КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435644 томов
Объем библиотеки - 602 Гб.
Всего авторов - 205664
Пользователей - 97446

Впечатления

Zlato про Нордквист: Петсон в Походе (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Перелох в огороде (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Рождество в домике Петсона (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Петсон грустит (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Охота на лис (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Именинный пирог (Сказка)

Благодарю! А возможно всё в одной книге?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
greysed про Базилио: Следак (Альтернативная история)

зашло на ура

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Чтоб тебя, Джек Фрост! (СИ) (fb2)

- Чтоб тебя, Джек Фрост! (СИ) 434 Кб, 66с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Sonata D.)

Настройки текста:



========== 0. Встреча в кафе ==========

Всё началось в тот самый день, когда Рапунцель умудрилась вытащить её после уроков в кафе, чтобы съесть мороженого и просто поболтать о чём-то своём, девчачьем. Именно тогда Мерида Данброх пребывала не в самом лучшем расположении духа, колеблющемся от апатично-вялого до агрессивно-раздражительного. Не то чтобы Мерида не любила мороженое — как раз наоборот, да и в милой кафешке «У Браунов» оно всегда было просто восхитительным. И не то чтобы Рапунцель была плохим другом — она дружила с ней ещё с начальной школы, никогда не предавала и всегда была готова прийти на выручку, когда бы она ни просила. Да и погода на улице была просто великолепной — стоял жаркий май, на небе не было ни облачка, и все жители их американского городка уже успели облачиться в лёгкую летнюю одежду. Нет, Мерида приуныла вовсе не из-за этого.

Слушая непрерывную болтовню подруги, девушка вяло ковыряла ложкой свое мороженое в блюдечке — фисташковое с орехами — и размышляла о том, что, похоже, на всё лето она останется одна. Ибо, в отличие от друзей, совсем не придумала себе какое-либо предназначение, что заняло бы её во время каникул. Иккинг вместе со своей подругой Астрид устроился волонтёром в приют для животных в соседнем большом городе — полчаса езды. Рапунцель напросилась в декораторы местного театра — ведь у неё явно талант к живописи. Даже Туоф — её соседка и подруга детства, сейчас студентка медицинского института — даже она пошла в ассистенты в стоматологическую клинику. И только одна Мерида Данброх совершенно не знала, чем себя занять, и от безысходности записалась в носильщики почты, чтобы хоть немного заработать денег себе на колледж. Не сказать, что её семья не могла позволить себе оплатить полностью обучение. Просто Мериде по-настоящему хотелось стать самостоятельной, независимой от родительской опеки, учитывая то, что через год вынуждена будет покинуть родительский дом.

А, да, ещё один нюанс. Уже у всех них, кроме Мериды, проявилась метка соулмейта — написанные почерком избранника их же имена. И все они уже отыскали свою любовь — Иккинг всегда возился с Астрид, Рапунцель ещё класса с девятого сохла по старшекласснику Юджину Фитцерберту (и каково же было её удивление, когда месяца три назад его имя проявилось у неё на запястье после того, как он пригласил её прогуляться. А потом всё закрутилось, завертелось, и сейчас они — неразлучная парочка). Туффианна тоже вернулась с университета под руку с высоченным (в сравнении с миниатюрной Туоф) Альбертом с наколками на руках — к шоку её родителей-дантистов. А вот тыльную сторону запястья юной Данброх всё ещё не украшала надпись, делая ожидание мучительным. Об этом никто не знал — только Рапунцель, да и повязка надёжно всё скрывала.

— Эй, Рида, ты меня вообще слушаешь? — спросила у неё подруга.

— Что? — встрепенулась та. — А, да…

— А как же, — хмыкнула Рапунцель и, поправив упавшую на глаза длинную прядь светлых волос, задала вопрос: — Ты опять начинаешь грустить?

— Нет, — соврала Данброх. — Просто задумалась… ну, знаешь, о домашнем задании. Его так много задали сегодня, ух!

Рапунцель Краун одарила её скептическим взглядом, но всё же не стала развивать эту тему. Оправив лиловый сарафан, сидевший на её тонкой девичьей фигурке как влитой, она перевела разговор в другое русло:

— Ты не против сегодня зайти со мной в художественный магазин? У меня как раз закончились все жёлтые краски, а мне ещё потолок гостиной красить…

В доме девушки уже нельзя было найти места, которое она бы не расписала: увлечённая процессом, Краун могла часами стоять на стремянке, нанося один за другим слои краски на стены, потолки, мебель… Родители девушки не возражали против её увлечения, а наоборот, поощряли его. В отличие от матери и отца Мериды — те держали ту и её трех братьев в строгих рамках, хоть и любили своих отпрысков не меньше.

— Конечно, Рапс, — ответила Данброх, одарив подругу старым смешным прозвищем, которым она нарекла её ещё с начальной школы, и зачерпнула побольше мороженого.

За спиной звякнул дверной колокольчик, оповещая о приходе новых посетителей, и Рапунцель, посмотрев на них, тихо охнула, быстро взглянула на Мериду и тут же отвела взгляд.

— Что там? — с набитым ртом озадаченно спросила она, вопросительно вскинув бровь.

— Ох, ничего, — поспешно проговорила Краун — но, конечно, солгала, — ты лучше не смотри!

Но было уже поздно — любопытство одолело юную Данброх, и та обернулась, чтобы поглядеть на вошедших. И едва не поперхнулась мороженым, которое медленно таяло во рту.

Там стоял Фрост. Джек Фрост. Или же Джек, мать его, Фрост.

Тряхнув густыми рыжими кудрями, Мерида резко отвернулась и звякнула ложечкой о блюдце. Да что ж за день сегодня такой!

О, с этим юношей её связывало многое. Когда-то, давным-давно, он, Мерида и Туоф были неразлучной компанией. Но Фрост с семьей переехал в менее престижный район их города и разорвал все контакты с ними, хотя девчонки не один раз пытались выйти на связь. А когда Мер однажды встретила его на улице и попыталась заговорить с ним, тот нагрубил ей и сказал, чтобы она даже не подходила к нему. Мерида не умела прощать, и детские обиды всё ещё острыми жалами впивались в её сердце, стоило ей только вспомнить самого Фроста.

И ладно бы он пришёл один! Так нет, рядом с парнем стояла самая настоящая красотка — стройная платиновая блондинка на высоких шпильках, одетая изящно и со вкусом. «Наверняка его девушка!» — пронеслось в голове юной Данброх. Сама же она, напротив, не любила одеваться стильно и предпочитала удобную одежду. Но эта дама! О, она заставила самооценку Риды пасть ниже плинтуса, отбив на ней клеймо замарашки и неряхи.

Повинуясь какому-то инстинктивному порыву, девушка вновь обернулась. И неожиданно встретилась с глазами-льдинами Фроста, который, кажется, тоже её заметил. Нахмурившись, она отвернулась, вновь пытаясь доесть свою порцию, но аппетит окончательно пропал. А потом девушка уговорила подругу покинуть кафе, и та отнеслась к ней с пониманием, несмотря на то, что ещё не доела свою порцию.

Возвращаясь вечером домой одна, юная Данброх всё ещё обмусоливала сложившуюся ситуацию в голове. «Какого хрена он опять появился в моей жизни? — спросила она себя и пнула первый попавшийся на дороге камушек. — Ведь я уже полностью забыла его предательство». Ну, радовало лишь то, что эта встреча была мимолётной, и вскоре девушка забудет об этом. Или нет.

Придя домой, Мерида первым делом направилась в ванную, оставив рюкзак валяться рядом с обувью. По дороге выслушала нотации матери по поводу того, что она не сообщила, что идёт гулять после учёбы; едва успела отскочить в сторону несущихся к гаражу тройняшек — видимо, им в голову пришла новая шалость; спросила у отца за телевизором, какой сейчас счёт в футбольном матче, и, получив ответ, сокрушённо цокнула языком — их команда проигрывала. Зашла в свою комнату, захватила пижаму. Вошла в ванную и оставила воду набираться. Привычным жестом стянула резинку с волос, окончательно высвободив густые рыжие кудри. На пол полетела одежда, различные браслеты и кулоны в инди-стиле, которые девушка любила носить в избытке, заняли свое место на полке под зеркалом. Наконец, настал черёд повязки на левом запястье. Лёгким движением она развязала простой узел на платке, и не задумываясь, посмотрела на запястье, которое тот скрывал от посторонних глаз.

Её тут же пронял озноб, пройдясь толпой мурашек по всему позвоночнику.

То, чего она так ждала, наконец-то свершилось. На её руке было выведено уже знакомое имя.

========== 1. Проделки судьбы ==========

— Я просто не могу поверить в это! Ну почему, почему именно оннн! — заныла Мерида, прижимая телефонную трубку к уху. По ту сторону линии находилась Рапунцель, которая как раз пыталась успокоить подругу, но это ей никак не удавалось.

Хотя, по сравнению с тем, какой юная Данброх была ещё полчаса назад…

Увидев на своём запястье имя соулмейта, та сначала не смогла поверить увиденному — ибо с чего это там быть выгравированным Фросту? Она прикоснулась к надписи, и от её касания та окрасилась в ярко-апельсиновый цвет — но лишь на миг. И стираться от нажима пальцем и напора воды, трения мочалкой и всеми попавшимися под руку средствами для ухода за телом явно не собиралась. Похоже, это подлинная метка, а не чья-то злобная шутка. Убедившись в этом, Мерида испытала по всем канонам первую стадию принятия неизбежного: отрицание. «Нет-нет-нет-нет!» — забормотала она, чувствуя, как предательски дрожит нижняя губа, и всё вчитывалась и вчитывалась в имя того, кто, считай, предал её ещё много лет назад.

Все, начиная от знакомых, родителей и даже учебников описывали момент проявления имени родственной души на запястье как нечто романтичное и трепетное, то, что всегда должно сопровождаться радостными вздохами и нежным биением сердца. Ведь это же человек, предназначенный тебе самой судьбой — и он подходит тебе как никто другой. Стоило только вспомнить… да практически всех, кого знала Мерида. Но… Фрост? Фрост?! Да каким макаром он вообще может быть её соулмейтом? Она же его и часа не выдержит! Тем более после того, что он учудил.

С ужасом Мерида подумала, что судьба, похоже, дала осечку — и выбрала ей в родственные души не того человека. Ведь такие случаи изредка да случались. И их жертвы в основном проживали полную тихого пепельно-серого одиночества жизнь или же находили таких же обделённых, как они… И ведь сегодня девушка видела Фроста с какой-то шикарной блондинкой — явно его парой. «А вдруг она — его соулмейт?» — с ужасом подумала юная Данброх и вздрогнула — по позвоночнику прошлась толпа мурашек от осознания того, что её жизненный путь, похоже, складывается не самым лучшим образом.

Так что она, можно сказать, оказалась между Сциллой и Харибдой: быть с ненавистным Фростом в качестве соулмейта или же навечно (ох уж этот подростковый максимализм) остаться без пары. Что то, что то — безысходная ситуация.

Мерида сползла на пол и, прикусив нижнюю губу, чтобы не разреветься, попыталась было обрисовать картину в более ярких красках, но все позитивные мысли выветрились из головы. А потом она внезапно поняла, что, не встреться ей сегодня Фрост, ничего бы этого не было, да? «Чтоб его!» — мысленно выругалась девушка, сжав ладони. Почему ему так захотелось оказаться сегодня в совершенно другой части города, где они смогли бы пересечься?

Уже никак не сдерживаясь, юная Данброх дала волю слезам, стараясь плакать как можно тише, чтобы никто из домашних её не услышал, но и это ей не удалось. Захлёбываясь рыданиями, девушка всё рисовала и рисовала в голове «перспективную» картину будущего и от этого ей становилось всё горестнее и горестнее…

Наконец кое-как успокоившись спустя полчаса, Мерида поднялась на затёкших ногах и нетвёрдой походкой подошла к раковине. Умылась холодной водой из крана и уставилась на своё отражение в зеркале. Но куда же пропала та задорная девушка напротив, которой море было по колено? Вместо неё на Мериду смотрело нечто, отдалённо похожее на неё, но в сто раз страшнее: зарёванное существо, всё в пятнах по лицу, с подпухшими веками и покрасневшим носом. Н-да, это явно не она, а кто-то совершенно незнакомый. Шумно выдохнув, Мерида сжала ладони в кулаки и приказала незнакомке в отражении, что они будут жить так, как раньше, и это дурацкое имя соулмейта на запястье ничего не значит. Затем же девушка подхватила одежду с пола и на цыпочках пробралась в свою комнату: все обитатели дома уже спали.

А находясь уже там решила сделать звонок Рапунцель, чтобы выплеснуть все эмоции и найти так необходимую в этот момент поддержку…

***

— Ох, милая, мне правда так жаль, — в который раз в сердцах проговорила Рапунцель, — давай я всё-таки приеду к тебе? Мне не сложно.

— Не стоит, — вздохнула Мерида, устало прикрыв глаза, — тем более, вся моя родня уже видит седьмой сон… Можем их разбудить. Да и даже у нас в городе ночью небезопасно…

Юная Данброх лежала на кровати в своей «чердачной», как она её называла, комнате (очевидно, из-за того, что та находилась на чердаке и одна из стен этого помещения была наклонной), полностью обессиленная и выжатая, как лимон. Её обиталище можно было бы даже назвать уютным: из-за покрашенных нежно-перламутровой краской стен, подбитых панелями орехового цвета, подвешенных по всей комнате гирлянд-огоньков, что дарили приятный мягкий свет, развешенных постеров (а под потолком даже находился развернутый американский флаг), ковра с длинным ворсом в тон комнате, кучи подушек на широкой кровати… если бы не повсеместный бардак, выдававший в обитательнице этой комнаты весьма нетерпеливую особу, которой постоянно было некогда здесь убираться. Неподалёку от письменного стола, заваленного учебниками и тетрадками, которым следовало бы находиться на полке над ним, сиротливо стояла бас-гитара, вся в стикерах, напоминающих о концертах, на которых побывала девушка, и всё дожидалась, когда её хозяйка вновь обратит на неё внимание. А над комодом со стереосистемой на нём был подвешен лук со стоявшим рядом колчаном: главная страсть Мериды, без которой она попросту не могла жить, и даже ездила на юношеские соревнования, представляя свой город. Пожалуй, больше стрельбы из лука девушка любила разве что верховую езду, занятия с которой посещала с частой регулярностью. Именно во время таких занятий она чувствовала себя по-настоящему свободной, отречённой от всего мира, вольной птицей, ничем не отягощенной…

Наверное, стоит ещё добавить, что у кровати девушки высилась небольшая полка с подростковыми книжками, которые юная Данброх иногда почитывала перед сном, если не вырубалась сразу после изнурительных тренировок. Не сказать, что другая литература была для Мериды трудной для восприятия, скорее уж, она не находила достаточно времени во время учёбы, чтобы нормально проникаться ними. А вот в главной героине «Голодных игр», «Дивергента» и «Стеклянного трона» девушка явно узнавала себя. За это ей и были по душам эти книги.

— Попытайся не думать об этом сейчас, Рида, — посоветовала ей по ту сторону связи Рапунцель, вытаскивая Мериду из плена мыслей. — Ну и… Хотя нет, забудь, глупая идея.

— Что? — сразу оживилась та, приподнявшись на локтях.

— Ну, я тут было подумала… — немного стеснённо начала Краун. — Раз уж Фрост — твой соулмейт… Почему бы вам просто не встретиться и не объясниться по душам?

— Ещё чего! — воскликнула Мерида даже громче положенного и опасливо покосилась на дверь: не ворвется ли сюда мать в халате и со страшной маской-скрабом на лице, чтобы отругать дочку за то, что она нарушает ей покой. — Видеть его в глаза не хочу!

— Я просто предложила, родная, не злись, — покладисто проговорила Рапунцель, ничуть не удивлённая реакцией той.

Вздохнув, Мерида ещё немного посетовала на свою судьбу, а потом попрощалась с подругой, сердечно поблагодарив её за поддержку: всё же, час был поздним и уже давно пришла пора ложиться спать.

