КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435082 томов
Объем библиотеки - 600 Гб.
Всего авторов - 205464
Пользователей - 97370

Впечатления

kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovik86 про Воронков: Император всея Московии (Альтернативная история)

Нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
fangorner про Дынин: Между львом и лилией (Альтернативная история)

Идея неплохая. Не заезженная. Но есть и то, что лучше поправить. Слишком много персонажей говорят от первого лица. С учётом того, что все персонажи (мужчины, женщины, аборигены, попаданцы) говорят совершенно одним языком, это портит впечатление. Если в следующих книгах автор это поправит - будет явнг интереснее!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Компенсация. Книга третья (fb2)

- Компенсация. Книга третья (а.с. Компенсация (Шалдин)-3) 273 Кб, 85с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Валерий Шалдин

Настройки текста:



Шалдин Валерий
Компенсация. Книга третья



Фантастика 21-го века.

Валерий Шалдин.


Компенсация. Книга третья.

Третья часть повествования об истории жизни интересного человека в загадочном для него социуме.




"Первый человек, который бросил ругательство вместо камня, был творцом цивилизации"

(З. Фрейд)




Начинаем считать по головам, которых ещё нет в природе. Итак. Первого котёнка отдаём Каринке, исключительно мальчика. Второго котёнка деду Матвею, тоже мальчика. Третьего котёнка - Фадееву, почему-то ему надо девочку, говорит они ласковые, буду её гладить, она будет мурчать. Утверждение спорное, что девочки ласковее. Маринке, всё равно кого, лишь бы от Мурки. Дед Тихон хочет кота, огромного и свирепого.

- Вот видишь Мурка, оказывается тебе надо расстараться, вместе с твоими котами, и обеспечить увеличение популяции. Так что лакай сливки, лакай и не забывай о проблеме. А то уже очередь выстроилась за твоими будущими котятами. Попадут они в хорошие руки, но у некоторых руки-крюки, а головушка дурная. Например, у Каринки. Воспитает она твоего котёнка настоящим раздолбаем. А дед Матвей сделает из своего котёнка вечно голодного аскета, зато с философским складом ума. Сам дед кормится только духовной пищей, тем и живет. Что-то его не видно и не слышно уже неделю. Чует моё место, на котором сижу, что это не к добру такое затишье. А знаешь Мурка, какое всё же удобное это умение - "усиление чувств". Теперь все новости я первый узнаю, потому как слышу, что бабы говорят. Скоро у меня мозги набекрень от этого знания съедут. Зато слышу, что вот сейчас к деревне подъезжает наш местный карабинер, представитель силовых ведомств офицер Мухин. "Мильтоницер" он, ага. И едет он на своём трёхколёсном "чуде" к нам в деревню. Как его "чудо" называется, я не знаю. Всё время забываю, Мурка, что здесь ещё долго не будут кататься на Chevrolet, Geely, KIA, Lexus, Mazda, Mitsubishi, BMW, Nissan, Toyota, Hyundai и всяких Audi. Это я не ругаюсь так, Мурка, это так автомобили в 21 веке будут называться, марки их всех и не упомнишь.



Лейтенант Мухин ехал на своём верном мотоцикле с коляской. Шайтан-машина. Аппарат свирепо рычал, когда надо было подниматься на пригорки, отплёвывался выхлопными газами, но исправно нёс службу в силовом ведомстве. И совсем мотоцикл не вонял бензином и газами, был уверен его хозяин. Это духи воняют. А этот аппарат замечательно пахнет настоящим мужским духом, мощью и приключениями. Не ездило "чудо" только по зимнему времени, тогда мотоцикл уныло стоял в гараже и ржавел. А весной, разбуженный от зимней спячки, он начинал наматывать по сотне километров в день по дорогам района в поисках приключений.

Приехав в деревню Девица, лейтенант традиционно посещал места, могущие потенциально принести капитальную головную боль власти, а кому она нужна, в смысле, боль, а не власть. Поэтому профилактика это основа работы участкового милиционера. Обязательно надо проведать бабу Маню на предмет самогоноварения. Провести с ней беседу, чтобы означенная гражданка не злоупотребляла и берега свои знала. Ну, и забрать себе положенную по его статусу трёхлитровую банку с кое-чем. "Кое-что" в их милицейских кругах ещё называлось "нечто", ну, это кому как нравилось называть этот продукт. От названия этого "нечто" его химическая формула не менялась, впрочем, как и градус. Зато продукт помогал смотреть на мир более здраво и с большей философской отрешённостью. Продукт можно было даже назвать сакральным веществом, столько у него было всего интересного и парадоксального. Начиная с того, что продукт варили, но при этом пили в сыром виде.

Баба Маня, как её уже много лет знал Мухин, была ещё тот философ. Соответственно требовала пригляда. С философами всегда так. А то получится, как в позапрошлом веке во Франции. Жили себе и жили. Вдруг философ Жак-Жан Руссо накропал несколько статеек, и понеслось. Целая революция случилась. Королю с королевой голову отрубили. Такие дела. Местные парижский менты клювами прощёлкали, не досмотрели.

Мухина насторожил внешний вид бабы Мани. Он своим зорким и профессиональным взглядом определил по её внешнему виду, что у бабы Мани в последнее время случилось много проблем, оттого она выглядела какой-то удручённой, взъерошенной и несвежей. Впрочем, "нечто" она выдала без промедления. Но в глазах местной самогонщицы уже не было тех искорок, а угадывалась философская покорность судьбе.

Что-то с бабой случилось, подумал Мухин. Не заболела ли она часом?

- Как здоровье ваше драгоценное Мария, свет Афиногеновна? - вежливо поинтересовался Мухин.

Баба Маня немного скривилась. Она не любила когда её называли по отчеству, потому что часто люди путали отчество, и у них получалось, то Афигеновна, то какая-то Фингаловна. Кому понравится ходить Фингаловной.

- Да, называй меня просто баба Маня, - махнула она рукой. - По простому. Чай не графья. А со здоровьем у меня порядок, уже лучше стало.

- В каком смысле лучше стало? - удивился Мухин.

Баба Маня как-то неопределённо пожала плечами, она явно не особенно хотела касаться этого скользкого вопроса. Любопытный Мухин, наоборот, жаждал подробностей. Ещё его насторожило состояние двора у бабы Мани и отсутствие специфических запахов от браги. Во всяком случае, тонкий нюх милиционера не улавливал специфической производственной деятельности.

- А это что? - показал милиционер на полуразрушенный сарай и следы погрома. - На вас, что был произведён налёт? Похоже, как здесь вились незапланированные боевые действия. Не двор, а горячая точка.

- Ай, - аж взвизгнула женщина. - Сергей Макарович, ты-то хоть не сыпь мне соль на рану. Это всё наука, будь она неладная.

- Это как, наука? - не понял Мухин. - Какая, такая наука?

- Так, вестимо какая, - развела руками женщина. - Наша советская наука, самая передовая в мире наука, чтоб она околела вместе с учёными. И вместе с научным подходом заодно. Ведь до сих пор жили без науки, с её кривыми подходцами. "Нечто" производили по-простому, без науки. Градус соблюдали. А теперь, видишь ли, Макарович, так, оказалось, нельзя, надо строго по науке, с её прибамбасами. Ну, и доэкспериментировались. Теперь все "учёные" в кусты шмыганули, а баба Маня крайняя оказалась.

Женщина постепенно стала возбуждаться, даже по лицу её пошли красные пятна.

Какой-то тяжёлый случай, с тоской подумал Мухин. Гражданка явно заговаривается. Может своего "нечто" перебрала? Вот же не было печали. Это я хорошо заехал сюда. Вот и приключение. Если у бабы Мани крышу сдуло, то будет целое дело, как отвезти её в областную психушку. Лейтенанту приходилось нескольку раз в год участвовать в отправке заскорбевших на голову сограждан в областную психушку. Впечатлений от этих мероприятий всегда было море. Теперь ему стало совсем тоскливо. Вот и баба Маня на почве передовой в мире науки сдвинулась с места. Какая нахрен у них здесь наука? Наука к ним не доезжает. К ним только автолавка доезжает, и то не каждый день.

- И чего тут произошло, - максимально деликатно начал спрашивать Мухин.

- Так я же тебе, милок, уже полчаса твержу: эксперимент у нас тут не задался. Катастрофа произошла....на 180-й секунде. Накрылся эксперимент. В протоколах всё зафиксировано. Могу протоколы предъявить. Хочешь?

- Аппарат что ли взорвался? - начал предполагать Мухин. А что он мог ещё предположить.

- Какой аппарат взорвался? - баба Маня смотрела на Мухина, как на ненормального. - Черти на 180-й секунде полезли из этого сарая. Ну, и разнесли здесь всё, на полигоне к чертям. Даже экпериментальный стенд в щепки.

А, ну тогда, да, тогда понятно. Мухину стало всё более-менее ясно. Если черти, то это уже проще. Чем-то даже привычнее. Хуже, когда летающая тарелка во двор к некоторым гражданам залетает, или когда они друг за другом с топорами бегают. А таких случаев тоже в год по нескольку раз бывает. Мухин уже достаточно насмотрелся на пробитые головы и на расчленёнку. Народ периодически отжигает не по-детски. Хотя...и детки тоже, бывает, такое заказябают, мама не горюй. Лучше не вспоминать. А здесь у бабы Мани явное обострение деструктивных личностных особенностей на фоне реактивной среды социального окружения с нарушением схем поведенческих реакций, выраженных в онейроидной форме. Как-то так, сформулировал Мухин.

- И что было дальше? - Мухин спрашивал уже просто по инерции, он сейчас думал, как будет эвакуировать эту бабу Маню в психушку: с дракой или без; надо будет помогать двум толстым санитарам, или они сами справятся. А то всякое бывало.

- А дальше, милок, поменялась парадигма! - баба Маня всхлипнула. - Некоторые учёные зассали и в кусты, а народ потребовал прекратить эксперименты, клятву из меня об этом выбили. Тоже мне, соседи называются! Чертей ссут. Теперь даже "нечто" только для себя варю.

- Что поменялось? - не понял Мухин.

- Парадигма, Сергей Макарович - уже совсем хлюпала носом баба Маня. - Это, доложу я тебе, Макарыч, в науке самое главное. А когда она меняется, то всё, финиш. Всем тошно.

У Мухина совсем разболелась голова. С утра всё вроде бы было так хорошо. Так нет, взбрело в голову в эту Девицу съездить. Это карма. Это, наверное, после вчерашнего он ещё не пришёл в себя. Перебрал вчера маленько. Вот сегодня и не сообразил-то поберечь себя: поехал сдуру в Девицу. А здесь всегда, то понос, то золотуха. Три калеки живёт в двух домах, а вони на весь район. Мухин чувствовал, что у него сейчас тоже начнёт парадигма меняться, и возможно в худшую сторону.

А баба Маня стояла рядом с ним вся в слезах и соплях, и жаловалась на свою погубленную в расцвете сил жизнь. "Нечто" односельчане запретили изготавливать, и парадигма, будь она неладна, поменялась. И вообще жизнь бабы Мани дала трещину, она потеряла ориентиры, якоря и веру в односельчан: половина из них оказались трусы и негодяи. Самогонку запрещают гнать - это как ваще понять? В какую сторону мир катится?

Действительно, как-то всё здесь мутно, сквозь сизый туман стал соображать Мухин. Если не самогонка, то чем они будут здесь заниматься? И как быть с отчётами начальству? Как громить теперь то, чего нет? Мухин, наконец, распрощавшись с жалобно причитающей бабой Маней, решил наведаться на объект, который органы ежегодно громят. По документам это был крупный подпольный цех по производству зелья, которым спаивали некоторые отвратительные люди своих сограждан. Правда, никогда ещё самих плохих людей не удавалось взять за причинные места, зато их цех громили ежегодно. Вот поэтому Мухина и интересовало техническое состояние восстановленного подпольного цеха. А то, что громить, если его не восстановят? В этом цеху Мухина ждало второе за этот день разочарование. Первое разочарование - это свихнувшаяся баба Маня. Второе - техническое состояние подпольного цеха. А не было никакого у него технического состояния. В этом году местные мужики схалтурили. Вот же народ, на святом экономят. Сейчас цеховой аппарат по производству лютого "нечто" был совсем неказистый. Он представлял собой две старые велосипедные рамы, кое-как прикрученные проволочкой и дырявое ведро с торчащим из него велосипедным насосом.

У Мухина от огорчения вытянулось лицо. Теперь даже небогатое на мозги начальство поймёт, что это не высокопроизводительный аппарат, а кучка металлолома. Хоть бы покрасили ЭТО что ли. Да, ладно: это уё***ще хоть крась, хоть не крась, толку не будет. Это как же надо будет исхитриться эксперту-криминалисту, так сфотографировать ЭТО, чтобы ничего не было понятно. Ночью что ли снимать? Да, огорчили меня мужики, огорчили. К ним по-людски, а они задницей повернулись, продемонстрировав своё циничное отношение к власти. Правду мудрые люди говорят, что куда русского крестьянина не поцелуй, всё будет жопа.

Махнув рукой на этот "объект", Мухин поехал дальше по деревне. Ехать надо было медленно, и при этом внимательно глядеть под колёса. Здесь запросто можно было задавить курицу или гусака, а то и уставшего сельского труженика, который мог расположиться поперёк дороги отдохнуть. Здесь гаишников сроду не водилось, и перекрёстки здесь были нерегулируемые. А надеяться на здравый смысл местного населения было опрометчиво. Поэтому нервы в коробочку и тихо едем, при этом зорко смотрим по сторонам на предмет безобразий. Вот возле дома Малининых стоит девчонка Каринка, уже вернулась со школы. Единственная умная на всю деревню. Учится только на пятёрки, учителя хвалят. Да, не повезло девчонке с местом жительства и с дураками односельчанами. А вот дальше и ошибка природы возле ограды сидит. Это Василёк, внук Тимофеевны. На тупом лице дебила застыла дурацкая улыбка. Ты ещё слюни пусти по физиономии. Это пример непотребного образа жизни его родителей. Мухин специально узнавал о судьбе Зойки, мамки этого убогого Василька. Говорили, что она в Лисках живёт. Ага, недолго она там жила. Уже живёт в женской зоне за двойное убийство. Замочила по пьяной лавочке двух своих кавалеров. Топором. Естественно, Мухин не стал говорить местным о судьбе Зойки, пусть лучше живут в неведении. А вот теперь от неё растёт её отпрыск, и что вырастет непонятно. Говорят, что он уже вовсю разговаривать начал. Ага, начал. Небось, три слова и выучил: "баба", "дай" и "ням-ням". Здесь он с этим набором слов за Цицерона сойдёт. А что если из этого Василька вырастит какой-нибудь маньячила? Подрастёт он и начнёт местным дамам демонстрировать свой детородный орган. Органом здесь никого не удивишь, а что если он за топор возьмётся, или за бензопилу? Вот будет фортель: маньяк с бензопилой. Как включить её он всё равно не сообразит, а аборигенов будет ею резать по-простому, не включённой. Вот картина будет: стоит в поле Василёк с бензопилой, весь в крови, как Папа Карло, а рядом гора трупов. И будем потом в округе собирать по кусочкам население в пакетик. Прямо хоть тикай с этого района куда-нибудь, хоть к румынам в Бангладеш. Это будет круто, когда в окрестностях заведётся маньяк с топором и владеющий всего тремя словами. А некоторым местным дамам и три слова это уже целый рассказ о пронзительной и неземной любви. Например, некая Светка. Не, ну как так можно, женщинка заводится с трёх слов, чем некоторые несознательные лица мужского пола пользуются. Самое интересное, что все стороны при этом довольны и рекламаций друг другу не выражают.

Правильно в своё время начальство хотело начисто ликвидировать эту деревню, дома их на дрова, а землю, где они жили солью засыпать. Желательно толстым слоем. Только, что местное население дустом не травили, а оно никуда не съехало. Живёт и даже размножается. А эта деревня в глазах начальства как прыщ на заднице. Самые говорливые и скандальные были граждане из Девицы, особенно на собраниях в клубе на центральной усадьбе. Там эти горлопаны всегда орали и всем были недовольны. Всё им не так. И все им должны. Дай им автолавку каждый день. Дай им фельдшера. Дай им автобус, чтобы детей в школу отвозил. Корма на ферму тоже дай. А ху хо, ни хо хо. Это было буквально два года назад. А потом вдруг, как отрезало. Молчат, улыбаются. Если что-то отмачивают, то только у себя. У них даже интересовались: "Чего про фельдшера не спрашиваете, и про автолавку". А в ответ только улыбки и слова "хусим" и "а, да пофиг". Вот как-то вдруг у них всё стало "хусим", и всё тут. Даже про автобус не интересовались. Детки их, кто школьного возраста, успешно восемь вёрст и пешком топали. Ещё и учатся хорошо, заразы мелкие. Начальство поняло, что перегнуло палку, и дало негласную команду председателю Фадееву, отправлять-таки автобус в Девицу за детишками. Но, как всегда у нас что-то перемкнуло, и в деревню стало приезжать два автобуса. А здесь детей школьного возраста только в один автобус набивается. А второй зачем? Его местные приспособили, как бесплатное такси для поездки на главную усадьбу.

Теперь Мухин понимал, почему коллеги сочувственно кивали, когда узнавали, что на его земле есть эта деревня. Да здесь все потенциальные маньяки. Дед Тихон, например. Да у него руки по колено в крови. Мухин только один раз в жизни применил табельный пистолет по преступнику, и то до сих пор ему дурно. Тогда ему пришлось стрелять. Выстрелил, естественно, в ногу, чтоб не убить. Но пуля попала в артерию. Преступника так и не откачали. Сдох. А у деда на счету десятки трупов. Кстати о дедах. Что-то в последнее время Тихон стал подозрительно хорошо выглядеть. Да и остальные жители что-то подозрительно оздоровились. Воздух у них тут, что ли такой хороший?

Ещё Мухина неприятно огорчило странное поведение местной красавицы Маринки. То она буквально не давала Мухину проходу, рекламируя свои прелести, а то охладела и переметнулась к ....деду Тихону. А тому уже на погосте прогулы ставят.

Не срастается что-то у лейтенанта Мухина с большой и чистой любовью. Все женщинки от него рано поздно сбегают. Да и то, слабый пол требует к себе галантного обхождения, всякие ути-пути, ромашки тычинки, вздохи под Луной. А лейтенанту Мухину не до тычинок с такой-то жизнью. Сплошное расстройство психики в этой деревни Девица. А ещё надо найти деда Матвея. Это ещё одна, но большая, головная боль.

Этот день для Мухина явно не задался. Работники фермы, где дед Матвей постоянно ошивался, сообщили милиционеру, что дед в отпуске. Это как - неприятно поразился Мухин. Лично он уже и слово такое забыл, а тут, оказывается, чтут закон и работников отправляют в отпуск. А деду зачем отпуск? Он же тогда, да без пригляда общественности, совсем пойдёт в разнос. Мухин решил сделать небольшой крюк и заехать на Выселки, разведать, что там с дедом, не шкодит ли. По дороге к Выселкам он встретил колёсный трактор, которым лихо управлял здоровяк Кирилл Зосимов. И зачем только Мухин остановил Зосимова, ехал бы себе и ехал. Разговор с Кириллом явно пошёл не в ту сторону, потому, что думавший о своём Мухин, взял, да и спросил Зосимова, ни с того, ни с сего: "А, что, Кирилл, чертей ты не видел поблизости?". Зосимов посмотрел на Мухина с каким-то сожалением и прогудел:

- Не встречал. А что, завелись?

Потом, видя, что милиционер не очень удовлетворился ответом, прогудел снова:

- Поговаривают, летающую тарелку видели на полях. Интересуетесь?

