КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435082 томов
Объем библиотеки - 600 Гб.
Всего авторов - 205464
Пользователей - 97370

Впечатления

kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovik86 про Воронков: Император всея Московии (Альтернативная история)

Нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
fangorner про Дынин: Между львом и лилией (Альтернативная история)

Идея неплохая. Не заезженная. Но есть и то, что лучше поправить. Слишком много персонажей говорят от первого лица. С учётом того, что все персонажи (мужчины, женщины, аборигены, попаданцы) говорят совершенно одним языком, это портит впечатление. Если в следующих книгах автор это поправит - будет явнг интереснее!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Приговор (fb2)

- Приговор 261 Кб, 79с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Игорь Николаевич Юдин

Настройки текста:



Приговор Игорь Юдин

Глава 1. Преддверие

Группа спецназа, под командованием Максима Марьялова должна была скрытно выдвинуться к позициям "Бандеровцев", откуда их батарея 80 мм миномётов уже несколько дней обстреливала Горловку. Эта батарея была как кость в горле ополченцев и жителей села, погибло уже восемь мирных жителей — раненых были десятки. Обстрелы могли начаться, когда угодно, глубокой ночью, вечером, под утро. Снаряды градом сыпались тогда когда их совсем не ждали. Большинство домов в селе уже представляли из себя жалкое зрелище, надо было что-то срочно предпринимать — поэтому и была сформирована группа Марьялова из шести человек.

Макс посмотрел на часы, было уже 4,27 утра.

— "Самое то" – подумал он. В это время бойцы "АТО" уже как всегда нажирались до усрачки и вовсю спали после тяжёлых трудов. Макс прислушался, звук выстрелов прекратился ещё с полчаса назад, но чем чёрт не шутит – может кому-то из особо стойких вояк придёт в голову ещё немного покуражиться.

Через час, группа спецназа вышла в заданную точку, по сведениям разведки вокруг занятого "Бандеровцами" села сплошной линии обороны не было — только небольшие Блокпосты боевого охранения. Бойцы нацгвардии "Незалежной", в этот период ещё не очень утруждали себя рытьём бесполезных, по их мнению окопов — ополченцы ещё только начинали предпринимать подобные рейды.

Взяв в руки бинокль, Макс начал внимательно осматривать окрестности, в предрассветной туманной дымке стелившийся по земле. Это было непростым делом, но в ста метрах левее он всё– таки засёк мешки с песком и выглядывающий из прорези ствол ручного пулемёта.

– Так, есть – прошептал он и показал рядом находившемуся Лёхи знак — "трое". Тот и ещё двое бойцов из его группы растаяли в тумане. Через 10 минут послышался сигнал извещающий что Блокпост взят. Достигнув его – Макс огляделся, два трупа бойцов «АТО» лежали в недвусмысленных позах здесь же. Через минуту шестеро спецназовцев короткими перебежками двинулись к ближайшему к ним дому. Батарея должна была находиться где-то рядом, по сведениям разведчиков её огонь вёлся откуда-то с этой окраины.

Достигнув дома, бойцы рассредоточились вдоль забора, в посёлке стояла абсолютная тишина, улица была совершенно пустынна за исключение одиноко притулившегося с краю БМП. Прикрепив к его днищу взрывное устройство, спецназовцы, изображая из себя подвыпивших защитников "Незалежной" – двинулись дальше, в открытую, тремя группами. В руке у Макса появилась бутылка с водкой. Ведя пьяную болтовню, друг с другом, они в обнимку продвигались вперёд — внимательно наблюдая по сторонам.

Пройдя четыре дома вдоль улицы – Макс дал знак остановиться. Батареи не наблюдалось, и надо было срочно брать языка, а то так можно было бродить часами. Показав на двухэтажный особняк, из которого сквозь открытые окна слышалась музыка — он дал знак. Прикрутив глушители к оружию, трое спецназовцев — включая Макса, изображая своих -- вошли в дом. Трое других, рассредоточившись – остались снаружи прикрывать подходы.

Нажав на ручку двери – Макс к своему удивлению увидел, что она не заперта.

– "Совсем расслабились, вояки – как на курорте" – краем сознания отметил он. Пройдя по коридору – спецназовцы вошли внутрь. За уставленным бутылками и закусками столом, находились двое. Один, притулившийся в кресле слева, явно находился в полной прострации – сладко похрапывая. Второй, со знаками различия старлея – ещё подавал некоторые признаки жизни. Подперев рукой голову, он задумчиво рассматривал гранёный стакан – видимо решая, что с ним предпринять. Заметив вошедших, он через силу поднял голову и уставился на них мутным взором.

– Что надо! – промычал офицер, еле ворочая языком.

– Т. с. – ответил ему Макс. Приложив палец к губам, он выстрелил тому в голову. Старлей завалился набок. Проходя мимо второго, Лёха приподнял тому голову за волосы и резанул ножом по горлу. После чего, он осторожно приоткрыл дверь в соседнею комнату, и заглянув в неё – призывно махнул рукой. Один за другим спецназовцы зашли туда – держа оружие наизготовку. В комнате явно прошёлся "Мамай", судя по творившемуся там бедламу, трое из защитников отечества валялись прямо на полу – обнимая различные предметы обихода. Один – уткнувшись головой в стол, облизывал тарелку. На единственной кровати – как видно, сладко похрапывал сам начальник местного Гарнизона. Его китель, со знаками различия майора висел на стуле. В углу комнаты – прижавшись, друг к другу, сидели две девушки – прижимая к груди остатки разорванной одежды. На вошедших спецназовцев – они не обратили никакого внимания, видимо посчитав их за представителей данного воинства.

Макс снова прижал палец к губам и покачал им в воздухе. После того как испуганные девушки согласно кивнули головой – что поняли. Спецназовцы начали одного за другим, как в тире – расстреливать находившихся в помещении, за исключением майора.

Подойдя к безмятежно дремлющему командующему Гарнизона, Макс с силой похлопал его по щекам. Ошеломлённый от подобного будильника, офицер моментально открыл глаза и ошарашенно уставился на Макса.

– Ты что! – Истошно заорал он, водя непонимающим бараньим взглядом по сторонам.

– Вставай, власть сменилась! – Сказал ему Макс, для пущей убедительности подтверждая свои слова ударом в челюсть.

– Ты что! – Заорал повторно тот, пытаясь вскочить с кровати.

Наконец ему это удалось, сев на кровать – он начал испуганно озираться по сторонам. Когда его взгляд упёрся в разбросанные неподвижные тела своих гвардейцев, он всё понял. Посмотрев растерянно на стоящих вокруг спецназовцев, он, заикаясь – процедил:

– И чт.. о?! – Других слов у него уже видимо не было.

Макс, достав карту посёлка и его окрестностей – ткнул в неё пальцем.

– Покажи, где расположена миномётная батарея и будешь жить, я обещаю!

Посмотрев налитыми кровью глазами на Макса – тот процедил:

– Пошёл ты, "Москаль" – нахер!

– Вот это видал – он показал дулю. Судя по всему – офицер был заядлым националистом и уже вполне пришёл в себя. Посмотрев на него – Макс, вытащил нож.

– Как знаешь!

– Нацистская морда... Второй раз предлагать не буду!

Закрыв глаза, офицер застыл неподвижно – как памятник самому себе. По всему было видно – что он не из робкого десятка.

– Я знаю, прозвучал женский голос – поднявшись на ноги, одна из девушек смотрела на Макса.

– Для этого, эта мразь, тебе не нужна – произнесла она с расстановкой, подходя к Максу и хватаясь за нож в его руке. Она перевела взгляд на сидевшего истуканом бандеровца. Растерявшись Макс, отдал ей финку.

Подойдя к вновь прозревшему, от услышанного– националисту. Девушка, не раздумывая нанесла удар, за ним ещё один и ещё – пока опешившие от происходящего спецназовцы не вырвали её у неё. Опустившись на пол, девушка обхватила голову руками и зашлась в истерике.


Уничтожить батарею тихо не удалось, группу Макса обнаружили, и теперь она с боем пыталась вырваться из посёлка. Прорываясь к его окраине, Макс потерял уже одного человека – ещё один был серьёзно ранен. Разбуженные стрельбой, бандеровцы вылазили изо всех щелей и тут же палили во все стороны, если им что-то, где-то – показалось подозрительным. Через некоторое время стрельба звучала повсюду, наверно они думали – что в посёлок ворвался целый батальон ополченцев. Именно эта неразбериха, позволила группе спецназовцев добраться до самого последнего дома – на его окраине. Но здесь их практически блокировали.

Забаррикадировавшись в нём, спецназовцы заняли круговую оборону. Даже освобождённые и увязавшиеся вслед за ними девушки – взяли в руки оружие. Понимая, что с подходом дополнительных сил – ловушка захлопнется полностью. Макс приказал всей группе прорываться к лесу, оставшись с раненным в ногу Лёхой – прикрывать их отход. Уйти с ним они всё равно бы не смогли – а бросить его он просто не мог. Через полтора часа.

Он помирал, он это прекрасно понимал. Пуля угодила в бок и по всему – видимо туда, откуда её при этой жизни уже бесполезно извлекать – прямо в печень. Кровь хлестала через зажатую пальцами маленькую пробоину, нескончаемой тёмно-багровой струёй. Сомнений уже не было.

– Сколько ему осталось при таком неприятном раскладе?!

– Пятнадцать, максимум 20 минут! – Макс поморщившись, усмехнулся. Он лежал, прижавшись спиной к стене у окна, положив снайперскую винтовку на колено и нацелив её на проём двери.

– Ничего! – Подумал он.

– Первый, кто засунет сюда свою глупую голову – получит своё напоследок. Он бросил искоса взгляд на безжизненное тело напарника, Леха, безусловно – был мёртв. Этот день, по-видимому – оказался самым неудачным в их жизни и как не прискорбно, судя по всему последним.

К его удивлению, его почему-то это совсем уже не пугало – всё, что было до этого в его жизни, вдруг в одно мгновение обесценилось. Ему теперь совсем не было за что-то в ней держаться. Она ещё в нём теплилась – но уже ничем не согревала. Она стала ему в этот миг безразлична. Это нельзя было передать словами, просто все связывающие его с ней ощущения – куда-то пропали.

– "Видимо, когда наконец-то до мозга доходит – что смерть неизбежна, и он больше не в силах что-либо уже поделать, с этим неприятным для него казусом, все предохранители начинают один за другим выходить из строя. Пережигая все нити прежних ощущений, так сказать, чтобы избавить рассудок от дальнейших негативных процессов. Успел ещё подумать Макс и усмехнулся.

Макс, был "Солдатом Фортуны". Он сам нанимался по контракту в ту или иную горячую точку на планете. Задача была простая – привести в чувство тех или иных зарвавшихся деятелей, или ещё какого-нибудь совсем обезумевшего персонажа. Которому, было уже давно наплевать на всё – кроме своих денег, власти или мания величия. Он побывал за свои 38 лет, во многих горячих точках. Участвовал в первую и вторую "Чеченские кампании", уничтожая свихнувшихся "Представителей рода человеческого" – на Джихаде и Американских долларах. Он прошёл десяток стран, и сейчас его вот занесло в обезумевшую от гражданской войны – "Украину".

Риск, был второй натурой Макса – а без "Адреналина" он вообще не мог жить. Он прыгал с парашютом с таких мест – откуда большинству людей, даже смотреть было страшно. Он залазил туда – куда даже птицы старались не забираться. И вот сейчас он – Максим Марьялов, бывший капитан Российской армии -видимо испытал свою судьбу до конца. Макс сплюнул кровавую жижу, скопившуюся во рту на пол и прислушался к доносившимся с улицы крикам.

– Эй, Русский! – Орал кто-то за окном.

– Бросай свой самострел в окно – он тебе больше не понадобиться!

– Тебе кранты, Москаль, до бачился, хай к нам – мы тебе лекарство пропишем. Захохотал ещё кто-то.

– Кидай ружьишко Ватник, если хочешь мамочку увидеть – Съязвил ещё один.

– На панели. Гы. Гы. Гы! – Пропищал фальцетом третий.

– Кто-то прокричал что-то на Английском.

– Москаль!

– Если не выкинешь ружьишко, мы закинем тебе гранатку – Усёк твою мать!

– Ластай лапы и выползай – даём тебе пять минут! – Послышался ещё чей-то, более уверенный и жёсткий голос. Сомнений не было, через пять минут в окно полетит граната. Макс со злостью сплюнул.

– Хай, Басурмане – сдаюсь! – И деревенеющей рукой вытолкнул "СВТ" в окно.

Через минуту в дверном проёме, одна за другой – показались три ухмыляющиеся морды.

– Ну что, Москаль допрыгался – с усмешкой сказал мордатый бандеровец, поигрывая огромным тесаком в руке. На его голове гордо красовалась каска с намалёванной нацисткой свастикой. На губах – играла ехидная, противная ухмылка. Щека была обезображена давним ножевым шрамом, а подбородок недельной рыжей щетиной.

– Сейчас мы тебя будем немного резать, Кацап – заметил ещё один, тощий как кочерга. В его руке то же появился нож.

– Этот готов! – прокомментировал третий, похожий на расплывшуюся амёбу – пиная ногой безжизненное распростёртое на полу тело Лёхи.

– Ну, Москаль, хочешь, что ни будь сказать напоследок своим "Ватникам" – поинтересовался мордатый, вытаскивая смартфон.

– Давай, не стесняйся!

– Я запишу и передам по назначению – заметил он с гнусной ухмылкой.

– Землице, ему нашей захотелось – процедил тощий, присаживаясь перед Максом на корточки.

– Щас мы тебя ей накормим! – Захохотала «Амёба», имевшая когда-то явно женское начало.

– Сборище явных дегенератов – подумал Макс наблюдая за ирреальной троицей.

– Это не Ваша земля, Вы её продали американцам – продажные твари!

Процедил он, еле двигая языком. В угасающем сознании – пришельцы уже начали терять нормальные очертания. Собрав последние силы – он прошептал, вытаскивая из-за спины руку:

– Но я сомневаюсь, что Вам придётся топтать её и дальше – Из разжатых пальцев к ногам националистов покатилась граната. Последнее что он запомнил, проваливаясь в пустоту – это расширившиеся от ужаса зрачки глаз тощего.

Через секунду, взрыв разметал тела всех собравшихся в комнате по стенам – урегулировав все разногласия. Время остановилось.


Яркий свет, ослепил Макса – когда он открыл глаза. Он не чувствовал своего тела, не ощущал запаха, тепла или холода – он не чувствовал ничего, как впрочем и не слышал. Вокруг была тишина и странная бездонная пустота – в которой он болтался словно приколотая иголкой бабочка, посреди какой-то странной вязкой субстанции. Но он не был здесь один, у него осталось зрение. Он мог видеть, и он видел прямо перед собой, вокруг себя, под собой. Везде, висевших в пустоте бесконечными рядами – тысячи, миллионы людей. Вернее их тела, такие же голые и беззащитные – как и он. Никакого, ни одного движения или звука – время, словно полностью остановилось в этом пространстве.

Нет, кажется, он ошибся – движение появилось – в его голове. Оно сначала медленно – а затем всё быстрей начало раскручивать его вокруг какой-то оси. Его, только что обретённое заново сознание – вдруг начало сминаться и стягиваться куда-то внутрь, какой-то сингулярной точки внутреннего пространства. Последнее что он почувствовал, затягиваясь в неё – это безмерный покой и радость охватившую его.

Но уже через мгновение всё изменилось – он снова оказался в мире где была реальная материальность окружающего пространства. А может он опять ошибся – он стоял посреди какого-то серебристого, мерцающего круга – в столбе падающего сверху света. Он снова полностью ощущал свое тело и окружающее его. Он видел, он слышал, он чувствовал – он был жив

Прямо перед постаментом, на котором он находился – стояли два стола. За одним, справа, сидел одетый в ярко-белую сутану благообразный с окладистой белой бородой – старец. Он с глубоким сочувствием взирал на находившегося сейчас на постаменте человека. В его бездонно – голубых глазах казалось – можно было утонуть. Они, словно затягивали в себя, кружили голову, проникая вглубь – пронизывая всю его суть. Для них не было недоступных мест, они видели всё – всю его сущность.

За другим, слева – находился не иначе как сам "Дьявол" собственной персоной. Он был словно соткан из разных оттенков тьмы – в его глазах горело адское, переливающиеся пламя . Существо , которое сидело за этим столом – ничего иного, кроме дрожи в коленях не вызывало. На его губах играла плотоядная хищная ухмылка, наклонившись вперёд – оно с удовольствием поглощало сочный кусок мяса, сдирая его с кости зубами. Кость походила – на отрубленную по локоть человеческую руку. Закончив трапезу, оно бросило её остатки под стол – в которые тут же вцепились два чудовищных пса, вырывая кость, друг у друга. С усмешкой посмотрев на разыгравшуюся битву между псами. "Существо" налило в бокал красного вина и внимательно посмотрело на находившегося – на постаменте человека.

Макса охватил всепоглощающий ужас. Он не мог двинуть ни рукой, ни ногой – тело ему как и прежде не принадлежало. Впрочем, судя по всему – оно ему не принадлежало никогда, но это до него дошло только сейчас. И теперь, как он уже понял – пришло время расплачиваться за предоставленный в кредит, прокат.

Кадр за кадром – перед глазами Макса, заново пронеслась вся его жизнь. Двое, сидевшие в своих креслах – наблюдали её вместе с ним. Макс чувствовал их незримое присутствие в своей голове.

Когда, перед взором Макса появлялся поступок, который двое интерпретировали как благородный – на весах вниз опускалась белая чаша. Когда плохой – чёрная. Пока перед глазами Макса проносились события его жизни, чаши балансировали то в одну, то в другую сторону – определяя его дальнейшую судьбу.

– Ну и что ты на это скажешь?! – Лениво заметил "Дьявол" – повернувшись к «Архангелу», когда весы наконец-то остановились. Чаши застыли ровно напротив друг друга – сердце у Макса заколотилось как птица в клетке.

– Данная особь, как ты сам видел, вряд ли достойна, переступить Ваши райские чертоги – у него руки по локоть в крови себе подобных?!

– Не так ли Юноша – "Дьявол" пристально посмотрел на Макса. В его глазах уже разливалась сплошная, могильная, чёрная пустота.

Открыв рот, Макс попытался вымолвить хоть что-то в своё оправдание, но так и не нашёл слов.

– Я думаю, он мой, отдай его мне, и я найду для него тёплое местечко – "Дьявол" захохотал.

– Я так не думаю – Ди! – Архангел задумчиво барабанил пальцами по столу.

– Индикатор весов – показывает распределение поступков поровну 50 на 50. Он пока ни Вам, ни нам – не принадлежит.

– Не понял! – Дьявол уставился на показания индикатора.

