КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 439186 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207423
Пользователей - 97910

Впечатления

ANSI про Пустовит: FB2-Librarian (Библиотекарь) Руководство (Программы)

а моё мнение строго полярное - лет 5-7 назад искал и сравнивал проги для хранения книг, так вот именно эта прога заставила меня долго "танцевать с бубном" (сначала по установке, потом по запуску и использованию - то работаю, то не работаю, то вижу базу, то нет((
были использованы ОС от windows XP до windows 8.2
остановился на Calibre, в базе 225 тыс книг и еще примерно столько же ждёт добавления туда

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Пустовит: FB2-Librarian (Библиотекарь) Руководство (Программы)

Будет время - я набросаю брошюрку по этой очень хорошей проге.
К сожалению, у нее есть мелкие баги. В своей брошюрке я напишу как их обходить, а также напишу как использовать язык SQL для пакетной обработки (добавления, удаления, переименования) жанров базы.
Когда появится свободное время.

Пользуюсь прогой лет 17 и очень доволен. В моей библиотеке сейчас более 156 тыс. книг, а будет еще больше.

2 ANSI
Вы наверное путаете с FB2Library.
Вот она точно - то работает, то не работает, то видит базу, то нет. И не портабельна. И не имеет кучу нужных фишек, которые есть в FB2-Librarian.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Компенсация. Книга вторая (fb2)

- Компенсация. Книга вторая (а.с. Компенсация (Шалдин)-2) 284 Кб, 89с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Валерий Шалдин

Настройки текста:



Шалдин Валерий
Компенсация. Фантастика. Книга вторая



Фантастика 21-го века.

Валерий Шалдин.


Компенсация. Книга вторая.


"Меня свобода ценит, одетого в лохмотья...." (Орасио Феррер)


Вторая часть книги об истории жизни интересного человека в загадочном для него социуме.



"Буря. Мгла. В кромешном мраке заунывный вой собаки. Огороженный плетнём, деревенский старый дом....."

Навалилась холодным испытанием на несчастного Василька очередная зима вместе с сезонной хандрой. И это ещё не чёрная полоса его жизни, это, оказывается, ещё белая полоса. Но этот русский холод уже достал. Это местным всё нипочём, а Васильку - вилы. Этот сельскохозяйственный инструмент местные поминают, когда им плохо. Нет, это им, местным, эти самые вилы, а Васильку так ещё и грабли с лопатой, однозначно. Эх, жизнь моя - жестянка, да ну её в непроходимое болото. У Высших Сил с чувством юмора дела обстоят явно чрезмерно. Законопатили Василька в тело малолетнего ненормального, а теперь с любопытством наблюдают, как он тут бедует. И куда законопатили: в Россию! Вот за что мне такое наказание? Теперь смотрят на Василька сверху и ухахатываются с него, как он пытается учить русский язык. Угорают от смеха, наверное. Им смех, а мне беда сплошная. А тут везде, куда не ткнись, везде беда и недоразумение. Местные уже привыкли, а Васильку...эти самые грабли с лопатами. Даже с именем "Василёк" Высшие Силы гнусно пошутили. Ну, конечно, такому убогому существу только такое имя и носить. Ведь на местном медицинском сленге оно обозначает малолетнего сифилитика. Хоть плачь. Хоть вой. Хоть смейся. Так что давай, малолетний сифилитик, учи русский язык, лечи местных аборигенов и их животных, а мы тебе ещё какую гнусность подкинем, чтоб жизнь мёдом не казалась. И из дома на мороз в таком тряпье не выйдешь, околеешь сразу, возле крыльца.

А вот фиг вам, Высшие Силы! Таки я имею Вам кое-что сказать за свою жизнь: не хочу Вас расстраивать, но у меня всё хорошо. Что, съели! Кстати, про поесть. Вот это больная тема. Здесь, всё-таки, Высшие Силы Василька достали. У него метаболизм ускоренный, не такой, как у обычных людей, ему надо питаться значительно обильнее, чем обычному человеку. Естественно, кормилица Анна Тимофеевна, этого не очень понимает: кормит Василька, как малого ребёнка, оттого у него постоянный голод. Ага, плохое детство....недостаток витамин. Пришлось, с отчаяния, съесть кошкин корм прямо из её миски. Тимофеевна, как такое увидела, стала кормить Василька чуть обильнее, но без всяких изысков. Хорошо прожаренный стейк под карамельным соусом и с жареными овощами она не предложила. Ой, куда это я? Об этом даже думать нельзя. Но, хотелось бы чего-нибудь простенького. Филе из морского чёрта, например, с гарниром. Так, сколько у нас времени до обеда? А на обед у нас будет борщ и картошка в горшочке. Борщ это великолепно, а горшочек у них называется чугунок. Вынимается он из русской печи ухватом, это такое хитрое приспособление. Хороший такой этот чугунок, сиротского размера. Василёк такой размер одобрял. Это вам не ресторанные "мизерные" горшочки. Зато он не одобрял, что Тимофеевна кладёт картошку в этот чугунок не доверху, а только на половину его объёма. Понятно, что это она делает из экономии. Но голод сводит Василька с ума. Голод заставляет делать такие вещи, которые в здравом уме даже пьяный бездомный сеньор не сделает. Вот у Василька крышу и снесло. Случайно увидел он литровую бутылку с вином, которую Тимофеевна опрометчиво поставила на видное место. Да....не хорошо получилось. Стыдно-то как. То у кошки её корм съел, то вино Тимофеевны употребил в одно лицо. Видно было, что кормилица, как только сообразила, что бутылка пустая, так сильно расстроилась. Переживает старушка, что ей не досталось. А Василёк просто не мог остановиться, когда дорвался до вина: пил и пил, пока оно не кончилось. Организм с жадностью усвоил сахар, а алкогольную интоксикацию Василёк вывел из организма, пожертвовав единичкой силы. Потом он, осознав сие деяние, сидел около стены в обнимку с верной кошкой. Переживал. Ему было стыдно, но он надеялся на амнистию. Надеялся, что его поймут и простят.

А Тимофеевна вечером долго молилась Господу Богу. Половину того, что она говорит во время молитвы, Василёк не понимал. Опять русский язык преподнёс сюрприз. Оказывается, молятся здесь на русском языке, но совершенно не на таком, как разговаривают. Так что, теперь Василёк понял, что есть ещё один русский язык, на котором разговаривают с Богом.

- Бо́же ве́чный и Царю́ вся́каго созда́ния, сподо́бивый мя да́же в час сей доспе́ти, прости́ ми грехи́, я́же сотвори́х в сей день де́лом, сло́вом и помышле́нием, и очи́сти, Го́споди, смире́нную мою́ ду́шу от вся́кия скве́рны пло́ти и ду́ха, ибо, Господи, дура я грешная, как есть дура набитая с мозгами набекрень. Даже не знаю, как Тебе господи во всём признаться. Очень уж опасаюсь гнева твоего праведного. Хоть, Ты Господи, и дал мне, дуре, здоровья, но не дал мне ума и наставлений, как мне моего внучка блаженного прокормить. А он, чертяка окаянная....ой, прости Господи за сквернословие, ибо дура....так он Господи обжорец ещё тот, на почве ограниченности ума и скудности сознания. Каюсь, не доглядела я Господи, как он у кошки миску кошкиной еды схарчил. Кошка тоже дура....другая бы не дала свою еду сожрать, а эта ушами своими-то лохматыми прохлопала. Сидела и блямкала своими глазюками, как дура. Я этот натюрморт увидела, когда дитё безмозглое уже доедало кошкин корм. Вот такая стыдоба. Как я с таким грехом спать спокойно лягу? И да́ждь ми, Го́споди, в нощи́ сей сон прейти́ в ми́ре, да воста́в от смире́ннаго ми ло́жа, благоугожду́ пресвято́му и́мени Твоему́, во вся́ дни живота́ моего́, и поперу́ борю́щия мя враги́ плотски́я и безпло́тныя. Может дом наш надо освятить, как в городе говорят, радикально, то есть весь до крыши? Батюшку, что ли пригласить? Как Ты считаешь, Господи? Или мозгов мне дай, чтобы могла прокормить этого обормота прожорливого. Виданное ли дело, чтобы дитё съедало две булки хлеба за 16 копеек каждая? Дитё безмозглое, ест и ест, оно не понимает сколько съедает. Ещё оно, дитё это, смеяться стало. Страшное дело. Сидит себе спокойно, сидит, вдруг как захохочет. С чего смеётся? Так сдуру и смеётся. И изба́ви мя, Го́споди, от помышле́ний су́етных, оскверня́ющих мя, и по́хотей лука́вых. А резвости мне Господи побольше дай, а то не успеваю уследить за этим дитём. А то получится, как вчера. Не знаю, как и рассказать. Страшно. Тут мне соседка дала литр своего креплёного вина, причащаться, Господи, после молитвы к Тебе. Ага, причастилась. Опять каюсь, не досмотрела я Господи, а дитё-то до этой бутылки добралось и выжрало её, не благословясь, полностью. До донышка. Думала я, что всё, карачун пришёл моему Васильку. И я заодно помру от горя и несмываемого позора. Ан, нет. У этого дитя даже ни в одном глазу. Господи, кого же это я рощу. Дурак он деревенский, так теперь ещё и алкаш пропащий. Я́ко Твое́ е́сть ца́рство, и си́ла и сла́ва, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Надоумь Господи меня дуру, как жить дальше, ибо сама я не ведаю. Ами́нь.

Не, ну а чего она так беспокоится - стал думать в позитивном ключе Василёк. С кем не бывает. Может же себе иногда позволить благородный кабальеро немного выпить? Конечно, может! Да и не дитё я вовсе, всё-таки уже девяносто лет стукнуло, пора уже в детство впадать. А то я распереживался, как малый ребёнок, право слово. Непорядок. Надо прекращать думать как малолетний сифилитик. Впредь больше здорового цинизма, а то с голоду ноги протяну в этой России, и не успею выполнить свою великую миссию. А какая у нас великая миссия? Неужели надо всё бросить и заняться прогрессорством в этой отсталой стране? И как вы себе это представляете? Осчастливить их информацией об интернете, мобильных телефонах, о толерантности к неграм и ЛГБТ сообществам? Ага, надо прийти в их Политбюро и всё это выложить, этому их Генеральному секретарю. Пусть его кондрашка хватит.

Василёк представил картину, как он добивается встречи с самим "дорогим" Леонидом Ильичом, и рассказывает ему, что надо сделать в стране, причём быстро, пока не началось. От этой представленной картины его прорвало на смех, и он дико захохотал. И есть с чего: здесь в бытовом плане примитив, зато идеология в виде веры в коммунизм. И вдруг предложить им мыслить шире, толерантнее, интернет забубенить и негров любить, а на волосатого товарища Маркса наплевать вместе с Энгельсом.

Тимофеевна как раз заканчивала вечерний доклад Богу, как услышала смех придурашного ребёнка. Покосившись на внезапно развеселившегося дитя, она только стала энергичней креститься. Тот сидел в обнимку с кошкой и заливался счастливым смехом. Много ли дурачку надо, чтобы посмеяться. А Василёк не мог остановиться. Не, ну можно, конечно, ещё всё рассказать вот этой Тимофеевне. Ага, особенно про мобилы и интернет. Она, конечно, всё поймёт, правда, долго придётся объяснять, что такое ЛГБТ сообщества, и за каким таким чёртом к содомитам надо проявлять толерантность.

Нет, сеньор Аламеда, никакого прогрессорства: только желание выжить и холодное изучение данного социума в личине дурачка Василька. И, само собой, изучение и совершенствование магических способностей полученных "в дар" от Высшей цивилизации, чтоб ей пусто было.

А что у нас с магическими способностями на сегодняшний день? Василёк отложил на потом осмысливание доктрины своей дальнейшей жизни и занялся своим любимым делом: изучением уровня своего магического могущества.

Итак, у него имеется в наличие:

- мощный диагност и информационная база на многих языках до существующего года, а так же огромная база данных по медицине, причём диагност развивается от усилий Василька; плохо только, что труды по медицине, разработанные высшими цивилизациями даны на русском языке;

- основное хранилище силы на 30 единиц силы (ага, уже целых 30 единиц, причём восстанавливаются эти единицы за 21 час);

- бонусное хранилище силы на 70 единиц силы (здесь сила только хранится про запас, причём Василёк ни разу не воспользовался бонусным хранилищем. Он рассудил так: а вдруг потрачу всю силу из основного хранилища и свалюсь без сил, вот резерв и спасёт меня);

- простой, заполненный на 10 единиц силы, аккумулятор (используешь всю силу в нём, он пропадёт) - вещь не очень ценная, но пусть будет;

- простой, но специальный аккумулятор на 20 единиц (этот не пропадает, если обнулишь его, но и сила в нём не восстанавливается);

-простой, но самовосстанавливающийся аккумулятор со скоростью восстановления одна единичка силы в сутки (сейчас в нём всего 4 единички, а максимальная его ёмкость 20 единиц) - это уже вещь хорошая, перспективная;

- способность создавать амулеты по одной штуки в день с ёмкостью целая единица;

- ну, и умение "кошачий глаз";

- кроме этого у Василька осталось от профессора Аламеды великолепное знание математики, что очень радовало, так как некоторые идеи в этой науке требовали осмысления. В конце концов, Аламеда крупный специалист в этой области, фактически мировая величина.

Теперь о грустном. Во-первых, русский язык давался с трудом (Этот язык постоянно ставил Василька в тупик - вот почему скажите, они считают скотину по головам, а правительство и депутатов по членам? Они и женщинам-депутатам присобачивают члены. Ага, они так и называют депутата женского пола - член). Во-вторых, Васильку ещё требовалось до полного восстановления своего организма 87 единиц силы, а Тимофеевне - 180 единиц. Это если не приобретёшь новые болезни. Вроде бы немного, можно напрячься и вылечить себя любимого за несколько дней, но есть ещё Тимофеевна, есть соседи, есть их живность. А они все норовят заболеть или травмироваться, а потом мучаются на глазах Василька. Вот только кошку Мурку Василёк излечил на 100%, рядом она сидит и не сводит с него влюблённых глаз. Кошка стала статная, с густой шерстью, даже разрешила Васильку съесть её корм из её же миски. Да...был такой грех. Признаю, был неправ. Но, и терпеть постоянный голод, периодические сильные боли и упадок сил, тоже невмоготу. Существует, правда, радикальный способ питания, разработанный учёными дикого племени моруака что в Новой Гвинее. Так вот, эти моруаки жрут грязь! Может в этой Новой Гвинее грязь питательная и вкусная? Да ну их, этих моруаков, пусть лопают свою грязь, а у нас в России грязь, наверное, не очень питательна, раз её местный народ не употребляет.

Жизнь прекрасна, но сурова к большинству организмов. Порой приходится наступать на горло собственной мечте ради кусочка грубого хлеба за 16 копеек. И в этой обстановке надо иметь холодный ум, чтобы учить русский язык; планировать развитие магической силы, следить над состоянием здоровья односельчан и их живности. Кроме, конечно, соседской козы - эту экстремистку только на шашлык. Стоп! О шашлыке не думать. И о жареных рёбрышках не думать. Но запах шашлыка и гриля так и сидит в памяти, с лучком, томатами и под уругвайское или чилийское лёгкое вино. Нет, с такими воспоминаниями я до своих шести лет не доживу, однозначно. А мне ещё математику двигать. Столько новых идей появилось по теории хаоса. Идеи и мысли по этой теории бьют в голову, жаль, что у Тимофеевны нет бумаги, надо бы выложить свои мысли на бумаге для потомков. Но сейчас этого нельзя делать, не поймут-с. Поэтому свои исследования Василёк заносил на специальные файлы в базе данных, благо туда можно было разместить хоть терабайты информации. Соответственно для общества этого мира этих исследований как бы и не существовало.

Сам себя, впрочем, как и других "крупных" математиков, Василёк не считал авторитетами. Вообще он не считал никого авторитетом в науке. Он всегда говорил своим студентам, что когда главным критерием истины в науке становится мнение авторитета в науке, то от такой науке надо держаться подальше, ибо она тогда легко становится обыкновенным мракобесием или разновидностью религии. Доказывал он своим студентам этот постулат, отсылая их посмотреть теорему Байеса, в которой говорится, что апостериорная вероятность может только приближаться к ста процентам, но никогда не сможет достичь этого показателя. Он убеждал своих студентов относиться к жизни философски, а к науке с большой долей скептицизма, особенно к физике, которую он считал шарлатанством. Любая наука никогда официально ничего не доказывает - она просто ищет подтверждения или опровержения существующих общепринятых теорий, пока степень уверенности не приблизится к нулю или ста процентам. Всегда должна быть возможность поменять своё мнение на какую-нибудь теорию, если появятся достаточно убедительные доказательства. И самое главное, студенты должны смотреть на существующую жизнь реально. Эта жизнь, просто еще одна вероятность, дрейфующая в безмерном пространстве неопределенности.

Какой вывод? А вывод такой, что в деревне жить скучно. Особенно зимой. Особенно в плохую погоду. Никто в гости не идёт со своими проблемами, никто не делится новостями деревенского, районного, областного и государственного уровня. Внезапно Василёк понял, что он стал интересоваться, прости господи, деревенскими событиями. Оказывается, он сопереживает всем соседям, знает про каждую зверушку у соседей, знает про любую болячку этих соседей. Как-то все эти странные и недалёкие люди вдруг стали казаться родными и близкими. Оказывается, здесь в деревне, бывает, страсти кипят похлеще, чем описывал в своих пьесах сам Шекспир, а он знал толк в страстях. Да и старик Фрейд с интересом бы послушал некоторых местных аборигенов.

Так чего это он сидит как какой-нибудь даос, исповедующий философию У-вэй или "действие через бездействие"?

Кое-что в этой философии Василёк считал верным с точки зрения математики. Например, постулат о том, что надо довериться ситуации и принятье её такой, какая она есть. Это хорошо сочеталось с формулой теории вероятностей: "Всё в этом мире предопределено по причине того, что случайностей не бывает. Случайность - это непознанная закономерность". Поэтому надо ценить то, что есть, а у нас есть то, что дали ему от щедрот Высшей цивилизации. В конце концов, вторая жизнь, это возможность совершить прорыв в математике. Но без фанатизма. Сначала надо позаботиться о себе, о Тимофеевне, да и о соседях надо позаботиться...и об их животных тоже....о колхозной живности тоже надо позаботиться. Это что получается, за всеми этими заботами и доктрину покорения мира не разработаешь? Времени не хватит. Хорошо хоть сейчас зима, и некто не ходит в гости, можно от забот спокойно отдохнуть.

Да, совсем забыл: жизнь прекрасна и удивительна, поэтому, что бы ни случилось, на физиономии должна быть улыбка. Ага, бу-га-га-га. Только вот Тимофеевна от этого хохота пугается. Надо смеяться в гордом одиночестве, чтоб людей не пугать. Правда, Мурка? Ты моего смеха не пугаешься? Какая-то ты стала здоровая и лохматая, и ряшку наела вон какую, в миску уже не помещается. Так что, Мурка сogito ergo sum. Смирись с этим несправедливым миром и на миску свою не косись, не обломится нам с тобой от Тимофеевны до обеда, хоть мы оба треснем, как здесь говорят. Если мы треснем, то от нас будет много всякой грязи. Тимофеевне тогда два дня убирать в доме.

Давай Мурка абстрагироваться от мыслей, типа как бы хорошо и много поесть. Будем выше этого. А вот твоя жуткая лохматость, Мурка, напомнила мне, чтобы я не забывал об артефакторике. Прикинь, блохастая, что я уже могу каждый день делать амулет с целой единицей силы...в день! Одобряешь? Надо нам с тобой за зиму сделать кучу таких амулетов и отдать по соседям.... Тимофеевне я, таким образом, ещё и её нательный крестик зарядил, и её любимую чайную кружку. Сегодня, Мурка, я тебе на твою лохматую шею пришпандорю вот этот шерстяной ошейник. Носи и не снимай. Будешь теперь получать по единичке силы в день. Вот не надо со своими поцелуями мне в нос лезть, не благодари.

Скучать в одиночестве с Тимофеевной и кошкой Муркой не получилось. Даже, несмотря на плохую погоду. День перестал быть томным когда в дом пришла соседка Варвара со своею внучкой Каринкой, которой уже 13 лет стукнуло. Девушка уже, только пока нескладная. Эту девицу Васильку уже приходилось лечить, и вот опять сподобилось. По плохой погоде она умудрилась простудиться, да так, что уже несколько дней состояние только ухудшается. Естественно, Варвара вспомнила о Тимофеевне, вдруг та поможет девчонке.

Василёк, сидя в сторонке, включил диагност. Беда. У этой Каринки сейчас была настоящая бактериальная пневмония, как осложнение от вирусного заражения.

