КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435644 томов
Объем библиотеки - 602 Гб.
Всего авторов - 205664
Пользователей - 97446

Впечатления

Zlato про Нордквист: Петсон в Походе (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Перелох в огороде (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Рождество в домике Петсона (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Петсон грустит (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Охота на лис (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Именинный пирог (Сказка)

Благодарю! А возможно всё в одной книге?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
greysed про Базилио: Следак (Альтернативная история)

зашло на ура

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Время ведьм (fb2)

- Время ведьм [СИ] 857 Кб, 250с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Наталья Буланова

Настройки текста:



Буланова Наталья АКАДЕМИЯ. ВРЕМЯ ВЕДЬМ

Вторая часть Академии. Приключения ведьмочек продолжаются!

На девичнике у подруги тебе "посчастливилось" увидеть суженного? Для ведьмочки Смерти Силии это еще ничего не значит!

К тебе по недоразумению перебрался дух-хранитель ведьмака? Выгоним квартиранта!

Ярмарка Кошмаров обернулась лотереей судьбы? Новая информация еще никому не мешала!

Ты оказалась в эльфийской тюрьме? Земляной голем тебе в помощь!

Эльф не дает проходу? Ведьмочки разберутся со всеми, они и не таких с ума сводили! 


Пролог

Вот говорят, что ведьма Жизни никогда с ведьмой Смерти даже не заговорит, разве чтобы ядом плюнет от души и все дела.

Но мы с Дейкой неправильные ведьмы, поэтому нам можно всё! Или почти всё...

Дружим мы назло всем уже полгода, с того самого момента, как ведьма Жизни вошла в комнату общежития, отворив дверь ногой, и вперед неё залетел летучий мышь, который важно попилотировал по комнате и попытавшись сделать петлю в воздухе, не рассчитал и плюхнулся в ведро с водой.

— Ритуальные омовения, да, Бакстер? — смеясь, спросила тогда ведьмочка. — не забудь оросить крылышками углы!

— Запланированной плаванье! — важно, насколько мог в положении поплавка, ответил этот мышь, чем покорил меня тогда с первой фразы — и навеки!

— Капитан, когда наплаваетесь, не забудьте разобрать свои вещи! — покачала в воздухе взятой из нутра бардового чемодана шкатулкой моя новая соседка по комнате и поставила ту на стол.

Красивая шкатулка! В такой только семейные реликвии хранят... Вот и меня терзал вопрос, что же там такого этот мышь хранит, что с такими почестями перевозят.

— Я Дея! — настороженно глядя на зависшую над шкатулкой меня, сказала ведьма Жизни.

— Я Силия! — оживилась я, так как до этого с предыдущими соседками мы даже до знакомства не доходили, все заканчивалось еще у порога... Её выкидон, мой выкидон... Выводы сделали и в деканат, к демону...

Тот нас пожурит, да опять ко мне через пару дней новую соседку посылает.

Но а я не могу сжиться с теми, которые мне с порога начинают то правила диктовать, то в "принеси-подай" играть, а то кто и поизвращенней попадается...

А тут, вроде, пока всё нормально, не считая бултыхающегося, в тщетных попытках вылезти, мыша в ведре.

— Может, ему помочь? — не вытерпела я мучений мокрого капитана ведерных плаваний, но Дея меня остановила:

— Лучше не надо!

Но я же совестливая, я не только вытащила, но и полотенчиком обтерла, под непонятно почему предвкушающий взгляд новой соседки...

После водных процедур Бакстер приобрел опять цветущий вид, отвесил мне комплимент и по-деловому прошествовал к заветной шкатулочке, а мои глаза неотступно следили за ним — для меня он был жуткой диковинкой. Ведь в моей семье никогда не разрешалось даже обычных питомцев заводить, а не то, что волшебных...

Но когда летучий мышь открыл шкатулки и достал оттуда коричневый, изъеденный молью, шерстяной носок, я поняла — моя жизнь больше не будет скучной...

А потом поняла, почему меня Дейка останавливала от того, чтобы я мыша вылавливала, но я тогда еще не опытная ведьма была...

Любовные стишки на ушко в течение недели могут довести любого, а не то, что ведьму Смерти, пусть и не правильную...

ГЛАВА 1

— Всё-таки согласись, своя прелесть у Карамельного леса была! — настаивала я, вспоминая ни на что не похожий карамельный вкус шишек правды.

— Вот уж не знаю! Это вы там с Гидеоном развлекались, а я за вами следила, между прочим! — Дейка была со мной в корне не согласна.

А вот я была уверена — Гидеону, нашему защитничку, жителю Черной книги, которого мы по незнанию вызвали и не знали как вернуть обратно без угрозы для наших ведьминских жизней, всё очень даже понравилось!

Мы сидели на лавочке, вытянув свои ведьминские косточки и наслаждались минутами такого редкого для нас явления, как покоя...

— Да после твоего дня правды, мы уже которого любопытного отгоняем! — возмущалась подруга. — Мне кажется, что вся академия теперь на нас какими-то другими глазами смотрит...

— Это фобия, Дея! — махнула рукой я, отвечая на вопрос подошедшего старшекурсника, которого Дейка быстренько прогнала, показав на приближающегося грозного демона, а по совместительству её мужа и нашего декана ведьминского факультета... Во как!

Дышать сразу стало легче и пространство вокруг нас очистилось, в общем, красота...

— Я тут к любимой жене спешу, а она, значит, тут на лавочке прохлаждается, да еще с кем?! — стрелял взглядами в удаляющиеся спины ребят Кристобальт, тот самый демон.

— Не-не, мы мифы развенчиваем! — уверила Дея своего мужа. — Силька вчера тут такого наговорила...

Я не удержалась и зафыркала покруче ежиков, так как больше доводов у меня не было. Ну была я неадекватна, была правдива... В общем, сама не своя была, но меня оправдывают шишки!

— Да-да, мне ректор рассказывал подробности твоего девичника... — буравил глазами подругу Крис, а я тихонько захихикала, потому что знала, что демону она выдала очень поверхностную версию событий...

Но не долго мне пришлось смеяться... По аллее к нам приближался моя предсказанная половинка души, высокий ведьмак, вызывающий у мен какие-то странные чувства отрицания, женского интереса и любопытства...

В общем, не понятно, что у меня там внутри намешано, этот танец с призрачными половинками души на девичнике выбил меня из колеи и завел в какие-то заросли, выход из которых я так и не могла найти...

— Подруга, не дрейфь! — сказала Дейка, подхватила Криса под руку и произнесла. — Мы так давно с тобой не гуляли!

И ушла! Вот ведьма! А еще говорят, что ведьмы Жизни отзывчивые...

Нагло врут!

И удаляется себе спокойно под ручку с демоном, даже не обернулась! А, может, меня тут мучить собираются? Или с ведьмаком подмога нужна?

Фух, аж кудряшки вспотели... Может еще успею незаметно улизнуть?

— Привет!

Э, нет... Не успею...

Ну что я за ведьма Смерти, раз от симпатичного ведьмака бежать собралась?! Подумаешь, старшекурсник... Подумаешь, высокий, широкоплечий... Подумаешь...

Вот и я подумала... Кудряшки высохли и я решила остаться и посмотреть, что из этого выйдет. Если это Судьба, то само завяжется, правде же?

— Ну что, готова? — спросил меня ведьмак, и уголки его губ немного дергались, как будто он хотел улыбнуться, но еще не решил точно, будет ли это делать...

Готова ли я пойти сама не знаю куда с симпатичным шатеном?.. Сама не знаю... Этот танец с половинками души спутал мне все карты...

— Куда готова? — надо же уточнить... Сегодня, вообще, все надо уточнять...

Неужели я вчера куда-то подписалась? Вот шишки — это всё они во всем виноваты! Ну почему я никогда не могу удержаться от сладкого?

— А ты не помнишь? — а глаза-то у него какие... Как топленая шоколадка...

Да что такое? Опять на сладкое потянуло!

— Ты меня прости, я вчера немного не в себе была... — вот, я опять смущаюсь, к общему стыду всех ведьм Смерти...

— Да я заметил, — уголки губ все-таки поползли вверх, и он сел на лавку, небрежно закинув руку за мою спину и я почувствовала себя сразу какой-то маленькой ведьмочкой...

Ученическое платье — самое обычное, а у него — форма, да с ведьмаковскими прибамбасами... А как их любопытно посмотреть... Просто жуть...

Увидев мой заинтересованный взгляд, блуждающий по его телу, он подмигнул и придвинулся чуть ближе.

Осмелел, однако!

— Ты вчера зажигала! — повернулся он ко мне, было открывшей рот для того, что научить ведьмака не класть руки куда не надо, но его взгляд приковался к моим губам и я передумала.

Ничего же страшного не случиться? Я, вообще, может, и не заметила руку...

В глаза бросился амулет на шее в форме капли, внутри которой жил кто-то маленький...

Ну как тут удержаться? Как не посмотреть? Как не схватить загребущими ведьмовскими ручонками?

Ну а кто знал, что эта капелька лопнет у меня в руках?!

Да если бы я знала, что этот кто-то крохотный укусит запястье и уйдет под кожу, я бы бежала без оглядки!

И конечно, я бы сейчас не кричала на всю округу и не трясла рукой в попытках вытрясти из себя это маленькое НЕЧТО...

Караул!

— Тихо! Тихо, говорю! Не прыгай! — обхватил меня ведьмак сзади. — Успокойся! Дай посмотрю.

Странно, но мои кудряшки не стояли дыбом, как обычно бывает при малейшей опасности для меня... А вторжение-то на лицо! Точнее в руку! А они не стоят! Безобразие какое-то...

С предельно сосредоточенным лицом он стал давить кожу на моем запястье, а потом расстроено провел рукой по волосам.

— Вот же! Ну надо так! Рассосался!

— Где рассосался? Во мне? — выдернула я руку и стала рассматривать исчезнувший бугорок.

В глазах стразу потемнело, как я только представила это маленькое нечто, бродящее по моему организму, и я пошатнулась.

— Так, Силия, вот только обмороков не надо! А то еще спровоцируешь вызов, а ему еще рано!

— Кому рано? Какой вызов? Да объясни мне, вообще, что это было?! — вцепилась я в его ученическую рубашку, а он стал гладить в успокоении меня по спине и спокойно говорить:

— Ничего супер-катастрофичного... Так, маленькая катастрофа... Да и то, для меня скорее...

— Это он во мне сейчас, а не в тебе! — заметила я, и не думая прекращать успокоительные процедуры. Они действенные, пусть и дальше поглаживает!

— Что это? — подняла я глаза вверх и уперлась взглядом в подбородок.

"Когда в тебя проникла непонятная хрень — мужское плечо — лучшее средство для ведьмоподдержания!" — решила я.

— Это дух-хранитель. Обычно их используют боевые маги, но я его получил в награду в одной практике в Приграничье... — подбородок опустился и мой взгляд поймал его. — Его надо носить при себе год, чтобы он настроился на своего хозяина, а потом он лопается и входит под кожу, а в момент опасности срабатывает призыв и он помогает тебе в бою...

— И что теперь?

— Не знаю... Сам не могу понять, как такое могло произойти...

Вот сразу расхотелось получать утешительные объятия и я отстранилась от ведьмака. Пусть идет и думает, как извлечь из меня это нечто!

Мужчина он или нет, в конце концов!

***

— Ты куда меня привел? — озиралась я по сторонам, попутно доставая паутину из кудряшек. И так на голове вечно мочалка, а с паутиной, так, вообще — красота страшная...

— Тут нам могут помочь, — тащил меня ведьмак за собой по узкому проходу, несмотря ни на какие мои увещевания.

— Здесь? В этом захолустье? — шептала я, так как громче говорить было уже страшно... Атмосфера, знаете ли...

Вот надо было протащить меня через весь город, в самый криминальный квартал, чтобы увидеть премилого старичка, правда, полупрозрачного и объятого синем пламенем...

— Кто это? — вот пока не скажет — с места не сдвинусь... Как-то не по себе мне...

— Альв, дух, он единственный, кто может ответить на наш вопрос, — тихо ответил он и поприветствовал альва низким поклоном, потянув меня за собой.

Я нехотя поклонилась, но сама сомневалась в разумности этой затеи...

Вот сами подумайте, в каком-то тупиковом закоулке, среди грязных тряпок и колотого кирпича порхал дух полненького дедушки, объятого синими языками пламени...

И мы к нему, сквозь паутину и грязь, шли как орки в свою пещеру...

— Дарик, приветствую тебя! — произнес, распрямляясь с поклона ведьмак..

Дух приблизился вплотную так, что языки пламени, казалось, вот-вот лизнут наши лица, и резко отлетел назад.

— Грегор, приветствую тебя и твою спутницу. Зачем пожаловали?

О! Грегор! Его зовут Грегор! Ну, наконец-то, хоть имя узнала! А то, видимо, мы вчера общались, может быть, я даже и имя его знала... Но то было вчера, а не сегодня...

— Ты как всегда кроток и сразу к делу, — засмеялся ведьмак и достал разбившуюся стеклянную каплю из кармана.

— Поздравляю! — воскликнул альф. — Но мог бы и по маг-почте мне сообщить о столь радостном событии...

— Дух тут! — выставил меня вперед Грег, как я его сразу окрестила про себя, и крепко удерживал пытающую улизнуть меня за плечи.

— Как тут? — не понял альв Дарик.

— Она дотронулась до амулета духа, а тот в одно мгновение всосался ей под кожу.

— Где место входа духа? — сразу по-деловому спросил альв и ведьмак показал место на запястье.

Руки дарика были холодными и на удивление материальными, пламя неприятно лизало кожу, а он все рассматривал и рассматривал руку.

— Тогда где печать? — его недоумевающий взгляд остановился на ведьмаке. — Ты же его год проносил?

— Даже больше. Со дня на день ждал слияния, — вздохнул Грег, пытающийся не показать мне, насколько был расстроен потерей духа.

— И дух вошел в нее? — показал он на меня пальцем, как будто тут было море девушек.

Тыкает он тут, тоже мне...

— Ну-ка, дай руку, — схватил он ведьмака за руку и так же тщательно её рассмотрел.

Недовольно стал переводить взгляд то на меня, то на ведьмака, как будто мы ему тут яблоки с его любимой яблони стрясли и все вдвоем съели, и попеременно, то летал туда-сюда, то замирал на месте в раздумьях.

— Покажи грудь! — воскликнул вдруг он, и полетел к нам.

Я с возгласом скрестила руки на своем ведьмовском достоянии и спряталась за ведьмака. А тот сложился пополам от смеха, нахал!

— Да не тебя он просил, Силия! — хохотал он над моими заалевшими щеками. — А меня.

И расстегнул рубашку...

Хорошо, что мои щечки алели... Я не спалилась...

— Ага, ясно! — воскликнул Альв, и я высунулась из-за спины, чтобы тоже всё для себя прояснить.

На том месте, где висел медальон расползлась круглая печать-татуировка.

— Что ясно? — спросил Грегор.

— Что вам надо к моему дедуле, Аполю! Вот что ясно!

— А вы сказать ничего не можете? Вы же зачем-то попросили его снять рубашку, значит, что-то подозревали? — ну не могла я не высказать свои мысли.

— Вы же не родные по крови? — спросил нас альв и мы замотали головами.

— И не муж с женой?

— Нет, — быстро ответила я.

— Нет ещё, — ответил Грегор, и я возмущенно обернулась и смерила его фирменным смертоносным взглядом...

Но он был тоже ведьмаком Смерти, поэтому ответил мне не менее смертоносным... На том и сошлись...

— Дарик, а что ты по этому поводу думаешь, хоть скажешь? — застегивая рубашку, спросил ведьмак.

— Не скажу, боюсь ошибиться! А предполагать я не привык!

— И где нам искать твоего дедушку? — спросил ведьмак.

— Да на Пустоши, тут делов-то!

В выпучивании глаз с ведьмаком мы тоже были синхронны...

На Пустоши! Да туда ни один портал не сможет прорваться! Пешком, по пустыни!

— А может ну его, а? — засомневалась я от таких перспектив.

— Так и будешь с моим духом ходить? — неверяще смотря на меня, спросил Грегор.

— А может его как-то призвать да в тебя засунуть?

Альв захохотал и магией изобразил в пространстве две фигурки голубого цвета, одна из которых запихивала что-то серое в другую и, даже, утрамбовывала ногами, но это серое нечто упорно вылезало...

— Вот-вот! — согласился с показанным ведьмак и попросил точные координаты дедушки духа.

Мдя... не было печали...

А, может, мы с этим духом сживемся? Что-то мне совсем не хочется топать по пескам...

Посмотрела на ведьмака и все же решила — пойду! Хотя бы ради ведьмаковского похода! Нет! Ведьминского!

***

Пустошь... Не Пустошь, а Тьму-таракань какая-то... Ни одной живой души вокруг, одни хилые редкие кустики да перекати-поле...

Там, где начиналась Пустошь — кончалось голубое небо, и теперь над нашими буйными головушками нависали графитовые тучи.

Почему буйными? Да потому что по другому не назвать тех, кто таким коллективом согласился идти в эти края...

— О! первый жук за полчаса! — Дейка конечно же пошла со мной. Какая приличная ведьма такое пропустит? Явно не моя лучшая подруга!

Она мне еще чуть руку не расковыряла, пытаясь самостоятельно изгнать духа, но дух изгнал её легким ударом электричества, после чего она отказалась от этой идеи и собралась в наш дружный поход, заявив, что нам явно не хватает еще одного участника.

— А что, та дохлая птичка ни в счет? — А это уже Кристобальт в спомнил о бедной птахе, котрую мы видели минут десять назад у камня... Конечно же он не смог задуть пожар ведьминского любопытства новоиспеченной супруги и вынужден был отправиться с нами...

— Это вы еще не чувствуете прикопанного гоблина вон под тем дубом! — А это — дух-хранитель с его супер-чутьем! Да-да! Дейка его своим ковырянием спровоцировала и вот он явился. Напугал Дейку... А от испуга Дейки явился защитничек Гидеон и Кристобальт... И понеслось...

Скажу только одно: теперь эти двое — Гидеон и дух-хранитель — спелись!

Дух требует имя, которое мы категорически отказываемся ему давать до встречи с дедушкой альва Дарика, а Гидеон требует нахождения около своих подопечных ведьмочек, а тут уже протестует Кристобальт...

В от и идет рядом со мной Грегор и диву дается... Сомневаюсь, что до этого он бывал в столь экстравагантной компании...

— По схематическому рисунку Дарика скоро должна быть гостиница, — в который раз вертел листок ведьмак и хмурил лоб, так как еще ничего из нарисованного альвом не совпало ни разу: нарисована река — мы находим лишь сухое устье, изображен холм — а мы находим овраг.

Я уже боюсь представить, что нас ожидает на месте гостиницы. Или дедушки...

— Силька, а у тебя волосики дыбом не стоят? — спросила вдруг Дейка, положив руку на плечо, а ведьмак уж очень заинтересованно стал разглядывать мою макушку.

— Не-е-ет... А что? — если подруга спрашивает, значит, не спроста. И что-то мне кажется, что ответ мне не очень понравится...

Я посмотрела в том направлении, куда смотрела Дея, предварительно вздохнув и приготовившись к тому, что приготовила нам судьба в этот раз...

— А почему он розовый? — почему-то первым делом спросила я, а Дейка на меня недоуменно покосилась.

— Тебя сейчас только это волнует? — сделав шаг назад, она подергала Кристобальта за руку, который в этот момент как раз обсуждал с ведьмаком схематичную карту и поминал альва на чем свет стоит.

— Быстро назад! — заорали мужчины одновременно, дух-защитник пролетел сквозь меня, вызвав неприятные ощущения в горле и холод в животе, а Гидеон в боевым кличем, расталкивая демона и ведьмака, побежал в атаку.

И тут случилось неожиданное... Розовый червь ростом с двухэтажный дом, завизжал, похлеще нас с Дейкой вместе взятых и заговорил тоненьким голосом:

— Лепешкой по носу! Эй-то вы чего удумали?

Мужчины замерли, не ожидая разумности от столь странного существа, а мы с подружкой осмелели подойти поближе.

Не могли же мы пропустить такое зрелище, нам еще и мимику участников разговора надо запечатлить!

Глазки червя были поразительно маленькими, по сравнению со всем телом, да и вообще, странно, что они у него имелись...

— Я тутти на помощь к ним спешу, подсказать али что, а они на меня с кулачищами бегут! — розовое тело червя ходило волнами, производя гипнотический эффект своим сжиманием-разжиманием складок...

Голос у червя был настолько пронзительно писклявым, что хотелось зажать уши руками, но так, как пропускать весь сыр-бор — это не в ведьминском стиле, то мы с Дейкой усиленно терпели во благо любопытства.

— Ты кто? — спросил Кристобальт, вышедший из своего боевого состояния, а ведьмак добавил:

— И почему это на помощь?

— Так вы потерялись, ясень день! — мне показалось, что если бы у червя были руки, он бы ими развел в стороны.

— Ты как думаешь, это мальчик или девочка? — Спросила меня на ухо Дейка, прикрыв рот рукой, но не успела я ответить, как червь уже обиделся:

— Мужчина я! А не мальчик... — даже пыль своим окончанием тельца взметнул от расстройства! — Голос у меня такой, просто! Травма детства — меня камнем пережало!

И гордо посмотрел в серое небо.

— Где пережало? — ну люблю я точные данные, что поделать...

Но мужчины почему-то с таким удивлением на меня уставились, как будто я что-то из рамок вон выходящее спросила и громко заржали...

А червь обиделся... Совсем обиделся, судя по тому, что урылся в землю со словами:

— Я и в помощь — они мне в душу! Что за народ? — и покинул нашу дружную компанию...

Мы переглянулись с Деей и пожали плечами. Ну, был червяк, ну, уплыл... точнее уполз... Нам то что? У нас и без него весело.

— Я смотрю, для вас это нормально? — рядом со мной возник Грег, который уже чуть ли не комкал рисованную карту из-за нестыковок и вопросительно изгибал брови в ожидании ответа.

— Вполне, — от пожиманий плечами кудряшки запрыгали, невольно приковывая взгляды ведьмака к себе. — Этот не клацкал зубами, не нападал, на цепи не сидит из-за агрессивного поведения... Вон, даже испугался очень мило, да и обидеться успел...

— С кем я связался... — покачал головой Грегор, шутливо хватаясь за голову.

— Нет, мужик, поверь, ты еще не осознал, с кем именно ты связался! — Кристобальт потрепал ведьмака за плечо в жесте поддержки и добавил, наклонившись ближе и понизив голос так, что наши ведьминские ушки с Деей тут же увеличились втрое, стараясь не пропустить ни слова. — Я тебе потом расскажу, какие эти ведьмы занозы в заднице...

Дейка тут же возмущенно фыркнула, а демон захохотал, добавив:

— А еще и жутко любопытные! Хочешь, чтобы внимание принадлежало целиком тебе — говори шепотом с кем-нибудь другим...

И раскатисто засмеялся, оставив нас с надутыми от возмущения щеками и взглядами, полными обещаниями маленькой мсти...

Мы переглянулись и поняли — может, и не маленькой...

Земля под ногами взбугрилась и мы с быстренько отскочили в сторону, с опаской ожидая очередной подставы Пустоши, но из коричневого холмика никто не вылазил...

Лишь верхушка верхней части червя, вместе с одним глазом совершенно не раскрывая себя, следила за нами. Мы уже и подошли близко, и даже позвали этого червяка, но он упорно делал вид, что его тут нет...

Наконец, демону это надоело, и он выпустив когти на одной руке начал приближаться к земляному холмику с одним черным глазиком.

Холмик взвизгнул, червяк выпрыгнул и быстро-быстро пополз к рядом стоящим каменным глыбам...

Но то ли у него самоощущение было неверное, то ли мнил он себя жуткой стройняшкой, но пролезть между двумя валунами никак не мог, как бы не извивал свой розовый хвост.

— А-а-а! — завопила Дея, вцепившись в Криса, когда одна часть червяка перетерлась об острые камни и осталась зажатой между валунами, а вторая коротенькая головная часть, выползла из-за камня и забасила:

— Ну, наконец-то! Свершилось! — схватила ртом единственный на округу кустик и бросила на оставшуюся половину своего розового тельца... — Писклявый Джон, покой тебе и не возвращайся!

И этот розовый огрызок повернулся к ничего не понимающим мужчинам и изрядно попортившим свои нервишки от этой сцены ведьмочек и продолжил:

— Трус и подлиза! Тоже мне, мужчина нашелся! С рождения бабой была, бабой и останусь! — жутко женственным басом проговорил этот розовый червяк...

— Он сумасшедший. Или она... Нет — оно... — прошептала я стоявшему рядом со мной ведьмаку, который тут же встал впереди меня при появлении этой половинки тельца, но меня услышала и Дейка, которая быстро-быстро закивала головой, показывая, что полностью со мной согласна.

— А! Вот в чем дело! — вдруг встал перед червяком Гидеон. — А я всё голову ломаю, где там ему что пережало!

— Ему, видимо, столько раз пережимало, что он совсем тронулся... — потирая подбородок в раздумье и с опаской поглядывая на розовое недоразумение, произнесла Дея.

В отличие от своей первой личности, эта "баба-червь" была агрессивной, потому что обидевшись на наши фразы, набросилась на нас, но не успела и раскрыть рот в укусе, как одновременно Гидеон, ведьмак, демон и дух-хранитель, применили свои фирменные приемчики, после которых розовому тельцу не оставалось ничего другого, кроме как развеяться в пыль...

— Четверо на одного беднягу... — пожалела я сумасшедшее создание.

— На бедняжку, — исправила меня Дея, подняв палец кверху. — Сейчас она была женского пола.

Действительно... 

ГЛАВА 2

Вот кто сказал, что поход — это весело? Может, тот, у кого была нормальная карта? Потому что нашу за ненадобностью мы уже давно запихнули в дальний карман и искали названные ориентиры на глаз... Уже битых полдня...

— Смотрите! Что там? — воскликнула Дея, показывая на хорошенько припорошенный песком, землей и пылью, покосившейся домик.

— Хм... Подозреваю, что это и есть гостиница... — сделала единственный вывод я, так как других построек на карте не значилось вообще.

— Вот интересно, кто же в таком месте останавливается? Он же развалится того и гляди, — медлила с подходом к строению подруга, а мужчины с привычным бесстрашием штурмовали покосившийся домик. Ну как штурмовали, зашли, свернув дверь с одной петли, потому что силенок у одного защитничка накопилось слишком много, да нас позвали в роскошные пенаты.

Пусто. Ни-ко-го...

Деревянные столики, стулья, полы, барная стойка... Да тут больше дерева, чем во всей Пустоши!

— Гидеон, я бы на твоем месте не повторяла ошибок Карамельного леса, — Дейка плюхнулась на стул и с блаженным вздохом вытянула ноги, а Гидеон нашел в ящике бара закупоренные бутылки и уже выкладывал их на стойку под неусыпным контролем духа-хранителя...

— Дух, а ты обратно не хочешь? — правильно понял намерения духа ведьмак и попытался того ликвидировать, но тут уже была не согласна я.

— Хочешь, забирай его в себя! Мне сожитель не нужен! — я разглядывала чудиковатые картины, состоящие из битых разноцветных черепков и водила по их шершавой поверхности пальцем.

— Обещаю пить только проверенные марки! — клятвенно заверил Гидеон, разливая по стаканам голубой напиток.

— Ага, вот это самое голубое, самое что ни на есть проверенный напиток, да? — засомневалась я в том, что Гидеон хоть что-то понимает в алкогольных напитках.

— Да ты, оказывается, еще и с пороками... — Крис сел рядом с Деей на стул и перетянул ей на колени. — Ты так никогда свою миссию не выполнишь, друг!

— А ты думаешь, я опять в книгу хочу? — Гидеон говоря это, даже пролил мимо бокала, сигнализируя нам о том, что ему пришелся по вкусу запах свободы. — Сидеть до вызова, потом на бой, а потом опять мучительное ожидание? Когда здесь столько всего?

— Понесло... — заметила Дея.

— Надо было его обратно в книгу запихивать, Дейка, а то теперь он втянулся, того и гляди, даже специально нас спасать не станет, что его обратно не засосало.

— Э-э-э... Гидеон, а что будет, если нас того... — Дейка провела пальцем по горлу, а Крис с рычанием отвел её руку.

— Мертв он будет, вот что! — рявкнул демон, а ведьмак добавил. — Если не книга, то мы уж точно постараемся.

Гидеон недоуменно посмотрел на мужчин, достал бутыль с темно-коричневой жидкостью и налил в большие бокалы, которые протянул ведьмаку и демону.

— За мир во всем мире! — провозгласил он и опустошил свою рюмочку с голубым напитком.

Дух-хранитель с завистью проследил за ним взглядом и попробовал повторить трюк, но жидкость протекла сквозь него, под его расстроенные возгласы. Но нам попался упрямый дух, он схватил со стола приготовленный для демона бокал и опрокинул темно-коричневую жидкость одним махом.

Странно, но она никуда из него не делась... Он радостно заметался в воздухе, и повторил то же самое с бокалом ведьмака.

— Ях! Вот оно! Мое совершенно вино! Мой драгоценный коньяк! Мой эликсир жизни! — бросился дух-хранитель к запрятанной Гидеоном бутылке и обхватил ей всем своим духовным тельцем.

— А что там было-то? — конечно, мне было интересно.

— Яд! Там ядику много! А коньячка мало! Но ядика мно-о-ого! — поглаживал дух бутыль и любовно смотрел на полноту её наполнения.

Мы все перевели взгляд на Гидеона, который делал вид, что занят поисками за барной стойкой клада всех времен и народов, но потом не выдержал, выпрямился и пожал огромными плечами:

— Ну, я должен был попробовать! Если бы выпили — сами бы дураками были! Проверка на вшивость!

— Я тебе сейчас такую проверку устрою! — плавно спустил Дею со своих колен демон и начал вставать.

— Мы твоих вошек быстро всех изловим... — подходил к Гидеону ведьмак.

— Вы мне угрожали — я вам угрожал! — заявил Гидеон, ничуть не испугавшись напора двух мужчин. — В расчете! Выпейте лучше это!

И поставил перед их носами огромный, литров на пять, бутуль с прозрачной жидкостью.

— Бармен расщедрился! — заметила Дея.

— Бармен спасет шкурку! — заметила я.

И пока мы тут замечали, дух-хранитель вылакал всю свою коньячно-ядовую бутылку и теперь подбирался ко мне с уж очень хитрым видом...

— Грег!

Ну а что? Его дух, пусть сам с ним и разбирается!

— Ты сдурел! — пыталась я стряхнуть духа-хранителя со своей руки.

— Хочу обратно в женскую плоть! Пусти меня! — настаивал на своём дух, болтаясь на моей руке.

А ведьмак с демоном уже совсем передумали вычесывать блошек у Гидеона и со спокойной совестью ржали над моим попытками освободиться.

Дейка поняла, что от мужиков толку не будет, поэтому обхватила духа-хранителя сзади и пыталась оторвать его от меня.

— Кто посмел войти в мой дом? — раздалось от порога и мы все быстренько сгруппировались около барной стойки, так сказать, чтобы было сразу ясно, кто посмел, сколько посмел... Главное, чтобы Гидеон успел за нашими спинами по быстрому компромат убрать.

От двери к нам плыл альв, а судя по волочащейся по полу бороде — старик-альв... Очень надеюсь, что это тот самый дедушка! Ну очень!

— Здравствуйте! — вышел вперед ведьмак. — Простите, что потревожили Ваш покой, но мы тут от вашего внука Дарика.

— И что, мой внук сказал найти мой дом и выпить весь мой бар? — борода альва обхватила бычью шею Гидеона и выволокла того из-за барной стойки.

— Простите, мы не знали, что это Ваш дом...

— А тут разве есть еще хоть один дом? Во всей Пустоши этот — один единственный! — дудушка-альв разозлено отбирал бутылки из рук Гидеона и тставил их обратно в свои запасники, метая в нашу компанию недовольные взгляды...

Мда, хорошее начало знакомства, ничего не скажешь... И как нам теперь к нему с просьбой обращаться?

— И что Дарик хочет? Чтобы я очередных его дружков сквозь Завесу провел?

— А Вы это можете? — тут же подался вперед ведьмак, и чуть ли не залез на барную стойку в ожидании ответа.

Что за Завеса? Почему я не в курсе?

Ага, уши у Дейки тоже стали как локаторы, значит, и она тоже не знает...

— Кто пьет мои запасы — никогда не проведу! — стукнул по поверхности стойки кулаком дедушка-альв и ахнул, когда увидел опустошенную коньячно-ядовую бутылку...

— Кто это сделал? — гробовым голосом спросил он.

Нам всем как-то сразу неудобно стало, а дух-хранитель, вообще, спрятался за мою спину и подленько хихикал оттуда. Ну что за защитнички нам достались, а? Тоже мне, хранитель...

Альв перелетел через барную стойку к нам, чудом не запутавшись своей бородой в стоящих стульях, и вытащил духа-хранителя из моей спины.

— Вот проказник! Напился яду — веди себя прилично! — отчитывал альв того как мальчонку. — Ты чей душок-то?

Мы с ведьмаком одновременно показали на друг друга и сказали:

— Его.

-Её.

— Как так? — от удивления он даже выпустил ухо духа-хранителя, но быстро исправил оплошность, поймав его за ногу и перевернув вверх ногами.

— Вот оно, оказывается, как надо с ним обращаться, — присвистнула я, завидуя сноровки и ловкости альва...

— Вот мы по поводу этой ситуации и были к Вам отправлены Вашим внуком, — сразу подсуетился, чтобы проскользить на волне темы к нужному разговору.

— Выгнал бы вас всех, негодников, но мне же уже интересно! — завис над одним из самых больших столов дедушка-альв и позвал всех присесть за него, сам сделав вид, что восседает на одном из стульев.

— Н, повествуйте... — великодушно разрешил он, и ведьмак рассказал о нашем инциденте...

— Так просто всё, что, неужели внучок вам не сказал?

— Не-е-ет... — протянула я, а ведьмак просто покачал головой.

— Ха! Ладно, потом спасибо ему скажу за развлечение в вашем лице! — хохотнул Альв, лихо закинув бороду за плечо и подался вперед. — Вы делите один дух на двоих, вот и дух-хранитель не смог определиться и решил по справедливости.

Я молча захлопала глазами, откинувшись на спинку стула и пытаясь переварить информацию, но она отказывалась усваиваться и просилась наружу в виде града вопросов:

— Что это значит? Носил же его Грегор, вот и должен он быть у него? Что за душа на двоих?

Ведьмак просто хмуро смотрел на стол, пытаясь найти ответы на свои вопросы на его деревянной поверхности.

— Что за молодежь пошла? Никаких основ не знают! И чему вас только учат!

— Знаете, я вот, хоть и не молодежь, но тоже не совсем Вас понял, — обратился к нему Кристобальт, опираясь локтями на стол.

— Ну да, как лакать чужое добро — так это вы мастера! Всё, надоело нянькаться! — подлетел альв над стулом и закрутил бороду вокруг пухлого животика. — Всё им сказал, а они не понимают! Жуйте книги, детки, да переваривайте побыстрее, а то только пить и научитесь! А теперь вон!

Мы все сначала не поверили в решимость дедушки альва, но когда стулья под нами стали недвусмысленно шататься, мы медленно направились к выходу, уже начиная шепотом перемывать косточки вредному деду, когда нас остановил голос:

— Я передумал! Идите вон туда! — и вместо дверного проема перед нами возникла алая штора, которая от легкого касания руки демона открылась и замерцала сиянием.

Дудки! Не пойду я за таинственную занавесочку! Я что, на дурочку похожа?

А куда это все? Эй, вы что, не понимаете? Сто процентов, какая-нибудь подстава!

Но не оставаться же мне здесь одной?

Пока я раздумывала, рука ведьмака высунулась из мерцающей завесы и втянула меня внутрь...

Ну вот! Я же говорила!

Тьма книг! Я такое даже у папы в кабинете не видела, а он знатный книжный червь! Он бы был в экстазе!

Но тут была я... и, мягко сказать, совсем не экстаз захватывал меня...

— Вы зачем сюда все поперлись? — не выдержала я и ругнулась. — Он ведь явно задумал нас проучить!

— Он нам Завесу открыл, пусть хоть и в хранилище знаний, но кто же от такого отказывается?

— О, нет, только не говори мне, что ты любитель почитать? — вот, только второго книжного любителя не хватало в моей жизни!

— А что такого — книги — источник знаний! — вот точно, правду говорят, что твой будущий муж будет похож на твоего отца...

Хотя, может, и этот танец половинок души был неправдой, а? Ведь может такое быть?

Дейка как будто мои мысли читала и потрепала меня по плечу, мол, не отчаивайся, подруга!

Ну вот, она очередной пример, у нее отец — ого-го, и муж — ого-го...

Печальненько так посмотрела на Грегора и вздохнула — авось, пронесет...

Ведьмак уже перебирал книг по корешкам, и выхватил томик по ведьмавству.

— О, нет, милый мол! Мы так вовек не управимся! — возмутилась я, прекрасно зная, что если сейчас таких книжных фанатов не оторвать — то пиши- пропало. — Я подозреваю, нас сюда отправили информацию по духам-хранителям искать, так что пошли в тематический раздел!

— Да разве тебе не интересно? Тут столько про ведьмачество, ты не представляешь! — я с силой заставила себя не глазеть на заветную полочку по смертельным заболеваниям и секретным рецептам, и уволокла в сторонку ведьмака.

— В путь! К поискам истины! — подталкивала я его в спину и выхватывала из рук книжки, правда, не сильно я его сдвинула, но, хотя бы попыталась...

— Давайте разделимся, иначе нам тут можно будет жить остаться, — предложила я, глядя, как Дея утягивает книжку с полки, а Гидеон с умным видом держит томик по проклятиям вверх ногами.

— Ты не умеешь читать? — вырвалось у меня прежде, чем я подумала, что я могу обидеть гордого защитника.

— Конечно, умею! — не моргнув глазом соврал мужчина и даже листок для достоверности перелистнул.

Ясно, минус один в поисках. Посмотрела на изрядно помятого духа-хранителя, который ползал по нижним полкам и похихикивал... Так, минус два...

— Нас четверо, я иду в восточное крыло, — предложила я.

— А тут что, нет навигации? — спросила Дейка, которая всегда была за простое решение вопросов.

— Сомневаюсь, — Кристобальт оглядывался по сторонам и даже вверх посмотрел в поисках стрелочек или прочей указывающей атрибутики, но таковой не находилось.

— Вы такого за Хранилище не найдете, тут каждый видит то, что больше всего хочет, — важно сказал Грегор, перебирая пальцами корешки книг с очередной полки.

Крис быстро поставил на место книжку, которую до этого держал в руках, и я проследила за ней взглядом, прочитав на корешке: "Азбука страсти. От А до Я" и стала сигнализировать Дейке глазами, а то что одной смеяться!

Но Дейка, в отличие от меня, ничего смешного в этом не нашла, и даже покраснела, как помидор и быстренько начала перебирать названия близ стоящих книг...

Хах, ладно, не буду смущать подругу... Пусть изучают страстный букварь!

Чтобы не мешать молодоженам, я потащила Грега подальше от сладкой парочки и заметила в его руках книгу: "Приручение ведьмы. Азы" и от удивления расстелилась на полу, задев рукой книжную полку, за что в ответ от стеллажа получила уголком книжки по непутевой голове.

— Твой же дедушка — леший! — ругнулась я, а ведьмак присел на корточки отбирая возможность у меня потереть больное место и стал тереть мою макушку сам.

И вот только я открыла рот, чтобы немного сбить с него спесь, а то, видать, он уже пролог книжки по ведьминскому приручению прочел, как мой взгляд упал на название спикировавшей на меня книги...

"Любовь и прочие гадости в организме"...

Супер! У кого что, а у меня обязательно гадость!

— Дейка, а возьми книжечку, — крикнула я ей через ряд.

— Какую именно? — отозвалась подруга.

— Да любую! — уж больно мне интересно, что там ей выпадет...

— О, смотри, тут твой дух-хранитель целую башню из книг выстроил.

Мы переглянулись с ведьмаком и тут же бросились смотреть, что же за книги отобрал для своей башенки дух. Вдруг, это будет именно то, что нам надо?!

Терпеливо, пошатываясь на одной ноге и вытянувшись во всю длину, как будто забыл, о том, что он дух и может летать, это пьяное после яда создание скрупулезно пыталась достичь совершенного вида косой стопки книг...

Верхнее название можно было прочесть спокойно, а вот с остальными пришлось помучиться, читая то кверху ногами, то ища по периметру башенки корешок нужной книги.

"Я дух. Как быть?" — эта книга возглавляла топ стопки избранных.

"Многожёние. Как не выдать себя" — дух что, еще и многоженец? Ну, это нас не касается, нам бы от него избавиться... Точнее, мне избавиться, а Грегору прибавиться...

"Как правильно выдохнуть, чтобы войти обратно в тело" — тоненькая брошюрка заставила нас с ведьмаком посмеяться и покоситься на духа-хранителя, отправившегося за новой книгой для своего творения.

"Тьма и я. Как жить с самим собой" — ой, это что-то уже слишком... Надо запомнить на будующее и никогда не вести задушевных разговоров с духом... Нет, я планирую от него избавиться, ну это так, на всякий случай... Мало ли...

" Дух и его силы" — о, вот это уже ближе, надо по-тихому, пока нет нашего архитектора убрать частичку из его башенки.

— Я поднимаю, ты достаешь, — прошептал Грег, наклонившись к стопке и приподнял, а я быстро выцепила нужную книжку.

— На, прячь! — передала я ему, пока дух не вернулся с новой книгой и пошла читать название дальше, но больше ни одно из них не подходило нам.

— Кто взял тринадцатую книгу?! — прямо нам в уши заорал дух-хранитель, тряся синим томиком над нашими головами.

— Опа! — выхватил книжку у духа из рук ведьмак. — то, что надо!

— Это моя вершина коллекции! — пытался отобрать обратно свое дух-хранитель.

— Ты хочешь имя? — спросил Грег.

— О! Ты вредный ведьмак! Конечно, хочу! — засопел обиженно дух.

— Тогда строй из чего-нибудь другого.

— Больше нельзя брать, — печально вздохнул дух и принялся равнять свою башенку.

— Почему нельзя? — не поняла я.

— Это значит, он нашел нужное. Иди сюда, одна пара глаз хорошо, а две лучше, — ведьмак потянул меня за руку, а я и не сопротивлялась. Пусть немного потрогает, потом по руке дам, если надумаю...

Вокруг были лишь ряды книжных стеллажей и ни одного стульчика, поэтому мы просто опустились на пол, облокотились на книжные полки и начали штудировать толстый томик с названием: "Дух-хранитель и его хозяин. Тяжелые случаи".

— Посмотри, вот наше!. В категории "Особо тяжелые случаи", — показывала я на нужную часть текста и ведьмак зачитал:

"Описание.

В случае, когда носитель духа и его будущий хозяин встречает свою половинку души, то возможен вариант подселения к избраннице или избраннику своего хранимого духа, набирающего силу, но еще не растворившегося в хозяине. В таком случае дух-хранитель живет в теле найденной половинки и защищает обоих. Взяв энергию хозяина, он чувствует его и может среагировать на нападение на любого из хозяев..."

— А? Что за бред? Читай вот здесь, — ткнула я в, как мне показалось, спасительный абзац.

"Переселение.

Невозможно".

— Дальше, — начала паниковать я.

"Уничтожение духа.

Практически невозможно. В отличие от обычного духа-хранителя с одним хозяином, этот дух напитывается энергетикой от двух хозяев и практически неуязвим".

"Недостатки.

Портится характер и проявляется своеволие. Отмечены случаи передозировки энергией и уходу духа в потусторонний мир на сутки"

— Создатель! Он еще и в другой мир отойти может!

— Это только в случае передозировки.

— И что, это нам теперь с ним жить? Я не хочу!

Дух-хранитель обиженно засопел, но не показал виду, что подслушивает нас, продолжая настраивать свою башенку по только ему известному косому уровню.

— Мне он чем-то ребенка в песочнице напоминает... — засмотревшись на попытки духа поставить ровно одну из книг, произнесла я.

— А он и есть еще дух-ребенок. Вот, смотри:

"Развитие.

Дух растворяется в теле, имя только инстинкты духа-хранителя. Его развитие зависит от того времени, сколько вы ему позволяете быть вне своего тела..."

— По мне, так пусть вообще, гуляет! Да подальше где-нибудь!

— И что, не надо прочитать, как заставить его обратно слиться с тобой?

— Не надо мне ни с кем сливаться! — гордый ведьминский подбородок показался во всей красе перед глазами ведьмака, демонстрируя себя со всех сторон. Но ведьмак только посмеялся — у самого был ведьмаковский подбородок, так что у него иммунитет... Эх...

— Так что? Не читать? — хитро смотрел на меня Грег, подначивая мое любопытство.

— Читай, — позволила я, а сама чуть ли нос в книжку не сунула, чтобы проверить, не опустит ли он какую-нибудь фразочку жутко важную. А то знаю я этих ведьмаков — глаз да глаз за ними нужен!

"Призыв в тело.

Протянув руку к духу-хранителю, скомандовать: "В тело". Через пару секунд дух растворится в Вас.

Совет: закрывайте глаза, так слияние пройдет менее чувствительно".

— Всё! Я не согласна ни на какое слияние! Там было написано — почти невозможно. Почти! Если не сможешь осуществить это "почти", то забирай его жить к себе, раз ты тоже хозяин и сливайся с ним на здоровье!

— Я лучше с тобой сольюсь, ведьма! — психанул Грег. — Сколько можно?

Я как-то сразу присмирела и задумалась, а не прочитал он тайком всю первую главу в той книжке... А то, что-то похоже... Даже угрожает как надо...

— Ты читай, читай! — показала я на книгу, стараясь не смотреть в шоколадные глаза ведьмака, а то моя фантазия уже стала предлагать разные варианты развития событий, и мне требовалось бурчание читающего ведьмака, чтобы унять неугомонные мыли и загнать их в рамки дозволенного.

"Истощение духа.

Если Вы перестанете испытывать эмоции, то Ваш дух-хранитель перестанет получать энергию, поэтому старайтесь получать от жизни максимум впечатлений — так Вы и Ваш дух будете сильнее".

-Грег вопросительно посмотрел на меня, а я пожала плечами:

— Где ты видел безэмоциональную ведьму?

— Вот и я о том же... Так что, смирись, Силия...

— Вот ещё, — фыркнула я, всей душой ещё надеясь выселить квартиранта из себя.

"Полезные свойства"

— Вот! Может, хоть польза от него какая будет? Комнату, там, убирать... Или подушки взбивать... Массаж делать...

Грегор молча пробежался глазами по тексту и захлопнул книгу под мой возмущенный возглас.

— Написано — атака, вот и всё. Больше ничего интересного...

— Ну да, ну да! А ну, дай книгу! — пыталась я отобрать синий томик из рук ведьмака но тот уже передал его духу-хранителю с приказом унести, чему тот был несказанно рад.

— Вот видишь, еще может тебе чай с тапками подавать, — заметил ведьмак услужливость духа, а я обиделась и пошла искать Дейку.

И не зря... В это время дух-хранитель за поворотом тихонько читал:

"Дух-хранитель, имеющий двух хозяев сплетает при поглощении энергии одного, впрыскивает в организм второго хозяина частичку энергии первого, чем бесповоротно сближает половинки души"

— Ага! — кивнул он и полетел по спец-заданию ведьмака, оставив меня с открытым ртом.

Ах ты, хитрый лис! Впрыснуть ему энергию захотелось! Я ему впрысну!

Решила не говорить ведьмаку о том, что всё и прошла поглубже в ряды книг, чтобы мне никто не помешал. У меня была идея...

Если уж тут нужные книги сами прыгаю в руки, то попробую думать только об избавлении от духа-хранителя — авось, и ответ найдется...

Сделав пару-тройку поворотов протянула руку к книжной полке и вытащила томик.

Ага, замечательно... И что у меня в голове творится, раз мне такие книги выпадают?

"Брак с ведьмаком. Плюсы и минусы".

Запихнула с силой её обратно на полку, приложив не маленькие ведьминские усилия и решила сделать еще одну попытку...

"Упрямство или упорство?"

Замечательно, библиотека еще и издевается. Нет уж, это упорство, я не осёл, чтобы упрямится!

Следующая попытка:

"Твори и вытворяй. Пособие для начинающих"

Вот пакостница! Еще и подстегивает. Ни за что не поверю, что эта библиотека неразумна...

Но я была бы не я, если бы не попыталась перехитрить её1 и не вытянуть сразу четыре книги, на большее пальцев не хватило.

И знаете что получила?

"Ориентация в пространстве для чайников"

"Части тела. Рост"

"Шестой палец. Мутация?"

И чтобы добить меня окончательно:

"Ведьмы + пакость = гадость"...

Психанула и сложила книжки прямо на пол и было отправилась прочь, как получила вновь по больному месту на макушке. Выругавшись сквозь зубы обернулась, для того, чтобы увидеть распростертую на полу книгу:

"Наука правильного обращения с книгами"

Р-р-р... Я, кажется, от Дейки рычанием заразилась...

— Ты что тут рычишь? — выглянула Дейка из-за ряда, окинув меня внимательным взглядом, прикидывая степень моего озверения.

— Ты уже поняла, что она разумна? — заталкивая свою злость подальше, спросила я.

— У меня уже закрылись смутные подозрения на эту тему, — посмотрела на книжку в своих руках Дея и засунула ту поглубже в полку, поверх ряда книг. — Нашла что-нибудь нужно?

— Кучу всего ненужного, да по голове пару раз получила... — скривилась я от поднявшегося вновь "счастья" в душе от перспективы так и не избавиться от духа. — А из той стопки книг ничего толком не удалось узнать, кроме того, что этот дух теперь на двоих и избавиться от него практически невозможно...

— Да-а-а... — протянула подруга. — А он все имя просил ему дать, может что-нибудь про это поискать?

— Хм... А что... Вот только надо самого духа за книжками отправлять, а то у меня в руки лезет не пойми что... — и мы направились искать нашего башенного проектировщика.

Его мы нашли все так же кропотливо настраивающим наклон стопки книг, а рядом с ним Грег ушел с головой в какой-то томик... Мда... вот так и теряют ведьмаков...

— Дух, ты хотел имя? — башенка потеряла внимание духа-хранителя, поэтому покачавшись немного в расстроенных чувствах, свалилась на пол.

Но дух на неё даже не обратил внимание, весь подавшись к нам, он судорожно кивал и от нетерпения навернул пару кругов вокруг нас.

— Хотел! Очень хотел! Дайте! Ну, дайте мне имя! — молил он.

— А ты найди нам сначала книжку про это, а потом и посмотрим, — медленно протянула я, а Дейка закивала, поддерживая мое предложение.

— Нельзя больше книг брать! Я все нашел, — развел руками дух-хранитель. — А про имя и я вам рассказать могу!

— Расскажи! — хором воскликнули мы, и даже ведьмак вынырнул из моря строк и абзацев и перевел заинтересованный взгляд на духа.

Ага! Значит, местность то сканирует, несмотря на то, что носа из книги не показывал...

— Если Вы дадите мне имя, — вплотную ко мне подлетел дух, оглянулся на Грега и добавил: — Или Вы...

— Ну? То что?... не выдержала я того, как долго справлялся со своими эмоциями дух.

— Я буду волен, — тихо сказал он с круглыми глазами.

Ведьмак тут же встал с пола и оказался рядом:

— Как именно волен? — уточнил Грег.

— Я буду путешествовать и сам решать, явиться на зов или нет... — смотря вглубь прохода, мечтательно произнес дух-хранитель.

— И не будешь в меня всасываться? — я даже дыхание задержала в ожидании ответа духа.

— Нет, — замотал головой тот в ответ и добавил с придыханием. — Я буду изучать мир!

— Так что мы ждем? Надо было сразу с ним поговорить, а не искать в этой ловушке для книгомана ответ, — воскликнула я и добавила с разочарованием: — А то столько времени в этой дыре потеряли!

Первая книга спикировала рядом, вторая попала прямо на ногу, третья ударила по плечу и начался настоящий град книг, который перешел в лавину, опустошающей стеллажи литературы.

— Бегом! — крикнул Грег, схватив меня за руку и потянув замершую от удивления на месте меня в противоположную сторону. Дейку уже схватил Крис, а Гидеон бежал за нами и перехватывал прицельно направленные мне в голову книги...

Наверное, в этот раз опасность мне грозила реальная, раз наш защитничек подтянулся. Сам говорил — у него нюх на такие дела...

Мда... Не надо было доводить библиотеку... — думала я, пока мы все неслись прочь от волны книг. — Вот ведь ведьминский язык, могла и про себя подумать!

И тут, когда мы уже добежали до тупика, перед нами замерцала завеса, в которую мы не думая залетели и посносили столы в гостинице дедушки-альва под его возмущенный крик.

ГЛАВА 3

— Вы что там устроили? Я вас зачем отправил? — от его голоса сотрясались пара уцелевших столов и тоненько позвякивали бокалы за барной стойкой.

— Вот именно, зачем Вы нас туда отправили? — задала я встречный вопрос.

Не мог он не знать, куда нас отправляет и каким нравом обладает хозяйка. Да и думать надо кого отправлять — двух ведьм, одного жителя черной книги, демона, ведьмака и духа-хранителя...

— Вы бы еще там поджог устроили! — продолжал голосить дедушка-альв.

Завеса замерцала вновь, я лишь успела обернуться через плечо, как книга больно-пребольно ударила меня по мягкому месту.

— Ай! — подскочила я, схватив книжку и уже замахнулась, чтобы кинуть её обратно, как завеса исчезла, тем самым оставив в моих руках книжку с лаконичным названием "Смерть. 1000 и 1 способ".

— Еще и чувство юмора у неё черное... — пробурчала я, и чудом успела увернуться от вылетевшей непонятно откуда книги, нацеленной прямёхонько мне в голову.

Ага, вон в углу исчезает завеса, значит, оттуда сия благодать решила на меня напасть...

— Она что, так и будет кидаться? — запаниковала Дейка. — Прикройте эту благотворительность! Хоть как-нибудь!

— Вот ещё! Сами натворили делов, сами и разгребайте! — дедушка-альв был тоже на нас обижен и при помощи своей длиннющей бороды поднимал упавшие стулья, а она как живая, оборачивалась вокруг ножек и тянула их вверх, ставя на место.

Я косясь в угол, откуда последний раз появилась завеса, подошла к лежавшей книжке и прочитала: " Анекдоты"...

— Библиотека что, нас теперь преследовать будет? — повернулась я к ведьмаку, который судя по разговору, был больше всех осведомлен о Книжном Хранилище...

Но вместо него ответила сама библиотека, швырнув нам на стол огромную карту мира...

Намек ясен... Я достану вас везде, где бы вы ни были...

— Ам... — Дейка подошла ко мне и шепнула в ушко: — Может, нам коллективное извинение принести? А то нас во все томиками мировой энциклопедии как приплющит...

Вспомнив огромные, в половину человеческого роста книги, чья численность перевалила за сто штук, я призадумалась...

Библиотека может...

— Если бы нас туда не отправили, мы бы такого не натворили... — бурчала я, раздумывая, извиняться или нет... Для меня это был спорный вопрос...

-Я вас туда ответ послал искать, а вы что нашли? — вопрошал до звона бутылок альв.

— Приключения они нашли, как всегда, — каким-то обреченным голосом заметил Кристобальт.

— У них что, это обычная практика? — ведьмаку было очень интересно узнать, судя по тому, что он быстренько начал вытягивать информацию из демона, которую тот был рад выдать...

Тоже мне, нашел свободные уши... Нельзя на ведьмочек жаловаться — мы же хорошие!

"Работа над собой" — шмякнулась мне в руки книга и я поняла — если не извинюсь, то меня библиотека просто доведет... или изведет... или пришибет книгами... В общем, найдет способ...

— Дорогая библиотека! — начала я, пока не растеряла малейший благородный порыв...

Бам... Мне в живот, правда, у же не с такой силой, как в мягкое место, полетела книга с названием "Книжное Хранилище. Совершенно секретно"...

— Ага... — я хотела было сразу засунуть свой нос в секретные материалы, даже перестав обижаться на бросок, но листики так плотно примкнули к друг другу, зажатые твердой обложкой, что мне пришлось понять намек и продолжить, тяжело вздохнув:

— Дорогое Книжное Хранилище! Прошу простить мои слова! Я не хотела тебя обидеть! — фух, выдавила.

Бах... И на ближайший столик шлепнулась книга: "Искусство отличать ложь от правды"...

Нет, а! Что она хочет от меня? Слёзного раскаяния?

Не будет такого!

Не в ведьминском это стиле!

— Я была огорчена и сказала не подумав, — сделала последнюю попытку я, обратившись к библиотеке и с опаской поглядывая по сторонам...

Мало ли откуда еще томики посыпятся...

Ого! Она и так умеет!

Плавно, двигая по пространству с серебристом свечении, книга медленно пыла по воздуху в моем направлении и зависла в сантиметрах от меня.

Ожидая подвоха, я тронула пальцем книжку и уже приготовилась к удару током, землетрясению, книжному дождю и прочим неприятностям, но ничего не произошло...

Тогда я протянула обе руки и взяла книгу, прочитав название на обложке:

"Имена Духов-хранителей"

— А это что? Целая наука? — не успела я докончить мысль, как ведьмак быстренько отобрал у меня книжку и уже запустил свой любопытный нос в книжные строчки содержания книги...

— Быстрый ты какой! Я, может, сама хотела посмотреть!

— Я быстрей найду, а то кто знает, насколько эта книжка появилась или долго ли будет длиться милость Хранилища...

Признав его правоту, я пододвинула два стула и сев, потянула Грега на соседний. А то эти книгоманы, когда находят что-то интересное, так и зависают в пространстве... Их даже можно не кормить пару суток — не заметят... Проверено мамой на папе...

— Смотри, если ты дашь ему имя на букву "Н", то отпустишь его навсегда, если на букву "В", то он будет являться к тебе только по вызову, если на буквы "П", то привяжешь его к себе и он будет выполнять все твои поручения, а если на любую другую букву, то он уничтожит своего хозяина, чтобы получить свободу...

— Вот это пирожки с котятами.... — охнула я. — А дух-то не так прост, а мы всё ребенок... ребенок ещё...

— Спасибо тебе, Книжное Хранилище, — от чувства, что мы избежали очередной ловушки даже захотелось библиотеку поблагодарить.

И конечно же, библиотека не могла не ответить мне книгой...

"Этикет для ковшиков" — прочитала я.

Нет, дорогая библиотека, уж что-что, а этикет и ведьмы — это два противоположных полюса, которые никогда не встретятся...

-Ну что, какое имя дадим? — поднял на меня свои шоколадные глаза ведьмак и мой живот заурчал, напоминая мне о том, что я уже давно не ела...

— Как это звучит... — а про себя добавила, что как будто ребенка называем... Тьма, в общем... Но похихикать про себя никто не мешает.

— Давай — Нытиком, — предложила я и сидевший до этого тише воды, ниже травы, дух-хранитель жалобно застонал.

— Ты что, такая жестокая? — притворно удивился Грег, а у самого такие чертики в глазах плясали, что я поняла — он про себя продумывал варианты куда покруче моих...

— Тогда... Ништячок... — придумала я. — Ты только представь, вот влетает он в разборку: "Привет, я Ништячок! Не ждали?".

— Тогда уж Нежданчик! — блеснул улыбкой ведьмак и мы оба покосились на духа.

— А что? Он точно Нежданчик! — ведь, правда, я его в себя не звала, он сам проник. — Будешь Нежданчиком!

— Нужно произнести фразу правильно! — дух-хранитель весь потрясывался от нетерпения, сжимая кулаки и шевеля губами.

— Ты умеешь высокопарно?- наклонившись к Грегору, спросила я.

Тот кивнул и выпрямившись во весь свой немаленький рост начал:

— Дух-хранитель, вобравший мою энергию в себя, нарекаю тебя Нежданчиком!

Ведьмак повернулся ко мне и показал рукой, что, мол, продолжай, только уже от себя...

-Кхэм-кхэм... — прочистила я горло, так как дух буквально сидел у моих ног и чуть свои ногти не грыз от нервов. — Дух-хранитель, растворенный в моём теле, нарекаю тебя Ништячком!

Тьфу! Надо же было Нежданчиком! Вот леший запутал!

В это время дух-хранитель весь вытянулся в струнку, набрал воздуху побольше, чтобы быть повнушительней и произнес:

— Принимаю своё имя от хозяев. Теперь я — Ништячок Нежданчик! Отныне и во веки веков!

