КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432950 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204837
Пользователей - 97082
«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики

Впечатления

медвежонок про Куковякин: Новый полдень (Альтернативная история)

Очередной битый файл. Или наглый плагиат. Под обложкой текст повести Мирера "Главный полдень".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Проклятая книга (СИ) (fb2)

- Проклятая книга (СИ) 443 Кб, 50с. (скачать fb2) - Мария Евтушенко

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Кто такие демоны и откуда они приходят.

История вторая.

Проклятая книга.


- Эй, дрыщ!

При звуках этого голоса, я втянул голову в плечи и посеменил быстрее.

- Стой, дрыщара! Разговор есть!

А я так надеялся, что он меня не заметит. Дима, рослый и широкий в плечах одноклассник, стал моим проклятием с первых дней, как его перевели в нашу школу. Уже три года он активно изобретал все более искусные способы измывательств и не только надо мной. Но я, как он сам говорил, его самая любимая девочка для битья. Он унижал меня словесно, постоянно подтрунивал, иногда давал поджопники и подзатыльники. Правда, никому другому подобных действий в моём отношении не позволял. Порой даже защищал от других ребят, говоря при этом, что только он может унижать меня. И хоть бывало, что я и был ему благодарен за защиту, но его издевательства были самыми изнурительными, что я когда-либо переживал раньше.

Потом Дима, не особо успевающий в науках, придумал новый способ пытки, который, по его мнению, был самым-самым, а я же от этого только испытал облегчение. Лучше делать вместо него домашние задания и писать рефераты, чем получать обидные прозвища и отстирывать плевки с одежды. Да и мог ли я отказать? Едва ли кто-то из учеников мог противостоять ему, даже многие из старших классов не хотели ему перечить. А учителя и управленческий состав школы считали, что у Димы просто очень сложный переходной период, что у него ломается характер и прочее, чему основной причиной были влияние его родителей и их деньги. Таким образом, Дима, утвердившись в безнаказанности, продолжал вести себя, как законченный говнюк. Что же до меня, то я - самый обычный школьник, выделяющийся из серой массы учащихся разве что отличными оценками. Да и как вообще в наше время можно было хоть что-то не знать, когда любой ответ можно получить, лишь сказав: "Окей, Гугл..."

Мама умерла, так и не поборов рак, на который у нас ушли все накопления. Завещав мне кучу старинных книг, квартиру, которую я не мог продать и старинный шкаф, что достался ей от её деда. Благо была тётя Вита, мамина сестра, удачно вышедшая замуж и оформившая надо мной опеку. У неё свои три сына, мои братья, но она все же выделила в их пяти комнатной квартире комнату и для меня. Эта комната была обставленная новой мебелью и снабжена новейшим компьютером, но это все было не так для меня, как для работников социальных служб, которые иногда наведывались к ней после смерти мамы. В такие дни я после школы сразу шёл к ней, всем своим видом изображая, что живу именно там. На деле тётя Вита позволила мне остаться в своей школе и в своей квартире, полностью оплачивая все мои счёта. Так хотела мама, которая все время мне напоминала, что я не должен жить в другом месте и старинный шкаф в одной из комнат ни в коем случае нельзя двигать, даже делая ремонт. Я слушал её и соглашался, стараясь не напрягать расспросами, тем более что она сказала, что в рукописях, хранящихся в этом самом шкафу, я найду ответы на свои вопросы. Я обещал ей все прочитать. А ночами плакал, понимая, что время, отведённое мне с самым дорогим человеком, убегает.

Похоронив маму, я честно попытался прочесть труды своих предков, нацарапанные чернилами на хрупкой бумаге. Но так до сих пор не дочитал ни одного. Причина в том, что там описывалась какая-то ахинея про демонов и другие измерения.

- Ух, ты ж, дрыщ! - Дима догнал меня, хватив за ворот, как провинившегося котёнка и стряхнул. Впрочем, по сравнению с ним я и был котёнком.

- Ты куда ж так спешишь, что я еле догнал? - Дима расхохотался и больно ткнул меня пальцем под ребро. - Зову, зову, а ты все бежишь.

Я потупил взгляд, решив благоразумным промолчать. Впрочем, как и всегда.

- Там завтра реферат по литературе надо сдавать. - Продолжил он, уже отпустив меня. - Надеюсь, ты уже все сделал?

- Я ещё и себе не сделал. - Тихо сказал я.

- Ты себе можешь и не делать, мне все равно. А мне сделай, понял? Не то... - Он недвусмысленно подсунул мне кулак под нос. Раньше он никогда меня не бил, только толчки, подзатыльники, пинки, но часто грозился.

- Я сделаю. - Просто ответил я, вызвав на лице своего мучителя одобрение.

- Тогда до завтра. - Он по-дружески хлопнул меня по плечу, от чего я едва не стал ниже на полметра, прогнувшись под тяжестью его руки.

И он ушёл. Я испытал облегчение и быстрым шагом направился домой. Оказавшись в безопасности своего жилища, я быстро пообедал борщом, сваренным мной вчера, и твёрдо вознамерился написать рефераты, сначала Диме, а потом себе. Не хотелось мне испытать всю силу удара его кулака. Но стоило мне включить компьютер и подключить телефон к интернету, как на мониторах тут же возникло уже до боли знакомое сообщение белыми буквами на фоне красного квадрата, которое гласило: "Открой портал".

Такие сообщения приходили мне уже вот целую неделю, мешали сосредоточиться на учёбе и были основной причиной того, что рефераты до сих пор не готовы. Приказ открыть портал приходил мне во всех социальных сетях, на электронную почту, высвечивались на моих мониторах. Блокировки и чёрные списки не помогали, и я не мог отследить, кто мне их присылает, так как приходили они мне с разных адресов и номеров, от разных пользователей.

Все попытки сделать скриншот или фото такого сообщения не увенчались успехом, они просто не сохранялись. Сперва я думал, что это чей-то розыгрыш. Но кто мог так шутить и раде чего? Друзей у меня нет, я типичный одиночка. В школе со мной не стремились дружить. Девчонки обходили меня стороной. А внимание Димы к моей скромной персоне ничуть не прибавляло мне очков репутации.

- Ладно, разберусь с этим, как только закончу домашку. - В слух проговорил я, обращаясь к монитору компьютера. Я свернул сообщение и приступил к реферату. Больше в этот вечер сообщения мне не приходили, что я нашёл несколько странным, будто мой ответ кто-то услышал. Я благополучно закончил и лёг спать.

Утром, наскоро позавтракав, я оделся и отправился в школу. Перед занятиями меня встретил Дима, и я отдал ему распечатанный реферат. Дима оценил мои усердия.

- Он больше, чем обычно. - Дима явно доволен. - Ну, что ж, дрыщ. - Дима потрепал меня по голове своей огромной пятерней. - Если получу за него оценку выше, чем обычно, то дам тебе неделю отдыха. А может и две. - Он подмигнул мне и удалился.

Я не мог поверить своим ушам. Дима, конечно, тот ещё козлина, но репутация держать своё обещание за ним закрепилась прочно. Хотя, стоило ли ожидать, что он сдержит слово, данное мне?

Я отправился на уроки. День прошёл в относительном спокойствии. Несколько одноклассниц пытались меня задирать, но Дима пресёк их твёрдо и сразу, огласив басом: "Не трогать мою девочку!" Все смеялись. Но других попыток больше никто предпринять не рискнул. И я вновь был благодарен тирану за его защиту, хоть и действовал он более унизительно по отношению ко мне, чем когда-либо могли девочки, и от того на душе было противно и обидно.

После уроков, я направился к тёте Вите. Она позвонила и велела прийти, так как должны были наведаться социальные работники с очередной проверкой. Сытно пообедав всякими вкусностями, который тётя готовила каждый раз, когда я приходил, превращая обычную трапезу в праздник, я делал домашние задания с одним из братьев, который был моим ровесником. Программа в его школе была в разы сложнее нашей, и тётя Вита в очередной раз поинтересовалась, не хочу ли я к ним в лицей. Я ответил отрицательно. Впрочем, как и всегда. После мы с братьями играли в приставку, за этим занятием нас и застали представители социальной службы. Они все осмотрели, попили чаю на кухне и ретировались. А я засобирался домой. Зловещее сообщение приходило на мой телефон ещё несколько раз. Я удалял его, стараясь чтобы мои действия никто не заметил. Но тётя Вита была очень внимательна. После неудачных попыток выведать, кто мне пишет, она решила, что это какая-то девочка, раз я так упорно не хотел говорить. Я уже в выпускном классе, мне восемнадцать лет и у Бори, моего брата в таком же возрасте, уже есть девушка, с которой они неразлучные в школе, а по вечерам ходят гулять. Правда Боря выше меня на голову, весь из себя спортсмен, а я хоть и высокий, но щупленький, за это и получил от Димы прозвище "дрыщ". Я не стал отрицать умозаключений своей тёти, от неохоты рассказывать горькую правду о своём тяжёлом пребывании в школе и нежелании сверстников проводить со мной время.

Тётя Вита с нескрываемым удовольствием провела со мной большой разговор о том, как должно вести себя с девочками, закончив его, краснея, поведав мне о контрацептивах. Все это я и так уже знал, но решив не расстраивать близкого мне человека, я изображал интерес, как только мог. Поинтересовавшись, достаточно ли у меня средств и сказав, что мне нужно их добавить, раз уж появилась девушка, она стала уговаривать меня остаться на ночлег. От денег я отказываться не стал, хоть и всего того, что она мне давала, было достаточно, и я даже успел поднакопить некоторую сумму. Коммунальные услуги она оплачивалась сама, по интернету, а на карманные расходы она мне давала достаточно, чтобы я мог покупать себе и продукты, и вещи, и книги. Она делала мне подарки, такие как новый мощный компьютер, гарнитура, телевизор. Словом, все то, что покупала своим детям. Кроме одежды. Её я предпочитал покупать сам, на рынках, постоянно уклоняясь от приглашений посетить дорогущий магазин одежды вместе с их семьёй и выбрать там что-то для себя. Пустая трата денег, как я считал, это всего лишь одежда.

На ночлег я согласился. Утром она отвезла меня в мою школу на своей иномарке, и я даже воспрянул духом, увидев реакцию одноклассников на автомобиль, в котором приехал. Первым занятием у нас была литература, где нам огласили оценки за рефераты. Дима просто просиял от услышанной похвалы и незаметно подмигнул мне. Я понял - слово он сдержит. Злополучные сообщения мне не приходили, я уже успел о них забыть. И все складывалось, как нельзя хорошо. До того момента, когда ко мне в коридоре подплыла Мая. Именно подплыла. Её вальяжная походка создавала впечатление, что она не по коридору идёт на высоченных каблуках, а плывёт по волнам, колыхая бёдрами, как морская нимфа из мультфильма. Мая - самая красивая девушка в нашей школе, была постоянно окружена свитой подруг, как королева фрейлинами. Впрочем, она и была королевой школы, затмевая своей красотой всех вокруг. Мая пришла в нашу школу в конце прошлого учебного года и покорила сердца абсолютно всех, как учащихся, так и учащих. Даже наша строгая завуч по воспитательной работе была не в силах устоять перед её обаянием. Не смог и Дима. Все знали, что Мая ему нравится, он оказывал ей знаки внимания, ведя себя перед ней, то как рыцарь, то как аристократ. Но к его превеликому сожалению, сама красавица относилась к нему, не более как приложению на своём телефоне, не нужному, но необходимому, которое она не могла удалить. Часто она холодно отшивала его попытки провести её до дома. Это видели все. Это знал и я. И вот теперь эта прелестница стоит прямо передо мной, смотря на меня прямо, что очень легко, учитывая её рост и каблуки.

Я бы легко мог подумать, что она идёт не ко мне, оставив своих подруг перешёптываться за спиной в нескольких метрах, и смотрит не на меня, если бы она не произнесла, тихо, почти шёпотом:

- Открой портал.

Я с силой зажмурил глаза, отчаянно пытаясь убедить себя в том, что это или сон, или иллюзия. Но она взяла меня за плечо, чем окончательно развеяла мои попытки, убедить себя в нереальности происходящего.