Тимофеевна с Варварой начали обстоятельно составлять план лечения. Ибо, какое лечение, да без плана. В план вошло чтение Каринкой молитвы перед иконами, с последующим выпиванием особой воды. Оказалось, Каринка состояла в пионерской организации имени Ленина, скоро её должны были принять в коммунистический союз молодёжи, поэтому она ничерта толком молитвы не знала. В школе такого не преподавали. И вообще: религия, это опиум для народа. В этом была загвоздка. Каринка сомневалась в том, что читать молитву перед иконами, это будет правильно, типа это не достойно будущего комсомольца и строителя коммунизма.

Бабушкам пришлось убеждать её, что сам Ленин знал назубок молитвы и изучал в гимназии Закон Божий, поэтому он сейчас с небес смотрит на Каринку и даёт добро на прочтение ею молитвы. Точно одобряет? Да, конечно точно! К тому же сам Иосиф Сталин был из попов, да и Феликс Дзержинский тоже. А они знали толк в построении коммунизма. Так, что не выкобенивайся, а читай молитву. Господу по барабану, что ты пионерка, да хоть член партии, ему достаточно твоего имени. Для облегчения прочтения молитвы Тимофеевна своим корявым почерком на клочке бумажке написала несколько строк из "Отче Наш". Каринка, как могла, расшифровала эти строчки. Потом, запинаясь, и путая слова, прочла по бумажке, глядя, то на бумажку, то, с испугом на образа:

Отче наш...жи, так что ли, есть на небесах!

Светится имя твоё, ага на небе, вот!

И будет воля твоя...яко...яко...это как...на небе и на земле, ага!

Хлеба нам дай где-то здесь....а....то есть днесь!

Оставь долги наши....не пойму...якоже....на коже что ли!

Не веди нас на искушение и избавь нас от лукавого! Всё...то есть, аминь!

У старушек были сомнения, что такая трактовка молитвы дойдёт до Всевышнего. Вздохнув, они решили, что Всевышний, на то и Всевышний, что бы понимать любое к нему обращение. У него голова большая, наверняка должен сообразить, о чём речь.

Василёк даже зажмурился от жадности. Вот как это понимать, что на лечение этой мелкой Каринки система затребовала аж девять единиц силы? Что за конские цены! На эту Каринку без слёз не взглянешь, и на тебе, целых девять единиц возьми и отдай. Но, давясь от возмущения, он всё-таки выдал требуемые единицы силы, когда эта Каринка пила волшебную воду. Как всегда, волшебная реакция не замедлила себя ждать. У Каринки исчезла температура, как её и не было в её организме. Исчезли последствия пневмонии вместе с микробами. Сейчас возле старушек сидела абсолютно здоровая девица, которая совершенно не понимала, за каким чёртом дала себя уговорить бабушке пойти к Тимофеевне лечиться. Ведь козе понятно, что у Каринки болезни практически и не было. Это же смешно верить, что всё просто взяло и прошло от кружки воды. Ага, оно, конечно, само прошло, к бабке не ходи, а эти две клуши думают, что от молитв и воды. А теперь если кто узнает, что она молитвы читала перед иконами, засмеют насмерть. Это отсталые старушки по глухим деревням только верят, что молитвой можно вылечиться. Фигушки: в школе сказали, что солнце, воздух и вода - наши лучшие друзья. "Вода" - а что они имели в виду? Надо пить воду или купаться в ней? Если купаться, то сами учителя пусть купаются зимой в речке....б-р-р-р. Да и летом в нашей речке лучше не купаться. Там и коровы купаются и бараны. Рядом с коровой, что ли искупаться? Так там глистов килограмм нахватаешь. Значит, воду надо пить. А вот тут Трофимовне повезло, что у неё такой замечательный колодец с вкусной водой и без глистов. Вот эта вода и ...это самое....то-ни-зи-ру-ет организм, вспомнила странное слово Каринка.

Тимофеевна угостила Каринку варёными сухими грушами, которые она выловила из компота, затем бабульки взялись обсуждать тактику дальнейшей реабилитации Каринки. Решили действовать народными средствами, а именно: во-первых, Каринку надо поить усиленно ягодным морсом, а также молоком с щепоткой соды. Можно тёплый чай с малиновым вареньем. Решили заставить Каринку полоскать горло раствором соды, настоями или отварами трав, а её нос промывать раствором соли. Можно ещё её растирать мёдом с салом или гусиным жиром. Ага, а если не поможет, то надо обязательно растирать её редькой, хреном или водкой. Ещё можно делать настои из бузины или девясила. Ну, и конечно, баня.

Ага, думала Каринка, поедая груши из компота: так я вам и дамся хреном растираться с гусиным жиром. А вот банька это здорово. Каринка заверила бабулек, что в баньку она пойдёт с удовольствием.

В деревне у некоторых жителей были неплохие бани, особенно удачная была как раз у Малининых. Перебывав друг у друга в банях, народ признал, что малининская баня будет на первом месте среди местных бань.

У Тимофеевны бани не было, давно развалилась, поэтому с помывкой бренного тела самой Тимофеевны и Василька были проблемы, особенно в холодное время года. Периодически выручали соседи, приглашая их посетить свою баню. Василёк, не привыкший к такому способу помывки, вначале дичился, а потом, вдруг, как-то распробовал это дело. Теперь посещение русской бани было для него как праздник.

- Ну, что, мелкий, - уставилась Каринка на Василька. - Пойдёшь завтра к нам в баню? Я тебе спинку потру, хи-хи. Смотрите, смотрите, а он понимает слово "банька".

Василёк уже перестал комплексовать, что потратил на девчонку кучу силы, а при слове "банька" он заулыбался до ушей. За баньку он готов был простить эту Каринку, что ввела его в убыток.

На этом бабушка и внучка засобирались домой, предварительно вручив Тимофеевне её гонорар за проделанную лечебную работу: кусок сала, кило сахара, банку сгущёнки и немного карамели. Местные знали, что непутёвый внучок Тимофеевны любит заморить червячка, поэтому, как могли, подкармливали его. Да - подумала Каринка - вот же горе луковое этот Василёк, совершенно бестолковое создание. Вот сидит с дурацкой улыбкой на физиономии, в глазах одна только бестолочь. Но уже немного научился говорить, правда, без переводчика не поймёшь. Кошка, зато у него великолепная, надо у Тимофеевны весной попросить от неё котёнка.


Русская баня и банная традиция произвела на Василька неизгладимое впечатление. Настоящий культурный шок. Раньше он специально как-то интересовался римскими термами. Да, это были замечательные строения. Можно сказать непревзойдённый эталон культуры. Но русские традиции соблюдения гигиены были ошеломляюще прекрасны. Оказывается, баня для русского человека это сакральное место, овеянное преданиями старины глубокой. Место мистическое, место для проведения культа, именуемого "банный день". В этих ритуалах участвуют даже беднейшие слои населения, вот как в этой заштатной деревне. Баня у Малининых функционировала "по белому". Это было большое капитальное сооружение, даже удивительно, как они умудрились его сделать. В этом сооружении был тёплый и сухой предбанник, в котором народ обязательно распивал чай или традиционный квас, приготовленный по секретному рецепту. Здесь же при необходимости проводились лечебные процедуры, типа растирания тела целебными составами. Дальше самое главное: это истопное отделение и сама печь. У Малининых печь в бане была произведением искусств. Печник, наверное, был гений в своём искусстве. Эта печь давала качественный пар, сами помещения были уютными и плюс запах: великолепный дровяной дух, кто понимает. У Малининых баня изнутри была обшита еловыми досками. Конечно, дубом, липой или ольхой обшить изнутри было бы, может быть и лучше, но здесь была ель. Хотя и липа присутствовала в виде липовых ушатов и других прибамбасов. Имелись здесь ольховые лавки, на которых было так приятно возлежать или восседать в пару. Ну, и конечно, берёзовые веники. Это инструмент пытки в русской бане, ибо этими вениками зверски избивали моющихся, этого требовало древнее таинство использования двух волшебных элементалей: огня и воды.

Травяной фон в бане создавали некоторые растения: ромашка, зверобой, хрен и другие. Запахи в бане были ошеломляющие.


- Кожа моя сейчас благополучно слезет и я сдохну, - угрюмо сам себе сказал Василёк, когда неугомонная Каринка, в клубах пара, зверски охаживала его нежное тело берёзовым веником. Не даст эта сеньорита спокойно погреть старику свои девяностолетние косточки. А он ведь ей сегодня зарядил её золотую серёжку волшебной силой, сделав ту серёжку амулетом. А эта неблагодарная сеньорита дерётся.

Сначала в баню загнали всякую мелкоту, в число которых попал и Василёк. Каринка уже к мелкоте не относилась, но её отправили в баню в качестве следящей над малышами, чтобы они не умудрились ошпариться кипятком. Василёк забрался на самый верхний ярус и хотел насладиться живительным теплом, но не тут-то было: его нашли в клубах пара и избили веником. Эх, старый я уже посещать баню с молодыми и темпераментными девочками, помирая на верхней полке, думал Василёк. Да, большая и сложная жизнь моя прошла, и года не те, и уже седина - стыдно молвить где. А этой нудистке не стыдно и всё нипочём. Садистские замашки у этой сеньориты: всех малышей горячим мокрым веником избила. И никто не плачет. У них что, кожа как у бегемотов? Сейчас помру!

- Не помрёшь! - заявила Каринка. Она что, мысли читает, или Василёк это вслух сказал?

Тут Василька окатили прохладной водой, потом тёплой. Пытка баней продолжалась. В голове уже совершенный сумбур. Нет, эта молодая голая сеньорита точно до греха доведёт, до смертного. А я старенький, мне прелести сеньорит созерцать уже противопоказано, гипертензия может начаться, а на этом всё и закончится кризом и летальным исходом. Вот, спрашивается, чего она своими прелестями так и мелькает перед глазами. О, Великая мать Наука, не введи раба своего во искушение. Не доводи до семи смертных грехов. Обязуюсь никогда, слышишь, никогда, даже не думать, чтобы ноль разделить на ноль. Не совершу я этот смертный грех. И бесконечность на бесконечность никогда не буду делить. А знак бесконечность похож на....да на Каринкины сиськи он похож. Хоть плачь. Ещё в коммунистический союз молодёжи эта сеньорита не вступила, а сиськи себе наела. Вот чего она ими меня смущает. Сеньорита, я хоть и старенький, но зачем меня так бессовестно провоцировать? Так, только не думать о сиськах...а думать только о математических смертных грехах. В смысле не об них думать, а как их не совершить. На каком грехе мы остановились? На втором? Ага, это когда Каринкины сиськи надо разделить на Каринкины сиськи. Господи, сотворивший Науку, чего я несу, почему ты меня не остановишь? Всё, с делением, пополам с грехом, покончено. Обязуюсь ноль на ....бесконечность не умножать! На бесконечность, а не На То, что хотелось подумать!!! Опять соблазн, но я стойкий. Я непоколебимый. Я никогда бесконечность не вычту из бесконечности. И единицу не возведу в степень "бесконечность". Я не еретик, Великая Наука и не раздалбай. Я понимаю, что почём, и где что. Хотя сейчас избитый этой молодой нудисткой я мало чего понимаю. Но я вознесу молитву Науке и пообещаю, что бесконечность в нулевую степень не возведу. Никогда! И ноль в нулевую степень не возведу.

Вывод, что сделал Василёк, это то, что надо на участке Тимофеевны соорудить хорошую баньку. Разбогатеть и построить. И не мыться в ней с молодыми девочками. Да вообще не пускать их в баню, ну их. Самому наслаждаться ласковым паром и приятными запахами. А потом в предбаннике пить квас и писать на бумаге формулы. Красота.

После мелкоты парились женщины. Мужики терпеливо дожидались своей очереди. Они будут потом долго париться и долго сидеть в предбаннике. Сами, без глупых баб, и обсуждать виды на новый урожай. Они потом будут пить чай, а может, что и покрепче.

Василька Тимофеевна тащила домой еле живого. Вот же дитё разомлело, еле ноги передвигает, или это от того что Василёк, гостюя у Малининых не удержался и опять объелся. А те и рады ему подкладывать в тарелку, удивляясь такому аппетиту. Теперь бы его до дома дотащить, хорошо хоть совсем недалеко. Вот как это понять: дитё худое, а ест как взрослый мужик? Куда там у него в животе вся еда помещается?

А Василёк еле передвигал ноги из-за того, что слил всю силу из основного накопителя. Сливал он силу на мелких детей, у которых диагност, естественно, нашёл много чего нехорошего, на Каринку, у которой пневмонию-то вылечили, но полного излечения её организма было ещё очень далеко. Себе Василёк оставил две единицы, чтобы только добраться до дома и забыться на два часа тревожным сном. Потом он проснётся, и будет работать. Надо будет внести на файл его исследований новые мысли по теории хаоса. Положительные эмоции в бане дали резкий толчок работе мозга. Мысли в мозге буквально зашкалили, теперь они требовали систематизации, потом формализации и составления модели, потом проведения проверочных расчётов.

Вот тебе и зима. Не дают спокойно отдохнуть в отупляющем ничегонеделании. Очнувшись через два часа, Василёк понял, что Тимофеевна уже улеглась почивать, сделав, как всегда, подробный доклад Высшим Силам о пройденном дне. Теперь можно спокойно поработать. Успокоив поглаживанием Мурку, которая, почуяв, что Василёк, вроде пришёл в себя, перестала нервничать. Кошка всегда переживала, когда ребёнок впадал в прострацию после того, как полностью использует запас силы. Так, сейчас займёмся осмыслением процесса качественного перехода от состояния равновесия к хаосу через последовательное очень малое изменение. Будет ли такой процесс проходить гладко или с катастрофическим качественным скачком? Раздвоение системы при бифуркации удвоения можно назвать моментом скачка в точке бифуркации. Хаос, или система чрезвычайно зависимая от начальных параметров, может возникнуть через эту бифуркацию, равновесие замещается хаосом. Рассмотрим нашу деревню, как изолированную систему. Здесь живёт популяция особей численностью Икс с индексом Эн. Через некоторое время в этой популяции появляется потомство, запишем как Икс Эн плюс единица. А чего бы ему не появиться, особенно в свете того, что народ любит ходить в баню, а потом, зачастую в этой же бане усиленно начинает трудиться над проблемой размножения популяции. Рост популяции можно описать первым членом уравнения с введением в него коэффициента Цэ. Вот эта самая Цэ и будет определять скорость роста популяции. Можно сказать это определяющий параметр. Убыль популяции будет определяться уже вторым нелинейным членом уравнения. Прикинем результаты расчётов. При Цэ меньше единицы популяция с ростом эн вымирает. В области от единицы до трёх численность популяции приближается к постоянному значению, что является областью стабильных, фиксированных решений. При значении Цэ = 3 точка бифуркации становится отталкивающей точкой. С этого момента функция уже никогда не сходится к одной точке. Притяжения уже нет. В диапазоне от трёх до 3,57 появляются бифуркации и разветвление каждой кривой на две. Здесь численность популяции колеблется между двумя значениями, лежащими на этих кривых. Сначала популяция резко возрастает, потом численность снова уменьшается; При Цэ больше 3,57 происходит перекрывание областей различных решений и поведение системы, как и предполагалось, становится хаотическим. Следовательно, заключительным состоянием эволюционирующих систем является состояние динамического хаоса. Как вывод: надо строить больше бань и улучшать среду обитания. Увы, хаос непредсказуем. Прогноз может резко отличаться от реальности, однако можно прогнозировать математическую модель поведения системы. С уверенностью можно сказать, что появившееся в теле ущербного Василька существо из другого измерения, явилось той малой силой, от воздействия которой могут последовать катастрофические последствия в этой системе. Математическая модель не оперирует понятиями морали, поэтому ничего нельзя сказать в какую сторону пойдут события: в плохую для местного социума или в хорошую. Поживём - увидим.


Уже с утра Тимофеевне и Васильку скучать не дали. К ним приехал большой человек по местным меркам.

Большого человека местного уровня звали Фадеев Михаил Аполлинарьевич. В окрестных сёлах и деревнях его знали все: и стар и млад. Это было вполне естественно, так как Михаил Аполлинариевич был председатель колхозного хозяйства с поэтическим названием "Путь Ильича". Собственно в ближайшей округе всё крутилось вокруг этого хозяйства. А Фадеев руководил этим хозяйством уже целую вечность, в аккурат, когда кукурузника скинули, и на трон уселся "дорогой" Леонид Ильич. Короче говоря, скала, а не человек. Хозяйством он руководил уже восемь лет и повидал всякого разного. Мудрейший был Фадеев человек: хорошо понимал суть явлений, поэтому в городе он не смог бы сделать карьеру, а в селе, в заштатном колхозе он вписался в социум. Даже уважаемым человеком сделался среди односельчан, с которыми он вот уже восемь лет строил коммунизм. Как мог, так и строил. Честно говоря, не Аполлинарьевича вина, что коммунизм никак не хотел строиться. Система вроде бы и была, но непродуманная. У- пс. Об этом нельзя говорить, даже думать об этом нельзя. Поднимать вопрос о нехватке техники, кадров, удобрений, строительных материалов и ещё кучи всего тоже было нельзя. Льзя можно было только выкручиваться, как только сумеешь. Если выкручиваешься, то ты сильный хозяйственник. Если ноешь, что этого нет, того нет, то ты не понимаешь текущий момент. Все строят коммунизм, а ты ноешь. Строй, как все из говна и палочек. А так можно? Так нужно! Лишь бы больше. Главное количество. С этим не поспоришь, количество - это хорошо. Замнём только для ясности факт, что и количество бывало во вред. Тогда запашем поле с помидорами и сгноим хлеб в необорудованном хранилище. Всё это частности на светлом пути. Терпеть надо. Даже кое-кто, кого нельзя называть, терпел и нам велел. Говорят, что слова "Надо потерпеть" собираются даже в конституцию внести. Немножко потерпим, а там и светлое будущее наступит в 1980 году. Мы всегда терпели: от монголов терпели, и от этих, как их, печенегов натерпелись. Так что, Фадеев прекрасно умел докладывать наверх, что с наведением порядка у него в хозяйстве порядок. Он только умалчивал, что с устранением бардака у него в хозяйстве, сами понимаете, полный бардак. Но крутимся, изыскиваем резервы, боремся за качество и с самогоноварением. У нас всё как у людей. Можно сказать как в Париже, только дома пониже, да суп пожиже. Мы все, как один, понимаем, что государство - это мы, говорил на митингах Фадеев. Но умалчивал в усы, что государство, это не мы, а нас. Главное правильно построить отношение с вышестоящей властью. Всего-то несколько принципов: надо внимательно смотреть в рот начальству, внимать его умнейшим мыслям без смеха, иметь вид слегка придурковатый, а своё мнение иметь только на пенсии. Тогда можно превратить грандиозный хозяйственный п***ц в мааааленькую такую незначительную х***ню. Начальство тоже с головой, местами. Оно понимает, что как не бейся, а камней на светлом пути к лучшей жизни только больше становится.

Всё бы хорошо было в судьбе Фадеева, но судьба эта такая стерва, что, бывает, бьёт с размаху и исподтишка. Проблемы у Фадеева были со старшей дочкой. Не в том смысле, как с девушкой, а в том смысле, что плохо у неё было со здоровьем. Марии Фадеевой исполнилось 23 года, она закончила педагогический институт и теперь работала в школе на главной усадьбе колхоза "Путь Ильича". Но её здоровье подкачало. Врачи в области не могли его поправить, даже столичные светила опускали руки. Вот и деньги есть, а толку нет. Внутренние переживания у Фадеева уже зашкаливали, грозя фатальным срывом.

Сегодня Фадеев собирался в очередной раз отвезти дочку в Воронеж на очередное обследование, потолковать с врачами, заинтересовать их деревенскими гостинцами. Но, в глубине души, он понимал, что это, скорее всего, будут пустые хлопоты. Накатывало отчаяние. На днях Фадеев снова услышал очередной слух о старухе Тимофеевне из деревни Девицы. Фадеев умел складывать два плюс два. И нюх имел отменный. Да, он поедет сегодня с дочкой в Воронеж по врачам, но, предварительно они заедут к этой Тимофеевне. Даже если эта старушка обыкновенная деревенская аферистка, то и тогда некоторая польза будет. Она хоть надежду даст, что что-то можно сделать. Даже это уже польза. А старуху можно понять: говорят, что она одна ухаживает за внуком, который законченный дебил. Одно это уже вызывает уважение: не отдала его в приют, а сама с ним бедует. Говорят, у них отчаянное положение. Даже пожрать особо нечего, и одежды нет, даже плохой нет. Ходят в обносках с чужого плеча. Что ж, эта Тимофеевна будет сегодня той соломинкой, за которую будем держаться.

