КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435085 томов
Объем библиотеки - 600 Гб.
Всего авторов - 205464
Пользователей - 97368

Впечатления

kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovik86 про Воронков: Император всея Московии (Альтернативная история)

Нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
fangorner про Дынин: Между львом и лилией (Альтернативная история)

Идея неплохая. Не заезженная. Но есть и то, что лучше поправить. Слишком много персонажей говорят от первого лица. С учётом того, что все персонажи (мужчины, женщины, аборигены, попаданцы) говорят совершенно одним языком, это портит впечатление. Если в следующих книгах автор это поправит - будет явнг интереснее!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Попаданец в 1964-й (fb2)

- Попаданец в 1964-й 355 Кб, 110с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Алексей Михайлович Котов

Настройки текста:



Котов Алексей Михайлович
Попаданец в 1964-й



От автора.

С чего я решил написать эту книжку - так и не могу точно сказать. Наверное, все началось со спора с одним моим другом и коллегой по работе о том, когда еще можно было спасти СССР. И что для этого нужно было сделать. Тогда мы к каким-то конкретным выводам так и не пришли. Единственное, что мы тогда решили - что крайним сроком, когда еще было что-то возможно сделать, были 1964-1967 годы. Ну а сейчас по ходу написания этой книжки я попробую найти ответ на так и нерешенный тогда вопрос: как можно было тогда спасти СССР...

Все образы из книжки (ну кроме политиков, сотрудников спецслужб и т.д. того времени) списаны с вполне реальных людей из прошлого или и из нашего времени (если, на мой взгляд, такой мог существовать и в то время). За основу большинства происходящих с ГГ событий также по возможности взяты случаи из реальной жизни, происходившие с автором или знакомыми ему людьми.

Город, где живет ГГ, вполне реальный - я сам как раз в нем родился и жил до 17 лет. Тем не менее, не берусь точно утверждать, что все события в нем происходили именно тогда и так - основано все на воспоминаниях отца (который тогда был даже моложе ГГ) и деда. За это время многое могло и несколько позабыться, исказиться...


Пролог.

Проснулся я в тот день достаточно поздно. В первый момент удивился было, почему не прозвенел будильник, но вскоре вспомнил, что вообще-то сегодня как раз первый день первого в моей жизни отпуска. Так что никуда спешить не нужно. С этими мыслями я достал из-под кровати пульт и включил телевизор, панель которого висела как раз на противоположной стене. Просмотр кратких новостей не показал ничего интересного. Очередной ураган - американцам уже давно надоело им всем давать имена - опустошил Средний Запад США, сильнейшая засуха чуть ли не во всем мире в связи с 'аномально жарким летом', Госдума приняла очередную поправку к закону об ограничении рождаемости - ссылаются на постоянные неурожаи и вытекающие из этого проблемы с продовольствием... Переключил телевизор на канал 'Наука' - там шла передача про изменение климата. Климатологи доказывали, что глобальное потепление неминуемо сменится глобальным похолоданием и чуть ли не ледниковым периодом - в результате таяния полярных льдов уже сейчас температура океана начала снижаться, изменяется соотношение соленой и пресной воды, из-за чего многие морские течения - в том числе, Гольфстрим - начинают менять маршрут... Не знаю, может быть, они и правы... По крайней мере, последние три года действительно значительно холоднее предыдущих - зимой даже снег почти три месяца лежали, а не таял через максимум неделю-две... Если так - значит не все еще потеряно. И когда-нибудь, может быть, еще вернется нормальная жизнь...

Выключив телевизор, я оделся и вышел на улицу - пока было не слишком жарко, нужно было дойти до магазина. Это не Саратов-сити, где все можно запросто на дом заказать, а маленький городок, лишь на бумаге еще имеющий этот статус... Когда-то во времена полулегендарного СССР, известного большинству лишь по паре страниц 'Истории России' это был город с населением в двадцать пять тысяч, множеством заводов... Сейчас от населения осталось лишь три тысячи - большинство из которых старики. Из предприятий фактически работает лишь железная дорога - станция практически превратилась в сортировочный центр Саратова-сити. Есть еще консервный завод, но и тот едва сводит концы с концами. Все остальное давно развалилось - последним 15 лет назад закрылся маслозавод - из-за постоянных неурожаев для него просто не было сырья. После чего город начал окончательно приходить в упадок. Все, кто могут, стараются уехать отсюда - например, в тот же Саратов-сити. Но не так это просто... Чтобы там иметь более-менее нормальную, хорошо оплачиваемую работу, надо иметь городскую прописку. Получить которую без взятки или хитрости практически нереально... Большие города давно уж образовали фактически отдельное 'государство в государстве', попасть куда на постоянное проживание очень сложно.

Я вышел из дома и направился к ближайшему магазину. Несмотря на утро, на улице было уже жарко. Если оглядеться по сторонам, вдали можно было увидеть коробки многоэтажек еще советской застройки. Большинство из них были нежилыми, лишь несколько самых новых были заселены. Всюду виднелось множество частных домов, большинство из которых было заброшено...

От разглядывание окружающего пейзажа меня отвлекла странная картина. Внезапно метрах в пять от меня на дороге появился светящийся зеленоватым светом шар, и из него материализовался человек. Оглядевшись по сторонам, он шагнул в мою сторону и, пока я ошарашенно глядел на происходящее, протянул руку. Я, не долго думая, пожал ее:

- А что это за хрень? - спросил я у него, - Телепортация?

- Это? - человек, представившийся мне как Сергей, взглянул на какой-то странный предмет в своих руках, - Ну как сказать... Не совсем... Кстати, как тут с Инфосетью связаться?

- Интернетом что ли?

- Да я понятия не имею, как она у вас тут называется, - улыбнулся он.

- Ну это надо либо 'тарелку', либо идти до вокзала - там бесплатный Wi-Fi есть. Кстати, а вы кто?

- Человек, - усмехнулся он.

- Да это и так ясно. Но как вы тут оказались?

- Ну как это сказать... Читал про 'параллельные миры'?

- Ну да... Но это ж все - фантастика!

- Не совсем. Параллельные миры есть на самом деле. Точнее, не совсем параллельные миры, а параллельные временные потоки. Ведь время - оно не линейно. Каждое событие создает свою развилку. Если же оно достаточно существенно - образуются два 'рукава', которые никогда не воссоединяются. Вот я из одного такого мира и пришел...


Не знаю почему, но в слова пришельца я поверил сразу. Наверное, дело в способе его появления. Увидел бы его просто на дороге - без очень существенных доказательств точно не поверил бы. Вскоре мы уже сидели у меня дома и чуть ли не по-дружески болтали, сравнивали наши реальности и искали различия в их прошлом. Сергей же тем временем скачивал на свой компьютер всю доступную в нашем Интернете информацию.

Как вскоре выяснилось, расхождение наших 'потоков' произошло в 1930-х годах. В его мире покушение на Кирова не удалось, что привело к далеко идущим последствиям. По итогам покушения также было громкое уголовное дело, закончившееся расстрелом виновных. Но дальше все пошло совсем иначе. Вскоре Киров стал фактически вторым человеком в СССР после Сталина и во многом помог более быстро и эффективно провести индустриализацию и лучше подготовиться к войне. Не было тут и 'массовых репрессий' 1937 года - точнее, в этой реальности Киров вовремя заметил многочисленные перегибы в ходе проведения 'Большой чистки', в результате которых в нашем мире пострадали многие невиновные, и прекратил ее. Ежов был отстранен от должности и вскоре расстрелян, прошло громкое судебное дело над партийными и государственными работниками, виновными в перегибах - пытавшихся свести личные счеты при помощи государственного аппарата, продвинуться за счет устранения кого-либо по карьерой лестнице и так далее.

Более того, тогда же были введены и альтернативные выборы - чего в нашем мире Сталин так и не решился сделать, теперь в Верховный Совет могли выбираться и беспартийные кандидаты. ВКП(б) сохранили лишь идеологические функции.

Куда лучше сложилось и дело с войнами - Финляндия была за полтора месяца разбита и присоединена к СССР, Великая Отечественная началась тогда же, когда и в нашем мире, но из-за лучшей подготовки РККА Советский Союз уже к концу 1943 года одержал победу и занял большую часть Европы - кроме Франции, Испании, Португалии и юга Норвегии...

В результате проведенных реформ, а также более сильного положения социалистического блока в том мире, там вся история пошла совсем иначе. СССР и социалистический блок быстро восстановились от последствий войны и начали стремительно набирать мощь. К 1985 году по объемам ВВП СССР достиг паритета с США. Во всем мире одни страны за другими начали переходить к социализму. Сейчас в их мире, как и у нас, 2063 год. Социалистический блок же давно во всем превосходит капиталистический... А 3 года назад советскими учеными был открыт способ перемещения между временными потоками... Сергей же является как раз одним из сотрудников лаборатории, которая всем этим занимается...


Вообще, странно было все это слышать... СССР, победа социализма, параллельные миры... Тем не менее, у меня не было никаких оснований не верить этому. У нашего же мира, по мнению Сергея, будущего нет. Климатическая катастрофа, истощение ресурсов, моральное разложение, угроза глобальных конфликтов с применением ОМП... Ресурсы планеты все истощаются, и вскоре может начаться война за контроль над их остатками... Которая поставит крест на современной цивилизации. Тем более, за последние 10 лет население земли из-за голода и изменения климата и так сократилось уже на полмиллиарда... Россию благодаря географическому положению это пока еще слабо коснулось, но и это лишь дело времени...

- Еще лет пятьдесят-сто ваш мир просуществует... А дальше не сгорит, так сгниет. И появится еще один временной поток, где на земле нет человечества, - закончил свой рассказ Сергей, - Точнее, какая-то часть останется... Но она окажется надолго отброшена в прошлое в своем развитии.

- Слушай, а машину времени вы не изобрели? - внезапно поинтересовался я.

- Изобрели, - усмехнулся он, - Принцип действия тот же. Только тогда приходится устраивать 'кротовую нору' не между двумя временными потоками, а между двумя участками одного и того же. Есть теория, что так можно перемещаться и в любую точку пространства, но пока с этим ничего не получается. А зачем она тебе?

- Ээээ... Ну если переместиться в прошлое... Предупредить... Может быть, ничего этого тогда не будет...

Как-то мигом вспомнились все прочитанные мной книжки про 'попаданцев' в прошлое, меняющих к лучшему весь ход истории. И когда я их читал - все время хотелось оказаться на месте главного героя... Чтобы все стало иначе... Не так, как у нас.

- Не знаю, - пожал плечами Сергей, - Может быть. Но без разрешения от руководства страны я не имею права забросить тебя в прошлое. Оно же давало такое разрешение лишь однажды. А без него - мне тогда башку оторвут и скажут, что так и было...

На несколько минут в комнате воцарилась тишина. Сергей продолжал скачивать себе все содержимое Интернета (это какой же объем памяти в его компьютере???), а я сидел и думал об услышанном... 50-100 лет... Достаточно много по меркам одного человека, но ничто по сравнением с временем существования всего человечества... Мне на мой век хватит, но даже моим детям уже может и не остаться... Хотя, какие нафиг дети? С законом об ограничении рождаемости их наличие практически исключается! Даже в Сити теперь не многие смогут получить такое право. Что уж говорить про какое-то захолустье, наполовину город-призрак? Дети теперь - удовольствие для богатых или очень полезных для государства или компании-работодателя. А все дело изменении климата - из-за дефицита продуктов их цены стали такими, что и многие взрослые впроголодь живут... Может быть, конечно, в иных условиях они все-таки постарались оставить себе наследника - так закон запрещает... Мысль мои прервал Сергей.

- Хотя, есть один способ, - неуверенно начал он, - Можно отправить в прошлое не тебя как материальный объект, а лишь копию информации из твоей памяти. Формально придраться не получится - такой вариант открыли совсем недавно. Инструкцией он пока не обговаривается. Хотя, неофициально по головке меня не погладят.

- А зачем тогда предлагаешь? - удивился я.

- Да мне просто интересно, что получится, - улыбнулся он, - Да и помочь хотелось бы. Ведь у вашего мира был шанс...

- Забросишь тогда меня в 1930-е годы куда-нибудь? А я уж постараюсь толкнуть мир по вашему пути!

- Нет, туда не могу. Мощности моей переносной машинки хватит лишь на перенос на 100 лет в прошлое.

- Ну давай тогда в 1964 год.

- Тогда садись. Сейчас включу установку и подберу подходящие тебе по мозговым параметрам носители. Ты выберешь один из них, и твои память и личность будут скопированы в него.

Ждал я минут пять. Потом Сергей назвал мне список носителей, расположенных в радиусе действия установки - семидесятилетний дед, шестидесятидвухлетняя бабка, полуторагодовалый ребенок, двадцатисемилетняя женщина и пятнадцатилетний пацан. Все! Недолго думая, я выбрал пацана. Другие варианты мне просто принципиально не подходили. Да и по возрасту - мне ведь 22 всего, сам недалеко еще ушел... Послышался писк, в голове появилось какое-то неприятное ощущение... Что дальше было со мной в том мире - я не знаю и никогда уж не узнаю. Наверное, так и дожил всю свою жизнь, работал на железной дороге... Я же, копия своей собственной личности и памяти, 'вселился'...


Часть 1.

Глава 1.


Момент 'вселения' какими-то особыми эффектами не сопровождался. Просто внезапно 'картинка' перед глазами сменилась, и я оказался в какой-то небольшой комнате с низким потолком. Прямо напротив было два небольших окошка, в которые сейчас ярко светило солнце. Оглядевшись вокруг, увидел, что из мебели в комнате были лишь железная кровать, на которой я и сидел, старинный, в прошлой жизни такой я видел лишь на картинках, вещевой шкаф, комод и стол с деревянными ножками, над которым в рамке висел портрет Иосифа Виссарионовича. Что в данное время очень не одобрялось, а потому из этого можно делать выводы об убеждениях родителей. По стенам тянутся прикрепленные к керамическим изоляторам электрические провода в матерчатой изоляции. Удивило отсутствие люстры или хотя бы свисающей на проводе лампочки. Выплывшая откуда-то из подсознания мысль подсказала, что это связано как раз с низостью потолков - чтобы мой теперешний отец не задевал головой. Вместо люстры использовалась настольная лампа с железным плафоном, сейчас стоявшая на столе.

Закончив изучение обстановки, попытался прояснить информацию о себе, что без труда удалось. Откуда-то из подсознания - видимо, из памяти того пацана, в кого я 'вселился' - сразу же появлялись ответы на все вопросы. Как выяснилось, я теперь стал Петровым Иваном Михайловичем, пятнадцати лет от роду, учеником теперь уже девятого класса школы ?1. Что хорошо - учился практически на 'отлично', а значит мои успехи не будут вызывать особого подозрения. Сейчас у нас каникулы, так что будет много свободного времени. Что не может не радовать. О родителях выяснил, что мой отец - инженер с завода 'Ударник', от которого в моем времени остались одни развалины, а мать - работница швейной фабрики. По убеждениям, как я уже и сам понял, сталинисты. Из подсознания вдруг всплыли как-то раз произнесенные отцом слова: 'Товарищ Сталин - величайший человек в истории нашей страны. Он превратил нищую, отсталую страну в одну из первых держав, с которыми вынуждены считаться все в мире. Сталин стал символом нашей страны. Завистники понимают, что по сравнению с его достижениями все их дела и близко не стоят, а потому пытаются втоптать в грязь имя Вождя, полить грязью, оклеветать'. Еще в моей семье был старший брат, но тот уже жил собственной семьей в Саратове. В прошлом году он как раз закончил техникум и теперь работал на заводе 'Серп и молот'.

Выяснив основную информацию о 'носителе', вышел во двор, отделенный деревянным забором от большого огорода. Напротив дома в ряд стояло три сарая. Дверь одного из них - курятника - была открыта, а сами его рыже-коричневые обитатели бегали по двору. Во втором сарае когда-то обитала корова, но вот уже лет десять как он пустовал. Третий представлял из себя мастерскую. Не долго думая, я зашел в него. Слева от входа стоял самодельный верстак с здоровенными тисками и ящиком с инструментом. Справа стоял практически новенький - купленный весной этого года - мопед 'Рига-1', какой в своем времени я лишь однажды случайно увидел на фото в Интернете. По местным меркам, просто мечта любого пацана. Из подсознания вдруг вышло воспоминание о том, с каким восхищением друзья рассматривали этот мопед, когда я приехал к друзьям на нем. Да, сюда еще не докатилась эра компьютеров, когда многие были готовы целыми днями сидеть за монитором и ничего больше не делать...


Немного разобравшись в обстановке, я задумался о своих планах. Перед переносом я поставил себе задачу предотвратить развал СССР и постараться не допустить скатывание человечества к тому состоянию, в каком оно оказалось. Цель, казалось бы, проста и ясна. Только как ее достигнуть? Окажись я в прошлом в своем физическом теле, да еще и с артефактами из будущего - все было б куда проще. Единственной проблемой было бы - как выйти на нужных людей из руководства страны. Сейчас же задача серьезно усложняется. Прежде всего, мне должны ПОВЕРИТЬ. Достичь чего будет не так просто. Единственное, что приходит в голову - нужны какие-то абсолютно достоверные и непредсказуемые события. Поэтому первым делом необходимо вспомнить все, что я читал, смотрел, слышал про ближайшие годы. Нужно также попробовать вспомнить всю известную мне информацию о науке и технике, но станет ли это неопровержимым доказательством? Спорный вопрос...

Хорошо, что в свое время я достаточно много интересовался историей своей страны, мельком захватив заодно кое-какую информацию и по истории других. Еще одним плюсом оказалась вдруг резко улучшившаяся память - словно я только вчера читал всю эту информацию. По-видимому, при 'сканировании' моего мозга там было обнаружено множество практически уже забытых сведений, которые при 'вселении' были перезаписаны в мой новый мозг и еще не успели забыться. Однако, скорее всего вскоре все это начнет забываться, а потому требовалось немедленно записать все наиболее ценные свои знания. Достав из шкафа одну из пустых тетрадей, я взял авторучку и принялся записывать по память всю известную мне научно-техническую информацию. Нужно было максимально точно, со всеми возможными подробностями написать все, что мне было известно. Даже если в мои 'предсказания будущего' никто не поверит - эта информация сможет серьезно продвинуть научно-технический прогресс. К тому же, станет дополнительным доказательством моего происхождения - ученые должны понять, что эта информация серьезно опережает времени.

За написанием научно-технической информации неожиданно для самого себя увлекся. Оторваться от этого занятия меня заставило чувство голода. Взглянув на часы, я понял, что уже давно пришло время обеда. Встав из-за стола, пошел на кухню. Холодильника там, естественно, не обнаружилось - но это и не удивительно. В это время в СССР они были редкостью. Поэтому пришлось открывать люк и лезть в погреб за стоящей там кастрюлей щей. Газовой плиты в доме также не оказалось, и готовить все приходилось на электроплите, представлявшей из себя стоящий на трех железных ножках керамический диск с уложенной по 'лабиринту' спиралью. Никакой регулировки мощности или автоматики, естественно, не предусматривалось. Был в доме еще и старый примус, но связываться с ним не было никакого желания. Мысленно выругавшись в адрес техники этого времени, я включил эту конструкцию в розетку и поставил на нее кастрюлю. Интересно, за границей сейчас то же самое, или такое лишь в СССР - ибо, как сказал на какой-то выставке гражданин Хрущефф, советской хозяйке никакая техника не нужна?

После обеда продолжать делать записи меня нисколько не тянуло. Внезапно захотелось посмотреть, что же представляет из себя та 'Рига-1' - первый советский мопед, а потому, припрятав на чердаке тетрадь, я выкатил из сарая мопед и отправился на улицу. Залив в бак смесь бензина с маслом, с легкостью завел двигатель и поехал кататься. К удивлению, техника мне понравилась. Конечно, этому мопеду было далеко до электроскутеров второй половины 21 века, но для этого времени вещь достаточно неплохая. Да и куда безопаснее. А потому вскоре на них вскоре будут кататься даже пацаны 15-16 лет. Не знаю, есть ли на этот счет какие-то пункты в правилах, но если и есть - милиция смотрела на них сквозь пальцы. Помнится, была в моем времени в одной социальной сети такая группа - 'СССР - страна мечты', где можно было прочитать немало интересного... Хотя, наверное, там все было несколько идеализировано. Но еще тогда, читая записи в этой группе, я мечтал очутиться в прошлом и изменить историю... Что ж, мечты сбываются...

Город этого времени был одновременно и похож на будущий, и сильно отличался от него - в этом я смог убедиться в ходе поездки. Многие места были словно один в один похожи на то, что было в будущем - словно они застыли во времени, другие же я даже не сразу мог узнать... Еще практически не было многоэтажек, большинство которых ко второй половине 21 века были заброшены из-за слишком ветхого состояния, а некоторые и вовсе развалились. Было очень мало кирпичных домов... Но самое главное различие - это был еще живой город. Работали заводы, школы, не было 'мертвых районов', развалин домов и производственных зданий...

Домой я приехал где-то через полтора часа. Поставив мопед в сарай, вновь достал свою тетрадь и продолжил запись...


Вечером с работы пришли родители. К этому времени все документы были уже спрятаны, а память носителя помогла мне не 'спалиться', не допустить сильных отклонений поведений от обычного. Поужинав, я отправился в комнату. Нужно было решить, что мне делать.

Что я знаю про данный период истории нашей страны? Во главе СССР сейчас известный в будущем как 'кукурузник' Никита Сергеевич Хрущев - самодур и ничтожество, по мнению многих своими бездарными 'реформами' толкнувший страну к развалу. Но самое худшее, что он сделал - это его доклад о 'культе личности'. Как сказал один известный диссидент, в будущем всячески превозносимый: 'Отмываться всегда трудней, чем плюнуть. Надо уметь быстро и в нужный момент плюнуть первым'. Именно это и сделал Хрущев: втоптал в грязь имя Сталина и прошлый период истории СССР - и попытался всячески возвысить себя. Для этого не постеснялся даже выпустить из тюрем множество уголовников и объявленных 'невинными жертвами сталинских репрессий' фашистских прихвостней, что потом принесло стране немало вреда. Из пошедших на вред стране действий Хрущева можно также вспомнить про его бездарные реформы и решения. Например, про копирование американских компьютеров вместо разработки своих, что привело к технологическому отставанию СССР. Или запрет КГБ расследовать дела высокопоставленных партийных функционеров без санкции Политбюро - здравствуй, коррупция! Как он как-то сказал: 'Сталин сам не спал и другим не давал. Теперь можете спать и жить спокойно - я не Сталин'. Только вот все это уже дело прошлого, валить Хрущева уже поздно... Тем более, скоро его уже и без того отстранят. Тогда можно будет и начинать действовать.

Однако, тут возникает вопрос: на кого делать ставку в будущем? На Брежнева, продвигающего повсюду своих дружков, с его 'несменяемостью кадров'? Думаю, это просто смешно. Ну не поверю я, что мои данные смогут как-то коренным образом изменить его стиль работы. И итог будет тот же - пусть даже на десятилетие позже. На Суслова? А смысл? Да, я могу его уважать как человека. Но вот как политик он полностью провалил всю свою работу. И захочет ли он, даже зная будущее, проводить нужные экономические реформы? Спорный вопрос. На Романова, на Машерова? Так те пока - 'никто и звать никак', их время еще не пришло. Первый пока лишь второй секретарь ленинградского обкома КПСС, другой - второй секретарь КП Белоруссии... И в возможность их стремительного взлета до уровня Первого секретаря ЦК КПСС как-то мало верится...

Остается один человек - Шелепин, которого в моем прошлом 'съел' Брежнев... Если верно помню, его союзников в борьбе за власть был председатель КГБ Семичастный. Наверное, это будет лучший для страны вариант... Вспоминается как-то прочитанная мной где-то фраза: 'Он не железный... страшно возмущался тем, как плохо живёт народ. Целый месяц по его поручению мы готовили записку в Политбюро о том, что надо сделать уклон на производство товаров народного потребления, начать техническое перевооружение. Но безрезультатно'. Так что, на кого делать ставку - ясно. Только как обеспечить в этом мире победу его группы в борьбе за власть?

'А, может быть, лучше передать данные прямо сейчас?' - внезапно пришла в голову мысль. Только как тогда обеспечить, чтобы все это не стало известно Хрущеву? Спорный вопрос, надо думать... И ошибиться тут ни в коем случае нельзя!

На этом я решил на сегодня остановиться. Что делать и куда идти - буду думать потом. Для начала нужно, как минимум, собрать воедино все известные данные и проанализировать. Да и, по сути, пока от меня мало что зависит. Ну напишу я письмо Шелепину, все изложу - и что? А кто его знает... Реакция может быть любой. И вовсе не обязательно, что нужной для меня...


