КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432950 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204837
Пользователей - 97082
«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики

Впечатления

медвежонок про Куковякин: Новый полдень (Альтернативная история)

Очередной битый файл. Или наглый плагиат. Под обложкой текст повести Мирера "Главный полдень".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Засланец Божий (полная) (fb2)

- Засланец Божий (полная) (а.с. История одного засланца. Возрождение пантеона-1) 1 Мб, 287с. (скачать fb2) - Роман Гриб

Настройки текста:



Роман Гриб Засланец Божий (История одного засланца. Возрождение пантеона #1)

Глава 1


В огромном пустом зале сидели двое. Девушка и мужчина.

На роскошном мягком стуле из белой кости с высокой спинкой сидела она. Прекрасная юная девушка со стройной фигурой, высокой грудью второго-третьего размера, длинными ногами и шелковистыми светлыми волосами с золотистым отливом, собранными в причудливую прическу, скрепленную серебряными заколками. Волосы с боков и верха головы были уложены в пышное кольцо наподобие венка, а позади головы волосы были распущенны и свободно спадали на спину. Идеально гладкая кожа с легким бронзовым оттенком загара без единой родинки или шрама была покрыта простой белой тогой с тончайшим узором серебряных нитей в виде необычных лиан с тонкими листьями и пышными цветами золотого цвета. Небольшой рот с пухлыми губками, ровный нос, аккуратные, чуть вздернутые, будто чем-то удивленные, брови и большие изумрудные глаза. Любой, взглянувший на нее, сказал бы, что она совершенна, даже если бы она была абсолютно не в его вкусе. Идеально красивая, совершенная и юная. Вот только взглянуть на нее мог только один мужчина, составлявший ей компанию.

На троноподобном, с подлокотниками, кресле из белой же кости сидел воин. Именно такое впечатление производил ее компаньон. Высокого роста, лет сорока, с крепкой жилистой не перекаченной фигурой атлета. Крепкий темный загар южанина резко контрастировал с серыми глазами и странного оттенка волосами и бородой. Можно было бы сказать, с большой натяжкой, что он был рыжим. Красный кирпич, покрытый застарелой кровью и сбрызнутый сверху небольшим количеством позолоты, пожалуй, мог бы сравниться цветом с его длинной бородой, аккуратно заплетенной в три равных косички и схваченных между собой в трех местах стальными кольцами. Волосы такого же оттенка по бокам головы были коротко пострижены, сверху же были длинны и собраны стальными же кольцами в пучки, уложенные посреди головы и уходящими назад, свешиваясь сзади в виде хвоста до лопаток. Суровое лицо прожженного битвами солдата украшал грубый шрам, пересекающим все лицо. Начинаясь от центра лба, шрам пересекал левый глаз и уходил вниз, ныряя в бороду. Одет он был в сверкающие доспехи, больше всего похожими на римские латы, подчеркивающие рельеф мускулатуры. Юбка из гибких стальных, не связанных между собой, полос шириной с ладонь, до колен, легкие стальные же поножи, наручи и наплечники. Шлем с изогнутыми рогами и алым плюмажем с открытым лицом небрежно валялся на столе.

Сидели они за большим овальным столом, покрытым белоснежной скатертью с узором из золотых нитей. С одной стороны этого стола ровно посередине стоял большой золотой трон. Спинка и подлокотники его были отделаны белой костью. Высокую спинку трона венчали тринадцать золотых лучей, расходящиеся полукругом, а по краям сидели две золотые птицы, отдаленно напоминающие воронов с рубиновыми глазами. По бокам от трона в обе стороны отходило по три мягких кресла из кости, а после них по три мягких же костяных стульев. Мужчина занимал первое кресло по правой стороне от трона. Девушка же сидела на первом стуле, все так же с правой стороны от трона. Все остальные места были пусты. Как и весь огромный зал, в котором они находились.

От главного стола, за которым сидели эти двое, вдаль уходил широкий стол, уставленный яствами. Тут было, казалось, все, что может вообразить фантазия самого изощренного повара. Начиная от простых блюд с разнообразными, виданными и невиданными фруктами, и заканчивая зажаренным целиком василиском, фаршированным языками гарпий, маринованных в крови молодого дракона, блюдо это явно было предназначено не простым смертным. С двух сторон этого стола стояли две белоснежные скамьи, так же, как и стол, уходящими вдаль. И не способен человеческий глаз разглядеть, где кончался этот стол. Потому что где-то через тысячу шагов все уже утопало в странном клубящемся белом тумане, словно облако устало бродить по небесам и спустилось посмотреть, что же тут происходит. Шагов на сто в каждую сторону от стола было пустое пространство, открывающее белоснежный мраморный пол с узором из переплетающихся золотых и серебряных линий. Линии явно сплетались в какой то рисунок, но увидеть его было возможно только с огромной высоты. Дальше вновь стоял такой же бесконечный стол параллельно первому, а после него еще пустое пространство, и снова, и снова, и опять через тысячу шагов все терялось в пелене тумана. На каждой площадке каждые сто шагов стояли белые мраморные колонны шагов по десять в ширину и уходящие ввысь, намекая на массивную крышу, которую должны удерживать столь мощные опоры, однако невозможно сказать, что там было в вышине, потому что вершины колонн так же, как и стены, были скрыты клубящимся туманом. Лишь с одной стороны не было тумана. За главным столом, за троном, высилась, уходя в туман, стена из черного гранита, в которую были словно вплавлены тринадцать статуй из белоснежного мрамора высотой в десять человеческих ростов. В двух из этих статуй явно угадывались двое, сидящие сейчас за главным столом существ, причем сидели они ровно на тех же местах, как стояли в ряду их каменные копии.

И все пространство было залито светом, в меру светло, чтобы все четко видеть, но не слепяще ярко. Невозможно было найти источник света, казалось, что светится сам воздух.

И полная, давящая грузом исполинской горы, тишина.

Потому что во всем этом невероятном пиршественном зале были лишь эти двое.

Девушка с задумчивым видом посмотрела в серебряный кубок, который она держала в правой руке и покрутила его в руке, слегка перемешивая содержимое. Так и не решившись отпить, она повернула голову в сторону мужчины.

– Какие новости, Мар?

– Можно подумать, ты не знаешь.

Ответ прозвучал немного резко, но в голосе мужчины слышалась неимоверная усталость. Старинная бутыль литра на два, из темного непрозрачного зеленого стекла, которую он все это время держал в левой руке, разлетелась облаком осколков и фонтаном красных брызг содержимого. Мар с грустью посмотрел на лужу вина, которая уже начала впитываться прямо в мрамор пола вместе со стеклом и потянулся за новой бутылью.

– Мы остались одни, Зив. Сегодня оборвалась метка последнего из наших «спасателей». Поиски верховного зашли в тупик. Все нити ведут в Небарру, но обрываются на границе миров. Его нет в Небарре, его нет с изнанки. Все, что нам известно, мы знаем уже 700 лет. Он жив, ведь духовная поддержка и души последователей уходят к нему. Но даже их конечный путь мы не можем отследить. Тот, кто заточил Сефоттина, явно из наших, ибо никто больше не знаком с нашими методами так досконально. и мы даже не знаем точно до сих пор, Корглав это или нет. Хотя это и не имеет сильного значения.

Бутылка в руке мужчины вновь разлетелась на осколки. Вздохнув, Мар положил руки на подлокотники и посмотрел на свою собеседницу.

– Провалы между мирами набирают обороты. Наш враг уже накопил столько сил, что реальность начала искажаться. Это уже не естественные провалы людей, животных или предметов в ближайшие соседние миры. Вчера я с трудом удержал от скачка остров в мире Фаррентал. Это тебе не какой-нибудь атолл с парой пальм и птичек, которые максимум поднимут волну в пару метров. Это, мать его, населенный пятьюдесятью тысячами разумных огромный остров, который собирался провалиться в Гентракону. А там, в проекции этого острова, самая глубокая точка самого большого океана. Цунами бы смыло миллиарда три гентраконцев…

Мар замолчал, глядя на жареную на вертеле тушку какого-то шестилапого зверя, словно примеряясь, какой окорок оторвать.

– И что теперь делать? Молча ждать, когда бунтарь уничтожит последнюю живую планету всех слоев этой звезды? Или позорно убежать на какую-нибудь из соседних звезд? Не думаю, что после былых конфликтов нас там прям радостно примут, но это хотя бы не смерть… – Сказала Зив.

– Пока жив Сеф, я буду бороться. Даже если погибну, освобождая его, он сможет воскресить меня, как уже бывало раньше. Главное – освободить его.

– а если не получится?

– Должно получиться. Есть один вариант с истинным жрецом.

– НЕТ!!!!!

– ДА!!!

– Ты же прекрасно знаешь, что если он умрет до освобождения Сефоттина, твоя душа пропадет бесследно! Я не смогу удержать твою душу, твой уровень гораздо выше моего! Я смогу только воссоздать тело!

Зив разрыдалась, закрыв лицо ладонями.

– Да. Это так. – тихо сказал Мар. – Именно поэтому посланца буду делать не я, а «хранительницы судеб».

Последние два слова были сказаны с таким желчным сарказмом, что Зив мгновенно перестала рыдать и ошарашенно уставилась на Мара.

– А… А… О… Они же сдерут с тебя такую цену… Ты же вновь станешь смертным! Они всегда за свои услуги обдирали всю душу! Это же начинать все с нуля! Давай лучше уйдем из этого мира!

– Ты же знаешь, я никогда не бежал от битвы. – тихо произнес Мар. – И в этот раз не буду убегать. Лучше потерять силу. Какой из меня «Бог», если я не могу защитить свою паству?! К тому же, вариант с посланцем всегда был одним из самых действенных. Там, где не могут пройти боги, простые смертные проходят как меч сквозь ветер. А тетушки норны не зря дерут такую цену. Они всегда работали на совесть, а это значит, что они смогут найти того, кто сможет справиться с поставленной задачей, и даже немного перевыполнить поставленные цели. К тому же, не думаю, что уничтожитель миров обойдет их стороной. Слишком уж лакомое блюдо этот их «шар судеб». А это значит, что они тоже могут быть заинтересованы в этом посланце. Возможно, даже сдерут не три шкуры, а только две. Хехех.


Глава 2


…Ты сам решил пойти на риск, Никто не крикнул: "Берегись!",И ты покрасил свой шлем в чёрный цвет. Как зверь, мотор в ночи ревёт! Пустырь, разъезд и разворот…Ты мстил за груз нелюбви прошлых лет!..

Я гнал по вечерней пустой дороге в сторону леса на своем любимом мотоцикле. Я был зол. Я был очень зол. Я был аццки зол!!! Я был настолько зол, что если бы дьявол существовал, он бы сказал мне «Остынь, парень. Нельзя же так кипятиться из-за телки!».

Нет, вы прикиньте, а! Моя сука изменила мне! И не просто по-пьяни с кем то перепихнулась в сортире клуба. А систематически. Каждый раз, как я гонял на охоту, зайчиков да уточек пострелять, к ней зайчик прибегал и настреливал в ее уточку заряд за зарядом!!! Нажраться бы с корешем до свинячьего состояния, да хер там плавал. Этот удод и оказался тем зайчиком, блять! Повезло им, что узнал я об этом по телефону. Так я сломал не головы им, а только лишь стол, шкаф и, кажется, мизинец на ноге. Ну, да и хрен с ним, все равно самый бесполезный палец. Только и может, что углы у тумбочек собирать. Так что напялил я комбез-черепаху, выгреб из холодосика все запасы в рюкзак, прихватил палатку, свои любимые парные охотничьи ножи. И лук. Нет, не репчатый. И даже не порей. Со стрелами, деревянный самодельный разборный лук, из таких остроухие легаласы с деревьев по оркам стреляют. Не люблю я как то ружья, вот то ли дело стрелы! Что говорите? Медведя из лука заебусь валить? Так я его и дробью утиной валить тоже заебусь. Да и нахрена его валить? Нормальный чувак, я его консервами подкармливаю, да шоколадками, да колбасой. Пивко любит. А он мне однажды ногу лосиную принес, а еще как-то раз налима свежего. Вот и щас я гнал в свой любимый лесок с Потапычем. Надеюсь, он эту дуру не ебал. А то такого предательства я точно не переживу! Так. Стоп. Дыши. Вдох, выдох… Вдох, выдох… Подпеваем Кипелычу… Эх, хорошо впопыхах плеер не забыл. Так, все. Сосредоточимся на дороге. А то щас попадет колесо переднее в ямку на такой скорости и все, приехал. И будет тебе «горел асфальт, от жопы до яиц».

И вот тут-то все началось. Вот стоит о херне подумать, так херня тут как тут. Стоит и хером перед носом машет. И в глаз тычет.

Сначала в глазах стало как-то все темно-темно, а потом резко светло-светло. А потом все. Попало переднее колесо в ямку на дороге. И ладно бы просто выбоина, коих миллиарды на просторах нашей необъятной. Так нет же! Как будто картошку кто-то копал среди шоссе. Фермерская страна мля. И полетел я, аки птица свободного помета. Хорошо так полетел, вдоль дорожного покрытия, низенько-низенько, к дождю. И хоть и в шлеме был с крепким бронепластиковым забралом, а зажмурился. Рефлексы, мать его. Приземлился слишком мягонько, как не на асфальт, а на бабу. И мордой в сиськи. ТВОЮ МАТЬ, НА МЕНЯ ЩАС БАЙК ЕБНЕТСЯ! Резким движением ужа на сковородке со стажем покатился вбок и впечатался в какой-то колючий куст. Стоп. Куст??? Не было же никаких кустов, чисто поле с перекопанной трассой! И вот тут до меня дошло, что как то подозрительно тихо. Мотор не ревет, осколки мотоцикла по асфальту не звенят. И я точно не оглох. Музыка то играет. Открыл один глаз. Открывается, не выпал. Хорошо. Второй откроем. Тоже хорошо. Только как-то не очень светло. Протер шлем, открыл забрало. На перчатке земля и муравьи. Так вот что за сиськи лесные меня затормозили! Лесные??? ЧТО, ВАШУ МАШУ, ПРОИСХОДИТ?!! Почему вокруг кусты и деревья?

Огляделся. Я сидел под каким-то необычным колючим кустом в человеческий рост высотой. С синими ягодками. Но это хрен с ним. С белыми листьями! И колючками длиной в палец. То-то я в черепахе понял, что он колючий. Напротив был другой куст, по пояс высотой, уже привычно зеленого цвета. А на ветке сидела непривычно зеленого цвета пичуга, величиной с пол-голубя, длинным прямым черным клювом, сантиметров эдак семь-восемь, хохолком перьев на голове и с полными охуевания глазами. Пичуга таращилась на меня, а на башке у нее медленно поднимался дыбом хохолок.

– Ну и хули вылупилось, какаду лесное? – не нашел я ничего лучшего сказать.

Птичка дриснула большой синей каплей и с громким «чюличюличюлим!» ломанулась прямо сквозь куст подальше от меня.

Хм… Растений в наших краях таких не растет. Птичек таких точно не водится. Да и в целом заросли не сильно похожи на местные. Делаем вывод.

КУДА Я, В РОТ МНЕ НОГИ,ПОПАЛ???


Глава 3


Итак. Первое правило выживания в любой непонятной ситуации. Сначала осмотрись вокруг, а потом, если ничего не угрожает, думай. А если угрожает, то свали подальше и повтори пункт первый. Я выключил плеер и посмотрел вокруг. Явной опасности не было, и я снял шлем и выташил наушники. Лес. Я бы даже сказал, что обычный лес нашей средней полосы. Никаких трехметровых папоротников, пальм с лианами и прочей тропической растительности. Прохладно и свежо. Кусты, деревья, небольшая лесная травка. Синий мухомор? Ладно, не кусается, значит, разберемся с ним потом.

Я сел на землю, скрестив под собой ноги и начал инспектировать, что у меня с собой есть. А есть у меня с собой только то, что было на мне. Пара ножей, зажигалка, лук с пачкой стрел в колчане. Вот как чуял, что херня будет, на себя все сразу нацепил. А ведь хотел, как обычно, вместе с рюкзаком и палаткой привязать к байку. А вот припасы и переносная квартира остались на железном коне… что еще есть? Плеер с 256 гигами музыки. Выжить, конечно, не поможет, но хоть с тоски первое время не взвою, пока заряд не кончится. Кстати! Пока дальше играю в ревизора, запустим ка поиск радиостанций. Если я еще на Земле, то хоть по говору диджеев примерно пойму, где я.

Включил автопоиск станций и подвесил плеер за наушники на ветку белого куста. Смотрим дальше. Точно! Смартфон!!!

Лихорадочно разблокировав экран, я окончательно убедился, что я уже однозначно покинул матушку-Россию. Полное отсутствие связи и поиск спутников. И если потерю ДжиПиэС можно списать на деревья, хотя лесок и не был глухим, то связь сразу на двух симках теряется только в самых глухих жопах сибирской тайги. А на тайгу это место не тянет от слова совсем. А вот проверить то, во что меньше всего хочется верить, можно иначе. Ручной поиск сетей. Посмотрим, что тут ловит? Ждем, ждем, ждем… НИ.ХУ.Я. ни одной сети. Ни отечественной, ни зарубежной. Проверил результаты поисков радио на плеере, заранее догадываясь, что увижу. Ну собственно, да. Так же, как и мобильных сетей. Значит, я либо в антарктиде, либо…

Ну что, Дениска. С упоением читал, упившись – мечтал. Получи и распишись. Ты эпичный герой-попаданец со всеми вытекающими и втекающими. А так же входящими и исходящими. Причем все они будут явно бесплатными для этих самых входящих.

Попробуем подумать. Если я впопуданец… Тьфу! Попаданец. Тогда есть три варианта. Первое. Это какой-то параллельный мир или наша вселенная, просто другая планета. Пусть мало, но все же вероятно даже с некоторой научной точки зрения. Второе. Я спутешествовал во времени, но остался на Земле. Тоже допустимо. Особенно если в будущее. Тогда и новые растения могли появиться, и старые люди могли исчезнуть. Добаловались ядрен батоном, например. Вполне. Примем пока как главную версию. Все же на другой планете очень маловероятно, что возникла бы вполне земная форма жизни. И третье. Я просто в коме, и мне это все глючит. Ааааааа!!! Доктор, выпиши мне целебную эвтаназию!

Я осмотрелся еще раз и попытался понять, что не так. Что-то со зрением было. Словно мушки перед глазами сбоку, когда перегреешься. Я попытался сосредоточиться и поймать эту мушку глазами, но она упорно улетала прочь. Я поднял взгляд в небо и закричал:

– Да что же это за ебаная хуйняааааа?!

– Если ты про птичку, то это чулим. – раздался мужской голос.

Вот как я сидел, скрестив ноги, так и подпрыгнул на полметра неведомым образом. Развернувшись в прыжке в сторону голоса, приземлился на четвереньки. Всмотрелся в кусты. Конечно, ничего не увидел.

– Голос, а голос, покажи мордашку. Я не тот парень, с кустом говорить не собираюсь. Пусть он хоть цветет, хоть горит, хоть радугой какает. Мне больше фауна импонирует.

В ответ раздался смех, причем голосов уже два. Один, явно принадлежащий ранее говорившему, и второй, слегка… стесняющийся? Робкий? Короче, второй смеялся не очень уверенно, будто боялся реакции первого.

– Ну что, будем говорить или драться? Или ебаться? Если третье, то это не ко мне, я больше по девочкам. – сказал я.

Второй смеющийся резко замолчал, а первый подавился смехом и закашлялся. Прокашлявшись, он пробормотал что-то типа «ох, замучаюсь я с ним кажись» и уже громче сказал:

– С миром мы. Иди сюда, расскажу, где ты, зачем ты здесь и прочие житейские мудрости.

Ну все, сомнений больше нет. Я в больничке, а это все радужные глюки. Сейчас мне доктор вколет новую порцию промедола и расскажет, что операция прошла успешно, хрен мне пришили на место, а я вместо этого увижу ангелов с трубами и в белых халатах. Которые расскажут, о моей великой миссии по спасению всех в этой реанимации. Ну что ж, если глюк, то ничего, значит, не случится. Наверное. Скорее всего…

Вздохнув, я двинул прямиком через кусты и пошел в сторону говорившего. Метров через пять я вышел из кустов к каким-то развалинам. Видимо, когда-то это был небольшой каменный дворец, либо большой каменный храм. Из чего-то, похожего на известняк. Метров пятьдесят в ширину квадрат два с половиной метра высотой. Пять полуметровых каменных ступеней ровно посередине каждой стороны шириной ровно в треть квадрата спускались к подножию этой платформы. Наверху, немного отступив от края, шли колонны метра по три высотой и полуметровой толщины по десять штук с каждой стороны. На два метра вглубь от колонн шли стены высотой метров шесть, на которых стоял квадратного сечения купол. Когда-то. Сейчас от него осталось чуть более половины. Да и колонны были целыми не все. Впереди (будем считать, что я вышел к переду этого сооружения, все равно оно с каждой стороны одинаково смотрится) четыре крайние правые колонны были обломаны примерно посередине, а их обломки валялись у подножия постамента. Вокруг здания валялись обломки камней, каких то статуй и виднелись фундаменты каких то небольших построечек. Все было до невозможного серым, покрытым какими то лишайниками и мхом и производило унылое впечатление древнего заброшенного поселения. На ступенях сего чуда сидели два человека явно мужского пола. На второй ступеньке снизу, склонив голову, находился парень чуть моложе 30 лет на вид. Одет он был в черные кожаные сапоги до колена с железными пластинками размером с пятак, в виде чешуи закрывающими переднюю поверхность голени и ступню. Черные кожаные штаны, покрытые немного более крупной железной чешуей по бокам, спереди и сзади от колена до пояса, были заправленные в сапоги. Легкая черная кожаная куртка с высоким воротником-ошейником, плотно закрывающим шею. Рукава куртки так же покрыты металлической чешуей от кистей до плеч. А поверх куртки тяжелый мощный жилет-безрукавка, покрытый железными чешуями и чешуйками. Две толстые железные пластины на груди, как у терминатора и расходящиеся от них и по мере удаления уменьшающиеся чешуйки закрывали весь этот жилет, делая его весьма интересной и в то же время надежной броней, явно сохраняя носящему широкую степень свободы движений. Жилет был подпоясан на животе поясом, по-любому из черной же кожи с железными квадратными пластинами шириной сантиметров пять, в виде черепицы накладывающимися друг на друга по всей длине пояса, а скрепляла пояс бляха в виде человеческого черепа с острыми кинжальными клыками. На кистях у него были перчатки опять же с основой из черной кожи, покрытые железными чешуями с тыльной и боковой стороны. На костяшках пальцев было четыре трехсантиметровых костяных шипа. И от этих шипов распространялась странная и явная угроза, давая понять, что вещь отнюдь не декоративная. Не знаю, откуда я это понял – как говорится, жопой чую, не нужно к этим шипам жопой поворачиваться. А, еще железные налокотники, наколенники и наплечники. И тазобедренные суставы тоже какие-то похожие штуки закрывали, не знаю, как они называются. Пусть будут натазобедренники. За спиной у чувака виднелся двуручный меч с простым шаровидным набалдашником. Голова была непокрыта, а шлем лежал рядом на ступеньках. Простой шлем. Я бы даже сказал, спецназовская каска. Черная. И по кругу с каски свисала кольчуга сантиметров на двадцать, оставляя открытыми только две дырки для глаз. Ни дать ни взять, витязь-ниндзя. Ему бы еще всю чешую на одежде в черный закрасить. А то похож на гота-металлиста-толкиениста. Так бы был готом-металлистом-толкиенистом-анимешником-ниндзя. Но впечатление конечно производил не клоунское. Видно было, что в боях он побывал, и крови повидал. И кишок на деревьях. Поразвешивал. Прическа короткая, походная, чтоб вшей лишний раз не приютить. А вот лицо невыразительное, с двухдневной щетиной. Не за что глазу зацепиться. Но что-то странное. Взгляд задумчиво-ботанский. Нос не ломанный даже. Вот внешне смотришь – ветеран битвы при сауроне. А на лицо глянешь – мобилу хочется отжать. Так. Понятно, зачем эта паранджа кольчужная. Но что-то мне подсказывает, что вон тот тип, который на верхней ступени сидит, тут главнее будет. Один только шрам через всю харю чего стоит!


Глава 4


– Вечер в хату, здравы буди, или как тут у вас принято? – сморозил я.

– Ну, пусть будет «добрый вечер». – сказал тип со шрамом. – Присядем, стоя разговоры всегда трудно клеятся.

С этими словами он вытянул правую руку в сторону земли. От центра груди по руке резко прошла вспышка красноватого света и, выйдя через кончики пальцев, впиталась в землю через пару метров от меня в сторону ступеней. Через пару секунд в том месте, где она вошла, из земли начали вырастать каменные шары. Вот как грибы-дождевики, только из камня и покрупнее. Один в метр диаметром, а вокруг него три в полметра на равном расстоянии друг от друга. Полностью показавшись на поверхности, шары раскрылись, как зонтики и начали преобразовываться. Центральный превратился в круглый стол метра полтора в диаметре на одной центральной ножке. Круговые же превратились в стулья со спинками и подлокотниками, так же на одной центральной ножке. Такие барные стулья с удобствами. Нет, не в плане, что с душем и туалетом. Комфортные стулья. Из серого гранита. И все это произошло буквально секунд за пять. Повторная вспышка света впиталась в столешницу, и на ней появились пять простых глиняных кувшинов, три металлических, типа старого серебра, кубков, и посередине поднос с зажаренной тушкой какого-то кабаноподобного зверя. Почему подобного, а не кабана? Ну не бывает у кабанов двух пар небольших, сантиметров по 10, рожек. И копыта у обычных хрюш на когти не похожи. А тут загнутые вниз и заостренные, и больше раза в три. А вот рыло натурально кабанье. И фигура. И аппетитный запах свинного шашлыка тоже ни с чем не перепутать.

Только теперь я понял, что из открытого и не закрывающегося от удивления рта у меня хлынул целый водопад слюней. Стерев с подбородка мокрый поток левой рукой, я с тяжелым охреневающим вздохом спросил:

– Да кто же вы такие и в какую фентезятину меня занесло?

– Я Мардукор, бог войны, покровитель воинов и вдохновитель сражений. А это мой верховный жрец. Думаю, он сам представится. – сказал шрамоносец.

– А… Эмм… Я Алексей. Верховный жрец Мардукора, член совета правления единой церкви объединенного пантеона. Как-то так. – сказал чешуйчатый рыцарь.

Вот тут я и понял, что значит «ноги подкосились». Голова от такой информации пошла кругом и земля стремительно понеслась навстречу моей заднице. Вот как стоял, так и сел.

– Че? – вот и все, на что у меня хватило ума. Я посмотрел на них взглядом котенка, умоляющего дать ему вискаса. – Бог войны? Жрец Лёха? Те муравьи, которые меня приняли в свою квартиру, были галлюциногенными?

В ответ раздался громкий смех Мардукора. Отсмеявшись, он без разбега прыгнул в мою сторону и со своей высоты приземлился прямо к столику. Антигравы у него что-ли где-то вставлены? Тут же без малого метров пятьдесят! И это только в длину! А он мало того, что приземлился стоя, так еще даже и пыли не поднял. Да что там пыли, даже землю не продавил!

– Вставай, Денис. Присаживайся за стол. История тут явно короткой не выйдет, а издалека начать придется. Несколько раз. Алексей! Иди к столу! Не каждый день земляков в этом мире встречаешь.

С трудом, но я все же поднялся на ноги, хотя земля явно косплеила карусель и пыталась меня поцеловать. Отряхнувшись, подошел к столу, сбросил колчан на землю и сел на ближайший стул. Ну да, гранит. Слегка шершавый, теплый и твердый, как мой утренний стояк. Хм. Не о том мысли. Давай, Дениска, сосредоточься. Кажется, сейчас тебя будут пичкать сказками об избранности, великой миссии и далее по сценарию, а ты все о стояке, да о стояке.

Усевшись поудобнее, посмотрел на усевшегося на второй стул Мардукора. Сел он, получается, справа от меня. К левому от меня стулу как раз подошел его жрец и, положив шлем на стол, вытащил из-за спины свою чудовищную бандуру в виде меча и с размаху воткнул его в землю за спинкой стула. Земля издала недовольный звук треснувшего камня, а от меча прошла волна красноватого тусклого тумана. Усевшись, он положил обе руки на столешницу ладонями вниз и посмотрел сначала на меня, потом на своего бога, а потом на жареную жертву генетических экспериментов и с заметным в лесной тишине звуком сглотнул слюнки. Было видно, что он, как и я, как минимум полдня ничего не ел.

– Что ж. – нарушил тишину бог. – Раз уж вы мои гости, то приглашаю вас к столу, чем, хех, бог послал. Кто-нибудь прочитает молитву? Ха-ха-ха-ха-ха!

Отсмеявшись, Мардукор приподнял правую руку ладонью вверх, и три кувшина поднявшись в воздух, проплыли к кубкам и наклонились. Из кувшинов полилось вино с явными виноградными и какими-то еще незнакомыми фруктовыми нотами. Наполнив кубки на две трети, кувшины плавно опустились обратно на стол. Мардукор взял кубок в левую руку. Мы с Алексеем последовали его примеру. Затем бог вытянул руку в мою сторону, как бы… предлагая чокнуться? Ну хорошо. Я сделал ответное движение. Вот только бог шрамов оказался немного быстрее и, пока кубки не соприкоснулись, он ловко перелил из своего кубка в мой вина до краев. Посмотрев на мою приподнятую бровь, он сказал:

– Теперь так же наполни до краев кубок того, кто слева от тебя.

Обернувшись налево, я увидел, что Леха вытянул в мою сторону руку с кубком. Я еще раз посмотрел на бога.

– Обычаи надобно соблюдать. И соблюдать их так, как соблюдают хозяева, а не гости. – сказал жрец. – У вас на родине бокалами стукаются, а в тех краях, где мы сейчас находимся, переливают друг другу по кругу первую порцию напитков. Так что давай, наливай до краев.

Пожав плечами, я перелил треть кубка в кубок рыцаря, а тот, в свою очередь, перелил свою порцию в кубок Мардукора. После этого бог поднял свой кубок на вытянутой руке над столом на уровне лица. Мы со жрецом сделали то же самое. Далее молча он выпил кубок до дна и прямо рукой вырвал из туши кабана кусок мяса и принялся с аппетитом закусывать. Нас не пришлось долго ждать, и мы с Лехой последовали его примеру. Какая вкуснотища! Ммммммм… И вино, и мясо. Если до этого я думал, что шашлык вкуснее всего есть с шампура, то тут я понял, что глубоко и сильно заблуждался. Шашлык надо жарить целиком всей тушей и есть прямо руками, безо всяких вилко-ножиков! В идеале, откусывать прямо от туши, вот только боюсь, что если я сейчас залезу на стол и, усевшись на главное блюдо, начну уплетать его прямо под собой, меня не спасут никакие законы гостеприимства, и следующим на этом блюде буду валяться я, с яблоком в зубах и шампуром в заднице.

Выпив еще по паре кубков и до отвала наевшись, мы откинулись на спинки своих кресел. В голове крутилась куча вопросов, как тараканы по кухне с неожиданно включенным прожектором. А может, это тараканы в голове и носились, задавая вопросы моим прямым бухим извилинам. Из задумчивости меня вывел голос бога.

– Само собой, я отвечу на вопросы. Но для начала будет небольшой экскурс по истории. А ответы, зачем ты тут, и что дальше, оставим напоследок. Так и вопросов будет меньше, и ответы сразу будут понятнее. По деталям мироустройства, местной политики, традициям и прочему тебя просветит Алексей, там много рассказывать, а время у вас будет. Итак, начнем издалека. Верней, из глубины веков. Если что-то будет непонятно, можешь не перебивать, мысли ты закрывать еще не научился, да даже если бы и умел, до моего уровня тебе этот навык качать и качать. Так что объясню, что будет не ясно. Итак, по порядку.


Глава 5


Этот мир называется Небарра. И началось все именно тут, на соседнем континенте. Около трех миллионов лет назад тут жила молодая и неопытная раса. Выглядели они как люди. Только немного повыше ростом, похожи на ваших европейцев, белокожие и беловолосые или рыжие. Развивались почти по техногенному пути, если сравнивать с вашим миром, то опережали они его тогда лет на 70, не больше. Именно тогда они открыли, что у всех живых существ есть душа. Ну, вернее, не открыли, а подтвердили это научным методом и начали учиться это открытие использовать. И вместе с этим начали открываться просто невиданные до этого возможности. Оказалось, что душа не нечто фиксированное, что она постоянно развивается, меняется и этим можно управлять. И все сказки про уникумов, что могли левитировать, зажигать взглядом пучки соломы или внушать свои мысли другим разумным оказались явью. Только, если они развивали эти умения практически методом тыка, теперь это стало возможным для каждого, кто накопил достаточно духовной энергии. И тогда ученые этого мира создали аппарат, который создавал… аналогией вашего мира могут служить компьютерные игры, где можно развивать персонажей разными путями. Только это было реализовано в физическом мире. Изначально прибор был громоздким, а прокачку можно было осуществлять только подключившись к нему проводами. Но затем был найден способ беспроводного воздействия, и это открытие изменило мир. Был создан «универсальный интерфейс развития личности», «УнИнРаЛ». Для каждого отдельного разумного визуальный интерфейс выглядит по разному. В ваш мир эта информация немного просочилась, ты мог это наблюдать в РПГ-играх. Даю подсказку.

Мардукор подмигнул.

– Между мирами можно перемещаться, но про это чуть дальше. Так вот. В большинстве игр профиль развития персонажа скопирован с того, как это видел кто-то из разработчиков игр, побывав некоторое время в мирах с унинралом. Да, те мушки, которые ты пытаешься поймать взглядом, это «иконки» от системы. Погоди! Не лезь сам! Я заблокировал пока доступ к ним. А то, не понимая сути, наломаешь там такого, что и я не исправлю! Вон, видишь то, что мы ели?

Я посмотрел на погрызенную тушу кабана-мутанта и кивнул.

– Это обычный местный кабан. Верней, кабаниха, но не суть. Родня вашим, кстати. В этом мире вообще флора и фауна составная почти со всех известных миров. Вот и предки кабанов земных и небаррских тоже с одной родины вышли. И потомки их в похожих условиях развились весьма похоже. А вот рога и копыта, это кабан уже сам. Поумнел, видите ли, с возрастом. И самообучился работать с унинралом. И отрастил рога, и изменил копыта. Так что не лезь, пока инструктаж не пройдешь и интерфейс не настроим. Так. Пойдем дальше.

Мардукор отпил из кубка и с пару секунд задумчиво в него посмотрел, словно собираясь с мыслями.

– Так вот. С изобретением унинрала общество начало меняться. Некоторые индивиды выбрали путь персонального развития. Да, именно некоторые. Большинство населения просто прокачало некоторые навыки, удобные в быту и продолжили развлекаться и жить своей мирской бытовухой. А отдельные персонажи начали активно прокачиваться и собирать энергию. «Очки опыта» фармить. Самый простой способ оказался убийством. При смерти физической оболочки душа отделяется от тела, и накопленная ею энергия высвобождается во внешнюю среду. Чем больше накоплено, тем больше можно получить. 10–50 %, там тебе подробнее Алексей расскажет. А кто в этот момент находится рядом – собирает энергию этих душ себе. Души разумных, животных, даже растений, хотя там копейки. Лесную опушку сжечь, как мышь убить. И то со сгоревших жуков больше перепадет. Не буду опускаться в детали, как эти горе-охотники чуть не уничтожили экосистему, и как ее потом восстанавливали. Захочешь – найдешь учебник истории и почитаешь. Но есть и другие пути. Немного сложнее убийств – ремесла. Делаешь хорошую вещь, человек ею пользуется, радуется. Из его души выделяется энергия, которая передается тебе. Там сложный механизм, не вникай. Конечно, с этого падают сущие капли. Но если у тебя крупное производство, то по капле можно и море собрать. Замечал, что миллиардеры твоего мира долго живут и хорошо выглядят? Это не потому, что медицину себе позволить могут. Неосознанно они развивают в себе регенерацию, потому что хотят долго жить и хорошо выглядеть. Плохо развивают, потому что не умеют. Но все же накопленный уровень позволяет им это сделать.

Бог еще раз отпил и задумался секунд на пять.

– А есть способ сложнее, но эффективнее. Набрать толпу, которая будет в тебя верить. Неважно, во что именно. Главное, чтобы ты был их кумиром. Величайшие полководцы, мудрые правители, певцы и актеры. Вообще не уделяя внимания своему здоровью, они зачастую отлично выглядят и долго живут, уже просто потому, что их такими видят их последователи. Восхищаясь своими кумирами, они дают им просто океаны духовной энергии. А если поклонники верят, что их кумир может кидаться огнем, например, то со временем он сможет это делать безо всяких унинралов. Так рождаются Боги. Так появились мы. Я был в свое время… Ну, по вашему, современному… Министр науки и обороны. Именно моя группа ученых создала всемирную сеть унинрала. Но потом начались войны. Правители стран начали собирать опыт за счет убийств. Я был хорошим полководцем, и успешно развивался в своем направлении. И в итоге я стал тем, кем стал. Богом войны. Покровителем воинов. Наука ушла в тень, мой новый профиль оказался данным от природы.


Глава 6


Мардукор допил свой кубок и задумался уже секунд на десять. Я не стал прерывать тишину. Не до этого было. Переварить такой объем такой информации… Да я столько не выпью! Ну, за один день по крайней мере.

– Но и наука, конечно, тоже не стояла на месте. И в свое время на практике подтвердилась теория параллельных миров. Вселенная оказалась подобна книге с миллиардами трехмерных листов, где каждый листок, каждая реальность полностью самостоятельна, и в то же время соприкасается с соседним листом участками скопления эфира. Выяснилось, что вещество – это крайне уплотненный эфир. Все кванты и кварки – лишь его частицы, а их взаимодействие можно изменять и этим изменять свойства реальности. Или вещества. Там как получится. В целом, выяснилось, что в каждом слое мироздания, в каждой отдельной реальности, разная плотность эфира. И плотность эта меняется, уменьшается по мере отдаления от идеального центра. «Идеальный центр» – это условный термин. Так мы обозначили абсолютный центр вселенной. В двенадцатимерной реальности – а именно столько измерений в истинной вселенной – это истинный центр, ядро, от которого расходятся остальные слои бытия. Одномерные, двухмерные, трех, четырех, пяти, и так далее, до двенадцатимерных. Не вникай, мозг сломаешь. Я сам до конца не понимаю, хотя и много тысячелетий изучаю. Так вот. Эфир – это типа жидкости, из нее состоит вселенная. Она находится под неимоверным давлением и обладает неисчисляемой плотностью. Если начать колебать эту «жидкость», то образуются раличные элементарные частицы. Вещество. Когда вещество собирается в одном месте, они образуют мощное гравитационное поле. И вот чем сильнее это гравитационное поле, тем слабее, тем меньше плотность эфира. Как пузыри пара в кипящей воде. И тогда гравитация начинает воздействовать на соседние слои реальностей. И вещество условной вселенной «А» притягивается туда, где во вселенной «Б» есть большее скопление вещества и меньшая плотность эфира. Как те же пузырьки пара притягиваются друг к другу под давлением незакипевшей воды. Это взаимодействие привело к тому, что почти во всех слоях реальности идентично расположение не то, что звезд – планет и их спутников. А где не совпадает – там они притягивают друг друга до той поры, пока их орбиты не выровняются. Если, конечно, их одинаковое количество. Иначе возникают катастрофы, которые выравнивают это число. Это я все к тому, что не удивляйся, когда увидишь знакомые созвездия. Звезды на небосклоне тут расположены так же, как у тебя на родине, и как во всех остальных мирах. Отличаются лишь яркостью да оттенками. Совпадение не абсолютно. Хотя и очень близко. Так, поближе к делу.

Изучив многомерность пространства и научившись перемещаться между измерениями, мы начали покорять соседние миры. В ближайших мирах мы нашли наших одичавших родичей. Из их мифологии мы выяснили, что они потомки без вести пропавших небаррцев. В разное время пропадали отдельно взятые личности, и группы лиц. Оказывается, они проваливались в соседние миры в результате различных естественных причин. И некоторые смогли выжить и основать свои цивилизации. Разумеется, они были намного более отсталые в техногенном развитии, некоторые так и вообще на уровне каменного века. Одичавшие, измельчавшие. Но они все равно оставались разумными, людьми. Мы принесли им цивилизацию. Они дали нам свою веру. Мы развивались, уходили все глубже и шире в соседние миры. И брали с собой «на рассаду» этих одичалых, как идеальных последователей. В итоге мы покорили 894297 миров, наиболее пригодных для обитания нам подобных. Миры с похожими атмосферами, биосферами и климатом. В некоторых мирах мы встретили других разумных. В одних мирах они оказались нашими родственниками. В других мирах мы нашли отдаленно похожих на нас, но гораздо отдаленнее. Произошедшие от одной обезьяны, но развивавшиеся в других условиях в разных мирах. Как пример, ваши неандертальцы. Они не предки людей, как многие думают. Они другие люди. Предок общий, да. В сотнях тысяч миров этот предок встречается. И в некоторых от них произошли разумные. В некоторых мирах удалось с ними ужиться, в некоторых пришлось истребить. В некоторых одичалые сами с ними расправились еще до нашего прихода. А в некоторых они стали господствующей расой. А в других мирах в разумные формы развились совершенно другие виды. Кошачьи, собачьи, копытные, птичьи, многие подводные виды, рептилоидные расы. Даже членистоногие – насекомые, пауки, раки – смогли породить разумных представителей. В ряде миров катастрофа великого вымирания практически не коснулась динозавров, и там господствуют разумные ящеры. Но не будем отдаляться.

Глубоко вздохнув и пару секунд помолчав, Мардукор продолжил.

– Мы жили, занимались своими делами. Заботились о своих народах в разных мирах, а они давали нам свою веру. Порой миры порождали своих героев, богов, достойных встать в наши ряды наравне с нами. Мы успешно покорили соседние планеты в тех измерениях, где они были пригодны для жизни. Венера, Марс, Фаэтон… Хм… Ну, пусть будут эти названия. Конечно, не во всех измерениях климат и условия были подходящими. Но по триста тысяч миров нашлось. Людьми их заселить не получилось, не приживались в конкуренции с местными. А там да, там оказались местные. Ни одной серьезной расы, в космос так никто и не вышел. На Марсе и Фаэтоне холодный климат и мало ресурсов, планеты легкие и мелкие. На Венере агрессивная фауна и даже флора, все разумные расы происходили от существ со скрытным образом жизни, им не было дела до космоса. Но и эти миры рождали героев и богов. И в один момент Марс породил злодея. Нам мало о нем известно. Человек по имени Корглав. Руководил семьсот лет колонией, был хорошим лидером. А потом достиг уровня активации. Достоверно неизвестно, что произошло. Колония погибла за секунды, все души канули в небытие, не достигнув своих покровителей. Все остаточные следы энергий говорили лишь то, что этот лидер поглотил их души и ушел порталом на Фаэтон. А через неделю Фаэтон был разрушен, а по всей системе во всех измерениях прошла мощная волна магнитного поля, вносящая катастрофы на другие планеты. Во всех измерениях от Фаэтона остался лишь астероидный пояс. Ни одной души не вышло с орбиты. Все говорило о том, что это было его рук дело. После чего о Корглаве не было слышно ничего тридцать тысяч лет. Минуя этот срок, на Марсе начали происходить странные явления. Эфир начал возмущаться, начались спонтанные гравитационные аномалии, существа, объекты, острова, скалы, горы, города начали проваливаться из одного измерения в другое. Чуть позже расскажу, от чего бывает. Мы носились сломя голову в попытках хоть как-то это стабилизировать. И общими усилиями это даже удавалось. Попутно мы искали причину этого безобразия, но никаких следов, никаких намеков на виновника. Будто его и не было. Через десять лет Марса не стало. Во всех измерениях на нем произошло три мощных взрыва, уничтоживших огненной волной все живое вплоть до бактерий и расколовших кору планеты почти пополам. Был бы Марс немного меньше массой, он бы разлетелся, как и Фаэтон, на мелкие кусочки. По всей системе во всех измерениях прошла мощная волна магнитного поля. Как ты уже догадался, да. Ни одной души погибших мы не получили. Корглав поглотил их все. Но самая ужасная потеря была в том, что так же бесследно пропали души почти пятидесяти тысяч богов. Весь спасательный корпус, работавший над стабилизацией эфира и изучением причин катастроф. После гибели Марса настала очередь Венеры. Еще спустя тридцать тысяч лет ситуация повторилась уже на ней. С тем лишь отличием, что многие боги стали пропадать задолго до разрушения. Но не гибнуть. Они оставались живыми до самого последнего момента. И лишь после прохождения магнитного импульса их жизни обрывались. Да, есть способ чувствовать чужие жизни и смерти. Поживи с мое, тоже научишься. Так вот. Их явно держали в какой-то тюрьме, клетке, настроенной на богов, до самого главного момента. Чуть позже скажу, зачем, по моему предположению, это было сделано. А сейчас к самому грустненькому. Прошло тридцать тысяч лет с момента гибели Венеры. И начались спонтанные провалы крупных объектов во всех измерениях Земли. У нас девять лет и полгода в запасе до полного краха жизни в солнечной системе.


Глава 7


Мардукор жестом подозвал кувшин со стола. Тот плавным движением подлетел к нему прямо в руку. Мар жадными глотками опустошил кувшин и сжал его в руках, словно бумажный пакетик. Кувшин разлетелся… даже не на черепки. Сразу в песок превратился.

Я сидел, ошарашенно пытаясь все это переварить. Потом посмотрел на Мардукора и открыл рот, чтобы спросить…

– Продолжу. – сказал Мар – и снова назад, в прошлое. Когда мы начали развивать свою божественность, поначалу все шло нормально. А затем мы стали замечать, что возле самых прокачанных «богов» происходят аномалии. Эфир ведет себя весьма странно, встречаются завихрения и спонтанные выбросы энергии. Замечено это было поначалу с помощью приборов и сильного значения не придали. Просто изучали и предполагали причины и последствия. По мере развития уровней эти аномалии начинали проявляться все сильнее и сильнее, начинались спонтанные искривления пространства, перемещения мелких предметов и организмов между близлежащими измерениями вокруг носителя сильной души. И начали происходить выбросы антиматерии. А это уже приводило к серьезным последствиям. Даже несколько антипротонов могут привести к неслабому взрыву. А бесконтрольные выбросы антивещества в несколько граммов фатальны уже на огромных площадях. Мы начали искать причины и способы это ликвидировать. Выяснилось, что причина проста до безобразия – избыток маны в отдельно взятой точке пространства. Гигантские уровни развития душ богов, начиная на пару миллионов уровней, дестабилизируют эфир и делают его опасным для всего окружаещего. Мы нашли способы сдерживать свою ману. И стабилизировать эфир вокруг себя. Но средство это временное. И стоит расслабиться, или, например, уснуть, как контроль спадает и опасность возвращается. Тогда мы пошли дальше и создали себе обитель вне вселенной. В более многомерной реальности, которую мы назвали изнанкой вселенной, мы создали упорядоченный участок со свойствами нашей вселенной и некоторыми другими заданными физическими величинами. Там мы можем находиться, никак не сдерживая свои силы и не боясь последствий. И плюс, что тогда нам было выгодно и удобно, за счет другого отсчета пространства, оттуда можно было моментально попасть на любую планету солнечной системы без полетов в космосе и без открытия порталов. Сейчас то это уже не важно конечно… простому смертному там будет тяжело находиться без поддержки кого-то из обитателей обители. А вот с высоким уровнем – добро пожаловать. Это я все к чему рассказываю? Я же сказал, что объясню причину нестабильности эфира при катастрофах. Вот. Это чересчур раскачанная душа, находящаяся в физической реальности. Мы не знаем, как и где Корглав прячется по тридцать тысяч лет. Возможно, он копит ману вообще за пределами солнечной системы. Мы не знаем, как он устраивает катастрофу, хотя тут скорее всего какая-то способность. Но самое главное – мы не знаем, как он прячется. Возмущения эфира происходят сразу во всех измерениях, хотя для этого неоходимо находиться либо в изнанке, либо во всех мирах сразу. Но ни там, ни там его нет. Мы не знаем как он похищает богов и где их прячет. Все известные методы обнаружения просто дают сбой. Он словно сразу и всюду, хотя его нигде нет. Ну и про то, зачем он держит богов в плену до последнего. Высокоуровневая душа – ценный ресурс, и просто убить противника божественного уровня – очень глупая растрата ценного ресурса. Поглотив душу убитого бога, ты поглощаешь все накопленные им души и весь накопленный им опыт. Но есть нюанс. Душу, многократно превосходящую тебя по уровню развития, опасно поглощать. Вот, например, если бы ты убил меня и поглотил мою душу, ты бы и секунды не прожил бы. ты бы просто сгорел изнутри. А что еще вероятнее, я бы просто поглотил бы сам твою душу, как более сильный, а после захватил бы твое тело и возродился бы в нем. Скорее всего, Корглав, поглощая души с погибающей планеты, набирал необходимый уровень и лишь после этого поглощал души захваченных богов, когда набирал необходимый для этого уровень. Я сам на его месте поступил бы так же, при наличии возможности.

И самое главное и печальное.764 года назад пропал наш предводитель, наш верховный бог, Сефоттин. Он вроде как нащупал нить, которая могла бы привести к Корглаву, или тому, кто себя за него выдает. И в одиночку пошел его искать. И пропал. Пропал он тогда в этом мире, в Небарре. И все «спасатели», кто ринулся его вызволять сломя голову, тоже канули, по всей видимости в ту же самую тюрьму. И все линии, все метки обрываются именно в этом мире. Но даже координаты засечь не удается. Из живых и свободных богов в данный момент остались лишь я с женой.

Теперь еще одно отступление к истории. В свое время мы проводили много опытов с душами и были открыты интересные возможности. Оказалось, что разумный, прошедший ступень активации… А! я ж до сих пор не рассказал, что за активация, хотя уже упоминал. Тогда опять отступление.

УнИнРаЛ создает интерфейс, с помощью которого можно контролировать и развивать свою душу, свои способности. Со временем этот интерфейс становится не нужным, он как ходунки для ребенка. Обучает распределять очки духовной энергии, учит работать с каналами, проводящими ману. В итоге личность остается способной пользоваться всеми способностями и развивать их уже самостоятельно, просто сосредоточившись, например, при переходе в мир без УнИнРаЛа. Хотя с ним удобнее все равно. Как я уже упоминал, профиль похож на компьютерную игру. Только жизнь одна и сейвов нет. И так же есть уровни. Каждый уровень – это слой в твоей душе. Если представить душу в виде сферы, то у нее по мере развития нарастают слои из структурированной маны. При рождении, душа чиста. Она как монолитный маленький шарик. В ней заложены только базовые свойства, черты характера, зашифрованные воспоминания о прошлых жизнях и уникальная индивидуальная способность. По мере развития души она собирает на себя духовную энергию, с помощью которой повышается уровень. Каждый уровень – это слой. Каждый слой, соответственно, как и у любой сферы, больше предыдущего, а значит и энергии нужно будет больше со временем. И к каждому этому слою можно создать и привязать способность. Например, любимый людьми файербол. По мере использования эта способность будет становиться сильнее. Как мышцы, например. Прокачиваться. А можно удвоить мощность способности, привязав ее к двум слоям. То есть использовать для прокачки файербола два очка опыта. Для развития и создания таких вот, профильных способностей нужны очки опыта. Конечно, при активации такой способности она расходует ману. Создавать эти способности, развивать их, делать расчёты по количеству очков опыта для их активации помогает УнИнРаЛ. Есть разные способы повысить ее уровень. Но это сам разберешься. А существует уникальная способность. У каждой души она своя. И для работы этой способности требуется лишь мана и уровень активации. 2197 уровень, если брать в десятичной системе. Почему – неизвестно. так есть. Так вот. Для активации этой способности не нужно тратить очков развития. Она активируется с уровнем. Для развития этой способности не нужно тратить очки опыта, да это и не возможно. Эта способность сразу готова к работе на максимум, и ограничение лишь в объеме маны и опыте ее использования. Чем чаще используешь – тем лучше и эффективнее получается.


Глава 8


Так вот. Выяснилось, что разумный, прошедший ступень активации, может, например, использовать чужую уникальную способность. Для этого можно поглотить чужую душу, пусть даже с неактивной уникалкой, и заменить ею свою способность, если своя чем то не устраивает. Но это только один раз доступно. При этом, если набрать еще 2197 уровней, то уникаль…

– Говори «ульта» вместо «уникальная способность», раз уж игровые аналогии проводим. Аж слух режет. А так и короче, и понятнее. – перебил я Мардукора.

Мардукор нахмурился, а Леха побледнел. Я посмотрел на них по очереди и спросил: – Не, ну а че?

– Хм… Ты необычайно стоек для простого смертного. – Сказал Мар и посмотрел на обтекающего холодным потом Алексея.

– А что не так?

– А ты как думаешь? Я просто немного выразил свое недовольство тем, что ты меня перебил, и даже мой высший жрец уже готов упасть в обморок. А у него уровень не такой уж и малый, и с маной моей постоянно контактирует. Да и после прожитого его испугать не так уж сложно. Были бы тут простые, рядовые обитатели, они бы уже все от страха сознание потеряли бы. Что и с тобой, по идее, должно было произойти. А ты сидишь как ни в чем не бывало, глазами хлопаешь. Кажется, выбор не зря на тебя выпал…

– Выбор?

– По порядку пойдем. Итак, дальше продолжу. Так вот, если набрать еще 2197 уровней, то уни… ульта снова станет доступна, несмотря на замену. Или можно взять еще одну чужую душу и снова выбрать чужую ульту. Хотя и изначально можно не менять свою ульту, а просто повышать уровень, и каждый раз, когда твой уровень будет кратен 2197, ты сможешь использовать чужие ульты. Это один вариант развития. есть и другие варианты. И один из них, это создание жрецов. Душа высшего жреца привязана к душе своего бога. Хотя это может сделать любой герой с уровнем активации. суть такой привязки в том, что без активации простой смертный может пользоваться своей ультой, почти не тратя свою ману. Мана будет исходить от бога. Ну и ряд некоторых других привилегий, о которых тебе может рассказать и Алексей, если будет интересно.

Мардукор вновь помолчал несколько секунд, потирая подбородок и глядя вникуда.

– А есть одна редко используемая возможность манипуляции с душами. Мы называем ее техникой «истинного жреца». В этом случае две души сплетаются вместе так крепко, что будут вместе, «пока смерть не разлучит нас». За всю историю использовалась только богами, герои не рисковали. При таком способе связки душ и бог, и жрец могут чувствовать друг друга на расстоянии. Эмоциональное состояние, физическое самочувствие, состояние души и количество маны и прочее. Конечно, при желании. Да-да, пошляк, правильно подумал. Представь, какой бедлам творился бы в мирах, если бы бог ощущал оргазм каждого своего жреца. Но ближе к теме. Преимущество такого способа в том, что даже с первого уровня, с пеленок, такой жрец может пользоваться не своей активированной богом ультой, как высший. Истинному жрецу доступна ульта его бога. Но с запиткой от собственной маны. Восстанавливаться запас будет быстрее, но питаться будет от твоего собственного резерва. И да, ты верно подумал. При наборе уровня активации истинный жрец получает доступ к собственной ульте, с запиткой от резерва бога. А вот о том, почему это редкоиспользуемый способ, ты неверно подумал. Не потому, что это читерство. А потому, что если гибнет один из такой связки, то гибнет и второй. И не было ни единого случая, когда первым погибал бог, а за ним жрец. При разных обстоятельствах погибали жрецы, а вслед за ними уходили боги. И не всех удавалось воскресить. Да, и это тоже возможно. Но только если такие боги умирали рядом с тем, кто мог поймать их душу и вернуть в ее тело. Хотя опыта при этом терялась уйма, но все же это лучше, чем небытие и перерождение.

Теперь еще одно отступление в прошлое, хотя ты уже догадался, к чему это все, но и это развеет ряд уже созревших вопросов. Когда мы только встали на путь богов и начали собирать свою паству, мы, скажем так, делили сферы влияния. Хотя и негласно, там тоже много тонкостей и прочего, но не суть. Трое из нас, три сестры, взяли под свое влияние область с гадалками, оракулами и прочими ясновидящими. В вашем мире они известны, как Норны. И на удивление, эта область оказалась очень прибыльна на духовную энергию. Они не очень жаловали поклонение, храмы в свою честь и прочую атрибутику, поэтому и особых культов было мало. Да, храмы с оракулами воздвигали, но не навязывали. Люди сами шли и отдавали свою ману. И очки опыта лились на них рекой. Но Норны были немного странными. Да что там, их и сейчас очень трудно понять. Я лично долгое время считал их сумасшедшими. Но это уже не в тему. Так вот, Норны почти весь свой опыт, все очки развития вкладывали не в свои души, а в предмет. Хрустальную сферу, известную как Глаз Норн. Который у них один на троих. Многие над ними посмеивались, пока не поняли, насколько могущественный предмет они смогли создать. Глаз стал подобен суперкомпьютеру, способному просчитывать миллиарды вариантов развития событий и выдавать самый вероятный. С его помощью можно вливать ману и очки опыта в нужную линию событий. Можно не только предсказать, но и задать судьбу. Но, разумеется, шар не всемогущ. Даже с его помощью не удалось отыскать местоположение Корглава и Сефоттина…

В общем, единственным вариантом из всех оказалось создание посланца, истинного жреца из смертных. Да, цена непомерно дорогая, но когда на кону жизни миллионов населенных миров, и собственная шкура, то можно пойти на любой шаг. Но вопрос в цене пусть тебя не волнует, это уже мое личное дело. Главное, что свою часть договора Норны выполнили. От них требовалось из всех миров, среди всех душ, отыскать того, кому будет под силу сделать одну-единственную вещь. Найти Сефоттина не позже, чем за год до… конца света, пусть будет так. В идеале, конечно, найти и спасти. Но тут я не делаю никаких ставок.

Ну да, ты верно понял. Ты – Истинный жрец, посланец божий. И твое задание – найти верховного бога, моего отца, Сефоттина Ас-Крониффалаима.


Глава 9


– Я прекрасно понимаю, что будет еще уйма вопросов, но на большинство из них ответит мой жрец. – сказал Мардукор. – А сейчас я перестаю читать твои мысли. А то даже несмотря на такую перегруженность информацией, ты каким-то образом умудряешься порнуху в голове крутить. Забавный, конечно, защитный механизм психики. Но и свою психику мне тоже жалко.

– И это говорит бог, явно наблюдавший за древними греко-римлянами с их органичной греко-римской «совсемнеборьбой»? – сказал я раньше, чем сообразил, что ляпнул.

Краем глаза я заметил, как Леха делает *рукалицо* с громким шлепком ладони об морду. А Мардукор неожиданно для меня залился громким смехом. Хохотал он так с минуту, я даже немного испугался за него, почувствовав, что мне становится трудно дышать. Каким-то внутренним чутьем я понял, что именно об этом Мар и рассказывал, что я должен чувствовать его физическое состояние. Но и эмоции, похоже, тоже передались, мне тоже захотелось смеятся. А может, это просто тот случай, когда смотришь на катающегося от смеха человека и сам смеешься, хотя и не собирался.

– Ну, посмеялись и хватит. – сказал Мардукор, продолжая слегка посмеиваться. – Давай продолжать, а то время начинает поджимать. В одном из миров назревает прорыв эфира, скоро надо будет бежать затыкать протечку. Вопросы точно есть, говори, что еще непонятного?

– А как твое полное имя? Если твоего верховного отца зовут Сефоттин Ас-Крониффалаим, то и у тебя что то тоже длинное? Тоже Крониффалаим? Это фамилия? И как я такую длинную непонятную фигню запомнил?

– Странный ты. Мог спросить что угодно… Ну да ладно. Крон – отец Сефа. Сеф – мой отец. Так что меня полностью зовут Мардукор Ас-Сефоттиниффалаим. Соответственно, аналогом фамилии будет часть «Ас-ффалаим». А запомнил ты потому что это я записал это в твою голову, чтоб не забыл.

Я почесал голову в затылке. Потом нос. Потом правое ухо. Потом правую щеку. Потом понял, что это нервное и левой рукой прижал правую к животу. Почесал живот.

– О! есть вопрос! Дальше-то что делать? С чего начинать поиски? И что, если я вообще не захочу ничего искать, а пойду в ближайший бордель и придумаю, как оплатить их услуги до самого конца света?

– Хах! А делай дальше, что захочешь! В этом суть моего контракта с Норнами, найти душу, которая САМА найдет способ выполнить миссию. Если мы всем пантеоном девяносто тысяч лет не могли найти Корглава, значит мы не так и не там искали. И если я начну советовать, то собью тебя с верного пути и обреку всю миссию на провал. Так что у тебя полная свобода действий. Сам думай, с чего начинать и чем заканчивать. По поводу борделя. Во-первых, если ты решишь туда пойти, значит, это каким-то образом поможет цели. А во-вторых, до конца света ты там не просидишь. Не то у тебя шило в заднице. Да и ближайший бордель мужской.

От такого ответа у меня задергался левый глаз и вырвался нервный смешок.

– Это получается, пойди туда, не знаю куда и принеси то, не знаю что?

– Именно! Именно так! – Мар звонко хлопнул себя левой ладонью по груди.

– И все-таки, почему именно я? – грустно спросил я.

Мардукор пожал плечами: – Спроси у Норн, а вернее у их Глаза. Он завел все это тесто.

– Тесто?

– А, ну да. Эта фраза аналог вашего «замутил». Привыкай, кстати, в этом мире ты столкнешься со множеством непонятных тебе пословиц. Общее взаимопонимание обеспечивает как раз УнИнРаЛ, он работает еще и как онлайн-переводчик. Ты будешь слышать речь собеседника на его родном языке, но при этом будешь полностью понимать, что он говорит. Но все же переводчик дословный, и фразеологизмы переводит буквально, понимать придется самому. Пробовали сделать, чтобы переводился смысл пословиц, но в таких случаях недопониманий было еще больше. Поэтому оставили в таком виде. Следующий вопрос?

– Эээээ… Даже не знаю. О! Ты же получается древний! Кто и зачем египетские пирамиды построил?

На этот раз послышалось два шлепка и «рукалицо» был исполнен и Лехой, и Маром синхронно. Была бы табличка, поставил бы одиннадцать баллов из десяти за синхронное рукоприкладство.

– То есть у тебя есть возможность задать любой вопрос про мироустройство, души, другие миры, советы по развитию и прочее у существа, которое старше всей твоей Земной цивилизации, и ты спрашиваешь просто про старые потертые временем пирамиды?! – почти выкрикнул удивленным голосом Алексей.

– Ну а че, если он просит вопросов, а их, в общем-то, нет? Отказать богу?

На эту реплику Алексей не нашелся, что ответить. Зато вместо него ответил Мардукор.

– Пирамиды построили мы. Наша цивилизация. Все комплексы состоят из трех пирамид. Классическая схема. Малая пирамида – энергоустановка. Обеспечивает энергией две другие. Средняя – портальная пирамида. Обеспечивает легкий переход между измерениями, в которых есть аналогичные комплексы. Координаты пирамид синхронизированы с пирамидами в соседних мирах. Так же через такую пирамиду легче попасть и в мир, где нет портального комплекса. Ну а самая большая, главная пирамида – сервер УнИнРаЛа. Обеспечивает работу системы интерфейса на вверенной территории. Как правило, интерфейсом покрыта вся поверхность планеты, для этого пирамидальные комплексы разбросаны по всей территории по определенной схеме, как вышки сотовой связи. Вроде бы, пока я читал твои мысли, у тебя мелькнул и был забыт вопрос, зачем богам золото. Это связано с пирамидами. Для работы пирамидального комплекса необходимо огромное количество этого металла. За счет его химической инертности и некоторых особенностей строения на атомном уровне золото идеально для энергетики и для постройки установки, обеспечивающей работу УнИнРаЛа. С другими металлами конструкции либо недолговечны, либо вообще не работают. В среднем, чтобы построить комплекс на одной планете, требуется золото, добываемое на протяжении тысячи лет в девяти-десяти мирах. Это при условии развитой золотодобычи. Да, из всего этого следует, что такая система духовного развития была в свое время и в твоем родном мире. Но после венерианской катастрофы под шумок во многих измерениях начались восстания рабов и прочие подобные беспорядки, подавлять которые у оставшихся немногочисленных богов просто не было времени и сил. Пока мы исправляли последствия магнитной волны, во многих мирах люди просто растащили все золото из пирамид. Многие энергоустановки взрывались, поэтому даже не во всех комплексах все пирамиды сохранились. Мы не стали помогать мирам, в которых люди так варварски обошлись с вершиной развития техномагической науки. Раз они посчитали золото важнее развития – это их выбор. Как и ожидалось, все они вернулись в каменный век. После нашего возвращения в ваш мир и восстановления цивилизованного общества несколько пирамидальных комплексов были реанимированы для локальной работы, но всю планету охватывать не стали. У пирамид были народы, которые следили за ними, обеспечивали охрану и ремонт. В это время у нас, скажем так, изменились некоторые положения мировоззрения и колониального законодательства. Мы решили больше не держать в тесной узде подопечные народы. Кто сохранял свои комплексы УнИнРаЛа – молодцы. В вашем мире культ жадности одержал верх и пирамиды были разграблены повторно. Это был их выбор. Нам хватало поступающей духовной энергии, и мы не стали вмешиваться в ваш персональный путь развития. После смутных времен ваш мир сумел возродиться с собственными традициями, культурами и укладами. Вскоре, если вы не поубиваете друг друга ядерным оружием, вы повторите наш путь и переоткроете технологию УнИнРаЛа. Все идет к этому. В общем, такой вот ответ. Не знаю, чем это тебе поможет. Наверное, нужна тебе эта информация для твоего пути поиска. Еще есть вопросы или перейдем уже к знакомству с персональным профилем?

Почесав очередной раз затылок, махнул рукой и сказал:

– Давай уже к профилю. А то и так мозги кипят. Еще немного и крышка у котелка полетит навстречу ветру.

– Ну, к профилю, так к профилю. Тогда вставай из-за стола, отойдем на пустырь.

Мардукор потер руки и, оперившись ими об столешницу, поднялся и отошел в сторону. Отойдя шагов на десять, он поманил меня рукой. Я соскочил со стула и, отойдя от стола на такое же расстояние, встал шагах в десяти от Мардукора.

– Ну что – сказал бог – Приступим?


Глава 10


И перед моими глазами справа и сверху появилась полупрозрачная серая иконка с желтым восклицательным знаком. Вот просто восклицательный знак и все. А нет, не все. Рядом мигала стрелочка курсора.

– И это и есть тот самый интерфейс? – спросил я.

