КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438845 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207205
Пользователей - 97860

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Эспер: Проект Пророк (fb2)

- Эспер: Проект Пророк 1.08 Мб, 310с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Чернышов

Настройки текста:



Эспер: Проект Пророк

Глава 1

- Сергей Петрович, вам пришло шифрованное сообщение от командира учебной части №179.

Генерал Ильин оторвался от чтения очередного отчета и поднял взгляд на свою помощницу.

- Что там? – бросил он, мысленно ожидая получить еще один отчет, который необходимо было изучить.

- Не знаю. – ответила девушка.

- Оля, тогда посмотри и скажи. Я занят. – немного раздраженно ответил генерал.

В последнее время ему прибавилось работы. Новая деректива командования РДС требовала отслеживать все пополнения, поступающие из учебных частей планеты, на предмет выявления аномалий. Каких конкретно – не уточнялось. Все, что могло быть подозрительным. И делать это было необходимо лично ему. Как будто ему своей работы было мало.

- Сергей Петрович, сообщение шифрованное. Посмотреть его можете только вы. – спокойно ответила девушка, давно привыкнув к манере общения своего шефа.

Чертыхнувшись, Ильин вывел на голодисплей это сообщение и прислонил к считывающему устройству палец.

- Опознано. Генерал Ильин Сергей Петрович, начальник управления Разведывательно-Диверсионной Службы на планете Киран. – сообщил лишенный эмоций голос.

- Подтверждаю. – чисто механически произнес генерал, за годы службы привыкший к этой процедуре.

- Уровень доступа А4 и выше. Всем сотрудникам, не имеющим соответствующий уровень доступа необходимо покинуть помещение.

Сергей Петрович был немного заинтригован. Что же в этом сообщении, если командир учебной части посчитал нужным наложить на максимальный гриф секретности, который только был ему доступен?

- Оля, выйди. – коротко бросил Ильин.

- Уже ухожу. – так же спокойно ответила девушка, выходя из кабинета.

Удостоверившись, что рядом нет никого, бот запустил программу дешифрации. Менее, чем через минуту, Сергей Петрович смотрел на драку новобранца штурмовых войск с сержантом. Все выглядело очень заурядно. В голове генерала промелькнула мысль, что такой гриф секретности был дан по ошибке, и это просто отчет о неуставных взаимоотношениях. Но Ильин отмел эту мысль. Прежде, чем строить какие-то доводы, нужно было досмотреть запись до конца.

Драка закончилась тем, что молодого парня жестко избили подоспевшие солдаты комендантской роты. Сергей Петрович хотел было разочарованно выключить запись, потому что до конца оставалось меньше минуты. Видимо, придется вставить втык командиру учебной части, чтобы впредь он внимательней следил за выставлением грифов на сообщениях.

Прежде, чем генерал Ильин ткнул в иконку выключения сообщения на голодисплее, он заметил, что паренек, из-за которого разыгрался весь сыр бор, начал подниматься с земли. Любопытство заставило на несколько секундзадержаться на видео. И спустя эти несколько секунд Сергей Петрович уже вызывал свою помощницу.

- Оля, срочно транспорт с сопровождением. И сообщите командиру этой учебной части, чтобы без меня не принималось никаких решений.

- Решений по поводу чего, Сергей Петрович? – уточнила девушка.

- Он поймет. – коротко ответил Ильин.

В голове генерала крутилась одна мысль. Так вот что подразумевало его руководство, говоря про аномалии.

В сообщении содержались данные по этому пареньку: Старков Владислав Евгеньевич, 18 лет, родился на Киране. Оба родителя – военные. Отец – майор, командир штурмового батальона. Мать – подполковник, общевойсковые снайпера.

- Что же, интересная ты птица, Старков. – негромко произнес генерал, вызвав досье паренька. На голодисплее нарисовалось открытое лицо с высоким лбом, голубыми глазами и носом картошкой.

- Поздравляю, вы все прошли отбор. Теперь вы все – курсанты. Но не все из вас станут штурмовиками. В процессе отбора часть из вас будет перераспределена по другим родам войск, менее требовательным к уровню кадров. Звание полноценного штурмовика нужно заслужить! – распинался сержант, прохаживаясь перед строем.

Да, да, знаю. Мой отец очень любил говорить о том, как это почетно – стать штурмовиком. Он вообще говорил много, громко и не всегда по теме. В отличие от матери, которая была полной его противоположностью.

- На-ле-е-во! – скомандовал сержант.

Задумавшись, я пропустил команду, и когда все повернулись налево, я остался стоять столбом.

- Эй, боец! Уже мечтаешь о маминых пирожках?! – подскочив, проорал вояка мне прямо в ухо.

От стыда кровь бросилась мне в лицо.

- Никак нет! – во всю глотку проорал я, стараясь продемонстрировать свое рвение к службе.

- Тогда хватит щелкать клювом, тормоз!

Я не тормоз, я просто немного задумчив. Это у меня от матери, которая не любила сильно торопиться, предпочитая взвешивать каждый поступок, который планировала совершить. Да и, что-то я сегодня очень рассеянный. Видимо, длительный перелет и недосып сказываются.

- Нет, вы на него посмотрите. Хватит спать на ходу! – продолжал возмущаться сержант.

- Виноват! – встрепенулся я, мысленно проклиная себя за задумчивость и любовь к размышлениям.

Пока я стоял и мысленно ругал мать, одарившую свое нерадивое дитя любовью к самосозерцанию, я прозевал поступок сержанта, давший толчок событиям , в корне изменившим мою дальнейшую жизнь.

- Ах ты, тупой лаэр! – закричал сержант и отвесил мне звучную оплеуху.

У меня в голове как будто щелкнул тумблер, и начало работать уже папино наследие. Сознание застелил красный туман, и глаза сержанта широко раскрылись, когда он почувствовал, как в его челюсть врезается мой кулак. Ноги вояки оторвались от бетонки. Пролетев с метр, он рухнул и заорал благим матом, но не очень разборчиво. Видимо, челюсть я ему сломал.

Папа очень меня любил, по своему, но любил. Поэтому гонял, как собаку, заставляя поддерживать себя в отличной форме. Да и в рукопашном бою поднатаскать успел. Так что бедняге можно было только посочувствовать.

На крики стали сбегаться другие сержанты и солдаты охраны учебного центра. Им ничего не нужно было объяснять. Картина и так предельно ясна. Сержант спиной на бетоне, со стремительно синеющей челюстью и я, стоящий над ним со сжатыми кулаками. С нарушителями дисциплины в штурмовых частях не церемонятся, даже если они новички. И вся подоспевшая братия набросилась на меня, все еще не успевшего остыть от стычки с сержантом.

Трезво оценить ситуацию я не успевал, поэтому коротким полукрюком впечатал свой кулак в челюсть первому из нападавших. Тот покачнулся и сделал несколько шагов назад, перекрывая дорогу остальным атакующим. Толпа наскочила на беднягу и образовалась натуральная свалка. Из кучи барахтающихся тел выбрался сержант и бросился на меня, замахиваясь. Шаг вперед и короткий удар в солнечное сплетение заставили его охнуть и открыться, а прилетевший в лицо локоть повалил, как подрубленную березку. Но на этом мое везение закончилось. Солдаты из числа охраны учебного центра не были строевиками. Это были бойцы штурмовых войск. Отбросив перегородившего им дорогу сержанта, они бросились на меня, как ястребы на дичь. Получив несколько жестоких ударов в корпус и по лицу, я свалился.

Любой другой на моем месте проявил бы благоразумие и остался лежать. Так все же лучше, чем выгрести по полной. Штурмовики – ребята жесткие. Жалость для них - вещь несколько бесполезная. Но папашино наследие продолжало довлеть надо мной. Ярость все росла, и, скрипя зубами, я начал подниматься. На меня посмотрели с полным безразличием. Я почувствовал, как ботинок одного из нападавших врезается мне в лицо. Душу как будто выбило из тела. Пришло осознание того, что я ничего не могу сделать, и к уже кипящим эмоциям примешалась злость на самого себя и свое бессилие. Я понимал, что ничего не могу противопоставить этим тренированным людям. Слишком зелен еще. Но смириться не мог. А лучше бы смирился…

В голове снова что-то щелкнуло. Я почувствовал, как вместо накатывающихся волн боли и злости разум окутало холодное спокойствие. Как будто все мои эмоции кристаллизовались. Я снова встал на ноги. У новобранцев, глазеющих на потасовку, рты стали похожи на дула крупнокалиберных орудий. Один из штурмовиков посмотрел на меня. В его глазах, помимо скуки и холодного пофигизма, мелькнула толика уважения. Но свои обязанности он готов был исполнить до конца. Будто в замедленной съемке, я видел, как его рука начала двигаться по направлению к моему лицу. Но т-а-а-к медленно. Я спокойно ушел с траектории удара и выбросил впередлокоть. Что-то хрустнуло, и боец улетел на несколько метров. Пока остальные очухивались, я не стал терять времени и продолжил планомерно вырубать солдат. Они все двигались, как будто в воде. Я даже успел усмехнуться происходящему. Только-только призванный юнец разбрасывает суровых штурмовиков, как кукол. А они улетают в разные стороны, как будто их сбивает с ног удар боевого робота.

Наверное, я опять замечтался, потому что в следующее мгновение я почувствовал удар по затылку, и на меня опустилась мгла. Что же, зато ничего не болело. А вот пробуждение было куда как неприятней.

Когда сознание вернулось ко мне, первое, что отметило его возвращение, была жуткая, невыносимая боль. Как будто какая-то усердная повариха приняла меня за кусок теста и решила сделать оладушек. Ууууу, сил нет.

Я открыл глаза и увидел белые потолки госпиталя. Странно, почему потолки в больницах и прочих медицинских заведениях всегда белые?

- Ага, очнулся, дебошир. – произнес незнакомый голос.

Я повернул голову к источнику этого голоса и услышал, как скрипят мышцы шеи. Знатненько же меня отделали. Перед моим взглядом предстала вежливо улыбающаяся девушка лет двадцати пяти. Красивая.

- Ну что, будешь еще лесть в драку со злыми дяденьками? – поинтересовалась она у меня.

- Нет, – разлепил я пересохшие губы.

- Ну, вот и правильно, а то склеивать тебя по кусочкам несколько утомительное занятие. Хотя пазлы я люблю. Так что, если вдруг надумаешь снова получить по шее, то обращайся, соберу. – она рассмеялась чистым, серебристым смехом.

- У вас красивый голос, и сами вы красивая.

- О, я вижу, ты уже пришел в себя, раз начинаешь класть ко мне рельсы. – мигом обрубила она мои поползновения. – Тогда слушай, у тебя есть еще пару дней поваляться на больничной койке, а потом будешь отвечать за свои поступки перед командиром учебного центра.

Я кивнул головой в знак того, что понял, и потом с наслаждением закрыл глаза. На несколько дней можно расслабиться, а то голова гудит.

Для молодого человека вынужденное бездействие всегда невыносимо. Поэтому три дня, потребовавшиеся на то, чтобы под воздействием лекарств мои организм срастил все кости и восстановил отбитые органы, тянулись долго. Да и запланированное «свидание» с командиром УЦ совсем не прельщало. Мой доктор появлялась редко, но каждое ее появление озаряло мою жизнь смешливым лучиком солнца. Надо бы с ней познакомиться, а то попадать в больницу, даже ради общения с такой красавицей – это мазохизм.

Но, перейдем от лирики к действительности. А она выглядела крайне безрадужно. Серьезное нарушение дисциплины, драка, нарушение уставных взаимоотношений. Все это тянуло на почти что на расстрел. Ну, или на отчисление, что, учитывая недовольство отца, даже хуже, чем смертная казнь.

Такие вот нерадостные мысли витали у меня в голове, когда я в нерешительности топтался перед входом в административное здание учебного центра. Внезапно дверь с шипением разъехалась в стороны, и мой взгляд вперся в солдата в броне и со знаками отличия комендантской роты. Естественно, судя по знакам отличия, сержант. Ненавижу.

- Ааа, Старков, тебя уже ждут. Даже не знаю, как к тебе обратится. Курсантом ты еще не стал. – на лицо сержанта, не скрытое шлемом, расплылось в скалозубой улыбке. Так бы и дал с оттягом.

Видимо, прочитав в глазах мои мысли, сержант активировал шлем, сделавший его физиономию недоступной для кулаков. Ну, не станешь же стучаться в броню.

- Тебя ждут. – раздался голос из динамиков шлема.

Он сделал мне знак следовать за ним, и двинулся вперед по коридору. Кабинет, в котором меня уже ждали, находился тремя этажами выше. Когда двери лифта закрылись, меня прошиб холодный пот. Мысль об отчислении начала биться о стенки черепа, будто стремясь прорваться наружу.

Сержант довел меня до двери и сделал знак входить. Я сглотнул поступивший комок и сделал шаг на встречу услужливо открывшимся дверям.

- Курсант Старков по вашему приказу прибыл! – отрапортовал я, вытянувшись в струнку.

Все же, подумалось мне, лучше уж называть себя курсантом и быть понаглей. Терять нечего, попробую. Вдруг пронесет.

- Здравствуйте, Старков.

Комната, в которую я вошел, была меблирована сдержано. Вдоль стен стояли шкафы, а основное пространство комнаты занимал огромный стол виде буквы U. За ним сидели пять человек. Четыре мужчины и одна женщина. Поздоровавшийся со мной сидел посередине, и был уже в возрасте, когда волосы начинает трогать легкая седина, но процедура омолаживания организма еще без надобности. Он был одет в повседневную форму со знаками отличия генерала.

- Здравия желаю! – четко и громко ответил я.

- Вольно. Не нужно этой показухи. – генерал потер висок. – Вы мне лучше скажите, что прикажете с вами делать, товарищ курсант?

- Эмм… - я несколько смешался.

- Вы грубейшим образом нарушили дисциплинарные нормы и правила воинского устава. Вас следовало бы отчислить! – в разговор вмешался еще один мужчина со знаками отличия полковника. На его форме был нашит шеврон меча, окутанного цепями. Знак комендантских войск. Это означало, что он командует комендантскими, а так же отвечает за дисциплину в части, к которой прикомандированы его силы.

Внешность у него была соответствующая: идеально выглаженная и подогнанная форма, гладко выбритое лицо, прямая осанка и блеск стальной дисциплины в глазах. Не человек, а гранитная плита.

- Осознаю содеянное мной и готов понести любое наказание, кроме отчисления! – четко отрапортовал я, решив идти ва-банк. Помирать, так с музыкой.

- Собственно, некоторые члены дисциплинарного комитета настоятельно требуют именно этой меры. – заметил седой генерал.

Я заметил, как в глазах начальника дисциплинарной службы промелькнули искры торжества. Так же, с некоторым неудовольствием я отметил, что женщина, сидящая в левой части стола, а так же мужчина, сидящий справа от генерала, тоже склонили головы в знак согласия.

Я почувствовал, как ноги становятся ватными. Отец устроит мне земной ад… В голове замелькали сцены ужасный истязательств строгого родителя над своим нерадивым дитем.

- Тем не менее, отчислить мы вас не можем. – спокойно, не меняя интонаций, продолжил генерал.

Я подумал, что от пережитых эмоций сейчас умру. По лицу, против воли, начала расплываться улыбка.

- Василий Степанович, это неслыханно! – вскочил со своего места комендантский полковник.

- Сергей Юрьевич, вы бы успокоились. – спокойно ответил генерал.

- Но ведь его необходимо отчислить. Он устроил мордобой прямо на плацу, избил нескольких старших по званию и так же вывел из строя четырех моих бойцов. Они теперь неделю будут в лазарете валяться!

Странно, мне показалось, что дрался я со штурмовиками. Но возмущение полковника понятно. Видимо, я наступил ему на любимую мозоль.

- Я прекрасно понимаю всю серьезность его проступков, товарищ полковник. – голос генерала оставался по тихим, но в нем проскользнули стальные нотки.

Полковник осекся и, попросив прощения, сел на место.

- Итак, продолжим. Что же нам делать с тобой, Влад Старков?

- Готов понести любое наказание. – зная, что отчисления мне не грозит, я мог немного побравировать и поиграть в героя.

- Что же, раз вы готовы ко всему, то и приказывать нет необходимости. – с некоторым облегчением ответил генерал.

Не придется приказывать? Я несколько смутился. Что же может быть настолько серьезным? Мне стало несколько не по себе.

- Прощу прощения, товарищ генерал, но хотелось бы прояснить, в чем же заключается мое наказание в таком случае?

- Вам все подробно расскажет он. – ответил генерал, указывая на мужчину в форме штурмовиков, но без каких либо опознавательных знаков. - Что же, раз все разрешилось, считаю заседание дисциплинарного комитета оконченным.

Все начали вставать со своих мест. Все, кроме генерала и загадочного мужчины.

- Старков, задержитесь на секунду, пожалуйста. – неожиданно попросил генерал.

Я остановился и подвинулся, освобождая проход. Полковник, проходя мимо, подарил взгляд, полный обещаний ужасной мести. Похоже, я нажил себе врага. И весьма влиятельного. Комендантские, или, иначе говоря, охранно-дисциплинарные войска, обладали ощутимой властью.

Подождав, когда все выйдут, генерал обратился ко мне по имени.

- Влад, присядь, пожалуйста, мне нужно серьезно с тобой поговорить.

Я удивленно вскинул брови, но послушался и молча плюхнулся на самый крайний стул.

- Я прощу прощения за этот, с позволения сказать, фарс. Но у меня, как у командира этой учебной части, есть обязанности, есть протоколы и требования которые связывают меня по рукам и ногам. Поэтому твой поступок необходимо было рассмотреть на заседании дисциплинарного комитета. Полковник Громов, Сергей Юрьевич, не дал бы так просто замять это дело. Ведь ты покалечил нескольких его ребят.

- А я думал, что они из штурмовой пехоты. – попробовал оправдаться я.

- Это личная рота Громова. Сергей Юрьевич – бывший штурмовик. Поэтому свою роту одевает и экипирует, как штурмовой спецназ.

- Аааа… - неопределенно протянул я.

- Итак, вернемся к тебе. Сразу скажу, что тебе одновременно и повезло, и ты капитально вляпался. Я хорошо знал твоего отца, поэтому спрошу еще раз – может тебя просто отчислить?

От удивления мои брови поползли вверх, с риском слиться с шевелюрой. Если он знает моего отца, то что, в его понимании, хуже отчисления. Меня же отец сгнобит.

- Василий Степанович, вы бы ему пояснили все, а потом уж переспрашивали. – вмешался в наш диалог незнакомец в форме штурмовиков.

Генерал посмотрел на него с осуждением, но затем тяжело вздохнул и снова перевел взгляд на меня.

- Итак, слушай. Когда до меня дошли слухи о том, что некий еще даже не курсант по фамилии Старков явился зачинщиком драки, на которую глазел весь центр, я сразу подумал, что это отпрыск Жени Старкова.

- Это еще почему? – я почувствовал, как мои уши алеют.

- Ну, твой ненаглядный папаша отличился точно так же. Правда, не на первый день. Устроил потасовку прямо перед строем с излишне крикливым сержантом. Не вылетел по счастливой случайности.

- Это по какой же? – во мне загорелось любопытство. Папа мне об этом не рассказывал.

- Ну. – протянул генерал, улыбнувшись - Он там отделал, кого только успел. Не смотря на чины и звания. Одним из попавших под раздачу был генерал Суворов, тогдашний командующий учебным центом. Немного своевольный был мужик, но хороший. Так вот, он сказал, что заставит юнца уважать старших по званию. А мне, как его заму и другу, потом признался по секрету, что очень уж хорош у твоего отца удар, да и дерётся до конца. Знатный должен выйти штурмовик.

- Ух ты. – восхищенно выдохнул я. Так оказывается, папин темперамент стал его благословением.

- Мы отошли от темы. Так вот, в тот же день у меня на столе лежала запись этого инцидента, и Громов сидел на ушах с требованием немедленно отчислить нахала. Я бы и отчислил, выбора не было. Громов не позволил бы замять инцидент. Но на записи я увидел странные вещи, и направил их в секретную службу. Вчера к нам приехал генерал Ильин, из отдела специальных операций при Разведывательно-Диверсионной службе Федеральных Войск. Он мне сказал, что готов заставить успокоится Громова, но при условии, что он переведет тебя из нашего учебного центра в центр подготовки РДС.

- Я готов! – с радостью воскликнул я. Ведь если это единственный способ не вылететь из армии, то им нужно обязательно воспользоваться. Папа хуже, по любому.

- Ты бы не торопился с решением. – тихо сказал генерал.

- Да не пугайте так парня. Право же, Василий Степанович, вы как будто на войну его прям отсюда отправляете. – рассмеялся Ильин. – К тому же парень согласен. Так что я его сейчас забираю. Вещи его мои ребята захватят, а с документами потом разберемся. Что нам на бумажки время терять, правда, боец? – подмигнул мне генерал.

- Так точно! – перспектива выйти сухим из воды и сбежать от мстительного полковника меня очень радовала.

- Ну, значит решено. Оставим хлопоты с оформлением и твоим бывшим командованием Василию Степановичу, а сами поедем. Глядишь, к обеду будем на месте, успеем поесть. – бодро сказал Ильин и, не теряя времени, вытолкал меня из кабинета.

Я успел оглянуться и заметил сидящего с мрачным лицом Василия Степановича. Но не предал этому значения. В конечном итоге, юность дарует оптимизм. А избежав позорного отчисления, я им прямо таки светился.

У входа в административное здание нас уже ждала бронемашина с опознавательными знаками РДС*.

- Давай, садись. Твои вещи уже погрузили. – сказал генерал Ильин, указывая на машину.

- РДБМ*!

Моему восхищению не было предела. Эта машина была символом мужества и героизма разведчиков и диверсантов. Она присутствовала на всех агитплакатах. Естественно, я мечтал на ней прокатиться. Наплевав на все, я бросился к машине, и принялся рассматривать ее вблизи. Бронированный корпус с рациональными углами наклона секций бронелистов и рассеивающее покрытие придавали машине сходство с крадущимся хищником. Шедевр.

- Ты ее только на вкус не пробуй, зубы испортишь.

Генерал Ильин подошел, посмеиваясь над моей юношеской наивностью. Но мне, если честно, было на это как то плевать.

- Давай, садись. Пора отправляться.

Когда я сел в бронемашину, моя душа пела. Глаза сразу забегали по интерьеру машины. В пассажирском отделении было место для четверых бойцов в полной экипировке. В бортах машины ячейки для оружия и боеприпасов. Я посмотрел на пол и увидел, что под сиденьями были расположены какие то отсеки. Видимо, для хранения элементов экипировки. Сами сидения располагались таким образом, что сидящие смотрели друг на друга. Между ними был небольшой голотерминал. Генерал сел напротив, и его глаза принялись неотрывно следить за мной, будто внимательно изучая.

- Офигеть! – выдохнул я.

Генерал снова рассмеялся.

- Ты очень эмоциональный. – заметил он.

- Прошу прощения, товарищ генерал! – тут же спохватился я. В армии все же.

- Ну-ну, не нужно таких вот формальностей.

- Это как? – удивился я.

- Всему свое время.

Пока мы ехали, генерал объяснил мне, что я буду входить в некую экспериментальную группу, где занимаются подготовкой специфических подразделений РДС. В данный момент мы направляемся в местное управление Диверсионной Службы, где собирают таких же кандидатов, как и я. После этого нас посадят на военный космический корабль и отправят в центр подготовки.

- А где этот центр? – поинтересовался я.

- На этот вопрос я тебе ответить не смогу.

- Секретность и все такое? – за время разговора я попривык к обществу генерала и теперь уже вполне спокойно разговаривал.

- Нет.

- Тогда что?

- Я не знаю. – честно ответил генерал.

Я почувствовал, как мой рот открылся настолько широко, что я рисковал упереться подбородком в пол. Моему удивлению не было предела. Чтобы человек из РДС в чине генерала не знал, на какой планете находится какое либо из подразделений. Это было чем то неординарным.

- Не знаете, потому что не помните? – на всякий случай поинтересовался я.

- Не знаю, потому что не знаю. – коротко ответил.

- А если я передумаю? – просто ради интереса уточнил я.

- Это ничего не изменит. После того, как ты сел в машину, и мы покинули расположение части, ты лишился всякой возможности выбора. Хотя, если говорить точно, то после того, как мы увидели запись твоей потасовки, все было уже решено.

Приехали. А, оказывается, мое спасение от позорного отчисления оказалось не такой уж и удачей.

Глава 2

Меня привезли в управление РДС, где, помимо меня, оказалось еще несколько таких же молодых парней. Нас привели в один из кабинетов. Хотя, скорее, это была небольшая аудитория. Когда мы расселись, дверь открылась, и вошли два человека. Один из них был генерал Ильин. Другой был в странной форме со знаками различия проектно-экспериментального отдела РДС.

- Итак, представлюсь еще раз. Меня зовут Ильин Николай Петрович. Для тех, кто пока не очень разбирается в званиях и знаках различия, я генерал Разведывательно-Диверсионной службы и глава местного управления РДС. – выдержав небольшую паузу, генерал продолжил. – Это Майлз Форверк. Подполковник проектно-экспериментальной службы. Он введет вас в курс происходящего тут.

- Благодарю, генерал. Надеюсь, вам не нужно напоминать, что дальнейшая информация находится за пределами вашей юрисдикции, и доступа к ней у вас нет.

Никакого высокомерия, никакой заносчивости. Ни грамма эмоций, которые хоть как то намекнули бы Ильину о превосходстве полковника. Просто констатация факта.

- Да, конечно. – в голосе генерала сквозила досада. На фоне почти механического спокойствия полковника из ПЭС* генерал смотрелся рубаха парнем и просто вулканом эмоций.

Генерал вышел из помещения. Вместо него зашли два человека в боевой броне. Один встал у двери с автоматом наизготовку. Его напарник извлек из заплечного блока причудливый сканер и принялся проверять помещение. Я посмотрел на стоящего у двери бойца и невольно залюбовался им. Его броня полностью изолировала тело от внешнего мира. Ее контуры четко очерчивали фигуру, а вместо забрала обезличенная бронированная пластина с набором сенсоров. В такой броне лицо было так же защищено, как и все остальное тело. Она как будто поглощала свет, а не преломляла его. Если не знать заранее, где находится человек, то ни за что не обратишь на него внимания, даже если будешь специально его искать.

Мои мысли были прерваны другим странным солдатом, который сообщил полковнику, что никаких систем слежения не обнаружено.

- Итак, еще раз приветствую вас. Сейчас я в общих чертах опишу происходящее. Вы отобраны для участия в одном из военных экспериментов в рамках проекта «Пророк». Сейчас вам достаточно знать только следующую информацию. Вам запрещены любые контакты вне контингента проекта «Пророк». У вас нет дороги назад, вы не можете отказаться от участия в проекте.

- Но, это же прямое нарушение наших гражданских прав! – возмутился один из присутствующих, худощавый высокий паренек, явно никак не тянущий на кадета или курсанта.

- У нас есть все полномочия на это, и даже больше.

- А что, если я просто встану и уйду? – поинтересовался другой. Этот выглядел, как один из обитателей рабочих районов. Верней, один из молодых бандитов. Хотя, какие бандиты. Так, уличная шпана.

- Вас остановят. В случае же явной попытки к бегству вас подстрелят. Не насмерть, но чтобы далеко не убежали. Вы слишком ценны, чтобы убивать. Скажу даже больше. Вы все настолько ценны, что Федерация посчитала возможным пойти на многочисленные нарушения кодексов, как гражданских, так и военных. Теперь, надеюсь, вы не будете совершать глупости?

Ему ответили нестройным возмущенным гулом. Если опустить множество непечатных слов, все были этим не очень довольны, но рисковать не хотел никто.

- А почему именно мы? И что в нас такого ценного? – задал я вопрос, который меня интересовал больше всего.

- Хороший вопрос. Правильный. Вы здесь потому, что каждый из вас обнаружил некие особые способности, и мы об этом узнали.

- И-и-и, собственно, что это за способности?

- Это вы узнаете уже на месте. Как и многое другое. Дальнейшая информация не подлежит разглашению. Сейчас вы проследуете в космопорт, где вас доставят на борт нашего судна. Любое поведение, выходящее за рамки обозначенных для вас в данный момент действий, будет означать попытку к бегству.

- Прямо как на тюремной планете. Шаг вправо, шаг влево – расстрел. – мрачно усмехнулся парень с бандитской внешностью.

После этого нас под строгой охраной вывели из аудитории. Хотя охрана скорее походило на конвоирование. Люди в такой же броне, как те, что были в аудитории, вели нас строго проложенным маршрутом, без малейшей задержки. Судя по тому, что нам не попадалось ни одного человека, а во всем здании царила тишина, как в операционной во время работы, всех сотрудников управления просто выпроводили. Серьезные ребята.

По дороге в космопорт я думал о словах, сказанных полковником. С одной стороны это все было жутко. Но с другой, безумно интересно. Да и бойцы, охранявшие нас. Они были так смертоносно красивы, в них чувствовался такой профессионализм. Перспектива оказаться одним из них манила меня сильней доковых магнитов. Стать элитой! Ух, прямо до дрожи пробирает.

Собственно, с такими оптимистичными мыслями я вместе с остальными погрузился в корабль. Да ни какой-то простой челнок, а настоящий десантный корабль. Модель я так и не смог опознать. Нас провожали два аэрокосмических истребителя. И снова я не смог определить их моделей, хотя знал практически всю технику Вооруженных Сил Федерации. На время перелета нас погрузили в сон. Проснуться мне предстояло уже только на самой базе.

Я открыл глаза от неприятного покалывания во всем теле. А ведь так хорошо спалось. Мне снилось, что я один из солдат РДС, щеголяю в модной и навороченной броне.

По пробуждению я обнаружил, что в реальности далек от этого сна, как Периферия от Земли. Я лежал в фаз-капсуле*, весь утыканный датчиками и иголками, а надо мной склонился медицинский робот.

- А, проснулся. Отлично. Я бы даже сказал, несколько необычно.

Говорившим оказался мужчина в форме медицинской службы. Подойдя ко мне, он активировал прикрепленный к предплечью портативный терминал и принялся считывать медицинские показатели на появившемся голографическом изображении. Что он там мог разобрать, лично мне непонятно. Для меня эта мешанина картинок, скачущих графиков и цифр было полной абракадаброй. Хотя, доктора, они странные. А военные доктора, так вообще чокнутые. Придешь к ним за таблеткой от зубной боли, а они тебе вколют укол, от которого зубы просто выпадут, зато отрастет что-то новое. Они называют это экспериментаторской натурой и страстью к новым открытиям.

- А что необычного? – осторожно поинтересовался я. Как вы уже могли догадаться, докторов я недолюбливал.

- Ну, в вас, вэпах, вообще тяжело разобраться. Что норма, что не норма. Вы такие интересные.

- Так, что необычного конкретно со мной? – я решил оборвать расходящегося слугу клятвы Гиппократа. А то его глаза начали блестеть нездоровым блеском. Того и гляди, препарирует, как жабу, гад в халатике.

- Конкретно с тобой странно то, что ты проснулся до того, как мы отключили фазовую капсулу. Еще более странно то, что ты двигаешься, слышишь меня и разговариваешь, когда, по идее, время в твоей капсуле движется в двадцать пять тысяч раз медленней, чем в окружающем мире.

- Эмм… А… Э… Ооо…

Пока я мычал и пытался понять этот парадокс, медик начал осматривать капсулу.

- Может она не работает?

С этими словами горе-эскулап сунулся в фаз-капсулу. И застыл. Абзац.

- Доктор? – обратился я к нему, трогая его за плечо.

- А, что? – тут же очнулся он. – Ну, точно не работает.

Я убрал руку. И медик снова замер. Пока робот, действуя по ранее данной команде, убирал датчики и прочее медицинское оборудование, подготавливая меня к «пробуждению», у меня было время подумать. Принцип работы фаз-капсулы, как и фазовых полей, я знал. Они использовали феномен схватывания и «замораживания» всех частиц, попадающих в поле его действия. И, судя по медику, капсула вполне работала. Но я двигался, жил и вообще имел минимум дискомфортов. С роботом все понятно. Он сконструирован для работы в условиях фазового сдвига. А я? Чертовщина какая-то.

Робот, наконец, закончил свои манипуляции и выключил капсулу.

- Опять что-то техники начудили. – продолжил прерванную тираду работник шприца и скальпеля. Потом оглянулся и понял, что что-то не так.

- Оно работало, да? – на его лице была прямо таки детская рассеяность.

- Ага.

Доктор немного завис. Потом почесал затылок, и снова завис.

- Ладно, пусть с этим головастые разбираются. Мое дело маленькое. Сейчас ваши товарищи проснуться, и вас отведут в административный корпус для введения в курс происходящего здесь.

Когда мои собратья по несчастью проснулись, нас отвели в небольшое двухэтажное здание. Сопровождавший нас был экипирован все той же завораживающей броней с опущенным забралом шлема. Безликость придавала ему сходство с роботом.

Здание оказалось входом в подземный комплекс. Нас провели по длинным коридорам с прямо таки спартанской обстановкой в огромное помещение с рядами кресел и трибуной. Само помещение выглядело вполне человечно, что резко контрастировало с убранством с другой стороны двери.

Здесь собралось уже достаточно много таких же молодых парней в возрасте 17-20 лет. Видимо, мы были последними, потому что двери за нами закрылись, и на трибуну зашел высокий седоволосый мужчина в странной черно-серой форме.

- Приветствую вас на нашей базе. – начал он. – Меня зовут Ирвин Маккалистер, я являюсь кадровым куратором проекта «Эспер». Постараюсь кратко изложить причины того, что вас собрали здесь с разных концов Федерации. Дело в том, что вы являетесь носителями феномена под названием ВЭП*: Владение Энергетическим Потенциалом. Данный феномен позволяет вам генерировать неизвестную по своей природе энергию. С помощью нее вы можете ускорять все процессы в своем организме, становиться сильней или просто выплеснуть ее из своего тела в момент удара и проломить стену. Цель проекта «Эспер» - поставить данный феномен на службу Федерации Человека. Вы станете солдатами нового поколения.

Ого, это впечатляло. Мы – суперсолдаты. Детские мечты становятся реальностью. Да и Маккалистер производил приятное впечатление. Пока все складывалось хорошо.

- А если я не хочу становиться солдатом нового поколения? Если я вообще не хочу воевать. Меня забрали с курсов штабных тактиков, я никогда не хотел служить в линейных войсках. – возмутился один из присутствующих.

- По сути, юноша, у вас нет выбора. К сожалению, ВЭПы – крайне редкое явление и Федерация не может себе позволить разбрасываться данным ресурсов, посылая отсиживаться столь выдающийся потенциал в штабе. – спокойно ответил седовласый кадровый куратор.

- Это противоречит моим правам. – вызывающе ответил паренек.

- С прискорбием для вас сообщаю, молодой человек, что в данный момент Федерация решила пренебречь вашими правами. С того момента, как вы дали свое согласие на участие в проекте, ваши права несколько изменились.

Вот это новость! Если честно, я не особо верил в подобное. Федерация Человека строилась на верности граждан, взамен гарантируя заботу о них и их правах. И тут – нате, кушайте. В голове как то не укладывается.

В подтверждении моих мыслей, по залу пронесся возмущенный гул.

- Поверьте, данное решение является вынужденной мерой. Как я уже говорил, вас слишком мало. Я уверен, что в процессе вашей подготовки, вы измените свое мнение по данному вопросу. – продолжал говорить Маккалистер.

- А что будет, если я попросту откажусь выполнять ваши приказы? – выступил еще кто-то из толпы.

- Мы исключим вас из проекта.

- Отлично, исключайте!

- Вы не понимаете серьезности данного момента. В целях безопасности проекта мы вынуждены будем произвести существенное вмешательство в деятельность вашего мозга.

Чего?! Это, уже, ни в какие ворота не лезет.

- Слушайте, вы там, наверху, совсем мозгов лишились что ли? Нельзя так попирать основы нашего общества. – выкрикнул я.

- К сожалению, мы не можем поступить иначе. Проект строго секретен, что существенно ограничивает нас в работе с кандидатами. Федерация нуждается в вас и ваших способностях. На кону стоит само существование человечества.

- Что за глупости? Несколько тысяч суперсолдат не спасут Федерацию, включающую в себя десятки тысяч миров. – парировал я.

- Проект «Эспер» - лишь один из многих, реализуемых в рамках глобального проекта под названием «Пророк». Скоро будет война, и вас в любом случае мобилизуют, будь вы штабисты или работники офиса. Спросите себя, кем вы хотите быть в этой войне? Простым солдатом, или элитным воином человечества? Мне кажется, второе предпочтительней.

Он говорил очень убедительно. И, признаться, его слова цепляли. Да и последний аргумент был весьма разумен. Лично меня он убедил. Как и большинство присутствующих, если судить по звучащим в толпе словам.

Потом нам рассказали, что нас ждет. Сначала программа общей подготовки, совмещенная с курсом преобразования. Что это за курс такой, нам так и не пояснили. Да и выбора у нас, по сути, не было? Как говорила мама, проблемы нужно решать по мере их поступления. Сейчас нужно адаптироваться к происходящему. А о том, что будем потом, нужно размышлять тогда, когда это потом настанет.

Нас отвели в казарму. Вход в нее был расположен под одним из соседних зданий. Вообще, как я понял, домики, стоящие на поверхности, были скорее бутафорией, чье практическое применение сводилось к маскировке входа. Все основные помещения располагались под землей.

Наше расположение было прямо таки спартанским. Широкий центральный проход, вдоль которого тянулись входы в небольшие ячейки-комнатушки. В каждой комнатушке была кровать, полка с голокнигами и малюсенькая ванная комната. Хотя, что удивительно, мы были расселены по одному.

День был так насыщен событиями, что я плюхнулся на кровать и надеялся моментально уснуть. Но сон все не шел. Скорее, наоборот, в голову лезло множество мыслей. О проекте, о сказанном Маккалистером. Он сказал, что в случае, если кто-то уходит из проекта, то производиться вмешательство в деятельность его мозга. Интересно, это только операция по стиранию памяти, или что-то посерьезней? А что, если с проекта выкинут?

А с другой стороны, почему именно меня выкинут? Я отлично подготовлен, готов к любому сюрпризу и вообще, чертовски хорош. Мой отец меня так натаскал, что хоть сейчас на поле боя. Рукопашный бой, стрельба, тактика городского и полевого боя, штурм. Да я крут. И стану отличным эспером.

Эспер. Это слово звучало, как нечто таинственное. Воображение рисовало эдакого супергероя, голыми руками рвущего танки, летающего и умеющего стрелять лазерными лучами из глаз. Детские бредни, конечно. Все мы, будучи маленькими, любили истории про фантастических героев, в обязательном порядке побеждающих зло. Но, все равно, возможность стать элитным бойцом секретного подразделения манила. А юношеский оптимизм позволял закрывать глаза на различные нюансы. Под эти мысли я благополучно уснул.

- Подъем! Строиться!

Поверьте мне, подниматься под эти слова – сущий кошмар. Особенно в первые разы. Я оторвал голову от подушки и пытался понять, что же, черт подери, происходит? И кто так громко орет?

Когда я осмотрелся и понял, что нахожусь в тесной комнатушке, то сначала был несколько шокирован. Что за нафиг? Где я? Память стучала где-то в задней части черепной коробки, ненавязчивая подкидывая ответы на все вопросы. Нужно оклематься. Я протиснулся в ванную и подставил голову под прохладный душ, абсолютно игнорируя крики о построении, дублирующиеся динамиками внутри моей комнаты. Срать, я хочу умыться.

Дверь в комнату с громким шипением ушла в пол. Кто додумался поставить эти убогие двери, которые жутко шумят?

- Старков, на выход! Ты что, совсем оглох? Или потерялся, салага?

Я не удостоил говорящего даже взглядом. Мало ли, кто тут орет. Я хочу умыться. Хотя ответа в духе своего отца я не пожалел. А зря, нужно было сначала посмотреть.

- Пошел в задницу, я умываюсь. – беззлобно огрызнулся я.

Следующее, что мне запомнилось, это быстрая смена образов ванной, моей комнаты и центрального прохода, в который я вылетел, врезавшись в стену с другой стороны.

- Вот гадство!

Это единственное, что пришло мне в голову. Благо, успел натянуть штаны, прежде чем совать голову под душ. Из моей комнаты вышел человек средней комплекции в той самой черной броне, но с откинутым шлемом.

- Встать напротив своего расположения, боец! – рявкнул он.

Судя по тому, как быстро я очутился вне своей комнатушки, шутить этот мужик явно не любит. Он в броне, я в один штанах и босой. Шансов ноль. Я очень правильно оценил обстановку. И огрызнулся. Ну нафига…

- А не пойти бы тебе в места не очень далекие, но темные и вонючие. – пробормотал я, занимая требуемое место.

Ответ не заставил себя ждать, и был вполне в духе. Даже прикопаться тяжело. Он схватил меня за пояс и рывком закинул обратно в комнату.

- Принять полагающуюся форму одежды, боец. – крикнул он в след моим скрывающимся в комнате пяткам.

- Есть. – ответил я, сползая по стене.

С курса подготовки поступающих на военную службу я помнил, что необходимо одеть и быстренько облачился в стандартную форму из адаптивной ткани*. На форме, кстати, не было знаков различия.

- Теперь, когда все в сборе, бегом на выход и строится на плацу. – рявкнул наш, как я понял, командир, когда я выскочил из комнаты и встал рядом с дверью. Сказать о нем что-то большее было просто нельзя. Ни знаков различия, ни именных табличек, положенных к ношению в пределах части в мирное время.

Мы дружно ломанулись наверх. Желающих злить нашего свежеиспеченного командира не было. На моем примере было ярко продемонстрированно, что бывает с нерасторопными спорщиками.

- Никаких лифтов. Бегом по лестнице. Бегом, черепахи!

Наверх по лестнице. Мы на минус двадцатом. Мама дорогая. Человек в черной броне прогнал нас наверх нещадным темпом, пинками поторапливая отстающих. Мы высыпались на плац перед входом и пытались отдышаться. У него же даже дыхание не нарушилось, хотя весь подъем он активно материл нас. Робот, мать его дери.

- Что скрючились, как будто сортир ищите!? Строиться, дрищи!

Мы кое-как построились. Ни о каком ранжире и речи не шло. Так, лишь бы строй изобразить.

- Никак не отдышимся? Смотреть противно. За мной бегом марш. – рявкнул он на нас.

Мы стадом ломанулись за нашим командиром. Через километр мы покинули территорию части и теперь бежали по скалистой местности. Под ногами камень перемежался с мелким песком. Отвратная поверхность для бега. К нам присоединились еще несколько человек в черной броне и теперь бежали по краям нашей толпы, как пастухи.

- Не отставать! Что вы, как будто в жизни ничего тяжелей ложки не понимали? Темп не сбавлять! Бегом! Бегом!

Темп был ужасен. Мы все были, как минимум, в неплохой физической форме. Некоторые, вроде меня, так вообще в отличной. Но даже мне приходилось тяжко. Мы неслись по пересеченной местности так, как будто нам на пятки наступал дьявол. Долго так продолжаться не могло.

Наконец, парень впереди меня начал сдавать. Его дыхание слышалось громче, чем мое. Было видно, что он выбивается из сил, но сдаваться не хочет. Его нога запнулась о камень, и он врезался носом в землю.

- Эй, тут один на грани! – крикнул я, подбегая к упавшему. Он лежал на земле, тяжело дыша. По разбитому лицу струилась кровь.

К нам побежал один из людей в черной броне.

- Берешь его на плечи, и бегом за остальными! – рявкнул он.

- Чего?! – возмутился я. – Тут самому бы не помереть по дороге.

- Взял на плечи и побежал!

Я посмотрел на него исподлобья.

- Невыполнение приказа карается отчислением, боец!

Вот это уже был аргумент. Я взвалил тяжело дышащего товарища на плечи и побежал. Весил он весьма прилично, так что я старался держать умеренный темп.

- Быстрее! Нагнать колонну!

Вот блин. Я был готов прибить этого урода. Отставание у меня было метров на восемьсот. С моим грузом на плечах догнать основную массу, бегущую так, как будто хотят сделать стометровку на рекорд, было почти не реально. Я сжал зубы и сосредоточился на дыхании.

Где-то метров семьсот мне удавалось держать темп и даже немного приблизиться к колонне. Черт возьми, да это был настоящий подвиг. За такое в учебке штурмовиков инструктор бы меня в пятки целовал. Но тут, как выяснилось, на подобные вещи смотрели иначе.

- Ускориться! Давай, шевели ногами! Выдохся уже?! – продолжал давить на меня чертов садист.

Я действительно выдохся. Приличный кросс до этого и ускорение с телом на плечах давали о себе знать. Черт, я все-таки человек, а не робот.

- Не сбавлять темп! Бегом, бегом!

Я споткнулся и чуть не рухнул. Дыхание окончательно сбилось. Хотелось послать все к чертям собачьим и упасть.

- Тьфу, смотреть противно. Здесь не нужны такие тряпки. Давай сюда вторую размазню. – он потянулся за лежащим на мои плечах телом. Тот, кстати, отлично устроился и признаков пребывания в сознании подавать не хотел.

А вот меня подъедала злость. Если бы отец меня сейчас увидел, то парой пинков погнал вперед. Но самое позорное было в другом. Взгляд мамы. Ее красивые глаза в таких ситуациях выражали непередаваемую смесь жалости и разочарования.

- Пошел ты! – рыкнул я и сорвался с места.

Кровь стучала в висках, а по сосудам как будто тек огонь. Я с удивлением обнаружил, что бегу. И более того, набрал уже приличную скорость. Легкие работали с невероятной скоростью, сжигая кислород, как двигатель внутреннего сгорания. Посмотрев на свои руки, я обнаружил, что в местах, где сосуды проступили под кожей, они светились ярко-голубым светом.

Расстояние между мной и колонной стремительно сокращалось. Я отчетливо видел, что не единственный, кто тащит сдавшего товарища. По одному, вдвоем, втроем, но они несли выбившихся из сил, и старались сохранять темп.

Человек в черной броне, что издевался надо мной, пока я еле тащился, теперь бежал чуть позади. Заданный темп он держал легко и непринуждённо. Ну что же, я тебе еще покажу.

Я прибавил, вложив всего себя в скорость. Казалось, что ноги едва успевали касаться каменистой почвы, но человек в броне не отставал.

Через несколько минут этой бешеной гонки мы достигли привала. Там нас уже ждало несколько бронетранспортеров и неизменные солдаты в черной броне.

Я подбежал к одной из машин, неподвижно стоящих на земле с выключенными двигателями и, скинув с себя свою ношу, прислонил ее к корпусу броневика. Сам даже не присел. Усталость, которая несколько минут назад сковывала меня, теперь попросту исчезла. Но лично я особо этого не заметил. Меня больше интересовало синее свечение, которое исходило от меня. Выглядело забавно и одновременно жутко. Зато ощущение просто невероятное.

- Старков, ко мне! – крикнул один из закованных в броню людей.

Я решил не выпендриваться и подошел. Гладкая лицевая пластина отошла в сторону, и шлем сложился в плечи, обнажив голову. Посмотрев на меня несколько секунд, он хмыкнул и, засунув голову в открытый люк бронетранспортера, обратился к сидящему там человеку.

- Лимарко, сними данные.

- Да, капитан. – раздалось в ответ изнутри.

Я особо не обращал внимания на них. Меня привлекла бронемашина. Немного угловатая, с большим количеством граней и наклонных пластин брони, она напоминала приготовившегося к броску хищника. На крыше была установлена импульсная автопушка неизвестной модели, вся покрытая листами брони, а по бокам пара курсовых ракетных установок. Вот это красота.

- Так, кто тут у нас?

Говоривший был, очевидно, вышеупомянутым Лимарко. Он был облачен в специальную броню-экзоскелет с большим количеством манипуляторов. Такую носят медики, научные работники и технари.

- Так, Старков. Судя по информации в базе данных, интересный экземпляр. Нужно глянуть.

Черт, да он даже не посмотрел на меня. Все это время он смотрел в базу данных курсантов. Так обычно делают, когда собираются исследовать новую бактерию. Да я убью этого козла!

- Вот это да! – Лемарко прервал мои гневные мысли восхищенным возгласом.

Подскочив, ученый принялся сканировать меня различными приборами. Механические манипуляторы его экзосклета быстро двигались, проверяя каждый сантиметр моего тела и постоянно меняя измерительные приборы.

- Эй, что у тебя? – поинтересовался у него капитан.

- Это превосходно! Еще ни один экземпляр не достигал такого уровня. Его ЭП* зашкаливает. Судя по датчикам, показатель превысил пятьдесят энергонов*. И он продолжает расти. Шестьдесят энергонов! Невероятный экзепляр! Шестьдесят пять энергонов! Изумительно!

Я сжал кулаки до хруста. Мне очень хотелось двинуть этому ботанику в челюсть. Да так, чтобы она выскочила из задницы. Он говорит обо мне, как о подопытной крысе, которой даже кличку не дают!

- Ты бы не увлекался, Лемарко. И полегче со словами. А то, не ровен час, схлопочешь. Я даже помочь не успею.

- Не переживайте, капитан. Я одет в броню, приспособленную для защиты от крайне агрессивных сред. Какими бы не были его показатели, голой рукой меня не достанешь. Если эта особь проявит агрессивность…

Бздынь! Мощный удар бросил тело Лимарко на бронетранспортер, хорошенько приложив его шлемом о корпус. В месте моего удара броня вмялась.

- Достал, гадёныш. – довольно выдохнув, сказал я.

Меня тут же окружили солдаты, наставив оружие.

- Так, парень, спокойно. Он меня бесит не меньше твоего, но законы внутри лагеря строги. Еще одна подобная выходка, и тебе будет очень и очень больно. – обратился ко мне капитан, одной рукой целясь в меня из пистолета, а второй показывая, что нужно опуститься на землю.

- Все понял. Простите, погорячился. – ответил я, опускаясь на колени. Бросаться на оружие как то совсем не хотелось.

- Вот и отлично. Мы сейчас приведем в чувство лейтенанта, и ты перед ним извинишься. Да только так, чтобы он не подал на тебя рапорт.

Если честно, мне капитан понравился. Было в нем что-то, говорящее, что он отличный вояка и прекрасно понимает меня. Я кивнул в знак того, что все понял и согласен с ним.

По знаку капитана окружающие опустили оружие, а двое подняли тело ученого и, аккуратно сняв остатки шлема, принялись приводить его в чувство.

Наконец, он пришел в себя и открыл глаза. Блуждающий взгляд остановился на мне и Лимарко попытался сфокусировать зрение. Наконец, ему это удалось.

- Это было потрясно! – тут же воскликнул он.

Я ожидал чего угодно, кроме подобной реакции. Капитан покрутил у виска и вернулся к своим делам. Мое мнение относительно ученого сходилось с мнением окружающих. Лимарко псих.

- Мне нужно снять как можно больше показаний с этой особи! Он непередаваемо восхитителен! – затараторил ученый, бешено сканируя меня.

Я сжал кулак и начал примеряться к новому удару. Главное не перестараться и просто сломать ему челюсть, чтобы перестал сравнивать меня с подопытным одноклеточным. Капитан, как будто почувствовав шестым чувством, обернулся и покачал пальцем. Пришлось постараться расслабиться и не обращать внимания на слова ученого. В конце концов, он явно не от мира сего. Вдалеке показалась остальная группа.

Глава 3

Хоть Лимарко и не подал рапорт, но моя выходка всплыла. Я временно сменил свою комнатушку на крайне некомфортный карцер. Удобств абсолютный минимум, зато по вечерам много времени подумать о своем поведении. От тренировок меня, кстати, никто не освобождал. А гоняли нас просто адово. Физподготовка сменялась рукопашным боем. Рукопашный бой – стрельбами. Что такое выходные, я забыл напрочь. Первую неделю тело ныло жутко, потом начал привыкать.

- Старков, на выход! – скомандовал мой смотритель, открыв дверь.

Я молча вышел и встал рядом с дверью. Функции смотрителя были весьма условны. Он просто будил меня и отправлял спать. Ну, кроме меня тут было еще несколько человек, попавших за различные провинности.

- Лейтенант передал, что через пару дней ночевать будешь уже в своем расположении. Так что радуйся. И не попадай сюда больше.

- Спасибо Джон. Постараюсь больше не нарываться.

Мне действительно не хотелось еще несколько недель провести в карцере. Хотя, как говорят, повезло, что не отчислили.

- Отлично. Тебе бы вспыльчивости поменьше. – сказал Джон, выдавая мне тренировочный набор.

- Это да.

Я принялся экипироваться. Тренировочный набор был изобретением ярого садомазохиста. Похожий на экипировку легкой пехоты, он был напичкан датчиками, снимающими показатели с тела. А так же огромным количеством утяжелителей и силовых тяг. При этом силовые тяги не помогали мышцам, а наоборот, мешали. Таким образом, нагрузки можно было легко регулировать.

Экипировавшись, я выбежал на плац. Там уже строились остальные курсанты моего потока. Заняв свое место в строю, я вытянулся по струнке и принялся ждать, когда наш инструктор поделиться планами на сегодняшний день.

- Итак, сегодня следующий распорядок. Кросс с имитацией полевого выхода – тридцать километров. Затем рукопашный бой и стрельба. Вопросы?

Вопросов не было. Все было предельно понятно. Кросс с имитацией полевого выхода – это тот же кросс, только сверху того, что мы уже тащили на себе, прикладывался макет снаряжение и учебное оружие. И двигаться нужно, строго соблюдая боевое построение. Имитация засад и внезапные изменения маршрута, добавляющие крюк в пару-тройку километров, прилагались. Что еще нужно для полного счастья? Правильно, отсутствие всего вышеперечисленного.

- Бронсон, Жьерро, Кимито, Старков – авангард! Ильин, Муриатти, Шекро, Динарр – охранение правого фланга! Гарро, Корсун, Шико, Ковров – охранение левого фланга! Перов, Само, Киринов, Поль – тылы!

Ну вот, отлично. Я еще и в авангарде. Значит, помимо того, что нужно много бегать, еще и активно смотреть по сторонам, чтобы не прошляпить засаду. Блеск.

После распределения обязанностей, мы получили злосчастные масса-габаритные макеты и выдвинулись. Тело уже настолько привыкло к беготне с перегрузом, что я перестал обращать внимание на протесты опорно-двигательного аппарата. Ноги переставлялись сами по себе, а руки баюкали учебную винтовку. Автоматизм данного процесса позволял зорко следить за местностью, чтобы не прошляпить засад и прочих сюрпризов, коими командование в избытке нас баловало.

Вообще, если отбросить тот факт, что организм уже адаптировался к адским нагрузкам, то наш тренировочный лагерь был хуже штрафных поселений. С моего потока выбыла уже треть. Как с ними поступило руководство, никому неизвестно. Выбывших просто уводили и их больше никто не видел.

Монотонный пейзаж утомлял и притуплял бдительность. Мой блуждающий взгляд заметил что-то странное. Впереди, метрах в семистах. Я поднял руку, предупреждая о возможной опасности. Колонна остановилась. Те, кто бежал в середине, использовали эту передышку с толком. Группы охранения, и я в том числе, принялись внимательно вглядываться в местность.

Вот оно! Кучки камней и булыжники лежали так, как будто приготовившееся к атаке подразделение. Оптический камуфляж – штука отличная. Но тот, что использовали устроившие засаду, был устаревшим. Да и думать за хозяина он еще не научился.

- Засада! – крикнул я, распластавшись на земле и изготовившись к стрельбе.

Колонна моментально рассредоточилась, занимая круговую оборону.

- На шесть часов, скопление камней! – указав цели, я открыл огонь.

«Камни» принялись огрызаться в ответ. Над моей головой просвистели пули, непроизвольно заставляя втянуть голову в плечи. Убить, конечно, не убьют. Но синяк останется здоровенный.

Спустя несколько секунд все кончилось. Условный противник был уничтожен подавляющим огнем, а мне осталось получить дозу похвалы от Нила и признание от товарищей. Проигравшая сторона, как правило, награждалась дополнительными нагрузками, чтобы повысить рвение.

Стоило мне подняться, как что-то ударило меня в грудь и бросило на песок. Черт, кто?

- Снайпер! – вскрикнул кто-то. Я не сумел сходу определить голос. От удара перехватило дыхание, а специальный токсин* передал мне всю гамму ощущений, положенных тяжелораненным. Вот тебе и похвалы с признаниями.

- Определить источник огня! Быстро! Что вы телитесь, как бабы беременные?! Противник не будет ждать, пока вы его найдете, он будет стрелять! – кричал наш инструктор.

Будучи убитым, я получал право немного отдохнуть и сполна насладиться зрелищем того, как другие работают. Ну, насколько это вообще возможно в таком состоянии.

Остальные курсанты залегли и принялись выглядывать возможную огневую позицию стрелка. Самый любопытный тут же словил пулю в голову. Что же, ему сейчас больней, чем мне.

Еще несколько бойцов было срезано меткими выстрелами.

- Жалкое зрелище. – с оттенком презрения произнес Нил.

- Да. Прям избиение младенцев. Все же в группе Марко отличные снайпера. У него нюх на подобных кадров. – поддержал его один из людей в безликой броне.

- А вот хрен ему. – самодовольно улыбнулся в ответ Нил.

Я проследил за его взглядом. И увидел Диггори Диксона. На редкость заносчивый засранец, но стрелок от бога.

Как будто в подтверждение его слов, Диггори начал действовать. Определив направление огня, он постарался расположиться так, чтобы привлекать к себе меньше всего внимания и принялся внимательно рассматривать нагромождения камней. Наконец, после очередного выстрела вражеского снайпера, Диксон начал действовать.

Судя по всему, противник засуетился после первого же выбитого Диггори снайпера, потому что он принялся активно стрелять и через несколько секунд все закончилось.

- Отлично! А теперь, выжившие, подъем! Берем своих раненных и мертвых товарищей и тащим до конечной точки.

Кто-то простонал, кто-то выругался. Тащить по песку, то еще удовольствие. А если тащить на себе тело, так просто рай для мазохистов.

- Это вам урок на будущее. Чем меньше их вас провалиться и попадет под пули, тем меньше вам тащить на себе груза. – высказался наставительным тоном наш инструктор.

Я почувствовал, как меня хватают за руку и резким рывком закидывают на спину.

- Чертов дурак, мог бы и поменьше весить. – выругался сквозь зубы Диггори.

Я хотел было возмутиться, но токсин меня парализовал. Все же, я считался мертвым и мог только двигать глазами, чтобы совсем скучно не было.

Следующим был рукопашный бой. Поначалу мне эти занятия нравились. Мой отец приложил немало стараний к тому, чтобы сделать из меня хорошего бойца. Так что на первых занятиях я играючи разбирался с большинством спаринг-парнеров, развлекаясь на полную катушку. Но постепенно занятия превратились из отдельных поединков в череду непрекращающихся боев. Как только ты заканчивал с одним противником, тебя тут же ставили к другому. Так что я быстро научился экономить силы, стараясь закончить бой как можно быстрей и применяя только самые эффективные приемы.

Я резко нырнул под удар и, врезав локтем, бросил своего соперника через плечо.

- Старков, Кадарки! – рявкнул Нил.

Я неторопливо пошел к своему следующему противнику, стараясь использовать эту небольшую паузу, как легкую передышку и одновременно оценить своего нового оппонента. Макс Кадарки считался одним из лучших бойцов в потоке, так что нужно быть осторожным.

Инструктора, кто был посвободней, тут же подошли поближе, понимая, что бой будет зрелищным.

- Ха, сейчас Кадарки засунет голову Старковы ему в задницу. – усмехнулся Карл, инструктор Макса.

- Ну, это мы еще посмотрим. – сдержанно ответил Нил.

- Чей боец проигрывает, тот ведет колонну на тактике. – предложил Карл, видимо, уверенный в победе своего подопечного.

- Пари принимаю. Эй, Старков. Если заломаешь этого бугая, то скошу пару дней карцера. А если нет, то накину.

Я посмотрел на Макса. Два двадцать роста, сто пятьдесят килограммов веса. Одна сплошная мышца. Я был на тридцать сантиметров короче, и на пятьдесят пять килограмм легче. Вот блин. А торчать лишних два дня в карцере так неохота…

Кадарки рванул вперед. На меня обрушилась серия сокрушительных ударов руками и ногами. Часть ударов удалось отклонить, но парочка меня догнала. Сначала его нога чуть зацепила мою, выводя из равновесия, а потом мощный удар в грудь отправил меня в полет.

- Ха! Да твой Старков тряпка вонючая! – воскликнул довольный Карл.

Я обратным кувырком вскочил на ноги, но Кадарки был уже рядом и снова атаковал. Руки и плечи отозвались вспышками боли, когда я блокировал его удары руками. Если эта горилла достанет мою голову, то бой можно считать оконченным.

Поймав момент, я прямым ударом в грудь отбросил Макса назад и тут же постарался контратаковать. Кадарки с легкостью восстановил равновесие и встретил меня сокрушительным прямым в челюсть. В последний момент я успел чуть сместить голову, и удар пришелся по касательной. Но все же это было нечто.

- Все, сдулся твой заморыш!

Черт, как меня достал этот Карл. Голова гудела от удара. Перед глазами плясали искры, а Макс уже готовился отправить меня в нокаут. Я почувствовал, как меня охватывает неконтролируемая ярость.

Все как то сразу стало на свои места. Голова прояснилась, и мир вокруг замедлился. Похожая на небольшое кривое дерево, нога Кадарки летела по направлению к моему многострадальному черепу. Я уже знал, что это за ощущение, и что сейчас будет.

Нога великана ударилась о мой блок. Я резко врезал по колену и услышал хруст. Следующий удар впечатал Макса в землю. Да, кажется, там опять что-то хрустнуло. Все произошло за какие-то доли секунды.

- Ну вот, а ты говорил, что сдулся. – усмехнувшись, выдал Нил.

Карл не нашелся, что ответить. Как, впрочем, и остальные. Никто не мог поверить, что можно свалить такого здоровяка с двух ударов. Тем более, при такой разительной разницы в весе. Один из безликих помощников инструкторов присел рядом с Кадарки и бегло его осмотрел.

- Ему срочно нужен врач. – выдал он свой вердикт.

- Что-то серьезное? – поинтересовался недовольным голосом Карл. Видимо, он был зол на проигрыш своего любимчика и не спешил ему помогать.

- Сломано несколько ребер. Осколки могли пробить легкие. К тому же, исходя из силы удара, у него могут быть обширные внутренние повреждения.

- Чушь все это. Не мог Старков нанести такого удара. Кадарки просто притворяется, чтобы не было так стыдно за свое поражение.

Как будто в опровержение его слов, на груди Макса начала наливаться кровью огромная гематома.

- Да ну, бред… - пробормотал Карл.

- Вызови дежурного врача. – приказал Нил.

Один из его помощников кивнул и, судя по всему, принялся вызывать врача по связи. Точно сказать было нельзя, шлем полностью отрезал все звуки и не давал увидеть лица.

- Чертовщина какая-то. Что это было такое?

- Только что ты видел в бою то, что наши головастые ученые называют «эспер».

То, как Нил охарактеризовал меня, больно резануло по уху. «То, что наши ученые называют «эспер». Как будто я вещь какая-то… Нет, я и раньше не питал иллюзий относительно его взглядов. Он гонял нас так, что даже маньяки бы пожалели. Было очень и очень обидно.

Против своего обыкновения, я промолчал. Хотя очень хотелось съездить Нилу по физиономии за такие слова, но я даже не возмутился.

- Так, что стали?! Продолжаем спарринг! – рявкнул наш инструктор. – Перов, встаешь против Старкова!

Перов, уже порядком измученный, посмотрел на Нила, как на умалишённого. После того, как я на глазах у всех поломал Макса, драться со мной стал бы только полностью отмороженный человек. Никита Перов явно был не дураком, поэтому предпочел сдаться.

- Простите, я слишком устал, и не смогу справиться со Старковым.

Нил посмотрел на Никиту, и в его глазах сверкнула злость, смешанная с презрением.

- Я сказал, в пару к Старкову! – рявкнул он.

- Какой в этом смысл? Влад активный вэп, который еще не успокоился после боя с Максом. Он меня положит рядом с ним, я даже дернуться не успею. – попытался объясниться Перов.

- Все верно… – согласился инструктор.

Никита облегченно выдохнул.

- …но ты будешь с ним драться.

- Но это же глупо!

- Ты – будущий боец элитного подразделения! Такой же, как и твой противник. Изыщи способ его победить.

Перов потупил взгляд. Было видно, что ему страшно. Мне стало жаль паренька. Никита не был выдающимся курсантом. Стабильный середнячок. У него действительно не было шанса против меня, особенно сейчас.

- Что, страшно? Как же ты будешь воевать? На войне тебе придется сталкиваться с такими противниками, по сравнению с которыми Старков – просто пуся безобидная. – продолжал давить Нил.

И тут меня переклинило. У меня уже в печенках сидели издевательства нашего инструктора.

- Я сдаюсь Перову. – выдал я.

- Чтооо?! – не смог скрыть своего удивления Нил.

- Я очень устал, и не хочу драться с ним. Мне кажется, он меня победит. – напялив на лицо маску законченного идиота, ответил я.

- Старков, да ты сбрендил? Будешь драться, как миленький.

- Не буду. – уперся я.

- Чего это? Будешь! – заорал он.

- Нет. – мой ответ прозвучал твердо.

Я не то, чтобы боялся Нила. Скорее опасался. Но раз уж начал, то надо доводить до конца.

- Ах ты, сосунок. Я тебя заставлю. – прошипел инструктор.

- Лично? – с ухмылкой поинтересовался я. Помирать, так с музыкой.

Нил тормознулся. Чуть - чуть, но он замешкался.

- Ты всего лишь курсант. Сломаешься еще ненароком.