Всю следующую неделю я записывал в тетради известную мне научно-технической информации. А таковой, к моему удивлению, было не так уж мало и записал я пока максимум половину известного. К сожалению, многое мне было известно лишь в общих чертах - ну да, думаю, советские ученые разберутся и дальше все доработают сами. Моя же задача - дать идеи и изложить основные принципы. Одновременно можно указать ряд заведомо бесперспективных проектов - впрочем, в этом вряд ли меня кто-то послушает. По крайней мере, до тех пор, пока не выйду на руководство страны.

Одновременно, я решил написать какую-нибудь научно-фантастическую книжку. Во-первых, мне нужно было прикрытие моей деятельности. Не могут же тетрадки просто так дематериализоваться. Да и просто родители могут как-нибудь в неудачный момент зайти в комнату - и застать меня за 'писаниной'. Во-вторых, мне нужно найти какой-то законный повод для поездки в Саратов. Не из Аткарска же письмо в КГБ отправлять - слишком быстро найдут его автора. Ну а так как в будущем я вообще любил книги про попаданцев - это в мое время был чуть ли не самый популярный литературный жанр, то взять за основу сюжет одной из них и написать своими словами особого труда не составит. Сначала было хотел взять за основу книгу про попаданцев на Великую Отечественную, но потом передумал. Неизвестно, как ее воспримут. Не уверен, что книгу правильно воспримут. Заявят что-нибудь в стиле: 'Люди тогда не тупее этого попаданца были - сами все соображали, и раз все так произошло - значит, по-другому и быть не могло, а ты же тут выставляешь всех идиотами'. После чего на писательской карьере можно ставить крест. Хотя, ничего такого у меня и в мыслях не будет - по сути, большинство книг такого жанра базируются на силе послезнания. Все-таки, одно дело - что-то предполагать, другое - точно знать, что и как будет. Про попаданцев в царскую Россию тоже писать нельзя - могут обвинить в 'восхвалении царизма'. Так что, после долгих раздумий решил написать про попаданца в Империю Инков - и достаточно нейтрально, и можно показать героическую борьбу индейцев с испанскими колонизаторами - в альтернативном варианте истории закончившуюся победой индейцев. Тема, правда, в будущем далеко не самая популярная - но были в будущем и такие книги.

В остальном, ничего особенного больше не было. Я старался вести себя также, как должен был 'носитель', и пока, вроде, никто ничего не заподозрил. Также, как раньше, гулял по улице, ходил к друзьям, разок с друзьями ездил на рыбалку... Короче, вел вполне типичный для советского пацана образ жизни. Это отнимало значительное время, но если резко изменить модель поведения - это будет слишком подозрительно. Да и, что врать, мне такая жизнь и самому понравилась! Куда уж лучше, чем целыми днями как идиоту сидеть за компом!


***

В конце июля родители собрались съездить к двоюродному брату моего отца, а у меня появился законный повод съездить в Саратов. После долгих раздумий, решил начинать действовать все-таки сейчас. Однако, на всякий случай, начать все с научно-технической информации - на отставке Хрущева она никак сказаться не должна. Для этого за несколько дней аккуратно, работая в перчатках, переписал наиболее актуальную, на мой взгляд, в данный исторический момент на извлеченные из новой тетради листы и завернул их в бумагу, чтобы случайно не задеть. Оставалось решить вопрос, как не оставить отпечатков на конвертах. Была бы сейчас зима... Так нет, самое что ни на есть лето... В перчатках не походишь. Или ничего страшного, все-таки кто только не трогает письма руками в ходе доставки? Впрочем, лучше перебдеть...


Свисток паровоза, резкий рывок, и поезд тронулся от станции, постепенно набирая ход. Вот вскоре показалась река Медведица с еще старым (точнее, для этого времени как раз-таки очень даже нового) моста из металлических конструкций, который я видел лишь на старых фотографиях - в середине 2030-х годов, когда здесь открыли скоростную линию, он был заменен на другой - железобетонный, сделанный по каким-то новым технологиям. Впрочем, в строительстве мостов все равно не разбираюсь - никогда не интересовался. Было куда больше станций и разъездов, которых к моему времени не осталось - разъезды ликвидировали еще в начале 21 века, а расположенную неподалеку от Аткарска станцию Красавка закрыли в 2032 году. Интересно, что будет в этой истории?

Да Саратова добирались больше двух часов. Мда, до экспресс-электричек середины 21 века этому этим поездам как до Луны пешком... Причем, не только по скорости, но и по удобству. Плавность езды по меркам будущего просто хреновая, никаких тебе мягких кресел - только жесткие деревянные скамейки... И уж, тем более, никаких точек доступа к позволяющему чем-то занять время поездки бесплатному интернету, которого пока нет и в помине. Как и планшетных компьютеров. Но раз решил менять историю - придется привыкать. Впрочем, можно сказать, уже привык - и такая жизнь мне даже больше понравилась.


Саратова я не узнал - за прошедшее столетие здесь изменилось буквально все. Не было и в помине ни многочисленных высоток жилых домов, ни эстакад над дорогами, ни линий метро... За то, к моему удивлению, было немало зелени, от которой в будущем не осталось и следа - разве что в городском парке. Впрочем, по-моему, это никого и не смущало - для всех это было настолько нормально и привычно, что другого положения вещей и не представляли. Улицы были И не знаю, как другим, но мне этот город понравился куда больше, чем Саратов-сити середины следующего века...

На вокзале мы сели в такси, и уже минут через двадцать были на месте. К моему удивлению, улицы были достаточно свободны, а что такое пробки - тут, по всей видимости, еще даже и не подозревали. Добравшись до мета, мы зашли в пятиэтажное здание сталинской застройки, поднялись на второй этаж и постучали в дверь. Дальше все было так же, как обычно и бывает при встрече родственников: расспросы про жизнь, разговоры про работу, про каких-то общих знакомых и так далее... Меня расспрашивали про учебу - как закончил, что планирую делать дальше... Через некоторое время я спросил пойти погулять - тем более, по всей видимости, этого все и ждали - видно, хотели обсудить без свидетелей в виде меня какие-то свои вопросы - я отправился на улицу.

Адрес ближайшей почты я нашел без труда - как говорят, язык до Киева доведет. Благодаря мопеду, немного денег у меня было - выпрашивал 'на бензин', оставляя при этом часть неизрасходованными, так что без проблем купил сразу три конверта. Хотя, в будущем все равно придется искать источник доходов. После чего добрался до ближайшего двора, где, надев перчатки, убрал два крайних в сумку, подписал средний, уложил в него листы, заклеил и отнес в ближайший почтовый ящик. Ну что ж, посмотрим, что из этого выйдет - письмо я решил отправить в КГБ на имя его председателя... Интересно, что подумают в КГБ по поводу моих писем? Хотя, заинтересоваться точно должны - там же я изложил чуть ли не стратегические технологии...


Треск двигателя исчез около моего дома, и спустя несколько секунд кто-то что есть силы застучал в калитку.

- Иду, - крикнул я, выходя из сарая.

Открыв дверь, увидел одного из своих школьных друзей Ваську Тимофеева. Рядом, прислоненный к забору палисадника, стоял велосипед с установленным на него 'моторчиком' - мотовелосипедным двигателем Д-4. Надо сказать, что мой друг был вообще первым в классе, у кого появилась такая техника. Точнее, сначала у его старшего брата, а уж затем - через два года - и у него самого. 'Эра мопедизма' в СССР пока еще не началась, и 'Риги' с 'Верховинами' были скорее исключением, чем массовым явлением. Пик их популярности, если верить прочитанному на разных сайтах Интернета, придется на 70-80-е годы. Но то уже будут совсем иные мопеды. Более дешевые, более простые и значительно уступающие нынешним по качеству и надежности... Можно сказать, мопеды разных годов выпуска были наглядной иллюстрацией того, как великая страна, сверхдержава, постепенно клонилась к своему закату. Впрочем, что сейчас о том говорить?

- Здорова, Ванек, - первым поздоровался он, - На речку поедешь?

Вообще-то, на сегодня у меня были иные планы - продолжить запись всего того, что я помнил об истории СССР, ну да не отказываться же? Тем более, что и сам не прочь...

- А давай, - согласился я.

- Ну тогда давай вытаскивай свой дрынчик и поехали.

Через пять минут мопед уже был проверен, дозаправлен и стоял у ворот. Заперев на ключ дверь в дом и засунув его под крышу крыльца, я выбежал на улицу и захлопнул калитку.

- А хорошая у тебя техника, - с уважением к мопеду сказал Васек, - Не то, что мой моторчик.

- Ага. Машина - зверь, прет как Т-34 на немецкий окоп, - пошутил я, и мы дружно заржали.

Двигатель 'Риги' завелся 'с полпинка', и я, включив первую скорость и плавно отпустив сцепления, тронулся с места. Через несколько секунд сзади зафырчал 'моторчик' васькиного мотовелосипеда - в отличии от моего, его двигатель можно было заводить только с ходу.


Поездка, надо сказать, удалась. Еще по пути туда мы заехали еще к нескольким пацанам. В итоге, набралось нас пять человек - практически все из нашего класса, то остался на лето в городе. Мопед был лишь у одного из них - чешская Яветта-551 с аналогичным рижскому двигателю, отличавшимся лишь горизонтальным расположением цилиндра, остальные же двое сели 'пассажирами' на багажники чужих мопедов - на велосипедах же за нами не угонишься... Приехав на речку, купались, переплывали через протоку на расположенный примерно на середине реки остров, загорали... В общем, ничего особенного. Уже не первый раз за мою новую жизнь. Домой возвращались уже достаточно поздно. Когда уже разъезжались по домам, Васек уговорил нас через пару дней утром съездить на рыбалку...

Приехав домой, поставил мопед обратно в сарай и отправился домой. Родители уже вернулись с работы, потому работа с документами на сегодня отпала. Книжка фантастики уже была полностью написана - осталось лишь отдать в издательство, но с этим я решил повременить. Больно уж странным станет столь быстрое написание книги... Поэтому, быстро поужинав, в очередной раз приступил к размышлениям о судьбах страны...

Вообще, надо сказать, жизнь в этом времени мне понравилась куда больше, чем там, у себя. Да, здесь нет ни современной мне бытовой техники, ни скоростного транспорта, ни компьютеров с мобильными телефонами и телевизорами, мало личного автотранспорта... Но это не столь важно. Уже привык. Главное - здесь просто сама жизнь совсем другая. Веселее, что ли... Вот те же мои друзья - бегают по улицам, катаются на велосипедах/мопедах, на речку ходят, читают книжки... А что делает среднестатистический пацан середины 21 века? Правильно, сидит целыми днями за монитором и играет во всякие дебильные игры. Да и вообще, сами люди в этом времени совсем другие. Здесь они все еще верят в светлое будущее своей страны, живут с верой в завтрашний день. Да и просто человечнее они, что ли. Вспомнилась строчка из прочитанного как-то стихотворения:

Там волчьей не было грызни,

Там люди верили друг другу,

И вместо: "Слабого толкни"

Всегда протягивали руку.

А у нас? Да всем вообще на все плевать! Полный пофигизм, живут лишь одним днем. Думают лишь о себе, на окружающих - глубоко наплевать. Ни о какой 'вере в будущее' нет и речи. Единственное, что существует для большинства - жажда наживы. Любыми методами, любой ценой... 'Общество потребления' - больше и сказать нечего...

Так что, в этом времени мне понравилось куда больше, чем в своем прошлом-будущем. Да и своем ли? Мой теперь для меня этот мир. Тот же теперь уже стал вообще чужим... И я сделаю все, чтобы тут никогда не повторилось все то, что произошло там. Только вот беда в том, что не так-то просто...


Когда я только дал согласие на перемещение - все казалось как-то очень просто и понятно. Убрать 'плохих парней', поставить у руля 'хороших' - заживем лучше всех. Только вот при внимательном рассмотрении все оказывается куда сложнее. Элементарными кадровыми перестановками можно разве что отсрочить развал СССР, но никак не предотвратить его. А от того, что страна развалится не в 1991, а, например, в 2001 году ничего не изменится. Все будет точно также - пусть и с некоторым отставанием по срокам... Мне же надо сделать так, чтобы ничего этого не произошло. Но как?

Который уж раз за эти полтора месяца своего нахождения в прошлом, пытаясь понять причину развала СССР, я так и не мог найти однозначного ответа. Нет, что стало последним толчком - вполне ясно: прежде всего, товарный дефицит. Но разве это стало главной причиной развала страны? СССР фактически продали за какие-то колбасу, красивые тряпки и импортный компьютер... Только не в их нехватке кроется причина. Жили бы в то время люди 30-х - или пусть даже нынешних, 60-х - годов, они бы не предали свою страну. А, значит, причина кроется в другом, в морали. Но ведь и люди оскотинились не просто так. Все ведь происходит не просто так. Только почему?

Или виной всему отсутствие какой-то осязаемой цели, национальной идеи? Да, было много болтовни о 'строительстве коммунизма', который представлялся большинству людей чем-то далеким и прекрасным, но сущности чего мало кто вообще понимал. А потому не представлял, как к нему идти. Большинству эта формация вообще представлялась в виде, что 'это когда все бесплатно будет'. Более того, постоянные обещания 'построить коммунизм' и отсутствие видимого прогресса в этом направлении постепенно дискредитировало в народе и эту цель, подрывало веру в ее осуществимость...

А, если честно, возможен ли вообще коммунизм? С каждого по способности - каждому по потребности? Но кто и как оценить эти потребности? Каждый человек сам для себя? Тогда просто не хватит ресурсов планеты для удовлетворения потребностей всех людей. Или это будет делать государство? Но тогда это просто получится какая-то тоталитарная страна по типу Империи Инков, где все ресурсы распределяет населению государство, устанавливая нормативы потребления. Так что, классический коммунизм я считаю невозможным. Когда классики писали свои труды - они не могли еще и предположить, сколько всего нового появится в будущем. Всем в то время казалось, что человечество уже приближается к вершине своего развития. Уже, казалось бы, открыты 'почти все' физические и математические законы, все тщательно упорядоченно, осталось еще немножко и... Только выяснилось, что из этих 'немножко' вытекают одна за другими новые области знаний. Наука и техника сделали такой рывок вперед, какой никто не мог и предположить. Однако, все пошло совсем по-другому. Развитие науки и техники позволяет создавать все новые и новые вещи, оборудование, устройства, возникает потребность в них... И тут на пути к коммунизму становится промышленность. Пока создадут новые заводы, наладят производство - причем, первое время его объемы будут весьма незначительны, пока произведут нужное количество продукции для удовлетворения потребности общества в ней... наука и техника вновь уйдут вперед. Промышленость всегда будет отставать и не сможет в нужные сроки полностью удовлетворить потребности человека во всем...

Не будь всего этого, останься все на уровне хотя бы середины 21 века - и коммунизм был бы построен. Ведь, что можно назвать коммунизмом по времен 'классиков'? Да фактически это просто когда у каждого рабочего есть работа, свой дом, питание три раза в день и личная лошадь. Ну и кое-что по мелочам. Просто потребностей в то время было куда меньше, чем в более позднее время. И, если рассматривать это понятие так, то коммунизм в СССР построен был. Только ведь общество, в отличии от мнения классиков, не может стоять на месте, а, дабы избежать 'загнивания', должно находиться в непрерывном развитии. И тут появилась главная проблема. Руководству СССР коммунизм виделся как что-то очень далекое и труднодостижимое, а на деле же оказался куда ближе, уже буквально на пороге. И уже надо было думать, что делать дальше, куда идти. Но ответить на такой вопрос руководство СССР оказалось просто не готово. Ни у кого не было и в мыслях: а что будет потом, после коммунизма?

Итог же простой. Страна 'развитого социализма' попросту не смогла найти никакого противовеса американской идеи 'общества потребления', потому со временем развалилась. Не видя перед собой четкой, осязаемой цели и плодов ее реализации, народ стал постепенно превращаться в население, впитывать плоды американской пропаганде и мечтать лишь о том, как бы побольше сожрать да хапнуть... Да, конечно, в СССР были и свои недостатки. Но будь у народа Цель - он бы сделал все, чтобы устранить их, а не побежал предавать страну... Впрочем, и сейчас не уверен, что правильно нашел причину развала СССР. Время покажет...


- Мам! - я вошел на кухню, неся в руке исписанную тетрадку, - Прочитай, как у меня получилось?

- Чего у тебя там опять?

- Ну я тут... книжку написал. Фантастику. Как наш путешественников во времени помогает индейцам в борьбе против испанских империалистов, - ответил я.

Вообще, моя здешняя мать любила читать фантастику, а потому в доме было немало книжек на эту тематику. Которые все уже давно перечитал мой... хм... носитель, после чего перешел на библиотечные. А потому особо сильного удивления у матери мое сообщение не вызвало.

-Ну давай. Посмотрю.

Вообще, эта моя книжка стала в какой-то мере вольным пересказом одной из тех, которую я прочитал в будущем. Во второй половине 21 века, что интересно, книги про попаданцев вообще стали чуть ли не самым популярным жанром литературы. Видно, многие уж понимал, что будущего у человечества в том виде, в каком оно находилось, просто не было. А потому многие начинали писать книжки про попаданцев, пытаясь в них представить свое видение альтернативного пути развития - что, по их мнению, могла бы изменить к лучшему всю историю человечества и предотвратить надвигающуюся катастрофу.

Взятая мной за основу книга была написана где-то в начале 2040-х годов одним из российских авторов. По сюжету, по неизвестным причинам группа российских студентов неожиданно проваливается в прошлое и оказывается в Империи Инков незадолго до первого посещения страны испанцами. Дальше начинается история их приключений в этой стране, им удается пробиться к самому императору и заинтересовать его своими знаниями (особенно в области нового оружия) и начать двигать процесс. Итогом же всего этого становится разгром испанцев, а Империя Инков со временем становится одной из передовых стран мира. Мне, конечно, пришлось внести ряд изменений - так, попаданцами здесь стали советские студенты-комсомольцы, провести некоторые изменения с учетом современных идеологических принципов и так далее, но основа сюжета осталась той же.

За пару дней мать прочитала все написанное, после чего сказала мне, что сюжет ей понравился. Таким образом я одновременно получил прикрытие для своей деятельности и получил добро на свое писательство. Заодно, как опубликую - появится и дополнительный источник доходов, что будет очень полезно.


Лето подходило к концу. Шла уже последняя неделя августа. Практически все одноклассники, уезжавшие на лето, уже вернулись по домам. Подходило время нового учебного года...

За прошедшие с момента переноса почти два месяца я записал все, что мне удалось вспомнить - это ведь только в первый момент память у меня была практически абсолютной, но со временем, как это всегда бывает, все начало забывать. Неделю назад, съездив на мопеде до расположенного на полпути к Саратову поселку городского типа Татищево, отправил оттуда второй пакет научно-технической информации. Первый же, наверное, теперь уже вовсю изучают в КГБ и Академии Наук и, возможно, даже создают новые направления исследований. К сожалению, точного знания большинства технологий у меня не было, и я мог лишь в общих чертах описать необходимое, показать путь, куда нужно двигаться. Впрочем, пока я отправил лишь половину того, что смог вспомнить и описать. Остальное будет потом.

Закончив с научно-технической информацией, перешел к исторической. Здесь мне очень помогло то, что в будущем я немало интересовался историей СССР. Кое-что удалось вспомнить и по истории других стран, но очень немногое. Думаю, эти знания существенно помогут мне в легализации - ведь часть имеющейся здесь информации принципиально невозможно просчитать. Однако, эта информация подождет. Для начала нужно дождаться октябрьского пленума и отстранения от власти Хрущева - а то мало ли что? А потом уж как получится. Но, главное, нужно сделать все, чтобы Брежнев тут не стал полновластным правителем. Ибо ни к чему хорошему он страну не приведет - уже проходили. Впрочем, что будет в варианте с Шелепиным - пока тоже можно лишь гадать...


***

- И что говорят по этому поводу ученые? - спросил председатель 'всесильного КГБ' Владимир Ефимович Семичастный у сидящего напротив человека.

- Они говорят, что эта информация тянет на настоящий научно-технический прорыв. Часть описанных тем сейчас уже находится в разработке у нас или за границей, но пока лишь на начальном этапе. Полученная же информация позволит значительно ускорить эти работы. Другая часть тем пока, максимум, существует в виде теорий, причем достаточно сырых и непроверенных. Здесь же есть не только уже готовые теоретические сведения, но и описание технологического процесса - пусть оно и далеко не полное. Ученые говорят, что если все это - успехи западной науки, то мы просто безнадежно отстаем.

- И какие вы можете высказать предположения об источнике всех этой информации? - поинтересовался председатель КГБ.

- Честно говоря, не представляю. То, что на Западе всего этого нет - мы знаем точно.


Глава 2.


За прошедшее лето я смог вполне успешно встроиться в местное общество, не вызвав слишком больших подозрений. Родители, правда, заметили некоторые изменения в моем поведения - но были они не настолько значительными, чтобы вызвать подозрения, да и происходили не в один миг, а 'постепенно' в течение лета. Так что, просто списали их на взросление. За прошедшее время я закончил и все свои работы по записи информации из будущего. Как пройдет октябрьский пленум - надо будет отправить ее товарищам из КГБ. Интересно, что из этого получится?

Кстати, что меня удивляло, чем дальше - тем сильнее 'сливались' личности меня и 'носителя'. Фактически, уже давно появилась некоторая третья, нечто среднее между одной и другой. Интересно, так и должно было быть или что-то пошло не так? 'Внутренний голос' тоже давно исчез- теперь память 'носителя' воспринималась как часть моей собственной.

Впрочем, сейчас мысли у меня были направлены в несколько ином направлении: сегодня начинается новый учебный год. Честно говоря, я и в будущем не особо любил ходить в школу, а теперь, когда практически все уже знаю, это будет еще более скучным и неинтересным занятием. Какое-то время подумывал даже об окончании школы экстерном. Только вот это будет слишком уж странно выглядеть, что для меня нежелательно. Тем более, что мы в будущем и учили-то намного меньше - некоторых предметов просто не было и в помине. Так что нет уж. Доучусь как все нормальные люди.

Когда я подошел к школе, до линейки оставалось еще минут десять. Большинство моих одноклассников - тех, кто не ушел из школы после восьмого класса - уже были на месте. Поздоровавшись со всеми, я начал рассматривать школу. В принципе, вполне обычное двухэтажное здание из красного кирпича то ли сталинской, то ли еще дореволюционной постройки. Небольшая площадка перед парадным входом была расчерчена на квадраты - где какому классу стоять на линейке. Надо сказать, для меня, как человека из будущего, все это было несколько в диковинку. У нас а первое сентября все просто подходили с идентификационными картами, отмечались по ним на проходной и шли в класс. Никаких там излишних церемоний...

Где-то без двух девять из школы вышел директор, и все начали расходиться по своим местам. Я, не долго думая, встал в третий ряд. Когда все классы собрались в отведенных им местах, слово взял директор. Его речь была достаточно короткой: поздравил всех с началом учебного года, похвалился успехами школы в прошлом году и затем передал слово какому-то незнакомому человеку. Как выяснилось, это какой-то представитель комсомола. Представившись, тот достал какие-то бумаги и начал читать речь. О чем он нам желал сообщить - не знаю. Уже на второй минуте его уже просто никто не слушал, а он все продолжал нудно что-то твердить. Периодически ухо цепляла слова 'Ленин', 'Хрущев' и какие-то отдельные цитаты... Когда минут через пять он все-таки закончил, вся школа вздохнула с огромным облегчением. 'Вот такие вот и развалили СССР, - подумал я тогда, - Кто их будет слушать-то? И кто пойдет за подобным болтуном, которому, наверное, даже и самому плевать что он читал?' В другом времени, поди, он точно так же разглагольствовал бы о достижениях демократии. Потому, что ему просто нет дела что говорить. Сделал работу, получил свою порцию плюшек - и доволен! Обычный карьеризм. Ну не может верящий в свою идею человек так себя вести - отболтался и ладно! Впрочем, позднесоветская система вообще поощряла выдвижение таких личностей - умные, верные своим идеалам люди были не нужны. Более того, представляли просто-таки смертельную угрозу для прогнившей верхушки.

После выступления сего 'комсомольца' одной из первоклашек дали колокольчик, она пробежала вокруг площадки, по периметру которой выстроились школьники, и затем директор объявил о конце линейки. Прозвучал гимн Советского Союза без слов, и все мы пошли в школу. У дверей столкнулся со своей соседкой по парте. Васильевой Катькой - можно сказать, подругой детства. Живем через три дома друг от друга и дружим еще лет с трех. И в школе с самого первого класса вместе сидим.