– И правда! – Разочарованно произнёс он.

– И что нам теперь с ним делать?! – "Дьявол" – вопросительно взглянул на Макса.

– Может монетку кинем. А?! – Он дико захохотал.

Архангел поморщился – Ди, хватить мутить воду. Азартные игры, это грех – не искушай!

– Ну, Ну! – Усмехнулся "Дьявол".

– Эй, Вы там! – Он повернул голову к стоящей позади свите.

– Подайте ка мне водочки! – Через мгновение, около стола возникла Сукуб с подносом в руке. Поставив на стол бутылку – она тут же удалилась.

Открыв пробку, существо, которое Макс обозначил для себя как "Дьявола" – налило целый стакан и большими глотками выпило его, после чего с хрустом закусило огурцом.

– Хороша, однако! – С рыком заметило оно.

Архангел опять поморщился.

– Ты, Ди, когда-нибудь погубишь себя этим греховным пойлом – язвительно заметил он.

– Ты о чём, Архи – я же бессмертен! – "Дьявол" ехидно ухмыльнулся.

– Это пока Всевышний тебя терпит – Ди, но терпение и у него не вечно!

– Не вспоминай, всуе нашего Господа – Архи! – "Дьявол" наклонившись, облокотился на стол.

– Люцифер, доболтался своим языком – теперь у меня на ледяной планете загорает. Я и для тебя, рядом с ним местечко могу подыскать. Незаменимых архангелов, и у Всевышнего – нет!

Архангел, искоса посмотрел на дьявола и про себя послал его к чёрту.

– Ладно, хватит! – Пора что-то решать.

– А что тут решать! – "Дьявол" в недоумении развёл руками.

– Стерилизуем память, и отправим его в какой-либо из нейтральных миров. Благо их предостаточно. А по возвращению – видно станет, что он на этот раз заслужил.

Задумчиво посмотрев на Макса, Архангел нажал на какую-то кнопку на панели стола. В воздухе появилась голографическая проекция какой-то планеты. Перелистав несколько миров – он остановился на одной из них.

– Земля с индексом Х 1203. Я думаю, там найдётся достаточно испытаний – чтобы определить его судьбу

Дьявол вальяжно махнул рукой.

– Мне без разницы, куда хочешь туда и отправляй. Мы и так на него уйму времени убили.

Посмотрев ещё раз, на с безумными глазами наблюдавшего за дебатами Макса – Архангел заметил:

– Этот мир, сынок, географически во всём подобен твоей "Земле" – за исключением одного, истории. Я думаю, там тебе будет, чем заняться. Удачи тебе сынок!

– Всех благ! – Процедил Дьявол.

Через секунду Макс почувствовал, как его сознание начало вновь проваливаться куда-то в пустоту, свет погас.


Глава 2. Другой мир - пробуждение

Когда Макс открыл глаза, он не сразу понял, где он находиться. Голова раскалывалась, словно в неё налили чайник кипятка, тело нестерпимо ныло практически повсюду. Морщась от боли, он провёл взглядом по сторонам — белые стены, белый потолок, кровати по сторонам, тут и там лежащие на них люди, бинты, знакомый запах хлорки — сомнений не было, это была больница. Макс попытался спустить ноги на пол и приподняться, но всё вокруг поплыло перед газами, и он снова рухнул на кровать. Рядом кто-то прокричал.

— Ребята, смотри-ка – разведчик ожил! – Над ним появилось чье-то забинтованное лицо, через прорези в которых — на Макса с любопытством взирали чьи-то глаза.

— Надо вызвать врача – прозвучал ещё чей-то голос и Макс снова провалился в пустоту. Когда он опять пришёл в себя, то увидел девушку в белом халате. Заметив, что он открыл глаза – она, убрав в сумку какой-то прибор, прикоснулась рукой ко лбу Макса и радостно заметила:

– С возвращением Филатов!

— Откуда! – Еле шевеля языком, прошептал Макс.

– С того света, мы уж думали что Вы так и не выйдете из комы — почти две недели пролежали в ней. Но теперь Вам уж точно незачем беспокоиться, все показатели у Вас практически в норме – она улыбнулась.

— Скоро мы Вас полностью поставим на ноги.

В это время в комнату вошёл мужчина в белом халате, пройдя к кровати Макса, он внимательно его оглядел.

— Ну с, голубчик -- как Вы себя чувствуете?!

– Паршиво! – Прошептал Макс.

– А Вы как хотели молодой человек, почти две недели в коме. Это Вам не "Хухры – мухры". Теперь всё придётся начинать заново, учиться ходить, есть, и танцевать – он весело засмеялся.

– Но жить будете, это я Вам гарантирую!

Посмотрев на него пристально, доктор с интересом спросил:

– Что Вы помните?!

– Взрыв! – Буркнул Макс.

– Оно и понятно, что взрыв – а ещё что?!

– Больше ничего – опять буркнул Макс.

– У вас остановилось сердце во время операции – доктор снял очки и задумчиво их протёр платком.

– Вот так-то молодой человек. Считайте что Вы родились в рубашке, не каждому удаётся вернуться с того света. Вот так-то?! – Пробурчал он и направился к двери.

Первое что сделал Макс, когда начал понемногу ходить, это подошёл к зеркалу. Когда он взглянул в него, то обомлел – оттуда на него глядело чужое ему лицо. Как он уже начал догадываться, это лицо принадлежало какому-то Глебу Филатову. Во всяком случае, именно так его всё это время называли медсёстры и врачи. Макс долго стоял перед зеркалом, не веря своим глазам и ощупывая дрожащей рукой щёки, нос, лоб. Он вконец перестал понимать что-либо в происходящим. Как могло произойти, что он оказался в чужом теле и вообще непонятно где. За прошедшие две недели он уже понял – что оказался совсем в другом мире, нежели тот который помнил. Это был какой-то кошмар – других слов он просто не мог найти.

Здесь, вот уже как двадцать шесть лет – шла война, в которую были втянуты практически все страны. Все крупнейшие города и мировые столицы участвовавших в ней стран, были уже стёрты с лица земли – после применения ядерного оружия. Но война не кончилась, даже после того – как все участвовавшие в ней государства пришли к соглашению больше не применять атомное оружие друг против друга. Она просто перешла в новое русло – на выматывание ресурсов и сил друг у друга. Война перешла в руки Военно-морского флота, авиации и диверсантов. И самое главное, в этом мире – СССР не распался в результате прихода к власти Горбачёва. Здесь, о нём даже не слышали. А после гражданской войны и распада США на отдельные независимые друг от друга штаты. Ведущую роль в НАТО – возглавила и взяла на себя Германия. К Власти, в которой – снова пришли нацисты.

После всего того что он узнал об этом мире, Максу оставалось только одно – стать Глебом Филатовым и как и раньше изображать полную потерю памяти. За последующие две недели он практически полностью встал на ноги и был выписан домой под наблюдение врачей.

Глядя сейчас на собравшихся в зале людей, с некоторыми их которых он уже успел познакомиться в больнице – когда они приходили его навестить – а точнее Филатова. Макс, он же Глеб – чувствовал определённую неловкость. Его душу терзали сомнения – а может сказать им, что он вовсе не Глеб, а Макс и что его каким-то образом просто занесло в это тело и в этот мир. А может всё это, просто какой-то дурной сон и он сейчас закончиться. Но чем больше он – Макс – Глеб, глядел на эти улыбающиеся ему лица. Тем больше понимал – этот сон не кончиться, он только начался и ему придётся в нём жить и дальше. Если он хочет жить, а не провести остаток своей жизни в психушки – а быть может и похуже где.

– Нет, ничего я им говорить не буду. Пусть будет что будет! – Решил для себя он и засмеялся над очередной шуткой Майора Томилина, чтобы показать что он – это он.

Сергей Томилин и ещё двое из присутствующих, были, как он уже понял друзьями и сослуживцами Филатова – в одном из специальных подразделений ГРУ. Ещё четверо, принадлежали к близким родственникам. Отец, Контр – адмирал Константин Филатов, сидел во главе стола и задумчиво наблюдал за ним. Мать с сестрой сейчас что-то стряпали на кухне. Жена сидела справа и о чём-то оживленно беседовала с Ольгой Терёхиной, тоже служившей в его части. Атмосфера в комнате нельзя сказать, чтобы была раскованной, в воздухе словно витала какая-то напряжённость и наигранность. Для Макса все эти люди были чужими, для Филатова нет и он – псевдо Глеб, никак не мог стать для них своим – как бы не старался. Единственное, что его спасало в данный момент – это "Амнезия". Макс просто не знал о чём говорить с ними, он ничего про них практически не знал. Он был здесь чужой – пытавшийся стать своим.

– Да Глеб! – Враз отрезвевший Томилин пристально посмотрел на Макса.

– Я сейчас создаю группу для заброски на оккупированную территорию Украины. Я думаю, для тебя бы нашлось в ней место – с твоими-то способностями?!

– Какое ещё место! – Недовольно пробурчал отец.

– Он мать родную и то не помнит – а ты о каких-то способностях. Ему сначала здоровье надо поправить, а в особенности память, а потом уже думать о каких-то группах и диверсиях?!

Отец скептически посмотрел на Макса и фыркнул.

– Зря Вы так Константин Сергеевич! – Томилин зачем-то повертел в руке пустой стакан и опять поставил его на стол.

– Врачи считают, что ему нужно окунуться в привычную для него обстановку, это поможет быстрей восстановить как силы, так и память. Месяц в тренировочном лагере – несомненно, пойдёт ему на пользу!

– Ну. Ну! – Язвительно пробурчал отец.

– А дома, ему значит не привычная обстановка. Надо обязательно с аквалангом поплавать или с парашютом попрыгать, или морды друг другу побить – тогда точно мозги встряхнуться и память вернётся!

– Да ладно бать, может он и прав. Что я буду тупо сидеть дома и глупо пялиться в окно, – Макс поймал вилкой маринованный гриб и отправил его в рот.

– Может и правда что из этого выйдет. Заодно проверю, подрастерял я свои навыки или нет. Немецкий язык я же помню, да и стрелять думаю, не разучился. Налив ещё одну рюмку водки – он выпил её залпом и вздохнув добавил:

– Хуже не будет!

– Как знать! Как знать! – Буркнул отец, прикуривая очередную сигарету.

С того момента как Макс – Глеб появился в его доме, он курил одну, за одной. Макс вообще к сигаретам не притрагивался, и это очень его удивило в первый же день. Когда Макс лёг первый раз с женой в кровать, он удивил её ещё больше – он ничего не испытывал к этой женщине, не знал ни её, не того как вести себя с ней. Поэтому он не придумал ничего лучше – как притвориться спящим.

– Я что-то неважно себя чувствую – буркнул он и отвернулся спиной от неё. 40 дней спустя Тренировочный лагерь спецподразделения ГРУ – "Кедр"

За последние недели Макс уже полностью освоился в своей новой роли. Общаясь с людьми, которые его знали до этого – он получил представление о жизни Глеба, его интересах, увлечениях, истории и жизненной биографии. Просмотрев фотографии и прочитав все письма, доставшиеся ему по наследству, вместе с личными вещами от Филатова – он стал уверенней. Уже ни кто не удивлялся, что он иногда не помнит тех или иных моментов своей жизни. Мало ли что может случиться у человека с памятью, главное – что он стал своим.

Постоянные тренировки снова отточили его мастерство в стрельбе и боевом самбо, восстановили силы и реакцию. Он снова стал машиной для убийства. Но главное он стал Глебом Филатовым, во всяком случае, в глазах других людей. Но случилось кое-что и ещё – он влюбился, или что точнее, просто потерял голову.

Он искоса бросил взгляд на сидевшую напротив Ольгу Терёхину и тут же увёл его в сторону, не дай бог кто-либо заметит. Его влечение к ней было неразделённым. Та в ни какую – не замечала его чувств к своей персоне, или делала вид, что не замечает. Всё это превратило его жизнь в последнее время – в непереносимую пытку, но ничего поделать с этим к этому времени он так и не смог. Она была не просто лучшей подругой его жены, в этом мире Анны – она была её двоюродной сестрой.

Глеб совсем запутался в себе и не знал, что ему делать. Навязанная ему судьбой Анна, высокая, стервозная и худая как жердь женщина. В этом мире не только никак его не волновала, но и опутывала по рукам и ногам – в данной ситуации. Он её нисколечко не любил, но избавиться и расстаться с ней – тоже никак не мог. Она была дочерью начальника их разведшколы – генерала Кулешова. Он даже не мог представить, как ему вообще завести разговор о разводе. Генерал был крутой мужик и это могло для него кончиться плохо, а может и того хуже. Глеб, был просто от всего этого в полном отчаянии.

Не выдержав, он снова посмотрел с тоской на Ольгу. Сегодня был – так сказать, выпускной вечер для их группы. Что-то вроде праздничного банкета в ресторанчике местного военного городка. И может у него будет больше шансов подобраться к её сердцу – оказавшись вместе за линией фронта. Подальше от так называемой жены и в особенности – от её папы.

Группа Томилина состояла из 16 человек. Закончив обучение, она сейчас в полном составе внимательно вслушивалась в свой приговор, а точнее в выполнение той задачи, которую перед ней ставил начальник разведшколы – генерал Кулешов.

Выведя на экран изображение офицера Германской армии – он сказал:

– Перед Вами первая Ваша цель – Фридрих Гаппе, очень серьёзный и опасный противник я Вам скажу. Генерал посмотрел на собравшихся в комнате офицеров.

– Везучий гад, три покушения на него окончились полным провалом. Все группы, засланные в Севастополь с этим заданием – уничтожены, теперь у нас надежда только на Вас -Генерал развёл руками.

– Эта Гадина! – Генерал не стеснялся в выражениях.

– Всего за три года с момента своего назначения, почти полностью раскрыла всю нашу агентурную сеть в городе и уничтожила четыре партизанских отряда. Именно эта сволочь позволила "Украинским националистам" во главе с Бурлаком, вырезать практически всё Русское население – два года назад. Погибло более 200 тысяч человек. Я надеюсь – Кулешов повернулся и посмотрел на Томилина.

– Вам удастся избавить мир от этой мрази, вместе вот с этой бандеровской тварью. Генерал вывел на экран – изображение сухощавого, долговязого человека в круглых очках. Одет он был в военную форму "Украинской повстанческой армии".

– Пётр Бурлак – собственной персоной, предатель, садист и извращенец. Я думаю, что на руках у этого выродка крови намного побольше, чем даже у Гаппе.

– И третий объект Вашей миссии – вот эта обольстительная мадам!

На экране появилось изображение привлекательной, улыбающейся молодой женщины лет 35. Сделав паузу, чтобы все запомнили её облик – Кулешов язвительно заметил:

– Даяна Тищенко, мать её!

Минуту другую, генерал молчал – глядя с ненавистью на её изображение, после чего заметил:

– Пусть Вас не смущает её ангельская внешность, по своей сути эта дамочка – само воплощение зла. Недаром её даже свои бандерлоги прозвали "Горгоной". На совести этой стервы – сотни замученных наших людей. Эта "Змеища" – Кулешова казалось, затрясло от злости.

– Любит самолично пытать и допрашивать задержанных "УСБ". Выкалывать глаза, обливать кипящим маслом, отрезать уши и другие – можно сказать, части тела. Количество людей, которых она замучила до смерти, трудно подсчитать – их десятки, а может и сотни.

Генерал подошёл к столу и выпил полбутылки минералки прямо из бутылки, после чего холодно процедил:

– Вот эта адская троица и есть Ваша основная цель. К ним можете прикрепить всех их пособников по своему усмотрению – всех кто виновен в Геноциде и уничтожении наших сограждан.

– Сергей Александрович! – Генерал кивнул на Томилина.

– Уверил меня, что Вы самые лучшие специалисты, каких он только мог найти. Он говорит, что лучше Вас нет во всём спецназе ГРУ – Кулешов пробежался взглядом по лицам всех 16 человек.

– А Вы что на это скажите.… Так ли это?!

– Так точно, товарищ генерал! – Гаркнули все разом.

– Ну что же время покажет?! – Генерал повернулся к пульту и вывел на экран изображение карты Крымского побережья и ткнул указкой в точку на карте.

– Село "Малореченское", здесь Вас встретит наш связной и передаст в Ваше распоряжение три бронированных немецких военных джипа, а также пакет документов. По легенде, на первом этапе – Вы представители ревизионной комиссии из Симферополя. Направленные для проверки состояния боеготовности войск округа и Севастопольского гарнизона. Данная комиссия была перехвачена партизанами и уничтожена ещё три дня назад у "Планерного". Из трёх попавших в плен офицеров генштаба, один согласился сотрудничать и предоставил ряд ценных сведений. Так что теперь они – это Вы!

Генерал тяжело вздохнул и вытер лоб платком.

– До места, Вас доставит подводная лодка, ну а дальше где-то миль 10 до берега – придётся добираться вплавь, используя подводное снаряжение. Так будет надёжней и безопасней.

– В самом городе, в Вашем распоряжении будет вся уцелевшая к этому моменту наша агентурная сеть. Точнее то, что от неё осталось, а также партизанский отряд Тагирова – захвативший комиссию. На этом товарищи – Генерал встал.

– Считаю Брифинг оконченным. Желаю всем Вам удачи! На следующий день группа Томилина уже поднималась на борт подводной лодки в Новороссийске. Ещё через четыре – она уже подъезжала к Севастополю.


Глава 3. В осином гнезде

Две недели спустя

Заместитель начальника Севастопольского "УСБ", подполковник Вильгельм Зайдлиц, сидел за столом в своём кабинете и внимательно просматривал донесения своих агентов. Ничего такого, что могло бы привлечь его внимание — тон не нашёл. Зайдлиц, откинулся в кресле и посмотрел на настенные часы. 12 часов — пора бы чего-нибудь перекусить — подумал он и уже собрался встать, когда противно затрезвонил телефон. Немного подумав над тем – стоит ли его брать, он всё-таки с неохотой протянул руку и поднял трубку.

– Господин подполковник, к Вам господин Бурлак — произнесла трубка, голосом адъютанта.

— Пропусти – недовольно буркнул он в неё и раздражённо повесил на аппарат.

– Какого чёрта, ему ещё надо! – Подумал он, наблюдая как в открывшуюся дверь — проникает тщедушная фигура лидера "Украинских националистов" города.

– Подойдя к столу, Бурлак плюхнулся на стул, и глядя на Зайдлица через огромные линзы очков – взволнованно произнёс:

— Это чёрт знает, что – Вильгельм. Гаппе даже не захотел со мной разговаривать — послал к тебе, он — видите ли занят. А у меня, не просто дурные вести -- голос бандеровца задрожал как натянутая струна.

– Это какой-то кошмар, последние четыре дня в городе твориться полный беспредел!

– Убито шесть моих людей! – Завизжал он, словно это его режут.

