КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451151 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212128
Пользователей - 99506

Впечатления

Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Нотная привязка к грифу шестиструнной гитары (Партитуры)

Эта простая схема очень поможет начинающему гитаристу изучить гриф гитары и запомнить ноты, соответствующие ладам на грифе.
Не все любители гитары любят копаться в самоучителях и школах игры.
Поэтому я выложил эту схему отдельно.
Схема очень простая и понятная, поэтому в ней разберется даже начинающий.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
4evas про Комаров: Мои двенадцать увольнений (СИ) (Современные любовные романы)

с автором напутали. КАА, но Анастасия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Поселягин: Корейский вариант (Альтернативная история)

начало неплохое, а потом непонятные повторы не о чем

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: …И ловили там зверей (Фэнтези: прочее)

Как ни странно — но очередной рассказ из данного сборника все-таки был написан в жанре фантастики (что меня изрядно удивило)). Ведь несмотря на «заявленную тему сборника» тут не каждое произведение ей полностью соответствует))

Но — перехожу собственно к самому рассказу: в начале описаны будни сотрудника некой спецслужбы, единого «межгалактического союза» объединившего все человечество в благородном порыве экспансии на другие миры... И хотя автор (видимо) очень не любит «совок», но будущее по нему (как правило) это (всегда) некая суперблагородная цивилизация «общечеловеков», которые победили все болезни века, объединились и сплотили все человечество в «едином трудовом порыве»)) Что-то вроде вселенной УАСС Головачева...

И вот в этом «приличном обществе», в качестве «пережитков прошлого» содержат некую группу людей, которые подобно своим (вымершим) пещерным сородичам, все еще обладают навыками воина, и способны решать всякие проблемы, которые (порой) возникают на «гладком как стол» пути (остального) человечества...

В общем, это своего рода некий «орден», который вроде бы еще себя не изжил и переодически требуется, когда высокоморальные методы решения отчего-то не срабатывают... И вот (некий) сотрудник (данной организации) призван решить проблему исчезновения людей и кораблей в «отдельно взятом месте» (что сразу напомнило мне сюжет романа Гуляковского «Затерянные среди звезд»).

Далее ГГ идет «тем же маршрутом» и «благополучно теряется», обнаруживая себя в неком «питомнике» построенном на принципах выживания (что-то навроде «Голодных игр» с незабвенной «Сойкой» в главной роли)). И разумеется — помимо решения чисто технических задач по выживанию, перед ГГ стоит более сложный (прям-таки философский) вопрос «А на фига?»))

Большую часть рассказа, ГГ честно пытается решить данный вопрос, (в стиле Романова «Выстрел в зеркало» и «Смерть особого назначения») пока... пока не наступает время «Ч», когда думать «уже поздно» и надо действовать... Вот наш ГГ и берет бластер (замаскированный под электродрель) и... начинает все крошить в стиле (более позднего) Рэмбо))

Однако (как это практически всегда) у автора (бывает) концовка... все расставляет (по своим местам) все «совсем не так», как оно изначально предполагалось...

P.S Хм... И ведь не первый раз автор оставляет таким образом «жирное многоточие»... Не первый... И собственно за счет этого и получает подобный эффект... Ведь не будь их — все было гораздо прозаичней и скучней)) А так — эта «фишка» в очередной раз сработала!

P.S.S И самое забавное — этот рассказ в оглавлении книги написан с ошибкой — правильнее конечно будет «ловили», а не то что там написано))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: Стоять в огне (Научная Фантастика)

Очередная вещь данного сборника продолжает радовать, ибо после «Баек начала перестройки» каждый очередной рассказ открываешь с некой опаской))

И хотя данный рассказ, по прежнему не совсем дотягивает до фантастики, однако некий скрытый посыл (автора) с лихвой снимает все возможные претензии...

По сюжету нам представлена жизнь некой дамы, жизнь которой в принципе вроде бы как удалась: дом, семья, работа, дом... и прочие нехитрые радости быта... Но тут внезапно «на горизонте» появляется некий странный человек, который делает не менее странное предложение... Нет)) Не в «плоскости отношений»... а в плоскости «реальности»))

Данный человек предложил (героине) бросить все к чертовой матери, и... прожить настоящую жизнь, в том месте (и в то время), где ее таланты (и она сама, по мнению незнакомца) раскрылись бы в полной мере... Так, по уверению «незнакомца» она (ГГ) родилась не в свое время и не в том месте... он же — просто предлагает ей занять его...

И с одной стороны все это очень похоже на бред (в чем себя успешно пытается убедить героиня), но с другой стороны: откуда у этого незнакомца очень личная информация (о жизни героини), откуда эти странные сны? Далее весь этот «натюрморт» дополняют третьи лица — которым (оказывается) так же было сделано схожее предложение и которые так же испытывают очень схожие сомнения и желание во всем разобраться...

И конечно — всему этому можно дать вполне логичные объяснения (как некоему психологическому эксперименту, в котором людям даются некие вводные, а дальше уже они сами «накручивают» себя до нужной кондиции). Однако (думаю) что здесь ,идет речь совсем о другом...

Каждый из нас, вероятно представлял когда-нибудь себя «на чьем-то месте» (в той или иной ипостаси), однако при том, что мы всегда «свято» уверены «что мы бы сделали лучше» — мы готовы об этом просто мечтать (в перерывах между нудной и бесполезной по сути работой, которая «тупо съедает наше время», оставляя нам взамен лишь некие бумажки с числами). А что если завтра появится некий псих, который предложит Вам отправиться «в никуда»... не в другой город или другую страну... А (к примеру) в другую эпоху или иной мир... ? И как быть? Бросить все «так тяжко заработанное»? Уютный быт с «перфорированной туалетной бумагой» и прочие удобства... ?

И совсем не важно — была ли (там) реальная возможность переноса (тела, сознания и тп). Важно другое — а готов ли ты, бросить все и все бесповоротно изменить? Променять уютный и привычный мирок на неизвестность? А вот оказывается что не факт...

И самое забавное что ГГ вполне четко понимает что «лишь барахтается в этом грязном болоте» (повседневности). Дом и быт построены по принципу «как у всех», муж и дочь явно не являются людьми ради которых (она) готова «положить свою жизнь на алтарь»... перспективы? Не смешите «мои тапочки»)) Медленное старение и отсутствие всякого смысла... И тут такой шанс...

Финал рассказа? Как всегда... каждый выбирает сам...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Над Канадой небо синее… (Альтернативная история)

Прочитав часть первую — я понял, что несколько поторопился с покупкой обеих частей данной СИ. А ведь на тот момент, этот вопрос (естественно) даже не стоял, т.к тогда я брал по возможности все книги данной серии — без разницы что по авторам, что по хронологии...

Но вот насобирав аж около 10 книг данного издательства, я с удивлением обнаружил что процент «неподходящей литературы» в нем просто зашкаливает... И хотя данное утверждение вполне оценочное и субъективное, больше всего данная «линейка» напомнила мне манеру издательства «В вихре времен», где так же любят «напрогрессорствовать» без оглядки на здравый смысл и реальную историю, но зато с большим задором и «масштабом дел».

Честно признаюсь — не купив я (тогда) обе части «на бумаге», я навряд ли бы стал вычитывать продолжение (части первой). Уж очень «здесь все» оказалось не «мое».... Очередной лихой попаданец (уничтожающий врагов пачками), технически подкованный «спецсназер», который назначает себя князем и собрав ополчение — идет «крошить супостата».

Данный принцип весьма знаком и понятен: очень часто тот или иной автор «устраивает» очередной «мирок под себя» (в главной роли)... другое дело, что «масштабы личности» иногда варьируются от серого кардинала, до ИМПЕРАТОРА (всего и вся). Ну а поскольку (еще в первой части) автор пошел именно по последнему пути — читать очередную «летопись свершений и побед» было как-то «не с руки»... Вот и провалялась часть вторая больше полугода, пока все же не наступила ее очередь:(

И не то, что бы я был сильно предвзят... просто считаю (опять оценочное суждение) что данный подход уже себя не оправдывает от слова «никак» и годится лишь для подростковой литературы. Но … вернемся к сюжету части второй))

Еще с самого начала удивляет некий (несомненно новый) прием автора писать книгу от разных лиц, где одно и тоже событие, может бесконечно долго «обсасываться» со всех сторон (например так, как это было сделано с описанием «отдыха на тропическом островке», где царь Святослав 1-й самолично жарил шашлыки и упорно всех просил называть его не «его императорским величеством», а просто по имени))

Далее, несколько настораживают «все эти томления» и бурные физиологические последствия у падчерицы (вследствие случайного прикосновения к «монаршей особе»). Я конечно все понимаю, но для чего уж так себя превозносить то? Другие женщины (с другими лит.персонажами), так же не отстают и практически открыто «наслаждаются процессом»)) И я конечно не сноб... но было как-то странно встретить все это, после прочтения энного количества книг автора)) Так например практически во всех своих СИ про авиацию, девушкам дается что-то около 0,5-1,5 % всего объема книги (и то число в сухом стиле, «ох какая красивая девушка, поцеловал, женился»)) а все остальное опять про «пламенный мотор»)) А тут... в общем — это наверное еще один необычный подход в стиле автора)) Но опять таки — расчитанный чисто на подростковую аудиторию...

По географии «движухи» (по прежнему большую половину книги) занимают «заграничные колонии», которые множатся как лист в копире... И количество проблем (которые так же умножаются) опять таки заставляет верить скорее в супергероев, а не в «стандартно-рядовых попаданцев» (пусть и с соответствующей инфраструктурой и снабжением). Но нет — количество попаданцев по прежнему двое (муж и жена), никакой «иновременной команды», как не было и нет... зато есть толпа вышколенных соратников, которые служат беззаветно, сами обучаются, сами вооружаются и сами... вычищают собственные ряды (от предателей и шпионов)... Да... если кого-то из них «для дела» надо выдать замуж — то это «завсегда пожалуйста»... а то что «партия в итоге» оказалась плохая... так это мы (вроде бы как) давно подозревали... Ну ничего — сошлем (ее мужа) на каторгу тогда)) А так — полная демократия и волеизъявление народа))

В оставшейся части книги была сделана попытка заняться «делами домашними» (на 1/6 части суши). Но поитогу лишь обозначив свой интерес (мол имейте ввиду... «я бдю», и вообще — как там проходит благоустройство «матушки-Руси»?) Да и то правда)) Не все же на островах-то отдыхать... все-таки «упросили» (же сволочи) еще в части первой корону принять... Вот и приходится: железнодорожные ветки тянуть, индустриализацио организовывать и заниматься прочими «общеполезными и государственными» делами)) Спасает только то, что народ в принципе все же «достался» предприимчивый... бывшие князья да боаяре вмиг заделались мануфактуршиками и вместо века «еще непросвещенной царской монархии», приходит некий НЭП с элементами социализма... И страна «цветет и пахнет» в русле очередной пятилетки)) В общем — «божья благодать» наверное снизошла)) «... и решения партии проводятся в жизнь строго с ее партийной линией»!)) Что говорите? Опять книга для подростков??? Да «не вжисть не поверю»)) «Сурьезно все... сурьезно»!!!))

В общем, в очередной раз убедившись что все в порядке (вместо бояр — суперответсвенные олигархи, по стране идет вал «коллективизации», электрофикации и прочий внедрямс «нанотехнологий»), и что (при этом!!!) секреты производства не разворованы (КГБ-то тоже бдит)) — главный царь всея … (всего) живо бросает «это нудное дело» и посылает очередную эспедицию на очередные осторова, за минералами, ресурсами и просто «показать им всем Кузькину мать»))

Ну а к финалу нам расскажут про будни НАСЛЕДНИКА, о его стажировке на кругосветке и … о решении некой интимной проблемы)) Но не буду дальше злобствовать, в общем то — совет да любовь))

Что хочется сказать напоследок? Собственно то, что теперь, я если еще когда-то и рискну брать книги серии «Военная фантастика», то только (и после) внимательного изучения автора и самого произведения... Второй раз «так попадать» я не хочу... И я уже не обращаю внимание, то то что все другие автора СИ про авиацию, как правило вместо истории попаданца, (у автора) всегда встречаешь некий производственно-альтернативный роман... Ладно! Бог с ним... Уже привыкли! Но вот то что изложено здесь... ни в какие рамки не лезет.

P.S И помнится когда-то «я ругал» глобально-нудную СИ «Десант попаданцев»... Но даже там (при казалось бы схожей ситуции) пусть и без «ништяков с родного мира», ТОЛПА попаданцев за 3-5 томов добилась гораздо более скромных успехов... И это при том что «реалистичность подвигов» (там) так же оставляла «желать лучшего»... В общем — как ни странно, но после прочтения данной СИ тов.Найтова, мне отчего-то захотелось еще раз перечитать именно «нудную СИ вихрастых авторов», дабы сгладить масштабы моральной травмы полученной при чтении комментируемой книги))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как выбрать мебель на заказ

Тайная жизнь горничной (СИ) (fb2)

- Тайная жизнь горничной (СИ) 567 Кб, 163с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Мэри Лэй

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Тайная жизнь горничной Мэри Лэй

Пролог

— Ты уверен, что нам можно в эту комнату? — прошептала я тихо, чтобы слышать смог только он.

— Хочу знать все грязные делишки Спенсеров, а это место они охраняют с особым трепетом, — с азартом ответил мужчина.

При всей своей несдержанности я решила промолчать, и все же последовать в таинственную комнату за смельчаком. К тому же, в темноте есть особая интимная энергетика, будоражащая изнутри.

— А если там пауки? — не смогла удержаться от вопроса, даже осознавая, что покажусь полной дурой.

— Давай руку, трусишка, — последовал ответ. Странно видеть, как взрослого мужчину умиляют мои страхи.

Схватив мою руку, спутник уверенно потянул меня в сторону неизвестности. Когда комната озарилась тусклым светом, мы увидели то, отчего я пришла в ужас, а молодой человек — в восторг.

— Старые развратники создали себе клуб любителей садомазо! — огласил он с восхищением. Мужчины всегда остаются детьми и радуются игрушками, только машинки сменяются на более провокационные экземпляры.

Белая комната, на удивление, казалась эталоном стерильности вне зависимости от грязных мыслей и действий, которые в ней рождались. Все игрушки, если можно их так назвать, были исключительно черными. Огромный деревянный крест в форме буквы X заполнил одну стену. Видимо, здесь и развлекались извращенцы, привязывая друг друга и хлеща всевозможными плетками и флогерами. Подвесы были не только у этой странной конструкции, но и у потолка. Если поднять голову вверх, можно увидеть рай для Тарзана или Маугли, потому что веревки и несуразные качели так и свисали на нас, призывая попробовать одно из развлечений. Больше всего мое воображение поразили вагинальные расширители и клетки для пенисов. Откуда я вообще знаю, как называются все эти штуки?

— С чего начнем? Хочу здесь все попробовать, — сразу же загорелся мужчина, подобно ребенку в магазине игрушек.

— Это случайно не твоя детская комната? Смотрю, ты здесь как рыба в воде, — произнесла я сарказмом.

— Ханна, если сейчас мне откажешь, я заведу точно такой же развлекательный уголок дома.

— И будешь меня пытать? — перебила угрозу мужчины, почувствовав, что начинаю слегка возбуждаться.

— Почему сразу пытать? Попробуем что-то простенькое, — он взял в руки вагинальные шарики и начал их перекатывать по ладошке, словно мячики антистресс.

Мне не хотелось казаться ханжой, но все же эти садомазо штуковины по-настоящему меня пугали, зато возбуждение моего спутника чувствовалось за версту. Он подошел ко мне сзади и слегка коснулся тыльной стороной руки.

— Мы просто не с того начали, — прошептал на ухо мужчина.

Он откинул прядь моих волос на одну сторону и устремился к шее, покрывая ее нежными чувственными поцелуями. Воздух в груди предательски закончился, поэтому пришлось глубоко вздохнуть, выдавая с потрохами свое возбуждение.

Искуситель воспользовался моментом: резко развернул меня и поцеловал в приоткрытые влажные губы. Одной рукой он держал мою талию, а другую уже запустил в волосы. Находясь в его полной власти, я была готова на все, даже попробовать несвойственные для меня игры.

— Доверься мне! — оторвавшись от моих губ, произнес мужчина. Это прозвучало больше как приказ, нежели просьба. И почему в такие моменты я не могу противиться?

Самодовольная улыбка на его лице выдавала, что хозяин догадался о моем немом согласии сыграть в сексуальную пытку.

— Завяжешь мне глаза? — испуганно пробормотала я, увидев, как внимательно молодой человек разглядывает маски из латекса.

— Нет, хочу, чтобы ты все видела, — лукаво ответил он.

— Ты ходил на курсы соблазнения? Почему каждая твоя фраза дико возбуждает?

— Мне нравится, когда ты такая несдержанная, — произнес мой любовник, выбрав, наконец, предмет для наших будущих утех.

Искуситель выбрал черный стек, на конце которого виднелось пушистое оперение. Приказав мне лечь на кровать, он самостоятельно расстегнул мою блузку, а затем освободил от будничных оков грудь, откинув лифчик, как что-то мерзкое. Молодой человек и раньше говорил, что любит, когда мои прелести находятся в свободном положении, даже утверждал, что состоит в сообществе по правам мужчин, не желающих видеть женскую грудь, обремененную дополнительными вещами. Его заводила естественность.

Внимательно разглядывая мое тело, борец за справедливость разгорался еще большим пламенем желания и плотских утех. Лаская губами и играясь языком с набухшими сосками, он доводил меня до иступляющего состояния, которое парализовало все мышцы.

Пришел черед волшебной палочки помочь искусителю. Пушистый хохолок блуждал по всем незащищенным местам моего тела. Как только я расслабилась и приняла приятные чувства, как должное, последовал удар. На смену сладкому прянику пришел грубый и властный стек. Мужчина ловко управлял им, шлепая меня по ягодицам и главному бутону, контролирующему влагу в заветном месте.

— И это все? — прошептала я страстно и с вызовом.

Его реакция на мои выпады придала моменту еще большего огня. Искры в глазах мужчины предупредили, что сейчас я буду наказана. Мой любовник достал из шкафчика продолговатые свечи, доказывая свое преобладание над ситуацией.

— Ты же не хочешь вставить их мне…

— Успокойся, сегодня сжалюсь над тобой, — усмехнулся мужчина.

Перевернув меня на живот, он еще раз прошелся пушком по ягодицам, а затем я почувствовала резкую боль, сосредоточенную в одном месте и полученную от капли воска. Ощущения были смешанными: сначала страх перед новой порцией неприятных ощущений, а потом наслаждение от процесса. Каждая капля, расправляющаяся на моей попке, отдавала импульсом в трепещущее лоно.

Молодой человек не заставил себя долго ждать: немного приподняв мои ягодницы вверх, он жесткими движениями посягнул на мое интимное местечко. Его действия сотрясали во мне остатки воздуха, переводя их во вдох и выдох. Я вытянула руки вперед, оказавшись в позе кошечки, и помогала своему искусителю, кокетливо двигая попкой. Мы чувствовали друг друга на внутреннем уровне, поэтому каждый наш секс был незабываем, а садо-мазо штучки еще больше разожгли страсть.

Глава 1

Никогда раньше я не приходила сюда одна. Это место пугает и навевает тревожные мысли, еще эти каркающие вороны добавляют удручающей атмосферы.

Я стою у могилы своего любимого и уже несколько минут проговариваю про себя даты его жизни. Человек не должен умирать в двадцать восемь лет! Это несправедливо! У нас было столько планов, но теперь я могу рассказать их только холодной земле.

— Я узнаю, что с тобой случилось, Стивен, — говорю я вслух, обращаясь к фотографии на камне, — обещаю.

Мой голос звучит твердо и хладнокровно, будто я исполняю роль подружки обманутого мафиози, которого подставили старые приятели. Выгляжу тоже подобающе: черное платье, каблуки, повязанный на голову платок и непроницаемые очки. Не хватает только зонтика для полноты картины, но сегодня не идет дождь.

За последний месяц пролила годовую дозу слез, но сейчас чувствую себя уверенно. У меня есть цель: я должна выяснить, что случилось со Стивеном. Его смерть, точно, не была случайностью, слишком много спорных моментов и вопросов, оставшихся без ответов. Но я не собираюсь опускать руки и оставлять все, как есть. Во мне бурлит бешеное желание узнать правду и отомстить. Для этого мне нужно отправиться в самый престижный загородный район города, где живут богатые бесстыдники и творят, что им вздумается.

Оказавшись в престижном районе, я без проблем нашла дом, в котором надеялась получить работу. Особняк выделялся своей фешенебельностью. Он принадлежал старинному аристократическому роду. Связи риелтора не помогли мне точно узнать, кто проживает в доме, участок числился как семейное поместье различных поколений.

На встречу со своей новой жизнью в качестве горничной я надела свободное платье, но, глядя на особняк, пожалела, что не отдала предпочтение строгому и вычурному костюму.

Поместье состояло из одного главного здания и нескольких маленьких, возможно, это привычные для загородных вилл пляжные домики или домики для гостей. В своей профессии риелтора я научилась по стилю помещения определять некоторые черты характера хозяев.

Например, этот особняк так и кричал об аристократичности и сдержанности его обитателей. Цвета довольно нейтральные с доминирующими бежевыми тонами. Обширное панорамное остекление говорило, что хозяева любят демонстрировать свое богатство. Облицовка холодных оттенков прекрасно смотрелась на фоне натурального дерева.

Мне захотелось заглянуть в самое сердце дома, поэтому я направилась прямиком внутрь. Гостиную освещали несколько громоздких хрустальных люстр, делая помещение не только изысканным, но и уютным. Красивая мебель в пурпурных и кремовых отделках, мраморный пол и камин — все эти собранные вместе клише смотрелись здесь, как нельзя, кстати. Такое внимание к гостевой зоне могло означать, что хозяева нередко устраивали званые приемы и вечеринки.

Мне и раньше доводилось бывать в шикарных домах по работе, но все они уступали этому особняку в миллион раз. Кажется, мой будущий хозяин самый богатый человек, которого я когда-либо встречала.

Полюбоваться каждой частичкой роскоши не удалось, потому что в холле появилась женщина в элегантном костюме с юбкой до колен. Украшения на ее шее сверкали тысячью огнями, которые могли ослепить даже жителей других планет. Уложенные волосы добавляли шарма ее внешности, а сдержанная улыбка и легкость движений выдавали в незнакомке истинную леди.

— Добрый день, вы на собеседование? — обратилась ко мне женщина.

— Да, здравствуйте, меня зовут Ханна, — немного растерялась я, — Хана Мендес.

— Очень приятно, мисс Мендес, или миссис?

— Мисс, все правильно, — я скромно улыбнулась. Мне захотелось произвести на эту женщину хорошее впечатление. И дело не в моих серьезных целях, просто она показалась мне эталоном вежливости и грациозности.

— Присаживайтесь, мисс Мендес, сейчас Шарлотта принесет нам чай, и мы спокойно побеседуем, — ласково проговорила женщина и рукой указала на кресло из белой кожи, — я миссис Олдфорд, и мне поручили заняться встречами с кандидатками.

Слова женщины показались мне двусмысленными. Кандидатками для чего? Возможно, хозяин этого дома открыл разного рода вакансии. Кто знает, к чему привыкли богачи?

— Я на должность горничной, — уточнила я.

— Да, я поняла, а кого, по вашему мнению, еще здесь ищут?

— Не знаю, может, женщину для утех, — пожала я плечами.

Мой язык всегда опережал мысли, поэтому часто говорила, не подумав. И сейчас, осознав, что сказала, в страхе посмотрела на леди. Теперь она, точно, не возьмет меня на работу. Кому нужны сотрудницы, так отзывающиеся о потенциальном боссе.

Женщина вдруг откинулась на спинку кресла и начала хохотать, прикрыв рот рукой. Я не знала, как реагировать, поэтому начала смеяться вместе с ней. Проходящий мимо дворецкий с удивлением на нас посмотрел. А вдруг он решил, что мы с управляющей старые друзья, и меня возьмут сюда благодаря связям? Не хотелось бы, чтобы обо мне сплетничал остальной персонал. Я не должна привлекать внимание.

Да и кто сказал, что меня берут? Кажется, я довела бедную женщину до припадка, сама того не желая, и меня сейчас быстренько вышвырнут за дверь.

— Женщину для утех, — продолжала смеяться миссис Олдфорд, — как вы смешно сказали.

— Так раньше называли проституток. По-моему, звучит даже красиво, — снова сказала я совершенно не к месту.

— Да, очень романтично. Откуда вы набрались таких слов? — немного успокоилась женщина.

— Из любовных романов, — рассказала я. На самом деле, это были эротические романы. Я всегда питала к ним особую страсть, мне нравилось читать о страсти и безумных чувствах.

— Вы должны непременно дать мне почитать эти романы. А сейчас я вас успокою, мы ищем только горничную. Не думаю, что мой сын заставил бы меня выбирать для него любовницу, — снова хохотнула миссис Олдфорд.

— Ваш сын — владелец этого дома? — испугалась я.

Это в очередной раз доказывает, что серьезные дела не для меня. Отправилась устраиваться на работу и даже не запомнила фамилии будущего начальника.

— Да, милая, и, надеюсь, он согласится с моим выбором, потому что я принимаю вас на работу, — улыбнулась леди и по-дружески коснулась моей руки.

Мы уделили еще приличное время болтовне, выпив по чашке чая. Мне понравилась миссис Олдфорд, и я уже подумала, что ее сын, возможно, такой же милый. Однако подобные мысли улетучились едва я начала осматривать дом.

В холле на каминной полке стояла куча рамок с фотографиями будущего хозяина. Признаюсь, это был красивый мужчина с аристократическими чертами лица. На более ранних снимках его волосы доходили до плеч, и выглядел он как представитель творческой богемы, на других мужчина был уже с короткими волосами и небольшой щетиной.

Рассмотрев бегло фотографии в рамках, я переместилась к огромному шкафу с кубками и наградами, в основном по плаванию, затем к стенду во всю стену, уклеенному вырезками из газет. Со всех снимков смотрел улыбающийся баловень судьбы, которому посчастливилось родиться с золотой ложкой во рту. Заголовки в основном кричали о том, что «наследник знаменитой династии Олдфорд сделал то-то» или «был замечен с той-то там-то».

Кажется, этот мужчина настоящая местная звезда. Странно, что я никогда о нем не слышала, а в моих знакомых ходили не последние люди. Иногда меня даже приглашали на светские вечеринки. Хотя я всегда питала небольшую неприязнь к избалованным наследникам, которые направо и налево растрачивают деньги своей семьи, а лично ничего не добились. Не знаю, как буду притворяться, что уважаю начальника, играть мне не очень удается.

Нужно заранее готовиться к встрече с напыщенным самовлюбленным мажором. И, кажется, он настоящий нарцисс. Кто еще догадается дома установить алтарь самому себе? Наверное, каждый вечер усаживается в мягкое кресло и любуется на себя любимого.

Я поморщилась, представив эту картину, а, точнее, ее продолжении, где мне приходится подносить этому буржую чай/кофе и терпеть нахальные шлепки по ягодицам. Ведь именно так ведут себя богатенькие наследники, если верить прочитанным книгам.

Единственным утешением послужила новость, что мистер Олдфорд приедет домой только через несколько дней. Надеюсь, смогу попрактиковать актерское мастерство и лицемерие до нашей встречи.

Глава 2

После смерти Стивена я привыкла приходить в пустую квартиру, в которой все напоминало о нем, и предаваться сжирающим изнутри мыслям. Брала в руки каждую вещь, принадлежащую любимому, и оживляла воспоминания.

Вот этот бейсбольный мяч какого-то знаменитого игрока он купил на аукционе за безумную цену, из-за чего я устроила настоящей скандал. А вот этот безвкусный стеклянный шар с экспозицией фермы со свиньями, который ему подарила его мама. Родители Стивена жили в деревне, и, видимо, таким презентом решили напомнить сыну о его происхождении. Такой сувенир совершенно не вписывался в стильную обстановку дома, но молодой человек не позволял его спрятать.

После осязательной вечеринки с вещами любимого я переходила в спальню и выгребала на кровать его одежду. По очереди примеряла мужские пиджаки, джинсы, футболки, и, наконец, уютно устроившись в огромном вязаном свитере и спортивных штанах, садилась на кровать с бокалом вина и смотрела на деревянную рамку с нашими фотографиями, висевшую на стене.

Это могло длиться очень долго, чуть ли не до самого утра, когда будильник начинал приказывать собираться на работу. Я знала, что не могу предаваться страданиям вечно, но черный туман заполонил голову, и мне не хотелось ничего делать. Даже на слезы уже не было ни сил, ни эмоций, последний месяц выжал из меня последние соки. Мне не хотелось смотреть на себя в зеркало, потому что оттуда на меня таращилось нечто, подобное призраку.

Однако мой траур был нарушен две недели назад приездом старшего брата. Проигнорированные телефонные звонки ему порядком надоели, и он решил нагрянуть лично, чтобы вправить мне мозги.

Рокко был старше меня на десять лет и получил свое имя благодаря маминой любви к старому кино, в частности к фильму «Рокко и его братья». Внешне он и правда был похож на Ален Делона, с такой же мальчишеской улыбкой и невинными голубыми глазами. Мама всегда восхищалась нашим цветом глаз и говорила, что нас поцеловало само небо.

На глазах наша схожесть с братом заканчивалась. Его волосы были намного темнее моих пшеничных, а лицо всегда выглядело юным, в отличие от моего строгого, даже борода, которую он сейчас отпустил, не слишком прибавила брутальности. Из-за этого студенты не воспринимали его всерьез и относились как к старому другу. Рокко преподавал юридическое право в университете, и в жизни часто применял свои дидактические замашки. Это меня больше всего в нем раздражало.

Его компания, действительно, оказала благотворное влияние и прогнала мой траур. Закончив свою альтруистическую миссию, Рокко собирался вернуться домой, но тут услышал мои рассуждения о мести. Брат заявил, что это безумие, и я должна убить зародыш таких мыслей, пока он не успел созреть. Но, как видите, все оказалось тщетным, и мое желание осуществить вандетту теперь бурлило во мне так сильно, что, казалось, обжигало изнутри.

Рокко остался, чтобы не допустить осуществления безумной затеи, но мне удалось его обхитрить. Я сказала, что вернулась на прежнюю работу, сама же отправилась на собеседование. Сейчас, вернувшись домой, должна продолжать врать и постараться не выдать себя под пристальным взглядом брата.

Мужчина читал, устроившись в кресле, когда я пришла. Он сразу же отложил книгу в сторону и поднялся.

‒ Привет, поночка, ‒ поприветствовал Рокко меня детским прозвищем. Мама всегда завязывала мне розовый бант, из-за чего я была похожа на Поночку из мультфильма «Утиные истории», ‒ как прошел день?

‒ Все хорошо, осмотрела один старинный особняк, принадлежащий аристократическому роду, ‒ рассказала я полуправду, это даже и враньем считать нельзя. Если продолжу в том же духе, совесть останется чиста. Обманывать любимого брата мне не очень нравилось.

‒ Я думал, аристократы ревностно относятся к семейным поместьям. Почему решили его продать? — тон мужчины стал более подозрительным.

‒ Обанкротились, избалованные наследники прокутили целое состояние, ‒ сказала я и, возможно, это тоже недалеко от правды, ‒ что сегодня на ужин?

Рокко обожал готовить, особенно итальянскую кухню. Я была не слишком сильна в кулинарии, этим в нашей семье занимался Стивен, и после его смерти даже забыла, что такое нормальная еда. Брат излечил мой бедный желудок, но искалеченную душу пока не сумел.

‒ Цыпленок Парминьяна, ‒ торжественно объявил мужчина.

‒ Звучит, внушительно. И как это готовится? — спросила я и про себя облегченно вздохнула.

Разговоры о кулинарии всегда отвлекали брата от всего другого. Теперь можно было не переживать, что он начнет снова расспрашивать о рабочем дне.

Нежное куриное филе окончательно помогло мне расслабиться. После сытного ужина я мечтала только лечь в постель с очередным эротическим романом. Если еда успеет усвоиться быстро, еще и немного пошалить с пикантной игрушкой. После Стивена у меня не было мужчин, и я не собиралась заводить новые отношения, по крайней мере, пока не отомщу за смерть любимого.

‒ Сегодня курьер доставил тебе книги, ‒ сообщил брат.

‒ Точно, где они? — воодушевилась я, потому что давно ждала этот заказ, там было кое-что полезное для моего дела.

Рокко выложил на стол одну за другой три книги, и на его лице читался явный вопрос. Я сделала вид, что не замечаю немого напора и потянулась к красочным изданиям.

— «Как стать идеальной горничной», «Чистота или жизнь: или тысяча способов заставить дом блестеть», «Откровения горничных знаменитостей», — прочитал Рокко названия пособий, тыкнув в них по очереди пальцем, — что ты задумала, Ханна? Зачем тебе книги о горничных?

— Хочу нанять горничную, что тут непонятного? Куда делись твои способности Шерлока Холмса? — пошла я в наступление.

— И для этого ты решила прочитать, какого это быть горничной? — брат скрестил руки на груди.

— Да, решила основательно подойти к делу. Знаешь ли, после того, как в доме появился мужчина, здесь стало больше грязи, — с вызовом бросила я.

— Здесь и раньше жил мужчина, — напомнил Рокко.

— Но Стивен не торчал дома целыми днями.

— Это укор? — притворно обиделся брат, хотя я знала, что мои слова его нисколько не задели.

— Это объяснение, почему я решила нанять горничную.

Рокко еще некоторое время прожигал меня пристальным взглядом, затем, все-таки, сдался. Несмотря на его неплохую фантазию, он, видимо, не смог придумать более подходящего объяснения, для чего мне подобные учебники.

— Ладно, сдаюсь, это, правда, неплохая идея. Только перед приходом горничной не забудь спрятать свою игрушку, — усмехнулся мужчина.

— Ты о чем? — спросила я, но начала заливаться румянцем, догадавшись, что Рокко рылся в моих вещах. Осуждать его за это не могла, потому что и сама так всегда делала. Любопытство у нас в крови.

— Почему такая странная форма? У тебя, что, в эротических фантазиях присутствуют инопланетяне? — засмеялся Рокко.

— Серьезно? Мы будем обсуждать мой вибратор? — возмутилась я.

— Просто не заиграйся, — погрозил пальцем мужчина, точно, как строгий учитель.

— Так уж и быть, и тебе подарю секс-игрушку, чтобы так не завидовал, — пообещала я.

Желание развлечься с интимной игрушкой отпало, и оставшийся вечер посвящу изучению полезных пособий. Я должна стать лучшей горничной, чтобы задержаться в особняке подольше, добиться доверия хозяев и выяснить, что случилось со Стивеном.

Во второй раз идти в дом Олдфордов было гораздо сложнее, не потому, что я была не уверена в своих целях и планах, скорее, боялась, что выполнить их мне не по силам.

Начнем даже с того, что уборка никогда не была моей сильной стороной. Брат часто стыдил за разбросанные по всей квартире вещи и волосы. Они у меня, кстати, вываливались каждую секунду из-за нервов, но Рокко приходилось врать, будто обладаю какой-то суперспособностью, как человек паук, только я человек волос. Даже в таком осознанном возрасте брат воспринимал мои шутки так, как надо.

Вспомнив свой маленький недуг, собрала локоны в пучок, тем более, так выгляжу менее заметной. Если честно, хотелось вообще обладать навыком невидимки и испариться в любой момент. Например, когда появится сын миссис Олдфорд. По фотографиям он сто процентов напыщенный и самодовольный индюк. Такие люди считают, что все обязаны им подчиняться. Уверена, именно эта черта богатеньких толстосумов погубила моего Стивена. Но я расквитаюсь за него, выяснив, как все было на самом деле.

Подойдя к объемной двери, с замиранием сердца нажала на звонок. Ровно через минуту мне открыл дворецкий в специальной форме черного цвета. На вид ему не было и сорока, но внешность часто обманчива.

— Я Ханна, новая горничная, — объявила так, будто являюсь значимой персоной.

Дворецкий ничего не ответил, мне даже показалось, что мужчина еле сдержал порыв закатить глаза.

— Миссис Олдфорд примет меня? — терпение начинало лопаться, подобно мыльному пузырю.

— Это ей совершенно не интересно. Я отведу вас к остальным слугам, — наконец-то подал голос дворецкий.

— Там все такие же молчуны? — ляпнула я, не подумав.

Мрачный мужчина воздержался от ответа, проследовав вглубь особняка. Это место начинало раздражать меня все больше и больше, ведь здесь даже дворецкий выпендрежник.

Долго блуждая по территории дома, мы, наконец, вышли к заднему двору, где находилось целое крыло, отведенное для слуг. Некоторые рабочие проживали здесь на постоянной основе, поэтому им выделили отдельную комнату с множеством кроватей прямо как в хостеле. Я почти единственная буду приходить на работу и не оставаться на ночь.

Ради прихода новенькой работники устроили целое собрание, чтобы поближе познакомиться. В маленькой комнатке уместились практически все сотрудники этот дома, включая садовника, охранников, поваров и других.

Несколько десятков глаз осматривали меня с ног до головы, а я не могла сфокусироваться на ком-то одном, поэтому крутила головой от одного человека к другому.

— Вам следовало бы представиться, милочка! — взяла слово самая толстая из всех присутствующих.

По ее мешковатому наряду я поняла, что женщина стесняется своих форм, но, тем не менее, даже не пытается похудеть, потому что поглощает пончики тоннами. Обжорство выдавали щеки, измазанные в глазури и нос, испачканный в пудре от кондитерских изделий.

— Меня зовут Ханна, а вы, так понимаю, местный шеф-повар? — спросила я, а женщина открыла рот, покраснев, и начала пыхтеть от возмущения и недовольства.

— Если я толстушка, значит, по-твоему, в ладу с едой? — завизжала она противным голосом.

— Толстой вы себя сами назвали, мадам. Я лишь предположила, — попыталась оправдать слова, вылетевшие из моего рта, как всегда, без предупреждения.

— Может, тогда мы все предположим, что тебя взяли на работу в качестве шлюшки-игрушки для нашего господина? — вдруг послышался еще один женский голос.

Он исходил от кудрявой девушки с множеством заколок, пытающихся удержать непослушные завитки. Она выглядела весьма враждебно, и не только потому, что те самые волосы были угольно-черного цвета, а глаза темно-карие, а потому что незнакомка пусть и была худощава, но, загородив обиженную толстушку, казалась мощнее и внушительнее. Ее мускулистые руки напомнили силачей с ринга. Никогда не понимала, для чего девушкам необходима такая сверхподтянутая форма, но, в любом случае, я ее испугалась и больше не пыталась предполагать кто здесь кто.

— Иди вымой туалет для приезда мистера Олдфорда, через полчаса проверю, — сказала еще одна женщина. Не успела ее рассмотреть, потому что собрание было тут же закончено, а я, опозоренная и недопонятая, брела в поисках санузла.

То, что в особняке находилось сразу несколько ванных комнат, ни капли меня не удивляло. Самое страшное будет вычистить не ту, ведь я еще не научилась различать по ершику, где здесь туалет босса.

Поднявшись на второй этаж, я почему-то представила, как хожу здесь в роли госпожи и управляю всеми этими наглыми слугами. Похоже, месть настолько въелась в мое сердце, что теперь способно выбирать сразу несколько жертв для поражения. Пусть я и не любила уборку, но утереть нос выскочкам — святое дело.

Обследовав еще пару комнат, я остановила выбор на одной, которая показалась мне самой навороченной в плане техники. Может, этот мистер Олдфорд добился успеха, играя в приставку? Его игрушки находились в толстом слое пыли, видимо, хозяин отсутствовал уже долгое время. Я вдруг вошла в роль горничной и решила протереть приставку и джойстики своего будущего начальника.

Вдруг случайно на что-то нажав, я включила огромную плазму, где на меня пялился мистер Олдфорд в одних трусах. Он смотрел прямо в камеру, а точнее, поправлял ее для лучшего ракурса.

Сначала я испугалась, что видео отображает реальность происходящего, и на меня, на самом деле, смотрит будущий босс, но потом узнала комнату позади мужчины. Я как раз находилась в ней, а значит все, что было позади монитора — лишь старая запись.

