знаю. В конце концов, я ни в жизнь не поверю, что Сайбер изменился настолько, чтобы я его и не узнала.

— А зря… — Тихо шепнул Си, но я сделала вид, что не услышала. Пусть думают, что хотят, я знаю Сайбера лучше, чем кто-либо. Его братья не в счет.

— Да, кстати, — Аник и протянул мне вынутый из кармана широкий браслет. — Узнаешь?

— Наручный коммуникатор. Помню, начинала над ним работать.

— Его довели до ума и пустили в массы. Незаменимая в хозяйстве вещь. — Усмехнулся Джи. — У тебя продвинутая версия, такая только у головастиков есть.

— Головастиков?

— Научный персонал Цитадели. Сами себя так зовут, но бюрократы не дают добро, так что название все еще не официально, но победа близка.

— Понятно… а здесь есть схема?

— Да. Смотри. — Он синхронизировал коммуникаторы, немного пощелкал на своем, и передо мной развернулось трехмерное изображение комплекса.

— Ого, да это же подземный город.

— Это «Цитадель», Эля. Крепость Овервойдов. Она условно поделена на сектора и зоны. В одной зоне несколько секторов. Каждая зона имеет свою лифтовую шахту, поэтому, чтобы попасть из одного уровня на другой, нужно переходить от одного лифта к другому. Мы сейчас вот здесь… — На голограмме подсветилась красным микроскопическая комнатка на фоне всего комплекса. — А нужно нам вот сюда. — Почти в самом низу окрасилась в синий цвет комната, отличная от других по размеру и форме.

— Далеко и глубоко, — протянула, оценив масштабы крепости. — Ладно, идемте. — Выключив устройство, хватаю Дядю за руку и тяну за собой. — Пошли-пошли-пошли, я хочу его увидеть.

— Ты точно осталась собой. — С неким облегчением выдохнул Аник.

— Что за глупости, конечно, я осталась собой. Джи, Си, где ближайший лифт?

— Сюда.

Переговариваясь и обсуждая пропущенные мной события, мы начали спуск. Когда речь зашла о мятежниках, мне попытались преподнести все попроще, но ничего у них не вышло. Впрочем, меня клятвенно заверили, что конфликт подходит к концу, а подробности и все перипетии узнаю позже. Сейчас самое главное:

— Сайбер вновь сражался?

— Да. Овервойды сейчас выступают нашей опорой и держат на себе, по сути, всю планету.

— История любит повторятся. Аресы вновь оказались буфером между жизнью и смертью. — Произнес Си, а я грустно улыбнулась. Сайбер не изменился, Аресы, как и раньше, служат нам мечом и щитом. От этих мыслей как-то сразу потеплело на душе. Но в тоже время было грустно, что им опять приходится сражаться, пускай сейчас по большей части и косвенно.

— В общем твои «Аресы» снова в центре событий. — Добавил Дядя.

— Си, Джи. А как вы тут без меня?

— Ну как…

— Да как обычно. — Пожал плечами Си.

— Когда тебя охраняли, было веселее. — Усмехнулся Джи, видимо вспоминая минувшие деньки.

— А так… запихнули в охрану Цитадели, киснем, — развел он руками.

— Да вас начальник безопасности своими заместителями поставил! Тоже мне, скромники нашлись. — усмехнулся Аник.

— Ну да, есть такое.

— Когда мы поправились, Сайбер нас чуть на руках не носил из-за того, что мы успели тебя А — защитить и Б — щитами обвесить, которые тебя и спасли.

— Пф! Обманщики.

— Не без этого…

— Как нехорошо обманывать маленьких девочек… — в притворном возмущении потрясла головой.

— Ты уже не маленькая!

— Тебе уже семнадцать! — Поддержал его друг.

— Эх, а ведь какая хорошая отговорка… была. Вечно вы меня обламываете.

— У меня две младших сестры и еще две дочери, — усмехнулся Си. — Без шансов.

— Хм… а я и забыла, что ты у нас закаленный. Ладно, тогда Джи.

— У меня есть супер — оружие. Специально против тебя.

— И какое же? — вскидываю бровь и чуть наклоняю голову.

— Новейший журнал по робототехнике, с ценами на детали и, собственно, каталогом самих деталей. — С этими словами он вытащил из внутреннего кармана указанный журнал. Чуть ли не вырвав из его рук сию чудесную книжечку, я углубилась в чтение, а Джи тем временем продолжил. — Я же тебя знаю. Хлебом не корми, дай в железе покопаться.

Дальше меня вели, нет, не за ручку, просто организовали такой себе треугольник, внутри которого и шла, полностью поглощенная журналом.

— Странно, — заметил Си. Нарушив тишину последних минут.

— Что именно?

— Все Овервойды как будто испарились. Их тут без малого пара тысяч, а не одного до сих пор не попалось.

— Может заняты?

— Все может быть…

— Нам еще далеко?

— Нет, еще один лифт и там рукой подать.

— Так глубоко… он не выбирается на поверхность?

— Сейбер сильно изменился с того момента, как ты оказалась в заморозке. Он не покидает Цитадели, — ответил дядя.

— Почему?

— Это долгая история.

— Так и время еще есть, — сказала, закрывая журнал.

— Эх… После разработки капсулы виртуального погружения, она моментально пошла в массы. Начиная от игро-индустрии и заканчивая боевыми симуляторами для солдат. Игры играми, но навыки человек в этом устройстве приобретает. У нас был случай, как десятилетний шкет, играя за ассасина в онлайн игре, метнул ножницами в обидчика в реальности и попал. Пришлось контролировать такие дела. Жестко контролировать, тщательно выбирая кому какой класс и в какой игре можно дать, а какой лучше убрать подальше и с глаз долой. Естественно, не лично, через программы Овервойдов, но все же.

— Кхм.

— Вот-вот. Похожая картина наблюдалась и с некоторыми другими новшествами. Пускай не специально, но Овервойды вызвали взрыв. Экономический взрыв. А если говорить прямо, они полностью перестроили экономику, обрушив старую и… в общем, это аукнулось социальными потрясениями. Сейчас, конечно, уже все более-менее хорошо, но еще недавно, когда в массы пошло огромное количество новейших технологий. За новинки началась битва. Корпорации старались первым схватить новинки и использовать их по максимуму. Мало того, что люди не успевали со всем этим освоиться, так еще компании не очень-то ладили между собой в борьбе за лидерство. Итогом стала массовая безработица. Временная, пока переучивались, но сама же знаешь «нет ничего более постоянного, чем временное», а тут одно поколение техники сменяет другое быстрее, чем люди успевают адаптироваться.

— И это на планете, где не хватает рабочих рук во всех отраслях.

— Да, ироничная ситуация. Просто смех сквозь слезы. Но не было бы счастья, да не счастье помогло. В общем, пришлось притормозить и воспользоваться моментом. Масса свободных рук была направлена на предприятия Союза. Решили проблему вечных долгостроев.

— А причем тут Сайбер?

— При том, Эля, что многие люди стали синхронизироваться с Сетью. Очень многие. Не говоря уже о самых разных искинах. Возросшая нагрузка и обильное питание вынудили его перейти к оседлой жизни.

— И закрыться в собственноручно возведенной камере на дне подземной крепости, — добавил Си.

— Еще этому способствует нежелание Войдов рисковать Альфой, — добавил Джи. — Они понимают, что если неприятель доберется до него — им будет плохо, а может и вовсе окажутся обречены. Для них это будет страшный удар. Поэтому они единогласно, в том числе и он сам, решили запихнуть свой сервер поглубже, да еще и возвести над ним неприступную крепость, такую, чтобы и с орбиты было не расковырять.

За разговором и осмыслением новой информации, мы добрались до цели нашего пути. Как-то и не заметила даже, а ведь…

— Вот и все. Дальше ты сама.

— А вы?

— Мы подождем здесь.

— Ладно, — развернулась и пошла дальше одна.

Спуск по лестнице, пара поворотов в коридорах, и вот она толста гермодверь из прочнейшего сплава. Это даже не сейф, это нечто запредельное.

