КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432823 томов
Объем библиотеки - 595 Гб.
Всего авторов - 204760
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Осень прежнего мира (Фэнтези)

Очередные выходные прошли у меня «под знаком» продолжения «прежней темы». Порой читая ту или иную СИ возникает желание «сделать перерыв», а и то... вообще отложить «на потом». Здесь же данного чувства не возникало))

Новый роман «прежнего мира» открывает новую историю (новых героев) и все прежние «персонажи» здесь (почти) никак не пересекаются... Почему почти? Есть «пара моментов»... Однако это никак не влияет на индивидуальность этого романа. В целом — его можно читать «в отрыве» от других частей книги (которые по хронологии стоят впереди).

Стоит сказать, что новые герои и новые «обстоятельства» никак не сказываются (отрицательно) на СИ. Не знаю — будут ли «в дальнейшем» еще какие-нибудь соединения сюжетных линий, однако тот факт, что (почти) каждая новая часть открывается только новыми героями — никак не портит «общей картины». Конечно — кому-то разные части могут нравиться «по разному», однако если судить с позиций «расширения ареала» (предлагаемого мира), то каждая новая часть будет приносить «лишь новые краски».

Справедливости ради все же стоит сказать — что эта (конкретная часть), хоть и представлена солидным томом (в отличие от предыдущих, содержащих под одной обложкой условно несколько разных произведений СИ), но все же некоторая недосказанность все же осталась... Не знаю с чем конкретно это связано, но (мне) эта часть показалась несколько «слабее» предыдущих... То ли «очередная суперспособность» сыграла негативную роль, то ли что-то еще — но (в какой-то определенный момент), все это стало походить на какое-то … повествование, в стиле «я взмахнул рукой и меч противника исчез»...

Нет — конечно (вроде) и не все так плохо, однако тема суперспособностей по своему описанию (и ограниченности) видимо является неким «нежелательным элементом». И в самом деле... Ну вот представим себе «такого-то и такого-то» имеющего некую «хреновину» которой он... мочит всех подряд без зазрения совести)) И о чем тут (тогда) пойдет речь? О том — в каком именно порядке мочить? Начиная с краю или «поперек»))

В общем (наверное) именно это обстоятельство и сыграло «свою злую роль», засим... иду вычитывать продолжение))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Научный подход (Современная проза)

Этот рассказ (в отличие от других представленных в сборнике) как ни странно, производит впечатление просто юмористического. Никакой «многоплановости понятий» (тут) вроде бы и нет...

Некая (очередная) семья находится на грани безумства, поскольку 2 совершеннолетние девушки решили выбрать себе жениха. Почему решили жениться и выбирать именно конкретного юношу — вопрос отдельный, но ни о какой «любви с первого взгляда» тут (похоже) речь не идет...

Претендент на женидьбу похоже сам (внутренне) охреневает от данной ситуации, хотя и нельзя сказать что она ему совсем уж противна. Однако — кого именно выбрать из сестер (а их в рассказе, аж целых 2 штуки) непонятно, а вариант с многоженством «тут не катит»)) В общем — 2 соперницы устраивают «претенденту» какое-то подобие ЕГЭ, где совсем непонятно что идет «в плюс», а что «в минус».

Запутавшись окончательно в своих оценках, сестры (внезапно) решают вызвать арбитра (в виде третьей девушки) которая должна оценить результаты и вынести окончательный вердикт. Но увы!)) Финал «этой короткой пьесы» становится неудачным для обоих сестер)) И причина этого — совершенно дурацкий подход к «выбору жениха»... Не знаю — каковы были критерии «отбора», но все это похоже на одну большую глупость подростков, которой молчаливо потакают старшие. Финал — как всегда показал, что «любовь» не просчитаешь и что «в этом деле» нет благородной уступки очереди и (что) здесь каждый сам за себя... Впрочем... как и практически везде в нашей жизни.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: Время Вызова. Нужны князья, а не тати (Социальная фантастика)

Когда-то давным давно я уже читал эту книгу, но «по прошествии лет» (в моей памяти) что-то как то мало отложилось и сразу сказать «о чем она» я так и не смог. Начав же читать данную книгу я (с некоторым удивлением) осознал что вся художественная часть здесь собственно «ни о том»... Это не очередная Злотниковская стратегия переустройства «прошлого» (на этот раз, как раз сурового настоящего), и это (по сути) книга не о героях меняющих мир (как может показаться на первый раз).