Мистер Олдфорд отошел чуть дальше от камеры, и вдруг стало видно обнаженную девушку, сидящую на кровати в ожидании любовника. Ее лицо мне показалось очень знакомым, я могла ошибаться, но вроде видела ее на собрании, где меня чуть не сожгли сегодня, как ведьму на костре. Неужели этот богатенький воображала спит со слугами? Вот почему на собрании меня назвали новой секс-игрушкой!

Тем временем на видео разворачивались очень пикантные события. Девушка продолжала лежать на спине, а мистер Олдфорд поднял ее ногу вверх и начал осыпать поцелуями. Одной рукой держа предмет для поцелуев, второй он уже пробирался к самой заветной зоне любой женщины. Почему-то мне стало противно от этой сцены, и даже почувствовался легкий приступ тошноты. Читая эротические романы, часто фантазировала в мыслях картинки происходящего в книге, по логике я должна равнодушно отнестись к подобному, но секс на пленке задел меня за живое.

Глава 3

Мало, кто из моих близких знает, что я содержу питомник для бездомных собак. В детстве у меня жил ирландский сеттер по кличке Гуфи. Собаке не очень нравилось свое имя, поэтому из вредности он откликался на что угодно, кроме Гуфи.

Все равно мы были неразлучны! Родителям приходилось разнимать нас перед тем, как укладывать спать. Всех моих ровесников пугали ужастиками о Фредди Крюгере, который приходит к непослушным детям, меня же мама и папа пугали рассказами о блохах, перебирающихся на человека по ночам, если тот заснет рядом с псом. Приходилось предавать Гуфи из страха и идти в свою кровать в полном одиночестве.

Прекрасная дружба продолжалась до моих шестнадцати лет, пока любимый питомец не вздумал от нас убежать. Я проводила несколько часов на улице, разыскивая предателя. Засыпать теперь приходилось в слезах: как бы я не злилась на Гуфи, мне его жутко не хватало. К сожалению, мы так и не нашли моего лучшего друга. Я выросла и решила создать маленький приют в надежде, что в него когда-нибудь забредет мой потерявшийся пес.

Я не умею признавать себя слабой, поэтому прятала от всех эту детскую рану, которая не смогла затянуться спустя столько лет. Однажды, напившись с Рокко у меня дома на кухне, все же решилась рассказать, какую благородную миссию выполняю в жизни. Брат похвалил меня, но я почувствовала, что между нами возникла некая. После мужчина признался, что давно знал, куда пропал Гуфи: он попросту почувствовал приближающуюся смерть и ушел, чтобы нас не расстраивать.

Я думала, эта информация раздавит меня окончательно, но почему-то почувствовала новый прилив сил и желание помогать своим подопечным собакам.

Мой приют очень маленький, но там работают хорошие люди, волонтеры и подростки, которым небезразлична жизнь маленьких существ. В основном в нашем клубе обитают одни лишь дворняжки, но иногда попадаются и породистые, такие, как сенбернар, кокер-спаниель и даже длинношерстный колли.

Всеми силами мы с ребятами пытаемся найти собакам дом, где их будут любить так же, как делает это наш приют, но люди со временем стали эгоистичнее и злее. Им проще завести хомяка или безмозглого кролика, которым раз в день можно насыпать корм и забыть об их существовании.

В любом случае, я не отчаиваюсь, а принимаю активное участие в жизни своих приемных детишек (так я их всегда называю). Стивен поддерживал мое увлечение собаками. Правда, у молодого человека была аллергия на шерсть, из-за этого мы не смогли взять себе домой никого из нуждающихся.

‒ Тем лучше, птенчик! Ты не будешь выделять одного любимца из всех своих питомцев, а будешь дарить свою любовь всем, ‒ утешал меня ласково Стивен.

Он никогда не приближался к загонам, где держали животных, но зато всегда принимал участие в покупке продуктов или привозил ветеринара. Я любила его за это благородство и желание помогать мне во всем.

Сейчас лишилась опоры и поддержки, и собаки делали меня счастливой гораздо больше, чем я их. Они словно зализывали невидимые раны в сердце, когда приветливо накидывались на меня, радуясь встрече.

Из-за этих маленьких дружелюбных сорванцов я забыла обо всем на свете, включая и новую работу. Не успев принять душ, помчалась в поместье Олфордов, но все равно опоздала. На пороге меня уже встречал молчаливый дворецкий и самодовольно ухмылялся.

‒ В этом доме не любят опозданий, ‒ произнес он, не скрывая злорадства.

‒ Вы, как погляжу, научились говорить? — язвительно фыркнула я и быстро проскочила мимо обидчика.

За один раз мне не удалось изучить дом, поэтому я, как сумасшедшая, носилась из одного крыла в другое.

‒ Далеко собралась, Анна? — женский голос, окрикнувший меня, принадлежал той, что на собрании приказала вымыть туалет.

Теперь гораздо легче было ее рассмотреть, когда вокруг кроме нас ни души. Высокая и статная, в ее манере держаться было что-то высокомерное. Простое черное платье облегало фигуру женщины, создавая элегантный силуэт. Длинные каштановые волосы убраны в подобие прически. Рядом с тонкой полоской губ у женщины располагалась родинка, скорее всего, нарисованная.

‒ Меня зовут Ханна, ‒ осмелилась поправить я собеседницу.

‒ Неважно. От тебя пахнет псиной, к тому же вся одежда в шерсти. Зря миссис Олдфорд не дождалась моего появления, я бы не допустила вас до работы.

Мне было неприятно все это слушать, но я сдерживалась, как могла, ведь эта хамка могла быть женой моего хозяина.

‒ Меня зовут Синтия Рэвин. Я руковожу персоналом, ‒ брюнетка словно прочитала мои мысли.

Сама того не сознавая, облегченно выдохнула, радуясь, что эта дамочка всего на всего такая же простая работница, как и я.

‒ Приведи себя в порядок и приступай к работе. Скоро приедет мистер Олдфорд, и мы обсудим надобность второй горничной, ‒ цокнула Синтия и поспешила удалиться.

Я, как можно быстрее, переоделась, но запах собак теперь преследовал меня повсюду, привязавшись адским благовонием и к униформе. В последнее время открываю в себе целый ряд черт, которыми не обладала ранее. Вот, например, сейчас, я зашла в первую попавшуюся комнату и благополучно принимаю душ. Не знаю, куда делась вся адекватность в моем разуме, но именно этого требовали обстоятельства, ведь мне предстоит первый раз увидеться с начальником.

Оказавшись под струей теплой воды, я забыла обо всем вокруг. Умеют же богачи выбирать крутые душевые. Да, сама кабинка была полностью прозрачная, но из-за пара запотела. Мне даже захотелось повилять попкой и что-то спеть.

— Кто тут у нас? — откуда ни возьмись раздался мужской голос.

Я не отвечала. Съежившись, подобно эмбриону, пыталась спрятаться за запотевшее накануне стекло.

— Все равно вижу тебя, — усмехнулся голос вновь.

— Мистер Олдфорд? Я Ханна, новая горничная, — промямлила дрожащим голосом.

Чуть выглянув из-за паровой дымки, увидела высокого мужчину. Зоркое зрение я потеряла еще в юности, читая эротические романы, но из-за того, что недавно видела порно с участием господина, сразу поняла, что не ошиблась.

— Перед тем, как наводить чистоту в доме, вы решили начать с себя? Хорошая тактика, — усмехнулся хозяин.

— Простите, пожалуйста, просто Синтия сказала, что от меня воняет псиной, и я решила помыться, — не подумав, сказала я и добавила, желая хоть немного спасти ситуацию, — утром я играла со своей собакой, поэтому такой запах.

Мужчина лишь посмеивался, но я заметила его заинтересованный взгляд. Только спустя несколько секунд поняла, на что так внимательно смотрит хозяин: стенки душа уже успели стать прозрачными, и мое тело больше не было спрятано за паровой занавеской.

— Ладно, я подожду вас снаружи, а вы пока можете одеться, — сжалился надо мной господин и отвел взгляд, — или вы привыкли знакомиться в обнаженном виде?

— Нет, в одежде замечательно, — стыдливо сказала я.

— Если вдруг передумаете, крикните, у меня отлично развит навык быстро раздеваться, — настроение мужчины становилось все игривее, а я уже стала переживать, что, он точно, возьмет меня не в горничные, а в женщины для утех.

Когда мужчина вышел из ванной, я выпрыгнула из душевой кабинки. Движение получилось слишком неуклюжим, и мизинец больно ударился о край, что спровоцировала мое громкое ругательство. Мне хотелось ударить себя по лбу из-за впечатления, которое произвожу на хозяина. Я пришла сюда с серьезной целью и идеальным планом, который начинал рушиться с первых же дней.

Не успела покорить себя за один проступок, обнаружился следующий: одежда осталась в комнате. Выругавшись, на это раз шепотом, обернулась полотенцем и неуверенно направилась к двери. Что уж теперь стесняться, если мистер Олдфорд успел увидеть меня голой.

— О-ля-ля! — присвистнул мужчина, едва я показалась в комнате, — Какую откровенную новую форму ввели для горничных. Всегда подозревал Синтию в лисбийских наклонностях.

— Я оставила здесь одежду. Могу взять и одеться? — робко попросила я.

— Нет, милая, я и так потратил на тебя слишком много времени, — помотал головой хозяин, ему, явно, нравилось, издеваться надо мной, — присядь, мы немного поговорим, и займешься своими делами. На крыше, кстати, есть джакузи, если ты еще не успела его опробовать.

— Еще раз извиняюсь за свое фривольное поведение, такого больше не повторится,

— стыдливо сказала я.

— Как ты интересно выражаешься. Может, раньше была совсем не горничной?

По моему телу пробежала мелкая дрожь, а сердце ускорило свой ритм. Неужели меня так быстро раскусили? Ни одно дело не могу довести до конца, а ведь обещала Стивену, да и себе, что узнаю правду. Внутри начинало зарождаться огромное чувство ненависти к себе, но внешне приказала не подавать виду.

— Просто много читаю, — я выдавила невинную улыбку и, наконец, осмелилась посмотреть на мистера Олдфорда.

Я сидела немного поодаль от него и не могла разглядеть каждую деталь его внешности, потому что мои линзы лежали там же, где и оставленная одежда. Но в целом его образ соответствовал тому, что видела на фотографиях. Мужчина снова отрастил волосы, как в более ранние годы, и был одет не так строго, как на последних снимках. Я думала, что костюм стал неотъемлемой частью его жизни, и даже пижама сделана в таком стиле, однако ожидания не оправдались.

Мистер Олдфорд был одет в черные джинсы, футболку и куртку цвета хаки с множеством стильных заплаток. На шее красовалось несколько деревянных бус. Он не выглядел, как представитель аристократического рода, скорее, как фотограф National Geographic, заскочивший домой на пару дней перед новой поездкой в дальние страны.

— И как я выгляжу? — вдруг спросил хозяин.

— Что? — не поняла я.

— Ты так пристально меня рассматриваешь, что даже прищурилась. Хочется узнать твое мнение, — пояснил мужчина.

К щекам подбежал румянец: мистер Олдфорд в очередной раз подловил меня за неподобающим занятием. Без линз или очков, я всегда старательно щурилась, становясь похожей на китайца. Это происходило непроизвольно, поэтому сейчас, оказавшись, пойманной, чувствовала себя еще более неловко, чем ранее.

— Простите, у меня плохое зрение, — честно призналась я.

— А тебе, смотрю, нравится извиняться? — усмехнулся хозяин.

— На самом деле, не очень, но вы же мой босс, — ляпнула я.

Мужчина не успел ответить, потому что с первого этажа донеся крик Синтии.

— Ханна, спускайся! Приехал мистер Олдфорд и хочет с тобой познакомиться!

В ответ я хотела крикнуть, что мы уже познакомились, но господин резко встал и положил руку на мое голое плечо.

— Одевайся и спускайся вниз, я буду там, — сказал мужчина.

Видимо, моя кожа еще оставалась влажной, потому что я заметила, как хозяин вытер свою ладонь о штаны. Не слишком аристократический жест, кажется, ему вообще не было дела до светских манер.

Я, наконец, облачилась в форму горничной, забрала волосы и вставила линзы. Вот сейчас был бы идеальный момент для встречи с мистером Олдфордом, а не тот постыдный курьез. Собравшись с духом, спустилась вниз, где меня сразу же схватила Синтия. Хватка у этой женщины была крокодильей.

— Еще-то дольше не могла? — прошипела женщина, — Ты здесь не госпожа, чтобы тебя все ждали.

Мне хотелось ответить управляющей в таком же тоне, но, чувствую, представится еще много случаев. Если господин, конечно, прямо сейчас не выгонит меня из дома.

Мы прошли в холл, где у камина стоял мистер Олдфорд со стаканом виски в руках. По крайней мере, в моем воображении знать пьет именно такой алкоголь. Однако хозяин был не один, на кресле спиной ко мне сидел какой-то мужчина.

— Вот, познакомьтесь, это Ханна, новая горничная, — чересчур заискивающим голоском пролепетала Синтия.

Незнакомец в кресле поднялся и повернулся ко мне. Он был в очках, но я сразу его узнала. Это мистер Олдфорд, мужчина с более поздних снимков и вырезок из газет. Сейчас его волосы были аккуратно подстрижены, а стройное, скорее всего, тело спрятано под строгим костюмом.

— Доброе утро, Ханна, я мистер Олдфорд. Надеюсь, тебе у нас понравится, — вежливо проговорил господин и одарил меня белоснежной улыбкой.

От мужчины веяло деликатностью и богатым лоском, и я была рада встрече с ним. Однако вместо «приятно познакомиться» сказала другое.

— А это кто? — грозно спросила я, мотнув головой в сторону парня, который застал меня в душе.

— Ханна! — возмутилась Синтия моей невоспитанности и ущипнула, — Как ты разговариваешь. Немедленно извинись!

— Она не любит извиняться, — усмехнулся длинноволосый.

— Вы знакомы? — нахмурился мистер Олдфорд.

Одновременно с неизвестной, но наглой личностью мы ответили. Правда, он сказала «да», а я — «нет». Синтия и хозяин уже не скрывали непонимания. Мне хотелось закончить с этой нелепой сценой, но меня опередили.

— Нейт, может, все-таки представишь меня девушке? — обратился длинноволосый мужчина к мистеру Олдфорду, а мне лукаво подмигнул.

— Это Джейсон, мой младший брат, — сказал господин.

Глава 4

‒ Мистер Олдфорд, именно про эту горничную и ее длинный язык я хотела поговорить, ‒ вдруг вставила Синтия, о присутствии которой я уже успела забыть.

‒ С каким именно из Олдфордов ты хотела пообщаться? Если что, я всегда готов, ‒ игриво среагировал Джейсон. У меня начинало складываться ощущение, что молодой человек всегда в приподнятом настроении.

‒ Я сейчас про Нейтана, ‒ буркнула Синтия.

Она, явно, была раздражена поведением младшего из богатенькой чаты. Может, он переспал с ней, а затем бросил? Хотя вряд ли, ведь Джейсон вообще подозревал эту дамочку в нетрадиционной ориентации.

‒ Несправедливо! Мы с Ханной уже успели познакомиться чуть ближе, и я хочу продолжения, ‒ запротестовал Джейсон, а я испугалась, что присутствующие не так поймут его неоднозначную фразу.

‒ Остынь, брат, мне кажется, ты слишком перевозбудился и сейчас буквально выпрыгнешь из штанов, ‒ наконец-то, взял слово мой хозяин.

Мужчина все это время держался весьма достойно, а на фоне своего братца казался более благоразумным и воспитанным. Только сейчас я заметила, как богач внимательно рассматривает меня с ног до головы. В его взгляде не было похоти, скорее, интерес к новой личности.

Возможно, он, наоборот, самый главный монстр этого поместья. С другой стороны, теперь в моей голове появились сомнения касательно порнофильма. Кто из братьев, он, все-таки принадлежит?

Пока я находилась в задумчивом состоянии, Нейтан пригласил нас с Синтией в свой кабинет, оставив Джейсона в обиженном недоумении.

‒ Ханна, хочу сразу попросить у вас прощение за своего несдержанного брата, ‒ произнес мистер Олдфорд, пропуская нас в комнату, где я еще не бывала.

Кабинет начальника отличался своим стилем. Основным акцентом интерьера являлась качественная солидная мебель, особенно стол и кресло, сделанные из натурального дерева цвета слоновой кости. Темные и довольно глубокие расцветки стен зрительно уменьшали площадь, но интерьер спасало отличное освещение, делая все вокруг уютным и в тоже время строгим. В противоположном углу горел камин с кованой решеткой, а напротив него располагалось удобное кресло. Похоже, мистер Олдфорд проводил здесь массу времени, не только за работой, но и за приятными посиделками возле огня.

‒ Именно этим качеством ваш брат схож с мисс Мендес. Ее появление на общем собрании произвело глубочайшее впечатление на всех слуг, ведь девушка остра на язычок, ‒ Синтия спустила меня с небес на землю наглыми наговорами. Женщина однозначно пыталась от меня избавиться, выставив из этого дома, только зачем?

‒ Разве это имеет значение? Я устроилась сюда горничной, и прошу быть вас любезной и оценивать качество моей работы, а не болтливости, ‒ заявила со страхом быть в ту же секунду выгнанной.

‒ Синтия, оставь нас с мисс Мендес наедине, ‒ вдруг приказал Нейтан.

Женщина выпучила глаза от удивления. В этот момент она стала похожа на страшную куклу из моего детства, у которой вываливались зрачки при любом нажатии на живот. Что-то пробубнив себе под нос, управляющая все же покинула помещение.

Оставшись с мистером Олдфордом наедине, я почувствовала легкий приступ страха. Мужчина сидел за столом и крутил в руках дорогой паркер. Мое внимание тут же заострилось на его длинных пальцах. Они могли бы принадлежать скульптору или музыканту, художнику или даже массажисту, но, тем не менее, достались Нейту, представителю богатой династии, где деньги и власть переходят по наследству наряду с фамилией.

‒ Ханна, кем вы были до того, как стать горничной? ‒ спросил мой босс.

И он туда же. Неужели никто не может поверить, что я и в прошлом была на подобной должности?

‒ Работала в библиотеке, ‒ нашлась я с ответом спустя какое-то время, взглянув на огромный книжный шкаф своего господина.

‒ И какую же последнюю книгу вам довелось прочитать? ‒ с вызовом бросил Нейтан.

Я возненавидела себя, что не могу просчитать действия на несколько ходов вперед. Читая исключительно эротику, даже не могу вспомнить ни одного знаменитого классического произведения.

‒ «Лишний сантиметр», ‒ ляпнула последнее, что возникло в мыслях.

‒ Интересно и про что же эта занимательная книга? ‒ хозяин не скрывал своей иронии.

‒ Пособие по косметическому ремонту, ‒ парировала я.

‒ Вы все больше удивляете меня, Ханна. Но вам повезло: как раз сейчас я затеял изменения в своей комнате и хочу их доверить вам. Там нужен свежий взгляд.

‒ Мне? ‒ рот открывался сам по себе все шире.

‒ Именно. Работая на меня горничной, в свободные дни вы будите подрабатывать моим личным помощником по ремонту, ‒ мужчина оставался серьезным, но в глазах мелькали хитринки.

‒ Что ж, с удовольствием вам помогу, ‒ спокойно ответила я, взяв себя в руки, ‒ я могу идти и продолжить работу? Теперь, благодаря вам, у меня ее в два раза больше, ‒ возмущенно произнесла, не отдавая себе отчет. Самоконтроля хватило ровно на пять секунд.

Нейтан лукаво улыбнулся, а после кивнул в сторону двери.

Я вышла из кабинета босса, обиженная и оскорбления, словно ребенок, обман которого с легкостью распознали взрослые. Мужчина видел меня насквозь, он сразу понял ложь касательно книг и ремонта, но решил сыграть в игру, где в любом случае выйдет победителем.

Энергично я шагала по коридору с намерением найти Джейсона и отчитать за его нахальное поведение утром. Он ввел меня в заблуждение и наслаждался моей беспомощностью. Не позволю ни одному мужчине надо мной надсмехаться!

Беспардонный братец до сих пор сидел в главной зале, но теперь не один. Рядом с ним стояла одна из сотрудниц, которая поразила меня своей мускулатурой на собрании. Она составляла цветочную композицию, опуская цветы в вазу. Как этой мужеподобной машине доверили такое изящное дело? Хотя букет, признаюсь, смотрелся очень красиво.

Парочка, явно, флиртовала, потому что до моего слуха долетали игривые интонации Джейсона и сладкое хихиканье бодибилдерши. Смех женским басом я слышала впервые.

— Можем мы поговорить? — сразу же спросила я, встав перед Джейсоном в уверенную позу: руки в боки, нос задрала, в руке пушистая щеточка для уборки.

Сразу представила, какая эротическая сцена могла идти следом: как моя злость только раззадоривает мужчину, и он шлепает меня моим же орудием труда. Получилось бы мягкое наказание.

Я помотала головой, чтобы отбросить возникшие образы, и снова уставилась на младшего Олдфорда. Довольная ухмылочка и не собиралась сходить с его пухлых губ.

— Все зависит от темы разговора, — усмехнулся Джейсон, — ты хочешь поговорить о чем-то интересном? Возможно, о вашей форме? Она мне тоже кажется слишком целомудренной, можно укоротить на несколько сантиметров.

— Я хочу поговорить о том, что произошло сегодня утром, — заявила я.

Как только я узнала, что Джейсон — не мой хозяин, перестала чувствовать к нему страх. Если к старшему Олдфорду теперь испытывала уважение и даже некое благоговение, то к младшему — ни капельки. Мне, наоборот, хотелось дерзить и показать, что меня нисколько не смущает его наглость.

— А, о том, что ты встретила меня голой? — будничным тоном произнес Джейсон, а я почувствовала, как мускулистая флористка прожигает меня свирепым взглядом.

— В первую очередь, о вашем обмане, — не сбавляла я обороты.

Мужчина резко поднялся с кресла и начал маленькими шажками идти спиной вперед. Я не слишком поняла, что он делает, поэтому просто медленно последовала за ним.

— Вижу, ты настроена решительно, — Джейсон мотнул длинной шевелюрой, подобно льву, и зарычал, — так и съешь меня.

— Меня нисколько не трогают ваши шуточки, — уверенно сказала я.

Своей походкой спиной вперед младший Олдфорд уже дошел до входной двери, и я поняла, что он хочет улизнуть. Ускорила темп, но добежала до главного входа, когда Джейсон за ней скрылся. Помог ему в этом молчаливый дворецкий, который захлопнул дверь прямо перед моим носом.

— Мне нужно выйти, — заявила я дворецкому, но его лицо осталось непроницаемым. Потянулась к ручке, но хмурый работник схватил ее первым, — вы серьезно?

Дворецкий еле заметно кивнул, а ручку так и не отпустил. Я фыркнула от досады и пошла обратно, в окне увидела, как Джейсон строит мне гримасы, как глупая обезьяна. Ничего, мы еще встретимся, младший Олдфорд, и ты испытаешь на себе всю силу Мендес!

Честно признаться, я была не слишком знакома с работой горничной, книжки прочитать еще не успела, и приходилось действовать по интуиции. Синтия дала мне перечень работ, от большинства которых меня чуть не вытошнило, например, прочистить сток от волос. Нечего мужикам отращивать длинные шевелюры, тогда и чистить ничего не придется! Хотя Нейтан уже подстригся, Джейсон, что ли, мылся здесь в его отсутствие?

Я проходилась пушистой кисточкой по мебели в зале, исподтишка наблюдая за бодибилдершей. Она продолжала заниматься цветочными композициями и, могу поклясться, тихонько напевала под нос, опять же своим басом. Этакая принцесса Disney с простуженным горлом.

— Меня зовут Ханна, а тебя? — начала я диалог. Не знаю, запомнила ли девушка мое имя на собрании, и решила подстраховаться.

— Лея, — коротко ответила флористка.

— Очень красивое имя, — проявила я вежливость, — вы с Джейсоном встречаетесь?

— Что? Нет, с чего ты взяла? — залилась краской девушкой.

— Просто вы так мило болтали.

— Он со всеми так разговаривает, — печально вздохнула Лея, и я поняла, что девушка испытывает к этому напыщенному нахалу чувства. Мне стало ее жаль и захотелось как-то утешить.

— Не хочешь сходить куда-нибудь после работы? — предложила я.

— Куда? — не поняла флористка.

— Ну развеяться, пофлиртовать с кем-нибудь, — я заговорчески поиграла бровями.

— Но я не пью, у меня спортивный режим, — предупредила моя новая подруга.

— Да я тоже, меня закодировали, — сказала я, не успев подумать.

— Ты алкоголик? — поразилась девушка.

— Нет, но у меня был тяжелый период. Но давай не будем о грустном. Что скажешь насчет затусить вместе и упиться яблочным соком или содовой?

— Я знаю один бар, где делают вкусные протеиновые коктейли, — загорелась Лея.

— Супер! Мой любимый вид жидкости. Или это считается едой? — спросила я, и флористка засмеялась. В этот момент ко мне пришло банальное осознание, что внешность бывает обманчивой.

Я и правда была закодирована, по крайней мере, так говорил Рокко. После смерти Стивена количество употребляемого мной спиртного, действительно, стало больше, но я не собиралась становиться алкоголиком. Мой брат же склонен драматизировать и паниковать понапрасну, поэтому в один прекрасный день вызвал какого-то заговорщика, который провел со мной необходимый ритуал.

Перед встречей с Леей я решила заскочить домой переодеться, ведь мои утренние шмотки все еще пахли собаками. Если бы не приезд Олдфордов, закинула бы их в стиральную машинку, а так пришлось проявить осторожность.

Думая о новых знакомствах, я ненароком вывернула на тропинку мыслей о Стивене. В голове началась демонстрация фильма о нашем знакомстве.

Я всегда была в некой степени карьеристкой, по крайней мере, мне нравилось работать, и могла пропадать на ней больше времени, чем требуется. О личной жизни давно уже позабыла, пока не произошла случайная встреча с мужчиной, который изменил мою жизнь.

Однажды, как и всегда, я привезла потенциальных покупателей в шикарный дом, чтобы они по нему побродили и сделали вид, что он им не нравится, а на деле же просто не хватало денег. Однако, видимо, владельцы что-то перепутали, и, когда мы приехали, в особняке шел ремонт. Стивен был одним из строителей, который получил от меня нагоняй и приказ срочно спрятаться.

Клиенты попались чересчур сварливые, их возмутил неубранный дом, и они покрыли меня и мое агентство последними словами. Я не смогла сдержать свой болтливый язык и послала их куда подальше. Ярость противной парочки стала еще больше, они запрыгнули в свою машину и понеслись, по их словам, жаловаться моему боссу.

Тогда я сильно дорожила работой и очень испугалась. Выбежала на свежий воздух и считала до десяти, чтобы успокоиться. Неожиданно на улицу вышел Стивен, он очаровательно выглядел в рабочем комбинезоне.

— Ты все правильно сделала, — ободрил меня молодой человек, и его слова прозвучали так кстати, что я даже не заругалась за бестактный переход на «ты», — хочешь сигаретку?

Это было именно то, что нужно. Стивен угостил меня сигаретой, и мы вместе покурили, сквернословя о богатеньких избалованных людишках, хотя оба, если признаться, мечтали оказаться на их месте. Специально выбрали профессии, позволяющие хотя бы кончиком пальца прикоснуться к роскоши. Стивен делал ремонт в дорогущих домах, а я эти произведения архитектуры продавала. А в глубине души мечтали, что когда-нибудь сами будем жить в шикарном особняке, но планам не суждено было сбыться. И я сейчас работаю именно в том доме, который стал роковым для моего любимого.

Глава 5

Дома я застала Рокко за весьма интересным занятием: он сидел за ноутбуком и просматривал фотографии разных девушек. «Выбирает себе проститутку», ‒ решила я. Педантичность брата, скорее всего, не позволила ему доверить выбор оператору, и он занялся поиском подходящей развратницы сам.

Конечно, я не одобряла грязные связи, но Рокко жил монахом, практикующим воздержание, уже больше года. После развода с женой мужчина демобилизовался с любовного фронта и заявлял, что не собирается туда возвращаться. Он был однолюбом и встречался с Клео еще со школы, затем они поженились. Для мужчины стало огромным ударом заявление жены, что она от него уходит. Я так и не узнала причины такого решения, а доставать брата вопросами и бередить старую рану не хотела.

‒ Кто тут у нас проказничает?! — громко крикнула я, подкравшись к брату со спины.

‒ Садись, вместе выберем, ‒ предложил Рокко.

‒ Ничего себе, я польщена, что ты доверяешь моему вкусу при выборе проститутки, ‒ усмехнулась я и, конечно же, подставила второй стул к столу. Такое задание мне понравилось.

‒ Какую еще проститутку, Ханна? Я выбираю нам горничную, а тебе надо перестать читать так много эротики, ‒ помотал головой Рокко. Он никогда не упускал возможности осудить меня за любовь к горячим романам.

‒ Почему тогда они выглядят, как девушки по вызову? — поморщилась, рассматривая вместе с Рокко фото кандидаток. Все были в коротенькой форме, оголяющей заднюю точку и грудь, и смотрелось это крайне вульгарно. Неужели и я так выгляжу? Надо надевать толстые колготки, чтобы наряд не был таким эротичным, ‒ Что это за сайт такой?

‒ Я набрал в поисковике «сексуальные горничные», и этот сайт вышел первым, ‒ рассказал брат.

Я отобрала у него мышку и вернулась на главную страницу сайта. Конечно же, это была страница борделя с ролевыми играми. Осознав свой промах, Рокко лишь пожал плечами.

‒ Возможно, в их услуги входит и уборка, ‒ улыбнулся мужчина.

‒ А перед этим вы тут создадите еще большую грязь? И не нужна мне дома сексуальная горничная, главное, чтобы она хорошо работала, ‒ сказала я тоном сварливой мамочки.

‒ Я не хочу смотреть на тетушек, давай наймем красотку. Ну пожалуйста! — прохныкал брат.

‒ Отстань, Рокко, и займись уже каким-нибудь делом. Не хочу, чтобы ты сидел и наблюдал за работой горничной, как извращенец.

‒ Мне нечем заняться, у меня отпуск, а ты меня в свои тайные дела не посвящаешь, ‒ серьезно проговорил мужчина. Я знала, что он начинает подозревать меня в чем-то, но не решается заговорить напрямую.

‒ У меня нет никаких тайных дел, я просто работаю, ‒ я посмотрела на мужчину взглядом, который говорил, что разговор окончен, ‒ а сейчас мне нужно переодеться на встречу с коллегой.

Рокко обиделся и отвернулся к экрану. Узнай он о моем плане, сказал бы, что я сумасшедшая и должна немедленно прекратить. Но позже бы успокоился и даже поддержал, он всегда так делал, был на моей стороне, даже если я не права. Но мне не хотелось подвергать брата опасности, мне пока неизвестно, на что способны эти непредсказуемые богачи. Хотя одно известно точно: они способны на убийство.

С Леей мы встретились у спортивного бара. Коллега тоже решила принарядиться: на ней было узенькое платье розового цвета, обтягивающее внушительные мускулы. Никогда бы не стала ссориться с такой девушкой, она и врезать может.

‒ Отлично выглядишь, ‒ сказала я, изобразив восхищение.

‒ Спасибо, давно хотела надеть это платье, ‒ поблагодарила Лея.

Мы зашли внутрь и оказались в эпицентре тел, накачанных протеином и прочими анаболиками. Естественным образом добиться такой формы невозможно. Я выглядела здесь белой вороной, но Лея сразу взяла меня под свое крыло и усадила за столик. К нам подошел официант, и коллега сделала заказ за двоих.

‒ Часто ты здесь бываешь? — начала я разговор.

‒ Не очень, слишком далеко ездить из особняка, ‒ ответила девушка.

‒ Ты живешь в доме Олдфордов?

‒ Да, так же удобнее. Ты не хочешь переехать?

‒ Возможно, позже, когда налажу отношения с коллективом. Они не особо мне рады, ‒ озвучила я результаты своих наблюдений.

‒ Никто не любит новеньких, дай им время, ‒ посоветовала Лея.

Нам принесли протеиновые коктейли, и, сделав один глоток, я чуть не выплюнула все обратно. Однако, побоявшись обидеть новую подругу и получить от нее по челюсти, делала вид, что наслаждаюсь напитком.

‒ Значит, ты флорист, ‒ возобновила я разговор, и Лея кивнула, ‒ неожиданное для тебя занятие.

‒ Почему? А чем, ты думала, я занимаюсь в особняке?

‒ Чем-то более тяжелым, роешь землю, например, ‒ вырвалось из моего рта, и я уже приготовилась, что сейчас в него прилетит кулак.

Выражение лица Леи не выдавало никаких эмоций, видимо, девушка до конца не поняла, что я имела в виду. Она лишь издала короткий смешок и продолжила пить свой коктейль, а я благодарила высшие силы, что сегодня моя физиономия не пострадала.

Зато кое-кому повезло меньше. К нам подошел один качок и начал осуждать меня за тощую фигуру. Парень был слишком настойчив и никак не хотел уходить. Тогда Лея резко встала, схватила его за грудки и подняла в воздух. До меня донеся ее грозный шепот, призывающий наглеца оставить нас в покое. Но качок ничего не понял и начал ерепениться, за что получил от Леи по лицу. От мощного звука удара я даже вскочила со стула, а коллега спокойно вернулась на свое место и оправила платье.

— Ты в порядке? — обратилась я к моей защитнице.

— В полном. Мне с самого начала хотелось ему врезать: он похож на моего бывшего, — усмехнулась девушка.

— Ох уж эти бывшие, — закатила я глаза.

— У тебя тоже было болезненное расставание? Из-за этого ты стала много пить? — участливо спросила Лея.

Раз уж я решила расположить коллегу к себе, нужно использовать любые инструменты. Немного откорректировав историю со Стивеном, я рассказала флористке о нашей любви и расставании. Сейчас больше всего на свете хотела бы, чтобы Стивен, действительно, просто меня бросил, а не умер.

Теперь помимо работы горничной и уходе за приютом, у меня появилась еще одна забота — изучить дизайн и тонкости ремонта, чтобы не ударить в грязь лицом перед этим выскочкой мистером Олдфордом.

— Теперь ты решила нанять плотника? — удивленно спросил Рокко, когда домой доставили десятки книг про косметический ремонт.

— Нет, хочу обзавестись новым хобби, — цокнула в ответ.

Брат посмотрел на меня с сочувствием, наверное, он думает, что из-за смерти Стивена и одиночества у меня едет крыша. Но его подозрения и жалость не смогли спугнуть мой настрой. Внутри злость на Нейтана мотивировала и помогала ускорять процесс изучения научной литературы. Мужчина оказался настоящим манипулятором, даже его брат пошляк теперь выглядел безобидным душкой.

Забыв об отдыхе, я, почти не чувствуя усталости, шла на работу горничной на каком-то волшебном энтузиазме.

— Мисс Мендес, наш договор в силе? — сразу же встретил меня мой хозяин.

— Вы о ремонте вашей комнаты? Как раз сегодня буду ее прибирать, посмотрю, что можно сделать, — ответила я предельно равнодушно, чтобы не выдать себя.

— О, уже там были? Я давал указания Синтии, чтобы никто без моего разрешения этого не делал, — мистер Олдфорд сменил мягкий тон на более строгий.

— Прячете там особые игрушки? — выпалила, вспомнив многочисленную технику своего повелителя.

— Ханна, нужно читать меньше книг, а то фантазия помогает придумывать небылицы, — Нейтан оставался серьезным, а я не могла понять, что так сильно его уязвило.

— Вы меня не знаете! — больше разговаривать я не хотела, поэтому направилась к лестнице, ведущей на второй этаж. Пришлось пройти мимо мистера Олдфорда, потому что тот стоял на первой ступеньке, опираясь на перила.

— Вы меня тоже, — парировал мужчина и неожиданно схватил меня за локоть и немного прижал к себе.

Его фраза больше походила на рычание, а во взгляде пылал огонь. Секундное мгновение этой сцены длилось целую вечность, мы смотрели друг на друга, перебрасываясь телепатическими сигналами. Я уловила его запах: смесь фруктов и мяты. Мне хотелось вдыхать его снова и снова, чтобы распознать секретный феромон. Нейтан тоже не терял времени зря и разглядывал мои черты лица.

— Что здесь происходит? — послышался звонкий голос вездесущей Синтии.

Я не знала, как мы смотрелись со стороны, но ляпнула то, что пожелал мой пытливый ум.

— Мистер Олдфорд поскользнулся на лестнице, я помогала ему встать.

Мужчина слегка улыбнулся, напряжение между нами пропало, но все равно было ясно: это шутка даром мне не пройдет. Нейт освободил мою руку и я, как можно быстрее, ринулась наверх, чтобы не получить от Синтии новых указаний.

На самом деле, мне не говорили убирать в комнате хозяина, я хотела сделать это самостоятельно для очередного просмотра того самого порно и узнать, кто же все-таки его главный актер.

Попав в комнату господина, сразу заметила изменения, все оказалось прибрано: пыли, которую я неумело протерла в прошлый раз, не было и следа, коврик рядом с пуфиком для игр начисто надраен, а пол сверкал лоском и чистотой.

Видимо, здесь побывала нормальная горничная. Если бы я стала ею, то ушла сейчас в другую комнату, нуждающуюся в уборке, но мое женское любопытство не знало границ.

Намочив тряпки, сделала вид, будто сама причастна к порядку в этом месте. После разложила приспособления так, чтобы при необходимости к ним быстро подбежать. Сама же устремилась на поиски флэшки или другого оборудования, где могло быть пикантное видео.

Все попытки не увенчались успехом, запись пропала, как и моя возможность узнать, кто на ней.

— Ханна, чем вы занимаетесь? — раздался голос Нейтана, как гром среди ясного неба.

Хорошо, я держала в руках не только джойстик, но и тряпку.

— Прибираюсь в вашей комнате, — проворчала я.

Мужчина засмеялся. Когда на его лице была улыбка, мистер Олдфорд выглядел моложе, чем пытался казаться в остальное время.

— Спешу вас огорчить, но это не моя комната, — хозяин продолжал смеяться.

Не только мой язык — неконтролируемый орган, но и лицо иногда перестает мне подчиняться. Например, сейчас, на нем возникли гримасы разочарования и гнева.

— Я практически прочитал каждую мысль в вашей голове благодаря этим кривляниям, — продолжал посмеиваться Нейт.

— Рада, что позабавила. А теперь отведите меня в вашу настоящую комнату, — буркнула я обижено.

— Я же предупреждал: вход туда не для всех, — мистер Олдфорд перегородил одной рукой дверной проход.

— У меня пропуск, как у вашего личного помощника, — дерзко ответила, затем шмыгнула в коридор.

— Резонное замечание, мисс Мендес, — ему удалось обогнать мой быстрый шаг.

Мужчина прошел к одной из дверей и отпер замок, значит, я и правда не смогла бы попасть туда без его ведома.

— Здесь ваша обитель? — нервно задала ненужный вопрос от нагнетающей обстановки.

— Ханна, вы и так достаточно насмешили меня сегодня, теперь еще и эти фразочки восемнадцатого века. Хотите меня убить? — босс не переставал потешаться, но в тоже время отворил, наконец, дверь в свою комнату.

Я не успела на него обидеться, потому что увиденное слишком меня поразило.

Глава 6

По центру комнаты стояла огромная кровать, стилизованная под старину, с деревянными колоннами в викторианском стиле. Однако вместо восторга этот предмет мебели вызвал у меня ужас, потому что кровать оказалась сломана. Прекрасные деревянные элементы были повреждены, и рядом валялись щепки.

‒ С ума сойти! — воскликнула я и подошла к бедной кровати, поглаживая ее раны.

‒ Да, она немного испорчена, ‒ согласился Нейтан с моими эмоциями.

‒ Немного испорчена? Да вы ее убили! Как вы могли сломать такую красоту! — причитала я, одолеваемая жалостью к роскошному предмету интерьера.

‒ Мисс Мендес, я не понял, вы меня сейчас отчитываете? — голос хозяина звучал вежливо, но в нем чувствовался упрек.

Властный тон мужчины сразу вернул меня на землю, и я сжалась, как пристыженный щенок. Вместо эротических романов мне бы почитать руководство «Как научиться сначала думать, а потом говорить».