- Привет, Кать! Как отдохнула от школы? - поздоровался с девчонкой, приехала она лишь вчера вечером и пообщаться мы еще не успели.

- Привет! Да нормально. А ты как? 'Ригу' не сломал еще? - ехидно усмехнулась девчонка.

- Да пока не успел еще. Хоть и очень старался, - в том же стиле ответил я, - Можешь сама прокатнуться и посмотреть.

- Да откуда ж маленькой девочке уметь ездить на такой технике, - деланно удивилась она, - Мне ж мама не разрешит.

- А кто ж тогда в мае на Риге-то моей по улице гонял? И что-то тогда про маленькую девочку не вспоминал, - изобразил удивление я.

- Да не, то точно не я, - постаралась сделать максимально честный вид Катька, но не выдержала и звонко рассмеялась, - Ладно, ладно.

В этот момент мы дружно ввалились в наш класс на втором этаже и, пройдя вдоль рядов, сели за третью парту крайнего со стороны коридора ряда. Ну а что - очень выгодная позиция. Свет от окон не достигает, а потому не так жарко. На виду у учителей тоже не мелькаешь.

Последней в кабинет зашла наша классная - учитель истории. Некоторое время она просто постояла у доски, но, увидев, что класс не торопится успокаиваться - все стремились побыстрее поделиться новостями за лето, подошла к столу и пару раз стукнула рукой по столу. Через несколько секунд в кабинете установилась тишина и порядок. После чего классная поприветствовала нас и поздравила с новым учебным годом. После чего высказала надежду, что мы все уже достаточно взрослые, и она надеется, что раз мы пришли в девятый класс - значит, намерены всерьез учиться, а не бездельничать. Вряд ли, впрочем, она сама была уверена в сказанном. По крайней мере, в будущем балбесов и в старших классах полно было. Или сейчас все по-другому? Не знаю. После этого она назвала нам список уроков на завтра, высказала надежду, что все явятся без опозданий и затем отпустила нас.


- А ты за лето сильно изменился, - произнесла вдруг Катька.

'Твою мать! Это чем же я спалился так?' - промелькнуло в голове, но внешне я постарался остаться абсолютно невозмутимым.

Домой, как это часто бывало и в предыдущих классах, сегодня шел вместе с Катькой - живем же рядом совсем. Помнится, раньше некоторые пытались подшучивать по этому поводу, из-за чего я (или, точнее, мой носитель? Мне уж даже сложно сказать, кем я теперь являюсь - человеком из будущего в теле местного пацана или местным пацаном со знаниями человека будущего. Наверное, что-то среднее между ними) частенько дрался с ними, впрочем хватало результата ненадолго. Со временем, правда, все подколки как-то прекратились сами собой. Вот так вот, как и обычно, шли, болтали о жизни, расспрашивали друг друга, как лето провели. И вот когда уж подходили к моему дому, Катька меня и ошарашила...

- Это чем же?

- Не знаю, - девчонка в ответ как-то смущенно пожала плечами, - Вроде и все так же, как раньше. Только, - она ненадолго задумалась, но потом быстро выпалила, - Порой кажется, словно тебе уже лет семнадцать... Как моему брату старшему...

- Ну что поделаешь, все взрослеют, - с какой-то грустной усмешкой заметил я.

- Вот-вот! Опять! - впрочем, по-видимому, Катьке не хотелось продолжать это разговор и она быстро сменила тему, - Кстати, про свое обещание не забыл?

- Про какое? - изобразил удивление я.

- Ну про мопед, конечно!

- Как? Разве? - вновь деланно удивился, - Так я ж пошутил, а ты поверила.

- Ах вот как! Ну держись!

Дальше мне пришлось убегать, а Катька помчалась за мной. А бегать она умела очень даже хорошо - не многие из пацанов так могли. Впрочем, в этот раз догнать меня ей было не суждено - подбежав к своему дому, я демонстративно перемахнул через забор. Конечно, существовала и калитка, но мне что-то захотелось немного подурачиться.

- Так нечестно! - весело крикнула из-за забора Катька.

- Честно, честно! От тебя ж разве убежишь?

- Нет, конечно! - рассмеялась Катька, но через несколько секунд ехидно добавила, - Но ничего, вот выйдешь...

- Да, ладно, ладно! Уговорила!

Я открыл калитку и вновь вышел на улицу. Мы еще немного поболтали с Катькой, а затем распрощались.

- А все-таки ты такой же, какой и был, - уже уходя домой, вдруг заметила девчонка, - Хотя, с другой стороны... Странно даже...

Зайдя домой, я плюхнулся на стоящую в сенях табуретку и задумался. Интересно, многие ли еще заметили произошедшие со мной изменения? Ну родители и друзья, с кем общался летом, - несомненно. Но они как-то не обращали на то особого внимания. Почему ж тогда Катька сразу заметила? Хотя, если подумать... Для родителей и друзей эти изменения происходили медленно и постепенно в течение лета. Они уже просто привыкали к ним и начинали не обращать внимания, принимая за нормальный процесс взросления. Катька же меня увидела сразу в 'готовом виде' - и потому сразу заметила. Образно говоря, если человек будет строить полгода - все отнесутся к этому вполне нормально: ну что тут особенного? И совсем другое - если этот дом внезапно появится за одну ночь. Это сразу вызовет подозрения. Или, другой пример, проводят в доме ремонт. Те, с кем регулярно общаешься, кто часто бывает у тебя, на происходящие изменения как-то и внимание особо не обращают. Тому же, кто у тебя не был, результат сразу бросается в глаза - даже если не так уж и многое переменилось.

По-видимому, то же самое и здесь. Остается лишь надеяться, что эти изменения укладываются в некоторые допустимые пределы и не вызовут лишних подозрений...


Я сидел у стола и чистил картошку, одновременно с этим слушая радио. Впрочем, ничего особо интересного в новостях сегодня не передавали... Потому В мыслях же все крутились события последних двух месяцев. Порой даже казалось, что это все происходит не со мной, что это просто какой-то сон. Вот-вот я проснусь - и перед глазами вновь будут моя прежняя комната, панель телевизора на стене, компьютер... и чувство какой-то безнадежности, бессмысленности всего происходящего да и вообще всей той жизни... Особенно после того, как увидел, какой может быть нормальная жизнь. Да меня теперь ни за какие деньги не заставишь вернуться в тот мир, в мое 'прошлое-будущее'! Нынешнему мне там больше нет места...

От размышлений о настоящем и прошлом меня отвлек стук калитки. Положив нож на стол, я вышел в коридор. Через несколько секунд входная дверь тихонько скрипнула - запирали ее лишь на ночь - и, пригнувшись из-за низкого дверного косяка, в дом вошел отец.

- Мамка дома? - поинтересовался он у меня.

- Нет, еще не пришла.

- Ясно, - разувшись, батя прошел в комнату и положил на стул сумку.

Я же вновь вернулся к чистке картошки. Как раз успел дочистить последние две картошки, как на кухню вошел батя.

- А как там началась твоя героическая учеба? - с усмешкой сказал он, - К директору пока не вызывают?

- Да нет. Пока еще ничего натворить не успел, - усмехнулся я, после чего коротко рассказал про все происходившее на линейке.

Вообще, мой отец - что называется Коммунист с большой буквы. Один из тех, кто вступал в партию не ради карьеры, а по убеждениям и всю жизнь был верен своей родине. В войну он несколько раз писал заявление с просьбой отправить на фронт - да только не отпустили. Потому я, особо не задумываясь, рассказал ему в том числе и про выступление того комсомольца, а также про свое мнение относительно таких типов.

- Сейчас вообще много таких стало. Раньше, конечно, они тоже были, но куда меньше, - выслушав меня, ответил отец, - Только все изменила война. Пока настоящие коммунисты и комсомольцы тысячами гибли на фронте, эти же спокойно отсиживались в тылу да делили освободившиеся должности. Сколько коммунистов не вернулось с войны? Десятки и сотни тысяч! Они погибли за свою страну, а их место заняли те, кому на Родину глубоко наплевать. Таким 'коммунистам' и 'комсомольцам' нужны лишь власть и деньги. И, к сожалению, их стало большинство...

- Но почему ж руководство страны не наведет порядок в партии? Не выгонит таких 'коммунистов' с 'комсомольцами'?

- В свое время просто не успели. Уверен, прошло бы какое-то время - и на их место все-таки пришли бы нормальные люди, - вздохнул отец, - Повыгоняли бы недостойных, на примерах многих героев войны выросло бы новое поколение настоящих советских людей. Но не успели. А сейчас... Думаешь, что нашей власти это надо?

- Не знаю, - я неуверенно пожал плечами, хотя ответ у меня вполне был.

- Да без надобности, - тихо произнес отец, - Да ТЕ коммунисты, например, Хрущева с его 'культом личности' даже слушать не стали бы! И уж, тем более, никогда бы этот его доклад не приняли! Настоящие коммунисты сейчас никому не нужны. Более того - смертельно опасны.

На этом разговор и закончился, и я вновь погрузился в раздумья. Надо сказать, слова отца вообще практически соответствовали моим мыслям. А, значит, это своего рода дополнительное подтверждение моей правоты. Ведь, в самом деле, настоящие коммунисты - те, кто с одними гранатами бросались в атаку против немецких танков, кто до последнего держался в Брестской крепости, отказываясь сдаваться - никогда не допустили бы того предательства партии и собственной истории страны, что произошло на злосчастном 20 съезде, не позволили бы Хрущеву извратить историю собственной страны. Ведь именно с этого и пошло начало мифам о '100 миллионах репрессированных', 'построенную зэками промышленность', 'победивших фашистов героических штрафбатах' и так далее. Вообще, именно действия Хрущева - не только связанные с мифом о 'культе личности' - и стали первым толчком к развалу СССР.

Куда же проще работать с безыдейными аморальными типами. Сталин для них - главный ужас Вселенной: при нем требовалось работать, а не просиживать штаны. А за использование должности в личных целях можно было и получить путевку на освоение Сибири. Например, на строительство Трансполярной магистрали... Потому, они будут обоими руками за нынешнюю власть. Управлять ими тоже куда легче - такие пойдут куда угодно, лишь бы им от того была выгода. На идеологию же им просто наплевать. Главное - сделать карьеру!

Так что мне делать? Выходит, сейчас нужна фактически очередная чистка партии от подобной мрази. Надо каким-то образом навести порядок в стране, устранить всю сволочь, заставить все работать нормально. А, заодно, и провести некоторые реформы, которые изменят жизнь страны к лучшему. Надеюсь, что еще не слишком поздно все это делать...

И как в подобной ситуации лучше действовать мне? Продолжать писать письма с ценной информацией? Или пойти на контакт с властями? Думай, думай... Сейчас нельзя допустить ни малейшей ошибки. Любая оплошность - практически гарантированный провал всего задуманного...


На следующий день проснулся достаточно рано. К тому времени, как я умылся, почистил зубы и сделал утреннюю зарядку - еще летом мной было решено начать заниматься спортом. Мой 'носитель', правда, и без того был далеко не слабаком - сказывалось то, что много приходилось заниматься физической работой, но одной силой все не решить. С сильным увальнем легко справиться намного более слабый, но быстрый и ловкий противник. Но, чтобы не вызывать излишних подозрений, начинать надо было с малого. А то слишком сильное и быстрое изменение поведения покажется окружающим слишком странным. Закончив с этими делами, я сел завтракать - по утрам, вообще, мать обычно готовила какую-нибудь кашу. Это, можно сказать, было таким семейным обычаем. Не был исключением и этот день. Вообще, надо сказать, местная еда мне нравилась. И сами по себе местные продукты были куда лучше того суррогата, что делали в мое время, да и мать очень хорошо умела готовить. Так что, в этом отношении мне и жаловаться-то не на что было.

Сразу после завтрака родители собрались и, как обычно, пошли на работу. Посидев еще минут двадцать, я взял портфель и направился в школу. Вот что меня так удивляет в этом времени - на воротах и калитках нет никаких замков. Обычная защелка. Как максимум, запирают сам дом. И то многие просто вешают ключ на гвоздик у двери. И ничего, не воруют! Да будь так в наше время - по приходу домой хозяин обнаружил бы одни голые стены! А тут ничего подобного. Нормально живут. Мда... До чего ж, видно, люди за прошедший век оскотинились... Хотя, что говорить? Уже много раз замечал этою. Здесь если что-то попросишь - тебе обычно постараются помочь. А у нас что? Да без денег и пальцем не пошевелят! Да и вообще, там, в нашем времени, кругом один пофигизм какой-то... Нет, это время и эта страна мне положительно нравятся!

Погода сегодня была прекрасной, ярко светило солнце, дождя не предвиделось, потому оделся достаточно легко, по-летнему. По пути в школу я подошел к стоящему неподалеку от нашего катькиному дому и постучал в калитку.

- Сейчас! - послышался голос со двора.

Через секунд десять лязгнула защелка калитки, и девчонка выскочила на улицу. Почему-то сегодня какая-то необычно серьезная, а не как обычно веселая и жизнерадостная. Даже странно несколько...

- Привет, Ваньк!

- Привет, Кать!

Шли мы в этот раз молча - за весь путь до школы перебросились лишь несколькими фразами. Странно, вроде и поговорить хочется - да не можешь найти подходящей темы.

- А я решила в этом году выучиться на одни пятерки, - когда мы уже подходили к школе, вдруг сказала Катька.

- Так у тебя ж практически одни четверки? - удивился я этому неожиданному заявлению.

- Ну и что? Справлюсь, - вздохнула она и вдруг, с надеждой взглянув на меня, сказала, - Поможешь, Вань? Ты же отличник у нас...

'Елки-палки, - только и промелькнуло в голове, - Мало у меня проблем, теперь еще добавится'. Только что я могу сделать? Послать подальше? Непорядочно будет, не по-дружески. Самого потом совесть заест. Да и просто не смогу поступить иначе - симпатична мне эта девчонка. Нет, без всяких там задних мыслей - просто как хороший человек, каких не так уж и много. Добрая, честная, порядочная, всегда готовая помочь... Так что по-другому нельзя. Впрочем, и желания действовать иначе нет - я все-таки не циничная сволочь, как большинство в моем времени. Как-то мне там все-таки удалось не заразиться этим вирусом всеобщего пофигизма и заботе лишь о своей выгоде.

- Хорошо, - кивнул я головой, - Только я ведь тоже не отличник...

- Так почти, - Катька, явно обрадовавшись, улыбнулась, - У тебя ведь всего две четверки...

Как раз в это время мы вошли в школу. Первым уроком у нас была физика. В дверях кабинета столкнулся со своей бывшей 'любовью' Светкой Федоровой - можно сказать, типичной представительницей вида 'красивых дур'. Внешностью природа ее и в самом деле не обделила, чего вот про ум ну никак не скажешь. Тем не менее, по странной иронии судьбы, в нее была влюблена чуть ли не половина пацанов нашего класса. Впрочем, никого из наших своим вниманием она не удостаивала - у нее самой был кто-то из десятого класса. К счастью, никаких чувств, кроме безразличия, к ней я не обнаружил - видно, новой личности они не передались. Что не могло не радовать. Та же Катька вызывала куда больше симпатии, хотя и воспринималась лишь в качесте подруги.

На уроке я все время скучал, тщательно пытаясь делать вид, что слушаю учителя. Хотя тема мне и была прекрасно известна. В отличие от большинства, я и в своем времени изучал физику - как один из предметов 'по выбору'. Но выделяться мне не хотелось и приходилось делать вид, что внимательно слушаю. Впрочем, мысли мои в это время были далеко от учебы. Мне в очередной вспоминалось прошедшее лето, будто я вновь и вновь куда-то мчусь на своей 'Риге', купаюсь в речке... Странно, но почему-то в такие моменты мне никогда не вспоминалось то прошлое-будущее. Наверное, все дело в том, что и вспоминать-то там было особо нечего...

- Петров, почему ничего не пишешь? - прозвучавший над головой голос физички вырвал меня из воспоминаний.

- Так ведь и так эту тему знаю, - пожал я плечами.

- Знаешь? - недоверчиво переспросила физичка, - Ну так расскажи тогда, а мы послушаем.

Мысленно выругав себя за эти 'полеты в облаках', я встал и начал рассказывать тему. Впрочем, вскоре физичка, убедившись в знании темы, прервала меня.

- Достаточно. Садись. То, что ты изучал тему сам - это, конечно, хорошо. Значит, интересуешь физикой. Но на уроке ты должен заниматься сам и отвлекать от работы других учеников, - затем, отойдя к доске, физичка добавила строгости в голос и продолжила, - И это не только к Петрову относится! Вы все сюда пришли не бездельничать, а учиться. Хотя, как мне кажется, некоторые этого не понимают.

Дальше урок пошел своим чередом. Я сидел и записывал то, что говорила физичка, стараясь при этом как можно меньше отвлекаться на всякие пустяки. Когда прозвенел звонок, она задала нам на дом изучить первый параграф и отпустила с урока. Первая перемена была короткой - всего пять минут, - потому все сразу же направились в другой кабинет.

Следующим уроком у нас была география. Этого предмета у меня в будущем не было - не выбирал, - потому сидеть на нем было достаточно интересно. Заодно, в который раз порадовался, что сохранилась память 'носителя' - иначе было бы очень плохо. Изучали мы сейчас экономическую географию СССР, и это было весьма интересно. Во-первых, уже с этого можно было составить хоть какое-то - пусть и очень приблизительное - представление о советской промышленности и экономики в целом. Хотя несомненно, что наиболее важную информацию публиковать в учебниках никто не станет. Во-вторых, возможно, это поможет вспомнить какие-то ценные сведения из будущего. Бывает ведь порой, что вроде ничего не помнишь, но достаточно одного лишь намека, какого-то слова - и из головы внезапно появляется полезная информация. Впрочем, сегодня ничего интересного не было. В общих словах поговорив о советской экономике и о том, что мы будем изучать, географичка задала нам учить первый параграф, и на том урок закончился.

Три последующих предмета - две алгебры и физкультура - также не принесли ничего интересного. В нашем будущие они были, и ничего нового я не заметил. После пятого урока все начали расходиться по домам. За время учебы я успел изрядно проголодаться, и теперь, как мне казалось, готов съесть целого слона, а потому спешил поскорее оказаться у себя дома. Как обычно, за мной увязалась и Катька. И вот я снова шагаю по знакомым улицам, смотрю на окружающий пейзаж и шагающую справа от меня девчонку, и мне вновь становится грустно... Почему в мире все так несправедливо? Почему на смену этим людям, этому нормальному человеческому обществу пришло то, что было у нас? И кто виноват в том, что мир оказался на грани экологической и социальной катастрофы, истощения природных ресурсов, нравственной деградации и экономического краха? 'Общество потребления'? Да, несомненно. Когда люди думают лишь о том, как побольше хапнуть, выпить и сожрать - ничего хорошего не выйдет. Такое общество обречено. Но кто виноват, что все пришло именно к этому? Рузвельт, выдвинувший идею 'общества потребления'? Хрущев, извративший историю собственной страны и отошедший от сталинского курса? Руководство КПСС, забывшее, что 'марксизм не догма' и не нашедшее, что противопоставить идее 'общества потребления', не смогшее дать людям четкий и ясных целей, к которым нужно идти? Или предатели во главе КПСС, ради личной выгоды уничтожившие великую страну? Сложно сказать... Но надо постараться понять, что, как и почему произошло. Только тогда будет видно, что нужно сделать, чтобы этого не допустить...

Неожиданно для самого себя я вдруг тихонько запел 'Песню о тревожной юности'. Голос, правда, у меня фактически никакой, ну да не всем же то дано. Катька удивленно взглянула на меня, а потом вдруг так же негромко подхватила...

Забота у нас простая,

Забота наша такая:

Жила бы страна родная -

И нету других забот!

'Вот-вот, - промелькнуло в голове, - Жила бы страна родная. И я должен сделать все, чтобы так и было'. Внезапно я понял, что даже перестал бояться быть разоблаченным. Запрут в камеру, где всю жизнь буду сидеть и писать 'кому надо' воспоминания о будущем? Да и пусть! Если эти люди смогут изменить мир к лучшему - все остальное будет не так уж и важно. В конце концов, это не такая уж и большая плата за то, чтобы изменить к лучшему жизнь миллионов людей и всей своей страны, не допустить того, что уже произошло в моем варианте истории...

'Странную картину, наверное, мы сейчас представляем - идем и, пусть и тихо, поем, - промелькнула в голове мысль, - Интересно, а ведь, похоже, Катька-то как-то уловила мое настроение. Странно даже...'


Глава 3.


Странно, но в учебу втянулся я достаточно быстро. Что еще более удивительно - мне это даже нравилось. Конечно, многое я уже знал, но далеко не все, потому сидеть на занятиях без дела особо не приходилось. С оценками тоже было все нормально. Повезло еще, что попасть мне довелось в тело практически отличника - иначе пришлось бы тщательно маскироваться: ну как объяснишь, например, резкое улучшение успеваемости с троек на пятерки? Никак, а это сразу вызовет лишние подозрения. К счастью, такой проблемы передо мной не было. Фактически единственным предметом, с которым все равно возникли трудности, был английский. В будущем я его не любил, учил через пень-колоду, а сразу после техникума просто выбросил его из головы. 'Носитель' тоже особо его не любил и знал достаточно посредственно. В прошлом году четверку получил фактически лишь потому, что учителя не захотели портить успеваемость одному из лучших учеников класса, почти отличнику. Так что, похоже, золотая медаль мне не светит, а вот серебряная вполне может...

В сентябре я закончил и написание своей книги, которую планирую опубликовать. Честно говоря, получилась, по большей мере, вместо научной фантастики просто какая-то достаточно наивная, но достаточно интересная и красивая сказка. Хотя, на уровне той полной бредятины, которую в этом времени называют фантастикой (назвать ее 'научной' язык не повернется), где многие утверждения вообще не имеют ничего общего с наукой и реальной жизнью, моя книжка - образец реалистичности. Да, некоторые данные пришлось убрать, так как в общедоступной в СССР литературе про это пока ничего нет, что-то, что пока вообще никто еще не знает, добавить в качестве 'авторского самопроизвола'. Да, не были учтены многие экономические, политические и другие аспекты - ну не сможет какой-то там пацан все это правильно проанализировать и просчитать, знаний не хватит. Но, в целом, получилось достаточно неплохо. По крайней мере, читатели в виде родителей и Катьки оценили книжку как вполне нормальную. Больше же никому показывать свою рукопись пока не стал - не знаю, как к этому отнесутся. Посчитают еще, что я так выставляться пытаюсь, умного слишком из себя строить. Впрочем, главное во всей этой истории другое. Теперь у меня был законный повод в середине октября съездить в Саратов. И отправить там одно письмецо в 'контору', которое должно стать первым шагом к изменению истории страны к лучшему. А, заодно, еще и денег подзаработаю. Пригодятся, например, купить холодильник - лазать каждый раз в погреб мне уже как-то надоело. Да и, например, свежее мясо так долго хранить не получается. Нет, без холодильника никуда.

Несколько удивила и Катька. Она и в самом деле вдруг резко взялась за учебу и кое-каких успехов уже достигла. Если так же будет и дальше - вполне может быть, что и в самом деле выбьется в отличницы. Впрочем, память будущего показывала, что такое вполне бывает и даже подсказывала конкретный пример из жизни. Иногда бывало, что Катька обращалась ко мне с просьбой объяснить ей что-то, в чем я, естественно, не отказывал. Мне вообще хотелось, чтобы эта девчонка смогла добиться всего, к чему она стремится.


Разговоров вроде произошедшего у нас с Катькой первого сентября у нас больше не происходило. Только периодически я начал ловить с ее стороны какое-то задумчивые взгляды. Словно девчонка тщательно пыталась что-то понять, ответить на какой-то важный вопрос, но ничего не получалось.

В тот день вернулись из школы мы достаточно рано - заболела училка по истории, которая как раз была последней. Придя домой, я первым делом бросил портфель под стол, после чего пошел на кухню и, достав из погреба кастрюлю с супом, поставил ее на электроплитку. После этого, мысленно матерясь на отсутствие газовых или электрических нагревателей, принялся растапливать котел - стоящую на кирпичном фундаменте здоровую железную конструкцию, к которой подводятся трубы системы отопления. Хотя, в какой-то мере, эта конструкция - чуть ли не хай-тек нынешнего времени. У многих не было и этого, а для отопления использовались обычные печи.