– Секунду, сейчас я подключусь к твоему зрению и посмотрим вместе, что и как у тебя будет выглядеть. – ответил Мардукор. – А, понятно. Как я уже ранее говорил, интерфейс УнИнРаЛа адаптивный, он подстраивается под каждого разумного персонально. Видимо, благодаря твоему игроманскому прошлому, интерфейс пользователя будет похож на компьютерный. Ну, нажимай на знак.

Я сосредоточился на курсоре и стрелка шевельнулась. Попробовал ею пошевелить и она начала двигаться. Вправо, влево. Хорошая мышка! Была бы у меня такая дома на компе, я бы всех и вся в играх нагибал! Так, не отвлекаться. А то я так учиться буду дооолго, еще на второй год оставят. Или тут розгами пользуют вместо двоек? Да блин! Сосредоточься, Дениска!!! Так, наводим курсор на иконку… А как нажать то?

Видимо, произнес я это вслух, потому что Мардукор ответил. А может, опять мысли подслушивает, зараза древняя.

– Просто сосредоточься и пожелай, чтобы оно нажалось. Хотя и не понимаю, зачем тебе курсор, мог бы и без него управлять.

Я сосредоточился и «нажал» на иконку. Кажется, при этом я немного качнул головой вперед. Иконка, прямо как в виндовозном копьютере, прожалась и развернулась… в окно с сообщением. Ну да, винда. Вон и три кнопки в углу. Закрыть, свернуть и развернуть. Нафига они мне, интересно? Ну да ладно, что там мне пишут?

«Приветствую тебя в мире Небарра, странник! Для продолжения работы с системой УнИнРаЛ необходимо настроить пользовательский интерфейс. Выберите режим настройки.»

И две кнопки.

«Ручной режим»

«Автоматический режим»

– И что выбирать?

– А мне самому интересно, что ты выберешь. – сказал Мардукор. – Я не пользовался истинными жрецами пятьдесят тысяч лет. И ты первый среди них с такой формой интерфейса. И что-то мне подсказывает, что сюрпризов сегодня будет столько, что нам на двоих их будет в переизбытке.

Ну, сам так сам. Не, вручную ковыряться не хочу. Уже лень думать. Пока ели-пили-говорили, уже стемнело. И в сон уже клонит. Хочу быстрее уже все это закончить. Так что выбираем «Автоматический режим»

И системное окно сменилось окном загрузки.

«Выполняется автоматическая настройка пользовательского интерфейса. Пожалуйста, не умирайте до окончания процесса» и полоса загрузки с таймером обратного отсчета до окончания загрузки в десять секунд.

Подняв бровь, я посмотрел на бога. Хотел спросить, че за хрень, но увидев его полную охуевания рожу, понял, что он сам нихрена не понимает.

– Денис, ты прирожденный шут.

– Это да, это я! А что не так? – ответил я Мардукору.

– Да все не так. – махнул он рукой – Просто не удивляйся жестким саркастическим сообщениям от УнИнРаЛа. А они будут. И будут тебя бесить так же, как ты окружающих.

– Прикольно!

– Вот и я о том же. – устало вздохнул Мардукор.

Тем временем загрузка завершилась и зрение на миг мигнуло. И после этого сверху появилась полоска из квадратных иконок. Как в WoW, только в один ряд и сверху. И не иконки, а просто серые плитки с текстурой камня. Ну да, я ж еще ни одного скила не прокачал. По бокам шли две вертикальные шкалы, синяя слева и красная справа. Над синей висела циферка 817 с бесконечностью в скобках(??? ну, еще разберемся), над красной 943. И снизу полоска зеленого цвета, над ней висела цифра 750. Ну, если интерфейс подстраивается под меня, то очевидно, что это мана и здоровье. А внизу справа был круглый значок с контуром человечка, переходящего пешеходный переход, только без зебры. И что-то мне подсказывало, что там инфа по персонажу со всеми характеристиками и прочим. Я навел курсор на этот кружочек и посмотрел на бога. Тот кивнул, и я нажал.

И открылся список.

Статус

Характеристики

Активные способности

Пассивные способности

Уникальная способность (неактивно)

Питомцы

Создание способностей

Высшая молитва

Системные настройки


Меню моргнуло и список изменился.

Статус

Характеристики

Активные духовные способности

Пассивные духовные способности

Ульта (неактивно)

Питомцы

Создание способностей

Высшая молитва

Системные настройки


– Ульту оставим на потом. А вот последний пункт – это что-то новенькое. – нахмурился Мардукор. – Ну ка, давай посмотрим вместе, что там?

Я пожал плечами и нажал на этот пункт. Открылось следующее меню:

Редактор тела

Редактор органов

Органы чувств

Расовая принадлежность

Настройки работы органов

Настройки работы тканей


Аааааа… геномный редактор у тебя так называется. Странно, конечно, что он у тебя в главное меню вынесен. Ну, надо – так надо. – пожал плечами Мардукор. – но работай с ним осторожно, откаты там дорого стоят. Вот как раз в таком редакторе наш ужин себе рога и отрастил.

Я мысленно стер со лба мысленный пот и зарекся использовать этот пункт. А вот характеристики было бы интересно посмотреть. Закрыл меню с настройками и открыл характеристики. Итак, что тут у нас?


Глава 11


Денис Степанович Синюхин, Истинный жрец Мардукора Ас-Сефоттиниффалаима

Вид: человек

Раса: земной европеоид, северянин

Уровень: 58

Здоровье:943/1050

Выносливость: 750/750

Мана:817/817(∞)

Сила: 58

Разум: 71

Ловкость: 66

Живучесть: 23

Доступные очки духовного развития: 34


Стоп. ЧТО??!! Говорили же, что за каждый уровень по очку дают, где остальное? Почему только 34?

– Давай пассивные способности посмотрим, видимо все очки там. – Сказал Мардукор.

– Опять мысли подслушиваешь? – спросил я у него.

– Ты бы свое лицо увидел, сам бы понял, как я понял. – ответил он мне. – И не забывай, что мы связаны душами, эмоции на таком близком расстоянии читаются как собственные.

А, ну да, точно. Пора привыкать, что это мне впервой вся эта фигня. А он в этой сковородке уже миллионы лет жарится. Хреново, наверное, в таком возрасте себя ощущать.

Так, закрываем характеристики, открываем пассивки. Что тут у нас есть? И интересно, откуда оно тут есть?


Пассивные духовные способности.

Скрытность. 12 уровень (5 очков)

Способность позволяет эффективно использовать окружающий ландшафт для маскировки пользователем.

Используя ману, воздействует на нервную систему окружающих, заставляя их не замечать пользователя.

Бесшумная поступь. 10 уровень (5 очков)

Используя ману, способность приглушает физические звуки, создаваемые пользователем при ходьбе.

Приручение диких животных. 11 уровень (5 очков)

Все дикие животные, не являющиеся объектами для охоты пользователя, притягиваются к пользователю, а также испытывают меньше страха относительно пользователя. Не расходует ману.

Проницательность. 5 уровень. (1 очко)

Позволяет узнавать свойства предметов, растений и животных, в развитие которых вложено 1 или менее очков опыта.

Мастер-Спиртоед (аура). 5 уровень (3 очка)

Пользователь и все его собутыльники на общем пиру медленнее пьянеют и получают больше удовольствия от выпивки. Пользователь получает неограниченный доступ к мане всех собутыльников до момента их протрезвления.

Используя ману, уменьшает похмелье и вредное воздействие алкоголя на организм пользователя и всех, попавших под действие ауры. Окружающие попадают под действие ауры через ритуал «чоканья» либо отпив из одной с пользователем посуды.

Везение утопленника. 26 уровень (2 очка)

Модифицированный талант. Создает круговорот судьбы, притягивающий к пользователю поток невероятных событий, проводящих его по грани жизни и смерти, и закаляя душу и тело. Создан из врожденного таланта «Метка гибели» путем объединения с талантом «Удача». Последствия неизвестны.


На последнем пункте у меня екнуло сердце. Или не у меня, если судить по проступившей через загар бледности лица Мардукора. Вообще, ощущения были, словно у меня было два сердца, одно основное, которое громко по ребрам стукает, а второе, как запаска в машине. И вот эта вот запаска и екнула.

– Леха, снимай сапог, если нет нашатыря! Будем бога в чувства приводить! – крикнул я.

– Да я тебе этот сапог на уши натяну и скажу, что так и задумывалось! – взревел Мардукор

– Фух, ну слава богу! Эээм… а, короче, вы поняли. Я уж думал, хана приходу, если уж я твой сердечный приступ почувствовал. Кстати, что это было?

– Что, что… – проворчал Мардукор – это ж надо было додуматься! Метку гибели с удачей объединить! И похрену, что неосознанно! – последнюю фразу бог буквально прогрохотал, словно отдаленная гроза.

А я чо? Я ниче… Стоял с видом нагадившего в тапки котенка, получившего двойку на мышковедении. И пытался состроить глазки кота из шрека. Наверное, получилось. Потому что Мардукор постоял, посмотрел на меня с полминуты, склонив голову на левый бок и, глубоко вздохнув, махнул рукой. И уже спокойно начал дальше вещать:

– Ладно уж, знаю, что не специально ты так. Предполагаю, что неосознанно ты это сделал, чтобы банально выжить. Все же врожденная метка гибели это тяжело.

– А что это за метка такая? – спросил я.

– Да как бы из названия должно быть понятно. – ответил Мардукор. – От рождения тебе была уготована смерть. Видимо, в одном из прошлых воплощений тебя проклял сильный маг, а может и бог, обычно так эти метки и возникают.

– Делаааа… – почесал я в затылке. – а как избавиться от такой метки?

– Умереть, причем не естественной смертью. Иногда – умереть несколько раз, если метка очень сильная. Или вот как ты. Извращения вот такого наделать.

На этих словах Мардукор замер с отрешенным видом и одновременно напряженным взглядом, словно высматривал на горизонте знакомую муху. Или комара. Встряхнувшись, он напряженным голосом сказал:

– Времени осталось мало. Грядет большой прорыв эфира в Гактерналле, если я застряну тут с тобой, погибнет треть мира. Так что переходим к ульте, быстро проходим обучение и я полетел. На вопросы по прочим пунктам тебя Алексей просветит.

Я закрыл текущее меню и нажал на «Ульту»

В ответ на это выскочило системное окошко с надписью:


«Внимание! Вы не достигли уровня Активации ульты! Уникальная духовная способность пользователя недоступна! Хотите настроить альтернативную способность от покровителя?»

«Да/Нет»


Вот можно подумать, есть идиоты, которые откажутся от лишней плюшки? Тем более, плюшка реально читерского уровня. Ну, или божественного, если взглянуть с другой стороны. Конечно, «ДА»!

Окошко сменилось тулбаром загрузки и секунды через три выскочило очередное окошко.


«ОШИБКА! Повторить активацию?»


«Да»

– Ты что, умудрился сломать УнИнРаЛ??!!!!! Да что с тобой не так??!!! – буквально взревел Мардукор.

– Да мне по жизни так везет. – произнес я, опустив взгляд и разглядывая носки ботинок. – Как утоп…

Я запнулся от догадки и, подняв глаза на Мардукора, договорил, запинаясь: – как утоп… ле… нику…

Мардукор стоял и гневно раздувал ноздри, сжав кулаки и гневно щурясь. Однако, каким-то внутренним чувством я понимал, что ему страшно. Хотя, почему «каким-то»? По всей видимости, именно тем самым жреческим чувством и понимал, которым меня тут ни за что наградили. И как ни странно, я его понимал. Периодически я сам себя пугал той херней, что порой творил. Или даже просто думал. А тут взял, и сломал систему, которая работала три миллиона лет и, судя по выражению лица Мардукора, работала без перебоев. Я бы на его месте посадил себя в банку со спиртом и понес бы в лабораторию, опыты разные неприличные ставить. Хотя нет, со спиртом нельзя. Недонесут. Исключительно формалин!

Мардукор тем временем сделал три глубоких медленных вдоха-выдоха с закрытыми глазами и, вернув на меня свой взор, тихо произнес:

– Давай уже, нажимай «Да». Все равно другого варианта нет…

Я нажал и меня скрутило жесточайшим приступом боли. Кажется, я кричал перед тем, как отрубиться. И Мардукор вроде тоже взревел. Вроде, даже Леха немного взвыл, так и продолжая сидеть за столом. А потом кто-то выключил свет. И звук. И меня.


Глава 12


Сознание возвращалось толчками. Сколько я приходил в себя? Ощущалось, что вечность. Я открыл глаза и попробовал разглядеть того, кто разглядывал меня. Получалось плохо, ибо реальность усиленно косплеила карусельку, а организм отчаянно ловил дичайшие вертолеты. Через минуту, показавшуюся вечностью, я все же смог сосредоточиться. Прямо возле моего лица сидел на задних лапках зверек, выглядящий как помесь хорька и бурундука. Сантиметров так двадцать в длину вместе с хвостом, он имел типичную хорьковую морду лица и окраску чипа-и-дейла. Я попытался сделать страшное «БУ!», чтобы отогнать его. Кто его знает, вдруг это хищник и сейчас он просто примеряется, какую ноздрю мне откусить? А они мне дороги! Я с ними всю жизнь душа в душу прожил! Сколько козявок из них извлек! А сколько раз они перед пьянками чесались? Не перечесть! Не отдам!

Правда, вместо страшного и ужасного «БУ!» получилось что-то более близкое к классическому «Буээээ…». Хорошо хоть, кабанятину этому лесу не вернул. Когда еще так вкусно покушается? Зверек не разворачиваясь, задом, отполз на полметра, фыркнул, а может чихнул, и продолжил на меня пялиться, слегка наклонив голову на бок. Ну и хрен с тобой, пушистик. Кроме тебя еще куча более важных дел есть. Например, узнать, что это за очередная хренотень приключилась.

Сосредоточив все внимание на своем организме, я только сейчас понял, что лежу на правом боку в позе эмбриона. Повернувшись на живот, попробовал встать на четвереньки. С третьего раза даже получилось. Вот только когда попробовал сесть прямо, хотя бы себе на пятки, завалился на бок. Со второй попытки все-же получилось занять вертикальное положение, правда, только скрестив ноги. Медленно огляделся в поисках собутыльников. Леха помогал Мардукору подняться. Богу было явно лучше, чем мне, судя по тому, что он, пусть и с помощью Лехи, уже встал на ноги. Стоял, правда, слегка шатаясь и опираясь на жреца. Но я уж точно и того не смогу. По крайней мере, сейчас. Первым молчание нарушил Мардукор.

– Что ж, давай смотреть, что там у тебя такого случилось, «утопленничек», что нам чуть было души на клочки не разорвало. – произнес он тихим, с хрипотцой, голосом.

Я осмотрел изменения в интерфейсе. На верхней панели с иконками с правого края появилось две иконки, обведенные жирными рамками. Одна красной, другая белой. Внутри красной рамки на сером фоне красовалась двухлезвийная секира. Внутри белой рамки… Бутылка вина? И тут я почувствовал боль в груди, и стало трудно дышать. Но я уже начал различать свое и не свое. И Мардукор, несмотря на поддержку своего жреца, начал оседать на землю, схватившись рукой за сердце.

– Не может… Такого… Быть… Это невозможно… – полушепотом-полухрипом произнес он.

А вот у меня уже не было никаких сил удивляться. Я просто навел курсор на первую иконку с молотом. И от курсора высветился текст описания способности.


«Ярость Мардука»

«Преобразует ману пользователя в физические параметры.»

«Текущая конфигурация преобразования: Берсерк»

100 едениц маны при активации:

+30 силы

+20 ловкости

+30 живучесть

+20 скорости восприятия

Расход маны для поддержания способности:100 единиц/87 секунд

Время перезарядки: 0 сек.

«Изменение конфигурации способности доступно в меню данной уникальной способности»


Я пожал плечами и нажал на кнопку. Фон иконки из серого стал золотистым и начал светиться…

Мир вокруг меня замедлился. Нет, не замер конечно. Но вот листок падает с дерева в два раза медленнее. Вот псевдохорек отскакивает в сторону кустов в слоумо и снова поворачивается в мою сторону. И че, спрашивается, не уходит? Я поднялся на ноги. Держу пари, со стороны это смотрелось, будто я очень резво вскочил. Голова еще немного кружилась, но мне определенно становилось лучше. Хм… Повышенная живучесть ускорила восстановление? Похоже на то. Я подошел к груде каменных обломков и поднял камень размером с голову. А, это и оказалась голова. Какой-то статуи какой то женщины. И она была определенно легче камня. По весу, как березовое полено. Да, сила явно повысилась. Я продолжал вертеть голову в руках. Симпатичная такая бабенка. Эх, была бы она не каменная, а резиновая… Так, отвернись от меня, распутная женщина! Повернув ее затылком к себе, я задумался. Интересно, а отменить действие способности можно? По логике, она должна отключаться. Я еще раз нажал на иконку способности и… Да.

Мир рывком вернулся к прежней скорости. А я рывком устремился к земле мордой навстречу каменной голове, которую я, дубина этакая, до сих пор сжимал в руках и которая явно учила физику лучше меня. Голова статуи с глухим стуком коснулась земли, а моя голова с глухим стуком коснулась ее каменного затылка с каменным клубком волос.

Потирая левой рукой набухающую на лбу шишку, я поднялся на ноги и посмотрел по сторонам в поисках Мардукора. Тот уже садился обратно за стол, жестом подзывая к себе появившийся прямо из столешницы новый кувшин. Кувшин подлетел к богу как раз, когда тот уселся на свой стул-кресло. Мардукор подхватил его и, судя по всему, залпом осушил до дна.

– Пиздец. – сказал Мардукор.

Стоящий рядом Леха вздрогнул и гневно посмотрел на меня.

Я пожал плечами и развел руки встороны. Мол, я что ли специально?

Ну и ладно. Ну и хрен с ними. Я на эту должность не напрашивался. Пусть там дуются сколько хотят. А я пока посмотрю, че это за алкомаркет у меня скрывается за второй иконкой. Вот чувствую, что Мардукор в курсе. Так ведь не расскажет. Че то он в прострации полнейшей после того, как активация произошла. Итак…


«Великое Творение»

«Преобразует ману пользователя в физическое вещество»

«Позволяет с помощью маны трансформировать и трансмутировать физическое вещество»

«Управление способностью – мыслеобразное»

«Количество маны для процесса зависит от массы объекта»

«Внимание! В системе зарегистрированы предустановки для данной способности. Выбрать предустановку можно в меню управления ультой»


Эээээ… Че?

– Мардукор, че это за хреновина и как ей толком пользоваться? – спросил я у бога.

– Спрашивай у того мудака, который нас чуть не угробил! Откуда только этого алкоголика Небарра вынесла и какого хрена он именно на тебя метку истинного жреца кинул?!! – проревел Мардукор.

– А может объяснишь по-человечески уже, что происходит и о каких мудаках речь?! – рявкнул я в ответ.

В этот момент Леха сжался в комок за спинкой божественного стула, прикрыв голову руками, приговаривая в полголоса что то типа «ой дураак». Мардукор же замер с открытым ртом и ошалевшим взглядом. Через пару секунд он закрыл глаза и рот и, сделав пару глубоких вдох-выдохов, уже спокойно сказал.

– Все дело в том, что никогда ранее не удавалось создать истинного жреца одновременно от двух богов. Душу жреца от таких попыток разрывало в клочья в момент активации ульты, а оба бога-донора погибали. И если богов можно было возродить с обычными потерями опыта, то подопытный терял и опыт, и все воспоминания обо всех воплощениях. Чистейшее форматирование души.

Мардукор тяжело вздохнул и продолжил.


Глава 13


– С Вакхом у меня давние счеты, поэтому я так сорвался. Вопрос в другом. Он уже много тысячелетий как погиб. Видимо, он переродился и достиг уровня активации. И скорее всего, вспомнил предыдущее воплощение, когда он умел это делать. И вспомнил былые обиды. Возможно, он набросил на тебя метку, чтобы отомстить мне.

– Но ведь его бы это тоже убило бы? Смысл именно так мстить? – спросил я.

– Он всегда был наглухо отбитым на всю голову придурком. От него можно ожидать всего, что угодно.

– Великий, а почему ты так уверен, что это именно Вакх? – подал голос поднявшийся к тому времени с земли Леха?

– Да потому, мой верный жрец, что уникальная способность «Великое творение», которая досталась нашему неадеквату, воистину уникальная. Из всего нашего опыта и опыта наших коллег с соседних звезд доподлинно известно, что душа с такой способностью присутствует в одном экземпляре на звезду. На все ее многочисленные измерения, на все ее планеты. Одна. Почему – пока не знает никто. Но перепутать ее невозможно ни с чем. Если множество других ульт имеют похожие варианты, то эта нет. И нет, с другой звездной системы никто не мог прилететь с этим аналогом. Душа привязана непосредственно к звезде и дальше внешней орбиты последней планеты уйти не может. Да черт с ним! Пусть бы произошло невозможное, и даже кто то прилетел с такой же ультой, как у Вакха, почему, почему он выбрал именно тебя для метки жреца?!

Мардукор буквально выкрикнул последнюю фразу и вновь задумчиво замолчал. Через полминуты он продолжил уже спокойным тихим голосом.

– Я не знаю, как возможно то, что произошло. Будем радоваться, что все живы. Возможно, «Глаз Норн» именно поэтому из всех миров и выбрал именно тебя. Но, черт бы подрал этих старух! Могли бы и предупредить. А то ведь чуть сердце не остановилось. И это у меня, с моей чудовищной регенерацией!

Еще немного помолчав, Мардукор продолжил.

– Денис. Разберешься с его ультой сам. Он пользовался ею в системе УнИнРаЛа, и различные предустановки должны быть в истории. Да и в описании это уже упоминалось. Я, честно, могу только догадываться, как она работает, ибо сам с ней не контактировал. С моей способностью, я смотрю, ты уже сам разобрался, разберешься и там. Девять лет у тебя в запасе есть. А мне пора. Напоследок дарую тебе право на три божественных чуда. Три желания, короче. Конечно, я не всемогущ, что не по силам будет – скажу как есть. И возвращение в свой мир можешь не загадывать. Пока миссию не выполнишь – не верну. Если выполнишь – при желании вернем хоть даже в тот самый момент, когда тебя призвали сюда вместе со всем, чему научился и что приобрел. Сефоттин умеет управлять потоками времени. Поэтому желания трать, как пожелаешь. Ну так что, сразу израсходуешь или потом?

Ох ты ж нихрена себе. Целых три божественных чуда? Только нафига они мне? Что я могу сейчас пожелать? Да судя по описанию, у меня у самого есть в полном распоряжении способность, с помощью которой я сам могу любые желания воплощать. Так даже интереснее будет. Неее, оставлю ка я их на потом. Сначала посмотрю, что может понадобиться мне в этом мире такого, чего сам не добуду. Хотя…

Я подошел к столу и уселся на свой стульчик. Леха тоже уже пристроился на своем прежнем месте. Я сказал:

– Есть одна вещь, без которой я точно не смогу нормально существовать в этом чужом для меня мире. Я не мыслю существования без музыки и окончательно сдвинусь с катушек без родных песенок.

С этими словами я достал свой плеер с наушниками.

– Можешь сделать это неразрушимым? Чтоб ни разбить, ни утопить, ни сжечь, ни прочее. И чтоб заряд аккумулятора не кончался?

На этих словах Леха попытался сломать каменную столешницу лбом. Ну, по крайней мере, грохнул своей башкой по столу он с такой силой, что пустые кубки подпрыгнули на месте.

– Дебииииил… Идиииоооот… – послышались приглушенные звуки со стороны жреца. – мог пожелать чего угодно… Богатство… Власть… Божественные доспехи и оружие… А заказал плеер-неразбивайку…

А Мардукор залился смехом. Нет, не так. СМЕХОМ. Он заржал как рота спецназа. Одной рукой он схватился за живот, а второй, ладонью, начал хлопать по столу. Из глаз Мардукора покатились слезинки, и в конце концов он просто упал на стол, но все равно продолжал ржать.

Я посмотрел на этот клуб любителей поваляться на граните, молча пожал плечами, встал и пошел за каменной головой своей старой знакомой. Вернулся к столу я уже с этой каменюкой и положил ее на стол лицом к Лехе.

– Богатсво? Власть? А на кой они нужны? Смотри фокус. – сказал я.

Леха, не поднимаясь, повернул лицо на меня и, опершись подбородком о серый гранит стола, вопросительно поднял брови.

– Это ты, Леха, воин. Это тебе нужны доспехи и оружие. А может, и власть с богатством. И килограммовый геморрой, которые они с собой приносят. А я не собираюсь лезть в гущу сражения и в каждую чужую драку. Мне дали четкое задание – НАЙТИ Сев… Зеф… Тьфу! Сефоттина! Это ты воин. А я больше разведчик. Диверсант. Моя миссия – не покорить эту планету, а всего-навсего выжить. И оружие тут совершенно не помощник. С крутым оружием я буду чувствовать себя непобедимым, а с крутыми доспехами – так и вовсе неуязвимым. А потом найдется кто-нибудь хитровыебанный и просто цианиду мне в шаурму подсыплет. И чем твои доспехи мне тут помогли бы? А богатство… Смотри абру-кадабру сим салябим!

Я положил руки на уши каменной головы и нажал на иконку с бутылкой.


Глава 14


«Вы активировали Великое Творение. Сформулируйте свое желание»


Ээээ… блин.

Сверху на каменную голову приземлился сформировавшийся прямо в воздухе аппетитный зажаренный блинчик. А шкала маны просела почти до дна. И это при том, что она еще после берсерка восстановилась едва наполовину. Почти переставший смеяться Мардукор заржал с удвоенной силой.

Блядь.


«Недостаточно маны для сотворения сложно-органической структуры. Недостаточно запаса душ для создания живого организма. Творение невозможно»


Мардукор от смеха сполз со стула и закатился под стол.

Че?????!!!! Да это ж мат, а не команда была!!!!!

Угу, понятно. С активным творением надо очень, очень, ОЧЕНЬ аккуратно думать. И ничего пошлого! Прочь порнуха, пошла прочь из головы!

Сосредоточься, Дениска. Надо превратить эту каменную голову в золота кусок. Золото! Превращайся!


«Недостаточно маны для трансформации объекта такой массы. Творение невозможно»

«Способность Мастер-Спиртоед позволяет использовать ману собутыльников. Собутыльник Мардукор-Ас-Сефоттиниффалаим имеет достаточный запас маны. Использовать его резервы?»

«Да/Нет»


Ну, не думаю, что он вообще заметит такую каплю маны в своем божественном океане. Иначе откуда бы возле шкалы с маной бесконечность стояла? Глубоко подозреваю, что в скобках отображается внешняя мана собутыльников, а бесконечность там поставлена, чтоб весь обзор цифрами не закрыло. Ну, а если я неправильно догадался, то просто фокус не прокатит, делов-то. Короче, «ДА!»

Бесконечность в скобках возле шкалы маны начала мягко светиться, а по моим рукам мягко начало ползти свечение, рождающееся на груди, как немного ранее у Мардукора. Вместе с распространением свечения по рукам расползалось тепло. А я почувствовал, что могу управлять этим потоком. Сосредоточившись на потоке, я постарался поддать напору. Получилось. По ощущениям, это как управлять напором струи, когда писаешь. Только поток теплее, и течет по рукам. Не, конечно, там тоже по рукам, бывает, течет. И не только. Но это уже совсем другая история… Еще немного усилил поток света, пока поток не начал обжигать.

А камень головы начал превращаться в золото. А глаза Лехи начали превращаться в крабьи и почти вылезли из орбит. Весь процесс занял около минуты. Леха, кажется, вообще перестал дышать. Я настолько завороженно наблюдал за процессом, что даже не заметил, как Мардукор успокоился, вылез из-под стола и сейчас с любопытством наблюдал за всем происходящим на столешнице. И тут поток света начал заканчиваться.


«Процесс трансформации завершен»


Мигнула надпись и исчезла, а иконка ульты переключилась в выключенное положение с серым фоном взамен белого светящегося во время работы способности.

– Нихрена себе! – сказал Леха.

А Мардукор молча медленно похлопал три раза в ладоши.

– Неплохо ориентируешься, Денис, очень хороший результат для первого раза.

А я молча жевал блинчик, смотрел на результаты трансформации и думал: это ж сколько водки можно из простой воды сделать?! Вопрос только, где взять побольше маны???…


Глава 15


Мардукор поднял со стола до сих пор лежавший на нем плеер и, покрутив его в руках, задумчиво произнес:

– Ну Денис, ты и кадр. Ты даже у Норн отметиться успел…

– В каком смысле? – не понял я.

– Да в самом прямом. Смотри, что УнИнРаЛ о нем говорит. – был мне ответ.

И перед глазами всплыл текст:


«Плеер судьбы»

«Артефакт мистического ранга»

«Создатель: неизвестно»

«Свойства: предсказание судьбы»


И все. Не, я то понял, че к чему. Не понятно только, кто создатель. Да сейчас то и не разберешься, я ведь его с рук брал.

Тем временем Мардукор начал творить чудеса с плеером. Он положил аппарат на левую ладонь вверх экранчиком и накрыл его правой ладонью. После чего резко поднял правую руку вверх на полметра, и плеер… расслоился на запчасти, и все слои зависли в воздухе на некотором расстоянии друг от друга. Мардукор из ниоткуда, в прямом смысле – из воздуха, достал небольшие кусачки. Этими кусачками от отрезал какую-то детальку с черным и красным проводками, наверное, аккумулятор. Засунул эту детальку и кусачки в воздух и так же из воздуха достал небольшой красный полупрозрачный кристалл, внутри которого едва заметно мерцали желтые искорки. Бог помял этот кристалл пальцами и тот принял форму извлеченной детальки. Мардукор прислонил кристалл к обрезанным проводам. Место прикосновения проводков слегка засветилось зеленым и проводки вошли внутрь кристалла. Мардукор отпустил кристалл, и он занял в воздухе место извлеченной запчасти. После всех этих проведенных манипуляций Мардукор сжал всю эту слоеную конструкцию ладонями, а после того, как он отвел верхнюю, правую ладонь, на левой как ни в чем не бывало лежал целехонький плеер. Затем он взял наушники, вставил их в плеер и обмотал вокруг аппарата. Положил опять в левую ладонь и прижал к ней указательным пальцем правой руки. По правой руке скользнула вспышка света и, соскользнув с пальца на плеер, полностью в него впиталась. Мардукор положил плеер на столешницу и жестом подозвал теперь уже золотую голову. Голова воспарила над столом и подлетела к богу. Он перехватил ее обеими руками и с размаху шандарахнул по плееру. Стол пошел трещинами, а голова слегка приплющилась. Мардукор убрал голову в сторону. На столе, почти полностью в нем утонув, лежал невредимый плеер.

Мардукор протянул мне мой плеер. Я аккуратно его взял и повертел в руках. Раскрутил наушники и попробовал руками разорвать провод. Ощущение было, что я пытаюсь порвать стальной тросик. Они даже не растягивались! Интересно, а как посмотреть свойства предмета? Хм… если у меня оконный интерфейс, попробуем курсором поиграться.

Я навел курсор на предмет и… передо мной высветилось полотно текста! Ура! Я угадал!


«Недостаточный уровень проницательности»

«Для открытия свойств предмета необходимо добавить 15 очков опыта в развитие способности «Проницательность»»

«Желаете развить способность до необходимого уровня?»


На небе начали загораться первые звезды.

Спрятав плеер во внутренний карман, я было открыл рот, дабы поблагодарить Мардукора за подгон, но он меня опередил.

Делааа. Угадать то я угадал. Толку оказалось ноль. Но проницательность пока подождет. Вот когда будет уйма лишних очков, тогда и приподнимем ее свойства. А пока буду развивать то, что пригодится для выживания. Но это уже утром. Утром! А тонаворочу херни на сонную перетруженную мозговую мазоль, закосячу всего персонажа. И хрен потом кто настройки сбросит. А новый аккаунт не заведешь.

С этими словами Мардукор исчез в яркой вспышке.

«Да/Нет»

– Можешь даже не благодарить. Это даже не чудо. На моем уровне это как ребенка конфеткой угостить, когда она есть. – сказал Мардукор. – Так что три желания за тобой сохраняются. Если что – зови через интерфейс, через молитву. Если не буду занят спасением какого-нибудь мира, откликнусь. Но и по ерунде прошу не беспокоить. А сейчас вынужден попрощаться, долг зовет. И прихожане. Все вопросы к Алексею. Его основное задание – сопровождать тебя до окончания миссии. Ответы по местным обычаям, по работе УнИнРаЛа и прочему – к нему. Он тут хоть и недолго, но изучил уже весьма много различных нюансов. Как в теории, так и на собственной шкуре. Все, до встречи.


Глава 16


– Ну и что делать будем, Алексей? – спросил я рассеянно глядящего на стол жреца.

– А алтарь че не забрали?

– Этот храм не просто так заброшен. Пятьсот лет назад в этих краях шла война. Самое крупное магическое сражение было неподалеку отсюда. В результате столкновения двух атакующих заклинаний школы смерти произошел разрыв пространства, а энергия заклинаний волной разошлась по округе, убивая всех разумных. Животных не задело, что характерно. Но войска вместе с магами погибли, как и все поселения разумных в округе.

На ходу пожав плечами, Леха ответил:

– Ты всегда такой… матершинник? – спросил Леха?

– Ладно, оставим это пока на потом. Так что там с теми горе-воителями и как это связано с тем, ко встрече с чем ты так готовишься? – перебил я. Про эльфов с гномиками потом расскажешь.

– А че тогда, если храм такой крутой, с куполом, че его забросили?

– А почему ты не говоришь «человеческие поселения»?

– А что тут такого может быть, ко встрече с чем ты так яростно готовишься? – спросил я.

В самом центре храма высотой по колено высилась круглая белая плита из материала, похожего на мрамор, диаметром метра два. Возле нее на коленях стоял Леха. Возложив руки на плиту, он что-то шептал себе под нос. Внезапно плита неярко засветилась красноватым светом, а потом этот свет в виде купола волной прошелся по залу, впитавшись в стены, пол и потолок. Там, где потолка не было, застыла прозрачная, чуть красноватая пленка, завершающая контуры купола, словно натяжной потолок.

– Не придирайся. Так вот. У тебя есть еще пара таких же старых и мудрых друзей, родственников. Но ты с ними уже обо всем поговорил, а помогать друг другу даже и не нужно. Все сами все могут сделать. А вокруг бегают дети. Играют. В войнушку, в дочки-матери. Кто-то падает, коленку расшибает. Просит помочь. Ну там подул, научил подорожник прикладывать. А тут пацан подбегает и такой «дедушка мудрец, там колька козел, с дерева камнями кидается, помоги». И вот у тебя варианты: можно сделать кольке атата, сказать что нельзя так делать. Может послушается, может нет. Можно поймать кольку, отобрать камни, выпороть. Может, поймет, может, нет. Можно дерево срубить, можно даже не снимая кольку с дерева. Но тебя попросили – ты помог. А ведь могли и не прибегать и не просить помочь. Ты мог просто идти мимо и увидеть, как сидит пацан на дереве, на нижней ветке, камушками размером с его ноготь кидается, не больно даже, скорее обидно. Ну и зачем вмешиваться? Ну балуется ребятня – пусть балуется. Потом, когда таким же старым станет, вместе посидите на лавочке, повспоминаете, глядя на новое поколение, как сами когда-то так же баловались, камушками кидались да по деревьям лазали. Вот и тут похожий случай. Не просили люди его заткнуть его эту дырку межмировую. Ну и пусть сами со своей песочницей разбираются. Когда уже совсем неведомая фигня вылезет – помогаем.

– Потому что и в войсках, и в округе были не только люди. – пожал плечами Леха и сел на каменный обломок. – Тут были и поселения лесных троллей, и гнездовье древесных валькирий. Даже небольшая эльфийская деревушка с противоположного края леса.

– Так вот. Волна смертоносной энергии убила всех разумных в округе и повлияла на животных. Крупные хищники, змеи, кровососущие насекомые – преобразились. Стали крупнее, сильнее, смертоноснее и ринулись из леса убивать всех подряд. Конечно, спустя столько времени, измененные монстры умерли просто от времени, не говоря уже о том, что за ними охотились и целенаправленно уничтожали. Но вот разрыв в пространстве никуда не делся. Периодически он пробуждается и притягивает из других миров… разное. Иногда разумных выкидывает, иногда монстров. И то, что ты сказал про свою… ээээ… интуицию. У меня тоже плохое предчувствие. Поэтому, что говорится: «на бога надейся, а сам не плошай». Сон у меня чуткий, даже через защитный купол почую, если что не так.

– А кому он нужен в проклятом лесу? Пусть и не глубоко в чаще, почти с краю, а люди перестали сюда ходить. Ну и жрецы ушли отсюда.

– Ну, мягкое. – ответил Леха.

Стол со стульями медленно оседали к земле, а остатки пиршества впитывались в столешницу. Вот остатки кабанятины впитались в гранитную плиту, а сама плита медленно начала впитываться в землю.

– Старый старец?

– Так я опять не шутил.

Сделав все свои грязные вечерние дела, поднялся в храм и осмотрелся.

Леха посмотрел на меня, как на дурачка.

– И туалет с ванной тоже?

Строение было действительно заброшенное. Обломки купола валялись на полу под проломом. Кругом слой вековой пыли, то тут, то там по стенам струились змейками трещины. Но никой паутины, ни мха, ни лишайников. Интересно, а микробы тут тоже стерилизуются?

Покачав головой, Леха повернулся и пошел в сторону храма. Пожав плечами, я последовал его примеру.


– Травы что-ли накосить хочешь на подстилку?

– Щас тебя почти процитирую. А ты всегда такой… Скучный? – спросил я Леху.

– Вон там переночуем. Пусть и заброшенный, и полуразрушенный, но это все же храм Мардукора, с действующим алтарем. А мы все же его жрецы. Активируем божественную ауру, туда даже комары не залетят.

– Тебе виднее. – ответил он мне. – Я получил четкое задание в сопровождении. Все идеи по дальнейшим действиям жду от тебя.

– Да в самом наипрямейшем смысле! Я просто пошутил, чтоб с катушек не слететь. Хорошо хоть, бог вина хорошего подогнал. А то после такого стресса можно окончательно кукухой двинуться! Хотя в душ сейчас было бы неплохо, конечно, сходить. С бабой какой-нибудь. Лучше, конечно, красивой, но щас можно было бы и с какой-нибудь. Но где ж их среди леса то взять?

– Ну и что, где спать ложиться? Где жреческие кельи? Где траходром главного жреца с периной пять на пять метров и кучей наложниц? – спросил я у Лехи.

– Да ну тебя.

Леха посмотрел на меня с подозрительным прищуром.

– Угу. Матершинник, похабник, бабник, распиздяй и алкоголик! Смирись или съебись!

В ответ на это Леха тяжело вздохнул, оглянулся по сторонам и махнул в сторону центрального строения.

– Главное, на алтарь не гадь, это главное связующее звено между храмом и богом. В остальном это просто заброшенное античное здание. – сказал Леха. – Но все таки надеюсь, что ты не справляешь нужду там, где спишь.

– В подвале есть несколько комнат с каменными кроватями. Можешь прилечь. Лично я не вижу разницы, где лежать на камне, так что лягу тут, у входа. Заодно покараулю. Неразумные и враждебные существа не пройдут через полог. Но мало ли что может окопаться снаружи? Чем раньше заметим, тем раньше подготовимся.

– Ну а почему собственно сам Мардукор не заткнет эту дыру? Я так понял, это же его родной мир, ему че, пофиг на него?

– Конечно. Мардукор же рассказывал. Миров только освоенных почти миллион, и разумных видов огромное разнообразие. Небарра один из верхних миров, и в случае случайного перемещения большинство провалов открывается именно сюда. Плюс к тому, когда разным мирам угрожает гибель, разумных часто расселяют по другим, менее заселенным мирам. Небарра либо служит перевалочным пунктом, либо, если селение небольшое, могут прямо тут и оставить. Таким образом, население этого мира состоит из мешанины самых разных рас и видов. Наши фантасты и фантазеры даже далеко не всех описали.

Помявшись, Леха заговорил.

– Мягкое или камень? – переспросил я.

Сохранив серьёзную мину, Леха ответил:

– Ну, для начала было бы неплохо где-нибудь заночевать. Вот жопой чую, что прямо в лесу ночевать – херовая затея. А своей интуиции я привык доверять! Не знаю, почему она в жопе живет, но она там живет и периодически спасает свое жилище! Так что, как более местный, рассказывай, почему чуйка вопит, что мы сами в глубокой заднице, где в этой заднице безопаснее ночевать, и почему, собственно, это место задницей является?

– Так что, все эти орки-гоблины реально что ли существуют?!

– МЫ. ЖРЕЦЫ. МАРДУКОРА. Его храм – наш дом. Кухня, спальня, гостиная – ДОМ!

– А бог не накажет? А то он малость нервный и вспыльчивый, как мне показалось.

– Пофиг, не пофиг… А люди просто-напросто не просили его помочь. А излишне вмешиваться… Чтоб тебе понятнее была ЕГО мотивация в действиях. Представь себе, что ты ооочень старый и мудрый старец.

– Не, ну я тоже большую кучу знаю. Тамара Ильинична, бухгалтерша. Вот иначе и не назовешь! Кстати, по поводу кучи, отойду ка я в кусты. Негоже посреди дороги срать то!

– Опять не смешно.

– В смысле?

– Я тебя знаю несколько часов. Поэтому не могу знать, шутишь ли ты. А вот людей, которые себя так ведут на полном серьезе, знаю большую кучу.

– Так новый проще сделать, чем с такой каменной бандурой таскаться. – пожал плечами Леха.

– Да ладно тебе, Лех. Не дуйся. Лучше скажи, ты на мягком спать будешь или на камнях?

– Ну нихуя себе ты философ, Леха. Это тебя с вина так прет или ты всегда такой? – улыбаясь, сказал я.

Глава 17


Я посмотрел на мигающий знак бесконечности возле шкалы маны. Хоть бы успеть. Мардукор уже, кажется трезвеет и вот-вот выпадет из-под действия ауры собутыльника. Я повернулся к каменным обломкам и выбрал два самых больших, размером и формой подходящими под матрас. Кликнул по иконке истинного творения. Положил руки на камни, сосредоточился.

– Предсказание судьбы, значит… – протянул Леха. – Так вот о чем он говорил.

– Трансмутация, ПОРОЛОН!

– Короче. Почему ты так легко и относительно спокойно смирился со всем этим? С телепортацией в другой мир, со всей этой фантастической историей? С заданием? Я вот чуть с ума не сошел, когда тут оказался. Даже до сих пор иногда хочется все послать и бросить. А ты просто сделал матрас из камня и спокойно лежишь.

– Да, именно про нее. Лови!

– Хорошо. Только не знаю, как правильно сформулировать.

«Плеер судьбы»

Леха перекинул мне мой чудо-плеер, я нашел нужный трек, вставил наушники и перекинул ему обратно.

– Посмотри его характеристики. И зачитай вслух.

– Ну так какой вопрос – такой ответ! Я ведь сегодня даже мечту свою купил. Прям как в песне – за горсть монет. На заправке мне приготовили идеальную шаурму! Всю жизнь мечтал ощутить гастрономический оргазм. Я даже вторую купил – всю мелочь выгреб. Это что-то с чем-то, Леха! Ты б ее попробовал! Мммммм…


Мана пошла рукам. Я вновь поддал напора, чтобы быстрее шло. Камни слегка засветились изнутри. Вот когда голову преобразовывал, вроде не светилась. Хотя тогда еще светлее было. А щас уже стемнело, да и в помещении. Может тоже был свет, только щасзаметнее? Да ё-моё! Сосредоточится! ПОРОЛОН! И камни начали изменяться. И раздуваться! Превращая камень в губку, я не учел, что он ТАК раздуется! Конечно, это не особо то и проблема. Большой кусок не маленький, можно и обрезание сделать. А вот я стоял возле двух кусков поролона полуметровой толщины и размерами два на пять метров и решительно не знал, нахрена они мне такие нужны. Повернувшись к Лехе и посмотрев в его ошалевшие глаза, сказал:

– Ну, во-первых, не так уж и спокойно. А во-вторых, есть и в-третьих и в-четвертых.

– Всего-лишь навсего стать богом.

Закончив слушать, Леха вытащил наушники из ушей. Ну да, из ушей, а откуда бы еще их вытаскивать? Куда вставил, оттуда и вытащил. Мог, конечно, и куда-нибудь еще вставить, но я бы ему не простил.

«Артефакт божественно-мистического ранга»

– Сам в ахуе. Забирай себе один траходром. Можешь даже сам выбрать, какой больше нравится.

Разобрав лежанки, улеглись по своим местам. Леха лег у входа, решительно перегородив его своим матрасом. Я же грохнулся там же, где и сделал свое лежбище. А че, какая разница? Уже просто хотелось расслабиться и, в идеале, уснуть. Но сон никак не шел. В голове роились мысли, как муравьи в раздавленном муравейнике. Самое идеальное сравнение. Ощущение, что по мозгам словно потоптались. Но паззл случайных событий понемногу складывался в четкую картину.

«Создатель: неизвестно»

Почему я так спокоен? Наверное, перенервничал в первые минуты, когда понял, что один в чужом лесу, хер знает где, а из еды с собой только муравьи на шлеме. А оказалось, что не один, и рядом даже люди, и даже лояльно настроенные. Опять же, я в этой ситуации почти ни на что не могу повлиять. А если не могу, то что нервничать по этому поводу? Да и вино было отменное. Я как выпью, так сразу нервничать перестаю, вот так вот! Ха! А самое главное… Лех, у тебя проницательность на сколько вкачана?

– Ну и в остальном все сложилось тоже по тексту. – продолжил я уже в половину голоса – и баба моя меня бросила, предав любовь и веру, и остался я после этого совсем один в том мире. Ни друзей, никого… Но полная картина сформировалась уже тут. И это ответ на самый главный вопрос сегодняшнего дня. Я знаю, что мне нужно сделать, чтобы вся миссия, с которой Мардукор послал меня в эту жопу, удалась! – и сделал театральную паузу.

В ответ раздался шлепок ладонью по лицу.

– А ну ка, кинь плеер обратно. Щас сам прослушаешь и, возможно, поймешь.


«Мастер-модификатор: Мардукор»

– Так ты веришь в судьбу? – спросил Леха.

– Денис, можно спросить? – раздался Лехин голос.

– Не, не довелось. – ответил Леха.

– И этот человек меня недавно обзывал философом! – Леха поднял вверх указательный палец.

– Не нуди, говори уже.

– Лех, я не девка, которая, если задашь вопрос, на который она не знает ответа, обидится и объявит сексуальную забастовку на месяц. Не спрашивай разрешения, спрашивай сразу по делу. Если знаю ответ и захочу ответить – отвечу. Нет – на хуй пошлю. Делов то.

– И что же? – не выдержал Леха?


«Свойства: предсказание судьбы, игнорирование урона ниже божественного уровня»

С этими словами я кинул ему свой модифицированный плеер.

– Тридцатый уровень, если ты про опознание предметов.

– Ага. Знаешь, я ведь немного гаданиями занимался. – сказал я – Иногда знакомым на картишках гадал, на рунах. Больше как баловство, конечно, в школе в основном было, да на пьяных вечеринках. Вот только почти все сбывалось. А потом я придумал такую штуку: «Гадание на плеере». Берешь любой плеер с возможностью рандомной прокрутки песен. Сосредотачиваешься, задаешь вопрос, про себя или вслух, не особо важно, и перемешиваешь плейлист. Песня, которая выпала – ответ на твой вопрос. Чем больше песен – тем больше шансов на более точный и менее расплывчатый ответ. А как этот плеер купил, так прогнозы вообще точные-точные стали. Теперь то понятно, почему… Ну, вот собственно, с утра я решил так погадать, что же день грядущий мне готовит. Выпала песня «Линия судьбы». Маврин поет, слыхал такую?

– И да, и нет. – ответил я – Я верю, что судьба, это набор вероятностей. Одно событие более вероятное, другое менее. И можно влиять на эти вероятности. Вот только… Я, вот, совершенно не выбирал судьбу какого-то там жреца. А Мардукор с норнами выбрали за меня. А вот не было бы меня, был выбран другой. И был совсем другой итог. Мироздание живет по своим собственным законам, там не то что без поллитры – без полбочки не разобраться! Короче. Я считаю, что можно выбрать свою судьбу, и менять ее по ходу дела. Главное – чтоб твоя линия судьбы не пересеклась с кем-то, чья способность менять свою судьбу сильнее твоей. Засосет.

Просто верить в Бога, Так легко им стать, Так легко судить другихИ просто проклинать. Можно строить замкиИз воды и льда, Просто в это верить, Сложно обмануть себя. И любовь, и веруТак легко предать, Словом ранить очень простоИ легко солгать. Жить законом Божьим просто, Заповеди чтяМожно в это верить, сложноОбмануть себяТак легко за горсть монетКупить себе мечту, И так просто в жизниОказаться одному. Воля и свобода – Разные пути, Каждый сам себе рисуетЛинию судьбыИ судьба так простоВсе решила за тебяСложно в это веритьПросто обмануть себя

Глава 18


Небаррское утро ничем особенно не отличалось от Земного. Проснулся я от того, что солнце светило мне в морду лица. Леха уже не спал, а сидел на своем куске матраса в позе лотоса и, похоже, медитировал, положив на колени свой огромный толстый… Меч. А вы что подумали?

Вот я вышел на крыльцо. Почесал свое лицо. Сунул руку – бородааааа. Я оброс как джигурда!


С этими словами я прошелся прямо по Лехиному матрасу. Леха старательно пытался делать спокойную мину, хотя у него это получалось с явным трудом. Не, ну а че он до сих пор перегораживает двери? И пофиг, что тут еще три таких двери с разных сторон здания. Я с этой дверью уже знаком. Уже входил в нее, и как порядочный гость, уже мог бы и жениться на ней. Хотя не, Леха тоже в нее входил. И до этого неизвестно кто с ней вступал в подобные контакты. Не, дверка, извини. Не в этот раз!

– Попить могу предложить воды – с этими словами Леха достал из-за пазухи небольшую плоскую фляжку из серого металла, по форме напоминающую коньячную и бросил ее ко мне.

– Зачарованная походная фляжка с охлаждением и самопополнением. Привыкай. – с довольным улыбальником ответил Леха. – в этом мире много удобных вещей, непривычных выходцам из безмагических миров. А по поводу еды, тут скорее к тебе будет вопрос. Я, конечно, могу поохотиться пойти, с мечом своим. Но крупную добычу долго искать. А мелкую потом долго соскребать с окружающих предметов. А вот настрелять из лука еды тут вполне можно, мелкой дичи вокруг полно.

Закончив собирать свое оружие, встал, наконец, со своего лежбища и размял затекшие конечности. И спину. И жопу. Жопа же не конечность? Вроде как нет. Встряхнувшись, направился к выходу.

Ладно, раз уж такая мелочь способна найти себе еду считай на поляне, я то уж точно смогу! Только кусты полью. А то ведь только проснулся.

Я перехватил емкость на лету, открыл, понюхал. Нормальная вода. Отхлебнул. Холодненькая. Холодненькая? За пазухой?

Из-за угла храма доносились странные звуки.

Почувствовав мой взгляд, зверек посмотрел на меня, фыркнул, помотав головой и продолжил трапезу. Даже не боится, падла пушистая! Хотя, чего ему бояться, если он таких змей ловит на завтрак, а на нем ни царапины? А может, это моя пассивка дрессирующая так работает?

Справив все утренние дела и даже немного перевыполнив план, поправил одежду и перехватил лук поудобнее. И прислушался к окружающему лесу. В этот момент внутри пробежал легкий холодок. Знаете, такой, легкий холодок, который стекает внутри тела от темечка к жопе и заставляет последнюю немного сжаться в предчувствии опасности? Вот точно такой же и по мне прошелся, а моя любимая жопная чуйка зашептала, что что-то не так.

Потянувшись и зевнув, яспросил:

Леха открыл глаза и, посмотрев на меня, провел шипами своей боевой перчатки по клинку меча, высекая сноп красных искорок.

А что не так? Птички швыркать перестали. Не, не вспорхнули все разом, как если бросить петарду в стаю голубей. А просто заткнулись, как если бы в толпе благородных девиц кто-то громко испортил воздух. Или сматерился. Не суть. Вот только что местная фауна пищала, щебетала, порхала с ветки на ветку. И перестала.

В этот момент, когда я задался этим вопросом, зрение выкинуло странную штуку. Все изображение слегка притемнело, а панель с иконками способностей немного посветлела, а иконка с ультой Мардукора подсветилась. Все, как в обучении в какой-нибудь игре. Когда игра подсказывает, какую кнопку нажать. Все это заняло, наверное, меньше секунды, после чего изображение пришло в норму. Ага, понятно! Типа, не было бы инструментов, можно было бы подрубить берсерка и под бафом закрутить все винты. А что, прикольная идея! Когда-нибудь воспользуюсь.

– Вот мы и встретились, человек-холодильник! Колись, как напитки охлаждаешь? – сказал я пафосно.

– Дорогая, жди меня. Я скоро вернусь с мясом!

Спустившись на землю, я огляделся. В свете дня лес вокруг был весьма и весьма похож на наш, родной русский лес. Вот и березки даже есть. Пусть и листья крупнее, и стволы толще и коренастее, и напоминают больше дубы, но это точно березы! И пофиг на тот белый куст, и на синие мухоморы. Вон, еще парочка таких торчит под березкой. И зверье немного другое. Вот, например, этот старый знакомый. Хорундук? Бурундурек? Короче, это неведомая поебень сидела неподалеку и что-то хомячила. Или кого-то? Присмотревшись, опознал в его завтраке змею. Метровую, полностью черную, с коричневыми пятнами по всей длине. А это пушистое двадцатисантиметровое чудовище сидело верхом на этом кожаном шланге и доедало его голову.

– Бенгальские огни больше не жру и другим не советую, даже под водочку – сказал я – так что отвечай ртом на криво заданный вопрос.

– Лееех! А че жрать-пить то будем? Хоть бы яичницу сварганил, все равно ведь не спишь.

С уважением покосившись на Лехин меч, я подтянул свой колчан к себе. Слава богу(хаха), я инструмент для сборки положил вместе с луком. А то как бы я затянул все крепления в должной степени пальчиками?

Глава 19


Положив на тетиву стрелу, я аккуратно подкрался к углу строения и тихонько выглянул. Источник звуков загораживался очередной каменной лестницей, но слышимость стала немного лучше. Больше всего это напоминало разговор шизофреника с самим собой. Когда он говорит фразу, а потом отвечает на нее измененным голосом. И вроде голос другой, но понятно, что это голос одного и того же человека. Вот и тут так же, только голос тихий, шипящий, напоминающий громкий шепот змеи, если бы змея могла разговаривать. И венчала все это главная странность – голос звучал как хор. И в окружающей наступившей тишине, нарушаемой лишь шелестом листвы и шумом ветра, звучало это весьма зловеще.

– Нужно полсссти тишшше, нассс кажетссся сссзаметтили

– Какая ссссочная, какая вкусссная душшшша!

– Бысссстро! Ессссли он опять сссскроетссся в каменном гнезде, мы не ссссможем его доссстать!

– Он затаилсссся. Он нассссс слышшшит!


Вокруг едва заметно шевельнулись многие камни.

Я развернулся и бросился бежать к лестнице, но стоило сделать два шага, и я грохнулся на землю, а левую ногу пронзила боль, словно я попал в капкан. Глянув на ногу, я охренел. Ее держали камни! Большие плоские камни сомкнули свои каменные челюсти на моей голени почти на уровне колена без всяких пружин или каких-либо удерживающих приспособлений. Я попытался вытащить ногу, но камни просто прилипли к ней, в результате я просто немного подтащил конечность вместе с этим каменным капканом. Не было смысла даже думать о том, чтобы бежать в таком гранитном сапоге.

– Куда он денетсссся! Он уже нашшшш…

Я попытался хоть как-нибудь отползти, но резким рывком эта рептилия ринулась ко мне и, схватив правой верхней рукой за горло, а левой верхней за правую окаменевшую конечность, подняла меня на уровень своей морды.

Что-то заслонило солнце надо мной своей немаленькой тенью. Я откинулся на спину через правый бок, затягивая закованную в камень руку себе на живот и просто охренел от того, что увидел.

Уперевшись руками в землю, я попробовал встать, но в этот момент камни вздыбились и укусили меня за правую руку, заковав ее в каменный капкан по самый локоть. Я заорал от боли и упал лицом об камни, разбив нижнюю губу.

– Быссстрее! Нассс рассскрыли! Засстигнем его врасссплоххх!

Кажется, я влип. Хрен знает, что там такое, но то, что оно идет за моей жопой, ясно даже умственно отсталому.

Я просто оцепенел от ужаса, вцепившись свободной рукой в державшую меня за горло конечность и даже не знал, что можно предпринять. А в углу зрения мелькнула иконка с нарисованным внутри отрезком цепи. Наведя на нее курсор, всплыло описание ауры паралича, под действием которого я оказался. Охуенно!

– Мы и так еле движемссся. Сссскорее, активируйте ловушшшшки!

– Чччччто вы медлите! Хххххватайте его!

Надо мной на два метра поднималась четырехрукая змея. Толщиной с полметра, верхняя часть тела еще и расширялась, образуя мощные плечи. Полутораметровые руки, как у ящерицы, заканчивались длинными пальцами с когтями длиной с мой палец. Змея была темно-зеленого цвета, с черными пятнами. И невероятно большие для змеи глаза, зеленого цвета с вертикальными зрачками смотрели на меня.

Оставалось только попытаться подняться на ноги и, подволакивая скованную конечность, доковылять… Да хоть куда-нибудь! Любая попытка к действиям лучше, чем просто сдаться и ждать, когда до тебя доберется шизофреник и сделает то, что хочет сделать его напрочь съехавшая кукуха!

– Жжжжри сссссскорее, пока не ушшшшшел!

Зеленые глаза всматривались в мои. Казалось, что они смотрят прямо в душу. А может, и правда туда и смотрели. Не даром же эта хрень чешуйчатая что-то там про душу заливала.

Глава 20


В этот миг сверху мелькнула красная вспышка, и на нас молча обрушился Леха в полном боевом облачении. Свой огромный меч он держал в правой руке, а левую, сжав в кулак, с замахом, в своем свободном падении, шипами боевой перчатки, он обрушил на череп этой твари.

Невозможно нейтрализовать.

– Это моя, как ты изволишь называть, ульта.

Над змеей сгустилось небольшое облачко и пошел дождик. Но даже он не мог смыть эту кислоту. Змея начала кататься по земле, едва не раздавив меня. Из ее глотки доносились невнятные булькающие звуки. Видимо, кислота добралась уже до голосовых связок. Я едва увернулся от удара хвостом.

– Лех, ты бы к лекарю сходил. Мне кажется, это нездоровая хуйня. – через силу просипел я.

Кислота из глотки твари выплеснулась наружу, но не разлетелась веером брызг, а, словно амеба, разлилась вокруг пасти. На морду, в глаза, на шею. Тварь попыталась лапами стереть кислоту, но та лишь растягивалась паутинистыми нитями, не желая разделяться.

«Внимание! Закончилась мана!


– Сссссожжжжру! Выпью душшшшу!

«Кислота-прилипайка»

– Ну что, дорогуша. Попробуй моего фирменного уксуса!

С этой фразой я и засандалил весь шар кислоты в глотку. Невидимое вместилище, отделявшее кислоту от моей руки, лопнуло, едва я успел вытащить свою конечность из пасти этого мутанта.

Идеальная алхимическая кислота, прилипающая к объекту растворения.


Да/Нет


Продолжить/Завершить»

Вот такая ерунда в голову приходит, когда уже в глазах темнеет, а вовсе никакая жизнь не проносится. Или… это не в глазах темнеет, это унинрал обучающий режим включил и кнопку творения подсвечивает. Черт, а я ведь и забыл совсем. Надо привыкать, что можно творить херню теперь еще и магически. Я жмакнул кнопку, и посреди экрана… тьфу, посреди поля зрения высветилась надпись.

Доза кислоты-прилипайки нелетальна!

В это время из лесу выскочил другой монстр. Огромный кузнечик ростом с человека, покрытый чешуей. Оглядевшись, насекомое уставилось на меня. Я вот даже нифига не удивлен. Кузнечик прыгнул и приземлился прямо возле меня. Я уже зажмурился, предтавив, как он своими огромными жвалами откусывает мне голову. Сил не оставалось даже на то, чтобы позвать Леху. Мана не отрегенилась даже на секунду берсы. Я закрыл голову руками. А кузнечик, получив по спине ударом хвоста бьющейся в агонии рептилии, схватил меня четырьмя передними лапами и прыгнул в сторону храма. В прыжке раскрыл крылья и с трудом, но долетел до крыши. И только сейчас я заметил на спине кузнечика лехин меч. А кузнечик… Начал трансформироваться! Средняя пара лап втянулась, передние лапы превратились в руки, а задние лапы со щелчком выгнулись вперед и стали обычными человеческими ногами. Страшная кузнечья морда превратилась в страшную лехину морду.

В этот момент сзади на тварь налетел Леха. Высоко, даже непочеловечески, подпрыгнув, он наискосок рубанул ее по спине и… ничего. Красная вспышка его меча смешалась с зеленой вспышкой, а змея еще раз крутанулась вокруг своей оси, на этот раз ударом хвоста послав его в полет в сторону леса. Судя по ругани с упоминанием камней, Леха опять влетел в каменный капкан.

– В кого угодно. Чьей крови я когда-либо коснулся. Так и называется – трансформация крови.

Ответом был мощный шлепок фейспалма.

Сотворить?

Раздался громкий визг десятка голосов, змеюка выпустила мою руку, не выпустив, однако, мою бедную шею. Тряхнув головой, тварь огляделась и, найдя Леху в уже готовой для удара мечом позе, отмахнулась от него… моей несчастной тушкой. Неожидавший такого подвоха Леха прикрылся левой рукой, об которую прилетел удар моей закованной в камень ногой. Камни от удара осыпались с ноги, а Леха, отшатнувшись, сам вляпался обеими ногами в каменную ловушку. Упасть то он не упал, а вот змея крутанулась на месте и врезала Лехе поперек тела своим хвостом в лучших традициях Чака Норриса! Отлетел Леха тоже в тех же лучших традициях американских боевиков и, врезавшись спиной в стену храма, аккуратненько по ней стек на землю.



– Дурак! Ты насссс чччуть не убил! Вода! Вода сссмоет кисссслоту! И сссобьет огонь!

Теплый поток начал распространяться от центра груди в правую, свободную руку. Хм. А я уже начинаю привыкать. Столбик маны уверенно пополз вниз. Я поддал напор, и столбик начал уменьшаться еще быстрее. В сантиметре над ладонью появился и начал расти шарик из прозрачной жидкости.

Конечно, да! Щас я ее накормлю!

Дрогнул и пополз вниз столбик здоровья. Это, видимо и есть прана? Ну и ладно, сказано же, что безопасно для жизни. Кстати, а верить то можно этой системе? Ну, надо было раньше думать. Щас и узнаем. Сожрав половину шкалы здоровья, шарик кислоты увеличился до размеров моего кулака.

Невозможно смыть.

Использовать прану для достижения летального объема или завершить творение?

В это время иконка парализующего дебаффа пропала и, когда змея повернула ко мне свою голову, я от души саданул ей по морде каменной рукой. Камни с руки осыпались, а змея, злобно зашипев придвинула меня к своей чешуйчатой морде.

ПРОДОЛЖИТЬ!!!

– Превращаться в кузнечиков?

Тварь взвыла и выпустила меня сразу из всех своих рук, схватившись за горло. Я бы, наверное, так и грохнулся наземь, если бы не намотанный на руку язык. Я повис на нем, намного притянув змею к земле. Ребра ныли и справа было больно при каждом вдохе-выдохе. Кажется, тварюга все же сломала мне ребро-другое. Дышать было тяжело. Ноги подкашивались. В глазах темнело. Я дернул левой рукой, и язык, подточенный кислотой, оторвался с корнем. Тварь заверещала уже где-то на ультразвуковых частотах и крутанувшись на месте, сбила меня с ног.

Из разъятой пасти грянула волна зловония, до этого на расстоянии так не ощущавшаяся, и ко мне потянулся длинный толстый раздвоенный язык. Неожиданно концы языка раскрылись тремя зубастыми лепестками, а оттуда показалось еще по одному раздвоенному языку. Не знаю, раскрывались ли концы у тех языков и если да, то есть ли конец у этой рекурсии. Но я схватил эту тварь левой рукой прямо за язык и намотал его на кулак. Тварь взвыла и, схватив меня свободными руками за туловище, начала сжимать. В глазах потемнело, а ребра весьма отчетливо затрещали.

– Круто! А в бабу – можешь?

Змеюка вновь усилила свою хватку, немного ослабившуюся в результате Лехиного маневра, а все никак не мог придумать, что сделать, чтобы выбраться. Перед лицом мелькала раскрытая пасть со множеством мелких зубов. Вот бы щас банку кислоты ей туда захерачить. Посмотрел бы, как ты такой соус пережила бы. Так ведь пережила бы. Вон как удары лехины переносила. Тут кислота нужна какая-нибудь алхимическая, чтоб магическую хрень тоже растворяла.

– Огонь! Огонь уничччччтожит эту мерзоссссть! – воскликнула змея всем хором своих голосов.

Будет использовано 118 едениц праны. Безопасно для жизни.

С руки рептилии сорвался файербоол и шарахнул прямо в нее. Взрывная волна слегка меня оглушила, но даже так я услыхал, как тварь вновь взревела.

Вот хорошо, я читаю быстро. И соображаю, судя по всему, тоже. По крайней мере, прочитал и понял это все я меньше, чем за секунду. И это все при том, что чешуйчатая зараза продолжала меня сдавливать и выть в лицо. А может, адреналиновое ускорение. Адреналин щас из меня можно просто выжимать. Что змеюка и пытается сейчас со мной сделать.

Глава 21


С крыши храма было весьма неплохо видно то, что осталось от змееподобного чудища. Половина головы вместе с лицом, шея, верхняя половина грудной клетки – все превратилось в однородный зеленоватый кисель. Чешуйчатая херовина валялась на спине, раскинув руки-лапы в стороны, и слегка подергивалась в конвульсиях. Пара секунд, и она неподвижно застыла. А меня накрыло странное чувство. Словно окрыление. Захотелось вскочить и побежать. И… Не знаю дальше, что. Вспомнился анекдот.

– Ну Мардукор же – админ?

Леха посмотрел на меня, как на умственно отсталого ребенка, и продолжил.