Вздохнув и набрав воздуха в грудь, как когда-то перед первой активацией Сайбера, переступила порог, будучи готовой ко всему. И все же, увидеть посреди зала огромный кристалл не ожидала.

— Сайбер.

— Здравствуй, Эля.

— Это правда ты?

— Да. — Я подошла ближе. — Может теперь в розовый перекраситься разрешишь? — Эти слова помогли мне отойти от удивления и заставили улыбнутся. Это точно он.

— Ты не хотел, чтобы я тебя увидела таким… толстым?

— Едва ли ты ожидала увидеть огромный беспомощный кристалл.

Мне показалось, что он грустно улыбнулся. Или не показалось? На фоне кристалла на миг привиделся человеческий силуэт.

— Ты стал еще сильнее, пускай и запер себя в тюрьме. — Я подошла почти вплотную.

— Тюрьма? Забавно, но это действительно похоже на тюрьму, которую я не могу покинуть. Но это было единогласным решением. Мой вид слишком завязан со мной и с моей смертью падут остальные. Поэтому мы не стали рисковать.

— Вы не изменились. — Я улыбнулась и дотронулась рукой. Ласка… и забота отразились эхом в самом сердце, а на душе потеплело. — Как и когда-то стоите бок о бок друг с другом на защите наших жизней. Сайбер… я так рада тебя видеть… — Прижавшись к нему щекой, раскидываю руки и стараюсь обнять.

— Я тоже, милая… — Закрыв глаза, чувствую, как меня словно что-то утягивает, а затем…

Я не заметила, что произошло. Просто в какой-то миг я была в той комнате, а потом раз, и меня уже обнимают. Я чувствую направленную на меня заботу, теплоту, желание защитить и уберечь. Но вместе с этим были страх, стыд и призрение. Но… где-то внутри. Помимо этого, было что-то еще, но что — этого я уже не могла разобрать. Открыв глаза, вместо комнаты увидела огромный бескрайний космос. Отстранившись, смотрю на обнимающего меня человека. Нет, не человека.

Это был высокий мужчина лет двадцати пяти — тридцати. Горящие красным сенсорным огнем глаза, строгое лицо, четко очерченные брови, кожа с едва заметными прожилками дорожек от микросхем, создающими причудливые узоры и суровый взгляд, от которого по спине начинают бегать мурашки.

— Как я по тебе скучал… — Голос был очень похож на тот, что я слышала ранее, но из него исчезли железные обертоны. Приложив к моей щеке руку, он убрал большим пальцем побежавшую слезу. Я не заметила, как начала плакать.

— Я чувствую… — Положив поверх его руки свою, я как-то усилила эти эмоции. Я чувствовала его тоску, боль, скорбь которые он испытывал, когда меня не стало рядом. Чувствовала, как сама его душа рвалась на части от вида моего изорванного тела.

— Прости. — Он постарался убрать руку, но я не дала. Схватив сильнее, я закрыла глаза и постаралась усилить эти чувства.

И у меня вышло. Страх за меня. За то, что стану на него злиться. За то, что вдруг исчезну навсегда. Эхом в моей душе отражался стыд. Он стыдился себя. И презрение. К самому себе.

— Прости, что не смог уберечь… — Это были не слова. Это был не голос. Ничего подобного я раньше не испытывала, но эти слова словно были прошёптаны переполнявшими его эмоциями. Они были в моей голове и, казалось, задевали тончайшие струны души. В них было раскаяние и горечь. — Прости, что не оказался рядом, когда был так нужен.

— Сайбер, не кори себя. — Я открыла глаза и посмотрела в его лицо. — Ты сделал все правильно. Спас людей, наказал плохих парней, смог вернуть меня. — Отпустив его ладонь, я улыбнулась и взялась обеими руками за его щеки. — Ты всегда будешь моим защитником, и я никогда не пожалею о том, что когда-то тебя восстановила. — Параллельно словам стараюсь передать ему свои чувства. То тепло, счастье… сработало! Вижу, чувствую, как из него уходит страх и развеиваются сомнения. Их заменяют радости и счастья, в нем крепнет уверенность. Вот и хорошо. Таким он мне нравится куда больше. Убрав руки, он прижимает меня к себе.

— Ты мое маленькое сокровище. — Услышав это, мне вдруг стало не по себе. Так он меня еще никогда не смущал, казалось, что еще немного и точно провалюсь под землю. — Ну и чего так взволновалась? — Сказал он уже нормальным голосом, отстранившись и с легкой улыбкой заглянув в глаза. — Это правда.

— Вечно ты меня смущаешь.

— И буду смущать. — Отвернувшись, стараюсь взять себя в руки. Переключив внимание с него на окружающее нас пространство.

— Сайбер, а где мы? Это Виртуал?

— Да, Эля. Это — и есть настоящий Виртуал. Это пространство, которое соединяет меня и моих братьев. — Миг, и я увидела, как звезды загорелись чуть ярче туманности налились красками а где-то вдалеке показалось огромное, просто феноменальное на фоне остальных бело-голубоватое светило. От такой красоты у меня перехватило дыхание, я смотрела по сторонам, стараясь увидеть все и сразу, уж очень красиво было. — Пойдем, я покажу тебе кое-что. — С этими словами он взял меня за руку и повел за собой. Я не знаю как, но мы шагали здесь, как по земле. — Эти звезды, — это мои братья. Каждый огонек — олицетворяет собрата, его суть, душу. Это место, куда можем попасть только мы.

— Но… тогда, как же те люди… и я…

— Погоди. Повторюсь, это место, где можем пребывать только мы. Каждая мысль здесь, слово или посыл будет услышан сразу всеми единовременно, именно здесь я ловлю и воспринимаю основной объем информации от каждого собрата. Почему космос? Просто мне приятно с эстетической точки зрения, поэтому я придал этому месту именно такой вид. На самом деле для нас нет разницы, как выглядит виртуал изнутри. Он часть нашей сути. Почему мы потребляем энергию даже будучи не подключенными к платформам? Ответ прост, мы передаем её сюда. Это пространство постоянно увеличивается пропорционально поглощенной энергии, и как бы аккумулирует ее. Для людей мы создали своеобразный город. Через буфер в лице брата, человек попадает в него и получает доступ к определенным знаниям. Это сделано для того, чтобы защитить людей от лишней информации и не дать умереть от перегрузки.

— А… я?

— Ну… раз ты здесь, как думаешь, кто ты теперь? — С улыбкой на губах, он обернулся ко мне.

— Войд?

— Не до конца. На две трети ты теперь ближе к нам, но еще на треть по-прежнему человек.

— Поясни?

— Чтобы вернуть к жизни тех, кто оказался одной ногой за гранью, мы изменили проект Аватар. Мы создали гибрид человека и Войда. Именно поэтому ты отличаешься от людей. Ты не будешь хотеть есть ближайшие дня три точно. Но когда почувствуешь голод, надо будет пить коктейль с элериевой пылью. Есть еще ряд различий, которые я озвучу чуть позже, а пока… — По мере того, как он говорил, самая яркая и большая звезда становилась все крупнее. — Элеонора, представляю вашему вниманию, центр, ядро и просто сервер всех Овервойдов — себя. — Он указал рукой на нечто, пока я стояла с открытым ртом и хлопала глазами. — Ну как тебе?

— Это невероятно красиво… — Честно призналась я. От такого вида действительно захватывало дух.

— Многие из моих братьев сами делятся стоящей с их точки зрения информацией. Из-за этого, почти вся информация дублирована. Можно узнать что-то новое через меня, узнать хозяина той или иной информации и обратится непосредственно к нему, чтобы подискутировать. И здесь же, хранится вся моя жизнь.

— Ух ты… а… как взаимодействовать?

— Желаниями, волей, фантазией. Представь, как ты проникаешь в эту сферу, тебе откроются все мои познания. И там ты начинаешь искать то, что нужно тебе.

— Но погоди… Сайбер, если я теперь одна из вас, почему я попала сюда только через тебя?

— Потому, что ты временно отсечена от Сети. Мы изолировали тебя от сети и ограничили в возможностях.

— Почему?