- Ну, поболит и заживет. – с усмешкой ответил я.

Это был вызов. В первую очередь, его авторитету. И он не мог от него отказаться.

- Хорошо, уговорил.

Даже воспринимая мир, как в замедленной съемке, я едва не прозевал его атаку. Нил бил грамотно и умело, чередуя удары по верхней и нижней части корпуса, постоянно меняя углы атаки. Он был более, чем достойным соперником.

Я уклонялся, блокировал, гасил его удары и пытался контратаковать. Но он как будто читал мои мысли, в последний момент легко перехватывая мои выпады и нанося удары в ответ.

Пропустив несколько раз по корпусу, я отступил, пытаясь восстановить защиту. Тело болело просто адски. Но инструктор уже был рядом и нападал. Его кулак описал короткую дугу, метя мне в висок. Я отвел удар и попытался захватить руку, одновременно нанося удар в локтевой сустав. Нил дернулся, но вырваться не успел. Я с удовлетворенным рычанием почувствовал, как мой кулак ударяется в его черную броню. Вспышка, и правая рука Нила повисла, как тряпка.

Я рванул вперед, стремясь развить успех. Мой инструктор пригнулся, понимая, что сейчас ему придется несладко. Подпрыгнув, я занес руку для удара.

Если честно, я так до конца и не разобрался, что же произошло. Только потом мне объяснили, что Нил поймал меня в воздухе и ударом ноги с разворота отправил в глубокий нокаут. Бронированная пятка прилетела мне ближе к затылку, обеспечив погружение в бессознательное состояние и трещину в черепе.

Очухался я уже в медчасти. Ощущения, как будто наковальню на голову положили и что есть мочи колотят по ней. В глаза больно ударил яркий свет. Черт, как будто раскалывающейся головы мне мало.

- Приходит в себя.

- Хорошо. Покиньте палату немедленно.

Голос первого говорящего был незнакомым, а вот второй угадывался легко. Слепящий свет пропал, и я часто заморгал, пытаясь вернуть себе зрение.

Как только я смог нормально видеть, то мне сразу захотелось снова стать слепым. В палате, помимо Нила, было еще несколько человек. Не нужно быть гением, чтобы понять, что все они являются не последними людьми в проекте «Эспер».

- Старков, как вы понимаете, мы здесь собрались поговорить о недавнем инциденте с участием старшего инструктора Нила Сакаси. – начал один из сидящих.

Голос говорившего был негромким, и даже немного вкрадчивым. Но за этой вкрадчивостью угадывалась привычка командовать.

- Так точно. – ответил я, кивая головой. В ответ в затылке прострелило так, что глаза заслезились.

- Влад, ты понимаешь, что твое поведение недопустимо. Дисциплина является твоим слабейшим местом. А это одна из основ бойца проекта «Пророк». – подхватил Нил.

Если честно, я испугался. В моей голове всплыли слова относительно того, что происходит с отчисляемыми курсантами.

- Тем не менее, мы считаем необходимым оставить тебя на проекте.

- Интересно, почему? – я пожалел об этих словах прежде, чем закончил их произносить. Это папино наследие. Его язык тоже до добра не доводил.

Тот, что начал говорить первым, пристально на меня посмотрел.

- Старков, вы и так уже на грани отчисления, и продолжаете дерзить. Считайте этот ответ знаком моего особого расположения. Вы исключительно талантливы. Как боец, как вэп. Ваш потенциал огромен. Но, не смотря на всю вашу исключительность, я лично выкину вас с проекта со всеми вытекающими, если ваша дисциплина останется на том же уровне.

Что же, доступно и понятно. Видимо, придется-таки взять себя в руки и перестать выпендриваться по поводуи без такового.

Все собравшиеся вышли из палаты, и я смог, наконец, расслабиться.

Да, кстати, в карцер меня после медчасти не отправили, что приятно порадовало. Да и остальные курсанты зауважали. Кроме, разве что, Диггори. Тот фыркнул и посмотрел на меня, как будто я бактерия.

Глава 4

Сегодня вместо занятий нас отправили в медчасть.

- Снова какие то обследования. – пробормотал Никита Перов. После инцидента на занятии по рукопашному бою, он проникся ко мне симпатией и старался держаться поблизости. Еще бы, мне тогда Нил череп чуть не проломил из-за него.

Но нас провели мимо лабораторного блока куда-то вглубь. Я осмотрелся и понял, что ранее здесь никогда не бывал. К тому же, мы постепенно спускались все глубже под землю.

Наконец мы миновали длинный туннель, и попали в еще один медблок. Нил сделал знак остановиться.

- Так, короткий инструктаж относительно того, что сейчас произойдет. – начал наш инструктор. – Хирурги проведут ряд операций по внедрению в ваш организм особых устройств. Во-первых, это укрепит его. Ваши кости, и суставы армируют, мышцы получат искусственные усилители. Во-вторых, вам вживят тактические сопроцессоры и систему для подключения боевой брони. Операция длительная и будет проводиться под общим наркозом.

Вот уж чего не хватало, так это всяких хирургических имплантатов. Я уже говорил, что не люблю ученых. Так вот, хирургов я тоже не люблю.

- Вас вызовут по одному. Первым пойдет Старков.

Блин, почему я? В последнее время Нил пихал меня, как летчика-испытателя, везде, где только возможно.

Я последовал за подошедшей медсестрой. Она довела меня до палаты, где будет проводиться операция. Меня раздели и запихнули в дезинфектор. Сразу после него я оказался на операционном столе. Все происходило очень быстро, и я, толком не понимая происходящего, начинал нервничать.

- Слушайте, парни, я все прекрасно понимаю, но можно, как-нибудь без операции?

Собравшиеся посмотрели на меня и засмеялись, как будто я только что выдал отличную шутку. Пока я смотрел на них и размышлял, как мне реагировать и, в случае чего, в какой последовательности всех бить, медбот вкатил мне в плече укол.

- Блин, предупреждать надо! – возмутился я.

Тело как будто становилось легче. Такое странное чувство. Но я не планировал расслабляться в компании этих мясников и, собравшись с силами, прогнал это чувство.

- Странно… проговорил один из хирургов. По его команде медбот сделал мне еще один укол. Все выжидательно уставились на меня.

- Что такое? Что-то не так? – поинтересовался я.

- Да, мы не пристегнули вас к операционному столу. – сказал один из врачей.

- Эй, а зачем это вам пристегивать меня к столу?

- Не переживайте, это такие стандартные меры безопасности.

Меня быстренько привязали к операционному столу. Голова была плотно зафиксирована, так что пришлось смотреть в потолок. Но я все равно чувствовал, что собравшиеся смотрят на меня и ждут чего то.

- Давайте еще дозу. – предложил один из них.

Медбот тут же послушно вкатил мне еще один шприц. И снова все начали смотреть на меня, как будто ждали чуда.

- Слушайте, может вам стишок рассказать? – предложил я от скуки.

- Нет, ну это издевательство какое-то! – начали возмущаться хирурги.

- Эй, я не виноват, что ваши препараты не действуют! – так же возмущенно ответил я.

- Попытайтесь расслабиться и подумать о чем ни будь приятном. – сказал один из них примирительным тоном.

Ну, почему бы и нет. Я начал думать о доме и тут же провалился в темноту.

Внезапно, что-то вырвало меня из этой приятной темноты, вонзило щуп, состоящий из боли, в мой мозг и начало крутить в разные стороны. Я принялся инстинктивно отбиваться от этого существа, пытаясь заставить его прекратить это издевательство.

И тут я проснулся. Лучше бы я этого не делал. Болело все. Буквально каждый нерв моего тела полыхал. Мне никогда не было так больно. Я открыл глаза и увидел, что вокруг творится настоящий хаос.

Большая часть хирургов была разбросана по операционной. Пол был усеян обломками оборудования, а в дальнем углу валялся искореженный медбот.

А потом я посмотрел на себя. Все мое тело было изрезанно и утыкано датчиками, проводами и еще какой-то ерундой. Из многочисленных разрезов на пол стекала кровь, скапливаясь в капли, которые, в свою очередь, разбегались от меня в разные стороны, как испуганные мыши.

- Проклятье, успокойте его! Уложите обратно на стол! – орал один из хирургов.

Моя боль вдруг трансформировалась в невероятную ненависть к тому, кто ее причинил. Я начал двигаться в сторону кричащего врача.

- Кто ни будь, вызовите охрану и инструктора! – продолжал кричать хирург.

Я схватил какой-то аппарат и швырнул его. В последнее мгновение скользкая от крови рука не удержала массивную машину и та пронеслась мимо остолбеневшего человека, пробив стену.

В операционную ввалились люди в черной броне. Моментально оценив угрозу, они вскинули оружие, взяв меня на прицел.

- Идиоты! Живым, он нужен живым!

Воспользовавшись замешательством солдат, я схватил первое, что попалось под руку, и швырнул в них. Импровизированный снаряд полетел точно в цель, но, на удивление, ни в кого не попал. Охранники легко ушли с траектории полета обломка медицинского оборудования и бросились на меня.

Я попытался встретить первого нападавшего ударом ноги, но он снова продемонстрировал невероятную способность к уклонению и, в итоге, заключил мою ногу в захват.

Адская боль пронзила тело, как только закованные в броню руки надавали на разрезы с обнаженными нервными узлами. Вспышка боли была столь сильной, что я заорал, а из глаз брызнули слезы. Господи, как же больно!

- Эй, осторожней! Если его довести до предела, то нам несдобровать! – попытался вразумить охрану хирург.

Но было уже поздно. Я абсолютно перестал себя контролировать. Мощным ударом сверху вниз я впечатал держащего меня в пол той же ногой, за которую он держался. Мир вокруг превратился в картину замедленной съемки.

Солдаты, чьи движения ранее представлялись мне очень быстрыми, стали двигаться со скоростью обычных людей. В считанные мгновения я разбросал их по разным углам, как тренировочные манекены. И снова посмотрел на хирурга.

- Ну выродок, сейчас ты мне ответишь за всю эту боль. – прорычал я.

- Помогите! Кто ни будь! – завопил бедный доктор.

Я ринулся на него. Мне оставалось преодолеть всего пару метров огромной операционной, когда в грудь несколько раз что-то ударило.

В моей левой половине торса торчало пять прозрачных игл, которые стремительно растворялись, впитываясь в кровь. Стрелявший стоял у входа, держа меня на прицеле игольчатого пистолета.

Ни знаю, на что он рассчитывал , но я не заметил даже минимальных признаков действия транквилизаторов, из которых состояли иглы.

- Стреляйте еще! – крикнул хирург.

- Упокойтесь, там хватит паралита*, чтобы успокоить динозавра. – ответил стрелок.

И тут же чуть не поплатился за свою самоуверенность, когда брошенная стойка с препаратами едва не снесла ему череп. Но я снова промахнулся. Тело не очень хорошо слушалось, а каждое движение сопровождалось всплесками дичайшей боли.

- Да стреляйте уже! – крик врача сорвался на визг.

В мое тело вонзилась дюжина иголок. Я попытался бросить еще что-то в мешающего мне стрелка, но обнаружил, что лежу на полу.

- Черт, вот это дурь! – восхищенно воскликнул стрелок.

- О да, этот экземпляр восхитителен. – поддержал его хирург.

Снова это «экземпляр». Убью долбанного мясника. Я собрался с силами и начал подниматься. Мышцы дрожали от напряжения, сопротивляясь действию парализующего токсина.

- Невероятно! – выдохнул охранник.

Собрав всю волю в кулак, я встал. Поток боли, сопровождавший мои движения, заставил меня кричать.

- Подержите его, я вколю ему анестетик. – попросил врач, вернувший уже свое самообладание.

- Эмм… Вы думаете, стоит приближаться к нему? – засомневался охранник.

- Да. Он сейчас почти не опасен. Главное, чтобы вы не попали под удар. Его мышцы сейчас едва могут двигаться, но выплеск энергии не требует сильного кинетического сопровождения.

Охранник поколебался мгновение, а потом решительно направился в мою сторону. Я ждал, собрав всю волю в кулак, чтобы не упасть обратно на пол.

Как только он подошел ко мне на расстояние вытянутой руки, я попытался достать его прямым правой. Но в том состоянии, в котором я находился, это выглядело смехотворно. Охранник легко ушел от удара и за секунду скрутил меня, заведя руки за спину.

- Вот так. Успокаивайтесь, Старков. Все будет хорошо, если вы расслабитесь и позволите довести операцию до конца. – сказал хирург, делая укол мне в плече.

Мир превратился в картинку, которая все уменьшалась, как будто я летел в бездонный колодец. Мне чудилось, как будто я горю, а сотни маленьких созданий прорыли в моем теле норки. Я пытался их вырвать из тела, но мои пальцы превратились в бескостные отростки, которыми я не мог толком пошевелить.

Пробуждение было ужасным. Во рту было сухо, все тело горело. Я лежал на постаменте, утыканный датчиками и трубками. Свет больно ударил по глазам. Я инстинктивно попытался защититься и вдруг понял, что вместо того, чтобы зажмуриться, я каким-то образом изменил полярность зрения.

- Что за фигня? – удивленно пробормотал я. Голос был хриплым и слабым.

- Очнулся. Позовите сюда лейтенанта и доктора Скорова. – услышал я чей-то голос.

Послышались шаги, звуки открывающихся и закрывающихся дверей. Мой слух был предельно обострен.

- Что вы думаете, доктор? – услышал я приглушенный голос Нила.

Странно, но голос моего инструктора звучал озабоченно. С чего бы этот бессердечный засранец переживает?

- Старков, это крайне интересный случай. Я бы даже сказал – уникальный. Его сопротивляемость находиться на недостижимом уровне. В сочетании с невероятной адаптивностью, он крайне малоуязвим к токсинам, анестетикам, ядам и другим веществам. Если честно, если бы я видел только его анализы и не был бы лично знаком с курсантом Старковым, то с уверенностью заявил, что мы имеем дело не с человеком.

- Да, но Влад человек. – заметил Нил.

- Вне всякого сомнения, он человек. Но все его механизмы жизнестойкости, защиты и адаптивности невероятно гипертрофированы.

- С этим тяжело поспорить. Разрезанный вашими хирургами, под анестезией, он покалечил четверых моих бойцов и успокоился только тогда, когда ему всадили фатальную дозу паралита.

Послышалось, как кто-то работает с компьютером.

- Вот, смотрите. Это его показатели за весь период тренировок. Если обратить внимание, они скачкообразно растут тогда, когда его организм подвергается стрессовым нагрузкам, либо когда курсант Старков в опасности. – произнес тот, кого называли доктором Скоровым.

- Черт, да он невероятен! – воскликнул Нил.

- Да. И после инцидента, произошедшего во время операции по усилению тела и адаптации к боевой броне, зафиксированный потолок энергопотенциала побил все, даже самые смелые наши прогнозы. Я бы на вашем месте больше не дрался с Старковым. Это может плохо для вас кончиться.

- А мне больше и не придется. После реабилитации им адаптируют броню и переводят из учебного центра.

Переводят? Ух ты, это интересно. Хотя, с другой стороны, если тут учебный центр то, что ждет нас после перевода?

- Это не соответствует плану подготовки. Как же курс привыкания к имплантатам?

- Старик сказал, что сроки сдвигаются, и у нас нет времени с ними нянчиться.

С каждым словом мне становилось все интересней, но на этом их диалог прервался. Через несколько секунд Нил вошел в палату.

- Ну, здравствуй. Ты как любимая мозоль, Старков. И вроде привычно, но каждый раз, когда мне сообщают о твоих подвигах, я вздрагиваю.

- В этот раз я не виноват, честно. – попытался оправдаться я.

- Допустим. Но накой, спрашивается, ты моих ребят покалечил?

Перед моими глазами всплыла картина того, как я безумствовал в палате. По трезвым размышлениям, я тогда явно перестарался. Но ведь я себя совершенно не контролировал!

- Да ладно тебе. Врачи, оперировавшие тебя, сказали, что боли при такой операции невероятно сильны, а анестезия тебе, что слону дробина. Так что в этот раз прощаю.

Я даже как то немного опешил. Нил, проявляющий человечность. Это как лев-вегетарианец, теоретически возможно, но на практике еще никто не встречал.

- Давай отдыхай, ты пережил серьезное вмешательство в организм. К тому же, вы были первыми вэпами, которым вживляли данные системы.

- А что мне конкретно вживили? Я помню, что-то говорилось в общих чертах. Но так быстро и на скорую руку, что я толком ничего не понял, если честно.

- Это все чертово смещение графиков. Поступила команда сверху – ускорить вашу подготовку. – инструктор потер виски.

Я присмотрелся. Мое «новое» зрение могло детально рассмотреть каждую морщинку на его лице, как под хорошей лупой. Нил, несмотря на внешнюю бодрость, был невероятно уставшим.

- Нет, если вам не до этого, я все пойму. – тут же попытался выправиться я.

- А почему бы и нет? В процессе обучения придется осваивать новое тело, так что я лучше проведу некоторый экскурс.

Совершив краткую манипуляцию с пультом управления палатой, он активировал голопроектор и вывел на экран детальное изображение человеческого тела. Моего тела.

- Итак, начнем со скелета. Твои кости укрепили посредством имплантации в них вставок из армалита*. Суставы так же подверглись изменению, здесь вживлен фиксирующий механизм, усиленный армалитовой проволокой. Позвоночник, череп и спина получили усиленное бронирование, а грудная клетка превращена в подобие бронежилета, с сохранением дыхательных функций.

Вслед за словами инструктора, менялось изображение на голопроекторе. Мой скелет покрылся наростами армалитовых пластин, вставок и армирующей проволоки. Исходя из того, что я услышал и увидел, лом против меня больше не являлся аргументом.

- Теперь о мышцах. Связки и мышечная ткань, как ты, наверное, догадался, были укреплены. К тому же, мы вживили в твое тело мышечные усилители и искусственные мышцы. Сервоприводы вобласти суставов довершают картину этого этапа усиления. – продолжал мой инструктор – Твои чувства были усилены системой датчиков, оптических и акустических сенсоров.

- Неплохо конечно, но, насколько мне известно, это не является чем-то сверхуникальным. – ответил я раздраженно. Все же, в глубине души, я надеялся услышать что-то такое, что заставит меня всколыхнуться от чувства собственной крутости и уникальности.

- Да, это не уникально, хоть твое усовершенствование на два порядка превосходит имеющиеся в армии аналоги. – спокойно ответил Нил.

- Так, а в чем же тогда вся суть этой вашей уникальной операции?

- Вмешательство в твою нервную систему. Об этом вроде упоминалось на кратком брифинге перед тем, как вас развели по операционным.

- Я не помню.

- Да? Ну, не суть. Мы подвергли вмешательству вашу нервную систему и мозг. Твои нервные окончания, отвечающие за работу органов чувств и мышц, нарастили искусственными, и выведены в нервно-узловые контакты. Всего имеется три узловых центра. На шее, с правой стороны груди и на крестце. В твой мозг были вживлены блоки памяти и два сопроцессора. Тактический и аналитический. Пока они отключены.

- Вот это уже что-то! – восхитился я. Это звучало настолько возбуждающе, что у меня даже мурашки по телу побежали.

- Все это нужно для того, чтобы осуществлять взаимодействие с вашей боевой броней.

- А что за броня? – тоном ребенка, ожидающего еще одну игрушку, поинтересовался я.

- Это уже вопрос не ко мне. Броню вы получите позже, в момент перевода вас на другую базу.

Все, что порассказал тут Нил, было настолько впечатляющим, что я чуть не забыл один из вопросов, которые не давали мне покоя.

- А зачем вы мне сейчас все это рассказываете? И пришли ко мне в палату?

Нил немного призадумался.

- Знаешь, Старков… Ты лучший мой курсант. Да что там, ты лучший из всех, кого я пока встречал. Твой боевой потенциал растет так, что мне невольно завидно. Ты мне всегда был симпатичен за свои принципы и несгибаемость. Может, поэтому мне захотелось сделать что-то для тебя. А может, я не такая жесткосердечная сволочь, которой вы меня представляете. Кто знает… Ладно, давай спи уже, завтра будет тяжелый день.

- Уснешь тут, после такого.

- Ну, это не проблема. – хитро усмехнулся инструктор.

В мое плечо впился иньектор и впрыснул лошадиную дозу какого-то лекарства.

- Что это? – озадаченно поинтересовался я. Мысли начали быстро становиться вялыми, на меня нахлынула волна невообразимой лени.

- Чтобы спалось хорошо.

Эти слова Нила уже доносились как будто издалека. Блин, пичкают всякой фигней в запредельных дозах.

Во сне мне чудилось, что я снова на операционном столе и безумный доктор издевается надо мной. Мое тело как будто горело, и он тянул из меня жилы, кровеносные сосуды и нервы.

Глава 5

Пробуждение было ужасным. Во рту было сухо, все тело горело. Я лежал на постаменте, утыканный датчиками и трубками. Свет больно ударил по глазам. Я инстинктивно попытался защититься и вдруг понял, что вместо того, чтобы зажмуриться, я каким-то образом изменил полярность зрения.

- Что за фигня? – удивленно пробормотал я. Голос был хриплым и слабым.

- Очнулся. Позовите сюда лейтенанта и доктора Скорова. – услышал я чей-то голос.

Послышались шаги, звуки открывающихся и закрывающихся дверей. Мой слух был предельно обострен.

- Что вы думаете, доктор? – услышал я приглушенный голос Нила.

Странно, но голос моего инструктора звучал озабоченно. С чего бы этот бессердечный засранец переживает?

- Старков, это крайне интересный случай. Я бы даже сказал – уникальный. Его сопротивляемость находиться на недостижимом уровне. В сочетании с невероятной адаптивностью, он крайне малоуязвим к токсинам, анестетикам, ядам и другим веществам. Если честно, если бы я видел только его анализы и не был бы лично знаком с курсантом Старковым, то с уверенностью заявил, что мы имеем дело не с человеком.

- Да, но Влад человек. – заметил Нил.

- Вне всякого сомнения, он человек. Но все его механизмы жизнестойкости, защиты и адаптивности невероятно гипертрофированы.

- С этим тяжело поспорить. Разрезанный вашими хирургами, под анестезией, он покалечил четверых моих бойцов и успокоился только тогда, когда ему всадили фатальную дозу паралита.

Послышалось, как кто-то работает с компьютером.

- Вот, смотрите. Это его показатели за весь период тренировок. Если обратить внимание, они скачкообразно растут тогда, когда его организм подвергается стрессовым нагрузкам, либо когда курсант Старков в опасности. – произнес тот, кого называли доктором Скоровым.

- Черт, да он невероятен! – воскликнул Нил.

- Да. И после инцидента, произошедшего во время операции по усилению тела и адаптации к боевой броне, зафиксированный потолок энергопотенциала побил все, даже самые смелые наши прогнозы. Я бы на вашем месте больше не дрался с Старковым. Это может плохо для вас кончиться.

- А мне больше и не придется. После реабилитации им адаптируют броню и переводят из учебного центра.

Переводят? Ух ты, это интересно. Хотя, с другой стороны, если тут учебный центр то, что ждет нас после перевода?

- Это не соответствует плану подготовки. Как же курс привыкания к имплантатам?

- Старик сказал, что сроки сдвигаются, и у нас нет времени с ними нянчиться.

С каждым словом мне становилось все интересней, но на этом их диалог прервался. Через несколько секунд Нил вошел в палату.

- Ну, здравствуй. Ты как любимая мозоль, Старков. И вроде привычно, но каждый раз, когда мне сообщают о твоих подвигах, я вздрагиваю.

- В этот раз я не виноват, честно. – попытался оправдаться я.

- Допустим. Но накой, спрашивается, ты моих ребят покалечил?

Перед моими глазами всплыла картина того, как я безумствовал в палате. По трезвым размышлениям, я тогда явно перестарался. Но ведь я себя совершенно не контролировал!

- Да ладно тебе. Врачи, оперировавшие тебя, сказали, что боли при такой операции невероятно сильны, а анестезия тебе, что слону дробина. Так что в этот раз прощаю.

Я даже как-то немного опешил. Нил, проявляющий человечность. Это как лев-вегетарианец, теоретически возможно, но на практике еще никто не встречал.

- Давай отдыхай, ты пережил серьезное вмешательство в организм. К тому же, вы были первыми вэпами, которым вживляли данные системы.

- А что мне конкретно вживили? Я помню, что-то говорилось в общих чертах. Но так быстро и на скорую руку, что я толком ничего не понял, если честно.

- Это все чертово смещение графиков. Поступила команда сверху – ускорить вашу подготовку. – инструктор потер виски.

Я присмотрелся. Мое «новое» зрение могло детально рассмотреть каждую морщинку на его лице, как под хорошей лупой. Нил, несмотря на внешнюю бодрость, был невероятно уставшим.

- Нет, если вам не до этого, я все пойму. – тут же попытался выправиться я.

- А почему бы и нет? В процессе обучения придется осваивать новое тело, так что я лучше проведу некоторый экскурс.

Совершив краткую манипуляцию с пультом управления палатой, он активировал голопроектор и вывел на экран детальное изображение человеческого тела. Моего тела.

- Итак, начнем со скелета. Твои кости укрепили посредством имплантации в них вставок из армалита*. Суставы так же подверглись изменению, здесь вживлен фиксирующий механизм, усиленный армалитовой проволокой. Позвоночник, череп и спина получили усиленное бронирование, а грудная клетка превращена в подобие бронежилета, с сохранением дыхательных функций.

Вслед за словами инструктора, менялось изображение на голопроекторе. Мой скелет покрылся наростами армалитовых пластин, вставок и армирующей проволоки. Исходя из того, что я услышал и увидел, лом против меня больше не являлся аргументом.

- Теперь о мышцах. Связки и мышечная ткань, как ты, наверное, догадался, были укреплены. К тому же, мы вживили в твое тело мышечные усилители и искусственные мышцы. Сервоприводы вобласти суставов довершают картину этого этапа усиления. – продолжал мой инструктор – Твои чувства были усилены системой датчиков, оптических и акустических сенсоров.

- Неплохо конечно, но, насколько мне известно, это не является чем-то сверхуникальным. – ответил я раздраженно. Все же, в глубине души, я надеялся услышать что-то такое, что заставит меня всколыхнуться от чувства собственной крутости и уникальности.

- Да, это не уникально, хоть твое усовершенствование на два порядка превосходит имеющиеся в армии аналоги. – спокойно ответил Нил.

- Так, а в чем же тогда вся суть этой вашей уникальной операции?

- Вмешательство в твою нервную систему. Об этом вроде упоминалось на кратком брифинге перед тем, как вас развели по операционным.

- Я не помню.

- Да? Ну, не суть. Мы подвергли вмешательству вашу нервную систему и мозг. Твои нервные окончания, отвечающие за работу органов чувств и мышц, нарастили искусственными, и выведены в нервно-узловые контакты. Всего имеется три узловых центра. На шее, с правой стороны груди и на крестце. В твой мозг были вживлены блоки памяти и два сопроцессора. Тактический и аналитический. Пока они отключены.

- Вот это уже что-то! – восхитился я. Это звучало настолько возбуждающе, что у меня даже мурашки по телу побежали.

- Все это нужно для того, чтобы осуществлять взаимодействие с вашей боевой броней.

- А что за броня? – тоном ребенка, ожидающего еще одну игрушку, поинтересовался я.

- Это уже вопрос не ко мне. Броню вы получите позже, в момент перевода вас на другую базу.

Все, что порассказал тут Нил, было настолько впечатляющим, что я чуть не забыл один из вопросов, которые не давали мне покоя.

- А зачем вы мне сейчас все это рассказываете? И пришли ко мне в палату?

Нил немного призадумался.

- Знаешь, Старков… Ты лучший мой курсант. Да что там, ты лучший из всех, кого я пока встречал. Твой боевой потенциал растет так, что мне невольно завидно. Ты мне всегда был симпатичен за свои принципы и несгибаемость. Может, поэтому мне захотелось сделать что-то для тебя. А может, я не такая жесткосердечная сволочь, которой вы меня представляете. Кто знает… Ладно, давай спи уже, завтра будет тяжелый день.

- Уснешь тут, после такого.

- Ну, это не проблема. – хитро усмехнулся инструктор.

В мое плечо впился иньектор и впрыснул лошадиную дозу какого-то лекарства.

- Что это? – озадаченно поинтересовался я. Мысли начали быстро становиться вялыми, на меня нахлынула волна невообразимой лени.

- Чтобы спалось хорошо.

Эти слова Нила уже доносились как будто издалека. Блин, пичкают всякой фигней в запредельных дозах.

Во сне мне чудилось, что я снова на операционном столе и безумный доктор издевается надо мной. Мое тело как будто горело, и он тянул из меня жилы, кровеносные сосуды и нервы.

Проснулся я на редкость отдохнувшим. Что нельзя было сказать по медицинскому персоналу. Видимо, я все же неспокойно себя вел во сне.

- Так, давай вставай, одевайся, и выметайся на плац. – выдал вошедший врач. На нем, как и на остальных, лица не было.

- Как на плац? А как же реабилитационный курс? – поинтересовался я, памятуя подслушанный вчера разговор.

- Думаешь, нагрел уши, умным стал? – ехидно спросил в ответ доктор.

- Ааа… В смысле? – притворился я.

- Тоже мне, умник. Ты думаешь, я не знаю, как слышат твои кибернетические ушки? Наивный. Твой реабилитационный курс уже закончился. Выметайся.

- Как закончился? – не понял я, втайне лелея мечту о валянии на больничной койке пару спокойных дней.

- Ты неделю дрых. Вымотал, сил моих больше на тебя нет. Ты конь фигов, я на тебя угрохал снотворного столько, можно было пол роты месяц держать в объятиях Морфея. У, динозавр! Изыди, пока я не начал применять к тебе древние методы лечения в виде клизмы.

- Так, а что вы устали то? Я же спал. – недопонял я.

- Спал он. Ты мне оборудования разнес на такие деньги, сколько ты в жизни не увидишь! Пошел прочь, а то сейчас вкачу дозу, срать будешь так, что остановишься только на низкой орбите. – продолжил возмущаться доктор.

Я решил не рисковать. Он выглядел настолько уставшим, что мог реально выполнить все свои угрозы, лишь бы все оставили его в покое.

Быстро одевшись, я вышел на плац, где уже вовсю суетилось множество народа. Тот факт, что большая часть суетившихся была облачена в черную броню, говорил о важности происходящего.

- Старков, бегом в строй! – заорал откуда то Нил.

Я повернул голову в сторону крика и очень удивился, заметив своего инструктора и моих товарищей на другой стороне плаца. Как я их услышал в этом гвалте, ума не приложу.

Добежав до них, я успел прочувствовать произошедшие с моим телом изменения. Все движения делались намного легче и быстрее. Привычный стартовый рывок закончился для меня коротким четырехметровым полетом.

- Напрыгался, кузнечик? – поинтересовался Нил, когда я, наконец, добрался до места, где построилась наша группа.

- Тяжело адаптироваться к изменениям. – попытался оправдаться я.

- Встать в строй. – махнув на меня рукой, скомандовал инструктор.

Я присоединился к остальным, попытавшись делать как можно меньше резких движений. В принципе, я уже начал привыкать к своему модернизированному телу. Главное – пока не делать резких движений.

- Так, слушаем меня внимательно, повторять по десять раз не буду. Планы относительно вашей подготовки изменились, и командование постановило немедленно перевести вас на новую базу, где вы перейдете от подготовительного курса непосредственно к профильным тренировкам.

Для меня сказанное Нилом новостью не было, но остальные начали удивленно переглядываться. Тем временем наш инструктор продолжил свою речь.

- Сейчас мы все погрузимся в транспорт, который доставит нас в центр подготовки. Да, вы не ослышались, я буду сопровождать вас вплоть до момента, когда вас передадут новому инструктору. Так что пока вы продолжаетесь держаться меня, как мамочкиной юбки. Вопросы?

Вопросов было много, но Нил все равно не ответил бы на них, я был более, чем уверен. Да и ждать ответов осталось недолго.

Нил активировал шлем и, судя по всему, что-то передал по внутренней связи. Спустя несколько мгновений к нам подбежало два десятка бойцов в черной броне. Их командир махнул рукой, чтобы мы следовали за ним. Немногословный какой.

Пробежав через плац, на котором творился самый натуральный хаос, мы добрались до посадочного поля. Там нас ждал транспортный шаттл. Погрузочный трап был откинут, а двигатели уже работали на холостых, обдавая окружающих потоками горячего воздуха. Они явно торопились.

- Бегом внутрь и занимаем ячейки! – скомандовал Нил, перекрикивая шум двигателей.

Мы послушно начали грузиться. Я занял одну из транспортных ячеек. Специальные отделения, снабженные противоперегрузочным коконом, а так же держателями под оружие и снаряжение. У нас с собой не было ничего из вышеперечисленного. Я активировал кокон, меня обвили ремни безопасности, а затем активировалось поле.

Как только все курсанты и наша охрана заняли свои места, шаттл убрал трап, задраил люки и неожиданно резко стартанул с места. Я почувствовал, как работает поле, регулируя нагрузки на организм. Судя по показателям, оно гасило перегрузку в 13G. Шаттл сходу набрал приличную скорость. Да, они очень торопятся.

Летели в полной тишине. Присутствие молчаливой и безликой охраны не способствовало желанию разговаривать. И, если честно, я был этому рад. Можно было остаться наедине со своими мыслями и проанализировать происходящее.

Я снова мысленно проиграл разговор с Нилом, который состоялся вчера. То есть, не вчера, а перед тем, как я уснул. Что же могло заставить военных так торопиться с нашей подготовкой? Жалко, что, я не подумал об этом сразу, и не задал инструктору вопрос. Хотя, он бы не ответил. Уже то его откровение было прямо таки нереальным сюрпризом.

Единственное, что лезло мне в голову – это резкое обострение ситуации на границах, что могло вылиться в войну. Хотя, у Федерации было достаточно сил, чтобы отразить любой акт агрессии. Иначе человечество давно бы сожрали другие расы. В современных галактических реалиях уважают только сильных, а Пограничные Миры всегда были неспокойной зоной, где армии галактических империй прощупывали друг друга в мелких стычках, ища слабину. Все же, у меня пока было слишком мало информации относительно происходящего, чтобы можно было сделать хоть какие то выводы. А жаль. Ненавижу неизвестность. Мама всегда говорила, что это одно из самых худших состояний для человека и военного.

Внезапно загорелся индикатор, сигнализирующий о готовности к высадке. Компьютер услужливо проинформировал, что необходимо проверить готовность оружия и снаряжения перед высадкой. Хм, странно. Это значит, что шаттл летел с активированными боевыми системами. Интересно, зачем?

Противоперегрузочное поле отключилось и ремни, отстегнувшись, ушли в свои пазы. Рампа шаттла откинулась, впуская внутрь потоки ветра, несущего песок.

- На выход, бегом! – скомандовал Нил.

Мы все ломанулись наружу, где кипела самая натуральная песчаная буря.

- Бегом, не стоим! Двигаемся цепочкой, держим дистанцию и стараемся не потеряться! Еще не хватало вас потом искать тут, как маленьких детишек. – перекрикивая бурю, раздавал указания Нил. Ему было хорошо. Закрывший голову шлем надежно защищал от песка.

Мы бежали, прикрыв лицо руками и стараясь не отстать. По бокам от нас угадывались черные силуэты охраны. И, судя по всему, над нами кружились военные самолеты. Что же, черт подери, случилось?

Через пару минут мы достигли входа в небольшое здание. Когда я, наконец, смогу попасть внутрь, то увидел, что это был просто лифтовой зал, откуда множество магнитных лифтов вело куда-то под землю.

Дальше нас сопроводили к одному из лифтов. Когда все встали на платформу, двери захлопнулись, и я почувствовал, что нас несет вниз. Прошло не меньше минуты, прежде чем мы остановились. Двери лифта открылись, и мы оказались на перроне магнитной дороги.

- Поезд уже подходит! – прокричал командир нашей охраны.

- Отлично! – ответил Нил, затем обратившись к нам. – Всем стоять на месте, никуда не разбегаться!

Мы послушно замерли, ожидая прибытия поезда. Мной все больше и больше овладевало любопытство. Судя по всему, наша охрана и инструктор нервничали, как будто в каждую секунду ожидали нападения. Но мы же в глубине территории Федерации Человека, на охраняемой военной планете. Чего бояться то?

Обдав нас волной горячего воздуха, поезд вылетел их туннеля и остановился у перрона. Его двери с шипением раскрылись. Это был военный состав. Бронированный и, судя по всему, оборудованный автоматическими огневыми платформами. Видимо, безопасность тут возведена в абсолют.

- Грузимся! – скомандовал Нил.

Мы послушно начали садиться на поезд. Я вошел в вагон и увидел, что его внутреннее убранство очень сильно напоминала то, что я видел в шаттле. Исключением было отсутствие противоперегрузочных коконов.

- Ну нифига себе. Настоящий бронепоезд. Я такой модели даже не знаю. – выдохнул один из ребят.

- Естественно не знаешь. Здесь вся техника является уникальной. С момента попадания на эту планету, нам на глаза не попадалось ни одного вида стандартной техники или же оборудования. – презрительно фыркнул Диггори.

- Отставить разговоры. Еще успеете натрепаться. Сейчас занимаем свои места и сидим молча. – прервал их Нил.

Я буквально кожей чувствовал, как накалена атмосфера.

Молча плюхнувшись в ячейку, я активировал ремни и приготовился ждать конца поездки. Мысли в голове роились, как стайка взбешенных малышей пикамы*. Но никакого рационального объяснения происходящему я дать не мог.

Поезд тронулся и стремительно набрал скорость. Ехали мы минут двадцать. На скоростях, которые развивал этот железный монстр, мы преодолели огромное расстояние, и все это под землей.

Наконец, поезд начал останавливаться. Скорость стремительно упала до нуля, и звуковой сигнал подтвердил полную остановку.

- Все на выход. Строиться на перроне. – скомандовал Нил.

Мы все повыскакивали наружу. Мне уже хотелось попасть куда-то, где каждую секунду не будешь подсознательно ожидать нападения.

Место, где остановился поезд, было огромным подземным вокзалом. Пространство, занятое путями, в ширину было, по меньшей мере, километра полтора. В длину где-то так же. Мы вышли у самого края. Перед нами было стена с огромными воротами и более, чем внушительной охраной. Здесь было несколько взводов уже знакомых солдат в черном, огромные боевые костюмы неизвестной модели со щитами и крупнокалиберными импульсными автопушками, автоматические турели и даже танк! Если и есть желающие прорваться сюда с боем, то они явно самоубийцы.

- Становись! – скомандовал наш инструктор.

Вы перестали вертеться и глазеть по сторонам, устремив взгляды на Нила.

К нам подошел человек в униформе офицера без знаков различия. Все вокруг тут же встали по стойке «смирно». Мы тоже решили не рисковать и вытянулись. Человек махнул рукой, чтобы все расслабились.

- Простите, позвольте для начала удостовериться, что здесь на сто процентов безопасно! – кинулся вперед командир эскорта.

- Здесь безопасно, поверьте мне, капитан. – осадил его непонятный офицер. Судя по тому, как все засуетились, он был важной шишкой.

Тем временем офицер поманил к себе Нила. Тот быстро подбежал.

- Группа, смирно! Перед вами… - начал было наш инструктор.

- Спокойно. Они еще сто раз узнают, кто я такой. А вот мне, старику, на них посмотреть интересно.

Нил послушно замолчал и отошел в сторону. Офицер прошелся вдоль нашей короткой шеренги. Мне показалось, как будто внутри него шла нешуточная борьба, как будто он сейчас принимал судьбоносное решение.

- Так ты говоришь, что они лучшие на всем потоке? – вопрос был адресован Нилу.

- Так точно. У нас пока очень мало данных по эсперам, но эти, без сомнения, лучшие. Их показатели невероятны.

- Блин, я тебя тут не о цифрах спрашиваю. Это все я могу прочитать в любой момент. Я спрашиваю тебя, они лучшие?

- Да. Ручаюсь за это.

- Хорошо, передай их Томасу.

- Но Томас сейчас курирует группу немезисов. – подметил Нил.

- Я тебе сказал, чтобы ты передал своих курсантов Томасу. Остальное – не твоя забота. Скажи ему, чтобы натаскал их как следует, иначе я его… Хотя… Я сам ему все это скажу. Все, свободны.

Странный офицер развернулся и ушел.

- Так, все за мной. Держимся вместе, никто по сторонам не глазеет, от группы не отбивается.

Мы колонной потянулись за инструктором к огромным воротам. Там нас остановила охрана. Нил молча посмотрел на их начальника. Спустя секунду тот кивнул безликим шлемом и ворота, неожиданно резко и беззвучно распахнулись, пропуская нас внутрь.

Пока мы шли по длинному переходу, который открылся за воротами, у меня снова появилась возможность проанализировать происходящее. Я понял, что ни черта не понимаю.

За переходом оказался еще один КПП, но охрана там была попроще, и встречала нас милая улыбающаяся девушка.

- Нил Сакаси, собственной персоной. Что заставило тебя снизойти до нашей скромной подземной обители?

- Привет Нина. Я тут по делу. – ответил наш инструктор. Я заметил, что попав сюда, он как будто слегка расслабился.

- По какому это, интересно?

- Нужно передать курсантов Ковальду.

- Ну, так пусть ,кто ни будь, из ребят с КПП их сопроводит, а ты угостишь меня коктейлем и расскажешь, как там у вас, наверху.

- Не получится. Старик попросил лично сдать их с подробными инструкциями.

- Ладно. Томас сейчас со своим учебным взводом, на полигоне в «Руинах». Но он освободиться минимум через час. И то, если учебный бой пройдет бодренько.

- Свяжись с ним и скажи, что я жду его в жилом блоке Э1.

- Э1? Погоди, ты ничего не путаешь? Он ведь для эсперов. – переспросила девушка.

- Я их и привел. – лаконично ответил Нил.

- Погоди, это те самые эсперы, о которых тут трещат уже неделю? Ух ты, а можно посмотреть поближе?

Девушка выскочила из-за своей стойки, и принялась нас осматривать. Остановившись напротив меня, она надула губки.

- Слушай, какие то они… безобидные. Старик вроде говорил, что у тебя какая то особая группа. Этот вот. – ее симпатичный пальчик уткнулся в меня. – Смотрит зло, а выглядит скромненько. Где твои вундеркинды?

- Ты бы того, поаккуратней. Старков у нас отличается буйным нравом.

- Ну, пусть только рыпнется, я его успокою. – с вызовом сказала Нина, сложив руки на груди.

Грудь, надо признать, была шикарна. Да и вообще, фигуркой девушка явно выдалась. Черная броня обтягивала ее, как перчатка, выгодно подчеркивая формы.

- Слушай, я прекрасно понимаю, что ты у нас умница и отличница боевой подготовки, но перестань провоцировать парня и подводить меня под монастырь. Если Старков тебя покалечит, то Старик снимет голову с меня.

- Покалечит? Как интересно. Предлагаю протестировать его быстренько. Томас все равно освободиться не скоро, а я хочу размяться. – предложила девушка.

Все вокруг одобрительно зашумели, поддерживая случайное развлечение.

Мама вдолбила мне в голову, что бить женщину низко и недостойно настоящего мужчины и ее сына.

- Я не буду драться. – коротко ответил я.

- Это как так? – удивилась Нина. Все вокруг засвистели, стараясь застыдить меня.

- Я не дерусь с девушками. Мужчина не должен поднимать руку на женщину.

- Ты офигел, шовинист хренов?! – возмутилась девушка.

- Так, сержант Ковальски, вы уже переступили все границы. Будете продолжать в том же духе, я вынужден буду направить жалобу в дисциплинарный комитет. – резко оборвал ее наш инструктор.

- Да ладно тебе Нил, я просто пошутила. Я маленьких не обижаю. – тут же успокоилась девушка.

- Пошутила и хватит. Свяжись с Томасом, пусть прерывает занятие и дует в блок Э1.

Нина послушно вернулась на свое место, на прощание, одарив меня самым многообещающим взглядом.

- А Старков твой то сдрейфил. – не выдержала, и ляпнула она. Видимо, мое выражение ее сильно зацепило.

- Этот сдрейфивший парень чуть не уложил меня голыми руками. И это до операции. – спокойно парировал Нил.

Глаза девушки округлились от удивления.

- Да ну, брось…

Нил молча дал нам команду следовать за ним.

- Томаса вызови. – на последок бросил он ей.

Мы миновали КПП и направились дальше по лабиринтам подземной базы.

Мне было безумно интересно, что это за девушка, и почему она там много себе позволяет. Ее поведение было отвратным, но нельзя было не отметить, что Нина была очень красива. Я бы даже сказал, что она мне приглянулась.

Пока я размышлял, мы остановились. Надпись на больших бронированных дверях гласила, что это блок Э1. Перед входом нас встретил парень в неизменной черной броне. Откинутый шлем открывал правильные черты лица и копну светлых волос.

- Привет, Нил. Что за срочность? – поздоровался он.

- Привет. Я привел тебе группу. Старик тебя уже уведомил?

- Да. Ты чего такой кислый?

- Да это все Нина. Вздорная девка. Эта ее манера поведения не доведет ее до добра.

- Ну, уж кто-кто, а она может быть спокойна за свою карьеру в немезисах. Я не представляю, что должно случиться, чтобы Старик ее выкинул с проекта. Что она натворила?

- Провоцировала одного из моих парней на бой. Я чуть не поседел от выходки этой дурочки.

Было видно, что Нил с удовольствием добавил, что ни будь покрепче, но сдержался.

- Дал бы ей возможность поразвлекаться. За одно и парням своим показал бы, куда стремиться. – похлопав его по плечу, сказал Томас.

- У меня не просто новички, а эсперы. К тому же, эта полоумная решила поиздеваться над Старковым. Я думал, он ей с ходу пропишет пару пилюль, и Старик меня сгноит в такой заднице, что даже представить страшно. Но парень отказался с ней драться, мотивируя это тем, что она девушка. Я аж выдохнул.

- Ха, представляю, как это ее взбесило! Она, наверное, попыталась его прибить. – рассмеявшись, предположил Томас.

- Пришлось пригрозить дисциплинарным комитетом, чтобы она наконец отвязалась от него. – признался Нил.

Пока шел весь этот диалог, наш инструктор открыл дверь и знаком дал нам команду построиться.

- Это – ваш жилой блок. К моменту вашего возвращения здесь будет выставлена охрана, а каждую из комнат подготовят к проживанию и отведут одному из вас. – сообщил наш инструктор, жестом показывая нам коридор, кончающийся тупиком. По всей его длине виднелись двери. Каждому отдельную комнату, и с дверью. Вот это да!

- А зачем ждать? Я и сейчас готов занять свою комнату. – выдал Диксон.

- Я не сомневаюсь, Диггори. Но сейчас у нас дела поважней.

Глава 6

Следуя за Нилом и Томасом, мы петляли по коридорам базы, пока не оказались перед мощной бронированной дверью. Дорогу нам преградили солдаты в черном, за спинами которых возвышались громадины боевых костюмов.

- Здесь закрытая территория, парни. Выгуляйте свой детсад в другом месте. – произнес один из них, выйдя вперед и помахивая неизвестной мне моделью импульсной винтовки.

- Мы по делу, вообще-то. – ответил ему Томас.

В ответ на это говоривший на несколько секунд замер. А потом подал знак проходить.

Дверь медленно разошлась на две половины и скрылась в стене, давая возможность оценить ее толщину. Солидненько, однако.

Когда дверь до конца открылась, я даже немного разочаровался. Очередной безликий коридор, двери.

- Заходим и тут же строимся! Живо! – рявкнул на нас Нил.

Мы послушно забежали внутрь и выстроились шеренгой. Бронированная дверь за нами закрылась. Дождавшись, когда ее створки сомкнуться, Нил заговорил.

- Сейчас слушаем меня очень внимательно. Я повторюсь, очень внимательно. Как только одна из дверей подсвечивается, я называю фамилию. Тот, кого я называю, идет к этой двери. Именно к той, которая подсвечивается, а не к какой-либо другой. И там он выполняет все инструкции бота. Все. Я это повторяю специально для вас, Старков и Диксон. Не своевольничать. Все понятно?

- Так точно! – громко ответили мы.

- Перов, в дверь!

Как только Нил произнес эти слова, одна из дверей подсветилась ярким бирюзовым цветом. Перов метнулся к двери и скрылся за ней.

И так, один за другим, Нил называл фамилии, а люди уходили за дверь и не возвращались. Я почувствовал, что начинаю нервничать. Мне было абсолютно непонятно, что там происходит, за этой дверью. Эта неизвестность меня и нервировала.

- Старков! – выкрикнул Нил.

Я тряхнул головой, отгоняя лишние мысли и двинулся к двери. Она с тихим шелестом ушла в потолок. За дверью был тамбур воздушной камеры.

- Пройдите внутрь и встаньте на круг. – обратился ко мне равнодушный металлический голос.

В центре тамбура подсветился круг. Как удобно, все светится. Я послушно выполнил требуемое. Вокруг замельтешили сканеры, проверяя меня по различным параметрам.

После завершения процедуры сканирования мне пришлось раздеться догола. Меня продезинфицировали, и тамбур открылся, пропуская меня дальше.

- Внимание, сейчас будет осуществлена процедура сведения с симбиотом. Прошу не осуществлять нерегламентированных действий и максимально расслабиться.

Я уселся в огромное кресло. Оно было покрыто странным упругим материалом, который плотно обволакивал кожу. Я сел и принялся ждать.

Прошло несколько минут, но ничего не происходило. Мне начало казаться, что про меня уже забыли, как я почувствовал нечто странное. Кресло ожило!

Точнее, ожил материал, который его покрывал. Он принялся ползти по моей коже вверх, пытаясь полностью покрыть мое тело!

- Прошу вас, не совершайте нерегламентированных движений и не мешайте симбиоту. – напомнил бот.

Я собрал в кулак все самообладание и замер. То, что бот назвал симбиотом, продолжало покрывать мое тело. Наконец, это нечто полностью обволокло меня, как эластичный термокостюм, оставив открытой только голову.

- Я еще раз напоминаю о том, что запрещено совершать нерегламентированные движения. – в третий раз произнес бот.

Мое тело как будто пронзили сотни иголок. И каждая из них вонзилась в нерв. Это произошло так быстро, и было так скоротечно, что я даже не успел почувствовать боли.

- Процедура сведения закончена, прошу встать и проследовать на следующий этап.

Я послушно поднялся и посмотрел на себя. Симбиот в точности повторял каждое мое движение. Я мог видеть, как напрягается или расслабляется та или иная мышца. Это было круто, аж до дрожи в коленках.

Следующее помещение выглядело, как небольшой сборочный модуль. Огромное количество манипуляторов, точки подачи оборудования. В центре была небольшая платформа, на которую меня попросил встать бот.

Забравшись наверх, я стал ждать, что же будет дальше. Пока смысл происходящего до меня совершенно не доходил.

Комната ожила. Манипуляторы принялись извлекать из точек подачи различные элементы брони и крепить на меня. Каждый последующий элемент, оказываясь рядом с предыдущим, крепился к нему гибкими соединениями. Таким образом, на мне быстро вырос панцирь из облегающей, но ничуть не стесняющей движений брони.

Когда мельтешение манипуляторов утихло, я смог посмотреть на себя повнимательней.

Я был облачен в броню серого цвета. По всем ее элементам змеились странные вставки из непонятного материала. На глаз я не мог определить ни его цвет, ни его структуру.

- Пробная активация. – произнес бот.

Я почувствовал, как что-то в моем сознании изменилось. Как будто там поселилось несколько мини-личностей, каждая для своей цели. Я не могу описать это по-другому.

- Сопроцессоры функционируют. Обратная связь с мозгом эспера подтверждена. Пробная активация брони.

Теперь изменилось мое тело. Я чувствовал свою броню! Как будто это слой моноармалитовой* кожи! Это непередаваемое, чудесное ощущение.

- Броня функционирует, обратная связь подтверждена. Пробный пуск силового контура.

Из стены выскочил манипулятор и разрядил в меня мощную электронную дугу! Я инстинктивно напрягся, приготовившись к проходу по моему телу сильнейшего разряда тока.

Непонятные вставки на моей броне вспыхнули ярким белым светом. Дуговой разряд ударился в один из элементов и рассеялся.

Как только я успокоился, интенсивность свечения вставок, которые бот назвал силовым контуром, уменьшилась, и стало видно, что некоторые из них оплавились и деформировались.

- Недостаточный уровень устойчивости силового контура. – констатировал бот.

Манипуляторы послушно произвели замену элементов, на которых обнаружились дефекты и эксперимент повторился. На этот раз все прошло гладко, бот удовлетворенно сообщил, что процедура экипировки окончена.

- Прошу проследовать к выходу.

Я вышел тем же самым путем, что и вошел. Когда воздушная камера выпустила меня наружу, я увидел, что остальные меня уже ждут. Все были экипированы той же броней, что и я.

- Старков, ты что-то долго. – заметил Нил.

- Я все делал так, как мне говорил этот бот. Так что, если что-то не так, все претензии к нему. – поспешил откреститься я.

- Просто наш выскочка-дуболом что-то там сломал. – влез со своим комментарием Диггори.

Я сжал кулаки. Не люблю я его. Заносчивый аристократ. Постоянно язвит и смотрит на всех свысока. Но он не девушка, можно прописать пару целебных пилюль в голову.

- Так, хватит, угомонились все. День был полон впечатлений. Сейчас мы пройдем к вашему расположению и вы сможете отдохнуть, привести себя в порядок. – поспешил разрядить обстановку Нил.

Это, кстати, было удивительно. Обычно он нас затыкал и угрожал, а сейчас вел себя крайне аккуратно.

Пока мы шли обратно, я упивался тем чувством, которое дарила эта броня. Каждое движение окружающих я чувствовал так, будто пристально за ним слежу. Да что там окружающие, я чувствовал, что делают люди, которых я даже не видел! Ни с чем несравнимое ощущение.

Добравшись до нашего расположения и дождавшись, когда закрывшаяся дверь отделит меня от окружающих, я, наконец, смог расслабиться.

Комната была не очень большой, но там был рабочий стол с хорошей станцией искусственного интеллекта, головизор, просторный диван и большой выбор книг. Что очень обрадовало, так это наличие нескольких бумажных изданий из числа любимых мною писателей. Очевидно, комнаты готовились заранее, потому что иначе здесь бы не оказались вещи, столь любимые мною, вроде тех же бумажных книг, которые были крайне непрактичны.

Душевая кабинка называлась так очень условно. В наличии была релаксационная ванная, душ и парилка! Фантастика!

Еще один помещением, куда я засунул нос, была небольшая комната размером с средний стенной шкаф.

- Желаете снять экипировку? – поинтересовался вежливый женских голос.

- Да, было бы неплохо. – я подумал, что после месяцев казарменной жизни, расслабляющая ванная была бы очень кстати.

- Встаньте, пожалуйста, на платформу.

Я выполнил просьбу моего бота, и уже знакомые манипуляторы освободили меня от моей брони. Сразу появилось такое чувство, как будто от меня оторвали очень важную часть. Видимо, связь с броней была очень сильна. Симбиот, как будто почувствовал, что я хочу раздеться и просто сполз в специально приготовленную для этого ячейку.

Собственно, остался я в чем мать родила. И вышел в этом самом виде поискать, во что можно одеться. Вся моя одежда осталась там, где мы экипировались. И тут случился казус.

Как я позже выяснил, в наших комнатах таки был запорный механизм. Достаточно было просто отдать боту нужную команду. А на базе считалось, что если дверь не заперта, то заходить можно свободно. Ну, в таком адамовом наряде меня и застала Нина Ковальски, девушка, дежурившая за стойкой у входа в базу.

- А-а-а-а-а... Э-э-э-э… Прошу прощения за столь непотребный вид. – выдавил из себя я, увидев стоящую посреди комнаты девушку.

Она, кстати, ничуть не смутилась. А вот я покраснел, как девственник-первокурсник. Позор!

- А ты ничего. – заметила она.

- Да, вы тоже прелесть. Вы, кстати, не подскажете, где обычно хранится нижнее белье в этих комнатах? – я откровенно растерялся.

- Спроси у бота. Он тут за место домохозяйки.

- Да, точно. Бот.

- Слушаю. – отозвался бот женским голосом.

Господи, что за ситуация. Что не действие, то казус.

- Где моя одежда?

- В шкафу. Какую одежду желаете?

- Это. Ну, прикрыться.

- Полотенце, халат? – голос бота был все так же мелодично услужлив.

- Трусы. Дай мне трусы, чертов робот. – сквозь зубы выдавил я.

Видимо, мое выражение лица в этот момент было весьма забавным, потому что Нина, до этого смотревшая на нелепого меня с легкой улыбкой, не выдержала, и зашлась громким смехом.

Я схватил трусы, выехавшие из гардеробного отделения и, красный, как помидор, убежал в ванную комнату переодеваться.

Господи, так опозорится перед такой шикарной девушкой. Моей репутации конец. Всю оставшуюся службу я проведу в этой комнате, выходя только на занятия.

Когда я вышел обратно, девушка уже ждала меня с абсолютно невозмутимым видом.

- Надеюсь, этот неприятный казус останется между нами? – поинтересовалась я у нее.

- Старков, я смотрю, ты не только трус, но и хамло.

- Слушай, ты без проса входишь в комнату, застаешь меня, в чем мать родила, и никаких извинений. Кто из нас еще хамло? – я почувствовал, что начинаю терять ту малую толику самообладания, которая у меня была.

- А ты потряс причиндалами и доволен? Ты тоже мог бы извиниться! – начала в ответ выходить из себя Нина. Очевидно, в число ее благодетелей терпение так же не входило.

Я почувствовал нестерпимое желание пиками выставить ее за дверь. Но мама привила мне твердые принципы. Сделав глубокий вдох, я постарался говорить максимально корректно.

- Так, что ты сюда приперлась?

Как только я закончил фразу, до меня дошло, что это отнюдь не образец корректности.

- Ты бы за языком последил, что ли. – резонно заметила девушка.

- Да, прошу прощения.

- Вот, так то лучше. – ухмыльнулась она.

- Слушай, хватит испытывать мое, далеко не безграничное, терпение. Говори уже, зачем пришла?

- Тебя желает видеть лично Старик.

- Что за Старик такой? – поинтересовался я.

- Я бы на твоем месте была поуважительней. Это командир базы, а так же, по совместительству, глава проектов «Эспер» и «Немезис». – довольно резко разъяснила мне Нина.

- Ладно, хорошо. Пошли, я готов.

- Что, прям так? Экстравагантный ты тип. – подметила Ковальски. И тут же засмеялась, очевидно, представив себе эту картину.

Черт возьми, я совсем уже потерял голову со всем происходящим. Опять приняв красный оттенок, я злился на себя за идиотизм, и на Нину за ее подкол.

- А что, ты будешь смотреться.

- Заткнись. – прошипел я сквозь зубы. - Бот, мне нужна одежда.

- Ваша экипировка находится в комнате хранения и экипирования. – вежливо сообщил бот.

- Одежда, а не броня, гребанная машина! – не выдержал я.

- Привыкай, теперь это – твоя одежда. – ответила за бота Нина.

Матерясь на всех, я пошел в комнатушку с броней.

Экипировавшись, я последовал за девушкой. Она привела меня в административный корпус. У входа дежурил наряд из успевших набить оскомину охранников в черной броне. Нина сказала им несколько слов, и нас безропотно пропустили. Ребята были вооружены короткими импульсными автоматами, предназначенными для боя в помещениях, и странными пистолетами в кобурах на бедре. Моделей оружия я не знал, но готов спорить, что в обоймах явно не иглы с вырубающим токсином.

Нина привела меня к помещению, у которого так же дежурил еще один охранник. Серьезно ребята относятся к безопасности.

- Входите, входите. – приветствовал нас мужчина средних лет в форме войск РДС и со знаками различия генерал-коммандора*. Присмотревшись, я узнал того самого странного офицера, который встречал нас у ворот базы. Генерал-коммандор… Это было очень и очень круто. Власть, которой были облечены такие люди, давала им возможность брать под свое командование целые звездные флоты и армии звездных систем. Если честно, мне стало не по себе. Перед таким не повыпендриваешся.

- Не смущайтесь, молодой человек.

Видимо, это чувство было буквально выгравировано на моем лице. Надо лучше себя контролировать.

- Лев Яковлевич, нужно что-то еще? – поинтересовалась Нина у генерал-коммандора.

Наверное, это нормально, что вот так вот просто здесь обращаются к людям, которых боятся командующие войсками и планетарные губернаторы. Но лично я к такому не приучен. Происходящее буквально рвало мне все шаблоны поведения.

- Нет, спасибо большое. Присаживайся, я хотел бы, чтобы ты присутствовала.

Нина изящно села в глубокое кресло. Я поймал себя на мысли, что смотрю на нее пристальней, чем мне бы хотелось. Лев Яковлевич сделал мне знак садиться, и я послушно плюхнулся в кресло.

- Итак, молодой человек, вас зовут Старков Владислав? – обратился ко мне генерал-коммандор.

- Так точно! – отрапортовал я, вскакивая с кресла.

Лев Яковлевич широко улыбнулся, а Нина откровенно прыснула со смеху.

- Молодой человек, я буду вам очень признателен, если вы перестанете скакать из кресла.

- Да, но…

- Ну вот и договорились. Да, кстати, называйте меня по имени отчеству, мне так удобней.

- Слушаюсь… То есть, да, конечно… Лев Яковлевич…

- Отлично. Тебя, наверное, интересует, зачем я тебя пригласил?

Я молча кивнул. Если честно, у меня язык не поворачивался называть его вот так вот, поэтому я решил просто меньше говорить.

- Я хотел бы осветить несколько моментов. Каждый из них касается кого-то из здесь присутствующих. Начнем по порядку.

Я приготовился слушать нечто очень важное, ради чего меня вызвал сам генерал-коммандор.

- Нина, я тебя очень прошу перестать испытывать мое терпение в плане дисциплины. И, главное, не цепляться к этому молодому человеку. Ради твоего же блага. Я прекрасно знаю, что между вами состоялся диалог, в ходе которого между вами зародилось подобие конфликта. В этот раз я ограничусь устным замечанием.

Лицо девушки стало очень бледным. И, судя по глазам, не от испуга. Она была уязвлена, но перечить не осмелилась. Кстати, бледность очень подчеркнула ее губы. Эх, хороша, чертовка.

- Теперь перейдем к вам, молодой человек. Я знаю о том, что дисциплина – это не самое сильное ваше место. Так вот, на этой базе я требую соблюдения определенных норм. Вас с ними ознакомит ваш новый инструктор на первом же занятии. В случае нарушения этих норм кара будет жестокой. Вплоть до исключения их проекта со всеми сопутствующими процедурами. Если я узнаю, что вы дрались с кем то вне занятий, то немедленно приму соответствующие меры. А я об этом узнаю, поверьте мне на слово.

Теперь настала моя очередь сдерживать себя. Мне казалось, что у меня получилось хорошо. Но судя по озорным искоркам в глазах Нины, выглядел я презабавно.

- А сейчас предлагаю перейти к вопросам, интересующим меня. Ваш бывший инструктор, Нил Сакаси, сказал мне, что вы – самый уникальный вэп на потоке. Хотя нет, так не совсем корректно. Вы уже эспер, в отличие от большинства ваших одногруппников. Я доверяю мнению офицера Сакаси, и поэтому лично ознакомился со всеми записями ваших занятий, а так же с вашим личным делом. Старков, ваша персона оказалась весьма занятной. Так что я лично буду следить за вашими успехами, и за вашей дисциплиной. У меня есть на вас планы, которые я бы хотел реализовать.

- Если честно, я не совсем понял, что вы имеете ввиду. – признался я.

- Я буду лично контролировать рост вашего боевого потенциала.

- Почему? Чем я так важен?

- Юноша, вы начинаете наглеть. – предостерег меня генерал-коммандор.

- Я должен понимать, что вы от меня хотите, чтобы максимально четко это выполнить. – не моргнув глазом ответил я.

- Всему свое время. Сейчас – усердно тренируйся. На этом все, ты свободен.

Когда я вышел из кабинета, Нина последовала за мной.

- Давай провожу. – предложила она.

- Спасибо, не маленький. Дорогу найду. – ответил я, все еще памятуя ее поведение при нашей первой встрече.

- Да ладно тебе. Первый день на базе, все же.

В принципе, она права. Разговор с генерал-коммандором меня немного потряс, и я с неприятным удивлением обнаружил, что совершенно не помню обратной дороги. М-да, отец бы мне за такое устроил выволочку. Так что я кивнул в знак согласия.

- Слушай, ты меня извини, что я так наехала на тебя. – заговорила девушка спустя пару минут пути.

- Проехали. С чего ты вообще все это начала?

- Характер у меня такой.

- Врешь.

Нина побледнела от злости. Это снова создало контраст с ее алыми губами. Черт, что за мысли такие?

- Да, вру. – неожиданно согласилась она.

- Ааа… Эээ… Почему? – ее согласие меня сильно удивило и я не сразу нашелся, что ей ответить.

- Я женщина. Женщина, которая является членом одного из элитнейших подразделений в войсках Федерации. Мне необходимо поддерживать авторитет.

- Да брось ты. Это же бред. Женщины поколениями служили в армии, и эти стереотипы давно уже ушли в прошлое. – заметил я.

- Но вы, мужики, все сплошь доказываете своим обращением, что это не так! – резко парировала она.

- Не без этого. – ответил я.

За разговором мы подошли к блоку Э1. Мне, конечно, было приятно находиться в компании Нины. Хотя бы потому, что она чертовски привлекательна. Броня идеально подчеркивала ее фигуру и особенно выделяла грудь. Но я понял, что сейчас больше всего хочу остаться один.

Глава 7

Мы сидели в небольшой, но отлично оборудованной аудитории. Это был наш первый учебный день, и я не представлял, что сейчас будет. Но все началось довольно банально.