Несколько представленных (читателю) историй содержат путь становления героев романа... Не историю о том «как стать миллионером», а для чего им становиться! И ту не будет никаких «универсальных принципов успеха», кроме (пожалуй одного)...

Недавно я тут смотрел выступление одного дяди (заработавшего «туеву кучу» денег), в котором он «поучал неофитов» на тему «как не просрать бездарно свою жизнь». Помимо всяческого «лайфхака», он озвучил одну простую мысль: «...вот ты проснулся, открыл журнал Форбс... а тебя там нету... что делать? П#зд#й на работу!!! А вот что делать — если ты проснулся, открыл журнал Форбс, а ты там не на первом месте? Правильно)) П#зд#й на работу!!!))

Однако каждый из нас (наверняка) спросит: «... мол хожу каждый день и.... (дальше по тексту)). Что в выступлении миллиардера, что в этой книге вы не найдете «стопроцентного совета». Но может быть, надо идти на ту работу, которая «тебе в кайф» (да простят меня за этот слоган). Не на ту работу — где все давно обрыдло, «начальник дурак», и прийдя с которой ты «продолжаешь ненавидеть всех вокруг»? Думаю — да (хотя и это лишь один из необходимых, но малых «элементов успеха»).

Не буду дальше писать о том «как надо», ибо легко давать советы «с низшей ступени пищевой цепочки». Однако (на мой субъективный взгляд) эта книга является не сколько художественным произведением (на ту или иную тему), а именно средство для осознания «своих перспектив» при «заданных условиях». Честно говоря — когда я понял это, то положил книгу недочитанной куда-то на полку и примерно месяц «ее упорно не замечал». И в самом деле — тяжело осознавать себя... кем-то кто постоянно мечтает, но практически ничего не делает для «того и того».

Конечно — (кому-то опять) все это может показаться сумбурным признанием «в собственном ничтожестве», однако (в целом) я все же рад, что (в итоге) эту книгу дочитал до конца... P/

P.S И что касается финала — не стоит ждать «окончательной победы над злом». Несмотря на «вставки из другой реальности», здесь нет альтернативы (в которой русский мир заменяет США). Т.е — это не очередная попытка описать «как мы выбрались из ямы и показали всему миру»... Нет. Вместо этого автор убедительно показал что к «светлому будущему» ведет почти бесконечная череда битв и сражений... Которых у каждого (из нас персонально) еще очень и очень много. И даже одно поражение здесь не значит ничего, если (конечно) оно тебя вконец не сломало...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Адамов: Тайна двух океанов (Научная Фантастика)

Книга добрая и интересная. На ней должны вырасти наши дети, чтобы в жизни они были - ЛЮДЬМИ.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Ведьмин круг (СИ) (fb2)

- Ведьмин круг (СИ) 262 Кб, 14с. (скачать fb2) - (Asya_Arbatskaya)

Настройки текста:



Когда это случилось первый раз, Жанна испугалась.

Она без цели слонялась по лесочку в километре от дома, который снимал Игорь на лето, заботясь лишь о том, чтобы её путь не пересёкся с неосторожным грибником.

Глеб увлечённо рисовал пейзажи, Андрей бегал со своими ровесниками по всей деревне (Аббатикова незаметно прицепила к его любимой футболке амулет, чтобы всегда знать, куда его заносит), сам Игорь приезжал только на выходные… Одним словом, некромагиня в этом пасторальном раю очень быстро заскучала. В окрестностях не водилось особой нежити, разве что мавки прятались в почти пересохшем пруду, куда всё равно никто не ходил, да хмыри иногда пошаливали в заброшенном доме. Приструнив мелочь в первый же день своего пребывания на даче, Жанна попробовала найти кого покрупнее, но потерпела неожиданное фиаско. Всё вокруг жило и дышало так, словно никакого магического мира вовсе не существовало.

Нет, разумеется, для Бейбарсова, особенно после приключений с берегинями и кромешниками, это было идеальное место, но ведь Аббатикова не могла позволить себе оказаться в подобной изоляции! Магия была ей нужна, она настолько сроднилась с ней, что даже не осознавала до этого, какое место та занимает в её жизни.