- А ты забавный! - Громко сказала она и засмеялась своим обворожительным смехом.

Я открыл глаза, а она все ещё стояла передо мной, ожидая моего ответа. Бросив мимолётный взгляд в сторону, от куда чувствовал не добрые веянья, я увидел Диму. Он смотрел на нас и менялся в лице, становясь, то красным от ярости, то зелёным от презрения. Я чувствовал себя донельзя нелепо - со мной заговорила первая красавица школы, а я могу думать только о том, что мне окончательный и безоговорочной капец. Если до этого издевательства Димы носили безобидный характер, хоть и были мерзкими, то после этого он сотрёт меня в порошок. Он меня уничтожит. Может перевестись в лицей к двоюродным братьям?

Сейчас же, в обществе Маи, я понял, что все события до сегодня стали для меня незначительным, как если были бы репетицией к спектаклю. А сам спектакль начинается только сейчас. Происходит что-то такое, что важнее и меня и Димы, и Маи. С внутриутробным чувством своей главной роли и невесть откуда взявшейся смелостью, я тихо прошептал ответ:

- Я не знаю как.

Мая улыбалась и кокетливо накручивала на палец локон своих медных волос.

- Если хочешь, - сказала она, снова пройдясь ладонью по моему плечу, - я могу прийти к тебе домой и помочь с этим.

Я густо покраснел. От того, что она меня вновь коснулась, ведь никогда ранее меня не касалась девушка, только если не хотела толкнуть. От её предложения, которое казалось самым непристойным в этот момент. От осознания того, что сейчас за нами наблюдает целая толпа народу, практически все ученики, находящиеся с нами на одном этаже.

- Приходи. - Вымолвил я, стараясь в это слово вложить максимум беспристрастия, что когда-то вообще у меня было. Наверное, я использовал и запас на будущее.

- Тогда после уроков, да? - Она сказала это громко, чтобы рядом стоящие смогли услышать.

Я кивнул. Мая, удовлетворённая моим ответом, вернулась к подругам. А те, как блаженные смотрели на свою королеву, ожидая, что она им поведает.

Я посмотрел туда, где стоял Дима и сглотнул. Весь его облик выражал такую агрессию, которой я никогда не наблюдал за ним все эти три года. Он уже лупил меня ногами и руками в своем воображении, это было видно в его глазах. Теперь мне не избежать физического насилия с его стороны. Не помогут мне отныне ни выполнения домашних заданий, ни молчаливая кротость, с помощью которых я избегал побоев раньше.

Но сейчас он смерял меня взглядом с головы до ног и, сжав кулаки, удалился. Он не станет бить меня в школьных коридорах. Подождёт окончания занятий и словит меня по дороге домой, так уже не единожды это делал. Так что до последнего урока я в относительной безопасности. Едва Мая отошла от меня, как моя смелость мгновенно улетучилась, и я стал мозговать, как избежать экзекуции хотя бы сегодня. Решение пришло ко мне быстро - я отправился в медпункт и, сославшись на боль в животе, получил освобождение от последнего урока - физкультуры. Медсестра спросила, позвать ли кого-то из класса, чтобы сопроводить меня домой, но я солгал, что позвоню тёте и она заберёт меня. Солгал и даже не запнулся. Покинув здание школы, я запаниковал - вдруг Дима просёк мой план и уже ждёт меня за углом, я и вправду подумал, что стоит позвонить тёте Вите. Она заберёт меня, я попрошусь срочно перевести меня в лицей, честно рассказав, что в этой школе я изгой. Но когда я, завернув за угол школы, судорожно держа палец на сенсоре телефона, никого там не обнаружив, успокоился. Быстро дойдя домой, я принял холодный душ, стараясь привести мысли в порядок. Это помогло только в одном - я ужасно замёрз.

Я открыл двери комнаты. Старинный шкаф стоял и смотрел на меня открытыми дверцами, я бросил его так в прошлый раз, когда шарил в нем. Я подошёл и стал всматриваться в огромную, с человеческий рот и примерно такую же в ширину, металлическую дверь сейфа, внутри шкафа. Почесал лоб. Где-то, в какой-то из этой груды рукописных книг, я видел комбинацию цифр для кодового замка. Если мне повезёт найти его, можно попробовать этим кодом открыть дверь сейфа. А потом... Что потом? Я понятия не имел, что будет после. Я не понимал, почему я должен вообще искать этот код, почему я должен открывать эту дверь и уж тем более я не представлял, что найду за этой дверью. Но было у меня непоколебимое чувство правильности своих действий. Правильности своих намерений.

Едва поняв это, я обнаружил, что, не смотря на все свои усилия, я так ничего и не нашёл. Выругавшись про себя самыми отвратными словами, которые знал, я решил сделать перерыв и выпить чай. Ожидая, пока закипит электрочайник, я смотрел в окно. Погода стояла отвратная. Крупный осенний дождь тарабанил по стёклам. За стеной серого дождя ничего не было видно. Всё таки хорошо, что я ушёл пораньше, иначе бы весь вымок. Внезапная мысль смачным щелбаном щёлкнула меня по лбу. Мая! Я же должен был прийти домой с Маей. Но так был зациклен на страхе перед Димой, что напрочь забыл о ней. Должно быть, она думает, что я распоследний трус. А что она до этого думала обо мне? Она вообще меня не замечала. Может сейчас решила поглумиться надо мной таким образом или решила заставить Диму ревновать. Но тогда откуда она узнала о портале? Может быть, именно она с самого начала все это организовала? А я стою тут и пытаюсь открыть сейф, как дурак. Не знаю, сколько я ещё стоял бы, глупо пялясь в окно и рассуждая о коварстве девичьей натуры, если бы не подскочил от звонка в дверь.

Я поплёлся в коридор. Взглянул в глазок и оторопел. За дверью стояла Мая. Она смотрела куда-то вниз, ожидая пока я открою. Перед глазами у меня пронеслась картина, как я открываю дверь, чтобы впустить её, а ко мне вламывается Дима и начинает бить. Все соседи ещё на работе и помощи ждать не от кого. Разве что от полуглухой бабушки из квартиры в конце коридора, которой я иногда помогал носить продукты из магазина. Но она вряд ли услышит меня, даже если я буду вопить как резаный. Вот только... Стоп. Мая не знает где я живу. И Дима не знает. Или он проследил? Маловероятно, я всегда осторожничаю. Я бы заметил, если бы за мной следил кто-то...

- Давай открывай. - Я услышал голос Маи. - Я слышу, как ты дышишь.

Я закрыл рот ладонью.

- Я промокла вся и мне холодно. - Она не унималась - Открой. Пожалуйста.

И вот у меня перед глазами снова картинки, на этот раз уже отрывки из фильмов ужасов, там, где монстр прикидывается кем-то другим и просит впустить. От страха у меня затряслись поджилки.

- Я одна. И я никакой не монстр. - Мне казалось, что я вот-вот грохнусь в обморок. Она читает мысли?

- Не бойся меня, Ваня. Я хочу помочь открыть портал.

Этого я уже вынести не мог. Она читала мои мысли и знала о портале. Паника сковала моё тело, и взор застелила пелена.

Я очнулся на полу перед входной дверью. Не знаю сколько прошло времени. Я и в правду от страха потерял сознание. Поднялся и зашипел от боли. Падая, я ушиб колено и руку. За дверью послышался шуршащий звук, и я застыл, прислушиваясь. Страх вновь сковал меня. Она не ушла. Едва сумев совладать с собой, я прильнул к зрачку. Мая стояла за дверью и смотрела прямо на меня. Я отпрянул от двери. Она шумно вздохнула.

- Ты не откроешь, да? - Сказала она, как-то устало. - Знаешь, что? Иван, я могу влезть к тебе через окно, прямо на девятый этаж. Просто сейчас ещё светло и я не хочу, чтобы кто-то увидел меня. - Она помолчала. - Но если придётся, то я сделаю это. А если мне придётся карабкаться к тебе по стене, под проливным дождём, то учти - в её голосе послышались угроза, но какая-то по-детски невинная. - Я отлуплю тебя, не хуже, чем это сделал бы Дима, если бы поймал.

Это заявление показалось мне смешным и страх отступил. Впервые в жизни помолившись и сказав себе: "Будь что будет", я повернул ключ в замке и нажал на ручку. Дверь открылась. Мая стояла в коридоре. Куртка на ней была мокрой, но уже немного подсохшей, как и кончики волос. Она подхватила свой зонт, который до этого стоял разложенный на полу, сложила его и вошла. Я закрыл дверь.

- Видишь? - Сказала она, снимая сапоги. - Я тебя не съела. Так как ты заставил меня ждать, - она сняла куртку, - то с тебя горячий душ, сухая одежда и чай.

И она, вручив мне куртку, стала раздеваться. Я стоял, как вкопанный, наблюдая за постепенно оголяющимся телом будущей королевы выпускного. Сперва она осталась без колготок, а после сняла и платье, представ передо мной в чёрном кружевном белье. Раньше я видел девушек в таком виде разве что в журналах и в интернете.

- Что стоишь? Принеси полотенце и что-нибудь надеть. - Она открыла дверь в ванную, включила свет. На пороге забросила руки за спину и сняла лифчик. Поняв, что я не двинулся с места, она повернулась ко мне и передо мной предстал прекраснейший вид. Она слегка наклонилась и сняла трусики, давая мне возможность рассмотреть все свои прелести. И не большую и аккуратную грудь, и наголо выбритую женскую промежность. Видно было, что она ни капли не стеснялась. А я почувствовал, что у меня в штанах стало тесно. Мая положила руку на мой пах и, сделав впечатлённое лицо, изрекла:

- Ничего так.

Я залился краской. Мне хотелось убежать и спрятаться. В то же время я был так возбуждён, что не мог сдвинуться с места. Что делать в таких случаях я знал, смотрел порно. Но был ли это такой случай?

- Сейчас у нас есть чем заняться. - Развеяла мои грёзы Мая. - Но сначала принеси полотенце и одежду.

И она ступила в ванну, задвинув за собой шторку. Даже дверь не закрыла. Я, полностью обескураженный, пошёл в комнату и развесил мокрые вещи на складную сушку. Затем притарабанил обогреватель, поставил рядом и включил. Так быстрее высохнут, отопление ещё не включили. После нашёл свой спортивный костюм, выбрал самое красивое полотенце и подошёл к ванной. Мая уже закончила и вышла ко мне, все так же спокойно, словно она всю жизнь голышом ходила. Благодарно приняв полотенце, она лишь слегка промокнула своё тело и стала одевать предложенные мной вещи. Не спеша. "Дразнит" - запоздало дошло до меня.

- Ты не боишься, что я тебя изнасилую? - спросил я, больно сглотнув.

Она улыбнулась мне в ответ, так хищно, что у меня по спине пошли мурашки.

- Во-первых, у тебя для этого недостаточно сил. - Уверенно заявила она, пряча от меня под кофтой свою прекрасную грудь. - А во-вторых, я бы и сама не прочь с тобой... - она смиряла меня взглядом искусительницы.

Своё белье она повесила на полотенцесушитель.

"Она одела мои штаны, не надев трусики. Будет тереться о мои штаны своей..." - подумал я и у меня в паху вновь потеплело. И я опять покраснел.

- Не стоит смущаться так. Хотеть секса - это естественно. - Проговорила Мая, приобняв меня за плечи. - В последующие дни ты ещё и не такое увидишь.

- Вот твои прикосновения, ну, ни капли не помогают. - Изрёк я.

Она отпустила меня, засмеялась, запрокинув голову.

- Чай. - Деловито напомнила и направилась в кухню.

Чайник остыл, пришлось кипятить его заново. Пока я доставал из тумбочки сахарницу и чай в пакетиках, Мая по-хозяйски изучала содержимое холодильника.

- А есть что-то, кроме борща? - Поинтересовалась она недовольно. - Что ты ешь вообще?

- То, что готовлю.

Я немного остыл. Она была уже одета и в моем спортивном костюме казалась не такой уж неприступной, практически ручной.