- Всем привет. Как вы, наверное, уже догадались, я – ваш новый инструктор. Меня зовут Томас Ковальд. Я являюсь лейтенантом-инструктором подразделений проекта «Немезис». Сразу предупрежу, я строг, но справедлив. Я не терплю бунтарства, халатности и всего того, что относится к разряду «я сам знаю лучше». Если вы не будете раздражать меня вышеперечисленными пунктами, то мы отлично уживемся. Думаю, у вас накопилась уйма вопросов, которые многие из вас вчера пытались выудить из ваших комнатных ботов и инфотерминалов. На большинство из них я могу ответить прямо сейчас. Во избежание превращения это процесса в балаган, все вопросы вводятся с помощью учебного терминала.

Все тут же активно зашевелили пальцами по сенсорным клавиатурам.

- Так, преступим по порядку. Кто такие ВЭПы? ВЭП – владеющий энергетическим потенциалом. К сожалению, природа этого явления до сих пор не изучена. На данный момент известно, что все вэпы – из числа потомственных военных, обладают высочайшими боевыми показателями и способны генерировать энергию определенной природы. Все вэпы, даже те, что никогда не стремились стать военными и не были спортсменами, обладают феноменальным, по меркам обычных людей, боевым потенциалом. Наши ученые подозревают, что это связанно с непонятной природы подсознательной памятью, которая относится к вашим предкам-военным. В данный момент ученые продолжают исследовать этот феномен.

Звучало, как предисловие к фантастическому боевику. Даже в наше время, когда мы покорили одну восьмую нашей галактики и умели двигать планеты, это звучало, как выдумка писателя.

- Следующий вопрос…

Если честно, я перестал слушать нашего инструктора и углубился в свои мысли. Какая забавная ирония. Я, похоже, обречен быть военным. Мои родители, все друзья семьи, все настаивали на том, что мне необходимо строить карьеру военного. И всю жизнь они меня к этому готовили. И сейчас даже сама моя природа заявляет, что у меня нет другого выбора, кроме как воевать.

Самое интересное – я не был против. Может, потому что я не знал другой жизни? Да нет, мне это реально нравилось.

Пока я размышлял, Томас закончил отвечать на вопросы. В целом, из того, что я успел расслышать краем уха, пока размышлял, было то, что мы являемся элитным экспериментальным подразделением широкого профиля. Эдакие мастера на все руки, пушки и прочее.

- Итак, рад, что мы поговорили. Но у нас крайне сжатые сроки вашей подготовки, так что, парни, мы перейдем сразу к практическим занятиям. А именно, будем познавать азы обращения с вашей броней. – сообщил нам Томас.

Из аудитории мы переместились на тренировочный полигон, так же находящийся под поверхностью. Сам полигон представлял собой нагромождение элементов зданий, отвесных обрывов и вертикальных стен.

- Представляю вам ваш маршрут для пробежки. Если коротко, то вам необходимо любым способом добраться до ее конца, где вас буду ждать я. Маршрут выбираете любой.

Согласно голоплану, нам предстояло преодолеть расстояние в три километра. Но это если считать по прямой. А маршрут, как я уже заметил, представлял собой настоящий кошмар профессионального альпиниста. Даже неопытный человек мог сказать, что это расстояние не преодолеть без спецоборудования.

- Судя по вашим лицам, вы думаете, что это невозможно с тем, что вы имеете сейчас. – подметил наш инструктор.

- Да вы прям сама наблюдательность. – язвительно отозвался Диггори.

- О, Диксон. Ты будешь первым, кто выдвинется вперед. – с усмешкой ответил ему Томас.

- Только после того, как мне выдадут прыжковый ранец. – не меняя тона ответил Диггори.

- Ваша броня является уникальным инструментом, который усиливает любое ваше движение, с точностью повторяя работу ваших мышц. А если вы активируете свои способности, то это вообще покажется вам детской прогулкой.

- Да ладно? Мы похожи на гигантских кузнечиков? – не унимался Диксон.

- Предлагаю проявить свои таланты в умении использовать броню, а не в раздаче комментариев.

С этими словами Томас первый вышел на полигон. И, неожиданно, с места прыгнул на добрых пять метров вверх, залетев на один из выступов. Не останавливаясь, он оттолкнулся и полетел на элемент здания с выбитым окном, находящийся на двадцать метров дальше и на десять метров ниже. Двигаясь таким образом, наш инструктор вскоре исчез из виду.

- Шикарно. Есть желающие повторять его подвиг? – не унимался Диксон.

Если честно, он меня раздражал своей язвительностью. Родители всегда говорили, что таким образом говорят только те, кто не может дать достойного ответа действием.

Я не стал ждать, пока остальные наберутся решимости, и вышел вперед.

- Что, Старков, снова хочешь выделиться? Талантище ты наше. – переключился на меня Диксон.

- Заткнись уже. – раздраженно бросил я.

- Скромный ответ. Главное, какой лаконичный. Что, ничего лучше придумать не мог?

Меня охватила злость на него. Энергосилуэт моей брони загорелся ярким светом. Я чуть присел и резко выпрыгнул, вложив все силы в этот рывок.

Эффект был невероятным. Я рассчитывал запрыгнуть на выступ метром ниже того, на который запрыгнул Томас. Вместо этого я взвился вверх, как будто меня выстрелили из пушки.

Размахивая руками и ногами, я силился сохранить равновесие. Броня активировалась, посылая мне прямо в мозг множество данных о моем полете. Закончилось все тем, что я врубился в груду камней на солидном удалении от остальных. Учитывая тот факт, что стартовая площадка находилась высоко, и прыгал я вверх, то преодоленное расстояние было свыше тридцати метров! Охренеть!

- Выпендрежник, ты никогда ничему не учишься. – раздался внутри моей головы голос Диксона.

Диггори прыгнул следующим. Его полет был куда более просчитанным. Он пролетел на треть меньше меня. Но, в отличии от меня, он все рассчитал и его серия не прервалась. Следующим прыжком он меня опередил.

- Попробуй догони. – с усмешкой передал он по связи.

- Ах ты, говнюк! – выругался я.

Подчиняясь моим мыслям, активировался шлем, скрывая мою голову. Вместо привычной картинки, я увидел тактическое изображение, отвечающее всем моим требованиям, с расчетом дистанций, высот, возможностей приземления и толчка. Вот это да!

Энергосилуэт вспыхнул сильней и я, взяв короткий разбег, оттолкнулся и взлетел вверх. На этот раз все было рассчитано. Пролетая рядом со стеной, я оттолкнулся, придав себе дополнительное ускорение и изменив направление полета.

Я был сильней Диггори. Мои движения были быстрее и мощнее. Но чертов аристократишка имел преимущество более удачного старта. К тому же, хоть этапы его прыжков были короче, но он умудрялся прокладывать маршрут удачней. В перспективе его маршрут каждый раз оказывался оптимальней, что только сильней меня раздражало.

Мы ни на секунду не прерывали движения. Постепенно, по мере того, как я осваивался, разрыв стал сокращаться.

- Что, силенок не хватает? – поинтересовался я у Диксона, практически наступая ему на пятки.

- Ты сначала обгони.

Его тон был настолько раздражающим, что я со злости постарался максимально ускориться. Этим и воспользовался Диггори.

Для достижения финиша, нам предстояло преодолеть небольшую пропасть и взлезть по буквально вертикальной стене.

Я уверенно обошел Диксона и, оттолкнувшись посильней, начал уверенный полет через пропасть. Мое стремление победить затмило все, и я не обратил внимание на тревожный сигнал моих чувств.

Диггори пролетел чуть выше и, используя меня, как трамплин, изменил направление прыжка. В итоге он полетел вверх, а я вниз. И приземлился на несколько десятков метров ниже него.

- Ты урод! Это подло! – заорал я.

- Я же говорил, что ты просто выпендрежник. Смирись, я лучше тебя.

Меня охватила бешеная злоба. Я просто не мог проиграть этому гаденышу. Время замедлило свой ход, когда я почувствовал уже знакомое чувство.

В несколько рывков я сократил дистанцию. Я даже не использовал ноги, выталкиваясь вверх на руках.

Диггори был уже практически наверху, когда я едва ли не взлетел на площадку, где стоял Томас. Ярость, которую Диггори испытывал в это мгновение, казалось, можно было почувствовать физически.

- Ты сжульничал! – закричал я.

- Да с тобой сама природа сжульничала, когда ты только проектировался! – в том же духе ответил мне Диггори.

Я сжал кулаки и приготовился броситься на него. Диксон, видимо, так же жаждал драки.

- Прекратить! – постарался приструнить нас Томас.

Мы оба посмотрели на инструктора. Его шлем был активирован, а рука сжала пистолет. Это быстро отрезвило нас.

- Но он же сжульничал. – продолжал я гнуть свою линию.

- Просто тебе вместо мозгов дури отвесили. – буркнул Диггори.

Я с ненавистью посмотрел на него. Вот чертов аристократишка. Дай мне только добраться до тебя на занятиях по рукопашному бою, урою.

- Вообще-то он прав, Влад. – неожиданно произнес Томас.

- То есть, как прав? – удивился я.

- Все просто. Ты сильней любого в этой группе. И Диггори принял единственно верное в данной ситуации решение – переиграть тебя тактически. Что он и проделал с блеском. Единственное, чего он не учел, это то, насколько ты силен. Но это вообще сложно просчитать. Исходя из твоего уровня на момент начала дистанции, Диггори справился идеально.

Я был немного ошарашен, но голос разума потихоньку стал пробиваться сквозь мое негодование. И он говорил, что в словах Томаса есть резон. А может, и нет.

- Ладно, вам видней. Я лично останусь при своем. – все равно продолжал упорствовать я.

- Просто ты узколобый тугодум. – презрительно фыркнул Диксон. Интересно, он вообще умел говорить другим тоном?

- А не пойти бы тебе куда подальше? – поинтересовался я.

- Хватит уже. Влад, признай, маневр Диггори был для тебя неожиданностью. – снова вклинился инструктор.

- Хорошо… - немного промолчав, ответил я.

- Вот. Теперь ты, Диггори. Согласись, что Влад стремился победить и выложился ради этого по полной. Он сумел вырвать у тебя твою победу, не смотря на твой маневр.

- Слушайте, вот только не надо держать меня за идиота. Я не собираюсь смотреть ,как меня мирят с этим дуболомом, как детей в младших классах. – огрызнулся Диггори.

Вокруг уже собралась вся остальная группа и теперь все с интересом слушали нашу перебранку.

- Ладно, предлагаю замять этот вопрос. Я претензий к Диксону больше не имею. – высказался я, стремясь поскорей прекратить это шоу.

Томас еще несколько раз прогнал нас по этой трассе, чтобы мы лучше научились управляться с броней. Я выигрывал каждый раз. Диггори не сдавался и каждый раз невероятным образом отставал от меня всего на пару шагов.

Вечером я с удовольствием понежился в ванной и собрался расслабиться, почитав, что ни будь.

- Привет! – услышал я, выходя из ванной.

Блин, я прибью эту девку.

- Я так понимаю, тебе нравится встречать меня в одних трусах. – с серьезной миной сказала Нина.

- Какого черта ты тут забыла?! – справедливо возмутился я.

- Ну явно не смотреть ,как ты дефилируешь в нижнем белье. Так что, будь добр, оденься.

- Я отдыхаю у себя в комнате! – закипая, прорычал я.

- Рано расслабился, тебя ждет Старик. Ему не терпится поговорить с тобой о сегодняшних занятиях.

Проклятье, только этого не хватало. Я быстро собрался и спустя десять минут уже сидел в кабинете у Льва Яковлевича.

- Как и обещал, я просмотрел записи занятий твоей группы. И мне в глаза сразу бросился один твой недостаток, который, тем не менее, является одновременно и твоим достоинством. – начал генерал-коммандор.

Я молча смотрел на него и недоумевал. Что этому высокопоставленному военному нужно от меня? Насколько я понимаю, столь пристального внимания удостаивается не каждый курсант.

- Ты всеми силами стремишься победить и, в процессе, очень увлекаешься. На чем тебя и подловил твой одногруппник Диксон. Тебе необходимо научиться мыслить на несколько шагов вперед. И не только в чем то одном. Ты хорошо шел по маршруту, просчитывая схему своего движения. Но тебе и в голову не пришло, что сможет выкинуть Диксон. Ты должен научиться мыслить как он, находя нестандартные решения. И ждать их не только от себя, но и от других.

- Да, спасибо большое, конечно. Но зачем вы все это мне говорите? – поинтересовался я с искренним недоумением.

- Твое дело сейчас – слушать, что тебе говорят, и мотать на ус, а не задавать вопросы не по теме. Все понятно?

Я молча кивнул.

- Отлично. Научись мыслить нестандартно, просчитывать шаги противника на несколько ходов вперед. Считай это твоим домашним заданием. Нина, проводи его обратно. – закончил Лев Яковлевич.

Если честно, я оторопел. Он вызвал меня к себе ради того, чтобы сказать пару слов?

- И это все?! – возмутился я.

- Да, а что. – коротко ответил генерал-коммандор.

- Зачем звать меня ради этого коротенького монолога?

- Молодой человек, не забывайте, что вопросы здесь задаются только по теме. Если вы хотите что-то узнать о предмете сегодняшнего нашего разговора, то я с удовольствием отвечу. Если нет, то вы свободны.

Блин, вот самодур седой! Ладно, поиграем по твоим правилам.

- Хорошо. Скажите мне, как можно было поступить в данной ситуации, чтобы не допустить подобного маневра Диггори?

Генерал-коммандор улыбнулся и вывел на голопроектор запись этого момента.

Мы находились на стрельбище. Верней, я бы даже сказал, что это скорее был целый комплекс по стрелковой подготовке.

- Итак, сегодняшний урок, как вы могли догадаться, посвящен оружию и тому, как с ним обращаться. Начнем, пожалуй, с основной рабочей лошадки.

С этими словами Томас снял с оружейной стойки короткоствольную импульсную винтовку.

- Импульсная винтовка*, модель 7, разработана для проектов «Эспер» и «Немезис». Рабочее название «Ивэ». От стандартной общевойсковой импульсной винтовки отличается более компактным размером, при увеличенной пробивной мощи. Использует специальный боеприпас, и оснащена увеличенным генератором разгонного импульса.

Винтовка отличалась от тех, что я привык видеть с детства. Короткая, тупоносая и немного угловатая, с компоновкой буллпап. Внушительных размеров коробчатый магазин крепился над стволом.

- Сейчас каждый из вас подойдет к обозначенному огневому рубежу и возьмет оружие. По моей команде вы его снарядите и будете ожидать дальнейших инструкций.

Мы послушно подошли к огневым точкам, отделенным друг от друга перегородками. В специальных разъемах нас уже ждало оружие и магазины к нему. Взяв винтовку поудобней и зарядив, я застыл, ожидая дальнейшей команды.

- Оружие распознано. Оружейные система синхронизирована с интерфейсом. – произнес голос в моей голове.

Что за нафиг?

- Сейчас ваши сопроцессоры синхронизировались с вашим оружием и вы готовы к бою. – как будто прочитав мои мысли, пояснил наш инструктор. – Теперь ваша задача – поразить как можно больше мишеней на отведенном вам направлении. Приступаем.

Огневые дорожки активировались, и голопроекторы спроецировали цели. Я вскинул винтовку. Оружие лежало в руках немного непривычно, но это с лихвой компенсировалось остальным.

На визоре тут же пометились цели, их характеристики, уровень опасности и наиболее уязвимые для огня участки. Я навел ствол на одну из голографических мишеней и увидел, как следом за стволом сдвинулся и проецируемый прицел. Удобно. Все, что нужно, за меня уже сделал компьютер. Наводи да стреляй.

Я нажал на курок и увидел, как распалась на части и растворилась в воздухе мишень, а счетчик боеприпасов уменьшил цифру на пару десятков патронов. Феерическая скорострельность для винтовки.

Таким образом, всего за несколько секунд я перестрелял все мишени. Система была безупречна. Траектории вероятного движения, скорость, его сектора огня и еще множество мелочей. Все это сопроцессоры просчитывали и либо выводили на визор, либо проецировали информацию напрямую в мозг.

Я посмотрел на специальный экран, где отображались результаты стрельбы. Система показывала, что я, хоть и отстрелялся на отлично, но все же был только вторым. Первый результат, переплюнув меня по времени в два раза, продемонстрировал Диггори.

- Отлично! Смените магазин и захватите с собой запасной. Перейдем к следующему заданию. – скомандовал Томас.

Я послушно перезарядил винтовку и убрал запасной магазин в податчик, находящийся за спиной, в системе жизнеобеспечения.

Когда все были готовы, наш инструктор перевел нас в следующее помещение.

- Что же, в стендовой стрельбе все показали очень высокий результат. Оно и немудрено. Но мне нужно, чтобы вы стреляли еще лучше, и в движении. Следующее упражнение представляет собой уже нечто более интересное. Ваша задача – добраться до конца помещения, при этом поразить все цели и не схлопотать пулю самим. Разойтись по направлениям.

Да, это было действительно интересно. Мы все разошлись по своим стартовым точкам. На каждого бойца по отдельному огневому лабиринту.

- Запомните, те, кого подстрелят, автоматически проваливают упражнение. – напомнил Томас. – Начали!

Я высунулся из-за угла, за которым стартовал, и тут же спрятался обратно. В стену врезалось множество мелких шариков, разбрызгивая какую-то разноцветную субстанцию.

Сопроцессор тут же спроецировал картину местности с указанием цели. Верней, целей. Двое, тридцать метров. Один в окне, второй прячется за грудой обломков.

Я резко высунул оружие из-за угла и дал короткую очередь. Тот, что в окне, тут же упал. Вторая мишень в ответ принялась стрелять туда, откуда мгновение назад торчало мое оружие. Подпрыгнув, я вылетел из-за угла, пролетев над линией огня, и точной очередью срезал стрелка.

- Ха, в этом упражнении Диггори мне не соперник. – с ноткой самодовольства произнес я.

- В данный момент курсант Диксон лидирует в упражнении, опережая вас по дистанции на пятьдесят метров. – тут же спустил меня с небес на землю мой сопроцессор.

- Вот черт, когда он успел?! – с удивлением воскликнул я, срываясь с места.

Дальше началась сплошная свистопляска. Я рвался вперед, стреляя на ходу, не заботясь о том, чтобы предварительно анализировать ситуацию. Меня так раздражал тот факт, что Диггори впереди, и я даже не думал о какой либо безопасности. Если бы не моя броня, то все кончилось бы очень быстро.

Но с таким оружием и экипировкой, я был как бог войны. Я видел и чувствовал все, что происходит вокруг.

Вот один из учебных ботов неожиданно поднялся из своего укрытия за моей спиной и открыл огонь. Я как будто кожей почувствовал его движение и, рванув в сторону с линии огня, на ходу развернулся, выстрелив навскидку. Моя очередь разорвала мишень.

- Ну, теперь то я точно сделаю этого аристократишку! – радостно воскликнул я, увидев в паре сотен метров от себя точку финиша.

И тут же почувствовал, как что-то прилетело с боку и, ударив меня в плече, растеклось противной кляксой по броне.

- Влад, ты выбыл. – констатировал голос Томаса по связи.

Я посмотрел в сторону, откуда прилетел выстрел, и увидел там снайпера. Он был слишком далеко, чтобы я почувствовал его движение. Ну, конечно же, Старков, ты идиот. Если твоя броня позволяет тебе знать обо всем, что происходит в пределах сотни метров от тебя, это еще не значит, что все враги будут находиться в пределах этого расстояния.

Из всей группы только два человека прошли это упражнение. Фамар, молчаливый и очень аккуратный и, конечно же, Диггори. Он финишировал первым и, по словам Томаса, поставил новый рекорд в прохождении этого упражнения на базе.

- Просто нужно иметь голову на плечах. Мускулы, все же, не панацея от всех бед. – с деланной скромностью ответил ему Диггори.

Я был готов придушить этого отпрыска знатного рода собственными руками. Его улыбочка, сопровождавшая сказанное, все еще стояла у меня в глазах, когда я в расстроенных чувствах вошел в свою комнату.

- А ты сегодня облажался. – встретил меня Нина.

- Ааа… эээ… Какого хрена ты тут делаешь? – вырвалось у меня.

- Тебя жду, очевидно же. – ответила она.

- Но комната была заперта! – закричал я.

- Тоже мне, проблема. – только и ответила девушка.

Я почувствовал, как теряю над собой контроль. Мое настроение и без того было не безоблачным из-за провала на огневом лабиринте, потом Диггори подлил масла в огонь. И теперь Нина, очевидно, решила меня добить, подписав, тем самым, себе приговор.

- Слушай, я сегодня не в настроении и хочу отдохнуть. – выдохнув, сказал я, пытаясь избежать разборок.

- Пошли, тебя ждет Старик. Мне кажется, что сегодня он тебе много что скажет. Ты ведь облажался.

Эти слова сопровождались довольной улыбкой.

- А ты рисковая. – заметил я.

- Я знаю. – почему то, эти мои слова ей очень понравились.

Глава 8

Я сидел за столом и пересматривал запись своего боя. Помимо меня, в кабинете присутствовали Нина и Лев Яковлевич.

- Господи, что за бездарность! – возмущался генерал-коммандор.

- Да нет, как раз таланта то у него, хоть отбавляй. – возразила Нина.

- Но как он его растрачивает?! Его потенциал огромен, а применять его он не умеет. – продолжал возмущаться Лев Яковлевич.

Мое терпение потихоньку начало лопаться. С момента моего прихода прошло всего пару минут, а я уже выслушал о себе больше, чем позволял высказывать в свой адрес кому бы то ни было, кроме своих родителей.

- Слушайте, ничего, что я здесь? – не выдержав, возмутился я.

- Ты хочешь что-то сказать в свое оправдание? – поинтересовался Старик.

- Я… я показал неплохой результат.

Прозвучало, если честно, не ахти как. Будто не взрослый человек оправдывается, а школьник какой-то.

- «Неплохой результат». Ты не дошел до финиша! Вот, смотри, как нужно было действовать.

С этими словами генерал-коммандор вывел на экран запись прохождения лабиринта Диггори. Это было хуже пощёчины.

- Это должно послужить тебе образцом отработки наступательного боя.

Я почувствовал, как мои глаза наливаются кровью. Так меня унизить. Ненавижу Диксона!

- Не стоит на него злиться. – неожиданно успокоившись, произнес Лев Яковлевич.

- Слушайте, что вам вообще от меня нужно? – я почувствовал, что невероятно устал. Нет, я все еще желал Диггори мучительной смерти от своей руки, но как-нибудь в другой раз.

- Я уже говорил, что у меня на тебя планы.

- Это все равно, что ничего не сказать. Мне непонятно, почему все отдыхают, а я сижу тут, на дополнительных занятиях, как школьник-двоечник?

- Ты не такой, как все. Твой талант бойца и воина феноменален. И у меня есть применение этому потенциалу. – уклончиво ответил Старик.

- Хорошо. – кивнув, принял я это объяснение.

Генерал-коммандор отвечал на вопросы так, что их становилось только больше. И вроде ответил, а ничего не сказал. Это как ловить рыбу голыми руками в воде. Нужны навыки, которыми я точно не обладал. Проще было согласиться.

- Вот и хорошо. Теперь перейдем к вопросу твоего проваленного задания. Твое мнение, почему ты провалился и не прошел? – довольно улыбнувшись, задал вопрос Лев Яковлевич.

- Потому что не заметил снайпера. – пожав плечами, ответил я.

Вообще, я знал, в чем была проблема. Будь я спокойней и не гонись за Диггори, то прошел бы огневой лабиринт. Благо, родители у меня – профессиональные военные, которые воспитывали свое чадо в семейных традициях. Но, я не устану это повторять, папин темперамент не доведет меня до добра.

- Тебе нужно научиться… - начал Лев Яковлевич.

- Знаю, знаю, мне не хватает наблюдательности. – задумавшись, продолжил я.

- … самоконтролю. – неожиданно закончил Лев Яковлевич.

Я даже немного растерялся, насколько точно он сумел определить корень моей проблемы.

- И терпению. – добавил генерал-коммандор. – Если будешь дослушивать людей до конца, то реже будешь казаться дураком.

- Ага. И реже будешь попадать в неудобное положение. – вставила Нина, явно намекая на пару инцидентов.

Вот что мне было точно непонятно, так это почему она здесь присутствует. Оставаясь себе верным, я не преминул об этом спросить.

- Кстати, а что ей здесь нужно?

- То же, что и тебе – учиться. – спокойно ответил генерал-коммандор. И вот снова вроде бы ответил на вопрос, а ничего не сказал.

- Чему? Она же ничего не делает, только вставляет свои комментарии и ехидничает. – возмутился я.

- Она слушает и запоминает.

Это прозвучало так, как будто он констатировал нечто очевидное и само собой подразумевающееся. Я почувствовал, что снова начинаю раздражаться от его манеры давать абсолютно неинформативные ответы.

- И вот снова, ты злишься. Хотя корень проблемы в тебе. Запасись терпением, научись лучше анализировать происходящее вокруг тебя, видеть перспективу. Это то, чем мы будем заниматься в ближайшее время.

- Внимание, 9-я группа. На данной тренировке вашей задачей будет являться «уничтожение» как можно большего числа противников. Все в детстве любили играть в стрелялки? Так вот, это ваш шанс проявить себя на данном поприще. Все предельно реально. Выбираем себе вооружение из доступного арсенала. Можно два, можно три. Вы ограничены только своим здравым смыслом. Лейтенант Джеферсон, инструктор 11-й учебной группы, сказал, что его ребята порвут нас. Докажите обратное, иначе ближайший выходной вы проклянете! – наставлял нас Томас.

Ух ты, даже в самых смелых мечтах я не мог себе представить подобного! Мы стояли в комнате, за выходной дверью которой находился полигон типа «Городской бой». Пять квадратных километров, на которых сойдутся в бою пять учебных групп. По всей комнате стояли оружейные пирамиды, на которых лежали как имеющиеся в войсках вооружение, так и экспериментальные образцы.

Уроки генерал-коммандора пошли мне на пользу и прежде, чем пуская слюни бежать и хватать пушку побольше, я прикинул, что мне предстоит. Городской бой, как нам говорили на теории, представляет собой схватку на средних и коротких дистанциях. Но еще я вспомнил наставления своего отца. В городском бою главное – скорость, скорострельность и боезапас. Поэтому идеально подходит оружие следующих типов: Короткоствольные штурмовые винтовки, пистолеты-пулеметы, дробовики, огнеметы и гранаты. Что же, нужно определяться.

Я остановил свой выбор на «Ивэ», паре автоматических пистолетов «Аспид»* и наборе гранат широкого спектра. Очень удобная штука, кстати. Гранаты подаются прямо в ладонь по вашему запросу. К податчику* подключены три обоймы с шоковыми, фугасными и бронебойными гранатами.

- Итак, основная задача вам понятна. Убить как можно больше и не быть убитым. Вы будете разделены на три группы, по пять человек в каждой соответственно. Первую группу поведет Старков. Вторую Диксон. Третью Фамар. Люди будут распределены по группам мною лично во избежание непониманий. Ваши позывные: Старков – «Всполох», Диксон – «Лорд», Фамар – «Скорпион».

Фамар. Вот уж не думал, что этого нелюдимого здоровяка назначать командовать группой. Фамар был родом с мира-мегаполиса. При том из трущоб. Молчаливый, здоровый как бык, килограмм под сто двадцать и невероятно спокойный. Говорят, что к нам попал, случайно проявив способности вэпа во время задержания. Что же, посмотрим, что из этого выйдет. Кстати, он был один из двоих, кто прошел огневой лабиринт с первого раза, чем немало всех удивил.

Мне достались неплохие ребята. И с подбором вооружения повезло. Никаких бравых снайперов и любителей таскаться с гранатометами. Никто не переобвесился пушками.

- Теперь, когда с распределением ясно, объясняю второстепенные задачи ваших групп. Группа Диксона, ваша задача удержать здание , которое будет обозначено, как опорная точка 9-й группы. К концу боя вы должны контролировать больше половины здания.

Что же, им эта роль вполне подходит. В группе Диггори было самое большое количество тяжелого оружия. Сам он был вооружен снайперской винтовкой.

- Старков, твоя группа будет на оперативном подхвате. Я буду периодически обозначать задания вашей группе, вы должны будете выполнять их с максимальной скоростью и с минимальными потерями.

Ого, ну и роль мне выпала. Придется много бегать и часто подставляться. Ладно, разберемся.

- Фамар, твоя задача – захват опорной точки 11-й группы. У вас всех есть три минуты на краткий инструктаж, после чего тренировка начинается, так что советую поторопиться.

Три минуты. Ужас как мало времени, учитывая выпавшую мне роль. Времени на промежуточные брифинги просто не будет. Я постарался описать ребятам то, что я от них хочу предельно коротко и сжато. Собственно, мне от них требовалось только следовать за мной, не изображать героев и максимально точно выполнять мои инструкции. Желающих повыпендриваться, и показать свое видение ситуации не было. Я облегченно вздохнул.

- Всем активировать шлемы и перейти на нашу боевую волну! – скомандовал наш инструктор.

Шлем с тихим шелестом встал на место, отрезав меня от внешнего мира.

- Добро пожаловать, боевой интерфейс активирован. – спокойно сказал бот красивым женским голосом. Да, каюсь, это я его так настроил. Все же, пускай мои сопроцессоры и виртуальны, но в стрессовой ситуации куда приятней слышать женский голос, а не хрипящий прокуренный мужской бас.

- «Всполох», выводи свою группу. Боевая задача следующая. Обеспечить сопровождение групп «Лорда» и «Скорпиона». Группу «Скорпион» следует сбросить в обозначенной им точке. Группу «Лорда» сопроводить до опорного здания. Я проложил маршрут. Вперед!

- Выдвигаемся! – крикнул я в канал своей группы.

С помощью сопроцессоров я обозначал позиции своих бойцов одной только мыслью. Очень удобно и экономит львиное количество времени.

Нам предстояло преодолеть приблизительно квартал от точки выхода. Согласно моему плану, моя группа шла первой, образуя как бы клин. Таким образом, два крайних бойца прикрывали ядро нашей колонны, где двигались люди Диггори, которые со своим тяжелым вооружением просто не способны были быстро отреагировать на огневой контакт. В тылу колонны шла группа Фамара. Наша броня была снабжена огромным количеством искусственных мышц, благодаря которым мы могли быстро двигаться. Но я все равно вел колонну очень аккуратно. Как говаривала моя мама, в таких ситуациях терпение, внимательность и аккуратность важнее скорости. Наверное, именно поэтому засада, которую нам устроили, не стала неожиданностью.

- Внимание, противник! – раздался предупредительный оклик от головного бойца.

Здание в конце улицы, третий этаж. Снайпер. Второй и первый этаж – пулеметы и ракетомёты.

- Рассредоточится! – скомандовал я, сразу распределяя позиции для своих людей. Необходимо было атаковать через здания, стоящие вдоль улицы. Конечно, и там могла быть засада, но это лучше, чем под огнем расчетов врага.

Мои ребята молниями метнулись в здания по обе стороны. Я и один боец пошли по правой стороне улицы, а три моих человека по левой.

- «Лорд», втяни их в перестрелку! – попросил я Диггори.

- Мог бы и не умничать. – огрызнулся тот. Но я не обратил на это внимание. Главное, что сделает так, как нужно.

Не особо церемонясь, я забрался на чердак, просто проламывая потолки. Вторая часть моей группы поступила так же. Все же удобно, когда ты просто знаешь, что делает твой напарник, где он и даже что он видит в данный момент.

Внутри меня как будто поселился дьявол. Все мое тело жаждало битвы. Это сопроцессор впрыснул в кровь боевые допинги для ускорения скорости реакции и достижения состояния, когда активируются способности эспера.

Мы прошли где-то половину пути, когда, проломив крышу, нас атаковал противник. Благодаря сенсорам моей брони, я почувствовал их еще на подлете и успел сообразить, как действовать. Бросившись за угол, я одновременно с этим достал из раздатчика разрывную гранату и метнул ее в место предполагаемого приземления врага.

Раздавшийся взрыв больно ударил по моим внешним «нервам». Это была всего лишь имитация, но ощущения были очень убедительные. Трое из пяти атакующих тут же были выключены из боя, повалившись на пол безвольными манекенами. Еще двоим хватило скорости и реакции, чтобы избежать попадания под взрыв и укрыться, тут же принявшись стрелять по нам.

Я скорчился за кучей обломков, бывших когда-то внутренней стеной. Атакующие, видимо, решили взять нас по простому, прижав огнем.

Трое моих ребят, атаковавших по другой стороне улицы, не встретили сопротивления и уже подобрались вплотную к позиции вражеских снайперов и пулеметчиков, ожидая, когда я с напарником выйду на исходную. Тем временем Диггори снял уже двоих, при этом с нашей стороны потерь пока не было. Его группа сумела удачно рассредоточиться и теперь поливала позиции противника огнем.

- Ты всегда был таким прытким, а сейчас тормозишь. Давай, самое время проявить свой характер, у нас не так много времени, чтобы добраться до своего опорного пункта.

Ненавижу этого типа, но он прав. Надо бы поторопиться. Нас очень грамотно перехватили. Мы не могли обойти их. Не было гарантий, что не наткнемся еще на кого либо. Нужен был решительный штурм.

Двое оставшихся атакующих быстро приближались, стараясь плотным огнем заставить нас не высовываться. Я взял шоковую гранату и выкатил ее из укрытия с таким расчетом, чтобы эти двое не восприняли ее, как угрозу.

- Граната! – предупредил я своего напарника. Моя броня автоматически приглушила сенсоры, чтобы избежать оглушения.

Хлопка я не почувствовал, но знал, что граната сработала. Активировались внешние сенсоры, я вскочил из-за укрытия и бросился вперед. Энергетический силуэт моей брони засверкал и, за доли секунд преодолев расстояние между нами, левой рукой схватил приходящего в себя нападавшего, а правой рукой локтем ударил его в область солнечного сплетения. Удар, усиленный выплеском энергии, заставил противника бесчувственным кулем отлететь на очень приличное расстояние и остаться лежать без движения. Второй враг начал приходить в себя, но мой напарник несколькими выстрелами обездвижил его.

- У нас тут двое пленных. – сообщил я.

- Зачем они нам? – поинтересовался Диггори.

Действительно, зачем? У нас сугубо боевая миссия, и нет смысла таскать за собой балласт из захваченных в плен.

- Проблема с пленными решена. – ответил я, делая два выстрела.

Теперь нужно подумать о штурме. Засевшие в здании наверняка знали, что их контратакующая группа уничтожена и будет ожидать атаки с нашей стороны. Отлично.

- Начинайте атаку. – сказал я своим ребятам по внутрегрупной связи.

План был прост. Трое моих бойцов атакуют здание слева. Я с напарником атакую спустя несколько секунд. Таким образом, мы застанем их за перебросом сил на другой фланг. При поддержке Диггори с его пулеметчиками, мы быстро их перебьем.

Так оно и вышло. Мы застали их врасплох, когда они в панике пытались перегруппироваться и отбить атаку с левого фланга. В живых у них оставалось еще восемь бойцов. Видимо, это был их опорный пункт. Спустя несколько секунд все было кончено. Моя группа потеряла одного чрезмерно прыткого товарища, но перебила всех обороняющихся. Их главной ошибкой было то, что они очень компактно расположились и были очень уязвимы для плотного автоматического огня и гранат.

- Путь свободен, продолжаем движение! – радостно объявил я.

- Поздравляю вас, вы только что уничтожили 3-ю учебную группу и их опорный пункт. К вашим неприятностям добавляется еще охота на вас 7-й учебной группы, которая переориентирована на вас после того, как вы уничтожили их приоритетную цель. Но сработано все отлично, поздравляю «Всполох». – довольным голосом сообщил мне Томас.

Вот те раз. Умеет наш инструктор нас обрадовать.

Дальнейший путь до цели мы преодолели без приключений. Фамар со своими ребятами отсоединился от нашей колонны сразу после уничтожения 3-й группы. Точка его проникновения была как раз за их опорным пунктом. Он взял наперевес огнемет и нырнул с ним в канализацию.

Мы двигались все так же осторожно. И это нас спасло. Как я уже говорил, к опорному пункту мы подошли без неприятностей, но там нас ждал сюрприз.

Кирилл, боец моей группы, двигающийся в голове колонны, в этот раз не заметил засады и неожиданно рухнул, как подкошенный.

- Снайпер! – закричал Диггори. А то мы не догадались.

Все дружно рассредоточились таким образом, чтобы максимально скрыться с обзора со всех сторон. Огневую точку сходу заметить не удалось, и это осложняло задачу.

- «Всполох», «Ястреб» всего лишь ранен. – доложил другой боец моей группы.

Я слишком задумался о снайпере, поэтому не обратил внимания, что он оставил моего бойца в живых. Мне вспомнилось, как мама описывала подобный метод работы снайперов. Грамотный, собака.

Мысленно отдав своим команду не высовываться, я связался с Диггори.

- Мне потребуется твоя помощь. Я постараюсь вытащить своего бойца, а ты, если сможешь, сними вражеского стрелка.

- Хорошо, только постарайся не совершать необдуманных поступков, как ты это обычно любишь делать! – в голосе Диггори явственно слышались нотки презрения. Господи, как я его ненавижу.

Я понимал, что как только окажусь на открытой местности, то тут же стану объектом внимания снайпера. А как только схвачу Кирилла, то тут же прилягу рядом. Думай голова, шапку куплю! Как говорила мама, снайпер не будет стрелять, не будучи уверенным в том, что выстрел не пропадет даром. Хорошая позиция дороже любого ненадежного выстрела. А этот снайпер грамотный. Значит можно использовать его навыки против него самого.

Я осмотрелся. Мое укрытие состояло из довольно крупных кусков монобетона. Что же, будем пользовать то, что есть. Подобравшись к одному из обломков, я ухватился поудобней, и напрягся. Энергосилуэт отзывчиво засверкал и массивный обломок монобетона улетел в сторону раненого.

Расчет бы верен. Снайпер догадался о задумке только тогда, когда булыжник уже почти приземлился. И постарался добить хотя бы своего подранка. Это была его ошибка. Он сделал неподготовленный выстрел и промахнулся. Диггори же отработал предельно четко, успев засечь местонахождение стрелка, прицелиться и выстрелить. Вынужден признать, пусть он и засранец, но стреляет отлично.

- Отличный выстрел, Лорд.

- Пфф, кто бы сомневался. – его самоуверенности не было предела.

Но я особо не обратил на это внимания. Основной проблемой сейчас был раненный. Он сильно потерял в подвижности и для меня был практически бесполезен.

- Лорд, слушай, мой раненный будет не поспевать за остальными бойцами, но все еще может стрелять. Может, найдешь ему применение?

- Хорошо. Давай уже займем наш объект. Даже дураку понятно, что скоро здесь будет жарко, и я бы хотел подготовиться.

Он был прав. Скорее всего, снайпер оповестил свою команду о том, что обнаружил цели. Правота Диггори меня раздражала, но ничего с этим поделать я не мог. Ладно, сейчас не время для личных разборок.

Я с двумя оставшимися в моей группе бойцами быстро приблизился к зданию, которое должно было стать нашим опорным пунктом. Судя по показателям датчиков, внутри было пусто. Ну, по крайней мере, там никто не шевелился. Дав своим людям знак прикрыть меня, я влетел внутрь и тут же убрался с линии возможного огня. Тишина.

Что же, возможно здание действительно пустое. Но не стоило терять бдительность. Мы с ребятами планомерно обследовали все три этажа. Вроде чисто.

- Ну что там? – проворчал по связи Диггори.

- Чисто.

Диггори со своими бойцами и мой раненный гуськом вошли в здание, и он тут же начал распределять своим бойцам сектора ведения огня.

- Отлично, Влад. Ты прекрасно справился со своими обязанностями. Теперь тебе необходимо помочь удержать здание, пока не иссякнут силы атакующих, либо пока Фарад не выполнит свое задание. Кстати, поскольку Диксон руководит огневой группой, то он теперь старший.

Господи, меня передергивало от одной мысли подчиняться командам Диксона. Но, тут уж ничего не попишешь.

- Всполох, займите обозначенные сектора огня. – не заставил себя ждать Диггори.

Перед глазами всплыл трехмерный план здания с обозначением сектора, который мне надлежало перекрыть. Это была северная часть трехэтажной башни, в которой располагался наш опорный пункт. Ладно, приказ есть приказ, и я, дав знак своим бойцам следовать за мной, отправился занимать позиции.

- Группа, занимаем позиции согласно моим маркировкам. – сказал я по внутрегрупной связи, одновременно с этим мысленно расставляя на карте метки.

Мы побежали мимо людей Диггори, которые уже оборудовали себе огневые точки и поудобней устраивались со своими почти трехметровыми пулеметами. Смотрелись они, конечно, впечатляюще. Импульсный пулемет огневого подавления «Каскад» ОП-33*, три независимых ствола, каждый со своим спусковым механизмом и казенной частью. Питание ленточное, основной боекомплект размещался за спиной. Стволы длинной два метра семьдесят сантиметров разгоняли пули до нескольких километров в секунду, обеспечивая темп стрельбы в двенадцать тысяч выстрелов в минуту. Мощь.

Но при всем при этом оружие было крайне неудобно транспортировать и требовалось затратить уйму времени на подготовку к бою. Вот поэтому-то я и выбрал куда более компактную штурмовую винтовку.

- Внимание, движение на пять часов! – оповестил всех Диггори. - Вижу, по меньшей мере, пять целей. Начинаю устранение.

Черт. Я запросил подключить меня к визорам Диггори. Надо было дождаться, пока они подойдут поближе. Мы могли бы контратаковать. Но Диксон, видимо, предпочитал держать противника на расстоянии.

Слева сверху на визоре появилось изображение, которое сейчас видел Диксон. Он как раз снял одного из нападавших и сейчас выцеливал следующую мечущуюся фигуру.

- «Лорд», спрячься! – крикнул я.

Я знал, что сейчас будет. Все же, у меня один из родителей является снайпером с многолетним стажем. Они сознательно шли в атаку, зная, что у них есть, чем подавить вражеские огневые точки. Где-то укрылся их стрелок и сейчас, скорее всего, уже держал Диггори в перекрестье прицела.

Изображение из глаз Диксона дернулось, когда он инстинктивно укрылся. В тот же миг там, где только что торчала его голова, прошла пуля.

- Вот черт. – выдохнул он.

- Ты же у нас такой предусмотрительный, ну так прояви характер. – не сдержавшись, съязвил я.

- Внимание, отмечено множественное движение. – сообщил приятный женский голос.

Действительно, мои сенсоры увидели приближение еще как минимум двух пятерок с моей стороны. Что за чертовщина? Что они все тут забыли?

- Поздравляю вас, ребята. Ваше выступление вызвало такой успех, что мы решили усложнить вам задачу. Теперь все против вас. – радостно сообщил Томас.

- Вам не кажется, что это уже слишком? У них количественный перевес. Я ценю ваше доверие, но, вы забыли выдать нам танк. – ехидно ответил Диггори.

Томас даже не счел нужным отвечать. А мне уже стало тоскливо. Сейчас нас тут раздавят количеством, и мне снова придется выслушивать от Льва Яковлевича, какая я бесполезная растрата таланта. И никакие оправдания тут не помогут. Победа или ничего.

В испытании участвовало пять учебных групп по пятнадцать человек в каждой. Нам противостоят четыре. Одна почти полностью уничтожена. В другой есть подранок. Плюс Фамар, видимо, успешно справился со своей задачей. То есть, если не считать потери от ранних столкновений, это тридцать восемь человек. Бред.

- Перестреляем их на подходе! Огонь! – скомандовал Диггори.

Наш дом буквально взорвался шквалом огня. Пулеметы бойцов диксоновской группы обеспечивали колоссальную огневую мощь. Если бы это были боевые патроны, то наступавших не спасло бы никакое укрытие.

Тех, кто не успел спрятаться от огня, покрыло плотным слоем маркеров от попадания. На мостовых полигона осталось шесть нападавших. Остальные попрятались. Пользуясь тем, что противник больше беспокоился о том, чтобы не попасть под шквал выстрелов из «Каскадов», Диггори выследил стрелявшего по нему снайпера и точным выстрелом вывел его из игры.

- Внимание, кажется, они пошли по зданиям, используя тот же трюк, что и мы ранее! – оповестил нас один из бойцов.

- Выдать вектор атаки. – скомандовал я своей броне.

Сопроцессоры тут же услужливо предоставили в мой мозг информацию.

Отдав своим бойцам приказ сместится таким образом, чтобы перекрыть мой огневой сектор, я решился на очень наглый маневр. Как там говорил Лев Яковлевич, необходимо уметь принимать нестандартные решения? Попробуем.

Помня о том, как я встретил прыгунов из 3-й учебной группы, я решил подготовиться основательней. В окно, на встречу атакующим, сначала полетела шоковая граната, а следом за ней я.

Преодолев одним длинным прыжком расстояние между домами, я встретился с наступавшими, которые оказались совсем не готовыми к такому повороту событий. Они еще не отошли от взрыва гранаты, и я не преминул воспользоваться этим. Необходимо было завязать их в рукопашной схватке, потому как в перестрелке у меня не было никаких шансов.

В кровь впрыснулись бешеные дозы адреналина. Энергосилуэт вспыхнул ярким белым светом, а реакция невероятно обострилась. Враги как будто замедлили свои движения. Вместо штурмовой винтовки мне в руки легли пистолеты. Подстрелив на ходу двоих, я влетел в толпу ошарашенных такой наглостью эсперов, и тут же ударом ноги отправил в полет ближайшего ко мне противника. Руки взлетели вверх, и я крутанулся на месте, нажав спусковые крючки пистолетов. Раздумывать и пытаться понять, попал я в кого либо, или нет, не было времени. Нырнув под удар в голову наотмашь, я наградил прыткого нападавшего ударом локтя по почкам. Хлопнула вспышка выброса энергии и парень, пробив хрупкую крышу, улетел, куда-то на улицу. Весело. Я вскинул один пистолет и дал короткую очередь в следующего. Но он успел почувствовать мое движение и уйти в сторону от линии огня. Чертыхнувшись, я среагировал на сигнал брони и, заблокировав правой рубящий удар сверху, уткнул пистолет в торс его автору, нажимая на спуск.

Снова среагировали датчики контроля пространства, подсказывая, что в мою спину направляется ствол винтовки. Выход подсказало подсознание, бросая тело в обратном сальто над линией выстрела. Пули, предназначенные мне, получил только что подстреленный мной бедняга. Я же, уже на излете, врезался в стрелявшего, повалив его на землю и выбивая оружие из рук.

«Нужно двигаться!», как будто закричало мое подсознание, отвечая на сигналы датчиков брони. И снова предназначенные мне выстрелы достались совсем не мне.

Нужно двигаться быстрее, еще быстрее. Я изо всех сил оттолкнулся руками и, прокатившись по полу, оказался в ногах одного их оторопевших стрелков. Подсечка и пинок. Удары, усиленные выплесками энергии, сначала подбросили тело в воздух, а потом отправили его в полет, как футбольный мяч. Еще один уход с линии огня, вскинуть пистолеты и нажать на курки. Последние оставшиеся на ногах враги попадали, как подкошенные.

Можно было выдохнуть и оценить обстановку. Судя по данным, враг потерял уже двенадцать человек. Наши потери ограничивались двумя стрелками из группы Диггори. Что же, неплохое соотношение. Но дальше будет хуже. Нападавшие сумели ворваться в здание и сейчас Диксон пытался организовать оборону.

- «Всполох», если ты закончил развлекаться, то будь так добр, вернись в опорный пункт и помоги нам. – язвительно прошипел Диггори.

- Уже бегу.

- Помогите группе «Лорда» организовать оборону. Не толпиться, героев не изображать. – переключился я на внутрегрупную волну.

- Есть!

Хорошие ребята, исполнительные. А мне сейчас нужно использовать тот факт, что я остался снаружи и ударить нападающим в тыл.

- Подключи меня задним фоном к визорам бойцов моей группы и «Лорда». И переноси получаемую информацию на трехмерную карту здания. – обратился я к своим сопроцессорам, подбирая свою штурмовую винтовку.

- Сделано.

Сопроцессоры всегда отвечали, когда я обращался к ним голосом. Это было очень удобно. Не возникало иллюзии того, что мои указания были проигнорированы.

Закинув винтовку за спину, я перезарядил пистолеты. Было бы неприятно, если бы патроны внезапно кончились.

Судя по поступающей информации, противники вплотную подошли к зданию и уже успели проникнуть внутрь.

Сверившись с картой, я активировал силовые элементы и просто упал из окна вниз. Пролетая на уровне второго этажа, я извернулся в воздухе и силой оттолкнулся от стены. Эффект получился как раз такой, какой мне и нужен был. Сгруппировавшись, я снарядом пробил стену и, не давая столпившимся опомнится, открыл ураганный огонь из пистолетов. Ошалевшие от такой наглости, враги не успели нормально отреагировать на мою атаку, став легкими мишенями. Не давая им опомниться, я метнул шоковую гранату и нанес мощный удар кулаком в пол. Вспышка, и я уже на первом этаже. Здесь меня, как оказывается, тоже не ждали. Похоже, они торопились оказать помощь своим атакованным товарищам.

- Привет, не ждали? – с усмешкой поинтересовался я, открыв огонь.

Они даже не успели попытаться укрыться от стрельбы. Все кончилось за доли секунд. Отлично.

Итак, еще минус четверо на первом этаже и трое на втором. Диггори и остальные окопались на третьем этаже, уложив четверых и потеряв еще одного.

- О черт, что это! – раздался крик одного из моих бойцов.

Судя по всему, кто-то атаковал их сзади. Нападавший, как и я, не особо церемонился и просто проломил пол.

- Старков, ты долго будешь там развлекаться?! – крикнул в канал связи Диггори.

- Сейчас буду. – спокойно ответил я, перезаряжая пистолеты.

Ладно, я тоже так умею. Судя по показаниям брони, оставшиеся боеспособные противники сверху готовились напасть на меня через пробитую мной дыру.

Сопроцессоры снова впрыснули дозу боевых гормонов. Я сделал несколько стремительных шагов и силой оттолкнулся, Снова выплескивая энергию.

Пробив потолок, я оказался как раз посреди толпы нападавших. На излете выброси ногу в боковом ударе, я отправил кого-то в полет сквозь стену. Не будет зевать. Ближайший ко мне противник постарался ударить меня, но как то неуверенно. Я заблокировал его удар, позволив ему скользнуть по моем блоку, и, шагнув ближе, влепил ему полукрюк. Вспышка, и он улетел в своих товарищей.

Адреналин бил ключом. Удар, еще удар. Противники двигались слишком медленно. Кто-то снова попытался меня ударить. Я перехватил его руку и, развернувшись, влепил локтем в солнечное сплетение.

Окружающие отшатнулись, стараясь разорвать дистанцию и достать меня оружейным огнем. Ладно, сами напросились. Выхватив пистолеты, я начал стрелять. Нападавшие закончились раньше, чем патроны.

Отлично, теперь пора разобраться с тем героем, который, судя по поступавшей информации, сейчас дрался с последним из моих ребят и Диггори. Сам Диггори, кстати, держался молодцом. Из нападавших оставался только этот парень, но одного его, судя по всему, было достаточно.

- Ты мог прийти и попозже, мы ведь тут отдыхаем! – съязвил Диксон.

- Пардон, задержался. – с усмешкой ответил я, бросаясь в драку.

И очень поторопился, потому что в этот момент враг перехватил удар моего бойца и швырнул его в меня, как метательный снаряд. Я даже ойкнуть не успел, когда этот импровизированный томагавк снес меня. Больно.

- Ну что ты там развалился, как барышня кисейная. Коктельчик принести? Или ты мне всё-таки поможешь? – не унимался Диггори.

Это дорого ему обошлось, потому что он отвлекся на доли секунд, и кулак оппонента врезался ему сначала в живот, а потом в челюсть. Шикарно.

Я скинул с себя бесчувственное тело товарища и вскочил. Как раз вовремя, чтобы увидеть направленный на меня ствол. Вот блин, какой шустрый, однако, Понимая, что выхватить свое оружие не успею, я просто проломил стену, попутно метнув шоковую гранату с таким расчетом, чтобы она, отскочив от стены, долетела до этого недоделанного супермэна.

Но этот гаденыш оказался хитрей и когда там взорвалась граната, он как раз проломил стенку в мою комнату. Хотя, все же, не достаточно быстро, потому что хлопок гранаты все же слегка оглушил его, и он не смог достаточно быстро навести на меня оружие. Чем я воспользовался, схватив ствол винтовки и просто слома ее одним ударом. А второй влепил в лицо вражине, и очень удивился, когда вместо лица мой кулак попал в блок, а я еле успел заблокировать ответный удар по корпусу.

- А ты шустрый. – подметил я, отскакивая на безопасную дистанцию.

В ответ тот молча бросился на меня. Ладно, посмотрим, кто кого. Заблокировав два прямых по корпусу, я ответил лоукиком и, когда он выдвинул ногу, чтобы смягчить удар, резко припал вниз и нанес мощный удар кулаком с выплеском в то самое колено. Вспышка, и моего противника отбросило назад инерцией удара. Но он все же встал.

- Что за фигня?

- Анализ момента вашего удара показывает встречный выплеск энергии. Очевидно, ваш противник умеет создавать блоки за счет своей энергетики. – вежливо пояснил сопроцессор.

Мде, не очень приятная новость. Но я его все же достал. Над его коленом броня была явственно повреждена, а проходящий рядом энергосилуэт был оплавлен. К тому же, он сильно припал на поврежденную ногу. Но сдаваться не собирался. Ладно, к противнику нужно быть милостивым. Я достал пистолеты и навел на него. Деваться ему было некуда. Убежать от меня он не мог. Поэтому просто поднял руки.

- Поздравляю, 9-я учебная группа вышла победителем! – разнесся над полигоном голос Томаса.

Глава 9

После тренировки нас отправили отдыхать по своим комнатам. Я смертельно устал, поэтому, сняв броню и дотащив тело до ванной, рухнул туда и лежал, наслаждаясь ощущением покоя, которое несла вода.

Нарелаксировав вволю, я привел себя в порядок.

- Вам входящее сообщение. – мелодичным женским голосом оповестил меня бот. Да, я и его перенастроил.

- Проиграй. – скомандовал я.

- Входящее сообщение от лейтенанта Томаса Рида, инструктора 9-й учебной группы: «Влад, поздравляю. Первое же практическое занятие, и такой результат! Красавец! Предлагаю завтра после занятий собраться и отметить это. Ты как?». Сообщение окончено. Отправитель запросил ответ. Будете отвечать?

Почему бы и нет. Развеяться, послушать хвалебные оды. Иногда полезно потешить свое самолюбие. Тем более что, как мне кажется, заслуженно.

- Ответь, что я согласен.

Я лег на диван и принялся проигрывать еще раз в мозгу все произошедшие события. Что же, неплохо для новичка. Правда, самостоятельного разбора полетов не получилось, потому что меня буквально моментально сморил сон.

- Доброе утро! Через 5 минут по расписанию у вас зарядка в течении 15 минут, после чего душ и завтрак. На эти процедуры у вас есть полчаса, после чего у вас теоретические занятие в аудитории 53Э.

Черт после вчерашнего голову от подушки не оторвать.

- Если вы не поднимитесь через пятнадцать секунд, то я вынуждена буду сообщить о нарушении режима.

Чертов робот. Беспристрастен. И ведь накляузничает. Пришлось встать и, доковыляв до ванной, привести себя в чувство.

Потом была зарядка и завтрак в нашей столовой.

- О, а вот и наш герой дня. – как обычно язвительно приветствовал Диггори.

- Я тебя тоже люблю. Отвали и дай спокойно поесть. – огрызнулся я. На большее меня с утра не хватает.

- Но ведь это было действительно круто! – подскочил ко мне паренек, который был в моей группе. Вроде бы его зовут Элвин. Блин, с утра голова просто отказывается думать.

Позавтракав раньше остальных, я аккуратно улизнул из столовой, предоставив остальным делиться впечатлениями, и направился к аудитории в надежде посидеть в тишине минут десять.

Уже подойдя к аудитории, я замер, услышав там голоса. И то, что я услышал, мне показалось крайне интересным. Активировав шлем, я мысленно приказал сопроцессорам усилить звуковое восприятие и включить фильтр звуковых помех.

- Черт подери, это была нечестная игра. Весь бой сделал этот твой чудо-мальчик.

- Ну, знаешь ли, тебя никто не тянул за язык. Ты сам кичился своим гением и утверждал, что он всех заткнет за пояс. – голос этого говорящего принадлежал Томасу.

- Томас, признайся, что этот Старков хорош. – это был уже третий голос.

- Да. Но дела это не меняет.

- Замеры количества выплеснутой им энергии просто поражают! Как только он научится более точно использовать свои способности, то будет способен вскрывать танки, как консервные банки! – голос явно принадлежал кому то из профессуры. Такой весь из себя восторженный, как будто смотрит на крысу, зараженную новым видом болезни.

- Посмотрим, что из него вырастет.

Чья-то рука легла мне на плечо, и я вздрогнул.

- Тебе не говорили, что подслушивать – это не хорошо? – поинтересовалась Нина.

Черт, я так увлекся их разговором, что проморгал показатели датчиков, указывающие на приближение человека.

- Я не подслушивал. Просто задумался. – попытался оправдаться я.

- Когда научишься нормально врать, тогда, может быть, я и начну тебе верить. – ответила Нина.

Я смутился. Действительно, как то все это по-детски выглядело, как будто я нашкодил, а она меня отчитывает.

- Томас тобой хвалится не переставая. – заметила Нина. Она сегодня была необычайно вежлива.

- Прям хвалится? С чего это?

- Он выиграл большие деньги.

- Чего? Инструктора на нас ставят? – я был несколько ошарашен.

- Да. А что тут такого? Тотализатор на военных играх – это вполне нормально. Одно из самых распространенных развлечений среди состава базы.

Однако, у меня был разрыв шаблона.

- Но ведь они – спецназовцы. Элита. – я был в шоке и пытался отстоять рушащиеся идеалы.

- И что теперь? Им нельзя пить, курить, играть в азартные игры и заниматься сексом? – рассмеявшись, поинтересовалась она.

- Ну не так категорично.

- Запомни, даже самый самоотверженный солдат остается человеком и ему хочется отдыхать и развлекаться. – наставительно сказала Нина.

Я снова смутился. В сущности, это ведь так просто и понятно. Но все равно, непривычно. В моей голове всегда рисовался образ солдат без страха и упрека. А тут тотализатор на курсантах.

- И, да, запись боя демонстрировалась вчера в баре. Ты действительно хорош.

- В баре? – я не поверил своим ушам. Запись боя, учебный материал, демонстрируется в баре? Я чего-то не понимаю в этой жизни.

- Да.

- Почему в баре? Это что за порядки такие? Почему записи учебных боев демонстрируются там, где их может увидеть любой желающий?! Куда смотрит руководство?! – негодовал я.

- Эмм… - видимо, она была ошарашена столь бурной реакцией. – Эту традицию ввел сам Лев Яковлевич. Он же предложил тотализатор. Правда, он сказал, что если узнает о подставных боях, то провинившиеся мигом вылетят из проекта.

- Лев Яковлевич?!

- Да ты успокойся, а то орешь, как потерпевший. Держи себя в руках. – пыталась утихомирить меня Нина. – Сегодня вечером будут дополнительные занятия с ним, я как раз искала тебя, чтобы сказать об этом. Так вот, на занятии сам у него все спросишь.

Логично. Что это я разорался. Нет, причина все же имеется, но это не означает, что нужно кричать на весь блок.

В коридор из аудиторий стали высовываться любопытные лица инструкторов. Курсанты все еще не подошли с обеда. Не увидев ничего стоящего, они с разочарованными лицами скрывались обратно.

- Да ты пойми, что жизнь на базе, кроме занятий, достаточно скучна. Мы все общаемся с ограниченным контингентом людей, которые быстро приедаются. Связи с внешним миром и вменяемой гражданской цивилизацией никакой. Вот все и развлекаются как можно безобидней. Не сходить же с ума от скуки.

Ну, если подумать, то толика здравого смысла в этом всем имеется. Я развел руками, признавая ее правоту.

- Ну, вот и отлично. Так, занятия сегодня вечером в 21.00, встречаемся в административном блоке.

- А меня туда пропустят? – поинтересовался я.

- Вообще они предупреждены. Да и, признаться, после вчерашнего представления, мало кто на базе решит тебя просто так куда-то не пустить.

- Где подвох? – нестандартное поведение Нины заставило меня задуматься о том, что здесь что-то не чисто.

- Какой подвох? – не поняла девушка.

- Самый обыкновенный. Ты ни разу не нагрубила, не подколола и вообще, была само очарование. На тебя это не похоже.

- А ты, что, считаешь, что я не могу вести себя, как нормальная девушка? – в ее голосе прорезались знакомые нотки.

- Нет, все в норме. – ответил я, удостоверившись, что она не прикалывается.

- Хорошо. До вечера.

Нина развернулась и ушла. Я невольно засмотрелся на ее изящную походку.

- Так, Старков Влад вчера круто выпендрился, а сегодня уже клеит кого-то? Не рановато ли?

Диггори. Гад. Убью, ей богу. Вот прямо сейчас убью.

Я резко развернулся, намереваясь устроить показательную экзекуцию этого высокомерного выскочки, но не успел, потому что с тихим шипением открылась дверь в аудиторию, и высунувшийся Томас сказал, чтобы все проходили и рассаживались. Пора было начинать занятие.

Вечером, после занятий, я зашел к себе освежиться перед вечеринкой. Диггори сегодня как с цепи сорвался, постоянно язвя и отпуская шуточки. Так что за день мои нервы изрядно перегрузились.

- Внимание, входящий вызов на коммуникаторе. – оповестил меня бот.

Господи, ну кому я сейчас понадобился?

- Кто вызывает?

- Лейтенант Нина Ковальски.

- Лейтенант? Когда это она успела? И, главное, что ей от меня нужно? Ладно, отвечу.

- Соединяю. Внимание, связь с подключенным видеоканалом. – услужливо оповестил меня бот. Хотя и поздно.

Коммуникатор спроецировал изображение Нины. Она была очень красива в обтягивающей футболке и шортиках. Какие ноги. А вот я был в трусах. Снова. Проклятье.

- Я смотрю, это становится прямо таки традицией. – с усмешкой заметила Нина.

- Это случайность. – устало ответил я.

Диггори за сегодня достал настолько, что сил отвечать на какие-то шутки и подколы просто не было. Видимо, ему не давало покоя то, что я снова оказался лучше его.

- Слушай, я бы хотел освежиться и пойти отдохнуть с ребятами. У нас сегодня вечеринка.

- Не очень разумно, променять занятия со Стариком на тусовку и выпивку. Это чревато последствиями.

Черт, занятия. Я совсем забыл о них.

- Да, ты права, совсем запамятовал.

- Нельзя быть таким рассеянным. Давай, у тебя есть минут тридцать, после чего я за тобой зайду. Не забудь одеться.

- Но сейчас только семь вечера.

- За одно и на вечеринку успеешь, если будешь хорошим мальчиком и быстро выучишь уроки.

- Вот зараза. – ругнулся я в пустоту.

Прощай, вечеринка. Я еще ни разу не ушел от генерал-коммандора вовремя.

Мы сидели у него в кабинете. Лев Яковлевич извинился, сказал, что хочет поужинать и пригласил нас присоединиться. Любые попытки отказаться буквально вязли в его вежливой настойчивости. Накрыли прямо на его рабочем столе. Я чувствовал себя не в своей тарелке. Есть за один столом со столь значимым человеком. Еще ляпнешь что ни будь не так, и все. Немилость власть имущих страшна. Хотя, что это я. Никто меня не убьет. Но все равно некомфортно.

- Я должен вас поблагодарить за то, как вы себя показали на военных играх. – обратился ко мне Лев Яковлевич.

- За что? – удивился я.

- Ну как за что. Во-первых, вы порадовали сердце старика знатной дракой. Ей богу, такого действа я, наверное, не наблюдал уже лет сто двадцать, а то и больше. А во вторых, я поставил на вас кругленькую сумму. И выиграл. – ответил Лев Яковлевич, довольно потирая руки.

И он тоже делает ставки? Я буквально услышал, как трескается, и рушиться моя система моральных ценностей, не выдержав такого факта.

- Простите, есть хоть кто ни, будь, кто не ставил на эту игру? И с чего такой ажиотаж. – поинтересовался я. – Вот, например, Нина, ты ведь не участвовала в этом?

- Почему? – удивленно заморгала Нина – Я ставила на тебя по рекомендации Льва Яковлевича.

Офигеть. Я что, конь скаковой?

- Лев Яковлевич, я не знаю, насколько корректно прозвучит вопрос, но все же. Почему вы разрешаете, и более того, пропагандируете этот вид азартных игр на базе? А так же разрешаете трансляции учебных боев в баре, где каждый может их увидеть? – я обратился к коммандору, надеясь, что может, он расставит все по своим местам.

- Я вижу, вы смутились. Вы угощайтесь, а я вам все разъясню. Вам будет полезно это узнать.

К слову, стол был накрыт шикарно. Блюда были достойны лучших ресторанов, а в качестве напитков – отличное вино и виски. Затесалась даже бутылка такой редкости, как каана*. Я решил, что нет смысла себя уговаривать, и приступил к трапезе, тем более, что аппетит был волчий.