– Фенский душеглот, позвоночное животное, относящееся к классу "пресмыкающиеся", отряду "чешуйчатые", подотряду "змеи". – начал лекторским тоном Леха. – змея обитает в мире под названием "Фена", неядовитая, однако главная ее опасность отображена в названии. Животное обладает врожденным магическим талантом гипноза и паралича. Благодаря этому таланту легко побеждает сильных противников, включая разумных. Убивает жертву, пожирая ее душу, после чего спокойно съедает тело. Само по себе животное неразумно, поэтому зачастую поглощает души, превышающие по уровню душу самой змеи.

Вот это низуя себе! Это че, за каждую такую тварь столько дают? Дайте десять! Вот только щас отрегенюсь, и сразу в рейд!

– Кстати, чем ты ее уложил? – спросил он меня.

– Лех, а тебе лут с этой твари нужен? Он там вообще будет?

Леха почесал затылок и задумчиво произнес:


– Лут? – похлопал тот глазами.

– А я только у тебя хотел спросить. – ответил я – это ж ты у нас местный «окей, гугл». Ну ка, если тут система и взаправду по игровому принципу работает, то опознай и зачитай.

Я пожал плечами и вкратце пересказал, что, чем, как и куда.

– Язык фенского душеглота. Алхимический ингридиент. Эффекты скрыты. Что-нибудь говорит?


– Хорошо. Кивнул Леха. Я рад, что ты понимаешь. Но если что – смотри у меня.

– Нам сильно повезло, что ты смог разделаться с этим монстром. Даже я получил пять уровней после смерти душеглота. А это значит, уровень у него был порядка семисотого

– А то что, боссу пожалуешься?

«Весна. Лес. Беседуют Маугли и Багира.

Я аж присвитнул. Охренеть. А ведь на самом деле реально повезло. Появись Леха чуть позже, и я бы уже бухал вместе с остальными квартирантами за знакомство в этой чешуйчатой тушке. Эх, жизнь моя жестянка.

– Давай, Леха. Я верю в тебя. Ты сможешь. Ты уже взрослый. Скажи: «О.ХУ.ЕТЬ»

Леха сделал паузу на пару секунд, словно задумавшись, потом продолжил.

Нахмурившись, Леха ответил:

– При поглощении чужой души, Денис, если ее уровень или сила воли сильнее твоей, эта душа может захватить твое тело. Может подавить душу и личность носителя. Либо обе личности могут жить вместе. У данного душеглота этот эффект проявляется особенно ярко, поскольку своего разума не больше, чем у простой змеи. И все поглощенные души разумных живут одновременно. Используют свои навыки, способности на благо общего тела. Видоизменяют это самое общее тело, порой до не узнаваемости. Известен случай гибели архимага Жаре Сиунили от душеглота. Душа архимага смогла подавить все остальные личности и трансформировать тело, доведя его до полной идентичности со своим прежним человеческим телом. Дела-а-а-а…

– Именно. – Еще раз кивнул Леха, нахмурив брови. И вот такое выражение рожи у него получилось, что не хотелось проверять, насколько сильные у него угрозы.

– Нет, Маугли, это начался весенний призыв в армию…»

Я попробовал встать. Тело болело. В глазах темнело. Шкала здоровья так же была на середине. Дааа, не быть мне Логаном, надо реген качать. Я встал и выпрямился, и от этого в правом боку резко хрустнуло ребро. От боли перехватило дыхание, и лишь Леха спас меня от падения с крыши, ловко подхватив под руку.

– Да мне система сама предложила такой вариант. Я же просто хотел ее кислотой жахнуть. Вот, видимо, она и подстроилась. Я же правильно понимаю, этот ваш хренов унинрал так и работает?

– Это что ж за монстр то такой был? – сказал Леха и отвлек меня от мечтаний о быстром уровне.

– Неправильно ты понимаешь. Системные подсказки доступны лишь, скажем так, системным администраторам. Создателям системы. У тебя не должно быть такого функционала.

Вот и у меня, походу, весенний призыв начался. Мигнуло изображение, и в углу обзора высветилась иконка с желтым восклицательным знаком. Я кликнул на него и высветилось изображение.

– Ну. Лут. Шмотки, шкуры, клыки, когти. Мне то вряд ли, я понятия не имею, ни куда их деть, ни что с ними делать. А ты, может, собираешь хлам?

Доступно 248 очков умений

Я еще раз посмотрел на тушу, распростершуюся перед храмом на земле.

– Багира, что со мной? Мне хочется убежать далеко-далеко, спрятаться глубоко-глубоко, сидеть тихо-тихо. Может, это любовь?

– Лееех – протянул я со скептической миной – я долбоеб, а не имбицил. Если система сломается, мне первому же херово будет от этого. Наверное. Все я прекрасно понимаю. Но подсказками пользоваться буду. Не отдам. Они мне уже жопушку родименькую спасли только что.

«Получено 248 уровней

– Вообще то, не все равно. В мои обязанности, как высшего жреца, в том числе входит и контроль работоспособности системы. Пообещай, что не будешь лезть в настройки, пытаться управлять системой и вообще, лезть в администраторское меню.


– Верно.

– А, ты об этом. Да, пойдем, посмотрим, чем этот зверь обзавелся по мере развития. Может, что нибудь и интересное найдем. Ты как, идти можешь?

– Прилипающая кислота? Как ты догадался до такого?

Распределить/Отложить»

– Ну а у меня с ним, как я понял, теперь одна душа на двоих! – Поднял я палец вверх. Указательный, если че. Видимо, унинрал думает, что я – это он. И ваще – тебе ли не все равно?

В последней фразе слышались одновременно и сарказм, и учительские нотки, что сейчас будет лекция о пользе и экологическом значении фенских душеглотов и о том, какой вред местной фауне я нанес. Покрутив ладонью в воздухе, я мимикой показал Лехе, чтобы он продолжал урок.

С этими словами я наконец уже снял с руки до сих пор намотанный на нее не самый приятный язычок и бросил его Лехе. Леха повертел его в руках и… завис. Серьезно. Секунды три он не то, что не моргал – даже не дышал. Потом вздрогнул и сказал:

– О.ФИ.ГЕТЬ.

Глава 22


– Видимо, не можешь. – констатировал Леха, уложив меня обратно на крышу.

– Ерпарх Алексей? Вот так встреча! Это вы тут так славно покуролесили? И что это вы так высоко забрались? Тут еще что-то опасное есть в округе? – ответил гном вроде как расслабленным голосом, но при этом подобрался и поудобнее перехватил секиру.

– Ну и ладно. Ну и херпарх с тобой. Не нуди только.

– А что нужно, чтобы сдать задание? – спросил я.

– Вот и заберешь. Твой же квест. – сказал я, пожав плечами.

Я молча забрал язык обратно. Ну не хотят – пусть не хотят. Тем более, если в гильдии героев выдают награды за таких вот монстриков, то наверняка и задания на них тоже выдают там же.

– Это бесчестно, выдавать чужие заслуги за свои. Это ваш подвиг и награда тоже ваша.

– Делааа… – протянул Горбрад – даже не знаю, справился бы я с этой тварюкой. Я ведь по заданию тут. Охотники, грибники да ягодники пропадать стали. Несколько магов, которые вызвались разобраться в ситуации, тоже пропали бесследно. Огневик, водник, каменьщик и воздушник. Слаженная группа была, сколько монстров различных перебили. А видишь оно как складывается… Я вот и пошел к храму, думал отсюда поиски начать. Авось бы Мардук бы и подсказал дорогу. А тут уже вы, уже и закончили все.


– К сожалению, ябоевой жрец, все прокачано в силу и сопутствующие параметры. – покачал головой Леха – а зелий не успел с собой взять. Меня Мардукор сюда прямо из спальни выдернул. Я только и успел, что амуницию схватить в охапку.

– Да мне пофиг. Давайте уже поймаем чего пожрать. Или хотя бы змею эту поедим. Ее же можно жрать? Ни у кого это вопросов не поднимет? А там пойдем уже в эту вашу гильдию, столицу и прочие развратные места местной географии.

– Ну, значит, идем в гильдию! А потом в кабак и по бабам! Кто со мной?

– Ну, так знамо что. Часть тела монстра. Голову там, когти, клыки, рога. У всех по разному. – ответил Горнбрад.

В ответ я протянул ему язык. Сил уже вполне хватало на то, что бы спокойно сесть.

– Ну, раз шутит пациент, значит выживет. Ушибы, переломы, порванное легкое я залечу. А вот прану, уж извините, сам пусть восстанавливает – сказал Горнбрад Лехе. А Леха че то опять помрачнел.

– Ну делааа. Это что же в мире происходит, если иномиряне один за другим шастать начинают? – пробормотал Горнбрад.

– Прану? Что там с праной? – грозно спросил Леха.

– Доктор, я буду жить без клизмы? – спросил я гнома.

– Тяжелые времена, друг мой Горнбрад. По дороге расскажу. – сказал Леха – Денис, куда пойдем?

– Ну, показывайте, что тут у вас приключилось? – сказал Горнбрад и его глаза засветились фиолетовым светом. Его руки тоже засветились фиолетовым, и он провел ими над мои телом от макушки до пяток. По мере того, как он вел руками, у меня сложилось ощущение, что по телу пробежалась волна муравьев вслед за его руками. И попутно щекотясь, выщипала все волосинки. Надеюсь, это было только ощущение. Ночи прохладные так то, с волосами пусть и немного, да теплее в лесу ночевать. А Горнбрад помрачнел.

– Да, вполне пойдет. Можете забрать награду в Гильдии Героев. – сказал гном.

– Забери язык, иначе ты оскорбишь своего лекаря. – подал голос Леха – Он честный последователь Мардукора, и вопросы чести и достоинства для него очень важны.

– Зато живой псих. Ну, пусть даже полуживой. А змейка нет. – ответил я и как смог, пожал плечами. Боль пожала мне ребра.

– Спасибо, кэп. Похилил бы лучше. – прохрипел я в ответ и закашлялся. Кашель вызвал новую волну боли, а на руке, коей я на автомате прикрыл свой кашляющий рот, остались следы крови. Прекрасно. Еще и легкое проткнул сломанным ребром.

Гном вздрогнул и, повертев головой, наконец заметил и нас.

Горнбрад нахмурился и недовольным голосом проговорил:

В это время кусты решительно раздвинулись и из кустов вышел… Гном! Или дварф? Вечный философский вопрос игроманов и фэнтезистов, как называть представителей этой карликовой расы. Короче, вышел коротышка, и весьма маловероятно, что это был обычный карлик. Потому что карлики в плечах раза в два уже. Даже если сравнивать с карликом-бодибилдером, то он все равно будет казаться хиляком рядом с этой бородатой тумбочкой, что к нам пожаловала. Одетый в легкий кожанный доспех, он напоминал егеря. Только егерь этот был в кожано-стальном шлеме, да еще стальной нагрудник. Хотя, откуда я знаю? Может, тут лесники все так ходят. Из оружия у гномика был компактный арбалет, закинутый на спину, два средних кинжала на поясе, смотревшихся на нем, как средние мечи. В правой же руке, дорисовывая классический образ, у него была мощная двусторонняя секира. Ну, и конечно же, борода. Нет, не так. БОРОДА! БОРОДИЩЩА! За этой бороденью даже было бы трудно разглядеть нагрудник, если бы она не была заплетена в косы. Толщиной в мою руку. Все Санта Клаусы и Деды Морозы моего родного мира побрились бы нафиг, закомплексовав при виде такой обильной растительности.

Озвучив этот вопрос вслух, я получил подтверждение своим догадкам. Ну вот и славно. Тем более, что уровень поднимать надо. Если меня какая-то ящерица чуть не уделала прямо с утра, то что дальше будет?

– Вот это по-нашему! Сразу видно, на поправку пошел! – воскликнул Горнбрад – можешь рассчитывать на мою помощь в уничтожении стратегических запасов пива всех окрестных таверн! Кстати, мы же еще не представлены! Горнбрад, охотник, уничтожитель монстров! – протянул гном руку.

– Ну да. Не местный. Одноместный с Лехой. Пардоньте, с Ерпархом Алексеем. Земляки. Если он рассказывал.

– Между прочим, «это слово» – это титул, звучит так в оригинале, унинрал его не переводил. И потому никто тебя хером обзывать не будет. Русских я тут больше не встречал, а в других языках и твое собственное имя может и с чем похуже ассоциироваться. – ответил боевой ботаник.

Оглядев место нашего со змеей побоища, гном почесал свободной рукой шлем в области затылка.

– Денис, бабник, алкаш и… эээ… Жрец? – спросил я, посмотрев на Леху.

Леха закрыл глаза и вздохнул, покачав головой, а Горнбрад захохотал.

– Ерпарх Алексей, расскажи, что тут произошло. Я определенно пропустил что-то интересненькое. А я пока лечить буду. – сказал Горнбрад и глаза его опять засветились. На сей раз зеленым. И руки тоже. Даже в этом мире зеленка – лекарство от ссадин и ушибов. И даже от переломов, судя по щелчку, с которым ребро встало на место, когда гном провел над ним рукой. И самое прикольное, что боли при этом не было. И остальная боль тоже проходила.

– Херпарху – поправил его Леха. – Денис – первый за многие века истинный жрец.

– Горнбрад? – воскликнул Леха и опустил меч.

Горнбрад повертел оторванный орган в руках, поцокал языком, покачал головой и протянул обратно.

– Ну, там маны на кислоту не хватало. Система предложила прану использовать. Разбираться как-то недосуг было. Главное, что был пункт про то, что я выживу от такого, а змейка нет. Ну я и согласился. – прохрипел я и вновь закашлялся.

В ответ на это Леха закрыл лицо рукой и помотал головой.

– А это сойдет?

– ОБАЛДЕТЬ! – воскликнул гном! – Целый херпарх! Вот уж точно никто не поверит! Ну уж точно от меня трезвым не уйдешь!

Гном кивнул, закинул секиру за спину и с неожиданно резво побежал в сторону храма. Добежав, он начал подниматься по лесенке, просто перепрыгивая полуметровые ступеньки через одну. После чего с ловкостью человека-паука вскарабкался к нам на крышу. Подойдя к нам, они с Лехой обменялись рукопожатиями. Только не как у нас обычно, а схватившись ладонями за запястья друг друга.

– Да. Ты полноправно можешь использовать этот титул. Никто не посмеет его оспорить. Когда доберемся до столицы, я затребую в храме жетон, подтверждающий твой титул.

– Ну, значит жрец. – продолжил я и пожал протянутую руку тем же жестом, что и Леха ранее. – Тоже Мардукора.

– Псих. Ты определенно псих. – сказал Леха, не отнимая руки от лица.

Пока Горнбрад меня хилил, Леха рассказывал ему, что тут произошло. Гном охал, кряхтел и то и дело округлял глаза, слушая пересказ событий. Рассказ и лечебные процедуры закончились почти одновременно. Встряхнув руками, Горнбрад выключил зеленые фонарики и вновь приобрел обычный гномий вид.

Леха хотел еще что-то добавить, но в этот момент послышался шорох кустов. Кто-то, не особо скрываясь, ломился по направлению к храму. Леха поднял свой меч и встал в боевую выжидающую стойку, готовый в любой момент сорваться с крыши в бой. Я тоже, с некоторым усилием, но повернулся в сторону звуков.

– Вот это дааа – протянул Горнбрад – Второму ерпарху здоровье поправляю! Кому расскажешь, не поверят!

– Да мы как раз спускаться хотели, но у спутника моего со здоровьем заминка вышла. Ты как всегда вовремя. Сможешь полечить его? – ответил Леха.

– Сам ты это слово, Леха. – ответил я – А вот насчет пьянки, то еще посмотрим, кто кого перепьет! – ответил я уже Горнбраду.

Желудок, заурчав, подтвердил мою идею. У Лехи в ответ тоже что-то в животе заворчало. Мы все вместе посмотрели на змею.

– Я так понимаю, ты не местный? – неожиданно спросил Горнбрад – говоришь странно, херпарх Мардука, а его заветов не знаешь…

Надеюсь, она съедобна. И надеюсь, в этот раз нам уже дадут пожрать спокойно.

Глава 23


Спустившись, наконец, с крыши храма, мы пошли к тушке поверженной змеи. Подобрав попутно брошенный лук, я закинул его за спину и обратил внимание на шныряющего вокруг змеи-мутанта шерстяного носка. Того самого, что вчера бегал вокруг нашей пьянки. В данный момент он рыскал вокруг тушки и периодически пытался откусить от нее кусочек. Толстая чешуя упорно не поддавалась его мелким зубкам.

– Пацаны, что это за херня мелкая? Второй день рыскает вокруг. Че ему надо?

Зверек, сидя в этот момент верхом на туше, повернулся в мою сторону и, чихнув, гневно по крысиному что-то пропищал. После этого покосился на моих спутников и, видимо, решил, что лучше съебаться, поскакал в сторону кустов. Но не свалил, а уселся там и стал за нами наблюдать.

На всякий случай тыкнул в изученные способности. Хотя и догадывался, что там будет пусто. Ведь на полосе с иконками, кроме ульт, не было больше ничего. Вот только нихрена я не угадал. Была там одна способность.

Тем временем пацаны накидали кучу хвороста, а Горнбрад поджог ее, выпустив из ладони струю пламени. От напора огненного потока, направленного сверху вниз, сухие ветки примялись, как от напора струи из пожарного шланга, середина же кучки хвороста просто превратилась в ярко расскаленные угли. Ну вот нихрена себе огнеметчик! Закидав в эти угли еще веток, пацаны соорудили вокруг костра квадратную рамку по типу мангала и принялись обрезать мясо с туши небольшими кусочками и насаживать на тонкие веточки. Я присоединился к ним. Мясо резалось на удивление легко, ни в какое сравнение со шкурой. Нежнее курятины. Гном сбегал в сторону тех кустов, откуда появился и притащил оттуда небольшой мешок с одной лямкой. Вытащив оттуда две небольшие глиняные баночки, он их открыл и начал аккуратно посыпать оттуда белым и серым порошком импровизированный шашлык.

Приручен новый питомец.

Вот теперь понятно, почему я понимал Потапыча. И он меня.

– Ну да, ну да. Видел я там что-то про приручение животных. – ответил я – Кстати, надо кое-что проверить.

– Ну, то есть перец? – уточнил я.

– Да ничего. Молодец просто, парень. Такие высокоуровневые питомцы на вес золота. А тем более такой молодой. Если его обучать и повышать его уровень, очень опасный спутник получится. Можно продать очень дорого будет. Глупо, конечно, это будет, но дорого. – ответил, слегка пыхтя от процесса шкуродерства, гном – В чем самый главный плюс питомцев, знаешь?

– Да – ответил гном – Правильно. Неправильно порой прокачивают некоторые хозяева своих питомцев. Например, учат заклинаниям зверей, у которых маны нет почти. Вот как твой змееед. Или боевые качества развивают у полуматериальных саламандр. А вот правильная, грамотная прокачка способна сделать из питомца просто монстра. Или монстрика, если он небольшой. Так что молодец ты, парень, что прокачал себе способность по приручению питомцев, и то что сообразил приручить зверька своего, тоже молодец. Главное, дурацкие навыки ему не прокачивай. Змеебой – зверь полезный и опасный.

– Ты его приручил или проницательность так высоко развил? – спросил Горнбрад.

– Шархот, не шархот – а перец родненький получился. – прокомментировал я результаты обонятельного испытания. – И похуй, из чего его готовят. Перец он и в заднице перец.

Ну, что уж об этом щас думать, в параллельном то мире. И это еще если принять за правду эту версию, а не то, что я на самом деле где-нибудь в палате и это все мой глюк. А это мне все больше и больше кажется более правдоподобной теорией. Ну. Не будем о грустном.

От груди по руке с мясным хвостиком прошлась волна тепла и словно перетекла из руки в мясной обрезок. И без того почти пустая шкала маны опустела еще больше.

Итак, приступим!

– А почему он не уходит, то это у тебя спросить надо. – добавил Леха.

– Это змеебой, или змееед. Хищник местный, из названия можно догадаться, что змей убивает и кушает. – ответил Горнбрад – хороший охотник и опасный зверек, взрослый змеебой спокойно давит черную гадюку. Так же ест разных мышей, ящериц и прочую мелочевку. Но предпочитает именно змей. Это еще не взрослый змеебой, те в два раза крупнее будут. Но и этот уже вполне самостоятельный и опасный зверь.

Максимальный уровень приручаемого существа равен количеству очков, вложенных в развитие способности «Приручение диких животных» в квадрате умноженному на текущий уровень способности. (275 уровень).

Леха посмотрел на меня. Я пожал плечами.


– Пацаны. А зверье в округе могло много опыта получить после смерти нашей чешуйчатой поеботы? – спросил я у мясников, до сих пор пытающихся стянуть шкурку с чешуйчатой поеботы.

– Да на здоровье. – ответил я ему рассеяно.

Значит, дрессировка. Значит, вкусняшка. Ну, раз змееед, значит, кусок змеятины послужит вкусняшкой. Я то думал просто приманить его мяском. А тут вон как. Итак…

– Я так понимаю, соль и перец? – спросил я, глядя на эту картину.



– Конечно же не знаю, дорогой мой словоохотливый друг. Я ж в этом мире даже суток еще не пробыл. – ответил я ему.

Вот те раз. Вот тут не угадал. И как тогда пользоваться? Ну, раз у меня виндовс, попробуем перетащить способность на главную панель. Навел курсор, сосредоточился на том, чтобы потащить эту иконку. С третьего раза получилось, и на моей панели умений зафиксировалась иконка с символичным кнутом дрессировщика.

Дрессировщик.* 3 уровень. (Требования: Приручение диких животных – 10 уровень)

А там оказалось два подпункта.

– Да, вполне. – ответил Леха. – а что?

Мдаа… прикольно, че уж. Интересно, как он там щас? Надеюсь, никто на него не поохотился…

– Приручил. А что? – спросил я его в ответ.

– И что самое, на мой взгляд, интересное, это то, что ты можешь опыт зверька сам распределять. – продолжил Горнбрад – Каким бы умным зверь не был, но редко кто правильную прокачку сам ведет. А у питомцев самопрокачка блокируется, и развивать его может уже только хозяин.

– Если я подарю тебе эту шкуру в знак благодарности за лечение, это будет очередным оскорблением? Только если нет, то чур, снимать ее сам будешь. Мои ножички этой дуре как слону зубочистки. А шкура мне эта ни туда, ни сюда. Да и цен местных я не знаю. И денег местных тоже. И ценности этих денег. И понесло меня куда-то не туда. Короче, забирай эту шкуру, если надо. Вообще, делите эту тушу с Лехой, как захотите, только дайте уже мне этот обрубок и замутите жаркое. Мы сюда за этим пришли. Вот.

Пока суть да дело, мы расположили импровизированные шампуры на не менее импровизированном мангале. Ну а я продолжил ковыряться в меню с настройками своего игрового аккаунта.

Изученные активные способности.

– Лех, можешь рубануть? Надеюсь, без магии твой меч ее все-таки осилит.

Прирученные питомцы:


– Хм… – задумчиво потрогал Горнбрад лезвие секиры – Отличная шкура. Почем думаете продать? Я бы из нее сделал себе новый доспех.

Ну, собственно, именно это я и хотел проверить. Стоп. Угостить? Я ж Потапыча угощал в свое время. А что, если… Да не, ну быть того не может. Как бы я применил активку без интерфейса? Хотя, какой фигни по пьяни не сотворишь. А ну ка…

– Ну ка дайте мне попробовать – сказал Горнбрад – мой топорик как-раз против подобных созданий зачарован. Может, у меня лучше получится.


Я взял баночку и понюхал. Чихнул. Пять раз.

Питомцы. Клик.

Потапыч(Медведь), 246 уровень

На этих словах гном присвистнул и посмотрел на зверька. Потом перевел взгляд на меня.

Кликаем на иконку дрессировщика.

И все. Как информативно. Вот только че такой уровень огромный? Ладно Потапыч, матерый старый мишка, да и хищник. А если, как сказал тут один невысокий местный охотник, змеебой еще малыш, то… не сходится.

Посмотрим, что там в активных способностях.

Доступные к изучению активные способности.

Гном сделал некоторую паузу, орудуя своей секирой внутри туши, отсекая последние сантиметры шкуры.

Леха молча достал свой меч и с плеча рубанул прямо по царапине. Камень сантиметров на пять ушел в землю, с жалобным «хрусь» расколовшись пополам. Меч утонул в трещине. Кончик хвоста тушки ушел в камень вслед за мечом. Перерубленный лишь до середины. От удивления Леха открыл рот и поднял брови. Я тоже. Гном же поднял лишь одну бровь и достал свою чудовищную секиру.

Зверек привстал на задние лапки, принюхиваясь. А после осторожненько пошагал в мою сторону. Я бросил ему угощение, чтобы не испытывать его нервы. Змеебой подпрыгнул и, перехватив угощение в воздухе, развернулся и попрыгал обратно к кустам. Там он повернул хвостик местом среза к себе и начал вгрызаться в мясо. А у меня высветилась очередная иконка с желтым восклицательным знаком. Кликнув на нее, я прочитал очередное сообщение.

В этот момент Пушистик закончил жрать хвост. Жрал он его изнутри, до середины своего мелкого тельца засунувшись внутрь своего угощения, сделав себе таким образом оригинальный кожаный чехол. Выбравшись из закуски, Пушистик пискнул в мою сторону и принялся вычищать шерсть. А в голове у меня писклявым голосом прозвучало «спасибо».

Ясно. Пусть ковыряются. Детали потом.


С этими словами я забрал обрезок змеятины, добытой с таким трудом и повернулся к кустам, где до этого сидел змеебой. Зверек сидел там же и внимательно за нами следил. Ну, вернее, следил он больше за мной, иногда опасливо косясь на моих спутников. Ну, настало время экспериментов! Заодно проверю сразу несколько теорий, касательно своей будущей прокачки. Итак, смотрим, что у нас имеется?

– Даже так? Ну что ж, тогда слушай. – начал вещать Горнбрад. Поболтать он любил явно больше чем Леха. Интересно, ему просто болтать не с кем, или гномы просто и вправду, как в фентезях, общительный и болтливый народец?

– С солью угадал – ответил Леха. – а вот второй ингридиент не перец. Перца как у нас в этом мире нет. Вместо него применяются листья одного местного растения. Их сушат и затем мелко измельчают. Вкус у порошка получается немного пряный и достаточно острый.

Шкала здоровья. Несмотря на то, что все повреждения были залечены замечательным гномом, красный столбик был заполнен примерно на две трети. Ну тут и дураку вроде меня понятно, что это та самая прана еще не до конца восстановилась. Общая слабость в теле это подтверждала. И догадку про прану, и то, что я дурак. Выносливость, конечно, была полной. Ну а куда бы она делась? Дальше.

Пушистик.(Змеебой), 148 уровень.

Максимальное число питомцев равно количеству очков, вложенных в развитие способности «Приручение диких животных»

– Питомцы, они ж со своими владельцами имеют особую, незримую связь. – начал свою лекцию гном – Она настолько крепкая, что оба чувствуют состояние друг друга даже через весь мир. И самое главное, оба понимают друга друга почти без слов. Вот, например, прибежит такой зверек из лесу, и начнет верещать на своем, зверевском наречии, значит. И все вокруг в недоумении, чего это он так разверещался. А хозяин слушает его и понимает все, как если бы он с ним словами общается. Конечно, слов он не слышит, а вот в голове нужные образы всплывают. И самое главное, зверек прирученный умнее намного своих диких собратьев. И не только речь своего хозяина понимать начинает, а даже и окружающих.


– Лех, общий объем маны зависит от уровня? – Спросил я.

– Да. – коротко ответил Леха, пыхтя и вместе с Горнбрадом ковыряя тушу этого чешуйчатого душегуба.

С этими словами я положил хвост на камень и отошел. Змеиный хвост, не свой, не подумайте.

Так, что тут у нас еще есть? Я же еще кое-что хотел проверить. Воплотить свои чокнутые теории в не менее ебанутой практике и уже исходя из этого, начать распределять очки своего условно-честного заработанного опыта. Почему условно? Ну, потому что ульта у этого Вакха в сочетании с админ-панелью это чит. И если бы не этот чит, какая-то задрыпаная змея уже порвала бы задницу Мардукору путем пожирания моей души. А это не гуд. Гуд это то, что мы сейчас разорвали задницу этой змее и жарим ее в самом прямом смысле. На огне. Вот это гуд.

Леха опять покачал головой, а Горнбрад похохотал над такой моей репризой. Вот, нормальный чувак. Вот возьму и обменяю Леху на гнома. Хоть немного веселее будет.

– Да так. Просто теперь понятно, почему этот змеебой 148 уровня. – ответил я.

Стоимость применения – 300 едениц маны.

Эй, пушистик, смотри, что у меня для тебя есть! – с этими словами я помахал, хвостиком, как сосиской. – Вкуууусняааашкааа!

Для привязки нового питомца угости его вкусняшкой. С прирученным питомцем устанавливается ментальный канал, благодаря которому питомец понимает хозяина, а хозяин понимает питомца.

С этими словами я достал нож, подошел к змеиной туше и попытался отрезать кончик хвоста. Ага! Хрена лысого. Нож просто слегка поцарапал чешую. И это еще самая мелкая и тонкая чешуя на самом кончике хвоста. Пиздатые сапоги из нее получатся! Крокодилы заплакали бы от зависти к такой чешуе крокодиловыми слезами. Почесав в затылке, я обратился к Лехе:

– Хэй, пушистик! Че, настолько оголодал, что готов с нами за мясо потягаться?

– Шархот. – ответил Горнбрад.

С этими словами, подвинув Леху, Горнбрад рубанул немного повыше от Лехиного удара. Камень в этот раз выдержал. А хвост, с легким скрежетом, наконец таки отлетел.


– Я правильно понимаю, можно научить зверя, например, магическим умениям? – уточнил я – Фаерболами, например, кидаться, или телекинезом камни поднимать?


Для начала посмотрел уже капитально на столбики маны и здоровья. Маны было на донышке. Но вот цифра была уже заоблачная в сравнении даже с утренней. До повышения там было 817 единиц. А сейчас же, после повышения уровней, цифра эта была равна 120019 единицам общего объема, из которых заполнено было только 1376 единиц. О, 1379! Ммм! 1381 уже! Глядишь, даже ближе, чем к вечеру, будет полный столбик, вот тогда полноценно поэкспериментируем с ультами!

Глава 24


Посмотрим для начала, что же доступного к изучению из активных способок. Итак, что тут нас?

С учетом того, что как действующему петоводу, мне теперь эта команда понадобится на постоянку, задуманный мной эксперимент можно вполне провести на ней. Так что я уверенно взял эту способку и… Нет, не изучил. Попробовал перетащить эту способность на основную панель прямо из раздела изучения. И хотя я даже был вполне готов к провалу задуманного, но способка перенеслась на панель. Вот только кнопка была бесцветная. Рядом с полноценной кнопкой дрессировщика висела тусклая кнопка неизученной способности с изображением конвертика.

И вот одновременно получается, что способки и нужны, и не нужны. Нужны, потому что полезно, удобно и иногда жизненно необходимо. Похилиться посреди чистого поля, например. и не нужны, потому что тогда в целом эффективность прокачки не то что хромать – ползать на костылях будет. И вот именно с этим вопросом я сразу и хотел разобраться. Если задумка удастся, то…

Требования:

Поручение.* (Требования: Приручение диких животных – 10 уровень)

При попытке нажать на кнопку ожидаемо ничего не получилось. Система сообщила, что нужно изучить способность, прежде чем использовать и «Да/Нет» на выбор. Но рано. Это только начало опытов.

– Лех, как понять, вот тут наткнулся на одно требование в способности, контроль маны. Написано, что не изучено, и в то же время пишет, что оно 2 уровня. Что это значит и как так может быть?

Еще раз перечитав описание «Великого творения», я крепко задумался. Творить и превращать материю, это конечно круто. Но на это надо прорву маны. Сотворение блинчика это тогда наглядно показало. А значит, прокачку мне надо делать в мага. Вернее сказать, в ману. Но тогда не останется свободных очков для прокачки способностей на должном уровне. А нафига их тогда вообще качать? Не, я конечно не спорю, круто бросить во врага фаерболом. Но, во-первых, в этом мире этим вряд ли кого удивишь, а во-вторых, жопой чую, что на низких уровнях это просто пуком покажется в бою с высокоуровневым врагом. А вот неожиданно материализованный мешок говна над башкой противника, это не только больно, но еще и обидно.


Печать неудачника.* (Требования: Везение утопленника – 20 уровень)

Изучить?

Проклятье.* (Требования: Везение утопленника – 10 уровень)

СОЗДАТЬ СПОСОБНОСТЬ!

Распределить очки опыта автоматически и изучить способность?

Собрав всю волю в кулак, пользователь может применить любую неизученную способность из доступных. Применение способности через «Волю архимага» расходует в два раза больше маны, чем в оригинале. Уровень использованной способности будет равен текущему уровню «Воли архимага»

Да/Нет

Физические параметры качать тоже смысла нет. Ну зачем это делать, если есть «Ярость Мардука» и раскачана мана? Врубил берсу и, пока мана течет, кроши всех на оливьешку. Потом эту оливьешку обоссал, и уже окрошка. Так что это тоже демисезонное решение.



О как. Понаводив курсор на предлагаемые варианты, я изучил выпадающую чуть более подробную информацию об этих активках и остановился на «поручении», просто потому, что она требовала меньше всего маны. А в данный момент ее у меня было вообще немного.

Для просмотра вариантов способностей с неактивированными ветками развития в меню «Создание способностей» выберите подпункт «Новые способности» и сформулируйте мыслеобраз желаемого эффекта.

Почесав затылок, я похлопал глазами и попытался понять услышанное. Понял только то, что пока мне такая воля архимага не светит. Но была еще одна надежда. Теперь то я уже знал, что искать и с чем извращать.

Невидимость.* (Требования: Бесшумная поступь – 10 уровень;Скрытность – 10 уровень)

Разум: 200(текущий уровень 71)

Разум: 200(текущий уровень 71)

Да/Нет


Поручение.* (Требования: Приручение диких животных – 10 уровень)

– Верно. Живучесть влияет на регенерацию тканей, стойкость к заболеваниям и скорость восстановления праны. Если планируешь ее сейчас прокачивать, быстрее восстановишься после схватки с душеглотом. – ответил Леха.

Распределить очки опыта автоматически и изучить способность?

Живучесть: 100(текущий уровень 23)

Выбранный питомец выполнит любое ваше поручение или команду, если поймет, что от него требуется. Поручение может быть проигнорировано, если разум питомца больше разума хозяина. Форма отдачи поручения – голосовая. Для ментальной команды требуется 50 уровень способности «Поручение» либо 100 уровень способности «Контроль разумных»

Ну-ка, унинрал. Ты мне показал, чем местные маги развлекаются, чтобы все способки подряд не изучать. А попробуй-ка синтезировать мне подобную способку, но только чтобы она работала через задницу. Ведь у меня есть способка, пусть и не лично моя, но способная творить из маны материю. А сделай для нее адаптер, чтоб не материя, а заклинания творились!

Во! Совсем другое дело!

С этими мыслями я уверенно нажал на «Да». И опять кто-то выключил свет. Ой, это ж я отрубился!

– Лех, регенерация же от живучести зависит? – уточнил я на всякий случай.


Контроль маны: 300 уровень(текущий уровень 2)(не изучено)

Стоимость применения – 50 едениц маны.


Требования:

Да/Нет

Я открыл «Создание способностей» и, уверенно зайдя в раздел создания новых способок, сосредоточился как смог на желаемом результате.

«Воля архимага»

Да блин! Именно то, что я хотел! Но что за требования? Да у меня даже очков столько нет, даже после последнего левел апа! Да еще новая непонятная фигня!

Призыв.* (Требования: Дрессировщик – 1 уровень)


– От уровня разума базово зависит скорость восстановления маны. После сотни едениц появляется возможность использовать два заклинания одновременно. Так же влияет на мозг, увеличивает концентрацию, память. – ответил мне ерпарх, и добавил в полголоса, себе под нос – Жаль, здравомыслия не добавляет…


– Значит, что как написано, так и есть – ответил Леха, круча шампуры над огнем – если ты не вкладывал очков духовного развития в какую-либо способность, хоть активную, хоть пассивную, она будет считаться неизученной. И создать какую-то способность на ее основе невозможно, пока эта способность не зафиксирована в оболочках души. Для примера приведу тебе простой бег. Наверняка ведь в профиле такой способности не видел. Но бегать ты можешь. И если раньше в жизни бегал, то и уровень тоже есть. Просто унинрал не засчитывает эту способность для создания других способностей. А вот если вложишь хоть одно очко для развития бега, то получишь условно-магическую способность бега. И у способности этой будет уровень, равный тому уровню, что ты успел у нее развить, и можно будет создавать разные способности на основе такого бега. Вот и с контролем маны то же самое. Некоторые навыки уже есть, но чтобы создать что-то, что основывается на контроле маны, в нее надо вложить хотя бы одно очко. Одно очко – один уровень плюсом к текущему. Можно потом развивать путем практики, можно вкладывая очки опыта. Но чем больше очков вложено, тем быстрее потом идет развитие способности естественным путем. За счет того уже, что способность зафиксирована в оболочках души. Одно очко опыта – это одна оболочка, она же – уровень. Чем больше таких связей с душой у способности – тем эффективнее ее развитие и использование. Вот как-то так.


Вот, действительно то, что я и хотел! Реген маны и реген мяса! И так необходимый мне костыль для способок.

«Воля творца»

Для улучшения уже существующих способностей в меню «Создание способностей» выберите подпункт «Улучшение способностей».

– А прокачка разума что дает? – на всякий случай уточнил я.

Собрав свою волю в кулак и наплевав на правила, психопат способен порвать все шаблоны и использовать любую неизученную способность из доступных. Применение способности через «Волю творца» расходует в два раза больше маны, чем в оригинале. Уровень использованной способности будет равен текущему уровню «Воли творца».

Глава 25


Очнулся я от того, что кто-то теребил меня за нос. И пищал. Точно это был не Горнбрад. Леха? Да не, тоже не похоже. Да и покрупнее теребившего наш ерпарх. С трудом открыв глаза, я увидел пушистика, сидевшего на земле возле моей морды. Сам я валялся полубоком, а голова гудела, как с дикого похмела. Увидев, что я очнулся, Пушистик небольно цапнул меня за нос зубами и, немного отпрыгнув, начал прыгать на месте, радостно попискивая.

– Очнулся, парень? – первым подал голос Горнбрад – Что ж ты так резко параметры прокачиваешь? Нет бы спросить у более опытных товарищей, че можно, а че нельзя. Нельзя вот, например, в лесу или в другом диком месте больше 50 очков сразу в развитие вкладывать. Вот так отключишься один где-нибудь, а тебя волки покушают. Или муртах в тебя яйца отложит, будешь потом ходить и жужжать как улей. Хотя, почему – «как»? Ульем натуральным и будешь.

Ну и наконец-то проверим уже, как эта херня работает, а то заебался уже. Надеюсь, в этот раз все, что надо прокачано и развито, чтоб просто отдать мелкое поручение Пушистику и на этом успокоиться. И пойти уже пожрать, в конце-то концов!

С трудом приподнявшись и сев в позу пьяного лотоса, посмотрел на своих спутников. Как ни в чем ни бывало, они сидели и дожаривали мясо. Судя по запаху, оно уже почти было готово, а значит в отрубе я успел поваляться минимум минут пятнадцать.


Леха и Горнбрад подпрыгнули на месте от неожиданности, чуть не опрокинув мангал и резко повернулись ко мне.

– ДА ЁБ ВАШУ МАМУ В РОТ ЧЕРЕЗ ЖОПУ ПУСТОЙ ТРЕХВЁДЕРНОЙ КАНИСТРОЙ!!!

– Вот хочешь верь, хочешь нет, а именно так муртахов и используют. Везде угадал. – сказал Горнбрад – Даже в последнем примере есть такие, кому и такое нравится.

Сам дурак, и нечего на систему материться.

– Не ссыте, пацаны, просто восхищаюсь изящностью творения универсального интерфейса развития личности и той изящностью, с которой этот самый интерфейс меня троллит моей же собственной тупостью. – улыбнулся я самой милой улыбкой джокера, какую смог из себя выдавить.

От представленной картины захотелось немножко блевануть. Благо, нечем было.

За таким бесхитростным разговором голова немного прояснилась, и я вспомнил, что я собственно и химичил со своей бедной душонкой перед тем, как отрубиться. Осталось только проверить, как это все работает.

Перетащив иконку «Воли творца» с символичным изображением…граненного стакана(!!!) на главную панель, я расположил ее в правом углу, где находились иконки ульт. Подумав, поменял местами ульты богов таким образом, чтобы в ряд шли стакан, потом бутылка, потом секиры. Так они больше уместны. Пусть такие имбовые умения будут с этого края, а обычные умения пусть слева располагаются. Пятнадцать ячеек под иконки, три справа и две слева заняты. Еще десять пока оставим на будущее. Тем более, что туда расположить, я даже и не придумал еще пока. Вот придумаю, тогда и расположу. Вот по дороге и подумаю. Как оставшиеся очки потратить, какие способности изобрести. А пока…

Леха опять вздохнул. Скучный человек. Не, надо быстрее основной квест заканчивать. Десять лет с таким занудой ходить? Да я с ума сойду! Окончательно… Или он. Что более вероятно.

Врубив всю эту систему переходников и адаптеров, я кликнул по конверту.

Вдох, выдох. Закрыть глаза. Еще раз вдох…

– Регенят, говорите, поэтому и не чувствуют их до последнего? Это ж можно всякие болячки лечить ими в походных условиях. Или психологические пытки устраивать, показывая, как из людей пчелы лезут. – сразу начала играть фантазия – А если садо-мазо устроить? И реген, и обезболка, и мерзко одновременно.

– Постоянно! Даже психиатр на медкомиссии однажды косо посмотрел. Потом подмигнул. И хихикнув, поставил печать, что я годен в армию. – ответил я – Наверное, чтоб потенциальный противник подох от смеха и омерзения.

Да ну его нахрен. Вырубил ульту и вся панель приняла прежний вид.

Произвести повышение?

А пока я глянул на ману и хэпэ. Маны было четыре тысячи с копейками. Из ста двадцати тысяч. Капец. Я думал, быстрее будет восполняться. А вот здоровье порадовало. Видимо, повышенная живучесть делала свое дело, ибо красная полоска восстановилась почти полностью. И даже циферка побольше стала. Аж целых 2800 едениц здоровья полного объема, из которых 2455 было заполнено. И раз в несколько секунд капало по еденичке.

– Везет. А в Небарре водится. – продолжил гном – Муртах, это значится, пчелка такая. Дикая, одиночная. Паразит. Встречается редко, потому что личинок откладывает исключительно в парализованных или бессознательных животных или людей. Спящий от боли мигом просыпается. И криком своим всю округу будит. А вот ежели повезет ей, найдет подходящую жертву, то тут пиши пропало. Личинки эти вещество выделяют особое, регенерацию повышающее и обезболивающее. Поэтому жертва до последнего не знает, что в ней кто-то посторонний живет. Пока они все на крыло не встанут. А потом как попрут изо всех дырок, до каких доберутся. И из старых, и новых наделают только так. Заживет все конечно быстро. Но жууууууткооооо…

«Для продолжения творения уточните, чью конкретно маму» – воскликнул унинрал надписью поперек экрана.

Нажал на бутылку. Бутылка засветилась. Нажал на стакан. Стакан засветился и из пустого превратился в наполненный. Прикольно. А еще прикольно, что конвертик «Послания» из серого, неизученного, превратился к кликабельную иконку. ДА!!! СРАБОТАЛО!!!

– Что случилось? – воскликнул Леха.

Да/Нет


– Ну да, муртах. А что, в вашем мире нет муртахов? – спросил Горнбрад у Лехи

Для использования одновременно трех активных способностей необходим уровень Разума более 200. Текущий уровень Разума 200. Рекомендуется вложить 1 очко опыта в параметр Разум.

– Муртах? – зацепилось мое еще не до конца прояснившееся сознание за незнакомое слово.

– Чего так орешь, все кусты распугаешь! – воскликнул хором с Лехой Горнбрад.

– Ты больной человек, тебе говорили об этом? – спросил он, повернувшись обратно к мясу и продолжив переворачивать шампурики.

Пацаны как смогли расслабились или сделали такой вид и вернулись к огню, что-то ворча себе под нос. Я же, поматерившись, отыскал в меню, где вручную качать параметры и вложил уже одно очко в разум, догнав его до двухсот одной единицы. После всех этих манипуляций у меня осталось ровно 75 свободных очков. Вроде бы много. А вроде и после того, как я получил двести сорок восемь уровней плюсом к своему пятьдесят восьмому и прокачал одно-единственное заклинание, это прям фигня какая-то осталась. Ладно, пусть пока лежат в запасе. Вдруг куда вот так пара единичек понадобится по ходу дела, а не будет лишних очков. Лучше пусть лежит запас.

А вот Горнбрад мне нравится. Расхохотался как сучка от нашего с Лехой чувственного диалога. Вот с ним я точно нажрусь в ближайшем кабаке.

Итак, здоровье есть и даже если что-то пойдет не так, то должно хватить даже на неудачный исход экспериментов. Маны пока тоже хватит.

– Не-а, нету. У нас все пчелы цветочные. – ответил Леха. – Есть похожие паразиты из прямокрылых, наездники. Но те яйца в гусениц и других личинок откладывают. А муртахов, хвала богам, не водится.

И с этими мыслями я ткнул в стакан и… ничего не произошло. Почесав репу, наконец-то подумал. О сиськах. Не то. Почему стакан не наполняется? Тьфу. Почему способность не работает? А, блин, точно! Я же как сформулировал мысль, когда унинрал мне эту способку создавал? Чтоб она работала через ульту творения. Логично, что для ее работоспособности надо сначала врубить творение. Главное, херни не натворить, пока она работает. А то ведь что-что, а херню я творить умею! Да что там уметь, херня сама всегда творится. Я только малость ей в этом помогаю.

Открыл глаза. Выдох.

Леха вздрогнул возле мангала и обернувшись ко мне, посмотрел мне в глаза.


Радостно нажал на конвертик, уже придумав, какое задание дать Пушистику и…

Глава 26


«Произнесите команду для питомца»

Поднявшись и отряхнувшись, я подошел к огню и сел на нагретый солнцем и костром камень.

– Есть, отчего ж нету. А тебе зачем? – спросил гном.

– А я пью, когда наливают! А когда не наливают, пью с горла! – ответил я ему. – За знакомство то, грех не выпить! Сам Мардукор за знакомство наливал. Вино не самогон конечно, но и вино то было божественное!

«Заметано» – понял я.

Пока до мозга доходило все происходящее и боль от прокусывания уха, зверек уже соскочил с меня и взобрался на залитый утренним солнцем камень.


На колени мне грохнулась булка ароматного хлеба. Я вырубил творение от греха подальше, что какую-нибудь хуйню не материализовать и протянул хлеб гному.

– Твою ж налево, ты чего творишь, тварь божья?! – воскликнул я, хватаясь за ухо.

Горнбрад же молчал, снимая пробу с мяса и причмокивая от удовольствия.

Клик по конвертику.

Гном разлил по полному стакану, мы выпили и сказочно закусили. Посмаковав еду, я спросил.

– Не знаю, какой у вас тут готовят соус из томатов, но лично я шашлык с таким вот кетчупом обожаю. И хлеб у меня вот такой любимый.

Тот принял ее у меня, открыв рот.

– Да. Есть. – ответил Леха. – есть основные культуры, которые Боги несли по мирам и раздавали своим последователям. Основные – это картофель, томаты, зерновые, кукуруза, виноград, апельсины, оливки с маслинами. Это то, что встретишь в полном составе в любом населенном людьми мире. Есть и другие, которые есть в нашем мире и в Небарре, но встречаются не во всех мирах. Их уже по обратному принципу распространяли. Например, есть такая интересная штука – питахайя. Фрукт. Чисто земной фрукт. Даже в соседних с Землей мирах есть бескультурные родственники этого растения, но большие фрукты только земляне вывели. Вот богам питахайя понравилась и они ее в Небарру забрали. И в некоторые другие миры принесли. Но не во все.

– Окей, гугл. Спасибо за инфу. – сказал я Лехе. – Ну а теперь, я ж обещал рассказать, как с Мардуком бухал. Так что наливай и слушай, друг мой Горнбрад…

Горнбрад похлопал в ладоши, а вот Леха заржал. Так заржал, что аж поперхнулся и начал стучать его по груди. Я выдавил кетчупа в чашку и попробовал его с пальца. Классно! Совсем как настоящий! Или настоящий и есть? Ну, в любом случае, унинрал отлично покопался в памяти и вкус сумел воспроизвести. Это сейчас самое главное. Ну, а раз с таким сложносоставным веществом получилось, то уж второе получится точно!

– Ладно, мелкий, не бузи. – сказал я пушистому троллю – будем на рынке, я тебе вкусняшек возьму. Обещаю!

– Отличное мяско получилось! Нежное! Вот чем надо кормить животинку для жаркого. Душами, оказывается! Грешное дело будет, ежели сейчас же не скушаем все, что мы тут наготовили! – разлился тирадой Горнбрад. – прошу всех к костру!

– Отличный напиток! Сам гнал, по дедову рецепту! – начал расхваливать гном свое зелье. – Силы восстанавливает, дух пробуждает!

Мана потекла на убыль, и моя, и Лехина с Горнбрадовской. А в чашку грохнулась бутылка шашлычного кетчупа от одного достаточно известного производителя. Даже этикетка материализовалась.

– Фокусы я люблю! За фокусы второй стакан поднимем! – ответил Горнбрад, доставая из своего мешка небольшую глиняную пиалу.

И мы выпили. Каждый свое. Отличный самогон, я вам скажу! От того, что в нашем мире нет гномов, мы много потеряли. Всю водочную промышленность держали бы они в своих маленьких, но могучих ручках. Закусили нежным сочным шашлыком из фенского душеглота. От того, что душеглоты у нас не водятся, наш мир тоже многое потерял. Во-первых, решилась бы проблема перенаселения. Во-вторых, шашлык просто божественный! Да, наверное, про шашлык, это даже во-первых будет. И в погоне за откармливанием этих чешуйчатых бройлеров уже и наступило бы решение проблемы перенаселения.

– Ну, за встречу, друг мой Горнбрад! – поднял я стаканчик – Переливать тут, значит, принято?

Ну, или так.

– Лех, давай хоть фляжкой своей водяной стукнемся по нашински, раз уж ты за ЗОЖ. – сказал я Лехе.

– МОЙ ЛЮБИМЫЙ КЕТЧУП! – произнес я сосредоточенно.

– Что на этот раз? – устало спросил Леха.

– Горнбрад, а есть чашка какая-нибудь, или стаканчик хотя бы такой же? – спросил я у бородатого шеф-повара.

– Фокус покажу – подмигнул я.

– Ага, именно так! – с этими словами гном плеснул мне в стаканчик из своего. Я же в ответ отплеснул столько же обратно, сравняв уровень содержимого до прежнего.


Пушистик на пару секунд завис, видимо, унинрал переводил ему человеческую абракадабру на его звериный писк, а потом пискнул и с довольным видом продолжил заниматься своей шубой.

Я взял чашку в обе руки и врубил творение, предварительно потыкав в циферки маны своих собутыльников. Мана активировалась.

Ерпарх Алексей достал свою фляжку с водой и открыл. Мы с ним стукнулись. С Горнбрадом Леха тоже стукнулся.

– Подойди, пушистик – сказал я в полголоса.

Конвертик способности, сожрав сотню маны вместо своих пятидесяти единиц, погас. Все, как и описывалось. Жрет в два раза больше маны, но работает. Работает! Теперь только уровень у способки поднять и можно жечь напалмом! Хм… По идее, даже в прямом смысле. Но это потом.

Гном попробовал то и другое и от удовольствия помычал, закрыв глаза.

Тем временем гном достал отрезки чего-то, похожего на бересту и ловким движением рук скрутил из этих обрезков два конусных стаканчика, скрепив края бересты расщепленными деревяшками. Доделав тару, гном подал один мне, вынул пробку из бутылки и заполнил стаканчики. Я понюхал содержимое. Самогоном не пахло от слова совсем. Никакой сивухи. Хорошая такая водочка, настоянная на каких-то травах и, похоже, орехах.

– А что, в этом мире тоже есть томаты?

Пушистик выпучил глазки, нахохлился и яростно запищал. В голове у меня этот писк складывался в мат о моих умственных способностях и дурацких шуточках. Но конвертик вновь погас, скушав ману. И пушистик, злобно на меня зыркнув, юрко прошмыгнул среди камней и травы к сидящему на корточках Лехе и слегка цапнул его зубами за задницу. Конечно, ничего Леха не почувствовал сквозь свою бронетрикушку. Ну максимум, какой-то тычек. И пока ерпарх удивленно пытался высмотреть, что же его там щекотит, Пушистик ловко вернулся ко мне и, злобно блестя глазками, вскочил мне на плечо и проколол мне мочку уха под десять пирсингов сразу своими мелкими острыми зубищами.

А возле шкалы маны высветились еще две циферки. Е-мое, я ж и забыл об этой способности!

– Эх, сейчас бы хлеба душистого, да соуса томатного, и можно было бы и не идти никуда потом. Пока змею бы не доели. – хохотнул гном – Ну, да ладно. Мечтать не грех, грех – еду остужать. Денис, самогона гномьего желаешь? Ерпарх то по утрам не пьет, проверено. Он и по вечерам, конечно, пьет слабенько. Но это его дело. А ты как?

Пушистик оскалил зубки и мелко с присвистом поцокал языком.

– Пушистик, укуси Леху за жопу. – сказал я шепотом ему на ушко.

– БУХАНКА ПШЕНИЧНОГО ХЛЕБА!

«На хвосте я вертел такие шутки» – пронеслось в голове.

– Ох ты ж етить-колотить! – доставая из сумки литровую бутыль из толстого зеленоватого стекла, заполненную где-то на две трети – Ты просто обязан мне рассказать, как с Мардуком пил!

Пушистик, успокоившийся и сидевший неподалеку на камушке, посмотрел на меня, пискнул, кивнул и подбежал ко мне.

Змеебой же демонстративно фыркнул, что отдалось у меня в голове словом «придурок», и принялся показушно чистить шерстку.

– За такие фокусы по полной наливаю!

– Да ниче, Лех. Вот, выясняем с Пушистиком, у кого характер обидчивый и кто шуток не понимает.

– Расскажу, че не рассказать – ответил я – секрета тут не вижу, но сначала выпьем, чтоб рассказывалось лучше.

Глава 27


Медленно кушая самогон и попивая шашлычок, я рассказал гному вчерашние события. Местами приукрашивая, куда ж без этого. Святое дело приукрасить такое событие своими комментариями и додумками. Гном восторженно охал и ахал, напоминая ребенка. Рост его только добавлял к этому впечатлению плюсиков. Минусиков добавляла бородища. И самогон, который он хлестал не морщась. Не спорю, дети щас такие, что тоже самогон хлещут, да так, что даже опытные алкаши позавидуют. Но все равно они при этом морщатся.

– Пацаны, а вы меня не пришибете, если я скажу, что это я? – подал я голос – Просто на хлеб маны не хватало, а тут на троих сообразили, и я забыл вас предупредить, что вашу ману возьму. Не привык еще к этой способке. – развел я руками.

– Гемаче? – переспросил я, подняв бровь. – Леха, будь по проще, мы в университетах не кончали.

– Магические вампиры! У меня половины маны нет!

Гном явно был весьма отходчивый и уже хохотал под конец рассказа, а вот Леха все еще был хмурым.

– Ну хорошо, тогда не скажу. – пожал я плечами. – Вааампиир! Выходи, бриться будем! – закрутил я головой по сторонам.

А Леха молча жевал мясо и словно даже не слушал нас. Впечатление было, будто он медитировал, глядя на костёр. А может так и было, кто его знает. А может он просто аутист. Интересно, аутистов жрецами часто делают? А че, Мардукору, наверное, несложно такой диагноз поправить к своей выгоде.

– Теперь понимаешь, парень, чего это мы так всполошились? – подал голос отхохотавшийся Горнбрад. – Представляешь, что могло бы быть, если бы мы на такого наткнулись? Да если еще и скрытника. Пока искали бы его, уже б и окочурились. Хорошо, хоть это ты был.

– В нашем мире о вампирах мало достоверных фактов известно. – Сказал ходячий хмурый гугл. – В основном древние предания, переделанные на десять раз. Из всех сказок правда, только что они кровью питаются. Главная причина этого, это отсутствие души в теле вампира, хотя к нежити его за это отнести нельзя. Тело вампира живое и теплое, мозг сохраняет разум, но из-за бездушия вампир не может сам производить ману и прану. В организме живого существа кровь является естественным носителем этих субстанций, поэтому гематотрофия— самый простой способ восполнить их запасы.

– Тьфу ты, шишка еловая. – Сплюнул на землю Горнбрад – Предупреждать надо. А то ведь и до приступа сердечного можно довести. Ты ж наверное не знаешь про вампиров ничего?

– У меня тоже около половины нет – сказал Леха – Но это странно. Я не чувствую вокруг высокоуровневых существ. Если существо, сожравшее у нас столько маны, остается незаметным, я боюсь предположить, какого оно уровня.

Я представил это и мысленно содрогнулся. И правда жутко. Да еще и обидно. С кровососом то обидного меньше. А с кровосоской так и вообще меньше в разы. Ту хоть за сиськи можно щупать, пока она тебе кровь отсасывает. А если сисек нет, а хрен есть, то и отбиться можно попробовать. Тем более, если, как сказали, тело живое.

– Ну, если речь про кровососов, то знаю. – сказал я в ответ. – Сосут все что ни попадя, но в основном кровь. На солнце сверкают и светятся. Одни говорят, что как брильянт, другие – что они горят, потому и сияют. Еще чеснока боятся, поэтому надо им закусывать. А чтобы сдохла скотинка, надо ему кол осиновый в жопу засунуть, лучше – до самого сердца. А есть энерго вампиры. Как правило, это годами не ебаные тетки в бухгалтерии или на госслужбе. С ней пять минут пообщаешься, и потом неделю ходишь как говном облитый. Лучше бы уж пососали чего.

Ответом мне стали такие хмурые лица, что будь рядом молоко, оно бы сразу в творог свернулось от их суммарного тяжелого взгляда.

Леха резко вышел из своего транса и, схватив свой меч, тоже встал наизготовку. Вот же ж боевой ботан. И как у него так ловко получается режимы переключать.

От этих размышлений меня отвлек тот факт, что шашлык закончился. И самогон тоже. Что характерно, окосение от напитка было, но сознание было ясное-ясное, будто кофейка хорошего выпил. Надо будет выпытать фамильный рецепт. Не, я уверен конечно, что смогу и материализовать этот напиток ультой алкобога. Но вот как-то ощущение от этого, словно ненастоящее что-то получается. Не знаю, как описать. Вот и хлеб, и кетчуп, и даже блинчик тот вчерашний. Вкус как дома, у мамы. Но без души, как магазинское кушанье. Там автоматика тоже делает вкусно, все по рецепту, но не то. Надо будет потом загуглить в Лехе, почему так.

Пока я об этом думал, Горнбрад быстренько собрал все вещички и махнул рукой над костром сверху вниз. Огонь погас, а гном неожиданно подобрался, подхватил свою секиру и, озираясь по сторонам, заорал:

Вполне ожидаемо Леха изобразил фейспалм, а гном радостно меня поддержал, пообещав показать хороший кабак с самыми мясистыми девками ближайшего городка под названием «Нархпронн», что унинралом было переведено как «Кабаний лес».

– Кровоедение лучше будет? – Спросил ерпарх и, не дожидаясь ответа, продолжил. – В этом мире однако встречается и необычная, магическая форма вампиров. Отличаются они от кровососущих собратьев отсуствием клыков и способом питания. Они вытягивают из жертвы ману и прану с помощью способностей, активных либо аур. И из-за этого они намного опаснее, особенно обладатели аур, им жертву даже видеть не нужно. Такой вампир может пройтись по городу ночью и опустошить его. Благо, что для этого необходим просто дикий уровень способности, а выявляют их гораздо раньше и не дают развиться в полную силу. Энергетический вампиризм, кстати, так полюбившийся термин в нашем мире, это начальная стадия такого магического вампира. По мере поглощения чужой жизненной силы связь души с телом ослабевает. Соответственно, душа производит меньше праны, требуется больше чужих сил, от этого связь слабеет еще больше. И так до потери души.

– Ну так а осиновый кол, смазанный чесноком, значит все равно работает, если тело у них живое? – ответил я, посмотрев на своих спутников. – Значит, кол в сердце, хер в жопу и пусть боятся нашего перегара! Пойдем уже скорее в ближайший населенный пукнт. Хочу ночевать под крышей! Помыться в баньке, залезть в уютную постельку, да помять девку помясистее! Кто со мной?


Глава 28


В дорогу собирались, в общем-то, недолго. Горнбрад затянул завязки на своем мешке-рюкзаке, и мы были готовы идти.

– Мне ни к чему – пожал Леха плечами. – Еду я и в лесу могу добыть. А деньги мне кроме как на развлечения, тратить некуда. Экипировка у меня полная, если что-то понадобится, обращусь к братьям по вере.


– Это я опять до глюков допился, или вы тоже это видите?! – с придыханием воскликнул гном.

– Я вот вложил 32 очка в то, чтобы у меня был мой целебный свет. – подал голос Горнбрад – И еще десятку в диагностику. Весьма полезные навыки, когда ходишь на монстров в одиночку. Да даже если и в компании, тоже полезно. Очков вложил немало, поэтому и уровень у способности тоже растет очень быстро. Конечно, не как у целителей, которые все свои очки опыта в это вкладывают, но для охотника весьма высокие цифры.

Рассказывал он это все уже на ходу. Мы медленным шагом пошли… Куда-то. Ну а как я еще опишу? Ну, на юго-восток, если судить по солнцу и применять наши, земные методы определения направления. Короче, в лес мы направились, Горнбрад впереди, я за ним, Леха замыкает.

Как будто ни разу мятой золотой головы не видел. Среди леса.

– Лех, а как влияет живучесть на заживление ран? А тут мне тут Пушистик характер на ней продемонстрировал перед едой, а щас ни одной дырочки в ухе, кроме по природе положенной, не осталось.

Блин, как я мог забыть.

– Растудыть твою прабабку! Что за?!.. – глаза Горнбрада удивленно полезли из орбит, а после жадно загорелись. Пальцы на руках задергались, словно он считал монетки.

Ой, а я и забыл совсем об этой штуковине.

– Лех, расскажи ему, пока он рассудком не тронулся.

– Как… Откуда… Среди леса… – запричитал Горнбрад, переходя на шепот.

Горнбрад и вправду уже приходил в себя. Хоть и продолжал что-то бубнить себе под нос про наши умственные способности и транжирство. Но руки уже не тряслись. И взгляд прояснялся.

– Четыре очка живучести дают одно очко в ускорение регенерации. – сказал Леха. – Если очков в развитие регенерации не было вложено, то параметр не будет отображаться, потому что нет смысла. Конечно, ее можно развивать отдельно, тратя очки чисто на нее, и тогда регенерация будет в четыре раза быстрее расти. Но это глупый расход опыта. Выгоднее тогда уж вложить очков десять-двадцать в исцеляющую способность.

– Обычная золотая лихорадка. – пожал плечами Леха. – Обычное явление у дварфов. Сейчас успокоится.

– И вы это просто так выбросили?!! – воскликнул гном, чуть не плача. – Это же золото! Настоящее, не трансмутат! Уж я то, чистокровный дварф, потомственный алхимик и металловед, точно отличу настоящее золото от алхимического трансмутата! Да, проба тут около пятисотой, не чистое, но ЗО! ЛО! ТО! Да за эту голову можно половину рынка в Нархпронне выкупить… Да вы… Вы… – Гном аж начал задыхаться от возмущения в попытках подобрать нужные слова. – Вандалы! Вот вы кто! Кощунство чистой воды!

– Я твой должник. В городе гулянка и девки за мой счет, и это даже не обсуждается.

Горнбрад молча кивнул и так же молча засунул золотую голову в сумку.

С заметным усилием и хэканьем закинув изрядно потяжелевший мешок за спину, Горнбрад наконец тихо сказал:

Горнбрад сидел и неверящим взглядом смотрел то на меня, то на Леху.

– Лех, с ним все впорядке?

– Вот, тебя сейчас полечил, так целый уровень у лечилки поднялся! – похвастался гном и покатился по земле, запнувшись обо что-то.

– Веди нас, Сусанин, веди нас, герой. А я тут, значит, немного впервой! – сказал я одновременно обоим своим спутникам, потрогав покусанную мочку уха. Ожидая почувствовать пусть и небольшую, но все-же боль, я удивился. Даже немного охренел. Мочка была полностью здоровая.

– Если тебе будет от этого легче, можешь забрать голову с собой. Я ее просто не подниму. – сказал я Горнбраду. – Леха тоже обойдется, ему ее тащить негде. Не в руках же ее через весь лес нести? Лех, ты же не возражаешь? Или ты сам хотел забрать?

На этой ноте, в тишине, размышляя каждый о своем, мы отправились в глубину леса.

– Ну, если начать философствовать, то кроме как на развлечения, одежду и еду, мы деньги больше никуда и не тратим. Но это совсем другая история. – развел я руками. – Так что забирай эту голову, друг мой Горнбрад, можешь делать с ней, что хочешь. И да, проба золота должна быть 585, в нашем мире это самый распространенный стандарт, видимо он и получился.

Как заставить гнома замолчать? Либо налить, либо дать золота. Он будет молчать, пока пересчитывает монетки и прячет их по кошелькам. И пока пьет, тоже будет молчать. Очень трудно одновременно пить и говорить. Не, конечно нет ничего невозможного, но зачем переводить продукт, разбулькивая его по всей округе?

– Кхм! – прокашлялся ерпарх. – Горнбрад, это твой пациент вчера опыты с трансмутацией проводил. Так что не бойся, ты это на самом деле видишь.

Глава 29


«Если с Лёхой вышел в путь! Если с Лёхой вышел в путь!
Веселей дооорооогаа!
Пьет наш Лёха по чуть-чуть! Пьет наш Лёха по чуть-чуть!
Ну, а Гоооорнбрааааад – много!
Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной
Если я уйду в зааапоооой?
Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной
Если я в говно бууухооой?
Бля-ля-ля-ля. Хей!»

К городу вела обычная проселочная дорога, метров на двести от ворот засыпанная мелкими камешками. Ворота так же были деревянными бревенчатыми, из двух створок, окованные железом. И уже были заперты. Солнце уже почти скрылось за горизонтом.


Мы шли в обнимку с Горнбрадом, опираясь друг на друга, чтобы больше никто не упал, запнувшись еще обо что-нибудь, напевая эту бесхитростную песенку в два пьяных голоса. Все окрестные зверьки и птички предпочли свалить от греха подальше с нашего пути. Ну, или притихнуть и затаиться, как минимум. Поэтому пели мы в тишине.