Фадеев велел шофёру развернуть машину на дороге перед усадьбой Тимофеевны и дожидаться его с дочкой. А сам он и дочка направились по тропинке к дому, с любопытством осматривая ограду в виде плетня, густой вишнёвый сад, неказистый дом местной лекарки. Если бы погода была хмурая и дождливая, то вид был бы депрессивный. Но, сегодня пробивались лучи солнца сквозь тучи, что несколько скрашивало пейзаж. Встретили гостей в этом доме без всякого ажиотажа: пришли люди, значит им что-то надо. Глядя на Марию, понятно, что гостям надо.

Фадеев издалека не стал заходить, а сразу спросил о возможности лечения своей дочки. Его поразила реакция Тимофеевны. Та задумалась сначала, но вскоре сообщила, что она лично лечением совершенно не занимается по причине неграмотности. По её мнению лечит исключительно молитва к Высшим Силам и колодезная вода. Но....если и лечат, так только эти самые Высшие Силы, а каким образом, то Тимофеевне не ведомо. Ведомо, что грешников Высшие Силы игнорируют.

- Что надо будет делать? - деловито спросил председатель.

- Вестимо что, - спокойно отвечала старуха. - Прочитать молитву перед образами, выпить водички. Люди сразу понимают, помогает им такое или нет. Думаю, ничего плохого не случиться если попробовать.

Фадееву, как партийному человеку, было в тягость слушать молитву, поэтому он вышел во двор покурить. Он махнул только рукой: дескать, делайте что хотите.

Тут произошло действо очень удивившее Тимофеевну. Первый раз её бестолковый внук заговорил.

- Как тебя зовут? - Василёк встал из своего угла и подошёл к Марии, которая скромно сидела на лавке.

- Мария, - ответила девушка, внимательно посмотрев на ребёнка. Ей говорили, что у Тимофеевны обитает внук, который совершенно не в себе. Действительно, вид у дитя был удручающий. Одет он в лохмотья, дурацкая улыбка на лице, настоящее учебное пособие для молодых психиатров, изучающих пороки умственного развития у детей. Только вот глаза ребёнка сейчас были странные. На Марию смотрело не малолетнее сумасшедшее дитё, а всепонимающее могущественное древнее существо. Марию, как током ударило, когда это существо протянуло свою ручонку и дотронулось до золотой серёжки в ухе Марии. Наверное, это был разряд статического электричества, сообразила Мария. Но настроение у неё несколько улучшилось.

- Хорошее имя, Мария, - произнёсло с одобрением существо. - Всё будет хорошо, Мария.

Сказав это, ребёнок в страшных обносках, отправился в свой угол к кошке, которую стал гладить. Тимофеевна сама была в недоумении. Ведь до сих пор её Василёк очень редко когда к кому-нибудь обращался, или с кем говорил. Он больше молчал, больше всего он общался с кошкой.

А Василёк впервые чуть не заплакал в голос, когда прочитал доклад диагноста. Сам же диагност чуть ли не рычал от удовольствия, исследуя организм Марии, столько в этом организме было болезней. Вывод диагноста был краток: максимум шесть месяцев этот организм будет существовать. Основные фатальные проблемы это сердце и вся кровеносная система. Система на полное излечение потребовала 567 единиц силы. Вопрос: а где их взять? Для себя уже Василёк решил, что настала пора использовать бонусное хранилище. Он решил разово потратить 50 единиц из имеющихся там 70 единиц, и 15 единиц из основного своего хранилища силы. Мария ему понравилась. Гладя кошку, он думал, а если бы Мария была дочкой менее значимого человека, помог бы он ей. Совесть говорила, что помог бы. Пока он помогал всем, кроме алкашей, да и то, надо и на это пересмотреть своё мнение.

Тимофеевна спросила, как Мария будет читать молитву, по памяти или по листочку. Оказывается, она знала основную молитву наизусть. Понятно, что девушка уже неоднократно читала её, в надежде на улучшение здоровья. Но небеса, как всегда, молчали.

Дальше всё было, как всегда. Всё строго по методике придуманной Тимофеевной: молитва, вода и идите домой. Но сегодня произошло странное и непонятное, что даже Тимофеевну потрясло.

С удовольствием выпив вкусной водички, Мария вдруг почувствовала дикий ураган прилива силы с ошеломляющейся эйфорией, которая не собиралась проходить. Девушку буквально распирала светлая энергия сильнейшим напором заливавшая её организм. Само собой прошли постоянно мучавшие её боли в сердце, дышать стало легко, даже слух и зрение резко улучшились. Теперь Мария стала видеть всё в светло-золотистом свете, даже в неосвещённых уголках комнаты. Она видела, как искорками переливаются шерстинки кошки, как паучок старательно вьёт свою сеть; слышала, как во дворе её отец тушит выкуренную сигарету. Она чётко слышала голос Тимофеевны, которая говорила, что надо ещё несколько раз наведаться к ней. Даже внешний вид Марии резко изменился в лучшую сторону. Прошёл землистый цвет её лица, в глазах появились искры. Движения Марии стали уверенные, а не суетные как раньше.

Вошедший обратно в дом Фадеев тоже заметил изменения в облике дочери. Неужели подействовало?! Теперь надо срочно ехать в Воронеж. Надо узнать у врачей, есть ли изменения, или нет.

Фадеев договорился с Тимофеевной, что они ещё приедут, на следующий лечебный сеанс. Удивил Фадеева ответ бабки на предмет получения денег. Ответ несколько обескуражил: за жизнь денег не беру, да и не я лечу, а Он лечит. Будучи партийным работником, депутатом Фадеев не должен был реагировать на слова о мифическом существе, которое всё решает, но как человек Фадеев видел иную картину. Поэтому, выкурив очередную сигарету в три затяжки, для себя Фадеев решил, что о Тимофеевне распространяться не будет, но под свою негласную опеку её возьмёт, вместе с её убогим дитём. А если дотошный парторг Ясько узнает о цели посещения председателя к сомнительной бабке и будет ныть свою песню, то.....то пошёл он в жопу к своему Бабелю вместе с Герценым и Гегелем. Парторги, они тоже все под, прости Господи, Богом ходят, и на каждого, если постараться, можно управу-то найти. Чай не святые. Этот Ясько сам любитель самогонки, а под это дело и по весёлым колхозницам пройти, да и колхозные поля он стал часто путать со своим огородом. Так что, если что, то наградим его почётной доской.


Тимофеевна усвистала по соседям, делиться впечатлениями от посещения её председателем колхоза. Василёк, наконец, остался один. Если кошку не считать.

- Ну, что, Мурка, - начал Василёк разговаривать с кошкой, которая единственная на белом свете внимала ему во все уши. - Оставили нас одних, и до обеда ещё далеко. Вот тут я заначил кусочек от булки хлеба за 16 копеек. Будешь? Нет? Ну, как знаешь, а я его буду жевать, так лучше думается. Что ушки навострила? О чём я думать буду? Буду размышлять о чём-нибудь простеньком, например, о теории категорий...на голодный желудок о сложном здорово не поразмышляешь.

Ладно, не боись лохматая. И тебе расскажу, с чем эту теорию едят, только в нос мне не лезь своими усами, а то чихну на тебя. Так вот, блохастая. Эта самая теория категорий занимается описанием функций с акцентом на описание операций с композициями. Ага, всё просто как пареная репа. При этом различные объекты соединяются так, чтобы структура объектов сохранялась. Сама структура объекта, как ты понимаешь, определяется свойствами, которые продолжают выполняться после преобразования объекта. Говоришь, что на инварианты Гильберта похоже? То так. И на теорию граф то же. Соображаешь хвостатая. Что такое категория? Выдам тебе эту жуткую тайну. Категория - это набор объектов и набор морфизмов, вот. Например, одна точка с одной совершенно тождественной стрелкой образуют категорию. Ага, козе соседской понятно, чтоб она треснула. Соответственно, объектом являются все множества, а стрелками - функции. Хочешь корочку? И то так, без молока её не угрызёшь. Скоро все молочные зубы поломаю. Что, говоришь, может определять категорию? Ну, ориентированный граф, например. Под объектами будем понимать вершины, а стрелки - это пути. Ага, как тропинка до сортира. А сортир - это объект. Вот я сейчас и обдумываю некоторые композиции с ковариантными функтурами. Нет, это не то, что ты подумала. Это я не на горшок хочу. О функторах интересуешься. Это просто: функтор - это отображения между категориями. Поняла, монада лохматая. Не догоняешь, что такое монада. Монада, это эндофунктор. Что так удивлённо глаза выпучила? И носом мне в руку не надо тыкаться, всё, корочки хлеба уже нет. Съел её. Вот, крошки только остались.


В это же время, только на перекрёстке дорог возле дома деда Тихона Нестюркина пересеклись пути кума Санька и кума Витька.

- Здорово кум Виктор, - раскланялся кум Санёк.

- И тебе не хворать кум Александр, - солидно произнёс кум Витёк.

- Давно не виделись, кум. Где пропадал? - начал разговор Санёк.

- Чего это давно? - удивился Витёк. - Вчера виделись! Возле дома бабы Мани. Забыл, что ли? Хотя, кум ты вчера был сильно "уставший". Вот и позабыл, что мы виделись. Может, кум, притормозишь с этим делом? А то уже людей не узнаёшь.

- Да, ты что, кум! Я, да не узнаю? Просто вчера я был слегка задумчивый, понимать надо. Мозговые извилины у меня вчера сильно крутились и извивались. Работаю я, кум родной, над решением крупной научной проблемы, головой работаю. Так что, извиняй, что не увидел. Наука, это, знаешь ли ты кум, такое дело. Бывает, так задумаешься, что здесь помнишь, здесь не помнишь.

Витёк впал в ступор. Эк, как кума родного торкнуло. Наукой стал заниматься. Совсем допился.

- И что за наука такая, что кума уже не замечаешь? - начал уточнять он.

- Наука серьёзная. Интеллекту...кральная, ага. Доложу тебе, что не все средние умы её с первого раза поймут, - признался кум Санёк. - А занимаемся мы с бабой Маней проблемами теории категорий, если по-научному. Я у бабы Мани вроде как научный руководитель. Генератор идей. Такие вот, брат, дела.

- Подожди, кум. Бабу Маню, что, тоже заколбасило? Вот это новость!

- Я ж говорю, что средние умы в проблеме не шарят, - намекающее произнёс Санёк и с сомнением посмотрел на недалёкого кума: поймёт он, или нет. - И не заколбасило, а баба Маня находится вместе со мною в творческом поиске.

- Что-то я не пойму. Ты хоть обоснуй, что вы там с бабой Маней творите-то, - почесал затылок заинтригованный донельзя кум Витёк.

- Ладно, не боись кум. Расскажу тебе, с чем эту науку едят, только в нос мне не лезь своими усами, а то чихну на тебя. Так вот, кум Витёк. Эта самая теория категорий занимается описанием некоторых операций с композициями. Въезжаешь? Ага, всё просто как грабли, для тех, кто понимает. При этом объекты соединяются так, чтобы структура их сохранялась, это если по-простому, по рабочее-крестьянски. Сама структура объекта, если ты вкурил тему, определяется свойствами, которые продолжают выполняться после преобразования объекта. В этом, кум вся суть, улавливаешь?

Видя, что кум Витёк окончательно впал в прострацию, кум Санёк с сожалением на него посмотрел: "Да, совсем народ поглупел, простейших понятий не петрит".

- Никак не вкурю, - признался кум Витёк.- А что такое, эта ваша, как её, категория.

- Что такое категория? О, брат! Выдам тебе эту страшную научную тайну. Категория - это набор объектов и набор путей к ним, вот. Например, одна точка с одним путём образуют категорию. Вот, ёжику понятно. Хочешь папироску?

Кумовья затянулись табачным дымом. Витёк явно очумело, а Санёк с победным видом и несколько снисходительно к невеликим умственным способностям кума.

- Что, говоришь, может определять категорию? Под объектами будем понимать вершины, а стрелки - это пути, - кум Санёк попытался на заснеженной земле это изобразить. Ага, как тропинка до сортира. А сортир - это объект. Вот я сейчас и обдумываю некоторые композиции с интересными функциями. Нет, это не то, что ты подумала. Это я не в сортир хочу. С сортиром это дело не связано. Композиция в категории, это главное, усёк.

Кум Витёк, как затравленный кивнул головой. Правда, что он усёк, было решительно непонятно.

- Перехожу теперь от теории к сути, - торжественно произнёс Санёк. - Вот как раньше было без должного научного обоснования?

- Как? - с глупым видом буркнул Витёк.

- Плохо было, брат. Самогон с димедролом соединяли, лишенцы. А мы с бабой Маней пошли по пути прогресса, как великий химик...Коперник.

- Коперник?- тупо переспросил Витёк.

- Да. Только он пострадал за свои идеи, сожгли бедолагу.

- Кто сжёг? - выпучил глаза Витёк.

- Попы и сожгли, - сплюнул Санёк. - Мужик за науку пострадал. У нас, у учёных, всё очень сурово, брат.

- Так, погоди, кум, - спохватился Витёк. - Вы что там с бабой Маней, новый самогон, что ли придумали?

- Тьфу, всё-таки на тебя, - не удержался кум. - Мы не придумали, а создали новую композицию продукта на основании научной теории категорий, понимать надо. Это новое слово в науке. Мы с бабой Маней двигаем прогресс. Знаешь учёного Эйнштейна? Так вот, он до этого недотумкал. А Коперника уже сожгли. Так что теперь только мы с бабой Маней и творим.

Санёк перевёл дух, затянулся дымком и продолжал:

- А наука, брат, проверяется знаешь чем? Правильно, она проверяется практикой. Я в нашем НИИ на двух должностях: генератор идей и главный испытатель. Прежде чем продукт пустить в массы требуется провести испытания его качества и уточнения свойств. Вот так-то, брат. Наука требует жертв.

До Витька, кажется, начала доходить вся грандиозность замысла и роль его родного кума в этом начинании. Он с восхищением уставился на Санька, который весь светился в лучах славы.

- А не желаете ли вы, кум Виктор, присоединиться к испытанию нового продукта с целью квалифицированного анализа новой композиции? - веско произнёс он. - Как вы на это смотрите?

- Кхм...пристально смотрим, - дал себя уговорить кум Виктор. - Святые помидоры! Что не сделаешь ради науки, родной ты мой кум Александр.


Изучение новой плюшки, которую Василёк получил от системы за единовременный расход 65 единиц силы на лечение Марии, он оставил на сладкое. Сейчас, когда день закончился, и он отмучился от ежедневных болей, опустошив хранилище силы, можно было спокойно изучить новую способность. Система одарила его новой способностью из ветки развития дара, которую назвала "Дезинфекция". На низком уровне развития эта способность была так себе, но обещала стать перспективной. Суть этой плюшки состояла в том, что в радиусе три метра от точки приложения силы, уничтожались все микроорганизмы, одноклеточные и паразиты, но только одного биологического семейства, которое попадало в проскрипционный список. Что семейства - это хорошо, плохо было бы, если бы надо было указывать род или вид микроорганизма. Видов море, особенно вирусов или грибов, а семейств резко меньше. Например, заказал уничтожение вирусов семейства Orthomyxoviridae, так и будут убиты вирусы гриппа соответствующих родов и видов, то есть все скопом. "Дезинфекция" оперировала уже единицами специальной силы, которых было всего пока пять, но каждые сутки добавлялось по одной единице спецсилы. Эффект действовал целые сутки, но на того, кто активирует эту силу, на того она не действует. Для собственной внутренней дезинфекции надо это условие указать. Василёк задумался. По-сути система впервые одарила его боевым наступательным умением, ибо при определённых условиях это умение становится оружием. Ведь, как говорит диагност, микроорганизмы симбионты составляют нормальную микрофлору человека. Симбионты живут в кишечнике, на коже, на слизистых оболочках. Они участвуют в переваривании пищи и синтезе витаминов. Таких симбионтов сотни видов. Закажи убийство определённого симбионта, можно таким-образом и человека погубить. Правда, не всегда симбионта полезны, бывает, они бунтуют против носителя. Что ни говори, а умение крайне полезное. Ещё бы подарили плюшку по искоренению комаров и мошек.

Эту интересную плюшку система подарила из-за использования Васильком сразу большого количества запасов силы. Таким образом, система поощряла его тратить больше. Всё это хорошо, но с Марией Василёк чуть не спалился. Пусть лучше люди думают на Тимофеевну, на воду, на молитву, но не соотносят Василька с лечением болезней. Ему надо оставаться в тени. Слава ему совершенно ни к чему. Васильку вспомнилась судьба одного человека, некого Уильяма Джеймса Сидиса. Тот тоже был похож на Василька огромным интеллектом и также с самого раннего детства. Потом Сидис отошёл от любой публичности и провёл свою жизнь в тени. Может он тоже был, как и Василёк, одной из "жертв" Высшей Цивилизации.


"Началось в колхозе утро! Ночь свалила, на сносях... Будет ясным день, как будто! Как всегда, вперекосяк!" (Евгений Котцов)

Началось в колхозе утро, пробуждается деревня ото сна, а нависшая над нею тишина нарушается оглашенным криком петуха и вознёй голодной живности, которая требует еды и внимания. Давай хозяйка, вставай хозяйка, угомони свою самую нетерпеливую живность, задай ей корма, и коровок не забудь подоить. Хватит сладко спать под боком у мужика. Потом, когда-нибудь, займётесь проблемой размножения популяции, сейчас кормить живность надо. Что значит "воскресенье"? И что с того? Поросёнку это скажи, который уже верещит на ультразвуке. Хорошо, хоть у Тимофеевны живности не было, не считая нескольких курочек и кошки. Сейчас она уже стала задумываться: здоровье вроде улучшилось, так что ей мешает завести больше кур? Вон и помощник подрастает: Василёк, хоть и дурковат, но рукаст. Раз он умеет делать несложные поделки из дерева, собирать вишню, то и с курочками и цыплятами сладит. Там много ума не надо: следи только за ними, воды подливай, травки нарезай. А они сами будут расти, а потом из них получится хороший суп. Всё, решено: по весне, надо купить штук тридцать - сорок цыплят. Васильку будет нехитрое занятие. А потом он их всех съест. Проглот...окаянный. Хотя теперь этого проглота станет легче кормить. Почему легче? Тимофеевна покачала головой. Странные Твои дела Господи. То думала, как ловчее перезимовать, чтобы это дитё прокормить на запасах, что успела заготовить. И не сказать, что мало заготовила. Но Василёк растёт, а вместе с ним растёт и его аппетит. Может доктору его показать? Хотя, какому, к хренам доктору? У Василька куда ни посмотри везде проблемы, главное с головой. Так могут у неё Василька и отобрать, дескать, лечить будем. До сих пор дитё плохо говорит. Односложно, и как бы думает, перед тем как произнести слово. Как иностранец. А когда что-то бубнит, то слов не разберёшь: у него какие-то свои слова.

Так вот о прокорме этого проглота. Через неделю после посещения председателем и Марией их дома, к ним подъехала грузовая машина. Подъехала уже в темноте, поздним вечером. Тимофеевна открыла дверь на настойчивый стук: перед ней стояли два молодых мужика, которые сказали, что они от председателя. Мужики спросили куда сгружать. Что, куда сгружать? - не поняла Тимофеевна. Гостинцы - ответили мужики. И начали носить из машины тяжёлые мешки. Оказывается, председатель направил этих деловитых мужиков к ней с кучей провизии. Мужики принесли мешок сахара, мешок гречневой крупы, мешок пшеничной крупы. А потом Тимофеевна сбилась со счёта, так всего было много, причём целыми мешками. Были и не только мешки. Председатель расщедрился на канистры с подсолнечным маслом, коробки с маргарином и смальцем, коробки с консервами. Теперь полкомнаты, где обитал Василёк, было заставлено мешками и коробками. Мужики, перетаскав это всё добро в дом, сказали Тимофеевне, чтобы она никому не говорила, от кого такие богатые подарки. Ага, это в деревне-то. Они думали, что если ночь, то всё шито-крыто. Да уже вся деревня полчаса обсуждает это событие в деталях. Мужики также сказали, что скоро Сам приедет проведать Тимофеевну вместе с кое-кем. Так что скоро встречайте. Ой, да у нас же и встретить толком никого нельзя, ничего особо и нет! Ой, что это я, дура старая говорю....Теперь-то всё есть. Совсем у Тимофеевны от этих мешков и коробок закружилась голова.

Мужики, вежливо попрощались и уехали восвояси, а Тимофеевна осталась с закружившейся головой и кучей мешков. Васильку пришлось потратить на кормилицу целых 10 единиц силы, чтобы купировать намечающийся криз. Это всё на почве волнения. Точно говорят, что все болезни от нервов, только ....кхм...гонорея от удовольствия. Вот вспоминаю один случай......