— Исчез! — воскликнула я, не веря глазам. — А ну, покажи, у тебя печать пропала?

Я от нетерпения уже сама чуть ворот ведьмаку не отогнула, чтобы убедиться, что этот всасыватель в тело и впрыскиватель энергии растворился по своим делам навсегда.

— Вот это напор, вот это страсть, — прошептал так, чтобы только я услышала Грегор, но ведьминское любопытство победило ведьминское смущение, что, в принципе, и не мудрено...

— Исчезает... — с придыханием прошептала я, радуясь выселению квартиранта из моего тела.

Ведьмак с кривой улыбкой отогнул ворот обратно, пытаясь скрыть от меня то, что он огорчен потерей духа... Как-никак год него кормил-поил энергией, а тут я явилась, потрогала амулетик... И на тебе...

Ну и ладно... Покорила себя немного, да хватит.

Надо Гидеона, втихаря откупоревшего бутылочку из запасов дедушки-альва спасать, а то мы и так довели хозяина заведения... Пришли нежданно, половину бара опустошили, так еще и в библиотеке погром устроили...

— Ну что, домой? — иногда у меня создавалось ощущение, что Грег читает мои мысли... А может дело в том, что альв уже замахивался придушить своей бородой Гидеона?

Не знаю... Но вот то, что надо делать от сюда ноги — определенно!

— А, может, пока библиотека нас слышит, мы что-нибудь и про Гидеона узнаем? — подскочила ко мне Дейка, таща за собой Криса.

— Думаю, у нас не хватит на это времени... — Гидеон опустошив оставшуюся половину бутылки быстренько ретировался на улицу, а нам не оставалось ничего делать, как следовать за догоняющим его разъяренным альвом.

— Грег, я думаю, надо будет подарочек через внука дедушке передать... Мало ли, когда его помощь понадобиться, а после такого он нас на порог не пустит... — озвучила я свои мысли.

— Определенно! Такие связи нельзя терять, — согласился со мной ведьмак и мы отправились опять через просторы Пустоши... Домой...

***

Кряхтя от усталости как десятитысячилетние дриады в Дивном лесу, мы несли свои ведьминские косточки по коридору и когда, наконец, добрались до своей двери, нашему счастью не было предела...

Но ровно до того момента, как мы открыли дверь и вошли внутрь...

Белоснежные стены комнаты были исписаны разноцветными мелками стишками следующего содержания:

"Не верьте ведьмам — они зло!

Не стоит ждать от них заботы!

Не верьте ведьмам — они врут!

От них всегда одни хлопоты!"

"Предать, забыть и бросить — для них это легко!

Оставить голодать мыша — для них не стоит ничего!

Так бойтесь ведьм — они коварны!

Не верьте им — они умны!

Они пригреют у груди...

А после выкинут в кусты!"

"Я их любил, творил для них!

Клал дар поэта перед ними...

Я был велик в стихах своих!

Они же были — как богини...

Я восхвалял их красоту!

Любил безмерно! Безнадежно...

Я собирал для них зарю!

А все так обернулось сложно..."

Разрисован был даже потолок, до этого не омрачавший нашу жизнь ни одной трещинкой:

"Зачем я жил? Погиб в неволе...

Был предан ведьмами... А зря!

Они по своей доброй воле

Спокойно бросили меня!

Сижу один, сижу в печали...

И даже Арри рядом нет!

Она опять на том заданье...

А где же свет? Мой яркий свет?

Погашен лучик вдохновенья...

И выращен мной вновь опять!

Но ни одна из ведьм в прозренье

Меня не хочет вспоминать!"

"Я огорчен, томлюсь в шкафу

И давит грусть мои мыслишки...

Я так хочу искать лозу

Козу, свинью иль золотишко...

Не важно! Главное — вперед!

Движенье — жизнь! А я в затменье...

Ты сбрендил! — скажет мне народ.

Но я уверен в озаренье!

Но время тикает, идет...

А про меня не вспоминают...

А вдруг меня тут чем убьёт?

А им все по боку... Гуляют..."

И на окне, губной помадой:

"Погиб мыша, плененный домом,

Пал ниц, придавленный судьбой...

А он хотел любви народа!

А он хотел любви земной!

Погиб, как рыцарь — средь ромашек,

Поникла голова шута...

А он бы мог согнать всех пташек

И покорить Вершину Сна!

Он мог бы стать великим бардом

И до рассвета танцевать!

Но перекрыли путь таланта -

Он обречен... Он должен пасть..."

Не оставалось сомнения, где искать нашего депрессующего поэта — мышь постарался сделать навигацию как можно удобней...

Конечно, в его стиле... Куда же без этого...

Подойдя к подоконнику осторожно раздвинула белые ромашки и увидела Бакстера, лежащего на спинке с красной розочкой на животе и мирно посапывающего...

— Бедненький, устал ждать, — прошептала я Дейке и она тоже сунула свой нос и тихонько захихикала, отчего мышь завозил носом, пару раз вздохнул и перевернулся на бок, чуть не придавив свою столь тщательно хранимую розочку собой любимым.

— Ромашки и не таких успокаивали! — подняв палец вверх, тихо заметила Дея, а я вернула ромашки на место.

Пусть дальше спит, а то вон как старался, сколько пыхтел, наверное...

А уж сколько он пыхтеть будет, пока все это отмоет — и говорить нечего. Так что пусть набирается мышиных силенок.

А мы будем набираться ведьминских.

Рухнули с Деей одновременно по своим кроватям, не найдя сил сходить даже в душ и моментально провалились в сон.

Проснулась я от назойливого звука — оказывается, это кто-то рядом тихо звал меня по имени.

Открыла глаза и еще долго не могла понять, кто это сидит на моей кровати и чего хочет.

— Тебя где носит? Ты мне что обещала? — шептал мой ночной визитер. — Где мой антидот?

— О! А ну-ка встал с моей кроватки! — возмущенным шепотом гнала я Фабиана с кровати, помогая руками и прочими конечностями в этом нелегком деле. — Совсем уже совесть потерял, а?

— Это ты совесть потеряла! Когда еще мы с тобой договорились? И что?

— Фабиан, вот будет время — сделаю! — шикнула я на него, находясь не в лучшем расположении духа.

Я, вообще, знаете ли, когда меня будят среди ночи злая-презлая...

— А я что — страдай, пока ты там оведьмишься да озельишься? — он со злости дернул моё одеяло, за что получил рефлекторно пяткой по самому дорогу...

Я не виновата, так получилось... На уровне всё было, а ведьминские рефлексы — это вам не хухры-мухры...

— Яй! — пока Фабиан на полусогнутых ногах прыгал по комнате, проснулась Дея и заспанными глазами пыталась разглядеть, что происходит, а потом бухнулась спать, накрывшись с головой, напоследок брякнув:

— Ничего не знаю... Для приключений рано — время ожидания еще не прошло... — и заснула, представляете?

Нет, Дейка не храпела, но когда она начинала подергивать правой ногой — это был определенный знак, что она отходит в царство сна.... Уж за полгода я это запомнила...

— Знаешь, Фабиан, мы в последние дни в таких местах побывали — тебе и не снилось! По нормальному, по-ведьмовскому прощу — дай поспать! А то, вообще, забуду все рецепты и лишусь памяти на фоне недосыпания!

— А как же я? — вопрошал он так, как будто я лишала его обеих ног... И рук, пожалуй, тоже...

— Справляйся подручными инструментами, если невтерпеж! Достал! Я спать! — психанула я.

Говорила же — злая я посреди ночи! А кто, вообще, вас просил ведьму будить?

Нос щекотало и жутко хотелось чихнуть, но желание спать дальше возобладало над всеми другими желаниями и я перевернулась на другой бок. Через некоторое время щекотка в носу повторилась и я недовольно приоткрыла один глаз, чтобы увидеть, как Бакстер быстро прячет белое перышко за спинку и делает жутко разобиженный вид.

Прикрыла глаз обратно и открыла другой, который был ближе к подушке и не очень виден обиженному стихоплету. Тот сосредоточенно тренировался мимикой выразить всю скорбь мышиного народа, но то и дело похихикивал от своей же комичности.

Вот мышь, а? Уж кому-кому, а ему даже с самими собой никогда скучно не будет — сам себе развлечет, сам себя насмешит...

Ни за что не поверю, что он весь тут исстрадался без нас. Небось, вдохновение накрыло под вечер, а тут такой повод!

— А что Дейку не будешь? — тихо спросила я и он подпрыгнул, не успевая поменять очень горестное выражение мордашки, поэтому мгновенная смена эмоций смотрелась как никогда смешно, поэтому я захихикала в подушку, а мышь обиженно засопел.

— Не реагирует она! Спит, как медведь в берлоге, а еще девушка называется! — посматривал на свою хозяйку Бакстер, сложив лапки на груди. — Правильная девушка должна от малейшего шороха свой взор распахивать, а тут я даже нос зажимал, в ухо дышал, за волосы дергал... Чуть сотрясение мозга не получил, правда, из-за этого... Но она этого даже не заметила!

— Бакстер, ты упустил одну важную деталь! — зевала я, потягиваясь всей ведьмочкой. — Дейка не просто девушка!

— Да вы не дадите мне забыть о том, кто вы есть! — фыркнул тот в ответ. — Я, между прочим, тут чуть от тоски не умер!

— Ага, мы видели, — обвела я взором комнату, которая в свете восходящего солнышка смотрелась особенно эффектно... — Когда наряд на уборку?

— Какую уборку? — тут же отлетел к спасительному окну мышь, жмурясь от лучиков солнца. — Я творец!

— Да уж, натворил ты на целую комнату, — заметила я.

— Вот пусть потомкам на память остается! — важно кивнул в такт своим словам Бакстер. — Пусть знают дети и внуки, через чего их отец и дед прошел!

— Как тебе не повезло... — покачала головой я и обратилась к спящей Дейке: — Демон идёт!

Подруга тут же подскочила на кровати и заозиралась сонно по сторонам.

— А? — глаза её не слушались у порно закрывались, но после минутных протираний все-таки уступили управление хозяйке и подруга непонимающе посмотрела на меня.

— Работает! — улыбнулась я. — Я нашла твою кнопку будильника! Давай собираться, скоро на пары.

Поднимая с кровати, заметила, что Бакстер достал блокнотик и что-то туда записывает, чуть высунув язычок от старания.

Так-так-так, интересно, что там?

Я постаралась как можно незаметней, как бы невзначай, посмотреть в блокнотик, и даже успела несколько строчек прочитать, прежде чем мышь разоблачил мою подсматривающую деятельность и захлопнул блокнотик, жалуясь на любопытных ведьм.

— А тебе, Дейка, я ещё припомню, как в приключения без меня отправляться! — заявил он, прежде чем хлопнуть дверцей шкафа и уйти к себе в мышиное логово.

— Ага! Я тоже тогда припомню и письмо Крису, и то, как ты меня деду сдал... Точно-точно, — ответила тому Дея и в комнате наступила блаженная тишина...

Ну почти, не считая моего хихикания по поводу подсмотренных мышиных конспектов...

Команда 'Подъем' для Деи — 'Демон идёт!' (работает безотказно)

Прием 'Жалость' для ведьмочек — нижнюю губку оттопырить, но не сильно, глазки сделать покруглее, вспомнить ощущения, когда дед красного перцу в котлеты всыпал, и лапки сцепить замочком. Важно: подбородок наклонить вниз, тогда прием работает практически всегда.

Эх.. жалко я не все успела прочитать... Думаю, там есть много чего интересного...

— Представляешь, мне сегодня снилось, что к нам в комнату ворвался Фабиан и требовал у тебя антидот! — сказала мне Дея по пути на занятия.

— Это был не сон! Он действительно приходил! — мы повернули за поворот, где находился нужный нам кабинет и вошли в полупустую аудиторию.

— Ты его в живых хоть оставила или можно искать сюрприз под твоей кроватью? — пошутила Дея, садясь за нашу парту.

— Он даже своими ногами ушел! — удостоверившись, что тетрадка и ручка приготовлены для погружения в мир учебы, а точнее для свободного творчества во время нудных лекций профессора Франкиса, преподающего нам 'Теорию лечения травами', который своими речами погружал нас в состояние сна.

— Надо бедному волчонку антидот сделать, вот только как нам найти вещество, которое противоположно плевку Бакстера? — Дейка зевнула, приготовившись внимать колыбельной профессора и задумчиво почесала бровь.

— Капелька его крови? — предположила я.

— Да в Бакстере-то кровушки с пипетку наберется. Его тонкая душа такого просто не переживет!

— Ну да... А если переживет, то испишет всю общагу стишками о садистках-ведьмах и нас точно выгонят! — сказала я, наблюдая, как упитанный маг заходит в аудиторию и прищурившись из-за плохого зрения пытается разглядеть присутствующих.

Почему он не одевал очки или не исправил зрение магически — оставалось загадкой всей академии. Впрочем, такому вредному дядечке прищур очень даже добавлял колорита в образ, делая его еще более отталкивающим.

— Оу... Ну как можно быть настолько нудным? — удивлялась Дея, с силой разлепляя глаза.

— Говорят, это у него в крови, — чтобы не заснуть и не быть как желе весь день, я рисовала на листочке разные фигурки, а Дейка иногда читала шепотом заклинание и оживляла их.

Таким образом, у нас уже был летающий по листочку нарисованный воробышек, который покушался на нарисованного червячка, которого Дейка не удосужилась оживить, чем очень расстроила пташку. Зато подруга зачем-то оживила дерево, и теперь оно, важно качая ветками и перебирая корнями, штурмовало просторы тетрадного листа, периодически сбивая воробья с намеченной цели.

Хоть какое-то развлечение в этом кабинете скуки и грусти!

Кому-то удавалось спрятаться за спинами товарищей и вздремнуть, но так как мы с Дейкой были на второй парте, нам такого счастья не светило, зато рисовать можно было вдоволь — профессор свято верил в свой дар оратора и слепо не видел наше творение, периодически хваля нас за усердие под смешки других ведьм, которые прекрасно видели, в отличие от профессора.

— А почему ты говоришь, что это у него в крови? — поинтересовалась у меня Дейка, дорисовывая нашем воробышку пару, но эта самая пара получилась в два раза больше моего тоненького пернатого, и при оживлении не смогла даже взлететь с ветки и шлепнулась на землю. Мой воробышек оказался галантным мужчиной и сразу полетел спасать воробьиху, а мы с подругой старательно рисовали вокруг них свечки, сердечки и шампанское, намекая на романтическую обстановку.

— Говорят, что бывший ректор академии был его отцом, ну ты помнишь, при котором академия была прозвана среди своих 'Академией нудных сил', — пояснила я, перекрывая выход из любовной ловушки воробышку последним сердечком, а он в ответ так жалобно на меня посмотрел, и даже крылышки умоляюще сложил, что мне пришлось дорисовать мостик и закрыть его после того, как он сбежал, цепочкой.

Ну а нашей внушительной воробьихе мы дорисовали внушительного воробья, расстаравшись на пару в две ручки и та тоже осталась довольна.

— Дейка, оживи червяка, дай мужику хоть поесть, раз в любви не повезло, — хихикнула я.

— Я как-то после того розовенького на Пустоши к червякам очень настороженно отношусь, — и Дейка дорисовала ему зернышки, найдя выход из ситуации.

ГЛАВА 4 

Когда, наконец, наши учебные мучения закончились, мы со всей накопившейся за время полусна энергией бросились на выход.

— Как его только взяли? В память о предках? — недоумевала Дея, сидя в столовой и уминая внушительную порцию еды.

— Наверное, решили, что раз судьбой предначертано держать в академии хоть кого-то из их рода, то пусть это будет он — от таких никакой угрозы.

— Не скажи! Что-то в нём такое есть...

— Это вредность! Врожденная, переданная по наследству. И уверенность в своей неотразимости.

— О да! Все девчонки его!

— Ага! Спят у его ног!

— У чьих ног? — к нам подсел ведьмак и тут же с разбегу прервал наш разговор своим вопросом. — Вы о ком?

— Об одном любопытном ведьмаке, о ком же еще! — не смогла удержаться я и расплылась в улыбке. Себя я уверила, что это от радости от выселения сожителя по телу. А что? Так и есть!

— Ну что, ведьмочки, библиотека вам книжек больше не подбрасывает? — и мы как по команде с Деей заозирались по сторонам, немного втянув голову в плечи, на что Грегор тут же заметил: — Вот это реакция! Ну, молодец, библиотека, такой дисциплины даже наш декан добиться не смог.

— Конечно, не смог! — довольно заулыбалась Дея.

— Не успел! Женился! — смеялась я.

После половины дня, проведенного в сидячем и жутко скучающем положении, хотелось какого-то движения, но все мои внутренние порывы быстро заглушил голос Фабина:

— Силия! — решил, наверное, взять методом изнурения противника и его постоянного доставания.

— О! Дея, давай уже сделаем ему этот антидот и дело с концом! — печально смотрела я на приближающегося оборотня.

— А что за антидот? Этот тот парень, который выкупил тебя с аукциона? — завалил меня вопросами ведьмак.

— Не меня выкупил, а мой вечер!

На этой фразе Дея с Грегором как-то загадочно переглянулись, но нам пришлось здороваться с нежданным прибавлением на соседнем стуле.

— Привет, Фабиан! Нет, Фабиан! Еще не сделали! Да, Фабиан! Сделаем! Сегодня займемся! Спасибо! До свидания! — выпалила я, пытаясь побыстрее избавиться от оборотня.

Фабиан обиженно поднял брови и сжал губы, перевел недовольный взгляд на ведьмака, потом почему-то посмотрел тому ниже груди, нахмурился и, резко вскочив со стула, быстренько удалился прочь из столовой.

— Да ты смотри! Закомплексовал парень! — ухахатывалась Дея.

— А в чем дело-то? — не понимал ничего ведьмак.

— Думаешь? — я не совсем уверена была, что подруга правильно истолковала его взгляд, но это не мешало мне улыбаться от перспективы закомплексованного ловеласа и нашего непосредственного в этом участия.

— Да точно говорю! У него, наверное, подвиги в этом деле были решающим фактором, а тут мы все козыри отобрали, а ему и поставить на кон нечего!

— Ведьмы! Я с вами тут! И хочу напомнить, что ведьмаковское любопытство ничуть не уступает ведьминскому.

Мы переглянулись и не решились ему рассказать о нашей затее с зельем, зато не теряющаяся в таких ситуациях Дейка быстро поняла, как получить из этого выгоду:

— А давай, ты нам с одним антидотом поможешь, а мы тебе дадим возможность самому догадаться и посмеяться над этим... -

— Расплывчатые перспективы, но я согласен! Что надо делать? — заиграл бровями ведьмак и его шоколадные глаза улыбались мне, отчего на душе становилось немного теплее...

А может это просто солнышко пригрело?

***

— Ну как, у тебя есть варианты? — наседали мы в который раз на глубоко задумавшегося ведьмака.

— Мда... Надо запомнить, что ссориться с вами чревато... — покачал головой в раздумьях ведьмак и добавил: — Очень чревато...

— Правильно, поэтому не ссорься, а помогай нам! — подсовывала ему Дейка еще литературку из академической библиотеки.

Ведьмак вздохнул, смотря на очередную порцию книжной радости и сказал:

— Да я даже предположить не могу, где такое анти-вещество искать! — повернулся ко мне, чуть склонив голову в усмешке, отчего прядь русых волос упала ему на лоб, придавая озорной вид, и сказал: — Вот если бы кто-то с хранилищем дружил...

— Э, нет! Увольте! — сразу выставила я ручки перед собой, защищаясь от перспектив новых встреч с Книжным хранилищем. — У меня до сих пор макушка болит!

— Это она тебя уму-разуму учила! — смеясь, потрепал он меня за макушку, чем, конечно, не испортил мой и без того кудрявый взрыв на голове, но возмутиться я возмутилась. Из чувства ведьминского приличия. Да-да, и такое есть!

— Ручки-загребучки при себе держи! — важно сказала я, а сама не удержалась от довольной улыбки, отвернувшись в сторону, чем заслужила насмешливый взгляд подруги.

— А может она тебя еще слышит? — настаивал на своей идее Грегор, а я упорно не соглашалась, так как отбиваться от кучи книг мне совсем не хотелось, вот ни капельки!

— Силь, но это же может быть выходом из положения... — аккуратно заметила Дейка. — Если уж хранилище не знает, то придется пытать Бакстера на импровизацию...

— Эх... — горестно вздохнула я, понимаю разумность доводов и пока не передумала, произнесла:

— Уважаемое Книжное Хранилище, добрый вечер! — и тишина в библиотеке...

— Ну вот, видите, оно не на связи... — только было сказала я, как передо мной шлепнулся сборник сказок 'Что тебе надобно, старче?' и ребята покатились со смеху....

Мда... Ничего не забыла библиотека... Всё помнит...

Или она по жизни с долей вредности?

— Надобно... — пробормотала я, рассматривая цветную обложку... — Надобно мне анти-вещество от слюны волшебной летучий мыши.

Подумала и добавила:

— Мужского пола.

Перед ведьмаком шлепнулся сборник анекдотов и он перевел:

— Она смеётся, видимо... Хм... по-своему, по-библиотечному...

Мы все с нетерпением смотрели на потолок в ожидании чуда, но чудо не спешило к нам...

— И что, она поржала над нами и все? — тихо спросила Дея, на всякий случай пригнувшись.

— Я уже боюсь что-либо говорить, — прошептала я, пытаясь смотреть во все стороны одновременно.

— А может, она подбирает соответствующее название? — предположил ведьмак. — Сомневаюсь, что кто-то хоть раз писал творения на эту тему...

И тут на самый длинный стол в рядок стали сыпаться книги, формируя ровный строй из разноцветных обложек.

Мы все чуть лбами не столкнулись, когда добежали до нашего ответа, а ведьмак заметил:

— Вот, я же говорил! А вы еще от меня ответа ждали! Хранилище и то с трудом справилось!

'Летучие мыши. Вид: волшебные'

'Противоположность полов в природе'

'Процессы в организме животных и продукты их жизнедеятельности'

'Рецепты. Редкие ингредиенты'

'Зельеварение. Теория и практика'

И маленькая брошюрка с рекламой абсолютно банальной спиртовки, которая стояла у нас в шкафчике и на которой мы и сварили то самое зелье.

Ребус решился!

— Нужна Арри! Кстати, я её так и не видела, где она? — спросила я, не забыв искренне поблагодарить библиотеку.

— Я сегодня только хотела об это Бакстера спросить, но он играл в дутика, поэтому я и не стала.

— А кто такая Арри? А Бакстер? — переводил взгляд с меня на подругу ведьмак.

— О! Да ты еще всю нашу компанию не знаешь!

— Так, подождите, надо приготовиться... — он в шутку навешал амулетов из кармана себе на шею, и сказал: — Вот теперь я готов!

— Ты как на войну! — засмеялась Дея.

— Не, это я просто уже часть вашей компании видел! — смеясь он снял их с себя и положил обратно в карман. — Так кто такие Бакстер и Арри?

— Мы тебе рассказывали, как в зелье попала слюна летучей мышки? Нет? — спрашивала Дейка

— Тогда тебе столь важных персон надо увидеть своими глазами, тут ни к чему слова — поддержала я подругу и мы повели ведьмака знакомится с нашей грозой всех шкафов академии, а по совместительству нашей головной болью — Бакстером!

А там как раз про Арри и узнаем.

На наш стук в свое логово творца мышь не ответил и мы переглянулись с Дейкой в нерешительности: всё-таки вламываться к нему нам тоже не хотелось, может он перенервничал и ему ночи сна мало было?

— Вы к себе в шкаф стучите? — смотрел на нас круглыми глазами Грегор, явно подозревая у нас помутнение рассудка.

— Там мышь живет! — пояснила ему Дейка, но по виду ведьмака было видно — яснее ему не стало.

— Что у вас с комнатой случилось? В нее пробрался сумасшедший поэт? — читал стишок на окне ведьмак и лишь качал головой в удивлении

— Это мышь.

Судя по недоверчивой улыбочке, он нам не поверил, ну и пусть, потом сам убедится.

Он даже от сомнений затылок почесал, а я пошла готовить чай. А что? Может нашей чайной вечеринкой и выманим мыша из шкафа?

Дейка поняла мою затею с полувзгляда, ведь ни одно сборище в комнате, за редким исключением, не проходило без участия Бакстера, и быстренько достала три чашки и чашечку для куколок, которую мы приобрели специально для Бактера. Правда, тогда выбор был не большой, и она у него была белая в крупный цветочек, но он по этому поводу не особо переживал — его самомнение, вообще, трудно было поколебать хоть чем-то...

Разлив ароматный напиток по чашкам и сняв с пальца ведьмака мышиную чашечку, чтобы наполнить её тоже, мы сели за поедание печенюшек, стараясь особенно сильно хрустеть и расхваливать мягкость и сладость хлебобулочных изделий.

Этого, конечно, чуткий слух и неугомонный характер Бакстер стерпеть не мог.

Сначала высунулся его нос, потом глаз, один, потому что второй он прищуривал на свету, ну а потом уже сам хозяин всех перечисленных достопримечательностей вылетел из шкафа и приземлился на стол, как раз напротив Грегора.

— Привет, я Грегор! — протянул ведьмак указательный палец Бакстеру. — Я тебя видел на аукционе у Дее.

Летучий гордец пренебрежительно посмотрел на протянутый палец и покосился на свою чашечку.

— Бакстер, — мышь так и не стал пожимать палец — это было ниже его мышиного достоинства — и протопал по столу, всё еще в крайне обиженном состоянии.

— Ты еще дуешься? — решила узнать у него Дейка и тот кивнул. — Тогда что на чаепитие пришел.

— Настоящий джентльмен никогда не пропускает светские рауты, — важно заметил мышь. Покосившись на ведьмака.

— Даже если это изрядно помятый джентльмен? — уточнила я, смотря на заспанную мордашку. Бедненький, видимо много сил на стишки потратил, даже стирать жалко стало...

— Не, девчонки, вы меня точно обманули, — махнул рукой Грег, откидываясь на спинку стула и смотря прямо на летучего джентльмена. — Я не верю, что это всё он написал.

Ведьмак обвел взглядом творение Бакстера, а тот сразу поставил ножки на ширину плеч, чашечку отодвинул, откинул назад свои две волосинки и встал на защиту себя любимого:

— Перед тобой автор собственной персоной!

— Неа, — покачал головой Грег, чем жутко вывел мыша из себя.

— Да! Это всё я сочинил! И написал я! — распалялся мышь, уже стоя прямо перед носом у ведьмака, а мы с Дейкой переглядывались в ожидании продолжения, если что готовые прийти на помощь и спасти нашего любимчика.

Конечно же, речь идет о Бакстере, а вы что подумали? Хотя, иногда мышь в таком запале бывает, что может понадобиться помощь и ведьмаку...

— Не похоже, — все также отрицательно качал головой Грег, а глазки мыша сузились и он, выпрямившись во весь мышиный рост, начал:

Сидишь ты с чашкой чая,

Уверенный в себе....

Но ты еще не знаешь,

Что он таит в себе...

Ты доверяешь ведьмам,

А я б не доверял...

У них такое в нычках,

Уж лучше б ты не знал...

Они тебя напоют,

Отправят на поклон...

А ты как кукла волен,

Киваешь в унисон...

Ведьмак подавился чаем и с подозрением заглянул в чашку, сглотнув, а потом перевел взгляд на нас.

Бакстер победно улыбнулся и пошел допивать чай, забавно виляя попкой от победы, ведь позволить себе подпрыгнуть от радости, как он делает обычно, при ведьмаке он не мог... Он же солидный мужчинка...

— Бакстер, а где Арри? — пока ведьмак заново оценивал мыша, решили уточнить мы с Дейкой, за что заслужили недовольный взгляд стихоплета.

— Вон! — показал он коготком на стишок, в котором было написано, что она на задании.

— А дальше ты нам тоже в стишках расскажешь или нам самим догадываться?

— Не, на стишок меня больше не хватит... — грустно заметил мышь, вздохнув и отпив глоточек чая. — Ведьмячина весь процесс регенерации вдохновения прервал!

Грегор удивленно приподнял брови, но промолчал. Наверно, не одной мне было жалко замученного вдохновением поэта, поэтому я протянула ему печеньку, чтобы подкреплялся и набирался сил.

— Она у твоей мамочки... — посмотрел он на Дею и та подскочила со стула от удивления.

— Что? — чашка пошатнулась, но не расплескала драгоценный чаек, а Бакстер невозмутимо продолжил:

— Ты же в курсе, что там твой клон натворил, Крис же там был... Так вот, её дед нанял и на задание отправил... А я, видите ли, не гожусь...

Оу-у-у... Вот и причина депрессии...

А что там про клона? Что я пропустила?

Дейка делала такие же круглые панические глаза, а потом одним залпом отпив чай, вылетела из комнаты со словами:

— Или я глухая, или от меня что-то скрывают!

— Ха! Глухая она! Я же подслушивал, когда Крис за Гидеона отсчитывал, он тогда ясно всё сказал, а она даже внимания не обратила, вот разява...

Ведьмак заметно оживился, чуя, что запахло жареным, и подался вперед, опершись на локти.

— Бакстер! Ты просто обязан мне всё-всё рассказать! — заграбастала я в ручки мыша и умоляюще смотрела в его глазки, а тот пытался дожевать печеньку, подталкивая её одним коготком, как будто я и не только на информацию покушалась, но и на эту самую печеньку...

-Только сразу предупреждаю! От меня наглым образом скрывают половину информации! — заявил Бакстер, когда расправился с печенькой.

— Вот ни за что не поверю, что ты свой любопытный носик туда не сунул! — подозрительно смотрела я на мыша, который с тоской поглядывал на свою чашечку с чаем.

— Надо горлышко смочить, а то так речь не льется, — наконец, сказал он.

Я сама придвинула ему чашечку и с нетерпением ожидала рассказа.

— Клона Деи помнишь? — отпив глоточек и со вздохом отставив чашечку в сторону, спросил Бакстер.

— Такое забудешь! — фыркнула я от воспоминаний, а потом не выдержала и засмеялась. — Всё-таки это было то ещё зрелище.

— Так вот, по моим сводкам, мама Деи ошиблась и забрала с собой именно одного из клонов.

— Ну что ты мне рассказываешь, я же там была — знаю!

Бакстер уже хотел было надуться, но я его прервала:

— И не думай даже обижаться, продолжай, ты бы тоже на моем месте не выдержал.

Кивнув в ответ моим словам, мышь продолжил:

— И тем же вечером я, пролетая мимо ректорского окна, увидел, что все деканы собрались за огромным дубовым столом, и вместо того, чтобы тянуть, как у них обычно бывает, виски и общаться, они то и дело вскакивали и что-то добавляли в стоящую перед ними карту.

— Ну не томи... Дальше...

— Больше всех слышно было Криса, его рука всё время зачеркивала и что-то добавляла заново, а магия на руках чуть ли не искрила... Сама понимаешь, мимо такого я пролететь не мог.

Я кивнула, соглашаясь с его доводами, и метнула взгляд на ведьмака, с интересом слушающего рассказ Бакстера. Легкая улыбка гуляла по его губам, а в глазах горел огонек легкого любопытства. Заметив мой взлгяд он подмигнул и я мне тут же стала очень интересная крепость моего чая и я подлила себе еще немного заварочки.

— И что ты там узнал? — спросила я у замолчавшего мыша.

— Ничего. Как только я прошмыгнул в окошко, был бессовестно пойман и телепортирован куда подальше, — губы Бакстера недовольно поджались, и его носик горестно опустился вниз, сигнализируя о шпионском провале.

— Тогда откуда ты знаешь, что там произошло?

— Да они мне такую загадку подкинули! Я потом все крылышки потрепал, пока хоть что-то узнал. А сколько пыли надышался... — покачал головой Бакстер, недовольно кривя мордашку от неприятных воспоминаний.

— Так что ты там узнал?

— Дея, тьфу, то есть её клон, что-то смешала у них в логове, после чего копию и какого-то кота развеяло, а её мамаша чуть с ума не сошла. Возник выброс внутренней силы, отчего маяки на границе зашкалило, а так как мы ближайшая академия, то как самых крайних сильнейших магов послали на выяснение...

— И? И что было?

— Что было, что было... Ковен ведьм Смерти на проверку нарвался, там какие-то запрещенные растения нашли, трясут их сейчас не слабо так.

— А Арри что там делает?

— Как что? Оком наблюдения работает! Я же не мог деду не доложить!

— А почему не ты?

— Меня мамаша знает, да и у Арри, если честно, опыта в этом деле побольше... Так сказать, по профилю пошла... — Бакстер раскрыл крылышки и встряхнул головой. — Ладно, я полетел!

— Подожди! Ты мне еще не все рассказал!

— Потом, мне по делу надо, — взмахнул крылышками и был таков, этот летучий деловой мышь, оставив меня гадать, что же это за профиль у Арри и где она его взяла...

И если у неё профиль, то почему она с нами застряла... Непонятно...

Мои мысли свернулись в клубок и как снежный ком покатились с горы, когда мой стул поехал к ведьмаку, а до меня дошло то, что мы остались одни в комнате. Сейчас я особенно остро это почувствовала...

— Бесплатная доставка? — решила списать все на шутку.

Мысли о ковене, Дее, Арри и еще сотня прочих мигом заменились на одну единственную: 'А что ему от меня надо?'.

Взгляд невольно скользил по всем этим ведьмаковским штучкам, которые разрешают носить с собой только старшим курсам, и под этим благородным предметом первокурсной зависти я немного побаловала себя рассматриванием тела. Но честно — только капельку!

— Эй! Последний раз, когда ты на меня так смотрела, ты освободила духа-хранителя! — в шутку поднял руки парень и улыбнулся.

Мой стул теперь был ближе и его близость приятно щекотала нервы, игнорировать её становилось всё труднее и труднее...

— Нет, и не надейся, больше я тебя щупать не буду! А то мало ли, что там у тебя в загашнике... — открестилась я от посягательств на очень привлекательные разноцветные капсулки на поясе...

Интересно, а что там? Они боевые, для зелий или для заклинаний?

Эх, как же тяжело удержать руки при себе любопытной ведьме, но тот случай с духом научил даже меня, что хватать всё своими загребущими ручками не надо... А жалко...

— А пойдем в город? — предложил ведьмак. — Ты была в 'Приюте ведьмака'?

— Хм... А может, есть 'Приют для ведьмы'? — с надеждой спросила я, а Грег рассмеявшись, отрицательно покачал головой.

— Нет, но не переживай, это для братьев и для сестер, если так можно выразиться. Пойдем, если тебе нравится моя амуниция, то там тебе тем более понравится!

Последнее предложение было для меня железным аргументом весом в тонну, который склонил чашу весов в сторону положительного ответа сразу и бесповоротно.

— Тогда идем! Дай мне пять минут, я приведу себя в порядок и пойдем! Надо только Дейку позвать... — я вскочила со стула и понеслась по комнате в поисках жутко необходимого — женской сумочки и прочего.

— Дейка заняла своим мужем, не порть подруге вечер, — тоже поднялся со стула Грегор и пошел к двери. — Кстати, а растрепушкой ты мне больше нравишься, так что не расчесывайся!

Дверь хлопнула, и я потратила все пять минут на старательное вытягивание своих кудряшек и даже магией их приправила, чтобы стянутые заколкой, они держали тот вид, который я им придала.

И как только я надела платье и вышла за дверь, ведьмак усмехнулся, глядя на мою гладкую прическу и щелкнул пальцами, отчего магия рассеялась, и на моей голове случился кудрявый взрыв...

Ах так! Я тоже так умею! Не один ты книжки из тайного хранилища читал!

— Ай! — воскликнул Грег и прошелся руками по зеленому ирокезу, плоду рук моих и ведьминского самолюбия и усмехнулся.

— Довольна? — я важно кивнула, а он добавил, совсем не разозлившись: — Тогда пойдем?

Вот такие красивые и непоколебимые мы и пошли в заведение с загадочным названием 'Приют ведьмака'...

— Хм... Знаешь, я ожидала, как минимум: деревянную избу, веники трав по стенкам, официантов в балахонах, может быть даже легкую дымку тлеющих ароматизаторов...

Добирались мы сюда достаточно долго, но мое терпение окупилось с троицей — мне действительно понравилось это место!

— А ты этого хотела? Тогда пошли в ближайшую таверну, там всего этого в изобилии! — Грегор показал на входную дверь, но мои ведьминские ножки отказывались даже шажочек делать в сторону выхода. Только вперед! Тут столько всего нужно потрогать и разглядеть!

Первое, на что падал взгляд, это были стеклянные столики, и всё бы было еще обычно, если бы ровно посередине не стояли в три ряда по кругу разноцветные колбочки, имитируя круговой мини-бар. Ведьмы и ведьмаки, маги и магини, даже гномы, и те тут были и добавляли в прозрачную голубоватую жидкость, которую приносили официанты, капельки из колбочек, замешивая свой собственный коктейль.

Вот я бы первой точно красную эссенцию добавила! А потом желтую!

— Где наш стол? — в боевой готовности я схватила Грега за руку и с самым решительным видом приготовилась в путь к заветному столику.

Ведьмак умилился моему рвению и с гордостью оглядел зал, потянув меня столик поближе к стене и подозвал официанта.

— Два стандарта ноль, пожалуйста! — обратился он к молодому официанту, у которого весь пояс был увешан мешочками. Интересно, а там что?

— О, да ты маньячка на все побрякушки, да? — заметил мой интерес ведьмак и добавил: — закончишь год на отлично, я тебе пояс ведьмы подарю.

Дыхание сперло на минуту, как только я представила на себе заветный пояс, но тут же вернула себя с небес на землю.

— Не подаришь, нельзя мне его еще носить, — печально выдохнула я, провожая взглядом пояс официанта.

— Будешь в нем спать! Или в комнате перед зеркалом крутится, — предложил Грег.

— Какой ты добрый! Обладать поясом и не иметь возможности его гордо носить ... Разве ты не мечтал о нем?

— Мечтал! На третьем курсе заслужил, и для меня сделали исключение. Позволили его носить.

Я заново осмотрела с головы до туловища ведьмака, потому что нижнюю часть тела скрывал стол и заветные колбочки, и мой взор намертво приковался к ним...

Пальчики побежали по стеклянным поверхностям, глаза поражались оттенка бирюзы, охры, пурпура и индиго, алым пламенем заката и блестящим искоркам в некоторых колбочках на самом верху стойки.

Перед моим носом возник бокал с абсолютно прозрачной жидкостью, и я перевела взгляд на соседей по столику.

— А у них она голубоватая, — показала я на жидкость в бокале.

— У них она алкогольная, — ответил Грегор и провел рукой сверху вниз по стойки колбочек, раскрутил ей, превращая в калейдоскоп красок перед моими глазами и начал рассказывать: -

Вот смотри, в нижнем ряду находятся красители и ароматизаторы. Средний ряд — эссенции растений со своими свойствами, о них ты можешь прочитать в меню... Вот, на столе... А третий ряд — магический концентрат, с ним ты должна быть особенно аккуратна, внимательно читая все его эффекты и свойства, они в том же меню, ближе к концу.

Мне долго предлагать не надо, я уже вовсю изучала меню, раздумывая над своим напитком, а ведьмак уверенными жестами уже замешивал себе напиток из второго ряда колбочек...

Не-е-е... Я не такая быстрая... Я хочу чего-нибудь особенного!

Пусть он будет синего цвета с ароматом весеннего луга, добавлю немного эссенций трав для укрепления ведьминских нервов и двойной порции для подъема духа мне пожалуй хватит...

Так, с магическими искорками... что там? Хм... какое интригующее название 'Пламя сердца'... Хотя 'Армагедец' тоже привлекает, но... я не настолько рисковая...

Спросить у Грега?

Нет, пожалуй. На запах мне нравится, на вкус оценить не могу, зато на цвет — покорят с первого взгляда... Решено! Добавляю!

Капельку? Две? Три?.. В меню не указано сколько надо. А, пусть будет две!

Капелька, блеснув на свету, поколебала водную гладь напитка в бокале, и мой коктейль забурлил, блеск искорок приковывал взгляд, а водоворот, который образовался внутри, заставлял с затаенным дыханием наблюдать, что же будет дальше...

Шипение, и вся эта катастрофа в стакане постепенно сошла на 'нет', затихая вместе с приглушающимся потрескиванием искр.

От нетерпения увидеть, что же я получила в итоге, я искусала уже всю губу, не обращая внимания ни на какие смешки со стороны ведьмака.

Что мне эти смешки, когда тут первоначально синий напиток насытился до цвета индиго эссенциями, а потом закрутился в водовороте цвета массака, поражая темно-красными прожилками с синим отливом, а после небольшого взрыва в бокале стал радовать глаз яхонтовым цветом, завораживая переливами красного, фиолетового и темно-голубого...

Я же две капельки хотела добавить... Но теперь разрушать эту коктейльную идиллию не было ни какого желания. На мой взгляд всё было идеально!

Ведьмак с интересом покосился на мой стакан и покачал головой:

— Любишь ты экспериментировать...

— А кто не любит? — пожала я плечами в ответ и подняла свой бокал, чтобы полюбоваться на него на свет ярких ламп.

— Красота! — не удержалась я от восторженного слова.

— Ведьма сама себя не похвалит — считай, день зря прошёл! — посмеялся надо мной ведьмак, а я в ответ ему только улыбнулась.

Ну а что? Правду же сказал...

— Ты какие эссенции добавила, Силия? — разглядывая меню и попивая свой ярко-зеленый коктейль, спросил Грегор, а я не смогла удержаться и не спросить:

— А ты сегодня решил не изменять своему стилю? — и показа на волосы и на бокал в его руках.

— А что делать! Вынужден, — уголки губ поднялись вверх и он отсалютовал мне своим коктейлем: — За тебя!

Мой напиток так и манил меня, но моя внутренняя ведьмочка пинала меня в печенку и пыталась что-то донести до сознания, но то ли почта в организме в тот день не работала, то ли у сознания был технический перерыв... Кто знает?.. Но опустошение бокала пошло сначала медленно... со смаком, а потом уже, втянувшись во вкус... быстро, до последней капельки...

Сладость закружилась в горле, заплясала в животе и ударила в сердце, заставив мои глаза буквально выпрыгнуть с привычного места и заметаться по 'Приюту ведьмака'.

Где мой приют?! Где моё спасение?! А?! Что он смеётся, а не спасает меня родимую?

В районе груди разгорелся пожар, и я подпрыгнула на стуле и свалилась с него, когда увидела, как магические языки пламени прорываются сквозь одежду и пляшут алыми всполохами прямо на моем теле...

— Грег! — паника захлестнула меня с головой.

— Подуй! — он поднял меня на ноги и показал в район моего сердца: — Просто подуй туда.

Первый выдох был судорожный и рваный, поэтому я собрала все свои ведьминские легкие и ка-а-ак наполнила их воздухом и ка-а-ак дунула, спасая свою ведьминскую шкурку, что пламя, как порядочное, погасло, и я смогла заново вздохнуть... Уже более спокойно...

— Ну как, намешала себе как следует? — усмехался ведьмак.

— Что это было? — мои глаза отказывались принимать какую-либо форму, кроме круглой, хорошо хоть удалось посадить себя на стул, и то молодец...

— 'Пламя' взяла? — спросил уже не смеясь он, и я кивнула. — А в меню как следует почитала?

— Там много написано было, про все читать замучаешься... — буркнула я. — Я бы так до ночи выбирала...

— Там есть спокойные вещи, приятно расслабляющие организм и повышающие настроение магически, но ты, видимо, как всегда, мимо скучных названий пошла к самым-самым... Хорошо хоть, 'Армагедец' не взяла!

Я судорожно сглотнула и спросила:

— А здесь кормят? — ведьмак кивнул. — Нормально кормят? Без аргамедонцов?

Уже не скрывая улыбки во все тридцать два зуба, ведьмак подсел ко мне поближе и открыл меню, чтобы проконсультировать меня во избежание очередного промаха, а я смиренно сложила ручки...

Это не надолго, правда, но и такое у меня бывает...

— М-м-м, а у них, оказывается, нормальная еда тоже есть, — с аппетитом я уплетала огромный кусок мяса под соусом, а Грег на все это дело с удивлением смотрел, так как порция у него была раза в два меньше моей.

Но меня такими взглядами не проймешь: у меня растущий организм, а если у него нет — то пусть и завидует молча.

— Вот это аппетит! — воскликнул ведьмак, насмотревшись, как кусочки мяса с легкостью пропадают в моём организме и добавил: — Я поражен в самый желудок!

Вот просила же завидовать молча!

Пробежалась глазами по его порции и сказала:

— А ты всегда так мало ешь? Как выгодно!

На этой фразе кусок в горле Грегора встал колом, поэтому ему срочно потребовалось запить его. А ты что думал? Делать ведьме замечание по поводу размера порций! Да на чем ведьминское сердечко будет работать, если не на нормальных порциях еды? У нас столько нервов, столько хлопот, и на всё нужно море энергии, между прочим!

— Выгодно для чего? — аккуратно спросил он.

— Но не для заклания же! Тогда наоборот откармливают! — сказала я, чем заслужила внимательный взгляд шоколадных глаз.

— Оу, а у них сладкое есть? — его глаза всегда навевали мысли о моей страсти — шоколаде и прочих сладостях, поэтому я уже высматривала в меню десерты, только заверив ведьмака: — Не переживай, оплачивать счет будем по модному — поровну!

— Вот еще! — воскликнул почему-то зло Грег. — Это ты со своей Деей будешь счет делить, а тут ручки свои можешь только к тарелочкам тянуть! Ясно?

Не поняла! Это что за диктаторские замашки? Или я на больной мозоли потопталась?

Я внимательно осматривала его постепенно расслабляющуюся фигуру и решила для себя то, что говорят все ленивые девушки — подумаю об этом завтра! Это так удобно! А завтра я скажу тоже самое...

Хотя ведьмак для меня пока загадка...

Но я с детства любила тайны. Особенно их раскрывать! 

ГЛАВА 5

Моя семья смело бы вписалась в рамки интеллигентности, если бы не одно 'но'... Точнее одна 'Я'...

Приемы в нашем поместье постепенно сошли на 'нет', и всё из-за того, что во все взрослые забавы ведьм и ведьмаков Смерти я приносила немного совести...

Мне жалко было грифонов, сидящих на цепях, как домашние зверушки, и я их выпускала еще до начала забав, а потом печалилась от рассерженного лица мамы, но зато радовалась свободе существ.

Я ломала ядовитые стрелы, приготовленные для охоты, и ломала ловушки, обрекая их ежегодную ловлю на волшебных существ на провал.

Сначала меня ругали, потом меня оставляли с нянечкой, но когда поняли, что ничего не помогает, и я всё равно умудряюсь сорвать мероприятие, приемы прекратились и папа вздохнул с облегчением, о чем неоднократно говорил мне потом.

Это маме нужно было признание общества, папа же был счастлив со своими книжками и типичные для ведьм и ведьмаков Смерти забавы были ему не по душе. Наверное это мне от него передалось, поэтому я для своих вся такая неправильная... Совестливая...

Мама тоже печалилась недолго: будучи натурой увлекающейся, она быстро нашла себя в другом направлении — волшебный сад стал её увлечением и теперь она водила туда вполне мирные экскурсии. Свет вновь повернулся к нашей семье лицом и сотни ведьмочек потянулись смотреть интересные диковинки и с радостью делились новостями за чашкой нектара в чудесной беседке, увитой поющей лозой.

Приемов мама больше не рисковала устраивать, чему я была несказанно рада . Мне намного больше нравилось высаживать с ней танцующие цветочки, чем опять мучиться совестью из-за непонятным мне забав.

Говорят, я неправильная ведьма Смерти...

Но знаете, это их я считаю неправильными... Этот извращенный свет с их увлечениями...

Никогда не понимала, почему столько же усилий не потратить на благо или хотя бы с пользой для развития науки! Собрались бы, устроили мозговой штурм, да придумали способ снять неизлечимые проклятия и вылечить заболевания, не поддающиеся магии.

Да-да, в нашем мире остались и такие...

Вот в академии нас, ведьм Смерти, учат чему? Что наша сила нам дана для помощи...

Так почему верхушка общества отравляет поколения гнилыми искушениями? Почему прививает неправильные стереотипы?

Вот сидит передо мной ведьмак Смерти, Грегор, прекрасный парень с хорошими жизненными ориентирами, судя по разговору...

Но стоит ему попасть поближе к высшему свету — и он изменится до неузнаваемости.

Я очень надеюсь, что он останется в стороне от этой прокисшей каши.

Так уж получилось, что нашу семью своим неподобающим для ведьм Смерти поведением спасла я...

Чтобы было, если бы моя мама не смотря ни на что выбрала меня, а не светское общество — я боюсь даже представить...

Всё-таки мы нетипичная семейка... Иначе бы мама так просто не сошла с пути и не ушла к цветочкам... Может, у нас в роду была ведьма Жизни?..

Надо будет спросить у мамы.

Это светское общество состояла не только из членов ковена и их семей, но и тех, кто добился успеха в делах и принес большой вклад в развитие нашего общества... Последнее мне не понятно до сих пор...

Вот, например, какой вклад мог принести старый ведьмак, который только что и делает, как проворовывается и отсиживает срок в магической тюрьме? Ума не приложу...

Наверное, ворует для ковена... Что же еще?

Маму Деи я видела всего один раз, лет в пять... Помню лишь, что мне очень не понравилось её черное колючее платье с шипиками и недовольное лицо...

Вообще, детские воспоминания — странная штука... Ты оцениваешь людей какими ты отрывками, кусками, не в целом, а как-то выборочно...

Говорят — дети лучше всех чувствуют людей... Так вот, Деина мама мне совсем не понравилась еще тогда, и не смотря на то, что у подруги свербит в душе из-за отсутствия материнского тепла в её жизни, я считаю, что гнать её надо поганой метлой, как я выгнала весь этот 'свет' из нашего дома!

Ох, что-то меня занесло в воспоминаниях, пока ведьмак отлучился из-за стола. С таким настроем не сидят на свидании...

Ой, а это же свидание! Или нет?

Вот дурында, голова не пойми чем забита, а по идее сижу на первом свидании с половинкой души... или чего-то там в этом роде...

Может это съеденное мясо мне так мозги набекрень повернуло... Или они по жизни колом стоят, но только сейчас я впервые за весь вечер как-то потерялась и раскраснелась, пытаясь приручить руками непослушные кудри до прихода ведьмака...

Да говорите что хотите... Все знают, что ведьмы странные создания не подвластные логике!

Всё! Теперь буду получать удовольствие от свидания! А то вечно голова чужими проблемами забита, пора и о себе побеспокоиться и попереживать!

— Случилось что-нибудь? — настороженно спросил Грег, всматриваясь в моё лицо.

— Нет, а что? — интересно, с чего это он взял, что что-то произошло?

— У тебя такой решительный вид... — присаживаясь, ведьмак не сводил с меня взгляда, а я про себя смеялась.

Нет, ну молодец, ведьма! Удовольствие собралась получать с самым решительным видом!..

Ну что поделаешь, не привыкшая я к свиданиям... Вон, моё свидание с Фабианом как вылилось — вечером стенаний и жалоб...

Может именно поэтому сейчас я приготовилась ко всему...

— Еще посидим или прогуляемся? — протянув руку и откинув кудряшку с моего лба, Грегор улыбнулся, а мне вдруг стало неудобно...

Представляете, ведьме Смерти — и неудобно? Если бы кто сказал — не поверила бы...

А тут придется смириться и спасть себя саму от позора и быстренько проветрится, поэтому недолго думая над ответом выбрала прогулку и бросив прощальный взгляд на колбочки, вышла следом за ведьмаком на улицу.

— Я всё хотел у тебя спросить... — начал Грег и я поняла, как ненавижу начало этой фразы, ведь обычно за ней ничего хорошего не следует... — Да не делай ты такое лицо, ничего страшного я не спрошу.

Ну-ну... Верю-верю, сама болтушка...

— Расскажи мне про ваши приключения в том лесу, да и откуда у вас этот мужик-защитник в смешных надписях на футболке появился...

И тут я сразу приободрилась, может этому помогли воспоминания, а может я вспомнила теперешний прикид Гидеона, но мое настроение сразу поднялось и я начала:

— Знаешь, это у него еще приличный вид был, а вот когда мы его первый раз увидели...

Мы шли по широким городским проспектам и узким улочкам, оглашая их раскатами смеха и возгласами удивленного неверения ведьмака и моих уверений в обратном, а над нами оранжево-розовыми всполохами горел закат, знаменуя о конце очередного дня.

Грегор называл нас с Деей ловушкой для неприятностей, но я с ним не соглашалась: 'У нас просто насыщенная жизнь!' — говорила я в ответ и рассказывала о других наших приключениях, чем поражала ведьмака еще больше.

— Кто бы мог подумать, что из вас выйдет такая парочка... Сумасшедшее сочетание, — качал головой в удивлении он.

— Ты просто завидуешь нашей дружбе! — парировала я.

— И правда, завидую... Такой необычный тандем, как у вас — просто неповторим...

— Да-да! Так что даже не пытайся завести себе ведьмака Жизни и повторить наш успех!

— О! Это не повторимо! Не беспокойся! — уверил он меня, давясь от смеха.

Мы не заметили, как оказались у стен общежития, а вокруг нас сомкнули свои объятия сумерки, сигнализируя о том, что пора расставаться.

Смотря в его шоколадные глаза я впервые не думала о сладком или о еде... Я думала о поцелуях...

Странные мысли, непривычные для меня, они с назойливостью мухи кружили в моей голове...

И не только у меня, судя по тому, какими глазами ведьмак смотрел на мои улыбающиеся губы...

Его дыхание стало ближе, я даже почувствовала щекотание теплого ветерка на своей щеке и сейчас его глаза казались мне темнее самой ночи...

Легкое, словно прикосновение шелка, касание губ сняло с меня было возникшее смущение, переходя в более напористые касания и смелые прикосновения ведьмака...

— Адепты, что это у вас здесь происходит?! — как гром среди ясного неба прозвучал прямо мне на ухо голос Аурелиана и я подскочила на месте от неожиданности.

— Я спросил, что вы здесь делаете? — ветер развевал белоснежные волосы эльфа и его вид в вечерних сумерках, вопреки обычному мирному ореолу, сейчас навевал мысли о быстром бегстве...

— Вы вроде не так стары, чтобы забыть, как называется поцелуй, магистр Аурелиан, — нахмурился ведьмак и задвинул меня за себя.

Меня такое положение вещей не устраивало, поэтому я, обойдя с другой стороны Грега, только было хотела насладиться зрелищем, как зацепилась ногой о какую-то ветку и рухнула всей Силькой вперед, шлепнувшись на что-то мягкое.

Но не успела я порадоваться удачному приземлению, как десятки маленьких укусов заставили меня вскочить и забегать по кругу, вытряхивая из кофты муравьев и оглашая округу нечленораздельными звуками.

Ненавижу это ощущение маленьких ножек на коже! А тут сотни этих ножек бегают под моей кофточкой, оставляя жутко жгучие укусы!

Меня попытался перехватить Грег, за что получил локтём в бок, аи я услышала ответное шипение.

Я не могла заставить себя остановиться, хотелось броситься в речку и окунуться с головой, обдать себя паром — да всё, что угодно, лишь бы избавиться от этих ужасных ощущений.

Ну кто сказал, что я везучая? Найти единственный муравейник и приземлиться ровнехонько в него!

Одновременно с приближением Аурелиана я поняла, что вытряхнуть, тряся как ковер кофточку, этих назойливых маленьких кусак не получится, поэтому задвинув стыд куда подальше, стянула с её себя и швырнула её ошарашенному от такого подарка эльфу.

Пусть по нему побегают! Да-да, я добрая, знаю...

Зато количество кусающих значительно поубавилось, так что по-моему это победа. Да и вообще, справедливо! Я спасала эльфа тогда, пусть сейчас спасает меня!

Стряхивая муравьев с поверхности кожи, я быстренько взяла ориентир на наше любимое окно, через которое мы с Дейкой попадаем в общагу в обход коменданта, и что-то крикнув на прощание двум пораженным лицам ведьмака и эльфа, прибавила ходу, изнывая от желания продезинфицировать себя с ног до головы.

Быстрей бы, быстрей! Спасение уже скоро!

Эту ночь я провела одна, крутясь волчком на кровати от мерещившихся бегающих по моему телу муравьев и чувства пустоты.

Луна освещала моё одиночество дымчато-желтым цветом, и даже Бакстера в эту ночь носило где-то далеко от дома.

Опять охмуряет кого-то? Или полетел встречать Арри?.. Да кто знает — у него всегда найдется интересное занятие...

Не то, что у меня...

В голову лезли картинки нашего поцелуя с ведьмаком, где на самом интересном месте её разрывал злой Аурелиан и угрожающе махал моей кофточкой. На этом месте я тормозила свою фантазию и, буквально, умоляла её перескочить на другие темы, например, на то, что узнала у Криса Дея о произошедшем на границе, или о том, почему Арри у нас появилась...

Но вы знаете эти мысли — их бесполезно призывать к порядку. По крайней мере, мои-то точно!

Пальцы перебирали кружевную оторочку ночной рубашки, а глаза невидяще смотрели в темноту, пытаясь найти в ней ответ на то, что твориться у меня в душе...

Но комната не знала ответов, как и не знала я их сама.

Ведьмак. Как бы у нас с ним сложилось, не будь этого вечера в 'Колесе Фортуны' и сложилось бы вообще? Одни скажут: если это судьба, то да! Вторые махнут рукой, проворчав, что всё это чушь и программирование сознания...

Как же хорошо, что мы тогда отказались узнать о своем будущем! Я, имея небольшую информацию, и то схожу с ума от миллионов вариаций 'а как бы было'...

У-у-у... Как бы я хотела взять ластик и стереть это знание из своей головы... Оно меня только смущает...

Дымчато-желтое свечение сменилось бледно-голубым, плавно переходя в желтовато-розовые лучика рассветного солнышка, которые заглядывали в окна и плясали на стенах... А я так еще и не поспала и минутки...

Всё думала...

Вот переедет Дейка к своему демону, заберет с собой мыша, и останусь я вот тут одна-одинешенька, если только Арри не соизволит составить мне компанию... А то и того хуже, опять подселят не пойми кого и начнутся склоки да ссоры...

Это эгоистично, но я не хочу, чтобы подруга переезжала! Как я буду здесь без неё?

Без её вечно задранного кверху носика? Без её шуточек? Без стихов Бакстера?

Вот не буду отмывать стены и никому не позволю! Пусть останутся на память плоды вдохновения летучего стихотворца!

Так, что-то я разошлась, Дейка только одну ночь переночевала, а я уже тут трагедию развела!

Ведьма! Устраивай свою собственную личную жизнь и не косись на чужую, тогда и времени поскучать не будет!

А то, видишь, покусали муравьишки, заразили 'неспином' до 'раздумавлкином', а я и рада стараться!

Хватит! А то сижу, рюшечки перебираю как кисейная барышня эльфийка, да грущу, как гном над украденным золотом...

Это нормально! Подруга, вообще, замужняя девушка, и хватит грустить по поводу того, что она все меньше и меньше проводит времени со мной...

Надо заполнять собственное время, да и в себе разобраться не помешало бы, а то бессонница на меня плохо влияет...

Думая обо всем этом, я незаметно для себя прилегла на подушечку, сменив положение на более удобное, и как только соседние двери комнат захлопали, выпуская адептов, как мои веки налились тяжестью и закрылись, а я отправилась в царство сна...

Легкое касание к руке, легкий, невесомый пробег до плеча кончиками пальцев... Я тонула в ощущениях мягкой заботы и парящего счастья, танцуя с Грегором ведомый только нам двоим танец.

Улыбка. Она не покидала моих губ, а глаза неотрывно смотрели в голубое море... Голубое?..

Черты лица ведьмака расплылись и на их месте возникло лицо Аурелиана, а вокруг него из белого тумана проступала обстановка моей комнаты в общежитии...

Говорят, если как следует зажмуриться, то глюки пропадают... Так вот — ничего подобного!

Я несколько раз жмурилась, даже пальчики скрещивала и кудряшками трясла для усиления эффекта — ноль!

Как был умиляющийся взгляд небесно-голубых глаз, так и остался...

Если это не глюк... То что эльф делает у моей постели?

— Проснулась, прогульщица? — одна изогнутая светлая бровь взлетела и тут же вернулась на место, а я все не могла прийти в себя и понять, что происходит и почему среди белого дня я сплю...

А, так, сплю, потому что самым наглым образом заснула тогда, когда все вставали на занятия... Хм... а вот что Аурелиан делает в комнате оставалось загадкой...