Тарелки Мухина не очень интересовали, они проходили по другому ведомству, поэтому собеседники разъехались не очень довольные друг другом. Зосимов приехав в деревню, сразу окунулся в процесс обсуждения новости, а именно, посещение участковым их поселения. Большинство жителей деревни Девица были уверены, что с Мухиным не всё так просто, может он даже приболел душевно, и теперь не совсем адекватен. Баба Маня утверждала, что лейтенант уговаривал её начать изготовлять "нечто", ещё все видели, как лейтенант бегал вокруг спецобъекта и возмущался, что он плохо оборудован. Мужики качали головой, делая вид, что не понимают забот начальства. Масла подлил Кирилл Зосимов, который не стал скрывать то обстоятельство, что участковый вдруг озаботился поиском чертей в их местности. Делаааа. Где ж мы ему ещё и чертей добудем?

Немного народ обсудил клан Остроградских, которые сегодня всей толпой, за исключением Маринки, отправились в клуб центральной усадьбы на собрание колхозников. Не, ну если так хотят, то пусть смотаются туда, но ведь на этих собраниях так скучно. На них спать хочется. Маринка однажды так и сказала парторгу Каневскому, что мне там с вами скучно, мне там с вами спать хочется.

Маринка и остальные жители деревни Девица ошибались. На этом собрании всем было совсем не скучно. На этом собрании до трибуны дорвался дед Матвей. Скучно там никому не было, за исключением парторга, которому было тошно и непонятно.

Но пока до начала собрания было море времени, поэтому Мухин успел заехать на Выселки узнать, как поживает дед Матвей.

В который раз судьба не улыбнулась сегодня Мухину: деда он не нашёл. Зато поговорил о нём с его соседкой бабкой Фроськой, это про которую когда-то дед заправлял лейтенанту, что она и ещё некто бабка Нюрка, являются ведьмами. Ничего мистического Мухин в бабке не углядел: бабка, как бабка. На вопрос где сейчас дед, она поведала, что старый смотался на собрание, а вот перед этим, в аккурат последние три дня дед постоянно орал в своём дворе. Громко орал, проникновенно.

- А чего он орал? - на всякий случай уточнил участковый.

- А он всегда перед собраниями орёт. Поминает Маркса, Ленина и товарища Гегеля. Только сейчас он очень складно орал, на пяти языках орал.

- Да, как же вы, бабушка, определили, что он на пяти языках орал? - с усмешкой спросил Мухин.

- Так он же сам и объявлял, на каком языке будет говорить, и складно так получается, особенно на турецком. Заслушаешься.

Вот же пропасть. Ну и денёк. Дед был и так не подарок, а теперь ещё и на разных языках заговорил. И когда он их только освоил? Нет, это, конечно, всё бабкины сказки. Но неожиданно. Да-с. Неожиданно. Хотя здесь всегда так. Эти Выселки явно переопылились с Девицей. Отжигают-с. Сам участковый не был обременён знанием языков. Из всего французского, который он когда-то изучал в школе в памяти остались только две фразы: "Ахтунг" и "Хенде хох". Мухин сам понимал, что с таким багажом знаний иностранных языков он не сможет участвовать в межнациональном общении. Ещё он знал несколько матерных слов на татарском. Вот и всё знание.



Дед Матвей не просто так отправился в заслуженный трудовой отпуск. Это всё нужно было для дела. Для чрезвычайно важного дела. Для выступления на собрании колхозников с разгромной речью против тех тёмных сил, которые пробрались в наше светлое настоящее. Дед решил не поднимать вопрос со шпионажем кое-каких местных деятелей в пользу марсиан и румынской разведки, ибо это дело компетентных органов. Которые, к слову сказать, мышей не ловят. Промухали наши органы всяких Мухиных. Поэтому дед решил совершить политическую провокацию. Так выступить на собрании, чтоб всякие перерожденцы поняли, что их вот-вот разоблачат. А для этого деду в масть подошёл подарок сатурнов: знание языков и обширная информационная база с документами о местных реалиях. Тот ералаш, что до этого был в бедной головушке деда, плавно перерос в бардак с получением этой злосчастной базы. Василёк явно не осилил с приведением здоровья деда в норму. Он только отправил ему в помощь волшебную силу на лечение соматических недугов и немного на улучшение неврологического статуса. А кто будет думать о психическом статусе пациента? Пока у Василька руки до ремонта мозгов деда не дошли, ибо волшебная сила не резиновая. Кашу в голове деда ещё и усугубила обширная информационная база. Дедушка-то старенький, трижды контуженный, понимать надо. А дедушка решил, что ему уже терять нечего: кругом враги, даже с Сатурна прилетели бракозябры. Но эти, вроде, за нас. Поэтому он вооружился подаренной сатурнами информационной базой, вытащил из неё работы авторитетных товарищей Маркса, Ленина и Гегеля и стал готовить речь. Для тренировки он эту речь громко проговаривал в своём дворе, для убедительности переходя на турецкий и немецкий языки, изредка усиливая мысль итальянской фразой или английской. Вскоре он вычеркнул из своих тезисов работы Маркса. Из-за того, что этот Маркс был слишком лохматый. Слишком он похож на сиволапого крестьянина из глубинки. И на вредителя он был чем-то похож. Маркс был оперативно заменён на Энгельса. Этот товарищ написал много умных вещей, да и был он немного лысоват, как и дедушка Ленин, что говорило об его недюжинном уме. Ну, а товарищ Гегель и в Африке был Гегелем. Умнейший мужик, ёпрст. Дед Матвей товарища Гегеля очень уважал за сообразительность.

По ночам дед дописывал в пухлое досье лейтенанта Мухина новые яркие моменты из мухинской вредительской деятельности, добавлялась и аморалка. Получалось хорошо, но было грустно, что среди нас обитают такие ползучие гады. Наконец, компромат на ста листах на Мухина был готов. Он созрел как раз к собранию. Поэтому дед Матвей отправился в центральную усадьбу как можно раньше: ему ещё надо было сходить на почту и отправить пакет с документами в компетентные органы города Воронежа, а потом можно и на собрание пройти. Ну, замаскировавшиеся гады и перерожденцы, держитесь.



Главным организатором всех собраний и других культурно-массовых мероприятий в колхозе был, естественно, парторг Каневский Павел Исаевич, по терминологии деда Матвея, махровый.....перерожденец, которому самое место не здесь, а в Израиловке, пусть там местным хасидам мозги вправляет. В последние дни всё шло вроде бы хорошо в плане политико- воспитательных показателей. Немного парторга смущало событие в пресловутой деревне Девица, когда её ушлые жители умудрились съездить на Пасху в город. Под видом посещения рынка и культурных объектов города. Тихое расследование парторга на предмет кто такой умный им выделил автобус, зашло в тупик, ибо все должностные лица пожимали плечами и говорили, что, как можно, это не я. Рекомендовали поинтересоваться у завгара. А это был тупик. Так как завгар товарищ Саакян работал на этой должности уже три года. Для понимающего человека это означало, что у означенного Саакяна уже бесполезно было что-то спросить. Понимающий человек знал, что три года на такой должности это критический срок. Надо понимать, что эта должность в этом хозяйстве ключевая: всем нужен был транспорт. Поэтому, что делает умный человек, чтобы выбить себе в нужное время транспортное средство? Правильно, он идёт к завгару, в данном случае товарищу Саакяну и находит с ним понимание. Понимание между сторонами в большинстве случаев в России находили с помощью жидкой валюты. Дальше сами догадаетесь. Завгары выдерживали не более трёх лет. А иначе организовать работу транспортного сектора в условиях жестокого дефицита всего невозможно. Кто-то должен страдать. Сейчас был период страданий товарища Саакяна. Уже к 11 часам дня он был практически в невменяемом состоянии. Ибо до этого времени он лично проводил кастинг соискателей на их договорёноспособность. Так сказать, своеобразные тендерные торги. Кто больше проявит настойчивость, выраженную количественными и качественными показателями в достижении обоюдного понимания. Система на удивление работала, только периодически надо было заменять завгаров. Не выдерживала их печень или нервная система. К тому же парторг знал одну интересную особенность товарища Саакяна. Тот был большой говорун. А если он был ещё и под впечатлением от утреннего кастинга, то вынести товарища Саакяна не мог никто. Поэтому парторг прекрасно знал, что если он о чём-то поинтересуется у товарища Саакяна, то получит многочасовой ответ по проблеме, при этом ответ будет начинаться, чуть ли не от сотворения мира, причём так красочно, как будто сам товарищ Саакян присутствовал при акте сотворения этого странного мира.

Вторым раздражителям парторга был дед Матвей. Дед всегда ходил на собрания и нёс пургу. Вот и сегодня парторг видел мелькавшего в толпе деда, что настроения не добавляло.

Мухин тоже столкнулся с дедом в кулуарах дома культуры. Встреча была несколько драматичная. Дед, выставил указательный палец в сторону Мухина, и прохрипел: "Здорово, вредитель!". Да, сегодня судьба явно измывалась над бедным участковым. Сделав своё грязное дело, дед прошествовал в зал и угнездился на свободном месте среди зрителей.

Собрание проходило как всегда, по давно наезженной колее, в стиле "вот-вот засну". Всё, как всегда. Это продолжалось ровно до того момента пока парторг не объявил, что переходим к прениям, и кто желает высказаться.

Естественно пожелал высказаться местный Бич Божий дед Матвей. Он потребовал для выступления 30 минут. Народ оживился, увидев вставшего с места деда и готового выступить. Поэтому, зная, что сейчас начнётся цирк, народ зашумел, что надо деду дать слово непременно. Люди знали, что в голове у этого субъекта тот ещё водевиль, и скучно не будет.

Дед смело вышел на сцену и стал жечь сердца народа глаголом и прилагательными вместе с причастиями. Понесло дедушку по кочкам:

- Дорогие мои братья и сёстры! Товарищи мои дорогие сельские пролетарии. Трудовые колхозники и работящие колхозницы, а также их детишечки. Я не могу молчать в тряпочку! Так жить нельзя! Особенно с окопавшимися среди нашего сплочённого трудового коллектива всяких недобитых вейсманистов и даже морганистов.

При этом дед почему-то посмотрел в сторону парторга.

- Вспомним, дорогие труженики села, великого товарища Гегеля, который как-то сказал сельскому турецкому пролетарию: "Где корма для коровок, друг пролетарий? Чем ты, сукин ты сын, их кормишь. Почему коровки едят гнилую солому и плачут".

Здесь дед внезапно перешёл на турецкий язык: "Şimdi tüm gücünüzle yardım etmeniz gereken köylülerin en radikal zaferi, sizi yoksulluktan kurtarmaz. Bu amaçla sadece bir önlem var: tüm proletaryanın zaferi - hem endüstriyel hem de tarımsal - tüm burjuvazinin üzerinde, sosyalist toplumun bir aygıtı". Вот что товарищ Гегель говорил сельскому турецкому пролетарию. А чем мы хуже турецкого колхозника?

В зале уже начали раздаваться первые смешки. Народу явно нравилось выступление деда. Чешет правду-матку непонятно о чём, но красиво. Только парторг понял, что это катастрофа. Если этот юродивый сейчас приплетёт к Гегелю, вдруг по-турецки заговорившего о коровах, ещё и товарища Ленина, то это будет походить на грандиозную политическую провокацию с большими последствиями и кадровыми оргвыводами.

Юродивый, словно читая потаённые мысли парторга, с дурной радостью обратился к истокам, то есть к самому Ленину.

- Товарищи мои колхозники и колхозницы! Вспомните нашего горячо любимого дедушку Ленина. Не в том смысле, что у Ленина был любимый дедушка, и его надо нам вспомнить, а что он сам был дедушка, вот. Умнейший человек и горячо любящий трудовое крестьянство. Вот, что он сказал умного о крестьянах: "Крестьянин является полутружеником, полуспекулянтом. Крестьянин труженик, потому что потом и кровью добывает себе свой хлеб, его эксплуатируют помещики, капиталисты, купцы и всякая зажравшаяся сволочь. Крестьянин - спекулянт, потому что продает хлеб, предмет необходимости, предмет, который, если его нет, стоит того, чтобы отдать за него все имущество". Так вот я вас спрашиваю: куда подевался этот спекулянт, почему у нас коровки некормленые стоят? И доятся, как козы. Кто съел наш силос?

При этом дед опять пристально посмотрел на парторга. Ну, да. Тот был мужчина в теле, так что теперь, намекать, что это он съел коровий силос? Народ уже откровенно ржал. Но деду этого показалось мало, и он припечатал своих виртуальных оппонентов творчески переделанной цитатой из Ленина, причём высказал её на итальянском: "Lavoreremo per introdurre nella coscienza, nell'abitudine, nell'uso quotidiano delle masse la regola: "tutto per uno e uno per tutti", la regola: "ognuno secondo le sue capacità, ciascuno secondo i suoi bisogni", per introdurre gradualmente, ma costantemente la disciplina comunista e il lavoro comunista".

Тема голодающих коровок с увязкой с подлыми действиями вейсманистов произвела на народ интересное действие. Он проникся до изумления и блеска в глазах. Вот это собрание, да оно интересней смотрится, чем комедия "Кавказская пленница", которую можно смотреть хоть двадцать раз, всё равно будешь ржать как лошадь.

- Мы знаем, что миллионы щупальцев этой мелкобуржуазной гидры охватывают и ощупывают то здесь, то там, короче, все места некоторых наших колхозников ощупывают, - верещал в экстазе дед. Это был его звёздный час.

- У нас же один только лозунг, один девиз: всякий, кто трудится, тот имеет право пользоваться благами жизни. Тунеядцы, паразиты, высасывающие кровь из трудящегося народа и их коровок, должны быть лишены этих благ. И мы провозглашаем: всё - рабочим, всё - трудящимся, всё - колхозникам и их коровкам. Долой мелкобуржуазную гидру!

Народ уже откровенно смеялся в голос. Бедный мокрый от испарины парторг пытался привести народ в чувство:

- Товарищи, ведите себя интеллигентно, как культурные люди...

- Интеллигенция - не мозг нации, а говно, а религия - род духовной сивухи, - нашёл подходящую цитату из Ленина дед Матвей, заодно и по религиозному мракобесию прошёлся.

- Вы чего, собственно, предлагаете, Матвей Савельевич, - озлился парторг, он понимал, что этот балаган надо заканчивать.

- Так я, батенька, только и делаю, что предлагаю осуществить сотрудничество представителей науки и крестьянства, - только такое сотрудничество будет в состоянии уничтожить весь гнет нищеты, болезней, грязи на нашей молочно-товарной ферме. И это будет сделано непременно, ибо архиважно. Перед союзом представителей науки, колхозного крестьянства и техники не устоит никакая темная сила в лице мелкобуржуазной гидры.

Собрание закончилось на весёлой ноте. Не весело было только парторгу и участковому Мухину. Парторгу, что теперь его обвинят, что превращает серьёзные мероприятия в балаган, а Мухин был озадачен полиглотством деда. Получается, маскировался, гад. Прикидывался сельским тружеником, а сам был непонятно кем. А это уже другие пироги с котятами. Это уже вопросы безопасности. Жил, понимаешь, дед и жил. Маскировался. А как в старости с ума сошёл, так и проявилось его второе дно. Эх, придётся сигнализировать об этом факте куда надо. Вот же сволочь какая этот дед, даже дедушку Ленина испохабил.



Помощником оперативного дежурного по областному управлению государственной безопасности был майор N. В его обязанности также включалась регистрация поступающей корреспонденции, пришедшей по почте, её сортировку и определение степени важности. Сейчас майор держал в руках пакет довольно приличных размеров. На пакете был указан обратный адрес: хутор Выселки и имя отправителя. Майор уже хотел было вскрыть пакет и ознакомится с содержимым, но тут он вспомнил, что сегодня регистрировал телефонограмму для служебного пользования, отправленную их центральной усадьбы колхоза "Путь Ильича". В телеграмме был сигнал на некого гражданина Горюнова Матвея Савельича. Это же имя было указано в пакете, но теперь, этот гражданин был в качестве отправителя. Майор был опытный работник. Даже слишком опытный. Формально он мог зарегистрировать эту информацию, ознакомится, и отправить дальше. Но....Было большое но. Некоторые темы шли под соответствующими шифрами, и дежурный был обязан срочно отреагировать. Формально эти два сообщения ни под какой шифр не подходили, обыкновенная рутина. Но майор был опытный работник с аналитическим складом ума, поэтому он уверенно взял трубку телефона и произнёс в неё два слова "Код "Река". Через пятнадцать минут к майору пришёл человек из их управления. Покидать помещение майору было нельзя, но для таких случаев была маленькая комнатка, совмещённая с основным помещением. В этой комнатке майора ждал человек лет пятидесяти, но носящий погоны старшего лейтенанта. Этот человек служил на мелкой должности в техническом отделе. Майор кратко, но информативно проинформировал гостя о том, почему он решил, что эти два документа попадают под "Код "Река". Из-за географического расположения. Да, в ореол "Кода "Река" они вроде бы не попадают. Но с другой стороны источники информации расположены рядом. А фигурант Горюнов, так, тот мало, что живёт рядом, так ещё и работает в ореоле. Майор специально поднял базу данных по этому вопросу.

Старший лейтенант с каменным лицом выслушал майора и распорядился передать ему копию телефонограммы и пакет. Потом он внимательно посмотрел на майора и поинтересовался: "Пакет не вскрывался?". Майор сказал, что только брал пакет в руки, и всё, больше ничего.

- Благодарю за службу, - уходя, буркнул старший лейтенант.

Со стороны могло показаться странным: как это, младший по званию выражает благодарность старшему. Но у майора даже чуть дрогнули руки, и немного выступила испарина на лбу. У майора был соответствующий доступ, и он знал, что это совсем никакой ни старший лейтенант, это даже не полковник. А отдел, где служил этот "старший лейтенант" занимался совсем уж зловещими делами. Лучше туда не лезть. Но приказ был однозначен: вся информация касающаяся "Кода "Река" должна быть немедленно передана по назначению, минуя даже начальника управления.

А хмурый старлей, двигаясь по коридорам в свой отдел, думал, что этот майор действительно толковый работник, а вот они лоханулись. Обозначив зону "Кода "Река" чётким ореолом, они не учли фактор близлежащих районов, а вот майор мгновенно всё сопоставил по незначительным признакам. Надо подумать о переводе этого майора в их отдел: мужик умеет быстро анализировать обстановку и не боится ответственности. Затем он отдал пакет таким же хмурым работникам, которые начали совершать с пакетом кучу всяческих манипуляций: фотографировать пакет со всех сторон и даже изнутри, снимать отпечатки пальцев с него и с каждого листа, искать незначительные следы и биоматериал, такой как, перхоть или микроскопический волос. И совершать с ним много других операций. При прочтении самого текста никто из этих людей даже не улыбнулся, хотя текст был откровенно идиотского содержания. Специалисты с научными степенями, проводили анализ текста по своим хитрым методикам, а все выводы заносили в огромный протокол. Потом всё это совмещалось с уже имеющимися данными, и анализировалась общая картина дела. В этой работе уже принимали участие офицеры с докторскими степенями по математике, биологии, химии психологии, но про это никто не знал. А если б узнал, хоть случайно, то навсегда бы исчез. Слишком велики были ставки. В стране было всего четыре станции, работающие по делу "Река": в Воронеже, на юго-западе Калужской области, в Челябинской области и в горном Алтае.