И вот, после недели безделья, просто идя по лесу и сбивая тяжёлыми ботинками поганки, Жанна наткнулась на ведьмин круг.

Около сотни ядовитых говорушек выстроились ровным кольцом, кокетливо белея в полумраке. Лопухоида подобное зрелище могло и в восторг привести, только вот некромагиня знала, что просто так эти круги не появляются. Подойдя поближе, она невольно вздрогнула, хотя, казалось бы, разве могло ли её что-то напугать после школы алтайской старухи… В центре круга лежал ребёнок.

Мёртвый, разумеется.


Никакого отношения к ведьмовским шабашам ведьмины круги не имели, Аббатиковой это было прекрасно известно, да и эльфы в них не танцевали. Эти кольца являлись проявлением силы, годами копившейся под поверхностью земли, и обуздать эту силу вряд ли бы смог кто-то уровнем ниже Древнира. Жанна даже не была уверена, что с ней совладал бы Сарданапал, пусть и не было равного ему мага среди ныне живущих.

Алтайская старуха обязательно бы попробовала найти лазеечку, черпачок, чтобы хоть пригоршню, хоть каплю стихийной магии добавить в свой арсенал, но Аббатикова трезво оценивала свои возможности: ей стоило держаться как можно дальше от ведьминых кругов.

И, тем более, нечего было сожалеть о незнакомом мальчишке. Таких не водилось в деревне, некромагиня точно знала – скорее всего, ребёнка вытолкнуло порталом откуда-то ещё, где ему не посчастливилось повстречаться с близнецом местного круга.

Ни словом не обмолвившись Глебу о своей находке, Жанна, тем не менее, ночью написала Лене подробное и обстоятельное письмо: кто знает, может, по виду грибов возможно определить, чего ждать от коварного новообразования. Аббатикова помнила из детства разные истории, но не слишком доверяла своей памяти. Рассказы о замученных детях перемежались байками о магах, потерявших свой человеческий облик и превратившихся в подобие двуногих грибов; сухие строки из учебника о том, что в ведьминых кругах настолько высока концентрация некротической энергии, что убьёт любое создание, оказавшееся внутри, спорили с детскими мечтами о баснословном могуществе. «Бейбарсов наверняка помнит лучше, – с горечью подумала Жанна. – Жаль, что нельзя у него спросить…»

Все ведьмины круги на свете были связаны между собой. Этим, кстати, объяснялись многочисленные пропавшие без вести в лесах – поглотив свою жертву и высосав всю энергию, кольцо выплёвывало труп в сотнях километров от места пропажи. Иногда тело находили, но и тогда, чаще всего, оно оказывалось в могиле с табличкой «Здесь покоится неизвестный бродяга». Разве кто догадается, что пропавший под Москвой охотник и иссохший старик в лесах Якутии – один и тот же человек…

Утром, за завтраком, когда Андрей завёл свою излюбленную песню о том, как ему нужен велосипед, Жанна излишне резко ответила, что ездить на нём всё равно будет некуда. Ратников-младший, удивлённый такой реакцией той, кого привык считать своей верной союзницей, в молчании доел овсянку и ушёл в свою комнату под самой крышей.

– Что-то случилось? – приподнял бровь Глеб, стоило ребёнку выйти за пределы слышимости.

– Нет, – Аббатикова тряхнула волосами, поспешно отворачиваясь к раковине.

– Жанна, – Бейбарсов подошёл к ней и приобнял за плечи, – мы слишком давно знакомы, чтобы ты могла мне врать.

Некромагиня помолчала, прикусив губу и сосредоточенно отскребая кастрюлю. Глеб легонько дунул ей в макушку и прижал к себе покрепче.

– Не с-аши-ай, – наконец сдалась Жанна. – По-алу-ста.

Бывший некромаг постоял рядом с ней ещё некоторое время, но Аббатикова упрямо изображала, что совершенно его не замечает.

– Ладно, – кивнул Бейбарсов. – Сама расскажешь. Я вернусь вечером, хочу накидать как можно больше эскизов с лесом.