Ну, городок это был, конечно, по мерками этой местности, погрязшей где-то в раннем средневековье. На родине моей маленькие населенные пункты скорее селами называют. Человек наверное на тыщу, городишко был обнесен стеной, защищающей скорее от дикого зверья и мелких гопников, чем от каких-то военных вторжений. Метра на полтора от земли выложенная из камня, еще метра полтора было выполнено из поставленных вертикально бревен, сантиметров по двадцать-двадцать пять толщиной. Из каждого бревна сверху торчало по два железных заточенных штыря. Опытный диверсант по такой стене сможет спокойно гулять. Под стеной снаружи был выкопан неглубокий ров. С наружной стороны рва росли густые колючие заросли невысокого кустарника.

Тем временем мы уже подошли к воротам и Леху прервал голос стражника, сидящего в сторожевой башенке справа от ворот.

– Лех, а Лех. А чего стена такая интересная? От кого защищает? – спросил я – Ее ж перепрыгнуть на раз-два.

Ободрали мы эту айнуру чуть ли не всю. Не всю, потому что, во-первых, пусть куст дальше живет. А во-вторых, потому что шипы то уж все поободрали. А листьев на на кусту было больше, чем шипов. А пропорция – вещь обязательная. Взамен гном пообещал сварить мне в дорогу флягу зелья из этой айнуры. Даже постоянно воюющему и, соответственно, постоянно изрубленному, искусанному и истыканному солдату такой фляги бы хватило на год постоянного лечения. Я, конечно, не особо и хотел, но Горнбрад не захотел слушать никаких отмазок о том, что я собираюсь хилиться магией и качать живучесть.

– На магию нельзя полагаться во всем. У тебя может закончиться мана, на тебя могут наложить проклятье, запрещающее магию использовать. – Читал мне нотации гном. – В конце концов, Небарра огромна, и способов запретить магию можно придумать сотни. А может, и тысячи. Поэтому всегда с собой необходимо иметь запас зелий. На ману, на здоровье и на выносливость.

Да, умение уже было развито само по себе, не первый день ведь стреляю уже. И из лука, и из пневматики. На страйкбол пару раз со знакомыми ездил. Но вот вливание в это умение очка опыта дало мне доступ к новой активке, которую я сразу вынес в свою основную панель умений.

Пользователь быстрее целится и точнее стреляет.

– От нежити защищает, да от диких зверей. – ответил Леха. – Как ты верно подметил, это не военных вторжений. В этих землях некромантия популярна, и иногда находится какой-нибудь придурок, кому приспичит пару кладбищ поднять. Кто из мести, кто из вредности, а кто просто психопат, «по-приколу» это сделает. Зомби получаются низшие. Мозгов ноль, зато силы немерянно. Деревянные стены из бревна за полчаса проламывают. А вот стоя во рву, просто стоят и камни ковыряют. Их сверху потихоньку огнем поливают, они и заканчиваются довольно быстро. Ну а кусты, это от зверья всякого, да хулиганья мелкого. Шипы острые, и вызывают жуткую аллергию. Не смертельно почти, зато чешешься весь потом три дня, если хоть одним поцарапаешься. Ну, а в войнах на такие мелкие города не нападают почти. Выгоды от его завоевания почти никакой. Ну, а если нужно, простой ударный отряд высокоуровневых солдат и магов за час весь город на колени поставят.

Леха упорно пытался сохранять похерфейс и делал вид, что охраняет нас от окружающей потенциальной опасности. Хотя что опасного может остаться в лесу, в котором жил душеглот ебического уровня? До сих пор самый крупный зверь, которого мы встретили, был мой пушистик. Он, кстати, шнырял вокруг, что то вынюхивая и выискивая, заглядывая под каждый куст и камень. А так же проверяя все встречные дупла и норы.


В общем, наигравшись в эльфа-скорострела, я таким образом еще и обед намутил своей компании.



Проверил эту способку на следующей же куропаткообразине. Курсором кликнул на ее пернатую голову и почти не целясь, выстрелил. Стрелял, правда метров с пяти. Но стрела вошла прямо в бошку моей мишени, оторвав ее нафиг и утащив в кусты, оставив мне обезглавленную тушку в качестве трофея. Сделал зарубку себе на склерозе, что в следующий раз надо точнее выбирать место, куда буду наводить курсор для прикрепления метки.


– Врата уже заперты! Утром приходите!

Создает канал из маны, соединяющий пользователя и мишень. Стрела(и любой другой снаряд) так же напитывается маной и летит точно в цель, при необходимости корректируя свою траекторию.

«Острый глаз» 22 уровень (1 очко)

Периодически я уходил в невидимость для прокачки уровня «воли творца», и со стороны складывалось впечатление, что Горнбрада слегка перекосоебило. Нет, невидимость я не стал изучать. Я просто вынес ее и все остальные доступные к изучению активки на панель и как самую доступную активку в данной ситуации, ее и юзал.

Подробности про эти травки я запомнил только про тот самый белый куст, в который я вписался в самую первую минуту. Белая айнура. Листья и шипы, добавленные вместе в одно зелье, позволяли сделать хорошее зелье лечения даже самому неумелому ученику. Грубо говоря, это был просто отвар. Один лист, один шип, полстакана кипятка, поварить с полчаса и остудить. За час таким отваром можно было бы залечить все мои полученные в бою с рептилией повреждения. Вот кто бы знал. А вот Леха знал. Но вот кто знал, что он знал? Да и не понадобились эти знания, вовремя гном пришел. А вот этот гном мог бы приготовить из того же листа и шипа человек на десять отвара. Или на одного, но в десять раз сильнее. В своей алхимне же он из этого же может просто чудеса сотворить.

«Око Легаласа».* (Требования: Острый глаз: 20 уровень)

По дороге я подстрелил тройку небольших птичек размером с куропатку. И похожую на нее же. Потеряв две стрелы на охоте на первую пернатую сволочь, я порылся в меню и, вкинув очко опыта, прокачал пассивку стрельбы из лука.

Вот так, дурачась и лутая траву, напевая дурацкие песенки про Леху, мы к вечеру и добрались до городка. Пушистик уже давно устал носиться и, закусив напоследок какой-то ящеркой, наглым образом забрался на мое левое плечо. Уцепившись там коготками за мою снарягу(и как только умудрился сделать это на «черепахе»-то?), обвил хвостом мою шею и тихоньку подремывал. А мне чо? Мне тепло.


Стоимость применения – 300 едениц маны+500 единиц маны на метр расстояния до цели.

Не, вы прикиньте – самонаводящиеся стрелы!! Я как увидел описание, так не поверил. Это же офигенная способность! Вот только цена… Пять тысяч и еще три сотни маны за расстояние в десять метров! Не, ну ладно, сейчас я могу себе такое позволить. Уже и резерв восстановился на половину. После самогоночки Горнбрадовской манареген попер прям потоком. Алхимик, он и в пьянке алхимик. Вот только с десяти метров промахнуться можно только по пьяни, либо не умея стрелять. Стрелять то я умел. А вот по пьяни – это как раз про меня сейчас. А вот на больших дистанциях крутая вещь! Пусть и цена в пятьдесят тысяч маны на сто метров, а с учетом того, что воля творца эту цену еще и удваивает, это почти весь мой манапул на моем уровне. Но можно не целясь пристрелить кого-нибудь издали. И есть надежда, что с ростом уровня «воли» будет падать стоимость применения.

Иногда мы останавливались, чтобы собрать какие-нибудь грибы или растения. Я тренировал проницательность, пытаясь определять свойства собранных ингредиентов, а гном рассказывал, какие зелья можно из них приготовить. Я откровенно пропускал большую часть этого всего мимо ушей, кроме того, что можно добавлять в спиртное, чтобы придать ему особые свойства, как алхимические, так и просто-напросто вкусовые. А этого было не так уж и много в этом лесу.

Глава 30


– Шиин, ты что это, своих уже не узнаешь? Давай скидывай лесенку, а не то самогон неожиданно подорожает! – возмущенно воскликнул гном и потряс своим кулачищем в сторону башни.

– Ты все правильно сделал, воин, от начала и до конца. – пафосно произнес Леха. Нет, тут уже уместней будет сказать, ерпарх Алексей. – Ты заслужил благословения.

+200 скорости восприятия


На башне послышался скрежет пружин и щелчки какого-то механизма. Посмотрев туда, в свете магического прожектора я увидел орудие, напоминающее арбалет. Только без плеч с тетивой. По бокам у сего оружия было прилеплено две, сейчас растянутые, пружины.

«Ярость Мардука»

Хочу сделать глубокий вдох, но воздух стал каким-то вязким, густым. Я словно вдохнул воды. Горло и грудь изнутри обожгло холодом. Запишем на будущее. Врубать берсу, сделав глубокий вдох. Вроде не смертельно, но ощущение все-равно неприятное. Пришлось бороться с накатывающим желанием прокашляться. Ведь если просто от глубокого вдоха такие ощущения, что будет от резких кашлевых движений?

– Горнбрад? Ты что ли? – спросил страж – Не серчай, вот только сегодня вести из Каменки пришли, темного оборотня видели. Туда отряд стражи отправили, а город после заката открывать запретил лорд. Если ты действительно Горнбрад-охотник, то сам знаешь почему. Так что извини.

+300 силы


Время встало на паузу. А, нет, не на паузу. На очень медленное слоумо. Вот Леха меееееедленно поворачивает голову в мою сторону, поднимая руку, видимо в попытке меня остановить. Неужели догадался, что я хочу сделать? Интересно, как? Ладно потом. Вот гном ошалело выпучивает глаза и мееееедленно отшатывается назад.

– А ну прекратили оба, во имя Мардукора!!! – прорычал Леха, срывая с шеи какую-то цепочку и поднимая ее над головой, зажав в кулаке. С цепочки под кулаком свисал треугольник, вписанный в круг. Внутри треугольника был изображен глаз со спиралью вместо радужки и красным непрозрачным камнем вместо зрачка. Все линии были выполнены из серого металла, похожего на железо. Короче, кулон из проволоки. Диаметр внешнего круга был сантиметров пять.

– Да, да, конечно, сию минуту! – засуетился стражник и с башни с лязгом начала опускаться лесенка. Обычная веревочная лесенка, только вместо веревок – железные цепи. В место ступенек – железные бруски. – Не серчайте, ваше преосвященство! Я ж работу свою выполнял!

– Объясните, почему? – спросил я у спутников. – А то я уже настроился на теплую постель с холодным пивком.

– За то, что он тут устроил, я с ним еще отдельно поговорю. – Сердито процедил Леха и злобно на меня зыркнул, вешая кулон обратно на шею и пряча его под доспех. А вот лесенку нам, будь добр спусти. Или ты все еще думаешь, что в священном сиянии может скрываться оборотень, да еще и темный?

С этими словами я быстренько открыл меню настроек божественных способок и увеличил параметры «Ярости Мардука» ровно в десять раз.

«Преобразует ману пользователя в физические параметры»

Расход маны для поддержания способности:1000 единиц/87 секунд

– Стой, ты что задумал? – успел воскликнуть гном.

+300 живучесть

Вот только об одном я забыл. В этом мире магия есть не только у меня.

Не удержавшись, я медленно сорвался со стены спиной вперед. Хм. Будь я в ладах с математикой и физикой, можно было бы примерно посчитать, во сколько раз у меня ускорилось восприятие. Потому что эти жалкие три метра я падал… Ну, после того, как я развернулся и перегруппировался, успел сосчитать до двадцати, прежде чем я достиг такой высоты, что можно было развернуться ногами вниз и спокойно принять вертикальное положение. После этого я встал туда же, где стоял до этого и отключил ускорение.

Переборов кашлевой рефлекс, я достал ножи и, перехватив их обратным хватом, побежал к стене, преодолевая сопротивление воздуха. Как и с дыханием, было ощущение, что я пытаюсь двигаться в воде. Достигнув стены, я взбежал по каменному основанию стены и вонзил ножи в бревна. Ножи ушли по самые рукояти. Переставляя ножи поочередно и подтягиваясь на них, я добрался до вершины стены. План мой был прост. Оглушить стражника и, если есть, напарников, а потом, пока никто не поднял тревоги, открыть ворота или скинуть лесенку, о которой говорил Горнбрад. По быстрому пробраться в город и затаиться в кабаке.


Над башней вспыхнул небольшой шарик бледного света и осветил площадку перед воротами. Шарик был размером с кулак и светил по яркости, как лампочка-двухсотка. В комнате можно было и приослепнуть, а вот на открытой местности этот светляк лишь слегка развеял уже начавший сгущаться сумрак. Да, солнце только-только закатилось, однако закатилось оно с противоположной стороны города, а с нашей стороны, да еще и под стеной, уже стремительно сгущалась тьма.

+200 ловкости

В этот момент камень засветился красным светом, а сам кулон белым. А воздух вокруг наполнился тонким мелодичным звоном. Словно каждое звено цепочки начало звенеть, но не хором, а как бы по очереди, складывая свой перезвон в малопонятную, но в тоже время приятную, мелодию.

Время перезарядки: 0 сек.

А я уже нажимал кнопку берсы.

Арбалет же он убирать не спешил.

1000 едениц маны при активации:

Ладно, потом узнаю.

Как только я взобрался на стену и повернулся к окнам сторожевой башни, я ослеп от яркой вспышки света. Пока я ошалело стоял и пытался проморгаться, время уходило. И уходило не только мое субъективное, ускоренное время. По моим меркам, я стоял так минуты три. А значит, и реального времени несколько секунд прошло. И как только я начал различать, первое, что я увидел, была тяжелая деревянная дубина, напоминающая бейсбольную биту, только раза в три толще. Находилась эта дубина в сантиметре от моей печальной рожи и приближалась настолько быстро, что все, что я успел, это повернуть голову немного боком и тем самым спасти от вминания в череп свой драгоценный нос.

– Вы… А… Ну… – начал заикаться стражник. – Вы… Вы зачем хулиганите, ваш… ваше… Преосвященство… Я… Я ж… Не знал же ж… А он… Ну… Вы же… Сами видели же, ну…

– Делааа… – Погладил гном бородищу. – Ну что поделать, видимо, придется на улице ночевать.

«Текущая конфигурация преобразования: Берсерк»

– Вот только я то знаю, что мы все себя прекрасно чувствовали на солнечной поляне. – ответил я гному – И потому уверен, что я хочу уже наконец в лоно цивилизации! И в лоно девки какой-нибудь заодно! И ничто меня не остановит!

– Ага. – ответил Леха и отвесил мне такого подзатыльника, что мне показалось, что даже затылочная часть черепа треснула. Ну, какой-то «хрусь» я точно слышал. Да и слегка пошатнувшаяся шкала здоровья тоже о чем-то таком намекнула.

– Священный свет? – спросил я – Это что ли и есть тот жетон, который ты упоминал?

???

– Идем. – сказал ерпарх нам с Горнбрадом. – Пусть мы и тут, но действительно не стоит держать лестницу спущенной по сумеркам. Мало ли что может скрывать темнота.

– Темные оборотни – это нечисть такая, из диких волков образуется. – начал объяснять Горнбрад. – Иногда, матерые старые волки случайно пожирают душу разумной жертвы. Охотника неудачливого, грибника какого, или просто какого-нибудь бродяги. И вместе с этим пожирают и его память, и личность, и воспоминания. И вообще, в таком случае, душа разумного просто-напросто берет верх над душой волка. И волк получает возможность превращаться в разумных существ. Обычно – в жертву. Вернее, это даже и не волк, это сама жертва становится способна превращаться из волка и обратно. Вот только звериная суть безвозвратно меняет личность. Короче, это и не волк, и не жертва. Это что-то новое, новое нечто, новая личность. Но бывают случаи, когда такой оборотень способен превратиться вообще в любого, кого кусал, или вообще – просто видел! Обычно, когда душа принадлежала магу, так бывает. В общем, разновидностей у темных оборотней много, одно у них общее – свет на дух не переносят. Волки же – ночные животные, а с этим преобразованием светочувствительность у них во много раз усиливается. Поэтому передвигаются они строго по ночам и в сумерках. Ну, или по лесу, темными оврагами. Собственно, потому нас сейчас и не пустят. С точки зрения стражи, оборотень мог сожрать беднягу-Горнбрада и принять его внешность. И попытаться проникнуть в город.

Глава 31


Когда мы оказались в башне, я понял, почему лесенка раскручивалась так громко. Не, не только потому, что она сама была железная. Еще потому что она была намотана на большой железный же вал, который вращался через редуктор. Редуктор состоял из большой шестерни, закрепленной на валу, и маленькой шестерни с ручкой, которую сейчас вращал привратник, сматывая эту жертву средневековой металлургии. Машинного масла в этих краях явно не знали, ибо крутилось все это безобразие с самым ужасным скрипом и стоном. Издалека могло бы показаться, что этот звук издает слониха, рожающая ржавый запорожец, который пытается завести с толкача толпа пьяных таджиков. Не вынимая из слонихи.

– Это и есть плотный ужин? – спросил я, глядя на кашку. – я бы сказал, что это легкий завтрак.

Трактирщик кивнул и начал отдавать приказы на кухню, а гном там временем вернулся к нам за столик. Тем временем к нам подбежала шустрая пухленькая подавальщица с подносом. Резво расставив перед нами по чашке ароматной каши из какой-то незнакомой крупы с мясом, по кружке пенного пива мне и гному, и бутылку вина с пустым глиняным стаканом перед Лехой, она вновь скрылась на кухне.

– Пацаны, чисто интересно глазомер проверить. – подал я голос, чем отвлек стражника от поклонов и привлек к себе внимание присутствующих. – А в этом городе тыща человек живет?


– Вот! – с гордостью сказал гном, указывая на круглую высокую двухэтажную избушку овальной формы. – Пьяный кабан!

– Тысяча двести примерно. – Ответил Горнбрад. – А что?

– Ага. – хмуро кивнул Леха и кивнул в мою сторону – Вон, его до трактира довести.

Оставив охреневшего сторожа в одиночку переваривать услышанное, мы спустились с вышки и Горнбрад повел нас одному ему ведомым путем. А может и не одному, может Леха тоже знал этот город. Но вот то, что он кабаки местные знает и может по сумеркам найти местную бухальню, мне кажется весьма и весьма сомнительным заявлением.

– Это ваше будущее, милстивый херпарх, а «Пьяный кабан» – это название этого милейшего и достойнейшего заведения! Добро пожаловать в обитель воинов, охотников и искателей приключений! Цены тут конечно, чуть выше, чем в «хромом петухе», но зато публика достойная! Никаких воров, подонков и прочего отребья! Только драчуны, задиры и алкоголики!

– Доброго вечера, уважаемый Дииан! – начал гном – нам, значит, плотный ужин охотника на троих… Алексей, как обычно? – обернувшись к нашему столику, спросил Горнбрад Леху. Дождавшись Лехиного кивка, гном опять повернулся к трактирщику.

– Да ничего – пожал я плечами – Говорю же, чисто интересно, насколько точно на глаз могу такое определить. Вот, слегка не угадал. Идем уже? У нас ведь, как-никак, великая миссия!

Я поднял кружку над столом. Леха поддержал меня, слегка стукнувши по ней своим стаканом, который он уже успел наполнить вином. Гном, посмотрев на это, кивнул, и присоединился в чекающемся жесте.

Закончив крутить механизм, страж заклинил эту конструкцию каким-то рычагом и повернулся к нам. Поздоровавшись с гномом через рукопожатие, он поклонился Лехе. В мою сторону стражник старался не смотреть. Ну и больно надо.

Я решил пока поразглядывать город. С вышки всегда удобней, чем с земли. Увиденное не произвело особого впечатления. Хотя смотрелось это все и непривычно. Ближе к стенам располагались невысокие домишки. Как и во всех городах, наверняка кварталы бедняков. Держу пари, чуть дальше будут разные ремесленные лавки, кузницы и мастерские, потом торговые ряды, а потом дома разной местной знати и в центре или около того храмы и жилье местной большой шишки. По-любому, это вон те строения, посередине. Трехэтажная махина, поди и есть жилье местного лорда. А поменьше, рядом, храм. Ну и площадь имени какого-нибудь местного лениноимитатора. Так же вроде все такие города устроены? Хотя, не похрен ли? Надолго я тут задерживаться не хочу. Вот затарюсь… А чем? Снаряга моя меня, в общем то, устраивает. Сухпайков каких-нибудь надо будет прихватить, да рюкзачок не помешает. А, еще, пожалуй, стрел пару пучков про запас. И самогоночки пару пузырей из гнома вытрясти. Самое главное – натрахаться в дорогу хорошенечко! А то чую, в дороге поебаться придется, и то не с бабами, а с судьбой. И то по большей части это она меня будет. Вот чую, что херня случится. Вот прям уже пиздецом попахивает. Но не будем о печальном.

– Это для затравки – хохотнул гном – Чтоб не развезло, пока основные блюда несут! Ну, пивом не чокнешься, до краев налили, давайте выпьем за удачный поход! Что из лесу вышли все в целости и сохранности!

– Вы здесь с миссией? – с придыханием и благолепием спросил стражник у Лехи.

Насчет того, было в трактире людно или нет, я не мог точно сказать. Человек тридцать было помимо нас. И при всем при этом треть столов была еще пуста. Усадив нас за небольшой столик и сбросив рюкзак под стол, гном пошел к стойке трактирщика.

– Да, значит. Плотный ужин охотника, три штуки, бутылочку легкого вина от Гриида ерпарху Алексею, и нам с Денисом крепленого пива подносить, пока чего покрепче не затребуем! За расчётом завтра Нарха пришлешь, как обычно. Мы только из леса вернулись.

– Так отчего ж не чокнуться? – прервал я гнома, пока он не начал хлестать свой пивас – Давай по-нашински тогда.

Слушая этот рекламный лозунг, я подумал, что в гноме пропадает неплохой маркетолог.

– Это ты вон про ту пьяную тушу у порога? – Кивнул я на явно довольного жизнью местного обитателя в сером простом холщовом одеянии с жирными пятнами на жирном пузе. Тело хрюкнуло, всхрапнуло и перевернулось со спины на бок, поворачиваясь к нам спиной.

Так вот, про местную архитектуру. Была одна интересная особенность. На каменном фундаменте, по колено от земли, покоились бревна. Вертикально. Как и в стене вокруг города. И такая особенность позволяла строить стены любой формы и длины. И потому большинство нищебродских домишек были круглой или овальной формы. Наверное, давным-давно, того, кто придумал такие формы домов, часто ставили в угол. Он вырос, стал царем и велел всем строить дома без углов. Ну, а может, в угол не ставили. Может, били еблицом об угол. Или, что еще хуже, мизинчиком на ноге. И теперь городская архитектура отличалась редкостным безугольем. Чем дальше к центру, тем крупнее становились дома, появлялись вторые этажи. И тем причудливее становились изгибы стен домов. Но нигде не было углов. Ну, и крыши были покрыты на отшибе каким-то сеном, ближе с середины и дальше в центр чаще встречались какие-то черепицеподобные покрытия. Ну и дворец весь был плоской черепицей устлан. И даже крыша была выкрашена в ярко-зеленый цвет. Короче, впечатления не произвело. Как и сам городок. Почти круглой формы городская стена окружала пятачок диаметром, ну, может километра полтора. В средние века в Европе на такой площади жило бы тыщи 2–3 народу. Но вот застройка тут была намного менее плотная.

Гном всхохотнул и, открывая дверь, на ходу сказал.

Леха поднял руку прямо перед собой и направил ее ладонью вперед, по направлению к стражнику. Ладонь ерпарха окутало сияние, через секунду переместившееся с ладони на грудь служителя правопорядка. С груди оно растеклось по всему телу и… впиталось прямо через доспех. А, ну да. Я ж не сказал? Стражник был в простом кожаном доспехе. На груди было что-то наподобие бронижилета, тоже из кожи, только сверху обшитое крупной кольчугой, со спины и спереди защищающее торс воина. Короткий меч слева на поясе, кожаный шлем с отдельным от шлема забралом на завязках. Левые завязки в данный момент были распущены, и закрывающая лицо кожаная пластина болталась, чтобы не мешать дышать и говорить. Стражник на несколько мгновений замер, а после принялся яростно кланяться и благодарить Леху.

– Ну, будем!

Глава 32


Вкус у пива был непривычным. Почти без горечи, скорее пряный вкус. И пены почти не было. Надо будет показать местным жителям хмель. Только вот где его взять? Ладно, стану богом и сотворю этот самый хмель! Разведу огромную плантацию, буду богом пивоварения! А че? Бог виноделия же есть, вон и ульта у меня его в наличии! И видимо, это дает нехилую прибавку к почитателям, раз он с такой способностью творения выбрал путь покровителей алкашей. А может, он просто сам алкашом был и просто собутыльников собирал? Надо будет найти его и напоить. Ну хотя бы попробовать.

– Ну и что я опять не так сделал? – посмотрев на них по очереди, спросил я.

– А почему бы им не поддаваться тогда, когда мужика хочется, раз уж такая сильная традиция и без ее соблюдения никуда? Ну, поскользнулась во время борьбы «случайно», упала на лопатки – вот он, мужик!

Леха отпил еще вина и, пожевав губы, продолжил:

– А зачем ей меня убивать-то? – не мог я понять всего происходящего – Это ж просто палец! Ну, пусть сломает палец, или на память себе оторвет.

Впервые в жизни я понял на своей шкуре, что такое «пробил холодный пот».

Те кивнули ей в ответ.

– Стандартный протокол городской дуэли. – кивнула Шииран. Я согласна.

Громила засмущался, его глаза мелко забегали, а после он отвернулся от нас, и залпом опрокинул в себя свое пиво. Ну или что он там пил из аналога местной пивной кружки.

Пустые кружки были оперативно заменены на полные, и мы приступили к геноциду копченостей.

– Кому ты хоть умудрился свой палец продемонстрировать? – спросил Леха, сидевший спиной к стойке и не видевший всей картины.

– Как, как… – ответил Леха, приложив ладонь к лицу. Ей богу, скоро фейспалм станет его родным состоянием, а ладонь прирастет к морде. – В этих краях этот жест пальцем вверх означает «у меня на тебя встал», пальцем вниз – «на тебя никогда не встанет»

Тем временем Шииран, заказавшая ранее сразу пять кружек пива, допила последнюю и уверенно направилась к нашему столику.

– Мастер – кивнула она Горнбраду.

– Ты придурок, ты в курсе, что даже в нашем родном мире в разных странах одни и те же жесты по разному трактуются?

Гном замолчал и снова опустошил очередную порцию пива. И куда только лезет? Он выпил уже больше, чем весь гном места занимает!

– Может, на смерть? – переспросил я.

– Денис – как-то непроизвольно я повторил ее жест.

От этих мыслей отвлек меня Пушистик, спрыгнувший с плеча на стол и, фыркнувши, начавший обнюхивать мою кашу. Вот блин блинский. А я и забыл совсем о нем. Погодите, это он че, так и спал на мне, даже когда я пытался штурмом брать привратную башню и даже не пикнул? Мне бы такой сон!

– Шииран – кивнула она мне, стукнув себя кулаком правой руки по центру груди.

– Ага, она самая. – кивнул гном. – Дорогущая вещь, но не продам никому. Мне то она по случайности досталась. Шел как-то по лесу, ингридиенты собирал для зелий. И тут разбойники залетные. Грабить, меня значит, собрались, а сами по уровням то, как дети. Я бы их даже спросонья одолел бы, не вспотев. Порубил я их значит, а у них мешок этот интересный. Лежала то у них там ерунда. Пара монет, да хлеб с мясом копченым. Интересно было конечно, где они его стырили. Но не искать же некромантов ради такого дурацкого ответа? – расхохотался гном.

Леха многозначно на меня посмотрел и добавил:

– Угу – сказал Леха и хлебнул еще вина и хватаясь за очередной кусок мяса.

– Да брось. Я же видел, как ты душеглота одолел. И это без уровней и почти без маны. – отмахнулся рукой Леха и подхватил очередной кусок мяса. – врубишь берсерка и повалишь ее. Это женщины у валькирий насмерть бьют. Мужику достаточно повалить ее на обе лопатки либо удержать прижатой к земле на три счета. А уж толпа точно соберется знатная, посчитают по совести.

И даже теперь не знаю, что хуже. То, что показал этот жест громиле, или то, что громила не оскорбился, а засмущался…

– Когда началось вырождение мужской половины населения, был принят, так сказать, закон. По возрождению мужского духа. Переспать с валькирией, а тем более – взять ее в жены, может только мужчина, одолевший ее в бою. Если не одолеешь – скорее всего, выйдешь из поединка трупом. Или инвалидом, если повезет. А с учетом того, что в городе нет никого, кто бы посмел попробовать сразиться с Шииран, мужика у нее давно не было…

– Да а что против то? – облизнув губы, ответил гном. – вполне культурный у тебя зверек, да и пакостить ради пакости не в природе змеебоев. Да и места там еще полно.

– Неее, ты ж ей на потрахушки намекнул – ответил пришедший в себя после залпом выпитой кружки Горнбрад – теперь она пришибет тебя в любом случае. И убежать не получится, она сильнейший воин в городе, у нее уровень почти шестисотый.

Я тоже ее внимательно осмотрел. А вблизи она очень даже ничего так, оказывается. И мордашка симпатичная, и фигурка со всеми нормальными, вполне себе женскими пропорциями. Сиськи не оценить под кирасой, конечно, но судя по форме нагрудной пластины, тоже норм, вполне себе средняя. Правда, если учитывать тот факт, что ростом она с Валуева… В пропорции к моим рукам ее средние пропорции должны быть весьма внушительными.

– А у них и выбора нет. Народ их, можно сказать – собственность Мардука. – сказал гном. – Не мучай понималку, чтоб разобраться во всем этом, нужно родиться и вырасти валькирией. Слишком много там нюансов. Но и преимуществ расовых у них тоже не мало. Одна сила врождённая на сотню с пеленок чего стоит! У женщин, конечно, но все же.

Шииран покраснела и пошла к выходу, а я поплелся за ней. Так, что там, говорите, нужно? На лопатки завалить? После нескольких литров крепленого пива? Как бы самому первым не завалиться…

Тем временем нам принесли добавку. Те самые три штуки плотного охотничьего ужина. Ебааааа…

– Ну так про награду точно теперь знаешь, условия победы мы тебе сказали. – ответил за обоих Леха. – по правилам… я думаю, будет честно ограничить активные заклинания, способные повредить строения, мостовую и нанести вред людям. Ну, и соответственно, не делать этого самостоятельно. Ну, а пассивки и узконаправленные заклинания – пожалуйста. Как смотрите на это?

– Горнбрад, ты его так сейчас еще больше запутаешь, дай я объясню – прожевав и проглотив, заговорил Леха. – Видишь ли, Денис, тут такое дело. Шииран – «валькирия». Раса типа амазонок. Так сложилось, что мужики у них рождаются мелкие и хилые, а женщины – сильные и высокие. Валькирии, можно сказать, избранный Мардукором народ. Давным – давно в их родном мире произошла катастрофа, мир стал непригодным для обитания, и Мардукор расселил их по многим мирам, включая и Небарру. Это воины чести. Хорошие, сильные воины. С сильными древними традициями. В основе одной главной традиции лежит одна история…

Ответил за меня гном, сидевший так, что стойка входила в его поле зрения:

– Готов, пошли. Больно бить не буду. Так, легонько слегка отшлепаю.

– Так что отвертеться у тебя нет шансов. Готовься. Ты теперь обречен на секс.

– То, что придурок, в курсе. А про жесты не, не думал. Да и как можно по другому трактовать фак? – ответил я, а по спине пробежала холодная капля пота, сопровождаемая толпой мурашек, и скрылась в межбулочном пространстве.

– Можешь в рюкзаке под столом посидеть, там же и заночуешь, пока мы тут сидим. – сказал я Пушистику. – Горнбрад, ты ж не против?

– Пацаны, я знаю правилу и награду? – спросил я у спутников.

Гном хлопал выпученными по пять рублей глазами, а Леха прокашлялся и сиплым голосом сказал:

Короче, вердикт. Вполне себе ебабельна. А под пивко, так ваще – ОГОНЬ!

– А че, есть выбор? – спросил я под давлением трех взглядов. Даже больше. Все окружающие явно догадались, что происходит и смотрели в сторону нашего столика с явным интересом. Ну да, судя по услышанному от друзей, зрелище им предстоит редкое.

– Кстати, все хотел у тебя спросить, как у тебя там все поместилось то? Голова, шкура, листья, а ведь еще свои вещи у тебя были с собой. Магия пространства какая-нибудь?

Допив пиво и глубоко вздохнув, я встал из-за стола и глядя на предполагаемые сиськи, сказал:

– Нельзя, в этом нет чести. – ответил на этот раз Горнбрад. – За нарушение кодекса чести Мардукор может силу отобрать, или даже жизнь. И уж душу такой бесчестной валькирии он точно не заберет после смерти к себе.

Не просто пиздец, а пиздеццище.


– Шииран? – поднял Леха левую бровь – Ну, тогда считай, тебе повезло. Она тебя небольно убьет. Ррраз – и все.

Леха хлебнул еще своего винца и принялся жевать кусок окорока.

– Нуууу, не знаааю даже. – протянул я – Секс или жизнь. Я бы сто раз подумал, прежде чем такую религию выбирать.

Среднее колечко копченой тонкой колбаски. Жаренная на огне птичка с голубя размером. Ну, или с куропатку, если вам угоднее. Гирлянда на веревочке из копченых ножек какого то мелкого зверя. Точнее не скажешь, не зная местной фауны. Может, зайчонок, может, крыса. Без шкуры то они все одинаковы. Горшочек горячего острого сырного соуса с чесночным ароматом. Нарезанный ароматный белый хлеб. Нарезанный копченый окорок. Нарезка из свежих незнакомых овощей с приятным запахом. Короче, этим ужином можно спокойно целый день питаться. Или один вечер закусывать. Привет гастрит и здравствуй язва, если желудок не лужоный. Но мои внутренние органы лишь зловеще усмехнулись от увиденного и требовательным урчанием заявили немедленно наполнить их этим месторождением гастрономического оргазма и изжоги.

– В таком случае, выходим и начинаем? – спросила валькирия, склонив голову набок и оценивающе оглядывая меня.

Горнбрад резко перестал жевать, судя по прекратившимся с его стороны характерных звуков поглощения пищи. А Леха подавился и начал кашлять и стучать себя по груди правым кулаком.

Тем временем за окном стремительно темнело, а в трактире стремительно становилось людно. Столы уже все были заняты. За стойкой бармена… тьфу, трактирщика сидело несколько человек. Мое внимание зацепилось за громилу возле стены. Метра два ростом как минимум, гладковыбритое лицо, темные волосы, стрижка-каре. Одетый в кожаный пластинчатый доспех без шлема (фетиш тут по кожаной моде, что ли?), со стальным широким нагрудником, с двумя короткими мечами, скрепленными накрест на спине. Сидел, пил пиво и пялился на нас. Первый раз я не придал этому значения. Второй раз, встретившись взглядами, я успокаивал себя мыслями о том, что он просто рассматривает новичков, а не хочет нами закусить. На третий раз я не выдержал и пиво, уже в немалых количествах плещущееся во мне, показало ему средний палец.

– Ши… ши… Шиира… Н…

А мурашки решили свалить из задницы на всякий случай.

– В общем, справная вещица, в нее в пять раз больше внешнего объема напихать можно. Один недостаток – вес все-равно остается. Потому силушку надо немалую, чтоб полноценно мешком пользоваться.

Зверек благодарно пискнул и скрылся вместе с мясом под столом.

– Я весьма польщена твоим вниманием к моей персоне, и вызываю тебя на священный бой! Ты знаешь правила и награду?

– Ерпарх – кивнула она Лехе.

Змеебой тем временем выудил из тарелки пару кусочков мяса и начал оглядываться по сторонам. Видимо, благодаря той самой пресловутой связи между нами, я понял, что он ищет, где бы хавку заточить, чтоб не затоптал никто.

– ОНА!!!???? – воскликнул я – это – самка??!

Пиздец.

Я слушал и кушал. Интересная каша. На вкус, я бы сказал, похожа на аморантовую вареную крупу, со специями. Ну и с мясом, конечно. Я даже не удивлюсь, если вы не знаете, что это. Редко у нас такую фигню встретишь, я так один раз всего в жизни это пробовал, и то случайно. Довелось как-то с ЗОЖниками бухать, а у них дома всякие деликатесы диетические. Гречка, амарант, полба. Мука и крупы. Я кроме гречки то до того момента из этого списка и не знал ниче. Обгуглился в тот вечер по самые помидоры. Даже на порнуху с ацтеками попал каким-то образом. В общем, в тот вечер мой кругозор стал шире, а ряды ЗОЖников – уже.

Глава 33


Мы вышли на площадку перед трактиром. Следом за нами потянулся народ, даже сам товарищ бармен покинул помещение и присоединился к толпе, окружившей нас неплотным кольцом шагов в десять диаметром. Я снял колчан с луком и куртку и попросил спутников подержать.

– Щас немного запьем пивом привкус победы и пойдем в номера. – ответил я. – Я правильно понимаю, комнаты на часы и сутки тут же, на верхнем этаже сдают? И это, если че, не ерпарх, а херпарх. Хотя из меня скорее просто хер, но все же.

Дверь отворилась и зашла подавальщица с подносом, на котором был заказ, а за ней робко вошла Шиирана. Ну вот вообще не вяжется ее внешний вид с образом стесняшки. Мозг немного начал давать трещину от происходящего сюрра. Поставив заказ на табурет возле кровати, подавальща хитро мне подмигнула и вышла, сказав на последок, чтобы звали, если что понадобится.


Двигалась Шииран на удивление почти даже не замедленно. Ибо я даже со своим ускорением еле-еле увернулся. И то не совсем. Кулак скользнул по скуле, а мне показалось, что меня поцеловал камаз на полном ходу. Лицо хрустнуло, а меня начало разворачивать. Продолжив движение по инерции, я развернулся лицом навстречу падению и тротуару, и перегруппировался, чтоб банально не упасть. Хорошо, что под берсой физика не ускоряется, и падение превращается в медленное планирование. Хорошо, что не упадешь моментально. Плохо, что противник тоже ускорен.

– Вот такой – сказал Леха и мутировал. На несколько секунд он оброс чешуей, а морда лица стала змеиной. Побыв так немного странным рептилоидом, он превратился обратно в Леху. В это время над его головой светился красноватый разомкнутый спереди овал. Даже не овал, а… Римские статуи цезаря видели? Он вот всегда в венке таком ходит, по бокам ветки торчат. Как рога. Вот такие же рога светились над Лехой. Светились едва заметно.

Я собрал мелочь, сложив ее в колчан, и пошел за Диианом.

Я решил, что хватит играться и врубил ульту Мардукора. Берса сработала в последней настроенной конфигурации и ожидаемо мир вокруг замедлился. Толпа вокруг, включая Шииран, застыла с удивленными мордами. Че опять не так? В тот раз гном ошалел, теперь все. Они же не должны видеть ничего, это ж не файербол? Или… стоп, а что это за красноватое свечение над головой? Подняв взгляд, я попытался найти источник свечения, но он застеснялся и скрылся вслед за макушкой сзади. Ну и хрен с тобой, золотая рыбка, потом разберусь. Я опустил взгляд и увидел приближающийся кулак громобабы.

Мылить мочалку корнем было непривычно и вначале не получалось. Потом попробовал его окунуть в кипяток. Дело пошло куда лучше. Вдоволь наотскрябавшись, решил, что обязательно в следующий раз приду с веничком из местных березок, обтерся «полотенцем», на деле оказавшимся просто отрезком толстой ткани. Пижама же была из материала, типа льна. Немного грубоватая в сравнении с машинной тканью моего родного мира, но все же приятная на ощупь, и пахла какими-то травами. О, даже кондиционер для белья изобрели, молодцы! Действительно, достойное заведение, этот пьяный кабан!

– Как, ультой?.. – непонимающе захлопал глазами гном. – У Мардука ж берсеркерство в уникальной способности, там не сотворить такого…

Поняв, что от всей этой кучки событий у меня уже голова кругом идет, я допил пиво и обратился к Горнбраду.

– Дииан! На мой счет! Две баньки, два комплекта свежей послебанной одежды, и два номера моим друзьям! И одежду походную им почистят пусть, а то небось долго потом в походах в ручьях стираться придется.

– Вот. Каким макаром – сам ваш Мардук не ведает, но я херпарх двух богов. Как и то, откуда этот алкоголик выпал, он тоже не ведает. Так что, если по дороге будет, найдем его пропитую тушку и вставим ему бутылку в задницу. Пустую, чтоб обидней было. Но мы от темы отклонились. Какой, нахрен, НИМБ?!

Как только она коснулась спиной каменного покрытия нашего импровизированного ринга, ее лицо изменилось с сосредоточенного на удивленное, а затем она просто встала на паузу. По медленно расслабляющемуся телу я понял, что она отрубила ускорение. Видимо, условие про лопатки выполнено.

– Ты мне еще баньку обещал. Покажешь? Мне срочно расслабиться надо, устал. Пора помыться да в кроватку.

Трактирщик ухмыльнулся, кивнул и вышел, захлопнув дверь за собой.

– Прошу прощения, ваше превосходительство! – начала лепетать Шииран. – Херпархов тысячи лет не было, я не знала, простите. Приму любое наказание…

– Ши, ты головой стукнулась вместо спины? Хорош дурью маяться, а то хуй в ухо вставлю и скажу, что так и надо. А наказание, коль так хочешь, получишь. – ухмыльнулся я, оглядывая ее фигурку. – Можно даже так же, на коленях. А пока вставай и пошли, штрафного пивка жахнем.

В реальность меня вернул стук в дверь.

Трактирщик кивнул и жестом позвал меня за собой. Он вообще разговаривает? Хотя, немой бармен – золотой бармен! Все выслушает и никому ничего не расскажет.

– Победитель – Денис! – коротко сказал Леха в гробовой тишине и опустил меч, который он так и продолжал держать над головой. И толпа вокруг взорвалась. Люди хлопали в ладоши, топали ногами, улюлюкали. Кто-то похлопал меня по плечу.

– Ну, так это… – Замялся гном – Непривычно это, видеть нимб над низкоуровневым существом. Он же светится, когда только ульту включают, а она на высоком уровне. Да и редкость это. А еще ты ее без предупреждения включаешь. Это… ошарашивает.

– Полотенце, пижама, мочало, мыльный корень. Баня. – указал он на одну дверь. – Нужник – указал на дверь напротив.

Перехватив поудобнее руку Шииран, я просто… поднял ее на руки. Ну, а че ее пиздить? Она же не со зла, она просто трахаться хочет. Бабы с недоебитом еще и не такое творят. А под берсой с такой накруткой параметров ее вес вообще не чувствуется. И я аккуратно начал ее укладывать на землю. На лопатки. Конечно, Шииран пыталась вырываться, заехать мне ногой в ухо, сжать свободной рукой яйца… И не будь я сейчас в три с лишним раза сильнее и быстрее ее, у нее бы это ой как получилось. А так будто пьяную бабу в такси укладываешь.

Шииран переменилась в лице и грохнулась на колени, склонив голову. Благо народ уже заходил обратно в бухальню и мало кто смотрел на этот позор.

– Вот и мы не замечали, пока светло было. – парировал Леха. – Тем более, у твоей второй ульты цвет белый, а у Мардукора красный.

Облачившись в пижаму, я выглянул в трактир. Дииан кивнул и, передав очередной заказ посетителю, пошел ко мне.

При этих словах Шииран опять покраснела. Вот как такой крутой воин может так плохо контролировать эмоции? Ладно, мы ее скромность быстро исправим!

Шиирана робко присела на краешек кровати и потупила взгляд в пол, будто собираясь с мыслями.

Я решил не выделываться и для начала ушел в инвиз, чтобы уже из невидимости оценить, на что Шииран способна. И тихонько сместился чуть влево. Способна она оказалась на многое, судя по тому, что она слегка прищурилась и резким рывком рванула в мою сторону. Собственно, тут уже было не до скрытности, поэтому я, не стесняясь звуков и матов, резко рванул назад и вправо, отключая инвиз за ненадобностью, в последний момент в сантиметре увернувшись от мощного удара сапогом в область головы.

– Священная дуэль! Начали!

– Ок, я мыться. Ши, ты следующая.

По площади прошлись глухой звук удара и волна пыли, поднятые тушкой Шииран. Упс. Похоже, все-таки знатно приложил. Но вот судя по мечтательной улыбке медленной встающей с земли валькирии, ей это было слегка до пизды.

Перекатом уйдя в сторону и разрывая дистанцию хоть немного, подрубил ульту творения и материализовал в руке кусок гранита размером с кулак. Хм. Хм, хм, хм… А на бухую голову легче творится. И даже будто маны ушло меньше положенного… Но хрен с ним, не до этого.

Шииран плавно обогнула мою планирующую на тротуар тушку и от души саданула коленом под дых. Желудок взбунтовался и продемонстрировал миру плотный ужин охотника. Струя блевоты рванула как из пожарного шланга, немного пошатав камни брусчатки. Ну да, блевать под берсой – тоже убойно. А я полетел навстречу к звездам. Странно, но боль почти не чувствовалась. Сказывается повышенная живучесть?

Я зашел в настройки берсы и просто умножил все параметры на три. Ожидаемо, система сказала, что способку надо перезапустить для работы новой конфигурации. Я сделалал выкл/вкл берсы.

С этими словами он вскинул меч вверх и ловко отскочил назад, присоединяясь к толпе зрителей.

Банально кинул в нее камень. Не, то, что она поймает камень, я даже как-то ожидал. А вот того, что она этот камень сожмет в ладони и раскрошит в мелкую смесь щебенки и песка, не ожидал. Сделаем заметку, чтоб ни коим образом у нее в руке не оказалась моя шея. И яйца. Но шея важнее. Буду жив – яйца отращу как-нибудь. Сто пудов надо просто живучесть поднять до десятка тыщ едениц. А вот в то, что голова отрастет, с трудом верится.

– Ты великий воин, ерпарх Денис. – поклонилась Шииран. – Когда ты хочешь получить свою награду.

Леха решил выступить в качестве рефери. Встав ровно между нами, он взял меч и опустил его кончиком острия на мостовую.

– Да. Крепкого вина пару бутылок, кувшинов, или в чем оно там, сырной нарезки и позовите Шиирану в баню, а потом ко мне. У меня к ней дело.

Перекувыркнувшись в воздухе, я начал медленно падать на подставленный под меня кулак.

Я развалился на кровати, погрузившись в мысли. Да, устал за день. Подумать только, столько событий, новых знакомств и культурного шока… а ведь прошло чуть более суток, как я очутился в этом долбаном мирке. Не, одназначно, надо расслабиться, пока кукуха в дятла не превратилась.

– Блин, точно. – рассеяно почесал я переносицу. – Ну, короче, Вакх тут еще в добавок к моей заднице пристроился. В переносном смысле. – уточнил я на всякий случай. Шииран при упоминании имени пьяного бога чуть не выронила кружку и слегка облилась пивом. Странные они тут все какие-то. Одного бога помянешь – кланяются. Второго – ронять все начинают. Ну и пофиг. Я по их меркам, наверняка, вообще наглухо отбитый на обе головки псих.

Я осмотрел помещение, в котором оказался. Достаточно жарко натопленная комнатушка два на два метра. Слева от входа каменная стена излучала жар. Видимо, просто обратная сторона большой печки. А что, разумно. Зачем в пустую терять тепло, если кухонная печь и так молотит? В этой самой печной стенке находилось два углубления по полметра шириной и сантиметров тридцать высотой, на уровне груди. В них слегка булькала вода. Ага. Этакие каменные баки. Круто. У стены напротив был трёхъярусный полок. Справа бочка с холодной водой. Пара деревянных типа тазиков на полке и деревянный ковш, целиком выструганый из дерева. Возле входа стоял небольшой табурет, на который я скинул снарягу и залез на полок.

– Одежду почистят и принесут утром. – сказал Дииан.

Дииан вывел меня через дверь напротив входа. Там оказался небольшой коридорчик-закуток с несколькими дверями. Зайдя в одну из них, он сразу вышел со свертком, который он вручил мне.

Я включил музыку и просто расслабился, погрузившись в потоки таких знакомых и милых сердцу аккордов…

– Так на поляне я тогда хлеб с кетчупом тоже ультой создавал, че тогда глаза не пучились? – спросил я в недоумении.

Когда мы вошли в «пьяного кабана», зал весь в очередной раз взорвался восторженным ревом толпы. В шуме толпы слышались отдельные пожелания удачи, восторженные поздравления и предложения выпить за их счет. Что характерно, не было ни одной пошлости по поводу выйгрыша в дуэли. И либо это хорошее воспитание(Ха. Ха-ха. Ха-ха-ха), либо репутация Шииран. И вот во второе как-то больше верится.

Шииран густо покраснела, но все же поднялась с колен. Коротко поклонившись, она застыла, склонив голову и сложив ручки, как нашкодившая школьница. Я приобнял ее за талию и потянул в трактир. Леха и Горнбрад тоже уже заходили, чуть задержавшись в дверях, ожидая нас.

– Открыто! Заходите, кто бы там не был!

Нифига себе, какое сложносочиненное с его стороны предложение.

– Денис, ты ж этот момент то в своем рассказе упустил. – вставил свои пять копеек Леха. – Про Мардукора все рассказывал.

И только тут я обратил внимание на источник света. Просто привык к лампочкам, потому и не заметил сразу, что освещение то – не от факелов или свечек. На правой стенке была прилеплена стеклянная или из похожего материала половинка шара и светилась пусть и не сильно ярко, но ровно и белым светом. Ну, лампочка. Я подошел ближе и заглянул внутрь. В лампочке едва заметно перемещались три небольших светящихся шарика. О как! Магия, етить ее!

– Так второй ультой! Второго хренова бога, которой я еще голову из камня в металл переделал! – Воскликнул я.

– Помоешься – позови. Покажу комнату.

– Что? Так Мардук же один остался, какого второго? – непонимающе залепетал гном – Неужто кто-то из младших научился? Или Мардук и научил?

Ага, щас, обойдешься.

Мир рывком вернулся к своей обычной скорости движения и я смог нормально отдышаться. Воздухом, а не тем густым холодным киселем, в который он превращается под берсой.

– Давай вина выпьем, а то ты сильно уж напряженная.

Я кивнул и вошел в «баню». А он все таки говорящий. Хотя, конечно, болтлииииивыый! Это ж как его люди задолбали, что он такой болтун?

Шиирана кивнула и, протянув мне одну глиняную бутыль, взяла вторую и приложилась к ней. Да, из горла. Бокалы то я не заказал. Я последовал ее примеру и тоже приложился к своей литровой, или около того, бутыли. Мы поставили тару обратно на табурет. Шиирана задумчиво кивнула каким-о своим мыслям, встала, каким-то образом погладила магическую лампочку, закрепленную на стене над кроватью, и неожиданно напрыгнула на меня.

– Что-нибудь еще нужно? Спросил трактирщик.

Падать на медленно движущийся на меня снизу кулак было немного забавно. Я ж не супермен какой-то, чтоб летать, пришлось падать, куда физика послала. Как только кулак Шииран оказался в зоне досягаемости, я прервал это успевшее даже наскучить падение и рванул руками кулак на себя. Ощущение было, что я рванул березу за толстый сук. Шииран почти даже не шелохнулась от моего берсанутого рывка. Ну, зато хотя бы сам нашел точку опоры для ускорения своего затянувшегося падения. Направив свою тушку в сторону земли, развернулся ногами и встал, наконец, на твердую поверхность.

– Кстати, друг мой бородатый, че вы все так глаза пучите, когда я ульту Мардукора врубаю? И что там за лампочка над башкой светится.

– Ну вы и дали жару, Денис, Шииран! – начал Горнбрад, едва мы уселись за стол. – Вот вроде даже минуты битва не продлилась, а сколько мощи в воздухе разлилось! От ваших движений аж волны ветра расходились!

– Было бы светлее – не заметил бы. – сказал я, потягивая пивко.

Я обтер губы тыльной ладони и тихоньку сплюнул скопившуюся слюну с привкусом желудочного содержимого.

– А что показывать? Все тут! За что я люблю пьяного кабана, так это за то, что тут есть все, что нужно уставшему путнику! И выпить – закусить, и помыться, коль захочется, и спальни – БЕЗ ПОСТЕЛЬНЫХ БЛОХ! Так что к трактирщику обратись, он все покажет. И баньку, и спальню. А завтра ко мне придете, Алексей дорогу знает. Дистиллятом моим похмелимся, да зелье справим, что я обещал.

Я тем временем накинул обратно куртку с колчаном. Не знаю даже зачем. Рефлекторно как то. После того, как я оказался в этом мире только с тем, что было на мне, расставание с аммуницией приносило некий дискомфорт. Как бы до дурки такими темпами не скатиться. Интересно, в этом мире есть дурки?

Открыв очередную дверь закутка, он вывел меня по лесенке на второй этаж и открыл одну из комнат, жестом приглашая войти. Когда я вошел, он так же молча дал мне ключ.

На всякий случай я отошел на пару шагов назад и тоже отключил берсу.

На миг мир вернулся к своей обычной скорости, а потом словно встал на паузу. Не, реально такое впечатление. Если и так все окружающие двигались крайне-крайне медленно, то тут движение стало практически не заметно. А воздух стал в три раза гуще. И дышать им стало в три раза тяжелее. Ну, не учит меня жизнь делать вдох перед нырком.

Глава 34


Если вы думаете, что двухметровая атлетка, пусть и в достаточной мере обезжиренная – пушинка, то я бы вам посоветовал испытать эти ощущения на своей шкуре. Скажу лишь, что мне в процессе вручения призов пришлось врубить упрощенную версию берсы с повышенными силой и живучестью, чтобы не быть поломанным, как кровать. Да, массивная дубовая или типа того кровать не выдержала и покосилась на две ножки. Хорошо хоть, ножки сломались так, что головной край кровати остался приподнятым и лежать было удобно. Сну-сну в полном своем воплощении, если вы понимаете, о чем.

«Мост через вечность – этот миг
Прячет истину в нас самих.
Здесь кто-то так же жизнь назад
Делал первый вздох, первый шаг.»
«И он как ты искал ответ, заблуждался.
И он любил, и он терял,
Оставляя за спиной сожжённый мост
От свершения и до грёз.»
«Мост через вечность – этот миг,
Там в конце него новый мир.
Каждый приходит в свой черёд,
Чтобы вновь начать полёт.»
«И он найдёт ответ на все вопросы.
И он пойдёт своей тропой,
Оставляя за спиной сомнений рой,
Затихающей грозой.»

М: *рукалицо*

– Так переводится речь разумного говорящего. А это музыкальный артефакт. У него же нет души, и он не понимает, что говорит. – Покачала головой Шииран.

Я выбрался из объятий валькирии и взял с табуретки отложенный туда ранее плеер. Улегшись поудобнее на подушке рядом с Ши, я сосредоточился на вопросе и включил рандомную песню. Выпал опять почему-то Маврин. Только на этот раз «Мост через вечность». Прослушав песню три раза, я так и не смог понять смысла. Бывает так иногда. В таких случаях я просто повторял вопрос и включал рандом еще раз. Обычно помогало. Но в этот раз выпала та же самая песня. Я выматерился.

И я… рассказал ей все. Все, что произошло со мной за эти сутки. Незнаю, чего это меня так прорвало. Наверное, нервное перенапряжение требовало выплеска и выговориться. С Лехой так не поговоришь. Нудный он. А Шииран… Шииран умела слушать. И слушала с интересом. Не, может, конечно, это не потому, что я какой-то офигенный рассказчик, а потому что в истории Мардукор фигурировал. Скорее всего именно по этому. Но я выговорился и стало заметно легче.

– Ну, в худшем случае – мы просто не поймем. – ответила Шииран, пожимая плечами. – Так что мы теряем?

С минуту валькирия просто молчала, уйдя в себя. Наконец, она очнулась и спросила:

– Я привыкла доверять своему чутью, оно меня многократно выручало. – продолжила Шииран. – и мне кажется, что ты – новое воплощение души Артарила. А вторая божественная способность у тебя потому, что ваши души с Вакхом не были расплетены перед гибелью. Ты все так же его херпарх. И пусть он так и не обрел нового воплощения, но его суперспособность все так же в твоих руках. А возможно, даже именно по этой самой причине.

– Не знаю, почему, но сопоставив твой вопрос с ситуацией и с песней, мне вспомнилась история гибели родного мира. Вернее, из-за кого… Эту историю без изменений заставляют выучить каждую валькирию, как напоминание о том, что нельзя нарушать негласный кодекс чести, бежать от битвы, и мстить в порыве страсти. Расскажу кратко, а то там довольно много. Семь тысяч лет назад наш мир был ярким и цветущим. И в нем, помимо храмов основного пантеона, находился храм Вакха, известного в нашем мире под именем Диайногрон. Это был его главный храм, главный над всеми другими храмами в других мирах. И океан омывал одну из его стен. И в один из дней, Диайногрон околдовал и соблазнил супругу Мардукора. Мардукор застал их на ложе, спящими в обнимку, и гнев его был страшен. Он метнул в соблазнителя свое копье, но Диайногрон успел создать щит, и Дианогрона ударом вынесло в сад вместе со стеной. От силы удара во многих мирах обрушились горы и изверглись вулканы, а моря повыходили из берегов. Диайногрон же оказался трусом и сбежал от битвы в свой храм. Хотел было Мардукор рвануть за ним вслед, но путь ему преградил херпарх Диайногрона, Артарил. Он пытался его образумить, успокоить, в надежде на то, что Мардукор не посмеет тронуть смертного ради мести. Но ярость затмила разум Великого воителя, и он убил его голыми руками, тем самым обрекая на гибель и Диайногрона. Конечно, месть была свершена, и покровитель виноделов погиб. Но в момент его гибели обрушились стены его храма, и океан, что омывал его, стал превращаться в чистый спирт. Пары его отравляли все живое, а достигая источников огня, восгорались. Как ни пытался Мардукор, но не смог он остановить эту чуму, и просто вывел всех жителей в спешке в другие миры. Не все успели покинуть погибающую родину. Когда огонь достиг океана, уже полностью обратившегося ядовитой жидкостью, то вспыхнул сам океан. Огненная волна прошлась по всему миру, уничтожая последних живых и уничтожая даже воздух. Говорят, что до сих пор в том мире нет жизни, а воздух состоит лишь из паров алкоголя. Раскаивался Мардукор в своем поступке, и пытался отыскать души Диайногрона и Артарила, чтобы вернуть их к жизни, но не сумел отыскать их следов в великом Эфире…

– Может, я смогу помочь? – предложила Шииран. – Однажды я охраняла в походе оракула и немало участвовала в толковании его странных и туманных предсказаний. Есть некоторый опыт.

– Так ведь система же переводит речь, разве нет? – недоуменно спросил я.

А и правда, че это я? И я воткнул ей наушник и включил песню. Шииран немного послушала и покачала головой.

– С Вакхом же не получается связаться. Абонент не абонент. И вряд ли он в запое, там даже соединение не идет.

М: «Я слышал. Вполне жизнеспособная теория. Мы и правда никогда не пытались накладывать метку жреца на нерасплетенную душу после естественного перерождения. Вопрос, конечно, требует различного рода перепроверок и рассчетов, но… как бы, некому и не на ком. И некогда.»

Кулаки валькирии сжались до хруста, я аж сам напрягся. Но дубляж продолжил.

Я подумал, поджав губы, и решил:

Из глаз Шииран потекли слезы. ЧЕ!? Че блин нахрен происходит?

Через пару секунд пришел ответ: «Что? Мессенджер?!?! Молитвенный канал в виде переписки???»

Я: «Ок, спс. До связи»

Я: «Проверяю, как интерфейс работает. Ну, и ещё кой-чего. Думаю, тебе тоже будет интересно. С алкашом и двухультовостью связано. Чуть позже отпишусь о результатах опытов»

Я в ответ кинул пожимающий плечами смайлик. В ответ пришел смайлик рукалицо.

– А откуда ты знаешь про этот канал? – удивился я.

Шииран вся подобралась, словно готовая броситься в бой волчица и сосредоточилась.

Над городом прокатился зычный гул, словно дебил ударил огромной кувалдой по подвешенной рельсе, а здание от этого гула ощутимо завибрировало.

Я открыл чатик и хотел было начать писать, но бог меня опередил.

– Тогда пошли, не будем терять время.

– Просто именно таким образом посвящение еще никто не пробовал проводить, как мне кажется. Но, ты ведь можешь спросить у Него, насколько это вероятно?

С этими словами я включил песню с начала и просто начал подпевать исполнителю.

– Но тут-то даже не предсказание. Это давно написанная песня, и написана в качестве именно простой песни. И тут плеер просто берет ее из списка других. Возможно, скорее всего, другие песни абсолютно не подходят, а отсюда только пара строк имеют смысл.

– А разве так бывает? Мардукор говорил, что если сделать херпархом другого херпарха, то будет просто хер, а бедная тушка жреца сдохнет.

– Алексей рассказывал, как раз в том караване с оракулом.

Я лежал под мышкой у Ши, положив голову ей на сиську. Не то, чтобы мне так нравилось лежать, хотя и сиська норм такая для лежания. Я больше сам люблю приобнять девку, чтоб она у меня в подмыхе была. Но вот выбора из-за ростового соотношения просто не было от слова совсем. И я ощущал себя какой-то плюшевой игрушкой. В общем, баба должна быть ниже, я так считаю. Хотя и плюс тоже есть. Во время секса сиськи – на уровне лица!

– Он сказал, что вполне может быть. Что ж, будем считать, что так и есть. Вот только…

Вот вспомнишь говно – тут и оно.

М: «Заинтриговал. Жду»

– Что – только?

Для чистоты эксперимента я открыл чатик с Мардукором и написал: «Всем чмоки в этом чате»

– Что случилось? – спросила с интересом следившая за моими действиями Шииран.

– Хм. Давай попробуем по другому.

– Да, в центральном храме. В час тревоги город собирается там и молится о спасении, а воины отражают нападение. Видимо, там что-то значительное, что город решили собрать у храма.


– Привыкла. – пожала плечами воительница. – В бой надо идти собранным, хорошенько перед ним расслабившись. Иначе – потеряешь какую-нибудь конечность. Возможно, даже это будет голова. Вот когда тревогу поднимут, тогда и подъем.

– Знаешь, мне кажется, эта хуйня за мной пришла. Так что пойду, встречу ее хуйней к хуйне. Если че, превратим Леху в коня и свалим на нем подальше!

– Это нормально – кивнула Шииран – Это плохое предчувствие. Потому и заснуть не можем. Я тоже чую, что что-то нехорошее приближается.

– Он и есть молчун. Но иногда и молчунам хочется поговорить. Алексею нравится рассказывать о том, чего другие не знают. А вот по душам поболтать ты его не заставишь. Но мы отвлеклись…

М: «Чего хотел?»

– Ответ, будем считать, получен, а внутри такое ощущение, что что-то не так. Я думал, это пиво с мозгом дерутся и этот дурацкий вопрос их мучает… Но вот вроде как разобрались, а все равно не по себе как-то.

Я решил уже даже не удивляться. Не, ну а че? Я в своем городе, почти миллионнике, знакомых на каждом шагу встречал. А тут при желании всех жителей этого городишки можно в лицо запомнить. А Леха – жрец. Его тут наверняка даже собаки знают и кланяются при встрече. С этими мыслями я открыл интерфейс и начал искать прямую линию с начальством.

Шиирана замолчала, глядя в потолок. Я же переваривал новую сказочку.

Лежали мы молча, каждый думал о своем в попытке уснуть. Сон, сволочь такая, упрямо где-то шлялся. Не знаю, о чем думала Шииран, а моей бухой уставшей голове не давала покоя мысль о том, почему у меня все таки оказалось две ульты. Да, да, о фигне думаю. А вы перед сном о фигне не думаете? Всегда ведь именно неуместная фигня и не дает уснуть. И я решил спросить у плеера. Наверное, это начало шизы, разговаривать с предметами, но раньше, пусть смутно и неясно, но я получал ответ.

– А вот и тревога. Пойду, отыщу доспехи. Надеюсь, они успели подсохнуть. Ты со мной или в точку общего сбора? – сказала спокойным голосом Ши.

Валькирия улыбнулась и кивнула:

– Че, о нашем мире Леха рассказывал? А с виду такой молчун!

Подумав о чем-то своем, Шииран продолжила:

– И ты так просто об этом говоришь?

– Скорее всего, эта особенность связана с твоим предыдущим воплощением. В песне упоминается прошлая жизнь. И вот ты пришел снова в этот мир, чтобы вновь начать полет херпарха. Только на этот раз другой, особенный, собственный полет. А от прошлой жизни у тебя могла остаться способность твоего предыдущего покровителя. Что ты так на меня смотришь? Не только в твоем мире есть понятие о высшем образовании!

Ответом этим я вызвал лишь восхищение при упоминании имени ее божества. Мдаа, послала же судьба спутников-фанатиков.

Я закрыл чат. На вопросительный взгляд Шииран ответил:

Похлопав глазами, Шииран переваривала информацию некоторое время. Интересно, как ей система мой бред перевела? Затем она кивнула и начала говорить.

И еще раз, и еще…

Черт, ну никак не привыкну. А хотя че значит – «никак»? Твою ж мать, это ведь все-навсего вторые сутки моего тут пребывания. Вторая ночь. А событий, как на полжизни.

– У вас, у жрецов, должен быть канал связи со своим богом. Проверь, пожалуйста, ответит ли тебе Вакх?

– Точка сбора?

Я не выдержал и заржал. На удивленный взгляд валькирии ответил:

– Я как-то не подумала, что не смогу понять слова на чужом языке.

Не, я конечно, помню, что унинрал – адаптивный интерфейс, и что мне обещали подъебки с его стороны. Но обозвать канал божественной связи – «рабочий чат»!? Собственно, этих чатов было два. «Рабочий чат: Мардукор» и «Рабочий чат: Вакх». Я ткнул на чат Вакха. Открылся чатик, как в аське. Рукалицо, подумал я. А в чат отправился этот смайлик. И… не отправился. Я попробовал еще. «привет» – подумал я. Текст набрался и был отослан, но через секунду возле него так же возник красный восклицательный знак и мелким шрифтом «ошибка».

– С Мардукором общался. Не обращай внимания.

– Вот, это – тот самый гадальный плеер. И сейчас я спросил у него, почему же у меня две ульты и где этот самый второй бог-алкаш. Даже переспросил. А ответ один и тот же, и я не могу его понять. – вздохнув, закончил я рассказ.