***

Месяц спустя Мерида, уже не обременённая учёбой — начались каникулы, а вместе с ними — долгожданная свобода, крутила колёса своего спортивного велосипеда в сторону почтамта, панически осознавая, что она безбожно опаздывает в свой первый же день работы. Подъехав к уже знакомому трёхэтажному зданию, она весьма неудачно припарковалась и, стягивая шлём на ходу и расправляя свои кудри, поспешила, чтобы получить первое поручение.

— А, наконец-то вы соизволили прибыть, мисс Данброх, — строго проговорил мистер Вэст, осмотрев растрёпанную девушку критическим взглядом. Он был назначен её управляющим, ведь контролировал всех детей-газетчиков, решивших подзаработать. Был он человеком старой закалки, от того и чрезмерно строгим даже к своим юным подопечным.

Она пыталась было оправдаться, но тот остановил её жестом руки: навряд ли для него было интересно выслушивать взволнованный лепет подростка.

— Мы со вторым газетчиком ждали вас, чтобы я смог провести инструктаж вам обоим одновременно, — проговорил мистер Вэст, пока они шли по длинному зданию почты к помещениям, где и сортировалась вся пресса перед своей отправкой в дома читателей.

Он сказал «вторым газетчиком»? После этих слов девушка заметно оживилась, ведь не ожидала, что у неё будет напарник. Да и вдвоём катать по всему городу велосипеды, нагруженные газетами, будет куда веселее.

Мистер Вэст толкнул нужную дверь, ведущую к складским помещениям, и все иллюзии юной Данброх лопнули, как мыльный пузырь, стоило ей только буквально напороться взглядом на Фроста, в глазах которого читалось абсолютное, чистое недоумение, отражая то же, что и у самой Мериды.

========== 2. Коллеги ==========

— Итак, мисс Данброх, — проговорил мистер Вэст, не заметив, как те двое обменялись колкими взглядами. — Это — ваш напарник, Джек Фрост…

— Мы знакомы, — перебив его, сквозь зубы процедила Мерида, чувствуя, как внутри неё закипает злость. Чёртова судьба, решившая во что бы то ни стало свести её с этим упырём! — думалось ей.

Их руководитель недовольно поджал губы на такую дерзость, но ничего не ответил. Всё же, он работал со своенравными подростками уже не первый год. Затем проговорил:

— Очень хорошо. Тогда пройдите за мной для получения инструкций и ознакомления с этим местом.

Битый час мистер Вэст вещал своим заунывным голосом об их порядках и правилах, казалось бы, такого простого занятия — разноса газет, вгоняя Мериду в тоску. Девушка едва сдерживалась, чтобы не зевать вовсю, но всё же делала это втихаря, прикрыв рот ладошкой, пока старший её не видел. Украдкой бросив совсем мимолётный взгляд на Фроста, юная Данброх отметила, что тот выглядит не лучше и так же скучает, пропуская лекции мимо ушей. Да, в детстве они были ещё теми гиперактивными ребятами и, похоже, оба почти что не изменились за несколько лет.

— К разноске вечерней прессы вы приступите в четыре часа. А пока пройдите за мной в комнату отдыха, — вывело их из сонливо состояния заявление мистера Вэста. — И, к слову, завтра прошу вас явиться на работу в семь утра.

От последнего заявления Мериде оставалось только вздохнуть с досадой. Да, похоже, с долгим летним сном до обеда можно попрощаться. Впрочем, Фроста это тоже не воодушевило.

В весьма уютной комнате отдыха не было ни одного из сотрудников: похоже, все были слишком заняты работой. Мерида невольно поёжилась — перспектива остаться с Фростом наедине никак не радовала. Но ничего не поделаешь, и девушка, как только за их руководителем закрылась дверь, присела на диван у дальней стены и от нечего делать начала шариться в своем телефоне. Инстаграм вдруг показался ей необычайно интересной социальной сетью. Впрочем, тут всё таким покажется — лишь бы не пересекаться взглядом с Фростом, присевшим на другую сторону софы.

А когда вынырнула из просторов необъятной сети, заметив рядом какое-то движение, обнаружила рядом… яблоко, лежавшее между ними. О, на вид оно было невероятно вкусным: густо-красным, большим, блестящим своей спелостью. Желудок юной Данброх тут же напомнил своей хозяйке, что она не захватила с собой ланч, а время обеда уже прошло… Спустя несколько секунд яблоко подвинули ближе. И когда Мерида, бросив откровенно недоумевающий взгляд на него, уже хотела было что-то сказать, Фрост отправил фрукт щелбаном котиться прямо к ней. Стукнувшись о её бедро, яблоко замерло и словно бы начало ожидать, когда девушка возьмёт его себе.

— Издеваешься? — проговорила та, не смотря на парня, и всё же приняла фрукт в руки. Чёрт возьми, спустя столько лет он всё ещё помнил, какую страсть девушка питает к этим сочным плодам! Это показалось ей явно странным.

— Это просто угощение, Мерида, — проговорил Фрост, впившись зубами в такой же фрукт. — Как оно может издеваться над тобой?

На это она лишь фыркнула и, отвернувшись, нервно дёрнула ногой.

— Есть какая-то особая причина, по которой ты так меня презираешь? — вдруг раздалось рядом, обескуражив её.

Резко развернувшись, Мерида пронзительно посмотрела в глаза парня:

— Даже и не знаю. Не ты ли лет семь назад послал меня ко всем чертям, заявив, что наша некогда крепкая дружба теперь ничего не значит? Пустяк, легко забывается, не так ли?

— Боги, Мерида, ты всё ещё сердишься из-за этого? — вопросительно взглянул на неё Джек. — Мы же были детьми. Я был ребёнком, ещё не совсем понимающим… во всех этих вещах. Я думал, что ты уже выкинула из головы это, раз не искала никаких контактов со мной после.

— Ох, ну конечно, для тебя всё такое легкомысленное, — гневно раздула ноздри Данброх и поднялась со своего места. — Подумаешь, ты ж ведь не сделал ничего!

Она обиженно прошлась к автомату с едой, оставив яблоко на месте. «Тоже мне, оправдываться вздумал! И для чего? — подумалось ей, пока она заказывала батончик мюсли, украдкой бросив взгляд на Фроста, что, повернувшись в профиль, созерцал пейзаж за окном. — Уж я-то это из головы точно не выкину».

***

Но хочешь не хочешь, день за днём Мериде всё же предстояло контактировать с ненавистным Фростом. Обсуждать маршруты поездок, с какой улицы лучше начинать и многое, многое другое. Под конец рабочей недели юная Данброх, крутя педали по улицам города с нагруженной газетами сумкой за плечом, начала подумывать, что, возможно, Рапунцель была и права. Всё же этот блондин, ехавший на параллельной стороне улицы, был её соулмейтом. Возможно, всё-таки стоит пойти на какой-то контакт с ним, а не тупо дуться из-за многолетней обиды. Ещё год назад она бы ни за что не приняла эту идею, но сейчас, в шестнадцатилетнем возрасте… «Неужели я начала взрослеть?..» — подумала девушка, заметив за собой эту перемену.

Что удивительно, Фрост не пытался вести себя с ней враждебно, разве что шутливо переругивался с Меридой или же стебал её вечно хмурый вид, что тоже посеяло семена сомнения в душе девушки. Он не желает ей зла, всё так же, как и раньше, продолжает хорошо относиться к ней и, похоже, искренне раскаивается в совершённом проступке. Да и не простить его ну невозможно, когда он под боком, таким он был дамским угодником и пронырой.

И пока она думала, что, может, следует пригласить Фроста куда-нибудь пообедать завтра, в воскресенье, они уже подъехали к почтамту. Пришло время сдавать формы и уезжать восвояси. Быстро во всем этим справившись, Мерида неспешно потопала к стоянке для велосипедов. Неожиданно у неё возникла задержка: треклятый замок за зиму успел проржаветь, и его начало клинить, но заменить его девушка попросту не успевала (или забывала, будем честны). Рядом возник Фрост и, даже лениво отцепив своего железного коня, начал наблюдать за мучениями Мериды, которая, покраснев от злости, всё никак не могла справиться со своим замком. Перспектива оставить тут велосипед и идти через весь город пешком не радовала. Никак не улучшал ситуацию и нагло улыбающийся Фрост под боком.

— Давай уже помогу, — проговорил он, глядя, что у девушки ничего не получается.

Та, вздохнув, сдалась, и стала наблюдать за склонившимся над её велосипедом Джеком.

— Немного мужской силы, немного хитрости, — проговорил он, усиленно проворачивая ключ, — и вуаля!

Замок с победным щелчком сдался под натиском (или обаянием) Фроста.

— Прошу, миледи, — Джек шутливо указал обеими руками на её велосипед и отошёл на шаг назад.

— Спасибо, милорд, — фыркнула она, но вопреки сказанному даже улыбнулась.

Схватившись за руль, Мерида покатила свой транспорт в сторону велосипедной дорожки, как вдруг услышала сказанные в спину слова и обернулась на них:

— Так что, Мерида, не поделишься своим профилем в Инстаграме?

— Мечтай, Фрост, — усмехнулась она.

Но глядя на юношу, облокотившегося на свой велосипед и смотревшего на неё с ожиданием и хитрющей улыбкой на губах всё же ответила:

— Ладно, только перестать пялить на меня свои иллюминаторы, — вздохнула она. И подойдя к нему, спросила: — Блокнот и ручка с собой есть?

— Uno momento, миледи, — ответил он и принялся рыться во всех карманах своей сумки через плечо.

Получив в руки блокнот с трансформерами (Мерида усмехнулась при виде его) и карандаш, девушка не самым опрятным почерком вывела свой никнейм: arrowrida.

— Оригинальненько, — хмыкнул Фрост.

— Если ссылка на мой профиль разлетится по всей сети… пеняй на себя Фрост, — проговорила Мерида, разворачиваясь назад.

— А что, хорошая идея, — усмехнулся на эти слова парень, но к его счастью девушка уже этого не слушала, ведь крутила педали к своему дому.

***

Вечером смартфон Мериды просто разрывался от кучи полученных оповещений. Наконец не выдержав слушать противный звук, с которым они приходили, юная Данброх достала телефон и открыла нужную социальную сеть, от которой и приходили уведомления, чтобы посмотреть, кто это такой настойчивый.

jack_frost подписался на ваши обновления.

jack_frost понравилась ваша публикация (8 мин. назад).

jack_frost понравилась ваша публикация (7 мин. назад).

jack_frost понравилась ваша публикация (6 мин. назад).

jack_frost понравилась ваша публикация (5 мин. назад)…

jack_frost: Вот я и просталкерил всю вашу страницу, мисс Данброх, му-ха-ха.

arrowrida: вижу, ты не особо запаривался с выбором никнейма.

jack_frost: …

jack_frost: Я хотел добавить туда снежинки, как рамку.

jack_frost: Но потом подумал, что это как-то, ну знаешь, НЕ АЙС.

arrowrida: я смотрю, что ты просто мастер каламбуров.

jack_frost: А ты когда-то в этом сомневалась?

arrowrida: никогда, Фрост, никогда…

jack_frost: Так вот, принцесса, как насчёт того, чтобы выйти завтра куда-нибудь? Вспомнить былое, так сказать.

arrowrida: принцесса? кем ты себя возомнил, Фрост?!

jack_frost: Бедным-несчастным подданным?..

arrowrida: …

arrowrida: ты неисправим.

jack_frost: Так что? Ты, кхе-кхе, увильнула от моего вопроса.

arrowrida: я подумаю… завтра скажу.

jack_frost: Как ваша светлость пожелает.

arrowrida: Фрост!!!

Отправив последнее сообщение, Мерида отбросила телефон на другой конец кровати, а сама уставилась на потолок, наблюдая, как переливается в свете гирлянд подвешенный флаг. Он что, флиртовал с ней? Да ну. Девушка сразу же отбросила эти мысли. Скорее, просто дурачился. Это же Фрост, в конце концов. Спустя минуту, хорошенько обдумав эту ситуацию, она вновь потянулась к телефону. В этот раз с другой целью.

— Рапунцель, ты не поверишь, кто сегодня меня пригласил гулять…

========== 3. Вечер у реки ==========

— Ну и ну, — проговорила Рапунцель, выслушав полностью рассказ подруги, и отодвинула в сторону ванильный коктейль, которым баловала себя во время всей речи собеседницы.

Сидящая подле неё Астрид только кивнула, не отрываясь от какао, шоколадный аромат которого так приятно щекотал ноздри. То, что девушка была здесь, не являлось простым совпадением — Данброх и Краун решили посвятить подругу в общую тайну Мериды, ведь уже все из их окружения начали замечать, что юную Данброх будто бы подменили — насколько странно она стала себя вести. Впрочем, это тревожило и её тоже.

К слову сказать, Астрид Хофферсон была хорошей кандидатурой для посвящения в тайну. Она была старше их на год, уже собиралась идти в колледж осенью, не отличалась особой болтливостью, но зато — прямолинейностью и целеустремлённостью, и была чуть мудрее девиц, сидящих подле неё. И весь рассказ подруги слушала молча, лишь изредка иронично криво улыбаясь или поправляя спадавшие на глаза светлые пряди.

— И теперь я не знаю, что мне делать, — вздохнула Мерида, косясь на свой чай, к которому она не притронулась. — Он вроде старается хорошо себя вести со мной — как будто ничего и не было, но вместе с тем… меня это гложет. За все эти года Фрост не изменился, так что, вероятно, может опять что-то такое учудить.

— Ну я же сто раз говорила тебе это, Рида. Вам просто нужно поговорить по душам, — ответила ей Краун. — Ведь… — она понизила голос до еле слышного шёпота, — …он твой соулмейт. И судьба упорно сводит вас вместе.

— Не поспоришь, — фыркнула девушка, раздражённо водя пальцем по столешнице. — Но что, если я не хочу, чтобы нас сводили? Что, если она ошиблась на этот раз?

Рапунцель лишь вздохнула и отвела взгляд.

— Я согласна с Рапс, — заговорила Астрид, отставив в сторону опустевшую чашку. — Просто на этой встрече подойди к нему и спроси в лоб, почему он так себя ведёт. А если начнёт отнекиваться — достаёшь лук и…

— Думаю, до этого не дойдёт, — нервно улыбнувшись, быстро проговорила Рапунцель, положив подруге руку на плечо.

— Кто знает, кто знает. Я, как и ты, дружу с Ридой уже лет пять, и мне известно, что с ней будет, если её разозлить или, в случае Фроста, начать водить за нос. Да она же свои следы начнёт воспламенять, настолько разозлится.

Краун хихикнула, соглашаясь со словами той, а сидящая напротив Мерида испытующе подняла одну бровь:

— Я рада, что вы не преминули возможностью обсудить все недостатки моей особы, но мы так и не решили, что же мне делать в этой ситуации.

— Да чего тут решать-то, — дёрнула плечом Хофферсон. — Просто ответь на его вчерашнее предложение встречи согласием. Дело пяти минут.

— Хорошо, — выдохнула юная Данброх и потянулась за телефоном. Сказать по правде, она и сама планировала сделать это, но её терзала масса разнообразных сомнений, что рассеялись после советов подруг. Да и ненавидеть и презирать Фроста с каждым днём становилось всё сложнее и сложнее, почти что невозможно, и Мерида уже не могла точно сказать, живут ли ещё в её душе эти гнусные чувства.

Открыв нужную социальную сеть, она быстро нашла контакт Джека и написала ему:

arrowrida : хорошо, я согласна, давай сегодня часов в пять на берегу реки?

jack_frost: OwO

arrowrida: что это, блин, значит???

***

Нет причин таить факт того, что перед встречей Мерида жутко нервничала. Ещё бы — а кто бы шёл с полной уверенностью на встречу (не свидание — десятки раз подчеркнула в своей голове Данброх, и для надёжности обвела эту надпись красным маркером) со своим соулмейтом, отношение к которому у вас весьма двойственные. И что делать, если ты сомневаешься в том, предназначен ли этот человек тебе судьбой — или же случилась досадная осечка? А ещё… Как восстановить прежнюю связь между ними — пускай хоть и дружескую — если у тебя такой непростой характер, и ты знаешь, как тебе легко откатить всё с вершины к нолю одним махом?.. Эти чувства, глодавшие девушку, всё усиливались и усиливались с каждым витком дороги, по которой она катила велосипед к причалу.