Смысл сказанного не сразу дошёл до сознания Аббатиковой, но, когда она рывком развернулась, чтобы остановить Глеба, его и след простыл, только скрипнула, закрываясь, входная дверь.


Несколько дней всё было спокойно, хотя Жанна носилась по окрестностям, как сумасшедшая. Ведьмин круг исчез, будто и не было; вместе с ним и тело мальчика.

А к концу недели некромагиня едва сама не оказалась в ловушке, не разглядев за травой, что к одному грибному кольцу плотно прилегает другое, поменьше. Нетопырь, принесший письмо от Лены, очень вовремя заверещал, закружился над головой Жанны, заставив её шагнуть назад.

К счастью, оба круга были пусты; но от этого легче не становилось. От злости на саму себя, что чуть так глупо не попалась, Аббатикова размела в труху торчавший неподалеку толстенный пень, после чего села прямо на землю и принялась читать.

Свеколт, не отказывая себе в удовольствии, накатала целый трактат, сдобренный цитатами из дюжины источников со всеми полагающимися сносками. В паре мест рыжая некромагиня увидела чужой почерк, спорящий с ровными острыми буквами Лены. «Шурасик, – усмехнулась про себя Жанна. – Когда-нибудь, наверное, они перестанут спорить. Например, когда мне придётся поднимать его зомбяком после особо бурной ссоры…»

«Несмотря на определённое родство силы, некромагу твоего уровня ни в коем случае нельзя приближаться к ведьмину кругу с целью использовать его скопленную за годы магию, – вещала Лена со страниц письма. – Также крайне опасно пытаться достать то, что круг захватил в свои сети. Неразумные маги, пробовавшие отобрать жертву у этого совершенного хищника, подвергались наказанию хуже, чем смерть. Хуже, чем смерть некромага, не передавшего свой дар. Точных описаний того, что их ожидало, нет, так как никто не вернулся; однако все свидетельства указывают на невыносимые муки и стирание личности при полном осознании процесса».

Жанна оторвалась от чтения, чтобы прикинуть, сколько ещё понаписала трудолюбивая, но увлекающаяся подруга. Оказалось, что впереди ещё семь листов; устало вздохнув, Аббатикова открыла последнюю страницу, увидела привычное «Береги себя, присматривай за Г., прилетай, когда хочешь», свернула письмо и сунула его за пазуху. Почитать можно и потом, тем более что, скорее всего, ничего полезного Свеколт сообщить не потрудилась. Либо ей не дали этого сделать.

Последние полгода Жанне казалось, что их былая связь начала таять. Она всё реже обращалась к ней, чтобы проверить, всё ли хорошо у сестры; ну а Глеба научилась чувствовать каким-то другим, доселе неизвестным способом. Исчезло ощущение чужого плеча рядом, и если поначалу Аббатикова скучала, то теперь уже даже привыкла.

Грибы, составляющие ведьмины круги, выглядели до умиления невинно. Выбрав палку подлиннее, некромагиня сбила ближайшую к себе шляпку, замерла, ожидая реакции. Убедившись, что небо не падает на землю и сотни демоны не терзают её тело, она осмелела и, как следует размахнувшись, скосила целую пачку говорушек.

Нетопырь, оставшийся передохнуть на ёлке, что-то возмущённо пискнул, но Жанна не обратила внимание, вовсю расправляясь с грибами, вымещая на них всё то, что накопилось внутри. Ошмётки белой грибной плоти полетели в разные стороны, прилеплялись к стволам деревьев болячками, оседали на волосах рассерженной некромагини.

Палка сломалась, встретившись с камнем, и Аббатикова её отбросила. Целостность кругов давно была нарушена, и она посчитала, что теперь ей ничего не угрожает. Под ребристыми подошвами ботинок говорушки сминались и лопались, источая сильный запах, вызывавший у Жанны рвотные позывы.

Она остановилась, только когда убедилась, что от колец не осталось и следа.


Спустя два дня Глеб и Жанна поругались.

Андрей весь предыдущий вечер провёл на карьере, где в песке гнездились ласточки: ребятне очень нравилось наблюдать за их стремительными передвижениями. Бейбарсов считал, что это опасно, а Аббатикова была рада, что Ратников-младший держится от леса подальше.

Ссора, начавшаяся с бытового несовпадения взглядов, неожиданно едва не выросла в небольшой катаклизм местного масштаба.