- Хм. - Протянула она и вышла. Вернувшись обратно с телефоном в руках, она поставила меня перед фактом. - Я закажу пиццу.

Я кивнул. Разлив кипяток по чашкам, я поставил на стол ту, что предназначалась ей и подал сахарницу. Она стала пить горячий напиток, проигнорировав сахар, сперва вдыхая аромат, а потом уже делая маленькие глотки. Мы молча допили чай, она о чём-то думала, а я не хотел мешать, хоть в моей голове и вертелась целая туча вопросов. Закончив, я повёл её в комнату к шкафу. И о чудо! Едва ли не первая книга, которую Мая вяла в руки, содержала нужную нам информацию. Введя комбинацию из чисел в кодовый замок и повернув ручку, по наставлению Маи, я зачитал набор странных слов, которых не знал и не понимал, написанных в той же книге. На некоторое время комната погрузилась в тишину. Слышно было только дыхание.

- Не сработало. - Разочарованно пробубнил я.

- Тихо! - Гневно воззрилась на меня моя подельница, и я увидел...

Вся внутренняя поверхность шкафа засветилась какими-то символами. Они были светло-серыми и складывались в письмена. Я был абсолютно уверен, что никогда раньше подобных символов не видел. Замок в двери щёлкнул, и она стала медленно открываться. Заскрипела, своим движением выталкивая книги наружу. Мая бросилась их отодвигать. Я не успел помочь ей, застыл, наблюдая перед глазами самую невероятную картину, которую можно представить. Из сейфа ко мне в комнату вошли две девушки, примерно моего возраста, может быть на год или два старше, но не более. Одна довольно миловидная, ниже меня, с русыми волосами. А вот другая... Другая была воплощением моих фантазий. Мая, конечно красивая, но эта голубоглазая, с волосами цвета спелой пшеницы по истине прекрасна. Таких в интернете называют фитоняшками. Я готов был пасть на колени, что я и сделал, ноги просто не держали меня.

- Что так долго? - Тут же набросилась на меня блондинка. - Ты хоть представляешь, как тяжело в Межмирье торчать?

Я стоял перед ней на коленях, с выражением на лице, точно полудурок.

- Не представляет. - Спокойно ответила вместо меня русая. - Катерина. - Представилась она. - А это Курия. - Она жестом указала на блондинку, что уже умерила свой пыл. - С Маей ты знаком. - Заключила Катерина и посмотрела на Маю.

Мая же ответила ей едва заметным презрением во взгляде. В дверь позвонили.

- О, пицца! - Внезапно очнулась Мая и поспешила к двери.

Курия повернулась и захлопнула дверь сейфа.

Рассевшись на кухне, мы расправлялись с пиццей, запивая её чаем. Других напитков у меня дома не было. Катерина и Мая иногда поглядывали друг на друга, их общая неприязнь была столь очевидной, что едва ли не трещала в воздухе. Поужинав с нами, Мая переоделась в свою, уже успевшую подсохнуть одежду и засобиралась домой.

- Тут в округе нет мест, куда ты можешь пойти, тем более в такую погоду. - Говорила Мая, обращаясь к Курии.

- И что прикажешь делать?

- Есть он. - Мая просто указала на меня и заговорчески улыбнулась.

Курия пробежалась по мне глазами. Это уже начинало меня раздражать. Сколько лет на меня представительницы противоположного пола вообще не смотрели, а тут сразу столько внимания! Я искренне думал, что тут кроется какой-то подвох.

- Кто вы такие?

Они все втроём посмотрели на меня, после переглянулись и вновь их взгляды вернулись ко мне.

- Вообще-то ты должен знать. - Подала голос Катерина.

- Но он не знает. - Ни столько вступилась за меня Мая, сколько жаждала она поспорить с Катериной. - В этой реальности уже давно все спокойно. Сюда не приходили нам подобные уже три поколения как. Он единственный из Хэйри в этом мире. - Вновь они смотрят на меня.

- Что за чушь вы несёте? - Беззлобно спросил я.

- Да, все это тебе кажется. - Улыбнулась Катерина. - Особенно то, что мы вышли из шкафа в твоей квартире. На самом деле, ты сошёл с ума и нас тут нет.

Последнюю фразу она проговорила на распев, и они засмеялись.

- В общем, это долго рассказывать, а мне домой пора. - Отмахнулась Мая, уже обуваясь. - Почитаешь на досуге в своих книгах, что да как. - Она надела куртку, и я встал, чтобы провести её.

- Там ливень. - Напомнил я.

- А я вызвала такси, - она была тронута моей заботой и покрутила телефоном в руке. - Девочки тебе все вкратце объяснят. Как ты понял, твоя жизнь больше никогда не станет прежней.

Она уже переступила порог, когда словно опомнившись, повернулась ко мне и чмокнула в губы. Ну, вот опять у меня, как по команде, оловянный солдатик в штанах.

- Не ходи завтра в школу. - Это было похоже на просьбу. - Побудь пару дней дома. Соври, что заболел.

Мая махнула нам на прощание и, цокая каблучками, пошла в сторону лифта. Я засмотрелся на её виляющие из стороны в сторону бедра, сожалея о её уходе. Опомнившись, что на меня смотрят, я закрыл дверь.

- Есть алкоголь? - Сразу же спросила Курия, едва я вернулся в кухню.

- Нет, но я сейчас закажу. - Ответил я, взял телефон. Мне и самому очень хотелось выпить. - Что предпочитаете?

- Мая сказала, что тут есть магазин. - Возразила Курия.

Она прошла в комнату к шкафу, где на полу они с Катериной оставили свои сумки. После недолгих поисков Курия извлекла из сумки дождевик и тут же в него укуталась.

- Ты собралась сходить? - Спросила Катерина с кухни.

- Ага. Я быстро. Проветриться хочу. Дверь не закрывай.

Я вернулся и сел за стол напротив Катерины. В голове царила такая мешанина, похожая на макароны по-флотски. Девушка напротив, с интересом наблюдала за моим замешательством.

- У тебя много вопросов, да? - Наконец она прервала тишину. - Начать с того, кто мы?

Если кратко описать моё состояние, то мне казалось, что я сплю. Может быть, Дима поймал меня и побил так, что теперь я лежу в реанимации или где-то в кустах в бреду. Не удержавшись, я прикоснулся пальцами к руке Катерины, что мирно покоилась на столе. Она засмеялась тихо и спокойно, как смеётся мать над своим чадом.

- Мы абсолютно реальны. - Подтвердила она мою догадку. - Можешь ущипнуть себя, если хочешь. Мы - Ловцы. И у нас тут есть задание. Потому мы и пришли к тебе.

- Почему я? - Щипать себя я не стал, не хотелось выглядеть ещё глупее.

- Потому что ты - Хэйри. Твои предки заключили договор со Странниками. Теперь ты обязан помочь нам устранить ошибку, колебающую реальность.

- Зачем это мне?

Катерина пожала плечами.

- Можешь не помогать. Но тогда тебе придётся ответить перед Странниками за несоблюдение договора. Поверь, это не очень приятно.

- Кто такие Странники?

- Раса, находящаяся на более высоком уровне развития, чем люди.

- А тебе это зачем?

- Я на службе. - Катерина улыбнулась, как прежде милой и непринуждённой улыбкой.

Немного поразмыслив над услышанным, у меня вновь назрел вопрос:

- Мая сказала, что может залезть ко мне через окно.

- Может. - Согласилась моя собеседница. - Ты что её не пускал?

- Я испугался. - Честно признался я и смутился. Но Катерина не стала шутить или осуждать. Она лишь понимающе кивнула.

- Понимаю.

- Понимаешь?

- Я когда-то была на твоём месте. Ко мне тогда в переулке подошли четверо. Едва не описалась со страху.

- Ого. - Такого откровенного признания я не ожидал.

- В мирах людей часто царит лицемерие. Люди прячут свои истинные чувства под масками выдуманных образов. Но в мирах демонов все по-другому. Демоны все видят. Потому врать просто нет смысла.

- Демоны... - Я распробовал это слово на языке. Может быть в старых рукописях и не сказки написаны, но поверить в существование рогатых с копытами мне было тяжело, несмотря на то, что я уже успел сегодня узнать.

- Курия - демон Кругов. - Сказала Катерина.

- А ты?

- Человек. Только с набором определённых способностей. Ловец.

- Мая?

- И Мая, как я.

- Вы не ладите, да? - Спросил я, тут же осёкшись.

- Да. - Протянула Катерина. - Ты наблюдателен. - Прозвучало, как похвала. - Хочешь знать почему?

Я кивнул.

- Мая безответно влюблена в мужчину, которому не безразлична я. - Она развела руками - Вот и вся трагедия.

- Туговато с алкоголем тут у вас! - Курия ввалилась в квартиру, волоча за собой два здоровенных пакета с позвякивающим содержанием внутри. Я подорвался с места, но Катерина успела схватить меня за руку, взглядом приказав вернуться на место.

- Не надо. Взбесится. - Шепнула мне Катерина.

- Почему? - Так же шёпотом спросил я.

- Не шушукайтесь там! - Курия показалась на пороге кухни. - Это не вежливо.

Она стала выставлять все содержимое пакетов в холодильник. Чего там только не было: и пиво, и водка, и коньяк, и вино. Поймав на себе мой недоуменный взгляд, он пояснила:

- Да, мы все это выпьем. Нам с Катей поговорить надо. И лучше сейчас, а то потом времени может не быть. - Курия подмигнула Катерине, а та вздохнула, явно понимая, о чём будет разговор. - С чего начнём?

- Повышаем. - Просто ответила Катя и Курия с одобрением сгромоздила перед нами пиво в стеклянных бутылках и высыпала снеки в пакетиках. Шурша ими и открывая бутылки, делая первые глотки, мы некоторое время сидели в тишине, нарушаемой лишь шуршанием, хрумканьем и звуками глотков.

- И так? - Курия с любопытством посмотрела на Катерину. - Хочу подробностей.

- Каких именно? - Катерина попыталась изобразить непонимание.

- Ох, - вздохнула Курия. - Вы соврали на счёт исцеления Н'Гунна.

- Почему ты так решила?

- Вас выдал Артур. Во время вашего рассказа, он поменялся в лице. Он явно что-то видел или слышал. - Обнаружив, что Катерина мешкает, Курия прибавила. - Так у вас был секс?

- Ментальный. Это не считается.

- Ментальный. - Повторила Курия с улыбкой. - А оргазм был у вас вполне реальный, правда?

Я взялся обеими руками за голову. Мало того, что вспышек похоти у меня за сегодня случалось больше, чем за всю предыдущую жизнь, так ещё мне предстояло провести вечер, слушая о сексе и оргазмах.

- Может я вас оставлю? - Спросил я, почему-то, будучи твёрдо уверенным, что меня отпустят.

- Не-а. - Курия покачала головой. - Сиди, малой. Мне нужно восстановление после перехода, а ты - Хэйри и кол у тебя в штанах будет как нельзя кстати. - Она посмотрела на меня с улыбкой садиста и потрепала волосы. - Можешь считать это маленькой местью, за то, что так долго не открывал портал. И если будешь хорошо себя вести, - она погладила рукой мою щёку, - то может тебе что и попадёт.

Она была удовлетворена, поняв, что её прикосновения вызвали во мне бурю эмоций.

- Не стесняйся. - Проговорила Курия, не отпуская моего лица. - Сдерживать свои желания, всё равно, что пытаться запихнуть круглый воздушный шар в квадратный ящик, меньший по размеру. Впихнуть то ты впихнёшь, но все равно где-то да вылезает. Так появляются маньяки.

Волна тепла прошлась по моему телу, и я расслабился. Возникло чувство уюта, такое, когда возникает, когда понимаешь, что никто тебя не станет осуждать.

Курия оставила меня и повернулась к Катерине.

- Так вы виделись после?

Катерина отрицательно покачала головой.

- Ты не пыталась встретиться с ним?

- Как? - Катерина расширила глаза.

- Позвать мысленно, например.

- И что потом?

- Часы безудержного и безумного секса!

Курия засмеялась, а Катерина смутилась. Видать не я один был тут не совращённым юнцом.