– Шесть! – Он снял очки и вытер рукой стекающие струйки пота по щекам. Его начало трясти, дрожащим голосом он прошептал.

– Они убили моего Миколу, моего мальчика – повесили как паршивую собаку в туалете ресторана. Он всхлипнул.

– За что – Вильгельм, ведь ему было всего 17. В чём он мог провиниться перед богом – чтобы с ним обошлись так. Он же был безобидный – как ягнёнок!

Зайдлиц – поперхнулся коньяком, который только что запрокинул в рот. Откашлявшись – он посмотрел на посетителя как на слабоумного.

– Ты это о чём – Петро?!

– Твой безобидный как ты говоришь – ягнёночек, резал людей пачками. Насиловал их женщин, сжигал живьём их детей, обливая бензином и хохоча от радости – наблюдал, как они горят. Твоему сыну просто кто-то отомстил из обиженных родственников и всё, подобное – бывает происходит и от этого никто не застрахован!

– Что происходит, ты смеёшься надо мной Вильгельм! – Бурлак, опёршись руками о стол наклонился вперёд и близоруко щурясь – зло процедил:

– Убито шесть моих людей – и их подстрелили профессиональные снайперы, а не обиженные какие-то родственники.

– Ты знаешь, что сделали с Толяном – они по очереди отстрели ему почти все части тела, разрывными пулями. Они сделали из него окровавленный обрубок без рук и ног. Вот что они с ним сделали! – Вскочив, Бурлак подошёл к окну и ткнув в него куда-то пальцем – дико заорал.

– В городе объявилась целая банда профессиональных убийц, а Вы тут сидите на своей заднице и в ус не дуете. Они нас скоро так всех перестреляют, как куропаток на охоте. Выговорившись, он подошёл к стулу и рухнул на него – обхватив голову руками.

– Надо срочно что-то делать – простонал он, раскачиваясь из стороны в сторону.

– Мы как мишени в тире. Двое из охраны Миколы, были зарезаны как свиньи – прямо у дверей и никто ничего так и не заметил – бормотал он всхлипывая.

Глядя на испуганного до смерти Бурлака, Зайдлиц плеснул себе ещё конька в рюмку, выпив её – он подумал:

– «Чёрт, ещё пару таких рецидивов и в городе начнётся паника. Этот дурак даже не догадывается, что кроме его придурков – за это время уже убито и пять немецких офицеров из "СБУ" . Это месть – Русские решили ответить на Геноцид».

В это время зазвонил опять телефон. Проклиная всех и всё – Зайдлиц поднял трубку.

– К Вам журналистка из городской газеты – господин Оберштурмбанфюрер.

– Какого… Ей надо! – Скажи, что я занят!

– Её направил к Вам сам Гапппе – раздалось в ответ из трубки, просил посодействовать!

– Что!

– Ладно, пропусти – Зайдлиц обессилено откинулся в кресле.

– «Дьявол бы их всех побрал и Гаппе в том числе» – подумал он, наблюдая, как в кабинет входит симпатичная молодая женщина лет 30.

– Хелен Винтер, обозреватель криминальной хроники – она протянула руку. Зайдлиц нагнувшись и глядя на неё – как кролик на удава, чмокнул в протянутую ручку.

– Зайдлиц, что угодно фрейлин?!

– Немного информации, господин подполковник – об участившихся убийствах офицеров "УСБ" и патриотов Украины. Ходят слухи – что в город пробрались русские диверсанты – сказала она, мило улыбаясь.

Зайдлиц почувствовал, как по его щекам потекли ручейки пота.

– Ничего подобного – фрейлин!

– Люди всегда склонны распускать слухи. Это всего лишь криминальные разборки. Знаете там – карточные долги, кто-там перепил немного в ресторане, кто-то схватился там за нож, кто-то за пистолет – ну и понеслась карета по кочкам. Зайдлиц любил блеснуть знанием Русских цитат.

– В общем, ничего такого – мы уже ведём расследование, скоро предоставим общественности все обстоятельства случившегося!

– Вы, в этом уверены?! – Заметила журналистка, что-то записывая в блокнот необычной антикварной ручкой, инструктированной серебром.

– Вполне, фрейлин!

– А хотите, я Вам первой сообщу о результатах расследования, как только они будут получены! – Зайдлиц приподнявшись, протянул ей свою визитку.

– Позвоните мне денька через три, обещаю – я Вас не разочарую!

Взяв визитку, журналистка поднялась.

– Ну что же, я буду надеяться – господин подполковник!

– Я тоже – Хелен! – Сказал он и протянул ей пропуск.

Протянув руку, девушка взялась за него пальцами и мило улыбнувшись – выстрелила в лоб "Уэсбэшника" из ручки. Взглянув в последний момент с удивлением на неё, Задлиц рухнул лицом на стол и застыл в таком положении. Из-под его головы – по столу, начала разливаться кровавое пятно.

Сидевший до этого с отрешённым видом Бурлак, оцепенело – уставился на струящуюся по столу кровь. Очень медленно он приподнял голову и удивлённо уставился на стоящею напротив девушку.

– Что?! – Прошептал испуганно он, еле шевеля губами.

– Ничего!

– Долг платежом красен – мразь! – Произнесла Ольга Терёхина, а это была она и всадила наконечник ручки прямо ему в глаз.

Бросив на стол карточку с надписью – "Ты следующий". Она открыла дверь и вышла в коридор. Посмотрев на сидевшего, как ни в чём не бывало на своём месте адъютанта – она сказала:

– Господин подполковник просил его в ближайшее время не беспокоить, у него важный разговор. Кивнув головой, офицер продолжил читать газету. Стены кабинета были звуконепроницаемы. Подойдя к посту охраны, Ольга спокойно положила на стол пропуск и вышла на улицу. Там её ждала машина.

Через 20 минут она уже входила в конспиративную квартиру – где её с нетерпением ожидал Филатов. Сняв с неё плащ – он спросил:

– Ну как, удачно?!

– Не совсем – Глеб. Габбе меня даже не захотел видеть, направил к своему заместителю. Везучий гад!

Ольга усмехнулась.

– Зато, там оказался сам Бурлак – так что пришлось и его наконец отправить к сыночку. В общем, нет худа без добра!

Она посмотрела на Филатова.

– Так что – Глеб, нам надо отыскивать другой способ, как подобраться к этой нацисткой мрази. Теперь из своей резиденции – он выползет разве что на танке!

– Н, да! – Глеб расстроенно покачал головой.

– Добраться до него теперь будет намного сложней... Чёрт бы его побрал!

– Он словно предчувствует опасность. Н да!

– Ничего, доберёмся и до него – Ольга изучающе посмотрела на Глеба.

– Ты лучше скажи, зачем ты отстрелил бандеровцу все конечности – а не просто пристрелил его. Томилину, твоя самодеятельность может очень не понравиться. Две, три – лишних секунды на месте, существенно увеличивают риск провала.

– Смерть – иногда не самое лучшее лекарство, иногда и жизнь может оказаться страшнее! Глеб усмехнулся.

– Пусть теперь поживёт в таком виде, авось призадумается!

– Знаешь Глеб, я не замечала раньше за тобой садистских наклонностей, после того как ты вернулся оттуда – Терёхина показала газами вверх.

– Ты словно изменился, ты уже не тот Глеб Филатов, которого я когда-то знала. Она достала сигарету и прикурив её подошла к окну. За которым сплошным потоком хлестали струи дождя, словно пытаясь смыть с них – следы свершившихся за день человеческих трагедий, а может преступлений. Повернувшись к нему, она повторила:

– Не тот!

Глеб промолчал, в его памяти всплыла картина из другого мира. Вот они достают из братской могилы тела погребённых там людей, и цепенеют от ужаса увиденного – когда понимают, что у всех – из них вырезаны те или иные органы. При том, как показала потом экспертиза – ещё при жизни. Просто кто-то из так называемых борцов за свободу и независимость "Незалежной", посчитал продажу чужих органов неплохим бизнесом для себя. Бросив искоса взгляд на стоящую рядом Ольгу – он с горечью произнёс.

– Может я уже и не тот, но я не садист! – Он горько усмехнулся.

– Ты просто не представляешь, что может произойти в будущем – если эти уроды добьются своего и получат абсолютную власть. Остановить их – Глеб усмехнулся.

– Можно только одним способом – показать, что их ожидает! – Через минуту он добавил:

– И как можно наглядней!

Посмотрев на него, Ольга хмыкнула и начала одевать плащ.

– Ну ладно Филатов, Мне пора – сказала она, направляясь к двери.

– Оль, подожди! – Произнёс просительно Глеб, подходя к ней.

– Ну что тебе ещё! – Спросила она, поворачиваясь к нему.

– Вот! – Глеб вынул руку из кармана, на ладони лежал маленький дамский пистолет с перламутровой декоративной рукояткой.

– Что это! – Она удивлённо посмотрела на него.

– Браунинг, специально для тебя приобрёл на чёрном рынке.

– Да… Ну и зачем мне эта детская игрушка?! – Она рассмеялась.

– У меня есть, кое-что посерьёзней!

– Я подумал, что тебе понравиться – Глеб стушевался.

– К тому же это далеко не игрушка, с пяти метров она уложит любого. Вдруг пригодиться и спрятать его проще – Глеб протянул пистолет.

– Считай это моим подарком, на твой день рождения!

– Ты что, Филатов! – До него ещё три месяца – Заметила она, беря пистолет.

– Хотя спасибо, у меня дома целая коллекция подобных игрушек. Посмотрев на него, она улыбнулась и взялась рукой за ручку двери.

Глеб стоял и смотрел на неё, в ней нравилось ему всё – каждая часть её, каждое движение, каждый её взгляд. Её улыбка, её смех – как она смотрит, как говорит, как сердиться, как двигается. От её вида – у него замирало сердце, от её голоса куда-то терялась голова. Она была создана для него, она была тем, что ни за какие деньги нельзя было купить – она была всем!

– Оль! – Прошептал Глеб, дотрагиваясь ей рукой до плеча.

– Что?! – Спросила та, не поворачиваясь – держась всё также рукой за ручку.

– Может, останешься, ну хоть на немного, у меня есть хорошее вино – кто знает, что уготовит завтрашний день.

Обернувшись, Ольга, прищурившись – внимательно посмотрела ему в глаза.

– Ты опять за своё Филатов!

– Я же уже сказала тебе и не раз. Анюта моя подруга – ты что хочешь, поссорить меня с ней?!

Глеб отвёл взгляд.

– Прости, ничего с собой поделать не могу. Я только о тебе и думаю – можешь меня убить, но это так. А Анна – с Анной я думаю, разведусь по возвращению.

Он поднял голову и взглянул на неё.

– У меня нет больше к ней ничего, никаких чувств. Я совсем не могу её вспомнить, она мне поверь совсем чужой человек.

Глеб подошёл к столу, и плеснув в бокал вина выпил его большими глотками. Опустившись на стул – он пробормотал:

– Я совсем не знаю, что мне делать, совсем!

– Н да, Филатов! – Тебя твоё путешествие туда – видимо сильно изменило. Раньше ты меня вообще не замечал, а тут на тебе – любовь у него проснулась.

Она рассмеялась, и взяв его лицо в ладони – пристально посмотрела ему в глаза.

– Н да, Глебушка, ты и правда – стал другим!

Скинув плащ, она прошла назад в комнату. Сев в кресло и закинув ногу на ногу, она, задумчиво посмотрев на истуканом застывшего у порога Глеба – язвительно заметила:

– Ну, и ты что там застыл столбом?! – Давай что ль – ухаживай за своей принцессой!

Глядя, как тот ускоренными темпами сервирует стол, выставляя на него как она уже поняла – заранее приготовленные блюда. Ольга горько усмехнулась. Когда-то, кажется целую вечность назад, когда она ещё училась вместе с ним в военном училище – она была увлечена им. Но он тогда даже на неё не смотрел – он выбрал Анну. При своей, с первого взгляда ничем непривлекательной внешности – та пользовалась просто бешеной популярностью у представителей мужского пола. От кавалеров у неё просто не было отбоя, да и как им не быть при таком-то папе. Хотя, она готова была признать, Анна и без папы обладала каким-то особым магнетизмом – сводящим просто мужиков с ума.

Она умела жить, умела создать такую обстановку вокруг себя, что просто захватывало дух – от неё исходила какая-то особая божественная энергия, или что более точно – колдовство. Она просто одурманивала людей – одним своим появлением. Её взгляд гипнотизировал, её голос очаровывал. Когда она пела, все вокруг – впадали в попросту в транс.

Она увела тогда у неё Глеба, теперь она уведёт его у неё и будь что будет. Все эти годы, улыбаясь ей, она её ненавидела. За эти годы Анна растеряла свой дар, свою силу – а она наоборот приобрела. Обретённая эстрадная слава и последующий образ жизни, сделали Анну, напыщенной, стервозной и невыносимой. Со временем её дурные капризы уже перешли все границы, а постоянные пьяные оргии – довели до полной деградации не только тело, но и душу. А Ольга стала за это время поистине мастером перевоплощения. Она могла сыграть любую роль, кого угодно и где угодно.

Неудивительно что Глеб стал избегать Анну и шарахаться от неё, как от кошмара во сне и обратил внимание на меня, подумала она – со злорадством в душе.

– Ну вот, у меня всё готово! – Заметил Глеб, устанавливая на столе подсвечник. При свете горящих свечей, стены комнаты наполнились красно-голубым свечением, придавая ей некий магический ореол. Сев в кресло напротив неё, он разлил коньяк по бокалам и протянув ей один их них – тихо произнёс:

– За тебя Оль!

– За меня, так за меня! – Сказала она, отправляя коньяк по назначению. Вытерев губы платком, она спросила:

– Ну а теперь что, Чудотворец?!

– Что! – Словно недопонимая – спросил Глеб.

– Что делать будем?!

Глеб смутился, отведя взгляд в сторону – он пробормотал:

– Не знаю, Я просто без тебя больше жить не могу!

– Да ну ты! – Ольга заразительно рассмеялась, после чего заметила.

– Ты мне тут битый час объяснялся в своих чувствах, а теперь что – не знаешь, что делать?!

– Почему же?! – Произнёс он, чувствуя, как кровь волнами устремилась к лицу. Встав, он подошёл к магнитофону и вставил в него диск. По комнате разлилась музыка, напоминающая ту – которая исполнялась "Нирваной" в его мире.

Подойдя к Ольге, он хрипло произнёс:

– Иди ко мне!

Встав с кресла, та сделала пару шагов к нему и сказала – посмотрев на него насмешливо:

– Так что ли?!

– Так! – Прошептал он и подняв её на руки отнёс к кровати.


Глава 4. Провокация

Неделю спустя. Секретная правительственная резиденция "Евросоюза" — Германия

Вильгельм Россель, прежде чем открыть дверь в конференц-зал, где собрались руководители всех стран, входивших к этому моменту в состав "НАТО", а также его союзники — на некоторое время словно застыл во времени. Минуту, другую, он стоял как прикованный — держась рукой за дверную ручку и собираясь с мыслями. После того, как шесть лет назад в "США" вспыхнула гражданская война за отделение и независимость входивших в неё штатов – роль мирового лидера и «Гегемона» все народов, перешла к Германии.

Видеть осточертевшие лица людей, которые сейчас находились за этой дверью – его совсем не прельщало. Но с недавних пор, от этих людей стало зависеть очень многое, в том числе и судьба самого "Евросоюза"— в некоторых вопросах. Всё это порядком угнетало Росселя, с того самого момента как он был выбран канцлером Германии — а затем и председателем "Евросоюза".

Прокляв в очередной раз, всё более вновь расползающеюся по всему миру – «Химеру» коммунистической идеологии – он рывком распахнул дверь.

Как только он вошёл – раздались разрозненные возгласы приветствия, среди собравшихся.

Махнув в ответ рукой, Россель прошёл к своему креслу во главе стола. Упершись руками о его край, он устало произнёс:

— Садитесь господа!

Дождавшись, когда все снова уселись на свои места. Он, обежав холодным взглядом лица присутствующих – язвительно заметил:

– Ну что, допрыгались?!

— Получены достоверные данные, что Русские готовятся перейти к активным действиям на Украине, а в особенности в Крыму!

– В Новороссийске, усиленными темпами наращивается огромный флот. На Юг, каждый день прибывают новые дивизии. В том числе и подразделения Китайской народной армии, — с которыми Русские как-то умудрились договориться. Он вопросительно посмотрел на Премьер-министра Японии, но тот даже ухом не повёл, словно это его не касалось.

— "Понятно" -- подумал Россель.

Он поднял вверх сжатые кулаки и со злостью вскричал:

– Десятки дивизий, что б всех Вас!

Остановив взгляд на президенте Турции – он ехидно добавил.

– Если они захватят Крым, а в особенности "Севастополь". Они начнут разгуливать по акватории Чёрного моря – как у себя дома и моментально перережут все наши транспортные артерии.

Рассматривающий что-то перед собой на столе – Президент Турции, неохотно поднял голову, о чём-то на мгновение задумался и флегматично заметил:

– Пусть попробуют, у нас тоже флот имеется.

– "Союзничек"! – Подумал Россель и со злостью добавил:

– Я сказал... Огромный флот, а не старые ржавые консервные банки – как у Вас!

– Откуда, он там мог взяться?!

Недоверчиво заметил Премьер – министр Японии – Яшидо Яумори.

– Корабли Тихоокеанской эскадры вроде на месте?!

Россель усмехнулся.

– Пока Вы тут строили свои иллюзии, в надежде на светлое будущее -Коммунисты скрытно строили атомные подводные лодки, авианосцы и крейсера. А Вы, Господа союзнички – третий год срываете необходимые ассигнования в военный бюджет альянса. Россель готов был взорваться от охватившей его ярости.

– Всё это время, Русские водили Вас за нос – они ни капли не изменились. О каком мире с этими варварами может идти вообще речь?!

– Они спят и видят, как весь цивилизованный мир превращается в безжизненную пустыню.

– И что Вы предлагаете, господин канцлер?!

Скептически поинтересовался Генри Паттон – Президент того, что осталось от США.

– Нужно собрать в кулак все силы и навсегда покончить с СССР.

Россель поднял руку и потряс в воздухе зажатым в ней кулаком.

Его истерический вопль разнёсся по залу.

– Или Вы думаете – что на Ваши города не посыпяться их бомбы.

В этот момент дверь открылась, и в помещение вошёл адъютант Росселя, отдав честь – он быстрым шагом прошёл к нему и что-то прошептал на ухо.

Словно не поверив тому – Россель его переспросил.

– Это точно, господин Канцлер – уже передают по всем новостям!

Словно не доверяя услышанному – Россель подошёл к пульту управления и включил телевизионную панель, висевшую на стене.