- Итак, давайте я постараюсь развеять ваши сомнения относительно моих методов управления базой. Ставки – это одновременно способ развлечь сотрудников базы и метод обучения. Когда у человека есть личная выгода, он всегда будет работать с большей самоотдачей. В данном конкретном случае инструктора гоняют курсантов усердней, а уже прошедшие подготовку солдаты помогают друг другу с тренировками. Что же касается трансляций, то это так же способ развлечения и стимуляции личного состава. Люди наблюдают за боем более охотно, подмечая для себя детали, которые могли бы пригодиться им. В свою очередь те, кто в данный момент учувствуют в тренировке, так же работают с большей самоотдачей, зная, что за ними смотрят.

Нет, без сомнения, в этом была доля здравого смысла. Но ведь это тотализатор на боях!

- Лев Яковлевич, простите меня, если выражусь некорректно, но ведь это неправильно. Так нельзя командовать.

- Молодой человек, рекомендую прекратить ставить под сомнения мои методы командования. Ничем хорошим это не кончится. Поверьте мне, я более, чем компетентен в этих вопросах. – голос Старика стал холодным и очень властным.

- Прошу прощения, я сморозил глупость. – извинился я.

- Ты слишком импульсивен, прямолинеен и идеалистичен. Это одновременно и хорошо и плохо. Научись думать о том, что ты хочешь сказать и сделать. А так же о последствиях твоих слов и поступков. - как всегда, в процессе наставления, генерал-коммандор перешел на «ты».

- Да, но… - постарался вставить я.

- Никаких но. Ты слишком горяч. И хорошо это не кончится, поверь мне. Я повидал много битв и знаю, о чем говорю. Много отличных солдат погибло из-за того, что не смогли вовремя остановиться. И очень многих товарищей утащили за собой. Как ты будешь командовать, если даже с собой справиться не можешь? – не дав мне договорить, продолжил свою проповедь Лев Яковлевич. Кое-что в его словах меня удивило.

- Командовать? При чем здесь это? – тут же решил уточнить я.

- А ты думаешь, что самые лучшие и дорогие солдаты Федерации будут простыми мясниками?

Кстати, его вопрос звучал очень правильно. Но, с другой стороны, с чего мы должны командовать? Нас не учат на офицеров.

- А разве у нас не будет отдельных курсов для командного состава? – ответил я вопросом.

- Курсы для командного состава? Зачем?

- Ну, обычно при формировании особых подразделений, младший командный состав для них отбирается из бойцов этих подразделений. – растерянного сказал я.

- Да, так и есть. Но зачем тебе курсы?

Мне порой казалось, что ему нравиться ставить меня в тупиковое положение, и наблюдать, как я стараюсь додуматься до ответа. Нина все это время сидела и с нескрываемым интересом наблюдала за нашим диалогом.

- Для того, чтобы получить навыки командования личным составом. – произнес я довольно таки очевидную истину.

- Но они у тебя есть. – с улыбкой сказал Лев Яковлевич.

Мне показалось, что он тронулся умом. Или я. Как я могу уметь то, чего не умею?

- Нет у меня таких навыков. Родители меня им не обучали, из учебной части меня забрали слишком быстро, а тут этого просто не преподают. Откуда этим навыкам взяться?

Старик на минуту задумался, как будто что-то взвешивал.

- Давай попробуем дойти до истины вместе. Что ты знаешь о вэпах и эсперах?

- Вэпы – люди, владеющие определённым энергетическим потенциалом, но не умеющие сознательно ими управлять. Эсперы – это обученные вэпы, которые научились этими способностями пользоваться. – процитировал я кусок лекции.

- Все правильно. Но ты не коснулся главного. Источника этой силы. Откуда люди черпают эту самую энергию? – продолжал задавать наводящие вопросы генерал-коммандор.

- Но это точно неизвестно. Есть просто достаточно глупая теория.

- Какая теория? – продолжал настаивать Лев Яковлевич.

- Глупая. Не найдя никаких изменений или отклонений ни в организме вэпа, ни в организме эспера, ученые смогли найти только одну примечательную деталь. Все обладатели энергопотенциала имеют в своей родословной внушительно количество выдающихся воинов.

- Вот именно. Наши ученые считают, и я склонен им доверять, что эта сила каким-то образом идет от их предков. Своеобразное наследие.

- Но это же бред какой-то! – возмутился я.

- У данной теории есть дополнительное обоснование. – неожиданно подала голо Нина. – Обнаружилась интересная взаимосвязь. Чем больше в родословной выдающихся военных, тем сильней вэп.

- Да. И, если развить эту мысль, то в наследство от своих именитых предков вэпы получили не только силу, но и их умение воевать. И руководить в бою. – подхватил генерал-коммандор.

- И вы в это верите? Мы живем в двадцать пятом веке. У нас технологический прогресс. – отпирался я.

- Конечно, верю. Иначе как объяснить тот факт, что все вэпы – крайне талантливые бойцы? Ведь их в детстве не тренировали родители, как тебя.

Я почувствовал, как у меня в голове все смешалось. Что за бред такой? Мне всегда казалось, что это объяснение не более, чем глупая версия, которую скармливают нам ученые за неимением нормальной теории. А тут такое…

- Кстати, о тебе. Что ты думаешь о твоем вчерашнем противнике? – неожиданно сменил тему генерал-коммандор.

Я сразу понял, о ком он говорит. Тот, который вырубил Диггори и большую часть нашей группы.

- Ну, он доставил мне немного хлопот.

- И это все, что ты можешь о нем сказать? – уточнил Лев Яковлевич. Тон его голоса довольно прозрачно намекал, что сказанного мной недостаточно.

- Он странный. Каким-то образом умудрился сгенерировать выхлоп энергии, который сумел пригасить мой удар в ногу. Мне это запомнилось, потому что никто из нашей группы на такое не способен.

- Скудно. А вот он о тебе рассказал гораздо больше.

- Рассказал? Когда? – удивился я.

Лев Яковлевич посмотрел на меня с таким выражением, будто я глупый ребенок. Господи, как это раздражало.

- Его зовут Нэил Дар-Нес. Позывной «Джокер». Курсант 11-й учебной группы. Весьма сильный эспер и, кроме того, парапсайкер.

Парапсайкер? Ого. Это уже серьезно.

- Слушайте, это не очень честно, выставлять против нас подобного бойца. У него заведомое преимущество! – возмутился я.

- Что самое забавное, он приблизительно то же самое сказал мне о тебе. – рассмеявшись, сообщил мне старик.

- Это еще почему?

- Ну, он сказал приблизительно следующее: «Генерал-коммандор, при всем моем уважении, не очень корректно выставлять против нас этого динозавра. Его грубой силы с минимальным приложением интеллекта хватило для того, чтобы уложить огромное количество народа.»

Динозавр? Минимальное приложение интеллекта? Да он офигел!

- Мне кажется, что Нэил немного перестарался в эпитетах. – сдерживая злость, произнес я.

- Да. Он злится из-за того, что проиграл тебе. Но в чем-то он прав. Тебе нужно быть внимательней в анализе врага перед атакой. – подметил старик.

- Но если я буду думать над каждым врагом, то когда мне драться то?! – возмутился я.

- А ты научись анализировать и не терять в скорости. Это будет твоим новым заданием. И начни, пожалуй, с анализа Джокера. – довольно произнес Лев Яковлевич. – А теперь иди на вечеринку. Я же не садист, чтобы лишать тебя заслуженного отдыха.

Поблагодарив за ужин и попрощавшись, я несколько торопливо покинул генерал-коммандора и направился на вечеринку. Мой организм ощущал прямо таки физическую потребность расслабиться и отвлечься.

- Влад, подожди меня! – раздался позади голос Нины.

Вот только ее мне сейчас не хватало. Я хочу отдохнуть, а не слушать новые нотации или подколки. Сделав вид, что ничего не услышал, я немного ускорил шаг.

- Ты меня что, не услышал? – поинтересовалась девушка, нагоняя меня.

- Прости, задумался. Что-то случилось?

- Ты не против, если я присоединюсь к вашей тусовке?

Меня ее вопрос немного ошарашил. Я внутренне приготовился к тому, чтобы узнать время следующей встречи со Стариком, услышать новую шпильку в свой адрес или все что угодно другое, но не этот вопрос.

- А… эээ… Ты хочешь присоединиться к нам? – переспросил я.

- Да.

В моей голове кружилась сотня мыслей, но ни одна из них не была отказом на ее просьбу. Поэтому я не нашел ничего лучше, чем сказать следующее.

- Я абсолютно не против. Просто ты там никого не знаешь, да и разве тебе интересны такие зеленые салаги?

- Вот и отлично. Уверена, что замечательно проведу время. – заверила меня Нина.

Я мысленно похоронил свой моральный отдых. Господи, ну на кой она со мной увязалась?

- Кстати, ты отлично проявил себя в том бою. Мне кажется, Лев Яковлевич тобой доволен. – начала разговор девушка, пока мы шли по направлению к бару.

- Был бы он доволен мной, не читал бы лекций относительно того, какой я безголовый, импульсивный и непредусмотрительный.

- Он же взялся тебя обучать, а не хвалить.

- Слушай, я же учился в школе, я знаю, что за успехи хвалят, а за неудачи читают нотации. – заметил я.

- Ну, как бы тебе объяснить… Просто он такой человек. По его мнению, похвалы только портят людей, и нужно постоянно держать своих подопечных в тонусе, чтобы они активней стремились к самосовершенствованию. – попыталась оправдать Льва Яковлевича Нина.

- Ты так говоришь, как будто очень хорошо его знаешь. – пробурчал я себе под нос.

- Конечно, я его хорошо знаю. – усмехнувшись, ответила девушка.

- Ага, я и смотрю, ты уже лейтенант, хотя совсем недавно была сержантом. – раздраженно подметил я.

Кровь бросилась Нине в лицо. Глаза, казалось, готовы были метать молнии. Я подумал, она сейчас постарается мне врезать и внутренне приготовился к драке.

- Слушай, я стала лейтенантом не потому, что Старик – мой отец!

- Чего?! – от удивления я врезался в поворот коридора.

Так вот в чем дело. Нина – дочка Льва Яковлевича. Некоторые вещи встали на свои места с, казалось, осязаемо слышимым щелчком.

- А… ты не знал, да? – девушка моментально изменилась, а злость сменила стеснительность.

От такого калейдоскопа ее эмоций я оказался совершенно выбит из колеи.

- Откуда мне это знать? – недоумевал я.

- Так вся база об этом знает.

За этим разговором мы подошли к бару. Признаться, мое желание выпить с остальными сменилось жутким любопытством. Оказывается, эта девушка является настоящим кладезем неожиданностей, и, признаться, это меня заинтриговало.

- Слушай, у меня есть несколько вопросов, на которые мне не терпится получить ответы. Так что предлагаю взять выпить и присесть где-нибудь поболтать. Ты как? – несколько неожиданно даже для себя обратился я к своей спутнице.

- Ого. Влад Старков проявил интерес к моей персоне. Ладно, я согласна. Но только баш на баш. Я отвечаю на твои вопросы, а ты на мои. Идет?

Я на секунду задумался. А потом решил, что, скорее всего, имеет доступ к моему личному делу и итак все обо мне знает, так что терять мне нечего.

- Идет.

Бар был автоматическим . Каждому бойцу позволялось потреблять определенную дозу алкоголя в неделю. Ты садишься за столик, идентифицируешь себя через компьютер и заказываешь. А робот-официант приносит заказ. Удобно.

Мы выбрали столик в одной из ниш, подальше от общего гвалта. Я заказал себе пива, а Нина остановила свой выбор на ауриальском виски.

- Ну что, за откровенность. – предложила девушка, поднимая свой бокал.

Я согласно кивнул и сделал несколько глотков. Как нам объясняли на одном из занятий, алкоголь на нас не действует, но некоторое ощущение расслабления все же дает.

- Итак, что ты хотел узнать? – спросила Нина, пригубив свой бокал.

- Если честно, мне очень интересно, почему ты себя так ведешь? – недолго думая, задал я первый вопрос.

- Как так?

- Ну, вызывающе. Нарываешься на драки, задираешь, жестко шутишь. Зачем тебе все это?

- Это все из-за моего отца. Я была обычным курсантом до тех пор, пока каким-то образом не пронюхали, что я – дочь Старика. И тут понеслись шуточки на тему того, что папа, мол, дочку тащит вверх. Поначалу я старалась не обращать внимания. Но когда все твои достижения приписываются на счет папиных связей, поневоле становиться обидно. Ведь я сама всего добиваюсь.

- И ты решила на деле доказать, что чего-то стоишь? – уточнил я, снова прикладываясь к пиву.

- Да. Они должны уважать меня. – с вызовом ответила Нина.

- Ну а какой смысл задирать новичков-то? Ты пристала ко мне в первый же день.

- Потому что остальные не дерутся со мной вне занятий. Да и вообще, ты себе не представляешь, как нелегко мне приходиться.

Ну что же, ей действительно приходилось тяжело. Это нужно признать. Белая ворона такого типа всегда подвергалась весьма изощренному способу гнобления в коллективе.

- Ты не сердись на меня. – потупившись, попросила прощения девушка.

- Нет, нет, все в порядке! – поспешил я заверить ее. – Мне не привыкать.

- Отлично. – обрадовалась она.

Если вот так вот приглядеться, то не такая уж она и плохая. К тому же, чертовски привлекательная.

- Теперь моя очередь. Расскажи мне о своих родителях.

- Ну, родители…

И тут я тормознулся. С одной стороны, мои родители были в моей жизни всегда. С другой, их никогда не было. Вот такой вот парадокс. Когда они возвращались домой с очередного задания, я был безумно рад. Но большую часть нашего совместного времени посвящалась тому, чтобы воспитывать во мне верного продолжателя родовых традиций и устоев. Воина до костного мозга. Хотя, при всем при этом, в моих воспоминаниях навсегда отпечатался образ смеющегося, беззаботного отца и невыразимо прекрасные глаза матери.

- Эй, ты чего завис? – пощелкав пальцами у меня перед глазами, поинтересовалась девушка.

- Прости, задумался.

Неловко вышло.

- Так что с твоими родителями? – повторила вопрос Нина.

- Если честно, все сложно. Тут нужно начать с того, кто такие мои родители. Видишь ли, они не очень обычные…

- Ой, да ладно. Я прекрасно знаю, кто твои родители. На базе есть твое личное дело со всеми данными. Отец его наизусть выучил. А пока он учил, мне перепала возможность в него заглянуть. – перебила она.

- Тогда что рассказывать? – с недоумением спросил я.

- Расскажи о своей матери. Какова она в простой жизни? Почему ее называют «Последняя улыбка»?

Я удивленно вскинул брови. Нина сейчас походила на восторженную фанатку.

- Ты чего это? – на всякий случай переспросил я.

- А, это… Просто она – мой кумир и предмет для подражания. – призналась Нина.

- Ага. То есть, ты решила дать мне по морде, потому что фанатка моей матери? – не удержавшись, переспросил я.

Лицо Нины вспыхнуло ярким румянцем. Ее глаза метали искры праведного гнева. Казалось, что она сейчас схватит, что ни будь, и постарается меня стукнуть.

- Я тогда не знала, что ты ее сын! – возмущенно закричала девушка.

Пожалуй, слишком громко. Присутствующие стали смотреть в нашу сторону. Черт, она слишком эмоциональна.

- Тихо, тихо. Не нужно так кричать, я прекрасно тебя слышу. – заметил я.

- Сам виноват. Ты будешь отвечать на вопрос или нет?

Собравшись с мыслями, я начал рассказывать о матери.

- Ну, она очень тихая и спокойная. За все время, сколько я ее помню, она повышала голос всего несколько раз. И она не разговорчива. Часто она просто любила сидеть тихо и слушать, что говорят окружающие.

- Такая женщина, как Марина Старкова – молчаливая и скромная? Да ладно? – вклинилась неугомонная девушка. Видимо, на нее алкоголь все же действовал.

- Да. Ты не поверишь, насколько мужчины ценят это качество в женщинах. – с явным намеком произнес я. Но, кажется, она этого даже не заметила, так ее интересовала информация о моей матери. Вот уж точно, фанатка.

- Мне всегда казалось, что она способна заткнуть любого. – протянула Нина.

- Так и есть. Но ей не нужно много слов для этого. У нее невероятно выразительный взгляд. Им она может сказать гораздо больше, чем другие способны выразить словами.

- А почему ее зовут «Последней улыбкой»?

Судя по тому, как Нина это спросило, данный момент интересовал ее больше всего.

- Отец говорил, что когда она стреляет, то всегда чуть виновато улыбается. Как будто ей неудобно, что она убивает.

Нина впитывала выдаваемую информацию, как губка. А мне было приятно, что я впервые с момента моего попадания на эту планету, могу просто по-человечески поговорить о чем-то, кроме оружия и эсперов.

Но нас прервали. К нам подошло несколько ребят из моей группы во главе с Диггори. Вот уж кого я меньше всего хотел видеть.

- Ого, наша звезда, оказывается, тут, и охмуряет какую-то девчонку. А мы там ждем, когда же наш герой почтит нас вниманием.

Его тон, как обычно, был переполнен высокомерием и презрением. Черт, испортил такой по-человечески приятный вечер. И ведь не отвяжется теперь.

- Слушай, я устал. Отвали, пожалуйста.

С моей стороны это был почти что подвиг. Но кое-кто оказался менее терпеливым.

- Голос попроще. И кого ты там назвал девчонкой?! – поднимаясь, возмущенно бросила Нина.

- Ого, а ты голосистая. Что, при таком папаше, это дозволено, да? – язвительно произнес Диксон, игнорируя вопрос.

- Сейчас ты у меня получишь!

Диггори с ходу зацепил ее за самое больное. Он вообще был талантлив в этом деле.

- Силенок то хватит? Ты всего лишь немезис, а я эспер.

Нина была в ярости. Я поднялся и встал между ними. Диггори умело ее провоцировал. Да и не ровня она ему.

- Так, голубокровный наш, нельзя так разговаривать с девушками.

Мама привила мне очень строгие принципы в отношении женщин. И я не мог не вступиться за Нину. С другой стороны, драки все же не хотелось. Надо было как то отшить Диггори, не сильно провоцируя того на бой. Но он, похоже, был слишком зол на меня, чтобы останавливаться.

- Что такое? Мешаю тебе рассказывать этой девке, как ты привязан к маминой юбке? – бросил очередную колкость Диксон.

А вот это было зря. Очень зря.

Я даже сам не успел понять, как нанес удар. Даже без выплеска энергии, Диггори от силы удара отлетел на руки одногруппникам. Мой энергосилуэт вспыхнул и шлем скрыл голову, активируя боевой интерфейс. Где то на заднем фоне кричала Нина, прося меня успокоиться. Но я потерял над собой контроль. Диксон меня окончательно допек.

Меня со всех сторон облепили присутствующие, стараясь повалить и скрутить, прервав драку в зародыше. Я просто стряхнул их, как надоедливых мух. В моем мозгу была только одна мысль – грохнуть этого аристократического выскочку.

Пока я избавлялся от повисших на мне немезисов и эсперов, Диггори успел подняться и приготовиться к бою. Едва только я освободился, как он бросился вперед, один за другим нанося удары.

Но он явно перестарался, доводя меня. Блокировав его атаки, я поймал окно между его ударами и с силой врезал ему по корпусу. Хлопнула вспышка, и Диггори отправился в полет. В прочем, надо отдать ему должное. Извернувшись, он приземлился уже готовым к бою. А я снова был рядом и, отбросив мешающих, нанес несколько стремительных ударов руками.

Диксон блокировал их, но вложенная в удары сила была такова, что он снова полетел. Разбрасывая по дороге тех, кто пытался мне помешать, я снова бросился на Диггори.

- Прекратить! – разнесся над всеми голос Льва Яковлевича.

Я на мгновение отвлекся и почувствовал, как на мне сомкнулось множество рук.

- Тихо, тихо парень. Не нужно вынуждать применять крайние меры. – успокаивающе сказал Томас, одновременно пытаясь удержать мою руку в захвате.

Я осмотрелся и увидел, что в зале полно вооруженной охраны. Действительно, пора бы прекращать. Иначе ничем хорошим это не кончиться.

Глава 10

Я стоял перед кабинетом Льва Яковлевича. В карцере пришлось просидеть неделю. Время на размышления было более, чем достаточно. А вывод простой: нужно быть терпеливей. Мама так учила. Хотя отец похвалил бы. Он такие выходки любил. Говорил, что настоящий мужчина всегда готов отстоять свою правоту и честь, не смотря ни на какие ограничения. Поэтому до сих пор майор.

Но не о них сейчас речь. Я выдохнул и шагнул к двери. Она с шипением распахнулась, и тут же сомкнулась за моей спиной, когда я вошел.

- Проходи и садись. – голос Льва Яковлевича буквально звенел. И он с ходу перешел на «ты». Мне кажется, ничего хорошего это не предвещает.

Родители твердо вдолбили в меня, что за свои поступки нужно отвечать. Я вдохнул поглубже и, мысленно повторив продуманное раскаяние, приготовился его выпалить.

- Лев Яковлевич, я полностью…

- Я сказал, садись. Но не давал слова. – резко оборвал меня Старик.

Я тут же заткнулся и сел.Что же, умения командовать точно ему не занимать. Казалось, его словам невозможно не подчиниться.

Я молча сидел, пока генерал-коммандор мерял шагами свой кабинет. Наконец он не выдержал и, хлопнув руками по столу, закричал.

- Ты хоть понимаешь, что ты наделал, мальчишка?!

Если честно, нет, не понимал. Но интуиция прозрачно намекала, что лучше продолжать сохранять молчание.

- Ты, с твоим чертовым взрывным темпераментом, все испортил! Столько времени ушло впустую. Неужели я ошибся? – продолжал сокрушаться Старик.

- Лев Яковлевич, я не совсем понимаю. Я всего лишь подрался и честно отсидел за это в карцере. Если вы мне объясните…

- Просто подрался?! Почти все, кто присутствовал в баре, получили травмы и переломы, пытаясь тебя успокоить. Если честно, я до сих пор удивляюсь, как Диксон остался в живых. Как ты умудрился его не прибить там?

- Ну… множество ушибов и переломов… - пристыженно пробормотал я.

- А ты хоть догадываешься о последствиях этого? – начал Лев Яковлевич.

Снаружи послышался шум и ругань. Судя по голосу, я знал того, кто ругался с охраной.

- Лев Яковлевич, к вам лейтенант Ковальски. Очень настаивает на том, чтобы вы ее приняли. – раздался голос старшего поста.

- Скажи ей, что я с удовольствием выслушаю ее попозже. – ответил генерал-коммандор.

Дверь открылась и в кабинет ворвалась Нина, больше похожая на фурию, чем на человека.

- А вот я хочу поговорить сейчас! Ты не посмеешь так с ним поступить! – с ходу выпалила она.

Следом за ней залетела охрана с самыми виноватыми лицами и попыталась вывести девушку. Но попытка закончилась тем, что Нина вырвалась и замахнулась для хорошего удара.

- Довольно! – рявкнул генерал-коммандор.

Все тут же замерли. Поучилась очень забавная немая сцена. Растерянная охрана и разъяренная девушка.

- Господи, что за балаган у меня тут твориться? Целая куча элитных бойцов не способна утихомирить одного разбушевавшегося курсанта, а моя собственная охрана не способна задержать одну единственную женщину, пусть и мою дочь… Вы свободны. – последнее относилось к охране.

Оба растворились в воздухе, как будто их тут и не было. Какие сообразительные.

- Отец, ты не можешь так поступить с Владом! – снова начала Нина.

- Как я не могу с ним поступить? – немного устало поинтересовался он.

- Нуу, как… Отчисление с проекта и нейродеструктуризация*… - растерянно ответила девушка.

- Господи, за что мне все это? – обреченно обратился Старик в пустоту.

- Лев Яковлевич, я готов понести заслуженное наказание… - снова начал я.

- Так, все замолчали. И без моей команды не сметь даже пикнуть. – тихо, но очень грозно сказал генерал-коммандор.

Мы тут же замолчали, и в кабинете повисла гнетущая тишина. Лев Яковлевич некоторое время молчал, а потом обратился к Нине.

- Так, давай начнем с тебя. С чего это ты вдруг ворвалась ко мне в кабинет и начала требовать, чтобы я не отчислял Старкова?

- Это все из-за меня. – коротко сказала девушка.

- Чегооо?!

- Ну, просто этот Диксон подошел к нам, пока мы уютно сидели в уголке…

- Уютно сидели в уголке? – переспросил генерал-коммандор.

Нина молча кивнула и открыла рот, чтобы продолжить.

Старик перевел на меня багровеющее лицо. А я с ужасом понял, что он подумал. Нужно было срочно исправлять положение, иначе мне точно крышка.

- Мы просто сидели и разговаривали. Все было тихо и мирно, когда подошел Диггори и начал нас задирать, а потом назвал Нину девкой, она взъелась… - затараторил я.

- Ну да! Я, было, собралась ему врезать, когда поднялся Влад и попробовал всех успокоить. А потом этот хам что-то ляпнул, ну Влад ему и врезал. – подхватила Нина.

Генерал-коммандор без сил опустился в кресло. На его лице отражалась ожесточенная работа мысли.

- Мне все же придётся его наказать. – констатировал он после пары минут молчания.

- Но папа!

- Молчи! Ты не понимаешь всей сложности ситуации. Я не могу вышвырнуть Старкова с проекта, он слишком важная деталь в моем плане. Но и оставить это дело безнаказанно тоже не получится. Господи, ну почему вы такие эмоциональные, бесконтрольные, непредсказуемо взрывные? Нет, откуда в Старкове это, я знаю. Все пограничные миры знают, в кого он такой. Но ты, моя дочь, ты то в кого такая пошла? Мать у тебя была – само спокойствие.

- Зато папа в юности не отличался долготерпимостью. – язвительно ответила девушка.

Генерал-коммандор дал нам знак умолкнуть и снова углубился в размышления.

- Так. Старков – свободен пока. Кажется, я придумал, как все организовать. А ты, дочка, останься. У меня к тебе есть разговор на тему твоей дисциплины.

Дальнейший разговор проходил уже без меня. Я же добрался до своей комнаты и, освободившись от брони, с удовольствием завалился в ванну. Вот они, простые радости.

- Сила, умение, боевые и тактические навыки. Все это замечательно. Но для войны нужно еще кое-что. Кто мне скажет, что? – начал новое занятие Томас.

Диггори и я одновременно поднялись со своего места. После той драки наша вражда переросла в некое соперничество, кто круче. Если честно, это было даже забавно.

- О, снова вы двое. Эээ… Диггори? – сделал выбор наш инструктор, предоставив Диксону возможность ответить.

- Оружие. – ответил он.

- Точно, оружие. Вы уже знакомы со стандартным вооружением. Сегодня мы познакомимся с нестандартным. А также еще кое с чем. Сегодняшнее занятие пройдет в арсенале.

Арсенал. Да, детка. Оружие, очень много оружия. И, как я понял со слов Томаса, нас ожидает пара сюрпризов.

Помещения, занимаемые оружейниками, находились на нижних, самых охраняемых уровнях базы. После того, как мы добрались до этого уровня и прошли кучу проверок на входе, нам открылась святая святых всех фанатов оружия и брони.

Нас встретил мужчина огромного роста и в интересной броне, оснащенной кучей разнокалиберных манипуляторов.

- Это Иван Абаканов, наш оружейный гений. И, кстати, он является разработчиком вашей брони. Сегодня Ваня проведет для вас небольшой экскурс. – представил наш инструктор здоровяка.

Иван сделал знак следовать за ним. Мы шли мимо конструкторских отделов, сборочных цехов и прочего. Я буквально пожирал глазами все вокруг. Компоненты брони, оружейные механизмы, патроны... Здесь делали буквально все. Господи, я в раю.

- Здесь мы разрабатываем и производим все вооружение, экипировку и боеприпасы, используемые на проектах «Пророк» и «Немезис». Здесь же осуществляется ремонт, доработка и прочее. В этом плане база находится на полном самообеспечении. – рассказывал нам по ходу Иван.

Мимо нас прошагал работник в огромном экзоскелете, неся какие-то коробки с маркировкой «Арес-Э, компонент 33-145-19».

- А что такое «Арес-Э» - поинтересовался я.

- А ты не знаешь? – удивился оружейник.

- Нет.

- Томас, ты их вообще, чему учишь? – с долей скепсиса обратился Иван к нашему инструктору.

- Сроки поджимают, Вань. Старик лично распорядился кое-что убрать из программы обучения. – развел руками Томас.

Абаканов сокрушенно покачала головой, сокрушаясь над нашим невежеством.

- «Арес» это название для целого поколения брони. Маркировка «Э» означает, что данная конкретная модель предназначена для эспера. По сути, базис брони у немезисов и эсперов общий. Оба используют анализационный блок «Шестое чувство», общую схему расположения искусственных мышц и так далее. Различия начинаются с симбиота. Ваш совершенней, поскольку, помимо полного нейронного сращивания с броней, обеспечивает проведение потоков генерируемой вами энергии в нужную точку энергосилуэта. А это еще одно отличие. Энергосилуэт – это, пожалуй, самое уникальное мое творение. Особый сверхпроводник, который, за счет микрорегулировки структуры специальным сопроцессором, способен как к резкому выделению энергии, образуя разрушительную вспышку, так и более плавную передачу, снабжая энергией ваше оружие и другие дополнительные компоненты.

Я весь превратился в слух, буквально впитывая информацию. Хоть Абаканов и рассказывал все в общих чертах, но даже из этого я мог понять, сколько труда вложено в каждого из нас.

- А можно вопрос? – обратился я к оружейнику.

- Да, конечно.

- А если энергосилуэт имеет оплавленность, что это значит?

- Интересный вопрос. Тут все зависит от ситуации. Общая перегрузка, сильный локальный выплеск… Нельзя сказать однозначно. Но одно известно точно, если энергосилуэт оплавится, то поврежденный участок необходимо заменить, иначе в момент использования он может разрушиться, провоцируя спонтанную реакцию. – пояснил Абаканов.

- А какие могут быть реакции? – уточнил я.

- Разные. Просто разрушение поврежденного участка, цепная реакция с повреждением соседних элементов, взрыв…

Взрыв? Огого…

Наконец, мы подошли к нашей цели. Внушительных размеров помещение, дальний конец которого простирался на несколько километров. Испытательный полигон для вооружения. Да, это будет круто!

- В отличие от немезисов, которые, в подавляющем большинстве, имеют стандартизированное вооружение, для эсперов оружие и экипировка подгоняются индивидуально, согласно личным предпочтениям и результатам анализа тренировок. Сегодня вам будет дана возможность ознакомиться с тем оружием, которое мы для вас подготовили. – пояснил нам цель нашего прихода оружейник.

Да, господи, да! Это так круто, что даже не верится. Я смотрел за тем, как он брал оружие и передавал его тому, для кого оно предназначалось. Правда, мой восторг несколько померк, когда я узнал, что это не абсолютно индивидуальное оружие, а скорее модификация на базе стандартной модели. Но, все равно, это было нечто.

- Диксон! – произнес Иван, беря в руки огромную снайперскую винтовку.

По группе прошел завистливый вздох. Это была не винтовка, а настоящее произведение искусства. Длинный ствол покоился на изящном ложе и плавно переходил в казенную часть. Винтовка питалась от трех магазинов сразу, которые располагались в специальной камере выборки. Приклад представлял из себя конструкцию, которая менялась сразу в нескольких местах, в зависимости от пожелания стрелка. И венчал все это дело шумоуловитель. Сложная конструкция, больше напоминающая многослойное переплетение стальной паутины на срезе ствола. Вокруг ствола был установлен кожух с охлаждающим контуром.

- Полуавтоматическая винтовка «Вершитель», доработанная системой предварительного выбора боеприпаса, шумоподавлением и обладающая увеличенным темпом огня. – пояснил оружейник, передавая винтовку Диггори.

Диксон взял ее в руки так аккуратно и нежно, как будто прикасался к любимой девушке. На его лице было написано нескрываемое удовольствие.

- И, конечно же, оружие на крайний случай. – продолжил Иван, вручая Диггори внушительных размеров пистолет.

- Старков!

Мне досталась штурмовая винтовка с увеличенным магазином и подствольным гранатометом. Вот те на…

- А с этим ты управляешься просто отлично.

С этими словами оружейник вручил мне два автоматических пистолета. Они несколько отличались от тех, которыми я обычно пользовался на военных играх.

- Тут удлиненный ствол, система охлаждения и увеличенный магазин. – ответил Абаканов на мой немой вопрос.

Видимо, моя мимика передала всю ту гамму чувств, которую я сейчас испытывал. Оружейник рассмеялся и похлопал меня по плечу.

- Не переживай так. Мы решили, что твои таланты гораздо сильней в другом.

Я не совсем понимал, что он хотел сказать, пока в помещение не вошли его помощники и не внесли какие-то коробки.

- Потенциал эсперов раскрывается не только в стрельбе, но и рукопашной схватке. Некоторые из вас преуспели в этом особо.

С этими словами оружейник начал открывать ящики и извлекать из них различные приспособления для ближнего боя. Мечи, рапиры, секиры.

Диггори опять досталась конфетка. Помощники Абаканова закрепили на левом предплечье Диксона выдвижное лезвие стилета, а на блоке жизнеобеспечения изолирующие ножны, к которым прилагалась длинная рапира с красиво переплетенной гардой. И снова по группе прошелся завистливый вздох.

Но мне перепало кое-что покруче. Оружейники колдовали над моей персоной несколько минут и, в результате, я имел впечатляющий набор вооружения, состоящий из выдвижных когтей, вмонтированных в броню предплечья, длинных струн, расположенных в кистях рук и мечом. Его обоюдоострое лезвие покоилось в ножнах, закрепленных, как и у Диггори, на блоке жизнеобеспечения.

После того, как всем нам раздали оружие, Иван Абаканов снова взял слово.

- Все это оружие ближнего боя имеет принципиально иной механизм работы, нежели известные вам образцы. В отличие от клинков с деструктивным полем, эти питаться от вашей силы и, соответственно, чем сильней носитель, тем смертоносней оружие в его руках. Но учтите, что в силу особенностей используемого сплава, ваше оружие имеет наибольшую прочность именно на режущей кромке в момент активации вашей силы. Теперь можете опробовать все это, помещение в вашем распоряжении.

Диггори тут же встал на направление и изготовился для стрельбы из своего «Вершителя». Я так же решил для начала опробовать винтовку. Но не успел.

- Старков, Диксон, срочно к генерал-коммандору! – прокричал Томас.

Чертыхаясь, я начал смотреть, куда можно сложить оружие.

- Не разоружайтесь. Быстрее! – поторопил нас инструктор.

Все вопросы разом отпали. Мы сорвались с места. До административного блока добрались за две минуты. Дальше шли уже пешком, потому как огромное количество сновавших туда-сюда штабных и роботов-курьеров создавало риск затоптать, кого ни будь, по дороге. Томас привел нас к помещению с большими двойными дверями, перед которым стояла почетная охрана аж из шести немезисов.

- Так, это – помещение оперативного управления. Тут сейчас собралось все управление проектом. Поэтому внутри молчать и внимать с благоговением. Это не игрушки. – коротко проинструктировал нас Томас.

Помещение было огромным. Вдоль стен тянулись мониторы и голопроекторы, за которыми сидели штабисты-аналитики. Еще одним убранством комнаты были большие круглые столы с огромными голопроекторами по центру. Вокруг одного такого толпилось огромное количество народа и спорило о чем то.

- А, пришли наконец. – от толпы спорщиков отделился Лев Яковлевич и подошел к нам.

- Так точно. – негромко отрапортовал наш инструктор.

- Томас, ты иди, готовь своих людей и распредели эсперов своей учебной группы. К каждому отделению немезисов не больше двух эсперов.

- Слушаюсь. – коротко ответил Томас и пулей вылетел из кабинета.

- Теперь к вам, ребята. – повернулся к нам генерал-коммандор. – Вам поручается важное задание. Пойдемте, введем вас в курс дела.

Лев Яковлевич подвел нас к одному из столов и жестом подозвал одного из аналитиков.

- Нину сюда.

Штабист унесся исполнять поручение, а Лев Яковлевич активировал голопроектор и начал вводить нас в курс дела.

- Итак, ситуация крайне сложная. Мы стоим на пороге полномасштабной войны. Думаю, не нужно объяснять, что мир в Пограничных мирах всегда был условным. Там всегда воевали. По мелочи, налетами, мародёрством и мелкими подставами. Сейчас же все очень серьезно, и шаткий мир между космическими державами готов рухнуть. Наша контрразведка получила сведения о том, что некая неизвестная сторона похитила первого советника гранд-маршала торианской пограничной армии. Судя по всему, его доставят на нашу территорию и там убьют, тем самым подставив нас.

Торианцы. Их военная империя не потерпит подобного поступка. Они тут же атакуют, без всякого объявления войны, без ультиматумов и ожидания, положенного по их Кодексу Войны. В данной ситуации мы будем считаться развязавшими войну. Никто не устоит перед атакой их Железных Легионов без хорошей подготовки. Ситуация действительно форс-мажорная. Но зачем он все это говорит нам?

- Если у вас есть информация, то, что мешает, действуя превентивно, перехватить тело первого советника и передать его торианцам с сопутствующими извинениями? – поинтересовался Диггори.

Генерал-коммандор исподлобья посмотрел на Диксона.

- Молодой человек, мы не на столько глупы, как вы думаете. Во-первых – шпион мертв. То, что я вам сказал, это единственная информация, которую удалось вычленить из того бреда, что он нес. Этот человек как будто лишился разума, нес полную ахинею, но у него бывали моменты прояснения. Он покончил жизнь самоубийством, выбив себе мозги об стену. Что с ним было, мы так и не поняли. Во-вторых, мы опаздываем. Скорее всего, первый советник торианцев уже находится на нашей территории, поэтому действовать нужно быстро.

- А кто похитители? Такая тонкая операция мало кому под силу. – встрял я с вопросом.

- Господа курсанты, на инструктаже обычно сначала дослушивают до конца, и только потом уже говорят. – недовольно сказал Лев Яковлевич – Тем не менее, на вопрос я отвечу. Мы не знаем, чьих это рук дело. Но надо отдать должное тем, кто это провернул. Спецслужбы у них работают классно. В данный момент мы пытаемся понять, куда доставят тело, чтобы направить туда оперативную группу.

В этот момент к нам подошла Нина.

- Ну, девочка, что у нас имеется? Я надеюсь, ты смогла вычислить место? – обратился к ней Лев Яковлевич.

- Кое что есть. – ответила она. – Из хороших новостей, похоже, мы знаем, где находится первый советник.

Все воодушевились. Если известно место, где его держат, то дело за малым. Просто найти его и вернуть торианцам с сопутствующими извинениями. Все довольны, все счастливы.

- И что это за место?

- Планета Далатх-4. Вблизи большой горной гряды имеется старый шахтерский поселок. – по ходу доклада девушка вывела на голопроектор изображение этого места - Шахту давно выработали, поэтому поселок пустует. Но там сохранился форт с военным гарнизоном. Гарнизон отдаленный, проверяют его редко. Время пропажи первого советника приходиться как раз на одно из внеплановых патрулирований, организованное силами гарнизона. По их данным, якобы, они обнаружили нечто подозрительное и отправили людей проверить свои догадки.

- Да нет, это бред. – вмешался Диггори. – Обычным гарнизонным воякам не под силу выкрасть первого советника гранд-маршала. На это способны только диверсанты экстра-класса. Откуда им взяться в обычном вшивом гарнизоне?!

- А мы и не предполагаем, что это они. – ответила Нина, смотря на Диксона взглядом, которым обычно удостаивают блоху. – Я склонна считать, что первого советника передали им во время патрулирования, и они просто доставили тело в гарнизон.

- Это всего лишь догадки. Я не могу отправлять людей в каждое захолустье, гарнизон которого шлялся по горам в тот момент, когда был похищен первый советник. – недовольно произнес Лев Яковлевич.

- Да, но у меня есть подтверждение моей теории. Буквально пару часов назад при входе в атмосферу планеты потерпел крушение торговый корабль торианнцев. Как раз рядом с тем гарнизоном. Публичная версия события – потеря управления. Но корабль до сих пор не вышел на связь и не включился аварийный маяк.

- Да, как то уже слишком много совпадений. Это явно был не торговец.

- Если соотнести собранную информацию и аварию торговца, то все становится очевидным. Исходя из параметров якобы разбившегося корабля, мы предполагаем, что высадилась одна корта. Скорее всего, это будет элитное подразделение. – ответила Нина.

Одна корта*. Это где то порядка тридцати торианцев. Не самое страшное. Но и недооценивать их нельзя. Такое количество бойцов в ударных доспехах сравняет небольшой гарнизон с землей минут за десять-пятнадцать. Торианцы - не самые многочисленные обитатели космоса, но очень и очень сильные.

- Какие действия уже предприняты? – спросил Лев Яковлевич.

- Контрразведка под благовидным предлогом отправила в гарнизон своих людей. РДС уже готовят группу диверсантов.

-Этого мало. – генерал задумчиво потирал подборок. Тем более, если торианцы придут туда раньше, чем первого советника успеют вывезти.

- Можно отправить туда две группы немезисов. У нас сейчас достаточно боеспособных подразделений. – заметила Нина.

Генерал коммандор задумался. Вариант, предложенный Ниной, лично мне казался очень разумным. Первый поток немезисов уже полностью закончил обучение и имеет достаточное количество хорошо сработавшихся и тренированных групп.

- Нет, мы поступим иначе. К тому же, две группы немезисов могут не справиться. – наконец ответил Лев Яковлевич.

Я начал догадываться, к чему он клонит. По спине побежали холодные мурашки.

- Давайте пошлем больше. Три, четыре, пять групп. – продолжала настаивать Нина. – Выбор у нас невелик. Эсперы еще не закончили подготовку.

- Кое-что есть. – задумчиво ответил генерал.

Нет, только не это.

- Мы отправим туда две команды. Штурмовую команду и команду огневой поддержки. Возглавят их вот эти двое.

Я похолодел. Это было уже совсем не смешно. Мы даже краткого курса еще не закончили.

- Но они ведь даже не закончили обучение! – выразила мои мысли Нина. – Они уж точно провалят задание!

Лев Яковлевич оборвал все возмущения девушки один взглядом.

- Они эсперы. Я продумал все варианты. Этот – лучший. К тому же, недавний инцидент с дракой очень хорошо показал, чего стоят немезисы, и чего стоят эти ребята.

Так вот оно, значит, что. Вот почему Старик решил оставить меня и Диггори в проекте. Он планировал все изначально. Все это дополнительное обучение. С самого начала генерал-коммандор готовил меня именно для этого момента.

- Я не зря столько времени и сил потратил на их подготовку. Они справятся с этой задачей.

Нина, видимо, тоже все поняла. И поспешила вмешаться в решение, которое выглядело абсурдно, как не посмотри.

- Все равно, это отправление людей на смерть! Давайте отправим туда еще одну группу. 11-ю, например. Они тоже имеют хорошие показатели.

- Ты не поняла, я не собираюсь отправлять туда всю 9-ю. Только две команды. – поправил ее генерал-коммандор.

- Но у них очень мало опыта. – тихо ответила Нина.

- Лейтенант, вы аналитик, и должны мыслить соответственно. – тон Льва Яковлевича стал холодным и официальным. - Не забывайте, что эти люди – эсперы. Каждый эспер обладает боевым опытом сотен, а в отельных случаях, тысяч лет. Я верю, что эти ребята смогут себя проявить. Поэтому считаю, что риск обоснован. Все, вопрос закрыт. Лейтенант, благодарю вас за предоставленную информацию. Поручаю вам связаться со штабом РДС и проконтролировать, чтобы нашим группам было оказано максимальное содействие. И начинайте готовить своих людей, я объявляю всеобщую мобилизацию.

Нина кивнула и убежала исполнять приказы.

- Так, теперь перейдем к вам, ребята. – тон Льва Яковлевича стал более теплым.

- Вы отправляете нас на смерть? – деловым тоном поинтересовался Диггори.

Лев Яковлевич посмотрел на нас. В его глазах на миг отразилась старческая усталость и печаль. Скольким же людям он уже отдавал подобные приказы?

- Я не стану скрывать, что задание попахивает самоубийством. И сейчас объясню, почему. Есть вероятность того, что вы окажетесь на самом острие атаки торианской армии и просто не успеете вовремя убраться. Но все же шансы у вас есть. Поверьте, я бы не послал вас на это, если бы не необходимость.

- Я готов, и с благодарностью принимаю это задание. – с истинно аристократическим достоинством ответил Диггори.

Я недоверчиво посмотрел на него. Притворяется и бравирует что ли?

- Вы – истинный отпрыск своего рода. – с улыбкой заметил Лев Яковлевич.

Ничего не понимаю. Почем вдруг Диггори стал жаждать умереть на службе отечеству, а Лев Яковлевич стал к нему так относиться. Я что-то пропустил?

- Так, если все уже решено, тогда перейдем к следующему этапу – подготовки вас к этому заданию.

Мы все превратились в слух.

- Итак, вы возьмете под свое командование людей из вашей учебной группы. Тех, с кем вы уже несколько раз тренировались и показали впечатляющие результаты. Вам обоим присваивается звание капитанов и должность командиров оперативных команд. Вашим подчиненным присваиваются звания лейтенантов. Вы уже получили ваше персональное оружие. Я также распоряжусь, чтобы вас выдали всю необходимую дополнительную экипировку и боеприпасы. Если будут, какие либо, пожелания – не стесняйтесь. Все необходимое, в том числе и ваши люди, уже ждут вас в шаттле. Он доставит вас на космический корабль. Это понятно?

Мы оба кивнули в знак согласия. Все было организованно очень быстро и четко. Все же, Старик это давно планировал. Господи, насколько же он грамотный стратег, что оказался столько дальновиден и предвидел даже форс-мажор?

- Когда прибудете на место, то с вами свяжется местное отделение РДС и введет в курс текущих событий. Они так же обязаны оказать вам всю возможную поддержку. Там будете действовать на свое усмотрение. Старшим операции назначается Старков.

Диггори даже не скорчил лица. Я сегодня ему прямо поражаюсь.

- А теперь бегом к шаттлу. И удачи вам.

Мы оба отсалютовали и умчались выполнять отданные приказы.

Глава 11

В ангаре, как и сказал генерал-коммандор, нас уже ждал загруженный шаттл и наши команды. Мы кратко ввели их в курс дела, избегая упоминания о том, что шанс на возвращение у нас не слишком высок. Все же, не каждому было бы приятно слышать, что его отправляют на задание, где вероятность его смерти существенно превышает обычные пятьдесят на пятьдесят. Надо отдать ребятам должное, они лишних вопросов не задавали. Всех охватил ажиотаж предстоящей операции.

После краткого брифинга я посмотрел, что же нам приготовили. Кучу боекомплекта под все виды вооружения, запасное оружие, раздатчики для гранат. Да тут целый арсенал.

Наши парни были в приподнятом настроении. Еще бы, они ведь элитные бойцы, отправляющиеся на задание. А вот мне было отнюдь не весело. Я-то знал, что большинство из нас погибнет, если не вообще все.

- Влад, ты чего такой мрачный? – обратился ко мне один из ребят, по имени Чен.

- Просто задумался. – ответил я, выдавливая из себя жизнерадостную улыбку.

Отец всегда говорил, что как бы не была паршива ситуация, нужно поддерживать в своих людях боевой дух, иначе они гарантированно мертвецы.

- Да ладно тебе. Ты же их всех голыми руками разорвешь. – смеясь выдал еще один боец шутку. Это был тот самый паренек, которого ранили во время нашего первого учебного боя. Его позывной был Ястреб, а звали его Мартин.

- А вы что же, бездельничать, что ли собрались? – ответил я на шутку. Действительно, толку сейчас киснуть? Вдруг нам повезет, и мы уйдем до большой заварушки?

Так, шутя и смеясь, мы вылетели за пределы планеты и увидели наш космический корабль. Я такого еще ни разу не видел. Обтекаемый, с большим количеством выступающих округлых орудийных башен. И, что самое интересное, в корпусе явно виднелись шлюзы главных орудий. Судя по размеру шлюзов, калибр был впечатляющий. Скорее всего, тяжелые импульсные пушки . На судах подобного класса, по идее, они быть не должны. По размерам он был, как эсминец. Но эти орудия ставились только на крейсера и выше. Они стреляли огромными снарядами, размером с тяжелый танк, на скорости, близкой к световой. Интересно посмотреть на него изнутри.

В причальном шлюзе нас встретил капитан корабля.

- Здравствуйте. Рад приветствовать вас. Меня зовут Нордред Норман. Я – капитан «Кары», ударного фрегата новой модификации.

Капитан был уже пожилым. Внешне его возраст тянул лет на сорок, но системы костюма легко обнаружили следы процедур продления жизни. Внешне он был очень опрятен, одет в тщательно подогнанный серый мундир офицера космического флота.

- Здравствуйте, капитан. Я – Старков Влад, командир штурмовой команды эсперов. – представился я.

- Капитан Диксон Диггори, командир команды огневой поддержки. – так же представился Диггори.

- Рад приветствовать на своем борту эсперов. – ответил Норман.

- Взаимно, капитан. Где можем расположиться мы и наши люди на время перелета? – поинтересовался я.

- Вас проводят к вашим каютам. Что же касается расписания полета, то тут все предельно просто. Через час мы будем уже у точки выхода на струну. Потом еще полтора часа лету к планете от точки выхода. Так что через пятьдесят минут всем быть в фаз-капсулах. Какие либо вопросы еще будут? – ответил капитан.

- Что с ношением оружия на борту? – спросил Диггори.

- Только то, что относится к разряду личного. Пистолеты, холодное оружие. Как бы уважительно я не относился к вам, я не позволю разгуливать по кораблю вооруженным до зубов суперсолдатам. – отрезал Норман.

И тут мне пришло в голову.

- Нордред, капитан. Откуда вы знаете об эсперах?

- Все просто, парень. Мой корабль, как и еще несколько судов типа «Стилет»*, прикомандированы к вам, эсперам. Вы, при всей своей малочисленности, настолько важны для командования, что вам выделили личный флот. Немезисам выделили суда попроще. Более вместительные и крупные «Барракуды». – рассмеявшись, ответил капитан. – А теперь, энсин проводит вас к вашим каютам. Времени мало, потом, как-нибудь, поболтаем.

Да, времени было действительно мало. Норман жестом подозвал, кого то, из своих людей и распорядился проводить нас.

Пока энсин вел нас по коридорам «Кары», я решил расспросить его и побольше выяснить об этом корабле.

- Как тебя зовут? – поинтересовался я.

Энсин посмотрел на меня несколько недоуменным взглядом, но ответил.

- Майк Маерс, сэр.

- Отлично Майк, меня зовут Старков Влад. Ты не поделишься со мной информацией относительно вашего корабля? Уж очень он любопытный.

Судя по взгляду Диггори, он был невысокого мнения относительно моих дипломатических способностей. И этого мнение только что подтвердилось. А, плевать, я не с ним разговариваю.

- Это новейшая разработка. Судно класса «Стилет». – начал рассказывать Майк. – Этот корабль, нельзя отнести ни к какому из классов полноценно. Он предназначен для рейдов на тяжелые вражеские суда и, при этом, для транспортирования малых групп спецназа «Эспер» со всем вооружением и техникой.

- Действительно, странный корабль. – ответил я. – А чем он собирается атаковать крупные вражеские суда? Башенным вооружением много тяжелой брони не наковыряешь.

- Это да, сэр. – ответил, рассмеявшись, энсин. – Но на этих судах стоят четыре тяжелых импульсных орудия класса типа «Мститель». Снаряд массой в пятьдесят тонн выстреливается со скоростью в 97% от световой. Снаряды могут быть либо монолитные, либо с различными боевыми частями.

- Внушает. А что с броней? Ему ведь предстоит много получать. – заметил я.

- С броней все в порядке. Двадцать метров царритового* сплава, мощные экраны. Корпус корабля и его щиты сконструированы таким образом, чтобы не принимать на себя весь груз выстрелов. В бою мы его пока не испытывали, но стрельбы показали, что процент рикошетов и скользящих попаданий крайне высок. – с гордостью ответил Майк.

- Впечатляюще, Майк. Ты знаешь все об этом корабле. – похвалил я его.

- Спасибо сэр. – поблагодарил польщенный энсин.

Мы, наконец, пришли к нашим каютам. Небольшие, одноместные. Но с таким набором удобств, как санузел, душ, холодильник, медиацентр. Все, что нужно уставшему бойцу после задания. Любым другим родам войск только мечтать о такой роскоши в космическом полете. Иногда хорошо быть элитой.

Я в первую очередь заглянул в холодильник. Мой желудок вспомнил, что обед сегодня прошел как то мимо него. И теперь настойчиво требовал к себе внимания. К тому же, мама говорила, что лучший способ начать думать оптимистично – вкусно поесть. Чем я и занялся.

Когда мой желудок был уже сыт, по системе оповещения экипажа раздался голос Нормана.

- Говорит капитан корабля. Через десять минут будет совершен выход на струну. Всем немедленно занять фаз-капсулы.

Я сразу же нырнул в капсулу. Они включаются за пять минут до прыжка, так что у меня было еще пять минут на осмысление того, что я вкусно поел и сыт. Прелесть.

В себя я пришел от писка отключающийся фаз-капсулы. Эсперы способны, каким то образом, блокировать воздействие фазовой заморозки капсулы, поэтому для нас путешествие представляет определенную опасность. Если проснуться во время прыжка, то тело испытает эффект сжатого времени и в одно мгновение переживет сотни лет. К точке выхода со струны долетит только кучка пыли. Незавидная участь. Так что нас накачивают бешеными дозами снотворного. Благо, наш организм гораздо более устойчив к, подобного рода, воздействиям и без последствия переживает такое варварство. Как говорил главный медик базы, главное расслабится и получать удовольствие от приятных сновидений.

- Внимание, всему экипажу! Корабль вышел со струны! – раздался голос бортового бота.

Я встал и потянулся. Не помню, что мне снилось. Но впечатления остались только положительные.

- Так, подъем лежебоки! Мы вышли со струны. Скоро высадка. У вас есть минута на то, чтобы привести себя в порядок. После чего все идем к шаттлу и проверяем еще раз снаряжение и оружие. Не хочу, чтобы на первом же задании что-то пошло не так. – передал я своей группе по внутренней связи.

После этого я потянулся и решил еще раз приложиться к содержимому холодильника. Кажется, там был сок. Так и есть. Хорошоооо…

- Внимание, боевая тревога! Внимание, боевая тревога! Внимание, боевая тревога! – бездушный голос бота смешался с истерическими воплями тревожной сирены.

От неожиданности я поперхнулся соком.

- Какого… - чертыхнулся я, быстро проверяя снаряжение. Пистолеты на месте, меч на месте. Отлично. Я выскочил из каюты. Там меня уже ждали наши ошарашенные бойцы, и по аристократически возвышенно матерящийся Диггори. Судя по его виду, ему тоже не дали что то допить. И теперь это живописной кляксой заляпало броню.

- Что столпились?! Тревога! Все к шаттлу и ждем моих распоряжений! Я к капитану. Диггори? – обратился я к Диксону. Если бы я его не спросил, то ругани было бы больше.

- Да, я тоже. Хочу знать, кто виноват в моем нелепом внешнем виде.

Мы все дружно ломанулись по коридору, где уже вовсю суетились матросы, техники, орудийные расчеты и службы безопасности. В общем, это был очень организованный хаос.

У причального шлюза мы с Диггори тормознулись и выловили из этого человеческого потока первое же знакомое лицо. Это был энсин Майк.

- Майк, тормозни-ка. – сказал ему я, схватив его за руку. В принципе, мог бы и не просить. Парень как будто выкинул тормозной парашют. Его ноги продолжали бежать еще доли секунды, пока мозг не сообразил, что он не движется.

- Где находится капитанский мостик?

Майк быстро активировал наручный планшет и показал нам дорогу на плане корабля. Капитанский мостик располагался тремя уровнями выше, ближе к носу, в безопасной утробе корабля.

Через несколько минут мы были уже на мостике. Нас пропустили без всяких вопросов.

- Что случилось? – спросил Диггори у капитана.

Норман стоял у главного пульта, куда стекалась вся информация, и оживленно о чем-то дискутировал со своими старшими офицерами.

- Норман, кто на нас напал? – на этот раз крикнул Диксон.

Капитан повернулся и, наконец, обратил на нас внимание.

- Похоже, мы опоздали. – ответил он, показывая руками на изображение, показываемое голопроектором.

Сразу за нами со струны выходили огромные торианские корабли. Эскорты, линейные корабли, десантные танкеры. И, о господи, три дредноута!

- Вот это попали… - выдохнул я.

- Они нас не догонят. «Кара» предназначена для быстрых операций. Ни один из известных нам кораблей, которые могли бы представлять опасность, за нами не угонится. – успокоил нас Норман. - К тому же, мы не тут не одни.

Еще один голопроектор дал новое изображение. На нем была группа из десяти судов. Пять фрегатов, три броненосца и два крейсера.

- Это корабли охранения точки входа. Торианцы нарушают регламент, по которому вход в систему военным флотилиям и соединениям военных кораблей воспрещен. Но охрана точки слишком малочисленна. Бедняги обречены. – сказал нам Норман.

Да, действительно. Один из торианских дредноутов с несколькими судами сопровождения способен разнести эти корабли охранения. В прямом боестолкновении торианцы очень и очень сильны.

- Капитан, сэр, передача с кораблей охранения. – сказал связист.

- Проиграй. – скомандовал Норман.

Связист тут же вывел сообщение на динамики мостика.

- Внимание! С вами говорит сторожевое соединение кораблей Федерации Человека под командованием адмирала Осинцева, капитана крейсера «Твердь». Вы нарушаете требования мирного соглашения между Торианской Военной Империей и Федерацией Человека, запрещающей ввод на приграничную территорию крупных флотских и военных соединений. Требую немедленно прекратить продвижение и, отведя ваш флот в глубокий космос, пояснить причины такого грубого нарушения постановления мирного соглашения. – Голос Осинцева был решителен, не смотря на то, что его кучка судов смотрелась смешно по сравнению с флотом вторжения.

- Они наводят орудия! – закричал один из офицеров наблюдения.

Действительно, в ответ на требования головной дредноут навел свои орудия на корабли Осинцева, не забыв, в прочем, и про нас. Правда, на нас выделялся далеко не главный калибр. Это радовало.

- Наша «Кара» всего три километра в длину и очень маневренна. Ему ни в жизнь не попасть. – рассмеявшись, сказал один из офицеров на мостике.

- Маневр уклонения, кретины! – заорал Норман.

В ответ на его слова дредноут и фрегаты разразились росчерками выстрелов. «Кара» резко ушла в сторону, демонстрируя феноменальную маневренность. Видимо, торианские стрелки решили не рисковать, поэтому били по площади, и все же зацепили нас.

- Удар! – закричали с локационного пункта.

Корабль сотрясся от попадания крупного снаряда.

- Еще удар!

На этот раз корабль затрясло основательно. Видимо, зацепило чем-то большим и не один раз.

- Вышли из сектора обстрела, маневрируем! - доложил один из пилотов, когда тряска прекратилась.

- Доложить о повреждениях! – приказал Норман.

- Незначительные выбоины на корпусе. Попал крупный калибр, но корпус выдержал на отлично. Экраны держатся стабильно. Внутренних повреждений нет. – отрапортовал начальник технической службы, сверяясь с показателями.

Я смотрел на голоэкран, показывающий наши корабли. Фрегаты просто разнесло в клочья. Их экипажи, скорее всего, даже не успели до конца осознать произошедшего с ними. Два броненосца все еще были живы и сейчас маневрировали для ответного залпа, но один был уже изрядно побит. Его немного неуклюжий корпус испещрили выбоины и сквозные пробоины. Экипаж демонстрировал все свое мастерство, удерживая контроль над кораблем и не собираясь сдаваться без боя. Они настоящие герои, отчаянные, но герои. Как и вся группа охранения, осмелившаяся преградить путь флоту, против которого у них не было ни единого шанса. Еще один броненосец превратился в выпотрошенный остов. Его корпус был насквозь дырявый и из пробоин, как будто кровь из левиафана, в космос выплывало его содержимое.

А вот с крейсерами дела обстояли гораздо лучше. Все три были в строю и уже развернулись для бортового залпа. Они были побиты, их корпуса были изодраны попаданиями тяжелых орудий дредноутов. Но отступать они не собирались.

- Черт подери, ублюдки! Они же устраивают бойню! Без ультиматумов, без возможности сдаться! – возмущенно закричал Норман, ударяя кулаком по тактическому столу.

- Капитан, еще залп! – предупредил офицер наблюдения.

- Маневр уклонения! Проложить вектор так, чтобы на выходе из маневра ударить по ним из «Мстителей»*! – распорядился капитан.

В его глазах смешались ярость и боль. Он видел, как такие же космофлотчики, как и он, гибли сейчас в жесте отчаяния, стремясь сдержать хотя бы ненадолго врага, и дать возможность подготовится планетарной обороне.

- Есть! – ответил пилот.

Я посмотрел на Диггори, ожидая, что он возмутиться. Но парень был на редкость спокоен. Странно.

- Внимание, возможны столкновения! – предупредил главный пилот.

Корпус «Кары» завибрировал, но уже менее ощутимо.

- Все выстрелы прошли по касательной, корпус без повреждений. – тут же отрапортовал начальник техслужбы.

Тем временем наши суда приняли на себя следующий залп, но «Молотобойцы», стопятидесятидюймовые орудия торианского дредноута, еще не перезарядились и большинство выстрелов не причинили оставшимся судам ощутимого вреда, исключая уже изрядно покалеченный броненосец. Его корпус пошел трещинами и начал раскалываться. Но он все же успел ответить, изрыгнув всем бортом свой последний залп. Пока я наблюдал за гибелью броненосца, наши корабли открыли ответный огонь. Корпуса броненосца и остальных оставшихся в строю судов осветился голубоватыми вспышками залпов. Не столь грубые, но куда более разрушительные, импульсные орудия жестоко наказали торианцев за их самоуверенность. Ближайшие эскортные суда нападавших начали развалиться, когда бронебойные снаряды, разогнанные до около световой скорости, пробили их навылет. Тяжелые орудия наших крейсеров не оставили без внимания и своего главного обидчика, наградив дредноут несколькими пробоинами.

Но торианский дредноут как будто не обратил внимания на эти попадания, и, скорректировав прицелы своих орудий, дал залп. Последствия были ужасны. Последний броненосец разорвало на куски. Один из крейсеров исчез в яркой вспышке, видимо, получив прямое попадание в главный реактор. Второй получил несколько крупных пробоин. Его двигатели заглохли, а все освещение потухло, превращая некогда мощное судно в безжизненный остов, обреченный вечно странствовать по космосу летучим голландцем.

От созерцания картины избиения нашей сторожевой группы меня отвлек голос начальника орудийной службы.

- Сэр, вышли на линию огня! На прицеле флагманский дредноут! – доложил он.

- Направить главные орудия на носовую башню! Огонь по готовности! – скомандовал капитан.

Корабль немного сместился и его корпус завибрировал, когда конденсаторы разрядились, давая энергию для залпа «Мстителей». Все четыре шахты огромных импульсных орудий располагались таким образом, чтобы попадания приходился по небольшой области, нанося всего один, но поистине разрушительный удар. Обзорные голограммы полыхнули синим, когда выстрелил главный калибр «Кары».

- Прямое попадание! - радостно доложили со стороны орудийной службы.

Носовая орудийная башня дредноута, в которой располагалась строенная пушка класса «Трезубец», одно из главных орудий дредноута, взорвалась, разбрасывая куски обшивки и обломки орудия. Видимо, взрыв башни вызвал цепную реакцию и детонировал уже подвезенный к орудию боекомплект. Корпус в нескольких местах около остова башни вздулся огромными нарывами и, лопнув, выбросил в космос обломки и вихри сгорающего кислорода.

По капитанскому мостику раздались крики радости.

- Отличное попадание! – похвалил капитан. – А теперь уносим ноги, пока они не принялись за нас капитально. Наша малышка не выдержит, если эти монстры сконцентрируют на ней свой огонь.

Тем временем на голографическом изображении последний оставшийся крейсер дал еще один залп, уничтожив и повредив несколько мелких судов, и начал выполнять разворот, стремясь повернуться к дредноуту носом.

- Это «Твердь» Осинцева. – сказал Норман. – Отличный командир и великолепный экипаж.

Крейсер на изображении сотрясло от серии попаданий, пробивших множество дыр в его корпусе. Но это уже ничего не значило. Крейсер развернулся носом к дредноуту и включил полный ход. Флагман Осинцева шел на таран, надеясь последним ударом уничтожить ненавистный корабль, унесший в могилу весь его маленький флот. «Твердь» стремительно приближалась к борту вражеского корабля.

Серия мощнейших разрывов пробежала вдоль корпуса крейсера. Два других дредноута дали скоординированный залп из «Молотобойцев» и «Трезубцев», который разорвал «Твердь» на части. Крейсера адмирала Осинцева, как и его самого, больше не существовало.

- Максимальная скорость! Курс на Далатх 4! Уходим! – скомандовал Норман.

«Кара» легла на курс и начала стремительно удаляться от вражеского флота. Противник открыл плотный огонь, стремясь достать наш корабль. Но высокая скорость и отменная маневренность были нам отличной защитой.

- Эсперы, вам пора бы уже готовится к высадке. На такой скорости мы прибудем к Далатху минут через двадцать. А потом у вас будет очень мало времени на высадку, а у меня – на подготовку судна к бою. – сказал нам капитан.

- Вы собираетесь драться? – поинтересовался я.

- Конечно. Должен же кто-то помочь прикрыть ваши головы от орбитальных бомбардировок. – ответил, усмехаясь, Норман.

- Хватит болтать. – сказал Диггори и первым покинул мостик. Я двинулся за ним.

Мы быстро добрались до причального шлюза, где нас уже ждал готовый к вылету шаттл.