В эту ночь вся деревня долго не могла уснуть. Народ обсуждал событие. В целом общественное мнение было на стороне Тимофеевны. Учитывая такие обстоятельства, народ стал усиленно наматывать на ус. Это что получается? Наша Анна Тимофеевна, оказывается, получила уже чуть ли не областную славу. А мы тут живём рядом с великим человеком и не телимся. А кое-кто, не будем показывать пальцем, даже называл её ведьмой, а сам не просыхает. Это великого-то знахаря, целителя и благодетеля!!!



Председатель Фадеев не просто так прислал много гостинцев бедной женщине, а лично убедившись в эффективности её методов "лечения". Пусть она говорит, что Он лечит, а не она, эффект есть, причём потрясающий. Вывод. А вывод такой, что надо резко молчать в тряпочку. Это не тот случай, когда надо докладывать по начальству, наоборот надо как можно сильнее преуменьшать значение Тимофеевны. А то уведут начальники такого уникума из-под носа, и спасибо не скажут. Нет, решил мудрейший человек, такая корова нам самим нужна. А убедился он в положительном воздействии манипуляций знахарки после поездки в Воронеж. Дочку Марию опять осматривали врачи, в том числе светила местной медицины, делали ей УЗИ сердца, брали кровь на анализы. Вот после УЗИ и случилась первая непонятка. Лечащий врач начал что-то мямлить, что у Марии с клапанами сердца....всё в порядке, как новые. С сердцем проблем нет, хотя об остальном такого не скажешь, но почему вдруг произошло резкое улучшение работы организма, он ничего толком сказать не мог. От лекарств это практически не зависело. Врач был, по мнению Фадеева, сильно удивлён. Да что там удивлён. Он конкретно ох***л, то есть был в непонятках, которые не мог скрыть от Фадеева. Не считать же за версию, что произошло чудо. Хотя в медицине такое бывает. Но....но не в этом случае.

Через день Фадеев съездил за результатами анализа крови. Здесь всё обстояло хуже, но тоже непонятно. Врачи мялись, говорили неуверенно. Потом они решили, что следует провести дополнительное обследование. Фадеев раздал врачам деревенские гостинцы и сказал, угу. Обследование, так обследование. Но перед обследованием, он обязательно заявится к Тимофеевне в гости, просто так, на чай, естественно, и Марию возьмёт с собой. Вспомнив, какая у Тимофеевны убогость, Фадеев нахмурился. Нет, не сказать что в доме как в бомжатнике, совсем нет. Тимофеевна с внуком, как свиньи в берлоге, не жили. В главной комнате, где русская печь очень чисто, приятно пахнет. Есть ещё две комнатушки: в одной обитает Василёк, в другой только и поместилась кровать хозяйки. Есть в доме ещё небольшая холодная веранда. Из хозяйственных построек только очень маленький убогий курятник, колодец, да развалины бани. Есть ещё погреб и сортир. Вот вишнёвый сад у Тимофеевны знатный, это да. Фадеев уже прикидывал, чем может негласно помочь знахарке. Всё делать надо максимально негласно. Да, ещё надо её дебильному внуку хоть обувь и одежду добыть, хоть самую простую. А то жутко на него смотреть. Всё это решаемо, кивнул головой Фадеев. Для него решаемо. Фигня это всё - если проблему можно решить за деньги, то это вовсе и не проблема, а так - всего лишь расходы. А если вдруг и с дочкой что сладится, тогда он за Тимофеевну всем горло перегрызёт. Я сказал.


А врачи, к которым приезжал Фадеев в Воронеж, действительно были в недоумении. Мария Фадеева числилась за доктором Нахимовым Андреем Юрьевичем. Сам доктор, как специалист был очень даже опытный товарищ, целый кандидат наук, относительно молод, 37 лет от роду. А рода он был самого, что ни на есть деревенского, происходил из глухой Воронежской деревни, поэтому с Фадеевым он быстро нашёл общий язык, или Фадеев с ним. Как посмотреть. Земляки, так сказать. А земляк земляку всегда поможет. Вот только помочь Марии было затруднительно. Нахимов только и мог, что обречённо наблюдать, как угасает её организм. Конечно, кое-что Нахимов делал и сам, и советовался по данному тяжёлому случаю с коллегами. Например, он советовался со своим лучшим другом, с которым вместе уже много лет они работают в медицине и науке, с Пахомовым Юрием Андреевичем, таким же кандидатом наук, но Пахомов попал в Воронеж из Москвы. Коренной москвич. Однако, Пахомов не жалел, что попал после института в этот замечательный город: в коллектив он вписался, даже влился, в этом городе женился и осел крепко. Хорошо сдружился с Нахимовым. Они даже были чем-то внешне похожи, так что их даже путали коллеги и больные. Вместе они работали, вместе отдыхали со своими семьями, вместе куролесили, вместе попадали в дурацкие истории. Хоть этим докторам и было по 37 лет, но больших раздолбаев надо было ещё поискать. Из-за таких раздолбаев и ходят в народе анекдоты про врачей. Под стать им был и их шеф, заведующий отделением, заодно целый профессор Шингар Яков Андреевич. Этому доктору было 60 лет, но выглядел он гораздо старше, ибо много пережил за свою жизнь. Любимым занятием Шингара было на планёрках чморить своих нерадивых сотрудников, а "радивых" просто гнобить и всячески шпытять, ибо характер у профессора был препротивный:

- Отсутствие замечаний, вот ваша главная похвала от меня, - подняв палец вверх, заявлял профессор своим коллегам, хотя сам был тот ещё раздолбай. Он даже умудрился несколько лет провести по тюрьмам и лагерям. Теперь, граждане, кто зону не топтал, были для него второго сорта. Или третьего.

Шингар сам был из Воронежа. Родился в 1910 году, выучился на врача в 1933 году, много работал, получил первую учёную степень. Потом война: всё время по госпиталям. Опыт получил колоссальный. Даже получил пару медалей. Впрочем, одну медаль ему лично вручал генерал Ватутин, впечатлённый действиями доктора. А получил он медаль "За храбрость" за курьёзно-трагический случай на фронте. Шингар тогда увлечённо резал бойцов в полевом госпитале, часто под обстрелами и бомбёжками. В один "прекрасный" момент, работая над раненным бойцом, он услышал вопль: "Танки! Чёрту душу! Япону мать перемать!". Вместе с пятью бойцами он бросился отражать атаку. Из оружия у него был только скальпель. Танками оказалась вшивая немецкая танкетка с экипажем из двух фрицев. Бойцы закидали эту жестянку гранатами, а доктор своим скальпелем умело зарезал ошалевшего командира танкетки, который пытался вылезти из машины. Другого фашиста бойцы взяли в плен, не дав свирепому доктору зарезать и того. В 1950 году Шингар стал доктором наук и профессором. А в январе 1953 года его повязали сотрудники МГБ в Москве, когда он туда прибыл в командировку. Замели его по "делу врачей", хоть сам Шингар был в этой теме ни ухом ни рылом. Ох, и намучались с ним следователи. Этот докторишка совсем не хотел понимать, что от него хочет следствие. Ему слово, а он в ответ два слова, и всё не по теме. Пришлось следователям тумаками подсказывать подследственному, в каком разрезе он должен давать признательные показания. Например, признаться, что хотел залечить маршала Конева. Как это ни разу его не видел? А кого видел? Всё время работал в обычных госпиталях, а там маршалов как-то не наблюдалось. Только изредка генералы попадались. Вооот, удовлетворённо говорили следователи, давно бы так. Раскололся, голубчик, а то запирался зачем-то. Вот и расскажите о вашей вредительской деятельности по отношению к боевым генералам. Это можно. И Шингар подробно рассказывал, в деталях, как резал генералов, полковников, всяких майоров, а лейтенантов, то тех было, как собак нерезаных. Про рядовых и сержантов говорить? Шингар признался, что имеет практику на половину кладбища, потом подумал и сказал, нет на целое кладбище. Тридцать процентов его пациентов умирало. В основном плохо умирали, в дерме и гное. Да и раны у многих были такие, что до сих пор снятся. Вот, например, случай с одним полковником... И Шингар в подробностях рассказывал следователю, который на фронте никогда не был, о ранах полученных воинами на фронте, о запахе крови и гноя, смешанного с дерьмом. Мастерски описывал раны и свои "вредительские" действия. Следователи зеленели и даже рыгали. Впечатлительные товарищи попались. Однако дело своё знали, и не оставляли попыток уличить докторишку во вредительстве. Или в шпионаже в пользу Турции. На выбор. Шингар выбрал вредительство, ибо был согласен, что во многих случаях он только и делал, что наблюдал, как человек умирает. И таких случаев было море. Уже он отдельных лиц покойников не помнит, и имён не помнит, но периодически просыпается в ужасе. Снится война, грязь, кровь, дерьмо, страшные раны, которые пытаешься вычистить и зашить, зачастую без наркоза. На этом следователи успокоились, припомнив только Шингару то, что он сократил когда-то свою фамилию. А что делать, пришлось, ибо предок был, как враг народа убит в Петропавловской крепости матросами-анархистами. Потом был скорый, но справедливый суд и приговор: 15 лет подальше от честных людей. На зоне Шингар был "лепилой", ну, это естественно. В 1956 году Шингара отправили на волю, таким образом, он не досидел 13 лет. Вышел, так сказать, с чистой совестью, но с гнусным характером. В Воронеже его восстановили на работе: работай вражина недорезанная. Но больших должностей не предложили, ибо, бес его знает, может этот недобиток всё-таки туркам поддувает, вон у него и фамилия какая-то подозрительная. Так и работал профессор в больнице, ничего для него не изменилось. Всегда резал людей и теперь режет; всех подряд, и коммунистов, и беспартийных. И ни у кого не видел, чтобы кровь была другого цвета: у всех она красная. Кстати о крови. Интересно девки пляшут у этого Нахимова. Что-то он совсем нюх потерял. Взбодрить бы надо доктора. Да и кореш его, этот Пахомов, тоже фраер мутный. Надо их на планёрке как следует нахлобучить, потом вдумчиво отшатать, можно с извращениями, ага.

На планёрке Шингар, нарочно нудным голосом, уже 20 минут воспитывал коллектив, который сидел весь зашуганный и оптекал. Сегодня досталось всем, ибо на всех коллег накопилось куча компромата, как блох на Тузике. Потом он перешёл к персоналиям. Особо остановился на грешниках и залётчиках Нахимове и Пахомове.

- И как это понять, - самым гнусным голосом начал чморить коллег профессор. - Гражданин Пахомов и гражданин Нахимов? Вы зачем у больного Яндайкина отняли фрукт под названием банан, который потом разделили и употребили в обе свои хари? Поделитесь с коллегами, что вас на это подвигло?

- Так, это, Яков Андреевич, - начал отбрёхиваться Пахомов. - Этот банан привезли из Африки. А там его негры собирали. А у негров, у всех, триппер нелеченный, поголовно. Вот зачем нам такое счастье, этого Яндайкина ещё и от триппера лечить?

- Так вы же этот банан сами и сожрали, - припечатал непутёвых коллег Шингар.

- Не, мы его сначала спиртом протёрли, мы же с понятием. Как можно просто так....

- То есть скрысятничали, значит, лошары педальные. На зоне вас бы за это под шконку загнали...Теперь объясните следующее...

Профессор нацепил очки и прочитал выдержку из истории болезни.

- Тааак... Больная Татьяна Ипатьева, тридцати трёх лет, образование 7 классов, находится под наблюдением психиатров. Вы зачем, лишенцы, девушку к проктолагам отправили. Она их там чуть не покусала. Скандал вышел. Что же вы молчите за такую новость?

- Так, что же было делать-то, Яков Андреевич, - это уже Нахимов стал отбиваться от заведующего. - Строго на основании её жалоб. Она сама при опросе заявила, что у неё внизу две дырки, причём задняя болит... Вот мы её и отправили. Кто мог знать, что она имела ввиду выпавшие пломбы из нижних зубов...К тому же больная заявила, что сама медик со стажем и требовала анатомический атлас с голыми мужиками.

Коллеги начали издавать смешки, несмотря на грозный вид шефа. Но это оказались не все прегрешения Нахимова и Пахомова.

- Угу...угу....вот не пойму, почему только с вами происходят всякие премудрые вещи, - задал вопрос Шингар, и сам же на него ответил. - Это потому, что вы зону не топтали, баланду не хлебали, лес не пилили пилой дружба. Но, я вот думаю, что у вас ещё всё впереди, подельнички. Как сказал небезызвестный Лаврентий Палыч нашему воронежцу Железному Шурику: "Пилите, Шура, пилите".

Пора вам уже начинать изучать тюремный репертуар и зоновские законы...думаю, вам скоро это дело пригодится.

- Тюрьма не спиииит, тюрьма ужееее проснулась, - гнусным голосом пропел Шингар.

- А признайтесь коллегам, подельнички, зачем вы сына председателя райисполкома пристегнули ремнями к каталке и возили его в морг? Вы каким местом думали, кого можно пристёгивать, а кого нет? А я знаю, каким местом вы думали, предполагаю своим самым элегантным местом, жопой, кто не понял. Вот что вы скажете в своё оправдание? Думайте, только что говорите, может, народный суд и учтёт смягчающие обстоятельства. А мы с коллегами ещё подумаем: брать ли вас на поруки или нет.

- Тут, это, такое дело, - опять взял на себя ответственность Пахомов. - Этого девятнадцатилетнего сыночка почему-то привезли к нам, а не в психушку. Видите ли, немного он вены себе повредил от неразделённой любви, там хватило и перевязки. А вот успокаиваться он не хотел. Упёрся рогом. Говорит, что теперь жить не будет, и всё такое. Начал сдирать повязки, биться головой о стенку, ударил медсестру, кусаться норовил. Буйный товарищ попался, хоть и сын председателя райисполкома. Вот и пришлось пристегнуть его ремнями к каталке. Что было делать?

- А в морг зачем повезли?

- А это чисто психологический приём в таких случаях, всегда так делают. Раз он на уговоры не реагирует, то я сообщил ему, что ладно, как хочет, тогда он станет почётным донором органов.

- И что дальше?

- Уже в коридоре морга он начал орать, что осознал и хочет жить, передумал, наверное, быть донором органов.

- Угу...угу...Вас, лишенцев, спасло только то, что этого мальчика отвезли всё-таки в психушку, а его папаша не хочет огласки....ибо там с его любовью всё не так просто. Его объект любви оказался, как бы вам сказать, того же пола, что и этот мальчик...Короче говоря, пидарасы они были. Но вас это не оправдывает.

Профессор пожевал губами, потом вспомнил ещё один косяк доктора Нахимова. А это уже из рук вон плохо и непрофессионально. Такого профессор не прощал.

(Примечание: все медицинские курьёзы взяты исключительно из реальных историй. Ничего нет в этом мире нового. Всё повторяется, только в различных вариациях.)

- Объясните нам, любезный Андрей Юрьевич, если сможете такой факт. Вот у вас есть больная, которую вы наблюдаете уже несколько лет. Это Мария Фадеева, двадцати трёх лет. Мы все знаем эту больную. И вдруг вы пишете в её истории болезни всякую ересь, что состояние её сердца вдруг стало удовлетворительным, хоть на олимпиаду её посылай. И это притом, что на эту больную без слёз не взглянешь. Там непонятно как жизнь теплится. Эту больную можно студентам, как учебное пособие показывать или как ходячую рекламу к книге "Эффективная диета". Знаете что, уважаемый. Дайте все её обследования мне лично, почитаю на досуге о динамике процессов. Стыдно доктор так халатно себя вести по отношению к больным. Вот же помощники, всё самому и самому приходится делать. Вы, что не понимаете, что говорят её анализы крови? Да последний её анализ, как приговор народного суда. Я его стоя читал. А вы, с какого-то бодуна, её в здоровые записали. Может вам, доктор, профессию поменять? Например, дворником. А что, у нас все профессии почётны. Будете дворы подметать, вы же, всё равно, о больных не думаете. А думаете, как бы фрукт банан больного съесть. Как же мне стыдно за вас. У меня от вас даже нервы поседели. Вот вспоминаю, что даже по тюрьмам и лагерям таких докторов не чалилось. Да вас даже в тюрьму нельзя определить, ибо много чести будет.

Да - с горечью подумал профессор - измельчал доктор. Эти со скальпелем в руке на танк не бросятся. Зассут. Фраера, в натуре, беспонтовые, а не честные "лепилы".


И потекла вода в ручье, как сказал классик, стремительным домкратом....В том смысле, что к Тимофеевне резко зачастили сообразительные односельчане. Приходили по одному или скооперировавшись в группу. Пили чай с сахаром и вареньем. Потом шептались: "Видела соседка? Кучеряво живёт наша Тимофеевна. Чай у неё индийский. Вкусный, аж жуть". За неделю в доме у гостеприимной Тимофеевны перебывала вся деревня, некоторые по нескольку раз.

18 января, во вторник на Крещенский сочельник к Тимофеевне заявился Фадеев с Марией. Тимофеевна весь этот день должна была соблюдать строгий пост, но гостей приняла, как могла. Фадеев сообщил, что завтра Марию будет обследовать лично воронежское медицинское светило, а сегодня они приехали для проведения дополнительного ритуала. Насчёт ритуалов Тимофеевну осенило, что надо расширить список, а то только молитва и вода. Народу нравится разнообразие. Вот поэтому, Тимофеевна придумала новшества, например, опускать в колодезную воду нательный крестик. Самое главное, что некоторые односельчане уверяли, что после такого ритуала их крестик как бы стал делиться своей волшебной энергией, самочувствие улучшалось. А некоторые говорили, что ничего не чувствуют, фигня это всё. Конечно, Василёк не мог превращать все крестики в амулеты, только один в день, так что не всем везло. Но, учитывая, что народ приходит постоянно, то он считал, что скоро всех односельчан осчастливит слабенькими лечебными амулетами.

Как оказалось, у Марии был с собой православный крестик, что даже для Фадеева было открытием. И кто бы мог подумать, что этот крестик, побывав в колодезной воде и в руках Василька, который ассистировал бабке, держа кружку с водой, пронзит Марию статическим электричеством.

- Подействовало, - радостно сообщила Мария.

- Ага, - кивнула Тимофеевна. - Значит девица ты безгрешная, вот Высшие силы тебя и любят.

Василёк чуть не поперхнулся от этих слов: точно Марию Высшие силы любят, чуть до смерти не залюбили.

Ещё хлеще подействовало, когда ритуал окончился обязательным питием воды. А то! Василёк ополовинил специальный аккумулятор, оставив в нём про запас 10 единиц, а также из основного хранилища отдал 10 единиц силы конкретно на ремонт кроветворения и кровоснабжения. У нас всё по феншую: как диагност советует, то мы и делаем. Марию торкнуло знатно, до сильного румянца и эйфории. На это дело обратил внимание Фадеев. Может бабка, какую наркоту в воду бросает? Фадеев и себе попросил этой воды испить. Что сказать: вода как вода, мокрая. Вкусная, однако. Химии Фадеев в ней не почувствовал. Ладно, на этой мажорной ноте гости отбыли домой.

Василёк уже научился делать себе бутерброды. Тимофеевна сегодня соблюдала строгий пост, поэтому с голодными глазами наблюдала, как Василёк отрезал от булки хлеба приличный кусок, не поперёк, как все люди, а вдоль, и накладывал на него толстый-толстый слой смальца, тонко порезанный солёный огурец и накрывает это безобразие опять хлебом. Соорудив себе такой гигантский сникерс, Василёк с задумчивым видом его употреблял, а Тимофеевне оставалось только давиться от голода и прислушиваться к своему желудку, который недовольно пел "Песнь голода". А для дитя это был только лёгкий перекус. Он посты не соблюдал и диеты не придерживался. Ещё его ждала вкусная гречневая каша, приготовленная в русской печи, вареные яйца и кусок колбасы, принесённый соседями. Интересно то, что обитая здесь, он полюбил гречневую кашу, которую первый раз только и попробовал в России. Сейчас он сидел и с тупым выражением лица всё это поедал. Так это выглядело со стороны Тимофеевны. На самом деле Василёк внимательно просматривал информатор на предмет приготовления блюд из гречневой каши. От рассмотрения всех этих рецептов его аппетит только увеличивался. Что ж, решил он вот эти десять рецептов стоит попробовать на досуге. А может мне вообще податься в повара, подумал он. Буду толстый и всегда рядом с едой. Да, этот вопрос стоит провентилировать со всех сторон. В нём есть весьма положительные моменты: да и народная мудрость говорит, что надо быть поближе к кухне, а подальше от начальства.