– Нельзя ходить в лес! Не-я! Ам о-асно! – сердясь всё больше, повторяла Жанна. – Ты п-осто е они-аешь! Е у-ст-уешь!

И тут же, увидев, как сузились глаза Глеба, осознала свою ошибку, но было поздно.

– Да, я ведь инвалид, – растягивая слова, кивнул Бейбарсов. – Куда мне до всесильной тебя.

– Я не э-о и-ела в иду! – сдала назад некромагиня.

– Конечно, Жанна, – бывший некромаг, словно совершенно не замечая собственных действий, взял забытый часом раньше карандаш и начал крутить его в пальцах, как раньше бамбуковую тросточку. – Ты всегда имеешь в виду не то, что говоришь.

– Г-еб!

– «Геб, Геб», – передразнил Бейбарсов. – Прямо как в старые добрые времена. Я же вижу, что тебе тут не нравится. Тебя всё здесь тяготит. Шляешься целыми днями непонятно где, разнюхиваешь всё что-то… Ты не можешь жить без магии, потому что ты без неё – ничто! Я помню тебя в первый год у старухи – дрожащая малявка, не сводящая с меня жадного взгляда. С тех пор ничего так и не изменилось.

Жанна открыла рот, чтобы жарко возразить, но вдруг поняла: в чём-то он был прав. Может быть, именно в этом и крылась причина её скуки? Она не помнила лопухоидной части своей жизни, и возвращение к ней ощущалось довольно неприятно, как будто у неё отобрали что-то важное, вроде возможности видеть или обонять.

– Молчишь? – подначил Глеб. – Правильно делаешь. Что бы ты ни сказала, это будет бесполезно. Я думал, нам с тобой по пути, но, похоже, для тебя это не так. Может, пора уже возвращаться к Свеколт?

– Но я тебя… – начала было Аббатикова, но Бейбарсов перебил её:

– Избавь меня от этого, надоело!

Некромагиня смотрела на него широко открытыми глазами, не веря в то, что слышит. Ей казалось, что всё вокруг рушится; последний раз ей было так плохо, когда Глеб исчез, не предупредив сестёр по уже бывшему на тот момент дару.

– Убирайся, – тихо повторил Бейбарсов.

Карандаш в его руке осыпался прахом.

Всхлипнув, Жанна кинулась прочь из дома, на ходу вытирая слёзы.


Ноги сами привели некромагиню в лес: столько дней подряд она ходила сюда, что теперь для неё словно бы и не существовало других маршрутов.

Не хотелось верить, что Глеб говорил всё это всерьёз; но Жанна слишком хорошо знала своего друга, брата, любимого. Он не бросал слов на ветер.

Некромагиня бежала, то и дело врезаясь в деревья, отталкивалась от них, снова спотыкалась… Она, выросшая в лесу, словно растеряла все свои былые навыки. Или это отчаяние стёрло их, заблокировала, лишила к ним доступа? В голове раз за разом звучали последние слова Глеба; его тяжелый взгляд, казалось, до сих пор преследовал Аббатикову.

Вдруг, больно ударившись коленями о поваленный ствол, Жанна пролетела вперёд и рухнула на влажную мягкую землю. Ладони засаднило – очевидно, затормозила некромагиня о какие-то ветки или камни; зато голова вдруг стала чудесно пустой, без единой мысли.

Аббатикова недоумённо подобрала опавший лист и поднесла его почти к самому носу, пытаясь сфокусироваться, но что-то мешало. Белый туман затапливал сознание, принося покой и свободу от чувств, но Жанна не хотела расставаться со своей болью вот так просто. Она принадлежала ей, как и всё, что было связано в её жизни с Глебом, и обменять её даже на счастье казалось чем-то кощунственным. Ощущая странное сопротивление воздуха, будто её поместили в гигантский стакан с киселём, некромагиня поднялась на четвереньки, потом на ноги. Перед глазами всё плыло, от круговерти ощутимо затошнило, в ушах гудела кровь: сердце старательно выполняло свою работу, несмотря ни на что.

Жанна попробовала что-нибудь сказать, позвать на помощь, но горло перехватило. Сделав малюсенький шаг, она почувствовала, что носок её ботинка упёрся во что-то объёмное, но податливое. Поскольку это небольшое движение как будто сожрало все оставшиеся силы, Аббатикова позволила себе опуститься вниз.