Глава 35


Быстренько накинув пижаму и подхватив свои вещички, мы поспешили вниз, удачно наткнувшись внизу на трактирщика. Хотя, возможно, он нас и ждал, потому что быстро достал из подсобки наши вещи и, молча бросив их нам, поспешил в главный бухальный зал. Через дверной проем я увидел, как он проворно перепрыгнул к себе через стойку и, достав из-под нее пару изогнутых мечей с длинными, под две ладони, рукоятями, ловко нацепил их на пояс. Облачен он уже был в кожаные доспехи с нашитыми железными пластинами. Проделал он все это меньше, чем за минуту. Проверив, как снаряжение на нем сидит, он молча вопросительно дернул головой, мол, а вы чего?

Это что ж там за пиздец на лапках, что Леха, мать вашу, ПРОТРЕЗВЕЛ???!!!

Гном молча выпучил глаза и разинул от удивления рот, уставившись на ерпарха. Я, если честно, тоже слегка прихуел. Не, конечно, Леха умел весьма витиевато ругаться, это я помню еще с той поры, как душеглот его в кусты забросил. Но он не матерился при этом. И до сих пор слов с корнями «хуй» и «пизд» от него ни разу не прозвучали.

– В атаку…

Леха, не замедляя бега, повернул к башне. За ним Горнбрад. Я за ними. Шииран и трактирщик присоединились к готовящемуся к бою отряду местных защитников.

– Ну, на точность сейчас точно – наплевать!

И тени рванулись в сторону ворот.

– Что происходит? – вместо приветствия спросил Леха у уже знакомого нам стража.

– Ок, щас пойдем, только хочу кое-что проверить. – сказал я.


Монстр верещал и бился в судорогах на поляне возле дороги, хватаясь лапами за сияющую стрелу. Свет стрелы явно причинял твари физические страдания, потому что оборотень не мог схватиться за древко, отдергивая лапы, словно обжигаясь. Однако, собравшись с силами, монстр все-таки выдернуть стрелу из башки и легко переломил ее пополам. Потом сложил половинки и переломил их еще раз пополам. Отбросив утративших сияние обломки в сторону. Он повалился на спину и закрыв глаза, тяжело задышал. Через пару секунд, не открывая глаз и не поднимаясь с земли, монстр слабо и хрипло завыл. Из его пасти хлынул поток черного тумана, который, словно жидкость, начал растекаться вокруг, окутывая его тело и заполняя окружающее пространство.

??????????????

– Ши, тебе снарягу подсушить? А то по ночам в мокром гонять лично мне даже по пьяни не особо в кайф. Бывало, конечно, что сам и подмачивал. Но там только штаны участвовали, да и то не полностью. Но это совсем другая малоинтересная история, да и ты не о том по-любому подумала. Я лимонадом тогда облился.

– Нууу… – протянул я. – Я тут копался в интерфейсе, в частности в «Высшей молитве». Там был пункт «Создание Атрибутики». Короче, я могу взять предмет и сделать из него амулет с божественной магией, как вот твой кулончик. Он так же будет излучать божественный свет и прочее. Так вот, я заметил, что тварюшка эта страдает исключительной светобоязнью. А еще у меня есть способка, чтоб стрелять без промаха. Вот я и подумал, а что, если я наложу «сияние» на стрелу и всажу ее этой собаке сутулой между булок? Или между глаз хотя бы. Не, с таким уровнем, я уверен, что просто стрела в бошку ей хрен че сделает. Но свет может ослепить падлу, ослабить, и дать нам всем времени унести свои задницы подальше отсюдова.

– Это – ПИЗДЕЦ!!! – ответил Леха, повернувшись к нам. – Темный оборотень, маг теней! Уходите к храму! То, что он прорвется, это даже не обсуждается. Я прикрою в случае прорыва, если что – отвлеку, а потом догоню.

– Чертовщина. – ответил Шиин. – Тени, появляются из темноты и атакуют стены и ворота.

– Лех, а если твоим кулоном посветить, че будет?

Шииран, на пару секунд задумавшись, кивнула:

– Как говорил старый фриц в бородатом анекдоте, когда красный командир упал мордой в дерьмо, «Вот теперь – тикаем».

Гном тяжело вздохнул и, перехватив секиру поудобнее, тоже пошел к выходу. Оглянувшись ко мне, Горнбрад произнес:

В этот момент со стороны ворот начали раздаваться глухие удары и стали видны вспышки света, похожие на ту, что ослепила меня во время моего неудачного штурма.

Я еще раз глянул в жуткую темноту.

– Да. – кивнул Горнбрад. – только точность у нее никакущая. Метров десять-пятнадцать – дальше даже в корову попасть тяжело.

Тем временем тварь явно почуяла, что что-то явно не так. Наверное, тоже жопная чуйка есть. За стеной раздался жуткий, продирающий до костей вой, от звуков которого мурашки выскочили даже на зубах и ногтях. А от облака темного тумана, окружавшего монстра, начали отделяться тени. Много теней. И тени эти рванули к городу. Тени начали атаковать стены и ворота, а часть теней отделилась от общей стаи и рванула персонально к нам. И эти тени начали долбить стену под вышкой. Вышка тряслась от ударов. Тряска мешала зарядить снаряд, но совместными усилиями мы это сделали. Я врубил «Око Легаласа» и, выбрав целью точку промеж желтых глазищ, нажал на спусковой рычаг, громко воскликнув:

А тем временем у меня в интерфейсе мигнул значок одного собутыльника и пропал.

– Че, все прям на столько хуево? – спросил я.

Леха кивнул и, сняв свою священную цепочку, вытянул ее в руке, свесив треугольник вниз, за стену.

И чем больше становилось тумана, тем сильнее и яростнее становился вой монстра. Вот туман начал складываться в фигуры волков. Один, три, пять, десять. Но тени кружили вокруг своего вожака, не бросаясь в атаку. Пятнадцать, двадцать… Тридцать… Тумана становилось все больше, но оборотень не переставал выть. А я уже сбился со счета, сколько же он насоздавал теней.

Мы переглянулись и, молча поняв приближающийся пиздец, не сговариваясь бросились бежать к центральному храму, начихав на лесенку и просто выпрыгнув по очереди во внутреннее окно. Позади начали раздаваться глухие удары по воротам и жалобный треск окованных железом створок, и раздался еще более яростный вой монстра. А мы бежали и не оглядывались по прямой, как стрела, дороге, выходящей точно в центр поселения. Что ж, мы справились с самой главной задачей на тот момент – выиграли время. Людей на улицах уже не было видно. Видимо, все, кто посчитал эвакуацию нужной для себя и для целости своей шкуры, были в центре. А не, не все. Вон бабка едва ковыляет. Наверное, детей и внуков нет. Или бросили, посчитав обузой. Или она сама их палкой оприходовала и велела бежать спасаться, мол сама она старая и невкусная. Леха хотел было подхватить ее на руки прямо на бегу, но я решил провести еще одни эксперимент и, на ходу переключил галочку с «на себя» на «на союзника» в настройках берсы и кинул на бабусю по тыще характеристик во все. Бабка, наверное, сама не поняла, что происходит и просто продолжила дальше ковылять. Смотрелось же многократно ускоренное ковыляние пиздец как ржачно. Не менее ржачным смотрелось лицо Лехи, когда бабка уковыляла прямо у него из-под рук. Мы остановились отдышаться, а лично я – поржать.

Леха сплюнул мне под ноги и в это время раздался грохот падающих ворот. До храма оставалась еще половина улицы.

– ДА НУ НАХУЙ!!! – воскликнул Леха, глядя на это страхоебище.

– Стоп. – резко ответил Леха. – Ты своими экспериментами можешь опять фигни натворить, не расхлебаем. Сначала скажи, что задумал.

– ВО ИМЯ СВЕТА!

Я достал стрелу и открыл интерфейс. И тут мой взгляд упал на тот самый пружинный самострел, которым ранее брали на прицел мою драгоценную попку. Это был агрегат с метровым ложем, закрепленный на краю бойницы на каком-то шарнирном креплении, которое позволяло крутить его с весьма и весьма широким углом обзора обстреливаемой территории.

– А там за день помощь подоспеет. – Ответил Леха. – Запросим в столицу, опишем ситуацию. Пришлют магов и солдат нужного уровня. В крайнем случае, запрошу помощи в центральном храме. Думаю, мастер Ка Дшуа откликнется, если местные не смогут.

– А потом ночью вернется. Разве не? – спросил я.

В этот момент по воротам снаружи раздался удар, словно тяжелым тараном. Ворота дрогнули и ощутимо прогнулись. Такой же удар пришелся по стене неподалеку от нас. Вышка весьма ощутимо задрожала от удара.

Шиин кивнул и, облегченно вздохнув, рванул к выходу, как подраненный олень. Я всмотрелся в темноту и вновь встретился с пристально смотрящим на меня желтым взглядом.

– Ладно, ха-ха, Лех, не переживай! – давясь от смеха сказал я ему – Вот спасем город – все бабки твои будут.

Как бы пафосно это не смотрелось со стороны.

Цепочка и медальон ярко вспыхнули, на миг даже слегка ослепив глаза. А внизу раздался вой и визг, переходящий с злобный рык. Рычащая тень на четырех лапах рванула прочь от ворот и скрылась в черном тумане метрах в пятидесяти от ворот. Облако тьмы стало менее плотным, туман стекался с округи к убежавшей тени, освобождая пространство перед вратами и стеной.

Натянув по быстрому снаряжение, мы выскочили из трактира. Ну, то есть Шииран выскочила, а я за ней. На улице нас уже ждали Леха и Горнбрад. Увидев нас, Леха махнул нам рукой и побежал в сторону стены вместе с гномом. Мы рванули за ними, лавируя в потоке простолюдинов, спешащих в противоположную сторону, к центру поселения.

А мы чего? Шииран молча кивнула и рванула в баню переодеваться. А я пощупал одежду. Мокрая и теплая. В такой ночью на улицу выйдешь и все, привет простуда, добрый день радикулит и здрав буди простатит. Я не придумал ничего лучше, как врубить творение и превратить всю лишнюю воду в одежде в воздух. С шипением одежда за пару секунд стала сухой. Я заглянул к Ши в баню и спросил:

Миг, и стрела достигла цели. Раздался громкий пронзительный скулеж, переходящий в рев и вой и обратно. Божественное сияние стрелы разогнало густой черный туман и высветило тело огромной твари, напоминающей помесь человека и волка, ростом метра два с половиной, с широкими плечами, волчьими ногами и когтистыми человеческими руками с длинными узловатыми пальцами. Голова с огромной волчьей пастью, большими, человеческими желтыми глазами, наполненными животной яростью, с широким высоким человеческим лбом, намекающим на нехилый интеллект создания. Все тело существа было покрыто густым серым мехом и венчалось коротким куцым хвостом.

– Это хуево? – спросил я у гнома, так и застывшего с открытым ртом.

– У этой твари уровень – две тысячи пятьсот пятьдесят третий!!! – выкрикнул Леха, высунувшись из дозорной башни к обороняющимся. – уходите к храму, прикрывайте людей!

Монстр, словно подслушав(а почему – словно? Зверь же, слух, наверняка, тоже острый), перестал выть. Через секунду он тихо, но отчетливо, с хрипотцой проговорил:

– Идем, Денис. Тут мы только сгинем зазря. А у храма до утра протянем. А там с рассветом тварь уйдет.

Я попробовал всмотреться в пространство перед стеной, но тщетно. За стеной словно был разлит черный туман. Тьма была густой и непроглядной, даже не смотря на то, что в небе скромно светился узенький серп месяца местной луны. Лес, поля, дорогу – можно было увидеть, если напрячь глаза. А возле стены все тонуло в темноте. И эта темнота даже будто словно… колыхалась. Ну да, как туман. Вот туман в очередной раз колыхнулся и, сгустившись, выплюнул из себя черную тень в форме волкоподобной твари. Эта тень рванула к воротам и с разбегу прыгнула на них. Раздался очередной удар, ворота дрогнули, а тень растеклась по воротам и стекла на землю, слившись обратно с общим облаком.

Леха выключил свой фонарик и принялся всматриваться в черную кляксу тьмы, застывшую неподалеку. Я тоже смотрел туда и увидел, как в черном облаке вспыхнули два ярко-желтых глаза, пропитанных просто нечеловеческой злобой. Глаза с ненавистью смотрели прямо на нас.

– Спасибо, было бы неплохо.

– Хмм… – Потер Леха подбородок. – А это может сработать. Действуй. – кивнул ерпарх.

С этими словами я подошел к устройству и вынул из него стрелу. Десять тыщ маны на освящение снаряда. Тыщ пятьдесят маны на самонаводящийся выстрел. Остается половина маны. Да, с нынешним моим уровнем манареген стал куда быстрее, чем был до этого. Но все-равно еще надо будет поднять вопрос, как увеличить запас маны и как быстрее ее восполнять. Как-никак, я решил сделать акцент на магическом развитии.

– Пацаны, а эта штука же убойнее обычного лука, я правильно понимаю?

Стрела вспыхнула ярким сиянием и рванула к монстру. Тени перестали атаковать город и бросились на стрелу. Но слишком медленно. Лишь часть теней, что окружала монстра, смогла на эту самую стрелу напрыгнуть, но они лишь рассыпались черным пеплом. Монстр тем временем не зевал. Туман вокруг него колыхнулся и поднялся стеной, полностью скрыв его от нашего взора. Стрела же начала отклоняться влево. Видимо, оборотень пытался свалить с дороги в ближайшие кусты и затеряться в складках местности. и пробежать эта скотина успела метров семьдесят, за какой то жалкий отрезок времени полета арбалетного снаряда. Тем забавнее смотрелся полет стрелы по горизонтальной параболе.

С этими словами она стянула штаны. Однако. В чемпионате скоростного одевания она бы точно заняла первое место. Почему не второе, после бармена? Так тот в жюри должен сидеть, или тренером подрабатывать. Я подхватил шмотки валькирии и повторил ритуал. С таким же шипением вещи быстро стали сухими. Я отдал вещи Ши и сам начал переодеваться.

– ВО ИМЯ СВЕТА! – выкрикнул Леха.

Возле ворот, на небольшой площадке перед ними, стража становилась оборонительным строем. Пространство освещалось несколькими светящимися шариками, что парили в воздухе над улицей. Два ряда копейщиков со щитами спереди, мечники по бокам и за ними, позади лучники и человек пять в цветных мантиях и с посохами. Вроде даже пара из них – бабы. Пардон, женщины. Хотя, не зная местных обычаев, трудно судить. Может, у местных магов модно сиськи с помощью магии отращивать?

Глава 36


Из ворот показались силуэты первых теней, и хлынул поток черного тумана.

Ощущения были, что я толкнул рукой камаз. А площадь вокруг вспыхнула ярким светом, рассекая черный туман вокруг купола на отдельные клочки. Над площадью пронесся восхищенный возглас толпы, а вслед за ним наполненный болью яростный визг оборотня. Люди попадали навзничь, начав биться лбами об мостовую в религиозном припадке и молиться в полный голос, выкрикивая слова молитвы. Сверху все это безобразие обильно приправил местных монах, ударив в свой гонг сильнее обычного, так же воскликнув:

– А что ты предлагаешь делать?!! – взорвался яростным криком Леха. – Ты уровень скотины помнишь?!! У него ульта активированная!!! И судя по всему, это управление тьмой и есть его ульта!!! И теперь, пока у него мана не кончится, хрен ты чему сделаешь, это ты понимаешь?!!

Всего… Капец.

– Ши, одолжишь ковырялку? – кивнул я на ее мечи.

– Эй, эй, парень, ты чего? – принялся успокаивать его Горнбрад. – полегче, все мы на нервах сейчас, не хватало еще друг дружку сейчас перегрызть…

Ебаться в уши зубной щеткой, это ж сколько я ей характеристик влил?!

Бомммммммм…

Не обращая внимания на психанутого жреца, я вытряхнул из колчана все стрелы. Осталось 16 штук. Ну, будем надеяться, что маны толпы хватит на задуманное.

Когда все подошли, я объяснил, что от них требуется. Мужики разобрали стрелы.

– Лех, я щас тебе палку кину и скажу, что так и надо.


– Быстрее! Тварь способна гасить сознание! – крикнул я Хоарлу.

– Конечно! – ответил маг тоном, словно это прописные истины.

– По делу. Подзови лучников, чтоб сто раз не рассказывать.

– А если погибну сам, моя душа окажется в камне?

Маг удивленно вскинул брови и ответил:

Не сговариваясь, мы побежали к храму. На бегу нас настигла еще одна прозрачная волна. Когда она проходила сквозь нас, я заметил, что я… Слегка засветился. И Леха тоже.

– Простая… – оторопело ответила Шииран.

– Если вы убьете эту тварь, то мы в расчете. – ответил маг.

– Лех, это – норма? Или радиация? У меня паутина из жопы не полезет? А то я не очень пидора с паркером люблю. – и показал набирающую свечение руку.

– Ага, щас. Обойдешься! Умирать она тут собралась! – воскликнул я, подходя к ней вплотную. – Ты мне лучше вот что скажи. Клинки у тебя зачарованные или простая сталь?

– Как им пользоваться? – спросил я, забирая кристалл.

– Нет. – Покачала головой валькирия.

– Теперь нет! – я сунул ей кристалл в карман и коснулся клинков, зачаровывая их на священность. – А теперь пиздуй и без башки этой твари не возвращайся! И вдохни поглубже!!!

Я пожал плечами и, набросив на спутников баф по триста очков в каждый параметр, сам бафнулся аналогичным образом, чтобы быть на одной волне с ними.

В этот миг застывшая до этого Шииран просто исчезла. Стоявшие перед ней плотным строем стражники резко раздвинулись в стороны. Но не были отброшены, а словно их просто переставили, освобождая коридор. Воздух схлопнулся, словно заполняя резко возникший вакуум. А оборотень прыгнул в сторону купола, видимо, надеясь его каким-то образом преодолеть. А может, от безнадеги. И тут у него на спине материализовалась Шииран. Она сидела и держала в одной руке меч, а в другой… голову оборотня. Да. Туша монстра летела уже обезглавленная.

– Есть.

Тем временем мы уже добрались до центральной площади. Площадь была забита людьми. По направлению к нашей улице стояла стража, выставив заметно подрагивающие копья. И все, кроме стражи, молились, склонив головы и повернувшись лицами к местному храму. Храм был похож на тот лесной, где я появился. Только фундамент высотой был всего с метр, да колонны были деревянные. Ну, и еще в центре купола была небольшая башенка с закругленной крышей и со шпилем по центру. На шпиле был водружен символ, как у лехи на кулоне. А в самой башенке, как в колокольне, висел огромный железный диск. По центру диска была вмятина. И по этой вмятине мужик в красной рясе нанес очередной удар медным шаром сантиметров пятнадцать диаметром на длинной деревянной ручке.

Слава богу, не начал, как некоторые, кланяться и на колени падать. Молодец мужик, есть у него стержень.

Лучники выстрелили. Десять стрел было выпущено равномерно по окружности, примерно через равные промежутки вонзаясь в окружавшие площадь строения. Площадь имела круглую форму, и это сейчас было на руку задуманному. Остальные шесть стрел были выпущены в ту сторону, где засел и сейчас усиленно шипел главгад. Вонзились стрелы в стены домов, смотревших друг на друга на улице, по которой мы все сюда пришли.

– Убиваешь объект, душу которого хочешь заточить в камень. Камень должен быть не дальше сажени от сердца жертвы. Камень автоматически поглощает душу ближайшего умершего существа в этот радиусе. Если инкрустировать камень в специальным образом зачарованный меч, поглотится только душа убитого этим мечом существа.

– И что, вот так до рассвета стоять и смотреть, как волки колупают купол? – спросил я у Лехи.

Заранее я покопался в настройках берсы. Был там один нюанс. Когда объем доступной маны был неизвестен, вот как сейчас, с общей маной толпы, можно было поставить галочку «Вкачать на максимум», и система вливала всю свободную ману в эту способку. Включая и личную. Даже моей собственной еще хватало, чтобы добавить ей равномерно тридцать тыщ очков в параметры. Но я ебу, на что этот волчара способен? Лучше уж натравить на него бешенный комбайн, чем потом соскребать подружку с камней.

– Кто тут за главного? Есть идея, как если не победить, то по крайней мере попортить кровь этой темной падле.

Третье, что я сделал, это собрал все стрелы и пошел к Ши.

Волна тумана быстро текла по направлению к нам. Волна черных теней двигалась еще быстрее. Копейщики крепче перехватили древки своих оружий, и вот первая тварь прыгнула на пленку купола и со звуком легкого удара растеклась по ней пятном черного тумана. Вторая тень. Третья, четвертая… Одна за другой твари растекались по куполу. Пленка становилась все плотнее и заметнее с каждым ударом священного гонга, а наше с Лехой свечение ярче и ярче. Ну, и мужик на колокольне, который с медной кувалдой, тоже светился.

Над толпой слегка заметно колыхнулся прозрачный купол, и от него разошлась очередная волна замедляющей темных порождений пленки.

– Ши, ты сможешь меня подбросить вверх повыше и потом поймать? Надо кое-что посмотреть, но ману тратить не хочется.

Сам же сын собаки перешел с воя на скулеж и попытался обломать ближайшую стрелу. Яростно рыча, он, обжигаясь, выдернул стрелу из стены и попытался ее сломать, но… Вот потому я и сделал стрелы просто из железа. Даже не из стали. Стрела легко согнулась, не потеряв своих священных свойств. В это время волна света достигла стрел-амулетов, включая зажатый в лапах монстра. И стрелы вспыхнули еще ярче. На площади стало так светло, что уже даже простым людям стало невыносимо смотреть на это нестерпимое сияние. Тварь яростно взвыла, отбрасывая стрелу, а из пасти вновь потек черный туман. Попытался потечь. Едва этот туман вытекал наружу, он тут же рассеивался ослепительным светом. Тварь зарычала от бессилия и повернулась к толпе. Найдя в толпе меня, оборотень зарычал и начал увеличиваться в размерах. Достигнув в высоту метров четырех, он встал на четвереньки, но…

При виде нас копейщики расступились и пропустили нас внутрь купола.

– Жрец я, не видно что свечусь? – помахал я раскрытой ладонью у него перед лицом. – Херпарх Денис, если это о чем то скажет.

Говорил лучник, отличавшийся от остальных шлемом с пучком синих перьев, торчащих из середины удлиненного вверх шлема. Тем самым напоминая перепившего чипполино.

Я активировал баф и подтолкнул валькирию в спину со словами:

Второе, что я сделал, это превратил все стрелы в амулеты.

– Я командир. А ты кто такой? – раздался голос сбоку.

Та молча кивнула и, вонзив мечи прямо в мостовую, ничего не говоря, взяла меня одной рукой за шею, другой за пояс и, присев, мощным рывком подкинула свечечкой метров на десять. Я почувствовал себя голубем. Ну, в том плане, что чуть на головы толпе не нагадил. Взлетев над площадью, я быстренько крутанулся вокруг своей оси. Да, как я и думал, тварь сидит почти у купола, метрах в пяти. Нет бы, спрятаться в переулочке, посылая оттуда своих миньонов. Нет, сидит и явно хочет всех сожрать. Неужто козырь в рукаве имеется? Что ж, хреново прятать карты в рукаве, коль играешь в шахматы на раздевание! Ожидая всего наихудшего, начал падать, но Ши на удивление мягко меня поймала и опустила на землю. Я благодарственно кивнул. Валькирия кивнула в ответ и, вынув мечи из брусчатки, вновь заняла оборонительную позицию.

И достал из кармана мутный белесый вытянутый кристалл длиной с палец. Что то шепнул, и камень, выпустив облачко белесого тумана, стал прозрачным. Маг протянул этот камень мне.

– Пацаны, вы как хотите, а баф я пока сниму. А то все вокруг такие медленные, аж спать хочется. Кстати, а вон и твоя бабка, Лех! Иди, встречай! У вас же должна быть кнопка отключения берсы, если че? А то у меня точно нет выключателя на вас.

Теперь я подошел к магам.

– ВО ИМЯ МАРДУКА!!!

Ну что ж. Ковабунга! Или как там говорили известные японские камикадзе?

– Норма. – кивнул ерпарх на бегу. – Молитва о силе защитников. Передает ману молящихся служителям храма. В виде шкалы не отображается, но пока люди молятся – любой священник сможет их защитить, либо пока не закончится их мана, либо их вера, либо их молитва. Поскольку мы оба служители Мардукора, то мы так же получаем доступ к их мане. За счет этого и планируется пережить ночь. Каким-бы запасом сил не обладала эта тварь, у более чем тысячи человек маны все-же хватит, чтобы переждать до рассвета. Благо, осталось то всего часов семь.

– Есть что-нибудь, во что можно заточить душу существа с уровнем почти в три тысячи? – обратился я сразу ко всем, чтоб не терять времени.

– ВО ИМЯ СВЕТА!!!

– Ну что, до храма на перегонки, а там от дефа импровизируем? У нас полторы минуты ускорения.

– Ну, можешь выйти, палку ему кинуть. Может, поиграет. – пожал плечами ерпарх.

Один из магов коротко и емко ответил:

Первое, что я сделал, это превратил материал всех стрел в железо.

– Твоей жизнью нельзя так рисковать. – ответила Шииран. – А у меня куча боевого опыта, фора по уровню и расовый бонус к характеристикам. Я поняла, как ты планируешь ослабить тварь. У меня будет временное преимущество. В крайнем случае, утром подберешь кристалл и когда-нибудь воскресишь меня. – Грустно улыбнулась валькирия.

Леха замолчал и теперь стоял и тяжело дышал, злобно на меня глядя. Словно это я был виноват в том, что это животное сюда приперлось. Это я про оборотня, если че, а не про Леху.

Тем временем за куполом раздался вой. Тьма колыхнулась и волной набросилась на купол. Какая-то баба в толпе молящихся оглянулась и с визгом грохнулась в обморок. Волна мрака отхлынула от защитной пленки и начала растекаться вокруг площади, медленно замыкая купол в темное кольцо. Хм… в голове зародилась одна идея, но надо кое-что уточнить. Я подошел к валькирии.

Я удивленно поднял бровь.

Я отыскал глазами Шииран. Сделать это было весьма несложно, ибо она банально возвышалась над толпой. Валькирия была собрана и смотрела в сторону ворот. Твари уже добрались до середины улицы.

– Сотник Хоарл. – ударил левым кулаком себя в грудь чипполино. – По делу?

В этот раз гонг зазвенел не голосом обиженной рельсы. В этом звоне послышались перезвоны. Над площадью потекла слаборазличимая мелодия. А от самого гонга потекла полусфера, накрывая площадь. Светящаяся волна быстро прошлась по площади, прошла сквозь людей, и потерявшие сознание начали приходить в себя. А волна прошла дальше, выходя за пределы защитного купола, рассеивая остатки тумана и превращая в ничто теневых клонов этого сына собаки.

В этот миг вновь раздался звук побитой рельсы, и от центра города разошлась кольцевидная прозрачная стена, едва заметная глазу. Она легко проходила сквозь строения, а когда достигла теней, прошла и сквозь них, погаснув при этом. Тени же стали лишь капельку меньше, при этом волной их отодвинуло назад где-то на полметра. Ну, или типа того. Освещения над воротами уже не осталось, а заливавший улицу черный туман был намного сильнее сияния хиленького небесного светила.

– Ну извиняйте, я не местный. – ответил я. – Не в курсе я таких вещей. Благодарю за кристалл, что я вам буду за него должен?

С этими словами я вернул себе нормальную скорость восприятия.

Тем временем тварь омерзительно, громче обычного взвыла, а потом вой резко перешел в шипение. От шипения пробрало до мурашек и… закружилась голова. Я мотнул головой, и наваждение прошло. Но вот люди то тут, то там, начали падать. Немного, и самые крайние к границе купола, но все же. Я подошел и потрогал пульс ближайшего упавшего мужика. Жив. Просто без сознания.

Глава 37


Обезглавленная туша монстра без проблем преодолела пленку защитного купола и оказалась нанизана на копья защитного строя стражников. Лапы животинки еще слегка дергались в конвульсиях, но было понятно, что тварь мертва. Полностью и бесповоротно. Шииран по всей видимости отключила берсу, потому что двигалась как нормальный человек. Она соскочила с оборотня еще в полете, ногами придав тому направление именно на копья. Стража расступилась, пропуская ее, а Ши подошла ко мне и протянула огромную голову монстра. Тем временем туша в последний раз дернулась и затихла, начав принимать прежний размер. И голова тоже стала уменьшаться. В это время толпа прекратила молиться и восторженно взревела. Сияние стрел, как и мечей валькирии, стало угасать. Пленка купола тоже начала бледнеть, пока совсем не исчезла.

– Так ты все-же иномирянин?

Я задумался. Сейчас поздняя ночь, я еще не спал, но уже весьма ощутимо рубит. Адреналин от всего произошедшего отошел, и начало потряхивать и клонить в сон. Значит, проснусь не раньше обеда. А там…

– Ну че, Лех, хрен я ему че сделал. Потому что фантазия есть, а не знания. Учись, пока я жив.

А я понял, что как бы ну ведь да. Ну маловероятно ведь, чтобы местные тут производили костюмы-черепахи. Простолюдины то, те че. Ну, подумают, что иностранец, да и ладно. А вот образованные личности должны знать гораздо больше.

Я взял трофейную голову за уши и повертел ее в руках. Мерзость. В близи, да еще и в дохлом виде, эта башка была отвратительна. Я пожал плечами и, подняв башку над головой, обратился к ерпарху Алексею:

– А в-третьих, я помню его рассказы о вашем мире. Время у нас аналогично, разделение на двенадцать часов идет из до-древних времен, когда еще боги были простыми смертными. Они же и разнесли часовое деление по мирам. А сейчас половина четвертого ночи.

– Я могу вам посоветовать обратиться в Главную Магическую Цитадель, архимаг мой хороший… Ээээ… Друг. Я сообщу ему, если вы решите обратиться к нему, он поможет. В подразделении некромантии должны найтись специалисты, способные допросить душу.

Кстати! По крупным грязным делам то ведь я еще в нужник не ходил, а бумаги то там ведь нету! Надо срочно узнавать, как тут решили этот весьма важный для хотя бы частично воспитанных современных европейских людей. А то, может, они тут вообще жопу даже не моют, а просто тверкают задницами, пока все не высохнет и само не осыпется?!

– Дииан! Уважаемый Дииан! Не отведете ли меня до вашего великолепного бара? Я жуть как устал ото всей этой котовасии и желаю, наконец-то похрапеть!

– Договорились.

– Был бы премного благодарен! Но, думаю, детали всего прочего и прочего было бы неплохо обсудить утром? Я просто уже плохо соображаю и трезвею. А вот завтра, надеюсь уже наконец, на выспавшуюся и похмелившуюся голову можно было обсудить этот и парочку других вопросов.

Тем временем толпа уже неистовствовала. Кто-то хлопал в ладоши, кто-то топал ногами. Кто-то прыгал, обнимался, целовался с окружающими. В общем, выражение эмоций перешло уже в неконтролируемый поток коллективного сознания. А от шума толпы было плохо слышно не то, что друг друга, а даже собственные мысли.

– Горнбрад, тебе удобнее, если я зайду днем или вечером? – спросил я бородача.

Оглянувшись по сторонам, я постарался найти трактирщика.

Маг задумчиво почесал висок и продолжил:

А Леха… Сблеванул. Просто отвернулся и сблеванул на площадь.

Кстати, да, кристалл. Я залез к не успевшей среагировать Шииран в карман и забрал кристалл. Ранее прозрачный, сейчас он вновь был молочного цвета. Если честно, я думал, что он будет в лучших традициях жанра, насыщенно-черным, а в глубине его будут злобно сверкать желтые ненавидящие глаза, но нет.

– Ну, он рассказывал, как однажды вердрака пятисотого уровня валили. Но там полноценный рейд был. – сказал гном. – Но то, что протрезвел, не значит, что спирт из тела выветрился. Это он просто на душу действовать перестает, а мозг все-равно еще не проясняется.

Добравшись, наконец, до кровати, я едва нашел в себе силы скинуть верхнюю одежду. И обессиленный, грохнулся и моментально вырубился.

По дороге я озвучил мучивший меня вопрос по поводу чистоты пятой точки. Оказалось, что подмывание местная цивилизация таки освоила. В частности, в весьма современном и чистоплотном заведении Дииана в нужнике для этого было все для этого необходимое, на что я просто-напросто не обратил особого внимания, когда ходил туда один раз справить малую потребность. Либо обратил, но не придал значения. Ну, стоит в углу ведро с водой и черпаком. Может, дизайнерское решение такое? Дизайнеры, они ж затейники такие, как выдумают порой чего – так хоть стой, хоть падай! А вот и нет. Вот берешь ты так правой рукой этот черпак, и аккуратно льешь себе в левую ручку и моешь жопку. Или, если ты вдруг брезгливый какой, или не принято по традициям твоим рукой в говне возякаться, то тут же лежит копна прекрасного душистого мягкого сена. Не абы какого подряд, с травинками в палец толщиной, а специально отобранного жопного сена. Можно прям этим сеном зад свой отдраить, а можно смочить пучок водой и вытереть все, что требуется вытирать. А этим самым уже сухим сеном потом уже чистые, но мокрые просторы вытереть насухо и в толчок это все дело скинуть. Ну, или с полотенцем, или тряпками резанными ходить, если ты совсем буржуй и тебе деньги деть некуда. Толчок местный, кстати, это такая большая бадья из толстых досок высотой по колено и диаметром с полметра. С толстой крышкой, чтоб меньше воняло.

Полу-кивком, полу-поклоном местный лорд попрощался со мной. Я повторил жест. Надо все же привыкать по местному себя вести. А вот так помашешь кому пальчиком, а оказывается, ты постель предлагаешь. А че, если вот так кому руку подашь, а ею жопу подтирать станут?

– Ты его извини, это из-за меня. – виноватым голосом сказал подошедший Горнбрад. – Ты как ушел, мы еще пили. У него вино кончилось, так я его уболтал на самогон перейти. Я ж не думал, что он такой дурной, как перепьет.

– Да, ты верно понял. – кивнул лорд. – Возможно, волк поглотил душу жертвы за одной ему ведомой целью. А возможно, это каким-то образом сделала душа жертвы. Это особенно вероятно, если жертвой был маг. А судя по тому, что он вытворял, это был именно маг, причем весьма высокого уровня. А по вашему первому вопросу…

– Не вини себя, бородатый друг мой. – ответил я – Он еще на вышке от страха протрезвел. Так что это гнилая ботанская натура с завышенной самооценкой от стресса вылезла. Он поди раньше никакой твари выше трехсотого уровня не видел?

– Тогда завтра в два-три часа дня я захожу к вам и там уже решаем, че-куда-кого?

– Да блин, это че, на лбу у меня написано? – воскликнул я. – За пять минут все разгадывают! Или тут иномиряне каждый день шастают?

– Согласен. – кивнул маг. – Завтра жду тебя у себя… Во сколько тебе будет удобно?

– Денис. – кивнул я в ответ. – Да я просто хотел жить и спать. – пожал я плечами и продолжил:

– Ты спас город. – обратился ко мне маг. Благодарю тебя от лица жителей и от своего собственного. Лорд Рииккас Си На Уонк. – маг ударил себя по груди кулаком левой руки.

– Да мне особо без разницы. – ответил, пожав плечами, гном. – Я завтра планировал весь день в лаборатории у себя провести. Ингредиенты, что мы насобирали, разобрать, зелье тебе обещанное сварганить. Так что приходи, как освободишься.

– Лееехааа! Ты там как, в адекват вернулся? – позвал я горемыку. – Есть вопрос по местному времяисчислению.

Кстати, я окончательно охренел по дороге от того, какой на самом деле, оказывается, трактирщик болтун. И пусть говорил он коротко, строго по делу, но максимально понятно даже такому придурку, как я.

Маг удивленно приподнял бровь и спросил:

– Во-вторых, твои жесты и речевые обороты напоминают Алексея два года назад, когда он очутился в нашем мире.

– Вы же, если я правильно понял, маг? Как можно узнать, чья это была душа? Если я правильно понял объяснения своих спутников, такие оборотни выходят, когда душа жертвы захватывает тело сожравшего ее волка? Ну, слишком уж высоченный уровень у монстра был.

Почесав тыковку в области затылка, я решил:

– ТИИИШИИИНААА! – подал голос тот самый маг, ранее угостивший меня кристаллом. Толпа начала утихать, хотя радостный шум полностью унять было сейчас никак невозможно.

О как! Ладно, слушаем дальше.

Из строя мечников вышел трактирщик и посмотрел на чипполинового командира. Тот ему кивнул. Дииан мотнул мне головой в сторону города и пошел в глубь темных улиц, зажигая над головой небольшой светящийся шарик. Похоже, светляка тут не выучил только ленивый. И я. Надо будет пошариться в профиле на эту тему. И еще на целую кучу тем.

– Ну, во-первых – одежда твоя. – Сказал лорд-маг.


Глава 38


Когда я проснулся, солнце уже светило в окно с высоты. Ну, я собственно, и рассчитывал проспать до обеда. По-быстрому одевшись, я еще раз посмотрел на кристалл с душой ночного зверя. И попытался хотя бы вспомнить, не то, что уж понять, за каким вообще волчьим хуем я ее ловить решил. А, ну да. Точно. Оборотень пришел по нашим следам с той же стороны, откуда пришли и мы. Значит, он шел за кем то из нас. Ну не верю я в простые совпадения. Хоть это и паранойя, но вероятность того, что зверюшка просто наведалась покушать горожан именно туда и именно тогда, где и когда находились мы… Ну короче, хуйня а не случайность. Вот. Если бы шкура охотилась на Горнбрада, то вполне могла бы просто дождаться, когда он в очередной раз пойдет в лес за грибами, травами или монстрами. Ведь он местный. Он прям живет тут. А тварь разумная, все это прекрасно должна понимать. Значит, гном отпадает. Тогда Леха. Вполне возможно, что монстр как-то связан с его приключениями. Может, матушку его трахнул в очередном походе по делам своим ерпаршьим. Может такое быть? Вполне может. Я мало Леху знаю, может у него вкусы специфические. Может, даже настолько специфические, что он и самого оборотня того?.. Черт. А я ведь реально про Леху ничего не знаю.

ТРАНСФОРМАЦИЯ!!!

– Да забей. – отмахнулся я от него ложкой. – Свои дела все сделал? Я собирался к лорду идти, проводишь? А то у меня в навигаторе местных гугл-карт нету. Да и жэпээса, боюсь, я тут не отыщу.

– Я все никак не могу научиться понимать, когда ты шутишь, а когда всерьез. – покачал Леха головой.

Я: «Ну, тогда я спокоен. Спасибо за консультацию, пока-пока»

– Я дико извиняюсь. Но в моих краях принята другая посуда. Не мог ты показать мне, как этим кушать жидкий супчик.

Трактирщик тем временем потрогал бумагу, поцокал языком и убрал рулон под стойку.

– Только смотри, чтоб эксцессов таких больше не было! – ткнул я в его сторону ложкой. – А не то сдам боссу по гарантии и попрошу заменить на грудастую телку! А лучше – превратить в телку тебя!

АААААА! Чертово средневековье! Им то конечно, пофиг! От говна руки о штанину вытер – можно и за стол! Сосредоточившись, вновь врубил творение и превратил грязь на руках в воздух. На это ушло всего-то с сотню маны!

Дииан молча кивнул и поставил передо мной кружку и чашку ароматного супчика. Я попробовал содержимое кружки. Что-то, похожее на квас, с каким то слабым ягодным привкусом. Вкусно. Выпил до дна. Каааайф. Холодный, чуть пузырящийся квасок смазал все скрипящие шестеренки похмельного организма.

Ааааа! Текст в мессенджере набирается автоматом же… Очко слегка сжалось от возможной реакции вспыльчивого бога. А че, я помню историю мира валькирии. Убить то может и не убьет, а вот хуй на лбу мне вырастить вполне может. Или, и того хуже – пизду!

– Веди нас, Сусанин, веди нас герой! И не говори мне, что ты тут впервой! Вперед, к лорду!

Я: «Привет. Не буду долго отвлекать. Леха – натурал?»

– А что? – спросил Леха.

Я решил приступить к супчику и достал из чашки ложку и… И это оказалась не ложка. Это скорее напоминало медицинский шпатель, которым прижимают язык, когда заставляют говорить «ааааааа» в попытках рассмотреть горло, не вызвав рвотный рефлекс. И вот этот плоский деревянный шпатель немного расширялся с одной стороны, которой он и был погружен в чашку с супом. Но он был полностью и беспросветно плосок, как шутки Петросяна. Я посмотрел на трактирщика:

Я: «И потому твои жрецы и прочие яростные фанатики – доблестные рыцари с завышенным чувством справедливости и с пунктиком по поводу чести и достоинства?»

С этими словами я дохлебал супчик и посмотрел в пустую чашку. Хм… А вот интересно, сколько маны отнимет превращение? Чашка глиняная, ложка деревянная…

– Сто шестьдесят шесть с десятыми долями. – Немного подумав, сказал ерпарх.

– Кстати, Лех, а где пушистик? Горнбрад вместе с мешком упер?

Но есть и еще один нюанс. Леха не узнал тварину. И в нашей гоп-компании был третий. Я. Да, я совсем нихуя пробыл в этом мире. Но это не значит, что обо мне и возложенной на меня пафосной миссии не знает никто из вражеского лагеря. А что, если это животное было послано непосредственно за мной? Так сказать, разведка боем, узнать, что я могу и что умею. Уверен, что послать могли и куда более высокоуровневогоминьона. Но было бы просто прекрасно, если бы это все оказалось не более, чем воспалением моей параноидальной шизы. Но узнать, чью жопу шел кусать блохастик, необходимо.

– Лех, можешь двадцать миллионов разделить на сто двадцать тысяч?

– Прости за вчерашнее – сказал ерпарх. – Я сам не знаю, что на меня нашло. Видимо, перепил.

– Да, провожу. – кивнул Леха. – К тому же, это и есть моя работа на ближайшие десять лет – сопровождать тебя.

Чатик.

Ну что ж, значит, можно, особо ничего не опасаясь, бафать Леху берсой на максимум маны. Но мысли опять потекли не в ту сторону.

А, ну пусть спит. Я все-равно планировал сюда еще вернуться. На ночку, может на пару. Не подрываться же в дорогу на ночь глядя.

Я: «Эээ, а че так? Больная мозоль?»

Спустившись в толчок, я сделал все необходимые организму утренние дела. Подтереться решил мокрым методом. Ну, не улыбается мне после благородной зевы сухим сеном зад терзать. Да, лопух – мягче и приятнее сена! Провозившись с пучком сушеной травы, я выматерился и, плюнув, нагреб охапку травы и трансформировал ее в туалетную бумагу. Ну а че? И там, и там целлюлоза. По сути, изменить только форму. Пятьдесят тыщ маны способка скушала, но зато в руках я держал рулон прекрасной, мягкой как перышко, цивилизованной жопотерки! И вот только завершив утренний ритуал, я понял, что кроме ведра для подмывания, тут и негде больше руки то помыть.

– Да только то, что ману от вот этой трансформации я буду регенить чуть больше месяца. – ткнул я пальцем в блестящий набор посуды. – Кстати, Дииан, это вам за отличный сервис вашего чудесного гостиничного бара. На чай, так сказать.

Вот я идиот, а! А можно было же и жопу так же почистить, безо всякой бумаги!

– Любезный Дииан, не возражаешь, если я сделаю с этим шпателем, что моей душе угодно?

С этими словами я подвинул посуду к до сих пор застывшему истуканом и хватающему ртом воздух трактирщику. Дииан взял трясущимися руками посуду и, глубоко поклонившись, скрылся на кухне.

– Я тоже! – пожал я плечами. – Так что просто расслабься и получай от жизни удовольствие.

С этими словами я ткнул ложкой вверх в воздух, а Леха вздрогнул.

Таким образом, я кивнул сам себе и своей восстановленной цепочке умозаключений. И, положив кристалл во внутренний карман куртки, собрался было идти вниз, но… Что это? Я моргнул и помотал головой. Нет, реально. К мане прибавилось… Двести тысяч? Я вытащил кристалл из кармана и положил на кровать. Убавилось. Еще раз сунул кристалл за пазуху. Еще раз прибавилось. Вот только не двести тыщ нихрена. Двадцать миллионов маны. Спросонья нолики неправильно посчитал. Еще раз выложил. Убавилось. Вложил. Прибавилось.

О. ХУ. ЕТЬ. И это мягко сказано.

М: «О_о»

Я же поправил одежду со снаряжением и, глубоко вздохнув, сказал Лехе:

А просто трансформировал шпатель в ложку. Немного подумав, добавил рукояти ложки привычные изгибы.

М: «Ни один гомосек никогда не будет служить великому мне! Можешь считать меня гомофобом божественного уровня!»

В этот момент с улицы зашел Леха. Черт, а я и забыл о нем.

Ага. Сто шестьдесят шесть дней я это буду регенить.

М: «Можно и так сказать. Души последователей оказывают влияние на характер и душу того, кому они поклоняются. Когда богу поклоняются люди с определенными чертами, со временем объект поклонения сам приобретает эти черты. Поэтому в религиях обычно прописаны правила поведения. Таким образом, отсеиваются души, неподходящие для поглощения в будущем. И поэтому среди моих жрецов никогда не будет заднеприводных! Ведь каков жрец – такова и паства!»

Вот так! Теперь процесс уничтожения супа пошел куда быстрее и привычнее!


С этими мыслями я вышел в главный зал трактира. Дииан уже суетился за стойкой, наводя порядок и расставляя запас чистых кружек под стойкой. Я положил на стойку ненужный мне более рулон:

Так вот зачем местный лорд таскает с собой такие кристаллы. Магу такие аккумуляторы это просто мастхэв. Так, срем, жрем, пьем и к нему бегом – брать инструкцию пользователя, чтоб не сломать игрушку раньше времени.

Так. Пять миллионов маны, плюс-минус. Имеем чашку и ложку из золота. И подавившегося воздухом трактирщика. Значит, проблем с деньгами в дороге не будет, главное – узнать, как местные монеты выглядят. Ну, и еще главное – запас маны иметь. С запасом пока проблемы не предвидятся, а вот про реген надо мага попытать. А то восстанавливается этот несоизмеримо огромный запас с моей обычной скоростью. Это выходит, что если придется потратить весь запас, регенить я его буду…

Итак. Монстр вполне может идти и по Лехину душу. За два года он тут мог кому угодно насолить. Почуял, значит, оборотень, что его заклятый враг поблизости, потому и прибежал. Но зачем город штурмовать? Видимо, город можно покинуть, не выходя из него. Может, местные маги смогли телепорты придумать? Тогда штурм был вполне обоснован.

Трактирщик молча кивнул, заинтересованно глядя на меня.

Я попробовал сделать так же чуть трясущимися руками. Получилось так себе. Стукнул себя шпателем по носу. Немного пролил суп на штаны. Немного выматерился.

– Вот. Я про это вчера рассказывал. Туалетная бумага! Возьми, мне если понадобится, я еще сделаю. Может, вип-клиентам когда предложишь. Или сам используешь. А можешь людей веселить, рассказывая, как в далеких-далеких краях люди настолько зажрались, что переводят на жопы такое добро. А мне бы похмелиться?

М: «Можно и без сарказма. Так и есть»

– Да нет. – ответил Леха. – Зверек твой раньше проснулся и на охоту пошел. В подвале трех крыс загрыз, Дииан его в благодарность змеиным хвостом угостил, так что он должен где-то сытый и довольный дрыхнуть.

Дииан улыбнулся и скрылся на кухне. Выйдя оттуда с пустой чашкой и шпателем, он повернулся боком и показал, как тут едят. На японский манер он приложил чашку к губам и поскреб шпателем по чашке. Ага, понятно.

Хм. А ведь я наверное, и от похмелья так могу избавиться просто силой мысли? Ну а че, не даром же этой способностью обладал именно бог алкашей? Но, подумав, решил, что нет. Похмелье должно быть. Как напоминание, что за любое удовольствие всегда надо расплачиваться. Попойка без похмелья – как баба без сисек! Бывает, но смысл? Тем более, что и похмелье то не сильное.

Глава 39


Как я и думал, жилищем местного лорда оказалось второе самое крупное строение, расположенное рядом с храмом. Никаких внешних признаков роскоши, помимо более крупных размеров по сравнению с окружающими постройками, не было. Просто такая же фигурная изба, просто больше.

– Я не сержусь – сказал Рииккас. – Я понимаю, что ваш мир совершенно иной, Алексей мне в свое время многое про него рассказал, я даже перенял некоторые идеи. Правда, воплотил их с помощью магии, а не техники. Но не суть.

– Вина, пива, закусок? – предложил лорд.

Я постучал в дверь. Неожиданно воздух перед дверью задрожал и сгустился в человекоподобную прозрачную фигуру. Две руки, две ноги, посередине сволочь. На голове никаких черт лица. Просто контур головы.

– Я вот тут сегодня заметил, что кристалл с душой пойманного монстра прибавляет очень много маны. Можете рассказать, по какому принципу определяется объем прибавляемой маны и как ускорить восстановление заполняемого резерва?

– Ну вот, чем больше информации, тем больше ненужных вопросов возникает. – пожаловался я. – В каком смысле «владения архимага»?

– Приручённый воздушный элементаль. – ответил спускающийся со второго этажа хозяин дома. – Добро пожаловать, располагайтесь. Нам, наверное, придется многое обсудить.

Лорд кивнул, и Леха продолжил:

– В первую очередь, хочу вас еще раз поблагодарить за спасение города. Я не знаю, сумел бы я сдержать чудовище самостоятельно, и какой ценой бы это обошлось. Прошу принять от моего лица эту награду.

– Объем маны, который отображается у тебя в интерфейсе благодаря унинралу, завязан на формулу объема сферы для удобства. Потому что проще всего представить душу в виде сферы. С каждым уровнем, у души прибавляется слой. И толщина этого слоя всегда равна изначальному радиусу души. Каждая душа, обладая разными свойствами, обладает изначально разным размером, и на ранних этапах использования унинрала единая формула рассчета маны была неудобна, потому что у всех отображался разный объем и… короче, был принят стандарт, в котором по формуле объема сферы уровень считается за единицу. Таким образом, то число, которое у тебя отображается в количестве маны, связано с твоим уровнем. Объем сферы радиусом с твой уровень, деленный на тысячу.

– Что ж. Благодарю за ответы. Теперь ваша очередь спрашивать, что вы хотели узнать?


Сантиметра четыре толщиной и размером с ладонь, обитая снаружи кожей, с железными уголками, с узором на крышке из абстрактного переплетения кругов. Я открыл шкатулку. Внутри она была выполнена из темного дерева и разделена на три секции. С левого края лежало с десяток золотых монет. По центру серебряные, пересчитать на глазок уже было сложно. Справа медные монетки.

Лорд пожевал губы и сказал:

Леха покачал головой, прицокнув языком и сказал:

– А это уже третий аспект. Можно поглощать чужие души, как это делают боги. Это даст тебе и объем, и регенерацию маны с самой большой эффективностью. Но тут огромный нюанс, почему мало кто рискует это делать. Потеря себя.

– Херпарх Денис и ерпарх Алексей, нас ожидают. – сказал за двоих Леха, пока я охреневал от происходящего.

– Хм… Как бы тогда лучше объяснить… – задумался маг. Но тут ему на помощь пришел Леха:

– Проходите… – Прошептал силуэт и растворился.

– Короче, архимаг – правитель-тиран, отошедший от власти хитрым образом, и мы на его территории. Я правильно понял?

Я осмотрелся. Мы находились в почти круглой, чуть вытянутой в стороны, комнате. Стены были завешены светло-голубой тканью, простой, без узоров. Пол, деревянный, но выкрашенный белой краской. А, нет. Узор видно, значит не краска. Если и крашен, то прозрачным лаком. Хотя, че стоит магу законсервировать доски, чтоб не гнили и не пачкались? Потолок из той же древесины. По центру комнаты на потолке красовался узор в виде спирали с двумя лучами, напоминающий галактику. В центре была большая местная магическая лампочка. И лучи галактики, расходящиеся от нее, были сделаны из мешанины лампочек помельче, все – разного размера. Конструкция светилась, несмотря на то, что из окон в комнату проникало достаточно дневного света с улицы. Ну да, ну да, пафос – наше все!

– Вот только мне по идее даже монеты эти не нужны. Лех, тебе надо чего от лорда?

– Ну, если очень «короче». – кивнул Леха.

– И печенек? – предложил маг.

– Лех, а че или кто это было?

– Я понимаю, что это не может быть полноценной платой за просто неоценимую услугу. Потому примите это как аванс. И я готов, по мере своих возможностей, предоставить вам услуги или предметы, которые могут оказаться вам полезными. – сказал лорд.

– Что ж – кивнул я – Тогда еще вопрос и дальше сам спрашивай. Я тут немножко дрессировкой зверей занялся. Можешь подсказать, какие параметры улучшать приручаемым существам, чтоб расход очков опыта был рациональным?

– Ну, тут вот какие мысли на этот счет…

– Лорд Рииккас, прошу простить несдержанность моего друга. Он третий день в нашем мире и не знаком с ценностью местных вещей и традиций. – обратился Леха к хозяину дома.

– Ну, самое для меня любопытное. Зачем тебе с твоим столь малым стажем пребывания в этом мире, понадобилась душа этого существа? Было бы куда логичнее его просто убить и получить немало опыта.

– Кто? – непонятно откуда у фигуры раздался громкий шепот.

– Именно так. – Кивнул маг. – конечно, с возрастом душа тоже развивается, и маназатраты уменьшаются. А если пользоваться магией, развитие идет гораздо быстрее. Я вот, например, боюсь даже представить, сколько маны за уровень получает Мардук. Для него это фиксированные цифры, если пользоваться интерфейсом, а по факту там наверняка в одной только стартовой оболочке маны больше, чем я за всю жизнь потратил. Собственно, этот разговор к тому, что то число маны, которое тебе прибавил кристалл с душой, не имеет ничего общего с настоящим уровнем той твари, если ты вдруг захочешь вычислить.

– А если много-много душ надо, как столько кристаллов таскать? – задал я вопрос.

– И значит, если я, допустим, трачу на что-то сотню маны, другой человек может на такое же заклинание тратить тыщу или десяток единиц?

– Нет. – Ответил Леха, пожимая плечами. – все, что мне было нужно, я запросил в главном храме и думаю, что мои вещи уже прислали. Так что проси, что тебе нужно.

– Змеебой и медведь.

– Позволь я поясню этот момент. Мы все же говорим на одном языке, проблем с переводом не будет.

– Теперь к вопросу о том, как увеличить регенерацию маны. Сделать это можно за счет различных эликсиров, но там временный эффект. Либо с помочью так же других душ. Существует два способа создания кристаллов с душами. В первом случае выходит амулет на объем, как у тебя. Во втором – на регенерацию маны. Нет, сразу скажу – не получается создавать амулеты сразу на оба параметра. Кристаллы теряют стабильность и быстро взрываются. Можно, конечно, заключать души в другие предметы, не только кристаллы, например, в одежду, но эффективность падает в разы. Так что лучше всего кристаллы.

– Спасибо, Леха. Спасибо, Лорд Рииккас. – кивнул я им по очереди и отпил из кубка.

– Я бы лучше морса какого выпил – ответил я, покачав головой. – Со вчерашнего еще не отошел. И нечего так смотреть, Лех, я не беспробудный пьяница, я пробудный.

Маг отпил из своего бокала. Ну да, столько болтать, наверняка все пересохло. А после продолжил:

– Я тоже что-нибудь фруктовое или ягодное предпочту.

Лорд Рииккас кивнул и начал рассказывать:

– Лех, нам оказывают честь или пытаются наебать? – и показал ему содержимое шкатулки.

– С архимагом я уже связался, он сказал, что с радостью поможет, при условии, что он будет присутствовать в процессе допроса души. – кивнул лорд. – Как истинному ученому, ему интересен сам процесс, как собственно, и обстоятельства появления монстра такого уровня в его владениях. Я так же с удовольствием отвечу на твои вопросы, так же в обмен на удовлетворение некоторых аспектов моего любопытства.

И продолжил, обращаясь уже ко мне:

– Делааа… – Развел я руками. – Ну, тогда я вынужден только попросить о том, чтобы наш незабвенный архимаг меня не выгнал с порога и помог разобраться с этим кристаллом. И еще, пожалуй, ваша консультация, как явно образованного человека в магических областях.

– Ну и отлично! – кивнул я и съел еще печенюшку. Запив, продолжил:

– Это действительно большая честь. Лорд просто мог прислать подручного с похвальной грамотой и мешочком монет. Тебе же он предлагает личную услугу, что для мага его уровня просто шикарнейший жест великодушия.

Это можно. – кивнул маг – И это на самом деле несложно. Тут достаточно руководствоваться здравым смыслом. Ну, и возможно, немного изучить природу улучшаемого объекта. Например, воздушный элементаль, какой вас встретил у двери. Глупо развивать ему физические характеристики. Не менее глупо развивать ему магические навыки, связанные с магией земли. Можно сделать огненного гибрида, но магия огня будет слабой. А вот улучшить параметры магии воздуха – это просто первостепенно для такого существа. Скажи, кого ты хочешь улучшать, и я приведу пример.

– Напак, слышала? Тащи! – крикнул хозяин направо и повернувшись к нам, продолжил:

– Неплохой выбор. – кивнул лорд. – Медведь – от природы сильный и разумный зверь. И им часто развивают именно силу и разум. Немного повышают и без того хорошо развитую от природы живучесть. От ловкости мало толка. Можно развить активные или пассивные умения, связанные именно с силой, например – сейсмическая волна или сокрушительный удар. Каменная шерсть и стальные когти – тоже очень часто встречающиеся умения, полезные в бою. По змеебою… У зверьков хорошо развивается ловкость и живучесть. Разум тоже полезен, как любому прирученному питомцу. Сила – по причине размера – просто бессмысленная трата очков. Еще у зверьков высокая сопротивляемость ядам в силу специфичности рациона. На основе этого можно создать активную способность «ядовитый укус». Если добавить сюда скрытность или невидимость, то получится идеальное орудие скрытного убийства. Из-за этого змеебоев часто приручают наемные убийцы. Навыки стихийной магии качать змеебою смысла нет – от природы у них крайне мало маны, только на один каст ядовитого укуса и хватает. И то, как правило, нужен уровень не ниже пятидесятого, а для таких мелких зверьков это редкость.

– Ладно, в пути, если че, расскажешь подробнее. А пока к более насущим вопросам.

– Но даже и это еще не все. – после паузы продолжил маг. – У разных душ разная энергия, разная мана. Если, например, благородный рыцарь поглотит сотню слабых душ поверженных им в бою беспринципных подонков, их мана, пропитанная гнилью их душ, поразит этой гнилью и самого рыцаря. История хранит немало случаев подобных падений, когда доблестные воины в погоне за силой теряли свою суть. Поэтому, прибегая к такому способу, нужно тщательно отсеивать кандидатов на поглощение. Одна-две души, конечно, вряд ли сделают погоду. Но пучок кристаллов куда надежнее.

С этими словами я проглотил еще печенюху и, запив морсиком, обратился к лорду:

Я взял золотую монетку и рассмотрел ее более внимательно. С одной стороны рисунок молота, с другой стороны какой-то бородатый мужик. Ну вот, теперь есть с чего ксерокопии снимать, если че.

В это время на стене раздвинулась ткань и из скрывавшегося там дверного проема вышла пухлая невысокая брюнетка в простом белом сарафане в пол с длинными рукавами. Волосы были стянуты в трех местах синей лентой. В руках она держала квадратный белый поднос. Перед нами с Лехой поставили по серебряному кубку, наполненному чем-то синим, по тарелочке с выпечкой в виде шариков и по серебряному кувшинчику объемом на литр. То же самое поставили и перед хозяином.

– Вот возьмем ночного оборотня. Если это был классический случай, то значит, дикий зверь поглотил душу какого-то мага с высоким уровнем. Но душа жертвы оказалась намного сильнее и изначально была намного развитее, поэтому душа жертвы просто поглотила душу зверя, захватив его тело. Память зверя и человека смешалась, породив по итогу монстра с извращенными воспоминаниями и желаниями. И если бы ты, Денис, поглотил его душу, то с учетом уровневого превосходства, поглощенная душа поглотила бы и тебя самого, заняв твое тело и породив еще не менее ужасного мутанта. А так – душа в камне, ты можешь ею пользоваться.

– В первую очередь, душа, заточенная в подходящий для этого кристалл, предоставляет владельцу кристалла доступный ей объем маны. Но, самое интересное, что каждый человек видит этот объем по разному, и зависит это от персональных свойств души индивида. В зависимости от количества перерождений, от того, как в этих самых перерождениях душа пользовалась маной, зависит стартовый размер ядра души. В настоящий момент в магическом интерфейсе используется отображение параметров, завязанных на формулу объема сферы. Ты знаком с математикой и геометрией?

Я кивнул, Леха тоже.

Он достал из-за пазухи небольшую плоскую коробочку-шкатулочку и, положив на стол, толкнул в мою сторону. Шкатулка легко проскользила по столешнице ко мне и остановилась, уткнувшись в выставленную навстречу ей руку. Впечатление, словно она скользила по воздуху. Я осмотрел сувенир.

– Ну, в школу ходил. – ответил я. – Так что знаю, что такие формулы есть. Хотя самому ими пользоваться не приходилось, и по окончании обучения я их благополучно забыл.

А ниче так на вкус. Немного кисленький холодный сладкий не то компот, не то морс. Заел шариком. Шарик из песочного печенья скрывал внутри какой-то вкусный орешек. Лорд наблюдал за этим с какой-то не то улыбкой, не то усмешкой.

А дверь сама собой медленно отворилась. Круто! Призрачный швейцар!

По центру комнаты стоял двухярусный круглый стол. Нижняя столешница, метра два диаметром, на привычной высоте, над ней, на полметра повыше, вторая столешница, диаметром чуть более метра. Из толстого стекла. Целиком, вместе с ножками. Что я там говорил о пафосе? Хотя, с другой стороны, удобно в том плане, что под столом ничего опасного не спрячешь.

– Нархпронн и принадлежащие ему земли подчиняется Келльвлинской короне. – Начал лекцию по местной политической географии Леха. – Келльвлинская корона – содружество графств, принимающих старшинство Келльвлина. Келльвлин – это ненаследуемый избираемый титул. Пожизненный президент. После смерти очередного Келльвлина из числа графов, лордов, князей и прочих правителей на общем собрании избирается очередной Келльвлин. В свою очередь, Келльвлинская корона входит в состав Великой Фиачииланской Конфедерации. Фиачиилан – город-академия, главный центр культуры и образования этого материка, магическая столица и еще куча различных титулов. Две трети территорий этого материка входит в эту конфедерацию. Фактически, архимаг является правителем большей части территорий Грамзы. Грамза – материк, на котором мы находимся. На самом деле, архимаг в основном занимается научной деятельностью, делегировав свои правительственные обязанности советникам и освободив себя от этого головняка. Иногда, конечно, проверяет, чего они там намудрили, если надо – казнит провинившихся чиновников. Но в последний раз это было сорок три года назад, и казнь была проведена публично и настолько жестоко, что никто больше не рискует принимать указы от лица архимага, могущие навредить государствам.

Вокруг стола стояли меховые стулья без подлокотников в количестве десяти штук. Я сел на один. Рядом Леха. Напротив сел сам хозяин.

Глава 40


Ну, короче, рассказал я этому магу все те мысли по этому поводу, что уже рассказывал вам. Он согласился с моими выводами. Леха че то там себе задумался. А лорд-маг тем временем начал расспрашивать меня про мой родной мир. Верней, про мой взгляд на все то, что ему рассказывал ерпарх. Так, за этой непринужденной беседой пролетела пара часов.

Ерпарх посмотрел на меня, мол – ну, говори.

В мешочке было 12 золотых монет. Надо будет попытать Леху на предмет ценности денег в этих краях. А еще там был странный фиолетовый кристалл.

– О, ерпарх Алексей! – воскликнула… Эээ… Гномиха? Ну, точно не карлица, пропорции – как у небольшого шкафчика, рост – как у большой тумбочки. – А это тот самый Денис, о котором мой дражайший супруг мне с утра все уши промыл? Проходите, проходите, он вас давненько уже ожидает!

– Добро. Вечерком заскочу, пиво это святое!

– Ты главное не забывай, что подыхать не стоит. А так это твое задание, я только сопровождающий. – пожал он плечами еще раз.

– Эх, Леха, Леха. – махнул я рукой. – Ты просто не шаришь. С черепашками то все просто. Любую палку в лесу поднял – ты Донателло! Нашел две палки – Леонардо. Связал их шнурками и раздолбался, сделав пару шагов – растяпа Майки. Это любой дурак может! А вот ты попробуй в покемонов поиграть! Мы вот мышей в желтый красили и в кошку кидались и кричали: вперед, пикачу, вперед, мяут! И мяут побеждал всегда!

Распрощавшись и поблагодарив за десертный перекус, мы с Лехой направились к Горнбраду. Лаборатория гнома располагалась в среднем кольце двухэтажных домов. Я так понял, это был торгово-деловой район города. На дверях тут и там красовались рисунки, на которые я только сейчас обратил внимание. Вот – пересеченные меч и топор. Оружейная лавка, как пояснил мой ходячий гугл. Вот – какой-то непонятный овальный кусок теста. Но тут по запаху ясно – свежая выпечка. И рядом полный комплект для бутерброда – колбасно-сырный магазинчик с соответствующими рисунками на дверях. А вот тут я не смог догадаться. На дверях выкрашенного в светло-желтый цвет дома был нарисован костер. Оказывается, это как у нас красный крест – местный фельдшерско-акушерский пункт скорой помощи так обозначен. Ну, по крайней мере, костер куда понятнее плюсика. Либо больного можно вылечить, либо – только сжечь.

– Это по меркам дварфа. – Парировал последнюю фразу Леха.


– Ну дебил я. Че уж тут поделать? – Ответил я божественному рыцарю, разводя руками. – Ну, раз уж зашел разговор об этом, где в будущем можно такими кристаллами разжиться? А может, и сферами даже.

На стол опустилась бутыль литра на два.

– Ну, как правило, в любой магической гильдии ими торгуют, если она в городе есть, это во-первых. – Начал загибать пальцы гном. – Во-вторых, в любом городе спроси дварфов. Руда, кристаллы, металлы – это сначала к нам. Если у нас нет – скажем у кого есть. В-третьих, перекупщики. Есть в каждом городе в торговых рядах, покупают и продают все, до чего дотянутся. В нашем городе это Риигакк и Уиириц, хорошие парни, даже не особо жадные для торговцев.

С этими словами я достал из внутреннего кармана плеер и повторил тот же самый вопрос ему. Ответ я даже слушать не стал. Слишком уж точно он ответил. Так еще немного, и с ним даже общаться можно будет наверное с полноценными ответами в виде заголовков песен.