Через мгновение на ней появилось изображение диктора. За ней, крупным планом – видимо со спутника, прокручивалась запись разрушенного ужасающей силой взрыва города.

– Это ужасно, но это правда! – Вещала диктор.

– Стамбул, как и ещё несколько городов в различных странах – полностью уничтожены в результате ядерной атаки.

Минуту, другую один за другим менялись кадры самых разных разрушенных городов. Вот ещё над одним из до этого безмятежно спящем внизу городе, вдруг вспыхнуло солнце и из земли начал подниматься огромный, ужасающий гриб – ядерного взрыва.

– Вот! – Вскричал Россель.

– Вот, к чему приводит Ваше нежелание помогать многострадальному немецкому народу в борьбе с заразой коммунизма!

– Вот!

Он ещё раз ткнул пальцем в экран, на котором диктор в этот самый момент сообщала о том, что всю ответственность за уничтожение городов взял на себя "Русский фронт освобождения". Через минуту на экране возникло изображение Генерал-полковника Советской армии.

Глядя с экрана на собравшихся перед телеэкраном, он заявил:

– В связи с тем, что Генеральный секретарь ЦК КПСС "Советского союза" – Андрей Баталов оказался не способен справляться со своими обязанностями по защите и управлению государством. Я Генерал-полковник ВКС СССР, Евгений Поляков – беру на себя всю полноту власти и ответственность за дальнейшее управление государством. Сделав паузу – он продолжил:

– Сегодня, мы нанесли превентивный, предупреждающий ядерный удар по одному городу в каждой стране входивший в состав военного блока "НАТО". Этим актом мы выставляем Вам свой ультиматум и требуем следующее:

Прослушав текст ультиматума вместе с присутствующими – Россель ехидно заметил:

– Ну что, Все услышали?!

– Советы, требуют немедленного полного разоружения всех стран, входящих в состав Альянса и освобождении ранее захваченных территорий России. В противном случае, они грозятся обрушить на наши города – весь свой ядерный арсенал.

Глядя на ошарашенные новостью побледневшие лица присутствующих в зале, он расстановкой процедил:

– Теперь у нас в распоряжении только два возможных варианта – или капитулировать перед Коммунистами, или нанести упреждающий ответный удар!

Упёршись руками о стол, он с расстановкой добавил:

– Стереть с лица Земли всю Европейскую часть России и навсегда покончить с СССР – с этим оплотом вселенского зла. Сибирь, Урал и Дальний восток – будут поделены и розданы в виде контрибуции всем поддержавшим нас сторонам.

В помещении поднялся оглушительный гвалт.

– Я так и Думала, что этим Русским нельзя доверять – злобно зашипела, Премьер-министр Англии.

– Моя страна Вас поддержит, поднял руку Президент США – Паттон.

– Моя, тоже – заявил Турок. Один за другим свою поддержку высказали руководители Англии, Франции, Японии и других стран – входивших в "НАТО".


Вильгельм Россель ехал из своей резиденции по городу на бронированном Мерседесе – отрешённо наблюдая за проносившимися за окном окрестностями. Проезжая через центральную площадь заново возведённого Берлина, за место – стёртого с лица Земли, Русскими ядерными ракетами в 1992 году – он приказал водителю остановиться.

Выбравшись из машины – он поднял голову. Прямо перед ним, на стометровую высоту возносился величественный монумент великому вождю немецкого народа – Адольфу Гитлеру. С выброшенной вперёд в нацистском приветствии – рукой. Ничего более монументального и величественного – в мире больше не существовало. Возведённый из чёрного мрамора и гранита, монумент представлял собой ещё и исторический музей. Показывающий всё величие жизненного пути – вождя "Арийской расы".

Посмотрев на вылезшего вслед за ним руководителя "ABVERA" – Курта Линберга, он холодно спросил:

– Как всё прошло – проблем не будет?!

– Всё в порядке – мой Фюрер!

– Люди, приведшие в действие заложенные заблаговременно ядерные заряды – уже ликвидированы. Также, как и команда подводных лодок, имитировавших атаку Русских ракет.

Он усмехнулся.

– Так что свидетелей этой акции не осталось.

– "Кроме тебя" – подумал Россель.


Три дня спустя. Ставка Верховного военного командования СССР

После разрушения Москвы и Ленинграда в июне 1991 года, Натовскими ядерными ракетами – Эти города были заново отстроены на новом месте. Впрочем, СССР в долгу не осталось – два десятка самых крупных города противника, были сожжены в ядерном пламени в отместку. Девять человек, собравшиеся сейчас в этом помещении, обеспокоенно посматривали на сидевшего во главе стола Генерального секретаря ЦК КПСС Андрея Баталова.

Андрей Викторович Баталов, в свои 69 лет, выглядел намного моложе своего возраста и был ещё вполне полным сил человеком. Можно сказать, даже пышущим здоровьем. Небольшая седина на висках и степенная бородка, только придавали его облику властной аристократичности. Он, в общем-то, и был самодержцем, практически единолично управляющим всё ещё огромной страной, хоть и потерявшей к данному периоду часть своих территорий.

В течение предыдущих полутора часов, он, как, впрочем, и все собравшиеся в конференц-зале – просматривали самые различные видеозаписи, с передачей новостей самых ведущих телеканалов западных стран. Любезно предоставленных ведомством "ГРУ". Сцепив ладони рук на столе в замок, Баталов со злостью процедил:

– Ну и что думаете товарищи по поводу только что увиденного?! В помещении висела гробовая тишина, все только искоса кидали взгляды друг на друга, но никто не решался первым подать голос.

– Так! – Язвительно заметил Генсек.

– Что... Ни у кого нет никакой самой завалявшийся мыслишки, по поводу того, что нам следует предпринять в связи со всем этим!

Повернувшись на кресле, он показал рукой на застывший на экране последний кадр из видеозаписей.

– Ты то, что думаешь по этому поводу – Андрей Витальевич?!

Он посмотрел на Министра Иностранных Дел – Оскомина.

Тот, нехотя поднялся с кресла и посмотрев с недоумением по сторонам – неуверенно произнёс:

– Я пока не готов высказать своё мнение по поводу данных событий, нужно время – чтобы всё проанализировать и обдумать... Могу только заметить, что в данной ситуации мы вряд ли сможем кого-либо убедить в обратном, и доказать свою непричастность к ядерной бомбардировки и уничтожению этих городов!

– К бабушке не ходи, нас очень грамотно подставили! – Вставил реплику Министр "КГБ" – Меркулов.

– Эта собака, Россель, явно готовится к новой Ядерной войне и ищет любые способы чтобы спихнуть всю последующую ответственность на СССР.

Посмотрев на сидевших с мрачными лицами членов политбюро – он с горечью добавил:

– Теперь можно сказать, что это ему практически удалось. Поднятая СМИ истерия, теперь вынудит все затронутые бомбардировкой страны не просто выступить на стороне Германии против нас, но и предоставить в распоряжение нацистских фанатиков практически все свои ресурсы.

Он растерянно развёл руками.

– Что нужно сделать, чтобы от этого всего теперь отмыться и остановить надвигающийся "Апокалипсис" – я даже себе представить не могу...

– Вот, до чего довела твоя великолепная идея сымитировать мятеж в Южной группе войск во главе с Поляковым – Леонид Григорьевич?! – Заметил Начальник "ГРУ" – Толмачёв.

– Что!

– Это нужно было, чтобы оправдать начало наших военных действий по освобождению Крыма, и перевести всю ответственность в случае чего на мятежников! – Со злостью парировал Меркулов.

– Кто мог знать, что ситуация приведёт к подобному абсурду. Что они этим воспользуются и обвинят нас в потери контроля над своим ядерным арсеналом и вооружёнными силами…

– Я знал, я вас всех предупреждал! – Вспылил Толмачёв.

– Хватит! – Баталов со злостью ударил кулаком по столу.

– Что сделано, то сделано. Весь вопрос теперь в том – что мы можем предпринять сейчас?!

Баталов посмотрел на Начальника Генерального штаба – Хамазова.

– К чему нам следует готовиться в ближайшее время – Олег Викторович?!

– Генеральный штаб считает, что у нас есть ещё не менее полутора месяца до начала полномасштабного вторжения противника. "НАТО" имеет порядка 80 военных баз вокруг территории нашей страны. Но для того чтобы добиться успеха, им надо в разы увеличить свой контингент на них – а это требует времени.

Порывшись в своих бумагах на столе, он поправил очки и пояснил:

– Начало ядерной бомбардировки без предварительной мобилизации дополнительных сил – будет малоэффективно. Наши военно-стратегические объекты надёжно защищены и имеют трёх эшелонную систему ПРО и ПВО. Даже если они её и преодолеют, потери противника будут просто колоссальны, а результат мизерный и малоэффективен. Все наши военные заводы и склады давно упрятаны глубоко под землю. Наибольшего эффекта они могут добиться только по уничтожению тех городов, которые защищены менее надёжно. Но вряд ли в этом будет какой-то военный смысл и успех, кроме как колоссальных потерь среди гражданского населения.

Замолчав, Хамазов снял очки и начал их усердно протирать – В зале вновь повисла могильная тишина. Перестав, наконец, их протирать, он поднял голову и посмотрев куда-то только в известную ему точку пространства – заметил:

– В настоящее время, весь ядерный арсенал служит только двум целям:

– Первая – это возможность стереть в порошок любые сконцентрированные для нападения войска противника.

– Вторая – это акт возмездия и возможность превратить территорию и города противника в необитаемую ядерную зону. Возникает вопрос – какой смысл его вообще применять, если оно служит только в оборонительных целях как предостережение?!


Глава 5. Диверсанты

В это же время.

Сидя в кресле, Глеб перебирал в памяти события последних дней. По телевизору опять передавали новости, он включил звук громче — диктор, похожий на учителя пения вещал о скором конце света для всех русских. Затем перешёл к городским событиям. Глеб заинтересовался.

— Через два дня — вещал дядька на экране.

– Состоится суд над террористами, устроившими кровавую резню в городе и застрелившими, в том числе члена городского совета Петра Бурлака и его сына. Именно эти люди виновны в гибели десятков людей за последнее время и попытке подрыва городской электростанции.

– Что за чушь! — Глеб прибавил звук.

— Только благодаря оперативной деятельности правоохранительных органов и службы безопасности – эти бандиты были вовремя обезврежены, но опасность терактов ещё сохраняется, на свободе остаются их пособники. На экране появилась фотография Ольги Терёхиной, сделанная, когда она входила в здание "СБУ".

– Если кто-то что-либо знает об этой женщине или других террористах, звоните по такому-то номеру, и вы получите награду в 100 тыс. евро – вещал диктор.

Глеб усмехнулся, от данной фотографии толку было мало. Ольга была загримирована так перед акцией, что её и родная мать бы не узнала. Его обеспокоило другое — на одной из фотографий людей, над которыми должен был состояться суд, он узнал поселкового старосту. Именно он был партизанским связником, встречавшим их группу в Малоозёрном. Это было куда хуже, он видел троих из их группы в лицо, включая его – Глеба. Надо было срочно поставить в известность Томилина – у "Сбэушников" уже могли быть на руках их фотороботы.

Достав телефонную трубку, Глеб позвонил Томилину и договорился с ним о встрече. После чего одев форму офицера Военно-морских сил Германии — он вышел на улицу к припаркованному у дома автомобилю.


Двумя днями ранее.

Штурмбанфюреру "СС", Фридриху Гаппе – было 43 года, он происходил из аристократической семьи потомственных военных в четвёртом поколении. Его отец, барон Альфред фон Гаппе — дослужился до звания генерал-полковника сухопутных войск Вермахта и выбор сына служить в тайной полиции, мягко говоря, не очень одобрил. В силу чего, между ними возник разлад в отношениях. Фридрих это довольно сильно переживал, но отец как уже сказано — "Доберманов" недолюбливал и всю нацистскую идею превосходства одной расы над другими народами воспринимал как бред больного воображения, свихнувшихся от мании величия демагогов. В силу чего оказался в опале и вышел в отставку.

Фридрих придерживался других взглядов и считал, что именно Германия по праву должна править миром. Он был убеждённым нацистом. Гаппе презирал Украинских националистов, но за два прошедших десятилетия -- Германия понесла такие потери, что уже не могла содержать многомиллионную немецкую армию и избрала новый курс в своей политики. Войска "НАТО" включая союзную Японию и Турцию, состояли из практически представителей всех Европейских стран, поддерживающих идею превосходства "Белой расы": Немцев, Французов, Англичан, Шведов, Прибалтов, Скандинавских народов, Румын, Венгров, Итальянцев, Испанцев, Финнов, Поляков, Отдельных дивизий "СС" из Украинских националистов типа "Галиции" и даже Русских предателей, составляющих подразделения "Русской освободительной армии" – РОА.

"СССР", потерявшая за время этой войны более 80 миллионов человек, уже также была не в силах проводить крупные наступательные сухопутные операции. В силу чего как "НАТО" так и Красная армия повсеместно перешли к обороне и проводили только небольшие войсковые операции за те или иные стратегические объекты. Некоторые города, такие как ""Севастополь" или "Сталинград" – от которых уже ничего практически не осталось кроме территории, на которой они когда-то стояли, переходили из рук в руки по несколько раз. С целью контроля транспортных артерий, главные сражения развернулись в небе и на море. Захват и бомбардировка морских портов были главным приоритетом в этих сражениях.

Все коммуникации, склады, нефтебазы, военные заводы, и целые жилые районы ушли под землю. На поверхности, многих прифронтовых городов не осталось ничего кроме руин.

Города, подвергнувшиеся атомной бомбардировки – превратились в радиационные зоны. Мир оказался втянут в такую войну, из которой практически стало невозможно выбраться как, впрочем, и победить. Ненависть и накопленные огромные долги между воюющими сторонами, не позволяли прийти к мирному соглашению – все требовали безоговорочной капитуляции друг друга. Война то затихала на год, другой – пока шли переговоры, то возобновлялась вновь

Когда правительства воюющих сторон поняли, что их человеческие ресурсы не безграничны и практически исчерпаны, они перешли к оборонительной тактики – пытаясь выиграть время и восполнить потери среди своего населения. Так как, победу могла принести только более сильная и модернизированная армия, чем у противника, началась такая гонка вооружений, какую мир ещё не видывал.

Приоритетом стало создание новых, более эффективных видов оружия. Города и наиболее стратегические объекты прикрылись зонтом систем ПВО, которые постоянно совершенствовались и усиливались. Подходы к Морским портам, были буквально устланы многокилометровыми минными и противолодочными заграждениями. Разработки в области "Искусственного интеллекта" – привели к созданию полностью автоматизированных артиллерийских и ракетных систем, которые превратили демаркационные границы между воюющими государствами в непреодолимые препятствия.

К началу 2010 года, экипаж, например, боевого ракетного крейсера составлял и управлялся уже всего двумя десятками операторов. Стратегический бомбардировщик и танк – одним, Истребители перехватчики вообще к этому времени обходились уже без людей и управлялись "Кибернетическими разумными системами" – КРС. По своей сути к этому времени, все сражения на суши, в воздухе и на море велись "Боевыми роботами". В руках людей остались лишь пехотные части и диверсионно-разведывательная война.

Когда Гаппе понял, что в городе объявилась хорошо подготовленная, профессиональная диверсионная группа. А в его окрестностях снова действует какой-то партизанский отряд, он бросил на их зачистку все свои силы, включая батальоны "СС" из Украинских националистов. За прошедшие три недели город и деревни в его окрестностях были прочёсаны до основания и перевёрнуты можно сказать до самого дна. Но эффект от этого был нулевой, хотя по подозрению в пособничестве были задержаны сотни людей.

Глядя сейчас на сидевшего перед ним Семёна Загоруйко, занявшего место лидера Украинских националистов в городе, после гибели Бурлака – он готов был его придушить от охватившей его злости.

– Ты зачем сжёг "Терновку", со всеми её жителями?!

– "Придурок" – добавил он про себя.

– Так энто, господин Генерал – они это, все пособники партизан. Снабжали их, значит, продовольствием и всячески это – помогали.

– "Дебилы" – Гаппе готов был разорвать его на куски.

– Ты в своём уме!

– Остолоп, я к тебе заявлюсь с оружием, ты что – мне еды не дашь?!

– Ну, так энто, теперь не дадуть...

– "Идиот"!

– А кто будет теперь кормить город, нас – наконец!

– Ты, со своими придурками, будешь, что ли хлеб выращивать и разводить скот, коров будешь доить – Да?!

Гаппе вскочил с кресла и впился взглядом в бандеровца, его прямо затрясло от злости.

– Так энто, а что мне надо было делать – поцеловать их что ль!

Загоруйко, не понимая, что от него хочет эсэсовец – отвёл взгляд в сторону.

– Дегенерат!

– Надо было вздёрнуть двух, трёх человек в назидание и всё, всё... А не уничтожать всех. Придурок. – Гаппе опустился обратно в кресло.

– Виноват, господин Генерал – перестарались, чтобы их. Больше не повториться!

– Идиот!

Пшёл вон отсюда. Ещё одна подобная выходка и я тебя сам вздёрну на ближайшей осине. Уже успокоившись – он махнул рукой.

– Убирайся с моих глаз – Остолоп!

Подождав пока за Загоруйко закроется дверь – он нажал кнопку селектора.

– Ганс! – пускай ко мне доставят задержанного старосту... Немного подумав, он добавил:

– И Мадам заодно!

Под "Мадам" – Гаппе подразумевал следователя – Даяну Тищенко, прозванную в народе за жестокость и садизм – "Горгоной".

С некоторых пор, "Натовские войска" стали более лояльны к коренному населению на оккупированных ими территориях, и стали привлекать местных националистов в органы правопорядка и власти. Захваченные ранее территории имели собственные армейские подразделения, экономику, правоохранительные органы. Одним словом, получили относительную демократическую свободу – как колонии. Чтобы люди больше возлюбили новый миропорядок, повсеместно – в Средствах массовой информации, велась усиленная антисоветская пропаганда. В которой, СССР выставлялся злобным агрессором и мировым деспотом всех народов.

Уже выросло не одно поколение, которое считало "НАТО" не оккупантом – а "Освободителем" от кровавого Коммунистического режима. Всех Русских просто ненавидели. Даяна Тищенко, для Фридриха Гаппе – была не просто одним из его следователей. Как только она переступила порог его кабинета три года назад – он тут же потерял голову. Эту женщину надо было видеть. Её походка, её осанка, её манеры, ум и внешний вид – всё, говорило – что перед тобой королева. Она была внешне просто сногсшибательна – других слов не было. Она воздействовала на представителей мужского племени – как Удав на кролика и вовсю этим пользовалась.