«Спокойно, Мерида, — приказала та самой себе. — Это же чёртов Фрост, которого ты знаешь. Можно подумать, первый раз с парнями общаешься». Да, в общении с противоположным полом у юной Данброх никогда не было проблем. Чего только стоит её крепкая дружба с тем же Иккингом — капитаном их школьной баскетбольной команды (теперь уже, не без горечи подумалось Мериде, — бывшим). Ей всегда удавалось находить общие интересы с мальчишками и уметь поддерживать разговор. Помимо того, Мерида почти что не обладала девичьей стыдливостью — и не робела при виде любого парня, посмотревшего, а то и заговорившего с ней, ведь была, как говорила Рапунцель, слишком бесстрашной, чтобы её смущали представители противоположного пола. Что касается романтических отношений — вот тут уже всё было сложнее. У неё всё не складывались прочные и долгие связи, и всё, в большинстве случаев, заканчивалось записками с сердечками и провожанием до дома — не более того. Быть может, на это непосредственно влиял вспыльчивый характер Мериды, только чиркни спичкой — и рванёт, и определённая репутация, которая, благодаря ему, и сложилась у девушки. В общем, как другана мальчишки воспринимали её хорошо. Но вот как подругу — заместо неё краснели, запинались и робели, боясь чем-нибудь не понравиться ей, а то и вообще обидеть.

За такими совсем невесёлыми мыслями и прошёл весь путь юной Данброх до реки. Подъезжая извилистой тропинкой ближе к берегу, Мерида уже издали увидела Фроста, который, в отличие от неё, был довольно пунктуальным.

Увидев её на горизонте, он приподнял руку в приветственном жесте, а когда она подъехала к нему, помог стащить с руля корзинку с продуктами.

— Я опоздала? — спросила Мерида заметив, что у Фроста вид был довольно скучающий.

— Ты опоздала, — подтвердил тот, но равнодушно развёл руками с лёгкой полуулыбкой: — К счастью, тебе попался довольно неприхотливый компаньон на этот вечер, который не будет упрекать тебя в этом.

— Не слишком высокопарно ли говоришь, Фрост? — усмехнулась Мерида, расстилая вместе с ним покрывало на траве.

— Как только вижу тебя, сразу малиновкой распеваюсь, — парировал он, получив от неё насмешливое — но не злобное — «придурок». Но в этот раз — его взяла.

Присаживаясь на покрывало, Мерида потянулась к своей корзине с продуктами и проговорила:

— К слову сказать, я взяла с собой сэндвичи с сыром.

— Скажу тоже к слову, — ответил Джек, открывая свою ношу, — что и я взял. Но с огурцами.

— Ещё я прихватила яблоки, — незаметно ввязываясь в новое противостояние, сказала Данброх, сложив руки на груди.

— А я — арахисовую пасту и хлеб.

— Арахисовая паста — отстой! — разлилась праведным гневом Мерида. — Поэтому я прихватила с собой «Нутеллу»!

— А не додумалась ли ты прихватить с собой воду?

— Воду? — на миг вопрос озадачил девушку. Всю дорогу её не покидало чувство, что она что-то забыла, но та не придавала этому особого значения. Как оказалось — зря. — Нет, воду я не взяла.

— Вот это уже мне тяжело слышать. Потому что — я тоже нет.

На минуту между ними воцарилось молчание, где каждый обескураженно уставился на собеседника. А спустя мгновенье его разбила своим хохотом Мерида, засмеявшись так громко, что с ближайших деревьев слетели птицы, испугавшиеся шумных звуков. Смех юной Данброх был настолько заразительным, что Фрост тоже подхватил его через пару секунд. Так они сидели и смеялись, осознавая всю абсурдность сложившейся ситуации.

— Подумать только, — утирая выступившие на глазах слёзы, проговорила Мерида, всё ещё никак не успокаиваясь. — Мы так кичились с тобой, кто сколько всего взял…

— …а в итоге забыли воду! — подхватил её мысль Фрост, давясь приступами хохота.

После этого напряжение между ними спало — а сложившаяся ситуация веселила весь день. Это же надо было так проколоться…

— Если хочешь, я могу съездить за ней, — предложил Джек, принимаясь за сэндвич.

— Думаю, за этот вечер мы не помрём от жажды, — пожала плечами Мерида, тем временем намазывая хлеб своей любимой «Нутеллой». — Если уже так захочется попить — возле нас речка, — лукаво добавила она, на что Фрост, хмыкнув, любезно отказался от такой участи.

Они сидели почти что у кромки воды и любовались открывшимся видом. С каждой проходящей закатной минутой река становилась всё красивее и красивее, переливаясь всеми оттенками оранжевого от заходящего солнца. Дул тёплый летний ветерок, а где-то над горизонтом пролетала стая уток. Вдохнув с наслаждением, Мерида закрыла глаза, расслабляясь. И присутствие того самого Фроста ничуть этому не мешало — ей было хорошо.

Впрочем, тот долго смолчать не смог.

— Хочешь пройтись по берегу?

— Нет, — мотнула рыжими кудрями девушка. — Вода всё ещё холодная. Не хотелось бы заболеть на самом начале лета.

— Как хочешь. Кстати, когда зимой вода замерзает, я вожу сюда Эмму кататься на коньках.

— Как там она? — приоткрыв один глаз, спросила Мерида. Сестру Джека она помнила ещё совсем крошкой, когда они съехали в другую часть города. Сейчас, наверное, она бы и не узнала девочку на улице — разве что её бы выдали семейные черты Фростов.

— Хорошо, — ответил парень, — правда, всё ещё волнуется в средней школе. Ну, ты знаешь, им там так порой сложно влиться в коллектив.

Мерида пожала плечами на его слова. Она никогда не страдала дефицитом общения, ведь ей было довольно легко заводить новых друзей и поддерживать связи со старыми. Девушка даже не смогла бы представить себя без их круга и поддержки.

— Кстати, спасибо, — неожиданно произнёс Фрост, заставив ту обернуться к нему.

— За что? — недоумевая, задала вопрос юная Данброх.

— Ты уже пять минут не называешь меня придурком, — с хитрой и довольной, как у кота, улыбкой произнёс Фрост. — Наверное, это требует необычайной выдержки с твоей стороны. Даже не представляю, как ты держишься.

— Ой, пошёл ты, — фыркнула Мерида, но, не сдержавшись, улыбнулась. — Только дай повод — и я это легко исправлю.

— Хочешь сказать, я не даю для этого повода сейчас? — не унимался тот.

— Хочу сказать, что — да.

Внезапно она поняла, что разговор перетёк в какое-то другое русло, и, немного смутившись, замолчала. Поди, ещё начнёт тут соловьём заливаться о том, что он перестал её бесить. Только этого ещё не хватало.

Тем временем Джек достал из кармана джинс плеер и наушники, один из которых протянул Мериде.

— Держи, — проговорил он, и она с удивлением приняла того с его рук.

— И какую же музыку слушает великий Джек Фрост? — задалась вопросом девушка, вставляя наушник в ухо.

— Разную, — пожал плечами тот. — В основном — инди-рок. Но сейчас я хочу познакомить тебя с моей любимой группой — «Foster The People». Благодаря этим ребятам я прошёл через многие периоды жизни… не так болезненно.

— Ну, врубай, — проговорила Мерида, немало заинтересовавшись.

Фрост не заставил себя долго ждать и нажал на кнопку пуска. Полилась спокойная и лёгкая песня с противоположным, тем не менее, смыслом.

— Ну и какой же это рок? — возмутилась Данброх. — Здесь даже гитары не слышно! Вот у меня…

— Тс-с-с, — перебил её Джек, приложив указательный палец к губам. — Просто слушай. Забудь обо всём. И наслаждайся.

Вздохнув и зажмурившись, Мерида всё же последовала его совету. И неожиданно даже для себя поняла, что определённо это чем-то цепляет. Непринуждённостью мотива, который заставляет оторваться от реальности, тем, как в нём растворялись все её проблемы и переживания, словно краски в чистой воде. И какой-то невообразимой аурой спокойствия, когда хотелось просто посидеть и помолчать, слушая музыку и почти что ничего не думая.

Впрочем, одна мысль всё ещё никак не могла покинуть Мериду, точилась червячком в голове и постоянно возвращалась, как бы усердно не отгоняла её от себя девушка.

— Фрост… — тихо проговорила она, боясь спугнуть этот момент. — Почему ты тогда, в детстве, так оттолкнул меня?

— Я не хочу об этом, Мерида, — мотнул головой тот. — Почему бы тебе просто не забыть об этом?

— Но я не могу! — проговорила она, чувствуя, что начинает потихоньку закипать. — А почему бы тебе просто не ответить мне — и я больше не вернусь к этому.

— Думаю, что это лучше оставить неуслышанным. Кто знает, как ты отнесёшься к тому, что узнаешь.

— Это твой окончательный ответ? — пронзительно смотря на него, задала вопрос Данброх.

— Да, — сглотнув, ответил Джек.

Вся трепетность и уникальность момента была испорчена. Резким движением выдернув наушник и встав, Мерида взяла свою корзинку и пошла к велосипеду.

— Ну и пошёл ты, Джек Фрост! — произнесла она, застёгивая шлём безопасности. — Пошёл ты со своими тайнами куда подальше! Не могу поверить, что ты…

Она внезапно прикусила язык, осознав, что чуть было не проболталась тому, что он — её соулмейт. Вот ещё.

— Я — что?.. — донеслось ей вслед, но Мерида уже не слушала. Она с необычайной яростью крутила педали в сторону своего дома, вовсю сдерживаясь, чтобы не зареветь, как сопливая девчонка. И постоянно повторяла про себя всю дорогу: «Ну и пошёл ты. Пошёл ты, Фрост. Совсем ты мне не нужен. Проживу как-то. Проживу…»

***

Поднимаясь по лестнице к себе наверх, Мерида была потревожена звуком оповещения о пришедшем сообщении. «Неужели он написал? — подумалось ей, пока она заходила в комнату. — Но зачем?»

Плюхнувшись на кровать, девушка достала телефон и немного разочаровалась: сообщение было не от Фроста. Однако, вчитываясь в строки послания, юная Данброх немного просветлела.

toothfairy: Дорогая моя подруга! Спешу заявить, что моя практика в клинике наконец-то окончена, и я прямо сейчас возвращаюсь домой. Не терпится увидеть всех наших, а тебя — особенно. Осмелюсь спросить: когда ты будешь свободна для встречи? Буду с нетерпением ждать ответа от тебя.

arrowrida : подваливай завтра, чё.

arrowrida : я свободна весь вечер после работы.

Да, высокопарный и витиеватый стиль письма Туоф, которым она пользовалась даже при написании обычных сообщений, всегда выдавал свою хозяйку. А уж то, как она украшала его разнообразными тильдами и смайликами…

Впрочем, эта новость хоть немного подбодрила упавшую духом Мериду. Завтра она увидит лучшую подругу детства — чем не повод для нового собрания?

***

БОНУС

Плейлист Джека Фроста,

который хоть и необязателен,

но всё же имеет место здесь быть

Foster The People — The Truth

Foster The People — Sit Next to Me

Foster The People — Color On The Walls

Foster The People — I Would Do Anything For You

Hurts — Why

Hurts — Sunday

Fleet Foxes — White Winter Hymnal

Twenty One Pilots — Hometown

OneRepublic — Everybody Loves Me

Kodaline — Follow Your Fire

========== 4. Временное перемирие ==========

>войти: arrowrida

>создать новый чат: «Девчата»

>добавить: ♡ rapunzelcrown ♡, astrid_hoff, toothfairy.

arrowrida: знаете, мне только сейчас дошло, что у нас до сих пор нет общего чата. так что я поспешила исправить это как можно быстрее.

♡ rapunzelcrown ♡: Йееей, пусть живет технологический прогресс!

astrid_hoff: Ох уже этот твой вечный оптимизм, Рапc…

astrid_hoff: Меня больше интересует, кто из вас первый заспамит беседу: ты или Мерида. Шансы равны.

♡ rapunzelcrown ♡: М-м-м, как раз сегодня проходила тест, где с помощью того, какое мороженое ты выберешь, программа угадает сколько тебе лет. Могу поделиться ссылочкой!

astrid_hoff: Пощади нас…

astrid_hoff: И какой?

astrid_hoff: Твой «истинный» возраст.

♡ rapunzelcrown ♡: 9…

astrid_hoff: Компьютер не может ошибаться.

astrid_hoff: Насколько я знаю Мериду Данброх, она вряд ли создавала бы чат просто так.

arrowrida: да-да, хотела объяснить, но отвлекли на работе.

toothfairy: Привет, девочки.

arrowrida: йоу, Туоф.

arrowrida: как вы все смотрите на то, чтобы собраться сегодня у меня? код: красный.

astrid_hoff: Ого, ого, ого.

astrid_hoff: Похоже, свиданка с Фростом прошла не так, как хотелось бы.

♡ rapunzelcrovn ♡: Ох, милая, мы обязательно должны встретиться! Уже бегу за мороженым и какао.

astrid_hoff: Выбери что-то одно, Рапc…

arrowrida: это была не свиданка!!!

arrowrida: >:/

astrid_hoff: Ну-ну.

toothfairy: ПОГОДИТЕ, ФРОСТ?!

arrowrida: кажется, тебе многое нужно рассказать…

***

Вечером того же дня в дверь дома Мериды раздался стук, и она поспешила впустить пришедшую гостью. Ею оказалась Туоф — миниатюрная девушка с проглядывающими во внешности индийскими корнями, доставшимися ей по линии отца — которая тут же, стоило только юной Данброх пустить её за порог, заключила её в крепкие объятия.

— Ты не представляешь, как я успела соскучиться за этот год, что не видела тебя! — взволнованно проговорила её подруга, наконец-то выпустив девушку из плотного кольца рук.

Сама Мерида за это время оглядела её и с удивлением заметила, что успела перерасти подругу чуть ли не на голову — тут уж с её 155 сантиметрами и тягаться смысла не было. Да и сама внешность Туфианны изменилась: некогда длинные каштановые волосы были острижены до лопаток в стильную прическу; пряди на чёлке Туоф перекрасила в синий, жёлтый, бирюзовый и зелёный, и это, на удивление, невероятно ей шло. С самого детства Мерида знала, как её подруга любит всё яркое, а сейчас эта любовь проявлялась сильнее всего: в цветастом жёлто-бирюзовом макияже глаз, серьгах-пёрышках в ушах и куче разноцветных браслетов на обеих руках. Оделась та тоже соответственно — в топ, кроссовки и спортивного кроя штаны, с вышитыми на них узорами.

— Я тоже давно уже хотела увидеться с тобой, Туффи, — улыбаясь, проговорила Мерида, приобняв подругу за плечо.

— Надеюсь, я не опоздала? — обеспокоенно спросила та, пока они поднимались по лестнице к комнате девушки. — Немного задержалась по дому.

— Нет, не сильно. К тому же Рапс и Астрид уже успели себя чем-то занять.

Она открыла дверь в свою комнату и пропустила гостью вперед; и стоило только той шагнуть за порог, как раздалось девчачье-восторженное «Туоф!», а затем началась чреда обнимашек, которые Мерида уже успешно преодолела.

Спустя несколько секунд всё улеглось, и мирная идиллия вновь заполнила помещение. Астрид лежала на кровати, свесив вниз ноги, и листала ленту новостей в телефоне, свободной рукой поглаживая приютившегося под боком кота Данброхов — рыжего и очень лохматого Чудища. Туоф сидела на подоконнике и попивала какао, пока Мерида на полу занялась активным поеданием печенья на тарелке. И только Рапунцель не бездельничала: она грунтовала поверхность над комодом, где запланировала нарисовать картину с, конечно же, разрешения обеих старших Данброхов. Краун уже давно облизывалась на свободные от постеров стены опочивальни Мериды, и вот, наконец, принялась за работу.