– Так, все, хватит, хватит! Я верю, что в твоей прошивке много всякой ненужной херни, помимо херни нужной и полезной, записано! – замахал я руками. – А это – ПО! КЕ! БО! ЛЫ!!! Это ж охренеть как круто!

Весьма немногословный типок. Интересно было бы посмотреть на диалог Горнбрада с ним.

– Ну, не знаю. – Пожал мой земляк плечами. – По мне так, мультик как мультик. Черепашки-ниндзя круче.

– Эх, ты! Вот когда надо, толку от тебя как от второй жопы!

– Моя искренняя благодарность! – Кивнул я гному, начиная складывать вещи обратно в мешок. – Я вот как-раз по дороге сюда думал, где бы достать такие кристаллы. А про сферы даже не подозревал, что такое в принципе в природе существует!

В целом, ничего особо интересного не было. В деревне Каменной в пруду бобер осатанел, рыбаков гоняет, за пятьдесят серебряных разобраться надо. Ну и подобная мелочь. Видать, не каждый день тут душеглоты показываются. Интересным из актуального было одно.

«Ария – Убить дракона»

– Вот, обещанное зелье исцеления! – Горнбрад стукнул по столу полулитровой плоской бутылкой из зеленого мутного стекла. – Очень хороший куст и весьма удачно по времени ты нашел! Зелье больно крепкое вышло, пять капель хватит выпить, чтобы руку от плеча отрастить! Десять – ногу! Не моментально, конечно, часа за три-четыре, и хорошо покушать надо, и не травы, а мяса. Но сам факт! А вот – самогоночки тебе в дорожку…

Алхимик сделал интригующую театральную паузу и с пафосным довольным видом продолжил:

Я взял книгу и открыл ее на первой странице под пристальным взглядом ерпарха с плохо скрываемой хитрой лыбой. И че он ржет?

С этими словами он пододвинул к нам пару крепких табуретов и достал из под одного из многочисленных столов походный рюкзак из мягкой кожи с одной лямкой и шнурками-завязками на горловине. Развязав мешок, Горнбрад принялся выкладывать на стол содержимое.

– Я все думал, чем равноценным за ту голову могу тебя одарить, а потом ночью на площади понял. – начал скороговоркой тараторить гном. – Такое пожалуй даже тебе с твоей способностью творить будет не так и просто сделать, да и маны на зачаровывание тратится пропасть, как говорят. А в походах мана нужна как свет в погребе! Так что вот…

– А у мага почему не спросил? – задал мне вопрос Леха.

– А демон его знает. – пожал плечами гном. – Как алхимик, могу предположить, что из-за змеиной своей природы он особо ядовит, настолько что даже гниль его не берет. Как сдашь его в гильдии, попробую выторговать и исследовать. Может, что-нибудь полезное удастся из него изготовить.

– Ого, кристалл опыта! – сказал ерпарх, глядя на блестяшку. – Считай, повезло. Три очка опыта на халяву. Неплохо так этого душеглота оценили!

– Это та самая гильдия истребителей тентаклей? – спросил я у своего спутника.

– Прийти можно. Уйти нет. – ответил жрец. – Ты его глаза видел? Приемщики оснащаются специальными амулетами глубокого ясновидения. Они дают возможность увидеть прошлое предмета. В частности, вот таких запчастей разных монстров. Ну, и собственно, принадлежность этих самых монстров к выданному на них заданию. Там сложная система, тесно сплетенная с унинралом, так что не обманешь даже при желании.

– Лех, серьезно, покеболы?!! – перевел я полный охуевания взгляд со сфер на ерпарха.

Еще раз посмотрев на рисунок, я толкнул дверь в гномью аптечку. Дверь открывалась наружу. Пришлось потянуть ее на себя.

– Дальше, вот эти плоские, это камни регенерации маны. Заточенные сюда души позволяют быстрее восстанавливать запас маны. Ну и самое интересное, как мне кажется…

– Как думаешь, стоит за это взяться? – спросил я у своего спутника.

Еще в рюкзаке оказался мешочек с мешочками. Внутренние мешочки оказались с солью и специями. И самое интересное гном приготовил на десерт. С хитринкой в глазах, как Дед Мороз на утреннике, Горнбрад достал еще один серый тканевый мешочек с веревочными завязками, звякнувший при касании столешницы. Я уж было подумал, что там опять какие-нибудь зелья или бухлеццо, но не угадал.

– Еееебааааать я лооох… – протянул я, закатывая глаза, а мысленно делая *рукалицо*, отвешивая себе с двух рук подзатыльники, пощечины, пиная себя под зад и закручивая себе в зад дилдак. Хотя не, дилдак даже мысленно – перебор. Выкручиваем.

Все это я озвучил Лехе.

– И че, вот так можно прийти сюда с любой запчастью от залупы и тебе денег дадут? – спросил я у Лехи.

– Унинрал переводит письменные тексты. Достаточно быть обученным хотя бы одной азбуке, и он будет переводить читаемый текст.

– Ну, короче, Горнбрад сказал, что тут награду за разных тварей дают. Мы тут немножко тварюшку одну прибили в проклятом лесу, возле заброшенного храма. Алхимик ваш сказал, что шел по ее душу, да не дошел. А вот это сказал вам отдать, а он потом этим поинтересуется.

В ответ Леха сделал *рукалицо*. О, ну наконец-то. А то я уж боялся, что он забудет этот жест.

Леха посмотрел на меня как на дурачка и сказал:

– Награда и книга заданий, если желаете ознакомиться с новыми заданиями.

Алхимик кивнул и пожал руку, сказав на последок:

На дверях забегаловки Горнбрада гордо красовались три вытянутые бутылочки красного, зеленого и синего цвета, заткнутые черными пробками. Напротив алхимической лавки находилось здание с рисунком какой-то непонятной твари с когтистыми лапами и длинными щупальцами, пронзенной сверху вниз заточенным с двух сторон мечом.

– Длинные кристаллы ты, я думаю, узнал. Камень запаса маны. При заключении в него души поверженного противника ты можешь использовать запас его маны. – Начал пояснения Горнбрад.

– Мощно, мощно. Что ж, награда твоя. – кивнул он и, завернув язык обратно в тряпку, скрылся с ним в соседней комнате.

А я слушал и с каждым словом охреневал все больше и больше. Да это же сраные, сука, ПОКЕБОЛЫ!!!

Леха кашлянул, привлекая внимание. Мужик проснулся и, оглядев нас глазами с желтыми радужками, зевнул и лениво сказал:

– О, а вот и вы! Проходите, проходите, уже все готово!

Внутри была большая комната, на сей раз без ткани по стенам. Просто светло окрашенные бревна. На стенах висели головы разных чудо-юдов. Больше всего мне запомнилась огроменная голова саблезубого быка. Ну, и не только головы. Вот чучело какого-то шипастого ящера ростом с коня. Задает антуражу, ага. У стены напротив входа стоял небольшой столик типа журнального, а возле него в деревянно-меховом кресле сидел мужик в тканевых штанах серого цвета, заправленных в кожаные сапоги, в серой тканевой рубашке и кожаной куртке на распашку. Мужик дремал и виной тому явно была пустая пивная кружка на столике.

– Вот, читай, что умные артефакты пишут! – ткнул я плеер жрецу в лицо.

С этими словами я достал из рюкзака сверток с языком и бросил мужику. Мужик на удивление ловко перехватил его в полете левой рукой и вытряхнул содержимое на столик. Глаза мужика неожиданно засветились красным и он вперил свой взгляд в язык. Попялив так в этот ошметок с минуту, он покачал головой цокая зыком.

На первой странице из тонкого пергаментабыло пусто. Я обратил внимание на тонкую деревянную пластинку, вставленную сверху где-то на середине книги. Ага, видимо закладка. Открыл там. Где она была заложена. Ну да. Там был текст. На страницу ближе к привычному нам началу книги было пусто. А вот в сторону окончания книги шла писанина. Ради любопытсва открыл книгу в конец. Ага. В этих краях пишут с конца книги в начало. А еще снизу вверх, а не слева направо. Понял я это попытки с десятой, просто водя глазами по странице, пытаясь понять, в какую сторону читать эти довакинские иероглифы. А когда наконец нашел направление, в голове стало появляться понимание написанного. Это весьма сложно описать. Вот как читать врачебный рецепт. Вот сначала раз двадцать смотришь – и нихуяшеньки неясно. А потом тебе кто-нибудь прочитает эти шифровки на древне-гипократском, и ты перечитываешь – ну да ведь, ну как можно было не понять! Все же четко и ясно написано! Вот тут такой же ощущение. Смотришь на эти крокозябры иноземные, и понимаешь, что ими донести до тебя хотят.

Леха пожал плечами и похуистически сказал:

На экране светился заголовок трека:

– Ну ладно, потрепаться и вечером можно, под пивко. А еще надо квест с языком сдать, пока монстроборцы спать не легли. – Я протянул руку Горнбраду. – Я планирую еще одну ночку в кабане у Дииана провести, а завтра уже с утра выдвинусь в сторону академии. Ну, или может еще куда-нибудь, вдруг поинтереснее маршрут придумается.

– Ну, это уже совсем другой разговор – развел руками алхимик.

Распрощавшись, мы вышли из лавки Горнбрада и направились прямиком в здание напротив.

С этими словами гномиха откинула тряпку, открыв проход в соседнюю комнату. Это оказался небольшой закуток с лесницами на второй этаж и в подвал. Леха уверенным шагом направился вниз. Выбора особо не было, и я за ним спустился на цокольный этаж. Я ожидал увидеть мрачное логово с крысами, пауками и злобным хихикающим гоблином в углу, сжимающим старый драный носок в трясущихся ручонках… Хм. Куда-то меня опять понесло. Короче, это оказалось просторное помещение с высоким потолком, светлыми каменными стенами и с шикарной люстрой из пяти больших маголамп. Все было заставлено разнообразным оборудованием, из которого я узнавал только колбы и змеевики. За столом в углу на стуле сидел наш низкорослый знакомый и что-то усердно и сосредоточенно химичил. Обратив на нас внимание, он отложил в сторону емкости:

– А это что за лапка? – ткнул я пальцем в непонятный зажим из проволочек на шнурке.

– Я этих ящерок в особом отваре вымачивал, змеебои их страсть как любят! Охотники их у меня как приманку для их ловли берут. А вот – трофей твой!

– А если бы язык тоже растворился вместе со всей тушкой чешуйчатой падлы?

– Камень зверя! Три штуки! Как начинающему укротителю зверей, тебе точно пригодятся! В эту сферу можно заточить выбранного питомца, привязав к ней его душу! Конечно, дракона в нее не поместить, объем небольшой. Но вот волка, медведя, ящера какого боевого – вполне! И тогда даже гибель зверя не страшна! Главное – в течении пяти минут мертвую тушу вернуть в сферу. В любом крупном городе есть магические гильдии, которые за соответствующую плату вернут его к жизни! И так, пока сам не освободишь душу питомца. Я эти сферы в бандитском логове нашел, после того, как их того… заправосудил. Продавать не стал, да и не кому в этом городе. А вот тебе они точно пригодятся! – Закончил с гордостью Горнбрад.

Бородач развязал мешочек и открыл его содержимое. Кристаллы. Прозрачные продолговатые с палец, я в такой ночью душу поймал. Шесть штук. Розоватые прозрачные овальные и приплюснутые с боков, со спичечный коробок. Пять штук. Таких не видел. И три полупрозрачные сферы сантиметров семь-восемь диаметром с золотистым оттенком.

Я тем временем закончил аккуратно укладывать вещи в мешок и, затянув завязки, примерил его, перекинув через левое плечо под правую руку, наискосок. В целом, удобно.

О как! Встроенный гугл-переводчик, прикольно!

На стол легла связка сушеных ящерок.

– Это концентратор поглотителя душ. Зажимаешь этой прищепкой нужный кристалл и вешаешь на шею. Тогда душа противника будет заключена в нужный тебе кристалл, а не в случайный. – пояснил гном.

– Ну, я когда впервые увидел, тоже так подумал. – кивнув, ответил жрец. – Многие творческие люди, писатели, художники – способны смотреть за грань, в другие миры. Иногда это воспоминания из прошлых воплощений в иных мирах. Иногда – что-то типа провидения. Хотя, иногда и реальные мироходцы попадаются. Вот взять, например, Леонардо да Винчи. По всем признакам, это попаданец из другого, чуть более развитого мира в наше средневековье. Почему не из будущего, ясно из его чертежей вертолета. Большая спираль вместо лопастного винта. На Земле такого варианта не было использовано и по сей день, а вот в ряде миров…

– А вот лакомство твоему зверьку! На рынок не ходи, там фуфло всякое втюхивают! И не посмотрят на то, что вы город ночью спасли. Город городом, а денежки – денежками.

– Слушаю.

Завелся тут значит, на Костяном Пике дракон с месяц назад. Людей не трогает, что характерно, но пакостит. То скотину на выпасе пожрет. То поле подожжет. В соседнем городе на площади средь бела дня нагадил. Серьезно. Вот за него предлагали аж тысячу золотых и особую награду от Гораарраарского графа. Гораарраар – соседний крупный город и по совместительству столица соседний земель.

– Было б сложнее. Просвечивали бы тебя. Это немножко больно. Как операция без наркоза. Но чего не сделаешь ради денег?


– Она самая. – кивнул Леха.

Мужик в кресле удивленно поднял бровь и уставился на меня, как на психопата. Но промолчал.

– Ну, повезло, значит повезло. – Пожал я плечами. Полистай пока книжку, а то я местной грамоте не обучен.

В этот момент вышел тот самый ясновидящий приемщик и, положив на столик мешочек и книгу, уселся обратно в кресло.

Внутри помещения было светло. Завешанные светло-зелеными полотнами ткани стены, большая маголампа посреди комнаты. Вдоль стен стояли стеллажи с различными бутыльками, когтями, кристаллами, сушеными гербариями, сморщенными черепками каких-то мелких зубастых тварей, горшочками и банками с порошками разных цветов и прочими тематическими декорациями.

Гном выложил на стол сверток ткани. Разворачивать не стал, да и так понятно. Язык. И как он еще тухнуть не начал? Последний вопрос я озвучил вслух.

Глава 41


В трактир мы вернулись, когда уже начало заходить солнце. По выходу из домика желтоглазого приемщика обрезков разных мутантов я решил еще немного побродить по городу. Лехе как-раз надо было заскочить в храм за какими-то там вещами. Интересно, их ему телепортом прислали из главного отделения? Спросив у него это самым прямым образом, я получил утвердительный ответ. Оказывается, у ерпархов самый что ни на есть блат среди жрецов, потому что они – самый высший чин среди жрецов. Ну, почти высший. Выше только херпарх. Но поскольку херпархов уже несколько сотен лет не было, все привыкли, что всей системой руководит совет ерпархов. Да и чтобы получить официальный сан, я должен пройти дорогой испытаний и самостоятельно добраться до центрального храма. А пока в любом храме ко мне будут относиться максимум с уважением. Ну, чтобы вам было понятно… Представьте, что у вас на работе завелся сын генерального директора в должности уборщика. Ну вот зашел у олигарха бзик, что сынок для получения должности и наследства должен пройти с самых низов до трона. Само собой, никто ему в кружку ссать не будет. Но и на попойки внутренние маловероятно, что позовут. Понятно, что будут те, кто будет пытаться с ним дружить, как и будут те, кто будет его максимально сторониться. Вот только и он все это прекрасно понимает, он же не непись бездушная. Вот и у меня тут такой же статус сына генерального. Вроде и босс, но в то же самое время и пошел я нахер. Да и я как-то в рот ебал этой сектой руководить. Лучше свою создам.

– Семь серебрух. – коротко ответил Дииан.

Встав и-за стола, я подошел к трактирщику.

– А я не первый день живу, мог и догадаться. Но все-равно верил в Киипена. – Покачав головой, передвинул монеты обратно ко мне трактирщик.

Ух, еврейская морда. Так то это немало по местным меркам. Но, наверное, стоит оно того. Да и че выделываться? Мне за одну только душеглотскую тушу средний годовой доход заплатили. А надо будет – еще монет насинтезирую. Я теперь – триДЭпринтер!

Дииан вынес большую чашку мелкопорубленых сухариков и Леха, схватив горсть хрустяшек и подмигнув, сказал:

В храм я решил не заходить и подождал Леху на улице, изучая окружающую архитектуру и редких людей, проходивших по площади. Выйдя из религиозного центра, ерпарх вручил мне такой же медальон, как и у него, только камень в глазу был бирюзового цвета. Покрутив его в руках, сунул в рюкзак до дальнейших разбирательств и мы пошли дальше гулять.

– И еще пива в баню холодного, и вина в комнату с нарезкой. – добавил я еще серебрушку сверху.

– И большую чашку чесночных сухариков сей момент! – выкрикнул Леха.

Секунду подумав, Дииан кивнул и положил на стойку золотой. Я, стараясь не отвлекаться от импровизированного шоу, тоже вытащил монетку и положил ее сверху.

Комната у Дииана стоила две серебрухи за ночь. Та, в которой я коротал ночьку с Ши, четыре. Люкс типа. И по меркам этой местности, это реальный люкс! Клопов нет, окно закрыто магическим пологом от комаров и прочих уличных кровососов. Мыши живут исключительно в подвале. А на кровати неплохой такой матрас, почти перина. Да хули, у меня дома матрас был хуже, чем у него. Ну, и про освещение маголампами забывать не стоит. Одна такая в розницу стоит 5–8 золотых, в зависимости от размера. Узнав этот ценник, я немножко прихуел и присвистнул, вспомнив лампочковую галактику в доме местного лорда. Это по нашим Российским меркам, несколько лямов чисто на люстру было спущенно. Хорошо живет, буржуй. Я тоже так хочу. Хотя, кому я вру? Не хочу. Я лучше бухну на эти деньги. И бухну, пожалуй, именно в Пьяном кабане. Если местное пойло – это элитные напитки, то я даже представлять не хочу, что пьет нищета. Это ж блевотина лошадиная, наверное. Перебродившая.

Подумав, ерпарх сделал заказ:

– Значит, я буду пять кружек крепленого пива, плотный ужин охотника и еще пару колец колбаски, она мне особенно понравилась. Дальше как пойдет. Лех, ты чего будешь?

– Что? Ниикар? Да Киипен его задом перекусит! – ответил трактирщик.

Как я уже и сказал, когда начало темнеть, мы вернулись в трактир.

Эх, вот вроде всего-ничего я тут, а так домой хочется. Вот просто набрать всяких чипсов в супермаркете, печенек там и прочих вкуснях. Залиться вискарем и зарубиться в скайрим или в сталкера. И без всякого там онлайна, тупо неписей мочить, а не вот это вот все. И почему именно я? Я ведь нихрена не герой…

Пока я, охреневая, пялился на это мерзкое зрелище, мои спутники смачно хрустели сухарями. Тем временем из кухни выскочила подавальщица и, стукнув перед нами кружками, тоже залипла на поединок. Решив по всеобщей реакции, что это норма, я подхватил свою кружку и отпил, закусывая чесночными вкусняшками.

По дороге до бухальни я все-таки выпытал у Лехи местные цены. Итак, в местной экономике средний месячный доход на морду населения это один золотой. И этот самый доход настолько же средний, как и в нашем мире. Верхи едят мясо, низы капусту – в среднем все едят голубцы. Этот самый золотой равен двадцати серебряным монеткам. Пять-шесть серебряных в месяц зарабатывает в среднем в месяц представитель не самых уважаемых и оплачиваемых профессий. Например, охранник в супермаркете. Если бы он тут был. А одна серебрушка – это сотня меди. Меди условной, ибо международная монета этого номинала ближе к латуни или бронзе по своему составу. Но не суть.

Шииран покраснела, как малолетка и коротко кивнула, уткнувшись в кружку:

– Я тоже рад тебя видеть, морда волосатая. Там тебе вкусняшка лежит. Бери, не стесняйся. Хотя ты и так… – закончил я фразу, глядя на скрывающегося в половой щели змеебоя со связкой рептилоидной воблы.

Мужики повернулись друг к другу задницами и… нагнулись.

– Готовься! Редкое зрелище! Дуэль!

Пока я ждал спутников за столом, как раз поднесли жратву. Ели и пили молча, думая каждый о своем. Лично у меня не было особого желания о чем то говорить после увиденного. Немного даже мутило. И похуй, что я охотник, и кровищи и кишок повидал вдоволь. Одно дело – честно подстреленная тушка какого-нибудь зайца, распотрашаемая ради еды и шкурки на стельки. И совсем другое дело – суицид из-за проигрыша на твоих глазах представителя твоего собственного вида. Может, это и норма по местным меркам. А по моим – мерзость в самом чистом своем виде.

– Давай ни тебе, ни мне? – Предложил я – Всем выпивки на эти деньги, и даже Лехе. Хотя бы стакан вина. – Сказал я, глядя на пытавшегося уже возразить ерпарха.

Дииан молча, указательным пальцем придвинул мне монеты.

– Начали!!! – проорал секундант и быстро отпрыгнул к стене, присоединившись к зрителям.

Тем временем здоровяк, натянув штаны, вышел на середину зала, не поднимая глаз от пола и в затихающем реве толпы вытащил из-за пояса нож. Застыв так на несколько секунд, он с размаху полоснул себя ножом по горлу и, пока фонтан крови заливал все вокруг, вонзил нож себе прямо в сердце и, немного постояв, качнулся и завалился набок. Толпа яростно взревела и резко все затихло. В резко наступившей тишине пара мужиков потащила труп неудавшегося дуэлянта на выход, и споровождал эту картину лишь шорох его ботинок и одежды по полу.

Едва я появился в заведении, как из щели меж половых досок показался нос Пушистика. Понюхав воздух, он устремился ко мне, вскорабкался по-быстрому по одежде на плечо и нырнул в рюкзак.

– Спорим на золотой, что мелкий победит? – сказал я Дииану, не отрываясь от зрелища.

– Комната, банька со свежим бельем мне и Ши и за еду, сколько с меня?

– О! Мне тоже рулет! Я и не подумал, что тут десерты есть. – добавил я к своему заказу.

– Повторим. – сказала она тихим голосом.

Тем временем крупный мужик теснил мелкого к краю ограждения и мелкий, потерявший равновесие от очередного толчка, коснулся ограждения из скамеек носом. Видимо, это переключило что-то у него в голове, потому что он подобрался, как-то перегруппировался и, скакнув задом вперед, толкнул здоровяка так, что тот отлетел к противоположному краю ринга. Толпа ободряюще взревела, а мужики с разбегу ударились задами посреди ринга и… мелкий лишь слегка качнулся, а здоровяк отлетел к самому краю, вопреки всем законам физики и здравого смысла. Хотя, тут все было вопреки здравому смыслу. Но не о том речь. Пока здоровяк собирался с силами, чтобы не упасть, мелкий штурмовым тараном налетел на него и так толкнул, что здоровяк просто-напросто полетел вперед носом, перевернув ограждения и впечатавшись таблом в стену. Толпа зрителей завыла, заревела и заулюлюкала. Победитель зашнуровывал штаны под одобрительные похлопывания по плечам с разных сторон. К проигравшему же никто даже не подумал приближаться, не то что уж подать там руку помощи или еще чего подбодряющего.

Получив все необходимое я зашел в парилку и расслабился на полке.

А мужики, смешно оглядываясь, попятились друг к другу задницами вперед. Встретившись посередине импровизированного ринга, они начали толкаться ягодицами.

В этот момент входная дверь распахнулась и, пригнувшись, в трактир зашла Шииран. Быстро оценив ситуацию, она рванула к нам и, грохнувшись на стул рядом с нами у стойки, схватила горсть сухариков и уставилась на халявное зрелище.

– Значит, спорим? – ухмыльнувшись, уточнил я у бармена.

– Покойника не помянуть – грешное дело. – сказал я ему.

– Сняли! – воскликнул секундант.

Я молча покачал головой и подвинул их обратно.

– Сегодня плачу за себя сам. Ну, и за Ерпарха Леху заодно. – сказал я трактирщику, подойдя к его барной стойке. Дииан молча кивнул.

Тем временем толпа сделала из скамеек что-то типа ринга, в котором остались те самые мужики, опрокинувшие стол. Их лица пылали яростью и решимостью. Из толпы вышел третий мужик, судя по всему, решивший взять на себя роль секунданта. Он поднял руку вверх. Мужики разошлись.

– Пару кружек кваса, капсовой каши с мясом и сладкий рулет.


От этих мыслей меня отвлекла вошедшая Шииарн. Молча раздевшись, двухметровочка так же молча подошла ко мне и так же молча уселась сверху на меня и впилась своими губами в мои. И плохие мысли просто ушли куда-то вдаль…

– Приготовились! – отдал судья вторую команду.

– У меня интуиция развитая, я предвидел исход. – сказал я Дииану.

Мужики стянули штаны, оголив задницы.

Тут позади, в зале раздались шум и ругань. Послышался грохот падающих скамеек. Я оглянулся и увидел, как два мужика, откидывая стол, начинают выяснять отношения. Из толпы донеслось что-то про жопный поединок.

Тем временем жопая дуэль продолжалась, напоминая чем-то сумо задом наперед. Спорщики толкались голыми задами, пытаясь вытеснить друг друга к краям ринга. Пока побеждал тот, что был поздоровее.

Вот тут уже бармена не пришлось долго уговаривать и монеты скрылись в его мозолистых ладонях.

– Ши, повторим вчерашние подвиги или у тебя планы на сегодня? Или тебя каждый раз отмудохать надо в качестве прелюдии?

Подумав немного, Леха согласился. Не так уж и сложно этого ЗОЖника, оказывается, уговорить.

– Ши, делай заказ, я сегодня угощаю. – сказал я валькирии и пошел за свободный столик, захватывая с собой пиво и сухарики.

Глава 42


Ночь прошла без происшествий. Ну, если не считать ушибов и растяжений. И вновь поломанной кровати. Проснулся часов в десять по внутреннему ощущению. Под головой вместо подушки была правая сиська Шииран. Сама же носительница подушек уже не спала и молча пялилась в окно. Наконец, она заметила, что я уже не сплю и сказала:


В ответ валькирия просто захлопала широко раскрытыми глазами и ртом.

Он кивком указал на растерзанный язык душеглота, валявшийся в сложной геометрической фигуре на одном из столов:

– Я готова!

– Ты… Ты… Телепат? – прошептала она.

– Аааа… – протянул жрец. – Ну, неплохо.

Леха поднял бровь, переводя удивленный взгляд с пытающейся отдышаться Ши на ухмыляющегося меня и обратно.

– Ну, идем в зоомагазин?

– А… Скажи… – замялась валькирия, потерев губы указательным пальцем левой руки. – А… когда ты отправляешься дальше? Ты ведь не остаешься в городе?

– Сегодня планировал. Надо на рынок сходить, скотинку какую-нибудь ездовую прикупить с тележкой, припасов там ей всяких. Да и отправляться на поиски местного дракона. Говорят, чудит чувачок, надо спросить, чего это он хулюганить вздумал.

– Концентрированный дух яда! Ни разу еще подобного не видел! – восхищенно восклицал алхимик. – И не жидкость, и не газ! Отлично пропитывает ткани, и в то же время рассеивается по воздуху!

– Она с нами идет, Лех. – пояснил я ему происходящее.

Повторив заказ на вчерашний похмеляторский завтрак, я уселся рядом с ним, прислонив рюкзак к ножке стола.

Услышав наши шаги, гном оторвался от своих приборов и снял маску и очки. Глаза были красными, как от недельного недосыпа с непрерывным запоем. По всему виду гнома было видно, что всю ночь он провел, не отрываясь от лабораторных приборов.

– Кстати, Лех, Горнбрад вчера заходил, или случилось у него чего? А то не верю, чтоб он пропустил повод бухнуть лишний раз. Может, проведать надо?

– Ты б себя со стороны видела. – ткнул я в сиську пальцем. Задумался. Еще пару раз потыкал. И продолжил:

– Пожрать, купить что-нибудь лошадкообразное с телегоподобным и бибикать в сторону драконовой пещеры.

И продолжил швыркать кипятком, уже второй кружкой. Вот же ж долбаный флегматик. Интересно, он потом с такой же пофигистической мордой будет бегать и искать, где поссать после такого объема выпитого?

– Ну вот че ты как девочка маленькая? – хлопнул я ее ладонью по ляжке. – Ты ж воин! Давай, соберись, спроси четко и ясно. А я четко и ясно отвечу, что так уж и быть, возьму тебя с собой. К тому же что и сам хотел это предложить.

– Главное, содержался этот яд чисто в кончике языка, вернее, в кончиках. В скрытых пастях, во вторых языках, замучился извлекать! Но результат того стоил! Вот, держи, Денис, твоя доля!

– Отчаливаем мы, вот и звал. В рюкзаке поедешь или, как жена – на шее? – спросил я у наглой серой морды.

Мы переглянулись.

– Ну, мы пойдем? Справитесь, или помощь понадобится? – задал я вопрос хозяйке.

– Ну что, вытащим его отсюда наверх? А то мало ли чем он тут у себя во сне надышится. – предложил я, пряча склянку во внутренний карман куртки.

– Сосуд зачарован на крепость, разбить будет трудно. Ты, как попользуешься, плотно закрывай и смотри, чтоб снаружи яда не оставалось. Я пока не знаю минимальной дозы, но крысу убивает на кончике иглы моментально! – тараторил алхимик, словно боясь куда-то опоздать и не давая даже вставить даже слова.

А я потянулся к интерфейсу и позвал через команду Пушистика. Из все той же половой щели показалась заспанная довольная мордочка змеебоя. Зверек фыркнул и, выскочив из подполья, вскарабкался мне на левое плечо и фыркнул в ухо.

– Да, да, конечно, я вас не буду задерживать. – затараторила гномиха, выталкивая нас из помещения.

– О, друзья мои! Вы не представляете, какой занимательной вещицей оказался язык той самой твари, из-за которой завертелось все наше знакомство! Вот, поглядите! – он кивком головы указал на большую не то колбу, не то реторту.

В этот миг дверь с грохотом распахнулась и в трактир вбежала запыхавшаяся Шииран. С разбегу грохнувшись за наш стол, она на выдохе сказала:

В помещении стоял какой-то непонятный туман. Клубы белесого и зеленоватого цвета медленно кружили по комнате, при этом даже и не думая смешиваться. В этом странном угаре виднелся сгорбленный взлохмаченный силуэт Горнбрада. Облачен он был в необычный серый халат, перевязанный на поясе на манер домашнего халата, на глазах были нацеплены плотные защитные очки, по типу как у газосварщиков, только стекла были не черные, а прозрачные, с легким синим оттенком. По линзам то и дело пробегали белые искры. Нос и рот были скрыты плотной тканевой повязкой из темно-бордовой ткани, испещренной заковыристыми знаками. Эти знаки тускло светились ядовито-желтым цветом.

– Ясного солнца!

Гномиха запричитала, заохала и заахала и повела нас в другую часть дома, откидывая очередную шторку. Там была лесенка наверх, выходящая в роскошную спальню. Ши аккуратно положила неперестающего храпеть гнома на постель.

Я расплатился с Диианом и, накинув рюкзак на плечо, обратился к своей потихоньку разрастающейся гоп-компании:

«Чего звал?» – перевел мне унинрал.

С этими словами Горнбрад встал с места и взял со стола продолговатую пробирку из толстого стекла со стеклянной же пробкой на резьбе. Только не как у нас – пробка накручивается на горлышко, а наоборот. Пробка ввинчивается внутрь. И прокладка из какого-то непонятного материала темно-синего цвета между горлышком и пробкой.

В сосуде клубился густой зеленый туман. Или жидкость? Слишком густая субстанция для тумана, и клубилась она в нижней половине, имея нечеткий контур поверхности.

– И тебе доброго утра. – кивнул я в ответ.

Зверек в ответ с шумом через нос выдохнул воздух, вновь в самое ухо. А после прошмыгнул в рюкзак и, немного там пошуршав, затихарился.

Мдааа… Ну, думаю, такая сильная отрава пригодится рано или поздно. Спрятав флакон обратно за пазуху, я сказал:

– Не идентифицируется. Очень сильный концентрат с очень сильными свойствами. Выдает, что просто очень сильный яд.

Выйдя из алхимической лавки, я еще раз поглядел на свет содержимое склянки. Тяжелый туман переливался, подобно густому киселю с перламутровыми блестками.

– Ну, тогда, как проснется – привет от нас передавайте! – крикнул я в закрывшуюся за нами шторку. – А то мы даже попрощаться не успели перед отъездом, он сам раньше отъехал.

– Ну, что дальше? – Спросил Леха, поставив кружку на стол.

Шииран опять задумалась, глядя в стену и поджав губы.

Леха уже сидел за столиком перед пустой тарелкой и швыркал чем-то горячим из кружки.

– Согласен – кивнул мой спутник. – Должно произойти что-то из ряда вон, чтобы он пропустил запланированную пьянку. Как раз по пути на рынок можно и заглянуть, по пути будет.

– Пациент скорее спит, чем мертв. – сказал я, выбравшись в главный зал помещения. – Куда храпящее тело класть?

– Кого спросить? – непонимающе захлопала глазами Ши.

– Лех, можешь посмотреть свойства. – попросил я жреца. – Я попозже буду проницательность качать, по дороге в профиле ковыряться планировал.

Немного поплутав по закоулкам, Леха вывел нас к лаборатории знакомого гнома. Зайдя к нему, нас так же встретила гномиха. Неожиданно молчаливо она жестом нас поприветствовала и проводила к спуску в химическую обитель местного Менделеева.

В этот момент Горнбрад зычно зевнул и с довольной мордой… Грохнулся на спину. Мы было рванули к нему, но по раздавшемуся храпу стало понятно, что чувак просто уснул. Видать, конкретно вымотался за эту ночку.

В ответ Шииран молча кивнула и, ускорившись, выскочила из-под моей головы, вихрем накинула одежду и полетела из комнаты прочь, подняв в комнате мощные потоки ветра. Почесав затылок, я тоже оделся, собрал все свои вещи, засунул оставленный тут ранее мотошлем в дорожный мешок-рюкзак, нацепил колчан и, накинув на левое плечо рюкзак на манер наплечной сумки горловиной вперед, спустился вниз.

– Ну че, почапали?

– Ну дракона! Кого ж еще то? Точно уж не с его навозной кучей беседы развозить.

– А, ну вот. Там и без телепатии всякой понятно, че те надо. Так что беги, собирай вещи. Пары часов хватит?

Шииран молча одной рукой перехватила алхимика поперек туловища и закинула на плечо.

Леха взял флакон в руки и завис на несколько секунд. Стряхнув головой, он отрицательно покачал ею и протянул склянку обратно со словами:

Ерпарх закатил глаза и, покачав головой, продолжил чаевничать. А мне как-раз принесли завтрак, и я бросил бесить жреца, полностью уйдя в гастрономический кайф.

Глава 43


Местный зоомагазин представлял собой большой загон типа конюшни с соломенной крышей, притороченный к двухэтажному домику с рисунком отпечатка раздвоенного копыта в центре колеса со спицами. Как пояснили мне спутники, Тиикил(именно так зовут владельца этого средневекового автосалона) владеет самым большим ассортиментом ездовых и тягловых животных во всей округе, а так же подходящих к ним упряжек и тележек.

Еще один раздел зоомагазина был выделен… Велоцерапторам!!! Двуногие рептилии высотой с человека, покрытые темной чешуей, с длинным хвостом, укороченными верхними конечностями с тремя длинными и явно цепкими пальцами. От макушки до кончика хвоста шел гребень из легких мягких чешуек, больше напоминающих узкие жесткие перья, темно-красного цвета. Гребень был подвижным, как у какаду, и ящеры периодически то вздымали, то опускали их, выражая свои, одним им и их заводчикам понятные эмоции. Леха обозвал этих двуногих тварей «крафы».

Хм. А неплохой зверек. Даже не хочется смотреть дальнейший местный бестиарий. А там вон и какие-то огромные собакоподобные существа, а собачек я тоже люблю. И совершенно не как Панин!

Конюшня была весьма внушительной площади и находилась на границе торгового элитного района с районом бедняков. Типа, чтоб вонь знатных господ не беспокоила. А челяди типа не привыкать. Большое количество загонов и стойл, штук пятьдесят-шестьдесят, были заполнены разнообразной живностью. Были тут и привычные глазу и сознанию лошади. Правда, от наших они все же отличаются. Чуть короче шеи по пропорции, чуть шире копыта. Гривы больше львиные напоминают, заполняя собой всю верхнюю половину шеи, а не только по хребту, как у земных скакунов. И хвосты заплетены косичкой за каким-то хреном.

А еще мое внимание привлекла клетка в углу зверолавки. Решетка из железных прутьев с шагом сантиметров двадцать отгораживала людей от необычного вида существа. Голова, как у черепашки-ниндзя. Только не из мультика, а из фильма. И немного шире и более плоская, да шириной с полметра. И пасть в пропорции к морде шире в три раза. От уха и до уха. Глаза твари были умные, добрые и грустные. Хотя, по опыту знаю, что выражение морды дикого животного не имеет ничего общего с настоящими характером и эмоциями. Ну и да. Пара вытянутых ушей-трубочек, как у морского котика. Только побольше, сантиметров по пятнадцать. Широкое плоское тело, как у утконоса, трахнутого крокодилом. На мощных длинных толстых лапах, расставленных в стороны, аналогично упомянутому ранее крокодилу. Лапы у существа венчались широкими перепончатыми ступнями и кистями, тоже почти полуметрового диаметра, как у утконоса. Тело этой жертвы обдолбанного маньяка-генетика заканчивалось длинным, приплюснутым с боков, широким, как все у того же крокодила, хвостом, по длине примерно равным длине тела. Длиной вместе с хвостом метров пять, с широкой, метра полтора, спиной, по рептилоидному изгибаясь, существо лежало на пузе, слегка приподнимаясь на передних лапах и зыркало по сторонам. Как ящерка на залитом солнышком камне. Можно было бы подумать, что это какой-то необычный полу-водный, полу-сухопутный ящер. Если бы не одно НО! Покрыто существо было не чешуей, а узкими короткими… Перышками. Да-да! Именно перышками, но настолько мелкими, что издалека можно подумать, что это шерсть! Как… Как… Как пингвин, точно! На животе перья были светло-серого оттенка, верхняя же часть тела была окрашена в буро-зеленый, болотный оттенок.

Я подошел в плотную к клетке с груллатом и начал более пристально разглядывать зверя. Зверь по птичьи резко повернул голову в мою сторону и начал рассматривать меня. И тут совершенно неожиданно, из своей показушно-расслабленной позиции груллат рванул на меня. Курлыкнув, как трехсоткилограммовый голубь, пернатый ящер треснулся об прутья решетки, а я чуть не обосрал свои единственные штаны от неожиданности. Ну ведь был готов к подобному. Даже больше скажу – на это и был рассчет. А вот нет. Когда на тебя летит пятиметровое страхоебище, организму совершенно похер на все твои готовности. Отскочив от решетки задом вперед, я утер со лба выступившую испарину и детским голосом, указывая на зверюгу, сказал:


– Груллаты – это дальние потомки динозавров. Предки груллатов были доставлены в центральные миры из мира «Тулла». Этот мир чудом избежал катастрофы великого вымирания, и ужасные ящеры продолжали в нем процветать, практически и не дав развиться млекопитающим видам. Большинство поздних эволюционных вариантов среди динозавров обладают перьевым покровом и являются теплокровными существами, как те же птицы. Кои и являются их самыми ближайшими родственниками в мирах с исчезнувшими древними ящерами.

– Это груллат. – С довольным лицом начал очередную лекцию мой походный справочник. Вот хлебом его не корми, дай поумничать! Сразу все обиды забывает и начинает изливать потоки информации. Ему бы в институте лекции читать, а не вот это вот все.

– Ма, па, хочу-хочу-хочу!!!

Пару секунд Леха помолчал, бегая глазами, словно по невидимому тексту, и продолжил:

Хозяин заведения, кстати, все так же увлеченно, строчку за строчкой, продолжал марать книгу. Поздоровавшись с моими спутниками, он удостоверился, что хулиганить и пакостить мы не будем и просто попросил позвать, если будет нужен, сказав, что полностью им доверяет. Хорошо иметь репутацию, однако.

Изнутри полупрозрачный цилиндр писчего орудия был заполнен густой вязкой жидкостью черного цвета. Верхний конец пера был запечатан чем-то типа воска. Нижний край пера был заткнут заостренным жалом. Леха пояснил, что это пористый, но весьма плотный материал из местного растения, по свойствам напоминающий материал, из которого в нашем мире делают писчие стержни для фломастеров и маркеров. И вся эта конструкция похожа по принципу работы с этими же фломастерами, только чернила жидкие. И иногда стержень менять надо, быстро размочаливается.

Сам Тиикил сидел, развалившись в кресле с меховой отделкой, по центру этого загона и увлеченно что-то писал в толстой книге, которую он за корешок держал левой рукой, положив ее на ноги. Впервые я увидел и письменные принадлежности местного разлива. По идее, это было перо. Только не как у нас, хитромудрым образом заточенное гусиное, а от какой-то более крупной живности. Главный стержень-трубочка был толщиной с мой указательный палец и был обрезан так, что представлял собой немного суженный к верху цилиндр длиной сантиметров двадцать. Оперение изумрудного блестящего цвета начиналось примерно от середины сего орудия и расходилось в стороны от главного стержня сантиметров на пять в каждую сторону. Не хотел бы я повстречаться в живую с той курицей, что послужила донором для этого инструмента.

– Груллат – ящер со смешанной средой обитания, в естественной среде обитают в болотах средних и северных широт. Живут в норах, вырытых в берегах, вход в которые находится под водой. Существо всеядное, питается водорослями, рыбой, животными, травой, клубнями ряда растений. В настоящий момент культивируется в ряде центральных миров, как животное для верховой езды, для использования в повозках, для сельхозработ, для охоты, рыбалки, а так же в качестве боевых животных. В качестве последнего малоэффективен ввиду крупных габаритов, однако весьма полезен во время водных сражений. Груллат способен развивать скорость до пятидесяти километров в час на суше и до девяноста километров в час под водой. Причиной малой распространенности является скверный характер диких груллатов, для использования необходимы развитые навыки дрессировки, рекомендуется использовать камень зверя для более эффективной привязки.

– Лех, а это что за плод любви пингвина с крокодилом? – позвал я жреца.

А вот сегмент с незнакомыми зверюгами. Леха сказал, что это – «ссхуфф». Ростом немного выше лошади, ссхуфф был похож на оленя с длинным кнутовидным хвостом и двумя парами, одна впереди, другая позади первой, по-козлиному изогнутых рогов. Передняя пара рогов загибалась назад, как у обычного козла и общей длиной была, наверное, с полметра. Задняя пара рогов, длиной уже с четверть метра, росла назад, а концы рогов загибались вперед, образуя с передней парой плавную дугу в виде полумесяца. Ссхуфф, по объяснениям моей походной википедии, был отдаленным родичем наших оленей, несмотря на козлоподобность рогов. Использовался местными как для верховой езды, так и для работы в тележной упряжке. Так же, благодаря мощным прочным рогам, почитался как ездовой боевой пет, легко насаживающий на свои боевые серпы как мелких, так и крупных противников.

Глава 44


Тиикил оторвался от книги и посмотрел на меня, как на рекордсмена по умственной отсталости среди олигофренов и дегенератов. Аналогичного взгляда я удостоился и от своих спутников. И от груллата тоже. В застывшей тишине из вещмешка вылез Пушистик и, сонно оглянувшись по сторонам, забрался на левое плечо. Посмотрев вокруг, глянул на урурукнувшего птероящера и, переведя взгляд на меня, приглушенно пискнул. «Совсем дебил?» – перевел мне его писк унинрал.

– Кстати, это мальчик или девочка? – уточнил я заранее во избежание возможных будущих эксцессов.

– Черт, аж сухариков захотелось, как все смачно тут хрустят. – сказал я.

– Это из белой айнуры, ха-ха, зелье. – Продолжал походный справочник. – Зелья из нее принимаются внутрь.

Noname(Груллат), 334 уровень.

А не. Как только я перестал корчиться и орать, этот недодинозавр мотнул головой, посмотрел на мою новую конечность, и со смачным звуком захрустел моей старой рукой, втянув торчащий палец, как макаронину.

Я активировал ульту мардукора, добавив себе по двести очков в каждый параметр.

– Ши, ты точно одну каплю капнула? – процедил я сквозь зубы.

– Парень, у тебя камень зверя есть? Этот груллат уже был приручен камнем, простой дрессировки не хватит. – сказал торговец. – Про саму дрессировку не спрашиваю, вижу что есть.

– Готов уступить его за несколько капель вашего чудодейственного эликсира. – жадно облизывая губы, потер руки Тиикил и грустно вздохнул – Если бы раньше у меня было такое зелье…

Груллат подошел и, понюхав угощение, с шумом выдохнул воздух через нос и надул под нижней челюстью мешок, как лягушка перед кваком. Мои спутники резко шарахнулись от меня в стороны и, пока я соображал, что они знают явно больше моего и это явно означает что-то нехорошее, груллат резко выпустил в меня струю густой слюны. Будем считать, что слюны, ибо изо рта.

Угроза вроде как подействовала, потому как он все же начал затихать.

Если вы уже откусили себе фалангу на мизинце, умножьте эти прекрасные ощущения раз в десять. Именно во столько раз усилилась боль в кровоточащем… Эээ… Обрубке? Обкуске? А, точно, в культе!

– «Угости вкусняшкой.» – понял я Пушистика.

Шииран взяла флакон и откупорила пробку.


– Угу. – кивнул я Пушистику.


Как только края кожи сомкнулись в центре раны, зуд прекратился.

Да.

– А мне вообще по барабану. – пожал плечами Леха. – Все мое на мне, мне много не нужно.

Ну, ок. значит, настало время козырей!

Первым заржал Леха. За ним торговец. Последней хихикнула Шииран.

Когда-нибудь я обязательно научусь думать. Надеюсь.

Да/Нет

Кожа на укороченной конечности уже ходила ходуном, кожаные волны накатывали на край обрубка и скапливались в том месте, где должна быть кисть. Вот под кожей пробежала рябь и вместе с ней ощущение, что конечность заживо изнутри пожирают злые лесные муравьи. Нет, не так. Ощущение было, что руку до локтя изнутри заполонили муравьи, пожрав нахрен все ее содержимое! И тут резко, ударом появилась боль. Нет. БОЛЬ!!! Словно в культю с размаха засадили пучок раскаленных в огне шампуров и начали проворачивать каждый одновременно по и против часовой стрелки. Схватившись здоровой рукой за заново отрастающую, я просто скорчился и повалился на землю, крича и корчась от получаемого «удовольствия».

При упоминании финансовых вопросов торговец сразу очнулся, до этого завороженно наблюдавшего за всей происходившей на его глазах котовасией.

– Ну в общем вот. Без телеги. И поможете потом с этой сбруей справиться.

– Нефиг на дебила добро тратить. – сжимая от боли зубы, сказал я, скидывая на пол свой рюкзак. – Тут крутое зелье от Горнбрада есть, он говорил, что одна капля руку отрастить может за день. Давайте проверим, за сколько кулак отрастет.

Шииран с бешеной скоростью шарилась в своем походном рюкзаке. Вот она достала сверток плотной синей ткани, напоминающей бинт, и рванула к моей руке с явными намерениями перемотать рану. Я жестом еле успел ее остановить.

Груллат гневно каркнул, растягивая рычащий звук и нахохливаясь, как синичка в минус сорок на оголенном проводе.

– А зачем тогда продавать его? – пожал я плечами. – Можно было бы просто на мясо его пустить да не занимать клетку.

С этими словами хозяин зоомагазинчика кивнул в сторону скрывшегося Пушистика.

Мы все оглянулись на закатывающегося от смеха ерпарха. Тот, задыхаясь собственным ржачем, согнулся, хлопая себя по колену. Затем упал на бок и продолжил ржать, хлопая ладонью по полу. Я даже почти забыл про руку, глядя на этот сюрр.

Задать кличку?

Рывком приблизившись к клетке, я сжал кулак на левой руке и с размаху саданул груллату по морде. Ясен хрен, зверюге это было как бабе хуем по губам.

Змеебой фыркнул и, соскочив на пол, побежал что-то разнюхивать в районе клеток с лошадьми.

– Под ноги не суйся, затопчут. Или вообще сожрут! – крикнул я вслед удаляющейся волосатой жопке. Он че то там пискнул в ответ и нырнул в какую-то дырку в полу. Вот же ж крысоед. А говорят, змей любит.

Несмотря на то, что с повышенной живучестью боль чувствуется слабее, она все равно есть. Если хотите понять, как это было – откусите себе фалангу на мизинце. Это легко сделать на самом деле, чуть тяжелее, чем морковку хрумкнуть.

– И как его употреблять? Внутрь? Или на ранку капать? – спросил я у окружающих.

В ответ я просто развел руками.

Я посмотрел на флакон с зельем в своих руках и закрыл его пробкой.

– Ну, давайте тару! Куда капать? – взял я бутыль с зельем в руки.

Приручен новый питомец.

Да. – кивнул торговец. – И все-равно не понимаю, зачем тебе это? В столице, например, можно спокойно найти диких груллатов и раскачать их с нуля, как тебе самому заблагорассудится.

– Бери. Пригодится. За лишнее можешь и монетой отдать. А пока я буду ставить эксперименты и запихивать эту зверюгу в маленький хрустальный шар, подготовь для него сбрую, какая там положена для езды верхом на этой пернатой ящерице.

Кивнув, я поднял его добычу и активировал способку для приручения, осторожно просунул тушку крысы между прутьями решетки.

Присвоена кличка «Гуля»

Сзади от чего-то заржал Леха.

– Ну что, курлы-курлы, йопта? – обратился я к Гуле. Гуля в ответ вновь плюнула в меня своим суперклеем.

С этими словами я положил в рюкзак бутыль с хилкой и извлек из его недр камень зверя.

Наконец, мучения кончились. Сколько времени продолжался этот ад, я даже представить не могу. По ощущениям, пару часов. По факту, груллат еще даже предыдущую руку не дожевал. Ну не стоял же он так с рукой во рту два часа? Или я его этой дрессировкой сломал?

– Значит, по хорошему не хочешь? Тогда держи такую ВКУСНЯШКУ!!!

Вот теперь я точно уверен, что надо учиться думать. А еще предварительно читать аннотации к малознакомым лекарствам, которые тебе дают малознакомые бородатые мужики в малознакомых подвалах. Че я там говорил про умножение и вычитание обкусанного мизинца? Забудьте нахрен.

– То есть, ты даже не уточнил этот момент? – Шииран округлила глаза. – Такое мощное зелье, и ты даже не знаешь, как его применять?!

Ускориться? УСКОРИТЬСЯ??!

И подставил рот под бутылочку. Ши капнула элексира в глубину моей глотки и, закрыв флакон, с любопытством на меня уставилась.

Разрядил атмосферу самодовольный писк змеебоя, выбравшегося из норки и вытаскивающего за собой тушу огромной крысы. И как только завалил? Она ж раза в два его самого здоровее! Зверек подтащил свою добычу к моим ногам и, бросив ее, прострекотал череду пищащих и щелкающих звуков, переведя взгляд с меня на клетку со зверем.

– Ну, че, как голубь курлыкаешь? Гули-гули-гули. О! Гулей и будешь!

– Кьйаяяяяяя! – по-девчачьи обиженно пискнул груллат и треснул хвостом по решетке.

Это только в книжках так легко люди режут себя ритуальными кинжалами, добывая кровь для жертвоприношений, или вынимая сами у себя кишки, сердца и прочие органы. Ага. Попробуйте сами себе хотя бы пальцем по молотку врезать. Или наоборот, как хотите. А потом повторите еще раз для закрепления впечатлений.

Как в замедленной съемке, птероящер помотал головой, скорее в недоумении, чем от боли. А потом достаточно быстро, даже для ускоренного меня, начал открывать пасть и насаживаться головой на мою конечность. Да-да, давай, детка!

– КРРРРРРУУУууу? – протянул Гуля.

Ага. Обрадовался. Внутри руки, от самого локтя начало зарождаться странное ощущение, будто там зарождалась великая муравьиная цивилизация. Щекочущее шевеление внутри руки, между костями предплечья, начало распространяться и волнами подкатывать к краю обрубка.

Да, теперь уже снова – РУКИ! Две! Родные! Любимые! Гарем снова в сборе!

Когда-нибудь я научусь сначала думать, а потом делать. Может, в следующей жизни. Но надо.

Я активировал творение и превратил клейкую слюну в простую воду. Со шлепком тушка крысы упала на пол. Отключил ульту. Злобно зыркнул на ящерку, на ходу сочиняя коварный план мести и приручения.

Я откупорил тару с исцеляющей жижкой и до краев наполнил флакон торговца. У того округлились глаза и он начал отнекиваться:

Пушистик фыркнул, обнюхав мою новую пятерню и флегматично принялся отгрызать голову крысе, добавив в общую атмосферу еще больше хруста.

– Нет, нет, этого слишком много! Зверь стоит гораздо ме…

– Ну так что, уважаемый, сколько вы запросите за этого чудесного скакуна, тележку к нему и прочую сбрую? – обратился я к Тиикилу, бросив палец в Леху. – Обещаю о нем заботиться, подкармливать трупами поверженных врагов и прочее и прочее. Обижать не буду.

Густая слизь залепила мне все лицо, включая глаза, ноздри и рот. Прямо на выдохе. Я попытался освободить лицо от неприятной субстанции, но… Руки прилипли к лицу. Пока я судорожно соображал, что делать и как освободить свои дыхательные отверствия, в меня прилетело что-то пушистое и прилипло поверх ладоней. Судя по голому хвосту – та самая вкусняшка.

– И все? – удивленно покрутил я огрызком конечности? – Теперь просто на одну малышку в гареме меньше?

– Да, да, сей момент! – закивал хозяин заведения и бегом скрылся в доме. Почти сразу он выбежал обратно, неся в руках маленький флакончик. Грам на десять. Дрожащими руками он откупорил его и протянул, зажав обоими кулаками.

Медленно, но ко мне рванулись все. И Леха, и торговец, и Ши. Только Ши быстрее остальных. А ну да, она ж тоже ускоряться умеет. Она то и подоспела ко мне раньше остальных, рывком оттаскивая от клетки. Хотя это и было уже не нужно. Груллат застыл, пару раз прожевав вкусняшку. Из пасти торчал большой палец, намекая, что все отлично. Взгляд зверюги заполнила пустота.

– Верхом удобнее в походах. Можно с легкостью преодолевать речки, леса, овраги. В погонях легче. С телегой это гораздо труднее. – сказала валькирия.

Торговец замолчал и повисла неловкая пауза.

А я еще раз подумал и окончательно решил. Да, я планировал путешествовать с комфортом, как минимум на телеге, ибо на коняшках я кататься совсем не умею и подозреваю, что с байком там на самом деле общего от слова нихуя. Но вот если подумать, я за первые два дня сумел встрять по самые небалуйся. А что будет дальше? И что потом с телегой делать? На себе таскать? Будем учиться кататься на экзотических мутантах!


А рука тем временем потихоньку отрастала. Сначала обрезок руки вытянулся до нормального размера, восстанавливая кости предплечья до необходимой длины. Затем на свободном конце руки по центру образовалась небольшая шишка. На этой шишке показалось еще пять шишечек поменьше. Они начали увеличиваться в ширину, толщину и длину, постепенно формируя новую кисть.

По всей видимости, айнура решила, что желудок – для слабаков, и начала впитываться прямо через слизистую моей глотки. Ощущения были, будто мне в пасть капнули стакан кипящего вольфрама. А культю окунули в оставшийся котел, где этот самый вольфрам булькал. От непередаваемых впечатлений перехватило дыхание и не было даже сил жадно хватать воздух. Не то что уж там орать от боли или корчиться. Изображение окружающей реальности погасло в белой вспышке. А может, я просто зажмурился. Но вот боль начала потихоньку отступать и я сумел раскрыть туго сжатые веки. Наверное, в тот момент я бы смог перекусить веками железный лом безо всякой берсы. Но вот потихоньку ко мне вернулись способности дышать и видеть. Я посмотрел на переставшую кровить культю левой руки. В этот момент края раны страшно зазудились и начали сдвигаться, закрывая мясо свежеобразующейся прямо на глазах кожей. Как завороженный, я смотрел на это зрелище, усевшись прямо на землю и придавив задницей вторую руку, чтоб хотя бы так сдерживать неукротимое желание почесать ранку.

– Девочка. – кивнул торговец.

– Я тебе щас в рот капну, если не успокоишься. – ответил я жрецу.

– Это груллат моего старшего сына. Однажды, отправившись на ловлю диких крафов, он допустил оплошность и попался им в пасти. Груллат подоспел слишком поздно и, раскидав стаю, подобрал тело моего сына и принес домой. Но это было слишком далеко, целый день его быстрого бега. Его не удалось спасти. Камень зверя, к которому привязан этот груллат, остался в тех далеких лесах. Убить его – значит, навсегда обречь его душу на заточение в кристалле. Моя совесть не позволяет с ним так поступить.

Гуля от такой наглости слегка приохренел и, пару секунд посмотрев мне в глаза, просто взял и вновь в меня плюнул. Уже приготовившись повторно избавляться от очередной порции суперклея, я малость приохренел от содержимого этого плевка. Отскочив от моего лба, в мою левую руку плюхнулся мой старый большой палец.


– Я не алхимик, могла и переборщить. – пожала плечами валькирия. Но от передозировки айнуры побочных эффектов не бывает, только лечение может ускориться.

От Лехи нас отвлек шорох и писк в моем походном мешке. Открыв сумку, я увидел надрывающегося Пушистика, пытающегося вытащить бутыль с зельем. От умиления у меня аж слезинка выступила. Вот кому на меня реально не похуй. И плевать, что без дрессировки он скорее всего хвост бы на меня клал.


– В рот. – сквозь смех выдавил Леха. – В рот ему капни. Ха-ха-ха!

– Телегу или фургон брать будем? – обратился я к своим спутникам. – Или верхом поедем, но в большей степени на легке?

Я решил отключить берсу.

Или протянула?

Я активировал дрессировщика. Система ругнулась на отсутствие доступной вкусняшки. Ну как же так? А я вам че, говно собачье? Курсором тыкнул на кулак. Система подвисла, но все же завершила активацию способности. А зверюга завершила захлопывать пасть.

– Ну, в рот – значит в рот. – пожал я плечами. – Давай сделаем это по быстрому.

– Так вот. Сбрую для этой девочки, и яркий бантик. Двух ездовых зверюг для моих спутников, кого они там выберут, так же со сбруей. Припасов этим зверюгам, чтоб на себе нести могли.

– Есть такая штука, если вы про такую интересную шарообразную штуковину, в которой зверюшек разных хранят. – ответил я, порывшись в рюкзаке и доставая на свет круглый шар, добытый у местного алхимика. – Оно?

А торговец посмурнел и, опустив плечи, тихим голосом произнес:

Глава 45


Итак, что нам нужно, чтобы приручить уже прирученного покемона? Для начала – превратить слюноклей в воду и продолжить дышать. Вот так.

«Позволяет привязать душу прирученного питомца.»

для открытия свойств предмета необходимо добавить 10 очков опыта в развитие способности «Проницательность»»

Потыкав курсором еще пару раз в шарик, я добился лишь повторного выскакивания текста с описанием. Не то!

Унинрал, унинрал! Мне бы в интерфейсе моем игровом раздел добавить, с инвентарем! А то магический шмот уже имеется, а слотов под него нету!

«Позволяет привязать душу прирученного питомца.»



Распрощавшись с торговцем, по дороге к воротам закупились еще провиантом. Сухари, копченые мясо и колбаски, какие-то «сюали» сушеные. Как объяснил мой ходячий гугл, это корнеплоды местные, сытные и питательные, эдакие походные сухпайки, на вкус как пресный сырой грибной арахис, но на порядок полезнее и калорийнее. А еще взяли котелок, чтоб варить что-нибудь на привалах. Как выяснилось, мы все втроем были снаряжены на сухпайковый поход, и кастрюли с собой не прихватил никто.

Тем временем мои спутники тоже выбрали себе мотоциклы. Леха остановил свой выбор на лошадке. Шииран же выбрала ссхуффа. Что с ее ростом было вполне логичным. Среди всего зверинца этот козлорогий олень был самым здоровым зверем. Каждому зверю Тиикил предоставил по полному комплекту обмундирования для верховой езды и на три дня запасов провианта. И это с учетом того, что звери травоядные и пока лето, вполне могут и на полянках пощипать травки, пока мы на привале эту травку будем курить.

А, черт с тобой! ДА!

– Главная награда предлагается в Горааррааре за выбранного тобой дракона. – На этом моменте лехиного повествования Шииран присвистнула. Ну да, ну да, ей же не сказали, насколько я отбитый.

– Ну элементарно же. – пожав плечами, сказал справочник. – Потапыч твой в другом мире. В добавок в этом мире нет рабочего унинрала. Перемещение силами интерфейса невозможно.

Открыв интерфейс, я смело зарылся в пункт управления способностями. И перетащил на главную панельку «Призыв». Активировав все свои магические костыли, я нажал на кнопку способности и из иконки выпали три иконки с миниатюрами питомцев. Небольшие портретики змеебоя и груллата светились ярко, как любая активная кнопка. Иконка же с медведем, несмотря на то, что он числился среди прирученных, была тусклая и неактивная.

Ну, удачные тогда Горнбраду сферы попались, че тут еще скажешь.

«Камень зверя»

Я успешно приручил монстра, несколько минут назад хрустевшего моей конечностью!

Пушистик(Змеебой), 148 уровень

– Отлично. – кивнул головой торговец. – Эти сферы созданы, чтобы вмещать некоторый объем простых предметов, коими можно снарядить зверя. Если бы еще была примесь золота, можно было бы и магические вещи добавить. А так – для сбруи в самый раз.

– Угу, звучит. Идем то куда? – вернул я разговор в прежнее русло.

Описание сферы мигнуло и обновилось.

Я перетащил кристалл из слота в рюкзак. В рюкзак он не захотел помещаться. Ну да, ну да, он же на мне. Перетащил его в правую часть инвентаря. Кристалл переместился из слота, а добавочный объем маны пропал! О, так это ж удобнее намного! Вернул его на место – и манапул вернулся тоже.

Когда ко мне вернулось зрение, в левом нижнем углу красовался небольшой полупрозрачный кругляшок с рисунком рюкзака. Кликнув по нему, открылось два серых прямоугольника, правый и левый. В левом были изображения вещей, лежавших сейчас у меня в рюкзаке. В правом красовались изображения напяленных на меня шмоток. Снизу шли две полоски с изображением квадратных ячеек. В одной из ячеек верхнего ряда находился кристалл. Я кликнул по нему курсором. Ничего не произошло. Подержал на нем курсор – ну да, тот самый кристалл с душой бешеной собачки, судя по описанию. Ну а больше у меня нет кристаллов души, дающих плюс к запасу маны. Ну-ка, а что если…

– Из каких материалов твой камень зверя сделан? – в ответ спросил Тиикил.

– Ебать ты оптимист! – ответил я пессимисту. – Плеер сказал – убьем – значит убьем!

«Выберите питомца»

– Я смотрю, вы уже нашли общий язык. – Сказал вернувшийся торговец.

– Вот, это сбруя для верховой езды на груллатах. – Сказал звероторговец. – Смотри, как ее правильно нацеплять.

«Заполнить?»

«Максимальный уровень помещаемого существа: 500»

А в интерфейсе снизу появилась меленькая полупрозрачная полоска слотов, в одном из которых виднелась новенькая иконка заполненной сферы. Я кликнул по ней и увидел весь процесс помещения ящерки в шарик в обратном направлении. Сфера стала полностью белой, оставив в себе исключительно клубок тумана. Через пару секунд я стоял нос к носу с огромной пернатой рептилией, и нас уже не разделяли прутья решетки.

И в этот момент у меня отключилось зрение. Буквально на секунду, хотя я уже готов был обосраться. Остаться слепым в мире, где водятся груллаты и прочие динозавры? Да лучше сразу утопиться в бочке с самогоном!


– Звучит. – кивнув, сказал ерпарх.

Тиикил тащил за собой небольшую тележку с каким-то автомобильным креслом и кучей разный кожаный ремней.

– Фу! Нельзя! Выплюнь! – воскликнул я.


«Позволяет хранить прирученного питомца.»

– Кому как. – Пожал плечами ходячий справочник. – Зависит от естественных наклонностей к данному направлению и уже имеющемуся уровню этого параметра. Проницательность уже может быть развита, но пока она не закреплена в оболочках хотя бы одним очком, унинрал не будет ее отображать и создавать на ее основе способностей. Лично я начинал с одного очка и добавлял по одному, пока не начали отображаться нужные мне на тот момент свойства. У меня на это ушло семь очков, дальше я уже тренировал навык естественным путем.

Гулю же и того проще кормить. В речку выпустил, она там сама себе карасей наловит. А если хорошенько попросить, через поручение, то и пару больших рыбин тебе вынесет. А если очень хорошо попросить и объяснить, то и девку какую-нибудь купающуюся свиснет. Главное – объяснить доходчиво, что девки под водой не дышут и что у них аллергия на укусы. А если речки нет – в лесу отпустил – сама себе еды поймает. Или нароет. В крайнем случае, у коня с оленем травку отожмет. Будет, конечно, ворчать и материться на своем, на рептильском наречии, но на безбабье – и кулак – баба! Но все же три мешка каких-то клубней торговец за седлом ей приторочил. Для этого, правда, пришлось ее еще раз призвать-отозвать. Но нынешний запас маны мне это позволяет.

– Кстати, а как быть с помещением Гули в сферу? – уточнил я. – Сбруя упадет на землю и мне ее потом самому дальше тащить?

Оглядев инвентарь, я нашел в рюкзаке две сферы и одну в разделе со шмотом на себе. Засунув камень зверя руками в рюкзак, я увидел, как в окне инвентаря изображение камня переместилось справа налево. А если так? Зажал камень рукой, не вынимая из рюкзака. Система подвисла, но через секунду в правом раделе появилось полупрозрачное изображение сферы. В левой части изображение этой сферы так же стало аналогичным. Мдаа… А эту систему реально хрен забагаешь!

Потапыч(Медведь), 246 уровень

– Ну что, друзья, у кого есть навигатор? – спросил я у своей команды странствующих алкоголиков. Хотя не. Ну какой из Лехи алкоголик? Пусть будет команда… А, черт с ним. Просто команда. Не подобрать нам троим одникового признака. Хотяя… А мы ведь все можем надрать задницу монстру какому-нибудь! Точно!


Стоп. А как это, собственно говоря, делать то?

И тут Гуля… По кошачьи боднула меня головой, едва не сбив с ног. Мы все хором облегченно выдохнули. Даже, кажется, Пушистик.