‒ Простите, мистер Олдфорд, ‒ извинилась я, робко поглядывая на Нейтана, ‒ я слишком близко приняла это к сердцу, потому что мой папа изготавливает мебель, и мне известно, сколько сил на это уходит.

Лицо хозяина смягчилось, и, могу поклясться, ему даже стало стыдно. И правильно, нечего развлекаться со своими подружками на произведениях искусства, могли бы использовать какой-нибудь китайский диван. Такие кровати предназначены только для сна!

Как бы не старалась думать в подобном русле, в голове уже во всю плясали жаркие образы, как мы с мистером Олдфордом предаемся страсти на этом разрушенном ложе. Чтобы прогнать их, я помахала рукой перед своим лицом.

‒ В чем дело? Вам нехорошо? — заволновался Нейтан.

‒ Все нормально, просто кто-то тут летает. Наверное, древесные мошки. У них же теперь нет дома, ‒ с укоризной сказала я и сразу хотела выбежать из комнаты, не удержав свой очередной выпад.

‒ Все, я уяснил, мисс Мендес, что я негодяй. И какое меня ждет наказание? — спросил мистер Олдфорд и резко опешил. Видимо, не в его стиле флиртовать с горничными, ‒ Я имел в виду, что могу помочь прибраться, раз уж так провинился, ‒ добавил он немного смущенно.

‒ Вы не обязаны помогать, это моя работа — убирать последствия бурных ночей господ, ‒ буркнула я.

‒ Господ, ‒ повторил услышанное слово Нейтан и рассмеялся, ‒ мисс Мендес, вы, точно, из этого века?

Я проигнорировала насмешку и начала уборку. Мистер Олдфорд не спешил уходить, а наблюдал за моими действиями. Вот сейчас он и догадается, что у меня нулевые клининговые способности. Внутреннее волнение становилось все больше, я, словно сдавала экзамен под контролем строгого преподавателя.

‒ Если хотите, я расскажу… ‒ сказал Нейтан, но я поспешила его перебить.

‒ У меня своя система уборки! Я проходила современные курсы и использую новые методики. Жизнь не стоит на месте, во всем должен быть прогресс, ‒ понесла я очередной бред.

‒ Верные слова, мисс Мендес, ‒ согласился хозяин, и я поняла, что он хотел рассказать мне вовсе не о правилах уборки.

‒ Простите, я вас перебила. Вы хотели что-то рассказать?

Нейтан снова посмотрел на меня непонятным взглядом. Наверное, мои перепады настроения вызывали в нем недоумение. Мне же пора научиться контролировать свои эмоции и слова. Если решила поиграть в шпионку, должна подобающе исполнять роль, а не зарождать подозрения.

Мне было сложно сдерживаться, потому что, хоть я и работала в сфере услуг, никогда не позволяла кому-то собой командовать. Здесь необходимо превратиться в послушную сотрудницу и ничем не выдать реального отношения к хозяевам.

‒ Я хотел рассказать, что произошло с кроватью, но лучше промолчу. Ваша фантазия сделает все за меня, ‒ усмехнулся мужчина.

‒ Да уж, избавьте меня от историй о ваших эротических забавах, ‒ попросила я.

‒ Вы интересная особа, мисс Мендес, ‒ улыбнулся хозяин сдержанной улыбкой, ‒ мне это нравится. И я придумал, как загладить вину перед вами за то, что расстроил разрушенной кроватью.

‒ Вы не должны заглаживать никакую вину. Я уже извинилась за свою эмоциональность, ‒ напомнила я.

‒ Все же позвольте кое-что предложить, ‒ мистер Олдфорд загорелся огнем

энтузиазма. Кажется, он гордился своей идеей, ‒ я закажу у вашего отца самую дорогую кровать! Что вы на это скажете?

Честно говоря, слова хозяина не произвели на меня впечатления, которое он ожидал, но в целом предложение можно было рассмотреть. Папа обожал свое дело, но чаще всего у него заказывали дешевую мебель из плохих материалов. С таким богатым заказчиком он сможет развернуть свой талант на полную.

‒ Вы все привыкли решать деньгами, правда? — не удержалась я от небольшого укора, ‒ Но мне понравилось ваше предложение, папа будет счастлив.

Прошло почти две недели моей работы в поместье Олдфордов. Если подвести итоги, за все это время я научилась вытирать пыль, мыть полы и окна. Ах, да, еще обзавелась подружкой-качком, к которой в жизни даже не решилась бы подойти. Все прекрасно, вот только пришла я в этот дом с совершенно другими целями, а вместо этого заигралась в роли горничной.

Теперь, каждый раз вспоминая Стивена, я представляла образ, где молодой человек хмурится, проводя свое время на небесах в угнетающей злости на меня. Он жаждет расправы, или, хотя бы, правдивых объяснений его гибели.

Мне сложно вспоминать тот день, когда видела любимого последний раз. Накануне Стивен взялся за ремонт дома, где проживала семья буржуев. Мужчина не любил таких людей, часто осуждал за незаслуженные ими роскошь и богатство. Наверно, его мнение за долгие годы отношений перешло и ко мне.

В роковой для нас обоих день ничего не предвещало беды. Мы сходили на пикник и погуляли с парочкой пекинесов, найденных волонтерами на трассе. Бедолаг кто-то привязал к дорожному столбу и уехал. Подобные истории я воспринимала слишком близко к сердцу, поэтому Стивен предложил погулять с собаками, оказав им и мне особое внимание.

Я чувствовала бесконечную благодарность и любовь к молодому человеку, поэтому день, проведенный с ним, пролетел незаметно. Единственная странная вещь, случившаяся с нами в тот момент, — звонок среди ночи от его работодателей.

— У мажоров стряслось что-то на вечеринке, — объяснил Стивен, стремительно собираясь.

— А ты здесь причем? — не поняла я спросонок.

— Какая-то серьезная поломка, — пожал плечами мужчина, поцеловал меня в макушку и уехал на работу.

Еще тогда мне показалось все это очень странным, ведь мой парень был строителем, а не ремонтником по вызову. Той ночью Стив так и не вернулся домой, утром позвонили из полиции и сообщили о несчастном случае, но что конкретно случилось и при каких обстоятельствах, я до сих пор не знаю.

Для этого я и устроилась в тот самый дом, где моего любимого таинственным образом убили. Теперь, прогуливаясь по поместью Олдфордов, представляю различные варианты произошедшего. Может, Стивен стал свидетелем грязных делишек одного из братьев? Или этот Ганнибал дворецкий впал в свой немой транс и что-то сделал с бедным парнем.

На мои вопросы могли ответить только обитатели особняка, одними из которых являлись слуги, жаль я до сих пор не смогла наладить с ними связь. А что, если разговорить Джейсона? Он достаточно болтлив, если его хорошенько завести. Правда, я давно не видела мужчину. Вдруг он закрылся в комнате с Леей или охмуряет другую девицу?

Поиски младшего Олдфорда привели меня в гостиную, где я не ожидала увидеть его матушку. Женщина в гневе металась по холлу, переставляя букеты с цветами в другие места.

— Ханна, здравствуй! Уже освоилась? — спросила миссис Олдфорд в пылу своего нервного припадка, попутно отбрасывая несвежие лепестки от цветочных ножек.

— Да, уже чувствую себя почти, как дома. Простите, но что вы делаете? — спросила я осторожно.

— Исправляю недочеты Леи, она, что, влюбилась? Перепутала все составляющие букета, — буркнула хозяйка.

— Если только в одного из ваших сыновей, — не подумав, ответила я.

Миссис Олдфорд ту же прекратила заниматься уничтожением бедных цветов и посмотрела на меня с выпученными от ужаса глазами.

— Только не говори, что в Нейтана? Тогда мне жаль бедную девочку, — произнесла она, с замиранием ожидая моего ответа.

Я очень удивилась ее реакции, ведь, по моему мнению, влюбиться в Джейсона куда опаснее.

— На самом деле, сказанное мной, не серьезно. Просто видела их с Джейсоном пару раз вместе, — попыталась я оправдаться.

— Ах, вот почему этот негодник опять куда-то уехал. Сбежал, как и всегда, — миссис Олдфорд расплылась в облегченной улыбке, а, мне наконец-то, стало ясно отсутствие главного развратника в доме.

— Сыновья часто к вам приезжают? — намеренно продолжила я разговор, чтобы выведать как можно больше информации.

— Скорее, я к ним. Видишь ли, мой отец серьезно болен. Он основатель семейной корпорации, благодаря которой у всех наших родственников появилась стабильная работа и основной доход.

— В том числе, у Нейтана и Джейсона? — я перебила женщину от нетерпимости.

— Нет, они, как раз, белые вороны, отказавшиеся от богатств.

Я не до конца понимала, о чем говорит госпожа, ведь оба мужчины купались в деньгах.

— Джейсон до сих пор ведет разгульный образ жизни, кочуя со своими друзьями по миру на трейлере, словно бродяга, а вот Нейту пришлось отказаться от своей мечты развиваться самостоятельно.

— Почему? — снова перебила я, но женщине будто нравилась моя увлеченность историей, поэтому она даже не обиделась, а, наоборот, продолжала рассказ.

— Нам с мужем пришлось переехать к моему папе, чтобы заботиться о нем и быть рядом, а Нейтана дедушка слезно умолял встать у руля компании. Поэтому он переехал в этот дом, чтобы быть ближе к офису.

— Они были дружны?

— Да, я всегда завидовала их сплоченности. С детства мой отец брал внука на охоту, чтобы воспитать настоящего мужчину. Затем эти увлечения переросли в постоянное пребывание вместе. Казалось бы, взрослый человек и ребенок, но им всегда было весело и интересно друг с другом. Я уважаю своего старшего сына за то, что он ради старика пошел против своих убеждений, — в глазах миссис Олдфорд блеснули слезы.

Мне хотелось еще о многом спросить ее, например, чем же занимался Нейт до того, как стать богатым управленцем, где он жил и есть ли у него жена.

Последний вопрос почему-то слишком остро меня задевал. После рассказов его матери я по-другому начала воспринимать этого мужчину. Даже моя неприязнь за самовлюбленный алтарь из фотографий и наград теперь воспринимался иначе. Не сам Нейт его сотворил, а всего лишь миссис Олдфорд была настолько горда сыном, что попыталась сделать все, чтобы убедить и его в уникальности, которой он обладал.

Если я так легко заблуждалась на этот счет, может, и сейчас слишком рано сделала выводы? Стивен погиб от чьей-то руки в этом доме, и мне не стоит забывать о своем долге перед любимым.

— Знаете, миссис Олдфорд, мне кажется, вам нужно развеяться. Когда я устраивалась к вам на работу, то была наслышана о вечеринках в этом доме, — начала я невинным голоском.

— Ты серьезно, Ханна? О наших скромных посиделках знает вся округа? — залепетала женщина, выдавая свое польщенное самолюбие.

— Скромными их, точно, никто не называл, — подливала я масло в огонь.

— Ты права! С этими заботами я совершенно забыла о светской жизни. Но предупреждаю: подобной идеей ты обрекла себя на помощь мне во всем. Завтра же познакомлю тебя со второй горничной, и вы обе временно станете официантками на моей грандиозной вечеринке! — провозгласила моя начальница.

Глава 7

Из-за моих до конца необдуманных манипуляций я обрекла себя на пребывание на вечеринке, вот только не в качестве тайного шпиона, а официантки. Те, кто не сталкивался с этой профессией, сказали бы, что и так возможно разузнать или подслушать разговоры, притворяюсь занятой. На самом деле, все выглядит совершенно иначе.

Миссис Олдфорд нашла для меня и моей новой подружки, второй горничной, профессионала по обслуживанию, чтобы тот выдрессировал нас для предстоящего мероприятия. Мы научились сервировать столы, правильно подавать закуски и напитки, а также держать спину прямо.

Джулия, так звали мою соратницу по новым навыкам, интересовал только наш учитель — светло-русый широкоплечий Пьер. Он выглядел слишком манерным, поэтому не привлек мое внимание. Пока подруга отвлекалась на учителя, я витала в облаках при даже малейшем появлении Нейтана. Он проходил мимо помещения, где нас обучали, и украдкой бросал взгляд на все происходящее в целом, не фокусируясь на ком-то одном.

В голову пришла мысль, что мужчина никогда не увидит во мне кого-то большего, чем обслугу. С другой стороны, с каких это пор для меня стало это важным? Единственное, что должно меня волновать, ‒ секреты, которые узнаю благодаря этому вечеру.

Миссис Олдфорд решила устроить вечеринку в стиле «Мулен Руж», нам выдали соответствующую форму: коротенькие юбочки из перьев и неудобные корсеты. Повара уже с ночи приступили к готовке, декораторы украшали холл и зону приема гостей. Нигде не было видно Леи, ее обязанности выполняла другая девушка, более женственной внешности.

‒ Волнуешься? ‒ спросила Джулия, увидев, как я перетаптываюсь с ноги на ногу, высматривая первых посетителей светской вечеринки.

‒ Немного, ты уже привыкла к подобным тусовкам богачей? ‒ спросила непринужденно, но, на самом деле, жутко переживала, что своей неуклюжестью привлеку внимание потенциальных свидетелей или оплошаю как-нибудь по-другому.

‒ Меня привлекают к этому впервые, обычно вся работа заключалась в подготовке комнат для гостей или для девушек мистера Олдфорда, ‒ ответила горничная, пока я пребывала в легкой задумчивости.

Дурман мыслей тут же был разрушен, как я услышала про девушек и моего хозяина, вот только про кого именно говорила Джулия? Мне не суждено было узнать это, потому что на кухню ворвалась миссис Олдфорд с криками, что заканчивается шампанское. Она послала меня в погреб, где хранился внушительный запас алкоголя.

Спускаясь вниз, я услышал странные звуки, а, блуждая по отделам, не могла сразу найти необходимо шампанское, за которым меня отправила госпожа. Возможно, сосредоточиться было не так просто, потому что шорохи становились четкими и различимыми благодаря подвальной акустике. Кто-то прямо здесь занимался сексом!

Интуиция приказала присесть, пусть погреб и был внушительных размеров, но боязнь оказаться обнаруженной засела внутри меня.

‒ Ханна, что вы здесь делаете? — шепот в таком месте превращался в разговор на обычных тонах.

‒ Мистер Олдфорд, я боялась помешать вам заниматься сексом, ‒ паника подступила горлу и заставила меня говорить то, что думаю.

‒ Я похож на человека, который вынужден заниматься сексом в грязном подвале?

‒ Тогда зачем вы здесь? Наблюдаете? ‒ я не видела выражение лица своего хозяина, но чувствовала его возмущение моими необдуманными фразами.

‒ Прячусь от тетушки Дейзи под предлогом поиска вина. Она уже изрядно напилась, а в таком состоянии всегда лезет целоваться, ‒ пояснил мужчина.

‒ Сколько же лет вашей тетушке? ‒ хихикнула я, как только представила всю эту картину.

‒ Столько же, сколько всем этим винам вместе взятым, ‒ буркнул в ответ Нейт, видимо, картинка в его голове не была такой забавной, как моя.

Я решила больше не играть на оголенных нервах мистера Олдфорда, поэтому, попросив помощи в поиске шампанского, быстро сбежала из развратного погреба.

Нейтан вышел почти сразу же после меня. Захотелось внимательнее рассмотреть его, вдруг мужчина соврал, и на самом деле развлекался среди бутылок. К моей радости, странным образом возникшей в душе, господин выглядел с иголочки: никакого потрепанного вида, взъерошенных волос или помятой одежды. Мне даже захотелось представить, как преобразилась бы внешность этого красавца, будь он чуточку развязнее. С другой стороны, его развратная копия ‒ это Джейсон.

‒ Почему ты так долго? ‒ спросила Джулия.

‒ Прости, не могла найти нужную бутылку, ‒ призналась я, почти честно.

Не хотелось портить отношения еще и с ней, но девушка моментально изменилась в лице и уже приветливо улыбалась.

‒ Хватай подносы с канапе, все гости в сборе.

Я тут же среагировала, и через минуту мы уже обслуживали десятки наряженных персон. Миссис Олдфорд была в центре внимания, принимая подарки даже без праздничного повода. Ей не хватало только трона, как в «Игре Престолов», или ручных драконов Тхалиси, чтобы совсем затмить всех присутствующих.

Люди, вручившие презенты, тут же разбредались на маленькие кучки, обсуждая насыщенные сплетни и новости, прикусывая все это едой, принесенной нами с Джулией. Мои глаза отказывались подчиняться и запоминать гостей, все были на одно лицо.

— Сейчас будь внимательнее, мы понесем еду одной отвратительные дамочке, миссис Спенсер.

— А что с ней не так? — спросила я, готовясь к худшему.

— Она вроде расистки, только ненавидит не другие национальности, а слуг, — пояснила Джулия.

Меня удивила подобная характеристика, поэтому идти к богачам стало еще нервознее. На ватных ногах я подошла к женщине, на которую указывала моя подруга. Миссис Спенсер сидела в окружении мужчин, веселя их историями. Рыжие волосы, убранные в прическу, все равно выбивались по бокам. Кожу женщины можно сравнить с молоком, такая же белая и ровная. Тонкие губы накрашены коричневой помадой, немного смазанной по краям. Весь ее вид кричал о богатстве и высоком положении в обществе, но злости и агрессии не было и следа. Только подойдя ближе, я поняла, как поспешила с выводами. Женщина сверкнула глазами и прошипела подобно змее.

— С каких это пор таких вызывающих девиц берут в качестве обслуги?

Я потерял дар речи, в этот же момент, конечно, как назло, все присутствующие замолчали и уставились на меня.

— Она еще и недоразвитая! Неси напитки, сколько можно ждать?

Лицо горело. Я не могла осознать, что подобный выпад опозорил всю мою честь. Нейтан делал вид, что не замечает ни меня, ни сложившейся ситуации. И почему я ждала, что мужчина за меня заступится?

Отдав содержимое подноса, как можно быстрее ринулась на кухню, где дала волю слезам.

— Думала, мои предупреждения сработают, — усмехнулась по-доброму Джулия, застав за истерикой.

— Я даже не успела ничего сделать, а она…

— Ханна, поверь мне, ты здесь ни при чем. Карга Спенсер зла на весь мир за свою дочь, которая та еще шлюшка.

— А где она? — мне сразу вспомнилось, как кто-то занимался сексом в погребе. Может это та самая дочь?

— Ее давно никто не видел. Одни только сплетни о ссорах Спенсеров между собой. Бывает, они с мужем кричат так, что слышно в этом доме.

— Разве эта ведьма живет неподалеку? — удивилась я.

— Ты еще не в курсе? Она лучшая подруга нашей хозяйки, и по совместительству соседка.

На моем подносе остался последний бокал шампанского, который я собиралась доставить названному адресату, а после немного походить без дела, наблюдая за гостями. Возможно, мне удастся выяснить, кто еще был причастен к преступлению.

Мой план был нарушен, когда кто-то схватил с подноса бокал. Я с ненавистью повернулась в сторону вора.

— Привет, любительница помыться в чужом душе, — расплылся в ухмылке Джейсон.

Он был одет так, словно только что вышел от стилиста: белая рубашка под серым жилетом, такого же цвета галстук, удлиненный пиджак и зауженные брюки, дополнял образ довольно смелый, на мой взгляд, аксессуар.

— Зачем ты напялил шляпу? — с ходу спросила, неодобрительно косясь на предмет синего цвета на голове мужчины, затем подумала, что проявила излишнюю вольность и решила исправиться, — Точнее, вы.

— То есть в своем вопросе ты посчитала бестактностью только обращение на «ты»?

— засмеялся Джейсон.

— Извините, — буркнула я, — вы забрали бокал шампанского, который я несла мистеру Эвансу, и я немного разозлилась.

— Не поверю, чтобы в доме закончилось шампанское. Или ты хотела поскорее закончить работу, чтобы сбежать на тайное свидание? Кто это? Неужели кто-то из гостей? — младший Олдфорд лукаво поиграл бровями.

— Сомневаюсь, что богачей интересуют обычные горничные, — сказала я.

— Меня интересуют, — подмигнул Джейсон и отпил из бокала, — а шампанское мистеру Эвансу больше не носи, алкоголь плохо на него влияет. В прошлый раз он напился и приглашал меня на обнаженную фотосессию. Я понимаю, что сложно устоять перед таким телом, но он все-таки старинный приятель бабушки, это выглядело бы неуместно.

— Никак не могу это прокомментировать: я вашего тела не видела.

— Какая мастерски завуалированная просьба! — сразу же загорелся мужчина, хотя я не на что не намекала, а просто ляпнула, как всегда, не подумав, — У меня вот какая идея: в следующий раз в душе буду мыться я, а ты внезапно зайдешь и все увидишь. Так будет справедливо. А потом можем помыться вместе, — Джейсон начал тянуть ко мне руку, чтобы приобнять за талию, но я сразу же его остановила.

— А вы еще более бестактны, чем я, — заметила я, отстраняя руку мужчины.

— А зачем притворяться, если мы уже выяснили, что тактичность — не наша черта, — хитрая ухмылочка не сходила с лица младшего наследника.

— Простите, мне нужно работать. Надеюсь, вы тоже найдете себе занятие и того, с кем помоетесь в душе, — я одарила Джейсона фальшивой улыбкой и направилась к бару, чтобы взять новый бокал шампанского. Если мистер Эванс попросил алкоголь, я должна выполнить заказ. Сегодня исполняю приказы гостей, а не лично младшего Олдфорда.

Сбежать для наблюдения мне так и не удалось, потому что настал час закусок, а потом других закусок, десерта и всего прочего. Через некоторое время я уже еле стояла на ногах, а вечеринка даже не приближалась к концу. Гости еще больше разгорячились, стали наглее и развязнее, многие мужчины начали опускать в нашу сторону пошлые комплименты.

— Сколько это еще будет продолжаться? У меня скоро ноги отвалятся, — пожаловалась я Джулии.

— Если хочешь, можешь пойти немного посидеть, затем поменяемся, — предложила девушка.

— Но если Синтия увидит, как я рассиживаю, она меня убьет!

— Я знаю одно укромное место, — заговорчески сказала коллега.

Так я оказалась на небольшой козетке, спрятанной за напольными вазами с цветами. Идеальное место для отдыха и наблюдения, ощущала себя шпионом, спрятавшимся в кустах. Однако радость оказалась недолгой.

— Что ты здесь делаешь? — послышался голос. К счастью, это была Лея, а не Синтия. Насколько я помню, мы стали почти подругами, и девушка не должна заложить меня управляющей.

— Я очень устала и спряталась, чтобы немного отдохнуть, — честно призналась я.

Лея сочувственно на меня посмотрела и присела рядом. Затем девушка достала из сумочки фляжку и протянула мне.

— Это тебе поможет, — сказала флористка.

— Нет, я же на работе, — помотала я головой, — и зачем тебе это? Ты же не пьешь алкоголь.

— Это энергетик, — улыбнулась Лея, — и ты, как я вижу, сейчас в нем очень нуждаешься.

Девушка была права, как никогда. Еще немного, и я, точно, засну, упав на какого-нибудь важного гостя. Выхватив у Леи фляжку, начала жадно пить, потому что помимо усталости испытывала и жажду.

— Как вкусно! Спасибо, — поблагодарила я, вернув бодибилдерше пустой сосуд. Пора признаться, что чувство меры у меня отсутствовало. Надеюсь, мой поступок не разозлит девушку, а то я до сих пор опасаюсь, что смогу от нее схлопотать.

— Да не за что, — улыбнулась Лея, и я не поняла, разозлило ее, что я выпила все, или нет.

Еще немного посидев, вернулась на рабочее место. Теперь настала очередь Джулии отдохнуть. Мне пришлось одной стоять, как изваянию, и держать поднос с бокалами. Внезапно голова начала немного затуманиваться, видимо, я, правда, переработала.

Ко мне подошла компания мужчин преклонного возраста, в которую входил и мистер Эванс. Они были уже достаточно пьяными, но все равно хватали бокалы с шампанским. Их движения не отличались осторожностью, поэтому приходилось твердо держать поднос, чтобы ничего не уронить.

Голова все больше затуманивалась, а тело становилось ватным, словно наступило опьянение. Неужели энергетик производит такой же эффект, как и алкоголь? При очередном бесцеремонном движении одного из гостей я не смогла контролировать свою руку и уронила поднос. Раздался звон, а брызги шампанского полетели на дорогостоящие костюмы противных стариков, в том числе и на мистера Эванса.

Богачи покрывали меня нелестными словами, очищая свою одежду салфетками. Мне оставалось лишь извиняться, но внутри бурлила ярость: они сами виноваты, что я уронила поднос, нечего было хватать бокалы, как дикарям.

— Посмотри, что ты наделала, — отчитывал меня мистер Эванс, указывая на свой костюм, — что же нам с тобой делать, милочка?

— Пожаловаться на нее администратору, что же еще, — проворчал другой старик.

— Кажется, я придумал более щадящее наказание, — усмехнулся мистер Эванс, подошел ко мне и положил свою руку на мои ягодицы, — повеселишь нас, красавица?

Мне стало противно от слов наглеца и всех этих мерзких богачей. Непонятное опьянение придало мне смелости, и я отбросила руку старика от себя и посмотрела на него с омерзением.

— Какие мы строптивые, — загоготал один из компании.

— К счастью, я знаю, как усмирять женщин, — заявил мистер Эванс и загоготал.

— Разве? А я слышала, что вам больше нравятся мальчики, — уверенно сказала я.

Насмешливое настроение старика не изменилось, его совершенно не шокировали мои слова. Они смотрелись просто как защитная реакция обиженной прислуги.

— Вы никогда не задумывались, почему он устраивает мужские обнаженные фотосессии? — обратилась я к приятелям мистера Эванса, используя полученную от Джейсона информацию.

Улыбка на лице моего обидчика стала меньше, он все еще посмеивался, но смотрел на друзей стыдливо. Они, кажется, тоже зацепились за мой вопрос и начали рассуждать на эту тему.

К нам подбежала Синтия и, больно схватив меня за локоть, отвела в сторону. Управляющая была в бешенстве, видимо, ей доложили о моем промахе.

— Что ты натворила, Мендес? — прошипела женщина.

— Нечаянно уронила поднос, — ответила я.

Синтия вдруг резко наклонилась ко мне и принюхалась, затем сморщила нос и посмотрела на меня в изумлении.

— Ты, что, пила?! — возмутилась управляющая.

— Только энергетик.

— Что ты мне врешь? От тебя разит алкоголем! — кричала Синтия, — Немедленно убирайся из этого дома! Пить на работе, уму непостижимо!

Управляющая толкнула меня в спину, смысла перечить ей не было, поэтому я пошла собираться домой. Оценив свое состояние, и сама пришла к выводу, что во фляжке был совсем не энергетик. Получается, Лея меня подставила.

Глава 8

После позора, обрушившегося на мои плечи из-за предательства Леи, идти в дом Олдфордов совсем не хотелось. Я даже вбила в Интернете координаты улица с десятками домов богачей по соседству, выбирая в какой из них, если что, просится на работу, когда мои нынешние хозяева выгонят за дебош. Но в душе больше угнетала мысль о гадком поступке девушки, который не так давно доверилась. Что сподвигло ее так со мной поступить? Еще предстоящий гнев мистера Олдфорда подпитывал страх, умножая его на миллион. Когда люди кричат, я резко превращается немую рыбу, хлопающую глазами и шевелящую губами в попытке найти оправдание. Вспомнив пару таких моментов, написала на ладони подсказку, как в школе, чтобы прибегнуть к разуму в минуту его выключенного режима.

Дверь открыл мерзкий дворецкий. Уголок его рта слегка дернулся, и вслед за этим все лицо перекривилось.

‒ Что с вами? ‒ буркнула я тут же, увидев странную гримасу мужчины.

‒ Предвкушаю, как вылетишь отсюда. Синтия решила не разбираться с вами лично, а передать все мистеру Олдфорду, ‒ проговорил дворецкий, продолжая изображать пародию на ухмылку.

Мне захотелось послать напыщенного проныру, но сдержала порыв, чтобы не привлекать к себе и без того уже обостренное внимание. Нервы бурлили внутри, подобно воде в накалившемся котловане. Хорошо, что краснеть не в природе моего тела и кожи. Благодаря этому гнев остался видимым только мне.

В такие секунды вспоминаю, как с детства просила маму сделать генетический тест, убежденная, что в моей крови гены латиноамериканцев или испанцев. По моим белокурым волосам вряд ли кто-то подумал бы о подобном, но до тех пор, пока не узнают мой нрав изнутри.

Свою работу я начала с места, где чаще всего работала Лея: на веранде. Мне хотелось встретиться с предательницей лицом к лицу, но девушка будто играла со мной в прятки, и даже в излюбленном месте отсутствовала. Цветы также выдавали исчезновение хозяйки: они выглядели пожухшими и пересушенными.

‒ Кто дал распоряжение приступать к работе? Для начала тебе предстоит разговор с Нейтаном. С мистером Олдфордом, ‒ быстро исправилась грозная Синтия, ‒ или ты втихаря здесь попиваешь? ‒ добавила она, принюхиваясь своим длинным носом.

‒ Синтия, в тот вечер произошло недоразумение, Лея меня напоила, ‒ начала я свое оправдание.

‒ Вот тебе мой совет: для господина подготовь оправдание получше. Лея уволена лично миссис Олдфорд еще за несколько дней до вечеринки, ‒ гаркнула Синтия и удалилась, оставив меня в разрушительном недоумении.

Неужели девушку уволили из-за моих слов о флирте с Джейсоном? Что тогда будет со мной, ведь младший Олдфорд открыто заигрывает и даже пристает ко мне. Если удастся выйти из этой передряги, постараюсь держаться подальше от главного мачо этого дома.

Раз Нейт ожидает меня, не буду еще больше нервировать строгого мужчину. Постучав в дверь кабинета, я мысленно перебирала все молитвы, наивно надеясь, что они меня спасут от предстоящего выговора. Никто не ответил, тогда я взяла остатки смелости в кулак, шагнув без разрешения через порог.

За столом хозяина сидела уже знакомая мне брюнетка, я видела ее на видео и на первом собрании, где меня чуть не распяли. Девушка была одета в коротенькое платье сочного алого оттенка.

‒ Что тебе нужно? ‒ грубо цокнула брюнетка, будто мы уже давно знакомы и когда-то перешли на «ты».

‒ У нас с мистером Олдфордом серьезный разговор, а вы, собственно, кто? ‒ я нахмурила брови, вдобавок сжала руки на груди, выражая полный протест.

‒ Не считаю нужным отчитываться перед уборщицей, ‒ буркнула девушка, даже встав от возмущения.

Почему она так говорит обо мне, если сама живет в крыле с остальным персоналом?

‒ Линда, я думал, ты уже ушла, ‒ бархатный голос Нейтана разрядил напряжение.

‒ Нет, задержалась, чтобы поставить на место твою горничную, ‒ ответила брюнетка новым голосом, более тонким и мягким.

‒ Это не входит в твои обязанности, с мисс Мендес я разберусь лично, ‒ пресек гадюку мой господин, а я бросила победный взгляд на противницу, которая все же оказалась одной из слуг.

‒ Линда ваша…, ‒ дала возможность мистеру Олдфорду продолжить мою фразу, когда брюнетка удалилась.

‒ Она моя помощница. Что-то не так, Ханна?

‒ Просто выглядит как блудница, ‒ выпалила я, уже как обычно.

‒ Блудница? Интересное замечание, ‒ Нейтан сменил строгий взгляд на более приветливый и даже добрый.

‒ Мистер Олдфорд, я хотела поговорить о вечеринке, где я плохо себя вела. Но это не мой вираж, винтаж, вина! Не моя вина!

Проклятые руки вспотели от волнения и чернила предательски потекли, заставив только догадываться, о чем я хотела сказать, когда писала все это.

‒ Вы читаете с ладони? ‒ мужчина изначально шел к своему креслу, но остановился на полпути, недоуменно глядя на меня.

Я, конечно же, попыталась спрятать руки за спину, как маленький ребенок, но для Нейтана это не стало преградой. Он решительно двинулся в мою сторону, позволяя вновь ловить таинственные ароматы парфюма, подобные дурману, который мгновенно опьянял.

‒ Покажите, что у вас там? ‒ строго приказал мужчина.

Мне почему-то сразу захотелось подчиниться, поэтому уже через секунду синяя от очернил ладошка была в сильных руках моего господина.

— Неудивительно, что вы не разобрали, что здесь написанное: почерк, будто курица лапой провела, — засмеялся мужчина и в этот момент был похож на подростка.

— Спасибо, — проворчала я, выдернув руку.

— Ханна, у меня нет цели вас обидеть.

— Только отругать за выходку? — осторожно спросила я.

— Нет, хочу дать вам выходной, — сказал хозяин. От неожиданности этого заявления я открыла рот.

— Уверены? Я же, по словам Синтии, напилась, — произнесла я неуверенно.

— Если бы на меня наорала миссис Спенсер, а потом схватил за задницу мистер Эванс, я сделал бы и не такое, — усмехнулся мужчина, похоже, говоря серьезно. Не успела ответить, как Нейт продолжил, — вот только больше подобных шалостей я не потерплю! Свой выходной вы проведете со мной. Хочу, наконец, приобрести кровать. Предупредите вашего отца о нашем приезде!

Предложение мистера Олдфорда провести вместе выходной меня до смерти напугало. Что если мужчина узнал, кто я такая и ради чего устроилась на работу, и он задумал коварный план? Вывезет меня в неизвестную местность и убьет, а труп зароет в землю.

В таких страшных мыслях прошла дорога домой. Рокко сразу же заметил мое непонятное состояние и предложил крепкого чая.

— Теперь расскажи, что случилось, — попросил брат, терпеливо дождавшись, пока я сделаю несколько глотков.

— Просто устала на работе, — сказала я полуправду.

Должность горничной меня, действительно, изматывала. Это тебе не просто походить, поводить руками в разные стороны, параллельно мороча людям голову, какой прекрасный дом они могут приобрести. Теперь я этот самый дом мыла своими руками и перестала считать его таким уж прекрасным.

— Мне обидно, что ты утаиваешь от меня правду, — надулся Рокко, как в детстве. Несмотря на то, что он был страшим, вел себя всегда, как обидчивая шмакодявка. Мне всегда нравилось над ним подтрунивать.

— Ты тоже до сих пор не рассказал мне, почему перестал общаться с папой, — пошла я в наступление, потому что эта тема все еще меня волновала.

— Наши взгляды разделились, вот и все, — уклончиво ответила мужчина.

Они перестали общаться год назад, хотя до этого Рокко был для отца светом в оконце. И как бы я не допытывала, ни один, ни другой не рассказывали, что послужило причиной конфликта.

— А еще меня обвиняешь в скрытности, — фыркнула я.

— Хорошо, если я расскажу, ты сделаешь то же самое? — спросил брат после некоторой паузы. Он смотрел на меня в ожидании и поглаживал бороду, словно в этот самый момент заключал самую важную в своей жизни сделку.

— Договорились, — согласилась я, хотя, конечно, не собиралась рассказывать свой секрет. Иногда лучше промолчать, чтобы не втягивать близких в неприятности.

— Он не поддержал меня во время развода и встал на сторону Клео. Не удивлюсь, если они до сих пор общаются.

— И это все? — поразилась я, — Что за ребячество, Рокко? Папа просто очень трепетно относился к Клео, как и мы все, поэтому твое заявление о разводе стало шоком. Что ты такое натворил, что она от тебя ушла?

Рокко повернулся ко мне спиной и стал заваривать кофе. Это его любимый метод убежать от разговора — сделать вид, что сильно занят чем-то другим. Мне не хотелось играть в эти детские игры, поэтому поднялась из-за стола, чтобы отправиться в свою комнату.

А я хотела попросить его поехать со мной на фабрику отца вместе с Нейтаном для безопасности. Теперь, если меня убьют, это останется на его совести.

— Эй! Ты не выполнила свою часть обещания! — крикнул мужчина, неожиданно оторвавшись от своего крайне важного занятия.

— Ты рассказал не всю правду, это не считается, — заявила я.

Брак Рокко и Клео был для меня идеальным примером отношений. Мне хотелось походить на них, и, встретив Стивена, я мечтала, чтобы мы дружили семьями, и наши детишки играли вместе. Однако судьба не собиралась прислушиваться к моим пожеланиям, она не только развела моего брата с женой, но и отобрала у меня любимого.

Глава 9

Неожиданное заявление мистера Олдфорда о выходном, да еще и совместном, не дало мне возможности заснуть. Я не до конца понимала его намерений. Может, мужчина чувствует вину, что позволил всем на вечеринке издеваться надо мной? Или, правда, так нуждается в кровати, что готов провести целый день в моем обществе. Да и мысли о коварном плане расправиться со мной не давали покоя.

Еще одной проблемой, нависшей над головой, было знакомство Нейтана с отцом. Папа не в курсе смены моей рабочей деятельности, как и того, что я немного отошла от страданий по Стивену. Каждый раз при встрече или телефонном разговоре я слышала от него слова поддержки и незримое ободрение. Только сейчас поняла: за месяц, проведенный в поместье Олдфордов, почти не было возможности грустить или жалеть себя. Внутренняя сила возрастала с каждым днем, и мне нравилось видеть себя такой.

Вот только, как объяснить это отцу. Генри, так звали нашего с Рокко папу, всегда являлся представителем консервативных взглядов, где целомудрие и пуританство в чести. Однажды я застала его за просмотром документального фильма, где рассказывалось, как в одной деревушке недалеко от Канзаса, в пятидесятые годы, было введено правило: за ложь и сквернословие девушкам зашивали рот. Отец чуть не хлопал в ладоши, восторгаясь подобным обычаем.

После этой истории можно подумать, что мой папа весьма кровожадный мужчина, но он просто не любил бесчестия и требовал от каждого, в том числе от собственных детей, благоразумия в семейной жизни.

Именно из-за этого Рокко всегда занимал место любимца со своим браком, а я получила признание, только встречаясь со Стивеном на протяжении долгих лет. Папа даже откладывал деньги на нашу свадьбу. После смерти Стивена я разрешила потратить их на приобретение нового станка по изготовлению мебели. Отец создал целую партию кроватей под названием: «Ханна Банана», так он называл меня с детства, поэтому надеялся зародить в моей душе трепет воспоминаний, и хоть на немного вытеснить скорбь. Я благодарна ему за эти попытки, но после всего чувствую еще большую ответственность перед знакомством отца с моим боссом.

С Нейтаном мы встретились возле производственного цеха папы.

‒ Я сперва даже не узнал вас, мисс Мендес, ‒ галантно произнес мужчина.

Это наша первая встреча вне пределов особняка. Я распустила длинные волнистые локоны, нанесла дневной макияж, а в качестве наряда выбрала ситцевую юбку и белый топ, подчеркивающий грудь. В мыслях не желала выглядеть сексуально, но все вышло само собой. Мистер Олдфорд также отличался от привычного образа строгого босса: на мужчине были темные джинсы, кроссовки и поло.

‒ Предупреждаю сразу: отец не любит снобов. Представлю вас, как старого знакомого, ‒ объявила я открыто.

‒ Даже не знаю, на что обидеться в первую очередь: на сноба или намек о старости, ‒ засмеялся мужчина.

Я не первый раз замечала, что вызываю у Нейта смену настроения. Когда мы встречаемся, то он строгий господин, но стоит мне открыть рот, как властный босс превращается в юношу. Видимо, вынужденная должность руководителя требует быть серьезным. Эти перемены вызывают у меня врожденное любопытство, которое просыпается перед загадкой. Хотелось бы узнать, что на самом деле у мужчины на уме. Может, папа сумеет его раскрыть.

Генри уже встречал нас в холле производства. Седые волосы выбивались из-под кепки, он носил ее козырьком назад. Рабочий костюм ярко-зеленого цвета кое-где порван, но в целом папа выглядел современно.

‒ Нейтан? Ханна рассказывала о тебе. Работаешь литейщиком на заводе по соседству? ‒ отец протянул руку обескураженному мистеру Олдфорду.

Тот неуверенно кивнул, а после перевел взгляд на меня. Я же глупо улыбалась, притворяясь дурочкой.

‒ Рад знакомству, мистер Мендес? ‒ вежливо поприветствовал мой господин.

‒ Нет, Мендес ‒ девичья фамилия моей жены. Ханне никогда не нравилось быть Рочестер, поэтому в восемнадцать лет предала наш род, перейдя на сторону матери, ‒ поделился давнишней обидой Генри.