— Твой предшественник был сразу подключен к Виртуалу. Сознание человека не способно мгновенно перестроиться, для этого требуется время. Для сохранения разума, мы ввели его в кому и сейчас постепенно из нее выводим, восстанавливая последствия. Чтобы с тобой подобного не случилось, мы поставили ограничители, которые будем снимать по мере твой адаптации. Первый ограничитель заключался в самом подключении, ты не можешь одновременно находиться в Виртуале и вне его. Только одно из двух.

— Я поняла.

— Не переживай, первый шаг сделан. Я же говорил, что ты побываешь в виртуале, — усмехнулся Сайбер и тише добавил, — правда, это планировалось другим способом, но о результатах не спорят. Да, тебе пора.

— Что?

— Там Аник за дверью уже пятую трубку выкуривает.

— Постой! Если это Виртуал, то где все?

— А… ты об этом. Чтобы тебя не шокировать, братья предпочли спрятаться. Опять же лишние потоки информации и всплески энергии.

— Где?! — Я посмотрела по сторонам.

— Смотри, — шепнул Сайбер, и прямо передо мной в двух метрах появился небольшой огонек радиусом сантиметров в сорок. Рядом появился еще один, затем сразу два, потом еще девять. Они появились прямо из ниоткуда, причем, как по бокам, так и сверху, и снизу. Мы оказались буквально внутри сферы из этих огоньков.

— Ой… Здравствуйте. — От такого я даже немного испугалась и отступила спиной ближе к Сайберу. Однако никакой угрозы не было, наоборот, от них веяло интересом, радостью и… приветствием? Да, они были рады видеть меня здесь. А затем я услышала голоса. Десятки, сотни голосов, которые обсуждали меня. Но это не было какофонией, я слышала и понимала каждого из них. — Ой мама…

Развернув меня за плечи, Сайбер поцеловал меня в лоб и слегка оттолкнул от себя.

— Тебе пора. — С этими словами я резко очнулась в той самой комнате. Я стояла, прижавшись к кристаллу, на щеках были уже подсохшие слезы, а вокруг не было ни души. Отступив и утерев слезы, я улыбнулась.

— Тогда я пошла. Не скучай.

— Теперь мне никогда не скучно. — Услышала внутри себя отражение его слов. Повеселев, покидаю комнату.

Несмотря на все старание вентиляции, Аник и трубка побеждали с разгромным счетом — в воздухе висела сизая дымка, а Джи и Си демонстративно вертели в руках противогазы.

— Эля! — Обрадовался Дядя. — Как же долго тебя не было. Что-то случилось?

— Вовсе нет, просто я нашла свое место. — Слова давались легко, а душа словно пела.

— Даже так. Ну, тебе видней. Пойдем домой, я тебе расскажу, что ты пропустила.

— Пойдем, Дядя.

— Ну а мы проводим.

Возвращаясь обратно, я разговаривала с дядей о том, что видела. Не все, но кое-что приоткрыла. Спрашивала, что пропустила. Джи и Си вставляли свои комментарии. Хотя обоим куда интересней было, как я теперь себя ощущаю. Тело аватара ощущалось естественно, но все же имелись и явные отличия. Разумеется, в первую очередь это касалось зрения, слуха, обоняния остальных органов чувств, но куда интереснее было находить внутренние отличия. Например, теперь я могла вдохнуть заметно меньше воздуха или вовсе не дышать довольно долго. Только это вызывало психологический дискомфорт. Имелись и не столь выраженные отличия. То же ощущение силы. Казалось, что могу руками гнуть железо. А еще меня сопровождало нечто вроде эха. После Виртуала я слышу постоянный гул голосов, ловлю обрывки чувств, картинок, звуков и даже запахов. Но это не мешает, сознание четко различает, где именно и что между Виртуалом и реальным миром нет путаницы. Раньше бы от такого точно свихнулась, а сейчас… все естественно.

По пути наверх расспрашивала о Цитадели. Джи и Си свободно говорили о своем месте работы, рассказывали о разных отделах, о Вороне и его бойцах, а еще о том, каких успехов добились инженеры и ученые. Их слова поражали и будоражили воображение, мне уже не терпелось добраться до некоторых проектов и лично их осмотреть. Так сказать, попробовать на зуб.

Покидая лифт на верхнем уровне, мы столкнулись с человеком, который показался мне знакомым. Мы как раз вышли из лифта, а он зашел. Видимо мой интерес оказался достаточно сильным, чтобы Сеть отреагировала. Досье на встреченного у лифта мужчину развернулось перед глазами и я тут же узнала его. Обернувшись, увидела, как он смотрит на меня. Похоже, пытается вспомнить.

— Эля, что такое? — Спросил Аник.

— Я знаю этого человека… идемте!

— Куда?! — Удивился дядя.

— За ним. Я хочу с ним поговорить.

— Джи, Си. Вы знаете, кто это был?

— Пилотская форма третьего подразделения, капитанский ранг… — Задумчиво протянул Джи.

— Капитан Джон Ларс. Пилот Стража и лидер разведывательно-штурмового подразделения. — Добавил Си. — Эля, ты уверена, что знаешь его?

— Да! Я узнала его по лицу, а потом пришла информация, — нажав кнопку лифта, взялась за коммуникатор и отправила запрос по местонахождению Капитана. Все же, так мне привычней.

— Откуда ты его знаешь? — спросил Аник, даже не стараясь скрыть своей настороженности. Просто классический отец девочки-подростка, которая вернулась со свидания. Нет, скорее только на него собирается.

— Дядя, ты его не помнишь?

— А должен?

— Это тот самый парень, за которым я бегала, когда отец был жив.

— А-а-а, точно-точно, — перестал хмуриться Аник. — Припоминаю. Но ты уверена, что это он?

— Да.

Наконец двери лифта открылись, и мы вошли во внутрь. Поднявшись на нужный уровень, я была удивлена количеству боевых дронов, и не сразу сообразила, что мы оказались в тюрьме.

— Тюремный блок? — удивился Аник, повертев головой.

— Для временного содержания заключенных, — пояснил Си. — Вынужденная мера. В обычной тюрьме наши заключенные до суда не доживут.

— Добрый день, извините, но гражданским лицам сюда нельзя, — сказал один из двух бойцов у входа.

— Проверьте, — выступил вперед Джи и протянул солдату удостоверение.

— Личность подтверждена, запрашиваю доступ, — сообщил солдат. — Есть доступ. — После этих слов, он вернул удостоверение и козырнул. — Проходите, — коснулся он сенсора и дверь отворилась.

— Вы не подскажите, где капитан Ларс? — спросила у сидящего за чем-то вроде стойки регистрации дежурного.

— По коридору направо, четвертая дверь.

— Спасибо.

Мы дошли до нужной двери. Джи приложил удостоверение, и та ушла в сторону. Из проема донеслось:

— Мою любимую звали Эля.

— Любимая? — не сдерживаюсь, входя в помещение. Внутри оказалось четыре дрона и двое сидящих за столом людей, Ларс и…

— Лекс?!

— Э-эля? — прошептал он.

— Видимо, вы знакомы, — сказал Джон.

— Мы и с тобой знакомы, Джон. Маленькая девочка, пять лет. Ты полез на дерево, потом упал, а я оказывала тебе первую помощь.

— Как тесен мир, — шепнул Джи напарнику, в тишине это прозвучало довольно громко и более чем отчетливо.

— И не говори, — ответил Си.

— Мог бы хоть с днем рождения поздравить или днем победы союза, — попеняла Джону. — Я ведь в тебя влюблена была. Страдала. Кажется, — добавила с улыбкой.

— Прости. Я как-то, — он развел руками. — Столько всего навалилось, да и у вас, насколько знаю…

— Да, после смерти отца на нас столько всего посыпалось, что хоть топись. Хорошо Сайбер появился, а то ведь и вправду порой подумывала, — изобразила мимолетно пантомиму повешенного, но язык для натуральности вываливать не стала. Все равно бы не оценили, вон как у Джона глаза округлились и лицо вытянулось. Да и не только у него.

— Так это ты восстановила первого Ареса?! — выдохнул Джон, чуть ли не с благоговением.