— Не переживай, я тебя отпросил с занятий! Сегодня как раз были мои, — заметив мой панический взгляд на него и на учебники, да и вообще, я начала паниковать не только из-за учебы...

— Вы что здесь делаете? — немного хриплым ото сна голосом спросила я, закутываясь в плед, так как до моей заспанной головушки только что дошло, в каком виде я тут восседаю...

— Как что? Пришел подарить тебе это! — и протянул мне какой-то черный мягкий сверток.

Я всегда относилась с опаской к подаркам от малознакомых людей, пусть и преподаватель, пусть и видимся мы с ним на уроках... Но это не повод дарить мне какие-то непонятные свертки... На мой взгляд...

Или это он запоздалую благодарность за штаны выражает? Нет... Нет, он тогда заходил же, говорил спасибо...

Еще раз посмотрела на протянутый 'подарочек' и подняла вопросительный взгляд на эльфа.

А тот просто взял и сунул мне его в руки, так что мне не оставалось ничего делать, как раскрутить непонятный сверток и лицезреть черный мужской свитер...

— Кхэм-кхэм... — откашлялась я. — Вы правда думаете, что мне нечего надеть взамен моей вчерашней кофты?

— Почему же? — пожал плечами в светлом преподавательском пиджаке Аурелиан и поднялся с корточек, довольно потягиваясь и смотря на меня, как голодающий на десяток мясных пирожков в лукошке... — Первый обмен завершен, можно переходить ко второму!

И наклонился ко мне, не отрывая взгляд от моих губ...

Вот тут то мне и пригодился свитерок эльфийский! Я его очень удачно выставила ширмочкой, поэтому страстный поцелуй получил именно он, а я потихоньку обалдевала за ним...

Ой-ёй-ёй! Что происходит-то?

Аурелиан объелся чего? Или свихнулся? А мне-то как быть, бедненькой ведьмочке?

Аккуратненько выглянула из-за самодельной ширмочки и наткнулась на внимательный взгляд магистра...

— Силия, что с Вами? — эльф протянул руку и моя ширмочка, моя защита, моя крепость... соскользнула вниз самым бессовестным образом.

— Со мной? — наглость возвращалась ко мне, я чувствовала, как она запоздало просыпается. Вот! Другое дело! Еще бы злость ведьминскую разбудить, но, видимо, она вчера вся на муравьев израсходывалась...

— Да, я принял дар, ты приняла дар. Так что ты стесняешься?

Какой дар? Он бредит? Эта кофточка что-ли?

— Вот, возьмите обратно! — пихнула я комок ему в грудь, но он только возмущенно посмотрел на него и перевел непонятный взгляд на меня.

— Ты не можешь отказаться от подарка! Не теперь! — ой, а эльфы что, и злиться умеют?

— Почему это не могу? Очень даже могу! — вот, и злость начинает просыпаться! Отлично!

— Не смей! — мотнул он головой, отчего светлые волосы рассыпались прядями в стороны и вновь вернулись на свое место.

Терпеть не могу, когда мне указывают, что надо, а что не надо делать! Разозлил, ой, разозлил!

— Забирайте свой свитер и покиньте комнату! — воскликнула как могла возмущенно я, собирая всю свою девичью честь и стараясь, чтобы она прозвучала в голосе максимально громко.

Глаза Аурелиана сузились, в них будто разыгрался шторм, и именно поэтому, засмотревшись на метаморфозу с глазами, я не сразу поняла, что он открыл портал и буквально втащил меня туда,  укутанную пледом...

Как вы думаете выглядит дом эльфа? Дерево? Домик в лесу? Шалаш на лесной полянке?

Все мои стереотипы рассыпались прахом, когда я оказалась в казалось бы обыкновенном преподавательском домике, но завешанном наглухо плакатами одной гномьей группы, которые пели такие песенки, что мои уши сворачивались в трубочку.

Это что за берлога бешеного фанатика?

— Не переживай, мы сделаем ремонт по твоему вкусу, — заметив мой мягко говоря удивленный взгляд на пестрящие стены, сказал Аурелиан.

— Вы, наверное, что-то не так поняли, магистр... — так, если постоянно делать маленькие шажки назад, то можно пройти к выходу, главное это делать незаметно...

— Да не бойся ты так! Твои чувства взаимны! — скинув пиджак на кресло, эльф направился ко мне.

— Мои чувства все при мне... — замотала головой я, отчего слаженность маленьких шажков нарушилась и я было решила дать деру, но увидела свою кофточку...

— Это что такое?

— У нас принято сохранять подарки в неизменном виде, поэтому я нашел выход из ситуации, — демонстрировал мне небольшой аквариум, но не с рубками а с муравьями, которые бегали по моей кофточке. — Да и плюс — это наши первые домашние питомцы!

Эльфу, видимо, муравьи нравились так же как и мне, но так как сохранение кофточки было делом чести, он был горд своей гениальной идеей, а я поражена её исполнением...

— Это у Вас какие-то обычаи? Кофточки, которые в Вас кидают, эльфы обязаны сохранять? — я наклонилась поближе, чтобы рассмотреть одного особо шустрого муравьишку и посмотреть в его наглую мордочку. Вот точно он меня больше всех искусал, маленький вредина. Но эльф ему отомстил достойно, ничего не скажешь...

Руки Аурелиана обвились вокруг моего тела не хуже лиан, и я даже подпрыгнула от возмущения — по-другому вылезти из этих цепких объятий не получалось.

— Ты еще скажи, что не знала ничего... — зашептал, наклонившись, мне в шею эльф, а я уже до такой степени подалась назад, что еще немного и вот-вот свалю этот пресловутый аквариум со столика и его драгоценные новоприобретенные домашние питомцы разбегутся по всему дому.

— Я ничего и не знала! И прекратите на меня напирать, магистр!

— Аурелиан!

— Магистр Аурелиан! — подчеркнула я и запахнулась пледом посильнее, чтобы одновременно и свободное расстояние себе создать вокруг, и закрыться побольше. — Вы что-то напутали, кофточку я кинула в Вас случайно, Вы не могли заметить почему...

Совершенно не тонко намекала я на насекомых, кишащих сейчас в аквариуме... Они что, так быстро размножаются или моя кофточка оказалась такой благотворной средой для их популяции?

— Не смущайся, Силия, я давно заметил, как ты на меня смотришь... — уголок пледа соскользнул вниз, ведомый рукой Аурелиана, отчего мое возмущение достигло предела. — Особенно тогда, когда ты принесла мне штаны.

А, нет, я ошиблась.... Вот теперь оно достигло предела!

Чувствуя, что буквально киплю, я твердо отодвинула эльфа на целых сантиметров десять, так как больше не удалось, а он схватил меня за руку и потащил на диван.

Хорошо хоть приземлилась мягко...

А он со словами: 'Не так начал, олух... Прости. Я за чаем', оставил меня и муравьев один на один...

Естественно, первым порывом было навострить отсюда ножки, но тогда опять весь вопрос повиснет в воздухе, да еще... кто знает, что в голове у этих эльфов...

Очень странные создания... Никогда бы не подумала, что он может выкинуть что-нибудь подобное...

Его кофточку, так заботливо подаренную мне, я так же заботливо запихала за подушку дивана... Так, на всякий случай...

Надо же избавлять от улик, если что...

А то с эльфа станется... Он еще родителей притащит, или еще кого похуже...

Вон, Дейка рассказывала про демонические выкрутасы, так что я теперь держу ведьминское ухо в остро, а то мало ли что...

Черная матовая кружечка опустилась мне в руки и я подняла глаза на Аурелиана, который пытался сразить меня своей ослепительной улыбкой.

Ага, поехали по новой... Так, надо брать инициативу в свои руки, а то с его подачей мы непонятно куда уплывем.

— Аурелиан, Вы увлекаетесь этой группой? — решила начать издалека я.

— Не надо мне выкать, Силия, — закинул он руку мне за плечо и вытянулся всем телом, отчего я зажалась в угол дивана и пыталась прижечь его кружечкой... Ага, любя-любя=))

Эльф покосился на мое горячее оружие и втянул грудь обратно, а то выпятил-то, герой!

— Да, я бываю почти на каждом их концерте. Кстати, скоро один из них, пойдешь со мной? — странно, а у него кончики ресниц выгорели или сами по себе белесые?

Мотнула головой, отгоняя непрошеные мысли, заодно приурочив это мотание к отрицательно ответу:

— Нет, спасибо! Мне и без этого взрыв мозга обеспечен... — покосилась я на него, поставила бокал на туалетный столик и набрала воздух в легкие: — Аурелиан, тут произошла ошибка, я не хотела Вам ничего дарить...

И не успела я выпрямиться на диване, как мои губы буквально раздавили в поцелуе, а чуть не заработала себе перелом, колошматя грудь магистра.

Но когда он навалился на меня всем телом я действительно испугалась. Страх, что он сильнее меня заставил меня оцепенеть и лихорадочно соображать, как себя вызволить из этой крайне неудобной ситуации.

Плед стал сползать с моего тела, а мое сердце готово было выпрыгнуть от паники из груди, когда, вдруг, посередине комнаты не появился Гидеон с мочалкой в руках и весь в пене, напевающий какую-то веселую песенку.

— Ого! — мочалка полетела аккурат в аквариум, и Гидеон, защитничек бедненьких ведьмочек, очень хмуро смотрел из-под намыленных бровей на магистра, который так увлекся, что даже не заметил прибавление в нашей компании.

А, нет, "ого" Аурелиан все же услышал... 

ГЛАВА 6

Попыхтела немного, стараясь выскочить из-под эльфа, но он видимо хорошо питался, в отличие от меня, поэтому оставалось уповать лишь на защитный функции Гидеона.

Интересно, это он на мой страх и панику появился или как?

— Отпусти девушку, или не убережешь головы! — помахал перед носом эльфа огромным кулаком в пене Гидеон, и я ощутила аромат моего клубничного геля для душа. Моего пропавшего куда-то клубничного геля для душа...

Хм... Ладно, с гелем потом разберусь, а если вытащит меня отсюда, то, вообще, даже не скажу, что его разоблачили... Хорошо, что он у меня добротный, качественный, все плотненько закрывает, пузырьки долго не лопаются. Прям, как знала, что он меня от моральных переживаний спасет...

Мгновение, и мне стало легче дышать. Аурелиан вытянулся во весь рост, но так как Гидеон был огромным малым, то лишь дышал тому в районе плеча.

— Ты кто?

— Смерть твоя, вот кто! — рявкнул Гидеон.

— Не думал, что моя смерть придет ко мне намыленным мужиком! — не уступал в ответ эльф, а я от этой картины даже чай в руки взяла и начала попивать, болея про себя за Гидеона.

Моего защитника это замечание ни капельки не смутило:

— Я в любом виде хорош, пенка делу не мешает!

И тут я подавилась чаем! Ой, не могу! Где попкорн? Дайте мне попкорн, я думала у меня тут драма, а тут комедия!

— Ты знаешь, кто это, Силия? — повернулся ко мне эльф и я кивнула.

— Защитник мой, Гидеон, сейчас тебя убьет и будет свободен, — пошутила я, а Гидеон сразу настолько глубоко задумался, что я забеспокоилась и нервно завозилась на диване.

— Я вижу, всё тут мирно, пойду домоюсь... — отступил назад он и стал искать глазами свою губку...

— Но как же? Ты же должен защищать? — возмутилась уже всерьез я.

— Ага, тебя тут не убивать собираются, вообще-то, а то вдруг дам ему в глаз, да вернусь в книгу... Не... Не пойдет... — тут его глаза нашли заброшенную губку в аквариуме и он схватил её, не посмотрев, что она уже вовсю была облеплена маленькими шустрыми друзьями...

Ну-ну... Приятного купания тебе, Гидеон! Будешь знать, как оставлять бедных девушек в беде! Я ему потом все припомню!

Не хочет он в книгу! А я не хочу оставаться один на один с эльфом! И где справедливость?

Уж явно не в довольном собой приближающимся Аурелиане...

Надо было и на его долю того самого зелья наварить, сейчас бы проблем не было...

Вообще, всех напоить, а потом, когда мы все-таки сделаем антидот, продавать его в тридорога! Богатейками станем с Дейкой!

Так, ну а пока я не богатейка, а попаданка какая-то... Надо что-то думать, а то уж слишком решительный вид у этого эльфа, да и вообще, я нахожу, что он обнаглел...

Я встала, прежде чем Аурелиан успел подойти к дивану, и обошла вокруг — хоть так, но отгорожусь от него.

— Так, — твердо начала я. — Никаких символичных обмениваний не было, от Вас я ничего не хочу и прошу взаимности. В смысле, чтобы Вы от меня тоже ничего не хотели...

Как-то скомкано получилось, но ладно...

— Я на тебя слишком напираю? Прости... — взгляд эльфа стал задумчивым, он сам себе покачал головой и продолжил: — Давай начнем все с начала?

— Да сколько можно? — вырвалось у меня. — Не надо ничего начинать. Закончили. Всё!

Моя мольба не была услышана, он сделал знак рукой 'подожди' и быстренько выскочил из комнаты.

Нет, вот теперь я отсюда смоюсь, хватит с меня разговоров и новых начинаний, вот только как средь бела дня вот так топать? В таком виде-то...

Мне бы непробиваемость Гидеона в этом деле — вопрос бы, вообще, не стоял... А так я слишком скромна для этого... Да-да, ну и что, что ведьма Смерти, говорила же вам, неправильная я.

Другая бы гордо защеголяла в ночнушке с перекинутым через руку пледиком, а я так не могу...

Выковыряла уже изрядно помятый свитерок из-за подушечки дивана и напялила на себя.

Хм... в новом образе разве что только по кустам добираться, и то лучше, чем в пледике...

— Уй, ты моя малышка! Я так и знал, что он тебе понравится! — радостный возглас у двери, и я понимаю — сбежать я не успела...

— А ты такая перчинка в черном! — какой-то хищной поступью подбирался ко мне Аурелиан.

— Насыпать бы тебе перчика в штаны, магистр, — прошептала я себе под нос, планируя варианты побега.

— Что? — ого, эльф еще и нежно спрашивать умеет, зря магистром стал...

— Ничего, говорю — спешу я, бежать надо! — ну а что я еще скажу? Выход за его спиной...

— Ты такая красивая! — восхищенно протянул он, и мои глаза сами собой невольно округлились от его восторженного придыхания.

Я? Красивая?..

Как-то непривычно это слышать... Обычно мне говорили, что у меня интересная внешность, кто-то говорил — запоминающаяся... Но вот красивой меня никто еще не называл... Если только мама с папой...

Все-таки рыжие кудряшки и карие глаза — на любителя... А мне, похоже, именно такой любитель и попался...

Вот леший, а приятно, однако!

Эх, правду говорят: ласковое слово и кошке приятно, вот и я сразу подобрела, стоит признаться...

— Аурелиан, давайте спокойно сядем и все обсудим, — предложила подобревшая я.

— Конечно, — поддержал он, протянул руку и как леди, вот только в неподобающем виде, провел меня к злополучному диванчику. Покосилась на него глазами, но все-таки села — кресел-то не было!

— Да, я тоже хотел обсудить всё, мой огонек, — рука эльфа потянулась к моей щеке, и мне пришлось проявить чудеса изворотливости для того, чтобы он промахнулся мимо намеченной цели.

Руки сами собой взметнулись вверх, отгораживая меня от эльфийского неутомимого напора, и я с трудом удержалась, чтобы не применить диванную подушечку не по назначению.

Сейчас завою-ю-ю! Вот как, не испортив отношения с магистром, выйти целехонькой из этой ситуации? А?

Вот, Гидеон, припомню всё ему как-нибудь... Защитничек бракованный!

Какой толк от этих книжных мужчинок да духов-хранителей, если когда они так нужны — никого не дозовешься! Ну почему всё опять на хрупких женских плечиках, а?

А если всё же попробовать? Ну а вдруг?

Мои мысли лихорадочно скакали, подкидывая то что-то из крайностей, то уж совсем сумасшедшие варианты... Вот что значит — не завтракать! Всегда Дейке говорю — сначала в столовую, а уж потом решать проблемы, а если проблемы будят тебя с самого утра, то что же мне делать остается?

Импровизировать, вот что!

— Вызываю тебя, Ништячок Нежданчик! — выпрямившись во весь рост, огласила комнату я своим самым серьезным голосом.

Эльф, наверное, впервые усомнился сейчас в моей адекватности, а вот и зря! Когда ведьму к стенке припирают, она может и не такой сюрприз выкинуть! Да и, вообще, кто сказал, что я адекватная?

Ну же! Ну, неужели, он совершенно и безвозвратно исчез, этот мой бывший квартирант? Нужен то всего на мгновение!

Я как могла сжимала кулачки в попытках немыслимым образом дозваться духа-хранителя, а эльф смотрел на меня круглыми глазами...

Это я подглядела один разочек по-быстрому, так сказать, разведала местность...

Клубы дыма повалили по комнате и я в предвкушении открыла глаза, а Аурелиан непонимающе крутил головой по сторонам и пытался загородить меня собой.

Так-так-так, отчего это о меня там загораживает?

Любопытный нос не увидел ничего, поэтому из-за эльфийского плеча пришлось высунуться любопытным глазкам...

— Ого! — не удержала пораженного вскрика я.

Вот это картина! Клубы, то ли тумана, то ли кто-знает-чего, серые, бирюзовые, лазурные... А посреди них в гамачке, привязанным к деревьям с Голубого моря, которые утопали в потолке, в красной шляпе с огромными полями, в чем-то оранжевом, напоминающем совместный купальник... попивал радужный коктейль дух-хранитель и поглядывал на меня одним смеющимся глазом...

— Ништячок Нежданчик... это же женский купальник... — не удержалась я от просвещения в особенности купальной одежды.

— Ну и ладно, — махнул рукой тот в ответ. — Мне надоели эти глупые ограничения за века! Сколько можно подчиняться фантазии одного человека? Эта вещь классно на мне сидит — остальное меня не волнует!

Продемонстрировав весь свой хранительский дух, мой долгожданный спаситель выманил меня пальчиком из-за спины застывшего в удивлении Аурелиана и шепотом спросил:

— Куда перенести?

— В комнату, — так же тихо ответила я и уже через мгновение с радостью и облегчением опустилась на свою кровать...

Да, молодец дух, классно отдыхает! Надо было к нему, что ли, напроситься?..

Растянувшись на кровати и мысленно выметая веником мысли о пропущенных занятиях, я размышляла о том, что же мне делать с эльфом и его подарочками...

Подумать выходило плохо — говорю же, голодная я была...

Надо хоть чай с печеньками попить, раз завтрак пропустила, а до обеда еще далеко?

Напевая себе какой-то прилипчивый мотивчик, путая слова, но зато с чувством, я наливала себе ароматный напиток в чашку, когда дверь открылась и на пороге застыл Грег.

— Привет, проходи, чай будешь? — потянулась я за второй чашкой и взгляд упал на руку... Точнее на рукав... черного эльфийского свитера, в котором я до сих пор находилась...

Вот кикимору мне в родственники! Забыла переодеться!

Свитерок-то чуть ли не по коленку, пригрелась, забылась... А теперь во мне взглядом дырку делают... Или это в свитере?

Ой, да не важно! Может, сказать, что это мой? Нет плечи чуть ли не на локтях, не получиться...

Хотя, почему это я должна оправдываться? Это я знаю про танец, а он-то нет! Что тогда пыхтит как дракон?

Ноги на ширине плеч, взгляд из под лобья, слава Создателю на одежду, а не в глаза, а то бы я не знала, что делала...

Вот вы когда-нибудь видели горящий шоколад? Нет-нет, не горячий, а горящий?..

Я вот увидела... И как-то мне не по себе стало, скажу я вам... Зрелище то еще... Щекочещее нервишки...

Я что-то раньше не замечала, что у него такой квадратный подбородок, или он так от злости выехал? А плечи были такими широкими или его так от злости разнесло?

— И в чьем ты свитере? — захлопнул за собой дверь ведьмак и я вздрогнула от громкого звука.

— Долгая история, не обращай внимания! — ага, надо срочно занять чем-нибудь руки! Буду раскладывать красиво печеньки... Правда, творец в этом деле из меня аховый, но что только не сделаешь, чтобы унять не понятно откуда взявшуюся нервную дрожь в руках. Как будто и, правда, виновата в чем-то...

— Не скажешь, значит? Ну, хорошо...

Так-так-так! Вот это движение по раскрутке каких-то пузырьков мне кажется знакомым... Где же я такое видела? А, точно, у деиного деда!

О, нет! Они что, все ведьмаки такие? Чуть что, так сразу свои пузыречки доставать? А на свитер зачем дуть этим порошком?

К лешуму печеньковый проект, буду возмущаться!

Но возмутится мне не дали, от моего свитера... точнее, от эльфийского свитера образовалась зеленая ниточка и вела вон из комнаты, прямо сквозь дверь.

Ведьмак зорко, как орел на мышку, глянул на меня и направился вдоль этой ниточки, обхватив её рукой.

Ну а мне то что делать? Кому я тут возмущаться буду?

А Грег сейчас что, к Аурелиану попадет? Или куда эта ниточка ведет?

Хотела было выскочить как была, но вовремя вспомнила, что надо переодеться... И скажу я вам, так быстро я еще ни разу не переодевалась.

Была слабая надежда, что когда свитер не будет одет на тело ниточка исчезнет, но и она не оправдалась... Я даже в пакетик его убрала и бантиком завязала, но и это не помогло...

Ладно, бегу, а то все самое интересное пропущу! А то что-то уж слишком грозный вид был у ведьмака...

Давай, ведьмочка, пяточками, пяточками, шустрее! И так уже куча любопытных по ниточке идет...

Так, ниточка тянется не к преподовательским домам — это уже хорошо! Или плохо?

Тогда куда она тянется? Или эльф уже там, в дебрях парка?

Несколько любопытных и очень упрямых носов так и увязались за ниточкой, а я их сзади потихоньку отстреливала небольшими заклинаниями, уменьшая их численность. Вот уж чего-чего, а лишних ушей мне точно не надо!

Кто закашлялся, кто-то стал зевать и замедлил ход, у кое-кого зачесались глаза, но вот одна упрямая старшекурсница икала, но шла дальше по ниточке. Вот тоже мне, любительница тайн!

Что бы ей еще такое не смертельное наслать?

Для ведьмы Смерти это проблема, поверьте... Нас другому учат... И так уже все безобидное перебрала...

Эх, жалко я не ведьма Жизни, сейчас бы кустик подпитала, да утащила эту раззяву туда, посидела бы, подумала, как за чужими ниточками бегать...

Может, птичкой её испугать дохлой? Её я подпитать могу... Или это не гуманно?

А, вот тоже мне, совестливая нашлась!

'БУ' — сказал дырявый воробышек и ненужный свидетель был убран.

Вот так, а то я с этой совестью всю жизнь мучаюсь, хоть толк бы от неё был, так нет! Одни проблемы только...

Ага, а вот уже виднеется спина Грега, почти догнала! Теперь надо держать безопасное расстояние, а то вдруг он хоть чуть-чуть похож на деда? Тогда, вообще, лучше в ближайших кустах отсидеться!

-Эй! — внезапный шепот мне на ухо и только ведьминское достоинство остановило меня от постыдного визга.

— Опять меня с собой забыли позвать! — цепкие лапки опустились на моё плечо, и Бакстер продолжил возмущенно бухтеть мне на ухо: — Вот если бы сам не проснулся и не подслушал, опять бы без приключений остался!

— Бакстер! Ты меня так напугал!

— Не боись, у ведьм инфарктов не бывает! — важно заметил мышь, сложив крылышки и поглядывая на зеленую нить. — Волшебный клубочек разматываем?

— Нет, волшебный свитерок, — отшутилась нервно я, торопясь нагнать ведьмака, которого потеряла из виду.

— Впервые слышу о таком! — всерьез заметил Бакстер, задумчиво почесав за ушком.

— Я тоже... — пробормотала я, скорее всего для самой себя, нежели в ответ мышу.

— Вводи в курс проказы! — настойчиво потребовал Бакстер, пригинаясь к плечу в позе бегуна на дальние дистанции. — Я готов!

— Ой, Бакстер, сама половины не поняла, что-то тут завертелось все, как снежный ком: муравьи, кофта, свитер, эльф, ведьмак... — покачала головой я.

— Мда.. сочетаньецо... Убийственное, я бы сказал!

— Вот нам и надо бежать, чтобы убийства не было!

— Муравьев? — почему-то спросил мышь.

— Да каких муравьев, Бакстер!

— А кого?

— Да сама еще не поняла кого... — что-то я сегодня часто бормочу, решено — нет бессоннице, ложусь вовремя!

Изумрудная листва шелестела под прикосновениями легкого ветерка, вторя мышиным причитаниям о маленьких ведьминских шагах:

— Ты бы ножками-то пошевелила, а то ниточка твоя исчезает! — откинул Бакстер рыжую кудряшку и крикнул мне в ухо, и прямо на моих глазах зеленая ниточка начала исчезать.

— Ой-ёй-ёй, что-то мне это не нравится... — в последний раз замерцав, путеводная нить исчезла в пространстве и я устремилась к зарослям кустарника, туда, где она последний раз мелькнула и исчезла.

На небольшом пяточке травы, среди выпирающих корней окружающих деревьев, на огромном валуне сидел Аурелиан. Ноги скрещены под себя, руки на коленях, глаза закрыты... Он что, медитирует?

А где ведьмак? Он же тоже шел по ниточке?

Бакстер, в отличии от меня вопросами не задавался, он просто подлетел к эльфу и уселся тому на ноги.

Аурелиан то ли настолько сильно слился с природой, то ли это у него такой способ сна, но мышиного важного топота по своим ногам он так и не почувствовал.

— Неужели этот сын ведьмы думал, что сможет меня нащупать? — хитро блеснули из полуоткрытых век глаза магистра.

— Вы знали? — я быстренько осмотрела кусты, которые мирно покачивались, отгораживая этот небольшой островок земли от всего парка.

— Обижаешь, Силия... — длинные белесые ресницы медленно вспорхнули вверх, открывая вызывающий взгляд голубых глаз. — Я тебе не желторотый юнец, которым ты меня по ошибке считаешь, иначе бы я не занимал свою должность.

Впервые в его глазах мелькнул вызов, чем несказанно удивил меня... Ну никак я не ожидала от этого странного эльфа, которому приносила штанишки вот таких вот выходок.

Бакстер вспорхнул с его ног как райская птичка с пылающего дерева — быстро и постоянно оглядываясь. Наш храбрый разведчик тоже не ожидал такой подставы...

— Этот ведьмак тебе кто, бывший возлюбленный? — вытащил одну ногу из-под себя Аурелиан и опустил её к земле.

— Почему бывший? — вырвался у меня вопрос прежде чем даже успел пройти хоть какую-то фильтровку в мозгу.

Вторая нога нарочито медленно присоединилась к первой и эльф пошевелил плечами, и я бы подумала что он разминает их перед дракой, если бы вокруг нас был хоть один претендент на этой действие. Ведьмочка и летучий мышь — не в счет!

— Вот как? — вытянул руки вперед эльф, сцепив их между собой и я подозрительно осматривала его к чему-то готовившуюся фигуру.

— Знаешь, Силька.... Кажется, неприятности собираются... — это летучий констататор фактов решил внести свою лепту в историю.

— У тебя зонт от неприятностей с собой? — попыталась пошутить я тихо.

— Забыл у предыдущей пассии. У неё были нам меня матримониальные планы, видишь ли...

— Может, дождевичок завалялся? — шутливо не теряла надежды я.

— Дождевик Арри отдал, ей нужнее, — пожал плечиками мой партнер по шуткам в неудачный момент и тут наша компания получила пополнение...

-Я, значит, жду Вас у себя в кабинете, а Вы тут на солнышке греетесь, магистр Аурелиан! — строгий ректорский голос распугал даже жучков, которые быстренько разбежались под кустики в поисках укрытия.

Да-да, забирайте его отсюда, архимаг, забирайте, а еще лучше отошлите его подальше, заведовать практическими занятиями эльфят!

— У меня процедура насыщения потоками! — невозмутимо возразил Аурелиан.

— Вы только вчера уходили досрочно с совета, якобы, именно за этим... — ректор не забывал при этом лукаво поглядывать в мою сторону, чем несказанно меня смущал... Но не могла я на него после того случая с сердечками по-другому реагировать...

— Силька, пошли пока под шумок, — дернул меня за кудряшку Бакстер, привлекая внимание. — Они про нас и не вспомнят...

— А, товарищ Мышь! Вы должок хотите вернуть, наверное? — ректор зорким взглядом буквально пригвоздил успевшего что-то задолжать Бакстера к моему плечу, и я почувствовала, как его лапки судорожно впились в кожу.

— Яй! — шикнула я на него от боли.

— Я не виноват! — почему-то тоже шикнул мышь. — Это все нервы!

— Я прекрасно лечу нервы! — вставил ректор. — Пойдемте со мной, Силия и прихватите мыша, я Вам дам прекрасную настойку фандыршника!

Переглянувшись с черными глазками-бусинками я решила — пойду! Пусть Бакстер сейчас и трепещет от какого-то там долга, но опять оставаться с эльфом наедине хочется еще меньше.

Тем более у Бакстера в крови выходить целеньким из щекотливых ситуаций, а вот у меня такого нет!

Аурелиан тоже встал и был готов двинуться в путь вместе с нами, когда ректор важно поднял руку и сказал:

— Насыщайтесь, Аурелиан, насыщайтесь, а то я Вам на завтра дополнительные занятия у старших курсов поставил...

Это у эльфа зубы умеют так скрежетать или мне показалось?

С каждым шагам удаляясь от эльфа по парковым аллеям, мне все больше хотелось увильнуть куда-нибудь в сторону и потеряться... Ну а кому понравится, когда тебя с важным видом сопровождает в свой кабинет ректор, а все вокруг сочувственно посматривают, отводя взгляд при встрече?

Ну уж точно не мне...

Хотя меня и ругать-то ему не за что... Вернее, ректор не должен знать о том, за что меня действительно можно было бы даже исключить из академии — мы с подругой всегда тщательно заметали следы...

Но маленький мандраж не отпускал до самого кабинета... Да что говорить, даже присев в его гостевое кресло посмотря на меня и на Бакстера было трудно сказать, кто именно числится в ректорских должниках...

Все-таки адепты — натренированные на панику создания! И повода-то толком нет, а я уже готовенькая!

— Да не тряситесь Вы так, Силия! Я Вас не съем! — тяжело опустился в кресло Аларик и как-то сразу вместе с расслабленным состоянием на его коже проступили четкие морщинки, которые до этого были лишь легко различимы... Он что, чары наводит? Или еще какие магические примочки, чтобы не терять молодость?

Хм, вот состарюсь — обязательно у него спрошу! Маги живут долго...

— А что Вы сделаете? — поинтересовалась я.

— Ну, во-первых... — откинулся он на спинку кресла и положил руки на довольно большой живот. — Во-первых, я действительно хотел спросить с одного прохиндея обещанный должок...

Бакстер до того сосредоточенно выковыривающий коготками грязь из под ногтей, стал чистюлей, и еще старательнее принялся за очищающие процедуры.

— Ну а во-вторых, — продолжил ректор. — Во-вторых я чувствую ответственность за Вас и поэтому решил Вас спасти, проходя мимо...

— Мимо? — начала я в уме перебирать ближайшие к тому пяточку с камнем строения, но так ничего и не вспомнила, кроме заброшенного сарая...

— Да, мимо... Я услышал тоненький голосочек моего должника, а потом уже и Вашу просьбу о дождевичке и решил в кои-то веки сделать доброе дело — спасти девушку... Давно я таким делом не занимался, скажу я Вам, Силия...

Я удивленно хлопала глазами, подозревая ректора во всех грехах, вот правда тщетно, уж слишком спокойно на меня смотрел архимаг, чтобы подумать о нем что-то эдакое... Но я старалась...

— Не надо за меня испытывать ответственность, я уже большая девочка... — пробубнила я себе под нос и Бакстер удивленно стрельнул в меня взглядом, даже прервав свое супер важное занятие.

— Не могу, Силия, уж больно Вы мою дочку напоминаете... — добродушно улыбнулся мне ректор. — Вы, правда, очень похожи, а уж когда началась та история с сердечками, то тут уж Создатель сам велел мне приглядывать за Вами...

— Она у Вас тоже рыжая? — не поверила я. Хотя сейчас волосы архимага украшала благородная седина, но я все равно сомневалась, что он был раньше рыжим...

— Один в один цвет, как у Вас, и тоже кудрявая! Вся в мою жену! — показал на мои волосы ректор и я почему-то зарделась...

Вот угораздило же тогда всплыть этой истории с проникновением в ректорский кабинет!

— Господин ректор, а что Бакстер успел Вам задолжать? — надо же знать, а то вот так не проследим и не заметим, как окажемся с Дейкой в долговой яме.

— Задолжать? Да эликсирчик у меня пропал один... — и подмигнул поглядывающему на него мышу.

Хм... А ушки-то как виновато прижал, значит, действительно он.

— Так что, вернется мне мой эликсирчик? А то он не только тебе нужен, знаешь ли! — ректор шутливо изогнул бровь, а Бакстер зарделся! Вот, правда, зарделся! Первый раз такое зрелище видела!

— А что за эликсир? — переводила я взгляд с ректора на мыша, старательно отводящего глаза.

— Скажем так... это наш мужской секрет! — подумав немного, сказал архимаг, а потом обратился в летучему влипателю в истории: — Неужели ты весь концентрат протрынькал?

— Угу, — поникшее опустив голову, признался Бакстер.

— Ну ты даешь! Потом прилетишь ко мне один, я тебе дам списочек.

— Какой списочек? — бровки мыша жалобно поползли вверх.

— А чтобы сделать новый эликсир! Неужели, ты думал, я это так оставлю! Мало того, что без спросу, так еще и все израсходовал! Тебя не разорвало, слычаем!

— Нет, — покачал головой Бакстер. — Не особо-то и подействовало...

— Господин ректор... — решила, что если сейчас не спрошу никогда. А тут пока такая возможность — надо ею пользоваться.

— Да, Силия, — пока его любопытный взгляд разглядывал мое лицо я подбирала слова, чтобы точнее сформулировать свой вопрос, при этом не раскрыв карты. А это, я вам скажу, не так просто.

— А как Вы думаете, ативещество на слюну Бакстрера — это слюна мышки противоположного пола?

Глаза архимага после такого вопроса разве что на лоб не полезли, и он спустя минуту удивленного разглядывания то меня, то мыша, все-таки спросил:

— И куда этот прохвост умудрился плюнуть?

— Да так, в один безобидный эликсир... -

— Предположим, я Вам поверил... — стал тереть губы, пряча улыбку ректор. — Вы мне только одно скажите — последствия катастрофические или просто убийственные?

Он что, правда о нас такого мнения?! Возмущение во мне было погашено смущением, когда я начала вспоминать все наши проделки... А может, мы зря с Дейкой думаем, что до ректора ничего не дошло? Архимаг не зря свое кресло занимает, все-таки, ему таки адептки как мы — открытая книга, наверное.

— Да ничего убийственно, — ответила я. — Но антивещество надо...

— Ну, здесь может помочь только старый добрый эксперимент! Знаете, Силия, я ни разу не слышал о добавление в зелья слюны волшебной мыши, так что будьте добры, расскажите потом как все прошло с Фабианом.

Бух! Это меня как будто пыльным мешком по голове съездили... Всё знает о нас! О, ужас...

Тогда про сердечки почему правду не узнал? Или издевался? Да нет, не похоже было...

У-у-у, остановите кто-нибудь этот мыслительный процесс в моей голове, а то произойдет взрыв!

— Э-э-э, обязательно, господин ректор! — встала с кресла я, прихватив мыша, и пятилась назад, желая всего доброго архимагу!

Вот, леший! Нельзя считать себя самыми умными! Конечно, он знает, что в его заведении твориться! Или это Фабиан ему пожаловался?

Судя по сузившемся глазам Бакстера он как раз размышлял на эту же тему...

— Думаешь, нас подставили? — спросил он.

— Нет, думаю, что может быть на нас настучали...

ГЛАВА 7

Мы не успели пройти и пяти метров по коридору, как дверь ректорского кабинета открылась и сзади раздалось:

— Вы же в курсе, где Ваша подруга?

— Эм... — ну а что ему ответить? Я даже растерялась, не зная, какую информацию ему выдать. Ректор же в курсе про неё с магистром? Или нет?

— Не знаете? Так я и знал! Не переживайте за неё, её не будет пару дней! Они с Кристобальтом отправились к границе.

Что-то у меня сегодня ощущение, что биение пыльным мешком по голове — любимое занятие дня!

Как на границу? Зачем на границу? В ковен? Почему мне ни слова? Когда успела?

Рой вопросов жужжал в моей голове, а Бакстер делал круглые глаза и чуть ли не заваливался в обморок с причитаниями:

— О, дед из меня точно мышиный супчик сварит! Проворонил! Не уследил! Да он мне последние волосы вырвет!

Я с сожалением посмотрела на две волосинки, украшавшие его голову, и мысленно попрощалась с ними.

Уж слишком живы были воспоминания о деином деде... Незабываемый мужчина!

Так, если Дейка отправилась и не сказала ни слова, значит, там действительно было что-то чрезвычайно важное! Значит, если я не суну туда свой нос, то просто умру от любопытства!

Ну как она могла не взять меня с собой?

— И меня! — обиженно засопел рядом Бакстер, и я поняла, что произнесла последнее предложение вслух.

— Не дрейфь, мышь! Лучше думай, как нам туда попасть!

— Да что нам туда попадать, Арри должна сегодня вечером прилететь, так что мы пока туда доберемся, всё уже закончится!

— А что там такое было? Ты же в курсе, Бакстер, признавайся! У тебя же везде есть 'уши'!

— Да там деину мамашу на почве её временной потери силы хотели свергнуть с поста главы ковена, в общем, такая кракозябра началась... Вот деда Арри и послал...

— А почему Арри? Почему не тебя? — так-так-так, может, что и вытяну из этого летучего шпиона, а то надоело в незнании быть.

— Не по моему профилю, я одиночка, а там нужна групповая вылазка! — важно разжевал мне факты из своей шпионской жизни Бакстер.

— М-м-м... — протянула я. Хоть какая-то информация, потом в этих шпионских тонкостях разберусь. — Я же теперь изведусь от любопытства, надо срочно себя чем-то занять!

— О! Вот это дело! Вот это я понимаю! И чем мы займемся?

— Плохим делом, Бакстер! Очень плохим делом!

— Я уже весь трепещу в ожидании!

— О, какой ты плохой мышь!

— Я разный бываю! Зато нескучный!

— Да, Бакстер, скучным тебя уж точно никто не назовет!

Вот так переговариваясь мы дошли до нашей комнаты в общежитии, где я собиралась посвятить своего напарника в план одного грязного дельца.

Создатель в этом момент, наверное, хохотал, слушая о моих планах и зная, что ждет меня за дверью...

Нет, не разгром — это уже было. Скорее, наоборот, кристальная чистота... Даже памятные стишки Бакстера были стерты...

Посреди комнаты стояло оборудование, явно позаимствованное из лаборатории, а за рабочим столом в белом халате стоял Фабиан.

Я даже дверь закрыла, а потом открыла вновь, пытаясь сквозняком выдуть эту картину из нашей комнаты, но ничего не вышло.

— Я же их еще не переписал в блокнотик! — Бакстер вырвался из моих рук и подлетал то к одной стене, то ко второй, то к окну, и чуть не плакал от расстройства. — Такой шедевр пропал!

— Что ты тут делаешь? — у меня на повестке дня стоял другой вопрос. — Вошло в привычку входить без спроса?

— Привет, Силия! — спокойно ответил оборотень и продолжил раскладывать травки... Не наши травки...

Хотелось пригрозить повторением мсти с клыкасто-рукастым превращением, но я передумала. Пока Фабиан молчит об этом буду думать, что он забыл, кто являлся авторами проекта: 'Доброе утро, оборотнюки!'

— Я решил, что так ты быстрее исполнишь свое обещание! А раз вас с подругой покрывает магистр, то я решил идти другим путем... — показал он руками лабораторное оборудование и явно сворованные из профессорского шкафа сборы. Откуда я знаю, что сворованные? Да я кривой, как забор, почерк Деворджиллы, профессора по 'Зелеварению', которыми она любовно подписала название травок, за километр узнаю!

— Да... Он тебе угрожал? — все интересней и интересней, а я то думала, что это он так долго не давал о себе знать... Ненароком подумала, а не принял ли он воздержание за веру? Всё-таки для Фабиана такой срок — сродни подвигу!

Мой вопрос был просто проигнорирован, а мне протянут второй белый халатик.

— Все чинно-благородно? Это, ты, конечно, молодец, что так подготовился, но у нас есть один ингредиент, который прилетит только вечером! — спустила я с небес на землю оборотня, который мыслями уже был вечером тет-а-тет с очередной подругой.

На самом деле я сама себе удивлялась: моё сердечко раньше при виде него замирало, а потом принималось усиленно гонять кровь по организму... Сейчас же во мне даже ресничка не дрогнула, бровка не подскочила, чего уж говорить о сердечной мышце. Вот смотрю на него и ничего! Абсолютно!

Всё-таки ноющие о своих болячках парни отвращают меня раз и навсегда!

Боюсь представить, что будет, когда он будет старым волчарой...

В общем я, полностью уверившись, что никакие ослепительные улыбки с его стороны сейчас не действуют, потому приспокойненько рассматривала оборотня, которому я, судя по всему, была уже поперек горла.

И ведь не может ничего сделать, демон его потом заживо закопает! Хорошего, всё-таки, Деяка себе мужа нашла! Не прогадала!

— Так давай пока все подготовим, остальные ваши травки да цветочки подберем!

— А давай ты лучше погуляешь, а мы с Дейкой всё сделаем!

— Ты мне уже давно обещала всё сделать! А я до сих пор как инвалид хожу! — взорвался оборотень, но быстро взял себя в руки и уже более спокойно добавил: — Я и так слишком долго ждал! Так что я здесь сижу, пока ты не сделаешь мне антидот!

— А как же Деворджилла без своей лаборатории завтра? — поддела Фабина я.

Тот скривился, от того, что я так быстро разгадала, откуда притащен сей агрегат лабораторной техники, и проворчал:

— Я очень надеюсь, что уж до утра мы управимся!

— Знаешь, Фабиан, у нас с Бакстером были совершенно другие планы на вечер! — заметила я, а мышь отбросив расстроенные чувства в строну уже потрошил один из пакетиков и боком придвигался к оборотню...

Не зря дед его обучал, наш летучий поэт не даст себя в обиду! Вон уже в лапках измельчил какой-то листик и готовит операцию мщения. Прямо горда за него.

— Друг! — взмахнув крылышками, Бакстер сел на плечо Фабиана и показал на меня: — Я согласен тебе помочь!

В этот момент лапка мыша разжалась и за ворот парня посыпался серенький порошок, которого тот даже не заметил. Хитрющая улыбка озарила мордочку мыша, и тот продолжил:

— Кому, как не мне понять тебя! — сверкал черными глазками-пуговками Бакстер, а я отвернулась в сторону, чтобы спрятать улыбку.

— Ты тоже того... ну... этого? — капелька пота скатилась с виска парня, а жутко довольный мышь с гордым видом провожал её взглядом. Тонкая душа поэта не вынесла уничтожение стихов, а тигриная душа отомстила и была сейчас крайне довольна содеянным.

— Фух, что-то у вас так жарко, — пару пуговиц белого халата были расстегнуты, а руки оборотня всё активней стирали испарину со лба.

— Так иди, воздухом подыши, проветрись, я пока в травках разберусь! — подталкивала я парня в спину в направлении к двери. — Это ведьминское дело, все-таки!

Отбросив халат в сторону очень влажненький оборотень покинул нашу комнату, а я пошла пить чай с летучим храбрецом!

Вот Дейка всегда жалуется, что он вечно её подставляет, но у Бакстера это все так умело получается, что в итоге все счастливы — и он, и тот, кого он подставил! Определенно, талант у мыша! Вон и Дейка пристроена, и Фабиана сплавил на время...

Правильно он говорит — надо его везде с собой брать — кучи проблем бы избежали!

— Так, куда летим? — всегда готовый к приключениям мышь так вкусно хрустел печенькой, что я не удержалась и тоже присоединилась к уничтожению сладких кружочков.

— Ты же говорил, что это тухлое дело — сейчас отправляться к Дее. Якобы, они скоро сами тут будут!

— Так и есть, а у нас что, только одно занятие было на повестке дня?

— Нет, конечно, у нас занятий вагон и маленькая тележка!

— А какое самое интересное?

— Ну... Мне интересно, например, куда это та ниточка Грега завела! Еще про эльфийский обмен кофточками интересно, да и про ковен дейкин не плохо было бы поподробней узнать, а то у неё одна любовь в голове! — стала перечислять я, а потом хитро прищурила глаза и добавила: — А еще мне интересно, что за шпионская мышиная сеть действует на территории Королевства!

-Кхм.. — подавился кусочком печеньки мышь. — Кхэк-кхэк-кхэк!

— Тебе по спинке постучать пальчиком! — поинтересовалась я с самым невинным видом.

Приступ кашля у Бакстера тут же прекратился и он чопорно оттопырил коготок, смачивая горлышко чаем.

— Вот уж увольте от Ваших пальчиков! — возмутился он, а потом плечики опустились и уже всем нам знакомый мышь-разведчик вздохнул: — Тяжело с тобой, Силька! До всего докопаться хочешь! Вон, с Дейков в сто раз легче, сразу не получилось узнать — так пошла дальше и забыла, а ты нет... Въедливая ведьма!

— И никакая я не въедливая! Просто я привыкла иметь максимум информации, а тут куда не сунься — одни дыры!

— О, кстати про дыры! У тебя сырка не найдется? — состроил Бакстер премилые глазки и выжидающе протянул лапку.

— Ты неисправим — вечно всё на тему еды переводишь или просто улетаешь!

— Ну сейчас-то не улетаю! Сижу себе спокойненько, жду!

Но в этот вечер Бакстеру так и не удалось отведать сырка...

Сначала, даже не постучав в дверь, к нам вошел ведьмак. Проядя мимо лаборатории на выезде он устало опустился на стул и вздохнул.

— И тебе добрый вечер! — села я на стул на против и подперла подбородок рукой. — Ты где лазил?

В темно-русых волосах застряла веточка и мне кажется, одна букашка уже облюбовала новое жилье в во-о-он том небольшом колтуне...

— Не спрашивай лучше, — сквозь зубы ответил Грег и после осмотрел меня с головы до ног. Наверное, проверял наличие свитера.

— И куда путника завела путеводная нить? — за чашечкой чая легче вести беседу, поэтому у ведьмака в руках быстренько оказалась близнец моей кружки с ароматным напитком.

Нахмуренные брови и взгляд в сторону — явное нежелание раскрывать мужские секреты, но мне же интересно! Как я могу промолчать, когда у него даже цветочек выглядывает из ведьминского пояса. Красивый такой, фиолетовый с оранжевыми тычинками. Где же я такой видела?

Точно! На болоте!

— Тебя занесло к кикиморам? — пыталась сдержаться я и не засмеяться.

— Ничего смешного! Примерзские особы! Пока им десять сказок не сочинил, они отказывались отпускать со своего болота! — ведьмак сделал большой глоток и впервые в этот вечер посмотрел мне прямо в глаза. — Вот ты знала что кикиморы, это совсем не тоненькие девочки с зелеными волосами?

О! Не могу больше! Буду тихо ржать под столом... Хотя тихо вряд ли получится!

Эта была самая распространенная байка в этих местах, на которую попадались все первокурсники, поэтому было вдвойне смешно, как Грег доучился до старшего курса и не знал о кочкообразных созданиях, гордо именуемых себя 'кикиморами'.

— Поздравляю! Ты посвящен в великую тайну! — я пожала руку ведьмаку.

— А ты не посвятишь меня, что ты тут такое вздумала варить, что добрую половину лаборатории перетащила?

Я только собралась ответить, как дверь вновь открылась без стука и в комнату вошел Фабиан.

— Ну что, ты хоть свои травки приготовила? — задал оборотень вопрос, и только потом остановился, пристально глядя на ведьмака.

Ведьмак щурясь, как будто силясь вспомнить знакомого, рассматривал оборотня, а Фабиан, пока натягивал на себя белый халат, стрелял взглядами в Грега.

Еще что-то про девичью память говорят! Лица, которые фигурировали на аукционе, видимо, напрочь стерлись из памяти этих парней... Мда...

Вот так забудут и глазом не моргнут, только щуриться будут подозрительно!

— А, вы тут какой-то проект готовите? Хотите, помогу? — ага, когда дело касается всяких зелий никакой нормальный ведьмак не останется в стороне!

— Да зельеце одно... — аккуратно ответил оборотень, пытаясь прочитать по моему лицу отношение к предложению ведьмака. — А ты можешь помочь?

Хм, Фабиан что, уже совсем отчаялся добиться от меня зелья, что идет на такие крайние меры? Что это во мне шевельнулась? Неужели жалость?

Нет-нет, жалость надо гнать метлой из избы, всё оборотнюке по делом досталось!

— Фабиан! — протянул руку ведьмаку оборотень.

— Грег, — и тот в ответ пожал руку.

Ну вообще, замечательно! Они еще руки друг другу жмут! Познакомились, видите ли!

— Что-то не так? — спросил меня Грег, наверное оценив надутость моих щек как ненормальную.

— Нет-нет, всё хорошо! — ответила я, сама думая о том, что может это и к лучшему. Может, под контролем Грега у нас наконец-то удастся сделать антидот и отправить оборотня восвояси...

— Ну тогда вводите в курс дела! Я помогу! У меня есть свой способ смешивания ингредиентов — зелья выходят с тройным эффектом!

— Э-э-э... — я только собралась тактично отказаться, как Фабиан чуть не расцеловал ведьмака, сверкая глазами, и радостно согласился на тройной эффект.

— У-у-у... — схватился за голову Бакстер, который до этого момента подбирал свой маленький подбородочек с пола.

— Интересный списочек... Очень интересный... — хитро поглядывая на меня, сказал Грег, и я так и не поняла, догадался ли он или нет, о назначении антидота. Вроде и ингредиенты подобраны с неоднозначными свойствами...

— Скоро прилетит донор на последний ингредиент, — наблюдая над необычным подходом к растиранию травок Грега, я боялась пропустить малейшее его действие. Интересно, нас специально на первом курсе таким хитростям не учат, что помучились подольше?

Фабиан нетерпеливо ходил из угла в угол, а Бакстер сетовал мне на ухо, что этих волчар если и что-то пробирает, то ненадолго!

— Ничего! Я заставил его попотеть! — сопел мне на ухо недовольный мышь.

— О, да! Ты молодец, Бакстер, — тихо поддерживала я дух деиного питомца, не отрывая взгляда от ловко орудующих рук ведьмака.

Только в одни руки его уже модно влюбиться... Они меня просто завораживали, гипнотизировали, приковывали взгляд своей стремительностью. Виртуозно! Моё ведьминское сердечко просто зашлось в восхищении!

— Силия! — видимо, уже не в первый раз меня позвал Бакстер. — Открой форточку, там Арри!

Я щелкнула затвором форточки и впустила летучую мышку из сгущающихся сумерек.

— А Дея? — тут же спросила я едва приземлившуюся шпионку.

Мышка устало взъерошила челку и провела лапкой по чумазой мордочке:

— Скоро будет, не переживай!

— Как не переживай!

— Ты, кстати, грязь только сильней размазала, — встрял в разговор Бакстер. — Давай сотру!

Арри опасливо покосилась на его лапку и отрицательно покачала головой.

— Ну и ладно! Тогда плюй, вот, до черточки! — и подставил колбочку.

— Бакстер, и сколько тут должна Арри стараться, чтобы уровень до черточки поднялся? Вон, у Грега почти все готово, а Арри пока в порядок себя приведет. Совсем не думаешь о девушке!

Мышь обиженно покосился на меня и отдал колбочку обратно ведьмаку, который давился смехом.

— Этот тот самый последний ингредиент? — не верил он.

Я хмуро стрельнула глазами в Бакстера, передавая взглядом всю степень признательности за тот его фееричный плевок в зелье и печально кивнула Грегу.

Фабиан уже весь издергался и его пришлось посадить пить чай, пока мы заканчивали...

И вот он! Тот самый момент!

Мне показалось, что не хватало звукового сопровождения для пущего эффекта, но и без того, плевок Арри получился красочным! С розовым дымком, почему-то...

— А так и должно быть? — спросила я у ведьмака.

— Не знаю. Слюну волшебной мыши я первый раз добавлял! — заметил он и угостил Арри печенькой, на что Бакстер ревниво посмотрел и пошел за своей чашечкой.

Неужели поделиться своей неприкосновенной собственностью? Не верю!

О, нет, придется рушить свои стереотипы! Отдал ей свою любимую кружечку, победно сверкнув взглядом на ведьмака...

... Бедный Бакстер, после 'Ночи с орком' ко всем ревнует...

— Передохнула? Теперь рассказывай! — ну не могла я уже ждать дольше, у меня уже информационное голодание!

— Всё готово! — флакончик с антидотом подозрительно отливал розовым цветом, но я тактично промолчала. Делать антидот другого цвета не было никакого желания. Пусть пьет этот и идет на ночные подвиги!

Фабиан не удержался и вырвал из рук своё спасательное зелье и, отшвырнув колпачок в сторону, влил всю жидкость в себя до последней капельки.

— Бульк, — сказал почему-то Бакстер.

— Вообще-то, надо было на три приема разделить... — заметил Грег. — Так все антидоты пьются!

— Ты догадался? — тихо спросила я у ведьмака, на что тот состроил шутливо-обиженную мордашку.

— Обижаешь...

— Подействовало? — спросил Фабиан и у него изо рта вместе с вопросом вырвался розоватый дымок.

У меня сразу жутко зачесала бровь, у Бакстера глаз, а Арри не стала прикрываться поводом почесаться, а просто хихикала, валяясь на животе.

— Хм, Фабиан, не переживай, — ведьмак потрепал за плечо уже запаниковавшего оборотня. — На свойствах антидота это не должно отразиться! Я всё сделал на совесть!

— А у тебя всегда зелья с цветовым сопровождениям выходят? — пошутила я, но мне на удивление ведьмак ответил, что довольно таки часто, это у них, видите ли, семейное...

— Ладно, я пошел! — видимо, нервы оборотня уже были натянуты, как струны — он даже халатик не скинул, до того спешил проверить полноценность своего организма.

— И у тебя не без скелета в шкафу-у-у... — протянула я, посматривая на ведьмака.

— Нет-нет, это у нас отличительная черта рода просто! — отмахнулся от предполагаемых обитателей шкафа Грег.

Родовитый, говоришь... Это хорошо...

Так, стоп! Мысли уже поскакали не в ту сторону! Всё-таки, который раз убеждаюсь, что я очень впечатлительная особа...

— Может, там есть какой-то секрет? — не будь я ведьмой, если не постараюсь вытянуть семейные секреты.

— Есть! — подмигнул мне ведьмак и продолжил загадочным голосом: — И мы иногда приоткрываем кое-кому завесу тайны...

— Да? И кому? — подалась я вперед.

— Новым членам семьи! — щелкнул меня по носу Грег.

— Очень смешно! — юморист, тоже мне!

Рядом раздался завистливый вздох... Кто же это там? Арри?

Разложив крылышки по моей подушке, она уже вовсю посапывала во сне и лишь мечтательными вздохами реагировала на то, как Бакстер поглаживает её по лапке.

Но наш летучий мышь, как только понял, что был застукан за неподобающим для донжуана занятием, тут же прекратил ласкательные процедуры, отчего Арри обиженно засопела во сне.

— Не смущайся, Бакстер, мы уже уходим! — схватив меня под локоток, ведьмак начал своё движение вон из комнаты.

— Куда уходим? — я, конечно, поняла, что он хочет дать возможность Бакстеру побыть наедине... Пусть даже со своей спящей зазнобой. Но от этого желание знать, куда тебя тащат не пропало.

— Сама слышала — скоро Дея прибудет. А прибудет она куда?

— Куда?

— В дом к магистру, куда же еще! Так что пошли, быстрее все новости узнаем!

— Вот именно поэтому я ненавижу, когда идут куда-нибудь без меня — можно совсем скиснуть от любопытства!

Вот Арри как быстро заснула, даже рассказать ничего не успела! Но, ничего... Скоро до преподавательских домов доберемся и я всё узнаю! По крайней мере, я на это очень надеюсь.

Ветер завывал, наклоняя кроны деревьев, и я ёжилась в своей легкой кофточке.

— Ты как взъерошенный воробушек, Силия! Как кудрявый взъерошенный воробышек! — смеялся надо мной ведьмак.

— Ещё издевается! — на большее меня не хватило. Знаете ли, не люблю болтать в непогоду. Вот придем в тепло — тогда пожалуйста!

— Давай я тебе дам мою рубашку!

— Ну уж нет! — пропыхтела я, прекрасно понимая, что под рубашкой у него ничего нет. — Вот ты все дни ходил в футболке и легкой куртке поверх, а сегодня вырядился!

— Моё упущение, Бука, я не предсказал погоду! Исправлюсь! — ведьмак залез в один из мешочков на поясе, который всегда неизменно у него был с собойи распылил надо мной бирюзовый порошок.

— И что это? — сил возмущаться не было. Только преодолевать непогоду.

И покая я недовольно думала про себя всякие гадости про этого распылителя, мне становилось все теплее и теплее...

— Это заслуга твоего порошка, что мне стало тепло, или это я так от злости разогрелась?

— Пар у тебя из ушей не валит, так что благодари порошок!

— Порошок я благодарить не буду, а вот тебе спасибо скажу...

И пока мы в таком духе добирались до домика Кристобальта, погода разошлась не на шутку и начался проливной дождь. Стучались в его дверь мы уже изрядно промокшие.

— Ребята! — дверь открыла Дея в махровом черном халате до пят, который волочился за ней метровым шлейфом. — Проходите быстрее! Я только хотела за Вами кого-нибудь послать!

— Я не обольщаюсь, что за мной бы прислали, но я все равно польщен! — намекнул на своё неожиданное присутствие рядом со мной ведьмак.

— За твой неоценимый вклад в антидот Дея просто не смогла бы сделать по другому! — заметила я и у Деи даже рукава на полную длину распустились от удивления.

— Что он сделал? Антидот? И что, получилось? — затораторила она, закрывая за нами дверь.

— А мне что-нибудь достанется? — вышел в прихожую Кристобальт, пряча руки в карманы штанов. — Я, между прочим, первым заявку отправлял!

— Обратились бы ко мне, я бы вам любой антидот за минуту бы сделала! — в прихожую вплыла деина мама в одежде с мужского плеча, и мне показалось, что все вокруг замерло...

Ну, по крайней мере, мы с Грегом точно...

— Мама, это моя подруга Силия, а вот этот милый ведьмак — Грегор, — представила нас с натянутой улыбкой Дея, а я аккуратно рассматривала женщину...

Внешний вид главы ковена можно было назвать 'внешним видком': всегда идеально зализанная прическа сейчас напоминала разворошенный стог сена, а на прежде надменном лице теперь царствовала неуверенность... Мне даже с первого взгляда не поверилось, пришлось еще пару раз посмотреть и удостовериться, что с моими глазами все в порядке. Главная ведьма Смерти пыталась спрятать обломанные темно-бордовые ногти в зажатых ладонях и неуверенно смотрела на своего новоиспеченного зятя.

'Неуверенно' и 'мама Деи' никогда до этого не стояло и близко... Раньше эта особа бы только снисходительно посмотрела бы на нас, а сейчас даже слегка кивнула в знак приветствия.

— А это моя мама — Роксалин, — махнула на родительницу рукой подруга и быстренько провела нас в гостиную, заминая неловкую паузу.

Лично я шла в глубоком замешательстве, гадая о причине нахождения здесь этой страшной для судьбы Деи женщины...

— Садитесь, я сейчас! — мимо нас пронеслась Дея в халате... Наверное, побежала переодеваться...

— Что будете пить? — встав у бара, демон продемонстрировал богатое разнообразие напитков и звякнул бокалами.

— Что у Вас самое крепкое, Кристобальт? — сразу же спросила маман, приняв привычную позу царственной особы на диване. Что смотрелось особенно смешно при её нынешнем виде...

— Для Вас есть только успокаивающая настойка варника, но это уже не в баре, а в аптечке... — показал пальцем на тумбочку в другом конце гостиной демон и довольно ухмыльнулся, глядя на скривившиеся лицо ведьмы.

Судя по всему, отношения у них складываются самые что ни на есть классические... Между тещей и зятем...