На самом деле, отец преувеличивал трагичность ситуации, иногда мне даже казалось, что ему нравится рассказывать всем такую байку, ставшую затравкой для общения с новыми знакомыми.

‒ Вы определились со стилем будущего спального ложе? ‒ поинтересовался отец.

‒ В этом плане я консерватор. Никаких вычурных отделок или ненужных деталей. Единственная просьба ‒ использовать натуральный материал ‒ ответил мистер Олдфорд, тем самым, обрадовал папу новым соратником в схожих взглядах.

Они долго возились с макетами, после воссоздали на компьютере точную копию будущей кровати моего босса.

‒ Хороший выбор, Нейтан, но по моим подсчетам выходит слишком большая сумма. Разве литейщики получают такие деньги? Если да, то, похоже, я пошел не на ту фабрику, ‒ с грустью протянул Генри, опасаясь, что новый клиент откажется от заказа.

‒ Не беспокойтесь, мистер Рочестер, я полжизни копил на эту кровать, ‒ усмехнулся Нейтан.

Если бы отец узнал о нашей маленькой лжи, не радовался бы так, как сейчас, не подозревая, что помогает не моему другу, а начальнику.

Мистер Олдфорд отправился выбирать материал в отдельный цех, а мы остались с папой наедине.

‒ Между вами есть химия, ‒ шепнул мужчина, словно опасаясь кого-то.

Я закатила глаза и отмахнулась от этой мысли, возникшей в голове отца, но, на самом деле, в животе что-то зашевелилось от волнения, которое не думала испытать вновь.

— Вы стесняетесь меня, мисс Рочестер? — спросил Нейт, когда мы уже покинули мебельную фабрику.

— Не хотела превратного отношения к вам папы. В моем мире простые рабочие пользуются большим уважением, нежели…, - я замолчала, пытаясь подобрать безобидные слова.

— Именно поэтому вам проще общаться с Джейсоном? Он кажется ближе к народу?

— неожиданно спросил господин.

Я резко впала в режим рыбы и, хлопая ресницами, не могла произнести ни слова. Почему он спрашивает про Джейсона? Неужели флирт со стороны его брата бросает тень и на меня?

— Я пошутил, Ханна. Спасибо за помощь, — резко оборвал мой ступор мистер Олдфорд.

По его строгому тону нельзя было сказать, говорит он правду или нет. Мужчина чем-то обеспокоен, и мне еще предстоит узнать чем.

Всю дорогу мы дружелюбно общались, не затрагивая серьезных тем. Мистер Олдфорд искренне радовался, что скоро обзаведется новой кроватью. А я почему-то представила, как рассказываю эту историю нашим детям, а потом пресекла себя за подобные мысли. Во-первых, у меня есть цели повесомее, чем предаваться непозволительным фантазиям, во-вторых, Нейтан никогда не захочет быть с такой, как я. И самое страшное, что волновал меня больше второй момент.

Мистер Олдфорд попросил вместе заехать в особняк, чтобы проанализировать интерьер спальни и выбрать подходящий цвет дерева. Я не смогла отказаться, прежде всего, потому что хотела провести с хозяином еще немного времени.

Эти неконтролируемые мысли в голове жутко пугали, тем более, до сих пор не было уверенности, что Нейтан не причастен к смерти Стивена. Влюбиться в убийцу жениха — прекрасный сюжет для остросюжетного романа.

— О чем снова задумались, Ханна? Такое чувство, что вы постоянно что-то анализируете. Мне всегда жутко интересно, что происходит у вас в голове, — голос Нейтана вернул в настоящее время.

Мой мыслительный процесс, правда, казался непрекращающимся, иногда я даже уставала от собственных дум. Часто могла резко выпасть из реальности и сидеть с отрешенным лицом, как сумасшедшая, размышляя о разных обстоятельствах.

— Мне тоже, — выпалила я.

— Что? — не понял Нейт.

— Мне тоже интересно, что происходит в вашей голове, — пояснила я и осмелилась посмотреть господину прямо в глаза.

Мы уже остановились на парковке и просто сидели в машине. Проницательные глаза мистера Олдфорда прожигали насквозь, и я буквально чувствовала, как каждый мой внутренний орган трепещет, а сердце бешено стучит, словно сошло с ума.

Не знаю, сколько времени мы сидели в этом странном молчании, наверное, всего пару секунд, но, казалось, что мимо прошла вечность. Нейтан вдруг начал медленно наклоняться ко мне, или это снова разыгралось мое бурное воображение, но по инерции я закрыла глаза. Не представляю, чем бы закончился этот момент, если бы нас обоих не испугал стук по стеклу.

— У вас все в порядке? — раздался голос противного дворецкого.

— Да, Себастиан, можешь идти в дом, — приказал мистер Олдфорд.

Видимо, дворецкий задался вопросом, почему хозяин припарковался, но не спешит выходить из машины, и он решил проверить, не случилось ли чего. Теперь я возненавидела этого мужчину с непроницаемым лицом еще больше, ведь он, возможно, разрушил романтический момент. Хотя, скорее всего, мне все показалось, и я, как дура, сидела с закрытыми глазами, а Нейтан лишь посмеивался.

— Пойдем? — спросила я, и хозяин кивнул. Значит, точно, не было никакой романтики, раз он не попытался продолжить начатое.

В холле нас ожидал еще один возмутитель спокойствия: Джейсон развалился на кожаном диване и попивал что-то из стакана, скорее всего, алкоголь.

— Откуда это вы вместе? Нейт, ты теперь лично контролируешь, какую туалетную бумагу закупают горничные? — начал свои глупые шуточки младший Олдфорд.

— Мы выбирали кровать, — ответил господин, и его слова вогнали меня в краску.

— Ничего себе, старший братец умеет шутить, — мужчина изобразил аплодисменты, ударяя ладонью по стеклянной поверхности стакана.

— Это правда, мистер Олдфорд решил заказать кровать у моего… — зачем-то я начала оправдываться перед Джейсоном, но не закончила, потому что Нейтан меня перебил.

— Идем со мной, Ханна, — приказал господин, и мы направились к лестнице, оставив длинноволосого нахала одного.

Побыть в спальне мистера Олдфорда нам удалось недолго, потому что ему позвонили с работы. Нейтан предложил довезти меня до дома, но я заверила, что доберусь сама. Не хотела отвлекать хозяина от срочного дела.

— Простите, что оставляю вас, но там полный коллапс, — вздохнул мужчина, — в качестве извинения завтра тоже даю вам выходной, а домой вас отвезет мой водитель.

Перспектива провести день вне особняка меня почему-то не обрадовала. Давно я не оставалась наедине с собой, возможно, депрессия не упустит момента ворваться в мою жизнь снова.

— Благодарю вас сердечно, — сказала я и зачем-то сделала реверанс, видимо, слишком разволновалась.

— Вы, точно, не телепортировались к нам из девятнадцатого века? — усмехнулся мистер Олдфорд.

На такой глупой ноте и пришлось попрощаться. Нейтан оставил меня в своей спальне, а сам ушел. Я немного осмотрелась, но почему-то не посмела ни к чему прикоснуться, словно, боясь потерять доверие господина. Неужели этот мужчина начал обретать власть надо мной? С этим надо срочно что-то делать!

Когда спустилась вниз, Джейсон все еще был там. Мне хотелось незаметно пройти мимо, потому что уже предчувствовала словесную перепалку, на которую не было желания.

Но у младшего Олдфорда оказались другие планы. Увидев меня, он сразу же взбодрился и присел на диване, хотя до этого находился в полулежачем положении.

— Раз ты подрабатываешь советчиком в выборе кроватей, может, и мне подберешь? — с усмешкой спросил мужчина.

— Уверена, с этой работой прекрасно справятся ваши многочисленные подружки, — сдерзила я.

— Но они не смогут поддержать остроумный диалог, и перестань, наконец, обращаться ко мне на «вы».

— И что это изменит?

— Ну, например, сейчас я попрошу тебя принести виски из погреба, и ты ответишь «хорошо, Джейсон» вместе «хорошо, мистер Олдфорд», — продолжал посмеиваться мужчина.

Кажется, он выпил ни один стакан, лежа на этом диване, и алкоголь ударил ему в голову. Хотя, кажется, младший Олдфорд всегда был в приподнятом настроении и говорил все, что вздумается.

— Я сегодня не работаю, — заявила я.

— Значит, брату можно, а мне нельзя? — притворно обиделся Джейсон.

— Он мой хозяин, а ты нет, — пожала я плечами. Все-таки наши словесные перепалки мне нравились, просто сначала нужно войти во вкус.

— Да, конечно, Нейту досталось все, а мне ничего. Я думал, хотя бы ты на моей стороне.

Я знала, что младший Олдфорд притворяется, но мне стало его немного жаль. В их семье, кажется, правда, больше уважали Нейтана, а Джейсона считали безответственным ребенком. Конечно, так оно и было, но мужчине даже не хотели дать шанс попробовать свои силы.

— Я принесу виски, а потом поеду домой. Договорились? — озвучила я свои условия.

— А если ты сама захочешь продолжения? — лукаво прищурился мужчина.

Отвечать на очередной пошлый выпад я не стала, а спустилась в погреб, который хранил воспоминание о нашей с Нейтаном случайной встрече. И почему я постоянно о нем думаю? Впрочем, это неудивительно, ведь я нахожусь в его доме. Все дело в этом!

Как и в прошлый раз, сразу потерялась в лабиринте стеллажей. Кажется, здесь хранились все виды алкоголя, и как среди этого богатства отыскать виски? Наверное, мои поиски оказались слишком долгими, потому что в погреб спустился Джейсон.

— Ханна! Ты жива? — кричал младший Олдфорд.

— Я здесь! — ответила я, но мой голос растворился в огромном помещении, и обнаружить мое местоположение оказалось не так просто.

— Стой на месте, я тебя найду!

Мне стало смешно, что мы с Джейсоном перекрикиваемся, как влюбленные из мифа или сказки, потерявшиеся в настоящем лабиринте. Спустя некоторое время мужчина меня обнаружил.

— Отличное место для игры в прятки, — сделал вывод мужчина.

— Разве от тебя можно скрыться? — пошутила я.

Мы вернулись к выходу и поднялись по ступенькам. Однако там нас ждали непредсказуемые обстоятельства: дверь оказалась заперта.

— Черт, кажется, я захлопнул дверь, — выругался мужчина.

Естественно, я стояла и дергала ручку, хотя уже и убедилась, что дверь, действительно, закрыта.

— Нужно позвонить кому-нибудь из персонала, — нашла я решение, — у тебя есть чей-нибудь номер? Я оставила телефон в сумке.

— Придется тебя расстроить, но мой телефон тоже наверху.

Во мне начала зарождаться злость из-за попадания в такую нелепую ситуацию. Джейсон же быстро забыл об обстоятельствах и спустился вниз, оставив меня долбить в дверь и звать на помощь в одиночестве.

— Может, перестанешь пить и поможешь мне? — обратилась я к мужчине, обнаружив его с бутылкой в руке.

— Прости, я не участвую в бессмысленных занятиях.

— И что ты предлагаешь? Умереть в этом месте? — я начала впадать в панику.

— Не драматизируй, рано или поздно нас найдут, а пока наслаждайся моментом, — сказал Джейсон тоном человека, познавшего дзен.

Его позитивный настрой не смог передастся мне, и я снова вернулась к бесполезным манипуляциям с дверью и своими голосовыми связками. К сожалению, нас никто не слышал, потому что погреб находился слишком глубоко под землей. Мое воображение уже начинало рисовать картины, как спустя несколько лет здесь обнаружат два скелета и будут выяснять, кому же они принадлежат.

После неудачных попыток докричаться до персонала я вернулась к Джейсону, выхватила из его рук бутылку и сделала жадный глоток. Надорвавшиеся связки требовали целебного эликсира.

— Вот это я понимаю! Моя девочка, — обрадовался младший Олдфорд.

Когда к нашей компании добавился алкоголь, сидеть в закрытом подвале стало даже не страшно. На помощь так никто и не пришел, и количество пустых бутылок только увеличивалось.

— Правда или действие? — спросил Джейсон. Мы уже битый час развлекались этой игрой, и успели узнать друг о друге, казалось, все.

— Действие! — ответила я, потому что трепаться языком уже надоело, и вопросы младшего Олдфорда не отличались деликатностью.

— Покажи свой лифчик, — дал задание мужчина, и его брови исполнили игривый танец.

— Серьезно? Тебе это интересно? Ты же давно не мальчишка, — закатила я глаза.

— Ну голой я тебя уже видел, поэтому для разнообразия посмотрел бы и в белье, — подразнил сокамерник. А я уже и забыла о нашей неловкой первой встрече, и теперь мне снова стало стыдно. Джейсон заметил мою реакцию и сразу же продолжил, — да, покажи, что тебе жалко? Порадуй шалуна Джея.

Младший Олдфорд похлопал невинными глазками и сложил руки в молитве. Он выглядел таким забавным, что я рассмеялась, затем резко подняла кофту вверх, показав лифчик, и опустила обратно.

— Эй, почему так быстро? — возмутился мужчина, — У моих глаз нет суперспособности замедлять время.

— Зато у моих рук есть способность быстро подниматься вверх-вниз, — осадила я Джейсона.

— Это полезное умение, — хитренько улыбнулся мужчина. Складывалось впечатление, что каждое его слово пропитано пошлостью.

— Правда или действие? — вернулась я к игре.

— Не буду уж тебе уступать и тоже выберу действие.

— Так, я разрешаю тебе сделать то, что тебе сейчас больше всего хочется, — озвучила я заготовку.

Мы сидели в погребе уже два часа, и, думаю, Джейсону больше всего сейчас хотелось того же, чего и мне: в туалет. Я же тоже уже еле терпела и решила использовать свой ход, как предлог разойтись по разным углам погреба и справить нужду.

Оказалось, я еще не слишком хорошо узнала младшего Олдфорда, потому что не смогла предугадать его действие. Вместо того, чтобы побежать облегчиться, он наклонился ко мне и поцеловал. Естественно, я опешила, но его настойчивые губы с пьяным вкусом неожиданно вскружили голову, и Джей получил от меня ответную реакцию.

Лишь спустя несколько секунд пришло осознание, и я отстранилась. Младший Олдфорд смотрел на меня с довольной улыбкой, а глаза блестели, словно рождественская гирлянда, под воздействием алкоголя и радости от удовлетворения желаемой прихоти.

Мы не успели больше сказать ни слова, потому что услышали, как открывается входная дверь.

— Ханна! Вы здесь? — раздался голос хозяина.

— Да, мы внизу! — крикнула я и сразу же вскочила на ноги.

Мистер Олдфорд спустился по ступенькам, он выглядел взволнованным, но, когда увидел своего брата, его лицо изменилось. Мне даже показалось, что на нем проступила злость.

— Братец! Наконец-то, ты нас нашел! — по-театральному радостно закричал Джейсон и разобнимал Нейта. Затем покосился на меня и шепнул мистеру Олдфорду, — эта женщина чуть меня не изнасиловала.

Я сразу же залилась краской от возмущения и хотела опровергнуть сказанную информацию, но Джейсон и сам пошел на попятную.

— Шучу, — сказал мужчина.

— Я слишком долго искала виски, и ваш брат спустился мне помочь и захлопнул дверь, — оправдалась я перед господином, но его взгляд продолжал излучать недоверие.

— Я увидел вашу сумку в зале и пошел вас искать, спустился вниз и услышал смех,

— Нейтан внимательно изучил окружающую обстановку и остановил взгляд на пустых бутылках, — вы пили?

В этот момент мне захотелось провалиться сквозь землю. Совсем недавно мистер Олдфорд оставил меня при условии, что больше не буду злоупотреблять алкоголем, и проступок повторился вновь.

— Не будь скрягой, Нейт, — Джейсон хлопнул брата по плечу, — мы лишь немного разорили эти драгоценные запасы, тем более, я на них тоже имею какое-никакое право.

— Ты волен делать, что захочешь, но мисс Мендес — моя работница, — строго сказал мой хозяин.

— Но сегодня у нее выходной, — уверенно заявил Джей, и, надо признать, я была согласна с его аргументом. Сегодня не рабочий день, и правила этого дома на меня не распространялись, но чувство стыда все равно разъедало изнутри.

Кажется, Нейтан тоже согласился с доводами брата и лишь дернул уголком рта. Довольный Джейсон направился к выходу, прихватив с собой недопитую бутылку.

— Простите, — робко извинилась я перед мистером Олдфордом.

— Не стоит, — резко оборвал мои извинения Нейт, — как напомнил Джейсон, у вас выходной, и вы можете проводить его как захотите и с кем захотите.

Судя по всему, господин не собирался меня увольнять, но все равно мне было паршиво от осознания, что я его разочаровала.

Глава 10

Каждое рабочее утро начиналось с поручений Синтии. Коллектив не спеша разбредался со своим списком обязанностей в разные стороны. В последнее время управляющая будто игнорировала мое присутствие или бросала односложные фразы: «делай все подряд», «мой все, что грязное», или «разберись с беспорядком». Никакой конкретики, словно женщина обиделась, что мистер Олдфорд не счел нужным уволить меня, а она уже в мыслях попрощалась.

Из-за отсутствия точных указаний приходилось импровизировать. Благо мы с Рокко нашли настоящую горничную, и я смогла подглядеть у нее пару фокусов. Например, делала вид, что чищу ковры, протираю чайный сервис, притворялась, что усердно разбираюсь в кладовке или глажу белье с выключенным утюгом. Хотя все эти занятие все равно были энергозатратными, и к концу дня я по-настоящему уставала.

Но сегодня мне было абсолютно нечем заняться. Слоняясь по особняку в поисках, куда бы пристроиться, я остановила внимание на витражной двери, невиданной мною ранее. Естественно, не смогла сдержать любопытства, поэтому, не думая ни секунды, вошла в новую комнату. В нос сразу ударил резкий запах хлорки, а тихое плескание воды подтвердило догадки: я оказалась в SPA-зоне, о существовании которой даже не догадывалась. Хотя Джейсон вроде упоминал о джакузи.

Пройдя чуть дальше, наконец, увидела виновника запаха — бассейн. Он казался настолько огромным, что у меня замирало дыхание. Часть искусственного водоема выходила на улицу, где также располагалось джакузи. Захотелось окунуться, и я несколько минут стояла, подавляя в себе глупое желание. Около бортика заметила очки, значит, здесь кто-то был.

Со стороны послышался посторонний звук. В страхе быть обнаруженной, я неожиданно для себя плюхнулась на плитку возле бассейна и принялась тереть ее тряпкой. Казалось бы, уже давно стала гением притворства, но все равно от волнения не рассчитала силу и больно ударилась коленками.

‒ Ханна, почему вы здесь? ‒ раздался эхом из-за акустики удивленный голос мистера Олдфорда.

Он только что вышел из парилки, обернутый полотенцем у талии. От мужчины до сих пор исходил пар, отвлекающий меня от разглядывания почти обнаженного тела господина.

‒ Ханна, ‒ повторил мое имя Нейт, возвращая из страны грез.

‒ Мою плитку, как вы могли догадаться, — дерзость ‒ моя защитная реакция, которая активизируется без предупреждения.

‒ В то же время, когда я пошел искупаться?

‒ Разве я вас потревожила? Можете продолжать водные процедуры или вы хотели поплавать голышом? ‒ произнеся это, почувствовала странное желание, чтобы на мой нескромный вопрос последовал положительный ответ, но мистер Олдфорд моментально разочаровал меня, сняв полотенце и продемонстрировав облегающие плавки.

‒ Вам следовало бы научиться контролировать эмоции. Снова прочитал все по выражению лица, ‒ усмехнулся мужчина и окунулся в воду.

‒ А вам следует оставить пошлые догадки при себе. А то получите осуждение от вашего престарелого друга, ‒ фыркнула в ответ.

Даже не знаю, почему в этот раз моя дерзость достигла пика. Наверное, это все же защитная реакция, только от чего я защищалась? От чувств к Нейтану или, может, от своей совести? Она не переставала напоминать о поцелуе с Джейсоном, и я молилась, чтобы хозяин об этом не узнал.

‒ От какого еще друга? ‒ не понял мужчина.

‒ От того, что оставил здесь очки, ‒ я наглядно показала недавнюю находку.

Нейтан резко поменялся в лице, произнеся:

‒ Они мои.

Меня окатило холодным потом, и я не смогла ничего ответить. Мистер Олдфорд не дождался от меня ничего стоящего и поплыл по периметру бассейна, а я уткнулась в плитку. Когда взгляд переместился от плывущего господина на поверхность, где лежала тряпка, я увидела огромного паука, подползающего прямо к моей руке. С детства эти насекомые вызывали дикий ужас, с возрастом страх не ушел, а перерос в фобию.

Тут же закричала, затем попыталась встать, но ноги затекли, находясь в одном положении долгое время. После чего я плюхнулась в бассейн. Паническая атака сковала внутреннего пловца, пришлось барахтаться в воде, как немощному цыпленку.

Действие могло продолжаться вечно, но вдруг почувствовала сильные руки, подхватившие меня, как пушинку. Инстинкт, а, может, и я сама, сразу же обняли спасителя.

‒ Ханна, вам не следует так часто бросаться в объятия незнакомых мужчин, ‒ послышался холодный голос мистера Олдфорда.

Он продолжал меня держать, не отводя взгляда, но в глазах мужчины был невидимый ранее печальный оттенок.

‒ Там паук, только и всего, ‒ наконец, ко мне вернулся дар речи.

Нейт вынес меня из воды и пошел прямиком на место, где не так давно ошивалось дрянное насекомое.

‒ И вот этого милашку вы так испугались? Кстати, это не паук, а водяная сороконожка, ‒ смеясь, рассказал мистер Олдфорд, подняв за одну ногу чудовище. Остальные конечности существа дергались и вызывали еще больше смеха у моего господина.

‒ Иногда вы ведете себя, как ребенок, ‒ буркнула я и пошла на выход.

‒ Ханна, вы вся мокрая, ‒ попытался остановить мой гнев Нейтан.

Я не знала, что хочет этот мужчина, он всегда оставался загадкой. Буквально минуту назад отчитал за объятия с другими, видимо, намекая на своего брата, а сейчас — резко стал заботливым хозяином.

— Можете принять душ в моей комнате и переодеться в сухую одежду.

— Вы напугали меня своей сороконожкой, мистер Олдфорд.

— Значит, ты хочешь, чтобы я убил бедолагу Патрика?

— У него, значит, уже есть имя? — не удержалась я от смеха, — Ладно, давайте пощадим вашего друга.

Наше общение с этим мужчиной всегда было особенным: оно пугало и в тоже время манило. Я уже была готова забыть грубость начальника и броситься в его комнату, но что-то внутри подсказывало воздержаться от подобных действий.

Распрощавшись с господином, пробралась в крыло слуг, чтобы Синтия не обнаружила мой мокрый вид, а затем привела себя в порядок в общей ванной комнате. Выйдя в маленький холл, на стенах обнаружила висящие снимки работников поместья. Возможно, даже несколько поколений сейчас уставились на меня с маленьких фотокарточек. С одной из них Линда смотрела взглядом, полным самоуверенности. Кто-то невидимый вновь вколол мне раствор с ревностью, которая забурлила под кожей. Я понимала, что на записи, мог быть не Нейт, а Джейсон, но даже его присутствия там не хотелось.

— Ты запала на кого-то из слуг? — послышался голос Джулии.

— Было бы на кого западать, — издала я смешок. Среди персонала, правда, отсутствовали симпатичные молодые люди. Наверное, красавчики Олдфорды не хотели конкуренции, — но кое-что меня заинтересовало.

— И что же это?

Джулия подошла поближе, чтобы взглянуть на фотографию, которую рассматривала я. Судя по качеству, она была старой, и мне не удалось никого узнать: или это были другие люди, или слуги сильно изменились с возрастом. Только вот один человек сразу бросался в глаза.

— Это ведь Себастиан? — спросила я коллегу, указав на высокого мужчину в старомодной форме дворецкого. Сейчас он носил более современный костюм.

— Ага, он самый преданный работник Олдфордов, работает на них уже пятьдесят лет, — рассказала девушка.

— Сколько же ему лет? — поразилась я. На фотографии Себастиану было около тридцати, но сейчас он выглядел не старше сорока. Откуда же взялся такой многолетний опыт?

— Ему семьдесят, — ответила на мой вопрос Джулия.

— Семьдесят? — казалось, мои глаза сейчас вылетят из орбит от удивления, — Как это возможно?

— Ботокс, детка, — усмехнулась горничная, — тебе он тоже не помешает, если и дальше будешь так сильно поднимать брови и морщить лоб.

Значит, поэтому у дворецкого непроницаемое лицо. Одной загадкой стало меньше, но в раскрытие главной тайны я до сих пор не продвинулась ни на шаг. Теперь, обретя в этом доме хоть одну соратницу, решила использовать ее услуги по полной.

— Могу я кое-что у тебя спросить? — шепнула я Джулии, отведя ее в более укромное место, небольшое место для отдыха в конце коридора.

— Про Линду и мистера Олдфорда? — лукаво улыбнулась Джулия. Кажется, она была той еще сплетницей.

— Нет, — помотала я головой, — с чего ты взяла?

— Просто ты всегда смотришь на нее, как на врага, когда она проходит мимо, словно ревнуешь мистера Олдфорда, — пояснила горничная, — но это обычное дело — влюбиться в хозяина. Не переживай, все через это проходили.

— И ты? — не удержалась я от вопроса.

— И я, — кивнула Джулия, — но это в прошлом. Никто не может запретить тебе мечтать, главное, не позволять фантазиям одержать вверх. В голове всегда должно быть осознание, что такие богачи никогда не снизойдут до служанок.

— Я видела запись, где Линда занималась сексом с Олдфордом, — рассказала я.

— С каким из них?

— Я не поняла, но у него были длинные волосы, как сейчас у Джейсона.

— Это усложняет задачу, ведь такую прическу носили оба.

Не получив утверждения, что на записи не Нейтан, я расстроилась. Еще больше меня печалил тот факт, что Линда до сих пор работает бок о бок с хозяином, возможно, между ними и сейчас что-то есть.

— Получается, иногда богачи все же заводят отношения с работницами, — как можно более равнодушным тоном сказала я.

— Но Линда — не горничная, в этом ее преимущество. Дак о чем ты хотела спросить, если не об этом?

Вопрос коллеги, наконец, вернул мне здравомыслие. Я достала свой телефон, открыла снимок Стивена и повернула экран к Джулии.

— Ты когда-нибудь видела этого человека? — спросила я.

Горничная взяла в руки телефон и внимательно изучила фотографию. Ее выражение лица не выдавало никаких эмоций, и я уже хотела погрузиться в досаду, но Джулия вдруг заговорила.

— Этот парень делал ремонт в особняке, когда его готовили к приезду мистера Олдфорда, но так и не успел закончить: произошел несчастный случай.

— Что случилось? — прохрипела я, еле сдерживая слезы. Неужели сейчас правда раскроется? Столько времени жила в бесконечных догадках и постоянном напряжении и уже не верила, что смогу успокоиться.

— Он сорвался с лестницы на улице и ударился головой о каменный спуск в подвал,

— рассказала горничная, но в ее голосе слышалось сомнение, и, взглянув на меня, будто решая, можно ли мне доверять, она продолжила, — но в этой истории было множество странностей. Этот парень пришел в особняк ночью, когда его никто не видел. Кто бы стал что-то ремонтировать ночью, никого не предупредив? Да и лестница, с которой он, якобы, сорвался, осталась стоять прямо, словно ее кто-то туда поставил.

— Думаешь, правда, что никто из персонала ничего не видел?

— Это случилось на стороне господ, а они были в отъезде. Корпус слуг находится в достаточном отдалении, и весь персонал ночью крепко спит после трудового дня. Поэтому я не удивлена, что они не слышали, как парень проник на территорию. Тем более, строителям был известен код сигнализации, на случай, если им срочно нужно будет забрать оборудование. Но, вот я сомневаюсь, что никто бы не услышал шум от возни с лестницей, да и само падение. Не могло же все произойти беззвучно.

— Думаешь, его убили? — задала я самый важный вопрос.

— Вполне возможно. Моя версия, что это сделал Себастиан: увидел, как парень пытается проникнуть в дом ради кражи, да и прикончил его, а подстроил все, как несчастный случай. Кто знает, что там происходит с мозгом человека, который постоянно вливает в себя ботокс, — поделилась догадками Джулия, и потом вдруг подозрительно на меня посмотрела, — а почему ты интересуешься этим парнем? Кто он тебе?

На это случай у меня был заготовлен ответ, хотя и не слишком убедительный.

— Это муж моей подруги, он пропал, и она попросила меня его разыскать.

— Ты частный детектив? — восторженно воскликнула Джулия.

— Нет, просто хорошая подруга. Обещай, что никому не расскажешь.

— Хорошо, если ты пообещаешь держать меня в курсе расследования, — озвучила условия горничная.

Я согласилась, и теперь оставалось лишь надеяться, что не ошиблась, доверившись коллеге, хоть и отчасти. Что, если она еще хуже Леи и подставит меня по-крупному? Но, кроме как идти на риск, других путей не было.

Глава 11

Мы с Рокко мало в чем соглашались друг с другом, выбор горничной не стал исключением.

‒ Если нанимаю девушку для уборки, это не значит, что хочу удовлетворить твои фантазии! ‒ возмущалась я, когда брат продемонстрировал пару вкладок с выбранными претендентками. Они все, как на подбор, были в чулках и коротеньких нарядах, показывая всем видом не свои умения, а внешнюю вульгарность.

‒ Вот именно! Такой шанс воплотить мою мечту, а ты хочешь убить ее на корню, пригласив в дом старушенцию, ‒ продолжил спор Рокко.

‒ Почему сразу старушенцию? Алиша отлично выглядит, ‒ в доказательство я показал свой вариант идеальной горничной.

На фотографии была женщина с ухоженными волосами и миловидными чертами лица, на ней прекрасно смотрелся брючный костюм из слоновой кости, и, если верить анкете, девушке было чуть больше тридцати. Рокко не смог оторвать от нее глаз, залипая у экрана на абсолютно противоположную его желаемому образу прислугу.

Так в нашем доме появилась Алиша. Скромная и сдержанная горничная, которая свела с ума моего брата.

‒ Разве у тебя сегодня нет занятий? ‒ спросила у Рокко, когда заметила уже двухдневное пребывание мужчины дома, а не на работе, хотя его отпуск уже закончился.

‒ Я приболел, ‒ коротко бросил брат, не отрывая взоры от горничной, моющей полы прямо возле него.

Мне никогда не приходило в голову думать о Рокко, как о мужчине, но сейчас его озабоченность, присущая только мужским особям, достигла апогея. А ведь я нахожусь на том же месте, что и Алиша, только в доме Олдфордов. Почему-то этот внутренний анализ заставил уважать своего начальника, ведь он ни разу не вел себя подобным образом, держась в присутствии женщин достойно. Зато Рокко в моих глазах сейчас виделся прототипом Джейсона. Они наверняка нашли бы общий язык и даже смогли дружить.

Одним из плюсов появления горничной в нашем доме стало, что брат перестал спрашивать, где я пропадаю. Теперь со спокойной душой уходила в поместье Олдфордов, не боясь, что Рокко начнет лазать по моим записям и вещам в поисках ответов.

Как раз сегодня представился такой шанс, когда я могла свободно гулять по дому, разыскивая всевозможные улики. Синтия с самого утра куда-то уехала по поручению миссис Олдфорд, и все слуги чувствовали небольшую расслабленность. Мне хотелось заглянуть в комнату Нейтана и понаблюдать со стороны, чем он занимается в нерабочее время, но важнее узнать обстоятельства гибели Стивена. Внутреннее предчувствие подсказывало идти в крыло, предназначенное для слуг, а я привыкла прислушиваться к внутреннему голосу.

Считая, будто изучила там почти каждый уголок, все равно, отчаянно вглядывалась в любую мелочь. В голове, как всегда, творился хаос: вместо того, чтобы думать о деталях расследования, я корила свое увлечение эротическими романами, а не детективами. Возможно, тогда бы у меня развились дедуктивные способности, которые помогли бы за секунду разгадать загадку. С другой стороны, тогда бы я не познакомилась с мистером Олдфордом. Почему этот факт стал так важен для меня?

Не успев поразмышлять на тему, я вышла на задний двор, где, помимо цветов, была огромная зеленая арка, увитая различными растениями. Проход вел вглубь палисадника. Я долгое время не решалась пройти по живому туннелю, но любопытство всегда берет власть над страхом и толкает людей на необдуманные поступки.

Так произошло и со мной: шагая по тропинке, озиралась по сторонам, словно ожидая нападения животных, но все оказалось куда более банально, чем картинки в моей голове. Арка предназначалась для прохода на территорию Спенсеров. Я видела такое и раньше, продавая подобные особняки, соединенные друг с другом одним выходом. Это делалось специально для совместных посиделок соседей на летних террасах, чтобы попивать утренний кофе с примесью горячих сплетен.

Не хотелось долго задерживаться на чужом участке, тем более, в памяти моментально возникли картинки с вечеринки, где миссис Спенсер ужасным образом опозорила меня при гостях Олдфордов. Уже развернувшись, краем глаза увидела движение возле цветущих кустов. Глаза, должно быть, ослепли или решили меня обмануть, но с секатором работала Лея. Неужели Спенсер взяла ее на работу после увольнения ее нашей хозяйкой за флирт с сыном?

‒ Что ты здесь делаешь? — спросила я, подойдя к бывшей коллеге.

‒ Хочу задать тебе тот же вопрос, ‒ невозмутимо ответила Лея, продолжая щелкать инструментом. Ее руки казались еще более накаченными, чем в нашу последнюю встречу.

‒ Зачем ты напоила меня? Я думала, мы подруги, ‒ продолжила допрос, в надежде услышать искренние признания.

‒ Мне не нужна подруга, которая при любой возможности бежит жаловаться начальству. Я, в свою очередь, даже не сдала, что ты самая настоящая алкоголичка, но после всех событий решила показать на деле твою личину, ‒ Лея словно выплюнула сказанное, гневно пожирая меня глазами, ‒ и моя месть еще не закончена.

Девица лукаво улыбнулась, а после закричала во все горло: «Миссис Спенсер, у нас гости!»

От растерянности я не смогла даже сообразить, что нужно убежать обратно по туннелю, чтобы остаться незамеченной. Вместо этого ноги стояли, как вкопанные, дожидаясь появления местной мегеры.

‒ Что забыла на моем участке эта неумеха? — раздался властный голос миссис Спенсер.

На крик Леи она выбежала в одном халате, прикрывая обеими руками оголенные места тела. Женщина, явно, стеснялась себя, но, заметив мой любопытный и в тоже время ошарашенный взгляд, приняла все на свой счет, бросившись в атаку.

— Неужели ты подглядывала за нами с Рикардио? Гадкая нахалка!

Миссис Спенсер все больше выдавала свою взволнованность, наталкивая меня на выводы, что и этой избалованной даме есть, что скрывать.

— О чем ты только думала, — вставила свое слово Лея, презрительно поглядывая на меня.

— Если бы она умела думать, не была бы служанкой, — ответила за меня миссис Спенсер.

Ее слова больно меня ранили. Пусть на самом деле я и не была прислугой в этом доме, но с подобными унижениями не сталкивалась никогда. Слезы подступили к горлу и просились наружу. Продолжая молчать, как и в первую нашу встречу на вечеринке, я не двигалась с места.

— Чего ты ждешь? Убирайся! Лея, вышвырни ее за пределы моего поместья, — скомандовала Спенсер и ушла первой, даже не проследив за исполнением своего приказа.

После этого разум наконец-то вернулся в мое тело и дал сигнал ногам бежать на всей возможной скорости подальше от злополучной арки и новых врагов. Забежав в дом, ринулась в первую попавшуюся комнату, опустилась на пол и дала волю слезам. Они лились не только из-за случившегося сейчас, но и незажившие на сердце раны также кровоточили и были рады напомнить о себе.

— Ханна? — раздался голос за дверью, заставивший меня вздрогнуть.

— Мистер Олдфорд, я убираюсь, зайдите позже, — еле выговорила я, сдерживая всхлипы.

— Но ты в моей комнате, и уборкой час назад занималась Джулия, — ответил хозяин.

Только сейчас осознала, где нахожусь, сама того не понимая, я искала утешение в объятиях Нейтана, раз выбрала именно это место для выплеска эмоций. Пришлось открыть дверь и показать истинную причину своего нахождения здесь. Мистер Олдфорд уже долгое время оставался холоден со мной, поэтому рассчитывать на жалость мужчины не было смысла.

— Снова паук, — только и смогла придумать за короткий срок.

На удивление, Нейт расплылся в улыбке:

— Завтра же вызову специалистов, чтобы очистить дом от этих паразитов.

Слова звучали так мягко и чувственно, что я захотела поцеловать мужчину, почувствовать его дыхание, впитать таинственный аромат себе под кожу, чтобы в минуты его отсутствия прокручивать этот момент вновь и вновь. Но, увы, я просто поблагодарила господина и вернулась к своим обязанностям горничной.

После нашего заточения в погребе мы с Джейсоном больше не виделись. Уже больше недели он где-то пропадал, мне начинало казаться, что он специально сбежал, как, судя по всему, делал всегда. К счастью, для меня его исчезновение стало облегчением, потому что чувствовала неловкость из-за поцелуя. Я не понимала, зачем младший Олдфорд это сделал? Хотел просто поразвлечься и ввести меня в ступор или же за этим стояло что-то большее? Интересно, если бы Нейтан не появился, каково было бы продолжение между мной и его братом? Определенно, я не испытывала чувств к Джейсону, но тот поцелуй пробудил во мне давно дремавшие инстинкты, предлагая поддаться страсти. Все же хорошо, что господин появился вовремя и уберег меня от ошибки.

Как только стало казаться, что больше никогда не увижу длинноволосого наглеца, как он появился в особняке.

— Ханна, немедленно иди в зал и обслужи мистера Олдфорда! — приказала Синтия.

— Но я горничная, а не официантка! — возмутилась я.

— До каких пор ты будешь пререкаться? — остудила мой порыв управляющая, и пришлось ее послушаться.

Джейсон, как всегда, находился в своем любимом полулежачем состоянии: он расположился на кресле, перекинув ноги через подлокотник. Мужчина выглядел посвежевшим, а на коже сиял бронзовый загар, из-за чего голубые глаза выглядели еще насыщеннее. Могу поклясться, от него пахло морем.

— Тебе что-нибудь принести? — спросила я самым вежливым тоном, но с лица не смогла стереть недовольства.

— Как насчет виски? Может, снова спустимся в погреб и выпьем вместе? — ухмыльнулся мужчина.

— Ты еще не забыли этот маленький эпизод из своей жизни? Прошло же столько времени, — проворчала я.

— Воу-воу-воу, да ты обиделась, что я пропал? — зарядился самодовольством Джейсон, и я осознала, что моя реплика, действительно, прозвучала, как обида, хотя мне совсем не хотелось повышать и без того завышенную самооценку этого зазнайки.

— Ты неправильно меня понял, меня совершенно не интересует, где ты был, — сказала я тоном, который снова говорил об обратном. И почему так выходит? Неужели подсознательно меня, действительно, обидело, что младший Олдфорд так внезапно исчез, не объяснив причин? Но это бред, меня это никак не касалось.

— И все же утолю твое «отсутствие интереса», — улыбнулся мужчина, изобразив воздушные кавычки, — мы с моей бандой сгоняли на недельку в Мексику. Прости, что не позвал тебя, не думал, что ты так разозлишься.

— Слушай, Джейсон, мне нужно работать. У тебя есть какие-то пожелания или нет? — начала я закипать, поддразнивания наследника выводили меня из себя.

— Думаю, ты умная девочка и сама догадаешься о моих пожеланиях, — подмигнул наглец.

— Оставь свои игры для кого-нибудь другого, — буркнула я и развернулась, чтобы уйти.

Джейсон мгновенно вскочил с кресла, словно тигр, в два прыжка нагнал меня и перегородил путь. Мне не совсем были понятны его действия, но все же я остановилась. Мужчина улыбался, но при этом выглядел серьезным.

— Все, никаких игр, обещаю, — поднял руки вверх красавец в качестве подтверждения своих слов, — присядь, пожалуйста.