Гаппе не раз задумывался над тем, как Бог, мог в таком "Ангельском" обличье – разместить такое "Чудовище". Чудовище, которое за один миг проникло в его душу и захватило её полностью, Он был влюблён в неё – безоговорочно. Только рядом с ней, он чувствовал себя счастливым. Он не мог без неё жить. Он был готов ради неё на всё!

Через 15 минут, глядя на обезображенное, распухшее от побоев лицо старосты, он спросил следователя.

– Ну и что, сей товарищ – молвит!

Гаппе любил использовать в своей речи Русские выражения.

«Горгона», фыркнула.

– Да всё что угодно – Фридрих!

– Ну, скотина! – Она повернулась к старосте.

– Скажи, как ты докатился до такой жизни и продал свою родину – Коммунякам!

– Никого я не продавал – Староста сплюнул кровавую слюну на пол.

– Так вот значит?!

Подойдя к нему, Тищенко со всей силы зарядила ему кулаком в лицо. Староста вместе со стулом свалился на пол. Гаппе недовольно поморщился, но промолчал. Методы своей пассии он не разделял, но и не препятствовал им – так как они практически всегда приводили у неё к нужному результату.

Увидев «Горгону» – люди зачастую сразу теряли всякую волю и готовы были сознаться во всём что угодно, лишь бы избавить себя от её присутствия.

– Встать, скотина – когда перед тобой находиться офицер "СС"! – Заорала та.

Морщась от боли, староста поднялся и пошатываясь застыл, придерживаясь за поднятый им стул. Посмотрев на пристально наблюдавшего за ним Гестаповца, он дрожащим голосом произнёс.

– У меня не было выбора – господин офицер. Пришёл человек в Вашей форме, верней приехал и сказал – чтобы я спрятал в своём гараже три автомобиля. Далее, он заметил, что я должен буду передать их тем людям, которые мне скажут пароль. Что я мог сделать – он сказал, что если я открою свой рот и пойду в полицию – они вырежут всю мою семью, а у меня трое детей.

Он вытер рукой выступившие слёзы.

– Что я мог сделать – господин офицер. Они бы их убили.

– Почему ты не пришёл к нам – когда они покинули твой дом?!

Староста, прижимающий к груди перебинтованную кисть руки, с раздробленными в тисках пальцами – бросил искоса ненавидящий взгляд на стоящую неподалёку "Горгону".

– Побоялся, господин офицер... Опустив голову вниз, он всхлипнул и дрожащим голосом – прошептал.

– Отпустите мою семью, господин офицер – они здесь ни при чём, все, что я знал – я уже сказал.

– Ну да, конечно – Тищенко усмехнулась.

– Молчал как мышь, набравшая в рот воды – пока я не поработала с его женой и старшей дочерью. Только потом – у него появился дар речи!

– В результате, мы составили фоторобот, всех троих диверсантов, пришедших за машинами – Тищенко положила на стол листки с изображением.

Взяв их в руки, Гаппе начал просматривать, одного он сразу вспомнил – тот был в составе ревизионной комиссии из Симферополя. Он лично выписывал на поданные ими документы, все сопроводительные бумаги и пропуска. Гаппе – похолодел, на все военные стратегические объекты... Подняв голову и посмотрев на старосту – он процедил:

– О чём они говорили?!

– Они же отсиживались у Вас до самого утра – так!

– Да, но господин офицер – они говорили только на немецком, и я практически ничего не понял за исключением нескольких слов! – Староста развёл руками.

– Каких слов?! – Гаппе подался вперёд, сверля того взглядом.

– Ну, я точно не помню, ну говорили что-то про крейсер... Но что точно – сказать не могу.

– Про крейсер! – Гестаповец почувствовал, как его лоб покрылся испариной пота. В порту Севастополя стоял ракетный крейсер "Тирпиц" – с ядерным оружием на борту. Именно "Тирпиц" служил сдерживающим фактором. Он мог одним ударом уничтожить целую армию, попытайся она захватить город с суши или с моря.


Глава 6. Гаппе

Дождавшись, когда задержанного старосту увели из кабинета, Гаппе вызвал Могеля. Полковник, Георг Могель — отвечал за службы безопасности в порту.

— Что-нибудь подозрительное замечено в порту?! — Тут же задал вопрос Гаппе, как только Могель переступил порог его кабинета.

– Да нет, слава богу! – Удивлённо ответил тот.

— А что, есть какие-то предпосылки к этому?!

— Есть Георг!

– По моим сведениям, в городе объявились боевые пловцы.

Выведя на экран настенной панели – изображение окрестностей порта, он минуту другую задумчиво взирал на них, затем заметил:

– Я думаю их цель — "Тирпиц"!

– Но это маловероятно – Фридрих... К крейсеру просто невозможно подобраться незаметно. Все подходы к кораблю отслеживаются радаром, к тому же у нас там десятки подводных камер видеонаблюдения. А на самом крейсере надежная охрана и собственная группа подводных пловцов. Они вмиг пресекут любое проникновение к крейсеру.

— Это невозможно – Фридрих. Если они конечно не самоубийцы! — Могель вытер платком вспотевший лоб.

Посмотрев на него, Гаппе подошёл к карте побережья и задумчиво некоторое время её рассматривал.

— И всё же Георг, в городе неспроста объявились диверсанты, и их -- что – мне известно точно, интересует именно крейсер. Все террористические акты, которые они проводили до этого – служат всего лишь для отвлечения внимания. Сам подумай, мы сейчас задействовали практически все наши силы, усилили патрули в городе в несколько раз, проводим повсеместно периодические облавы – а порт фактически оставили без внимания.

Повернувшись к Могелю, Гаппе ткнул ему в грудь пальцем и добавил:

– Они ищут наши слабые места, чтобы подобраться к крейсеру. И если они их обнаружат, нам несдобровать – Георг. Русские диверсанты уже отправили на дно– не один корабль нашего доблестного ВМФ за последнее время, и кто-то тоже твердил что это невозможно. Поэтому, приведи все службы безопасности в порту в состояние полной боевой готовности. Проведи учения, сымитируй атаку вражеских диверсантов на крейсер – смоделируй подобную ситуацию – Заорал он.

– Посмотрим, насколько хороша твоя пресловутая система безопасности и охрана. Чёрт тебя – побери!

– Ты хорошо меня понял?!

– Так точно, господин Штурмбанфюрер – пробурчал тот.

– Так иди и действуй!

Как только за Могелем закрылась дверь, Гаппе облегчённо вздохнул и подумал:

– "Ну, всё, если русским удастся провести диверсию в порту, вся ответственность за это ляжет на Могеля. Я его предупредил – пускай теперь крутиться сам, как белка в колесе. Если Русским втемяшится в голову что-либо взорвать, они это, как правило – рано или поздно взрывают".

Гаппе даже не догадывался, что его решение провести подобные антитеррористические учения в порту – было как раз таким, каким от него ожидали. Во время учений, боевое оружие охранения корабля сменялось на учебное. Группе Томилина, было специально предписано распустить слух – о готовившийся диверсии против крейсера. Но даже он не знал, что вслед за высадкой его группы – через неделю была высажена ещё одна, включающая в себя восемь боевых пловцов и четыре обученных дельфина – диверсанта.

Советские учёные, смогли ещё два года назад – добиться реальных успехов в обучении дельфинов уничтожать оборудование и вражеских боевых пловцов под водой. Немцы не знали и о том – что русские смогли разработать и создать ручной портативный 80 миллиметровый торпедный аппарат. Именно этим оружием, были в течении последнего года – уничтожены атомная субмарина "Адмирал Денниц" и авианосец " Бисмарк". И ещё, у группы Самсонова было в распоряжении несколько экспериментальных, подводных боевых "ДРОНОВ".

Подняв голову, он посмотрел на примостившуюся в углу за журнальным столиком Даяну, сидя перед "Ноутбуком" – та сосредоточенно что то в нём просматривала. Верхние пуговицы кителя и рубашки, были у неё расстёгнуты – выставляя напоказ разрез выпирающей томной груди. В губах дымилась сигарета, нога была закинута на ногу, оголяя её достоинства почти до самого бедра. Распущенные волосы чёрным потоком струились по плечам. Гаппе поперхнулся. Поставив стакан с кофе на стол – он поднялся.

– Ты бы дверь хоть бы закрыла, вдруг Ганс сюда заявиться – заметил он, направляясь к ней. Выглянув в коридор, он сказал адъютанту – что его не для кого нет, и закрыл её на засов. После чего повернулся к Даяне.

– Тебе что, жарко стало?!

– Ещё как... Мой Фридрих! – Выдохнула та и сладко потянулась – оголяя грудь ещё больше.

Гаппе чуть не подавился конфетой во рту.

Медленно поднимаясь из-за стола, Даяна облизывая губы, медленно двинулась к нему – грациозно выгибая спину, как кошка почуявшая мышь. У Гаппе пересохло во рту, все мысли о диверсантах враз испарились из головы – уступив место сплошным инстинктам. Сердце бешено колотилось в груди как птица в клетке. Бормоча проклятия в адрес всех исчадий ада, он дрожащими от нетерпения руками стянул с себя штаны и бросился к женщине


Глава 7. В Западне.

Ольга ехала навстречу с Томилиным в своём "БМВ", когда к её удивлению около поста "ДПС" - полицейский поднял жезл, приказывая ей припарковаться к обочине. На лобовом стекле её машины, находился пропуск - позволяющий беспрепятственно не только передвигаться по городу, но и проезжать на любой стратегический объект. Именно поэтому Ольга, почувствовав необъяснимую тревогу - произнесла кодовое слово, включающее отслеживающий маячок, вмонтированный в специальный брелок с ключами.

Все дальнейшие события "Маяк" тут же записывал и передавал на телефон Томилина. Остановив машину, Ольга приготовила документы, сейчас она была одета в форму обер-лейтенанта "ВМФ" Германии. Глядя в зеркало заднего вида на приближающегося полицейского -она была не на шутку встревожена. За всё предыдущее время, обыкновенный украинский полицейский ещё не разу не останавливал машину со спец пропусками. Судя по всему, в городе серьёзно усилились меры безопасности - или была объявлена повальная облава.

Подойдя к автомобилю - полицейский постучал жезлом в окно, следом за ним подошли ещё двое. Открыв стекло, Ольга раздражённо поинтересовалась:

- В чём дело капрал?! - Вы что не видите, какую машину тормозите!

- Прошу прощения Фрейлин, с сегодняшнего дня введено новое постановление проверять все машины. К тому же Ваш пропуск устарел - полицейский оскалился.

- Попрошу выйти из машины, Фрейлин!

Чувствуя - как в воздухе запахло керосином, Ольга, проклиная всё на свете - выбралась из машины. Протягивая документы - она со злостью произнесла:

- Я член ревизионной комиссии из Симферополя, Вы об этом сильно пожалеете!

Взглянув на неё, полицейский усмехнулся.

- Мне без разницы Фрейлин, у меня предписание, откройте багажник!

Ольга посмотрела по сторонам, запах керосина явно усилился - один из полицейских уже вовсю рылся в салоне её машины. Второй застыл с автоматом наизготовку, в трёх метрах - направив его ствол прямо на неё. Вдоль дороги стоял ещё с десяток автомобилей, вокруг которых сновали вооружённые до зубов полицейские. Ситуация явно была патовой, в багажнике лежал футляр со снайперской винтовкой. Полицейский глядел на неё - всё с большим подозрением.

- Итак, Фрейлин, Вы откроете багажник?! - Его глаза, прищурившись - внимательно наблюдали за ней.

- Я не имею права капрал, там кейс с секретными документами!

В этот момент к машине подошёл ещё один полицейский, на его груди болтался какой-то прибор, Ольга похолодела - это был фото-сканер.

- Наведя прибор на неё, он сказал.

- Одну минуточку мадам и щёлкнул аппаратом. В воздухе повисла зловещая тишина. Все выжидательно смотрели на него. Тот смотрел на показания прибора, который анализировал заложенные в него фотографии разыскиваемых полицией лиц. Затем его рука потянулась к кобуре с пистолетом.

Подняв голову, он удивлённо посмотрел на Ольгу.

- Эта сука в розыске - заорал он, выхватывая оружие.

Последующий удар прикладом автомата по голове, отправил Ольгу в темноту. Очнулась она уже в камере.

Сев на топчане, она обвела глазами помещение, в комнате три на два - стоял только небольшой стол со стулом и тумбочка. Прямо на неё с потолка смотрел глазок видеокамеры. Голова сильно болела, предметы расплывались перед глазами, к тому же её сильно подташнивало, определённо сотрясение мозга - подумала она и обшарила руками китель. Погоны на нём были сорваны, карманы явно пусты.

- "Хорошо, что я успела уничтожить "Симку" и стереть все записи в телефоне" - подумала она.

- "Надо же было так обложатся, попалась как последняя дура" - пронеслось у неё в голове.

- "Надеюсь ребята уже в курсе событий и найдут способ как меня вытащить" - заключила она невесело и откинулась опять на топчане. Её глаза уставились в потолок - жить не хотелось.

Сколько времени она провела в таком состоянии - Ольга не знала. Её сейчас беспокоило только одно, что есть у "Гестаповцев" против неё. Просто так её бы не стали задерживать, тем более что её опознали по фотографии, а это уже серьёзно - значит на неё, составлен фоторобот, и она объявлена в розыск.

- "В чём и где я могла так проколоться"? - Задала она себе вопрос, но как не старалась, так и не могла вспомнить. В этот момент, замок на двери неожиданно щелкнул, и в проёме двери образовалась фигура надзирателя.

- Собирайся "Дорогуша" - произнёс тот усмехаясь.

- Твою персону хотят видеть!

С трудом поднявшись, Ольга, пошатываясь, направилась к двери.

- Лицом к стене, руки за спину - услышала она в коридоре, на её запястьях защёлкнулись наручники.

- Пошла! - Почувствовала она толчок в спину. Передвигая одеревеневшие ноги, она как "Сомнамбула" двигалась некоторое время по безмолвному коридору с вереницей дверей - пока её грубо не втолкнули в одну из них.

- Прибыли! - Услышала она ехидный голос надзирателя и подняла голову.

Прямо перед ней, за столом - сидела женщина в белой крахмальной блузке, её глаза с интересом смотрели на Ольгу. На спинке стула висел китель со знаками различия майора СС". В руке - дымилась зажжённая сигарета. Стряхнув изящным движением пепел, в стоявший на столе декоративный череп в каске, та обворожительно улыбнулась и радостно заметила:

- Ну, с прибытием дорогая!

- Меня зовут Даяна Тищенко, с этого момента я для тебя буду твоим ангелом хранителем - в этих так сказать чертогах. Ну, а тебя как прикажешь величать?!

Перестав поигрывать ручкой в руке, она с интересом взглянула на Ольгу.

- Марта, процедила та - жадно глядя на графин с водой на столе. Заметив этот взгляд Горгона усмехнулась.

- Микола, что ты там встал как истукан, немедленно сними с девушки наручники. Не видишь - она хочет пить. Дождавшись, когда тот снимет наручники - она добавила.

- Можешь идти, дальше мы как ни будь - обойдёмся без тебя!

Пожав плечами, надзиратель захлопнул за собой дверь. Налив в стакан воды, она подвинула его к Ольге.

- Бери, не стесняйся! - дружески сказала она. Взяв дрожащими руками, стакан - Ольга начала пить жадными глотками. Пока она сидела в камере жажда её просто измучила. Глядя на неё, "Следачка" подошла к холодильнику и достала оттуда тарелку с бутербродами, поставив её на стол - она сказала:

- Угощайся милая, разговор у нас предстоит долгий!

Вынув из шкафа бутылку с коньяком и пару рюмок, она по домашнему их тоже выставила на стол.

- Ну что, давай, что ли за знакомство, как говорите Вы Русские - подмигнула она Ольге как лучшей подруге, держа рюмку в руке.

- Взяв тоже рюмку со стола, Ольга одним глотком опрокинула её в рот.

- "Чёрт с тобой, стерва" - подумала она, - "Я не гордая".

- Закусив бутербродом с красной икрой, она посмотрела на Следачку.

- Ну и что дальше?! - Спросила она у неё.

- Может ещё по одной! - Горгонна с чувством рассмеялась.

- По одной так по одной! - Кивнула согласно головой Ольга.

Разлив коньяк по рюмкам, Следачка расслабленно откинулась в кресле и небрежным жестом развернула находившийся на столе "Ноутбук" - экраном к Ольге.

- Выпив коньяк, Ольга взглянула на изображение на мониторе.

- Ну и что?! - С недоумением заметила она.

- Да так, никого не напоминает?! - Наклонившись вперёд и сцепив руки на столе, Горгона уже не улыбалась - а прищурившись, внимательно смотрела на неё. Доброжелательность и любезность с неё враз куда-то испарилась. Сейчас на Ольгу смотрел уже совсем другой человек.

- А что, должна?! - Ольга ещё раз вгляделась в фотографию и отрицательно покачала головой.

- Вроде на кого-то похожа, но что-то не припомню. Мало ли людей болтается вокруг - разве всех упомнишь.

- Я к тебе значит со всей душой, а ты тут дуру из меня решила сделать?! - Минуту, другую Следачка задумчиво смотрела на неё испепеляющим взглядом.

Когда они объявились в комнате, Горгона поднявшись ехидно произнесла:

- Так молодцы, распакуйте-ка мне эту дамочку до первобытного состояния, а то она решила испытывать моё терпение.

Почувствовав неладное, Ольга попыталась было вырваться из рук, схвативших её "Гориллоподобных" охранников, но получив сильную оплеуху сзади по голове - вмиг оказалась на полу. Почувствовав, как с неё срывают за трещащую по швам одежду - она в панике заорала.

- М а. м а!

Оставив ее, в чём мать родила, на ней защёлкнули за спиной наручники, подняли на ноги и снова усадили на стул.

Подойдя к ней, Горгона присела на краешек стола. Положив себе на колени кожаный футляр, она любовно погладила его ладонью руки и усмехнувшись взглянула на сидевшую, сжавшуюся перед ней девушку.

- Ну что милая, продолжим нашу беседу. Достав из футляра тонкую, длинную блестящую иглу, она ласково заметила:

- Средство для восстановления твоей памяти - сучка!

Облокотившись локтем, на стол и закинув ногу на ногу - она назидательно заметила.

- Ещё где-то с пять тысяч лет назад китайские мудрецы открыли, что в человеческом теле существуют различные, энергетические точки - так называемые "Чакры". Акупунктируя которые - подобными иголочками, можно лечить многие болезни, избавить человека от разных физических недомоганий.

Она наклонилась к лицу Ольге и схватив её рукой за волосы, подняла голову. Глядя ей в глаза она со злорадством - произнесла:

- Но есть и такие точки моя дорогая, воздействуя на которые можно опустить человека в бездну боли, такой боли - о которой ты даже понятия себе не имеешь. Она щёлкнула по игле пальцем.

- Но скоро получишь!