Сегодня профессор Шингар никого не отругал, что было расценено коллективом как признак того, что шеф задумал для любимого персонала грандиозную пакость. Опытный народ знал, что хитрый профессор делает вид, что расслабился и имеет сугубо лирические намерения. Никого из коллег не могло провести даже пение профессора себе под нос песен из репертуара музыкантов, поющих за пропитание. Основанием для такого поведения профессора было появление в больнице Фадеева с дочкой Марией, которой предстояло пройти очередной осмотр. А кое-кто из докторов совсем потерял совесть, так что больную девушку осматривает тяп-ляп, смиряясь с тем обстоятельством, что этому человеку не поможешь. А врач должен бороться со смертью до конца. Так что теперь сам профессор первым посмотрит результаты обследования и сделает выводы, какому доктору вставить бааааальшой пистон, а какому вставить ведёрный клистир, а остальной медперсонал просто и незатейливо зашугать. Поэтому профессор пока сознательно гасил порывы души отвязаться на ком-нибудь за мелкие косяки, он был в предвкушении большого кровопролития.

Через три часа в его кабинет медсестра привела больную Фадееву и передала материалы нового обследования пациентки, которые сделали по Cito.

- Тэкс, голубушка, - нацепив очки на нос, начал изучать документы профессор, - Посмотрим, что они тут наворотили.

Чем больше профессор изучал документы, тем больше ему становилось непонятно и тревожно.

- А сделали они....., - Шингар хотел сказать, что херню они сделали, но перед носом сидела пациентка, которая могла и не понять.

Профессор опять покрутил листочки бумаги со всех сторон: может больных перепутали. Так бывало. Сразу результаты УЗИ и анализ крови перепутали? У них, что там, бардак в квадрате? По этим филькиным грамотам выходило, что больная идёт на поправку. А с чего это?

Шингар внимательно посмотрел на больную, та от его взгляда даже съёжилась. Как-то и выглядеть она стала лучше, посвежела, румянец даже есть.

- Что, доктор, всё так плохо? - тихо спросила девушка, испуганно хлопая глазами.

Вот что ей ответить. Тут сам чёрт не разберётся. Если взять за основу, что и прежние результаты правильные, то получается, что произошло резкое улучшение:

- Я бы не сказал, что плохо....но непонятно это точно. Пока я воздержусь от комментариев. А вам, голубушка надлежит через две недели опять прибыть к нам на обследование. Думаю устроить вам комплексное обследование, ага.

Когда больная вышла из его кабинета, профессор ещё долго в задумчивости протирал стёкла очков платком. Он думал. Как-то это всё неправильно. Конечно, организм хранит в себе ещё много тайн, но Шингар за свою жизнь столько этих организмов резал вдоль и поперёк, поэтому знал, что при таком ущербе организм умирает, а не резво ходит с румянцем на лице.

Он задумчивости профессор отвлёк стук в дверь и появление отца больной Фадеевой. Понятно, что он хотел спросить. Пришлось Якову Андреевичу и Фадееву повторить о своих сомнениях, хотя, судя по результатам обследований в динамике, явное улучшение, что, по мнению профессора, совсем непонятно.

Посетитель ушёл после объяснений ситуации. Однако, профессор заметил одну странность в поведении Фадеева. Он, как будто не сомневался, что с его дочкой произойдёт улучшение. Он явно был к этому готов. Ну, вот как это всё объяснить? Мистика.

Ладно, решил профессор. Раз так, то пока некоторые охламоны пусть живут без клистира и пистона, а жаль. Заложив руки за спину, он медленно пошёл по коридорам больницы, вылавливая зазевавшихся сотрудников. Раз сотрудник не сумел технично телепортироваться из зоны внимания профессора, тем хуже для попавшегося сотрудника. А к чему придраться у Шингара всегда найдётся. К тому же надо выпустить накопившийся пар. Вот как раз коллега Пахомов шествуют, не замечают они шефа. Что-то в задумчивости коллега. И задница коллеги ему не шепчет в ужасе: "Хозяин, сейчас нас ждут проблемы!". А шествуют они в помятом халате. Это как понять: у коллеги что, руки из жопы растут, погладить халат они не могут. Это же явное неуважение к начальству, выраженное в особо циничной форме.


Деревенская красавица Марина Остроградская индийский чай обожала, поэтому тоже зачастила к Тимофеевне, сподобившейся заиметь этот чай от щедрот председателя. Да и проведать своего малолетнего дружка Василька она всегда была рада, и принести ему пару литров молока, которое он так уважает. Сегодня в попутчики к ней набился дед Матвей, который тоже изъявил желание посетить Тимофеевну. Правда, у деда Матвея был свой резон для этого. Когда он от своей внедрённой в логово агентуры узнал, что приезжал председатель к Тимофеевне, и что началась какая-то непонятная движуха в деревне, то сразу сообразил: кубло-то зашевелилось, ептыть. Началось, наконец. Явно, ёптыть, намечаются какие-то подрывные, а то и вредительские действия в отношении существующего общественного строя и колхозного движения в частности. Может даже, всякие местные вейсманисты-морганисты активизировали свою гнусную деятельность, хотя на последнем Пленуме партии их зловредные идеи в клочья разгромил сам академик Лысенко. Эх, председатель Михаил Аполлинарьевич, как же ты так? Был вроде до сих пор свой советский человек, а тут вот своё нутро и проявил. Надо же, устроил по ночам всякие шашни с Тимофеевной. Вот и вскрылась твоя вредительская сущность. Эх, председатель, председатель. Придётся просигнализировать куда надо и о чём надо, прежде всего лейтенанту Мухину, который вроде и свой мужик, но тоже законченная сволочь. Не смог ты честно разоружиться перед партией и народом. Не смог! Ну, ничего, рабоче-крестьянская секира народного гнева отрубит вредоносную ветку без всякой жалости. Ибо на пути построения коммунизма много щепок летит при рубке гнилых дров. Диалектика, однако, едрит её. Вот будет скоро профсоюзное собрание колхоза, там слово возьмёт скотник дед Матвей и в глаза этому Фадееву скажет всю правду: "Михаил, ты не прав!", и смело выразит свою озабоченность нарушениями прав человека и принципов демократии в колхозе. Надо будет и про вейсманистов-морганистов на том собрании решительно добавить. Гидру надо добивать.

Дед Матвей сообразил, что рядом с Мариной он будет во враждебном кубле смотреться за своего. Поэтому всем своим видом выражал благодушие и поддерживал все Маринкины начинания. Парочка топала по деревне и встретила деда Тихона Нестюркина. Дед Тихон, узнав, куда путь держат два сельских труженика, решил присоединиться к компании. Два деда и Марина, культурно общаясь, шли к дому Тимофеевны. Правда, деды друг друга считали глухими тетеревами, поэтому разговаривали, но, особо, не вслушивались в значение слов друг друга. Каждый говорил о своём. Дед Тихон жаловался на актуальную для него тему: на внезапные проблемы в работе своего сексуального аппарата. Ещё его стал беспокоить геморрой. Поэтому дед спрашивал, как эту напасть лечить. Он где-то узнал народный метод, но сомневался в нём: надо было голой задницей опуститься на муравейник. Дед Матвей, уяснив проблему, считал, что этот метод явно придумал вредитель: как можно обижать бедных муравьёв своей задницей. А насчёт сексуального аппарата деда Тихона дед Матвей имел мнение, соответствующее линии партии: "В СССР секса нет!". Но отсталому в этих культурных вопросах деду Тихону он ничего не стал говорить. О чём говорить с человеком, который не знает, кто такой товарищ Гегель? Маринка же по дороге щебетала, что боится приведений. Однако, вот же интересный эффект, если она употребит 50 грамм самогонки, то совсем приведений не боится. Интересно, что по этому поводу говорит наука и народная мудрость. Народная мудрость, в лице дедов недоверчиво отнеслась к этому: 50 грамм это как-то не о чём, не солидно, вот если 150, то, наверное, самое то. Но привидения, это ладно. Вот, то, что лейтенант Мухин никак не реагирует на Маринкины прелести, вот это как понять - жаловалась Маринка. Может она к нему испытывает трепетные душевные порывы, а он ни в какую. Может именно этого человека она ждала всю свою сознательную жизнь с прошлого вторника. Деды, покачав головой, оба согласились, что это непорядок. Хотя дед Матвей всегда в душе считал лейтенанта продажной сволочью, только пока не определился с мнением, на какую же разведку работает этот лейтенант. А дед Тихон, лихо подкрутив усы, вдруг заявил Маринке, что лично он до пятницы совершенно свободен, а поэтому.... Тема намечалась интересная, но тут троица пришла к дому Тимофеевны, которая, увидев гостей, вздохнула и шустро стала готовить очередной новый чай.

Вздохнул и Василёк. За свои девяносто лет он впервые видел такую простоту нравов, когда соседи смело приходили к соседям и деловито рассаживались за хозяйским столом, при этом интересуясь, что сегодня у нас будет на ужин. Такой феномен был только в России. Впрочем, он по этому интересному факту народного сознания здорово не переживал. Да ему даже было выгодно чаще общаться с носителями языка и познавать местную народную мудрость. Поэтому он тщательно прислушивался к разговору за столом, не забывая диагностировать прибывшие в гости организмы. Н-да, эти организмы следовало ремонтировать, поэтому Василёк, привычно вёл подсчёт, сколько единиц волшебной силы отправит на каждый из организмов. Сегодня он на этих трёх людей не пожалеет по две единички, а из кисета деда Матвея, сделает амулет, а то заговаривается, бывает, дед. А разговор за столом шёл на различные темы, в том числе затрагивался вопрос о культуре, после того, как дед Тихон громко рыгнул. После полученных негласно двух единичек волшебной силы, народ преобразился. Маринка весело щебетала с Тимофеевной о своём, о женском, при этом часто поминая непутёвого лейтенанта. А дед Тихон, постоянно подкручивая усы, вдруг стал на неё поглядывать с обожанием и весьма плотоядно. У него явно были намерения. От этих взглядов Маринка немного смущалась, но ей нравилось такое обходительное поведение деда Тихона. Дед же Матвей тоже наслаждался ситуацией, ведь он получал просто так море оперативной информации. А из таких разговоров, слухов, оброненных фраз и складывается общая картина, зачастую неприглядная. Ещё он был рад, что когда-то решил присматривать за дурачком Васильком с целью, что оный мелкий дурачок выведет, сам того не зная, деда Матвея на глубоко законспирированную сеть если не иностранной разведки, то инопланетной точно. Сейчас, ласково поглядывая на смирно сидящего Василька, он вычислял, откуда к силосной яме прилетят инопланетяне. Версий осталось две: либо с Юпитера, либо с Сатурна. Почему именно так, он объяснить не мог: его жизненный опыт это подсказывал. И самогон. Дед знал, что, почему-то, этих инопланетян можно было увидеть после 150 грамм самогона: появлялись мельтешащие сгустки воздуха, всякое шебуршение, невнятные разговоры. Такие вещи появлялись если усиленно подумать о Сатурне, если думаешь о Марсе, Венере или Луне, то ничего подобного и в помине нет. Вывод напрашивался сам. Плохо только, что организм деда Матвея больше 150 грамм самогона уже не мог осилить, всё-таки три контузии сказываются. Теперь, когда дед уверился, что через глупенького Василька он выйдет на сатурнов, то и не надо будет принимать самогон. Попивая вкусный чаёк, дед Матвей ощутил, что дальнейшие его планы стали принимать более чёткие контуры. Однако, надо вплотную сосредоточиться на сборе компромата на лейтенанта Мухина, дерзающего игнорировать прелести нашей Маринки. Как только досье на этого оборотня в погонах достигнет приличной пухлости, то надо будет просигнализировать куда надо. Да, дел невпроворот. И всё одному приходится делать, ептыть.

Посидел народ за вкусным чайком душевно, но пора и честь знать. У каждого из этой компании наметились неотложные дела. Деду Матвею надо было ещё топать до своих Выселок, и продолжать работу над пухлостью досье гражданина Мухина, само оно не сделается, ептыть. А у Маринки и деда Тихона явно наметился альянс на дальнейшее совместное культурное проведение времени, поэтому и они заторопились. Васильку тоже было хорошо, он узнал много новых русских слов. Тимофеевна же в такой обстановке была, как рыба в воде.

Впрочем, Васильку и Тимофеевне скучать опять не дали соседи. Правда, теперь соседи явились не культурно посидеть за разнокалиберными чашками чая, а их привела беда, ведь по-другому иначе и не скажешь. Короче говоря, Санёк, Витёк и баба Маня капитально пострадали от своих научных изысканий, за ходом которых, затаив дыхание, наблюдала вся округа в лице прогрессивной общественности. Так, что Васильку намечались новые траты волшебной силы.


Дед Матвей, привычно шагая до своих Выселок, заметил, что сегодня особо хорошо и легко думается, что радовало. Теперь, когда он придёт домой, то сразу возьмётся за досье на этого, прости советская власть, лейтенанта Мухина. У деда Матвея уже сложился чёткий план, какую информацию он добавит в досье. Во-первых, в раздел "Моральный облик". Хотя, какой к бесам, у этого перерожденца, моральный облик. Явно, что самый настоящий аморальный облик. Пришлось решительно вычёркивать заголовок "Моральный облик" и переписывать его на аморальный. Так будет честнее. Слова сами ложились на бумагу, ловко сплетаясь в предложения, предложения в целые абзацы, а те в страницы. Главное - надо расписать всё подробно и красиво. А писал дед Матвей на удивление красивым уверенным почерком. Это был его природный дар. Писал по привычке перьевой ручкой, макая её в чернильницу. Новомодных шариковых ручек дед не признавал: ему было понятно, что эти все новшества, вредительская затея, чтобы поглумиться над советскими школьниками. Ведь понятно: сначала шариковая ручка, а потом какой-нибудь гад единый государственный экзамен придумает. Вредители они не дремлют.

Что-то много страниц получается, и это только про аморальный облик будущего подследственного. Может тот эпизод с соседской козой вычеркнуть? Хотя пусть будет: кашу маслом не испортишь, ёптыть.

Теперь надо осветить о профессиональных качествах объекта. Хм. А их и нет совсем, этих самых профессиональных качеств. Ага, так и запишем заголовок следующего раздела "Дремучий непрофессионализм", и подчеркнём, ну, и некомпетентность отметим тоже, однозначно. Через две страницы текста можно было уяснить, что этот лейтенант полный раздолбай каких свет не видывал. Дед Матвей даже покачал головой: вот ведь дела, и как только иностранная разведка содержит и доверяет такому раздолбаю, ведь вроде серьёзная организация.

Теперь, в следующем разделе надо осветить деятельность Мухина на иностранную разведку. А на какую? Дед задумался, но думал не долго. Что-то подсказывало ему, что или на турецкую или на румынскую. Наверное, это подсказывал здравый смысл. Хотя, пусть у органов голова болит с выяснением на какую именно разведку этот фрукт работает: на турецкую, на румынскую или ещё на какую-нибудь хитрозадую разведку. Такие как Мухин могут и сразу на несколько разведок работать, совести-то у них вовсе нет. Получилось хорошо, подробно и убедительно, с фактами, и на три листа. Вот так, всё тайное когда-нибудь становится явным.

Теперь о главном. В этом разделе надо осветить всю глубину падения объекта разработки, хотя дальше падать и некуда. Но Мухин, с его расшатанными нравственными устоями, нашёл куда упасть, начав сотрудничать с сатурнами; вот же, мля, как та свинья, которая грязь всегда найдёт, даже в синагоге. Про марсиан не скажу: чего не знаю, того не знаю. Поклёп на человека возводить не стану. А вот про его шашни с сатурнами расскажу подробно. Получилось весьма захватывающе ещё на три листа.

Ого, поразился дед Матвей. Приличная стопка компромата получилась. И всего-то он это написал за одну только ночь. Теперь будет работать на ферме, и засыпать, но эта его жертва не должна пропасть напрасно. Материальчик на очередного перерожденца вот он, пухленький такой материальчик. А это уже вплоть до высшей меры социальной защиты. А ты не воруй! Да, мозг сегодня ночью хорошо поработал. Вот это аналитика! Аналитика высшей пробы! Сила!

И бумага - это сила. Говорят, что мысли доверенные бумаге, остывают и теряют свою энергию. Не в случае деда Матвея. То, что пылало внутри сумеречного сознания деда Матвея, не обернулось косноязычной нудятиной, а читалось как увлекательный детектив со смесью запутанного шпионского романа. Хотя самому автору были совершенно безразличны чувства возможного читателя, он работал на результат и не заморачивался магией печатных символов.

На работу, на ферму дед Матвей пошёл, испытывая сложные чувства к окружающему миру. А окружающий мир хранил равнодушие. Он был серьёзен и строг. Мир всегда прав. Заблуждаются только люди, населяющие его. Причём, часто, люди делают сознательные ошибки и обожают свои заблуждения. Не все хотят быть непременно благоразумными, но все хотят выглядеть мудрыми и прекрасными. Поэтому, таким мудрым и прекрасным совершенно незачем прислушиваться к здравому разуму природы. К тому же в мире идёт постоянная борьба, хоть она честная и красивая, но борьба, в которой и кровь и смерть. А человек привык действовать подло, он не понимает, что природа всё равно возьмёт своё, как бы её человек не гнобил, ведь он сам её часть.


То, что Васильку намечались непредвиденные траты волшебной силы, стало понятно, как только он имел счастье лицезреть Санька, Витька и бабу Маню, которые, со слов обеспокоенных родичей, пострадали от своих научных изысканий. К Тимофеевне прибежали представители кланов Малининых и Камышиных со слёзной просьбой помочь, ибо общество может потерять своих двух отличных сынов и одну непутёвую дочь, а именно самогонщицу бабу Маню.

Сообщество отчаянных деревенских учёных всё-таки открыло что-то такое, от чего и пострадало. По всему выходило, что местные научные кадры переоценили свои силы, и теперь, в результате их научных экспериментов на специальном полигоне во дворе бабы Мани, сидят под арестом во флигеле усадьбы Зосимовых, зафиксированные крепкими ремнями к стульям. Зосимовы молодцы, быстро среагировали, когда поняли, что на территории участка бабы Мани, научный эксперимент явно вышел из под контроля, судя по диким крикам. Поэтому они, вместе с представителями кланов Малининых и Камышиных, эвакуировали учёных со злосчастного научного полигона. Эвакуировали учёных не церемонясь, с применением физической силы и какой-то матери.

Тимофеевна немного засуетилась, ей было решительно непонятно, чем можно помочь несчастным, разве что взять немного своей колодезной воды. Василёк совершенно не хотел сидеть дома один, поэтому дитё уцепилось за подол кормилицы. Ладно, решила она, пусть посмотрит на непутёвых колхозников. Может тогда и сам бросит пить.

Непутёвые колхозники (ранее бывшие отчаянными учёными-экспериментаторами) сидели зафиксированные ремнями к стульям, ибо порывались куда-то бежать и сражаться. Судя по их расширенным глазам, они видели много и страшное. Или их что-то потрясло, например, они вдруг осознали всё величие и гениальность знаменитого квадрата Малевича.

А как всё было накануне радостно и в радужных тонах. Сомнений ни у кого из них не было. Бригада самородков к новому эксперименту подошла изобретательно и с задором, присущим большим учёным с горячей убеждённостью в своей правоте. Конечно, был мелкий червячок сомнения, который пытался зудеть не в тему, но его быстро запинали ногами. А не будет дерзить: а то всякий червячишка начинает себя представлять этаким змеем мудрости и отвлекать учёных от посетивших их конструктивных идей. Да и теория говорила, что всё будет нормулёк и чики-пуки. Хотя, вот же предупреждал великий Энгельс, что идеи - это такое дело, что, зачастую, реализуются не всегда ожидаемым образом. Знал, старик, что говорит.

Осматривая с безопасного расстояния пострадальцев, Василёк узнал много новых слов из глубин русского языка. Привязанные ремнями Санёк и Витёк обзывали неприятными прилагательными сексуального характера крепких братев Зосимовых: Ивана и Кирилла, которые их и зафиксировали от греха подальше. Баба Маня материлась как пьяный боцман, лихо формулируя сложные лингвистические конструкции. Иван Зосимов порывался за такие волшебные слова начистить чавку всем троим организмам, но его удерживали, говоря, что эти организмы не в себе.

Действительно не в себе: подтвердил диагност Василька. Сильная алкогольная интоксикация со всеми вытекающими прелестями, плюс поражение мозга галлюциногенами, предположительно природного происхождения, а точнее это воздействие сухих грибов мухоморов, плюс отравление синильной кислотой. Короче говоря, перестарались учёные с композицией нового продукта: количество галлюциногена превысило безопасные параметры. В этой ситуации Васильку надо было действовать срочно, и не раздумывая. Поэтому он, чуть ли не со слезами, расстался с простым аккумулятором, хранящим 10 единиц силы. Потратил по три единицы на мужиков и четыре на бабу Маню. Эта сила нейтрализовала воздействие яда, но пришлось потратить ещё по две единицы на нос из своего основного хранилища, для поддержания общего состояния бедолаг. Шестнадцать единиц на алкашей, как с куста - Василёк чуть не плакал. А братья Зосимовы из своей природной вредности заставляли алкашей пить колодезную воду. Воду? Это для чего? А чтоб удивить печёнку.