Младший Олдфорд осторожно взял меня за руку и усадил на диван, сам же присел на край кресла, оказавшись при этом выше меня. Наверное, у Олдфордов в крови возвышаться над другими, мне еще ни разу не удалось посмотреть на них сверху вниз, лишь в противоположном направлении.

— Что? — наконец, спросила я, потому что пауза затянулась.

Мне, правда, предстояло еще много работы. Не хватало еще, чтобы Синтия нажаловалась Нейтану, совсем не хотелось, чтобы он посчитал меня ленивой сотрудницей, отлынивающей от обязательств. Наоборот, с недавних пор во мне горело жгучее желание произвести на хозяина положительное впечатление. Более того, я мечтала о его похвале, и эти мысли казались мне жутко странными.

— Подожди ты, непоседа, мне нужно сосредоточиться, — по губам Джейсона пробежала улыбка, в которой мне привиделось стеснение. Что такого хочет сообщить мне младший Олдфорд? — мы не поговорили о поцелуе.

— А что о нем говорить? Он разве был каким-то особенным? — дерзко бросила я, боясь при этом раскраснеться.

— Кажется, нет, но я не переставал думать о нем в Мексике, — казалось, мужчина говорил искренне, из-за чего мне стало не по себе.

— Значит, не слишком веселая у тебя была компания, раз хватало времени на размышления, — включила я защитный механизм, потому что не хотела продолжения этой сцены.

Джейсон лишь усмехнулся, видимо, он привык к моему дерзкому языку, и снова взял меня за руку. В этот момент в зале, конечно, появилась Линда, будто пришла на запах добычи. Увидев ее, я сразу же отдернула руку.

— Простите, что помешала романтике, — хитро улыбнулась девушка.

— Иди куда шла, — раздраженно бросил младший Олдфорд.

— Ох, Джей, и не надоело тебе разбивать сердца наивным служанкам? — в фальшивом сочувствии поджала губы Линда.

— А тебе не надоело быть стервой? — парировал мужчина.

— Только там можно выжить в этом жестоком мире, милый.

Даже после ухода Линды в зале ощущалось ее присутствие, возможно, все дело в слишком агрессивных духах. Джейсон снова хотел взять меня за руку, но я вскочила с кресла, как ошпаренная.

— Ханна, — позвал мужчина.

— Мне нужно работать, — коротко бросила я и буквально побежала прочь.

Не думала, что между нами можем возникнуть что-то еще более неловкое, чем поцелуй, но, выходит, ошибалась.

Глава 12

Джейсон поразил меня своим поведением и намеками. Сложилось впечатление, что он хотел предложить стать его девушкой, или мне все же показалось, и повела себя, как дурочка, склонная к романтическим фантазиям. Но его жесты и серьезные взгляды не могли не навести на подобные мысли. В любом случае лучше сразу показать мужчине, что не хочу иметь с ним дела. Даже если сейчас он настроен серьезно, я знаю такой тип людей, которые перегорят, стоит им поймать в лапы желаемую игрушку.

Более обширное пространство в моих мыслях занимал Нейтан, отчего хотелось себя убить. Словила все возможные стереотипы, влюбившись в хозяина. Наверное, я слишком его идеализирую из-за обходительных манер и прекрасного воспитания. Если младший Олдфорд не внушает доверия благодаря легкомысленному характеру, то старший наоборот.

В последнее время господин перестал уделять мне хоть секунду внимания, поэтому я до сих пор не смогла рассказать, что его кровать готова. Честно говоря, и не стремилась это сделать, ожидая, когда мистер Олдфорд снова хотя бы заговорит со мной. А в голове уже возникали фантазии, как мы вместе поедем забирать предмет мебели, и между нами снова возникнет волшебный момент, который, на этот раз, не упущу. Хотя такая смелая я только в своем воображение, на деле же, как всегда, все испорчу.

Чтобы ощущать хоть какую-то близость к Нейту, специально подольше работала в коридоре рядом с его кабинетом. Протирая рамы картин, услышала стук каблуков в коридоре. Это Линда вышагивала модельной походкой, направляясь на прием к хозяину.

‒ Ты уже здесь? — обратилась ко мне противная помощница, ‒ Не думала, что Джейсон такой быстрый.

‒ Вам ли не знать, ‒ вырвалось у меня, и я понадеялась, что девушка не услышала, но она не спешила уходить.

‒ На что ты намекаешь? — строго спросила Линда, ‒ Я бы никогда не опустилась до уровня подстилки для бабника Джейсона, это лишь твой удел.

‒ Шутка! — вдруг сказала я, разведя руки в стороны. Крайне неподходящая реплика, но лучше чем сказать что-то оскорбительное.

‒ Шутка? — усмехнулась помощница, ‒ Тебе стоит поработать над чувством юмора.

Озвучив свой совет, девушка зашла в кабинет господина. «Тебе стоит поработать над своими мозгами», ‒ про себя сказала я, но обращалась не к Линде, а к себе самой. Потому что не успела помощница скрыться за дверью, как я стала рисовать перед собой эротические сцены, как она ублажает мистера Олдфорда. Внутри закипела ярость и жгучая ревность, а рука сама потянулась к двери, чтобы постучать.

‒ Ханна? Вы что-то хотели? — вежливо спросил Нейтан, когда я зашла в его кабинет.

‒ Может быть, вам что-нибудь принести? Кофе или чай? — нашла я повод. Хозяин продолжал смотреть на меня вопросительно, ‒ Просто подумала, что горячие напитки располагают к продуктивной работе. Вы же работой будете здесь заниматься?

‒ Да, конечно, ‒ нахмурился мужчина, до конца не понимая, что вообще я несу.

‒ Нам ничего не нужно, можешь идти, ‒ сдержанным, но властным тоном сказала Линда. В отличие от хозяина она догадалась, что я просто хотела помешать их интимной беседе.

‒ А вы, мистер Олдфорд? Точно, ничего не хотите? — не унималась я.

‒ Пожалуй, я выпью кофе, ‒ пожал плечами Нейтан, так и не поняв правил игры.

‒ Будет исполнено! — громко заявила и зачем-то отдала честь. Линда закатила глаза, поражаясь моему глупому поведению.

Уже закрывая дверь, вдруг осознала, что не смогу исполнить поручение господина, и я вернулась в кабинет.

‒ Простите, мистер Олдфорд, я не умею делать кофе. Может, вы выберете чай? — я виновато улыбнулась. Мне повезло, что мужчина находился в хорошем настроении и не накричал на меня, а воспринял все в своей сдержанной манере.

‒ Хорошо, приготовьте чай, ‒ сказал Нейт.

‒ Тогда и мне тоже, ‒ вдруг вставила слово Линда, ‒ я буду с молоком и кардамоном.

В моих глазах, наверное, сразу же заискрилась паника, потому что мистер Олдфорд засмеялся, взглянув на меня. Видимо, он догадался, что я понятия не имею, как делается такой чай.

‒ Принести просто черный чай, ‒ сжалился надо мной господин, ‒ это правильный ответ?

‒ Да, сэр! — снова отчеканила я, как солдат.

Заваривая чай, я не переставала думать о том, что, скорее всего, на записи Линда была с Нейтаном. Или же она соврала? Если это мой хозяин, значит, он не такой уж и паинька, а любитель домашнего порно. Смогла бы я сняться в таком кино, если бы он меня попросил? Но он никогда тебя не попросит. Угомонись уже, Ханна.

Даже приказав себе успокоиться, не смогла совладать с эмоциями. Принеся поднос с чашками в кабинет и поставив его на стол, не смогла отойти от стола мистера Олдфорда и встала, как вкопанная.

‒ Спасибо, Ханна, вы можете идти, ‒ сказал Нейтан.

В стрессовых ситуациях мой мозг соображал в два раза хуже, чем обычно. Вместо того чтобы придумать нормальный повод остаться, я стала протирать стол мужчины прямо перед его носом.

‒ Ох, как здесь много пыли! — причитала я тоном старушки, ‒ Вы знали, что пыли нельзя попадать в чай? Они тогда вступают в сложную химическую реакцию, и это может привести к смерти.

— Чьей? Пыли? — раздраженно спросила Линда, ее уже начинала бесить моя компания.

— Любого человека! Простите, мистер Олдфорд, но я не могу позволить вам умереть, — продолжала я свой спектакль.

Нейтан спокойно пил чай, наблюдая за мной с любопытством. Он напоминал короля, который смотрел домашнее представление шута. Только вот Линда в этот сценарий не вписывалась. Скорее всего, девушка ждала соответствующей реакции мистера Олдфорда, но он, кажется, не собирался меня прогонять.

— Ладно, Нейт, мне пора, на час у меня назначена встреча, — буркнула помощница, а на моем лице загорелась довольная улыбка, которая не ускользнула от взгляда господина, — днем отправлю тебе предложения, а ты позвони, как выберешь наиболее выгодные.

Девушка ушла, моя миссия перед своей ревностью была выполнена, и можно было перестать притворяться. Я взяла поднос, чтобы поставить на него чашку Линды, в ней доверху был налит чай.

— Она не сделала ни глотка, — проявила я смекалку детектива и сделала глоток, — очень даже вкусный чай.

— О нет, Ханна! Что же нам теперь делать? — закричал Нейтан. Я в испуге взглянула на него, но мужчина сидел с улыбкой на лице, — Вы же не успели протереть тот стол от пыли, и она попала в чай. Вы теперь умрете.

Я молча подошла к мистеру Олдфорду и забрала у него пустую чашку.

— Это вам не шутки, — обиженным тоном сказала я, словно его подзадоривание, правда, меня оскорбило, — я говорила серьезно.

— Конечно-конечно, вы всегда сама серьезность, — усмехнулся хозяин.

Прошло уже несколько дней, а я все еще не могла успокоиться и безумно ревновала хозяина к Линде. Нейт окончательно включил режим «заморозки» и общался со мной только по рабочим моментам. Иногда мне даже казалось, что в теле этого прекрасного мужчины поселилось сразу два человека: один из них — забавный юноша, который шутит и радуется жизни, а второй — более строгий, постоянно делающий вид, будто меня не существует.

— Ко мне в кабинет. Живо! — прозвучало у меня над ухом во время мытья полов в гостиной.

Мистер Олдфорд, явно, был зол, но что я сделала на этот раз? Кротко проследовав за господином в его любимую зону для выговоров, приготовилась к самому худшему.

— Не хочу, чтобы вы считали меня старомодным, но я однозначно убежден: на рабочем месте не должно быть никаких любовных отношений. Вы подаете отвратительный пример для остальных слуг.

Я замерла, ведь Нейтан снова больно меня ранил. Каждый вздох отдавал прямо в сердце. Мужчина не первый раз намекнул на то, что я всего лишь персонал, которому стоит придерживаться определенных правил.

— Я не позволила себе ничего лишнего! Не знаю, что наговорила вам Линда, но это не правда! — произнесла, еле сдерживая слезы.

— Дело не только в Линде! Хватит цепляться к моей помощнице, — мистер Олдфорд перешел на крик.

— Тогда зачем вы цепляетесь к нам с Джейсоном? Ревнуете? — вывалила я в желании задеть мужчину с такой же силой, как и он меня.

Нейтан не смог скрыть свое удивление, нервно поглаживая каштановые волосы в поисках ответа. Прямо в этот момент дверь в кабинет открылась, и в комнату непринужденно вошел Джейсон. Его приподнятое настроение тут же сменилось при виде агрессивного настроя в комнате.

— Что здесь происходит? — спросил младший Олдфорд, адресовав вопрос больше к Нейтану, нежели ко мне.

— Я пытался объяснить Ханне, что флирт с тобой может быть только за приделами этого дома, — рявкнул господин, обрушив всю ненависть на брата.

— Длинный язычок Линды пора подрезать, — прошептал Джейсон себе под нос, а я нервно усмехнулась, ведь Джей почти повторил мое оправдание.

Сейчас мы были похожи на школьников, отчитывающихся перед директором за очередную шалость, вот только за мной нет никаких проступков.

— Я о вашем поцелуе в погребе говорил, но, видимо, есть что-то еще, о чем мне стоит знать. Хватит делать из меня дурака! — уже холоднее произнес старший из Олдфордов.

Я перевела взгляд на Джейсона в попытках найти в глазах молодого человека хоть каплю стыда, он разболтал все, что было между нами в тот вечер, а, может, даже и приукрасил. Слезы уже просились наружу, желая покатиться по горящим щекам, жаждущим влаги.

— Это ничего не значит. Если ты не заметил, Ханна давно по уши влюблена в тебя,

— с обидой произнес Джейсон и вышел из кабинета.

Своими словами мужчина словно дал мне команду перестать сдерживаться, и слезы энергично потекли по щекам. Джей полностью прав: в попытках игнорировать любые проявление чувств, я не заметила, как влюбилась в господина, который, по всей видимости, терпеть меня не может. Ханна, да ты самый настоящий везунчик! Поменяла любовь к умершему парню на безответную любовь к боссу.

Мне хотелось сбежать и не видеть растерянного взгляда Нейтана, не знающего, как быть с чувствами бедной служанки. Все же мне пришлось посмотреть на господина, потому что услышала громкие шаги возле себя, любопытство среагировало моментально, ведь мне нужно знать, куда он направляется.

В глазах мистера Олдфорда горел неизвестный мне ранее огонь. Мужчина решительно приближался, и в голове уже промелькнула мысль, как меня вышвыривают за порог поместья. Вот его сильная рука тянется ко мне, но не для удара! Нейт берет мою голову, затем спускается по волосам к шее и властно тянет к себе.

От неожиданности я не сразу поняла, как губы мужчины скользнули по моим, а неугомонный язык блуждал по полости, пробуждая внутреннее желание. Вторая рука господина уже поглаживала мои скулы и подбородок, вытирая мокрые следы от недавних слез. Мысли не могли собраться воедино, потому что отправились на заслуженный отдых, передав бразды правления страсти.

Желание исходило от нас обоих, мои пальцы нашли край рубашки и скользнули под нее по спине. Нейт поцеловал меня еще раз, теперь еще более настойчиво. Он крепко прижимал меня к себе, не позволяя отстраниться ни на миллиметр.

— Ты должна быть только моей, — шепнул на ухо разгоряченный мужчина.

Эти слова сорвались с его губ с привкусом отчаяния. Он боялся потерять меня и все это время чувствовал удушающего ревность, как и я. Даже в сладострастные минуты мне удавалось анализировать происходящее. Нейтан понял мою задумчивость без слов, поэтому увеличил число своих поцелуев стократ. Его мягкие губы исследовали мою шею по миллиметрам, лаская кожу теплым дыханием. Требовательные пальцы господина уже боролись с пуговицами на блузке.

— Я куплю тебе новую форму, — с этими словами мужчина прекратил попытки расстегивать не поддающуюся вещь и с силой рванул в разные стороны ткань. Пуговицы отлетели в разные стороны и звонко ударились о паркет. От нетерпения мистер Олдфорд не стал ввозиться еще и лифчиком, а просто поступил с ним так же, как с блузкой.

— Теперь вы должны мне и белье, — усмехнулась я, поцеловав в губы своего хозяина.

Нейт тем временем занялся знакомством с моей грудью, приветствуя набухшие соски очередными ласками. Затем он вдруг опустился на колени, целуя мой живот и плавно спускаясь к юбке. Эта часть одежды точно так же слетела вслед за остальными товарищами по моему гардеробу горничной. Теперь я осталась почти обнаженной за исключением тоненьких трусиков. Как же я радовалась про себя, что не надела повседневные спортивные трусы-шорты. На самом деле, они запали мне в душу еще с детства, да и Стивен одобрял мой выбор. Странно, что теперь я бы стеснялась, если бы господин увидел меня в таком непривлекательном белье.

Мистер Олдфорд не тратил ни секунды прелюдий на думы, а использовал свои возможности по максимуму: отодвинув трусики в сторону, он запустил в мое увлажненное лоно сначала один палец, а затем и второй. Чувство наполненности сковало все нутро, я испугалась мимолетного ощущения приближающегося оргазма. Чтобы сдержаться, мне пришлось ухватиться за волосы господина, вот только мужчина расценил это как позыв к действию и прильнул губами к моей чувствительной точке. Посасывая самый важный бугорок, Нейт не выпускал мое тело из власти своих пальцев, которые не прекращали ритм внутри меня.

Я глубоко вздохнула, потому что дрожь затронула каждую частицу тела, предвещая необычайный конец этой ласки. Но мистер Олдфорд не собирался так быстро расставаться, в один рывок он встал, после чего поднял меня на руки и вставил внушительных размеров член прямо в мою перевозбужденную ловушку.

Такая наполненность пришлась мне по вкусу еще больше, и я решила сама задать темп наших действий. Похоже, мистера Олдфорда будоражила моя находчивость и прыткость, мужчина продолжал удерживать меня на руках, а после прижал к стене, продолжая движение бедрами.

Нейт не отрывал глаз, заставляя чувствовать его желание не только физически, но и на духовном уровне. Как истинный джентльмен, он позволил кончить мне первой, а затем сам рассыпался на мелкие частицы удовольствия.

Глава 13

Удовлетворенные и расслабленные мы плюхнулась на махровый ковер возле камина. Мистер Олдфорд продолжал поглаживать меня и коротко целовать плечи, спину, шею, при этом издавая забавные чмокающие звуки. Мне было комфортно в его объятиях до тех пор, пока не вспомнила про Стивена. Точнее, мы с Нейтом задремали в нежности и ласке, а во сне мой бывший (или подсознание) напомнили об утрате парня, который погиб странным образом здесь, в этом доме, где я случайно влюбилась во второй раз в жизни.

Осторожно выбравшись из цепких рук господина, надела юбку и только тогда вспомнила о порванной блузке и лифчике. Рабочий день еще в самом разгаре, а форме пришел конец. Взгляд упал на рубашку господина, которую он когда-то успел аккуратно повесить на спинку стула. Еле слышно фыркнув от возмущения, надела белоснежную находку на себя, подвергнув рукава и нижнюю часть ткани. Затем выбежала из кабинета босса, чтобы затеряться в огромном поместье и в своих мыслях.

Уединенным местечком стала комната посудомойщицы, куда меня еще с утра отправила Синтия, чтобы тщательно протереть фамильное серебро. К приборам я так и не притронулась, внимание отвлекло собственное отражение в посуде. На меня поглядывала счастливая блондинка, никак не похожая на ту хмурую хаджу, что была моим вторым я уже долгое время.

Остаток дня пролетели незаметно, мне удалось кое-как проскочить из своего укрытия, чтобы отправиться домой. Интересно, что сейчас чувствует Нейтан? Оставалось только догадываться и тонуть в аромате его парфюма, исходящем от рубашки.

Утро следующего дня выдалось волнительным, ведь сегодня нам все равно предстояло поговорить, расставив все точки над «i». Я решительно настроила себя на игнор, исходящий от хозяина, ведь именно так он поступал со всеми влюбленными в него служанками. Возможно, мужчина просто захотел доказать своему брату, кто здесь главный, и мне не стоит терять рассудок.

‒ Тебя хочет видеть миссис Олдфорд, ‒ заявила Синтия, как только моя нога переступила порог поместья.

То, что госпожа требует встречи, пагубно подействовало на мое и без того непонятное настроение. Мы не виделись с вечеринки, где Лея выставила меня в дурном свете.

‒ Ханна, на паркете царапины. Вы, должно быть, в курсе, как исцелить этот дорогой материал? — начала миссис Олдфорд.

Конечно, я немного расслабилась, услышав иную причину моего вызова к начальству, но потом вспомнила, что понятия не имею, как убрать царапины не только с паркета, но и с любой другой поверхности.

‒ Да, я займусь этим, ‒ соврала в надежде, что женщина не заставит делать это сию же секунду.

‒ Признаюсь честно, я позвала тебя еще по одной причине, ‒ нерешительно произнесла хозяйка дома.

Меня сразу же бросило в дрожь от страха. Мне искренне нравилась миссис Олдфорд, я с первого взгляда пропиталась к ней симпатией, поэтому не хотела слышать, как она разочарована после увиденного на вечеринке.

‒ Что случилось между тобой и Даяной Спенсер? Она умоляла уволить тебя.

‒ Я не понравилась ей еще на вашем мероприятии, где она прилюдно меня унизила, ‒ ответила, зная, что давить на жалость не хорошо, но потерять работу не могла.

‒ Об этом я наслышана, ‒ внезапно вздохнула миссис Олдфорд, поддавшись моей уловке, — она вымещает злость на всех, кто попадется под руку, ‒добавила госпожа.

‒ На что же можно так злиться? — вырвалось у меня.

‒ Поговаривают, ее избивает муж. Вся округа слышит их сцены, схожие с насилием. Я не люблю сплетничать, но…, ‒ прошептала женщина, явно захваченная азартом перемыть косточки соседям, хотя только что убеждала в обратном.

Ее перебил вошедший в гостиную Нейтан. Мое внимание сразу же приковал его безупречный вид. Мужчина также не сводил с меня глаз, улыбаясь лишь уголком рта.

‒ Голубчик, от тебя я тоже жду объяснений. Что это за выходки с прогулками по дому в полуобнаженном виде? Дамы, которые пришли вчера на ланч, были в ужасе, ‒ строго спросила миссис Олдфорд, забыв о недавних сплетнях со мной.

‒ Прошу меня простить, но я и сам был не в курсе, что хожу во сне, ‒ нашелся мой босс.

‒ В таком случае, что же тебе снилось? — не отступала женщина, но мягче.

‒ Белокурый ангел, она свела меня с ума и заставила делать странные поступки, ‒ говоря эти слова, Нейтан смотрел прямо на меня, не опасаясь быть замеченным собственной мамой.

Миссис Олдфорд закатила глаза, понимая, что не добьется правды, и уже через секунду покинула помещение, оставив нас наедине.

‒ Ханна, это такая месть: сбежать, пока я сплю, оставив меня без одежды и твоего присутствия? — проговорил мужчина, медленно приближаясь ко мне.

‒ За что же мне мстить вам?

‒ За то, что не признался в чувствах раньше, ‒ Нейт вплотную подошел ко мне, затем обхватил рукой талию и поцеловал прямо в губы, доказывая убедительность своих слов.

Я с неприсущей мне жадностью ему поддалась, ведь только сейчас обнаружила, как скучала по этим губам сегодня утром, проснувшись одна, а не с господином.

‒ Почему на тебе до сих пор нет лифчика? — усмехнулся мистер Олдфорд, когда ненадолго от меня отстранился.

— Вы порвали мой единственный, — почему-то мне резко стало стыдно за отсутствие обширного количества нижнего белья.

Мистер Олдфорд поднял брови от удивления, а затем сказал:

— Я в смятении: с одной стороны, хочется пообещать, что куплю сотни комплектов красивого белья, а с другой, желаю разорвать и эту одежду, чтобы наслаждаться красотой твоей наготы.

Мужчина дотронулся кончиками пальцев до моих губ, и я открыла рот, выдохнув подкравшийся момент страсти. Нейт самодовольно улыбнулся на подобную реакцию. Не убирая руки, он скользнул по шее, поцеловав чувствительную кожу.

— Мне нужно работать, — прохрипела неуверенно, понимая, что господину уже практически удалось меня соблазнить.

— Ты уверена? — прошептал мистер Олдфорд.

Кивнув, я не сразу отстранилась от господина, продолжая чувствовать его пленительные руки на своем теле.

— Зачем подавляешь желание, Ханна? — спросил напоследок Нейтан.

— Не хочу стать очередной актрисой для порнофильма, как Линда, которая потом станет вам не нужна, — бросила в отчаянии, обескуражив мужчину.

К глазам сразу же подступили слезы, мне уже самой надоело быть такой слабой, но мистер Олдфорд оказывал на меня слишком сильный эффект. Я собиралась поскорее уйти, чтобы мужчина не видел слезинок, но он схватил меня за руку.

— Стой! И куда ты опять побежала? — остановил меня Нейт и серьезно посмотрел в глаза, — Что еще за порнофильмы?

Я не отвечала, потому что боялась, что голос будет предательски дрожать, и уставилась в пол. Хозяин не отпускал моей руки и нежно гладил пальцами тыльную сторону ладони.

— А, теперь все понятно, стоило догадаться, что неудержимое любопытство Ханны Мендес и эти изворотливые пальчики доберутся до той записи с Линдой, — усмехнулся Нейт, целуя по очереди каждый мой палец.

В этот момент мне были неприятны его поцелуи, я могла думать только о видео. Мистер Олдфорд не опроверг того факта, что на записи он, и, кажется, и не намеревался это делать. В душе корила себя за излишнюю наивность, до последнего я надеялась, что с Линдой был Джейсон, а не Нейт.

— Мой вас совет: не стоит оставлять интимные видео в общем доступе, если не хотите, чтобы их кто-нибудь увидел, — сказала я, собрав всю свою дерзость.

Снова совершила порыв сбежать, но сильные руки мужчины во второй раз меня удержали. Нейтан осторожно коснулся моего лица и поднял подбородок вверх.

— Посмотри на меня, — ласково попросил хозяин, и я повиновалась. Его взгляд сразу смягчился, когда он увидел в моих глазах слезы, — между мной и Линдой ничего нет и никогда не было.

— Значит, на том видео Джейсон? — сразу же спросила я.

— Тебя продолжает волновать мой брат? — насторожился мистер Олдфорд.

— Нет, просто любопытно, а Джейсон никогда меня не интересовал, — поспешила заверить, ласково глядя господину в глаза.

— Точно, любопытство — твое второе имя, — по-доброму усмехнулся Нейт, — что ж, не буду врать, на записи был я.

К горлу сразу же подступил комок обиды и разочарования, все-таки хозяин соврал, что между ним и помощницей ничего не было. Мне стало горько, захотелось ущипнуть себя и лучше сотни раз, чтобы наказать за излишнее доверие и пустые мечты.

Я не единственная подчиненная, с которой развлекался мистер Олдфорд. Возможно, соблазнение работниц — одно из его хобби, и я отлично подошла для этой роли. Новенькая служанка, свежее мясо, которое непременно захотелось отведать избалованному мужчине. За секунду я подобрала Нейтану самые оскорбительные прозвища, но это не сработало, и мои чувства к нему не исчезли.

— Но прежде, чем снова убежишь, разреши объяснить, — с улыбкой попросил господин, — у меня были отношения с сестрой Линды, но она мне изменила. Больше всего в жизни я ненавижу предательства, поэтому не смог ее простить, и мы расстались. С Линдой мы дружим уже много лет, и ей пришлось слушать мое нытье. Мне стыдно признаться, но тогда я был глупцом и страдал из-за случившегося. Она предложила снять постановочное видео, которое невзначай покажет сестре. В этом не было смысла, но обида сыграла роль, и я на это согласился. Результат труда ты и могла видеть на записи.

Не знала, можно ли верить хозяину. С одной стороны, он не знал, что я не досмотрела видео до конца, но говорил так, словно там, правда, не было ничего особенного. С другой, в памяти отчетливо всплыли сцены, как Линда лежала на кровати обнаженная. Неужели она настолько преданная работница, что разделась перед боссом ради съемки?

— Но Линда была там голая, — уверенно заявила я.

— Нет, она была в белье, Ханна. Твоя фантазия снова все приукрасила, — закатил глаза мистер Олдфорд.

— Какого оно было цвета?

— Если мне не изменяет память, бежевого, — ответил мужчина.

Плохое зрение, действительно, могло подвести в момент просмотра видео и принять телесное белье за наготу. Пусть я снова окажусь наивной идиоткой, но решила поверить словам господина.

— Ваша бывшая просто чокнутая, что потеряла вас, — сказала я и ласково погладила Нейта по лицу, — я никогда так не поступлю. Обещаю.

— Можем обойтись без обещаний, я не слишком им доверяю, — честно признался мужчина.

И тут я вспомнила слова миссис Олдфорд о том, что бедной будет та девушка, что влюбится в ее сына. Не это ли имела в виду женщина? Нейтан больше не верил противоположному полу, а, значит, не мог построить доверительные отношения. Если он не требовал обещаний с девушек, то и сам не давал никаких гарантий. Смогу ли я изменить его жизненную установку? Ведь любовью лечится любая боль.

— Но я хочу быть только с вами, — я взяла лицо Нейта в свои руки и поцеловала мужчину в губы, — вы верите мне?

— Ханна, давай просто не будем об этом думать, — предложил мистер Олдфорд, ему, правда, было сложно поверить человеку.

— Нет, для меня это важно. Скажите, что верите мне, — продолжала требовать я.

— Я верю тебе, — после некоторой паузы, наконец, сказал Нейтан.

Конечно, нам предстоит еще большая работа, чтобы по-настоящему довериться друг другу, но я хотела задать правильное направление наших отношений с самого начала. Мои чувства к мистеру Олдфорду были искренними, и, если я рядом с человеком, то отдаюсь ему без остатка. Мне хотелось, чтобы господин знал это и осознал, что достоин настоящей любви.

На первой поре влюбленности часто теряешь голову и нежничаешь где угодно. Мне бы не хотелось, чтобы кто-то из слуг узнал о нашем романе, неизвестно, какие будут последствия. Сегодня мы и так позволили себе слишком много, не боясь чужих глазах. Впредь стоит быть осторожнее.

Глава 14

С тех пор, как мы с Нейтаном стали любовниками, мужчина начал наблюдать за тем, как я работаю. Возможно, и раньше господин подсматривал украдкой, но теперь делал это бесцеремонно. Он выглядел так же, как Рокко, наслаждавшийся уборкой Алиши. Раньше мне казалось, что это выглядит пошло, и пресекала брата, но теперь сама участвовала в таком развлечении. Устраивать подобный спектакль для любимого даже приятно.

Когда я проходилась пушистой щеточкой по книжным полкам, встав спиной к хозяину и оттопырив заднюю точку, Нейт не сдержался и рывком притянул меня к себе, усадив на колени.

‒ Мистер Олдфорд, поумерьте свою прыть, иначе я не спасу ваши книги, и они задохнуться от пыли, ‒ в шутку сказала я.

‒ Какой у меня оказывается грязный кабинет, ты постоянно находишь здесь пыль, ‒ усмехнулся мужчина.

‒ Каков хозяин, таков и кабинет, ‒ подразнивала я.

‒ Кто же причина грязных мыслей в моей голове, вы случайно не знаете, мисс Мендес? — Нейтан оставил на моей шее чувственный поцелуй, от чего по коже побежали мурашки.

‒ Понятия не умею, ‒ ответила я и вспорхнула с его коленей, как неугомонная птичка.

Мистер Олдфорд резко схватил меня за край фартука от формы и снова притянул к себе. Перед тем как отпустить для продолжения уборки, он запечатлел на моих губах жадный поцелуй. Он всегда целовал так, словно не мог напиться мной, и от ощущения собственной привлекательности меня возносило к небесам. Я и представить не могла, что в моем, казалось бы, сдержанном господине таится такая страсть. И, конечно, предпочитала считать, что она пробудилась именно благодаря мне, а с бывшими подружками он был таким же невозмутимым, как в будние дни.

‒ Когда, кстати, будет готова моя кровать? Мне порядком надоело спать в гостевой комнате, ‒ спросил Нейтан.

‒ Папа закончил ее две недели назад, ‒ будничным тоном ответила я.

‒ И почему ты не сказала? — не понял мужчина.

‒ Не хотела, чтобы вы развлекались на ней с другими девушками, ‒ призналась честно.

Уже одна мысль, что Нейт занимается любовью не со мной, расстраивала, а если бы еще фигурировала кровать, созданная руками моего отца, я бы, точно, сошла с ума.

Я говорила, не поворачиваясь к господину и протирая стеклянную дверцу шкафа, и вдруг почувствовала сильные руки мужчины на своей талии. Теплое дыхание защекотало область вокруг моего уха, и я невольно вздрогнула от щекотки.

‒ Никаких других девушек, Ханна, ‒ прошептал хозяин, и от его мягкого баритона у меня чуть не подкосились ноги. Чары этого мужчины действовали магическим образом, ‒ и перестань уже обращаться ко мне на «Вы».

‒ Хорошо, ‒ я повернулась и посмотрела мистеру Олдфорду в глаза.

‒ Хорошо, Нейт, ‒ поправил меня хозяин.

‒ Хорошо, Нейт, ‒ повторила я, и мы поцеловались с такой жаждой, будто не виделись несколько лет.

Служба доставки привезла кровать Нейтана на следующий день и установила в комнате господина. Я протерла предмет мебели, постелила шелковое белье темно-синего цвета и ожидала хозяина, чтобы посмотреть на его реакцию. Волновалась так, словно сама выполняла заказ и боялась получить отрицательный отзыв.

Кровать получилась под стать Нейту: из натурального темного дерева с резной фактурой у изголовья и неброскими художественными узорами на остальных частях каркаса. Ничего лишнего, но при этом стильно и колоритно.

‒ Вот это красотища! — восхитился мистер Олдфорд, увидев новый предмет мебели в своей спальне.

‒ Правда, нравится? — обрадовалась я.

‒ Конечно! Твой отец — виртуоз, это настоящее искусство! — продолжал восторгаться мужчина, поглаживая деревянные панели.

Осмотрев кровать со всех стороны, господин вдруг побежал к двери и закрыл ее на ключ. Повернулся он, лукаво поглядывая на меня.

‒ Опробуем ее? — предложил Нейт.

Если думать, как на кровати, созданной папой, мистер Олдфорд развлекается с другими девушками, было печально, то представлять, как он делает это со мной — крайне неловко. Однако я не могла ничего поделать с бешеным желанием заняться с этим непоколебимым мужчиной любовью.

‒ Поберегись! — крикнул хозяин и со всего разбегу прыгнул на кровать.

Этот мощный прыжок человека с достаточно мускулистым телом сразу же болезненно отразился на кровати, и она издала негромкий треск.

‒ О, нет! — в ужасе закричала я и присела на пол, чтобы посмотреть, что сломалось.

‒ Прости, я перестарался с озорством, ‒ извинился мужчина и присел рядом.

Вместе мы изучили нижний каркас и, к счастью, обнаружили трещину только в одной дощечке. Эту поломку легко можно исправить, стащив из папиной мастерской деревянную деталь.

‒ И как же быть с таким безобразником? — шутливо сказала я, близость мистера Олдфорда сразу же отогнала прочь беспокойство.

‒ Даже не знаю, ‒ пожал плечами мужчина.

Затем он поднял меня и положил на кровать. Расстегнув свою рубашку, господин оказался сверху и начал целовать шею, одновременно оголяя зону декольте. Из лифчика навстречу приключениям уже выпрыгивала моя грудь. Поприветствовав ее, как следует, и обласкав поцелуями, Нейтан стянул с меня форму, оставив в одном нижнем белье и чулках.

Мне не терпелось сорвать с него одежду, но мужчина не привык переходить к себе, пока не закончит предварительную работу с моим телом. Только возбудив меня до внутренней пульсации, он сорвал с меня и с себя остатки одежды.

Наши тела уже успели устать от прелюдии и хотели скорее стать одним целым. Мистер Олдфорд поднял мои руки вверх и накрыл своими ладонями, я же обхватила его бедра ногами, позволяя войти внутрь. От ощущения любимого мужчины в себе, у меня закружилась голова, и я закрыла глаза от наслаждения. Нейт двигался неспешно, но с чувством отдаваясь каждому толчку, достигая нужной точки. При этом он не переставал целовать меня в шею, грудь и губы, но с последними было непросто, потому что я не могла сдерживать стонов.

После этого господин встал на колени и поднял мои ноги повыше, из-за чего пространство внутри меня стало уже, а ощущения насыщеннее. При этом мистер Олдфорд осторожно покачивал мое тело из стороны в сторону, что позволило активизироваться всей интимной области вокруг самой чувственной точки. Его ритм ускорился, и мне уже хотелось рассыпаться в оргазме, но Нейтан решил не останавливаться на двух позах и приказал перевернуться на живот.

Оказавшись сверху, он, не теряя ни секунды, снова вошел в меня и стал двигаться еще интенсивнее. Я немного приподнялась на локтях, и мои соски оказались в аккуратных пальцах господина, и он их нежно покручивал. Напряжение собиралось в нижней части моего живота и опускалось все ниже, и в какой-то момент я уже не могла сдерживаться и сдалась перед сокрушительной волной оргазма. Приглушенный стон Нейтана раздался спустя несколько секунд, и я почувствовала на спине тепло.

Новая кровать прошла испытание неугомонной страсти, хоть и пришлось пожертвовать маленькой деталью. Меня переполняло чувство наслаждения и даже не волновало, что теперь придется заново перестилать постель.

Свой выходной решила провести в кровати и встать с нее, только если на землю упадет метеорит или случится другой катаклизм. Как раз именно звук падения все же привлек мое внимание и заставил покинуть королевство уюта.

— Вам придется убрать это, — строго говорил мой брат, когда я вошла в гостиную.

— Но я видела, как вы специально столкнули с полки вазу, — возмутилась Алиша, яростно жестикулируя руками.

Я сразу же догадалась о поступке обезумевшего Рокко: сегодня у нашей горничной короткий рабочий день, и, видимо, мужчина всеми способами пытался ее удержать.

— Все в порядке, Алиша, можешь идти, — мягко обратилась я к жертве. Женщина ушла с выражением испуга на лице, — ты же понимаешь, что только отпугнешь ее таким поведением? — спросила у Рокко.

— Ханна, я в отчаянии! Она неприступная и холодная, словно моя бывшая жена в последние месяцы нашего брака. Почему женщины не могут полюбить меня? — брат и правда выглядел подавленным.

— Хочешь доказать себе, что ты настоящий мужчина, или Алиша, действительно, запала тебе в сердце? — спросила напрямую, чтобы Рокко не смог увильнуть в другую сторону.

Брат не спешил отвечать. Внутри него что-то боролось, но не хотело выходить на поверхность.

— Мне нужно выпить, пойдем со мной? — вдруг предложил Рокко.

Я искренне переживала за него, поэтому, не задумываясь, согласилась. Мы зашли в первый попавшийся бар и сразу же заказали текилы.

— Клео изменила мне, из-за этого и разрушился брак. Я не уверен, что отпустил ситуацию, ведь каждая девушка вызывает приступ ненависти.

— А Алиша нет? — сразу же заговорила я о новой девушке в жизни брата, хотя новость об измене Клео стала для меня шоком. Рокко скрыл от нас этот факт, видимо, стыдясь его. Папа зря ругал сына и обвинял в принятии неверного решения.

— Да, но она такая неприступная. И я стараюсь всеми силами сдержать гребанную влюбленность, но не очень получается.

Я понимала брата как никто, ведь сама не так давно сковала сердце в цепи, чтобы мистер Олдфорд не добрался до него.

— Теперь ты все знаешь. Твоя очередь: выкладывай, что скрываешь.

Без слов я опрокинула две стопки текилы одну за другой и приготовилась обнажить правду, как услышала за спиной знакомый голос:

— Ханна, да ты не так проста: изменяешь нам с братом с этим красавчиком, — к нам неожиданно подскочил Джейсон в не совсем трезвом состоянии.

Брат посмотрел на меня вопросительно, ожидая объяснений.

— Рокко, знакомься, это один из моих начальников Джейсон Олдфорд, а это мой брат, — на слове «брат» я сделал акцент.

— В честь знакомства выпивка за мой счет, — повеселел Джейсон, узнав, что мужчина рядом со мной всего лишь родственник.

— Начальник? Кем ты работаешь, Ханна? — прошипел Рокко, пока наш новый соратник по выпивке заказывал текилу.

— Горничной, я все потом объясню, — пискнула в страхе, увидев гнев брата.

Когда официант принес напитки, Рокко залпом осушил свой стакан.

— Вау, вот это размах! — поразился Джейсон и повторил за братом обряд.

— Осталось придумать, за что вы так пьете, — буркнула я недовольно.

— За женщин, причиняющих боль, — заявил брат, посмотрев на меня, а затем бесцеремонно выпил и мою текилу.

— Я сразу понял, мы подружимся! — воскликнул Джей и заказал повторно напитки.

Я давно предвещала этот союз, но не думала, что он так скоро обрушится на мою голову. Мужчины увлеклись выпивкой и мужскими разговорами, а мне оставалось только неловко поддерживать беседу и надеяться, что Рокко перепьет и забудет об открытии секрета.

— Мне все еще нужны объяснения, — заявил он, когда мы, наконец, оказались дома.