А в деревне Девица жизнь шла своим чередом. Василёк много работал над математическими проблемами, не забывая раскачивать свои способности. Дед Матвей с триумфом вышел на работу, на ферму, но от Василька деду мало что обломилось. Слишком много надо было выдать старому волшебной силы, чтобы привести его голову в порядок. Другим односельчанам тоже надо было срочно помогать. А они норовили то себе что-то сломать, то подхватить вирус, то обделаться, и у всех болели зубы. Впрочем, народ нашёл решение проблемы. Оказалось, баба Тимофеевна отлично умела заговаривать зубы за горшочек мёда, сливочное масло или солёное домашнее сало. Так что в деревне появился свой дантист вместе со стоматологом-ортопедом. Постепенно пожилой народ стал избавляться от протезов, а молодой народ от кариесных зубов. Народ старался не думать и не распространяться на тему с чего это вдруг стали вырастать зубы, которые выпали много лет тому назад. О сакральных вещах старались всуе не трепаться. Ибо табу. А с Тимофеевной теперь раскланивались исключительно вежливо. Только все жалели, что у неё всё так плохо с дочкой и внуком. Но внук, вроде, стал более понятней говорить. Уже можно было разобрать, что он хочет. А Каринка, так та даже в качестве переводчика могла работать. Она знала лучше самого Василька, что ему надо. На Василька тоже распространялась аура Тимофеевны. Никто в деревне, ни стар, ни млад, даже помыслить не мог, чтобы обидеть юродивого дитя. Бедное дитё. Живёт без мозгов. На хоть конфетку скушай. Понимаешь, что такое конфетка?

На участке у знахарки вдруг началась стройка века. Приехала бригада шабаёв и стала расчищать участок под строительство бани. Фадеев лично объяснил прорабу шабаёв, где и что должно быть построено. Проживали шабаи на центральной усадьбе, и каждый день их привозили на работу. Кормила их сама знахарка, из продуктов Фадеева. Вроде все были довольны. Но, шабаи, есть шабаи. То набухаются в усмерть, но задумают продать материалы на сторону, то сделают тяп-ляп. Тогда Фадеев поступал жестоко: с вещами на выход без выходного пособия. Подыскивал новых. Не пьющих, ага. Браться Зосимовы и кое-кто из Малининых, видя такое дело, стали приходить на стройку и помогать. Малинины посоветовали Фадееву своего гениального печника, ибо в бане печь это главное.

В мае Кирилл Зосимов на своём тракторе опять добыл из земли не то снаряд, не то мину не то ещё что хуже - что-то ржавое и страшное. Это был бич местных пахотных земель. Каждый год находили кучу мин и других страшных ржавых предметов. Это оставшиеся в земле подарки с войны. Больше всего таких подарков вылезало весной. Ну, это обыкновенная физика: в холодное время года вода многократно пересекает нулевую отметку, она расширяется и потихоньку выталкивает камни и мины. Приходилось вызывать сапёров из инженерно-сапёрного батальона. Некоторые лейтенанты хвалились, что на полях находили и взрывали до двух тысяч предметов за сезон. Фадеев сам когда-то служил срочную в сапёрах, поэтому этих бравых ребят уважал. Кормил за счёт колхоза, а также стимулировал офицеров жидкой валютой. А им что? Солнце, хороший воздух, можно искупаться в водоёмах. Поработал в поле, взорвал предметы, потом хороший обед. Курорт, а не командировка. Сапёрам нравились такие командировки. Да и председатель обходителен, сам из их братства. Да и фактор местных колхозниц никто не отменял. Некоторых офицеров Фадеев уже знал много лет, потому что каждый год начиналась та же песня, что какой-нибудь тракторист добудет ржавую мину. Случались и казусы и нюансики. А как без них? В основном нюансики с колхозницами. А казусы, то от местного воздуха, своим кислородом, шибающим по мозгам. То солдатик корову колхозную задавил на своей военной машине. Потом он, размазывая слёзы, каялся, якобы знать не знал, что по местным автобанам вовсю разгуливают коровы, как в Индии. То служивые на своей машине наткнутся на веялку, а то и на сеялку. Откуда им знать, что в деревне эти агрегаты, или их части, стоят там, где им вздумается. То взрывали авиабомбу на поле, а на глубине сдетонировали другие бомбы. В деревне выбило несколько стёкол. Так никто же не пострадал. В этом году пока всё было нормально. Сапёры носились по полям, искали, что бы взорвать, колхозницы тоже были довольны. Только Тимофеевна была недовольна: когда слышала рукотворный гром, то она крестилась. Однажды Фадеева торкнуло попросить капитана сапёров помочь отремонтировать мост через речку Девицу. Естественно, не за так и спасибо. А за неплохое вознаграждение, а именно шефскую помощь продуктами для войсковой части и хороший банкет офицерам. Мост очень нужен, а то старый на ладан дышит. И почему бы не помочь хорошим людям. Да мы со всей своей суровой сапёрной душой. Где тут что взорвать? Не взрывать не надо. Строить надо. Маленький мостик через речушку. Вот и материалы даже есть. Ого, почесали репу сапёры, когда увидели речушку и мостик. Не такой уж этот мостик и маленький, да и речушка совсем не перплюйка. Тут работы на неделю, а то и две. Сапёры, служа в непобедимой и легендарной, старались большие планы не строить, ибо планы планами, а жизнь это жизнь, особенно у сапёра. Но Фадеев особыми психологическими приёмами, подкреплёнными стимулами, нашёл понимание в лице командования сапёров. Поэтому воины непобедимой и легендарной приступили к работе, нагнав кучу спецтехники к мосту. То, что этих людей не победишь, это точно, а вот легенды от их работы рождаются постоянно. Ибо жизнь преподносит всякие казусы.

Мостик подлатали. Сварили где надо конструкции, где надо конструкции заменили на новые, усилили опоры. Даже покрасили. Работали с огоньком: кормёжка хорошая за счёт колхоза, солярка тоже колхозная. К военным всеобщая уважуха. Вскоре мостик испытали на прочность, и комиссия вынесла вердикт: ездить по нему можно. Ура! Построили! По такому случаю намечался большой праздничный банкет на берегу реки для командного состава войсковой части. А это мероприятие уже относится к разряду серьёзных. Здесь надо учесть все нюансы. Стороны подошли к подготовке мероприятия творчески, но с учётом собственного менталитета. Место проведения мероприятия выбирали тщательно по эстетическим признакам. Такими признаками было отсутствие на месте банкета коровьих лепёшек, коими несознательные коровы минировали всю территорию, до которой они смогли добраться. Такое место нашлось. Метрах в трёхстах от моста выше по течению реки. Это был живописный участок у реки, перед которым был овражек. Из-за овражка коварные коровы и не добрались до него, да и местным было лень перемещаться по оврагам, поэтому этот уголок представлял собой нетронутую природы. Сапёры на своих машинах с огромными отвалами, быстро сделали временный проход через овраг. Конечно, этот проход до первого хорошего дождя, но пока сойдёт. Военные ещё обещали Фадееву сюрприз, который будет на банкете. Чисто сапёрный сюрприз.

Дьявол кроется в деталях. Вот никто и не учёл один маленький нюансик.

Когда на живописном берегу собралось всё колхозное начальство и офицеры войсковой части, то радостные сапёры объявили всем, какой будет сюрприз. А будет фейерверк. Да не простой, а на воде. У сапёров есть правило: взрывчатку, которую они получают со склада, обратно не сдают, остатки утилизируют путём подрыва. А взрывчатки в виде тринитротолуоловых шашек было привезено чуть ли не с полвины тонны. Разминирование на полях велось путём подрыва, так как никто не рисковал перетаскивать взрывоопасные предметы. Но ещё осталось не утилизированной взрывчатки чуть ли не двести кило. И куда её девать? Умные головушки решили, что надо устроить фейерверк на банкете. Порадовать местное начальство красивым бу-бухом. Дальше всё просто, как валенок. Соорудили плотик из старых бочек и досок. На него взгромоздили ящики с взрывчаткой. В овражке сделали траншею, в которой предполагалось укрыться от взрыва, район оцепили солдатиками, чтобы местные не пробрались ближе, чем на километр к мероприятию. Банкет начался с тоста: "Ну, за мост!". После третьего тоста отключился лейтенант Николаев. Да, не тот пошёл лейтенант, не тот - покачал головой бывший сапёр Фадеев. После 150 грамм спёкся. А Николаев не спал уже вторые сутки. Сначала, он весь день работал на разминировании, а вечером пошёл к Танечке Зосимовой, дочки Ивана Зосимова, с которой целую ночь ходил, взявшись за её ручку, по живописным окрестностям. Парочка любовалась звёздами, говорила о культуре и последних достижениях кинематографии, и так целую ночь. Дело пахло большой любовью. Поэтому, перевозбуждённый Николаев и спёкся. Его отвели в вырытую траншею, где он улёгся отдохнуть на плащ-палатку. Ему снились прелести Танечки Зосимовой.

К взрывчатке на плоту прикрепили детонатор, к нему шесть метров бикфордова шнура и подожгли его. Этого времени должно было хватить, как планировалось, чтобы произнести очередной тост и укрыться в траншее. А потом любоваться красивым бу-бухом и вылавливать оглушённую рыбу. Плотик оттолкнули от берега, и он поплыл, весело дымя горевшим бикфордовым шнуром. Потом произнесли тост, выпили, и тут Фадеева осенило:

- Братцы, а куда поплыл плотик?

Действительно, а куда это он поплыл? Вот этот нюансик, в виде течения реки, никто и не учёл. А плотик поплыл, естественно, по течению. Естественно, к новому красивому мосту. Когда плотик уверенно добрался до опоры моста, все офицеры и Фадеев, уже были трезвые. А дальше произошло то, что и должно было произойти, а именно, красивый бу-бух. Взрывом покорёжило опору моста, и он весь как-то скособочился. Был мостик красивым, а стал не очень красивым.

- Михаил Аполлинарьевич, - обратился главный сапёр к председателю. - А у вас ещё остались материалы для ремонта моста?



- Эх, опять что-то взрывают, окаянные, - услышав отдалённый грохот, крестилась Тмофеевна.

Некоторые из жителей деревни стояли за линией оцепления и с любопытством чего-то ждали. И дождались большого бу-буха. Среди не очень густой толпы толклись и братья Зосимовы.

- Кирюха, - обратился к брату Иван. - Кажись военные с Фадеевым наш мостик к ебеням взорвали.

- Да, - солидно пробасил Кирюха, - Так и задумано было. Это чтобы новый хороший мост соорудить. Понимать надо.



Вдруг Васильку пришло срочное сообщение от инспектора из Высшей цивилизации. Высший разум писал, чтобы подконтрольное разумное существо рассмотрело вопрос об артефактах: "Крашеные яйца" - пять комплектов, "Сиротский бутерброд" - пять комплектов, "Упаковка" - пять комплектов. Поощрялась разумная инициатива разумного существа. На всё про всё давалось три дня. Угу - подумал Василёк и пошёл на ферму предупредить деда Матвея.

Дед Матвей, как всегда добросовестно ошивался на ферме. Поискав деда, Василёк сделал ему знак, что надо бы пошептаться. Дед Матвей, как заправский агент, огляделся на предмет хвоста и последовал за потсаном. В укромном месте около фермы Василёк изложил деду проблему:

- Дед, с тебя крашеные яйца. Эта бракозябра хочет их пять штук, но ты изобрази штук десять, на всякий пожарный случай.

- Дык, изображу, - закивал головой дед. - Как у Пикассо получатся, ёпрст.

На этом переговоры заговорщиков окончились. Дед поспешил на ферму к коровкам, ещё он знал, что скоро придут к нему прямо на ферму гости. А гости это были не простые, а все деревенские малолетки, у которых вдруг дед стал предметом обожания и почитания на почве дедовых рассказок. С тех пор, как у деда появилась подаренная обширная база знаний, он пристрастился к чтению. Причём читать можно было и ночью, да хоть с закрытыми глазами. Дед задавал базе вопрос, который его интересовал, а база тут же предлагала ему прочитать соответствующий документ. Таким образом, дед пристрастился к чтению. Прочитанный материал требовал обсуждения, а с взрослыми обсуждать было трудно. Они или смеялись над дедом, как, право слово, дурни какие, или пытались увильнуть от дискуссии. А вот детишечки смотрели деду в рот и внимали. Правда детишечек интересовали только сказки или приключенческие рассказы. Да сколько хотите. Их есть у меня уйма. И дед начал читать детям сказки и народные былины про богатырей земли Русской. Естественно, начал с русских народных сказок. Причём читал с объяснениями, так как база давала не только текст, а и серьёзное филологическое объяснение произведения. Дети были в восторге. Дальше, больше. Дед рассказывал истории из иностранной литературы. Робинзон Крузо пошёл на ура вместе с приключениями Джима Хокинса. Про Маугли приходили слушать даже взрослые. Дети капитана Гранта - произвели фурор. Для самых мелких шла хорошо Репка, сказки Пушкина и басни Крылова. Причём дед не просто читал текст, а делал это артистично, изображая всё в лицах. Если это была попрыгунья стрекоза, то дед прыгал, как стрекоза. Если это был работящий муравей, то дед изображал тяжёлую работу. Для более старших детей и тексты были серьёзнее, хотя Русские былины, это вообще-то весьма серьёзное чтиво. Дед старшим рассказывал о подвигах Геракла, о похождениях хитромудрого хаджи Насреддина, о джинах и волшебных лампах всяких там Алладинов и о приключениях Синдбада-Морехода. Историй было море, и все они в интерпретации деда становились предметом искусства художественного слова: всё изображалось в лицах и с матерком. Короче говоря, дед Матвей заменил детям библиотеку, телевизор, радио и театр. Он был один в нескольких лицах. Обычно, дед выступал перед детьми где-нибудь в деревне, сидя на лавочке или на бревне. Но постепенно дети стали третировать деда и на ферме. Дед - бросай эту работу и рассказывай сказки. Не, ну работу дед бросать не хотел, это было, как считал он, не педагогично. Молодое поколение должно видеть труд и приобщаться к труду. Поэтому принесите коровкам еду, травку какую, а я вам расскажу про ...коров, об их болезнях, о том какие в них паразиты водятся, о породах. А уж вечером будете слушать очередные волшебные истории из мира мировой литературы. Взрослые тоже слушали рассказы. Некоторые впечатлительные женщины даже плакали над судьбой литературных героев. Жалко им было французского паренька Гавроша или нашего Мальчиша-Кибальчиша. Да и гибель оловянного солдатика доводила детей и взрослых до слёз. Но были и слёзы умиления, когда дед рассказывал о русалочке Андерсена или про Умку. Вот она сила искусства. Хоть и подавалось это искусство приправленное матерками. Ну, по-другому дед не мог говорить, ёпрст.

Василёк был в диком восторге, чуть ли не до усрачки, что дед увлёкся просто литературой, а не, прости господи, политикой или философией.

Василёк сам несколько раз слушал, находясь в толпе детей, разглагольствования деда. Эти дедовы россказни дали толчок к тому, что Василёк вдруг сам увлёкся русской и восточной литературой. Для него вдруг открылся фантастический мир, о котором он совершенно не знал. Живя в Испании и Америкие, он о русской литературе знал как все: есть Чехов, которого надо читать, есть нудный Достоевский и Толстой. О восточной литературе он вообще ничего не знал. И всё. Тема закрыта. Внезапно он осознал всю грандиозность русской и восточной литературы. Стал много читать книги и комментарии к ним. Это занятие, чтение книг, стало теперь в его жизни чуть ли не основным. Во всяком случае, оно отбирало много времени. Теперь его время распределялось так: прокачка основного умения, чтение книг и немного прогулки. Причём Васильку очень понравились не только книги из русского имперского времени, но и советская литература. Особняком стояла восточная литература. После прочтения сотен книг Василёк сделал вывод, что самый мощный писатель всех времён и народов был Низами. Хотя и Навои и Омар Хайям тоже были великолепны. А советская литература тоже приятно поразила своей мощью и смысловой нагрузкой. Это надо же, писатели жили в тоталитарное время, а написали такое. Может и не такой уж тоталитаризм был, раз появилось сразу столько великолепных произведений. Аламеду буквально потрясла книга "Мастер и Маргарита" Булгакова. Открытием был Алексей Толстой, Блок, Маяковский и Есенин. Однако судьба этих всех авторов была печальна: почему-то в России власти слишком пристально надзирали над написанием слов, и многих авторов, слишком много пишущих не в тему, просто уничтожали. Убиты Есенин и Маяковский, или они были доведены до самоубийства. Застрелился Фадеев. Спился Шолохов. Выперли из страны к американским ебеням Бродского. Практически запрещалась фантастика. Кое-как проскочил через цензуру Беляев. Но, всё равно, советская литература была мощной. Плохо было только одно: ограниченный доступ населения к книгам. Библиотеки были, но за интересными книгами стояли очереди. Книжные магазины были, но там было засилье политической литературы, а её мало кто читал. Книга была в большом дефиците, как популярных советских авторов, так и иностранных. До появления интернета люди ещё будут трепетно относиться к напечатанной на бумаге книге. А хорошую книгу вообще было трудно достать. Поэтому для Василька было за счастье, что юродивый дед Матвей читал детям книжки, приобщал тем самым детей не быть равнодушными баранами, какими были их сверстники американцы. И дети были счастливы, и дед был при деле, теперь ему было некогда думать о победе мировой революции, о румынских шпионах и происках марсиан. Впрочем, с "сатурнами" он лично познакомился. Неплохие, в общем-то, ребята оказались.

А вот советские газеты лучше было до обеда не читать...



Вот же беда с этой деревней Девица - думал участковый Мухин, объезжая свою землю. То народ что-то такое сообразит, что на голову не наденешь, теперь военные с ними переопылились и мост взорвали. Теперь опять его ремонтируют. Воздух у них, что ли такой, с распылённой в нём придурью? Может не ездить в эту Девицу сегодня, ну её. Целее мозги будут. Но, однако, долг требует. Долг-то требует, только пистолет в сейфе оставлю, от греха подальше, а то перестреляю там всех. И на Выселки надо бы съездить, узнать, не отжигает чего там ненормальный дедушка. Настроение от этого совсем испортилось.

Когда участковый подъезжал к окрестностям деревни, то на него напала самая настоящая паническая атака. Резко выделился адреналин со всеми прелестями такого быстрого выделения. Мухин затормозил на границе проклятой деревни. Мотоцикл был с ним солидарен. Хозяин не надо туда ехать, в эту обитель зла, там и люди поперёк дороги могут лежать и кусок сеялки. Ссу я эту деревню бензином. Поехали обратно.

Смахнув дрожащей рукой пот со лба, Мухин развернул мотоцикл. Тот радостно заурчал. Даже железяка поняла, что туда сегодня лучше не ехать. Чуть отъехав от страшной деревни, Мухин сразу почувствовал, как упал тяжкий груз с его плеч, дышать стало легче, руки обрели уверенность. Да ну её эту Девицу. Сегодня и без меня пусть обойдутся. Не облезут. Пусть сами своих чертей гоняют. Да там и военные сейчас есть. Хотя раз военные там, то уже, наверняка, стали такими же раздолбаями, надышавшись отравленного воздуха. А у военных вон сколько взрывчатки. Может они там и деревеньку....того....взорвут. Тогда их командиру литр поставлю, ага. И толстую свечку в церкви. Тут ещё на Выселки надо заглянуть. Но это меньшее зло.

Выселки, или меньшее зло, встретили участкового тихо и мирно. Мухин быстро нашёл хитро замаскировавшуюся ведьму бабу Фроську. Та радостно встретила участкового, а то особо на Выселках и поговорить не с кем.

- Сергей Макарович, - с улыбкой до ушей начала бабушка. - Вы уж чаще приезжайте к нам, а то живём мы тут и не знаем, что в мире делается. Может уже война началась. А у нас всё спокойно, культурно и пристойно. Как на кладбище.

Мухина сейчас интересовало только поведение деда Матвея, а не кладбищенские истории, о чём он и сказал бабке.

- Не, милок. Матвейка сейчас не орёт, не безобразничает, не заговаривается. Прилично себя ведёт. Только у него новый пунктик образовался: яйца он стал красить.

- О, как, - удивился Мухин. - Выходит всё-таки безобразничает дедок-то. Вот охальник.

- Так не свои же он красит. Ты что такое подумал, милок? Он куриные яйца красит. В стиле Пикассо, ага. И краску у меня стребовал.