Через несколько минут три экспериментатора, наконец, немного пришли в себя и начали узнавать соседей. С ними даже можно было вести диалог без употребления непечатной лексики.

Больше всех каялся Витёк, ведь он уже почти завязал, а эти два горе-учёных сумели-таки совратить его такого доверчивого с пути истинного. Соответственно, они и виноваты во всём. Санёк делал круглые непонимающие глаза, а баба Маня глаза свои от народа отводила. Ей было стыдно.

Как же так? Ведь всё было так красиво. Всё согласно последним достижениям науки, и вдруг такой провал. Все научные исследования и опытно-конструкторские разработки говорили о стабильности процессов. Но, увы. Увлёкся коллектив, расслабился, местами забронзовел. И на одной очередной композиции поскользнулся. Новый продукт, настоянный на сухих мухоморах, яблочных косточках, пижме и остролисте, оказался ядрёным до безобразия. Которое, безобразие то есть, вскоре и произошло. Не заставило себя долго ждать. Такая вот неудачная композиция получилась. Значит, где-то есть теоретический просчёт, к бабке не ходи. А Санёк не виноват, он всего лишь подопытный кролик. Виновата баба Маня, вон та женщина. Как ей только не стыдно так поступать с простыми неграмотными колхозниками?

Новый продукт решили испытывать, естественно, на специальном полигоне во дворе бабы Мани. Полигон находился между сараем и сортиром. Происходило всё строго по науке: на специальном экспериментальном стенде и с записью в журнале о начале серии испытаний. Главный испытатель, он же главный эксперт, лично налил в специальную ёмкость продукт. В журнале отметили количество налитых грамм.

- Поехали! - взмахнул рукой главный испытатель и опрокинул ёмкость в свой организм. - Хор-рошо зашла, зар-раза, - прокомментировал он первую серию опытов.

Младший испытатель и креативный руководитель проекта, затаив дыхание, наблюдали за эффектом. Вроде бы ход испытаний проходил нормально, только на пятьдесят второй секунде эксперимента испытатель икнул, а на шестьдесят восьмой секунде он сказал: "Ух, оно, мля, как!". Это всё было занесено в протокол. Теперь можно было перейти ко второй серии испытаний, с подключением к эксперименту младшего испытателя и главного конструктора. На стенде появились две новые ёмкости для этих товарищей. Вскоре, эти ёмкости опустели. На сто восьмидесятой секунде эксперимент проходил ещё нормально, но потом произошла катастрофа. Сначала, заколбасило главного испытателя: он уставился на сарай и стал мелко креститься. Через сорок секунд торкнуло бабу Маню, вернее главного конструктора, а потом и Витька, всего лишь дослужившегося до младшего испытателя. Тем не менее, он тоже, как и старшие по должности товарищи, проникся моментом. А произошло страшное: в районе сарая открылся портал, из которого повалили чудовища. Произошла эпическая битва, ибо не на тех людей эти чудовища свой хвост задрали, совсем не на тех.

- Какого сидим? - спросила баба Маня. - Граблями их грабим, вилами их колем.

Народ, похватав сельскохозяйственный инструмент, ринулся в драку с чудовищами. Да, битва была эпическая. В результате драки капитально пострадал сарай, полностью был разрушен испытательный стенд, а сам полигон превратился в перепаханную взрывами зону боевых действий. Кто побеждает в этой драке сказать было трудно, но наши сдаваться не собирались. Но против лома нет приёма: к чудовищам пришло подкрепление с тыла. Очнулись бойцы сидящими на стульях и опутанными ремнями.

- Братцы, - со слезами на глазах бормотал Санёк. - Вы всё-таки нас спасли...А чудовища куда делись? По деревне разбрелись?

Связанным лже-учёным объяснили, что о них думают и о ситуации в мире. На слёзные просьбы развязать их народ не реагировал.

Развязали этих трёх утырков только после того, как они трижды поклялись, что не будут драться, материться, царапаться и плеваться.

- И не кусаться, - мрачно пробасил Кирилл Зосимов, который больше всех был искусан осатаневшими односельчанами.

В клятву внесли положение о "Не кусаться". Только после этого бедолаг развязали и уложили по кроватям в своих домах. Доэкспериментировались. Вроде уже дожили до седых волос, а не понимают, что мухомор это яд, а в яблочных семечках сенильная кислота. Зато Васильку теперь ещё одна головная боль. Теперь даже здорового Кирилла Зосимова надо подлечить, пострадавшего от зубов бабы Мани.

Вся деревня приходила смотреть на дебоширов. Качали головами, осматривая разгромленный испытательный полигон. Только не пришли дед Тихон Нестюркин и Маринка Остроградская. Где их черти носили, и чем они там, у чертей занимались, никто не знал. Вроде ещё и не весна. Но, то дело такое. Личное, в общем.

А насчёт утырков прогрессивная общественность решила так: признать их исследования лженаукой, а гоп-НИИ расформировать к японской матери. Ага, равнодушный окружающий мир всегда сильнее чьих-то принципов.

И вновь над деревней Девица засияло Солнце и наступило успокоение, как наступило успокоение в душе бабы Мани после таких душевных мук.

После долгих холодных зимних дней и ночей, наконец, пришла долгожданная весна в деревню Девица. В своё время и своя поэзия в окружающем мире, это для тех, кто понимает. А дневной мир весной завораживает своими красками. Душа начинает ликовать и восторгаться: наконец-то крестьянин начнёт, как следует, трудиться в поле. Теперь не полежишь у печи: вьюги позади, а впереди только тёпленькие деньки, потом горяченькие, а потом и летний зной. На фоне красоты усиливается любовь, а от любви появляются дети. А кто-то, наоборот, закончив свой век, растворяется в великой бездне.



Если долго смотреть в бездну, то бездна начинает присматриваться к любопытному: а чего это он на меня так вылупился? Если ему делать нечего, то подброшу я ему пару задачек на вшивость. И разгораются страсти. Разгораются и тухнут страсти в деревне Девица, свои страсти искрят в городе Воронеже, кипят страсти в городе Москве; где то на Млечном Пути происходят свои катаклизмы, да и в других измерениях бурлит особая форма материи, именуемая жизнью, какой бы она не была: биологической, кристаллической, энергетической, виртуальной, или какой-то иной. Поэтому трудности есть у всех, без всякого исключения. Об этом можно спросит любое существо во Вселенной. Правда, ответа можно и не дождаться.

Объективные трудности были и у разумного существа из цивилизации десятого уровня, той цивилизации, ответственные специалисты которой так лихо компенсировали Васильку боль и страдания в первой жизни. Это разумное существо служило инспектором по контролю над работой компенсационной комиссии, именно её нижнего звена, то есть специалистов имеющих в своём универсальном имени только одно однозначное число. Инспектор же был на три ступеньки по карьерной лестнице выше: он уже в своём имени имел целых два двузначных числа и руну Кай, что тешило его самомнение очень сильно. Это универсальное имя выглядело так: 11-28 Кай. Это разумное существо было из рептилоидов, чем тоже гордилось до самого кончика своего красивого гребешка на голове. Впрочем, все миллионы рас, создавших эту цивилизацию, гордились своим самобытным видом. Дискриминации по расовому признаку не было, главное было, какую ступеньку на карьерной лестнице занимает разумный и чтобы он был хорошим разумным.

11-28 Кай за свои 830 стандартных лет прошёл три ступеньки и забрался на четвёртую. Опыта у него было хоть отбавляй. Работа, конечно, была почётная и интересная, но ...все эти заботы, контроль над нерадивыми подчинёнными, частые командировки в иные измерения, и самое главное, нет конца и края этой рутине, поэтому все эти заботы утомляли, хотелось чего-то необычного. В кулуарах поговаривали, что в соседнем секторе, возможно, откроется вакансия на пятую ступеньку и 11-28 Кай переведут на следующий ранг. Вот тогда не надо будет мотаться по межпространственным командировкам, как очумелому нейтрино. Но это только мечты. 11-28 Кай проработал на своей должности всего 87 лет, а есть разумные, которые на такой же должности торчат уже больше 400 лет. Естественно, им будет дано предпочтение, к старому серверу не ходи. А 11-28 Кай не любил командировки по нескольким причинам. Там надо было разбираться, как поживают в новых условиях те разумные, которым компенсировали ущерб. А этих разумных было огромное количество видов, и каждое существо требовало к себе внимания. Однако, понять, что, собственно, хочет это конкретное разумное существо, было ой как трудно. Помогал колоссальный опыт и быстрота реакции. Начальство ценило 11-28 Кай именно за его феноменальную реакцию: он мог почти сразу понять, чего хочет разумный, к которому он прибыл для инспекции. Но...11-28 Кай приходил в ужас от некоторых видов разумных: как же с ними трудно было находить общий язык. Особенно досаждали гуманоидные расы (вот же их расплодилось!). Эти гуманоиды были самыми нудными. Всё им было не так. То им, видишь ли, гнездовье выделили не там, то стая им не нравится. Всем нравится, а им не нравится. Зудят, нудят: эвтектика им не такая. Или эвтектика это для кристаллоидов, а не для гуманоидов? Бездна их разберёт! А ты должен быстро разобраться и отрегулировать им энтальпию и фригорию. Ага, демоны бездны их побери, 11-28 Кай, что специалист на все лапы? Вот и приходится изучать, как калибровать эту самую фригорию, делать же больше нечего. А как разобраться когда занудный гуманоид начинает требовать себе стратихластику и, прости бездна, акрихунторию. Вот это, не пойми что, надо быстро родить, иначе скандал. Начальство начинает возбуждаться, а тогда всем плохо. А нижние чины, это которые носят только одно однозначное число, постоянно косячат, норовят отделаться от разумного чем-нибудь простеньким, что ему в другой жизни совершенно не пригодится, типа на тебе бездна, что нам негоже. Им лишь бы быстро отделаться от разумного существа и заняться своими делами. Вот и приходится жёстко таких нерадивых контролировать, проверять и перепроверять. Вот совсем недавно очень грустно получилось при очередной контрольной проверке. Эти нижние "специалисты" отправили одного гуманоида не на тот ярус гнездовья в реликтовые леса на похожую планету. Вот что, им трудно было уточнить, где оно любит вить свои гнёзда? Отправили на верхний ярус, а существо там не могло жить, вот оно и сверзилось с большой высоты. Существо переломало себе всё, что только можно и стало злое, как демоны бездны. Когда 11-28 Кай прибыл на инспекторскую проверку, то увидел, что это существо жутко обросло волосами, было какое-то дёрганное, очень злое и заговаривалось. Оно всё время досаждала инспектора вопросом, почему у него здесь имманентность не трансцендентна и эмерджент не определяется. Да, духи бездны знают почему! Отцепись ты. Еле отвязался от этого существа, одарив его очень важным умением управлять жилонкой. Надеюсь, существо осталось довольным. Таким образом, показал нижним чинам, как надо быстро и правильно работать по удовлетворению запросов опекаемых существ, продемонстрировал мастер-класс. И все довольны: начальство не возбуждается, а опекаемое существо в эйфории. Так что не надо никогда бояться брать на себя ответственность, да вообще не надо ничего бояться. Бойся только скуки - вот тогда точно пропадёт смысл жизни. Ещё бы понять, что такое эта очень важная для гуманоидов акрихунтория. Ладно, будет время, как-нибудь на досуге разберёмся. А сейчас пора вместе с лапами и хвостом облачаться в вирт-скафандр и отправляться в портальный центр. Опекаемые существа (вот же их расплодилось!) и, главное, начальство не будут ждать. Им, хоть из скафандра вон, но дай красивый протокол по результатам командировки. У них тоже планы и графики, а нарушать планы и графики чревато, начальство тогда возбуждается. Это только Вселенной хорошо - она существует благодаря самой себе и будет существовать вечно, а разумным существам, таким как 11-28 Кай надо много суетиться. Как говорили мудрые предки: рептилоида лапы кормят. Так, что у нас сегодня по плану? Вот же бездна, опять надо перемещаться в гуманоидный мир к самым нудным созданиям во всей Вселенной. Не хочется до дрожи хвоста, но надо.



Председатель Фадеев был мужик слова. Сказал - сделал. Не всегда сразу, но сделал. У него планы и графики. Сорвёшь - начальство начнёт возбуждаться до истерических припадков, а кому нужна такая радость. Надо работать так, чтобы начальство не возбуждалось, а народ пребывал в трудовом экстазе. Что касается Тимофеевны и её горе-внука, то он о них помнил, поэтому, каждую неделю, под покровом темноты к дому Тимофеевны подъезжала машина с доверенными людьми, которые вносили в дом гостинцы. Некоторые гостинцы были в виде бочек с соленьями. Эти бочки мужики затаскивали в дворовой погреб, где всегда была низкая температура. Так что у Тимофеевны теперь появились разносолы и даже мясные изделия в виде колбас и окороков. Естественно, односельчане про гостинцы тут же узнали и начались новые приходы в гости к Тимофеевне, которая стала кучеряво жить. Односельчане разносолы распробовали, оценили и ополовинили запасы.

Но и наведываться днём к Тимофеевне Фадеев не забывал. Раз в неделю он привозил Марию на мистические процедуры. Процедуры длились не долго, дольше Фадеев и Мария в компании с Тимофеевной гоняли чаи и вели простые застольные беседы. Фадеев вдруг уяснил, что и он стал себя значительно лучше чувствовать, когда посещал знахарку. В этом доме его всё умиротворяло. Здесь даже забывались заботы о хозяйстве. А о Марии вообще не было и речи: девушка просто расцветала. Кто её не знал, ни за что бы ни поверил, что совсем недавно она была явной доходягой. Хорошо, что Фадеев здорово не заморачивался и не вникал в природу этого явления: помогает здоровью, и ладно. На неоднократное предложение Тимофеевне одарить её деньгами следовал категорический отказ. Знахарка даже оскорблялась на такие крамольные предложения. Поэтому Фадеев решил одаривать знахарку вещами и продуктами: вот это она принимала с благодарностью. Даже убогого дитя приодели, теперь он был похож не на чучело для отпугивания птиц и даже прохожих, а просто на малолетнего деревенского придурка.

Однажды, в одну из таких чайных церемоний с Фадеевым и Марией, Тимофеевна набралась храбрости и обратилась к председателю с просьбой. Вернее было две просьбы, но связанные между собой. Тимофеевна неуверенно просила изыскать возможность, если можно, конечно, если вдруг получиться, на колхозном автобусе отвезти некоторых жителей деревни Девица в Воронеж в храм на Пасху - Светлое Христово Воскрешение, которая состоится 9 апреля сего года. Ага, нашла кого просить, коммуниста. Фадеева даже перекосило от такой просьбы, но он пообещал что-нибудь придумать. Вторая просьба была тоже по этой теме: надо договориться с воронежскими попами, чтобы кто-нибудь из них приехал в Девицу и окрестил некрещёный народ, а то некоторые так и бегают нехристями. Вот дела: теперь коммунист со стажем обдумывал, как ловчее помочь людям, имеющим тягу к религиозному опиуму. Узнают в райкоме - ох***ют. С попами надо самому договариваться, решил Фадеев. Что ж, съезжу в Воронеж по делам, а там как-нибудь прошмыгну к Покровскому собору или к храму Николая Чудотворца и перетру этот вопрос с попами. Если так и дальше дела пойдут, то смотришь, и сам уверую. Ты смотри, какая в наших краях крутая мистика завелась.

Василёк тоже присутствовал на чайных церемониях, куда же без него. Сидел в уголке и ел конфеты, подаренные Марией, а кошку кормил привезёнными гостями сливками. Гостей он одаривал волшебной силой: на Марию, традиционно тратил по 10 единиц, ну и самому Фадееву стало перепадать по три-четыре единички. Плюс обручальное кольцо Фадеева теперь стало слабеньким волшебным артефактом. У Марии и вторая серёжка стала амулетом. Теперь Мария автоматически получала ежедневно по две единицы силы.

Василёк старался форсированным темпом увеличивать свою волшебную мощь. Но, как единички силы приходили, так они и уходили на окружающие Василька живые организмы, как вода в песок. С одной стороны система исправно реагировала на полное опустошение основного хранилища силы болью и приростом в один процент, с другой сторона система стала прижимистой на бонусы. Система намекала, что надо бы совершать подвиги, прокачивать все ветки умения, в общем, не сидеть на попе ровно, а шевелиться. К концу января у Василька в основном хранилище было 39,6 единиц силы; в конце февраля - 51,8 единиц, а в конце марта уже 67,8 единиц волшебной силы. На этом основные успехи закончились. Простого аккумулятора силы Василёк лишился. В специальном аккумуляторе было всего-то 10 несчастных единичек. Зато самовосстанавливающийся аккумулятор радовал максимальным заполнением в 20 единиц. Его Василёк старался обнулять полностью и за три месяца нового года уже обнулял три раза. Порадовало умение "Дезинфекция". Правда его ёмкость специальных единиц силы бонусно увеличилась всего на единицу и стала равна шести. Наверно за мелкие подвиги. Это система так считала, а Васильку надо было побегать по деревне, с целью найти объект приложения сил. Дезинфицировал Василёк в основном колхозных коровок и коровок односельчан. В результате те стали реже страдать от болезней, вызванных зловредными микроорганизмами. Пока Василёк мог тратить силу только на людей, кошек и коров. На другие биологические виды он пока силу не тратил, чтобы не получать мизерные бонусы. Дезинфекцию на людей он пока применил один раз. Это была женщина пятидесяти лет из клана Кабаковых. Диагност выявил у неё в организме микобактерии. Это страшная пакость и чрезвычайно заразная. Поэтому Василёк применил на этой женщине заклятие "Дезинфекция" и именно на зловредные микобактерии. Но пока это заклятие имело только шесть единичек спецсилы: перспективно, но пока очень мало. Так что пока Василёк не ощущал себя Великим Архимагом, но на деревенского ангела-хранителя он уже тянул. Народ в деревне, под его присмотром стал здоровее, но никто пока, слава Высшим силам, не связывал улучшение своего здоровья с малолетним дурачком.


Текли в заботах дни, проносились как метеоры ночи. Весеннее Солнце всё сильнее расцвечивало окружающий мир пока ещё мягкими красками. Эта звезда добросовестно делало свою работу, как и миллиарды миллиардов других звёзд в соседних галактиках и других пространствах. Обитатели этих пространств тоже что-то там творили, работали, короче говоря, выполняли свои жизненные функции. Старались добросовестно выполнять свои должностные обязанности и сотрудники компенсационной комиссии одной из цивилизаций десятого уровня. Они даже хорошо работали без пристального присмотра своего начальника 11-28 Кай которого, хвала демонам бездны, унесло в командировку. Теперь было спокойно.

- Хожу. 10-2-4, - проговорила Первая.

- Эх, ранила, - с огорчением сказал Второй.

- Ага, тогда 10-2-5, - радостно сообщила Первая.

- Мимо, - последовал злорадный ответ. - А вот получи торпеду в бок, хожу 7-8-4.

- Ха, мимо твоя торпеда прошла, - ответила Первая. - Улетела в чёрную дыру.

- А теперь получи 10-2-3, - с надеждой проговорила Первая.

- Н-да. Убила. - постигло огорчение Второго. - Сгорел мой фрегатик.

- Ага, это уже твой второй фрегат и крейсер. И заметь, не сгорели, а бесславно погибли, ха, ха, ха.

- Чего это мои фрегаты бесславно погибли, они погибли как герои. А вот ты потеряла два крейсера! Бесславно.

Коллеги самозабвенно рубились в древнюю игру "Бой звездолётов в трёхмерном пространстве" или в просторечье "Звездобой". Их отвлекла Третья:

- Народ, кончай дурью маяться. Есть мысль поработать на благо цивилизации.

- От работы кварки дохнут, - парировал второй, раздумывая над стратегией своего флота, у него были ещё шансы победить Первую. Работа могла ещё немного и подождать.

- Это нас точно шеф прибьёт, когда вернётся из командировки, если мы ему не покажем двенадцать заполненных протоколов. А у нас сегодня по плану осчастливить одного арахноида, одного кристаллоида, одного вирт-разумного, одну разумную амёбу и, приколись братва, у нас есть восемь гуманоидов. Во, развелось их в последнее время. Плодятся, как ....она хотела сказать, что плодятся как инсектоиды, но Второй как раз был инсектоид. Могло получиться бестактно. ....как электроны в реакторе! А шеф усвистал как раз к гуманоидам, а вы знаете, какой он взъерошенный получается после них.

Да, Первой и Второму пришлось с сожалением отложить сражение, надо, типа, поработать. Но каждый считал, что победа в игре будет точно за ним.