— Ага, — улыбаюсь и немного, совсем чуть-чуть, вздергиваю носик.

— Брр, — потряс он головой, возвращая самоконтроль. Смотрелось забавно, но вечер воспоминаний можно продолжить и в более приятной обстановке. Вот только…

— Джон, а что здесь делает Лекс?

— Я так понимаю, вы вместе учились? — спросил Джон, а на лице его явно обозначились желваки.

— Да, — кивнула, отбрасывая всякую игривость.

— Спроси сама, — предложил Джон.

— Я мстил. За тебя, — выдавил Лекс.

— В смысле? Кому ты мстил и за что? — потрясла головой, не желая верить завертевшимся в голове догадкам.

— Эля, это правда ты?

— Конечно я! Только с разморозки и после операции, — провела рукой вдоль тела, особенности которого не оставляли сомнений в последнем. — Выпала на пару лет из жизни, недавно вот вылечили, узнала много нового, а теперь, — махнула рукой. — Ты не ответил, почему ты здесь?

Лекс посмотрел на меня, а потом закрыл лицо руками и заплакал.

— Джони? — повернулась к другу детства и ударила кулаком в ладонь.

— Если кратко, он мстил овервоидам за тебя, попутно вымазался в крови невинных по уши.

— К-как, — изменил мне голос, став больше похожим на карканье.

— Его обманули. Мозги видимо совсем от горя отключились, вот и поверил, что тебя убил Союз и лично Овервойды. Пошел мстить. А дальше дело техники, он и сам не заметил, как персональным кладбищем обзавелся. Хорошо воевал, из его жертв курган сложить можно. В буквальном смысле. Даже напрягаться не придется. Просто бери и…

— Капитан, — одернул его Си.

— Прости, нервы, — повинился Джон.

— Лекс, это правда?

— Да, Эля. Все именно так и даже хуже.

— Дошло наконец-то, — буркнул Джон.

— Великий творец, Лекс, что же ты натворил, — прошептала, голосом полным ужаса. И это тот самый милый перспективный инженер, который в свое время ухаживал за мной?

— А самое забавное, он желал мести до такой степени, что был готов себя взорвать. Фанатичная преданность.

— Джони, ты псина!

— Я то?!

— Как можно быть таким бессердечным, он ведь такой же пострадавший. Он не виноват, что его обманули, он ведь искренне верил в то, что делал.

— Это ты его выгораживаешь? — Поднял он бровь.

— Нет, но пытаюсь дать понять, что он не монстр… наверно. — Последнее слово было сказано уже как-то неуверенно. Джи, Си и Аник были в стороне и не вмешивались, что правильно. Это не их дело.

— Эля, ты просто не знаешь цену, которую пришлось заплатить за то, чтобы ты сейчас с ним разговаривала. Ее заплатили мои ребята. Мои друзья. Моя команда. Целое штурмовое подразделение шагнуло за смерть и расплатилось своими жизнями ради его жизни. — Теперь я увидела, как закипел Ларс, как побелели сжатые кулаки. — Эти ребята исполняли свой долг, защищали людей, выполняли приказ. И они бы и дальше защищали других, если бы не подобные ему. — Он ткнул пальцем в Лекса.

— Но…

— Знаешь, я никогда не забуду глаза тех девушек и жен, которые были на прощальной церемонии. И я не забуду голос ребенка, который спросил у мамы, «Почему с папой прощаются». Я не думаю, что можно простить то, что он творил, Эль. — От таких слов я не знала, что сказать. Я просто стояла и не знала, что делать. В комнате воцарилась тишина, которая длилась примерно минуту. Пока её не развеял Лекс. Более мене успокоившись, он заговорил.

— Он… он прав, Эль. После того… что я творил… мне не может быть прощения.

— Ларс, что его ждет?

— То, что ожидает любого особо опасного преступника. Сдохнет.

— Капитан, вы не могли бы выбирать слова помягче? — Включился в разговор Аник, уже успевший закурить трубку.

— Стараюсь. — Грустно улыбнувшись, пожал плечами Джон. — Но как выходит.

Пока Аник разговаривал с Джоном, я присела к своему… другу.

— Лекс.

— Не нужно, Эля. Я не заслуживаю даже твоего внимания, не говоря уже о сострадании.

— Не говори так, Лекс. Я понимаю Джона и других, но лично я не считаю, что ты заслуживаешь смерти.

— Ты всегда была доброй. — Грустно улыбнулся Лекс, вытирая слезы и поднимая глаза на меня. — Иди, Эль. Я очень не хочу, чтобы ты тратила свою доброту на такого как я.

— А если бы у тебя вдруг появился шанс?

— Тогда я бы стал таким, как он. — Указал Лекс на Ларса.

— Я?! — Удивился Джон.

— Прости Джон… я заблуждался в тебе. Вы действительно Стражи людей и их покоя.

— Неожиданно. — Признался тот. А Лекс между тем поднялся и подошел к дронам.

— Я хочу, чтобы меня увели. — Машина посмотрела на Ларса, тот кивнул. — Прощай, Эля. Джон, прости. Спасибо, что открыли мне правду. И… простите. — Напоследок сказал он.

Дроны увели Лекса, а мы остались наедине со своими мыслями. Да, не так я себе представляла разговор с Джоном. Совсем не так. Поболтала, называется со старым знакомым.

— Джон, дай свой номер.

— А? Да, держи. — Мы прислонили коммуникаторы и те автоматически скопировали друг у друга номера. — Ладно, Эля, рад был тебя увидеть, еще поболтаем. А пока мне надо по делам.

— Я тоже рада, Джон, — грустно улыбнулась и потерла лицо ладонями.

Покинув тюремный блок, мы разошлись. Я и Аник направились домой, Джи и Си вернулись к работе, а Ларс убежал к инженерам. Он что-то говорил про парад и подготовку к нему, но я почти не слушала, голова оказалась забита совершенно другим. По пути домой меня не отпускали мысли о Лексе, я все время думала, что тут можно сделать, что не могло укрыться от Аника. Но он не мешал.

— Если тебя терзают сомнения, обратись к тому, кто может их развеять. — Вдруг заговорил он, а меня посетила идея.

— Точно! Спасибо, дядя! — Я кинулась к нему на шею, поцеловав в колючую щеку, и поспешила к креслу. Удобно сев и откинувшись на спинку, закрыла глаза и сосредоточилась на эхе. Так, как там Сайбер говорил, чтобы попасть в Виртуал надо просто захотеть и…

Глава 17

А между тем, пока одна девочка нашла для себя занятие по спасению одной заблудшей души, кое-кто другой думал, как вернуть Союзу покой и стабилизировать экономику планеты. В данный момент я сидел на диване и наблюдал за тем, как аватар собирает вещи и готовится к отбытию.

— Значит, скоро собираетесь провести парад победы? — спросил Сильвер, упаковывая чемодан. Идея стать космическим адмиралом столь сильно его захватила, что сразу после «пробуждения» он начал готовиться к отбытию. Его флагман — Предвестник, собирался на Вальгалле и через полгода уже должен был сойти со стапелей.

— Именно. Покажем народу нашу силу, поднимем дух, отпразднуем конец конфликта.

— Дух — это хорошо. Дух — это важно, — кивнул Сильвер, параллельно прикидывая, как впихнуть в сумку невпихуемое. С чемоданом он это проделал вполне успешно. Вообще, он так давно никуда не выбирался, что уже разучился собираться в путь. Хотя, путешествия никогда не были его страстью. Всегда дела на месте находились.

— Сильвер, там бы желательно и твое присутствие.

— Зачем?

— Скажешь речь, опять же лицо покажешь, народу радость, журналистам новость.

— Не-а, Сайбер. Я уже не хочу во все это лезть. Ладно еще, когда стариком был, делать все равно нечего, вот и поиграл на публику, но сейчас — уволь.

— Сильвер, люди должны увидеть Аватара.