- Так, это, Пасха-то давно прошла, - Мухин оставался в непонятках. - Зачем же их красить, да ещё в стиле Пикассо? Опять деда перекосило.

Мухин не знал, что и думать. Этот дед сплошной сюрприз. То ведёт оголтелую антирелигиозную компанию, а сам яйца красит, то языки вдруг осваивает, то теперь в художники подался, ещё, поговаривают, что сказки детям он стал рассказывать, да так знатно. Вот, кто он такой этот дед на самом деле?

Наверное, это предложение Мухин произнёс вслух, потому что бабка Фроська ответила:

- Да золотой он человек, наш Матвейка. Душевный. А умный какой, страсть как. Всё знает, про всё расскажет. Всё покажет. Истории нам с бабкой Нюркой по вечерам рассказывает, жалистные такие истории про Му-му и всякие сказки про Геракла. Вот недавно про барона Мюнхаузена рассказывал, про Баранкина, будь человеком рассказывал. Про Тома Сойера страсти рассказывал, и как они там, в этой Америке живут, ужас, негров угнетают по-чёрному. А про Малыша и Карлсона слышал когда? Прикинь, милок, у него даже вентилятор в попе. Душевная история....

- У кого в попе вентилятор? - ошалело, спросил Мухин.

- Как у кого? У Карлсона, у кого ещё. Прикинь, милок, этот Карлсон обитает на крыше. Душевный такой Карлсон, но обжора страшный. У Малыша всё варенье в одну харю съел, паразит.

Вот это новости. Мухин, честно говоря, про Карлсона не знал. Вот же деда понесло: вентилятор в попе, а!

Но это были ещё не все новости.

- А ещё он нас турецкому языку учит. Говорит: "Люблю я, бабоньки мои драгоценные, по-турецки потрещать. Душевный язык очень". Вот говорит, научу я вас, и будем мы трещать по-турецки на этих Выселах, красота. Вот слушай, милок, что я тебе скажу: "Вütün vucüdünü öperdim... kollarımdan seni bırakmayıp, omzunde uyurdum, sıcaklığınla ısıtınarak". Красиво, да?

- Это чего значит? - пытаясь оставаться спокойным, спросил Мухин.

- А это, милок, одна такая хорошая женщина говорит хорошему мужику: "Я бы покрыла всё твоё тело поцелуями... Я не выпускала бы тебя из своих объятий и заснула бы у тебя на плече, согретая твоим теплом...". Здорово, правда. Вот турки, какие обходительные товарищи. Соображают в красивой любви-то.

Конечно, здорово. Вот только надо тикать из этого места, где такие озабоченные бабушки живут и дедушки затейники. Ага, заснула бы, говорит на твоём плече, и куда хочешь поцелую. Тьфу. Этот дедок может нашим деткам тоже всякое непотребство впаривает, растлевает нашу молодёжь Карлсонами подозрительными и недобитыми баронами. Надо ж, затейник, какой выискался, что придумал: вентилятор в задницу. Это же куда прогресс дошёл. Нет, этого "золотого, и страсть какого умного" деда надо тормозить, вместе с его фантазиями о вентиляторах.



Анализируя своё состояние здоровья, Мухин понял, что эта деревня Девица и примкнувшие к ней Выселки сидят у него в голове психической занозой, устраивая в мозгах внутреннее подгорание, сбои и потерю мощности мышления.

Надо в отпуск проситься, с грустью подумал Мухин. Чокнусь я тут с ними, или совсем скопытюсь. Но когда в своём управлении он начал, заикаясь, проситься в отпуск, намекая, что у него уже случились сенсомоторные расстройства в организме и ему надо в санаторий или, на худой конец в профилакторий, ему популярно ответили: "А кто работать будет? Иди, Мухин, не мешай. Видишь, у нас тут люди, и ты лезешь со своей ерундой. В санаторий ехать ты Мухин ещё рылом не вышел, а в профилактории с худым концом делать нечего". Вот так поговорили. Видишь ли, начальству некогда: люди у него. А я что, скот? А может у меня уже психогенное функциональное нарушение высшей нервной деятельности. Я скоро кусаться начну. Уже давно без пистолета езжу. Сам себя боюсь до дрожи. Не хочу, как коллега участковый на бегемотов внезапно начать охотится. Тут и без бегемотов всё есть: и черти, и ведьмы, и мрачный затейник дедушка Матвей, и потенциальный маньячила с бензопилой.

Вот и сейчас, он, сидя в седле своего верного мотоцикла, думал куда поехать. Стоило только подумать о проблемной деревне Девица, как в организме включалось застойное напряжение, и начинался интрапсихический конфликт. Но, на свою беду, Мухин пересилил себя и всё же поехал в клятую деревню Девица выполнять свой долг. Лучше бы в этот день Мухин поехал к себе домой и расслабился. А то получилось, что получилось.



Василёк сосредоточенно готовил сиротские бутерброды для инспектора и думал о предстоящем разговоре с ним. Тимофеевна озабоченно поглядывала за ним. То, что дитё делает себе бутерброды, разрезая булку хлеба вдоль, а не поперёк, она привыкла. Но вот к количеству бутербродов ей было трудно привыкнуть. Сегодня дитё что-то совсем оголодало, третью булку хлеба на бутерброды пускает. Эх, плохая я бабушка, недокармливаю дитя, вот ему и приходится дополнительно бутерброды сооружать и по соседям бегать с целью перехватить у них чего-нибудь съедобное. Чего сижу, надо вставать и готовить деточке и оглоедам-шабаям еду. И не понять, кому больше готовлю: здоровым мужикам или маленькому дитю.

Василёк сложил сиротские бутерброды в торбу. Туда же отправился кусок колбасы, кусок сыра и кулёк перловой крупы из мешка. Всё было завернуто в обёрточную бумагу, так как инспектору позарез была нужна обёрточная бумага, желательно, вымазанная в сале. Раз инспектор написал, что поощряется разумная инициатива, то в торбу полетели и две сушёные рыбки таранки. Что ж, теперь осталось забежать за дедом Матвеем и идти на встречу с инспектором. По-привычке, Василёк осмотрелся с применением усиления чувств: вроде в районе встречи никого постороннего не наблюдается, еле слышен мотоцикл участкового где-то в районе ремонтируемого моста. Больше ничего интересного не было замечено.

Дед Матвей с торбой на плече терпеливо ждал Василька, размышляя над тем, педагогично ли будет рассказывать детям сказки из арабского сборника "Тысяча и одна ночь". Пришёл к выводу, что если некоторые сцены опустить, то будет вполне приемлемо. Но надо будет пояснить взрослым и детям, что это у них такая культура. Сложнее было со сказками Андерсена. Вроде и не плохие произведения, но педик их написал. И как быть? Педиков дед, однозначно, осуждал. Но, тогда и музыку Чайковского надо запретить. Вот же какое гнилое дело. Так до встречи с Васильком дед и не решил эту сложную проблему.

- Здорово, дед Матвей, - вежливо поздоровался Василёк. - Приготовил всё для встречи?

- Здоров, едрён-батон, - хмыкнул дед. - Всегда готов, как пионер, ёпрст.

И дед продемонстрировал Васильку выкрашенные куриные яйца.

- Ох, ты ж! - восхитился Василёк. - Круто!

Все яйца были выкрашены в разной степени полосатости и аляпистости в психоделические цвета. Пикассо нервно курит в сторонке.

- Дык, на святое дело идём! - пояснил дед. - Расстарался.

И компаньоны пошли к месту встречи. Шли молча, по методу старого мудрого быка, который ходил тихо, но имел всё стадо, то есть умудрялся взять от ситуации максимум возможного профита.



Лейтенанту Мухину так было неохота ехать в деревню, что, сначала, он заехал посмотреть на процесс ремонта моста, который вели раздолбаи сапёры. Те, как муравьи носились по мосту и что-то делали. Наблюдать, как кто-то трудиться можно было долго, но и самому работать надо было. Крамола и безобразия сами собой не рассосутся. Теперь участковый решил поступить хитрее. Он оставил свой мотоцикл на краю деревни, возле внушительного фрагмента какой-то веялки, а сам пошёл пешком. Это, чтобы население не слышало, как идёт участковый. А то, звук милицейского мотоцикла они уже изучили и всегда были готовы к облаве. В деревне было тихо и спокойно: бардак никто не бедокурил, безобразия никто не нарушал. Даже противно стало. Даже на дороге никто не валялся пьяный. Совсем озверели люди - решил участковый и медленно пошёл в сторону фермы. Не доходя до фермы, Мухин увидел кое-что интересное, на его взгляд. Потенциальный извращенец дед Матвей и потенциальный маньячило дебильный Василёк куда-то резко намылились. Двигались они в сторону холмов поросших осинами и ивами. Очень укромное место. Любопытство у лейтенанта перевесило осторожность, и он начал красться следом.


Когда два подельника, старый и малый, пришли в установленное место встречи, то тут же появился золотистый портал и из него вышел инспектор, во всей своей красе. Василёк уже понял, что инспектор появляется, только когда удостоверится, что на встречу к нему пришли. Следит, зараза. Инспектор выглядел теперь значительно вальяжнее, но приветствовал аборигенов вежливо:

- Приветствую тебя опекаемое существо...ну и тебя тоже, матёрое существо из его стаи. Вижу, вы оба здесь хорошо и тщательно страдали, поэтому перейдём сразу к делу. Ведь краткость и быстроту даже бешеные кварки уважают. Итак, как прошло, разумное существо, обсуждение поставленных мною вопросов, были ли проблемы?

- Никаких проблем, уважаемый инспектор, беседовать с которым мы оба гордимся и даже восторгаемся.

- И правильно делаете, что гордитесь, - благодушно засчитал прогиб аборигенов инспектор. - Теперь я старший инспектор и у меня в имени добавилась пятая цифра, я теперь 11-286 Кай, - гордо заявил уже старший инспектор.

- Пятая цифра! - с восхищением воскликнул Василёк. - Растут же....рептилоиды!

- Угу, - невпопад сказал Матвей. - Сатурны, рулят!

Насладившись восхищёнными взглядами аборигенов, 11-286 Кай с грустью подумал: "Жаль, что бедняги-аборигены, видят меня только в скафандре и им не дано увидеть меня воочию, какой я красивый с замечательным гребешком и великолепным хвостом".

Затем 11-286 Кай с намёком уставился на торбы аборигенов.

- Доставай, - шепнул Василёк, изображавшему восторг деду.

Дед начал судорожно рыться в торбе и вытащил на свет пять раскрашенных яиц.

Артефакты произвели на 11-286 Кай неизгладимое впечатление, он даже зарычал от удовольствия. Быстро выхватив артефакты из рук матёрого аборигена, 11-286 Кай высказался, чуть уняв волнение:

- Ваши страдания нами оценены, и в качестве компенсации я могу тебе, матёрое существо, дать вот это умение, называется "Зажигалка".

Через несколько секунд дед стоял с вытаращенными глазами и смотрел на свой кривой указательный палец, на кончике которого трепыхалось маленькое жёлто-красное пламя, огонь которого походил на зажжённую спичку.

Васильку не очень понравилось, что от деда буквально отделались, выдав непонятное умение, он считал, что дадут больше.

- Драгоценный 11-286 Кай, хочу заметить, что это матёрое существо очень старалось и....проявляло разумную инициативу. Может оно рассчитывать на более...интеллектуальное умение, связанное с литературой?

- А на сколько...была проявлена разумная инициатива? - уточнил 11-286 Кай.

- Ещё настолько же, - намекнул Василёк.

11-286 Кай даже подпрыгнул от такого заявления. Такие инициативы надо поощрять.

- Предъявите артефакты, - потребовал он.

- Сначала надо бы знать значительность компенсации, - скучным голосом сказал Василёк.

Вот что делать с такими гнусными и жадными аборигенами? Но приходится терпеть их выходки, эти артефакты ключ к успешной карьере. И отнять их у них нельзя, надо чтобы они добровольно артефакты подарили.

- Литературные умения самые редкие и дорогие, - начал набивать себе цену 11-286 Кай. - Могу предложить этому существу обновить его базу в разделе вашей литературы, которую ещё только создадут ваши аборигены с 1970 года до 1980 года, на десять лет, это круто, берите...

- Торг тут не уместен, - упёрся Василёк. - На 100 лет с 1970 до 2070 года.

После некоторых дебатов стороны согласились на 50 лет. Когда в базе данных у деда появились все книги, написанные с 1970 года по 2020 год, тогда Василёк дал команду деду передать артефакты 11-286 Кай, пусть задавится жадюга.

С самим Васильком получился жестокий облом. Когда он начал намекать 11-286 Кай, что не прочь бы получить научную базу данных на несколько веков вперёд его ждало сильное разочарование.

- Я всё ждал, когда же ты начнёшь об этом спрашивать, - стал измываться над ним 11-286 Кай. - Увы, мой гуманоидный друг, вот этого категорически нельзя делать. Мы сами не занимаемся такими делами и низшим цивилизациям не позволяем. Каждая цивилизация должна пройти свой путь, без помощи извне. Низшие с удовольствием поделились бы с вами технологиями, но это путь в пропасть. Такие цивилизации-нахлебники быстро попадают в зависимость и растворяются в бездне времени. Следить за вашей цивилизацией первого уровня, мы поручаем цивилизациям восьмого и девятого уровней. Они следят, чтоб низшие дров не наломали с дурным прогрессорством. Если желаешь, я могу тебе за твои артефакты дать один маленький, но мудрый совет?

Совет, так совет, с паршивого рептилоида, хоть совет.... Василёк был огорчён.

- Ты в этом мире инородное тело, созданное нами. Ты, здесь сам по себе силовой вектор, к которому всё, что окружает тебя, будет к тебе тянуться. Твои действия, твои мысли создают своеобразный ореол, сильнее рядом с тобой и затухая дальше от тебя. Всё, что попадает в этот ореол, трансформируется так, как ты задумал или криво. Это зависит от уровня организации материи и расстояния от твоего ореола воздействия. Хотя основы теории хаоса ты знаешь, и о фракталах тебе известно.

- А какой уровень контроля вами над этим миром? - уточнил Василёк.

- Абсолютный, - кивнул своей башкой 11-286 Кай. - Контроль осуществляется через тёмную материю, которая пронизывает абсолютно всё, если говорить в вашей терминологии.

- Так что прими в дар от меня, мой друг, очень нужное умение в этом мире, - заговорщицки сказал старший инспектор. - Это умение называется "Бег". За твои страдания - самое то. От души отрываю. Ну, и от себя лично, за твою разумную инициативу, дарю тебе умение "Химический анализатор". Надо думать, что кулёк перловки и две сухие рыбки сделали рептилоида щедрее.

Когда уже гость собирался прощаться с богато одаренными им всякой ерундой наивными аборигенами, случился маленький казус. Этим казусом был лейтенант Мухин, который, как чёрт из табакерки откуда-то из кустов вынырнул и кинулся с кулаками на 11-286 Кай.


Лейтенант Мухин крался за подозрительными личностями как заправский разведчик, стараясь никому не показываться на глаза, но и объекты наблюдения не упустить. Правда, уже полдеревни его засекли, но кто из местных его увидел, тот старательно делал вид, что ничего не заметил. Видно же, что человек работает, а мы ему будем только мешать. Со всеми предосторожностями бравый лейтенант приближался к заговорщикам. Наконец приблизился и понял по звукам, что их там гораздо больше. Тихонько раздвинув веточки, он обомлел, когда увидел открывшуюся картину. Его психика, и так в последние дни державшаяся на честном слове, не выдержала. Вот, что значит работать годами без отпуска и с не регулярным питанием. Так можно и язву заработать. Организм - он не железный. Увидев рядом с мелким и старым какого-то чёрта, мысли в голове Мухина окончательно перемешались, и коллективно решили покинуть своего носителя, оставив его на произвол судьбы. Остались только профессиональные инстинкты, которые говорили, что надо этого чёрта, как минимум задержать до выяснения. Хлопнув рукой по поясу, Мухин не обнаружил кобуры с верным пистолетом, поэтому ему пришлось броситься на чёрта врукопашную. До чёрта Мухин так и не смог даже дотронуться, как осел рядом с ним и отключился.

- Это кто? - удивлённо спросил 11-286 Кай, рассматривая спящего аборигена. Его скафандр автоматически пресёк попытку аборигена напасть на хозяина, усыпив нападавшего.

- Это представитель конкурирующей стаи, - честно поведал ему Василёк. - Наверное, хотел у тебя отнять артефакты.

- Угу, - закивал головой дед. - А чего это с ним, ёпрст?

- Да придётся ему теперь отдохнуть трое ваших суток, - ответил 11-286 Кай. - У него с психикой не всё было нормально, можно сказать совсем ненормально. Я ему немного сознание поправил. Выспится, будет как новенький, и не будет больше бросаться на старших инспекторов, как бешеный кварк. Ну, я пошёл. Пишите, если что. Надеюсь на ваше понимание, творческое осознание проблемы и разумную инициативу.

На этом портал закрылся за гостем из другого измерения. На полянке остались стоять два человека и один лежать на травке.

Дед пнул тело лейтенанта ногой: "Получи румынская морда". Но потом одумался: ведь бить лежащего человека, даже румына, было непедагогично перед молодым человеком.

- И что теперь с ним делать будем? - удивлённо спросил Василёк. - Я его не дотащу.

- Ага, - проворчал дед. - Я его тоже не дотащу, вон боров какой, ёпрст. Смотаюсь я лучше к Зосимовым. Скажу, нашёл Мухина в кустах. А ты, Василёк, тикай домой огородами и помалкивай. Давай только его хоть к дереву, что ли прислоним, ёпрст. Вот же боров.

Мухин, хоть и спал, но что-то бормотал, махал руками и брыкался. Когда его усадили спиной к стволу дерева, дед достал бутылку с самогоном и стал лить напиток в мухинский рот. Тот сделал глотка три, а потом закашлялся. Дед поставил оставшуюся бутылку рядом с телом Мухина.

- Вот такой будет натюрморт. Все поймут, что перебрал Мухин чуток, вот его и разморило, ёпрст.

- А самогон откуда? - поинтересовался Василёк.

- Да хотел его бракозябре нашей презентовать, но потом подумал, что это будет не очень разумная инициатива. Вот зачем нам бракозябр наших спаивать? Ты, давай, дуй огородами, ёпрст.

Вот и нормальненько. Как говориться: "Две головы хорошо" (плохо только, когда атомные станции взрываются).

Через пару часов спящего Мухина доставили в фельдшеркий пункт, находящийся в центральной усадьбе колхоза, ибо что-то со служивым было не то. В себя он решительно не хотел приходить, как его только не будили. Доставил его к медикам Иван Зосимов на мухинском же мотоцикле, усадив хозяина в люльку. Колхозные медики решили, что случай тяжёлый, поэтому погрузили тело Мухина в свою медицинскую машину и отвезли того в Воронеж в госпиталь МВД. Естественно, этим вечером вся деревня обсуждала происшествие с Мухиным на все лады. Кто считал, что участковый что-то вынюхивал, шастая по деревни. Кто наверняка знал, что конкретно искал Мухин и смело говорил об этом: искал он "нечто" и нашёл-таки. Кто говорил, что одно другому совсем не помеха: участковый и "нечто" искал и вынюхивал что-то. В конце концов, все пришли к выводу, что или участкового уже пора менять, или этого подлечить в санатории или профилактории.

Чрезвычайно бодро чувствовал себя дед Матвей. Его радовало, что так хорошо отделались от вездесущего румына, продавшегося с потрохами марсианам. Что он за марсиан топит, то это факт. А эти окаянные марсиане враждуют с нашими бракозябрами с Сатурна. Кидаются, лишенцы, на них с кулаками. А мы за наших бракозябр горой. Обрадовался дед и новому умению "Зажигалка". Он уже прикидывал, сколько денег сэкономит на спичках. Очень щедрая бракозябра оказалась. А новая огромная библиотека сочинений всяких писак из будущего, требовала вдумчивого изучения, чем дед и занялся. А то мало ли, понапишут всякой крамолы.

