КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605336 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239780
Пользователей - 109706

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +7 ( 7 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Детские истории взрослого человека [Виктор Пасков] (fb2) читать постранично

- Детские истории взрослого человека (пер. Майя Тарасова, ...) (и.с. Новый болгарский роман) 1.04 Мб, 155с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Виктор Пасков

Настройки текста:




Виктор Пасков ДЕТСКИЕ ИСТОРИИ ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА НЕЗРЕЛЫЕ УБИЙСТВА БАЛЛАДА О ГЕОРГЕ ХЕНИГЕ

ОБ АВТОРЕ

Виктор Пасков (1949–2009) известен как музыкант, композитор, джазмен, сценарист, дипломат, однако для всех ценителей болгарской и — шире — европейской литературы он в первую очередь знаменитый, скандальный и любимый прозаик.

Прежде чем стать писателем, Виктор Пасков профессионально занимался музыкой. В 1968 году он переехал в Германию, где в то время жил его отец — известный музыкант, — и поступил в Лейпцигскую музыкальную академию. Закончив ее и добившись значительных успехов как оперный певец, композитор и музыкальный критик. Пасков неожиданно оставил музыкальную карьеру и вернулся в Болгарию. В 1980 году он начал публиковать статьи и рассказы в газетах и журналах. Его поэтический сборник издан не был, а первая повесть «Незрелые убийства» (1986) поначалу вызвала у критиков непонимание.

Слава и признание пришли к Паскову через год, после публикации второй повести «Баллада о Георге Хениге». В 1990 году режиссер Дочо Боджаков снял по ней фильм «Тот, что на небесах». Сценарий к картине написал сам Пасков, работавший тогда в софийской студии художественных фильмов «Бояна».

После выхода «Баллады о Георге Хениге» Пасков был принят в Союз болгарских писателей, хотя главную премию Союза. Национальную литературную награду, ему вручили еще до официального вступления в Союз — редчайший случай. Вскоре книга была переведена на несколько европейских языков, а в 1991 году, на книжном салоне в Бордо, удостоена премии Prix Ecureul в номинации «Иностранная литература».

С 1989 по 1993 годы Пасков жил во Франции. В это время он написал рассказ «Биг Бизнес» (1991), роман «Германия — грязная сказка» (1992) и эссе «Лот в экзиле» (1993), а также сценарии к фильмам «Индейские игры» (1990, режиссер Иван Андонов) и «Плёнтек» (1991, режиссер Борислав Шаралиев). Вернувшись в 1993 году в Болгарию. Пасков работал на Болгарском национальном телевидении, возглавил Драматический театр имени Адрианы Булевской в Бургасе. В этом театре режиссер Анри Кулев поставил мюзикл Паскова «Кабаре “Абсурдистан”».

В 1995 году писатель уехал в Европу в новом статусе: с 1995 по 1998, а также с 2002 по 2004 годы он возглавлял Болгарский культурный институт в Берлине. В перерыве был издан сборник избранных произведений Паскова «Аллилуйя» (2000), кроме того, несколько его рассказов и новелл вышли в Дании, Германии и Чехии.

В 2005 году Пасков снова заставил говорить о себе, выпустив роман «Анатомия одной любви». Роман тут же получил определение «порнографический», по сей день вызывая споры, недоумение и даже отторжение. Тем не менее, в год выхода роман получил в Болгарии две награды: «Аметистовую розу» на Национальной книжной ярмарке и Национальную премию «Хеликон».

Последние годы жизни Пасков провел в Берне: в 2006 году он был назначен советником по культуре в болгарском посольстве в Швейцарии.

16 апреля 2009 года, после тяжелой болезни, Виктор Пасков скончался.

НЕЗРЕЛЫЕ УБИЙСТВА

Перевод Антонины Тверицкой

ПОВЕСТЬ, КОТОРАЯ ШОКИРУЕТ

Повесть «Незрелые убийства» — одна из аллегорических книг-загадок Виктора Паскова и настоящее испытание для публики, приученной к «легко перевариваемым» текстам. Есть ли ключ к этой мрачной фантазии, в которой реальность условна, а герой показан со стороны, словно неведомая монада? Пятилетний Александр полон непонятной решимости убить черепаху по кличке Гого, учительницу музыки, графа Дракулу, сказочного принца и в конце концов самого себя. Родители пытаются вернуть мальчика-бунтаря к реальности и ждут от него за это благодарности — ведь всё, что они делают, — для его блага. Вот только герой Паскова не хочет им быть благодарным.

«Незрелые убийства» — повесть, которая шокирует. При этом Пасков мастерски варьирует в ней темы ужасного и уродливого, умело включает метаповествование — в действии появляется писатель Виктор Пасков и уже тридцатилетний Александр, — демонстрируя блестящую технику, которую можно определить как постмодернистскую, если это определение сейчас хоть что-то значит.

Бойко Пенчев.

Из статьи «Царь Виктор»

В НАЧАЛЕ БЫЛ ЭПИЛОГ

— Черный юмор, — сказал редактор, задумчиво глядя на рукопись, которую он только что прочел. — А впрочем, почему бы и нет?


Сердце Автора затрепетало в радостном предчувствии.


Редактор выдвинул нижний ящик стола и достал оттуда лук и стрелу, с тоской думая, что за двадцать лет никто не удосужился снабдить его новым инвентарем. «Хоть бы “вальтер” дали, — вздохнул он про себя, натягивая тетиву, — хоть один несчастный “вальтер”, пусть с шестью патронами!» Стрела вошла Автору прямо в сердце, но даже это не доставило редактору удовольствия. Сплошная