Джейсон несколько раз пытался оказать мне навязчивые знаки внимания, и приходилось прятаться за спиной Рокко. В итоге младший Олдфорд отбросил попытки подкатить и проводил нас до такси.

— Стивен погиб в доме Олдфордов при крайне странных обстоятельствах. Мой долг узнать при каких, иначе не смогу жить дальше и любить кого-то другого полноценно, — я знала, на какие больные точки можно надавить, чтобы брат понял всю ситуацию объективно.

— Будь осторожна, сестренка! — только и смог ответить Рокко перед тем, как вырубиться.

Глава 15

Мысли о Нейтане теперь не покидали мою влюбленную по уши голову ни на минуту. Я витала в фантазиях и мечтах днем и ночью, забываясь даже, где на данный момент нахожусь. Особенно сложно было сосредоточиться на работе: я и так не особо трудилась, а теперь и вовсе могла позволить себе застыть на одном месте и прибирать его часами.

— Лампочка включается другим образом, это тебе не агрегат Джина, чтобы с таким усердием натирать, — вернул меня из заточения мыслями назойливый дворецкий.

Моя внутренняя расслабленность не позволила даже подобрать дерзкий ответ, а просто переместила меня на другой объект для мытья. Чтобы отвлечься от сладких грез, решила взять с собой любимый эротический роман и почитать его в обед.

— Стажер? Какую профессию осваиваешь на этот раз? — прочитал вслух название книги Нейтан, когда подловил меня за чтением на веранде.

Сразу вспомнилось только зарождение нашей симпатии, когда господин пытался подловить на чтении эротики.

— Мне пора признаться: моя страсть заключается в этих маленьких носителях историй о сексе, — прошептала я, как подобает, когда раскрывается тайна.

— Как романтично ты назвала эротические романы, — неподдельно восхитился мистер Олдфорд.

Я коротко поцеловала его в губы, чтобы в очередной раз не увлечься и не быть обнаруженными другими слугами.

— Раз так стесняешься наших отношений и, как я вижу, работать не собираешься, то приглашаю тебя на свидание вне стен этого дома, — произнес Нейт с присущей ему галантностью, протягивая руку.

— Но мне нечего надеть, — спохватилась я, когда мы покинули веранду.

— Об этом не беспокойся, туда, куда мы едем, она тебе не понадобится, — игриво заверил мужчина.

Мы долго ехали в машине господина, разговаривая на все темы мира и хором напевая «Богемскую рапсодию».

— Ты в юности, наверно, сходил с ума по «Queen»? — спросила я, не подумав.

— Ханна, по-твоему, сколько мне лет? — обиженно проворчал Нейтан.

Мы перевели все в шутку, но в душе я задумалась, что мало знаю о своем нынешнем любовнике и по совместительству начальнике. Пока плохие мысли воровали у меня приятные моменты, машина, наконец, остановилась, телепортировав нас в зеленый оазис.

— Что это за место? — спросила сразу, чтобы не теряться в догадках.

Вместо ответа мистер Олдфорд достал из багажника корзину, из которой выглядывал багет и различные фрукты.

— Пикник! — воскликнула я от восхищения.

Нейтан взял мою руку и привел к небольшому водоему, затем расстелил плед и разложил продукты. Пусть я не знала все о своем господине, зато он видел меня насквозь, пропитывая отношения простотой, комфортом и романтикой.

— Все в порядке? — заволновался мой спутник, заметив задумчивый взгляд.

— Все идеально! Но я хочу знать о тебе больше…

— Что именно любопытству мисс Мендес не дает покоя? — расслабился Нейтан, осознав, что все же угадал с сюрпризом.

— Хочу пять необычных фактов о Нейте Олдфорде, которые никто не знает, — загадочно улыбнулась, предвкушая услышанное.

— Ну, во-первых, я жуткий педант, не могу вытерпеть мятой одежды или грязного помещения, — еще только начал мужчина, а я уже закатила глаза от возмущения, вспомнив, как он аккуратно повесил свою рубашку во время нашего страстного секса.

— Мое второе имя Хуанита, в честь бабушки по отцовской линии.

— Нейтан Хуанита Олдфорд? — я не смогла сдержать приступ смеха, но потом сразу же загладила вину перед обиженным мужчиной продолжительным поцелуем, — Мой голос мог показаться тебе знакомым при нашей первой встрече, потому что я озвучивал навигатор и другие полезные гаджеты.

Этим фактом я заинтересовалась, но не смогла узнать подробности, потому что Нейт продолжил свои откровения.

— До двадцати лет моим домашним зверьком был осьминог.

— Неплохо, — засмеялась я, — и последний факт?

— Я отчаянно и бесповоротно влюбился в свою горничную, — проговорил мужчина и тут же запечатлел на моих губах нежный поцелуй.

Мистер Олдфорд первый раз вот так искренне признавался мне в чувствах, раньше мне приходилось только догадываться, основываясь на своих инстинктах.

— Искупаемся? Помнишь, я говорил, что одежда тебе не пригодится? Пора от нее избавиться.

На лице Нейта вновь появилась юношеская улыбка, толкающая на безумные поступки. Скинув с себя все, мужчина, уже сверкая накаченной задницей, нырнул в водную стихию.

— Ханна, хватит стесняться! Иди же ко мне! — крикнул возбужденный не на шутку господин.

Благодаря его словам я обретала уверенность и любовь к себе. Освободившись от лишнего, с шумом плюхнулась в пучину наших водных страстей, приобретя новый опыт экстремального секса.

Вернувшись в особняк, я постаралась быстрее привести себя в порядок и приступить к работе, делая вид, что никуда не отлучалась. Торопливо шагая по коридору, не догадалась сбавить темп у поворота и врезалась в Джейсона.

— Прошу прощения, — сразу же извинилась я, потому что была виной столкновения.

— Какие мы стали вежливые, — усмехнулся мужчина.

— Всегда такой была, — соврала я. Сейчас мне, правда, не хотелось пререкаться с младшим Олдфордом, потому что была слишком счастлива для негатива.

— Меня сейчас стошнит от этого запаха удовлетворенности, — с отвращение сказал Джейсон и изобразил приступ рвоты, сильно переигрывая.

Этот мужчина знал, на какие рычаги нажать, чтобы включить мой режим раздражения, но сегодня он не сможет испортить мне настроения. Я лишь посмотрела на него с поддельной злобой и хотела пойти по своим делам, но наглец перегородил дорогу, оперевшись рукой о стену.

— Что ты хочешь от меня, Джейсон? — все же ему удалось растормошить во мне раздражение.

• Чтобы ты меня не игнорировала, — ответил мужчина, скорее всего, намекая на вчерашнее. Я увидела его в холе и резко развернулась в другую сторону, чтобы не встречаться, но, видимо, младший Олдфорд это заметил.

— Я не игнорирую, а оберегаю нас обоих от бессмысленного общения, — нашла я убедительную, на мой взгляд, формулировку.

— Мы несколько часов сидели в погребе, и нам было весело.

— Повлияли обстоятельства. Неужели ты, правда, считаешь, что мы можем стать друзьями?

— От дружбы с привилегиями я бы не отказался, — лукаво улыбнулся Джейсон, но, увидев, как я закатываю глаза, продолжил, — это шутка, я знаю, что ты с моим братом.

— Откуда? — вырвался вопрос. Конечно, я понимала, что в доме, где даже у стен есть глаза, сложно держать в тайне роман, но интересно, кто рассказал Джейсону.

— Рокко рассказал.

— Мой брат? — поразилась я, — Вы общаетесь?

В последнее время Рокко стал уходить из дома вечерами и возвращаться уже ночью. Я думала, он завел подружку, а оказывается друга с не слишком хорошей репутацией. И до какой степени они успели стать близкими, если брат разбалтывает секреты своей сестры. Джейсон из кого угодно сделает балабола.

— Да, у нас много общего: нам обоим разбили сердце горничные, — в театральной манере сказал мужчина.

— Очень смешно, — я слегка толкнула Джейсона, чтобы пройти, его шуточки мне надоели.

— Почему ты все мои слова воспринимаешь, как шутку?

— Потому что ты не способен на серьезность.

— Ты плохо разбираешься в людях, Ханна, — тоном мудреца сказал младший Олдфорд.

С его утверждением я была категорически не согласна, моя интуиция редко меня подводила по отношению к людям. А вот Рокко отличался излишней наивностью и мог довериться ненадежному человеку, в данном случае Джейсону. Нужно придумать, как оградить брата от общения с этим циником. Не хватало еще, чтобы Рокко проговорился ему о моем расследовании. После признания я молилась, чтобы брат все забыл, ведь он был очень пьян, но утром мужчина вспомнил мои слова и потребовал подробного рассказа. Пришлось выложить весь план и выслушать часовую тираду, какая я глупая и легкомысленная.

После работы я обещала заскочить в приют, чтобы привезти еду и помочь выгулять собак. Волонтеры были заняты другим делом: мы наняли фотографа, чтобы сделать кадры с нашими подопечными и выложить на сайт. Так появится больший шанс, что их заметят и возьмут домой.

— Рут, помоги мне, пожалуйста, принести пакеты из машины, — попросила я молодую сотрудницу.

— Конечно, мисс Мендес, — сразу же вскочила с места девушка.

Мне нравилась Рут, но она была жуткой сплетницей. Даже в приюте для животных ей удавалось найти пищу для обсуждений и слухов.

Закончив с транспортировкой продуктов, я посмотрела, как проходит фотосъемка, и отправилась к вольерам, чтобы взять четвероногих друзей на прогулку. Лишь почуяв мой запах, собаки приветливо залаяли. Будь моя воля, я бы приютила дома всех, и еще до Стивена постоянно это делала. Однако потом моя соседка рассказала, что в мое отсутствие псы весь день жалобно воют, и мне стало их жаль. В приюте они могли резвиться друг с другом и бегать по территории, да и волонтеры уделяли им много внимания.

Обычно за один раз я выгуливала максимум четырех собак, но Коко и Марсель, молодые лайки прыгали вокруг меня, как заведенные игрушки, и не взять их стало бы преступлением. Таким образом гулять мы пошли всемером: горничная и шесть псов.

Прогулка с самого начала не задалась, я еле удерживала чересчур энергичных собак, а они тянули меня в разные стороны. Наш маршрут проходил через дикий парк, где своих питомцев выгуливало множество людей. Лайки еще не были приучены к командам и не поддавались контролю. Увидев далматина, они резко рванули к нему, вырвал из моих рук поводки.

— Эй! Стойте! Вы же хорошие мальчики! — кричала я вслед убегающим сорванцам.

Остальная шерстнатая орава бежала впереди меня и вторила моим крикам. К счастью, лайки обладали дружелюбным нравом и устремились к далматину ради знакомства, а не разборки. Наконец, добежав до них, я увидела того, кого не ожидала. Рядом с хозяином далматина стоял Джейсон и держал беглецов за поводки.

— Что ты здесь делаешь? — насторожилась я.

— А вот и их хозяйка, были рады знакомству, — обратился Джей к мужчине и направился ко мне, потянув за собой собак.

В отличие от меня ему за секунду удалось добиться уважения лаек, и они послушно шагали рядом.

— Ты не ответил на мой вопрос, — напомнила я, — ты следил за мной?

— Ага, — честно признался младший Олдфорд.

— И считаешь это нормальным?

— Мне просто было интересно узнать, чем горничные занимаются после работы.

— Ты псих, — помотала я головой.

Джейсон, явно, решил раздобыть на меня компромат, но я не позволю ему это сделать. Обыграть этого выскочку теперь одна из моих главных целей.

— Значит, ты выгуливаешь собак, — сделал вывод мужчина, — брат так мало тебе платит?

— Эти собаки из приюта! И да, я работаю волонтером. Не все же думают только о себе и собственной выгоде, — вставила я шпильку в раздутое эго младшего Олдфорда.

— Прости, здесь я не буду подшучивать, этот поступок и правда заслуживает уважения, — мигом исправился Джейсон.

Мужчина помог мне довести собак до приюта и даже пообещал перевести на общий счет деньги в качестве благотворительности. Я села в свою машину, дождалась, пока уедет младший Олдфорд и только после этого вернулась обратно, чтобы помочь с фотосъемкой.

Глава 16

Когда мистер Олдфорд отсутствовал в особняке, пребывая на конференциях, у меня выдавалась минутка для общения с коллективом. Я не оставила попыток добыть информацию про Стивена, тем более, у моей подруги горничной была удивительная способность находить слухи и разбалтывать их кому не попадя. Так я узнала, что наша мумия дворецкий сохнет по миссис Олдфорд. Джулия точно не уверена, есть ли между ними роман, но подговаривала меня проследить за мужчиной, пока тот будет прислуживать начальнице.

Мать Нейтана и Джейсона всегда главенствовала, пока сыновья занимались своими делами. Чаще всего дамочка собирала у себя партию однотипных подружек, и они распивали чаи по всем светским каноном этикета. На такие встречи приходила ненавистная мне стерва миссис Спенсер. Она одаривала всех моих коллег язвительными замечаниями, но на мне отыгрывалась больше всего.

— Как поживает твой старший сын? Нашел достойную партию? — спросила Даяна в один из вечеров.

— Нейтан очень скрытный, но я, как мать, чувствую, что сейчас в его настроении преобладают игривые нотки. Видимо, он кем-то увлечен.

— На твоем месте, я держала бы ухо востро. Вокруг него крутится слишком много неблаговоспитанных слуг, так и жаждущих вырваться из бедного мира в наш, — произнося это, миссис Спенсер не сводила с меня глаз.

— Не думаю, что мой сын так глуп, — отмахнулась хозяйка дома.

Я поспешила удалиться на кухню под предлогом принести что-то к столу, но на самом деле к горлу подступила тошнота. Только сейчас поняла: мать Нейтана никогда не одобрит наш союз, потому что в ее голове плотно укоренилось влияние гадюки Спенсер.

Проскочив незаметно наверх, я затаилась в игральной комнате хозяина, где располагались его приставки и гаджеты. На стенах висели фотографии, и мне захотелось их рассмотреть. Длинные волосы делали из этого мужчины беззаботного подростка, а в комплекте с доской для серфинга он вообще походил на свободолюбивого Джейсона. На заднем фоне красовался стильный бар, а на вывеске надпись «Олдфорд краб».

— Этот бар — мой первый опыт в качестве самостоятельного предпринимателя, — раздался бархатный голос за спиной.

— Нейт? Разве ты не должен был…

— Я сбежал со скучного мероприятия, не мог больше терпеть разлуку с тобой, — перебил меня и мои мысли господин.

Он подошел сзади и ласково обнял за талию, вдохнув аромат моих волос.

— На фотографии написано Австралия, — продолжила я интересующую меня тему, пока хозяин располагал к откровениям.

— Все верно. Именно с этого континента я начал свою карьеру, хотел открыть сеть баров близ океана для отдыхающих и любителей волн, но потом пришлось вернуться сюда.

— Когда твой дедушка поправится, ты вновь примешься за свою идею?

— Возможно, — небрежно ответил Нейтан, стал заметен его дискомфорт, вызванный моими расспросами.

Я нежно поцеловала его, чтобы отогнать неприятные мысли. Мне всегда нравились мужчины с четкой позицией и амбициями. Нейт стал заложником семейных обязательств, поэтому наверняка в душе страдает из-за утерянной возможности самостоятельно реализоваться.

— Хочу тебя прямо сейчас, — прошептал мой любовник.

Либидо точно так же желало его, но вдруг осознала, какие трусы надела сегодня утром на работу, планируя не встретиться с господином еще ближайшие сутки.

— Может, в другой раз? — одернула я руки мужчины, которые уже по-хозяйски блуждали по просторам моего тела и прокрадывались к более интимным местечкам.

— Ханна, ты еще никогда мне не отказывала, — удивился мистер Олдфорд.

— Значит, это будет первый раз, — ехидно улыбнувшись, я отправилась в другую комнату под предлогом уборки.

— Я что-то натворил? — не отступал Нейтан и, как хвостик, следовал за мной.

Мне оставалось только загадочно молчать и надеяться, что мужчина сбавит обороты своего возбуждения. Но мистер Олдфорд, похоже, был из тех, кого еще больше будоражит отказ, нежели согласие.

— А если я попытаюсь тебя соблазнить? — прошептал он, и тут же прижал мое вожделенное тело к стене.

Одной рукой мужчина схватил меня за бедра, а другой поглаживал ножки, поднимаясь все выше.

— Пожалуйста, — взмолилась я от отчаяния, пытаясь выбраться.

— Мисс Мендес, я все равно возьму то, что по праву принадлежит мне, — предупредил Нейт, а затем задрал и без того коротенькую юбку. От увиденного мужчина не смог сдержать смех.

— Панталоны? Серьезно? — завопил молодой человек изумленно.

— Рада, что позабавила, — буркнула я, затем одернула юбку и вырвалась из сильной хватки господина, которая ослабла благодаря приступу смеха.

— Ханна, нам нужно срочно прикупить тебе нижнее белье, я не думал, что все так плохо, когда лишал тебя последнего бюстгальтера.

Мне было обидно слышать эти издевки, поэтому пришлось снова сменить комнату, чтобы остудить игривость хозяина.

— Ты зря так переживаешь, мне нравятся все причуды, которые я нахожу в тебе день ото дня. Порой даже кажется, что влюбленность начинает перерастать во что-то большее, — уже серьезно произнес Нейтан, отыскав меня на закрытом балконе одной из спален.

После этих слов мы начали жадно целоваться, словно меряясь друг с другом испытываемыми чувствами. Слова господина будоражили еще больше, чем наши минутные порывы страсти. Сразу же захотелось отблагодарить Нейтана и сделать что-то приятное. Спустившись на колени, я уверенно расстегнула брюки мужчины.

— Ханна, ты уверена? Я все равно видел твои трусы, можем заняться сексом…

— Не портите момент, мистер Олдфорд, — оборвала я тираду мужчины на полуслове и тут же высвободила твердый член своего хозяина.

Проведя языком вдоль него, почувствовала незамедлительную реакцию на мои действия. Пусть Нейт вежливо отказывался от подобных ласк, но его дружок с радостью вкушал проделанную мной работу. Обхватила губами головку сначала нежно, потом чуть глубже всасывая ее в рот, и почувствовала сбой в дыхании у мистера Олдфорда, такого сильного и непоколебимого. Он желал владеть мной, поэтому легонько подталкивал мою голову по направлению к драгоценному имуществу, создавая общий ритм для нас двоих.

Лаская уздечку, я игриво пощекотала ее язычком, заставив хозяина глубоко вздохнуть. Мне хотелось слышать его дыхание, чувствовать его наслаждение. На какой-то момент я остановилась, сняла с волос резинку и нацелилась на уже изнемогающую плоть мужчины. Нейт перехватил мою руку, вопросительно посмотрев, не произнося ни звука.

— Доверься мне, — прошептала я, на что получила моментальную свободу.

После, пережав легонько резинкой мошонку господина, я принялась усиленно сосать. Подобным трюком пользовались неоднократно героини моих эротических романов. Мужчины сами того не понимая, любят, когда их яички оттягивают вниз или стягивают чем-то плотным, чтобы придать искусственную наполненность. Конечно, для этого есть специальные шнурки и кольца, которыми любителей снабжает сексшоп, но мне пришлось импровизировать. Захватив почти весь член в рот, прибавила темп, в то же время играясь с новым приспособлением. Уже спустя минуту Нейтан достиг желаемого пика.

Я удивлялась, как еще Джулия не ругается со мной из-за работы: она трудилась в два раза больше, но до сих пор ничего не высказала. Мне было стыдно, но совесть утешалась убежденностью, что коллеге просто нравится работать, и двойная нагрузка для нее — настоящее наслаждение.

— Это правда, что ты и мистер Олдфорд встречаетесь? — спросила девушка.

Что ж, рано или поздно, это бы все равно открылось, но нужно ли подтверждать догадки персонала. Более того, история с Леей научила не доверять другим слугам, тем более, Джулия призналась ранее, что была влюблена в Нейтана.

Я медлила с ответом, не зная, что сказать. В очередной раз вогнала себя в ловушку, и зачем только влюбилась в этого мужчину. Прибавила проблем, еще и предала память Стивена. Внутренний стыд впервые так рьяно призывал к самосожжению на костре позора.

— Себастиан видел, как вы нежничали в холле, — добавила горничная.

— Виновна, — я с улыбкой подняла руки вверх, отрицать очевидное было уже глупо.

— Не боишься обжечься?

— Боюсь, — честно призналась я, и Джулия понимающе кивнула. Скорее всего, девушке было меня жаль, она же сама прошла через влюбленность в босса и прекрасно все понимала.

— Как продвигается твое расследование? — перевела тему коллега.

— Пока застыло на одном месте, — вздохнула я, — но обязательно выясню, что здесь произошло.

— О чем это вы говорите? — раздался голос Джейсона. Он, что записался на курсы шпионов и выбрал меня жертвой? Почему у меня ощущение, что мужчина за мной следит?

— Ни о чем особенном, мистер Олдфорд, — залепетала Джулия. В отличие от меня она боялась Джейсона не меньше, чем Нейта.

— Странно, я думал, мисс Мендес везде зарождает загадки, — взглядом младший Олдфорд буквально прожигал меня насквозь. Я догадалась, что он хочет о чем-то поговорить.

В совершенном спокойствии я отошла подальше от Джулии и стала протирать панорамное окно. Уже через несколько секунд Джей оказался рядом. Хоть мужчина и просил его не игнорировать, не смогла снова от этого удержаться. С усердием работала, с интересом поглядывая на отражение младшего Олдфорда.

— И что же ты хочешь выяснить в этом доме? — спросил Джейсон.

— Ты услышал фразу, вырванную из контекста, и она ничего не значит, — равнодушно ответила я, хотя сердце забилось чаще. Все же оставался шанс быть раскрытой.

— Сегодня я приятно пообщался с Рут, — сообщил мужчина, и я мигом напряглась, как струна, — она рассказала много интересного.

— Рут — обычная сплетница, грош цена ее словам, — я старалась, чтобы мой голос звучал равнодушно, но сама уже впадала в панику.

— Тогда у нее странные понятия о сплетнях, обычно вытаскивают наружу грязное белье человека, а не рассказывают, что кто-то содержит приют для бездомных животных и раньше работал риелтором.

Языкастая Рут! Она проболталась совершенно незнакомому человеку о моей жизни. Хорошо мы еще не были подругами, и я не делилась с ней своими секретами. В любом случае Джейсон узнал то, что знать ему не следовало.

— И почему же резко решила сменить род деятельности и стать горничной? — продолжал допрос младший Олдфорд.

— Захотелось испытать себя, — ответила то, что первое пришло на ум. Звучало совсем неубедительно.

— Может, еще скажешь, что поспорила с подругой? — усмехнулся мужчина.

Паника уже овладела мной окончательно, и мозг не рождал ни одной здравой мысли. Вот и все, моя работа под прикрытием окончена, чего и следовало ожидать. Если уж решила вести расследование, нужно было им и заниматься, а не сексом с боссом и возможным убийцей бывшего.

— Какое тебе дело до моего прошлого? Я же в твоем не роюсь, — перешла я в атаку.

— Переводить стрелки — как это по-взрослому, — Джейсон подошел вплотную ко мне и взял за предплечье, я осмелилась посмотреть ему в глаза, — что ты скрываешь, Ханна?

Эта мизансцена могла длиться вечность, если бы не так полюбившийся уже голос.

— Мисс Мендес, вы в порядке? — спросил Нейтан, — Мой брат вас достает?

Младший Олдфорд сразу же избавил меня от своей хватки, а хозяин подошел ближе и встал рядом со мной, словно телохранитель.

— Не кипишуй, братец, мы просто мило беседовали, — в привычной издевательской манере сказал Джейсон.

Нейтан не поверил словам родственника и вопросительно взглянул на меня.

— Все в порядке, мистер Олдфорд, — заверила я, слабо улыбнувшись любимому.

— Ох, мисс Мендес, мистер Олдфорд, к чему эти фальшивые формальности? — презрительно высказался Джейсон, — Удачи в вашем театре!

Мужчина махнул рукой и оставил нас одних. По напряжению в воздухе было понятно, что Нейтан злится.

— Из этого окна открывается такой красивый вид, — чересчур восторженно сказала я, стараясь разбавить накаленную атмосферу.

— Я не хочу, чтобы ты общалась с моим братом, — серьезно сказал господин.

— Я и так этого не делаю.

Мистер Олдфорд взял меня за руку и притянул к себе. Его проницательные глаза горели огнем, словно через взгляд Нейт старался убедить меня последовать его приказу.

— Я серьезно, — мужчина нежно взял меня за лицо, — ты только моя.

От таких фраз по телу разлилась сладкая нега, я была готова верить каждому слову этого человека. Чтобы придать своим словам еще большую силу и показать власть, хозяин жадно меня поцеловал, будто доказывал всему миру, что я, правда, принадлежу только ему.

— А ты? — спросила я, немного отдышавшись от поцелуя.

— Что я? — не поняла Нейт. Он смотрел на меня влюбленно и ласково очерчивал контуры моих скул пальцем.

— Тоже только мой? — робко добавила я и боялась услышать ответ.

— Конечно, Ханна, я только твой, — улыбнулся мужчина и снова меня поцеловал.

Глава 17

Наша маленькая ссора с Нейтом не прошла незаметной для Джейсона.

‒ Ханна Банана, сегодня твои брови хмурятся и делают твое личико еще забавнее. В чем дело? ‒ спросил игриво младший Олдфорд.

‒ Откуда ты знаешь это прозвище? ‒ возмущенно воскликнул я, не ответив на вопрос молодого человека.

‒ У нас с Рокко нет секретов, ‒ пошутил Джейсон, я же еще больше начала распыляться от гнева.

Пора переговорить с братом о его новом увлечении распускать язык.

‒ Мне нужно работать. Не хочу, чтобы нас кто-то увидел и опять доложил Нейтану, ‒ цокнула я, продолжая усиленно притворяться, что протираю пыль.

— Понял! Братец против нашего общения.

‒ Против общения я, тебе этого достаточно? ‒ в защиту своего достоинства пришлось огрызнуться.

‒ Ты сама себе не веришь, ‒ уверенно ответил Джейсон, а затем вышел из комнаты.

Его слова немного задели мое эго. К сожалению, работа состояла только из физических телодвижений и нагрузок, а мыслительный процесс, уставая бездельничать, хватался за любую возможность тщательно обдумать каждую мелочь. Джейсон в какой-то мере прав: мне нравилось вступать с ним в разговорные перепалки, но как мужчину я воспринимала только Нейтана. Еще пришла к выводу, что зла на господина за бесконечную ревность и запреты на общение с его братом.

‒ Если тебе хочется и дальше поддерживать связь с Джейсоном, могла сказать мне прямо в лицо, а не бежать жаловаться ему, ‒ раздался гневный голос мистера Олдфорда.

Он почти бесшумно зашел в комнату, застав меня врасплох.

‒ Если перекинуться парой фраз для тебя преступление, мне кажется, у нас серьезные проблемы, ‒ проговорила я мягко, преподнеся все как шутку.

‒ Ты познакомила его с братом! Хватит выворачиваться, Ханна! ‒ Нейт, не сдержавшись, поднял голос.

‒ Мы случайно встретились в бар.

‒ Случайно, ‒ не поверил мужчина.

‒ У нас ничего не выйдет, если не научишься доверять мне, ‒ твердо проговорила я, глядя в глаза свирепого господина.

Внутри боролось желание поцеловать этого красавца, но я еле подавила его, чтобы отстоять свою позицию. В течение дня мы больше не пересекались, как и на следующий. Душа ныла, и я вместе с ней.

Домой идти не хотелось, хоть рабочая смена и подошла к концу. Рокко куда-то уехал с самого утра, поэтому в пустой квартире есть вероятность сойти с ума. Может, остаться в особняке в предназначенной для меня комнате? Или пробраться в спальню господина под покровом ночи и помириться самым страстным образом? Последняя идея понравилась мне больше, осталось только придумать работенку, из-за которой я так задержалась.

Все же шанс это сделать не представился. Внимание переключилось на телефон, на экране которого высвечивалось одиннадцать пропущенных звонков от Рокко и одно сообщение: «Ханна, я в беде! Срочно нужны деньги». В тексте было еще что-то, но я не смогла разобрать, потому что автозамена перековеркал все слова в несуществующие символы.

Паника и страх плотно подступили к горлу. Набрав номер брата, обнаружила только длинные гудки, а затем автоответчик. Я даже не знала, куда Рокко поехал, не говоря уж о том, где находится прямо сейчас.

‒ Ханна, тебе звонил Рокко? ‒ ко мне неожиданно подбежал Джейсон, охваченный волнением. Я первый раз видела молодого человека в подобном состоянии.

‒ Он написал сообщение. Ты знаешь, что случилось?

‒ Нет, могу только догадываться, ‒ неуверенно ответил младший Олдфорд.

‒ Джейсон! ‒ закричала я в отчаянии.

‒ Он поехал в Ньюпорт.

‒ Но зачем? ‒ не могла понять до конца, к чему клонит юноша.

‒ Следить за Алишей, ‒ быстро выпалил Джейсон.

Это не было похоже на моего брата, поэтому я продолжила ждать объяснений от его нового дружка.

‒ Я рассказал, как следил за тобой до приюта, и ему понравилась эта идея, ‒ поджав губы от стыда, наконец, рассказал Джейсон.

Крик души выбрался наружу, подобно реву дикого зверя. Я была зла на безголового Рокко, попавшего под плохое влияние младшего Олдфорда, на самого Джейсона и на Нейта, который наравне с первыми двумя терзал мое сердце.

‒ Ханна, стой! Я поведу! Рокко сейчас в отеле «Newport’s Dreams», у меня есть адрес, ‒ уверенно произнес младший Олдфорд, когда я направилась к выходу.

Сил сопротивляться не было, тем более, вести машину, а спасать брата нужно прямо сейчас. На выходе мне померещилось лицо Линды, но, отогнав бурную фантазию, бросилась на поиски Рокко.

Джейсон был куда больше осведомлен в этой ситуации. Оказалось, мой брат поехал в соседний город, преследуя Алишу, словно маньяк. Затем он увидел, как наша горничная мило проводит время с мужчиной и ребенком. Женщина мало распространялась о личной жизни и, выходит, скрывала, что у нее есть семья. Конечно, Алиша не отвечала взаимностью на чувства брата, но и не пресекала их. Насколько мне известно, они даже ходили на свидание.

‒ А вдруг ее муж из мафии, заметил слежку Рокко и похитил его! — продолжала впадать я в панику и начала колотить Джейсона по плечу, ‒ Это все из-за тебя! Ты подкидываешь ему глупые идеи! Чтобы больше никогда не подходил к моему брату! Я тебе запрещаю!

— Нейтан запрещает со мной общаться тебе, ты — Рокко. И почему все так меня боятся? — усмехнулся мужчина.

— Потому что ты несешь угрозу.

— Хорошо, угроза для Рокко — плохое влияние, а для тебя? — Джейсон посмотрел на меня хитрым взглядом.

— Как тебе хватает наглости в такой ситуации перетягивать одеяло на себя любимого! — возмутилась я.

— Просто стараюсь разрядить обстановку. Я переживаю за Рокко не меньше тебя, — вполне искренне сказал младший Олдфорд.

Вся дорога прошла нервозно: телефон Рокко был выключен, и в голове начали появляться самые страшные образы. Мы доехали до отеля, геолокацию которого брат скинул Джейсону. Наверное, он поделился адресом и со мной, но мой престарелый телефон не смог ее распознать.

На ресепшен мы показали фото брата и спросили, останавливался ли он в отеле. Администратор рассказал, что этот мужчина заселился в номер несколько часов назад, он был слишком пьян и обещал расплатиться при выселении. С большими усилиями нам удалось доказать, что я его сестра: было бы легче, будь у нас с Рокко одна фамилия. После уговоров администратор все же согласился дать нам запасной ключ.

Едва переступив порог номера, я почувствовала отвратительный запах. Рокко прямо в одежде и ботинках лежал на кровати, а на полу можно было наблюдать его полупереваренный ужин.

— Придурок! Он просто напился и потерял кошелек! — догадалась я, обзывая брата последними словами, и мне было плевать, что он спит.

Рокко недовольно что-то забормотал, чем вывел меня из себя, и я пнула его свисающую с кровати ногу. Джейсон осторожно взял меня за запястье, призывая успокоиться.

— Тише, Ханна, он же сделал это с горя, — попытался найти оправдание другу младший Олдфорд.

— Он до смерти меня напугал! — призналась я, а к глазам подступили слезы. Рокко был самым близким для меня человеком, и его потерю, точно бы, не пережила.

— Рокко повезло, что у него есть ты, — ласково сказал мужчина и вытер слезу, которой все же удалось сбежать и прокатиться по щеке.

Злость на Джейсона отступила, я увидела, какое облегчение почувствовал младший Олдфорд, убедившись, что Рокко в безопасности. Значит, искренне за него переживал, и, возможно, их дружба тоже не поддельная. Брат нуждался в человеке, с которым можно обсудить любые темы, кто его поддержит, что я, к сожалению, делала не всегда.

— И ты, — улыбнулась я. Лицо мужчины еще больше смягчилось, нужно срочно разрушить момент, иначе Джейсон все не так поймет, — надо оплатить номер.

— Да, и оставить Рокко денег на такси. Пусть проспится и вернется в город, — после недовольного вздоха добавил младший Олдфорд.

Джейсон положил на тумбочку купюры, и мы спустились обратно на ресепшен. Напарник решил взять все расходы на себя и запретил мне перечить. Пока он расплачивался с администратором, я повернулась к входной двери и чуть не упала от изумления.

— Нейт? — только и смогла сказать я.

Господин выглядел разъяренным и целенаправленно шел к стойке администрации. Приблизившись, он даже не посмотрел на меня, а грубо оттолкнул в сторону. Его мишенью был Джейсон, и Нейтан резко развернул брата и ударил его по лицу.

— Нейт! Что ты делаешь?! — испугалась я.

Конечно, Нейт не ответил на мой вопрос, мужчины видели перед собой только друг друга и ненависть. Джейсон не последовал христианским заповедям и не стал подставлять вторую щеку, а ударил в ответ. Завязалась драка между братьями, и только охранники смогли ее прекратить, растащив Олдфордов друг от друга.

Было заметно, что господин не остудил свой пыл полностью, но снова набрасываться на Джейсона не стал и заверил охранников, что сам уйдет без вызова полиции. Когда Нейтан направился к выходу, я побежала за ним. В голове еще не прояснилась картина произошедшего, но мозг уже начал переваривать информацию и объяснять мотивы поступка хозяина.

— Нейт, постой! — попросила я и коснулась руки мужчины. Он резко повернулся и одарил меня взглядом, полным презрения.

— Какая же ты шлюха, — сказал мистер Олдфорд, и его слова распространились по моему телу, словно яд, заставив остолбенеть.

Мужчина ушел, а я все еще стояла на месте, словно завороженная. Слышать от любимого человека такие слова слишком больно, тем более, когда они не имеют под собой почвы. Мне несложно поставить себя на место Нейта. Наверное, я бы тоже увидела всю картину в таких красках, как и он. Девушка едет куда-то с его братом, несмотря на запреты прекратить с ним общения. Более того, они оказываются в отеле, и все это происходит ночью. Сложно найти сложившимся обстоятельствам иное объяснение, кроме как измена.

Видимо, мне не показалось, что Линда нас подслушала, а потом рассказала все Нейту, естественно, упустив момент, что мы поехали туда ради Рокко. Наверное, мистер Олдфорд пожалел бы об оскорблениях, узнав правду, но от этого чувство обиды не уменьшалось.

— Эй, ты в порядке? — спросил подошедший Джейсон, и его голос расколдовал меня, разрешив снова двигаться.

— Отвези меня, пожалуйста, домой, — попросила я.

Глава 18

Рокко вернулся домой утром и сразу же плюхнулся на диван, погрузившись в сон. В этот момент я даже ему завидовала. После прошлой ночи мне и самой хотелось напиться. Хотя, скорее, желала забыться, а не напиться, но сейчас между этими понятиями можно смело ставить знак «равно».

‒ Выпей вот это, ‒ протянула я стакан с разведенным лекарством Рокко, когда тот подал первые признаки жизни.

‒ Это спасет от чувства вины? ‒ прохрипел мужчина.

‒ Нет, только от похмелья, ‒ улыбнулась я.

‒ Ханна, мне очень жаль, что так вышло, ‒ повторил попытку извиниться Рокко.

Еще вчера я жутко на него злилась, но сегодня чары агрессии разрушились, и осталась только жалость. Брату и без того не повезло с любовными приключениями, и от моей морали не сделается день лучше ни для него, ни для меня.

‒ Давай я сам поговорю с братом Джейсона и все ему объясню, ‒ вызвался Рокко.

‒ Не думаю, что это поможет, ‒ вздохнула я, но все равно поблагодарила брата за благородство.

Весь день я пыталась привести его в чувство, ведь вечером мужчину ждали лекции в университете.

‒ Ученики найдут в тебе близкого по духу, почувствовав перегар, ‒ заверила я Рокко, когда тот уже переоделся в рубашку и штаны.

Брат не успел ответить, как в дверь позвонили. На душе заискрилась надежда, что это мог быть Нейтан, но на пороге стояла заплаканная Алиша. Без слов она бросилась в объятия Рокко.

‒ Ты в порядке? ‒ лепетала она, лаская недоумевающего брата.

После женщина все же объяснила, что давно влюблена в Рокко, но боялась подпустить его близко из-за ребенка. С мужем они разошлись больше шести лет назад, и центром вселенной стал сын. Алиша не могла поверить, что намерение моего брата серьезные, ведь он ухаживал только в пределах этого дома, воспринимая ее не более чем горничную. Только вчера, когда Рокко увидел их вместе с мужем и устроил скандал, женщина поняла, что их чувства взаимны.

Я слушала эту историю с замиранием сердца. Слезы сами вырвались наружу и катились по щекам, вызывая содрогание всего тела. Влюбленные не замечали никого вокруг, поэтому я сбежала через открытую дверь, чтобы придаться страданиям в одиночестве.

Раньше, когда мне было плохо, я шла в приют, где собаки лечили меня своим игривым поведением, но сейчас не искала легких путей исцеления. Стивен не выходил из головы, но теперь к этим мыслям прибавились вопросы, касающиеся Нейтана. Любит ли он меня? Почему не может довериться и справиться с ревностью, которая убивает все, что есть между нами? А после слов Алиши прибавился еще один: «Почему он поддерживает связь только в особняке, не впуская меня в свою жизнь за его пределами?». Самой найти ответы не удавалось, а те, что приходили на ум, были в негативном ключе.

Когда вернулась домой, Рокко и его новой девушки уже не было. Наверное, они ушли, чтобы не смущать меня своим счастьем.

Утром мне пришлось перебороть себя и отправиться на работу. Долг перед Стивеном теперь был еще важнее, когда я, предав нашу любовь, зациклилась на чувствах к хозяину. Синтия под завязку нагрузила заданиями, видимо, до нее дошли слухи о нашем с Нейтом романе.

‒ Не думал, что ты посмеешь прийти на работу, ‒ прозвучал жесткий голос над головой.

‒ Разочарован, ведь так не хотел меня видеть? ‒ не оборачиваясь, спросила я в ответ. Мне не хотелось смотреть в глаза мистера Олдфорда, они окончательно разбили бы мое сердце.

‒ Нет, думал ты уже на другом континенте, кочуешь вместе с Джейсоном в грязном трейлере, ‒ слова господина звучали холодно и грубо.

‒ Ты же знаешь, что между нами ничего нет! ‒ закричала я, забыв, что нахожусь в чужом доме, в котором работаю горничной.

‒ Не знаю, Ханна! Ты ведешь себя так, будто ничего не произошло, ‒ эмоционально ответил мужчина.

‒ А ты, вероятно, ждал, что упаду тебе в ноги с мольбой о прощении? Но мне не за что его просить. Я люблю только тебя!

‒ О какой любви идет речь, если ты спишь с моим братом? Его ты тоже любишь? ‒ мои слова не подействовали смягчающе на ношу ссору, только еще больше разгорячили ее.

‒ Ты невыносим! Похож на психа со своей необоснованной ревностью!

‒ Я, видимо, больше похож на дурака, раз пытаешься выкрутиться, когда даже застал тебя с ним в гостинице.