'Все-таки что ни говори, но СССР сейчас - бедная страна, - думал я, уже поедая суп, - Бешеная гонка индустриализации, Великая Отечественная и послевоенная разруха, восстановление народного хозяйства, необходимость создания новейшего оружия - в том числе, ядерного и ракетного - отнимали все ресурсы страны, не давая всерьез заняться развитием гражданских отраслей промышленности и улучшением благосостояния и условий жизни народа'. Сейчас денег немного появилось, только правительству на это глубоко наплевать. Господин Хрущефф даже в открытую заявлял американскому президенту на какой-то выставке, что советской хозяйке никакой техники не надо. Мол, это 'буржуазная роскошь. Лишь при Брежневе ситуация в этом отношении начнет меняться к лучшему. За то многое будет двигаться в худшую... Впрочем, что будет в этой истории - это уже неизвестно. Надеюсь, что я не ошибся, делая ставку на Шелепина с Семичастным...

После обеда я собирался покататься на мопеде - благо, погода пока более-менее нормальная - и затем заняться уроками. Однако на этот раз мои планы нарушил стук в окошко. Подойдя к нему и отодвинув занавеску - выходящие на улицу окна всегда были закрыты ими, - увидел, что пришла Катька.

- Пойдешь гулять? - спросила девчонка, когда я вышел во двор.

- Пошли, - пожал плечами я, выходя со двора и закрывая калитку.

Несколько минут мы молча шли вдоль по улице. Видно было, что Катька хочет что-то сказать, но словно боится это сделать. Лишь когда мы дошли уже два перекрестка, она подняла глаза, взглянув на меня с каким-то непонятным выражением, все-таки решилась заговорить.

- Вань, - нерешительно начала она, а затем резко выпалила, - Что с тобой случилось?

- В смысле?

- Я тебе уже говорила. Словно вдруг намного взрослее стал, - пожала плечами девчонка, а затем задумчиво добавила, - И песня та...

- А что с ней не так? Просто хорошая песня.

- Хорошая. Только вот спел ты ее как-то... Серьезно слишком... Словно для тебя это не просто песня, а... - Катька снова пожала плечами, не найдя как выразить свои мысли, - Будто ты знаешь что-то очень важное, что должен обязательно сделать, чего бы то ни стоило. Для того, чтобы 'жила бы страна родная'...

'Твою мать, - мысленно выругался я, - Это как же я так выдал себя, что какая-то девчонка меня запросто расколола? И почему именно она? Давно меня не видела и потому сразу заметила все изменения? Да еще с добавкой в виде моей неосторожности?' И опять мы в молчании идем по улице. Только теперь в обратную сторону. Ну и что скажите мне делать с этой девчонкой? Капец просто! Да, Катька - одна из тех немногих девчонок, кому можно доверять. Такая не разболтает и не предаст. Язык за зубами, когда это нужно, держать умеет.

Честно говоря, мне и хотелось бы хоть кому-то все рассказать - так будет легче, появится хоть кто-то, с кем можно будет посоветоваться, кто будет готов помочь. Только кому? Родителям? Хоть те тоже заметили, что я быстро повзрослел, но для них все происходило постепенно, а потому воспринялось как вполне 'в пределах нормы'. Да и говорить им всю правду бесполезно - как-то не хочется, чтобы меня отвели в психушку, где будут активно лечить от 'шизофрении' или еще какой-нибудь хрени, что там психиатры придумают. Кому-нибудь из пацанов? Не знаю, не уверен в том, какова будет реакция на такую новость. Да и не уверен, что мне поверят. Катьке же я вполне мог доверять. Тем более, судя по всему, она уже готова поверить в самую, казалось бы, невероятную версию... Заодно, была бы моим единомышленником и, можно сказать, союзником в борьбе за лучшее будущее.

Я еще раз взглянул на идущую рядом девчонку. Она ведь, в отличии от многих известных мне по будущему, действительно по-настоящему любит свою Родину, а не лишь изображает себя патриотом, как это бывало ТАМ. Да и вообще, во многом даже, можно сказать, идеалистка, искренне верящая во все лучшее, в светлое будущее. Да и просто во все лучшее... Так нужно ли ей знать, что стало с ее страной - как развалили СССР, как на осколках прежде великой страны прежде 'братские' народы начинали с упоением резать друг друга? Или как рушились все существовавшие в нем идеалы, превращались в ничто все самые лучшие идеалы? Про то, как ради наживы люди готовы были грызть горло друг другу? Да и вообще в какую пропасть загнало себя человечество, во что превратило даже саму свою планету? И что лучше: правда или неизвестность? Что, не зная истины, станет придумывать для себя она?

- А ты уверена, что хочешь все узнать? - уже на подходе к моему дому спросил я, - Не пожалеешь потом?

- Нет. Никогда, - упрямо мотнула головой Катька.

Да, мои действия можно было считать глупостью, безрассудством. Да, казалось бы, попаданец должен всячески скрывать свое происхождение. Делать так, чтобы ни у кого и мыслей никаких не возникло. Но тут мне стало понятно, что уж просто больше не могу так жить. В конце концов, я ведь не профессиональный разведчик. И уже просто не могу постоянно скрываться ото всех, врать, притворяться. Что нельзя ни с кем ни обсудить свои проблемы, ни попросить совета. Пусть даже в качестве чисто моральной поддержки. Да еще чуть-чуть - и я просто уже не выдержу!

Катьке же я доверял на все 100%. За все время ни разу не было, чтобы она меня предала или что-то разболтала. Ее я мог отнести к тем самым немногочисленным исключениям из среды женщин, кто умеет хранить тайны. Потому, немного подумав, я решил рассказать. Нет, не все. Лишь часть. Незачем Катьке знать всей правды. Но частично все-таки расскажу. И буду надеяться, что мое мнение о ней не ошибочно...

При помощи согнутого из железной проволоки крючка я отодвинул засов и открыл калитку, и мы с Катькой вошли во двор.

- В общем, я узнал будущее. И там полный... короче, ничего хорошего.

- Ядерная война? Нас завоевали американцы? - тотчас выдвинула свои идеи девчонка.

- Если бы... Будь так, я знал бы, что делать - создать новейшее оружие, хорошенько подготовиться, модернизировать армию... Чтобы если и не победить, то хотя бы и не проиграть... Только все по-другому. СССР развалили изнутри...

- Предатели? - прервала меня Катька, глаза ее сверкнули ненавистью, - Контрреволюция?

- В том числе. Но это далеко не главная причина. Там все куда сложнее... Здесь и вырождение партии и ее превращение в сборище карьеристов, и бездарная экономическая политика, и отсутствие каких-либо осязаемых общих целей... И, честно говоря, я и сам не могу дать точного ответа, что из всего этого главное, что стало основной причиной...

- Неужели все так плохо?

- Боюсь, что хуже, чем ты думаешь, - ответил я.

Внезапно перед глазами опять встала картина моего безрадостного прошлого будущего. Мира, где нормальных людей можно пересчитать по пальцам. Где всем на все и на всех просто глубоко наплевать. Где просто уже и не осталось настоящих чувств, искренних эмоций - одни лишь фальшь и лицемерье. Где для людей единственная цель - потреблять. Тупое, бессмысленное существование... И тут на меня накатила какая-то злая решимость...

- Ничего, Кать! - уже потом девчонка признавалась, что в этот момент даже несколько испугалась меня, - Еще не все потеряно! Пока есть еще нормальные люди - еще можно все изменить! Перевернуть с ног на голову весь этот гадюшник, провести новую чистку и навести в стране порядок! И тогда всерьез взяться нужными преобразованиями. И я это сделаю! Чего бы мне то ни стоило!

- Я с тобой, Вань.


Катька ушла, а я все сидел и думал, правильно ли поступаю. Вот правильно ли, например, сделал, что вмешал ее в это дело? Не уверен. Подсознание подсовывало мысль, что уже следующим своим письмом я, вполне возможно, сделаю такой толчок всей этой реальности, последствия которого изменят жизни миллионов людей - причем, даже сложно пока сказать, к лучшему или совсем наоборот. Да и каким вообще будет будущее этого мира? Только это не успокаивало. Одно дело - некие абстрактные, совершенно чужие тебе люди, совсем другое - хорошо тебе знакомые, кого знаешь с самого детства...

Катьке я рассказал, прежде всего, про события второй половины 20 века, развал СССР и кратко охарактеризовал, до чего в конечном итоге докатилось человечество. Не стал говорить и про себя-будущего и то, как попал в это время. После чего дал почитать - дома у Катьки никого не было - одну из своих тетрадей, в которой пытался проанализировать причины развала СССР, а сам сел делать уроки.

Вновь пришла девчонка часа через полтора и сразу засыпала меня целой кучей вопросов, на многие из которых я и сам не знал ответа. Было видно, что во многое Катьке даже сложно поверить - настолько оно было не похоже на привычную ей жизнь, казалось какой-то дикостью. Лишь полпятого, выслушав мои объяснения интересующих вопросов, она собралась домой, а я погрузился в раздумья...

- Теперь все будет по-другому, - уже уходя, сказала Катька, - Мы победим!

В голосе девчонки звучала такая уверенность, словно у нее, как минимум, уже лежало готовое решение всех стоящих перед нами проблем. И вот как она так может? Вообще, меня просто удивляет эти ее вечный оптимизм и вера в лучшее. Даже в сложившихся обстоятельствах. Проиграли тогда? За то теперь знаем свои ошибки - а потому непременно победим! Только так и никак иначе! Нет, я бы, наверное, не смог так...


С того дня прошло полторы недели, наступила середина октября. Завтра на пленуме как раз должны принять решение 'по состоянию здоровья' отправить в отставку Хрущева. Жаль, что не к стенке сразу... А послезавтра Китай испытает ядерную бомбу... Оба эти события упоминаются и в лежащем у меня в сумке письме. Ну, точнее, пока лишь наборе листов - конверт куплю в Саратове. Мне же очень надо, чтобы на нем появилась отметка именно об отправке сегодня - 13 октября 1964 года, когда об этом могли знать едва несколько человек. И то без всяких подробностей. А рядом лежит и формальная причина моей поездки - черновик книжки про попаданцев.

Порой у меня в голове возникало опасение - не зря ли я выбрал именно такой жанр, как бы не выдать себя раньше времени... Только что поделаешь, если почти вся прочитанная мной фантастика относилась именно к нему? Надеюсь, в КГБ не сразу догадаются сопоставить письма информацией о будущем с таким вот несколько не типичным для современной советской фантастики жанром книжки, написанной неким аткарским школьником и поданной в редакцию в тот же день, что будет стоять на штемпеле на конверте... Сейчас ведь, в основном, все мечтают о космосе, пишут про межзвездные полеты, инопланетян... Книжки откровенно слабые, но, как ни странно, многим нравятся. Наверное, просто потому, что сюжеты этих книг соответствуют мечтам советским людей. Многие думают, что уже в 21 веке человек полетит к звездам... Ага, да нифига вот. К моему времени космическая отрасль была вообще в упадке - пилотируемых полетов во всем мире не было уже лет тридцать, межпланетных станций не запускали примерно столько же, используемое оборудование давно устарело. Ну кому хочется выкидывать деньги в никуда? Единственное, что было - регулярно запускали спутники, так как с них имелся доход. Интересно, а что будет в этом мире? Хотя, об этом пока думать рано...

Тем временем, поезд медленно, скрежеща колесами на стрелках, въезжал на станцию Саратов-1. Конечная. Я встал с сиденья и направился к выходу. Дождавшись полной остановки и открытия проводником двери, первым выскочил на платформу. Нет, все-таки местному железнодорожному транспорту до уровня середины 21 века еще далеко. Еще раз взглянув на пыхтящий в 'голове' поезда паровоз, направился к переходному мосту.

Первым сделанным на этот день делом стала покупка конвертов для письма. К сожалению, сейчас еще не зима, перчатки не наденешь, а потому пришлось взять сразу три. Потом воспользуюсь лежащим в середине, на котором не может остаться моих отпечатков пальцев. Осталось лишь, забравшись в укромное место, подписать при помощи взятой с собой авторучки и отправить. Чем я и решил заняться в первую очередь.

В прошлую свою поездку я, по большей части, бывал в незнакомой мне части города, потому особо судить о произошедших изменениях не мог. Сейчас же шел по, казалось бы, хорошо известным местам, но абсолютно их не узнавал. 'На месте' остался лишь университетский комплекс, да и то многих новых корпусов не было и в помине, а старые лишь были похожи лишь в общих чертах. Да что уж говорить - даже сами улицы были совершенно другими, более узкими, но за то засаженными по бокам деревьями. Дойдя до улицы Астраханской, разделенную пока еще не расчищенным под дополнительные полосы для движения сквером, повернул направо и, пройдя пару кварталов, вышел к Детскому парку, где и располагалась остановка нужного мне трамвая.

Ждать пришлось недолго и вскоре старенький (или по эти временам он новенький?) вагончик вез меня в Заводской район. Как можно дальше от прежнего места отправки и какого-нибудь книжного издательства, куда еще предстояло сегодня заглянуть. Может быть, я постепенно становлюсь параноиком, но отправлять письма два раза из одного района как-то нисколько не хотелось. Мало ли что... КГБ и так, небось, носом роет, пытаясь найти источник той информации. А по просмотренным в будущем фильмам у меня давно сложилось впечатление, что Контора, если ей очень надо, найдет кого угодно даже вообще на другом материке. Порой от этих мыслей мне становилось реально страшно...

Вышел я на кольце 'девятки'. По идее, хорошо бы вообще отправиться куда-нибудь в Комсомольский поселок, но трамвайная ветка туда была еще не достроена. Сначала подумал было разыскать остановку автобусов и пересесть на них, но потом просто плюнул на это дело. И так уже далеко уехал. Найти укромное место, где подписать конверт, вложить в него листы с текстом и заклеить особого труда не составило. Надеюсь, что никому постороннему его содержимое не попадет в руки. Иначе сложно даже представить, что будет, к чему это приведет. Если письмо прочитают и написанное воспримут всерьез - последствия могут оказаться катастрофическими... Только как поступить иначе? Пойти в КГБ и сдаться? Да кто мне поверит? Упекут в психушку - и дело с концом! А все благие начинания закончатся ничем. Нет, прежде, чем вступать в контакт, нужно, чтобы в Конторе уже были готовы встретиться с пришельцем из будущего. Впрочем, даже тогда никаких гарантиях. Единственное - в таком случае все-таки появится вероятность, что все не пропадет даром.

'А правильно ли ты вообще действуешь, - внезапно с насмешкой спросил внутренний голос, - Ты хочешь спасти СССР, но уверен ли, что сможешь это сделать? И что новый мир не окажется хуже старого? Ты знаешь будущее той реальности. Так, может быть, лучше спасать себя и своих родственников, подготовиться к будущему краху социализма и получше устроиться в новом мире? А не начинать путь в неизвестность?'

Я остановился в раздумьях. Впереди было два возможных пути. Пойти по пути наименьшего сопротивления, ничего пока не предпринимать, плюнуть на все и спокойно дожидаться краха СССР. После чего встраивать в 'общество победившего капитализма' и стараться повыгоднее устроиться. Зная будущее и будучи к нему готовым, это будет не так уж и тяжело... Или же, плюнув на все, приняться за дело спасения страны, строительство лучшего мира? Попытаться перевести локомотив истории на другой путь? 'Пока я ходить умею, пока глядеть я умею, пока я дышать умею - я буду идти вперед?' Но сможет ли один человек преодолеть инерцию историю и что-то радикально изменить?

Внезапно в голове всплыли картины будущего. Нет, ни развалившиеся заводы и полумертвые города, ни выжигающая все летняя жара, ни мрачные бетонные дома-коробки Саратов-сити с улицами, где давно не осталось никакой зелени. Совсем другое. Люди. В которых не осталось практически ничего человеческого. Кем правит лишь жажда наживы любой ценой. Кто давно уже разучился думать о других. И Катька, которая с нескрываемым презрением бросает мне единственное слово, - 'Трус', - после чего разворачивается и уходит. Я резко встряхнул головой, прогоняя эти образы. К черту все! Не будет никакого другого варианта.

Наконец найдя почтовый ящик, я решительно бросил письмо в него. Так будет правильно. Если указанную в письме информацию воспримут всерьез (естественно, после проверки) - это будут практически гарантированные приговоры для целого ряда лиц, причастных к развалу СССР в моей истории. Но мне в тот момент на это было абсолютно наплевать. Собаке собачья смерть. Я должен сделать все, чтобы в ЭТОМ мире не было никакого развала СССР. Чтобы все эти Катьки, Сашки, Васьки, Ваньки росли бы при социализме и никогда бы не увидели, как их вожди предают и продают свою собственное страну, как рушатся все те идеалы, которые казались им незыблемыми, как народ превращается в безмозглое быдло. Никогда!

Следующим делом стала поездка в издательство, адрес которого узнал в ближайшем киоске Союзпечати. Когда я только отправлялся туда, мне почему-то думалось, что ничего особенного там не будет: пришел, сдал рукопись, уехал домой дожидаться результата. Ага. Не тут-то было! Когда я попытался сдать свою рукопись, то меня, говоря по-простому, просто послали подальше. Мол, кто я такой и зачем вообще пришел. Хотя, сказано, конечно, это было и совсем другими словами. Самого же написанного при этом даже смотреть не стали.

Когда я буквально вылетел из издательства, внутри у меня кипела злость, а в голове кружились исключительно матерные мысли. Ну да и пофиг! Обойдусь и без славы писателя. Не для того, в конце концов, в прошлое попадал. Впрочем, на сегодня настроение было окончательно испорчено...


Сразу после похода в издательство я отправился на вокзал и, купив билет на ближайший поезд, отправился домой. Когда ж уже в Аткарске сходил с поезда, то к своему удивлению, у вокзала сразу увидел ждущую меня Катьку. Вот уж, честно говоря, абсолютно не ожидал ее здесь и сейчас увидеть...

- Привет, Кать!

- Привет! - улыбнулась девчонка, а затем полушепотом добавила, - Ну что, отправил?

- Угу, - кивнул я, - Не знаю только, хорошо ли это...

- Это почему же?

- Да просто там я знал будущее, а теперь впереди путь в неизвестность. Вдруг здесь, например, будет ядерная война?

Катька внезапно остановилась как вкопанная, ошарашенно глядя на меня. Несмотря на наступающую темноту было видно, что она побледнела. Похоже, прежде Катька на подобную тему и не задумывалась. Впрочем, ей достаточно быстро удалось взять себя в руки.

- Но почему? Там же не было!

- Ну, знаешь же про загнанную в угол крысу?

Девчонка только кивнула в знак согласия. Не желая стоять и дальше посреди улицы, я потянул ее за рукав, и мы медленно пошли домой.

- Если мы будем сильными - не посмеют! - немного подумав, высказала свое мнение Катька, - А если и нападут... Ты же, помнишь, говорил, что у того человечества нет будущего?

- Говорил.

- Помнишь 'Мцыри'? Или 'Песню о Соколе'? - неожиданно для меня спросила и уже утвердительным тоном продолжила, - 'Лучше умереть стоя, чем жить на коленях'. Так неужели мы хуже? Кто-то всегда останется. Так пусть они вспоминают о том, что было, как о 'светлом прошлом', а не о грязной помойке...


Дальше мы шли молча. У катькиного дома распрощались, и я пошел домой. Родители давно уж пришли домой, а меня уже ждал готовый ужин. Зайдя на кухню, я первым делом вытащил из сумки свою рукопись и на глазах ничего не понимающих родителей принялся с каким-то остервенением рвать ее на мелкие кусочки. После чего, открыв дверку, швырнул все эти клочки в печку и поджег. Ну его все нафиг! Обойдусь и без литературы!

- Не приняли? - видя происходящее спросила мамка.

- Если бы! Они и смотреть-то не захотели ничего! Вообще! Мол, кто я такой тут!

С этими словами я сел за стол и, схватив лежащую рядом вилку, принялся быстро уплетать жареную картошку. Странно, но говорить не хотелось ничего...

- Что так долго шел? - поинтересовался батя, когда я уже вставал из-за стола, - Покаты шел, еда уже остыла почти.

- Да ничего. С Катькой просто болтал, - честно признался я.

- Это о чем же? - с усмешкой спросила мамка.

- О литературе, - не долго думая, соврал я.

Родители поняли, что это неправда, но ничего спрашивать больше не стали. 'А ведь Катька-то меня успокаивать пыталась. Внушить уверенность, что все правильно делаю, - уже лежа на кровати, думал я, - Сама ведь боится той же ядерной войны, а мне старается и вида не показать'.


-----

Я сижу дома и читаю какую-то книжку. Стоящая на тумбочке радиола почему-то передает 'Голос Америки', который мне слушать не доводилось еще ни разу. Ну не было как-то особого желания слушать антисоветскую пропаганду. Внезапно окна и двери одновременно с грохотом и звоном вылетают, а в комнату врываются одетые в довоенную, без погонов, форму НКВД люди со зверскими рожами и немедленно валют меня на пол, одевая наручники.

- Отлично, - входя в комнату, усмехается один из них, - Ну что, нет попадана - нет проблемы?

- Да нет, сначала надо разузнать, что он хотел изменить в нашей истории. Как показывает моя практика, попаданцы хуже всех врагов народа вместе взятых. А эту его подружку взяли?

- Да куда она денется, - отвечает ему первый.

Меня волоком вытаскивают в соседнюю комнату, которая почему-то совсем не похожа на настоящую, и привязывают к какому-то стулу. В морду ярко светит лампочка мощностью не меньше, чем в триста ватт.

- Так вот, я предупреждаю. На себя-то тебе наплевать, это я вижу. Так подумай тогда хоть о подруге, - ехидно ухмыляется, показывая пальцем на привязанную к соседнему стулу Катьку, НКВДэшник, - За каждый неверный ответ я буду отрубать ей сначала пальцы, потом руки, а потом и ноги. Ну так начнем? С какой целью прибыл?

- Спасти СССР!

- Врешь, контра!!!!! Знаю я вас, попаданцев!!! - и с этими словами он хватает здоровый, как у палачей на картинах о средневековье, топор, - Я в семнадцатом году столько вас переловил уже, что насквозь знаю вашу натуру!!!

-----

Проснувшись об удара об что-то, я понял, что свалился с кровати и лежу на полу. Никаких НКВДэшников поблизости не было. Твою мать! Это был лишь дурной сон! Похоже, что у меня совсем уже крыша едет... Поднявшись с пола, улегся обратно на кровать, но сон никак не шел. Может быть, это и к лучшему. А то мало ли, какие там еще кошмары присниться могут... Всю ночь я проворочался на кровати, обдумывая сложившуюся ситуацию. Не думаю, что в реальности будет что-то в подобном роде, но искать меня будут точно. И, скорее всего, в конечном итоге разыщут - уж не мне тягаться с 'конторой'. Где-нибудь да проколюсь все равно. Хорошо еще, что хватило ума ничего не придумывать со средствами обратной связи. Иначе завалился бы просто мгновенно, еще задолго до того, как в КГБ убедятся в правдивости моей информации... И, в принципе, надо быть в любой момент готовым к этому провалу. И надеяться, что меня хотя бы выслушают, а не сразу законопатят в психушку...

Уснуть в эту ночь так и не удалось, и на следующий день идти в школу пришлось изрядно не выспавшись...


***

Председатель 'всесильного КГБ' Владимир Ефимович Семичастный смотрел на полученное письмо. Отправитель был тем же, что и на прежних письмах с технической информацией. Почерк, как показала экспертиза, тоже совпадал. Но вот содержащиеся в нем сведения были несколько... странными. Не будь приказа все письма с этим отправителям немедленно отправлять председателю КГБ, оно, скорее всего, до него никогда бы не дошло. Посчитали бы просто каким-то бредом сумасшедшего.

Штемпель на конверте говорит, что оно было отправлено из Саратова 13 октября. Четырнадцатого Хрущев действительно был отправлен в отставку, а пятнадцатого в Китае проведено испытание ядерной бомбы. Но откуда отправитель мог это знать? Хорошо, пусть, если знать политические расклады, относительно Хрущева уже было все ясно. Про Китай могло быть известно определенному кругу лиц из внешней разведки. Логично. Только проблема в том, что информация на этом не заканчивается. Здесь указывается целый ряд достаточно важных событий на несколько ближайших лет как в СССР, так и заграницей. Ну, допустим, часть из них можно просчитать. Большинство можно специально организовать в нужном месте в нужное время. Будь их немного - вывод был бы очевиден. Только вот ни одной из известных спецслужб мира не хватит ресурсов на организацию всего указанного.

Но, что самое странное, есть и третья группа событий. Природные катаклизмы. Например, вот эта запись:

'11 апреля 1965 - многочисленные торнадо на Среднем Западе в США. Около 300 человек погибших, больше 5000 раненых'.