- Всем приготовится к высадке. Проверить, всю экипировку, оружие и тщательно все закрепить. Нас доставят на планету быстро и с минимумом комфорта. – сказал Диггори, войдя в шаттл.

Я кивнул своим ребятам, чтобы они тоже подготовились.

- Внимание, эсперы, приготовится к высадке. – раздался голос капитана по динамикам шаттла. – И удачи там.

- Взаимно, капитан. – ответил я.

Шаттл задраил шлюз и начал взлетать с посадочной палубы «Кары».

- Ну что, парни, понеслась нелегкая! – ободряюще обратился я к окружающим.

Наш шаттл вырулил из чрева корабля и направился в сторону планеты. А на орбите наши корабли и станции охранения уже обменивались выстрелами с приближающимся флотом ториан.

- Там местное отделение РДС вызывает командира. – передал нам один из пилотов по внутренней связи.

- Соедини. – ответил я.

Видимо, РДСовцы сами не справляются, раз так быстро с нами связались. Мы еще даже в атмосферу не вошли.

- Капитан Старков слушает.

- Капитан, здравствуйте. Я – полковник Карл Энгельс, начальник Разведывательно-Диверсионной Службы на Далатхе.

- Приветствую, полковник.

- Капитан, ситуация складывается сложная. Гарнизон, где предположительно прячут первого советника, в данный момент осажден десантом торианских штурмовых войск. Мы послали на помощь одно из наших охранных подразделений, а так же разведывательно-диверсионную группу из ближайшего отделения. Но связи с ними в данный момент нет. – сообщил полковник.

- В чем проблема? Пошлите еще людей. – влез в разговор Диггори.

- С кем имею честь говорить? – поинтересовался полковник Энгельс.

- Капитан Диксон. – представился Диггори.

- Насколько я знаю, операцией командует Старков. Поэтому потрудитесь не лезть в разговор.

Диггори скорчил кислую мину и приготовился высказать все, что он думает о полковнике. Но я подал ему знак успокоиться, за что был удостоен раздражительного взгляда.

- Полковник, капитан задал вам нормальный вопрос. Потрудитесь ответить. – сказал я Карлу.

На той стороне канала послышалось недовольное ворчание по поводу привилегированных баловней судьбы и том, где он их видел.

- У нас не хватает людей. Наше отделение на планете не очень большое. К тому же, сейчас все заняты подготовкой к высадке торианцев, поэтому мне никто не выделяет людей, считая укрепление обороны более приоритетным, чем непонятная заварушка за бесполезный гарнизон на отшибе. Все солдаты моего ведомства заняты организацией мобильной обороны для замедления динамики атаки врагов. – ответил наконец полковник.

- Понятно. – сказал я.

В целом, он прав. Ему сейчас важней укрепить оборону планеты. В конце концов, задачу по нахождению первого советника ставили нам. Так что будем справляться.

- Полковник, мы не будем совершать промежуточной посадки, с сразу летим к форту. – сообщил я свое решение.

- Удачи вам. – сказал полковник и отключился.

Да, удача нам пригодится.

- Пилот, нам необходимо попасть сразу к цели нашей миссии. Промежуточной посадки не будет. Возможно, придется высаживать нас прямо в бой.

- Вас понял, сэр.

Шаттл заложил крутой вираж и начал стремительно приближаться к поверхности.

- Всем еще раз проверить оружие и экипировку. По последней информации, гарнизон, где находится наша цель, сейчас осажден. Неизвестно, в каком состоянии обороняющиеся, живы ли они. Запомните, гарантировано, лояльны Федерации из присутствующих в гарнизоне только люди из РДС. Сами служащие гарнизона могут быть предателями. Так же еще раз напоминаю, что торианцы являются очень сильными противниками. Тяжело бронированными и хорошо вооруженными. Поэтому не расслабляться. Работаем слаженно и не подставляемся под пули. Нас всего двенадцать человек. При высадке группа Диггори сразу занимает оборону. Моя группа совершает первичную зачистку, если это необходимо. После этого Диггори, ты организуешь и удерживаешь периметр. Я и мои люди ищем первого советника. Вопросы?

Вопросов не было. Все были предельно серьезны и сосредоточены. Я проверил свое оружие, боеприпасы. Все было на месте. Винтовка, пять магазинов к ней, пистолеты с четырьмя запасными обоймами, гранатный раздатчик, гранаты для подствольного гранатомета, оружие ближнего боя. Все на месте и в полном комплекте. Отлично.

- Внимание, высадка через три минуты. Судя по всему, там внизу действительно идет бой. Где вас сбросить? – обратился ко мне пилот.

- Дай картинку. – попросил я.

Небольшой голопроектор спроецировал изображение форта и прилегающего городка. Форт представлял собой несколько небольших построек с коммуникационной башней и командным пунктом, перед которым раскинулся плац. Все это по кругу было обнесено стеной. Выглядело непритязательно, но такому городку больше и не надо. Непосредственно за стеной располагались внешние окопы для легкой техники и пехоты. Дальше была зона отчуждения метров пятьдесят, и начинались жилые постройки, среди которых, как огромные жуки, копошились торианские рыцари. Форт атаковался с восточной стороны. Вся его территория была усеяна телами солдат Федерации. И не одного трупа нападавших. Интересно, почему?

Судя по голубоватым вспышкам, обороняющиеся заняли восточную стену и активно отстреливались. Но торианцы не сильно обращали внимание на их ручное стрелковое оружие. Наших от окончательного разгрома спасало две оставшихся в живых БМП «Делфи»*, которые маневрировали среди внешних окопов и старались подавить нападавших огнем. Их двадцатимиллиметровые импульсные автопушки заставляли противника наступать очень аккуратно. Еще одна БМП валялась на брюхе и догорала. Видимо, туго им пришлось.

- Диггори, где тебе удобней всего будет организовать оборону? – обратился я к Диксону.

Он внимательно изучил форт, что-то прикинул и решительно ткнул на развороченную башню связи, находящуюся на северо-востоке и вплотную примыкавшей к стене. С нее открывался отличный обзор, и его снайперская винтовка сможет найти там много работы. Башня явно не функционировала, а у торианцев, скорее всего, были глушители связи. Поэтому небольшие рации не могли пробиться сквозь помехи. Ладно, связь была у нас.

- Я распределю своих людей по стене рядом, а сам смогу отстреливать неприятеля с верхних этажей. Только нам нужно высадиться посередине двора. Иначе они быстро поймут, где я засел.

Звучало разумно. Что же, приступим.

- Сбросьте нас во дворе, а сами давите их с воздуха. – обратился я к пилотам.

- Вас поняли.

Наша броня позволяла нам десантироваться с высоты до тридцати метров, без риска что ни будь себе сломать или отбить.

- Приготовиться к высадке! – предупредил нас пилот.

Мы все встали и построились для десантирования. Сначала я со своими парнями, а потом Диггори и его любители больших пушек.

Десантный люк открылся и внутрь вместе с ветром проникли звуки боя, выстрелы, крики и разрывы снарядов.

- Пошли! – скомандовал я, когда загорелся сигнал высадки, первым делая шаг в пустоту.

Внизу, на расстоянии двадцати метров, простирался бетонный плац. Я сгруппировался и смотрел, как поверхность стремительно неслась мне на встречу. Автоматика брони позволила идеально рассчитать приземление. Я врезался в бетонную поверхность и тут же бросился в сторону. Мои чувства подсказывали мне, что сверху уже сыплются остальные бойцы и знал, куда они приземляться, не поднимая головы. Я уже говорил, что броня в боевом режиме позволяла ощутить себя больше, чем человеком? Так вот, повторюсь. Ощущения неописуемые. Я чувствовал каждое движение в радиусе ста метров.

- Лорд, занимай со своей группой вышку! Моя группа - занимаем позиции на стене и помогаем обороняться! – скомандовал я.

Диггори и его люди побежали в сторону вышки, а я со своими ребятами рванул в сторону стены. Наш шаттл стремительно взвился вверх. По его броне активно барабанили пули торианцев.

- Найди и открой канал связи этого подразделения. – обратился я к своим сопроцессорам.

Стена форта была высотой метров десять и делилась на три уровня с выходящими во двор окнами, по которым распределились обороняющиеся.

Подбежав к стене, я оттолкнулся и, сгруппировавшись, влетел в окно второго этажа. Следом за мной в соседние окна впрыгнула моя группа. Я мысленно отметил им их позиции и сам прильнул к бойнице.

Картина, которая развернулась перед моим взором, удручала. «Делфи» отчаянно маневрировали, перестав даже думать об ответном огне. Положение у них очень незавидное. Торианские рыцари наступали по всему фронту. Видимо, прилетевший шаттл спровоцировал решительную атаку, которую предстояло пережить.

- Запрашиваемый канал связи открыт. – оповестил меня бот.

- Подключи.

- Выполнено.

- Говорит капитан Старков Влад, командир штурмовой группы сил проекта «Эспер». – представился я. – Кто командует обороной?

- Старший лейтенант Чен Джи. Войска оперативного развертывания РДС. Рады приветствовать вас, эсперы. Мы нашли первого советника. Он уже мертв. Но вынести его не успели, на нас напали торианцы. – в его голосе слышалось неподдельное облегчение.

- Старлей, предлагаю тебе отозвать свои машины обратно за стену, иначе они там кончатся. – для начала предложил я, разумно полагая, что в первую очередь нужно постараться не помереть быстро, а потом уже заняться первым советником.

Спустя несколько секунд «Делфи» начали отходить к входу в форт, находящийся на южной стороне. Правда, для этого им необходимо было проехать довольно прилично, и БМП имели все шансы не доехать.

Я сверился с виртуальной картой и отметками о расположении эсперов. Судя по меткам, Диггори со своей группой уже занял позиции и ждал отмашки.

- Лорд, прикрой «Делфи», иначе не доедут.

- Понял. – коротко и лаконично. Нужно ценить такие моменты, обычно он не упускает возможности вставить, что ни будь, что вызывает нестерпимое желание его прибить.

Башня связи заискрилась голубоватыми вспышками импульсных выстрелов, а воздух прорезал гул от пуль, летящих на скорости в несколько махов.

- Группа, огонь! Не дать противнику сосредоточиться на наших машинах! – скомандовал я, вскидывая «Эви».

Торианцы продолжали проявлять упорство, которым они славились. Их доспехи-экзоскелеты давали им достаточно защиты. Да и сами по себе они отличались огромной силой и выносливостью. От трёх до четырёх с половиной метров ростом, массивные и очень сильные. Вооружены соответственно. Их двадцатимиллиметровые штурмовые винтовки «Драгх» были способны пробить те же самые «Делфи», не говоря уже о более тяжелом вооружении. В нашем понимании, все они бегали с автопушками. Единственное, что облегчало ситуацию, так это тот факт, что все их вооружение строилось на использовании химических соединений вроде пороха, что уменьшало их поражающий потенциал.

- Если эти дуболомы не уменьшат динамику атаки, то окажутся под стенами раньше, чем понесут какие либо вменяемые потери. – прервал мои мысли Диггори.

Черт, а он прав. В наблюдательности ему не откажешь. Я еще раз окинул поле боя взором. Торианцы наступали плотными колоннами, выставив в передних рядах штурмовых рыцарей, которые прикрывались огромными щитами из сверхпрочных компонентов, сдобренных силовыми полями. Тяжелого вооружения, чтобы остановить наступление, нет. Разве что «Делфи», но эти две машинки попросту разорвут огнем. А пробить щиты из имеющегося ручного вооружения не представляется возможным. Вот если бы смешать строй, заставив колонну рассеятьсяи выйти из под прикрытия штурмовиков. Вот тут бы пулеметчики Диггори разгулялись. И у меня есть мысль, как это сделать. Но даже мне этот план кажется самоубийственным.

Тем временем над атакующими пронесся наш шаттл, поливая их из всех орудий. А это, я вам скажу, очень больно. Его оружие и ракетное вооружение предназначены для борьбы с аэрокосмическими истребителями и для поддержки высадки. Шаттл перепахал площадь длинной сто метров и шириной в двадцать, оставляя после себя только вывороченные куски бетонной мостовой и разорванные тела торианцев. Заход унес одну из наступавших колонн. Отличная работа.

- Молодцы парни! – похвалил я их.

- Спасибо, сэр! – ответили пилоты, и шаттл пошел на следующий круг.

Внезапно в главный двигатель ударил снаряд, пробил обшивку и взорвался внутри.

- Черт возьми, что это было?! – выругался я.

- У нас накрылся главный двигатель! Мы долго не протянем! – прокричал один из пилотов по связи.

- У этих выродков где то сидит снайпер! И, возможно, он не один! – выругался Диггори.

- Вы можете посадить шаттл? – спросил я у пилотов.

- Посадить – это громко сказано! Можем дотянуть на маневровых, и грохнуться во дворе! – пилоты вынужден был кричать, чтобы его можно было услышать сквозь протестующий вой аппаратуры и грохот падающего шаттла.

- Хоть как то. Садитесь во двор. – ответил я.

Нам позарез нужен был шаттл. Там были все наши боеприпасы, дополнительное вооружение и еще много чего полезного. Если нам предстоит длительная заварушка, то без всего этого никак не обойтись.

- Диг, ты можешь вычислить и нейтрализовать их снайперов? – обратился я к Диггори.

- Могу. Но еще раз назовешь меня Дигом, и я нейтрализую тебя, усек? – он, казалось, почти не волновался, был предельно сосредоточен и даже успевал язвить. Неудивительно, что он был лучшим снайпером на потоке. Для этого у него были все данные.

- Ты лучше трать патроны по назначению. Мы тут, похоже, застряли. – ответил я, переключаясь на канал РДС-ников.

- Чен, у тебя есть снайпера? – обратился я к командиру РДСовцев.

- Да, есть один. И еще два у диверсантов, но они не в моем подчинении. Поговорите с лейтенантом Крипманом. Он у них за главного.

- Ясно. Слушай, где то засели снайпера. Их нужно снять, потому что если они переключаться на форт, то будут щелкать нас, как семечки. Последствия, думаю, тебе объяснять не нужно?

- Все понял.

Хороший офицер. Быстро все понимает и не качает права. Мне такие нравятся. Да и я не шутки шутил. Снайпер в понимании торианских рыцарей – это боец, не отличающийся высокой подвижностью или серьезным бронированием, но с очень серьезным оружием. Обычно это пятидесятимиллиметровая винтовка с очень мощным патроном. Ну, как я уже говорил, если в их понимании это винтовка, то в нашем – полновесная пушка.

Я постарался связаться с командиром развед-диверсионной группы. У них должны быть хорошие стрелки. Тихие и аккуратные.

Тем временем шаттл начал заходить на посадку. Правда, в данной ситуации «заходил на посадку» действительно слишком громко сказано. Машину трясло и постоянно перекашивало, маневровые двигатели ревели от перегрузки, силясь удержать судно в воздухе. Наконец шаттл завис над двором и начал снижаться. В этот момент вражеский снайпер сделал еще один выстрел, и заткнулся маневровый двигатель по правому борту. Шаттл начал стремительно заваливаться на бок. Казалось, сейчас судно окончательно потеряет управление и разобьётся. Но нужно отдать должное пилотам, они буквально все выжимали из оставшихся двигателей, стараясь выровнять судно. Второй маневровый двигатель потух и шаттл начал свободно падать. Включились балансирные дюзы по правому борту, выравнивая корпус. Наконец, шаттл врезался в бетон плаца и затих. При падении его изрядно помяло, но, слава богу, ничего не взорвалось и экипаж, похоже, не пострадал.

Я отвернулся и открыл канал связи.

- Говорит капитан Старков, командир группы спецназа «Эспер». Вызываю лейтенанта Крипмана. – я сказал все это, надеясь, что меня услышит нужный человек. И мне повезло.

- Крипман слушает. Что вы хотите, капитан? – голос говорившего был не молод, а хрипота говорила о пристрастии к курению.

- Нам необходимо подавить вражеские «Длинные луки»*. Мне сказали, что у вас есть снайпера. Буду очень признателен, если они нам помогут.

- Уже занимаемся. – ответ был короток и лаконичен. Вообще, разведчики-диверсанты – весьма специфические бойцы . Работают всегда в отрыве. Никогда не паникуют. Действуют максимально эффективно, без лишних спецэффектов. Прикладывают максимум усилий для выполнения своей боевой задачи. Золото.

- Тогда еще вопрос, лейтенант. – начал я.

- Майлз. – прервал меня лейтенант.

- Не понял?

- Меня зовут Майлз. Не нужно этих «лейтенант». Не люблю. Что ты хотел, парень?

- Эээ… - я немного смутился. – Я собираюсь на вылазку, чтобы задержать продвижение торианцев. Может, вы присоединитесь. Ваша помощь была бы очень кстати.

Вообще, это было бы замечательно. При помощи таких спецов мы могли бы приостановить продвижение и выиграть время для того, чтобы Чен организовал огневые позиции для своих «Делфи». Это позволило бы нам продержаться до прибытия подкрепления. Если оно вообще будет…

- Нет, парень. Открытый бой не для нас. Не наш профиль. Для этого мы слишком мягковаты броней. Вот вы, как я слышал, для этого подходите в самый раз. Так что лучше ты там развлекись со своими молодчиками, а мы поможем по-своему. – ответил Майлз. Он не собирался зазря рисковать своими людьми. Сначала я хотел привычно возмутиться. Но лейтенант производил впечатление настоящего профессионала, так что, возможно, он прав.

- А как вы тогда поможете? – решил уточнить я ради интереса.

- Увидишь. – последовал короткий ответ. Черт.

Ладно, буду действовать тем, что имею. Другого выбора все равно нет. Отец всегда говорил, что тот, кто отчаялся, уже не способен эффективно действовать. Его мысли скованны паникой, а тело – страхом. Так что нет смысла поддаваться отчаянию, нужно действовать.

- Лорд, я решил сделать вылазку и остановить нападающих на подступах. Других вариантов задержать их я не вижу. Свяжись пока с Ченом – это командир подразделения РДС. Пусть его люди перенесут тело первого советника в шаттл. Возможно, нам придется экстренно уходить, и нужно бы подготовиться к этому заранее. А, еще, пусть проверят экипаж. Код канала связи я тебе передал. И, да, я очень надеюсь на твоих ребят и их пулеметы.

- Что, боишься умереть? – поинтересовался Диггори.

- Да нет, боюсь, что не представится шанса надрать твою задницу. – ответил я. Кстати, вполне честно.

Диггори рассмеялся. Видимо, ему мои слова пришлись по душе.

- Не волнуйся, прикроют. Я буду лично следить за тобой, как только разберусь с их стрелком. Или стрелками.

- Отлично. Тогда я пошел.

Переключившись на канал связи с командой, я отдал приказ.

- Эсперы, атакуем!

Кровь в жилах закипела, и тело наполнилось жаждой действия. Сопроцессоры верно отреагировали на мое настроение, впрыснув порцию боевых гормонов. Что же, зададим жару этим выродкам!

Я первым спрыгнул со стены, мои люди последовали за мной. Едва ноги коснулись почвы, я тут же рванулся с места, не давая врагу прицелиться.

- Двигаемся! Не даем противнику вести прицельный огонь! Бегом, бегом! – кричал я, подгоняя своих парней.

Движение, звуки боя, все это пробудило во мне жажду сражения, провоцируя выбросы энергии. Энергосилуэт брони загорелся, мир вокруг замедлился, а мои движения ускорились. Я знал, как нужно двигаться, чтобы по мне не попали. Во мне как будто пробудился другой человек. И он требовал крови врага!

Мои парни, воодушевленные моим примером, не отставали. Мы преодолели расстояние от стены до начала жилых построек за считанные секунды, ни потеряв в этой гонке со смертью ни одного бойца.

- Да вы прямо прирожденные спринтеры, ребята. – присвистнул Диггори.

- Мы на месте. Лорд, подключай своих людей, пусть будут и готовы открыть огонь по первой команде.

- Конечно, мы всегда «за» пострелять.

Я быстро осмотрелся, сверяясь с данными, поступающими в мой мозг с ТАКа. Согласно данным, взятым с визоров Диггори, передовая колонна неприятеля двигалась по улице в пятидесяти мерах северней. Они сейчас приблизительно в пятистах метрах от форта.

- Времени мало, так что двигаемся быстро. Нам необходимо устроить засаду неприятелю. Займем вот это здание. – я поставил отметку на карте через мыслепроектор*, выбрав здание в пятидесяти метрах от конца улицы и начала зоны отчуждения. – Выдвигаемся.

Взяв оружие наизготовку, мы двинулись через здания. Команда шла четко и слаженно. Каждый из моих бойцов был профессионалом, даже не имея боевого опыта. Видимо, про это и говорил генерал-коммандор, когда рассказывал про феномен эсперов. Как только я очутился на поле боя, во мне как будто пробудился другой человек, который знает, как и что нужно делать. Каждый из моих бойцов двигался мягко и стремительно, прикрывая друг друга, как профи с многолетним опытом.

В нужно доме мы были меньше, чем через минуту. Это было трехэтажное жилое здание. Дешевая массовая застройка, стены можно было спокойно проламывать пинками.

- Так, занимаем второй и третий этажи. Стараемся выбрать позиции с максимальным сектором огня. На стены не надеемся, торианские «Драгхи»* наделают в них дыры на ура. Поэтому до моей команды сидим тихо и не высовываемся. Основная задача – заставить колонну выйти из-под прикрытия первой шеренги со щитами. После этого ими займется команда Лорда. – кратко проинструктировал я своих бойцов.

Мы быстро расползлись по зданию. Двое и я на втором этаже, еще трое – на третьем. Расположились по всей длине здания, с интервалом в восемь метров. Как раз вовремя, потому что передовая колонна вошла в стометровую зону действия ТАКа.

- Всем приготовится. – скомандовал я, присев у окна.

Высовываться не было необходимости. Благодаря тактико-аналитическому комплексу я отчетливо чувствовал, где находится колонна. Торианские рыцари шли плотным строем. Отчетливо было слышно, как огонь обороняющихся безуспешно пытается их остановить, выбивая искры из щитов передней шеренги и бронированных наплечников. Колонна шла уверенно, не снижая темпы и не отвлекаясь на какую либо разведку. Самоуверенные засранцы. Сейчас мы их проучим.

Я дождался, пока колонна достигнет ближайшего к форту конца здания и, выпрямившись, в полный рост, встал в окне, вскидывая винтовку.

- Огонь! – скомандовал я, нажимая на курок.

Здание окрасилось голубыми вспышками импульсных выстрелов, когда моя команда присоединилась ко мне. Воздух наполнился гулом от наших выстрелов. Очередь из моей винтовки ударила в идущего во второй шеренги рыцаря и, выбив дорожку искр от спины до головы, вгрызлась в шлем. Плотный поток пуль пробил затылок шлема, и голова взорвалась кровавым фонтаном. Тело жертвы завалилось на бок, открывая мне широкую спину щитоносца. Отлично.

Я сместил прицел и выстрелил из подствольного гранатомета. Штурмовик услышал крики и начал поворачиваться, когда граната ударила его в спину. Взрыв прошел по касательной, не сумев пробить брони, но взрывная волна сделала то, что требовалось, отбросил рыцаря на мостовую. Я мелком осмотрелся. Стрельба моих парней унес жизни еще троих торианцев. Их огромные доспехи были изорваны плотным автоматическим огнем. Правда, надо было отдать нападавшим должное, они уже успели вычислить, откуда их атакуют и приготовились ответить.

- Отходим! – скомандовал я и бросился от окна. Мы начали отступать как раз вовремя. Ответный огонь прошивал стены, как картонку. Замешкайся мы на пару секунд, и все могло кончиться плачевно.

- Лорд, действуй!

Мы выскочили из здания с обратной стороны. Торианцы продолжали поливать его огнем.

- Ну, у них и пушки! – поделился эмоциями один из моих ребят, по имени Нил.

Я поднял руку и прислушался. Звуки изменились. Создавалось ощущение, что на улицу, где находился враг, обрушился стальной град. Рискнув выглянуть из-за угла, я ужаснулся. Картина действительно была впечатляющая. Пулеметный огонь группы Диггори хлестал по рыцарям тириевыми* струями. Этот плотный поток пуль буквально перемалывал торианцев, оставляя вместо тел кровавую мешанину.

Менее, чем через минуту все было кончено. Улицу усеяли мертвые тела. Все вокруг было забрызгано кровью. Как и говорил Томас, когда пуля на сверхзвуке пробивала тело, то на выходе утягивала за собой кровь и фарш из мяса с раздробленными костями. Бррр.

- Отличная работа! – похвалил нас Диггори. Его голос был полон радости.

Я еще раз посмотрел на останки торианцев и сглотнул.

- Твои ребята – сущие мясники. – признался я.

- Серьезное оружие – серьезные последствия. – ответил Диксон.

Да уж, более чем серьезные. При попадании под подобную очередь менее бронированной цели, ее бы разорвало до состояния мелких ошметков.

- Так, не расслабляемся. У нас еще четыре колонны на подходе. – взбодрил меня Лорд.

Я сверился с картой. Точно. По улицам двигались еще четыре колонны. Шли параллельно, с приблизительно одинаковой скоростью. До зоны отчуждения им оставалось метров семьсот. Проклятье.

- Так, парни, у нас проблемы. – признался я.

Проблемы действительно были. Перехватить эти колонны постепенно не получится. Разделятся – самоубийству подобно. Что же делать?

- Всполох, шевелись. Чем дольше вы там стоите, тем меньше у вас шансов остановить колонны. – поторапливал меня Диксон.

Что же, он снова прав. А выход напрашивался один.

- Так вот, проблемы в том, что мы не успеем таким же образом перехватить все колонны. Поэтому мы пойдем в атаку.

Казалось, я увидел их расширившиеся глаза сквозь безликие забрала. Действительно, это было еще более самоубийственно, чем первоначальный план. А он в изначальной версии уже намекал на разлад автора со здравым смыслом. Но выбора не было.

- Капитан, вы не шутите? – поинтересовался парень по имени Карл.

- Нисколько. Мы не можем перехватывать их из засад. Слишком долго. Как минимум половина дойдет. А гарнизону для больших неприятностей хватит и одной колонны. Так что мы атакуем на встречных курсах.

- Но это же самоубийство! – возмутился Карл.

- А ну отставить! – я неожиданно завелся. – Вы – бойцы элитнейшего подразделения Федерации! Вы – потомственные солдаты, прирожденные воины! Вы рождены для войны!

Я кричал на них. Меня как будто подменили. Их слова, которые, в общем-то, были банальным проявлением здравого смысла, я расценил как трусость.

- Так что мы сейчас атакуем этих уродов и заставим уважать нас! – продолжал изливаться я.

Но и моих парней тоже как будто подменили. От моих криков они сами как будто наполнились решимостью.

Ближайшая колонна шла практически на нас, двигаясь по улице, идущей параллельно с той, на которой мы поймали в засаду предыдущую колонну. Мы в два прыжка запрыгнули на крышу ближайшего здания и бросились в атаку, как стая голодных хищников. Менее, чем через минуту, мы вышли на них и атаковали торианцев с крыши во фланг.

- Огонь! – скомандовал я.

Мы сходу вскинули винтовки и открыли шквальный огонь. В результате двое рыцарей упали, а к нам развернулось восемь стволов «Драгхов».

- Гранаты! – закричал я, получая из раздатчика бронебойную гранату и кидая ее в строй торианцев. Остальные последовали моему примеру, и шесть гранат взорвалось во вражеских рядах.

Взрывы унесли еще четверых, но оставшихся стрелков вполне хватило бы, чтобы просто стереть нас с лица земли. Выход был только один.

- Врукопашную!

Выхватив меч, я прыгнул прямо в скопление торианцев. Бойцы моей группы обнажили оружие и бросились за мной.

Я приземлился на одного из стрелков, повалив его на землю и пронзив, мечом грудь. Не мешкая, я вырвал клинок из тела и на всякий случай отпрыгнул в сторону. Вокруг кипела яростная рукопашная схватка. Пока все протекало крайне удачно. В первые же секунды атаки торианские рыцари потеряли еще троих убитыми. Противник слишком надеялся на свои доспехи, за что и поплатился. Наше оружие резало их броню легко и непринужденно.

Сенсоры брони показали, что меня пытаются атаковать со спины. Я развернулся и поднырнул под широкий удар торианца, пропуская огромный кулак над своей головой, затем на выходе резко взмахнул мечом снизу-вверх, нанося удар по основанию бедра. Нога отделилась от тела, и не ожидавший такого поворота событий рыцарь распластался на земле. Обратный взмах мечом, отделил его голову от плеч.

Но тут ситуация начала кардинально меняться. В рукопашную свалку врезались рыцари-штурмовики. Один из эсперов попытался сходу снести штурмового рыцаря и нанес широкий удар, своим двуручным мечом. Штурмовик спокойно принял удар на щит. Меч пробил силовое поле и вгрызся в металл на пару сантиметров, где благополучно застрял. Я понял, что сейчас произойдет.

- Карл, дурак, бросай меч! – закричал я.

Но было поздно. Карл в растерянности силился выдернуть застрявший клинок, когда его настиг удар огромного молота, сминая броню на груди и отправляя безвольное тело в длительный полет.

- Внимание, лейтенант Карл Ринц выбыл из строя. Жизненные показатели критические. – сообщил информацию о потерях сопроцессор.

- Проклятье! Ах ты, здоровая сволочь! – закричал я, бросаясь в атаку.

Мне наперерез шагнул другой штурмовик, выставляя вперед щит, закрывавший его с головы до пят, и занеся для удара молот. Его замысел был прост до невозможности. Остановить меня блоком и из-под щита, пока я не вижу, нанести один единственный удар, который гарантированно выведет меня из строя. Но я не нуждался в том, чтобы видеть его вторую руку. Мне достаточно было того, что я ее чувствую. Не останавливаясь, я резко подпрыгнул. Уже пролетая над головой, я развернулся и нанес мощный удар сверху вниз. Клинок прошел сквозь голову и спину, выйдя из тела на уровне поясницы. Гигант зашатался и рухнул на землю. Я вам покажу, как гробить моих бойцов!

Тем временем мои парни дорезали стрелков и остались нос к носу с штурмовыми рыцарями. Торианцы вели бой грамотно, постоянно прикрываясь щитами и угрожая в любой момент пустить в ход смертоносные молоты. Эсперы вынуждены были постоянно маневрировать, чтобы не подставится под удар. Я находился позади этой потасовки и мог атаковать со спины, чем и решил воспользоваться, бросившись в атаку.

Казалось, судьба трех оставшихся торианцев была предрешена. Но когда мне оставалось до них буквально пару метров, рыцари неожиданно нанесли удар своими молотами по щитам. Это вызвало мощную волну, которая ударила по нашим искусственным чувствам. Я рухнул, как подкошенный. Меня пронзила ужасная боль, как будто во все мои нервные окончания вонзились иголки. Тело скрутило судорогой, и я не мог пошевелиться.

Рыцари неторопливо подошли к моим ребятам и занесли молоты. Черт, как же так? Я никак не мог утихомирить боль и вернуть себе контроль над телом. Молоты опустились, вминая тела эсперов в землю. Ударная волна, вырвавшаяся при этом из оружия, взметнула во все стороны брызги крови вперемешку с осколками кости. Я ничего не мог сделать. Проклятье!

Из моего горла вырвался звериный рык. Ярость захлестнула сознание. Неет, я вам не дам перерезать нас, как свиней! Убью! Убью подонков!

По телу прокатилась волна, утихомиривая боль и возвращая контроль над мышцами. Я поднялся. Штурмовик как раз заносил молот над Нилом, последним, кто выжил из всей моей группы.

- А ну-ка стой, ублюдок! – закричал я, выхватывая пистолет и нажимая на курок.

Град пуль обрушился на торианца с занесенным молотом, вышибая искры из доспеха. Я давил на спусковой крючок до тех пор, пока не опустела обойма. Рыцари оглянулись на меня. Отбросив опустевший пистолет, я бросился на троицу, только что на моих глазах убивавшую моих людей. Во мне горело нестерпимое желание разорвать их.

Торианцы встретили мою атаку плотным строем. Я без всяких ухищрений подпрыгнул и, перелетев через частокол щитов, приземлился прямехонько на плечи стоящему в центре штурмовику, опуская меч в рубящем ударе. Торианец успел поднять на меня лицо прежде, чем его голова развалилась на две части под моим ударом.

Спрыгнув с падающего тела, я перекатился через плечо и, развернувшись, приготовился встретить ответную атаку. Штурмовики не заставили себя долго ждать. Я успел сделать шаг назад, когда в землю передо мной врезался молот. Сила удара была такова, что я явственно ощутил вибрацию почвы под ногами. И снова этот ударный импульс. Не такой сильный, он все же резанул по нервам и передняя полусфера чувств временно отключилась.

Штурмовик не стал поднимать молот для нового удара, а просто отпустил рукоять и, сделав шаг вперед, врезал мне кулаком в грудь. Я совершенно не ожидал подобного развития событий, а приглушенные импульсом чувства не позволили вовремя среагировать. Я успел только чуть-чуть отклонить корпус в сторону, чтобы удар прошел по касательной.

В грудь как будто прилетела наковальня. Меня отбросило метра на три. Я тут же вскочил, но при этом тело прострелила искра боли. Слава богу, броня выдержала и не погнулась.

- Внимание, постарайтесь не попадать под подобные удары. Следующее попадание в данную область гарантировано уничтожит силовые тяги и отключит грудную группу мышечных соединений брони. Вам же это будет грозить переломами ребер. – проинформировал меня сопроцессор. Как будто мне так нравилось ловить такие тычки.

Два громилы уже бежали ко мне. Я отскочил влево, подставляясь под удар одного из нападавших. Тот не стал уговаривать себя дважды и в мою сторону с ужасающей скоростью полетел молот. То, что нужно. Я пригнулся и рубанул мечом по ручке вражеского оружия. Навершие молота со свистом улетело в сторону дома и пробило стену. А если бы попал? Жуть.

Торианец постарался ударить меня щитом, но я шагнул внутрь траектории удара и просто вогнал меч ему в подбородок. Лезвие легко пробило шлем и вышло из макушки. Это было моей ошибкой. Штурмовик принялся падать, заключив меня в свои медвежьи объятия. Мы рухнули на землю, и я оказался скован его тушей. Пока я старался вырваться, последний из выживших рыцарей подошел ко мне и занес свое оружие для удара. Я понял, что это конец.

Пуля ударила штурмовика в голову и взорвалась, создавая направленный взрыв. От ударной волны у бедняги, должно быть, мозги превратились в кашу. Его тело рухнуло на товарища, придавив меня дополнительным грузом. Вот что за нафиг?

- Я же сказал, что присмотрю за тобой. – голос Диггори прямо таки лучился ощущением своего превосходства. Но парировать было нечем, он спас мне жизнь.

- Черт, спасибо. – искренне поблагодарил я.

- Лучшей благодарностью будет, если ты сейчас поднимешь свою задницу и тормознешь еще одну колонну. Проклятье, под прикрытием щитов их не достать.

Он прав, нечего тут валяться. Я попробовал пошевелиться. Фигушки. Прижат намертво. Эти туши весят каждая под тонну. Мускулатуры брони явно не хватит, чтобы освободиться. Слишком тесно прижат.

Я напрягся. Энергосилуэт начал наливаться светом. Пара секунд, и я резко рванулся. Фух, свобода. А то даже дышать было тяжело.

Я огляделся и увидел, что Нил уже начал приходить в себя. Я подбежал и помог ему подняться.

- Ты как? – спросил я у него.

- Меня как будто неделю пытали. Все тело ломит. – признался парень.

Мой взгляд упал на останки других членов группы. Моей группы. На тела было страшно смотреть. Торсы всех троих представляли собой мешанину мяса, костей и обломков брони, щедро сдобренных кровью. Кошмарное зрелище.

- Внимание. У Карла Ринца появились жизненные показатели. Система жизнеобеспечения и реанимации частично восстановила жизненно-важные органы. – сообщил сопроцессор.

Я бросился к телу Карла. Парень лежал у стены дома. Его грудная клетка была буквально вмята в тело. Сквозь разорванную и исковерканную броню виднелись торчащие куски ребер. Но он был жив, это правда. Система жизнеобеспечения сумела восстановить разорванные и пробитые органы, а затем реанимировала тело. Результат был на лицо. Да, Карл не мог дышать своей грудью и почти не мог двигаться. Поступление кислорода обеспечивалось системами брони. Поистине, чудесное изобретение.

- Капитан. – прохрипел Карл.

- Да. – ответил я, опуская рядом с ним на колени.

- Простите, я вас подвел. – в голосе парня явственно сквозил стыд за то, что он так глупо попался.

Я был несколько шокирован. И одновременно раздражен. Он сумел выжить после таких повреждений и теперь извиняется? Добить его что ли?

- Прекрати нести чепуху. Тебе нужно срочно в лазарет.

Действительно. Без надлежащего ухода Карл умрет, когда система жизнеобеспечения выработает свой ресурс. А растрачено его солидно, учитывая, сколько пришлось восстанавливать.

Я задумался. Как быть? Нужно остановить продвижение торианских рыцарей. Но я не могу бросить Карла. Как его командир, я ответственен за спасение его жизни. Я уже потерял больше половины своих людей. При том потерял очень глупо, попавшись в ловушку.

Но, с другой стороны, если не остановить атаку, то все в форте полягут. И мне одному не справится. Что же делать? Отец как то говорил, что командовать – это не только пожинать лавры героизма своих людей, но и умение отвечать за провалы. Что же, я готов ответить за провал.

- Нил, слушай сюда. – обратился я последнему дееспособному бойцу своей группы.

- Да капитан. – откликнулся Нил.

- Тебе поручается ответственное задание. Ты должен доставить Карла в форт.

- А вы, капитан? – удивился Нил. – Разве вы не вернетесь?

- Нет. Я не могу. Необходимо хоть как то задержать торианцев. Иначе нам всем конец. – ответил я.

- Но это же самоубийство, Влад! – воскликнул Нил.

- Так, хватит пререкаться! Выполняй приказ! – рявкнул я.

Нил недоверчиво посмотрел на меня.

- Что стоишь? Давай, двигай. – поторопил я его.

Нил подошел к Карлу, взял его на руки и побежал в сторону форта.

Отлично, теперь что делать мне? Перспектива вырисовывалась действительно печальная. Первую колонну мы уничтожили только благодаря огневой поддержке пулеметчиков Диггори. В схватке со второй колонной нас было шестеро, и трое погибли. Интересно, как мне одному остановить оставшиеся две колонны?

На помощь снова пришли родительские наставления. На этот раз выручила мудрость мамы. Когда я не решался что-то начать делать из-за того, что не знал, с какого конца подступиться, то она всегда говорила, что нужно просто начать. Неторопливо, осторожно начать действовать. Главное не терять голову, и выход всегда найдется.

Что же, начнем с «не терять голову». Я перезарядил подствольный гранатомет и подобрал пистолет. Вогнав новую обойму, я сунул оружие в держатель . Ну, где там у нас следующая колонна?

- Семьсот тридцать метров на северо-запад. – услужливо подсказал сопроцессор.

Спасибо тебе, услужливая машина. Так я убьюсь гораздо быстрей. А главное – случайно не ошибусь с маршрутом.

- Не за что. – ответил сопроцессор.

Черт, мысленный интерфейс порой жутко неудобен.

Прикинув маршрут, я побежал нагонять торианцев. Псих.

Через минуту я нагнал колонну, выйдя точно к ней в тыл. Рыцари как раз разворачивались для атаки. Стрелки рассредоточивались по укрытиям, а штурмовики двинулись дальше. Проклятье.

Я забежал в какой-то дом и поднялся на второй этаж. Подойдя к окну, я прикинул обстановку. Ситуация вырисовывалась следующая. Стрелки засели на улице, укрывшись за домами и внутри самих зданий вдоль улицы, которая упиралась прямиком в зону отчуждения. Вариантов действия было два. Либо начать потихоньку резать стрелков и дать штурмовикам добраться до форта и сломать стену. Они это смогут. Либо попытаться пристрелить штурмовиков со спины и рискнуть навлечь на себя море огня. Угадайте, что я выбрал?

Глава 12

Правильно, я выбрал второй вариант. Иначе никак. Если проломят стену, то следующая колонна просто войдет через пролом в форт и устроит там бойню. Выбор очевиден, правда?

Вскинув винтовку, я начал тщательно прицеливаться. Как говорила мама, в этом деле главное – не торопиться и не нервничать. На выдохе мягко нажимаю на спуск подствольного гранатомета. Вспышка импульса и граната легла точно в цель, попав в уязвимое, с моей позиции, плечевое сочленение левой руки, в которой штурмовик держал щит. Взрывом торианца бросило на землю, а оторванная рука со щитом отлетела в сторону. Мама бы оценила этот выстрел. Упавшего штурмовика тут же перемололо автоматическим огнем.

Перезарядив гранатомет, я снова вскинул винтовку. Рыцари-штурмовики, не будучи дураками, рванули вперед, понимая, что им необходимо как можно быстрей добраться до стены. Я медленно вел стволом головного рыцаря. Стрелять только на выдохе. Вспышка. Чуть смазал, но в целом достаточно. Я целился под колено, но чуть перебрал с упреждением и попал в ягодицу. Торианец подлетел и, сделав вынужденное обратное сальто, грохнулся на землю лицом вниз. Его участь была незавидна.

На этом мое везение кончилось. Меня заметили. Повинуясь предупреждению ТАКа, я бросился ничком. Комната, в которой я находился, буквально взорвалась от бешенного огня, который на нее обрушили торианские стрелки, надеясь зацепить меня. Я себя не очень комфортно чувствовал в роли потенциального трупа, поэтому активировал энергосилуэт и, ударив кулаком в пол, пробил в нем дыру, через которую благополучно спустился на первый этаж. Пора линять.

- Лорд, говорит Всполох. Двоих штурмовиков я снял, но меня заметили. Вынужден отступить. – отрапортовал я, выбегая из здания.

- Отлично! Ты почти что бог войны, Влад! – прокричал в ответ Диггори. На фоне разговора слышался грохот и разрывы. Видимо, Диггори и его группу обстреливали торианцы из четвертой колонны.

- А почему почти? – с усмешкой поинтересовался я.

- Да потому что бог войны – это я! – прокричал Диксон.

- Не дорос.

Выбежав из здания, я тут же свернул направо и побежал на параллельную улицу. Судя по данным ТАКа и грохоту, за мной гнались стрелки. Скрытность никогда не была сильной стороной торианских рыцарей. Их обычно слышно издалека. Справедливости ради, они никогда и не стремились спрятаться, предпочитая открытый и честный бой.

Едва я только выскочил на улицу, как мои чувства подсказали мне, что рядом опасность. Инстинктивно бросившись на землю, я почувствовал, как воздух надо мной вспороли крупнокалиберные пули «Драгхов». Влип.

Видимо, часть торианцев не стала гнаться за мной, а просто вышла на соседнюю улицу и стала ждать. Это был самый короткий путь к отступлению, и самый очевидный. Тут-то меня и подловили. Ситуация препаршивая. Сзади погоня, где-то сидят рыцари с «Драгхами». А я валяюсь на улице и не знаю, откуда ждать опасности.

Перво-наперво нужно постараться не умереть. Я перекатился влево и, резко оттолкнувшись рукой, подлетел. Место, где я только что лежал, перепахало очередью двадцатимиллиметровых пуль. Я выхватил и метнул в сторону вероятного нахождения стрелка светошумовую гранату. Жест был скорее отчаянным, но вспышка даст мне хотя бы секунду-полторы, чтобы убраться из сектора огня этого гребанного торианца.

Хлопнула граната. Шоковый импульс ударил по чувствам, глуша ТАК. Почти ничего не видя из-за вспышки и не понимая из-за шока, я изо всех сил рванул к противоположной стороне улицы.

И снова чертов стрелок меня просчитал. Вспышка не дала ему хорошенько прицелиться, и большинство выстрелов просто пролетело мимо. Я инстинктивно дернулся от ощущения пролетающих рядом крупнокалиберных пуль, и тут случилось нечто непредвиденное. Моя голова встретилась со столбом. Бежал я достаточно шустро, так что удар получился тот еще.

Я упал, понимая, что это уж точно конец. Я лежал как на ладони, полностью дезориентированный и даже не понимающий, в какой стороне противник. Вот-вот должны появиться преследовавшие меня рыцари, а у стрелка, ставшего причиной такой ситуации, есть пара секунд, пока не восстановятся детекторы ТАКа и не вернут мне способность чувствовать происходящее вокруг. Как не крути, меня прикончит либо стрелок, либо преследователи.

- Какого черта ты разлегся, сынок? – поинтересовался чей-то знакомый голос.

Зрение начало возвращаться ко мне вместе с остальными чувствами. Я увидел недалеко от себя фигуру в оптическом камуфляже со штурмовой винтовкой. И что за голос?

- Ну и, вставать собираемся? – повторил свой вопрос голос. Ведь я его слышал совсем недавно. Хотя события развивались столь стремительно, что, казалось, прошла целая вечность. Господи, да это же Майлз, командир группы диверсантов. Вот уж не ожидал.

Вскочив, я бросился в спасительные объятия домов. От пуль стены не уберегут, но ведь и не видно, куда стреляют.

-Лейтенант, вы крайне вовремя! Спасибо! – поблагодарил я.

- Майлз, сынок, меня зовут Майлз. – поправил меня командир диверсантов. – Я решил тебя подстраховать, Старков.

- А мне казалось, что вы не хотите подставлять своих людей. – заметил я. Вместо благодарности проступила обида. Вмешайся диверсанты несколько раньше, три моих бойца могли бы быть сейчас живы, а Карл не был бы при смерти.

- Я решил, что все же обязан тебя подстраховать. Как видно, я не ошибся. – Майлз, казалось, не заметил обиды в моем голосе.

Оглядевшись, я обнаружил еще двух людей в «химерах»*. Они двигались так мягко и плавно, что в сочетании с оптическим камуфляжем маскировочных костюмов «Химера» их было практически невозможно заметить. Разве что столкнувшись, нос к носу, или с помощью специального оборудования. Будь моя экипировка менее совершенной, я бы их попусту не увидел.

- С чего бы это? – поинтересовался я в ответ на реплику лейтенанта.

- Ну, фамилия Старковых известна во всех Пограничных Мирах. Тем более, я твоих родителей знаю лично. Не раз воевал со штурмовиками твоего отца. А подготовке своих снайперов я обязан твоей маме. Так что можно сказать, что я отдаю должок.

Я был немного поражен. Неужели мои родители тут настолько популярны? И, главное, как он догадался, что я – тот самый Старков?

- Парень, хватит лежать без дела. Нужно еще разобраться с твоими ярыми фанатами.

Действительно, что-то меня снова понесло в размышления. После буду извилинами ворочать.

- Там где то стрелок. Хороший, зараза. Чуть не пристрелил. – предупредил я, вставая и проверяя свою винтовку. Как я ее только не потерял во всей этой свистопляске, ума не приложу.

- Да, видели. Но ты сам виноват. Действуешь слишком опрометчиво. Ничего не планируешь. И как только твой экспромт работает, ума не приложу. Другого бы уже грохнули давно. А ты, вон, жив и даже на своих ногах. – сказал Майлз наставническим тоном.

Я-то понимал, почему до сих пор жив. Великолепная экипировка вкупе со способностями эспера. А это, если припомнить, в том числе и врожденные способности воина.

- Давайте уже займемся тем стрелком. – ответил я, не сумев сдержать раздраженных ноток в голосе.

- Сняли его уже. Как раз как ты прилег погреться на солнышке, он пулю то и схлопотал. А ты, сынок, не кипятись. И слушай, что тебе старшие говорят. Ты и твоя группа сделали действительно почти невозможное. Но реального боевого опыта у тебя нет. Так что учись, пока учат. И пока жив. – осадил меня лейтенант.

Да, действительно, что это я завелся. Что ни говори, а с людьми я общаться не мастак. Еще школьный психолог говорил мне, что я антисоциален. Но что-то я снова ударился в размышления.

Прервав поток лишних мыслей, и прислушавшись к чувствам, я понял, что преследовавшие меня торианцы находятся на противоположной стороне улицы и высматривают меня. Рядом тихо хлопнула винтовка, и один из рыцарей упал. За его головой потянулись брызги крови и мозга.

Я посмотрел на стрелявшего. Снайпер неторопливо перевел ствол на другую цель и начал аккуратно корректировать прицел. Его движения были плавными и размеренными. Никакой суеты, хотя враг мог в любой момент броситься в атаку. Майлз не соврал, его снайперов действительно обучала моя мать. Это была ее манера стрельбы. Еще один хлопок и еще одно тело упало, разбрызгивая во все стороны содержимое черепной коробки.

Девять оставшихся рыцарей не стали ждать, когда их перестреляют, как в тире, и бросились в берсеркерскую атаку.

- Ну что, сынок, теперь твоя очередь действовать. В ближнем бою мы не очень. – обратился ко мне Майлз.

Я кивнул и взялся за клинок. Рыцари шли в атаку цепочкой, видимо, надеясь просто смести донимавшего их стрелка, а не рисковать быть подстреленными, играя в прятки. Что же, пора и мне показать диверсантам, что я не пальцем деланный.

Вспыхнул энергосилуэт и я рванулся в атаку. Искусственные мышцы вкупе с энергетическим выплеском позволили мне развить огромную скорость. Торианцы не успели даже толком отреагировать, как рыцарь в середине атакующей цепочки распался на две части, перерубленный в районе поясницы.

Пока торианцы разворачивались в мою сторону, я рванулся направо. Меч вонзился в бок следующей жертве, и я дал выход рвавшейся из меня энергии, выплескивая ее через клинок. Энергетические потоки вырвались из лезвия и буквально разорвали внутренности рыцаря. Из раны хлынул поток крови.

Я не стал останавливаться и, вырвав меч, бросился к следующей жертве. Торианец попытался защититься, вскинув бронированную руку. Клинок с легкостью отсек ее и по самую гарду погрузился в грудь рыцаря. Еще один выплеск, мощнее прежнего. Торианца буквально разорвало на две половины.

Пока я рубил ближайших ко мне стрелков, остальные успели прийти в себя и взяли меня на мушку. ТАК настойчиво стучал в мозг мыслью, что в меня готовятся стрелять. Я инстинктивно бросился в сторону, и первая порция огня прошла мимо, накрыв двоих своих.

Видимо, ужасные смерти товарищей заставили стрелков забыть об осторожности. Они палили не переставая. Я отчаянно маневрировал и выделывал дичайшие кульбиты, стараясь уйти с линии огня. Наконец со стороны диверсантов раздалось несколько выстрелов, и еще трое рыцарей рухнули, как подкошенные. Последний оставшийся торианец оглянулся по сторонам и, вскинув «Драгх», приготовился к бою. За что уважаю этих ребят – они никогда не сдаются. Я плотоядно улыбнулся и бросился в атаку, стремительно сокращая дистанцию до последней оставшейся в живых жертвы.

Торианец нажал на спуск, но я уже ушел с линии огня и очередь, разорвав воздух справа от меня, разнесла стену дома, ни кому не причинив вреда. Двигаясь резкими рывками, я не давал рыцарю прицелиться или как то загнать себя в тот сектор огня, где бы меня можно было достать. Противник планомерно отступал, отчаянно стараясь поймать меня на мушку. Наконец расстояние между нами сократилось до десяти метров, и я резко выбросил вперед левую руку. Струна, повинуясь мысленной команде, вылетела в сторону гиганта и обмоталась вокруг его винтовки. Тот недоуменно уставился на тонкую проволоку, моментально засиявшую тем же светом, что и моя броня с клинком. Рывок, и в «Драгх» в руках у недоумевающего рыцаря рассыпался на куски. Отличное оружие.

Надо отдать торианцу должное, он и теперь не собирался сдаваться, встав в боевую стойку и приготовившись драться врукопашную.

- Постарайся взять его живым, парень. Всяко пригодится. – попросил меня Майлз.

- Хорошо. – ответил я, убирая клинок.

Мой противник бросился в атаку. По сравнению с высоченным торианцем, облаченным в доспехи, я казался маленьким и беспомощным. Но это впечатление было обманчиво. Нырнув под летящий сверху кулак, я нанес несколько ударов по корпусу. Раздались хлопки выплесков энергии и в местах попадания моих кулаков образовались выбоины в броне.

Торианец отшатнулся и постарался закрыться от моих атак. Но мной уже овладел боевой раж . Я снова подскочил к нему и принялся молотить. Удары сыпались градом, и каждое попадание по рыцарю сопровождалось вспышками энергии. Спустя несколько секунд торианец не выдержал и повалился на землю. Все его броня была выщерблена и покрыта выбоинами. Во многих местах мои удары пробили доспехи. Из дыр и трещин сочилась кровь. Но рыцарь был еще жив.

- Все, хватит, успокойся! – донесся до моего сознания голос Майлза.

Я взял себя в руки и посмотрел на учиненную мной бойню. Вся улица была забрызгана кровью и останками тех бедняг, которым не посчастливилось попасть под атаки моего клинка.

Черт, есть ведь еще одна колонна! Эта мысль прорезала мой мозг. Времени совсем в обрез.

- Майлз, там же еще одна колонна торианцев! Их необходимо остановить, пока не поздно! – закричал я.

- Успокойся, как раз с ней разбираемся. – смеясь, успокоил меня диверсант.

- В смысле? – переспросил я.

Мне действительно было непонятно, как они могли остановить эту колонну тем, что у нас было в форте. Это же означало атаковать нападавших в лоб. А там четыре штурмовика. Разве что Диггори поведет своих в рукопашную. Но это казалось маловероятным. Мой поток мыслей прервал лейтенант.

- Мои парни заложили взрывчатку на пути следования колонны. Как раз в окопах у стены. Смотри.

Я повернулся в сторону форта. Оттуда доносился грохот боя. Это Диггори с парнями и отряд Чена пытались остановить наступающих. И тут все эти звуки перекрыл грохот взрыва, взметнувший в небо тонны земли. Земля под ногами задрожала от мощности взрыва.

- Но когда? Вы же пошли спасать меня? – спросил я у Майлза.

Лейтенант вышел на открытое место и деактивировал маскирующее поле. Диверсант был среднего роста, крепко сложен. Сняв шлем, Майлз улыбнулся. Как я и думал, ему было уже немало лет. Он выглядел где то на пятьдесят лет. Но, учитывая современные технологии омоложения, ему было как минимум пару сотен.

- Все просто. В моей группе шесть человек. Я и еще двое пошли подстраховать тебя, а трое моих людей раскидали мины, когда поняли, какая из колонн осталась не атакованной. – пояснил мне диверсант.

Я тоже решил, что неплохо было бы глотнуть свежего воздуха, и деактивировал шлем. Когда мое лицо освободилось, в нос ударил запах крови. Вот тебе и глотнул свежего воздуха.

- Ты похож на отца, парень. – заметил Майлз, подходя ко мне.

- Да, все так говорят.

- А вот глаза как у матери. Помню, как то она на меня зло посмотрела. Так я чуть не обделался.

Я поперхнулся и закашлял. Вот так откровение.

- Ладно, потом будем болтать. Нужно связать твоего невольного спарринг-партнера отнести в форт. Судя по тому, как ты его отделал, своими ногами он уже не дойдет.

Я посмотрел на распростертое тело торианского рыцаря. В мою голову закралось сомнение, что тащить его на своем горбу – дело неблагодарное.

- Лорд, это Всполох. Попроси Чена прислать сюда одну «Делфи». У нас пленный. – связался я с Диггори.

- Сейчас. – ответил Диксон. – Слушай, а ты, оказывается, маньяк.

- Почему?

Я снова удивился. Что то сегодня все говорят как то непонятно и намеками. А может, это я их немного перестал понимать?

- Ну, я видел твое шоу «Маленький Мук и его торианские дрессированные дровосеки». Знаешь, особенно меня впечатлил номер «рыцарь-фонтан». В следующий раз, когда надумаешь такое сделать, предупреди меня. Я отвернусь.

На удивление, язвительность Диггори вернула мне нормальное расположение духа. Видимо, я к ней так привык, что это стало в моем понимании признаком стабильности и благополучия. Если Диксон язвит, то значит, что все в порядке.

Спустя несколько минут к нам подъехал один из «Делфи». Это была относительно вместительная БМП на экранной подушке. Легкобронированная, маневренная. Она идеально подходила для транспортировки войск, но была слишком слаба для ведения боевых действий. «Делфи» имела два отсека. Один – для десанта, другой – для экипажа. Это повышало шансы выжить чему то одному из вышеперечисленного, если БМП подбивали.

Из боковой двери кабины высунулся боец со знаками отличия старшего сержанта.

- Питер Стивенсон. Командир экипажа. – представился он. – Нас прислал лейтенант Чен. Сказал, нужно вас подобрать вместе с каким то важным грузом.

- Ага. Нужно подвезти вот этого молодчика. – ответил Майлз, тыкая в распростертое тело торианцы.

- А зачем вам труп? – удивился Питер.

- А он живой. – пояснил диверсант и принялся громко смеяться, глядя на побледневшего командира БМП.

- Но он же разорвет «Делфи» в клочья, когда очнется. – попробовал протестовать старший сержант.

- Не волнуйся. Если он очнется и попробует буянить, Влад его еще раз нокаутирует. Делов то. Так что не дрейфь. – успокоил его Майлз, показывая на меня.

- Он вырубит торианца? – недоверчиво переспросил Питер.

- Ну, вырубил же он его, когда тот был с пушкой в руках. Думаю, безоружного он его успокоит с пары щелбанов.

Питер посмотрел на меня такими глазами, как будто увидел монстра. За что, спрашивается? Стало как то обидно.

- Ладно. – сдался наконец старший сержант. – Но в машину я его не дам положить! На броне поедет!

- Ну вот и славненько. – подвел итоги лейтенант, похлопывая Питера по плечу.

Мы кое-как погрузили тело на крышу «Делфи» и привязали его, чтобы не свалился. Затем погрузились сами. БМП развернулась и неторопливо поскользила в сторону форта. Спустя пару минут мы уже были внутри стен, и отвязывали бесчувственного торианца. Вокруг нас стопилось куча народу.

- Ну ничего себе. Как вам удалось его так отделать? – восхищенным тоном расспрашивал Чен.

- Это Всполох постарался. Не тормознул бы его вовремя, прибил бы беднягу стрелка. – разоткровенничался старый диверсант.

- Дан ну. Врешь. В рукопашную из наших никому не дано так уделать торианского рыцаря. – отмахнулся от него Чен, недоверчиво посмотрев на меня.

- Нет-нет, это как раз наш неприглядный Всполох постарался. – подключился к разговору подошедший Диггори. – Бедняге еще повезло. Влад, помнится, в центре подготовки на учениях устраивал такое, что тебе и не снилось. Не смотри, что он маленький. Прибьет и не почешется.

Я слушал все это, отвязывая тело моего неудачливого спарринг-партнера от «Делфи». Вот ведь засранцы. Пугают мной людей, как в детей в детстве пугали злым Бабайкой. Тоже мне, нашли сказочного персонажа для местного фольклора.

- Эй, болтуны. Лучше возьмите как этого здоровяка и отнесите в камеру. Будет куда полезней, чем ваше чесание языком. – окликнул я их, когда отвязал торианца. Да и надоело слушать страшилки о самом себе.

Майлз с Диггори посмотрели на меня, как на умалишённого.

- Сам тащи такую дуру. – выдал Лорд.

Я аж обомлел от его наглости. Вот ведь сволочь. Он тут сидел за стенами, пока я скакал по улицам, как стрекозел, играя в догонялки с торианцами. А он теперь говорит, чтобы я еще и тело тащил.

Мне очень захотелось возмутиться и высказать все этому самоуверенному аристократишке. И я даже открыл рот. Но меня прервал Чен.

- Так, вы слышали капитана? Взяли рыцаря и отнесли в камеру. – скомандовал он своим людям.

Кстати, о телах, которые нужно таскать. Где там наш покойничек?

- Диггори, а где тело первого советника? – поинтересовался я у Диксона.

- В шаттле, как и просил.

Я пошел к шаттлу. Вокруг царила атмосфера всеобщего облегчения. Все смеялись и шутили. В конце концов, совсем недавно они мнили себя покойниками, думая, что это только вопрос времени, при том очень малого, пока торианские рыцари не ворвутся в крепость. И сейчас, когда большинство из них было живо, они пребывали в приподнятом настроении.

Шаттл лежал брюхом на бетонной поверхности плаца, как огромная сбитая птица. Его корпус был деформирован и измят, но в целом оставался герметичен и не имел никаких пробоин. Задний шлюз был открыт, и на транспортных сидениях лежало тело первого советника. Это был огромный торианец. Большой даже по меркам своего народа. На нем был парадный мундир, а мертвое лицо хранило отпечаток благородности. Никаких видимых повреждений тела. Наверное, его убили с помощью какого-то яда, чтобы не было слишком ярких образов, а потом уже внедрили фальшивые воспоминания. Ладно, не мне в этом разбираться. Я свою миссию почти выполнил. Осталось только доставить его в центральное отделение РДС на планете.

Убедившись, что с телом все в порядке, я направился в лазарет.

Помещение лазарета располагалось в командном бункере на третьем подземном этаже. Когда я зашел в палату к ребятам, то Нил встал и поприветствовал меня.

- Капитан, я вам очень благодарен! – тут же начал парень. – Вы спасли мне жизнь!

- Успокойся ты.

- Да нет. Я лежал, корчась от боли и видел, как торианец заносит свой молот. Я думал, что мне конец и уже готов был умереть, когда вы отвлекли их, а затем убили. Вы смогли взять себя в руки и преодолеть эту волну боли. Вы не только смогли двигаться, вы убили трех рыцарей-штурмовиков в рукопашном бою. А я даже не смог подняться и помочь вам.

- Двух. Третьего пристрелил Лорд. – машинально поправил я.

Нил сидел осунувшись и был явно подавлен. Странно. Он сумел выжить. Ему бы радоваться, а он нос повесил.

Я перевел взгляд на медицинскую капсулу, где под аппаратом поддержания жизни лежал Карл. С него не стали снимать броню, просто убрав осколки, пробившие легкие и другие органы. Сейчас я мог явственно рассмотреть, как ему досталось. Ни одного целого ребра. Грудная клетка была вскрыта так, что легко просматривались органы, наспех восстановленные системой жизнеобеспечения его брони. То, что он вот так лежит, это моя ошибка. Я – его командир.

Мои размышления прервал звук тревожной сирены. Ну что опять?

- Влад, тебе лучше подняться наверх. Быстро. – голос Диггори был очень серьезен. Интересно, что могло его напугать? Нужно посмотреть и запомнить. Обязательно пригодится.

Когда я выбежал наружу, Диксон стоял на стене и куда-то вглядывался. А вокруг суетливо бегали люди Чена. Что, черт подери, происходит?

Поднявшись на стену к Диггори, я увидел, что его напугало. Признаться, я сам очень захотел в туалет. Вот мы влипли, однако.

С неба спускались десантные корабли торианцев. Десятки судов. Начиная от малых, несущих взвод со всем снаряжением и кончая такими атмосферными левиафанами, как «Ардах»*. Огромные махины, транспортирующие в своем брюхе целые батальоны с техникой и малыми десантными судами. Торианская Военная Империя прорвала орбитальную оборону и начала полномасштабную высадку. Нам хана.

- Нужно срочно уходить! – воскликнул я.

- Куда? – отстраненно поинтересовался Диггори?

- Как куда? К нашим, по западной дороге. Кто может, грузится в «Делфи». Остальные пешком. Оставаться тут – самоубийство. Мы не продержимся и пяти минут. – начал я втолковывать Диксону прописные истины.

- А ты посмотри на запад. – сказал он и начал проверять свою винтовку.

Черт, и как ему удается быть таким уверенным и спокойным? Я вот сейчас взорвусь, а этот аристократишка сидит и спокойно перебирает свою винтовку. У, блин. Надо будет расспросить при случае. Хотя… он же меня потом насмерть заест приколами. Обойдусь.

С такими размышлениями я повернулся посмотреть, что же творится на западной стороне. И обомлел. Там тоже опускались десантные суда торианцев. И на севере, и на востоке. Везде. Я вертел головой и повсюду мой взгляд падал на опускающиеся войска.

- Можешь больше не вертеться, а то у меня от тебя голова кружится. – Диггори закончил проверять узлы винтовки и сел, прислонившись к стене и уперев оружие прикладом в пол.

- Они повсюду. – заметил я.

- Очень наблюдательно, Влад. Как ты верно заметил, они повсюду. Мы находимся в центре высадки одной из самых сильных армий галактики. И мне почему-то кажется, что они не забудут о теле одного небезызвестного первого советника.

Это верно. Командующий не забудет о необходимости найти своего первого советника. Кодекс не позволит. А что будет с теми, кто охраняет не очень живое тело советника? А если учитывать, что они враги? Правильно, нам крышка.

- Ну что, гений? Что будем делать? – поинтересовался у меня Диггори.

- Драться. Мы должны продержаться до прихода помощи. – ответил я.

- Помощи? Разуй глаза, Старков! Мы находимся в богом забытом форте, в окружении вражеских войск. Планета осаждена. А нас тут всего три побитых подразделения с компрометирующим телом на руках. Нас, скорее всего, уже списали.

- Тело первого советника действительно важно. Поэтому мы должны держаться до последнего. Необходимо послать запрос помощи с шаттла. Может, кто-то из наших его услышит.

Кто отчаялся, тот проиграл. Нельзя сдаваться и опускать руки.

- Ладно, Лев Яковлевич поставил тебя командовать операцией. Будем надеяться, он знал, что делал. Командуй, ты тут босс. – сказал Диксон, поднимаясь. – Глядишь, действительно выживем.

В глазах Диггори промелькнула искра. Он тоже хочет жить, и не намерен просто так проигрывать. Это хорошо.