ГЛАВА 8 

— Так что у Вас произошло? — не зная, можно ли обсуждать всё при маме Деи, я начала с вопроса издалека. Терпеть дальше сил не было.

— У нас? — одна бровь демона иронично взлетела вверх. — У нас произошло свержение власти!

И настолько он это торжественно произнес, что зубы у свергнутой ведьмы заскрипели покруче несмазанной телеги.

— Ничего подобного! — взяла себя в руки Роксалин. — Я сама ушла!

— Ушла? Это Вы так называете транспортировку на руках в бессознательном виде? — уточнил Кристобальт.

Бывшая глава ковена поджала губы и перевела взгляд на бар.

— В любом случае это было красиво! И запланировано! И будьте уже нормальным демоном — дайте мне вон тот коньяк.

Меня прямо таки съедал жгучий интерес узнать все-все подробности произошедшего, а эти двое и не собирались заканчивать препираться! Магистр жадничал для любимой тещи алкоголь, а любимая теща не жадничала острого язычка...

Где же моя Дея? Кто мне расскажет правду? Пока от этих двоих хоть что-то узнаешь — полгода пройдет!

— Восстание ведьм? — пыталась угадать я и направить разговор в сторону от бара.

— Силька, не поверишь! — влетела в гостиную Дея уже переодетая в домашние штаны и футболку. — Мои клоны — это нечто!

— Нечто! Если бы не они, я бы до сих пор сидела на своем месте! — зашипела как сотни змей мамашка Деи.

— Да ладно тебе, мам, там явно зрел заговор...

— И если бы не тот клон, который спутал им все карты, Вы бы, возможно, и в живых-то не остались! В запасниках переколотились зелья с уж очень странными свойствами...

— Ничего там странного, все в пределах нормы, — острый подбородок демонической тещи поднялся вверх, но не смотря ни на что в глазах плескалась затаенная обида.

— А 'Зеленая смерть' — тоже норма? — Кристобальт выудил из кармана небольшую колбочку ярко-зеленного цвета и повертел её в руках.

— Не может быть... — не верила своим глазам Роксалин и медленно поднялась с дивана. Пока она шла к демону, казалось, что с каждым шагом она сгорбливается всё больше и больше. — Не может быть...

От одного названия этого зелья по моей спине пробежала дрожь... Я слышала о нём от мамы... Так казнили могущественных ведьм, обвиненных в измене. Это была страшная смерть, заставляющая от одной мысли шевелиться волосы на голове.

Нет-нет, сейчас они у меня шевелились не от предчувствия беды, а от воспоминаний о рассказах о мучительных, вырастающих из тела ростков, которые проростают во все органы и ткани и медленно убивают ведьму. Против 'Зеленой смерти' не существует противоядия. Её разрешено делать только с королевского приказа и только после решения о казни ведьмы.

— Как они посмели?! — дрожащая рука ведьмы Смерти потянулась к сосуду, но демон спрятал его обратно в карман.

— Успокойтесь, Роксалин! Это зелье изготовлено явно не по королевскому приказу. На колбе нет печати, да и сосуд не тот, который используют при дворе. Иначе, уж поверьте, Вы бы тут так спокойно не сидели.

Мелкая дрожь, сотрясающая ведьму, немного утихла и в глазах женщины зажглась сначала надежда, а потом жгучая злость.

— Анасия, значит... — прошептала она, глядя в пол. — Соплюшка зеленая, так и знала, что от нее надо ждать ножа в спину! Ну ничего... Я ей покажу!

— Мама, ты сначала резерв восстанови, а потом показывай что хочешь и кому хочешь!

— Да, кстати, я пойду договорюсь о съеме домика в городе, — Кристобальт быстро направился к двери, не оттягивая со столь важным делом как заселение тещи подальше от собственного дома.

— Но... Дея?! Я думала, мы побудем вдвоем! — возмутилась женщина, а у нас с подругой глаза одновременно полезли на лоб.

— Да? Мама... поздно... нам быть вдвоем — медленно подбирая слова, ответила Дея.

— Ты же моя дочь!

— Дочерняя забота была выплачена сполна спасением Вашей задницы! — выкрикнул демон из коридора и Роксалин резко втянула в себя воздух от такой наглости, как ей показалось, наверное.

— Все против меня? — миндалевидные глаза стреляли ненавидящими взглядами по сторонам, а её движения напоминали рывки раненной хищницы.

— Мы не против тебя, мама! Ты прекрасно знаешь, что мы не можем быть против тебя! Кристобальт рассказал мне все о том ритуале, — Дея показала через футболку на то место, где было клеймо.

— Я всего лишь подстраховалась! — независимо произнесла Роксалин. — И, как видишь, пригодилось!

— У тебя нет ни стыда ни совести, мама! — прикрыв глаза, чтобы успокоиться, произнесли Дея.

— Откуда они у ведьмы Смерти? — изящные бровки подпрыгнули на расстроенном лице бывшей главы ковена. Создалось ощущение, что она сама уже не гордилась отсутствием этих качеств в себе, как раньше.

Я и Грег затаились в кресле, готовые в любую минуту кинуться на защиту подруги и старались не пропустить ни слова из разговора, хотя лично меня не покидало ощущение, что мы присутствуем при очень личном диалоге.

Дея расстроено опустилась в свободное кресло и тяжело вздохнула:

— Я тебя никогда не пойму! — наконец сказала она.

— Я себя сама понять не могу, не то, что ты... — Роксалин сделала шаг к выходу и остановилась, глядя немного вверх. — И чтобы ты не думала — я люблю тебя! Я сама найду себе жильё!

Быстрый цокот удаляющихся каблучков заглушил ответ дочери:

— Любишь, мама, любишь, печать же...

— Что это было? Дея, если ты мне сейчас же все не расскажешь... — качала удивленно я головой.

— Это было моя мама, — попуталась пошутить подруга, но даже сама не улыбнулась своей шутке. — Зато какой клон у меня — ты бы видела!

А вот тут она уже расплылась в довольной и гордой улыбке, которая была, к слову сказать, очень заразительной, поэтому мы с ведьмаком тут же переместились к ней поближе и замерли в ожидании истории.

— Давай я лучше начну по порядку, — предложила Дея и мы согласно закивали.

— Давай, начни с того, как вы там оказались!

— Помнишь, я пошла к Кристобальту выяснять, что же там за история с клоном на границе... — я активно закивала головой и она продолжила: — Ну так вот...

Тут она мило покраснела и мы сразу поняли, что до выяснений обстоятельств они дошли с демоном далеко не сразу.

— Кристобальт толком ничего не успел мне рассказать, как меня скрутило пополам от боли. Клеймо ковена буквально прожигало меня насквозь, — подруга поморщилась от неприятных ощущений и потерла место под грудью, там, где она показывала последствия маменькиного ритуала...

Грег нахмурился, не до конца понимая в ситуации, а я начала тихо злиться.

— Крис уже видел отметину и уже отрычал по этому поводу, а тут опять как с цепи сорвался! Насилу выпрямил меня из позы рогалика и шептал с порыкиваниями что-то туда... Потом сыпал порошок... Я этот момент смутно помню, у меня в голове билось одно: 'Маме плохо'...

Подруга замолчала, глядя в пространство, а потом встряхнула головой, отгоняя то ли мысли, то ли воспоминания.

— В общем, как потом рассказал Крис, маман в клеймение умудрилась добавить и привязку... Печать привязанности или, как в народе её называют — печать любви... Ставят её только на кровных родственниках, чтобы при случае опасности оказаться рядом. Побочным эффектом идет сильная привязанность, не смотря ни на что...

— Так вот почему ты ей всё прощала! — воскликнула я, припомнив все те подставы и пакости, которые презентовала деина мамаша.

Дея сморщилась и я поняла, что полезла в душу без спроса... Подруга до сих пор не разобралась в своих чувствах к матери и все её поступки висели камнем на шее ведьмы Жизни и изрядно мучили её. Не буду больше трогать на эту тему Дею, ей и так сейчас нелегко...

— Магистр сразу все понял? — вернула я разговор подальше от неприятной для подруги темы.

— Понял! — рявкнул из коридора демон и прошел в гостиную с удивлением взглянув на свободное от Роксалин кресло. — Эта мегера новотещинская подстраховалась со всех сторон!

— Может быть она хотела знать, если со мной что-нибудь случиться? — надежда неискоренимо жила в дочернем сердце... Или это следствие печати?

— Ага, то-то она появилась, когда мы обряд проходили! Толк был? — присев на подлокотник дивана, спросил Крис.

Я тут же вспомнила деин рассказ о ночке под окном общежития в состоянии нестояния, которую любовно устроила мамочка, чтобы Артизар мог завершить обряд и вздрогнула. Нет, она никогда не измениться! Такие не меняются! И печать она поставила только думая о собственной выгоде.

— Но явилась же! — упорствовала Дея, а я заподозрила в печати сильную привязку и неготовность к антипатии...

— Надо тебя обезвредить, — шутливо сказал Кристобальт, вторя моим мыслям о вариантах снятия этой печати с Деи. А то маман у неё в смертоносное приключение попадет — а подруга мучайся.

— Надо, согласилась я, а Дея обиженно взглянула на нас, но не успела нам в ответ произнести и слова, как по гостиной повалил дым...

Ну кого еще нелегкая принесла со спецэффектами?!

— Где эта чертовка? — сизый дым рассеялся и в теплом свете ламп гостиной нам предстал деда в полной боевой экипировке.

— Деда, это ты так на маму собрался идти? — осмотрев всю серьезность его намерений, спросила Дея.

— Не хуже, чем на войну с абрами ходили! — присвистнул Кристобальт, чем вызвал смешок у Грега. Ведьмак еще не знал, что не то, что лишний смешок, лишнее движение при дедуле опасно...

Это демон уже проверку прошел — совсем бесстрашным стал. Подобралась поближе к Грегу, а то мало ли...

Поняв, что эффекты потрачены зря, а снаряжение старого ведьмака нашло воздыхателей только в наших лицах, дед скинул сизый плащ, напичканный капсулами, пузырьками, мешочками с порошками и прочей ведьмаковской атрибутикой на стул и внимательно осмотрел всю нашу компанию.

— Профукали свергнутую задаваку, что ли? — расстроено вопрошал пожилой мужчина у нас.

— Деда, тебе уже всё разведка донесла? — Дея подлетела к ведьмаку и чмокнула сморщившего от таких публичных нежностей старика в щеку. — Чай будешь?

— Ты как-то несерьезно предлагаешь... — протянул руку деду Кристобальт и спросил: — Покрепче чего?

— Для выщипывания перышек у одной курицы голова должна быть трезвая! А то точно шейку сверну! — деда чуть не плюнул в сторону, но вовремя остановился, посмотрев на ковер. — Где она?

— Курятник пошла искать! — хохотнул демон, который уже узнал о самостоятельном уходе тещи, чему, кстати, был несказанно рад. Пусть он и нашел ей уже жилье в другом конце города...

— Так-так-так... — шестерёнки в голове старого ведьмака крутились с бешеной скоростью, и мне становилось жутко... Знакома я уже с его методами, не завидую Роксалин...

— Деда, давай ты сначала чайку попьёшь, а уж потом будешь воспитывать маму, а? — внимательно следя за сменой выражений лица деда, спросила Дея.

— А давай! — махнул он рукой. — А то пока сюда собирался, даже не присел!

Подруга подошла к плащу и приподняла тот за край двумя пальчиками:

— Вот это да... — присвистнула она.

Грег не выдержал и тоже сунул нос туда же... За что и поплатился...

Защита от чужих, что сказать...

Деда был в своём стиле, в прочем, я и не сомневалась! Но одно я поняла точно — смертельных последствий у него сразу не бывает. Только если по индивидуальному заказу. Ему же сначала над воришкой или любопытным поиздеваться надо вдоволь... Эх, старость...

Неужели, я тоже буду со своими причудами?

Будем с Дейкой на пару всем соседям веселую жизнь делать! Если, конечно, рядышком жить будем... Но об этом мы уже давно договорились! Только, правда, об этом еще Крис не знает...

Ну а Грег... Грег обзавёлся шикарным горбом и выдающимся носом!

— Ты очаровашка! — шокировано пропела я. Да-да, от такого зрелища даже немного запела, отчего Дейка захихикала — голосок-то у меня тот еще.

— О, да наша птичка запела! — деда тут же оказался рядом и внимательно посматривал то на меня, то на молодого ведьмака. — Тебе так он больше нравится?

— Безусловно, так он выглядит импозантней... — начала я и добавила: — Но не с точки зрения ведьмы!

— Согласен! Вот если бы у него был второй горб... — предложил деда и я поняла — будь он помоложе — непременно бы захомутала! Такой мужчина!

Но мой предначертанный сейчас был жутко расстроен своим видом, но не отчаивался и пробовал снять самостоятельно свой нынешний вид с помощью своих порошков и нейтрализаторов на поясе.

Пожилой ведьмак с интересом наблюдал за его попытками, а потом и вовсе взъерошил бровь, когда горб стал уменьшаться у нас на глазах.

— Это как это? Ты что только что смешал? — в глазах деда загорелся жгучий азарт и он без зазрения совести попытался вытащить убранные за пояс колбочки Грега.

'Шарах!' — громыхнуло над пожилым мужчиной и его защитная капсула, виденная мной раннее, отразила синеватое свечение.

— ... — молчаливое созерцание дедом нормального носа у молодого ведьмака было красноречивей слов.

— Учил кто? — наконец спросил деин предок, сощурив глаза.

— Капган, — Грег как раз убирал последний пузырек обратно, когда получил ободряющий неслабый хлопок по плечу.

— Так и знал, что это почерк старого пройдохи! Где судьба носила этот мешок с костями?..

Мы переглянулись с Дейкой поняв, что оба ведьмака для нас на некоторое время потеряны... Грег не забыл попросить прихватить плащик, а дед уже осадил его вопросами о старом друге.

Для меня молодой ведьмак постоянно открывался с новой стороны, заставляя гадать, какие сюрпризы меня ждут за следующим поворотом судьбы. Он не лез ни в какие мои мысленные стереотипы: как только я его приписывала к какому-нибудь типу, так тут же вся моя теория рушилась об его очередной сюрприз...

Память услужливо подсовывала картину нашего прерванного первого поцелуя, но я упорно отгоняла все мысли на эту тему несуществующей мухобойкой.

Зачем я танцевала с этим призрачным мужчиной?..

Да, не буду спорить — его шоколадные глаза вне конкуренции. И то, какие взгляды он бросает на меня... Ух... как же я неравнодушна к ним, но виду не покажу, вот еще!

Но это все внешние факторы! Мы же с ним толком и не общались вдвоем, не считая того свидания в 'Приюте ведьмака'.

Да-да, а я дама разумная и понимаю, что на шоколадных глазках далеко не уедешь!

Скажите — сопротивляюсь судьбе? Да ни капли! Если он действительно судьба — никуда от меня не денется!

А вот с чувствами я торопиться не могу... Вот ничего с этим поделать не могу — такая, какая есть!

Да, в чем-то я бесшабашная, но только не в любви. Я папе-то своему сказала что люблю только после того, как он для меня котенка с дерева достал. А до этого еще думала и отвечала на его вопросы о дочерней любви очень расплывчато...

Хоть маленькая была, но до сих пор помню, как он на меня за это обижался. Сейчас воспоминание об этом вызывает у нас обоих улыбку, но раньше папе было не до смеху. Как же, его алмазик — и нос воротит!

Так что для меня признаться самой себе в симпатии к ведьмаку чуть ли не подвиг. Но я же ведьма упертая, пока даже самой себе не особо в этом деле верю...

Я не знала, что мне интересней — подслушать разговор двух ведьмаков или же побыстрее расспросить Дейку о ковене и клоне, но подруга уже схватила меня за руку и с самым загадочным видом потащила меня из гостиной.

— Так и знал, что ты не удержишься! — засмеялся нам вслед демон.

— Так, я уже вся в нетерпении... Ты тащишь меня в спальню? — взлетев по лестнице мы оказались перед дверью хозяйской спальни.

— Ага, не переживай, ты оценишь! — в тон мне ответила подруга и открыла дверь.

За открывшейся дверь не было ничего шокирующего... Даже ничего интересного на первый взгляд не было...

Но зная, что Дейка меня просто так сюда бы не притащила, начала подозрительно оглядываться по сторонам. И вроде бы все было стандартно: кровать, две тумбы, шкаф, ковер, креслица и туалетный столик, торшер...

— Смотри на стол! — терпение подруги лопнуло и она мигом оказавшись около столика, схватила оттуда томик и потрясла у меня перед носом. — Трофей из ковена! Специально для тебя прихватила!

— О-о-о! — мои ноги, кажется, подкосились, а ручки протянулись к желанной всем сердцем вещице. — Этого не может быть!

Дейка довольно улыбалась, а я расцеловывала её в обе щеки:

— Я твоя должница!

Я восхищенно перелистывала странички редчайшего фолианта и испытывала мысленный экстаз от предвкушения прочтения трудов одной древней ведьмы Смерти — Альварии. Я так много слушала о ней на уроках истории — и вот все её секреты сейчас лежат у меня в руках...

Мне даже не вериться...

Сколько же там еще интересного затаилось в закромах ковена?

— Еле из огня вырвала! Там почти все сгорело! — тут же спустила меня с небес на землю подруга.

— Всё сгорело? — безнадежно уточнила я.

— Да там ведьмы только ноги успевали уносить! Маман не хотела просто так сдаваться!

— Они взялись за ней всерьез? С ума сойти! Вот уж не ожидала!

— Да если бы клон бед не натворила и мамка на её спасение весь резерв не угрохала, может быть и еще пару лет тихо было, но тут такую возможность ведьму упустить не могли.

— Твоя мамка даже их достала?

Дейка недовольно поджала губы и сказала:

— Но клона то она бросилась спасать, думая, что это я!

— Ага, при этом, случайно, не говорила, что сначала долг в ковене отдай, а уж потом умирай?

Подруга не выдержала и рассмеялась, всё-таки, как бы она не пыталась видеть в Роксалин только хорошее, понимала, что некоторые черты неискоренимы.

— И что она, спасла клона?

— Неа, развеялась копия, — довольно улыбнулась подруга. — По-моему, больше мне не грозит встретиться с собой. И слава Создателю!

— Чтобы быть в этом полностью уверенной, надо еще и попугая развеять!

Дейка задумалась, наверное, прикидывая, что пока этот пернатый рядом, с его стороны можно ожидать не один сюрприз...

— Ладно, что всё обо мне! У тебя-то тут что происходило?

И видя по моему лицу, что рассказать мне есть что и много, она забралась с ногами на кровать и похлопала по месту рядом:

— Колись, орешек! Я хочу знать всё-всё!

Ну я и рассказала всё-всё, и про ведьмака, и про Бакстера, и про Фабина с его антидотом... И про эльфа...

***

— А вот здесь есть маленькая хитрость, девочки! — багровый длиннющий ноготь Деворджиллы устремился вверх, давая наставления всем юным ведьмочкам. — Как только пенка поднимается, надо снять зелье с огня и дать ей осесть, а потом вновь повторить процедуру! Трижды!

— А если дважды? — поинтересовалась Миранда, откинув челку со лба. Мне даже показалось, что это движение она позаимствовала у некроманта. Раньше за ней подобных жестов не наблюдалось... Интересно, а они до сих пор вместе?

— Тогда ваше зелье не сможет полностью раскрыть все свои свойства. А кому это надо, девочки? — все в ответ на разный лад подтвердили правильность слов профессорши по 'Зелеварению' и лишь одна я гипнотизировала лабораторное оборудование, усердно думая о том, кто же притащил его обратно...

Просидев полночи в гостях у демона, а теперь уже, судя по всему и Деи, я напрочь забыла о том, что в комнате мирно ждет возвращения в родной кабинет притащенное тайком оборотнем оборудование.

Вот это дела! Я могу локон на отрезание отдать — когда ночью пробиралась по комнате, середина была девственно чиста! Отчетливо помню, что Бакстер шикнул на меня из шкафа, когда я пнула что-то под ногами, а я еще удивилась его присутствию в своем логове...

Так... Фабиану явно было не до этого, ведь правда? Или нет? Что-то я совсем запуталась...

Да и голова кругом — мне всю ночь казалось, что на меня кто-то смотрит с Дейкиной кровати. Открываю глаза — никого. Так и прокрутилась всю ночь, теперь вот сижу, размера ладошки не хватает прикрыть широту моего зевка...

А тут еще эта загадка с исчезновением оборудования...

Надо действовать методом исключения.

Это явно не Деворджилла. Иначе я бы здесь не сидела... Видела я нашу профессоршу как-то в гневе — в тот раз кабинету понадобился капитальный ремонт.

Фабиан. Возможно.

Кто еще?

Явно не Бакстер!

Всё! Кандидатуры закончились, герой не найден...

— Силька, — тронула меня за локоть подруга. — Ты на меня точно не обижаешься?

— Ой, Дейка, да я тебе уже сто раз сказала — НЕТ! Или ты думаешь, что я без тебя теперь спать не смогу? — ну а самой, конечно же не спиться... Но не могу же я мешать Дейкиному счастью.

— Ага! — на полном серьезе кивнула подруга.

— Ничего подобного! — заверила я её. — Не переживай, я всё понимаю.

Дейка виновато заглядывала мне в глаза, а я ей ободряюще улыбалась, а у самой душа ныла...

— А Бакстеру ты когда скажешь?

— Может... попозже? — с надеждой спросила подруга. — Ты же знаешь, этот шебутной мышь всегда появляется не вовремя!

— Или очень даже вовремя! — засмеялась я, но мне пришлось быстро закруглить это занятие, так как нас стал буравить возмущенный взгляд профессорши.

— О совести не спрашиваю, но уважение вы хотя бы должны еще иметь? — вопрошала глядя нам в глаза Деворджилла.

Мы дружно кивнули и переглянулись, негласно решив договорить попозже.

Положа руку на сердце и на эгоизм, я бы хотела, чтобы Дейка не переезжала к магистру, но разум будил совесть и подкидывал правильные мыслишки...

И неправильные тоже... Например, о том, что комната-то будет свободной. Дейка выбила условием переезда то, что ко мне в комнату никого не подселят, так что с сегодняшнего дня меня можно было назвать обладательницей практически апартаментов! Ну, это по местному уровню...

ГЛАВА 9

После занятий я помогла собрать бесчисленные богатства Дейке в виде кофточек, некоторых особых заготовок травок, зелий и... Бакстера...

Мышь переезжал не абы как, а с почестями! Прощались с ним всем этажом: некоторые ведьмочки посылали в спину проклятия, а некоторые утирали украдкой слезу, вспоминая его баллады под окнами и очаровательные глазки.

Всех объединяло одно — никто не был равнодушен к летучему питомцу ведьмы. Он успел потоптаться своими лапками не по одному из местных шкафов и устроил из своего переезда настоящее шоу...

Помпезными фразами были насыщены по уши все ведьмочки на этаже — Бакстер не скупился и осыпал любопытствующих новостями о своем улучшении жилищных условий.

Дескать, он, поэт и, вообще, талантище, был приглашен к самому магистру в дом. А на вопрос, где именно он там разместиться, летучий переселенец решил просто не отвечать.

Судя по теряющей терпение Дейке ему сейчас светил максимум ящик для обуви в прихожей...

— Да-да, я буду прилетать! И да, я вас не забуду, — целовал он ручки девушек под их смущенные смешки. Очаровывать прекрасную половину он умел всегда, в не зависимости на размер и расу этой прекрасной половины...

Чего стоит одна история с мопсихой! Хотя, там еще открыт вопрос кто кого...

Арри на это дело посмотрела, пробуравила спинку Бакстера возмущенным взглядом и больше до вечера я её не видела... Обиделась, что ли?

Да пока мышь перевоспитается, не один год пройдет, надо Арри быть попроще... Хотя, я бы тоже терпеть такого тряпочного ловеласа не стала!

Женская солидарность — это же дело такое, сами знаете!

В общем, когда все чемоданы были упакованы и перевезены на демонических плечах в новый Деин дом солнце уже клонилось к закату.

— Дея... — шепнула я на ухо подруге, пока мы шли за Крисом по направлению к дому. — А он что, магически их перенести не может?

— Силька! Ну какой мужик упустит такую возможность поблистать голой физической силой! — шепнула она мне, тряся в руках частью своей клумбы. Все забрать с подоконника она не смогла, но пару горшочков, подходящих для транспортировки захватила. За остальным же теперь предстояло ухаживать мне. Не буду врать, счастлива я от этой перспективы не была, но что делать...

Может, Арри доверить столь ответственное занятие? Она со мной оставалась...

Обязательно потом выведаю, что она в наших краях забыла... Точно выведывала что-нибудь! Ну это потом, а пока мы заходили в дом демона и Бакстер тут же начал важно расхаживать своими лапками по полу.

— Эй, мышь! Не наглей! — сразу же приструнил было залезшего в бар мыша. — Это для тебя закрытая территория!

— Фу, ну никакой свободы! — фыркнул летучий любитель засунуть везде свой нос и пошел на разведку дальше.

— Бакстер! — окрикнул Крис мыша и тот независимо вздернул подбородочек, думая, что сейчас будет очередное замечание. — Помнишь где жила Леди?

Подозревая какую-то пакость Бакстер осторожно кивнул не сводя взгляда в магистра.

— Теперь ты живешь там. Выбирай что угодно: шкаф, тумбу, да хоть всю комнату...

— Ну, мужик, — перебил демона оскорбленный мышь. — Я от тебя такой подставы не ожидал!

И упорхнул в направлении бывших покоев мопсихи...

Вечер прошел так же незаметно, лишь легкая тоска и мысли о ведьмаке иногда взбалтывали мои мысли не в том направлении и сбивали с непринужденного девичьего щебетания обо всем на свете.

Входить в свою комнату, да еще зная, что отныне ты ночуешь одна было как никогда страшно... Да-да, я и такое слово знаю!

Хоть меня и проводили Дейка с Крисом до общаги, но пробираться дальше мне пришлось самой, да и комната теперь без вещей подруги казалась как никогда пустынной...

Печально присела на кровать и душу охватила тоска. Первая подруга, лучшая подруга... вышла замуж! Вот теперь я это действительно осознала.

Такая путаница в голове, вроде и понимаю все, но так хочется надуть губки и покапризничать!

— И что моя малышка такая расстроенная? — от этого вопроса я мигом оказалась с ногами на кровати и загородилась подушкой.

Плин, неправильная я ведьма! Надо было сразу порошок в лицо, как деда Дейкин, или еще что! А я как обычная девчонка без магии подушечкой прикрываюсь!

Бесстрашно отложила свое средство защиты в сторону и попыталась угомонить своё бешено стучащее сердце.

— Вы что здесь забыли, Аурелиан? — наконец, справившись с испугом, спросила я.

— Скучала по мне? — отвечал вопросом на вопрос мне скинувший невидимость эльф.

У магистра был немного потрепанный вид, что, в прочем, совсем не мешало ему выглядеть вполне самоуверенно. Светлые волосы небрежно рассыпаны по плечам, строгий костюм расстегнут, а рубашка не досчитывает двух верхних пуговиц... Или это модель такая? В свете луны не пойму...

И не слушая моего ответа попробовал пересесть ко мне. Именно попробовал, потому что моя пятка, выставленная вперед, оказалась внушительным аргументом, надо запомнить.

Нахмурившись от досады и чему-то кивнув, он присел обратно.

— Я тут пару дней мотался по делам, но ночи-то я проводил у тебя, не ревнуй! — мужчина огорошил меня своей фразой, и я вспомнила своё вчерашнее ночное ощущение...

— Вчера Вы тоже были здесь? — язык меня не слушался, поэтому вопрос получился какой-то оторопелый.

— Да, не стал тебя пугать, просто побыл рядом, — он опять принял попытку пересесть, но тут уже я вскочила на ноги с кровати.

Протянутая рука так и осталась висеть в воздухе, а я попятилась к двери.

Успею добежать до помощи или нет?

— Надоело! — бросил эльф и метнулся ко мне, прижав меня к шкафу.

У-у-у! Как не вовремя Бакстер переехал! Он бы меня в обиду не дал!

— Как сопливый мальчишка вожусь с тобой! — недоумевал над самим собой магистр, а я пыталась просочиться вниз по шкафчику и вон...

Ну почему на первом курсе не выдают этот ведьмаковский пояс! Тьфу, ведьминский! Как бы он сейчас пригодился!

Где-то на полпути побега меня вернули на прежнюю высоту, оставляя еще меньше места для маневра. Вот леший!

Что у меня в карманах? Пара монет, памятный брелок, конфетка и какая-то бумажка. Ну и какая я после этого ведьма?

Саму аж возмущение взяло за своё оснащение! Тьфу, прям на себя!

Решено, с завтрашнего дня нашпигую свои карманы по полной, да еще и пояс себе сама сделаю. Ну и пусть, что нельзя первокурсникам, меня тоже никто не предупреждал, что вокруг озабоченные магистры ходить будут! Придется старым проверенным способом свою честь спасать! Ну, я думаю, вы сами знаете, что к женской коленке еще ни один мужчина не остался равнодушен.

Замах! Удар!

И ничего...

Только снисходительная улыбочка в темноте.

— Как банально! — шепнул мне эльф и начал наклоняться к моему лицу.

Ну совсем ошакалел!

— А это не банально! — рявкнула я не хуже демона, когда как следует цапнула эльфа за нос. А нечего его так близко наклонять! Это моя личная территория!

В этот момент окошко, наверное, хотело открыться тихо, но не смазанные петли имели на это своё несмазанное мнение...

Ромашка в зубах, но не из-за облика романтика, а потому что Дейкина клумба на подоконнике была, один прыжок — и ведьмак как кошка мягко приземляется на пол. И ищет меня глазами на постели... А находит у шкафа и в компании держащегося за нос магистра.

Мне готовили такой романтический сюрприз, а из-за этого белобрысого мужика всё насмарку! Ну что за жизнь?!

Молния проносится в глазах ведьмака, ромашка летит в сторону, и Грег делает то, что должна была сделать я как порядочная ведьма — бросает в сторону Аурелиана шарик с порошком, который рассыпается у того перед носом белой пылью.

Я уже приготовилась с предвкушением смотреть на страдающего эльфа, но не тут то было... Ему всё как с гуся вода!

— Это всё? — откинув полу пиджака, магистр зло посмотрел на ведьмака, а я оглядывалась по сторонам в поисках чуда. Чуда в нашей комнате не наблюдалось...

А вот у эльфа за пазухой явно что-то было.

Ведьмак это тоже заметил и не стал дожидаться ответного хода: его взгляд пробежался по своему поясу, остановился на руках и Аурелиан получил в челюсть.

Челюсть немного сместилась, но сам эльф устоял, и пока он приходил в себя, Грег разбил какую-то капсулу тому в грудную клетку и мужчина попрощался с сознанием.

Вот только валяющегося эльфа в комнате мне не хватало! И ровно на том месте, где тогда разлегся Кристобальт. Ну, прямо, место для магистров в отключке!

Надо его очертить и огородить, а то это уже становится традицией...

— Я надеюсь, что он просто спит... — очень надеюсь, а то нам обоим не поздоровится.

— Спит, — ведьмак подобрал с пола ромашку и сложил ручки эльфа в замочек на груди, увенчав их милым, но слегка подвядшим цветочком. — Но ненадолго.

На меня Грег старался практически не смотреть, но я неотступно преследовала его взглядом, пытаясь понять, от ревности он скрипит зубами или от злости.

Совестно, на удивление, за драку не было. Скорее, я чувствовала благодарность к ведьмаку за избавление от проблемы, и досаду за то, что увидеть сюрприз полностью мне так и не удалось.

Всё-таки устрою эльфу подлянку, будет знать как лишать ведьму романтики!

Эльф на полу с ромашкой в руках смутно мне напоминал кого-то. Пока вспомнила, что Бакстер похоже устраивался в клумбе в ожидании нас после Карамельного леса, ведьмак стал заметать следы.

— Ты куда его потащил? — ботинки эльфа противно заскребли по паркету, заставляя морщиться от звука.

— Я знаю одну одинокую ведьмочку, которая обрадуется ночному подарку...

— Это ты ей такую пакость подкинуть хочешь? — спросила я, а сама уже собралась повыдергивать пару волосинок одинокой даме. Это откуда у Грега такие познания? Скрашивал вечера?

— Да не сверкай ты так глазами! Наша староста давно на него глаз положила, а тут такая возможность — готовый кавелер, да еще и с цветами!

— С цветком... — почему-то исправила я, идя вслед за процессией по коридору. — И ты собрался его так по ступенькам спускать? Ты не можешь его по воздуху перенести?

Всё-таки старшекурсник, неужели слабо?

— Ну уж нет, тут такая возможность ему синяки наставить, что я просто не могу удержаться... — откинув ногой в сторону потерянную кем-то заколку, ведьмак с жутко довольной физиономией начал волочь тело эльфа по лестнице.

Он же сейчас проснется! От такого спуска и мертвый встанет, а не то, что усыпленный магистр!

Но магистр оказался жутко сонным типом и не реагировал на жесткий спуск с лестницы. Я даже разок его пульс пощупала под недовольным взглядом Грега.

— Вот это наглость! — крякнул наш комендант водяной, стоящий у основания лестницы, а я вжалась в перилку, думая что всё.. это конец. — Средь ночи магистра грохнули!

— Тш-ш-ш, Зихр! — развернулся к нему Грег. — Жив еще подарочек!

— Значит, глубоко ранен? — с каким-то придыханием спросил водяной и подхватил эльфа за ноги. — Чей подарок будет? Да, кстати, Грег, с тебя десять бутылок! Стандартный тариф!

— Зихр! Пять! Ты всего лишь за ножки подхватил!

— И ничего не видел! Ты, наверное, забыл? — водяной почесал широкий нос и одна нога Аурелиана громко стукнула об ступеньку.

— Семь!

Я не веря ушам своим пробиралась за ними, как за видением — эта сцена казалась нереальной. Вот уж бы не подумала, что старик-водяной прикрывает проказы ведьмаков, а судя по тарифу — уже не первый раз. Хотя, от Дейки я что-то слышала про самогон в откуп...

Но когда водяной повторно почесал нос я поняла — у него с эльфом свои счеты. Уж больно он доволен был звуком удара. Как только никого не перебудили — не знаю!

— Кому несем? — деловито узнал у ведьмака водяной и шикнул вдогонку мне: — Ты не отставай, ведьмочка, что, впервой?

— Ага... А у Вас, я смотрю, схема отработана...

— Магистров носим первый раз, юная леди, — важно ответил Зихр, и расчесал руками бороду. Конечно, при этом, ноги эльфа опять полетели вниз.

Мне его даже жалко стало.

— Неужели он Вас так допёк? — не выдержала я.

— Не то слово! Задавака! — сплюнул в сторону водяной, а потом спохватился о том, что подает плохой пример и подмигнул мне: — Ты ничего не видела.

— А ты еще что-то про нашу компанию говорил! — увещевала я ведьмака, на что тот заразительно улыбался. — А сам-то?!

В это время мы уже завернули в один из коридоров и подошли к крайней двери и сгрузили эльфа около неё. Ромашку он потерял где-то по дороге, но мы, посовещавшись, решили, что он и без цветов хорош.

— Ух, я уже не завидую ему... — почему-то шепотом сказал мне водяной, показав пальцем на Аурелиана. — Этна та еще зараза!

— Ты хотел сказать — интересная дама! — тактично в шутку исправил ведьмак Зихра.

— Очень интересная! — и на той фразе эльф дернул ногой, отчего мы все подобрались, а водяной вообще избавил нас от своего присутствия, крикнув напоследок: 'Жду десяточек, Грег!'

Ведьмак постучал в дверь и потащи меня прочь из коридора.

Сзади раздался щелчок замка и восхищенное 'Ох!' и мы поняли — подарок получен.

Но когда следом раздалось возмущенное эльфийское: 'Какого друида?' стало ясно — подарочек очнулся...

— А вот мне интересно, откуда ты знаешь степень её интересности? — мы вышли в главный холл и тихонько пробирались обратно в комнату.

— Эх, ночная романтика... — раздался еле слышный завистливый вздох коменданта сзади. — Когда-то меня тоже ревновали...

— Вот ещё! — возмущенно фыркнула я, злясь на себя. И ничего я не ревную!

Сбоку ведьмак довольно засмеялся, глядя на мой румянец на щеках.

А это у меня, между прочим, от избытка адреналина и приключений и никак иначе! И пусть этот ведьмак ничего на свой счет не записывает!

Из двери напротив теперь уже моей комнаты в общежитии выскочил Фабиан и с причитанием: 'Тоже не та!' помчался дальше по коридору и постучался в последнюю дверь к чему-то принюхиваясь.

Арри сидела у него на плече и до нас доносилось:

— Да причем здесь я?! Сам ищи свою пару! — хваталась лапками за голову мышка.

— Да я без твоего розового дымка еще был лет двадцать мог спокойно отрываться, клыкастая!

— От такого же слышу! — возмутилась летучая шпионка. — Я тебе не сводница!

— Ага, поэтому я как бешеный ношусь уже полдня принюхиваясь?!

— Да может в академии просто появилась твоя пара, что ты до меня доковырялся? Радуйся, что теперь можешь!

Крылышки затрепыхались, но оборотень не дал взлететь мышке...

— Я помолвлен, ведьма! — донесся до нас панический крик эльфа с первого этажа и двери комнат захлопали сначала снизу, а потом уже и на нашем этаже любопытные заспанные лица стали выглядывать в щелки.

— Это еще не конец! — тоненький и очень бодрый девичий голосок выдавал самые серьезные намерения своей хозяйки. — Исправим! Я буду идеальной женой!

Ведьмочки понадевали халатики и стали спускаться по лестнице, стараясь не спугнуть парочку. Любопытство валило как пар из ушей, сбивая тихие шаги на громкий топот нескольких пар ног.

Водяной явно забавлялся ситуацией и не собирался спасать магистра, а ведь раньше даже небольшую вечеринку девчонки не могли после отбоя устроить, а не то, чтобы орать посреди коридора.

— Надо было ей посоветовать кофточку ему подарить, — буркнула я, а проходящая мимо ведьмочка Жизни удивленно на меня посмотрела и, судя по всему, 'намотала на ус'. Уж больно резво она обратно в комнату нырнула, а потом вынырнула и поскакала вниз по лестнице.

А еще говорят, что парней и девушек поровну в академии... Налицо нехватка адептов! Надо как-нибудь доложить ректору...

Потом, когда Аурелиана сцапают...

В этой суматохе, если кто и заметил оборотня, то не придал этому никакого значения. Какой там, когда там такое внизу творится!

А парней в общаге всегда хватало: то эльфийские уши мелькнут, то волчий хвост привидится, то зомбак стихотворение под дверью читает, посланный влюбленным некромантом...

Последнее, кстати, совсем недавно было. Это Кай всё свой романтический потенциал на Миранду выплескивал. Мы уже с Дейкой делали ставки, захлебнется она всё-таки или нет.

Эх, жалко мы на этой неделе на тараканьи бега не попали! Как же там без нас наши полосатики?

— Силия, спаси меня от этого волчары! — вырвал меня из своих мыслей жалобный стон Арри. — Сил нет уже терпеть!

— Ничего-ничего, — приговаривал ей в ответ Фабиан. — Потерпишь! Раз ведьм нельзя доставать, так хоть ты мне за дымок ответишь!

Это, конечно, интересная информация про нашу ведьминскую неприкосновенность, но что он бедную мышку мучает?

— Фабиан! — окликнула я мотающегося от двери к двери оборотня. — У тебя всё работает?

Тот насупив брови остановился, а потом возвел глаза к небу:

— Работает! Да не так как надо! У меня из-за вашего дымка поиск активизировался.

— Что у тебя активизировалось? — не поняла я.

— Поиск пары, — первым пояснил мне ведьмак, и под мой вопросительный взгляд пояснил, пожав плечами: — У меня друг — оборотень.

— Этот чертов поиск должен был только лет через ...дцать активизироваться! У меня должна была быть еще бурная молодость! Молодость! Это не антидот, ведьма, это амурная баланда какая-то!

— Да ты как-никак вздумал меня обидеть? — спокойно спросил Грег у Фабиана, а тот вспомнил, что зелье-то в основном готовил ведьмак, а я лишь нос засовывала в особо любопытных моментах...

Под шумок мышка прилетела ко мне и с облегчением присела мне на плечо. Даже обняла меня крылышками от радости освобождения.

— Так если все работает, что жалуешься?

— Да удовольствия он теперь не может получить, — шепнула мне на ухо Арри. — Ему теперь надо свою оборотниху найти.

— Именно оборотниху? — ну а что, мне интересно. — Или гноминя тоже может быть?

Бывалый любовник, от слова бывал, а ныне сверкающий глазами от бессилия оборотень не хотел прощаться с разгульной жизнью и зло порыкивал. Ни мне ни ведьмаку он не ответил, а махнув рукой пошел искать своё счастье за следующим поворотом коридора.2f83e3

— Ну хоть с нас с Дейкой взятки-гладки, — нашла свой плюс в этой ситуации я.

— Ага, а я за чьё-то цветовое сопровождение отвечай! — мышка теперь могла себе позволить немного подуться, намекая на участие ведьмака в окраске дымка.

— Арри, я польщен, но ни один из моих талантов не имеет таких последствий, — положа руку на сердце сказал Грег, кивнув в сторону скрывшегося оборотня головой. — Похоже ты опасна для общества!

— Это еще почему? — тут же подбоченилась мышка, вскочив на лапки.

— Ты местный амур со стрелами-плевками! Только не стреляй в меня, молю! — поднял руки кверху ведьмак, смеясь, а Арри явно психанув и пробурчав что-то похожее на 'все мужики — кочки болотные' влетела в открытую мной дверь нашей комнаты.

Грег только поднял ногу, чтобы переступить через порог следом за нами, как доведенная до мышиного предела летучая амурша развернулась в воздухе и выпалила:

— Зайдешь — застрелю! — и издала странные звуки ртом.

Ведьмак оценил серьезность намерений Арри и не стал экспериментировать на себе. Послал мне воздушный поцелуй через комнату, пожелал спокойной ночи и был таков.

Эх, перевелись в наше время смельчаки! Зато у меня теперь есть летучее оружие...

***

Ночь безустанно меня пеленала, но сегодня всё было бесполезно — мне не спалось. Вот знаете, так бывает: идешь, ведомая лишь мыслями об отдыхе и мягкой кровати, но как только окунаешься в перьевое блаженство — не можешь уснуть.

Арри наотрез отказалась занимать бывшее логово Бакстера и сладко посапывала под моей кроватью, а я уже успела передумать обо всем на свете. Почему-то особенно расстраивало то, как просто Грег ретировался.

Может, у него были другие планы?

После такого мысленно тупика я обычно давала себе виртуальный пинок и начинала думать о ком-нибудь другом, кроме ведьмака. Получалось неплохо, один раз даже рекорд поставила — минут пять о нем не думала. Правда.

Перед самым рассветом мне удалось провалиться в легкую дремоту, но вместо будильника меня разбудила Арри, которая устраивала моим щекам телотрясение:

— Да проснись ты уже, все пропустишь, соня!

— Ещё минутку... — сонно скидывала я её лапки с себя, но они снова возвращались на прежнее место.

— Через минутку этого уже может не быть! — паниковал летучий будильник.

— Ну и пусть, — мне сейчас бы важен только сон.

— Ну и дурында! Такой сюрприз профукаешь! — за щечки меня больше никто не трепал, поэтому один глаз невольно открылся, чтобы проверить обстановку.

Обстановка глаз порадовала, поэтому следом открылся и второй. Внутри, где-то глубоко, проснулось ощущение чуда...

Наша комната, самая обычная и без стихов совсем не примечательная, сейчас превратилась в настоящие покои принцессы. И пусть я была ведьма по рождению, но это не значило, чтобы хоть раз в жизни не мечтала иметь такие покои.

ГЛАВА 10

Иллюзия, она была тончайшей, как паутина Темной чащи, но такой завораживающей, что я не могла оторвать взгляд. Моя скромная кровать была окутана легчайшим небесно-голубым балдахином, а на столике с изогнутыми ножками радовала глаз изысканная ваза с букетом полевых цветов. Когда я встала с кровати ноги утонули в мягчайшем ковре из которого выпорхнули потревоженные бабочки.

Взлетев вверх, они на секунды замерли в воздухе в форме сердца, а потом вылетели в приоткрытую форточку, оставив после себя ощущение волшебства и дуновение лета.

Но в этот прекрасный цветочно-летний запах вдруг пробился один сногшибательный аромат свежей выпечки. Я не поверила своим глазам когда увидела на нашем столе для чаепитий целую гору румяных пирожков.

Если и окажутся иллюзией это будет просто бесчеловечно!

Но судя по тому, как Арри запустила в один из них зубки и довольно зашевелила челюстью — всё-таки съедобные.

— Фот, фаписка, — с набитым ртом протянула она мне клочок бумаги.

Чуть помятый мышиными лапками он не потерял для меня ни капли очарования — витиеватый почерк ведьмака был еще мне не знаком, но его пожелание о прекрасном и сытном добром утре наполнило зарядом бодрости на весь день.

И к лешему бессонную ночь! У меня все отлично!

Поэтому, когда я выпорхнула на занятия, то была в прекраснейшем настроении. Хоть иллюзия и была недолговечной, но зато безумно приятной.

Хотелось даже петь, вторя пташкам за окном, но я сдержалась. Не буду пугать соседок, у них и так была неспокойная ночь.

Как бы невзначай прошлась мимо той двери, куда мы вчера доставили 'подарочек' и удивилась кристальной чистоте коридоров. Такого здесь никогда не было!

А разгадка, оказывается, была близка. Как раз за поворотом...

Аурелиан отчитывал коменданта водяного за крепкий сон и плохой слух, а он, скривившись, смотрел в сторону, жуя длинную соломинку.

По-моему, от веника... Но это мне могло показаться, близко-то я не подходила. Как увидела магистра, так сразу вспомнила, что занятия начнутся совсем скоро.

— ...совсем распоясался! — закончил свою отповедь эльф и засек меня. — Силия!

Так-так-так! Интересно, что он последнее помнит? Надеюсь, что у него большие провалы в памяти...

А пока ножками пошустрее перебираю и не слышу. Ничего не слышу — спешу грызть гранит науки! Надеюсь, Дейка уже ждет меня в кабинете...

— Силия! У меня к Вам разговор! — у-у-у, какой вредный эльф! Да еще и говорливый! Отвратительное сочетание!

— Да? — немного притормозила я, потихоньку продвигаясь дальше. Авось, так и до выхода доберусь...

— Да стойте же! — большинство ведьмочек уже разбрелись по занятиям, но эльф не мог позволить себе вольности на глазах любопытного водяного, чем я и пользовалась. Я сматывалась.

Эльф сзади ругнулся и я с удовольствием прищурилась. Прямо услада для моих ушей.

Только вот когда я 'расщурилась', то взгляд споткнулся об массивный деревянный стол. Так, это явно не коридор, по которому я шла.

— Сколько я могу за тобой бегать? — на плечо опустилась рука, и если бы не голос Аурелиана, я бы подумала, что мне на плечо положил руку медведь. Чуть к полу не пригвоздил.

— А я Вас и не просила, — попыталась повести плечом, чтобы скинуть руку, но не тут то было. Чем он питается, интересно? Вот точно врут, что все эльфы — вегетарианцы! А с виду-то худой!

— Как я оказался у той адептки под дверью, Силия? Я был с тобой! — сказал так, как будто мы с ним ночь вместе провели! Нахал!

— Я с Вами не была! — развернулась на пятках я к нему. — А вот где очнулись, там бы и остались! Настойчиво рекомендую! А мне за занятие пора!

— Ты как с женихом разговариваешь? — на эту фразу он потратил всю чопорность, что у него была, даже с кончиков ушей собрал.

А мне так смешно стало, но эльф, к сожалению, моего настроя не разделял, а лишь всё больше насупливался.

Взгляд остановился на какой-то картинке на столе и я не поверила своим глазам. Стопка бумаг мелькала в моих руках, а перед газами разворачивалась картина глобального масштаба катастрофы. Надо было принимать крайние меры.

— Аурелиан, я отказываюсь от чести быть Вашей невестой!

— Что? — по его виду было сразу понятно, что такого развития событий он даже и не предполагал. — Тебе не понравилось платье из листьев? Прости, но эта дань традициям. Моя семья приближенная к верхушке, по-другому нельзя, дорогая.

Я перебирала листки с эскизами бантов на стулья, цветочной арки с мельчайшей прорисовкой лепестков, расстановки столов и поражалась педантизму эльфа. О, мой Создатель! Бедная его невеста!

— Нет-нет, считайте что угодно, но я пас! Возьмите Этну, она будет рада! И вообще, я опаздываю!

Я удостоилась холодного высокомерного взгляда и молчания. Решив, что дальше испытывать судьбу не стоит, я выскочила из кабинета и понеслась на занятия.

Дейка обалдеет, как только я ей расскажу о эльфийских эскизах!

— И что, всё-всё из листьев? — не верила мне подруга. — И ни единого клочка ткани?

— Не просто листики — лопухи! И он всерьез собирался это на свою невесту одеть!

— То есть на тебя?

— Ну уж нет, я тут записульку одну накалякала, надо подбросить одной даме... — показала я свое творение подруге и она присвистнула.

— Этне? — догадалась Дейка.

Профессора срочно вызвали к ректору, поэтому в аудитории теперь царил творческий беспорядок. Кто-то поправлял макияж, кто-то рассказывал последние сплетни, а я в это время пересказывала события вчерашнего вечера Дее.

Ведьма Жизни то выпучивала глаза, то сползала от смеха под стол, но неизменно сетовала, что с этой семейной жизнью пропускает все самое интересное.

— А как там мой милый Бакстер? — вспомнила я дорогого сердцу шпиона.

— О, тебе надо это видеть! Ничего не скажу — посмотришь сама после занятий!

— Я же теперь с ума сойду от любопытства, Дейка! — умоляла я подругу смилостивится и рассказать хоть чуть-чуть.

— Не, не проси, сама себе половину удовольствия испортишь! -- закатила глаза вверх подруга. — У него там такая акция протеста против покое мопсихи...

Двигаясь к домику Деи и Криса я чудом не сорвалась на бег. Похвалила себя за силу воли и ускорила шаг.

Дейка тихо подхихикивала своим мыслям и еле поспевала за мной. У крыльца она загадочно улыбнулась и поманила в сторону от двери.

— Куда? — не поняла я, направляясь следом за подругой, скользящей вдоль стены дома.

— Пойдем, у нас билеты в первый ряд! — густые заросли кустарника цеплялись за ученические платья, но двух упорных ведьмочек не смог бы сейчас остановить даже вечно голодный цветок ниропс, с аппетитом сжирающий любую живность в радиусе метра.

По утоптанному пяточку под одним из окон стало понятно — мы у цели. Дейка вытащила из кустов деревянный ящик и придвинула его к стеночке.

— Ну не всё же у демона на плечах сидеть! — пожала плечами она в ответ на мой вопросительный взгляд и встала на ящичек. — Он на работу раньше ушел, а мне же интересно!

Места на пьедестале подглядывания хватило на двоих, лишь ящик чуть скрипнул под тяжестью миссии, но набрался мужества и устоял.

Ухватившись руками за подоконник, я посмотрела внутрь дома и пошатнулась на мысочках.

Или это пошатнулись мои стереотипы?

Сиреневый.

Он был везде.

Такого безобразия комната не видела даже во время проживания в ней Леди...

Светло-сиреневая вуаль тянулась от карниза к люстре и там свешивалась лохматым концом вниз. Кошельки, сумочки, косметички от насыщенно-лилового до нежно-розового цвета были разбросаны в художественном беспорядке по всей комнате. Розовой пудрой мерцали припудреные щеки героев картин, а то, что и обои попали под горячую руку мыша... ну-у-у, так получилось...

Уверена — это все состояние аффекта.

В мыслях тут же возник вопрос: 'Сколько же адепток сегодня не досчитается своих вещей?'

Фиолетовые тапочки с белыми пумпончиками в знак протеста были приклеены к двери, а розовый шарфик обмотан вокруг её ручки.

Коричневая подушка, чудом оказавшаяся в бывших покоях мопсихи, была утыкана карандашами и ручками фирменного сиреневого оттенка, напоминая собой, скорее, даже не ёжика, а последствие нервной истерики кисейной барышни.

Сам же протестант восседал на горе стащенных со всей академии розовых, фиолетовых и сиреневых подушек и слушал музыку в розовых магнаушниках.

Наверное, сиреневых у девчонок не нашел... Но ничего, общей картины это не испортило.

Где он только краску достал, чтобы в такой корявый горох разукрасить ковер?

Ясно мне было одно.

— Крис этого еще не видел?

Дейка отрицательно покачала головой, не отрывая по-матерински горделивого взгляда от Бакстера.

— Моя школа! — цокнув языков, подвела она итог осмотра.

— Да, пакостничать и мстить он научился прекрасно! — а я про себя не переставала удивляться, сколько же ему пришлось потратить мышиных сил на организацию этой акции...

Не удивительно, что он теперь валяется кверху пузиком и релаксирует. Наверное, сил набирается перед решающей битвой.

А то, что она будет — не оставалось сомнений. Такое демон не спустит...

Ну что ж, остается только пожелать мышу удачи в отвоевывании новых территорий. Ну, или сил свыкнуться с этой... в горошек...

Но только стоило нам — двум приличным ведьмочкам, задвинуть ящик в кусты и взойти на крыльцо, как сзади раздался звук, который мы готовы были меньше всего услышать.

— Гав! Привет!

Это нас приветствовали из корзинки, стоящей под дверью и принимающей в свои объятия мопсиху... Вокруг собачонки пенилось кружево подстилки, а ей голову украшала милая повязочка с цветком.

Очень мила повязочка на такой ужасной мордочке...

Нет, против мопсов я ничего не имею, а вот в частности против одной конкретной особы с брезгливо-чванливым выражением морды очень даже. И да — повязка ей совсем не идёт!

Этой корзинки же несколько минут назад не было!

Видимо, ступор напал не только на меня, но и на Дейку, так как Леди устала ждать ответного приветствия и сподобилась пояснить своё появление:

— Хозяйка пошла искать брата, а я устала с дороги, — и зевнула, прикрыв рот лапкой. — И жутко проголодалась...

Очень тонко намекнула она на свое голодное состояние. Но Дейка тонких намеков не признавала, особенно от таких личностей, поэтому просто сказав:

— А-а-а, ну жди тогда, — схватила меня за руку и потащила прочь от дома. — Вот ещё! Теперь и домой не сунешься! Сестрица приехала!

— Переезжаешь обратно? — в шутку предположила я.

— Ну уж нет! А то наше с тобой карканье сбудется и мопсиха останется жить с нами! — сделала Дейка страшные глаза. — А мне такое счастье даром не надо!

С подругой было просто невозможно не согласиться. Такие дамочки как Леди и её хозяйка перевариваются только на расстоянии.

— Интересно, зачем она приехала? — на лавку садиться совершенно не хотелось, а так, как времени до заката было ещё предостаточно, мы просто гуляли по территории академии.

— Вот и меня сейчас мучает этот вопрос... — когда Дейка нервничала, она начинала грызть ногти, но скажи об этом ей — отнекивалась бы до последнего. Вот сейчас, например, страдал ноготь на правом указательном пальце, отчего её вид делался умильно-смешным.

— Не переживай, Дейка, справимся! Но не могу не добавить — лучше бы твоя свекровь приехала! Она прикольная!

— Боюсь, что после девичника Крис будет держать мамочку подальше от меня. В принципе, он мне так и сказал прямым текстом, — расстроено вздохнула подруга и мы на минуту окунулись в воспоминания о том удивительном вечере...

Здорово было!

— Дея! У меня что-то с глазами или вон там действительно твой дед с каким-то мужчиной болтает? — мои ресницы сами собой удивленно хлопали, пытались прогнать видение.

— Всё у тебя в порядке с глазами! Это он со старым другом, ну помнишь, тем самым, который обучал Грега, разговаривает. Тот преподает у старшекурсников какие-то дисциплины, их ведьмак опять свел. Вот они теперь который день расстаться не могут.

— А я и не знала! А ты что молчишь, что деда с тобой теперь живет?

— Да он скоро уедет, вроде... — с сомнением произнесла Дея и перевела взгляд на родственника. — А может и нет уже...

— Я очень надеюсь, что он тут преподавать не останется! — это было действительно страшно. — Иначе нам крышка.

— Тогда крышка будет всей академии!

И впечатленные перспективами мы пошли дальше, так и не замеченные двумя пожилыми друзьями, которые перебивая друг друга восполняли одиночество лет.

Для меня Деин деда был странной личностью: сильный ведьмак с резким характером, которого многие не просто опасаются, а открыто боятся. И не просто так. Он считался сильнейшим в своем деле за последние десятки лет, но практически не брал учеников. Говорил, что одной Дейки ему за десятерых хватает.

Наверное, сейчас ему не хватало его любимицы...

Я была рада за подругу, что, не имея рядом любящей матери, она могла получить свою дозу любви от него. И ничего, что выросла она немного резковатой и импульсивной, зато с боевым несгибаемым характером.

А теперь еще и маман её рядом где-то будет жить. Как у неё сложатся отношения? Или родительница опять вильнет хвостом и вспомнит про дочь только тогда, когда её можно будет использовать?

Хорошо, всё-таки, что у Деи есть Крис. Он не даст её в обиду. Вон, не смотря ни на какие неожиданности глаза подруги светятся счастьем. Знает, что за демоном как за каменной стеной.

Вот только мопсиху отправить подальше с сестрицей и, вообще, замечательно.

По парку гуляли группки адептов и просто влюбленные парочки. За спиной был последний на неделе учебный день, а впереди два выходных, что не могло не радовать даже самых завзятых зазнаек.

Вон, наши два книжных червя из потока сидят сейчас под деревцем и мило щебечут, отложив в стороны свои толстенные томики.

Блаженная лень расползалась по всей территории академии и захватывала всех. Сидеть в комнатах не хотелось не кому.

— Представляю, что сейчас твориться в городе... — засмотревшись на царившую вокруг атмосферу отдыха, сказала я, но поняла что подруга сейчас где-то глубоко в своих мыслях. — Ау! ТЫ где?

— А? — вернулась на бренную землю Дея. -Что?

— Ты где летаешь?

— Думаю.

— О чем?

— Как разместить Эсмину так, чтобы она была как можно дальше от меня.

— Я видела в дальнем конце академии одну покосившуюся сторожку... — намекнула я.

— Да какой там! Ты представляешь, сколько крику будет! — отмахнулась ведьма Жизни от моего предложения.

— Затычки спасли не одни уши!

— Не знаю... У меня теперь там какой-то сумасшедший дом получается...

— Почему? — не поняла я. — Бакстера можно переселить. От будет только рад.

— Ага, только у меня живет сейчас еще деда, который попросил у Криса комнату на втором этаже, рядом с его лабораторией, которую, кстати, тоже временно оккупировал...

— Ну, так первый этаж свободен! Мыша не считаем — спасем от сиреневого помешательства.

— Ты про Гидеона забыла?

А ведь действительно забыла... Его же Крис под свое крыло взял, чтобы был от нас подальше и постоянно подкидывал ему задания, жизненно важные для нашего спасения. В это не верил никто, ни Крис, ни сам Гидеон. Но что только не сделаешь, чтобы спокойно ходить по земле, а не жить в книге...

— Забыла. А что, он тоже много места занимает?

— Достаточно!

— А давай Гидеона и Эсмину сведем! — осенила меня гениальная мысль.

— А он потом исчезнет в своей книге и она зальет дом слезами? — поморщилась подруга.

— Мда... не подумала...

— Вариант отметаем, придумаем что-нибудь другое, — сдаваться — это не про нас.

— Может обратно ко мне, пока у тебя тут такое? — предложила с надеждой я. Уж больно я скучала по соседке.

— Да какой там, ты и деда в комнату хочешь?

— О, нет! Забираю своё предложение! Деда я не выдержу!

— Вот-вот, так что давай оставим всё как есть, и пусть демон разбирается со своими родственничками, а я со своими.

— А с Гидеоном кто разбираться будет?

— А давай ты?

И зачем я только спросила?..

— Неа, я несогласная.

— Ну вот тогда и давай закроем тему, а то моя голова взорвётся, — подставив лицо легкому ветерку взмолилась Дея. — Завтра приезжает 'Ярмарка Кошмаров'. Помнишь?

— Точно! Это же в эту субботу! Здорово! — я готова была подпрыгнуть на месте от радости. Ярмарку Кошмаров ждала вся академия.

***

Прогулка заняла у нас почти весь вечер. Возвращаться домой, где будет заваливать своими капризами как минимум Леди, а как максимум еще и демоническая сестрица Дее не хотелось.