‒ Мы спасали моего брата, ‒ сказала я на повышенных тонах, желая донести правду.

‒ Брата, с которым знаком только Джейсон, ‒ у Нейтана были аргументы на все.

‒ Я никогда бы не смогла предать тебя и свою любовь, ‒ больше не в силах сражаться вскрикнула я, слезы подействовали на хозяина, потому что через секунду он уже страстно меня поцеловал.

Поцелуй Нейтана обжигал, словно раскаленная сталь, и по телу сразу же наперегонки понеслись мурашки. Господин толкнул ногой дверь в свой кабинет и потянул меня внутрь. Уединившись, мы дали еще большую волю своей страсти.

Мистер Олдфорд жадно целовал меня, кусая нижнюю губу чуть не до крови, его пальцы трепали мои волосы на затылке. Мне пришлось по вкусу такое горячее примирение, поэтому сама не отступала хозяину по чувственности. Быстрыми движениями расстегнула рубашку мужчины и стала целовать шею, вдыхая любимый аромат свежести.

Этот красавец сводил меня с ума, мне не хотелось ни с кем его делить. От наплыва эмоцией появилось желание запечатлеть на его коже засосы, словно поставив клеймо, объявив всему миру, что этот мужчина только мой.

Не отрываясь от моих губ, Нейт подхватил меня за бедра и усадил на письменный стол. Я сразу же обхватила его ногами, притянув к себе, мне хотелось, чтобы близость была постоянным спутником наших отношений. Мистер Олдфорд спустил штаны, поднял вверх мою юбку и сразу же резко в меня вошел. Мне не было больно, потому что я уже достаточно возбудилась. Мое либидо сходило с ума уже от одних прикосновений йтана. Мужчина начал совершать жесткие толчки, при этом он немного оттянул мою голову за волосы назад и плотоядно целовал шею, подобно вампиру.

Мне нравились чувственные поцелуи и проявление страстной силы, но также во время занятий любовью для меня был важен зрительный контакт. Поэтому я смягчила хватку мистера Олдфорда и, взяв в ладони его лицо, поцеловала хозяина. Еле-еле оторвавшись от любимых губ, посмотрела в глаза, но то, что в них увидела, до безумия напугало. Вместо ласкового взгляда там был взгляд, пропитанный иным чувством. Что это? Ненависть?

От страха собственных догадок захотелось немедленно отстраниться от господина и убежать. Однако Нейт не позволил это сделать, резко он стянул меня со стола, перевернул животом на деревянную поверхность и сразу же грубо вошел. Толчки стали еще жестче, и по моему лицу потекли слезы, потому что осознала, что это не порыв диких чувств, а отмщение.

Мистер Олдфорд накрутил мои волосы на свой кулак и сильно тянул назад, в этот момент я ощущала себя лошадью, которой управляют с помощью поводьев. Другой рукой Нейтан держал меня за шею. Его темп ускорялся, и я слышала глухое рычание. Он был жестоким зверем, а я жалкой жертвой, по собственной воле прыгнувшей в цепкие лапы.

Достигнув желаемого, господин сразу отпрянул и начал застегивать на себе одежду. Я чувствовала себя проституткой, которую использовали и хотели скорее прогнать, замести следы. Мне хватило минуты оправить свою одежду, но вот заставить утихнуть слезы не смогла, и тишину кабинета нарушили приглушенные всхлипывания.

Конечно, они не смогли пронестись мимо мистера Олдфорда, и мужчина взглянул на меня. Поток слез стал слишком бурным, и я не могла вымолвить ни слова. Нейтан вдруг подошел ко мне и положил одну руку на мою скулу. В его жесте я почувствовала обманчивую нежность, но презрительный взгляд говорил об обратном.

— Я не верю твоим слезам, — хладнокровно сказал хозяин и большим пальцем вытер слезы, больно нажав на щеку.

Мне ничего не оставалось, как уйти, оставляя за спиной шлейф из позора и боли. Еще никогда в жизни не чувствовала себя такой раздавленной и униженной. Мистер Олдфорд даже не попытался поверить мне, а выбрал путь грязной мести, уничтожил меня, играя на чувствах.

Только в комнате для персонала дала волю слезам, но приказала успокоиться и выйти с равнодушным выражением лица, чтобы другие слуги ни о чем не догадались. Я припудривалась, глядя в маленькое зеркало, когда в помещение вошла Джулия.

— Ханна, вот ты где! Я тебя повсюду искала, — начала разговор девушка и присела на кровать, оказавшись передо мной, — ты в порядке? Выглядишь неважно.

— Да, я прибиралась в подсобке, а ты знаешь, как там грязно, и, кажется, у меня началась аллергия на пыль, — соврала я.

Не знаю, поверила ли моим словам коллега, но дальше продолжать допрос не стала. Она вообще вдруг вскочила на ноги и направилась к выходу.

— Ты уходишь? — удивилась я, — Хотела же что-то сказать.

— Лучше в следующий раз, — ответила горничная.

— Следующего раза не будет, — не подумав, сказала я.

Уже твердо решила больше не возвращаться на работу, но не хотела, чтобы персонал знал о моем решении. Пусть мне даже не заплатят, плевать, но больше ноги моей не будет в этом доме.

— Как это понимать? — нахмурилась девушка.

— Просто хочу напугать тебя, чтобы ты заговорила, — выдавила я улыбку.

Джулия приняла это за чистую монету и снова присела на кровать. По ее взбудораженному выражению лицу можно было догадаться, что девушка собирается поведать что-то пикантное.

— Как звали мужа твоей подруги, что здесь работал? — задала вопрос горничная.

— Стивен, — сразу же ответила я.

— О Боже! Значит, это правда! — воскликнула девушка и немного наклонилась ко мне, — У него был роман с дочкой Спенсеров.

— С чего ты взяла? — недоверчиво спросила я.

Информация казалась настолько неправдоподобной, что я не могла в нее поверить. Стивен и я были счастливы вместе, он не стал бы мне изменять. Тем более, зачем завидной наследнице бедный строитель? Для богачей простые люди — лишь один из способов развлечься, я поняла это по собственному горькому опыту.

— Лея рассказала, что подслушала разговор Спенсеров, где эта избалованная девица высказывала родителям, как их ненавидит, что не позволили ей быть со Стивеном, а карга Даяна сказала: «Лишь маляров нам не хватало», — привела доказательства Джулия.

Мне стало дурно, и закружилась голова, сегодняшний день решил уничтожить меня до конца. Собрав последнюю силу воли, я сохранила равнодушное выражение лица, чтобы Джулия не догадалась, какой ад творится внутри.

— Значит, он изменял моей подруге, — сделала я фальшивый вывод. 

— Да, выходит тот еще кобель, — согласилась горничная, — попал в сексуальную коллекцию этой вертихвостки Спенсер, она же падка на всех подряд мужиков. 

Закончив разговор с коллегой, я буквально выбежала из ненавистного дома. Сколько несчастий он мне принес, и почему меня и мою семью выбрал в качестве жертвы для сожжения? Со всех ног я бежала прочь от особняка, мечтая забыть обо всех этих кошмарах. Как жаль, что нельзя стереть память и начать жизнь с чистого листа без багажа горестей, боли и обид. 

Глава 19

Я боялась вновь почувствовать эту обжигающе агонию боли, но, видимо, за счастье всегда нужно платить. Стивен изменил мою жизнь, когда появился в ней, и еще больше, когда из нее ушел. Только сила отмщения поддерживала во мне силы до того момента, как я влюбилась в мистера Олдфорда. Предав память о бывшем парне, оказалась преданной сразу двумя.

Стив, возможно, крутил роман за моей спиной. Это не точно, но желания разбираться во всем абсолютно нет, как и идти на работу в поместье. Нейтан не заметит моего отсутствия, да и я сделала все, чтобы доказать свои чувства, а он оттолкнул их ужасным поступком и жестоким сексом.

— Так и знала, что тот парнишка никакой не муж подруги, а твой бывший возлюбленный: невозможно так расстраиваться из-за постороннего человека, — заявила Джулия, появившись на пороге моей квартиры и обнаружив меня в слезах, — даже не отрицай, — добавила девушка решительно.

— Не буду, — я кивком пригласила подругу в дом, чтобы наконец-то рассказать правду.

На середине моего повествования Джулия попросила налить ей чего-нибудь алкогольного, и мы распили остатки виски Рокко.

— Не понимаю, почему ты горюешь, ведь теперь можешь быть счастлива с мистером Олдфордом без угрызений совести, — протянула горничная, уже изрядно напившись.

— Мне нужно на свежий воздух, — от мыслей о Нейте и прошлом сексе к горлу подступила тошнота.

Джулия прихватила еще одну бутылку спиртного из маленькой коллекции моего брата, и мы отправились на набережную пить и любоваться природой.

— Нейтан думает, что у нас с Джейсоном роман за его спиной, — выдохнула я.

— Его можно понять, Ханна. Я бы каждую девушку ограждала от общения с этим подонком.

— Почему так отзываешься о Джейсоне? Да, он нахал, в голове ветер, но ничего плохого он никому не сделал, — мне захотелось защитить младшего Олдфорда.

— Ты заблуждаешься, дорогая. Джейсон увел у брата девушку. Конечно, она и сама не была святой, но, я считаю, с Джея больше спрос, — пояснила Джулия.

Я не могла поверить услышанному:

— Джейсон спал с сестрой Линды? Значит, из-за этой измены у Нейта поехала крыша!

— Думаю да, — подтвердила Джулия.

— Мне нужно бежать, — я резко сорвалась с места и понеслась по направлению к особняку.

В дом вошла с заднего входа, чтобы не натолкнуться на других обитателей этого места. Моей целью был Нейт и разговор по душам именно с ним. Обыскав все комнаты, не смогла найти мужчину, даже испугалась, что он уехал на конференцию, и весь путь я проделала зря. Если бы не услышала

приглушенные всхлипы, то ушла бы домой ни с чем.

Звук доносился из гардеробной господина. Отодвинув двери на колесиках, я застала мужчину сидящим на полу и предающимся слезам.

— Нейтан, я не знала, что причиню такую боль общением с Джейсоном. Я узнала об измене твоей бывшей девушки с ним, и теперь понимаю твои чувства. Клянусь, между нами ничего не было! — защебетала я, как птичка, тонким голоском сожаления.

Мистер Олдфорд ничего не ответил, тогда я бросилась к нему и расположилась рядом на полу. Никогда не могла подумать, что такой сильный мужчина будет так переживать за наши отношения, что даже не в состоянии сдерживать слез.

— Ханна, все это не важно, мой дедушка…

Господин не смог продолжить фразу, но я сразу поняла, что он хотел сказать. За первоначальные, глупые и наивные фразы хотелось ударить себя чем-то тяжелым по голове. Теперь и мне наши проблемы казались пустышкой на фоне горя, которое повисло над семейством Олдфордов. Зная, как Нейт трепетно относился к дедушке, к общению с ним, я словно почувствовала ту же боль, что и сейчас ощущал господин.

— Я буду рядом, — прошептала на одном дыхании.

Для человека, потерявшего близкого, самое главное — это присутствие кого-то с тобой, чтобы не чувствовать себя одним во всем мире, а возможность побыть слабым в объятиях любимого. Нейтан воспользовался моментом и уткнулся мне в плечо.

— Не хочу, чтобы ты видела меня таким, — проговорил он еле-еле.

Я не ответила, а только еще сильнее прижалась к мужчине, передавая свое тепло его оледенелому от волнения телу.

— Я знаю, что это такое, терять любимых, — произнесла я тихо.

После смерти дедушки Нейтан был сам не свой. Мне, как никому, знакома боль от утраты близкого человека. Мужчина позвал меня поехать вместе на похороны, но мне не хотелось присутствовать на таком мрачном мероприятии. До сих пор в голове время от времени всплывали моменты прощания со Стивеном, хотелось забыть их, как страшный сон, но память любила устраивать проверку на прочность.

Да, я не была знакома с главным Олдфордом, но сами похороны нагоняли на меня страх и темные мысли. В конце концов, мы договорились, что лучше помогу с организацией поминок в особняке, чтобы к приезду прощающихся все было готово.

Вместе с другим персоналом мы прибрали гостиную, накрыли столики с едой и алкоголем, миссис Олдфорд даже наняли небольшой оркестр, чтобы они играли фоном печальные мелодии. Никогда еще мне не доводилось присутствовать на таких роскошных поминках, как бы жутко это не звучало. В общей сложности после похорон должно было приехать около ста человек. Интересно, искренне ли они скорбели из-за смерти старика или же согласились почтить его память из вежливости. В окружении богатых людей всегда вертится куча народу, но большинство из них лишь притворяются друзьями, а, случись что, сразу же отвернутся. На мои похороны пришло бы максимум десять человек, но это были бы на самом деле близкие люди, которых было больно расстраивать.

— Ханна, через двадцать минут приедет курьер с вещами, ты должна его встретить, — холодным тоном сообщила Синтия, ее когда-нибудь учили волшебным словам? Ни разу не услышала от нее «спасибо» или «пожалуйста».

— Хорошо, и куда их отнести? — уточнила я.

— В зал, миссис Олдфорд решила устроить аукцион и продать старые вещи своего отца.

Услышанное показалось мне дикостью. Мужчина только недавно умер, а на его смерти уже зарабатывают деньги. Он и так оставил своей дочери, наверное, огромное наследство, но женщина решила не упустить лишней возможности наживиться. Мое уважение к миссис Олдфорд поколебалось, хорошо, что Нейт не такой. Интересно, он снова откажется от денег, как сделал в юности? И продолжит ли возглавлять компанию после смерти дедушки? Ведь это было его желанием, но теперь старик умер, будет ли мистер Олдфорд и дальше держать обещание?

Сейчас не самое подходящее время доставать любимого вопросами, да и позже спросить подобное постесняюсь. Мы еще не слишком доверяем друг другу, чтобы я лезла в его личные дела. Но мне бы хотелось стать ближе, да что уж таить, во мне билось желание провести с этим мужчиной всю жизнь. Будет ли и Нейтан когда-нибудь думать о нашем совместном будущем? Или это только мои мечты?

После полудня к особняку стали подъезжать машины, из которых выходили люди в траурной одежде. Все слуги сразу же засуетились, приготовившись угождать господам. Мы с Джулией встали недалеко от дверей с подносами с легкими закусками и напитками. На мои возражения Синтии, зачем это нужно, если накрыты столы, управляющая сказала: «Вдруг кто-то проголодался так сильно, что не сможет до них дойти».

Первыми в дом вошли Олдфорды, все они выглядели опечаленными, даже с лица Джейсона исчезла привычная веселость. Как только Нейт увидел меня, сразу же подошел, передал мой поднос кому-то из персонала и увел за собой, взяв за руку. Проходя мимо миссис Олдфорд, я увидела ее изумленный взгляд.

Мы с хозяином укрылись в смежной с гостиной комнате, и, как только остались наедине, мужчина упал в мои объятия и расплакался.

— Ханна, мне так плохо, — признался господин.

Мне безумно хотелось его утешить, но слова не находились, поэтому просто ласково гладила Нейта по голове. Возможно, такой жест выражал даже большую поддержку, чем разговоры.

— Нейтан, мистер Лурк хочет с тобой встретиться, — раздался голос миссис Олдфорд. Женщина стояла в дверях и с недовольным видом наблюдала за нами.

Хозяин вытер слезы и направился к выходу. Мать пропустила его, сама же не спешила возвращаться в гостиную, а зашла внутрь комнаты и закрыла за собой дверь. Я догадалась, что нам предстоит серьезный разговор. Любому человеку хватило бы умственных способностей, чтобы догадаться, что между нами с Нейтом роман. Тем более, другие слуги уже, точно, донесли до нее эту информацию.

— Ханна, вы разочаровали меня больше всех, — начала беседу женщина.

— Простите, миссис Олдфорд, — зачем-то извинилась я. И с каких пор люди просят прощения за искренние чувства?

— Ты показалась мне умной девушкой, и мы даже могли бы подружиться, — продолжала миссис Олдфорд в напористом тоне, — надеюсь, тебе хватит ума, чтобы догадаться, что я сейчас скажу.

— Попросите расстаться с Нейтом?

— С мистером Олдфордом, — сразу же пресекла женщина, — приказываю тебе завтра же уволиться и больше никогда не пересекаться с моим сыном.

Никогда бы не подумала, что мать Нейтана может быть такой суровой. Она выглядела настоящей стервой и прожигала меня презрительным взглядом. Куда делась дружелюбная старушка, смеющаяся над моими шутками?

— Думаю, Нейт уже взрослый, чтобы самостоятельно принимать решения, — высказала я свое мнение, специально снова назвав хозяина по имени.

— В этой семье неповиновение слишком дорого стоит, — ухмыльнулась женщина.

— К счастью, Нейта материальные ценности интересуют в последнюю очередь, — парировала я.

— Посмотрим, — напоследок кинула угрозу миссис Олдфорд.

Мне стало неприятно на душе после такого разговора. Я не понимала, женщина против меня в принципе или потому что работаю горничной. Если бы она узнала, что моя настоящая профессия риелтор, изменилось бы ее отношение? Но человека должна определять не специальность, а душевные качества. На Нейта может положить глаз и богачка, какая-нибудь избалованная Вероника, дочка Спенсеров, но разве это хорошо, если не будет любви?

Кстати о Спенсерах, они должны тоже присутствовать на поминках. Чтобы убедиться в этом, я вернулась в гостиную. Отлынивать от работы все же не хотелось, поэтому снова подошла к подносам с изобилием.

Найти Веронику в толпе не составило труда, эта девушка уже успела войти в привычную роль и вовсю флиртовала с незнакомым мне мужчиной. Миссис Спенсер осторожно поглядывала на дочь, контролируя ситуацию, ведь на прошлой вечеринке она не уследила, и вертихвостка успела развлечься с кем-то в погребе.

Наблюдать за поведением Вероники была не только противно, но и больно, потому что смотрела на нее, как на ту, с которой мне изменял Стивен. Почему он так поступил? Неужели влюбился в эту гулящую особу?

Я подошла поближе к бывшей сопернице и предложила напитки. Девушка бесцеремонно схватила бокал, не удосужив меня взглядом и не поблагодарив. Она несла какую-то чепуху своему собеседнику, и ее речь не отличалась высоким интеллектом.

И тут я поняла, почему Стивен закрутил с ней. Ради денег. Он всегда мечтал о богатстве, и, возможно, сначала увидел хорошую перспективу во мне. Основные расходы во время нашей жизни лежали на моих плечах, мужчина обычно тратил только на себя, я же оплачивала почти все. В то время это казалось нормальным, мы же любим друг друга, и почему нужно жалеть деньги ради наших отношений? Теперь понимаю, что Стивен просто меня использовал. Работая здесь, он познакомился с Вероникой и понял, что это рыба покрупнее, и переключился на нее, одновременно продолжая обманывать и меня. Но что же между ними произошло? Неужели это она убила Стивена?

Глава 20

‒ Помнишь, ты говорила, что боль потери тебе знакома? О ком шла речь? ‒ неожиданно спросил Нейтан, когда мы нежились в кровати.

Смерть старшего Олдфорда сблизила нас вновь. Все обиды забылись, и тратить на них время теперь совсем не хотелось.

‒ Это не так важно, ‒ заверила я господина, но мужчина не собирался сдаваться.

‒ Ханна, я заметил это в твоем взгляде с первой встречи, правда, до конца не мог понять, в чем дело.

‒ Что именно заметил?

‒ Печаль утраты. Бремя с тобой всегда. Я хотел бы знать все! Ты просила довериться тебе, сейчас я требую того же, ‒ Нейтан оставался серьезным и непоколебимым.

Мне было уютно в его объятиях, в этой роскошной комнате, но сохранится ли тепло между нами, узнай он о Стивене.

‒ Мой парень погиб странным образом, и догадки не позволяют отпустить ситуацию до конца, ‒ произнесла я нерешительно.

‒ Я могу помочь! Расскажи, где это случилось, сразу наймем лучшего детектива в штате, ‒ загорелся мужчина. Он поглаживал меня, ожидая ответа, на который сложно было решиться.

‒ Здесь, ‒ решилась сказать я.

‒ Что значит «здесь»? В этом доме? ‒ поразился господин, ‒ Для этого ты устроилась горничной? ‒ строго спросил Нейт, а я начала плакать.

‒ Я не думала, что снова смогу влюбиться, но это произошло. И постоянно боялась, что именно ты можешь быть причастен к гибели Стивена, ‒ призналась, уже не сдерживая слез.

‒ Почему изменила свое мнение? ‒ в свою очередь спросил господин.

‒ Я узнала, что Стивен изменял мне с дочкой Спенсер, а, значит, у них больше мотивов, ‒ всхлипнула в ответ.

‒ Мне нужно побыть одному, ‒ резко сказал мистер Олдфорд, затем поднялся с постели и ушел.

Оставшись одна в страданиях и догадках, окунулась в горе с головой. Возможно, правдой я оттолкнула любимого человека, ведь ревность Нейта может распространяться не только на живых, но и на тех, кого давно нет рядом. В слезах я незаметно заснула, а на утро обнаружила поднос с кофе и легким завтраком возле себя.

‒ Тебе нужно подкрепиться, сегодня нас ждет опасная вылазка, ‒ усмехнулся мистер Олдфорд, расположившись рядом.

Мне оставалось послушаться и ждать объяснений этой резкой смены настроения.

‒ Покопавшись в документах, я вспомнил тот случай, когда нашли парня глубокой ночью на нашей территории. Помню и слухи об их романе с Вероникой. Думаю, нам стоит пробраться к Спенсерам и поискать доказательства, ‒ провозгласил Нейтан.

‒ Почему помогаешь, а не злишься за вранье? ‒ спросила я, не до конца поверив в настрой бойфренда.

‒ Ты чувствовала утрату, поэтому понимаешь меня, а я ощущал измену. То, что двигало тобой, мне понятно, как никому, ‒ искренне признался мужчина.

Мы потратили несколько минут на нежные поцелуи, а затем собрались на секретную операцию.

‒ Я отправил все их семейство на шоппинг с моей мамой, ‒ сообщил горделиво Нейт, когда мы преодолели уже знакомый туннель через сад.

‒ Стоп! Там может быть Лея, в прошлый раз из-за этой стервы мне хорошенько досталось, ‒ испугалась я.

‒ Будем надеяться, у нее выходной, ‒ пожал плечами мужчина, продолжая двигаться по направлению к дому.

Признаться честно, меня очень будоражила наша миссия, нравилось воображать, будто мы Мистер и миссис Смит. Отворив незапертую дверь, я мысленно призналась в любви американцам за то, что мы никогда не чувствуем нужды весить замки, но это ведет к печальной статистике краж. Я не придумала этот факт, а услышала из морали всезнайки Рокко, который поселившись у меня, стал следить за нашей общей безопасностью.

Нейт прижал указательный палец к губам, предупреждая соблюдать тишину. Мне не требовалось предосторожностей, потому что волнение сковало все мышцы. Сам же мужчина, отвлекшись на меня, врезался в тумбочку и пошатнул на ней изысканную скульптуру.

‒ Мистер Олдфорд, да вы оказывается очень неуклюжий, ‒ прошептала еле слышно.

Этот неловкий момент позволил расслабиться и продвигаться по дому уже увереннее. Чтобы подняться наверх, нам предстояло пройти через огромную гостиную. Еще издалека я заметила тусклый свет от камина. Приближаясь еще ближе, мы смогли уловить и звук телевизора.

‒ Там кто-то есть, на диване! ‒ произнесла я в панике.

Нейтан, не теряя уверенности, подошел ближе и повел меня за собой. Перед нами развернулась комичная картина: пухлая женщина в костюме горничной развалилась на диване в свободной позе, обнимая одной рукой ведерко с куриными ножками, а другой ‒ подпирая голову. На экране шел мексиканский сериал, а горничная уютно посапывала, доказывая всем видом, что не потревожит наше проникновение.

Мистер Олдфорд достал телефон и сфотографировал происходящее.

‒ Это наш путь на волю, ‒ пояснил он, заметив мой недоумевающий взгляд.

Мы отправились по заданному курсу наверх, чтобы проникнуть в спальни или собственные комнаты хозяев этого дома. Обычно люди хранят самые грязные секреты рядом с собой, на видном месте.

Достаточно одного беглого взгляда на всю роскошь в особняке Спенсеров, чтобы сложить об их жизни небольшое впечатление. Отсутствие фотографий на стенах и полках говорило о разобщенности семейства, золотое опыление на светильниках — о скупости и жадности, раз хозяева решили не раскошеливаться на настоящие, а две разные спальни для мистера и миссис Спенсер означали их рушившийся брак. Возможно, это лишь мое скептическое мнение из-за неприязни, но почему-то я верила в свои новообразовавшиеся дедуктивные способности.

Исследовав почти все комнаты, мы не смогли найти ни одной улики, которая смогла бы помочь в расследовании. Единственное, что показалось странным, — запертая на несколько замков дверь в спальню Вероники. Что же там могло быть? Постеры с моим бывшим парнем?

Нейтана тем временем привлекла другая комната. В ней мы обнаружили все приспособления к сексу в стиле «садомазо». Вот почему соседи слышали крики Даяны, именно так муж избивал ее, принося еще и удовольствие.

Моему мужчине захотелось поиграть с несколькими штучками из огромной коллекции четы Спенсеров. Мы углубились в познание возможностей друг друга касательно порока и пошлостей. Затратив на секс слишком много времени, мы вернулись в особняк ни с чем. Утешением стал только сладострастный оргазм при необычных условиях.

В обеденный перерыв мне нравилось устроиться на террасе на втором этаже и читать очередной эротический роман. Описание чужих интимных утех будоражили и даже заставляли краснеть. Я, словно была любопытной шпионкой, подглядывающей в замочную скважину за страстными любовниками. Это жутко меня волновало и даже возбуждало в отличие от порно. Никогда не испытывала сильных эмоций при просмотре фильмов для взрослых, а вот читать о сексе, представлять все эти сцены в голове с участием меня и желаемого мужчины, а не каких-то актеров, — больше по вкусу.

— И что же мы читаем? — раздался голос мистера Олдфорда, и он выхватил из моих рук книгу.

— Отдай! — заверещала я, до сих пор стесняясь своего увлечения эротической литературой.

— Как вы смущены, юная леди, даже румянец на щеках появился, — подразнивал меня Нейтан, пока я прыгала вокруг него, как обезьяна, стараясь отобрать книгу.

Мужчина резко обхватил меня руками, вплотную прижав к себе и чувственно поцеловал. В этот момент я обмякла, и ноги чуть не подкосились от неожиданности и удовольствия.

— Это остудило твой пыл? — игриво спросил Нейт.

— Скорее, разгорячило, — призналась я, чувствуя, что румянец стал еще сильнее.

Одной рукой господин приковал меня к себе, обхватив за талию, а другую вытянул, чтобы взглянуть на книгу. Его хватка была такой сильной, что бороться казалось бесполезным.

— «Трогай меня», какое провокационное название, — усмехнулся мужчина, открыл книгу и начал читать, — «Он нагло отогнул кружева лифчика и коснулся теплым языком соска, очертил круг по ореолу и начал нежно покусывать. Другую грудь сжимал с такой силой, что я чувствовала боль. Но это была приятная боль, мое тело замерло в сладкой истоме и требовало еще больше прикосновений».

Нейтан зачитывал отрывок чувственным голосом с щекочущей хрипоцой, от чего я почувствовала возбуждение. Мне бы хотелось, чтобы он читал мне перед сном эротические романы вместо сказок. А еще лучше, если бы мы вместе вдохновлялись пикантными сценами и не спали всю ночь.

— Тебе лишь бы посмеяться надо мной, а мне, правда, нравится такое читать, — сказала обиженным голосом.

— Хочешь, воплотим в жизнь сцены из твоих романов?

Я изумленно посмотрела на мистера Олдфорда, не понимая, шутит он или нет. Да это же моя мечта — повторить любимые сексуальные отрывки из книг! Нейтан соблазнительно улыбался, он напомнил мне Джина, исполняющего желания.

— Конечно, хочу! — восторженно воскликнула я.

— Тогда пойдем? Не люблю, когда ты проводишь свое свободное время не со мной,

— Нейт потянул меня за собой, увлекая с террасы.

Господин любил наблюдать за моей работой, а потом резко нарушать трудовой покой и похищал. Мы прятались в укромных уголках особняка и наслаждались своей маленькой шалостью и друг другом. Иногда на ум приходили неприятные мысли: а, что, если Нейтан увлекся мной только потому, что я горничная, и этот служебный роман его будоражил. Влюбился бы он в меня, если бы мы встретились, как риелтор и клиент, присматривающий себе дом? Наверное, такой встречи вообще бы не произошло, поэтому плохие мысли гнала, напоминая, что судьба свела нас, и, видимо, ей были нужны именно такие обстоятельства.

Я рассказала Нейтану о любимом отрывке из книги, где участвовало вино, поэтому мужчина оставил меня в своей спальне, а сам спустился до бара. Внутри все трепетало, предвкушая незабываемый секс, иначе быть не могло, когда фантазии превращаются в реальность. Господин уже завязал мне глаза, как в романе, и я ожидала его в полной темноте и с привязанными к кровати руками.

— Вы готовы к эротическим приключениям, Ханна? — игривым тоном спросил любимый, вернувшись в комнату.

— Да, мистер Олдфорд, — послушно ответила я, приступив к роли покорной девушки, как в книге.

Мужчина опустился на кровать и сразу же занялся моим телом, покрывая его волнующими поцелуями, начиная с губ и спускаясь все ниже. Свою сладкую прелюдию хозяин остановил, оказавшись около самой чувствительной женской зоны. Я затаила дыхание, а спустя секунду резко выдохнула, а по коже побежали мурашки. Все из-за ощущения холодной жидкости, стекающий с живота вниз, будоража холодом интимный треугольник.

— Это вино, — прошептал мой господин.

Пытка холодом сменилась на нечто более приятное: мужчина прикоснулся губами к интимной зоне и начал мастерски использовать свой язык, заставляя мое тело дрожать.

— Ну же, Ханна! Отдай мне всю себя! — взмолился Нейтан, точно, как герой в книге.

Его пальцы оказались внутри меня, и ощущения стали еще сильнее. От умелых манипуляций я рассыпалась в оргазме уже спустя несколько минут.

— Хорошая девочка, — похвалил господин и подарил мне винный поцелуй.

Дождавшись, пока мои интимные мышцы успокоятся, мужчина продолжил свои ласки. Он навис надо мной, и я чувствовала его возбужденный член. На этот раз хозяин решил заняться и собой, поэтому вошел в меня без особой осторожности, ведь мое влажное лоно уже давно приглашалось его в гости.

Наши тела прижались друг к другу, но из-за вина на коже, прилипали и тормозили движения. Чувствовался дискомфорт, поэтому мы за короткий период сменили несколько поз в поисках подходящей. Все время мне хотелось вцепиться в волосы Нейта или прижать его к себе, но руки были недееспособны, и я лишь дергалась, как кузнечик. Участие лишь наполовину в сексе мне не очень понравилось, поэтому попросила отвязать меня, чтобы оказаться сверху.

Обычно перемещение происходило в считанные секунды, но сегодня потребовалось больше времени, чтобы освободиться, затем наощупь перестроиться, и, наконец, оседлать мистера Олдфорда. Только вот стальной конь за перерыв успел обмякнуть и не сразу был готов участвовать в активных действиях. Но все же нам удалось быстро вернуться в строй: я энергично ерзала, приняв бразды правления, а, наклонившись к господину, стала жадно целовать его шею и грудь.

Нейтан запустил одну руку мне в волосы, чтобы предать наши губы плотоядному поцелуя. Своими пальцами он коснулся ленты сзади, и она немного сползла. Таким образом, мой нос оказался под повязкой, и я не смогла дышать свободно. Открыв один глаз, который получил свободу, увидела, что хозяин еле сдерживает смех. Видимо, в таком видео я смотрелась комично.

— Твое лицо сейчас не слишком сексуально, — признался Нейт, пойманный на усмешке.

От повязки мы избавились и полностью сосредоточились на сексе, а не аксессуарах. В финальном действии мистер Олдфорд вошел в меня сзади, а его руки занимались моей грудью и клитором. Я твердо стояла на коленях, поэтому помогала наращивать темп, чтобы в итоге вместе достигнуть пика. На последней секунде мужчина резко из меня вышел и оставил следы своего наслаждения на моей спине. В этот же момент я тоже кончила, пульсируя под его пальцами. В немом согласии мы пришли к выводу, что лучше будем заниматься собственным интуитивным сексом, а не следовать уже придуманным сценариям.

Уставшие мы лежали в постели и слушали дыхание друг друга. После небольшого отдыха я попросила господина еще немного почитать мне вслух. На моменте, где герои обсуждали противозачаточные таблетки, Нейтан вдруг остановился.

— А ты пьешь таблетки? — спросил мужчина.

— Нет, — честно ответила я.

Хозяин вздрогнул и резко от меня отстранился. В его глазах читался страх, но сначала я не поняла, с чем это связано.

— Ты чего? — нахмурилась я.

Нейтан сел на кровати, и я последовала ему примеру. Лежа сложно вести серьезные разговоры.

— Обычно я, конечно, прерываю акт, но тот раз… — начал мужчина, но не договорил. «Тот раз, когда я был в гневе и использовал тебя, как просто тело», — следовало бы добавить, — ты тогда приняла какие-то меры?

— В смысле выпила ли экстренную таблетку? — уточнила я.

— Да, — сдержанно произнес мистер Олдфорд, было заметно, что ему сложно говорить.

— Нет, я не пила никаких таблеток, — мои слова заставили Нейта испугаться еще больше, и от его вида паники, мне стало очень больно, — но не переживай, у меня стоит спираль.

Скорее всего, мужчина не был знаком в подробностях, что это такое, но слова «не переживай» заставили его немного успокоиться. Нейтан снова опустился на постель и протянул руку, призывая меня тоже лечь.

— Это хорошо, нам же не нужны проблемы, — сказал мужчина совершенно обыденным тоном, будто и не предполагал, что может обидеть меня подобными фразами.

— Не нужны, — выдавила я слова и стала одеваться, — мы и так слишком увлеклись, мне нужно работать.

Мистер Олдфорд не пытался остановить меня, не догадываясь, что обидел. Я оделась, не поворачиваясь лицом к хозяину, чтобы он не видел моих слез. Уже у двери махнула рукой и выбежала в коридор.

Конечно, наши отношения начались только недавно, и мы ни разу не говорили о планах на будущее, тем более, о ребенке, но этот жуткий страх на лице Нейта. Словно, больше всего на свете он боялся, что я от него забеременею. Мне было безумно обидно от реакции господина, и в голове снова закружили сомнения, искренен ли он по отношению ко мне.

Глава 21

В поместье Олдфордов так завелось, что каждый выходные проходили различные мероприятия. Две недели выпали из привычного режима из-за печальных событий, но миссис Олдфорд не могла сидеть без дела, поэтому снова принялась за организацию светской вечеринки. Чтобы оправдать совесть, она ознаменовала ее в честь открытия фонда покойного отца.

Синтия собрала весь коллектив, чтобы выдать новую парадную форму и в сотый раз объяснить правила поведения. За месяцы работы в этом доме я все же сблизилась с коллегами, которые вначале не принимали меня должным образом. Теперь же мы стояли как настоящая компания друзей, подшучивая над Синтией и ее манерой речи.

Обычно в такие моменты я была счастлива, но этот раз стал первым исключением. Выданная форма больно ударила по самолюбию. Почему бы Нейту не привести меня на мероприятие в качестве официальной девушки? Даже имею связь с деятельность фондов, ведь создала собственный в защиту бездомных животных.

Забыв в очередной раз о гордости, взяла поднос с напитками и отправилась на задний двор. Там, возле домика у бассейна, и развернулась вечеринка, названная как «White party». Гости разделились на тех, кто выбрал строгие костюмы и платья белого цвета, и тех, кто надел на себя более свободную концепцию наряда в том же оттенке. Персонал выделялся классической формой черного цвета. Нас словно разделили на низший и высший класс, показывая, где чье место. Вот только я должна стоять со своим ослепительным бойфрендом.

Нейт надел белые брюки, а наверх — кремовую рубашку с коротким рукавом. Белоснежная улыбка дополняла образ, привлекая внимание окружающих девиц, жаждущих затащить в постель моего господина. Мужчина непринужденно беседовал с присутствующими, попивая цветной коктейль с зонтиком. Меня мистер Олдфорд не замечал или делал вид, что увлечен чем-то вроде разглядывания плитки возле бассейна или самой водной глади. Я пару раз попыталась подать сигнал, но ситуация не изменилась, ухудшая и без того плохое настроение.

Наступление легких вечерних сумерек навело на мысль о повторном проникновение в дом Спенсеров. Вся чета расположилась на шезлонгах, прожигая гостей презрительным взглядом. Они не двигались с места в течение нескольких часов. Муж Даяны пару раз пытался пофлиртовать с Джулией, за что чуть ли не получил оплеуху от жены. В этот момент мне даже стало жалко стерву Спенсер: ей всю жизнь приходится следить и за непутевой дочкой, и за мужчиной, который в любой момент способен променять ее на более молодую версию.

— Нам нужно поговорить, — мне все же удалось перехватить Нейта, когда тот решил отлучиться в туалет.

— Ханна, не при всех же людях, — возмутился мужчина и поспешил от меня отойти.

Я не до конца поняла, что он хотел этим сказать. Заняться самобичеванием или работой не дал младший Олдфорд. Джейсон появился на вечеринке только что и самоуверенной походкой проследовал по направлению ко мне.

— Ты же в курсе, что дресс-код обязывает быть в белом? — усмехнулась я, разглядывая ярко-красный костюм молодого человека.

— Терпеть не могу скучные правила, — ответил Джей, игриво подмигивая.

— Я бы тоже не отказалась избавиться от этой вычурной формы, — вздохнула обреченно.

— Детка, могла бы сказать прямо и без намеков, что хочешь меня здесь и сейчас.

Удивительно, но раньше я закатила бы глаза или разозлилась на подобный фарс со стороны младшего Олдфорда, но теперь мне стало даже приятно, что он не забывает обо мне и не стыдится общения на людях. Мы перекинулись еще парой дружеских фраз, но затем были прерваны озверевшим Нейтаном, который подлетел на всех парах, схватил меня за руку и увел в укромное место, вдалеке ото всех.

— Решила таким образом привлечь мое внимание? — зарычал господин.

— Нет, но очень жаль, что только при малейшем шансе на соперничество в тебе зарождается интерес к моей личности, — парировала я, оскорбленная очередным обвинением.

— Это не так, Ханна. На мне определенные обязанности, которые должны выполняться на вечеринках и вне их.

Мне не хотелось продолжать бессмысленный спор, где он снова окажется важным боссом, а я всего лишь жалкой подчиненной.

— Я хотела предложить пробраться к Спенсерам еще раз, пока они вздесь.

— Тебе пора оставить все это, — резко проговорил господин.

Я не могла узнать в нем того, кто сам поддержал меня пару дней назад. Сейчас даже взгляд мужчины был другой.

— Мне нужно идти, — буркнула в обиженных чувствах.

Решение, во что бы то ни стало, добыть улики пришло само собой. Хватит играть в спектакле роль горничной, когда моя миссия заключалась совсем в другом.

Я не пошла через задний двор, ведь там сейчас излишнее количество избалованных толстосумов, поэтому выбрала парадный. Прокралась через уже знакомый холл, преследуя одну цель — комнату Вероники. По наивности подумала, что шпилька, как во всех шпионских фильмах, поможет открыть неприступную дверь. Провозившись несколько минут в бестолковых попытках, услышала знакомый голос:

— Что это мы тут делаем?

В начале коридора стояла Лея, скрестив мощные руки на груди. Ее довольная ухмылка показывала, как она рада своему промаху и что скоро осуществится давно запланированная месть.

— Попугай одного из гостей залетел в эту комнату, — придумала самое глупое оправдание, какое только можно.

— Очень интересная история, думаю, миссис Спенсер с удовольствием ее послушает, — сказала девушка и доставала телефон.

— Подожди! — крикнула я и вскочила на ноги. Если Даяна узнает о проникновении, сразу догадается, что мне многое известно о происшествии со Стивеном, — Сколько ты хочешь за молчание?