- Ладно, тут все понятно. - Согласилась Курия, развеяв неловкий момент. Но отпускать Катерину она все же не собиралась. - А Ивар? Вы же на одной базе находитесь.

- Ивар меня избегает. - Вздохнула Катерина. - И я, собственно, тоже.

- Неужели страсть утихла?

- У меня все также.

- Почему не пойдёшь к нему? Думаешь отвергнет?

- Не знаю... - Катерина замешкалась. - Колдунья сказала, что он... Цитирую: "хочет трахать меня, привязав к потолку вверх ногами".

- Не дурно. - Курия впечатлённо кивнула.

- Как это? - Катерина издала смешок, за которым прятала своё смущение.

- Сексуальные фантазии - это вещь сугубо индивидуальная. - Курия на мгновение задумалась. - Может быть в рот?

Катерина брезгливо скривилась, а Курия, видя её выражение лица, расхохоталась, запрокинув голову.

- Да ладно тебе! Хочешь сказать у тебя орального секса никогда не было?

- Нет. - Ответила Катя серьёзно.

- И никогда ты не хотела подобного?

- Раньше нет... - Катерина закусила губу. - Но ты так говоришь об этом... Что я, возможно...

- Понятно. - Курия подвела итог. - Одно скажу точно - они оба боятся близости с тобой не меньше, чем ты боишься этого.

- Почему это? - Я вклинился, стараясь поддержать разговор, и на секунду мне показалось, что меня сейчас заткнут. Но вместо этого, Курия повернулась ко мне и объяснила:

- Не смотря на ошибочно сложившееся мнение, сексуальная связь между человеком и демоном - явление весьма редкое. Что бы такие отношения были хоть немного, скажем так: правомерными, человек должен пройти целый ряд изменений своей души и тела. И тогда за такую связь демона не станут осуждать его сородичи.

Катерина уставилась на Курию, широко открыв глаза. Пожалуй, она, как и я слышали все это впервые.

- Если все так, то почему ты тогда взбесилась, когда застукала Вильяриса с Настей? - Спросила Катя.

- Потому, что изменения такие тяжелы не только для человека, но и для демона. Не каждый решится на подобное. Вильярис просто покувыркался с ней, он явно не стал бы делиться с ней своими силами.

- Почему ты так думаешь?

- Просто я его знаю. - Курия обратилась ко мне. - Эй, малец, у тебя курить где можно?

- Кури тут. - Я пожал плечами и подал Курии блюдце в качестве пепельницы.

Она встала, чтобы открыть форточку. К нам ворвался сырой осенний воздух и шум дождя. На моей кухне сидят демон и Ловец, которые недавно прошли через портал в сейфе внутри моего шкафа. Курение на кухне моей квартиры показалось мне несусветной мелочью.

Курия достала сигареты и, вынудив одну красивыми тонкими пальцами, закурила. Пиво закончилось, и мы с Катей стали хлопотать над нехитрыми закусками к водке, которые принесла Курия. Я сходил на балкон и из кладовки принёс соления. Их ещё мама делала. Сейчас, находясь в потрясении от всего происходящего, моя прежняя мирская жизнь казалась мне какой-то не реальной. А настоящим было только сейчас, а именно пьянка двух сверхсуществ из другого измерения. Думая эти мысли, я находил их забавными и улыбался. Выглядел я, наверное, глупо, но девушки мне ничего не сказали об этом.

- Расскажи про Ад. - Обратился я, едва проглотив стопку водки и зажевав её солёным огурцом. Раньше я пил алкоголь разве что по праздникам, и то бокал шампанского или вина. Вкус был отвратный. Что не сказать об ощущениях. Спиртное растекалось по моим сосудам, даря чувство покоя, тепла и уюта. Наверное, из-за этого люди его и пьют. Я чувствовал себя уже достаточно пьяным, но спать уходить не хотелось. Самое большее, чего я боялся - это если я лягу спать, то завтра этих двоих в своей квартире не обнаружу.

- Я - демон Кругов, если ты об этом. - Уточнила Курия. - Я никогда не была в Аду.

- Как так?

- Есть немало измерений, где живут демоны. Ты все это в своих книгах можешь прочитать. Уверенна, что там все это есть. Но вот ты, малой, - она ткнула меня пальцем, - в Ад попадёшь гарантированно.

- Почему? - Спросил я, хотя и так знал ответ. Моя семья никогда не была религиозной. Меня не крестили, как и маму, и тётю Виту. Я в Ад вообще не верил, до сегодняшнего дня.

- Ну, давай посмотрим, - Курия выставила передо мной свою изящную руку. - В церковь не ходишь - раз, - она загнула мизинец. - С демонами бухаешь - два. - Загнула безымянный палец и опустилась руку. - Ещё причины нужны?

После недолгого молчания, она рассеялась.

- Видел бы ты своё лицо! - Она приобняла меня, вызвав приятный отклик в моём теле. - На самом деле все сложнее. Ад - это тюрьма, где души смертных проходят очистку. Там много уровней и каждый уровень под определённый склад душ. Туда попадают в случае, если душа запятнала себя, нарушив законы Мироздания, но при этом достаточно чиста, чтобы пройти очистку и переводится снова. Чем ниже уровень, тем тяжелее очистка.

- Законы Мироздания?

- Это в первую очередь преступления против самой жизни. Не убей, если это не угрожает тебе или ты не собираешься это съесть. Например, все дети, которые отрывали мухам крылья, попадут на очистку. Подобные деяния, совершающиеся в сознательном возрасте уже тяжелее, чем в детстве и потому душа попадает на более низкие уровни. Причём не важно, оторвал ли ты жуку лапку или человеку руку, это живые существа. Тоже самое и с растениями. Но все в жизни существует для того, чтобы есть и быть съеденным. Поэтому рубя дерево, для того, чтобы согреться или построить дом, ты не совершаешь преступление, поскольку это ресурс для выживания. - Она немного помолчала и прибавила. - Если считаешь, что вегетарианство лучше мясоедства, то разочарую тебя — помидор тоже кричит от боли, когда ты его ешь, только этого крика ты не слышишь.

Я сглотнул. Аппетит пропал.

- А как на счёт прелюбодеяния?

- Рада, что ты спросил. - Курия улыбнулась. - Ты можешь спариваться с кем угодно, если партнёр не против, и если никому не обещал хранить верность. Если же ты со своим партнёром дали клятвы в верности, то нарушать их нельзя, поскольку такими действиями ты причинишь боль своему партнёру. В мире много соблазнов и если ты поддаёшься им, не подумав и не взвесив все за и против, то твоя душа ещё не готова перейти на следующий уровень развития.

А следовательно - Ад, где сделают нужные корректировки и выпустят на уровень, на котором ты протоптался предыдущую жизнь. Как в компьютерной игре.

- Ого. - Я выдохнул.

- В общем, там все сложно и каждый случай индивидуален. - Добавила Катерина, разбавляя наш диалог.

- А если душу нельзя очистить? - Было так интересно, что я трезвел. Или это Курия так на меня действовала.

- Если душу смертного нельзя очистить, то её поглощают. - Курия помрачнела. - И я не хотела бы это обсуждать.

Мы приговорили достаточно долго о разном. Меняя темы разговора, подшучивая друг над другом. Складывалось впечатление, что мы уже давно знакомы.

- На счёт орального секса, Кать. - Курия вновь сменила тему. - Могу теорию рассказать. Да и практическое занятие можно провести. - Она подмигнула Катерине. - Могу все показать, вот на нем. - Кивнула в мою сторону.

- А ничего, что я тут вообще? - Возмутился я, хоть совсем и не был против подобного опыта. - Я вам не мешаю, барышни?

- Ша, малец! - Курия не спускала с Кати глаз.

- Не издевайся над парнем. - Катерина улыбнулась. - Ему и так хочется.

- Я знаю. - Курия улыбнулась шире.

- Мне не даёт никто. - Выпалил я.

Обе девушки повернулись ко мне, и на их лицах не было ни тени веселья. Что бы я не рассказал им сейчас, надо мной шутить не собирались.

- Девчонки на меня не смотрят. И друзей и меня нет совсем. Ещё пытался я общаться с одноклассниками и ребятами со двора. А потом Дима пришёл.

- Что ещё за Дима? - Спросила Курия скривившись.

- Школьный авторитет и редкая сволочь. Его даже учителя не трогают. Травит меня...

- Бьёт? - Это вопрос Катерины.

- Пока что нет. Но после того как Мая со мной заговорила сегодня, она ему нравится, теперь точно будет бить.

- Ладно, мелкий. - Курия вздохнула. - Завтра придёт Мая, и мы посмотрим, что с этим можно сделать. А сейчас спать иди. Мы тут уберёмся.

Мне и в самом деле очень хотелось спать, я практически из последних сил сидел с ними. Как вообще можно выпить такое количество алкоголя?

Поднявшись кое-как, я на подкашивающихся ногах побрёл в свою комнату. Упал на диван, не постелившись и не раздеваясь. Сил не было совсем.

- Я малой стойкий! - Донеслось из кухни замечание Курии. - Столько выпил и на своих ногах ушёл. Явно ж в первый раз бухает.

- О, подруга, ты же не собираешься и в правду стать его первой? - Спросила Катя и в голосе её послышался смешок.

Как ни хотел я услышать, что ответила блондинка, я не смог. Моё сознание застрелила пелена и я провалился в сон. Мне снились красочные сны, в которых была Курия в эротическом костюме дьявола и Дима, смотревший на меня своими серыми глазами. Он ничего не говорил, просто смотрел. "Красивые глаза" - подумал я во сне.

Утро встретило меня серым светом из окна и ужасной головной болью. В квартире было тихо, и я подумал, что может мне все приснилось. Но я был укрыт пледом и рядом с часами на тумбочке стояла чашка с водой. Я потянулся, отпил и...

- Твою мать! - Я попытался вскочить, но сильный спазм сжал мою голову, словно тиски и я рухнул обратно.

- Ты куда это, мелкий? - Рядом на диван присела Курия. Она выглядела так, вроде бы и не пила вчера. То, что она была без косметики, ничуть не отнимало её очарования.

- Я в школу опоздаю. - Проныл я, держась руками за голову.

- Не пойдёшь ты никуда. - Курия положила ладонь мне на лоб.

Я был с ней согласен.

- Телефон на столе... подай, пожалуйста. - Попросил я и девушка незамедлительно подчинилась.

"У меня сегодня персональный дьявол, исполняющий желания" - подумал я и хохотнул.

- Что? - Удивилась Курия.

- Да так просто. - Ответил я, улыбаясь.

Со всех сил пытаясь сфокусировать взгляд на сенсоре, что вызвало новый приступ боли, я нашёл нужный номер.

- Тётя Вита, доброе утро. - Прохрипел я в трубку. - Я приболел, можешь позвонить в школу?

- Доброе! Конечно позвоню. - Прозвенел голос тёти из динамика. Ох, как же она громко говорит! - Что-то случилось? Может я вызову врача?

- Скажи правду. - Посоветовала Курия.

- Что? - Послушалось из динамика.

- Не надо врача, тётя Вита. - Ответил я. - Мне очень стыдно, но я просто вчера не рассчитал с алкоголем.

Курия закатила глаза.

- Скажи правду. - Повторила она уже более громко и настойчиво.

- Ваня, кто там у тебя?

- У меня тут Ловцы, тётя Вита. - На одном дыхании сказал я.

И о чём я только думал в этот момент? Минутная пауза и тётя Вита заговорила вновь:

- Сегодня у нас четверг. Я скажу директору, что забираю тебя на два дня по семейным обстоятельствам. - Она вообще слышала, что я сказал? - Все это очень серьёзно, Иван. - Добавила тётя уже тише. - Не опозорь нашу семью перед ними, прошу тебя. И если что нужно - сразу звони, хорошо?

- Хорошо.

И она прервала звонок. Описать своё состояние другими словами, мне не представлялось возможным. Есть только одно подходящее - я офигел! Выходит, что не только мама, но ещё и моя родная тётя знали, что со мной может произойти подобное. Они знали, что в нашей квартире есть портал.

- Давай вставай. - Прервала мои размышления Курия. - Будем тебя лечить.