Василёк же совершенно не знал, куда присобачить такое нужное умение, как "Бег". Во-первых, предлагалось бегать со скоростью 8 км в час на дистанцию 1 км. А потом устанешь. А как его развивать, чтобы бегать как гепард? Система популярно отвечала: нужно упорно тренироваться. И что будет, если будешь долго тренироваться? Тогда сможешь пробежать уже пару километров и не устанешь, здорово, правда. Ага, хорошо, хоть умение ходить и дышать не дали в подарок. С этим умением инспектор нас явно надурил. Ну, ничего, ещё не вечер. "Бу" на этого рептилоида. Мы тоже можем до небес поднять цену на крашенные в стиле Пикассо яйца. А я ему ещё и кулёк перловки отдал, вот же лошара. Но сильно обижаться на 11-286 Кай тоже не надо: рептилоид, он и в Африке рептилоид. Зато русский язык теперь Василёк знал лучше, чем даже испанский и итальянский. И продолжал совершенствовать свои знания в этом языке. Вот уже русский-матерный неплохо знает. Теперь жить стало намного легче: можно было спокойно читать книги по медицине. В этих книгах мата, конечно, не было, но специальный сленг присутствовал. Но знание языка надо перед местными скрывать.

Умение "Химический анализатор" тоже подкачало. Толку от него было чуть больше, чем ничего. Работало оно так: надо было виртуальным щупом дотронуться до твёрдого тела или поместить щуп в жидкость или в газ. Тут же система давала отчёт, из каких химических элементов состоит этот объект. Всё было издевательски просто: в протоколе указывалась вся таблица Менделеева, и напротив каждого химического элемента из этой таблицы проставлялось процентное соотношение. И что с таким счастьем делать? Разве что в геологи податься. А чтобы развить это умение до анализа химических соединений, так сто лет пройдёт.



В неведомо каком пространстве, в неведомо какой дали, неведомо в каком времени несколько разумных из цивилизации десятого уровня обсуждали последние новости.

- А наш-то шеф, как пятую цифру к имени получил, так забурел, на кривом фотоне не подъехать, - сообщила Первая коллегам.

- Представляете, братва, - поддержал её Второй. - Говорят, это он выбил в наш отдел новенький ИИ, работающий на принципах холодного квантования тёмной энергии. Навьё. На нём даже нейтроны ещё не размножались. Ни у кого такой прелести нет, а у нас есть. Теперь я тебя, родная Первая в Космобой уделаю только так.

- Вам бы всё в игрушки играть, коллеги, - высказала своё "фи" Третья. А кто работать будет на благо цивилизации? Кто, кроме нас осчастливит несчастных гуманоидов? Кстати о мелких гиперонах...наш-то шеф вдруг гуманоидов возлюбил. Поговаривают, что парадигма поменялась.

- Вот дела! - воскликнула Первая. - Как говорят мудрые плазмоиды: "Хуже всего жить, когда парадигма меняется".

- А с чего это наш шеф в таком фаворе? - спросил Второй. - Кто-нибудь в курсе?

- А вот угадай, что я узнала, - сказала Третья.

- Удиви, - заинтересовался Второй.

- Поговаривают, - заговорщицки произнесла Третья. - У нашего шефа есть "волосатый хвост" среди шестизначных номеров.

Коллеги переваривали новую и интересную информацию. С гуманоидами надо бы теперь деликатнее что ли, раз такая парадигма вытанцовывается.

- Атас, братва, по местам! - вдруг завопил Второй. - Шеф идёт. Так, а кто это такой хитросделанный, мою акрихунторию умыкнул, признавайтесь? Специально для гуманоидов две штуки по большому блату достал, а близкие, и почти родные коллеги, ловко сэнропиздили дефицит. Верните в зад, дамочки.



Подходил срок, обещанный попами из Воронежа, провести обряд крещения. За неделю до такого значимого события Тимофеевна и некоторые другие её соседи односельчане развернули бурную подготовительную деятельность. Планировалось вначале, что обряд проведут келейно, только для жителей деревни Девица, но где-то протекло. В деревню начали наведываться эмиссары с Выселок и с центральной усадьбы. Так получалось, что уже надо было окрестить штук двадцать душ. Тимофеевна опасалась, как бы власти не пресекли такой разгул мракобесия в отдельно взятой деревне. Василёк был крещён по католическому канону, но это было в другой реальности. Сейчас он как-то не возражал приобщиться к православной религии. Собственно, а какая разница. Бог-то один. Ему совершенно безразлично, в какие нюансы ты веришь, да и что веришь в него, ему тоже безразлично. Сам Аламеда, а теперь Василёк к религии был равнодушен, но Бога побаивался.

За неделю до этого предполагаемого события, в деревне Девица произошло ещё одно событие, весьма радостное для её жителей, но болезненное для Василька.

Поздно вечером к Тимофеевне прибежал Иван Зосимов с вытаращенными глазами и стал нести ахинею:

- Сын Витька у меня рожает! Вот-вот родит. Не успели в город в больницу отвезти...

- Может это невестка Катька рожает? - уточнила у мужика Тимоффевна.

- Да, какая Катька? Что ей дуре сделается? Помоги Тимофеевна, Христом Богом прошу. Вечно молиться на тебя буду.

- Ага, ну ладно, - стала собираться к Зосимовым знахарка. Ситуация была из ряда вон. Но, что же поделаешь. Природа. Сын Витька, может и рожает, но пойдём смотреть Катьку. Васильку тоже ничего не оставалось делать, как бежать к роженице. Оставлять это дело на умение местных бабок было весьма опрометчиво.

У Зосимовых в их усадьбе была суета. Собрался весь их клан и соседи и все переживали под Катькины крики. Виновник этого действа Витька находился в прострации и уже был готов сам родить хоть ёжика.

Василька пока Витькины потуги не очень интересовали, а вот с роженицей дело обстояло плохо. Как-то не досмотрел раньше Василёк над Катькиными делами, а оно вон как плохо получается, судя по результатам проверки её состояния диагностом. Совсем плохо. Дело шло к летальному исходу, как матери, так и дитя. Всё осложнялось тем, что теперь было два организма, а не один. А это удвоенный расход силы. Но выход, намеченный диагностом был. Но этот выход требовал одномоментного применения сразу 149 единиц силы на два организма, и в последующие дни надо было поддерживать эти организмы волшебной силой, иначе беда. А что мы имеем, на космической скорости соображал Василёк. На первое июня у меня есть 102 единицы в основном хранилище, десяток бонусных единиц, в спецаккумуляторе десятка, и в восстанавливающемся уже двадцатка. Ну, и дезинфекция уже семь единиц.

Сначала Василёк включил дезинфекцию Катькиного организма на полную катушку: семь семейств болезнетворных бактерий, вирусов и грибов сдохли, типа всяких золотистых стафилококков. Затем, когда стало ясно, что дальше тянуть смысла нет, решительно направил на Катькин организм и организм младенца 149 требуемых единиц силы. Ещё минут десять он находился в сознании в доме Зосимовых, держась на самообладании, но потом, когда услышал, что в соседней комнате заорал ребёнок, упал в омут глубокого обморока.

Он не слышал, как Иван Зосимов орал односельчанам, что Витька молодец, такого богатыря родил, назовём Вовкой. Он не чувствовал, как соседи и Тимофеевна волокут его домой всего обоссавшегося и обгадившегося от боли. Не чувствовал, как кормилица, причитая, его мыла и укутывала в одеяло. Дитё ни на что не реагировало.

Часов через шесть Василёк очнулся. Ещё штормило, но уже было терпимо. Первым делом он выяснил, сколько единиц силы у него есть в наличие. С теми слёзками, что оставались, и с теми единичками, что набежали, у него сейчас было 29 единичек. Но роженице и ребёнку требовалось ещё волшебная энергия. Поэтому Василёк технично слинял из дома, и на автопилоте двинулся к усадьбе Ивана Зосимова. Калитка на их участок была нараспашку. Возле дома и внутри были видны следы празднования. Впрочем, празднование ещё и не собиралось заканчиваться. Поэтому Василька никто не остановил, и он умудрился пробраться ближе к Катьке и новорожденного ребёнка, где и слил на них по десятке единиц силы на каждого. Ну и на себя, родного, слил пять единиц, чтоб прочистить мозги. Да, это жизнь во всей красе. А в жизни как бывает? Начинаешь думать - рождаются мысли. Перестаёшь думать - рождаются дети.

Василька в доме Ивана заметили и, как всегда, стали пичкать незатейливыми кушаньями. Как же, внук бабки знахарки был в почёте, хоть дебил и маленький засранец. Но не только пища подняла настроения Васильку. Система тоже капитально расщедрилась на подарки, скорее всего за рекорд траты силы. Во-первых, он получил 18 бонусных единичек силы. Специальный аккумулятор заимел двадцать единиц и увеличил ёмкость до тридцати. Дезинфекция стала иметь восемь спецединиц. Но самое главное открылась новая неожиданная ветка: "Акушерство" и система к этой ветке дала десять спецединиц, конкретно для таких случаев. Не густо, конечно, за спасение двух жизней, но с учётом повышения ёмкости основного хранилища до 110 - уже что-то значимое. А Иван Зосимов ещё долго бегал по деревне и всем рассказывал, какой у него могучий Витька, такого замечательного Вовку родил. Про невестку Катьку он ничего не говорил, баба есть баба, что с ней может статься. Правда его очень удивляло, что уже второй день пошёл, а его новорожденный внук ещё не может ни ходить, ни говорить. Это всё бабское воспитание, влияние их дурацкого сю-сю-сю, решил он. Надо будет брать воспитание ребёнка в свои мужественные руки.

Обряд крещения односельчан проходил в том же живописном месте, где Фадеев недавно устраивал банкет военным. Коровок к этому месту не допускали и они не смогли заминировать территорию. Для проведения обряда из Воронежа привезли на двух легковых машинах старенького батюшку и двух его служек. Служки аккуратно вытащили батюшку из машины, а купель для обряда поставили на травку. Народа собралось человек пятьдесят. Таинство проходило очень просто, но чрезвычайно торжественно. Малышню перед купелью держали на руках крёстные. Батюшка малюсенькой кисточкой наносил на лоб и запястья кресты каким-то веществом (это миропомазание), потом лил на голову малыша немного воды. Вот и всё. Считай, тебя окрестили в православную веру. Служки в особую книгу записывали данные окрещённого. Взрослые наклоняли головы над купелью, и батюшка лил им немного воды на макушку. Было солнечно и безветренно. Так и Василька обыденно окрестили. Даже внука Ивана окрестили, хотя ему ещё не исполнилось и сорока дней. Только батюшка с трудом нашёл на голове младенца пару волосинок, чтобы остричь их крестообразно, согласно ритуалу. Потом крещёный народ три раза публично отрекался от дьявола. Таинство красивее проходит в церкви, но и на природе, возле реки было всё сделано должным образом. Богу всё равно, каким путём вы идёте к нему. Главное, чтобы в душе вы были не сволочью и конченным гавном, а нормальным человеком. Ну, а на гавнюков мы "бу" кладём, думал Василёк.

Таинству никто не мешал, поэтому прошло всё тихо и мирно. Крёстные матери предварительно озаботились для своих крестников приобрести крестильные рубашки. У всех имелась с собой кыжма в виде белого полотенца. Естественно, у всех окрещённых был нательный крестик. У некоторых простенькие иконки святых.

Для крестившихся в этот день на берегу реки никаких негативных последствий от властей не было. Но один человек всё же пострадал, или, наоборот, ему повезло: сложный это вопрос. С работы выгнали корреспондента Климова Платона Герасимовича. Выгнал его главный редактор за всё хорошее и за отказ Платона написать разгромную статью о чудовищном случае мракобесия, произошедшем совсем рядом с Воронежем в деревне Девица. Этим своим отказом Платон окончательно вышел из доверия идеологических работников: вот же гад какой, сначала, откажется писать разгромную статью, а потом и в призрак коммунизма перестанет верить. Пришлось главному редактору поручить написать статью спцкору Матвееву. Тот и написал. Статья вышла похожая на рапорт куратору из органов, но лучше у Матвеева никак не получалось, ни фантазии, ни интеллекта у Матвеева не наблюдалось, даже под микроскопом. По поводу этой убогой статьи главного редактора вызвали в обком к самому инструктору товарищу Пахомову. Тот внимательно выслушал главреда, со вздохом достал из тумбочки бутылку коньяка и сказал:

- Всё это печально. Наливай!

Главред набулькал в большие стаканы крепкий напиток:

- За что пьём? - уточнил он.

- За нас с тобой, и за хрен с ними!

Главред знал, что товарищу Пахомову уже требовалось минимум полбутылки коньяка в день, это для укрепления нервной системы и прояснения сознания. Когда нормой станет употребление одного литра в день, то тогда, товарища Пахомова тихо уберут с должности инструктора обкома и переведут работать директором техникума, будет он там учить подрастающее поколение. Это называлось круговоротом номенклатуры в природе.



Интересно, что имел в виду 11-186Кай, когда говорил, что немного поправит в мозгах нашего участкового товарища Мухина? - так гадал о судьбе "мильтоницера" Василёк, потому что о Мухине уже долго не было ни слуху, ни духу. Вроде и не плохой дядька участковый, только слишком впечатлительный. Как бы 11-186Кай так не поправил мозги товарищу участковому, что того даже в психушку без экзамена не примут. Жалко будет дяденьку.

Василёк зря волновался: 11-186Кай знал своё дело туго. Что надо он поправил, а для стабилизации психоэмоционального состояния организма отправил сознание Мухина в виртуальный мир на трое суток. Это физических суток этого мира, а для сознания Мухина пройдёт полтора года субъективного времени нахождения в виртуале. Там он отдохнёт от всех мирских забот, постреляет монстриков, а потом будет здоровенький, как огурчик.

Когда сознание будущего здоровенького огурчика лейтенанта Мухина пришло в порядок, он уже знал, что находится в новом виртуальном мире, а предыдущего персонажа ему почему-то пришлось снести. О прошлом персонаже в памяти практически ничего не осталось, как и о большом мире; вся информация о нём была загнана в тёмные подземелья бессознательного. Так, какие-то смутные воспоминания, похожие на сон, даже как его зовут, Мухин точно не знал. Зато он знал, что ему надлежит делать. По-сути, всё очень просто, надо качаться, получать ачивки. Плохо, что у него сейчас только нулевой уровень, и у его пета тоже нулевой уровень. Мухин не задавал дурацких вопросов, откуда он знает, что такое локация, неписи, пет, лут, мана, хил, баф, монстры, он просто это знал, и всё. Знал, что этот район называется "Пригородная зона", а локация, в которой он сейчас находится - "Лютая деревня". Эта локация явно не на его нулевой уровень. Здесь водятся монстры от первого до восьмидесятого уровня. Он здесь сейчас только, чтобы произвести разведку: себя показать, на монстров посмотреть. Порадовало, что мир был прописан очень тщательно и красиво. Нет, конечно, не как реал, но детализация совершенная, до мелкой пылинки и зелёной былинки. Было тепло, и мухи не кусали, лёгкий ветерок качал верхушки деревьев, небо ослепительное, облака как настоящие. Зрение персонажа было отменное, голова работала чётко, как компьютер. Себя Мухин осознал сидящим на бревне и прислонившимся спиной к живописным развалинам деревянного сарая, стоящего на вконец запущенном деревенском участке. Кругом было море колышущейся травы, кустов и деревьев, которые создавали, чуть ли не джунгли. Да, без людей здесь за несколько лет джунгли образовались, и нечисть завелась из-за плохой экологии. Говорят, где-то очередной мирный атом рванул. Даже в развалинах сарая уже буйно начала тянуться к солнцу поросль вездесущего ясеня и какой-то зелёной хрени. Он вспомнил, что своего пета оставил около точки возрождения на краю локации. Эта точка возрождения персонажа представляла собой обычный деревянный столб, несущий оборванные хулиганами электрические провода. На столбе ещё сохранилась проржавевшая табличка "Не влезай, убьёт!". Слова были написаны на турецком языке, но Мухин прекрасно понимал, что там написано. В правой руке Мухин держал потёртый пистолет ПМ, вполне естественная вещь в этой локации, но практически бесполезная против высокоуровневых монстров. А для Мухина сейчас и второй-третий уровень монстров был критическим. Чихнут - он и помрёт. Зато как приятно было целиться в мишень: красная точка показывала, куда прилетит пуля. В пистолете был полный магазин. Ещё пять магазинов к ПМ Мухин обнаружил в карманах своего камуфляжа. Кроме этого у Мухина был тощий рюкзачок, в котором нашлась аптечка, две пачки патронов, два презерватива, банка тушёнки, сто турецких лир, полбулки хлеба и фляжка с водой. В кармане оказался складной перочинный ножик. Вот и всё богатство Мухина. Впрочем, неказистый рюкзачок мог вместить шестьдесят кило добра, вес которого в нём бы не ощущался. Ещё у Мухина был личный игровой подпространственный спецкарман, в котором можно было хранить целых двенадцать килограмм добра, которые никто не мог у него отнять. Сейчас он был пустой, поэтому Мухин переложил туда все свои вещи, включая рюкзак. Ему не улыбалось всё бездарно потерять. Плохо, что он не помнил что-то очень для него нужное. Например, как зовут его пета. Помнил, что этот аппарат назывался раньше на букву "М".

- Назову ка я тебя "Зверем", - решил Мухин. -Рычать же умеешь.

Тут же выскочило сообщение от системы, что личный пет вида "аппарат" получил имя "Зверь". Мухин как в тумане помнил прошлое; помнил, что они вместе со Зверем работали на пару в организации, тоже называющейся на букву "М". А вот что они делали, он не помнил: работу, наверно, работали. Как зовут его самого тоже не получалось вспомнить. Вроде тоже на "М". Му...., а как там дальше? Лучше не гадать, а то на ум неприличное слово приходит.

- Назовусь я просто "Агент", - решил Мухин. - А что, скромно и со вкусом.

Тут же выскочило сообщение от системы, что персонаж получил имя "Агент". Особо интерфейс перед глазами не надоедал. Были три шкалы Жизнь, Выносливость и Мана. Всё остальное можно было посмотреть в разделе информация. Там же была и подробная карта местности. Вдалеке, где-то у моста, вдруг послышались автоматные выстрелы. Даже пару раз взахлёб своё слово сказал пулемёт. Неписи вояки с кем-то развоевались - предположил Агент - а я, какого сижу? Сидишь на жопе, а враг качается. Надо идти на разведку, а то монстры первыми подкрадутся. Агент стал прислушиваться к странным шорохам и приглядываться к подозрительным кустикам, даже принюхиваться. Если Агент задерживал внимание на каком-либо объекте, то появлялось пояснение: "Руины деревянного сарая", "Колючий куст", "Полосатый чёрт третьего уровня".

Что? Полосатый чёрт? Откуда? Точно, раздвинув колючие ветки, из кустов выбрались два чёрта: полосатый 3 уровня и полосатый 4 уровня. Черти, как черти, с рожками и копытцами. Шерсть их рыжей масти, как у коровы, но с полосками. Ростом будут метра полтора. Один вооружён граблями, другой вилами. Черти, понюхав воздух своими поросячьими пятачками, смело бросились в атаку на унюханного ими Агента, при этом воинственно размахивая сельхозинвентарём. Первый выстрел был произведён в пузо младшему чёрту. Тот заверещал и стал кататься по земле, а старший швырнул в Агента вилы, но промахнулся. Старшему чертиле достались уже две пули, и он, хрипя, упал. Схватив трофейные вилы, Агент подскочил к первому чёрту и стал его добивать этим инвентарём. Чёрт верещал, катался по земле, подыхать не хотел, но после ряда уколов вилами испустил-таки дух. Лут с этих чертил был откровенно убогий. С покойников дропнулось двести турецких лир, одно молодильное яблоко, ну, и трофейные грабли с вилами.