Если Второй была инсектоид, то Первая принадлежала к расе плазмоидов, а Третья была вообще из расы разумных симбионтов, её тело состояло из пары миллионов существ. Как такие разные разумные могли работать, и находится рядом? А они рядом и не находились, да и физически не смогли бы находиться. Они все располагались у себя дома на своих планетах, но были подключены к виртуальному пространству, где и работали. Внешний вид в виртуале у всех работников был одинаков. Безобразно - зато однообразно и никому не обидно.

- А куда конкретно шеф рванул, никто не знает? - обратилась к коллегам Первая.

- Знаю, - проинформировал коллегу Второй. - Шеф отправился с инспекцией, если помните, к тому вредному некрасивому гуманоиду, который вымучил нас своими претензиями и не стал брать способность упыризм и скарабейство. Жалкая ничтожная личность, а не разумный.

- Ой, этого ужасного гуманоида я помню. У меня от него восемь тысяч симбионтов на перерождение отправились, так он меня достал своими придирками, - внесла свою мысль в разговор Третья. - Теперь и шефа он там у себя перевозбудит, а тот на нас отыграется. Придерётся к какой-нибудь мелочи, и, как говорят рептилоиды, мы накроемся хвостом, ага.

Ой, братва, надо что-то делать.

Вот только делать особо и не хотелось, это скучно. Но и попадать под раздачу от шефа тоже не хотелось.

- Проблема. Куда бежать, куда податься, кого найти, кому отдаться, - философски прокомментировала Первая.

- Да, с этими гуманоидами финиш, - мрачно прокомментировал грустный Второй. - Братва, а кто-нибудь, наконец, узнал, что у этих гуманоидов означает акрихунтория, а? Шеф, с этой фигнёй уже всем разум выел, зациклился он на этом деле. Точно хвостом накроемся.

Оказалось, что никто и не думал над этой проблемой чесаться.

- Ладно, коллеги, - наконец, решилась Первая. - Не будем тянуть гиперон за причиндалы, пошли, поработаем что ли.



В последнее время, буквально полгода - год, дед Матвей Савельевич с Выселок начал ощущать некоторый дискомфорт в своём светлом сознании и даже в мировоззрении. Сознание вело себя не правильно, норовило уклониться от генеральной линии начертанной руководящей силой советского строя. Из глубин сознания вдруг полезла реликтовая мохнорылость. Да не просто из глубин христианской эпохи, а из совсем уж древней языческой эпохи. И все эти эпохи причудливо переплелись. То вдруг перекреститься рука потянулась, то стало мечтаться, чтоб по весне поводить "русалку" по полям, и яйца надо красить к Пасхе. Ещё хочется, как в детстве "жаворонка" зажарить. А ведь на дворе эпоха прогресса, и скоро будет совсем хорошо всем людям, даже живущим в деревне. Как объясняли политагитаторы скоро, ещё чуть-чуть, деревня и город сольются в экстазе. Тогда заживём. Не так как сейчас: деревня - пареная репа, а по-человечески в домах с газом и тёплым сортиром. Деда Матвея внезапно стало пробивать на философию. Может окружающая природа так подействовала: начало апреля, ещё не жарко и не холодно, прохладно, но не замёрзнешь, думать голова стала хорошо. Или поведение местного непутёвого народа, который не всегда жил по чётким моральным установкам. С одной стороны все мы вышли из деревни и надо уважать свои корни и понимать красоту народного искусства, с другой стороны мы должны беспощадно отринуть старый мир, выбросить в печку лапти, порубить иконы и ждать когда в деревню проведут газ. Поэтому, хмуря брови, решил дед Матвей, надо развиваться гармонично, а не как некоторые несознательные односельчане, которые сегодня поехали в Воронеж на Пасху. Врут в глаза, что намылились на рынок, а сами приоделись, как на праздник. А дед Матвей не такой, он прогрессивный философ, он религию отвергает категорически. Но яйца покрасил. Лежат у него в торбе вместе с несколькими кусками хлеба, куском сала и головками лука. На обед на ферме ему хватит. Маринка, молодец, не бросила коровок, не поехала в Воронеж. И правильно сделала. От религии надо держаться подальше, ёптырь, это отрыжка старого мира, а в новом мире и без религии есть кому смущать умы людей. Вот, например, шпионы и инопланетяне. Ведь никуда, родимые не делись. Поэтому, сделал философский вывод дед Матвей, за народом нужен пригляд со стороны означенного деда, ибо больше некому. А весь тутошний народ можно разделить по его сволочизму на три категории. Первая - это те, кто по своему скудоумию продолжают верить в религиозные предрассудки, эти тупое быдло. Второй список - это те, кто не поехал в Воронеж на Пасху, остался дома, но что-то замышляет, эти хуже первых. И третья группа - это те, кто с потрохами продался инопланетной сволочи. Поэтому, дед Матвей, соберись с мыслями, и продолжай следить за Маринкой, какая-то сегодня она подозрительная. Опять надо работать на ферме в полглаза: смотри на коровок и вокруг не забывай поглядывать. Что-то тревожно сегодня на душе, как бы чего не вышло.



Тимофеевна в это воскресенье встала очень рано, боялась проспать рассвет и полюбоваться на Солнце, которое в этот день радуется, что Христос воскрес. Кто рано встанет, тот радующееся Солнце и увидит, того и ангел поцелует.

Василька в Воронеж на Пасху не взяли по его малолетству и дурости, да и автобус был не резиновый. Поэтому он остался на хозяйстве. Оставшийся народ трудился на ферме или потащился на местный погост. Была у народа такая странность: на Пасху ходить на погост проведывать могилки умерших предков. День намечался как обычный воскресный день, только с местным колоритом. Ничего особенного Василёк не ощущал. Поэтому он решил, что, почему бы местному малолетнему дуралею, не прошвырнуться по округе, заглянуть на ферму, полюбоваться весенней природой. Что у нас есть из еды, которую надо взять в поход? Тэкс...приготовим мы в поход штуки три сиротских бутербродов. Да, это обязательно. На свежем воздухе, хлеб с домашней колбаской и лучком, это что-то. Да и хлеб с толстым слоем смальца тоже пойдёт, организм то развивается, ему много насущной пищи надо. А теперь сделаем сэндвич по рецептам из другой реальности, в которой раньше жил Аламеда. Это просто. Берём всё, что попадётся под руку, кроме кошки, и укладываем слоями. Слой из солёных огурчиков, слой из колбасных колечек, слой колечек из лука и тонкий слой ветчины. Спасибо Фадееву, теперь есть чем червячка заморить. Так-с, на эти бутерброды уже ушло полторы булки хлеба. А кто сказал, что бутерброд должен быть маленьким? Он должен быть...достаточным и красивым. Красиво же получилось и запах....с такими запахами эти бутерброды рискуют быть съеденными уже тут же, а не на природе. Но Василёк сделал волевое усилие, не стал употреблять уже сделанные бутерброды. Ведь он уже хорошо позавтракал гречневой кашей, только что приготовленной в русской печи по новому рецепту. Вот только не поймёшь, что там в этом блюде было первично: сама каша с мясом и приправами, которые дали умопомрачительный дух, или это мясо с гарниром из гречки. Вот что главнее: мясо или каша? А теперь эти два ингредиента смешались в одном чугунке, побывав в русской печи. Вкусно, жирно, но мало. Чугунка мало. А всё из-за запахов, они только аппетит улучшают. Ел это блюдо Василёк деревянной ложкой ещё горячим, и прямо с чугунка. Так было вкуснее. Ну, что же недурно, недурно. В таком же плане можно приготовить мясо и с картофелем, овощами, например, по венгерскому рецепту. Да, это не привычная Уругвайская кухня, но что-то и в местной кухне есть интересное. Да и русская печь это суперздорово, это восторг повара, кто понимает. В ней можно приготовить сотни обалденных блюд. Может, всё же в повара податься?

Читая рецепты блюд, которые надо обязательно приготовить, Василёк с грустью подумал, что талию он свою, таким образом, не убережёт. От грустных мыслей Василька отвлекло срочное сообщение системы. Система сообщала, что через 20 минут на краю деревни, в скрытом от глаз аборигенов месте, его будет ждать инспектор компенсационной комиссии.

Озадаченный Василёк два раза прочитал сообщение. Это что же получается! Там, в Высших Сферах, наконец, разобрались, что они наделали и решили прилететь, чтобы принести свои искренние извинения, а вместе с извинениями отправить Василька, то есть не Василька, этого малолетнего сифилитика, а профессора Аламеду обратно в Уругвай. Вот это здорово! Святые угодники, надо бежать вприпрыжку.

Быстро побросав приготовленные, и завёрнутые в бумажку, бутерброды в торбу, туда же отправив головку лука, две сухие рыбки-таранки, бутылку компота, три варёных крашенных яйца, оставшийся хлеб, кусок сала, Василёк побежал на встречу с означенным инспектором. Еду он прихватил по въевшейся привычке, настойчиво дающей мудрый совет, что всё приготовленное надо быстро употреблять, а клювом щёлкать не надо. Хорошо, хоть в праздник народ был или в Воронеже, или приводил в порядок могилки на деревенском погосте, поэтому никого Василёк не встретил когда бежал на встречу. Но это же деревня. Если ты никого не видишь, это совсем не значит, что тебя не видят. Естественно, деловито спешащего Василька, засёк одним глазом дед Матвей, который был всегда на страже. И куда же это мы так торопимся, задумался дед. Да, всё просто, как коровье мычание. Этот глупый внук Тимофеевны явно намылился на встречу. А с кем? Явно началась в деревне нездоровая движуха. Но не надо им было списывать со счетов деда Матвея, совсем не надо. Расслабились, прохиндеи. Дед Матвей ещё соображает, как два умножить на два, ага. Он всё сечёт.

А Василёк порхал, как бабочка, не разбирая дороги. Ведь скоро он уже будет в родном Уругвае дышать воздухом свободы. Интересно, а волшебные способности Высшие оставят, или зажмут?

Душа пела. Ноги несли. Василёк на бегу даже запел гимн республики Уругвай:

Orientales la Patria o la Numba!

Вот чтоб тебя, чертыхнулся Василёк, зацепившись за кочку, понаделали тут всяких препятствий в этой деревне...и коровьих лепёшек накидали....дремучая страна, дремучие люди, коровы и те дремучие....

Libertad o con Gloria morir!

Es el voto que el alma pronuncia,

Y que heroicos sabremos cumplir!

Libertad, Libertad Orientales!

Ese grito a la Patria salvó

Que a sus bravos en fieras batallas

De entusiasmo sublime inflamó.

Всё, скоро он эту страну забудет, как страшный сон. Как кошмар. Кошку Мурку, конечно, будет вспоминать. А местный народ, не, не будет вспоминать. Что за народ?! Вроде тихая деревня, должна в ней быть махровая патриархальность, образцовый порядок. Ага. А у них тут утром просыпаешься и не знаешь, что они ещё отчебучат. Фантазия у них тут зашкаливает. И это всего лишь деревня! Представляю, что у них творится в больших сёлах! А в их городах? Там, наверное, вообще мрак. Ладно, в город их я ни за что не поеду без пулемёта. Дураков, нет. А вот некоторые поехали сегодня в город. И Тимофеевна. Вот Тимофеевну жалко. Хорошая старушка, душевная. Вот её я буду вспоминать хорошим словом всегда. Да и Маринку буду вспоминать. И Каринку тоже. Каринку даже жалко, ведь дура дурой. И Санька, Витька и бабу Маню тоже буду вспоминать. Это не люди, а ходячее приключение на свою задницу. Да и не долечил их, чтоб они обгадились и до сортира не добежали. Братьев Зосимовых буду вспоминать. Правильные мужики, хоть и недалёкие. Тётку Варвару тоже буду вспоминать и её гостинцы. Когда было плохо, она всегда помогала, чем могла. Фадеева с Марией тоже буду помнить. Марию, так вообще жалко, чуть не похоронили девку. А дед Тихон, так тот вообще уникум. Вот кого уважаю, так его. Настоящий человек. Больной на голову дед Матвей с Выселок тоже уникум, говорят, был храбрейшим воином. Три контузии и кучу ранений получил, теперь у него не все дома, но его лечу. Да, вот теперь лечить никого не буду....зато воздух свободы. Ах, впереди Монтевидео и многомесячные карнавалы. Весёлые сеньоры и сеньориты. Океан и залив. Самая лучшая в мире кухня. Мой родной универ. Но местных жалко, до слёз жалко. Вот чего они такие жалкие, что мне их жалко? Зато в Уругвае свобода. Хотя, чего это я туплю. Сейчас 1972 год. Как раз в президенты выбился Хуан Мария Бардаберри, сволочь настоящая. В семьдесят шестом он сговорится с главарями хунты и передаст им власть. На трон взгромоздится сначала генерал Демичелли, потом генерал Апарасио Мендес, затем генерал Альварес, который будет править до восемьдесят пятого года. Только 1 марта 1985 года его сменит Хулио Сангинетти, который и перетащит меня из Чили в Уругвай. Это что же получается, вся юность пройдёт при хунте? Проситься у Высших в Испанию? Так там Франко ещё жив, и будет жить до конца 1975 года. Не, ну нормально, да! Куда не посмотришь, везде тоталитаризм. И здесь тоже тоталитаризм, только здесь он какой-то странный. За всё время Василёк видел только одного представителя тоталитарного режима: карабинера Мухина. Или как их тут называют: мильтоницер....или ми-ли-ционер. Как-то так.

Вскоре Василёк долетел до места встречи Высшего существа и стал ждать. Сидя в засаде, терпеливо ждал и дед Матвей. Ему было терпения не занимать. Василёк нетерпеливо переминался ногами, ему не терпелось обратно в Монтевидео. Непонятно было только, с какого бодуна он решил, что его обязательно отправят в Монтевидео? Вроде уже и пить бросил. Вот с чего он взял, что кто-то будет тратить на него ресурсы? Даром никто ничего не делает, только природа всё делает даром. Пока ещё Василёк находился в предвкушении и великом неведении.

А дед Матвей внимательно наблюдал. Ага, вот оно как, значит! Ядрён батон, ёптыть. Царица небесная и все Святые угодники, спаси мя и помилуй. Вот же какая бракозябра с гнусной харей вылезла из золотистого марева перед Ваильком. Такое приснится, портки менять придётся. А тут оно вживую. Харя была одета в какой-то непонятный балахон. В руках у хари, ёпрст, в каких таких руках, в лапах у хари ничего не было, только лапы с когтями. А Василёк не боится этого страшилища. Наверное, уже их видел. Или....точно, может, он один из них. Только загримированный. У нас, поди, даже в клубе так не загримируют, только в городе сподобятся, в театре. Вот только взять с поличным эту гоп-компанию не получится. Один дед Матвей с ними не справится. Ничего, если взять их не получится, так, может, хоть в доверие к ним вотрусь. Расскажу им, где у нас аэродромы. Сбрешу, конечно, но главное ввязаться в битву, а там посмотрим ещё кто кого. Василёк с ним уже беседует. На русском языке беседует. А этот ужастик в балахоне, оказывается, русский язык знает. Вот что, значит, серьёзная контора. Как бы ловчее всё, что они говорят запомнить, а потом изложить на бумаге.

В означенное время перед Васильком открылся портал. Из золотистого свечения вышло существо, наверное, это и есть инспектор.

- Приветствую тебя существо из гуманоидного мира, - начал говорить на русском языке инспектор. - Можешь называть меня 11-27 Кай и при этом сильно гордиться, что я с тобой лично разговариваю.

Инспектор оглядел Василька. Вот же какое оно мелкое, некрасивое, даже отвратительное существо. Это, то существо, которое в своё время перевозбудило моих подчинённых своими претензиями. Именно оно отказалось от кучи ценных умений, от упыризма и даже от скарабейства. А что получило взамен? Да всякую ерунду получило: примитивную лечилку, информационную базу никому не нужной цивилизации и "кошачье зрение". Ещё бы знать, что это зрение означает. Кто такой этот кошач?

- Существо, ты мне честно должно ответить на несколько вопросов, потом можешь задать один вопрос и одну просьбу. Времени у меня нет, чтобы здесь долго находиться.

Василёк уже собрался было спросить: "А когда мы полетим в Монтевидео?", но вопрос застрял у него в глотке. А вдруг инспектор посчитает этот вопрос за самый главный? Нет, здесь надо хорошо думать, прежде чем с этими прожжёнными компенсаторами беседовать.

- Ответь мне существо, разрушало ли ты свою душу вожделением, гневом или жадностью? - инспектор уставился на страшного Василька.

Нет, надо же, это что за юмор такой? Прислали, в кои-то века, жутко страшное существо, так оно теперь всякую ахинею спрашивает. Какое, нахрен, вожделение от жадности? Я бы тебе ответил в стиле пьяной бабы Мани, но буду вежливым.

- Очень рад тебя видеть инспектор 11-27 Кай. Ты не представляешь, как я горжусь, что с тобой беседую. Давно не беседовал с таким красивым, мудрым и замечательным существом (чтоб ты обгадилось мерзкое чёрте что - нет, это он только подумал). На твой вопрос отвечу честно: нет, не разрушал свою душу вышеперечисленными грехами.

11-27 Кай с удовольствием выслушал речь этого омерзительного существа, особенно когда оно сообщило, что гордится беседой с таким Высшим Разумом. Но, он и огорчился. Если бы существо признало, что только и делало, что грешило направо и налево, то разговор получился бы коротким. Вот зачем закоренелому грешнику помогать? Посмотрел бы на него, занёс бы в протокол признательные показания, и всё, можно отправляться домой. А так теперь придётся немного побыть рядом с этой мерзостью.

- Но я очень страдал здесь и всё время мечтал, что меня отправят обратно домой, - закинул удочку Василёк.

- Страдания разумных существ недопустимы, - вскричал инспектор, красиво обходя намёк об отправки домой. - И какие же причины у тебя были для страданий? Может ты не нашёл своё гнездовье? Или тебе попалась плохая стая, которая не научила тебя вить гнездо на соответствующем ярусе?

Василёк понял, что этот инспектор дебил, с таким кашу не сваришь. Он уже заговаривается.

- Вот здесь я живу, как видишь, - Василёк обвёл рукой вокруг. - А гнездовье моё на нижнем ярусе...с печкой. Стая моя.... тоже здесь гнездится.

- Вот видишь, - фальшиво посочувствовал инспектор. - Это твоя природная среда обитания. - Здесь мы не имеем права ничего менять.

- Но вы меня засунули в тело совершенно больного существа, - начал возмущаться Василёк.

- Это не мы, - поспешил отбиться инспектор. - Это работает рандомный выбор по имеющимся в наличие телам аборигенов. Чтобы уйти от скользкой темы инспектор спросил, эдак скороговоркой спросил, как бы невзначай: "Надеюсь с акрихунторией и стратихластикой у тебя всё нормально? По внешнему виду вижу, что нормально". (Чтоб ты облезло маленькое некрасивое существо - это инспектор только подумал).

Василька это озадачило. Вот как ему ответить? Василёк уже понял, что этот инспектор такое же чмо, как и его сотрудники. От него грязного снега зимой не выпросишь, да он и не понимает, куда попал. Чтобы потянуть время на обдумывание, Василёк достал из торбы один свой сиротский бутерброд и укусил его. Смачно пожевав его, он ответил, стараясь подбирать слова:

- С ахиху...ху..сторией всё хорошо у нас, - ответил Василёк. - Надеюсь, что и у вас с ней нормально.

- Вот и прекрасно, - перевёл дух инспектор, но при этом уставился на бутерброд и принюхался. - А это что у тебя такое, существо?

Наверное, он голодный, решил Василёк. Вон как глазки-то заблестели. Пожрать видать любит.

- Это очень редкое вещество местного мира. Эксклюзив. Вот несу его подальше от...гнезда. Хочу спрятать, чтобы другие....из стаи не нашли и не ...склевали. У нас, знаете ли, клювом щёлкать нельзя. Вы же не побеспокоились, как мне здесь приходится выживать в этих диких джунглях.

Василёк опять обвёл рукой вокруг. Ага, вокруг в степи колосились дикие страшные джунгли и толпами бегали голодные и злые аборигены.

- Покажи, - как-то глухо произнес инспектор.

Вот ведь напасть какая. Сожрёт он мой бутер, как пить дать сожрёт. Но, Василёк протянул свой сиротский бутерброд гостю. Не задавись только.

Оооооо...да это же.... 11-27 Кай проверил анализаторами скафандра этот артефакт.

Анализатор выдал, что это смесь высокомолекулярных органических соединений, чисто природного происхождения. Есть там и незначительные примеси неорганики. Фантастическая вещь. 11-27 Кай практически постоянно жил в вирт-пространстве, там он и поглощал вкусные и питательны вирт-вещества. А на известных материнских планетах рептилоидов, как, впрочем, и у других цивилизаций, уже несколько тысячелетий никто не питался природными веществами. В ходу была только синтетика. Поэтому, то, что сейчас держал в руке 11-27 Кай, имело фантастическую ценность. А забирать органику с других планет, было категорически запрещено законом. Нельзя было обижать отсталые цивилизации. Однако, если вот ЭТО бескорыстно подарят....то это совсем другое дело.