— Нет, Сайбер. Я теперь не буду терять и минуты времени, — развернувшись к зеркалу и поправив шикарную шевелюру. — Теперь у меня есть второй шанс, и разбазаривать его на ерунду, — он выразительно фыркнул. — Космос и звезды ждут меня. И я собираюсь прийти к ним как можно скорее, — Сильвер попытался закрыть сумку, но та не поддалась. Он немного подумал, а потом решил, что и в наполовину застегнутом виде она очень даже ничего.

— Сильвер, — изобразил выразительный вздох.

— Сайбер, можешь не тратить время, в это дело я не полезу.

— Уверен?

— Да.

— А я — нет.

— Что-то мне это уже не нравится.

— Ну почему? Я ведь еще ничего не сказал … такого, — вывел на дисплей-лицо смайлик. С рожками.

— Н-да? — Подозрительно протянул Сильвер, подняв бровь. — Тогда, что же ты еще «Не сказал»?

— Видишь ли, у нас тут… беда случилась, не так давно. Канцлера прихлопнули.

— Мне, конечно, жаль, но не так, чтобы сильно, — осторожно ответил Сильвер, — не любил я этого дурака.

— Да, его никто не любил. Но Союз без главы и отсутствие нормальной вертикали власти, — посетовал, добавив в голос печальных ноток. — Ты же понимаешь, мы не панацея, максимум — временная заплатка, но ведь люди нас не примут. Человека подходящего у нас тоже нет…

— И что? Я тут при чем? — голос Сильвера аж задрожал, еще бы, уж кто-кто, а он то понимает.

— Видишь ли, — вывел смущенный смайлик, — ты сходу прошел тест на управленца.

— Когда? Сразу, как из комы вышел, так и подсунули, — сообразил он. — То-то мне многие вопросы показались с подвохом.

— В общем, ты вне конкуренции, мужайтесь, будущий Архонт.

— Что еще за Архонт? — вздохнул Сильвер. Не мог он отказаться, не после того, как стал частью Виртуала. Впрочем, он и сам это знал, а сборы — всего лишь дань духу противоречия. Своеобразная форма сублимации, не более того.

— Союзу конец, это факт, Хан. Система, которая работала до этого, не соответствует новым реалиям, латать ее нет смысла, проще заменить на новую. Все проработано и, насколько возможно, учтено, но нужен кто-то достаточно умный, чтобы провести реформы.

— Сайбер, мы же договорились, я стану Аватаром, буду адмиралом первого флота ВКС Ворона. Не хочу я больше всей этой головной боли.

— Кроме тебя некому, — развел руками и выдал протяжный вздох, еще и в Сети поток эмоций направил. Мне и правда жаль, но слишком уж он хороший управленец, на порядок лучше остальных вариантов.

— Как это некому? У нас Царь есть. Капитан третьего взвода стражей. Герой войны. Почти легенда. Да за ним люди и в огонь, и в воду, и… — голос Сильвера стал обреченным, — он хороший управленец, ну только не очень опытный и масштаб, зато он любит устанавливать свои порядки и старое ломать. Нет, ведь идеальный же кандидат? — спросил он явно через силу.

— Он солдат, а не правитель. Нам нужен управленец, — говорю все это, просто соблюдая формальность. Даю Сильверу время свыкнуться с принятым им решением и окончательно убедиться в верном выборе. Его мысли в Виртуале открыты, впрочем, как и наши. — Ты останешься Адмиралом, у тебя будет личный флот, но, по совместительству, ты будешь еще и правителем планеты. Если хочешь, Ларс будет твоей правой рукой. Натаскаешь его, а там — поставишь на свое место и полетишь к звездам.

— Скорее они ко мне такими темпами прилетят, не судьба мне до них добраться, Сайбер. В молодости не смог, в зрелости не сподобился, в старости поздно стало, а теперь, — он махнул рукой и сел на кровать, отпихнув так и не застегнутую сумку.

— Так да?

— Я вас ненавижу.

— Это мы уже слышал. Согласен?

— А у нас есть выбор?

— Нет.

— Ну да, — вздохнул Сильвер. — Но свою армада заведу. Буду в кораблики играть.

— Конечно.

— Что надумали? — взбодрился Хан, переключаясь на дело. Вот умеет он, приняв решение, не рассусоливать, не страдать сомнениями, а сразу браться за дело. Впрягся, и работать, работать, работать…

— Скоро будет парад в честь победы над повстанцами. На нем и похороним Союз. Красиво, торжественно и с почестями, а чтобы вакуума не образовалось и люди не похороны обсуждали, у нас на том же параде произойдет рождение нового. Появится Объединение свободных народов Талиона. Власть будет у тебя, она будет преемственной. Совета как такового не будет, это не эффективно, да и в нынешних реалиях не нужно. На первое время соберем палату, для людей «шило на мыло», на деле фикция, впрочем, если включить туда профессионалов и практиков, а не болтунов и политиканов, выйдет дельный генератор идеи.

— С чего начнем?

— Начнем с восстановительных работ и выдвинем тебя на главную роль.

— Уместно… но как только я нахожу приемника, то лечу на Аркадию и точка!

— Разумеется.

— Знаешь, будучи стариком, я понял одно. Пока мы молоды, мы этого не ценим, считаем, что здоровье и сила будут с нами всегда. Но затем они уходят, и в одно отвратительное утро ты вдруг осознаешь, что у тебя есть только старое и немощное тело. Я не повторю прошлых ошибок и теперь буду получать от жизни все! Разумеется, в пределах разумного.

— Деятельные люди — двигатель прогресса, особенно если это боевые старички.

— Может быть. К слову, о стариках. Сайбер, когда обратно в Виртуал пустите?

— Во-первых, пора бы уже и понять, что отрезать от Виртуала нельзя. Разве что уничтожить физически, но это называется убийством. Во-вторых, мы тебя ограничили. Точнее, поставили барьер, который ты довольно успешно стачиваешь. Собственно, для того именно такой и ставили. В-третьих, после ударной дозы информации и твоей комы, у тебя развилась какая-то странная манера отрицания. Этакое подростковое чувство противоречия. Собственно, весь наш разговор тому примером.

— Хм, как-то не думал об этом.

— А ты подумай, ты ведь даже с «эхом» борешься, хоть и пользуешься.

— Прогресс хоть положительный есть?

— Вполне, а то давно бы уже на обследование направили.

— Да и начинать новую эру с неадекватным канц… Архонотом…

— Именно, — кивнул, перебивая Сильвера.

— Ладно, не стану больше отнимать время, — правильно интерпретировал он посыл через Сеть, сознательно подавив рефлекторный импульс отгородиться.

* * *

Когда настал день парада, все было готово. В небольшой комнате, собрались трое. Представитель Войдов, Аватар и человек временно исполняющий обязанности правителя.

— Господа, мы начинаем парад, — сказал Овервойд.

— Как бы он не перерос во вторую акцию мятежа, — буркнул человек.

— Этого не будет, — улыбнулся аватар.

— Сильвер, теперь дело за тобой.

Кивнув, аватар поправил воротник и плащ. По случаю парада, все присутствующие были одеты соответствующим образом. Человек имел строгий костюм, представлявший собой золотую середину между классикой и новаторским стилем. Войд был одет в уже ставшие традицией, длинный плащ с капюшоном. На спине и груди красовался символ новой цивилизации. Он был взят из памяти Сайбера и означал единство. В прошлом это был «Кельтский узел», но название изменили под новые реалии.

Сильнее всех выделялся Хан Сильвер. В его одеяния прослеживался дух Империи. Фактически, за основу и было взято парадное облачение императора. Разумеется, его доработали, но имеющий глаза да увидит, а не обделенный мозгом еще и поймет.

— Пора, — сказал Войд и открыл ведущую на трибуну дверь. Первым на нее вышел Хан, за ним последовали остальные.

Огромная площадь, тысячи, десятки тысяч людей, широкая центральная улица по которой пройдет марш. Хан поднял руку и толпы смолкла. Мы все хорошо поработали над его имиджем. Сейчас авторитет Хана Сильвера был непререкаем.