Гуля подошла ко мне в упор и с шумом понюхала мое лицо. Кажется, я моментально весь вспотел. Затем ящерка самым нахальным образом меня лизнула. Кажется, я моментально весь обоссался. А может, это пот ручьем стекал.

– Лееех! – Позвал я своего спутника. – А сколько очков надо вложить в эту ебучую проницательность, чтобы простейшие свойства предметов начать различать нормально?

Короче, сдачей с тех нескольких миллилитров целебной жижки торговец посчитал девяносто пять золотых. Прикинув оставшийся объем у меня в бутылке, я мысленно присвистнул. Это ж жидкое золото, да еще и концентрированное! И это по-любому чувак еще в свою пользу насчитал. Хотя, та трансмутированная голова у гнома-алхимика все-равно переплюнет все это по стоимости. Но все-равно круто!

И, взгромоздив широкое седло со спинкой сзади и рукояткой спереди на не менее широкую спину зверя, он ловко начал затягивать хитрую систему ремней и креплений. Мы стояли и втроем смотрели на его привычные и ловкие движения. Надеюсь, втроем мы потом сможем воспроизвести этот процесс при необходимости.

– Поэтому предлагаю направляться в его сторону, тем более, что Костяной пик, в районе которого находится предполагаемое логово, находится чуть в стороне от главного тракта. Проще всего будет сначала разобраться с монстром, а потом, если кто останется в живых после этого, дойдет до города и получит награду.


Пернатая ящерка осмотрелась по сторонам и, увидев нас, приветственно курлыкнула. Пушистик спрыгнул с моего плеча, на котором он привык сидеть, аки пиратский попугай, и запрыгнув на загривок груллата, зарылся в самые длинные на всей тушке перья. Ну, хоть подружились, и то хорошо. Глядя на эту картину, я задумался и открыл интерфейс. Пока все в сборе, и пока все трезвые, хотелось проверить одну интересную штуку.


– Мдааа, а в нашем мире бы тебя к психиатру отправили за диалоги с плеерами. – покачал головой Леха.

Ну, ладно. Хватит играться. Попробовав перетащить сферу в слот рядом с камнем души, я жестоко обломился. Она не захотела там фиксироваться. Изображение окружающего мира опять посерело, а нижний ряд слотов подсветился. Ага, туториал. Я перетащил иконку камня зверя в слот нижнего ряда. И вот там она уже встала как родименькая! Поскольку подсказок никаких не всплывало, пришлось строить теории. Верхний ряд – слоты под пассивки. Нижний ряд – слот под активки. А если так, то на камень там можно нажать. Кликнул на сферу.

«Максимальный уровень помещаемого существа:???»

ОХРЕНЕТЬ! Нет, ОХУЕТЬ!

Гуля! Милая, полезай в шарик!

«Камень зверя не заполнен»

А, ну если так, то норм. Если так, то хватит. На всякий случай перепроверил другие сферы – все три оказались одинаковы. Значит, можно смело брать любой и засовывать туда эту милую зубастую ящерку!

Ящерка нюхнула ее и, слизнув языком угощение, аппетитно захрумкала подношением.

Я осторожно протянул руку и погладил Гулю по голове. Пернатая крокодилка забулькала, как закипающий чайник, прикрыв глаза. В этот момент по мне вскарабкался змеебой и побежал по руке знакомиться с новой спутнице поближе. Усевшись на запястье, он обнюхал Гулю. Гуля в ответ обнюхала Пушистика. И неожиданно, резким движением языка, слизнула его с моей руки.

«Позволяет хранить прирученного питомца.»

«Пусто.»

– Ничего не будет. – ответил жрец. – Максимальный уровень это уровень существа в момент его туда помещения.

На воротах охрана отдала нам честь, вытянувшись по струнке и, стукнув правым кулаком по груди, склонив головы. Леха их благословил, вызвав очередной приступ религиозного трепета у простого населения.

«Камень зверя»

Я сосредоточился на зажатой в руке сфере и кликнул по ней курсором.

Конечно, да! Ради этого вся эта ебля и была задумана!

Я слез со спины своей ездовой пернатой рептилии и вернул ее в камень зверя. Ну а че лишний раз народ в городе волновать? И пусть даже местные к таким монстрам и привычные, и улицы широкие, но лучше выпущу ее за городом. Я то не привычен еще водить за собой настолько зубастых питомцев.

«Да/Нет»

Шииран задумчиво кивнула, переваривая непереводимое слово, соглашаясь на приведенное прозвище.

Достав камень зверя с Гулей, я понял, что это было. Верхняя половинка сферы была заполнена молочно-белым клубящимся туманом. В нижней половине бултыхалась густая слизистая жидкость неоднородного цвета, напоминая жидкую… Гулю. Как если бы животинку взяли, выдернули ей все кости и сложили в прозрачную емкость. Казалось, что если присмотреться, можно даже различить отдельные перышки. Я перевернул сферу, и содержимое медленно поменялось в ней местами, заняв прежние позиции. Жидкость внизу, туман вверху. Покрутил сферу в руках. Жидкость вяло плескалась, как кисель в стеклянном фужере.

– Ээээ… Вроде кварц и нефрит.

Стоимость заполнения: 3000 маны.

Далее. Местный покебол, именуемый камнем зверя – одна штука. Сам покемон – одна штука. Метод тыка – количество штук как пойдет, их у меня много. Кого угодно затыкаю.

Чем больше ответов, тем больше вопросов.

И начались чудеса. Контуры Гули в клетке подернулись и начали расплываться туманом цвета ее перьев. Туман колыхнулся и завертелся вокруг зверя, с каждым оборотом ускоряясь и увеличиваясь в объеме. А тело Гули с каждым оборотом тумана таяло, перетекая в эту серо-бурую субстанцию. Когда в туман обратилось около половины тела монстрика, он тонкой вращающейся струйкой потянулся к рюкзаку, в котором и осталась лежать сфера, в которую и предполагалось заточить зверюшку. Туман начал втягиваться в рюкзак, а иконка камня зверя в интерфейсе начала светиться белым цветом. Полностью растворившись, Гуля полностью втянулась в мою походную сумку, весь процесс по факту занял не больше двух секунд, хотя казалось, что это длилось минут пять. А иконка сферы разделилась на две половинки. Верхняя половинка стала белой, а нижняя темной. Большего на этой миниатюре было не разглядеть, поэтому я закрыл инвентарь и потянулся к рюкзаку настоящему.

«Недостаточный уровень проницательности»


«Материал: Кварц, нефрит.»

Сукааааааааа…


«Прирученные питомцы:»

«Желаете развить способность до необходимого уровня?»

И вот мы покинули город.

«Материал:???»

На последок торговец вручил мне мешочек монет весом с полкило. Леха заставил меня пересчитать, иначе бы это было оскорблением для Тиикила. Вот же ж странный народ. Я понимаю – оскорбить пересчитыванием! Это как демонстративно пристегнуть ремень безопасности перед таксистом. Но чтоб люди обижались на доверие – впервые такое вижу.

Гуля(Груллат), 334 уровень

– Тоже верно. – с этими словами я призвал Гулю.

В наступившей резко тишине я слышал шорох вынимаемых моей гоп-компанией из ножен мечей. И почти бесшумное дыхание груллата. И полный охреневания одинокий писк Пушистика, больше напоминавший нервный «Ик».

– Будем командой монстрозадонадирателей! – Закончил я вслух.

Когда торговец закончил крепить снарягу на Гулю, я забрался в кресло-седло. В целом, удобно. Ноги можно либо поджать под себя, либо можно вытянуть и положить прямо на спину животинке. Спина у Груллата широкая, мускулистая, плюс толстая кожа и мощный защитный слой жира. Короче, человека на спине они чувствуют еще меньше, чем лошади. Спереди у седла, между ног наездника, крепится рукоять, как на детской карусельке. Для удобства в большей степени, чтоб руки по ляжкам при быстрой езде не шлепали. А чтоб не вылететь на полном скаку – система ремней безопасности. Или, если менее пафосно, пять пар кожаных завязок, чтоб закрепить себя в этом кресле по максимуму. Ну и сиденье с мягкой основой, чтоб задницу не отбить. Походка у груллатов все же рептилоидная, жесткая. Да и долго бегать они не приспособлены. Медленно идти, это да, это могут продолжительное время. Мне вот, правда повезло, прежний хозяин Гули вкачал ей физические параметры, игнорируя различные способности. И за счет высокого уровня, весьма неплохо так вкачал. Так что, если будет надо, и быстрая езда будет надолго доступна.

А Гуля даже и не думала его жевать. Не знаю, зачем она это сделала, может чувство юмора у нее такое. Но змеебой сидел у нее в открытой пасти, напоминавшей зубастый чемодан целый и невредимый. Ну, немного обслюнявленный, и все. И вроде как даже не испуганный. Пискнув, зверек выпрыгнул из этого ночного кошмара стоматолога и подтащил своей новой знакомой обезглавленную им ранее крысиную тушку.

– Окей, Леха! Почему может быть такая фигня? – и я описал ему увиденное.

– Лееех! Окей гугл нужен! А че будет, если существо, привязаное к камню, превысит максимальный уровень, доступный для привязки?

«Да/Нет»

Глава 46


Силами, значит, интерфейса, невозможно? А какого ж тогда жирного хрена в меню заполнения камня зверя был четко прописан Потапыч?

– Кстати! – Обратился я к Лехе. – А в чем плюсы и минусы хранения питомцев в покеболах? И как лучше – выпускать их на волю, чтоб они рядом шли, или в камнях лучше хранить?

– Может, заходим в пещеру и находим в ней дракона? – Покраснела Ши.

Тем временем похлебка закончилась, и мы приступили к шашлычку. Вкус получился весьма специфическим, надо сказать. Не то, чтобы противный, нет. Непривычный, необычный. Вот представьте, что вы всю жизнь ели одну колбасу и тут вам предложили чистой говядины покушать. Если вы ее ели в чистом виде, то знаете, что вкус у нее весьма коровий и запоминающийся. И с непривычки может даже не понравиться. Однако, если правильные специи добавить, то очень даже вкусно. Просто привыкнуть надо. Вот и тут так же. Не знаю, было бы это вкусно в чистом виде или пришлось бы давиться через силу, но приправы, коими предусмотрительно снарядил меня Горнбрад, сделали чудо. Шииран вполне знала, что и в каком количестве добавлять к мясу и получилось просто божественное кушание. Но со специфическим запахом. Но предусмотрительный гном был весьма опытен в походах. Иначе не объяснить, почему он снарядил меня бутылью самогона. Чисто из вечной гномьей щедрости? ХА! ПРЕ-ДУ-СМО-ТРИ-ТЕЛЬ-НОСТЬ!

– Ну все, давайте по коням! Я же так понимаю, нам еще пилить и пилить? Сколько, кстати говоря, пилить?

Поглядев с минуту со всех сторон на сферу, я активировал призыв из камня.

– РРРррррУУУУуууу?.. – Прорычал Потапыч, с охреневанием глядя на меня.

Скинув рюкзак на пол, я начал в нем рыться и откопал сферы. Одна была по-прежнему пуста, однако во второй плескался… Жидкий медведь. Ну не знаю я, как это иначе описать. Верхняя половина заполнена густым белым туманом, нижняя – цветом бурого мишки, как если бы… Ну, вы должны помнить описание жидкой Гули в покеболе местного пошива. Вот точно так же выглядел и этот камень зверя, с поправкой лишь на цвет шерсти.

В ответ вояка лишь пожал плечами.

– Теперь минусы. – Перевел дыхание походный говорящий справочник. – Для питомца в камне замирает время. А значит, что и опыта он не получает. Те же хищники, охотясь для пропитания, при убийстве жертв получают немало опыта. И получают опыт за поверженных хозяином существ, находясь неподалеку от жертвы. Находясь же в камне, они не получают ровным счетом ничего. Потом, питомцы, привязанные относительно недавно, с трудом адаптируются к обстановке в момент призыва. Для них это выглядит как телепортация с места на место. И если призвать его в разгар боя, питомец может просто-напросто не успеть среагировать к перемене обстановки. Вот Гуля твоя, скорее всего, сразу сообразит, что к чему. Уровень высокий, к камню была привязана, возможно, даже в бой не раз вступала прямо из камня. А медведю привыкать придется.

– Отлично. – Кивнул я. – Значит так и поступим.

– Фууурррффф. – Выдохнул Потапыч и откинулся спиной на груллата, устраиваясь головой на моем седле.


– А вот это будет больше на тебя похоже. – Кивнул ерпарх, вновь налегая на похлебку.

Даже уже не теребя Лехин гугл, я просто-напросто по-быстрому закинул в интерфейсе в слот для активируемых артефактов еще один камень зверя и нажал на него.

Отдышавшись, я решил прочитать то немногое, что было написано от руки на небольшой этикеточке.

– Ну, в общем, если верить в судьбу, то такое совпадение совсем не случайное. – Продолжила воительница. – Да и зверек твой хоть и мелкий, а вроде как высокоуровневый. Такого жалко будет потерять в бою. А привязанный к камню зверя, он получит вполне реальную возможность на воскрешение после гибели. Тут главное – вовремя тушку в сферу вернуть.

Потапыч(Медведь), 246 уровень

И, откупорив тару, сделал большой глоток прямо из горла. Первач градусов на шестьдесят-семьдесят. Я аж задохнулся! В лесу алхимик явно тогда более разбавленный вариант наливал!


Медведь заревел и, выпустив рыбину из пасти на землю, встал на задние лапы. И чуть было не упал на спину от удара моей радостной тушки об его мохнатую шкуру.

– Ладно, не буду тебя от завтрака отвлекать! – Сказал я Потапычу, выпуская его из объятий. – Кушай, да отправимся в дорогу.

– Вот, кажется, и ужин нарисовался. – сказал я, глядя на обезглавленную тушу оленеобразной козы. – Классная в этом мире система доставки еды. Только курьеры какие-то злые. Нет бы чеканную монету взять за еду, сразу драться лезут!

И в видимом диапозоне ничего не произошло. Однако, вторая сфера в строке слотов заполнилась.

«Заполнить?»

«Предупреждать надо» – перевел мне унинрал яростный пик зверька.

ДА!

«Кормить, поить и чесать за ушком» – Перевела мне система.

Не учит меня жизнь ничему. Вот так однажды тоже врубил китайский бешеный фен, не прочитав предварительно инструкцию. Так эта падла огнедышащая в огнемет превратилась! Эти чудноглазые умельцы напихали какого-то тонкого полимерного наполнителя внутрь за каким-то хреном и обозвали это транспортировочным амортизатором, который перед первым запуском удалять надо! Вот не мудаки, а? Ну кто ж инструкции читает?!

– Вот только мы сначала ищем дракона и входим ему в пещеру. – Напомнил я.

Потапыч тем временем начал аппетитно хрустеть рыбиной. Гуля завистливо облизнулась, принюхиваясь к речному лакомству и покосилась на меня.

Потапыч!

– Ну и спроси у него сама, авось и поделится. – Ответил я на неозвученный вопрос пернатой ящерки.


Начав рыться в рюкзаке в поиске камней, через некоторое время психанул. Потом треснул сам себя по лбу. И открыл инвентарь в интерфейсе. Нашел камни в слоте рюкзака. Заполненными оказались три камня на реген маны и один на запас. Я перетащил их все в слоты и чуть не выматерился. То ли низкие уровни у зверюшек были, то ли реально у зверей души слабые и недоразвитые. А скорее всего и то и то одновременно. Короче, прибавилось у меня к запасу двести три единицы маны, а к регену… Ну, в общем на фоне моего собственного регена прибавки не было заметно совсем.

– Костяной пик по пути. – Вклинился Леха. – В Гораарраарском графстве свернем в сторону Лысого хребта, там есть небольшая кузнечная застава дварфов. Поспрашиваем у них, уж они то по-любому должны знать все пещеры и все последние новости, что там в горах творится.

Проснулся я первым от солнечного луча, пробившегося сквозь листву окружавших поляну деревьев. Зевнул и попытался потянуться и не смог. Все тело… Да черт с ним, вся наша куча меха и перьев была опутана какими-то корнями!

«Выберите питомца»

– Не думаю. – Ответила валькирия и с непониманием уставилась на заржавших нас с Лехой. – И что такого я смешного сказала?

– А это зависит от того, какую цель ты при этом преследуешь. – Начал лекцию профессор по нудятине. – Плюсы нахождения зверя в камне: для него замирает время. Вот, допустим, твой медведь сейчас поест, ты его вернешь в сферу, потом вызовешь его через неделю – а он словно только что поел. Что, собственно, для него так и будет. Так же, нахождение в камне создает для питомца дополнительные условия безопасности. Камни зверя зачарованы на прочность и разрушить их весьма и весьма проблематично. Да и даже если его и сломать – запертый в ней питомец просто призовется в мир, а душа отвяжется от камня. Ну и удобство. Ты сможешь пронести питомца куда угодно, куда с животными не пускают. Конечно, тебя могут обыскать и не пустить и камнем, но это уже совсем из другой оперы.

– А эти самые питомцы, че, друг друга понимают, как с хозяином? – спросил я, глядя на общение Гули и Потапыча. Пока я слушал Леху, груллатка подошла к медведю и тихонько что-то курлыкнула. Потапыч, немного подумав, оторвал себе половину рыбины и пододвинул лапой вторую половину моей ездовой ящерке. Гуля подхватила лакомство и начала откусывать, смакуя каждый кусок, жмурясь от удовольствия. Хотя вполне могла заглотить целиком всю порцию махом и немножко закусить придорожным камнем своей огромной, чемоданообразной пастью. Закончив с едой, Гуля поджала ушки и по-кошачьи потерлась о медведя головой. Потапыч от неожиданности плюхнулся на задницу и не нашел ничего лучше, как погладить яшерку лапой по голове. Груллатка забулькала и обвилась вокруг Потапыча, самым наглым образом положив ему голову на задние лапы и начав довольно булькать, нежно зажмурив глазки.

– Наверное, ей не хватает мужского внимания. – Развел я руками в ответ.

Короче, под самогоночку мясо пошло просто на ура. Разбавлять не стал. Чего добро портить? Ши тоже приложилась к бутылю. Да что там, попробовав мяса на сухую и немного подумав, даже Леха приложился к емкости с нектаром. Правда, потом откашливался и запивал из своей бездонной фляжки, но все-равно добавку потом попивал.

По дороге ничего особо интересного не происходило. Один раз только, уже вечером, из придорожных кустов выскочило нечто, напоминающее оленя с длинным хвостом и загнутыми вниз ветвистыми рожками, размером с большую козу. А за ней выскочили три волка. Ну, или кто в этом мире за них. Выглядели похожими на волков, волками и будут. Олень весьма неудачно для него вылетел прямо перед Гулей и, пока шарахался из стороны в сторону, ящерка рывком подскочила к ней и откусила голову по самую грудь.

– Так вот. Я аж забыл, че спросить то хотел… А, точно! Как думаете, а стоит Пушистика к камню зверя привязывать? Просто три камня, три питомца… Совпадение?

– Читер. – Сказал Леха.


– Друзья мои – На этой фразе оба моих спутника поперхнулись супчиком. – А вот щас немного обидно было.

Леха же не стал особо извращаться и просто плашмя, как битой мячик, приложил летящий на него зубастый снаряд вдоль хребта сверху вниз. Его дурной огромный меч полыхнул красной вспышкой и на землю плюхнулся шерстяной фарш, расплескавшись метра на два. После этого запоздало включились их ездовые транспорты, сообразив, что тут волки. И начали брыкаться и вырываться, вставая на дыбы. И пока мои спутники пытались утихомирить свои мотоциклы, оставшийся в живых лесной пес прыгнул на меня.

В общем, решили тут на ночлег и остановиться, немного отойдя в лес с дороги и обустроивши стоянку на поляне. Сварганив на троих супа и жаркого, остатки туши отдали на растерзание Потапычу и Гуле. Груллатка тем временем, пока мы разделывали оленятину, не только доела своего волка, но и слизала остатки волчинного фарша с дороги. А сейчас, доев с Потапычем оленину, они лежали в обнимку и тихо-мирно сопели. Пушистик, наловив себе мелких ящерок, тоже перекусил и тоже посапывал где-то на загривке у пернатой кикиморы.

– Скорее – багоюзер! – сказал я жрецу. – И вообще – не баг, а фича! Раз можно было через камень сделать – значит, так задумано!

– А я не думала, что ты так близко нас воспринимаешь. – Сказала Ши.

– Потапыч, здоровов! Сколько лет, сколько зим! – с этими словами я бросился к нему.

«Прирученные питомцы:»

Ящерка курлыкнула и подбежала, подставляя седло. Я забрался, пристегнулся и врубил невидимость. Надо ведь не забывать и качать «Волю творца». Способность – имба! Надо только уровень апать!

Вы когда-нибудь обнимали медведя? Советую! Непередаваемые ощущения. Особенно если этот медведь ваш прирученный питомец и он каким-то макаром изучил, как следует обниматься с хрупкой человеческой тушкой.

Я только успел прикрыться левой рукой и блохастик вцепился в мое левое предплечье всей своей обителью лесного кариеса. Благо, звери в этом мире не знали, что костюм-черепаха рассчитан куда как на более жестокое обращение. А пока я соображал, что дальше делать (целую секунду!), Гуля извернулась и, схватив волчару за заднюю лапу, рванула его на себя. Тот взвизгнул и выпустил мою и без того настрадавшуюся конечность, а Гуля бесхитростно подтянула под себя его тушку и, придавив передней левой ластой башку, своим зубастым чемоданом даже не оторвала – нежно откусила ему задние лапки вместе с жопой и, со свойственной только ящерицам и птицам флегматичностью, принялась пережевывать законную добычу, довольно зажмурившись.

Тонкой струйкой из сферы вырвался бурый туман и начал складываться в фигуру матерого медведя. Через пару секунд передо мной стоял уже знакомый мне медведь с зажатой в зубах рыбиной, в которой я, присмотревшись, опознал налима. Видимо, активация камня зверя застала моего старого дружбана в самый разгар охоты. Ну блин, сорян.

– Ну, если не спеша… – Задумчиво произнесла Шииран – Так, сейчас два часа дня примерно… К вечеру мы достигнем границы нынешнего графства. Там можно остановиться на ночлег, а после двигаться дальше. Значит, до самого Гораарраара мы дойдем к вечеру завтрашнего дня.

Еще немного обдумав сказанное под стук ложек по котелку, я решился и заполнил оставшийся покебол Пушистиком. Перья на загривке Гули шевельнулись и вылетевшая оттуда струйка серого тумана втянулась в рюкзак. Достав из сумки третий шар, я осмотрел очередное творение местных магов. Камень ничем не отличался от предыдущих, кроме цвета жидкости. Теперь там был серый пушистый кисель с бурундячьими полосками. Поплескав содержимое сферы, я призвал змеебоя в реальность. Зверек покрутился на месте, пытаясь сообразить, что произошло и, яростно пискнув, быстро взобрался на меня и, укусив за мочку уха, ускакал обратно в звериную кучу.

Охреневшие от такой наглости волки обиделись и напрыгнули на мою коняшку. Видимо голова – это самое вкусное в этой ходячей шаурме. Однако Гуля оказалась быстрее и, крутанувшись на месте, хвостом отправила в полет двух серых противников из трех. Полетели они прямо на моих спутников, успевших расчехлить свои мечи. Этими мечами они прямо в полете сделали из них волчье рагу. Ну, вернее, Шииран сделала рагу, завращав мечами с такой скоростью, что они просто превратились в блестящее облако, в которое влетел лесной сын собаки, чтобы за несколько секунд превратиться в мясной салат.

– УУУУУУрр?! – удивленно глядя на Гулю, протянул мишка.

– Можно и так. – Кивнул я в ответку. – Только суть остается примерно та же.

«Да/Нет»

«Камень зверя не заполнен»

Пушистик(Змеебой), 148 уровень

Потерев слегка кровоточащее ухо, я пожал плечами и взялся за ложку и только тут сообразил проверить камни душ. Животные ж тоже душами обладают, а значит… четыре рандомных камня сейчас заряжены пусть и слабенькими, но вполне себе натуральными душами!

В ответ Гуля глянула на меня одним глазом и, повторно зажмурившись, еще раз потерлась о медведя.

Не выпуская добычи изо рта, мишка оглядел всех присутствующих и удивленно уставился на меня. Мол, че за херня?

– Не обращай внимания, непереводимый локальный мем с нашей родины. Ответил я – Не обижайся и продолжай.

Поделившись со спутниками своим разочарованием, я лишь получил подтверждение вышесказанных умозаключений. Чтобы получить заметную прибавку в этих параметрах, надо заточать в них души сильных, высокоуровневых разумных существ. А мелочь типа зверья годится только для поглощения. И то надо две-три поглотить, чтобы уровень получить. А это значит, потратить два-три очка опыта, чтобы получить один левел ап и одно дополнительное очко опыта. Для сравнения, даже душа человеческого младенца, новорожденного, первого уровня, дает один уровень при поглощении, и для левел апа годится, как равноценный размен очков. Смысла, правда, мало, – запаса маны нет, способностей нет. Чисто для уровневых маньяков забава. Или просто для маньяков.

– Просто неожиданно было слышать от тебя такое слово. – сказал Леха.


Поев, мы улеглись спать в общую кучу-малу со всеми зверятами, к которой уже присоединились даже ссхуфф и конь моих спутников. Ночной караул решили не выставлять за бессмысленностью оного. Если ночью появятся хищники – наши питомцы все-равно почуют их раньше нас и проснутся, подняв на уши лагерь. Соответствующее указание я раздал всем троим своим покемонам. А если появится кто-то более скрытный – так он и караульного в таком случае завалит вполне себе незаметно. А так, у этого скрытного не будет очевидного выбора, кого валить первым, он задумается, стоит ли нападать на такой большой комок рогов и копыт и эта задумчивость тоже будет на нашей стороне. А поскольку ночью никто не дежурит, то все будут выспавшиеся и это тоже преимущество. Поэтому баю-бай мы улеглись всей нашей сворой монстрозадонадирателей и моментально вырубились, сморенные крепким гномьим самогоном.

– А я щас обижусь и буду называть вас говнюками до конца миссии. – ответил я им.

Я вздохнул и продолжил:

«Концентрат. Перед употреблении разбавить водой один к одному»

– Пииииисссфффь! – Свистнул мне в ухо Пушистик. И когда только успел вернуться, шнырь мелкозадый?

– Гуууляааа! Поскакали! – позвал я свою ездовую пони.

– Ну вот и что мне делать с этим зоопарком? – почесав затылок, спросил я у своих спутников.

– Да ну вас на хрен. – Сказал я, доставая из рюкзака бутыль с гномьим фамильным снадобьем по имени самогон. – Я лучше сопьюсь, чем свихнусь.

Глава 47


– Лееех! Ты спишь? Просыпайся! А то так собственную смерть проспишь!

Эта самая стена была выстроена полукругом и примыкала к горе. А наверху, на гребне стены, неспеша ходили гномы в стальных доспехах. Ну, если судить по парочке, что высунулась посмотреть, что за чудную компанию несет в их края.

– Ши, покажешь? – спросил я валькирию. Та в ответ молча кивнула и развернула своего скакуна.

– В главном храме. – Пожал плечами ерпарх. – доберемся до него – и тебе сделают, если захочешь.

Шкала маны резко пошла вниз, даже учитывая немалый ее объем в кристалле с душой оборотня, и вскоре закончилась полностью. А корни, связывавшие нас, резко стали мягкими и вялыми, как хер после изнуряющего полового акта ебли. Не отключая берсы, я выбрался из кучи этих дряблых веревок и посмотрел на подозрительно накренившееся растение. Ага. Выбравшись из земли, этот недоделанный энт явно намеревался поползти в нашу сторону и наклонился по направлению к нашей кучке. Вот только корни сейчас явно не удержат это могучее бухое бревно.

Трупник погостный.

Леха вновь сделал «рукалицо». Так. План минимум по фейспалмам на день выполнен.

Возле ворот в стене один из камней втянулся немного внутрь и отъехал вбок, открывая окошко в каморку стражника. Высунувшийся оттуда гном спросил:

– Леха волнуется три, лесная фигура – ЗАМРИ! – отдал я поручения своим зверюшкам. Монстрозадонадиратели то сами поняли, что шевеления сейчас смерти подобны и прекратили все попытки обрести свободу.

– Что происходит? – спросила еще немного сонная валькирия.

Уровень: ???

В ответ привратник, еще не до конца отошедший от всего быстро произошедшего, просто молча указал в сторону пещеры.

Смотрели ту часть «Людей ХЭ», где один парень, взявший себе псевдоним в честь разбитого градусника, выносит взрывающуюся школу, мацая по дороге учениц и подчищая запасы в школьной столовке? Или последнее было уже в моих фантазиях? Не суть важно. Просто наверняка у моих спутников были схожие впечатления и ощущения от околокосмических перегрузок от через чур резкого для них ускорения и торможения. По крайней мере, вывернуло всех, даже пушистика, когда я отключил ускорение. Ну не оставлять же их было, опутанных вялыми древесными веревками, прямо на траектории падения нехилого такого дерева. Этот самый трупник с треском и грохотом рухнул ровнехонько туда, где валялась наша команда ровно в тот момент, когда все проблевались. Благо, было еще нечем, продукты хоть не перевели.

Войско гномов, несмотря на вес обмундирования, быстрым легким бегом поспешило за ней. А я поспешил достать отключенный ранее смартфон, надеясь, что в нем сохранился заряд. Слава богу, заряд был и включился он быстро. Так что я не упустил возможности сделать шикарный фотокадр. Огромная, более чем двухметровая девочка на высоком ездовом козле-олене во главе войска околометровых гномов. Согласен, в тексте так себе звучит. А наяву просто крышесносное зрелище. Жаль, в инсту не выложить.

Воля творца.

– Братья, нет времени! Трупника в лесу нашли! Поспешим! – обратился предводитель к импровизированному войску. Потом повернулся к нам и спросил:

Но было уже поздно. Мои питомцы явно тоже вгрызлись кто во что достал, а корни зашевелились весьма активно и начали сдавливать нашу кучу тел, словно надеясь сделать из нее кучу фарша. Нависшее над нашей стоянкой раскидистое дерево недовольно заскрипело и зашевелило ветками, медленно вынимая из земли корни.

Настройки.

Я сел прямо на землю и, потирая не так давно порванную и зажившую руку, спросил:

– Дорогу покажете? Или расскажете? Или карта есть?

– Это ж сколько персонала надо, чтоб столько научных экспедиций во все миры организовывать? – присвистнул я.

Подтверждая эти слова, почерневшие листья начали осыпаться, устилая поляну черным ковром. От ветвистого бревна начало веять старым дубовым вискарем. Пойти, что ли, нацедить сока в баночку?

– Кусайте эти гребаные корни все, кто может! – отдал я поручения зоопарку и сам впился зубами в изображающий стоматолога отросток.

Стоп. Этого дерева вечером не было. Но было уже некогда об этом думать. Даже некогда было рассматривать это хреново бревно с листьями. И даже было некогда разглядывать, как вытянутые из земли дополнительные корни медленно потянулись в нашу сторону. Потому что те корни, что уже нас опутали, сжали нас уже так тесно, что было тяжело дышать, а правое ухо пронзила боль и я перестал им слышать происходящее.

– Ну, у кого какие мысли на счет всего этого?

Глубокий вдох, насколько еще позволяет опутавшее нас безобразие.

Активация.

– Клянусь Мардуком, что говорю правду.

– Спасибо, что спас нас. – сказала Ши, ударив себя кулаком в грудь и наклонив голову.

Где-то тут должны быть предустановки…

– Само собой, а то кого мне донимать в походах? – ответил ей я.

– Древесина трупника ценится во многих сферах за необычайно высокие показатели прочности и в то же самое время гибкости. Для достижения максимальных показателей прочности древесину годами вымачивают в спирте. Добывают трупника, как правило, рейдами, парализуя его с помощью магии и откапывая после этого корни, после чего дерево целиком доставляется к месту обработки. Внимание – вопрос! – как ты его одолел? По факту – у нас не было шансов. Уровень у монстра – запредельный.

– Идем за мной. – Сказала валькирия и поскакала.

– Можно у дороги указатель поставить, что вон там, на полянке, лежит трупник. – пожал плечами Леха. – Раз уж тебе так жалко его бросать.

ТРАНСФОРМАЦИЯ. ВОДА – В СПИРТ!

Настройки.

– Вот, Лех, учись! – поднял я палец к небу. – Рациональное мышление называется! Кстати, по поводу рационального. Колись, где википедию надыбал?

Мы переглянулись.

– Это он так благодарит. – Сказал гугл-переводчик валькирии, не нашедшейся, что ответить на эту мою реплику. – А если взять второго деревянного персонажа на этой поляне, помимо меня, есть мнения, теории? Или может Леха уже откроет свою википедию и прочитает там про эти погостные пеньки? Кстати, расскажешь потом, откуда инфу обо всем берешь? По глазам же видно – что читаешь.

– А я просто обратил внутри него воду в спирт, по максимуму. – пожал я плечами и глядя на чернеющие и дрябло свисающие листья на чудо-дереве. – Как бы там ни было, а высокие промиле смертельны даже для растений. А там, судя по всему, проценты получились.

– Это реализуется с помощью небольшого кристалла, вживляется он в кость за ухом. – начал рассказывать жрец. – типа чипа, только намного совершеннее, в нем записана в виде текста информация обо всех растениях и животных, известных пантеону, и не только. В конце-концов, главным храм – это хранилище знаний самой первой цивилизации, из которой вышли сами боги. Жрецы хранят древние знания, собирают по всем мирам новейшие изобретения и идеи. Хотя в научном плане сейчас нового очень мало, изобретено уже практически все, что можно. В добавок, во всех мирах цивилизации циклично гибнут и возрождаются заново. То ядерные войны, то магические. Вот, в этом мире семьсот лет назад в последний раз столкнулись две главные страны-континента в конфликте. Уровень развития отбросило в глубину веков, в добавок на этом материке теперь запрещены технические устройства и электроника, а на соседнем – магические умения вне закона, кроме правящей элиты. Исключения – центральный храм всех миров. Он не вмешивается в подобные конфликты, ибо знаний, хранимых в его фондах, достаточно, чтобы в случае их применения одной из конфликтующих сторон обратить планету в космическую пыль. В общем, в библиотеки фонда добавляется информация о чем либо новом. В данный момент это преимущественно достижения культуры. Музыка, фильмы, голографические композиции, изображения картин и так далее. Ну и информация о различных видах животных, растений и их способностях. Тут даже сегодня постоянно открывается и возникает что-нибудь новое.

По двести тыщ в каждую характеристику.

Профессор по прикладной ботанике перевел дыхание и продолжил, явно выбирая из информации об этой жертве долбанутого мичуринца самые интересные, на его взгляд, факты:

– Трупник? Не брешешь? – выпучил глаза стражник, открыв от удивления рот.

– И как это реализуется? – уточнил я на всякий случай. – Если ректально, то точно не захочу.

Через пару часов показались большие врата, встроенные в простую, но капитальную каменную стену. Стена была сложена из огромных каменных блоков, поднимать которые обосрется даже великан-пауэрлифтер. А из-за стены валил дым множеством потоков и стоял звон металла. И там либо шло жестокое сражение, либо работала хренова куча кузнецов. И судя по тому, что спутники мои называли эту заставу – кузнечной, а ворота были заперты, а не на распашку как во время захвата крепостей, то значит – творилось там второе.

– А нехрен моих пушистиков обижать! – стукнул я кулаком об ладонь. – Да и вас лишний раз тоже, это моя прерогатива.

А, к черту их! Импровизация – наше все! Обхватив чуть освободившейся после рывка рукой корень, я сосредоточился.

– Минимум, который будет обрабатывать данные с зондов. – пояснил жрец. – Все эти бесконечные НЛО, замечаемые людьми, это, как оказалось, научные зонды, летающие между мирами и сканирующими все, что есть. Технику, биосферу, интернет, радио. Они все сканируют и передают на сервера храма, а потом летят дальше, сканировать следующие миры.

– А можно рассказать о нем дварфам, мы все-равно идем к ним на заставу перед драконом. – Предложила Шииран. – Кому как не оружейникам найти самое подходящее применение такой древесине? У них и денег найдется достаточно, чтобы сразу расплатиться, и репутация у подгорного народа – вещь ценная.

Решив перестать дергать тигра за яйца, я переключил внимание на вторую ульту.

– Ну что, где тут бар, таверна и прочие обители сплетен и пива? – спросил я у выглядывающего из дверей в стене привратника. – Хоть узнать, пока они не вернутся, где тут ящерицы летают и че вообще этот рожденный ползать на мирных граждан взбеленился.

Я попытался применить свою немного приподнявшуюся за вчерашний день на опознании окружающих кустов проницательность и сосредоточился на одном из отростков корешка, который медленно, но настырно начал елозить по моему костюму с явными попытками проникнуть в меня. Как и все прочие отростки этой чудо-травки по всей нашей куче-мале. Раздалось недовольное ворчание Гули и Потапыча, однако шевелиться они пока не начали. Надо решать проблему как можно быстрее, пока этот дендрарий не приступил к анальной дефлорации нашей могучей кучки! Это ж какие потом легендарные саги будут слагать в народе? Два жреца и чудо-баба сдохли на привале, оттраханные деревом?! Или чьи это корни?

А НЕ ПОШЕЛ БЫ ТЫ В ЖОПУ, СУКА?!

Кивнув, ерпарх начал лекцию о трупниках:

– Наверное повторюсь, но ты придурок. Нахрена кусать его надо было? – ответил Леха.

Я тихонько(для моего субъективного восприятия) потянул руку прочь из кучи корней и… нифига не получилось. Даже скорее нихуя. Ощущения были, что нас связали стальными тросами. Я потянул сильнее, и результат был тот же. Сосредоточившись, рванул изо всех доступных связанному в положении лежа человеку сил и порвал кожу о корень, опутывавший руку. Хвала раскаченной живучести, повышенный реген зарастил ранку моментально. А вот кровь, что легким фонтанчиком выплеснулась наружу, была моментально, за пару субъективных секунд, впитана чудовищным корнем! Это в реальном времени, реально – в миг! А вот корни начали медленно оживать и шевелиться, и это с учетом моего ускоренного восприятия. Что ж тогда щас с моими спутниками будет? Для них это наверное вообще – резкий рывок!

– И нечего так орать. – ответил мой спутник. – Я думаю, как выбираться.

Перекусив кашей с мясом и утилизировав остатки туши в Гуле с Потапычем, мы отправились на ту самую дварфовскую заставу. Потапыча я решил прибрать в камень, чтоб не утруждать беднягу быстро взятым темпом. Спешили мы просто потому, чтоб быстрее передать информацию о напавшем на нас бревне, пока его на нашли какие-нибудь местные дровосеки и не приватизировали в лучших традиция великого коммунизма. Гномы то могут ништяков за это подогнать, а дровосеки? Че с них взять? Старые тупые топоры?

– Лех, это че за трупник такой, почему я не вижу уровня, и че, все настолько хуево, что даже ты МАТОМ ругаешься, а не просто бранишься литературными фразеологизмами?

– О, так это получается, когда выйдут новые альбомы моих любимых групп, я смогу их в плеер закачать? – радостно воскликнул я – И не нужно будет на Землю за ними возвращаться?!

– Кто такие и с чем пожаловали?

В это время раздался треск кустов и оттуда вывалились Гуля с Потапычем, радостно держа с двух концов одну тушку, идентичную ужину. Вот так, пока мы снимали стресс от произошедшего разговором ни о чем, зверюшки о нас позаботились и притащили завтракать.


Ворота начали открываться, окошко-бойница закрываться, а гномы – собираться. Ну, я так думаю, потому что кто-то застучал в колокол или что-то подобное с похожим звуком, а через щель открывающихся врат было видно, как мечутся гномы в доспехах, собираясь на площади перед воротами и затягивая ремни на шлемах и поправляя оружие с мощными толстыми стальными щитами, выстраиваясь при этом в правильный строй, где каждый знал свое место. Всего их было, наверное, около сотни. Видимо, сигнал был условным, потому что на нас агрессии никто не проявлял. Хотя с точки зрения находящихся, было бы логичным. Колокол стучит, ворота открываются, за воротами – чужаки. Значит эти чужаки – потенциальный противник. Но никто на нас не кинулся, когда створки распахнулись. Значит – сигнал – особый сигнальный.

– Так кто же знал – развел я руками.


Охренеть. От услышанного по мне пробежались мурашки, явно пакуя чемоданы и подавая запрос на политическое убежище в Афганистане. Словно почуяв страх, а может – прочувствовав сквозь одежду шевеления мурашек, трупник начал еще активнее елозить щупальцами-корнями по поверхности костюма. Несколько корешков нашли на голове рот и уши с носом и начали проверять их на глубину.

Словно прочитав мысли, подозрительно зашевелились корни в районе жопы, а питомцы недовольно заворчали. Раздался жалобный писк Пушистика.

– Нееет! – Закричали мои двуногие собратья по несчастью.

– Трупник погостный. Растение-паразит, встречается редко, преимущественно на кладбищах, в связи с чем и получил свое название. Можно встретить на скотомогильниках, неубранных полях сражений и в прочих местах скопления трупов. Имеет мощную и эластичную корневую систему, с помощью которой вытягивает из трупов органические вещества, помимо обычных растительных способов получения питательных веществ. В редких случаях, корневая система может растягиваться до десятка километров в длину у самых крупных экземпляров. На тридцатом-восьмидесятом годах жизни приобретает способность передвигаться, вытягивая корни из земли. Так же к этому моменту у дерева развиваются органы чувств. Ориентируется в пространстве с помощью обоняния и осязания вибраций. С возрастом, начинает проявлять способности к охоте, опутывая своих жертв во сне. Как правило, пока жертва спит, идет лишь процесс опутывания, чтобы увеличить площадь поглощения, само же поглощение жертвы начинается вместе с активными движениями пойманной добычи.

– Ага. И именно потому я и назвал тебя идиотом, когда решил потратить желание на неразрушимый плеер. – Кивнул жрец.

– Короче, в итоге у нас опять имеется особо ценная хрень, полученная особо эпичным способом, которая особо нахрен не нужна. – подытожил я произошедшие события, глядя на своих спутников. – И что делать будем? Жалко добро, пропадет, а кому-то оно пригодится.

Амулет полыхнул вспышкой света.

– ДА, БЛЯТЬ, ВСЕ НАСТОЛЬКО ХУЕВО! Я ТОЖЕ ВИЖУ ЛИШЬ НАЗВАНИЕ ЭТОЙ ПОЕБОТИНЫ, БЕЗ УРОВНЯ!!! ЭТО ЯВНО БОЛЬШЕ ПЯТИ ТЫСЯЧ!!!

Ярость Мардука.

В ответ жрец достал свой амулет и, показывая его секьюрити, произнес:

– Принесли вам весть. На границе графства, в лесу, погостный трупник. – Начал диалог Леха. – желаете заполучить?


Из пещеры, вход в которую и огораживала стена, вышел отряд гномов, рыл на сто, одетый немного полегче, в кожаные доспехи, обвешанные склянками и держащие в руках посохи вместо секир. Щиты, однако, у них тоже были, хоть и поменьше. И мечи-кинжалы на поясе. Но это точно были маги, а не танки. За магами тащился обоз с кучей веревок и кожаных ремней, запряженный парой каких-то буйволов. С лестницы, ведущей на стену около ворот, спустился еще один гном в стальных латах с золотым тиснением. Явно некто из командиров.

От наших криков проснулась Шииран и вся шерстяная компания и я спиной почувствовал, как все начали пытаться ворочаться. А корни… Корни начала слегка пульсировать и усиливать хватку.

Время застыло. Уже никаким слоумо на таких параметрах даже не пахнет, реально – стоп кадр.

Услыхав Лехин мат, я спросил у гугла:

Глава 48


От греха подальше я отозвал Гулю в камень. А то мало ли, укусит кого – а местные ей на два ням-няма. Пушистик при виде сферы категорически, почти матом заверещал и настойчиво уселся на привычном месте на моем плече. Ну, хочет быть попугайчиком – пусть будет.

Пещера напоминала старую советскую общагу. Такие в любом городе есть. Один вход на этаж и двери с обеих сторон узкого длинного коридора. Иногда из этих дверей выглядывают морды откровенно пропитой или обколотой наружности с соответствующими образу звуком и запахом. Вот тут было весьма схоже, только морды были поменьше, да двери пониже. И вместо разбитых лампочек Леха засветил сферу-светляка над головой. Блин, а я и забыл, что хотел найти в интерфейсе подобное заклинание. Без него бы тут только с факелом можно было бы ориентироваться, как местные алкаши. Хотя, это оказалось пустой тратой маны. Дверь в местную рюмошную оказалась первой дверью налево от главного входа, а помещение самой бухальни освещалось прорубленными в наружной стене узкими окнами, напоминавшими скорее бойницы.

Стоит заметить, что гномы явно в пиве понимают больше людей. Пиво было отменным! И грибочки ароматные, хрустящие, напоминавшие соленые грузди. И хлеб на редкость душистый, домашний такой, не то, что в магазине. Да что там, даже сыр мне понравился! Я до этого думал, что сыр не люблю. А тут понял, что не люблю я ту парашу, что в супермаркетах за него выдают. А сыр на самом таки деле очень даже вкусная и сытная штука! Даже Пушистик его немного погрыз. Доев все и допив пивко, я сгреб несколько мешков поближе и, улегшись на них поудобнее, немного вздремнул.

В дальнем углу в окружении бочек и кадушек на мешке сидел гном и протирал кружки. Вместо барной стойки его окружало несколько деревянных чурбанов.

– Не думаю, что могу принять столь щедрые дары. – покачала она головой.

– Да, Денис, это – вилка. Вилка, это – Денис. Будьте знакомы. – с сарказмом в голосе произнес мой самый нудный друг.

А Леха поставил яства на стол и ушел в себя. Ну, в свой справочник, если судить по бегающим глазам.

Проснулся я от грохота и топота. Продрав глаза, я разглядел толпу закованных в доспехи галдящих гномов, заходящих в таверну и раскатывающих поленницу на столики. В нашу сторону они иногда опасливо косились и старались обходить стороной. В числе последних в бар зашли предводитель гномов, тот самый, с золотым узором на доспехах, и Шииран. Последней, правда, пришлось пригнуться и ссутулиться, чтобы поместиться, но иного выбора у нее, конечно не оставалось.

– Найдется, отчего ж нет. – Кивнул гном. – готовых вариантов ваших размеров полно, подберем комплекты. Остальное золотом?

– Ты прав, не поверили бы. – немного пожевав усы, согласился предводитель и выложил на стол несколько почерневших листьев. – Вот только не пойму, как ты его так? Воительница твоя говорит, что ты его магией какой-то завалил. Да только не каждый архимаг с таким старым трупником справится. Ему ж лет пятьсот, не меньше, судя по толшине ствола. И где ж это он только скрывался столько лет?

– Правильно. – Кивнул я в ответ и протянул ему золотой – Надеюсь, хватит на троих?

– А вы б поверили? – спросил я в ответ.

– Опа-опа-опа! Шутить научился? Зачет, зачет! А теперь пиздуй к бармену, я пока логово сооружу. – дал я воину символического подзатыльника в сторону трактирщика.

На этих словах трактирщик, по всей видимости подслушивавший разговор, грохнулся с мешка на пол. Хотя, че это сразу – подслушивавший? Разговор шел явно не шепотом, в вокруг все давно попритихли, прислушиваясь к этому весьма и весьма странному торгу.

– И вот как ты думаешь, – выразительно посмотрел на меня походный гугл. – Что будет, если в таком станке резко начнет испаряться спирт вместо воды, в огромных объемах контактируя с раскаленными железяками?

– Денис. – неуверенно повторил я его жест.

Тут и Леха с большим подносом подоспел. На подносе было четыре кружки, две мне, две ему. Еще пара больших булок, явно белого сдобного хлеба, две головки сыра и пара мисок с маринованными грибами. Но мое внимание больше всего привлек столовый прибор, торчащий из грибов. Я вытащил и стал рассматривать это творение местной мысли.

– У меня выпивки столько нет! – возопил несчастный бармен.

– Да ты просто в ударе сегодня! – воскликнул я. – Что дальше? В стендап пойдешь?

Леха почему то на этих словах булькнул в кружку и закашлялся, а Молотород нервно сглотнул. Незабываемое зрелище, когда на лице у существа отображается борьба внутреннего еврея и желания жить. Но, по всей видимости, победило второе и гном наконец заговорил.

– На пару досок и серебрушку сверху. – усмехнулся гном, а Шииран поперхнулась. – Вы ведь нам, по сути, продаете партию хорошей, уже проспиртованной древесины, а не трухлявый пенек с кладбища. Что еще?

– Что это с ним? – Спросил я у валькирии и подошедшего как раз в этот момент жреца с подносом.

– Повезло. – пожал я плечами. – Мне спросонья ничего в голову лучше не пришло, чем воду внутри этого бревна в спирт превратить. Все запасы маны слил из кристалла. Если бы не редкое сочетание удачи и ебучего случая, не было б того кристалла и мы б тут, наверное, и не сидели бы.

В ответ Леха промолчал и, просто усевшись на пару сложенных друг на друга мешков, принялся за трапезу. Я пожал плечами и последовал его примеру, заткнув уши наушниками и врубив музончик.

В ответ жрец покачал головой и, пробурчав что-то про сдачу, отправился за добавкой, не взяв денег. Ну и фиг с ним.

– Мне ничего, сто раз уж говорил. – Флегматично сказал откашлявшийся ерпарх и продолжил пить что он там пьет.

– Молотород. – протянул гном в мою сторону повернутый сжатой ладонью вниз кулак, подойдя к нам.

– «Ничего, закупишься!», «В город сгоняешь», «Знаем мы твое нет, в подвале прячешь!» – начали раздаваться выкрики со всех сторон от толпы, явно не желавшей упускать возможность шикарной пьянки.

– Не знаю. – пожала плечами Ши, глядя на поднос.

– Друзья, вам что потребно? – обратился я к своим спутникам. – Вы даже лучше должны знать, чем тут можно затариться и что вам из этого нужно.

– А на остальное устроим пьянку всей крепостью!

– Это ты про себя так самокритично? – хмыкнул Леха.

– Ну, а я бы, пожалуй, взял лук получше. – Подумав, сделал я свой выбор. – На что это потянет по цене, уважаемый Молотород?

– Думаю, мой флакон с лечебным зельем покажет донышко, после отпаивания бригады с той лесопилки. А потом покажет дно кошелек, после отпаивания той бригады пивом. Ну че вы на меня так смотрите? Я что ли виноват, что они его так пилят? Я просто жить хотел. И вообще – приятного аппетита.

– Я правильно понимаю, тут каждый сам делает себе уголок анонимного алкоголика? – уточнил я у своего говорящего гугла.

– Ну, по поводу цены, надеюсь на вашу честность. – начал я и, глядя на еле заметную усмешку гнома, ненавязчиво вытащил жреческий медальон наружу, потерев пальцем шею, словно сделал это ровно по той причине, что этот самый медальон мне просто мешается и трет шею. – Говорят, Мардукор не любит обманщиков и бесчестных воинов, особенно среди своих последователей, потому и верю в то, что вы можете сами предложить достойную оплату за это чудесное бревно.

– Ага, затаривайся. Чтоб, как только вернусь от дракона, выпивка была!

И я принялся за пиво. Ши не пришлось долго уговаривать и она принялась за трапезу. А через минуту вернулся и запыхавшийся командир.

– Откуда?.. – ошалело вопросил Молотород в резко возникшей тишине.

– Это вилка? – не придумал я вопроса лучше.

– Молись своему богу-алкоголику, чтоб Молотород успел добежать. – сказал справочник. – Из-за высочайшей устойчивости древесины трупника к повреждениям, пилят его на части раскаленным до тысячи градусов полотном. Дварфы, как правило, используют специальное заклинание, накладываемое на обычный распиловочный станок, благодаря которому все распиловочные полотна раскаляются равномерно и не остывают в процессе. Ствол дерева подают очень быстро, по факту не распиливая, а разжигая его на доски и бруски, заодно и испаряя из него большую часть воды.

– А че, Ши кормить не будем? Сразу, как прискачет, побежим по горам скакать, горных козлов изображать? Вернется – пусть сначала отдохнет со своим козлом.

– Как с вами со всеми сложно! – схватился руками за голову. – Мы тут куш сорвали, а вы сидите и сиськи мнете! Ладно этот – я ткнул пальцем в ерпарха – У него там в главном храме оружейня наверняка со шмотками с божественными бафами! Но ты то что? Бери пока дают! – это уже было адресовано воительнице.

– Ага. – Кивнул Леха. – Тебе же пива, я так понимаю?

– Короче, одеть ее в нормальный зачарованный сет доспехов на выбор, вооружить как подобает ВАЛЬКИРИИ и отлить золотой страпон размером как у коня! Мне лук и, так уж и быть, зачарованный на прочность комплект кожаной одежды. Черного цвета! С шипами, цепями и заклепками. И сапоги-говнодавы с несношаемой подошвой! Найдется такое?

– Фуух, успел! – перевел он дыхание, опустошив кружку. – Хорошо, что Рудля заподозрил неладное, глядя на почерневшие листья, и не запустил процесс. Кстати, надо обсудить цену. Вы ж явно не просто так нам того трупника подарить решили?

– Если есть возможность, я бы выбрала зачарованную кольчугу и зачарованные мечи, как у меня. – с набитым ртом сказала валькирия.

Интерьер в выпивочно-закусочном помещении был забавным. Никаких скамей и столов, и стойки трактирщика. Вместо столов – деревянные чурки с полметра высотой и примерно столько же в поперечнике. И то – эти чурки лежали вдоль стен в виде классической поленницы. В зале было две компашки по три гнома, и каждая компашка сидела вокруг своего полена, что-то устало обсуждая за кружечкой какого-то пойла и булочкой хлебообразного изделия. Стульев не было вовсе. Вместо них гномы сидели на мешках, набитых чем-то мягким. И в углу была навалена огромная куча таких же мешков.

– Ши? – вопросительно посмотрел я на валькирию.

– Что ж ты, Денис, не сказал, что ты трупника то завалил там? – начал разговор Молотород. Мы б такой рейд не гоняли бы попусту.

Гном стукнул по костяшкам моего кулака своими и плюхнулся на мешок. Ши присела на пол, скрестив ноги.


Это явно задумывалось как вилка, потому что имело три острых зуба на одной ручке. Вот только располагались эти зубья вокруг ручки по кругу, слегка расходясь концами наружу.

– А что бы вы сами хотели приобрести взамен этого самого бревна? Что вам больше потребно? Золото, драгоценные камни, оружие, доспехи, артефакты?

– Спирт? Так это ж… Это его теперь спиртовать не надо? – удивленно пробормотал гном и, неожиданно побледнев, резко сорвался с места и рванул на выход, опрокидывая всех встречных.

– Лех, метнешься по-братски до бармена? Ши покушать, всем пивка, ну и себе чего там… шоколадку можешь взять. – протянул я еще одну монету ему.

– Троих? – приподнял бровь ерпарх.

– А вот, надеюсь, вы мне и расскажете, откуда. Вернее, где он прячется. Вы ж в горах все должны знать?

И пока Леха решал продовольственные вопросы, я скинул с поленницы три плахи побольше и составил их треугольником у стеночки. Потрогав тюфяки, понял, что это обычные мешки из банальной грубой мешковины, набитые самым что ни на есть бесхитростным сеном. Подумав, решил, что чем больше – тем лучше, и накидал таких мешков штук десять вокруг импровизированного стола. Чтоб и прилечь можно было.

Глава 49


Очнулся я от того, что кто-то хлестал меня веслом по морде. По крайней мере, ощущения были похожие. И не спрашивайте, откуда мне это известно! Бурное у меня было детство. Так вот. Открыв глаза, я увидал чудовищных размеров ладонь валькирии, несущуюся к моей несчастной, раскалывающейся от боли голове. Херак! И эхо невероятного шлепка от пощечины раскатывается по ущелью, в котором мы находимся.

– Значит, вернемся на заставу и ты продолжишь свои оргии с шахтерами. – Пожал плечами воин. – Я вот даже знаешь ли не удивлюсь, если после всего этого, там начнут тебе поклоняться. По крайней мере, провожая тебя, последние неуснувшие падали на колени и что-то бормотали. Может, конечно, это от выпитого…

– Какие обители? – не понял я.

«Полный сет одежды дает:

– Ага, понятно. А что такое – «Средняя сфера очищения»? – Продолжил я допытывать своих спутников.

– Ну, в целом, да, все в моем духе. – пробормотал я, почесав затылок. – А ты как трезвым оказался в такой атмосфере?

Правый наплечник: при активации создает Средний силовой меч, наносящий 300 едениц урона за удар. Время действия – 5 минут, перезарядка 10 минут. Расход маны – 10000 едениц.

– Средняя прочность незачарованных стальных доспехов качественной ковки – около двухсот. – все так же, с закрытыми глазами начал рассказывать походный справочник. – Если ты спрашиваешь про свои новые вещи, то для сравнения, они могут выдержать выстрел из двухстволки в упор из обоих стволов. Один раз конечно, второй залп уже пройдет через дырки. Но, к счастью, или к сожалению, в этих местах огнестрел не водится.

– По той карте, что дал нам Молотород, выходит что она. – ответил Леха.

+100 к сопротивлению ментальной магии

ШЛЁП!!!


Почесав нос, я присмотрелся к руке. Че за?! Я оглядел себя полностью. Потом посмотрелся на отражение в воде. Из воды на меня смотрел я, в прикиде классического металлиста. Черная кожаная бондана с рисунком черепа. Хотя нет, это не рисунок, это тонкая металлическая бляшка, изогнутая под форму моей головы, в чем я удостоверился, ощупав ее пальцем. Черная кожанка с шипами и цепями, черные кожаные штаны с заклепками и металлическими наколенниками в виде черепов с клыкастыми разинутыми пастями. Немного повертевшись, увидел такие же наплечники на куртке. На руках были черные шипастые перчатки без пальцев. С заклепками. На ногах – черные ботинки с берцами до середины голени из толстой кожи и с серебристыми шнурками(только не говорите мне, что гномы тросиками обувь зашнуровывают!), так же с узором из шипов и клепок на голенищах. И с черепом на вершине шнурков. Повертев череп, я случайно нажал на челюсть, открыв ему рот, и череп потянулся за рукой, оставляя за собой след из шнурков и ослабляя шнуровку. Прикольно! Завязывать не надо! Вот только как теперь затянуть обратно ослабевшую шнуровку? Еще немного поигравшись, я обнаружил у черепа подвижный затылок, нажимающийся, как кнопка. Закрыв черепу рот поворотом челюсти вверх, я нажал ему на затылок и шнурки стали сматываться внутрь этой чудо-пряжки. И чем сильнее нажимаешь, тем сильнее этот черепок засасывал в себя завязки. Ваще приколюха! Жаль, в нашем мире до таких зашнуровывателей не додумались!

Ага, вот и пригодились наколенники. Только как их активировать? Открыв инвентарь, я попробовал перетащить в нижнюю строку активируемых предметов штаны. Как ни странно, получилось! И внизу появилась иконка с рисунком черепа, окруженного кругом. Немного подумав, перетащил сразу же туда остальные предметы. Перчатки, кстати, заняли один слот, и на иконке с изображением шипастого кулака горела циферка «2» в верхнем правом углу. Ага, количество зарядов. Полюбовавшись на получившуюся картину, я активировал сферу очищения, и от меня, расширяясь, разошелся прозрачный купол радиусом метра два, накрыв меня и моих спутников и отрезая нас от нестерпимой вони.

– А я может и не шутил. – ответил жрец и начал подниматься. – Пещера, кстати, обязана быть драконьей. Дварфы знают все окрестные расщелины, каньоны, гроты и прочие горные отверствия. Этой пещеры месяц назад не было. И такие огромные убежища за столь короткое время природа создать не может. Так только странствующие обители появляются.


Охренеть. Это получается, пятерых таких как я, можно положить бутербродиком и пришибить одним ударом перчатки.

– Поэтому я хорошо и крепко сплю! – наставительно поднял я вверх указательный палец.

– Странствующие. – повторил двуногий справочник. – Высокоуровневые драконы обитают в таких. Они путешествуют в них между странами, континентами, мирами, они хранят там свое имущество. Это магическое жилище, завязанное на владельца.

Утолив жажду из речки, я осмотрелся. Солнце клонилось за горизонт, и ущелье начинали заполнять тени. Тишину диких горных равнин нарушали только журчание реки и фырканье ездовых животных моих спутников. И тихий хруст чьих-то мелких костей. Посмотрев в сторону источника этих звуков, я увидел на камне Пушистика, с упоением точившего какую-то ящерку. Вот ненасытный же пиздюк!

Наконец-то, я уж думал, это не свершиться. Да! Леха сделал «рукалицо»!

Я подрубил берсу, вкинув в нее три тыщи маны, как тогда на площади, когда я впервый раз Шииран завалил и легким движением таза подбросил ее в воздух. И пока Ши медленно переворачивалась в воздухе, спокойно встал с земли и перехватил тушку воительницы. Повернув ее в воздухе животом вниз, я встал на одно колено и аккуратно, чтоб не отбить под ускорением все внутренности, положил Ши животом на вторую ногу. И аккуратно отшлепал ее ладонью по заднице. Ибо нехрен тут на херпархов руки поднимать!

– Такой больной не пройдет через барьер. – ответил Леха. – Поверхность сферы работает именно как барьер, вся зараза оседает на ней, а не выжигается. Инфекция, осевшая на тканях и органах зараженного, будет отталкиваться сферой. Вообще, я не очень то понимаю. Ты мог выбрать более полезные артефакты, а сферу изучить как заклинание, там нужно то очков пять, не больше.

Открыв в интерфейсе инвентарь, я осмотрел содержимое. Закрыл инвентарь. Поморгал. Еще раз открыл. Опять закрыл и скинул со спины мешок с содержимым. Открыл мешок. Посмотрел. Нет, не показалось. То то он мне так спину тянул.

– А что, так можно было?! – воскликнула валькирия.


– А если он ошибается? – продолжил я задавать тупые вопросы и погладил заскочившего мне на плечо змеебоя.

– Да все, все, хватит, очнулся я! – начал я отмахиваться руками от монстробабы.

Левый наколенник: при активации создает Среднюю сферу очищения, время действия – 5 минут, перезарядка 10 минут. Расход маны: 5000 едениц.

– А если через барьер такой сферы пропустить зараженного смертельной болячкой? – решил докопаться я до функционала сферы. – Больной очистится от инфекции?

– А до этого ты что планировал делать? – уточнил он из под руки.

– Последнее, что вспоминается, так это то, как я делаю заказ на шмотки и золотой дилдак. И то настолько смутно, что про последнее я до конца был уверен, что мне это приглючилось. – ответил я, пожав плечами.

– А если серьезно, нет у меня плана. Я и бухач то в обители гномов не планировал устраивать. Чистая импровизация! – развел я руками. – И вообще, планы можно строить, имея хоть какую то информацию, кроме той, что противник – дракон. А поскольку разведки в нашем отряде – ноль целых, хуй десятых – будем действовать наобум! Скакунов привязали?

– Не, это потому что ты бухаешь постоянно, как в последний раз в жизни. – оспорил мой вывод ерпарх.

+100 к выносливости

В рюкзаке лежал тридцатисантиметровый золотой дилдак толщиной сантиметров пять.


– Так никто не запрещал. – пожал ерпарх плечами.

Во рту почувствовался железный привкус. Это я язык прикусил от удара. Ну что ж, сама напросилась. Оценив запасы маны, я заметил, что своя мана была восстановлена полностью, и даже начал заполняться кристаллический резерв. Ну, значит, можно и пошалить!

– Вот почему ты выбрал сферу ощищения. – негромко промолвила Шииран. – Не зря ты, говорил, гаданиями увлекался.

– Я знаю. – кивнула Ши и отвесила мне еще одну оплеуху.

«Бондана истребителя нежити:

– Ты что, вообще ничего не помнишь? – аккуратно уточнила покрасневшая Шииран.

– Ага. – кивнул Леха на камень, обмотанный сбруей скакунов.

Мои спутники переглянулись.

– Ты так говоришь об этом, словно драконы – разумные создания. – настороженно уточнил я.

Прочность: 300»

Отключив ульту, я посмотрел на неспешащую подниматься с моего колена задницу и еще раз шлепнув, поднялся на ноги, просто скидывая ее разомлевшую от такого обращения тушку на землю.

Еще раз открыв интерфейс, я посмотрел характеристики одежды.

Я тем временем разглядывал новую снарягу Шииран. В целом, мало что поменялось. Кожаный доспех серого цвета, весьма похожий на тот, что был и раньше. Такого же типа железный нагрудник, хотя и с выгравированными рунами. Вот только мечи, которые я превратил в священные реликвии, висели на поясе. За спиной, крест накрест, висели новые прямые, узкие клинки, по длине больше похожие на двуручники, с двухсторонней заточкой. Хотя, относительно роста воительницы, они казались не более, чем полуторниками. Вороненая сталь клинков была покрыта темно-бордовой вязью каких-то непонятных мне рун, а рукояти венчались темно-фиолетовыми кристаллами, удерживаемыми тремя железными когтистыми пальцами. Явно не простые железки, но будем надеяться, что мне не придется узнать, на что они способны. Хотя, кого я обманываю? С моей способностью вляпываться по самые мои пушистые киви на ровном месте, эффект этих жопочисток я узнаю до завтрашнего заката, прям уверен.

– Драконы не умирают сами по себе, и это весьма странно. – задумчиво произнес жрец, нахмуривая брови. – Это весьма чистоплотные создания, иногда намного более чистоплотные, чем люди.

– Я правильно понимаю, это и есть та самая пещера, в которой и должен обитать тот чешуйчатый шутник? – показал я пальцем на дыру в скале.

– А смысл? – Леха открыл глаза и посмотрел на меня как несмышленого ребенка. – В мире, полном магии, где даже подросток может освоить простейшие файерболы, создавать порох? Любой мало-мальски опытный маг может на расстоянии поджечь склады со взрывчатыми веществами. Это как самому себе в суп ссать.

+30 % к скорости восстановления маны

– ПИИИИИ!!!! ФРФРФРФРФРФРФР! ЩИЩИЩИЩИЩИЩИШШШШ! ПИИИПИПИ!!! – раздалось у меня в левом ухе. Унинрал же отказался переводить эту гневную тираду от моего питомца. Хотя и так было понятно, что зверек явно возмущен моими умственными способностями.

«Перчатки истребителя нежити:


– А три сотки прочности у шмоток, это много или мало? – продолжил я допрашивать Леху.

Левый наплечник: при активации создает Средний силовой щит, поглощающий 5000 едениц урона. Время действия – 5 минут, перезарядка 10 минут. Расход маны – 10000 едениц.