Встав, она прошла к Ольге за спину и нагнувшись к её уху прошептала.

- И почувствуешь... Её рука скользнула по груди девушки и сильно её сжала.

- Ты прочувствуешь её каждой клеткой своего нежного тела. Через мгновение, в районе ключицы левого плеча - Ольга ощутила боль такой силы, словно туда вонзился раскалённый до красна гвоздь. Невыносимая острая боль пронзила её тело и обжигая всё на своём пути, раскалённой накатывающей волной - устремилась в мозг. Она страшно закричала.

Каждую её клетку, мышцу, и сухожилие в теле будто выворачивало наизнанку, сжимало в тисках - жгло каленым железом.

Упав на пол и забившись в судорожных конвульсиях, она, извиваясь всем телом - пыталась безуспешно скинуть с себя это адское, огненное пламя боли. Пока сознание не пришло ей на выручку и не отключило из этого кошмара.

Очнулась она в своей камере на полу совершенно голая и опустошённая. Разбросанные вещи валялись там же. С большим трудом подняв их с пола, она подползла к кровати и забившись в её угол - свернулась в клубок, глядя отрешённым взглядом в пустоту.

Но на этом её злоключения ещё не кончились.


Когда на следующее утро дверь в её камеру снова открылась, и в её проёме образовалась уже знакомая морда ухмыляющегося надзирателя, Ольга уже не просто пришла в себя - она пришла в иное состояние своего сознания. Она уже фактически полностью утратила прежнее состояние панического страха. Её разум обрёл прежнею силу, а все чувства и эмоции полностью испарились. В её глазах сквозил смертельный холод, а в душе непреодолимое желание убивать. Больше всего она сейчас напоминала - затаившуюся перед смертельным прыжком кобру.

Не сказав ни слова, она спокойно прошла мимо опешившего охранника в коридор и позволила ему спокойно застегнуть на своих руках наручники. Через две минуты она уже была в знакомой ей комнате.

Увидев девушку, Горгона поначалу не заметила в ней происшедших со вчерашнего дня перемен, а может просто не обратила внимания. После подобных экзекуций, как вчера над Ольгой, даже самые сильные люди внутренне ломались и готовы были выложить всё как на духу - лишь бы не пройти через подобное ещё раз.

- Ну что моя дорогая, как твое самочувствие?! - Спросила издевательским тоном та.

- Сносно - Буркнула Ольга, изображая полную подавленность. На этот раз наручники с неё не сняли и два вчерашних орангутанга также находились здесь - злобно сверля её взглядом. Пока не поздно, ей надо было, во что бы то ни стало избавиться от наручников.

- А что, коньяка мне сегодня никто не предложит?! - Язвительно поинтересовалась она.

- Что-то голова чертовски раскалывается!

Тищенко, задумчиво листавшая какие-то бумаги на своём столе, подняла голову и с удивлением взглянула на неё.

- Коньячка! - Протяжно поинтересовалась она.

- А может тебя ещё и в ресторан сводить?!

- Не откажусь! - Буркнула Ольга, опустив голову и глядя в пол.

Горгона рассмеялась. Встав, она опёрлась руками о стол и с расстановкой произнесла:

- Это, только от тебя зависит милочка, куда ты отсюда выйдешь - в ресторан, или к виселице!

- Итак, начнём сначала. К а к, т е б я з о в у т!

- Ольга Терёхина, племянница Генерала ГРУ, Кулешова - если Вам так интересно! - Всё равно рано или поздно они это узнают - подумала она.

Следачка засмеялась.

- А меня Ева Браун!

- Наведи справки, Стерва!

- И дай хотя-бы воды, а то слова больше не скажу.

Растерянно взглянув на неё, Тищенко налила из графина воды в стакан и подвинула его к краю стола. Взглянув на двух орангутангов с интересом наблюдавших за их словесной перепалкой, она сказала:

- Снимете с неё наручники, болваны!

Орангутанги, встав, подошли к девушке, подняв её за шиворот как котёнка - они сняли наручники и встали по сторонам. На их лицах читалось явное разочарование Садистов - лишившихся своей жертвы.

Подойдя к столу, Ольга дрожащей рукой взяла стакан и большими глотками выпила его, после чего задумчиво поглядев на него - резко швырнула его прямо в лицо Горгоны. Стакан с хрустом достиг цели и рассыпался на мелкие осколки, оставив на лице Тищенко раздробленную переносицу. Хрюкнув, та рухнула на кресло, обхватив окровавленное лицо ладонями. По комнате пронёсся страшный, дикий крик.

Развернувшись на одной ноге, Ольга с силой впечатала пятку другой - в челюсть одного из застывших в ступоре Громил. Тот, отлетев к стене - с грохотом рухнул на пол. Второму, взиравшему на происходящее - с ошарашенным видом, она нанесла прямой удар костяшками пальцев прямо в горло. Пока он, упав на колени и зажав рукой шею - ловил ртом воздух. Она в прыжке подлетела к первому, уже очнувшемуся и поднимающемуся с пола и нанесла удар пальцами прямо в глаза. По комнате пронёсся звериный вой, на этом её везение закончилось. Вбежавшие на шум охранники с электро-шокерами в руках, моментально отрубили обезумевшую девушку.

Глава 8. Освобождение

В 9 часов утра, к зданию городского УСБ подъехал чёрный джип - сопровождаемый БМП с охраной. Увидев спец пропуска на машине с кодом Симферопольского управления СБ. Охранник на КПП, проклиная на чём свет стоит незваных гостей - быстро поднял шлагбаум. Одна за другой, машины проследовали внутрь огороженной высоким забором территории и остановились напротив входа в здание. Из БМП - начали выпрыгивать солдаты в чёрной камуфлированной форме спецназа.

На глазах у изумлённых двух охранников, стоявших у входа - они рассыпались цепью вдоль здания. Из открывшейся двери чёрного "Мерседеса" - не спеша вылез человек в форме Группенфюрера СС. Даже не взглянув на стоявших у входа с открытым ртом, опешивших от неожиданности охранников. Он в сопровождении трёх офицеров и двух спецназовцев проследовал мимо и открыв дверь вошёл в здание.

Сидевший в дежурном помещении Гауптман - вскочив со своего места, с ошеломлённым выражением испуга на лице вскинул руку в приветствии.

- Господин Группенфюрер. За время моего дежурства никаких происшествий не случилось. Нашёл он в себе силы доложить и вытянулся по стойке смирно. Человек в форме Генерала СС - махнул вяло рукой и молча проследовал к лифту. Один из офицеров свиты - вошёл в дежурное помещение.

- Как зовут?! - Поинтересовался он, у застывшего столбом дежурного офицера.

- Грицко Апанасенко...Герр Оберштурмбанфюрер - промямлил тот и снова вскинул руку.

- Отставить! - Усмехнулся эсэсовец.

- Слушать сюда. Телефон не трогать, до момента завершения инспекции. Я имею в виду, никому не звонить и ничего не докладывать из своего начальства. Ясно - добавил он.

- Так точно, Герр Оберштурмбанфюрер! - Бандеровец согласно кивнул головой.

- Ну, вот и хорошо. А я пока побуду здесь, посмотрю, что у Вас здесь творится?! - Сказал офицер и уселся на стоявшее рядом кресло.

- Занимайтесь своим делом Гауптман, на меня, внимание не обращайте - Добавил он. Снимая автомат с плеча и ложа его на колени. Один из спецназовцев, оставшийся с ним - молча застыл у входа.

Кивнув в очередной раз головой - дежурный медленно уселся на своё место. Генерал, который только что вошёл в здание, был известен всем в лицо как начальник регионального управления контрразведки - Генрих Хойзенгер. По мнению всех - его появление ничего хорошего не сулило.

Хойзенгер, славился своей шпиономанией и подозревал Русских агентов повсеместно - во всех и каждом. Украинских националистов, служащих даже в его ведомстве, он считал поголовно неблагонадёжным элементом. Именно он назначил Вильгельма Гаппе начальником городского УСБ.

Сцепив руки за спиной, он сейчас широким шагом шёл по коридору - приводя в ужас своим появлением, всех попавшихся на пути. Войдя в приёмную Гаппе, он, только искоса глянув на сидевшего там Адъютанта - рывком распахнул дверь и вошёл в кабинет. Попытавшемуся было подняться Адъютанту, один из сопровождающих офицеров свиты - молча погрозил пальцем и показав глазами на стул - приказал:

- Сядьте на место.

Посмотрев изумлённо по сторонам, тот сел назад.

Войдя в кабинет Гаппе, Томилин - а это был он, загримированный под нацистского Генерала. С ходу произнёс:

- Оружие на стол Штурмбанфюрер и без глупостей. Подняв голову, Гаппе удивлённо взглянул на вошедших. Стены в комнате были звуконепроницаемы, и он не слышал, что происходит в приёмной, пока дверь в его кабинет не открылась. Изумлённо взирая на стоящих перед ним людей, он ошарашенно глядя на направленный ему в лицо ствол пистолета - недоумённо переспросил:

- Что?!

Положи, говорю своё оружие на стол - Мразь. Повторил Томилин - на чисто Русском.

До Гаппе, только сейчас начал доходить весь смысл происходящего. Усмехнувшись, он небрежно достал пистолет и швырнул его на стол. Он в отличие от остальных своих сотрудников, знал Хойзингера лично, а не по фотографиям на стене. Поэтому играть и дальше роль Генерала - не имело смысла.

- Ну и что дальше. Господа диверсанты. Или Вы надеетесь, что сможете отсюда каким-то образом выбраться живыми - Штурмбанфюрер откинулся в кресле.

- Я бы на Вашем месте не обольщался!

Посмотрев на пришедшего в себя нациста, Томилин процедил.

- Глеб, покажи этому болвану сундучок с сюрпризом. Поставив перед Гаппе на стол саквояж, который он до этого держал в руках - Филатов его открыл. Внутри мигая красными огоньками на панели, находилось взрывное устройство.

- Этого хватит, чтобы разнести это здание ко всем чертям на атомы - вмести со всем отродьем которое здесь находиться. Пояснил он с усмешкой - изменившемуся в лице эсэсовцу.

- Или ты сомневаешься, что это мы сделаем?!

- Что Вам надо?! - Хрипло, с непередаваемым испугом в голосе - спросил тот. Его левая рука, пошарив по столу, уткнулась в пачку с сигаретами. Дрожащими от волнения пальцами он вытащил оттуда сигарету, но прикуривать не стал. Подержав некоторое время и помяв её в руке, он бросил её опять на стол и переспросил:

- Ну и что Вы от меня хотите?!

Усмехнувшись, Томилин упёрся руками о край стола и нависнув над ошарашенным от подобных гостей Гестаповцем, медленно, по словам процедил:

- Во-первых, скинешь сюда... Он положил на стол перед Гаппе "Флэшку".

- Все данные со своего компьютера, Все - расположение Блокпостов, имена агентов, карту оборонительных периметров и дислокацию воинских подразделений, систему ПВО города и минных заграждений.

- Во-вторых, вызовешь сюда свою "Горгону", вместе с задержанной Вами нашей сотрудницей. Она у Вас проходит под именем "Марты". И главное Штурмбанфюрер, без глупостей, твоя жизнь и жизнь твоей небезызвестной Мадам - полностью в твоих руках. Нам же терять нечего.

Гаппе поджав губы, с мрачным видом некоторое время молча смотрел перед собой, о чём-то усиленно размышляя - затем задумчиво процедил:

- И какие у нас гарантии - уважаемый... Что Вы не пристрелите нас, как только получите своё?!

Томилин удивлённо развел руками.

- Гарантии?!

- Какие к чёрту гарантии, ты же умный человек Штурмбанфюрер. Посуди сам - если всплывёт, что данная информация неким образом попала к нам в руки, от её ценности не останется и следа. Все оборонительные периметры и система ПВО тут же будут изменены. Нам это надо?!

Томилин подошёл к окну, немного помолчав - он повернулся и указал на него пальцем.

- Нам этого не надо. Наши войска уже заняли позиции и наступление вот, вот, начнётся. Это наша земля - и мы собираемся вернуть её назад. У тебя же со своей Мадам - будет хороший шанс слинять отсюда под шумок, по добру по поздорову, в тёплые края. Здесь скоро будет такая преисподняя, что про Вас никто и не вспомнит. Поэтому нам с тобой лучше провести всё мирно и по-тихому. Или ты с этим не согласен?!..

Посмотрев внимательно на Томилина. Гаппе удручающе покачал головой и застыл в позе "Роденовского мыслителя". Видно было, что он в полной растерянности и совсем не знает - какое решение ему следует принять в данных обстоятельствах. В его голове творилась полная каша из разных чувств и эмоций. Умирать вот так глупо, когда он добился с трудом всего в этой жизни, он явно не хотел. Но и передавать Русским сверхсекретные сведения было тоже не лучше. Находится всю оставшуюся жизнь в бегах, и прятаться от своих собственных коллег было равносильно самоубийству. Рано или поздно его бы всё равно вычислили...

Посмотрев исподлобья, на с усмешкой взирающего на него Томилина, он с дрожью в голосе процедил:

- В моём распоряжении, нет сведений об оборонительных периметрах и ресурсах Севастопольского Укрепрайона. Это не моя прерогатива, а военного коменданта. Гаппе конечно врал, копия с этой информацией находилась в файлах его компьютера. Он ухватился за последнею соломинку - а вдруг поверят.

Некоторое время, Томилин задумчиво сверлил его взглядом, после чего произнёс:

- Хорошо. Он подвинул к нему флэшку.

- Давай скачивай то, что есть. В первую очередь расположение Блокпостов, время и маршрут патрулей, а также список всех агентов и расположение приписанных к «СБ» подразделений. Толкнув к нему флэшку - Томилин мрачно добавил:

- И поспеши, если не хочешь - отправится со своей Фрау в преисподнюю?!

Гаппе облегченно вздохнул.

- "Пронесло" - подумал он.

- "Ну, ничего - дай Бог выбраться из этой передряги целым, я до Вас ещё доберусь"!

- Чёрт с Вами, Ваша взяла. Пробурчал он, взяв со стола трубку телефона.

- Алло, Даяна - бери свою подопечную и быстро веди её ко мне. Что?!

- Мне до одного места твои проблемы. Быстро приведи её в порядок и доставь сюда. Тебе ясно. По её душу прибыл сам Группенфюрер Хойзингер. Чтобы через 10 минут она была здесь. Всё!

Посмотрев на застывших в ожидании разведчиков. Он произнёс:

- Всё в порядке через 10 - 15 минут она будет здесь. Вытащив бутылку коньяка из ящика стола - он заметил:

- С Вашего позволения - Господа, мне нужно выпить.

Налив в рюмку коньяк, он осушил её залпом, и поморщившись - процедил:

- Будь что будет!

Ровно через 20 минут, обе машины выехали из ворот УСБ. Стоя пред входом - Гаппе с ненавистью смотрел им вслед.

- "Будь что будет". Повторил он про себя.

Возвращаясь назад в свой кабинет - Гаппе, даже представить себе не мог. Что в этот самый момент в мусорной корзине, в дежурном помещении - под ворохом бумаг, лежит небольшое устройство. Что в этот самый момент на нём сработал электронный сигнал, и смертельный газ уже начал проникать в воздух. Не имея не цвета, не запаха - он стремительно перемещался из помещения в помещение в поиске своих жертв, через вентиляционную систему,

Открыв дверь в свой кабинет, он внезапно почувствовал страшную жгучую боль в груди - словно туда налили раскалённое масло. Обхватив руками горло, он рухнул на пол - пытаясь изо всех сил его разорвать и выпустить эту раздирающую его боль наружу. Последнее что он увидел, прежде чем расстаться с этой жизнью - выпученные от ужаса глаза своей "Горгоны".

Ну, вот и всё - произнёс Томилин, посмотрев на часы. Задание, можно сказать, выполнено. Объект уничтожен - нужная информация у нас. Можно передавать в центр. Ну, ты как?! - Спросил он, поворачиваясь к сидевшей на заднем сидении - Терёхиной.

Посмотрев на него как на приведение. Она глухо произнесла:

- Погано, Командир...

Взглянув виновато на неё - Филатов процедил:

- Эта Гадина, получила своё...

- Ну да... Очень полегчало… Благодетели! - Ядовито прошептала она, и отвернулась к окну.

Глава 9. Горгона

Пятидесяти двух летний Штурмбанфюрер Курт Фогель, был назначен начальником Севастопольского «УСБ» - уже на второй день после гибели Гаппе. С первого дня своего появления в управлении он развернул бурную деятельность. Уже через три дня был сформирован новый штат сотрудников. По городу и прилегающим к нему районам, начались повальные обыски и проверки наиболее подозрительных лиц. Хватали всех мало-мальски подозрительных лиц, по обвинению в сотрудничестве с Русскими диверсантами. Только за один первый день было арестовано более 400 человек. Фогелю, нужно было доказать ряду высоких персон в Симферополе, что они не зря выдвинули его на эту должность, что он и делал буквально вылезая из своей кожи.

Прошла уже неделя с его появления в городе, и он решил посетить в госпитале единственного, чудом выжившего человека после совершённого теракта в управлении «СБ». Этим, чудесным образом, спасшимся от неминуемой гибели человеком, оказалась Даяна Тищенко. Какие неведомые силы помогли ей обмануть саму Смерть и вытащить с того света - вопрос так и остался открытым. Сначала у нее, как и других 126 сотрудников управления констатировали полный отказ всех жизненных функций и отправили в морг. Но вот там, к великому ужасу дежурившего в это время - Патологоанатома, она вдруг ожила и молча поднялась за его спиной. Когда видавший виды эскулап, вдруг повернулся и её увидел, у него случился необъяснимый сердечный приступ, и он благополучно занял её место. Те, кому впоследствии удалось видеть выражение его лица, клятвенно заверяли, что ничего подобного раньше не встречали в своей многолетней практике. Несчастный Хирург, судя по всему - сам, собственными пальцами, выдавил свои глаза, проткнул барабанные перепонки в ушах и умер в страшной агонии.

Выбравшись из помещения, где хранились усопшие, она как "Зомби" - начала бродить по коридорам, приводя весь медицинский персонал в состояние панического ужаса и шока. Успокоить её удалось только лишь с помощью "Электрического шокера" и то не сразу. Двух санитаров и одну медсестру, ей удалось предварительно отправить в "Реанимацию".

По мнению врачей, вернулась она в этот мир явно с серьёзными нарушениями в психике, а может и ещё где. В своей палате, последние шесть дней, она сидела часами - уставившись в одну только ей ведомую точку. Ни на что не реагировала, ни с кем не разговаривала. В помещение же палаты витало что-то такое, что повергало всех любопытных - в состояние такого страха, словно они побывали на своих собственных поминках или в самой преисподней. Во всяком случае, та скорость, с которой они оттуда ретировались - по-другому нельзя было объяснить. Что побудило всех этих людей оттуда так бежать, они потом так и не смогли объяснить. Более того, их туда - было просто нереально больше заманить ничем на свете. Ни пряниками - в виде повышения зарплаты. Ни угрозами – лишится своей работы. Одним словом, в этом госпитале начала творится сплошная «Чертовщина, и от двери этой палаты, все держались так же далеко - "Как сам Чёрт от ладана".