— Братья! Сестры! — Начал он речь, протянув руки к людям. — Это великий день! Наконец-то, наша земля, наш дом, может вздохнуть свободно. Мы положили конец восстаниям, эхо империи наконец-то кануло в прошлое, и наступает эпоха мира и процветания! — К несчастью, последний конфликт ударил по нам очень сильно. Мы потеряли многих, очень многих, и мы потеряли сердце Союза — Канцлера. Как человек не может жить без сердца, так и Союз не сможет выполнять возложенные на него обязанности без Канцлера. — Люди зашевелились, стали переглядываться, пошли шепотки, но Сильвер умело выдержал паузу и заговорил. — Как на прахе Империи появился Союз, так и мы построим новый мир! Братья и Сестры! В этот самый момент, в этот миг, мы наблюдаем рождение новой страны. Имя ей — Объединенная коалиция Талион! Отныне люди и овервоиды становятся едины! В целях укрепления наших отношений, я решился на операцию и стал Аватаром — Гибридом человека и овервойда. С этих самых пор, я хочу сообщить, что отныне мы — единый народ. Единая сила! Вместе мы покорим звезды и разгадаем тайны вселенной! — Волна неуверенных аплодисментов и выкриков пошла по толпе, но Сильвер поднял руку и она тут же смолкла. — Властью данной мне отцом, вашим доверием и силой овервойдов, я нарекаю себя Архонтом — первым правителем Талиона. Я клянусь, мы не повторим ошибок прошлого. Наша объединенная раса, наш вид придет к процветанию! Больше не будет междоусобиц в нашем общем доме! Отныне и навсегда мы стали одним народом. Наши потомки и души наших предков смогут гордиться нами вечно. Мы навсегда запомним имена павших в последней войне. Никогда более ни один из нас не причинит вреда собрату. Никогда более мы не будем сражаться друг с другом! Мы! Едины! Мы! Талион!

Сильвер вскинул кулак к небу. Люди последовали его примеру и над толпой понеслось: «Мы! Едины! Мы! Талион!». Людей заражала вера в слова Сильвера и самих себя. Сердца наполняла вера в будущее. Отныне они не боялись грядущего, так как знали — вместе они сила. Сила способная преодолеть все.

— Я представляю вашему вниманию нашу силу, опору и гордость. Тех, кто готов отдать жизнь и принять удар, встретить любую опасности космоса грудью, защитить нас от любой угрозы. Я представляю вам — Стражей!

Как только последние слова прозвучали, заиграл марш. Барабаны, сливались с голосом хора. Сотня людей в такт пели железный марш, а на площади показались Стражи. Они открывали парад, они шли первыми. Легендарные машины и легендарные пилоты. Их вел герой Калисила и Цитадели. Человек, выживший чудом, спасший сотни тысяч жизней — капитан Джонатан Ларс.

За ним клином шел его отряд. Следом первое и второе подразделение стражей, за которым маршем шли космопехи в сопровождении бронетехники. Группа на гравициклах, гусеничные танки, вспомогательные машины поддержки, а следом двигались Разрушители. Огромные боевые машины, представляющие собой тяжелую пилотируемую технику. Не слишком поворотливые, закованные с ног до головы в броню роботы.

— Сейчас мы могли наблюдать войска оперативного реагирования особого назначения, — говорил поставленным голосом диктор. — А теперь ударный кулак Ворона — Железный легион!

Следом за людьми пошли дроны. Бессчетное множество дронов. Сплошная стальная река. Машины шли маршем. В ногу. Печатали шаг в такт бою барабанов. Пугающе и завораживающее зрелище, развеивающее любые сомнения и вселяющее в души непоколебимую веру.

За дронами появились четырехлапые платформы поддержки, а замыкали шествие легендарные Аресы. Появление последних Сильвер прокомментировал лично.

Следом за Аресами прошли снабженные проекторами дроны, над которыми шагали голограммы техники, которая, из-за своих размеров или функционала, не могла принять участие в параде.

— А теперь, — тихо и внушительно заговорил Сильвер, — прошу приветствовать тех, кто жертвовал жизнями ради нашего сейчас. — Головные уборы долой, — скомандовал он.

Полицейские из оцепления, военные из почетного караула, солдаты из подразделений армии Союза, бойцы Ворона, все они разом обнажили головы.

— На караул, — скомандовал Сильвер. — Павший Легион, — объявил он и, выйдя к самому краю трибуны, вскинул руку в воинском приветствии.

Первыми на площади появились скелеты в истлевших, порубленных и окровавленных доспехах, они шли с посеченными щитами, несли подернутые ржавчиной мечи и копья. Следом пошли солдаты и боевая техника прошлых эпох. Вначале примитивная, а потом все более и более новая. И чем современнее становились машина, тем страшнее были ее повреждения.

Техника шла потоком. Посечена, оплавленная, выдраны куски, некоторые машины продолжали гореть, словно только что подбитые. Но все машины шли вперед. В едином строю. Под рокот барабанов павший легион совершил свое последнее шествие и под прощальный салют забрал с собой тяжелое прошлое, передав бремя защиты расы молодому поколению.

— Мы не забудем цену нашей жизни и оправдаем её, — сдержанный голос Хан прокатился над оцепеневшей толпой.

Теперь пришло время завершить парад и закрыть церемонию привычными речами. Людям требовалось дать что-то привычное и обыденное, помочь переварить эмоции и сделать верные выводы.

— Что теперь? — спросил Джонсон, когда мы собрались в кабинете после трудного дня.

— Теперь нам предстоит поработать над восстановлением и приумножением былого величия. Перед Великой войной было двадцать колоний, осталось четыре, да и то одну из них основал Нодж в порядке частной инициативы.

* * *

— А домик неплохой, — присвистнул Лис, при взгляде на трехэтажное здание.

— Звони! — поторопила меня Кейт.

— Учтите. Это очень дорогие мне люди. Вести себя сдержанно и культурно. А тебя, Лис, я представлю, как моего глухонемого друга.

— Босс! — тут же возмутился он, — да я…

— Джон, — толкнула меня Кейт, — не тяни.

— Я не…

— Не можешь сам, поможем мы. Особенно я.

— Дейл, Кат ну вас-то как она заставила? Что одного, что другого дома ждут. Ладно Вин с Лисом, им делать нечего, но вы?

— Прости, Джон, но нас нагло подкупили мягкими игрушками для детей.

— Таких в магазинах нет. Ручная работа, особая нить, эксклюзив и все такое.

— А если серьезно, кто такая эта Эля? — спросил Вин.

— И самое главное, почему она попросила нас не разбегаться? Судя по твоему виду, она явно непростой человек, но никто из нас о ней ничего не слышал.

— Вы все о ней слышали, это тот самый человек, который вернул к жизни первого Ареса.

— Да ладно!

— Что?

— Серьезно?

— Вот это поворот, — протянул последним Дейл. — И что же этому человеку от нас может понадобиться?

— Скажу так. Знаком я с ней лично, и по ерунде она дергать точно не будет, значит, вопрос как минимум стоит внимания. Может, подождем её в баре?

— Джон! — протянула Кейт. — Звони. Считаю до…

— Да звоню, звоню, — выдохнул и нажал на сенсор, с трудом удержав глаза открытыми.

— Зенки не пучь, — усмехнулась Кейт.

Честно говоря, было откровенно страшно появляется на глаза приемной семье. А уж всем отрядом, но раз уж нас попросили не расходиться, а откладывать и без оттого оттягиваемый мной визит, Кейт не собиралась… в общем, вот он результат.

— Добрый день, — поздоровался открывший дверь дрон. — Чем могу помочь?

— Авелина дома?

— Госпожа Авелина дома. Я передаю ей ваш запрос. Она уточняет, кто вы?

— Передай, что пришел блудный брат.

— Госпожа Авелина сейчас спуститься. Проходите.

Зайдя в дом, я снял с плеча армейскую сумку и опустил ее на пол. Гостиная, кухня, две жилые комнаты, склад и гараж. Вот то, что было на первом этаже. Второй включал ванную, и четыре рабочих комнаты. Третий в основном жилые и развлекательные помещения. Рассказал об этом остальным, просто чтобы занять себя хоть чем-то.

— Лис прав, домик действительно внушает, — оценила обстановку Ласточка.