«Я нарисую тебя верхом на лошади! — восторженно рассказывала Краун, делая в скетчбуке первые наброски росписи. — И… и… с луком, да! О, а ещё это будет в средневековом сеттинге!»

«Хоть верхом на медведе, Рапс, — криво улыбаясь, ответила Данброх, выслушав подругу. — Я тебе полностью доверяю».

Тем временем недолгую тишину прорезал голос Туоф, которая, оторвавшись от окна, подсела к Мериде:

— Так что за история с Фростом, Рида?

Вздохнув — в третий раз пересказывать историю ей совершенно не хотелось — девушка задрала ткань повязки на запястье и показала надпись подруге. Та моргнув, вчиталась в имя и, ойкнув, ошарашенно повернулась к юной Данброх. И тут же стыдливо прикрыла рот ладошками:

— Извини, я не должна была так бурно реагировать, — тут же рассыпалась в оправданиях она.

— Ничего страшного, Туффи, — махнула рукой та. — Астрид вообще впала в ступор на несколько минут.

— Секунд, не преувеличивай, Рида, — послышался голос той.

— Ну ладно, секунд, но ты ведь не отрицаешь этого? — закатив глаза, проговорила Мерида.

— Подумать только… Фрост, — тем временем рассуждала Туффиана, выслушав весь рассказ о последних днях Мериды. — Но почему метка соулмейта проявилась у тебя спустя столько времени? Ведь вы были знакомы давно.

— Ну, ты же знаешь, они среди детей — редкость. Да и ничего такого в девять лет, ясное дело, не испытываешь, тем более к парню, вместе с которым вы излазили все деревья округи за яблоками и объехали всю улицу вдоль и поперек на роликах. Так что… А потом я встречаю его в кафе. С какой-то девушкой, между прочим. Затем он и вовсе становится моим коллегой, и я начинаю понимать, что судьба вновь строит мне козни.

— Н-да, затруднительная ситуация, — зацокала языком Туоф.

— Не то слово, — подала голос Рапунцель, оторвавшись от нанесения карандашом макета будущей росписи. — Мы упрямо твердим Мериде просто поговорить с ним, но всё всегда складывается не в её пользу.

— В этом не я виновата, — фыркнула и надула губы Данброх, сложив руки на груди. — Если бы он не вёл себя как идиот вчера…

— …а кое-кто не был таким упрямым… — докинула Астрид.

— …я бы, может быть, и призналась ему. Но нет же!

— А он что?

— Ничего. Мы не разговаривали на работе сегодня. Он не собирается идти на уступки. А я — тем более.

— Однако, стоило бы, — ответила ей Туоф.

— С чего это? — нахохлилась её подруга.

— Ведь зачинщиком ссоры была ты. Может, Джеку просто нужно время, Рида. Ведь ты не вываливаешь какие-то тайны прошлого первому встречному.

— Но я не первая встречная!

— Для него — почти что. Как и он для тебя. Ведь вы не виделись столько лет, да и разлучились на такой неприятной ноте. Джек просто… опасается?

Мудрые слова Туоф остудили пыл Мериды. Она впервые задумалась за эти два дня, что, возможно, и сама является катализатором их плохих отношений. А ведь Фрост, в отличие от неё, сразу был настроенный дружественно к ней.

— Хорошо, я подумаю об этом, — вздохнув, наконец-то ответила та.

Воцарилась глубокая тишина.

— Кстати, Туффи, как там учёба в колледже? — решила переменить тему разговора Рапунцель, чтобы разрядить обстановку.

— А как там Альберт? — добавила Хофферсон.

— Ох, вы не поверите, что я вам сейчас расскажу… — заметно оживлённо начала Туоф.

Мерида была рада, что разговор перетёк в другое русло. Ей нужно небольшое время, чтобы всё обдумать. Чудище, подойдя к ней, положил лапу ей на колено, и она благодарно обняла своего питомца, зарывшись в его шерсть носом. Сегодня ей придётся перебороть себя.

***

arrowrida: Фрост.

arrowrida: йоу, Фрост.

arrowrida: прости.

arrowrida: пожалуйста.

arrowrida: я не должна была так ужасно вести себя вчера.

arrowrida: не знаю, что на меня нашло.

jack_frost: Мерида, я готов простить тебе всё, что угодно, только, ради всех богов, не начинай каждое предложение с нового сообщения.

arrowrida: значит, мир? ок?

jack_frost: ^‿^ (づ◔ ͜ʖ◔)づ

arrowrida: …

arrowrida: ты их сам из символов собираешь или же копируешь откуда-то?..

***

На следующий рабочий день они вновь вели себя так, как ни в чём не бывало: шутливо переругивались, состязались, кто быстрее доставит все газеты, и пытались обмануть автомат с едой, чтобы добыть из него побольше вкусняшек. Как будто ничего и не было. Но Мерида чувствовала между ними вросшее напряжение, совсем небольшое, покалывающее подушечки пальцев, но всё же — присутствующее. Оно отдавалось дискомфортом и некой скованностью в разговорах. Но как разбить его юная Данброх не знала.

Под конец рабочей недели Фрост неожиданно вызвался её проводить:

— Сегодня мне по пути с тобой. Собираюсь в торговый центр за городом.

— Зачем? — пытаясь изобразить безразличие, непринуждённо проговорила Мерида, защелкивая на голове шлем. — Идёшь на свидание со своей девушкой? — совсем уж небрежно добавила она и начала крутить педали. Воспоминания о той роскошной блондинке в кафе всё ещё щекотали ей нервишки, заставляя засыпать на несколько минут позже — из-за долгих размышлений.

— Что? — вполне естественно удивился Джек, приподняв одну бровь и взглянув на Данброх, а затем поравнялся с ней на дороге. — Нет у меня никакой девушки, Мерида.

Он лукаво улыбнулся, заметив хмурое выражение лица напарницы.

— А как же… — начала было она, но вовремя прикусила язык. Расспросы сейчас были ни к чему, а какое-то шаткое подобие мира и так только недавно воцарилось между ними. Разрушить его — в два счета.

— Я еду выбрать подарок Эмме, — наконец-то объяснил Фрост. — К тому же мама попросила меня приобрести декор. Ну, сама знаешь, воздушные шарики, колпаки… У неё завтра день рождения.

— Ого, я и не знала, — хлопнула глазами Мерида, удивившись разгадке. Сестрёнка Фроста запомнилась девушке как самое милейшее существо на планете. Уж с её-то тройняшками-фуриями она резко контрастировала. — Это ей сколько уже исполняется?

— Одиннадцать. Кстати, если хочешь — приходи. Эмма давно спрашивает о тебе. Она будет рада увидеть тебя. Как и все мы…

— Ну, не знаю, — стушевалась Мерида.

— А мама как раз приготовит свой фирменный торт, — закинул крючок Джек, зная, какое воздействие это возымеет — о тортах миссис Фрост ходили легенды.

— Ладно, я подумаю, — наконец-то выпалила юная Данброх и свернула в свою сторону на развилке. — До скорого.

— Я напишу тебе все подробности этим вечером, — пообещал юноша и докинул: — Скоро увидимся, Мерида!

И что-то ей подсказывало, пока она подъезжала к своему дому, что это действительно окажется правдой.

========== 5. День рождения Эммы ==========

Сказать, что Мерида не волновалась, значило бы солгать: её руки то и дело подрагивали на руле велосипеда, пока она крутила педали в совершенно незнакомом районе города, где обитало семейство Фростов. Они переехали в более бедный район после денежных трудностей, но сейчас, вроде бы, их финансовое благополучие было восстановлено. О чем свидетельствовал выкрашенный свежей персиковой краской дом, украшенный по случаю торжества разноцветными шариками.

Припарковав свой транспорт возле других велосипедов, юная Данброх поднялась на крыльцо и, свободной рукой поддерживая увесистый подарок, несмело нажала на дверной звонок. Где-то внутри играла музыка, из-за чего, наверное, ей не спешили открывать, заставив Мериду нервно поправить волосы. Ворот нарядной блузки душил, и девушка отдёрнула его; спасибо ещё, что она оставила юбки дома и облачилась в шорты-комбинезон — иначе ей бы сейчас было бы ещё более неловко. Наконец-то послышался гул шагов, а затем и звук открывания двери:

— Мерида! — удивлённо воскликнула мать семейства, сразу её узнав. Она была такой же светловолосой, как и её старший отпрыск, но её ореховые глаза лучились теплом, а не напоминали льдины. — Как же ты выросла, девочка!

— Э-э-э, здравствуйте, миссис Фрост, — неловко поздоровалась девушка, — надеюсь, Джек предупреждал…

— Да-да, конечно, проходи, — улыбнулась она, приглашая её внутрь. — Мы очень рады видеть тебя тут. Подумать только, сколько лет прошло…

Внутри жилища Фростов было весьма и весьма уютно, хоть и немного тесновато — но это едва бросалось в глаза. Стены украшали вышитые крестиком изречения, оформленные в рамки, а простая деревянная мебель была явно самодельной (и выполненной мастерски). Её, наверное, изготовил мистер Фрост, которого, к слову, нигде не наблюдалось: видимо, его не отпустили с работы — он не покладая рук трудился на лесопилке за триста километров отсюда, и приезжал домой только на выходные. Пройдя вместе с миссис Викторией Фрост по прихожей, Мерида очутилась в гостиной, где с музыкой на фоне, подозрительно напоминающей корейские тренды, за столом разместилась компания щебечущих девочек, что затихли, стоило только юной Данброх оказаться на пороге. А потом от них отделилась Эмма и, выкрикнув вместо приветствия её имя, кинулась к ней и крепко обняла.

— Ты всё-таки пришла! — лицо сестры Джека искрилось радостью, и Мерида расслабилась: всё хорошо, а затем потрепала девочку по голове.

— А как же иначе? — хмыкнула она. — Кстати, это тебе. Поздравляю с одиннадцатилетием, Эмма.

Со словами благодарности получив на руки подарок, та немедля принялась срывать с него подарочную бумагу. И пока Эмма, восторженно проговаривая что-то своим друзьям, извлекала на свет огромную куклу из коллекции школьников-монстров, Мерида наблюдала за ней, подсознательно отмечая, как они с братом отличались внешне: у неё были недлинные каштаново-русые волосы и яркие карие глаза, но телосложение — худое и вытянутое — передалось обеим.

— Ну вот, а ты сомневалась, приходить или нет, — послышался рядом голос незаметно подкравшегося Фроста, и Мерида вздрогнула от неожиданности.

— Да чтоб… — начала было она и осеклась, оглядевшись на школьников, при которых не положено было ругаться. — Ты меня напугал!

Он развёл руками и улыбнулся, на что девушке оставалось лишь вздохнуть. Тем временем к ним подошла виновница торжества, что-то пряча за спиной:

— Эй, Мерида, вот твой колпак, — щурясь так же хитро, как и её брат, усмешку которого Данброх удавалось часто лицезреть, девочка протянула ей бумажный головной убор на резиночке.

— Это обязательно? — приподняв одну бровь, спросила та. Оглядев присутствующих, она пришла к выводу, что да; и даже брат не постеснялся нахлобучить колпак на голову. Хмыкнув, Мерида приняла свой из рук Эммы и водрузила на голову, закрепив резиночкой. У неё вырвался небольшой смешок: вся эта ситуация явно забавляла, а особенно — Джек, так несерьезно выглядящий.

Тем временем Эмма пригласила её за стол, и Мерида, немного нервничая, принялась вместе со всеми дожидаться торта. Вскоре её охватила игривая атмосфера, и она постепенно расслабилась, знакомясь с гостями — одногодками именинницы, хихикая с шуточек Джека и попивая через соломинку лимонад. Она поняла, что не жалеет о том, что пришла сюда; всё же, ей было приятно повидаться с Эммой. И, будем честными, с кое-кем ещё.

Тем временем миссис Фрост внесла большой прямоугольный торт с зажжёнными свечами и все, хлопая в ладоши, начали напевать традиционную песенку, пока именинница, зажмурившись, задувала свечи.

— Ну, что загадала, сестрёнка? — проговорил Джек, передавая тарелку с куском торта сидящей подле Мериде.

— Тебе скажи, — хмыкнула Эмма и состроила ему рожицу.

— А где же Эльза? Вы позвали её есть торт? — вдруг заволновалась миссис Фрост.

— У себя, наверное, — пожал плечами юноша. — И да, я написал ей ещё минут пять назад.

— Ох уж эта молодёжь, — закатила глаза Виктория. — Неужели так сложно было просто сбегать наверх и позвать её?

— Я тут, — послышался незнакомый женский голос, и из-под дверного проёма выплыла его обладательница. — Прошу прощения за опоздание. И спасибо за сообщение, Джек.

Стоило только Мериде бросить на неё взгляд, как она тут же обомлела и, кажется, перестала дышать, вцепившись взглядом в незнакомку. Ведь это была та самая девушка из кафе! Та самая сногсшибательная, умопомрачительная, ухоженная светловолосая мадемуазель — по крайней мере, такой она запомнилась юной Данброх. Сейчас же она выглядела просто: без макияжа, в домашней одежде и заплетёнными в косу волосы. Но что она тут делает? Неужели они… живут вместе? Да быть того не может — Фросту едва исполнилось шестнадцать! Но тогда… что?

— О, Эльза, знакомься, это — Мерида. Ну, ты о ней знаешь, — начал Джек, от которого не укрылась реакция подруги, что вся, казалось, застыла в оцепенении. Эльза изящно приподняла руку в приветствии и улыбнувшись, — Мерида, — та проглотила ком в горле, — это — Эльза… моя кузина. Она приехала к нам погостить из Норвегии.

— Рада знакомству, — с несильным акцентом в речи, придававшей ей шарма, проговорила Эльза и протянула руку юной Данброх. Мерида оторопело пожала её, всё еще находясь в плену мыслей. Так она его сестра? Кузина?! Всё складывалось в простую и понятную цепочку. Внутренне Мерида начала бить фейспалмы от того, как же глупо она заблуждалась, приняв эту девушку за избранницу Фроста. У них же явно были общие черты внешности по линии матери — заметные с первого взгляда.

— Я тоже, — наконец-то очнулась девушка и неловко улыбнулась Эльзе.

За столом сначала та казалась скованной и неловко молчала, но потом оттаяла в их кругу, неожиданно оказавшись приятным собеседником и, за поеданием торта, рассказала, что через год приезжает сюда гостевать, чередуясь со своей родной сестрой — Анной. Тайно высказалась, что восхищается местными природой и колоритом, а потом по просьбе Мериды поведала о своей стране и рассказала, что уже заканчивает колледж и готовиться к поступлению на юриста в институт у себя в Осло.

За этими разговорами огромный торт был успешно съеден. Дети высыпали на улицу для игр, бывшая всё-таки одиночкой, Эльза ушла к себе, а Джек неожиданно предложил Мериде пройти к нему и сыграть в приставку, на что та без раздумий согласилась.

В комнате Фроста царил настоящий хаос: одежда была неубранной и находилась в самых неожиданных местах, кровать была не заправлена, а пустые банки из-под содовой выглядывали из-под неё.

— Ты хоть раз убирался тут, Фрост? — скривившись, Мерида брезгливо убрала из-под сидения, на которое ей указал юноша, упаковку из чипсов.

— Когда-то… давным давно… Не вспомню дату точно, — шутливо проговорил парень, протягивая ей игровой контроллер.

— Ужас, а я-то считала свою комнату верхом беспорядка, — хмыкнула девушка, пока шла загрузка игры. — Но как это выдерживает твоя мама?

— Всё просто — у нас с ней мирное соглашение, пока я совестно помогаю ей по дому.