Предсказать это событие невозможно. Организовать что-то подобное человечеству пока тоже не под силу. Это нужно только ЗНАТЬ. Можно, конечно, рассмотреть вариант с некими всесильными сущностями, способными организовывать что-то подобные, но подобные варианты даже не стоили рассмотрения как явная чушь.

Что ж, информация потенциально может оказаться очень полезной, но предварительно необходимо ее тщательно проверить. А, заодно, поискать этого, как он назвал себя, 'попаданца'. Ему-то явно должно быть известно куда больше, чем указано в письме. Да и ни в коем случае нельзя допустить утечку подобной информации в другие страны...


Глава 4.


- Кать, а почему ты тогда сразу поверила мне?

Вообще, сколько я не задавал себе этот вопрос, ответа дать так и не смог. Казалось бы, самой вероятной реакцией должно было стать: 'Ты что, совсем с ума сошел?' И уж, в любом случае, думал, что мне придется долго доказывать, что я и в самом деле знаю будущее. Но почему-то Катька поверила сразу и полностью. И объяснить себе это я не мог.

- Такого не выдумаешь, - с удивлением взглянув на меня, ответила девчонка.

- Ну, если очень захотеть, можно что угодно придумать...

- Можно. Но ты бы не смог, - коротко ответила Катька, - Как не смогла бы и я. И наши родители. И никто из нашего класса.

- Почему?

- И в голову такого не пришло бы. Да и нестыковки сразу видно было бы...

- Ну, может быть, эту версию специалисты какие создали, хорошенько все проработав.

- Зачем им это? - улыбнулась Катька, - Чтобы завербовать какую-то девчонку из никому не известного городка? Глупость.

'А ведь все верно, - подумалось мне, - И не возразишь'.

- Да и видела же я, что не ложь это. Что ты сам веришь в то, что говоришь...

- А как ты это поняла? - заинтересовался я.

- Не знаю, - пожала плечами девчонка, - Но когда тебе врут - это сразу чувствуется...


Дальше наш разговор прервался, так как мы почти подошли к школе.

'День седьмого ноября -

Красный день календаря.

Погляди в свое окно:

Все на улице красно'.

Ну за окном, конечного, нисколько не красно, а вот около школы - тут да. Одетые в парадную форму ученики уже выстраиваются в колонну по четыре человека. Спереди поставили несколько десятиклассников с флагами и плакатами. Дальше выстраиваются по классам все остальные ученики нашей школы. Найти наших особого труда не составило, и, поздоровавшись со всеми, мы с Катькой тоже встали в строй.

Неожиданно для самого себя я вдруг понял, что тоже отношусь ко всему происходящему как к празднику, а не какой-то позднесоветской показухе, как воспринимал все эти митинги в будущем. Странно даже... Или это так окружение действует? Впрочем, оглядевшись по сторонам, по кислым лицам некоторых из присутствующих я понял, что дело не в этом. Вон тот же Санек был бы просто рад свалить и никуда не ходить. Ну да ладно... С демонстрация мысли как-то перешли на положение в стране и мои планы...

Толчок в бок вернул меня к реальности. Оглядевшись вокруг понял, что все уже готово к выходу. Наша директорша, убедившись, по всей видимости, в том же, напоследок высказала надежду, что мы не подведем свою школу и по дороге будем вести себя нормально, после чего скомандовала выходить. Подняв выше флаги с плакатами, первые ряды нашей колонны тронулись, выходя на дорогу, а следом за ними двинулись и все остальные. Движение автомобилей по улице было перекрыто, и потому мы шли прямо по проезжей части.

Когда первый раз после перемещения в это время я прошелся по улице Ленина, на которой и располагалась моя школа, невольно удивился тому, что за прошедшее столетие изменилась она достаточно мало. Конечно, на дороге еще не было асфальта, многие дома за прошедшее время многократно ремонтировались, перестраивались, а потому мало походили своим видом на нынешние. Но в целом места были вполне узнаваемые. И лишь в одном месте вместо кооперативной пятиэтажки пока еще стояли обычные частные дома... Впрочем, я уже давно привык к новому облику города. Порой мне даже казалось, что все то будущее - лишь какой-то глупый сон...

Вскоре наша колонна достигла городского парка, и тут по команде все мы вместе запели. Первым, естественно, был 'Интернационал', за ним последовала 'Конармейская'. Около входа в парк колонна остановилась, и с десяток школьников вместе с несколькими учителями пошли внутрь - возложить цветы к памятнику Борцам Революции. Много времени это не заняло, и вскоре мы вновь тронулись в путь и свернули на Советскую - центральную улицу города, направившись к базарной площади, где всегда проходят митинги. Здесь уже не пели - на столбах то тут, то там висели старенькие репродукторы, с сильным хрипением исполняющие какие-то военно-революционные марши. Расслышать слова песен можно было с большим трудом, однако это никому особо и не требовалось. Скорее, все это было лишь фоном, задающим у людей определенное настроение...

'Вот где действительно все красно - так это здесь', - подумал я, окидывая взглядом базарную площадь. Казалось, что здесь собралась чуть ли не половина всего городка. Школьники, студенты двух училищ, рабочие заводов, госслужащие... Пионеры, комсомольцы, коммунисты и самые обычные, беспартийные граждане СССР. Более того, наверняка ведь, помимо жителей самого города, тут и немало приезжих из близлежащих деревень. Кругом виделось множество красных флагов и транспарантов с лозунгами во славу Великой Октябрьской Социалистической революции.

Сам митинг в голове особо не отложился. Не было на нем ничего особо интересного. Запомнилось лишь, что выступавшие перед народом представители местной власти, партии и комсомола что-то говорили про Великую Октябрьскую социалистическую революцию, ее значении для народов СССР и всего мира, дело Ленина. И, естественно, всячески восхваляли 'руководящую и направляющую' КПСС. Или такое определение еще не придумали? Вроде же, такая формулировка появилась уже в брежневской конституции? Впрочем, не так важно. Сути дела это в любом случае не меняет. Закончилось все, естественно, лозунгами во славу Советского Союза и КПСС. После чего директор школы сообщил, что можно расходиться по домам.


Вообще, отношение к Октябрьской революции у меня всегда было положительным. И даже не потому, что большевики в ходе нее свергли ничтожное Временное правительство, действия которого вели страну к катастрофе, а позднее провели ряд реформ и разгромили реакционные силы. Все это ерунда. Главное было в другом. Она стала начальной точки для попытки построить общество нового типа. В основе которого лежал бы принцип коллективизма, а не индивидуализма. Где человек человеку был бы 'другом, товарищем и братом', а не волком. Где люди мечтали бы быть инженерами, летчиками, космонавтами, а не предпринимателями, банкирами и бандитами. Да и вообще это была попытка построить более 'чистое' общество, лишенное многих недостатков типичного капиталистического, в котором главная цель жизни - нажива любой ценой.

Только вот провалилась та попытка. И сейчас, смотря на идущих по улицам людей, мне казалось, что я нахожусь на каком-то пире во время чумы. Народ пока все еще верит в светлое будущее, что дальше все будет только лучше... Только вот наверху уже давно запущен механизм, который со временем уничтожит всю эту систему, разнесет на кусочки саму эту страну, осмелившуюся не идти по примеру других, а выбрать свой путь...

- О чем задумался, Вань? - раздавшийся поблизости голос вернул меня к реальности.

Оглянувшись, я увидел увязавшуюся за мной Катьку. Впрочем, ничего удивительному тому нет - живем ведь поблизости как-никак...

- Да вот смотрю вокруг. Люди радуются, празднуют. Верят в лучшее будущее, - задумчиво ответил я, - И никто пока не может и предположить, что скоро всему этому придет конец... Что социализму наступит конец, а саму их страну разорвут на части...

- Но ведь мы все знаем... И не допустим этого, - неуверенно произнесла девчонка.

- Постараемся... Хотя уверенности, что все получится у меня и нет. Самое главное в том, что я пока и не знаю сам, как решить эту задачку...

- Но ведь можно ж что-то сделать. Есть же всегда какой-то выход!

- Есть. Только как его найти?

Придя домой, я, раздевшись и швырнув под скамейку сапоги, - пришел в комнату и плюхнулся на кровать. Желания что-либо делать у меня не было, настроение окончательно испортилось... Я пробыл в прошлом уже четыре месяца, но к решению поставленной задачи не приблизился ни насколько. Да, я записал всю известную мне научно-техническую информацию и отправил в КГБ. Недавно передал и часть известных мне исторических сведений, а также некоторую интересную информацию по политическим раскладам, завербованным американцами сотрудникам ГРУ и так далее... Только вот не верится мне, что эта информация способна что-то кардинально изменить к лучшему. По идее, надо вступать в контакт. Только время еще не пришло. Для этого нужно, чтобы товарищи Шелепин с Семичастным были уже готовы поверить тому, что я из будущего. А то законопатят в 'дурку' - и все, конец... А время-то идет... И чем дальше, тем меньше будет у меня шансов на успех...

Только, и это не основная проблема. Главное - я понятия не имел, куда нужно идти дальше. И что строить в стране? Полумифический коммунизм? Социализм? Только какой? Он ведь тоже разный бывает... Или вообще нужно создавать какой-нибудь 'капитализм с человеческим лицом'? А бывает ли он с человеческим? Или это лишь та маска, что скрывает его 'зверский оскал'? И опять же нет ответа... Хотя, конечно, тут решение принимать все равно не мне...


***

Владимир Ефимович Семичастный отложил в сторону прочитанный отчет и задумался. С этим Поляковым все подтверждается. Уже обнаружены несколько тайников, а сам он арестован и сейчас дает показания следствию... Впрочем, председатель КГБ сейчас думал о другом. Поляков этот прежде находился вне всяких подозрений. Никто не мог и предположить, что тот вот уже три года работает на США. Кроме отправителя того странного письма, 'пришельца из будущего'. Причем, по его словам, Поляков еще двадцать лет осуществлял бы свою шпионскую деятельность, дослужился до генерал-майора. И лишь в 1986 году, наконец, был бы арестован и через два года расстрелян...

Таким образом, сегодня было получено первое подтверждение переданной 'пришельцем из будущего' информации. Впрочем, довольно-таки спорное. И на основе него сразу принимать все те сведения на веру председатель КГБ не спешил. Объяснение здесь могло быть намного более простым и естественным, и в ближайшее время его попытаются найти. Ну а с письмом... Без дополнительной информации что-либо установить тут невозможно. Впрочем, в любом случае надо как можно быстрее найти его автора и все выяснить.


***

'Как же все-таки быстро летит время', - думал я, слушая новости по радио. Казалось бы, словно только вчера попал в это время, а ведь на самом деле прошло уже пять с половиной месяца. Было начало июня, а теперь уже середина декабря...

Ноябрь и половина декабря прошли для меня как-то совершенно обыденно. Хоть мою книжку в издательстве и не приняли, но имевшаяся тогда мечта все-таки сбылась. Недавно мы на накопленные родителями деньги все-таки купили холодильник. И теперь этот тяжеленный монстр под названием 'Саратов-2' стоял в моей комнате. Больше просто нигде не нашли для него места. Конечно, до своих потомков из 21 века этому холодильнику было далеко, но в целом он мне понравился - простой, надежный... Думаю, при надлежащей эксплуатации этот агрегат проработает все полвека и не заметит. Первое время, правда, меня сильно раздражала его избыточная шумность, но вскоре привык к этому и перестал обращать внимания. В ходе той поездки я также отправил и еще одно письмо в КГБ...

В остальном ничего особенного за это время не было. Ходил в школу, делал уроки, гулял по улице... Иногда вместе с Катькой обсуждали известное нам будущее, но пока никакого особого толку от этого не было. Ну нету у нас достаточных знаний, чтобы найти какое-то удовлетворительное решение стоящей перед нами и нашей страной задачи... Заодно, дав слово, что никому не скажет, Катька договорилась, что каждую неделю я ей буду записывать по одной песне из будущего. Вообще, первоначально возникала у меня мысль 'сочинить' их и 'пустить в общество', но вскоре передумал. Ну не хотелось мне, пользуясь примеров разнообразных книжных попаданцев, воровать чужих песен. Нет, будь они написанными через полвека ил и того больше - ничего страшного бы не случилось. Все равно вероятность того, что их написали бы и в измененном варианте истории, была бы крайне мала. Только вот все известные мне хорошие песни относились к еще советскому времени. И вряд ли внесенные мной изменения коренным образом повлияют на судьбы их авторов и будущих исполнителей. Да и, самое главное, это все равно не мое призвание...

Сильно удивляли меня и произошедшие за эти месяцы изменения личности. Если первое время я еще оставался сам собой и лишь, пользуясь памятью 'носителя', подстраивался под его поведение, то теперь от меня прежнего не осталось практически ничего. Причем, как мне казалось, чем дальше - тем меньше остается того, что было получено от человека из будущего. Разве что несколько более взрослый, чем полагается в моем возрасте, образ мышления и знания... Вообще, меня все время удивляло, как легко я смог влиться в это общество, стать в нем своим. Не знаю, что на это больше повлияло - существовавшие ли и в будущем убеждения, окружение? Или общество настоящих советских людей в лучшем смысле этого слова: родителей, Катьки, друзей-пацанов? Наверное, на этот вопрос я никогда не смогу дать ответа...

От мыслей отвлек меня стук калитки. Выглянув в окно, увидел возвращающегося с работы отца. Вскочив с кровати, бегу в сени открывать дверь...


***

- Так, значит, у вас сегодня последний день? - уже уходя из дома, поинтересовалась мама.

- Да нет... Почему? - протянул в ответ я, - Просто оценки сегодня выставляем. А так-то мы и на следующей неделе учимся вроде как...

- Вот именно что 'вроде как', - усмехнулся батя, - Какая там уж учеба, если и оценки выставили... Ладно, запирай. Пошли мы с мамкой...

Выйдя в сени, я закрыл за родителями дверь, после чего и сам стал собираться в школу...

К чему я так и не мог привыкнуть в этом времени - это к здешней системе отопления. В будущем с этим все легко и просто. Щелкнул кнопку включения электронагревателя, задал температуру воды в системе - и радуйся. А многие и вовсе обходились одними сплит-системами... Чуть раньше, в начале 21 века, существовало также и достаточно удобное в использовании газовое отопление, но к моему времени оно полностью исчезло. Слишком мало оставалось газа, чтобы была возможность тратить его на подобные вещи.

Здесь же ничего подобного не было. Хоть в нашем доме, в отличие от многих других, уже использовалось водяное отопление, а не обычные печки, но для нагрева воды использовался котел на 'твердом топливе'. Чтобы растопить его нужно было сначала положить газету, наложить 'шалашиком' сухих щепок, затем - несколько небольших палок, а поверх всего этого - уголь. А затем, когда уже разгорится, еще регулярно подсыпать уголь и периодически выгребать шлак. Бррр... Впрочем, это не главный недостаток такой системы. Хуже другое. На ночь котел работающим не оставишь - уголь в топке достаточно быстро прогорит, после чего через трубу начнет активно высасывать теплый воздух. Потому для предотвращения этого приходится закрывать задвижку, а при закрытой топить нельзя. Так что поутру в доме всегда холодно. И еще хорошо, что родители обычно встают раньше и сразу же растапливают печку...

Убедившись, что весь уголь прогорел, я закрыл задвижку, одел куртку с шапкой и, схватив портфель, выскочил во двор и запер. Еще одной вещью, первое время сильно удивлявшей меня в этом времени, было практическое отсутствие замков. Двери запирались на обычную задвижку с помощью согнутого из железной проволоки крючка. Который обычно просто вешается на гвоздь рядом. И при всем этом никто ничего не ворует!

Свежий снег мягко хрустел под ногами. Вчера весь день была метель, за то сегодня погода резко изменилась, и теперь все вокруг блестело в лучах солнца... Весь двор засыпан глубоким снегом, и лишь тонкая цепочка следов, ведущая к калитке, показывала, что тут живут люди...

Едва выхожу за калитку, как в лицо тотчас же прилетает снежок. Оглянувшись вокруг, вижу поблизости уже лепящую второй Катьку. 'Вот зараза-то!' - чувствуя охватывающее меня веселье, думаю я, - 'Специально ж подкараулила!'

- Ну что, словил? - весело смеется девчонка.

- Ах так! Ну сейчас ты получишь!

Портфель летит в ближайший сугроб у забора, так и не надетые перчатки - в другой, и я, увернувшись от второго снежка, начинаю лепить свой. Попасть с первого раза не удалось - девчонка ловко увернулась, одновременно произведя ответный выстрел.

- Бац-бац - и мимо! - крикнул я Катьке, когда ее второй снежок пролетел мимо.

Надолго, впрочем, наша перестрелка не затянулась. Девчонка ловко уворачивалась от моих снарядов, однако пару раз я все-таки попал. Самому, впрочем, за это время досталась еще пара снежков. И вскоре мы уже, весело болтая и перешучиваясь, ли в школу.


Гардероб в нашей школе представлял вполне обычное помещение вроде учебных кабинетов. Только вместо парт тут стояли здоровенные железные вешалки. Помимо них, ряды крючков тянулись и вдоль стен. Как обычно повесив на один крючок - их у нас всегда не хватало на всех - мою куртку и катькино пальто, засунули в рукава шапки-ушанки и пошли на занятия.

Первым уроком у нас был английский язык. Предмет, не дававшийся мне ни в будущем, ни в прошлом. Более того, будущие знания зачастую сильно мешали, так как изучали мы там его американский вариант. Урока, по сути, сегодня и не было. 'Училка' лишь подводила итоги прошедшей контрольной.

- Петров - четыре! - дойдя до моей фамилии, назвала она оценку, - С большиииим минусом. Как всегда, впрочем. Ну почему у тебя всегда так? Ведь не глупый же мальчишка! Отличник почти!

- Ольга Александровна, ну не дается мне этот английский, - уже вполне привычно ответил я, - Учу, учу - а толку никакого...

'Ага, попробуй его выучить', - думал я. Наверное, чтобы нормально знать иностранный язык, нужно с самого детства на нем общаться... Ну или иметь очень хорошую способность к языкам. Которой обладает далеко не каждый...

После объявления оценок мы просто сидели и свободно разговаривали друг с другом. Кто-то обсуждал последние 'новости', кто-то делился своими планами на новогодние праздники, кто-то еще что-то... 'Училка' тем временем что-то заполняла в журнале... Уже под конец урока она назвала нам четвертные оценки - у меня тут тоже выходила четверка - и, едва прозвенел звонок, отпустила на перемену.

Остальные занятия - литература, геометрия и химия - прошли аналогичным образом. Учителя называли нам оценки за последнюю работу - если такая была на прошлом уроке - и четвертные, после чего мы сидели без дела. На бывшем четвертым по расписанию уроке труда мы вытачивали на токарном станке по металлу шпильки и при помощи плашек нарезали на них резьбу М8. После чего также выслушали оценки за четверть.

Вообще, для большинства пацанов 'труд' был любимым школьным предметом. Если только нас не заставляли в время него заниматься уборкой территории или 'огородными работами'. Однако, зимой ничего этого не было и мы занимались работой по дереву или металлу - делали болты, шайбы, петли и так далее. Даже шахматные фигуры изготавливали! Не стал исключением и я - на уроки труда ходить мне тоже нравилось. Раздражало лишь какое-то древнее - наверное, еще царских времен - оборудование, ну да кто даст школе современное? Оно и на заводах нужно...

Шестым уроком был классный час. Классная диктовала по журналу оценки за четверть, а мы их выставляли в дневники. Которые потом сдали на подпись учителю. У меня, как и в прошлой четверти, были пятерки по всем предметам, кроме английского. Значительно лучше, чем раньше, оказались показатели и у Катьки - теперь у нее оставалось всего лишь три четверки.

- А я ведь помнишь, что обещала тебе? - как только мы вышли из школы сказала чуть ли не светившаяся от радости девчонка, - А я свое слово всегда сдерживаю! Вот увидишь, в следующей четверти не хуже тебя буду!


***

На следующий день мама отправилась на базар за покупками к Новому году, а мы с батей, взяв с собой санки, пошли в лесхоз за елкой. В этом времени особых проблем с окружающей средой еще не было, и на новогодние праздники ставили самые настоящие живые сосны...

Вообще, чем дальше - тем более нереальным казался тот мир прошлого-будущего. Казалось, будто это все было не в реальности, а в каком-нибудь бредовом американском фильме... Самое интересное, что даже саму свою жизнь в том времени я уже не мог ассоциировать с собой, а все, происходившее там, казалось будто увиденным со стороны...

За этими мыслями не заметил даже, как мы дошли до лесхоза. Прямо во дворе у здания конторы прислоненными к стене стояло и лежало посреди двора огромное количество 'елок'. Тут и там ходили покупатели, высматривая наиболее симпатичную для них сосну. Минут десять мы тоже ходили по двору, несколько раз поднимали лежащие на земле елки, глядя на них. В конечном итоге, остановили свой выбор на достаточно симпатичной четырёхъярусной сосне, уплатили ее стоимость и, аккуратно, чтобы не поломать веток, привязав к санкам, повезли домой.

- О! Привет, Вань! Здравствуйте, дядь Миш! - уже около дома весело окликнула нас Катька.

- Здравствуйте, Екатерина Семеновна! - шутливым тоном ответил батя, - Мой бездельник говорит, что ты в отличницы выбраться собираешься?

- Ну да, - как-то смущенно ответила девчонка, - У меня уже и сейчас три четверки...

- А остальные - колы?

- Нет, пятерки, - еще ничего не понимая, сказала Катька.

- Вот так вот! И ты туда же! - с назидательным видом ответил батя, - Я своему сколько раз говорю: учиться надо на одни колы. А знаешь почему?

Прекрасно зная эту отцовскую шутку, я уже знал, что будет сказано дальше. Катька тоже почувствовала в этих словах какой-то подвох и, улыбнувшись, отрицательно мотнула головой.

- Так из колов забор строить можно! Да только мой бездельник этого не понимает - ему, видите ли, все пятерки одни подавай, - и мы с Катькой весело рассмеялись шутке.

- Нет, дядь Миш, мне как-то пятерки больше симпатичны, - отсмеявшись, ответила девчонка, и, переключившись на меня, принялась задавать вопросы, - Смотрю, Вань, ты елку купил? Покажешь?

- У меня дома увидишь потом.

- Меня наряжать позовешь?

- Хочешь - приходи, - пожал я плечами, - Сегодня после обеда как раз ставить ее будем.

- Хорошо! Зови тогда! - весело ответила Катька и побежала куда-то дальше.

Мы же с батей вскоре дошли до дома. Елку отвязали от санок, которые тотчас закинули в сарай, и втащили в комнату. Вскоре мамка так же вернулась домой с базара и начала выкладывать из сумки покупки.

- Мандарины! - не удержавшись, радостно крикнул я, увидев покатившиеся из одного из бумажных пакетов фрукты.

- Только не съешь их все за один день! - с улыбкой ответила мамка.

Сразу схватив один из них, я начал быстро, обрызгиваясь соком, обдирать кожуру и, разрывая мандарин на дольки, бросать их в рот. Не прошло и минуты, как от фрукта ничего осталась одна шкурка. После чего с трудом удержался не поступить точно так же и с следующим. 'Дорвался', - мысленно усмехнулся я.

Вообще, в это время мандарины были, можно сказать, символом Нового года. Росли они лишь в Закавказье, на самом юге Краснодарского края и, вроде, в Крыму. Созревали раз в год - незадолго до нового года - и в это время появлялись на прилавках СССР. Чего с нетерпением ждали все дети Страны Советов...


После обеда, как было обещано, я позвал Катьку, и мы все вместе с моими родителями принялись ставить елку. Из сеней принесли ведро с песком, в которое и засунули елку. Чтобы опрокинуть ее было невозможно, при помощи веревки привязали к двум вбитым в стену гвоздям. Которые как раз для этой цели каждый год и используются. На этом родители предоставили нам возможность наряжать елку самостоятельно, чем мы и занялись.

Первым делом я проверил гирлянду и, убедившись в ее исправности и отсутствии повреждений изоляции, повесил ее на елку. Следующим пришел черед стеклянных бус. Затем я достал с чердака ящик с игрушками. Чего здесь только не было! И самые первые советские елочные игрушки из прессованного картона, и ватные игрушки 1930-х годов, и уже более новые стеклянные производства 1940-х - 1950-х. К моему удивлению, всего этого добра было весьма немало, поэтому картонные, как и обычно, мы решили не вешать... Первым делом на центральную верхушку поставил красную звезду. После чего мы с Катькой стали вешать на елку остальные игрушки...

- Ну куда ты ее вешаешь! Разве не видишь, что не смотрится так!

- Да, вроде нормально все, - удивленно пожал плечами.