- Всем подразделениям, приготовится к бою! – скомандовал я на общих частотах. – Чен, пусть твои люди займут оборону по периметру. Оборудуй для своих «Делфи» огневые позиции так, чтобы они могли простреливать большую часть подходов. Если нужно, пробей дырки в стенах, но БМП должны быть в пределах форта и иметь хороший сектор обстрела. И пусть твои ребята поищут в арсенале гарнизона что ни будь помощней, чем ваши винтовки. Майлз, к тебе у меня огромная просьба. Возьми всю взрывчатку и заминируй подходы к форту.

- А что ты вообще задумал, парень? – поинтересовался Майлз.

- Мы не можем остановить их. У нас не хватит сил и огневой мощи. Так что я хочу начать атаковать их на ранних подходах к форту. Заставить нервничать и замедлять свое продвижение. Будем атаковать и тут же отходить. Это позволит протянуть время. Других шансов у нас нет. – ответил я.

- План попахивает массовым самоубийством, но выбора действительно нет. – сказал Майлз. – Что же ,тогда я выдвигаю своих людей вперед. Надеюсь, ты присоединишься?

- Конечно!

Форт напоминал муравейник. Солдаты строили импровизированные баррикады во дворе, организовывали огневые точки и устанавливали там тяжелое оружие, позаимствованное из арсеналов гарнизона. Диггори инструктировал своих пулеметчиков и определял каждому сектора огня для любого случая. Все же он очень грамотный командир для групп тяжелого вооружения.

Я остановился перед телом одного из солдат гарнизона. На его лице застыла гримаса безумия. Судя по всему, он сам выстрели себе в голову.

- Чен, это Влад. А что произошло с гарнизоном? – снова обратился я к старлею по связи. Мне, почему то показалось, что это важно.

- Да чертовщина какая то, капитан. Мы спокойно вошли на территорию форта, пояснили цель своего визита. Вдруг нас окружили и взяли на мушку. Я уж подумал, что все, конец нам. В гарнизоне было сто пятьдесят человек. Но тут их наблюдатель доложил, что неподалеку высадились торианцы и произошло нечто совсем странное. С безумными криками они начали убивать себя. Потом началась атака торианцев. Я вывел «Делфи» для того, чтобы не подпустить их к стенам. А дальше вы все знаете. – коротко рассказал мне Чен.

- Ясно, спасибо. – поблагодарил я.

Картина действительно непонятная. Почему они готовились убить Чена, это понятно. Но остальное… Господи, одни загадки.

- Ну что, мы готовы. Что дальше, Всполох? – прервал мои размышления Диггори.

Я встряхнул головой и огляделся. Форт приготовился к круговой обороне. Бойцы Чена разбились на пары, образуя орудийные расчеты. Диггори снова распределил своих людей в развалинах вышки связи. Сам он сидел на самом верху.

- Тебя понял, Лорд. Сориентируешь нас по расположению войск противника?

- Основная волна наступает на четыре часа. Те, что на западе, формируют сплошную линию фронта. Так что основная угроза у нас восток и юго-восток. В частности, как я уже говорил, на четыре часа к нам в гости идет приличная компания. – Диггори сказал все это таким тоном, как будто докладывал о росте акций крупного холдинга на собрании совета директоров. Забавно.

- Ладно, тогда оставляю оборону на тебя, а сам пойду встречать гостей. – сообщил я и переключился на волну своей группы.

- Эй, Нил. Хочешь отомстить за наших ребят? – поинтересовался я у последнего боеспособного солдата своей команды.

- Конечно капитан! – ответил Нил.

- Ну, тогда собирайся, мы будем веселиться.

Я прекрасно понимал, что Майлз был прав, когда назвал мой план самоубийством. Те, кто будут создавать пласт мобильной обороны, умрут. То есть, диверсанты Майлза и я с Нилом – потенциальные трупы. Но было как то совсем не страшно. Наверное, я подсознательно понимал, что уже умирал неоднократно. Я ведь эспер. Моя личность – это собрание всех воинов моего рода. Они все когда-то погибли, так чего им бояться? Скорее наоборот. Мое сознание наполнилось небывалой жаждой битвы. Последний бой – это самое грандиозное сражение в жизни воина. Так пусть оно будет действительно великолепным!

Нил выскочил из бункера. Я ждал его около шаттла. Необходимо было пополнить боекомплект. Слава богу, наше судно упало очень аккуратно и экипаж со снаряжением остались в порядке. Пилоты, кстати, сейчас были в числе обороняющихся и готовили позаимствованную со склада гарнизона автопушку. Арсенал такого маленького форта оказался удивительно богат на вооружение.

- Ну что, выступаем. – сказал я, когда мы впрок запаслись боеприпасами.

Нил кивнул, и мы побежали к выходу из форта. Как только мы оказались снаружи, створки ворот захлопнулись с гулким звуком, как будто гонг оповестил нас, что пора бы и умирать. А вот фигу вам, я так просто не сдамся.

Глава 13

Через пару минут мы с Нилом уже сидели в засаде на третьем этаже здания. Я аккуратно выглянул, чтобы понять, что нас ждет, потому что когда противник войдет в зону действия ТАКа, то времени на размышления уже не будет.

На нас двигалась огромная колонна кнехтов*. Легкая пехота торианцев. Не такая бронированная, как рыцари, но не стоило их недооценивать. Кнехты несли разнообразное вооружение и были весьма гибкой универсальной пехотой в легких доспехах.

- Так, это передовой отряд. Наша задача – пошуметь, пострелять и отступить. Пусть они тормозятся, выискивая источник угрозы, это нам на руку. – проинструктировал я Нила.

Смысла ждать, когда они подойдут, не было. Нам не нужно было наносить много урона наступавшим. Я высунулся и взял на прицел одного из кнехтов.

- Огонь!

Винтовка слабо завибрировала, выплевывая в сторону противника десятки пуль. Нил слева от меня так же разряжал свое оружие в наступавших. Несколько кнехтов в начале колонны упали, остальные открыли ответный огонь. Палили наугад, но их было много. Могли и зацепить.

- Давай, отходим!

Нил кивнул, и мы прекратили огонь. Напоследок я метнул светошумовую гранату. Пускай порадуются. Последовавшие за звуком взрыва гранаты гневные вопли приятно ласкали слух, когда мы выбежали из здания и побежали к следующей точке, располагавшейся на сто метров ближе к форту.

- Давай-давай, шевелись! – подгонял я Нила.

Необходимо было двигаться быстро. Позади продолжали стрелять наугад кнехты. Где- то неподалеку громыхнул взрыв.

- Что за черт? – на бегу спросил я по рации, ни к кому конкретно не обращаясь.

- Веселимся помаленьку, парень! – ответил мне голос Майлза сквозь пальбы.

- Эй, не увлекайтесь там! Ударили и сразу отошли! – напомнил я лейтенанту.

- Эй, салага, не мешай взрослым веселиться. – отмахнулся от меня диверсант.

Черт, главное, чтобы он не увлекся. Хотя Майлз и очень опытный боец, но мало ли, что ему там взбрело в голову.

- Черт, Лорд, где там наши диверсанты? – обратился я к Диггори.

- Только что разнесли к чертям собачьим целую колонну кнехтов, и теперь добивают остатки. Ты знаешь, эти парни такие мастера работать с взрывчаткой. Это нужно видеть, я с них млею.

- Это да. Ты там приглядывай за ними. – попросил я его.

- А что за ними приглядывать? Их снайпера сидят парой сотен метров позади основной группы и от всего сердца веселятся. Я лучше за твоей задницей посмотрю, она имеет куда более печальную статистику попадания в переделки.

Мы с Нилом забежали в дом и едва успели подняться на второй этаж, как из поворота улицы уже показались кнехты. На этот раз они шли аккуратней и при поддержке техники.Легкие танки «Шарс»* с лазерной пушкой в башне и БМП «Ларрт»* с крупнокалиберным пулеметом на автоматической турели. Это уже опасно.

- Говорит Всполох, в районе второй точки замечена вражеская техника. Продолжаем действовать по плану. – оповестил я всех о появлении чего то посерьезней пехоты.

Мы с Нилом приготовились к стрельбе. От волнения адреналин ударил мне в голову. В этот раз все вполне себе могло закончиться плохо. С лазерными пушками не шутят.

- Огонь! – скомандовал я.

Наши винтовки принялись извергать из себя потоки пуль. Стреляли короткими очередями. Первый кнехт, по которому прошелся мой огонь, покрылся чередой искр в тех местах, где пули ударялись о доспехи и не пробивали их, и небольшими фонтанчиками крови там, где мои выстрелы достигли цели. Торианец зашатался и упал.

Мы стреляли всего пару секунд, но этого было достаточно, чтобы нас засекли.

- Отходим! – закричал я, увидев, как башня танка разворачивает орудие в нашу сторону.

Кнехты тем временем рассредоточились, оставив на бетоне пять тел своих товарищей, и открыли по нам огонь. Их «Харпы»* были не так мощны, как «Драгхи» рыцарей, но пятнадцатимиллиметровая пуля могла успокоить с такой же легкостью, как и двадцатимиллиметровая. Для нас, людей, особой разницы не было.

Мы выпрыгнули из дома как раз вовремя, потому что лазерное орудие дало залп и весь второй этаж, где мы были буквально пару мгновений назад, разнесло от взрыва.

- Черт, чуть не достали. – сказал Нил, выпрямляясь после приземления.

- Дальше будет хуже. – предупредил его я. – Отходим к следующей точке домами. Не хочется лишний раз оказываться в перекрестье прицела этой дуры.

Мы аккуратно перебежали в следующее здание, и пошли сквозь комнаты.

- Вас засекли! – предупредил нас Диггори.

В мой мозг тут же передалась картинка танка, готовящегося выстрелить в дом, где мы находились, и бегущие кнехты. Черт, пора валить.

Мы с Нилом рванулись что есть сил. Лазерный луч ворвался в помещение и раздался взрыв. Меня подхватило образовавшейся волной и выкинуло на улицу. Полет был продолжительным, а приземление неприятным. Повезло, что нас выбросило не на широкую улицу, где мы были бы как на ладони, а в узенький переулок. Поднявшись, я подобрал винтовку и подошел к углу дома, чтобы понять, что происходит снаружи.

Высовываться не потребовалось. Судя по поступающим от ТАКа данным, к нам приближается не меньше десятка кнехтов. Пора убираться. Я повернулся к Нилу, чтобы поторопить его, и понял, что пережил взрыв очень удачно.

Нил лежал на земле. Его броня была оплавлена и местами разорвана. На спине, где броню повредило взрывом, ее пробил кусок арматуры. Проклятье.

- Нил, не время валяться, подъем парень. – сказал я, подбегая к нему и помогая подняться.

- Черт, кажется меня зацепило. – выругался Нил.

Я сверился с данными, поступившими от сопроцессоров. Арматура прошла под сердцем, и пробило легкое. Кровотечение изолированно и жизнь Нила вне опасности. Но его броня сильно повреждена, а ему все же требуется медицинская помощь.

- Похоже, тебе хронически не везет. – обратился я к Нилу.

- Похоже на то.

- Давай ка ты, дуй обратно в форт и приведи себя в порядок.

- Но капитан! – попробовал возмутиться раненный.

- Это приказ! Толку от тебя сейчас никакого, только мешаться будешь! – обрубил я все возражения.

Нил кивнул и, подхватив винтовку, скрылся в следующем доме. Я приказал шлему открыть лицевую пластину и вдохнул нефильтрованный воздух. Пахло мерзко. Гарь, пыль, дым. И здесь я могу подохнуть? Вот незадача. И ведь Диггори не спасет в последний момент, как в прошлый раз. Ему перекрывало линию огня, и он мог наблюдать за мной только по командному интерфейсу.

Лицевая пластина опустилась на место, и я поудобней перехватил винтовку. Первый кнехт, высунувшийся из-за угла, получил несколько пуль в голову и разбрызгал свои мозги по довольно приличной площади. Я принялся пятиться к входу, в котором скрылся до меня Нил, и старался держать угол здания и большое окно, через которое нас выбросило, под контролем.

Кнехты решили атаковать через дом. Но на таком расстоянии я кожей чувствовал все их передвижения. Следующий кнехт, осмелившийся высунуться в выбитую раму окна, так же показал миру содержимое своей черепной коробки.

А вот теперь все действительно плохо. Быстро сообразив, что высовываться глупо и бесполезно, противник решил брать меня наверняка и ринулся в атаку массой. Я продолжал пятиться и постреливать попеременно то в окно, то в угол дома, не давая им возможности выскочить всем разом.

Патроны кончились в самый неподходящий момент. Я начал лихорадочно менять магазин. Поняв, что в них больше не стреляют, кнехты кинулись в атаку.

Из-за угла выскочили трое, и еще один высунулся в окно. Я навскидку выстрелил по тройке торианцев из подствольного гранатомета. Выстрел пришелся в центрального кнехта. Беднягу порванной куклой выбросило на улицу, а его товарищей повалило взрывной волной. Но мне пришлось выронить новый магазин.

Тот, что высунулся в окно, навел на меня свою винтовку и нажал на спуск. Дальше случилось какое то чудо. Я инстинктивно пригнулся, одновременно прокручиваясь на месте и выхватывая пистолет. Стрелок целился в голову, это меня и спасло. Все пули прошли выше. Хорошо иметь дело с опытным противником. Он предсказуем.

Повернувшись, я вскинул пистолет и выстрелил. Голову кнехта разнесло вдребезги. Так, а теперь пора линять. Подхватив винтовку, я бросился в дом. А в переулок влетела граната. Вот блин.

Взрыв забросил меня в здание. Ломая мебель, я пролетел комнату. Ну что за нафиг? Я вам что, теннисный мячик?

- Эй, ты там жив еще? – поинтересовался Диггори. – У тебя показатели скачут так, что ничего не разберешь.

- Паршиво. – ответил я, вставая из обломков металлической мебели.

- Сейчас будет еще хуже. Там за кнехтами рыцари и паладины. И давай ка ты сматывайся оттуда. Танк уже на подходе. – предупредил Диксон.

Вот хрень то, а. Я вскочил и бросился бежать. Лазерный луч пробил стену и раздался взрыв. Я еле успел забежать за стенку в соседнюю комнату. Взрывная волна просто смела все на своем пути и отправила меня в еще один длительный полет. Это уже не смешно.

Мое тело пробило две межкомнатных перегородки и остановилось, только впечатавшись во внешнюю стену. Больнооо.

- Настоятельно рекомендую вам отступить. При подобной частоте получения повреждений, ресурс вашей брони будет быстро выработан. – предупредил меня сопроцессор.

- А то я не знаю, твою налево. – выругался я в ответ. От танка нужно избавиться, иначе он меня добьет.

- Лорд, слушай. Ты сможешь прикрыть меня от кнехтов? Я постараюсь вскрыть это сраное лазерное ведро. – обратился я к Диггори.

- Ты псих... Да, конечно! – ответил тот.

Услышав такой ответ, я подумал, кто же из нас больший псих? Я, прущий с мечом на танк, или Диггори, с его своеобразным отношением к происходящему? Ладно, потом разберусь.

Я поднялся с пола и аккуратно подкрался к окну. Судя по показаниям ТАКа, танк находился метрах в пяти и как раз целился в уцелевшую часть дома. Вот блин.

Взяв с раздатчика шоковую гранату, я метнул ее в окно и, выхватив меч, приготовился действовать. Снаружи раздался хлопок и возмущенные возгласы, за которыми последовали выстрелы наугад. Пора.

Я резко выпрыгнул. Как раз вовремя, потому что орудие «Шарса» выстрелило. Видимо, на всякий случай. Оглушенные и ослепленные, торианские пехотинцы пока не представляли собой угрозы. К тому же, Диггори тоже не дремал, и кнехты падали на землю, как оловянные солдатики. Я приземлился на землю перед танком и тут же снова подпрыгнул, стараясь не попасть под огонь курсового пулемета. Башенный люк боевой машины открылся и оттуда высунулся торианец с укороченным автоматом.

Выхватив пистолет, я в полете дал короткую очередь навскидку, не столько надеясь подстрелить торианца, сколько напугать. Но мне повезло и несколько пуль нашли свою цель. Тело с винтовкой дернулось и скрылось в люке.

Приземлившись на корпус танка я приготовился метнуть внутрь гранату. Но закрывшийся люк лишил меня такой возможности. Что же, будем действовать более грубо.

Клинок врубился в маску орудия, прорезая ее и калеча казенную часть лазерной пушки и курсового пулемета. Теперь не постреляешь в меня, сволочь.

- Влад, заканчивай ковыряться! – предупредил меня Лорд.

Я все понял и скатился с брони, оказавшись в окружении кнехтов. Орудуя мечом и пистолетом, я в пару секунд добил то, что не успел пристрелить Диггори. Теперь можно доделывать свое мерзкое дело. В несколько движений мечом я проделал дополнительную вентиляцию в корпусе танка и забросил туда гранату. Аривидерчи, господа.

Отбежав за угол, я высунулся и увидел, что взрывом гранаты танку выбило несколько катков и из проделанной мной дырки вырывались языки пламени. Отлично, теперь этот дружок никуда не поедет.

Башня танка развернулась и лазерное оружие навелось на меня, явно намереваясь отомстить своему обидчику. Проклятье, я то надеялся, что как минимум контузил экипаж. Эта ошибка теперь стоит мне жизни. Я понимал, что не успею отскочить на достаточное расстояние, чтобы меня не сожгло. Вот теперь-то точно конец.

В жерле орудия появился яркий огонек когерентного света. И тут… наверное, я что то все же повредил, когда вандалил мечом орудие. Из ствола вырвался лишь неплотный и слабый поток излучения, которого хватило только на то, чтобы отколоть пару маленьких кусков от угла, за которым я стоял. А вот для танка последствия были куда фатальней. Башня оплавилась и деформировалась, а спустя пару секунд раздался мощный взрыв.

Я нырнул обратно за угол. Куски раскаленного металла разлетелись во все стороны, кромсая кнехтов, спешивших на помощь экипажу «Шарса» и не успевших толком спрятаться.

Я снова высунулся, чтобы оценить обстановку. И ужаснулся открывшейся картине. По улице шагали паладины. Огромные торианцы, каждый не менее трех с половиной метров ростом, экипированные в тяжелые доспехи, напичканные оружием по самые зубы. Вот теперь все очень плохо.

- Ааа, черт побери, тут паладины. Я отступаю.

Еще раз высунувшись, я убедился, что отходить нужно однозначно. За паладинами ехали тяжелые танки. Пятисотвосмидесятитонные махины, вооруженные двухсотпятидесятимиллиметровыми орудиями.

- Там еще «Молоты»*! – крикнул я Диггори.

- Дерьмо. – прокомментировал Диксон. Впервые он выругался. – Вали оттуда.

Я решил, что заставлять аристократа упрашивать себя дважды – дурной тон. К тому же, я только что чудом не был испарен залпом лазерной пушки, и сейчас, как никогда, хотелось жить. Пускай и недолго.

Я уже отбежал метров на сто, когда раздались несколько сокрушительных выстрелов. Инстинктивно пригнувшись, я посмотрел на форт. В стене зияли три огромные выбоины. Стреляли явно «Молоты». Их снаряды практически пробивали многометровую стену с одного попадания.

- Какого хрена, что это было?! – раздался возмущенный голос Чена.

- Это были тяжелые танки. – услужливо пояснил Диггори, впрочем, не забыв добавить немного язвительности в голос.

- Чен, у нас есть противотанковое вооружение? – поинтересовался я, продолжая бежать.

- Есть несколько автопушек и ракетометов. Ну и «Делфи».

- Этого явно мало, чтобы проковырять «Молоты». – заметил я.

- «Молоты»? Там «Молоты»?! – в голосе Чена явно начинала прослеживаться паника.

- Да. А еще там пара взводов паладинов. – добавил Диксон.

- Нам конец. – Чен явно упал духом.

Я продолжал бежать к форту, стараясь держаться рядом со зданиями. Хоть враги и не подобрались пока так близко, но рисковать явно не хотелось.

Еще раз громыхнули орудия тяжелых танков. На этот раз выстрелов было больше. Стены форта покрыли пробоины от крупнокалиберных снарядов. Значит, Майлз либо уже погиб, либо они не смогли больше сдерживать торианцев.

- Это Майлз. Парни, простите, но я больше не могу тормозить атаку. У меня двое погибших. Мне нечего противопоставить паладинам, я отвожу своих людей и отступаю к форту.

Что же, ответ пришел довольно быстро. Но диверсанты Майлза продержались явно дольше, чем я со своим огрызком от группы.

- Понял тебя, прикрою. – ответил ему Чен.

Со стены форта открыли огонь по наступавших из нашего крупного калибра, прикрывая отход диверсантов. Ну, крупный калибр – это конечно сильно сказано. Автопушки начали обстреливать наступавших. Парой мгновений спустя к ним присоединились ракетометы.

- Отлично! – воскликнул старлей.

- Что отлично? – поинтересовался я, подбегая к воротам.

- Мы сбили несколько паладинов! – радостно ответил Чен.

Их ответ был куда серьезней. «Молоты», предназначенные для продавливающей атаки и штурма вражеских укреплений, без труда вычислили наши огневые точки и дали залп. Я как раз зашел внутрь форта, когда серия разрывов накрыла наши орудийные расчеты. Тела бойцов и останки искореженных орудий выбросило во внутренний двор.

- Вот ублюдки! – закричал Чен. Я увидел, как он оставил свой наблюдательный пункт и побежал проверять, есть ли уцелевшие.

- Медика! – крикнул я, так же бросаясь к телам.

Первого солдата, к которому я подбежал, ужа явно не было в живых. Броня и все тело было разорванно, а половина головы отсутствовала.

- Помогите… - прохрипел кто-то рядом.

Я обернулся на звук. Под обломками автопушки лежал один из бойцов Чена. Его тело было вывернуто под неестественным углом. Наверняка множественные переломы позвоночника. Да и вообще, парня так поломало, что чудом был сам факт его жизни.

- Медик, твою налево! – еще раз крикнул я, убирая с его тела обломки.

Бесполезно. Раненных очень много, а медик был всего один. И его однозначно не хватит на всех.

РДСник посмотрел на меня умоляющим взглядом и зашёлся кровавым кашлем. Я ничего не мог поделать. Это очень больно, ощущать свое бессилие. И он умер. Еще несколько мгновений в его глазах была искорка жизни и тепла, а затем и она угасла. Я будто увидел, как душа покидает тело, и теперь смотрел в два стеклянных шара, когда то бывших глазами человека.

Форт дрожал от взрывов. Выстрелы «Молотов» обрушили целую секцию стены. Слава богу, все выжившие после первого залпа успели разбежаться. Я снова посмотрел на мертвого бойца. Невидящие глаза, остывающее тело. Наверное, это свойственно всем живым существам на уровне инстинктов – бояться и ненавидеть смерть. Я сейчас только ненавидел. Ненавидел тех, кто убил этого солдата, всего лишь выполнявшего свой долг.

- Эй, если ты прекратишь рефлексировать, то очень пригодишься нам на обрушившемся участке стены. – голос Диггори прервал мои мысли.

- Что там происходит? – поинтересовался я.

- Мы потеряли целую секцию. Почти вся юго-восточная часть стены рухнула. Они выдвинули вперед транспорты. – ответил Диксон.

- Ясно. Перебросьте часть орудий к обрушившемуся участку, создайте временные баррикады. Торианцы будут штурмовать. Лорд, твоя группа так же нужна мне там. Расположи ее так, чтобы не дать пехоте противника войти в крепость и при этом не подставляться под огонь «Молотов». – раздал я указания.

Мной овладело удивительное спокойствие, а пламя ярости сменилось на холодный огонь. Эти люди не должны погибнуть напрасно.

Я подбежал к упавшей секции и аккуратно залег между обломков. РДСники Чена перетаскивали три автопушки. Одна из «Делфи» сместилась, готовая открыть огонь по тем, кто постарается перебраться через завал. Отлично, никто не падал духом и не собирался сдаваться. Мы еще повоюем.

Я посмотрел в сторону приближающихся войск торианцев. Несколько разномастных транспортов, набитых кнехтами и рыцарями. А между транспортами шли паладины. Вот она, одна из основных угроз. Доспехи класса «Паладин»* несли на себе по паре тяжелых огневых систем, а так же осадные щиты и оружие для ближнего боя. Данные модификации паладинов были вооружены спаренными тяжелыми пулеметами.

Один из паладинов зашатался и упал. Остальные принялись водить взглядом по стенам, выискивая источник огня. Следом за ним упал еще один. Я присмотрелся и увидел, что не один облюбовал обломки стены. Между ними слабо различимыми призраками скользили снайпера Майлза.

- Черт, Майлз! Ты все же успел выбраться! – я был искренне рад.

- Конечно. А еще мы оставили на подходах несколько подарков. – ответил мне диверсант. Я покрутил головой и увидел его, притаившегося за большим обломком. В руках лейтенант держал пульт управления взрывателями.

- Отлично! Не мешало бы парочку оставить и тут. – обрадовался я.

- Нет, тут уж ты будешь выступать в главной роли, парень. У меня запасы не резиновые. Там лежит наша последняя взрывчатка.

Еще несколько паладинов упало, но противник продолжал наступление и уже подошел на расстояние броска. Я навел винтовку на штурмовую рампу, из которой через несколько секунд хлынет пехота.

И тут Майлз нажал на детонатор. Расчет был великолепен. Машины открыли рампы, и вперед хлынула волна торианцев. В первых рядах шли уже знакомые штурмовые рыцари, прикрываясь щитами. Взрыв был просто ужасен. Старый диверсант не пожалел взрывчатки, и оказался на сто процентов прав. Атака захлебнулась, не успев начаться.

Когда поднятая взрывом пыль начала оседать, то нашим взорам отрылись десятки разорванных тел и догорающие остовы машин. А за ними… за ними были плотные ряды штурмовиков, которые шли в атаку.

- Вот настырные. – в голосе Майлза были нотки уважения. Мы нанесли им весьма ощутимые потери, особенно учитывая наши силы, а они продолжали наступать. И все – ради тела первого советника. Чтобы увидеть, кто повинен в его похищении и смерти. Чтобы похоронить тело с соблюдением всех обычаев. Все же, торианская приверженность своим принципам заслуживала восхищения.

Снайперы-диверсанты продолжали аккуратно выбивать наступавших. Я присоединил огонь своей «Эви» к их стрельбе. Но этого было слишком мало. Спустя пол минуты торианцы уже карабкались вверх по завалу.

- Отходим. – скомандовал Майлз своим людям, и я, решив, что это очень разумный поступок, последовал за ними.

Едва мы спустились к основанию кучи обломков, некогда бывших стеной, как на ее вершине уже показались первые атакующие. Притаившиеся за наспех сооруженными баррикадами расчеты открыли огонь. Первая шеренга, перевалив за вершину завала, была буквально скошена. Все же, двадцатимиллиметровая импульсная автопушка посерьезней, чем наши мелкокалиберные винтовки и ручные пулеметы, и штурмовые щиты рыцарей от них не очень то и спасали.

Но торианцы продолжали наступать. К штурмовикам добавились кнехты и стрелки. Они умирали так же легко, но их было много. Торианцы упорно пробивались вперед, стреляя на ходу. Этот огненный вал смел расчеты автопушек в считанные секунды.

- Лорд, твою налево, подключай своих! – крикнул я Диггори, не прекращая стрелять. После уничтожения расчетов торианцы осмелели и бросились вперед плотной толпой.

Как будто в ответ на мою ругань, на сбившихся в тесную кучу нападавших, обрушился шквал огня. Я уже видел сегодня результаты работы группы Диггори, они действительно страшное подразделение. Казалось, невидимая волна с ревом обрушилась на торианцев и принялась бросать их на землю и рвать в клочья. За считанные мгновения тела нападавших превращались в кровавое месиво. Напор торианцев ослаб, а затем атака и вовсе захлебнулась.

- Отличная работа! – похвалил я Диггори, приваливаясь спиной к стене и сползая по ней в низ. На фоне стихших звуков стрельбы и криков умирающих, казалось, наступила гнетущая тишина.

- Необходимо перестроить оборону, направив огонь орудийных расчетов на пролом! – зачем то прокричал по связи Чен.

- Отлично, займись этим. – безразлично ответил я. На меня навалилась усталость и отупение.

- Старков-младший, ты у нас старший по званию. Командуй. Нечего тут раскисать. – вклинился Майлз.

Проклятье, я прекрасно понимал, что старый диверсант прав, но так хотелось плюнуть на все. Ладно, нужно собраться.

- Чен, сколько у тебя осталось в строю?

- Двенадцать плюс я и медик. Еще десять тяжело раненных. И все.

Из пятидесяти человек. Да, потери были огромные. Еще немного, и нас не останется вообще. Факт того, что торианцы потеряли гораздо больше, как то не утешал.

- Остальным доложить о боеспособном составе. – нужно прикинуть силы, чтобы понимать, чем мы располагаем и что дальше делать.

- У меня два снайпера и я. – доложился Майлз.

- У меня потерь нет. – это уже Диггори. Вот он, отличный командир. Сберег всех своих людей.

- Ну и у меня многострадальный Нил и я. Негусто. А что с пилотами шаттла?

- Убиты. – ответил Чен.

- Так, ладно. У нас совсем мало времени. Чен, пусть твои люди распределятся по укрытиям и контролируют пролом. Майлз, отведи своих снайперов подальше. Диггори, ты сам все знаешь. Наша задача – удержать обрушенный участок стены столько, сколько сможем. Если не сможем этого, то нам конец. Все, приступаем.

И снова суета, организация огневых точек. Все стараются делать все как можно быстрее, понимая, что времени почти нет. Но в этот раз людей гораздо меньше. Интересно, сколько доживет до конца этой атаки.

- Нил, ты там как, в порядке? – поинтересовался я по связи у последнего боеспособного члена моей группы.

- Так точно, капитан. – ответил он.

- Тогда давай дуй ко мне. Нам предстоит знатный мордобой. – сказал я, поднимаясь на ноги.

ТАК показал, что с внешней стороны кучи обломков кто-то поднимается.

- Они идут! К бою! – скомандовал я, наводя ствол «Эви» на вершину кучи, недавно бывшей стеной.

Над обломками медленно стали вырастать фигуры паладинов. Их огромные тела скрывали осадные щиты, в руках были огромные секиры, а над плечами возвышались встроенные в заплечный блок тяжелые пулеметы. Проклятье, как с ними бороться?

Не дожидаясь моей команды, обороняющиеся открыли огонь. Пули и снаряды автопушек градом обрушились на наступавших, и застучали по штурмовым щитам, не в силах их пробить.

- Диггори, выруби их! – закричал я Диксону, отступая в укрытие и не прекращая стрелять. Но, даже стреляя по неприкрытому щитом боку паладина, я не мог пробить его брони.

- Я попробую. – в его голосе послышались нотки сомнения.

- Не пробуй, делай!

Было прекрасно понятно, что если не остановить наступление паладинов, то нам крышка. Гарантированно. Нужно только сломать их строй, а дальше можно было бы врубиться врукопашную и попробовать перерезать их.

Тем временем паладины перевалили через вершину завала и продолжали наступать. Тяжелые пулеметы на их плечах задвигались, выискивая цели. Доспехи паладинов оснащены очень хорошими системами слежения и ведения огня.

- Лорд, твою мать! Вырубай их уже!

Я торопил Диггори, хотя и нельзя мешать снайперу во время работы. Но выбора не было. Последствия огня паладинов будут катастрофическими.

- Заткнись. – прошипел он.

Пуля прошла над щитом и, пробив визорную щель забрала, вошла в голову паладину, идущему ближе к моему краю.

В этот момент остальные наступавшие открыли огонь. Ответный огненный вал обрушился на остатки нашей обороны. Тридцати пяти миллиметровые снаряды с одинаковой легкостью уничтожали камень, металл и человеческое тело.

- Всем укрыться! – закричал я, срываясь с места. Нужно было, как можно быстрей добраться до этих чертовых машин для убийства и заставить их драться врукопашную.

Еще двое паладинов рухнули. Очевидно, работа снайперов Майлза. Я на бегу выстрелил из подствольного гранатомета и отбросил винтовку за ненадобностью. Мой выстрел пришелся в бок идущему с края торианцу и повалил его. Не дожидаясь, когда он придет в себя и пристрелит меня, я вложил все силы в последний рывок.

Паладин как раз начал приподниматься, когда мой меч снес ему половину черепа. Сейчас посмотрим, чья элита круче. Шеренга наступавших все еще не поняла, что ее атаковал одинокий камикадзе и продолжала наступать, поливая укрывшихся людей непрекращающимся огнем. Отлично, воспользуемся этим.

В прыжке срубив голову находившемуся ближе всего ко мне торианцу, я по-кошачьи приземлился на обломки и рванулся к следующему. Тот вовремя успел почувствовать угрозу и повернулся ко мне, занеся секиру для удара. Полумесяц лезвия мерцал от окружающего его деструктивного поля. Но скрестить оружие мы так и не смогли. Пуля Диггори вошла торианцу в висок, сделав маленькую дырочку входного отверстия и вырвав на выходе огромный кусок шлема.

- Стреляй по тем, что не отвлеклись на меня! Нужно спасти людей Чена! – крикнул я, перепрыгивая через тело.

Но элемент внезапности был утерян, и меня встретили полностью готовые к бою паладины. Не дожидаясь, когда меня разорвут пулеметным огнем, я рванул в атаку. Единственная возможность не попасть под пули, или вернее сказать, снаряды – держаться к паладинам как можно ближе. Что я и сделал, пользуясь преимуществом в скорости и маневренности.

Секира прошла в нескольких сантиметрах от моего плеча и вонзилась в землю. На ответном взмахе мой клинок отрубил руку с оружием, и, сделав широкий шаг, я утопил меч в груди наивного торианца, рассчитывавшего достать меня так просто. Затем я резко повернулся, подставляя тело моей жертвы под удар его товарища. Высвободив оружия, я выскользнул из-под тела и попытался достать паладина, пока его секира торчала в спине у товарища. И теперь уже я поплатился за свою самоуверенность, схлопотав удар щитом и отправившись в полет.

Приземление было жестким. Сопроцессоры протестующе заверещали, предупреждая о необходимости выйти из боя в связи с достижением пределов прочности некоторых узлов брони. Но отдыхать было некогда. Я резко вскочил на ноги и отпрыгнул в сторону, уходя от очереди из пулемета, распахавшей каменные обломки, где я совсем недавно лежал.

В невероятных кульбитах уклоняясь от огня пулеметов, я старался приблизиться к паладину. Наконец в росчерках очередей образовалось окно, в которое удалось проскочить. Пригнувшись и пропуская над головой встречный удар секиры, я накинул на ногу торианца струну из запястья, позволив ей свободно висеть. Паладин рванул секиру обратно, надеясь достать меня на возвратном движении, но это было слишком медленно, а ТАК заблаговременно предупредил меня об опасности. Я просто перескочил через лезвие в продольном прыжке и поднырнул под руку со щитом, а струна продолжала разматываться. Еще шаг, и я уже за спиной паладина. Торианец был в два раза выше меня, и его движения, хоть и были очень быстры для такой массивной груды брони и оружия, но все же слишком медленны для меня. Подпрыгнув, я накинул ему на шею петлю и соскочил вниз, тут же проскочил между широко расставленных ног, пока паладин пытался понять, где же я. Вот он, завершающий аккорд.

Струна натянулась и по ней потекла энергия. Несколько коротких мгновений она боролась с доспехами паладина, но вот они сдались, и торианец распался на несколько кусков.

Струна спряталась обратно, и я осмотрелся, предварительно укрывшись в обломках. Паладины сгруппировались и отступали. Из-за стены щитов торчали пулеметы и огрызались огнем, выискивая снайперов и оставшуюся пехоту.

- Отлично, они отступают! – обрадованно закричал Чен. Я был рад, что он выжил в этой мясорубке.

- Рано радуешься. Это только начало конца. – оборвал его Майлз. – Нужно добить паладинов, сейчас, пока не подоспели другие войска. Потом это сделать будет почти невозможно.

Майлз был прав. Если подоспеет следующая волна атакующих, то паладины перегруппируются и станут страшной угрозой.

- Я займусь ими. Нил, хватит расслабляться. Подключайся. – последние слова были адресованы моему подчиненному, так и не добравшемуся до ближнего боя.

- Так точно, капитан! – нарочито громко ответил Нил, мы давно уже перешли на общий канал связи. Нас оставалось слишком мало, чтобы координироваться по-отдельности.

- Осторожней, парни. – предупредил нас старый диверсант. – Мы их сейчас отвлечём огнем.

Я приготовился к очередному броску и, когда пулеметчики Диггори открыли огонь, рванулся, петляя, к ежу из щитов и пулеметов. С левого фланга к ним бежал Нил. Сейчас мы дорежем этих недобитков.

Ситуация изменилась стремительно. Неожиданно я почувствовал приближение множества объектов. Кто-то в больших количествах бежал вверх по обломкам стены на той стороне. Эта масса перевалила через вершину и то, что я увидел, привело меня в ужас. Огромное количество рыцарей-штурмовиков бежало в атаку, выставив перед собой щиты. Но самое страшное было позади них. За спинами штурмовиков в атаку рвались берсеркеры.

Эти воины предназначены исключительно для ближнего боя. Их броня не позволяла им выдерживать огонь вражеского оружия, но это было и не нужно. Берсеркеры достигали позиций врага предельно быстро, в чем им помогали системы ускоренного привода работы мышц доспехов.

- Назад, отступайте! – закричал Диггори.

- А толку то. – спокойно ответил я, понимая, что наше с Нилом отступление ничего не изменит. По этому я просто убью как можно больше, прежде, чем умру.

Люди Диксона вынуждены были перенести огонь с паладинов на новую угрозу, чем те незамедлительно и воспользовались, перестроившись и пойдя в атаку. Их пулеметы принялись активно причесывать места потенциального ведения огня.

Я переложил меч в правую руку, а левой достал пистолет. Повеселимся напоследок. Огонь пулеметчиков уложил внушительную часть свежих сил атакующих, но перегруппировавшиеся паладины внесли свои коррективы, и вскоре огонь с нашей стороны почти иссяк. Стена щитов продолжала приближаться.

- Что же, ребята. Вы хоть и молодые, но мне было очень приятно сражаться сегодня с вами. Вы действительно элита, как о вас и говорят. – сказал Майлз.

Штурмовики были совсем близко и я, выпрямившись, бросился на них. Смысла сдерживаться, и экономить силы не было. Ведь последний бой должен быть самым лучшим, ведь так?

Энергосилуэт горел нестерпимым пламенем, и бурлящая энергия буквально рвала вокруг меня воздух. Удар ногой в щит отправил его обладателя в полет. Штурмовик летел, сбивая своих товарищей, пока его не остановил огромный торианец в богато украшенных доспехах. Я вихрем ворвался в ряды нападающих, сея смерть. Удар мечом рассек щит штурмовика, и пока его хозяин растерянно стоял, короткая очередь из пистолета разнесла его забрало и лицо вдребезги. Еще один штурмовик подскочил сзади и занес для удара молот, когда выстрел Диггори разнес его голову.

- Давай, Всполох! Покажи этим подонкам! – закричал Диксон.

Я отвел летящий в меня молот рукой с пистолетом и перерубил его владельца пополам. Пространство вокруг меня заполнили штурмовики, жаждущие моей смерти. Среди этих великанов я был, как лилипут, но меня это совсем не смущало. Молот был опасным и тяжелым оружием, но слишком медленным, чтобы достать такую юркую цель, как я.

Один из торианцев ударил молотом по щиту, вызывая парализующую волну, но бьющая из меня энергия с легкостью рассеяла ее. Штурмовик опустил щит, рассчитывая увидеть меня на земле, корчащимся от боли, но вместо этого получил очередь из пистолета в лицо.

Торианцы уже давно были в форте и добивали уцелевших. Я напоминал одинокую скалу, вокруг которой бились стальные волны. Штурмовики падали, как только приближались на расстояние выпада. Энергетические потоки, производимые моим телом, были столь сильны, что меч легко рассекал штурмовые щиты, игнорирую всякую логику.

Видимо, командиру отряда надоело терять людей, и штурмовики отступили, а их место заняли берсеркеры. Сопроцессоры сообщили мне, что пропал сигнал брони Нила. Это только прибавило мне злости. Берсеркеры набросились на меня, как голодные волки. Первый нападавший обрушил на меня свой двуручный меч. Я сдвинулся на полшага в сторону, позволив огромному оружию просвистеть всего в сантиметре от моего тела, и нанес колющий удар под подбородок. Клинок вышел из затылка жертвы, а безвольное тело продолжало лететь вперед по инерции, давя на тело так, что в конечном итоге голова развалилась на две части.

Но мне некогда было наслаждаться таким удачным ударом. На меня навалились сразу два берсеркера. Один был вооружен двуручной секирой, а второй парой мечей. Вокруг лезвий оружия переливалось деструктивное поле. Удары сыпали градом, и я успевал только обороняться. От столкновений нашего оружия воздух пронзали разряды энергии, рисуя причудливые узоры. Оба атакующих были мастерскими фехтовальщиками. Патроны в пистолете давно кончились, и мои шансы уложить этих двоих стремительно таяли, но меня это особо не интересовало. Блокируя удар берсеркера с мечами, я выбросил вперед левую руку, позволив струне свободно разматываться. Она стремительно вырвалась из запястья и оплела берсеркера, но не сковывала его движения. Так что он ее даже не заметил. То, что нужно. Я пустил по нити поток энергии и рванул на себя. Тело торианца буквально разорвало на куски.

Но на этом моя удача закончилась. В тот же момент я еле успел увернутся от удара секирой. Лезвия просвистело в каких то миллиметрах от головы, а обух оружия ударил меня в лицевую пластину. Удар был ужасающим. Угасающее сознание успело отметить, что сила удара отправила меня в полет. Снова. Это даже забавно.

Глава 14

Возвращение в сознание было не очень приятным. Голова трещала так, как будто по ней стучали кувалдой. При том изнутри. Как же больно. С другой стороны, я все еще жив, что более, чем странно.

- Внимание, повреждены защитные узлы шлема. Возможны сбои в работе. Рекомендуется в дальнейшем не допускать ударов в область головы во избежание выхода из строя управляющего интерфейса. – милым голосом сообщил мне сопроцессор. Шутник, блин.

Но, что дошло не сразу, вокруг кипела битва! Как, и, главное, с кем? Нас тут оставалась горстка. Невозможно продержаться так долго. А как долго? И сколько я провалялся в отключке?

- Вы провели без сознания четыре минуты.

Такой заботливый сопроцессор. Четыре минуты. В условиях боя – целая вечность. Нужно понять, что же происходит.

Я открыл глаза и, приподнявшись, осмотрелся. Происходящее вокруг заставляло задуматься, не повредился ли я мозгом после удара. Вокруг действительно кипела битва. С торианцами дрались… «Белые каратели», штурмовики моего отца! Какого, простите, хрена?

- О, очнулся! Хватит отдыхать! – голос Диггори был невероятно жизнерадостным.

- Ааа, эм… Что, собственно, происходит? – поинтересовался я.

- Когда ты вовсю резал торианцев, к нам прорвались десантные суда «Белых карателей». И когда тебя вырубил тот здоровяк, как раз началась высадка. Я отстрелил желающих добить тебя, а потом ты очнулся. Собственно, все. – охотно пояснил Диксон.

Я встал и подобрал валяющийся рядом меч. В моей голове все еще не укладывалось, что мы живы. Шансов не было вообще. И тут, в последний момент, все изменилось. От череды стремительно сменяющихся событий я никак не мог прийти в себя.

Рядом со мной наш штурмовик в белой броне с красными отметками ударом опрокинул торианского берсеркера и добил выстрелом в голову.

Красные отметки, парные деструктивные клинки, пулеметы в предплечьях. Знакомая, однако, картина. Штурмовик подошел ко мне и откинул забрало шлема. На меня уставилось улыбчивое лицо Евгения Старкова, моего отца.

- Ну что, охламон? Я смотрю, ты тут не скучаешь. Отец с матерью без понятия, что же стало с их дитем, а он тут на всю катушку развлекается. Дать бы тебе по шее… - по его лицу было видно, что он очень рад видеть меня живым. Но не прочитать мне лекцию не мог.

- Я тоже рад видеть тебя, пап. – ответил я, устало присаживаясь на какой то обломок.

- Марина, мы с Владом во дворе. Вроде жив. На счет здоров – не уверен. По моему, нашему сыночку голову отбили.

Видимо, отцу эта шутка показалось остроумной, потому что он засмеялся. Садист, блин. Я приказал убрать шлем, но он отъехал только наполовину. Сопроцессор спроецировал в мозг изображение, на котором было явственно видно, что лицевая пластина была ощутимо вмята. Стало ясно, что папина шутка была не безосновательна.

Отец присел рядом. В броне он смотрелся здоровым, как носорог, а прыжковые двигатели за спиной только добавляли ему массивности.

- Ну что, Владик, заставил ты нас понервничать. Рассказывай, что вы тут забыли, в этой заднице?

- Папа, слушай, я предлагаю отложить разборки, пока не разберемся с торианцами. – ответил я.

- А разбираться особо не с кем. Моя бригада добила то, что не успели добить вы. Потрепали вы их, конечно, основательно. Так что давай по порядку. – ответил Старков-старший.

- Даже не знаю, что тебе сказать, пап. – честно признался я.

- Это еще почему? – удивился он.

- Потому что тут все – сплошной гриф секретно. И мое подразделение, и род войск, и задание. Фактически все, к чему я сейчас прикоснусь, является секретным.

- Ну, не надо напускать тут пелену таинственности. Я знаю, что ты – эспер.

- Откуда? – теперь настала моя очередь удивляться.

- Ну, тут нужно рассказать все с самого начала и в лицах. Давай дождемся твою маму, а пока ты можешь доделать свои секретные дела. – ответил отец.

Кстати, он полностью прав. Нужно выполнить задание.

- Слушай, у тебя работает дальняя связь? – поинтересовался я.

- А что такое?

- Нужно вызвать сюда транспорт РДС. Забрать один груз.

- Сейчас организуем. – ответил отец. – Связиста ко мне!

Через несколько секунд подбежал штурмовик со здоровенной рацией дальней связи. Быстро и четко. Отцовские бойцы были вымуштрованы идеально. Их присутствие вселяло уверенность.

- Перейро, передашь то, что скажет этот парень. – сказал ему отец, показывая на меня, и пошел по своим делам.

Перейро развернул рацию и передал мне гарнитуру для связи. Я собрался с мыслью и дал знак, что готов говорить.

- Сообщение от капитана Старкова, проект «Эспер». Кодовый позывной «Всполох». Сообщение для полковника Энгельса, начальника Разведывательно-Диверсионной Службы планеты. Благодаря вмешательству «Белых Карателей» атаки торианцев отбиты. Наш шаттл сбит. Необходимо воздушное судно с сопровождением для эвакуации груза. Жду подтверждения. Все, передавай.

- Капитан, сообщение принято. Ожидайте транспорта. – пришел ответ с того конца канала.

Отлично, теперь нужно проверить тело. Надеюсь, наш подбитый шаттл они распотрошить не успели.

Машина все так же валялась на брюхе. Боковая дверь была выбита, но, похоже, никто вовнутрь пробраться не успел. Рядом с входом скопилось прилично трупов торианцев с характерными ранами. Видимо, работа Диггори. Я заглянул внутрь.

Тело лежало там же, где и раньше. Захватив на всякий случай патронов, я пошел искать свою винтовку. Без оружия как то неуютно.

Моя «Эви» нашлась там же, где я ее и бросил. Чудо, что ни одна из тяжеленых торианских туш на нее не наступила.

- Эй, хватит шляться без дела. Давай в штабной бункер. Будем думать, что дальше делать. – раздался по связи голос Диггори.

- Хорошо, сейчас буду. – ответил я.

На пути в бункер у меня была возможность осмотреться. Все внутреннее пространство форта было завалено обломками и трупами. Смерть, эта печальная неизбежность войны, буквально витала в воздухе. Она тут сегодня знатно попировала. Говорят, что война – это огромная психологическая травма. Наверное, я неправильный, но сейчас, когда у меня появилась передышка, мою голову не занимали мысли обо всех тех, кто ушел. Я был просто рад, что выжил и ощущал чертовскую усталость.

С такой вот пустой головой яи вошел в штаб форта, где меня уже ждали. Там собрались мой отец, Диггори, Майлз, чудом выживший Чен. И моя мать. Она скромно сидела в углу и улыбалась, глядя на меня. Прямо как раньше, когда она бывала дома. Она так же сидела и просто смотрела на меня. Что-то я раскис. Это все чертова усталость.

- Итак, все собрались. Что мы имеем? – обратился к собравшимся отец.

- Один снайпер в группе у Майлза, три пулеметчика в группе у Диггори. У меня выжило трое. У Влада – один тяжело раненный в госпитале. Иначе, наверное, он тоже был сейчас мертв. – доложил за всех Чен.

Негусто. Какие, всё-таки, ужасные потери. Меньше всех умудрился потерять Диггори, проявивший себя, как отличный командир, способный провести людей чуть ли не через ад.

- Да, как видно, рассчитывать можно только на моих людей и на снайперов Марины. – подвел итог проверки личного состава отец. – И как долго нам нужно тут торчать?

- Я запросил у РДСников транспорт, чтобы вывести груз, ради которого мы тут все оказались. – ответил я.

- И что за груз? А то мы с твоей матерью тут единственные, кто не в курсе событий. – заметил Старков-старший.

- Это тело высокопоставленного торианца. Если быть точным, то это первый советник гранд-маршала. Командование подозревает, что первому советнику записали фальшивые посмертные воспоминания, чтобы подставить Федерацию перед Торианской Империей. – ответил я.

- Ого. Ну и дела. – аж присвистнул отец.

- Ага. Кстати, как вы тут оказались? – задал я интересующий меня вопрос.

- О, это целая история. Нас как раз забросили на орбиту для нанесения контрудара по позициям противника, когда с нами связалась какая то девица, и сказала, что моему батальону и Марининой группе надлежит высадиться в богом забытом форте и помочь с выполнением какой то операции. Ну, генерал ее, естественно, послал по известному адресу. Тогда девица, Нина кажется, выложила список своих полномочий, от которого старый пердун чуть не забился под тактический стол и уже в приказном тоне отправила нас сюда. По дороге со мной связался Майлз и сказал, что влип по самые уши, а в форте наш сын. Услышав такую новость, мы поторопились. Успели, как выяснилось, очень вовремя. Кстати, Влад, мы с мамой видели, что ты там устроил. Я горжусь тобой, сынок.

Последние слова меня очень обрадовали. Но все впечатление тут же испортили, как обычно.

- Да, то, что ты вырастил мясника, превзошедшего тебя, мы могли убедиться. Меня больше волнует, как нам выжить. Торианцы наверняка постараются отбить тело. Вы же знаете их упорность. – влез с комментарием Майлз.

- А что тут говорить? У моего батальона есть тяжелое вооружение. Организуем оборону и будем держаться. Пока тело здесь, торианцы не будут применять артиллерию и бомбежки. От всего остального мои парни смогут какое-то время продержаться. – ответил отец.

- Это то хорошо. Но что будет, когда тело вывезут? Тогда ничто не помешает торианцам угостить нас парочкой залпов из «Сотрясателей». А нам и одного хорошего попадания будет много.

- А нам и не нужно тут сидеть и ждать, когда нас раздавят. Мы эвакуируемся сразу за телом, и пусть они подавятся этим фортом. «Предвестник» сможет вытащить нас десантными шаттлами. И не такое проделывали. – спокойно парировал Старков-старший.

- Да, но… - продолжил было препирательства старый диверсант.

- Господа, как старший по званию, считаю данный разговор себя исчерпавшим. – неожиданно вмешалась моя мать. Кстати, по поводу звания она права. Отец был майором, а мама аж полковником. – В данный момент важно решить вопросы текущие. А именно – оборона. Ваши препирательства способны длиться вечно, но не остановят новую атаку. Я понятно донесла мысль, Майлз?

Диверсант смутился и пробормотал что-то невнятное в ответ. Видимо, авторитет моей матери был непререкаем.

- Отлично. – продолжила она, когда убедилась в том, что все успокоились. – Теперь перейдем к задачам по построению защиты. Женя, милый, пусть твои люди организую круговую оборону. Но особое внимание сосредоточь на проломе. Это – наша Ахиллесова пята. Нам не нужно прорыва и яростной рукопашной. Мы ее можем не пережить. Чен, ты и твои выжившие бойцы поступают в подчинение к Жене.

Меня всегда поражало, как моя мать умела подавлять всех своей волей. Если отец мог громко рявкнуть, вызвав раннюю седину у особо впечатлительных, то маме нужно было просто сказать. Даже у самого последнего отморозка не возникало мысли ей перечить. Вот и сейчас, здесь собрались представители элитнейших подразделений, чья крутость не вызывала сомнений. И они все, я в том числе, молча слушали единственную женщину в помещении и не смели даже пикнуть. Поверьте мне, это отнюдь не дань уважения слабому полу.

- Майлз, у нас есть взрывчатка. Установи ее на потенциальных направлениях атаки и обязательно заминируй возможные огневые позиции противника. Диггори, так, кажется? Ты и твоя группа будете мобильным резервом. Судя по рассказам, твои пулеметчики на многое способны. Будем использовать их на самых опасных участках. Мальчик мой, ты - мой стратегический резерв и будешь затыкать все рукопашные прорывы.

Последнее было адресовано мне. Но даже Диггори не посмел по этому поводу шутить. Приятно.

- Господа мужчины. Задачи получены. Выполняйте. – закончила мама.

Всех сдуло в ту же секунду, а я застыл в нерешительности.

- Мам, а мне что делать? – наконец спросил я.

- А ты пока расскажешь своей матери, как же тебя сюда занесло.

Мамины серые глаза были очень теплыми мягкими. Своим взглядом она компенсировала свою немногословность, выражая им больше, чем многие могут выразить словами. У меня замечательная мать.

Я присел рядом и начал рассказывать. Про драку, про папиного друга. Про то, как подписался участвовать в проекте. Я рассказал ей все. А она просто сидела и слушала. Как дома. И я чувствовал себя ребенком. После подготовки в центре, после этих кровавых часов, это ощущение было бальзамом на мою душу. Безумно люблю свою мать.

- Итак, Владик, значит ты эспер? – спросила мама.

- Да.

Я все понимал. Она гордилась мной. Гордилась, как только может любящая мать гордится своим сыном. И она не испытывала тревоги за мою жизнь, понимая, что я пережил за сегодня, и вполне способен не умереть.

Нашу маленькую идиллию прервал вызов по связи. Забыл упомянуть, что отец перевел нас всех на частоту его батальона.

- Марина, слушай, тут такое… - отец в разговорах с матерью порой был сущим ребенком. Наверное, это потому, что не знал, на что заменить свои обычные крики при общении с подчиненными. На меня он, кстати, кричать не стеснялся. Садист. Но его я тоже люблю.

- Что такое?

- Тут лично гранд-маршал. И он требует к себе Владика.

Глаза мамы сощурились, и в них мелькнула опасная искра, а голос стал столь жестким, что казалось, как будто во рту появился привкус стали.

- Скажи гранд-маршалу, что его требование невыполнимы, а сам он может прогуляться по свежему воздуху.

- Нет, ты не поняла. Он не требует его голову. Он хочет вести с ним переговоры. – пояснил отец.

- Обойдется. Здесь я командую.

- Я приблизительно так и сказал.

Я представил себе, как именно отец ему все сказал. Мозг живо нарисовал картину Евгения Старкова, кроющего матом гранд-маршала торианской армии и говорящего, куда ему стоит пойти и чем там заняться. В отличии от мамы, отец у меня не стеснялся в выражениях, и порой способен был ругаться так, что уши скручивались даже у его вояк. Правда, рядом с мамой он себе такого не позволял.

- И что гранд-маршал? Пообещал тебя убить? – спросила мама.

Кстати, пожелание скорейшей и болезненной смерти – вполне закономерный итог любой попытки спорить с отцом ввиду его манеры общаться. Правда, Старкову-старшему было глубокого… ну, вы понимаете, о чем я, на все эти пожелания. Посему он здравствовал и излучал здоровье.

- Нет. Он оказался на редкость сдержанным и повторил свое требование. Он желает говорить с воином, рискнувшим бросить ему вызов, швырнув в него его же солдата. Как я догадался, это он о Владе.

Я вспомнил тот самый пинок в щит штурмовика, и огромного, даже по меркам торианцев, воина в богато украшенных доспехах. Значит, я нагадил в кашу самому гранд-маршалу. Наверное, в пору рыть могилу.

- А если я попрошу тебя повторить ему отказ? – поинтересовалась Старкова.

- Он обещал бросить на нас легион паладинов.

Коротко, емко, значимо. Легион паладинов – это аргумент. Если кто не понимает масштабов, то в битве на останках стены форта было всего пятнадцать паладинов, а они вырезали нас почти под корень и добили бы, не соверши я один из своих гениально-самоубийственных маневров. А легион – это тысяча паладинов. И гранд-маршал это сделает.

Мама думала, стуча накрашенными ногтями по своей снайперской винтовке. Да, у мамы маникюр, она всегда за собой следит. В отличие от отца, который предпочитает девиз «Мужчина должен быть на пять процентов симпатичней обезьяны», и гигиеной занимается только из-под маминой палки.

- Хорошо, Влад поговорит с ним. Но я буду держать его под прицелом, и если он хоть пальцем тронет моего мальчика, то я его пристрелю.

- Марина, успокойся. Твое дитяте унаследовало некоторые черты твоего мужа и в довесок к ним имеет феерическую способность к разрушению. Так что твоя пуля будет скорее актом милосердия. – вклинился в разговор старый диверсант.

- Майлз, я прошу тебя обойтись без плоских шуточек в адрес моего сына. – обратилась к нему мама.

- Да, конечно. Ляпнул не подумав. – тут же стушевался лейтенант.

- Вот и хорошо. А теперь займись своим делом.

Интересно, зачем я понадобился гранд-маршалу? Ведь ему ясно дали понять, что я тут отнюдь не самый главный. Ладно, скоро я это узнаю.

- Сынок, ты должен пойти. Положение очень серьезное. – обратилась ко мне мама.

- Да, аргумент с легионом паладинов тоже показался мне весомым. – рассмеявшись заметил я.

- Но я буду следить за вами, так что не переживай.

- Мам, все в порядке. Я действительно способен за себя постоять. – успокоил я ее.

- Боюсь, ты унаследовал от отца привычку лезть на рожон. Это весьма опасно для здоровья. Поэтому я прошу тебя быть благоразумным.

- Да мам, конечно. – пообещал я, вставая. Отнекиваться было бесполезно, проще смириться.

Глава 15

Спустя пять минут дороги и двадцать минут наставлений я стоял посреди зоны отчуждения перед фортом. Позади меня на обломках стены стоял мой отец во главе своего отборного отряда головорезов, а где то в форте сидела мама и держала гранд-маршала в прицеле. Это обнадеживало.

А вот гигант в пять с лишним метров в резных доспехах несколько напрягал. Позади него, на том же расстоянии, что и отряд моего отца, стояла его личная гвардия. И я был более, чем уверен, что сейчас на меня смотрит много прицелов Длинных Луков.

Гигант откинул забрало шлема, обнажая лицо с грубыми чертами, свойственными всем торианцам. Глаза не имели четко определенного зрачка и представляли собой сплошную кристаллическую структуру ярко-синего цвета. Кожа внешне напоминала камень. Это было связанно с физиологией торианцев. Химические процессы их тела использовали малое количество жидкостей.

- Обнажи свое лицо, человек. – потребовал гранд-маршал на общегалактическом.

Я деактивировал шлем. Впрочем, полностью он так и не убрался, лицевая пластина то мятая. Но и так сойдет.

- Я позвал тебя, чтобы предложить тебе взаимовыгодное соглашение.

Вот это уже, как минимум, интересно. Взаимовыгодное соглашение – это то, что нам сейчас очень нужно.

- Слушаю.

- Мы сохраним вам жизнь и позволим уйти в обмен на тело моего первого советника и боевого брата.

- Гхм… А почему, собственно, ты говоришь все это мне? Я не командую силами в форте. – развел я руками.

- Глупый вопрос. – отрубил гранд-маршал.

- Мне он глупым не кажется. Так что я настаиваю на ответе.

В моем вопросе было не только любопытство. Чем дольше я тяну время, тем меньше нам придется отбиваться до прилета шаттла. Согласитесь, когда вам угрожают целым легионом, это очень животрепещущая тема. Я ведь не мог просто так выдать ему тело, которое мне поручено доставить в совершенно другое место.

Гранд-маршал оценивающе посмотрел на меня.

- Ты достоин ответа, человек. Я развею твое невежество. Наш Кодекс Войны гласит, что переговоры надлежит вести только лучшим воинам с лучшими воинами. Ибо великий воин никогда не дозволит себе осквернить свое имя подлогом иль изменой своему слову. Ты доказал делом, что достоин этого звания, сумев уничтожить множество моих воинов. Хотя сам мал ростом и тщедушен.

Что же, вполне в духе торианцев. Но в плане применения к другим расам Кодекс Войны несколько… глуп, мягко говоря. Те же синарцы* обманут и не почешутся. Хотя признание великим воином льстило. А вот последний комментарий был откровенным издевательством.

- Мал золотник, да дорог. – буркнул я.

- Посему я и пожелал вести беседу с тобой.

- С удовольствием побеседую. Но гранд-маршал, вы просите меня нарушить прямой приказ моего командования. Думаю, излишне говорить, что я это требование выполнить не могу.

- Вы подло выкрали моего первого советника и надругались над ним, а теперь не отдаете даже его тела, дабы я мог выполнить свой долг и похоронить его, как ему причитается по заслугам, титулу и роду! – зло проскрежетал торианец.

Я сжал зубы. Главное, чтобы мама не приняла его возмущение за угрозу моей жизни. Пристрелит ведь. Я понимаю, она проффи, но я ее сын. Мало ли что…

- Мы не крали первого советника.

- Лож.

- Так, ты сам захотел говорить именно со мной. Сам сказал, что я этого достоин. Так что изволь слушать! – я начал кипятится. Энергосилуэт налился светом, а воздух вокруг меня чуть ли не искрил.

- Ты прав, человек. Я повел себя недостойно. Дух боевого брата требует праведной мести и упокоения тела.

И тут мне в голову стукнула идея. Или идиотизм, как посмотреть. Сегодня все мои идеи попахивают абонементом в клинику для душевнобольных.

- Гранд-маршал, если я вам сейчас расскажу нечто, похожее на выдумку или попытку солгать, но, тем не менее, являющееся правдой? Вы согласитесь внимательно все обдумать?

Торианец задумался, взвешивая все «за» и «против».

- Я не обязан тебя слушать, человек. Мое предложение заслуженно твоими подвигами, не более. Я не намерен принимать встречных предложений жалких обманщиков, подло похитивших моего первого советника, когда между нашими народами объявлен мир! Моих войск хватит, чтобы получить желаемое так, как это полагается делать любому торианцу – забрать силой в честном бою!

- Тоже мне, честный бой. Легион против кучки солдат. – пробурчал я.

- Я дал вам выбор, человек. – заметил гранд-маршал.

Теперь настала моя очередь задуматься. Что-то подсказывало мне, решение есть, оно лежит на поверхности. И сам гранд-маршал мне на него намекнул.

- Каков ответ?

- Я бросаю тебе вызов. Мы будем биться! – неожиданно выпалил я.

- Моя армия не отступит, даже если я проиграю. – заметил торианец.

- А я этого и не прошу. – парировал я.

- Тогда что ты хочешь в случае победы? – удивился гранд-маршал.

- Что бы все же согласились выслушать меня и подумали над предложенным.

Торианец не размышлял ни секунды.

- Я согласен. Но если ты проиграешь – вы сложите оружие.

Солидное требование. Мой отец скорее откусит себе руку, чем позволит себя обезоружить. Но, с другой стороны, я и не планирую проигрывать.

Гранд-маршал обратился к своей охране на торианском. Правда, это было не проблемой. Переводчик к сопроцессорам прилагался. Охране было сказано о поединке, и была дана команда не вмешиваться до тех пор, пока не будет обнаружено какое то предательство.

- Мам, слушай. Я вызвал гранд-маршала на поединок. Прошу тебя не вмешиваться. – обратился я к своей матери.

- Что?! Я запрещаю тебе!

- Прости мама, уже все решено.

- Я старше тебя по званию и в данный момент являюсь командиром всей операции. – строго сказала мать.

- Являясь эспером, я имею право действовать по своему усмотрению, если мое прямое начальство не прикажет обратного. – парировал я.

- Да я тебе просто жопу надеру! – это был уже отец.

- Папа, ты же не хочешь, чтобы твой сын нарушил слово?

Это был убийственный аргумент. Честь в нашей семье блюлась испокон веков. И заставить сына нарушить слово звучало святотатственно.

Гранд-маршал возвышался передо мной огромной бронированной махиной. В левой руке осадный щит, а в правой – огромная булава. Судя по свечению оружия, с этим странным полем, как молоты у штурмовиков. Нужно быть внимательным. На фоне гранд-маршала я был просто блохой. А доспехи его были таковы, что я даже начал сомневаться, что смогу их пробить.

- Как тебя зовут, человек? Наши традиции требуют, чтобы противники знали друг друга в лицо, чтобы победитель смог сложить повесть о этом бое.

- Старков Влад. Капитан штурмовой группы проекта «Эспер».– представился я.

- Тарт Дарн Харан. Гранд-маршал армии «Хгара Харан»*.

Однако. Хараны были очень известным, сильным и влиятельным родом в Империи. Это даже хорошо. Значит, он точно не нарушит своего слова.

- Что же, приступим. – сказал я, салютуя противнику ударом кулака по эмблеме Федерации Человека, расположенной напротив сердца.

- Готовься к поражению, а возможно и к смерти. – ответил гранд-маршал, изготавливаясь к бою.