— Ну ты даёшь, — только и оставалось, что ответить ей, и они принялись за игру, где их героями были двое мужчин, которым нужно было выбраться из тюрьмы…

За этим развлечением они и провели весь день, пока вечер плотным пологом накрыл землю. Уже почти стемнело, и Мериде пора было возвращаться домой. Она попрощалась с Эммой, ещё раз поздравив её и крепко обняв, а та в свою очередь взяла с неё обещание встретиться ещё раз. Джек вызвался проводить её, на что девушка была не против.

— Спасибо, что пригласил меня. Я и не думала, что так хорошо проведу время, — призналась она, пока они шагали по тихой улице.

— А ты ещё и сомневалась, — не упустил возможность подзадорить её Фрост, за что получил несильный тычок кулаком в бок. — Кстати. — Тон его голоса переменился, и Мерида внутренне напряглась. Как оказалось — не зря. — Я долго думал о том, что мы тогда наговорили друг другу у реки, — она спохватилась, и он остановил её жестом, попросив закончить свою речь, — и принял кое-какое решение. Я признаюсь тебе в том, что же так тогда оттолкнуло меня от тебя давным-давно, если…

— …если? — сгорала от нетерпения девушка.

— …если ты перейдёшь со мной на моё новое место работы. Не волнуйся, я уже договорился, и работодатель с радостью примет тебя.

На несколько секунд между ними воцарилось неловкое молчание, но его быстро нарушила Мерида, накинувшись на парня с кулаками:

— Ах ты ж гад! Решил оставить меня одну на съедение мистеру Вэсту?

— Тише, тише, Рида! — смеясь, пытался защищаться Джек. — Только потому, что хозяин — давний знакомый семьи. Ну, а ещё там больше платят. Да.

Вдоволь намутузив его — конечно же, шутливо, а не по-настоящему — Мерида устало уткнулась лбом ему в плечо, забыв о том, что они стоят посреди тротуара, а её велосипед валяется у них под ногами.

— Что хоть за работа?

— В магазине игрушек. Наш друг семьи недавно открыл его — и ему нужны кассир и мерчендайзер. Ничего сложного.

— Да уж. Ну и даёшь ты, Фрост. — Она ненадолго замолчала, а потом всё же отстранилась от него и подняла велосипед. — Тем не менее… Ты обещаешь рассказать мне?

— Даю слово.

— Ты там пальцы за спиной держал! — возмущённо проговорила она.

— Хорошо, хорошо, — примирительно поднял ладони вверх Джек, показывая, что его намерения честны. — Обещаю.

— Ну, это другое дело, — произнесла девушка.

А затем вместо прощания чуть-чуть поднялась на носочках и поцеловала его в щёку. И, отвернувшись, села на велосипед и двинула к себе домой. По коже волнами бегали мурашки, а сердце билось сильнее и гулко; Мерида боролась с соблазном повернуться и поглядеть на реакцию Фроста, но сдержалась. И не увидела того, что он застыл столбом, даже не моргая, — явно ошарашенный произошедшим. А затем, глядя ей вслед, улыбнулся и пошёл к себе, всё ещё чувствуя, как место поцелуя пламенем горит на его холодной щеке.

***

jack_frost: Эльза. Представь. Она. Меня. Поцеловала.

jack_frost: Она.

jack_frost: Меня.

jack_frost: Поцеловала в щёку!

jack_frost: ヽ(°〇°)ノ

frozen_queen: Поздравляю, братишка. Я же говорила, что всё будет хорошо, а ты переживал.

frozen_queen: ^_^.

frozen_queen: Она крутая. Со странностями, как и ты, но крутая.

jack_frost: (⁄ ⁄•⁄ω⁄•⁄ ⁄)

frozen_queen: Кстати, знаешь.

frozen_queen: Ты мог бы просто сообщить это мне в лицо. Я через стену от тебя…

========== 6. Фильмы сближают ==========

Подписывая заявление об уходе с работы, Мерида едва сдерживала ухмылку. Конечно, не пристало в этом случае вообще улыбаться — а, скорее, наоборот, реветь в три ручья, но в этот раз её совесть была спокойной. Придя домой прошлым вечером, Мерида обсудила с родителями предложение Фроста — поработать в магазине игрушек — и те согласились. Так что сегодня юная Данброх вместе с Джеком прибыла на почту, чтобы покинуть пост газетчика. Безусловно, она в некотором роде будет вспоминать всё приятное, связанное с этим местом, но более яркими были воспоминания о гудящих после долгого катания на велосипеде ногах, собаках, гонявшихся за ней, и ужасном характере мистера Вэста, который порой требовал от них с Фростом просто невозможного.

— Вы точно уверены, мисс Данброх? — спросил последний и выразительно посмотрел на неё из-за линз своих очков.

— Да, — кивнула она, ставя последний росчерк, и протянула заявление бывшему управленцу. — Всего хорошего! — попрощалась Мерида наигранным приторно-сладким голосом и устремилась к выходу.

В холле её дожидался Джек, подписавший своё заявление раньше.

— Ну что? — спросил он.

— Свободна, как птица на ветру, — радостно щёлкнула пальцами Мерида и пружинистой походкой направилась к выходу. Парень последовал за ней. Девушка всё порывалась показать средний палец в сторону кабинета бывшего работодателя, но переборола себя — и вовсе не из-за пробудившихся манер, а через опасения, что кто-то может выйти из-за угла в неподходящий момент.

После их последней встречи (закончившейся на весьма романтичной ноте), они оба вели себя так, словно ничего и не происходило. Джек попросту опасался что-либо предпринимать, зная зажигательный нрав подруги, ну, а она сама… находилась в весьма смешанных чувствах, чтобы обсуждать это с кем-либо. А с самим Джеком — тем более. Так что подростки продолжали быть всего-навсего друзьями.

— Не жалеешь, что покинула это место? — спросил Джек, пока они неторопливой походкой шли по соседней улице.

— Шутишь? Ни разу! — запротестовала Мерида. — Если бы не мое желание заработать на колледж, ноги бы моей тут ни было. А ты?

— Я начал подрабатывать лет с тринадцати, так что мне ни холодно, ни жарко — дёрнул плечом юноша, и его собеседница резко повернулась к нему:

— С тринадцати? — переспросила она.

После затянувшейся паузы, Джек всё же решил признаться:

— Моя семья переживала… довольно затруднительное экономическое состояние. Сейчас оно наладилось, но ещё года три тому назад… Я хотел помочь им, поэтому и начал каждое лето так рано искать способы подработки. Помимо написания сочинений по литературе одноклассникам за обеды и шоколадки, конечно, — он улыбнулся, но Мерида заметила в его глазах промелькнувшую тоску.

— Ого, — только и оставалось, что выдохнуть ей. — Так значит, ты сам насобирал на приставку?

— Да, это — моя гордость, — хохотнул Джек, а затем перевел разговор на другую тему, отчего Мериде стало понятно, что ему неловко говорить об этом.

Когда они уже почти доходили до развилки, что разделила бы их пути в совершенно разных направлениях, Джек неожиданно произнёс:

— Так что, Мерида, ты не хотела бы… э-э-э, отметить сегодняшнее?

— …увольнение? Ты серьезно, Фрост? — ответила юная Данброх, бросив на юношу красноречивый ироничный взгляд.

— Сегодня, я попрошу заметить, мы открываем новые страницы нашей жизни, — ничуть не обиделся на её подколку тот и для пущего эффекта приобнял подругу за плечи, а затем театральным жестом повёл рукой в сторону: — С новой работой для нас открываются безграничные возможности.

— Ага. Раньше я была газетчиком, а теперь — продавцом. Круто.

— Только представь, сколько опыта нас поджидает…

Отцепляя его пальцы от себя по одному, Мерида с напускной усталостью произнесла:

— Хорошо, Фрост, я согласна, только, пожалуйста, перестань читать мне лекцию восторженного работодателя.

— Ну вот, а была настроена так категорически против, — тут же перестал дурачиться Джек, на что его собеседнице оставалось только закатить глаза.

— И что ты предлагаешь?

— О, у меня на уме есть кое-что особенное, — хитро прищурившись, произнёс он. И Мерида поняла, что, кажется, попала. Идей в голове Фроста было просто немерено, и креативщиком в их тандеме выступал именно он. Но она даже и не представляла, что этим окажется…

***

jack_frost: Киноночь!

arrowrida: о нет.

arrowrida: нет. нет. и еще раз нет. я едва выдерживаю просмотр одного фильма, а ты хочешь, чтобы это длилось аж под утро?!

jack_frost: КИ

jack_frost: НО

jack_frost: НОЧЬ.

arrowrida: давай просто в кафе сходим. я угощу.

jack_frost: Так мы и так в него сходим.

arrowrida: чт…

***

В итоге Мериде пришлось сдаться. После многочисленных аргументов Фроста, конечно же, которые красноречиво в его манере, правда, расписывали, почему посещение кинотеатра так важно. После них девушка поняла, что легче согласиться, но сделала это с одним условием: вместе с ними будут Рапунцель и Юджин. Во-первых, Мерида давно уже хотела вытащить подругу и её парня, с которым Данброх неплохо ладила, чтобы просто пообщаться. Тем более, что от юной Краун в последнее время что-то давно не было новостей — несмотря на то, что она выкладывала тонны историй в Инстаграм со своей выпечкой, разрисовкой стен и результатами работы декоратора в театре. А во-вторых, Мерида призналась себе, что ей было немного неловко находиться в компании Фроста в незнакомой обстановке, а вот присутствие друзей сгладит это. По крайней мере, она на это надеялась.

Встретиться все должны были следующим вечером в кофейне напротив кинотеатра. И Мерида, в очередной раз безбожно опаздывая, уже рисовала в голове совсем неутешительную картину: её друзья, уставившись в пол, неловко сидят в ожидании, и каждый мысленно клянётся, что устроит ей взбучку за опоздание. Каково же было удивление девушки, когда она со входа увидела друзей — сидящих за одним столиком и о чём-то весело болтающих. Джек, усиленно жестикулируя, рассказывал что-то, Юджин почти внимательно слушал его, как и Рапунцель. Мерида даже застыла столбом при входе, и Фрост, заметив её, помахал ей рукой и позвал её к столику.

— Вижу, вы уже познакомились, — всё ещё немного ошарашенно произнесла юная Данброх, садясь за свой стул после приветствия.

— Да, я как раз рассказывал ребятам, как мы с тобой после стольких лет встретились на почте, — кивнул Джек.

— Разве это очень интересная история? — произнесла Мерида, скептически приподняв одну бровь, пока разглядывала меню.

— В устах Джека — да, — ответил ей Юджин, а Рапунцель лишь кивнула.

«Что-то с ней не то, — подумалось юной Данброх. Раньше Рапунцель бы первой без умолку трещала, а сейчас выглядела странно притихшей. — Нужно поговорить с ней с глазу на глаз…»

— Кстати, на какие мы фильмы хоть идём? — немного позже спросила она, помешивая ложечкой принесенный официанткой латте.

— Ты не знаешь, что будешь смотреть всю ночь? — переспросил Юджин, а Рапунцель хихикнула. — Впрочем, этого можно было ожидать от Мериды Данброх.

— Ха-ха, очень смешно, — закатила глаза та. — Фрост бы меня всё равно вытащил сегодня в кино… так что у меня, по сути, не было выбора.

— Добровольно-принудительно? — наконец-то подала голос Краун.

— Именно так, — кивнула Мерида и шлёпнула по руке Джека, тянувшегося, чтобы скоммуниздить её кекс. А затем, вздохнув, поделила его напополам и половину отдала обиженному на вид юноше.

— Мы идём на марафон фильмов Гильермо дель Торо, — наконец-то ответил ей Фрост, вгрызаясь в сладкую выпечку. — И… — он качнул кексом в сторону Данброх, — …критику в сторону любимого режиссера я не принимаю.

— Очень хотелось, — закатила глаза та. — Я всё равно у него ничего не смотрела.

— Как раз будет повод познакомиться, — лучезарно улыбнулась Рапунцель, но её глаза, как заметила Мерида, оставались грустными.

— Мне нужно припудрить носик, — произнесла она, поднимаясь. — Рапунцель, не хочешь составить мне компанию? — с непрямым намёком сказала юная Данброх, бросив на девушку многозначительный взгляд.

— Я? — удивилась Краун — А-а-а… — начало доходить ей. — Конечно.

В уборной, вымыв руки, Мерида повернулась к стоящей рядом Рапунцель и произнесла:

— Ну, выкладывай.

Сначала в глазах её подруги заплескалось удивление, которое вскоре сменилось на понимание.

— Это так заметно?

— Да ты за день лишь пару слов произнесла! И перестала писать сообщения. Это уже не говоря о том, что ты с недавних пор не лепишь фиолетово-жёлтые фильтры на свои фото. Так что, да — заметно.

— Ох, — вздохнула Краун, устало прикрыв ладонями веки. — Просто… Ты ведь уже заметила, что лета остался только месяц?

Мерида удивлённо хлопнула глазами. За работой она совершенно потеряла счет времени — и не успела обнаружить, что прошла половина каникул.

— Но разве это повод раскисать?

— Но осенью… — Рапунцель чуть ли не плакала. — Юджин опять поедет на учебу в колледже, и мы будем видеться лишь раз в месяц! Никакое интернет-общение не заменит живого. А ещё отбывают Астрид с Иккингом. Как же мы без Астрид?

Она-таки не сдержалась, и на её глазах выступили прозрачными бусинами слёзы. Мысленно Мерида хлопнула себя ладонью по лбу. Ещё в том году она видела, как Рапунцель нагружала себя работой, часто брала дополнительные домашние задания и с головой нырнула в рисование, пытаясь казаться жизнерадостной. И ей-таки удалось обмануть всех — или же Мериде так показалось. С виду Краун весь учебный год выдавалась стойкой и такой же заводной мечтательницей.

«Как я могла быть такой эгоисткой и не заметить происходящего перед самим носом? Ведь, естественно, Рапунцель страдала без своей второй половинки рядом. А я этого не увидела… Хороша подруга, что сказать».

— Рапунцель-Рапунцель, — вздохнула Мерида, приобнимая подругу. — Ну разве это катастрофа? Ведь вы всё равно будете видеться. Разлуки только закаляют отношения. А Икк и Астрид будут нам постоянно писать. Да и потом… на Рождество мы всё равно соберёмся вместе, что бы ни случилось. Мы вот видим Туффи раз в полгода — и ничего, до сих пор остаемся хорошими подругами.

— Правда? — расслабив плечи, произнесла юная Краун.

— Ну конечно! Да и потом — вы же соулмейты. Разве Юдж бросит свою половинку?

— Наверное, ты права, Мер, — вытирая слёзы, произнесла Рапунцель и грустно улыбнулась. — Я только зря себя накручиваю… правда?

— Ну конечно! Не переживай, Рапс. В конце концов, я же остаюсь тут.

Девушка лишь улыбнулась подруге, а затем хитро прищурилась.

— Кстати, ты описывала своего Фроста таким разгильдяем, а он — просто душка.

— Никакой он не мой, — закатила глаза Мерида.

— Но ты ведь согласна с моими словами? — хихикнула Рапунцель, на что лишь получила тычок в бок от подруги.

***

В очередной раз Мерида убедилась в том, что если не строить много ожиданий, реальность тебя приятно удивит. Киноночь проходила в небольшом зале, где посетители, раскинувшись в мягких креслах-подушках, наблюдали за сюжетом фильмов, параллельно запихаясь попкорном. Администраторы кинотеатра явно пытались создать тут домашнюю атмосферу — и им вполне удалось. И это уже не говоря о фильмах — каждый был увлекательнее и красочнее предыдущего. Вот только среди этого всего была одна небольшая проблема.

— Фрост… — прошипела Мерида, стараясь не мешать другим посетителям, и ткнула парня локтем в бок. Безрезультатно. — Фрост, не спи!

Паренька вырубило уже на конце второго фильма, и сейчас он, удобно устроившись на плече девушки, мирно посапывал, совершенно не обращая внимания на происходящее на экране. Юджин и Рапунцель посмеивались с них, но Мериде было абсолютно не до веселья: согнувшись под тяжестью Джека, она старалась следить за происходящим на экране и не обращать внимания на то, что изредка парень похрапывал, привлекая внимание других зрителей.