Единственное что успели услышать от неё, прежде чем она впала в полную прострацию - это то, что она побывала в Аду и скоро эта участь ждёт всех присутствующих. Что могли обозначать эти слова - никто объяснить так и не смог. За эти шесть дней, она ничего не съела и не выпила. Всё это время женщина сидела на своей кровати - уставившись невидящим взглядом куда-то, в только ей известное видимо место. Волосы её были распущены, на губах - играла злорадная ухмылка, в глазах переливалась - могильная мгла. Но почему-то всем казалось, что она чего-то ждала.

Штурмбанфюрера Курта Фогеля, состоявшего в тайном древнем Эзотерическом обществе – испугать «Чертовщиной» вряд ли было возможно, и поэтому этим словам он придал большее значение, нежели приставленные к ней медицинские эскулапы. Именно поэтому, он и спешил повидать её лично.

Поднявшись по ступенькам, он открыл входную дверь в здание госпиталя. Через 15 минут, в сопровождении лечащего врача Тищенко и двух "Горилло образных" санитаров (которых по настоянию психиатра ему пришлось прихватить с собой) - он открыл дверь в её палату.

- Вот она, полюбуйтесь - сказал лечащий врач, уступая дорогу и показывая рукой на застывшую у окна, словно изваяние - женщину.

Фогель только махнул рукой.

- Оставьте нас, я хочу поговорить с ней наедине.

Психиатру, эта мысль явно пришлась по душе, и он вместе с санитарами поспешил, быстренько ретировался из ненавистного ему помещения.

Пододвинув к себе стул, Фогель сел, закинул расслабленно ногу на ногу и закурил сигарету - искоса наблюдая за женщиной. Та, стояла, как и прежде, не обращая на него никакого внимания. Минут через 10, он не выдержав – поинтересовался:

- Не хочешь узнать, зачем я пришёл?! – Спросил он у неё.

В ответ была замогильная тишина.

- Понятно… Фогель усмехнулся.

- Не хочешь разговаривать, ну что же - если тебе здесь так нравится, можешь молчать и дальше - твоё дело. Но я дорогуша, теперь, наверное, единственный человек в этом мире - кто теперь может тебя отсюда вытащить. Вот так то!

Выдержав паузу - он добавил:

- Если конечно посчитаю это нужным, в особенности после того как ты одному из санитаров воткнула в шею вилку, а другому пробила голову табуреткой.

- Когда мне будет нужно, я найду отсюда выход и без твоей помощи – Произнесла потерянно та.

После чего, Женщина (как в замедленном кино), повернула голову и посмотрела на него. Точнее, куда-то прямо сквозь него - куда-то в самую глубину его внутренней сущности.

Фогель почувствовал, как его подхватил какой-то эфемерный поток и начал раскручиваясь, засасывать внутрь себя. Его руки и ноги, вмиг стали как ватные, а воздух сам собой - начал попутно сгущаться вокруг. Ему вдруг стало нечем дышать, весь воздух - словно куда-то сам собой испарился из помещения и он, почувствовав, что начал задыхаться, попытался ослабить воротник френча - но не тут-то было. Руки практически перестали его слушаться, с большим трудом ему удалось только пошевелить пальцами и поднести ладонь к своим глазам. При этом, ему показалось, что на это ушла целая вечность.

Фогель вдруг ощутил, что окружающая реальность начала стремительно менять свои очертания. Сначала, словно отовсюду - появился какой-то необычный туман, и заполнил всё вокруг. Затем постепенно рассасываясь, из него начали высвобождаться на белый свет какие-то странные, размытые гротескные фигуры. Когда они, постепенно плотнея, обрели реальную форму - он дико завопил от охватившего его ужаса.

Он стоял на самом краю какого-то скалистого утёса. К самому подножию, которого – подкатывали немыслимые красно-багровые морские волны. В которых, истошно крича и взывая о помощи - барахтались, насколько только хватало глаз, сотни тысяч, а может миллионы людей. Высоко вверх, от кипящей внизу воды - поднимался густой чудовищно жаркий пар, как в немыслимо растопленной «Адской бане». Повсюду в воздухе витал трупный, тошнотворный запах варёной человеческой плоти. Обезумевшие от немыслимой боли, люди пытались выбраться на берег - но в большинстве своём, срывались с отвесно поднимающегося вверх утёса и падали обратно вниз. Тех, кому посчастливилось всё-таки это сделать, ждала уже другая - может даже ещё более худшая участь. Их там ловили и заковывали в кандалы какие - то чудовищно-мерзкие существа.

Прямо сейчас, по идущей сверху вниз извилистой тропе - спускалось как раз одно из этих немыслимых созданий. Его рука, словно сотканная из одних жил и мышц - крепко сжимала обмотанную на ней цепь. На другом её конце, прикованный к ошейнику - страшно визжал совершенно обнажённый человек. Кожа с него свисала рваными лохмотьями, глаза были вытаращены от ужаса так - что вот, вот, казалось, вылезут из своих орбит. Бедолага, ухватившись вздутыми, обваренными ладонями рук, за раскалённую до красна цепь, что-то истошно вопил в спину тащившего его куда-то "Франкенштейна". Но того, судя по всему, его просьбы о помощи - мало волновали. Дёрнув с силой цепь, он потащил бедолагу дальше. Точнее, спускался прямо к стоящему внизу с открытым ртом - ему, Фогелю.

Очнувшись, от парализовавшего его вначале ужаса, он, дрожащей от страха рукой, попытался нащупать на поясе кобуру с пистолетом. Ухватив пальцами только пустоту - Фогель от удивления посмотрел вниз, но ничего там к своему удивлению не обнаружил. Ничего из того, что когда-то являлось его телом или хотя-бы его частью, там тоже не наблюдалось.

По всей видимости, в этом кошмарном месте - присутствовало только его сознание или так называемое «Астральное тело». Когда до него это дошло, он заорал так, что даже неведомая сила, доставившая его сюда – видимо посчитала, что этого вояжа будет для него достаточно и поспешила вернуть его назад, в палату. Прямо перед собой, когда он открыл глаза - он увидел вновь лицо Тищенко.

- Ну как экскурсия в Ад, господин Штурмбанфюрер Курт Фогель - удалась?!

Услышал он её насмешливый голос, прямо в голове. Женщина даже не соизволила открыть рот, чтобы это произнести.

- Спасибо, было очень познавательно... Усмехнулся, уже успевший в себя прийти Фогель.

- Или у тебя есть ещё что-то, для полного комплекта?!

- Есть, Курт, есть - я сюда вернулась, видишь ли, не просто так, а негласно присмотреть так сказать - за одним «Рабом Божьим». Он очень уж, интересует одного из владык «Преисподней» - она желчно рассмеялась.

- И ты, если не хочешь испытать все те наслаждения, которые ты только что наблюдал воочию – должен мне в этом помочь!

Фогель почувствовал, как жгучие, холодные мурашки - выбравшись на белый свет, начали бешено носиться галопом по всему его телу. В глаза сразу потемнело, под сердцем появилась жгучая острая боль.

- А чем, я то могу быть полезен?! – Спросил он, заикаясь и думая - как побыстрее, отсюда подобру-поздорову поскорей свалить.

- Ты что Курт.… Совсем из ума выжил?! – Зловеще произнесла она.

- Ты же теперь глава, самой важной для нас здесь службы. Начальник местного «Гестапо», так сказать… Являющегося основным поставщиком - рекрутов для нашего «Агентства».

Приблизившись вплотную к нему, она тихо, с расстановкой - прошептала на самое ухо:

- Предателей, убийц, садистов и других извращенцев - рода человеческого.

- Или ты не заинтересован, найти для себя - у нас местечко поприличней – она ехидно рассмеялась.

- Чем то, которое тебе светит сейчас?!

Глава 10. Накануне

Это же время.В одном из загородных домов.

Этот дом, Сергей Томилин - арендовал у одного из местных коммерсантов ещё три недели назад, и превратил его в штаб-квартиру своей группы. Сам хозяин, владелец нескольких рыболовецких сейнеров и небольшого консервного заводика - был на хорошем счету у местных властей. Состоял в партии Украинских националистов, а по сути, был глубоко законспирированным агентом "ГРУ". Вся территория была огорожена высоким забором, была надёжно защищена, имела собственное бомбоубежище - прямо под домом и подземный скрытый выход за его территорию. Одним словом, это было надёжное место для подпольной базы его группы, под самым носом у противника.

В данный момент, здесь сейчас находилось шесть человек. Посмотрев на собравшихся, Томилин сказал:

- Значит так Товарищи, я получил точные сведения - что "Анти-диверсионные учения" в порту, запланированы на послезавтра на 7 часов утра - Он обвёл всех взглядом и с усмешкой добавил.

- Как мы и думали, на них прибудут самые высокие чины из Симферополя, включая Группенфюрера СС Хойзингера, адмирала Лейбница и массу ещё всяких шишек. Так что у нас появилась прекрасная возможность одним ударом прихлопнуть всех разом.

Повернувшись к видео-панели, он вывел на неё карту с изображением города.

- За последние две недели, с помощью разведывательных "Дронов", мы фактически выяснили много чего. В особенности, где располагаются казармы, ангары с техникой, Блокпосты, корабли и некоторые системы "ПВО". К сожалению не все, но для начала операции этого более чем достаточно. На данный момент в нашем распоряжении 380 авиационных "Дронов", различной модификации и назначения, а также 3 – 18-ти зарядных реактивных установки для их запуска. Все они имеют дистанцию для выстрела в 20 километров, что позволяет расположить их на безопасном расстоянии за городом и вести запуск сразу с трёх разных позиций. На данный момент - они уже переброшены в партизанский отряд Тагирова.

Обведя рукой карту города, он назидательно добавил:

- Но не стоит сильно обольщаться, воздушное пространство над городом и прилегающими к нему районами - надёжно защищено щитом из истребительных и разведывательных "Дронов" из сил "ПВО". Так что следует это особенно учесть при составлении плана операции. Наша задача, на первом этапе - посеять в городе панику и вызвать на себя как можно больше этих "Дронов", так сказать отвлечь внимание. Итак, у кого какие есть соображения по этому поводу?!

Андрей Ремезов - отвечающий за сбор разведданных, пояснил:

- Над городом постоянно барражирует порядка 300 наблюдательных и полицейских "Дронов", а в случае воздушной тревоги, уже через секунду - в небо будет поднято ещё с десятка три истребительных эскадрилий. Прибавьте сюда, ещё сотни четыре наземных зенитных установок и почти тысячу корабельных - для ясности картины.

- Да, весёлая картина - усмехнулся Мансуров.

- И что мы можем при таком раскладе предпринять... Съязвил он.

- Все наши "Дроны", посбивают уже в первые минуты!

Посмотрев на него, Томилин заметил:

- Вот и надо придумать что-то такое, чтобы не посбивали....

- Я же сказал, вся наша операция строится на том - чтобы отвлечь внимание на себя и позволить группе Самсонова успешно произвести диверсию в порту. Кроме авиационных, у нас имеются также и "Скунсы"* - наземные диверсионные роботы, которые можно незаметно вывести на интересующие нас цели. А также три партизанских отряда в прилегающих районах, общей численностью в 1 200 человек. Плюс агентурная сеть в самом городе.


Перечень терминов:

- Скунс - диверсионный "Дрон", похожий на паука. Способен установить от одного, до трёх минных зарядов в зависимости от мощности. Имеет на вооружении стрелковое оружие на 45 патронов, а при необходимости может активировать - путём самоуничтожения и стационарный заряд. Размер в диаметре - 30 см.

- Кибер-оператор - человек управляющий "Дронами".


- Ну да, от них будет много толку - хмыкнул Щепелев.

- Они мастаки, только машины на дорогах грабить...

- Не скажи, в отряде Тагирова много хороших бойцов и диверсантов - заметил Томилин.

- Кто нам помог, вытащить из рук Гестаповцев - Терёхину...

- От Тагировских толк будет - согласился с ним Филатов.

- А вот от бандитов Ипатова и Мельника - кроме геморая, вряд ли что выйдет. Я бы не стал вообще на них рассчитывать.

- А почему бы, не организовать захват этими отрядами какой-нибудь железнодорожной станции поблизости, толку может и не будет - зато шума предостаточно. К тому же там будет, чем для них поживится, в виде стимула - заметила Терёхина.

- Например, в виде женского пола. Гы..Гы..Гы - заржал ехидно Алябьев.

- Пошёл ты, Придурок - процедила Терёхина и запустила в него стаканом со стола.

- А ну кончай Цирк?! - Заметил Томилин и ударил рукой по столу.

- Нашли время!

- Значит так, На первом этапе - задействуем 48 "Скунсов", для уничтожения следующих целей. Он повернулся к карте.

- Дивизион реактивных установок для запуска "Дронов", это наша первоочередная цель. За выполнение отвечает Мансуров. Посмотрев на него, он добавил:

- В свою группу отберёшь шесть "Кибер операторов"*. Список у Ремезова.

- Понятно, командир... Руслан усмехнулся.

- Ты думаешь, этого будет достаточно, чтобы проникнуть внутрь части - где целая система охраны и вот так просто заминировать более двух десятков боевых машин?!

- А тебе что, этого кажется мало? - Удивлённо поинтересовался Томилин.

Подойдя к Ремезову, он ткнул пальцем в стоящий перед ним на столе "Ноутбук".

- Ты сам лично, целый месяц занимался отбором и подготовкой этих людей у Тагирова. Ты мне сказал, что отобрал самых лучших операторов, что они у тебя в игольное ушко протащат этих "Дронов" - а теперь что, хочешь сказать - что они не справятся?!

- Я не имел в виду, что не справятся, я имел в виду что мало - буркнул Мансуров.

- Достаточно! - Отрезал Томилин.

- У нас кроме твоей цели, достаточно и других - а "Дронов" маловато, к тому же - как ты и сам заметил, они вполне и самостоятельно могут справиться с этой задачей. Оператор нужен всего лишь для слаженной координации и коррекции действий, если что-то пойдёт не так... А вот если что-то пойдёт не так, товарищ старший лейтенант Мансуров - я тебя сам откорректирую, всё понятно?

- Всё! - Пробурчал Мансуров, и махнув рукой сел на своё место.

Позабыв тут же про него, Томилин уже перевёл свой взгляд на Филатова.

- Ну а для тебя Глеб, у меня особое задание.

- По случаю приезда столь значительных персон, как стало известно, местные так сказать царьки - готовят самый тёплый приём и не где-нибудь, а в самом шикарном и роскошном ресторане "Посейдон". Вот он и будет твоей первоочередной целью. Так как заведение на это время, возьмёт под свою охрану - целое подразделение СС, в количестве двух рот. В этой акции планируется задействовать 18 "Скунсов" и трёх операторов. Я думаю, этого вполне хватит, чтобы разнести этот зверинец на атомы.

В течение последующих трёх часов, план операции "Свет в окне", был разработан до мельчайших подробностей.

Глава 11. Операция "Свет в окне"

Штурмбанфюрер сс - Курт Фогель, был не в восторге от приезда целой свиты высокопоставленных чинов из Симферополя. В следствии чего, ему пришлось предпринять беспрецедентные меры по обеспечению безопасности торжественного банкета по этому случаю в "Посейдоне". Ресторан практически был забит, как килькой в банке - высшим офицерским составом гарнизона и местной городской элитой. Что вызывало у него немалое беспокойство. Лучшей возможности для проведения диверсии партизанами, даже трудно было себе представить. В случае успеха, те запросто могли прихлопнуть всех важных персон всего одним ударом. Посеять панику, и обезглавить все городские и военные службы. Во всяком случае, Могель на их месте так бы и поступил. От одной этой мысли, штурмбанфюреру стало дурно, и он выпил залпом ещё одну рюмку водки.

- "Чёрт бы побрал, всех этих идиотов, вместе с Хойзингером" - Подумал он, обливаясь холодным потом от висевшего на плечах страха.

- "В случае чего, именно меня оденут в шкуру главного козла отпущения"!

Он посмотрел по сторонам, большинство гостей уже порядочно набралось, а некоторые и вовсе были пьяны вдрызг и мало что соображали. что начинало создавать дополнительные проблемы по их эвакуации и умиротворению.

- "Хорошо хоть то, что я предвидел чем может закончится этот банкет для некоторых кретинов, и предпринял ряд мер" - Удовлетворённо заметил он себе, наблюдая как одного из городских чиновников под белые ручки выводят из зала два добрых молодца.

Посмотрев на часы, он отметил, что прошло уже два часа с начала торжества, и пока ничего подозрительного многочисленные патрули в городе не выявили.

- "Может всё-таки пронесёт"! - Возникла у него в голове, спасительная мысль.

В этот самый момент, когда он уже почти уверовал что никаких серьёзных эксцессов всего скорей уже не случится, зазвонил телефон. Вытащив мобильник из кармана, он посмотрел на дисплей. Звонил его заместитель по управлению, Алекс Менгель. В груди сразу похолодело от плохого предчувствия, скрепя сердце, он поднёс телефон к уху.

- Ну что ещё?! - Процедил он со злостью, пытаясь унять предательскую дрожь в голосе.

- Шеф! Только что стало известно о нападении партизан на железнодорожную станцию на окраине. Точнее она уже полностью в их руках и железнодорожное сообщение с Симферополем прервано. Сделав паузу Менгель, уже успокаивающе добавил:

- Я уже приказал отправить туда комендантский механизированный батальон сс, и два батальона "УПА". Думаю, они скоро вернут ситуацию под контроль!

- Молодец, Алекс! Но держи всё под контролем, и сразу доложи, как только с бандитами будет покончено. Ты меня понял!

- Так точно, господин штурмбанфюрер!

- Исполняй!

Проклиная всё и всех на свете, Могель - попросил мысленно помощи у Всевышнего, в борьбе с ненавистными партизанами. После чего налил себе ещё одну рюмку и перекрестившись чокнулся за славу Германского оружия с сидевшим напротив адъютантом Хойзингера.

- "Главное, чтобы информация о захвате станции не просочилась раньше - чем партизаны будут уничтожены"! - Подумал он, глядя на горланящих патриотические песни гостей.

- Что б Вас! - Буркнул он вслух.

- Что?! - Переспросил его, сидевший сбоку какой-то полковник из прибывшей свиты.

- Ничего! - Махнул рукой Могель.