Какая милая перспектива. Мне-то однозначно нужно сохранить его жизнь, чтобы выкрутиться из сложившейся ситуации.

Торианец атаковал в стандартной манере, выставив перед собой щит и бросившись в атаку. Что же, сам виноват. Я взвился ввысь, перепрыгивая щит. И только в полете осознал свою ошибку. Мне навстречу неслась огромная булава. Мамочки.

Я попытался в последний момент парировать удар и выставил перед собой меч. Попадание булавы пришлось не на режущую кромку, а на плоскость клинка. Лезвие разломилось, в ослепительной вспышке выбрасывая из себя энергию, которая была сосредоточенна на кромке. Образовавшейся волной меня отбросило в сторону. Что, кстати, спасло мне жизнь. Булава бесполезно рассекла воздух.

Гранд-маршал выставил перед собой щит и мотал головой, пытаясь согнать с глаз пелену. Видимо, ко мне зрение вернулось быстрее. Сфера контроля ТАК была цела и так же почти восстановилась. Но мне откровенно повезло. Мог ведь грохнуть одним ударом. Проклятье, нужно быть аккуратней.

- Старков Влад, ты лишился оружия. Сдавайся, человечек, и я пощажу тебя. – обратился ко мне Тарт.

- Иди ты… - ответил я, поднимаясь.

- Гордый человек. Мне это нравится. Тем более я буду горд, убив тебя.

Ах ты, заносчивая торианская задница! Сейчас я выбью из тебя спесь!

Клинки-когти вышли из пазов и зафиксировались на запястьях. В голову ударила кровь, насыщенная адреналином. Ну, все, говнюк, ты попал.

Я сорвался с места, стремительно сокращая дистанцию. Тарт выставил перед собой щит, ожидая, что же предприму, и готовый контратаковать с любого направления.

Сильный прыжок подбросил меня высоко вверх, позволяя увидеть торианца за щитом. Струны высвободились из запястий и устремились в сторону гранд-маршала.

Противник был опытным и почти успел закрыться. Одна струна всей своей площадью пришлась на щит, а вторая захлестнула бронированный наручень. Но этого было достаточно. Я заставил ее стать прочной и резко потянул на себя, меняя направление полета. Когда я приземлился за его спиной, вторая струна уже смоталась и снова выстрелила в него, на этот раз полностью опутав руку с оружием. Я резко дернул на себя, посылая в искусственные мышцы поток энергии.

Рывок получился достаточно сильным, слегка развернув ко мне Тарта и заставить его балансировать щитом, чтобы удержать равновесие. Этого хватило, чтобы я оказался рядом и обрушил на него град ударов. Я работал руками со скоростью сошедшего с ума вентилятора. За доли секунд гранд-маршал получил больше десяти ран от когтей, а мой прессинг все не ослабевал. Это было его поражение.

Спустя пару секунд торианец оправился от шока, и попытался заключить меня в свои медвежьи объятия. Я отпрыгнул назад и принялся тянуть его на себя, стараясь повалить. Гранд-маршал упирался, не желая сдаваться. Его тело дрожало, а из ран хлестала кровь. Наша борьба продолжалась несколько секунд. От напряжения у меня застучала кровь в висках, а энергопластины начали угрожающе потрескивать, показывая, что не смогут долго конвертировать такой поток энергии. Казалось, прошла вечность, прежде чем гигант поддался и рухнул на землю.

Я стремительно подбежал к нему и приставил когти к голове. Это была победа. Забрало шлема Тарта Дарн Харана откинулось.

- Ты победил, человек. – произнес он.

От облегчения я осел на землю, чувствуя невероятную усталость. Тело ныло от перенапряжения, как будто я двигал гору. Хотя, по сути, разве не так? Учитывая его силу и массу, я как раз сдвинул солидный кусок скалы.

От наших позиций донеслись вопли радости.

- Это было великолепно, мальчик мой. – голос мамы прямо таки лучился от гордости за меня.

- Мой сын! Точно мой сын! – вопил отец.

- Твой, твой. Еще одна психованная машина смерти. Как будто тебя нам мало. – успокаивал его Майлз.

Признаться, повод у него был. От восторга мой отец обхватил его и принялся хлопать по спине. В штурмовой броне. Собственно, у Майлза было незавидное положение, и его возмущение можно было легко понять. Старков-старший мог просто раздавить его в порыве чувств.

Неожиданно мое тело выгнулось от пронзившей его боли, и я почувствовал, что мое сознание улетает куда-то далеко. Сопроцессоры начали кричать о критических скачках жизненных показателей, а с нашей стороны поднялась настоящая паника.

Я не мог разобрать отдельных слов, улавливая только общую суть происходящего. Тарт начал кричать что-то своим на родном языке. Видимо, обещал убить виновника происшедшего, потому что он запятнал его честь. Мама обещала прибить отца, если он немедленно не вытащит мое тело. Отец в самых ярких выражениях материл своих подчиненных за нерасторопность.

Самое удивительное, что первым рядом с моим телом оказался Диггори. С рапирой в одной руке и пистолетом в другой, он был готов встретить любую угрозу. Вслед за ним мое тело прикрыл поднявшийся на ноги гранд-маршал.

Спустя пару секунд надо мной возникло озабоченное лицо отца. Все так переживали, это было так трогательно, что я бы расплакался, если бы слезы и так не текли от невыносимой боли.

- Черт подери, он умирает! – это был Диггори.

Ну да, он же может видеть мои жизненные показатели. Мои мысли были такими отстраненными. Как будто мое сознание стремилось покинуть тело.

Какого черта, меня действительно «вытягивали» из собственного тела! Что за фигня?! Я физически ощущал, как чья-то воля тянет меня за собой. Чужой разум, очень сильный, он требовал подчиниться ему. Это создание излучало непередаваемое высокомерие, как будто я был раздражающим насекомым, решившим испортить его планы.

«Проклятый дурачок, ты так хорошо справлялся со своей ролью. Зачем ты решил говорить с этим упертым дуболомом, гранд-маршалом? Зачем ты решил показать ему тело? Твои действия рискуют сломать наш изящный план, нарушив его преждевременным открытием правды. Поэтому ты умрешь, жалкое создание»

Это были не мои мысли. Скорее это было отражение мыслей того, кто пытался меня убить силой своего разума. Перед моим мысленным взором стало странное существо. Узкое, почти человеческое лицо. Аристократические черты портили длинные узкие разрезы глаз, идущие то того места, где у людей нос, практически до висков. Тело было стройным, близким по своим пропорциям и строению к людям. А из спины росли… кристальные крылья. Огромные, кристаллические образования напоминали своей формой крылья и пульсировали переливами цветов. В тон им пульсировали и глаза чужака.

И этот задохлик называет меня жалким созданием?! Сколько можно выслушивать о себе подобное? Уже второй раз за минут… А сколько прошло времени? Не суть. Все равно этот хрен не имеет право говорить обо мне такое!

«Червяк, я слышу твои мысли! Ты назвал меня, Кхардаха Кархаста, задохлик и хреном! Я сделаю тебя своей марионеткой, и убью твоими руками всех, кого ты любишь! А ты будешь сидеть в уголочке своего сознания и все это видеть»

Вот это было зря. Во мне закипела злость. Я чувствовал, как силы возвращаются ко мне. На лице пришельца в моем мысленном образе отразилась недовольная гримаса, и кристаллические крылья начали пульсировать сильней. На меня обрушилась лавина хаотических образов и мыслей. Каждая мысль, каждый образ впивался в сознание и пытался откусить себе кусочек, а затем вырваться из общей стаи и унести к своему хозяину. Моя личность распадалась, и я не знал, как этому противостоять. Меня захлестнуло отчаяние.

Моя личность все сильней рушилась. Я начал злиться на себя за свою беспомощность. Внезапно лицо Кхардаха вытянулось от удивления. В моем сознании были еще личности! Они возникли как будто неоткуда. Их были сотни. И, самое удивительное, все их я знал.

«Как такое возможно?! Что ты за создание?!» - вопили мысли пришельца.

Это были мои предки. Сотни воинов, давших мне свои силы и сделавших меня эспером. Они пришли, чтобы защитить меня, своего потомка и свое творение. Сознания предков набросились на Кхардаха, и он начал стремительно разрывать контакт, силясь сохранить себя от их ярости. Я очнулся.

Мои взгляд уперся в знакомый потолок штабного бункера. Это было медицинское отделение, где лежал Карл. Но почему тут так много дыма и что-то горит? Нас атаковали? Я попытался собраться с мыслями и трезво оценить происходящее. Мое сознание все еще пребывало в шоке от пережитого потрясения в процессе мысленного поединка с пришельцем, называвшим себя Кхардахом.

Дверь с шипением уехала в сторону и в палату ворвались вооруженные пехотинцы Федерации. Что, черт возьми, происходит? Я нифига не понимаю…

- Все в порядке, можно заходить. – сказал один из них.

В палату вошло несколько медиков, среди которых была девушка, показавшаяся мне знакомой. Они принялись тушить огонь и пытаться утихомирить творящийся вокруг хаос.

- Слушайте, я буду вам крайне признателен, если вы расскажете, что здесь вообще происходит. – подал я голос.

- Ааа, очнулся наконец. Слушай, Старков, ты, наверное, мое проклятье. Оба раза, что я тебя лечила, ты оказался крайне сложным пациентом. В прошлый раз я сшила тебя по кусочкам. В этот раз ты с завидной регулярностью превращаешь свою палату в место боевых действий.

Говорила та самая девушка, которая показалась мне знакомой. Стоп, она сказала, что складывала меня по кусочкам? Я инстинктивно попросил сопроцессоры проиграть запись и понял, что я без брони. Однако.

Девушка присела на край больничного стола и принялась колдовать над медботом. Бедная машина выглядела так, как будто побывала в эпицентре взрыва, но стоически продолжала работать.

- Так, все жизненные показатели в норме.– сказала девушка, просмотрев все показатели.

- Собственно, а что я тут делаю? И что происходит? И кто вы? – обрушил я на доктора град вопросов.

Девушка посмотрела на меня, и задала, пожалуй, самый идиотский вопрос в данной ситуации.

- А ты ничего не помнишь?

- Нет блин, я просто прикидываюсь! – не выдержал я. – Что здесь за цирк вообще происходит, а?! Кто вы такие?!

Девушка посмотрела на меня укоризненно, и я почему то смутился.

- Ну я того… в смысле, что у меня того… - замямлил я.

- Мозги отшибло? – с улыбкой поинтересовалась доктор.

- Да… то есть, нет, не мозги. Я действительно не понимаю, что происходит.

- Давайте я освежу вам память. – предложила она.

- Вот, давайте! – сказал я, обрадовавшись, как ребенок.

Девушка устроилась поудобней и приготовилась рассказывать.

- Вы едва не умерли после поединка с гранд-маршалом торианской армии. Причина нам до сих пор не ясна. После победы вы без видимой причины впали в кому. Ваши жизненные показатели скакали, как сумасшедшие. До этого момента вы постоянно находили при смерти, а ваш мозг то проявлял невероятную активность, то практически не подавал признаков жизни.

- Подождите. Вы сказали «до сегодняшнего дня»? А сколько времени прошло? – я впал в ступор.

- Четыре дня.

Мать моя. Я валяюсь тут уже четыре дня. Ничего себе. За это время могло произойти все, что угодно.

- Но самое интересно то, что в период активности вашего мозга вы иногда порождали вспышки энергии. Последствиями этого становились мощные взрывы. Вы уже уничтожили две отдельных палаты.

Действительно, я присмотрелся и увидел под ее глазами круги. Правда, для этого пришлось оторваться от созерцания ее зеленых глаз.

- Извините. – попросил я прощения.

- Да ничего страшного. За вас тут так все беспокоились. Наверное, вы хороший человек.

- А вы сказали, что уже успели повозиться со мной. – вспомнил я.

- Да, было дело. В училище, где вы подрались на первом же построении. Я вас тогда по кускам собрала.

Точно, вспомнил. Кажется, как будто это было невероятно давно. Тогда она была такой веселой. А сейчас уставшая и глаза печальные.

- Подождите, а что же вы тогда здесь делаете? – не понял я.

- Как раз перед началом войны сопровождала сюда выпускников училища, как медицинский специалист. Назад улететь не успели. Торианцы напали на нас. – глаза девушки заслезились. – Господи, они рвали наших солдат, как тряпичных кукол. Это ужасно.

- И что теперь? В каком состоянии оборона планеты?

- В данный момент у нас перемирие.

Я почувствовал, что здесь явно что-то не так. С чего перемирие? Вопросы роились в моей голове, подобно рою рассерженных насекомых. Мир сошел с ума? Да нет, это такой способ успокоить больных, наверное.

- С чего это торианцам объявлять перемирие? – на всякий случай поинтересовался я.

- Это ваша заслуга. Гранд-маршал сказал, что он не успел выполнить перед вами обязательства, наложенные на него поражением. Поэтому он предложил перемирие.

Дверь в палату просто снесло. Внутрь залетел мой отец. Вслед за ним забежал Диггори и еще куча народу. Вся эта толпа вопила, голосила и кричала поздравления с выздоровлением. Думаю, папа бы раздавил меня, если бы моя доктор смело не преградила ему дорогу.

- Он только что очнулся, ему нужен покой! – пыталась она утихомирить толпу.

Бесполезно. Нужен выстрел из пушки, чтобы их успокоить. Или кое-что еще.

- Всем тихо. – сказала мама.

Она не кричала, нет. Она просто сказала. Тут важна была не громкость, а эмоциональное послание. Повисла гробовая тишина.

- Спасибо большое, Марина Владимировна. – поблагодарила ее доктор.

- Не за что, Наташенька. Что еще необходимо?

- Вообще ему нужен покой. Причины его болезни не ясны. Я опасаюсь рецидива.

- Моему мальчику нужен покой. Все слышали?

Все посторонние в помещении дематериализовались. Нет, они не выскочили. Их как будто телепортировало отсюда. Мне даже показалось, что их тени еще долю секунд висели в воздухе.

- Еще раз спасибо. Без вас я бы их не утихомирила.

- Ничего. Наташ, ты, главное, поставь моего сына на ноги, а решение остальных проблем предоставь мне.

- Конечно. Он уже практически здоров. Просто непонятны причины ни его комы, ни его выздоровления. Лучше перестраховаться.

А вот мне причины вполне себе понятны. Даже более чем. Я отчетливо помнил все. Пришельца со странными кристаллами, подобными крыльям ангела. Его слова и как он едва не уничтожил меня, как личность. Подумать только, я мог стать его марионеткой. Нужно срочно решить проблему с телом первого советника и сообщить командованию о той угрозе, которую представляют пришельцы.

Я рывком поднялся с больничного стола и принялся убирать со своего тела сенсоры медбота.

- Что вы делаете?! – возмутилась Наташа.

- Тороплюсь. – коротко ответил я.

- Влад, немедленно прекрати. – тихо сказала мама.

- Прости мам, но я действительно тороплюсь.

Отключив все сенсоры, я осмотрелся и увидел свою броню в боксе для хранения вещей. Там же лежало мое оружие. Придется экипироваться без специального оборудования. Ладно, главное подключить шейно-головной блок с главным сопроцессором. А дальше он подскажет.

- Сынок, если ты не ляжешь, то я позову папу. – продолжала уговаривать меня мама. Хотя, какой уговаривать, в ход пошли ультиматумы.

- Недостаточный аргумент. – парировал я, надевая блок на шею. Симбиот тут же ожил и принялся срастаться с моей нервной системой.

- Марина Владимировна, нужно его заставить лечь обратно. Я еще даже не успела начать делать анализы. – взмолилась Наташа.

- Владик, сынок, ты слышал, что сказала доктор? Будь умницей, и послушайся ее.

- Мам, у меня нет времени.

Информация от сопроцессора начала поступать в мозг, и я принялся активно экипироваться. Жутко неудобно, ну да ладно. Главное – приладить элемент брони правильно. Ничего крутить-вертеть не нужно, система фиксации автоматическая. Чудо-броня.

- Капитан Старков, вы понимаете, что в случае рецидива, вы просто умрете?! – начала выходить из себя девушка.

На лице мамы отразилась тревога. На такой риск она пойти не могла.

- Влад, если ты не перестанешь перечить Наташе, я вынуждена буду силой уложить тебя обратно для обследования. – ее глаза стали очень серьезными.

- Мам, успокойся. Я не умру.

- С чего вы решили? – поинтересовалась Наташа с сарказмом. – Вы что, внезапно стали врачом-телепатом?

- Нет. Просто я знаю, что явилось причиной моей комы. И сейчас мы все находимся в большой опасности. – ответил я, наконец закончив экипироваться. Если бы не система самофиксации, то фиг бы я так быстро управился.

Мама внимательно посмотрела на меня.

- Ты уверен?

- Абсолютно. Мам, мы действительно в опасности. Я едва не умер, если не хуже, из-за того, что пытался сделать. Поэтому прошу тебя, давай пока отложим все расспросы. Мне нужно поговорить с гранд-маршалом.

Марина Старкова кивнула на дверь. Она все поняла правильно.

Пулей вылетев в коридор, я помчался наверх.

- Ого, ты уже на ногах? Не переиграешь в героя? – возник по связи голос Диггори.

- Нет. Мне нужен гранд-маршал. Где он сейчас?

- В полевом штабе, на плацу. Так сказать, с визитом вежливости к генерал-полковнику Сухову.А что?

- Мне кажется, вторжение торианской армии – это не основная угроза. Но пока это только догадка.

- Ничего себе. – Диксон аж присвистнул от удивления, что было совсем не по-аристократически.

Глава 16

Через минуту я уже стоял перед входом в полевой штаб. Это был огромный передвижной командный пункт размером с трехэтажный дом. Путь внутрь преградила охрана.

- Стоять! Простым солдатам вход в штаб воспрещен! – рявкнул лейтенант. Судя по всему, их командир.

- Глаза разуй. – буркнул я, не прекращая движения.

- Стоять! – повторно рявкнул лейтенант, а его подчиненный наставили на меня оружие.

Я снова посмотрел на них. А, комендантская рота. Все понятно. Преданны, разбалованы, тупы и не способны к самостоятельному принятию решений. Ну, это мое о них мнение.

- Слушайте, я капитан Старков, проект «Эспер». У меня достаточно полномочий, чтобы войти внутрь.

- Да по мне, хоть член Совета Федерации. Никого не велено впускать. Так что пошел отсюда, и в следующий раз запишись на прием заранее.

Вот это наглая самоуверенность. Я и так торопился, будучи не в самом лучшем расположении духа. А тут еще этот придурок.

- Слушай, у меня достаточно полномочий, чтобы войти туда по вашим трупам. Так что давайте вы все же пустите меня, или хотя бы свяжетесь с генерал-полковником?

Получилось не очень вежливо, но я старался, как мог.

- Угроза при исполнении. – ехидно произнес лейтенант, доставая пистолет. – Нужно скрутить нарушителя. Парни, давайте проучим этого выскочку и покажем ему, что не стоит связываться с личной ротой Сухова.

Это окончательно вывело меня из себя. Тут, черт подери, военное положение, а они решают проявить свою мелочность и доказать, что авторитеты. Я, блин, мир пытаюсь спасти, а они…

- Слушайте, у меня действительно важная информация. Так что дайте пройти, подобру-поздорову. – прорычал я.

- Слушайте, у него тут важная информация. Сейчас мы из тебя ее выпытаем. – заржал лейтенант, а его подчиненные поддержали.

Я резко шагнул вперед, заломил кисть с пистолетом и, согнув руку лейтенанта, засунул ему в рот ствол его же оружия. Достали.

- Немедленно отпусти лейтенанта, брось оружие и подними руки! – закричал один из бойцов, беря меня на мушку. Что же, они не такие уж и бесполезные. Но манеры…

- Опусти оружие, а то хуже будет. – негромко, но угрожающе произнес я.

- Я сказал, отпусти его! – сорвался на крик боец.

Я поднял тело бедного лейтенанта, выставляя его, как щит и, одновременно с этим, выхватил свой пистолет. Бедный лейтенант побледнел и начал отчаянно мычать.

- Опустили оружие. – повторил я.

- Вы бы послушали его. – произнес за моей спиной Старков-старший.

Отец и несколько его штурмовиков держали охрану на прицеле.

- Вы что тут развели? Совсем, что ли, мозги просрали? Преграждать путь эсперу, да еще и наставлять на него оружие? – угрожающе говорил Евгений Старков. - А ну, бросили пушки.

Охранники побледнели, но оружие не опустили. Похвально, но не в данном случае. Я подбросил вверх пистолет и резко взмахнул рукой. В воздухе сверкнула струна, и винтовка в руках одного из комендантских распалась на части.

- Мы повторим свое щедрое предложение.

Охрана послушно опустила винтовки и сложила их у своих ног. Я оттолкнул от себя лейтенанта. Его пистолет остался у меня в руке.

- Ну, вы допрыгались. Сухов все узнает, и вы сгниете в комендатуре. – зашипел лейтенант. Видимо, уязвленная гордость требовала компенсации.

- Если не заткнёшься, засуну пистолет в другое место. – пригрозил я.

Лейтенант сглотнул и моментально умолк. Блин, что за фигня тут твориться, если комендатура позволяет себе такой произвол? Надо будет доложить генерал-коммандору.

- Владик, ты иди, мы тут разберемся. – сказал мне отец.

Я кивнул и вошел внутрь. Когда двери шлюза закрывались за моей спиной, огромные штурмовики угрожающе надвигались на бедняг-охранников.

Попав внутрь ПКП*, я перехватил первого попавшегося штабиста.

- Где мне найти генерала и гранд-маршала?

- А вы, собственно, кто такой и что тут забыли? Вход в штаб во время совещаний и переговоров воспрещен. – возмутился штабист, жестом подзывая охрану. И снова комендантские. Опять скандалить что ли?

Положение спас торианец. Судя по броне – один из приближенных гранд-маршала.

- Рад видеть в живом здравии, капитан Старков. Наш полководец давно ждет вашего выздоровления, дабы выполнить данное обещание.

Штабист посмотрел на меня расширившимися глазами.

- Прошу прошения, капитан… Я немедленно доложу генералу о вас… - промямлил он и исчез, как будто его сдуло.

Черт, если у Сухова весь штаб такой, то мне страшно за наши войска. Генерал мне уже заочно не понравился. Каков командир, если в его штабе овощи, а в охране придурки?

Через несколько минут я уже был на главном мостике с гранд-маршалом Тартом Дарн Хараном и генерал-полковником Суховым Николаем Ивановичем. А еще с кучей его штабистов. Как я и опасался, Сухов оказался аморфным политиканом, а не сильным лидером. Как он получил командование войсками пограничного сектора – история умалчивает. Но он явно не подходил для этой роли. Заискивающиеся интонации в высоком, немного писклявом голосе, следы явной склонности к излишествам на лице. Тьфу, блин, смотреть противно.

- А, вот он, наш герой. Ну, давай, проходи, не стесняйся. Мы как раз говорили о тебе. – приветствовал меня Сухов, похлопывая по плечу.

Броня передала мне все ощущения от его прикосновений. Мне очень сильно захотелось двинуть ему в челюсть. Но Лев Яковлевич вдолбил в меня немного терпения, так что я сдержался.

- Да, прошу прощения. Итак, я вижу, что гранд-маршал выполнил свое обещание более, чем достойно. – начал я.

- Достойные поступки для достойного противника. Слово торианца нерушимо, как он сам. – ответил любезностью на любезность торианец. – Так что за просьба, ради которой ты согласился со мной драться?

Я задумался. После того, что я пережил при ментально встрече со странным пришельцем, я еще больше утвердился в мысли, что моя догадка разумна. Но вот как прореагирует на это Сухов? Будь на его месте нормальный командующий, я бы мог постараться его убедить. Но что-то мне подсказывало, что пути назад нет, равно как и времени, и нужно действовать.

- Я прошу вас соблюсти несколько моментов. Если вы ответите положительно, то я передам вам тело первого советника.

Генерал Сухов побледнел и прикусил губу, а гранд-маршал заинтересованно подался вперед. Сухов хотел было вмешаться, но торианец начал говорить первым.

- Что это за условия, человек. Мне очень интересно?

- Я бы хотел присутствовать на извлечении посмертного видения первого советника. И участвовать в том, как оно будет трактовано.

Гранд-маршал задумчиво посмотрел на меня. По выражению лица торианца невозможно понять, что он думает, как невозможно прочесть это в их глазах.

- Капитан, вы превышаете свои полномочия, выдвигая подобное предложение, не обсудив его со мной. Я требую, чтобы вы его отозвали. – воспользовавшись паузой, влез Сухов.

- Генерал-полковник, тело первого советника находится под ответственностью моей группы. И у меня, как у эспера, есть все полномочия, чтобы действовать на свое усмотрение в случае, если того требует ситуация. – я зверски нарушал все регламенты. Не мог я перечить командующему войсками планетарной обороны. Тем более, основываясь только на собственных догадках. Но рискнуть стоило.

- Капитан, вы такой же неуправляемый самодур, как ваш отец. Не понимаю, как только Корнилов доверил вам выполнение этой операции?

- Потому что у него мозги не в заднице. – негромко буркнул я. Но чертов Сухов все услышал.

- Как вы смеете, Старков?! Это оскорбление вышестоящего по званию, превышение служебных полномочий и самодурство! Я велю немедленно заключить вас под арест! Охрана!– пискляво возмущался генерал-полковник.

Черт, проклятый придурок. Он хочет решить вопрос радикально, поместив меня под арест. Но это значит, что угроза нависнет над всей системой, если не хуже. Придется идти до конца.

- Генерал, прошу вас, не зовите охрану. Поверьте мне, это только усугубит ситуацию. У меня есть основания считать, что атака торианцев – это не главная задумках похитителей тела первого советника. – я предпринял попытку воззвать к его здравому смыслу. Зря.

- Вы что-то там себе надумали, и выставили меня дураком перед гранд-маршалом? Вы пойдете под трибунал! Охрана!

Чертов идиот. Мне может помочь только вмешательство кого-то вышестоящего. Но как это сделать?

- Охрана, арестовать капитана Старкова! – продолжал кричать Сухов, брызгая слюной.

На мостик поднялись солдаты комендатуры с оружием наготове. Нужно было быстро что-то придумать.

- Ты там попал в неприятности, как я понимаю? – раздался по внутренней связи голос Диггори.

Господи, спасибо тебе за эту высокомерную язву. Он как нельзя вовремя.

- Слушай. Срочно сделай так, чтобы Лев Яковлевич связался с Суховым. – ответил я, опустив забрало шлема.

- Мы ведь говорим о генерал-коммандоре? Как я заставлю его связаться с Суховым? Я что, Мерлин? – язвительно уточнил Диксон.

- Кто? Блин, хватит уже. Мне не до шуток. Я думаю, что все происходящее – лишь прелюдия к чему-то большему. Нужно выдать торианцам тело первого советника. Но этот придурок Сухов уперся и хочет упечь меня за решетку. – тараторил я, понимая, что времени осталось мало.

- Бросить оружие, встать на колени и поднять руки над головой! – скомандовал мне один из охранников.

- Хорошо. – сказал Диггори, отключаясь.

- Повторяю, капитан, бросьте оружие! – продолжал настаивать охранник. На меня смотрело шесть стволов.

И тут начался форменный бардак. Охрана гранд-маршала расценила появление на мостике вооруженных людей, как угрозу своему командиру. Несколько огромных закованных в броню торианцев просто подпрыгнули и, оказавшись наверху, тут же заняли оборону вокруг Тарта Дарн Харана.

- Коварные люди, немедленно опустите свое ничтожное оружие! – трескучим громовым раскатом потребовал один из телохранителей. Все четверо сформировали вокруг гранд-маршала полукруг из щитов. Вмонтированные в предплечье автоматы приняли боевое положение.

- Спасите! – пискнул генерал-полковник, прячась за свое кресло.

- Вооруженные торианцы на мостике. – произнес по связи один из охранников. Ситуация грозила перерасти в форменную бойню, и ни о каком перемирии тогда не шло бы и речи.

Ситуацию спас гранд-маршал, до этого момента вообще не обращавший внимания на происходящее вокруг и пребывавший в задумчивости.

- Нардах, немедленно опустите оружие! – скомандовал он, выпрямляясь во весь свой немалый рост.

Я продолжал стоять на месте, изготовившись к бою, но, не доставая оружия.

- Взять их всех! Этого предателя и эти пришельцев! – прокричал Сухов из-за кресла.

Мостик быстро заполнила охрана генерал-полковника. Не меньше двадцати человек.

- Генерал-полковник, напоминаю вам, что между нашими сторонами объявлено перемирие, которое мы пока не нарушали. – обратился Тарт к Сухову.

- Ваша охрана посмела направить на меня оружие! Вы за это ответите! – не унимался чертов придурок.

Ситуация снова усугублялась. Сухов не унимался, бойцы комендатуры были преданны ему и готовы по команде перестрелять торианцев и меня. Если ситуация станет критической, то мне придется драться за людей гранд-маршала. Господи, что за идиотизм.

Внезапно голопроектор спроецировал изображение генерал-коммандора Корнилова Льва Яковлевича. Я выдохнул от облегчения.

Лев Яковлевич посмотрел на творящийся на командном мостике идиотизм и на его лице отобразилось искрение удивление вперемешку с непониманием.

- Что здесь, черт вас дери, происходит?! – немедленно возмутился он. – Сухов, я требую объяснения! Почему твои люди держат на прицеле Старкова и гранд-маршала?!

Генерал-полковник выполз из-за кресла и встал, отряхиваясь. На его лице отобразилось явное злорадство. Идиот.

- Генерал-коммандор, докладываю. Мной была прервана попытка предательства капитана Старкова и покушение на мою персону!

Я аж поперхнулся от возмущения. Господи, что за ахинею он несет?

- Поясни. – прищурившись, потребовал Старик.

- Старков пытался договориться о передаче тела первого советника торианцам. А телохранители гранд-маршала ворвались на мостик и только своевременное вмешательство моей охраны спасло меня от гибели. – напыжившись, сообщил генерал-полковник.

- Старков, будь добр, разъясни уже мне, что за бардак тут происходит? Диксон сказал, что тут требуется мое немедленное вмешательство. Но чтобы на столько… - развернувшись ко мне, произнес Старик.

- Лев Яковлевич, ситуация критическая. У меня есть основания подозревать, что похищение первого советника – двойная ловушка. Попытка натравить на нас торианскую армию – не основная цель. – доложил я.

- Хм… У тебя есть доказательства? – почесав подбородок, поинтересовался генерал-коммандор.

- Я подвергся телепатической атаке неизвестных пришельцев. И выжил совершенно случайно. Во время этого пришелец сказал, что своим перемирием я ломаю весь их блестящий план.

- Вот оно что? Однако… почему ты не доложил Сухову об этом?

- Просто ваш эспер – самодур! – возмутился генерал-полковник.

- Я не тебя спрашивал. С тобой мы потом отдельно разберемся. Командующий войсками, ползающий по полу. Позорище. – оборвал его Лев Яковлевич.

- Да я пытался. У меня не было времени поговорить предварительно. А когда я попытался объяснить все, он натравил на меня свою охрану.

- Чем вынудил моих телохранителей вмешаться. Я поражен некомпетентностью представителя вашего командного состава. – поддержал меня гранд-маршал.

Лев Яковлевич обреченно прикрыл лицо. По нему было видно, что он готов задушить Сухова своей голограммой. Наконец, он взял себя в руки.

- Многоуважаемый Тарт Дарн Харан, от имени командования Вооруженными Силами Федерации Человека, приношу вам свои извинения за действия генерал-полковника Сухова. – обратился он к гранд-маршалу.

- С кем имею честь говорить? – уточнил Тарт.

- Генерал-коммандор Корнилов Лев Яковлевич. – представился Старик.

- Ваши извинения приняты, Корнилов Лев Яковлевич. – величественно ответил торианец.

- Благодарю. Однако, что вы думаете о словах капитана Старкова?

Торианец на несколько секунд задумался.

- Я склонен верить его словам. Он дважды доказал свою благородность. Истина его слов подтверждается тем, что посмертные воспоминания моего народа невозможно подделать.

Тут мы все немного офигели. Столько сил и жизней было потрачено на то, чтобы не дать торианцам получить тело первого советника до того, как его осмотрят наши специалисты. И тут такая новость.

- Вы уверены? – на всякий случай уточнил Лев Яковлевич.

- Да, генерал-коммандор. Сама природа этого явления такова, что ее невозможно подделать после запечатления. А запечатление происходит в момент смерти и полученное видение всегда истинно, не зависимо от того, насколько был одурманен мозг павшего.

Теперь настала очередь задуматься Льва Яковлевича. Он на несколько секунд завис, а потом начал судорожно ходить из стороны в сторону, что-то бормоча себе под нос.

- Господи, меня обманули, как последнего дурачка! – воскликнул он.

- А? – обомлел я, впервые видя генерал-коммандора в таком состоянии.

- Нина, немедленно объяви общую тревогу и приведение в боевую готовность всех сил проекта «Пророк»!

- Надеюсь, многоуважаемый генерал-коммандор Корнилов просветит нас и пояснит, что же происходит? – задал вопрос гранд-маршал.

- Да, конечно. Не так давно разведка стала получать сообщения о том, что на территории лаэров замечена очень высокая активность флотов. Но мы тогда связали это с очередной освоительной экспансией этой расы. А потом их силы исчезли из нашего поля зрения. И спустя пару недель мы находим безумного шпиона…

Теперь и я понимал, что на самом деле происходит. Это была огромная ловушка. Ее масштаб поражал. Один ударом прихлопнуть два флота с армиями, измотанные противостоянием друг с другом.

- Гранд-маршал, вы понимаете всю критичность сложившейся ситуации? – задал вопрос Старик.

Торианец молча кивнул.

- Я думаю, что нам разумно было бы заключить союз, чтобы мы могли противостоять этой новой угрозе.

Гранд-маршал снова выразил свое согласие кивком. Даже с учетом крайне невыразительно мимики торианцев, можно было легко прочесть по его лицу напряженную работу мысли.

- Лев Яковлевич, у нас проблемы! – раздался на заднем фоне голос Нины. – В систему только что начали входить суда лаэров.

Проклятье, это очень и очень плохо. За все время, сколько прошло с момента знакомства человечества с лаэрами, люди стали свидетелями лишь одной крупной экспансии этой расы. В учебниках по истории это описано, как одно из самых ужасных событий, с которым довелось столкнуться Федерации Человека. Тогда бесконечные орды жуков удалось остановить только благодаря помощи Септерианской Империи. И сейчас один из их флотов готов обрушиться на нас.

- Старков, хватит зависать! Немедленно собери оставшихся людей! За вами прилетит шаттл и доставит на «Кару», где вас уже ожидает пополнение. Твоя задача - быстро привести их всех в тонус, и быть готовым высадиться по первой команде в указанный сектор. Давай Влад. Я понимаю, что ты чертовски устал, но нужно. – вырвав из размышлений, проинструктировал меня Лев Яковлевич.

Надо – значит надо. Родители с детства учили меня этой прописной истине. Так что я собрался с силами и уже спустя пару минут стоял на плацу. Там же уже выстроилась группа Диггори . Приказы Льва Яковлевича доводят очень быстро.

- У меня есть подозрения, что после доукомплектации нас снова кинут в какую ни будь задницу. – проворчал Диггори. Было видно, что он тоже устал. Иначе ни за что бы ни позволил себе выражаться относительно политики командования.

- Скорее всего, так оно и будет. – согласился я.

Неожиданно в наушниках раздался голос, который мы меньше всего рассчитывали сейчас услышать.

- Так, парни, у меня приказ быстро доставить вас на орбиту. – без всякого приветствия выпалил Томас.

- Эм… А ты здесь откуда? – первым выйдя из ступора, поинтересовался я у нашего бывшего инструктора.

- Меня послали подобрать вас и доставить на борт «Кары». – ответил лейтенант.

Через минуту десантный шаттл черного цвета приземлился, и из него вышел Томас собственной персоной.

- Ну, здравствуйте. – сказал наш бывший инструктор, по очереди пожимая руку сначала Диггори, а потом мне. – Давайте грузитесь быстрее. У нас мало времени. Коммандор приказал доставить вас в срочном порядке.

- Группа, в шаттл. – скомандовал своим людям Диггори.

- Мне необходимо забрать своего раненного из госпиталя. – обратился я к Томасу.

- Лев Яковлевич сказал, что его вывезут позже. Давай, Влад, у нас мало времени. – поторопил меня Томас.

Я пару секунд колебался, а затем погрузился вслед за остальными. Совесть, конечно, немного грызла меня, говоря, что нельзя так обращаться со своими людьми. Но сейчас было откровенно не до сантиментов, и я отлично это понимал.

- Наслышан о ваших подвигах, ребята. Суметь сдержать атаку торианцев до прибытия помощи с горсткой бойцов. Сильны. – обратился к нам Томас, когда все погрузились и шаттл взлетел.

Я осмотрелся. Помимо нас, на борту было пятнадцать немезисов в полном вооружении. Видимо, лейтенанта выдернули прямо с какого-то задания или поручения.

- Да, мы знатно повесились. – развалившись в своей ячейке, довольным тоном ответил Диксон.

- Томас, а как ты вообще здесь оказался? – влез я с вопросом. Обмусолить наши подвиги можно было позже. Сейчас меня волновало другое.

- Что значит «как»? Корнилов приказал забрать вас из форта и доставить на корабль. – не совсем понимая мой вопрос ответил бывший инструктор.

- Я не об этом. Как вы вообще оказались в этом секторе? И почему послали тебя, а не просто шаттл?

- А, вот ты о чем. Нас подняли по тревоге вскоре после вашего отлета и перебросили сюда в составе крупной войсковой группировки. Ну, мы болтались на орбите в тени спутника, когда пришел приказ готовиться к высадке. Мой взвод вооружился и уже погрузился в шаттл, но нас перехватила Нина с приказом от генерал-коммандора в срочном порядке лететь за вами. Прямо так, с взводом. Приказы Корнилова не обсуждаются, вот мы и сорвались с места. – кратко обрисовал нам события Томас.

- Стоп, в составе какой войсковой группировки? – переспросил Диггори.

- Как какой? Несколько отделов проекта «Пророк» присоединились к мобилизовавшемуся военному соединению армии «Арган». И все это было в оперативном порядке переброшено в помощь пограничной армии Сухова. Вы что, совсем не в курсе событий?

- Сидя в осаждаемом торианцами и лишенном связи форте особо новостей не послушаешь. – съязвил Диггори.

- Диксон, ты неисправим.– вздохнул Томас.

- Стабильность – признак класса, лейтенант. – с усмешкой ответил он.

Мы уже вылетели за пределы атмосферы, и моему взгляду открылся флот новейших кораблей. Там были как относительно небольшие суда того же типа, что и наша «Кара», так и огромные крейсера, броненосцы и военные транспорты.

- О черт. – восхищенно выдохнул я. – Откуда это?

- Это – часть проекта «Пророк», «Ново Галактика». Ваша «Кара» так же относится к их разработкам. – ответил Томас.

- Слушай, как так получается, что ты, простой лейтенант немезисов, знаешь больше, чем два капитана эсперов? – поинтересовался Диггори, которого, видимо, задевала такая несправедливость. Ну, по крайней мере, Диксон это считал несправедливостью.

- Все просто. Моя группа приписана к штабу Корнилова. По этому, кстати, вы с Владом попали ко мне.

Объяснение звучало очень логично и понятно. Диггори, как истинный аристократ, не стал лишний раз распинаться, а молча кивнул. Что же, иногда он действительно умеет себя вести.

Тем временем шаттл приблизился к флоту «Нова Галактика» и взял курс на «Кару». По мере приближения к кораблю становились видны свежие вмятины и выбоины на броне. Но никаких серьезных повреждений мне рассмотреть не удалось. Очевидно, корабль прошел пробу боем на отлично.

На борту космического судна нас снова встречал лично капитан Нордред.

- А, вот они! Ну, здравствуйте, ребята! С возвращением на борт! – радостно обнимая нас, сказал капитан.

- С чего это такая честь, капитан? – удивился я.

- Как с чего? Вы – герои! По всему пограничью уже ходят легенды о том, как две группы эсперов практически в одиночку сумели застопорить атаку армии гранд-маршала Харна. А кто-то даже лично настучал ему по царственной заднице! – радостно изливал на нас поток эмоций Норман. – А где мои пилоты? Я хочу лично выразить им благодарность за участие в этой операции.

Мы с Диггори потупили взгляд. Капитан Нордред переводил взгляд с меня на Диксона и обратно, ожидая ответа.

- Они мертвы. – наконец тихо произнес я.

- Вот оно что... – тихо произнес капитан. – Как же так? Вы позволили им погибнуть?

Если честно, я был немного шокирован тем, как близко к сердцу он принял их гибель.

- Почему вы не уберегли моих людей?

- Их шаттл сбили торинацы, и они вынуждены были присоединиться к обороне на земле.- попытался объяснить я.

Нордред пристально посмотрел на меня. В его глазах была злость и немой укор.

- Мне очень жаль, Норман. – сказал я.

- Это не вернет моих парней. – ответил он.

- Как не вернет мне моих людей. И почти всю команду Старкова. Капитан, это война. Влад потерял почти всех своих людей, стараясь не допустить торианцев к форту. А последний выживший из его команды сейчас скорее овощ, чем человек. – неожиданно встрял в разговор Диггори.

Я с удивлением посмотрел на него. Диксон действительно был зол. Видимо, сказанное Норманом сильно его зацепило. Настолько сильно, что он даже полез защищать меня.

Капитан Нордред смутился, но взгляд не отвел.

- Если бы не героизм Старкова, то и я, и все, кто присутствовал в форте, были бы мертвы, а наши войска на планете – раздавлены катком Стальных Легионов Торианской Империи. А вы его осуждаете. – продолжал негодовать Диксон.

- Я… Я прошу прощения. – потупив взор, ответил Норман.

- Вы меня, конечно, извините, но у нас мало времени для сантиментов. – вмешался Томас. – Нужно в срочном порядке готовить людей к высадке.

А вот это было чертовски верно. С учетом того, что нам предстоит, подобные сантименты действительно несколько лишние. О погибших скорбят после войны. А во время нее нужно стараться не дать погибнуть остальным.

Капитан отвел нас в другую часть дока, где уже построились эсперы, которыми мне предстояло командовать. Тридцать шесть человек, считая пополнение для наших с Диксоном групп. Итого, с учетом меня, Диггори и троих его выживших получалось сорок один.

- Ты бы представился своим людям. – шепнул мне на ухо Томас.

Хорошая мысль. Встав перед строем, я посмотрел на пополнение. Все были молодыми парнями. Как и я, в принципе. Но я уже успел побывать маленьком аду, а в от они – нет. И не факт, что они переживут предстоящую битву.

- Здравствуйте. Я – капитан Старков Влад. И я буду командовать вами в предстоящем бою. Вопросы есть?

Один из бойцов поднял руку.

- Да, слушаю. – произнес я, давая ему слово.

- Лейтенант Ларкин, капитан. А что случилось с вашей предыдущей командой?

Вопрос поставил меня в тупик, и я не придумал ничего лучше, кроме как сказать суровую правду.

- Погибли. Все, кроме одного. – ответил я.

- А где этот один?

- В госпитале, тяжело ранен.

Все сразу притихли. Новость явно никому не понравилась. Первый же бой после учебки, и под командованием человека, почти полностью угробившего предыдущую группу. Вот черт, и как мне быть?

И снова положение спас Диггори.

- Что испугались? Старков – отличный командир. В том бою вообще не могло бы быть выживших. И скорее ему стоит опасаться вести за собой в бой таких слабаков, скисших, только услышав о смерти.

Коротко, ясно и по теме. Недоверие у людей в строю тут же сменилось на стыд. Умеет же он.

- Старков, ты идиот. Как тебе только доверили командование? – повернувшись ко мне, одними губами произнес Диксон.

Черт, и возразить нечего. Если бы не он, со мной бы сейчас летели унылые смертники.

- Ладно, парни, грузитесь в шаттл. – обратился я к своей новоиспеченной группе.

Не успел я отдать команду, как по взлетно-посадочной палубе покатился рев тревожной сирены.

- Внимание, замечены вражеские суда! Внимание, замечены вражеские суда! Всему экипаж занять позиции согласно расписанию! Повторяю, всему экипажу занять места согласно расписанию! – раздался из динамиков голос дежурного офицера.

- Вот блин! Эти гаденыши нас засекли! – выдал Томас.

- Да ты прям великий констататор фактов, лейтенант. – съязвил Диггори, направляясь к своему шаттлу.

Я забежал внутрь и, плюхнувшись в свою ячейку, открыл канал связи. В эфир тут же ворвался голос Нормана.

- Как охранение проморгало этих жуков? Расчеты орудий ближней обороны, к бою! Прогреть генераторы «Мстителей»! Проложить курс наперерез основной ударной группы неприятеля! Нужно не дать им добраться до транспортных судов. – раздавал приказы капитан.

- Норман, что нам делать? – поинтересовался я.

- В данный момент важно защитить наши суда. Твои ребята пригодились бы нам в качестве абордажной команды.

- Мне кажется, это не самая лучшая идея, Норман. Я не очень горю желанием драться с жуками в их узеньких коридорах. Это дело штурмовых групп.

- Ну, выбор то у нас небогатый. – парировал Нордред. Вот черт, мне совсем не улыбалось отправлять свежее пополнение в мясорубку палубных боев, где без тяжелой брони живут славно, но недолго.

- Внимание, Ковальски вызывает Старкова. – встрял в эфир голос Нины.

- Старков слушает. – ответил я, переводя канал на ее сигнал.

- Привет камикадзе. Ты все же умудрился выжить до прибытия помощи. – радостно приветствовала меня девушка.

- Да. Хотя жарковато было. – ответил я.

- Отлично, ты только постарайся больше не попадать в такие передряги, хорошо? А то я волнуюсь.

Вот это новость. Нина волнуется за меня?

- Ха, Старков все же успел закадрить генеральскую дочку. – не упустил своего шанса Диггори.

Будь он рядом, я бы его придушил. Но Диксон был в другом шаттле, так что мне пришлось вздохнуть и смириться. Нина же была настроена категорично.

- Слушай, аристократик. Как вернешься на базу, я тебе лично все зубы повыбиваю.

- Силенок то хватит? – парировал Диггори.

- Ну, я Влада попрошу. Ему же обломится, в отличие от тебя. Так что можешь продолжать язвить дальше.

Вот это да. Девчонка уделала Диксона под чистую. Он даже не нашелся, что ответить.

- Слушайте, может, хватит уже засорять эфир? Нина, ты по делу? – встрял Томас, хотя его голос был сдавлен. Видимо, он говорил, пытаясь проглотить рвавшийся наружу хохот.

- Ну, в общем то, да. – немного смутилась Нина. – Согласно плану, вам надлежит высадиться в столице планеты. Туда сейчас перенесен объединенный штаб армий. Дальнейшие инструкции получите на месте. И никаких отклонений от заданий. Если тебе внезапно захочется взять на абордаж корабль лаэров и выжить, то я тебя сама пристрелю за нарушение приказа. Ясно?

- Не больно то и хочется лезть на эти корабли. – ехидно ответил я. Получилось неплохо, благо, есть у кого учиться. Диггори бы мной гордился.

Передав сообщение, Нина ушла с нашей командной частоты, даже не удостоив меня ответом. Суровая девушка.

- Простите, капитан, но не судьба нам сегодня заниматься абордажным делом. – радостно произнес я, обращаясь к капитану Нордреду.

- Жалко, мне бы пригодилась ваша помощь. Ладно, давайте, с богом. Надерите там задницы этому инопланетному мусору. – ответил Норман.

- Всем командам. Отсоединяемся от «Кары» и держим курс на столицу планеты.

Шаттлы взмыли над полом и на несколько секунд зависли, когда экипажи связывались с дежурным доков и запрашивали разрешение на вылет. Шлюзы доков открылись и шаттлы, преодолев сдерживающее поле, вырвались в открытый космос.

Мы принялись отдаляться от нашего корабля. Изящный корпус «Кары» развернулся, готовясь встретить стаю перехватчиков, бросившихся нам наперерез.

- Нас заметили, идут наперехват. – доложил второй пилот.

- Ну, выбор у нас не большой. Будем надеяться, что Норман нас прикроет. Курс на планету. – ответил я.

Тем временем корабль капитана Нордреда открыл огонь по приближающимся лаэрским суденышкам. Корпус «Кары» озарился голубоватыми вспышками, создавая плотный заградительный огонь. Головные перехватчики просто разорвало в клочья. Зона стрельбы была такова, что лаэры вынуждены были прервать преследование наших шаттлов и переключить свое внимание на корабль. Я мысленно поаплодировал мастерству Нормана и пожелал ему удачи. Расчеты ближней обороны «Кары» принялись планомерно расстреливать лаэров, которые впервые столкнулись с судном такого класса и даже не подозревали о всей бессмысленности их попыток атаковать корабль.

Но в целом картина над планетой была удручающая. Лаэрский флот был огромен. Даже учитывая союз с торианцами и подход подкрепления, объединенная группировка заметно проигрывала в количественном соотношении флоту насекомообразных. На орбите планеты развернулось грандиознейшее космическое сражение, где с обеих сторон сошлось несколько тысяч крупных космических судов и сотни тысяч мелких. Корабли союзников подвергались жесточайшей атаке, но, тем не менее, держали пространство над центром наземной группировки войск.

Пока шаттл приближаться к планете, я продолжал внимательно следить за космической баталией. Корабли «Ново Галактики» без труда уничтожили налетевших на них лаэров, и развернулись в сторону основной массы сражающихся кораблей. План Корнилова оказался предельно прост и прозрачен, как детская слеза. Скопление кораблей «Ново Галактики» было небольшим и не привлекало к себе много внимания. Но практически все суда были вооружены тяжелыми импульсными орудиями, как «Мстители» «Кары». Суда «Ново Галактики» открыли огонь по флангам от основного флота, дабы нанести максимальный вред противнику и не зацепить своих. Скорость снарядов была такой, что цель не успевала уйти в сторону от траектории полета снаряда. Эффект от подобного маневра был невероятным. Корабли лаэров гибли один за другим, не понимая, откуда их атакуют.

- Вот это мощь.

- Да они их сейчас порвут! – восхищались бойцы моей группы.

Я решил не разбивать их радужные мечты. К сожалению, истина была куда менее радостной. Да, корабли «Ново Галактики» наносили лаэрам ужасающий урон. Но жуков было очень много. И очень скоро «Ново Галактика» завязнет в ближнем бою.

Пока мы приближались к планете, я решил, что сейчас лучшее время ознакомится с личными делами моей новой команды. Благо, всю информацию мои сопроцессоры уже получили.

Итак, что мы имеем?

Таро Микато. Стреляет средненько, тактика средненько. А вот показатели по рукопашной впечатляют. Это хорошо.

Дальше шли Громов Игорь и Томас Ларкин. Эти парни были отличной, хорошо сработанной парой. По-отдельности каждый из них не представлял из себя ничего выдающегося, но работая в паре, они показывали отличные результаты на тренировках.

Максим Фролов. Парень чем-то был похож на меня. Импульсивный, резкий и подвижный, он всегда рвался в атаку.

И Карл Иенсен. Рассудительный, спокойный, хороший стрелок. Правда, показатели по рукопашной несколько хромали, но он успешно компенсировал все отличным умением стрелять. Парень наверняка бы оказался в группе и Диггори, если бы не тот факт, что хорошо он стрелял именно из штурмовой винтовки.

Закончив изучать личные дела своей новой команды, я обнаружил, что мы уже подлетели к планете.

Шаттл вошел в плотные слои атмосферы и картина орбитального боя начала теряться. Последнее, что я успел увидеть, это как часть лаэрских кораблей стремилась к «Ново Галактике». Ладно, уверен, что они отобьются. А у нас другие заботы.

Глава 17

Шаттл приземлился рядом со штабом РДС. Нас встретил майор в форме разведывательно-диверсионных войск.

- Капитан Старков, рад вас приветствовать. Меня зовут Николай. Я уверен, что нам очень пригодится помощь ваших ребят при обороне города.

- Буду рад помочь, майор. Со мной еще сорок человек. А так же группа из одиннадцати немезисов. - ответил я.

Да, благодаря мастерству Нормана, мы не потеряли ни одного шаттла. А еще, как можно догадаться, за нами увязался Томас со своими немезисами. Хотя, в данной ситуации это было очевидным плюсом.

- Отлично. Вас уже ждут в тактическом зале. Ваших людей проводят в отведенные им помещения. Распорядитесь, чтобы они последовали за провожатыми.

- А где, собственно, нас разместят? – поинтересовался подошедший Диггори.

- Капитан Диксон, приветствую. – майор оказался на редкость осведомленным – Ваших людей разместят здесь, в штабе, вместе со всем вашим оборудованием и снаряжением. Да, кстати, капитан, вас также ждут в тактическом зале.

Я развернулся и объяснил всем, что сейчас им покажут, где мы расположимся, и необходимо перенести все из шаттлов туда, куда покажут. Старшим назначил Томаса, который все равно оставался здесь.

Майор вызвался проводить нас. По дороге мы с Диггори увидели, что все готовятся к обороне. Внешние стены, и без того прочные, укреплялись изнутри специальными стальными плитами, а переборки и несущие стены оснащались дополнительными подпорками, чтобы избежать обвалов вследствие бомбардировок. Готовились основательно и со знанием дела. Чувствовалось, что люди знали свое дело и старались на совесть. Стационарные расчеты легких орудий, снайперские позиции. Штаб РДС планомерно превращался в хорошо укрепленную крепость. Глядя на все это, я еще сильней зауважал местных разведчиков.

В самом тактическом зале я понял, почему велась такая основательная подготовка здания. Тут собралась целая плеяда командующих нашей армией, а так же гранд-маршал со своим военным советом. Майор сообщил о нашем приходе, и большинство присутствующих повернули головы в нашу сторону, а Тарт довольно душевно меня поприветствовал.

- Старков Влад! Как я рад тебя видеть здесь и сейчас. Для меня будет честью сражаться бок о бок с таким воином, как ты.

- Благодарю. – только и ответил я.

От такого сердечного приветствия торианского гранд-маршала я немного смутился. А пристальное внимание множества высокопоставленных военных нервировало меня.

Нам освободили пару мест у тактического стола, где в данный момент обсуждался план обороны. Голопроектор показывал макет города с обозначениями оборонительных сооружений и узлов обеспечения войск, а так же расположение всех войск, включая торианские. Город являл собой классическую колониальную столицу-крепость. Округлый по своей форме, он был разделен на кольца-сектора, каждый из которых был отделен от предыдущего и последующего либо крепостной стеной, либо водным каналом. То есть, был отлично приспособлен к обороне. Судя по схеме, войск сюда нагнали основательно. Внешние кольца были сплошь утыканы соответствующими значками. Укрытия гражданских начинались от пятого кольца и шли вглубь до самого центра. Всего у города было одиннадцать колец.

- Итак, наша задача, в идеале, не пустить их дальше девятого кольца. Иначе наши узлы обеспечения оказываются слишком близко к линии фронта, и мы рискуем их потерять. Не говоря уже о том, что после потери еще одного кольца под угрозу попадают гражданские. – высказался какой то пехотный генерал.

- И как вы предлагаете это сделать, Павлов? – поинтересовался у него полковник Энгельс. Тот самый, с которым мы общались перед началом операции по спасению тела первого советника.

- Мы находимся в центральном городе планеты и, одновременно, в крупнейшей на планете крепости. Я считаю, что необходимо сконцентрировать как можно большее количество подразделений у внешней стены, установить орудия и создать огненный вал на подходе. – ответил Павлов.

- И потерять большую часть сил после первого броска лаэров? Бред. Я понимаю, что вы хотите сказать, Максим. Но это – верный рецепт самоубийства. Жуки имеют колоссальную динамику атаки вкупе с многократным численным перевесом. Их нельзя недооценивать. Поверь мне, Макс, первой линии мы лишимся очень быстро.

- Хорошо, Карл. Что ты предлагаешь?

- Нам необходимо заставить их упереться во что-то, с чем они не привыкли сражаться. И в этот раз острием нашей обороны станут специальные подразделения. Такие, как эсперы и немезисы. Уже прибыли люди Старкова-младшего. В скорости прибудут еще. Используем их, чтобы замедлить лаэров и плавно подвести их к основным силам, где они уткнуться в оборону и окончательно застопорятся.

Чего?! Еще одно самоубийство? Нет, даже если я выживу, то моя психика этого не переживет! Я уже набрал в грудь побольше воздуха, чтобы высказать свой протест. Но меня опередили.

- Я, кажется, понимаю, что хочет сказать полковник Энгельс. – взял слово гранд-маршал – Мои войска столкнулись с подобной тактикой при штурме форта, которой обоняли ваши солдаты под командованием капитана Старкова. Тогда его люди и он лично совершили атаку на колонны моих людей, движущиеся к форту, втянув их в перестрелку и заставив сбавить темп наступления. Идея полковника мне нравится.

Черт, ну спасибо, удружил, стратег хренов. Нужно было срочно отговорить их от этого плана. И чем быстрей, тем лучше.

- Прошу прощения, что так бесцеремонно вторгаюсь в ваше обсуждение тактических решений. Но вы ведь понимаете, что в данный момент я располагаю силами всего семи групп эсперов. Это всего сорок один боец, считая меня и капитана Диксона. Прибавим кэтому десять немезисов и их командира и получим всего пятьдесят два человека. Вам не кажется, что для обороны столь большого периметра нас слишком мало? К тому же, использование столь ценных солдат в роли щита явно попахивает транжирством. – влез я в разговор.

Все удивленно посмотрели на меня. При том это был отнюдь не взгляд восхищения моим гением. Скорее так смотрят на коня, который должен пахать свою борозду, а в место этого советует не страдать фигней, и купить трактор. То есть, совет может и разумный, но его источник просто не может восприниматься всерьез. Исключением были, разве что, гранд-маршал и полковник. Генералитет был в шоке.

- Молодой человек, вам не кажется, что вы еще не доросли до того, чтобы давать нам советы? – поинтересовался генерал с седыми висками и бакенбардами.

- Думается мне, Адольф, что он вполне дорос до этого.

Все дружно обернулись к тактическому столу. Над планом города возникло изображение Льва Яковлевича. И как он умудряется быть таким вездесущим? Но я был рад. Он-то точно не даст отправить меня в эту мясорубку.

- Этот юноша хоть и невозможный выскочка, но, тем не менее, он уже неоднократно доказывал, что даже среди эсперов он уникален. Хотя сейчас я склонен согласиться с Марком и одобрить его план. Капитан Старков устал, и в данный момент явно не горит желанием лезть в новую мясорубку. Его легко можно понять. Но выбор у нас небогатый. И я верю, что капитан наберется сил и поведет в бой наши элитные подразделения. – продолжил генерал-коммандор.

Вот блин! Корнилов, старый хрыч, подставил меня по полной программе. Но так просто я сдаваться не собирался.

- Лев Яковлевич, я польщен вашей верой в меня. Но, при всем моем уважении, я не смогу перекрыть весь периметр имеющимися у меня ресурсами. Это физически невозможно. Первое кольцо города протяженностью больше двухсот километров. Один человек чуть меньше, чем на четыре километра – это даже не смешно. – высказался я в ответ.

- Полностью с тобой согласен в этом вопросе. – как то подозрительно легко сдался Корнилов.

Я выдохнул от облегчения. Но, как выяснилось, рано.

- Поэтому в ближайшее время в город прибудет подкрепление. Пять сотен эсперов и четыре тысячи немезисов. А так же оперативный штаб, который будет осуществлять руководство всеми войсками эсперов и немезисов при обороне. – добавил он после небольшой паузы

В помещении повисла тишина. Каждый обдумывал слова Корнилова. С одной стороны, я был зол на коммандора за то, что он снова подставляет меня под удар. С другой стороны, обещанное подкрепление было огромным, и появлялись ощутимые шансы на выживание. Так что я прибывал в двойственных чувствах.

- Лев, я так понимаю, что вы не планируете передавать командование новыми подразделениями в наши руки? – уточнил один из генералов.

- Нет, не планирую. Я ни сколько не сомневаюсь в вашей компетентности. Но теория и имеющаяся практика действия эсперов говорят, что стандартное командование не способно полностью использовать потенциал этих подразделений в силу их специфичности. Пусть ими займется такое же специфическое командование. – ответ Льва Яковлевича был очень тактичен. Я бы просто сказал, что не могу доверить своих людей тем, кто не может ими руководить.

- Лев, разумно ли это?Все же, тут собрались не новички своего дела. А оперативный штаб немезисов укомплектован такими же выходцами с проекта, как и те, кем они будут руководить. – попробовал поспорить полковник Энгельс.

- Марк, ты прекрасно знаешь, как я отношусь к попыткам опротестовать мои решения. В данной ситуации я считаю вопрос исчерпанным. Обещанное подкрепление уже входит в атмосферу, а лаэры наступают им на пятки. Менее чем через час у стен города будут первые жуки. Мои люди выиграют для вас время. Я прошу использовать его не на споры, а на подготовку города к обороне. Каргад должен выстоять. Это – основной приказ. Делайте что хотите. Вооружайте граждан, идите на баррикады сами. Но держитесь до последнего солдата. Влад, бери своих людей и выдвигайся на северное направление. И Томаса с собой захвати, пусть помогает. Думаю, тебе ничего объяснять не нужно.

Я вышел из тактического зала в полной тишине. Собравшиеся там высокие чины поняли, что им приказано и осознали всю серьезность положения.

- Что думаешь обо всем этом? – спросил Диггори, когда мы шли к помещениям, где располагались наши люди.

- Думаю, что мы в жопе. – откровенно признался я.

- Вполне в твоем духе. А как то более информативно ты думать умеешь?

- Блин, Диксон, ты такая заноза. Без тебя тошно. – попытался отмахнуться я.

- Спасибо за комплимент. Но ты не отвлекайся от основной темы. – не дал он уйти от ответа.

- Да все плохо, Диггори. Корнилов хочет, чтобы мы создали защиту, которая послужит амортизирующей подушкой и к тому моменту, как лаэры подойдут к позициям основных войск, темп их атаки значительно снизится. Это великолепный план, не поспоришь. Но нас, эсперов и немезисов, ожидает маленький и гостеприимный ад. И лично мне все это не нравится.

- Это все я и так знаю. Что ты планируешь предпринять, чтобы сохранить жизни нас и наших людей? – уточнил вопрос Диксон.

- Я планирую затребовать больше ресурсов. Войска РДС, например. И еще переговорить с гранд-маршалом. Мне кажется, он не откажет мне в просьбе. – поделился я своими планами.

- Ну что же, это не совсем нормально, но желаю тебе удачи. – пожелал мне успеха Диггори.

Мы подошли к помещению, где располагались наши люди. У входа дежурили два немезиса Томаса. Отдав воинское приветствие, они без лишних вопросов пропустили нас внутрь. Я тут же приказал дежурному офицеру построить людей. Через пару минут все выстроились и я начал свою речь.

- Итак, думаю, ни для кого не секрет, что в данный момент идет настоящая война, в которую мы втянуты против своей воли. Я и капитан Диксон только что вернулись с совещания, где нам были четко обрисованы наши задачи. В ближайшее время войска лаэров атакуют город, и мы будем первыми, кто их встретит. Генерал-коммандор направил нам внушительное подкрепление, которое прибудет с минуты на минуту. Нашей задачей будет встретить атаку жуков на первом оборонительном кольце и медленно отступать. На это я обращаю особое внимание. Мы не должны держаться за каждый кусок земли. Это будет не оборона в привычном смысле этого слова. Все группы будут постоянно отступать, стараясь наносить максимальный урон противнику. Огневые карманы, мины, огонь на подавление, налет и отскок – вот наши методы. Ни при каких условиях не ввязываться в позиционную войну, или вас просто раздавит ордой лаэров. Мы не располагаем должным количеством людей и технического оснащения, чтобы сдерживать их атаку полноценно. Сейчас вам надлежит погрузить в шаттлы двойной комплект вооружения и боеприпасов, остальное оставить тут под охраной людей полковника Энгельса. После погрузки всем надлежит построиться перед своими судами для предвылетной проверки. Разойтись и приступить к выполнению.

Все тут же принялись выполнять приказы. Дежурный офицер вскрыл комнату, переоборудованную под хранилище, и принялся выдавать снаряжение. Помещение наполнила деловитая суета.

- А ты растешь, Старков. Это куда больше соответствует речи командира, чем то невменяемое блеяние, что ты раньше выдавал. – похвалил Диггори, не обойдясь, правда, без своего обычного сарказма.

- Да, отличная речь, Влад. Все четко и по существу, как и положено. – поддержал Томас.

- Спасибо. Ладно, схожу побеседовать с полковником и гранд-маршалом. – ответил я.

Полковника Энгельса я нашел все там же, в тактическом зале. Он склонился над голокартой и о чем-то напряженно думал.

- Полковник, разрешите? – поинтересовался я.

- А, что? Старков? Да, конечно. Что ты хочешь, парень? – несколько сбивчиво ответил Энгельс.

- Я пришел с не совсем обычным вопросом и надеюсь на понимание. – аккуратно начал я.

- Я слушаю.

- Полковник, мне и моим людям предстоит очень опасная и ответственная военная операция, от которой во многом зависит успешность обороны города. Понимая всю ответственность данного мероприятия, я пришел просить вашей помощи.

- И чем же я могу помочь тебе? – заинтересовался полковник.

- Мне нужны ваши диверсанты. – коротко ответил я.

- Что!? Ты хоть понимаешь, что ты просишь, парень? – возмутился полковник.

- Прекрасно понимаю. Поэтому и прошу. Я уже имел честь драться с ними при обороне форта и смог по достоинству оценить их боевой потенциал.

- Это совершенно исключено. – отрезал Энгельс.

- Почему? – уточнил я.