- За твои страдания я могу тебе предложить некоторую компенсацию, уважаемое существо, - начал подбирать правильные слова инспектор. Его хохолок, невидимый из-за скафандра окрасился в красный цвет, а хвост начал подрагивать в предвкушении. - А ещё такое же есть?

11-27 Кай хотел даже провести правой нижней лапой три ритуальные борозды на поверхности планеты, что означало высшую озабоченность собеседником, но он был в скафандре, и поцарапать землю не получилось. Он задумался, как технично облапошить этого маленького страшного гуманоида. Впарить ему какую-нибудь безделушку.

Опытный Василёк не стал говорить просто так об имеющемся количестве великолепных артефактах, а просто уточнил:

- Огласите список компенсационных способностей, уважаемый инспектор.

Не, какое же это существо ушлое. Список ему подавай, а он выбирать будет. Но, что поделаешь. Артефакт жёг лапы. Надо с этим ужасом говорить вежливо.

- Могу, со своей стороны, предложить очень нужные умения: усвоение нескольких местных языков, портальные переходы в пространстве, спектрометрию, управление жиленкой, химический анализатор, ловушку бешеных кварков, умение эмерджентности, левитацию, усиление чувств. Можешь выбрать одно компенсационное умение. Мы очень щедры. О смысле большинства этих умений инспектор и сам не очень догадывался. Это же мусорные умения.

11-27 Кай не стал уточнять, что это всё было из разряда мусора. Для дикарей и это сойдёт.

- А если я смогу вдруг изыскать второй такой же артефакт, то, что получу в качестве компенсации за мои страдания, - уточнил хитромудрый Василёк. Диалог, кажется, начал входить в конструктивное русло.

- Д-ва умения, - сквозь зубы произнёс инспектор. Он ещё не поссорился с мозгами просто так отдавать дикарям умения. За артефакт он ещё, скрепя клыками, отдаст залежалый мусор, пусть задавится.

- Тогда меня, возможно, заинтересует, - начал Василёк, но тут на сцене появился новый персонаж в виде деда Матвея. Весь вид деда говорил, что он сейчас всем сделает скандал и всем будет не очень весело.

- Это кто?- удивился инспектор.

- Это абориген из нашей стаи, матёрый,

- уверенно заверил инспектора Василёк. - И у него тоже может оказаться при себе набор артефактов. Тебя это интересует?

- Есть некоторый интерес, - не стал отрицать 11-27 Кай. - И что же у него там есть? А толерантность у этого аборигена из твоей стаи фрустирована? - забеспокоился инспектор.

- Угу...у этого аборигена она офигеть как фрустирована. Он всех, кто ему не нравится, не выделяет, ибо толерантен до безобразия, у него все равны. Всех плохих он называет только одним словом: пи***расы, - успокоил инспектора Василёк.

- Дед Матвей, - зашептал Василёк деду. - У тебя в торбе есть чего пожрать? Одолжи мне свои харчи на полчаса, я потом тебе отдам.

Дед Матвей понял, что его внедрение в межпланетную банду проходит без эксцессов, поэтому отдал Васильку свою торбу с харчями. Что ни сделаешь ради идеалов народовластия и мировой революции.

Взяв дедову торбу Василёк хотел уже продемонстрировать её содержимое оппоненту, но потом решил, что не надо вести себя как наивный индеец, которому дали зеркальце, а он в ответ притащил бизона. Сначала он озвучил название двух умений, которые хотел бы получить. Правда, он хотел три умения из списка, но два, так два. Он решился и озвучил: языки и усиление чувств. А портальные переходы пока подождут. Почему языки - это из-за русского, который трудно давался.

Только когда он убедился, что инспектор поставил ему на его операционную систему два этих умения, только тогда он отдал ему второй бутерброд и вытащил из торбы деда Матвея артефакты. Инспектора начало явно штормить, когда он увидел крашеные яйца.

- Надо бы этому матёрому аборигену поставить умение, например, языков, только у него нет операционной системы, - невзначай сказал Василёк, явно намекая на то, что всё это богатство может оказаться в лапах инспектора.

Грех жадности у гостя победил. Да и грех вожделения вместе со стяжательством. Но, не будем уточнять. Замнём это дело для ясности. Мы же скромные аборигены, из простой деревенской...стаи.

Инспектор махнул лапой. Дескать, какой может быть разговор между друзьями. Для друга ему ничего не жалко, даже мусора. Через пару секунд в организме у деда Матвея стояла операционная система с местной информационной базой, и красовалось единственное умение знания нескольких местных языков на выбор. Чтобы инспектируемое существо с дурацким именем Василёк было уверено, что другому аборигену поставили умение, инспектор дал Васильку доступ к интерфейсу деда Матвея. Как говорится, доверяй, но проверяй.

Харчи деда Матвея перешли в загребущие лапы инспектора. 11-27 Кай даже уже не мог скрывать, что в восторге от артефакта "крашеные яйца". Эти артефакты были круче нейтринного искусственного интеллекта. Такие аппараты были пока не у всех обычных чиновников цивилизации. Но, ничего, за один такой артефакт, именуемый "крашеное яйцо", 11-27 Кай запросто выбьет в свой отдел такой аппарат. Кажется, командировка прошла удачной. Сбагрил явное барахло, осчастливил опекаемое существо и получил фантастические артефакты.

-Да....кхм....я вижу, что ты здесь, в этих жутких джунглях, очень страдаешь, - обвёл лапой вокруг 11-27 Кай. При этом он многозначительно посматривал на торбу Василька.

- Это да, дикое и страшное место, выживаю здесь, как могу, - понял намёк Василёк, доставая из торбы оставшиеся вещи.

В результате у Василька оказалось в активе ещё одно умение "Портальные переходы", а харчи из его торбы перекочевали к инспектору, даже бутылка с компотом. В виде бонуса в пользу бедных, живущих в границах, занимаемых Высшей цивилизацией.

- А есть ли что у тебя что-либо для усиления лечебного умения? - начал спрашивать Василёк.

- Это официальный вопрос? Или просьба? - схватился ушлый инспектор.

- Неее....я не буду спрашивать у тебя, как усилить имеющееся лечебное умение.

- Правильно сделаешь, - кивком головы отметил находчивость Василька инспектор. - Уже установленные умения усиливать с внешней стороны не допускается. Каждый, у кого есть какое-либо умение, развивает его самостоятельно до максимума. Пределов же совершенства нет. Увы, мой друг, но здесь ничем помочь не могу. Однако, учитывая твои огромные страдания, я могу чаще появляться в этом мире с инспекцией. Посмотреть, как ты тут страдаешь, ну и всё такое.

Что инспектор понимает под "всё такое" был кристально ясно. Высокие договаривающиеся стороны, намёками и полунамёками, стали зондировать почву на возможность дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества. Каждая сторона постаралась понять, что собственно надо другой договаривающейся стороне. К дикому удивлению 11-27 Кай, оказалось, что знаменитая акрихунтория, Васильку, как он сказал, и нахрен не облокотилась. Так инспектор и не узнал что это за фигня такая, а уточнить у аборигена гуманоида постеснялся. А ведь кому-то она позарез нужна. Договорились, что встречаться, практически друзья - не разлей вода, будут раз в шесть месяцев по местному календарю. Ну, или раньше, если будет необходимость. Инспектор будет заранее присылать перечень "вопросов", которые Василёк обязался освещать. Например, такой вопрос: "Пять крашеных яиц" или вопрос "Бутерброд с салом - три комплекта сиротских и два простых". Очень сильно инспектора заинтересовала упаковка бутерброда в виде бумажки. Он дал понять аборигену, тонкими намёками, что и этот артефакт надо бы тому как-то исхитриться и добыть.

- Редкая это вещь, - почесав затылок, сообщил Василёк, разглядывая заляпанную салом бумажку. - Но для своего друга постараюсь убиться об стену, но это добыть.

На том и распрощались, чрезвычайно довольные друг другом. Инспектор, помахав аборигенам лапой, ушёл в портал. Он был рад, что впарил доверчивым аборигенам мусор, а взамен получил ценнейшие в его мирах артефакты.

Василёк и дед Матвей проследили, как портал постепенно угасает, пока от него ничего не осталось. Дед Матвей тоже остался доволен: в банду сатурнов он внедрился. Так что нюх и аналитические способности деда Матвея не подвели. Талант не пропьёшь. Как он и думал, сатурны совсем распоясались, появляются ясным днём и ничего, гады, не боятся. Но, что удивительно, силосной ямой они не интересуются. Значит, интерес к ней имеют кто-то другие, например, марсиане. Ничего, мы и их выведем на чистую воду. Дай только срок. А Василёк Тимофеевны как есть дебил, отдал сатурнам свои бутерброды и деда заставил отдать бракозябре свои харчи. Что делать, дурачок, он и в Африке дурачок. Наверное, и у сатурнов есть свои дурачки, но сюда к нам, явно, посылают самых матёрых. Там дураков не держат.

- Пошли-ка дед Матвей к нам домой пообедаем, - предложил Василёк. - Каша гречневая с мясом ещё осталась, колбаска и сало, да и разносолы ещё не все съели.

Пока шли к дому Тимофеевны особо не общались. Больше молчали. Каждый думал о своём. Дед был, как всегда, на своей волне, а Василёк думал, что и хорошо, что он не отправился в Уругвай. Буду бедовать в этой дикой тоталитарной стране. Да и осталось-то этому тоталитарному режиму существовать меньше 20 лет. Всего-то. Какие наши годы. Ещё успеем пожить при торжестве демократии и либеральных ценностей. Вот тогда народ заживёт: как сыр в масле будет кататься.

Так что буду бедовать здесь...со своей стаей, ага. Да и гимн Уругвая, честно говоря, фуфло и полный депресняк. Похож на польский. Такой же унылый и такой же у него убогий смысл, что все передохнем за свободу, а другие уже померли, а кто не с нами, тех поубиваем. Это вам не гимн СССР, где чувствуется имперская мощь. Гринго тоже молодцы со своим гимном: содрали музыку с русской казачьей песни "Хазбулат удалой, бедна сакля твоя..." и радуются. Хоть мотивчик приятный. Русские часто поют эту песню, когда своей водки напьются. Так что буду жить теперь в России. Куплю себе автомат Калашникова, заведу себе медведя и шапку-ушанку с красной звездой, буду откармливать своего медведя водкой, а он научится играть на балалайке. Идиллия.

Да куда же я от вас, родная моя стая, денусь. Куда я денусь от дуры Каринки. От Маринки, которая, говорят переопылилась с дедом Тихоном и оба ходят довольные. От Тимофеевны и кошки Мурки. От остальных непутёвых и путёвых односельчан. От деда Матвея тоже никуда не денусь, хоть он на своей волне и у него своя свадьба. Да и Мария Фадеева скоро приедет на чайную церемонию.

- Идём дед Матвей. У меня ещё осталась вкусная гречневая каша с мясом по особому рецепту, плюс разносолы. Что говоришь, что у тебя зубов нет, мясо жевать? Пока до дому дойдём, вырастут у тебя дед новые крепкие зубы, отвечаю. И яичницу я забабахаю тебе вкусную из восьми яиц. А о крашеных яйцах не беспокойся. Вот приедут наши из Воронежа с освещенными куличами и яйцами, вот тогда ещё разговеемся. Люблю я это дело, дед Матвей, пожрать.

Дома, за столом, они наперегонки заработали ложками и вилками.

Чай Василёк и дед Матвей пили из нового набора чашек, которые подарил Фадеев вместе с электрическим самоваром. Появление у себя новых хороших зубов дед Матвей воспринял с философским спокойствием. Его мировоззрение такие явления воспринимала как должное. Вот кошка Мурка деда заинтересовала, и он потребовал себе котёнка от неё. В остальном дед адекватность не проявлял. Битый час Василёк бился, чтобы объяснить деду работу его интерфейса и как включать и выключать умение говорить на разных языках, которых оказалось пять штук. Василёк сам назначил деду знание таких языков как немецкий, испанский, итальянский, английский и, для прикола, турецкий. Только потом Василёк сообразил, какую глупость он сморозил, ибо этот дед ни в какую не хотел понимать, как надо переключать знания языков. Для него, всплывающий перед глазами интерфейс, был только досадной помехой, от которой дед отмахивался, при этом переключая языки, как рандом пошлёт. Получалось дико. То он говорит на русском языке, вдруг начинает бодро говорить на немецком, потом также внезапно щебечет на итальянском. Особо впечатляюще выглядел его турецкий. И что теперь будет, задал глупый вопрос сам себе Василёк? Лучше будет, если дед внезапно онемеет. Но тот совсем не хотел неметь, а оседлав своего конька, у которого тоже съехала крыша, рассказывал о преимуществах колхозного строя и о вредителях вейсманистах-морганистах. Несмотря на то, что Василёк потратил на деда 20 единиц силы, тот пока со своей волны не слазил.

Хорошо хоть, что когда приехал из Воронежа народ и привёз освящённые куличи, то дед здорово не вякал, а молча принимал подарки в виде куличей и крашеных яиц. Торба у деда распухла прилично ещё и потому, что в неё Василёк поместил кульки с сахаром, гречкой и колбасой, а то дед кормился, чем попало, зачастую забывая на своих Выселках даже пообедать. Ему было некогда, ведь по ночам приходило вдохновение, и надо было писать дополнение к досье на участкового Мухина и пастуха Тимоху. Увы, но Тимоха тоже оказался скрытым вейсманистом-морганистом.

Хорошо хоть дед мирно утопал к себе на Выселки, скрепя под тяжестью торбы, и никто пока не понял, что деда вдруг накрыло знание иностранных языков. Что будет дальше, Василёк боялся даже предположить.

Когда вечером появилось свободное время, то Василёк занялся подробным изучением полученных плюшек от инспектора. Вот с дедом поспешил, теперь в непонятках, что будет дальше. Итак, языки. Система сразу давала знание пяти языков на выбор, не максимальное знание, на уровне доктора филологии, но очень хорошее. Но развивать это умение было сложно. Чтобы его улучшить, надо было не лениться, а много читать, писать и говорить на конкретном языке. Тогда появлялось знание многих новых слов, знание правил, знание диалектов и даже знание старого языка. Например, система давала знание современного английского языка, на котором говорят в Лондоне, потом появлялось знание американского-английского, австралийского-английсокого и даже пиджина. Совершенствуясь можно было осознать староанглийский язык. Но всё это было очень сложно, данная плюшка прокачивалась плохо.

Умение создавать порталы было пока примитивным. Можно было в сутки совершить пять портальных переходов, но на расстояние около 50 километров и то, если знаешь, как выглядит точка выхода из портала. Отправится в Мадрид или Монтевидео не получится. Василёк, конечно, сделал попытку. Система отклонила запрос: далеко и вы не знаете, как выглядит точка выхода. Оказывается, система считала, что Василёк кроме окрестностей деревни Девица, больше нигде в этом мире не был. Зато она настаивала, чтобы чаше применялось это умение. Это как? До сортира и обратно прыгать? И то не получится. Есть ограничения: во-первых, из помещения было нельзя прыгать, во-вторых, нельзя было создать портал из движущегося объекта и в движущийся. Планета движущимся объектом не считалась. И как раскачивать такую плюшку? Ночью прыгать по окрестностям деревни? Так это же деревня, через полчаса все будут знать, что с Васильком что-то не так. Деревенский дурачок, ещё и исчезает в воздухе.

А вот умение усиления чувств порадовало. Это было суперумение. Теперь можно было ощущать запахи на расстоянии до километра, хорошо видеть на несколько километров, хорошо слышать, чувствовать движущуюся технику по дрожи земли, понимать, какая у далеко расположенного объекта температура. Вместе с кошачьим зрением это была хорошая плюшка в хозяйстве.

Из пяти возможных языков Василёк взял сразу все пять. На хорошем уровне он уже знал родной испанский и испанский-южноамериканский, отлично знал итальянский. Неплохо мог говорить на португальском. На английском мог только немного общаться. Русский он узнал только здесь и то, ещё пока плохо. Поэтому из пяти языков он выбрал: русский, английский, немецкий, латынь и.....монгольский. Он всегда хотел посетить эту загадочную страну. Может когда и сподобиться. Может скоро придётся сбегать из этой деревни в Монголию, когда уважаемые односельчане доконают его своими выходками.

Воскресный день Светлого Христова Воскресения оказался богат на события. Поздно вечером к Тимофеевне приехал Фадеев с Марией на чайную церемонию. Фадеев был слегка навеселе, наверное, где-то уже причастился в честь праздника. Васильку пришлось выделить на него пять единиц силы, это для прочистки мозгов, а на Марию, традиционных десять единиц. От этого Фадеев только больше пришёл в эйфорию. В конце чаепития он тихо сообщил знахарке, что договорился с Воронежскими попами о проведении обряда крещения по православному канону в деревне Девица. Батюшка сказал, что приедет в середине июня. Поэтому Тимофеевна может сообщить эту новость односельчанам, но по секрету. Тимофеевна пришла в полное умиление от такой новости. Но это были ещё не все новости от Фадеева. Он решил, что на участке знахарки необходимо построить приличную баню и курятник с загоном для кур, а то на участке только какие-то развалины, как после бомбёжки. На писк Тимофеевны, что это же какие деньжищи надо выложить, Фадеев не реагировал. Сказал, что надо баню строить, значит надо строить. Он лично будет в эту баню периодически ходить. Надеюсь, Тимофеевна пустит в неё своего знакомого, то есть Фадеева. А вот эта новость порадовала больше всех Василька. Что ж, теперь будем иметь в виду, что на этого председателя надо будет выделять несколько больше волшебной силы, чем всегда. Баня, русская баня! Василёк уже был весь в мечтах о ней. Вот только Каринку он пускать в нашу баню не будет.

Новый день приносит новые заботы. Пока после плотного завтрака настроение хорошее можно и пофилософствовать, думал Василёк, поучить кого-нибудь уму-разуму, например Мурку. Раз мне уже девяносто лет, то я должен уже постоянно брюзжать на всех и вся. Говорить всем умные мысли, а меня все будут слушать, и делать вид, что внимают, а за спиной крутить пальцы у виска. Надо хоть Мурке над душою позудеть:

Эх, Мурка, ты мой Мурёночек,

Мурка - ты мой котёночек.

Мурка - Маруся Климова, прости любимого!

- Прикинь Мурка, какую мудрый дедушка Василёк классную песню подслушал у Санька, про тебя прямо. Только не знаю, кто такая Маруся Климова? У нас такой сеньоры в деревне нет. Наверное, это его знакомая с соседнего села. Ага, это песней называется. Это когда люди громко и душевно орут, это и песня. Точно так же как ты в марте орала с соседскими котами. Паблуда ты.

- Мурка, бросай лакать сливки, а то талию испортишь, и внимай народную мудрость, которую тебе дедушка Василёк скажет. Будешь потом своим внукам рассказывать: подмножество некого фазового пространства инвариантно относительного потока динамической системы, а под действием этого потока сжимается окрестность к этому подмножеству, причём, заметь Мурка, это подмножество никак нельзя разложить на два и более непересекающихся инвариантных подмножества. А знаешь, кто придумал универсальные инвариантные характеристики, которые позволяют судить о некоторых свойствах динамической системы? А придумал их в этой России Ляпунов, умнейший сеньор, скажу тебе. Вот же мужика осенило. Теперь все знают, и даже ты, что эти показатели Ляпунова служат мерой хаотичности. Ну, а число характеристических показателей равно размерности фазового пространства исходной динамической системы. Размерностей этих, Мурка, может быть больше единицы. Такие дела, блохастик. Э, ты куда? А народную мудрость слушать про инварианты? Вот же, зараза, убежала к своим котам. Точно скоро котят в подоле принесёт, паблуда.

Пойти и мне, что ли, с Каринкой шашни завести. Стихи ей почитать, песню о любви спеть. Сеньориты любят галантное обхождение. Ага, а потом мне скажут, что я педофил! Хотя, мы с Каринкой итак как семья, я уже её организм знаю, как свои пять пальцев. Каждый орган. Постоянно "мониторю" состояние её организма, трачу волшебную силу, ибо Каринка дура, постоянно норовит заболеть. Может в коммунистический союз молодёжи вступит, тогда и поумнеет? Как говорит один знакомый инспектор: "Главное найти себе хорошую стаю". А моя стая очень беспокойная. То один, то другой, то другая, что-нибудь да отожгут. Вот сейчас с ужасом думаю о деде Матвее, вернее о его идеях, которые могут невзначай прийти в его светлую головушку. Господи сохрани и помилуй, как говорит кормилица.


Конец второй книги.


Плайя Паскуаль - 2020.