— Крис меня найдет в любом месте, ты же знаешь. Пусть пока разбирается там со всем. А я буду сегодня слабой ведьмочкой.

— Надолго ли? — засомневалась я.

— Обещать ничего не могу, — ответила подруга.

Мы сидели в теперь уже моей комнате общежития, и я рассказывала про свое волшебное утро.

— А вот здесь голубой балдахин, представляешь?

— Я даже тебе немного завидую! Как романтично! Не то, что мой — на плечо забросил и понес! — всплеснула руками ведьма Жизни.

— Мне кажется, иногда Грегу именно такой решительности и не хватает!

— Да ты бы видела, какую ты серьезную мордашку строишь, когда его видишь, тоже бы не знала, как подступиться к такой дамочке!

— Что? Ничего подобного!

— Да-да, и не отрицай! Ты так стараешься не показать никому, что он тебе нравится, что мне становится всё очевидно.

Я пару раз открыла и закрыла рот, придумывая возражения, но так ничего путного и не смогла сказать.

— Вот-вот, Силька! Так что не гони на своего ведьмака, как он только раскусит тебя — пиши-пропало.

— Да?.. — фраза подруги заставила меня крепко задуматься, а в душе я даже захотела, чтобы стало пиши-пропало.

Наверное, это все Дейкино влияние. Слишком от неё фонит счастьем, заставляет хотеть такого же...

— Интересно, откуда у него такое мастерство иллюзий? Явно не ведьмаковская фишка, а тут такой сюрприз устроил. А продержалось сколько! — подруга водила пальцем по покрывалу, повторяя рисунок

— Не знаю, да и не важно откуда, зато так красиво было! Для меня ее никто так не делал! — призналась я.

— Ага, а если считать, что еще и накормил вечно голодающую адептку — так, вообще, золото! — засмеялась Деяка. — Даже одну штучке лучшей подруге не оставила, жадина!

— Доедала уже не я! Не забывай, у меня тут еще Арри!

— Что сразу Арри-то? — раздался из-под кровати сонный голос мышки. — Один раз куснула — всё теперь!

Одновременно вспомнив про хороший аппетит летучей шпионки, мы с Дейкой переглянулись, но не сказали ни слова.

— Пусть отсыпается, она еще не знает, что мопсиха приехала, — шепнула я подруге, но зря я надеялась, что сонная мышка слышит хуже, чем в бодром состоянии. Историю про мопсиху она слышала до этого от нас, поэтому буквально вылетела из под кровати и начала выпытывать из нас подробности.

Полученного от нас ей показалось ничтожно мало, поэтому, взмахнув крылышками и пообещав, что 'потом нам все-все расскажет', упорхнула в форточку.

— Как ты думаешь, это ревность? — смотря вслед разгневанной мышке, спросила Дея.

— Определенно! — подтвердила я.

Этим двум мышам давно надо было разобраться. То между ними 'Ночь с орком' встала, то теперь мопсиха...

А, может, им нравится бередить чувства и эмоции?

Кто этих мышей разберет, но явно не я...

ГЛАВА 11

Ярмарка Кошмаров.

Что вам представляется? Какие ассоциации у вас возникают?

Когда я была маленькой и мама снисходительно отзывалась об 'этом сомнительном мероприятии', я думала, что там продают страшных животных. И брезгливо морщилась.

Чуть повзрослев и набравшись сплетен, подслушанных то там, то здесь, я сделала вывод — туда сходятся все отбросы общества и устраивают праздник нищеты и разбоев. И что лучше не показывать нос из дому, дабы не омрачить свою репутацию.

Тут, конечно, надо сделать скидку на то общество, в котором я все это подслушивала... Высшее... Сами понимаете, относится положительно к этому они не могли.

Впервые я набралась смелости год назад и решила своими глаза посмотреть на то, что там происходит. Я тайком выскользнула из дома и пробралась на Ярмарку Кошмаров.

И сгрызла все ногти на руках от досады за то, сколько всего пропустила за ушедшие года.

Она покорила мое ведьминское сердечко.

Скажите — ведьме Смерти только Ярмарки Кошмаров и подавай! Ан нет!

Её обожали все! Эльфы, гномы, демоны, нимфы, ведьмы, маги и даже некроманты не могли пропустить это ежегодное событие и веселились по полной!

Вот и сегодня Дейка не выдержала и прибежала ко мне ни свет ни заря. И стянула с меня одеяло!

— Подъём! У нас впереди перевоплощение ведьмочек!

— У-у-у, я если не расчешусь — как раз сойду за какую-нибудь нечисть и меня пропустят!

— Ну уж нет! Такой нечистью ты была в прошлый раз, сама говорила! Так что давай не отлынивай и за дело! Я жажду быть восставшей трольшей!

— Ростом ты на трольшу не удалась, Дейка! Даже на восставшую и иссохшую! — с первого раза себя поднять не удалось, поэтому собравшись я в один рывок встала с кровати.

— О, ну да, ты прямо сейчас как зомбачка! Один в один! — восхитилась моим помятым подушкой внешним видом подруга.

Сама она фонтанировала энергией и жаждой деятельности.

— Так, я что, всё самое интересное проспала? У тебя все съехали?

— Неа, лучше! — глаза подруги довольно сияли.

— Лучше? — не поверила я. Что может быть лучше этого?

— Меня вчера Крис у крыльца перехватил и мы ночевали не дома... — щечки ведьмы Жизни зарделись, им было стыдно, в отличие от довольных глаз хозяйки.

— А он дома был? — не поняла я.

— А ты думаешь, почему мы оттуда улизнули? Крис сказал, что ему сестрица плешь проела и нужно срочно удостовериться в её появлении.

— Да? И где была эта плешь? — подозрительно спросила я, а потом хохотнула. — Тоже мне, разобрался с ситуацией, называется!

— И не говори, — мотнула головой подруга. — Давай лучше собираться, а то все пропустим!

— Да еще куча времени!

— Ничего подобного! У нас с тобой супер перевоплощение!

— Я не буду трольшей! — отмахнулась я от энергичной подруги.

— Для тебя я придумала кое-что получше! Я же обещала! — заверила меня Дейка и полезла в огромную сумку.

Как она её только дотащила? Наверное, демон помог.

Молния открылась и не успела подруга сунуть туда руку, как гора вещей зашевелилась и оттуда высунулась голова Бакстера.

— Родные пенаты! — воскликнул тряпочных дел мастер, оглянувшись по сторонам, и стал выбираться из моря вещей. — Как я по вам скучал!

Следом, из чего-то черного высунулась голова Арри:

— Не смей ко мне переезжать со своим носочком!

Мышь обиженно засопел и запихнул было высунутый носок поглубже.

— Бакстер! Что за возвращение строптивца?

Глазки-бусинки метнули в меня гневный взор и мышь приосанился.

— Я возвратился из командировки, ведьма! Аль не рада?

— Рада, Бакстер, тебе всегда рада! Ты что, Дейку одну оставишь?

Видимо, прошлась по самому больному, потому что командировочный поморщился.

— Меня вытеснили даже из той каморки, куда определили! — оправдывал себя мышь.

— Это ты про сиреневые покои так говоришь? — уточнила я.

— Туда вчера мопсиха заявилась и чуть в экстазе не померла на месте, — шепнула мне Дейка. — Мне Крис рассказал.

Бакстер все это услышал и закивал, как болванчик:

— Ты бы слышала как это чудовище пищала от восторга! Все мои старания насмарку! А я такую акцию готовил!

— Мы подсмотрели, Бакстер, не переживай! Нас впечатлило!

Мышь сначала внимательно посмотрел на меня, потом на Дейку, а потом горделиво распрямил плечики.

— Это еще что!

— Да мы знаем, Бакстер! Ты — талантище! Только здесь такого не устраивай.

Мышь немного повеселел и сказал:

— Я тут временно! Пока страшила не съедет.

— А раньше ты был так романтичен, Бакстер... А теперь — страшилище...

— Таких как она по другому не называют, — маленький подбородочек взлетел вверх, а Дейка тяжело вздохнула. Да, мышь у неё — тот еще кадр...

— Силька, мы так никуда не успеем! Давай выбирай себе образ и пошли! — и пододвинула сумку ко мне.

Чего только тут Дея не нанесла...

— Ты откуда это чудо достала? — рассматривала я полупрозрачное зеленое платье.

— Это на тот случай, если ты не согласишься на мой вариант, — припечатала подруга.

— И ты мне предложила бы ЭТО? — поболтала я в воздухе мечтой кикиморы. — Ты жесто-о-окая!

— Ничего подобного! Смотри дальше! Я уверена — тебе понравится! — от нетерпения она постукивала пальчиками по спинке кровати и притопывала ножкой.

— Ох, боюсь, как бы не пожалеть...

— Так! Сама просила придумать тебе образ пару недель назад! Что за задний ход?

— Хорошо-хорошо, — доставала я одну за одной вещи и выкладывала на кровати. — Что это?

— Одевай!

— Да я не пойму, что куда...

— Так, давай я тебе покажу...

***

***

— А Крис к нам присоединится? — мы продвигались по главной улице к городской площади среди такой же странно одетой толпы, как и мы.

В воздухе летало предвкушения праздника: продавцы магазинов устраивали акции и дегустации товара на улице, сверкали намытыми окнами ресторации, а уличные кафе зазывали к себе прохожих привлекательными ценами.

Везде, то тут то там проскальзывали элементы Ярмарки Кошмаров — в этот день выручки дельцов подскакивали до немыслимых высот и никто не хотел терять клиентов из-за предприимчивых конкурентов. А как известно — народу интересно все новое, вот владельцы заведений и магазинов этим и пользовались, наживаясь на популярной тематике.

Около магазина маг-одежды было особенно людно. Многие не покупали заранее одежду,рассчитывая день в день выбрать образ по наитию. Только какому наитию — никому неизвестно, ведь попадались ТАКИЕ кадры, что на комментарии просто не хватало слов...

— Да, мы договорились пойти отдельно, чтобы потом найти друг друга в толпе. Он поспорил со мной, что не пройдет и часа, как он разоблачит мою личину!

— У-у-у, смелый! Надеюсь, ты ему не сказала, кем хочешь быть?

— Нет, конечно! Я же хочу выиграть!

— И на что поспорили?

— На завтрашний скорый выезд сестрицы, — ответила Дея, а потом добавила: — С мопсихой.

— Я за тебя! — сжала я кулачки за подругу.

— А что, могло быть иначе? — шутливо возмутилась она.

— Нет-нет, что ты! — уверила я Дею, смеясь.

Мы как раз подошли к площади и стали выбирать нужный ларек с зельями. Ага, а вот и Дейкин!

— Вон, смотри, тролья личина! — потащила я подругу к троллю-продавцу с полусгнившими руками.

Столик и полочки были заставлены разноцветными колбочками с приложенными фотографиями эффекта. Выпьешь вот этот зеленый -станешь троллем-гигантом с лысой черепушкой. А выпьешь вот это розовый — тролльчихой белогривой с кривыми зубами. А хочешь стать, как продавец, зомби-троллем — серый флакончик к вашим услугам...

Дейка внимательно рассмотрела все фотки и замотала головой:

— Не, не лежит у меня к этому душа! Для вида куплю, вдруг, следит от демона кто, но пить не буду! Интуиция кричит!

— Ну раз кричит, то не будем! — согласилась я с подругой и мы взяли фиолетовое зелье и отправились дальше вдоль ларьков.

— А про Грега ничего не слышно? — спросила подруга и в душе недовольно заворочалась обида. Маленькая такая обида за невнимание. Вчера — ни слуху ни духу!

— Нет, — только и ответила я, а Дейка внимательно всмотрелась в мое лицо.

— О! Только не делай опять эту жутко-серьезную физиономию! Иначе я рассмеюсь!

— И не буду! — сказала и утянула к самому крайнему ларьку, стоящему чуть поодаль ото всех.

Вокруг него столпился народ, но, на удивление, покупали единицы.

— Интересненько... — цокнула языком Дейка и быстренько прошмыгнула в первый ряд, прямо к прилавку.

Мужчина недовольно буравил затылок ведьмочки взглядом, но мой острый локоток быстро перевел весь его гнев на меня.

Ха! Давно проклятий не получал что ли?

Видимо, он подумал об этом же, потому как ругнулся и отошел от нас подальше. Вот и правильно, хороший дядечка.

Продавец, обычный старик, вот, правда, в лохмотьях, абсолютно выбивался от остальной своей братии продавцов.

— У него личина ведьмака, что ли? — гадала Дейка.

— Не, не похоже... По-моему, он, вообще, без неё... — заподозрила неладное я.

— А что это за гремучая смесь? — показывала она на фото, где у гномини был вертикальный зрачок, а из-за спины выглядывала пара крыльев.

— Ого! А вот это! Ты только посмотри! — показала я на изображении демоницы с эльфийскими ушами и вампирской бледностью.

— Милейший, а почему у Вас вот здесь нет фотографии? — спросила одна гноминя в возрасте .

— А это зелье случая, дражайшая! — в такт ей ответил мужчина. — Эффект сногшибателен, но непредсказуем! Берите, на него сейчас акция, два по цене одного!

— Экспериментальное? — подозрительно сощурив глазки, спросила любопытная женщина.

— В самое яблочко! — подмигнул ей старик в лохмотьях и мы поняли — надо брать. Акция же!

Протянув пять золотых монеток пожилому торговцу, мы стали счастливыми обладательницами пары оранжевых зелий. Множество любопытных глаз неверяще смотрели на двух сумасшедших ведьмочек.

Мне даже показалось, что кто-то сказал : 'Сбрендили'...

— Превратимся в лягушек и будем знать! — посмотрела я на свет на свой пузырек. Золотистые искры так и мании раскрыть секрет напитка, но червячок сомнения делал своё дело.

— Зато спор выиграю! — да-а-а, если Дейка к чему-то стремилась, её ничто не могло остановить. Плотная крышка флакончика была отброшена в сторону и подруга осушила зелье одним залпом.

— Ты что?! — попыталась отнять я пузырек, но было уже поздно.

Моментального превращения не произошло и я внимательно смотрела на подругу, пытаясь уловить малейшие изменения.

— Что-что, потом передумаю же... — пожала плечами ведьма Жизни и выжидательно посмотрела на меня.

Так же выжидательно на нас смотрела толпа, поэтому мы послав независимые взгляды, постарались затеряться и ушли подальше.

— А, была-небыла! — махнула я рукой и повторила осушение экспериментального зелья. — Будет потом что внукам рассказать!

— Это точно! — подтвердила подруга и начала меняться у меня на глазах...

Легкая рябь прошлась по лицу, а потом миниатюрная фигура подруги стала увеличиваться, окутываясь легким облаком заклинания.

Я посмотрела на высокого сатира с белозубой улыбкой и витыми рогами и почувствовала, как легкое покалывание охватило моё тело.

Леший меня за ногу! Неужели, и я тоже...

— Силька! — пропел красивым мужским голосом сатир, блестя огромными глазищами. -

Смотри, у этой личины даже одежда меняется! И голос! Ого, ты — вау-у-у!

Внутри меня все переворачивалось, так и хотелось запить сухость в горле, а корни волос на голове жутко чесались. Да что же это такое? Ну кто просил меня пить не пойми что, а?

— У тебя копыта и хвост, Дея! — сказала я не своим голосом и схватилась за рот. Ну не могла я проигнорировать наличие этих частей тела у подруги. Точнее друга. Тьфу, теперь не знаю как её называть!

— Силия, не нервничай, — поднял руки вверх сатир, видя накатившую на меня панику. — Ты всего лишь полудница!

Я схватилась за голову и почувствовала вместо волос настоящую солому, одна из них даже в руке осталась и я с чувством разломила её пополам. Белая рубаха доходила до пят, и в отличие от сатира-Деи в удлиненных шортах, прикрывало все от ворота до кончиков пальцев.

— Я что теперь, босиком должна ходить? — слышать чужой голос из своих уст было просто отвратительно и я морщилась от раздражения.

— А у меня, вообще, грудь волосатая, — сатир показал на свою лохмато-курчавую грудь и я немного успокоилась. Всё-таки быть босиком и с соломой вместо волос не так страшно...

— Плин, Дейка, теперь можешь быть спокойна! Спор ты выиграешь!

Над нами зашелестели крылышки и мы одновременно подняли голову вверх. Хмуря мордочку, над нами кружил Бакстер, рассматривая сатира пристальным мышиным взглядом.

Сделав еще два круга, он приземлился на ближайшее дерево и спрятался в кроне листвы.

— Смотри, как только носок свой пристроил, так тут же развлекаться полетел, — локоток сатира больно ударил меня под ребра и я ойкнула.

— Ой, прости, не рассчитала! — потерла мне больное место подруга... ну или сатир, тьфу, теперь язык сломишь...

'Плюх' — и что-то маленькое и черное шмякнулось о землю.

— Бакстер! — одновременно вскрикнули мы и метнулись к мышу.

Тот как раз приоткрыл один глаз и собирался привстать, но увидел нас и опять брякнулся в обморок.

— Впечатлительный какой, тоже мне! — ругался рядом сатир, теребя мыша за лапки.

Бакстер лапку выдернул и открыл глаза. По-моему, у него даже глаз задергался.

— Д-д-ея? — заикаясь, спросил он.

— Что, родненький, не признал? — специально понизила голос до баса подруга, чем довела бедного мыша до того, что он схватился за сердце. Правда, по мнению мыша, сердце у него было в желудке, но мы с Дейкой никогда его в этом не переубеждали.

— Ешкин-лешкин!....... — и даже матернулся так, что у нас ушки свернулись. Оказывается, крепкое словцо и мышке не чуждо. — Вы — больные!

— Мы не больные! — обиделся сатир и я подтвердила. — Мы хотим выиграть спор!

И Дейка рассказала мышу о том, что стоит на кону.

— Нет, я, конечно, только за, чтобы это чудовище съехало... Но к чему такие крайние меры? Где вы, вообще, достали такую личину?

Переглянувшись решили — тонуть в глазах Бакстера дальше не будем. Лучше наш спонтанный эксперимент окажется загадкой.

— Хочешь? — ловко выудила откуда-то пузырек, купленный у продавца-тролля Дейка. — Будешь третьим!

— А что, я тоже могу? — забыв обо всех нравоучениях, летучий мышь уже сидел на пузыречке и пытался лапками открыть пробку.

— Не знаю, — пожал плечами сатир. — Но почему бы нет?..

Вот так наша компания и обзавелась маленьким тролльченком, как раз размером с волшебную мышь.

— Вот невезуха! Почему, как меня — так сразу в дитё! — Бакстер недовольно сопел под мышкой у сатира, а мы, наконец-то, смогли пробраться дальше, к шаткому ограждению.

Оно носило скорее символический характер, а на страже мог встать любой желающий. Скорее развлечение для молодежи, нежели обязанность. Это повелось еще со стародавних времен, когда на Ярмарку Кошмаров пускали только простой народ, а любопытных отпрысков аристократических семеек разворачивали еще на подходе.

Времена изменились, но традиции остались, обрастая все новыми и новыми затеями. Так вошло в правило менять личину, чтобы тебя не узнал Агней, а так же вешать старый амулет защиты на арку, через которую мы проходили и оставлять невзгоды в прошлом году вместе с ним.

Отгадав пару загадок орка и эльфийки, мы повесели по ни разу не одетому амулету на арку и пошли дальше. Ну не носили мы этих побрякушек, что поделаешь...

— А на меня амулет не взяли... — обиженно сопел тролльченок.

За аркой площадь была разбита на сектора, и мы не теряя время пошли к ближайшему.

Это был сектор снов. Здесь торговали чарами, заточенными в шар, при использовании которых заложенное магами ощущения переплетались с тайными желаниями или страхами, рождая прекрасный сон или кошмар.

Их брали как для себя — чтобы порадовать ночью прекрасным сном и пережить во сне давно забытые чувства, так и для врагов — чтобы выбить из равновесия кошмаром, который особенно выбивал из колеи, если знать, на какие страхи надавить.

У продавцов — черных и светлых магов клиентов было поровну. Одинаково хорошо продавались что светлые сны, что темные ужастики.

— Сатир! У меня есть кое-что для тебя! — зазывал подругу в личине рогатого сатира продавец. — Жаркий сон с прекрасными нимфами обеспечен!

— Увольте! — прошептала подруга и ускорила шаг.

Хорошо, что к полуднице никто не приставал. А вдруг, я настоящая... Еще затерзаю загадками да запутаю на пути истинном. Да так, что дороги обратно не найдешь...

На нашу компанию поглядывали с удивлением, несмотря на то, что Ярмарка Кошмаров могла похвастаться богатой палитрой рас. Видимо, не зря зелье называлось экспериментальным. Таких редких рас, как сатир и полудница днем с огнем в наших краях не сыскать, но на этом ежегодном сумасшествии и не то бывало, так что на нас смотрели-смотрели, да переводили взгляд дальше, на следующих посетителей ярмарки.

— Пошли- ка отсюда, а то мне кажется, что он мне точно шар с нимфами перед носом развеет! — сатир-Дея смешно ковыляла на копытах, напоминая мне всадника, который ехал без перерыва целый день. — Как я потом Крису влюбленное лепетание о прекрасных созданиях объяснять буду?

— Если ты будешь в этом обличии в кровати — ему будет не до этого! — представив эту картину в супружеской спальне, я расхохоталась, а потом вспомнила о серьезном: — Наша личина тоже нетипично сниматься будет или в этот раз нас пронесет?

— Очень надеюсь, что по ту сторону арки мы окажемся уже ведьмочками... — возвела глаза к нему подруга и перехватила тролльченка под другую руку. Бакстер недовольно засопел и попросился на землю.

— Затопчут же! — предупредила его Дея.

Бакстер показал желтые корявые зубы и сказал:

— Покусаю!

— О-о-о, — мы немного поддержали его грозный вид и добавили самоуверенности. Теперь тролльченок шел уже уверенней и даже снисходительно посматривал на маленьких гномят. Дети тоже любили ярмарку.

Со своей соломой на голове я уже смирилась, да и по сравнению со многими нарядами окружавших нас вампирш моя рубашечка была верхом приличия.

Я заметила, что адептки в основном отдавали предпочтение или кровопийцам, или прекрасным эльфийкам, а адепты примеряли на себя личину демонов и эльфов. Наверное, не могли отказать себе в желании быть красивее, чем в действительности.

Но, безусловно, были и отличившиеся. Но они и в подметки нашей экспериментальной личине не годились. Не знаю как Дейкина, но моя внутренняя ведьма была горда собой.

— Вот это да! — присвистнул Бакстер, скачущий вприпрыжку впереди, и мы зашли в следующий сектор.

Кошмарные животные, огненные скакуны и демонические ящеры... Ужасающие и страшные, они приковывали взоры любопытных глаз, собирая возле себя зевак.

Вокруг раздавалось шипение, ржание и рычание, которое безрезультатно пытались перекричать торговцы экзотическим товаром.

Я засмотрелась на черного как ночь коня с огненной гривой и хвостом, чьи языки пламени буквально гипнотизировали, а огромные глаза косились в мою сторону. Не хорошо так косились, поэтому я глянула последний раз и пошла дальше.

Нет, ведьмочки такую жуть не любят, нам что-нибудь попроще подавай. Вот что бы я с таким конем делала? Ума не приложу...

Бакстер дразнил ядовитую огромную змею и все никак не мог успокоиться: то камешком кинет, то веточкой пихнет. Не знаю, чем она ему так не приглянулась, но нам пришлось быстренько его схватить в охапку и пойти дальше. Укушенный мышь в нашу программу не входил.

В следующем секторе Ярмарки Кошмаров продавали амулеты. В пестрящем разнообразии магических камней девушки, как стайки маленьких птичек, перебегали от ларька к ларьку, громко комментируя увиденное.

Но здесь было интересно не только женской половине посетителей. У большого черного шатра собрались мужчины и жарко спорили по поводу одного редкого амулета.

— И вы обещаете невидимость? — тер бороду гном.

— Гарантирую! — уверенно и громко раздалось ему в ответ.

За широкими спинами мужчин самого продавца нам не было видно, зато я прекрасно углядела прошмыгнувшего вперед Грега, который даже не подумал одеть личину и дернула Дейку, чтобы проследовать за ним.

От меня так быстро не уйдешь!

Пробившись сквозь толпу почувствовала, как подруга затормозила.

— Ты что? — обернулась я к сатиру, который выпучивал глаза, смотря вперед, и, в конце-концов, вообще остановился.

Я проследила за взглядом подруги и увидела Грега, прошмыгнувшего за прилавок. Он ловко переключил внимание особо дотошного покупателя на себя, встав рядом со вторым озорным продавцом в ряды бойкой торговли амулетами.

Ведьмак вскоре заметил нас и подмигнул, подзывая нас ближе. Сразу вспомнился уго чудесный сюрприз и захотелось сказать "спасибо" ему лично.

Дейку пришлось везти за руку, как на буксире. По-моему, в обличии сатира она стала вдвое тяжелее...

— Привет! Не знала, что ты тут торгуешь, — громко, чтобы переорать толпу, сказала я.

Второй ведьмак, молодой мужчина с яркими глазами и улыбкой 'Я весь ваш', хоть и активно торговался с покупателя, но на нас поглядывал с интересом.

— Да я тут отцу помогаю! Мы с ним давно не виделись, а тут такая возможность побыть вместе, — Грег упаковал один из заказанных в подарок амулетов в коробку и передал покупателю.

Хм, а ловко он. Пока ведьмак продавал свои амулеты еще паре человек, я понаблюдала за работой двух продавцов и с удивлением обнаружила — этот дуэт втюхивает товар виртуозно! Столько лапши на ушах мужчин я не видела никогда.

И только тогда, когда я спустя пять минут оторвалась от наблюдения за искусством продаж, я заметила неладное.

Мой сатир стоял с окаменевшим лицом и не двигаясь смотрел на второго ведьмака.

— Дея! — трясла я подругу за плечо. — Дея!

Тролльченок присоединился ко мне и дергал сатира за хвост. В принципе, за что доставал — за то и дергал. Никаких претензий.

Да и оцепенение мне это совсем не нравилось. Мало ли что не так с этим аукционным зельем. Вот же дурынды!

В этом обличии у Деи даже кадык был, который первым очнулся и поехал вверх-вниз — сатир хотя бы сглатывал. Хоть какой-то признак жизни.

Судорожно перебирая в голове, что за напасть напала на подругу я осматривалась по сторонам в поисках продавца антидотами. Ну неужели организаторы ярмарки не продумали такую малость.

В печь их за это! Как экспериментальным зельям на рынок доступ давать — так это они всегда 'за'! Тьфу, зла не хватает!

— Дея, из меня деда пирожок с начинкой сделает! Очнись, родимая! — Бакстер был готов вскарабкаться на Дейку по ногам, но толстая попка личины не позволяла даже оторваться от земли.

Сатир моргнул. Еще моргнул. А потом перевел абсолютно растерянный взгляд на меня. Мне даже не по себе стало — беспомощность в глазах Деи я видела первый раз. Не думаю, что личина могла так исказить эмоции — я видела все правильно.

— Не может быть... — прошептала она.

— Дея! Да что с тобой?! — я уже не на шутку запаниковала и вообще собралась идти к тому торговцу зельями и показать ему ведьму в гневе. Или полудницу в гневе, да не важно, вы поняли!

— Что не может быть? — Бакстер уже наворачивал круги вокруг нас. Ему явно не хватало крыльев и взгляда сверху.

Сатир закрыл глаза и глубоко вздохнул, а я уже повыдергивала половину соломы из головы от нервов:

— Дея, я тебя сейчас к целителю поволоку, если ты не перестанешь так странно себя везти!

Я уже не знала чем пригрозить подруге. Нервишки у меня и так были ни к черту, зачем же их дальше расшатывать? 3ec623

— Не надо, — нервно облизав губы, сказал сатир. Хотел схватиться за голову, но руки столкнулись об витые рога, вследствие чего подруга как следует ругнулась.

— У тебя солнечный удар? Тебе плохо? Может, воды? — я была рада его ругани. Это было в сто раз лучше оцепенения.

— Вода тут не поможет, — покачал головой сатир. — Мне бы чего покрепче...

Впервые услышала от подруги такое! Дейка же практически никогда не пила! Глоточек не в счет. А тут ей подавай сразу что покрепче.

Так. Оглянулась по сторонам. У меня была только одна мысль о той причине, которая могла бы привести её в такое состояние...

Но никакого демона, изменяющего подруге, я не увидела. Что же тогда?

Ладно, придется ретироваться с ярмарки в ближайшую кафешку и отпаивать её там. Надеюсь, что чаем... 

Леший с ней, с этой Ярморкой Кошмаров, ну не побываем на вызове Агнеса, ну и ладно. На следующий год обязательно увидим. Сейчас важнее было выяснить причину столь странного состояния подруги.

ГЛАВА 12

Прошмыгнув как привидения мимо секторов, мы двигались назад к выходу и у арки я задержала дыхание.

Тролльчонок первым прошел в арку и вылетел по ту сторону уже обернувшись летучей мышью.

— Фух, — выдохнула я.

Смотреть на реакцию Деки не стало — гиблое дело. Она сейчас шла как в прострации.

Значит, и нас пронесет.

Мы с сатиром прошли через арку и только тогда я вспомнила, что зелье Бакстера было куплено отдельно от нашего экспериментального...

— Ну что, подруга, поздравляю — личина на нас! — подвела итог осмотра я.

Все, кто выходил через арку приобретали свой прежний вид: вампирша становилась оборотницей, эльфийка — гноминей, а нимфа — ведьмой. Одежда сохранялась той же, и только у нас все было через одно место.

В общем, всё как всегда, чему тут удивляться. Даже арка нашу личину не сняла, да кто бы надеялся...

Ладно, признаюсь, я все же не теряла надежду.

Оказалось — зря. Поэтому сатиру и полуднице пришлось идти в кафе, а летучему мышь сопровождать нашу парочку и делать предположения о наших умственных способностях.

— Чем вы думали? — пищал он на нас сверху.

Мы его просто игнорировали. Я — из принципа, а Дейка, наверное, просто не слышала — ушла в свои мысли.

Первое же кафе на нашем пути располагалось под открытым небом. Перекинувшись парой слов решили — лишний воздух нам не помешает.

— Два чаю! — заказала я.

— Что у Вас самое крепкое? — спросила Дея. Её познания в алкоголе не уходили далеко.

Спросили мы одновременно, чем немного озадачили официанта.

— Хм, крепкого чая у нас нет. Но могу предложить Вам прекрасные сорта вина. Девушке понравится. А для Вас могу предложить коньяк.

Дейка скривилась, но кивнула.

— Мне все же чай! — обозначила я. — Никакого вина!

А то мало ли, что за стресс у подруги. С её настроем мне еще может сдастся волочь её обратно.

А демон? Вдруг, он лишь посмотрит на полудницу, тащащую на спине сатира и только посмеется выдумке судьбы.

Вот я бы на его месте отказалась признавать жену в этом экземпляре. Но кто этих демонов знает?

— И мне! — мышь топал как маленький слоник по столу, и требовал себе антистрессику.

— Простите! — обратилась я к официанту, принесшему нам наши напитки. — Не принесете ли нам еще наперсточек чаю.

— Наперсточек? — переспросил удивленный официант.

— Чаю? — переспросил расстроенный мышь.

Положительно ответив обоим, я перевела взгляд на подругу.

Дейка решительно посмотрела на стопку с темно-янтарной жидкостью и повела над ней носом.

— Говорят, у него должно быть ореховое послевкусие... — попыталась поддержать я подругу.

— Сказала бы я, что он мне по запаху напоминает, да не буду самой себе все портить, — и Дейка решительно опрокинула стопку.

Я внимательно смотрела за смену выражений на её лице, борьба с самой собой ярко отражалась на мимике, и, в конце концов, быстро пробежавшись по кафешке глазами, подруга напоила рядом стоящее деревце в кадке 'вкуснейшим' напитком.

— Чайку? — предложила я.

Дея недовольно поджала губы и обозвала себя слабачкой.

— Даже напиться нормально не могу... — продолжила она свое самобичевание.

Я пододвинула свою чашечку к ней и положила туда ложечку малинного варенья с горочкой. Эта маленькая радость в здешнем заведении бесплатно прилагалась к чаю вместе с баранками.

— Считай это своим антидепрессантом, — торжественно произнесла я, а потом подумала и добавила еще одну ложечку варенья. И еще одну.

— У меня попа слипнется, — смотрела на мой самодельный малиновый чай подруга.

— Зато язык развяжется. А раз крепкие напитки не по твоей части и мне не надо будет везти тебя на своем горбу домой, то скажи, что ты там такого увидела?

После минутного молчания и созерцания поверхности стола, подруга подняла голову и ответила:

— Отца...

— Чьего отца? — судя по Дейкиному лицу, я испортила весь трагизм ситуации.

Но я действительно не понимала, о чем речь. А уж тем более, чей отец мог так шокировать подругу.

Но после её рассказа, я поняла — она имела полное право быть шокированной.

— Мне кажется, или ты мне чего-то не договариваешь? — рассказ подруги иногда спотыкался, и она долго подбирала слова, наталкивая именно на этот вывод.

Дея закусила губу, а потом кивнула самой себе:

— Я не хочу тебе врать, поэтому просто поверь — если бы я могла тебе рассказать все, я бы рассказала.

— Не может быть... — отходила я от рассказа. — Нет, не верю, ну как такое возможно...

— Я тоже... — плечи сатира были напряжены, я не могла уместить осознание того, что Грег и Дея сводные брат и сестра, и только один Бакстер отнесся ко всему очень лаконично. Он просто присвистнул и улетел.

— Стучать, — подвела итог Дея.

Мы посидели минут пять в тишине, а потом мое любопытство дало о себе знать:

— Как ты думаешь, он тебя узнал?

— Откуда? — пожала плечами подруга.

— Ну да, ему старушка из Карамельного леса не встречалась на пути.

Глаза ведьмы Жизни забегали и я поняла — секрет связан с этой самой старушкой. Что-то там произошло, пока мы с Гидеоном ягодки ели...

— И что ты теперь будешь делать? — я задала интересовавший меня вопрос.

— Не имею представления... Пока. Мне кажется, что его торговля — это только прикрытие. Я же рассказал тебе, про то, как видела его первый раз.

— Да, ты права. С другой стороны, столько лет прошло с той встречи, может, он уже остепенился.

— Что-то мне подсказывает, что такие ведьмаки такого слова вообще не знают. Тем более плакаты с розыском по городу, разве ты не видела их?

— Я на такие вещи не обращаю внимания... Но как он тогда спокойно торгует на ярмарке и не боится разоблачения?!

— Рецепт любимого зелья для волос ставлю — у такого ведьмака все продумано. Тут не все так просто, как кажется.

Я вспомнила слова подруги о том, что у Грега поразительный уровень владения иллюзией и поняла — сын взял от отца многое. И еще я сделала вывод — о Греге я не знаю практически ничего.

Осознание того, что он увидел истинных нас в личинах и подозвал к себе нахлынуло только сейчас. Очень надеюсь, что это действие какого-нибудь амулета...

— Да, Дейка, ну и гены у тебя, — в шутку подколола я подругу.

Прохожие не скрывая интереса сворачивали на нас свои шеи. Ну конечно! Нашли себе бесплатное развлечение — сатир и полудница сидят и пьют чай с вареньем. Я понимаю, что тут не ясно, что удивительнее — сатир, полудница в городе, или то, что они оба сидят за одним столом, а может то, что они пьют чай за милой беседой...

Многие задерживались, чтобы поподробней рассмотреть и запечатлеть все мелочи в памяти, для того, чтобы потом рассказывать друзьям и близким. Если еще внутри Ярмарки Кошмаров мы с трудом вписывались в окружающую атмосферу, то за её пределами все жители города были без личины...

Поэтому мы невольно привлекали всеобщее внимание.

— Ну нигде покоя нет! — в сердцах воскликнул сатир, и любопытная ребятня отошла немного назад.

— Смотри, Дейка, тебе вон та нимфа глазки строит, — шепнула я подруге.

— Нимфа? — мало заинтересованный взгляд Деи заскользил по толпе и остановился, а глаза сатира сильно увеличились в размерах.

— Что еще? — мне уже надоели эти сюрпризы. Или эти выпученные глаза?..

— Крис! — шикнула подруга. — Время! Сколько времени?

— Да тихо ты! Ты сейчас один криком нас выдашь! — я тоже обернулась и увидела демона, который рассекал толпу с самым решительным видом.

Нервов смотреть дальше мне не хватило, поэтому я отвернулась и уткнулась носом в почти пустую чашку.

— Ты когда-нибудь гадала на чаинках? — спросила я у Дейки.

Надо было сатира из ступора выводить, пусть лучше меня за сумасшедшую примет, зато отвлечется.

— Что?! — недоумевала подруга. — Ты гадать собралась?

— Ага! Вот смотри, как надо, — честно, сама не знала, что делаю, но сейчас это было не особо важно.

— Силька, хватит свои чаинки раскладывать, у тебя часы есть? — сатир наклонился ко мне через столик и своими рогами задел мою солому на голове.

— Тьфу! У меня такими темпами от прически к концу дня ничего не останется, — с жалостью смотрела я на кучку соломы на столе. Аккурат поверх чаинок.

Здание напротив нас как раз могло похвастаться наличием часов, поэтому Дейка с жадностью уставилась на них, принявшись высчитывать время.

— Пять минут! Нам надо продержаться еще пять минут!

— Бежим? — предложила я.

— Нет, — как бы невзначай сатир откинулся на стул, вернув былую уверенность в себе, и скользнул взглядом по толпе. — Сокол рыщет по округе, но потерял цель.

— Создатель, откуда ты этого понабралась? На тебя плохо дед влияет!

Дейка шикнула на меня:

— Вдруг, слушает!

Хм, сомнительно... Тут столько народу...

Вдруг я почувствовала, что мне что-то мешается между лопаток. Сначала легкое неудобство, потом зуд...

— Что, нимфа все-таки обратила на тебя внимание? — раз Дейка настаивает на конспирации — так тому и быть.

— И не только, — отвернулась в сторону Дейка, чтобы скрыть, как закусывает губу.

Я почувствовала, как кто-то встал позади меня. Даже показалось, что моя соломка шевелится от интенсивного дыхания злопыхателя. Почему злопыхателя? Ну, думаю, добропыхатель бы так не дышал.

— Действительно! Если весь город начинает гудеть о сатире, полуднице и маленьком тролле, то тут и вопроса не стоит, чьих это рук дело! — воскликнул демон сзади меня и я невольно подпрыгнула на стуле.

Сатир поднял возмущенный взгляд поверх моей головы и я поняла — Дейка будет играть до последнего. Но она и рта открыть не спела, как мне на плечо опустилась рука, пригвоздив меня к месту:

— Дея, ты мне только скажи, тролльченок — это Бакстер или Арри? Хотя нет, точно Бакстер!

И тут сатир совершенно безобразно заржал, показывая пальцем на демона. Смех у них тот еще, у этих сатиров, скажу я вам.

— Продул! — воскликнула довольная Дейка. — Ты — продул!

Рука больно стиснула мне плечо и я вскликнула.

— Ой, прости... — тихо извинился демон, не веря глазам своим.

Я не могла не обернуться и не насладиться этим зрелищем. Великолепно.

— Ты сумасшедшая, Дея?! Сатир?! — Кристобальт опасался подходить к своей жене в этом виде, видимо, его закостенелый мужской мозг был готов воспринимать жену только в женском обличии. Наверное, именно поэтому, найдя нас по ощущениям, у него даже вопрос не стал, что Дейка из этой компании не полудница.

— Более того, Крис, — подлила я масло в огонь, ну не удержалась, уж простите... — Мы не знаем как вернуть нам прежний вид...

Демон переводил взгляд то на меня, то на Дейку, и глубоко дышал.

Правильно, снабжай мозг кислородом, это полезно. Нам же надо снять эти личины.

— Дорогой... — начала было Дея.

— Не называй меня дорогой! — воскликнул Крис. — По крайней мере, пока ты не вернешь себе нормальный вид! Сатир, называющий меня 'дорогой' — это чересчур!

Сатир прикусил язык и перефразировал:

— Кристобальт Альтер, ты проиграл! — и показал пальцем на городские часы на соседнем здании.

Демон посмотрел на часы, потом на сатира, но то ли витые рожки ему глаза мозолили, то ли волосатая грудь, но Крис быстро отвернулся в сторону и ругнулся.

— Это ты по поводу проигрыша? — довольно спросила Дейка, потирая ручки.

— Нет, это я по поводу одного рогатого создания! — рыкнул демон. Дейка как-то говорила, что нервишки у демонов — ни к черту. Вот уж правда...

Со скрипом отодвинув стул, Крис тяжело шлепнулся на него и стал буравить нас взглядом.

— Очередной эксперимент? — спустя минуту озадачил он нас вопросом.

Почему озадачил? Да потому что с одной стороны — да, эксперимент. Но с другой — это не наш эксперимент. Точнее, не наших рук дело. Тьфу, вот выходит и наше и нее наше, и причем и не причем.

Дейка, видимо, находилась на таком же распутье, поэтому мы просто решили рассказать демону, что зелье покупное.

— Покупное? Что вы мне рассказываете! Никогда такими личинами здесь не торговали! — не верил нам Крис.

— Это экспериментальное, — призналась я. Так как поняла, что без этой информации мы далеко не продвинемся.

— И акционный! — зачем-то добавила Дейка, чем совершенно добила своего демона.

— За что мне это? — спросил он у кого-то на небе.

То ли погода была облачная, то ли еще что, но ему никто не ответил...

Через десять минут мы ходили вокруг пустого пяточка, где до этого стоял ларек с экспериментальными зельями и ковыряли босой ножкой и копытцем штыри в земле, на которых ставились эти ларьки.

— Тьма! Только вы могли ухватить такие зелья, эффект от которых не снимается даже магической аркой! — бушевал демон, ходя взад-вперед.

В соседних ларьках велась бойкая торговля, продавцы которых отмахнулись от вопросов о соседе, сказав, что им до конкурентов нет никакого дела и тому подобное.

Наш старый ведьмак в лохмотьях куда-то пропал. Ладно я — полудница, еще хотя бы девушка, но вот как дейке-то быть?

Этот вопрос волновал не только меня, гораздо больше он волновал демона, который уже тащил нас по городу к главному городскому магу.

Дейка была жутко довольной. Её хоть сатиром оставляй, ей все равно, главное — спор выиграла.

— Слушай, — шепнула я подруге. — Ты в таком виде придешь домой — сестрица сама сбежит!

Дейка взбодрилась еще больше, несмотря на прожигающие взгляды демона и его бурчание, что в таком виде он не может на свою половинку смотреть — рога глаза мозолят.

Но, увы и ах, городской маг не смог нам помочь. Он внимательно походил вокруг, даже Дейку за хвост подергал, за что чуть копытом по лбу не получил, а меня за солому, поколдовал немного и пожал плечами.

— Не мой профиль, — сказал он и пожал плечами.

Демон очень старался не психовать, но рожки стали проглядывать и у него. Вот так и вышло, что теперь я шла в компании двух рогатых созданий в неизвестном направлении.

— А, может, деда поможет? — спросила с надеждой у Дейки я.

— Может, только я к нему пойду в крайнем случае!

— Думаю, Бакстер ему уже все доложил, и он сам скоро нас найдет.

— Ага, или наоборот, решит, что надо бы нас проучить. Я так как-то котенком неделю жила, за то что выпила оборотное зелье. После этого я его колбочки не трогаю без спроса...

— Нда... Серьезный он у тебя мужик.

Крис слушал наш разговор, и лишь сужал глаза. Что там у него в голове творилось — только Создатель знает.

Тяжело с ними, с демонами. Неужели не знал, с кем связывался?

— Да ладно тебе, любимый, скоро все развеется, наверное... — пыталась успокоить подруга мужа, но судя по тому, как его передернуло, сделала только хуже. Демон даже замечание по поводу ласкательных слов не стал делать, только рожки еще больше выглянули из волос.

Вокруг все веселились, спешили на ярмарку, и только демон распугивал гуляющих своим грозным видом.

— Куда он нас ведет? — спросила я у подруги.

— Не знаю, а спрашивать не буду, у него и так, вон, рога вылезли на зависть моим.

— Знатная вы семейка, Дея! — подметила я принадлежность супругов к рогатым, но подруга не обиделась, а только засмеялась. За что и получила недовольный взгляд демона.

— Ох, хорошо что ты себя в зеркало не видишь, — ответила мне по-ведьмински Дея.

Вот так и развлекая себя, мы оказались у одного неприметного домика чуть поодаль от центра.

— К другу, что ли, привел? — сделала предположение я, но Дейка покачала головой.

— Неа, в этом районе у него нет даже знакомых... Видишь висяшки? Такие только в ведьминских кварталах стоят.

— Точно! А я и не заметила, — теперь-то я видела незаменимую атрибутику ведьминских домов с их оберегами.

Сплетенные из веток и перьев, с добавление защитных чар и пропитанные зельями, висяшки крепились на углы домов и защищали от незваных гостей, являясь фирменной карточкой жилища ведьмы. В общежитии такие веди были под запретом, но в городе без них никуда.

Эти висяшки, судя по белоснежным перьям, были повешены совсем недавно, и не успели запылиться. И к кому нас привел демон?

Вот, наглец! Дверь с ноги открыл! А потом дверь его 'поблагодарила'.

Шишка на лбу демона увеличивалась у нас на глазах, но мы сдерживались. Из последних сил. Не хватало нам еще для полного счастья сейчас демона в истинной ипостаси...

Обманчиво хрупкая дверь вызывающе щелкнула вызывающе замками и чуть приоткрылась.

Крис, наконец, вспомнил, что имеет дело с ведьмами, поэтому в приоткрытую щелку заглядывать не стал, а постучал костяшками пальцев об косяк.

Ну, хоть какое-то воспитание.

На стук никто не ответил, зато дверь еще немного приоткрылась. Демон а нее подозрительно покосился, но лезть не стал. Шишка, наверное, еще давала о себе знать.

На повторный стук дверь хлопнула, щелкнула замком, а потом вновь открылась еще больше, как раз, чтобы пройти одному.

Крис только было хотел войти, как Дейка дернула его за рукав.

— Стой! Сейчас она тебе вторую шишку набьет!

Демон остановился, блестя своими опаловыми глазами. Бедный, сегодня был явно не его день.

— Ненавижу эти ведьмовкие штучки! — воскликнул мужчина, за что получил возмущенный взгляд от сатира.

— Тогда дай мы сами! — отодвинула она демона в сторону и потянула меня за собой.

Дверь тихо отворилась, давай нам спокойно пройти, но как только моя вторая нога пересекла порог — тут же захлопнулась. Из-за двери раздалась ругань и рычание.

— Лечить его потом будешь... — прошептала я подруге.

— Ничего, разберемся, — шепнула в ответ подруга и мы замерли, осматриваясь вокруг.

Веник с совком валялся рядом с кучкой мусора — уборка хозяину то ли надоела, то ли он был вынужден срочно это дело забросить.

Широкие деревянные балки под потолком давили своей массой, но служили прекрасным держателем для подвешенных пучком трав. То тут, то там валялись еще неубранные разбитые колбочки от зелий, а на столе лежала откусанная булочка.

И все бы свидетельствовало о вынужденном отсутствии хозяина, если бы не звук шебуршания в соседней комнате.

Половица предательски скрипнула под ногами, но тот, кто был в комнате, этого даже не заметил.

Облегченно выдохнув, мы сделали еще несколько шагов и остановились на пороге комнаты.

Куча ритуальных балахонов, расшитых золотыми нитками, горками истерзанного тряпья валялись по всему полу. Над ними трудились не только ножницы, но и руки, судя по лохматым неровным краям.

На окне, в попытках создания красоты, синяя занавеска была схвачена зажимами с искусственными черепушками. Схвачена, скажу я вам, на скорую руку, ассиметрично. Мои руки так и чесались поправить зажим, но думаю, меня бы никто не понял...

У старого зеркала в толстой золотистой раме стояла Роксалин и угрюмо смотрела на свое отражение. Платье, и правда, было страшненькое. Как будто из старого сундука. Теперь понятно, почему она нас даже не услышала. Я бы тоже от такого одеяния расстроилась жутко.

Наши глаза встретились в зеркале, и её лицо изменилось прямо на глазах. Темная бровь изогнулась, спина приосанилась, а рука всплеснулась вверх в заклинании...

Вот последнее нам было совсем не кстати, поэтому мы с Дейкой разбежались в разные стороны, крикнув, что мы свои.

— Свои? И с каких это пор я вожу дружбу с сатирами? Или с полудницами? — да, гонору, в отличие от всего остального, Деина мамашка еще не потеряла.

— Мама! — воскликнул сатир и свергнутая глава ковена замерла, как громом пораженная.

Женщина прищурилась, и принялась обходить Дею по полукругу. После чего тряхнула головой и посмотрела на меня. А потом повела носом. Ну один в один — королевская ищейка.

— Дуры! — заорала она.

Когда нас обзывают — мы отвечаем. Но тут нам этого делать было нельзя — все-таки демон нас сюда не просто так привел. Шанс на снятие личины был, и мы не хотели его терять. Поэтому сбились в кучу и помалкивали, наблюдая за Роксалин.

Она водила носом и дотрагивалась то до моей соломы, то до Дейкиных рог.

Резко развернувшись на каблуках, она отошла от нас к окну.

И что это значит? Мы переглянулись, а Дейка от нервов топнула копытом.

Когда ведьма Смерти повернулась, мы вздрогнули. По её лицу катились слезы.

— Он в городе, да? — спросила она надтреснутым голосом.

— Кто? — хором спросили мы.

— Твой... — она сглотнула... — отец, Орхидея.

И часто-часто заморгала глазами.

Ну, конечно, слезы лить мамашка будет явно не из-за Дейки. Могли бы и догадаться...

— Мой отец, мама? Ты? Ты спрашиваешь меня о нем? Я думала, что хоть когда-нибудь узнаю о нем от тебя!

— Но ты же уже в курсе, как я вижу. И даже не удивлена... — она поправила выбившейся темный локон. — Орхидея, дай маме стакан воды.

Сатир недовольно цокая копытцами, направился на поиски воды, а я внимательно наблюдала за Роксалин. Женщина ушла на минуту в себя и её губы что-то тихо шептали. Она как будто забыла о моем присутствии. А, может, просто считала его незначительным?

— Причем здесь мой отец? — сунув в руки мамы стакан воды, Дея встала напротив неё. — Мы к тебе пришли спросить, сможешь ли ты снять с нас личины, вот и все.

Сев как королева в своем страшненьком платье на край дивана, она смерила нас оценивающим взглядом и припечатала:

— Это невозможно. Либо они сами развеятся, либо их снимет только он.

— Опять приехали на то же место. Кто? Мой отец? Причем здесь он?

Женщина махнула на нас рукой и положила руку на лоб как в приступе головной боли:

— Да потому что это его рук дело.

А потом вдруг резко вскочила и стала рыться в горе изрезанного тряпья.

— Восемнадцать лет, восемнадцать... — шептала она себе под нос.

Мы молчали, наблюдая за поисками, и набирались терпения, но яростный крик из-за двери заждавшегося демона заставил нас выглянуть к нему и попросить подождать еще немного.

— Я готова! — сменив платье на чудом уцелевший наряд с символикой ковена, Роксалин стояла сзади нас с самым решительным видом.

— Куда? — Дею от маминых метаниях явно укачивало. По крайней мере, лицо сатира уже позеленело.

— Ведите меня в нему! — повелительно приказала она, но увидев, что мы не сдвинулись ни на шаг, добавила: — Я договорюсь, чтобы он снял с вас это безобразие.

ГЛАВА 13 

Петляя по дорогам города, мы неслись нескладной процессией со скоростью метеора. Впереди всех решительно шагала Роксалин. Она быстро поняла, что искать отца надо на Ярмарке Кошмаров, поэтому сейчас неслась именно туда.

— Стоп! — окрик демона заставил нас замереть на месте, не дойдя до ярмарки десяток метров.

Крис уже скрылся за рядами ларьков с зельями, и нам не оставалось ничего другого, как следовать за ним.

Роксалин гневно сверлила взглядом нашу спину, но и у нее выбора особо не было — без нас она еще долго будет искать бывшего.

— Крис! — окрикнула его Дея, но тут увидела то, что привлекло внимание демона.

Наш ларечек стоял на месте. Вот только старичок сменился на пожилую ведьмачку. Да и зелья другие стоят...

Мы подошли как раз к тому моменту, когда Кристобальт уже был готов вытрясти из пожилой дамы душу.

— Уважаемый! Говорю же! Купите — поможет!

— Что? Я тебя что спрашиваю? — терял терпение магистр. — Где этот шарлатан?

— Купите зелье — устраните проблему, ценнейший! — настаивала на своем непробиваемая старушка.

— Да я тебе о чем толкую, ведьма?! — упер руки в бока демон. — Где тот старик со своими экспериментальными зельями?

— Свернул торговлю! Что-что! Я теперь здеся! — так же уперла руки в бока бойкая старая ведьма. — Покупай, коли хочешь своих девиц обратно!

Что поделать, ведьмы — они такие. Даже перед демона слабину не покажут.

— Ага! Знаешь, значит, что девицы! — схватился за промах старушки демон.

— Что, слепая что ли?! — подтвердила пожилая женщина и мы поняли — она из той же компании.

Я быстро пролезла впереди Кристобальта и взяла дело в свои руки:

— То есть, Вы знаете, как снять личину?

— Конечно! — уверенно кивнула она. — Пятьсот золотых — и ты снова нормальная ведьма!

— Что? — чуть не села на землю я.

— Что?! — взревел демон.

— Ч-ч-что? — подавилась воздухом Дея.

— Совсем обнаглел! — сказала Роксалин. — Девочки, пошли, я сама из него пятьсот золотых вытряхну! Мошенник!

Ведьма Смерти цокнула языком, а потом облизала губы и сама себе тихо сказала, как будто смакуя:

— Норман...

Взметнув спутанным хвостом по моим ногам, Дейка кинулась следом за удаляющейся мамой. Думаю, оптимизм подруги все-таки иссякаем, и вот-вот подойдет к концу. А может дело в том, что Дея не любит однообразие, а образ сатира ей порядком надоел?

Кристобальт ругаясь во весь голос и грозя всеми расправами мира, шел следом за ними.

Я немного задержалась и только было собралась догонять подругу, как меня кто-то ухватил за руку. Обернулась — Грег держал меня за рукав рубахи и улыбался.

— Силия, тебе требуется помощь?

'Помощь? Хм, ну учитывая, кто твой папа — то да, определенно' — думала я.

— Нет, с чего ты взял? — сказала я вместо этого.

Паровоз мщения уже мчался вперед, и я потеряла его из виду. Надо было срочно догонять процессию! А то самое интересное пропущу.

Но ведьмак и не собирался отпускать мстительную ведьму на разборку.

— Ты за аркой и ты в личине — у тебя, определенно, проблемы, Силия! — воскликнул он и я подозрительно прищурила глаза, в ожидании продолжения.

Догадки мелькали где-то на краю сознания, но еще не состыковывались в полную картину.

— Вот! — снял с шеи он один из амулетов, которыми был в этот день просто увешан. — Надень!

Эх, эта моя жажда экспериментировать... Что мне с ней делать?

'Да ничего!' — ответила я самой себе и посмотрела в шоколадные глаза Грега. В них было такое ожидание чуда и надежда, что вертевшаяся на языке разоблачающая фраза так и осталась несказанной.

Молча подставила шею и почувствовала, как шнурок задевает солому, а потом легкая прохладная капелька серебристого камня легла чуть ниже ключицы.

Оттянула черный шнурок и как зачарованная смотрела на переливы амулета, поэтому не сразу заметила, что родные рыжие кудряшки пытаются закрыть обзор.

— Вот! Теперь ты — это, действительно, ты! — нежно подняв рукой мой подбородок, Грег легко щелкнул меня по носу и улыбнулся. Его шоколадные глаза блестели от удовольствия и облегчения.

Ага, вот оно, значит, как! Думаешь, тебя пронесло, хитрюга? План удался? Ну-ну...

Разные предположения неслись вскачь в моей голове, напоминая детскую карусель с разноцветными пони. Мне было интересно все: узнал ли Грег о наших личинах только тогда, когда увидел, или это была спланированная акция? Был ли здесь замешан отец, или это дело рук исключительно талантливого сыночка? И зачем это все? Неужели, чтобы показаться героем, снимающем страшную личину?

Может, по его плану, я должна была стать сатиром? Или нет?

Как видите, каша в моей голове готова была вылиться через края котелка, а ответа так и не было.

Решив найти его методом тыка, я стала плыть по течению. А точнее, я просто схватила Грега за руку и побежала в сторону сектора с загадочной лавкой амулетов, заведовал которой отец не только молодого ведьмака, а, оказывается, и Деи.

Калейдоскопом красок мелькали лица волшебных личин, веселье набирало обороты, а многие личности уже начали пить за явление Агнеса, хотя до него оставалось еще добрых пять часов.

' Милая', 'Куда?', 'Силия?', 'Дорогая' — все это проносилось мимо моих ушей, немного лаская душу. Та в ответ лишь отчасти млела, но держала оборону — ей нужна была правда.

С детства расставляя игрушки по полочкам, я добивалась идеально ровного ряда, поэтому сейчас я не могла успокоиться, пока в моей голове все не встанет в ровную логическую цепочку.

Даже делала вид, что не замечаю этих нежных перехватываний за талию, легких поцелуев руки и просьб замедлить ход.

Мы почти были у цели, когда нас унесли в хоровод и не отпускали, пока мы не прошли вокруг лавки с говорящими книгами и не ответили на пару загадок — против традиций были бессильны даже ведьмы с ведьмаками...

Толпа народу немного схлынула вперед, туда, где скоро будут вестись приготовления к основному веселью, и нам открылся вид на прекрасную картину.

Услада для глаз, никак иначе...

Взбешенная Роксалин испепеляет одного за другим ведьмака, а тот своей братией заполнил все пространство лавки и прилегающих территорий. Веселился он все больше, а ведьма Смерти, бывшая глава ковена, зверела все сильнее.

Посылая очередное каверзное проклятье, она так надеялась, наконец, попасть в цель, что я даже один раз посочувствовала ей от всей души.

Публика обходила это место стороной, боясь попасть под раздачу. Тот самый редкий случай, когда чувство самосохранения пересиливало любопытство.

— Ты знаешь, откуда взялась эта сумасшедшая? — сзади нас раздался приглушенный мужской голос.

Грег лишь повел плечом от удивления и ответил, чуть повернув голову набок:

— Это — мама Деи...

— Это — моя смерть! — гаркнул тот в ответ и присел, чтобы скрыться от всевидящего ока ведьмы, которая как раз смотрела в нашу сторону.

Я состыковала некоторые факты и решила — вмешаться можно, хуже не будет.

— А это... — показала я пальцем папашке на сатира — Ваша дочь!

— Упаси тебя Создатель! Что ты говоришь? — от возмущения ведьмак встал во весь свой немалый рост и укоризненно взглянул на сына. — И ты еще меня подбил на соучастие... Ай-яй-яй!

— Ага! — Роксалин вычислила среди десятка копий настоящего за нашей спиной и уже занесла руку для заклинания, как Дейка повисла на её руке:

— Мама! Не надо!

Зная, что от этой женщины хорошего не жди, я потянула Грега в сторону, но папашка был тоже не промах — он переместился за нами. Вот так невольно мы и стали прикрытием одного мошенника...

— А ну, выходи, Норман! И верни нашу дочь обратно!

От такого заявления стоящий сзади мужчина подавился воздухом и потерял контроль над копиями, отчего они стали медленно рассеиваться в воздухе.

— Какую нашу, Роксалин? Ты бредишь? Совсем со своим ковеном с катушки съехала?

Тема ковена теперь для ведьмы Смерти была очень болезненна, а от этого — неприкосновенна, поэтому она взревела раненной белугой и кинула очередное проклятье, от которого наше трио еле увернулось!

— Эй! — возмутилась я. — Я тут не причем!

— Почему ты — ведьма? Ты с ними заодно? — сгребла всех под одну гребенку Роксалин. — Так и знала! Доча, теперь ты видишь, что можешь верить только матери.

Дея совершенно растерялась, а моя душа так и рвалась поддержать её, потрепать за плечо, сказать, что все хорошо.

Растерянность. Вот что сквозило во всем ей облике. Она не знала, как ей реагировать.

— Она — ведьма в личине сатира. И она — Ваша дочь, — обернувшись в полоборота, сказала я мужчине, который колдовал сзади нас что-то очень впечатляющее. Бирюзовые молнии бегали по его рукам, а губы шевелились в заговоре. Надо было срочно что-то предпринять, что я и сделала.