— Ну я тебе завтра!.. — многообещающе произнесла девушка и, вздохнув, опять попыталась сконцентрироваться на фильме.

***

arrowrida: спасибо, что всю ночь слюнявили мне плечо, мистер я-не-сплю-дома-но-легко-вырубаюсь-в-кинотеатрах.

jack_frost: Всегда пожалуйста, принцесса.

jack_frost: Но ты ведь не можешь не признать того факта, что такие моменты особо, сближают, да? ¯\_(ツ)_/¯

arrowrida: пожалуй, я лучше промолчу.

========== 7. Смена обстановки ==========

— Ого, — только и оставалось, что выдохнуть Мериде, когда пред ней предстало её будущее место работы.

— Нравится? — дружелюбно щурясь, спросил Джек и повернулся к ней.

— Не то слово! — всё ещё пребывая в восторге, произнесла девушка.

Лавка игрушек под названием «Мастерская Санты» ютилась между домами неподалёку от центра их городка и разбавляла серый бетон улиц своей пёстрой красочной расцветкой. По виду она была стилизована под деревянную избу с алыми, задекорированными мифическими персонажами дверьми и выполненными в том же стиле витиеватыми откосами больших окон. Вывеска переливалась огоньками, а к порогу магазина вела дорожка из красной плитки. Затаив дыхание от предвкушения, Мерида надавила на дверную ручку, и та легко поддалась.

Как оказалось, владелец лавки оказался под стать той самой. Им был высокорослый пожиловатый мужчина, который, несмотря на свой возраст, был крепко сложен — и в нём ещё чувствовалась недюжинная сила. «Точно Санта», — подумалось юной Данброх, когда она впервые увидела его. Этот образ ещё и подкрепляла длинная борода, доходящая тому до живота, кустистые брови и румяность лица.

— О, а вот и мои работники пожаловали! — добродушно воскликнул он, завидев их на пороге. — Милости прошу! — Мужчина развёл в сторону руками, показывая свои «владения». А те, безусловно, впечатляли.

— Привет, Норт, — кивнул Джек, а вот Мерида всё ещё стояла с открытым ртом, наблюдая лавку изнутри.

— Ох, простите мою невежливость, — спохватился хозяин. — Ведь я не представился юной барышне!

Он протянул руку и пожал Меридину — при этом та почувствовала, будто бы ей переломали все кости.

— Не знаю, говорил ли вам Джек, но я — Николай Северянин, но можете звать меня просто Норт. А вы?..

— Мерида Данброх, — улыбнулась она. — И ко мне можно на «ты».

— О, я наслышан о вас от Джека. — Тот в это время закатил глаза. — Именно он порекомендовал вашу кандидатуру. А этому юноше я очень доверяю, так что и тебе, Мерида.

Он дружелюбно подмигнул, и уголки губ Мериды самопроизвольно растянулись в улыбке.

— Можете пока осмотреться тут, — уперев руки в бока, проговорил Северянин, по-хозяйски осматривая свои владения. — Мы собираемся открыться завтра, так что у вас будет время подготовиться. Если что не так — свистите, я буду у себя в рабочем кабинете.

Сунув руки в карманы штанов, Мерида неторопливо начала оглядывать помещение, продвигаясь между стеллажами. В воздухе витал приятный терпкий запах свежеструганного дерева, а само разнообразие игрушек просто поражало; тут можно было найти всё, что бы только пожелала душа юного клиента: от мягких игрушек с нежной ткани и ортопедическими шариками внутри, до конструкторов из настоящих железок и винтиков для маленьких мастеров. И это уже не говоря об отдельных секциях самодельных поделок для детей — судя по всему, Норт создавал их своими руками. Разнообразные домики, куколки и лошадки из дерева выстроились на главной витрине и радовали взор своими пёстрыми цветами. А для коллекционеров неподалёку в морозильной стойке были предоставлены особые работы — игрушки, филигранно выточенные Северянином изо льда. Тут Мерида остановилась подольше, прильнув, словно шестилетка, носом к витрине. Выполненные чрезвычайно мастерски, льдяные изделия казались невероятно изящными, и в то же время — хрупкими. Одно неверное движение или попадание на них солнечных лучей вне холодильника — и эта красота перестанет существовать.

— И как тебе тут? — словно невзначай поинтересовался подошедший к Мериде Фрост, который пытался казаться безучастным, а на самом же деле внимательно следил за реакцией подруги.

В ответ она подняла большой палец вверх, а потом, немного помолчав, спросила, покосившись на кабинет Норта:

— Добрый русский дедушка?

— А то. Наш старый знакомый семьи, потомок эмигрантов. Норт, сколько я его помню, любил заниматься изделиями из дерева и вот наконец-то открыл свое дело, чтобы радовать игрушками не только знакомых детишек. Ну, а когда он намекнул, что ему нужен персонал, я был тут как тут.

— Хм, — ответила ему юная Данброх, всё ещё разглядывая товары. — Пойдем посмотрим на нашу форму?

***

— М-да-а-а, — через несколько минут протянула она, увидев её: белую рубашку с красными лентами на рукавах, жилет и брюки цвета капучино с разноцветными пуговицами, алой бабочкой и небольшой пилоткой.

— Скажи спасибо и на том, — отозвался Джек, — что мы — пряничные человечки, а не эльфы-помощники.

— Да уж, я бы ни за какие деньги не надела зелёные одёжки и накладные уши, — хмыкнула девушка, спаковывая домой форму.

С этого дня и посыпались, словно песок в часах, их рабочие дни на новом месте. И, положа руку на сердце, Мерида искренне могла ответить, что ей тут нравилось. Да и уставала та меньше, не так, как на прошлом месте работы. Она стояла на кассе, а Джек работал мерчендайзером и заодно консультантом — с людьми ему куда лучше удавалось ладить, нежели замкнутой с незнакомцами юной Данброх. А посетителей с каждым разом становилось всё больше и больше: необычный магазинчик игрушек был у всех на слуху в их небольшом городе.

Было и ещё одно необычное изменение в жизни Мериды: Джек, удивительно, начал раздражать её куда реже. Казавшееся раньше до закатывания глаз бесящим ребячество сейчас она воспринимала как нечто само собой разумеющееся — привыкла и часто похихикивала над пытающимся рассмешить её другом. Изредка Мерида вспоминала о том, что Фрост, между прочем, пообещал было раскрыть ей ту самую давнюю тайну, но она, неожиданно даже для себя, всё откладывала и откладывала важный разговор на потом. Ей не хотелось разрушать тот мир, что наконец-то воцарился между ними после стольких лет войны, и она опасалась, что услышанная правда разрушит всё это. Так что и не поднимала эту тему.

Одного дня, когда их смена уже закончилась и Мерида, составляя последний отчёт, собиралась покинуть свой пост и уйти домой, к ним неожиданно вышел из своего кабинета Норт, немного встревоженный:

— Ребятки, — начал он, сложив руки в замок, — я только что получил звонок от нашей техработницы — и она сообщила, что сегодня не сможет выйти на работу. Не могли бы вы немного убраться тут вместо неё? С полной оплатой с моей стороны, разумеется.

Те переглянулись, кивнули друг другу, а затем Джек ответил:

— Без проблем, Норт, — и сложил пальцы колечками. — Сделаем всё почти идеально.

— Не знаю, как вас и отблагодарить — вы меня очень выручили, — хлопнул в ладоши Северянин и улыбнулся себе в бороду.

Вскоре он ушёл к себе домой, оставив ключи на кассе, а Мерида тем временем направилась к кладовке.

— Держи. — Она бросила Джеку швабру, а сама взялась за ведёрко.

— Одну минутку, — пробормотал тот, вытаскивая из кармана плеер. — Я включу музыку — так работа веселее пойдёт.

— Ну уж нет, Фрост, — парировала девушка и достала свой телефон. — Твою нудятину мы уже слушали. Пришло время для настоящей музыки!

Она нажала на кнопку «Играть» — и зазвучало пронзительное гитарное соло, а затем — драйвовая рок-музыка.

— Что ты там говорила о «настоящей»? — скривился юноша. Но всё же спорить не стал.

Как и говорил Джек, работать стало значительно веселей, и с уборкой они управились быстро. После того, как стихли последние ноты, а телефон был убран обратно в карман, Мерида задорно спросила у него: «Ну как? Понравилось?», на что паренёк отрицательно мотнул головой.

И он, конечно же, солгал.

***

БОНУС

Плейлист Мериды Данброх,

который тоже необязателен,

но всё равно нужен тут

Skillet — Those Nights

Skillet — Not Gonna Die

Skillet — Feel Invincible

PAIN — Same Old Song

Linkin Park — Lost In The Echo

Linkin Park — What I’ve Done

Three Days Grace — Riot

Three Days Grace — Human Race

Apocalyptica — I Don’t Care (feat. Adam Gontier)

Stuck in the Sound — Let’s Go

Djerv — Only I Exist

Kasabian — Underdog

Kasabian — Good fight

New Years Day — Angel Eyes (feat. Chris Motionless)

KONGOS — I’m Only Joking

========== 8. Изъяснение ==========

Недели через полторы в свой законный выходной Мерида была вынуждена не только проснуться в семь утра (а не в одиннадцать-двенадцать, как планировала!), а и отправиться на пробежку в парк, чтобы выгулять их двух дирхаундов. Старшие члены семейства Данброх по очереди каждое утро выводили на прогулку своих питомцев — и когда пришел черед Мериды, её мать, Элинор, распахнула шторы, пропуская в комнату щедрый солнечный свет, бесцеремонно растолкала дочь и вручила ей пару поводков. Отчаянно зевая, юная Данброх наспех оделась, позавтракала хлопьями с йогуртом и, плотно завязав шнурки своих «найков», подозвала любимцев — Ричи и Вилли, а затем вышла из дому.

Дремоту всё никак не удавалось победить, и Мерида, вместо бега, уныло ковыляла в сторону парка, пока её псы обнюхивали по дороге каждый столб и пожарный гидрант. В парке же сонливость девушки немного спала, и юная Данброх пробежала несколько кругов, а когда остановилась, чтобы немного перевести дух, неожиданно увидела двух своих знакомых.

— Мерида! — тоже заметила её Астрид и помахала ей рукой, после чего Данброх двинула к ней.

Подле Хофферсон стоял Иккинг — тоже хороший друг Мериды, с которым она познакомилась на спортивной секции, когда года четыре назад пришла вместе с Астрид записываться на занятия: она — со стрельбы из лука, Астрид же — на баскетбол. Тот тогда был довольно щуплым и неуверенным в себе пареньком, которого на спортивные занятия выперли родители. Тогда-то, как рассказывала сама Хофферсон, она заступилась за парня, которого донимали старшие ребята из команды — так они и начали общаться.

Сейчас же Иккинг являл собой подтянутого среднего роста юношу с лучезарными зелёными глазами и густыми каштановыми волосами, доходящими до середины шеи. Он коротко обнял Мериду, когда она приблизилась к друзьям, а потом наклонился и принялся здороваться с её дирхаундами. Астрид с едва уловимой улыбкой в глазах наблюдала за своим бойфрендом. Встречаться они начали не так давно — около пяти месяцев назад, несмотря на то, что с самого знакомства ходили вокруг да около друг друга, оставаясь просто друзьями. Но всё же — их метки соулмейтов проявились почти одновременно, и они поняли, что ценят друг друга намного сильнее, чем просто приятелей. Сказать честно, Мериде нравилось украдкой наблюдать за ними. Их взаимоотношения были почти что эталоном — бережные и нежные, парень с девушкой всегда заботились друг о друге и по-настоящему ценили то, что они обрели вместе с их любовью. О таких отношениях Мерида могла лишь читать в книгах — но уж точно не ожидала увидеть в реальной жизни.

— Поверить не могу, что вижу Мериду в такую рань, — усмехнулся Иккинг. Сам он каждое утро выводил соседских собак на прогулку, немного подзарабатывая этим. Астрид же часто составляла компанию своему избраннику.

— Сама удивляюсь, — тем временем ответила юная Данброх, подавляя зевок. — Но обязанность есть обязанность, ничего не поделаешь.

— Как там дела на новой работе? — поинтересовалась её подруга.

— Честно? — на секунду задумалась девушка. — Несмотря на то, что у нас ужасная форма, мне там нравится. Приятно видеть, как радость наполняет людей, как только они пересекают порог лавки Северянина. Или как взрослые ненадолго перевоплощаются в детей, когда склоняются над ассортиментом. Кстати, заходите, если что. Наша с Фростом смена как раз завтра.

— Кстати, о вас, — после произнесённых слов в глазах Астрид заиграла лукавинка, и Мерида внутрене напряглась. — Как там у тебя с ним складывается?

Иккинг бросил на неё любопытный взгляд, и Мерида не смогла сдержаться и закатила глаза. Ох, ну естественно Астрид не стала таить её секрет от своей второй половинки. Её секрет! Конечно, юная Данброх доверяла Хэдоку так же, как и подругам, но всё же не хотела втягивать в это так много людей. Поди, и до Фроста доберутся слухи о том, что он на самом деле солумейт Мериды.

— И ты знаешь?

Тот лишь неопределённо пожал плечами и словно извиняющееся улыбнулся.

— Так что, Мерида? Ты отходишь от темы, — сложила руки на груди Астрид.

— Мы общаемся. Просто общаемся — не более того.

— И он не знает о…

— Не хватало ещё, — фыркнула Мерида. — И, эй, не вздумайте сводить нас, — предостерегающее подняла указательный палец она. — Судьба и так с этим неплохо справляется.

— Замётано, капитан, — отсалютовал Иккинг, а Астрид лишь коротко хохотнула. А затем добавила:

— Кстати, какие там новости от Туоф? Что-то она притихла в чате.

— Она вроде как писала, что скоро сюда приедет Альберт, чтобы погостевать тут недолго. Так что Туффи сейчас переворачивает с ног на голову весь дом дотошной уборкой, а ещё судорожно учит рецепты вегетарианских блюд, чтобы радовать ими своего Банни, — последнее слово Мерила выделила в кавычки пальцами, вспоминая, как нежно называет Туоф своего избранника, который ну никак не соответствовал этому прозвищу.

После этого Мерида подозвала своих питомцев, попрощалась с друзьями, пообещав встретиться ещё в скором времени, и направилась домой.

***

Дома она наскоро приняла душ и, высушивая на ходу волосы, направлялась к себе в комнату, как вдруг услышала звонок в дверь, а через несколько секунд голос мамы: «Мерида, это к тебе». Удивившись, кого это принесло так рано (обычно подруги забегали к ней не раньше одиннадцати, зная её привычку спать до обеда), юная Данброх спустилась на первый этаж и опешила, увидев посетителя. Джек Фрост собственной персоной стоял на пороге её дома и лыбился своей фирменной улыбкой. Элинор же с едва скрываемым удивлением стояла подле и переводила взгляд то на паренька, то на свою дочь.

— Э-э-э, привет? — протянула ошарашенная девушка, выронив полотенце из рук.

— Здравствуй, Мерида, — задорно проговорил Фрост. — Мы как раз общались с миссис Данброх.

— Прошу, Джек, можно просто «Элинор». — От этих слов Мерида просто выпала. Ещё бы: обычно строгая и сдержанная с другими её «ухажёрами» мать сейчас приветливо улыбалась Фросту как ни в чём не бывало. — Ну и ну, я помню тебя всё ещё мальчишкой, а ты вот какой вымахал… — проговорила она, всё ещё осматривая его. — Хочешь чаю?

— Благодарю, Элинор, но я ненадолго — лишь забрать Мериду. Мы договаривались сегодня покататься на роликах.

«Ничего мы не договаривались!» — мысленно вскрикнула юная Данброх, но вовремя прикусила язык, лишь нахмурилась, сложила руки на груди и бросила на Фроста многозначительный «Ну я тебе ещё это припомню» взгляд, а затем ответила:

— Да-а-а, вот только Джек, — она опять исподлобъя посмотрела на него, — наверное, перепутал время, ибо я точно заявляла, что буду свободна только после обеда.