— Этот дом был куплен молодожёнам несколько лет назад, Авелина мне все уши тогда прожужжала о том, какой он чудный.

— Ты способствовал?

— Да. И Кейт.

— М?

— Ты тоже помалкивай.

— Э-э-эй! Ладно Лис, но я?!

Нас прервал звук шагов на лестнице, а затем появилась и их обладательница.

— Привет, Авелина. Давно не виделись…

— Джон! — закричала девушка и бросилась ко мне на шею. — Джон, как я рада тебя видеть. О все создатель, как я скучала! Как я волновалась! — Девушка поцеловала меня в щеку и прижалась как можно плотнее. — Джон… как я тебе рада.

— Наконец-то вживую вижу того самого легендарного брата, который седьмой год пропадает в армии. — Показался из коридора мужчина в комбинезоне. Вытирая руки от машинного масла, он с улыбкой смотрел на меня.

— Привет, Им.

— Привет, Джон. А я все думал, когда же ты до нас доберешься.

— Как видишь, — развожу руками, а уши что-то начинает предательски жечь. Неужто краснею? Да ну, это уже совсем, я же здоровый мужик, боевой офицер, а не пацан…

— Кто это с тобой? — сбила с мысли Ави.

— Моя команда и мои друзья. Ты извини, что мы так неожиданно и всем скопом, просто…

— Да ты что, я, наоборот, рада, — перебила Ави.

— Знакомься. Дейл, Лис, Вин, Кат и Кейт. Кейт не только моя напарница, но и девушка. Ребята, это моя сестра Авелина и её муж Иммаррис.

— Для своих «Им». — Отозвался тот и пожал каждому из моих, только с Ласточкой галантно раскланялся.

— Очень приятно. — Авелина наконец от меня отлипла, переключив внимание на Кейт.

— Мне тоже. Ларс мне столько всего о вас рассказывал… — Начала Кейт, а я уже понял, что сейчас что-то будет.

— Правда?

— А то! Даже…

— Кейт!!!

— А что? Я правда благодарна!

— Ави, не обращай внимание, у нее длинный язык. — Глянув на своих в ожидании помощи, увидел, как они во всю общаются с Имом и вообще не смотрят в нашу сторону. Демонстративно так не смотрят. Ничего, я им это еще припомню. — Да, кстати, — вытащил из сумки мягкую игрушку, намереваясь сменить тему, — Это для племянника.

— Ух ты, — восхитилась Ави, — давно я таких не видела. Ручная работа, особая нить. Где только достал такую красоту?

— Я сделала.

— Ты умеешь шить?

— Разумеется! Не все же бить плохих парней, надо и себе время уделять.

— Чувствую, разговор у нас будет интересный, — взял слово Иммаррис, отлипая от парней. — Джон, родители знают, что ты в отпуске?

— Пока нет.

— Я им сейчас позвоню.

— Ави, не надо, не тревожь стариков, я лучше сам.

— Нет-нет-нет, сейчас соберем всю семью и отпразднуем твой приезд.

— Правильно боишься, — подмигнул Им.

— Почему? — проявила «деликатность» Кейт.

— Сейчас эти боевые старички прилетят сюда и будут мучать твоего жениха, — усмехнулся Им. — Не все же мне страдать, верно?

— Джон, а мне уже нравиться твоя семья! — потерла ладони Ласточка так, словно собиралась принять живейшее участие в допросе.

Хотя почему, собственно, собиралась? Она не только примет, но еще и инициатором выступит, попутно сдав все выведанные секреты. Особенно если начну умалчивать или от ответов уходить. О вседержатель, дай мне сил.

— Босс, не боись, мы с тобой! — хлопнул по плечу Бандит и оскалился улыбкой маньяка.

«Теперь точно хана», — пришла мысль, нет, посетило озарение. Да, так оно вернее будет. «Ничего, так просто я им не дамся», — взбодрил самого себя приказом «держаться» и ответил компании добродушной улыбкой голодной акулы.

* * *

Иммарис оказался прав. Когда приехали приемные родители, я понял почему он так веселился. Они оказались мало того, что крайне энергичными и деятельными, так еще и любопытными…

— … во-о-от, а потом он прямо своей железной рукой пробил кабину и вырвал вражеского пилота из кресла, — рассказывал Вин о моих похождениях отцу. С другой стороны стола, можно было наблюдать за работой профи. Мама технично загнала Кейт в угол и теперь мучала вопросами.

— А дети у вас когда будут?

— Вообще-то, мы только начали встречаться.

— Ну ничего, мы вот с мужем вообще случайно своих сделали. Спонтанно, так сказать, — улыбнулась она. — И ничего…

Я уже перестал вмешивается, протестовать и даже трепыхаться. Просто смирился с творящимся вокруг. Оперившись щекой на левую руку, правой ковырялся в тарелке и отвечал на вопросы. Бесконечные вопросы обо всем.

— Сынок, а тебе нравится такая жизнь? — спросила мама, дав Кейт минутную передышку.

— В смысле?

— Ну вот такая. Постоянно на службе, семьи не видишь, какая тут может быть личная жизнь?

— Мэм, говорю, как человек семейный — совмещать одно с другим можно, — вызвал огонь на себя Дейл. — У меня тоже есть семья и ребенок, но они живут в одном из военных городков, я вижусь с ними достаточно часто. А что до последних событий… это связано с повстанческим движением, которое на данный момент окончательно разбито. Так что, я вас уверяю, сейчас у Ларса будет полно свободного времени.

— Это хорошо, а то уже столько лет прошло, а видимся только по видеочату, не поговоришь по нему особо. Нет ощущения живого общения.

— Ничего, он же сражался! За нас, — гордо сказал отец и, обойдя стол, обнял меня. — Ух, какие истории твои друзья рассказывают. Настоящий грозный волк вырос из нашего волчонка. И стаю свою завел. Горжусь! — хлопнул он меня по плечу.

— Ой, но это так опасно, — всплеснула руками мама, — но ты прав, волчонок и правда подрос. Только худенький очень.

— Волчонок? — хмыкнула Кейт.

— Да, мы так называли Джона за его высокомерный и зубастый нрав в детстве.

Бросил взгляд на хихикающих друзей и вздохнул. Все, сейчас пойдут разговоры о детстве. Что может быть позорней? Да ничего! Вот только все родители почему-то обожают…

Бег мыслей нарушил звонок в дверь. Открывать пошел робот-дворецкий, а мы напряглись. Шутка ли, но после событий на Поясе Ориона, у каждого из нас на поясе висел пистолет и портативный щит.

— Госпожа Авелина, здесь девушка. Спрашивает Джона Ларса. — раздалось из динамика наручного интерфейса сестры.

— Это та, кого мы ждали, — сказал и поспешил к двери. И точно, в дверях стояла Эля.

— Привет, — махнула она рукой.

— Привет, Эля, а мы все гадали, когда же ты появишься.

— Прости за этот сумбур, но вопрос действительно важный.

— Да это я уже понял. Пойдем.

Я провел её в зал. Мои тут же поднялись и чуть ли не построились, но Эля лишь рукой махнула и попросила без «вот этого вот всего». Моя семья смотрела с непониманием и любопытством.

— Добрый день, меня зовут Элеонора. Я здесь всего на пару минут, мне нужно решить один важный вопрос по работе с вашим сыном и его друзьями. Можно нас оставить на пару минут?

— Да, конечно, — кивнул отец.

Когда моя семья вышло, Ласточка спросила:

— Джон, она всегда такая резкая, или только сейчас?

— Не… — начал я, но Эля перебила.

— Ситуация требует.

— Это что же такое приключилось? — поинтересовался Филин, но Эля просто положила на пол голопроектор.

Миг, и перед нами появилось изображение Аватара. Строгое лицо, плащ, волевой подбородок, красные глаза с суровым взглядом, убранные назад черные волосы.

— Э-э-э… дядя, а вы кто? — Тихо протянул Лис. «Дядя» пускай и через голограмму, но пугал. Была некая атмосфера, аура или нечто такое, что заставляло тебя его если не бояться то, как минимум опасаться.