— Что? — бирюзовые молнии побегали-побегали, да исчезли, а губы перестали шептать всякую бредятину. — Я не расслышал.

Рука, зажатая в ладонь молодого ведьмака не знала покоя. Сердце болело за подругу, а ноги сгорали от желания поддержать родную душу. Хоть его и грело близкое присутствие Грега, переживала я сейчас больше за Дейку, чем за свои чувства. Пусть мы с ней и года не дружим, но за нее я любого пущу на зелья и не поморщусь. Разве, что одного молодого ведьмака не отдам... И то, не факт...

Покосилась на предмет размышлений и столкнулась с его непонимающим взглядом.

Крушение планов на вечер совершенно отчетливо отразилось на его лице...

Дам-с, и что же он там себе такого воздвигнул, даже интересно...

Густые брови и подвижное на мимику лицо Деиного папашки подозрительно напоминало мне кого-то. Я не хотела признаваться самой себе, как видимо и подруга, но она была практически копией отца.

— Она твоя дочь, Норман! — гордо вздернув подбородок вверх, довела, наконец, сведения об отцовстве ведьмака Роксалин.

Тот лишь слегка сбледнул, более ничем не выдав эмоций, только мельком метнул взгляд на Грега и вернулся обратно к Роксалин.

— Сними личину с сатира, безмозглый! — нервы свергнутой главы сдали, и она сорвалась на фальцет.

— Оригинальный способ сэкономить! — отшутился ведьмак, подошел к остолбеневшему сатиру и стал скептически его разглядывать. — Ты была с изюминкой, Роксалин, а теперь ты просто сошла с ума, но я тебе дам то, что ты хочешь.

Он протянул Дее красный пузырек и та взяла сосуд дрожащими руками.

Я видела, как тяжело ей было сейчас, как внутри нее кипело, бурлило и переворачивалось все.

Демон поддерживал ей молчаливо. Он стоял сразу за ней каменной стеной и сверлил папашу взглядом.

Но у Нормана был явный иммунитет к сверлящим взглядам — ему даже щекотно от них не было. Мухи, и те, были навящевей.

Пробка в сторону, содержимое внутрь и зеленые глаза Деи смотрят в зеленые глаза ведьмака.

Ловкач. Так его знал народ. Мошенник, прохвост, да и просто лицедей, он был известен во всех уголках страны.

Сейчас он смотрел в точно такие же, как у него глаза, пробежался взглядом по аккуратному носику, губам, точно таким же, как он видел в зеркале и обомлел.

Дейка моргала, часто-часто. Наверное, слишком много навалилось на ей плечи, а ведьмак молчал.

Грег напрягся, нахмурился. Но не от ревности. Он пытался сложить картину и понять все, но ему это удавалось лишь частично.

Да что говорить, мне, смотрящей этой театр абсурда из первых рядов, и то было не все понятно.

Норман повернулся к Роксалин, и на его лице не было привычной шаловливой улыбки:

— Шанроуз? — лишь спросил он.

Роксалин посмотрела свысока, так, как только могла смотреть глава ковена, пусть и свергнутая, и величаво кивнула.

Глаза из под ресниц пожирали ведьмака, если бы он был сухой кучкой дров — давно бы запылал. Но Норман не замечал плотоядных взглядов. Только я заметила эту страсть ведьмы Смерти.

Рука Криса притянула Дею к себе, но она была неподвижна, как статуя. Нечто... между отцом и дочерью витало в воздухе, но оно было не напрягающее, а скорее, ожидающее...

Следующего шага...

— Норман, — протянул руку дочери ведьмак и впервые в жизни неуклюже улыбнулся.

— Дея, — тихо ответила дочь и не знала что больше сказать. Тоже, впервые в жизни...

Для меня дальнейшие события смазались в какую-то картину сумасшедшего художника: претензии Роксалин и тут же её заигрывания с Норманом, непонимание Грега и его перечень вопросов, ответы, на которые он выуживал поцелуями. Наглец! То загорающиеся, то гаснущие глаза подруги, которая общалась с найденным отцом и узнавала детали из его жизни. И мое неприятное чувство, что если бы не эта ситуация, то меня бы обвели вокруг пальца и не поморщились...

За этот факт хотелось задать взбучку, но где-то в душе, глубоко, где сидела мечтательная ведьмочка, которая хотела любви и ласки, говорила, что это можно списать на любовную лихорадку, или влюбленный бред и простить...

Меня хотели подкупить геройским подвигом избавления от ненавистной личины сатира, но, как у нас, у ведьмочек, завелось — все пошло вкривь и вкось..

Ну а кто ждал другого результата? Они?

Вот у нас бы спросили, мы бы сразу ответили, что по-нормальному, по-спланированному, у нас не бывает. Ну никогда.

Сердцу льстило старание, но у меня, как у натуры любопытной, тут же возникало множество вопросов, связанных с родословной Грега...

Ну всем же известно — яблочко от яблоньки недалеко падает. Сознание тут же подкинуло картинки, как ведьмак выращивал на себе духа хранителя, о котором ведьмаки на старших курсах и не могли мечтать... Как он мастерски договаривается с комендантом общежития о сокрытии нашей проказы, явно в тридесятый раз... Как Грег создал мне в подарок волшебную иллюзию и его вечные зелья и амулеты, которыми был буквально нашпиговал молодой ведьмак.

Если бы я была повнимательней, я бы, наверное, заметила, что на ведьмаковских поясах у его сокурсниках на порядок меньше всего, что иллюзии — не конек для нашего брата и что духи-хранители вряд ли выдаются как поощрение за подвиги на границе...

Сказочный плетун сидел рядом со мной и заглядывал мне в глаза, как будто читая мысли. Мои руки были в его плену, шоколадные глаза молили довериться ему, а я анализировала...

Правда, моему анализу все мешали, так как спокойно заняться столь серьезным занятием в закрытой лавке, за прилавок которой все заглядывают и требуют амулетов, достаточно сложно, но я старалась.

Дейка рядом пыталась общаться с отцом, чему её мама отчаянно мешала... Роксалин жаждала внимания Нормана, и это было очевидно всем. Если еще у кого-то оставались сомнения по поводу того, из благородных ли порывов повела она к нему снимать личину или нет, то после ей фразу: 'Орхидея, погуляй с мужем,а мы пока пообщаемся...' и томного взмаха ресницами — сомнений не осталось...

— Неисправима, — шепнула я подруге и сжала ладонь.

Дея согласно кивнула и подмигнула. Вот за что люблю подругу — так за силу духа! Погрустила, пошоковала немного и опять села на коня, так сказать.

Она у меня молоток! Горжусь!

А вот я не знаю что делать...

Так проникновенно смотрит, ласкает словами, в душу забирается... А вдруг, он мошенник? И все это ради чего-то?

Странные мысли в моей голове, но с таким папой я вынуждена думать о многом... Что с мамой? На этот вопрос я так и не получила четкого ответа.

'Есть, где-то' — ответили мне, а потом добавили: — 'Наверное'

И что прикажете после этого думать?

Слушать сердце? Так оно у меня глупое! А мозги — то, что надо, с прибабахом! Всегда пищу для размышления подкинут...

Пока сидели, небольшими островками фраз всплывала информация о знакомстве мошенника века и главы ковена ведьм Смерти.

Он, тогда еще молодой простофиля, начинающий свой путь в качестве правой руки иллюзиониста цирка, встретил прекрасную девушку.

Задириста, вредна, тщеславна и красива — не все это сразу увидел он в прекрасной незнакомке, но ночи были ярки и страстны.

Огонь интереса разгорался все сильнее, но вернувшийся от бабушки не вовремя маленький сынок залил тропическим дождем весь очаг любви. Условие — либо я либо он, было воспринято в штыки и девушка удалилась за горизонт, оставив о себе не самые приятные воспоминания о последних минутах. У неё впереди маячила высокая должность в ковене, а у него — участь отца одиночки.

Норман после этого понял — надо идти любыми путями, но поставить сына на ноги и обеспечит ему будущее. Она поняла лишь недавно — единственно теплое чувство она испытывала лишь к этому ведьмаку.

Странная обстановка царила сейчас вокруг них: осознание утерянных возможностей с одной стороны и попытки его вернуть, а со второй — немое восхищение дочкой, которое сквозило в каждом взгляде.

Наверное, когда всю жизнь растишь сына, ненароком мечтаешь о дочке, а когда вдруг она возникает на твоем пути, как леший среди леса, то ты либо млеешь от радости, либо бежишь, что есть мочи...

Норман как маленькой, показывал Дейке разные фокусы, создавал иллюзии, учил накладывать придуманный облик, а её мамашка злилась.

Я видела зависть, видела возмущение, и когда она, фуркнув, ушла, всем стало легче.

Грег с улыбкой поглядывал на отца и как минер, боялся ошибиться словом со мной.

Возможно, я много взвешиваю, но я по-другому не могу. Броситься в омут с головой — это не про меня.

Поэтому я сейчас я держала на острие ножа своего дорогого ведьмака и не могла по-другому. Пока у самой меня в голове все не осядет, я не смогу ответить на его попытки поцелуя...

— Что? Всё уже закончилось? — разочарованный вздох и шелест крыльев известил о прибытии Деиного деда и Бакстера. — А я так надеялся полюбоваться на рогатую внучку...

Старый ведьмак облокотился на одну из подпорок палатки и грустно смотрел на нас.

Бакстер под шумок вертел в маленьких лапках амулеты и вот точно говорю — один из них прикарманил, маленький воришка!

Его любопытная мордашка мелькала на всех полках, а потом и вовсе стала совсем наглой и забралась в ящики под прилавком.

— Деда, я не пойму, ты хотел меня спасти или посмеяться? — Дейка даже немного обиделась, по-моему.

— И то и другое, Цветочек. И то и другое... — медленно проговорил пожилой мужчина, пристально рассматривая Нормана.

Тот встал во весь рост, стряхнул с себя маску фокусника и иллюзиониста и надел маску под названием: 'Сама серьезность'.

— Норман, — представился Ловкач. — Отец Грега и Деи.

— Вот уж не знаю, отец ли ты Грега, но на Дейку можешь свои иллюзорные ручки не протягивать! — сказал, как отрезал деда и был таков.

Своим Цветочком он не собирался ни с кем делиться. Поэтому нарочито медленно подошел к Дее и встал между ними, чем вызвал всеобщую растерянность.

Дедовская ревность — невиданная доселе штука. Что с ней делать не знал никто...

— Отбирать я у Вас её не собираюсь! — пошел по скользкой тропе Норман. — А вот просить разрешения общаться — это да!

Выбрав правильную тактику, хитрый и опытный мужчина смог найти подход к такой сложной личности, как старый ведьмак. Деин деда немного оттаял, это было видно по его глазам, но виду старался не подавать. Нахмурив седые брови, он прошелся по нему уничтожающим взглядом и процедил сквозь зубы:

— Посмотрим.

И окутав нас всех дымовой завесой, уволок внучку. Излюбленный прием.

— Ненавижу, когда он так делает! — пнул что-то стеклянное демон и вышел вон, оставив нас в легком недоумении.

— Не переживайте, деду время нужно. Внучку попилит, пообнимает, да успокоится, — сказала я обеспокоенному исчезновением новоприобретенной дочери Норману.

— Хм, колоритный перчик... — заметил тот в ответ и улыбнулся сыну. — Грег, что думаешь по этому поводу?

— Думаю, что взрослая сестренка — это лучше чем грязные подгузники.

— Бесспорно!

***

Силы как-то разом кончились и навалилась усталость. В голове клубком спутанных мыслей мелькали фразы сегодняшнего дня, перепутанные с собственными размышлениями.

Оставаться на вызов Агнеса не было никакого желания.

— Я пойду, — тихо шепнула я Грегу, — Тебе надо пообщаться с отцом.

— Я провожу, — тут же вызвался ведьмак.

— Не надо, вы и так торговлю прикрыли, сейчас твоя помощь нужна отцу, вон сколько желающих накопилось, — показала я то и дело проходящих мимо посетителей ярмарки, взирающих с надеждой на ларек с амулетами.

— Потерпят, — Грег пытался поймать мой взгляд.

— Обязательно проводи, — кивнул головой в нашу сторону Норман. — Я справлюсь.

— Видишь, — подмигнул мен парень и подставил руку, чтобы я взяла его под локоток. — Пойдем, заодно расскажешь, что тебя до сих пор тревожит... Дуешься на меня?

— Я не воздушный шарик, чтобы дуться... — не знаю, что меня дернуло за язык, но вдруг дико захотелось пооговариваться.

— Вижу-вижу... Даже дунуть в твою сторону боюсь, а то вдруг улетишь.

Он продолжал говорить, шутил, и я себя поймала на том, что улыбаюсь против воли его легких шуточкам. В итоге, когда мы подошли к общежитию, я уже была в приподнятом настроении. Сама не знаю, как ему всегда это удавалось...

Я не удержала смеха над очередным рассказом о буднях его папы-иллюзиониста, в красках представив себе рассказанную историю, и была схвачена в объятия.

От неожиданности смех прервался, сменившись чередой неясных звуков и не давая мне даже подумать и проанализировать, как быть дальше, Грег решительным напором сорвал самый страстный поцелуй в моей жизни.

Почему я отвечала с таким пылом? Я же обещала себе подумать?

К лешему подумать!

Почему ноги подкашивались? Я же сегодня прошла не так уж много, бывало и больше...

К водяному эти дрожащие коленки!

Почему сердце как бешеное эхом стучало в ушах? Кроме него я не могла слышать больше ничего?

К кикиморам вату в ушах!

Почему мои руки оказались под футболкой Грега? Почему пальчики покалывает от прикосновений?

На этом месте я даже забыла, куда собиралась мысленно послать свои руки на перевоспитание — Грег углубил поцелуй и я поняла...

Что я ни черта не знала о поцелуях!

Меня кто-нибудь предупредил, что тебе становится все равно на окружающих? А что гормоны так затмевают разум, что остается только одно — безумное желание продолжать и быть ближе.

Хоть одна душа сказала, что голова может действительно закружиться, если так долго задерживать дыхание? Или что бабочки в животе — это не фантазии, а вполне реальное чувство?

Все это я уже переварила после... после того, как над нами завис ректор и в десятый раз громко кашлял, привлекая внимание увлекшихся адептов, ну, то есть нас...

Губы горели, щеки пылали, перед глазами стояла какая-то странная пелена, а глупая улыбка не сходила с лица. (1bd23)

Так я и шла, отправленная ректором к себе в комнату. Странное чувство парения не покидало меня. Я бы даже заподозрила, что меня опоили, но в ларьке с амулетами я ничего не пила...

Как во сне открыв дверь, я и не заметила, что она не закрыта.

И только когда на меня опустилось тяжелое черное покрывало поняла, что долеталась в облаках...

ГЛАВА 14 

Сонное заклинание негой разлилось по всему организму и я провалилась в сон. Странные сновидения порождало мое сознание: то шум волн и я в каюте корабля, то свист ветра и я лечу на крыльях ящера, то стук колес, и я еду на карете и обмахиваюсь веером.

Причуды, да и только. Я думала, что легкая головная боль вызвана именно этим парадом чудиковатых сновидений, но нет...

Я открыла глаза и поняла — головная боль была предвестником грядущих неприятностей.

Перед глазами висело белое платье. Тафта, вуаль, атлас, кружева, жемчуг и камни — всего этого на нем было в избытке.

И довольный Аурелиан, держащий этот 'шедевр' за вешалку.

Неужели, еще один дурной сон?

— Проснулась? Отлично! А то я не мог уже ждать! — кружева и вуаль взметнулись вместе с движением его руки, и я проследила за этим колосящимся белый нечто. — Ну что, я молодец, да?

Он — молодец? Он, действительно, это спрашивает? Кошмар!

Привстав на руках и прошептав заклинание от головной боли более ясными глазами посмотрела на эльфа.

Довольный собой, он наклонялся ко мне:

— Твой герой заслужил поцелуй!

Я не смогла вымолвить не слова. Взгляд заметался по комнате и я поняла, что мы не то, что не в общежитии, мы даже не в ближайшей местности.

Прожилки на стенах и множество зелени указывало на то, что я находилась в классическом доме эльфов. В Лесу Камари.

Дома эльфам здесь создавала сама природа и магия. Никому другому не под силу было договориться с волшебными деревьями камари, служащие жилищам всем эльфам.

— Ладно, спишу все на радостное оцепенение! — воодушевленно продолжил Аурелиан, аккуратно убирая платье вглубь комнаты. — Да, кстати, приводи себя в порядок, мы идем знакомиться с моими родными. Им не терпится взглянуть на ту, что заставила носителя голубой крови отойти от традиций и пойти против семейных устоев. Нет-нет, не вини себя, родители сначала были в шоке, но через несколько дней мне удалось их уговорить Так что платье из листьев камари отменяется!

О, эльфийские уши, ободрать бы их всех, что он городит?!

Хорошо хоть одета была в свою одежду, иначе ручки эльфа уже жили бы отдельной жизнью.

— Верни меня обратно! — 'выкать' с таким наглым эльфом уже расхотелось, поэтому я встала и приняла самую независимую позу. Ну, это, конечно, по-моему мнению.

А по мнению эльфа дернуть меня за руку и поволочь куда-то за собой — самое то! Позы что ли не заметил? Независимой-то...

— Аурелиан! Не зли ведьму! — угрожала я ему в спину.

— Силия, у меня для тебя сюрприз! — пятки у меня сегодня тормозили плохо, и в скором времени я оказалась на импровизированном балконе из камари.

Перебирая в голове подходящие ситуации заклинания сетовала, что на первом курсе все что нам преподавалось было предельно безобидное... В огорчении подняла голову и посмотрела, куда и зачем меня притащил эльф.

— Ух ты! — невольно вырвалось у меня.

Передо мной простиралась Долина Мерцающих Цветов. Разнообразие всех перламутровых оттенков мира создавала ощущения нереальности происходящего. Блестящие капельки утренней росы, словно искушение, манили прикоснуться к себе, зависая на кончиках лепестков. Казалось, протяни руку с балкона, и ты сможешь завладеть жемчужной росой и обрести чудо.

— Нравится? — тихим шепотом спросили сзади.

— Очень! — многие слышали о этой волшебной долине, но мало кто её видел. Несмотря на причины моего появления здесь, я отметила себя как везунчика. Ну не унывать же?

— Если хочешь, мы можем не возвращаться в город, а остаться жить здесь после свадьбы?..

Ледяным водопадом слов обрушилась на меня эта фраза, смыв все очарование момента. Нет, ну вот, зараза, опять все испортил!

Уже и цветы не милы, и роса не так прекрасна, и вообще, место начинает раздражать. Особенно чье-то присутствие здесь.

— Аурелиан... — начала я и была перебита довольным:

— Да, дорогая?

Под его внимательным взглядом было трудно подбирать слова. Мне не нравилось, с какой жадностью он меня рассматривает, как пытается, словно невзначай, загнать меня в угол балкона.

— Аурелиан, здесь и сейчас, услышь уже меня! — взмолилась я, чувствуя себя не в своей тарелке. — Я — не твоя невеста, и никогда ей не буду! Дело не в платье, а в тебе и во мне! Я не испытываю к тебе никаких чувств!

Светлое лицо с ярко-голубыми глазами, стремительно темнело. Глаза, до этого смотревшие с довольным блеском, теперь не выдавали эмоций, подернувшись синей дымкой. На мгновение Аурелиан прикрыл их, а потом на меня взглянул настоящий носитель голубой крови, чопорный эльфийский аристократ, не принимающий отказа от простолюдинки.

Тогда я поняла, что впереди меня ждут неприятности...

Эх, где же моя женская хитрость?..

***

Обалденная тюрьма!

Цветы по сплетенным лианам-решеткам, пол — мягчайший мех, воздух чистейший и ведьма злю-ю-ющая.

— Думай, Силия! Но знай, я приму только положительный ответ! — послав мне воздушный поцелуй, Аурелиан удалился.

Первым делом бросилась к лианам-решеткам и перебрала сто и один вариант заклинания. Бесполезно! То ли у меня арсенал был маловат, то ли растение не простое, но у меня ничего не вышло.

Ни одного окошка, весь свет — от прожилок в камари. Камера у меня была вип. Даже столик со стульчиками стоял у стены, а кровать была не в виде лавочки, а из необычного мягкого пористого материала. Когда я на него села, мне даже показалось, что внутри что-то задвигалось, перемещаясь и подстраиваясь под мою фигуру.

Но особого дела до обстановки мне сейчас не было. Меня грызла злость.

— Не тюрьма, а ботанический сад какой-то! — вслух сказала я, а из коридора донесся смех.

— Детка, будь довольна! У нас сказочные условия! А вот внизу, там, где пленных душат корни камари... поверь, не до смеха! — сиплый голос зашелся пугающим смехом, а я так и не поняла, кому он принадлежит. Но страшновато стало...

Подойдя к лианам-решеткам, попыталась заглянуть в коридор, но увидела лишь сплошную стену напротив. Так как оказалась я в камере порталом, то познакомиться со схемой данной тюрьмы у меня не было возможности.

Лишь предположения, что все камеры идут по одну сторону и все. Стражники бы вряд ли стали отзываться на мои фразы, а значит, это мой или моя соседка по несчастью.

Решила завести разговор с шутки:

— И Вас силой сватают?

— Меня? — удивился обладатель сиплого голоса. — Ха! Да я этих эльфиек один пальцем сломаю, куда там?

И опять этот пугающий до мурашек смех.

Ага, зато узнала что мой сосед — мужского пола. И то не скучно!

Ну а далее? Далее дни превратились в какой-то бесконечный круг, состоящий из фруктового пюре, разговоров с соседом и выматывающих бесед с эльфом...

— Силия, тебе еще не надоело? — длился то ли пятый, то ли шестой день моего заточения, и Аурелиан опять завел любимую песню. — Весь мир будет у твоих ног, а ты нос воротишь! Может, у тебя эти дни?

Тогда я зарычала и кинула в него уже стоявшим в горле пюре из ягод на завтрак. Вот припечатать бы его смертельным проклятьем, да магия в этих стенах не действует!

Сосед смеялся и хвалил меня за смелость:

— Правильно, ведьма! Маски из ягод очень полезны эльфийским мордам!

Сосед был у меня один — с другого конца коридора не раздавалось ни звука, из этого я сделал вывод, что либо моя камера крайняя, либо соседняя была пуста.

Будучи ведьмой общительной, я сдружилась с обладателем странного голоса. Им оказался земляной голем Вартек. Моя фантазия представляла этакую гору из грязи с глазами, но он уверял меня, что очень даже хорош собой.

Вартек был одним из членов дипломатической миссии с востока, которая была послана с торговым договором к светлым эльфам.

Големы уже как десятки веков заслужили от Создателя быть отдельной расой со своими правами и горной территорией на востоке. Особых подробностей их быта я не знала, впрочем, как и не видела ни одного представителя их вида до этого. Знала лишь, что в былые времена их создавали искусственно и вселяли души, но за какие-то заслуги Создатель решил по-другому. Поговаривали, что особо чистые души получали второй шанс, перерождаясь в големов.

Под стражу Вартек попал из-за своей сестры, за которую заступился и как следует помял одного светловолосого эльфенка, посмевшего оскорбить Нателлу. Эльфенок боказался 'породистый', как высказался голем, и проблемы посыпались как снег на голову. Его заперли здесь, остальных членов дипмиссии распределили по разным уровням, в зависимости от положения в обществе, а сама сестричка сейчас находилась во дворце под домашним арестом.

На данный момент големы ждали помощи от сородичей, но вредные эльфы не хотели идти на мировую и требовали своего суда над Вартеком. Тот утверждал мне, что земляные големы должны были быть уже на подходе.

— Так что, детка, правильно, что не соглашаешься! Таких снобов я еще нигде не видел!

Я лишь тяжело на это вздохнула, прислонившись спиной к стене, отделявшей наши камеры. Вот так мы и общались, сидя спиной друг к другу через стену у лиан-решеток и коротали часы заточения.

Тоска иногда сжимала сердце, но вера в друзей не покидала меня. Я скучала по Грегу и понимала, что он все это время не находит себе места. Была уверена, что Дейка перевернула всю академию вверх дном и проела плешку у демона.

Да, я тоже надеялась на спасение от своей личной дипломатической команды, но дни шли за днями, а ничего не менялось.

— Меня, наверное, уже отчислили из академии... — на душе от досады было так горько.

— Да не переживай! Вот мои скоро явятся, а я тебя с собой возьму. Там до академии своей доберешься, расскажешь все, да восстановят тебя!

— Правда? — от замелькавшей надежды мой дух расправил крылья и впервые за неделю я замерла в радостном предвкушении перемен.

— Правда, ведьмочка! Кто же друзей в беде оставляет!

На следующий день после этого разговора в коридоре раздались тихие шаги и шепот из соседней камеры заставил прильнуть к стене и прислушаться. Отдельные слова совершенно не складывались в общую картину, поэтому, когда шаги удалились, я так и не поняла смысла разговора.

— Силия! — шепот, хоть и был тихим, заставил меня подпрыгнуть.

— Вартек? — спросила с сомнением я.

— Да! Ты готова сейчас бежать?

— Еще спрашиваешь?! Конечно!

— Тогда подойди к дальнему углу комнаты по этой стене и жди.

В недоумении сделала, как просил голем, и замерла, как маленький ребенок, которого поставили в наказание в угол.

Радостное предвкушение смешалось с испугом, ведь сегодня визит эльфа был просто выматывающим. Своей настойчивостью он повергал меня в пучину отчаяния, и я бы лишилась чести прямо в камере, если бы не Вартек, вовремя напомнивший о своем присутствии за стеной разозленному эльфу.

Стена у угла стало потихоньку истончаться, мелкие дырки, а потом уже огромные дырищи стали появляться прямо на моих глазах.

— Ты почему так раньше не сделал? — вопила я шепотом.

— Не мог. Пока сестра не оказалась в безопасности, мне было рискованно показывать эльфам, что вся их тюрьма для земляных големов — одно название.

Я шагнула в образовавшийся проход и замерла, глядя на Вартека.

Симпатичный, по меркам големов, наверное. Землянистого цвета, с трещинками в углах глаз, он был абсолютно лысый. Глаза, как камешки, темно-серого цвета мерцали под нависшими надбровными дугами. Нос, похожий на маленький пирожок и бузгубый рот. Вартек смотрел меня сейчас так же изучающе и чуть погрустнев, разочарованно выдохнул.

— Ну вот, даже не коричневая... — что он этим хотел сказать, я не поняла. Отбросив ненужные размышления в сторону, спросила:

— И куда мы теперь?

Осмотрев меня с головы до ног и чему-то кивнув, он махнул большой головой и позвал за собой. Идя за големом, я поражалась, как имея такие колонны вместо ног, он мог так бесшумно передвигаться. Могучими руками он отодвинул такую же как у меня кровать и под ней обнаружился лаз.

— Готовился? — присвистнула я.

— Ну а что время зря терять? Сейчас бы столько силы вбухать пришлось! Лучше её поберечь.

— Так ты что-то говорил про нижние уровни? — вспомнила я его страшилки про корни камари и их удушающие свойства.

— Так мы, считай, практически на поверхности, а этажи, про которые я тебе говорил, находятся глубоко под землей. Корни-то у дерева не поверхностные!

— А-а-а... — протянула я, а голем прыгнул вниз.

— Давай сюда, ведьмочка! — позвал он меня оттуда.

Из коридора раздался звук шагов, и по четкой поступи я узнала Аурелиана. Большего стимула для прыжка в 'черную' дыру мне и не нужно было.

Я прыгнула и оказалась в руках голема. От него пахло на удивление приятно, свежестью, никакого запаха прелой земли.

Вартек поставил меня на ноги, но я ухватила его за руку, обхватить такую руку у меня получилось за палец, но теряться в этой кромешной тьме мне не хотелось.

— Ты ничего не видишь, да? — спросил он меня.

Глупый вопрос! Конечно, я ничего не вижу!

— Нет, — ответила я.

— Держись за меня и идем, пол ровный, можешь не бояться! — и мы двинулись в нашем бесконечном путешествии вперед.

Сзади раздавались звуки погони, нас окликали по имени, грозились, но земляной голем применял свою магию и разветвлял туннели, путая висящих на хвосте эльфов.

Ноги, поначалу бодро шагающие вслед за Вартеком после нескольких часов изнуряющей ходьбы и нервного напряжения, порядком устали. Казалось, что этому не будет конца.

По моим внутренним часам, примерно, через три часа, мы, наконец, смогли с уверенностью сказать — оторвались!

Вздох облегчения и мы садимся прямо на землю.

— Садись на ногу, а то простудишься! — Вартек одной 'лапищей' заграбастал меня на ногу, и я возмущенно посмотрела на него, но никакого подтекста в его действиях не нашла. Он устало откинулся на стену туннеля и закрыл глаза, восстанавливая силы. Потратил он их достаточно, и мне стало жалко моего нового друга.

Вдруг, буквально в нескольких метрах от нас раздался тихий шепот и Вартек зажал мне рот рукой. И правильно сделал, я уже чуть не вскрикнула от испуга.

Он начал отползать прямо в стену, которая поглощала его тело, и я испугалась. Неужели, он оставит меня здесь? Отдаст на растерзание Аурелиану?

Он же меня точно не пощадит, сразу в платье, а то и того похуже...

Но Вартека не мне судить, он и так сделал для меня все, что смог. Его бы и не хватились так быстро, если был не со мной. Аурелиан бы надолго задержался у меня, а побег бы заметили уже под вечер...

Пока я поддавалась панике, голос приближался, а мы с големом вжимались в стену. Земля обхватила меня со всех сторон и я чуть было не заработала приступ клаустрофобии.

Как только земля перед мои лицом сомкнулась, Вартек ускорился и мы быстро заскользили назад, вывалившись в соседний туннель.

— Ох! — вдыхала я полной грудью воздух и не могла надышаться. — Ты меня так напугал!

— Сам чуть не посыпался! — засмеялся от облегчения голем. — Пошли, это тупиковый туннель, но здесь можно пробить дыру в нужный.

— А мы с ними не столкнемся? — задала я волновавший меня вопрос.

— А как же! Поэтому нам надо поторопиться и успеть закрыть проход.

Теперь каждая секунда была на счету, поэтому мы больше не перебрасываясь словами устремились в нужном направлении. Боясь оторваться и потеряться в этой паутине наделанных Вартеком туннелей, я чуть было не оставила его палец у себя.

— Силия, я, конечно, практически каменный, но ты можешь ослабить хватку.

Мне стало стыдно, но не сильно. Мы как раз добрались до нужного места, по мнению голема, и он сделал очередной проход. И не промахнулся, мы действительно вышли в другой туннель.

Отдаленный звук шагов и сосредоточенное, практически каменное выражение лица навсегда врежется мне в память.

Мы успели! Буквально в последние секунды голем успел возвести толстую стену и мы поспешили дальше.

— Совсем скоро мы уже встретимся с моими! — воодушевленно сказал Вартек. Облегчение хотело было накрыть меня с головой, но я не давала, боясь спугнуть удачу.

Земляной голем не соврал, примерно через десять минут перед нами замелькал свет.

— Наконец-то, — выдохнула я. Хотелось набрать полные легкие чистого воздуха и выйти из этого вечного мрака.

— Соскучилась по свету, птичка? — спросил шутливо Вартек.

— Еще как! — пришлось сесть на подставленные плечи голема и выкарабкаться на поверхность. Сразу за мной следом вылез и Вартек.

При свете дня его принадлежность к земляным големам стала безусловна. Мелкие трещинки заменяли морщинки и складки, а сама поверхность кожи казалось утрамбованной землей.

— Нравлюсь? — подмигнул 'глаз-алмаз'.

— Хм, ты очень необычный! — нашла, что сказать я и оглянулась, чтобы понять, где мы оказались.

Ближе к горизонту виднелась Мерцающая долина, а это означало, что наш путь побега пролегал как раз под ней.

— Отойди-ка в сторонку! — попросил меня Вартек, и я сделала пару шагов в сторону.

Пока я разглядывала местность, он уже успел закрыть землей наш лаз и сейчас опускал огромный камень на то место, откуда мы вылезли.

— Думаешь, обнаружат? — спросила я.

— Для моего спокойствия, — голем выдернул молоденькое деревце неподалеку и посадил около камня, припорошив лесной трухой и мелкими веточками. Посмотрела и признала — Вартек мастер маскировки. Ни за что бы не сказала, что дерево росло не здесь.

— А эльфы не догадаются, в какую сторону мы направились?

— А у нас только две дороги — либо через владения оборотней, либо через темных эльфов.

— И куда мы? — сглотнув комок в горле, спросила я.

Почему же меня никто не ищет? Неужели, нельзя обнаружить? Где же мой любимый шпион Бакстер? Где же мой ведьмак? Я не хочу идти ни через темных эльфов, ни через оборотней!

— Ну, скорее всего, наши светлые подумают, что мы пойдем через их врагов — темных эльфов, вот мы и пойдем через оборотней, — странная логика, но Вартеку лучше знать.

Я бы с побегом бы точно оплошала...

С одной стороны, отделись я от голема, и, возможно, при поимке мне сохранят голову (о сохранности других частей тела сказать ничего не могу), но с другой стороны — тут был хоть какой-то шанс на свободу. Пусть и призрачный.

Я не знала ни уклада жизни моего спутника, ни истинных целей и причин заточения. Ведьмы Смерти так просто на слово не верят, но так как видела я от Вартека пока только хорошее, а другого плана у меня не было, я с радостью ухватилась за его предложение присоединиться к его друзьям до ближайшего крупного города, из которого я смогу отправиться в академию.

— А нас не могут перехватить по обоим направлениям?

— Отчего же? Могут. Но мы же будем осторожны! — подмигнул мне Вартек.

Наш путь проходил через густой лес. Чудиковатые для меня деревья простирались к самому небу, если смотреть на самую вершину, то начинала кружиться голова. Если бы мне сказали, что бывают деревья, кроны которых уходят в самое небо, я бы не поверила. Несколько любопытных пушистых мордашек мелькнули на ветках, а однажды перед нам выпорхнула красно-оранжевая птица с огненным ореолом. Казалось, что малейшее неловкое движение — и все вокруг вспыхнет красным пламенем.

Ручей, у которого мы должны были присоединиться к друзьям Вартека и его сестре оказался пуст. Нас никто не ждал.

Голем шел дальше мрачнее тучи, утверждая, что без важного повода друзья бы никогда не двинулись с места. Поискав следы их пребывания, они были здесь, но в спешке свернулись и замели следы.

— Неужели, поймали? — пару камней он со злости просто раскрошил.

— Не надо думать о плохом, — пыталась подбодрить я нового друга. — А то это обязательно сбудется. Ты же сам сказал — следы замели.

Ответом мне послужил хмурый взгляд из-под бровей. Вартек переживал за своих друзей и сестру всем сердцем.

— Пойдем другим путем. Их спугнули, а значит, мы можем столкнуться с неприятностями.

Я была согласна с големом, тем более, опыта в таких приключениях у меня не было никакого, зато желания выбраться из лап эльфа — предостаточно.

— Освежиться бы... — тоскливо глядела я на воду. В камере в тазик поступала вода для минимальных водных процедур, поэтому окунуться с головой в прохладный ручей — была мечта дня.

Хорошо хоть платье выглядело вполне прилично. Тот костюмчик, подобранный на Ярмарку кошмаров до сих пор был на мне, а его вид не подчеркивал принадлежность к какому-либо виду. Я с легкостью могла бы быть ведьмой, а могла бы быть оборотнем или магом.

Обтягивающие брючки и туника с длинным рукавом — вот и весь секрет. Всякие украшения и побрякушки с поясами я сняла еще в камере — они раздражали и мешались.

— Не время, тут опасно. Кто бы не спугнул моих, они могут в любой момент вернуться сюда.

Я согласилась и молча потащилась следом за Вартеком. Голод уже сосал под ложечкой, но я не хотела отвлекать просьбой голема. Он т и дело прикладывал руку к земле и закрывал глаза. Говорил, что он так прощупывает местность.

— Заяц... два... — очередной раз приложив руку, Вартек зачем-то упомянул ушастых. — Надеюсь, ты не питаешься одной травкой?

— О, нет, я сейчас бы съела целого ящера!

— Какая ты кровожадная... — пара быстрых движений вперед и в руках голема брыкаются зайцы.

— Я голодная! — с легкой жалостью взглянула на пушистиков, но потом отогнала эти мысли прочь, отвернувшись. Голод, такая штука, когда пушистики могут перестать быть прекрасными созданиями, а стать прекрасным ужином...

— Я думала, ты не ешь мясо, — заметила я, смотря, с каким аппетитом уплетает Вартек жаренного по специальным технологиям в яме зайца. Дыма при приготовлении практически не было, так что мы не боялись, что нас обнаружат.

— Еще скажи, что ты полагала мы питаемся землей, — обгладывая косточку, и закапывая ее в землю, сказал голем.

Я тактично промолчала... Ну не говорить же, что именно так я и думала...

ГЛАВА 15

Утолив голод, мы отправились дальше и шли до самого вечера.

— И где мы будем ночевать? — я осмотрелась вокруг и подняла глаза на могучие кроны деревьев. — Домик на дереве нам не светит...

— Зачем же нам домик на дереве нужен? — пожал плечами земляной голем и устремил обе руки к земле. — У нас и так есть прекрасные апартаменты.

В понимании Вартека прекрасными апартаментами была огромная нора, в которую он притащил веток со странными мягкими листьями, на которых было приятно сидеть.

Умело закрыв вход землей при помощи магии, и оставив несколько отверстий для воздуха, мы остались в полной темноте.

— Страшно? — пытался напугать меня загробным голосом голем.

— Не-е, страшно было, когда за нами ушастые гнались по пятам, а сейчас я уже готова сложить ручки под щечкой и спокойно поспать.

— У, скучная какая, — расстроился из-за упущенной возможности поразвлечься голем. — Тогда буду спать.

— Вот и правильно, — сказала я и легла на спину. Места была достаточно настолько, что Вартек мог спокойно лечь, не задевая меня.

Жалко не видно звездное небо, а то самое время погрустить...

Где же все мои друзья? Почему не находят меня?

Вот ни за что не поверю, что они сложили руки. Тут что-то другое...

В темноте раздавалось мирное посапывание голема, которому, наверное, уже снились прекрасные сны.

Я сейчас была согласна даже на Ништячка Нежданчика, но и он не пришел тогда в тюрьме мне на помощь...

Безнадега...

Не заметила, как уснула, и лишь когда я почувствовала дуновение свежего воздуха, открыла глаза. Вартек как раз открывал проход наружу.

Не успели вылезти, как голем мягко оттолкнул меня назад и сам быстро спрятался обратно в нашем убежище.

Снаружи что-то двигалось и скрежетало, заставляя толпы мурашек бегать по телу. В замкнутом темном пространстве слушать такие звуки были особенно страшно.

У меня уже не попадал зуб на зуб от страха, когда Вартек неожиданно выпрыгнул на поверхность.

— Ну, слава Создателю! — раздалось сверху.

Эй, что там? Я тоже хочу знать!

Но про меня явно забыли...

— Вартек! Я не хочу стать кротом! Вытащи меня отсюда! — и скрежетание прекратилось на мгновение.

— А? Да-да... — отстранено ответил голем и шебуршание продолжилось. — Сейчас.

— Да что там такое?

Я попыталась вылезти сама, но поняла, что это тухлое дело. Позвав еще раз своего нового друга, я, наконец, получила руку помощи.

Оказавшись на поверхности тут же начала жадно оглядываться, а голем одним взмахом руки стер что-то с земли.

— Что это было? — не успела рассмотреть я.

— Сообщение от сестры. Они находятся впереди, ориентировочно, в пяти километрах от нас. За ними идут по пятам, Нателла с ребятами шли всю ночь и только сейчас спрятались в скалах на границе с территорией оборотней.

С одной стороны — новости не плохие. Мы узнали, что с ними все в порядке, но то, что за ними идут по пятам, заставляет оставаться в напряжении.

— Ну, вот, видишь, все не так плохо, что ты такой хмурый? — спросила я у серьезно смотрящего вдаль голема.

Тот явно был в своих мыслях и не услышал меня. Я повторять вопрос не стала, дав Вартеку время на размышление о своем, о големском и молча отлучилась в кустики.

Я уже шла к нашему месту ночевки, когда заметила в десятке метрах от себя эльфийскую спину и замерла. На Вартека готовили облаву...

Хотелось крикнуть, предупредить друга, но я поняла, что только сделаю хуже. Отсюда мне было видно лишь коричневую голову голема, которая блестела на солнце.

Листья в некоторых кустах шевелились, заставляя нервничать и оглядываться по сторонам.

Он на мгновение исчез из поля зрения, и подо мной разверзлась земля. Ну, по крайней мере, мне так показалось.

Я не сразу поняла, в чем дело, оказавшись в небольшой яме. Но когда надо мной частично сомкнулась земля, меня осенило — Вартек меня спрятал.

До меня донесся звук борьбы, хруст веток, и пара стонов. Зажав кулачки, я болела за своего нового друга, но понимала: эльфов много, а он один.

— Ну ты и забралась! — тоненький голосок раздался сверху и я увидела Арри, пролезающую через узкую щель. — Хотя, мне тут определенно нравится!

— Арри! — я загробастала её в объятия и заобнимала.

— Да тихо ты! Тут рядом одного земляного мутузят!

— Сильно? — я даже задержала дыхание в ожидании ответа.

Несмотря на радость от встречи с мышкой, я не хотела, чтобы с големом что-то случилось.

— А, — махнула крылышком Арри, — Нормально, но не профессионально.

И в такт ее ответа до нас донеслись еще пара громких стонов.

— Ты одна или...? — я так соскучилась по своим друзьям, так хотела всех увидеть, что уже готова была наплевать на эльфов и бежать им на встречу.

— Одна я, — вздохнула мышка. — Еле до тебя добралась! Кто тебя блокировал, а?

— Блокировал? — не поняла я, и не удержалась от второго вопроса, терзающего меня. — А остальные?

— Они еще не подоспели. Я же на своих двоих тебя искала. Пока в направлении определялась, настраивалась, а потом эти дурацкие темные эльфы со своими ловушками, чуть крылья там не оставила! Ты, кстати, почему в обратном направлении двигаешься?

— Эм... Ну, Вартек сказал, что тут нас ждать будут меньше всего... — припоминая ответ голема, сказала я.

— То-то я смотрю, это его там в рогалик скручивают? — ехидное выражение на мгновение возникло на мордашке мышки и тут же исчезло. — А ты почему только минут как десять назад блок сняла?

— Да о каком блоке ты все время говоришь?

— О поисковом! Я только тебя в тюрьме нашла — бац, пропала. Рыскала, рыскала, этой ночью, наконец, почувствовала сигнал и со всех крыльев полетела сюда. И опять — бац, пропала поутру. Ребята порталом пришли, разделились, ищем по округе, а ты только сейчас убрала блок...

— Да ничего я не убирала... — отнекивалась я.

И не ставила я никакой блок...

— Вылезай, ведьмочка! — я и не заметила за всеми этими разговорами, что в яме стало значительно светлее.

Внимательные серые глаза голема смотрели на Арри. Неловко повернувшись и протянув мне руку, он завалил комом земли мою бедную мышку и я кинулась ей на помощь.

— Арри!

— Я в пор-р-рядке! А вот этот какашечный сейчас будет нет! — ловко извернувшись, Арри вылетела наружу и ка-а-ак надавала голему по голове.

Техника боя у мышка была на высоте, Вартек даже взвыл.

— Хотел меня закопать? Не выйдет! — орала возмущенно мышка, а я спешила выбраться из ямы.

Отсюда эльфов было не видно и не слышно. Но меня сейчас даже больше заботили не они, а одна бойкая мышка, которая уже обогатилась палочкой и пыталась выколоть глаз.

— Беги, Силия! Этот подлец не давал мне тебя найти!

— Да с чего ты взяла? — пыталась образумить я воинственную крылатую бестию.

— Он меня чуть не прикопал! Заживо!

Терпение голема подошло к концу, и мышка сначала замерла в воздухе, потом зевнула, а после медленно пошла на посадку и засопела под колючим кустом. Хорошо, хоть не оцарапалась!

— Ты её усыпил? — я подняла мышку на руки и потрепала за крылышки. — Нельзя было по-другому?

— Да она бы мне глаз выколола, пока я бы ей объяснил, что случайно её засыпал.

— Она там что-то про блокировку говорила... — я смотрела внимательно на выражение лица Вартека, но у него не дрогнул не один мускул на земляном лице.

— Что? — то ли свалял дурачка, то ли действительно не знал о чем речь голем.

Ладно, прослежу за ним повнимательней, а то мало ли...

А пока дождусь, пока не очнется Арри. Она сообщит о нашем местоположении друзьям и, наконец, это все закончится! Я уже брежу этой идеей...

— Пойдем, тут могут быть и другие, — я хотела было посмотреть на то, что случилось с эльфами, но Вартек настаивал на скором продолжении пути.

Деревья, чьей высотой я восхищалась еще недавно стали порядком раздражать, усталость и нервозность сказывалась не только на мне, но и на големе. Хмурясь, он иногда так сильно пинал какой-нибудь камень, что я вздрагивала, но ничего не спрашивала.

Было ясно, что его планы пошли вкривь и вкось, а попадать под горячую руку я никогда не любила, думаю, как и многие другие.

Изредка трогая маленький носик мышки, я проверяла её состояние. Обычное активное верчение во сне сейчас отсутствовало, заменяя место какой-то искусственно скованности.

— Вартек... Арри в порядке? — беспокоилась за мышку я.

Земляной голем, до этого шедший впереди, стремительно повернулся, и внимательно посмотрел на мышку в моих руках.

— Да спит она, отдыхает, не переживай, — и махнув рукой пошел быстрее, завершая разговор.

С каждым проходящим часом я гадала — куда исчезает привычный мне голем, а появляется неизвестный мне грозный Вартек. Наверное, переживает за своих...

Ближе к закату, когда ноги уже молили о пощаде мы принялись за еду. Еще днем Вартек поймал птицу, но только сейчас мы смогли накормить свои желудки. Голему казалось, что нас постоянно преследуют и висят на хвосте.

Может быть плохо так думать, но в моей голове иногда возникали мысли о том, что сама бы я уже добралась до ближайшего крупного города и оттуда уже подала бы сигнал о помощи друзьям.

Дурацкие мысли, признаю, куда я без гроша в кармане да с незнанием местности...

А еще... Я скучала...

Я так скучала по Дее, по Бакстеру, но больше всех, к своему стыду, я скучала по своему ведьмаку, Грегу...

Я бы отдала половину королевства, конечно, если бы оно у меня было, за одну только возможность перенестись в объятия ведьмака и забыть об этом постоянном беге от эльфов.

Иногда он мне снился, и тогда счастливая, я открывала глаза и на меня обрушивалась вся действительность. Это было ужасно. Осознавать, что эти поцелуи были лишь плодом уставшего мозга, спешившего подарить своей хозяйке несколько мгновений радости.

Нежнейшие, тающие на губах... Да я бы даже поспорила на свои любимые туфельки, что они реальны... Но...

Но все это был всего лишь сон.

А с утра пропала Арри...

Я положила ей рядом со мной, а сейчас её нигде не было. Обыскав весь пяточек вокруг поленки, на которой ночевали, я уже отчаялась найти её безмолвно и решила позвать мышку:

— Арри! — кричала я, а на душе тяжким грузом повисла тревога за летучую шпионку.

— Не кричи! — подскочил ко мне голем, готовый закрыть мне рот ладонью. — Ты хочешь, чтобы нас поймали?

— Арри пропала, — настаивала я.

— Подумаешь, — пожал плечами Вартек. — Очнулась да улетела на охоту. После магического сна всегда просыпаешься голодным, как дикий зверь. Давай заметать следы ночевки и идти дальше, она скоро нас нагонит.

Трудно был поспорить с разумностью его суждений, но червячки сомнения и тревоги уже грызли меня.

Мы вышли на большой тракт, но не вышли на него, а двигались вдоль. Парочка у нас была слишком заметная, чтобы свободно путешествовать по дороге королевства, но и сбиться с пути мы не хотели.

— Сюда! — потянул меня в сторону Вартек, когда вдали показались очертания первого города.

— Да что случилось? — не понимала я.

На мгновение приложив руку к земле, он сама себе кивнул и пошел дальше.

— Пойдем, ты обрадуешься.

— Арри! — предположила я и побежала вперед, чуть ли не сбивая Вартека.

Но чем дальше уходила, тем отчетливей слышала шум воды. Мы вышли к небольшому лесному водопаду.

— Освежись с дороги, а то одежда с помощью твоих заклинаний как новенькая, а сама...

Посмотрев на свои руки вынуждена была согласиться с големом. Все-таки не плохой парень, заботливый.

Брызги попадали мне на лицо, заманивая в свои воды и я поддалась соблазну.

— Вартек... — не знала, как сказать я.

— Я отвернусь, пока со своими попробую связаться.

Голем повернулся спиной и я, не теряя времени, улизнула за куст и скинула одежду.

Как же холодно и как же хорошо! Грязь вцепилась в меня клещами и я с огромным трудом отколупливала её от себя.

Хорошо, что у меня не было зеркала, иначе истерики было не миновать. Судя по ощущениям, на голове у меня было нечто. Нечто ужасное.

У меня уже не попадал зуб на зуб, когда я закончила с водными процедура и смело могла себя назвать чистой ведьмой. Ага, чистой ведьмой с дрожащими синими губами. Красота — страшная сила.

Пока мылась, краем глаза отметила, что Вартеку удалось связаться со своими и он что-то быстро пишет по земле.

Сосредоточенное лицо на мгновение озарилось улыбкой, и я подумала, что новости если и не хорошие, то явно с положительным сдвигом.

'Правильно, приятного должно быть много' — подумала я.

Пока одевалась, с надеждой вглядывалась в просветы между деревьями, ожидая, что скоро услышу шебуршание крыльев. Но нет, тишина леса прерывалась только звуками переписки голема и моим дыханием.

— Готова? — спросил меня Вартек, стирая переписку и поднимаясь на ноги.

— Да, спасибо. А ты? — спросила я, показывая на лесной водопад.

— И я, пожалуй, — кивнул он мне головой. — Далеко не отходи.

— Хорошо, — согласилась я, пытаясь руками расчесать тугие завитки. Но куда там! Они и с расческой-то не слушались, а тут такой примитив, как пятерня.

С сожалением оставила эту затею, когда услышала , что Вартек уже закончил.

Интересно, а он не может размокнуть и раствориться в воде?

Встряхнув головой, отгоняя непрошеные мысли, я заняла свои руки рисунком по земле, пока голем одевался.

— Ну вот, теперь мы как новенькие! — впервые за день лицо голема озарила улыбка, и на душе стало немного легче. Все-таки его плохой настрой меня угнетал.

— Мои в городе. Сейчас пройдем через старые кварталы, а там и до нужной таверны недалеко, — воодушевленно говорил Вартек, идя рядом со мной.

— Что же с Арри? — вопрос, который мучил меня в последнее время, был высказан вслух.

— У мышей хорошая система поиска, как захочет — найдет.

Может, она отправилась за друзьями? — успокаивала я себя. Но, честно говоря, у меня это плохо получалось.

— Это Авилон, первый город оборотней на границе с эльфами, — рассказывал мне земляной голем.

— Тогда я могу прямо отсюда отправить весточку в академию.

— Нет-нет! — поспешно ответил мне Вартек.

— Почему?

— Здесь не очень безопасно.

После его ответа яснее не стало. Я оглянулась по сторонам, старые кварталы с косыми постройками остались позади, а впереди уже маячили шпили городской ратуши.

— Нам сюда, — увел меня в боковой проход голем и провел по узкому переулку.

Я с интересом рассматривала оборотней, а оборотни с интересом рассматривали меня. Иногда жадные взгляды скользили по моему телу, но как только переходили на моего спутника, сразу спотыкались и отводили в сторону.

Хм, прав Вартек, здесь мне не очень безопасно. Если сейчас распрощаюсь с големом, еще не понятно, смогу ли я дождаться помощи от друзей.

Нужная нам таверна носила гордое название 'Лунная дорожка' и имела вполне приличный вид. Недавно смазанные петли лишь скрипнули еле слышно, во всем остальном чувствовался недавний косметический ремонт. Легкий запах краски летал в воздухе.

Заведению явно пытались придать новый вид.

Почему пытались? Да потому что в некоторых местах свежая краска уже начала трескаться, оголяя под собой прошлый слой.

Быстро пройдя к стойке, за которой не только разливали напитки, но и выдавали ключи от номеров, находящихся на втором этаже заведения, Вартек зашептал что-то хозяину, гордо смотрящему поверх голов на зал.

Наверное, спрашивает про друзей.

Громкий топот ног и Вартека буквально сметают в объятиях пара таких же как он земляных големом, вихрем спустившихся с лестницы. Как они только не свернули друг другу что-нибудь для меня так и осталось загадкой...

В этой куче-мале я совсем потеряла нового друга. Эта троица была так похожа, что я засомневалась, смогу ли я найти хоть одно отличие, кроме одежды.

Медвежьи объятия, наконец, прекратились, и Вартек подозвал меня к себе:

— Силия! Познакомься, Картер и Дартес, мои лучшие друзья и сослуживцы, — хлопнул по плечам поочередно обоих големов Вартек.

— Силия! — кивнула я им, подумав, что если бы все дипломаты выглядели так, то вопросы либо не решались совсем, либо решались исключительно быстро.

Мы прошли за столик, и они заговорили, а я все не могла вставить слово. Меня одолевал один вопрос: 'Где же сестра Вартека?'

Улизнув по нужде, я размышляла о том, как же мне послать весточку друзьям и где найти Арри. Возвращалась в заметно пополнившуюся посетителями залу, поэтому бесшумно подошла к нашему столику и подслушала разговор друзей.

Желания обозначать свое присутствие тут же улетучилось, как только я услышала фразу:

— Сегодня вечером? И ему по вкусу рыжеголовые ведьмы?

Занесенная ножка замерла в воздухе и ввернулась на первоначальное место. Маленький рост позволял оставаться невидимой за спинами големов, а выгодно вставший на дороге оборотень, ищущий мелочь в кармане играл мне на руку.

Я навострила ушки и старалась среди сотни звуков таверны не упустить нить разговора.

— ... и тогда мы заберем Нателлу и, наконец-то, вернемся домой.

— Он так просто совершит обмен?

— Думаю, ведьма для него будет лучшим вариантом, чем големша. Если бы не дефицит их женщин, он бы вряд ли пошел на это. А ведьмы им привычней, что ли... Но как вы вообще могли допустить похищение?

— Да ты знаешь, как нам досталось? Во, смотри, видишь какая шишка на голове?! А Дартесу, вообще, чуть голову не раскололи!

Тут оборотень решил сесть, и я срочно припала к полу, как будто выронила что-то, поэтому несколько фраз прошли мимо моих ушей. Когда же я вновь уловила их голоса, то поняла — надо делать ноги, иначе стану разменной монетой.

— Что-то твоя ведьмочка задерживается, — подметил один из друзей Вартека.

— Да мало ли что с дороги, да после местной пищи, — ответил второй.

Пробираясь к выходу, полная расстройства, я чуть ли не бегом вылетела в открытую дверь таверны и постаралась затеряться в толпе.

Меня пару раз дергали за локотки встречные оборотни, но я так зверски на них смотрела, что хватка их слабела от удивления. А мне большего и не надо было.

В голове билась одна мысль: 'Быстрее уйти подальше от Вартека'. Скорее всего, именно он блокировал меня, как и предполагала Арри...

И что он сделал с мышкой?

Уходя все дальше к окраинам города, я думала о том, что невольно в душе ищу оправдания голему. Что он вынужден так поступать, чтобы вызволить сестру. Что так он хороший парень и поддерживал меня в тюрьме. И то, что он спас меня от участи эльфийской невесты тоже немного выбеливало его в моих глазах.

Но неизвестность с Арри черными пятнами зияла на его репутации. Я даже простила в душе этот дурацкий обмен дамами — умудрилась избежать, и ладно. Создатель ему судья.

Моей бедой в городе была огненная шевелюра, поэтому сорвав с веревки одного из окон какую-то черную кофту, обернула её вокруг головы. Получился настоящий кошмар, честно говоря.

Заметавшись по переулку, я наткнулась на еще одну бельевую веревку с явно подростковой одеждой. А, была не была, буду подростком.

Просторные штаны пришлось закатать, рукава рубашки тоже, а грудь, после некоторых размышлений, стянуть. И вот только я соорудила на голове нечто вроде банданы, как долгожданный шелест крыльев пролился медом на мою душу.

— Арри! — мяла я мышку. — Милая моя Арри!

Я так рада была видеть пропажу, что чуть не повредила ей крылышки о избытка чувств.

— Хр-р-р... — и я поняла, что объятия стоит сделать нежнее.

Немного понятая мышка выглядела одновременно радостной и злой.

— Ты убежала? — я кивнула на вопрос и она продолжила: — Дошло, как до старой кобылы, наконец-то! А тебе умная мышь что говорила, а?

Такой отповеди я не ждала, поэтому не могла сейчас вымолвить в ответ хотя бы слово в свою защиту.

— Ух, я так зла! Если бы ты мне под крылышко попалась еще утром, я бы тебе так кудряшки взъерошила — вовек бы не прилизала! — продолжала буянить мышь, а потом села на моё плечо и крепко стиснула крылышками мое лицо.

Воссоединение произошло, на радость нам и на зло всем големам и эльфам.

— Зови ребят! — радостно воскликнула я, думая о том, что маскировалась я зря. Вот сейчас вызовен друзей и будем спасены.

— Я не могу! — сквозь зубы процедила мышка. — Этот твой новый друг мне весь резерв опустошил. Я все утро копила силу на поиск, и о чудо, до ведьмы дошло куда она влезла!

Вступать в полемику я не стала. И без того грустно. Маскировалась я, оказывается, не зря...

Стоило признаться, что шпионка из меня бы не получилась. Арри уже психовала, в который раз делая мне замечание:

— Если уж выдаешь себя за парня, то имей совесть не крутить бедрами! — хорошо, что переулок был пустой, иначе я бы сгорела на месте от стыда.

— Да я и так двигаюсь, как будто палку проглотила! — я защищала себя как могла, но мышка была неумолима в своем растерзании меня на сотни маленьких ведьмочек.

— А волосы ты что сзади не спрятала? Ты хочешь скорой встречи со своим новым другом? — не унималась летучий специалист шпионажа.

— Арри, я вот так была тебя рада видеть... — качала я головой, давая время ей самой додумать, что я имею ввиду.

Мышка приземлилась на какую-то коробку и прикрыла глазки-бусинки.

— Переживаю я, — не открывая глаз, сказала она уже спокойней.

Один черный глаз посмотрел на меня и Арри добавила:

— Хочешь верь, хочешь нет, но у меня чуйка на неприятности! А они сейчас вокруг тебя практически хоровод устроили. Нам теперь разве что взлетать, — махнула она крылом в знак подтверждения.

— Чуйка? — спросила я, и мышка открыла второй глаз и кивнула.

— Я из таких мест свои крылышки уносила благодаря ей, да и у в академии осталась тоже только из-за неё.

— Это нам спасибо твоей 'чуйке' сказать? — нервно засмеялась я, чувствуя, как напряжение немного спало. Правильно говорят: 'Смехотерапия — лучший антидепрессант'.

— Можно! Только давай ты уже заправишь волосы под эту страшную тряпку, и мы пойдем!

Упрямые кудряшки то и дело выбивались из под самодельной банданы, назло мышиному контролю. У них было свое мнение по поводу моего образа.

Мелкими перебежками мы продвигались к окраинам города. Сначала Арри высовывала свой носик из-за угла, а потом я догоняла её, ступая следом за летевшей мышкой. От моего любезно предоставленного плеча она отказалась.

Как бы я не старалась ступать тише, шум гравия под ногами резал слух. Мне казалось, что нас услышат и тут же обнаружат. Но шум города поглощал звуки нашего побега, давая возможность беглянкам скрыться. Оборотни на пацаненка обращали внимания не больше чем на мышку, и когда нам пришлось выйти на хорошо освещенную улицу у нас не возникло никаких проблем.

Когда до леса, окружавшего город, стало рукой подать, мои плечи сами собой расправились.

Город оставался позади, а что делать дальше мы так и не придумали. — Арри, как дела с твоим резервом? — надежда во мне всегда жила своей жизнью.

— Отлично! — пожала плечами мышка. — Резерв отдельно, я отдельно. Наверное, она имеет ввиду, что он до сих пор пуст. Уточнять не стала, мышка и без того издергалась.