Первым, что нащупали чуткие пальцы, оказалась застёжка куртки. Насколько Жанна помнила, до её падения стоял август; откуда же в лесу определённо зимняя куртка?.. Опускаясь всё ниже, чтобы разглядеть хоть что-нибудь, некромагиня вдруг уловила странно знакомый запах – то ли шоколада, то ли какао.

И странным образом аромат словно активировал другие чувства – слух поймал тихий стон, зрение сфокусировалось на несколько секунд и Жанна разглядела, что куртка розового цвета и не просто валяется, а надета на кого-то…

«Ведьмин круг!» – вспыхнуло в мозгу чёткое осознание.

Аббатикова умудрилась попасть в ведьмин круг, причём в уже занятый перевариванием добычи!

Тело сработало рефлекторно: вряд ли кольцо могло быть большого объёма; перекатившись несколько раз (встать не получилось), некромагиня врезалась лицом в крупную грибницу. Магия всегда требовала замкнутых фигур, и единственным шансом на спасение Жанна видела прерывание круга.

Молясь, чтобы этот гриб не рос где-нибудь в центре, Аббатикова собрала остатки силы воли и вырвала его из земли.

Ощущение киселя пропало, мир перестал вертеться. Стоны за спиной некромагини перешли в тихое хныканье; на всякий случай уничтожив ещё несколько поганок, Жанна рывком поднялась.

В паре шагов от неё лежала девочка лет трёх в розовой куртке и синих джинсах с цветочками. Шапка сбилась и валялась чуть в стороне; светлые косички растрепались и выглядели так, что обрезать их было явно проще, чем расчесать.

– Эй, – позвала Жанна хрипло, закашлялась, повторила погромче: – Ты меня слышишь?

Ребёнок снова застонал, не открывая глаз.

– Давай-ка мы с тобой отсюда уберёмся, – сказала некромагиня скорее себе, чем малышке.

Аббатикова не была уверена, что ведьмино кольцо можно нейтрализовать настолько простым способом, и теперь корила себя за то, что так и не дочитала письмо Лены. С трудом подняв девочку на руки, некромагиня заспешила прочь от коварного места силы.


Когда Жанна подошла к дачам, уже сгущались сумерки. Отметив про себя, что она провела в кольце куда больше времени, чем думала, некромагиня медленно подошла к двери своего дома. Она одновременно боялась увидеть Глеба и хотела продемонстрировать ему свою находку, но в доме стояла идеальная тишина – чуткий слух Аббатиковой не уловил ни единого звука.

Вздохнув (то ли облегчённо, то ли разочарованно), некромагиня быстро проскользнула внутрь, поднялась на второй этаж, аккуратно сгрузила ребёнка на кровать в их с Глебом комнате. Малышка, пока они шли, успела заснуть; на её бледное личико понемногу возвращался румянец. Жанна сняла с неё куртку, под которой обнаружился синий свитер с крылатой лошадью.

– Это же откуда тебя занесло? – вслух спросила Аббатикова.

Малышка, конечно, не ответила. Она свернулась клубочком, подсунула ладошку под щёку и засопела так сладко, что у Жанны защемило сердце.

«Некромаги не могут иметь детей» – прописная истина магического мира висела над ней дамокловым мечом. В последнее время она часто думала об этом, когда долго не могла уснуть; Глеб, прижимавший её к себе даже во сне, скорее всего, даже не догадывался, как остро она хотела подарить ему сына. Она видела, как он общается с Андреем, и прекрасно понимала: ему самому уже пора становиться отцом. Ему двадцать два, ей двадцать один – отличный возраст для молодых родителей.

Безумная алтайская старуха украла у них не только их детство, их юность и их родителей, она похитила их у жизни и лишила шанса подарить эту жизнь другим.

Глаза снова защипало, и Жанна быстро отвернулась. Сейчас нельзя было плакать; зато стоило придумать, как объяснить Бейбарсову, а потом и Игорю, откуда тут ребёнок и почему о нём не надо сообщать в милицию.