— Да нет, думаю, перепутала как раз ты, ведь недавно утверждала совершенно обратное, — парировал тот.

— После. Обеда, — с нажимом повторила Мерида. А затем вздохнула, заметив, что оппонента никак не убедить, и добавила: — Раз уж так, не будет ли тебе угодно подождать меня, пока я приведу себя в порядок и переоденусь?

— Безусловно, — обезоруживающе поднял уголки губ в улыбке Джек, и при виде неё внутри Мериды всё перевернулось, а сердце сделало кульбит.

«Чёрт возьми, запрещённый приём!» — в сердцах выругалась про себя она.

— Элинор, — обратился паренек в сторону кухни, — предложение с чаем ещё актуально?

Что ему ответила мама, Мерида не услышала, ведь начала подниматься наверх, попутно раздумывая над своей реакцией на последние слова Фроста. Признаться честно, в последнее время она часто ловила себя на том, что это начало повторяться с завидной регулярностью. Начинала скучать, когда он долго не писал ей сообщения с типичными подколками, мемами или интересными ссылками. Ноги и руки безвольно превращались в желе, стоило им только остаться один на один в лавке без посетителей. Хотелось бы Мериде сказать, что ей не нравится это, однако… она начинала понимать, что не может подписаться под этими словами. Какая-то призрачная, тонкая, как нить паутинки мысль кружилась рядом, однако девушка всё никак не могла её разгадать или не желала.

Наскоро переодевшись в удобную одежду и высушив волосы феном, Мерида вновь спустилась вниз, где Джек, покончив с чаепитием, уже поджидал её.

— Назови мне хоть одну причину не убить тебя тут, при свидетелях, — прошипела она, стоило только им выйти на улицу и перейти дорогу.

— Ну, начнём с того, что я забочусь о том, чтобы ты дышала свежим воздухом.

— Тоже мне, родитель, — фыркнула та. — Ты ни с того ни с сего, не предупреждая меня, между прочим, заваливаешься ко мне в дом довольно рано — хотя должен был догадаться, что в это время я обычно сплю, сюсюкаешься с моей мамой — и это тебе ещё повезло, что отец и тройняшки уехали смотреть бейсбольный матч, и заявляешь мне, что будешь учить меня кататься на роликах… я ничего не перепутала, Ваша Отмороженность?

— Ничуть, — плутовски ухмыляясь, ответил Джек, совершенно не каясь в содеянном. — Так разреши мне назвать следующие причины, принцесса.

— Ну валяй, — фыркнула она.

— Во-первых, я бесплатно, бесплатно, прошу заметить, дам первоклассный урок езды на роликах. Во-вторых, твоим тренером будет несравненный в этом искусстве мастер, который своими умениями…

— Небо там своим задранным кверху носом не проткни, «мастер».

— Гм. Ну, и в-третьих, я угощу тебя лучшими бельгийскими вафлями во всей Индиане. Но это только после всего.

Он перевёл на неё испытующий взгляд, так что Мерида, вздохнув, решила сдаться:

— Я так понимаю, отказы не принимаются?

— Совершенно верно, — щелкнул пальцами Фрост.

— Куда мы хоть направляемся?

— О, ты наверняка не знаешь это место. Так что — сюрприз.

***

— И вот тут ты прогадал — я знаю это место! — победоносно улыбаясь, заявила Мерида.

Один из её бывших парней (продержался чуть больше недели — слабак) часто приводил её на роллердром под открытым небом, и юная Данброх, откровенно скучая, вынуждена была провести несколько вечеров, наблюдая за тем, как Саймон — вроде же так его звали? — выписывает финты, пытаясь её впечатлить. Но вот учить её он никогда не пробовал.

Странным ли было то, что в мире, где каждому предназначена своя половинка, люди могли встречаться с теми, что не определены им? Да нет, не особо: родственная душа может отыскаться не очень скоро или, в самом худшем случае, не найтись никогда из-за массы случаев… а ведь жизнь-то идёт. Вот и Мерида пыталась отыскать свою, стремясь отыскать в каждом новом бойфренде (всего их, кажется, было четверо) того самого, да вот только всё не везло. До этого лета.

— Пройдём сюда. — Джек указал на несколько ступенек, выстроенных вдоль площадки.

— Ты ведь захватил мне ролики? — поинтересовалась девушка, когда они присели, чтобы сменить обувку.

— Ну конечно, — хмыкнул юноша и протянул ей немножко затасканную пару коньков серого цвета. Сам он довольно быстро надел свои, новые и блестящие. — Эти мои детские, на тебя будут впору, если я правильно определил на глаз твой размер ноги.

— Немного даже великоваты.

— Можешь забрать себе на вырост. Туго тогда шнуруй их, чтобы не вылететь из них во время езды.

— Спасибо, кэп, — закатила глаза на его слова Мерида.

Фрост легко встал на них — как будто на нём была обычная обувка, а не с четырьмя колёсами вдоль подошвы — и подал ей руку.

— Сейчас осто… — От непривычки ноги юной Данброх разъехались, но Джек успел её поймать. — …рожно.

Она нервно хихикнула, чтобы скрыть волнение, и пока он вёл её в сторону роллердрома, спросила:

— И как давно ты этим занимаешься?

— Лет с одиннадцати. Тётя Мэг прислала мне на день рождения ролики — пришлось учиться, чтобы они не пылились. Но это, конечно, хобби, ничего серьезного с этим увлечением я не планирую.

Разговор перетёк в другое русло, а Фрост параллельно пытался её обучать, и со временем Мерида с удивлением обнаружила, что начала вполне сносно кататься. Конечно, до мастерства многих посетителей роллердрома ей ещё было далеко, но она уже не падала каждые две секунды, а ещё могла самостоятельно отталкиваться и ехать вперед, не цепляясь за руку Джека при этом. Он действительно был хорошим инструктором — этого она просто не могла отрицать.

После катка же они, весело смеясь и вспоминая забавные моменты на роллердроме, направились к небольшой кафешке неподалёку, специализирующейся на изготовлении вафель. Мерида заказала себе фирменные — со взбитыми сливками и черникой, Джек же остановил свой выбор на политых шоколадной глазурью и с добавлением корицы. Вскоре заказ принесли, и девушка осторожно отрезала ножом кусочек и, наколов его на вилку, отправила десерт себе в рот.

— М-м-м, — простонала от наслаждения юная Данброх, едва только нежный вкус вафель раздался во рту. — Никогда не пробовала ничего вкуснее!

— А то, — улыбнулся Джек. — Я совсем недавно открыл для себя это заведение — но настолько деликатесных вафель не пробовал нигде.

— Надо же, иногда, оказывается, тебе можно доверять, — ухмыльнулась она и ткнула вилкой в его сторону. А лишь потом осознала, что она, вообще-то кокетничает с ним. Но останавливать игру не хотела.

— Всегда, Мерида, всегда, — парировал Джек, криво улыбаясь. — Кстати, раз уж зашёл разговор об этом… — его тон мигом сменился с игривого на сосредоточенный. — Мне бы не хотелось, чтобы между нами были недомолвки. Так что я готов рассказать тебе о том, о чём ты так долго просишь.

Едва не подавившись десертом, Мерида отложила в сторону вилку и нож, и вгляделась в его глаза, в которых отзеркаливалась истина — он не обманет сейчас.

— Семь лет назад… — начал свой рассказ юноша, ковыряя вилкой свою порцию, — я был всего лишь ребёнком. Ещё несмышлёным, с наивным взглядом на мир. Финансовые проблемы и родители на грани развода сильно ударили по моей психике. Я начал замыкаться в себе, боялся идти на контакт. Я думал, что вы с Туоф заметите, что со мной что-то не так, и начнёте догадываться… А тут ещё и переезд. Для меня это казалось мировой трагедией: новое место жительства, новые люди, новая школа. У меня был настоящий стресс. Да и ещё один, самый важный фактор…

Затаив дыхание, юная Данброх продолжала внимать его истории.

— Несмотря на то, что я не выходил на связь, я всё равно думал о тебе, Мерида. Я вспоминал все счастливые деньки, которые мы проводили вместе, фильмы, которые просмотрели, игры на приставке, в которые любили залипать… И всё это было уже таким далёким, таким светлым и добрым воспоминанием о прошлом, которое, казалось, никогда больше не повторится. Я думал о тебе, когда переходил в старшую школу — думал и тогда, когда сдавал годовые экзамены. И даже когда стрёмная Пэнни приглашала меня на танец на школьном балу, а я не мог отказать, я всё равно думал о тебе. Потому, что… Впрочем, лучше посмотри сама.

Он протянул вперёд свою руку, и Мерида, немного дрожа, потянула за узел платка, скрывающего его метку.

Мерида Данброх. Выведенные явно не её — а Фроста — каллиграфическим почерком буквы казались слишком реальными, чтобы быть просто очередной шуткой. Когда она на секунду задержала на ней пальцы, надпись окрасилась в апельсиновый яркий оттенок — её цвет.

— Как долго? — хрипловатым голосом от волнения спросила девушка, не отваживаясь поднять на него глаза.

— С момента переезда, — голос Джека и сам непривычно для него дрожал. — Именно поэтому я тогда и оттолкнул тебя. Всё навалилось на меня такой кучей — а тут ещё и моя лучшая подруга оказывается соулмейтом. Естественно, что я испугался и не знал, как себя вести. Но от судьбы-то не убежишь, сколько ни пытайся, — и вот она опять столкнула нас лбами.

Между ними воцарилась глубокая тишина, которая заглушала голоса посетителей, шум улиц, бряцание утвари с кухни… Были только их двое. Да выставленная напоказ метка на его руке.

— Ну же, не молчи, скажи хоть что-нибудь…

— Какой же. Ты. Всё-таки. Идиот, — чеканя каждое слово, проговорила юная Данброх и, вспылив, вскочила на ноги — от чего всё внимание присутствующих переключилось на них. — Почему, ну почему нельзя было сказать сразу?

— Я был ребёнком! — возразил он, тоже вскакивая с места.

— И эти два месяца — тоже? — возмутилась она.

— А как мне нужно было себя вести?! Сказать при первой встрече в почтампе: «Привет! Помнишь меня — я Джек. В общем, ты — моя родственная душа». Или как, по-твоему?

— Родственные души никогда не утаивают друг от друга ничего. — А потом ей дошло, что она, собственно, сама только что обманывала его, ведь в её случае всё как раз было наоборот. Едва сдерживая плачь, она в сердцах выкрикнула: — Ой, да чтоб тебя, Джек Фрост! Никогда больше не показывайся мне на глаза — как ты попросил меня семь лет назад!

Всхлипнув, она развернулась ко входу и не оборачиваясь выбежала из заведения, услышав в спину «Мерида, пожалуйста, остановись!»

Прочь, прочь, прочь! Мысли гнали её оттуда, и Мерида на автомате быстрым шагом направлялась домой, почти ничего не видя из-за застилающей глаза пелены слёз. Какие же они оба придурки — что он, что она. Запутались в трёх деревьях. Не смогли объясниться в таких простых вещах. Какими соулмейтами они вообще могут быть после этого? Неужели всё это — лишь коварная ошибка судьбы и больше ничего? Мерида не хотела об этом думать, но мысли пчелиным роем кружились в голове, пока она наконец-то не добрела до дома и без сил повалилась на кровать в тревожный сон.

========== 9. Их прозревание ==========

Семь дней. А точнее, семь дней и одиннадцать часов. Именно сколько Мерида Данброх не выходила из дому и предавалась добровольному затворничеству, полностью игнорируя попытки родных достучаться до неё. Хорошо хоть, что она начала есть — ибо первые два дня лишь едва притрагивалась к содержимому на подносах, которые домочадцы подкладывали ей под двери. Зная её характер, они не решались входить внутрь. И правильно делали — по комнате будто смерч прошёлся. Вдоволь выплакавшись в первый день, Мерида начала крушить всё подряд, выплёскивая всю свою злобу, скопившуюся внутри, переполнившую чашу терпения. Все последующее время суток она провела, созерцая результаты своих «трудов» и горько раскаиваясь в этом. На третье вышла из комнаты на кухню, чтобы прихватить чего-то съестного. И обнаружила свою же заначку с вредной едой — так что весь четвертый день провела за её уничтожением. Пятый день был «разгрузочным» для организма — он дал понять, что вчерашний рацион ему совершенно не понравился. Но разгрузить свой мозг от мыслей о Фросте и о том, что она ему наговорила, не получалось никак. Шестого дня её заточения она наконец-то отважилась поговорить с домочадцами. А потом, изнывая от бессонницы, включила телефон — и его просто разорвало от количества оповещений о новых сообщениях. От Фроста — ни одного.

И вот, наступил седьмой день. Юная Данброх особых планов на него не строила, лишь лежала у себя на кровати, закинув одну ногу на подушку, и смотрела на потолок, ни о чём не размышляя — вакуум в голове приносил неожиданное облегчение. Если так подумать, она не строила планов ни на завтра, ни на послезавтра, ни на школьные будни, ни на что. Была б её воля — Мерида не выходила из комнаты примерно… всю жизнь. Но настырливый дверной звонок, резко разорвавший тишину её отшельничества, так не считал.

«Ма-а-а!» — ослабшим, хрипловатым голосом крикнула она, но не услышала ответа — видимо, Элинор ушла за продуктами. Придется открывать самой.

С кряхтением поднявшись с кровати, девушка нашарила ногами тапочки, надела их и уныло поковыляла ко входу.

«Кого там нелёгкая принесла? — подумалось ей. — Уж не он ли? Ха, ну ты, Данброх, и размечталась».

Посетитель и вправду оказался не Фростом. Открыв дверь, Мерида увидела на крыльце Рапунцель, которая тут же юрко развернулась в ней и впилась в неё взглядом.

— Н-да, ситуация куда хуже, нежели я представляла, — прокомментировала она внешний вид подруги: её взлохмаченные пуще нормы волосы, синяки под глазами, сутулость, мятую одежду с пятнами от содовой…

— Если ты пришла поизмываться над самой крупной неудачницей всего города — пожалуйста, я разрешаю, — устало проговорила Мерида и перевела взгляд на подругу.

Ох ничего ж себе! От длинных золотистых локонов юной Краун, которые она холила и лелеяла с раннего детства, не осталось и следа! Вместо них теперь наблюдалась короткая прическа-каре, красиво обрамлявшая лицо девушки. Да и волосы были выкрашены в непривычный каштановый оттенок — и ей всё чудно шло. Ещё неделю назад Мерида необычайно удивилась бы увиденному, а потом полдня нахваливала новую стрижку Рапунцель. Но сейчас она лишь удивлённо приподняла бровь и лаконично констатировала факт:

— Ты подстриглась.

— Балл вам за внимательность, мисс Данброх, — улыбнулась Рапунцель и заправила всё ещё непривычно выглядящий короткий локон за ухо. — Мне захотелось чего-то необычного, хоть каких-то хороших перемен… Так что я решила изменить немного свой имидж. — Спустя мгновение она всплеснула в ладоши и хлопотливо проговорила: — Ох, ну что я о себе, да о себе! Ты-то… Целую неделю не выходила на связь, а когда мы с Астрид позвонили на ваш домашний телефон, твоя мама сказала, что недавно ты вернулась жутко расстроенная, а потом впала в ужасную депрессию и вот уже несколько дней почти не выходишь из комнаты… Мы уже хотели попросить Туффи проведать тебя, но к ней как раз приехал Альберт, так что нам не хотелось разлучать голубков. Что с тобой, Мерида?!

— Да… — запнулась, а потом вздохнула та. — Тебе полный рассказ или вкратце?

— И так — и так. Сначала, для успокоения моих нервов — укороченную версию.

— Ну, если коротко… — задумалась Мерида, пока пропускала Рапунцель внутрь дома. А потом, собравшись с духом, выпалила на одном дыхании: — В общем, Фрост признался мне, что он — моя родственная душа, я распсиховалась, мы поссорились, и я убежала домой. Вот. — Эти слова дались ей невероятно тяжело, но после того, как произнесла их вслух, девушка почувствовала себя немногим лучше. Как больной ощущает, что организм начал бороться, а зараза решила отступать, и идёт на поправку. Так и с душевными ранами — как бы то ни было, быстро или долго, они всё же затягиваются. Об их значимости лишь напоминают шрамы, и чем грубее они — тем сильнее был причинён ущерб в прошлом.