Вот, что значит нулевой уровень. Вроде и не дрался, а шкала выносливости просела до нуля. Надо отдыхать. Присев на бревно Агент заметил деловито ползущую десятисантиметровую гусеницу. Система подсказала, что это метаморфоза пластинчатоусого кукурузного хруща первого уровня. Агент хотел отвесить этой гусенице щелбан пальцами, но не тут-то было. Гусеница оказалась очень сердитая по жизни. Она сагрилась на человека, вся грозно вздыбилась, на морде у неё ощерилась пасть, усеянная кучей острых зубов. И этой пастью гусеница уцепилась за палец Агента.

- Ай, больно, скотина зубастая, - зашипел Агент. - За задницу себя кусай, сволочь.

За то, что гусеница съела у него единичку жизни, Агент смачно раздавил её своим берцем. А гусениц появлялось всё больше. На Агента они не обращали внимания, а целенаправленно лезли к трупам чертей. Некоторые уже взобрались на трупы и с аппетитом и чавканьем поедали вкусную чертятину. Из-за гусениц и неприглядной картины надо было отсюда убираться и продолжать разведку. Выйдя наружу участка через калитку, висящую на одной ржавой петле и честном слове, Агент был атакован, выскочившим из густых кустов существом, которое система назвала сифилитиком четвёртого уровня. Агент понял, что сбежать от этого ужаса по еле видимой из-за травы колее дороги, поперёк которой валялись поваленные то там, то здесь деревья, не получиться, надо биться. Но как же не хочется сражаться со столь мерзким существом. Оно Агенту кого-то напоминало из его прошлой суровой жизни. Это существо было в виде ребёнка шести лет с дебильным выражением на лице и жуткими язвами по всему его телу. Нос сифилитика живописно провалился. В руках местный монстр держал бензопилу, которая вдруг зловеще заработала, окутавшись едким бензиновым дымом. Один раз сифилитика всё же удалось огреть трофейными граблями, но существо было очень резвое, крутилось как поросячий хвостик, поэтому, вскоре грабли были перерезаны бензопилой. За граблями последовали и вилы, а потом сифилитик ловко отрезал бензопилой Агенту ногу, а затем и буйну голову. "Вы погибли", услужливо сообщила система. Очнулся Агент на точке возрождения.

- Да, здесь скучно не будет, - порадовался Агент, что сообразил всё своё добро поместить в личный инвентарь. - Интересно, а где я мог раньше видеть этого сифилитика?

В результате боя были потеряны только трофейные грабли и вилы. Зато за эпическую битву с чертями ему обломился первый уровень. Прогресс, однако. Теперь надо думать, как красиво очистить "Лютую деревню" от этих страшных монстров. Оружие надо добыть - решил Агент. В деревне без пулемёта трудно жить. Может военные поделятся? Вот в том направлении, огородами, и двинемся на поиски вояк. А как очистим деревню от нечисти, то и местного босса можно будет покритиковать в его логове на молочно-товарной ферме. Агент знал, что местный босс очень крутое существо сорокового уровня. Звали его мрачный кровосос дед Матвей.



Кроме заботы о здоровье новорожденного Вовки и его мамки Катьки, Василька сильно стало заботить мрачное настроение деда Матвея. Пришлось ему отдавать деду ежедневно по 10-20 единиц силы, а то, что-то хандрить стал дед, как бы ни помер от тоски. Нет, дед также постоянно рассказывал деткам сказки и истории, но стал заметно мрачнее, часто хмурился и о чём-то думал. И было с чего. Это Василёк знал, что в 1991 году СССР благополучно развалится, но он по этому поводу в той жизни совершенно не переживал. СССР и Россия для него были как Луна и Марс. Далеко и непонятно. Дед Матвей же, начитавшись книг написанных до 2020 года, впал в прострацию. Для него, события, описываемые в этих книгах, были как удар ниже пояса, а заодно и по голове. Что же вы наделали товарищи коммунисты, качал головой дед? Как вы могли продать идею социализма за синие американские штаны? Вывод был только один: все нормальные коммунисты погибли в отечественную войну, осталась сплошная шелупонь. Эх, Лёнька, Лёнька, что же ты наделал, жопа ты с ушами. Сам подох, успев нацепить на себя целых пять Золотых Звёзд, а страну отдал м**ку Андропову. Черненко соратнички быстренько отравили. Все твои остальные дружки скурвились. Нормальных трудяг выгнали, зато призвали всяких мутных Ельциных, Яковлевых и Горбачёвых. Это же надо до чего дожили, что целая свора генералов и дипломатов продалась ЦРУ. И союзнички тоже молодцы. Ну, с румынами и поляками понятно. А вот "братушки" болгары в очередной раз продали Россию. Да и те республики, которые жили в СССР, тоже "молодцы". Грузины, так те вообще войной пошли на Россию. А "братья" украинцы, прокляв Россию, вдруг на Бендеру и Гитлера стали молиться, в гейропу поскакали, почему-то с кастрюлями на голове. У прибалтов в почёте эсэсовцы и геи. Армяне с азербайджанцами стали увлечённо резать друг друга. В Таджикистане и Молдавии была гражданская война. В Туркмении образовалась типичная восточная монархия во главе с бывшим членом политбюро. Вот, спрашивается, зачем тогда такая компартия нужна? В России её, такую хорошую, от власти отстранили олигархи, сами выходцы из КПСС, которые поделили между собой все богатства народа. Делили несколько лет, капитально постреляв друг друга. Народу, в результате такого деления, остался шиш без масла. И колхозы тоже разогнали к ебеням. Может и правильно, но зачем закрывать школы, больницы и поликлиники? Зачем пенсионный возраст повышать, если народ до этих лет не доживает с нормальным здоровьем? Зачем придумывать дурацкие законы? Хотя с законами понятно, почему они такие "гениальные". Их просто некому писать. Профессионалов-то нет. Законы пишут, не пойми кто: артисты, певцы, спортсмены, какие-то блягеры, или блогеры, хрен разберёшь.

Свалившаяся информация очень плохо подействовала на деда. Единственно, что было хорошо, так это куча новых отличных книг, как русскоязычных авторов, так и иностранных. Эти книги Матвей хотел уже начать рассказывать детям, предварительно чуть переделав их. Книги были увлекательные. Идейного смысла в них не наблюдалось, зато были мастерски описаны захватывающие приключения. Порадовали деда книги Лукьяненко, Бушкова, Корецкого, Рудазова, Дэма Михайлова, Сугралинова, Кощиенко, Каменистого. Из иностранных книг, можно было деткам рассказать историю про мальчика-мага, это который Гарри Поттер. Европу и Америку дед и до этого не жаловал, а прочитав, что с ними сталось к 2020 году, совсем перестал уважать Запад с его геями-содомитами, неграми и тотальным враньём. Слава Богу - думал дед - что не доживу до этого позорища.



Для Василька эти душевные терзания деда Матвея были неведомы. А если бы он о них узнал, то особо не сочувствовал бы деду. Сам Василёк в той жизни политикой не интересовался, его больше интересовала наука. Хотя политика, бывало, вмешивалась в его жизнь. Ему однажды даже пришлось проводить математический анализ некоторых моделей по приличному гранту, выделенному правительством Соединённых Штатов, причём особо не скрывалось, что эти серьёзные исследования идут по линии ЦРУ. Однажды Аламеду пригласили на большой международный конгресс по прикладной математике и социологии, как специалиста по динамическим системам. Конгресс проходил несколько дней в Нью-Йорке и оставил в памяти Аламеды самые приятные впечатления своей отличной организацией и великолепными докладами коллег из разных стран. Особенно ему понравились доклады коллег из Индии и Южной Кореи. На этом конгрессе он познакомился с интересным человеком, которого звали Игорь Борисович Калмыков. Для участников конгресса были организованы специальные лекции, которые читал этот человек. Калмыков был уже человеком преклонного возраста, но сохранил великолепный и острый ум. Лекции его тоже были интересны и поучительны. Сам Калмыков был русский, родился в 1918 году в Новочеркасске, но в 1945 году, служа в Красной Армии переводчиком, перебежал к американцам. Он не скрывал, что потом много работал на ЦРУ и был одним из руководителей психологической войны США против СССР. Именно Калмыков создал новую науку, которую он назвал высшая социология, или дегенератология. Собственно, и крупный грант для Аламеды был предоставлен после бесед с этим интересным человеком. Суть исследований Аламеды был в анализе уровня преступности по различным странам и в анализе уровня психических заболеваний. ЦРУ интересовало личное мнение учёного на проблему. Всё было очень серьёзно и исследования хорошо оплачивались.

Сам Калмыков считал, что в мире, в большинстве стран и этносов, наметилась тенденция к деградации человеческой популяции. И первым признаком деградации, по его мнению, было отсутствие тяги к биологическому размножению. Народ просто перестаёт испытывать влечение к противоположному полу, а начинает испытывать противоестественную тягу к лицам своего пола, к детям, к животным, и даже к трупам. Туда же можно отнести и близкородственные связи. Это приводит к тому, что природа блокирует дальнейшее размножение человека, или рождаются олигофрены, или люди с врождёнными дефектами, будущие преступники, извращенцы, декаденты и маргиналы, что только продлевает агонию популяции. Всякие сексуальные "нетрадиционности", являются четким указанием на наличие дегенерации. Калмыков говорил, что: "если не в порядке между ног, то не в порядке и в голове". ЦРУ активно использовало и поддерживало во многих странах дегенератов. Однако, и в самой Америке процесс дегенерации зашёл слишком далеко. Вот почему светлым головам в американской Администрации позарез были нужны математические модели динамики негативных процессов в разных странах. Это огромный рычаг для политического влияния на социум соседних стран. Американцы знают толк, как управлять миром. Сам Калмыков, пожив в коммунистической стране, понял, что это тупиковый путь развития цивилизации. Коммунизм, по его мнению, является отрицанием всей личной сущности человеческой природы, тем, что делает человека уникальным личностным существом. Но человеческую природу идеями уничтожить невозможно, можно просто убить человека, или запугать его до смерти. Насильственно подавленная коммунистическими идеями личность неизбежно проявится иным путем: она выразиться в стремлении каждого человека брать как можно больше от общественного пирога, при этом внося в него как можно меньше со своей стороны. Собственно, как знал Аламеда, так в социалистических странах и произошло. Апофеозом стал крах социалистического лагеря во главе с СССР. Остался коммунистический Китай, но с ним не так всё просто. По сути, в Китае под маркой коммунистических идей строится привычная для китайцев тоталитарная империя.



Доктору Шингару было сегодня немного досадно, что он физически не успеет до девяти часов утра гнусно надругаться над каким-нибудь своим подчинённым. Несколько втыков коллегам, пару разносов, вот и всё, что утром успел совершить профессор в своём отделении больницы. Для судьбы Вселенной это очень мало. А вкусно почморить докторов Нахимова с Пахомовым? Эти две никчемные пылинки в океане бытия. Жаль, что сегодня не получается это благое дело, почморить их. Вот же напасть: надо ехать в какую-то странную командировку на три дня. Как ему сказали в областном управлении здравоохранения, когда вручали командировочное предписание, что поработаете на выезде один день, и два дня на написание отчётов. Это сколько же они собираются писать? Что, они не знают, что есть более полезные способы бумагу переводить? Шингару объявили, что он включен в бригаду врачей, которые прибудут, чуть ли не из самой столицы. Вот дела творятся интересные под Луною. Оказывается, что в столицах вдруг заинтересовались состоянием здоровья сельского населения и посылают группу врачей узнать что там и как там, в славной деревне Гадюкино Мухосранского района. Никогда такого не было. И вот дожили. Интересно, что они там, в Минздраве такое забористое курят? Вот теперь доктору Шингару предстояла поездка по живописным местам области, а раздолбаи Нахимов и Пахомов останутся сегодня неотшатанными, а это непорядок. За три дня эти отморозки могут и забыть, что они что-то когда-то обещали Гиппократу. Забить болт на больных и выпить спирт, который должен идти на протирку ягодиц больных.

Но, ничего не поделаешь. Приказ, есть приказ. К девяти часам за Шингаром обещал заехать главный специалист этой бригады врачей и забрать его в Гадюкино. И точно. Шингару не пришлось ждать, за ним приехали. Что опять удивило доктора, так это то, что в это Гадюкино ехало целых три специальных автобуса и в них большая бригада медиков. Странных, честно сказать, медиков. Сидят себе с каменными лицами, молчат. Это самые опасные люди, кто молчит, слушает и думает. С Шингаром коллеги общаться были не намерены, и друг с другом тоже. С ним только кратко поговорил их старший. Совсем было удивительно, что с медиками ехало несколько ветеринаров и химиков. Странная комплексная проверка. Шингар хотел завести интеллектуальный разговор с одной, рядом сидящей женщиной, но ничего не вышло. Она не отреагировала на его провокационное заявление, что диаметр указательного пальца человека равен диаметру его ноздри. А ведь Шингар мог этой дуре ещё много чего умного рассказать. На любую тему. Да хоть про физику. Например, рассказать, что тело, всунутое в воду, выпирает на свободу с силой выпертой воды телом, всунутым туды. Но даму ничего не заинтересовало: как есть дура. А то, можно было бы с ней, например, встретиться сегодня вечерком, обсудить медицинские дела, потом совместно нанизать жемчуг её эстетической привлекательности на прочный стержень нарратива. Но дура она оказалась.

Ехали не долго, и Шингар не успел соскучиться, но стал задумываться над задачами столь странной компании. Деревня, куда приехала эта странная компания медиков, называлась Девица. Хоть и не далеко от города, но, как в другой век попали. Вот и приехали, здрасьте вам через калитку. У них тут и фельдшерского пункта даже нет. Да и зачем он им. Разве только грязелечебницу здесь можно открыть.

Когда все вышли из автобусов, то старший, который назвался Иваном Фёдоровичем, командным тоном нарезал всем задач. Шингар попал в группу из трёх человек: он, как хирург, мужик терапевт и женщина невролог. Предстояло ходить по дворам, записывать данные пациентов в журналы, интересоваться жалобами, осматривать пациентов, беседовать с ними, слушать их дыхание, мерить давление. Кровь пациенты могут сдать в спецавтобусе, а в другом автобусе их ждут стоматологи, которые осмотрят зубы, назначат лечение. Так предполагалось. Но получилось совсем не так, как предполагалось.


Василёк вовремя засёк с помощью своего умения въезд в деревню странных автобусов. Включив слух на максимум, он быстро понял из разговоров приехавших, кто они такие. И быстро сделал вывод: надо тикать, причём прыжками. Ему совсем не улыбалось, чтобы его исследовали медики. Кинувшись в дом к Тимофеевне, он сообщил ей, что в деревню приехала куча докторов, и они уже начали ходить по дворам. Тимофеевна соображала быстро. Это значит, что доктора могут забрать у неё бедного Василька. Скажут, не лечат его тут, не докармливают, а где-нибудь в интернате ему будет очень хорошо. Быстро схватив корзинку, она потянула Василька огородами в сторону невеликого леса, только крикнув шастающим по двору шабаям, что их обед в печке, а хозяйке вдруг приспичило пойти по ягоды. Она не знала, что точно такое же творилось по всей деревне. У большинства односельчан вдруг возникла куча забот, требующих их скорой отлучки из деревни. Вот прямо сейчас и потребовалось. Ага, и идти надо именно огородами и козьими тропами, подальше от докторов. Но некоторым односельчанам скрыться не удалось, и они, бедные, попались в руки медиков. И начался цирк. В облаву, естественно, попала дура невестка Зосимовых, которая Катька вместе с младенцем. Промухал облаву так же дед Тихон Нестюркин. Не смогла спрятаться баба Маня. Попались и некоторые глупые маленькие детки, которые не сообразили, что от дядей и тётей в белых халатах надо держаться подальше. Попались и шабаи, строящие объект у Тимофеевны. Вот и весь улов. Не считая, конечно, работников фермы и их коров. Те не могли бросить животных и смыться. Если Катьку, её младенца и глупых деток врачи осматривали без эксцессов, то дед Тихон и баба Маня устроили целое цирковое представление.

На вопрос: "Дедушка, у вас есть жалобы на здоровье?", дед Тихон прикинулся, что плохо слышит и видит, стал хрипло кашлять, мелко трясти головой и руками, подволакивать ногу. Он только жалобно приговаривал, что уже заказал себе у плотника хорошую домовину в которую уже собирался лечь и не вставать. Очень сокрушался, что не успел дописать конспект по сочинениям Ленина и товарища Энгельса. Мерить себе давление, брать кровь на анализы он не давался, только твердил, что совсем помирает и ему ушицы хочется. А вы кто в белых халатах? Повара? Ушицу дедушке принесли? Шингар хмыкнул про себя, глядя на деда - вот же симулянт. Но не стал это говорить вслух, а только украдкой подмигнул деду. Шингар чувствовал в этом деде родственную душу.

С бабой Маней всё было по-другому. Она темпераментно жаловалась на всех и на всё. Жаловалась на участкового, на соседей, почему-то на советскую науку, на плоскостопие и кучу других болезней. Судя по её словам, болело у неё всё, что можно и что нельзя. Все анализы баба Маня готова была предоставить с превеликой радостью и в любом количестве. А в больницу лечь хоть прямо сейчас и на всё время. Только интересовалась, чем её там будут кормить и какое бельё надо брать с собой, типа, какие сейчас тенденции в моде на нижнее бельё.

Такая благодать продолжалось где-то с час: доктора пытались выловить зазевавшихся селян, а те, пользуясь знанием местности, усвистали в разные стороны, как тараканы. А потом вдруг появилась толпа народа с центральной усадьбы. Как народ узнал, что в Девицу приехали опытные врачи из области, было неизвестно, но народ повалил валом. И не откажешь же им, не скажешь же, что интерес для врачей представляют только жители деревни Девица. Доктора, стиснув зубы, стали осматривать новых пациентов. С этими было всё понятно: жалоб море, и на любой вкус.

А хмурые ветеринары из спецбригады добрались до фермы. Дед Матвей сразу сообразил, что это неправильные ветеринары. У них все признаки неправильности на лицо: во-первых, они все были в белых халатах! Каково! Во-вторых, они были совершенно трезвые и хмурые. В-третьих, они начали осматривать коровок, а не пялиться на прелести Маринки. Был ещё один настораживающий момент: они подозрительно косились на силосную яму и задавали дурацкие вопросы, типа, чем глистов лечили у коровок. Спрашивается, зачем лечить глистов? Ветеринары были очень дотошные. Осматривали коровок, слушали их, заглядывали им в нос, в ушки, под хвост, изучали состояние копыт и шкуры. Но деду было ясно: это всё делается марсианами для маскировки. Думают, лишенцы, что дед не догадается кто они такие. Эти ветеринары и деда с Маринкой пытались отправить на какие-то анализы в деревню. Хрен вам от советской власти, а не анализы. Ну, можете, вот пастуха Тимоху взять на анализы, его не жалко, хоть насовсем его заберите.

Когда стало уже смеркаться бригада медиков и ветеринаров свернули свои работы, а химики закончили брать образцы почвы и воды в округе. Что примечательно, народ из этой деревни так и не появился, пока автобусы со спецбригадой не уехали восвояси.

Шингару начальник сказал подготовить за два дня подробный отчёт по каждому пациенту и выдал ему громоздкие формы.

-Угу, - сказал ему Шингар. Но сам подумал, что о деревенских жителях будет писать как можно меньше, а про жителей центральной усадьбы подробно. Что-то не нравились ему эти странные коллеги.