Некромагиня налила чай и по старой привычке присела на стол, грея руки о кружку. За окном окончательно стемнело; наконец послышался скрип калитки и торопливые шаги по дорожке. Сердце девушки забилось сильнее от волнения: как-то пройдёт их встреча с Глебом? Он же чётко сказал, что не хочет её видеть, а она вернулась, к тому же не одна…

– Быстро в душ, – послышался голос бывшего некромага.

– Да понял, понял, – недовольно фыркнул Андрей. – Жанна, привет!

Громко топая, младший Ратников прошёл в ванную комнату. Аббатикова глубоко вздохнула, унимая дрожь во всём теле.

– Всю одежду в стирку! – напомнил вдогонку Андрею Глеб.

Мальчик что-то ответил из-за закрытой двери, но некромагиня не стала вслушиваться. От нервов её снова затошнило, и она теперь мечтала отставить подальше чашку, но для этого ей пришлось бы повернуться лицом к Бейбарсову… «Как трупы выкапывать – так мне нормально, а как поговорить с Глебом – так вся из себя мисс беспомощность, – мысленно заругала себя Жанна. – Ну как так-то?»

Она слышала его дыхание – он не спешил уйти; но и не приближался, стоял с другой стороны стола. Тишину нарушали лишь шум воды и тиканье настенных часов.

Некромагиня уже хотела сдаться, поставить кружку и повернуться, когда Бейбарсов подскочил к ней и порывисто обнял. Аббатикова от неожиданности разжала руки, и чашка покатилась по полу, расплескав всё содержимое.

Бывший некромаг развернул Жанну к себе лицом, погладил кончиками пальцев по щеке. В его взгляде не было ни злости, ни обиды, только нежность.

– Глеб… – шепнула Аббатикова, но Бейбарсов не дал ей ничего сказать, запечатав рот поцелуем.

Они оторвались друг от друга, только когда на кухню вошёл Андрей.

– Опять вы этим занимаетесь, – скорчил недовольную рожицу Ратников-младший. – А что на ужин?

– Разогрей вчерашнее, – Глеб кивнул на холодильник. – И спасибо за это тебе, если бы ты не заставил меня весь день торчать на карьере, сейчас у нас была бы картошка с грибами.

– Что случилось? – Жанна перевела взгляд с одного на другого.

Свежевымытый Андрей уже деловито жевал что-то прямо из холодильника, а вот руки, куртка, штаны с ботинками и даже нос Бейбарсова были в песке.

– Мальчик из соседнего дома решил покататься по склону карьера и зазвал вот этого гения с собой, – объяснил бывший некромаг. – Сначала было весело, а потом мне пришлось их выкапывать. Знаешь, непередаваемые ощущения – в кой-то веки выкапывать живых!

Против воли Аббатикова рассмеялась. Действительно, очень непривычное занятие для некромага.

– Да не так всё было! – заворчал Андрей, впрочем, распространяться не стал.

– Да-да, и я тебе не говорил, что там опасно, – фыркнул Бейбарсов. – Ешь и шагом марш в свою комнату. Завтра со двора ни ногой!

– Ну Глеб! – заныл Ратников-младший. – Чего ты сразу как папа…

– Андрей, твой папа мне голову снимет, если с тобой что-то случится!

Мальчик насупился, но не продолжил препираться. Видимо, на самом деле он всё-таки натерпелся страху, а теперь только храбрился перед зрителем в лице Жанны.

– Глеб, – некромагиня потянула его за рукав. – Пойдём в комнату, там… – она осеклась, не зная, как объяснить.

Но Бейбарсову были не очень интересны её объяснения.

– Чтобы через пять минут был в кровати, – погрозил он пальцем младшему брату, прежде чем позволить Аббатиковой увести себя.


– Вот, – просто показала на кровать Жанна, решив обойтись наглядным пособием.

Глеб с удивлением уставился на спящую девочку.

– Я нашла её в лесу, – некромагиня присела на краешек постели, поправила лезущие в лицо малышки волосы. – Она должна была погибнуть, но я… Как-то спасла её. Её затянуло в ведьмин круг, причём где-то не здесь – она одета по-зимнему.

– Ведьмин круг? – Бейбарсов резко посерьёзнел. – Ты же знаешь, насколько они опасны? Тебя должно было выжать досуха в нём!