- Потому они понадобятся мне тут, при организации обороны. – ответил полковник.

- Если эсперы и немезисы не смогут дать вам достаточно времени или, хуже того, вынуждены будут отступить под напором жуков, то ни о какой обороне и речи быть не может. – парировал я.

- Нет и еще раз нет. Я не намерен отправлять своих бойцов в эту мясорубку! – покраснев, прокричал полковник.

- Вот оно что. А отправить на эту бойню только что вышедших из центра подготовки ребят вам совесть позволяет? Какая она у вас сговорчивая, однако.

- Да как ты смеешь, щенок!? Я тебе не Сухов. Со мной такие штучки не пройдут. Убирайся отсюда. Моих людей ты не получишь. – прошипел Марк Энгельс.

Я уже собирался двинуть по его красной морде, когда в зал вошел Диггори.

- Еще раз здравствуйте, полковник. – обратился он к Энгельсу.

- Здравствуйте, капитан. – тут же взяв себя в руки, ответил Марк.

- Полковник, я пришел сюда с конкретной целью, поэтому не буду тратить драгоценное время на обходительные речи. Вы сделаете то, о чем просит вас капитан Старков. Без каких либо нареканий или проволочек. Я достаточно понятно изъясняюсь?

- Да, ваша честь. – склонив голову, ответил полковник.

- Вот и отлично. Влад, сколько тебе нужно?

- Ааа… эээ… - происходящее несколько сбило меня с толку.

- Хватит мямлить и скажи, сколько тебе нужно людей. – раздраженно бросил Диксон.

- По крайней мере, десять групп. И пусть захватят побольше взрывчатки. – взяв себя в руки, ответил я.

- Вот и отлично. Пусть командиры групп информируют нас, как только будут готовы выдвигаться. – сказал Диггори и, повернувшись, вышел из зала.

Я так же быстро попрощался с несколько подавленным полковником и поспешил нагнать Диксона. Уж очень меня заинтересовала сложившаяся ситуация.

- Диггори, что это только что было? – спросил я его, когда догнал.

- Ты о полковнике? – уточнил Диксон.

- О нем самом. Он тебя слушался, как маму родную.

- Полковник Энгельс фактически является подданным моей фамилии еще со времен падения Империи*.

- Да, но ведь вассалитет* был помещен под запрет. – удивился я.

- Именно. Но моей семье, как и ряду других, занявших сторону федератов, позволили сохранить некоторые свои связи. – ответил Диггори.

- Но это же напрямую противоречит закону!

- Мне пойти, извиниться перед полковником и забрать свои слова обратно? – смерив меня презрительным взглядом, уточнил Диксон.

Что же, в данный момент связи Диггори оказались нам очень на руку. Так что мое возмущение выглядело несколько нелепо.

- Нет. Извини.

- Слушай, Влад. Если ты планируешь стать хорошим командиром, то тебе необходимо понять простую истину. Иногда связи бывают жизненно необходимы. Как сейчас, например. Главное – не злоупотреблять ими.

Меня так удивило, что Диггори обратился ко мне по имени, что я даже не нашел, что ответить.

- Ладно, мне нужно проконтролировать сборы наших людей. Надеюсь, разговор с гранд-маршалом сложится лучше, потому что тут я тебе никак помочь не смогу. – сказал Диксон и направился в сторону нашего расположения.

Гранд-маршала я нашел в торианской части штаба. Он занимался подготовкой своего снаряжения к предстоящему бою. С охраной никаких проблем не возникло. Все окружение Тарта знало меня в лицо и имело четкие инструкции на счет того, чтобы не чинить мне никаких препятствий.

- А, Старков Влад, здравствуй! – радостно поприветствовал меня торианец.

- Приветствую, гранд-маршал Харан. – официально ответил я.

- Просто Тарт, без этих церемоний. – попросил гранд-маршал.

- Ну, тогда просто Влад. – ответил я тем же.

Лицо торианца растянулось в довольной улыбке.

- Что тебя привело ко мне?

Меня всегда забавляло, как торианцы говорят на общегалактическом языке. У них это получается очень вычурно и официально, как у рыцарей Древней Земли.

- Гранд-маршал… то есть Тарт. Я пришел к тебе с просьбой. – честно признался я.

- С удовольствием постараюсь тебе помочь. – резко оживился торианец.

Я аж выдохнул. Разговор разворачивался очень легко. Я такого не мог предположить даже в самых смелых фантазиях, когда искал гранд-маршала.

- Как ты знаешь, мне и моим людям предстоит операция по обороне первого кольца города.

Торианец молча кивнул в знак согласия, и я продолжил.

- Это будет очень сложный бой, и я опасаюсь, что нам не хватит сил. Поэтому я прошу у тебя помощи.

Лицо Тарта стало непроницаемым. Торианец задумался. Я ждал с колотящимся от волнения сердцем. Ведь от его ответа во многом зависела моя жизнь и жизни моих людей. По истечению нескольких минут торианец ответил.

- Я готов предоставить тебе легион.

Хорошо, что я сидел. Иначе бы грохнулся на задницу от такого щедрого предложения.

- Безумно благодарен, но это очень много. – ответил я.

- Это то, сколько я готов дать. Готов ли ты это взять? – спросил меня Тарт.

Теперь настала моя очередь задуматься. С одной стороны, легион, даже если это кнехты, явно не будет лишним. Но, с другой стороны, это обрушит всю концепцию, выработанную совместным командованием. Да и эти войска будут более полезны для организации статичной обороны.

- Нет, столько мне не нужно. – подумав, ответил я.

- Великолепно! – торианец был явно доволен моим ответом – Тогда скажи, что тебе нужно?

- Я был бы признателен, если бы вы выделили мне несколько мобильных пехотных подразделений, обладающих достаточной огневой мощью.

- Возьми моих Хинетов*. Думаю, это то, что тебе нужно.

Отлично. Хинеты, это такая разновидность ударной пехоты Торианской Империи. Технология поляризационного конька в сочетании с системой реактивных двигателей и стабилизаторов в доспехах делала их не только отличной авангардной пехотой, способной за считанные мгновения выйти на дистанцию атаки, но и великолепными рейдерами. То, что мне нужно.

- Благодарю, гранд-маршал… то есть Тарт. – я все никак не мог заставить себя звать его по имени.

- Пустяки. Я передам магистру Хинетов, чтобы он выделил тебе людей. В ответ от тебя требуется лишь соблюдение небольшой формальности. – лицо гранд-маршала приняло хитрое выражение, если так можно сказать про торианца. Мимика была по-прежнему минимальна и, в целом, имела выразительность кирпича. А вот глаза, они засверкали и принялись переливаться оттенками зеленого и бирюзового.

- Какую? – уточнил я. На попятную всегда пойти успею, а вот Хинеты мне ой как нужны.

- Мелочи. Согласно Военному Кодексу, я могу оказать подобную помощь либо другим торианским войскам, либо по просьбе союзного командования. Хотя, есть еще один вариант. – ответил Тарт.

Есть. И я даже знаю, какой. Стать побратимом гранд-маршала. Согласно Военному Кодексу, побрататься на оружии могут не только торианец с торианцем. Для этого достаточно быть просто выдающимся воином, которого торианский воин захочет видеть своим боевым братом. Но это накладывало ряд ответственностей. Тарт продолжал выжидающе смотреть на меня. Хитрый засранец. Сначала показал мне, что он может дать и понял, что меня это действительно очень интересует, а потом уже запросил плату за это. Но ведь есть и выход.

- Я согласен.

- Замечательно! – обрадовался гигант.

- Но есть проблема. У нас совершенно нет времени на церемонию.

- А, это совсем не проблема. Я уже говорил на эту тему с кардиналом*. Я описал ему всю ситуацию и рассказал о твоих подвигах. Он согласился, что ты – великий воин и ради такого случая можно сделать исключение. Сейчас требовалось только твое согласие. Церемонию можно провести позже.

Он меня надул. Вот взял и просто обдурил, как последнего деревенского дурачка. А ведь я должен был догадаться. И отказываться теперь поздно, это бы нанесло гранд-маршалу смертельное оскорбление.

- Я немедленно сообщу кардиналу Растару о твоем согласии. Что же касается Хинетов, то командиры вверенных тебе отрядов свяжутся с тобой в ближайшее время. – продолжал изливать свою радость торианец – Церемонию проведем сразу после окончания битвы в большем церемониальном зале на моем флагманском судне.

- Благодарю за такую честь, Тарт. – я не очень разделял его оптимизм, но нужно было быть вежливым. В конечном итоге, я же не душу продаю.

- Я рад! Я очень рад, что ты так же в восторге от этого!

- Да. Надеюсь, ты не обидишься, но мне нужно идти готовить людей к операции.

Гранд-маршал поспрошался. Его лицо выражало крайнюю степень удовлетворенности. Он очень напоминал ребенка, который получил заветную игрушку на День Рождения.

Глава 18

Когда я вышел на взлетно-посадочную площадь, где уже построились мои люди, а так же диверсанты, переданные под мое командование полковником Энгельсом, то у меня из головы немедленно вылетели все мысли о церемонии.

- Старков, где тебя носит? – в своей стандартной манере встретил меня Диггори. – Нина передала, что у нас минут двадцать на то, чтобы занять позиции. Дольше наши корабли просто не смогут удерживать достаточное количество пространства над городом.

- Всех в шаттлы. Готовимся к вылету. – коротко ответил я.

Диггори принялся передавать мои слова командирам групп, снабжая их своей живительной язвительностью. Я тем временем запросил у сопроцессора открыть канал связи с Ниной.

- Да, слушаю тебя, Влад. – ответила девушка.

- Нина, у меня тут десять групп разведчиков-диверсантов. И через некоторое время будут еще торианские хинеты. Пока мы вылетаем на позиции, распредели их по кольцу обороны таким образом, чтобы они смогли максимально прикрыть эсперов и немезисов. От диверсантов требуется, в первую очередь, работа по установке минных заграждений. Старайся их особо не подставлять. Хинеты должны составить костяк для мобильных контрударов.

- Старков, черт тебя дери, ты душу дьяволу, что ли продал? Где ты столько откопал? – выругавшись от удивления, поинтересовалась Нина.

- Потом расскажу. Все, давай, у меня все уже погрузились.

Закрыв канал связи, я побежал к своему шаттлу. Остальные корабли уже задраили шлюзы и прогревали двигатели. Другие, взметая столбы пыли, ожидали команды на взлет. Забежав в свой шаттл, я задраил люк и плюхнулся в свою ячейку, открыв канал командной связи нашего подразделения.

- Говорит Всполох. Всем шаттлам, выдвигаемся согласно координатам, полученным из оперативного штаба. Десанту еще раз проверить снаряжение и оружие.

По каналу прошла вереница подтверждений получения приказа. Наш транспорт покачнулся и, оторвавшись от земли, начал набирать высоту, двигаясь по направлению к городу. Я проверил оружие и боеприпасы. В отделе для экипировки рядом с моей ячейкой обнаружился меч. Не долго думая, я сунул его за спину взамен сломанного в бою с гранд-маршалом.

Пока я возился со всем этим, шаттл закончил свой короткий полет и начал снижаться.

- Командирам групп, сразу после высадки занять позиции согласно имеющемуся плану. – передал я по командному каналу.

Посадочные шасси корабля коснулись бетона, и тут же откинулся задний трап, впуская внутрь судна клубы поднятой пыли и песка.

- Выгружаемся! – крикнул я в канал группы, активировав шлем.

Мои бойцы повыскакивали из шаттла и рассыпались веером, готовясь встретить возможную угрозу. На секунду я почувствовал гордость, что командую этими солдатами. Самыми сильными бойцами во всей Федерации. Сейчас, когда предчувствие битвы заставило заиграть в их жилах адреналин и тестостерон, они превратились в настоящих эсперов, за плечами которых стояли сотни лет боевого опыта.

- Группа, вперед. Первая позиция – пятьсот метров вперед, на внешней стене. Выдвигаемся. – скомандовал я.

Сопроцессоры принимали сигналы командиров других подразделений, согласно которым остальные группы так же высадились и выдвигаются на намеченные позиции. Чуть позади остальных шли три команды огневой поддержки. Общее руководство ими осуществлял Диггори, что внушало определенную уверенность. В его способностях я не сомневался.

Через несколько минут мы заняли свой участок, протяженность которого составляла порядка двух километров, и принялись ждать. По обеим сторонам нашего участка опустились шаттлы с эсперами и немезисами. Высадив десант, суда взмыли и унеслись к центру города.

- Внимание всем командирам групп. Первые десантные корабли лаэров вошли в атмосферу. Приблизительное время контакта с поверхностью – четыре минуты. – оповестила всех Нина.

- Все слышали начальника штаба? Приготовиться к бою! – передал я следом за девушкой в командный канал.

Мелькание показателей командиров групп без всякого подтверждения давало понять, что приказ принят и выполнен.

Мои бойцы рассредоточились и приготовились к бою. Я смотрел в небо, где то и дело мелькали вспышки взрывов. Наши аэрокосмические войска боролись с живыми кораблями лаэров. Полностью воспрепятствовать вторжению они не могли, но сократить численность десанта, посбивав десантные корабли в воздухе было им вполне по силам.

И вот, первые корабли лаэров пробились сквозь воздушный заслон и начали заходить для посадки. Из города к ним потянулись росчерки ракет зенитчиков.

- Внимание, из штаба аэрокосмической обороны докладывают, что жуков слишком много. Они вынуждены отойти и перегруппироваться. – оповестила нас Нина.

- От срань господня… - произнес я в ответ.

Небеса как будто развезлись и над городом немедленно начался огненный ад. Десятки кораблей устремились вниз, подобно щупальцам гигантской медузы.

- Мне кажется, что планировалось все совсем иначе. – поделился своими впечатлениями Томас.

- Если тебе это только кажется, то ты близорук и ничего не видишь. – привычно прокомментировал Диггори.

Лаэры рванулись к центру города, но тут же рассеялись под плотным встречным огнем. Суда из хитина метались в небе, стараясь зайти на цель и при этом не попасть в прицел к зенитчикам. Небо горело в прямом смысле этого слова. Суда жуков имели биоплазменные реакторы и при взрыве превращались в огромные горящие шары.

Когда высадка в центр города не удалась, жуки стали высаживаться во внешних кольцах. Наш и без того хлипкий план рухнул.

- Из штаба наземных сил передают, что у них не хватит плотности огня для воспрепятствования высадки на окраинах, поэтому они сосредоточатся на удержании неба над той границей, где обосновались наши основные силы. – сообщила Нина еще одну убийственную новость.

- Отлично, блин! А нам что делать? Ничего, что тут несколько тысяч бойцов во внешних кольцах?! – вспылил я.

- Пока не было никакой ориентировки от генерал-коммандора, так что оставайтесь на позициях. – спокойно ответила девушка.

- А вы сами подумать не можете? Между нами и основными силами сейчас растущая с каждой минутой масса жуков, которые уже в пределах города. И они продолжают интенсивную высадку. Пока вы будете ждать приказа, их уже станут не сотни, а тысячи. А потом десятки тысяч. У вас там оперативный штаб, вот и примите решение оперативно! – продолжал я кричать на Нину.

- Продолжайте удерживать позиции до поступления новых инструкций, это приказ. – ответила она и закрыла канал связи.

- Вот хрень! – выругался я, прекрасно осознавая, в какой заднице мы оказались.

У нас нет снабжения, и подмога нам тоже не светит. Пока лаэры только высаживаются, мы можем постараться нанести быстрый удар и пробиться сквозь них. Это дает шанс спастись большинству оставшихся на внешнем кольце. Но приказ звучал четко. Скоро между нами и основными силами встанут сотни тысяч насекомых, через которых нам никогда не пробиться.

Тем временем ситуация действительно продолжала ухудшаться. Судя по звукам взрывов и вспышкам, передовые отряды жуков уже вступили в бой.

- Да, дело дрянь. Что будем делать? – поинтересовался Томас.

- А что нам остается? Каждая вторая группа, начиная с моей, приказываю отойти и образовать внутреннюю линию обороны! Не расслабляться и держать ухо в остро! Они уже разбрелись по всему внешнему кольцу. При обнаружении угрозы – открывать огонь на поражение. – скомандовал я.

Махнув рукой своим подчиненным, я первым вышел из комнаты, двигаясь очень быстро. По идее, ТАК должен был заранее предупредить меня о надвигающейся угрозе. Мама бы меня пожурила за такую опрометчивость, можно было легко напороться на, какое ни будь излишне прыткое насекомое, но сейчас нужно было приготовиться к возможной атаке как можно быстрее. Лаэры отличались способностью крайне быстро наводнять собой любую территорию. Через пару минут мы уже заняли позиции на внутренней стороне стены.

- Лорд, направь стволы своих пулеметчиков на внутреннее пространство. Что-то мне подсказывает, что основные проблемы будут именно с этой стороны. – попросил я Диггори.

- Принял. – ответ был короток и лаконичен. Видимо, Диксон был предельно сосредоточен и предпочел не отвлекаться на очередную колкость.

Мои опасения оправдались. Жуки не заставили себя долго ждать. Через пару минут показались первые лаэры. Это были воины. Воины, в отличие от простых представителей их вида, обладают индивидуальностью, достаточно умны и отличаются молниеносными боевыми рефлексами. Их био-оружие нельзя было недооценивать, поэтому я решил не рисковать.

- Разобрать цели и подтвердить готовность. – приказал я своей группе.

Лаэры двигались короткими резкими рывками. Интересно, что они тут забыли. По идее, все подобные особи должны быть задействованы на прорыве основной обороны, а не шляться по тылам в поисках возможных засад. Обычно это удел мелких жуков-скаутов. По движениям лаэров-воинов создавалось ощущение, что они целенаправленно кого-то ищут. Шесть глаз на клыкастых головах осматривали пространство, двигаясь каждый сам по себе, как у земной ящерицы хамелеона. Интересно, кого они могут искать тут, на окраине, когда даже дураку понятно, что все жители эвакуированы внутрь основной обороны, а признаков присутствия войск не наблюдается?

Сигналы подтверждения вернули меня к реальности. Каждый боец моей группы держал на мушке свое насекомое. Но я решил подождать. Вдруг уйдут. Вдруг все же случайно сюда забрели.

Лаэры-воины продолжали двигаться по двору прыжкообразными рывками, что-то тщательно выглядывая и держа свое оружие наготове. Их глаза упорно продолжали рыскать по нашему зданию. Нет, они не уйдут.

- Огонь! – скомандовал я, нажимая на курок.

Очереди, выпущенные из наших импульсных винтовок, в буквальном смысле разрезали тела жуков на части, а ударная волна превращала внутренности в фарш.

Надо отдать лаэрам должное, они среагировали четко, практически моментально определив источник огня и даже сделав несколько неприцельных выстрелов, прежде чем превратились в окроплённые ихором ошметки.

- Черт возьми, ты бы еще голопроекцию запустил, со стрелочкой и подписью, что здесь укрылись силы Федерации! – тут же наехал на меня Диггори. – Нельзя было просто их прирезать?

- Нет, этих нельзя. Они были настороже. – ответил я.

Из головы никак не выходило то, как себя вели лаэры. Эти жуки воины явно кого-то разыскивали. Нет, конечно, все это выглядит, как натягивание фактов на глобус, но интуиция настойчиво информировала меня, что что-то тут не так.

- С чего это? – поинтересовался Диггори.

- Мне кажется, они кого-то разыскивали. – поделился я своими опасениями.

- Ты бредишь, Старков. – фыркнул в ответ снайпер.

- Слушай, я видел то, что видел. Лаэры определенно что-то или кого-то искали.

- Но что им тут искать. Все наши силы сосредоточены во внутренних кольцах города, а о нашем здесь присутствии знает только командование. – вмешался в разговор Томас.

- Кстати да, Старков. – поддержал его Диггори.

После их слов все мои домыслы на уровне интуиции показались абсурдными. Действительно, только высшее командование знало о нас и о наших позициях. Жуки просто разведывали местность. Воинами… Ох, неспокойна моя интуиция.

Пока я размышлял над всем этим, ТАК сигнализировал о визуальном контакте с врагом. Десятки лаэров двигались к нашим позициям. На тактический сопроцессор стали поступать сообщения о контакте с противником.

- Внимание, множественные цели! – оповестил меня Громов.

Значит, я не зря переживал.

- Ну, что будем делать? У нас тут гости. – поинтересовался у меня Диггори.

Блин. Наши выстрелы привлекли к себе внимание, и теперь нам нужно либо тихо отступить, либо ввязываться в полноценный бой. Последним аргументом в моих размышлениях стало предупреждение Лорда.

- У них там бомбардиры на подходе. – поделился информацией Диксон, которому с высоты его позиции было все видно.

Действительно, на границе видимости показались тяжеловесные жуки-бомбарды*. То есть, шансов отсидеться и отстрелятся, у нас не было. Черт, на кой они погнали сюда этих здоровяков?

Мне в голову пришла только одна мысль. Если они гонят сюда артиллерию, то нужно уйти отсюда. При том так, как они не ждут. Значит…

- Всем группам – контратакуем! – скомандовал я.

- Что?! Ты в своем уме?! Или совсем рехнулся?! – выдал удивленный Томас.

- Другого выбора у нас нет. Жуки, за каким-то, послали сюда бомбардиров.

- Мне нравится. – поддержал меня Диггори.

- А вот я бы предпочел не высовываться, как от меня и ожидают. – признался Томас.

- Предпочтешь ждать, пока нас тут всех похоронит артиллерия? – деловито поинтересовался у него Диксон.

- Вот хрень… - выругался лейтенант.

Перестав обращать внимание на этот диалог, я сосредоточился на оценке ситуации. Да, контратака – это то, что нужно. Неожиданно, дерзко и, главное, без необходимости терпеть бомбардировку.

- Повторяю. Всем подразделениям, контратаковать противника и, разбившись на группы, пробиваться к основным войскам.

Это нас единственный шансдобраться до основных сил и выжить. Я спроецировал на дисплей карту и увидел, что отметки наших войск пришли в движение.

- Отлично! Бойцы, за мной! Двигаемся быстро. Не забываем страховать друг друга. Основная задача – пробиться сквозь массив атакующих. Так что стараемся не терять динамику атаки и не акцентироваться на истреблении жуков. Вопросы есть? – проинструктировал я свою группу.

В ответ на меня уставились безликие и молчаливые забрала шлемов.

- Тогда вперед! – скомандовал я.

Мы не утруждали себя поиском выходов, а просто пробивали дыры в полу, пока не достигли нижних уровней стены. Судя по звукам снаружи, первые группы уже вступили в бой, и нужно было двигаться быстрей, чтобы поддержать их.

Выбежав наружу, мы столкнулись нос к носу с несколькими лаэрами, как раз приземлившимися перед входом.

Не дожидаясь команды, мои эсперы открыли огонь. Двух жуков распотрошило, остальные с удивительным проворством ушли с линии огня.

- Рассредоточится! – скомандовал я.

Ответный огонь буквально перепахал двор. Лаэры были вооружены странным оружием, стреляющим потоком высокочастотных колебаний. В местах попадания камень и бетон превратились в мелкую крошку. Выстрел сопровождался жутким визжащим звуком. Никого из наших, слава богу, не задело.

- Какого черта это было? – от всего происходящего я закричал на свой собственный сопроцессор, хотя достаточно было просто подумать.

- Запрос распознан. Это ручная мультирезонансная пушка. Звуковые вибрации формируются внутри тела лаэра-воина особым органом, затем по специальным каналам и полостям поступают в резонансные камеры, где многократно усиливаться, после чего выстреливаются из туннельного ускорителя, придающего резонансной волне направленный поток. – вежливо ответил сопроцессор.

- Отлично, гений! Какие у них слабые места?

Лаэры скакали, как кузнечики, периодически обрушивая на нас очередной поток разрушительных волн. ТАК просчитал траекторию прыжка одного из жуков и я, высунувшись из-за стены, очередью разрезал поганца на две дрыгающихся части.

- Мультирезонансная пушка имеет один недостаток – низкая плотность огня и невысокий темп стрельбы. Промежутки между выстрелами составляют от трех до пяти секунд, и это предельная скорострельность, при которой пучок резонансных волн имеет очень низкую плотность. Данное оружие не предназначено для быстрой стрельбы по подвижным мишеням. – ответил сопроцессор.

Вот, это уже хорошая новость.

- Группа, атакуем! Никому не стоять на месте и заставлять противника стрелять в молоко. – прокричав приказ, я выпрыгнул из укрытия и тут же отскочил в сторону. Бетонное покрытие в месте, где я раньше стоял, превратилось в пыль. Ответным огнем я разнес дерзкое насекомое в клочья.

Наша контратака застала лаэров врасплох. Их резонансные пушки были больше предназначены для уничтожения окопавшегося противника и были не способны справится с подвижными эсперами. Спустя несколько секунд все жуки были уничтожены, и моя группа продолжила свое движение.

- Всполох, что происходит? Почему все покинули свои позиции и с боем движутся в сторону центра города? – голос Нины звенел от негодования.

- Согласно моему приказу. – ответил я, не прекращая движения. Мы быстро бежали в сторону основной заварушки, на ходу отстреливая попадавшихся нам насекомых-переростков. Пока сильного сопротивления не было, но мы несколько отстали от основной массы эсперов и немезисов.

- А какого черта ты это сделал? Ты хоть представляешь, что ты натворил?! Теперь лаэры смогут спокойно высаживаться за пределами города практически без риска быть сбитыми зенитным огнем! Старков, ты идиот! – негодовала девушка.

- Потому что мне жалко бойцов. Останься мы на месте, нас бы перебили, как щенков.– как можно спокойней отвечал я.

- Интересно, с чего ты так решил? Увидел будущее? – саркастически поинтересовалась Нина.

- Нет, просто к нам в гости внезапно пожаловала артиллерия. Очень не хочется изображать сидячую мишень. – в том же тоне ответил я. Мы заскочили в какой-то дом, чтобы можно было спокойно поговорить с Ниной, не отвлекаясь на отстрел насекомых.

- Влад, ты рушишь план командования потому, что тебе показалось, что тебя собрались обстрелять артиллерией? – удивилась девушка.

- Нет, Нин, не так. Я приказал покинуть позиции потому, что увидел, что к нам гости идет артиллерия. Ждать, пока они начнут стрелять, я не собираюсь. – поделился я своими параноидальными мыслями.

- Старков, ты понимаешь, что ты городишь? – поинтересовалась Нина – Ты сейчас взял, и нарушил прямой приказ командования. Да тебя за это под трибун….

Связь неожиданно прервалась. Я попробовал вызвать оперативный штаб, мало ли, обрыв связи. Но сигнала не было.

- Что за фигня? - вопрос был высказан в никуда и был чисто риторическим.

- Жуки взорвали пыльцовые споры. – пояснил один из бойцов моей группы, показывая через окно, как город накрывает сплошное облако оранжевой пыли.

Это плохо. Значит, дальняя связь накрылась медным тазом. А если лаэры не пожадничали с пыльцовыми спорами, то и ближняя тоже. К тому же, до кучи, нифига не видно. Дрянь редкостная, в общем, эта пыльца.

Попытки связаться с подразделениями нашего спецназа тоже не принесли результатов. Видимо, лаэры действительно не жадничали. Снаружи уже ничего не было видно, а ведь прошло всего несколько секунд.

- Господа, резюмируя ситуацию, можно смело сказать, что мы лишились связи и отрезаны от основных войск. Связаться с другими нашими отрядами та же не представляется возможным. В общем, все плохо. – объявил я очевидную истину, умолчав, правда, что если бы не мой треп с Ниной, то, скорее всего, мы не отстали от остальных наших подразделений и связь работала бы.

Моя команда молча посмотрела на меня, ожидая дальнейших указаний. Надо было что-то решать.

- Оставаться здесь, по меньшей мере, глупо. В кольцах основной обороны наверняка есть инженерные подразделения, способные разогнать пыльцу. Так что будем двигаться по направлению к нашим позициям, попутно подбирая всех, кого встретим. – ответил я на немой вопрос.

- А если оборона прорвана? – поинтересовался Фролов.

- Тогда наша задача – помочь удержать город и спасти как можно больше гражданских.

- В пыльцовом тумане? – в голосе Максима промелькнуло недоверие.

- Через пару часов пыльца осядет и можно будет скоординироваться со штабом.

- Целых два часа… - протянул Фролов.

- Что, испугался уже? – поинтересовался я.

Максим промолчал, но и так все было ясно. Хотя парня можно было легко понять. Это его первый реальный бой после тренировок. И, даже будучи эспером и обладая опытом множества битв на подсознательном уровне, драться с жуками в условиях нулевой видимости представлялось несколько необдуманным и рисковым занятием. Ну, самоубийством, в общем.

Но мне сейчас нужны были нормальные бойцы, а не перепуганные юнцы. Отец всегда говорил, что, если дело отчаянное, то своих людей необходимо вдохновлять, и тогда они смогут сотворить чудо. Что же, попробуем.

- Черт возьми, что за жалкое зрелище. Эспер, испугавшийся идти в бой. Там сейчас обычные солдаты стоят насмерть, чтобы защитить гражданских людей и уничтожить жуков. А вы, элита, рожденные воинами и обладающие реальной силой, боитесь высунуть нос наружу, потому что там плохо видно. Тьфу, блин… - разразился я праведной тирадой.

Ребята молча смотрели на меня. Видимо, не помогло. Вот тут я на самом деле разозлился.

- Да что вы, черт подери, за солдаты такие? Моя предыдущая команда сотворила чудо. Ценой собственной жизни они остановили наступление армии. И один из раненных потом просил у меня прощения, что подвел. А вы… противно аж.

Я отвернулся от них, взял винтовку и двинулся к выходу, предоставив этих трусов самим себе. И на этот раз их проняло.

- Капитан, простите нас. Мы с вами до конца. Может, и о нас потом будут говорить, что мы совершили невероятный подвиг. – обратился ко мне Микато.

- Вы только выживите. – с улыбкой ответил я.

Группа покинула здание и направилась в сторону центра города. Двигались аккуратно. Отовсюду слышались звуки боя, но из-за причудливого эха невозможно было определить точную дистанцию. Воздух был так загажен этой дрянью, что она даже приглушала наши ТАКи, снижая эффективный радиус действия до семидесяти метров.

Я крался вдоль улицы, максимально усилив свои сенсорные чувства. Напряжение было просто адское. В любую минуту на нас могли наброситься лаэры, а гулявший ветер и всполохи взрывов рисовали причудливые узоры из завихрений пыльцы, дополнительно нагнетая обстановку.

- Проклятые уроды. – выругался идущий впереди нашей маленькой колонны Громов – Ничего не вижу. Так напорешься на засаду, и пикнуть не успеешь. Даже когда шагаешь, такое ощущение, что почва под ногами сейчас разверзнется и проглотит тебя.

- Капитан, под ногами действительно ощущается какая-то вибрация. – доложил Микато.

Я прислушался к показаниям ТАКа. Но выловить что-то конкретное не получалось. Земля постоянно содрогалась от разрывов артиллерийских снарядов. Судя по всему, это работа торианцев. Только у них есть орудия, способные вызвать сотрясения почвы на таком удалении от места взрыва.

- Ничего не ощущаю. Только отголоски артразрывов. Но на всякий случай рекомендую всем быть повнимательней. Не стоит недооценивать лаэров. – ответил я.

Мы продолжили движение, стараясь держаться поближе к зданиям. Было такое ощущение, что мы действительно попали в ад. А что, пыльца повысила и без того не маленькую температуру до состояния, близкого к сауне. Судя по показателям, пятьдесят по Цельсию. Обычный человек без защиты при такой температуре уже был бы близок к полуобморочному состоянию. Где то на горизонте громыхает, а территория кишит созданиями, которых смело можно отнести к бесовским отродьям. Чем не Пекло?

Занятый своими размышлениями, я немного отвлекся. Поэтому предостерегающий сигнал застал меня врасплох. Я вскинул винтовку и начал активно выискивать цели.

- Видел движение. Одиннадцать часов относительно нашего маршрута. – доложил все тот же Микато.

Мы замерли, всматриваясь в окружающее пространство. Ничего. Чертова пыльца.

- Я нихрена не вижу… - наконец признался я.

- Я тоже. Может, почудилось… - засомневался в себе Таро.

- А может и не почудилось… Гребаные насекомые со своей завесой. Не будем рисковать. Сворачиваем в ближайший переулок. Если впереди засада, то попробуем ее обойти.

Наша маленькая колонна, внимательно озираясь, дошла до первого попавшегося переулка и повернула туда. Ветер нагнал в это стесненное пространство невероятное количество пыльцы, и видимость упала до предела. А еще появились странные помехи на ТАКе. Никаких целей, просто как будто он барахлит.

- Эмм… Капитан? У меня на датчиках какие то помехи впереди. – доложил Фролов.

- И у меня. – поддержал его Ларкин.

Я заскрипел зубами. Что же делать? Назад рискованно. Впереди непонятно что. И я ничегошеньки не могу разобрать. Наша маленькая колонна замерла, ожидая моего решения.

- Продолжаем движение. – решил наконец я.

Мы уже дошли до середины переулка. И тут ТАК выдал, что помехи теперь еще и сзади. Внимательно прислушавшись к своим чувствам, я понял, что это скорее напоминало движение на границе осязаемости ТАКа.

- Отряд, приготовится к бою. Кажется, мы в ловушке. – предупредил я остальных.

- В засаде? Я никого не вижу. Вы уверенны, капитан? – уточнил Ларкин.

- Пока не знаю. Заткнись и ищи цели. – ответил я.

Они должны быть, я это чувствовал. Растущие показатели датчика говорили, что чего бы это ни было, но его количество растет. Ощущения были такие, как будто нас окружают сетью. В памяти всплывало, как отец в детстве водил меня в зоопарк. Там я как то увидел скороцитона*. Огромное паукообразное, которое охотилось на жертву, постепенно окружая ее нитями паутины. Сеть была неплотной, и жертва замечала ее слишком поздно. Тогда скороцитон нападал. Жертва пугалась, пыталась улизнуть и запутывалась в сетях. Ситуация была очень похожа.

- Внимательней. – напомнил я своим людям.

Мы двигались вперед совсем медленно, заняв круговую оборону. Стволы оружия рыскали из стороны в сторону, пытаясь держать под контролем как можно более обширное пространство. Я уже несколько раз пожалел, что свернул в переулок. Тем более, что, похоже, загнали нас сюда, как детей. У меня не было даже тени сомнений относительно того, что Таро видел лаэра и это был не глюк. Нас, как на охоте, спугнули в нужную сторону.

Вот оно. ТАК успел распознать источник движения. Существо было размером с человека, при этом имело большое количество ног. Более конкретно я сказать не мог, но это было уже хоть что-то.

- Почувствовал цель. Где то над нами. – оповестил я группу.

- Подтверждаю контакт. Цель в тридцати метрах от нас. – доложил Микато.

Ситуация все больше напоминала сценарий охоты скороцитона. И почему у противника много ног, я уже ни капельки не сомневался.

- Это плохо… - негромко сказал я.

- Почему? – поинтересовался Ларкин.

- Это паукообразные. А двигаются они по паутине. И они уже сплели сеть-ловушку. Теперь пытаются заставить нас суетиться и угодить в нее. Будьте наготове, в случае обнаружения цели стрелять без команды.

Господи, как же легко они меня одурачили. Я явно недооценил их изобретательность. Идиот.

ТАК уловил движение, и я выстрелил навскидку. Короткая очередь нашла свою цель. Существо с визгом упало и, не пролетев даже нескольких метров, повисло в воздухе, рефлекторно дергая ногами.

В ответ раздался яростный визг. Звук искажался, отражаясь от стен и определить точный источник было почти невозможно. Сопроцессор проанализировал его и выдал информацию о том, что звук имеет не менее пятнадцати источников.

Мои бойцы принялись палить, пытаясь достать кричащих.

- Не тратить боеприпасы попусту! – крикнул я.

Лаэры открыли ответный огонь. В последний момент я резко рванулся, уходя с линии огня. Вражеские снаряды прошили воздух в каких то сантиметрах от меня. Я вскинул винтовку и выстрелил в том направлении, откуда ко мне прилетел подарочек. Визг знакомой тональности свидетельствовал о том, что я попал.

Жуки продолжили поливать нас огнем из своего оружия. Один из снарядов попал мне в ногу. Я зашипел от боли и вырвал его. Это оказалась очень острый хитиновый шип. Он умудрился пробить мне доспехи и погрузится в тело сантиметра на полтора. Еще парочка чиркнула о броню.

- Капитан, нам долго не продержаться! – закричал молчавший до этого Иенсен.

Все бойцы моей команды вскоре получили легкие ранения. Но сам факт таких ранений не представлял никакой опасности. Проблема была в другом. Судя по показаниям системы жизнеобеспечения, хитиновые шипы содержали яд, который впрыскивался в тело жертвы после попадания. Это был токсин-парализатор, который система пока без труда нейтрализовала. Но это пока.

Нужно было искать выход, и делать это быстро. Мы подстрелили уже тварей десять, а плотность огня все возрастала. На открытом пространстве и без сильных помех от пыльцы мы без всяких проблем разделали бы тварей под орех, но сейчас все было совсем не в нашу пользу. Паукообразные лаэры, видимо, отлично нас видели и, перемещаясь по паутине, атаковали со всех сторон.

Идея спасения пришла мне в голову достаточно быстро и не отличалась оригинальностью. Мощным пинком пробив дыру в стене, я нырнул в спасительное пространство здания. Остальные последовали за мной.

- Ларкин, стереги дыру! – тут же скомандовал я.

Томас немедленно взял проделанный мной пролом на прицел.

Я огляделся. Комната, в которую мы попали, имела низкие потолки. Судя по всему, это было офисное здание. Но сделано добротно. В этом я мог убедиться, когда проламывал стену. Еще более удобно было то, что комната имела всего один выход. Через прозрачные двери в широкий коридор. Между нами и выходом тянулись ряды офисных столов.

- Микато, сверься с картой и выясни, что это за здание. Иенсен – вход под контроль. Фролов, Громов, проверить помещение на предмет путей возможного проникновения противника.

Все тут же деловито взялись за дело. А я смог, наконец, постараться проанализировать ту задницу, в которую мы попали.

Глава 19

Итак, первое, и самое плохое. Жуки нас обнаружили. Более того, обнаружили они нас уже давно. Потому что успели подготовить засаду и даже заманить нас в нее. А значит, они могут видеть нас, или каким либо другим способом обнаруживать за пределами действия сенсоров ТАКа. Это очень плохо, потому как на открытое пространство нам не сунуться. Но, с другой стороны, почему они просто не подогнали нескольких лаэров с лазерным или плазменным вооружением и не перестреляли нас? Значит, не все так легко.

Второе – у нас под боком куча злых пауков, которые не дадут нам так просто покинуть здание. И, что самое паршивое, скорее всего, это всего лишь миньоны погонщика, который вскоре позовет подмогу, устроив на нас королевскую охоту с последующей пирушкой.

Мои размышления прервали несколько хитиновых шипов, влетевших в пролом и впившихся в шкаф рядом со мной. В ответ коротко рыкнула винтовка Лакина.

- Томас, давай повнимательней.

- Простите, капитан. – извинился он.

- Капитан, я выяснил, что это за здание. Офисный центр «Эскут». – отрапортовал Микато.

- Спасибо, Таро. – поблагодарил я.

Итак, что мы имеем? Офисный центр. Всего пятнадцать этажей, но низкая этажность вообще характерна для этой планеты. А вот это интересно. Протяженность центра – три километра. Отлично! У нас есть шанс улизнуть из этой крысоловки. Главное действовать достаточно быстро.

- Всем внимание! Мы находимся в офисном центре большой протяженности. Это может сыграть нам на руку. Жуки могут не успеть окружить его. Так что, если будем двигаться быстро, то у нас есть шанс. Расклад таков. Иенсен, Микато – впереди. Я и Фролов за вами. Замыкает Ларкин и Громов. Ларкин, напоследок оставь в проломе подарочек.

Микато убежал вперед, к Иенсену. Громов взял на прицел дыру в стене, пока Ларкин колдовал с взрывателями гранат. У меня было несколько секунд на то, чтобы еще раз обдумать свое решение. Пока все выглядело вполне реально. Но, как мы успели убедиться на собственной шкуре, лаэры отнюдь не дураки. А значит, могут предвидеть, что мы постараемся выбраться через дальний конец здания. Это самый логичный вариант, и наверняка жуки его предусмотрят.

- Готово! – отрапортовал Ларкин.

- Отлично, выдвигаемся! – скомандовал я. – Перемещаемся быстро, но аккуратно. Головная пара, если прошляпите засаду, придушу своими руками. Движемся в дальний конец здания. Конечная точка – торец офисного центра, седьмой этаж.

- Капитан, а зачем нам на седьмой этаж? – уточнил Таро.

- Лаэры один раз уже сделали из меня дурачка. Второго шанса я им давать не хочу. Все, отставить вопросы. Вперед.

Микато и Иенсен рванулись вперед, держа оружие наготове.

Добежав до конца коридора, парни заняли оборону. Дождавшись сигнала, что все чисто, с места сорвались я и Фролов. За доли секунд преодолев коридор, мы закрепились и просигналили следующей паре.

Микато и Иенсен побежали дальше, через большой зал, начинавшийся сразу за коридором. Здесь они двигались уже гораздо быстрей, чтобы подолгу не оставаться на открытом пространстве. Если бы жуки появились сейчас, то вся их надежда была бы на нас.

Наконец, они достигли лестницы, которая вела на следующий этаж. И подали сигнал нам. Таким образом, мы быстро продвигались вперед, попеременно страхуя друг друга. Все было отлично, пока мы не добрались до пятого этажа.

- Капитан, улавливаю движение. Судя по ТАКу, это не люди. – отрапортовал Карл Иенсен.

- Так, замрите и ждите нас.

Мы поднялись на пролет выше. Микато держал дверь на прицеле, а Иенсен медленно поднимался, готовый в любой момент открыть огонь.

- Что там, Карл? – поинтересовался я.

- Пытаюсь определить. Но это точно не люди. И не торианцы. Какие то существа. Методом исключения могу предположить, что это лаэры. Двигаются очень быстро, так что четкой картины получить не могу. Но их не меньше пятнадцати особей.

Я задумался. Пятнадцать очень подвижных лаэров. Под это описание могут подойти с десяток разновидностей этих тварей. От самых безопасных наблюдателей, до смертоносных гвардейцев. Но и времени на долгие размышления не было. Пауки уже наверняка внутри здания. А может кто и похуже. Черт.

- Будем атаковать. Микато, Иенсен – шоковые гранаты. Ларкин, Громов – открываете дверь и прикрываете нам тылы. Я и Фролов атакуем. – приняв решение, я быстро распределил роли.

Громов разблокировал дверь, и Ларкин резко рванул створки в стороны. Внутрь тут же влетели две гранаты. Вспышка, и мы с Фроловым ворвались внутрь.

Лаэры оказались застигнутыми врасплох. Они были похожи на помесь человека с богомолом. Высокие, поджатые. Нижняя часть тела переходила в длинный хвост, как у ящерицы. Они были вооружены странным четырехствольным оружием вместо одной руки, и мечами своеобразной формы.

- Внимание, судя по имеющимся данным, эти особи вооружены биодезинтеграторами* и соническими мечами*. Так же на конце хвоста имеется соническое жало. – предупредил меня сопроцессор.

Пока я получал эту информацию, мои руки делали свою работу. Короткие очереди срезали уже троих. Но чертовы жуки, вопя, прыгали и скакали, как заведенные. Траекторию их движения было практически нереально предсказать.

Следом за нами к бойне присоединились Таро и Карл. За несколько мгновений мы уложили порядка восьми тварей, когда они неожиданно открыли ответный огонь. Проклятые насекомые оклемались от шоковых гранат поразительно быстро. Из стволов дезинтеграторов вырвались ярко-розовые шары и, оставляя за собой легкий газовый шельф, устремились в нашу сторону.

Первые выстрелы благополучно прошли мимо, разворотив стены и пол. А вот последующий залп достал Фролова. В таком тесном помещении было тяжело маневрировать и, уходя из-под огня одного жука, он попал на линию огня другого.

Несколько шаров угодили в тело бедняги. Последовали легкие хлопки и в области попадания образовались ровные шарообразные вырезы. Тело и броня, попавшие в область поражения, попросту испарились. Торс Максима практически полностью исчез.

Лаэр ликующие заверещал и тут же его тело буквально разорвало от нашего ответного огня. Жуки потеряли еще нескольких, и кардинально сменили тактику действия. Видимо, поняв, что в перестрелке им не выиграть, они рванулись в ближний бой.

- Это каракские артсархи. Элитные подразделения лаэров, специалисты по рейдам и краткосрочным боям. Они очень опасны в рукопашной. – снова предупредил меня сопроцессор.

Я всадил очередь в ближайшего жука и, понимая, что ближнего боя не избежать, отбросил винтовку. Лезвия когтей скользнули в пазы и зафиксировались. Как раз вовремя, потому что следующая тварь в резком рывке сократила дистанцию и нанесла удар соническим мечом. Это было проделано с такой скоростью и точностью, что я едва успел отбить атаку.

В следующие несколько мгновений я был вынужден только защищаться. Лаэр отлично фехтовал и периодически наносил подлые колющие удар хвостом. Микато заблаговременно достал свои изогнутые клинки и, порубив в капусту одного жука, теперь активно обменивался ударами сразу с двумя артсархами.

А вот Иенсену повезло меньше. Как и я, он очень поздно спохватился и попросту не успел достать оружие ближнего боя. Первого жука он уложил, бросив ему в лицо винтовку и приложившись следом кулаком. И на этом его успехи закончились. Второй артсарх зашел со спины . Уклонившись от удара клинком в голову, Карл напоролся на хвост жука. Жало без труда пробило броню и прошло навылет. Следующим ударом лаэр снес парню голову.

Мне надоело защищаться и я мощным лоукиком чуть не оторвал своему противнику ногу. Тварь повалилась на землю. Я не стал церемониться с добиванием а просто пнул ее посильней, в результате чего артсарх превратился в живописную кляксу на стене.

Убивший Иенсена лаэр прыгнул в сторону Микато, намереваясь снова зайти со спины.

- А ну стой, выродок! – крикнул я, высвобождая струну из запястья.

Струна захлестнула торс жука, и я активировал ее. Рывок, и вот вместо одного артсарха на полу оказалось двое, но уже покороче.

- Спасибо капитан! – поблагодарил Таро. Он знал об угрозе, но ничего поделать не мог, будучи слишком занятым своими противниками.

- Не за что! – ответил я, доставая пистолет.

Две коротких очереди, и головы артсархов превратились во вспышки хитина и ихора. Но звуки боя не прекратились.

- Капитан, нас нагнали! – сообщил по связи Ларсен.

- А, проклятье… Отходите к нам.

На лестнице раздался взрыв, выбросив через дверь кучу пыли и осколков бетона. Из этого облака вынырнули обшарпанные Ларкин и Громов. Микато на всякий случай бросил на лестницу еще одну гранату.

- Сколько их там? – поинтересовался я у ребят.

- Да там целый зоопарк на выгуле. Каждой твари по паре и прут без перерыва. – ответил Громов, вырывая хитиновые иглы из брони.

- Ага. И, скорее всего, они пошли по нижнему этажу к другой лестнице, чтобы обойти нас. – поддержал его Ларкин.

- Это плохо. – ответил я, подбирая свою винтовку. – Таро, заминируй тут все. И тела Иенсена с Фроловым. Мы не можем взять их с собой. Нам нужно ускориться.

Пока Таро минировал все вокруг, а Игорь с Томасом занимались своей броней, у меня было немного времени, чтобы поразмыслить над сложившейся ситуацией. А все было достаточно плохо. Жуки продолжали демонстрировать удивительную сообразительность и оперативность. Если дело пойдет так и дальше, то они нас догонят, зажмут и загрызут. Нужно было что-то предпринять. Эх, как же хорошо и легко было на учебных боях. Сломал стенку, пострелял, дал в зубы. А хотя…

Я посмотрел наверх и прикинул расстояние до потолка. ТАК показывал четыре метра. А еще он показывал, что лаэры поднимаются по лестнице. Достав с раздатчика гранату, я активировал детонатор и метнул ее навстречу гостям. Взрыв выбросил новую порцию пыли вперемешку с фрагментами тел.

- Мы пойдем вертикально. – неожиданно сказал я.

- Это как? – все трое одновременно посмотрели на меня.

- Преимущественно молча.

Я навел винтовку на потолок и выстрелил из подствольника. Бронебойная граната проделала дыру аккурат нужного нам размера.

- Ларкин, первый. – сказал я, показывая на дыру.

Тот все понял без лишних слов и, встав под дырой, резко подпрыгнул.

- Чисто! – доложил он через несколько секунд.

- Отлично, Громов.

Дождавшись, пока все оставшиеся в живых члены моей команды запрыгнут наверх, я приготовился прыгнуть сам.

Лаэр выскочил с лестницы и тут же выстрелил. Очередь из дезинтегратора устремилась в мою сторону. Прыгнув в сторону с линии огня, я дичайшем образом извернулся, и все выстрелы прошли мимо. Не успев сгруппироваться, я впечатался в стену и рухнул на пол.

- Капитан?! – обеспокоенно закричал сверху Микато.

У меня не было времени даже ответить ему. Артсарх снова выстрелил, и я едва успел откатиться в сторону. К первому жуку присоединился еще один.

Микато свесился из дыры и точным огнем срезал первого лаэра, тем самым дав мне время на передышку.

Второй артсарх мгновенно оценил ситуацию и, выстрелив из биодезинтегратора в Таро, сам рванулся ко мне. Микато вынужден был спрятаться обратно. Я же, едва успев подняться, оказался атакован проворным лаэром. Артсарх обрушил на меня град яростных ударов, действуя одновременно мечом, и хвостом.

Я снова был вынужден защищаться когтями. Признаться, не самое лучшее оружие для обороны. Соническое лезвие мелькало в опасной близости от моего тела, но пока каждый удар находил лишь лезвия моих когтей.

Наконец, лаэр допустил ошибку. Его хвост просвистел мимо моего корпуса и задержался в конечной точке на мгновение дольше, чем обычно. Мне этого хватило.

Перехватив его левой рукой ближе к шипу, я правой заблокировал удар мечом, и врезал проклятому насекомому коленом по корпусу. Удар, сопровождавшийся мощным выплеском энергии, превратил торс артсарха в месиво. Жук издал визг и нанес колющий удар мечом. Я дернул его за хвост, и лезвие меча прошло мимо. Второго шанса у него не было. Удар шлемом в лицо оттолкнул от меня артсарха, и я одним взмахом снес ему голову.

- Прикройте! – крикнул я и рванулся вперед по коридору, на ходу перезаряжая гранатомет. Позади меня Микато снова высунулся из дыры и открыл огонь по лезущим с лестницы тварям.

Пробив себе новую дыру в потолке, я резко оттолкнулся ногами. Летя вверх, я почувствовал две вещи. Первая – подо мной пролетели несколько шаров из дезинтегратора. А второе – я летел мимо дыры. Сопроцессор перенаправил потоки энергии на нужные силовые элементы и я, подобно снаряду, пробил потолок.

- Вот тыж мать его… - выругался я. Все же, одно дело – пробивать стены ногами, руками и плечами. И совсем другое – головой. Больно.

Моя группа уже пробила дыру в потолке на следующий этаж и ждала меня.

- Ну и, чего стоим? Ждете особого приглашения? – проворчал я, поднимаясь.

- Нет. Капитан, мы считаем, что вы регулярно подвергаете себя неоправданному риску. Поэтому хотим, чтобы первым наверх полезли вы. – ответил за всех Ларкин.

- Чего?! А ну ка живо наверх! – рявкнул я.

Томас пулей взлетел вверх. За ним переправилась остальная группа. В этот раз я обошелся без лишних приключений. Мы достигли седьмого этажа.

- Громов, заминируй дырку. Ларкин, прикрываешь его. Микато, за мной. – распорядился я и, взяв винтовку на изготовку, побежал вдоль коридора.

Надо отметить, что нам повезло. Офисный центр имел типовую структуру, и его этажи были очень похожи друг на друга. Поэтому мы постоянно оказывались в центральном коридоре. Еще бы лестница была бы нормальной. По прихоти дебильного архитектора, она не пронизывала здание сверху вниз, а просто вела с одного этажа на другой. Из-за этого я потерял двух своих людей. Но сейчас это играло нам на руку. Жуки могли догнать нас, только следуя сквозь этажи. Так что у нас была пара минут.

Мы с Микато двинулись по коридору по направлению к противоположному торцу здания, внимательно озираясь по сторонам и держа оружие наготове.

- Капитан, все готово. – доложил Громов.

- Отлично, догоняйте нас.

Мы уже прошли половину коридора, когда позади раздался взрыв. Кто-то постарался пролезть через дырку, и был неприятно удивлен.

- Так, парни, ускоряемся. – скомандовал я.

Добраться до балкона раньше, чем нас втянут в бой жуки, было важней, чем озираться по сторонам. И мы понадеялись на ТАК, переходя на бег. Вездесущей пыльцы в воздухе было мало, так что датчики работали вполне исправно.

Наконец, мы уперлись в конец коридора. Не церемонясь, я просто выбил дверь в ближайший офис. Нас интересовал балкон.

- Ларкин, Громов. Контролируете коридор.

Эсперы тут же заняли позиции по краям входа и взяли пространство коридора под прицел.

Мы с Таро прошли между рядами столов к балкону. В тридцати метрах от нас и ниже на десять метров было здание складского блока. То, что нужно.

- Расчисти пространство для разбега. – обратился я к Микато. Тот понимающе кивнул и принялся за дело, раскидывая в стороны офисную мебель.

А я решил осмотреться. Уровень пыльцы на высоте седьмого этажа был ниже, чем внизу. Но все равно, сильно затруднял видимость. А уж понять, что твориться на земле, было попросту невозможно.

- Капитан, видим жуков. Открываем огонь. – доложил Ларкин.

Позади раздались характерные звуки выстрелов. Это могло привлечь всех насекомых округи. Хотя, они и так о нас знали. Но действовать все равно нужно было быстро.

- Скиньте гранаты и отходите. – приказал я.

Микато закончил расчищать пространство, а Громов с Ларкиным разбросали гранаты, настроив детонаторы на подрыв от датчика движения, и тоже стояли передо мной.

- Итак, наша цель – крыша складского здания. Дальность – тридцать метров. Точка прыжка на десять метров выше, чем точка приземления. Так что советую всем хорошенько собраться. – обратился я к остаткам своей группы. – Первый идет Микато. За ним Ларкин и Громов. Я – последним.

- Но капитан… - начал Томас.

- Пристрелю. – оборвал его я.

Парень моментально заткнулся, а Таро Микато уже перехватил винтовку поудобней и взял разбег. Разбежавшись, он сначала запрыгнул на ограждение, а потом сильно толкнулся и улетел вдаль.

- Следующий!

Ларкин и Громов повторили его действия и так же полетели в стороны крыши. Судя по поступающей от их брони информации, все благополучно приземлились и заняли оборону.

Позади раздался взрыв. За ни второй и третий. Пора линять. Я разбежался и силой толкнулся. Тело взмыло в воздух. Я летел над землей на высоте почти тридцати метров. И предстояло мне пролететь, где то столько же. У меня аж дух перехватило. Если я не долечу или неудачно шлепнусь, то синяками уже не отделаюсь.

Крыша склада стремительно летела мне на встречу. Я сгруппировался и приземлился на ноги. Силовые элементы загорелись ярким светом, а искусственные мускулы протестующе заскрипели. По инерции я пропахал еще пару метров, гася скорость. Конечно, проще было бы приземлиться в кувырок, но я решил не изображать из себя крутого акробата. В конечном итоге, кувыркнись я после такого полета неудачно, мог бы шею сломать.

- Бегом, бегом! – крикнул я. Нужно было срочно убираться от этих насекомых, пока они не догадались, что их непокорный обед благополучно ускакал.

Мы рванулись с места. И тут же распластались на крыше. Лазерный луч ударил в нескольких метрах впереди. Неужели они снова меня просчитали?

- Определить источник огня! – скомандовал я.

Луч прилетел со стороны офисного центра. Мы все начали напряженно высматривать противника. Ни-че-го. Проклятая пыльца.

Следующий выстрел прилетел уже с другой стороны и взорвал участок крыши в опасной близости от нас. За ним прилетел третий. А затем еще и еще. Через несколько секунд мы подверглись настоящему обстрелу. Самое поганое, что от лазерного луча не уклонишься. Спасало только то, что жуки, очевидно, тоже не особо хорошо нас видели и стреляли больше наобум.

- Вот придурки хитиновые. – ругался Громов, вжавшись в крышу.

- Да уж, попали… - откликнулся ему Ларкин.

Нужно было убираться из зоны обстрела. С планом отступления у меня проблем не возникло.

- Отставить панику. Пробиваемся вниз.

С этими словами я с силой нанес удар по крыше. Она пошла трещинами, но не проломилась. Хмыкнув, я слегка привстал и приложился уже основательней. Трещины увеличились, но мне-то нужна была дыра. Рядом грохнул взрыв от лазера. Если не поторопимся, то здесь нас и похоронят.

От этой мысли я взбодрился и третий удар получился что надо. Толстенная монобетонная плита поддалась и начала обрушиваться вниз. Слишком поздно я понял, что в моей гениальной идее есть изъян.

До пола было лететь метров десять. Я извернулся и приземлился по-кошачьи мягко. А потом меня сверху накрыло обломками продолжавшей осыпаться плиты. Обломки были размером с голову и их попадания были очень ощутимы. Меня прибило к полу и основательно присыпало. Затем сверху рухнуло еще что-то тяжелое.

- Капитан, где вы? – поинтересовался Микато. Нет, я их точно убью. Смотреть нужно, куда прыгать собираешься.

- Точно у вас под ногами. – проворчал я. – Как только выкопаюсь, повыдергиваю ноги нафиг…

Раздались ошарашенно-испуганные восклицания, и куча на мне стала уменьшаться. Я кое-как подобрал руки и, упершись в пол, встал.

- Ну что, потоптались по командиру?

Три безликих шлема уставились в пол. Даже через броню я чувствовал их раскаяние.

- Ладно, давайте уже двигать отсюда.

Выковыряв из-под кусков монобетона винтовку, я внимательно проверил ее. Вроде цела. Теперь нужно осмотреться.

Судя по плану, это был второй этаж склада. Мне, кстати, очень повезло. Иначе бы летел я не десять метров, а куда как побольше. И обломки приложились бы получше.

Нужно было быстро выбраться на улицу и сматываться. И выход лучше проделать самому, потому что лаэры уже наверняка проникли в здание.

Взяв оружие наизготовку, мы двинулись в сторону стены, выходящей на улицу. Пусть на открытом пространстве нас легче заметить, но я хотел быть подальше от этой чертовой крысоловки, пока жуки не догнали нас.

ТАК передал информацию о том, что его датчики уловили что-то странное. Я подал своей группе знак остановиться и начал вглядываться туда, где сенсоры уловили непонятные колебания воздуха. Но не увидел ничего.

- Капитан? – вопросительно обратился ко мне Микато.

- Что-то здесь неладно. – наученный опытом с засадой, я не расслаблялся.

- Я ничего не вижу. – сообщил Ларкин.

Я бросил на него скептический взгляд и оторопел. За его спиной воздух как будто странно всколыхнулся в том месте, где свет перемежался с тенью. Как будто кто-то невидимый шевельнулся и потревожил висящую в воздухе пыльцу.

- Засада! – крикнул я, одновременно стреляя в то место, где заметил движение.

Воздух за спиной Ларкина заколебался, и я увидел длинное и худощавое существо. В местах, где его тело прошили мои пули, наружу выплеснулся фонтан ихора, нарушив маскировку.

Тело жука грохнулось на землю. И тут же пространство вокруг нас ожило. Сенсоры ТАКа обнаружили множество целей, стремительно движущимся к нам со всех углов склада.

- Занять круговую оборону!

Выкрикнув приказ, я отвернулся от Ларкина и открыл огонь по помеченным тактическим комплексом целям.

Признаться, если бы не высокая технологичность брони, то на этом моменте наши приключения гарантированно закончились бы. Атаковавшие нас лаэры, подобно земным хамелеонам или тварям с болот Плюща*, умели менять окраску, тем самым маскируясь. Они делали это настолько хорошо, что даже во время стремительного бега маскировка не терялась. На изображение, передаваемое визорами шлема, наслоились данные с тактико-аналитического комплекса и я увидел десятки бегущих на нас тварей. Руки делали работу быстрей, чем мозг успевал это осознать. Короткие очереди с хирургической точностью срезали лаэров на бегу. За полторы секунды я успел подстрелить шестерых.

Рядом со мной Микато отбросил винтовку с опустевшим магазином и выхватил свои мечи. Ларкин и Громов слаженной парой стали спина к спине и с убийственной точностью отстреливали бегущих жуков.

Один из лаэров подобрался достаточно близко и бросился в атаку. Его передние конечности оканчивались чем то, похожим на почку-кокон и сейчас из этих штук выскочили два сонических клинка и устремились в мою сторону.

Я сдвинулся вправо, уходя от удара насекомого, и с размаху врезал ему кулаком в голову. Череп жука лопнул, и он отлетел в сторону. Тут же справа оказался еще один и попытался достать меня своим оружием. Недолго думая, я бросил ему в лицо винтовку. Тварь инстинктивно защитилась взмахом клинков и моя «Ивэ» развалилась части. Воспользовавшись моментом, я перехватил переднюю конечность лаэра и ударил его сначала коленом по корпусу, а затем добавил апперкотом.

Сила удара была такой, что голова насекомого оторвалась, и у меня в руках повисло его переломанное тело. Рывком я швырнул обезглавленный труп в его приближающихся товарищей и воспользовался образовавшейся паузой, чтобы выхватить меч с пистолетом.

Следующий лаэр ударил одновременно с двух сторон. Я прыгнул боком и, провернувшись в воздухе, взмахнул мечом, до пояса разрубив прыткое насекомое.

Как только мои ноги коснулись земли, я тут же был атакован сразу тремя жуками. Удары посыпались со всех сторон. Меч в моей руке мелькал, как бешенный, отражая вражеские клинки. Яростный натиск хамелеонов заставил меня попятиться. Почуяв свое преимущество, они радостно заверещали и начали быстрее орудовать своими конечностями.

- Вот настырные уроды! – зарычал я и дал длинную очередь от бедра из пистолета.

Пули легли веером, прошив всех трех лаэров навылет. Радостное верещание тут же перешло в визг боли. Из ран вырвались фонтаны крови цвета ихора и перемазали меня с ног до головы. У меня появилось время оценить обстановку.

Микато в нескольких метрах от меня орудовал своими парными клинками. Крутанувшись вокруг себя, он отбил двойной выпад лаэра и на выходе нанес сдвоенный удар. Пораженный жук рухнул замертво. Микато, не останавливаясь, поднырнул под выпад следующего противника и рубанул его по ноге, отделив конечность от тела. Жук заверещал и начал заваливаться на бок. Таро выпрямился и взмахнул мечом. До земли долетели уже две половинки насекомого.

У Ларкина с Громовым дела обстояли тоже вполне сносно. Эсперы продолжали расстреливать насекомых. Их пара была очень сработавшейся, и они отлично страховали друг друга во время перезарядок. Присев на колено, и ведя огонь короткими очередями, они были как зеркальное отражение друг друга.

Пока я оценивал происходящее вокруг, ко мне бросился лаэр. Я не стал себя утруждать, поднял пистолет и, поймав голову жука на мушку, просто разнес ее короткой очередью. Из тени вынырнули еще двое и бросились на меня. Первый тут же напоролся на мои выстрелы, и его тело взорвалось потоком ихора, когда пули на сверхзвуке прошли через его внутренности. Второй продолжал мчаться на меня, маневрируя и перескакивая через тела мертвых товарищей. Моя очередь настигла его во время одного из таких прыжков, сначала остановив в воздухе, а затем отбросив назад.

- Смените обойму. – напомнил мне сопроцессор.

Однако, совсем не вовремя. Сразу с двух сторон ко мне уже неслись новые противники. Я бросил пистолет под ноги и выбросил в сторону одного из бегущих левую руку. Струна, вылетев из запястья, изогнулась в полете и захлестнула сразу двоих жуков. Я рванул рукой и почувствовал, как энергия из моего тела через силовой элемент устремилась в струну. Стальная нить натянулась и, оба насекомых превратились в бесформенную груду обрубков.

Справа лаэр уже подбежал на расстояние удара и жук в низком прыжке обрушил на меня сразу оба клинка. Они со вспышкой столкнулись с лезвием моего меча. Лаэр приземлился на ноги и тут же снова атаковал. Я поочередно парировал два колющих удара в корпус и струной из левой руки захлестнул ему ногу. Короткий рывок и насекомое осталось без нижней конечности. Шагнув к нему, я отбил неуклюжий удар и отвесил неудачливому пришельцу хороший пинок.

Тело жука, как футбольный мяч, улетело в сторону и врезалось в стену, оставив на ней бесформенную кровавую кляксу.

Но внезапно удача от нас отвернулась. Очередь Ларкина попала одному из лаэров в плечо. Этого явно оказалось недостаточно для того, чтобы его остановить. Парень принялся хаотично менять обойму.

- Прикрой меня! – крикнул он напарнику.

Громов развернулся и выстрелил. Очередь срезала жука в полете, попав ему четко в голову. Игорь отбросил опустевшую «Ивэ» и выхватил пистолет. Но выстрелить так и не успел. Подскочивший хамелеон поднырнул под удар наотмашь и всадил в грудь Громову сразу оба клинка. Сонические лезвия погрузились в тело эспера и превратили его внутренности в желе.

- Урод! – закричал Ларкин и буквально разорвал убийцу его напарника в клочья огнем из винтовки, не замечая того, что сзади к нему уже подбираются другие.