С огромным трудом я добрался до ванной комнаты, где Курия, заставила меня провести не менее сорока минут в горячей воде. После меня ждал завтрак из куриного бульона, приготовленного Катей. А потом я вернулся в свою комнату, где Курия постелила для меня постель, разложив диван. "Уж не собирается ли она со мной лечь?" - подумал я. Почему-то эта мысль не казалась мне абсурдной, а сама Курия - недосягаемой, как другие девушки. Может это потому, что вчера Мая принимала у меня душ, раздевшись передо мной, а может потому, что сама Курия не упускала возможности прикоснуться ко мне... Я опять спал. На этот раз мне ничего не снилось.

Проснулся я от голосов из кухни. Я услышал голос Маи, а это значило, что уроки закончились. Я натянул спортивные штаны и вышел из комнаты. Постарался незамеченным проскользнуть в ванную. Кажется, мне удалось. Приводя себя в порядок, я не мог не заметить доказательств присутствия женщин в моей квартире - зубные щётки, косметика. Сочтя свой внешний вид более и менее сносным, я вышел к девушкам и поздоровался. Они поприветствовали меня улыбками, от чего мне хотелось сбежать к себе в комнату и укутаться в одеяло. Ну не привык я к такому внимаю.

Они, как я понял, обсуждали детали выполнения задания. Кухонный стол был застелен большой и подробной картой моего города. Но каким же было моё удивление, когда я увидел, что карта живая. В том самом смысле, что по дорогам улиц ездили машины, ходили пешеходы. Город на карте жил. " У них, что доступ к спутникам есть?" - подумал я и тут же получил ответ от Маи:

- Нет. Я не могу тебе рассказать, как это работает, но в твоём времени подобные технологии ещё не скоро будут. То, что ты это увидел - уже нарушение...

- Ты что мысли читаешь? - Перебил её я.

- Мыслеобразы. - Поправила меня Мая, ничуть не смутившись. - Это осколки картинок в твоём воображении плюс эмоции и щепотка собственного воображения.

- Мая, я хрен чего понял.

- Забей. - Может она и была сверхчеловеком из другого измерения, но вела себя, как и подобает подростку.

- Что вы обсуждаете? - Я протянулся за чашкой. - Или это тоже мне знать не положено?

- Есть кофе, если хочешь. - Сказала Курия, задумчиво смотря на карту. - Вторая часть нашего плана затрагивает и тебя, так что хорошо, что ты проснулся.

Я воспользовался возможностью выпить ароматного заварного кофе, который кто-то из девчат сварил прямо в кастрюле.

- Тут есть книга, автор которой в этой реальности никогда не рождался. - Продолжала Курия, не поднимая головы. - Наша задача - изъять её. Это вообще не составит труда. Основная проблема в том, что личность, которая привезла её сюда под заказ, наверняка выследит нас к твоему дому. Подождёт пока мы уйдём, убьёт тебя и уничтожит портал.

Я оторопел.

- Мы были уверенным, что он свалил. - Попыталась оправдаться Мая. - Потому и вели себя так беспечно.

- Но теперь, когда Мая его учуяла, мы обязаны сообщить в АСБ, что бы они прислали кого-нибудь для захвата.

- Что это ещё за "А-ЭС-Бэ" - спросил я хриплым голосом.

- Адская Служба Безопасности. - Медленно приговорила Курия. - Они как раз и занимаются такими вот преступниками. Мы украдём книгу и затаимся у тебя. Надо, чтобы он думал, что мы ушли. А когда он нагрянет, тут его уже будут ждать. Некоторое время тебе придётся противостоять нападающему в одиночку, чего ты гарантированно не переживёшь.

Я открыл рот от удивления, насколько спокойно она это говорила.

- Я, конечно, все понимаю. - Стал говорить я. - Я не должен опозорить свою семью перед вами, проявить гостеприимство и все такое... Вот только вы серьёзно принесёте меня в жертву во имя ваших высоких идеалов? Знаете, я на такое...

- Нет. - Отрезала Курия. Она посмотрела на меня пристально, так, что дух перехватило. - Мы тебя изменим.

- Что?

- У тебя нет выбора, малец. - Она стала сворачивать карту. - Ты уже меняешься.

- В каком смысле? - Я посмотрел на свои руки.

- Увидишь. - Курия улыбнулась. - Будешь есть и спать. У нас только пара дней в запасе. Придётся применить усиленный курс.

Еда, которую для меня готовили, была как минимум странной. Это были какие-то коктейли, которые я пил. Некоторые по вкусу напоминали горячий шоколад, а некоторые перемолотую на мясорубке сырую печень с молоком, от чего я едва не блевал. Меня будили, давали попить этой не понятной жижи, и я снова засыпал. И в независимости от того, каким коктейль был на вкус, результат был одним и тем же. Меня тошнило и начинало болеть все тело. Моё состояние походило на лихорадку, я весь горел и истекал потом. Кто-то из девушек все время менял мне мокрую постель на сухую. Одежду с меня сняли, и я лежал голым. Едва я осознал это, у меня промелькнула тень стыда, но я был настолько слаб физически, что абсолютно ничего не мог сделать.

Все закончилось так же быстро, как и началось. Я открыл глаза и увидел потолок прояснившимся взором. Помня о том, насколько мне было плохо, я не рисковал шевелиться и просто пялился в белые обои на потолке. За окном было темно, я не понимал какой сейчас день и время суток. В животе урчало, хотелось есть и хотелось в туалет.

Во всей квартире царила темнота и тишина. Только на кухне горел свет. Стоило мне подумать о том, кто там, как я тут же понял, что сидит там Курия. Она читает книгу. Одну из тех книг, что пылились у меня на столе, возле компьютера. Пахло запылёнными страницами этой самой книги, клеем, которым она была скреплена, нитями переплёта. В духовке зрел пирог из бисквитного теста с вишнями. На плите стояла кастрюля со сваренным недавно какао... Но сильнее всего был запах Курии. Она пахла теплом и серой, переживаниями и ожиданием. Она читала и ждала моего пробуждения.

Я встал и побрёл в чём мать родила, в сторону ванной. Ни тени стыда, ни капли смущения. Посетив туалет, я, остановившись напротив дверей в кухню, заглянул внутрь. Яркий свет бил мне в глаза и от того было больно.

- Привет. - Поздоровался я каким-то чужим для меня голосом.

- Привет. - Курия отложила книгу и смиряла меня взглядом.

- Пойду в душ. - Сказал я.

Так вот значит, что именно чувствовала Мая, когда развелась передо мной? Что нет ничего более естественного, чем наше тело. Его не нужно срамиться, только любить и оберегать.

Свет в ванной комнате тоже был очень ярким. Я принял душ и почистил зубы практически на ощупь. Но я от того не страдал. Все мои чувства обострились. Должно быть, это и есть те самые изменения, о которых Курия говорила мне накануне. Выйдя в коридор, истекая водой, я побрёл назад в комнату. В шкафу выбрал чистые штаны и натянул их. “ Сели после стирки, что ли...» - подумал я, с трудом натягивая свои любимые спортивки, казавшиеся тесными. Свет не включал, мне было достаточно того, который попадал в моё окно. Я посмотрел наружу. Город полыхал. Не в прямом смысле. Весь город светился тысячами огней. Казалось, если я сейчас начну считать их все, то непременно пересчитаю. Но от этого занятия я отказался, уж очень хотелось есть.

- Ты видишь в темноте, Курия? - Тихо сказал я. Она слышит меня. - Мне свет в глаза режет. Может я выключу?

- Гаси. - Так же тихо, как и я ответила она.

Я махнул рукой по выключателю. Что-то с треском отлетело. Курия тихо засмеялась.

- Аккуратно, - прокомментировала она, - а то разнесёшь все.

Я прошёл на кухню. От духовки исходил приятный приглушённый свет, тепло и запах. Я буквально вижу запахи и температуру. Воздух теперь тоже имеет цвет. Курия сидела за столом в ореоле багрового пламени. За её спиной я видел её тень. Рогатую тень.

- Что это? - Я пальцем указал на пространство над её головой.

- Моё магнитное поле. - Ответила она. - Аура.

- Круто... - Выдохнул я. - Есть что пожрать? - В животе опять заурчало.

- Угу. - Она кивнула в сторону холодильника. Я прошёл и открыл дверцу.

Зашипел, опять этот яркий свет. Она сидела за столом со стороны холодильника. Но когда я полез в него, даже и не подумала отодвинуться, таким образом, я упёрся в неё ногой. Курия не отстранилась. Я тоже. Выбор между запечённой целиком курицей и жареными ломтиками свинины был невероятно сложным, поскольку аромат вкусностей перебивался благоуханием демонессы, и я даже поймал себя на мысли, что из всего представленного хочу именно её. За эти несколько дней в компании девушек я уже почти привык к постоянному стояку и больше не стеснялся. Ещё немного поколебавшись, я закрыл дверцу холодильника настолько легко, насколько мог, но сам холодильник от моих действий пошатнулся, а на его вершине звякнул набор чашек и блюдец на подставке, стоявших там для украшения. Я недовольно уставился на посуду, которой не пользовался.

- На кой чёрт мне все эта хрень? - Сказал я вслух, сетуя, что никак не избавлюсь от вещей, выполняющий только декоративную функцию.

Посмотрел на Курию. Блондинка не двигалась и смотрела на меня снизу вверх, не мигая. Только языки пламени её ауры колыхались, отбрасывая блики на пространство вокруг. Совершенно не представляя, что делать дальше, я спросил то единственное, что пришло мне в голову:

- Какой сегодня день?

- Вечер субботы. - Её лицо тронула улыбка.

- А где все? Ушли за книгой?

- Книга уже у нас. Они работают над маскировкой.

- Ты почему не с ними?

- А ты как думаешь?

Я вздохнул. То, о чём я подумал, я не решился бы ей сказать, особенно когда она на меня так смотрит.

- Ты же вроде бы есть хотел. - Она прервала недолгую паузу. - Что не хочешь ничего?

- А ты как думаешь? - Отплатил я ей тоже монетой, и она улыбнулась шире.

То, что произошло дальше, показалось мне сном, невероятным воплощением моих фантазий. После всего, что мне довелось увидеть, я все ещё не мог поверить, что все это происходит со мной на самом деле. Курия взялась рукой за резинку моих штанов и, запустив пальцы внутрь, стянула их с меня. Я стоял перед ней, сгорая от нетерпения. Не смея даже дышать громче, чем требовалось, я из всех сил старался не спугнуть этот момент.

Едва ли не мурча, Курия стала тереться о мою твёрдую плоть щеками, утыкалась носом и проводила губами. Прямо сейчас я был инструментом в её умелых руках, она играла на моих натянутых до предела нервах, как на струнах, прислушиваясь к моей реакции, игриво поглядывая на меня. Её лицо тронул румянец. И это было самым великолепным зрелищем в моей жизни. Она нажимала рукой, проходя языком вдоль ствола, охватывая губками и тут же отступая. Курия играла со мной в кошки-мышки прямо сейчас, не давая совершить ни единого движения.

Как только я осознал, что больше просто не смогу и мои ноги задрожали, я почувствовал новое движение и мою плоть охватил жар её рта. Совершая движения головой вверх-вниз и обратно, она обхватила пальцами мои ягодицы, полностью контролируя движения. Заглатывала и отпускала, вновь заглатывала и вновь отпускала, она выводила меня на новый уровень удовольствий, что были незнакомыми мне прежде. Я запустил руки в её волосы, такие мягкие на ощупь. Это действие даровало мне иллюзию контроля над ней. На секунды мне показалось, что я властвую над ней сейчас, но на самом деле это она была главной. Это она всецело владела мной, контролируя ритм движений, превращая меня в раба этого действия. В её раба. И я сдался. Капитуляция застала меня врасплох, лишая сил стоять, но я устоял, оперевшись одной рукой о холодильник. Зазвенело бьющееся стекло где-то за границами моего восприятия. Она приняла в себя всю ту жидкость, которую я отдал ей, в благодарность за подаренное удовольствие, не проронив ни единой капли. Как только Курия отпустила меня, я тут же отшатнулся, упёрся спиной о холодильник и обессиленный опустился на пол, прямо на осколки разбитого сервиза, который раньше стоял на холодильнике. Кажется, я порезал руку и ногу, но это казалось лишь малым неудобством в этот момент. Я поднял на неё затуманенный взгляд, и девушка улыбнулась мне. Торжественно. Она победила.