- Да как ты не понимаешь! - горячилась Катька, - Что мало повесить красивые игрушки на елку! Надо еще, чтобы все вместе смотрелось хорошо! А у тебя что? Тут какое-то нагромождение! А там, - девчонка показала рукой, - Почти ничего и нет! Ты хоть со стороны посмотрел бы на все это!

Отойдя в сторону, я с удивлением заметил, что игрушки оказались распределены чрезвычайно неравномерно. В одном месте чуть ли не друг на друге висят, в другом же просто какая-то пустота...

- Я уж не говорю про то, что не все игрушки тут сочетаются друг с другом, - уже спокойнее добавила Катька.

После этого я стал тщательнее смотреть, что и куда лучше повесить для того, чтобы елка получилась как можно красивее. Впрочем, Катька все равно несколько раз поправляла меня советами. Все игрушки мы не повесили - в какой-то момент Катька сказала, что хватит. Вешать дальше - лишь устраивать загромождение, в котором и елки самой видно не будет. Закончили наряжать елку тем, что повесили серебристую мишуру из алюминиевой фольги...

- Ну все, теперь отлично просто! - довольно улыбнувшись, произнесла Катька.

Выглянув в окно, с удивлением увидел, что уже стемнело. 'Ничего себе, - пронеслось в голове, - Это ж не меньше трех часов прошло'. Выглянув в соседнюю комнату, посмотрел на висящие на стене часы, получил подтверждение своим мыслям. 'Вот это да! Три с половиной часа прошло!'

- Давай теперь посмотрим, что вышло! - продолжила свою мысль Катька.

Воткнув в розетку вилку от гирлянды, мы выключили свет и посмотрели на елку. Убедившись, что подсветка у елки получилась нормальной, щелкнули выключателем, включив освещение.

- Ну как тебе? - довольно спросила Катька.

- Зашибись! - нечаянно сорвался я на сленг моего времени, - В смысле, отлично все! Да ты умница просто!

'А ведь реально отлично получилось, - прокручивая в голове картинки прежних своих елок, думал я, - Никаких излишеств, как обычно у нас бывало, и вообще очень даже симпатично все'. Выключив гирлянду, мы пошли в сени одеваться. Катька уходила домой, а я решил проводить ее. Тем более, что и идти-то совсем недалеко. На улице опять мела метель. Мы шли, непрерывно проваливаясь ногами в свежий снег...

- Ну что, может быть хоть поцелуешь подругу? В знак благодарности за помощь, - вдруг каким-то спросила меня Катька, когда мы уже расставались у калитки ее дома.

'Нифига себе', - только и смог в первый момент подумать я. Уж чего-чего, а ничего подобного от Катьки услышать я не ожидал точно. С трудом справившись с растерянностью от услышанного, я сделал пару шагов вперед и, слегка приобняв девчонку, смущенно чмокнул в щеку... Та быстро ответила тем же и, пулей сорвавшись с места, умчалась домой.

А я, словно выпав из реальности, в еще большей растерянности как вкопанный стоял у калитки. Когда все-таки удалось немного прийти в себя, Катьки поблизости уже не было. Мне захотелось задать ей целую кучу вопросов, но девчонка уже была дома... А я вместо возвращения пошел куда-то вдоль по улице, пытаясь хоть немного привести мысли в порядок...


***

На следующий день было все как обычно. С утра вместе с Катькой как обычно шли в школу. Оба при этом делали вид, что все как обычно и ничего такого не было. Не знаю, будь это в будущем - наверно, поверил бы, что действительно все именно так. Здесь же все-таки время иное, и все воспринимается куда серьезнее... Или же я просто накручиваю сам себя? Не знаю. А напрямую спросить почему-то язык е поворачивается... Даже странно... Впрочем, придет время - все выясню. А пока нечего и голову морочить!

Занятий у нас практически не было. Те, кому по какой-то причине не выставили оценки, отчитывались по своим долгам, остальным же учителя разрешили тихонько разговаривать - только не мешать при этом отвечающим. Естественно, большая часть разговоров была вокруг предстоящего Нового Года.

Последним был у нас урок истории, который вела наша классная. На нем она раздала наши дневники и отпустила по домам. Вообще, надо сказать, за этот год я успел возненавидеть нашу историчку. Каждый урок поражался тому, сколько ж она способна вылить грязи на 'злобного тирана' Сталина и всячески превозносить Хрущева! Ну до момента его отставки. После этого-то сразу несколько притихла... Самое смешное же (хотя, наверное, тут плакать надо, а не смеяться) во всем этом при этом, что еще не так давно назад она точно так же восхваляла Сталина! Вот уж действительно обычно историки - самые продажные люди! Впрочем, это и не удивительно. Каждый политик переписывает историю своей страны так, как еду это выгодно, подгоняет факты под свои высказывания, выпускает учебники с соответствующим содержанием... А все эти историки в большинстве тотчас же говорят 'Есть!' и начинают нести новую версию истории в массы. Ну а те, кто не желают продаваться, скоро просто оказываются без работы. Все очень просто и предельно цинично...

- Ванек! Идешь завтра на вечер? - уже в раздевалке спросил у меня Васек.

- Не знаю, - пожал я плечами, - А кто придет?

- Да все пацаны, наверное! - уверенно ответил Васек.

- Значит, и я буду.

На этом мы и распрощались, разойдясь по домам. Мы с Катькой - в одну сторону, Васек - в другую. Сегодня, как выяснилось, Катин отец - работа-то у него посменная, машинист маневрового - купил елку. Так что, как и было мной обещано, после обеда помогал Катьке наряжать елку. Впрочем, ничего особенного тут не было. Единственное, что меня сильно удивило - нашедшийся среди игрушек шарик с изображениями Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина на фоне красных знамен. Как-то прежде даже и не подозревал о существовании игрушек с изображениями партийных вождей и идеологов марксизма-ленинизма... Но вряд ли этот вопрос заслуживает особого обсуждения. А больше ничего интересного и не было в тот день...


***

И чем я тогда думал, когда так быстро согласился отправиться сюда? Нет, я нисколько не жалел об этом поступке как о самом по себе. Но чем я думал, когда так вот с бухты-барахты, без всякой предварительной подготовки отправился в прошлое? Нет, вредно все-таки читать книжки про суперкрутых попаданцев, которым всегда все удается...И, самое главное, - они всегда знают пути решения всех проблем! А что, спрашивается, делать мне?

В который уже раз задумываясь над ложившейся ситуацией, я так и не видел выхода из нее. Читал, что товарищ Сталин хотел отстранить партию от власти, введя обязательные альтернативные выборы. За что, как некоторые считают, его и отравили... Идея, что говорить, правильная. Это не даст партийцам засиживаться на своих местах. Только так без регулярных чисток можно предотвратить вырождение КПСС в сборище уродов, заботящихся о своем кармане, а не о благе страны. Только как это сделать в нынешнее время? И кто сможет это осуществить, если даже Сталину не удалось?

Впрочем, даже это ведь все равно останется полумерой... Ведь и через выборы в Советы могут пройти самые разные люди... А управлять страной в фактически 'ручном режиме', как было при Сталине, все время нельзя. Стоит хоть одному Вождю дать слабинку, недоглядеть - и страна понесется под откос... Потому нужна некая система положительного отбора лиц, находящихся у власти. И как ее обеспечить?

Впрочем, политика была далеко не единственной проблемой. Что, например, делать с экономикой? Как повысить эффективность промышленного производства, избавиться от воровства и коррупции? Ну, допустим, часть проблем можно решить, вернувшись к сталинской модели экономики. Или хотя бы взять оттуда определенные элементы. Но и там было не все так идеально... ли что делать с технологическим отставанием в ряде отраслей? Вспомнить даже ту же электронику... И ведь догонять ведь тут можно хоть целую вечность. И так и не догнать в конечном итоге... Нужен какой-то качественный скачек, выход на новый уровень. Только как это обеспечить? Ну, допустим, что-то могу я рассказать - но ведь знания эти далеко не полные. Да и с материальной базой для обеспечения такого 'скачка'. Это не пистолет в Средневековье создать, тут все значительно сложнее...

И ведь, самое главное, даже не с кем посоветоваться! У Катьки просто нет знаний для того, чтобы ответить на эти вопросы. А больше никто про мое знание будущего не знает. Порой уже думаю рассказать про все бате. Он ведь знает куда больше, уж хоть на часть вопросов точно должен ответить! Только поверит ли такому моему рассказу? Нет, если он меня выслушает и согласится дождаться пары дат - то я смогу доказать свою правоту. А если нет? Если сразу потащит в психушку? И ведь не узнаешь никак заранее! Не пойму вот, с чего тогда так разоткровенничался с Катькой и все ей рассказал? Сам удивляюсь, вспоминая про это...


Стук в окно прервал мои размышления о путях развития страны. С мыслями в стиле 'Кого там черт принес?' встаю из-за стола и, отодвинув занавески, выглядываю на улицу. Катька. С удивлением замечаю, что уже стемнело, а я этого и не замети...

- Ванька, на вечер идешь? - еле слышится из-за окна голос.

- Сейчас! - мысленно выругавшись, что позабыл все на свете, отвечаю я.

Быстро одевшись, вылетаю на улицу и, закинув тетрадь в мастерскую, вылетаю на улицу. Катька, как обычно одетая в пальто и ушанку, ждет меня у калитки.

- Ну, пойдем?

- Пошли! - пожала плечами девчонка.

Над парадным входом школы светилась вывешенная в честь наступающего Нового Года гирлянда из покрашенных краской самых обычных лампочек на 220 вольт. Практически такие же, как я уже знал, висели на многих школах, в нескольких местах в городском парке, на вокзале... Вообще, когда первый раз увидел подобное сооружение - очень удивился. Впрочем, с того времени это стало уже вполне привычным явлением.

Зайдя в вестибюль, сразу попали на 'контрольный пост' из учителей во главе с нашей директоршей собственной персоной. Проверяли, чтобы никто не пришел на вечер пьяным и не принес с собой бутылок. Как я потом узнал, двоих наших пацанов, явившихся 'под мухой', завернули домой. Убедившись, мы ничего с собой не принесли, нас с Катькой пропустили в школу.

Первым делом мы зашли в раздевалку. Катька первой ловко скинула пальто и повесила на крючок. К моему удивлению, одета она была не в парадную школьную форму, как я того ожидал, а в достаточно симпатичное голубое платье, подчеркивающее стройную фигуру девчонки. Вообще, покопавшись в мыслях, я с удивлением понял, что за все время видел Катьку либо в школьной форме, либо, во внеучебное время, - в обычных штанах с кофтой. И никак иначе. Такой уж у нее 'заскок' свой... Впрочем, а у кого их нету? Возможно, дело тут в том, что девчонок-ровесниц поблизости больше не было, и потому Катька с самого детства с нами, пацанами, дружила... Не знаю, может быть... Впрочем, это и не так важно.

- Ничего так? - поинтересовалась у меня девчонка.

- Да просто отлично! - только и смог выговорить я.

Только тут я заметил, что еще стою в куртке, и спешно сняв ее, пошел на выход из раздевалки. Большая часть наших уже была в спортивном зале. В самом центре зала стояла наряженная елка, стоящий на столе у самого входа электрофон играл почему-то никак не связанные с Новым годом песни. Первым делом я поздоровался со всеми одноклассниками, после чего сел на стоящую вдоль стены скамейку.

Вообще, дальше вечер особо в памяти не отложился. Учителя и Дед Мороз, в котором без труда узнавался наш учитель физкультуры, поздравляли нас с наступающим новым годом, мигали лампочки гирлянд, устраивали какие-то игры... Но подробности как-то не запомнились. Самое интересное, что вроде и ничего особенного - а, тем не менее, всем было весело. Когда основная часть вечера закончилась, на электрофоне включили музыку, и начались танцы.


Заметив стоящую у стены практически в углу зала скучающую Катьку, подошел и тихо встал рядом с ней. А я все стоял рядом и, удивляясь самому себе, смотрел на девчонку, почему-то впервые показавшуюся мне какой-то особенно красивой...

- Какая ж ты красивая, Катька... - ни с того, ни с сего вдруг сорвалось у меня с языка.

- Я? - едва не округлившимися от удивления глазами взглянула на меня девчонка.

- Ты, конечно. Кто ж еще...

- Еще минуту назад я бы не поверила, что могу от тебя такое услышать... - тихо ответила Катька.

'А ведь реально еще полчаса назад ничего такого я бы и не сказал, - пронеслось в голове, - Что ж это на меня нашло-то? Вот ерунда-то...' Блин, а ведь раньше я ее и воспринимал-то как практически такого же пацана, как тот же Васек. Ну, с небольшими оговорками. С кем можно вместе на мопеде погонять, похулиганить и так далее... Нет, отношение-то к ней и сейчас не изменилось. А на ту же на ее внешность прежде и внимания никакого не обращал. А с чего сейчас обрати, что изменилось? Все дело в одежде что ли? Впрочем, ну его нафиг. Нечего голову морочить...

- А что не танцуешь? - отбросив все ненужные мысли в сторону, спросил у Катьки.

- Не умею, - смущенно ответила девчонка, - А ты что?

- Тоже, - только и ответил я.

На вечере делать было больше нечего... Мы еще немного постояли, после чего стали собираться домой. Попрощавшись с 'Дед Морозом' и стоящей у дверей физичкой, вышли за дверь. Одевшись в гардеробе, мы вместе вышли из школы. На улице уже давно стемнело, и лишь редкие фонари с стоящими в них тусклыми лампами накаливания (что немало удивило меня после 'попадания' - там, в будущем, почему-то думалось, что к этому времени уже повсеместно использовались ртутные лампы) давали немного света, на чистом небе ярко светили звезды, под ногами хрустел снег...

- Люблю в такое вот время гулять... - задумчиво протянула Катька, - Смотреть на Луну, звезды... И мечтать о том времени, когда мы их достигнем...

- Ну на Луне американцы скоро побывают...

- Американцы! - с нескрываемым презрением к ним произнесла девчонка, - А наши что? Почему мы там так и не побывали?

- Да и американцы там чисто формально были. Прилетели и улетели, - добавила чуть позже Катька,- А в будущем, как ты говорил, до того же космоса вообще никому и дела не будет...

- Ну ты ж понимаешь, что это огромные деньги...

- Не дура, - фыркнула девчонка, - А сколько денег тратят на ядерное оружие? На танки, самолеты? И зачем нам это все?

- Ну без этого нас давно не было бы.

- Знаю. Я только другого не пойму. Зачем нужны все эти войны? Почему люди не могут жить мирно, помогая друг другу?

- Ну войны двигают прогресс...

- А что, без них нельзя? Если у людей есть цель развиваться, то никакие войны для этого им не понадобятся! А войны только капиталистам нужны! Это они наживаются на горе других народов! - с ненавистью чуть не выкрикнула Катька и после короткой паузы добавила, - Но в этот раз мы победим. Обязательно! Не можем мы проиграть!

А ведь права она по поводу войн... На все 100%... И возразить-то нечего. Только разве мне от этого легче? До дома мы шли в полном молчании, занятые каждый своими мыслями... Распрощавшись с Катькой у калитки ее дома, я пошел домой. Родители были уже дома, мамка успела даже сготовить еду к моему приходу.

'Странно, - механически пережевывая картошку и вспоминая все произошедшее за сегодня, думал я за ужином, - Считал ведь, что знаю Катьку чуть ли наизусть... Как-никак с самого детства дружим... А, как оказывается, нисколечко-то я ее и не знаю...'


***

'Год прошел, как день вчерашний.

Над Москвою в этот час

Бьют часы Кремлевской башни

Свой салют - двенадцать раз'.

Угу, 1964-й год подходит к концу. За полгода, которые нахожусь в этом времени, произошло немало интересного, увидел совершенно иное общество, которое понравилось мне намного больше, чем капиталистическое 'общество потребления', которое видел там, в будущем. И от этого мое намерение изменить историю и не допустить 'перестройки' и развала СССР стало еще крепче. Да и я сам стал совершенно другим человеком, имеющим мало общего с тем, кем был в будущем... Впрочем, все мысли потом. А сегодня мы всей семьей встречаем Новый 1965-й год. Правда, в отличие от того же прошлого года, в этот раз мой старший брат не приехал. Ну да у него теперь уже своя семья, своя жизнь...

Небольшой стол с трудом умещал все, что было приготовлено к новому году. В самом центре, естественно, стоит торт. Вокруг него - холодец, салаты, в том числе знаменитый 'Оливье' по-светски, яблоки и мандарины... Тут же и две бутылки - в одной 'Советское шампанское', в другой, оставшейся с прошлого года, налит яблочно-грушевый сок. На расположенной у противоположной стены елки уже горят лампочки гирлянды, блестят, отражая их свет, игрушки...

- Тебе плеснуть маленько? - прослушав бой курантов и открыв бутылку шампанского, шутливо спросил у меня батя.

- Не-а, - в том же тоне ответил я.

- Это хорошо! Нам больше останется, - подмигнув мамке, ответил он, - Правильно говорю, Надь?

- Естественно, - с усмешкой ответила мамка.

Батя налил себе половину граненого стакана шампанского. Мама в то же время налила себе и мне соку из другой бутылки.

- Ну, с Новым Годом! - провозгласил первый тост батя.

'Чокнувшись', выпили каждый свое. Затем последовали два традиционные для моего бати тосты 'За товарища Сталина!' и 'За нашу Родину!' После этого он закрыл и убрал бутылку, и мы принялись за еду...

'И пусть новый год станет годом больших перемен', - часа через два, ложась спать, подумал я...


-----

Я сижу в какой-то канаве у асфальтированного шоссе. Рядом засели сами что ни на есть товарищи Берия с Семичастным, но на меня они как-то не обращают никакого внимания. В руках, к моему глубокому удивлению, у всех снайперские винтовки. Но не СВТ или СВД из этих времен, а самая натуральная 'электромагнитка' из середины 21 века. 'И откуда они взялась?' - проскакивает в мыслях.

- Так когда тут проедет товарищ Брэжнэв?

'А он тут еще откуда?' - думаю я, глядя на материализовавшегося словно из воздуха Сталина.

- Через две минуты, товарищ Сталин!

В это время из-за поворота дороги на большой скорости выезжает танк, в котором без труда узнается послевоенный ИС-3.

- Едет, едет!

Берия смотрит на едущий танк и начинает материться по-грузински, но я почему-то все понимаю.

- Твою мать! Он учел опыт Хрущева и теперь ездит только на танке! - видя все это, со злостью говорит Семичастный, добавляя к этому множество непечатных фраз.

- 'Мухой', 'Мухой' его! - дает совет Сталин.

Откуда-то мгновенно материализуется здоровенный гранатомет, немедленно открывающий по танку огонь длинными очередями. Одна из гранат попадает в цель, и танк с ослепительной вспышкой взрывается, а над ним к небу медленно поднимается 'гриб' словно от ядерного взрыва...

(P.S. Примерно такая вот фигня мне реально приснилась в ночь с 1.01.2016 на 2.01.2016. Правда, когда решил записать - всего вспомнить уже не смог)

-----

'Мда... приснится же такое', - думал я на следующий день, вспоминая этот свой сон....


***

- Пап, можешь куда-нибудь спрятать этот конверт, чтобы я не знал, где он лежит, а потом, как я скажу, открыть его и прочитать?

- А зачем? - с удивлением глядя на меня, спросил батя, - И что в нем хоть?

- Ну потом узнаешь, пожал я плечами, - Ну так можешь?

- Ладно, хорошо...

Похоже, я наконец-то нашел способ 'установить контакт' с кем-то из взрослых. Информации да и знаний вообще мне давно уж не хватает, а посоветоваться не с кем. Ну кроме Катьки, но она знает не больше меня. Конечно, батя к общественным наукам тоже имеет мало отношений, но у него хоть больше жизненного опыта, знаний... Так что, может быть, он и поможет решить хоть часть тех вопросов, ответы на которые я не знаю. Почему я решил такой способ 'установления контакта' сделать? Да боюсь, что скажи я все сразу и прямо - меня просто на следующий день повели бы психушку. Потому я решил поступить иначе. Написал на листе бумаги некоторые события, которые произойдут в ближайшее время, запаковал в конверт и дал бате. Ну а потом для подтверждения моего знания будущего ему будет достаточно прочитать написанное и вспомнить, что произошло за это время.


Глава 5.


- Есть что-нибудь нового по 'Вестнику'? - спросил Семичастный у вошедшего.

Кодовое название 'Вестник' в определенных кругах было присвоено так называемому 'попаданцу' из будущего. И на данный момент это было, наверное, главной тайной Советского Союза. Во все подробности было посвящено едва ли десять человек во всей стране. Конечно, пока не было доказательств, что это не какая-то игра иностранных спецслужб, но, как говорится, лучше перебдеть, чем недобдеть...

- Предположительно удалось установить место проживания объекта. З здесь мы отметили места, откуда 'Вестник' отправлял свои письма, - разворачивая карту Саратовской области, начал вошедший, - Два из Саратова, одно из Татищева и по одному из нескольких деревень Аткарского района. Большинство которых находится достаточно близко от города, - все эти населенные пункты были помечены на карте, - Из всего этого можно предположить, что сам объект живет в самом Аткарске. Хотя, достоверность этой информации и не абсолютно... Возможен и ложный след.

Владимир Ефимович взглянул на карту. Большинство мест отправки действительно располагались в непосредственной близости от Аткарска. Выбивались из списка лишь Саратов с Татищевом. Ясно, что отправитель всячески запутать следы. И первое предположение может оказаться и ошибочным. Особенно если они имеют дело с, как предполагалось изначально, чьим-то агентом. Но проверить все-таки имело бы смысл. Тем более, в небольшом городке особой сложности это составить не должно.

- Нужно хорошенько проверить этот город. Попытаться выяснить все необычное, что произошло там в интересующий нас период. Но одновременно не прекращать и работу по другим направлениями.

На этом разговор был закончен, а председатель КГБ задумался по поводу сущности 'Вестника'. Будучи материалистом, первоначально он абсолютно не поверил в пришельцев из будущего. Однако, чем дальше - тем большие у него возникали сомнения. В конце концов, сто лет назад никто бы не поверил ни в ядерное оружие, ни в то же радио и телевидение! А сейчас это воспринимается как вполне обыденное явление. Так почему бы не предположить, что в будущем и перемещения во времени тоже стали уже вполне обычное явление? А пока происходящее только подтверждало эту версию. Все предсказанные попаданцем события произошли именно тогда и именно так, как было написано. Начала получать подтверждения и техническая информация. Недавно ученые уже успешно создали цветные светодиоды, используя указанные 'попаданцем' материалы. Пока, правда, получены лишь опытные экземпляры. Доводка технологии для серийного производства потребует еще некоторого времени, но тем не мене... Сообщают также, что уже достаточно скоро должны быть получены и опытные экземпляры жидкокристаллических индикаторов... КГБ уже сейчас ищет возможные следы на Западе, но пока никакой информации о существовании чего-либо подобного нет.

'Впрочем, - надеялся Владимир Ефимович, - Скоро у нас должна появиться возможность пообщаться с этим 'попаданцем'. И выяснить все, что нас интересует...'

***

По окончанию новогодних каникул, жизнь пошла обычным чередом. С утра ходил в школу, после обеда делал уроки и гулял... Можно сказать, вел жизнь вполне обычного советского школьника. За это время даже практически забыл о всех своих планах и идеях относительно будущего... Спохватился я уже в начале феврале, поняв, что времени у меня остается все меньше и меньше. Уже достаточно скоро наступит апрель, когда торнадо 11 апреля должно стать окончательным доказательством моего прибытия из будущего. По крайней мере, я так думал... После чего в моих намерениях было в кратчайшие сроки установить контакт с КГБ, а также, желательно, еще и с самим товарищем Шелепиным, которого мне хочется видеть в качестве нового Первого секретаря ЦК КПСС. И к этому времени надо уже приготовить идеи, которые я мог бы предложить советскому руководству. Не уверен, что смогу убедить советских руководителей в своей правоте, но нужно хотя бы попытаться... Хоть как-то повлиять на происходящее в нужном для страны и советского народа направлении...

После долгих размышлений я выделил несколько основных причин, приведших к развалу СССР. Первые стали фактически результатом 'реформ' господина Хруща (назвать такого 'товарищем' у меня не поворачивался язык). Вообще, глядя на его действия, у меня складывалось мнение о открытом вредительстве и подрыве социалистической экономики. Борьба с 'многоукладностью', обесценивание человеческого труда с фактически введением так выставляемой антисоветскими пропагандистами напоказ 'уравниловки'. Вообще когда инженер с высшим образованием, прекрасно разбирающийся в производственном процессе получает меньше окончившего ПТУ рабочего, чуть что сразу бегущего к инженеру за разъяснением - это полный маразм... А уж про развал сельского хозяйства и говорить-то нечего... И теперь надо будет с этим как-то бороться. Фактически в СССР стала возникать система государственного капитализма с новыми эксплуататорами. И, лично на мой взгляд, единственное решение - это возврат к сталинизму... Только послушают ли меня?