Выйдя через два дня на работу в свою больницу, которую Пахомов и Нахимов в его отсутствие не сожгли и не пропили, Шингар был осчастливлен начальством известием, что надо срочно подготовить и передать в эту хитрую комиссию все истории болезней пациентов из близлежащих к деревне Девица населённых пунктов. Что ж, решил профессор, карточки мы вам отдадим....которые найдём, а то у нас всё теряется безбожно. Вот только карточку Марии Фадеевой мы не найдём...куда-то она закатилась в тумбочку моего стола, ага.

А в деревне после того, как медики уехали, и народ вернулся домой, разгорелась дискуссия на тему: "Зачем городские приезжали?".

- Кирюха, - стал допытываться младший Зосимов у старшего брата. - Зачем городские приезжали? Народ что-то в непонятках. Может мобилизацию хотят объявить. Воевать с кем будем?

- Да, не, всё просто Иван, - солидно почесал пузо старший брат. - У них в городе свои больные кончились. А план докторам давать надо. Вот и припёрлись. Понимать надо.

- Дык, может, надо было городским помочь? - стал сомневаться Иван. - Сходить к ним на обследования.

- Пошто их баловать, городских, - возмутился старший. - Или тебе хотелось, чтобы с тебя кровь брали, ссать в бутылочку заставляли, во рту ковырялись? У нас тут просто, по-деревенски. Сходи к Тимофеевне, она в бутылку ссать не заставит, пошепчет над твоим зубом и всё нормально. Это в городе везде людям надо анализы сдавать. А у нас одни только коровы столько этих анализов навалят, что тракторами убираем. Уже достали эти анализы хуже горькой редьки, так теперь ещё и городским анализы дай, причём бесплатно.

- Ой, Кирюха, я вот представил, - глубокомысленно проговорил брат. - А если бы тебе доктора тыщю рублей дали, ты бы дал им анализы?

- Не, Иван, тогда бы я просто ох***ел.

- А новость, Кирюха, слышал? Витёк Камышин уговорил-таки Таньку повариху на сеновал за тыщу рублей.

- И что, сходили они на сеновал?

- Не, не срослось. Откуда у Витка тыщя. Он только трояк в кармане имел.

- Так зачем тогда весь этот сыр-бор, - удивился Кирилл.

- Да это Витёк так моральный Танькин облик определял. Уговорил за тыщу, а как та согласилась, торговаться начал. Знаешь же нашего Витька: за трояк удавится. Говорит, на телевизор коплю.

- А самого Витька доктора не поймали? - уточнил Кирилл.

- Нет, он с Саньком сдрыстнули от докторов по-быстрому, на речку. Они теперь, говорят, новую тему нашли, как большую деньгу зашибить.

- И как же? - заинтересовался Кирилл. - Опять своими идеями кому-нибудь сарай разворотят, как у бабы Мани.

- Они где-то узнали, что в реках водится золото, ага. Дармовое. Вот и хотят сделаться, этими, как их, старателями. Будут стараться золото в воде добывать. Говорят, добудем пару кило - нам и хватит. Такие дела. Одобряешь, Кирюха, идею?

Кирюха опять почесал пузо.

- Не, навряд эти геолухи в речке золото добудут. У нас там только раки водятся. Да и рукожопы они Витёк с Саньком. От них и рак убежит, а найдут они не два кило золота, а два кило говна мамонта.



Персонаж "Агент", который в прошлой жизни был лейтенантом Мухиным, мог бы утверждать со всей уверенностью, что он уже воспринимает свою собственную жизнь по законам сюжета. Тем более, что жизни "самой по себе" в этом мире не существовало, и истина здесь условна. Составить представление о виртуальной жизни можно только, основываясь на событиях в этом мире, в которых Агент только начал принимать участие, причём его уже один раз деревенский сердитый сифилитик отправил на перерождение. Вот же жЫвотное из Бобруйска какое злое, мерзко улыбается и машет своей бензопилой. Ладно, мы теперь учёные. Как сказал великий: "Мы не будем пить воду из копытца, мы пойдём другим путём!". Теперь наш путь к воякам, чтобы добыть у них пулемёт, или два, и ещё огнемёт нужен.

Агент открыл карту района и внимательно всмотрелся в неё. Создавалось такое впечатление, что этот район он хорошо знает, всё было знакомо, за исключением нескольких объектов. Вот за рекой отмечен объект, который система услужливо называет "Башня скаженного Эйфеля". Интересно, что это такое? Может это там нефть хотели найти? А вот на реке появился остров с постройкой, называемой "Синагога Нотр-Дам" где живёт одержимый ребе Ясинский. Что такое ребе понятно, это вид монстров, а что такое синагога не очень понятно. Вот речку с дурацким именем Девица пересекает мост имени "Александра Безмозглого". На север у нас идёт дорога в город Ростов-на-Девице, а на юг в город Вороножар. На карте отмечены стационарные блокпосты вояк, вот туда мы и направимся. Правда, Зверюга, добывать пулемёт поедем. Ты молодец: рычишь грозно. А поедем мы по просёлочной дороге, здесь она считается условно безопасным местом.

Забравшись на седло Зверя, Агент порулил по пыльной просёлочной дороге в сторону ближайшего поста вояк. Метров через двести слева от дороги он увидел частично развалившийся дом, окружённый буйно разросшимся кустарником. В этом мире любой объект требует внимательного изучения: там могут быть богатые тайники с нужными плюшками. К дому вела еле заметная тропинка, а вот монстров видно не было. С чего бы это? Ответ нашёлся быстро, как только Агент ступил на тропинку к дому. Вокруг дома и на самой тропинке лежало множество коровьих лепёшек. Система похвалила агента за наблюдательность и сообщила, что это "Противопехотные мины "Лепёшки", установленные монстрами под названием "Шальные коровы". Вот поэтому крупных, ходячих по земле монстров и не наблюдалось. Кому охота остаться без ноги или копыта.

Аккуратно переступая через мины, Агент проник в дом. Там царила сплошная разруха и запустение. Всё, что представляло хоть какую-то ценность, и это можно было унести с собой, было уже утащено. Остался только всякий никому не нужный хлам: битая посуда, тряпки, поломанная лопата, раскуроченная мебель, пыльные тетради и порванные книги. На стене остался висеть яркий плакат, на котором была изображена голая красотка, рекламирующая разноцветные леденцы. Здесь же был написан рекламный слоган: "Следуй за искушением. Познай море наслаждений для взрослых мальчиков и девочек!". На втором плане был нарисован обнажённый самец, который подкрадывался к красотке. Наверное, с коварной целью отнять у неё леденцы. Агент нагнулся к вороху мусора и извлёк из него пару тетрадей, озаглавленных "Для научных наблюдений" с припиской "Век жеви - век учис!". Тетради были пыльные и частично порванные, а почерк писавшего был не идеален, поэтому Агенту пришлось буквально расшифровывать написанное. Одна страница его особо заинтересовала, и он вчитался: "Я вонзил свой тонкий взгляд в реку. В реке можно купаться или загореться. Загореться лучше на пляже - это мудро и умно. Мне нравится, когда у меня мокрый и сырой животик, головки и все члены. Я этим возрадован. Когда я купался в реке, то гордо видел рыбку, такую как карасик, ёжик, медузу, ракушку и другие чудинки. Акулу, кита и другую скотину я не видел....". Вот же, мля. И в реке здесь всякие "чудинки" водятся, хорошо хоть акул нет и других скотин. А писал, наверное, мутант, у которого много головок и членов.

В другой тетради Агента заинтересовал отрывок о синагоге Нотр-Дам. Там писалось, что на острове живёт злющий одержимый ребе Ясинский: "Путник, не плыви на остров. Там тебе могут кое-что отре....". Агент сделал себе зарубку на память, что без огнемёта на остров не попрётся, а то кое-что ему там отре.... Всё-таки польза от хлама есть. Хлам даёт крупицы информации, которая может вдруг, когда и потребуется. Вот, например, описание шальной коровы, немного дурацкое, но информативное: "Морда у шальных коров широкая, с широким плоским лбом, покрытым сверху густой курчавой шерстью. Шея короткая и крупная. У неё есть два полых рога на голове, а также нет рога личного. Отращивает она рога вверх или горизонтально. Уши у неё низкие и у некоторых видов есть "цветы" на лбу. Глаза большие и выпуклые. Хвост длинный, толстый, заканчивающийся кисточкой, расположенной высоко. Спинка слегка изогнута. Бёдра широкие и прямые. В паху грудь, то есть молочные железы. Тело коровы покрыто короткой шерстью, окрашенной в белый, черный, коричневый, или красный цвет. Цвета могут быть одиночными, крапчатыми и полосатыми. Молоко коровы очень ценное". Информации не густо, но так и мы не в большой библиотеке, а в развалинах.

Агента весьма заинтересовал очередной кусочек текста на грязном оборванном листочке: ".....здесь кругом царит архей, в гнейсах залежи руды, под землей полно воды. Всё раздроблено, разбито, кое-что и вовсе смыто. Все породы смяты в складки в перевернутом порядке. Сверху всё закрыто лёссом, называемым наносом. Есть и мел, песок и глина, в общем, мутная картина ...". Отлично, теперь Агент знал практически всё о местной геологии. И даже разобрал короткую, но очень ёмкую философскую сентенцию: "...без труда не высунешь рыбку из пруда...". Что ж будем трудиться и учиться.

Интересно, а мину от шальной коровы можно будет аккуратно снять и поставить её куда надо? И как добыть ценное молоко от этой коровки?

Сначала Агент захотел посмотреть, как взрываются мины "Лепёшки". Отломал от стен развалин несколько кирпичей и стал швырять их вверх, с таким расчётом, чтобы какой-нибудь кирпич спикировал не мину, сам при этом скрывался за стеной. Вскоре очередной кирпич нашёл свою мину. Рвануло. Взрыв потянул где-то грамм на 200 тротила. Не фугас, но ногу, вместе с копытом оторвёт. Теперь надо попробовать перетащить мину с места на место. Взяв в руки поломанную лопату, Агент аккуратно обкопал мину, а потом приподнял мину лопатой вместе с грунтом. Мина пока вела себя хорошо, но пованивала. Оттащив её на несколько метров в сторону, Агент стал бомбардировать переустановленную мину кирпичами. Мина соизволила с грохотом рвануть. Конечно возни с этими минами много, но, при случае, может из этих мин и выйдет толк....а дурь останется.



Известие о том, что Витёк и Санёк решили добывать золото в реке, произвёло среди односельчан эффект разорвавшейся клизмы. Разговоров было много, но, в основном, народ с восхищением смотрел на будущих золотоискателей, работа которых овеяна запредельной романтикой. Даже маленький и глупенький Василёк, когда узнал, что среди односельчан появились такие смелые люди, с одобрением отнёсся к такой идее. А что? Он всегда знал, что золотодобыча это всегда тяжёлый труд, но, бывает, приносящий хорошую прибыль. Значит, есть ещё в сельской глубинке предприимчивые люди. Это радовало. Да и его умение "Химический анализатор" говорило, что в местных недрах какого только чёрта нет. Осталось только начать разработку близлежащих недр, ибо как сказал Энгельс: "На одном месте и камень мхом обрастает". Может это и не Энгельс сказал, но молодцы мужики, не стали мхом обрастать, а смотрят на мир широко, с далёкими перспективами, настоящие местные самородки. Что ж, творческих им узбеков.

Купающиеся в восхищённых взорах односельчан рудознатцы, прикинув будущие баснословные барыши, решили, что уже пора от слов переходить к делу, то есть строить прииск. Для этого они стали собирать доски, брёвна и листы фанеры. Прииск решили разбить в укромном месте на берегу реки под холмом, заросшим кустарником и деревцами. Это чтобы укрыть предприятие от посторонних взглядов. Народ отнёсся с пониманием к такому начинанию. Зачем совать свой длинный нос к людям, занятым серьёзным делом. Так что, через некоторое время в укромном месте было возведено сооружение, в котором и будет совершаться основное таинство по извлечению благородного металла из недр. Народ, в лице местной самой прогрессивной общественности, подробно комментировал все этапы строительства. Только один раз раздался змеиный шип из подворотни: это завидующий чужой славе дед Тихон Нестюркин прошипел, что, дескать, нихрена у них ничего не выйдет, ибо рукожопы блудорукие они оба.

Внезапно золотая лихорадка захватила и Марию Афиногеновну, это которая баба Маня. Она, хорошо взвесив всё за и против, решила присоединиться к геологической партии, состоящей из двух односельчан. А где два, там и третий человек может пригодиться в лице бабы Мани. Правда, сейчас она с Витьком и Саньком находилась в контрах из-за некоторых научных разногласий, кое явление часто встречается в научных кругах. Но мы же все люди разумные, а не гамадрилы какие, поэтому свой гонор надо несколько умерить и прийти с оппонентами к консенсусу. Типа, а чего нам делить, свои же все ребята и девчата. А для своих ничего не жалко, даже литра "нечто". Захватив "нечто" и сало с лучком и помидорами, баба Маня пошла мириться, то есть по учёному пошла находить консенсус с рудознатцами. Ей очень срочно потребовалось хоть с кило золотого песочка, буквально позарез. Баба Маня решила, что при замирении не будет оппонентов называть оглоедами, ссыкунами и трусами, а будет вежливо называть их уважаемыми коллегами. Хотя, даже дурному Васильку понятно, что ссыкунов надо так и называть, ибо как ещё называть индивидуумов, которые чуть что, сразу сдрыстнули в кусты, а бедную женщину оставили расхлёбывать кашу, которую эти ссыкуны сами и заварили.

Баба Маня нашла оглоедов, то есть уважаемых старателей за ударной работой на прииске. Они уже заканчивали возводить кирпичную печку. Эге, смекнула догадливая женщина, они уже собираются выплавлять золотишко.

Переговоры проходили сложно. Компаньоны никак не хотели понимать, что им обязательно нужен третий коллега, который умнее их двоих вместе взятых и который готов взять на себя основные организаторские функции всего лишь за какие-то смешные пятьдесят процентов от добытого металла. Санёк, так тот, сплюнув под ноги, заявил, что обходи трамвай спереди, козла - сзади, а женщину - со всех сторон. Вот же какая неблагодарная скотина. Диалог несколько наладился, когда одна из сторон продемонстрировала "нечто" с закуской. Но, хоть компаньоны и выжрали "нечто", но призвали бабу Маню иметь хоть немного совести на случай угрызений. Дескать, фиг тебе, а не пятьдесят процентов. Десть процентов, и то с учётом бывшей совместной научной деятельности. Это ей, если считать в гульденах, за глаза хватит. Закончились переговоры всеобщим братанием, забвением бывших обид и повышением доли нового компаньона до тридцати процентов.

- Милости прошу к нашему шабашу, - сообщил Санёк по окончании переговоров. - То есть к нашему шалашу.

Баба Маня резко включилась в конструктивную работу. Раз печь была уже почти готова, то для печи требовалось соответствующее оборудование, применяемое для извлечения золота. Баба Маня готова была предоставить концессионерам своё оборудование, из, так сказать, стратегических запасов: всякие патрубки, ёмкости, баки с крышками, бидоны и вёдра. Это предложение было принято коллегами с одобрением. Так что, как сказал незабвенный Мао Дзедун: "Процесс пошёл!".

Теперь по деревне гоголем ходило не два, а три человека. Под любопытными взглядами обыкновенных простых односельчан, их уверенный взор блистал золотом, ну и немножко серебром. Но серебро, если оно вдруг попадётся, компаньоны решили выбрасывать в отвал. Мелочиться - это не наш стиль. Мы же не какая-нибудь колхозная серость, как штаны пожарного.

По завершению монтажных работ на прииске, наступило время опробования работы смонтированного оборудования. Пока, за неимением намытого золотого песка, компаньоны решили ограничиться прогонкой работы оборудования в тестовом режиме без золота, а заполнить оборудование обыкновенной брагой, которая нашлась у бабы Мани. Получим, так сказать, сопутствующий продукт, который потом будет необходим для протирки слитков золота. Продукт вышел с изумительными свойствами, что подтвердили все три компаньона. Его положительно оценили и приехавшие к бабе Мани земляки из центральной усадьбы. Гости не скупясь, по рыночной стоимости, оплатили затраты на производство продукта, а сам продукт забрали оптом. Так что, прииск уже начал давать некоторую прибыль. А что будет, когда он выйдет на полную мощность по добыче золота? Так продолжалось три недели. Прииск функционировал на полную мощность, так как побочный продукт стабильно пользовался спросом. На основную продукцию он ещё не переходил, так как времени у знатных рудознатцев не было совершенно. Всё их время уходило на обслуживание процесса по производству побочного продукта. Единственно, что не учли концессионеры, это то, что по советским законам организация приисков и добыча золота частными лицами запрещена. В один прекрасный момент нагрянули на прииск злые "мильтоницеры" с района и прикрыли лавочку. Благо, что все три компаньона, пользуясь знанием местности, смогли проскользнуть сквозь сети милицейской облавы и уйти козьими тропами.

В деревню компаньоны явились в сумерках, когда тревога прошла. Были они в полностью растрёпанных чувствах от несправедливости этого мира. Ведь власть всегда декларировала, что недра, это общенародное достояние. А как народ начал разрабатывать недра, то сразу же милицейская облава. Обидно, понимаешь. Если бы поймали компаньонов с поличным, то светил им немалый срок от самого гуманного суда в мире. Нет в жизни счастья и справедливости тоже никакой нет. Баба Маня от расстройства никого не хотела видеть. Нервничала и переживала. Облизнулся её килограмм золотого песка. Вот почему так: то ты весь в шоколаде, то по уши в субстанции того же цвета, что и шоколад, но совсем не шоколад. Кисмет, как говорят на востоке.

Зато радовалось районное милицейское начальство. По их отчётам, направленным в область, доблестные стражи порядка накрыли огромный подпольный цех самогоноварения. Вот врут и не краснеют. Они что, не могут отличить прииск от винокурни?



Умница Каринка сочинила стихотворение: "На скамейки поутру, у деревни на виду, повстречались два соседа. Оба деда были седы". Это она про деда Матвея и деда Тихона, которые стали соседями. Просветительская деятельность полоумного деда Матвея имела своё продолжение, когда театрализованными рассказками Матвея заинтересовался Тихон Нестюркин. Деду Тихону весьма понравилась экспрессия ведущего, интересный подбор тем, огромная заинтересованность молодого поколения в этих представлениях. Дети разных возрастов сидели около Матвея и практически не дышали, схватывали каждое слово рассказчика. Только изредка кто-нибудь из них уточнял непонятый момент или какую тонкость. Матвей благодушно отвечал тогда более подробно. Даже взрослые толклись на этих посиделках. Это детям и взрослым было интересно слушать рассказы Матвея, но ему самому, оседлавшему информационный поток, было не очень сладко. Он переживал не за себя, а за вот этих мелких односельчан. Пройдёт всего семь лет и страна, ведомая куда-то старыми пердунами вляпается в Афганистан, ещё через несколько лет произойдёт Чернобыльская катастрофа, потом перестройка, развал государства и бесконечные войны на периферии. Так что у этих детей совсем мало осталось времени, чтобы насладиться практически беззаботной жизнью. Всё познаётся в сравнении. Так вот сейчас у них не суровая жизнь в захудалой деревеньке, а самое что ни на есть счастливое время. Здесь даже телевизоры не у всех есть. И это хорошо. Меньше пассивной информации, меньше мутного информационного потопа, который эволюционирует с ускорением. Это через двадцать лет мозги россиян будут успешно нанизаны на информационную ось и их мозги заставят крутиться вокруг этой оси. Что приведёт к вывертам сознания и переворотам в мироощущении. И попрёт дерьмо мутным потоком в хату, сплошной негатив, всё плохо, а хорошо на западе, там дороги хорошие, а к содомитам трепетное отношение, ведь они тоже люди. Матвей даже не знал, как литературным языком описать это явление, чтобы народу было понятнее. Скорее всего, такое повествование выглядело бы так: "Жили-были под Лысой горой старик со стариком. И не было у них ни стыда, ни совести". Как-то так. Здесь и художественный язык не будет нужен. Вот и будет родной язык развиваться, как трава придорожная в пыли и мусоре. А вся отечественная литература будет развиваться в абсолютном хаосе и некому будет осмыслить происходящее и изложить свои мысли на бумаге. Это Господь решил, что очищение этого мира будет происходить по тем же принципам, что и раньше, то есть через кровь и страдания. Так будет происходить до тех пор, пока народ не поймёт, что надо начинать думать, а не быть дураками, которыми легко манипулировать, особенно через СМИ. Вся надежда только на то, что Господь милосерден.