- Я не могу встать... - Я засмеялся как-то глупо и прикрыл лицо руками. В последний раз я был так счастлив, когда мне в детстве дарили долгожданные игрушки. Но даже тогда я не испытывал и половины всего того восторга, что сейчас поглотил меня. Я протянулся к её ногам, обнимая их, целуя.

- Ты моя королева... - Шептал я, зная, что она меня слышит.

- Это ещё далеко не все, что я хочу сделать с тобой. - Она положила ладонь мне на голову, перебирая пряди волос. - Тебе стоит принять душ и одеться. Мая и Катерина только что зашли в подъезд.

Я подчинился и шатающейся походкой отправился в душ. Моя кровь смешалась со струйками воды стекающей в слив. Я и в правду порезался.

Вышел к ним, все ещё глупо улыбаясь, но уже немного взявшим себя в руки. Мая и Катерина смиряли меня глазами и Мая выдохнула: "Ого".

- Что? - Спросил я, оперевшись на косяк двери и сложив руки крестом на груди, улыбаясь, точно ковбой с рекламы. Хоть осколки сервиза уже были убраны, как и моя кровь с пола, конечно же, девушки все поняли, ведь в кухне стоял отчётливый запах моего удовлетворения. Теперь я понял насколько бессмысленно скрывать какие-либо эмоции от таких, как они. И от таких, как я.

- В зеркало на себя смотрел? - Спросила Мая, улыбаясь.

Я удивлённо воззрился на неё.

- Так посмотри. - Порекомендовала Катерина и три девушки выдвинулись в моём направлении. Они хотели увидеть мою реакцию. Словно я себя не видел никогда раньше!

Включив свет в коридоре и повернувшись лицом к большому зеркалу в прихожей, я обомлел. Это конечно был все ещё я, но уже совсем другой. Теперь никто не сможет назвать меня дрыщем. Без малейшего понятия, как это вообще могло произойти и по каким правилам это случилось, но я стал выше и значительно шире в плечах. Мышцы бугрились на мне так, словно я часы проводил в спортзале, а ранее впавший живот теперь украшали симметричные кубики пресса. Так вот почему эти штаны мне малы! Моя кожа, ранее бледная, почти синюшная, теперь была идеально ровной, с едва замерным загаром, как у Курии.

- Фига се! - Воскликнул я и девушки засмеялись. - Кто я теперь? - Спросил я у Курии растерянно.

- Дрисагг. - Ответила она. - Это значит изменённый. Ты все ещё человек, но сильнее. Улучшенная версия.

- Это из-за того, что ты мне давала?

- Ага. - Просто ответила Курия, жестом приглашая нас всех в кухню.

Вечер субботы и новая пьянка. На этот раз Мая осталась с нами, сославшись на то, что приёмные родители уехали в гости с ночёвкой. Я знал, что она это устроила, чтобы сегодня побыть в нашей компании. Курия не вела себя, как моя девушка, чего я и ожидал. Она не давала мне возможности утвердиться в собственнических мыслях, и я её понимал. Теперь я чувствовал себя ни как в сказке или в компьютерной игре, а частью всего происходящего. Частью настоящего. Теперь я пьянел всего немного, подозревая, что это можно объяснить моим новым "Я". Чувствовал глубже, слышал лучше, видел яснее. Но эти изменения не выбивали меня из колеи, а скорее предавали уверенности в собственных силах, как духовных, так и физических.

- Хватит уже, Мая, - Сказала Катерина. - Мне неприятно, что ты считаешь меня врагом. Я не хочу конфликтов.

- Ты мужчину увела у меня, сучка! - Прошипела Мая. Никогда раньше её такой не видел.

- Что ж он баран, что б аркан на него накинуть и увести? - Спросила Курия.

- Он никогда и не был твоим. - Ответила Катерина холодно.

Курия в недоумении уставилась на неё. Даже я уже знал, что такие высказывания Кате не свойственны.

- Ага! - Воскликнула Мая так, словно вора поймала за руку. - Ты признаешь?

- Что? - Катя выпучила глаза.

- Что ты на него виды имеешь!

- Имею я виды или нет, - вскипела Катерина, - но это ему решать.

Мая немного помолчала и добавила:

- Он был бы моим, если бы ты не тёрлась возле него постоянно.

Теперь молчала Катя, а Мая продолжила:

- Я не знаю, что между вами там происходит, но на просто дружбу это совсем не похоже! Если до недавнего времени он хотя бы скрывал, то сейчас глаз с тебя не спускает!

- Правда? - Сарказм Катерины. - Я и не заметила. Наверное, ты лучше всех знаешь, что и кому нужно!

- Да это видно, как в ясный день!

- Прекратите орать. - Сказал я тихо, но они тут же замолчали, будто это было приказом.

На кухне воцарилась тишина.

Мы просидели до рассвета. Когда небо стало светлее, все пошли спать. Больше тема загадочного парня, которого Мая пыталась поделить с Катериной, не затрагивалась.

Утро воскресенья началось с того, что в сопровождении Курии отправился на рынок за вещами, потому, что предыдущий мой гардероб мне не подходил. Обзавёвшись парой джинс, несколькими свитерами, футболками и купив новую куртку, мы отправились домой. Я купил новую шапку, поскольку старая мне перестала нравиться. К счастью, мой размер обуви остался прежним. На обновки ушла вся моя заначка. Так что пришлось позвонить тёте Вите и попросить ещё денег. Убедившись, что мне хватит на продукты ещё на целую неделю и так как у нас был стратегический запас еды на четверых, я предложил приехать в гости к тёте, как только провожу Ловцов. Она согласилась.

Дома мы поели и начались проверки моих новообретённых способностей, таких как реакция, сила. Курия даже выгнала меня на стадион, чтобы проверить скорость бега. Оставшись довольной моими результатами, она заявила, что препараты сработали, как надо. Просьбы рассказать, что за чудо-препараты мне давали, были резко отклонены. Теперь несколько дней Курия и Катерина должны были затаиться у меня в квартире. Была поставлена защита, чтобы их нельзя было засечь, при этом та самая проклятая книга лежала на виду, с нанесёнными на неё минимальными защитными чарами. Я ещё удивился, что если этому демону удавалось так долго избегать поимки, то не поймёт ли он подвоха? На что получил ответ, что ставка сделана именно на то, что ему так долго удавалось уходить, и он, скорее всего, стал беспечен. А сам факт, что книга украдена у того, кому он её принёс, должен был подтолкнуть к опрометчивым действиям. Правда, мне дали немного информации о моём предполагаемом противнике. Демон Эриктий, некогда служивший в Аду, а теперь вор и убийца своих же сородичей, он едва ли не главный злодей в мирах демонов и его поимка была наивысшим приоритетом.

Вторую половину дня я провёл в чтении. Я всегда читал быстро, но теперь ещё быстрее. Меньше чем за день я прочитал все старинные книги, что до этого пылились в шкафу. Не удивительно, что я не верил во все это раньше, ведь некоторые описываемые в книгах события были настолько невероятны, что казались абсурдными даже для сказок.

Дима всегда был сам по себе. Особо ни с кем не водил тесной дружбы. Время от времени за ним увязывались подхалимы, но надолго рядом не задерживались. Уж больно он был скор на расправу. Утром понедельника Дима курил за территорией школы с очередной компанией дружков. Как раз на моём пути в школу. Он надеялся встретить меня. Не поджидал, а именно надеялся. Это я почувствовал ещё до того, как увидел его. Когда же мой мучитель увидел меня, у него отвисла челюсть.

- Привет, Димон! - Сказал я, поднимая руку в приветствии, когда проходил мимо.

Я не собирался останавливаться и когда они остались за спиной, даже подумал, что все обошлось. Но не тут-то было. Стоило мне отойти на метров двадцать, как Дима догнал меня.

- А ну стой! - Он схватил меня за плечо в попытке повернуть к себе лицом.

Я резко развернулся, откидывая его руку со своего плеча и впился в него глазами. Теперь мы были одного роста, а в плечах я шире, чем он.

- Это что ещё с тобой за херня? - Спросил он тихо, не уступая мне в поединке взглядов.

- Это новый я. - Ответил я ему, уже готовясь к драке. Только теперь я его не боялся, зная, что одержу верх.

А он не собирался драться. Он вообще никогда не собирался меня бить. Ни раньше, ни сейчас. Его эмоции окатили меня, как ведро холодной воды морозным утром. Ему не нравилась Мая. Его вообще девушки не привлекали. Ему нравился я. Ещё до этого момента. Придя в нашу школу три года назад, он увидел меня и у него заиграли гормоны. Долгое время пошло на отрицание, в этот же период он меня травил. А когда Дима увидел меня с Маей, то досада его связана была с окончательным принятием сего факта. Он злился на себя. Ему было стыдно за те чувства и желания, что я в нем вызывал. У него был секс уже далеко не с одной девушкой, но достигнуть финишной прямой он мог лишь, если закрывал глаза и представлял меня. После Дима чувствовал себя грязным и неправильным, каким-то искалеченным. Это был замкнутый круг боли и самобичевания, из которого мой обидчик не мог выбраться. И хуже всего было то, что он ни с кем не мог поделиться. Потому и отшивал всех, кто пытался навязаться к нему в друзья. Боялся, что кто-то заметит его неправильную ориентацию. И потому же ухаживал за Маей, словно пытаясь сказать всем вокруг: "Эй, смотрите, я натурал! Я нормальный!"

- Что ты хочешь, Дима? - Спросив я, стараясь как можно тише и мягче. Перестарался. Звук его имени, произнесённый мной практически эротическим шёпотом, вызвал у него целую бурю чувств, которые изо всех сил он сейчас старался спрятать за ехидной улыбкой. "Глаза красивые" - подумал я и улыбнулся сам себе.

- Чего лыбишься? - Угрожающе спросил он.

- Да так, просто. - Я пожал плечами. - Глаза у тебя красивые.

Дима растерялся. Он смущённо опустил взгляд. Сейчас его привычный мир перевернулся с ног на голову. Он был в замешательстве, не понимал, что происходит. И это была моя месть. Месть за все три года унижений, за все те оскорбления, которым он меня подверг. За всю ту душевную боль, что мне довелось пережить из-за него. Я умышленно его дразнил, давая каплю надежды на продолжение. Я понимал, что могу без проблем позволить себе близость с ним, воплотив его фантазии в жизнь примерно так же, как это сделала для меня Курия. Но в отличие от Димы, я не испытывал от этого неприятных эмоций. Теперь я свободен от иллюзий, навязываемых обществом, с целью контроля. Ведь на самом деле, центр всех наслаждений у нас в голове. И когда происходит мысленный бум, от осознания, что кто-то тебе не безразличен, этому очень не хочется сопротивляться. Да и зачем? Мы влюбляемся в души. Пол, возраст, религия, национальность, социальный статус в данном вопросе значения не имеет. Отбросив все догматы, приняв понравившегося тебе человека таким, какой есть - это и есть залог качественного секса и как результат - самых взрывных оргазмов.

На первом же уроке ко мне за парту подсела Мая. Моё появление теперь вызывало совершенно другие реакции, нежели прежде. Меня оценивали, шептались между собой, девушки мне улыбались. Я даже подмигнул одной из параллельного класса, проходя мимо неё в коридоре. Она улыбнулась и смутилась. Поскольку Мая старалась не отходить от меня ни на шаг, её подруги, таскающиеся за ней все время, роптали и старались урвать хоть минуту внимания своей королевы. Как ни странно, никто кроме Димы, не счёл перемены во мне слишком резкими. Раньше меня либо не замечали, либо смеялись надо мной. Теперь все стало по-другому.