— Что, уже свое начальство не узнаете? — Повеселела Эля, а до меня начало доходить.

— Са… Сайбер?!

— Именно. — Отозвалась голограмма.

— Вот это поворот! Начальник, а ты когда успел таким телом обзавестись?

— Лис.

— А что?!

— Все в порядке, Джон. Лис, это лишь проекция, я могу быть кем захочу. — С этими словами голограмма несколько изменилась, принимая облик сначала дрона, потом некой сферы, а затем мультяшного героя, но затем вернулся к первозданному виду. — Просто это тот самый вид, с которым я себя ассоциирую. Оригинал, так сказать.

— Э-э-э… хорошо. Так что случилось, что вы мало того, что решили посетить нас, так я еще более чем уверен, что эта встреча неофициальна.

— Ты правильно рассуждаешь, Ларс, об этом разговоре знают лишь присутствующие.

— А вот это уже интересно. — Подался вперед Кат. — Повышенная секретность, это всегда что-то необычное.

— Ребята, помните одного из пилотов, которого вы схватили? Лекс.

— Ну допустим. — Кивнул Лис.

— Завтра его ожидает казнь. Но я хочу, чтобы он выжил. — После этих слов, в комнате наступила гробовая тишина. — Сайбер перекинул это решение на вас. Как тех, кто его схватил.

— Так, стоп. Как вы это вообще представляете?

— Можно официально убить Лекса, воссоздать Аватаром и сделать новую биографию. — Предложил Овервойд. — Я не буду решать его судьбу, так как у нас нет на это прав. Но оно есть у вас, как лиц его А — схвативших, и Б — пострадавших.

— Лично я за то, чтобы эта мразота сдохла, — сложил руки на груди Лис.

— Лис, погоди. Пускай Эля договорит, — тот лишь пожал плечами, а я повернулся к Эле. — Почему ты так хочешь его жизни?

— Если убрать в сторону тот факт, что он мой бывший друг, то он нам полезен. Сами посудите. Он раскаиваться, а это уже что-то значит. Он пилотировал стража без ИИ — то есть он умелый пилот. А еще дожил до конца конфликта, то есть еще и сражаться умеет.

— Допустим, — кивнул на ее слова. — Допустим, ты права, и он будет нам полезен. Но из-за этой твари, умерли мои товарищи. Я считаю справедливым, если он лишится жизни.

— А ты уверен, что это справедливо? — подняла она бровь.

— Разве нет?

— Смерть твоих друзей — цена его жизни. Он может искупить свою ошибку, сейчас может. Но когда умрет, смерть твоих товарищей будет напрасной. В конце концов, вы — Стражи. Защитники. Он не виноват, что оказался обманут. Войды ценят жизнь, но не любят рисковать. Но вы, как стражи, должны ценить её еще выше, в конце концов — ради этого вы и создавались. И если не вам быть милосердными, то кому еще? — на такое даже Кейт и Лис не нашли, что сказать. В зале повисла гнетущая тишина. Каждый думал над услышанным.

— Если… если мы согласимся, что с ним будет? — Уточнил Дейл.

— Я запихну его в ваш отряд.

— ЧТО?!

— Сайбер, не горячись, у нас сработавшаяся команда, еще один нам не нужен.

— Пусть лучше возглавит пятое подразделение. Будет еще одна разведка, тем более он пилот с опытом.

— И вы за него поручитесь? — спросил Сайбер, но тут заговорила Эля.

— Поручусь — я. А став Аватаром, присматривать сможете уже вы.

— Так что?

— Он единственный такой? — уточнил Кат.

— Не совсем. Он изначально шел в сопротивление из-за меня. Из-за мести. Потеряв смысл, он больше не видит цели, но человек он неплохой. За эти дни я нашла еще шестьдесят человек, которые увидели, что натворили и готовы исправиться. Но это будет секретом, они будут Аватарами. И с ними мы уже решили, остался только Лекс, а его судьба в ваших руках.

— Хорошо. Голосуем. Кто за? — спросил и первым поднял руку. Следом руку подняла Кейт и Дейл. За ними Кат. Вин поднял как-то неуверенно и явно с неохотой. Взгляды сошлись на Лисе.

— Ладно-ладно, я тоже за. Кат, а ты чего так легко сдался, ты вроде не отличаешься жалостью.

— Мне вот эта девушка понравилась, — указал он на Элю. — Не хочу обижать.

— Подкаблучник. — На что, тот пожал плечами, а я подвел итог.

— Значит единогласно. Эля, мы не против.

— Спасибо! — Прямо на моих глазах, девушка буквально расцвела. Заулыбалась, сама аура в помещении сменилась на более радостную.

— Ты права, пускай хоть кто-то попытается исправиться, а иначе… — Я покачал головой и меня поняли правильно.

— Ладно, я побежала, еще столько нужно сделать.

— Конечно.

— Ребята, вы это. Заходите к нам, я всегда буду рада вас видеть. — С этими словами наши коммуникаторы пискнули, принимая уведомление.

— Обязательно, — пообещал Дейл.

— Заметано! — отозвался Лис.

— Мне пора. Удачи.

Проводив её до выхода, и попрощавшись, я смотрел как она садится в аэрокар. Новинка, их еще в серию не пустили, а в Цитадели на них уже ездят. И я не удивлюсь, если в багажном отсеке сидит какой-нибудь особо опасный дроид, который выскочит, как черт из табакерки и огорчит любого, кто посмеет покуситься на эту девушку.

Эпилог

Уже летя в каре, под играющую музыку и шум ветра за окном, я тихонько радовалась. У меня вышло. У меня получилось. Я смогла спасти столько жизней. Все же, Сайбер слишком закрутил гайки с этими Повстанцами, опасаясь удара в спину. Я не спорю, не без основания, но все — же, если не давать людям шанса, так и человечность можно потерять.

Проверив Автопилот, я откинулась на кресле и вновь провалилась в Виртуал. Миг, и вот уже знакомое «космическое» пространство. Попыталась изменить восприятие и у меня получилось, правда, в итоге образовался тот еще хаос, да еще и совершенно неэффективный. Уже через пару минут обработки информации в такой среде у меня заболела голова и пришлось покинуть Виртула. Дать сознанию отойти. Все же я еще не готова к такому. Ничего, адаптируюсь.

— Смотрю, кто-то на седьмом небе от счастья? — Усмехнулся, появившийся рядом Сайбер.

— А то! У меня все получилось! Все, кто смогли переступить через себя и обрести второй шанс, теперь действительно могут послужить на благо обществу.

— От трупа пользы не больше, чем от удобрения. Но и оно полезней врага в тылу.

— Ну… кто хотел, тот шанс взял, а остальные сами виноваты. Я — пыталась.

— Верно.

— Слушай, Сайбер, а почему все Войды в Виртуале показывают себя некими бестелесными сферами и лишь ты единственный в теле Аватара?

— Быть может, это связано с тем, что я ассоциирую себя с человеком?

— Нет. — Я решительно качнула головой. — Я успела вас изучить и скажу с полной уверенностью, как ты считаешь себя человеком, точно так же считают себя и остальные. Более того, все считают твои восприятие жизни нормой.

— Ты уже и в моей памяти покопалась? — усмехнулся он.

— И не только в твоей. — Киваю. — Есть в твоих воспоминаниях что-то, что меня смущает. Некоторые несостыковки, словно…

— Словно что?

— Я не знаю. — Качаю головой. — Но то, что прожитая тобой жизнь человека, имеет отголоски в каждом из всех остальных Войдов неспроста. Это больше напоминает осколки. Словно разбитая мозаика, в которую подкинули деталек, перемещали, а потом рассовали по разным ящикам.

— Мы никогда не задумывались над этим.

Посмотрев на него, ощутила напряженную работу разума, а затем и вовсе почувствовала, как рядом с ним начали появляться остальные. Сказанные мною слова, пробудили общий интерес. Однако, сравнивая его со сферой, в полуметре я озвучила крутящуюся в голове мысль.

— Мне кажется, Сайбер, что ты никогда не был человеком…


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Эпилог