Но тут, над городом пронёсся раздирающий уши сигнал воздушной тревоги. В зале, сначала воцарилась зловещая могильная тишина, затем кто-то в испуге крикнул:

- Русские бомбардировщики! - И в ресторане началась настоящая паника.

Кто-то бросился к выходу, кто-то растянулся на полу - закрывая голову руками, а кто-то просто очумело сидел с выпученными кверху глазами., словно их парализовало от страха.

Могель, вскочив со своего места ошарашенно озирался по сторонам, не понимая как подобное могло случится. Неожиданно его взгляд остановился на начальнике ПВО. Тот, стоял белый как мел и растерянно взирал на мобильную телефонную трубку в своей руке. Продравшись к нему, сквозь заполонившую помещение толпу людей, пробирающихся к выходу. Могель заорал тому прям в ухо:

- Отто! Что, чёрт возьми, происходит?!

Посмотрев сквозь него пустым взглядом, Радниц - нечленораздельно пробормотал:

- Массированная атака, Дронов!!!

Могель, некоторое время поражённый этим сообщением молчал, пытаясь осмыслить услышанное. После чего, удивлённо спросил:

- Каких к чёрту Дронов?! Откуда они взялись?!

Радниц, только пожал плечами, оставив вопрос без ответа.  Схватив его за лацканы мундира - Могель, рассвирепев крикнул:

- Почему не поднимаешь перехватчики - полковник?!

Тот, горько усмехнулся.

- А нечем поднимать, штурмбанфюрер! Большинство пусковых установок уничтожено диверсантами. Их просто фактически нет, так мне и сказали!

- Что?! Как уничтожены! - Опешив заорал Могель.

Начальник ПВО, уже враз отрезвевший и практически пришедший в себя, только развёл руками.

- Русские диверсанты, штурмбанфюрер! Штоцель, сказал, что они повсюду!!!

- "Всё"! - Подумал Могель.

- "Теперь, Хойзингер, мне точно голову оторвёт вместе с погонами. И плевать ему, что я только приступил к своим обязанностям. Надо же кому-то стать козлом отпущения"!

Не успел о нём вспомнить, как тот оказался тут, как тут. Глядя на обоих, как удав на кроликов - он, растягивая слова с негодованием процедил:

- Что, дьявол вас побери - всё это значит?!

Повернувшись к нему, Могель, набравшись смелости отрапортовал:

- Русские диверсанты, господин Группенфюрер. Я предупреждал, что после последних событий не стоит совать палку в муравейник!

Посмотрев на него, как на шкодившего кота, тот раздражённо процедил:

- Так, уничтожьте их Болваны! Сейчас же! Почему Вы до сих пор здесь?!

Отдав честь, Могель вместе с Радницем бросились к выходу.

В городе повсюду гремели взрывы, а небо было расчерчено трассирующими бусами пуль и снарядов зенитных установок. Огромные шлейфы густого дыма поднимались вверх от горящих задний, машин и складов, среди которых метались тени обезумевших людей. Штурмбанфюреру показалось что наступил конец света.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Несколькими минутами ранее, до этого.

Полицейский джип, свернул на боковую улицу и подпрыгивая на ухабах, разбитой, изъеденной ямами дороги, медленно двинулся вперёд. С в ведением комендантского часа, по случаю приезда высоких гостей, город казалось вымер.

Евгений Глушко - начальник патруля, с тоской в глазах смотрел на проплывающую мимо безлюдную улицу.

- Даже докопаться не до кого! - Мрачно заметил он сидевшим в машине.

- Во! Во! - Подтвердил, тяжко вздохнув, сидевший рядом водитель.

- Тоска глухая!

- Ничего, через два часа сменимся! - Обнадёживающее заметил Сенька. Он, в отличии от стальных, наблюдал за дорогой расположившись за пулемётной турелью, установленной на крыше машины. Что явно не добавляло и ему восторга от этой поездки.

Неожиданно, его блуждающий по окрестностям взгляд, остановился на человеке - бегущим наперерез автомобилю. Он, что-то всё время неразборчиво орал и вовсю махал обеими руками.

- Тормози, Толян! - Заорал истошно Сенька.

- К нам, какой-то кретин бежит!!!

Вздрогнув, машина резко остановилась, развернувшись поперёк дороги. Ствол пулемёта, повернулся и грозно уставился дулом на приближающегося человека. Полицейские, резво высыпали из автомобиля и взяв оружие на изготовку рассредоточились вдоль него.

- Стой, придурь, где стоишь! - Крикнул угрожающе, враз расторможенный Глушко.

- И держи руки поднятыми, а то счас пальну! - Добавил он грозно.

- Стою! Герр офицер. Стою!!! - Испуганно, произнёс дрожащим голосом Мужичок, высоко держа руки вверх.

Окинув взглядом нескладную, сгорбленную фигуру человека в сильно поношенной одежде, заросшего многодневной щетиной и со спутанной шевелюрой на голове. Которую, судя по всему, он забыл, когда расчёсывал последний раз. Глушко раздражённо спросил:

- Какого чёрта, ты здесь скачешь как заяц в комендантский час, остолоп?!

- Я, энто, до Вас! Герр офицер! - Видно было, что его, чуть ли не трясёт от страха, а может от чрезмерно выпитой горилки, как подумали полицаи.

- Там, энто! - Он повёл головой назад.

- Раненный! У нас в подсобке. С час назад нашли, не иначе как партизан!!!

Глушко, перевёл взгляд за спину доходяги и остановил его на находящимся там здании старой школы.

- С чего ты взял, болван - что это партизан?! - Поинтересовался он скептически. Партизан Глушко видел только в сводках новостей.

- Ну так, эдак, он шибко раненый, весь в крови и пистоль при нём был за поясом! - Заметил опасливо мужичок.

- Вы бы поторопились, господин офицер! А то там моя жинка с ним совсем одна, вдруг очнётся?!

- А ты то кто сам таков?! - Заметил подозрительно полицейский, выходя из-за машины.

- Так, энто, сторож!

- Сторож?! - Переспросил с ноткой удивления Глушко. Тот, по его мнению, больше походил на опустившегося алкаша и бомжа, которых в городе было немерено.

- Ну, да, сторож, господин офицер! Уже как, с десяток лет буде!

Почесав, широкопалой рукой, заросший щетиной подбородок - Глушко оглянулся на выглядывавших из-за джипа подчинённых.

- Значит так, Сенька - остаёшься здесь, будешь прикрывать нас ежели что. Остальные за мной.

Посмотрев на стоящего рядом мужичка, он сказал:

- Ну, веди к своему партизану!

Через секунду, все четверо полицейских уже шли вслед за семенившем впереди человеком. Глушко, уже не видел, как только они переступили чёрный проём в здании, на лбу Сеньки оставшегося у пулемёта, образовалась аккуратненькая, маленькая дырочка.  Неестественно дёрнувшись, тот сполз внутрь машины. Выстрел из снайперской винтовки прозвучал бесшумно.

Ещё через минуту, Глушко - уже безоружный, лежал на полу и с ужасом в глазах взирал на смотрящее ему в лицо дуло пистолета. Два других полицейских, лежали уже без признаков жизни поодаль. Третьего - водителя, ещё живого, как и он, оттащили в другую комнату.

- Слушай меня внимательно, орёл! - Произнёс человек, державший в руке пистолет.

Глеб, назидательно помахал перед ним оружием и добавил:

- Жить хочешь?!

- Полицай, ошарашенный данным поворотом событий, усиленно закивал головой.

- Тогда слушай! Если ты, будешь с нами сотрудничать, я - тебе, обещаю так и быть сохранить твою никчёмную жизнь. Если нет - значит ты, прямо сейчас отправишься вслед вон за теми упырями! - Глеб кивнул на лежащие на полу трупы.

- Ну как, что решил?!

Посмотрев обезумевшим взглядом, на тела своих подчинённых, Глушко - обречённо кивнул головой.

- Что Вы от меня хотите?!

Глеб рассмеялся.

- Ничего такого, что бы ты не смог сделать. Первое - какой у Вас на сегодня пароль?!

Посмотрев на него, полицейский хрипло произнёс:

- А какие гарантии, что Вы меня после этого не пристрелите?!

- Какие ещё гарантии?! Слово советского офицера и коммуниста, тебе что недостаточно?!

Наклонившись, почти вплотную, к перепуганному чуть ли не до смерти полицаю, он добавил:

- Скоро в город войдут наши войска, и только от тебя зависит - болван, что будет с тобой и с твоими близкими в этом случае. Поверь, скоро немцам будет не до вас, они сами будут рады унести отсюда ноги. А мы, замолвим перед своими за тебя словечко - что ты нам помогал!

- Ты же хочешь стать героем, а не предателем и сохранить свою жизнь, Правда!

Глушко, не выдержав испепеляющий взгляд Глеба, только и смог что согласно кивнуть.

- Ну вот и молодец! Я знал, что ты на самом деле - наш человек, просто у тебя не было до этого выбора и возможности найти нас. Ведь так!

- Полицай, обрадованно закивал головой.

- Ну вот! Так какой пароль?!

- Рассвет!

- А твой позывной в патруле?

- Чибис!

- Ну вот и молодчина! Считай, что ты только что спас жизнь себе и своей семье!

Достав планшет, Глеб вывел на нём изображение карты одного из городских секторов, с расположенном в центре рестораном "Посейдон". Поднеся планшет к лицу полицейского, он спросил:

- Знаешь, где расположены Блокпосты на подступах — вот к этому объекту?!

Посмотрев на карту, Глушко показал,

- Здесь и здесь! Последний, на выезде, охраняет пост военно-полевой жандармерии во главе с Обер-лейтенантом Эрихом Краузе.

- Он, знает тебя лично?!

Глушко кивнул головой.

- Несколько раз встречались на брифинге и патрулировании.

- Ну вот и хорошо! Поедешь с нами! - Взглянув на враз побледневшего полицая, Глеб усмехнулся.

- Докажешь заодно свою преданность Советской власти!

Через некоторое время полицейские вернулись к автомобилю, но в уже новом составе. Двое из них тащили большой, чёрный контейнер. Взревев двигателем, машина тронулась с места, сделала разворот и вернулась на главную транспортную магистраль. Спустя пятнадцать минут, она уже подъезжала к находившемуся в метрах в двухстах от "Посейдона" - Блокпосту военной жандармерии. Остановившись перед установленным на дороге шлагбаумом, из машины вылез бледный как смерть Глушко, в сопровождении Глеба и ещё одного человека. Глеб, был одет в форму капитана 1 ранга ВМФ Германии.

Немецкий Обер-лейтенант, наблюдавший за приближающимися людьми из припаркованного вдоль дороги БМП, нехотя вылез из неё и направился в сопровождении двух автоматчиков навстречу.

Подойдя к жандармам, Глеб вскинул руку в приветствии.

- Хайль Россель!

- Хайль! - Буркнул недовольно Обер. Посмотрев на подошедших, он остановил взгляд на Глушко.

- Что Вам будет угодно, господа?!

Чувствуя, как бисеринки пота начали медленно проявляться на его лице, Глушко, натужно улыбнулся.

- Привет Эрих! Вот встретил господ офицеров по дороге, у них машина сломалась, вот они и попросили их подвезти сюда!

Переведя взгляд на двух офицеров ВМФ, Обер нахмурился.

- Ваши документы господа!

Глеб, протянул удостоверение и представился:

- Капитан 1 ранга, Гарднер. Только что прибыл с особым пакетом для командующего Черноморским флотом адмирала Лейбница, из Ставки Главного Командования в Берлине. Наклонившись к Краузе, он доверительно заметил:

- Личное распоряжение самого Фюрера. Необходимо срочно передать в руки лично адмиралу. Вот так-то Обер-лейтенант! Видимо, мы на пороге крупных событий. Он, показал глазами на небольшой чемоданчик, прикованный наручниками с цепочкой к своей руке.

Обер растерянно оглянулся.

- Но я не уполномочен, принимать решения на этот счёт?! Мне необходимо позвонить в Комендатуру!

Глеб взглянул на часы и покачал головой.

- Эрих, я и так потерял много времени чтобы отыскать Вашего адмирала! В штабе флота, вообще о его местонахождении все до последнего молчали как рыбы. Это, чёрт знает, что такое! Поверьте - не в наших интересах затягивать с передачей столь важного пакета. Нам всем, в случае чего - первым снимут погоны и поотрывают головы, если мы не уложимся в срок. Не позже, чем через пять минут он должен быть в руках адмирала. Поэтому, просто сопроводите нас к адмиралу!

Некоторое время, Краузе, задумчиво вертел рацию в руке, видимо решая - звонить ему начальнику комендатуры или не звонить, потом махнул рукой.

- Ладно, езжайте прямо к "Посейдону" - он там!

В этот момент прозвучали первые взрывы, а над городом разнёсся противный вой воздушной тревоги.

- "Успели"! - Облегчённо подумал Глеб, и тут же истошно завопил:

- Воздух!

Облапив опешившего от неожиданности немца, он грохнулся с ним на землю. Из Бронемашины, как очумелые осы, посыпались солдаты. Рассредоточившись вдоль БМП, они крутили во все стороны головой в поисках вражеской авиации. Через секунду, к ним присоединились подбежавшие полицейские из Джипа. Ещё через мгновение, раздались несколько беззвучных хлопков из пистолетов с глушителями и немецкий Блокпост был полностью обезврежен.

Краем зрения, Глеб, отметил, образовавшуюся суматоху у входа в ресторан. Люди в ужасе выбегали из него и бросались к своим автомобилям. До того, что происходило у Блокпоста - им явно не было никакого дела, а всего скорей просто ничего не заметили из-за творившейся там паники.

- Руслан! - Заорал он Мансурову.

- Пора!

Полицейский джип, в то же время тронулся с места и развернувшись перегородил дорогу. Крышка контейнера внутри него откинулась. В тот же момент, с десяток диверсионных Дронов, один за другим, расползлись вдоль дороги ожидая своего часа. Замерев на своих местах, они стали походить не более чем на обыкновенные камни и булыжники, которых вдоль дороги было предостаточно.

Посмотрев, на лежавшего рядом с обезумевшим видом Глушко. Он крикнул ему:

- Что лежишь раззява! Давай, тащим немца в машину!

Подхватив под руки, обмякшее, безжизненное тело Краузе, они затащили его в открытую заднею дверь БМП. Туда же, один за другим перекочевали и остальные тела солдат. Через секунду, Глеб натягивал уже на себя форму Обер-лейтенанта. Одна за другой, машины у ресторана сорвались с места и неслись к Блокпосту. Через несколько минут, у перегородившего дорогу джипа образовалась огромная пробка из двух десятков автомобилей. Выскочившее из них, полупьяные и перепуганные пассажиры вовсю вопили и костерили перегородивших им дорогу солдат.

Глеб, одетый уже в форму, пытался их успокоить, высунувшись из люка на крыши бронемашины.

- Сейчас! Сейчас! Соблюдайте спокойствие, сейчас оттащим, мотор заглох!

Наконец, через некоторое время, взревев двигателем - джип всё же убрался с дороги. Одна за другой, Мерседесы, БМВ, и Опели в панике понеслись прочь. Никто из сидевших в них, даже и предположить не мог, что под днищем каждой уносящийся прочь машины, уже прочно пристроилась миниатюрная магнитная мина, установленная Дронами. Взрывное устройство, было запрограммированно на активацию в момент, когда автомобиль прекращал своё движение и останавливался.

Поэтому, когда штурмбанфюрер Могель, с Хойзингером и другими оставшимися в ресторане покинули его и выскочили на улицу. Они не придали значения нескольким разрозненным взрывам, прозвучавшим в разных частях города. Взрывы и ураганная стрельба в данный момент, гремела повсюду. Атака воздушных Дронов была в самом разгаре, а очухавшиеся к этому моменту от неожиданности солдаты гарнизона, вели по ним огонь из всего что только оказалось у них под рукой.

В этом хаосе, Могель посоветовал Хойзингеру ехать в порт, как самое защищённое место от воздушной атаки в городе. В чём, адмирал Лейбниц его поддержал. Через три минуты. кавалькада из оставшихся автомобилей и трёх джипов сопровождения отъехала от ресторана. Впереди, следовали два джипа с охраной, за ними Мерседес с адмиралом и его свитой, затем машина с Хойзингером, и последним замыкала строй БМВ Могеля, с оставшимся джипом в хвосте.

Когда "Гренадёр" стоявший на Блокпосту, неожиданно развернул свою орудийную башню вслед уже проскочившей его наполовину колонны, Могель даже не сразу поверил своим глазам. Но тут, из орудийного ствола БМП вырвался сноп пламени, и следовавший впереди бронированный джип с охраной моментально взлетел на воздух. Как, впрочем, и вся дальнейшая его карьера, как успел подумать Могель. Идущая вслед вторая машина, не успев среагировать, врезалась прямо в центр пылающего остова своего собрата. Правда водитель лимузина Лейбница уже успел нажать по тормозам и выкрутить руль в сторону, в результате Мерседес развернуло поперёк дороги, и он полностью заблокировал её. На этом, его везение кончилось. Прозвучал ещё один выстрел, и автомобиль адмирала разорвало пополам, из полыхающей груды железа так никто и не смог выбраться. Дальше началась настоящая преисподняя.

Орудийная башня БМП, снова развернулась, грянул выстрел и замыкающий колонну джип превратился в горящий факел. Моментально предугадав, что сейчас последует, Могель, недолго думая открыл дверь и вывалился из автомобиля на дорогу. Перекатившись кубарем, он поднялся на ноги и петляя как заяц бросился назад к ресторану. Моля Бога, чтобы его миновала сия участь. Никогда в своей жизни он так не бегал, может это его и спасло. Залетев в вестибюль ресторана, он пронёсся через него, влетел в зал, сбил с ног кого-то из оставшегося персонала, промчался до его конца и облегчённо приземлился около торцовой стены. Через некоторое время он подполз к окну и с опаской выглянул на улицу.

Над дорогой, поднимались в всполохах огня семь шлейфов густого дыма. Всё, что осталось от попавшей в засаду колонны.  Машин, с захватившими Блокпост диверсантами и след простыл. Видимо скрылись в ближайшем переулке.

- "Ищи теперь ветра в поле"?! - Обречённо подумал Могель. Он, ещё не знал - что главная цель диверсантов, стояла на рейде в порту и название у неё было "Тирпиц".  А всё остальное, было лишь для того чтобы посеять в городе панику и отвлечь внимание.



Оглавление

  • Глава 1. Преддверие
  • Глава 2. Другой мир - пробуждение
  • Глава 3. В осином гнезде
  • Глава 4. Провокация
  • Глава 5. Диверсанты
  • Глава 6. Гаппе
  • Глава 7. В Западне.
  • Глава 8. Освобождение
  • Глава 9. Горгона
  • Глава 10. Накануне
  • Глава 11. Операция "Свет в окне"