Урок физкультуры был третьим по счету и проходил в спортзале. В раздевалке парни из нашего класса держались от меня в стороне. Только теперь они видели во мне не задохлика, а будущего лидера, который, по их мнению, должен был подвинуть Диму. Все хотели подружиться со мной, но ещё пока никто не решался. Дима просто наблюдал за происходящим. Он не знал, что ему делать. Переодевшись, я направился на урок. Услышав от учителя о сдаче нормативов, я кивнул, соглашаясь быть первым. Не спеша я снял олимпийку и предоставил на всеобщее обозрение крепкие мышцы, поигрывающие под кожей. Бросил олимпийку Мае, она поймала и это действие вызвало хор благоговейных охов моих одноклассниц. Я без проблем сдал отжимание на турнике и упражнения для пресса под восторженным вниманием тех, кто раньше относился ко мне, как к мусору. После урока физкультуры я вернулся в раздевалку. Хвостом за мной пошли и парни. Едва успев переодеться, я был пойман Маей. Она вошла в мужскую раздевалку, как к себе домой, ничуть не смущаясь полуголых парней. Кое-кто даже пытался подшутить, но она не отреагировала, ведь у неё была цель. А именно - запрыгнуть на меня. Я обхватил её руками за бёдра и прижал к стене. Она впилась в меня губами. Мой первый поцелуй. Конечно, целоваться я не умел, но Мая взяла на себя роль ведущей, ловко орудуя своим язычком у меня во рту. Мы оторвались друг от друга лишь на мгновенье, чтобы перевести дух, и я услышал голоса одноклассниц за спиной. Конечно они сбежались оценить зрелище. Я усмехнулся и отпустил её. Она стала на ноги.

- Что ты наделала? - Прошептал я на ухо Мае. - У меня из-за тебя стоит.

Я вовсе не стеснялся и не был удручён. Напротив. Все это казалось мне весёлым приключением. И таких будет ещё не мало.

- Я знаю. - Прошептала Мая в ответ.

Конечно, она знала. Я ведь прижимал её к стене, и моё возбуждение упиралось в неё.

Весь день я наслаждался не только вниманием со всех сторон, но и своей властью над окружающими. Я чувствовал эмоции толпы и каждого по отдельности. Никой секрет не мог быть утаён от меня. И это очень нравилось мне, хотя уже и успело наскучить к концу уроков. Читать мыслеобразы людей проще пареной репы. А вот с моими гостьями это было сложнее. Я сделал вывод, что чем выше по интеллектуальному развитию стояло существо, тем сложнее было вторгаться в это эмоции.

Парни уже заводили со мной беседы, спрашивая чем я увлекаюсь, чем занят буду после уроков и даже пригласили вечером посидеть в кафе. Из самого дна общества я поднялся на его вершину. Пообещал подумать. Мая всячески подливала масла в огонь, то обнимая на переменах, то положив руку мне на пах прямо на уроке. Я даже пригрозил ей, сказав, что она доиграется, и я её таки изнасилую, на что она ответила задорным смехом, едва не сорвав урок. Из всего я сделал для себя вывод, что единственным, кто обо мне хоть что-то знал, был Дима. Не смотря на тычки и тумаки за эти года, он не упускал случая спросить меня о моих увлечениях, как я провожу время, какие книги предпочитаю. И это понимание немного смягчило мой гнев.

Я догнал его возле выхода из здания школы.

- Димон, притормози-ка!

Он остановился и посмотрел на меня с немым вопросом.

- Ты готов к контрольной по математике?

- А тебе то что? - Он нахмурился.

- Просто я понимаю, а ты в ней плаваешь.

- И что? - Все ещё не понимая, спросил он.

- Могу подтянуть тебя на этих выходных. - Я улыбнулся. - Можем позаниматься у меня. - Я сделал паузу. Это все конечно, если получиться и мне до выходных не разнесут квартиру. Вслух я добавил: - Если хочешь.

- Так, как с Маей позанимался? - Он переступил с ноги на ногу. - Спасибо, но я натурал.

Ага, ну да.

- Да при чём тут это? - Спросил я.

- А на кой хрен ты мне сказал, что у меня глаза красивые?

- Так красивые же. - Вновь улыбнулся я.

- Придурок... - Прошипел он, собираясь уйти.

Я схватил его за локоть и сжал пальцы. Он скривился, но нечем больше не выдал свою боль. "Что ж, - подумал я, - это хорошо".

- Слушай, - сказал он, подходя ко мне вплотную, - найди для своих игр кого-то другого.

- А я тебя хочу.

Дима отшатнулся. Популярность в школе не стоит недооценивать и вокруг нас уже собирались зеваки. Они держались поодаль, достаточно далеко, чтобы не слышать, о чём именно мы говорим.

- Что ты сказал? - Он напустил на лицо маску брезгливости.

- Я сказал, что хочу позаниматься с тобой математикой.

- Мне репетитора наймут. - Сказал он успокоившись.

- Зачем? Если я могу подтянуть тебя по программе...

- Просто оставь меня в покое. - Дима посмотрел на меня усталым взглядом, и я отпустил его. - Отвали!

Он поправил куртку и, развернувшись спиной, зашагал прочь. Со спины ко мне подошла Мая и облокотилась на правое плечо.

- Ох уж это невинность... - Прошептала она мне на ухо, мечтательно улыбаясь, провожая Диму взглядом.

Я кивнул.

- Ты же не думал, что он сдаться так быстро?

- Тем веселее. - Я перевёл на неё взгляд и расплылся в улыбке.

Она прижалась к моему плечу, страстно заглядывая в глаза, шепча мне:

- Нам будет очень весело...

Я провёл Маю до дома. Мы решили не форсировать события, подождать пока наше обоюдное желание не поднимется до той шкалы, когда уже невозможно будет терпеть.

Вернувшись к себе, я принял душ, сделал домашнее задание. В квартире было пусто. Если бы не забитый вкусностями холодильник, то можно было подумать, что Курии и Катерины никогда в моей квартире и не было. Ну, и моё отражение в зеркале. И была книга. Она лежала на тумбе, в моей комнате. Я решил рискнуть и посмотреть на неё. Конечно, видел её и раньше, это книга рецептов. Но теперь у меня было и другое зрение. Внутренний взор. Он показывал не оболочку, а суть вещей. И я применил эту способность. Меня стошнило, и я едва сдержался, чтобы не отпустить на пол все содержимое желудка. Это и в правду была книга рецептов. Её страницы и обложка были из кожи неведомых мне существ. Я знал только, что это разумные существа, как люди. Вместо нитей переплёта были волосы демонов, таких, как Курия. Там были подробные рецепты приготовления блюд из плоти демонов, как сделать заготовку, сколько мариновать, как готовить, а главное - какой именно эффект получит дегустатор, съев то или иное блюдо. Было даже несколько рецептов приготовления человеческих младенцев, как приготовить ведьму, чтобы получить её дар. Но особым деликатесом было жаркое из сияющих плодов дерева Кроэн, что росло в самых глубинах великой Тьмы, с мясом неких Гончих. Тоже разумные, насколько я понял. Надо было разделать плоть так, чтобы не повредить ядовитые железы, тесно переплетённые с кровеносными сосудами. Яд от крови отличить было нельзя никак. Но если такой сосуд повредить, то вся туша считалась испорченной, так писалось в книге. Такое жаркое давало человеку власть над любым из Гончих, к которому он впоследствии сможет прикоснуться. Гончий, не зависимо от своей силы, становился рабом такого гурмана. Я отошёл от книги. У меня кружилась голова, от внезапно мысли - чем меня кормила Курия? Я успел добежать до туалета, прежде чем рвотный спазм сокрушил меня.

Сегодня я его не ждал. Уже постелился и собрался спать, когда возле моего уха щёлкнуло. Сработала энергетическая ловушка. К моему дому шёл демон, и это была не Курия. Стараясь не выдать свою готовность, я продолжил укладываться спать. Погасил свет в комнате. Некоторое время ничего не происходило, и я уже было подумал о ложной тревоге, когда в мою дверь позвонили. "И кого это принесло среди ночи?" - недовольно подумал я, натягивая штаны. Версию о том, что это тот самый демон, я отмёл сразу. Ну, серьёзно, не будет же он звонить в дверь.

С другой стороны стоял Дима. Я оторопел, но дверь открыл.

- Привет. - Сказал он, как ни в чём не бывало. - Я могу войти?

Я жестом пригласил его.

- Ты чего по ночам шастаешь? - Я хотел поскорее его вы проводить, не хватало ещё чтобы он пресёкся с гостем, которого я ждал.

- Я тут подумал над твоим предложением, на счёт занятий. Согласен! Можем приступить прямо сейчас? - Он подступил ко мне вплотную, как девчонка, заглядывая в глаза.

- Если честно, ты не вовремя.

- Очень жаль... - Он стал гладить ладонью мою грудь, опускаясь ниже. - Но может всё-таки...

Я отступал от него, пятясь спиной к комнате. А он наступал, продолжая гладить меня. Дима заглянул за мою спину и томным голосом произнёс:

- Разве ты меня не ждал? Диван разложил...

И он потянулся ко мне для поцелуя. Я отступил ещё на шаг, игриво заманивая его за собой. Он переступил порог, и целая симфония из звоночков и щелчков оповестила нас о том, что ловушка захлопнулась.

- Ах, ты сучёныш... - Прорычал он, бросившись на меня.

Он поменялся в лице, тень за его спиной забушевала, обрастая крыльями и шипами. Его руки стали смоляно-черными, с огромными когтями на концах. Глаза загорелись красным. От напряжения над головой в люстре взорвались лампочки, осыпая на пол искры и осколки. Красные глаза демона освещали меня не хуже прожекторов, ослепляли, гипнотизировали. Конечно же, это был вовсе не Дима, а принявший его облик демон с целью меня одурачить.

Я подставлял руки под удары, стараясь защитить голову и грудь от токсина, выступающего из его когтей, пятился. Едва добравшись до центра комнаты, ногой отшвырнул лежащий на полу коврик, обнажая круглую печать, с замысловатыми узорами, которую накануне сделала Курия. Смахнул на пол капли крови со своей руки, печать зашипела и кровь тут же впиталась. Подношение принято. Но тем самым я открылся для удара. Нескольких секунд хватило демону, чтобы всадить когти мне под ребро, а за ними и всю пятерню. Я завыл от боли и зашатался. У меня начала кружится голова. Боль растеклась от раны по всему телу саднящим жжением. Другой рукой он схватил меня за шею, лишая кислорода, не для того, чтобы задушить, а чтобы лишить воли к сопротивлению. Он не хотел убивать меня быстро. Его рука повернулась в моей ране, и я заорал. Кажется, он отрывал мне печень. Чьи-то когти царапнули меня с другой стороны, рядом с ухом захлопнулась слюнявая пасть. Странное существо, похожее на добермана, только намного крупнее, вцепилось напавшему на меня в плечо, гулко рыча. Меня отпустили, и я мешком рухнул на пол. Перед моим гаснувшим сознанием возились две тени, рыча и нанося друг другу размашистые удары. Я слышал, как когти рассекают воздух, как смыкаются челюсти на плоти. На меня брызнуло что-то горячее. Должно быть это кровь. Мою комнату без остатка наполнило чьё-то присутствие. Что-то необъятное и чудовищно злое почувствовал я и отключился.

В чувство меня привела Курия. Рану мне перевязали, боль хоть и осталась, но уже не была столь сильной.

- Очнулся. - Улыбнулась она.

Я открыл глаза. Сидел у стены, опираясь на неё спиной. Возле меня, согнув ноги в коленях, сидела Курия. Мая и Катерина сидели на моём диване. У них был поникший вид. Не обнаружив в комнате нападавшего, я сглотнув прохрипел:

- Он сбежал?

С коридора в комнату падал свет. Но в тени моей комнаты, кроме уже знакомых мне девушек был ещё кто-то. Кто-то огромный, невероятно сильный и страшный. Я не мог прочитать ни эмоций, ни желаний. Это как смотреть в пустоту. Абсолютное и непоколебимое. Раньше я думал, что ничего страшнее побоев от Димы быть не может. Он в своё время запугал меня так, что я вздрагивал лишь от мысли о нем. Но теперь, обратив свой взор в темноту, я понял насколько заблуждался. Тот, кто стоял в тени, был чернее самой густой тени, самой непроглядной темноты, он практически поглощал свет, лишая красок мир вокруг. Он вызывал не страх. Он вызывал животный ужас, рождающийся где-то глубоко в животе, приковывающий, придавливающий, парализующий, холодный и лишающий всего, что помогало жить. Он выдавливал из груди последний вздох, превращая в безвольную марионетку.