Она то и дело вылетала вперед и прощупывала наш будущий путь или возвращалась назад и следила, чтобы за нами не было хвоста. Боюсь, этой ночью Арри будет спать как убитая.

Вот уже не подумала бы, что она такая наседка!

ГЛАВА 16

По настоянию Арри мы выбирали дерево для ночевки.

Конечно! Ей-то хорошо! Крылышками помахала и на веточке...

А я как бы не махала, как бы не пыталась захватиться за кору — ничего не выходило. Мой рекорд — метра два над землей по стволу. А у этих деревьев — исполинов крона стремилась к звездам. Куда там ведьмочке?

Поохав над тем, что не дает же Создатель крылья всем подряд, мышка полетела на разведку более подходящего места для сна.

Ну и что вы думаете? Она пещерку нашла? Или еще что получше?

Нет! Эта упрямая мышь все-таки затащила меня на дерево! Хоть и самое маленькое в округе...

— Арри, после этого ты мне просто обязана рассказать все свои секреты, — запыхавшись, как после урока физподготовки в академии, когда кентавр гонял нас по десятому кругу, я требовала компенсации. Хоть какой-нибудь!

— Только один! — мышь преспокойненько висела на ветке вниз головой и зевала.

— Вот только попробуй заснуть! — пригрозила я ей. — Расскажи лучше сказку на ночь о том, как волшебная мышка оказалась в академии и почему осталась.

— Надоело работать на дядю, — сорвав листочек с веточки, все так же вниз головой, Арри попыталась его разжевать но тут же начала отплевываться: — Фу, ни и гадость же.

— На дядю гадость работать? — подколола я её.

— И это тоже, — согласилась со мной летучая шпионка. — У меня тогда был выбор: остаться и быть послушной девочкой не знающей печали или уйти в вольной плаванье и ни в чем себе не отказывать — ни в голоде ни в холоде...

— Ты выбрала второе? — уточнила я.

— Не совсем... — вздохнула Арри. — Я как раз была на очередном задании, когда меня этот демоняка мелкий поймал! Не мог даже отличить обычных мышей от волшебных!

Возмущенно висеть вниз головой было неудобно, поэтому мышка слетела ко мне на ногу.

— Нет, ты представляешь, зарядил по всем заклинанием и собрал как яблоки с земли! А ленточка чего стоила?!

Мышка закипела.

Я осторожно погладила ей по спинке, как любил Бакстер и Арри стала немного расслабляться и спускать пар:

— Я тогда почти улетела, но тут у вас очередная заварушка началась, а мне интересно стало, чем дело закончится. Да и какая уважающая себя мышка такую любовь пропустит?

— Это ты про Бакстера?

Арри фыркнула, гордо подняв мордочку вверх:

— Бакстер... Да разве это любовь, когда он сам в себе разобраться не может?

— Ну, может, его надо к этому потихоньку подвести... — намекала я. — К осознанию...

— Да я его как только не подводила, а в итоге, знаешь что?

— Что? — замерла в ожидании я.

За Бакстера я переживала всей душой. Этот летучий негодник стал таким родным, что я поймала себя на мысли, что чтобы сейчас мне не сказала мышка, он у нас самый замечательный.

— Что или я бросаю свои шпионские игры и сижу, развлекаю деток в его коричневом носочке, либо у нас ничего не выйдет! — мышка, кажется, даже вспотела от напряжения, пока в сердцах говорила эту фразу.

— А ты разве не этого добивалась? Он же признался в чувствах, а для Бакстера это, поверь, подвиг. Вот так просто, не в стихах на стене, а прямо сказать как есть... — внутри все клокотало, даже не пойму от чего. У них тут такие страсти, а я все пропустила.

— Вот-вот! И я ей о том же! — приземлился Бакстер на вторую ногу и сжав зубки серьезно посмотрел на Арри. Я бы сказала, даже с легкой злостью... или раздражением.. кто этих мышей поймет.

— Да что ты знаешь?! Ты будешь летать по шкафам, а я, значит, мышек расти?! — уперла крылышки в бока Арри.

— Да с чего ты взяла, что мне другие шкафы нужны? Мне носка хватит! Главное — с тобой!

Тут мы разом, и я, и Арри, вздохнули и разомлели... Я совсем, а Арри немного...

И только потом до меня дошло...

Бакстер!!!

И не успела я открыть рот...

— Друг, вот с женщинами так всегда, то ей семью подавай, а как 'на, держи', так дай свободу! — две руки обхватили меня вокруг талии и перетащили на соседнюю ветку. — Тебе тоже нужна свобода, милая?

Я смотрела в шоколадные глаза, которые в свете звезд казались практически черными и летела в бездну.

Не радость поглощала меня. Другое. То, чему я сейчас не могла дать название. Как будто возвращаешься в свою комнату в родительском доме. Обволакивающий уют и внутреннее спокойствие...

Где-то рядом мышки выясняли отношения, но мне было уже все равно, кто и в чьем носке будет жить. Перед моими глаза была черная дыра, которая поглощала меня без остатка.

Руки стиснули меня крепче и я обвила шею. Просто, без слов, без гляделок, мне сейчас хотелось раствориться в нем.

Я так скучала. Говорили мои объятия.

Я так скучал. Говорили его губы.

Иногда до боли, до хруста костей, Грег сминал меня в объятиях, но я не жаловалась. Я боялась, что открою глаза и пойму, что это все сон. А мы с Арри до сих пор на дереве и до сих пор одни.

Но когда мы полетели вниз, а Грег с помощью левитирующего заклинания остановил наш полет, я поняла — такой встряски во сне не бывает.

И с двойным пылом отвечала на объятия ведьмака.

— Эй!

Да что нам 'эй'!

— Э-э-эй!

Да к лешему 'э-э-эй', у меня тут встреча века!

— Ну имейте совесть, ребята! Мы уже все решили, надо идти! — оказывается, это Бакстер с Арри поделил свои носочки и теперь готовы к бою... К какому именно бою лично у меня не оставалось сомнений. Летучий мышь довольно цепко держал за лапку Арри и нетерпеливо сверлил взглядом Грега.

— У тебя после эльфов хватит силы на портал? — спросил он ведьмака.

— Обижаешь! — хмыкнул Грег, а потом достал из кармана пару амулетов. — Но у меня в любом случае есть второй вариант!

Ну кто бы сомневался... Папочкина школа, как сейчас бы сказала бы Дея!

— Так-так-так, а что там было про эльфов? — в сознании как факел вспыхнуло ненавистное теперь слово. Наверное, я заработала аллергию на ушастых...

— Силия, не спорю, обстановочка тут очень даже ничего, романтичная, но дома-то лучше... — и улыбнулся так, что мои уголки губ невольно поползли вверх, и я согласилась. Ух уж эти шоколадные глаза! Когда он так на меня смотрит и улыбается, я могу согласиться на многое...

Вот так мы и вошли в портал — две парочки, одна парящая на крылья любви, а одна просто летающая. Ну да, ну да, это я себя выгодно осветила, согласна, но как без этого?..

Я, честно говоря, думала, что мы окажемся в доме у Деи. Ну не знаю почему... Может, привыкла, что у нас там главпункт...

Но нет, незнакомая обстановка и множество полуготовых талисманов однозначно свидетельствовали о том, что мы сейчас находимся в доме ведьмака.

— Это твой дом?

— Я его снимаю.

А я и не знала... Никогда не спрашивала его о том, живет ли он в общежитии или нет. Но корила я себя за невнимательность недолго. Любопытство как всегда требовало своего удовлетворения.

Бакстер потребовал раковину, апеллируя тем, что от него эльфийским духом пахнет.

— Дайте мне полотенце! — не прошло и минуты, раздалось требование из ванны.

А я только собралась оторваться от поцелуев и пораспрашивать моего ведьмака на предмет эльфийских разборок.

Грег с неохотой отпустил меня и достал ручное полотенце и понес Бакстеру.

— Да мне этим только нос подтереть! Жалко нормальное дать?

— Бакстер, а тебе никто не говорил про завышенное самомнение?

— Не было такого! И дай мышу вытереться нормально!

Очередной хлопок дверцей и волшебный мышь стал обладателем пушистого большого полотенца. При желании в него можно было десятка два таких завернуть, но что Бакстеру! Душу поэта необъять...

Что там какие-то полотенчики...

— Грег, — начала я, как только ведьмак зашел в комнату, — почему Бакстер постоянно говорит об эльфах?

— Как бы этот белобрысый не пытался запутать следы, от наших семейных поисковых амулетов не скроется ничего. Правда, пришлось такими тропами пробираться, но...

— Силька! Ты знаешь, он меня вымотал! Вперед да вперед, ни нормальное еды, ни остановки, все бегом! — Бакстер отбросил полотенчико в сторону и завалился на диван. — Я так устал, Арри, дорогая, погладь мне крылышки...

— Ха! — фыркнула мышь. — Вот еще! Я сама, знаешь ли, тоже не отдыхала.

Но, вопреки своим словам, приземлилась рядом и начала поглаживать одного наглого крылатого.

— Так он меня не порталом выкрал? — уточнила я.

— Если бы все было так просто! — воскликнул Грег. — Мы бы давно отследили остаточный след портала и были бы на месте!

— Во-во! А ты знаешь что такое лететь на ящере? У меня чуть крылышки не вывернулись!

— А зачем вы летели на ящере? — вырвалось у меня.

— Амулет вел по вашему пути, шагнуть порталом нельзя, иначе поисковая нить оборвется. Она нас довела до тюрьмы, а потом ты пропала. Мы с ног сбились, думая, что эльфы нас обманывают...

— Си-и-илька, мы там такой бедлам навели! — потянулся всем тельцем Бакстер, а потом очень довольно добавил: — Мы теперь с ведьмаком персоны нон грата у эльфов, о как! Слышала, как зву-у-учит! Нон грата!

Мы все разом посмотрели на гордого собой мыша. Удивительно, даже грудь вперед выпятил, приняв важный вид. Массаж спины был забыт и герой ждал своего признания.

Грег притянул меня к себе и зарылся пальцами в мои кудри. Бандану я потеряла еще на дереве, поэтому сейчас ничего не мешало ведьмаку.

— И как же тебе удалось убежать? Да так, что тебя ни один амулет, который я на тебя настраивал не мог почувствовать?

— Голем, — не сказала — плюнула Арри. — Это все его рук дело!

— Какой еще голем? — заглянул мне в глаза Грег.

— Он мне помог с побегом, — ответила я, чувствуя неудобство. Как будто сбежала с големом на романтическое свидание, а не из тюрьмы.

— Уж не тогда ли, когда я практически тебя спас? — пронзительный взгляд ведьмака заставлял меня нервничать.

— А я знала? А почему, кстати, Арри отдельно, а ты с Бакстером отдельно? А что Дея с Крисом?

— Хм, — хмыкнул Бакстер.

— Хм, — хмыкнул Грег.

Такое слаженное 'хм' мне определенно не нравилось. Что-то в этом таилось загадочное...

— Ты что-то знаешь? — спросила я у Арри.

Мышка сделала подозрительно хитрую мордашку и кивнула:

— Знаю, кажется... Я раньше них улетела, но кое-что уловила...

— Почему раньше? — не могла не задать вопрос я. — И что уловила?

— Раньше из-за этой мышиной морды! А уловила одну новость... — мышка посмотрела на Грега и спросила у него: — Ведь я права, все подтвердилось?

Грег широко улыбнулся, вспоминая что-то и смотря в никуда.

— Подтвердилось.

Я посмотрела на Бакстера и заметила, как он втихаря смахивает маленькую слезку с мордочки.

— Бакстер... — я начала переживать, что же там за новости такие.

Он шмыгнул носиком и гордо поднял подбородочек:

— М-м-м?

— Что произошло?

— Я так молод, — сказал он и замолчал, пытаясь справиться с эмоциями.

Переглянулась с веселой Арри и совершенно запуталась в своих предположениях.

Он заболел? Или кто-то другой заболел? Что-то с Деей? Или с Крисом? Или с дедой? А причем здесь мышиная молодость?

— У нашей компании намечается пополнение! — с улыбкой сообщил мне Грег, а я посмотрела на животик мышки. Почему-то она мне пришла на ум в первую очередь.

— Да не я! — отмахнулась т моего взгляда Арри. — Это Дея в обмороки шлепается!

— Что? — испугалась я за подругу. — В обмороки?

А потом до меня дошла новость целиком:

— П-п-пополнении?

— Ага! Дейка как узнала, что тебя украли, так в обморок шлепнулась, представляешь? Демон чуть не поседел! — рассказывала Арри, а я присела на диванчик, для верности. — Я тогда с этим летучим осликом поспорила, что тебя первая найду, и, кстати, выиграла!

Вот спорщики, мышь весь в хозяйку.

— А с Дейкой все хорошо? — беспокоилась я за подругу. Со здоровьем у нее все было отлично.

— Переволновалась просто! — махнул рукой ведьмак. — Там за её здоровьем лично деда следит!

— Следит? — знала я, чем внимание деда может быть чревато, залечит внучку или вообще постельный режим организует...

Методы-то у него резкие.

Бакстер раздумал предаваться меланхолии и вскочил на ножки и начал вдохновенно:

— Да ты что! Деда примчался, думал с Дейкой что, а как её увидел, на месте замер как вкопанный! — изображал деда мышь, встав по стойке смирно. — А потом молча развернулся и опустошил весь винный погреб демона.

— Ушел в ночь, со всем содержимым, ты хотел сказать. Потом вернулся, сказал, что Дея поставила на себе во-о-от такой крест и ушел опять. А на следующее утро сам выбрал комнату для будущего ребенка и с похмелья плел самые заправские чары защиты. И ему было все равно, что демон настаивал на другой спальне для малыша. В общем, им сейчас там весело. Дейка рвалась к тебе, но Крис не пустил, а дед его впервые поддержал.

— У-у-у, надо выручать подругу с этого мужского царства! — решила я.

Интересно, что у неё будет с учебой?

А у меня? Может, я уже и не адептка...

— Грег... — протянула я умоляюще.

Теплота его глаз, напоминающих горячий шоколад, плавило мое сердце. Он без слов понял, что я хочу ему сказать.

— Может, ты сначала хоть перекусишь, ванну примешь... — начал он перечислять прекрасные для слуха вещи, но я не могла расслабиться, пока своими глазами не увидела бы Дейку. — Практически ночь на дворе...

Забота с его стороны была приятной, и я, чтобы не обидеть ведьмака, легко поцеловала его в губы и сделала умоляющие глаза.

Редко прибегаю к этому приему, но сейчас захотелось. Правда, приемчик у меня был неотточен, поэтому уголки губ у ведьмака подозрительно подрагивали. Он взял мою руку, поднес к губам, вызывая легкую дрожь от его дыхания:

— Сначала — еда! — запечатлев поцелуй на пульсирующей вене, он твердо посмотрел мне в глаза: — Я настаиваю. У тебя и так кожа да кости остались.

Я хотела было возразить, но тут Арри присела мне на плечо и недвусмысленно начала мне пыхтеть в ухо. В этом пыхтении различались фразы: 'Голодна, как тигр', 'Еда, Силия! Ты забыла это слово?' и 'Лапки откину!'. Аккомпанементом ей заурчал мой живот и мы просто были обречены на поздний ужин.

Правда, что я, что мышка, разделались с ним за пять минут. Все-таки я приуменьшила роль еды в жизни ведьмы....

Бакстер с Грегом явно питались лучше во время моих поисков, поэтому сделав круглые глаза на мою пустую тарелку и мисочку Арри и подложили нам еще. При этом Бакстер так забавно тайком подкладывал из своей тарелки самую вкусняшку мышке, что я еле сдерживала смех.

Когда мы покончили с едой и собрались перемещаться, Грег предупредил, что мы окажемся у ворот академии.

— А почему не у домика Криса? — поинтересовалась я.

— Да теперь там не дом, а крепость! Эти фанатики запретили порталы напрямую делать, теперь только в обход, — пояснил мне Грег.

— А ты не знаешь, я не вылетела еще из академии? — неприятный вопрос, но я все-таки отважилась его задать, хоть и скривилась, в ожидании ответа.

Но как бы не храбрилась, понимала — к положительном ответу я не была готова.

— Нет, ты что! — я выдохнула. — Мы предупредили ректора, тем более в твоем похищении замешан один из магистров... — а потом ведьмак с хитринкой посмотрел мне в глаза и предложил: — Я бы на твоем месте еще компенсации потребовал!

Компенсации! Мама бы точно потребовала! Надеюсь, родители не в курсе похищения! Иначе меня ждет скандал, а эльфа — скандалище!

Мама, конечно, воспитанная дама, но когда дело касается её ребенка — она просто звереет...

— А мои... Мои родители... — озвучить свой вопрос до конца так и не смогла, и ведьмак меня выручил.

— Не в курсе, — обняв меня за плечо и притянув к себе он шепнул мне на ушко: — Мы с отцом постарались и создали твою иллюзию, когда мама пыталась с тобой связаться.

Ой-ёй-ёй! Мне же за все это время даже в голову не пришло, что в академии не кому будет ответить на еженедельный мамин звонок по магсвязи и тогда — 'труба'...

Обычно адептов вызывали в приемную к ректору, где секретарь с утра получала заявку от родственников и соединяла по магсвязи в определенное время. Самостоятельные звонки, передающие голос и изображение, были под силу только очень сильным магам. Они закачивали энергию и чары в подходящий артефакт, а потом им могли пользоваться все. Вещь безумно дорогая, поэтому на всю академию была всего одна. И родителям разрешалось звонить не чаще раза в неделю и не более двух минут. Иначе бы это была не приемная, а переговорный пункт.

Мама следовала своему графику исправно — раз в неделю я разговаривала с дорогой родительницей, и лишь последний месяц она чуть ослабила контроль и связывалась чуть реже. Раз в восемь дней.

Сказала — дает свободу, как я и хотела. Я смеялась, но соглашалась, что это невиданная роскошь.

Воспоминания о маме с папой подняло настроение, а фантазия подкинула картинки, как полупрозрачная я молча киваю на наставления родительницы.

— И что, она поверила? — допрашивала я Грега. — Неужели, ничего не заподозрила?

— Обижаешь! Мы такую иллюзию в паре создали! Даже Дея поверила! — заверил меня ведьмак. — Ты даже пару фраз сказала!

— Говорящая иллюзия? — не поверила я. — Это же невозможно!

— Правильно! Не говорящая, а с амулетом. Мы настроили искажение голоса и она заговорила ну очень похоже на тебя... — довольная улыбка и огонек в глазах завораживали, но не мешали мысленно поставить галочку — с таким лучше дружить, а то мало ли...

— Да когда вы все успели? — поражалась я.

— Для тебя, дорогая, я носился быстрее молнии! — браво ответил ведьмак, а Бакстер пшикнул. Это он себя считал главным героем и лавры отдавать не хотел.

И только он хотел отстоять свой статус, как ведьмак открыл портал и мы ушли в него. Мышкам ничего не оставалось, как влететь следом...

— Даже не выслушают! Ведьмы!.. — ворчал в спину волшебный мышь.

***

Родная академия!

Как же я скучала!

Никакие гигантские деревья не сравнятся с каменными стенами, увитыми плющом. Никакие огненные птицы не победят в сравнении с нашими академическими юркими пичужками.

Нет ничего роднее места, где тебе хорошо. А мне хорошо здесь, в академии, среди друзей. Даже дома я не чувствовала себя так комфортно. Будто бы закутываешься в любимое детское одеяльце. Необъяснимо чувство заполненности, целостности разливается внутри.

Сейчас я была цельной...

С любимым за руку мы шли навестить мою лучшую подругу. Интересно, кто у них будет, мальчик или девочка?

Представив себе, как будет опекать демон свою дочку, заранее её посочувствовала. Сыночка же он, как мне кажется, будет гонять по полной программе, делая из него настоящего мужчину...

Даже не знаю, за кого болеть...

А, пусть будет как будет, все равно, от того, что я тут подумаю ничего не измениться!

Еще одна мысль вспыхнула в сознании и я поспешила задать вопрос. А то когда доберемся до домика будет не до этого.

— Грег, расскажи, а что там с Аурелианом.

Ведьмак нервно дернул головой и сжал челюсть. Бакстер, летящий рядом с Арри, тут же нашел лазейку для геройства:

— Силия, ты бы видела, как я его сделал! — махал крылышками в немыслимых 'па' великий храбрец. — Грег, конечно, тоже помог, но я последний узелочек та-а-ак мастерски завязал! Он, наверное, до сих пор не выпутался!

Вопросительно заглянула в глаза ведьмака.

— Магистр захотел обдумать свое поведение в катакомбах на западе, говорят, обстановка способствует...

— Но как? Вы же от эльфов? — припомнила я.

— Силька, да ты знаешь сколько у него прибамбасов в этих амулетах? — Бакстер показал коготком на Грега. — Тьма! Он даже силу на порталы потом не тратил. Как только запаковали — так отправили по координатам ушастого! Класс!

Вдохновение охватило мыша, и он пару раз покружился в воздухе.

— У тебя слабость к блондинам? — спросила я ведьмака, припоминая нашу общажную транспортировку эльфа к Этне в виде подарочка.

— К нему у меня особенные чувства, — проникновенно ответил Грег, запечатлев на моих губах поцелуй.

Домик демона с момента моего исчезновения ничуть не изменился.

Так я думала до того момента, пока не шагнула на крыльцо. Точнее — попыталась шагнуть.

— А, чуть не забыл! — хлопнул себя по лбу ведьмак.

— Что такое? — нога просто не могла касаться ступени, как будто скатываясь. Из чистого упрямства я раз десять попыталась взять штурмом, а потом изворотливостью — но все зря. Ни моя магия, ни моя сила здесь была не в цене.

— Все? — спросил Грег, когда я, пыхтя от злости, пыталась испепелить ступеньки взглядом. Наверное, долгий плен сказался на мне, раз я не смогла сразу сложить два плюс два. Интересное положение Деи и невозможность попасть в дом.

— Все! — ответила я, в ожидании разгадки замерла на месте.

— Бакстер, слетай, у тебя доступ есть, позови деду, — ведьмак попросил мышку об услуге.

Ну, конечно! Кто же еще?!

Но дверь нам открыл Крис. Очень раздраженный Крис.

Правда, он оттаял, когда увидел меня и по-дружески сжал в объятьях и поздравил с возвращением.

— В ад, — добавил он и прошептал надо мной какое-то заклинание допуска.

А я с предвкушением вошла внутрь. Ну а какая ведьма не любит мистику?

Внутри все было как прежде. Мебель стояла на своих местах. Целая.

С интересом вертела головой по сторонам, но с моего места был не очень хороший обзор.

Я сделала шаг вперед с придверного коврика, и меня обдало белым дымом с макушки до пят.

— Стерильно, — сообщил голос откуда-то сверху, и следом за мной этой экзекуции подверглись все.

Бакстера и Арри дымной струей практически пригвоздило к полу, если бы не Грег, то волшебным созданиям пришлось бы несладко.

— Старый черт! — ругнулся Бакстер, а потом зажал лапками рот и завертел глазами. — Надеюсь, он меня не слышал?

— Слышал-слышал! — подтвердил голос пожилого ведьмака и мышь икнул. — Но сделал вид, что это эффект долгого отсутствия. Ничего, мышь, я тебя научу, как в семье себя вести надо!

Бакстер громко сглотнул и взлетел, сделав вид, что очень занят разведкой обстановки. Арри отряхнула крылышки и с обидой стрельнула глазами на женишка. Сразу стало ясно, что мышка ему это припомнит...

— Как Дея? — спросила я у демон, как только суматоха улеглась, и потом добавила тихо: — К ней можно, или это совсем клинический случай?

— Деда в запале, но не в таком! — у ведьмака не смотря на возраст со слухом проблем не было, что он и доказал. — Давай уже, беги, чтобы пятки сверкали, а то внучка уже извелась вся!

Ну а я и была рада засверкать пяточками в направлении хозяйской спальни. Уверена — Дейка там. Уж что-то, но из спальни переезд супруги демон не переживет. Или деда...

Тут я даже не берусь делать ставки... 

ГЛАВА 17

Тихо отворила дверь, боясь разбудить подругу, если бы она спала и остановилась, любуясь.

Ведьма.

Настоящая ведьма никогда себе не изменит, в каком бы интересном положении бы она не находилась.

Сразу стало понятно, откуда Бакстер многого набрался...

В кучку около двери были собраны все охранные амулеты, ловушки для насланных кошмаров, и даже флакончик с вангаломым маслом, отгоняющее нечисть.

Русвус, очищающее воздух дерево стояло в углу, как будто наказанное. Камни с Озера Надежд, увлажняющие воздух, были закрыты в банке и поставлены к русвусу.

Живописными фигурками животных и нелюдей был изрезан журнал о здоровом питании.

Дея стояла у небольшого столика и выливала в вазу для цветов питательные коктейли, чьей палитре бы обзавидовалась сама радуга. Судя по всему, подругу решили просто запичкать ими...

На прикроватной тумбочке стояли знакомые пузырьки. Дело Дейкиных силы и рук я узнаю из тысячи. 'Отгоняющие бомбочки', как мы их называли, при попадании в человека растворялись в воздухе, но вызывали жгучее желание уйти из этого места.

Довели. Я бы тоже не выдержала, наверное. И судя по мешочкам с травками — линия защиты скоро перерастет в линию атаки...

— Дея... — подруга повернулась, усиленно сделав глубокую морщинку между бровей, а потом радостно откинула полупустой стакан в сторону.

Наши объятия произошли под радостный звон бокала и топот ног.

— Занято! — крикнула я.

Ну и что, что ни к месту. Зато действенно. К нам никто не вошел.

Душа друг друга в объятиях, мы начали рассказывать друг другу все-все. Как, что, когда, зачем и прочую очень важную ерунду. Серьезные вещи затрагивать не хотелось. Да ну их!

— Дейка, только не говори мне, что тебя не выпускают из комнаты... — начала я.

— Пусть только попробуют! — воинственно взмахнула кулачком ведьма Жизни. — Я и так выходные дома просидела, и все из-за одного чиха!

— У-у-у, серьезно... — посочувствовала я подруге. — Слушай! — осенило меня. — А что-то сестрицу-то не видно.

Вот тут лицо подруги озарила поистине демоническая улыбка. Понабралась, ведьма...

— Так-так-так, я хочу знать! — тут же сказала я.

Метнув на меня взгляд хитрой лисицы, Дейка как веер замахала рукой и закатив глаза, сказала:

— Беременным так вредно нервничать...

И мы обе покатились со смеху. Чтобы выставить мопсиху с хозяйкой из дому все средства были хороши!

Проболтав полночи и пульнув пару раз Дейкиными заготовками в пытающих напомнить нам о времени мужчин, мы разошлись с первыми лучами рассвета.

— Что-то я устала... — дорога до общежития казалось очень длинной. Если бы не ведьмак, я бы плюнула на все и заснула на одной из парковых скамеек.

— Болтушки! Как будто завтрашнего дня на разговоры не будет! — потом посмотрел на небо и исправился: — Точнее, сегодняшнего.

— Я знаю деду! — важно заметила я. — А ты — нет. Всякое может быть.

Ведьмак добродушно пожал плечами и остальную дорогу мы просто наслаждались обществом друг друга.

Сладкие, полные предрассветной неги поцелуи — и я уже сплю на своей кроватке в общежитии...

Новый день принес новые хлопоты: поход к ректору и потерянные два часа доклада о моих злоключениях, быстрый забег по преподавателям и я стала 'счастливой' обладательницей стопки пропущенного материала.

Нет, быть похищенной невестой — совсем невесело!

Возможно, в середине года это все меня бы миновало. Но учебный год подходил к завершению и экзамены висели у адептов на носу.

Дейка выторговала себя свободу под самыми страшными угрозами и ей её дали. Точнее, сделали вид, что дали. Деда столько на ней заклинаний навешал, что ей можно было смело идти тараном на врага — и ничего бы ей не было.

Демон уже рычал от неуёмного родственника, и Дейка переживала за их отношения.

— С ума сошла? — мы сидели за столом с подругой и пытались переварить весь заданный материал. Хоть занятия Дейка не пропускала, но её внимательность оставляла желать лучшего. — Эти двое себя в обиду не дадут. Ты помнишь дедовскую проверку?

— Такое забудешь... — помрачнела подруга.

— Ну и что, остался там кто-то бедненьким-несчастненьким?

— Бедненьким — нет, а вот выбешеным — это да.

— Ничего, я уверена, скоро Крис придумает выход из ситуации. Он у тебя находчивый!

— Ага! Только бы это случилось пораньше! — в сердцах взмолилась подруга.

— Хм. — прищурила я глаза и откинула со лба непослушные кудряшки. — А что нам мешает поспособствовать душевному спокойствию деды?

— Опасно... — протянула подруга, но её глаза уже загорелись.

Я согласно кивнула, и мы поняли — проказе быть.

Хватит уже тиранить ведьму!

Вот решили, и сразу на душе полегчало, а Дейка, так вообще, казалось, воодушевилась до кончиков пальцев.

— Надо ему такую головную боль найти, чтобы он не знал, куда он нее деваться и думать забыл про то, как внучке жизнь усложнять.

— То есть ты говоришь о женщине, — предположила я.

— Ну конечно, о ком же еще!

Действительно, головная боль у мужчин бывает одна...

***

— Не-е-ет... — протянула неверяще я.

— Да-а-а... — кивала головой Дейка.

— Ну она же... — попыталась подобрать слова я.

— То что надо! Для деда только самое лучшее!

— Хм... И как ты собираешься все это провернуть?

— Столкну лбами! — выдала Дея, и видя, что мои глаза так и не потеряли круглую форму, пояснила: — Оброню, что видела что-то похожее на цветущий асириус за теплицами у заброшенного сарая...

— Так... А дальше? Если они туда в разное время придут?

— Не придут! Он же распускается в полночь, и как пить дать — оба к этому времени уже будут сидеть в засаде.

— А там правда асириус растет? — так как у того сарая я была давно, а в нашей академии случается всякое, то допускала, что редкий цветок мог спокойно там вырасти.

— Не знаю, — пожала плечами подруга. — По крайней мере что-то очень похожее на него я как-то видела. Но мы гуляли там с Крисом и мне было совсем не до редчайших цветков.

— У-у-у, ведьма, — пристыдила я Дейку. — Асириус на демона променяла.

Ведьма Жизни вздохнула и кивнула. Что есть то есть.

— А мы откуда будем следить? — любопытно же.

— Ты что? Они нас сразу же засекут! И тогда их внимание сосредоточится на том, как бы задать нам трепку, а не на том, как увести у конкурента из под носа цветок.

— А если поругаются? — испугалась я.

— Обязательно поругаются! — подтвердила подруга.

— Ну тогда весь наш план летит к лешему!

— Ничего подобного! Самое то для начала отношений! — с видом знатока кивала головой подруга.

Ну ладно, поверю на слово... Своего деда она-то лучше знает.

Грег прислал магвесточку, что сегодня помогает отцу в сборах. Норман был оставался здесь все это время и пытался обойти деда и пообщаться с Деей. А для деда было делом чести вставлять ему палки в колеса, к их обоюдному удовольствию.

— И как, ты все-таки встречалась с Норманом? — спросила я у подруги.

— Да... Только это так... странно. Понимаешь... — мялась подруга. — Вроде и не чужой, получается... Не могу к нему относится по-другому, нежели как к забавному дальнему родственнику...

Я кивнула, понимая чувства подруги. Упущенное время было не вернуть.

Разошлись мы сегодня рано. Устали быстро обе — я от количества изученного материала, а Дейка от постоянных заглядываний к нам демона.

Освободился рано, а теперь спокойно ведьмочкам поболтать не дает!

Утро ласковыми лучами солнца грело кожу, а на столике меня ждал очередной сюрприз от моего ведьмака. Пузырек с восстанавливающим силы отваром мгновенно зарядил меня бодростью и преисполнил благодарностью к дарителю. Такого рода внимание было намного приятней самых красивых украшений.

В аудиторию зашел Тишмаэль и в помещении повисла звенящая тишина, разрываемая звуком шагов по паркету. Размножиться на копии желающих не было, а у нас сегодня на вечер уже была продумана программа, поэтому мы тоже не привлекали внимания.

Долгое отсутствие сказалось на моих знаниях — темы ускакали вперед, поэтому я старалась уловить весь материал. Интересная подача не компенсировала вредный нрав преподавателя, который и сегодня сказался на паре нерадивых адептов.

— Мне кажется... — наклонилась к моему уху Дея. — ...Он пытается куда-то переманить Криса.

Загадочно блестя зелеными глазами, она прожигала дырку в спине преподавателя.

— С чего ты взяла? — вроде бы тихо спросила я, но попугай обернулся вполоборота и метнул в нашу сторону парочку подозрительных взглядов.

Дейка показала глазами на него и приложила палец к губам.

Ясно, наверное, тут же поставил 'прослушку' на нас, пернатый!

.

Занятие пролетели сегодня на удивление быстро. Поймала себя на мысли, что соскучилась по учебе. Рано мне еще в невестах ходить, наверное. По крайней мере, в эльфийских.

— Так что там с Крисом и Тишкой? — уменьшить имя терзающего наши умы несколько часов подряд преподавателя было незазорно. С ведьминской точки зрения.

Дейка оглянулась по сторонам и скривила губы в сторону.

— Его разноцветные перышки стали часто мелькать рядом с Крисом. А еще... я как то совершенно случайно... — ну конечно, случайно, как же еще, — услышала...

— М-м-м?

— Он его пытается втянуть в какое-то дельце. Постоянно протирает свои штанишки рядом с Гидеоном и под разными предлогами проныривает в дом.

Подозрительно. Что замышляет этот разноцветный? И что ему надо от демона?

— Проследим? — предложила я.

— Опять засядем в шкафу с желтыми труселями? — безнадежно спросила Дейка. — Или нас ждет комната полосатых носков?

— Надеюсь, у него все не так запущенно...

Нам оставалось на это только надеяться. Ну а пока у нас задача номер один. 'Деда'.

— Так, давай, как договорились: я к деду, ты к Деворджилле.

Кивнув, подбросила сумку на плече и решительно зашагала к нужному кабинету. Немного взъерошив и без того непослушные кудри, я сделала самое испуганное выражение лица, на которое была способна и постучала в личный кабинет профессора по зелеварению.

— Да? — раздалось с той стороны двери и я робко протиснулась в приоткрывшуюся магией дверь.

— Профессор... — начала я.

— Что случилось? — сразу почуяла неладное Деворджилла.

Несмотря на то, что должность декана ведьминского факультета занимал демон, все ведьмочки всегда первым делом обращались к ней — ведьма ведьму всегда поймет. Поэтому у профессора, несмотря на нелегкий характер было повышенное чувство ответственности за своих адептов. Да и к слову сказать, она была очень недовольна назначением Кристобальта на занимаемую должность и втайне считала себя самой подходящей кандидатурой.

— Только Вы сможете помочь...и то не знаю... — рисунок на паркете елочкой мозолил глаза мне примерно с полминуты,, пока терпение Деворджиллы не лопнуло.

— Ну? — только и спросила она. — Силия, что произошло?

— Понимаете... — шмыгнула носом я. Звук получился е по программе тихим, но повторять попытки не стоило, а то моя игра была бы на лицо. — Я вчера гуляла у сарая...

— У сарая? — переспросила меня женщина. Непопулярность маршрута и меня бы ввела в заблуждение, но я продолжала:

— Да, мне хотелось немного побыть одной...

— Понимаю... — протянула она. Терпение женщины подходило к концу, и её длинные ногти стали постукивать по поверхности стола в нервном ритме.

Так, надо ускоряться:

— Я задумалась и споткнулась, а руку обожгло. — я продемонстрировала ей руку с закатанным рукавом ученического платья и стук ногтей прекратился.

Мы с Дейкой старались сделать все как можно правдоподобней. Это болтать у Тишмаэля было чревато, но никто не говорил про подстольную деятельность.

А уж там мы с подругой развернулись по полной. Теперь мою руку украшал временный ожог, наложенный заклинанием, в форме пяти лучей. Дейка сказала, что именно такой и оставляет асириус. И не одна порядочная ведьма его не упустит.

— Теперь не знаю, что делать? Это опасно? — прикинулась дурочкой я, но Деворджилла уже меня не слышала. Как в тумане она махнула рукой, медленно поднялась к шкафчику и достала оттуда пузырек с мазью.

Глаза хищно блестели из под черных ресниц, пока она рассматривала мою руку, якобы залечивая мазью ожог.

Мазь ореолом желтела на коже, очерчивая ожог, а потом профессор быстро замазала и середину круга, скрыв 'ожог' от глаз.

— Ничего страшного! — махнула рукой она и опять посмотрела на мою руку.

Рыбка клюнула. Надеюсь, у Дейки тоже все прошло нормально.

Цветок асириуса увеличивал свойства любого зелья в десятки раз, поэтому мы были уверены — что деда, что профессор своего не упустят. В мире, где можно было купить практически любой цветок, асириус был настоящей жемчужиной, так редко попадающей на рынок.

Дверь личного кабинета закрылась за моей спиной, и за ней раздался звук шагающих туда-сюда туфелек. Нетерпение было на лицо.

— У тебя такое лицо, будто бы ты обманула дракона и стащила всю его сокровищницу... — раздался шепот справа.

Шоколадные глаза изучали мое лицо еще пару секунд, а потом губы накрыл нетерпеливый поцелуй.

Мне кажется, или с каждым днем ведьмак все наглее и наглее?

Определенно, мне это нравится!

— Я почти это сделала, — согласилась я с ним.

— М-м-м? — его глаза гипнотизировали мои губы, и я уже сама забыла о чем я.

Как же мне мало этих урывков, этих минуток на двоих. Мне нужны часы, я жадная!

У старших курсов сейчас шли выпускные экзамены, поэтому времени на поцелуи был катастрофически мало...

— До встречи... — мягкий поцелуй в губы и долгий взгляд.

И сердечко так болезненно сжимается. Он отошел только на шаг, а я уже тоскую...

Только сейчас начала понимать подругу, которая со всех ног после занятий бежала к Крису. Эта болезнь оказалась заразной...

Легонько ущипнула себя за ладонь, приводя в чувство. Нужно было еще многое успеть сделать до вечерней вылазки. Пропустить встречу века я не могла себе позволить. Осталось только уговорить на это подругу...

***

И что вы думаете в итоге?

В итоге мы сидим вчетвером в засаде под прикрытием демона и ждем. Пальцы Грега по спине вызывают дрожь, а приближающаяся полночь заставляет с предвкушением выглядывать из засады.

— Леший, деда точно нас почувствует! — шептала в панике Дейка. — Нам тогда так всем достанется...

— Ты во мне сомневаешься, дорогая? — густая темна бровь Криса поползла вверх и подруга тут же уверовала в демоническую силу. Ну, по крайней мере, демон в это поверил.

— Вы не можете без приключений, да? — спросил Грег.

— О, друг, ты даже представляешь насколько! — подхватил любимую тему демон. Все его попытки перевоспитать ведьмочку увенчались провалом, и лишь одно интересное положение могло хоть немного притормозить подругу. — Я знаю способ, слушай!

Демон только собрался было просвещать ведьмака во все тайны приручения ведьмы, как случилось сразу несколько вещей: замерцал портал у теплицы, а с противоположной стороны раздался треск сучьев. И это не считая четырех ладошек, готовых быстренько закрыть рот демону.

— Спорим, вон там, — показала пальцем в сторону звуков трескавшихся под ногами сучьев Дея, — Деворджилла.

— Никто и не спорит! — поднял руки вверх демон. — Твой дед и правда любитель порталов!

— Кто бы говорил, — передразнила его жена, и тот с обожанием посмотрел на неё. Незаметно для себя Дейка начала немного меняться, осмелела и подначивала по-доброму мужа. Боюсь, такими темпами скоро возьмет пример со свекрови...

Повисшая тишина заставила и нас притихнуть. Демон уверял, что звуковой полог что надо, но рисковать и портить себе представление никто не хотел.

Грег повесил на нас амулеты невидимости и только тогда мы немного успокоились. С дедой никогда не мешает перестраховаться!

Этот самый цветок — виновник встречи на самом деле оказался асириусом. У Криса руки чесались его срезать, но мы не дали ему сорвать операцию.

— Когда он откроется, лепестки должны немного светится, — рассказывал нам демон. Он был уверен в подлинности цветка и без его открытия, мы же до последнего сомневались.

Оба, и Деворджилла, и деда явились на место за несколько минут до полуночи.

Мы затаились, затаились и они. Меня с Дейкой почему-то пробивало на смех, но под строгими взглядами Криса и Грега немного поубавили веселье.

Полночь. Полная луна прекрасно освещает покосившейся сарай с дверью на одной петле. Желтое кружево, затемненное тенью деревьев стелется по земле. И коралловые лепестки, светящиеся мягким цветом на фоне сарая.

От нашей компании раздался удивленный 'ух', с двух сторон не раздалось ни звука. Противники оценивали силы друг друга. То, что они поняли, что ни одни никто и не сомневался. Нас, вроде, не рассекретили, и то ладно.

Две вспышки портала прямо у цветка и характерный звук стука лбами.

— Ай, — потерла за деда лоб подруга.

— Мда... это больно... — скривилась я за Деворджиллу.

Но эти двое даже не обратили внимание на набирающие размеры шишки на лбу друг друга. Асириус. Вот их главная цель.

Резкие смазанные движения, ворох травы вокруг, запыхавшиеся ведьмак и ведьма...и нетронутый цветок.

— Почему он все еще стоит? — не поняла я. Судя по их движениям, они его раз сто сорвали бы уже...

Довольный смешок раздался со стороны демона и мы дружно посмотрели в сторону жутко довольного Криса.

— Что?! Ну должен же я внести свою лепту!

— Сними купол! — зашипела Дея. — Пока они не сообразили!

Демон шутливо вздохнув мазнул рукой.

И как раз в тот момент, когда деда со злости второй раз замахивался на купол ногой.

Тьма... Тьма так красиво рассеивалась, пока коралловые лепестки опускались на землю, кружась в воздухе...

— Старый осел! — огласила местность Деворджилла, и бросилась на колени, собирая драгоценные лепестки! — Сумасшедший!

Старый ведьмак рассеяно присел рядом с женщиной и посмотрел ей в лицо. На его раскрытую ладонь плавно опустился один из лепестков и он перевел взгляд на свою руку. Мгновение. И он протягивает его расстроенной до злых слез ведьме...

Дейка нервно заерзала, испытывая неудобство из-за подглядывания за собственным дедом, но мы все дружно на ней шикнули. Тут же самое оно...

Желтое волшебное марево, коралловые брызги лепестков... И двое на коленях у старого сарая...

Ладонь женщины сжала лепестки, она посмотрела прямо в глаза пожилому ведьмаку... И рассыпала прахом над его головой редчайшие лепестки асириуса...

Вызов. Определенно. Несомненно. Точно он.

Мы замерли, как мышки, и лишь смотрели широко открытыми глазами вперед.

Склонив голову набок, Деворджилла медленно отряхнула свои руки, а на лице деда заиграла такая коварная улыбка, что Дейка сглотнула.

— Капец, — подвела итог она.

— Ага... — согласилась я с ней.

Крис с Грегом понимающе переглянулись между собой и усмехнулись.

Тронутые сединой волосы ведьмака теперь светились в темноте. Проведя рукой по лицу, деда понял, что приятно мерцает в темноте и посмотрел на остатки асириуса, прищурив глаза.

Щелчок пальцев, пара пассов, шепот... Деворджилла не ожидала такой подставы... Светящаяся пыль перенеслась на её лоб и сложилась в шесть букв.

— Как дети малые, — закрыв рот рукой, шептала Дея.- Ужас!

А я во все глаза смотрела на светящееся под темной челкой Деворджиллы слово 'КУРИЦА'.

Она его убьет. Ни одна ведьма такого не спустит.

Наши мужчины сжали кулачки за деда и напряглись. Уж кому, как не им знать, на что способны ведьмы в гневе...

Но Деворджилла ничего не заметила! Она так увлеклась триумфом своей победы, что подумала — ведьмак просто убрал остатки лепестков и все.

Ох, и недооценила она деда.

Гордо сказав ему что-то на прощание, она открыла портал и исчезла.

А деда упер руки в бока и победно улыбнулся:

— Ну как я её, а?

Упс, похоже, нас засекли...

***

— Думаю, у нас все получилось! — шепнула мне на следующий день подруга. — Деда все утро продумывал план мести с таким довольным видом...

— Мести? — подобралась я. — Что я пропустила?

— Деворджилла послала ответный подарочек деду — он встал с разноцветной шевелюрой и надписью 'ПЕТУХ' на лбу.

— Ты шутишь? — не поверила я.

— Неа, я же говорила — детский сад, первая ведьмаковская группа.

— И что, о теперь такой... эффектный? — подобрала правильное слово я.

— Не, полюбовался минут десять от силы и убрал все это безобразие.

— Ну а что с контролем?

— Да он вчера даже сигналку на дом свою фирменную поставить забыл! — громко шепнула мне подруга и на нас остановился грозный взгляд ректора.

— Силия, Вы сейчас должны нагонять материал, а не упражнять язык, — сделал он мне замечание.

Вот везет Дейке! Ей из-за Криса даже замечание не делают...

Тоскливо вздохнула, а потом улыбнулась. Цель достигнута, а это главное. Пусть хоть на время, но подруга вздохнет спокойно.

Довольно переглянулись с подругой и принялись грызть гранит науки. Все-таки экзамены за нас никто не сдаст, а проказы вместо них не засчитают... 

ГЛАВА 18

Колонны книг действовали на меня удручающе...

Вещи в шкафу радовали аккуратными стопками и были собраны по цвету, пыль выметена даже с самых дальних углов вручную, и никак иначе, а люстра блестела кристальной чистотой.

В общем, не осталось ни одного дела, которое бы могло оторвать меня от подготовки к экзаменам. Обидно...

Все самое интересное я давно выучила и провела практические занятия. Осталась сухая нудная теория по смертельным проклятиям.

Сидеть на стуле сегодня было особенно неудобно, жажда мучила постоянно, а чай подходил к концу. Первая тема была открыта и, бросив внимательный взгляд по сторонам, я принялась за зубрежку.

Но вместо букв у меня постоянно всплывало лицо одного молодого ведьмака. Я уже заговор от навящивых мыслей читала, зелье сосредоточенности сварила — все насмарку.

Часы улетели в пустоту, знания — в трубу, а ведьмак остался. И теперь самым наглым образом стучался в дверь.

— Доучилась! — ругала я себя. — Дозубрилась!

Но после повторного стука в дверь пошла проверить. И точно.

Стоит мой мучитель за дверью и улыбается. Вот совести совсем нет!

— Я не вовремя? — заглядывая мне за спину, спросил Грег, и улыбка превратилась из открытой в натянутую.

— Проходи, видение! — с неохотой я села за 'любимый' талмуд.

— Нет. Так не пойдет! — выдернул меня из-за стола ведьмак и крепко поцеловал. Оторвался на секунду, легкое дыхание коснулось моих губ: — Привет...

И я растаяла. В печь эти смертельные проклятия, так сдам!

Опыта в любовных делах у меня было на единичку. Если считать поцелуи.

Не удивительно, что все мое чувство ответственности осталось сидеть на стуле, а я летала в объятиях своего мужчины.

Иногда его напористость меня пугала. Он смотрел в мои глаза и все понимал. Сбавлял давление и я снова чувствовала себя с ним свободно. Я бы даже сказала — комфортно.

Он был такой мой... Теплый.

С ним эта кладезь смертельных проклятий в виде книги оказалась вполне посильной. По крошке, по шагу, он так доступно преподносил мне всю информацию, что к ночи я была уверена — сдам.

.

Утро выдалось нервным и пролетело незаметно. Беготня, круговерть, экзамен — все краски дня мелькали перед глазами. Даже с Дейкой и то один раз увиделись. В коридоре. Она бежала сдавать с ведьмами Жизни профильный экзамен, а я свой.

Заметив за ней Гидеона, возвышающегося словно гора на фоне адептов, заподозрила неладное, но времени выяснять не оставалось. Я уже как минуту должна была быть в кабинете.

Кто-то грыз ногти, кто-то нервно теребил волосы, кто-то был деланно равнодушен. Моя же ножка не знала покоя и нервно отстукивала дробь по полу.

Смелые пошли вперед, но я была не настолько безрассудной. Да-да, именно так, и дело было не в трусости, нет-нет!

Я считаю это аналитическим подходом к делу. Профессор утомится, будет спешить домой, и я пойду штурмовать просторы моря знаний.

Но расчет не удался...

Из меня вытряхнули все, что я знала, и даже то, что я и не подозревала, что знаю...

Из кабинета я не вышла — вылетела! И еще несколько минут не могла поверить, что все это закончилось. Все остальные экзамены — пушинки. Дуну — и улетят. А этот висел на моей шее камнем...

— Не пойму по твоему виду, тебя можно поздравить или отправить обратно? — шепот на ушко заставил меня подпрыгнуть.

— Грег! У меня чуть душа не выпрыгнула!

— Я бы её поймал! — руки сомкнулись на моей талии и ушко защекотало от невесомого поцелуя. — Так что, сдала?

Чувствую счастье даже кончиками ног, я кивнула, плавясь под шоколадным взором любимых глаз.

Не правду говорят, что любовь помеха учебе. Уверена, без Грега я бы через этот экзамен не прошла!

.

Дейка ворвалась ко мне в комнату легким ветерком. Гидеон зашел следом, и свободного места в комнате стало в разы меньше.

— Я сдала! — кружилась по комнате Дея. — Ты представляешь, ходить на экзамены с Гидеоном крайне выгодно!

— Да? — не поверила я.

Подруга улыбнулась и кивнула, а Гидеон старался удержать самое серьезное выражение лица, но дрогнувшие уголки губ выдали его с головой. Пожил с нами и всю невозмутимость растерял! Как теперь в книгу возвращаться будет?

Хотя, он туда и не торопится.

— Да! Профессорша так увлеченно его рассматривала, что даже не обратила внимание на тот бред, что я несла! — счастливо лепетала подруга.

А потом, обратившись к Гидеону, добавила:

— И наш друг не подкачал, подмигивал исправно, чем вводил в краску Магнолию!

До прихода подруги я сортировала травы на столе, заготавливая сборы для завтрашнего практического экзамена у Деворджиллы. Дея подошла к столу и скривила нос, пожаловавшись:

— Даже смотреть на них не могу...

Печаль на мгновение охватила подругу, но потом она спугнула её шальной улыбкой:

— Надо высказать демону своё 'Фи'.

Что там у них за 'Фи' я не стала уточнять, говорила же вам, опыта у меня в любовных делах маловато, но идейки были.

— Гидеон, — обратилась я к мужчине, облокотившегося на наш шкаф, как на небольшой комодик, — у тебя новое задание?

И показала глазами на подругу. Дейка в ответ фыркнула и пояснила:

— Крис куда-то с самого утра уехал с попугаем, — нахмурилась ведьма Жизни, — вот я теперь и хожу с бесплатным приложением 'Сдай экзамен на отлично не открывая учебник!'

— Ты даже не учила? — удивилась я.

Подруга любовью к знаниям никогда не страдала. Она скорее сто зелий сварит, чем одну формулу на зубок выучит. Вот и накануне экзамена себе не изменила.

— На связи надеешься? — пошутила над ней я.

— Не без этого, — бесстыдно признала подруга.

Гидеон тоскливо вздохнул, поняв, что он здесь надолго.

— А ведьмак будет? — с надеждой спросил он.

— Нет, — игривое настроение сразу вернулось к своему уровню 'нормальненько'. — У него выездная практика на вечер. Леший знает зачем, только...

Теперь тоскливо вздохнули уже мы оба. Одна Дейка, напевая веселенькую мелодию, наливала всем чай.

— Что слышно про деда? — посматривая на темно-серые тучи, спросила я за столом.

Дейка оживленно вытянулась и довольно потерла ладошки, протягивая руки к печенькам:

— Пыхтит как паровоз от злости... — хрум-хрум... — Никогда бы не подумала, что наблюдать за злющим дедой будет так забавно!

Гидеон пожал плечами:

— Это только тогда, когда он злиться не на тебя.

И задумчиво посмотрел на стену. Неужели и он успел на себе испытать гнев деда?

— Так из-за чего пыхтит-то? — я, конечно, не думала, что Деворджилла оставит все как есть, все-таки ведьма...

— Представляешь, после петушиного раскраса он был так впечатлен, что подкинул Деворджилле десяток самых бешеных петухов. Сам выбирал. На птичьем рынке.

Я не удержалась и хихикнула, представив, как дед проверял на злобность эту живность. Птичий рынок такое не забудет, я уверена, чтобы это не было...

— Домой?

— Ага, её домик находится в конце нашей улицы. Деда саморучно все провернул, специально магически натоптав, чтобы у неё даже сомнений не возникло в личности заботливой особы.

— Ох, может мы это зря затеяли... — задумалась я. — Они что-то с таким рвением за войнушку взялись...

— Ты что?! — всплеснула руками подруга. — Да они уже застоялись! Поверь, они получают от этого удовольствие!

— Хм, своеобразное, наверное...

— Вот увидишь, через неделю они уже миловаться будут!

— Ну не знаю... — меня одолевали сомнения. И еще я боялась за сохранность академии. Как никак, нам в ней еще несколько лет учиться...

Это если они уже сейчас на петухов перешли,, что же дальше будет. А деда сейчас что готовит? Великую мстю?

— Дей, а ты не знаешь, он что ей в ответ припас?

— Не знаю, — сразу пригорюнилась подруга. — Я только в лабораторию нос сунула, как он меня тут же оттуда выставил...

А потом с улыбкой добавила:

— Зато теперь только периодически справляется о самочувствии и никаких фанатичных поползновений!

Не согласиться с полезностью нашей затеи было сложно. Чокнувшись чашечками с чаем за мирное и любовное решение конфликта, мы закусили это дело булочками с маком и были вполне довольны...

Хорошее пищеварение способствует осуществлению надежд, знаете ли. Я в этом уверена!

***

— Не могу поверить чуду! — удивлялась я. — Утро, учеба, ты вовремя и со мной!

Дейка, пнув камешек, с обидой посмотрела по сторонам и сказала:

— Демонюка треклятый! — это заявления тут же заставило меня полностью сосредоточится на подруге. — Обещал еще вчера вернуться!

— И? — я обернулась в поисках вчерашнего спутника подруги, но Гидеона не было видно. Так-так-так...

— И, и... И ничего... Магвесточку прислал: 'Буду завтра. Целую'. И все!

— А ты больше из-за чего злишься? Из-за краткого сообщения или того, что он не вернулся вовремя?

Гордо вздернутый подбородок Дейки уже говорил о многом. С таким подбородком мы всегда шли на самые каверзные вылазки.

— У него точно что-то там интересное происходит и без меня!

— Ну ты прям как Бакстер! — пошутила я, сразу вспомнила расписанные стихами в приступе тоски обои. Надеюсь, Дейка до этого не дойдет. А если и дойдет, боюсь, текст будет нецензурным...

— А ты знаешь куда они отправились?

Быстрый шаг ведьмы Жизни прерывался, когда она особенно крепко задумывалась над волнующей темой, поэтому она не сразу услышала мой вопрос. Пришлось повторить еще дважды.

— А?.. — повернулась она ко мне, и по её взгляду я поняла, что она была далеко-далеко. — Нет, ни слова, ни зацепки.

— Так-так-так... Сунула нос в документы? — не верила своим ушам я. Глаза тоже упорно подсказывали — так и было.

— Конечно! — Совести у подруги не было, поэтому она её не отягощала. Но, если честно признаться, я бы тоже обязательно нос сунула. — Сорвался, ничего толком не объяснил, а я сиди-гадай. Ну уж нет...

— И что? — деловито спросила я. — Там есть что стоящее?

Заинтересованный взгляд подруги остановился на мне и один уголок губ пополз вверх:

— Ты же увлекалась шифровкой?

— О нет! Мне твой демон все кудряшки повыдергивает! — закрутила головой по сторонам я. — Пусть мы с ними и не очень ладим, но я к ним привыкла...

— Не переживай, я тебя в обиду не дам! Скажу — все сама. А в моем положении причуды положены. Я бы даже сказала — обязательны!

В руках помимо моей воли появился легкий зуд. Кончики пальцев кололо от желания добраться до документиков. Там же столько интересного!

А если зашифровали — значит, документик-то важный. А если важный — значит, мы просто обязаны сунуть туда свои ведьминские носы!

Решено! Быстренько все сдаем и вперед! Навстречу таинственному!

.

Личный кабинет в доме Криса был по-детски беззащитен. Его владелец явно не думал о необычайном интересе обитателей дома к рабочим бумагам и свято надеялся на случай.

Случай такой безалаберности не прощал...

Спустя полчаса и сотни бесполезных бумажек наш энтузиазм поутих. Мы старательно подкидывали дрова в огонь любопытства с помощью предположений, но они были откровенно сырыми...

С шифровкой я разобралась довольно быстро, но ничего интересно мы так и не смогли напереводить... Отчеты о деятельности декана, плановые наброски и тому подобные неинтересности. Создавалось ощущение, что демон зашифровывает все это из-за скуки.

Дейка от досады крутанулась на стуле и её острый локоток попал по деревянному узору на торце стола. Узор сразу отвалился, и пока мы пытались вернуть его на место, не сразу заметили сюрприз...

— Ого! — зеленые глаза Дейки сверкали с одной стороны стола, а мои с другой. А между нами на деревянном пьедистальчике шевелилось что-то похожее на жилки. С ветвистыми кончиками, желтых, красных и оранжевых цветов, они извивались в стеклянном тубусе и вызывали чувство, балансирующее между брезгливостью и чудом, страхом и любопытством.

Наши протянутые руки замерли в сантиметре от стекла в нерешительности. Как бы нас не зачаровывало содержимое, чувство самосохранения было сильнее...

— Я так и знала, что он что-то от меня скрывает! Ну не может демон быть таким хорошим!

— Ты знаешь, что это? — я дотронулась кончиком пальца до стекла и тут же жилка припала к стенке и начала конвульсивно извиваться. — Б-р-р!

— Я не знаю, что это за мерзость, но по-моему, оно голодное, — скривилась подруга.

Я опять приложила руку к стеклу и тут уже все жилки припали к поверхности. Мне показалось, или я вижу маленькие рты?

— Гадость! — вынесла вердикт я.

Дея сморщила нос и кивнула, полностью соглашаясь с моим мнением.

Бумаги сразу перестали быть центром нашего внимания. Мы даже помяли ненароком парочку. Надеюсь, демон не заметит? А если и заметит, то не сильно обидится?

— Смотри, тут еще кое-что есть! — воскликнула Дейка, показывая на что-то со своей стороны.

Быстренько обогнув стол, я заметила то, о чем говорила подруга. В деревянный постамент были вставлены колбочки. Черные крышки еле заметно торчали из дерева, а сама колбочка была глубоко спрятана внутрь. Потянув за одну из них, мы поняли — с зельями.

Жилки стали вести себя активнее: кишащая масса напоминала комок разноцветных ниток, постоянно меняющий палитру цвета.

— Корм? — предположила я.

— Похоже... — протянула подруга.

— Не могу припомнить, кто же из сущностей питается зельями. А это явно оно, а не простой травяной отвар... — ведьм с этим было не обмануть.

— Тогда что мы ждем? Давай попробуем?

— Ты предлагаешь их накормить?

— Так точно!

— А если с ними что-то не то случится? — мало ли, окочурятся и всё...

— Тогда мы узорчик на место поставим, и как бы ни причем! — развела руками Дея.

Сомнение плескалось в моих глазах, но эта ведьминская жажда экспериментов! Неудержимая, невозможная. Рука ведьмы Жизни сама собой открывает крышку тубуса, а рука ведьмы Смерти выливает туда зелье...

Тоненькая струйка не успевает коснуться дна. Еще на полпути на неё набрасываются эти создания и от содержимого пузырька не остается ни капли.

— Обжоры! — возмутилась Дейка. — Их не прокормишь!

— Беспокоишься о лишних ртах? — подмигнула я подруге. Хотя и самой было немного не по себе от аппетита этих существ.

Жилки забирались друг на друга, пытались добраться до верха и мы одновременно потянулись к подкреплению. Лично мне в голову пришла мысль, что если мы их не накормим, то они впьявятся в нас. Судя по скорости, с которой Дейка вылила туда добавку — у неё в голове пронеслось нечто похожее.

— И закручивай эту мерзость! — я протянула крышку.

Ведьма Жизни ловко прервала пиршество неизвестных созданий и быстренько закрыла им выход в мир.

— Я теперь спать спокойно не смогу... — сказала она, но все равно с интересом следила за движениями за стеклом.