Многим эти рассказки деда заменяли даже телевизор. Конечно очередное "Следствие ведут "Знатоки" бежали смотреть все, но "Знатоки" были не каждый день, а дед рассказывал о всяких событиях многим интереснее, чем показывали у "Знатоков". Например "Бандитский Ленинград" или рассказы об адмирале Мазуре, который был круче Агента 007. Плохо, что посиделки с дедом Матвеем проходили, где придётся. Вот этот момент и решил Тихон Нестюркин. Он предложил Матвею устраивать такие посиделки у него во дворе в беседке. А что? Двор у Тихона огромный, зарос большими деревьями, беседка стоит в укромном месте. Беседка вместительная, да и крыша над головой будет хоть какая-никакая. Пусть детишечки и взрослые свободно приходят в эту беседку и слушают Матвея. В беседку стали набиваться до двадцати человек разного пола и возраста и сидели там до глубокой ночи. Приходили, как местные, так и гости. От вечерних комаров спасала маленькая печка-дымовушка, а свет в беседку провёл Иван Зосимов, известный почитатель талантов деда Матвея. Теперь Матвей не каждый день ходил ночевать на свои Выселки. Пустых домов в Девице было несколько, вот в один такой дом, принадлежащий клану Нестюркиных, и заселили деда Матвея, как в пятизвёздочный отель. Теперь можно было часто видеть двух дедов, сидящих рядом на лавочке и о чём-то беседующих. Раньше собеседники считали друг друга полоумными доходягами, а теперь, вроде и ничего, начали общаться. Хотя не всегда понимали друг друга, а бывало, каждый говорил на свою тему, особо не вслушиваясь в речь собеседника. А чего его дурака слушать? С него уже песок шуршит. Только Васильку от этого образовавшегося тандема было только лучше. Теперь не надо было гоняться за дедами по всей деревни: теперь вот они, голубчики, рядом сидят. Подходи и направляй на них ежедневные двадцать-тридцать единиц силы на каждого. Теперь в приоритете у Василька были эти два чудика. Результат оказался впечатляющим: у деда Матвея даже голова чуть лучше стала соображать, а Тихон так окреп, что ежедневно встречался с Маринкой. Впрочем, та как-то и не возражала, хоть и удивлялась резвости деда. Дед Матвей не забывал и ферму, ходил на неё и даже что-то там делал, но основная его жизнь теперь была в беседке. Для мелких детишек у него всегда находились новые сказки, для тех, кто взрослее были приготовлены приключенческие или фантастические рассказы, которые всегда всем нравились. Ну а как не понравится рассказ Стругацких "Понедельник начинается в субботу"? Для интересующихся Матвей делал интересный литературный и семантический анализ произведений. Среди молодёжи на почве семантического анализа даже случались размолвки, плавно переходящие в драку. Даже, бывало, родители начинали разбираться в таких происшествиях:

- А чего Каринка Малинина всем всякую ерунду треплет, как эта, - возмущался Прошка Остроградский. - Чего она, глупомордая, говорит, что укрепление структуры строф окказионализмами в творчестве раннего Маяковского неоднозначно. Вот поэтому мы и подрались с ней. Будет знать, как народ бессовестно провоцировать, дура.

- Сам ты....пипидастр пыльный, - возмущалась побитая Каринка, потирая фингал. - О чём можно говорить с разумным человеком, если он совершенно не различает существенные связи с различными репрезентативными теориями смысла, включая истинные теории смысла, теории связности смысла и теории соответствий смысла. А сразу драться лезет. Где ему, лишенцу, понять общее философское обоснование реальности и представление смысла.

В дискуссию втягивались взрослые. Тогда суровому, но справедливому деду Тихону приходилось всех мирить и успокаивать своими суровыми методами. Деда все боялись: ну его вместе с его стальными кулаками. Хорошо хоть дед периодически убегал, как он говорил, немножко побаловаться с Маринкой, ибо женщинка требует к себе внимания и обходительного отношения.

Васильку тоже такие сборища односельчан были только на руку. Не надо было за ними бегать по всей деревне. А так сиди в сторонке с глупым видом и спокойно включай диагност на сидящего рядом взрослого или ребёнка. Всё население деревни у Василька было под колпаком.



Наконец, очередным летним днём свершилось. Васильку стукнуло шесть лет. Всей деревней это знаменательное событие из-за его незначительности не праздновали, да и у односельчан были сомнения, а понимает ли этот Василёк, что такое день рождения. Вот конфетку он уже понимает. Дарили Тимофеевне на день Василька всякие безделушки и вкусняшки для новорожденного. Народ даже немного удивлялся, что убогое дитё сумело дожить до шести лет. Но это относили на счёт способностей Тимофеевны и её волшебной воды.

Василёк сам ждал очередной день своего рождения с любопытством, так как система на этот день тоже давала подарки. Сейчас система порадовала очередными приятными сюрпризами. Скромными, но со вкусом.

Основное хранилище силы увеличилось до 160 единиц, а бонусное до 30. Специальный аккумулятор силы поднялся до 30 единиц при лимите в сорок единиц. Дезинфекция увеличилась до 10 единиц. Теперь Василёк уже чувствовал себя, чуть ли не великим магом, ибо он уже мог делать артефакты на 3 единицы, это круто. Система расщедрилась на новое умение, называемое "Фармакология". Пока оно было очень простенькое, но со временем могло стать мощным лечебным умением. Сейчас оно представляло собой весьма забавную вещь, так как Василёк мог прямо из воздуха достать десять конфет "Коровка" в день. Эти конфетки "Коровка" были заряжены единичкой силы, причём с дифференцированными свойствами. Например, говорит диагност, что у ребёнка болит зуб или горло, на тебе конфетку с силой против зубной боли или на лечение простуды. Ещё эти конфетки и вкусные были. Теперь Василёк, бегая по деревне, раздавал всем конфеты, при этом что-то неразборчиво мыча. Народ умилялся, вот же какой добрый этот глупый Василёк. Не стрескал в одну харю конфетки, а раздаёт людям. А конфетки очень вкусные. Наверное, это Фадеев привёз Тимофеевне такие вкусные конфеты, а дитё глупое всем раздаёт. Теперь надо будет обязательно как-то отдариться Тимофеевне, а то неудобно получается. Говорят, некоторые односельчане видели, что это глупое дитё и коров конфетами угощает. Народ не мог догадаться, что это умение надо было усиленно прокачивать. Вот и прокачивал его Василёк как мог.

Немного он подзапустил контроль над некоторыми односельчанами: Саньком, Витьком и бабой Маней. За всеми как-то не уследишь. Что-то давно они не попадаются ему на глаза. Может, они до сих пор переживают, что их прииск разгромили власти? А что они хотели, живя в тоталитарной стране? Здесь власти часто вручают человеку кислый лимон, вместо сладкой плюшки. Надо бы, пользуясь умением, послушать, что эти неуёмные организмы задумали. Вычислив, где в настоящее время обретается шибко резвая троица, Василёк стал вслушиваться в их разговоры. Вот тут ему чуть ли не поплохело. После такой шпионской прослушки тайн этих организмов, Васильку хотелось материться на великом и могучем, ибо других подходящих слов не находилось. Нет, эти граждане своей смертью не помрут. Они или сами себе шею свернут, или соседи их поубивают, или власти их законопатят туда, где только белые медведи водятся. По-моему эти организмы окончательно потеряли ориентиры и смысл жизни, а сейчас живут в своём съехавшем с катушек мире. Пора уже задуматься о толстых и добрых санитарах, которые препроводят эту троицу в соответствующее лечебное заведение, где им будет хорошо и сухо. Иначе быть беде. Не, ну как это всё называется, только чуть ослабил контроль над вроде бы взрослыми людьми, и на тебе, приехали. У них опять идеи появились, как захватить мир, а санитарам об этих планах не сообщать.



Знатную самогонщицу районного масштаба бабу Маню начали одолевать в последнее время инфернальные мысли одна черней другой. Вот спрашивается за что ей такие житейские невзгоды и всякие коллизии, приводящие к нервной почесухе. И сволочи все кругом. Следующие один за другим удары судьбы-злодейки хоть кого доконают, а не только слабую беззащитную женщину, у которой муж сбежал, а родственники поголовно все сволочи. От деток и других, прости Господи, родственничков помощи не дождёшься. Сарай стоит полуразрушенный, а им впадлу приехать и отремонтировать сарайчик пока лето и тепло. Всё завтраками кормят. Ага, кто же летом-то стройкой занимается. Надо строить осенью, по грязюке и холоду. Вот тогда будет правильно. Сволочи, однозначно. Это вот у козы старой Тимофеевны только можно строить летом, как положено. Вон ей уже почти всю баню достроили шабаи.

И соседи сволочи. Устроили, понимаешь, слабой женщине, социальную изоляцию. Ну, оступилась немножко, так с кем не бывает. Вот пропавший участковый Мухин был правильный мент. Он понимал трепетную бабину Манину душу, и "нечто" он уважал. Не то, что его коллеги: налетели, прииск разгромили. Управились ироды. И друзья, можно сказать кореша, Санёк и Витёк тоже сволочи, те ещё. Витёк хоть ещё может машиной рулить, а Санёк рукожоп натуральный. А может, он ещё и блудорук, как Тихон сказал. Вот с кем приходится работать, а других нет, других ещё поищи. Эти хоть и трусы, а хлопцы проверенные делом. Однако, их надо держать в руках, желательно в ежовых рукавицах, а то получится как с прииском. Это надо же быть такими дураками всем разболтать, что они собираются золото добывать. И прииск не могли в укромное местечко спрятать: ещё бы сделали прииск на Москве-реке возле Кремля. Чтоб Брежнев удивился. Дураки деревенские, что с них взять. Такие же одарённые, как и Василёк Тимофеевны. Вот опять эту козу старую вспомнила. Вот почему козе старой и неграмотной всё, а умной и красивой Мане ничего. Почему эту дуру старую и неграмотную все почитают за знахарку, а бабу Маню не почитают. А чем баба Маня хуже Тимофеевны? Да она даже лучше. Лечить людей она бы запросто смогла, даже лучше всякой Тимофеевны. Мозгов-то по любому хватит. Да и чего сложного-то лечить людей? Если у них что серьёзное болит, то хоть лечи, хоть не лечи, всё равно кирдык. А если, что не очень серьёзное, то оно само пройдёт. Факт научный. И чего тогда задницу рвать? Осмотрел человечка, поставил ему диагноз, назначил лечение, принял гонорар. Кстати о гонораре, думаю, червонец за приём у народного доктора будет самое то. И то так, хочешь здоровеньким помереть, плати денежку. Это только Тимофеевна деньги не берёт, и всем говорит, что это не она лечит, а Он. Тьфу, дура. А каким она, коза, гнусным тоном об этом говорит, ба-тюш-ки святы. Можно подумать, что это именно она лечит, а Господь только чуть помогает, стоя в сторонке. А вот мы будем лечить по-настоящему, без всякой мохнорылости. С гонораром. Народными средствами, проверенными тысячелетиями. От них ещё никто не умирал. Народ только от смерти помирает, научный факт. А от настоек с бальзамами народ только крепчает. Это будут всякие вкусные настойки и оздоровительные бальзамы изготовленные из редчайших целебных трав, собранных на Памире. Как эти травы здесь оказались? Прислали благодарные ученики с Памира, не забывают своего гуру. Будем делать уникальные фиточаи для похудания, лечебные сигареты для астматиков, всякие примочки и мази. Да много чего можно сделать. А для этого помощники нужны, не самой же гениальной народной целительнице толочь в ступке всякую гадость. На примете есть пока только две кандидатуры в помощники. Санёк и Витёк. Правда, в фиточаях эти охламоны не петрят, зато в настойках и бальзамах они академики. Так что теперь Тимофеевна, дура старая и коза, мы ещё посмотрим, к кому народ потянется: к тебе козе неграмотной или к бабе Мани, известному народному целителю. Вот только бренд "Баба Маня" как-то не звучит. Надо что-то легко запоминающееся. Теперь я буду целительница Анастасия, вот. Не, тоже не очень звучит, по колхозному как-то. А если так: Святая Анастасия! Вот это уже будет крутизна немереная. Так значительно лучше. Теперь надо будет объявить своим помощникам об их дальнейшей судьбе. И не надо мне от них благодарностей. Пусть, молча, восторгаются, в сторонке.

На другой день это выстраданное решение было объявлено соратникам, то есть Саньку и Витьку, которые в последнее время ходили по деревни, как неприкаянные.

- Коллеги, - баба Маня сразу взяла быка за рога, как только Санёк и Витёк соизволили появиться у неё во дворе. - Нам надо внедрить механизм бесшовной интеграции мер поддержки инновационных технологий вместе с институтами развития с целью акселерации процессов.

- А чё, - сплюнул Санёк. - Надо так надо. Чего ж акселерацию-то не внедрить. Давно пора.

Витёк пока воспринял речь бабы Мани индифферентно. Он не понимал, куда она клонит. Опять золото, что ли пойдём мыть? Он, как потомственный оптимист, всегда предполагал худшее.

Баба Маня начала развивать свою мысль издалека, это чтобы этим баранам стало понятнее. Постепенно подошла к теме, что народ болеет, поэтому его надо лечить. Нет, не самогоном. Как только вы могли такое подумать? Лечить народ будем строго на научной основе, а не как у козы Тимофеевны. Но основой лечения будут уникальные космические возможности бабы Мани. Всё просто. На входе сверхспособности бабы Мани, научный подход, настойки на Тибетских травках, а на выходе здоровенький клиент, влёгкую расстающийся с червонцем в качестве гонорара феноменальной бабе Мани.

Тут у Санька и Витька появились вопросы.

- Потом вопросы, камрады! Сейчас нужно просто действовать!

- Ну ладно, - согласился Санёк, почесался и сплюнул. - А это самое... В каком направлении будем действовать? То есть, как будем гонорары делить?

Такие меркантильные и глупые вопросы бабе Мани не нравились. Естественно, большая часть гонораров должна идти тому, кто умеет разглядеть и разделить космические энергетические потоки на положительные и отрицательные. Но такой правильный подход к проблеме не нашёл отклика в сердцах Санька и Витька.

- Это как? - окрысился Витёк. - Значит, на прииске золото предполагалось делить поровну на брата, а теперь космические лучи будем делить не по-братски? А чем они лучше нашего золота? Пошли отсюда кум Санёк, нас тут не понимают, держат за бедных родственников.

Пришлось бабе Мани резко умерить свои амбиции, и со слезами на глазах начать причитать.

- Я бедная беззащитная женщина. У меня, кроме моего ума и таланта разделять космические лучи, больше ничего нет. Ладно, неблагодарные, раз вы такие жадины, то будем поровну делить прибыля. Пусть вас ваша совесть загрызёт ночью, а я им ещё хотела открыть тайну, кто я такая на самом деле, - слёзы из глаз бабы Мани текли ручьём, и была она вся такая несчастная, жалкая и всеми покинутая.

Слёзы бабы Мани совершенно не произвели впечатления на коллег, они её знали как облупленную. Да и какую может рассказать тайну деревенская самогонщица? А что она может видеть и разделять космические лучи, то здесь и не таких уникумов с тараканами в мозгах находили. Некоторые, особо одарённые односельчане, даже летающие тарелки могут наблюдать. Так что, объявленное бабой Маней её новое имя Анастасия, на Санька и Витька не произвело никакого впечатления. Они прекрасно понимали перспективную идею преобразовать обыкновенный самогон в благородный бальзам, но вот зачем имя самогонщице менять, не въезжали.

Вот же глупые какие крестьяне. Пришлось бабе Мани очертя голову кинуться во все тяжкие. То есть признаться своим односельчанам в своём интересном положении.

- Залетела что ли? - удивились мужики. - И как же ты это сподобилась? А он кто?

Вот как с этими дуболомами общаться на равных? Они всё воспринимают криво.

Пришлось говорить правду, что она не просто Анастасия, а Святая Анастасия.

Мужики от этого заявления вытаращили глаза. Вот дела: у бабы Мани, сроду-то свести ни грамма не было, а тут вдруг святость прорезалась.

- Вы, товарищи, на меня в профиль посмотрите внимательно, - начала демонстрировать свой профиль мужикам баба Маня. - Угадываете? Теперь понимаете, на кого я похожа? Узнаёте?

- На Брежнева, что ли? - удивился Санёк.

- Не, - включился в процесс опознания Витёк. - Если пенсне на нос пришпандорить, то на Лаврентия Палыча точно похожа.

- Да на какого такого Лаврентия Палыча?- взъярилась баба Маня на непонятливых селян. - На своего папочку Николая я похожа. Как две капли воды.

- Дык, какой папочка твой Николай? - удивился опять Санёк. - Ты же всегда была, эта...Финга...Афигеновна.

Роняя горячие слёзы на землю, баба Маня раскрыла бедным селянам свою роковую тайну. По её словам выходило, что её родной папочка не просто какой-то Николай, а Николай, который Второй. У мужиков уже глаза стали квадратные от таких удивительных открытий.

- Спас меня, короче, мой папочка венценосный, перед своей гибелью, - плакала навзрыд Маня. - Сумел он переодеть меня в крестьянскую одежду и через форточку протиснуть из темницы. Говорит: "Тикай Настенька огородами к крестьянам. Они меня, царя-батюшку почитают, как отца родного. Как-нибудь тебя прокормят. И помни о величии России". Вот только нательный крестик от папеньки-венценосного и остался.

Баба Маня продемонстрировала мужикам свой латунный нательный крестик. На обратной стороне крестика было выцарапано чем-то острым только одно слово "Коля".



Ты, давай Мурка, наворачивай полезные сливки. Ага, лакай их, лакай. И слушай анекдот, что тебе старенький мудрый дедушка расскажет.

Василёк подливал кошке Мурки сливки от своей доли. Она молодец: четыре котёнка принесла, вот уже, какие здоровые скачут. И обошлось всё удовольствие в четыре специальных единицы силы. Зато получились гиганты. Тигры, а не котята. Пора их уже отдавать в хорошие руки, вот Василёк и готовил кошку к расставанию с котятами.

- На вокзале одна добрая-добрая бабушка всегда продавала вкусные-вкусные пирожки. А на груди у этой бабушке висел плакатик с текстом: "Возьму в хорошие руки котят".

Так, что, как и обещали мы с тобой, отдаём одного котёнка Каринке. Мальчика. А деду Тихону, вон того самого крупного. Фадееву - девочку, а Матвею - вон того самого маленького. Только сеньора Марина пролетает с котёнком, потому как нету. Ну, ничего, пусть она вместо котёнка деда Тихона гладит. Гы-гы.

Вскоре Василёк побежал по деревне раздавать трёх котят, а Фадеев сам когда-нибудь приедет и заберёт своего. Котята смирно сидели в корзинке и гадали о своей дальнейшей судьбе. А из под ног бегущего Василька поднималась вездесущая пыль. Она поднималась так же, как тысячу лет назад под ногами странников, бредущих из одной эпохи в другую эпоху по бесконечной дороге жизни. А мир всё оставался таким же неизменным. Мир оставался лживым, мир оставался вечным, может быть, постижимым, но всё-таки бесконечным.....



Конец третьей книги.


Плайя Паскуаль - 2020.