Прочность: 300»

– А че так? До самогона, значит, алхимики, додумались, а до пороха – тяму не хватило? – поднял я удивленно бровь.


+100 к регенерации

«Костюм истребителя нежити:»

– Не за что, а зачем. – сказала воительница и замахнулась для очередного удара. – Чтоб в себя быстрее пришел.

«Ботинки истребителя нежити:

+200 к выносливости»

Как ни странно, похмелье(а это было именно оно, уж его ли мне знать то) после берсы практически прошло. Ни тошниловки, ни вертолетов, даже кошки, гадившие во рту, куда то утыгыдыкали. Только пить хотелось.

Прочность: 300»

«Куртка истребителя нежити:

Да, мы находились в каком то ущелье. Вокруг вздымались скалы, слева рядом с нами журчала широкая, но жутко мелкая горная речка. Справа в отвесной каменной стене виднелась широкая пещера.

Левая: позволяет нанести сокрушающий удар, наносящий 6000 урона. Перезарядка: сутки. Расход маны: 15000 едениц.

Закрыл рюкзак, чтоб не травмировать и без того шатающуюся, как старый табурет под брейкдансером, психику.

– Может, и наоборот. – кивнул я в ответ и шагнул в пещеру, переступая отчетливо видимую границу между «снаружи» и «внутри».

ШЛЁП!!! Отвесила мне еще одну пощечину сидевшая сверху на мне Шииран.

– Ну, я вообще на эту тему не думал. – честно признался я.

– Ну, тогда идем. Попробуем отравить ящера перегаром!

– Это магическая сфера для борьбы с опасными для человека веществами и микробами. – Начал пояснять Леха. – Барьер сферы не пропускает микроорганизмы и продукты разложения, выполняя функцию активного магического фильтра. При этом пропускает воздух, предметы, живые макроорганизмы. Применяется при борьбе с эпидемиями, при ликвидации очагов инфекций, в борьбе с источниками с опасными газами, при зачистке мест большого скопления трупов, и прочее подобное.

– И это тоже. – кивнул я. – Есть какие-нибудь мысли, что делать? Если тварь разумна, то тактика «Пришел, увидел, закусил» может не сработать.

Прочность: 300»

+100 к сопротивлению магии стихий

– Да я просто выливал то, что мне наливали в кружку и заполнял ее водой из фляжки. – флегматично ответил Леха.

В целом, конечно прикольно, вот только…

– Лех, сарказм тебе не идет. Лучше молчи как обычно, умнее кажешься. – ответил я на этот выпад.

– Да ладно, ладно, пошутил я, покемошка ты мохнозадая. – успокаивая, почесал я зверька пальцем под подбородком.

– Лех, все драконы так воняют, или ящер просто нас не дождался и сам сдох от страха?

В ответ из темной глубины пещеры раздался утробный рык, от которого волосы привстали дыбом даже на лобке, а Пушистик храбро и благоразумно спрятался в рюкзаке.

Добравшись до пещеры, возле входа мы столкнулись с довольно неожиданным препятствием. Из пещеры тянуло гнилостным трупным запахом. Вонь была настолько сильной, что я блеванул, не выдержав этого смрада.

– Леееех! – позвал я мидитирующего в позе лотоса у почти потухшего костра жреца – А шесть тыщ урона это много или мало?

– Да ты и так то не особо много думаешь. – добавил Леха.

– За что?! – воскликнул я.

– А вот тут мне и самому даже интересно. – ответил я ерпарху. – Кто расскажет, че было?

– Ну что, Лех, подсвети дорогу! Посмотрим, что за дыра сдохла в этом чудовище!

– Ты не думай, порох и прочие взрывчатые смеси известны в нашем мире. – Подала голос Шииран, подсевшая к костру напротив Лехи. – Иногда их применяют в ситуациях, когда невозможно нанять мага, или когда нельзя применять магию. Но все емкости зачаровываются на сопротивление магическому воздействию.

Правая: позволяет нанести сокрушающий удар, наносящий 6000 урона. Перезарядка: сутки. Расход маны: 15000 едениц.


– Нууууу… Я думал, повесить баф на Пушистика и отправить его в пещеру, в конце-концов – он специалист по ящерицам. Потом зайти и прибрать добро к рукам.

«Штаны истребителя нежити:

– Посмотри на свой показатель здоровья, жизни, хэпэ или как там это у тебя называется. Ровно столько урона нужно нанести тебе единовременно, чтобы ты умер. Сравни это с шестью тысячами и сам реши, много это для тебя или мало.


– Может, наоборот? – уточнил воин, зажигая над головой светящийся шарик.

Правый наколенник: при активации создает Среднюю сферу очищения, время действия – 5 минут, перезарядка 10 минут. Расход маны: 5000 едениц.

– Так ведь так и есть. – удивленно произнесла Шииран. – Ты что, думал, что драконы – просто тупые ящерицы?

Прочность: 300»

– Ну, тогда слушай. – Начал Леха с ехидной ухмылкой. – Сделав заказ «на шмотки», тывытянул из местных координаты пещеры, после чегочокнулся своей кружкой со всеми, кто был в трактире и, выпив залпом ее содержимое, ты превратил все пиво в таверне в виски, назвав его «нектаром богов» и заставив всех присутствующих причаститься. После этого ты превратил несколько поленьев в барабаны и гитары и собрал из добровольцевгруппу, принявшись разучивать с ними репертуар групп «Сектор Газа», «Ленинград» и «Король и Шут». На шум начала стягиваться вся застава и из кузниц, и из шахты и, когда все поняли, что выпивка уходит мимо них, дварфы накинулись на трактир, и, выкатив бочки с вискарем во двор, продолжили пьянку уже там, в два счета опустошив емкости. После чего ты приказал наполнить бочки водой из колодца и превратил эту воду в коньяк, объявив вторую волну причастия. Сначала, конечно, ты хотел превратить колодец в источник коньяка, но тебе все же удалось объяснить, что тем самым ты уничтожишь водоносный слой и погубишь местную экологию. После чего ты обучил свой импровизированный джаз-бенд мелодии «YOU CAN LEAVE YOUR HAT ON», и объявил конкурс стриптиза. Победила в конкурсе, конечно же, Шииран, коей и был вручен в качестве награды тот самый дилдак, отлитый специально в честь конкурса. После чего началась третья волна причастия семидесятиградусным гавайским ромом, закончившаяся тем, что собрал всех дварфов и дварфих в огромный поровозик и под песню «Оооой, макароны!» пытался научить всех «макарене». После, когда уже мало кто мог стоять на ногах, мне все же удалось уложить тебя, бормочущего сквозь сон «Я требую продолжения банкета», и Ши на схуффа и, пока ты не очнулся, я отправился в сторону пещеры. Ши очнулась раньше тебя, а дальше ты уже помнишь.

Глава 50


В этот миг за спиной раздались скрежет и грохот. Резко обернувшись и приготовившись уворачиваться от камнепада, я увидел, как вход в пещеру закрывается тремя каменными створками, съезжающимися к центру входа по принципу диафрагмы затвора в фоотоаппарате.

– Ты же понимаешь, за что? – спросил он, натягивая перчатку обратно.

– И все-же, как ты страховался от отравления? – спросила Шииран. – Это достаточно интересный вариант дуэли, вдруг пригодится.

«Рубин: Открыть дверь. Цена – 50000 маны

В ответ на это дракон залился хохотом и кашлем.

– Начну, пожалуй, с объяснений особенностей моей расы. Мы, драконы, изначально магические существа. Магия течет в нашей крови с самого рождения, ибо качает ее наша гордость и наше проклятие – легендарное драконье сердце. Орган, прославившийся во многих мирах. Несмотря на наши немаленькие размеры, сердце наше размером с человеческий кулак. Но оно гонит кровь по нашим жилам тысячелетиями и никогда не устает. Чтобы убить дракона, необходимо отделить сердце от тела. Лишь так оно перестанет связывать тело с душой и позволит ей покинуть свое вместилище.

Взору открылась просторная круглая каменная комната с куполообразным потолком, метров десять диаметром и такой же высоты. Вся комната была завалена золотом. Монеты, кубки, цепи, части доспехов, посуда, даже оружие, и просто слитки. Драгоценные камни в инкрустации предметов и просто россыпью, в сундуках и просто кучками. В меньших объемах, но тоже дофига было и серебра. И, судя по цвету, платина. Тоже в виде монет и утвари.

– Я ждал тебя, юный жрец. – низким голосом пророкотал дракон, глядя на меня. – И сегодня один из нас умрет.

– На рюмках! – С гордостью сказал я и достал из рюкзака недопитую бутыль Горнбрадской самогонки.

Мои спутники тоже закивали головами, поддакивая дракону и разделяя его непонимание.

– Три сотни миллионов с хвостиком. – сказал Гартаил.

– Ну, а хотя бы мобильное убежище в виде пещеры… – неуверенно продолжил ерпарх.

– Мы. В жопу. Сами загребли своими широкими и мясистыми ушами. – пояснил я.

– Дракона. – поправил меня Леха.

– Десять капель. – сказал побледневший Гартаил. – Мне хватит десяти капель ЭТОГО! Но задумка мне все же еще неясна. Как можно сражаться ядом?

– Ну что, по коням? – сказал я своей гоп-команде, призывая Гулю. – Надо гномов навестить, похмелить, исцелить, возможно, кого-то.

– Ну, а выгода-то мне с этого какая? – переспросил я.

– И вот теперь я сам становлюсь тем, с кем боролся всю жизнь и кого презирал. И вся беда в том, что нет под этой звездой тех, кто сможет меня победить. Даже старший бог, ваш Мардукор, развел руками, когда его оружие со звоном отскочило от моей брони. Мечи, секира, копье… ничто не смогло пронзить меня. И даже его легендарный молот ничего не смог сделать. От удара раскололась земля до самого нижнего пламени, и несколько гор обрушилось в ту огненную бездну, но тщетно… Я обхитрил самого себя. Тогда я начал странствовать, я обошел кучу миров и вот, в одном из них, я встретил оракула, что дал ответ. Он сказал, что появится юный жрец, что мыслит не как все. И он придумает, как умереть мне, не уронив чести. И дал координаты этих мест. И вот мы тут. Его пророчество сошлось.

– А какая мне выгода от этого поединка? – поднял я бровь. – Ты то ладно, ты, если повезет, получишь свою долгожданную смерть. А мне что?

Леха тоже молча поклонился крылатому монстру. Как хорошо, что я ровным счетом ничего не знаю об этом дракошке, не нужно спину гнуть.

Дракон вновь замолчал и тишина длилась больше минуты. Я даже подумал, что он уснул и уже открыл было рот, чтобы окликнуть крылатого ящера, но он сам продолжил свой монолог.


– Вот и славно. Для полной чистоты эксперимента отвернись. – попросил я жреца.

– А что ты с ним сделаешь? – удивленно спросил Леха. – Закопать – не потянем. Сжечь – драконы даже мертвые не горят.

– Я всегда презирал костяных драконов. Я считал, что если ты чуешь близкую старость, ты обязан найти того, кто сможет тебя убить. Но всегда находились трусы, что сидели в своей норе до конца, надеясь непонятно на что. Весь ужас нашей старости в том, что мы от старости не умираем. Мы гнием заживо, пока от нас не останется голый костяк. Сердце гибнет последним, до конца питаясь разлагающимся телом, отравляясь трупным ядом и пропитываясь магией смерти. В конце, сердце тоже распадается, оставляя после себя лишь свою магическую суть, магический насос, что продолжает гнать прану по контурам скелета. Но дракон даже после этого не гибнет. Он становится личем, проклятым. Сохраняется сознание, память, но психика остается искалеченной ужасным процессом гниения заживо. Получившийся монстр живет лишь жаждой мести всему живому. Лишь потому что они не пережили того, что пришлось испытать ему. Иногда, они примыкают к некромантам-личам, из солидарности и некоторого уважения. Ведь маги идут в личи добровольно.

Алмаз: Перемещение пещеры между мирами. Цена – от 60000000000 маны»

Я почесал тыковку и вставил кристалл в концентратор.

– Я согласен. – немного подумав, кивнул дракон. – Возьми кристалл вон из той шкатулки, мою душу удержит лишь такой.

– А что насчет души? – хитро прищурился я.

И выпил.

И вот, стоя перед зевом пещеры, я тупил на браслет, разбираясь с функциями.

– Вот и я о чем. – развел я руками и вновь обратился к Гартаилу. – Ну так что? Мне тебя за спасибо убивать?

– Ты собрался перепить насмерть древнейшего дракона под этой звездой? – тихим голосом спросил эльф. – Неполной бутылкой гномьего самогона?


С этими словами я протянул остроухому флакон с эссенцией яда душеглота.

Сапфир: Перемещение пещеры в рамках мира. Цена – от 1300000 маны

– Да похуй. – ответил я. – Он, судя по всему, был достойной личностью и заслуживал другой смерти. От оргазма под красоткой, например. А не быть отравленным ядом другой рептилии, будучи полуразложившимся живым трупом.

– Ну что ж. Настало время умирать? Пойдем на воздух, мне надо отключить очищающую сферу. – сказал я вслух и подхватил поднос с набором небольших золотых стаканчиков. – Дуэль, значит дуэль. Оружие я выбрал.


– А маны оно скока за перемещение жрет? У меня столько есть? – задал я встречный вопрос. – да я держу пари, что одни только ворота каменные, маны потребляют прорву!

– Итак, на чем будем сражаться? – перешел сразу к делу Гартаил.

– Сходитесь! – услыхал я Лехин крик и вернулся к столу.


– Стоп-стоп-стоп! – поднял я руки в останавливающем жесте. – Найдешь ты свой покой! Тыщи лет ждал, че тебе плюс-минус пара лет?

– Я не буду в этом участвовать! – запротестовал ерпарх. – У меня задание сохранить тебе шкуру, а не самолично отправить тебя на тот свет!

– Ну что, я танкую, вы прикрываете? – спросил я, прикрываясь щитом и глядя в темноту пещеры.

– Ну хорошо. И как же это тебе умереть, не уронив чести? – спросил я Гартаила.

– А какой у тебя уровень, если не секрет? – спросил я ящера.

– А что не так? – спросил я окружающих. – На чем лучше всего умею, на том и будем сражаться!

На улице мы подбросили немного хвороста в догорающий костер и повернулись к пещере в ожидании дракона. Неожиданно, из темноты вышел… Эльф. Да-да. Типичный фэнтезийный эльф. Худой, высокий, остроухий, большие миндалевидные глаза с некоторой азиатской посадкой. Вот только весь покрытый гноящимися язвами и с мутными, белеющими глазами. Ну, наверное весь. Под одежду заглядывать ему не было ни малейшего желания.

– Лех, подними орган, сдадим на пересадку нуждающимся. – сказал я жрецу.

С этими словами я приложил ладонь к его телу и включил ульту алкаша. И пожелал превратить труп в воздух. Медленно-медленно, но тело ящера начало таять. Я сосредоточился и усилил поток маны в руку. Процесс пошел быстрее, но добавочная мана таяла медленнее, чем восстанавливалась. Тогда я возложил на труп вторую ладонь и попробовал направить поток через вторую руку. Как ни странно – получилось! Я усиливал поток, пока руки не начали гореть. Тогда шкала маны немного дернулась и неуверенно пошла вниз. Наконец, труп был полностью обращен в воздух, и я с облегчением растер горящие ладони, с удивлением обнаружив в центре каждой ладошки по небольшому ожогу. И с не меньшим удивлением обнаружил, что ожоги не заживают после подрубания берсы в живучесть.

– Ты божественные уровни с уровнями смертных не путай. – поучительным тоном сказал дракон. – У него квадриллионы уровней идут чисто за счет душ последователей. Это дает чисто запас маны. Забери у него все эти души, и чистого, своего опыта, у него будет дай бог если на миллиард уровней, и то все потрачено на божественные умения. А я развивался на защиту и живучесть. Победить его я никогда не смогу, но и он меня тоже.

– Я самый старый и самый сильный дракон всех времен. Когда я был молод и амбициозен, я хотел стать самым лучшим и сумел добиться своего. Я путешествовал по мирам, я уничтожал армии, я низвергал царей демонов и стирал в пыль свихнувшихся богов. Я развил свою регенерацию и броню до абсолюта, что и сыграло со мной злую шутку. Тогда, в молодости, мне казалось, что я смогу победить даже самого сильного врага – старость! Но я ошибся… Время шло, и возраст взял свое. Ничто не вечно, и племя драконов платит за свое сердце, не дающее умирать, телом, не дающем вечной молодости. Такой своеобразный инструмент баланса…

На это Леха уже не нашелся что ответить.

– Тогда я совсем тебя не понимаю. – склонил голову на бок Гартаил.

– Что ж, драконы рождены, чтоб покорять воздух. Пусть же и дальше парит в небесах.

Ответом мне была звенящая тишина и удивленные морды окружающих. В полной тишине замерцала сфера очищения и, мигнув, сменилась второй сферой. Так. Пять минут всего прошло? Или десять, но просто не заметил переключения? А фиг с ним.

– Покойся с миром, Гартаил. Мы ведь и правда могли взять не те стаканы… – шепотом сказал я.


Дракон глубоко и тяжело вздохнул.

Я проследил за взглядом ящера и увидел небольшую шкатулочку из черного дерева с узором из каких-то золотых закорючек, похожих на клинопись. Подобрав ее и открыв я увидел три плоских блестящих кристалла угольно-черного цвета.

В этот момент Леха снял с одной руки шипастую перчатку и с размахом саданул мне по морде.

Я застыл под непонимающим взором трех пар глаз. А не, четырех. Даже Пушистик вылез из рюкзака посмотреть, что происходит.

В этот миг раздался повторный рык из глубин пещеры. Вот только теперь, повторно, он уже не казался таким страшным и ужасным. Скорее он напоминал стон тяжелобольного. На всякий случай я активировал новый силовой щит. На левом предплечье замерцала прозрачная прямоугольная, чуть изогнутая и с закругленными уголками пленка, и напоминала она прозрачный щит омоновцев, с которыми обычно гей-парады разгоняют. Только в отличие от омоновских, эта пленка весила нихуя. Мои спутники обнажили оружие и окружающий сумрак дополнительно осветился легким красноватым свечением Лехиного двуручника и легким фиолетовым свечением камней в мечах Шииран.

Я же посмотрел на добавочную шкалу маны, которая от кристалла. После чего открыл инвентарь и перетащил новый камень в слот. И тут у меня просто глаза на лоб полезли, как говорится. Добавочная мана восстановилась буквально за три секунды!!!

Валькирия же молча встала в боевую стойку. Я глубоко вздохнул и начал потихоньку красться.

– Такой кристалл удержит душу с уровнем до пятисотмиллионного. – пояснил Гартаил. – Мардукора, естественно, в такой не заточить, но младших богов, или вот таких, как я – вполне.

– Кто? Куда? – непонимающе заводила головой по сторонам валькирия.

– Хорошо, я расскажу тебе свою историю, а потом мы сразимся. – прикрыл глаза дракон.

– Обалдеть! – раздался полный восхищения голос Шииран. – Легендарное драконье сердце!

Я оторвал взгляд от ладошек и с не меньшим удивлением увидал на земле пульсирующее сердце.

– Вполне. – кивнул я, отплевывая кровь и подрубая берсу на живучесть, чтоб отрегенить прикушенный язык. – Как хоронить ящерку будем? Не оставлять же его на пропитание диким зверям и двуногим падальщикам? А то растащат на сувениры и артефакты.

– Ну что, по второй? – спросил я и, дождавшись кивка противника, мы опрокинули по второму стаканчику. Вторая порция пошла даже лучше. Все-таки, у Горнбрада – талантище!

– Это огромная честь увидеться с тобой, Гартаил, Гроза Миров. – произнесла Шииран, поклонившись ящеру. – Ты воистину легендарен.

– Не знаю, как на Небарре, а на Земле есть такая штука – «русская рулетка». – бормотал я, копаясь в рюкзаке. – Ага! Вот оно! Посмотри, тебе флакона хватит?

– А мы будем сражаться не ядом, а удачей! – наставительно поднял я указательный палец. – Я налью самогону в десять стаканчиков, и в один из стаканчиков накапаю яда. Потом мы разойдемся на десять шагов от столика, отвернемся и заткнем уши, чтоб не видеть и не слышать, как секундант – я указал на Леху – перемешает все рюмки и составит их кучкой в середине подноса. Потом он даст нам отмашку, мы сойдемся и будем выпивать по стаканчику одновременно, пока один из нас не откинет копыта!

– Спасибо. – прошептал Гартаил и упал на поднос. Через секунду контуры тела эльфа подернулись дымкой и резким рывком труп превратился в огромную тушу дракона. Конь и ссхуфф моих спутников от испуга стали рваться и орать как резанные. Именно орать. Даже конь не ржал, а издавал непонятные панические звуки. А от тела медленно, словно не желая расставаться со своей старой оболочкой, стала отделяться… медуза? Бабочка? Короче, прозрачная и белесая одновременно, слегка светящаяся субстанция с нечеткими контурами и с кучей нитей-щупалец, тянущимися внутрь тела. Эти нити лопались одна за одной и это нечто тянулось ко мне. Наконец, последняя ниточка оборвалась и эту двукрылую медузу затянуло в кристалл. Сняв концентратор с шеи, я осмотрел камень. Из насыщенно-черного он стал темно-серым. Словно уголь развели молоком. И засунул камень во внутренний карман куртки.

Изумруд: Закрыть дверь. Цена – 50000 маны

– Всего три сотни миллионов, а Мардукор тебя не смог завалить? – удивленно поднял я бровь.

Поняв, что вот так сходу нас никто убивать не собирается, я уселся на ближайший сундук. Мои спутники встали по бокам от меня в боевые стойки, не торопясь убирать оружие.

– Приплыли. – коротко сказал я.

– Победителю достанется «браслет владельца» этой пещеры. Ну и само собой все эти богатства. – дракон обвел лапой пещеру.

– А почему ты говоришь, что ждал меня? – спросил я ящера. – Откуда ты знал, что я приду? Я неделю назад даже сам не знал, что окажусь тут.

– Никак. – пожал я плечами. – Там действительно был яд в одном стакане. И случай решил, что должно произойти так, как произошло.

Эльф подошел и, сняв с руки золотой браслет с пятью драгоценными камнями разных цветов, положил его на поднос.

«Камень божественной души»

– Поединок чести! – воскликнул ерпарх Алексей и взмахнул рукой.

– Ты хоть понимаешь, что за содержимое этой пещеры можно купить с потрохами пару королевств?! – выкрикнул Леха.

– А ведь это даже убийством назвать нельзя. – тихо произнес я, когда ко мне подошли мои спутники, успокоив своих скакунов. – Чистой воды эвтаназия тяжело больного умирающего человека.

Дракон замолчал и вперил в меня свой взгляд. Мои же спутники давно опустили и спрятали оружие.

– Обалдеть… – Шепотом произнесла Шииран. Может, от увиденных богатств. А может, от вида огромной крылатой твари, лежавшей посреди зала в небольшом углублении в куче золота. Тело дракона было размером с икарус, в полтора икаруса длиной был его хвост и в пол-икаруса шея, голова размером с горбатый запорожец. Крылья были сложены за спиной, а четыре лапы были поджаты под тело, поэтому их размеры было сложно оценить. Покрыт этот гигант был темно-темно-коричневой, с черным оттенком, матовой чешуей.

Я поднял опрокинутые на землю три опрокинутых стаканчика с остатками самогона, чтоб ненароком не взять испачканный в отраве и наполнил их последними бутылочными миллилитрами.

– Что?!! – хором воскликнули три удивленные глотки. А не, четыре. Удивленый писк Пушистика системой был так же переведен.

Метров через пять просторный зал пещеры закончился стеной и поворотом шириной метра два под прямым углом направо. Примерно через такое же расстояние она поворачивала налево и из того поворота мягко лился желтоватый свет. Осторожно приблизившись к проходу, я еще сильнее прикрылся щитом и выглянул из-за угла.

И пока Леха стоял спиной ко мне, я поставил поднос на большой камень, подходящий на роль столика и накапал в один из стаканчиков двадцать капель яда. Чтоб наверняка. И разлил по всем самогону.

– Ну, за Гартаила.

Мы с Гартаилом взяли по первому стаканчику глядя друг другу в глаза и залпом опрокинули в себя содержимое. Хорошо пошла! Даже дракон с удовольствием зажмурился, скорее всего как и я, наслаждаясь разливающимся по телу теплом.

Сжав зубы, Леха кивнул.

– Ну смотри. – начал я объяснять непонимающей публике. У меня щас некоторые проблемы с регенерацией маны. Благодаря кристаллу с одной интересной душонкой, запас маны у меня заоблачный для моего уровня. А вот чтоб нарегенить туда до краев, мне месяца три-четыре надо, и это при условии, что я тратить ее ваще-ваще не буду. А я буду. Мне б душу высокоуровневую в кристалле регенерации маны на пару лет, пока сам уровень не подтяну. А потом, когда потребность отпадет, лично, из рук в руки, передам твою душу вашему всеми горячо любимому Мардукору. Могу даже вставить ему этот кристалл куда-нибудь, если есть особые пожелания.

И уже отъезжая от пещеры, я посмотрел в стремительно темнеющее небо, зажигающее звезды, одну за другой.

Янтарь: Быстрое возвращение. Цена – 300000 маны

Порыскав по пещере, мы нашли какую-то банку с крышкой на резьбе, типа термоса, из серебра, и положили туда сердце. Я залил емкость водой из бездонной Лехиной фляжки и добавил туда пару капель зелья из аллиры. Не знаю даже, зачем. Типа, зелье же исцеляющее. А орган без тела, это немножко нездоровая фигня и он, наверное, быстро испортится на воздухе. Что-то подобное возникло в моей бухой башке, но мои спутники поддержали идею.

– Надо, наверное, его во что-то положить. – сказал ерпарх. – Не в рюкзаке же тащить.

– Ха, а ты не так прост. – усмехнулся дракон. – Ну, давай поторгуемся. Что ты хочешь взамен?

– Только давай это будешь ты. – Поняв, что дальше таиться смысла нет, я вышел из-за угла. – А то еще столько баб нетраханых осталось, что даже и не знаю, как они там без меня останутся?

– Идет. – Ответил воин и перехватил поудобнее меч.

– Лех, у тебя было бедное голодное голозадое детство? Или у тебя синдром олигарха? «Денег мало не бывает, жрем, пока не треснет харя»? Вот нахуя мне эти королевства? Да даже если я всех баб оттуда соберу и поставлю в шеренгу, у меня хер отсохнет всех трахать. Да и надоест уже через пару сотен раз. Ну, может, тысяч. Большие деньги – это два больших геморроя. Один справа, другой слева, и оба трутся при ходьбе друг об дружку. И напоминаю, что золото я сам умею синтезировать. И чем больше водки в синтезатор залито, тем лучше.

– Не ссы в трусы, Леха. Все пучком. Мы все равно это провернем, с тобой или без. Так что лучше помоги, чтоб все прошло, как этого хочет почтенный и уважаемый вами дракон – честь по чести. Ну так что?

Посмаковав ощущения, мы опрокинули по третьему стакану.

«Браслет владельца»

Воин кивнул и поднес мне не перестающее пульсировать сердце дракона.

– Да за кого ты меня держишь? Нет конечно! – махнул я рукой. – Тут мне одному то чисто снотворная доза!

– Ха-ха, кха-кха – усмехнулся дракон и закашлялся. – Ты даже не представляешь, насколько меня этот вариант устраивает!

– Объясни. – попросил Гартаил. – Я не совсем понимаю, что ты задумал.

Дракон замолчал и некоторое время просто лежал с закрытыми глазами, а после продолжил:

Вот только впечатления монстра он не производил от слова совсем. В крыльях были заметны дыры и кровавые подтеки из многочисленных гноящихся язв. Такими же язвами было усыпано тело, освобождая немалые участки кожи от чешуи. Местами, даже словно белели кости. В общем, моя теория оказалась почти правдой и смердящая вонь исходила от дракона. Вот только гнил он явно заживо. Издав очередной, переполненный болью рык, ящер открыл глаза, потускневшие, словно от старости и уставился на нас.

Для начала я потыкал в изумруд пальцем и, само собой, ничего не произошло. Потер камень. Тоже ничего. Потом до меня дошло, что с артефактами я щас работаю через инвентарь, и закинув браслет в слот, нажал на него. Вышло всплывающее кругом вокруг кнопки меню с изображениями камней. Я ткнул в зеленый, и пещера закрылась, скушав пятьдесят тысяч маны. Которая так же моментально восстановилась.

– «Приплыли» – это значит, доигрались. Пиздец, хана. Трудности перевода устоявшихся выражений системой. – более понятным языком пояснил воительнице Леха.

– Ну, расходимся. – сказал я эльфу-дракону и первым отошел и заткнул уши руками, чтоб не слышать, как Леха двигает стаканы. Не, я то понятно, что даже если бы слышал, как он их двигает, то не сумел бы определить, что и куда переставили. Но я слышал про подобных уникумов-умельцев. А дракон старый, древний, много чего умеет, и в добавок – не человек. Хрен его знает, что он может, а что нет. Может, ему надо заткнуть уши для честности? Тогда, чтоб все честно было, и мне тоже надо это сделать. Конечно, было бы проще спросить его, нужно ли это нам вообще, но… похер. Прикольная же идея!

– А… Что? – удивленно взморгнул дракон. – Ты не удержишь… Так, стоп! Я хочу умереть и найти долгожданный покой в Залах Славы Мордукора! Я почему и ищу честной смерти! – начал свирепеть ящер.

– В поединке конечно. – ответил крылатый икарус и дернул хвостом, раскидывая золото. – Только так. Поскольку я вызываю тебя на бой, то оружие выбираешь ты.

Глава 51


Дорога до гномьей кузнечной крепости прошла почти без приключений. Ну считать же за таковую нападения диких ночных хищников в такой компании? Ну, выскочил на нас из кустов какой-то медведоволк ростом с теленка. Леха только зевнул, а Шииран наконец испытала свои новые клинки. Завертев вокруг себя мясорубочное облако с фиолетовой подсветкой от кристаллов в навершиях рукоятей, она просто нашинковала башку зверя на тонкие ломтики, начиная с кончика морды и заканчивая шеей. Посмотрев на то, как клинки впитывают кровь прямо в сталь, Ши вонзила оба меча в обрубок шеи. Зловеще сверкнув камнями, мечи начали жадно впитывать кровь из жертвы, пока тушка зверя не превратилась в иссушенную вяленую мумию. После чего, выдернув из лохматой воблы мечи, валькирия направила один из них в сторону ближайшего валуна. Мигнув камнем, клинок выпустил прозрачный, с красноватым оттенком, полумесяц и каменная глыба развалилась на две половинки. Удовлетворенно кивнув, Шииран убрала клинки в ножны.

***

– Получается так. – кивнул воин.

Мы переглянулись. Леха слегка кивнул и, поднявшись, представился, стукнув правым кулаком в грудь и слегка кивнув головой:

– А значит, нас ждут награда от гильдии мочителей монстров и сюрприз от графа? – уточнил я.

– Гарнабал, это праздник алкогольного неистовства у подгорного народа. – Начал пояснять жрец. – Все, кто отказывается от выпивки, считаются предателями и казнятся на месте. Единственные уважительные причины не пить – бессознательное состояние, детский возраст и беременность. Работать запрещается всем, кроме целителей и поваров. Гарнабал устраивается в честь великих побед, о которых после складываются легендарные сказания.

Но город был куда чище, чем грязная чумная бабушка Европа. Не было вонючих канав с потоками говна и помоев. Стены домов даже на самой границе были побелены минимум известью. А может, и какая другая краска тут была в обиходе, покруче. Не суть. Вдоль дороги стояли целые ряды различных лотков с товарами. Тут и жрачка, и тряпки, и посуда-гвозди-сапоги. Город жил, и жил не бедно. Либо правителю было не похер как минимум на центральную улицу.

– Ну, ладно, уговорил. – Нахмурившись, через несколько секунд проговорил гном. – Так что там за вопросы?

– Лех, а че они все орут? Че за «харе кришна»?

Рядом с троном на простом стуле сидел желтоглазый мужик, навроде того, что принимал у меня квест на душеглота в гильдии. Сидящий на троне мужик подал знак и слуги подтащили несколько скамеек и поставили их поперек комнаты.

– Шииран Лииргал, свободная воительница. – Повторила его жест валькирия.

Я же поудобнее улегся на телегу и, надвинув на глаза бандану, немного вздремнул.

– Ну, а теперь – пир по случаю победы! – громким праздничным голосом объявил правитель. А Леха слегка позеленел и с громким звуком глотания явно попытался перебороть рвотный рефлекс.

– Получается так. – кивнул воин.

– Да ешь, ешь. Куда в тебя только столько лезет? – сказал я своей пернатой ящерке. – Лех, все груллаты такие прожорливые?

Сразу со входа, мы попали в… Пусть будет тронный зал. Прямоугольная комната, метров пять на десять. Вдоль стен скамейки, больше ничего лишнего. На скамейках сидели какие-то люди. Прямо перед дверью, на небольшом постаменте, роскошное кресло. Не царский трон, конечно. Тонны золота и ведра драгоценных камней на нем не было. Но даже по меркам моего родного мира, кресло было сделано на совесть и было не из дешевых. Красивая лакированная темная древесина, гладко и симметрично выстроганные, словно на станке, а не вручную, детали(хотя, у гномов же есть магическая пилорама, че бы и станкам не быть?), мягкая отделка широкого сиденья и спинки с достаточно плотной и явно не дешевой тканью вместо шкур, как я видел до этого. Трон явно был рассчитан на то, что в нем будут много и долго сидеть, поэтому был сделан комфортным.

– Что ж. Это действительно великое событие. – Поднялся граф и два раза хлопнул в ладоши.

– Херпарх Денис. – сказал я, поднявшись и стукнув себя кулаком в грудь, кивнул и сел на место.

Сзади шумно сглотнул слюну Леха и испуганно охнула Шииран.

Тут и там валялись пьяные тела гномов и гномих в обнимку и порознь, вперемешку с телами караванщиков. Все были в разной степени одето-раздеты. На многих были яркие одежды, какие-то перья и блестящие чешуйчатые шкуры ярких расцветок в качестве набедренных повязок у некоторых. Ши и Леха валялись на телеге рядом со мной. Слава богу, в своих доспехах.

– Да я просто проверял, не коротнуло ли твою прошивку. – ткнул я пальцем Лехе в висок. – Чутка коротнуло. Надо контакты спиртом протереть.

– И где же войско, победившее дракона? – с недоверием спросил переговорщик.

– Идут, идут! – завопил коротышка на стене.

– Да кто говорит о пьянке?!! – настала пора возмущаться низкорослого командира. – Ты дракона завалил! Это – ГАРНАБАЛ, и никак не меньше!

– Это Гораарраар. – Немного помедлив, сказал говорящий справочник. – Безымянный камень.

– Да вон оно, с рассолом обнимается. – кивнул на меня гномий предводитель.

Остаток пути мы преодолели молча. Я разглядывал город, а Леха пытался медитировать. Вы когда-нибудь пытались медитировать, сидя в деревянной телеге с пучком соломы без амортизаторов, на простых колесах без каких-либо смягчающих покрышек, на ходу по бездорожью? Попробуйте, отличное занятие! Короче, задолбавшись терпеть тряску, я синтезировал из сена синтепоновый матрас. Стало пусть немного, но все же комфортнее.

Потом начались небольшие хибарки из дерева и глины. Скорее, даже хижины. Очевидно, что кварталы бедняков. А через некоторое время мы проехали еще одну каменную стену, с полметра толщиной и высотой пару метров. Видимо, старая городская стена. И вот за ней уже сразу начались двухэтажные каменные дома. Расстояние между крайними домиками и стеной было с полметра, и далее застройка тоже была достаточно плотная. Больше всего это напоминало средневековой Париж, как в фильмах. Только извилистые улицы были пошире, явно местный транспорт был более габаритный, нежели в Европе.

Навстречу нам вышел Молотород.


Два слуги выскочили, держа с двух сторон за ручки сундучок и подтащили его прямо к моим ногам. Так, че там должно было быть? Тыща монет вроде? Это килограм… сколько?

– Ну что ж. – тяжело вздохнул я. – Гарнабал так гарнабал. Воду в бочки набрали?

Мы всей толпой переглянулись и, посовещавшись, решили, что лучше всех обо всем расскажет Молотород. У этого низкорослого народца просто непередаваемая способность к безостановочной болтовне и к красочному пересказыванию даже несуществующих подробностей. Когда гном закончил свою повесть, оказалось, что незаметно прошло аж два часа. Вот так затягивающе он все рассказывал.

Тем временем мы добрались до стен и въехали в город-крепость. Не мегаполис, конечно, но куда внушительнее, чем Нархпронн. Почти метровой толщины каменная стена с массивными воротами. На пятиметровой высоты стене через метров сто капитальные боевые башенки на несколько человек с пятью пружинными арбалетами в бойницах. Метров на сто от стены внутри не было никаких построек, кроме казарм неподалеку от ворот. Видать, стену возвели относительно недавно, и город просто-напросто еще не успел расшириться до каменной границы.

– Что происходит? – спросил посол. – Мы отправляли к вам караван за оружием и снаряжением, а получили кучу невменяемых тел, да еще и с опозданием.

Во дворце нас уже точно ожидали, потому что пропустили безо всяких вопросов. Дворец так же был окружен небольшой каменной стеночкой с собственными воротами и небольшим, по сравнению с главной площадью, внутренним двориком. Собственно, тут караван и припарковал свои телеги и обозы, а мы поднялись во дворец. Мы – это наша команда монстрозадонадирателей, караванщики и с десяток гномов. Основная масса гномов осталась в поле отлеживаться, с нами поехал только Молотород с личной охраной. И то скорее для солидности, чем для безопасности.

Потом… Потом магичка устроила иллюзионное шоу с фейерверками, как сумела. Напоминало это обычный домашний новогодний салют из пары римских свечек самого дешевого пошива, и я забацал салют, как на день города в Москве, повергнув местное население в полную нирвану.

Отряд гномов, до этого ходивших в рейд на бревно трупника, подскочил и выстроился вдоль дороги, подняв вверх свои боевые топоры.

– Но ведь ваши уровни ничуть не изменились? – воскликнул он. – А должны были подняться минимум на пару сотен у каждого!

Проснулся я от того, что телега куда-то поехала.

– Что, ничего не получилось? – с хмурым лицом спросил гномий воевода.

– Ооооокеееей, гууууугл?

– Своих людей я знаю. Молоторода со свитой тоже. А вы кто? – пристально посмотрел на нас граф.

– Ну так это, гарнабал происходит. – ответил Молотород. – В честь победы над ужасным драконом.

– Я должен передать ваши слова графу. – поклонился посол и, развернув коня, отправился к войску.

– Что ж. Раз все прошло успешно, то такое дело нужно отметить! – радостно сказал Молотород. – И не вздумай отказаться! А то знаю я вас, людей!

И сел на место.

– Только в период перед трансформацией. – флегматично ответил походный гугл. – Или перед откладыванием яиц.

– Это типа местного «ура» у дварфов. Так приветствуют воинов, удачно вернувшихся с боевого задания. – пояснил жрец.

Валькирия молча кивнула и легко, одной рукой закинула сундучок себе в сумку. Огонь девка.

– Ши, можешь себе в сумку шкатулочку определить? А то мне уже просто некуда. – развел я руками.


– Нечестно! – воскликнул гном. – Я должен быть вместе со всеми!

– Что за… Где мы? – пробубнил жрец, оглядываясь по сторонам.

– В смысле, он один остался от того рейда?

– Ерпарх Алексей.

– Около пяти грамм. – так же шепотом ответил он.

– А кто говорит про отказаться?! – возмущенно воскликнул я. – Пьянка – это ж святое!

– Ну, допустим приукрасили немного свой подвиг. Но так – да, дракон мертв, и убил его Херпарх Денис. – Еще раз саркастично ухмыльнулся человек-светофор и моргнул своими желтыми глазищами.

Как хорошо, что я не ел и не пил еще в этот момент. А то бы точно подавился. А все присутствующие взорвались овациями. Кто-то меня хлопал по плечам, поздравлял, говорил, что завидует. А я пытался вспомнить, не клялся ли я в вечной любви и верности Шииран по-пьяни, и вообще, искренне ли она меня щас благословляет на это блядство или это такой сарказм?

Переваривание этой информации я предпочел отложить на попозже. Хотя бы до протрезвления. Должно же это рано или поздно случиться?

– Можешь как я, жрецы обычно называют должность и имя, этого достаточно. – ответил воин.

– Садитесь. – сказал правитель. – И позвольте представиться для тех, кто меня не знает. Я – Хиндзи Алла Пазаасси. Правитель этих земель, граф Гораарраарский.

Так, что потом? Потом, вроде, караванщики решили выяснить, в честь чего сабантуй и пришлось всем рассказывать историю похода на дракона. Само собой, приукрасив и выставив ящера злобным и сильным противником, которого я чудом завалил после трехчасовой битвы. Потом… Потом Гномы решили поставить мне памятник и водрузили по центру своей площади какой-то каменный обелиск, наспех выдолбленный прямо из ближайшей горной стены, отчего статуя скорее напоминала корявый длинный хуй. Я сказал, что у меня хуй гораздо красивше и с помощью творящей ульты придал ей вид нормального человеского хуя трехметрового роста. Потом немного подумал и, набрав кучу камней в основание статуи, придал им вид сидящего себя в кресле в натуральный рост так, чтоб этот хуй торчал из моих штанов. После чего начался конкурс героических баек и сбор различных местных новостей и сплетен.

А на троне сидел крепкого вида мужик. Я почему то ожидал увидеть какого-то жирного мерзкого самовлюбленного типка, а тут на меня смотрел строгий суровый подтянутый вояка лет сорока на вид, с легкой сединой на висках и бакенбардах, однако без старческих морщин. Одет он был в серый кафтан с широким поясом, черные штаны, да черные кожаные сапоги чуть ниже колена, с интересным образом удлиненными носами с заостренной, заточенной железной насадкой. Таким сапогом подсрачника дал – заодно и изнасиловал. Или убил, если в черепушку пнуть.

– А значит, что ты станцуешь голым брейкданс на площади перед храмом? – добавил я.


– Что ж. Действительно, это заслуживает гарнабала. – кивнул граф. – Ну, раз так, то, думаю, пришло время подтвердить победу и получить награду!

– А мне как представляться? – шепотом спросил я Леху.

– Это я у тебя и хотел спросить. – сказал я своему спутнику. – А ты, походу, и сам не в курсе?

– ХХААААРРРР! ХХААААРРРР! ХХААААРРРР! – взорвалась тишина ревом луженых глоток воинов, стоявших коридором вдоль дороги. Вслед им начали вторить и все остальные гномы.

А дальше уже все помнилось отрывками. Караванщики вспомнили, что пришли продать провизию и закупиться оружием и разными железяками типа гвоздей и доспехов. Гномы вспомнили, что они кузнецы и торгаши и че то там наторговали. Дальше купцы решили отправиться домой, ибо граф приказал им привезти товар до утра, чтоб рейд-войско выдвинулось на поиски дракона. Я решил поехать с ними, а гномы не хотели отпускать виновника торжества и в итоге караван превратился в масштабное гарнабальное шествие, в полном составе всей кузнечной крепости. По пути гномы продолжали бухать, петь, плясать и громко материться, от чего местное зверье разбежалось и попряталось по норам, даже те, кто в принципе в норах не жил. Периодически кто-то отрубался и их укладывали на телеги, приводили в чувства на ходу зельями и заклинаниями и вводили обратно в строй бухотряда. В какой то момент я вырубился. И видимо весь отряд тоже, судя по окружающей картине.

– Получается так. – кивнул воин. – Стоп. С чего это?!

– А я его душу пленил! Вот уровень и не поднялся. – ответил я ему в повисшей звенящей тишине.

– ДАААААА!!! – взревела толпа.

Я задумался. А ведь так то, хрен его знает. Ибо лидера у этой вакханалии как такового и не было. Верней, он был, но его выпили. Да и будет ли посол с самогоном разговаривать? Прикинув, что да как, я настроил берсу на живучесть, в десять тысяч очков, и бафнул Молоторода и главного купца. Те мигом очнулись и на глазах начали трезветь.

В этот момент от войска отделился всадник со штандартом с зеленым знаменем в руках и направился в нашу сторону. Остановившись в нескольких метрах от нашей кучи-малы, всадник осторожно выкрикнул:

Ага. Ну и куда мне щас пять кило плюс этот чемодан девать? Да у меня в рюкзаке и так уже места нет!

До заставы мы добрались через пару часов. Кузнечного грохота не было слышно. Зато грохот гулянки под аккорды песни «Кузнец» Короля и Шута был слышен за версту. У открытых ворот стоял какой-то караван обозов, запряженных не то быками, не то гладкошерстными зубрами. Люди растеряно переглядывались и перешептывались, не осмеливаясь войти.

– Лех, а сколько местный золотой весит? – шепотом спросил я у своего походного справочника.

Граф дважды стукнул себя большим пальцем сжатой в кулак левой руки.

Вот же ж непруха! Я ж ни одной чешуйки для доказательств не взял! Ну, не отдавать же сердце? Но тут неожиданно меня выручил Леха. Он просто достал из своего походного мешка драконью чешуйку и протянул ее подбежавшему слуге с подносом. Тот подхватил трофей на поднос и отнес ее желтоглазику. Тот так же, как и его коллега, включил режим красноглазика и залип в детальку от ящера. И сидел он так минут десять под зловещее молчание зала. Было слышно даже, как на стене ебутся мухи. Наконец, чувак отлип и, с ухмылкой сказал, глядя мне прямо в глаза:

– Уважаемый, кто у вас сможет вести переговоры от лица всего шествия?

Оглядевшись, я увидел, что войска у ворот города уже нет, и мы движемся в сам город. Бафнув Леху, я дождался, пока он протрезвеет и сможет отвечать на вопросы.

– Что ж… Херпарх? Чудные дела творятся видимо, раз оживают забытые легенды. – Задумчиво произнес граф. – Что ж, я жду детальный рассказ, почему задержался мой караван, что это за груда тел неподалеку от ворот моего города, пытавшаяся принести в мой город хаос гарнабала, и собственно – что там с драконом?

– Ну, а после пира наш достопочтенный херпарх Денис получит вторую, особую часть награды! – граф сделал драматичную паузу и посмотрел мне в глаза. – Ночь с моей прекрасной супругой.

Где-то через полчаса езды мы добрались до главной площади. С одной стороны стоял дворец-крепость правителя, а напротив него, с другой стороны площади – достаточно внушительный по своим габаритам храм. Внешне он был похож на тот храм, в лесу. Только постамент был метровой высоты, ступеньки пониже, да крыша покатая, а не куполообразная. И по центру крыши башня с гроздью разного размера гонгов.

– В смысле, он один его и победил. И в связи с этим я бы не советовал вам на него так косо смотреть. Он ерпарх, и с ним еще один ерпарх. Они ваше войско на шашлык порежут и в ваших доспехах же замаринуют.

– А за бочонок вискаря?

– Почему? Очень даже вышло и снова вошло. – ответил я.

Проснулся я от того, что в глаза мне светило яркое полуденное солнце. Солнце играло на шпилях башенок крепостной каменной стены, окружающих город размером в пять раз больше того, в котором мы были до этого. Ну, того, где Горнбрад живет. Как же его… Нахерпорн? Не… Наркпритон? Тоже не то. Нархпронн? Вроде. Вот. Этот город был гораздо больше, стена была выше и каменнее, войско, стоявшее строем перед закрытыми воротами, круче. Все были в кольчугах и стальных нагрудниках, а само войско уверенно прикрывалось ростовыми щитами и копьями. И смотрели эти копья в нашу сторону. В нашу? Отгоняя настырные вертолеты, я еле как сел на… Телегу. Да, лежал я на телеге, явно из того каравана, что стоял у ворот гномьей заставы. Под боком лежал кувшин, заткнутый плотной пробкой. Я выдернул пробку и отхлебнул. Чудесный рассол явно с какой-то магической присадкой. Ибо никогда еще простой рассол не оказывал такого чудесного воздействия на организм. Вертолеты удалились, унося с собой тошноту и головную боль, а кошкина гадость изо рта исчезла с первым глотком. Отхлебнув еще, я начал вспоминать, что было.

– Ну, то что название города переводится как «безымянный камень», это мне и унинрал перевести может. А вот за чуть более точные координаты благодарю. Это же получается, что мы наконец добрались до драконьего туалета, как и планировали?

Вот я превращаю всю воду в кузнечной крепости в вискарь, коньяк и горнбрадский самогон, а в это время гномы загоняют людей и караван на территорию и закрывают ворота. Затем гномы вывозят несколько телег с готовыми закусками и вешают несколько туш над спешно разведенными кострами на вертелы. Начинается пьянка, причем бухло разливают сразу в пивные кружки, чтоб не мелочиться. Потом танцы и пляски, переходящие в пьяный стриптиз. Шииран возглавила это мероприятие по праву победительницы предыдущего состязания. Победила магичка из каравана. Вполне, надо признать, заслуженно. И двигалась вполне профессионально, и выглядела на восемь из десяти. На мужской стрип я не ходил, там вроде гномихи тоже победителем какого-то караванщика выбрали.

– Попробуй говорить с ними. – Кивнул я послу на пытающиеся осознать обстановку тела и приложился к кувшину.

Молотород удивленно вскинул брови:

Умоляюще покосившись на меня, жалобно курлыкнула Гуля, косясь на мясной сухофрукт.

По залу пронесся удивленный шепот.

– Да ну тебя. – отмахнулся от пальца жрец.

Глава 52


– Если посмеешь отказаться от награды, я сама лично тебе яйца откушу. – прошипела мне в ухо Шииран.

«Когда молодыми мы были богами –
Нас не волновало, что станется с нами!
И в том, что мы делали – не сомневались,
Все двери – одна за другой – открывались!
Мы к солнцу летели, рискуя сгореть,
Рискуя прославиться – начали петь!
Мы смело ходили по самому краю –
И кто-то сорвался, решив, что летает…»
«И жизнь нас, бывало, на камни кидала;
И смерть нас, порою, в ночи стерегла…
Но утро в права свои снова вступало –
Развеяв покров и исчадия зла!
Любовь – в лоскуты – разрывала сердца нам,
И ненависть жгла наши души – в угли!
Мы были глухи к наказаньям и карам
И против течений мы плавать могли!»
«И если ты, ночью, не можешь уснуть;
И Ветром свободы полна твоя грудь, –
Ты выйди из дома, в ночи растворясь, –
Не зная, но чувствуя, и не боясь!
Ты вновь Молодых повстречаешь богов
И в Братство их светлое снова вольешься
И утром ты будешь к сраженью готов,
К тому, что обычно здесь «жизнью» зовется!»

– Ну, залет и залет. – Пожал плечами воин. – Это тоже в порядке вещей. Наследником рода такой ребенок станет в последнюю очередь, конечно. Но и это тоже честь. Вот на твоем примере. Помнишь, тебе говорили, что души детей имеют схожие способности с душами родителей? А теперь посмотри на ситуацию с позиции графа. Приходишь ты тут весь такой уровнем меньше, чем у него, за наградой за дракона офигенного уровня. Это значит, что у тебя офигеть какие имбалансные способности есть, и шанс, что у твоего ребенка будет что-то похожее, чрезвычайно высок. И заполучить в свой род невероятно сильного человека – абсолютно естественное желание. А тут еще и переступать через моральные принципы не нужно. Так что смирись.

– Ну, тут все просто. – Начал рассказывать всезнающий жрец, так же шепотом. – По поводу первого. Не у всех народов есть моральные ценности моногамного брака, и если человек растет в среде, где какое-либо явление считается нормой, он сам это будет считать нормой. Так, в графстве Гораарраар, предложить свою супругу кому-либо, это действительно жест искреннего уважения. Если сам попросишь чужой жены – минимум морду набьют, а скорее всего – убьют, и за это убийцу даже не накажут. Вопрос чести.

Во дела.

– Лех, срочно нужна твоя консультация в плане культуры и обычаев местных диких аборигенов. – шепотом обратился я к своему справочнику. – Первое, это почему граф под меня свою жену подкладывает, и второе – почему Ши тоже под меня ее подкладывает? Я понимаю, что никаких обещаний не было и все такое, но бабы же жуткие собственницы и даже в гаремах ревность бывает распространена довольно часто. Ну, я о таком читал где-то.

– Лех, а че за полотенца вместо скатерти?

– А если залет?! – крикнул я шепотом прямо в ухо Лехе.

Яйца от такой перспективы сжались до размеров горошка и попытались спрятаться внутри стручка.

– Ну и по поводу валькирий и их морально-этических ценностей. – перешел Леха к следующему вопросу. – Тут опять же надо понимать особенности их расы, и влияние естественного отбора на характер и традиции. Если ты помнишь, валькирия может забеременеть и уж тем более выйти замуж только за более сильного мужчину. А таковых не так уж и много может отыскаться. И единственным выходом из этой ситуации, чтобы избежать расового вымирания, стало многоженство. Само собой, в начале становления этих традиций, были и ревность, и моногамия, и прочие проявления собственничества. Но, само собой, если у мужика был выбор, либо одна ревнивая, либо гарем смиренных, то выбирал такой мужик гарем почти всегда. И ревнивые валькирии просто-напросто вымерли. И сотни последующих поколений, воспитанные в духе многоженства, создали простое правило, попытки оспорить которое у любой современной валькирии вызовет лишь недоумение. Это правило: «У сильного мужика должно быть много женщин». Так что, я понимаю, ты, воспитанный в духе моногамных браков с запретом на блуд, боишься, что Ши в порыве ревности… Ну не знаю… Во сне придушит, к примеру или еще чего в подобном стиле. Так вот. Нет. Даже если ты ее в жены позовешь, она тебе сама будет любовниц предлагать, соответствующих твоему статусу на ее взгляд. Даже подержать может, если та сопротивляться будет. Так что расслабься и радуйся. В нашем мире многие мужики о таком только мечтают.

– Ну, во-первых, их никто не спрашивает. – пояснил Леха и этот момент. – Это ж типа средневековья, тут, по крайней мере в этих краях, права женщин чуть более правые, чем в наших землях. Исключение составляют валькирии, но они на полных основаниях считаются представителями другой расы и на них эти принципы не распространяются. А если кто и пытается ткнуть валькирию в то, что она женщина и ее место – на кухне рожать, тому быстро делают обрезание головы. Ну и во-вторых, не очень то женщины и против того, что их подкладывают в качестве трофея. Это ж законный способ изменить, муж не только знает, но еще и за, да и абы кому женщину свою никто не доверит.

– А сами жены че по этому поводу думают? Вот так просто соглашаются быть переходящим трофеем? – искренне недоумевал я.

Хорошо, что на нас сейчас мало кто обращал внимания. Вокруг была шумная суета и толкотня, слуги бегали и таскали столы посреди зала, оттеснив нас к стеночке. Так что я спокойно мог заниматься самопросвещением.

Переваривая полученную информацию, я наблюдал за тем, как слуги накрывают столы. Простые прямоугольные длинные столы. Накрывали не скатертями, а длинными белыми полотенцами. Полотенца эти клали поперек столов так, чтоб края свисали вниз. И уже из таких вот полотенец и получалась скатерть. Пока на эти скатерти расставляли угощения и посуду, я решил уточнить и этот момент:

– А это скатерти и есть. И полотенца. – флегматично и безэмоционально пояснил мой спутник. – Предназначены, чтоб стол не заляпывать едой и чтоб руки от еды об края вытирать. А отдельными полосами застилают для удобства. Вот представь, разольют вино, или от рук края станут настолько грязными, что уже вытирать невозможно будет. Или целиком многометровую скатерть менять, или отдельное, как ты сказал, полотенце – есть разница?

Ну а дальше начался сам праздничный пир. Обычные слова про то, что великий день, великий праздник, снят позор, нанесенный ужасным драконом. Потом все ели, пили, плясали под музыку местного джаз-бенда. Графиня, кстати, оказалась очень даже ничего. Я ожидал гораздо худшего, в самых наших средневековых традициях. Ну, вы наверное, видели картины различных европейских принцесс и прочих аристократок? Если нет, погуглите. Только не перед сном или перед едой. И точно не перед сексом. А то хер потом с неделю будет боятся не то что встать – просто из трусов выглянуть. А тут очень даже приятная дамочка. Ближе к концу вечеринки, уже ночью, когда уже все были в достаточной кондиции веселья и отравления винными парами, мы с ней потанцевали и она увлекла меня на верх, в спальню. И наградила по полной, выжав из меня все соки и тщательно высосав остатки сока из жмыха. И вот вроде бы радуйся и спи в постели с красоткой, засыпая и отгоняя вертолеты, но… Не спалось.

Достав плеер, я в одних трусах вышел на балкон и вставил наушники. Запустив рандом, плеер выдал мне «Пробил час» Арии. Я слушал песню и, шепотом подпевая, рассматривал ночную площадь. Находясь на верхнем этаже, я имел прекрасную возможность обзора окружающих окрестностей. Хотя в темноте было мало что видно. Поэтому разглядывал в основном фонтан по центру площади. Средненький такой фонтанчик, такие обычно перед ДК среднего пошиба стоят. Но для этих мест, наверное, неплохо. Три русалки, сидящие на камнях вокруг столбика из рыб. Рыбы открывали пасти в разные стороны и из этих пастей били струйки воды. Подсветка была вделана в бортики фонтана и наверняка была сделана из местных магических светильников. Но смотрелось прикольно. В этот момент песня доиграла и… Началась повторно.

С недоумением глядя на плеер, я вручную переключил песню и вновь «Пробил час».

– Да понял я, что пробил час, ты лучше скажи, чего час то пробил? – с ворчанием я еще раз нажал на кнопку переключения трека и выпала ранее не слышимая мной песня какого Оддисса. «Молодые боги».



Опять что-то про молодых богов. Или как их тут называли? Младшие?



А вот последний куплет прям особо приковал мое бухое сознание к себе, ибо…



И плеер заткнулся. Не переключился на следующий трек, как положено, а просто отключил воспроизведение.

– Что-то ты, сука, больно самостоятельный стал. – тихонько проворчал я и пошел одеваться.

Одевшись и захватив на всякий случай рюкзак, я поправил снаряжение и произнес сам себе:

– Выйди из дома, значит? Молодых богов повстречаешь? Ну, посмотрим, что там за местные младшие.

И, настроив берсу на тысячу очков в каждый параметр, врубил ее и, разбежавшись, выпрыгнул с балкона, перелетая дворцовую стену. Кажись, немного переборщил с ускорением, потому что пролетел половину площади и чуть не рухнул на каменных русалок. Недолетев до них каких то полметра, я плюхнулся прямо в воду. Ну, как плюхнулся? Вы ж наверное помните, что когда под берсой падаешь, то это настолько медленное планирование, что успеваешь сочинить поэму и исполнить ее самому себе. И чем больше очков вкачано, тем медленнее падаешь. Поэтому, зависнув в воздухе на высоте нескольких метров над фонтаном, я отрубил берсу и включил ее в последний миг падения, когда до земли было около метра. Так что, зависнув плашмя невысоко над водой, я в воздухе развернулся и аккуратно, чтоб не ничего не разломать, встал ногами на дно каменной чаши и отключил способность. Вода резкой волной разлетелась от моих ног, выплескиваясь наружу, а по спине шибанул рюкзак, набитый разным хламом уже чуть ли не под завязки. Не, когда-нибудь я научусь заранее думать, а уже потом – делать. Но это все потом. Я вылез из фонтана и оглядел пустынную площадь и перевел взгляд на храм. Из узких высоких окон храма лилось мягкое свечение, как от слабого огня. Переведя взгляд обратно на фонтан, я просто плюхнулся на зад от неожиданности. На краю каменной чаши сидел странный чувак с длинными белыми волосами до пояса, в небесного цвета штанах, сапогах и кафтане и в плаще цвета грозовой тучи. Мне даже показалось, что там мелькают разряды. Или не показалось?

– Так вот ты какой, убийца драконов. – с усмешкой сказал незнакомец. – Ну здравствуй. Я Аппатак, глава местных богов, именуемых младшими.

С этими словами он протянул мне руку помогая подняться.

– Денис. Ерпарх хренова Мардукора. – представился я в ответ.

– Я знаю. – кивнул Аппатак. – Ветер доносит многое.

И в ответ на мой недоуменный взгляд незнакомец растаял в воздухе. Нет, не стал невидимым. Его тело стало подобно туману и развеялось налетевшим порывом ветра.

И пока я крутил по сторонам головой в поисках собеседника, воздух передо мной так же сгустился и собравшаяся туманная дымка вновь уплотнилась и превратилась в Аппатака.

– Я бог воздуха и покровитель небес. Моя сила – обращаться в воздух и, будучи стихией, повелевать ею. Когда я развоплощен – я всюду и слышу все, что слышит воздух. – пояснил глава местной божественной шайки.

– Эммм… Круто. Наверное. – ответил я. – А я тогда, пожалуй, бог алкашей и распиздяев.

В ответ на это воздушник рассмеялся. Отхохотавшись, он спросил:

– Так ты, я так понимаю, хочешь занять место Вакха, пока он мертв? – с улыбкой произнес Аппатак.

– А че бы нет? – пожал я плечами. – Я так понял, что этими душами брезгуют другие боги, чтоб типа самим такими не стать. А я уже такой. Что может случиться?

– Да что ты с ним распинаешься? – Раздался из темноты раздраженный шипящий голос.

Тьма вокруг самым натуральным образом колыхнулась и сложилась в человеческую фигуру. Очередной незнакомец был закутан в черных балахон с низким капюшоном, скрывая лицо в тени, и лишь желтые зловещие глаза светились из этой темноты. Нижние края плаща расплывались черным туманом, да и весь силуэт незнакомца словно растворялся и пытался затеряться в окружающей темноте.

– Очередной прихвостень зазнавшегося древнего! Нужно найти способ уничтожить его, не нарушая клятвы и сбросить наконец оковы Мардука. – последнее слово темный прошипел с просто невообразимой ненавистью.

– Не забывай своего места, Тень! – Булькнула вода в фонтане и, выплеснувшись через край, оформилась еще в одного человека.

На лысо выбритый мужик с бородой и бровями цвета тины, одетый в безрукавную кольчугу серебряного цвета до колена и сандалии, с плащом за спиной цвета морской волны, обитого по низу морской пеной.

– Мы обязаны Мардукору тем, что у нас есть! – сурово сказал темному водяной. – Это он дал нам знания, как стать богами, а не раствориться в стихии, превратившись в тупых элементалей!

– И связал нас клятвой, превратив в рабов! – прошипела тень.

– Одумайся, Тень! – воскликнул воздушник. – Мир на грани гибели, а тебя волнует выдуманное рабство?

– Это Мардукор вам сказал про грядущий конец мира, а вы поверили? – продолжил шипеть теневик.

– Прошу, уйди. – Покачал головой Аппатак, и ветер качнул края его плаща.

С наполненным ненавитью шипением темный растворился в темноте.

– Гу. – протянул кулак водяной. – Бог воды.

– Денис. – толкнул я его кулак своим.

– Чего это он такой злой? – спросил я своих новых знакомых.

– А это прекрасный пример того, что бывает от поглощения душ плохих людей. – ответил бог воздуха. – Это Тень, покровитель убийц, воров, повелитель тьмы. Бог мести, лжи и коварства. Когда мы только начинали свой путь, он был благородным эльфом с мощной силой воли. Он знал на что идет, хотя и надеялся в глубине души, что превращения с ним не случится. Он осознанно создал себе культ бога зла, и начал поглощать души преступников, чтобы исключить их из цикла перерождений и хотя бы немного, но сделать этот мир лучше. Да, это возымело эффект, и злодеев стало рождаться меньше, буквально в порядки. Но сам он стал настоящим воплощением зла…

– Поэтому подумай еще раз. – добавил Аппатак после небольшой паузы. – Ты уверен, что хочешь выбрать своей паствой именно тех, кого выбрал.

Я почесал затылок и кивнул:

– Я уже решил. Мне это нужно ради выполнения миссии, а не ради самого божественного статуса. Алкашей всегда и везде полно, раскачка должна пойти быстро. А вот что делать с Тенью? Что мешает ему убить меня, если он того захотел?

– Нас сдерживает клятва верности. – ответил Гу. – Сама клятва длинная и содержит огромное количество пунктов, предусмотревших любой способ навредить Мардукору и его жрецам любого уровня. Тот, кто хотя бы задумает что-то сделать вопреки клятве, тут же умрет. Мардукор древний и опытный бог, он знал толк в составлении договора.

– И все же, мне кажется, что бог обмана способен придумать, как обойти любой договор. – задумчиво произнес я. – Не могли бы вы присмотреть за ним, пока я сам не стану достаточно сильным, чтобы самому напихать ему по самые помидоры?

– Ты же понимаешь, что просто так такие дела не делаются? – усмехнулся Аппатак. – Что ты можешь предложить за такую услугу?

– Еще скажи, что сам не знаешь? – усмехнулся я в ответ. – Сам же говоришь, что воздух везде и ты по сути всеведущ. Давай, назови цену, хочу узнать, правильно ли я догадался, зачем судьба подкладывает мне кусочки повкуснее.

– Камни душ, способные удержать душу богу. – Сглотнув и чуть ли не заикаясь, ответил повелитель воздуха. – В нашем мире их нет ни у кого, кроме тебя.

А я уже доставал заветную шкатулку из рюкзака. Вот ей богу, я ваще-ваще не помню, как ее сюда сунул. Если честно, я думал, что она осталась в пещере. Хотя, я был уже прибухнувшим, четырьмя то порциями семидесятиградусного первача, вполне мог и сунуть, задумавшись. Но фак остается факом. Тьфу. Факт остается фактом. Камни были при мне, и мне они по сути были нахрен не нужны. А вот купить покровительство местных сильнейших сущностей… Мне кажется, оно того стоит!

– Вот только… – протянул я, загадочно глядя на камешки и горящие глаза собеседников – Не кажется ли вам, что эти камни стоят капельку дороже?

– Что ты еще хочешь? – прошептал Гу.

– Совет от более опытных в вопросах божественных извращений. С чего начать? Как наработать себе постоянный приход почитателей? – спросил я их.

– Ээээ… – мои собеседники переглянулись и повелитель воздуха продолжил – Если вот так, с нуля… Думаю, самым оптимальным вариантом для тебя будет создать символ веры. Воплощение твоей силы, что будет собирать ману, опыт и души твоих последователей и передавать тебе. По поводу душ особо не рассчитывай так сразу, все же почитатели каждый день ведрами не помирают. Но вот остальное вполне начнет сочиться с первых дней.

– И как должен этот символ выглядеть? – удивленно поднял я брови.

– Ну, это уже тебе решать. – ухмыльнулся Аппатак. – У меня это – живой вихрь в центре моего главного храма.

– А у меня