Тем не менее, Мерида лишь встала на тропу, ведущую к полному восстановлению.

— Даже и не знаю, что сказать, — грустно вздохнула Рапунцель, выслушав подругу. Они разместились за кухонным столом, друг напротив друга. — Вы оба наломали таких дров…

— Ага.

Они на несколько минут притихли, а потом Рапунцель достала телефон и принялась надиктовывать голосовое сообщение:

— Девчат, я у Мериды, она, м-м-м, — девушка бросила на последнюю оценивающий взгляд, — стремится к норме.

— Если они хотят, пусть приходят, я как раз расскажу вам всё в подробностях, — вклинилась Мерида, потихоньку начинающая приходить в себя.

— Отличная идея! — провозгласила Рапунцель, хлопнув в ладоши, и быстро напечатала дополнительное сообщение. — Я пока заварю чаю… А ты, — она по-хозяйски сложила руки на поясе, — марш в душ! Когда ты последний раз его посещала?

Та лишь неопределённо дёрнула плечом.

— Давай-давай! И приводи себя в порядок — никаких больше соплей.

Она шлёпнула её по бедру и повернулась к чайнику, а Мерида тем временем посунула в сторону ванной комнаты. Хотя унылость в её настроении всё ещё не улетучилась, её заступало тёплое чувство к своим друзьям, которые не бросили её в такую трудную минуту.

Через сорок минут говорливая девичья компания собралась на кухне.

— Охренеть! — провозгласила Астрид, полностью выслушав историю Мериды, и сердито грохнула чашкой по столу — чай едва не расплескался. — Нет, я конечно признаю, что наша Мерида не подарок… — Та лишь фыркнула и закатила глаза на эти слова. — …но Фрост тоже молодец! Вот так всё просто, в лоб… Он что, Мериду не знает?! Ей нужно намёками, намёками было, чтобы ты, Рида, сама догадалась, и потом вы бы хорошо объяснились. Но нет — на те. Конечно же ты растерялась, испугалась — а кто бы не?..

— Согласна с тобой, — кивнула Туффиана, вдыхая пряный аромат василькового чая. — Ты, Мерида, отреагировала вполне естественно для тебя — рассердилась. Так что выше нос — твоей вины тут лишь наполовину.

— Вы это только что придумали, чтобы только приободрить меня, да? — произнесла Мерида и отпила из своей чашки.

— Что? Нет! — отрицательно мотнула головой Хофферсон. — Ну, попадись мне этот Фрост, я ему…

— А почему вы та-а-ак вините его? — отозвалась Рапунцель, и все обернулись к ней. — Представьте себя на его месте: вы стараетесь объясняться со своей родственной душой, а она так реаги… — Она смутилась и замолчала под двумя уничтожающими взглядами Астрид и Туоф. — Но в целом я согласна с девочками, да, — добавила девушка и извиняющееся улыбнулась.

— В общем, Мерида, не переживай, всё устаканится, вот увидишь, — махнула рукой Астрид, и та немного приободрилась. Всё-таки, общение с подругами творило чудеса — за весь вечер они успели обсудить все недельные новости, сделать пару селфи и выпить несколько литров чая. Печальное настроение девушки немного отошло на задний план, и она почти поверила в слова Астрид — что всё пройдёт и устаканится, а уж Земля точно не перестанет вертеться от такой её «катастрофы».

— Кстати, девчат, — проговорила Туффиана, когда они уже собирались расходиться. — Я предлагаю всем собраться как раз перед отъездами на учебу — ведь всего неделя осталась. Просто посидеть всей компанией, пообщаться. Альберта я точно вытяну, пусть даже не пытается упираться.

— Отличная идея! — щёлкнула пальцами Хофферсон. — Мы с Иккингом в деле.

— Раз уж так, думаю, Юджин не будет против, — улыбнулась Рапунцель.

— Ну, а я не знаю, — вздохнула Мерида, но быстро сдалась под взглядами других. — Ладно-ладно, я тоже приду. — И она даже кратко улыбнулась после этих слов.

***

>войти: astrid_hoff

>создать новый чат: «Мы пришли по твою душу»

>добавить: jack_frost, ♡ rapunzelcrown ♡, toothfairy.

astrid_hoff: Слышь, Фрост. Тебе там как, нормально дышится?

jack_frost: (o_O)!

♡ rapunzelcrown ♡: Астрид, ну не так резко!

astrid_hoff: Тихо, мать беседу ведет.

jack_frost: Дамы, чем я обязан таким вниманием к моей персоне? И, если так подумать, как вы вышли на мой аккаунт?

toothfairy: Привет, девочки.

toothfairy: Привет, Джек.

toothfairy: Ты пролайкал все её фото.

astrid_hoff: Не, ну ты глянь, его даже совесть не грызет.

astrid_hoff: Ты обидел нашу Мериду.

jack_frost: Но я не обижал её, она сама обиделась.

astrid_hoff: Ещё и тут изворачивается как может.

astrid_hoff: Короче, Фрост.

astrid_hoff: Забиваем тебе стрелу.

astrid_hoff: Завтра на час дня в парке.

jack_frost: Я не совсем понимаю, что вы от меня хотите…

jack_frost: Но буду готов (งʘ ͟ʖʘ)ง

♡ rapunzelcrown ♡: Я прихвачу с собой печеньки и бутерброды!

***

Спустя несколько дней, за час до назначенной встречи Мерида всё никак не могла собраться с мыслями и стояла перед шкафом, перебирая вешалки с нарядами. Долгое пребывание в одиночестве-таки ударило по её социальным навыкам, и выход из своей зоны комфорта — комнаты, которую она не покидала практически полторы недели — всё же был для неё событием. Вздохнув, девушка всё же решила не заморачиваться и надеть привычную удобную одежду, так что потянулась к полками с рубашками и футболками, да захватила с вешалки слаксы песочного оттенка.

Когда она уже собиралась выходить, в дверь её комнаты тихо постучали, а затем в дверном проёме выглянула Элинор. Она хотела о чём-то спросить, но запнулась, увидев, что её дочь куда-то собралась, не преминула возможностью поинтересоваться об этом, на что Мерида честно ответила — да и таить было нечего.

— Ты что-то хотела, мам? — спросила та, сидя перед трюмо и заплетая свои непокорные волосы в лёгкую косу.

— Да. На самом деле я хотела сказать, что мы с отцом рады за тебя… — Она присела на краешек её кровати, — …точнее за то, что твой «тёмный» период прошёл. Но всё же… Мы так переживали за тебя, Мерида. Позволь же поинтересоваться, что же с тобой случилось? Кто-то обидел нашу девочку?

— Ох, ма’, — вздохнула девушка и плюхнулась на кровать рядом с ней. — Всё вроде как устаканилось. Не совсем, правда, но я в норме.

Но Элинор продолжала смотреть на неё в ожидании рассказа, так что Мерида, вздохнув, решила рассказать всё без утайки:

— В общем, этим летом у меня наконец-то проявилась метка соулмейта. Когда я пошла на новую работу, сразу же столкнулась с ним. А сам он оказался мальчишкой, жившем когда-то по соседству. Думаю, ты догадываешься, о ком я говорю. Мне было хорошо и весело с ним, но сомнения, обиды за прошлое сковывали меня, заставляли грубо вести себя с ним… А когда он признался мне в том, что я — его родная душа, я отреагировала совсем не так, как следовало, и наверняка разбила ему сердце. Такая вот не совсем весёлая история получилась.

— Ох, золотце, — проговорила Элинор и раскрыла свои объятия, так что Мерида сразу же прильнула к ней. — Не переживай так. Сделай первый шаг сама. Ты же знаешь, какие мальчишки порою могут быть нерешительны, приходится нам, женщинам, обо всём заботиться. Попроси прощения. Думаю, он легко забудет все обиды. Вы же половинки всё-таки.

— Даже и не знаю, — вздохнула юная Данброх. — После такого-то…

— Ну, чтобы тебя утешить, скажу, что у нас с твоим отцом всё было далеко не гладко. Я ведь не рассказывала эту историю? Мы с ним встретились на горнолыжном курорте, в малознакомой компании. И между нами разыгралось настоящее соперничество. Ни дня не проходило без перепалок и лыжных соревнований. Победу одерживал то Фергус, то я, тем самым порождая ещё больше поводов для споров. Но когда отпуск почти закончился, мы поняли, что просто не можем друг без друга. А проявившиеся метки только подтвердили это. Так что всё будет хорошо, крошка. Ты только не унывай.

— Постараюсь, — коротко улыбнулась девушка. — Наверное, меня там уже заждались.

— Ох. Не буду тебя задерживать. Просто припомни мои слова, когда придёт нужное время.

— Хорошо. — И обернувшись напоследок, она добавила: — Люблю тебя, ма’.

— Я тоже тебя, золотце.

***

— Ну наконец-то, Мерида пожаловала, — хмыкнула Астрид, как только заприметила направляющуюся к ним девушку.

— Знаешь, — заметила та, садясь возле Туоф, — как человеку, который едва-едва вышел из депрессивного состояния, ты даёшь мне слишком мало поблажек. О, точнее — вообще не даешь.

— Ну, тут ты прямо в яблочко попала, — ответила ей Хофферсон и подмигнула.

— Чего? — на лице Мериды ясно читалось недопонимание. — Она что-то задумала или что? — спросила та, повернувшись к Туффиане.

— Ничего не знаю, — притворилась та и пожала плечами, хотя со вчерашнего дня прекрасно ознакомилась с планом Астрид.

Тем временем юная Данброх уже успела переключиться на знакомого:

— Альберт! Рада тебя видеть!

— Взаимно, крошка Рида, — проговорил высокий мускулистый парень, сидящий рядом с Туоф, и они стукнулись кулаками. С момента их последней встречи Альберт, казалось, продолжил татуированный узор на «рукавах» уже до надплечий, да и ещё сильнее укоротил себе волосы, так что они торчали бритым «ёжиком».

— Мы тут, пока тебя не было, заказали пиццу с ананасами, поскольку ты единственная из всей компании её не любишь, — тем временем отозвался Юджин. — Но, если всё-таки захочешь, у нас остался кусочек.

Мерида оглядела все эти родные лица — Иккинга и примостившуюся возле него Астрид, Рапунцель с Юджином, сидящих подле неё Туффиану и «Банни» — и ей защемило на душе от того, что у них осталось так мало времени перед тем, как все разъедутся в разные стороны… Права была Рапунцель, когда переживала за то, что им скоро предстоит разлука. Мотнув головой, девушка отогнала от себя эти образы в голове. Ещё не хватало опять нагрузить себя печальными мыслями и прореветь оставшуюся до учёбы неделю. Чтобы отвлечься, она спросила:

— Так что же ты задумала, Астрид?

— О, скоро узнаешь, — хитро прищурила глаза та и сверилась с телефоном. — Возможно, даже очень скоро, мне тут написали.

Так же, как и в начале лета, звякнул дверной колокольчик. Но в этот раз посетитель направился не к стойке, а в сторону их стола. Захватил по дороге стул и уселся прямо рядом с Меридой.

— Привет, — произнёс Фрост, повернувшись к ней. Джек Фрост. Или же Джек, мать его, Фрост.

— Привет, — опешила она. Вот что задумала Астрид! Да и все, похоже, тоже были в сговоре! Ого. То, что они провернули, просто не укладывалось в голове Мериды. Нашли контакты Джека, заставили прийти сюда и, скорее всего, договорились с ним, чтобы он не принялся душить её на месте. Или насчет этого не договаривались?..

— И что, ты даже не прихлопнешь меня, как муху? — тем временем шепнул ей Фрост.

— Что? — опешила юная Данброх. — Я думала, это ты-то хочешь после всего, что я наговорила.

— Любое подобное желание выветривается после разговоров с Астрид. У меня до сих пор много чего болит. Так что теперь я само миролюбие.

— Она тебя била? — удивлённо прошептала Мерида.

— Ну так, не сильно на самом деле, — хитровато улыбнулся юноша. Не было понятно, пошутил же он или говорил взаправду, но девушка пообещала себе обязательно поговорить с Астрид с глазу на глаз. Серьёзно так поговорить.

В целом, вечер прошёл на удивление спокойно и весело. Джек неплохо начал вписываться в компанию, хотя между ним и Альбертом постоянно возникали шутливые перепалки, не оканчивавшиеся ничем серьезным. Девушки обсудили свои ближайшие планы и решили, что стоит ещё раз провести собрание женского клуба. Причём все недвусмысленно поглядывали на Мериду, которую Фрост по старой традиции вызвался проводить. Наверняка они ждали развязки.

А тот, в свою очередь, весь вечер вёл себя с ней так, будто ничего и не было. Никакой размолвки, ужасных слов в адрес друг друга — ничего. Но девушку всё же это больше напрягало, нежели радовало — ведь момент изъяснений ещё не произошёл.

— Так что, Мерида, — первым разорвал тишину Джек, когда они уже вышли из кафе и направились в одну сторону. Вечерело, уже начали зажигаться первые фонари, а ещё немного похолодало — осень скоро. — Скучала по мне?

— А то, — хмыкнула она, дружески ткнув его в бок. — Кто бы и подумал.

— О, признаюсь, это потешило моё эго.

— Смотри, не зазнайся сильно. А то я знаю, что ты можешь.

— Я? Да никогда в жизни.

Они остановились на развилке и резко замолчали. Нужные слова прятались, не хотели находиться, а тишина становилась всё сильнее неловкой. Сглотнув ком в горле, Мерида осторожно положила руку ему на предплечье и заговорила:

— Я весь вечер пыталась извиниться перед тобой… Да только никак не могла уличить нужного момента. Мне очень стыдно за то, как я повела себя, Джек. И хотя ты общаешься со мной так, будто ничего и не было, это всё же остаётся тяжёлым камнем, который лежит на груди и тянет вниз, на дно. Ты простишь меня?

Он долго молчал и даже не смотрел на неё, от чего всё внутри Мериды сжалось в тугой узел. Который тут же распутался, стоило ему повернуться и улыбнуться ей.

— Ох, Мерида, ну конечно я уже давно простил тебя. Ты же моя родственная душа, в конце-то концов. Не так ли?

Она искренне улыбнулась и дёрнула за узел своей повязки, обнажая его имя на запястье.

— Ого, — проговорил Джек, разглядывая надпись, — оказывается я — твоя.

А потом Фрост осторожно, немного переживая, притянул девушку к себе за руку и, обхватив лицо ладонями, легонько поцеловал, словно спрашивая разрешения. Выдохнув от неожиданности ему в губы, Мерида прильнула к нему поближе и, углубив поцелуй, зажмурилась от удовольствия. Ведь когда вас целует ваш соулмейт… м-м-м. Впрочем, лучше спросить у этих двоих.

Месяц спустя…

jack_frost: Знаешь, принцесса, по тому, как ты описывала свою школу, у меня сложилось впечатление, что это какой-то ад земной. Но вот я тут уже месяц, и ничего подобного мной не было замечено.

arrowrida: ой, я тебя умоляю.

arrowrida: побудь тут ещё несколько недель — и ты кардинально изменишь своё мнение.

jack_frost: Ха, спорим, что нет?

jack_frost: Например, я буду весь оставшийся семестр писать тебе сочинения по литературе, если проиграю.

arrowrida: по рукам, хе-хе-хе.

jack_frost: И да, Мерида.

jack_frost: Сегодня не успел сказать — люблю тебя.

arrowrida: (。・//ε//・。) (っ˘з (˘⌣˘) ♡

БОНУС

Плейлист Джериды,

который ну просто обязан быть тут

после всего:

Vance Joy — Riptide

Zak Abel — Love Song

Daughter — Youth

Oh Wonder — Without You

Gym Class Heroes — Cupid’s Chokehold

Hurts — Wherever You Go