Вторая проблема была в начавшемся перерождении партии. Тем дальше - чем больше она будет превращаться в сборище карьеристов, откровенно плюющих на интересы своего народа и свой страны, озабоченные лишь получением выгоды для самих себя... Уже лет через пятнадцать этот процесс войдет в завершающую стадию. Но пока еще не слишком поздно, еще можно исправить положение... Пока в обществе преобладают нормальные люди - еще не все потеряно... Только тут тоже не все так просто. По идее, сейчас необходимо проводить новую чистку по образцу 1937 года. А затем создавать систему, которая позволяла бы не пропустить во власть озабоченных лишь собственным благом карьеристов...

Но самое главное я видел в другом. Прежде всего, мне хотелось построить в нашей стране такое общество, которое было бы лишено основных недостатков капиталистического. Коллективистское, а не индивидуалистское. Где люди готовы бы были помогать друг другу не за деньги, а бескорыстно, не было бы постоянной грызни между собой ради того, чтобы побольше нажиться, и т.д. Чтобы там люди мечтали бы быть учеными, космонавтами, инженерами, а не банкирами, бизнесменами и чиновниками. А у власти были бы честные люди, а не подлецы и лицемеры... В конце концов, по сути, именно ради этого затевалась и революция - чтобы построить новый, лучший мир, лучшее общество. Где жили бы по принципу: 'человек человеку - друг товарищ и брат'. Было на этом пути и немало ошибок, с которыми потом приходилось бороться. Как писал товарищ Михалков, 'пусть не легок и не гладок верный путь, ведущий нас, но ничто без неполадок не дается в первый раз'...

Только тут возникала проблема. Требовалось наличие в обществе некой цели, движущей цели развития. При капитализме такая цель вполне проста и ясна - нажива любой ценой. И чем больше - тем лучше. Такие понятие, как честь, совесть, правда для большинства просто не существуют. Важна лишь личная выгода. Ради нее люди готовы буквально на все - работать, что-то создавать, бороться за власть, грабить и убивать других. Для примере достаточно вспомнить, что многие нынешние американские бизнесмены - бывшие гангстеры... И что противопоставить этой идее? Как задать стране и ее народу такой курс, который увел бы ее от пропасти 'общества потребления'? Особенно если в нее нас так зазывают?

С самого в СССР была мечта построить новое, лучшее общество. Где хорошо жилось бы не только определенному кругу людей, а всему народу. Ради осуществления этой мечты советские люди готовы были терпеть любые временные неприятности и невзгоды. Работать, не жалея себя, на стройках пятилеток, создавая индустриальную мощь страны и ее армию. Даже в самых безнадежных ситуациях до конца продолжать сражаться с теми, кто посмел покуситься на свободу их Родины, на их мечту о светлом будущем. Когда любые европейцы предпочли бы сдаться и сохранить себе жизнь, наши солдаты продолжали биться до конца... А все потому, что они верили, что погибнут не зря. Что этим они хоть на несколько часов, хоть на день задержат врага и дадут остальной стране немного времени на подготовку достойного отпора... Они были уверены, что советский народ все равно победит, отстоит право жить так, как считает правильным. А после победы, наконец, начнется лучшая жизнь - без голода, без постоянного ожидания скорой войны, без боязни не успеть что-то сделать... А те, кому повезло выжить в войне, вновь шли работать, восстанавливать разрушенное хозяйство, приближая своим трудом то светлое будущее, о котором столько мечтали...

И тут вдруг раз - и появляется 'кукурузник' со своими бездарными реформами и, в особенности, докладом 'О культе личности'. Когда он фактически плюнул в душу всем этим людям, заявил, что жили они неправильно, что поддерживали они тиранов и кровавых палачей, что нужно было все делать совсем иначе... Что Сталин, которого они так любили и уважали, - не заслуживающее и доброго слова ничтожества, все его приближенные - дураки и мрази... А потом начались и бездарные реформы, еще больше подорвавшие доверие к власти и веру в прежнюю идею... И со временем все это лишь нарастало. Тем более, что все речи о 'светлом' будущем все больше и больше превращались в пустую болтовню в то время, как никаких практических шагов в этом направлении видно не было...

Да и нельзя ведь все время жить мечтой о лучшем мире. Тем более, когда конечная цель далеко и достаточно неочевидна. Чтобы общество продолжало оставаться единым, чтобы идея 'жить чтобы жрать' оставалась непривлекательной, перед людьми должна стоять какая-то цель. Достаточно простая и достижимая, но ради достижения которой народ был бы готов свернуть горы. Только где сейчас взять эту цель? И какую? Освоение космоса? Построения социализма во всем мире? Но обе эти цели - достаточно далекие и недостижимые в ближайшее время. Да и не всех они заинтересуют...

Непосредственно из этой проблемы вытекала и еще одна. Связанная с воспитанием. Причем, лично на мой взгляд, она не была полноценно решена даже при Сталине. Просто тогда сама жизнь была таким воспитателем. Еще свежи были воспоминания о жизни в капиталистической царской России, о голоде, нищенском существовании трудового народа. О презрительном отношении к 'черноте' со стороны 'хозяев жизни' того времени. И потому прекрасно понимали масштаб тех успехов, которых достигла Страна Советов. И сказками о хорошей жизни при капитализме, сто сортах колбасы и личному автомобилю каждому тех людей не проведешь...

Все изменилось в послевоенное время. Начиная с середины-конца 1950-х годов в СССР начало образовываться поколение. Не видевшее ни голода, ни разрухи. Для кого все 'прелести' капитализма - не более, чем какая-то детская страшилка... Все достижения социализма - те же пенсии, оплачиваемые отпуска, восьмичасовой рабочий день - воспринимаются как что-то само собой разумеющееся. 'А разве иначе бывает?' А тут еще и пропаганда американская старается - вот смотрите, как у нас хорошо живется! Да, боролись с ней. Но полностью устранить так и не смоги. А все попытки борьбы с ней зачастую воспринимались совершенно противоположным образом: 'От нас хотят скрыть правду!'

А потому требовалось как можно быстрее решать и еще один вопрос - как обеспечить воспитание советских людей в правильном направлении? Чтобы они понимали, что и как есть на самом деле и не велись на антисоветскую пропаганду? Чтобы вообще западные ценности воспринимались бы как совершенно чужие и неприемлемые? Не знаю, что и ответить...

Да и как донести до советских руководителей эти проблемы? Как разъяснить все так, чтобы они приняли правильные решения и принялись за работу по устранению этих проблем? И опять же нет ответа... Нужно посоветоваться с кем-то постарше, кто смог бы дать совета... Но только вот пока это невозможно...

***

- Ну что ж, товарищ Чистяков. Могу поздравить вас с вашим успехом!

Председатель КГБ был доволен. Пусть от этого вот лежащего перед ним на столе небольшого жидкокристаллического индикатора до их серийного выпуска еще очень далеко. Требуется еще и доработка технологии, и создания предназначенного для этого производства (причем, значительную часть оборудования, скорее всего, придется приобретать за рубежом). Но ведь дело было вовсе не в этом... КГБ, конечно, будет еще искать возможный 'западный след', но уже сейчас со значительной уверенностью можно говорить, что ничего подобного там нет...

В отличие от председателя КГБ, кандидат (а теперь уже и доктор) наук и заведующий Проблемной лаборатории жидких кристаллов Игорь Григорьевич Чистяков был недоволен (как, впрочем, и все его сотрудники). Как любому ученому ему хотелось поскорее сообщить всему миру о своем успехе. Только вот КГБ почему-то сразу засекретило все работы, а потому об этом можно и не мечтать...


Вообще, вся эта история казалась Чистякову достаточно странной. Началось все с абсолютно неожиданного вызова в КГБ.

- Есть сведения, товарищ Чистяков, что вы хотели бы создать лабораторию по исследованию жидких кристаллов? - спросил у него сидящий за столом человек в форме полковника КГБ

Игорь Григорьевич подтвердил слова собеседника. Немного удивило лишь то, насколько быстро все данные доходят в КГБ. Он ведь совсем недавно как раз говорил об этом. Причем, пока не вынося свою инициативу на официальный уровень. Впрочем, на то оно и КГБ... Игорь Григоьевич начал было объяснять полковнику, зачем это нужно и какая польза может быть от жидких кристаллов, но собеседник не стал и слушать.

- Мы сами все знаем, - прервал его полковник, - Так вот. Принято решение ваше предложение удовлетворить.

После чего тот потребовал с Чистякова подписку о неразглашении и, достав из ящика стола какую-то папку, дал ученому ознакомиться с ее содержанием. В ней как раз и были и формула с примерной технологией получения нужного вещества, и описание устройства на его основе - того самого жидкокристаллического экранчика, прототип которого сейчас лежал на столе...

- Это и будет главным направлением ваших работ, - когда ученый отложил в сторону документы, сказал КГБэшник.

- Откуда это? - поинтересовался тогда Чистяков, уже понимая, что ответа не получит.

- А вот этого вам знать не нужно, - отрезал полковник.

Хотя информация в представленных папках была далеко не полной, но для настоящего ученого этого было достаточно. И вот теперь первый в мире прототип жидкокристаллического экрана лежал на столе. Впрочем, Чистяков не считал его первым... Ведь откуда-то КГБ стала известна та информация. И если даже ТАМ еще не было все готово, то в любом случае отрыв был весьма значительным...

***

В субботу 10 апреля, вернувшись из школы, я решил заняться подготовкой мопеда к езде. Впрочем, вовсе не потому, что очень хотелось покататься, а просто в качестве отвлечения. Вообще, с приближением даты выхода на контакт я начинал все сильнее и сильнее паниковать. Мало ли что там решат в КГБ. Запрут еще куда-нибудь в камеру, где я всю жизнь буду сидеть и писать нужную информацию - и все, приехали... А мне этого ну нисколько не хотелось... Но что-либо переигрывать было уже поздно. Тем более, вполне возможно, что КГБ уже нашло меня и установило слежку. И просто пока не торопится с задержанием.

Впрочем, больше я боялся не за себя, а за Катьку. Да, в ней я не ошибся - она оказалась достаточно умой девчонкой и ничего не разболтала. Но вдруг у КГБ все равно возникнут относительно нее какие-либо подозрения? Сколько ж раз уж ругал себя за то, что рассказал ей о своем знании будущего! Дурак! С другой стороны еще неизвестно, что было б без этого. Я ведь вполне мог в итоге сорваться и пойти прямо сдаваться в КГБ. И плевать, что из того вышло бы...

С другой стороны, правда, было и опасения, что все мои письма выкинули в мусорку как бред сумасшедшего, не став даже читать. По крайней мере, пока я ничего, свидетельствующего о влиянии моих действий, не обнаружил. Хотя, могли ведь и скрывать...


Сегодня чтобы хоть на время отвлечься от этих постоянных мыслей, я решил сразу после возвращения из школы и обеда заняться подготовкой мопеда к езде. Немного разобравшись в сарае, я достал инструмент и занялся мопедом. Впрочем, ничего сложного тут и не было. Выдернул пробки из диффузора карбюратора и глушителя, прикрутил на место воздушный фильтр и поставил на место щитки карбюратора, настроил натяжение тросов и цепи, накачал колеса... После чего открыл топливный кран и без особого труда завел мопед...

Не долго думая, открыл ворота и поехал покататься... Весна уже вовсю вступила в свои права. Вот уже две недели как окончательно сошел снег, закончилось обыкновенное для этих мест весеннее половодье... Впрочем, нас оно никогда не касается, так как живем в верхней части города. А вот на той же Набережной бывает так, что и дома подтапливает...

Вообще, когда я только перенесся в прошлое - сильно удивился одному факту. Как выяснилось, в это время во время половодья город оказывается практически отрезанным от внешнего мира. Выбраться из него можно лишь двумя способами - по железной дороге или на лодках. Почему так? Да просто тех знакомых мне мостов через Медведицу и Аткару, которые, как казалось, были здесь практически всегда, пока не было и в помине. Вместо них были низенькие деревянные мостки, полностью затапливаемые в половодье... Не было в помине и новой асфальтированной дороги на Саратов. Впрочем, относительно нее я точно знал, что строительство ее было начата лишь в конце 1970-х годов. При этом строители абсолютно не учли возможных разливов реки и перекрыли насыпью старицу, весной часто выступавшую в роли стока лишней воды. В итоге, в 1994 году во время особенно сильного половодья пришлось ее взрывать в этом месте и прокладывать трубы. 'Кстати, надо будет заранее сообщить!' - промелькнула в голове мысль.

Доехав до почты, я бросил в ящик последнее свое письмо в КГБ. Время скрываться прошло. В нем я указал, кто я такой на самом деле и, можно сказать, предложил выйти на контакт. Хотя, скорее всего, это письмо было избыточным и меня уже обнаружили... Покатавшись еще некоторое время и посмотрев на весенний город, я вернулся домой. У меня оставалось буквально несколько дней перед уже неизбежным общением с КГБ...

***

Батя дочитал текст на вынутом из конверта листке и с удивлением взглянул на меня.

- И что все это значит? - наконец, спросил он.

- Только то, что мне стало известно будущее. У меня словно появилась дополнительно к моей память другого человека, жившего в середине 21 века...

- Если б не это, - батя показал написанные на листке даты и события, - я на следующей же неделе отвел тебя на Максима Горького! А теперь! - он еще раз ткнул пальцем в листок, - Я уж и не знаю, как это понимать!

(P.S. Т.е. в психушку - так у нас в городе часто говорят, т.к. она расположена на улице М. Горького).

- Ну можешь завтра еще посмотреть, - ответил я, - Многочисленные торнадо в США. Около трехсот погибши, более пяти тысяч раненых...

- Посмотри, - вздохнув, ответил батя, - Хотя, наверное, и этого уже достаточно... Конверт ты подменить не мог все равно... Только объясни мне: как?

После этого я коротко пересказал все, что произошло при перемещении и как все произошло. И про Сергея из параллельного мира, и про принцип действия 'перемещающей' аппаратуры, и про теорию мультивселенной, где каждое событие, имеющее значительную роль, создает новую реальность... И про тот мир, где я (или уже не я?) жил...

- Теперь понятно и с чего ты так сильно за лето повзрослел, - заметил батя, когда я закончил рассказ, - Да и вообще все получает свои объяснения, - и, когда я уж думал, что он больше ничего сейчас сказать не собирается, добавил, - А что у вас с тем миром произошло?

В ответ я начал рассказывать нашу дальнейшую историю... И про Брежнева с его 'застоем', и про Андропова, устраивавшего доходившую до маразма чуть ли не охоту за 'тунеядцами', и про 'перестройку' Горбачева и последующий развал СССР...

- Так я и знал, что эти уроды все развалят! - услышав про последнее, батя со злостью треснул кулаком по столу, - Помнишь, я тебе говорил еще, как всякая сейчас шваль в партию лезет?..

Потом мы еще много говорили и про вырождение партии,, и про экономические проблемы, и про политику... Обсуждали, почему в прежней версии истории все сложилось так неудачно, и СССР был развален. Почему так вышло, что фактически сам народ предал и продал свою страну, а главенствующей в обществе стала идея 'общества потребления' - 'жить чтобы жрать'... Сделал я для себя и кое-какие выводы...

***

Картинка перед глазами внезапно мелькнула, и вместо кровати я оказался на каким-то кресле. Напротив сидел уже знакомый мне Сергей в военной форме со знаками различия капитана. По крайней мере, если их система обозначений не слишком отличается от привычной мне.

- Ну, здравствуйте, Иван Михайлович! - назвав меня 'тутошним' именем, поздоровался он.

- Здравствуйте.

- Смотрю, некоторые успехи у вас уже есть.

- В смысле? - удивился я.

Как-то ничего такого не замечал ведь до этого. В ответ же Сергей лишь щелкнул какую-то кнопку на стоящем рядом компьютере, и передо мной возникло голографическое изображение небольшого экраничика.

- СССР уже создал первый в мире жидкокристаллический экран, - пояснил Сергей, - Сейчас уже разрабатывается технология для их промышленного производства.

'Вот это нифига себе!' - пронеслось в голове. Значит, все-таки все идет удачно! 'Лед тронулся!' Выходит, что хоть что-то я уже сделал. Уже пошли первые изменения истории! А это не могло не радовать.

- Впрочем, хотел сообщить другое. Во вторник за тобой приедут из КГБ, - продолжил Сергей.

- И что теперь?

- Да ничего. В крайнем случае мы выдернем тебя вместе с родителями оттуда. Уже приходилось так спасать нескольких хроноагентов...

- А Катька как? - спросил я.

- Ничего с ней не будет, - ответил Сергей, - По идее, раскрываться перед Васильевой было ошибкой. Но ты в ней не ошибся. Так что пока никаких подозрений относительно нее нет. Впрочем, если они возникнут - выдернем и ее с семьей тоже. Ну да ладно. Удачи! Надеюсь, больше нам видеться не придется, - закончил Сергей и нажал какую-то кнопку.

Мне хотелось задать еще много вопросов, выяснить, кто они такие (в первоначальную легенду давно уж как-то не верилось), почему и зачем забросили меня сюда, но не успел. Через секунду я снова сидел на кровати у себя в комнате. Оглянувшись вокруг, заметил, что ничего за это время не изменилось. Наверное, не было меня лишь несколько секунд... 'А, может быть, ничего и не было?' - закралась в голову мысль, - 'А это просто ты сам потихоньку сходишь с ума от страха перед будущим?' Но я ее быстро отогнал подальше...


Часть 2.

Глава 6.


В понедельник я, как и обычно, практически сразу после уходя родителей на работу собрался и, по дороге зайдя к Катьке, вместе с ней пошел в школу. День сегодня был в какой-то мере необычным. Двенадцатое апреля. День космонавтики. Праздник, дошедший даже до середины следующего века. Впрочем, к тому времени давно уж никем не воспринимаемый всерьез. Ставший просто какой-то всем приевшейся традицией... Да и разве могло быть иначе? Если космос давным-давно стал практически никому не интересен? Наверное, нет. Ну зачем тратить огромные деньги на какие-то исследования космоса, если проще их потратить на жизнь в свое собственное удовольствие? Тем более, что на Земле и своих проблем полно развелось...

Однако до этого еще далеко. А сейчас все воспринималось совсем иначе. В памяти людей еще свежи и запуск первого спутника, и первый полет человека в космос... Вовсю идет космическая программа, и люди верят, что скоро наши, советские люди, побывают и на Луне... А потом будут Марс, звезды... На эти темы пишется и множество пусть и по-детски наивных, нереалистичных, но пользующихся огромной популярностью научно-фантастических книг... Пишутся статьи, предсказывающие огромные перспективы космонавтики... И люди верят, что это правда. Что именно так все и будет!

В школе прямо напротив входа на стенде висят рисунки учеников младших классов на космическую тематику. Чего здесь только нет! Стоящие на стартовом столе ракеты, огромные космические корабли, летающие тарелки... Какие-то инопланетяне... А вот наш космонавт ставит советский флаг то ли на Луне, то ли на Марсе... Какие-то футуристического вида транспортные средства на поверхности других планет...

Все школьники пришли сегодня в парадных костюмах. Кругом одни счастливые лица... Для всех этих сегодняшний день - действительно праздник. Всего лишь четыре года назад именно наш космонавт первым побывал в космосе. Это - еще одна победа нашей страны. Еще один шаг в будущее. И не гордиться этим просто невозможно. И ведь скажи им сейчас, что все это закончится ничем, что не будет у нас больше никаких громкий успехов - не поверят же. Ну разве может такое быть? Да что уж тут говорить... Вон даже та же Катька хоть и знает будущее - а все равно верит в лучшее. Что теперь все будет иначе. И при всем желании ее не переубедить в этом. Хотя, я и не намерен этого делать. Так лучше...


После уроков на классном часу продолжаются не затихавшие и на переменах обсуждения о том, что нас ждет впереди. Все вспоминают уже прошедшее и выдвигают идеи о том, какое будущее ждет советскую космонавтику. На полном серьезе говорят про полеты на Луну и Марс, про создание баз на других планетах... Про то, как люди полетят к другим звездам и повстречаются там к инопланетянам, которые, естественно, будут по-дружески относиться к людям. Ведь, как говорил еще Ефремов, цивилизация, не построившая коммунизма, не достигнет того уровня развития, который необходим для выхода в дальний космос. Что она раньше уничтожит саму себя. И этому постулату сейчас практически беспрекословно верят. Как и тому, что на уже достигнутом успехи нашей страны в освоении космоса лишь начинаются...

И лишь я один с мрачным видом сидел за партой, вновь и вновь прокручивая в мыслях наше будущее. Друзья несколько раз пробовали спросить, какая муха меня укусила, но я лишь отшучивался в ответ. Ну не говорить же им, что не верю я во все эти их идеи? Не поймут.

Вообще, в такие вот моменты мне становится как-то особенно грустно. Хочется забыть все то будущее, откуда я пришел. Чтобы не знать ни о развале СССР, ни о крушении всех существующих ныне идеалов. Что все меты так и останутся одними лишь мечтами. И также вот, как все окружающие меня люди, радоваться успехам своей страны и верить в светлое будущее... Мечтать о великих свершениях, которые нас ожидают...

Впрочем, все равно забыть это все невозможно. Тем более, что знание будущего мне еще пригодится. Для того, чтобы попытаться его изменить.


(P.S. В этом отрывке я как-то попытался совместить одновременно рассказы родителей, свои детские впечатления и свое нынешнее видение будущего. Что получилось далеко не простой задачей - я чуть ли не десяток раз переписывал все заново. Но надеюсь, что нынешняя версия получилась все-таки более-менее нормально).

***

На следующий день, к моему удивлению, ничего особенного не произошло. В мыслях я почему-то ожидал приезда КГБ на автомобиле и что меня тотчас же заберут в Саратов для общения с каким-нибудь представителем московского КГБ, но ничего такого не произошло. Я спокойно сходил в школу, вернулся домой, пообедал, дождался прихода родителей... И лишь около семи вечера, когда я думал, что ничего уж не произойдет, в окно кто-то постучался.

- Лейтенант Седов, - небрежным движением достав из кармана и одновременно открыв удостоверение представился он, когда я вышел во двор чтоб открыть калитку, - А вы Иван Петров?

- Да... - удивленно протянул я.

- А вы ждали, что мы на черной 'Волге' приедем? - усмехнулся, видя мое удивление, лейтенант.

- Ну что-то вроде того...

Через пять минут мы уже сидели в нашем доме и общались относительно будущего выхода на контакт с большим начальством. Предварительно, естественно, со всех были взяты и подписки о неразглашении - что, впрочем, было вполне ожидаемо.

План, предложенный КГБ, был достаточно просто. Через день я еду в Саратов - якобы по 'литературным' делам - типа как меня вызвали в редакцию какого-нибудь молодежного журнала, куда мной был отправлен какой-нибудь научно-фантастический рассказик. Это и будет официальной причиной моего отсутствия в школе. Там меня отвезут на встречу с каким-то представителем Москвы, желающим со мной пообщаться. Дальнейшие же действия будут зависеть уже от результатов этой встречи... Эту 'литературную' легенду на следующий день я и сообщил учителям.

- В КГБ вызывают? - когда мы шли домой, вдруг спросила Катька

- Да не... С чего ты взяла? - удивился услышанному я.

- А врать-то ты не умеешь, - лишь усмехнулась в ответ девчонка, - Сразу видно, что врешь. Да и не верю я твоей 'литературной' версии. Учителям ее рассказывай...

В ответ я лишь промолчал. Да и что можно сказать-то было? Ничего. Так мы в молчании и шли до дома, думая каждый о своем. В уме я уже прокручивал завтрашний разговор. Нужно было окончательно решить - что первым делом нужно было рассказать тем, с кем придется общаться. Как убедить их в своей правоте, каким-то образом уже сейчас постараться задать определенный вектор в развитии, который привел бы к нужным результатам? Чтобы они посчитали нужным слушать меня и пришли к выводу о необходимости больших перемен? И ведь самое паршивое, что на многие вопросы я просто не имел никаких ответов... Ну не было в истории таких примеров, которые бы могли дать на них ответ. Нужно было придумывать что-то свое, новое... То, чего еще никогда не было... А я ведь далеко не Ленин или Сталин... Это, что бы не говорили, были великие люди, но даже они не смогли в полной мере осуществить все свои задумки. А кто я в сравнении с ними? Мда... 'Ох, нелегкая это работа... пытаться из болота тащить страну, - грустно усмехнулся я, - С бегемотом-то все куда полегче было бы...'