- Нет. - Курия погладила меня по щеке. - Его взяли. Ты справился, малец.

Улыбалась она как-то натянуто и грустно, что дало мне понять - это ещё не конец.

- Зря ты создала дрисагга, Курия. - Приятный мужской голос.

Приятный и пугающий. Низкий, как шипение змея и утробный, как звериный рык. Он стоял в темноте, расставив ноги на ширину плеч, засунув руки в карманы. Расслабленная поза того, кто не сомневается в своём превосходстве.

"Дьявол" - подумал я, чем вызвал у него ироничное "хм".

- Нет. - На секунду его взгляд прожёг все мои внутренности, а затем вновь вернулся к Курии. Он смотрел на неё, казалось, без малейших эмоций. У ног его стоял здоровенный доберман. Должно быть, это и есть тот самый пёс, спасший меня.

- Это нарушение правил. - Сказал он так, как если бы выносил смертный приговор. Может быть так оно и было.

- У нас не было выбора. - Ответила Курия, не поднимая на него глаз.

Немного привыкнув к слепящей темноте, исходившей от него, я сумел разглядеть узорчатые татуировки, от плеч спускающиеся по рукам. Погоны догадался я. А значит - перед нами военный. То самое АСБ? Я ненадолго мыслями протянулся к Курии и понял - это генерал. Конечно же, он понимал, о чём я думаю, и не счёл меня достойным своего внимания.

- То есть твой поступок не продиктован плотскими желаниями, похотливая козочка?

Я понимал, что все произошедшее между мной и демонессой, не было для него секретом. И от того я почувствовал себя прискорбно. Это игра в одни ворота. Он читал нас, как открытые книги. А мы не имели ни малейшего понятия, что происходит у него в голове. Реакция Курии была молниеносной. На мгновение забывшись, кто перед ней, она вскочила и в два широких шага преодолела расстояние между ними. Макушка её головы едва доставала по высоте до его плеча и рядом с ним высокая, спортивного телосложения блондинка казалась миниатюрной, как молодая берёзка на фоне многовекового дуба. Она сжала кулаки и запрокинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза. И я бы счёл эту сцену комичной, не будь я до смерти напуган.

- Рамониус! - Начала Курия. - У нас не было выбора! Эриктий убил бы его в секунду!

- И потому ты решила превратить последнего из Хэйри в дрисагга? - Он наклонил к ней голову. - И даже не подумала связаться сначала со мной?

- И что? - Не уступала Курия. - Ты бы разобрался?

- А, по-твоему, НЕТ? - Жестоким голосом надавливая на последнее слово, он выровнялся и смотрел на неё из-под приопущенных ресниц.

Курия выдохнула. Её кисти расслабились, а плечи опустились.

- Я не подумала, что ты явишься собственной персоной.

- Это дело особой важности. - Сказал он строго. - А если бы я не пришёл, ты бы стала охмурять моих подчинённых, чтобы скрыть нарушение?

- Я не знаю. - Честно ответила она, опуская глаза. - Ты прав, генерал. - Она подтвердила мою догадку. - Я готова понести наказание. Ловцы не при чём, они выполняли мой приказ. - Она втупилась в пол, низко опустив голову. - Пожалуйста, не убивай мальчишку.

И тут меня осенило - он собирался ликвидировать меня, как отработанный и не нужный материал. Устранить нежелательные последствия, так сказать.

- Хорошо, - тихо сказал он, и я почувствовал волну страха, исходившего от Курии.

Но она нашла в себе силы принять неизбежное и посмотрела ему в глаза. Героизма ей не занимать. Не каждый может посмотреть в глаза своему палачу, держа при этом гордую осанку. Воцарилась тишина. Пёс у его ног стоял, застыв, как каменное изваяние. Меня обдало запахом свежескошенной травы, только что срубленного дерева, и я буквально почувствовал металлический вкус крови на языке. Это запах смерти. Это его запах. Он судья, выносящий приговор. И он палач, его выполняющий.

Казалось целую вечность он смотрел на неё с высока, держа голову ровно, то ли испытывая, то ли безразлично, как статуя. Долгое, тягучее время в ожидании казни, наполненное обречённостью. Никто не может её защитить. Никто не может её спасти.

Пёс встрепенулся. Одним резким движением Рамониус вытащил правую руку из кармана и схватил Курию за грудки, притягивая к себе. Она застыла, как кукла с обезумевшими от страха глазами. Вся её смелость пылью разлетелась по комнате. Демонесса не издала ни единого звука, кроме того, что походил на последний выдох. Медленно, чётко выговаривая слова, он заговорил с ней и речь его на неизвестном мне языке, точно рычание и шипение одновременно. Долгая фраза, наполненная смыслом, что предназначалась лишь ей. Сказал и отпустил. Курия отпрянула, едва удержав равновесие, продолжая смотреть на него не мигая и не дыша. В его глазах блеснуло что-то и он исчез вместе со своим псом.

Все мы, находясь в шоковом состоянии, молча смотрели как Курия на негнущихся ногах сделала ещё несколько шагов и сползла по стене на пол, рядом со мной.

- Блядь... - Застонала она, охватив голову обеими руками. - Вот же блядь...

- Что он сказал? - Первой очнулась Катерина, сиганув к подруге на пол.

Курия отрицательно покачала головой, уткнувшись лицом в колени. Её била крупная дрожь. Мая, точно робот, встала и вышла. После недолгого копошения, она всунулась к нам с бутылкой коньяка и четырьмя стаканами. Шквал ощущений, который генерировала Курия был настолько мощным, что если бы она была генератором, то могла бы обеспечить электричеством целый мегаполис. Больше всего было страха, но были и смятение, душевная боль и... Я внимательно посмотрел на неё, чтобы убедиться, не показалось ли мне.

Так же машинально Мая разбила содержимое бутылки по стаканам и вручила каждому из нас. Когда стакан оказался в руке Курии, она подняла голову и мы увидели слёзы, градом катившиеся по её щеках. Из всех нас по-настоящему её понимала, пожалуй, только Мая. Курия сделала большой глоток, скривилась. Мы втроём смотрели на неё молча.

- Он сказал... - Курия запнулась - Что убил бы любого другого, кто посмел бы перед ним так скакать...

Мая протянула ей сигарету и блюдце для пепла, чиркнула зажигалкой. Курия выпустила дым, вытирая слёзы.

- Значит это и есть тот, о ком ты мне говорила? - Спросила Мая сочувственно. - Это и есть тот самый...?

Курия одобрительно кивнула.

- Скажи ему.

- Нет... - Курия злобно оскалилась, выплёвывая каждое слово. - Я не стану таскаться за ним, как ты за Иваром. - Покаявшись тут же за резкость, добавила: - Ивар он... Терпелив и милосерден. Он все понимает. А Рамониус... Рамониус злобен и жесток. Он просто прихлопнет меня, как блоху!

- Прости меня... - Катя покоилась на Маю. Теперь, ощутив горе Курии, она поняла, что чувствовала Мая.

- Ты не виновата. - Мая ответила ей. - И ты прости. Я вела себя, как дура.

- Я сейчас заплачу. - Ляпнул я и тут же пожалел. Девушки посмотрели на меня, потом друг на друга и не весело засмеялись.


Эпилог.


Рамониус, глава АСБ, шёл по коридору размеренным шагом. Он был расслаблен. В этом измерении он находился у верхушки власти. И во всем Мироздании тех, кто был выше него и кого он мог бы боятся, можно было бы пересчитать на пальцах обеих рук. Но Рамониус не боялся. Он уважал тех, кто сильнее, но не боялся. Страх был ему неведом с тех пор, как Повелитель призвал его под своё знамя. Долгое воспитание и закалка сделали из него идеального солдата, выполняющего волю своего Господина. Верный пёс Огарий из породы Адских Церберов шагал рядом со своим хозяином. Но это были не те отношения. Огарий служил ему уже не первое тысячелетие и был для Рамониуса не любимцем, а партнёром. Верным другом.

Рамониус был доволен проделанной работой и встречей, которую он долго ждал. И сейчас он направлялся на зов своего Владыки. Широко открыв последнюю дверь в коридоре, он вошёл и закрыл её за собой.

Ганнибал, первенец самого Вельзевула, его любимейший сын, а также будущий король Нового Ада, поднялся с места в приветствии. Они не пожимали рук. Сам тот факт, что Ганнибал вставал с места, когда Рамониус входил, говорил о величайшем проявлении уважения. Этот жест Повелителя всегда возвышал Рамониуса над другими слугами Ганнибала.

- Рад видеть тебя, мой старый друг. - Ганнибал улыбнулся ему. Дождавшись ответной улыбки и жестом предлагая присесть, он продолжил: - Я хотел, чтобы ты узнал это первым. Строительство Нового Ада окончено. Я готов переехать. И так, - Повелитель выдержал паузу. Рамониус присел, а Огарий умостился на полу, у его ног. - Готов ли ты занять своё место подле меня, став верным соратником и Правой Рукой?

- Готов. - Незамедлительно ответил Рамониус.

- Хорошо. - Улыбнулся шире Ганнибал. - Я хотел это услышать.

- Как быть с моим постом в АСБ?

- Ты можешь занимать его ещё столько, сколько посчитаешь нужным.

Ответ Повелителя Рамониусу понравился. Он благодарно кивнул. Если бы ему пришлось покинуть свою прежнюю работу, это усложнило бы некоторые процессы в его жизни, которыми он наслаждался.

- И хотел сказать вот ещё что... - Ганнибал откинулся на спинку кресла. Овод, как его шёпотом называли подчинённые или муха, пьющая кровь, надеясь, что Господин не узнает. Глупцы. Ганнибал все знал. - Эта твоя... Как ты там её называешь? Кажется, козочка...

- Курия. - Поправил Рамониус уже понимая, к чему идёт разговор.

- Ну, да, Курия... - Ганнибал иронизировал. - Ты реши с ней что-то.

- Она - несмышлёное дитя.

- Ранн... - Протянул Ганнибал. Тень злости коснулась его лица. - Это ты перед ней будешь строить из себя крепыша. А я-то тебя насквозь вижу. Дитя говоришь? Так не мучай это дитя. Ты же знаешь, что она испытывает к тебе.

Рамониус прикрыл глаза и шумно вздохнул.

- Она должна сказать. Я хочу это услышать.

- А ты садист. - Засмеялся Господин. - Перенимаешь мои привычки.

Похвала. Рамониус улыбнулся.

- Знаешь, друг, - продолжил Владыка, - никто не должен страдать потому, что страдаю я. Ведь ни одна из мук, что мы пережили с тобой, не сравнится с этой. - Ганнибал с силой сжал челюсти. - Все мои достижения и все, что я делал... Я отдал бы все без остатка, чтобы быть с той, кого достойной считаю.

- Но этого мало... - Добавил Ранн.

- Богам всегда мало. - Грустно засмеялся Повелитель и в глазах его отразилась боль. - Нужно быть достаточно бесстрашным, чтобы признать свой страх. Достаточно сильным, чтобы признать свою слабость. И достаточно мудрым, чтобы сделать все это вовремя. Подумай над моими словами, старый друг. И прими решение. А ещё знай - если в твоей, наполненной болью и страданиями жизни, ты добудешь для себя лакомую каплю мёда - я буду только рад за тебя.

- Благодарю, Ганн.

Повелитель кивнул, жестом отпуская своего слугу.

Уже уходя таким же размеренным шагом обратно по коридору, Рамониус, глава АСБ и Правая Рука короля Нового Ада, задал вопрос своему спутнику:

- Ну, что скажешь, Огарий? Признаться мне уже козочке, что я в неё влюблён или ещё помучить?

Пёс шёл радом, обдумывая вопрос хозяина.