– Как видишь, что-то пошло не так, – Аббатикова смущённо улыбнулась. – Я была за краем, скорее всего, теперь так просто меня не взять. Я спрашивала у Лены, но она ничего толком мне не ответила…

– Жанна! – бывший некромаг схватился за голову. – Конечно, Свеколт тебе ничего не скажет, она с ними не встречалась! Ты не могла у меня спросить? Старуха показывала мне круги. И их действие на лопухоидов, магов и некромагов в прямом эфире.

Аббатикова потупилась. Она так стремилась оградить любимого от любого столкновения с магией, что совершенно упустила из виду тот факт, что последние полгода в землянке старуха обучала Глеба отдельно от них. И за те знания, что он тогда получил, Ленка была готова душу продать, но старуха лишь отмахивалась.

– Ты из-за этого не хотела, чтобы я в лес ходил?

Некромагиня кивнула.

– Жан, ну я же не ребёнок неразумный! – Бейбарсов хохотнул. – Ну посшибал бы пару поганок, этим дело и кончилось бы.

– Прости, – Аббатикова чувствовала себя очень глупой. – Я…

– Не извиняйся, – помотал головой Глеб. – Но впредь не делай из меня беспомощного щенка. Я знаю, что ты из лучших побуждений, но выходит всё равно… Не очень.

Девочка, до этого мирно спавшая, завозилась и сквозь сон позвала:

– Мама…

Жанна тут же встрепенулась, наклонилась к ней:

– Тш-ш, всё хорошо, – она не была уверена, что малышка говорит по-русски, но уповала на то, что интонации понятны всем.

– Мама, холодно…

Бейбарсов молча подал Аббатиковой плед, чтобы та закутала девочку.

Убедившись, что ребенок снова заснул, они вышли из комнаты.

– А как её зовут? – вдруг спросил бывший некромаг.

– Не знаю, – вздохнула некромагиня. – Она только сейчас что-то сказала. Удивительно, что она вообще русская.

– Она такая маленькая, – Глеб странно-мечтательно улыбнулся. – Давай пока звать её Кнопкой?

Жанна в порыве нежности обняла его и легонько взъерошила его волосы.

– Я боялась, что ты рассердишься на меня за неё, – призналась она.

– Разве я вообще когда-то сержусь? – отшутился бывший некромаг.

– Кнопка так не похожа на нас…

– И одновременно похожа, – не согласился Бейбарсов. – Её тоже украли. Только ей повезло куда больше – её нашла ты, а не очередная безумная старуха с манией передачи дел.

– Мы можем найти её родителей…

– Нет.

Аббатикова подняла на Глеба непонимающий взгляд.

– Ведьмин круг перемещает не только в пространстве, но и во времени. Всегда, – объяснил он. – Поэтому их и не находят. Возможно, её мать сейчас только беременна ей. Либо уже десять лет как носит цветы на её могилу, – по тому, как отрывисто он говорил, некромагиня поняла, насколько тяжело ему даются эти слова. – Они её не узнают и не примут.

Жанна закусила губу. Она не верила, что мать может не узнать своего ребёнка, но разве не сама она несколькими часами ранее примеряла на себя роль молодой матери? Если Глеб прав, то у малышки только одна дорога – стать частью их семьи.

Некоторое время они простояли в молчании, не разрывая объятий.

– Жан, – позвал Бейбарсов.

– М-м? – некромагиня так пригрелась у него в руках, что ей совершенно уже не хотелось о чём-то говорить.

– А давай поженимся?

Но прежде, чем она переварила вопрос или нашла в себе силы хоть как-то отреагировать, с верхних ступеней лестницы донёсся победный клич, способный устыдить самого громкоголосого индейца.

– ЙЕС! – заорал Андрей.

– Напомни мне завтра запереть его в комнате, – закатив глаза, попросил Глеб.

Жанна сдавленно хихикнула. Не таким в её некромагических мечтах было предложение руки и сердца, ох, не таким…

– Давай, – шепнула она. – Но Андрея мы оставим Игорю. Хватит с нас Кнопки!


Засыпая на неудобном диване в гостевой комнате в крепких объятиях бывшего некромага, Жанна впервые за очень долгое время чувствовала, что теперь всё хорошо. Теперь всё правильно.