- Ты только вернись, Вань! - когда мы уже подходили к нашим домам, вдруг прервала молчание Катька, - Ведь мы ж всю жизнь дружим. Я не хочу... видеть тебя последний раз! Ты только сделай все, чтобы вернуться!

- Обещаю...

- И не обещай. А просто сделай...

Быстро развернувшись, Катька умчалась к себе домой. А я вновь вернулся к думам о завтрашнем разговоре с КГБ...


На следующий день, как и было обговорено, я поехал в Саратов на встречу с тем, кто прибыл туда по мою душу из Москвы. К этому времени я уже составил кое-какое представление, о том, что и как надо будет говорить. Нужно было любой ценой убедить КГБ, что во-первых, я действительно попаданец и во-вторых, что мои советы стоят хотя бы рассмотрения. И чтобы при этом меня не попытались убрать - 'на всякий случай', так сказать. В какой-то мере, правда, успокаивали и придавали уверенности слова Сергея (или как там его на самом деле зовут), но мне как-то совершенно не хотелось покидать этот мир. Я уже настолько привык к этому времени и этим людям, что уходить просто не хотелось. Особенно так - ничего не сделав и понимая, что в итоге все равно все скатится к тому, что знакомо по будущему... Это было бы просто предательством. Потому я просто обязан довести свое дело до конца. Какие бы преграды на этом пути не стояли.

Некоторое опасение еще вызывало то, кто прибыл для общения со мной. Ведь нету никакой гарантии, что даже, казалось бы, самые преданные сейчас люди не окажутся в будущем предателями... И цена такой ошибки в этом случае будет просто огромна. Вплоть до того, что США могут решиться на немедленное нанесение ядерного удара по СССР... А уж за мою жизнь тогда точно никто и ломаного гроша не даст... Нет, конечно, есть и Сергей с той организацией, на которую он работает. Но каково это будет - жить, зная, что ты стал виновником ядерной войны? Лучше уж сразу застрелиться... Хотя, конечно, столь радикальный вариант все-таки маловероятен... Ведь как-никак у СССР есть и свое ядерное оружие, и даже при превентивном ударе потери, понесенные США, будут огромны. А психов-фанатиков, готовых ради достижения цели угробить половину собственной страны, среди политиков не так уж много...

Пока я сидел на своем месте в поезде, несколько раз оглядывал вагон, пытаясь найти того, кто присматривает за мной. Но никого обнаружить не удавалось. Хотя я был абсолютно уверен, что кто-то тут поблизости - человек из КГБ. Ну не могли меня так вот, без присмотра, оставить. Впрочем - это я прекрасно понимал - вряд ли мне удастся найти этого человека. Для этого нужны были бы оперативные навыки не меньше, чем у него. А я о работе разведки и контрразведки знаю лишь по фильмам и книжкам, где, как известно, правды очень мало. Подъезжая к площади Ленина, где должен был выйти, встал, направляясь в тамбур, при этом постаравшись максимально незаметно взглянуть назад и определить, кто наблюдает за мной. Бесполезно... Ну да и плевать... Хотя, было б интересно найти его...

Тем временем поезд остановился, и я вышел на платформу, направившись в условленное место. Как оказалось, нужный мне автомобиль - неприметный 'Москвич' с названным лейтенантом номером - стоял на обочине проходящей рядом дороги. Уже знакомый лейтенант в гражданской одежде вместе с неизвестным мне человеком в это время как раз якобы что-то 'ремонтировали'. Хотя я был уверен, что на самом деле автомобиль в полной исправности. Просто это чтобы не привлекать внимание посторонних, почему он непонятно зачем стоят в этом месте. Обменявшись с 'встречающими' условными фразами, я сел в автомобиль, а еще минут через пять они 'закончили ремонт', и мы поехали.

До места доехали, вопреки моим ожиданиям, достаточно быстро. Однако где оно располагалось - я так и не понял. Мало того, что этот район и в будущем (подумав об этом, я мысленно усмехнулся, что уже не считаю то время своим) плохо знал, так тут и вовсе все иначе было. Подъехали же мы к какому-то небольшому, ничем не примечательному кирпичному частному дому. И не подумаешь, что тут находится конспиративная квартира КГБ... Впрочем, на то она и 'конспиративная'. Автомобиль загнали во двор, а я в сопровождении лейтенанта отправился в сам домик.

Обстановка внутри тоже не представляла из себя ничего примечательного. Окажись я тут иначе - и не подумал бы, что все это как-то связано с КГБ. Примерно то же самое можно было увидеть практически в любом доме. Удивило и то, что кроме сопровождавшего меня лейтенанта и еще одного человека в форме полковника КГБ никого в здании не было видно. Либо действительно решили больше никого к делу не подключать, либо кто-то может находятся в одной из соседних комнат... 'Интересно, а Саратовское КГБ хоть знает об этом мете?' - закралась в голову мысль, но я ее быстро отогнал как несущественную.

- Здравствуйте, товарищ полковник! - поздоровался я с тем, кто прибыл 'по мою душу'

- Здравствуйте, товарищ Петров. Присаживайтесь, - пригласил он меня к столу, за которым сидел, - Не думал никогда, что придется с пришельцами из будущего общаться. Как я понимаю, вы хотели нас увидеть? - на столе передо мной появилось мое последнее письмо

- В жизни всякое бывает, - ответил я, пытаясь проанализировать ситуацию.

Судя по обстановке, полковник собирался пообщаться в форме, так сказать, 'дружеской беседы', а не допроса. Все мы как раз сидели за столом, на котором стояло три чашки с чаем. Рядом на тарелке лежали печенья, конфеты... Вот уж чего точно не ожидал - прежде первая встреча мне рисовалась в форме допроса, где мне будут, стараясь при этом подловить на противоречиях, задавать вопросы, а я на них отвечать. По всей видимости, думает таким образом ослабить бдительность. Впрочем, мне все равно скрывать нечего...

- Бывает, - согласился полковник, - Еще совсем недавно я был уверен, что никаких пришельцев не бывает.

- А сейчас у вас уже этому верят?

- Не совсем. Но вполне допускают такую возможность. В конце конов, сто лет назад самолеты и ядерное оружие тоже показались бы фантастикой. Так почему бы такое не может быть и с перемещениями во времени?

Дальше завязался разговор, где я рассказывал о себе, своем (или уже и не своем?) времени... Коснулись и вопросов о дальнейшей истории СССР и его осколков. Рассказал о 'путче ГКЧП', 'Черном октябре', 'прихватизации' и 'диком капитализме' российского образца. И, как мне показалось, (хотя, я и не мог быть полностью уверен в своей правоте) особенно заинтересовала полковника информация о тех людях, что стояли за всем этим, и о многочисленных войнах на постсоветском пространстве. В этот момент даже подумалось, что, как минимум, карьера кое-кому теперь будет безнадежно сломана. Конечно, вряд ли в КГБ сразу поверят мне, но что определенные меры будут принято - это практически однозначно. Затем рассказал немного и о некоторых наиболее важных достижениях в науке и технике...

- И в чем вы видите причину развала СССР? - когда я закончил рассказ, задал мне полковник тот вопрос, который ожидал услышать одним из первых.

- Тут много причин... И я бы разделил их на две группы. Ничего, если начну с истории? - спросил я полковника и, получив подтверждение, продолжил, - После революция была идея построить новое, лучшее общество. Как поется в Интернационале: 'Мы наш, мы новый мир построим'. Основанное на принципах коллективизма, равенства и социальной справедливости. Где все люди могли бы достойно жить. Где к простому народу относились бы с уважением, а не как к быдлу, которое должно лишь работать как лошади на благо дворян и буржуев. Не все, конечно, идеально было на этом пути, было и немало 'перегибов', которые потом приходилось потом устранять. Но у людей была перед глазами цель. И ради нее они были готовы бороться до конца. Работать на стройках индустриализации, биться с врагами - даже тогда, когда, казалось бы, все было безнадежно... Эта цель была для них просто смыслом жизни. Но со временем та идея частично была все-таки осуществлена, а частично - просто дискредитирована. И чем дальше, тем меньше будут люди верит всем нынешним лозунгам и обещаниям.

- Это почему же?

- Ну во-первых, доверие к власти очень серьезно подорвал Хрущев. Люди десятилетия верили в Сталина, в партию, в прежний курс правительства. А тут им говорят, что все тогда было неправильно. Что те, кого они уважали - тираны и бандиты. И вообще мы не так жили и не то строили... И как после этого будут относиться к новой власти? А вдруг и сейчас все - ложь? Что опять все неправильно делаем? В особенности после дальнейших 'реформ' Хрущева?

Полковник лишь пожал плечами, не желая ничего отвечать. Мне было интересно, как он воспринимает все это, но что-либо понять все равно было невозможно. Вообще-то говорить такое, наверное, было достаточно опасно, но я не видел смысла молчать. К тому же, опять придавало уверенности то, что в крайнем случае меня отсюда эвакуируют. Хоть и очень не хотелось этого.

- Во-вторых, - продолжил я, - Сейчас вот все время говорят о коммунизме. Что скоро, чуть ли не в этом поколении уже, мы будем жить при нем. Только вот реального продвижения к нему не видно. А обещания все продолжаются. Потому чем дальше - тем меньше люди будут в коммунизм верить. Тем более, что для большинства коммунизм - это 'когда все бесплатно будет'. А такое невозможно. Чтобы дать всем все, чего они только пожелают, не хватит никаких ни ресурсов, ни промышленных мощностей. Тем более, что развитие промышленности всегда идет с отставанием от научно-технического прогресса. И как дать каждому по компьютеру, например, если их лишь недавно стали производить и объемы производства для этого совершенно недостаточны?

- Так что ж, нам все бросить и начать строить капитализм?

- Нет. Просто коммунизм - все-таки идеализированная модель, которая невозможно на практике. Для этого нужно, чтобы каждый человек сам определял свои потребности исходя лишь из реальной необходимости чего-либо, а не просто потому, что ему чего-то хочется иметь - тот же компьютер хоть. А такого не бывает. Даже если большинство таким будет, то пусть и ничтожно малой части общества хватит чтобы эту систему разрушить. Так-то личное мое мнение, что коммунизм - это утопия. Хотя, как идеал, к которому нужно стремиться он имеет смысл. Но лишь в подобном качестве, так как построить его на деле невозможно. Потому я сторонник того, чтобы строить обычный нормальный социализм. Где, как это было при том же Сталине, четко соблюдался бы принцип 'каждому по труду'. Чтобы не было так, что одни работают, а другие за это что-либо получают. Только вот у социалистического общества есть один главный недостаток, - я перешел к главной идее, которую и намерен был озвучить, - При капитализме движение вперед обеспечивается жаждой наживы, стремлением любыми способами и любой ценой получить как можно больше материальных благ. Но этот принцип прямо противоречит основным принципам социализма. Но и в социализме тоже нужна цель, которая обеспечивала бы движение вперед. Но она должна быть совершенно другого типа. Которая не разделяла бы людей, создавала бы потребительское отношение к жизни - как говорят в капиталистическом мире, 'человек человеку волк', - а, наоборот, объединяла бы их. Ставила перед ними такие цели, ради которых они готовы были бы готовы на все. Только тогда будет развитие, движение вперед. В противном случае идея 'общества потребления' становится для людей куда привлекательнее, чем строительство непонятно чего. Более того, нам это будут всячески пропагандировать - мол, вон как хорошо при капитализме жить. Не надо ничего строить, ни о чем думать. Живи в свое удовольствие! А на других плюй - какое тебе до них дело? И народ будет эту пропаганду слушать и верить. Потому, что альтернативой ей будут лишь всем давно приевшиеся лозунги и непонятные цели, в которые никто больше не будет верить. Народ-то к тому времени уже давно забудет, что такое настоящий капитализм. Вырастет поколение, которое не видело ни голода, ни войн, ни разрухи. Рассказы о прошлом им уже будут казаться какой-то страшилкой, а все достижения социализма - чем-то само собой разумеющимся. Тем более, что и капитализм-то, мол, 'не тот уже'. И мы ничего не смогли противопоставить этой информационной войне...

- И как же вы предлагаете с эти бороться?

- Я и сам в полной мере не знаю, - честно признался я, - Прежде всего, нужна какая-то общая цель. Которая объединяла бы людей, заставляла бы двигаться вперед. И не построение какого-то далекого и непонятного для большинства коммунизма, а четкая и понятная текущая цель. Чтобы она была понятна большинству людей, и они могли бы видеть, как за счет своего труда каждый день приближаются к ее осуществлению... Но вот что можно сделать такой целью - не знаю. Потом нужна более грамотная пропаганда, которой люди верили бы... Нужно также сделать, чтобы люди понимали, что такое РЕАЛЬНЫЙ капитализм, а тот, каким его пытается представить западная пропаганда. Что не бывает он с 'человеческим лицом', и все это - лишь маска, скрывающая тот самый 'зверский оскал'... И объяснять это надо так, чтобы люди всему этому верили, а не воспринимали как 'советскую пропаганду'. Не голословными высказываниями и лозунгами, а с четкими и неоспоримыми аргументами, показывающие, как все на самом деле есть. Впрочем, это ведь не единственная проблема...

- А какие же еще есть? - несмешливо спросил полковник.

- Да то, что вот у нас все говорят о загнивании капитализма... Да, так оно и есть. Проблема только в том, что и наше общество тоже загнивает! И даже большими темпами! 'Сталин сам не спал и другим не давал. Теперь можете спать и жить спокойно. Я не Сталин', - процитировал я слова Хруща, - И что в итоге? 'Несменяемость кадров'! Запрет КГБ расследовать дела высших чиновников! Коррупция! С каждым годом лишь растущая безответственность! И чем дальше - тем хуже будет!

Я чувствовал, что меня понесло, но остановиться уже не мог. В дальнейшем разговоре я рассказал еще много всего и про 'Днепропетровский клан', и про 'застой', и про практически критическое отставание в ряде отраслей. И про то, как многие партийцы больше занимались решением своих личных проблем вместо работы на благо страны... Уже под конец выдвинул в качестве предлагаемого решения этих проблем возродить идею Сталина о превращении КПСС в 'орден меченосцев', а также о необходимости создания эффективной системы отбора кадров чтобы во власть могли бы попасть лишь лучшие. Вопрос лишь в том, как это сделать... Также сказал о необходимости решения вопроса с товарным дефицитом и про то, что главный принцип социализма - 'каждому по труду' - ни в кое случае не должен нарушаться. Люди должны получать за свою работу столько, сколько они действительно заслужили. И если при том же Сталине еще этот принцип в целом соблюдался, то сейчас о нем уже практически забыто. И в дальнейшем будет лишь еще хуже!

***

- Ну что скажешь про него? - поинтересовался один 'КГБэшник' у того, кто общался с 'Вестником'.

- Судя по всему, не врет. Причем, искренне хочет помочь нашей стране.

- Как будем действовать дальше?

- Пока дадим ему иллюзию свободы, а сами установим наблюдение. Постараемся проследить все его контакты и окончательно установить, является ли он и в самом деле так называемым 'попаданцем' или же чьим-то шпионом. А уже на основе того потом примем решение о дальнейших действиях...

- А не лучше ли его сразу

Впрочем, времени у них было немного, и вскоре все участники операции по установлению контакта с 'попаданцем' покинули конспиративную квартиру. В Москве их ждал с докладом сам председатель КГБ товарищ Семичастный...

***

Под конец своего разговора с полковником начало было казаться, что меня оттуда уже не выпустят. Отправят сразу в какую-нибудь камеру с полной изоляцией от внешнего мира. Однако, к большому удивлению, ничего подобного не произошло. При этом полковник сообщил, что в ближайшие дни ко мне зайдет уже знакомый лейтенант и заберет все имеющиеся записи. Напоследок договорились и о подтверждение 'литературной' легенды, для чего мне предстояло быстро написать какой-нибудь небольшой фантастический рассказ, который вскоре будет опубликован в одном из саратовский журналов. Не долго думая, решил сочинить что-нибудь на тему космической фантастики... Благо, в свое время любил ее - несмотря на то, что к середине 21 века эта тема давно не пользовалась особой популярностью...

На этом и распрощались. Меня отвезли на остановку, где вскоре я сел на идущий в наш город поезд. Уже по пути домой мне стало понятно, что полковник очень ловко 'раскрутил' меня. Будь все в форме допроса - я бы просто ответил на все вопросы, и на том бы все и закончилось. До следующей встречи. А так - он лишь дал говорить самому. Ну меня и 'понесло'... Ему оставалось только вставлять вопросы, направляя разговор в нужную сторону. В итоге, я рассказал практически все, что знал - даже то, о чем пока и не думал говорить. И пусть без особых подробностей - на то просто не было времени, - но все равно... Мда... 'Хреновый же из тебя агент', - ехидно усмехнулся внутренний голос. Несколько расстроенный этим, я даже не заметил, как добрался до дома.

Поскольку время позднее, дома меня уже ждали родители.

- Ну как съездил? - спросил батя, едва я переступил порог.

- Да, вроде, нормально... Хотя и совершенно не так, как предполагал. Думал, меня повезут в управление КГБ и будут допрашивать, кто я такой и что ценного знаю... А на деле все получилось совсем иначе, - вкратце охарактеризовал я свои впечатления, - Не было ничего этого. Просто отвезли на конспиративную квартиру и там за чаем разговаривал с каким-то полковником КГБ. Так он сумел вытянуть из меня намного больше, чем я рассчитывал сказать в первый раз! Причем, сам даже не заметил, как это получилось.

- Ну это ж КГБ. Там не дураки же работают. Тем более, по такому делу, - усмехнулся батя, - Ну да ладно. Садись есть, мамка уж давно готовлю.

- Сейчас. Только схожу к соседке задание узнать, - на всякий случай соврал я, но батя все понял. В конце концов, в доме уже вполне моет действовать прослушка. А мне не хотелось давать КГБ возможность в чем-то заподозрить Катьку.

Выйдя а улицу, я быстро дошел до соседнего дома и постучался в окно. Практически сразу из-за занавески появилось знакомое лицо подруги - тотчас же, впрочем, и исчезнувшее. А буквально через несколько секунд хлопнула дверь в дом, и во двор выбежала Катька... Распахнув калитку и чуть не сбив с ног, девчонка обхватила обхватила меня руками. Я в ответ тоже слегка приобнял ее...

- Ванька! Вернулся... - полушепотом произнесла Катька. На лице прижавшейся ко мне девчонки было видно абсолютное счастье.

- Вернулся. Что ж со мной могло случиться? - не совсем искренне отвечал я. Случиться-то вполне могло... Но, к счастью, у меня есть 'система безопасности'. Правда, пока я о ней никому говорить не стану. На всякий случай...

- А я боялась.... Весь день ждала... А тебя все нет, - несколько отстранившись, смущенно пояснила Катька, - Ты ведь для меня как брат... Помнишь детство? Мама с папой на работе, бабушка спит... А мы с тобой целые дни гуляем...

- Помню, - с улыбкой ответил я, - Ты для меня тоже как сестренка...

Как-то внезапно вспомнилось детство, и сразу улучшилось настроение... Из памяти выплыли те давно прошедшие беззаботно-счастливые времена... Когда мы с Катькой целыми днями бегали по улицам, лазали по деревьям - и казалось, что ничего большего и не надо для счастья. Все взрослые проблемы выглядели какими-то мелкими и несерьезными, а мир - прекрасным...

И, словно в насмешку, из памяти выплыло и другое... 21 век, продажа детей на органы, захват школ террористами, похищение для продажи в рабство всяким дегенератам... Захотелось крикнуть 'Не верю', 'Так не бывает!', но я понимал, что все это правда. И есть лишь один человек в мире, который может этого... А потому он должен это сделать, чего бы то не стоило...

Вернувшись домой, я сел ужинать, но сосредоточиться на еде не удавалось. Родители что-то спрашивали, я что-то чисто машинально отвечал, но мысли мои были где-то далеко-далеко... Несколько раз я даже забывал, что сел есть и лишь напоминания родителей ненадолго возвращали к реальности...

Ночью мне тоже снились какие-то кошмары, навеянные мыслями о будущем. Словно я оказался в какой-то школе, которую внезапно захватывают террористы и начинают убивать всех подряд...

Глава 7.


Владимир Ефимович прослушал запись разговора с 'Вестником', сделал еще несколько пометок на лежащем на нем листе бумаги и задумался. Люди, разговаривавшие с объектом, считают, что тот говорил правду. Или, по крайней мере, абсолютно верил в правоту своих слов. Так кто ж ты, 'Вестник'? 'Попаданец' из будущего? Или иностранный агент? Казалось бы, все факты на лицо. Переданная научно-техническая информация. КГБ, несмотря на все усилия, так и не смогло пока нигде найти ничего подобного на Западе. 'Предсказания' будущего. Конечно, часть тех событий можно подстроить. Только как подстроишь те же природные катастрофы? В конце концов, даже информация о шпионах в ГРУ, почти вся из которой уже подтверждена, тоже может считаться частичным доказательством. Да, это вполне могли сработать и западные спецслужбы. Только тогда возникает вопрос - что же такое они задумали, если пошли на выдачу стольких шпионов? Если это так, то важность такого дела должна быть просто беспрецедентной. И по этому вопросу уже вовсю работает КГБ, но пока безрезультатно.

Потому Владимир Ефимович в данный момент рассматривал версию о 'попаданце' как наиболее вероятную. В конце концов, еще в начале века реактивный двигатель и атомная бомба показались бы фантастикой. А сейчас это - элементы повседневной жизни. Так почему то же самое не может быть и с машиной времени? Смущал лишь тот факт, что нет ни единого задокументированного факта 'попаданчества' в прошлом. Только ведь вполне может быть, что мы просто о том не знаем. Впрочем, КГБ уже поручено заняться поиском различных странностей - возникших из ниоткуда людей, труднообъяснимые странности в поведении каких-либо исторических лиц, внезапные и ничем не обоснованные скачки в развитии науки и техники на определенных территориях и так далее. А потом попытаться проанализировать эту информацию...

А также продолжить наблюдение за 'Вестником'. Впрочем, пока ничего подозрительного за ним не замечалось. Не было и ничего, что могло бы указывать на наличие у него оперативной подготовки...

***

- Гражданка Макарова? - обратился милиционер к проходящей мимо женщине.

- Да. Я.

- Вы арестованы по подозрению в сотрудничестве с немецкими оккупантами.

Антонина Макаровна, получившая широкую известность как 'Тонька-пулеметчица', бывший фашистский палач, а ныне вполне уважаемая гражданка СССР, поняла все сразу. Как ни странно, но как и в прежнем варианте истории к аресту она отнеслась достаточно спокойно. Она была уверена, что наказывать ее не за что - на войне всякое бывает, - и большого срока суд не даст.

Ну а народ вскоре узнает, что был пойман еще один нацистский преступник, который понес заслуженное наказание. Как говорится, 'что заслужил - то и получил'.

***

После возвращения жизнь потекла обычным чередом. Вообще, меня удивило, что КГБ не дало никаких инструкций относительно чего делать/не делать. На следующий день к нам домой зашел тот же лейтенант и забрал все имеющиеся у меня записи и написанный рассказ, но и он не давал никаких пояснений относительно моего статуса. И я совершенно не мог понять - что же вокруг происходит! Каждый день как обычно ходил в школу, возвращался домой, гулял - и ничего не происходило! Словно про меня напрочь забыли! А это неправильно, так быть не должно! Несколько раз я пробовал обнаружить слежку, но ничего путного из того не выходило. Не мне уж тягаться с профессионалами своего дела. Тем более, наверное, тут работали одни из лучших сотрудников КГБ СССР.

Небольшой приятной новостью стало то, что мой небольшой рассказ все-таки был опубликован в журнале. Самое интересное, что узнал я о том от нашей классной руководительницы в школе, и чуть ли не на день это стало самой обсуждаемой новостью в нашем классе. Но больше ничего необычного не было. Ну если не считать того, что вдруг откуда-то поползли слухи, что у нас ищут какого-то нацистского преступника. Публично, правда, никто о том не говорил, но 'по секрету всему свету' о этой новости вскоре знал весь город. Услышав это первый раз, даже усмехнулся - КГБ обеспечили себе удобную легенду, под прикрытием которой могут вести различные расспросы... Ну а, заодно, и следить за мной... Впрочем, к удивлению, я достаточно быстро свыкся с этой мыслью. В конце концов, ничего удивительного. Глупо было бы ожидать чего-то иного. КГБ нужно окончательно выяснить, с кем же они имеют дело... Да и проконтролировать на всякий случай. Мало ли что...










Оглавление

  • Глава 1.
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.