— Боюсь, такую сумму горничной не потянуть, — усмехнулась Лея, но потом изменилась в лице, — или ты попросишь деньги у богатенького любовника? Что же про себя не разболтаешь миссис Олдфорд или только о других умеешь доносить сплетни?

Мне была понятна ненависть девушки, я, действительно, поступила некрасиво по отношению к ней. Все дело в моем неконтролируемом языке! Кстати, очень странно, что миссис Олдфорд меня не уволила после того, как узнала о нашем с Нейтом романе. Может, господин за меня заступился? Хотя, если бы он хотел что-то доказать маме, пригласил бы на вечеринку в качестве девушки, а не обслуги. Размышления всегда настигали меня в самые неподходящие моменты, по выражению лица Леи поняла, что ее терпение на исходе.

— Сможем договориться? — предприняла последнюю попытку, заранее зная, что она окажется неудачной.

— Миссис Спенсер, срочно вернитесь домой, в дом пробралась наглая шпионка, — уже щебетала девушка в трубку.

Сильной мужской хваткой Лея окольцевала мои плечи и повела вниз по лестнице. В голове пытался нарисоваться план побега, но даже мое малейшее движение провоцировало незамедлительные действия надзирателя, и ее железоподобные по ощущениям пальцы въедались в кожу.

Девушка усадила меня в гостиной, а сама встала на караул у входной двери. Мои глаза бегали из стороны в сторону, а мозг лихорадочно работал, пытаясь найти лазейку, через которую можно убежать. Одно окно было открыто, только вот через металлические прутья решетки я, вряд ли, смогу пролезть.

Спустя некоторое время в дом зашла Даяна, она была похожа на ведьму, вернувшуюся с шабаша. Увидев меня, женщина немного удивилась, но потом ее лицо снова стало непроницаемым.

— Я сразу догадалась, что ты не просто так заглядывала в окна, — неприятный голос женщины заполонил всю комнату, — и что ты здесь ищешь?

— Думаю, она хотела вас обворовать или снять компромат, — вякнула Лея.

— Снять компромат? — Спенсер вопросительно посмотрела на сотрудницу, и та сжалась под ее властным взглядом.

— Вы не так меня поняли, — пошла на попятную бывшая коллега, осознав, что сказала лишнее.

— Уволена, — ледяным тоном сказала Даяна.

— Но миссис Спенсер, — залепетала Лея, в секунду утратив всю свою мощь.

— Я не повторяю дважды, — грозно ответила женщина.

Жертва Даяны побрела собирать вещи, метнув на меня злобный взгляд, будто я была виновата в увольнении. На деле же любое зло возвращается бумерангом, как мне, так и Лее.

Миссис Спенсер дождалась, пока сотрудница удалится, и повернулась ко мне. В этот момент она еще больше напомнила ведьму, в лапы которой угодила беззащитная зверюшка.

— Что ж, пора поговорить, — сказала Даяна, — кто начнет?

— Простите, это просто недоразумение, я не хотела ничего брать из вашего дома. Зашла, чтобы задать вопрос Лее, а она меня ненавидит и решила подставить, — начала плести я более связную ложь, получше, чем перед флористкой.

— Не насилуй мои уши, мерзавка, — приказала женщина, и от ее ледяного голоса по коже побежали мурашки, — после твоего шпионажа в саду я навела справки и знаю, что Стивен был твоим любовником.

Если располагаешь большими денежными средствами, можешь узнать все, что угодно. Сейчас нахожусь в одной комнате с человеком, скорее всего, причастным к гибели Стивена, и единственное правильное решение — бежать. В отличие от Леи, миссис Спенсер не стала стоять у двери, а присела у окна. Проход открыт, мне нужно лишь быстро среагировать, но любопытство одержало вверх.

— Это вы его убили? — вырвался прямолинейный вопрос.

— Нет, мой муж, — равнодушно ответила ведьма.

У меня подкосились коленки: я узнала правду, что жених был убит, и теперь веду диалог с убийцей. Страх вдруг покинул тело, его сменили решительность и гнев.

— Что он вам сделал? — задала я новый вопрос.

— Ты сама знаешь ответ. Моя дочь связалась с твоим нищим дружком, и, конечно, мы были против. После очередной ссоры она собрала вещи и хотела сбежать с этим паршивцем, но Рикардио их остановил. Я заперла Веронику в комнате, а муж остался с парнем на улице, чтобы вправить ему мозги. Когда я вернулась в сад, тот уже лежал мертвым. Видимо, он сильно разозлил Рикардио. Мой муж вспыльчивый, даже пришлось согласиться на сексуальные пытки, чтобы он хоть немного выпускал пар.

— Но Стивена нашли на территории Олдфордов.

— Перенести тело не составило труда, и оставленная у дома лестница пришлась весьма кстати, — Даяна торжествовала, она гордилась, что все прошло без сучка, без задоринки.

Я выполнила задание, с которым изначально приехала в этот проклятый район. Теперь мне известно, как погиб Стивен и даже личности убийцы и сообщницы. Вся эта сцена напоминала финальные кадры фильма, когда маньяк рассказывает жертве о своих преступлениях, и обычно после такого остается в живых только один. Неужели и Даяна играла со мной в эту игру?

— Почему вы мне это рассказали? — спросила я.

— Я могу многое рассказать. Например, как Кэтрин Олдфорд убила своего папочку, отключив от аппарата, — женщина дождалась выражение ужаса на моем лице и продолжила, — ты можешь узнать секреты всех жителей этого района, но какой в этом прок, если тебе все равно никто не поверит. А если даже поверят, затем быстренько переобуются, получив куш за молчание. Этим миром правим мы, а не жалкие твари, вроде тебя.

Даяна наслаждалась своей властью и превосходством надо мной, но мне было ее жаль. Униженная собственным мужем, она пыталась показать свою силу хоть кому-то и выбирала людей, ниже ее по статусу и материальному состоянию. Слуги становились грушей для битья, на которых женщина вымещала злость. Почему она покрыла своего мужа? Из-за страха или все же извращенной любви?

— Я ухожу, миссис Спенсер, — послышался голос Леи.

— Хороших рекомендаций не жди, — предупредила ведьма.

Я посмотрела на бывшую коллегу и неожиданно для себя увидела что-то вроде участия. Возможно, она слышала часть разговора, но, скорее всего, просто знала, каково это попасть под горячую руку карги Спенсер.

— Ханна, ты идешь? — вдруг спросила Лея.

Это был мой путь к спасению, Даяна, точно, не станет меряться силой с этим Гераклом с женским лицом. Не знаю, искренне ли мне помогла бывшая коллега, но в этот момент я была готова молиться на нее.

— Конечно! — крикнула я и поспешила к выходу.

Даяна не стала нас останавливать, тем более, она была уверена в своей безопасности. По ее мнению, никто не примет слова прислуги за что-то серьезное. Я и сама это понимала, но должна была придумать, как доказать виновность чокнутых супругов.

Проходя по саду Спенсеров, обратила внимание на декоративные камни. Может быть, один из них послужил орудием убийства? С Леей мы словом не обменялись, но, уверена, она почувствовала мою немую благодарность.

После странного разговора с Нейтаном на вечеринке, я не знала, стоит ли рассказывать ему о том, что узнала. Хозяин приказал больше не лезть в это дело, но что это значило?

В любом случае я вернулась в особняк Олдфордов, хотя пока не придумала, что делать дальше. Может, поделиться случившимся с Джулией? Она еще ни разу не поколебала мое доверие, и, точно, согласиться помочь пойти против богачей. Девушка ненавидела их всей душей.

Гости собрались в холле полукругом, наблюдая за чем-то очень важным. Я увидела господина, который поднялся на несколько ступенек по лестнице и потянул за собой незнакомую особу. Нейтан обнял ее за талию и поднял свой бокал вверх.

— Попрошу выпить за мою девушку, самую очаровательную на свете, — голос хозяина, словно пуля, прошел сквозь меня, оставив дыру в сердце.

Мне стоило огромных усилий удержаться на ногах. Судьбе нравится наносить второй сокрушительный удар, когда сначала кажется, что хуже быть не может.

Глава 22

Моя девушка? Мне это не послышалось или я во сне? Почему за короткое отсутствие на вечеринке все изменилось и встало с ног на голову? Пока я изумленно хлопала глазами, не двигаясь с места, Нейтан продолжал свою речь:

‒ Наша размолвка произошла по глупости, но теперь этот союз ничто не разрушит!

В доказательство своих слов, оратор мгновенно поцеловал девушку, похожую на модель, претендующую на звание «Мисс Мира». Я подошла ближе, пробравшись сквозь толпу, чтобы рассмотреть соперницу. Ее коричневые локоны струились до лопаток, словно сама природа наградила их вьющейся способностью. Лукавые глаза разглядывали реакцию присутствующих, а аккуратный носик был похож на нарисованный или сделанный самыми лучшими пластическими хирургами. Вместе парочка смотрелась как Барби и Кен, сияя на публике и, впитывая внимание окружающих, они будто искрились еще ярче.

‒ Что стоишь столбом? Поднеси им шампанское! ‒ толкнула меня в бок Синтия.

От неожиданности, ноги подвели, и я рухнула на пол вместе с подносом и напитками. Гости резко переключили внимание на меня, зато Нейтан и его фифа, не отвлекаясь, смотрели только друг на друга.

‒ Давно следовало уволить эту неуклюжую проходимку. Но мой сын настолько благородный, что до последнего держал ее из жалости, ‒ объявила миссис Олдфорд, чем окончательно растоптала мое эго.

На меня пялились не только приглашенные, но и все слуги, обслуживающие мероприятие. О нашем романе знали все в доме, кто-то завидовал, а кто-то сочувствовал, но теперь на лицах каждого отражалась одна гримаса ‒ жалость.

Мое пребывание на полу составило не больше минуты, но за этот короткий срок я успела прогнать через себя самые страшные мысли. До конца не понимая, что уязвило больше: предательство Нейтана или его резкое безразличие ко мне, я все же нашла силы, встала и с не присущей мне смелостью отправилась к новоиспеченной парочке.

Варианты действий были разные: дать пощечину мужчине, который унизил меня, вцепиться в волосы девушке, занявшей мое место или просто плеснуть шампанское в самодовольные лица этих нахалов. Все это унизило бы меня еще больше, представив как уличную скандалистку. Короткий путь до Нейтана и его пассии возродил во мне истинную себя. Я, Ханна Мендес, успешный риелтор, не горничная и не тайная любовница богача.

Поднеся бокалы с шампанским, я вежливо вручила их влюбленным и удалилась, даже не посмотрев на мужчину, разбившего мое сердце, не зажившее от прежних потерь. На этом моя работа в этом доме закончена. В конце я услышала шквал аплодисментов. Конечно, они были адресованы не моему горделивому уходу, а новой парочке, так полюбившейся публике.

На следующий день мне все же пришлось снова вернуться в особняк, чтобы забрать свои вещи. Сбежав вчера, я совершенно о них забыла.

‒ В этом месте можно смело говорить: «Я тебя предупреждала»? ‒ попыталась начать с шутки Джулия, застав меня в комнате персонала. Но, увидев слезы, стекающие по моим щекам, сменила игривый тон на серьезный, ‒ Ханна, только не вздумай уходить! Ты только еще больше поднимешь самооценку этому индюку Олдфорду!

‒ Мне плевать! ‒ только и смогла выдавить я совершенную неправду.

Сердце кололо что-то острое, инородное. Оно мешало мне дышать и думать. Что я делаю не так, если ни один мужчина не может влюбиться в меня по-настоящему? Вопросы заполнили остаток разума. Я металась по комнате, как дикий зверь, распихивая по пакетам даже не свои вещи.

Джулия резко захватила меня в объятия, прекратив ненужную суету. В ее теплых руках я почувствовала безопасность и разрешила себе, не сдерживая чувств, наконец, разрыдаться.

‒ Хочешь, я тоже уйду? Больше не смогу прислуживать этим людям, ‒ спросила искренне Джулия.

Она понимала мои страдания, ведь сама была заложницей безответных чувств к хозяину. Вот только кому в этом случае повезло больше? Мне, что испытала всю гамму счастья с этим мужчиной, но потом так больно свалилась с небес на землю, или ей, не познавшей даже его внимания?

Сейчас мне не хотелось анализировать или знать причину, почему Нейтан так со мной поступил. Страдания вырывались из груди непроизвольно, но легче от этого не становилось.

‒ Ханна, мы с тобой! ‒ послышался голос толстенькой женщины, с которой мы поругались на первом собрании в этом особняке.

Теперь она символизировала собой измерение прошедшего времени, ведь, кажется, совсем недавно мы все были друг для друга никем.

‒ В кабинет мистера Олдфорда, живо! ‒ прервала трогательный момент Синтия, призвав меня идти к начальству.

После слов управляющей сразу же стала придумывать, как сбежать. Может, выпрыгнуть в окно? Это первый этаж, не должна покалечиться. Джулия понимающе смотрела на мои панические мотания головы из стороны в сторону в поисках спасения.

‒ Я могу тебя прикрыть и пойти в кабинет, а ты пока спокойно уедешь, ‒ предложила подруга, ‒ но чтобы ты знала, я не одобряю побег.

‒ Но я не смогу спокойно с ним разговаривать, а разрыдаюсь, как слабачка.

‒ И что? Это естественная реакция нормального человека, пусть ему будет стыдно за свой поступок. А ты покажешь, что сильная, не побоялась прийти и посмотреть в его наглые глаза.

— Наверное, ты права, — вздохнула я, — нужно узнать, почему он так поступил, иначе, не зная ответов, не смогу успокоиться.

Я вытерла уже успевшие выбраться наружу слезы и отправилась в кабинет человека, разбившего мое сердце. Сердце бешено колотилось, а руки дрожали. Одновременно мне не хотелось его видеть, чтобы не сломаться окончательно, и хотелось, ведь это наша последняя встреча, внутри бурлило мазохистское желание запомнить любимые черты и уничтожать себя ночами воспоминаниями.

Несмотря на боль, хотелось поговорить с Нейтаном, выяснить, что я сделала такого, чтобы так со мной поступать. Мне казалось, что мужчина был честен со мной, я видела искренность в его глазах. Как все могло измениться за такой короткий промежуток времени? Или же с самого начала я была ослеплена влюбленностью и не смогла рассмотреть истинную сущность хозяина?

Молча вошла в кабинет, предварительно постучав, и увидела господина, но не одного. За письменным столом сидела миссис Олдфорд, а Нейт стоял рядом.

— Присаживайтесь, Ханна, — мягким, но приказным тоном сказала женщина и указала на кресло. Я повиновалась, бросив на Нейта беглый взгляд, но он даже не повернулся в мою сторону, — нам поступила жалоба на вас от Даяны Спенсер. Она заявила, что во время вечеринки вы проникли в ее дом, и, оказывается, подобное происходило и ранее. Что можете на это сказать?

Карга Спенсер уже успела походатайствовать против меня, умела эта гадюка плести интриги. Почему миссис Олдфорд требовали от меня оправданий? Нейт мог рассказать ей, что собой представляет Даяна, мы вместе строили гипотезы, а проникнуть в дом соседей было его идеей. Я повернулась к хозяину, ища поддержки, но он выглядел отстраненным.

— И долго будем пребывать в молчании? — начала злиться Кэтрин Олдфорд.

— Вы знаете, что ваши соседи — нехорошие люди, но скажу вам больше, они опасны, — я решила воззвать к разуму миссис Олдфорд. Узнай она о преступлении Спенсеров, наверное, заговорила бы по-другому.

— Что за вздор? Даяна и Рикардио — прекрасные люди, мы дружим уже много лет, и я слова плохого о них не сказала, — уверенно заявила женщина, — а вот ваша репутация заставляет желать лучшего. Нейтан рассказал, что и по этому дому вы любили шастать без его ведома.

Я изумленно взглянула на мистера Олдфорда, сколько еще предательств он приготовил? На этот раз хозяин удосужился посмотреть на меня, безразлично и холодно, как на чужую. Волшебная сказка, созданная в моей голове, рухнула в секунду. Мне не найти поддержки в этом человеке, он играл по сценарию матери, которая решила покрывать своих соседей. Конечно, как же иначе, ведь Даяна знает о ее преступлении. Так и строится здесь дружба, на взаимном компромате.

— Кажется, говорить правду в этом доме не приветствуется, — сделала я вывод.

— В этом доме принято исполнять приказы, а не делать, что вздумается, — добавила Кэтрин.

— Я уволена? — спросила я, хотя мне было все равно на их решение, больше никогда не вернусь на эту работу.

— Это нужно спросить у моего сына, — сказала женщина.

— Мистер Олдфорд? — обратилась я к господину.

— Да, вы уволены, мисс Мендес, — без тени сомнений произнес Нейт, глядя мне прямо в глаза.

Ничего не оставалось делать, как пойти прочь. Этот особняк принес много несчастий. Переступив его порог с разбитым сердцем и жгучей ненавистью, ухожу, получив в два раза больше боли.

Попрощавшись с персоналом, побрела к своей машине на дальнюю парковку. Машины господ же всегда стояли прямо перед домом, самые последние дорогущие модели, они всему миру кричали о достатке хозяев. Нейтан тоже собирался куда-то поехать, он стоял у своей иномарки и разговаривал по телефону. Я ненавидела этого мужчину и хотела поскорее вычеркнуть его из своей жизни, но желание объясниться все же одержало вверх.

— Нейт, — обратилась я к господину, приблизившись. Мистер Олдфорд уже договорил по телефону и обратил внимание ко мне.

— Я вас слушаю, Ханна, — покровительственным тоном сказал хозяин.

— Серьезно? Будем делать вид, что между нами ничего не было?

— Так будет проще, мне хотелось бы избежать излишнего драматизма.

Я не узнавала этого человека: он не был похож не на ласкового Нейта, который признавался мне в чувствах, не на галантного джентльмена, каким являлся до нашего романа. Это был совершенно чужой мужчина или же настоящий, а я не смогла сразу его разгадать из-за мечтательной пелены на глазах.

— Почему ты так поступил со мной? — все же не смогла удержаться я от вопроса.

— О, Ханна, только не строй из себя жертву, пожалуйста, — раздраженно вздохнул Нейтан, — ты же уже не маленькая девочка и должна понимать, что к чему. Неужели, правда, думала, что я свяжу свое будущее с горничной? Мы весело провели время, но теперь каждый должен идти своим путем. Я сразу же сказал, что не буду давать никаких гарантий, поэтому твоя наивность неуместна.

Мое лицо уже давно было орошено слезами, и почему женщины так ранимы? Какими бы сильными не хотели казаться, все равно начинаем плакать, и остановить это невозможно. Наверное, Нейт прав, я сама нарисовала сказочные картины в своей голове, а нужно было смотреть на все реально. Богатое воображение нередко оказывало мне плохую услугу. Что ж, теперь буду фантазировать, как мистер Олдфорд горит в аду, и верить этому.

Ладно, личные проблемы отложим в сторону, были и другие вопросы, мучавшие меня.

— Почему ты покрываешь Спенсеров? Знаешь ведь, что они замешаны в преступлении, — я не рассказала Нейтану о том, что узнала полную правду но все равно ему было известно многое.

— Я же попросил тебя забыть об этом глупом расследовании. Даяна — подруга моей мамы, и не хотелось бы портить их отношения из-за твоих нелепых подозрений.

— Но произошло убийство! — крикнула я, уже не в силах сдерживать эмоции.

— Это лишь твои домыслы, ты не можешь быть уверенной, что он это сделал.

— Он? — повторила я, — Значит, ты все знаешь и все равно покрываешь Спенсеров?

Я была в шоке, до последнего надеялась, что Нейтан не еще один сообщник чокнутых супругов. Выходит, он недалеко ушел от своей матери. Какой же козырь она использует, чтобы управлять им? Может, мужчина делает все ради меня? Кто знает, чем его шантажирует коварная женщина. Даже не знаю, снова ли поддаваться мечтам или слушать голос разума.

— Ханна, угомонись уже, это старая история, — приказал господин.

— Но убили человека! Как ты можешь так говорить?!

— Тебе все равно никто не поверит, — вторил словам Даяны мистер Олдфорд, — у тебя нет доказательств.

— Еще посмотрим, — дерзко сказала я и направилась к своей машине.

Как бы не было печально осознавать, но Нейт прав: я не смогу доказать вину Спенсеров. Но дарить им безнаказанность не могла, оставалось надеяться лишь на чудо.

Глава 23

Мое истерзанное сердце отказывалось верить в предательство мистера Олдфорда. Неужели наивность такая мощная штука, что способна так исказить реальность и заставить видеть все в совершенно ином свете, чем есть на самом деле? Я, правда, была уверена в чувствах Нейта, в его заинтересованности. Сомневаюсь, что мужчина профессионально владел актерским мастерством и смог так хорошо сыграть. Должна быть причина в резкой перемене его отношения ко мне.

Целый день я провела в эмоциональной нестабильности: то плакала, то выпускала злость, разбрасывая по квартире вещи, но успокаивалась и садилась за стол, набрасывая план разоблачения Спенсеров. Жаль, мой мозг не мог похвастаться сообразительностью, и, кажется, придумать, как доказать вину чокнутых супругов мне не под силу.

Из парильни страданий меня вытащил входной звонок. Лишь открыв дверь и пустив в квартиру свежий воздух, поняла, что внутри помещения и правда уже успела образоваться парилка из-за отсутствия кислорода. На пороге стоял младший Олдфорд, его лицо красноречиво передавало чувства удивления и жалости.

— Рокко переехал, если ты не в курсе, — сразу же сказала я, упустив приветствие. Мне хотелось скорее избавиться от компании Джейсона, снова остаться одной и предаться страданиям.

— Вообще-то я к тебе, — заявил мужчина, — и вижу как раз вовремя, пока ты еще не начала разлагаться.

— Я не хочу никого видеть, тем более, тебя, — буркнула я.

— Тем более моего братца, ты хотела сказать?

— Давай злорадствуй! Я заслужила.

— Я уже позлорадствовал, и мне наскучило, теперь хочу поговорить, — лукавые глаза Джея гипнотизировали, призывая пустить его внутрь.

— Ладно, проходи, — сдалась я.

Прежде чем начать разговор, Джей с любопытством осмотрел гостиную и похвалил некоторые дизайнерские решения. Сначала я даже немного приободрилась и хотела присоединиться к обсуждению темы, но затем вспомнила, что передо мной брат человека, который наплевал мне в душу, и желание резко исчезло.

— Что тебе нужно, Джейсон? — перешла я к делу.

Мужчина не сразу ответил, а сначала плюхнулся на кресло, по-хозяйски на нем устроившись. Жестом он приказал присесть и мне, у меня не было сил пререкаться и включать гордость, хотелось скорее со всем покончить и навсегда вычеркнуть Олдфордов из своей жизни.

— Во-первых, хочу, чтобы ты признала, что я был прав: ты совершенно не умеешь разбираться в людях, — ухмыльнулся Джейсон.

— Признаю, — сразу же сказала я, какой смысл отпираться, если это правда.

— Так быстро? — искренне поразился мужчина. Наверное, он соскучился по нашим перепалкам, но сегодня я представляла из себя унылое зрелище, — Тебе и правда хреново. Придется кое-что рассказать, вдруг от этого станет легче.

В душе сразу же затеплилась надежда, что Джейсон сообщит, что последние события — не более чем фарс, который Нейтан устроил для своей матери, и сейчас он ждет меня внизу, чтобы вместе сбежать. Но как он уговорил брата помочь, ведь их отношения были далеко не дружескими?

— Нет, Нейт не ждет тебя внизу на шикарном кабриолете, — словно прочитал мои мысли младший Олдфорд, — перестань быть такой наивной, Ханна.

— Ты можешь уже перестать надо мной издеваться и сказать, что хотел? — начала я раздражаться.

— Мой братец не такой идеальный принц, каким ты его представляла. Ему никогда не было плевать на деньги, и он доил дедушку втайне от матери. Он открывал миллион дел, но ни одно не принесло прибыли, предприниматель из Нейта так себе. В завещании дедушка указал, что оставляет любимому внуку семейную корпорацию. Это был главный источник доходов нашего рода, бедный старик не знал, что Нейт успел ее обанкротить. Кутежи в Австралии, знаешь ли, требуют больших затрат.

После слов Джейсона некоторые картинки в голове стали меняться, я посмотрела на них под другим углом. Конечно, Нейтан любил роскошь: он ездил на дорогих машинах, покупал шикарные вещи и никогда не считал деньги. С чего я взяла, что мужчине все равно на богатство? И всех этих многочисленных конференций не было, он просто летал на любимый континент развлекаться. А я всегда оправдывала его загар излучением офисных ламп.

— Почему же сразу не рассказал о нем правду? Тогда бы я не стала его идеализировать, — спросила я.

— Собака никогда не лизнет руку, которая ее ударила, — философским тоном сказал Джей.

— Что? — мое настроение не располагало к философским загадкам.

— В смысле человек должен обжигаться, чтобы делать выводы. В моей голове фраза про собаку звучала эффектнее.

— Ты приготовил речь? — спросила я, и мужчина кивнул. Мне вдруг стало смешно от его верности своему характеру.

Джейсон присоединился к моему смеху, и от этой смехотерапии даже стало немного легче. Наверное, я бы все равно полетела на огонь, даже если бы меня предупредили, что опалю крылья. Такова сущность мечтателей, они всегда будут верить в придуманные сказки.

— Теперь я брошена, можешь радоваться, — разрешила я Джею.

— Ты же понимаешь, что дело не в тебе? Просто мой братец слишком зависит от денег и мамы. По факту он остался без наследства, и, чтобы получить от госпожи Олдфорд хоть что-то, должен подчиняться ее правилам. А мама ни за что в жизни не допустит, чтобы ее сыночек связал свою жизнь с горничной.

Маменькин сыночек — вот кем оказался мистер Олдфорд, это даже более потерянный случай, чем изменник. Полноценной веры Джейсону не было, но факты налицо: Нейтан меня унизил и воссоединился с бывшей пассией. Даже если им двигало поручение матери, он это сделал и причинил мне боль. Такое не прощается. И, оказывается, я совершенно не знала этого мужчину, а любила лишь принца из своих фантазий.

— Предположим, ты убедил меня в меркантильности Нейта. И что теперь? Проведешь сравнение с собой? Заявишь, что Джейсон, в отличие от брата, честный и независимый?

— Нет, Джейсон, в отличие от брата, не лжец, — остудил меня младший Олдфорд, — я никогда не претендовал на семейные богатства, но не буду лукавить, жил в основном на проценты от акций в корпорации. Каждый Олдфорд имеет свою долю, пусть моя и самая мизерная, все равно приносила приличные средства. А после смерти дедушка оставил мне домик в Мексике, поэтому обижаться на старика я не буду, пусть при жизни он и делал вид, что у него только один внук.

— Это как раз по тебе, ты же любишь Мексику, — улыбнулась я.

— Поехали со мной? — предложение младшего Олдфорда звучало вполне серьезно.

— Нет, я не могу, у меня осталось незаконченное дело. И, честно говоря, не представляю, как его завершить, — вздохнула я. Если со страданиями по Нейту еще хоть как-то могла разобраться, то с разоблачением Спенсеров нет.

— Это как раз мое в-третьих, — расплылся в ухмылке Джейсон.

— В-третьих? Разве было во-вторых?

— Не важно, в подсчетах я не силен, а вот в слежке, оказывается, мастак, — мужчина лукаво поиграл бровями и достал свой телефон.

Из динамика я услышала голоса, один из которых принадлежал Даяне. Это был наш разговор в ее доме.

— Как ты это сделал? — мои глаза в изумлении уставились на Джея.

И он рассказал, что слышал отказ Нейта пойти со мной к Спенсерам, и пошел вместо него, только тайно. И если решетки на открытых окнах их дома могли защитить от вторжения, то звук прекрасно проходил сквозь. Джейсон снял видео нашего с Даяной разговора, в котором она озвучивала детали убийства Стивена. С такими доказательствами признать вину чокнутой парочки не составляло труда.

— И что я должна сделать, чтобы получить это видео? — спросила я.

— Поехать со мной в Мексику, — пожал плечами Джейсон.

Откровенный разговор с младшим Олдфордом заставил и меня стать честной. Я рассказала ему о том, что узнала от Даяны, об ужасном поступке его матери. Хоть Джейсон и не был близок со своим дедушкой, он отреагировал болезненно, и на его глазах выступили слезы. Я обняла мужчину, чтобы он знал, что не один, и я его поддержу.

Арест богачей — всегда целое событие для тихого района, где единственный шум исходит от помпезных вечеринок и мероприятий в выходные дни. Я предвкушала этот момент еще с того дня, как устроилась к Олдфордам. Вот только представить не могла, что в соратниках окажется Джейсон, а не Нейт.

Мы вместе сходили в полицию и рассказали, что узнали по делу Стивена. Все было, как в тумане: слезы и эмоции дурманили голову, только Джей оставался непоколебимым, забрав всю ответственность за поиски улик и доказательств на себя. Запись нашего с Даяной разговора и ее откровения послужили рычагом для решения детектива — взять все семейство Спенсеров под стражу.

Конечно, я не могла пропустить это шоу. На газоне, возле дома мегеры, собралась, казалось, вся пресса штата. Они стояли маленькими кучками, объединенные одинаковыми занятиями: операторы настраивали камеры, а ведущие, корреспонденты и журналисты соревновались, кто дальше вытянет свой микрофон.

Мы с Джейсоном стояли на другой стороне улицы и наслаждались устроенным хаосом. Все мы ждали одного — появления четы Спенсеров в наручниках, выведенных под конвой полицейских.

— Волнуешься? — впервые серьезно обратился ко мне Джей. Я увидела, как он поднял к губам сигарету и зажег от маленького огня зажигалки.

— Не знала, что ты куришь, — удивилась в ответ.

— Не курю, но в такой знаменательный момент чувствую себя героем сиквела. Когда будем в кадре, я еще и самодовольно усмехнусь и подниму одну бровь вверх, словно это все мой замысел, — мужчина продемонстрировал мне коронный трюк на деле, чем вызвал неудержимый смех.

Только сейчас я заметила, что ненадолго забыла о разбитом сердце, и это заслуга возмездия и немного младшего Олдфорда. Общаясь всегда налегке, я чувствовала свободу мыслей рядом с этим мужчиной, ведь никому из нас не нужно было притворяться и строить из себя тех, кем не являемся.

Задумавшись об этом, я сразу нашла глазами остаток семейства Олдфордов. Нейт и Кэтрин, парадно нарядившись, выхаживали вдоль разместившихся камер, видимо, не только Джейсон хотел попасть в кадр. К счастью, внимание переключилась на главных героев сегодняшних заголовков газет.

Даяну и Рикардио не одели в наручники, но все же взяли под стражу и вели прямо по направлению к патрульной машине. За все случившееся со Стивеном в любом случае будет отвечать мистер Спенсер, но лично моя месть Даяне состояла из того самого позора, где ее друзья высокомерно провожают взглядами их семью, которая стремительно падала в пропасть. Женщина потеряла не только мужа, но и свое достоинство. Жаль только это не терял никто из Олдфордов. Заприметив нас, Нейтан и его любимая мамочка направились в нашу сторону.

— Вездесущая Ханна Мендес! Решила прибрать к рукам и второго моего сына? — начала язвительно миссис Олдфорд.

Нейт с интересом, но в тоже время с присущим ему высокомерием рассматривал меня отдельно, и нас с Джейсоном вместе. Наверняка, он про себя задавался вопросом, пара мы или нет. Его еле уловимая ревность ласкала самолюбие.

Впервые, стоя перед этим мужчиной, не чувствовать себя хуже его. Больше не нужно притворяться, что я горничная, поэтому у меня словно выросли крылья за спиной. Нейтан тоже понимал, что, возможно, променял искреннюю любовь на пожизненное притворство с той безмозглой куклой.

Захотелось назло господину обнять его брата, но я резко осознала, что убийственнее видеть меня независимо, чем снова под покровительством того или иного мужчины.

— Не переживайте, миссис Олдфорд, вы следующая, за кого я возьмусь! — громогласно парировала я.

Джейсон даже не пытался встрять в разговор, он знал, это только моя вендетта. Мы гордо ушли из нашумевшего места, оставив Нейта и его маму теряться в догадках.

— Джей, я понятия не имею, как отомстить им и за себя, и за твоего дедушку! — призналась честно, когда оказались возле моего дома.

— Зато я знаю, — загадочно усмехнулся мужчина.

Мы договорились встретиться на следующий день, чтобы не перенасыщать и без того безумные будни.

За неимением работы я могла с легкостью выспаться и отправиться на новую битву с мистером Олдфордом в куда более подобающем виде, нежели с уже привычным ему заплаканным лицом.

Но, видимо, душа так и не обрела покой после правосудия над Спенсерами. За последние несколько дней мне то и дело причиняли боль: новый возлюбленный или уже ушедший в мир иной Стивен. Я на автомате выдержала все препятствия, вот только не осталась до конца честна с самой собой. Все еще испытывая чувства к Нейтану, не могла забыть о его брате, который был всегда рядом. Как же это странно, любить долгое время одного человека и вдруг начать чувствовать симпатию сразу к двум другим мужчинам, к тому же еще и братьям.

За окном уже показались первые лучи солнца, приветливо пробежавшие по моему телу. Новый день возродил в сердце надежду на светлое будущее, раз я освободилась от бремени мести и от ненужных людей. Захотелось уехать на юг Франции или в любую другую часть света, где меня больше не будет тревожить боль утрат.

Раздавшийся звонок телефона спустил с небес на землю, напомнив о последней миссии. Джейсон нуждался в возмездии над братом и матерью не меньше моего, поэтому не смог так легко отказаться от планов, только лишь увидев солнечный свет.

— Готова? — спросил младший Олдфорд, когда я уже села в его машину.

Кивком головы ответила на его вопрос, подав сигнал трогаться с места. Джейсон привез меня к зданию семейной фирмы. Я не до конца понимала, зачем мы здесь, но уверенность молодого человека словно передавалась по воздуху.

— Ханна, я хотел показать тебе свой новый офис, — вдруг заявил Джейсон, когда мы вышли из лифта на третьем этаже.

Сидевшая за ресепшен секретарша нервно подбежала к нам, провожая до нужного кабинета главы компании. Дверь оказалась открытой, и еще издалека я увидела Нейтана, собирающего свои вещи со стола.

— Сейчас мой братец уберется на все четыре стороны, и откройте нам шампанское, — важным тоном приказал Джейсон, не смущаясь даже на того, что Нейт все слышит.

— Думаешь, воспользовался случаем, скупил все акции по дешевке и теперь сразу станешь лидером моей компании? — взревел мистер Олдфорд, еле сдерживаясь от гнева.

Теперь, наконец, до меня дошел коварный замысел Джейсона. Я гордилась им, но все похвалы приберегла для уединенного момента.

— Мне нечем было пользоваться, глупец! Фирма еле держалась на плаву, пока ты беззаботно растрачивал имущество нашего покойного дедушки, — ответил Джей на выпадку брата.

— Посмотрим, сколько она продержится в твоих руках. Или ты взял на помощь никчемную горничную? Место секретарши занято, Ханна, — язвительно прошипел старший Олдфорд.

Мужчина знал слабое звено нашей коалиции и профессионально выстрелил туда, вновь задев мои чувства.

— Нейтан, тебе не удастся сломить меня, ведь мы оба знаем — никакая я не горничная, а если бы и была, то получается в стократ умнее тебя, раз смогла обвести вокруг пальца, преследуя свои цели, — все силы ушли на эту пламенную речь.

В душе я понимала, что говорю не правду, но в тот момент хотелось верить именно в нее, чтобы сохранить остатки достоинства.

— Приятно вам оставаться! Слава Богу, у меня есть любящая мать, которую ты навечно потерял, Джейсон, — усмехнулся Нейтан, еле найдя причину своего превосходства над братом.

— Вы определенно стоите друг друга. Спроси у своей обожаемой мамочки, что она сделала для того, чтобы оставить тебя у руля компании, — не уступал Джейсон, выдав свой последний козырь.

— О чем ты? — завопил Нейт и кинулся по направлению к нам, будто желая ударить.

— Кэтрин отключила от аппарата твоего дедушку, если не веришь, можешь поинтересоваться у Даяны Спенсер, — вступилась я, опасаясь приближения драки.

От этих слов зрачки мужчины расширились, а рот непроизвольно начал открываться. Из него раздавался полустой или полукрик неистового животного. Я не хотела причинять Нейтану боль таким образом. Для каждой женщины лучшей наградой являлось бы признание во всех содеянных ошибках и мольба о прощении, но этот мужчина заслужил все то, что сейчас обрушилось на него, а, значит, я могла спокойно отпустить его и забыть.

Последние события сблизили нас с Джейсоном, я представляла нас идеальной командой, сокрушающей все на своем пути. Младший Олдфорд не забыл о поездке в Мексику, но дал мне несколько дней, чтобы отдышаться от пережитых эмоций и собраться.

Честно говоря, после случившегося мне хотелось побыть одной, разложить все мысли и чувства по полочкам. Конечно, я испытывала что-то к Джею, но сердечная рана все еще саднила, а его намерения казались слишком настойчивыми. Понятно, что он хотел взять меня с собой в другую страну не в качестве просто подруги. Мне не нравилось, что мужчина действовал так эгоистично и даже не спросил моего мнения, но из-за чувства благодарности к нему я не могла отказать.

Получается, Джейсон не лучше своего брата, он также любит манипулировать людьми. Сначала сделал доброе дело, затем просит плату. Скорее всего, в нашем мире можно прожить, только используя те же тактики. Не знаю, хочу ли стать такой же, но пока у меня нет выбора.

В назначенный день Джей остановил фургон путешественника у моего дома. Даже по легкой одежде было видно, что мужчина всеми мыслями уже у океана. Непослушные локоны выбивали из-под забавной панамы, и весь образ излучал безмятежность и тепло. Да, мне, определенно, нравился этот красавец, но я знала его так же поверхностно, как и Нейтана. Уверена, нам будет весело в Мексике, но влюбиться быстро я себе не позволю. Сначала нужно провести больше времени вместе, понять, что это за человек и только потом думать о любви. Может, и Джею нравится только та бойкая Ханна, дерзкая и неприступная, узнай он меня настоящую, возможно, сразу потеряет интерес.

— И что это за настрой? — нахмурился Джейсон, увидев мою задумчивость, — Мы едем к океану! А у тебя лицо, словно тебя отправляют на полевые работы.

— Прости, все еще разбираюсь со своими мыслями, — я виновато улыбнулась.

— Ты не хочешь ехать? — мужчина заглянул мне в глаза, стараясь прочитать в них ответ.

— Это разве важно? — я начала злиться: зачем задавать такие вопросы, если сам поставил условия, не спросив, согласна я с ними или нет.

Мужчина печально улыбнулся и взял меня за руку. От его прикосновения по коже побежали мурашки, но я не подала виду, что что-то почувствовала.

— Ханна, ты свободна и можешь поступать, как хочешь, — сказал Джейсон и провел тыльной стороной ладони по моей щеке, — ты знаешь мои чувства, но я не знаю твои. Мне показалось, что твое отношение ко мне изменилось, но, наверное, тебе требуется больше времени. Я подожду.

Чувство благодарности увеличилось в два раза после слов младшего Олдфорда. Он оказался не таким самовлюбленным тираном, как я представляла изначально. Все-таки, я, правда, не умею разбираться в людях. Но и быть наивной больше не буду, пусть Джейсон и реабилитировался в моих глазах, еще рано делать окончательные выводы.

— Тогда позволь мне остаться, — попросила я.

Джейсон грустно вздохнул, видимо, он все же надеялся получить положительный ответ. Затем мужчина ласково посмотрел мне в глаза и поцеловал мою руку.

— Я приеду в город в следующем месяце. Ты меня дождешься? — спросил младший Олдфорд.

Несмотря на противоречивые чувства, ответ на этот вопрос был мне известен. Пусть даже не могла решить, что испытываю к этому мужчине, точно, не хотела бы начинать отношения с другим. Если мое сердце снова будет готово полюбить, то это будет только Джейсон.

— Да, — уверенно заявила я и поцеловала его в губы.

Хоть мы и ранее уже целовались, этот поцелуй ощущался, как первый. Джей притянул меня к себе и обхватил за талию, он него пахло апельсинами и вечным летом, и мне сразу же стало тепло. Я не могла предсказать, что ждет меня в будущем, но точно знала, что начинаю новую историю.

Конец


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23