— Раньше же спала, и теперь будешь, — пожала плечами я, не сводя глаз с жилок.

А они на глазах отрастили по еще одному ответвлению и стали еще больше.

— Упс... — прошептала подруга. — И что это мы вырастили?

— Относись к этому как к домашнему животному, — после секундной паузы сказала я. — А вот меня больше интересует состав зелья...

Зеленые глаза подруги тут же пытливо уставились на оставшиеся колбочки. Вытянув одну, она повертела ей в руках и даже понюхала:

— Подозрительно знакомо... — протянула она.

Я взяла из её рук пузырек и тоже принюхалась.

— Точно! По запаху напоминает энергетические зелья!

Дейка полезла под стол, куда выронила отпавший фрагмент узора и через минуту оттуда высунулась её довольная голова.

— Вставляем на место, убираем эту гадость и в лабораторию!

Идея пришлась мне по вкусу. А то точно не заснем. И совсем не из-за подвижной ненасытной находки, а из-за нераскрытого секрета...

— Я так и знал! — раздалось от окна. — Опять все самое интересное и опять без меня!

От сердечного удара нас спасло только одно — иммунитет к выходкам Бакстера. Иначе мы бы уже давно украшали коврик своими бессознательными телами...

Нет-нет, не из-за плохого здоровья! От демона спасаться же как-то надо!

Но сегодня нам повезло. Мы сразу вспомнили, что надо торопиться, иначе все наши самые неприятные мысли воплотятся в реальность.

Бакстер быстренько сунув свой носик во все и ничего не поняв, летел первым в лабораторию. На лету он сочинял песенки про одну очень несчастную мышь, забытую ведьмами и брошенную на произвол судьбы. Произвол судьбы к нам не присоединился. Бакстер говорит, что Арри спит, ибо сегодня он геройствовал.

Уточнять где именно не решились. Хватит с нас на сегодня. Нам бы с зельями разобраться...

Бакстер уже топтался у двери лаборатории, изнывая от нетерпения.

— Наконец-то, хоть какая-то движуха... — приговаривал при этом он.

Переглянулись с Дейкой, скрывая улыбки. Все-таки летучий мышь не мог без приключений. Они ему были жизненно необходимы!

— А можно я посмотрю? Первым? — Бакстер подлетел к аппарату и тут же начал откручивать винтик.

— Ты его сейчас сломаешь, а мне потом попадет! — Дейка быстро отвела в сторону лапки мыша.

— Тебе демон все простит, а я когда еще сюда доберусь? — нашелся мышь и уже полетел к другому аппарату, чтобы попытаться загнуть трубочку в другую сторону.

Жажда деятельности давно не находила выхода и мышь не знал покоя.

— Силька, а у меня теперь аура такая... — загадочно произнес Бакстер, заглядывая в одну из колбочек. — Я теперь очумительно удачлив!

— Да ты что? — между делом спросила я. А сама уже во все глаза рассматривала лабораторное оборудование демона. Вздохи и охи Деи были оправданы, да еще как!

— Это то, о чем я думаю? — даже дыхание сперло. Не верю...

— Ага! — гордо кивнула головой Дейка и тут же подлетела ко мне.

На столике стояла мечта любой ведьмы — автоматический аппарат для зелий.

— Ты бы слышала, что по поводу его говорит деда... — закатила глаза к потолку подруга.

— Ха, вот точно он ему не по нраву! — заявила я.

— Более того! 'Бездушный аппарат просто не способен на результат!' — заявил он. Мне кажется, что 'старое' из деда даже пинцетом не вытащишь!

Бакстер пролетел над нами, вставив и свое слово:

— Мне, между прочим, тоже творческий процесс нравится больше! Творишь, вытворяешь!

— Да, Бакстер, конечно! В аппарат-то не плюнешь! — припомнила я ему.

— Ой, не на-а-адо! Я все как надо сделал! Без меня Дейка с демоном не сошлась бы! — гордо тыкнул себя коготком в грудь Бакстер.

Подруга вздохнула, согласилась, что весь мир только на летучем мыше и держится и подошла к нужному нам агрегату. Тот блестел трубами, переливался колбами и вообще, способствовал исследовательскому настроению.

— Так-так-так, капаем, нажимаем и-и-и... смотрим... — склонилась над магдисплеем подруга. Пропустить результат я не могла, Бакстер тоже, поэтому мы всей троицей склонились в ожидании результата.

Он не заставил себя ждать...

— Кто-то говорил, что он очумительно удачлив, да? — спросила замершая Дейка.

— ..., — испуганно закивал Бакстер, показывая крохотный амулетик, добротно сворованный из лавки отца Грега. — Так и было...

А в дверях, смотря на нас черными омутами глаз, стоял демон. Нет, он был не злой. Крис не сводил внимательного взгляда с зелья в руках Деи.

— Э-не-р-р-ге-т-и... — Бакстер решил, что жизненно важно срочно прочитать результат, а то нерадивые ведьмочки все исследование насмарку пустят. А он-то тут, готовый во всем помочь и быстренько смотаться, взмахнув крылышками.

Мы с Дейкой одновременно скосили глаза на дисплей и быстренько перевели их обратно на демона, мило улыбнувшись. По крайней мере, задача ставилась именно такая, но судя по всему — получилось у нас не очень.

— Больше не уеду, — качал головой демон. — Оставил на сутки — и на тебе...

— Вот-вот! — тут же подхватила подруга. — Правильно! С собой брать надо было!

Наглость всегда шла в пару с подругой и частенько выручала её. Поэтому ловко обогнув стол, на котором и проводилось наше великое исследование, она подошла к мужу и потянулась вверх, подставив губы для поцелуя.

По пути она сунула пузырек в руки Бакстеру, а тот завалил всю операцию, не удержав ношу.

Стеклянный сосуд упал на пол и звон битого стекла на мгновение заставил всех замереть.

— Даже на шпиончиков не тянете, — Крис, притянув к себе Дею, громко чмокнул её в щеку, и, оставив недовольную жену, опустился у разбитого пузырька.

— Ну что, мне их теперь по всему дому собирать, ил есть вероятность, что еще не все разбежались? — спросил он почему-то меня. Даже не по себе стало. Вроде шкодничали все, а спрос с меня.

Притянув к себе Бакстера, я решила, что отвечать будем оба. Так веселее и не обидней, в конце концов.

Мышь пикнул, но был остановлен моим предупреждающим взглядом.

— Крис, твои ... даже не знаю кто это... на месте.

— Ты хочешь сказать, в тайнике, в кабинете. В котором тебе и делать было нечего.

Да-а-а, а вот тут он очень ошибался... — подумала я.

Дейка скептически подняла брови и демон хохотнул:

— Понял-понял! Хочешь сказать — сам виноват!

Подруга удивилась, она-то подумала другое, но мудро решила промолчать. Если хочет думать так — пусть думает.

— Пошли, — демон встал с корочек и пошел в сторону двери. А мы не двинулись с места.

— У меня дела, — пикнул Бакстер.

Он больше всех переживал за сохранность шкурки. Его лапки сжимали амулет, а сам он уже передумал вырываться у меня из рук.

Крис посмотрел на мыша, и мне даже показалось, что в его взгляде проскочило что-то помимо легкой насмешки. Так смотрят на маленького, но очень милого ребенка...

— А, ну тогда, конечно, лети! Просто думал, тут всем интересна ваша находка...

Копошение в моих руках тут же прекратилось. Мышь затаился, замер, а потом подпрыгнул:

— Ой, забыл, у меня же перенеслось все на завтра! А сегодня я абсолютно свободен! — глазки-бусинки пытливо уставились на демона, а лапки разжали амулетик. Все. Герой был опять на коне.

— Я же говорил — я очумительно удачлив! Со мной не пропадете! — взмахнул он крыльями и полетел вслед за вышедшим демоном.

Дейка выдохнула и прошептала:

— Все-таки злиться...

— Ничего... — прошептала я в ответ.

И две ведьмочки пошли вслед за очумительно удачливым мышом.

ГЛАВА 19

Крис вошел в кабинет, стремительно крутанул узор на столе и стеклянный тубус выехал на всеобщее обозрение. Склонив к нему лицо, демон внимательно осмотрел созданий с разных сторон и повернулся к нам:

— Покормили, да? — уголок губ саркастически пополз вверх, как будто демон от нас другого и не ждал. — Хотя, я еще, наверное, спасибо должен сказать, за то, что они на месте.

Кристобальт пытливо посмотрел поочередно нам в глаза. Нашел куда смотреть! Не бывает ведьм с честными глазами!

Ну а мы играли в молчанку. Беглецов у нас, вроде, не было, но утверждать точно я бы не взялась...

Бакстер понял, что ругать тут никого не собираются, осмелел и сел на стол рядом с жилками.

— Я все видел: комнатную горгулью, говорящую мопсиху... Но чтобы тащились от каких-то жилок? Первый раз вижу! — носик мыша брезгливо сморщился. Волшебное создание настолько осмелело с этим своим очумительным амулетом удачи, что дальнейший вопрос можно было списать на нездоровое влияние магии: — У вас это семейное?

И с видом заправского лекаря заглянул демону в глаза.

Эта ошибка ему дорого стоила. По крайней мере одного волоса из пары-тройки имеющихся на его макушке...

Крис молниеносным движением схватил жилку какими-то щипцами из нутра пьедестала и бросил ей в Бакстера.

Именно тогда волосок на его голове поседел и выпал.

Ну все, — разочарованно подумала я про себя между делом. — Теперь косичку точно не заплетем...

А между тем мышь только было собрался поддаться большой паники, как жилка растворилась прямо в нем.

— А? Что! Как? Где? — и грохнулся в обморок.

— Ты что с ним сделал?! — Дейка хоть и была небольшого роста, но иногда так гаркнуть могла, что и лешего проймет до глубины души, не то что демона.

— Это безопасно! — скосил панику под корень Крис. — Вы же хотели узнать что это такое?

Посмотрев друг на друга, мы с Дейкой решили — демон вряд ли нас обманывает, а узнать и, правда, хотелось.

Лапка мыша дернулась, потом вторая, а потом глазки бусинки уставились в потолок.

— Бакстер, — шепнула подруга, боясь испугать мыша.

И правильно сделала. В глазах летучего подопытного пронеслось понимание, он вскочил на ноги и взмахнул крыльями...

Но тут что-то пошло не так, раз он одним взмахом крыльев взлетел под потолок. Головку не ушиб, но теперь взмахнуть даже крылом боялся.

— Вот, эффект усиления силы и способностей на лицо! — с видом декана, читающего лекцию адептам сказал Кристобальт. Собственно говоря, деканом он-то и был, но воспринимался нами уже как свой в доску. А тут менторские интонации начали резать наш слух.

Бакстер как только услышал это, так тут же побежал тягать колбочки. Маленький пузырек он поднял словно пушинку и жадно перевел взгляд на большую склянку.

— Я же говорил, что я просто очумительно удачлив! — потирая лапки, пробирался он к сосуду...

Мышь еще пять минут не мог поверить в супер силу и поднимал все подряд. Но когда он позарился на целый лабораторный аппарат, терпение демона лопнуло.

— Бакстер, кухня давно нуждалась в перестановке... — намекнул он.

В черных глазах летучего силача промелькнуло озарение и он взял направление на выход.

— Точно! Покажу Арри класс! А то она что-то говорила про мышиные силенки... — Бакстер завис в воздухе, забавно изогнув крыло и напрягая место, где по его мнению должен был быть мышиный бицепс. — О, силище!

Где там силище было понятно только одному Бакстеру. С виду он ни капли не изменился. Приноровившись к полету с новыми способностями, мышь со второй попытки вылетел в приоткрытую дверь кабинета.

— Да, Арри сегодня ждет веселый вечер... — сказала подруга.

— А эта гадость в организме надолго? — поинтересовалась у Криса я.

— Часовой эффект.

— И зачем тебе это? — показав пальчиком на жилки, спросила Дея.

— Кхэм... — демон прочистил горло, отводя взгляд в сторону, и явно размышлял, сказать нам правду или нет.

Пальчики ведьмы Жизни нетерпеливо стали постукивать по стеклянной стенке тубуса, заставляя жилки нервно извиваться в бешеном ритме. Кристобальт оценил угрозу своим созданиям и нежно отвел руку в сторону, под пытливым взглядом подруги.

— Ну, Дея, понимаешь, иногда большим дяденькам нужна сила... — начал демон и подруга стремительно покраснела. Когда я поняла причину её алого окраса щек — сама залилась краской.

— Тьфу, ведьмы! О чем подумали?! Я не об этом! — сделал правильный вывод Кристобальт.

Пунцовый цвет щек быстро вернулся к обычному и подруга бессовестно заявила:

— Дефицит информации ведет к неправильным выводам, — а потом после паузы быстро: — Говори давай уже!

— Хорошо, — уверенно посмотрел в глаза Деи демон. — Сама напросилась.

Что-то мне после этой фразы как-то расхотелось узнавать все... Да переживу я без лишней информации...

Глаза невольно скосила в сторону двери, а Дея между тем сомнением не страдала и нетерпеливо смотрела на мужа.

— Силия, — обратился он ко мне и я вздрогнула от неожиданности, — надеюсь, это все останется между нами.

Конечно, между нами. Я еще окончить академию хочу, и вообще, планы на жизнь имею... Но это я так про себя шучу. А на деле вполне серьезно кивнула головой.

Дейка отчего-то тоже кивнула. Наверное, за компанию. Ну или тоже планы имела...

— Ты когда-нибудь думала, что делает демон на посту декана ведьминского факультета? — Кристобальт сел за стол в широкое кресло и откинулся на спинку.

Расслабленность — наигранная, напряженная. Его глаза не пропускали ни единого жеста подруги, ни малейшей мимики.

— Еще бы! — с легкость ответила подруга. — Только вот версию про охотника на ведьм можешь мне даже не рассказывать.

— Это почему еще? — опешил Крис. Нога на ногу образу не помогли — все разлетелось в прах.

— Я проверяла, — важно сказала Дея. Такой наглости от жены он не ожидал. Но я-то знала — подруга у меня бессовестная!

— И как же моя женушка проверяла? — протянул демон, подавшись вперед лицом. Его глаза выражали живейший интерес. Опаловые блики завораживали даже меня, но у подруги, видимо, был уже иммунитет. Или еще что-то в этом роде.

— Антимагических браслетов нет, — начала загибать пальцы подруга, — анализатора нет, недовольных родственников ведьм под окнами тоже нет...

Глаза демона расширились:

— Вот последний аргумент — это нечто. Под окнами. Родственники... — и покачал головой, рассматривая подругу.

Ну а ведьме Жизни что? Да ничего! Она дальше пошла перечислять:

— Спецодежды нет...

— А должна? — спросили мы одновременно с Крисом.

— А как же, — серьезно кивнула подруга. — Я узнавала.

— И позволь узнать, милая, где? — перебил её демон.

— У специалистов, — махнула рукой как на муху зеленоглазая ведьма.

— Так! — поднял руку как щит Крситобальт. — Стоп! А то нас сейчас занесет! По спецам она пошла! Еще скажи — к ним ходила.

Подруга сделала вид, что не услышала. Вообще, выборочный слух — замечательная вещь. Сама проверяла.

— Я действительно охотник на ведьм, — пригвоздил нас к полу демон и видя нашу реакцию, добавил: — В отстранении...

Думаете, нам полегчало? Неа, ни капли!

Это же такое дело! Наших сестер гоняет! Ну и пусть, что и тех, кто вне закона! Да таких добрая половина ведьм!

Нет, понимаю, что охотники ловят совсем потерявших ориентиры ведьм, но все же! Факт остается фактом.

Подруга достаточно мужественно проглотила эту новость, а потом плюнула нецензурной фразой и посетовала на неквалифицированных специалистов:

— А ведь десять раз спросила, а! — закончила она свой монолог себе под нос.

— Куда только эту бестию не заносит, — схватился за голову демон.

— Я не бестия, я — ведьма! — исправила его девушка.

— Уж лучше бы была бестия, с ними проще... — откинув голову на спинку и прикрыв глаза, сказал Кристобальт. — Я ей признаюсь, а она сетует на неправильные источники, и что она не разоблачила.

— А жилки-то я нашла! — заметила Дея. — Так что я была на полпути!

— Да ты даже не спросила, как ко мне ваше зелье попало, сыщик, тоже мне! — хлопнул ладонью по подлокотнику кресла мужчина.

— А вот это интересно! — подсуетилась я. Молчать больше сил не было, а тут действительно ключик от ларчика где-то близко был.

— Интересно им! Да я таких несносных ведьм за все годы работы не встречал! — не выдержал Крис. — Везде свой нос сунут, нигде не успевают, дел наворотят, да еще сюрпризик подложат.

— Не-е-е, сюрпризик ты мне подложил... — намекнула на что-то подруга мужу. Тот даже свою речь на тему невыносимых ведьм забыл.

Дея видя, что муж растерялся и переключился, потребовала:

— Хочу все знать! — и живот погладила. Плоский. Для аргументации.

Потерев висок, Кристобальт посмотрел на стеклянный тубус:

— Это мой эксперимент. Собственно, из-за него меня и отстранили. Я создал живое заклинание, в чем-то, даже создание. Неразумное, но способное на рост и деление. Это заклинание усиление возможностей, — предложения вырывались из Кристобальта отрывистые, как будто он иногда заныривал в воспоминания, или особо тяжелые мысли тяготили его.

Мы внимательно слушали. Редкость для нас но так и было.

— Мне нравилась моя работа. Ничуть не хуже, чем любая другая. Даже лучше, — посмотрел он прямо в глаза Деи, и та подняла брови, — Дорогая, ничего против ведьм не имею. Плохих созданий надо везде уничтожать.

Согласится с ним было трудно, но, по-справедливому, надо. Пока же мы выдержали нейтралитет. Ведьмы же, если бы о каких-то эльфах дело было...

Но это уже по моим личным 'симпатиям'...

— Так вот, мои заклинания ввели в оборот. Их надо было кормить зельями силы. Лили в них все подряд — эффект был потрясающий. Пока в дело не вмешался случай...

И демон замолчал. Надолго замолчал, глядя на гладкую поверхность стола.

Дея сделал шаг к нему и половица заскрипела. Кристобальт как будто очнулся.

— Умер коллега. Заклинание не растворилось в нем и он попал в настоящее месиво... — воспоминания были тяжелые, как глыбы камней, и даже чуть приподняв их, демон скривился, как от боли.

Дея не выдержала и подошла к мужу, встала за кресло и положила руку ему на плечо в жесте молчаливой поддержки. Охотник не охотник, а любовь сильнее.

Кристобальт благодарно поцеловал руку и продолжил:

— Меня отстранили на пять лет. Отправили дорабатывать идею. Верхушке она пришлась по вкусу, но нести потери они не хотели. А в академии я мог спокойно вести исследования.

— А почему именно ведьминский факультет? — спросила я.

— Как почему? — удивился демон. — Кто же еще варит в таком количестве зелья?

В кабинете повисла минутная тишина, а потом Дейка вздрогнула, вспомнив:

— Так как у тебя оказалось зелье Фабиана?

— А-а-а! А вот и подобрались к нашей истории, любимая! — жаркий взгляд демона опалил подругу с ног до головы. — Кто же знает, как бы без этого сложилась наша судьба...

— Ха! Да я бы все равно тебе на голову свалилась! — заявила самая взбалмошная ведьма Жизни.

— Не сомневаюсь! — хохотнул Кристобальт. — Не так, так так!

Я тоже рассмеялась, признаваясь самой себе, что Дейка бы за свои шалости точно у него в кабинете прописалась. Не в этот, так на следующий год. Ну а зелье просто ускорило процесс, так сказать...

— А зелье, дорогие мои ведьмы, вспомните ка! Под каким видом вы его подкинули Фабиану?

— Пузырек и подкинули... — вспоминала подруга, а меня озарило: — Точно! Под видом энергетического зелья! Он же спортсмен!

— Вот-вот! Вот я как-то увидел, что он пьет зелье, и попросил один образец, якобы для себя.

— Так ты его сам и выпил! — обвинительно впьявила в него пальчик подруга. — Нет, чтобы своим жилкам скормить!

— О, нет! Я боюсь, эффект был бы непредсказуем! — загородился руками в шутку Крис.

Да уж, как минимум — дохлые жилки. Как максимум — бешено делящиеся...

— А выпить мне его пришлось! Ректор застал нас, когда Фабиан передавал мне зелье и подумал неладное. Пришлось демонстрационно выпить его при нем. Думал, вреда не будет!

Обвинительный конец речи Дея и не заметила.Её больше интересовало, что же такое ректор мог подумать.

— Как что? Адепт передает магистру зелье. Учитывая, что адепт — оборотень, а у них сами знаете, есть страсти к запрещенным зельям.

— Ну а то что ты выпил сразу уверило ректора в обратном?

— Конечно! Чувствуется, ты о них совсем не знаешь. Если бы это было запрещенное зелья, мои глаза тут же заполнили зрачки. Вот ректор убедился что все в порядке и пошел дальше.

— Мне всегда казалось, что у Вас хорошие отношения... — заметила я.

— Хорошие, — согласился демон. — Вот только тогда мы как раз повздорили насчет одного дела, вот я и перестраховался.

— И что, — Дея обошла кресло и облокотилась о стол. — Ты и дальше продолжишь карьеру охотника на ведьм?

Ведьма Жизни скрестила руки на груди, весь её вид говорил: 'Только через мой труп!'

Демон посмотрел на жилки, посмотрел на жену, а потом с надеждой на меня. А я что? Я не надежда, я, вообще, ведьма Смерти. Мы по статистике чаще других в список охотников попадаем. Так что я промолчу...

Такие как Кристобальт не сдаются. Может, он сейчас и сделал вид, что прислушался к словам Деи, но упрямо выдвинутый подбородок говорил о том, что он все равно сделает по-своему.

В чем-то я его понимала. Менять не только привычный уклад — стиль жизни, достаточно сложно. А если нет желания — то практически невозможно.

Недаром у него такая лаборатория. Не зря он пошел в охотники и внедрил туда свои живые заклинания. Тяга к этому была в душе демона, и он бы был другим, если бы не она.

Разговор был не для посторонних ушей, поэтому я, сославшись на дела, выскользнула из кабинета. Благодарный взгляд подруги говорил о многом.

Надо уметь вовремя уходить. Хотя бы иногда.

Задумавшись, я бы так и врезалась в Гидеона, если бы не писк Арри:

— Да она тебя не видит, громила!

И тут же подняла голову. Из-за пазухи у этой горы мышц торчала маленькая мордашка Арри и разглядывала меня.

— И чем вы напоили этого охламона? — упрек ясно чувствовался в её словах.

А вот я не сразу сообразила о ком идет речь. Сначала осмотрела Гидеона, а только потом поняла, что речь идет о Бакстере.

— А что случилось? — уточнила я.

Рассказывать я ничего не собиралась. Мышь разболтает все что знает, но я буду держать рот на замке. Все же хорошо, что Бакстер улетел показывать силушку очумительную, а то бы точно всем про демона растрезвонил.

— Этот ушастый притащил в комнату целуй куст аралии! С корнями!

Присвистнув, я оценила поступок Бакстера. Выкорчевать малюсенькими лапками самый коренастый в мире куст было делом непростым. Почему именно на него пал выбор спрашивать было бесполезно, даже у Бакстера. Я уверена, он уже и сам не знает.

Мотивы у летучего силача всегда были сомнительные, так называемые 'чтовголовувзбредущие'.

Куст аралии отличался не только огромными корнями, но и сильно пахнущими цветками. Вот мышка и проветривается, судя по всему.

За пазухой у Гидеона?

Вот мама всегда говорила, что у меня слишком живая мимика лица — все можно сразу прочитать. Так и сейчас, я всего лишь посмотрела на Гидеона, а он уже понял, что за вопрос меня мучает.

— Прикрытие, — важно сказал он.

Ну раз так! Куда мне...

Попрощавшись с милой парочкой, я пошла в сторону общежития. Разговор мог затянуться, а коротать время в гостиной не хотелось.

По дорожкам кружились пыльные вихри, а тучи серой ватой висели над головой. Постоянно потирая глаза, я ругалась на непогоду и мечтала о хорошей тарелке ужина. В любом виде.

Ведьмы же не только на приключениях работают. Они только пищеварению способствуют, и все.

Мне повезло — столовая еще не закрылась. Я успела на остатки, но и они были прекрасны. Я бы сейчас даже черствый рогалик с водой умяла — до того проголодалась.

Ничего сейчас не могло поднять меня со стула. Пять минут — это точно!

Глаза требовали отдыха и так и норовили закрыться, тело само по себе пристраивалось поудобнее, собираясь восполнять силы прямо в столовой.

Широко зевнув, я открыла глаза и увидела пригласительную карточку перед носом.

Её же здесь не было!

Оказывается, это была противосонная карточка. Всю дрему у меня как рукой сняло от удивления. Протянув руки, я с трепетом и предвкушением открыла маготкрытку...

'Силия. Жду тебя у западных ворот академии. Твой Грег.'

У западных ворот академии? А что там?

Воспоминания подкидывали картинки заброшенного маленького прудика и прогнившей скамейки. Его природа не шла ни в какое сравнение с академическим парком, поэтому к заброшенному уголку академии никто тяги не имел.

Оценив оригинальность идеи, я стрелой промчалась по коридорам и забежала в комнату. Ворох одежду был безобразно скинут на пол в описках нужной вещи. Не до морали мне сейчас! У меня всего десять минут!

Да какой десять? Уже пять!

Мысленно нажала на тормоза, приговаривая: ' А что, уйдет что ли потом? Подождет как миленький!' и стала нарочито медленно одеваться. Выдержки хватило на две минуты. И уже через оставшиеся три я тряслась от сырости у заброшенного пруда.

Платье было к лешему! Отвратительный выбор...

'Сюда бы штанишки до пят, кофту по пальчики и ворот по горло!' — мечтала я.

Среди старых деревьев было особенно темно. Если еще по академическим аллеям стояли высокие светильники, этот уголок академии такой роскошью похвастаться не мог.

А жаль. Вот на это дерево я бы повесила целых два фонаря. Нет, десять. Чтобы так тоскливо не было.

Нет, ну кто так делает? Еще минута — и ухожу. Будет знать, как заставлять ведьму ждать!

Перетоптывания с ножки на ножку не способствовало согреву. Вредненькая злость начинала точить зубки внутри меня.

Но вопреки такой зловредненькой мне, когда сзади раздался шорох, я повернулась с самой ослепительной улыбкой...

Эм... Это игра моего воображения, или вон тот кустик скрывает деда?

— П-с-с! — раздалось из-за зарослей.

Галлюцинации отменяются, эту седую макушку я бы узнала из тысячи.

— Ты одна? — шепнул он мне.

— Конечно, — несмело ответила я. С дедой вообще надо быть очень осторожной. Не то слово — и провал!

— Нигде нет этой кобры? — показавшаяся голова старого ведьмака под моими совиными глазами заозиралась и после моего клятвенного заверения, что никаких змея рядом и в помине нет, показался весь деда. Собственной нервной персоной.

Откинув маскировочную ветвь в сторону, пожилой мужчина сел на гнилую лавку и шлепнул себя по коленям:

— Дожил, ёк-шпенделек! От бабы прячусь! — мужчина сам себе не верил и смотрел в сторону от меня, покачивая головой. — Ты из столовой догадалась что захватить?

— Ам... — моя растерянность была вполне оправдана, но не дедой. Старый ведьмак сорвал травинку и сунул её кончик в рот наподобие сигареты. А я даже сумочки с собой не взяла, там бы точно хоть одна печенька да нашлась для голодающего...

Поежившись, я осмелилась присесть рядом и с опаской скосила глаза на деда. Тот щурил глаза в темноту и усиленно думал.

Это его так Деворджилла довела? У них что там, война? Как бы меня партизаном не сделали...

И как только у меня созрела эта мысль, деда на меня подозрительно так посмотрел...

Нет. Нет, он же не умеет читать мысли. А я не партизан. Нет!

— Силия...

Нет.

Темнота передо мной сейчас была очень интригующей. Настолько, что я не могла оторвать глаз от них. Земля под ногами ничуть не уступала ей. Я природу люблю. Любую, лишь бы не в партизаны!

— Дейку волновать не могу. А тут такое дело! Честь задета, Силия! — и так пытливо мне в глаза смотрит. Настойчиво.8b1163

Уголки моего рта непроизвольно дернулись. О, нет, веселье мне только снилось, скорее — это нервное.

— Эта ваша зельеварша деревенская совсем края потеряла! — кудряшки взметнулись вверх, когда я вскинула голову. — Если не хочешь, чтобы от неё одна чешуйка осталась — спасай свою профессоршу!

Я и не сразу нашлась что сказать. Деворджилла хоть и была дама с характером, но стервозность проявляла изредка. Немного подумав, решила, что все-таки в ней было больше справедливости. А отдавать справедливого преподавателя на растерзание деды не хотелось. Вдруг, еще хуже дадут?

Или, вообще, деда её место займет?

Дрожь пробежалась по рукам. Надо помогать! Адепты еще не знают, какая над ними опасность висит.

— Молоток! Хвалю! — я получила увесистое пожатие плечо и застонала. Хоть и пожилой, но мог бы и силу рассчитать. Я хоть и ведьма Смерти, но создание нежное...

А ведь я еще и не соглашалась вслух!

— И чем я могу помочь? — подписалась я и прикрыла глаза, боясь услышать ответ.

Деда оперся локтями о колени, подался вперед и повернул голову набок, смотря на меня:

— Я с ней и по-хорошему, повзрывали друг друга, покрасили, разгромили комнаты. Ну так ей этого мало! — возмущался пожилой ведьмак. — Подумай! Сорвал её лабораторный эксперимент, а она похимичила, и теперь меня ни в одно помещение академии не пускает!

— Что не пускает? — Деворджилла его не пускает? Или что?

— Сказал же — нахимичила! Я спал знаешь где? — выпучил он на меня глаза.

Я сама невольно выпучила в ответ. Не знаю почему. Возможно, поддерживала компанию...

— Где? — может, он соскучился по разговорам. Столько слов я от него никогда не слышала. Хотя, и общаться никогда не спешила.

— На крыше! Меня даже на чердак не пустило! — и процедил сквозь зубы: — Ведьма!

— Так может противомагический амулет какой заказать? Я могу у Грега попросить... — сразу пришла мысль о моем ведьмаке. Пропащем ведьмаке. Мог бы и он догадаться встречу организовать! Ан нет, сижу вот со старшим поколением, понимаешь...

— А то я и без сопливых не догадался! — резкость мужчины я отбросила сразу. Дейка предупреждала когда-то, что все его слова надо просеивать через сито. Помогает.

Вот и сейчас неприятное для себя я просто запикала в мозгу, выцепив главное.

— Пробовали?

— Да Грег на эти побрякушки почти весь резерв угрохал! — сплюнул травинку в сторону ведьмак. — И ноль! Лежит теперь... — я чуть с места не сорвалась, но рука меня остановила. — Спит.

Буквально заставила себя сидеть ровно. Спит.

А я уже было думала — забыл про меня. Обида хотела пустить корни и вовремя сжалась в беспокойный комок в душе. Признаться, я и сама была хороша. Первая никогда шаг на встречу не сделаю. Жду все...

А он вон, хорошее дело делал! Или это мужская солидарность?

Комок чуть было не превратился вновь в обиду но я вовремя свернула его обратно и запульнула подальше.

— Поможешь? Или я пошел? — просить что-то было для деда не просто непривычным. Думаю, он чувствовал себя ужасно.

То хмурил брови, то расслаблял. То кривил губы, то буравил темноту взглядом.

Ну а я просто не могла не помочь. Решительно оправив платье, встала:

— Что делать?

Дернув плечами, пожилой ведьмак вызывающе поднял подбородок:

— Устрой мне с этой мегерой свидание!

ГЛАВА 20

Вот задал задачку! В наши с Дейкой планы не входила организация рандеву. Наивные, думали взрослые люди, сами разберутся.

Оказалось — без нас никак. Деда не хотел внучку напрягать, а зря. Дейка бы взялась за это с большой охотой. Добавила бы креатива, как только она умеет.

— Свидание? Я — спец! — из-за ближайшего дерева высунулась шпионская мышиная мордочка. Взмах черных крыльев и Бакстер уже возле нас. — Очумительная удачливость что я вас нашел.

Ну да, то-то я так и поверила, что он ну ни словечка не подслушивал. Ну, ни капельки!

Никакой супер-скорости уже не было. Разве час уже прошел?

— Бакстер, я не думаю, что шкафные свидания сюда подходят, — я подвинулась на скамейке и мышь, царапая острыми коготками, уместился между мной и ведьмаком. Маленький, а столько суматохи вокруг развел!

— Ничего ты не понимаешь, Силька! — на меня как на глупенькую смотрели черные бусинки глаз. — Тепло! Это раз.

Загнул пальчик на лапке Бакстер. При этом у него зачесалась спина, и он был вынужден номером 'один' погонять мурашек по телу.

— Там мягко! Это два, — разгон мурашек закончили уже два пальчика, которые после были любезно продемонстрированы нам с Деином дедой.

Пожилой мужчина повернулся в полоборота, забавляясь, но мышиный лепет не прекратил.

— Уединенно! Это три! Никакой конкуренции! — и тут мы уже лицезрели три темных коготка.

— Как это нет конкуренции? — пожал плечами деда. — А если мы с тобой в одном шкафу встретимся?

Мне стоило большого труда не рассмеяться. Я тут же нарисовала в своем воображении эту эпичную встречу и начала мелко подрагивать на лавке.

А мышь тем временем задумался. Вот дела, предложил, а сам не подумал! Это же теперь и на его территорию спрос может появиться. Кажется, он даже вспотел немного, несмотря на вечернюю прохладу.

— Это я дал, конечно, — согласился сам с собой мышь. Закрыл один глаз, потом проделал это дело с другим и подпрыгнул: — Сменный график!

И гордый собой протянул:

— Ва-а-ариант!

Залихватски махнул рукой шкафных дел мастер:

— Да я голова! Деда, ну тебе же много не надо, так, раз в недельку...

Я перевела взгляд на развнеделешного деда и поняла... Бакстерова смерть близко! Очень! На одной лавке сидят!

Надо спасать эту двухволосишную головушку! Где же мы еще такого найдем?

— Бакстер! — прервала я мыша, рассуждающего о возрасте и возможностях. — Что с твоей силушкой богатырской?

Мышь сразу как-то сдулся, расстроено закусил щеку:

— Кончилась, — маленькая черная тучка нахохлилась на прогнившей лавке. — Я чуть перед всей академией не опозорился!

С другого конца лавки раздалось какое-то похрюкивание. Деда? Ну нет, он бы не стал... Сидит ровно, слушает, вроде.

— Что случилось? — предполагать даже не стала. Бесполезно. Надо слушать.

— Фонтан помнишь?

Ну как же не помню? Помню. Прекрасная девушка с букетом цветов сидела в центре, на камне, а вокруг неё взметались ввысь струи воды. Якобы, эта дева символизировала основательницу академии. Кто-то говорил, что она была магиня, кто-то, что эльфийка, но я была точно уверена — ведьма она! Ну какая еще женщина в букете соберет столько травы? Да там всего цветков пара-тройка и все!

— Фонтана теперь нет? — осмотрела мыша с лапок по макушку. Вряд ли. Ну не настолько же его силушка расперла...

— Есть, а вот букета нет.

— И за кой тебе сдался каменный цветок? — с другой стороны лавки опять донеслись странные звуки.

Бакстер встрепенулся:

— Зачем? Все вокруг с полян таскают, покупают. Фу, трясина и скукота!

— А ты опять выделился, да? — мне было жалко фонтан. Букет бы что надо. Для ведьмы. Мы все, что ведьмы Жизни, что Смерти, считали изображенную девушку своей покровительницей и бросали туда ароматные цветы. На удачу в учебе.

— Арри бы оценила! Я уверен! У неё тонкий вкус!

Ага! Тонкий вкус на тяжелые камни!

— Тебя поймали на полпути?

— Да меня никто не остановит, если я задумал что-то! — вскочил на лапки мышь, а потом жалобно посмотрел мне в глаза и положил мордочку на ногу: — Сила кончилась!

Мое сердечко дрогнуло и я погладила его по голове, утешая. Хрюканья с конца лавки повторились. Но я не стала косить глаза в сторону, у меня тут мышь расстроенный.

— А я, между прочим, даже стихи сочинил к букету...

— Какие? — с интересом спросила я. Деда тоже с любопытством посмотрел на горевавшего мыша, который уже распластался по моей ноге, смотря в ночное небо и начал декламировать:

Цветок любви моей зазнобе

Несу я смело сквозь ветра.

И пусть её любовь до гроба

Усыплет ласками меня!

— У-у-у, Бакстер! Все у тебя к себе любимому сходится! — пожурила я крылатого стихоплета.

— Не очень, да? — согласился со мной мышь. — У меня есть еще вариант:

Камень веков тебе принесу

Вечный цветок для тебя я сорву

Чтобы ты знала, что никогда

Я не покину тебя!

— Вот только последнюю строчку надо переписать, я не уверен... — почесал коготком грудку бессовестный мышь.

— Бакстер! — возмутилась я до глубины души. Женская солидарность жила, живет и жить будет!

— Что? — невинные глаза так и говорили о чистоте помыслов хозяина. Но я то знала эти мышиные мыслишки!

— Ничего, Бакстер! Ничего не подходит! — может, немного категорично, но он меня разозлил...

Нет, те похрюкивания точно деда издает! Но смотреть не буду. С дедой я совершенно не любопытна, ага-ага!

— А вообще, я на камне кое-что написал... Жалко... Раскололся напополам, когда перед ногами этой вредины упал! Весь труд лешему на палки!

— Написал? А что за вредина?

— Да эта ваша, профессорша... как её... Девор... Деворджилла, во! — на другом конце скамейки сразу стало очень тихо. Никаких звуков.

— И что ты там написал, шпендель? — угрожающе завис над ним деда. Тут даже я, со своей пока еще слабо развитой интуицией почувствовала — будет горячо. А ведьмак, с его-то опытом, наверное, всей душой чувствовал, будет попа...

Бакстер заерзал на спинке, чуть не свалившись на землю и его глазки забегали:

— Не помню... Позабыл!

— Говори!

— Да позабыл я!

— Закопаю!

— А! Вспомнил!

Букет для обиженной дамы

Будет гвоздем программы

Обиды свои оставь позади

Жаркая ночь у нас впереди!

— И ты это на камне написал? Выцарапал? — обманчиво тихо спросил деда.

— К-коготком...

— Прочитала? — спина ведьмака окаменела.

— Вслух! А стих-то неотредактирован! Для домашнего пользования! А она вслух! Говорю же, чуть на всю академию не опозорился! Хорошо, рядом никого не было.

— И... — молчание. — И что она?

— Она? Да что-то про старого валенка сказала, я толком не расслышал. Что-то там обещала...

Я честно старалась. Правда. Даже щеки надувала, но потом не выдержала и рассмеялась во весь голос.

— Ж-ж-ж... жаркая ночь у нас впереди-и-и — выла я от смеха.

Деда буравил меня взглядом, но я не могла остановится.

— Вам...- пыталась сказать я. — Вам... все устроили уже... Бакстер вон как постарался!

Я первый раз видела покрасневшего деда. От каких чувств он приобрел такой цвет лица не знаю, но точно чую одно — надо показать все плюсы ситуации, а то от нас с мышом ничего не останется:

— Смотрите, платформа для идеального свидания подготовлена. Дама букет получила. Теперь осталось только...

— Жаркую ночь? — подсказал мне серьезно деда. А потом сам рассмеялся.

— А может, это даже и неплохо! Она сильно разозлилась? — спросил он у сжавшегося в комок Бакстера.

Ведьмак явно хотел услышать положительны ответ, а хитрый мышь сразу это просек: выпрямился, расправил крылья, имитируя какое-то страшное животное:

— Рас-с-свирепела!

***

В этот вечер сон сваливал меня на полпути. Как добралась до подушки — сама не помню. Оставив деда с Бакстером продумывать план свидания, я на ватных ногах добралась до комнаты.

Во сне у меня кружилась голова. Ощущения были приятными, особенно там, где кожи касались поцелуи.

Стоп. Поцелуи?

Ах, ну это же сон! Какие прекрасные поцелуи!

Глоток наслаждения. Еще глоток...

Я не могу остановиться. Так сказочно, невероятно и та-а-ак волнительно!

Щека, шея, ключица, рука и пальчики... Все, до одного! Ох, если бы и в жизни было так! Никакой неловкости, чистое наслаждение.

Я изучаю в ответ. Это же сон! Тут все можно...

Непривычно, напористо... Такая смелость могла мне только сниться!

А она мне и снилась...

Мой выдох становился его вдохом. Его прикосновение становится моим стоном. Я парю...

Теплые воздушные потоки сменяются горячими, опаляя. Так трудно замереть на месте, удержаться от чего-то нового. Мне болезненно хотелось...

Чего?

Я просыпалась. Но продолжала дышать ИМ.

Шоколадные глаза были притемнены черными ресницами и казались черными. Предрассветная дымка прижимала нас плотнее друг к другу. Или мне так хотелось думать?

Сон рассеялся, а мой ведьмак остался. Я пробежала пальчиками по его улыбке, пытаясь собрать всю нежность, что она передавала. Мой...

— Силия... — моё имя из его уст было не хуже ласки. Манящей, обещающей.

Язык мне сегодня не подчинялся. Губы хотели поцелуев, руки объятий и пусть весь мир катится к лешему! Только он.

Для него я сделаю вдох. Для него я забуду обо всем на свете. Лишь его буду любить...

Любить?

Сердечко радостно забилось, подтверждая. Любить! Всем сердцем!

Теперь целовала я, пытаясь передать всю гамму эмоций, весь накал нервов, всю силу чувств! Я поглощала и была поглощена. Я любила и была любима. Я чувствовала не себя — его.

Его заботу в его прикосновениях, его страсть в его поцелуях, его любовь в своем сердце.

— Люблю... так люблю тебя... — я? Он? Неважно...

Мы встречали самый ласковый рассвет в моей жизни. И он был незабываем.

Но новый день не хотел ждать. Он вошел в свои права, заставляя двух влюбленных бежать по своим делам. И если Грег был согласен послать выпускные экзамены к лешему, то я такой смелостью не страдала.

Ничего сложного, с Дейкой мы расправились с сегодняшним утром на раз-два-три и даже в опале поймали преподавателя по завтрашнему экзамену. Тот быстренько охладил наш пыл парой вопросов и вот уже спустя полчаса мы судорожно перелистывали учебники в поисках ответа.

Ага, думали такие умные, сейчас быстренько сдадим и завтрашний денек освободим. Не тут-то было! На таких шустрых адепток как мы, у преподавателей были свои методы...

— И кто нас за язык тянул? — перелистывая очередную страницу, мы все больше впадали в безнадегу.

— Вижу, дело плохо... — мы не заметили, как в дверь вошел довольный как сытый кот Грег. Сразу видно по ведьмаку — сдал! И не лез к другим преподам...

Посмеявшись над нами в волю, он нежно поцеловал меня в губы и спас наше бедственное положение:

— Ну, что там у вас за каверзные вопросы? Сейчас быстро разберем.

И мы налетели на него, пытаясь выжать максимум.

— Эй! Это вам еще рано знать, а то дел натворить можете! Не мог Ставрис такой вопрос задать первому курсу!

Ну ничего! Подумаешь, под шумок одно заклинание не узнали. У меня еще будет время вытрясти из ведьмака интересненькое...

Я тут одну вещь заметила... Слабость... После поцелуя можно спрашивать обо всем — отвечает как миленький...

И ни капли я не коварная, я очень даже влюбленная... Просто ведьма.

— Эм, ребята... Я пойду... — Дея почему-то заторопилась, и я оторвала взгляд от шоколадных глаз.

— Ты же вроде говорила, у тебя нет дел? — припомнила я.

— Я вспомнила! Совершенно срочно! Побегу, — и чмокнув меня в щеку на прощание, оставила нас с ведьмаком наедине.

— Вот за что люблю твою подругу, так это за понимание, — тут же подсел ко мне поближе Грег.

Его палец прочертил линию подбородка и остановился на губах.

— Я опоздал на экзамен, чуть его не завалил и знаешь что?

— Что?

— Я чертовски счастлив!

Я не могла оторвать глаз от его губ. Теперь я понимала значение слова 'искушение'. Так близко, маняще... А первой нельзя, гордость. Или предубеждение?

Плевать, ведьме все можно!

Знаете, теперь я понимала подругу. Когда весь мир сосредоточен на мгновение, где есть только двое. Когда глаза ищут только его, а мысли припудрены розовой пылью. Когда сон просто исчезает за ненадобностью...

Это необходимость, одержимость... Любовь!

Дни летели цветастыми птичками, поющими, легкими, восхитительными. Экзамены сдавались, преподаватели становились добрее ближе к каникулам, а у нас с ведьмаком была сказка.

Дея понимающе улыбалась и подшучивала надо мной, но я не оставалась в долгу. Впервые за неделю мы, наконец, смогли встретиться и спокойно поболтать о своем, о ведьминском.

Легкий пикник у тысячелетнего дуба прекрасно действовал на наш аппетит: половина запасов уже исчезла из корзинки, а мы только начали делиться впечатлениями о проведенной неделе. Голубое небо, теплое солнышко и две абсолютно счастливые мы.

Неудивительно, что с таким аппетитом наш запас воды быстро подошел к концу. Оставив подругу сторожить наши припасы от голодных адептов, я, легко пританцовывая, сокращала путь через Темную рощу.

Еще бы! В такую жару пить хотелось безумно, а идти по академическим аллейкам так долго!

Нога зацепилась за корень дерева, но вместо того, чтобы полететь вниз головой, я оказалась мгновенно оплетена этим корнями.

— А вот и моя невестушка! — сумасшедшая улыбка на тонких губах и мое сердце рухнуло вниз.

Аурелиан! Выбрался, корень зловредника!

Голубые глаза с пламенем злости, решимости и... желания?

— Попалась, изменница? — буквально выплюнул эльф. Я от злости заскрежетала зубами и завертелась в путах. Корни вокруг меня сжались сильнее. А вот это плохо дело...

Я не ведьма Жизни, я управлять корнями не смогу. А посылать на него смертельные проклятья еще рано...

Поддерживать контакт с сумасшедшими было делом бесполезным. Даже более того — безрассудным. Поэтому я молчала и наблюдала за ним, как наблюдают за бешеным псом, готовым броситься в любое мгновение. Что-то в его движения напомнило мне именно это...

— Молчишь? Жалеешь уже, правда? — на мгновение мелькнула привычная эльфийская надменность и я немного расслабилась. Значит, еще вменяем.

Но тишина в ответ на его вопросы сработала пусковым механизмом. Эльф мелко затрясся от гнева, приблизил свое лицо вплотную к моему и я не смогла скрыть гримасы отвращения.

— Сумасбродка! — и путы сжались сильнее.

— Глупая! — еще сильнее, и мне стало тяжело дышать.

— Но теперь уже моя! — сверкая кусочками стали в глазах, он впечатал свои губы в мои и я... Я его укусила. Нечестно. Ну а кто сказал, что я правильная?

Вот я и поплатилась за свою неправильность... Корни стали сжимать меня так, что в глазах потемнело, а звуки стали доносится как сквозь вату.

Стало страшно. Сосредоточив всю свою силу, попыталась ослабить путы и немного вздохнула свежего воздуха. Но чувствовала — долго не продержусь.

Надо мной разносились эльфийские проклятия, обещания и прочая чушь, слившаяся в какофонию звуков. Она только раздражала.

Но как же был приятен слуху звук удара. И падение бессознательного Аурелиана на землю. А я и не заметила, что еще за мгновение до этого я оказалась свободна от корней.

— Ты в порядке? — расширенный зрачок, учащенное дыхание и такие родные объятия. Грег, мой Грег! Я сильная ведьма, но почему-то сейчас по моим щекам бежали слезы.

Я кивнула и увидела выходившего из-за моей спины Гидеона. Так вот кто срезал корни!

— Гидеон! — протянула я руку к мужчине, когда он стал растворялся в воздухе. — Что с тобой?

Он грустно посмотрел на свои полупрозрачные руки:

— Я выполнил свою миссию. Я ухожу.

— Нет! Ну а как же Дея? Ты же спас только меня?! — пыталась я как-то изменить ход событий. Он так хотел жить здесь, в нашем мире. Носил футболки с надписями, выполнял поручения. Кто-то мне говорил, что даже пару раз ходил на свидания...

И опять в книгу?

— Наверное, книга посчитала, что этого достаточно... — мужчина обреченно прикрыл глаза. — Прощайте...

— Нет-нет-нет! Это явный мухлеж! — прокричала я. А потом вспомнила про свою недавнюю знакомую... библиотеку...

Гидеон перестал расворятся, так и зависнув между нашими мирами, а пространство как будто ждало чего-то. Ага, ясно чего!

— Книжное хранилище, как самое справедливое и опытное создание, подскажи, как освободить Гидеона? — Создатель, где же этот Бакстер со своим очумительно удачливым амулетом, когда он так нужен, а?

Маленькая надежда, что библиотека не утратила к нашей компании интерес и держала руку на пульсе не умирала.

Прямо на мох у моих ног шлепнулась книга. 'Отречение от магии. Как жить дальше?'

— Мне? — со страхом спросила я. Внутри все похолодело. Я не была готова к такой жертве...

Бах! 'Мужчины. Трудности понимания с противоположным полом'

Фух! Облегчение.

— Гидеону? — на всякий случай спросила я.

Все переглядывались, ну, кроме эльфа, конечно. Тот оттенял травку и релаксировал перед заключением. Уж мы то постараемся...

Гидеон напряженно смотрел на меня, его рука застыла в жесте. Грег смотрел на меня с подбадривающей улыбкой, а я боялась сделать что-то не так.

Время само ждало. Возможно, черная книга сама решила отпустить своего пленника. А может, тут вмешался кто-то свыше...

Когда стало казаться, что больше подсказок не будет, а решать надо, перед Гидеоном упала книга: 'Очевидное. Невероятное'

Он облизнул сухие губы, а мы ждали его решения.

— Я, Гидеон Макреус, добровольно отрекаюсь от магии.

И никакого грома, молний. Он просто перестал быть прозрачным.

— Черт, если бы я знал, что так все просто, стал бы смертным века назад! — осоловело улыбнулся мужчина и потянулся, как будто спросоня.

Чувствовал себя по-новому? Другим?

Поблагодарив друг друга за спасение, мы вызвали маг патруль и провели самый скучный вечер в жизни — давали показания.

В этот раз и вызванный первым ректор был согласен — Аурелиан перешел все границы и должен понести наказание. Какое? Еще предстояло узнать, но я теперь была спокойна. Забыть сумасшествие в глазах будет сложно.

Когда все осталось позади и мы шли обратно в академию, Гидеон с нами тепло попрощался и сказал, что надеется увидится с нами когда-нибудь снова.

— Почему? — хором спросили мы.

— Пока я был в книге, я часто думал, а как было бы если... А сейчас у меня есть такая возможность. Неужели я буду сидеть в академии? Не дождетесь!

И засвистев веселенький мотивчик, он отправился к воротам академии.

— А вещи? — окрикнула его я.

Беззаботно махнув рукой, эта махина мышц подпрыгнул и ударил пяткой о пятку. Вот это да! Даже я так с первого раза не смогу!

Мы смотрели вслед уходящей фигуре и желали ему только счастья.

— Надо было ему отдать очумительно удачливый амулет... — пошутила я.

— Не получилось бы, — поцеловал меня в висок Грег. — Бакстер спер единственный образец.

— Очумительно удачлив, — подвела итог я.

— Это точно, — и мои губы заполыхали пожаром поцелуев.

.

Последний экзамен отличался от других. А все дело в том, что наш горячо любимый Тишмаэль решил провести его досрочно.

А мы так надеялись, что раньше следующего курса его не увидим!

— Не нравится мне его взгляд, — шепнула мне на ухо Дея. — Сейчас опять расклонирует меня...

— Не накликай! Снова отлавливать тебя по всем задворкам академии мне совсем не хочется!

— Тишина! — разнесся голос на всю аудиторию и мы немного вздрогнули. Самую малость.

— Писать скучно-о-о! — тихо протянула одна из ведьм Смерти. — А можно сдать устно?

Ответом ей был грозный взгляд и все ведьмочки грустно вздохнули. Это нудное занятие не было по нраву ни одной из нас.

Стук и тут же распахивается дверь.

— Крис? — шепчет подруга. — Что он тут делает?

Я пожала плечами и смотрела, как попугай быстро выходит из аудитории, пригрозив нам напоследок.

— Списываем! — здесь все были единодушны. И по аудитории зашуршали листочки.

— Ты что-нибудь говорила Крису о экзамене?

— Ну, если только самую малость... Что боюсь чешуйчатого и его штучек, — Дейка задумчиво постучала ручкой о стол.

— У, молодчинка! Я ему потом зелья для его жилок сварю! Выручил!

— Хм... — загадочно улыбнулась подруга. — А я, пожалуй, сварю супчик любви.

— Так, давай-ка писать, а то все его труды пройдут даром! — и заскрипели ручками по бумаге.

Быстро управившись, мы уже вовсю перемывали косточки преподавателю, который бессовестно оставил девушек в одиночестве. Ведьмы, одним словом, что с нас взять...

— А ты не знаешь, чем он мог его так надолго завлечь?

— Да, небось, опять про свое живое заклинание речь завел. Попугай выкупить проект хочет, а Крис модничает.

— А откуда он узнал?

— Говорят, какая-то эльфийка наплела. Но не спрашивай меня про нее, иначе я закипаю... — ручка хрустнула в её руках. Подумаешь, теперь их две.

— Та самая? — припомнила я рассказ, из-за чего Кристобальт и Тишмаэль поссорились. Женщина. Как всегда всю вину свалили на слабый пол...

— Да... — сквозь зубы процедила Дейка.

Вернувшийся Тишмаэль окинул нас всех пристальным взглядом, пробежался по написанному и все аннулировал, гад этакий! На следующий год перенес, попугай.

Ну ничего, мы ему еще покажем в следующем году! Как раз будем трансформационные зелья проходить, и по нашему с Дейкой мнению, он заслужил нашего самого пристального внимания...

Эпилог.

Летучий мышь был зол. Его провели. И кто? Эти мелкие прохвосты!

Великого стратега, шпиона всех времен и просто романтика оставили ни с чем.

— Дяденька! — пнул мышь валяющийся на полу мячик. — Какой я ей дяденька? Я — мужчина в самом размахе крыльев!

Единственный оставшийся волосок на голове завился от возмущения.

— Бакстер, да остановись же ты! Своим топотом ты сейчас разбудишь этого демоненка, и тогда зла буду уже я! — Дейка пригрозила мышу подушкой и тот обиженно засопел.

— Силия-я-я! — кинулся ко мне Бакстер и заглянул в глаза. — Я что, правда, такой старый?

Я с сочувствием погладила его лапки и взглянула на подругу. Дея с нежностью смотрела в колыбельку, поправляя одеяло. Миккаэль всегда скидывал одеяло и выкидывал подушку, предпочитая спать чуть ли не в походных условиях, но Дея была другого мнения на этот счет. Думаю, скоро демоненок уже сможет выкинуть подушку в окно, а не на ковер, и тогда уже Дейке придется побегать побольше.

— Бакстер! — донеслось до нас из-за двери. — Бакстер!

— Он здесь, Линая! — открыла дверь Дея.

В комнату вбежала девчушка пяти лет. С темно-русыми волосами и зелеными глазами, она как вихрь пронеслась по комнате, поменяв местами парочку ваз и запихнув фантик под подушку.

— Бакстер! Там какая-то мышка тебя спрашивает! — и он просто на глазах расцвел. Выпрямился, расправил крылья и оскалил мордочку.

— Я же говорил, что эта мелочь мне в подметки не годится! Одумалась! — Бакстер был доволен до кончиков ушей.

Взмахнув крыльями, он полетел к двери, а потом резко развернулся в воздухе, сделав кульбит.

— А во-о-от и не-е-ет! — нараспев сказал он. — Пусть ждет своего поэта!

И опустился на ковер перед Линаей!

— Девочка, сейчас я тебя научу, как правильно вести себя с мужчинами! — важно сказал он. — Во-первых, никогда не называй мужчину дяденькой, даже если он старше тебя. Тем более, если о старше тебя!

— Бакстер! — оторвала за крылышко мыша от дочки Дея. — А ну не смей мне тут пропаганду проводить! Думаешь, если деда с Джиллой в отпуске на тебя управы не найдется?

Волшебный мышь возмущенно засопел. В открытую дверь влетел мальчонка двух лет, рыжий, как солнышко и кудрявый, с задорной улыбкой и шоколадными глазами. Моё счастье. Мой лучик!

— Линая, пойдем скорее! Там дядя Крис с папой будут пускать кораблики!

Девочка тут же подскочила, схватила Валлена за руку. Бакстер тоже попался под горячую руку, и с фразой 'А ты будешь капитаном, Бакстер!' веселая компания вылетела из комнаты. Мышь, правда, не вылетел, он был зажат подмышкой у Линаи и не имел права выбора. А вот право голоса осуществлял во всю. Но его никто не слушал...

— Правильно, не захотел к мышке идти, теперь будет нянькой работать! — засмеялась подруга. В колыбельке заворочался демоненок и все звуки в комнате смолкли. Никто не хотел будить Миккаэля.

Арри давно улетела от Бакстера. Его творческая натура просто не могла остановиться на ком-то одном, вот нервы мышки и сдали. Теперь мы изредка перекидывались маготкрытками и знали — у неё все хорошо.

А у нашего летучего романтика вовсю подрастала конкуренция. Сейчас в моде у молодых ведьмочек стало заводить волшебных мышей, и шкафы ночной академии зачастую были чересчур шумными.

Но Бакстер не отчаивался. В ход шло все — обаяние, стихи и рассказы о доблестных подвигах. Нашим любимым был рассказ о том, как Бакстер свел два любящих сердца, а попросту — подставил свою хозяйку по полной программе.

О Гидеоне мы ничего не слышали, но верили, что он тоже нашел свое счастье. Так же, как и мы с Дейкой.

За наших мужчин мы благодарили судьбу и лишь изредка проклинали небеса. Именно в таком порядке, не путать! А то мало ли...

Небеса на это отвечали нам дождем, а судьба — сюрпризами. Одним из таких сюрпризов и стало назначение Грега на должность специалиста по выездным практикам у ведьмаков. Зато, благодаря такому подарку судьбы мы с Дейкой жили в соседних домах. А то по началу ездили из города к ним в гости — жутко неудобно, скажу я вам!

— Силия! Дея! — нестройными голосами звали нас по именам.

Мы высунулись в окно и увидели две озорные улыбки. В руках у Криса был огромный корабль, а у Грега пульт управления. Над этим проектом большие дети корпели целую неделю.

— Спускайтесь! У нас для вас сюрприз! — соблазняли они нас снизу, задрав головы. Руваловый куст рядом постоянно шевелился, выдавая присутствие там маленьких шалопаев. Как пить дать что-то задумали!

— Крис, тише! Разбудишь Миккаэля! Идите без нас, он еще спит! — высунулась наполовину из окна подруга и демон шагнул обеспокоенно ближе.

— А ну обр-р-ратно! — зарычал он.

Захихикав, Дея вернулась в прежнюю позицию.

— Значит, не хотите? — мы посмотрели на них как на неразумных созданий. Ведь только что объяснили!

Мужчины зашептались, и мне показалось, что Грег сказал: 'Я же говорил'

Мы подозрительно сощурили глаза, подавшись вперед. Что-то интересное обсуждают, и без нас!

— Давай! — вдруг воскликнул Крис и ведьмак щелкнул рычажком на пульте.

Тихий жужжащий звук и уже через мгновение корабль в руках демона стал подниматься вверх...

Большие бежевые крылья поражали размахом. Корабль поравнялся с нашим окном, замер, и мы увидели за штурвалом капитана Бактера. Он отсалютовал нам, и спустил паруса.

А на них мы прочитали:

'Любимая! С годовщиной!'

— Поздравляем! — дети выбежали из своего укрытия и запрыгали на месте.

— А! Как мило! — воскликнула Дея, а я смотрела на натянутые паруса.

Помнит! Не забыл! Улыбка сама расползалась до ушей...

— Ну вот! А ты полдня нос вешала! — звонко смеялась подруга.

Шоколадные глаза, такие родные и такие любимые говорили лучше любых слов. И не нужно мне было этих кораблей, лишь бы он был рядом...

Хотя нет, кораблик, все-таки я оставлю на память!

КОНЕЦ


Оглавление

  • Пролог
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4 
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8 
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13 
  • ГЛАВА 14 
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20